Горизонты развития. Нуб (СИ) (fb2)


Настройки текста:



Александр Демьянов Горизонты развития. Нуб

Глава 1 Находка

Часть 1

Когда нормальный тридцатидвухлетний парень ни с того ни с сего вдруг сходит с ума — этому может быть несколько различных причин. Конечно, определять их будут уже специалисты узкого профиля, но Александр почему-то с самого начала всей этой истории стал грешить на генетику. Как-то сразу вспомнилась и проволочная чудо-люстра от всех проблем, висевшая под потолком в родительской трешке, и дядька по материнской линии, с его пьяными рассуждениями на родственных посиделках о пользе правильно «заряженной» суперводы.

Нет, конечно, где-то глубоко внутри у него все же проснулась, и с каждой секундой все больше и больше нарастала, уже основательно подзабытая и побитая бытом, какая-то просто-таки детская уверенность — что он и правда тот самый «избранный». Что все это вовсе не бред сумасшедшего, а «тот самый шанс», шанс прикоснуться к неведомому, который просто-таки обязан был существовать в этом мире.

«Вот только вроде бы настоящие психи себя таковыми как раз и не признают», — диссонансом пробивался сквозь сладкую пелену мечтаний трезвый и злой голос логики.

В таких невеселых раздумьях он и провел следующие несколько минут, одновременно и сгорая от любопытства, и мысленно прощаясь со своей «протекшей крышей», оттягивая тот момент, когда уже надо будет что-то решать. Причина таких его нерадостных мыслей, меж тем, никуда не делась, помаргивая ярко алой, истекающей кровавым туманом надписью напротив лица. Какие-то хищные, острые и одновременно колючие на вид закорючки оставались совершенно не известны ему по отдельности, и, в то же время, абсолютно понятны в составе… хм, предложений, пожалуй.

Или, скорее уж, Предложения.


Тринадцать Достойных приветствуют тебя, Разумный

Приобретая наши товары, вы заручаетесь гарантией качества*

Произвести установку Малого Контроллера Перехода?**

Установка Отмена


*Качество всех наших товаров соответствует «Положению о межмировой торговле» Совета Средоточия от 311 цикла Четвертого Объединения и гарантируется непосредственно Госпожой Боли.

**Лицензия Полная, Бессрочная — активирована согласно режиму «Пятого особого протокола».


Вообще, изначально идея этой поездки его не слишком-то и прельщала.

После полугодичной давности развода с женой, жизнь простого менеджера по продажам средней руки вошла в свою неторопливую колею, и это его вполне устраивало. Работа — дом, дом — работа, в пятницу вечером посиделки с коллегами, ну а на выходных все чаще активный отдых ему заменяли компьютер с телевизором.

Бывшая постоянно таскала его на какие-то курсы по выживанию, тренинги по правильному прохождению этих курсов, и семинары для верного понимания тренингов. Противоположности притягиваются — это было про них. Резкая в движениях и суждениях, рыжеволосая бестия с взрывным характером, и спокойный, рассудительный Александр Тюленев, с закономерным, для подобной фамилии, прозвищем Тюлень. Но, видимо, никакое притяжение не может скрепить такой противоестественный союз — ей надоело его тащить, ему также смертельно надоели все ее закидоны, так что расстались они хоть и со скандалом, но мирно.

И вот дернул же его черт вспомнить прошлое и отправиться на одну из очередных страйкбольных слеток. Случайно встреченные знакомые из этой тусовки уговорили его присоединиться к команде, которой как раз не хватало одного из слегших с простудой игроков, так что сейчас они экстренно искали ему замену.

Отказать вот так, вживую, было сложнее, чем отписаться в интернете или по телефону, да и от чего-то захотелось вдруг вспомнить старые добрые деньки. Ну а последним аргументом, добившим его, стало известие, что Юльки — его бывшей, в свое время и приобщившей мужа к страйкболу, на этом слете точно не будет. Так что неловких моментов опасаться не стоило, и он дал свое согласие на участие в предстоящей на ближайшие выходные игре.

И, в общем-то, все прошло, как и ожидалось, нормально. Ну, подумаешь, показалось ему, что под кустом, около которого он прятался, что-то поблескивает. Да и шепчущий голос, побуждающий его взять это нечто, вполне мог и померещиться перегревшемуся на июльском солнышке, экипированному разгрузкой, аэрософтными броником и шлемом «спецназовцу». Тем более что при попытке пошерудить там рукой и поискать эту «блестяшку», он так ничего и не нашел, а тот укол в протянутую ладонь, прямо сквозь тактическую перчатку, ему мог нанести и какой-нибудь шип или что-то вроде того. Хотя никаких следов он потом на руке почему-то опять же не обнаружил.

В общем, встретился со старыми приятелями, покормил комаров, нахватал кучу ссадин, ушибов и отметин от пластиковых шариков на неосмотрительно оголенные части тела, и с чувством выполненного долга вернулся в родные, съемные пенаты. Принял душ, поужинал, чем холостяцкий бог послал, лег спать и спокойно продрых до воскресенья, проснувшись уже ближе к обеду. Тут-то его и накрыло.


Тринадцать Достойных приветствуют тебя, Разумный

Приобретая наши товары, вы заручаетесь гарантией качества*

Произвести установку Малого Контроллера Перехода?**

Установка Отмена


*Качество всех наших товаров соответствует «Положению о межмировой торговле» Совета Средоточия от 311 цикла Четвертого Объединения и гарантируется непосредственно Госпожой Боли.

**Лицензия Полная, Бессрочная — активирована согласно режиму «Пятого особого протокола».


Послание легко можно было свернуть в точку, помаргивающую где-то на грани зрительного восприятия, и так же просто и быстро «распаковать» обратно. Больше никаких действий с этим условным глюком произвести не получалось, кроме как мысленно выделить один из вариантов ответа, но торопиться тут он не собирался. Придерживавшийся принципа, что спешка хороша лишь при ловле блох и в других подобных мероприятиях, Александр в очередной раз свернул этот странный текст и прошел в ванную комнату. Плеснув на лицо воды из-под крана, он выпрямился над раковиной и внимательно присмотрелся к своему отражению, стараясь найти там какие-нибудь отличия от приветствовавшей его каждое утро физиономии. Но тут никаких чудес не произошло.

«Да и не надо», — прикинул он.

Обычная «морда лица», в меру симпатичная, но без ненужных излишеств. Та его вполне устраивала, как и фигура борца, не успевшая еще толком заплыть жиром после развода и смены режим с «байк-страйк», на более комфортные ему «кресло-диван». За все это стоило благодарить родителей, отдавших его в свое время на секцию вольной борьбы, а так же свое институтское увлечение боксом, закончившееся, впрочем, после первого же серьезного нокаута на региональных соревнованиях. Ну и, чего уж там, вложила в него свою лептуи бывшая, таскавшею его по самым разным секциям самообороны, от ушу и крав мага — до курсов ножевого боя и слетов «городских партизан».

Так что со своими ста восьмьюдесятью семью сантиметрами роста и коротким ежиком темных волос выглядел он довольно внушительно, постоять за себя мог — да к нему обычно никто и не цеплялся. Ну а редкие конфликты он предпочитал «разруливать языком», все-таки гордое звание выпускника Торгово-экономического колледжа и несколько лет в продажах обязывали соответствовать немногословного в обычной жизни парня.

Часть 2

Оставалось не совсем ясным, а где, собственно, само это непонятное устройство находится, что собой представляет и куда это оно будет установлено? Разумеется, в случае его согласия с этой самой установкой. Мысль же, что нечто может располагаться и где-то внутри его тела, проникнув туда вместе с тем уколом в руку, полученным на страйкбольном слете, он старательно отгонял подальше.

В общем, спустя какое-то время, так и не найдя в зеркале никаких отличий от себя прошлого, «доглючного», как он мысленно «его» обозвал, проведя дополнительное тактильное исследование своей тушки в самых интересных местах — ничего нового Александр так и не обнаружил, что в итоге все же немного его успокоило. «Вроде без прибытка, но и убытков не понесли — сальдо пока будем считать в ноль», — хмыкнул парень и, закончив утренние процедуры, прошел на кухню.

Сидя с кружкой зеленого чая, привычка к которому у него осталась после семейной жизни, Александр просчитывал варианты своих дальнейших действий. Первый накал чувств, нахлынувший на него по пробуждению, уже немного спал, да и не был склонен он к бурным проявлениям оных, а потому вполне трезво, как ему казалось, мог рассуждать сейчас о своем будущем.

Вообще, кого-кого, а себя-то уж он обманывать не собирался — хуже будет. Как-никак на четвертом десятке такие вещи уже начинаешь понимать. Так что вопрос о том, поверить ли в чудо или бежать звонить в приемное отделение местной «Канатчиковой дачи»(1), для него уже не стоял, как и то, принимать ли ему предложение неизвестных производителей странных девайсов, со столь пугающим алфавитом и гарантами качества.

«Поверить, принять», — решил он.

«Ага, а еще понять и простить», — добавил внутренний скептик ко всему этому.

Но по-другому поступить Александр сейчас просто не мог, та детская вера в чудо, неожиданно проснувшаяся в нем, просто не дала бы ему этого сделать. Так что решение, в общем-то, было им уже принято, но вот подтверждать его «официально», так сказать, он пока не спешил, вместо этого сходив в комнату за блокнотом, в который и стал постепенно заносить план своих дальнейших действий.

И первым пунктом в этом плане значилась проверка того, видят ли другие люди данную надпись, проявляющуюся перед его лицом, или только он так сподобился. Интуиция подсказывала ему, что верным тут будет второй вариант, хотя сам он, наверное, все же предпочел бы с кем-нибудь поделиться этой находкой, несмотря даже на сопутствующие проблемы с раскрытием его «инкогнито». Да и вывернуться при таком раскладе вполне можно будет, придумав что-нибудь про современную технику и всплывающую голограмму, или что-то в этом духе. Но абы с кем тут все же связываться не стоило, нужны определенные люди, которые в случае чего не побегут и не сдадут его «куда надо».

Так что первый пункт своей программы он вписал как Поездка к родителям, для наглядности выделив его и подчеркнув жирной чертой.

Второй пункт уже плавно вытекал из первого. Если вдруг окажется, что кроме него эту надпись на самом деле никто больше и не видит — то правильным все же будет наведаться на прием к врачу, сдать анализы и провериться у мозгоправа. В то, что он «поехал крышей», верить ему не хотелось, как не верилось и в предположение о том, что кто-тотраванул его какими-либо психотропными веществами. Все же, хоть и единичный, а опыт с «волшебными» грибами в его студенческой жизни имелся, так что было с чем сравнивать — и сейчас он ощущал себя абсолютно трезво и ясно.

В общем, хотя и оставался практически уверен, что здоров, но, следуя привычке перестраховываться, Александр все-таки вписал вторым пунктом в свой план Визит в клинику.

«Итак, третье…», — подумал он, отхлебнув остывшего чая, и вывел ниже очередную строчку этого списка неотложных дел под цифрой три, которую озаглавил как Сбор информации.

Конечно, всегда можно воспользоваться интернетом, но…

Одним из первых его порывов было просто-напросто открыть страничку браузера и забить туда ключевые фразы типа «Тринадцать достойных», «Госпожа боли», «Совет Средоточия», а то и вовсе что-то вроде «я вижу странный глюк» или «органические поражения головного мозга и их последствия». Однако он сумел подавить в себе этот порыв, и даже весь свой план дальнейших действий Александр начал записывать в обычный бумажный блокнот, а не в его виртуальный аналог на ноутбуке. Проснувшаяся паранойя не дала ему этого сделать, накатывая мыслями о «всемирном заговоре», «системах слежения АНБ» и тому подобном, во что он раньше не верил или не придавал значения.

Конечно, теоретически возможно и то, что он один такой везунчик за всю историю человечества, и конкретно нынешних восьми миллиардов «хомо сапиенс», топчущих сейчас планету Земля. Но, рассуждая логически, масштабы у этой неизвестной коммерческой деятельности, соответствующей «Положению о межмировой торговле», должны все же быть довольно большими, да и где есть один Контроллер — почему бы не взяться второму, третьему и так далее? Все-таки раз существует эта самая «межмировая торговля», заявленная в описании установочной программы устройства, то таких миров должно существовать как минимум два, а, скорее всего, и значительно больше — по крайней мере так ему подсказывала его интуиция.

И если на Земле «ширнармассам»(2) об этом ничего не известно, то тут вырисовываются всего два вариант: либо тему «глушат» давно и успешно, либо все действо происходит где-то еще, а мы об этом до сих пор ни слуху ни духу. Возможно, конечно, и некое сочетание этих двух вариантов в различных пропорциях, но проще от этого ситуация точно не станет.

В общем-то все эти рассуждения, за неимением на руках какой-либо достоверной информации, сейчас больше походили на некое гадание по кофейной гуще. Так что Александр решил пока не забивать себе этим голову, хотя и имел некоторое представление о том, как относительно безопасно провернуть операцию по не отслеживаемому выходу во всемирную паутину. Однако для этого ему еще нужно было совершить кое-какие покупки, так что поиск сведений в интернете о других мирах и прочем все же пришлось отложить на будущее.

Подумав, очередной, четвертой строчкой в списке первоочередных дел, Александр вывел пункт, озаглавленный им как Оружие и снаряжение.

Неизвестно к чему приведет его согласие с установкой этого девайса, но готовиться он собирался серьезно. Из самого названия устройства становилось понятно, что оно, похоже, должно осуществлять какие-то «переходы», неясно только откуда и куда, хотя термин «межмировая торговля», как бы фантастически он не звучал, на это намекал вполне определенно.

Александр, конечно, предпочел бы сначала узнать все подробности об этом Контроллере, оплате услуг и прочем, но такой функции, увы, программой установки видимо было просто не предусмотрено. Как он ни старался разными способами повлиять на текст сообщения, все, что у него получалось, это сворачивать его в точку и разворачивать обратно.

Возможно, часть ответов все же можно будет найти в сети, однако все равно так или иначе придется рисковать и действовать наобум, чего он, в общем-то, делать не любил. «Ладно, делать нечего — ввяжемся в драку, а там видно будет, но подготовимся основательно», — вздохнув, Александр решительно подчеркнул четвертый пункт списка.

После недолгих раздумий пятой строчкой в этом перечне все же стал Осмотр места происшествия.

Неизвестное устройство явно внеземного происхождения, непонятно как попавшее сюда и случайно им активированное, вызывало много вопросов. Возможно именно на том самом месте, где он его и нашел, станет что-нибудь ясно, ну или, к примеру, найдется еще что-то интересное — по крайней мере проверить его было бы не лишним, решил он.

На этом, в общем-то, все мысли у него как-то иссякли, и волевым усилием Александр решил считать план в целом законченным. Ну а правки в него будут вноситься уже по ходу дела — без этого ведь, как всегда, не обойдется.


Сноски:

«Канатчикова дача» — народное название Психиатрической клинической больницы № 1 им. Н. А. Алексеева за расположение в местности Канатчиково. «Ширнармассы» — широкие народные массы, постсоветский сленг.

Часть 3

Спускаясь по лестнице, выйдя от родителей, Александр испытывал двойственные чувства. С одной стороны то, что они никак не реагировали на периодически проявляемую им надпись, ничего так и не прояснило. С другой, все же хорошо вышло, что так и не пришлось им врать и выдумывать что-то об этом феномене.

За пару часов, накормивплотным обедом, под тортик с чаем ему, как обычно, перемыли все косточки, взяли «торжественную клятву» приезжать почаще, и практически сосватали с очередной «хорошей и порядочной девочкой». Противиться он не стал, после его развода с женой самой пострадавшей стороной этой истории, несомненно, остались родители, особенно мать, которая просто-таки жаждала понянчить внуков на скорой пенсии.

Впрочем, расстраивалась она недолго, и убедившись, что с Юлькой у него действительно «все», решительно взялась за его личную жизнь. Ну а он, в общем-то, не слишком уж и возражал — хотя чего-то серьезного в ближайшее время совершенно не планировал, однако встретиться с еще одной ее протежебыл вовсе не против, тем более что далеко не все подсовываемые ему девушки оказывались такими уж «хорошими и порядочными».

Воспоминания о некоторых подобных встречах сами собой заставили его рот растянуться в «улыбке Чеширского кота», вытянув уголки рта чуть ли не до самых ушей. Усилием воли задавив некстати вылезшие картинки довольно фривольного содержания, Александр завел свой трехлетний паркетник и направился за покупками в ближайший торговый центр.

Немного поплутав, он оставил машину в каком-то дворе довольно далеко от нужного ему места, надел кепку и солнечные очки, и пешком отправился к своей цели. Жара немного спала, так что людей по случаю воскресного июльского вечера на улице образовалось довольно много. Александр оделся попроще, и в своих джинсах, кроссовках и светлой футболке в толпе выделялся не сильно — что ему, в общем-то, и было нужно.

Торговый центр встретил его прохладой, особенно приятной на контрасте с наружной температурой. Покупка сим карты на вымышленное имя никаких проблем не составила, молодой парень за рекламной стойкой, вероятнее всего подрабатывающий таким образом летом студент, спокойно принял его версию о забытом паспорте и забил куда-то себе в программу первую пришедшую на ум Александру фамилию.

Покупка за наличные недорого ноутбука и модема под симку так же прошла успешно. Ихотя периодически он чувствовал себя героем какого-то второсортного шпионского боевика, с элементами фантастики, но, в тоже время, прекрасно понимал, что для того, чтобы оставить по минимуму следы сегодняшних приобретений в системе, все эти предосторожности ему сейчас просто необходимы. На тот вполне возможный случай, если в будущем его все же будут разыскивать «компетентные органы» или еще кто похуже.

Рассуждая подобным образом, он немного поплутал по окрестным улочкам, затем наконец-то вернулся к своей машине и все же отправился домой. Нужно уже было решаться и активировать процесс установки устройства, который он до сих пор малодушно откладывал.

Первым делом перекусив приготовленным на скорую руку холостяцким ужином, Александр достал свою домашнюю аптечку и положил ее на журнальный столик, рядом с кроватью, туда же он поставил и открытую бутылку минеральной воды. Неизвестно, как всепроизойдет в дальнейшем, и как это отразится на его организме, так что нужно было подстраховаться.

Закончив с приготовлениями, он и сам лег на кровать и уже привычным мысленным усилием вывел перед собой странный установочный экран.


Тринадцать Достойных приветствуют тебя, Разумный

Приобретая наши товары, вы заручаетесь гарантией качества*

Произвести установку Малого Контроллера Перехода?**

Установка Отмена


*Качество всех наших товаров соответствует «Положению о межмировой торговле» Совета Средоточия от 311 цикла Четвертого Объединения и гарантируется непосредственно Госпожой Боли.

**Лицензия Полная, Бессрочная — активирована согласно режиму «Пятого особого протокола».


Мысленно перекрестившись и сплюнув три раза через левое плечо, успокаивая гулко бившееся в груди сердце, Александр выделил строчку с согласием и решительным волевым усилием «нажал» ее. Приготовившись к чему-то необычному, он был даже немного разочарован, увидев очередное сообщение, выскочившее следом:


Внимание, в устройстве обнаружены подключаемые модули, настройки и личные данные предыдущего владельца.

Создать новый профиль?*

Создать (рекомендуется) Нет, использовать прежний


*Настройки «по умолчанию» безопасны и пригодны для всех официальных рас Совета Средоточия, в ином случае Компания-производитель снимает с себя всю возможную ответственность за возможный исход установки.


Решив не рисковать и последовать рекомендациям неизвестных ему производителей, Александр выбрал безопасный вариант, насколько к всему происходящему можно было применить термин «безопасно» — и все же запустил процесс инсталляции. Секунду ничего не происходило, затем ярко алые буквы странного алфавита вдруг разлетелись, закружившись кровавым туманом, и, резко вытянувшись, длинной раскаленной спицей пробили его грудь в районе солнечного сплетения.

По крайней мере именно так ему показалось, когда он, судорожно выгнувшись дугой на постели, скрипел зубами, едва не теряя сознание. Боль, которую Александр ощущал в тот момент, оказалась совсем не шуточной — даже тени подобного он, пожалуй, раньше и не испытывал.

К счастью, продолжалось это недолго. Полоска прогресса, которая практически сразу же после начала установкивозникла у него перед глазами, довольно быстро заполнилась, и где-то в глубине сознания «дзинькнул» сигнал, похожий на звон колокольчика — видимо символизирующий собой окончание процесса инсталляции. Одновременно с этим перед лицом соткалась из воздуха и, повисев несколько секунд, растаяла алой дымкой еще одна надпись:


Поздравляем, Малый Контроллер Перехода установлен успешно

Тринадцать Достойных и Госпожа Боли лично желают вам успехов на вашем пути

«И да будут враги повержены, и содрогнутся миры покоренные»*

*Бонус «Благословение Госпожи» недоступен — для активации вы должны иметь метку послушника.


Полежав еще с минуту, отходя от пережитого, Александр наконец-то нашел в себе силы подняться и сесть на постели. Первым делом он проверил, не случилось ли с ним какой-нибудь позорной неприятности — все же боль, испытанная им при этой процедуре, просто зашкаливала за все возможные пределы его ожиданий, так что не мудрено было и оконфузиться. Но, слава богу, белье вроде бы осталось сухим и чистым.

Потянувшись к бутылке с водой, чтобы смочить пересохшее горло, он наконец-то заметил произошедшие в себе изменения — а именно странную татуировку в виде двух концентрических кругов с металлическим отливом, расположенных на тыльной стороне левой ладони, которые своей чужеродностью сразу же приковывали взгляд. Круги эти неторопливо вращались, медленно проворачиваясь в противоположные стороны, а пространство между ними периодически подмигивало ему мягким светом полностью заряженной шкалы некой энергии.

Что это именно какой-то показатель уровня заряда, становилось понятно, стоило только вглядеться в странный узор, состоящий из все тех же неизвестных ему знаков. Проявлялись они в разных частях этой «живой татуировки», а пожелав разглядеть их получше, можно было и увеличить эти… хм, пункты команды управления, пожалуй. По крайней мере, ничем иным выделяемые мысленно надписи вроде «Меню системы», «Заряд 100 %» или «Настройки МКП» быть, как ему казалось, и не могли.

Не ясным оставалось, например, что собой представляет некая «Последняя точка Перехода», или какая-то непонятная «Карта Мультиверсума», хотя, как он догадывался, ответы на все эти вопросы он мог бы получить, просто углубившись и раскрыв данные менюшки подробнее. Что он, глотнув воды, и сделал, не став дальше откладывать.

Часть 4

Мысленное управление оказалось, что называется, «интуитивным», и никаких проблем не составило. Интерфейс устройства разворачивался голограммой над странной татуировкой, а принцип работы был схож с современными земными операционными системами. По крайней мере, разобрался он быстро.

Контроллер Перехода, как Александр подозревал и в тайне надеялся, оказался устройством для межмировых путешествий, а приставка «Малый» в его названии означала, что перемещение с его помощью осуществлялось лишь между соседнимимирами и только к строго заданным стационарным точкам. Этот, непонятно на каких принципах выполненный прибор, по сути являлся активатором, используя накопленную энергию для отправки сигнала на портальное устройство в мире прибытия. А вытягивал путешественника к себе уже сам портальный Маяк, расходуя для этого собственный запас «маны» — так, ничтоже сумняшеся, перевел он для себя смысл названия этой неизвестной энергии.

Наверное, по логике вещей, где-то должны существовать и «Средние» или даже «Большие» Контроллеры, способные самостоятельно создавать проколы пространства напрямую в нужную точку на большом межмировом радиусе. Ну или те же полноценные стационарные порталы, напрямую связанные между собой возможностью постоянного сообщения, туда и обратно — но об этом можно было только гадать, а Александр, конечно же, был безумно рад и тому, что случайно заполучил в свое пользование.

Его радость от обладания столь удивительным устройством немного омрачала лишь карта Мультиверсума, оказавшаясяпрактически пустой. На развернутой объемной голограмме светилось всего лишь три каких-то небольших объекта.

Один из этих шариков со сложным буквенно-числовым кодом помаргивал желтой искоркой, которая, видимо, означала текущее местоположение носителя. Второй объект находился как раз на расстоянии одного Перехода, обозначенный уже знакомыми ему кровавыми буквами неизвестного алфавита, читающимися как Датрамин, и примерно переводилось как «Охотничьи угодья» или что-то в этом духе. Что означала приписка «Уровни 1-30», которой у Земли не имелось, сказать было трудно, информации для выводов пока что попросту не имелось.

Этот самый Датрамин по крайней мере выделялся зеленым цветом, показывая, что переместиться туда, в принципе, можно в любой момент. А вот третий мир, под странным названием, смысловое значение которого он перевел как «Средоточие», находящийся за сто тридцать два прыжка от первых двух и отличающийся от них короной вокруг названия, красным светом оповещал, что перемещение на него сейчас невозможно.

Еще немного покопавшись в настройках, Александр выяснил, что тут имелась возможность выбрать и второй из предустановленных языков, именуемый «Общим Универсальным», который также был ему вполне понятен — несмотря на незнание им отдельных элементов и символов. Ну и еще тот оказался относительно нормальным в плане написания, смутно напоминая ему глаголицу — нормальным, конечно, относительно первого, установленного по умолчанию и носящего название «Диалект Тринадцати», который он, кстати, понимал все лучше и лучше.

Согласно описанию, именно так работали эти языковые пакеты, два из которых входили в стандартную «комплектацию» устройства — добавленные, видимо, как производителем, так и непосредственно продавцом. Похоже перевод шел на подсознательном уровне, сопоставляя мысленные образы носителя с этими языками, к тому же значительно ускоряя их изучение.

Воспользовавшись найденной, в конце концов, возможностью, Александр сменил установленное «по умолчанию» отображение интерфейса на «пользовательский язык», сформировав третий языковой пакет, и изменил обозначение текущего местоположения владельца устройства на карте Мультиверсума, естественно присвоив этому миру название «Земля». Соседний шарик он переименовывать не стал, а с непонятным «Средоточием» это и вовсе отчего-то оказалось невозможно проделать. Так же, покопавшись в настройках, Александр изменил отображение даты-времени и других единиц измерения, опять жеподтянув нужные смыслы из сформированного языкового пакета.

Пытаясь рассмотреть и выделить единственный доступный ему для межмирового прыжка шарик, он неожиданно развернул его в список имеющихся на Датрамине портальных Маяков. Таких на нем оказалось довольно много, целых одиннадцать штук, хотя большая часть из них светилась тревожным красным цветом, сигнализируя о невозможности совершения Перехода, кроме одного, помаргивающего зеленым — и прыгнуть на него, в общем-то, можно было прямо сейчас.

Чего Александр, конечно же, делать не стал — вместо этого он по наитию развернул аналогичный список портальных Маяков Земли, которых насчитывалось до обидного мало, а именно «целых» три штуки. Да и то, два из них по каким-то причинамоказались ему недоступны, и лишь третий являлся пригодным к использованию. По-видимому, и внутримировые Переходы с этим устройством вполне были возможны — что пока так же не входило в его планы. Поэтому, пусть и с некоторым сожалением, но он все же свернул карту, изучая настройки далее.

Однако это оказалось, в общем-то, и все, что ему удалось узнать, просматривая внутреннее меню Контроллера, как выяснилось, представлявшего собой своеобразный накопитель энергии, маршрутизатор, карту и встроенное файловое хранилище, на котором пока ничего не хранилось. Имелся, правда, еще и какой-то Кошелек — но тот сейчас был неактивен, а баланс на нем оказался равен нулю.

Возможности девайса, судя по всему, трансформировались в широких пределах, но в пунктах меню, отвечающих за дополнительные модули, улучшения и модификацию, у него сейчас не значилось ничего. На этом, собственно, функционал устройства и исчерпывался — ну разве что время настраивалось, да имелся какой-то встроенный таймер с оповещениями.

Вообще, информации нашлось крайне мало — все-таки МКП, видимо, являлся сугубо утилитарным инструментом, а не энциклопедией для путешественников. Так что Александру приходилось больше домысливать самому, пользуясь лишь косвенной информацией. И понять, как и почему устройство оказалось на Земле, на данный момент для него не представлялось возможным.

Сменив интерфейс, так как стандартный в виде «живой» татуировки его не устраивал и оказался не слишком удобен, он настроил тот на отображение оконной голограммы, всплывающей перед ним по запросу и реагирующей как на движение пальцами, так и на мысленные команды. Потратив еще какое-то время на исследование возможностей Контроллера, так ничего нового Александр и не обнаружил, и, волевым усилием закрыв все меню, наконец-то встал с кровати и вернулся на кухню.

Самое время было разобраться с сегодняшними покупками и настроить безопасный выход в сеть, так что, распаковав новенький ноутбук, он установил на него заранее скачанную операционную систему, представлявшую собой сборку на основе одного бесплатного дистрибутива. Затем загрузил с флешки все нужные ему инструменты, в том числе и популярный анонимный браузерный клиент.

Следом пришел черед модема. Установив туда новую симку, онс помощью специальной программысменил в устройстве уникальный идентификатор, и, под конец, настроил подключение к интернету через виртуальную частную сеть и несколько платных прокси-серверов в разных странах.

В общем, решив, что все, что мог в меру своих скромных знаний сделать, он сделал, Александр начал поиск хоть какой-нибудь информации, используя ключевые слова из программы установки и настроек Контроллера. Это дело у него затянулось далеко за полночь, пару раз он отрывался от ноутбука, чтобы заварить свежего чая и настрогать бутерброды, а затем продолжал свои поиски, периодически меняя идентификатор модема и тасуя прокси-сервера — но все его ухищрения, в общем-то, оказались напрасны. Различные компьютерные и настольные игры, порно для любителей погорячее, форумы почитателей фантастики, эзотерики и прочего, все, что выводилось в поисковике по его запросам — все это так толком ничего ему и не дало.

Ну, узнал он немного больше о земных представлениях о Госпоже Боли и ее ипостасях — от страшненькой демоницы из какой-то компьютерной игры, с кровавыми ножами вместо волос, до сексапильной садистки в черном латексе, «вооруженной» игрушкой из сексшопа устрашающих размеров. Так ничего полезного там все равно не нашлось, только уверился, что с той шутки плохи и вообще дамочка она довольно опасная, поэтому лишний раз лучше уж с той не встречаться.

Ну, пролистал он пару фантастических романов о путешественниках между мирами, найденных в сети, но и тут все его усилия оказались напрасны. Хотя сперва даже показалось, что вот здесь-то и может быть что-то скрыто, но нет — ничего конкретного он там так в итоге и не обнаружил.

Ни про какие «Тринадцать Достойных», «Совет Средоточия» и прочее упоминаний нигде вообще не нашлось. Так что, когда текст перед глазами стал расплываться от усталости, а он, зевая, клевать носом в клавиатуру, Александр решил, что на сегодня, пожалуй, с него хватит, закрыл ноутбук и, на ходу раздеваясь, кое-как доковылял до кровати. Упав в разобранную постель, он уснул, еще не достигнув поверхности — утомленный всеми сегодняшними событиями мозг его отключился почти что мгновенно.

Глава 2 Сборы

Часть 1

Утро для него началось с настойчивого телефонного звонка, стандартной мелодией разорвавшего сонную тишину съемной однушки. Оказывается вчера, переполненный впечатлениями, он забыл поставить будильник на телефоне, и сегодня время подъема на работу ожидаемо проспал. Быстро сориентировавшись, Александр выдал начальству заготовленную еще с вечера историю про пищевое отравление и попросил пару дней за свой счет — работать сегодня он в любом случае не собирался. На том конце трубки, конечно, немного повозмущались, но, без особых проблем, выписали ему два дня «без содержания» — все же ранее он такими просьбами не злоупотреблял. Да и лето далеко не лучшая пора для продажников, так что работы накопилось не слишком много, и начальству вполне найдется, кем его заменить.

Ответив на звонок, он уже было кинул телефон на прикроватную тумбочку, намереваясь еще немного подремать, как некстати проскочившая мысль о том, что все случившееся с ним недавно оказалось всего лишь сном, волной адреналина ударила в голову и заставила пулей вскочить с постели. Однако помаргивающая точка на краю восприятия все так же послушно развернулась в знакомое меню, не претерпевшее со вчерашнего вечера никаких изменений. Это его немного успокоило, но стало ясно, что заснуть он уже не сможет, так что Александр все же решил начать день пораньше, поставил на плиту турку и сварганил по-быстрому легкий завтрак.

Сидя за столом с кружкой горячего ароматного напитка, он задумчиво и немного меланхолично посматривал в окно на прохожих. Для вон той, явно опаздывающей на работу дамочки, или для этой стайки учеников, спешащих в соседнюю школу, окружающий мир со вчерашнего дня практически не изменился, оставшись все тем же понятным и привычным местом. Да так, наверное, для них все продолжится и впредь — а вот его мироощущение прежним уже не будет никогда, отчетливо, с непонятной смесью тоски и надежды, осознал он в этот момент.

Взбодрившись несколькими глотками кофе и окончательно выгнав из головы сонную хмарь, Александр вспомнил, что согласно вчерашнему плану, на сегодня у него намечено посещение врачей и проверка своей дееспособности. В коей, он, в общем-то, уже был вполне уверен — но план есть план, да и на свежую голову вдруг появились мысли о том, как можно будет отчасти совместить третий и четвертый пункты в этом его списке.

Допивая кофе, он открыл ноутбук и принялся просматривать странички платных клиник и предоставляемый теми перечень услуг. Найдя одну такую, подходящую ему по всем параметрам, Александр сверился с картой города, быстро собрался и направился к автостоянке, на которой обычно и парковал свою машину.

До клиники он добрался без особых проблем, просто-напросто вбив нужный ему адрес в навигатор и следуя указаниям. Милая девушка на ресепшене поприветствовала его заученной, но от того не менее милой улыбкой, и быстренько оформила весь необходимый клиенту пакет услуг. Озвученная сумма не то что бы впечатляла, но была раз этак в пять больше, чем стоимость аналогичного обследования в его районной поликлинике. Однако качество, и главное скорость выполнения всех процедур здесь, судя по отзывам в интернете, того вполне стоили.

Так, в общем-то, оно впоследствии и оказалось, а покупать время за деньги в его случае он счел вполне разумным. Поэтому о том, что еще вчера распечатал свою кубышку, предназначенную для покупки новой машины, и сегодня продолжает активно ее тратить, Александр, в общем-то, практически не жалел. Тем более, что эти траты предполагались далеко не последними, и уж точно не основными в намеченном у него плане.

Прививки, которые он делал, еще путешествуя с Юлькой, ему обновили довольно быстро, так что с этой стороны он защитился, как мог. Компьютерная томограмма никаких посторонних включений в теле не обнаружила, после чего он немного выдохнул, хотя вопрос о том, куда же это самое устройство установилось, все еще оставался открытым. Результаты анализов долго ждать не пришлось, те оказались вполне в рамках нормы, и никаких посторонних веществ в них не нашлось, да и психиатр с наркологом признали его вполне вменяемым и адекватным человеком, о чем и выдали впоследствии справку. С ней-то он и отправился по еще одному намеченному для посещения адресу, также найденному им в сети.

Дело было в том, что, несмотря на все около экстремальные увлечения жены, которые волей-неволей пришлось разделить с ней и Александру, оружием они так и не обзавелись. Юльку вполне устраивали регулярные битвы страйкбольных команд — отбив плечо на платном полигоне из прокатной двустволки, с идеей тренировок в практической стрельбе она распрощалась, а охотой не увлекалась никогда, жалея зверюшек. Ну а ему самому тем более оказалось лень оформлять документы, да и оружейным фанатом он являлся весьма умеренным, по большей части предпочитая стрелять в пиксели на экране.

И сейчас, когда возникла такая необходимость, ждать месяц или того дольше, пока пройдут все необходимые по регламенту процедуры оформления, он совершенно не хотел. Ну а покупку нелегального ствола даже не рассматривал — заиметь сейчас на пустом месте проблемы с законом или криминалом было бы просто глупо. К счастью для таких торопыг с умеренно тугими кошельками ушлые ребята со связями в силовых и прочих структурах предоставляли услуги ускоренного получения лицензии на гладкоствол. О чем не стеснялись давать объявления и в интернете, где он на них и наткнулся, прорабатывая этот вопрос.

Пошарив на специализированных форумах, Александр выбрал одну из таких фирм, судя по отзывам довольных клиентов, проворачивающую все быстро и с минимальным набором необходимых документов. В принципе, даже справку от медиков, нужную для подачи заявления, можно было самому и не получать — там все сами бы сделали, только плати. Просто тут у него имелся и свой интерес, поэтому-то и решил так все совместить.

На выходе из больницы он созвонился с этой конторой, расположенной практически в центре города, и уже через полчаса сидел напротив одного из штатных юристов фирмы «Либерман и Партнеры», оформляя «Договор на предоставление юридических консультаций по приобретению лицензии на гладкоствольное оружие».

— Молодой человек, у нас как в аптеке — выдал мужчина лет пятидесяти, отреагировав на его осторожные расспросы.

Судя по табличке на столе, тот являлся младшим партнером в этой фирме и приходился родственником ее основателю.

А затем добавил, пародируя известный акцент:

— Мы, гусские, не обманываем дгуг дгуга!

Посмеявшись над шуткой, они наконец-то поставили свои подписи под договором. Тут же его и сфоткали на документы, а затем дали заполнить бланки заявлений в соответствующие органы. Как и ожидалось, получение справки от участкового о проверке места хранения оружия, как и справку о прохождении курсов обращения с ним, они также могли взять на себя. За дополнительную плату, разумеется.

В общем, покончив с формальностями, с копией заключенного договора и заверениями, что вся процедура займет не больше десяти дней, он покинул эту контору, оставившую, в принципе, у него о себе хоть и двойственное, но вполне неплохое впечатление. Видимо здесь просто делали легкие деньги на связях в чиновничьих и правоохранительных кругах, так что вероятность «кидалова», по его мнению, оказывалась минимальна.

С оружием вопрос пока подзавис, но вот различную профессиональную экипировку уже можно было вполне свободно приобрести, чем он и собирался заняться. Так что, заскочив перекусить в ближайшее кафе, Александр созвонился оттуда с давнишним знакомым по страйкбольному клубу, по совместительству являвшимся еще и совладельцем одного из лучших оружейных магазинов города. Обрисовав ему ситуацию, он договорился подъехать прямо к нему на работу — благо тот сегодня трудился и находился на месте.

Расплатившись с симпатичной официанткой, Александр оставил ей хорошие чаевые, но реагировать на флирт с ее стороны не стал, просто не до того ему сейчас было. Специализированный магазин располагался ближе к спальным районам города, так что пришлось прокатиться, но само место он знал, захаживая туда ранее, обычно приобретая там различную мелочь и снаряжение.

По дороге он заехал в банк и снял с карточки существенную часть имевшихся на ней денег, которые ему сегодня еще обязательно должны были понадобиться. Ну а вскоре уже подъезжал к нужному месту.

Часть 2

В свое время именно тут, в подвале бывшего военкомата, его знакомый и открыл небольшой оружейный магазинчик, совмещая таким образом бизнес и хобби. Со временем магазин разросся, заняв весь первый этаж, появился и неплохой оружейник, и аэрософтное направление бизнеса хорошо развивалось, но подход к клиентам остался на прежнем высоком уровне, выгодно отличая их от подобных сетевых оружейных.

— Здорова, «ластоногий»! — крепкое рукопожатие отставного сорокапятилетнего майора милиции, в миру просто Сан Саныча, кого другого заставило бы поморщиться.

Однако Александр и сам был не слабак, поэтому лишь покрепче сжал ладонь знакомого.

— И вам, товарищ майор, не болеть, — оскалился он в ответ.

— Ладно, ладно, вижу, что ты не окончательно еще «рассарделился». А то мне тут говорили, мол, Тюленевсовсем раскис после развода…

Последняя реплика заставила Александра немного поморщиться, что не укрылось от внимательного взгляда бывшего сотрудника СОБРа.

— Ладно, — хлопнул тот его по плечу, — Бабы зло, любовь отрава… Так что тебе там нужно было, тезка? А то по телефону я так и не понял, а ли в поход ты собрался, а ли на войну? — улыбнулся отставник, провожая его вглубь зала.

Ничего особенного выдумывать он не стал — среди выживальщиков, страйкболистов и прочей околооружейной тусовки хватало тех, кто закупался стволами и снаряжение просто по принципу «чтобы было». Такую версию он и скормил Сан Санычу, которого она особенно и не удивила, как-никак эти товарищи составляли весомую долю его покупателей и приносилисовсем неплохой доход.

Совладелец занялся им лично, по знакомству — да и сумму он планировал потратить очень приличную. Так что Александру можно было не опасаться того, что ему втюхают откровенный неликвид, хотя здесь подобное отношение и так принято не было.

Первым делом они отобрали несколько комплектов верхней одежды. После примерок и обсуждения остановились на современном костюме по типу «горки», сшитом в России из фирменной зарубежной ткани довольно универсальной расцветки мультикам. Встроенные наколенники и налокотники окончательно убедили его в правильности выбора, так что, отложив два комплекта летнего камуфляжа, он добавил к ним еще и один зимний — ведь неизвестно, в каких условиях ему придется их носить, и что ждет его там, после Перехода.

Следом, присоединив к покупкам простое и термобелье, а также носки — обычные и утепленные, все в нескольких экземплярах, они занялись обувью. В итоге, перемерив несколько пар, его выбор пал на хорошие берцы от известной американской фирмы, цена на которые также оказалась очень «хорошей», но на обуви, как известно, экономят в последнюю очередь, а деньги у него еще были.

Следующим пунктом в корзинку его покупок попал большой туристический рюкзак камуфляжной расцветки с системой быстрого сброса, к тому же, подумав, он добавил туда и рюкзак трехдневку поменьше, с аналогичным функционалом. Ну и пару больших и крепких сумок защитного цвета закинул до кучи, а следом и одноместная всесезонная палатка расцветки флектарн вместе со спальным мешком также заняли там свое место.

Далее они подобрали ему костюм ОЗК(3), легкий противогаз с хорошим обзором и двумя сменными фильтрами по бокам, компактную систему очистки воды для спецподразделений, современный газоанализатор и дозиметр, а также натовский армейский набор первой помощи.

Потом пришел черед одной из самых затратных покупок — бронежилета и каски. Тут ему повезло, кто-то из постоянных клиентов магазина недавно принес на реализацию свой комплект снаряжения, состоящий из плейта с подсумками под двенадцатый калибр и керамических бронеплит под него же. Отдельно продавался легкий баллистический шлем с креплениями для дополнительных элементов, глядя на которые он уже мысленно спереди прикрутил к нему свою экшен камеру.

Все снаряжение оказалось практически новым и не носило следов эксплуатации — видимо по большей части лежало где-нибудь в шкафу, а потом, как это часто бывает, за ненужностью и сменой интересов было выставлено на продажу. Так что Александр, долго не раздумывая, согласился на эту покупку, потратив разом приличную часть всей налички.

Затем настала пора оптики, и, пройдя в специализированный отдел, они быстро выбрали бинокль восьмикратник с просветленными линзами, выполненный в противоударном и водонепроницаемом корпусе. А вот следующее свое приобретение он обхаживал довольно долго, благо запрошенная за него сумма превосходила все выбранные им ранее товары, вместе взятые. Но в итоге тепловизионный прицел, который можно было и на оружие поставить, и отдельно использовать для наблюдения за местностью, занял почетное верхнее место в списке его покупок — по стоимости-то уж точно.

Под конец он приобрел неплохой охотничий нож, мультитул с почти что двумя десятками инструментов, мачете и небольшой топорик в удобном чехле. Ну а мелочь, вроде дополнительных фильтров, запасных аккумуляторов, аварийного сухпайка, репеллента и прочего на фоне последних трат уже как-то и не смотрелась.

Оплатив все покупки наличкой, опять же чтобы не светиться в системе, Александр значительно уменьшил имеющуюся при себе сумму, благо майор отчего-то расщедрился и сделал ему хорошую скидку. Затем он отнес все в свою машину, помогал ему в этом и один из продавцов зала, но, все равно, за одну ходку они не справились, так что пришлось повторить. Наконец, загрузив вещи в паркетник, припаркованный «по блату» на стоянке для персонала, и вернувшись в магазин, Александр прошел-таки непосредственно в отдел, торговавший оружием.

Здесь, под чутким присмотром отставного майора, он опять надолго завис. Сан Саныч был в курсе, что лицензии у него еще нет, но выбрать ствол сейчас и отложить на потом им ничего не мешало. Кстати, про фирму, занимающуюся его документами, он тоже кое-что слышал, и вроде бы как они действительно делали все быстро и без обмана, так что отобранное им ружье здесь, скорее всего, надолго не залежится.

Выбор гладкоствола в магазине поражал разнообразием, примериться, подержать в руках и пощупать хотелось как можно больше экземпляров, как классического охотничьего оружия, так и смертоносного тактикульного «хай-тека». В итоге на последнем он и остановился, выбрав для себя в качестве основного вооружения итальянский самозарядный дробовик Бенелли М4 Супер 90.

Тот весьма удобно лежал в руках, так что, пробуя вскидывать его и резко переводить прицел с одной точки на другую, он окончательно убедился, что это его. Да и не зря же именно этот дробовик оказался принят на вооружение армейских подразделений и полиции нескольких стран, в том числе, например, и американских морпехов — как поведал ему Сан Саныч.

— Если понравилось и в руках лежит удобно, то бери, даже не сомневайся. У него единственный недостаток — это цена, а остальное все сплошные достоинства, — говорил тот Александру.

— Смотри, — майор быстренько раскидал оружие на составляющие, — Канал ствола тут хромирован, ружье имеет два симметрично расположенных под стволом газоотвода, что существенно повышает его надежность, внешняя поверхность фосфатирована, то есть довольно долговечная и износостойкая…

— А как у него с патронами, все же это «самозарядка»? — поинтересовался Александр, взяв собранный обратно дробовик в руки и работая затвором.

— Хоть и «самозарядка» — но к патронам весьма неприхотлив, кушает все, что дают… Смотри, — взял он ружье у Александра, показывая, — По описанию у него схема заряжения шесть плюс один, то есть шесть в подствольном магазине, один в стволе, но система сделана так хитро, что реально можно зарядить еще два патрона сверх того, в сам патронник и на полочку подавателя, то есть всего получается девять штук, что уже очень неплохо.

Он показал, как все это возможно проделать, и продолжил:

— Эта фирма всегда славилась своим качеством, а данная модель вообще была разработана под жесткие армейские требования на конкурс американских военных, который в итоге и выиграла, перекрыв заявленный норматив по стрельбе без задержек аж на сотню процентов — то бишь в два раза. Вообще, это, наверное, лучший боевой дробовик современности, но и для охоты он вполне подходит, пулей, например, эта модель показывает очень хорошие результаты на дальней дистанции, только боеприпасы для точной стрельбы, конечно же, нужны соответствующие.

Ружье так же оказалось не новым, но весь настрел у него составлял всего лишь пару сотен патронов, а ухаживали за ним правильно, так что никаких проблем с оружием не имелось. К тому же прошлый владелец провел небольшой тюнинг — так, штатный телескопический приклад сменился на цельнолитой, с удобной пистолетной рукояткой, а стандартная дульная насадка была убрана, и в ствол вместо нее вкручен получок(4), лучше подходящая для стрельбы пулями, картечью или крупной дробью. Рычаг затвора здесь оказался заменен на более удобный для действий в защитных перчатках вариант, ну и плюсом ко всему на прикладе слева закрепили открытый быстросъемный патронташ на девять патронов двенадцатого калибра, который экономил время перезарядки в экстренных ситуациях.

— Ладно, уговорили, товарищ майор, беру, — улыбнулся Александр, приняв окончательное решение.

Отложив ружье, которое Сан Саныч клятвенно обещал придержать несколько дней, они тут же подобрали и коллиматорный прицел к нему. За иностранное изделие с корпусом из анодированного алюминия и большим углом обзора, которое он сразу же и оплатил, пришлось отдать практически всю оставшуюся наличность, но в вопросах подготовки он предпочел не экономить.

Из магазина Александр вышел с пустыми карманами и не менее пустой головой. Прошедшие пару часов прилично его вымотали — как морально, так и физически. До дома он добрался без проблем, в несколько заходов перетащив все купленное сегодня добро в квартиру. Места в однушке стало заметно меньше, но чувство удовлетворения и «повышенной защищенности» от созерцания всех этих интересных мужскому сердцу коробочек и пакетов несомненно того стоило и перевешивало все траты и неудобства.

Готовить ему сегодня было откровенно лень, но после всех похождений есть хотелось нещадно, так что он привычно набрал номер одной из ближайших кафешек, сделав заказ, который ему вскоре и привезли. Закончив с едой, он до самого вечера разбирал покупки, распаковывая, проверяя и раскладывая их по группам. Заодно и уже имеющемуся у него снаряжению провел небольшую ревизию, где надо подточил — что надо смазал, пополнил расходниками или подшил.

По его прикидкам, практически все необходимое для межмирового похода на неопределенное время у него оказалось собрано. Оставалось лишь закупиться провизией, дождаться лицензии и забрать ружье, которое Александр уже считал своим, да прикупить к нему некоторое количество патронов.


Сноски:

3. Общевойсковой защитный комплект (ОЗК) — средство индивидуальной защиты, предназначенное для защиты человека от отравляющих веществ, биологических средств и радиоактивной пыли.

4. Чок, получок — дульные сужения, дающие повышенную кучность боя.

Часть 3

Следующий день начался так, как и намечался — а именно поездкой в пригород, на то самое место, где он и подцепил каким-то образом это удивительное устройство. Погода стояла ясная, но жара с утра не давила еще душным зноем, так что вскоре Александр уже с энтузиазмом принялся за поиски всего, чего бы то ни было, подпадающего под понятие «странное».

К обеду его энтузиазм значительно угас, а улов состоял из обычного мусора — верного спутника человеческой деятельности. Куст, под которым он тогда и получил инъекцию установочной программы, был уже выкопан, а на его месте сейчас располагалась приличных размеров яма, но ничего «инопланетного» так и не обнаружилось.

Обход с металлоискателем прилегающей территории также не принес ничего нового, кроме кучки старых пивных крышек, монеток, и прочего мелкого металлического мусора. Расположившись в теньке напротив раскопок, сидя на раскладном стульчике, захваченном сегодня с собой, он перекусывал привезенными бутербродами, запивая их сладким чаем из термоса, и размышлял.

По идее, где-то здесь и должен располагаться один из портальных Маяков Земли, ведь сам по себе Контроллер не создавал порталы, лишь выдавая запрос на эти самые Маяки, которые уже и притягивали устройство к себе. Хотя, чисто теоретически, его мог найти кто-то раньше, в совсем другом месте, и пользоваться им какое-то время до него, а потом… хм, что например?

Ну, например, выбросить или банально потерять каким-то образом… Да нет — бред, в то, что кто-то просто-напросто наигрался и бросил затем эту штуку здесь, верилось с трудом. Ну а уж о том, как в принципе возможно потерять непонятно куда встроенный и судя по всему не имеющий материального носителя девайс — мыслей у него вообще не имелось.

Именно поэтому вполне можно предположить и то, что сам портальный Маяк должен находиться непосредственно рядом с местом находки Контроллера. И хотя вся эта теория была шита белыми нитками, Александр все же встал со стула и, прихватив искательский щуп, направился к вырытой им ранее яме.

Вопреки его ожиданиям, проверив само место раскопок и область вокруг на глубину свыше полутора метров, он так ничего и не прояснил. Возможно, если здесь и существовал когда-то и кем-то расположенный портальный Маяк, то сейчас тот оказался погребен под толстым слоем земли — опять же при условии, что это устройство вообще имеет какую-то материальную структуру и форму.

В общем, проводить полноценные археологические поиски в его планы пока что точно не входило. Тут, как минимум, нужна будет тяжелая строительная техника, придется привлекать посторонних, чего бы он сейчас совсем не хотел. Где бы ни находился этот Маяк — здесь или в другом месте, зеленый разрешающий свет, которым оказалась отмечена родная планета на карте Мультиверсума, все же давал надежду, что вернуться назад с Датрамина он сможет. Ну, по крайней мере можно было на это надеяться — рассуждая логически.

Поначалу Александр намеревался испытать возможности МКП в пределах одного мира, после подготовки просто прыгнув на доступный ему земной Маяк, тем самым точно определив нахождение последнего, но непонятная скорость набора заряда вынудила его изменить решение. Цифры в уровне зарядки устройства ни о чем ему не говорили, он даже не знал, в чем измеряется эта непонятная «мана», так что, потратив энергию на «внутрисистемный» прыжок, неясным оставалось, сколько и каким образом нужно будет ее накопить для следующей активации.

Вообще, из описания Контроллера он выяснил, что тот, помимо возможной подпитки от внешних источников, и сам каким-то образом собирал эту «ману», но сколько такой процесс занимает по времени, Александр просто не знал. О том, как долго МКП будет заряжаться в соседнем мире, и, соответственно, сколько ему придется там пробыть, дожидаясь полной зарядки, также можно было только гадать. Но с этим будущему межмировому путешественнику уже приходилось мириться, других вариантов, кроме как забить на все и жить прежней жизнью, у него все равно не имелось.

В общем, осмотрев все вокруг еще раз, и не найдя здесь ничего нового, Александр по-быстрому закидал яму и, как мог, скрыл следы своего присутствия. «Если ты параноик, это еще не значит, что за тобой никто не следит», — хмыкнул он, закончив маскировать свою деятельность. Затем собрал вещи и инструменты, еще раз придирчивым глазом окинул место раскопок, и, уже ближе к вечеру, наконец-то отправился домой.

Следующие несколько дней прошли для него в одном ритме. До вечера он усиленно передавал дела на работе, написав наконец-то заявление об уходе и договорившись насчет отработки, максимально сократив ее срок, а после или продолжал попытки поиска хоть какой-то информации в интернете, или выбирался на платное стрельбище на окраине города. Александр даже оплатил там занятия с тренером, который теперь обучал его первичным навыкам обращения с различного рода оружием, начиная с самых азов.

В пятницу вечером он устроил «отвальную» для коллег в том же баре, в котором они обычно и отмечали окончание рабочей недели. Посидели хорошо, со многими Александр работал уже несколько лет и поддерживал вполне приятельские отношения, так что настроение у него было минорным, казалось, что с прежней жизнью он прощается навсегда, и что ждет его впереди — неизвестно.

В последние дни временами на него накатывало некое чувство оторванности от мира, которое его даже немного пугало. Может быть именно поэтому он и не бросился с головой в омут приключений, устроив тщательную подготовку Перехода, подсознательно оттягивая этот момент, и сейчас, прощаясь со старой жизнью, понял это отчетливо.

На все расспросы Александр отвечал так же, как и начальству, мол, захотелось перемен, собрался попутешествовать и возвращаться к работе пока не собирается. Бывшие коллеги завистливо повздыхали, обозвали «счастливчиком» и пожелали удачи, в душе, конечно, считая его олухом, который по своей прихоти бросил хорошее денежное место. Кое-кто, подпив, начал уверять, что тоже пошлет к черту эту контору, и что он также всегда мечтал путешествовать автостопом, хотя завтра, скорее всего, борясь с головной болью, будет мучительно вспоминать, не наговорил ли чего лишнего, а то ведь, в самом деле, и до начальства может дойти.

В общем, посидели нормально, разъехавшись далеко за полночь, а утром он почему-то проснулся не один. Компанию ему составляла Оксанка из планового, которая вообще-то «не дает», как было известно всему мужскому и не только коллективу его бывшей работы.

«Да уж, воистину, фореве янг — фореве дранк, блин», — кое-как продрав глаза, Александр осторожно убрал со своей груди ее руку, накрыл абсолютно голенькую коллегу сбившейся простыней и с трудом доковылял до ванной комнаты. После посещения уборной и первых глотков свежесваренного на кухне кофе, его все же немного отпустило, и он вспомнил, что вчера ночью им вроде как было по пути, так что они вдвоем заняли одно такси, решив сэкономить. Как и почему в итоге девушка оказалась в его постели, Александр не помнил совершенно, но вот то, что заснули они не сразу — это он запомнил отчетливо.

Запах кофе разбудил и его неожиданную гостью. Смущенно прошмыгнув в ванную, завернутая в простыню особа через несколько минут присоединилась к нему на кухне, потребовав себе чашку волшебно пахнущего напитка, который и принялась нагло распивать, усевшись на стул и бесстыже сверкая голыми ножками.

Такое ее поведение он, конечно, терпел недолго. Пересадив нахалку к себе на колени, Александр, не встречая сопротивления с ее стороны, принялся постепенно исследовать пространство под простыней.

Закончилось все, закономерно, все в той же постели. Позже, провожая девушку, он пообещал непременно ей позвонить, уже в дверях удостоился долгого и чувственного поцелуя, и наконец-то остался один.

Оставшиеся до Перехода дни Александр проводил в основном на стрельбище, где тренировался по большей части с дробовиком, хотя и о других видах оружия не забывал. После первоначального знакомства с правилами обращения со смертоносным железом, он, под руководством тренера, учился правильно его держать, перехватывать и наводить, правильно стоять, целиться и давить на спусковой крючок.

Спустя пару занятий, освоив азы, они перешли к выполнению упражнений, непосредственно призванных обучить его навыкам быстрой и точной стрельбы, в том числе и в движении. В конце концов, изведя не одну сотню патронов, у него стало вполне неплохо получаться поражать учебные мишени.

Вскоре ему наконец-то позвонили из адвокатской фирмы, сообщив, что лицензия на покупку гладкоствольного оружия ждет его у них в конторе. Забрав свою «заветную» зеленую бумажку, Александр уже с ней отправился в оружейный магазин Сан Саныча. Самого отставного майора на месте не оказалось, но проинструктированный им продавец быстро оформил все документы и вынес пластиковый кейс с дробовиком и комплектующими к нему.

Еще раз все тщательно проверив вместе с работником оружейного, он не нашел никаких изъянов, и, оплатив покупку, забрал ружье с собой. Там же в магазине Александр приобрел и тактический фонарь, необходимость которого осознал после тренировок, а также несколько пачек патронов от разных производителей, как картечных, так и с различными видами пуль.

Затем он отвез оружие на регистрацию, и, покончив со всеми формальностями, отправился к уже привычному ему стрельбищу, остаток дня потратив на освоение своего приобретения, установив на него коллиматор и тактический фонарь с мощным светодиодом и пристреляв ружье вместе с ними. Из нескольких видов пулевых патронов Александр отобрал те, с которыми его дробовик показывал наилучшую точность. Так, тяжелой подкалиберной «турбинкой», выполненной в специальной аэродинамической форме, он уже уверенно поражал неподвижную грудную мишень и на предельных дистанциях, хотя, конечно, за столь короткий срок стать суперстрелком было сложно.

Последний день на Земле оказался посвящен сборам. Как всегда, в самый неподходящий момент выяснилось, что чего-то не хватает, и пришлось ехать докупать различные мелочи, заодно прикупив еще немного боеприпасов. Всего веса переносимой им экипировки, воды, продовольствия, вооружения, и других различных необходимых ему вещей он не знал, но, когда на примерке поверх горки напялил на себя ОЗК, противогаз, плейт с подсумками, затем навесил сверху дробовик на трехточечном ремне, надел полностью собранный большой рюкзак с притороченными к нему палаткой — то отчетливо понял, что далеко в таком виде уйти не сможет.

Впрочем, Александр, в общем-то, и не собирался этого делать. По плану часть снаряжения он по прибытии должен оставить в тайнике, а исследованиями мира займется уже налегке. Ну, если его вообще не размажет при Переходе, закинув туда, где выжить он просто не сможет.

Так что небольшой «перевес» можно немного и потерпеть. Это, конечно, если у телепорта и всей этой системы нет какого-нибудь лимита по массе, в который он не уложится, но тут, опять же, пока что было ничего не известно. С такой же вероятность его может перенести и вообще совершенно голым, только в естественной, так сказать, «биологической оболочке» — варианты тут могут быть разные, но готовился он все равно по максимуму.

Потратиться пришлось нехило, от суммы, собранной на новую машину, практически ничего не осталось, последние деньги ушли на пару десятков золотых и серебряных коллекционных монет и оплату квартиры на полгода вперед. Горевать Александр по этому поводу не спешил, так как был уверен, что, используя новые возможности с умом, в скором времени вернет все сторицей, если ему вообще в будущем понадобятся здесь деньги. Да и руки-ноги есть, голова на плечах — в случае чего на хлеб заработает.

Вечером он навестил родителей и озвучил им версию с приглашением, поступившем от одной геологической фирмы на Дальнем Востоке, с филиалом в каком-то захолустье, где и телефон-то не всегда ловит. Свой «отъезд» мотивировал просто — желанием сменить профиль работы и «ненавистный ему офис», да и вообще повидать мир и немного развеяться.

От идеи проводов он кое-как сумел их отговорить, сообщив, что его в составе организованной группы рано утром отвезут в аэропорт на чартерный рейс. Прощаясь, Александр клятвенно пообещал по возможности звонить или присылать сообщения, для чего установил на ноутбук специальную программу, на которую эти сообщения скопом и записал, настроив на периодическую отправку по расписанию.

Сколько продлится его поход, он не знал, но если обернется раньше, то всегда можно будет сказать, что передумал и прилетел обратно. Ну а о том, что будет, если он задержится или и вовсе не вернется, Александр старался просто не думать.

В общем, проводы прошли в теплой, семейной обстановке.

А уже на следующее утро он стоял посреди комнаты в полном облачении: в бронежилете, накинутом поверх ОЗК, шлеме, противогазе, с рюкзаком за плечами и дробовиком, висящим спереди стволом вниз. Мысленно сплюнув через левое плечо и перекрестившись, Александр включил запись с нашлемной камерыи с замиранием сердца активировал Контроллер Перехода.


Поздравляем нового пользователя нашей торговой сети.

Совет Средоточия дарит Вам два ознакомительных Перехода с бонусом на переносимую массу(+50 % к стандарту), и желает удачи в Ваших начинаниях.

Число пользователей — 1.

Общая переносимая массавместе с физической оболочкой — 138 % стандарта.

Оплатить Переход — цена 10.000 монет (0 на балансе)

Воспользоваться бесплатным бонусным Переходом (2 активации в остатке)


Все еще не до конца веря в реальность всего с ним случившегося, Александр выбрал второй вариант, а когда мир сузился, вытянувшись спицами света куда-то за спину, и его стало неумолимо затягивать в открывшуюся перед ним «черную дыру», все-таки не удержался и прокричал:

— По-о-ехали!

Интерлюдия 1

— И запомни, гном — смотреть в оба. Если незнакомец окажется вашей тройке по силам, то постарайтесь взять его живым, но главное не дать ему уйти незамеченным. Упустите — и оплаты вам не видать, как своих ушей. Это понятно?

— Да чего уж там, ясно, господин, — ответил Корень нанимателю, — Не первый день замужем… Живым, так живым. Если он нам попадется, доставим того в лучшем виде.

Субтильный эльф не обманывал своим видом старого головореза, так что тот старался быть с ним вежливым, даже по десятому разу повторяя одно и то же. Уж он-то за свою жизнь насмотрелся, как такие высокоуровневые хлюпики спокойно лезут в пасть драконам, вылезая чистенькими из противоположного отверстия, зачастую с еще бьющимся драконьим сердцем в руках. Тем более Ветерок, его штатная магичка, подтвердила, что незнакомец далеко ушел по пути Возвышения, пройдя уже минимум четыре ступени, и уровень его был ну никак не ниже двадцатого.

Вообще, этот заказ для некогда слаженной боевой группы оказался весьма кстати, так как после крайнего дела наемники потеряли двух членов своего небольшого отряда, и уже изрядно поиздержались в этой дыре. А тут-то и делать особо ничего не надо — знай себе пей пиво в харчевне, примечая неместных, да время от времени выбирайся на прочесывание подступов к Миренскому лесу.

Вязать подозрительных высокоуровневых личностей, конечно же, не предполагалось — достаточно было проследить за ними и доложить нанимателю, а уж непрокачанный разумный для сработавшейся тройки авантюристов третьего-четвертого уровней вряд ли мог стать особой проблемой. Все это еще и при условии, что искомый таинственный незнакомец вообще появится в их зоне ответственности, ведь, по слухам, наниматель подрядил на эту работу немало команд по всему региону. Ну, то дело его, раз деньги некуда тратить, а их дело маленькое — получи аванс да соблюдай условия клятвы.

— Не извольте сомневаться, — подтвердил он после оплаты и всех формальностей. — Сделаем все, как договаривались.

А когда эльф наконец-то покинул таверну, в которой они последнее время и обретались, крикнул дородной подавальщице:

— Эй там, неси еще пива, и вина захвати кувшинчик.

Затем перевел взгляд на свою команду, сидевшую за тем же столом, и добавил, глядя персонально на Хвата, штатного отрядного разведчика и большого любителя выпить:

— Только понемногу, здоровье поправим, и все. Нам еще сегодня к Проклятому лесу в патруль топать придется.

Глава 3 Прибытие

Часть 1

В первый момент в новом мире «огромный скачок для человечества» едва не закончился для одного конкретного человека позорным падением. Его выбросило на какой-то площадке, состоящей из хорошо подогнанных каменных плит, в чем он имел возможность удостовериться, споткнувшись при Переходе и едва не рухнув, припав на одно колено.

От травмы его спас наколенник, а секундная дезориентация прошла так же быстро, как и накатила. Отмахнувшись от полученного после прыжка сообщения, Александр одним движением скинул рюкзак, резко вскочил и выпрямился, взяв ружье наизготовку, быстро обшаривая световым конусом активированного тактического фонарика затемненное помещение.

Осмотревшись, он убедился, что находится в большом зале сферической формы, немного захламленном каким-то растительным мусором и каменными обломками. Куполообразный высокий потолок в некоторых местах сиял дырами, оплетенными какими-то побегами, вроде земного дикого винограда, который через проломы проникал внутрь, свисая сверху и спускаясь по стенам. Да и три возможные арки широких дверных проемов также были им оплетены чуть менее чем полностью, практически не пропуская внутрь здания свет.

Убедившись, что немедленной опасности ему вроде как не грозит, Александр наконец-то прочел текст послания:


Переход активирован

Раса — Человек

Уровень 0

Класс не определен

Количество оставшихся бесплатных активаций — 1*

*Согласно «Положению о торговле артефактами межмирового Перехода» Совета Средоточия от 312 цикла Четвертого Обьединения, вам, как новому пользователю, предоставлено право на две бесплатные активации Перехода.


«Ну что ж, неплохо, можно даже сказать отлично», — прикинул он, хотя и не совсем понял, что это за классы и уровень, и почему последний равен нулю. Сейчас главное, что благодаря продуманности системы, новичок, вроде него, сунувшись куда-то, всегда сможет вернуться обратно. Оставалось только разобраться, чем придется платить в дальнейшем, и как эти средства можно будет добыть.

Воодушевленный сообщением, он продолжил осмотр. В редких лучах света, пробивающихся откуда-то из-под купола, плавно кружились поднятые Александром пылинки. Восприятию немного мешал капюшон ОЗК и надетый противогаз, но, казалось, в помещении стояла абсолютная тишина — лишь звук дыхания внутри защитной маски и его осторожные шаги нарушали покой этого зала.

В середине круглого помещения приблизительно тридцатиметрового диаметра, на постаменте светлого камня, из блоков которого были сложены и сами стены вместе с куполом, покоился небольшой обелиск, выполненный, как ему сначала показалось, из чего-то вроде темного стекла, полупрозрачного в направленном на него потоке света. Внутри у этой неизвестной штуки искрилось, с каждой пульсацией постепенно угасая, скопление или рой каких-то ярких искорок и звездочек. Однако уже меньше чем через минуту, пока он осматривался, все движение полностью прекратилось, и луч фонаря теперь выхватывал лишь черную матовую поверхность полуметровой пирамидальной фигуры.

Видимо это и был тот самый портальный Маяк, который притянул его сюда по сигналу с Контроллера. Ничего другого, хотя бы отдаленно похожего на его представление о подобных вещах, здесь больше попросту не имелось.

Осмотревшись внутри, Александр, достав мачете, быстренько освободил от плетей неизвестного растения один из проемов и осторожно выглянул наружу. Взгляду его предстали полуразваленные постройки, опять же сделанные из камня. Время их не пощадило — все крыши давно провалились, руины сильно заросли кустарником и уже знакомыми ему плетьми «винограда», а кое где, раздвинув плитку брусчатки, уже выросли и деревья приличных размеров.

Местная флора оказалась вполне схожа с земной, по крайней мере цвет листвы имела похожий — зеленый, разбавленный рыжим с красными вкраплениями. На Земле Александр сказал бы, что сейчас тут где-то начало осени, да и погода стояла как раз подходящая, вроде и солнечно, но в горке, противогазе и ОЗК жарко ему все же не было. Однако то, как здесь обстоят дела со сменой года, предстояло еще выяснить — вполне возможно, что тут действуют совсем другие законы природы.

Фауна в этих развалинах также присутствовала, в виде небольшой стаи птиц, при его появлении вспорхнувших испуганно из недр очередного полуразрушенного здания. Осмотревшись, он обнаружил и каких-то юрких ящерок, снующих в траве, а также вполне привычного вида жучков, паучков и прочую мелкую живность. Выглядели те очень похоже на свои земные подобия, хотя, не будучи специалистом, заметить различия скорее всего он и не смог бы. Ну, по крайней мере никаких летающих осьминогов с шаловливыми тентаклями ему при осмотре так и не встретилось.

От осознания того, что он находится на другой планете, расположенной черт знает где, у Александра захватывало дух. Как и от понимания того, что он, вполне возможно, первый землянин, топчущий эту поверхность, да и вообще поверхность чужого мира — все это просто-напросто ошеломляло. Однако кое-как справившись с нахлынувшей бурей эмоций, он все же продолжил обследование территории.

Вообще, площадь неизвестного комплекса оказалась не слишком обширной. Располагался тот у начала небольшой горной гряды и, как ему показалось, в свое время являлся чем-то вроде перевалочной базы и гостиницы для путешественников. Во всяком случае остатки длинных одноэтажных строений здорово напоминали какие-то склады, а одно из зданий побольше, неплохо сохранившееся, походило на таверну или что-то вроде того. На первом этаже у нее, видимо, раньше располагался один большой зал с перегородкой, на втором же угадывались несколько небольших помещений — вероятно отдельные комнаты для постояльцев.

Прямо от развалин начиналась дорога, мощенная камнем лишь в самом ее начале, далее теряясь в траве и кустарнике. Рядом протекал небольшой горный ручей, а недалеко впереди уже начинался смешанный лес, простиравшийся в обе стороны параллельно предгорьям.

Закончив беглый осмотр, Александр вернулся к месту своего прибытия и распаковал газоанализатор со счетчиком Гейгера, а затем провел все возможные в его случае замеры. Радиация определялась в пределах нормы, даже ниже, чем естественный фон в родном городе, воздух также оказался именно «воздухом», соответствующим земному составом и не содержащим никаких вредных примесей. Лишь чуть меньший процент углекислого газа, да чуть больший кислорода, но и это было вполне объяснимо, учитывая безлюдную лесистую местность.

Тянуть он больше не стал, перед смертью, как говорится, не надышишься. Перетащив свою поклажу в тень, образованную стеной одного из зданий и близстоящим деревом, Александр разбил палатку и устроил временный лагерь, замаскировав его масксетью, где наконец-то стянул с себя надоевшие ему противогаз и ОЗК. В голову пьяняще ударило свежим прохладным воздухом, напитанным запахом леса и прелой листвы, а о возможных внеземных вирусах, микробах и прочих возбудителях различных болезней он старался не думать, надеясь на иммунитет, подстегнутый прививками, ну и на толику удачи — без нее никуда.

Судя по теням от местного светила, которое, похоже, было того же или близкого спектрального класса, что и Солнце, время здесь уже перевалило за полдень, но до темноты еще оставалось полно времени. Так что, подтянув крепление плейта и поправив шлем, который пока снимать все же не стал, он поудобнее перехватил дробовик и решительно отправился на более детальное обследование комплекса.

Начать Александр решил с места своего появления здесь. Внутри куполообразной постройки оставалось все так же сумрачно и тихо. Предполагаемое место прибытия межмировых путешественников, похоже, сохранилось лучше всех остальных зданий, да и сделано оказалось на совесть, из крупных и крепких каменных блоков.

Подойдя к постаменту с обелиском, он стянул тактические перчатки и осторожно дотронулся до портального Маяка. Вопреки его смутному ожиданию, ничего интересного не произошло, поверхность артефакта оказалась неожиданно холодной, словно впитывая тепло из ладони, но и только. Так что, отдернув руку, он немного растер занемевшую конечность, одел перчатки и продолжил осмотр зала.

Начав по спирали от стен и постепенно смещаясь к центру, Александр уже заканчивал свои поиски, внимательно обыскав большую часть помещения, когда ему наконец-то повезло. Ну, если можно так сказать о находке скелета, лежащего под кучей листвы и растительного мусора, при жизни, насколько он мог судить, определенно принадлежавшего разумному существу среднего роста.

От человеческого костяка того отличали лишние фаланги на пальцах, строение челюсти и зубов, с выпирающими нижними клыками — это то, что он смог разобрать, не являясь специалистом по антропологии. Путем замеров рост «находки» определялся в районе ста пятидесяти сантиметров, причина же смерти была не совсем понятна. Нет, конечно же то, что со снесенной верхушкой черепа выжить проблематично — это он понимал прекрасно, но вот как именно незнакомец эту травму заполучил, оставалось пока что неясным.

Остатки одежды, кожаных сапог и чего-то типа походного мешка из натуральных тканей, которые как раз и свидетельствовали о его разумности, уже практически сгнили. Однако Александру удалось собрать кое-какую сохранившуюся мелочь, вроде большого ржавого ножа ручной ковки без рукояти, или позеленевшей пряжки с легко угадывающимся стилизованным символом солнца, представлявшим собой полукруг с исходящими в разные стороны лучами света.

Так же он подобрал покрытый темной патиной прямоугольную пластину-амулет на рваной цепочке, с выгравированными неизвестными ему знаками и оттесненным изображением в виде щита с мечом, позади которых вставало светило, представленное уже знакомым ему символом. Нашлась у незнакомца и пара печаток, изготовленных из все того же окислившегося металла, который, как Александр подозревал, являлся обычной медью.

Практически истлевший пояс оказался чем-то вроде патронташа, по крайней мере латунных патронов с тупоносой пулей, похожих на земные патроны Бердана, вокруг виднелось множество. Недалеко от костяка Александр обнаружил и оружие покойного — приклад и ложе уже сгнили, однако проржавевший нарезной ствол и затворная группа однозначно говорили о том, что это была какая-то разновидность винтовки с откидным затвором. В этом самом затворе до сих пор еще покоилась стреляная гильза, единственная найденная им вокруг, так что, судя по всему, незнакомец сделал здесь всего лишь один выстрел.

«Скорее всего, именно тот, который и вынес ему крышку черепа», — прикинул он. Что его на это подвигло — неизвестно, но для того, чтобы вставить дуло длинной винтовки в рот, пытаясь пальцем ноги нажать на спуск, причина должна быть довольно серьезной.

Не став гадать, просто собрав все патроны в кучу, Александр сложил те к остальным находкам в сумку-мародерку на поясе, и занялся остатками походного вещмешка неизвестного. Среди изъеденной грызунами трухи, видимо бывшей ранее одеждой и снаряжением, он нашел еще и какое-то количество позеленевших монет разного размера и веса. А уже под самый конец отыскал на удивление превосходно сохранившуюся книжицу в прекрасном серебряном переплете.

Как она смогла пролежать тут все это время в таком виде — совершенно не ясно, но факт остается фактом. Покрытая религиозными, как он подозревал, символами, в виде светила в различных его дневных фазах движения по небосклону, с изображением рыцаря в тяжелых доспехах по центру, пригвоздившего огромным мечом к земле какого-то мутанта с волчьей головой, серебряная обложка скрывала в себе отлично сохранившиеся страницы с непонятным рукописным текстом и выполненными в странной манере гравюрами.

Бегло пролистав несколько страниц, Александр лишь подивился причудливости местных верований. Количество различного рода нечисти, монстров и демонов, рвущих на части людей (вполне обычного, между прочим, «земного» вида, отметил он), на единицу текста просто зашкаливало — видимо это оказался аналог местной книги Апокалипсиса или что-то вроде того.

Отложив изучение книжки на потом, он уже собрался уходить, когда его взгляд зацепился за остатки сапог незнакомца. На носках и каблуках у тех имелись какие-то набойки, и вроде бы даже серебряные, а подошва оказалась подбита гвоздиками с квадратными шляпками, выкованными из того же металла, на которых за слоем окислов с трудом можно было различить знакомый символ солнца.

Закинув их до кучи в поясную сумку, Александр все же отправился в лагерь, где и планировал заняться более тщательным изучением находок, но сначала необходимо было немного поработать землекопом. Прихватив саперную лопату, он за пару часов выкопал неглубокую могилку на окраине поселения, сложил останки незнакомца на захваченный с собою брезент и перенес их на место нового упокоения.

Зарыв могилу, Александр попытался было припомнить какую-нибудь молитву, но кроме пары строчек из «Отче наш» ему на ум ничего не пришло. Так что, постояв молча с минуту, он просто завалил все каменными обломками с ближайших развалин, да и отправился обратно в лагерь.

Часть 2

Не удержавшись от соблазна развести небольшой походный костер, Александр разогрел на нем жестянку гречки с тушенкой, и тут же употребил ее, «с удовольствием и галетами». Затем заварил в кружке пакетик чая, используя отфильтрованную воду из ручья, также, судя по показаниям прибора, не содержащую никаких вредных примесей. Хотел было спокойно посидеть с горячим тонизирующим напитком, но не удержался и принялся за разбор своих сегодняшних находок.

Первым делом, замочив монетки и печатки с кольцом в смеси уксуса и соли, он положил туда же и пряжку от ремня, а следом отправил и цепочку с серебряным амулетом. Через пять минут, достав все вещи из едкого раствора, Александр легко их очистил от остатков окислов.

Блестящее серебро и еще более блестящая на солнце медь приковывали к себе внимание. Медные монетки оказались очень похожи по фактуре на те, что были сделаны из более благородного металла, отличаясь лишь диаметром и знаками, выбитыми на них. Всего в его распоряжении теперь имелось около двух десятков красноватых кругляшей трех типов, и семь серебряных монет, пара из которых немного выделялась размерами.

Далее, достав оружейную смазку, он попытался оттереть от грязи и ржавчины интересный клинок, своими размерами и формой напоминавший знаменитый классический нож Боуи. Все наслоения сошли с него неожиданно быстро, сталь, как выяснилось, имела мелкий волнистый узор, а ближе к обуху с обеих сторон обнаружилось что-то вроде вытравленной и заполненной серебром витиеватой надписи, да и гарда оказалась выполнена все из того же серебра.

В общем, отличный «понтовый» нож с некоторым перебором драгметаллов, но ему нравился. Жаль только, что деревянные накладки рассыпались, и кожа с рукояти истлела, но заменить их не составит особого труда, при наличии материалов и времени.

Следом он оторвал серебряные накладки и набойки с найденных остатков сапог, сковырнув те с носа и каблуков, кинув к другим находкам даже не очищая в растворе. Какой-то художественной ценностью они не обладали, а тяги украшать свою обувь подобным образом Александр не испытывал. Но все же серебро есть серебро, так что пригодится, решил он.

На удивление, несколько подобранных патронов также оказались заряжены серебряными пулями. Мысленно хмыкнув по поводу такой не совсем понятной любви покойника к этому металлу, Александр, однако, немного насторожился, вспомнив, где он находится. Еще дома, проанализировав все подробности процесса установки, кровавый шрифт и прочее, он, немного поколебавшись, все же перезарядил пяток картечных боеприпасов рубленными монетами с высоким содержанием серебра. Так что сейчас, подумав, достал эти «переделки» из рюкзака и закрепил на внешнем патронташе, расположенном на левой стороне приклада.

«Чтобы были», — решил он, внутренне над собой подшучивая. Но почему-то продолжая при этом вставлять специально помеченные патроны в предназначенные для них гнезда.

Закончив с разбором, Александр разложил все по сумкам, оставив себе на изучение лишь последнюю и самую ценную находку, а именно странную книжицу в серебряном переплете. На улице уже темнело, так что, отправившись в палатку, он расстелил спальник и, не раздеваясь, лишь избавившись от лишней амуниции, улегся на него, положив дробовик рядом с собой.

Закрыв клапан, чтобы снаружи не было видно отблесков, Александр принялся листать книгу под свет фонарика. И хотя язык, на котором оказался написан текст, не являлся одним из двух предустановленных в МКП или каким-либо знакомым ему земным языком — но картинки-то он вполне мог рассматривать.

Мастерски выполненные гравюры зверолюдей, демонов и различных монстров так и притягивали взгляд, хотя и пугали немного — особенно одинокого человека в матерчатой палатке, расположенной на земле чужого ему мира. Так что вскоре он бросил это занятие и попытался просто заснуть, отрешившись от всех переживаний и впечатлений прошедшего дня.

Во сне Александр постоянно от кого-то убегал и с кем-то сражался — все эти чудовища из книжки, просмотренной на ночь глядя, сейчас не давали ему покоя. Несколько раз он просыпался в поту, прислушиваясь к ночным звукам, но потом успокаивался и засыпал вновь.

Проснувшись в очередной раз, он не сразу понял, что сейчас разбудили его уже не собственные кошмары, и что звук, раздавшийся снаружи палатки, ему, в общем-то, вовсе и не приснился — а был куда как пугающе реален. Подстегнутый адреналином организм быстро собрался, и сон как рукой сняло. Первым делом он схватил в руки заряженное ружье, которое немного прогнало страх, своей металлической тяжестью придав уверенности, а затем затих и прислушался к шуму снаружи.

Шебуршащий и постукивающий, этот звук точно был не из тех ночных звуков, вроде шума ветра в кроне дерева или ударов насекомых о ткань палатки, привычных ему и понятных. Мало того, тот стал более отчетливым — кто-то или что-то явно к нему приближалось. Не став больше ждать, Александр осторожно расстегнул молнию клапана, и, собравшись с духом, резко выглянул из палатки, держа дробовик перед собой, активируя выносной кнопкой тактический фонарь.

Что именно находится перед ним, выхваченное ярким сфокусированным световым конусом, он сразу даже не понял — припавший к земле костяной силуэт вначале показался ему просто какой-то кучей мусора. Но когда измененный скелет, стоявший на четвереньках, принюхиваясь к чему-то, резко поднял череп с отсутствующей макушкой, в котором клубилась какая-то гнилостно-зеленая дымка, а глазницы кошмарного создания, светящиеся тем же цветом, уставились на него, парализуя волю холодной волной ужаса — мозг наконец-то сложил непривычную для него картинку.

Мгновение, и тварь с пробуксовкой рванула в сторону человека. Как Александр сделал первый выстрел, который его в итоге и спас, он не вспомнил бы и на допросе с пристрастием. Сноп картечи ударил страшную «гончую» в район ключицы, оторвав переднюю руку-лапу, отчего та, клюнув на бегу в землю, кувыркнулась, замедлившись. Следующий выстрел перебил несколько ребер и раздробил позвоночник этого порождения ночных кошмаров, но оно, похоже, повреждений и не заметило. Третий, произведенный уже прицельно в поднимавшуюся с земли тварь, готовую броситься вновь, разнес ей череп, плеснув зеленым туманом — после чего скелет как-то разом развалился и осыпался отдельными косточками.

Быстро осмотревшись, Александр на всякий случай еще пару раз выстрелил в лежащие на земле останки, но было видно, что перед ним лежат уже обычные кости, а не что-то цельное и опасное. Хотя, пожалуй, с «обычными» он поторопился, подумалось ему, когда, дозарядив дробовик, он подошел поближе, лучше все разглядев.

Похожий на человеческий, костяк все же явно прошел какую-то трансформацию, переродившись во что-то потусторонне-звериное, отчего, вероятно, существо и передвигалось на четвереньках с такой скоростью. Острые когти на лапах, костяные наросты, похожие на ножи, торчащие в разных местах, и вытянувшаяся челюсть с клыками не оставили бы обычному человеку шансов в ближнем бою. Так что с тем первым выстрелом, сбившим шуструю тварь на землю, ему, похоже, действительно очень свезло.

Пока Александр, отходя от пережитого, рассматривал останки ночного гостя, зеленая дымка, оставшаяся над местом его окончательного, как он надеялся, упокоения, неожиданно свернувшись в туманное веретено, вытянулась и стремительно впиталась ему прямо в грудь, ледяным комком собравшись где-то в районе солнечного сплетения. Не успел он толком испугаться, отшатнувшись от неожиданности, как Контроллер выдал следующее сообщение:


Кошелек активирован

Усваивается сущность первого уровня…

Сущность первого уровня усвоена

Поглощено 53.1 единиц маны, заряд накопителя 3.9 %

Поглощено 24.8 единиц ихора, баланс 24.8 монеты


Что это такое, разбираться сейчас было не ко времени. Холодок под сердцем быстро рассосался — понятно, что остатки этой твари в виде зеленого тумана как-то усвоены устройством, и, скорее всего, немедленной опасности ему не несут.

Так что, отложив все на потом, Александр накинул броник со шлемом и, захватив с собой тепловой прицел, осторожно обшарил весь комплекс, поочередно обойдя постройки и проверив округу. Однако ничего крупнее мелкого хищника, размером с земную лису, мышковавшего на опушке леса, он не приметил, и вскоре вернулся к месту недавнего сражения.

Измененные какой-то силой — которую Александр уже стал про себя называть магией, раз уж значок энергии он подсознательно переводит как ману, в общем, измененный этой самой магией скелет никуда за прошедшее время не делся. То, что костяки вполне себе могут передвигаться самостоятельно, да еще как, как-то легко укоренилось в его мировоззрении, хотя несколько дней назад он счел бы любого, сказавшего подобное на полном серьезе, законченным психом. Но он-то точно не псих, успокоил себя Александр — у него, если что, и справка имеется.

Выкопав по-быстрому неглубокую ямку подальше от лагеря, он развел там костер и покидал в него все собранные кости скелета, которого уже раз хоронил прежде, однако тот почему-то не захотел лежать в удобной могилке. В своих предположениях он убедился, осматривая окрестности — земля на месте недавнего захоронения явно была разрыта изнутри, камни отвалены в сторону, так что каких-либо сомнений в том, что ночной гость и закопанный им ранее незнакомец одно и то же лицо, у него уже не осталось.

Подкладывая дровишки и периодически прикладываясь к фляжке, Александр просидел так до первых лучей зари, снимая стресс и рассматривая незнакомое звездное небо. Небо нового мира, оказавшегося не таким уж приветливым.

Даже не пытаясь отыскать знакомые созвездия — все равно кроме Большой Медведицы никаких и не помнил, он просто открывал для себя этот ночной небосвод, с его двойной луной, желто-красного оттенка, напоминающей огромные зрачки какого-то мифического чудовища, длинной и яркой дорожкой изгиба спиралевидной галактики, уходящей куда-то за горизонт, и частыми метеоритами, крохотными искорками сгоравшими в атмосфере.

Когда руки у него наконец-то перестали дрожать, Александр убрал фляжку в карман, но все равно продолжил сидеть у костра до самого рассвета, поглаживая дробовик, время от времени вороша угли и подкидывая в костер сухие ветки. Затем, на всякий случай посыпав прогоревшие угли солью — как он где-то когда-то слышал, не слишком любимой разного рода нечистью, Александр засыпал кострище землей, надеясь, что теперь-то незнакомец уж точно упокоится с миром и больше его не потревожит.

Закончив с этим, он еще раз обошел окрестности лагеря и вернулся к себе в палатку. На этот раз заснул Александр быстро, и спал крепко — то ли от пережитого стресса, то ли от принятой дозы «лекарства».

Часть 3

Проспал он вроде недолго, но чувствовал себя значительно лучше — бодрым и отдохнувшим. Сейчас, под ярким дневным светилом, ночное происшествие и вовсе казалось нереальным, однако следы схватки и засыпанная яма с прогоревшими останками неизвестной твари не оставляли сомнений в реальности всего произошедшего ранее. Неспешно позавтракав, Александр наконец-то принялся за разбор вчерашнего сообщения, полученного после того, как он, или, точнее, установленный где-то в нем Контроллер, впитал в себя ту субстанцию, оставшуюся от повторно убитой твари.

Ну, про ману он уже был в курсе. Эта энергия необходима для работы самого устройства — особенно много ее уходило на сигнал, посылаемый Маяку для активации Перехода. Когда он сюда перенесся, уровень накопленного заряда у МКП обнулился, а затем стал медленно восстанавливаться за счет поглощения этой самой маны извне, то есть потихоньку вытягивая ее из окружающего мира.

Кроме того, как понял Александр, он и сам как-то подпитывал этот девайс, так же, как оказалось, вырабатывая эту энергию. По его расчетам выходило, что такими темпами до полного накопления заряда, нужного устройству на следующий прыжок, у него должно уйти около полугода, или чуть меньше — с учетом неожиданного прибавления от ночного гостя. Срок немалый, но и не выбивающийся за все отведенные им для себя рамки, да и, как оказалось, энергию можно пополнять и другими способами. Хотя последний ему и не слишком понравился — вновь пережить нападение какой-либо твари совсем не хотелось.

Новый термин, который переводчик обозначил ему смыслом «ихор», он раньше в меню устройства вроде бы не встречал. Земное же его значение Александр толком не помнил — что-то про кровь богов, демонов и тому подобное. Но, как оказалось, у производителей данных девайсов эта непонятная энергия или вещество являлись своего рода валютой, хранимой Контроллером в его персональном кошельке. И эту валюту ему и предлагали потратить, подключившись к некой торговой сети.

Как это сделать из инструкции было не совсем ясно, но предположения на этот счет у него имелись. А вот о том, что собой представляет эта самая «сущность», которую Контроллер переработал на составляющие, он старался не думать. Сразу же вспоминались разнообразные «энергитические вампиры» и «пожиратели душ», к которым относить себя как-то уж совершенно не хотелось.

Закончив изучение новой информации, Александр собрался и направился в зал к одиноко стоящему обелиску. В прошлый раз, прикасаясь к артефакту голой рукой, он ощутил некий отток тепла, то бишь энергии из своего тела, и прекратил контакт. А что если это и оказалась та самая попытка подключения? Что если у него после прыжка не оставалось практически никаких запасов в накопителе, и артефакт тянул ее напрямую?

Как бы там ни было, но другой теории у него не имелось, так что Александр снял перчатки и приложил левую ладонь к обелиску, правую же он оставил на рукояти дробовика, чтобы та, в случае чего, оставалась боеспособной. Излишне расслабляться в этом странном месте, где мертвецы, обязанные лежать в могилах, свободно разгуливают по земле, уж точно не стоило.

Как он и предполагал, сначала утекла вся энергия из Контроллера, а потом он почувствовал те же неприятные ощущения, что и в прошлый раз. Рука постепенно заледенела, это началось от ладони и распространялось все выше, накатила какая-то апатия и сонливость, в глазах потемнело, и, когда он уже окончательно собрался отдернуть руку от высасывающего из него жизнь устройства, эта неприятная процедура неожиданно прекратилась.

Александр, еле удержавшись на ногах и чуть не рухнув плашмя от слабости, присел на каменные плиты пола, и одновременно с этим перед глазами у него выскочило новое сообщение.


Проведена синхронизация Малого Контроллера Перехода и сетевого Терминала

Слепок ауры носителя добавлен в реестр

Уровень доступа — 0 (общедоступный)

Каталог товаров обновляется…. Обновление невозможно, отсутствует связь с Центральным Кластером Средоточия

Доступно товаров — 1 позиция


Немного очухавшись, Александр тут же ощутил зверский голод, а потому, неловко действуя одной лишь правой рукой, достал шоколадный батончик и, разорвав обертку зубами, принялся жадно его поглощать. Левая рука занемела и только-только начинала отходить, обещая вскоре усиленные ощущения основательно затекшей части тела.

Утолив первый голод, который теперь хотя бы не вызывал у него рези в желудке, он принялся разминать пострадавшую руку. Через несколько «незабываемых» минут та более-менее восстановилась, и появилась возможность наконец-то заняться интерфейсом Контроллера.

Как оказалось, в устройстве добавилось пару пунктов: первый, отвечающий за подключение к сетевому Терминалу в пределах портального круга, а также не совсем понятная пока «Метка», которую можно было выставлять на местности, сдвигая точку Перехода в этом мире на определенное расстояние от самого Маяка. Последняя возможность оказалась однократного действия, точнее каждая новая Метка заменяла собой предыдущую, поэтому экспериментировать тут он пока не стал, вместо этого активировав соединение с сетью.

Подключившись, Александр наконец-то получил доступ к каталогу неизвестных торговцев. Большинство торговых позиций светились красным либо желтым цветами, в первом случае означавшим отказ в доступе, во втором же — отсутствие товара и ожидание его поступления на Накопитель. Все, что располагалось выше какого-то нулевого уровня, почему-то присвоенного ему системой, оказалось помечено красным запрещающим знаком. Впрочем, возможность повысить свой уровень до первого тут все же имелась, но за данное действо требовалось единовременно отвалить двести пятьдесят единиц ихора — так что повышение это было ему пока что не по карману.

Вообще, каталог оказался огромен, в нем использовался тот самый «Общий Универсальный» язык, закачанный в МКП, который он вполне неплохо понимал. Недоступные ему секции не раскрывали древо товаров дальше, но даже по названиям пунктов меню становилось понятно, что когда-то, до обрыва связи, тут торговали всем — начиная от концентратов металла, оружия и различных высокотехнологичных устройств, заканчивая знаниями, модификациями ауры, сознания, и, насколько он понял, даже какими-то апгрейдами для души и тела. Самими душами тут также ранее приторговывали, впрочем, как и живыми разумными, а многого он и вовсе не понимал — видимо в его жизненном опыте просто не нашлось подходящих для данных определений мнемообразов.

Однако, в любом случае, все эти ветки для разумного нулевого уровня оказались закрыты. Впрочем, даже единственным доступным Александру на данный момент пунктом шло уже действительно что-то интересное, а именно одна из тысяч хранившихся на Накопителе копий, представлявших собой обучающий файл с начальной техникой боя школы «Низвергатели Богов», помеченный значком, означающим, что тот проверен, адаптирован и полностью подходит для «существ его типа любого уровня и класса развития». Распространялся тот бесплатно, скорее всего самой школой, похоже действующей таким образом в каких-то рекламных целях — уж очень это напоминало земные рекламные акции.

Прикинув, что разумные, не побоявшиеся назвать так свою организацию в мире, где эти самые боги, судя по всему, вполне могут оказаться реальностью, должно быть и правда знают свое дело, Александр решился на установку. Да и, в любом случае, мимо бы он не прошел — неизвестные технологии будоражили кровь предвкушением новых открытий, а новые знания помогут наполнить красками картинку мирозданья, оказавшуюся куда как масштабнее и сложнее, чем представлялось ему чуть ранее.

Подтвердив скачивание продукта на файловое хранилище Контроллера, Александр проследил, как один из архивов почти мгновенно исчез из каталога и оказался на его устройстве. Закончив на этом с изучением Терминала, с трудом поднявшись на ноги, он кое-как поковылял на выход, анализируя полученную информацию.

Наверняка за последующие уроки придется платить, прикинул он, и немало, но из-за обрыва связи сейчас такой возможности у него все равно не имелось, как и сколь-нибудь значимой суммы наличных монет в его виртуальном кошельке. Если средства еще можно добыть, пусть это и довольно опасно, в то, что все вскоре починят, глядя на окружающее его запустение уже как-то не верилось. Что бы ни произошло с Четвертым Объединением, упоминание о котором ему постоянно встречалось, было похоже на то, что сеть Маяков, совмещенных с торговыми Терминалами, заброшена уже очень давно, и вряд ли в ближайшее время кто-то возьмется все это чинить.

Впрочем, гадать он не стал, просто покинув зону портального круга. За периметром зала связь с артефактом прервалась, но стоило ему лишь шагнуть обратно, как та возобновлялась вновь. Немного поэкспериментировав, он продолжил путь, добравшись до лагеря и без сил повалившись на расстеленный в палатке спальный мешок, не откладывая активировав обучающий файл.

Судя по описанию, выполненному на «Общем Универсальном», начальный курс занятий состоял из семи уроков, которые нужно было сначала загрузить в подсознание, а затем осмыслить и пройти некую тренировку, для закрепления полученных навыков. Один урок загружался почти два часа, и делать это рекомендовалось во сне, в режиме же бодрствования этот срок растягивался в несколько раз, но позволял активно действовать все это время.

Решившись, Александр практически без колебаний запустил первый урок, активировав его изучение.

Часть 4

Перед началом занятий предлагалось посмотреть некое короткое вступительное «интро». Что он и сделал, подтвердив свое согласие.

Мгновение, и вот он уже парит над каким-то огромным комплексом каменных укреплений. Цитадель Кош-Агаш — главная обитель ордена «Низвергателей», откуда-то пришло к Александру понимание этого.

Пролетев через центральную площадь, на которой одновременно тренировались, выполняя какие-то комплексы, несколько сотен послушников, он пронесся через учебные классы с голопроекторами и капсулами виртуальной реальности, в которых адепты готовились к будущим сражениям с магическими тварями, самими магами и колдунами, порождениями Бездны, Демонами и Богами.

Перед его взором разворачивались масштабные битвы и одиночные схватки, в которых последователи ордена пачками уничтожали противника. Тот был представлен совершенно различным образом: от ультрасовременных для него спецназовцев в маскирующей броне, оснащенной встроенным экзоскелетом, которых поддерживали шагающие танки и беспилотные дроны — до средневекового вида рыцарей, колдунов и армий скелетов, под предводительством мертвого мага неумолимо шагающих вперед, в одном строю вместе с какими-то огромными монстрами и стаями мелких тварей.

Местность, где происходили все эти сражения, также порою отличалась весьма кардинально. Начиная от космических станций и заканчивая средневекового вида замками, увешанными гобеленами, от футуристического вида поля боя с бронированной техникой, парящей на антигравах — и до палуб огромных парусных кораблей, летящих высоко над заснеженными пиками гор.

Адепты ордена также весьма разнились между собой. Не все из них вообще оказались людьми, а некоторые и под понятие-то «гуманоид» попадали с трудом, но всех их отличала какая-то стремительность и некая грация передвижений в бою. Иногда вообще казалось, что те просто-напросто телепортируются, перескакивая от одного противника к другому, оставляя за собой горящую технику и трупы врагов.

Многие из адептов обходились вообще без какого-то заметного взгляду оружия — видимо сами являясь таковым, поливая вокруг плетями огня, режущего прочную броню как масло, замораживая людей и монстров, сжигая противника черным пламенем, уничтожая его еще множеством самых разных способов, которые для Александра представлялись ничем иным, как самой настоящей магией.

Кто-то сражался в высокотехнологичной даже на вид броне, некоторые оказались экипированы в кожаные или металлические доспехи, а кое-кто и вовсе щеголял голым торсом, но это не мешало им выживать под градом пуль, снарядов, лучей лазера, плазмы и волнами разрушительных заклинаний.

Вот одетая в легкие кожаные доспехи субтильная девушка, запрыгнув на некое подобие летающего танка, мгновенно материализовала два коротких меча и вспорола броню, полыхнув внутрь разлома струей высокотемпературной плазмы, выжигая все живое внутри — тут же быстро перескакивая на соседнюю смертоносную машину, оказавшуюся совершенно беззащитной против этой манеры боя. Все было настолько четко и детализировано, что Александру даже удалось рассмотреть необычные заостренные ушки воительницы, в полете на миг показавшиеся из-под длинных волос, развивающихся под потоком встречного ветра.

Впрочем, картинка вскоре сменилась — и вот он уже наблюдает за тем, как массивная фигура с огромным двуручным молотом, облаченная в бронескаф, сошлась в сражении с классическим рогатым демоном, орудующим здоровенным пылающим мечом. Бой, развернувшийся на каком-то капище, продолжался довольно долго, в процессе разворотив холм с жертвенной плитой и небольшой лесок рядом. В конце концов израненный воин умудрился-таки накинуть на «парнокопытное» некую ловчую сеть, состоящую из переплетенных нитей света, которая, похоже, причиняла его противнику нехилую боль, прожигая плоть демона. Ну а после он просто и без затей одним могучим ударом размозжил рогатому голову, и замер, устало облокотившись на свое оружие рядом с поверженным трупом врага, тяжело дыша и отходя от непросто давшейся схватки.

И таких историй, пока он «пролетал» учебные классы, перед ним развернулось немало, но все же в конце концов Александр достиг своей точки предназначения. Когда он уже практически приблизился к старику, стоящему спиной к нему, тот неожиданно резко повернулся, и его взгляд, казалось, проник новичку прямо в душу.

— Будь сильным, новик, сражайся и развивайся — Мультиверсум это приветствует, а наша школа боя поможет тебе пройти путем Возвышения. Однако, став вровень с Богами и Демонами, остерегайся считать разумных лишь игрушками или источником силы и душ — иначе наши адепты придут и за тобой, — ткнул в него пальцем этот старик с проникающим в душу взглядом.

В тот же миг вывалившись из видения, Александр ошеломленно огляделся, не сразу и осознав, где он сейчас находится — настолько поражающе реальным оказался этот «рекламный ролик». В себя же его привела выскочившая следом надпись:


Начато освоение загрузочного файла «Первый урок»

«Низвергатели Богов» благодарят Вас за выбор нашего учебного курса

Пройдя весь начальный курс до конца, Вы можете рассчитывать на скидку при приобретении более продвинутых тренингов

И да сопутствует вам удача на пути Возвышения


Судя по часам, с момента активации файла прошло всего лишь минуты полторы, хотя ему казалось, что он провел там, среди сражений и монстров, никак не меньше нескольких часов, наблюдая за сотнями схваток. Встряхнувшись и выбросив пока из головы всех этих адептов, демонов и богов, Александр убедился, что загрузка файла идет, не причиняя ему больше никаких неудобств и ничем не отвлекая, а затем все же выбрался из палатки.

Заварив в кружке чай, он легко перекусил, недолго посидев у костра. Того сосущего ощущения голода, посетившего его после контакта с артефактом, уже не ощущалось, да и чувствовал он себя лучше — после короткого отдыха сил явно прибавилось.

Вообще, из этого вступительного ролика уже становилось ясно, насколько велик и разнообразен Мультиверсум. От открывающихся перспектив и горизонтов развития захватывало дух, именно в этот момент Александр осознал, что находится лишь в самом начале большого пути, с которого уже вряд ли свернет когда-либо — настолько его зацепило все происходящее.

Правда, все еще оставалось не совсем ясным, что это за уровни на пути Возвышения, и как именно происходит прокачка. Но то, что здесь можно будет получить силу и знания, прикоснуться к неведомому, встав вровень с Богами — все это Александр понял отчетливо, и знание это, подстегнутое недавним зрелищем, пьянило не хуже наркотика.

Впрочем, для начала нужно хотя бы с текущими делами разобраться, наконец-то вернул себе самообладание он. Вообще, по идее, с этого места пора бы уже и уходить — мало ли еще какая нечисть тут водится. Хотя, с другой стороны, что ждет его в соседнем лесу также известно не было — да и не в лучшем состоянии он сейчас для длительного похода.

Поэтому путешествие, похоже, откладывалось минимум до завтра. Ну а сегодня еще оставался длинный день впереди, так что Александр, отдохнув, принял решение и начал поквадратно обследовать площадь бывшего поселения, захватив с собой металлоискатель с саперной лопаткой.

С перерывами, до вечера он прошел все постройки и пространство между ними, обнаружив много разной мелочи, но, в общем-то, ничего особенно ценного там не нашлось. Вообще, создавалось впечатление, что когда-то очень давно здесь развернулось сражение — по крайней мере, некоторые проломы в стенах зданий образовались точно не сами собой, а кое-где еще можно было различить и следы старых пожарищ.

В основном его добычей стали какие-то гвозди, заклепки, явно нефабричного производства, медные пуговицы и ржавые наконечники стрел, старые гильзы и сплющенные свинцовые пули, заколки и пряжки, а также кованные дверные петли и обломки инструментов. Нашел он и несколько медных монет, которые вместе с другими изделиями из этого металла вечером очистил уже проверенным способом.

Единственной по настоящему интересной и, как он надеялся, ценной находкой стал небольшой глиняный горшочек, закопанный в углу одного из зданий, которое он решил считать бывшим складом. В нем Александр обнаружил какие-то истлевшие в труху бумаги, десяток золотых монет, а также, на самом дне, и небольшую, размером с ладонь, серебряную шкатулку. Во всяком случае металл оказался очень похож на серебро, хотя отчего-то и не имел на себе никаких следов времени — как будто бы его только недавно отлил некий мастер.

Сама шкатулка явной ручной работы была витиевато украшена и несла на себе неизвестные ему знаки и те же символы солнца, что он видел здесь ранее. Внутри же у нее, закрытые на простую сдвижную защелку, в отдельных гнездах покоились сразу три кристалла душ. По крайней мере именно так эти небольшие полупрозрачные кристаллы определил Контроллер, когда, осторожно прикоснувшись к одному из необычных хранилищ, он, неожиданно для себя, увидел выскочившее сообщение:


Обнаружено заполненное Вместилище Души второго уровня

Произвести конверсию сущности внутри Вместилища в ихор?

Ожидаемая сумма конечного продукта — 120 монет

Конверсия Отмена


Выбрав второй вариант, отменив преобразование, Александр проверил и два других кристалла — они также оказались полностью заполнены, содержа в себе чьи-то души. Сознавать, что именно он держит в руках, было немного необычно и странно, но за последние дни он уже ко многому здесь привык. Ну, души и души — подумаешь.

Тратить ихор Александр пока что не собирался, с возможностью повышения уровня еще нужно было разобраться, выяснив, что это, и как оно может на нем отразиться. Тут явно имелось ввиду нечто большее, нежели простое присвоение статуса в торговой системе. Так что, отложив шкатулку и другие сегодняшние находки в сторону, он занялся отбором вещей в дорогу.

Часть имущества нужно будет оставить здесь, выкопав тайник, как и задумывалось изначально. Для этого Александр подрезал и аккуратно скатал дерн около одного из разрушенных строений, уложив большой рюкзак, обернутый несколькими слоями непромокаемой пленки, в выкопанную на этом месте яму. Затем он обработал схрон изнутри специальным репеллентом, отпугивающим животных, а после засыпал все землей, которую собирал на брезент, и раскатал дерн обратно.

Под конец Александр пролил растительный покров водой, чтобы тот не завял и, разрастаясь, быстро восстановил бы место до исходного состояния, скрыв все следы захоронки. Лишнюю землю, которую собирал на расстеленный брезент, он отнес к протекавшему неподалеку ручью, рассыпав ее тонким слоем по руслу.

Проделав такую работу, на закате Александр поужинал и практически сразу же лег спать, сильно умотавшись за день и планируя завтра отправиться в путь пораньше.

Глава 4 Опасные встречи

Часть 1

Ночные кошмары его на этот раз не беспокоили, хотя спал он чутко и несколько раз за ночь просыпался, прислушиваясь к звукам снаружи. Но в целом выспался довольно неплохо.

Утром, едва проснувшись, Александр получил оповещение об успешно усвоенном обучающем файле, который теперь надо было закрепить упражнениями. Не став откладывать, он быстро прошел тренировочный комплекс, тренируя удары и переходы, которые, действуя по подсказкам обучающей программы, все же смог повторить. Не с первого раза, но у него вполне уверенно получилось выполнить большую их часть, тем более что он как будто бы просто вспоминал когда-то заученные приемы.

Проблемы возникли лишь с некоторыми движениями, для которых у него оказалась слишком плохая растяжка, так что пришлось посильнее над ней поработать. Без полного повторения всего материала первого урока, ко второму было перейти попросту невозможно — так что придется ему в ближайшие дни заняться этим всерьез.

А вообще неплохо размялся, решил он. Комплекс интересный, хотя и не совсем понятно для чего предназначенный — так, некоторые движения и вовсе ставили его в тупик, не похожие ни на один вид из тех земных единоборств, где он нахватался верхушками. Тем не менее Александр добросовестно все выполнял, стараясь точно следовать программе тренировок. Нахлынувший энтузиазм и осознание «эксклюзивности» этих знаний отлично помогали в освоении новых способностей

Закончив с такой своеобразной разминкой, он свернул лагерь, собрался, и наконец-то направился прочь по следам старой дороги. Экипировался он в облегченном варианте, из плейта были извлечены бронеплиты — так тот стал весить меньше полутора килограмм, хотя оставшиеся баллистические экраны и кордура все еще неплохо могли защитить его от холодного оружия и когтей хищников. Шлем Александр спрятал в тайнике, вместо него надев камуфлированную панаму, а камеру, снимавшую все подряд «для истории», он теперь крепил на левом плече.

Большой туристический рюкзак сменился на тактический рюкзак-трехдневку с запасами продуктов, фильтрами для воды и патронами двенадцатого калибра, которых было взято с собой как можно больше. Имелись там и медикаменты, сменная одежда и другие нужные ему в походе и не только вещи, включая и прихваченные из дома монеты — на случай встречи с «аборигенами». Также он забрал все найденные и очищенные монеты, все серебро и интересные медные находки, амулет с незнакомца, печатки и золотое кольцо с него же, клинок без ручки и шкатулку с кристаллами душ. Компактно свернутая палатка устроилась сверху рюкзака, мачете в ножнах заняло свое место на поясе слева, и, конечно, уже привычный дробовик, висящий на тактическом ремне, как всегда придавал ему уверенности.

Вес все еще оставался приличным, но не шел ни в какое сравнение с тем, который он нес на себе при Переходе в этот мир. Шагалось ему бодро, Александр предвкушал новые открытия, поэтому смело приближался к смешанному лесу, красивому особенной красотой подступавшей осени.

Вся окружающая обстановка создавала впечатление какой-то туристической прогулки, в которые он не раз ходил на Земле. Ну а что — осень, прекрасная погода, солнце, птички вон летают, думал он, подходя к опушке лесного массива. Однако какое-то несоответствие в наблюдаемой картинке его все же слегка насторожило, заставив подобраться. А когда Александр наконец-то осознал, что его так обеспокоило, то, едва не споткнувшись от неожиданности, скорее бросился вперед, под защиту раскидистых крон деревьев.

Наблюдая в бинокль за кружившейся над горами «птичкой», он никак не мог поверить своим глазам, хотя, казалось бы, за эти дни у него уже должен был выработаться иммунитет на все необычное. Но зрелище парящего в вышине классического черного дракона, плавной спиралью поднимавшегося все выше и выше, кружась в потоках теплого воздуха, все же пробило этот защитный тонкий ледок отстраненности.

Массивная туша, бронированная внахлест темными пластинами чешуи, выглядела одновременно и очень грозно, и, в то же время, довольно изящно изгибалась в полете. Длинный хвост служил своего рода стабилизатором, а темные перепончатые крылья отлично справлялись с нагрузкой, периодически резкими взмахами поддерживая эту махину в воздухе.

Определить размер этого «неопознанного летающего объекта» оказалось непросто, но прикинув примерно расстояние до пиков, над которыми кружил этот ящер, можно было предположить, что тот имеет длину в районе сорока-пятидесяти метров — от начала его рогатой морды, и до самого окончания мощного хвоста. Александр, конечно, в авиастроении практически не разбирался, но отчего-то не сомневался, что такая туша сама по себе летать вряд ли сможет. Но за эти дни у него уже сложился простой и универсальный ответ на подобного рода вопросы — «магия», и все непонятки в этой картине мира тут же сами собой вставали на свои места.

Дракон, между тем, прекратил набор высоты и в пикировании направился в сторону покинутого им недавно разрушенного комплекса, что Александра начало немного напрягать. По мере приближения этого существа картинка в бинокле становилась все более отчетливой, а вскоре уже он мог наблюдать ящера и невооруженным глазом, с трепетом и восхищением рассматривая бронированную тушу, кружившуюся над местом его последней стоянки.

На мгновение Александру даже показалось, что этот мифический зверь, повернув голову и выпустив из ноздрей струю дыма, посмотрел ему прямо в глаза. Казалось, на миг их взгляды встретились, мир вокруг замер, а огненно-красные вертикальные зрачки разумного, как он осознал, и очень древнего существа, уставились человеку прямо в душу, заполняя ее всепожирающим пламенем и пробирая его до костей. Однако внезапное наваждение так же быстро схлынуло, и, издав протяжный громоподобный рев, заставивший все живое в округе испуганно замереть или, дрожа, забиться в щели и норы, древний ящер стрелой устремился ввысь, резким взмахом крыльев подняв тучу пыли с земли, быстро набирая высоту и удаляясь прочь от этого места.

Какое-то время Александр просто приходил в себя, оглушенный этим ревом, как и самой неожиданной встречей и открывшимся ему зрелищем. Что именно это существо забыло над оставленным недавно лагерем — искало ли оно его, заметив каким-то образом, или просто облетало свои охотничьи угодья, оставалось для него загадкой, как и тот момент с пробирающим взглядом, который логическая часть его разума предлагала считать всего лишь неким наваждением переутомившегося от непривычных впечатлений мозга.

Однако, если все же признать тот факт, что все случилось в реальности, что дракон каким-то образом заметил и просканировал его, то одна вещь уж точно все еще оставалась непонятной — почему он до сих пор жив. Как-то, после всего пережитого, в гуманизм и всепрощение этого древнего ящера ему совершенно не верилось. Нет, конечно, возможно где-то здесь и обитают травоядные драконы, строго соблюдавшие веганские заповеди — чем черт не шутит, в конце концов об этом мире он не знал практически ничего, но Александр почему-то был абсолютно уверен, что этот конкретный их представитель с удовольствием закусит неосторожно подвернувшимся разумным.

Показался ли человек ему не стоящей внимания добычей, или еще что, но дожидаться возвращения ящера он был не намерен. Собравшись, Александр быстро углубился в лес, стараясь как можно быстрее и дальше отойти от опушки.

Лес, напуганный ревом дракона, постепенно оживал и наполнялся звуками. Уже с уверенностью можно было сказать, что растительность здесь оказалась весьма похожа на соответствующую ей земную, времен где-то ранней осени — но все же и заметно от нее отличалась. Встречалась и какие-то совершенно незнакомые деревья необычных форм и расцветок, какие-то странной формы мелкие плоды и неизвестные ягоды, небольшие грызуны вроде белки-летяги, выбравшиеся из своих укрытий и снующие в кронах, перепрыгивая с одного дерева на другое.

Все это не давало забыть, что он находится не на Земле. А потому и не позволяло уж слишком расслабиться — да и недавняя встреча давала еще о себе знать. Так что, спеша отойти подальше, он все же не мчался сломя голову, а внимательно осматривался, пребывая настороже.

Наверное, поэтому и успел заметить опасность вовремя и, хотя и с опозданием, среагировать. Крупная кошка, то ли поджидавшая свою добычу прямо на дереве, мимо которого он проходил, то ли прятавшаяся там от пролетавшего ящера, попыталась в прыжке запрыгнуть ему на спину. Александр, в тот момент как раз повернувшийся, чтобы рассмотреть какое-то царапнувшее несоответствие, встретившись взглядом с желтыми глазами хищника, успел присесть, так что отделался лишь сбитой наземь панамой.

Понимая, что зверь, опять оказавшийся позади него, сейчас повторит свою попытку, он резко кувыркнулся, уходя в бок и вскидывая ружье. Стремительный силуэт, пронесшийся рядом, приземлился чуть впереди, но не успел Александр навести на него ствол дробовика и выстрелить, как кошка, почти повернувшаяся в его сторону, раздраженно «мявкнув», неожиданно рванула в ближайшие кусты. Да так, что картечь лишь взрыхлила землю и подняла опавшую листву в том месте, где мгновение назад находился опасный хищник.

На всякий случай сделав еще один выстрел в кусты, в которых скрылось животное, он не стал проверять его результативность, на адреналине рванув прочь от этого места, по пути прихватив с земли головной убор. По лицу у него текла кровь, но, стянув перчатку и аккуратно проверив рукой, Александр убедился, что скальп вроде бы все еще находится на своем месте, и отложил дальнейший осмотр на потом.

Часть 2

Когда подстегнутый страхом организм начал выдыхаться, он наконец-то остановился и занялся осмотром повреждений. Таковых, на удивление, оказалось немного — жертвой нападения лесного зверя стала панама, которую, впрочем, еще вполне можно было спасти, подлатав, ну и он сам обзавелся длинной кровоточащей царапиной на лбу.

Промыв и обработав рану, Александр залил ее медицинским клеем и налепил сверху специальный пластырь, замотав все поверх бинтом для надежности. Затем достал и выпил таблетку обезболивающего, так как царапина начинала все сильнее саднить, добавив еще капсулу антибиотика — неизвестно, что за зараза имелась у этой кошки на когтях, так что тут всяко стоило перестраховаться.

Перевязавшись, он закопал кровавые остатки в неглубокую ямку, присыпав все опавшей листвой, и, напялив пострадавший головной убор, дабы не светить на всю округу бинтами, поспешил уйти прочь с территории хищника. Кстати, по-видимому хорошо знакомого с огнестрельным оружием — что означало наличие его обладателей в близлежащей местности, к чему также нужно быть готовым, решил он, попутно дозаряжая дробовик.

Протопав еще несколько часов, Александр сделал привал на обед, разведя бездымный костер — так, как его научили на одном из найденных бывшей женой курсов по выживанию, из которых он, оказывается, даже что-то запомнил. Перекусив, путешественник отправился дальше, все также придерживаясь направления вдоль ручья, который брал свое начало, сбегая с гор в районе портального зала.

Следы старой дороги окончательно исчезли, или он их просто-напросто потерял, в суматохе убегая от кошки-переростка. Водный ориентир постоянно петлял, иногда вынуждая его перепрыгивать русло, что, к слову, делать становилось все сложнее, так как ручей постепенно становился все шире и шире.

Так, без особых приключений, Александр и шел до самого вечера. Пару раз он останавливался на привал, проверившись, не идет ли кто по его следу, заодно дав непривычным к такому ногам отдохнуть, закинув ступни на ствол дерева, чтобы кровь немного отлила от натруженных конечностей. А когда солнце стало садиться, наконец-то решил, что на сегодня с него хватит, и разбил палатку на небольшой полянке вблизи воды.

Поужинав, Александр сменил повязку. Рана на голове уже немного подсохла, края ее чуть воспалились, но, в целом, выглядела та более-менее нормально. Шрам, конечно, выйдет впечатляющий, однако большую его часть получится скрыть, немного отрастив волосы. Закончив с перевязкой, он выпил еще одну таблетку антибиотика, однако обезболивающее на этот раз принимать не стал, чтобы не валяться ночью в глубоком сне тушкой беспечного мяса. Как он уже успел убедиться, здешние края особой терпимостью к ошибкам и слабостям не страдали, тут всегда нужно быть начеку — особенно ночью.

Завершив все приготовления, Александр наконец-то забрался в палатку, где утомленный организм его забылся сном — неспокойным и чутким. Рана побаливала, так что периодически он просыпался, неловко повернувшись и задев повязку. В одно из таких пробуждений, уже ближе к утру, ему показалось, что снаружи послышалось какое-то металлическое звяканье, тихое чириканье, похожее на осмысленную речь, и вроде бы последовавший за этим звук шлепка.

Насторожившись, Александр потихоньку притянул к себе дробовик и взял его в руки, продолжая спокойно лежать, размеренно дыша и изображая из себя спящего. Снаружи, тем временем, также установилась тишина — видимо и неизвестные ночные гости решили затихариться, прислушиваясь к звукам в палатке.

Ничего хорошего от этих визитеров ждать не приходилось. Датрамин то и дело преподносил ему сюрпризы, так что он вроде бы ко всему приготовился. Однако, когда ткань палатки на уровне сантиметров двадцати от земли прошило крошечное лезвие, бесшумно проделав небольшой разрез, а в это непредусмотренное разработчиками отверстие просунулась голова и верхняя часть туловища маленького существа с острой мордочкой и большими ушами, одетого во что-то вроде кожаных доспехов — Александр не смог справиться с удивлением, тихо выругавшись.

Существо это, пытавшееся меж тем влезть в палатку, услышав его голос замерло и медленно повернуло голову в сторону источника звука, встретившись глазами с человеком, смотрящим на него поверх дула дробовика. Мгновенно осунувшись, оно сглотнуло и, громко заверещав в луче света тут же включенного Александром фонарика, рванулось обратно, быстро скрывшись из вида.

Стрелять Александр не стал. То ли от удивления, то ли из жалости — уж больно комично выглядела эта испуганная мордочка, да и палатку дальше портить совсем не хотелось. Верещание и возгласы, похожие на быстрое чириканье, подхваченные снаружи еще несколькими особями данного вида, быстро удалялись, так что он расстегнул клапан палатки и выскочил наружу, обшаривая лучом фонаря местность в поисках этих непрошеных гостей. Но все, что успел — так это увидеть несколько маленьких фигурок, юркнувших куда-то в кусты на самом краю поляны.

Тратить на них патроны сейчас не имело особого смысла, вместо этого он просто обошел лагерь по периметру, но больше ничего подозрительного не заметил. Небо на востоке уже алело, предвещая скорый восход, так что снова устраиваться на ночлег резона не было — тем более здесь. Да, в общем-то, спать ему уже и не хотелось.

Весь ущерб ночного «нападения» исчислялся порезанной палаткой, которую Александр быстренько зашил в лучах встающего светила, проклеив шов, заодно подлатав и панаму. Поежившись, он неожиданно ярко представил, как тот остренький ножик, которым существо взрезало прочную ткань, так же легко перерезает и горло спящего человека. Так что может и зря стрелять не стал, прикинул он — ну хоть патроны сэкономил…

Задерживаться тут Александр не хотел. Так что, по-быстрому позавтракав, решил, ввиду полученного в столкновении с рысью ранения, отложить отработку нового тренировочного комплекса, а затем быстро собрался и отправился в путь.

Первая встреча с представителями разумной расы этого мира прошла неожиданно, а то, что эти маленькие существа вполне разумны, он не сомневался, вспомнив взгляд того самого их представителя, которого видел вблизи. Да и одежда, металлические инструменты и оружие, вроде крохотного ножа — все это свидетельствовало в пользу их развитости.

Вот только как тех найти и наладить контакт, он представлял себе довольно смутно. Все еще надеясь отыскать здесь людей или кого-то похожего, прочесывать эту местность Александр не стал, просто отправившись дальше.


Автор будет благодарен за лайки, репосты и награды. Когда я вижу, что книга вам нравится, это дает мне силы и энергию писать дальше.


Спасибо.

Часть 3

Следующие сутки выдались более-менее спокойными. Лес, чем дальше от гор и предгорий, тем становился темнее и выше, попадались экземпляры деревьев и в несколько обхватов толщиной, высотой с земную секвойю. Днем Александр все больше шел по левому берегу небольшой речушки, в которую превратился давешний ручей, вобравший в себя окрестные ручейки поменьше. Конечно, приходилось петлять вместе с руслом, но в целом он, как и раньше, продвигался в выбранном направлении, делая короткие привалы, лишь на обед задержавшись на одном месте подольше.

Отдохнув, Александр опять вплоть до самого вечера шел вдоль реки, пару раз спугнув каких-то животных, похожих на земных лосей, которых, скорее всего, испугался даже сильнее, чем они его. Разок впереди перед ним вышло на водопой семейство кабанов — местные зверюшки имели острый костяной гребень вдоль позвоночника, но «морда лица» у них оказалась точь-в-точь как у земной хрюшки — хотя и разожравшейся до неприличных размеров, да к тому же отрастившей загнутые клыки сантиметров под тридцать. Связываться с ними он не стал, еды хватало, да и вообще, съедобные они или нет — это еще неизвестно, так что дегустацию местных натуральных продуктов Александр, подумав, отложил на потом.

Хищников, соответствующих такого размера дичи, он, слава всем богам, пока не встретил, отчего, конечно же, совершенно не расстроился. А вот на старые обглоданные кости за время пути иногда все же натыкался — но обошлось.

Однажды, впрочем, немного в стороне он услышал приглушенный рык и вопли какого-то животного, верещавшего так, словно того поедали заживо, что, скорее всего, вполне соответствовало действительности. Вскоре, правда, все вроде бы затихло, но Александр все равно поспешил убраться подальше от источника этих звуков.

Ночь также прошла без происшествий. Уже привыкнув спать вполглаза, он даже неплохо отдохнул, на утреннем холодке ощущая себя выспавшимся и весьма бодрым. Проснувшись, он поменял повязку на голове — рана сегодня выглядела гораздо лучше, воспаление практически прошло, но Александр все-таки продолжил курсовой прием антибиотиков. Затем он сделал зарядку и растяжку, прошел еще раз начальные упражнениякомплекса и, позавтракав, двинулся в путь.

Неладное Александр почувствовал где-то ближе к обеду, и сначала даже не понял, что его так беспокоит. Прошел еще пару сотен метров, пока до него не дошло — тишина. Непривычная тишина и отсутствие движения, перекрикивающихся птиц, да и снующих в кронах мелких грызунов, тех же «белок-летяг», как он их про себя называл — ничего этого сейчас не наблюдалось. Лес словно замер в страхе, который, когда до него наконец-то дошло творившееся вокруг, передался и ему.

Первое движение на грани восприятия он уловил уже через пару минут. То тут, то там вокруг него на некотором расстоянии в кустах мелькали горящие красным глаза и спины каких-то больших тварей, как Александр успел разглядеть, отдаленно напоминавших помесь волка и… и кого-то еще. По крайней мере у земных волков размер был поменьше, как не имелось и такой развитой мускулатуры — у этих же даже под густой темной шерстью бугрились мышцы, заметно выпирая и перекатываясь в движении как у накачанных культуристов. Во всяком случае так ему показалось — насколько он сумел рассмотреть промелькнувшего в стороне преследователя.

Стараясь не паниковать, Александр покрепче перехватил дробовик. Но когда раздавшийся вой, прозвучавший для него похоронной сиреной, словно по команде подхватили еще несколько глоток — все же не выдержал. Развернувшись, он несколько раз выстрелил в мелькнувшие силуэты, а затем бросился бежать, скинув мешающий рюкзак быстросбросом на землю. По скулящему подвыванию сзади Александр понял, что в кого-то он все-таки попал, однако вряд ли картечь на таком расстоянии нанесла им значительный урон, пройдя широким конусом, хотя подранить могла многих.

Бежал он целенаправленно, стремясь к отдельно стоящему большому дереву с раскидистыми ветвями. Бежал не оглядываясь, так, как никогда в жизни не бегал, стараясь не думать о том, что произойдет, если он не успеет, споткнется и упадет — в то время как рычание и звуки погони позади неумолимо приближались. Изо всех сил оттолкнувшись, он смог в прыжке достать одну из нижних ветвей, больно врезавшись в ствол дерева грудью и едва не свалившись, но, сумев удержаться и выполнив выход силой, буквально взлетел наверх.

Отставший всего на несколько метров ближайший зверь бессильно клацнул зубами, как Александру показалось, едва не схватив его за ботинок. Это еще прибавило ему скорости, и восхождение наверх у него заняло какие-то секунды. Он и сам не понял, как очутился на десяток метров выше и устроился на развилке, пытаясь унять бешено стучащее сердце. В голове же его билась только одна мысль: «Спасен! Спасен, мать вашу!». Которая, впрочем, быстро сменилась на злость и желание поквитаться.

Беснующиеся внизу хищники рвали кору дерева, рыча и брызжа слюной. Некоторые из них даже пытались залезть по стволу наверх, только у них ничего не получалось, и через пару метров они неизменно срывались вниз. Сейчас, рассмотрев их поближе, он удивился, как вообще смог от тех убежать — массивные, мускулистые, но в то же время гибкие тела тварей просто полыхали силой и мощью, острые когти и клыки оставляли на стволе большие зарубки, а налитые кровью глаза на косматой морде не предвещали человеку ничего хорошего.

«Твари, сволочи, получайте», — мысленно приговаривал он, выцеливая ближайших. Вот красный целик коллиматора оказался напротив головы одной из самых активных особей — выстрел, и сноп картечи снес ей верхушку черепа, вместе с глупыми мыслями об охоте на человека. Перевод прицела — и еще один получает заряд в спину, а затем с перебитым позвоночником, скуля, пытается отползти в сторону. Еще выстрел, и следующий с развороченным боком, кувыркаясь, замирает на земле. Выстрел, выстрел, выстрел…

Как он израсходовал все девять патронов в магазине и патроннике, Александр даже не понял, просто в очередной раз вместо выстрела сухо клацнул щелчок. Под деревом остались лежать туши животных, а в воздухе витал непередаваемый аромат сгоревшего пороха, псины, парного мяса и дерьма. Парочке подранков все же удалось скрыться, сбежав в кусты, как и еще трем наиболее сообразительным и шустрым тварям. Хотя ему показалось, что скорее даже отошли они, только лишь получив команду из леса — в виде того воя, с которого охота на него и началась ранее.

Из дальних кустов раздавались повизгивания и рычание, но тратить небесконечный запас патронов, большая часть которых осталась в сброшенном рюкзаке, на стрельбу вслепую он не стал. Как и добивать подранков — из тех же соображений экономии, хотя, немного отойдя от пережитого, слушать их скулеж все же оказалось малоприятно.

Перезарядив дробовик, на этот раз используя пулевые патроны, Александр принялся выцеливать скрывшихся хищников. Те, опрометчиво решив, что отбежав подальше, будут вне зоны его досягаемости, крутились между деревьями на расстоянии метров семидесяти. Обзор сверху открывался отличный, так что вскоре очередной зверь словил тяжелую пулю под лопатку — взвизгнув, тот подпрыгнул и кувыркнулся, упав на землю замертво. Еще одного, судя по звуку, удалось зацепить, выстрелив пару раз в его силуэт в кустах, хотя насколько серьезно тот ранен, оставалось не ясно. Больше никого подстрелить у него не получилось, оставшиеся звери убежали еще дальше в лес и теперь были ему не видны.

Просидев на дереве до самого вечера, Александр планировал и ночь провести там же. Оставшихся внизу подранков он, в конце концов, дострелил, истратив пару патронов — но их скулеж слушать оказалось просто невыносимо.

В поисках удобного места для ночлега он поднялся еще на ярус выше, где и обнаружил удобную развилку, на которой можно было даже прилечь, привязав себя для страховки поясным ремнем. Вода во фляжке у него оставалась, наличествовало и несколько батончиков шоколада — до утра он с дерева ни ногой. Как минимум пара хищников оставалась цела, да еще неизвестное количество подранков может бродить вокруг, так что лучше переждать все в относительной безопасности. Кроме того, его беспокоил вожак, явно направляющий стаю, но сам за это время ни разу так и не попавшийся на глаза.

В общем, неплохо устроившись, он просидел наверху до заката, наблюдая в бинокль за местностью. Остро не хватало тепловизионного прицела, оставшегося в рюкзаке, впрочем, если бы Александр эту ношу не скинул, то добежать до дерева и уж тем более вскарабкаться на него точно не смог бы. Да и находись прицел в подсумке, при ударе о ствол он вполне мог бы его и разбить. Ребра вон до сих пор побаливали, как еще коллиматор на дробовике остался цел — чудо. Хотя, наверное, помогло то, что при беге, чтобы ружье ему не мешало, он сдвинул его на бок.

В темноте, освещаемый лишь желтым светом двух полных лун, все такой же молчаливо-тихий лес выглядел довольно жутко, тем более зная, что там сейчас скрывается. К останкам внизу так никто и не вышел — и это косвенно подтверждало то, что оставшиеся твари бродили где-то поблизости, отпугивая падальщиков. Все же, мало-помалу, его стало клонить в сон, и в конце концов он задремал, решив, что тут, наверху, ему ничего не грозит.

Очнулся Александр резко, от сотрясения дерева существом, запрыгнувшим на ствол и быстро взбирающимся по нему наверх, глубоко вонзая в древесину свои когти. Не осознав еще толком, что перед собой видит, он сразу же начал стрелять.

Однако, на удивление, первая пуля, ударившая тварь в грудь, ту практически не притормозила — лишь выбила рык из ее глотки и фонтанчик крови в месте попадания. В общем-то, как и последующие несколько. Отрывая куски мяса и шерсти, они сотрясали противника, но не сбивали с пути, даже попадая в голову, череп твари они не брали — срывая лоскуты кожи и мясо, шли по касательной. И это тяжелые пули двенадцатого калибра!

Все происходило очень быстро, прижав приклад ружья покрепче к плечу, упираясь ногами в ветки дерева, Александр практически очередью выпустил восемь зарядов, так и не остановивших тварь. С ужасом, но все же не потеряв рассудка, последний в магазине патрон он решил использовать практически вплотную, прицельно, для этого быстро ткнув кнопку включения тактического фонаря, вынесенную ближе к рукоятке — что его в итоге и спасло. Сноп яркого света ударил твари в глаза, выхватывая ее из темноты и дезориентируя, а пуля, выпущенная с короткого расстояния, угодила прямо в раскрытую пасть, сбив существо наземь, где Александр наконец-то сумел разглядеть противника.

Метра под два ростом, заросший косматой шерстью прямоходящий монстр больше всего походил на вставшего на задние лапы получеловека-полуволка, из тех «волков», с которыми он сегодня тут уже сталкивался. Мощный торс, похожий на человеческий, руки-лапы — а вот голова оказалась чисто волчья, только глаза на ней светились далеко не звериным умом. В чем он и убедился, когда тот вскочил с земли, кашляя кровью и выплевывая какие-то комочки плоти, а затем перевел взгляд на Александра. Взгляд, не предвещавший огрызающейся добыче ничего хорошего.

Задрав голову, вожак стаи издал вой, который он уже раньше сегодня слышал. Высоко подпрыгнув, монстр заново начал свое восхождение, стремительно продвигаясь наверх. Успевший за это время набить магазин картечными патронами, Александр продолжил обстрел, с ужасом понимая, что результат получается еще хуже, чем в прошлый раз. Летевшие клочья шкуры и брызгавшая кровь, казалось, никак не влияют на тварь. Более тог, он заметил, что повреждения, нанесенные им ранее, уже практически затянулись — счесанный пулями череп монстра как-то фантастически быстро зарос.

Тогда-то в голове у него и щелкнуло. Приняв решение, он быстро дострелял картечь в это существо, и дрожащими руками попытался зарядить дробовик теми самыми патронами с серебряной начинкой, вставленными в навесной патронташ. От волнения выронив часть из них на землю, все имеющиеся у него он зарядить уже и не успевал. Затолкав один патрон в патронник, Александр практически в упор выпалил твари, готовящейся совершить последний рывок, прямо в горящие яростью и жаждой крови глаза.

Тот визг, который монстр издал, падая вниз, он, наверное, не забудет уже никогда. К схватившемуся за морду и катающемуся по земле вожаку из темноты, страшно завывая, подскочили и три меньших «собрата», из тех, с кем он встречался чуть ранее — по крайней мере двое из них носили следы недавних огнестрельных ранений.

Нащупав последний оставшийся у него патрон с серебром, Александр уже более-менее спокойно его зарядил. Вместе с воем раненой твари к нему пришла и какая-то внутренняя уверенность, что сегодня он выживет и победит. Прицелившись в грудь подранка и выждав момент, когда тот ненадолго замер, он всадил в него еще один заряд серебряной картечи — монстр как будто бы захлебнулся воем, из горла у него хлынула черная пенистая кровь, и тварь забилась в недолгой агонии, вскоре затихнув.

Оставшиеся без своего вожака члены стаи просто взбесились, прыгая на дерево в безумных попытках его достать. Уже не обращая на это особого внимания, не спеша перезарядив дробовик простой картечью, он как в тире расстрелял беснующихся внизу охотников на двуногую дичь — и наконец-то наступила тишина.

Часть 4

После всей этой какофонии звуков — воя, выстрелов, визга и рычания, тишина эта показалась весьма оглушительной. Так что Александр даже намеренно пару раз передернул затвор, перед тем, как дозарядить дробовик, слушая успокаивающее лязганье железа.

Меж тем с трупом главной твари, лежащим под деревом, творилось что-то странное. Тот как будто бы оплывал, его корежило и изменяло, и уже через минуту на его месте покоилось тело косматого и бородатого, но, вполне определенно, «хомо сапиенса» — или кого-то на человека очень похожего.

Впрочем, Александр этому превращению не особо и удивился. Догадка о том, что перед ним находится оборотень, мелькнула у него именно тогда, когда он увидел быстро регенерирующие ткани этого монстра. Отчего, собственно, и решился на рискованный эксперимент с патронами, заряженными обрезками серебряных рублей.

«Ну, подумаешь, ведь всем известно, что оборотней берет только серебро».

А то, что в этом мире их существование вполне возможно, он уже понял. В конце концов, если здесь бегают ожившие скелеты и спокойно летают драконы — то почему бы и другим подобным тварям не существовать.

«Ну, просто мир такой… паршивый», — принял он, вздохнув наконец-то с облегчением.

До самого рассвета его больше никто не потревожил.

Когда окончательно взошло солнце, так и не сомкнувший больше глаз Александр все же осторожно спустился с давшего ему приют дерева. Вид и запах, представшие ему внизу, к долгому присутствию на этом месте не располагали, но он все же провел осмотр трупов. Хотя первым делом нашел внизу те патроны с серебряной начинкой, которые случайно выронил, и перезарядил магазин, так, чтобы первые три выстрела шли с серебром, добив все обычной картечью. Затем он подошел к телу оборотня, перекинувшегося после смерти — в этой форме следов ранений у него не сохранилось, так что сейчас перед ним лежал обнаженный человеческий труп явного мужского пола.

Бородатое лицо с перебитым носом, крепко сбитое тело со следами давних шрамов и татуировкой на левом предплечье — с каким-то то ли гербом, то ли отличительным знаком, в виде меча со щитом, позади которых встает стилизованное солнце, и непонятной надписью. Александр уже видел подобное изображение на подвеске амулета, найденного им у останков незнакомца в портальном зале, но что именно этот символ означает, оставалось пока непонятно, хотя и было похоже на отличительный знак какой-то воинской группы или организации. Да и сам покойный, лежащий перед ним, впечатление мирного обывателя не производил.

Внутренне содрогаясь и невольно оттягивая момент, когда все же придется сделать то, что он посчитал необходимым, Александр постоял немного рядом с телом, вздохнул, а затем решительно достал мачете и рубанул им прямо по шее покойника. С первого раза перерубить ту не получилось, не хватило силы или просто сказался недостаток практики, но ему пришлось ударить еще несколько раз, пока клинок не вошел в землю, перерубив позвоночник.

Считавший себя довольно сдержанным и стойким, он все же не выдержал всех этих видов и запахов, так что его несколько раз вырвало рядом с трупом. Очистив желудок, Александр прополоскал рот из фляжки и откатил ногой голову оборотня подальше. В тот же момент над обезглавленным телом сгустилась какая-то черная дымка, которая, соткавшись в веретено, мгновенно ударила его в грудь, принеся уже знакомое чувство холодной ледышки, засевшей под сердцем. От неожиданности он отшатнулся и чуть не упал, но сумел устоять на ногах, читая выскочившее сообщение и постепенно успокаиваясь.


Усваивается сущность второго уровня…

Сущность второго уровня усвоена

Поглощено 125.4 единиц маны, заряд накопителя 4.2 %

Поглощено 63.1 единиц ихора, баланс кошелька 87.9 монеты


Похоже, решение поработать мачете оказалось весьма правильным. Ведь этот самый ихор капнул ему только сейчас, следовательно, раньше тварь оставалась все еще не совсем и мертва. На этой мысли он немного забеспокоился — вокруг валялись и другие трупы, которые также могли быть еще не совсем упокоены. Так что, поудобнее перехватив орудие труда, Александр направился к ближайшей туше.

Перерубить мощную шею зверя оказалось не в пример сложнее. Особенно мешала длинная и свалявшаяся колтунами шерсть на загривке, но вскоре он с этим делом справился, и голова хищника откатилась от тела подальше в сторону. Однако, вопреки его ожиданиям, далее ничего так и не произошло. Он немного растерянно потоптался на месте с минуту, ожидая знакомого сообщения, подобного первому, но так ничего и не получил.

Видимо, в этих животных не содержалось того, что МКП мог переработать в ихор и ману, или это нечто уже улетучилось после их смерти. В общем, придя к такому выводу и не став возиться с оставшимися трупами, он плюнул и направился на поиски брошенного при бегстве рюкзака.

К счастью тот нашелся целым и невредимым. Возможно этому поспособствовало наличие большого количества серебра, лежащего в нем, и, как известно, опасного для всякого рода нечисти. Вроде тех же оборотней и волколаков, как он про себя стал называть «рядовых» членов той стаи, которой вчера чуть не пошел на закуску.

Быстро осмотрев рюкзак, и не найдя на нем никаких повреждений, он нацепил его на спину и направился обратно к месту побоища, кое-что припомнив. Там Александр с помощью топорика и «такой-то матери» выбил у зверей клыки — как-никак, первый охотничий трофей, не поленившись сходить и к тем, которых он подстрелил чуть дальше. Ну а, как смел надеяться, закончив на сегодня со всеми кровавыми делами, он продолжил свой путь вдоль реки, продвигаясь по начавшему оживать и наполняться гомоном птиц лесу.

Часа через четыре, ближе к обеду, когда место сражения осталось уже далеко позади, он все-таки решился сделать привал. Насколько Александр мог судить, выживших членов стаи вроде бы не осталось, хотя все равно обработал из баллончика подошву специальным составом, сбивающим псовых со следа, так же в пути периодически обрабатывая и свои следы на земле.

Бессонная ночь на дереве не прибавила сил, да и морально он вымотался, поэтому сегодня продолжение пути им не планировалось. К тому же пора было и банно-прачечный день устроить — тем более что в крови волколаков он, как не берегся, все равно нехило изгваздался.

Разбив палатку на берегу реки, Александр первым делом развел костер и поставил заряжаться аккумуляторы от камеры и коллиматора, используя специальную зарядку на термоэлектрическом принципе, преобразующую тепло в электроэнергию. Свои сегодняшние трофеи он закинул в ближайший нашедшийся муравейник или нечто на него похожее. Местные насекомые оказались чуть крупнее привычных ему, да к тому же ярко желтого цвета, но с задачей очистки клыков от лишней плоти справились так же хорошо, в чем он и убедился позднее, забирая сверкающие белизной «зубки» тварей.

Затем Александр набрал воды и, пропустив ее через фильтр, поставил в котелке на огонь, а после этого уже занялся чисткой оружия, разложив все на брезенте. Закончив, достал десяток патронов, аккуратно раскрыл и извлек из них картечь, вместо которой засыпал порубленные топориком серебряные пули — из тех, найденных им в портальном зале у незнакомца. В конце он аккуратно заткнул их пыжами и осторожно выровнял развальцованные края ножом и напильником.

Получился этакий суррогат, вполне убойный на близких дистанциях как для человека или обычного животного, так и для разного рода нечисти, на которую этот лес оказался весьма богат. Пересобранные таким образом патроны Александр вставил в гнезда на тактическом патронташе — так они всегда будут у него под рукой. Завершив подготовку, он зарядил дробовик таким образом, чтобы первый патрон шел с рубленым серебром, решив здесь всегда придерживаться этого принципа.

Когда вода закипела, он закинул туда суповой концентрат и дополнительные приправы, оставив кипеть, и, захватив стиральные принадлежности, отправился к речке. После, закончив со стиркой, Александр и сам искупался — однако вода, стекавшая с гор, комфортной температурой не отличалась, поэтому глубоко заходить он все же не стал. Да и в своей середине речушка уже имела глубину в пару метров, так что, решив не проверять, что же там может водиться, он просто по-быстрому смыл пот и грязь, а после выскочил к костру греться, растираясь полотенцем.

Обсохнув, Александр надел свежее белье и новый комплект обмундирования, а стираные вещи развесил сохнуть на ветках ближайших деревьев. Суп, тем временем, уже сварился, так что он тут же и снял пробу, согреваясь горячим варевом. На вторе у межмирового путешественника сегодня шла разогретая тушенка, а на третье чай с добавлением коньяка и пол плитки горького шоколада.

Отмытый, сытый, в чистой одежде, Александр, сидя у костра, отпивал мелкими глотками ароматный напиток и ощущал, как пружина, все это время взведенная где-то у него внутри, медленно распускается.

«А жизнь то налаживается», — прищурился он удовлетворенно.

Глава 5 Опасные встречи. Продолжение

Часть 1

До самого вечера Александр отдыхал, ничем конкретно не занимаясь. Так, перебрал вещи, переложил рюкзак да пополнил подсумки патронами, а на закате поужинал и лег спать, встав в итоге с рассветом. Первым делом перебинтовав рану, он провел зарядку по новому комплексу упражнений и следом позавтракал, чувствуя себя бодрым и отдохнувшим.

Все так же путешествуя вдоль реки, он, в зависимости от местности, то приближался к ней, то удалялся, периодически вспугивая животных, пришедших на водопой. Однажды, заметив стадо местных кабанов, Александр все-таки решил, что пора бы уже и попробовать, каковы те на вкус — не все же время питаться одной тушенкой и концентратами.

Зарядив пулевые патроны, он медленно подкрался к водопою, который устроили звери. Прикинув, куда будет убегать, если что-то пойдет не так, прицелился в молодого подсвинка и выстрелил ему чуть ниже уха, выбив кровавое облачко в месте попадания тяжелой пули. Тот как стоял, так и осел на землю, прямо на том же месте — видимо мгновенно убитый. В ту же секунду вожак, распушив костяной гребень, издал трубный рев и кинулся в воду, подняв тучу брызг, а следом за ним последовало и все стадо. Быстро переплыв неширокую речушку, они скрылись в зарослях на другом ее берегу.

С минуту подождав, оглядываясь, нет ли поблизости незваных гостей, привлеченных шумом, Александр все же поднялся и отправился к своей добыче. Пуля, пройдя голову подсвинка навылет, видимо, как он и надеялся, повредила ему мозг — потому-то и лег тот мгновенно. Обвязав паракордовым шнуром задние ноги добычи, он оттащил ее к подходящему дереву, где и подвесил, перекинув оснастку через сук и, подтянув тушу на нужный ему уровень, закрепил шнур, обмотав его вокруг ствола.

Разделывать дичь ему раньше не приходилось, но он видел, как это делали опытные охотники, так что, подождав, пока стечет кровь, первым делом Александр подрезал по кругу кожу около копыт, и, сделав разрезы, начал постепенно стягивать ее сверху вниз, аккуратными движениями оттягивая кожу и подсекая ее охотничьим ножом. Это оказалось не слишком сложно, тем более что задача снять шкуру неповрежденной перед ним не стояла, так что вскоре он спустил ее до самой головы кабанчика, которую затем и отрезал прямо по межпозвоночному хрящу.

Отнеся голову со шкурой в сторону, он аккуратно взрезал пленочный мешок, удерживающий внутренние органы, стараясь не повредить кишки, чтобы не испортить мясо, и вскоре вся требуха и ливер были отправлены к другим отходам. Брать себе печень и прочие органы Александр не стал, справедливо решив, что если мясом отравиться трудно, то всякие железы, которые и могут содержать в себе нечто опасное, в его случае лучше просто не трогать.

Конечно, иномировые белки так же могут не подойти его организму, но тут уже приходилось рисковать — запасы провизии, захваченной из дома, все же не бесконечны. Впрочем, те же мелкие лесные зверьки, частенько крадущие крошки с мест его трапезы, вроде бы вполне благосклонно отнеслись к земной пище, так что можно было надеяться, что это правило действует и наоборот.

Отрезав копыта, он отрубил от подсвинка передние ноги, сложив их в полиэтиленовую пленку, туда же пошли и отделенные вскоре ребра, вырезка с позвоночного столба, а затем и разрубленная задняя часть тушки с ногами. Сам позвоночник с костяными иглами гребня отправился в кучу к отходам.

Когда Александр, очистив нож и сполоснув руки в реке, крепил пакет к рюкзаку, для верности завернув все еще и в брезент, его взгляд случайно наткнулся на большую кошачью морду, смотрящую на него из дальних кустов. Стараясь не делать резких движений, он перевесил дробовик на грудь, затем надел рюкзак, и, выпрямившись и придерживая ружье руками, был готов в любой момент открыть огонь по незваному гостю.

Кошак, похоже той же породы, что напал на него в первый день путешествия по этому лесу, перевел взгляд с человека на остатки кабанчика, а затем обратно на человека — как бы показывая зачем он здесь и предлагая тому поторопиться. Не став искушать кота на предмет проверки, что это там двуногий уносит с собой, и не лучше ли будет получить все и сразу, он боком-боком, не сводя глаз с тех кустов, все же поспешил удалиться.

Отойдя подальше в лес, Александр немного расслабился. Проверившись, он убедился, что этот представитель кошачьих за ним не последовал, видимо довольствовавшись требухой. Протопав еще где-то с час, он наконец-то сделал привал, да и время уже как раз подходило к обеду — хотелось жареных ребрышек. Ну и остальное мясо необходимо было побыстрее обработать, чтобы то сохранилось подольше.

Приготовленная на костре «кабанятина», с солью и специями, пошла на ура. Хотя слишком много есть в первый раз он и побоялся, но после нескольких дней на консервах все казалось невероятно вкусным, так что удержаться было довольно трудно. Остальное мясо Александр также отделил от костей, посолил, поджарил и подкоптил, воткнув выструганные колья вокруг костра и настелив на них решетку из веток, затратив на это пару часов времени — однако несколько дней оно теперь вполне сможет храниться.

Подсвинок оказался вроде и небольшой, но чистого мяса, после всей обработки, вышло килограмм под двадцать, так что он даже немного пожалел о том, что получилось так много. Впрочем, дополнительный груз со временем будет только уменьшаться, уж в этом-то он был уверен. Так что как-нибудь вынесет — своя ноша, как говорится, не тянет.

Однако в том, что тянет, да еще как, к вечеру Александр уже вполне убедился. Даже устраивая привалы почаще, он все равно сильно вымотался и уже прикидывал, где будет разбивать лагерь, как вдруг впереди в просвете леса заметил какое-то несоответствие, оказавшееся, при ближайшем рассмотрении, старой охотничьей избушкой ил чем-то очень похожим.

Стояла та на берегу мелководного ручья, метрах в ста пятидесяти выше его впадения в речку. Сама хижина оказалась весьма небольших размеров и сложена была из нетесаных бревен, крытых дранкой, имелся у нее и короткий навес сбоку, где когда-то хранились дрова. Судя по всему, здесь очень давно никто не появлялся — домик покосился и врос в землю, но стоял еще довольно крепко.

С трудом открыв дверь, державшуюся на петлях из толстой кожи, которая от старости вся полопалась, он прислонил ее к стене и, подсвечивая себе фонариком, заглянул внутрь единственной комнатки. Там царили те же следы запустения, что и снаружи, да и сквозь щели в деревянных ставнях и перекошенной двери внутрь намело немало листьев и прочего растительного мусора. Несколько дряхлых лавок у стены, остатки какой-то одежды и глиняной посуды, покосившийся стол из самодельных досок, да выложенная камнем печка и дымоход, обмазанные потрескавшейся глиной — вот и все следы предыдущих обитателей, что он тут нашел.

Выйдя на улицу, Александр осмотрел окрестности и выше по ручью заметил явные признаки каких-то работ. Частично размытые старые запруды и длинные полусгнившие деревянные лотки говорили о том, что и не охотников вовсе могла быть эта избушка — а самых настоящих золотодобытчиков.

Придя к такой неожиданной версии, он не удержался, и, оставив рюкзак с вещами в доме, взял крышку от котелка, отправившись проверять свою догадку. Которая, в общем-то, вскоре вполне подтвердилась — каждая промывка содержала в себе некоторое количество крупинок золота. Много или мало, он не знал, но за полчаса, не имея каких-либо навыков, все же сумел намыть несколько граммов желтого металла, так что наверно выходило неплохо. Вот только от долгой возни в холодной воде руки у него окончательно заледенели, «золотая лихорадка» прошла, и Александр, плюнув на все это золото, пошел отогреваться у костра, который развел рядом с избушкой.

На ночь он планировал остановиться прямо внутри нее, расстелив там палатку. Тогда по крайней мере дверь можно будет прикрыть, что послужит препятствием для любых непрошеных гостей и даст ему время в случае чего подготовиться.

Так и поступив, обустроившись внутри помещения, он вышел наружу, где разогрел себе мяса и поужинал. Копченая кабанятина оставалась все так же вкусна, после первой его попытки отведать местную фауну с ним ничего не произошло — так что он уже особо не стеснялся и налегал на мясо так, как и положено крепкому, умотавшемуся за день на природе мужику.

Закончив с едой, Александр еще немного посидел у костра, пока солнце окончательно не зашло, и отправился в домик, закрыв за собой дверь, вставив ее в косяк и подперев специально подтащенной поближе лавкой. Затем он забрался в палатку, улегся на спальник, и вскоре уже забылся сном, прекрасно чувствуя себя внутри этого жилища.

Ночью, проснувшись по естественной надобности, он уже было собрался выйти на улицу, однако в последний момент заметил какие-то отблески зеленого света за неплотно прикрытыми ставнями. Осторожно подкравшись к окну, Александр выглянул наружу сквозь щель в рассохшихся досках, но тут же отпрянул от них, едва сдержав матерный возглас — от увиденного волосы на голове у него встали дыбом. Там, снаружи, в свете здешних лун три зеленоватых полупрозрачных силуэта мыли золотой песок, ну или только имитировали эту деятельность — ведь призраки вроде бесплотны, так?

Поборов страх, он опять приник к щели, наблюдая за страшным и в то же время притягательным зрелищем. Вот один из силуэтов, в широкополой шляпе и комбинезоне на лямках, стоя по колено в воде, прозрачной киркой рыхлит грунт на дне. Другой, одетый примерно так же, промывает добытый грунт в лотке, а третий, в меховой шапке со свисающим с нее пушистым хвостом, мастерит чуть ниже новую запруду. Все это проделывалось совершенно беззвучно, словно смотришь какое-то старое немое кино, и действия этих призрачных старателей, похоже, повторяли все их действия при жизни, словно в записи, не оказывая, впрочем, никакого видимого эффекта на реальный мир.

Постояв так несколько минут, наблюдая за этим «спектаклем», Александр практически успокоился, надумав уже идти спать дальше. Ну подумаешь — призраки, он тут уже и не такое видел, копают себе и пусть копают, главное чтобы к нему не лезли. Мешало только невыполненное «дело», для которого он и проснулся. Уже собравшись все сделать в уголке домика — показываться призракам он счел все же неразумным, Александр заметил, что ситуация у тех изменилась.

Один из них, тот, что копал грунт, вроде бы что-то нашел на дне ручья. Вокруг него собрались и остальные золотоискатели, так что втроем они радостно и возбужденно обсуждали находку. Довольно скоро жестикуляция у них изменилась, явно став более агрессивной. Похоже, они о чем-то спорили или ругались — вот один из них схватил другого за грудки, а тот, недолго думая, выхватил из-за пояса длинный нож и вонзил его обидчику прямо в пузо.

Третий думать так же не стал, сразу же попытавшись огреть фигуру с ножом киркой, но тот поднырнул под нее и навалился на своего противника. Они оба упали в ручей, где и схватились в отчаянной драке, перекатываясь из стороны в сторону. Вскоре сверху оказался подмявший противника «шляпник», потерявший в пылу сражения свой головной убор. Тот какое-то время держал голову своего брыкающегося оппонента под водой, пока соперник окончательно не затих, видимо захлебнувшись.

Тогда, пошатываясь, победитель попытался встать, но с первого раза это у него не получилось. Он сильно вымотался, да к тому же явно был ранен, все же получив в схватке ножом в бок. Повторив попытку, тот кое-как приподнялся и доковылял до лежащего на берегу старателя, ставшего первой жертвой этой стычки. Его приятели или родственник лежал без движения и, по-видимому, был уже мертв, потому что выживший аккуратно и бережно закрыл ему глаза и накрыл лицо покойника его же шляпой.

Затем последний оставшийся в живых золотодобытчик подобрал что-то с земли и, пошатываясь и держась за бок, добрался до ближайшего дерева, к которому и привалился спиной, откинувшись без сил. Сидя там, он перебирал в руках это нечто, послужившее причиной кровавого раздора, рассматривая под разными углами. Казалось, его губы что-то шептали, приговаривая — но постепенно голова склонялась все ниже и ниже, а вскоре и руки умирающего окончательно опустились, без сил упав на землю. Было заметно, что из них выкатился какой-то предмет, исчезнув в траве — так последний из этой тройки затих навсегда.

Александр, завороженный зрелищем, даже не сразу пришел в себя, очнувшись лишь тогда, когда полупрозрачные силуэты, без движений лежащие рядом с местом раскопок, вдруг рассыпались зелеными искорками, практически сразу же растаявшими в ночи. А вскоре о разыгравшейся здесь когда-то трагедии уже ничего и не напоминало.

Решившись, он откинул дверь и вышел наружу, держа ружье, заряженное серебряной картечью, наготове — но больше ничего необычного не заметил. Сделав свои дела, он вернулся в дом, приставил дверь обратно, а затем забрался обратно в палатку и, все еще находясь под впечатлением от увиденного, долго не мог заснуть, но затем все же забылся неглубоким и беспокойным сном.

Утром Александр первым делом отправился на место схватки не поделивших чего-то старателей, но все следы былого происшествия давно уже были стерты временем, так что после долгих поисков ему удалось отыскать лишь проржавевшее навершие кирки, утопленное в ручье. От самих золотодобытчиков даже косточек не осталось — тут, вероятно, местное зверье постаралось.

Попытавшись вспомнить, как именно сидел последний участник этой драмы, и в какую сторону откатилось то, из-за чего она и разыгралась, Александр, найдя сухую палку, обстругал ее и сделал одну из сторон плоской. Этой импровизированной «палкой-копалкой» он и начал рыхлить землю примерно в том районе, но ничего, кроме корней дерева, долгое время не находил, и, отчаявшись, уже собрался уходить, когда взгляд его привлек отблеск солнца, сверкнувший в куче разрыхленной им ранее земли.

Ожидая увидеть золотой самородок, из-за которого все и началось, он, осторожно очистив, с удивлением опознал в предмете кольцо из темного металла. Как и что там могло сверкать, было совершенно непонятно, но, тем не менее, больше он ничего здесь не нашел.

Забрав находку, Александр отнес ее к избушке, где тщательно очистил и отмыл. На удивление оказалось достаточно простой воды, никаких следов долгого нахождения в земле на кольце не имелось. Матово черное, внутри по окружности у него шла золотистая надпись, в которой он с удивлением опознал «Общий Универсальный» язык — один из двух изначально предустановленных в МКП языковых пакетов.

Надпись на внутренней части кольца гласила:


Работа Аглаи Трехглазки, мастера Младшей Лилии. Сертификат Совета Средоточия.


Немного опешив от такого описания, он, подумав, все же надел его на безымянный палец левой руки, и в общем-то практически не удивился выскочившему следом сообщению.


Желаете активировать артефакт «Плевок Баала» 4 уровня?*

*Сертификат Совета Средоточия. Мастер Аглая Трехглазка. Гарантия ковена «Сестры Порчи».


Активировать Отмена


Вздохнув, он подтвердил активацию, кольцо тут же довольно чувствительно кольнуло палец, по нему пробежала золотистая волна, и перед Александром выскочило меню с настройками. Оказалось, что данный артефакт мог создать некую энергоинформационную матрицу четвертого уровня, затем напитать ее маной и отправить с приличной скоростью в выбранном оператором направлении. На это тратилось всего двести единиц маны, которую кольцо само постепенно восстанавливало — также, как и Контроллер, только чуть медленнее.

Выходило, что с нынешними параметрами регенерации этой самой маны воспользоваться артефактом он мог всего где-то раз в неделю, так что проверять его «начинку» сейчас Александр все же не стал, хотя и очень хотелось. Все-таки иметь возможность в случае чего запулить этим «Плевком Баала» в тварь наподобие давешнего оборотня — всяко лучше, чем такой возможности не иметь, решил он, смирив любопытство. А в то, что там залито какое-то лечебное заклинание, как он стал называть это «энергоинформационное» определение, ему как-то совсем не верилось — от таких-то производителей.

Выяснилось и то, что кольцо так же можно было повышать в уровне, вливая ихор, как и апгрейдить какими-то дополнительными модулями. Но где их брать пока непонятно, а стоимость прокачки этого артефакта до следующего, пятого уровня, составляла какие-то заоблачные в его ситуации цифры в пять тысяч монет.

Так что, закончив с изучением и отложив испытание кольца для более подходящего случая, Александр настроил активацию артефакта в двух вариантах. Жестовую, по типу стрельбы из пистолетика, и атаку по желанию, завязав ее на короткую фразу, которую он случайно никогда бы не произнес — даже мысленно. Хотя, судя по описанию, там вроде бы и стоял какой-то эвристический блок, отслеживающий осознанность желания владельца его применить, но тут опять же лучше перестраховаться, решил он.

Закончив с любопытной находкой, отметив, что, похоже, начинает привыкать ко всем этим необычным вещам, Александр занялся уже привычным утренним ритуалом. Провел разминку по новому комплексу, уделив внимание растяжке, сменил повязку, ограничившись на этот раз одним пластырем, позавтракал наконец. А потом собрался и отправился дальше.

Часть 2

Шлось ему ходко, несмотря на дополнительный вес. Прогулки на свежем воздухе и постоянные нагрузки за эти дни привели его тело в тонус, даже жирок, накопленный за последние полгода холостяцкой жизни, немного спал, сделав мышцы рельефнее.

Где-то в полдень по местному времени Александр вышел к довольно большому озеру, куда впадала та самая речушка, по берегу которой он так все эти дни и передвигался, а затем проследовал чуть дальше по срезу водоема, где вскоре нашел подходящее место и сделал привал. Приготовив обед, Александр, удобно расположившись на поваленном дереве, уже приступил было к приему пищи, когда тихий девичий смех за спиной заставил его поперхнуться и вскочить на ноги, роняя посуду и хватаясь за лежащий рядом дробовик.

Ответом на эти его лихорадочные действия стала лишь очередная порция женского смеха и всплеск, раздавшийся в прибрежных камышах недалеко от стоянки. Держа ружье наготове, он осторожно приблизился к тому месту, откуда доносились эти странные звуки. Вскоре заросли осоки разошлись, явив небольшую заводь, в которой красивая незнакомка, повернувшись к нему идеальной спиной и тем, что ниже, немного торчащим из воды, расчесывала свои длинные волосы, сдвинув их набок — как бы специально открыв побольше его взгляду.

Когда Александр приблизился к границе воды, девушка плавно повернулась, предоставив его обозрению шикарную грудь и симпатичное личико, а зеленые глаза ее очень шли к зеленоватому же цвету волос. Тихонько засмеявшись, она с улыбкой поманила его к себе пальчиком — ну какой мужик тут откажется, думал он, тут же заходя в воду.

Такого сводящего с ума желания Александр, наверное, не испытывал никогда ранее. Ружье, все это время бывшее у него в руках, он хотел перекинуть за спину, чтобы то не мешалось — но при этом действии руку его неожиданно обожгло резкой болью, разом прочистив мозги от наведенного морока.

Мгновенно утратившая красоту нечисть в шипении оскалилась, явив нечеловечески острые ряды зубов, а синюшное тело утопленницы и отвисшие груди теперь вызывали у него лишь омерзение и тошноту. Оказалось, что он случайно схватился за тактический патронташ на прикладе, в который у него были заряжены патроны с серебром, нарубленном из пуль, найденных у костяка незнакомца. Они-то и вызвали то чувство ожога, от которого тут же спала пелена у него на сознании.

Резко вскинув дуло дробовика, он, из неудобного положения, прямо от пояса выстрелил в эту тварь, серебряной картечью разворотив ей живот, брызнувший при этом бледно розовой рыбьей кровью. Подавившись шипением, безжизненно осев, та скрылась под водной гладью, тяжелораненая или, скорее, и вовсе убитая — так как из-под воды в него тут же влетела какая-то бледно-розовая дымка, и опять выскочило уже привычное ему сообщение Контроллера, от которого он пока просто отмахнулся, свернув все.

Сейчас ему было явно не до того. Александр поспешил выскочить из озера, куда, незаметно для себя, забрался уже по колени, причем прямо в одежде и берцах. Отбегая, он слышал, как за его спиной раздаются какие-то всплески, а обернувшись, увидел, как из воды вблизи берега то тут, то там выныривают похожие на предыдущую твари, завывшие в голос одновременно и вдруг, оплакивая погибшую товарку.

Этот жуткий вой, казалось, проникал прямо в душу, парализуя сознание и волю. Собрав мысли в кулак, он несколько раз выстрелил по фигурам в воде, хлестанув по ним картечью — и сразу же стало легче.

Добежав до рюкзака, он быстренько его накинул, подхватил котелок и бросился прочь от этого места. С минуту, пока убегал подальше от берега, Александр еще слышал их вой, как-то разом затем оборвавшийся, сменившись тревожной тишиной. Не зная, могут ли эти твари преследовать его по суше, он, ненадолго остановившись, закинул посуду в рюкзак, дозарядил ружье, в том числе и патронами с той самой серебряной картечью, которые теперь казались вполне обычными и руки не обжигали, а затем бросился бежать дальше.

Так, с переходом на шаг, бежал он довольно долго, в итоге обогнув водоем, населенный этими тварями, по широкой дуге и снова выйдя к реке, продолжавшей свое течение, вытекая обратно из озера. Тормознулся он только тогда, когда окончательно выдохся. Немного прошелся неспешным шагом, успокаивая легкие, горевшие огнем, и сердце, которое, казалось, готово было выпрыгнуть из груди — и вскоре уже окончательно остановился, скинув рюкзак и упав рядом без сил.

Немного отдохнув, Александр развел костер и снял обувь с носками, поставив сушиться рядом, а затем продолжил отдых, отходя от нагрузок. Вообще, все эти встречи уже начали его напрягать, до местных жителей он все никак не мог добраться, а уже пару раз чуть не отдал богу душу. Заряд Контроллера не дошел даже и до десятой части наполненности, нужной устройству для «прыжка», и куковать тут ему, по-видимому, придется довольно долго.

Конечно, мир этот оказался безумно интересным — да и не без прибытка он тут путешествует все же, но хотелось бы чуть меньше опасностей, и чуть больше положительных впечатлений.

«Кстати о прибытке», — вспомнил Александр, разворачивая последнее сообщение.


Усваивается сущность первого уровня…

Сущность первого уровня усвоена

Поглощено 50.3 единиц маны, заряд накопителя 7.9 %

Поглощено 25.1 единиц ихора, баланс кошелька 113 монет


Неплохо получилось, практически так же, как и за того костяка в развалинах. До поднятия уровня, которое, судя по всему, повысит его возможности и даст доступ к другим разделам каталога, еще, конечно, далековато, но задел, как говорится, положен. А там и по другим Терминалам можно будет пройтись, мало ли что в них хранится — таких в списке закрытых для Перехода портальных Маяков на этой планете имелось еще несколько штук.

Вот только как их найти, он пока что не представлял. Впрочем, когда-нибудь в конце концов он все равно встретит здешних обитателей — а там уже можно будет попытаться наладить контакт и разузнать о чем-то подобном.

Приободренный мыслью о неизвестных иномировых артефактах, Александр вспомнил о странном амулете и прочем, найденном ранее у останков незнакомца в портальном круге. Возможно что-то из его находок, которые он раньше считал обычной ювелиркой, окажется сродни тому же кольцу с «Плевком Баала» — раз уж простое серебро из старых патронов, похоже, спасло сегодня ему жизнь.

Достав все из рюкзака, он осторожно одел очищенную цепочку с подвеской в виде стилизованного солнца, повесив на шею, но, к его огорчению, далее ничего не произошло. Затем попробовал примерить кольцо и печатки, которые раньше как-то брезговал одевать, но также безрезультатно. Сняв золото и медь, серебряный амулет он все же оставил, так как убедился за эти дни, что серебро и само по себе может его спасти при случае.

Покончив с осмотром найденных побрякушек, Александр достал серебряные же набойки, так же доставшиеся ему от незнакомца. Решив, что небольшой риск испортить берцы в условиях засилья нечисти в этих лесах того стоит, он прибил небольшие подковы серебряными гвоздиками на каблуки и также поступил с накладками на нижнюю часть носка ботинок, выполненными все из того же, похоже незаменимого здесь металла.

Закончив с усовершенствованием, он натянул почти просушенные берцы, собрался и отправился дальше. В неспешном темпе пройдя до вечера еще несколько километров, на закате Александр нашел удобное местечко, разбил палатку и заночевал, на этот раз, однако, постаравшись обустроиться подальше от глубокой воды.

Глава 6 Что наша жизнь? Игра!

Часть 1

Голова раскалывалась, во рту оказалось настолько сухо, что язык присох к гортани и не шевелился. Так плохо последний раз ему было лишь после выпускного, ну и, пожалуй — в первое утро остатка его холостой жизни. Нафига он так вчера накидался, Александр не помнил совсем, как и то, с кем и где он это делал, но повод, должно быть, нашелся знатный.

С трудом разлепив опухшие веки, он расплывающимся взором разглядел перед собой какое-то белое полотно, свисающее со стен, а попытавшись подняться, понял, что и сам опутан этой «тканью» по рукам и ногам, не в силах пошевелиться. Пару мгновений Александр еще находился в прострации, не понимая, что вокруг происходит — а потом пазл у него наконец-то сложился.

Закутанной до самой головы в кокон тушкой, он висел, прикрепленный к стене какой-то вместительной пещеры, оплетенной паутиной так, что каменной поверхности под той уже практически не было видно. Однако по нескольким открытым участкам, покрытым светящимся неярким светом мхом, все же оставалось возможным понять, что это помещение имеет явное природное происхождение.

Вообще, за последующие сутки, прошедшие после его побега от населенного нечистью озера, с ним, для разнообразия, ничего не случилось. Пару раз приходилось прятаться, пережидая мигрирующие куда-то стада местных кабанчиков, да разок стал свидетелем схватки каких-то хищников, похожих на земных медведей — только покрупнее, с большими саблевидными клыками, торчащими у них из пасти.

Наблюдая в бинокль, как эти монстры размером с небольшой микроавтобус носятся, ломая деревья, и, наскакивая друг на друга, пытаются поддеть на клыки, отвешивая сопернику сокрушающие удары лапами, он потихоньку отползал от укрывшего его куста. Убежище не слишком надежное — но лучшего Александр не нашел, когда неожиданно для себя услышал рядом звуки этой битвы. Так, ползком, он и передвигался, пока не удалился достаточно далеко, после чего встал, отряхнулся, и отправился дальше.

Пройдя довольно приличное расстояние, Александр в какой-то момент наткнулся на заболоченную местность. Пришлось обходить препятствие по большой дуге, чтобы снова выйти к реке, которая к этому времени превратилась уже в полноценную небольшую речушку, шириной местами метров до десяти-пятнадцати.

Обустроив лагерь и переночевав, он продолжил путь, как-то постепенно и незаметно для себя забравшись в местность, богатую на паутинные ловушки и небольших паучков, плетущих свои сети. Сначала Александр этому особого значения не придал, связав с увеличением поголовья насекомых рядом с болотом, однако, когда ему попалась большая и прочная паутина, протянутая между деревьями, в которой запуталось какое-то мелкое животное, высушенное уже до состояния мумии, шестеренки у него в голове наконец-то закрутились, и он поспешил вернуться ближе к реке — но было поздно.

Последнее, что ему запомнилось — это тот пережитый ужас, когда на него навалилось что-то большое и мерзкое. Помнил, как пытался дотянуться до ружья, прижатый волосатыми паучьими лапами к земле, а огромные хелицеры обжигающими кинжалами втыкались ему куда-то в левое плечо. Вспомнив все и осознав, что находится он в паучьем логове, запакованный в кокон и подвешенный к стене, Александр закричал и забился, находясь на грани паники, пытаясь вырваться.

— Чтоб тебе всю жизнь одной пыльцой питаться, человек! Замолчи уже, пока это порождение Ллос не вернулось! — прозвучал вдруг звонкий голосок по соседству.

Повернув голову в ту сторону, он не сразу разобрался, откуда исходят звуки чьей-то речи, пока совсем рядом не увидел крохотный кокон сантиметров десяти высотой, из которого торчала рассерженная мордашка какой-то курносой пигалицы с короткими ярко-рыжими волосами. Хотел было уже огрызнуться, но понял, что кроха может быть и права, и прекратил дергаться. Одновременно с этим до него все же дошло, что он видит перед собой нечто странное, да к тому же еще и вполне понимает это нечто, говорящее на неизвестном ему наречии, и, удивительно, вполне может на нем и ответить.

— Т-ты еще кто т-такая? — хрипло произнес он заплетающимся языком.

— Глаза разуй, бестолочь деревенская! Или ты о феях никогда не слышал?

Но, глядя на его недоумевающую физиономию, она добавила:

— Странный ты, амулетом переводчиком пользуешься, фей вот совсем не боишься… Может ты странствующий маг или истребитель?

С надеждой уставилась она на него, но тут же разочаровано поправилась.

— Да нет, куда тебе, не чую я в тебе магии, человек… А орденский, верно, тут бы не висел… Ну что, путник, готовься к смерти, тебе выпала честь разделить ее с Ежкой из Пригорной Поляны!

Но, видя его все так же ошарашенную морду лица, выдала:

— Нет, точно деревенский дурачок. Да я тебя даже в круг бы не пустила, побрезговала!

И обиженно отвернулась.

Не придумав ничего лучше, немного сбитый с толку всей это ситуацией, Александр все же спросил:

— А где это мы?

Но та лишь бросила на него уничижительный взгляд и отвернулась снова.

— Слушай, как там тебя, мелкая, надо как-то выбираться, а ты тут представления устраиваешь! — повысил он голос.

— Дубина, закрой рот, драрг близко, — зашипела она на него.

Но было уже поздно. Сначала по паутине распространилось все нарастающее дрожание, как будто бы ее кто-то тряс, оно все усиливалось, приближаясь, а затем появился и сам виновник этого действа. В пещеру, передвигаясь по потолку, влетел огромный черно-красный паук, метров пяти длиной, считая от головогруди с фасеточными глазами и большими хелицерами, истекающими ядом — до самого окончания его волосатого брюшка.

От ужаса своего положения Александру хотелось заорать или уже наконец-то проснуться. Ружье, как и рюкзак, оказалось примотано к телу, и воспользоваться оружием не представлялось возможным. Да и что этой туши несколько картечин — только разозлят. Тут может быть, и серебро не поможет — если только полным зарядом из пушки.

— Владычица Леса, прости меня за отступничество, не обрекай на муки посмертные, — услышал он сбоку отчаянной скороговоркой. — Мать Тьма, прости за малодушие и подари удачное перерождение. Ллос, паучья богиня, отзови своего питомца! Создатель, душой клянусь служить своему спасителю!

Паук, замерший под потолком, тем временем видимо уже выбрал себе жертву, так как стремительно переместился к кокону, в котором обездвиженной тушкой покоился Александр. Уже прощаясь с жизнью, глядя в эти равнодушные фасеточные глаза и чувствуя едкий запах желудочного сока, выступившего на челюсти монстра, он вдруг вспомнил о недавней находке и тут же мысленно произнес фразу активации, а потом таким же образом толкнул от себя конструкт ядовито-зеленого облака, похожего на зеленую ртуть, возникшего прямо перед ним.

Заклинание, мгновенно материализовавшись и набрав скорость, врезалось прямо в отвратительную морду твари, облепив ее и разъедая, сжигая словно концентрированная кислота. «Вроде бы пауки так визжать не должны, хотя кто этих местных переростков знает», — немного отстраненно думал Александр, наблюдая за тем, как свалившаяся с потолка тварь корчится в агонии на полу пещеры, издавая противные звуки.

— Получилось! Получилось! — услышал он звонкий и радостный смех своей невольной соседки.

Через пару минут все было кончено. От паука осталось только брюшко — все остальное съела кислота, испарившись. Опять от монстра отделилось что-то эфемерное, ударив скрученным пучком силы ему в грудь, только на этот раз ледяной ком, поселившейся под сердцем, оказался определенно побольше, чем случалось с ним ранее.


Усваивается сущность пятого уровня…

………

Сущность пятого уровня усвоена

Поглощено 627.2 единиц маны, заряд накопителя 29.7 %

Поглощено 315.9 единиц ихора, баланс кошелька 428.9 монеты

Получено усовершенствование «Антидот 5»*

Применить усовершенствование?

Применить Отмена Отложить применение

*Сертификат Совета Средоточия. Гарантия Ллос, Королевы Ям.


Слезящимися от кислотных паров глазами он пробежал текст и выбрал третий вариант, отложив все на потом. От этих едких испарений они с мелкой долго кашляли, но в конце концов действие заклинания «Плевок Баала» закончилось, и процесс «переваривания» остатков паука прекратился. Вот только пленники так и продолжали висеть в виде коконов, закрепленные на стене пещеры.

Часть 2

— Эй, человек, а говорил что не маг! — как-то радостно-обвиняющее уставилась на него пигалица. — Или у тебя в придачу к переводчику еще что завалялось? Так чего же ты ждешь, освобождай меня скорей!

Не обращая внимания на это существо явного женского пола и ее заявления, Александр пытался дотянуться до ножа на поясе. Благодаря тому, что тварь спеленала его вместе с рюкзаком, внутри этого свертка образовалось свободное место, чем он и попытался воспользоваться.

Вскоре ему это удалось — по сантиметру вытащив клинок из ножен, он приставил его к внутренней стороне кокона и, надавив, начал потихоньку его резать, так что скоро уже мог просунуть руку в отверстие и начать расширять его снаружи. Через несколько минут, в течение которых даже его мелкая соседка затихла, сосредоточенно посапывая, он наконец-то полностью освободился, свалившись бесчувственной тушкой на пол рядом с безголовым монстром.

— У тебя получилось, человек! Освободи меня, и я тебя щедро награжу. Хочешь, отведу на полянку своих светлых сестер? Или покажу, где пещера дракона, набитая золотом? А?! Ну давай же, давай же, давай!

Не обращая внимания на посулы и крики, Александр еще немного полежал, пока чувствительность наконец-то не начала возвращаться к его затекшим конечностям. Когда более-менее отошел от долгой неподвижности, он скинул рядом рюкзак и попытался принять вертикальное положение — не сразу, но вскоре у него получилось сесть.

Левая рука слушалась неохотно, а в том месте, где челюсти паука прокусили ткань, виднелись рваные прорехи в камуфляже. Расстегнув куртку, он кое-как смог освободить пострадавшую руку, ужаснувшись увиденному — а именно двум воспаленным дыркам около ключицы и чуть ниже плеча. Хорошо хоть кости, по-видимому, все же остались целы, да кровь отчего-то практически не натекла. Скорее всего это являлось еще одним свойством парализующего яда данного паучка, чтобы жертва не теряла драгоценные соки раньше времени, решил он.

— Ну чего ты там возишься, человек?

— Да что ты все человек, человек — зови меня Александром… — устало проговорил он, осматривая раны и не спеша пока подыматься.

— Ну, наконец-то, что ж А-ле-с-сс-адр-амм… демон, какое странное имя — как меня зовут, ты уже знаешь.

— Можно просто Саша или Алекс, — уточнил он, обрабатывая места укусов антисептиком.

— Ал-ле-кc, С-сашш, ладно, Ссаш, ты откуда такой странный?

— Из тех ворот… — отстраненно ответил он, нанося заживляющую мазь, — откуда и весь народ…

Вообще, наверное, следовало зашить раны, но раньше ему такого делать как-то не приходилось. К тому же те оказались довольно глубоки и могли воспалиться изнутри, если туда попал какой-нибудь мусор, так что он просто промыл все перекисью и вставил дренаж, скрученный из марлевой полоски — благо что паучья анестезия пока все еще действовала. В самом конце Александр наклеил на места укуса специальный пластырь-сеточку и обмотал все бинтом, завязав его одной рукой, придерживая другой конец зубами.

В ответ на его последнее заявление мелкая сначала замолчала, видимо переваривая информацию, пока он возился с ранами. А потом, когда до нее наконец-то дошло, смущенно захихикала, и, как ему показалось, когда он бросил на нее мимолетный взгляд, даже немного покраснела, отвернувшись.

— Тебе сколько лет-то, фейка? Может ты вообще еще несовершеннолетняя, а я тебя тут учу плохому, — произнес он, осторожно заправив пострадавшую руку в рукав, и застегнул куртку, тяжело поднимаясь.

— Недавно было третье лето, как я появилась в круге жизни. А что такое с-сс-о-ве-р-шш, демон! Ну вот то, что ты только что произнес?

Видимо так работал этот неизвестный переводчик, прикинул Александр. Если подходящих по смыслу слов не находилось в словарном запасе собеседника, то транслировался оригинал, как, похоже, дело обстояло и с именами собственными.

— Это когда чуть побольше, чем три… э-ээ, лета прожил, хотя какое у вас тут лето, хрен его знает… Неважно, — понял он, что проговорился, и поспешил съехать с темы.

— А что за амулет-переводчик ты упоминала?

— Тот, который ты, несомненно, носишь, что позволяет тебе говорить и понимать самый распространенный местный язык, на котором мы с тобой и общаемся, — ответила пигалица. — Если конечно ты, Ссаш, не скрытый могущественный маг, самостоятельно поддерживающий подобное заклинание.

Потом посмотрела на него, прищурившись, и выдала:

— Нет, не похож, а жаль…

Кроме как серебряного амулета, одетого им после встречи с теми страхолюдинами в озере, больше ничего похожего на артефакт-переводчик он припомнить не смог.

— Этот что ли? — аккуратно достал он серебряный кругляш за цепочку из-за пазухи.

— Так ты все-таки истребитель! Зачем тогда врал? Так ты специально на драрга здесь охотился?

— Кто такие эти истребители? — спросил он недоумевающе, как-то это слово у него ассоциировалось только со специализированной авиацией, так что, похоже, магический переводчик временами все же сбоил. Ну или он чего-то тут все же не понял.

— Нет, все-таки, — с какой-то смесью сожаления и облегчения выдала она, — Да и не похож — последователи ордена «Защитники Рассвета» пошустрее будут… Хотя все же ты какой-то странный, и одежка у тебя не нашенская, и оружие… А истребители, в общем — это странствующие члены ордена «Защитники Рассвета», охотники за нечистью, нежитью и прочими всякими монстрами и темными отступниками. Теми, кто законы не соблюдает да разумных открыто харчит — ну или просто мордой не вышел… Вообще их все знают, а ты нет — странно, хотя орденский амулет переводчик таскаешь вон… Зря кстати, они такого не любят…

— Слушай, а тебе какая разница, кто тебя спас? — поинтересовался он, подходя поближе. На то, что там кто-то любит или нет, ему сейчас как-то было плевать с высокой колокольни.

— Да так…может… — замялась она, а потом вдруг разозлилась, — А, чего с тобой рассусоливать, режь давай паутину!

Александр только хмыкнул на такое заявление, но не бросать же ее здесь.

— Смотри, не дергайся, сейчас я тебя освобожу, мелкая…

Проверив дробовик, он перевесил его так, чтобы в случае чего мог воспользоваться им одной рукой, достал нож и подошел к кокону с фейкой.

— Сам ты мелкий! Мы, между прочим, появляемся в этом мире уже вполне разумными, не то, что ваши детеныши! Так что я не мелкая, и уже все знаю, вот!

— Ну, повезло тебе, я вот на четвертом десятке еще не во всем разобрался, — заржал он, отчего Ежка обиженно надулась и хотела что-то возразить, но он ей не дал, — Все, замри, режу…

Пока Александр освобождал ее от паутины, фейка все что-то шептала себе под нос, зажмурив глаза. Ему даже послышалось что-то вроде «…только не воплощение, только не с ним…», повторяемое той раз за разом.

Когда он убрал большую часть кокона, из него странной бабочкой выпорхнула крохотная фигурка, у которой, оказалось, имелись небольшие полупрозрачные крылья за спиной, мелькавшие с бешеной скоростью, удерживая ее в воздухе. Сама она, одетая в легкое, когда-то бывшее светло-зеленым платьице, сейчас зияющее прорехами, оказалась не больше десяти-двенадцати сантиметров ростом. На курносом личике фейки выделялись большие изумрудные глаза, а немного взлохмаченные огненно-рыжие волосы, которые явно были недавно коротко подстрижены и уложены, сейчас немного растрепались и разлохматились.

— Свободна! — засмеялась она, воспарив повыше и в восторге кружась в воздухе. Но тут же настороженно замерла, когда в пещере раздался далекий перезвон колокольчиков, а ее саму вдруг окутало какое-то яркое сияние.

А затем неожиданно разразилась отборной площадной бранью:

— Да чтоб тебя… через колено… и… задом-наперед… в бога-душу-мать!

Большую часть Александр даже не понял, но и оставшегося ему вполне хватило, чтобы пораженно застыть с открытым ртом, настолько сюрреалистичным оказалось зрелище бранящегося как портовый грузчик сказочного существа. Вскоре, выговорившись, она наконец-то замолкла, и, отдышавшись, бросила на него странный изучающий взгляд, а затем, вновь покраснев, отвернулась в сторону.

— Папа у нас был из матросов, прорывается иногда вот… — смущенно пояснила она.

Немного напрягшийся от всей этой иллюминации и устроенного ею представления, Александр поинтересовался:

— И что это было?

— Да… — махнула рукой фейка, — Клятва, чтоб ее…

— В смысле?

— Да что тут не понятного, — как-то обреченно произнесла она, — Я тут сдуру поклялась своей душой, когда решила уже, что сейчас отправлюсь на перерождение — а теперь вот нарвалась на Воплощение клятвы… Но я-то рассчитывала на службу богам! Той же Ллос служить довольно выгодно, она своих последователей благословениями не обделяет. Хотя, конечно, есть своя специфика… Но если ты не из брезгливых и крови не боишься, то вариант неплохой, — вздохнув, фейка продолжила, — Да только я вот теперь обречена служить какому-то непонятному типу, ладно бы еще сильному магу — мы же, в конце концов, для этого и созданы. Ну или истребителю орденскому — это где-то даже почетно, да и инквизиторов все боятся и уважают практически наравне с теми же магами… Но обычному человеку! Да меня же засмеют на общем собрании!

Не совсем поняв про клятву и прочее, тем не менее разбираться немедленно он не стал. Александра мутило, то ли от яда, то ли от воспаленных ран, или от всего вместе взятого — да и пора было уже покинуть эту пещеру, пока сюда еще кто-нибудь из семейства членистоногих не заявился.

— Ну, мне тоже как-то вздорные фейки без надобности, — произнес он, пытаясь одеть рюкзак, — Так что считай себя от всяких там клятв свободной.

— Да если бы все было так просто… — выдала она, — Эй, ты куда направился? А я?

— Ну, я же сказал, ты свободна, лети куда хочешь.

— Нет, я с тобой! — испуганно произнесла фейка, подлетев к нему и нагло усевшись на правое плечо.

— Ладно, со мной, так со мной… пока что, — покосился Александр на нее.

Спорить сейчас с мелкой ему совершенно не хотелось, так что он отложил весь «разбор полетов» на потом, когда будет более подходящее время.

— Отсюда надо побыстрее убираться, — добавил он, направляясь к единственному проходу, ведущему из этой тупиковой пещеры в соседний отнорок.

— А как же сокровища! Нам же нужно в тебя что-то вкладывать, а то и правда на собрании показаться стыдно будет. А Возвышение немалых средств требует!

— Да какое там нафиг возвышение, какие сокровища, вот что мы будем делать, если сейчас сюда еще одна такая тварь заявится?

— Нет, ты точно не здешний… Да ведь все знают, что самцы драрги одиночки, им для прокорма знаешь какая территория требуется? — уставившись на него, выдала фейка. — И я не знаю, — в ответ на его молчаливый вопрос, чуть смутившись, добавила она, — Но точно очень большая! Он же вон какой здоровый… был.

— И что ты предлагаешь, остаться тут?

— Именно! Да сюда не один хищник в ближайшее время не полезет, тут же логово «пятерки» — а это уже кое-что значит. И откуда только у тебя такой мощный артефакт взялся? Ладно, потом расскажешь, — тараторила она, — Но сейчас тут все его запахом провоняло, так что эта пещера, наверное, теперь самое безопасное место в округе. Да и платье я себе здесь сошью из лучшего паучьего шелка. Не зря же я сюда пробиралась и все это терпела?

Резон в ее словах определенно имелся. Не про платье, конечно, и прочее — а в том, что тут сейчас и правда должно быть относительно безопасно, да и, в любом случае, далеко он в таком состоянии не уйдет. В общем, подумав, Александр решил так и поступить, оставшись пока в бывшем логове монстра, лишь пройдя немного по сообщающейся системе пещер, остановившись в той, что оказалась ближайшей от входа. Снаружи виднелся все тот же, уже надоевший ему лес, но в этой пещерке было и посветлее, чем в пройденных ранее ответвлениях, и свежий воздух свободно проникал внутрь — так что там они и остались.

Часть 3

К вечеру он стал себя чувствовать значительно хуже.

Воспаленные раны от паучьего укуса ужасно болели, у него начался жар, не помогали ни антибиотики, ни жаропонижающие средства. Когда Александра уже стало рвать желчью, он вспомнил о сообщении, полученном после убийства монстра, и развернул меню МКП, найдя его в соответствующем разделе, который раньше был пуст.

Описание установочного модуля улучшения гласило:


«Антидот 5» — специализированное усовершенствование пятого уровня основных систем организма с целью улучшения выведения вредных веществ органического и неорганического происхождений.*


* Сертификат Совета Средоточия. Гарантия Ллос, Королевы Ям.


Фейка все это время летала где-то снаружи. Он подумал было, что больше ее уже не увидит, но потом та вернулась и даже принесла ему какие-то горькие травы, пожевав которые, Александр и правда почувствовал облегчение — жаль только, что ненадолго.

— Слушай, Ежка, или как тебя там… Чего-то мне совсем хреново… Я сейчас попробую кое-что сделать, может и сработает… Но, вполне возможно, отключусь, так что ты тут за главную остаешься… Рядом, рядом… охранять, — уже бредил он, видя перед собой ее озабоченную физиономию и активируя установку усовершенствования.

— Не смей мне тут помирать, человек, — последнее, что он услышал, теряя сознание.

В себя Александр пришел через сутки, как потом выяснилось. И первое, что увидел, когда открыл глаза — это радостное лицо фейки, вспорхнувшей с его груди. Смеясь и хлопая в ладоши, она, пританцовывая, кружила в воздухе.

— Здорово, здорово, здорово! Ссаш очнулся!

Кое-как поднявшись и сев, он убедился, что раны под повязкой выглядели уже гораздо лучше. Опухоль и воспаление спали, да чувствовал он себя более-менее — ощущались лишь сильная жажда и общая слабость, а в остальном вроде нормально. Дотянувшись до фляжки с водой, он в три подхода выдул большую ее часть, а затем дала о себе знать и вторая надобность организма.

Пошатываясь, Александр встал и кое-как доковылял до выхода из пещеры, где и сделал все дела. Вернувшись, он застал деликатно отвернувшуюся фейку рядом с его рюкзаком.

— Сколько я был в отключке?

— Полный оборот светила, — ответила мелкая, — Но теперь все должно быть нормально. Раз сразу не помер, то пойдешь на поправку.

— Ну, спасибо за хорошие новости, что ли… Эй, ты что, в моих вещах рылась? — приметил он непорядок.

— Ну да, — смутилась мелкая. — Ты тут в отключке, а у тебя из мешка твоего странного так мясом тянуло, с тухлятинкой, мням… — облизнулась она, и Александр только сейчас заметил, какие у той маленькие, но очень острые зубки.

— Вы же вроде вегетарианки там у себя? — сделал он неопределенный жест рукой.

— Это же светлые, — глядя на него, как на дурака, пояснила та, — А я Переродилась. Ты что, так и не понял до сих пор?

И, видя, что он и правда ничего не понимает, добавила:

— Нам с тобой теперь долго вместе бок о бок жить, так что лучше сразу все прояснить. Чур ты первый!

— Я вообще-то тебя не держу, как уже говорил раньше. Но за то, что не бросила и пыталась помочь — спасибо.

— Да ладно, считай, я по-другому и не могла, после клятвы то…

В дальнейшем разговоре выяснилось, что в этом мире существуют два вида фей — светлые и темные. Точнее конечно один, отчего-то смутившись пояснила Ежка. Но при определенных обстоятельствах светлая фея может Переродиться и стать темной.

— Я плохо помню… Был холодный и голодный год, запасы на Полянке закончились, нам хотелось кушать… Вот тогда-то я и приняла Мать Тьму, в итоге оставшись единственной, пережившей долгую зиму… И начала есть мясо, — добавила фейка, широко оскалившись в вызывающей ухмылке, полной мелких острых зубов.

Немного обалдев от такого признания, он не нашелся, что сказать этой местной самке «вендиго»(5), так что просто продолжил расспросы далее.

Оказалось, что, как она выразилась, «опрометчиво» дав клятву служить тому, кто ее спасет, Ежка немного просчиталась, и теперь вынуждена служить ему — причем добросовестно. Врать «хозяину» она не могла, но имела возможность уклоняться от ответов, что, поморщившись, и подтвердила в ответ на его прямой вопрос.

Командовать мелкой Александр не мог — то есть если отдать фейке приказ, то она могла его и не выполнить. Но тут имелся нюанс — если невыполнение приказа повлекло смерть «хозяина», то клятва считалась нарушенной.

«А клялась я не чем-то, а душой, дура», — как экспрессивно поведала Ежка. Мол, нет бы жизнью там или первенцем, это бы еще куда ни шло. Но своей нематериальной сущностью! Эту клятву нарушать в здравом уме никто не рискнет. Так что теперь ей придется следить, чтобы не только действиями, но и бездействием «хозяину» не был причинен какой-нибудь вред.

— Впрочем, — пояснила она несколько мечтательно, нисколько этого не смущаясь, — может тебе в драке голову проломят… Я тут буду ни при чем, главное чтобы там, — ткнула она пальчиком вверх, — тоже так считали. А то решат, что не предупредила, или недостаточно сильно старалась спасти — помочь при отравлении, например, и все, прощай бессмертная душа…

Александр на это заявление понимающе хмыкнул — теперь то ясно, чего она такая радостная была, когда он очнулся.

А Ежка, немного подумав, добавила:

— Ну, или ты станешь сильным и влиятельным — тогда может и к лучшему все получиться. И перед сестрами не стыдно окажется.

Выяснилось, что у феек каждые десять циклов проходит общий сбор по регионам, на котором принято было хвастаться своими покровителями. А вообще они часто заключали пожизненные контракты, скрепленные клятвами, с сильными магами — что считалось даже престижным для обеих сторон. Феи вырабатывали сырую ману, являясь ее природным источником, а маги помогали им развивать способности, «раскачивая», чего те самостоятельно делать практически не могли.

Так что все оказывались в плюсе, тем более теоретически бессмертные и нестареющие крылатые создания. А на его вопрос о том, как же она попадет на это свое сборище, если уж «перешла на сторону тьмы», та, пренебрежительно махнув рукой, ответила: «Подумаешь, дело-то житейское, сегодня светлая — завтра темная, никто не застрахован… Так что с этим там нормально».

— Слушай, ну мне же интересно, я про себя многое рассказала, а ты, — обвиняюще указала она на него пальцем, — так и не сказал, кто и откуда! У тебя там такие странные и прикольные вещички, одежда странная, да и сам ты… Ну мне же ин-те-рес-но-о-о, — заныла она, притопнув ножкой в белой сандалии.

Кстати, и платье на мелкой за время его бессознательного состояния оказалось надето уже другое. Теперь она носила белоснежно-белое, и даже фасон его изменился — юбка вон точно стала короче, да и материалом тут явно послужил тонкий паучий шелк. «Фейка-Швейка-Кружевница», — вдруг всплыло откуда-то из глубин детской памяти.

Вообще, если задуматься, а нужна ли ему, собственно, эта мелкая попутчица — то приходилось признать, что нужна. Особенно сейчас, когда он практически ничего не знает об этом мире, и даже такая молодая особь трех лет от роду, скорее всего понимает в здешних порядках гораздо больше. Да и потом, иметь попутчика, который не предаст, подскажет и поможет в случае чего — просто даже в силу данной клятвы, вроде бы и неплохо, прикинул Александр.

Он даже на мгновение представил, как сидит у костра, а фейка в соседнем ручье моет посуду, и тут же решил — оно того стоит. А то, что раздражает иногда, так ничего, будем воспитывать эту малолетнюю «ехидную рыжую ведьму». Может что путное и получится.

— В общем, так. То, что я сейчас расскажу, запрещаю тебе потом кому-либо пересказывать. Это может быть для меня очень опасно, так что сама должна понимать. Это ясно?

— Слушаюсь, капитан! — вытянулась мелкая по стойке смирно. И где только нахваталась — никак опять от папы матроса?

— Не паясничай, — и когда та вернулась к нормальному состоянию, усевшись на его рюкзак и внимательно слушая, произнес. — Я в общем-то недавно здесь… у вас… тьфу, в этом мире, короче. Датрамин для меня не родной.

Ежка на мгновение уставилась на него неверяще, а потом резко взмыла в воздух, закружившись и хлопая от радости в ладоши.

— Так ты Ходок, Ходок, Ходок! Эти дуры теперь точно лопнут от зависти!

— Ты что, не поняла, об этом нельзя никому рассказывать! — прикрикнул он на нее, но та не слишком-то убавила пыл, облетев его пару раз, словно ища в нем что-то новое.

— Да если и так, все равно вы, Ходоки, очень быстро идете к Возвышению — это всем известно! Вот увидишь, я еще сделаю из тебя могучего мага, а там, может, и в Высшие выбьешься — лет через триста всего!

— Так, с этого места поподробнее, что за Возвышение, и кто такие эти Высшие?


Сноски:

1. Вендиго- монстр людоед в мифологии североамериканских индейцев, в которого перерождаются долго голодающие люди, пристрастившиеся к человеческой плоти.

Часть 4

Нельзя сказать, что он вдруг проникся безграничным доверием к своей новой спутнице, но и причин подозревать ее во вранье пока что особо вроде как не было. Однако то, что ему поведала фея, с трудом укладывалось в голове у в меру скептичного агностика, коим Александр себя считал ранее — даже после всех недавних событий.

Выяснилось, что по представлениям местных, Мультиверсум являлся то ли одной большой ареной для «прокачки», то ли некой песочницей для игр Высших — так что на ум сами собой лезли сравнения с земными ролевыми играми. На Датрамине были уверены в том, что все в мире устроено так, чтобы поощрять разумных идти путем силы, подразумевая под этим и банальную физическую силу, и знания, и дух, и еще множество путей и возможностей на дороге Возвышения — то есть обретения этой самой силы.

Да и как им считать иначе? Если все, начиная от древних артефактов и кончая различными монстрами и чудовищами, с самых давних времен здесь устроено таким образом, что имеет зримый уровень — то есть градацию этого самого развития.

На основании всех косвенных данных можно, конечно, предположить, что некая могущественная цивилизация когда-то создала что-то вроде распределенной торговой сети, состоящей из портальных Маяков, совмещенных с сетевыми Терминалами, соединив функционал заказа и отправки товара. При этом устроив все таким образом, что у каждого товара, как и у покупателя, имелся свой уровень, а за повышение оного и, соответственно, за доступ к товарам более высокого уровня, надо было платить.

Как можно было представить и то, что все эти монстры с уровнем, из которых, с помощью артефактов производства все той же цивилизации, аборигены извлекают ману и ихор, отдавая какой-то процент производителю, и с которых в виде этаких «заманух» изредка падают апгрейды или усовершенствования — что все это также их рук дело. Да просто создали своеобразную «кормовую базу» пользователям своей торговой сети, единожды вложившись в установку порталов и сопутствующую инфраструктуру, придумали стимул в виде прокачки уровней и Возвышения, позже торгуя товарами и услугами, собирая ихор и ману в огромных количествах…

Однако, судя по рассказам все той же Ежки, повышение уровня влекло за собой и реальное улучшение «характеристик» разумного, вроде силы, выносливости, или даже появления у того специфических талантов и умений. А если вложить ихор в предмет, то можно придать тому новые свойства, в том числе и довольно фантастические — вроде повышения защиты доспехов или проникающей способности пуль и стрел.

Учитывая все вышесказанное, выходило, что уровень цивилизации у этого самого Совета Средоточия и непонятного Четвертого Объединения, и правда должен быть самым что ни на есть божественным. Да и все эти Боги в качестве гарантов, упоминание которых он то и дело встречал в описании древних изделий, именно на это, в общем-то, и указывали.

Уточнив у Ежки, Александр выяснил, что у них здесь «древними артефактами» как раз и называли остатки былой цивилизации этого таинственного Средоточия — те же самые портальные Маяки с сетевыми Терминалами, у которых уже тысячи лет нет связи с метрополией или изделия наподобие Контроллера и найденного кольца. Более новые поделки, имеющие уровень и возможность его повышения путем вложения ихора, именовали артефактами обычными, а все остальное, изготовленное здешними магиками — просто магическими устройствами и вещами.

Мелкая также упомянула, что ходили легенды и о совсем уж старых и могущественных артефактах, называвшихся «древними» еще во времена Четвертого Объединения. Следуя логике, до четвертой должно было существовать еще как минимум три подобных межмировых цивилизации, прикинул Александр. От подобных масштабов, открывающихся перспектив и возможностей становилось как-то даже не по себе.

В дальнейшем выяснилось, что ихор, под которым тут подразумевалась «распределенная божественная сущность», местными, конечно же, активно используется, и не только для изменения реальности в виде прокачки и артефакторики. Помимо непосредственного применения, именно он и является основной расчетной единицей, на которую обменивали другие виды валют, как это заведено было с давних времен. Как использовалась и «мана» — особый вид энергии, освоенный здешними магами.

Способов сбора ихора и маны имелось множество, но все они базировались на переработке той самой «сущности», упоминание которой Александр уже неоднократно встречал. Это можно было проделать как древними устройствами вроде его Контроллера — ведь любой артефакт времен Четвертого Объединения имел функцию такой переработки, так и уже местными придумками и разработками, зачастую не сильно уступающими древним в качестве «сбора». А обученный маг и сам по себе все это умел.

Что собой представляет эта самая «сущность», в разных религиозных культах определяли по-разному, то есть, скорее всего, никто просто ничего точно не знал. Самым популярным вариантом было представлять ее некими энергетическими наслоениями на душе, и, чем та сильнее — тем больше эти самые наслоения. Однако вполне определенно все сходились во мнении, что сущность и душа — это разные понятия, и если первая относительно легко поглощалась, то вот вторую уничтожить считалось практически невозможным. Хотя потерять ее и оказаться в вечном рабстве у каких-нибудь демонов Бездны, подпитывая их существование, постепенно истончаясь, чтобы в итоге исчезнуть окончательно — можно было запросто.

Что же касалось сейчас его непосредственно, то таких как он называли здесь Ходоками. О них ходили легенды, и существовало их то ли до чрезвычайности мало, то ли вообще практически не осталось, по крайней мере в этом, расположенном на окраине торговой сети мире.

Подобных энергоинформационных устройств, по слухам, к сегодняшнему дню остались единицы, ведь не разрушив, извлечь их после установки не представлялось возможным, а с гибелью носителя они также уничтожались, будучи, как оказалось, встроены напрямую в ауру пользователя. И даже получив доступ к сетевому Терминалу, которые сейчас зачастую располагались в недоступных или очень опасных местах, вроде Миренских гор, где он и появился в этом мире — даже в этом случае приобрести их уже было практически невозможно.

Они либо вовсе отсутствовали в продаже, так как все остатки недорогих древних товаров на низких уровнях уже давным-давно выгребли, либо с функцией Перехода оставались только те предметы, которые могли купить только уж очень хорошо прокаченные существа верхних уровней Возвышения. А таких всегда было немного, особенно в далеких от центра Мультиверсума мирах.

Впрочем, опять же по слухам, после Всеобщей войны, развала Четвертого Объединения и потери связи с центром, через какое-то время разумные во всех мирах стали случайным образом находить различные устройства, обладающие возможностью Перехода — вроде его МКП. Легенды гласили, что Боги, таким образом, ищут возможность проторить старые пути, отыскав путь к Средоточию, заблокированный вследствие множества кровопролитных и разрушительных сражений, проредивших сеть Маяков. Так что среди Ходоков вроде как существовала своеобразная конкуренция за право первым отыскать путь к центру Мультиверсума, собрав все миры в Пятом Объединении, получив небывалую мощь и знания прошлых цивилизаций.

Вот и выходило, что с одной стороны Александру очень повезло, ведь древнее устройство, доставшееся ему, пусть и с приставкой «Малое», оказалось той еще редкостью. А с другой, получалось, что обладателями подобных девайсов частенько становились личности, куда как могущественней его — а выскочек-конкурентов мало кто любит.

Насколько были в курсе местные жители, еще никому за прошедшие тысячелетия не удалось подобраться хоть сколько-нибудь близко к цели. Уцелевшие Маяки были разбросаны хаотично, соединяя миры в случайном порядке, а составленными картами Ходоки делиться друг с другом не спешили, боясь конкуренции. Так что продвигаться им приходилось наобум, зачастую после Перехода попадая в такие миры, где выжить представлялось практически невозможным. Да и чем ближе к Средоточию — тем выше оказывался уровень местных обитателей, и тем сильнее проявлялись последствия страшной войны, породившей немыслимых тварей и монстров.

В общем, после всего услышанного, становилось понятно, что любой артефакт древних с возможностью Перехода, помимо гипотетической возможности найти путь к Средоточию, давал его обладателю массу преимуществ в прокачке. От быстрого перемещения в пределах мира по специальным Меткам — до различных «бонусов», хранящихся на мировых Терминалах, правда лишь тех, что еще не нашли, или расположенных в самых опасных и труднодоступных местах.

Плюс, или скорее минусом, ко всему шла зависть тех, кто подобной возможностью не обладал, и попытки устранить потенциального конкурента у других Ходоков — все это, по рассказам Ежки, вполне себе имело место ранее. Впрочем, почувствовав вкус неизвестности, силы и магии, отступать Александр был не намерен — ведь перспективы перед ним открывались невероятные.

Обладатели подобных устройств, как правило, росли в уровнях куда быстрее, чем прочие, но и смертность среди них всегда была намного выше, чем у всех остальных, идущих путем Возвышения. Недаром их практически не осталось, постепенно перейдя в категорию «городских легенд», так что, по мнению фейки, на этом пути он либо быстро Возвысится — либо «сыграет в ящик», освободив мелкую от опрометчиво данной клятвы, что ее, похоже, также вполне бы устроило.

Александр ненадолго задумался, переваривая полученную информацию, прикидывая свои дальнейшие действия и перспективы. Учитывая все моменты, светить наличием возможности Перехода явно не стоит- во избежание проблем с завистниками, другими Ходоками и теми «сильными мира сего», кто наверняка захочет использовать доставшиеся ему возможности на свое благо — вряд ли при этом приняв во внимание его мнением.

В общем, выходило, что придется как-то маскироваться под местных. Благо что определить наличие Контроллера у него мог далеко не каждый, насколько Ежка знала — только очень сильные маги, да и то лишь проведя специальное сканирование.

— Расскажи, расскажи о твоем мире! — заканючила фейка, едва он на время прекратил свои расспросы.

— Да что там говорить… Ну, технически мы подальше от вас ушли, но ненамного, наверное. У вас на Датрамине когда порох изобрели?

— Да вроде всегда был, — немного смутилась она.

— Ну, когда огнестрельное оружие появилось?

— Да я же говорю — всегда было. Может только в самых старых преданиях не встречается, а так и не вспомню, — разозлилась его непонятливостью фейка.

«Получается, у них тут застой тысячелетний какой-то?», — прикинул он.

Из дальнейших расспросов Александр выяснил, что все обжитые земли здесь составляли лишь малую часть поверхности континента, и что на других континентах творится, местные узнавали только посредством общения через древние артефакты, ну или редкими визитами высокоуровневых персонажей и могущественных магов друг к другу. Однако и за океаном все было примерно так же — всему виной оказалась необычная агрессивность местной флоры и фауны, он бы даже сказал, необычное засилье всяких разноуровневых монстров.

Отчего-то вдруг вспомнилось, что название этой планеты на карте Мультиверсума переводилось как «Охотничьи угодья» — да и эта приставка с уровнями до тридцатого включительно как бы намекала, наконец-то прояснившись с новыми сведениями. Может кто-то постарался сделать этот мир чем-то вроде рая для «кача», выбрав далекий от центра уголок и перенасытив его до невозможности разными тварями? Во всяком случае вполне на это похоже — такое разнообразие нечисти, демонов, монстров и нежити на квадратный километр само по себе образоваться вряд ли могло.

Вот и получилось, что отдельные островки цивилизации здесь разбросаны порой на довольно больших расстояниях друг от друга. И через малопроходимые, гиблые места между ними, редкий караван отважится пройти со своими товарами. Общение затруднено, как и обмен идеями. Все необходимое местные получали через сеть Терминалов, пока та не рухнула, и может знания какие и сохранились с древних времен или от тех же Ходоков — но мощной технологической базы для развития не создать, у отдельных поселений просто нет таких ресурсов.

Да еще видимо магия, которая во многом заменила классическую для Земли науку, но, в тоже время, была направлена больше на обретение силы конкретным человеком, а не развитие всего человечества. И получилось то, что имеем — застывшее в развитии общество с технологиями начала девятнадцатого века и редкими артефактами исчезнувшей цивилизации.

— А у вас там что, по-другому? — недоверчиво спросила фейка.

— Ну, у нас, например, вообще магии нет.

— Не может быть! Магия есть везде, это же одна из основ мирозданья.

— Может магия и есть, — поправился он, — но магов, вроде ваших, точно не имеется. Зато есть технологии и нет монстров, вроде здешних. А про ихор, Возвышение, Средоточие и тому подобное никто и не в курсе.

— Ой, как здорово, это же настоящий тупиковый мир, как из преданий!

Разговорив ее, Александр вскоре выяснил, что с тех времен, когда связь со Средоточием пропала, да и какое-то время после этого события, когда еще Ходоков оставалось относительно много — как раз с тех пор у них тут и остались эти самые предания о других мирах. В том числе и о тех, которые долгое время развивались по технологическому пути, без доступа к портальным Маякам и Терминалам.

Когда эта торговая сеть добиралась и до них, там уже имелась развитая техническая цивилизация, зачастую сама раскинувшаяся на множество систем и планет. Встречались варианты и с чисто магическими мирами, и со структурами биологического типа — но все они рано или поздно входили в Четвертое Объединение, подключаясь к сети и вступая на путь Возвышения.

А тупиковыми называли те миры, до которых портальная сеть добралась, но, по каким-то причинам, дальше не пошла, а ее благами там практически не пользовались. То ли сами портальные Маяки становились недоступны, то ли их как-то блокировали, что, по слухам, все же было вполне возможно. Далеко не все общества разумных оказывались рады присоединиться к общей торговой сети, с перспективой вхождения в могущественное объединение цивилизаций.

Таким образом получается, прикинул он, когда на Землю пришли сетевые Терминалы, они почему-то так и остались не востребованы, а со временем, по каким-то причинам, два из трех стали и вовсе недоступны к использованию? Впрочем, картинка не складывалась — как-то рекламировать и продвигать свои товары компании Средоточия ведь должны были, нужны же первые артефакты-сборщики ихора, да и «кормовая база» на Земле совсем не развита…

Если только не предположить, что все это случилось перед самой Всеобщей войной, как называли те давние события местные. То есть, выходит, до Земли эта торговая сеть добралась прямо перед падением метрополии и отключением Центрального Кластера, и провести оборудование получилось, а начать рекламу и продажи — нет? И Маяки, совмещенные с Терминалами, все это время оставались в бездействии, а потом их затопило, например, или те настолько глубоко ушли в землю, что Переходы на них стали и вовсе невозможны? Тогда, вроде, все складывалось — но как там на самом деле произошло, можно, конечно, только догадываться.

В любом случае получалось, что Земля и правда стала этаким «тупиковым миром», на котором в данном секторе Мультиверсума продвижение портальной сети тормознулось, а потому прошедшим по собственному пути развития. Хорошо это или плохо, Александр бы судить не взялся, но факт оставался фактом.

Примерно такими мыслями он и поделился с фейкой, а когда та попросила его рассказать о Земле побольше, просто достал планшет, включил на нем первый попавшийся фильм и установил его вертикально у рюкзака. Глядя на ошарашенное личико фейки, Александр лишь усмехнулся и похвалил себя за решение взять это устройство с собой.

Усевшись в «позе лотоса» напротив экрана и подперев отвисшую челюсть кулачком, увлеченно следившая за всеми перипетиями сюжета Ежка забыла о нем хоть на время — даже не понимая ни слова в происходящем. И теперь хотя бы становилось понятно, чем он в будущем будет занимать свою мелкую спутницу, постоянно пристающую к нему с вопросами. Слава богам, почти полностью забитого терабайта памяти той хватит надолго.

Глава 7 Мародерка

Часть 1

Пока мелкая была занята шедеврами иномировой киноиндустрии, Александр обработал и перевязал раны, а затем, используя спиртовые таблетки в качестве топлива, сварил себе прямо в кружке жидкий куриный супчик из концентратов. Что-то более существенное он употреблять пока побоялся, но и горячая аппетитная жидкость с кусочками курицы, овощей и вермишели пошла на ура.

Снаружи пещеры тем временем погода испортилась, задул сильный порывистый ветер, и вскоре тот уже нагнал дождь, хлынувший сплошным потоком. Устроившись на спальнике в сухой и теплой нише, слушая раскаты грома снаружи и наблюдая возню мелкой у «телевизора», он прихлебывал горячий суп, расслабляясь и набираясь сил.

Дождь, вскоре перешедший в мелкий обложной, продолжил идти до самого вечера и даже ночью. Однако благодаря погоде хотя бы удалось пополнить запасы воды, пропустив стекающую с камней у входа жидкость через специальный фильтр.

Так, до самого заката, Александр больше ничем и не занимался, лишь отдыхал, восстанавливаясь. Ночь он провел там же, устроившись в спальнике, не разбивая палатку. Ежка, после того как в приказном порядке был выключен планшет, потирая красные от усталости глаза быстренько сплела себе что-то вроде гамака из паутины, подвесив свое спальное место рядом.

Она же с утра его и разбудила, когда первые лучи солнца пробрались в пещеру от входа. На завтрак Александр уже нормально поел, за ночь сил у него явно прибавилось, раны заживали, так что, обработав их и перемотав бинты, он задумался о том, что же ему делать дальше. Выходило, что надо было опять консультироваться с мелкой — без ее знания местных реалий планировать что-то оказалось довольно проблематично.

— Ну, первым делом, — заявила фейка, облизывая пальцы, измазанные, как и вся ее мордочка, шоколадом, — Первым делом надо бы тут пошариться, я же уже говорила.

К тому, что у нее иногда пробиваются выражения, явно оставшиеся от таинственного папы-матроса, он уже привык, но вот то, что в такую мелкую пигалицу может влезть столько еды — к этому он как-то готов не был. На завтрак она умяла полбанки тушенки с галетой и, распробовав, вытребовала себе целую плитку шоколада, который и доедала, по уши измазавшись с непривычки.

— Слушай, мелкая, а ты не лопнешь с такого-то харча? И вообще, куда что в тебя влазит, ты же съела больше своего веса раза в два? — не выдержав, поинтересовался он.

— Не, мы же магические существа, нам энергии много нужно… — выдала та, облизав пальцы и пройдясь по испачканной мордашке неожиданно удлинившимся языком, полностью ту очистив. — И сразу отвечу на твой невысказанный вопрос… — добавила, тяжело взлетая в воздух и устраиваясь на его рюкзаке, лежащем рядом, — Нет, мы этого не делаем! У нас безотходное производство энергии, экологически чистое, можно сказать… — зевнула она, устраиваясь поудобнее в складке ткани. — Ты еще спроси, почему мой голос так хорошо слышишь, а не какой-то слабый писк — у нас же, между прочим, и голосовые связки магически усилены, вот.

Александр немного растерялся, гадая о ее источнике знаний таких слов, как «экология» и «безотходное производство». Но тут же вспомнил, как вчера сам ей что-то такое говорил, рассказывая перед сном о Земле и особенностях технически развитой цивилизации, а та, оказалось, схватывала все на лету, и сегодня вон уже вовсю пользуется новыми знаниями.

— Ну, безотходное так безотходное, усилены так усилены… Но шоколад будем экономить! — выдал он, наконец собравшись. — И вообще, что ты там говорила про сокровища?

— Да у драргов часто находят что-то, хранящееся в старых коконах. Они же ценностями не интересуются, им бы только соки из жертвы высосать да энергию вытянуть. Этот вон и тебя вместе со всей поклажей приволок, — выдала она лениво, и добавила, — Папаня мой как-то в подобном логове порылся, неплохо приподнялся тогда, правда дело то у довольно оживленного тракта происходило…

— Слушай, ты же так и не рассказала, откуда и что здесь делаешь, да и про отца твоего хотелось бы узнать — судя по всему, личностью тот был весьма интересной.

— Папаня-то это да-а-а… Помотало его по свету, — начала рассказ Ежка, — Ученик казначейского писаря в славном городе Антал, Анталского, соответственно, Королевства — это тебе не какая-то там деревенщина! Грамотный и читать любил, но характер имел тот еще… В общем, прибил главного писаря, когда старикашка его в очередной раз розгами поучать надумал. Разок приложил — а много ли пожилому гоблину надо? Папка здоровый был, ему бы в ученики кузнеца, но там мест тогда не нашлось… В общем, сбежал он юнгой на судно одно, товары возившее. Тут у берега еще как-то можно ходить, местами, но далеко в море корабли не суются — опасно, там такие твари водятся…

Вот только недолго он на нем ходил, — продолжила мелкая, — Попались они пиратам на абордаж, ну и между прогулкой на морское дно или вступлением в ряды вольного братства он, конечно же, выбрал второе, отправив на дно своих уже бывших товарищей. Ну, дальше все банально — грабили торговые суда, пока их не зажали у Белосской банки сторожевые корабли. Так он и оказался в тюрьме местного правителя, ожидая скорой виселицы, но в ночь перед казнью им удалось сбежать, споив охрану заказанным на припрятанные монеты крепленым вином.

В общем, вскоре занялись они уже привычным делом, только теперь на суше, папка то уже до четвертого уровня прокачался, «Разбойником» был… Это, кстати, один из стандартных вариантов развития, потом расскажу, — ответила она на его невысказанный вопрос, — В общем, пару лет жили они на широкую ногу, пока их дружинники Миренского князя не прихватили на горячем, так он и попал на рудники местные. Впрочем, через полгода где-то, папаня все же сумел оттуда удрать, пока силы еще не совсем надорвал на работах. Поэтому и рванул в местный лес, пользующийся дурной славой, надеясь пересидеть погоню уже тут… Вот, собственно, и все.

— Хм, а как же, ну, это… Мама твоя и он, как так получилось? — немного косноязычно поинтересовался Александр. Но не спрашивать же напрямую, как вообще возможно зачатие ребенка между человеком и такой крохой.

— А, ну да, я все забываю, что ты порой элементарного не знаешь… А там все просто, как обычно у нас и бывает. Папаня натолкнулся на Светлую Поляну, где его и затащили в круг, а когда он окончательно свалился от танцев и истощения, пустили того по кругу, — и, глядя на его ошарашенную физиономию, выдала, покраснев, — Тьфу, дурак, это не то, о чем ты подумал — просто разделили его плоть на всех сестер… Это единственный раз, когда светлые вообще едят мясо… Ну а потом всей общиной залегли в спячку в специальных родовых цветках, а вскоре уже появилось и новое поколение фей, в числе которых оказалась и я.

— Да уж… А откуда ты все это о нем знаешь? — не придумав ничего лучше, спросил Александр.

— Ну, я же тебе говорила, что мы рождаемся уже со вложенными знаниями. Нам, наряду с общими моментами устройства нашего общества, доступна и память «донора». Вот, где-то так, если вкратце.

— Понятно… — немного ошарашенно выдал он. — А тут ты как оказалась?

— А, ну да, — добавила фейка. — После Перерождения я не сразу пришла в себя. Тьма, знаешь ли, на мозги еще как влияет — особенно сразу после изменения… Какое-то время просто скиталась по лесу. Мы, темные, знаешь ли, одиночки — нам Полянки без надобности… Ну а потом полезла за шелком для платья, да запуталась в паутине, а этот мерзкий драрг запеленал меня и подвесил, вытягивая энергию. Ну а затем и тебя притащил, а дальше ты и сам в курсе…

Ежка закончила рассказ и замолчала. Помолчал с минуту и он, переваривая услышанное — этот странный мир не переставал его поражать. Но рефлексировать долго Александр не стал, надо было, как выразилась Ежка, «дела делать».

— Ладно, пойду осмотрюсь, что здесь и как, — решил он, поднимаясь и поудобнее перехватывая дробовик.

— Ой, я с тобой, — встрепенулась, мелкая, перелетев с рюкзака ему на плечо, — Но вообще-то, пока ты дрых, я уже все тут осмотрела, вот!

— И что, нашла что-нибудь?

— В одной из пещер имеется склад старых коконов — может быть интересно. Там есть несколько больших свертков, под ваш человеческий размер! Пойдем, пойдем скорее, интересно же! — возбужденно приговаривала фейка.

При упоминании возможной «добычи» сонливость у нее как рукой сняло. «Ну точно вся в папу», — усмехнувшись, решил Александр.

Часть 2

Сначала они обошли ту дальнюю пещеру, где и происходило сражение с монстром, туша которого все так же оставалась лежать на полу, пованивая каким-то химическим запашком и, немного, тухлятиной. Интересного здесь ничего не нашлось, как и в нескольких сообщающихся с ней отнорках, а вот в одной из соседних пещер мелкая обнаружила целую груду коконов, наваленных рядом с глубоким провалом, дно которого терялось во тьме.

Видимо это оказалась своеобразная свалка отходов, облюбованная ранее тварью. А при переполнении помещения часть этих свертков просто-напросто падала вниз, освобождая место для нового «мусора».

Не то что бы Александру сильно хотелось копаться в этой куче, но фейка была права по крайней мере в одном — новичку в этом мире пригодятся любые ресурсы. Да и некая доля любопытства все же присутствовала, так что, вздохнув, он одел перчатки и натянул под самые глаза камуфляжную маску, в качестве некого фильтра, а затем взялся за дело.

Коконы хоть с трудом, но все же разрезались охотничьим ножом. Внутри у них обнаружились отдающие все тем же запахом химии и тленом мумифицированные останки различных животных, высушенные и затвердевшие, которые он после осмотра просто скидывал в ближайший провал. В основном ему попадались тушки средних размеров, но встречались и довольно крупные особи — по рогам он опознал и несколько высосанных досуха лосей, вроде тех, что он уже встречал в местном лесу.

Спустя какое-то время этих «раскопок», импровизированным мародерам попался и первый труп разумного, которым оказалось небольшое существо, очень похожее на одного из тех ночных гостей, что как-то наведались к Александру в палатку. Вскоре он нашел еще и несколько его сородичей, отложив эти коконы в сторону для последующего изучения.

— Кобольды. Глупые и жадные твари, но могут при себе таскать самородки и драгоценные камни, так что проверить стоит, — так прокомментировала его находки фейка, кружась вокруг и с любопытством наблюдая за его действиями, периодически пытаясь помочь.

Когда от всей кучи осталось меньше половины, нашелся и первый человеческий труп. Оттащив вскрытый кокон с телом в сторону, Александр вскоре обнаружил и еще два подобных этому свертка.

— Лесорубы, скорее всего. Отчаянные ребята, но за некоторые виды древесины из этого леса платят огромные деньги, так что они обычно не скупятся нанимать хорошую охрану, да и сами нередко прокачаны. Хотя этим, видимо, не свезло, — философски пожала плечами мелкая.

Затем практически до самого конца «изыскательных работ» ничего интересного им больше не попадалось. Однако, как оказалось, все же в одном из самых старых коконов нашел свое последнее пристанище какой-то довольно крупный человек. «Или скорее какой-то крупный разумный», — понял он, взглянув на удлиненные высушенные уши и заметно выпирающие нижние клыки.

— О, а это интересно, — подлетела фейка поближе, — Да это же орк! Причем из охотников, взгляни, вон у него лук торчит из налучья сбоку! Вот свезло-то!

Как выяснилось из ее рассказа в дальнейшем, местные охотники оказались этакими весьма крутыми ребятами, которые прокачивались на здешних монстрах, заодно хорошо зарабатывая на органах и частях тела развитых тварей, охотно скупаемых магами и алхимиками. Но в здешнем лесу эти специалисты все же появлялись нечасто — слишком уж велик оказывался риск.

— Слушай, Ежка, я что-то не пойму, а в чем тут особый риск для хорошо прокачанного человека, ну или другого разумного? Нет, я-то конечно пару раз тут только чудом и спасся, но ведь и никого выше пятого уровня не встретил? Ну, из тех конечно, у кого этот самый уровень удалось узнать, — поправился он, вспомнив как прятался от того же дракона или саблезубых медведей-переростков.

— Ну смотри, вот ты, как и я допустим — вот мы «нулевки». Ну то есть нулевого уровня развития. Драрг нам попался аж пятого, а это куда круче, чем четвертый — поначалу на кратных пяти уровнях приличный скачок по силе идет, их еще «ступенями» называют… Если бы не твой древний артефакт, то все, хана, — чиркнула она себя в экспрессивном жесте ребром ладони по горлу. — Так тут и со всеми другими получается. Заявись сюда, скажем, прокачавшиеся до десятого уровня развития авантюристы, так им бы и паук попался уровня пятнадцатого, а то и двадцатого, то есть третьей-четвертой ступени, понимаешь? Оттого-то никто такие места и не люби. Тут как бы сама природа подстраивается под уровень нарушивших границы леса разумных, вот, — выдохлась она, закончив монолог.

— Это что же, дифференцируемый уровень реагирования, с заложенной перестраховкой, в зависимости от силы нарушителя? Это какая-то интеллектуальная система защиты получается, — задумался он.

— Не знаю, что такое это ди-фру-рр-и, тьфу, короче — но ты, наверное, прав. В старых преданиях говорится о том, что таким образом маги устраивали охрану вокруг каких-то важных объектов. Поэтому-то сюда и прутся постоянно разного рода авантюристы, только гибнут пачками, ну или похватают что по краям — и обратно, если повезет.

— Понятно… А ты-то сама чего здесь забыла?

— Ну, я же как бы местная, хотя, когда Переродилась, видимо таковой считаться и перестала… Но не показываться же мне в соседнем лесу в обносках? Надо было сначала приодеться, так что искала я паучий шелк — и вот уже тут с глупым человеком в трупах копаюсь, — показала она ему язык, дурачась.

— Ладно, все с тобой ясно. Давай смотреть, что же тут еще имеется.

Но в дальнейшем «изыскателям» попадались лишь высушенные трупы животных. Александр постепенно отправлял вскрытые коконы вниз, пока на площадке не осталось лежать семь мелких свертков с мертвыми кобольдами, и четыре крупных, с трупами лесорубов и того самого охотника из орков.

Осмотр перспективных образцов начали с маленького народца. Разрезав паутину, он нашел несколько стальных орудий убийства, вроде коротких кинжалов или мечей, сантиметров десяти длиной. Для человека опасных, пожалуй, только если тот спит или находится без сознания — вспомнил он свое с ними недавнее столкновение. Хотя мелкая уже вовсю резвилась, изображая из себя мельницу с одной из найденных стальных зубочисток.

Кожаная и меховая одежда с крохотных трупиков и из пары мелких заплечных мешков, нашедшихся у них, никого не заинтересовала. А вот несколько необработанных камней насыщенного зеленого цвета Александр все же отложил в сторону — больше у этих малышей ничего и не нашлось.

Все три дровосека порадовали его объемными рюкзаками за спиной. Огромными рабочие топоры, висевшие у каждого сбоку в петле, кинжалы и засапожные ножи, ну и три серебряных амулета с символом солнца им уже точно были ни к чему, перекочевав на брезент, куда он складывал все интересные находки.

Один из покойников, тот, что оказался снаряжен получше, имел при себе массивную двустволку с короткими стволами калибра этак четвертого. Изукрашенная странной резьбой в виде каких-то рун на темном лакированном дереве приклада, она несла на себе и серебряные накладки — на переломном механизме и выточенном из того же дерева цевье, с чеканкой, опять же изображавшей символы местного светила.

У бывшего владельца ружья нашелся и патронташ, заполненный здоровыми патронами в латунных гильзах, в том числе и с серебряными пулями, как он успел убедиться. Ежка мимоходом отметила, что ружье довольно ценное и явно имеет наложенные заклятья — как выяснилось, магию она чувствовала прекрасно. Двустволка и правда выглядело дорого, даже без всякой магии, так что, стараясь ее не касаться, Александр аккуратно отложил оружие в сторону.

Выпотрошив рюкзаки неудачливых лесорубов, которых драрг, видимо, застал где-то в пути, он разложил все найденные у них вещи на расстеленном брезенте, осматривая. Помимо разного рода одежды, нашлись там и патроны к ружью, пара серебряных и несколько медных монет, а также посуда, бутылки из толстого стекла с какой-то жидкостью, мелкие склянки с лекарствами, и различные мелочи, вроде бритвенных наборов с опасной бритвой, швейных комплектов и каких-то мелких инструментов, типа стамесок.

Ежка активно помогала в избавлении мертвецов от ненужных им уже ценностей, с азартом кружась вокруг и суя всюду свой нос, подтаскивая мелкие вещи. Она же проверяла их на наличие магии, хотя, как та ему пояснила, авантюристы обычно если и накладывали защитные заклинания от воришек, то только такого рода, которые в случае их бессознательного состояния или смерти деактивировались. Иначе товарищи просто не могли бы к тебе прикоснуться и, например, донести до лекаря твою раненую тушку, или, в самом худшем случае, отдать твои вещи родным и близким.

Хотя все, конечно, делали по-разному — одиночки вполне могли что-то такое и придумать со своими пожитками, как и сплоченные отряды порою накладывали заклятия группового доступа на всех своих членов, несмотря на цену этого действа. Так что в нелегком деле мародерки обычно все же приходилось стеречься.

Закончив с дровосеками, Александр наконец-то занялся и охотником. Орк оказался облачен в легкую кожаную броню, взглянув на которую фейка безапелляционно заявила: «Снимай! Это же кожа Толстобрюха, заклятая эльфийскими магами!». Как потом выяснилось, этот самый Толстобрюх был чем-то похож на земного бегемота, и большую часть времени проводил в воде, питаясь водорослями, а для защиты от хищников наращивал себе непробиваемую броню.

Из кожи этого существа делали качественные доспехи, совмещая части из верхнего жесткого слоя и нижнего, более гибкого, располагая несколько таких срезов внахлест, получая отличное сочетание защиты и мобильности. Ну а кожаные изделия чаще всего заклинали именно эльфы, как лучшие специалисты по данному материалу — вот и тут Ежка рассмотрела их знаки, воспользовавшись памятью предка.

Темно коричневая броня с более светлым растительным узором сохранилась превосходно — ее, кажется, даже грязь не брала. Александр поочередно отстегнул наплечники и наручи, широкий пояс, кожаную юбку из полос толстой кожи, составленных в перехлест, после снял набедренники и поножи, а затем расстегнул и стащил с тела и фигурную кирасу с серебряными застежками, расположенными по бокам.

В процессе разоблачения покойного орка он отложил в сторону кинжал с узорчатой костяной рукоятью и саадак с легким луком. Покрытый роговыми пластинами какого-то животного на концах, оплетенный тонкой кожей посередине, тот производил впечатление мощного, но в то же время довольно изящного оружия, а колчан, набитый стрелами с различного цвета опереньем, явно был работы того же мастера, составляя с луком единый комплект вооружения.

Обувь у неизвестного орка представляла собой неплохие сапоги из мягкой замши, но время на них сказалось не лучшим образом. Проверив те на наличие закладок, он извлек из специального кармашка на голенище правого сапога длинный и тонкий стилет трехгранного сечения, видимо служивший орку для добивания добычи, и, больше ничего интересного не обнаружив, выбросил остатки обувки в провал.

По мере осмотра, на шее у погибшего нашелся и какой-то интересный золотой амулет, в виде мчащейся во весь опор лошади, который фейка приказным тоном велела пока не трогать, так как тот сильно фонил магией и неопределенной угрозой. Аккуратно подцепив его кончиком ножа, Александр отложил предмет в сторону, к ружью и луку с кинжалом, в которых мелкая ранее также обнаружила сильную магию, а оттого общим советом признанных опасными для немедленного изучения.

Вскоре в отдельную кучу отправились и пара золотых колец, а вот последнее кольцо из темного металла, похожее на древний артефакт, вроде того, что он уже носил — с «Плевком Баала», Александр аккуратно поддел кончиком ножа и поднес поближе к лицу. А когда разглядел надпись на общем внутри, уже не опасаясь взял его в руки.

Как ему поведала фейка, у материальных товаров Средоточия после смерти владельца в обязательном порядке спадала любая установленная привязка или защита, как то же самое происходило даже и в том случае, если предметами просто-напросто не пользоваться сколь-нибудь продолжительное время. В общем — свобода распространения и торговли, и процент ихора с маной постоянно капают производителю, кто бы не использовал их продукцию.

В общем, мелкая еще раз подтвердила, что с вживленными в ауру энергоинформационными устройствами все действует по-другому — с гибелью владельца утрачивались и они. Однако найденные древние артефакты, имеющие материальный носитель, обычно были вполне безопасны, так что использовать этот артефакт можно свободно.

Приглядевшись, Александр прочел надпись внутри кольца, которая гласила:


Произведено в лабораториях Техзоны-6. Сертификат Совета Средоточия.


«Ну что же, пора узнать, что это за устройство», — решил он, надевая кольцо на средний палец левой руки.


Желаете активировать артефакт «Малый сканер?»*

*Сертификат Совета Средоточия. Лаборатории Техзоны-6. Гарантия Техносоюза.


Активация Отмена


Подтвердив активацию, он почувствовал уже знакомый ему укол. По кольцу так же, как и с прошлой находкой, пробежали волны золотистого света, и вскоре Александр уже углубился в возможности по его настройке.

Оказалось, что на этот раз ему в руки попал артефакт-определитель, который, в зависимости от уровня, силы и сопротивления сканируемого объекта, мог выдать о нем различной полноты информацию. В пассивном режиме поменьше, в активном — побольше.

Так, например, можно было определить тот же уровень Возвышения, достигнутый разумным, его характеристики, специализацию или даже манеру боя — вроде любимых заклинаний и типа предпочитаемого оружия. Также он мог опознавать и другие сертифицированные артефакты, как и сканировать различные магические предметы местного производства. Все это, конечно, оказывалось выполнимо лишь при условии отсутствия защиты у сканируемого объекта, и более-менее равных уровней носителя кольца и другого разумного — чем больше разница, тем меньше информации он получал.

— Здорово, — захлопала в ладошки Ежка, — ценный и полезный масштабируемый артефакт. Папаня про такие только слышал — довольно редкий и дорогой. Аналоги используются повсеместно, уж у охотника-то обязательно такой должен иметься, но древние изделия обычно всегда оказываются эффективнее.

Решив тут же и проверить его действие, Александр подключил кольцо и выбрал для активного сканирования фейку, порхавшую рядом.

— Ой, прекрати, щекотно, — захихикала мелкая, подсвеченная мерцающим конусом световых лучей, выстреливших из сканера.

Часть 3

Практически сразу же, без каких-то особых спецэффектов, перед ним появился настраиваемый обзорный экран, на который и выводились полученные результаты:


Ежка с Подгорной Поляны

Раса — Феи, подраса — Принявшая Тьму

Уровень — 0

Сила — 1

Ловкость — 7

Выносливость — 2

Интеллект -6

Мудрость — 2

Удача — 5

Класс не определен

Таланты — отсутствуют

Навыки и умения — отсутствуют

Активные заклинания — Левитация*, Пространственный карман*

Артефакты — не обнаружены

Магические предметы — не обнаружены

Аурные следы — склонность к Тьме, Пространственной магии

*Врожденная особенность расы


Ну что ж, вроде работает вполне исправно. Хотя и не совсем понятно, что здесь имеют ввиду под понятием «класс разумного», что определяют характеристики, и почему у этой бесталанной мелочи даже навыков никаких не имеется — вон, одежку-то она себе сшила на загляденье. Или подразумевается и определяется что-то уж совсем специфическое, приобретенное именно при повышении уровня?

Отложив все вопросы на потом, он еще раз активировал кольцо, выбрав в качестве «подопытной крысы» уже себя. Мигнув, тут же появилось новое окно:

Александр Георгиевич Тюленев (Тюлень)

Раса — Человек

Уровень 0

Сила — 6*

Ловкость — 5*

Выносливость — 6*

Интеллект — 6

Мудрость — 4

Удача — 7

*Модификатор наложенных эффектов

Класс не определен

Таланты — отсутствуют

Навыки и умения — отсутствуют

Активные заклинания — не обнаружены

Артефакты — «Плевок Баала» 4 уровня (Сертификат Совета Средоточия)

Магические предметы — неизвестный амулет-переводчик

Аурные следы — дальний бой, стрелок, сертифицированное улучшение типа «Антидот», неизвестное встраиваемое устройство

Негативные эффекты — «Легкое ранение» на 1.5 цикла (-1 ко всем физическим характеристикам)


Хм, странно, данное прозвище ему никогда особо не нравилось, откуда только его выцепило это кольцо? Удивительно… Да и интеллект у него с мелкой отчего-то имеет одинаковое значение, хотя та иногда и ведет себя как капризный ребенок — может за это как раз параметр мудрости отвечает? Ну и, опять же, совсем уж бесталанным он себя не считал.

Навыки, таланты, классы — все это слишком уж напоминало системы развития из тех компьютерных игр, в которые он иногда поигрывал, в очередной раз отметил Александр, так что, в принципе, можно было строить какие-то предположения. Но как это реализовано на практике Богами-гарантами торговой сети, как будет работать в реальной жизни — вот тут уже большой вопрос, прикинул он.

А вообще, пожалуй, сканер справился на отлично — артефакт обнаружил, как и неизвестный амулет-переводчик. К тому же это устройство каким-то малопонятным ему образом определило и то, что он, оказывается, стрелок, хм… Получается, в этой самой «ауре» сохраняются следы активных действий? Пострелять-то ему недавно и правда пришлось немало.

Полученное после победы над пауком-переростком улучшение, выходит, так же встроилось прямо в ауру, влияя оттуда уже непосредственно на тело, м-да… Плохо, что при сканировании обнаружилось и некое неизвестное устройство, которое, судя по всему, могло быть только Малым Контроллером Перехода — а тот ему светить кому-либо категорически не хотелось.

Впрочем, даже если он сам, с максимальным, так сказать, уровнем лояльности, все же точно и не определил, что это такое — можно было надеяться, что другие и подавно не смогут. Но тут ему оставалось уповать только на свои относительно высокие показатели в характеристике Удача.

Вообще, со слов все той же мелкой, активное сканирование считалось дурным тоном и вполне могло повлечь за собой вызов на дуэль, ну или превентивные меры в виде заказа профессионалам на одну слишком уж любопытную голову. Поэтому она порекомендовала использовать активный сканер лишь непосредственно перед боем или в самом бою, а в обычное время перевести его в пассивный режим. Что он и сделал, так что теперь над объектами вокруг него по желанию отображались виртуальные строчки с коротким текстом вроде:


Фея

0 уровень

Класс не определен.

Активных внешне направленных артефактов и заклинаний не обнаружено.


Или:


Человек

0 уровень

Класс не определен.

Активных внешне направленных артефактов и заклинаний не обнаружено.


В общем-то, хоть и малоинформативно, все же довольно полезно — сразу понятно, кто есть кто. Все согласно древнему правилу, по которому, похоже, и жили местные — «Когда у общества нет цветовой дифференциации штанов, то нет и цели!» (7)

— Ну что там, что там, что?! — мелкой, похоже, надоело ждать, пока он, уйдя в себя, проверял ценную находку.

— Да все нормально, работает, только я чего-то, похоже, не совсем еще понимаю, хотя аналогии, конечно, прямые… — выдал он задумчиво. — Смотри, тут в активном режиме определяются некие классы, таланты и навыки, которые у нас с тобой отсутствуют. Еще эта Сила, Ловкость и прочее…

— А, ну это понятно, в характеристиках приводятся усредненные значения, а так, та же Сила — это «комплекс различных проявлений человека в определённой деятельности, связанной с физической активностью» — вот. Папаня после третьих розг все определения наизусть выучил. Ну а насчет класса и остального — мы же с тобой еще уровни не повышали, ихор не вкладывали. А там будет возможность выбрать один из вариантов развития, так называемый архетип или класс, ну или самому раскидать все характеристики, выбрав таланты, навыки и умения.

— У людей, — продолжила мелкая, — да и не только у них, знаешь сколько научных трактатов на эту тему написано? — Ух! Да и услуги специалистов, рассчитывающих под тебя оптимальную прокачку, всегда остаются востребованы. Папаня вот начинал как дальнобойный Разбойник-стрелок, при абордаже перестреливаясь с противником, забравшись на ванты, ну а потом взял себе умения из ветки Следопытов. Я тебе уже говорила, это класс такой, заточен на маскировку и тот же дальний бой — очень знаешь ли помогал щипать путников на дороге… А если что, то и от погони уйти, хотя и уровень у него был не самый высокий, четвертый, но очень многие авантюристы и до него не докачиваются. Папаня все же стремился стать «пятеркой», к успеху шел, планы у него были о-го-го! Но не получилось, не фортануло.

— Вот ты уже не первый раз этих самых авантюристов поминаешь, а кто это? Да и как это вообще происходит, где этот уровень повысить можно? — не совсем понимал механизм Возвышения он.

— Ну, авантюристами принято называть тех, кто сознательно идет путем Возвышения, ведь далеко не все тут качаются, большинство живет простой жизнью, так называемые нулевки или нулевеки — крестьяне, горожане, пекари, плотники… А уровень повысить можно практически в любом крупном поселении, артефактов Выбора с заложенными архетипами прокачки, слава богам, осталось еще много, да и неразрушаемые они практически. Ну и сильные маги также могут провести Возвышение, по тем же старым лекалам, или предлагают уже что-то свое.

— То же самое и с предметами, — добавила Ежка, — Вкладываешь ихор — создаешь артефакт, прокачиваешь, опять вкладывая ихор — улучшаешь показатели. Можно и душу чью-то вложить или пробудить в предмете разум — вариантов бывает множество. Тут, в общем-то, тебе думать много надо, а то потом жалеть будешь на верхних уровнях, а об артефактах Сброса сейчас только легенды и остались — вот и представь!

— А как, например, те же монстры свой уровень повышают? — поинтересовался, задумавшись, Александр.

— Да у них все заранее заложено. Как ты там говорил, «за-п-про-грра-ми-рро-ва-но», вот! — с гордостью проговорила Ежка, которая вдруг стала активно учить русский язык, постоянно пытая его на новые слова. Как он подозревал, всему виной тут были фильмы и мультики в его планшете, которые ей так полюбились. Видимо, глядя на красивые картинки, он все же хотела и понимать, что же именно там происходит.

— Так что те просто жрут друг дружку и тех же авантюристов, — продолжила она, — и, накопив достаточно, Возвышаются. Тут вся разница в сознательном выборе или заложенной последовательности прокачки, ихора уходит то же количество. И, соответственно, отдача что с человека, что с неразумной твари одинаковых уровней — одинакова…

— Вообще, конечно, некоторые, обретая со временем разум, все же могут и сами определять свой путь, но не все — вон у нас, ну, то есть у светлых, все в природу заложено, не рыпнешься… Ой, а я теперь, получается, так же могу?! — дошло до нее неожиданно, — Так это мне что, тоже думать придется?! Ну, то есть, направление развития выбирать? — удивилась неожиданно сделанному выводу фейка, и секунду подумав, рубанула воздух рукой, — Тогда вместе думать будем!

— Ладно, мелкая, подумаем… Но не сейчас, тут дела еще есть, — ответил он, подтягивая прекрасно сохранившуюся орочью походную сумку, сшитую из толстой кожи.

В той, наряду с разными нужными охотнику вещами, вроде набора отличного качества зачарованных ножей для разделки туш и инструментов для работы с кожей, нашлись и баночки с заспиртованными тканями и органами животных. Некоторые из них пришлось выбросить, вроде наполненных стухшей кровью склянок, но большая часть оказалась в сохранности. Многие емкости имели нанесенные руны длительного хранения, и стоили, по рассказам мелкой, бешеных денег. Какую-то часть органов в банках, обработанных клыков, когтей, перьев и прочего она опознала, но далеко не всю, хотя и так могла сказать, что за все это они выручат хорошие деньги.

В боковых кармашках сумки нашлось и несколько мелких монет, разного достоинства. В основном медь, но имелось и немного серебра, а вот на самом дне баула, прикрытая тканью, лежала довольно неожиданная находка, а именно широкий пояс-патронташ с кобурой, из которой торчала украшенная костяными накладками рукоятка большого револьвера. Там же обнаружились и пара пачек патронов в грубой оберточной бумаге, а также кошель с серебром и серебряный же амулет, с все тем же местным религиозным символом, выполненным в виде стилизованного солнца. Это подтвердила и фейка, поведав, что культ Атона, бога-солнца, в этих землях распространен довольно широко.

Вообще, было похоже, что неудачливый орк перед смертью и сам кого-то «отмародерил», взяв самое ценное, возможно также наткнувшись на чей-то труп, которые здешний лес производил регулярно и в изрядном количестве. Впрочем, в сумке могли храниться и вещи его погибшего ранее напарника, которые тот прихватил с собой — однако, в общем-то, сейчас это уже было неважно. Ни этому мертвому орку, ни пока вполне еще живым человеку и вздорной фейке.

Как бы он ни хотел рассмотреть револьвер поближе, вытащив тот из открытой кобуры, но Ежка не дала ему этого сделать, и подозрительно фонившее магией оружие отправилось в ту же отдельную, «карантинную» кучу. Закончив с первичным разбором находок, он в несколько приемов перенес все к лагерю, аккуратно завязав узлом брезент с подозрительными вещами, так и дотащив его до самого места. А здесь уже Александр не спеша отсортировал мародерку, сканируя все новоприобретенным устройством.


Сноски:

7. Фраза из кинофильма «Кин-дза-дза!» режиссера Георгия Данелия, снятого в 1986 году.

Часть 4

Начал он с ружья, активировав на нем кольцо, и получил такую картинку:


«Стенолом»

Огнестрельное оружие ближней дистанции

3 уровень

Базовый Урон 10–15

Базовая Точность — 7

Основная ветка развития — Урон (+4 Урон/ +2 Точность)

Наложенные заклинания — «Простое гашение отдачи» (+1 Точность), малый «Глаз орла» (+2 Точность/+1 Урон), «Священные руны Атона» (х1.2 модификатор урона созданиям «Проклятой Тройки» — Тьмы, Смерти и Бездны)


Опять же не совсем понятно, как это все будет работать, но ружье, определенно, весьма интересное. Не найдя на нем никаких защитных заклинаний, Александр осторожно взял его в руки. Дробовик оказался довольно увесистым, но не слишком тяжелым и вполне ухватистым, а с короткими стволами сантиметров пятидесяти был еще и вполне разворотлив. Переломив его, он посмотрел в просветы стволов — те явно имели небольшое сужение к срезу, и от этого же среза у них шла нарезка сантиметров на пятнадцать вглубь. В общем, ему попалась заточенная под пулевую стрельбу двустволка, довольно монструозного калибра — отдача должна быть та еще, но и урон соответствующий.

Осмотр и сканирование боеприпасов к ружью принес сюрприз в виде пяти зажигательных пулевых патронов в латунных гильзах, с наложенным малым «Поцелуем Ифрита» (+5 Урона огнем), и пяти серебряных, с благословением Атона. Последние давали дополнительно по десять пунктов урона созданиям «Нечестивой Тройки», и вешали на тварей это самое благословение, негативно на них действующее, отравляя и ослабляя.

Остальные патроны шли как с обычными свинцовыми пулями, вроде нашей «полевы», так и с крупной дробью миллиметров пяти в диаметре, которой в трехсантиметровом контейнере помещалось довольно много, в чем он и убедился, разобрав парочку. В зависимости от типа заряда менялся и определяемый сканером урон двустволки — что бы под этим ни подразумевалось.

Открытые прицельные приспособления были вполне удобны, а отдача у дробовика оказалась на удивление мягкой. Видимо так и действовали все эти зачарования на точность, уменьшая, в том числе, и подброс ствола при выстреле.

Проверить, как ружье работает на дальние дистанции, пока возможности не имелось, так как Александр испытывал его в дальней от входа пещере, той самой, где покоилась туша поверженного монстра, не желая стрельбой привлекать внимание обитателей леса. Но вот убойность этого ствола впечатляла — пулевой патрон оставил в паучьем теле огромную рваную дыру, от которой во все стороны полетели клочья плоти, а уж что творила крупная дробь на близкой дистанции…

Звук выстрелов в помещении больно бил по ушам, но дыма скапливалось на удивление мало, видимо тут уже использовался некий аналог земных бездымных порохов. Отстреляв по паре пулевых и дробовых патронов, Александр остался доволен находкой, решив оставить это ружье себе — все равно ведь придется «работать под местного». А его тактический дробовик слишком уж выделялся своим «нездешним видом», как высказалась о нем Ежка, да и не прокачан тот был совсем, не говоря уж о каких-то там зачарованиях. В общем, отложив пока двустволку с патронташем в сторону, он занялся следующим в очереди на сканирование предметом.

Лук, так же имеющий собственное название «Баловник удачи», оказался артефактом аж пятого уровня, что, по мнению фейки, было очень даже неплохо. Редко кто прокачивал свое оружие параллельно с собственным Возвышением, обычно предпочитая тратить ихор на совершенствование самого себя, а остальное подтягивая по необходимости. И это, в общем-то, для многих классов являлось практически непреложным правилом, так как приносило больше пользы в итоге.

Исключением тут, пожалуй, служили как раз-таки дальнобойные архетипы, использующие для атаки дистанционное оружие — тем обычно приходилось вкладываться в свой основной «инструмент» наравне с собственной прокачкой, как минимум. Поэтому-то орк, видимо, так и потратился, подняв свой лук до первой ступени, ведь для предметов так же действовало правило «кратности пяти», серьезно усиливая их на пятом уровне. Но и стоил этот переход так же весьма дорого.

Базовый урон у лука оказался немного меньше, чем у двустволки, но вот точность была почти в два раза выше. К тому же на этом оружие имелись еще и наложенные чары на ту же Точность, Скорость стрельбы и Удачу, дающую плюс к критическим попаданиям в жизненно важные места цели. Бонусом ко всему на пятом уровне у него появилось умение «Астральной ловушки», вытягивающее сущность из убитого стрелой противника, передавая ее непосредственно стрелку по астральному каналу, без необходимости лишни раз к тому приближаться.

Налучье тоже оказалось зачаровано, поддерживая помещенное в него оружие в боеготовом состоянии сколь угодно долго, причем прямо с натянутой тетивой и без проблем с износом, а также включало в себя встроенную функцию постепенной очистки. Стрелы опять же не обошлись без наложенной магии, повышающей их убойность, оглушающей или парализующей цель, а колчан, как оказалось, нес на себе ту же заклинательную систему удаления грязи и крови.

Кинжал четвертого уровня, своими размерами и формой похожий на земной бебут, имел изукрашенную резьбой костяную рукоять в виде головы летучей мыши, с крохотными красными камушками, расположенными на месте глаз. Носил он странное название «Кровопийца», становившееся, впрочем, понятным, стоило только познакомиться с его характеристиками.

Помимо базового урона в семь-девять пунктов «колюще-режущего типа» он, к тому же, имел второй вид урона, почему-то обозначенный как «вампирический». Оказалось, что тот при ранении вытягивал из своих жертв жизненную энергию, передавая ее владельцу, к тому же раны от него сами по себе практически не заживали, так и продолжая кровоточить. В общем, неплохой такой ножик, который Александр также решил оставить себе, добавив комплектом к двустволке. «Ну а что — колбасу там порезать, ага», — хмыкнул он про себя, но кинжал действительно ему приглянулся.

Безымянный трехгранный стилет, предназначенный для добивания добычи, определился как оружие третьего уровня, оказавшись прокачанным на проникающий урон, а единственное заклятье, наложенное на него, опять же неплохо так увеличивало его пробивную способность. Таким приспособлением, должно быть, одинаково удобно было как пробивать толстую звериную шкуру, покрытую естественной костяной броней, так и броню искусственную, сунув его кому-то под ребра. В общем, тоже вполне себе интересный «ножичек».

А вот медальон под названием «Сильфидиум» оказался с неприятным сюрпризом. Символ одного из орочьих родов, к которому, видимо, и принадлежал погибший охотник, содержал в себе какой-то агрессивный дух, как определил сканер — воздушный элементаль пятого уровня. По-видимому, при его активации, тот давал хозяину повышенную скорость движений, а также мог ускорять стрелы в полете. Что, в купе с другими бонусами его снаряжения и прокачкой самого орка, никак не ниже пятой ступени, делало того на короткое время этакой пулеметной установкой — лишь бы стрел хватало. Ну или позволяло, ускорившись, оторваться от погони и уклониться от чужих выстрелов, что, возможно, могло быть и поважнее.

В общем, интересная находка. Жаль только дух в амулете завязан на ауру покойного, так что перед тем, как его использовать, необходимо для начала снять старую привязку и настроить тот уже на нового пользователя. А за этим придется обращаться к какому-нибудь шаману, которого, впрочем, со слов мелкой, вполне можно найти в любом крупном местном поселении, но заплатить придется немало.

Следом пришла очередь проверить и броню эльфийского производства. Кожаные доспехи определились как комплект «Лесной страж» пятого уровня, и каждый из его элементов оказался зачарован отдельно, но таким образом, что вместе их эффективность усиливалась, действуя синергично(7). Полный набор давал его обладателю плюс двенадцать пунктов к Защите, и плюс десять к Ловкости, а также подключал встроенное активируемое умение «Маскировка», делая его обладателя менее заметным на местности.

Имелись тут и бытовые чары очистки вместе с подгонкой размеров, хотя и действующей в ограниченных пределах. Великоватый Александру поначалу комплект, после того, как он его почистил и одел, как-то вдруг сжался, на миг плотно охватывая его фигуру, а потом подстроился под нее, сделав ношение слабо пахнущей свежевыделанной кожей защиты вполне комфортным.

— Отличный кожаный доспех. Как-никак работа эльфов, а ушастые в этих вещах разбираются, — выдала Ежка, — И, что важно, он еще не имеет ограничения по уровням пользователя, обычно начинающиеся после первой ступени, так что тебе сейчас вполне подойдет.

— Слушай, что-то я не пойму, как именно это работает? Ну ладно та же Ловкость — как я понимаю, это просто общий термин, а вложенные в нее пункты, полученные за повышение уровня, как и чары, повышающие эту характеристику, в сумме с базовыми значениями похоже работают по многим направлениям — делая тебя резче, быстрее, улучшая координацию на какой-то процент, соответствующей силе заклинаний и тем же вложенным пунктам… Но как работает, допустим, вот эта самая Точность в параметрах вещей?

— Да, в общем-то, там все просто, — с умным видом пояснила фейка, — Та же Точность — это, по сути, усредненная характеристика дальнобойного оружия, и работает по тому же принципу, что и наши характеристики, отталкиваясь от каких-то эталонных значений. Чем больше ты их повышаешь, тем меньше процентная отдача от одного вложенного в параметр пункта, которые, как и у нас, получают за уровни, так же прокачивая те ихором. Примерно то же и с чарованием, но тут усиление идет все же более линейно, и наложенное сильным магиком заклинание будет усиливать предмет гораздо эффективнее, чем его более слабый вариант, наложенный подмастерьем или учеником… Ну, как-то так.

— С Защитой и Уроном все чуть сложнее, — продолжила она, — Имеющие уровень предметы, как и прокачанные разумные, можно сказать «пропитаны» вложенным в них ихором, и сопротивляются повреждениям или сами наносят урон в соответствии с содержанием в них этого самого ихора. Так, например, при столкновении обычных кинжала с кирасой одинаковых уровней, и не несущих каких-либо чарований, иметь значение будет только физический компонент. Но если это окажутся прокачанные ихором артефакты, то тут уже основную роль начнут играть показатели Урона и Защиты, в которые входит как физический компонент, так и артефактный, зависящий от уровня — и чем уровень больше, тем меньше все определяется чистой физикой.

— Например, если оружие будет прокачано слабее брони, — добавила фейка, — Вот тут-то разница и будет видна, так как к физической прочности доспеха прибавится показатель Защиты от вложенного в него ихора, превышающий значение Урона в кинжале, и, соответственно, наоборот, высокоуровневый кинжал увереннее пробьет низкоуровневую броню. Это, повторюсь, справедливо и для разумных, идущих путем Возвышения, так что не думай, что выстрелив даже в абсолютно не защищенное ничем высокоуровневое существо из этой здоровой двустволки, ты сможешь его хотя бы поцарапать — нет, тут и оружие должно быть соответствующих уровней. Но, к слову, на противника первой и даже начала второй ступени прокачки твоего ружья вполне хватит, даже и до девятого уровня включительно — хотя и малоэффективно. А вот для десятых и выше — тут уже надо будет думать…

— Так вот, — закончила свой ликбез Ежка, — поэтому-то доспехи чаще всего и развивают в одной из веток Защиты, дающих прибавку к этому самому эффекту. Как существуют и ветки развития разумных, идущих путем повышения своей личной Защиты — вариантов тут много. Вот где-то так, ну, по крайней мере, папаня именно об этом когда-то и вычитал…

Александру, при таком разъяснении особенностей разницы в уровнях и того, что это за собою влечет, как-то сразу вспомнился оборотень, которому пули из обычного, непрокачанного дробовика, даже вблизи не причиняли больших повреждений. Что, наряду с бешеной регенерацией твари, едва не стоило тогда ему жизни. Хорошо, что серебро само по себе оказалось очень вредно разного рода нечисти, хотя с повышением уровней, как объяснила та же Ежка, твари обычно повышают и свою к нему сопротивляемость, м-да уж…

Часть 5

В общем, прояснив для себя этот вопрос, Александр продолжил осмотр находок. Следующим предметом, подвергшимся его изучению, стал пояс-патронташ толстой кожи с открытой кобурой и торчащей оттуда рукоятью револьвера, имеющей накладки из белой кости, изукрашенные искусной резьбой.

«Зверобой» четвертого уровня оказался классическим шестизарядным револьвером, по типу земных разработок, только произведен был вручную здешним мастером, а не потоковой сборкой. Откидной барабан на шесть патронов, приспособление для быстрой экстракции гильз, длинный вороненый ствол, сантиметров двадцати и самовзводный механизм делали его местным аналогом вполне еще использующихся на Земле систем.

Вот только «Зверобой» к тому же был прокачан ихором на плюс пять к базовому Урону, который у того определялся в пределах девяти-одиннадцати единиц, да и неплохо зачарован — на Точность и уменьшение отдачи. Пояс-патронташ давал его владельцу еще плюс один к Защите, а кобура несла на себе заклинание очищения и чары для быстрого выхватывания оружия, как бы помогая его доставать, чуть подталкивая руку стрелка при попытке извлечь револьвер. Как он выяснил опытным путем, к этому, поначалу показавшемуся ему неудобным, моменту быстро приноравливаешься и привыкаешь, и револьвер оказывается у тебя в руке словно в мгновенье ока, уже готовый к стрельбе. Что, в общем-то, тоже немаловажно.

«Зверобой» удобно лежал в ладони, отдача у него оказалась приемлемая, так что, испытав его все на том же трупе монстра, Александр остался вполне доволен и этим приобретением. Длинные и довольно увесистые патроны обладали впечатляющей мощью, но, благодаря системе чар, стрелять из револьвера можно было вполне комфортно. В бумажных пачках нашлись обычные заряды с экспансивными свинцовыми пулями в медной полуоболочке, а в самом патронташе покоилось и с десяток патронов с серебром, отмеченных благословением все того же местного бога солнца, с бонусом к урону по нечисти, нежити, и иже с ними.

Пара золотых колец, осмотренных следом, определилась как медицинские артефакты первого уровня. Одно из них предотвращало шок и немного обезболивало в случае получения владельцем какого-либо ранения, а второе снижало возможную кровопотерю, останавливая кровотечение.

Кое-что припомнив, Александр просканировал и свои первые находки в этом мире. Выяснилось, что две медные печатки оказались одноразовыми активаторами заклятья малого «Огненного шара», а еще одно золотое кольцо являлось неким сторожевым артефактом, прокачанным до третьего уровня, сигнализирующим о чьем-то негативном внимании, направленном на его владельца, действующем, правда, в очень небольшом радиусе.

Клинок истребителя без ручки, также найденный им ранее, являлся артефактом под названием «Маголюб» четвертого уровня, и обладал повышенным коэффициентом пробития по магическим щитам и подобного рода защите, повышая Урон при этом аж на двадцать пунктов. Как и по всяким магическим тварям и прочим эфирным существам.

Жаль, конечно, что тот сейчас был не особо пригодным к использованию, но это пока — в будущем не составит особого труда починить клинок, насадив новую рукоятку, применяя по необходимости. Впрочем, Александр все же надеялся, что таковой у него не случится — перспектива сойтись вплотную с магиком, кидающим разрушительные заклинания, как-то не особо его и прельщала.

Разобравшись с ножом, он проверил и отлично сохранившуюся книгу в серебряной обложке, которая оказалась также весьма интересной. Чего стоило только одно ее название, которой Александр теперь, благодаря амулету-переводчику, вполне понимал.

«Бестиарий. Создания Тьмы, Смерти и Бездны». Судя по всему, этот сборник являлся неким пособием для членов ордена «Защитники Рассвета», содержащим наставления по борьбе с разного рода тварями, в котором подробно были описаны все их особенности, причем применимо для разных уровней, а также уязвимые места и тому подобная информация, как он теперь понимал, чрезвычайно ценная в этом мире для любого авантюриста.

Книга была зачарована на сохранность и сопротивление стихиям, к тому же на ней лежало прямое божественное благословение, так что она сама по себе давала своему обладателю бонус в сто пятьдесят процентов к любому урону по всем вышеперечисленным в ней тварям, достаточно «Бестиарию» находиться вблизи пользователя, располагаясь в пределах его ауры. По словам мелкой, находка эта очень редкая и ценная, так что показывать ее кому-либо точно не стоит, особенно тем самым членам ордена — непременно попытаются отобрать, да еще и постараются выяснить, откуда та у него взялась, и что случилось с предыдущим ее владельцем. Так что светить ей все же не нужно, как, по возможности, и остальными дорогостоящими предметами.

Закончив со сканированием, Александр подобрал топор одного из лесорубов, заклятый на прочность и остроту, и направился прочь из пещеры. Погибшие от лап и челюстей драрга разумные, после смерти одарившие его своими вещами, заслуживали правильного погребения, в чем его поддержала и мелкая.

Копать могилы для трех человек, орка, и семи кобольдов он не стал — долго, да и фейка подсказала, что у людей здесь распространен культ Атона, в котором принято сжигать своих покойников. Орки обычно просто оставляли умерших в степи на высоких помостах или на ветвях деревьев в лесу, возвращая таким образом «последний долг» природе, ну а мелкий народец своих просто харчил — но и те, и другие, как его заверила Ежка, против огненного погребения не возражали бы.

Так что за пару часов Александр нарубил кучу дров, валя некрупные деревья, и соорудил из них чуть поодаль от пещеры широкий погребальный помост, высотой около полутора метров. Куда в итоге и отнес все трупы, уложив их рядом друг с другом.

Сырая древесина разгоралась неохотно, пока фейка не пошептала что-то над небольшими язычками пламени, лениво лизавшими бревна, и огоньки тут же увеличились в размере, вскоре уже охватив жарким пламенем весь помост. Как потом рассказала мелкая, она просто попросила духов огня немного помочь — такую малость умеют все феи с рождения. Она же и прочла отходную молитву Атону, прося Высшего позаботиться о посмертии этих разумных, и стать проводником для них в загробном мире, не дав сгинуть во Тьме.

Когда погребальный костер уже прогорал, Александру вдруг на миг показалось, что в пламени промелькнули какие-то лица — суровые мужские, хитрые мордочки кобольдов и клыкастая физиономия орка. Следом, как бы подтверждая, что это ему не привиделось, раздался тонкий звук оборвавшейся струны, и огонь, на мгновение высоко взвившись бешеным вихрем, тут же опал невесомым пеплом на землю.

То, что высшие силы в этом мире, да и не только тут, вполне себе существуют, он уже понял. Да и как иначе, если по словам мелкой фейки, те же гаранты товаров Средоточия, например, до сих пор вполне исправно исполняли свои «служебные» обязанности. Да и местные боги регулярно являли какие-то чудеса и заверяли данные клятвы, подогревая этим интерес своей паствы.

Но столкнуться вот так, нос к носу, с неким проявлением высших сил, было довольно странно и весьма волнующе. Тем более понимая при этом, что у него, теоретически, как и у любого, идущего путем Возвышения, есть шанс когда-нибудь стать с ними вровень, поднявшись к их уровням.

До вечера они с Ежкой разбирали, чистили и сортировали находки, определяясь, что взять с собой, а что придется оставить в тайнике, прикопав в пещере. Неожиданно выяснилось, что от орочьего амулета больше не исходит никакой угрозы и, проверив его сканером, Александр, не без некоторой опаски, но все же надел артефакт, повесив рядом с медальоном-переводчиком. Ощутив на мгновение изучающий интерес заключенной в амулет сущности, он понял, что та признала его, настроилась на нового пользователя и готова к работе с Хозяином.

Так что теперь Александр мог на короткое время активировать так называемый режим ускорения, когда все вокруг словно бы погружалось в кисель, двигаясь заметно медленнее, а он оставался таким же быстрым в собственном восприятии. Жаль, что встроенный накопитель маны оказался совсем небольшим, и энергия быстро кончалась, однако где-то раз в сутки, пусть и всего на несколько секунд, теперь он мог двигаться и действовать в несколько раз быстрее нормы, с помощью заключенного в амулете элементаля перескакивая на какой-то другой временной поток.

Также подтвердилась и возможность поправлять снаряды в полете — как стрелы, так и пули. Например, улучшая точность выстрела и придавая ему дополнительное ускорение. Как выяснилось ранее, «Сильфидиум» мог действовать и в обратном порядке, отклоняя чужие атаки, вот только расход маны тут оказывался еще больше и зависел от многих факторов, таких как уровень атакующего, показатель его Урона и прочее — однако в критической ситуации медальон вполне мог спасти ему жизнь. В общем, очень полезное оказалось приобретение.

Закончив со всеми делами, Александр занялся подготовкой к походу. С переноской грузов в предстоящем переходе немного помогла и мелкая, истребовав себе дополнительную пайку в виде ежедневной порции шоколада, мотивируя это повышенным расходом энергии.

Оказалось, что пространственный карман, который сканер определял как ее природную способность — это некая врожденная особенность всех феек, наряду с тем же умением летать. Только тот у нее был пока что совершенно не прокачан, и максимально вмещал, по его прикидкам, чуть менее трех килограммов самых мелких и ценных вещей, вроде разнообразных монет, серебряных амулетов и прочего, которые просто исчезали в ее крохотных ручонках, непонятно куда отправляясь.

В общем, несколько раз поспорив и перепаковав рюкзак, они наконец-то определились со списком вещей, которые берут с собой в путешествие, направляясь к ближайшему людскому поселению. Затем поужинали на закате, и вскоре уже отправились спать, а фейку, которая канючила планшет и новые фильмы, он на этот раз огорчил, планируя завтра все же проснуться пораньше.

Глава 8 Хочешь жить — бей первым!

Часть 1

— Ну как? — поинтересовался Александр, полностью экипировавшись для путешествия.

— Нормально, вполне сойдешь за начинающего авантюриста. Только уровень, конечно, подкачал, но снаряжение вполне достойное, что несколько сглаживает разницу в силах с прокачанными противниками, думаю, до первой ступени включительно, — выдала фейка, внимательно его осмотрев, облетая по кругу.

Собираясь выйти к местным, найденные кожаные доспехи он одел прямо поверх камуфляжа, благо те практически полностью его закрывали, так что некоторая инородность расцветки мультикам в глаза особо и не бросалась. Да и подобный способ маскировки здесь оказался вполне известен, и применялся как раз такими низкоуровневыми новичками, идущими по пути Возвышения — как дешевая альтернатива специализированным заклятьям.

Впрочем, магическая маскировка у него все же имелась, полученное как бонус от всего кожаного комплекта «Лесной страж» пятого уровня. Активировав ее для проверки, Александр убедился, что та вполне неплохо работает. Цвет доспехов подстраивался под местность — не мгновенно, но довольно быстро, да и своими размытыми пятнами тот хорошо маскировал своего обладателя даже в движении. Вот только долго его в таком режиме не попользуешь — мана слишком быстро кончалась.

Приятно обрадовало и повышение Ловкости. Движения стали чуть точнее и резче, ненамного — но все же это вполне себе ощущалось. Ну а Защиту он, естественно, проверять не стал, понадеявшись, что все будет работать как надо — других вариантов у него все равно не имелось.

Светло-коричневые берцы с серебряными набойками вполне подходили к коже доспеха, не сильно выделяясь на общем фоне. На голову он повязал темную бандану, нашедшуюся в его снаряжении — многострадальная панама, увы, встречи с драргом не пережила, оставшись где-то в лесу на точке его пленения.

Револьверный патронташ занял свое место на поясе, вместе с кобурой, расположенной справа, откуда торчала рукоятка «Зверобоя», который он, немного потренировавшись, уже вполне навострился быстро выхватывать и наводить на цель. Заряжен револьвер был патронами с освещенными серебряными пулями, которые, как Александр справедливо решил, вполне годились и против обычного противника, не сильно уступая в убойности тем же свинцовым. Пусть и несколько расточительно тратить их таким образом, зато в случае чего не нужно будет судорожно пытаться перезарядиться, в последние мгновения жизни проклиная свою скупость.

В кармашке на кобуре, расположенном ближе к телу, покоился «Бестиарий» — так он оставался и не особо заметен, и находился вполне в пределах его ауры, усиливая Урон по всяким тварям и монстрам. С учетом всех усилений подобного рода и специальных патронов, можно было смело выходить против существ, подобных тем, с которыми он уже тут встречался.

«Стенолом» висел на правом плече прикладом вниз. В оригинальные антабки на дробовике он продел свой ремень от Бенелли, темно-серого цвета, тот не слишком-то и выделялся на общем фоне, да и фейка его одобрила, как вполне подходящий.

Из такого положения Александр мог довольно быстро начать вести огонь, крутанув за приклад снизу и перехватывая левой рукой за цевье, в то время как правая уже прижимает ружье к плечу, а глаза смотрят поверх стволов — как научил его инструктор на стрельбище. Заряжена двустволка была двумя патронами, с серебряной картечью и обычным пулевым в разных стволах, остальные боеприпасы частично находились в рюкзаке, а часть из них покоилась в кармашках патронташа-бандольера, перекинутого через плечо поперек груди, так что перезарядка не занимала у него много времени.

Слева на поясе нашел свое место и «Кровопийца». Орудовать холодным железом Александр никогда особо и не умел, в свое время все больше изучая приемы противодействия ему, но основы работы с ножом и парочку хитрых трюков знал, так что совсем уж бесполезным этот «бебут» в его руках не смотрелся.

На правый наголенник доспеха он прикрепил чехол от своего охотничьего ножа, в который, благодаря настройкам по ширине, нормально поместился и «Маголюб», с туго намотанным на черенок рукоятки паракордовым шнуром. Хотя в дальнейшем все же нужно будет вместе с нормальной рукоятью заказать под него и нормальные ножны, напомнил себе он.

Трехгранный стилет Александр подвесил на поясе сзади-сбоку. Закрепил он его таким образом, чтобы в случае чего легко до того дотянуться, и, в то же время, чтобы это не мешало ему надевать рюкзак, а при необходимости и быстро скидывать поклажу на землю.

На шее у него так и продолжал висеть амулет-переводчик ордена «Защитники Рассвета», выполненный из освещенного серебра, а орочий «Сильфидиум» оказался выполнен таким образом, что, сложив его по определенной схеме, можно было трансформировать тот в цепочку-браслет. Что он и проделал, повесив его на левое запястье.

Пальцы Александра теперь украшали целых семь колец и перстней: древние артефакты: сканирующий и с «Плевком Баала», а также местные поделки — два медицинских, два одноразовых медных с малым «Огненным шаром», и кольцо-детектор негативного внимания.

В общем, вооружен и опасен. Что не замедлила высказать и фейка, немного над ним подтрунивая, но в тоже время подтвердила, что с такой экипировкой действительно можно в случае чего потягаться и с более высокими уровнями — главное только не зарываться.

Да и светить свои возможности без нужды уж точно не стоит, за тот же амулет с духом воздуха его вполне и прибить могут. Нет, не сородичи орка — раз уж он провел похоронный обряд и дух внутри признал Александра, то с этой стороны претензий к нему не будет, но сам по себе такой редкий предмет стоил столько, что кое-кто прирежет его не задумываясь, стоит им о нем только узнать.

Да и за орденские переводчик, книгу и ценный нож, заточенный против магов, конкретно и те, и другие, вполне могут на него смертельно обидеться. Прочая его экипировка опять же тянула на очень приличную сумму — чего только стоили одни древние артефакты, так что расслабляться ему явно не следовало.

Остальные вещи, которые Александр брал с собой, он сложил в походный рюкзак одного из лесорубов — в тот, что оказался покрепче и получше скроен, с удобными и широкими лямками. Сбоку к нему он прикрепил сумку охотника с ценной добычей, куда сложил и когти с волколаков, добытые им самим, а с другой стороны пристроил налучье дорогого лука с полным колчаном стрел, отобрав это все на продажу.

Сверху на рюкзаке теперь покоился свернутый спальник. Палатку Александр решил не брать, та была забракована фейкой как «слишком странная», так что придется ему пока как-то без нее обходиться.

Вот, в общем-то, и все снаряжение, которое он брал с собой в путь. В рюкзаке, помимо нужных мелочей, запасов еды и медикаментов, располагалась и часть его обменного фонда в виде монет, которую он захватил из дома, отложенная вместе с некоторыми другими ценными предметами, найденными уже здесь. Правда самое ценное, вроде золота, серебра и драгоценных камней, было спрятано у мелкой, надежно упакованное в пространственном кармане. Так что в тайнике, сделанном под одним из камней в пещере, он оставлял только самые дешевые и тяжелые находки, вроде ненужных ему хозяйственных предметов, топоров и прочих инструментов, принадлежащих тем же лесорубам.

Там же, аккуратно упакованный, остался и его дробовик с запасом патронов двенадцатого калибра, бронежилетом и другими вещами, слишком уж выделяющимися в этом мире своим видом. Из прихваченного с Земли снаряжения он решил взять с собой только бинокль, тепловизор, и небольшой фильтр для воды, спрятав это все в рюкзаке.

К тому же Фейка все-таки уговорила его захватить и планшет. Прикинув, что иначе за время пути она его просто достанет, Александр решил согласиться, так что заодно прихватил с собой еще и пару флешек, набитых кино и мультфильмами, а так же зарядное устройство, запитываемое от костра, и запасной аккумулятор.

— Ну что, присядем на дорожку, — произнес он, ненадолго присаживаясь на один из камней.

— Зачем? Ты устал уже что ли? — недоуменно поинтересовалась кружившая вокруг фейка, — Мы же еще даже не двинулись?

— Примета такая, — вздохнув, пояснил он непонятливой мелочи. — На удачу.

— А, Удача! Удача — это важная характеристика, — заявила та, перемещаясь к нему на плечо, усевшись на лямку рюкзака.

Просидев так секунд десять, Александр встал и скомандовал, поправляя снаряжение:

— Ну, двинули что ли, мелкая…

А затем направился к выходу из пещеры, не обращая внимания на возмущенные крики Ежки о том, что рост у нее совершенно нормальный.

Часть 2

Погода вроде наладилась, после прошедших недавно дождей уже вовсю светило солнце, но под кронами вековых деревьев все еще оставалось довольно сыро. Ежка, быстро сориентировавшись, вывела отряд к той самой речке, вдоль которой Александр и шел все эти дни, до появления болота и встречи с тем самым драргом, утащившим его в свое логово.

Шлось ему довольно тяжело, ранение и общая слабость пока не давали возможности поддерживать высокий темп передвижения, да и привалы приходилось делать гораздо чаще, чем обычно. Пока Александр отдыхал, любопытная фейка облетала округу, зачастую принося с собой пучки каких-то трав и незнакомые ему листья растений, как она утверждала, имеющих ценность и пользующихся спросом в городе у лекарей и алхимиков. А на его вопрос, откуда она все это знает, ответила, что это у нее врожденное, как и чувство леса — так что заблудиться им тут не грозило.

Сбором трав она занималась на всем протяжении пути. Александр не раз становился свидетелем того, как мелкая, будто бы из воздуха достав так понравившейся ей меч мертвого кобольда, резким взмахом рассекала им воздух, срезая под корень очередной местный «подорожник». Он даже начал подозревать, что помимо меркантильного интереса, той просто очень нравилось пользоваться новой игрушкой. В такие моменты она, бывало, улетала далеко вперед, разведывая местность — вот и в этот раз унеслась куда-то дальше по берегу.

Несущуюся назад со всей возможной скоростью фейку Александр увидел не сразу. Та, бешено работая полупрозрачными крыльями, неожиданно вынырнула из кустов чуть впереди, заорав:

— Стреляй, Ссаш!

Не сразу сообразив, что происходит, он все же обеспокоенно вскинул ружье к плечу. Хотел было уточнить у нее — а в кого, собственно? Но эта загадка разрешилась сама собой, кусты впереди неожиданно брызнули листвой во все стороны, продавленные тушей существа, которое гналось за Ежкой.

— Ну стреляй, стреляй же! — вскрикнула та, еле увернувшись от длинного и липкого языка, выстрелившего из пасти этой твари, пронесшегося совсем рядом с ней.

Толком даже не разглядев, кто это был, он выстрелил в похожее на огромного пучеглазого варана монстра, который все же чуть-чуть задержался, продираясь сквозь притормозившее его препятствие. Мощно ударил выстрел, отдача чувствительно толкнула в плечо, а вылетевшая из ствола мягкая свинцовая пуля с большой силой ударила это существо в спину, пробив изрядную дыру, так что трехметровый ящер, шипя, забился в агонии, разбрасывая вокруг себя листья с кустов и обломки веток.

Быстро переломив стволы, Александр вытащил горячую гильзу — в нос ему тут же пахнуло запахом сгоревшего пороха. Затем выхватил из бандольеры новый пулевой патрон и зарядил его на освободившееся место. В принципе, он мог использовать и серебряную картечь, заряженную во втором стволе, но тратить ее сейчас посчитал неразумным, так что, перезарядившись, тщательно прицелился и выбил варану-переростку мозги, прекратив на этом его мучения.

— Здорово! Здорово! Здорово! — хлопала в ладоши фейка, кружась вокруг, пока он в очередной раз перезаряжал свою двустволку, убирая стреляные гильзы в отделение рюкзака.

Между тем от мертвой твари в него уже привычно влился поток энергии, и выплыло знакомое сообщение:


Усваивается сущность третьего уровня…

…..

Сущность третьего уровня усвоена

Поглощено 221.2 единиц маны, заряд накопителя 38.6 %

Поглощено 109.7 единиц ихора, баланс кошелька 531.6 монеты


— Ну и что это ты тут притащила? — поинтересовался он у мелькавшей рядом фейки, подойдя к трупу монстра.

— Это не я, — ответила та возмущенно, подлетев к поверженному телу, — Он сам притащился!

А потом окунула пальчик в натекшую кровь, слизнула ее и, поморщившись, сплюнула:

— Да к тому же невкусный оказался, гад!

Выяснилось, что Ежка, с ее слов, едва не попала тому в лапы, отвлекшись на редкий цветок, и лишь в последний момент увернулась от липкого и длинного языка твари, бросившись затем под его защиту. В общем, запретив ей отлетать далеко, он приказал той всегда находиться в зоне его видимости, а то в следующий раз так может и не свезти — все-же этот лес не место для беспечных прогулок.

В итоге, не став ничего брать с трупа монстра, просто потому, что никто из них не знал, есть ли в нем что-нибудь ценное, они оставили его лежать на полянке и отправились дальше. Ну а тот редкий цветок, за которым она и отлетела подальше, фейка по пути все-таки срезала.

Вообще, Александр заметил, что как-то довольно буднично перенес последнее нападение, видимо потихоньку вживаясь в роль местного авантюриста. То, что свернуть с этого пути он уже вряд ли сможет, ему стало понятно еще у портального зала, и решение это после рассказов Ежки об устройстве Мультиверсума только окрепло. И если для того, чтобы стать сильнее, получить новые знания и прикоснуться к неведомому, пройдя Старыми Путями, ему придется рисковать жизнью — что ж, дело того стоило, решил он.

За следующие сутки они еще несколько раз подвергались атакам различной живности, и не только. Пару раз ему пришлось упокоить и ходячие трупы животных, истратив на них несколько дефицитных патронов с серебром. Казалось, чем ближе путники подбираются к опушке этого леса, тем больше вокруг становится всяких тварей, и чем дальше, тем отчетливее Александр понимал, что без Ежки живым отсюда он бы точно не выбрался. Да и раньше, похоже, несмотря на все неприятности, ему тут просто несказанно везло.

Только ее развитые чувства леса и магии помогли ему выжить. Фейка не раз предупреждала о близкой опасности, как, например, не позволила разбить лагерь на уютной полянке, на деле оказавшейся засаженной опасными дурман-цветами. Нестрашные с виду растения усыпляли и переваривали свои жертвы живьем, распределяя полученные питательные вещества по общекорневой системе, и, будь он один, тут бы Александр и остался, причем навечно.

Конечно, не все опасные встречи удавалось избежать — благо, что большинство встреченных противников оказались прокачаны не выше третьего-четвертого уровней. Однажды, правда, совсем рядом с затаившимися путниками прошествовал крупный древень одиннадцатого, однако то ли активированная маскировка помогла, то ли этому существу они просто оказались неинтересны, но хищное дерево метров десяти высотой проследовало мимо, направляясь куда-то по своим делам.

Когда опасность миновала, Александр вздохнул с облегчением, утирая холодный пот. Хотя он и был готов использовать весь свой атакующий арсенал, зарядив в двустволку зажигательные патроны с «Поцелуем Ифрита», однако прекрасно понимал, что вряд ли им тут что-то светило. Слишком уж велика разница в уровнях между нулевками и прошедшим уже две ступени Возвышения монстром.

После этого происшествия самым опасным для них оказалось столкновение с какой-то помесью крокодила и жабы пятого уровня, неожиданно выпрыгнувшей из речки на берег прямо перед Александром. Впрочем, привыкнув постоянно держаться настороже, он не растерялся, вскинув ружье и выстрелив в тварь дуплетом, чуть не вывихнув себе плечо сильной отдачей.

То ли общая мощь залпа помогла, то ли освещенное серебро в одном из патронов, но монстру как-то резко поплохело, и, отползая обратно в реку, тот терял литрами зеленую кровь и ошметки плоти из огромной раны в боку. Не став тратить время на перезарядку двустволки, Александр натренированным движением перекинул ремень через голову, повесив ружье себе на шею, и тут же выхватил револьвер, сразу начав стрелять. Ну а после третьего попадания тяжелой серебряной пули тварь уже окончательно сдохла, отдав свою сущность на переработку Контроллеру.

Все это изрядно утомляло. Ночевать пришлось на дереве, куда он с трудом залез и затащил за собой свой рюкзак. Пострадавшее от паука-переростка плечо отозвалось на это протестующей болью, но внизу стало слишком опасно, так что они с фейкой еще и распределили дежурство в ночные часы, что не добавило им бодрости на следующий день.

Часть 3

К границе леса они вышли как-то неожиданно, по крайней мере для Александра уж точно. Когда Ежка вдруг заявила ему, что все, они покинули зону Проклятого леса, он сначала даже не понял, что та имеет ввиду. Однако потом до его уставшего мозга все же дошла эта информация, и он облегченно сел там же, где и стоял в тот момент.

Последний день этого путешествия Александр прошел словно на автомате, пару раз просто чудом избежав смерти. Предупрежденный Ежкой, он, затаившись и активировав маскировку, молился всем известным ему богам сразу, чтобы высокоуровневые твари их не почуяли. Тем и спасались, хотя, вполне возможно, что нулевки просто-напросто не представляли для этих существ особого интереса.

И вот, наконец, они дошли. Окружающий пейзаж практически не изменился, разве что лес стал помоложе и пониже, но чутью мелкой доверять было можно — в этом он уже успел убедиться за время совместного пути. Сделав над собой просто гигантское усилие, он кое-как поднялся с земли и направился дальше, прочь от призрачной границы, отделяющей область с повышенной концентрацией всяких прокачанных тварей, от нормального, по местным меркам, леса.

Пройдя еще с полкилометра, Александр понял, что все, дальше уже идти просто не сможет, так что, углядев удобное место под раскидистыми ветвями одного из деревьев, путники разбили там лагерь. Он расстелил спальник и просто повалился на него, подтянув к себе ружье и так и заснув с ним в обнимку, успев заметить, как отчаянно зевающая фейка, потирая маленькими кулачками глаза, взмывает куда-то выше, устраиваясь в густой кроне ко сну.

Проспали они до самого вечера и, наскоро поужинав, продрыхли и всю следующую ночь, не став даже распределять дежурства — зато выспались и набрались сил, восстановившись. У Александра наконец-то спал негативный эффект от ранения, время действия которого с увеличением нагрузок поначалу только возрастало. Сами дырки от укуса драрга также уже практически заросли — тут, видимо, здорово помогли сделанные фейкой регенеративные отвары на основе каких-то ягод, иначе так быстро он бы точно не восстановился. Да и от глубокой царапины на голове остался только свежий рубец, который чуть маскировали начавшие отрастать волосы и бандана.

В это утро ему наконец-то удалось пройти весь комплекс первого урока школы боя «Низвергателей», и обучающая система выдала ему разрешение на закачку в подсознание второго этапа начального обучения, что он немедленно и сделал, выставив загрузку в режиме бодрствования. Заметно схуднувшее за эти дни, его тело приобрело какую-то инстинктивную звериную резкость, да и сознание полностью перешло в режим, который он про себя называл «походно-боевым», замечая малейшие мелочи и находясь в постоянной готовности к столкновению с кем угодно. Но все это его больше не напрягало, а от былой рассеянности мирного городского жителя к этому времени практически ничего уже и не осталось.

Сидя у костра, он доедал нехитрый завтрак, отдав свою порцию шоколада заслужившей его фейке, устроившейся в ветвях дерева выше, когда вдруг сердце запоздало кольнуло чувством опасности — именно так действовало сторожевое кольцо. Александр уже было потянулся к лежащему рядом ружью, когда его шеи коснулась холодная сталь, и он услышал за спиной чей-то хриплый голос:

— Но-но, нулевка, не балуй.

Одновременно с этим из кустов напротив вышел закованный с ног до головы в вороненую сталь низенький и какой-то слишком широкий… хм, бородатый человек. Или скорее уж, судя по подсказке работающего в пассивном режиме сканера — бородатый гном, «Паладин» четвертого уровня. Как мелькнуло у него тут же в сознании — низкорослая, но физически очень сильная раса местных, насколько он помнил по рассказам Ежки о известных ей разумных, населяющих этот мир.

Данный представитель не виданной до сих пор им народности, положив здоровенную двустороннюю секиру себе на плечо, прошел до костра и повелительно бросил куда-то ему за спину:

— Ладно, Хват, парень уже понял, что дергаться бесполезно. Ведь так? — вопросительно уставился он на Александра, усевшись на бревно напротив, поправив шлем, закрепленный на поясе.

— Угу, — подтвердил мычанием он.

Да и как тут дернешься, когда порезавшее кожу бритвенно острое лезвие прижато к твоему кадыку так, что даже кивнуть невозможно. А та же капелька крови, стекавшая от пореза куда-то за воротник его кожаного доспеха, одним движением сжимавшей кинжал руки может обернуться бурной струей, хлынувшей из его рассеченного горла. К тому же ружье лежало в паре шагов, что в этих условиях было равнозначно паре километров, дотянуться он до него все равно никак не успевал, а чьи-то пальцы аккуратно, но, в то же время довольно проворно и быстро избавили его от кобуры с револьвером на правом боку и бебута, подвешенного с другой стороны.

Неизвестный за спиной, повинуясь команде старшего, все же убрал свое оружие от его шеи, и Александр задышал чуть полегче. Одновременно с тем его затопила какая-то холодная ярость по отношению к этим бесцеремонным «шутникам», от которых ему не приходилось ждать ничего хорошего. Хотя вот так, с ходу, никаких необдуманных поступков, вроде рывка к своему оружию, предпринимать он все же не стал, бесшумно подкравшийся незнакомец так и остался где-то позади него, подстраховывая командира или главаря — кто их разберет. Да и в окружающих кустах вполне мог скрываться и кто-то еще из этой непонятной группы авантюристов.

— Ну вот, умный парень оказался, а ты говорил — дурак неместный, раз путешествует у здешнего леса, — бросил гном куда-то ему за спину, откуда тут же послышался чей-то смешок.

— Ты ведь нездешний, паря? — обратился командир незнакомцев к нему.

— Да так, мимо вот проходил. А вам, собственно, чего надо?

Не отвечая на вопрос, гном еще раз осмотрел его с ног до головы, пробурчав нечто себе в бороду. Александр, кажется, даже разобрал что-то типа «Нулевик…странный…вроде все сходится…», а затем этот коротышка достал из-за пояса какой-то предмет, похожий на короткий металлический жезл, и направил его на человека напротив.

Почувствовав щекотку сканирующего заклятья, Александр тут же вспомнил пояснения Ежки насчет неписанных правил его применения у местных. Именно в этот момент он окончательно уверился, что ничем хорошим эта встреча закончиться для него не может, и что мирно они уже точно не разойдутся. Да и единственное его преимущество — это неожиданно хорошая экипировка, которую незнакомцы у нулевки явно не ожидают, так что действовать надо или сейчас, или никогда.

Решившись, он завалился на спину, мысленно активируя «Сильфидиум». Мир мгновенно замедлился, и все же его противник оказался неожиданно быстр — гном напротив уже вскакивал на ноги, перехватывая секиру. Однако от попадания «Плевком Баала» это его не спасло, зеленая вязкая масса врезалась в коротышку, облепив верхнюю часть туловища, полностью скрыв под собою лицо предводителя группы.

То, как гном, выронив оружие, падает на землю, пытаясь содрать с себя разъедающую плоть псевдоматерию заклинания, Александр уже не увидел. Едва приземлившись на спину, он проследил взглядомкак, рассекая воздух, над ним проносится чья-то рука с кинжалом, немного запоздавшая с атакой, и тут же отправил в атакующего сразу два «Огненных шара», быстро откатываясь в сторону своего ружья, лежащего рядом.

Сдвоенный взрыв горячей волной придал ему дополнительный импульс, но благодаря все еще действовавшему амулету Александр сумел в кувырке ухватить ремень двустволки и, развернувшись, быстро выпалил в опаленную фигуру третьего уровня, наскакивающую на него с кинжалом. «Получи, сука», — злость на противника и выброс адреналина придали движениям резкость, но даже так выстрелил в нападающего он уже практически в упор.

Первоуровневые заклинания от сработавших одноразовых медных печаток, пусть даже и сдвоенные, по-видимому фатальных ранений этому «Разведчику» не нанесли, хотя ожоги оставили довольно серьезные, как он успел мельком рассмотреть, посылая сноп крупной дроби тому в низ живота. То ли предыдущая атака сняла или истощила у врага какую-то защиту, то ли ее у того изначально и не имелось, а может быть просто сработал фактор прокаченного оружия — но незнакомец, открыв в немом крике рот, с развороченным пахом повалился на землю, пытаясь удержать вываливающиеся наружу внутренности.

Сразу же после выстрела Александр сместился в сторону, одновременно разворачиваясь к первому своему противнику, успев увидеть, как откуда-то из кустов к лежащему гному протянулась туманная полоса некоего очищающего заклинания. Оно тут же испарило всю кислотную массу, явив до неузнаваемости обезображенный безволосый череп коротышки, с хрипом втягивающий в себя воздух изъеденными провалами на месте носа, рта и, кажется, даже выжженных глаз.

Не обращая внимания на открывшуюся ему страшненькую картину, он сместил прицел и выпалил пулей из второго ствола в нового врага, имевшего четвертый уровень, и, видимо, все это время прятавшегося где-то поблизости, а теперь спешившего принять участие в схватке. На миг вспыхнувшее вокруг того сияние отразило свинцовый заряд, расплескав его горячей лужицей перед приближающейся фигурой, облаченной в темный плащ с капюшоном.

Увидев, что его выстрел не принес тому никакого вреда, Александр тут же рванул к новой цели, бросив ружье наземь и выдергивая из чехла на голени «Маголюб», который еще оставался при нем. Такие его действия объяснялись тем, что он уже понял — перед ним маг, что подтвердил и сканер, при его приближении высветив класс противника, да и на перезарядку двустволки просто уже не оставалось времени.

И все равно он опоздал. Когда до фигуры в плаще оставалось всего пару метров, та быстро произвела какие-то сложные пассы руками в перчатках, и Александр просто застыл на месте, не в силах вздохнуть и пошевелиться, как будто воздух вокруг него мгновенно загустел, уплотнившись, сковывая его и не давая возможности двигаться и даже дышать. «Сильфидиум» просто отключился, истратив заряд, и, уже было решивший, что «все», но яростно продолжавший пытаться освободиться, Александр, тратя последние запасы воздуха в легких, сквозь красную пелену в глазах неожиданно разглядел Ежку, выскочившую из-за плеча у подошедшего к нему вплотную противника.

Фейка, выхватив из воздуха свою зубочистку, доставшуюся ей от мертвого кобольда, тут же попыталась ткнуть этой железкой магу куда-то под капюшон, но, увы, безуспешно. Мгновенно возникшая вокруг фигуры врага сфера воздуха, с хлопком, расширяясь, ударной волной отбросила тельце феи куда-то далеко в сторону. Однако и заклинание, так и удерживающее задыхающегося Александра на месте, в тоже время как-то разом пропало, так что он, обретя на секунду свободу, не медля шагнул к противнику и на всю длину вонзил «Маголюб» тому куда-то под ребра.

Охнув, блондинка, с которой слетел капюшон, явив ему перекошенное от злости, ярости и боли, но все еще красивое личико, вцепилась обеими ладонями в его руку, удерживающую обмотанный паракордом хвостовик ножа. Открыв рот, она попыталась что-то сказать, но вместо слов из него хлынула темная кровь, брызнув ему на лицо и одежду.

— Да сдохни ты уже! — крикнул он, отталкивая ее свободной рукой и выдергивая нож, порезав той пальцы, пытавшиеся его перехватить. А затем нанес ей еще один удар, и еще, и еще…

Когда Александр очнулся, то понял, что стоит над трупом магички, покрытый с ног до головы ее кровью. Придя в себя, он тут же бросился назад, подобрав по дороге ружье. Разведчик, которому он всадил заряд картечи в пах, не шевелился, так и продолжая лежать, скрючившись и пытаясь удержать руками выпавшие внутренности, жив тот или нет, было непонятно, но лужа крови под ним натекла внушительная.

Перезарядив двустволку картечью, Александр тщательно прицелился и разнес шустрому противнику голову, расплескав содержимое по полянке, обрывая его мучения. Так же он хотел поступить и с гномом, который точно был еще жив — хрипя прожженными легкими, тот все это время пытался уползти в кусты. Однако стоило ему подойти чуть ближе, как этот полутруп с неожиданной силой запустил в него свою секиру, словно лопасть какого-то вертолета прогудевшую над головой присевшего в последний момент Александра, воткнувшись в ствол дерева, под которым они с Ежкой ранее устроили лагерь, и перерубив его практически пополам.

Не став рисковать и приближаться к подранку, он, слыша, как древесный исполин за его спиной с треском заваливается, прицелился и выстрелил в изуродованное лицо главаря, окончательно того упокоив. Следом, быстро перезарядившись, Александр подхватил ножны с бебутом и добежал до мертвой магички — пока он еще не отошел от схватки, нужно было позаботиться и о ней, потом это будет сделать наверняка не в пример сложнее. Глядя в ее широко открытые голубые глаза, безжизненно смотрящие куда-то в недоступную живым даль, он немного отстраненно отметил, как на светлой коже контрастируют ярко-алые брызги крови, достал «Кровопийцу» и одним резким и сильным ударом отсек ей голову.

«Приноравливаюсь, похоже», — хмыкнул он, вытирая кровь с кинжала о плащ покойной, засунув его обратно в ножны. Возможно позже у него и будет время порефлексировать, но сейчас, все еще пребывая в горячки боя, ничего кроме злости к нападавшим он не испытывал.

Чувствуя, как от покойницы исходит волна силы, уже привычно вливающаяся в него, Александр только уверился в правильности поступка, дав себе обещание и впредь поступать с магами, да и вообще со всеми прокачанными авантюристами, подобным образом. Ведь и от предыдущих противников, которых он свалил чуть раньше, сущность, поглощенная контроллером, отделилась только после того, как он добил их уже окончательно. До этого, видимо, души еще как-то держались в покалеченных телах, и тех, похоже, еще вполне можно было спасти. Ну, если бы это кому-нибудь здесь оказалось нужным.

Закончив с грязной, но необходимой работой, он, осмотревшись, направился в том направлении, куда ранее воздушным взрывом, сотворенным магичкой, отбросило смело атаковавшую фейку, боясь увидеть там самое худшее. Все-таки к мелкой он уже успел привязаться.

— Ну что, ты уже всех там убил или как? — раздался слабенький голос из дальних кустов, обрадовав Александра. Подойдя ближе, он обнаружил искомую поцарапанную физиономию, обладательница которой сидела на ветке и утирала кровь из разбитого носа.

— Всех убил, один остался, — его начало отпускать после схватки, отчего-то потянув на глупые шутки. Внезапно вернулись окружающие звуки, яркие краски, шелест листвы и пение птиц, которых он в пылу боя просто не замечал. Тут же навалилась и усталость — дав прочувствовать все ссадины и ушибы, полученные Александром, когда тот кувыркался в ускорении. В горле у него пересохло, и очень хотелось пить.

Подсадив получившую легкую контузию фейку на плечо, он так и проследовал обратно в лагерь. Проходя мимо обезглавленной магички, Александр услышал слабый и немного гундосый голосок пострадавшей:

— Так ей и надо, гадине… Какое платье испортила…

Действительно, белоснежное платье Ежки, сотканное из паучьего шелка, покрылось прорехами от неудачного приземления в кусты, к тому же оказалось нехило запачкано кровью, натекшей из ее расквашенного носа. Уложив мелкую на спальник, он нашел свою фляжку с водой и наконец-то смочил пересохшее горло, смыв железистый привкус во рту.

На поляне у срубленного дерева стояла непередаваемая смесь запахов — пролитой крови, паленого мяса и содержимого кишок, да и вид оставлял желать лучшего. Так что, сглотнув подступивший к горлу ком, первым делом подобрав кобуру с револьвером и повесив ее обратно на пояс, Александр скоренько перебазировался метров на двадцать в сторону. Пока фейка в прямом смысле этого слова зализывала свои царапины, он немного смазал специальной мазью полученные в бою ссадины и ожоги, оставшиеся от расплавившихся одноразовых колец, и замотал пострадавшие пальцы бинтами.

Впрочем, особо рассиживаться было некогда, мало ли кто еще мог сюда заявиться, поэтому, отдохнув и глотнув из заветной фляжки для храбрости, Александр все же отправился на разведку и сбор трофеев. Для начала он обошел место сражения, спиралью прочесав округу метров на двести в стороны. Тут то и выяснилось, что вчера они с мелкой совсем немного не дошли до узкой лесной дороги с наезженной тележной колеей, рядом с которой нашлось и всхрапнувшее при виде человека местное средство передвижение, которое представляло собой лошадь или что-то чрезвычайно на нее похожее, запряженное в простую двухосную телегу.

Из четвероногих обращаться он умел только с котом своей бывшей, а как подступиться к этой скотинке представлял себе слабо, так что решил пока отложить осмотр самой телеги и рюкзаков погибшей тройки, сложенных на соломе внутри нее. Тем более что привязанная за уздцы к дереву лошадь в ближайшее время никуда, скорее всего, не денется.

Вообще, создавалось впечатление, что эта троица просто проезжала мимо, когда что-то привлекло их внимание, и, скорее всего, привлек их дым от костра, который на таком расстоянии те могли и просто учуять. Кто это вообще такие, пока оставалось неясным. Вроде народ непростой, прокачанный, но бандиты ли они, или просто наемники, решившие пограбить при случае — это ему было все еще непонятно. Хотя слова, услышанные Александром из уст гнома перед самым началом боя, как-то настораживали, пробуждая немного подзабытые опасения о том, что «всемирный заговор» все же существует, и его уже вполне может кто-то разыскивать — здесь или на Земле.

«Нулевик…странный…вроде все сходится…», — припомнил он фразу, которую обронил вожак этого небольшого отряда. Получалось, что они целенаправленно искали здесь странных незнакомцев, которые могли выйти из Проклятого леса? И у них имелось его описание? Нет, насчет второго, скорее всего ничего у них не было — гном вон явно находился в сомнении.

Однако что-то же в нем привлекло внимание бородача… Скорее всего некоторая чужеродность и нездешний вид, пробивающийся сквозь маскировку, решил Александр, вспомнив свой с ним диалог. И что же получалось, что кто-то здесь или на Земле устроил на него охоту? Похоже, что так — таких совпадений просто-напросто не бывает.

Впрочем, вряд ли он известен преследователям точно, иначе что помешало бы тем передать наемникам его портрет, ну или подробное словесное описание, например. Эти же, выходит, отслеживали любого подозрительного чужака, появляющегося в определенной области — другой информации у них, похоже, и не было.

В общем, пока что у него вырисовывалось два основных варианта причин произошедшего: либо он засветился еще на Земле, либо уже тут кто-то засек межмировой Переход, подрядив подобные группы на поиски и отслеживание всех подозрительных личностей. Тут как-то сразу вспомнились и рассказы Ежки о цветущей конкуренции в среде Ходоков. Если кто-то из них обладал возможностью отслеживать активацию портальных Маяков, то вполне мог таким образом позаботиться и о вероятном сопернике.

Однако, из всего этого выходило, что им с фейкой надо бы побыстрее покинуть данную местность. Вряд ли неизвестные преследователи разослали своих соглядатаев по всему материку, скорее всего ограничившись некими зонами риска, где возможно было появление гостей из другого мира. Та же Ежка рассказывала, что по старым преданиям в Проклятом лесу где-то спрятан портальный Маяк, то есть местным этот факт хорошо известен — вот только добраться до него мало кому удавалось.

Кто именно на него охотится, подряжая наемников, и что им вообще от него надо — на этот и другие вопросы у него пока что четких ответов не имелось. Но тут их и не получить, да в ближайшей перспективе ему надо бы просто затаиться где-то, дожидаясь накопления заряда на обратный прыжок, и не отсвечивать, решил Александр.

Часть 4

Придя к таким выводам, он поспешил обратно к месту сражения. Сбор трофеев не занял у Александра много времени, дольше пришлось очищать вещи от крови и других телесных выделений, хотя тут здорово помогало то, что большинство одежды и амуниции все же несли на себе заклинания самоочистки. Сканируя предметы на наличие скрытых заклинаний-ловушек, он таковых не обнаружил, раскладывая все по кучкам в соответствии с функциональным предназначением.

Из оружия ему достался монструозный боевой топор, выполненный в двулезвийном варианте, с крепким прямым топорищем, оббитым полосками железа. Прокачанный до третьего уровня, тот имел очень неплохой показатель Урона, что было заметно по легко перерубленному стволу дерева диаметром в пару обхватов, в которое тот угодил. Но тут, похоже, сыграли свою роль и наложенные чары, усиливающие вес в момент удара и увеличивающие остроту кромки.

К тому же с самого гнома он снял обрез-лупару в специальной кобуре. Обрез имел второй уровень прокачки, нес на себе заклинание на все то же увеличение Урона, и к тому же оказался выполнен под какой-то уж совсем монструозный калибр. Может, такое оружие и было пригодно для использования коренастым и мощным коротышкой, но Александр подозревал, что без чар на снижение отдачи просто сломал бы себе запястье, попробовав из него выстрелить.

С другого члена банды, который умел так бесшумно подкрадываться, ему достались парные кинжалы — оба третьего уровня, заклятые на Урон и пробивание брони, а также второго уровня засапожный нож, похожий по типу на его «Маголюб», только похуже характеристиками. Ну и плюс ко всему на поясе у него нашлась удавка — сделанный из тонких переплетенных жил специнструмент второго уровня имел удобные костяные держатели на концах, отполированные частым применением, и явно бывал в работе. Наложенное чарование, обеспечивающее кратковременное поглощение шума в небольшом радиусе, делало удавку отличным инструментом решения многих проблем. Александру даже захотелось оставить ее себе — нет, ну а вдруг когда возникнет подобная надобность?

Мертвая магичка оказалась практически безоружной. У нее нашелся лишь тонкий стилет первого уровня в специальном креплении на предплечье — зато тот оказался обработан довольно сильным ядом, нанесенным на лезвие, и специфически наложенными чарами, разгоняющими отраву в крови у жертвы.

Не став лишний раз к нему прикасаться, он отложил его в сторону, скорее всего на продажу. Не то что бы ему претило само использование ядов — просто, не имея особого опыта обращения с холодным оружием, Александр опасался и сам загнуться, случайно порезавшись острым клинком.

Со всех тел он собрал несколько амулетов и колец, все местного производства. Ни одного древнего артефакта среди них не имелось, однако обнаружилось и несколько довольно интересных вещиц, как, например, снятый с гнома браслет третьего уровня, дающий плюс пятнадцать к Защите.

У него же нашлись и медкольца, вроде тех, что были и у Александра, только получше, уже второго уровня прокачки. Может, именно благодаря им покойный еще столько прожил, не отбросив коньки раньше от того же болевого шока? По крайней мере почти нулевой заряд маны в кольцах на это вроде как намекал.

Продолжив сбор трофеев, рядом с тем местом, где он первоначально атаковал гнома, Александр подобрал медный жезл, которым тот пытался его «просветить», ожидаемо оказавшийся местной первоуровневой поделкой, выполняющей практически те же функции, что и его древний артефакт-сканер, только заметно хуже. Так что тот сразу же был отложен на продажу к другим ненужным ему вещам.

У человека, имевшего класс Разведчика, он обнаружил печатку-артефакт второго уровня, в которой было залито заклинание «Путы», обездвиживающее противника, а также одноразовый перстень с заклинанием «Заморозка» третьего. Почему тот не применил их в бою, оставалось только гадать, может просто не успел или привык действовать кинжалами? Скорее всего стычка произошла слишком быстро, ведь все действо, на самом деле, заняло какие-то секунды. Никаких амулетов ускорителей у того не нашлось, но в бою противник двигался почти что так же быстро, как и Александр — по-видимому скорость атаки и незаметность как раз и являлись отличительной чертой его прокачки.

Магичка обрадовала амулетом-накопителем, заполненным маной где-то наполовину. Пусть он и не знал пока, как им воспользоваться, но вещь должно быть ценная — те же артефакты перезаряжать можно будет чаще, как и МКП. Осталось только научиться чувствовать эту самую ману и управлять ей, а так у него вон под боком нехилая батарейка летает, да сделать он все равно пока ничего не может.

У той же девушки нашлась и книга заклинаний, которую Александр аккуратно отложил в сторону. Сканер, ожидаемо, показывал наличие в ней магии, но точно определить какой не смог. Может быть потому, что там все оказалось понамешано вместе, а может и оттого, что магичка как-то позаботилась о том, чтобы ее секреты никому не достались.

Так что Александр пока что просто осторожно перенес этот гримуар к прочим вещам, сразу и не решив, куда его деть — на продажу или все же оставить себе. В принципе, осваивать магию он, конечно же, собирался, хотя Ежка и предупреждала его, что дело это очень долгое и затратное. Впрочем, она же и активно поддерживала данную идею, заявив, что путь этот сложен, но любому классу будет не лишним, тем более с таким чудесным спутником как она. В общем, прикинул он, повезет, если удастся выудить из книги заклинаний какие-то знания, ну а если нет, то всегда можно будет выручить за него пару монет.

Под конец осмотра Александр снял с магички и пару красивых колец, оказавшихся какими-то концентраторами, судя по всему помогающими той при жизни составлять плетения: один общего направления, а второй специализированный именно под магию воздуха, которая, похоже, и была ее основной стихией. Эти кольца Александр пока также решил оставить — продать, опять же, он их всегда успеет, а так может когда и пригодятся.

Из одежды и доспехов в общую кучу разнообразного снаряжения отправился и полный комплект гномьих лат, вместе со шлемом, что тот так неосмотрительно снял перед боем. Собранный вместе, доспех Паладина четвертого уровня давал своему пользователю существенный бонус к Защите в плюс тридцать пунктов, к тому же комплект оказался зачарован на сопротивление магии, так что тот же кислотный плевок лишь чуть-чуть подкоптил латы в местах попадания, не сказавшись на их прочности или характеристиках.

Да, будь это ведро с крестообразной прорезью забрала на своем месте, покоясь у гнома на голове, то еще неизвестно, как бы тут все обернулось, прикинул он, просматривая его свойства. Повезло, что недооценка противником какого-то нулевика слишком расслабила нападавших, похоже, не выведи Александр главаря из строя первой же атакой, на вторую шансов он бы уже не имел.

Разведчик оказался облачен в комплект кожаной брони похуже качеством, чем имелся у него самого. Второго уровня, она и характеристики с чарованием имела соответствующие, к тому же кираса была повреждена внизу выстрелом и подпалена огненными заклинаниями. Защитной юбки тут вообще не предусматривалось, хотя та все равно не спасла бы противника, но ослабить урон вполне могла.

Магичка порадовала его плащом третьего уровня, прокачанным на маскировку и зачарованным аналогично, усиливая эффект. Теперь становилось понятно, почему Александр до последнего не мог ее обнаружить. Колет был безнадежно испорчен, штаны он снимать с нее не стал — с живой еще бы подумал, а вот с мертвой ни-ни, подбадривал он себя шутками. Все же эта мародерка давалась ему непросто, особенно обыски еще не остывшего трупа некогда красивой и молодой девушки, и если в горячке боя он, сосредоточенный на том, чтобы выжить и победить в схватке, не замечал видов и запахов, то в процессе разбора трофеев пару раз, не удержавшись, вывернул наизнанку желудок рядом с телами.

Да и не являлись эти штаны чем-то особенным, обычные плотные брюки, зачарованные на самоочистку. По-видимому магичка в своей защите полагалась только на собственные силы, что ее в итоге и подвело. Однако, прикинул Александр, сапоги ей вот уж точно ни к чему — зачем покойнику артефакт второго уровня с наложенным заклинанием «Тихий шаг»? И хотя ему самому они будут явно малы, да и привык он уже к берцам, но на продажу все же вполне сгодятся. «А что, копейка к копеечке, все в семью, хе-хе».

Со всех членов этого отряда Александр собрал и некое количество склянок с лекарствами, мазей, разной мелочи, вроде перочинных ножей и местных зажигалок, работавших на мане. К тому же у всех у них при себе нашлось и немного монет, хотя в основном лишь медь и серебро. Нашел он и склянки с ядом и противоядием к стилету магички, так что все же подумывал теперь оставить его себе, хотя у него и так уже наблюдался некоторый переизбыток холодного оружия.

Часть 5

Закончив со сбором трофеев, Александр задумался, что делать с телами. Оставлять их здесь просто так не хотелось, и дело было даже не в какой-то там щепетильности, просто в этом мире имелась и своя полиция — в виде тех же княжеских дружинников. Встречались здесь и патрули егерей, регулярно проверяющие окрестности этого леса на предмет, не вылезло ли оттуда что-нибудь, что вылезать из него не должно. Да и вполне развитая система законов делала нахождение ее представителями трех явно криминальных трупов очень нежелательным для него делом.

Что подтвердила и Ежка, которая после глотка из бутылочки с патентованным малым зельем Здоровья, одним из найденных у нападавших, на глазах поправилась, придя в себя.

— Нет тела — нет дела, — выдала она местную поговорку, удивительно совпадающую с земной. — Поди еще докажи судье, что ты не первый напал, позарившись на их добро… А то, что они все прокачанные авантюристы, а ты нулевка, еще ничего не значит. Папаня и похлеще случаи знал, да и родственников вместе с кровной местью еще никто не отменял… Так что бери-ка ты, Ссаш, лопату, да начинай копать.

Но перед этим она и его заставила выпить алую жидкость из флакончика, того, из которого уже отпила и сама ранее, подтвердив, что товарищи эти были не простые путники, соблазненные наживой, раз уж носили при себе такие дорогостоящие эликсиры. Цена одной такой бутылочки была неподъемной для большинства авантюристов их уровня, но у этих вот откуда-то такие деньжищи имелись, ну или наниматель спонсировал, что иногда имело место быть при обсуждении условий заказов.

Кисленький и пощипывающий язык продукт местной алхимии, наполненный маной и концентрированной жизненной энергией, отлично восстанавливал после ранений, подстегивая регенерацию организма. Начал действовать тот практически сразу, освежающей волной пройдясь по всему телу, снимая усталость и притупляя боль. А следом, на месте ранений в плече и обожженных пальцах, появился какой-то зуд, который, по словам фейки, являлся признаком ускоренного заживления, так что тут надо лишь потерпеть немного, что он и делал — больше ему ничего и не оставалось.

Лопаты у него не нашлось, но Александр вспомнил, что таковая, прикрепленная к борту, имелась в телеге, которую он видел неподалеку. Так что, по совету фейки вооружившись кусочком сахара, он быстренько дошел до нужного места, где с помощью лакомства установил с четвероногой скотинкой вполне дружеские отношения. Та, при его приближении посматривающая недоверчиво одним глазом, склонив голову принюхалась к протянутой руке с угощением, фыркнула теплым воздухом из ноздрей и, ткнувшись носом ему в ладонь, слизала сахар своим шершавым языком. После чего он уже спокойно потрепал лошадь по холке под ее тихое и довольное ржание.

Александр, конечно, специалистом по лошадиным не являлся, но местное четвероногое оказалось очень похоже на земных животных, и, как он подозревал, состояло с ними в близком родстве. А кто там кому приходится родственником, и каким образом они попали сюда с Земли, или наоборот, отсюда на Землю, пусть уж решают специалисты, если у тех когда-нибудь появится такая возможность. Но то, что многие местные виды очень похожи на земные, было заметно невооруженным глазом, подтверждая теорию о том, что эти два мира уже давно как-то связаны между собой.

«Зорькой будешь», — решил Александр. Каких-то специальных лошадиных имен ему на ум так сразу и не пришло, а вот кличка коровы из детства, времен каникул, проводимых обычно в деревне, откуда-то вдруг вылезла, напомнив о себе. Да и какая тут кому разница, как он назовет свою лошадь? А то, что это четвероногое средство передвижения вместе с телегой будет экспроприировано им в счет «репараций», было уже решено. Благо что тут никакой автоинспекции еще не придумали, и перебивать номера или там клейма какие пока что необходимости не было, достаточно только убраться подальше, что вскоре он в любом случае и собирался проделать — и лучше уж на телеге, чем на своих двоих.

Забрав лопату, Александр пока что не стал проверять остальное имущество и отправился обратно. Под бодрящим действием эликсира с неглубокой общей могилой он управился часа за полтора, куда и перетащил затем тела всех незнакомцев. Присыпав их землей, Александр тщательно расправил дерн, до этого аккуратно скатанный по примеру тайника, что он уже делал когда-то около Маяка прибытия. И пусть в этот раз в будущем отсюда не планировалось ничего доставать, однако задача по скрытию места от чужих глаз в обоих случаях была, в общем-то, одинакова.

Раскидав лишнюю землю по соседней территории, он в несколько ходок перенес все вещи в телегу, проверив заодно и мешки с рюкзаками, покоящиеся внутри. В холщовых мешках оказался местный аналог лошадиного корма, здешний «овес» имел несколько иной цвет, да и зерно другой формы, но, видимо, был предназначен для тех же целей, что и земной — ну или бывшие его владельцы вели уж очень здоровый образ жизни.

Что, впрочем, при дальнейшем осмотре пожитков не подтвердилось. В большой бутыли толстого стекла явно плескалось не что иное, как настоянный на травах продукт местной выгонки, а от круга чесночной колбасы шел просто умопомрачительный запах, так что Ежка сразу же вытребовала себе, как самой пострадавшей сегодня, здоровенный кусок этого шедевра местной кулинарии, тут же принявшись уплетать его за обе щеки, усевшись на облучке.

Нашлись там и другие продукты, в том числе и засахаренные фрукты, орехи, вино, к тому же от незнакомцев осталось много различной одежды и расходников, тех же патронов к лупаре или склянок с различными эликсирами. Имелись в поклаже и несколько явно дорогих, статусных вещиц: вроде того же серебряного набора для ухода за бородой, покоящегося в шкатулке из красного дерева, украшенной витиеватой резьбой, или женских украшений из драгоценных металлов, зеркала в золотой оправе, и отделанного серебром хьюмидора, в котором хранился местный аналог сигар, только чуть более тонких. Венцом всех находок оказалась качественно выполненная книжка в дорогом окладе, покрытом позолотой, содержащая превосходные рисунки порнографического характера, которую он тут же захлопнул, убрав из-под носа у любопытно следящей за ним фейки, с хихиканьем сунувшейся было посмотреть на картинки.

Ну и последней, но не по значимости, находкой стали три кошелька, в которых в общей сумме насчитывалось шестьдесят четыре золотые монеты, помимо кучки меди и серебра. Примерно равное распределение монет указывало на то, что это, скорее всего, и была плата наемникам за предполагаемую работу — по двадцать золотых на нос. Много это или мало, он не знал, по крайней мере не дороже жизней трех польстившихся на легкий заработок авантюристов.

Разложив все вещи, отделив свой рюкзак от тех баулов, что шли на продажу, Александр, как мог, закрепил поклажу нашедшейся тут же веревкой. Все, что он решил из сегодняшних трофеев оставить себе, было отложено отдельно, так что сейчас, перед отправлением, самое время оказалось об этом вспомнить.

Первым делом он надел новые медкольца. Они были лучше тех, что у него имелись, так что предыдущие пришлось снять, отправив в сумку на продажу — вместе они, к сожалению, не работали. Так же свое место заняли и печатка с перстнем — как артефакт с заклинанием «Путы», второго уровня, так и одноразовая поделка с «Заморозкой» третьего, которая, впрочем, насколько он уже сегодня успел убедиться, при определенных условиях вполне может спасти ему жизнь.

На левом запястье у него теперь покоился гномий браслет, дающий плюс пятнадцать к Защите, а вокруг пояса Александр обмотал удавка, скрытую патронташем так, что наружу торчали лишь костяные ручки на концах струны — но все еще вполне доступную для быстрого применения. Так же на левом наруче он закрепил специальные ножны с ядовитым стилетом, как-никак дополнительное оружие дает и дополнительные возможности, а те ему сейчас явно не помешают.

Амулет-накопитель и кольца концентраторы, снятые с магички, как и ее гримуар, пока что оказались убраны подальше в рюкзак. Пригодятся те ему при обучении магии, или нет, неизвестно — но продать их всегда успеется.

Накинув поверх всего темный маскировочный плащ с широкими рукавами и капюшоном, который так же взял сегодня трофеем, Александр забрался на козлы. Положив ружье на солому рядом с собой, он взял в руки вожжи и произнес, обращаясь к устроившейся рядом Ежке:

— Ну, где тут газ-тормоз? Как этой телегой управлять-то?

— Тоже мне, высшая материя, — ответила та, за пару минут просветив городского жителя двадцать первого века Земли об основах управления этим транспортным средством. Так что вскоре они уже тронулись в путь, неспешно пыля по грунтовой дороге, удаляясь прочь от Проклятого леса, возможных преследователей и свежей могилы неудачливых наемников, стараясь не выделятьсяи оставаться незаметными.

Глава 9 Кровавый обоз

Часть 1

Так, особо не отсвечивая, они провели в пути пару дней.

Ночевал Александр под телегой, расстилая там спальник, а лошадь на ночь распрягал и стреноживал нашедшейся в пожитках веревкой, оставляя пастись рядом. За это время зуд в пострадавших пальцах прошел, и он, размотав бинты, с удивлением обнаружил, что на месте полученных им ожогов и волдырей сейчас находится лишь молодая кожа, немного отличающаяся по цвету от соседних участков. А проверив левое плечо, убедился, что и от не до конца заживших укусов драрга остались лишь круглые шрамы, похожие на следы старых пулевых ранений, да и рубец на лбу из воспаленно-свежего превратился в тоненькую светлую нить, уже гораздо менее заметную.

По утрам он отрабатывал тренировочный комплекс, второй урок уже загрузился, так что теперь надо было его осваивать уже на практике, а днем все больше болтал с Ежкой, рассказывая той про Землю или слушая ее истории из жизни покойного ныне папаши. Мелкая вскоре починила свое платье и вновь сияла белизной паучьего шелка, которого у нее, оказывается, имелся некий «стратегический» запасец.

В дороге и на привалах Александр внимательно изучал доставшийся ему «Бестиарий». Всегда полезно знать, что у адской гончей с пятого уровня появляется умение «Вой», насылающее на жертву ауру страха, а гноллы, в отличие от оборотней, совсем нечувствительны к серебру.

Ближайший крупный поселок рядом с границей леса они обогнули стороной, справедливо решив, что там их могут ждать сообщники нападавших, или вдруг у кого-то возникнут вопросы по трофеям и прочим находкам. Как Александр подозревал, те же покойники, обнаруженные им в логове драрга, вполне могли оказаться и выходцами из здешних краев, хотя таких поселений охотников и лесорубов, расположенных по кромке леса, здесь имелось немало.

И все же рисковать они не стали — попробуй объясни безутешным родственникам, что вещички с их близких он снял не после того, как сам же их и определил на тот свет. Хотя по местным писаным и неписаным законам они и были в своем праве, но нарываться Александр смысла не видел, да и просто светиться лишний раз не хотелось.

Так что, выехав на широкий тракт, все последующие дни путники никуда не сворачивали, проезжая близстоящие деревеньки стороной. По мнению Ежки, «добычу» надо было сбывать в крупном городе, там за нее и дадут больше, и продать ее можно быстрее и без лишнего шума.

Именно к такому городу и вела наезженная дорога, по которой их изредка обгоняли как одиночные всадники, так и целые конвои. Бывало и они догоняли подводы с телегами, везущими товары из приграничья на регулярную ярмарку в Селец — крупный региональный центр и столицу здешнего княжества. Там же квартировало и местное отделение Гильдии Авантюристов, где можно было получить нужные им услуги повышения уровня, советы специалистов по этому делу и прочее.

Такой выбор города для своего представительства Гильдия сделала не случайно — в округе оказалось множество мест, где пошедшие путем Силы могли прокачиваться на разных уровнях, от Старых шахт с вечно голодными умертвиями, до Ведьминых болот, богатых на разного рода нечисть. Так что здешний князь только приветствовал решение своего предка, выдавшего авантюристам все разрешения на строительство резиденции в своем городе.

Ну а небольшое неудобство от не всегда тихих и смирных искателей приключений с лихвой перевешивалось сокращением издержек на содержание дружины, ведь гильдейцы порой вычищали окрестности совершенно бесплатно. Да и в пособиях для вдов и сирот, положенных семьям погибших на службе, изрядная экономия получалась.

Сама же Гильдия, судя по рассказам Ежки, существовала и вовсе с незапамятных времен, будучи чем-то вроде кооператива охотников, наемников и искателей приключений, учебно-тренировочной базой, медцентром и прочее, оказывая, в том числе, и консультационные услуги всем желающим — за соответствующую плату, конечно. Своим ассоциированным членам они предоставляли и юридическую поддержку, а в некоторых государственных образованиях, например, по закону, все, кто идет путем Возвышения, должны были состоять в этой самой Гильдии.

Однако и там, где формально такого закона не имелось, как это было в местном княжестве, независимых высокоуровневых личностей не очень-то и жаловали, не без основания подозревая в тех разного рода криминальный элемент. Ведь в той же Гильдии за соблюдением законов довольно строго следили, и добропорядочные граждане, по мнению властей, от вступления в ее ряды получали практически одни лишь плюсы.

Ну, за исключением членских взносов и других мелких неудобств — вроде временного призыва в случае острой необходимости. А минусы, по мнению тех же власть предержащих, имелись как раз именно для тех, кто законностью не очень-то и отягощался. Но так ли обстояли дела на самом деле, им еще предстояло выяснить — все равно ведь для легализации, скорее всего, придется присоединиться к этой организации.

Тут, если разобраться, то выходило так, что они с Ежкой, согласно местному праву, оказывались самыми настоящими нелегалами. У Александра не имелось никаких обязательных отметок о пересечении границы княжества через официальные контрольные пункты, а та же фейка являлась, по ее выражению, «незарегистрированной темномагической сущностью». Однако дела с границами здесь обстояли все же попроще, чем в его мире — наличие высокоуровневых тварей и невозможность обеспечить весь периметр надежной охраной делали подобное правонарушение не такой уж и редкостью.

Так что за подобный проступок обычно просто брали небольшой штраф, регистрируя путников уже в городских управах и магистратах. Там же можно было оформить лицензию и на фейку, получив на нее специальное разрешение, что он и планировал в будущем сделать.

Вообще, во многих государственных образованиях подобные ей «разумные магические сущности» вполне признавались и самостоятельными личностями, достаточно было только пройти соответствующее обследование в магистрате, у сертифицированного мага или в отделении Гильдии. Те же темные феи, прошедшие через Перерождение Тьмой, обладали свободой воли и передвижений, в отличие от своих светлых сестер, изначально выведенных лишь для поддержки магов, и обитающих только в пределах своих Полянок — ну или в специальной связке с теми же магиками.

Так что, в принципе, Ежка могла и местное гражданство получить, со временем и на общих основаниях. Однако так дела обстояли далеко не везде, кое-где ее бы уже медленно поджаривали на костре, «выжигая скверну», ну или просто-напросто пустили бы на редкие алхимические ингредиенты.

В конце концов, отъехав подальше от Проклятого леса и немного расслабившись, они прибились к одному из обозов, неспешно плетущихся в ту же сторону. Вообще, за время своего путешествия Александр уже привык к необычному — вещам, монстрам, людям и нелюдям, но периодически все еще ловил себя на ощущении нереальности происходящего, и немного мандражировал, ожидая полноценного столкновения с местным обществом, так разительно отличающимся от знакомых ему земных реалий.

Как оказалось, в этом обозе в основном передвигались крестьяне, везущие плоды собственного труда на здешнюю ярмарку. С помощью работающего в пассивном режиме сканера, нетрудно было заметить, что практически все они не поднялись выше нулевого уровня развития — видимо прокачка для большинства сельских жителей была просто не по карману.

Как пояснила фейка здешнюю денежную систему, местные использовали для расчетов биметаллический стандарт, с соотношением золота к серебру как один к трем по весу, который использовался повсеместно и с незапамятных времен. А вот ихор шел в обменных пунктах уже по золотому за десяток единиц, то есть тем же крестьянам, зарабатывающим в хороший год десять-двенадцать золотых, чтобы накопить двести пятьдесят единиц ихора для перехода на первый уровень, нужно было отдать свой заработок сразу за два-три года.

С учетом постоянных расходов копить приходилось лет десять-пятнадцать. А само по себе первое повышение давало немного — проще было потратить деньги на тех же магов, лекарей, эликсиры, амулеты и прочие, нужные в хозяйстве вещи. Так что крестьяне, да и вообще большинство местных жителей, в прокачку, видимо, особо-то и не вкладывались.

С такими мыслями Александр, догнав колонну телег, пристроился в хвост процессии, повязав платок на лицо для защиты от пыли. От всех этих нулевок он сейчас не слишком-то и отличался — телега, груженая мешками и баулами, да темный плащ, скрывающий снаряжение, маскировали его довольно неплохо. То же ружье, лежащее рядом на дне повозки, в глаза бросалось несильно, а присмотревшись, он заметил, что и у некоторых его попутчиков также имелось артефактное вооружение, однако в основном первого, максимум второго уровней.

Впрочем, с ними в качестве охраны путешествовало и несколько прокачанных односельчан, как он узнал позже из разговоров — бывших авантюристов. Далеко на пути Возвышения те не продвинулись, как, собственно, в основном это с искателями приключений и происходило, так что на старости лет они вернулись доживать в родные деревни. Вот их-то общество и подрядило на охрану обоза. Нападения лихих людей были здесь не редкостью, да и различные твари иногда выходили к тракту из леса — и тут пара седоусых мужиков четвертого-пятого уровней, как и несколько их престарелых коллег второго-третьего, могли оказаться вполне кстати.

Единственным моментом, выбивающимся из образа начинающего авантюриста, направляющегося в местную Гильдию, являлась его мелкая попутчица, которую на первом же привале окружила малышня, принявшись с визгом гоняться наперегонки с довольной фейкой. Начинающим искателем приключений Александр представился начальнику охраны, цепко его осмотревшему и, как он был уверен, подметившему все мелочи, вроде использования амулета-переводчика, дорогой экипировки и прочего.

Та же фея, оказывается, являлась весьма редким и статусным спутником. Пленить их не получалось — в неволе они долго не жили, и магу, чтобы заполучить себе такую помощницу, приходилось самому добраться до полянки, где тот и заключал с одной из тамошних обитательниц магический контракт. А полянки эти обычно располагались в очень опасных и труднодоступных местах, оттого и ценились подобного рода связи особо.

Вообще, если посмотреть со стороны, Александр в глазах пожилого мужчины должно быть выглядел этаким «богатеньким буратино», который отчего-то сорвался из родных краев, решив податься в авантюристы, прикупив хорошую экипировку и наняв в проводники тех же наемников, обеспечивших его личной фейкой. Но с расспросами к нему никто не полез, удовлетворившись клятвой богам, данной Александром в том, что он не замышляет ничего дурного против кого-либо из обозников. После этого ему официально разрешили ехать в общей колонне, отведя место в самом конце, где он и так, в общем-то, уже какое-то время и обретался.

Отдав мелкую серебряную монетку в счет общей доли провизии, Александр договорился о питании из общего котла, уточнив, чтобы рассчитывали они на двоих. Пожилой седоусый мужик, ответственный за это дело, нисколько не удивился, только хмыкнул, покосившись на мелкую, играющую с детьми — видимо будучи в курсе особенностей метаболизма этого вида. Запасы-запасами, но и горячего иногда хотелось, и ароматный кулеш с кусочками мяса, пропитанный запахами костра, пришелся как нельзя кстати, что оценила и фейка, уплетая его за обе щеки личной десертной ложечкой.

Стоянка на обед оказалась недолгой, так что ему так толком и не удалось ни с кем познакомиться — перекусив и немного отдохнув, обоз продолжил свой путь. Александр дисциплинированно пристроился в конец колонны, натянув все тот же платок на лицо и капюшон плаща на голову, защищаясь от пыли. Так они и путешествовали до самого вечера, пока цепочка телег не стала сворачивать с дороги к облюбованному путниками ночлегу. Как он потом выяснил, все подобные места издавна определены, и обозы, двигаясь с постоянной скоростью, все время останавливаются на одних и тех же стоянках.

Здешнее место ночевки представляло собой вытоптанный луг диаметром метров в сорок. Трава тут высоко не вырастала — видимо поле часто использовалось под стоянку обозов, вот и они, въехав сюда, сразу же образовали круг из телег.

Распрягая и стреноживая лошадей, обозники пускали тех пастись снаружи, где растительность была еще не совсем подъедена средствами передвижения предыдущих постояльцев. Уже более-менее привычно обиходив Зорьку, действуя практически без подсказок мелкой, Александр также распряг ее, осмотрел на предмет ран и потертостей, затем напоил и задал местного овса, а когда та насытилась, поступил так же, как и другие, спутав ей ноги и отправив наружу, к сочной траве.

В центре круга меж тем уже хозяйничал ответственный за ужин пожилой мужик, с помощницами из числа местных женщин. Оттуда доносился вкусный запах пережарки, а в большом котле булькала, закипая, вода. По-видимому, сегодня на ужин у них будет нечто вроде наваристого супа, к тому же в периметре обозного круга то тут, то там у костров, сложенных из привезенных с собою дров, образовывались группки по интересам — семейные, торгового люда и прочие, но все они также что-то доставали к своему столу.

Часть 2

Закончив возиться с лошадью, он умылся, вымыл руки, и, оглядевшись, заметил, что фейка опять умотала к какой-то малышне, с которой уже успела сегодня познакомиться, так что пришлось ему отправляться за ней. В поисках мелкой, Александр приблизился к костру, у которого расположилась большая семья из нескольких поколений: крепкий седоусый старик, трое похожих на него сыновей — таких же крепких мужчин в возрасте, несколько женщин разных лет, по видимому их жен и дочерей, и пара детишек, девочка и мальчик, погодки лет девяти, у которых и крутилась мелкая, увлеченно грызя подаренный пряник.

— Храни вас Свет, — произнес он местное приветствие, когда на него обратили внимание.

— Свет во мне, — ответили ему хором, а затем старик предложил, — Присаживайся к огню, путник, и раздели с нами трапезу.

— Благодарю, но я только хотел забрать мелк…э-ээ, фейку, — поправился он, видя появляющееся возмущение на лице Ежки, — чтобы она вам не докучала.

— Ну Сса-ааш, — заканючила та, не желая уходить от баловавших ее людей.

— Да она нам, в общем-то, и не мешает, наоборот этих пострелят есть чем занять, а то вечно куда-то убегают, — улыбнулся в усы старик, — Да и ты, путник, оставайся.

Решив, что это может быть полезно в плане информации, он отпросился на минутку, пообещав вскоре вернуться. Затем Александр дошел до своей телеги, где вытащил из недр рюкзака трофейную бутыль с крепкой настойкой и собрал разнообразной закуски к общему столу.

Его приход обратно к костру был встречен с энтузиазмом, особенно тремя взрослыми мужиками, которые тут же, с молчаливого согласия главы семейства, разлили самогон по нашедшимся у них стаканам, не обделив и самого старика — прокачанного до первой ступени бывшего авантюриста, пятого уровня Возвышения. Единственного, кстати, из всей семьи — остальные по пути силы не продвинулись ни на шаг.

Представившись, он выяснил, что судьба свела его с семейством Гжежечей, отправившихся на ярмарку почти в полном составе. Расторговаться, прикупить кое-чего, да и вообще, насколько он понял из объяснений, людей посмотреть — себя показать.

Выпив по первой, Александр закусил свежей солониной и зеленью. А вообще стол оказался богатый, местные крестьяне явно не бедствовали, по крайней мере те из них, кого он пока здесь встречал. Вскоре подоспело и главное блюдо, о чем всех громко оповестил кашевар, к котлу тут же были отправлены женщины, набравшие похожего на густой горохово-мясной суп горячего варева, в том числе и в его походный котелок.

Под это дело выпили по второй, мужики наливали ему наравне с собой, а дозы у них были не маленькие, так что Александр старался побольше закусывать. Впрочем, и остальные от него не отставали — на природе, после долгого дневного перехода, да под ароматный самогон все шло, как говорится, в охотку.

Утолив первоначальный голод, они разлили по третьей, после чего Ясон, тот самый старик, заткнул бутыль пробкой и отставил в сторону, как бы показывая, что на сегодня хватит. Перечить главе семейства, естественно, никто не стал. Александр вообще заметил, что нравы здесь царили довольно патриархальные. Те же женщины ели молча и в завязавшемся разговоре участия практически не принимали, хотя какими-то забитыми и не выглядели.

Да и стандарты в одежде тут оказались далеки от земных, века этак девятнадцатого. Хотя штанов из крестьянок никто не носил, однако платья, особенно у молодых девушек, имелись довольно откровенные, ограниченные, похоже, только особенностями быта в пути, а не нормами церковной морали. Да и головы у женщин были в большинстве своем непокрыты — платков он тут вообще пока не видел, лишь соломенные шляпки от солнца. А вот мужчины почти все носили фетровые шляпы, вроде земных стетсонов, только с прямыми полями, впрочем, сейчас те лежали рядом — видимо за столом головные уборы традиционно снимали.

На прозвучавшие вскоре вопросы, Александр поведал о себе выдуманную историю, сочиненную в соавторстве с Ежкой, назвавшись выходцем из далекого баронства, в котором, по каким-то причинам, которые фейка не знала, а он просто обошел стороной в разговоре, Гильдия Авантюристов представлена не была. Согласно легенде он, первоначально пошедший по семейной торговой стезе, к этому ремеслу охладел и решил податься в авантюристы, и вот, путешествуя, вскоре добрался до этого самого княжества, где и надумал вступить в Гильдию и поднять себе, наконец-то, уровень.

— Ну я тебе так скажу, Ссаш, дело конечно твое, и амуниция вон у тебя справная, — кинул Ясон взгляд на его доспехи, видневшиеся под плащом, — Но бросал бы ты эту затею… Я тебе как бывший член отряда «Громовых клинков» говорю, — приосанился дед, — Хотя вы там у себя в баронстве, наверно, о нас и не слышали… Но тут мы были довольно известны — в свое время, конечно.

— Да, было время… — несколько мечтательно протянул он чуть позже, явно что-то припомнив, но потом спохватился, глядя на навострившего уши внука, и добавил, — Только полегли ведь все — я один и выжил, да и то чудом. Вы вот, молодежь, понаслушаетесь баек, да сбегаете из дому, как мой младшенький… Тоже теперь наемничает где-то в Северной пустоши, третий уровень уже взял по слухам… — с какой-то даже гордостью добавил Ясон, а потом, вновь спохватившись, произнес, — Мало его в детстве пороли, старшим вон нормально доставалось, так и выросли нормальными — дом, семья. А Петера жена покойница все жалела, вот он и рванул после шестнадцатого лета в Гильдию записываться… Прям как я когда-то, — опять ударился он в воспоминания.

Как в итоге выяснилось из его рассказа, больше по случайным фразам и оговоркам, дед в свое время немало погулял с наемным отрядом одноуровневых соратников. Вообще, как Александр узнал еще от мелкой и уже успел убедиться, прокачка тут была делом очень опасным и стоила кучу денег, так что редко кто из простых людей поднимался выше первой ступени. К тому же обычно и на жизнь приходилось тратиться. Девочки, таверны-гостиницы, покутить с товарищами после боя — святое дело. Аскетов среди авантюристов практически не встречалось, сам образ жизни диктовал порой необходимость снять стресс.

— Вот смотри, — рассказывал старик, — На первое повышение новик в хорошей и слаженной команде может заработать где-то за год, или чуть быстрее, на второй уровень уже надо зарабатывать года два-три, как повезет, третий — лет пять, тут уже и снаряжение надо получше, к этому времени его как раз многие и прокачивают, опять же серьезно вкладываясь… Ну, те немногие, кто до этого момента как-то дожил.

— Так и выходит, — продолжил Ясон, — что большинство авантюристов, которых ты встретишь, где-то третьего уровня и будут. Ну а дальше еще сложнее — в дружине какого-нибудь правителя платят неплохо, особенно по крестьянским меркам, но на прокачку четвертого-пятого уровней уйдет лет двадцать, опять же в ту же амуницию и оружие снова вложиться надо… Вот и выходит, что третий уровень — это уже опытные воины, а если видишь четвертый — пятый, считай ветеран перед тобой.

— Правда то у простых людей, — чуть помолчав, добавил Ясон, — Аристократы да и просто те, кто средства имеют, могут, например, своим детям на совершеннолетие и первую ступень подарить, тот же пятый уровень, а то и выше — правда это опыта и мозгов-то не прибавляет, но то уже другой разговор… Может, конечно, и обычной команде или даже одиночке повезти, и из нашего люда в Высшие пробивались, чего уж там, да только таких по пальцам пересчитать можно, а от большинства и косточек-то не осталось, м-да…

— Тут ведь как, — закончил старик, — Хочешь быстрее прокачиваться — больше сражайся с монстрами и тварями. Дело весьма прибыльное, но и гораздо более опасное, чем та же служба простым наемником. Смертность среди подобных охотников зашкаливает, однако это, пожалуй, чуть ли не единственная возможность для нашего брата подняться выше первой ступени.

Из его рассказа в дальнейшем Александр узнал, что переход с пятого на шестой уровень Возвышения обходился практически в туже сумму, что нужно было потратить на прокачку до этого. Да и эти деньги авантюристы порой зарабатывали десятилетиями.

Отряд старика, как выяснилось, занимался в основном охраной торговых обозов и краткосрочными наймами для участия в различных междоусобных заварушках аристократов. Выходило неплохо, и к тридцати пяти годам тот уже получил заветный пятый уровень, подумывая развиваться и дальше, благо что с каждым уровнем росла и продолжительность жизни. Но для этого нужно было поменять профиль «работы» и сильно рискнуть.

Так они и решили на общем сходе. «Железная квинта», как на местном сленге называли такие команды — пятеро прокачанных до первой ступени ветеранов, традиционный сбалансированный отряд. Все они мечтали повысить свой статус: стальная, серебряная, золотая квинты — было к чему стремиться.

Когда Ясон рассказал о специализации группы, на ум, навеянное этими «уровнями» и «прокачкой», в который раз само собой пришло подзабытое соответствие из компьютерных игр, которое сюда как нельзя лучше подходило: воин-танк, обычно закованный в броню и принимающий на себя главный удар, разведчица, прокачанная на скрытность, маг поддержки, умеющий как подлечить пострадавшего, так и приложить каким-нибудь смертоносным заклятием, и пара дамагеров — дистанционных или ближнего боя. Последним в свое время и являлся сидевший перед ним старик.

Вот такая вот слаженная группа и отправилась в Разлом Скорби, место, в котором, по рассказам ветерана, соприкасаются два плана бытия: Срединный, где, собственно, и находится Датрамин, как и большинство других миров, соединенные Старыми Путями — и нижний план Бездны. Из второго сюда постоянно лезут демоны, а Гильдия и местные правители на регулярной основе держат в этой области свои отряды, препятствуя проникновению извне.

Сколь опасным являлось это действо — настолько же и выгодным. Органы демонов очень ценились алхимиками, особенно сердца, которые перерабатывали на дорогие омолаживающие эликсиры. А порой встречались и разумные виды этих существ, экипированные оружием и доспехами из дорогих материалов, которые стоили весьма недешево.

Казалось бы, чуть ли не идеальное место для прокачки и заработка, если бы не одно «но» — даже самые мелкие бесы имели уровень не ниже пятого и, зачастую, передвигались не поодиночке, а группами. Однако пятерка Ясона все же решила рискнуть, и в итоге все для них закончилось плачевно.

Совершив удачный, как им казалось, рейд вглубь разлома, они возвращались с богатой добычей, когда неожиданно оказались атакованы демоном аж семнадцатого уровня развития. Их танк не пережил больше трех ударов огромным пылающим мечем, который разбил его щит и вскрыл доспехи как консервную банку вместе с человеческой плотью под ними. Разведчица, ушедшая в невидимость и попытавшаяся подобраться к демону сзади, оказалась нанизана на хвост твари, имеющий на конце форму копейного наконечника, а в магика, пытавшегося остановить заклинанием заморозки это порождение Бездны, прилетело огненное копье, разом пробившее все его щиты и мгновенно того убившее.

Самого Ясона демон могучим ударом копыта отправил в полет, после которого, оглушенный и переломанный, истекая кровью, он наблюдал, как тварь расправляется с оставшейся лучницей, стрелы которой просто не пробивали эту высокоуровневую шкуру.

Спас его отряд аристократа, охотящегося в том же районе. Барон, раскачанный на семейные деньги до четвертой ступени, уровня двадцать плюс, оказался неплохим человеком. Быстренько заломав демона, он не поскупился для неизвестной «пятерки» на дорогущее «Зелье Спасения», которое, как поговаривали, могло оживить и обезглавленного — нужно было только не затягивая приставить голову обратно к телу и вколоть его пострадавшему.

Так что и Ясону зелье вполне помогло. К тому же у барона в отряде имелся высокоуровневый маг, который также занялся его лечением, поддерживая в нем жизнь по дороге до ближайшего города.

На полное излечение неудачливый авантюрист спустил большую часть имущества, распродав практически всю оставшуюся при нем экипировку — но тут уже бесплатно работать никто и не собирался. Гибель старых товарищей что-то в нем изменила, так что, поправившись, ветеран продал остатки снаряжения и отправился обратно в родные края, где и прожил всю оставшуюся жизнь, родив трех балбесов и одного дурня, не считая еще двух дочерей, отданных замуж в соседние села.

После истории старика как-то сама собой наступила тишина. Видно тот нечасто делился прошлым, так что даже его близкие слушали все внимательно и явно находились под впечатлением от рассказа.

Все испортила фейка — громко зевнув, смущенно прикрыв рот ладошкой. Усмехнувшись, старик заявил, что пора бы и почивать ложиться, да и действительно, у других костров уже мало кто бодрствовал, почти все путники к этому времени разбрелись по телегам, устраиваясь на ночлег.

Покинул гостеприимную семью и Александр, напоследок выслушав тихонько подошедшего и заговорщицки прошептавшего ему на ухо старика — в то время, как остальные дружно сделали вид, что ничего не замечают. Пообещав тому передавать семейный наказ блудному Петеру, с призывом возвращаться, если когда-нибудь встретит того в Гильдии или где-нибудь в странствиях, он наконец-то распрощался с семейством и отправился к своему месту.

Расположившись под телегой на расстегнутом спальнике и укрывшись плащом, благо было еще довольно тепло, Александр, сквозь подступающий сон, успел заметить, как мелкая достает из пространственного кармана свой гамак из паучьего шелка и, подвесив его рядом, сама устраивается ко сну. Рассказ старика, как и на других, произвел на него сильное впечатление, тут было о чем подумать — но не сейчас, сейчас же ему просто хотелось спать.

Часть 3

Разбудила его фейка. От ее настойчивого прикусывания острыми зубками своей мочки уха он все же вывалился из тяжелого и одуряющего сна, еще не совсем понимая, где сейчас находится и что все это значит.

— Тихо, Ссаш, тихо, только не шевелись, — быстро зашептала она ему на ухо, — Тут что-то нехорошее происходит.

Окончательно проснувшись от ее слов, Александр аккуратно подтянул к себе ружье, затем осознал, что сейчас еще глубокая ночь, а он лежит там же, где и засыпал — под телегой. Вокруг стояла полная тишина, казалось, все вроде вполне нормально, народ просто спал, хотя в следующую секунду до него дошло — эта самая тишина все же была какой-то слишком уж неестественной.

Все же когда рядом ночует такое количество народа, неизбежно кто-то храпит, сопит и издает другие непроизвольные звуки, кто-то ворочается, встает подкинуть дровишек в костер или до ветра. Сейчас же даже лошади не издавали никаких звуков, а большинство костров уже погасло без должной поддержки.

— Кто-то чужой проник в круг, — так же тихо прошептала ему в самое ухо фейка, — Смотри.

Действительно, аккуратно повернувшись, он увидел, что в темноте среди телег и спящих людей снуют какие-то быстрые тени. Всего Александр насчитал три такие фигуры, бесшумно передвигающиеся внутри обозного круга. Вот одна из них приблизилась к очередному полупогасшему кострищу, дрова в котором еще не до конца прогорели, так что в ночи отблеском огня на миг высветило лицо незнакомца, даже в таком скудном свете показавшееся неестественно бледным.

Будто бы почувствовав его взгляд, или просто услышав что-то, этот ночной гость неожиданно резко, как-то не по-человечески быстро обернулся, уставившись своими красными буркалами глаз прямо в смотрящего на него человека. Мгновение, и рот твари широко раскрылся в предупреждающем шипении, так что Александр успел рассмотреть впечатляющий набор острых и загнутых назад клыков и, уже больше не медля, выстрелил в стремительно рванувшуюся к нему фигуру.

Дульная вспышка на миг ослепила, разорвав неестественную тишину громким звуком. Сноп серебряной дроби, направленной снизу вверх, чтобы не задеть никого из людей, метров с десяти врезался в ночного гостя, попав тому в верхнюю часть туловища и лицо, выбив из него какой-то нечеловеческий вой боли и опрокинув того на землю.

Не став даже пытаться выстрелить из второго ствола, заряженного обычной пулей, Александр отбросил ружье в сторону и выхватил из лежащей рядом кобуры револьвер. Успев как раз вовремя, он выпалил быстрой двойкой в очередную тварь, уже оказавшуюся рядом и готовую заскочить к нему под телегу.

Изучение «Бестиария», составленного членами ордена «Защитники Рассвета», даром для него не прошло, так что, едва разглядев противника, он сразу же понял, кто их навестил этой ночью. Да и сканер сработал отменно, при приближении высветив над этим существом следующего рода надпись:


Младший вампир

2 уровень

Класс не определен

Активно внешненаправленное заклинание «Глубокий сон».


Так что свинцовая пуля эту тварь вряд ли бы остановила, а что стало бы с ним в тесном пространстве под днищем повозки, прорвись вампир вплотную, гадать было и вовсе не нужно. Однако Александр успел сменить оружие, и кровосос, получивший в грудь две тяжелые пули из освещенного серебра, откатился с воем в сторону, охваченный мгновенно вспыхнувшим пламенем. Первая тварь, словившая заряд серебряной дроби, уже прогорала, отдав свою сущность на переработку Контроллеру, и сейчас от нее отваливались куски плоти, тут же осыпаясь пеплом.

Неожиданно что-то тяжелое запрыгнуло на телегу из темноты, продавив жалобно скрипнувшие доски. На миг растерявшись, он быстро перекатился на спину, чтобы видеть сразу все возможные пути проникновения оставшейся твари.

— Стреляй, Ссаш, — крикнула фейка, так и продолжавшая крутиться рядом в воздухе, и указала рукой ближе к наружному борту повозки, — Сюда, он здесь!

Александр уже был готов выстрелить вслепую сквозь доски, как что-то просвистело, с тупым звуком вонзившись в тварь наверху, а с дальнего борта телеги, куда показывала Ежка, качнув ее, спрыгнул кровосос с коротким болтом в спине. Сил ему хватило всего лишь на пару шагов, а потом тот как-то разом полыхнул огнем и упал, дико воя, пытаясь содрать с себя горящую вместе с одеждой плоть, так что он не стал тратить на того недешевое серебро, да и зарядов в револьвере оставалось не так уж и много.

Рывком выкатившись из-под телеги внутрь обозного круга, Александр был готов сражаться и дальше, но не пришлось. Звуки схватки и стрельба все-таки разбудили людей, да и пелена заклинания сна, отличительной черты кровососов, спала — так что вокруг уже стоял шум, крики и плач. Одновременно с этим раздавались команды среди охраны обоза.

К нему подбежал тот самый старик-кашевар, на ходу крутя ручку перезарядки здорового арбалета.

— Цел? — крикнул старик, вставляя короткий болт в пазы оружия.

— Да, батя, спасибо, — понял он, откуда так своевременно пришла неожиданная помощь.

— Тогда хватай свое ружье и присматривай с той стороны! И это, молодец, спас всех, — хлопнул ветеран его по плечу и убежал куда-то дальше.

Перезарядив все свое оружие, Александр забрался на телегу, осматривая ближайшую местность. Лошади, к счастью, не пострадали. Животных также накрыла пелена сна, и они просто проспали все действо, а сейчас недоуменно ржали, наблюдая суетящихся с факелами двуногих и фыркая от запаха жженой плоти, накрывшего лагерь.

А вот людям, к сожалению, повезло не всем. Как выяснилось, из тех, кто лег спать этой ночью, вечным сном заснули сразу семеро, будучи практически обескровленными напавшими вампирами. Убитых кровососов насчитали пять штук, по кучкам пепла и обугленной земли — двоих застрелил он, одного старик-кашевар, бывший авантюрист пятого уровня, еще одного, подбиравшегося к внукам, приголубил топором с серебряной насечкой Ясон, мгновенно проснувшись и сориентировавшись после первого же выстрела, ну и последний пал от руки одного из очнувшихся обозных охранников.

Как поведали более опытные старики, все эти подсчеты означали, что как минимум двум тварям все же удалось уйти. И, как выяснилось чуть позже, отнюдь не с пустыми руками — к сожалению пропали и два человека, которых кровососы утащили с собой.

— Может и на пропитание, — уточнил мрачный Ясон, когда выдалась минутка поговорить, — А может и на пополнение своих рядов… Это все чушь, что от укуса вампира сам таким становишься, так вроде только самые древние из них могут — эти же просто кровь и жизненную энергию высасывают. А для обращения там какой-то ритуал нужен, мне знакомый магик рассказывал… Но сейчас, после потерь, могут и провести такой, приняв тех в семью…

Собственно, все это Александр и так знал, прочитав в «Бестиарии». Младшие вампиры не обладали умением «Инициации», и для восполнения потерь новых членов своей «семьи» нужно было специально подготавливать. Ну или в логове их ждал старший товарищ, обладавший подобной возможностью.

Припомнив описание Старших, Высших и Древних вампиров, он неуютно поежился. Высокоуровневые, невероятно быстрые твари, почти не восприимчивые к серебру и солнечному свету — с такими в бою лучше не сталкиваться. Выжить у нулевика, да и у всего их обоза, в столкновении с одним из подобных монстров, шансов просто не будет.

До рассвета никаких действий они предпринимать не стали, лишь жгли костры в готовности к отражению нового налета тварей, если таковой все же последует. Покойников погрузили на телеги родственников, прикрыв рогожей, а лошадей оставили пастись снаружи — сейчас те, в случае чего, уже смогут предупредить людей о нападении. Тот самый вампирский навык действовал только на спящих или уставших людей и животных, погружая их глубже в сон или притупляя бдительность. Однако если оставаться начеку и быть готовым к нападению, то подобное никому уже не грозило.

С рассветом выслали гонцов на тракт. Посыльными вызвались быть несколько стариков-ветеранов, которые вернулись ближе к обеду с конным десятком княжеских дружинников, патрулирующих дорогу. До этого момента покидать обоз и куда-то двигаться дальше никто не спешил. Во-первых, все тут друг друга знали, и гибель нескольких человек из своих прощать кровососам не собирались, а, во-вторых, многие просто боялись после всего срываться куда-то в одиночку. Да и по закону нужно было дождаться представителей здешних властей, которые на месте проведут расследование случившегося.

Не торопился покидать обоз и Александр. Хотя многие благодарили его за спасение, но все же, если уехать в такой момент, это может вызвать и некие подозрения, решил он. Не у обозников — так у местных властей.

Ну еще бы — какой-то нелегал с незарегистрированной темной феей, который скрылся сразу же после нападения. Ну вроде стрелял в тварей, а может и показалось кому — тут еще разобраться нужно… Так что как-то само собой получилось так, что он, вместе с другими мужчинами, имеющими оружие, стал готовиться к предстоящей охоте на кровососов.

Как Александр уже понял, местные спускать подобное не собирались, и ждали только приезда подмоги. Здесь такое было в порядке вещей — сам себя не защитишь, никто за тебя это не сделает, та же дружина или гильдейские авантюристы-наемники везде не поспевали. Именно поэтому в подобных случаях сами сельчане не оставались в стороне, участвуя в облавах. Вот и ему, волей-неволей, похоже придется в одной такой поучаствовать.

Остальными это подразумевалось как-то по умолчанию. Ну а он спорить по этому поводу, ввиду всех обстоятельств, не стал.

Часть 4

Приехавшие дружинники оказались в основном третьего-пятого уровней Возвышения, но вот их лейтенант продвинулся аж до четырнадцатого. Это был первый увиденный им здесь человек, так далеко ушедший по пути силы, а также, соответственно, и первый встреченный представитель местной аристократии, о чем ему тут же поведала Ежка.

Да и по тому, как с офицером уважительно держались остальные, это было видно сразу. Хотя сам лейтенант таким отношением особо и не кичился — с дружинниками и обозниками этот мужчина, лет сорока на вид, общался вполне нормально, хотя и без панибратства.

— Кто такой, откуда будешь? — поинтересовался лейтенант, когда Александра по его приказу доставили к прибывшим слугам закона.

Раса — Человек

Уровень 14

Класс «Колдун»

Активных заклинаний не обнаружено


Легкая кольчуга, видневшаяся в вырезе дорогого камзола, книга заклинаний, закрепленная на поясе, и отсутствие какого-либо серьезного оружия, кроме револьверной кобуры и небольшого кинжала, как бы намекали, что по пути Возвышения тот идет не чисто силовым путем. В отличии от большинства его подчиненных, экипированных тяжелыми латами, мечами, секирами или ружьями. Да и Ежка успела торопливо протараторить Александру на ухо: «Редкий класс, медлительны в плетениях, но очень опасны, если сразу не прибить».

В ответ на вопрос лейтенанта, он выдал представителю местных властей заготовленную ранее историю, которую уже озвучивал обозникам. Командира отряда только покивал на его рассказ головой, не став дальше вдаваться в подробности.

— Нелегал, значит… А скажи-ка мне, любезный, как это так получилось, что ты, нулевка, сумел вампирские чары побороть, когда вон и ветераны попались?

— Так, господин лейтенант, фея меня разбудила, а так я и сам спал как убитый, — не стал скрывать Александр, приняв вид «лихой и придурковатый», коий и надлежало принимать при общении с высоким начальством.

Лейтенант, кинув взгляд за его спину, где кружилась в воздухе Ежка, хмыкнул немного удивленно, но, видимо удовлетворившись ответом, потерял к нему интерес и отослал обратно, буркнув напоследок:

— В городском магистрате зарегистрироваться не забудь, сразу по прибытию… И фейку свою там же оформишь.

Так что первая встреча с местным представителем аристократии прошла вполне нормально. А вообще, при таком устройстве, когда деньги и власть напрямую отражались на силе воина или мага, здешняя система оказалась еще и весьма либеральна. По крайней мере в княжестве существовали законы, которых должна была придерживаться и аристократия, а за косой взгляд или иное проявление неуважения сразу на виселицу не тащили. Хотя высечь на площади все же вполне могли — но уже лет двести, как только по решению суда, м-да уж…

Однако с каждым новым шажком на пути Возвышения прав у гражданина все прибавлялось. Так, например, начиная с первого уровня, все физические наказания отменялись, хотя, с другой стороны, тех же первоуровневых авантюристов уже становилось можно вызывать на дуэль — а там и убить вполне могли.

Ну а если кому-то везло, и он прокачивался аж до второй ступени, и десятого уровня соответственно, то в большинстве местных государственных образований такой человек или иной разумный приравнивался к дворянскому сословию. А с двадцатого это дворянство становилось наследуемым и его детьми.

В общем, жить было можно, хотя равенством тут и не пахло. Впрочем, как и везде — зато в этом мире сразу же было понятно, кто есть кто, стоило только узнать его уровень.

Вскоре лейтенант уже сформировал отряд погони, или, скорее, отряд выслеживания кровососов. Далеко те уйти не могли, в радиусе трех-четырехчасового перехода должно находиться их логово, где те могут укрыться от солнца, и, пока оно не зашло, нужно было это логово вычислить. Впереди пошли ветераны из обоза, имеющие четвертый уровень прокачки и нужные специализации — Разведчика и Следопыта, которые быстро отыскали следы ушедших вампиров, тащивших тяжелые ноши, и весь остальной отряд двинул за ними следом.

Всего, помимо десятка дружинников во главе с лейтенантом, в погоне участвовало еще почти три десятка обозников начальных уровней, с самым разнообразным оружием, от топоров, вил и мечей — до ружей и арбалетов. Конные воины то и дело убегали вперед или разъезжались в стороны, осматриваясь, но, в целом, все передвигались с той же скоростью, с которой продвигались впереди идущие ветераны, которые читали следы, направляя по ним остальных.

Как ни спешили, к вампирскому логову они вышли лишь к вечеру, когда местное светило уже начинало клониться к закату. Развалины какого-то небольшого старинного форта служили для кровососов отличным убежищем, в подвалах которого те, видимо, и проводили наполненный разрушительным для них светом день.

Лейтенант не стал тянуть с атакой — солнце уже садилось, и терять время им было никак нельзя. Быстро осмотрев развалины, разведчики отыскали полузасыпанные ходы, ведущие вниз, в катакомбы давно разрушенной крепости, обнаружив три спуска в подземелье. Расставив около каждого из проходов небольшой заградительный отряд, состоящий в основном из нервничающих крестьян, подкрепленных парой уверенных в себе дружинников, офицер во главе основной группы зачистки двинулся внутрь по самому широкому спуску, сотворив перед собой какое-то заклинание в виде шарика яркого света, подвесив его впереди и чуть выше.

— Зря мы в это ввязались, Ссаш, надо было свалить по-тихому в самом начале, и плевать на возможные проблемы с властями, — заявила ему Ежка, облетев все вокруг. — Что-то тут есть… сильное и опасное — я его чую!

— Ничего, мелкая, прорвемся, — ответил он ей, хотя и сам уже начинал подумывать также. Долгий изнуряющий переход, затянувшийся под самый вечер, и эта слишком стремительно начавшаяся зачистка, проникновение в логово таких опасных тварей, ничего хорошего им тут не сулили.

Обозники зажгли костры, подпалив от них факелы. Подбадривая себя громкими криками, угрозами и проклятиями в адрес вампиров, они, таким образом прогоняя от себя страх, заряжались общей уверенностью.

Александр попал в одну заградительную группу с Ясоном и его сыновьями, которые оказались вооружены старыми однозарядными ружьями. Сам же глава рода, облачившись в длинную кольчугу, доходящую ему до колен, опирался на большой прямоугольный щит, оббитый полосками все того же благородного металла, крепко сжимая свой посеребренный боевой топор, которым ранее на стоянке уже упокоил одного из вампиров.

Младшему же поколению Гжежичей, как и у большинства обозников, в качестве защиты служили простые стеганые куртки и кожаные жилеты. Как он успел убедиться, только у старых авантюристов иногда виднелась более качественная броня и оружие, видимо припрятанные еще с тех времен, когда те активно качались, идя путем Возвышения.

Старик, похоже, энтузиазма остальных особо не разделял, был напряжен и собран. Кивнув Александру, устроившемуся рядом с ним, тот отослал сыновей чуть назад, и, оглядев его с ног до головы, выдал:

— Вот что, Ссаш, не нравится мне все это… Полезли без разведки, без специального снаряжения, придуманного против этих тварей. Лейтенант конечно силен, спору нет, но на любую силу своя сила найдется, и что там внизу, никто не знает… Так вот, что я хочу сказать — у тебя вон ружбайка справная, да и доспехи хорошие, так что в случае чего держись поближе, может вместе чего и придумаем.

— Мои охламоны в таких переделках не бывали еще, — добавил старик, кивнув себе за спину, — Хотя стреляют все же неплохо, так что прикроют, если понадобится. Ну а ты, хоть и нулевик, видно, что человек опытный. В общем, если кто отсюда полезет, я попробую его сдержать, и ты уж тут не зевай. Как у тебя с серебряными зарядами?

— Нормально, если что — поддержу, — ответил он.

— Ну, на том и порешим. А может у меня к старости просто нервы ни к черту стали… Глядишь, и обойдется все.

Но не обошлось.

Сперва всех предупредила фейка, почуявшая проявление сильной магии где-то внизу, в катакомбах. Затем они услышали приглушенный взрыв, раздавшийся снизу, а следом до их ушей донесся нечеловеческий, какой-то душераздирающий вой ночных тварей, разбуженных в неурочное время очищающим пламенем и освященным серебром.

Звуки схватки все нарастали. Доносившийся вой, крики, лязг железа и выстрелы все ближе и ближе приближались к выходу, который контролировала их группа. Александр с семейством Гжежечей расположился чуть дальше от входа, а самые нетерпеливые и любопытные, храбрясь и красуясь перед односельчанами, подошли практически вплотную к проходу. Однако и они все же прикрывались при этом большими прямоугольными щитами, нашедшимися в обозе.

В них то и врезалось нечто темное и быстрое, внезапно выскочив из катакомб, разбив щиты в щепки и раскидав изломанные тела их владельцев в разные стороны. Александр еще успел рассмотреть высвеченную работающим в пассивном режиме сканером информацию:


Вампир Обыкновенный

Уровень 6

Класс «Теневик»


Мгновение, и клубящаяся черным дымом тень ринулась дальше, не обращая внимание на редкие выстрелы и брошенное кем-то копье, уворачиваясь или просто-напросто пропуская все заряды через себя, на миг теряя плотность в местах попадания, но тут же вновь собираясь клочками дымки в единое целое. Попытавшегося было к нему приблизиться дружинника это существо, взмахнув соткавшимися из темной дымки когтями, легко отбросило в сторону с рассеченной на груди кольчугой, тут же ринувшись дальше.

Помешал вампиру Ясон, с неожиданным проворством выскочивший вперед и, упираясь ногами в землю, принявший эту тень на свой щит. Тварь, с ходу наткнувшись на серебряный накладки, на миг утратила свою нематериальность, издав протяжный вой боли, так что черная дымка, окружавшая Теневика до этого, при ударе разом брызнула в стороны. В разрывах темного полога, зашипев, показалась худая фигура бледного кровососа с заостренными чертами лица, сейчас искаженными в ярости, блеснув горящими в бешенстве налитыми кровью глазами с вертикальными звериными зрачками.

Александр, потратив ранее заряды в обоих стволах в безуспешных попытках поразить эту бесплотную тень, как раз успел перезарядиться, и наконец-то смог нормально прицелиться, выстрелив снопом серебряной картечи прямо в это искаженное злобой лицо. К его удивлению, заряд не снес вампиру голову, как он рассчитывал — видимо сказалась разница в уровнях, однако все же оставил на лице кровососа глубокие темные раны, внутри которых тут же вспыхнули яркие огоньки пламени, обугливая плоть вокруг них.

Заверещавшего и рванувшего к обидчику Теневика сбил с ног Ясон, резким взмахом своего топора подрубив пытавшейся прорваться твари ноги. Ну а добил того уже Александр, дрожащими от страха и адреналина руками направив ствол ружья на противника, выстрелив в ползущего к нему кровососа практически в упор.

Не глядя отмахнувшись от пришедшего оповещения, почувствовав уже привычный холодок, засевший под сердцем, он быстро перезарядился и тут же вновь выстрелил, подловив в прыжке пытавшегося проскочить вампира второго уровня, выскочившего следом за старшим товарищем из того же прохода. Младшему отродию хватило одного выстрела, и, вспыхнув всепоглощающем пламенем, тот упал на землю, забившись в агонии.

Так дальше и пошло, твари лезли из всех щелей, а он их отстреливал, поддержанный Ясоном и сыновьями. Звуки сражения доносились до них и от других групп, охранявших прочие выходы на поверхность, так что всем сейчас приходилось несладко. Пара выживших обозников оттащила тела погибших и тяжелораненых товарищей, вместе с пострадавшим дружинником, занявшись их ранами, а остальные в это время всеми силами сдерживали прорыв.

Дальше, к счастью, твари в основном попадались невысоких уровней, так что старик-ветеран обычно принимал их на щит, кромсая топором в правой руке, ну а они уже поддерживали его огнем, отстреливая рвущихся наружу кровососов. Александру пока так и не пришлось вступить в ближний бой, отставной авантюрист вполне справлялся с ролью «танка», удерживая тварей на расстоянии, так что первая волна адреналина у него уже схлынула, и он даже вошел в какой-то особый ритм, действуя уверенно и методично.

Периодичность действий успокаивала, прогоняя страх. Отгородившись от шума сражения, криков раненых, запахов и видов растерзанных тел, Александр сосредоточился на некой последовательности: переломить двустволку, заряжая в нее новые патроны, поймать в прицел очередной силуэт пытавшегося прорваться вампира, стараясь не обращать внимания на то, кем тот был при жизни — крепким мужчиной средних лет, пожилой матроной или тощим подростком, и, выстрелив, повторить весь порядок действий, наблюдая, как очередная тварь сгорает в очистительном пламени.

Он так сосредоточился на бое, что не сразу среагировал на предупреждающий возглас фейки, все это время крутившейся неподалеку.

— Осторожно, Ссаш, он где-то рядом, я его чувствую!

Кого она там почуяла, спросить Александр не успел — вскоре это стало ясно само собой. Из прохода показался вроде бы ничем не примечательного вида плешивый мужчина в немного потрепанном дымящемся плаще, однако его горящие силой и властностью глаза, налитые кровью, как и наполненный презрением и злостью взгляд просто подавлял все вокруг своей силой.

Двигался тот не слишком быстро, и даже вроде бы как-то… неспешно, что ли. Однако картечь и пули упорно не желали в него попадать, словно в момент выстрела тот с нечеловеческой скоростью, практически незаметно для окружающих, перемещался чуть в сторону, пропуская серебряные заряды мимо себя.


Старший вампир

Уровень??16??

Класс не определен


Не успев толком осознать, чем им все это может грозить, Александр на рефлексах послал в кровососа заклинание Заморозки, чувствуя, как заклятый на разовое использование перстень обжигает пальцы холодом, разламываясь на части. Однако это ничуть не затормозило высокоуровневую тварь, как и прилетевшие следом «Путы». Старший вампир просто проигнорировал все эти попытки его остановить. Уклонившись от «Плевка Баала», он врезался в выставленный Ясоном щит, буквально разметав его в щепки, отбросив поломанное и безжизненное тело старого ветерана далеко в сторону.

— Беги, Ссаш! — орала сзади фейка, но отступить он уже не успевал. Все, что Александр сумел предпринять в тот момент, так это активировать на максимум Сильфидиум, войдя в режим ускорения. Но даже так, единственное, что он смог — это немного повернуться всем корпусом в момент удара, когда вампир, внезапно приблизившись, оказался совсем рядом, полоснув его мгновенно отросшими на пальцах когтями.

Дальнейшее Александр запомнил смутно. Лежа на земле и судорожно пытаясь вдохнуть отбитыми легкими воздух, чувствуя, как рот постепенно наполняется солоноватой кровью, он, сквозь кровавую пелену беспамятства, приглушенно слышал страшные крики сзади, там, где должны были находиться сыновья Ясона и пострадавшие ранее обозники. Ясное голубое небо, вертикальные стены развалин, Ежка, озабоченно тащившая у него из-за пояса склянку с малым зельем Здоровья — все это начало куда-то уплывать, пока фейка, разжавшая его сведенный судорогой рот своей «зубочисткой», бесцеремонно ломая зубы, не влила в него спасительную жидкость, огнем прошедшуюся по пищеводу, разойдясь теплом далее.

— Дыши, ну же, давай, дыши… Демон, я ж как чувствовала, валить надо было!

Закашлявшись, Александр перевернулся на бок, выплевывая сгустки крови и какие-то непонятные комочки из легких. Вернувшиеся краски мира и звук позволили оценить полученные повреждения и обстановку, сложившуюся вокруг.

А дела у него обстояли весьма паршиво, хотя нагрудник, разорванный когтями мощной твари на кровавые полоски, все-таки спас его от неминуемой смерти. Да и удар видимо пришелся по касательной — иначе бы он точно не выжил. Однако легкие горели огнем, каждый глоток воздуха приходилось проталкивать в них через боль, с каким-то неприятным бульканьем и хрустом в поломанных ребрах, да и левая рука, как выяснилось опытным путем, оказалась вывернута под неестественным углом и практически не слушалась. Встать он не мог, так что ему только и оставалось, что, цепляясь за жизнь, молча наблюдать за разворачивающимся перед ним сражением.

И посмотреть там было на что. Перебивший весь их заградительный отряд, неподвижными телами и частями этих самых тел валявшийся вокруг, кровосос схватился уже с самим лейтенантом, который, видимо, как раз выбрался наверх через тот же проход, следуя за своей целью.

Окруженный какой-то хорошо видимой глазу магической защитой, сияющей вокруг него, офицер отступал, теснимый вампиром. Однако кровосос все никак не мог пробить эту пленку, с молниеносной скоростью сближаясь со своим преследователем и раз за разом полосуя когтистыми пальцами постепенно истончавшуюся и начинающую тускнеть сферу защитного заклинания.

Впрочем, и лейтенант времени зря не терял, хотя по его напряженному виду и стекавшим по вискам капелькам пота было заметно, что одновременная поддержка защиты и попытки атаковать противника даются ему нелегко. Наконец зависшая перед ним в зоне действия сферы книга, перелистнув под его взглядом пару страниц, все же, видимо, раскрылась на нужном тому месте. Тут же голос человека зазвучал увереннее и тверже, проговаривая какие-то фразы на неизвестном Александру языке, отчего-то резонансом отдающемся у него где-то внутри, вызывая бурю противоречивых чувств — вместе с желанием оказаться подальше от творившейся здесь мощной волшбы.

Да и кровосос, по-видимому, не хотел в этот момент находиться поблизости от магичившего Колдуна, тем более являясь целью творимой тем магии, так что, резко рванувшись в сторону, попытался оторваться от своего противника. Однако офицер стражи, не прерываясь, вскинул ладонь, и с одного из колец на его пальце в беглеца ударил пучок световых нитей, мгновенно того спеленав, заставив споткнуться и, кувыркнувшись, упасть на землю.

Сияющие путы практически сразу же стали рваться, поддаваясь усилиям мощной твари, пытавшейся освободиться. И той это даже практически удалось — если бы не лейтенант, который наконец-то закончил чтение своего заклинания.

Огромный столб яркого света, ударивший откуда-то с небес, припечатал завизжавшего кровососа к земле, окутав пламенным ореолом, на какие-то мгновения скрыв его фигуру практически полностью. Осунувшийся офицер, которому это противостояние явно далось нелегко, наконец-то облегченно выдохнул, стерев пот с лица, убирая остатки почти продавленного тварью щита и подвешивая книгу заклинаний обратно на пояс, когда выкатившаяся из пламени обугленная тушка Старшего вампира неожиданно резво выпустила в него магическое копье, мгновенно соткавшееся из окружавшей того черной дымки.

Успевший в последний момент среагировать, офицер прикрылся в защитном жесте своим гримуаром, в который и врезался посланный тварью конструкт, практически сразу же пробив защиту и угодив лейтенанту в левую руку, тут же невесомым прахом осыпавшуюся на землю. Посеревший командир дружинников, по плечо лишившийся одной из конечностей, мешком осел на землю, пытаясь правой рукой нашарить что-то у себя на поясе.

Видно было, что заклинание, сожравшее часть его тела, все еще продолжает действовать, распространяясь дальше, хотя уже и не так интенсивно. Ухвативший наконец какую-то склянку, лейтенант резким движением вогнал выступавшую из нее иглу себе в бедро, откинувшись на спину, и потерял сознание, хотя зелье, похоже, все же подействовало, остановив разрушительный эффект неизвестного заклятья.

Находясь неподалеку от схватки высокоуровневых противников, не в силах покинуть это место, Александр наблюдал, как к бессознательному офицеру медленно, но неуклонно подползает обугленная фигура Старшего вампира, оставляя за собой темный след сажи и отваливающиеся куски обгорелой плоти. Его собственное состояние постепенно ухудшалось, организм явно пытался уйти в забытье, но если сейчас ничего не предпринять, понял он, то добравшаяся до лейтенанта тварь, прикончив того, наверняка займется и остальными, восстанавливая за их счет свои силы. Так что, превозмогая боль в отбитом и поломанном теле, кое-как действующей правой рукой он достал свой револьвер, заряженный освещенным серебром, и, с трудом прицелившись, выстрелил в подбирающегося к человеку кровососа.

То ли кровавая пелена у него перед глазами, то ли дрожание нетвердой руки стали причиной его промаха, но Александр отчетливо увидел фонтанчик земли, взвившийся рядом с вампиром, в том самом месте, куда угодила выпущенная им пуля. Заметил это и кровосос — резко повернувшееся обгорелое лицо твари не сулило ему ничего хорошего, изменивший траекторию движения вампир направился в сторону новой опасности, ускоряясь какими-то ломаными движениями странной неживой куклы.

Слыша испуганные возгласы мелкой, все это время прятавшейся рядом с ним, он неимоверным усилием оторвал от земли руку с револьвером, расплывшимся взором пытаясь вновь поймать кровососа на дрожащую мушку. Выстрел, и новый фонтанчик земли появляется правее цели.

«Четыре», — как-то отстраненно считал он, ведя подсчет патронов в барабане и, соответственно, подсчитывая оставшиеся у него шансы на жизнь. Выстрел, очередной промах. «Три». Снова поймать в прицел неумолимо ползущую тварь. Выстрел, промах.

«Два».

Прицел, выстрел, и серебряная пуля, пройдя чуть выше цели, неглубоко вспарывает спину твари, оставляя за собой длинную полосу вскрытой обугленной плоти, тут же вспыхнувшую огнем.

«Один».

Не издавший до этого ни звука кровосос, зашипев, подобрался уже совсем близко, раскрыв в злобном оскале спекшийся от жара рот, лопающийся кровавыми пузырями, обнажив за ним частокол чрезвычайно острых, загнутых назад желтых клыков. Горящие чем-то потусторонним, чуждым всему живому глаза твари уже предвкушающе блеснули — и именно в широко раскрытый звериный зрачок Александр и всадил последний заряд, на миг сумев унять дрожание руки и прицелиться. Усиленная божественным благословением «Бестиария» пуля из освещенного серебра, угодив точно в цель, все-таки проломила ослабленную защиту Старшего вампира, вместе с затылочной костью — став той самой последней каплей, которая его все же добила, навечно отправив во Тьму.

Глядя на замершее буквально в метре от него тело, вспыхнувшее жарким очищающим пламенем, Александр ощутил невероятно сильный поток сущности, устремившейся в него, угасающим сознанием отмечая радостные возгласы мелкой, сменяющиеся озабоченностью.

— Ссаш? Ссаш?! Демон, кто-нибудь, тут нужна помощь! Черт, где же эта последняя склянка…

Глава 10 Научный подход

Часть 1

Покачиваясь на волнах беспамятства, он парил где-то на границе света и тьмы, то поднимаясь к ярким вершинам, то вновь соскальзывая во тьму. Сколько так продолжалось, сказать было трудно, ибо здесь понятия времени просто-напросто не существовало. Однако вскоре эти качели стали постепенно успокаиваться, он ненадолго подзавис в одной точке, а потом как-то резко вынырнул вверх, придя в себя.

Очнувшись, Александр обнаружил, что находится в той самой телеге, прихваченной ранее в качестве трофея, покоясь на соломенной подстилке, лежа в одних камуфляжных штанах, с перемотанным бинтом торсом и подвешенный на косынке пострадавшей рукой. Открытые глаза резануло яркими лучами полуденного солнца, так что с момента последних его воспоминаний прошла уже половина суток — как минимум. Чувствовал он себя вроде бы неплохо, даже на удивление хорошо, учитывая, в каком состоянии находилась его тушка при потере сознания.

Следующее, что ему бросилось в глаза — это силуэт знакомого старика, восседавшего на облучке, управляя Зорькой. Того самого, что кашеварил в обозе и помог ему тогда при ночном нападении, ссадив вампира из своего самострела. Не успел он что-нибудь сказать или предпринять попытку подняться, как откуда-то сзади выпорхнула Ежка, радостно заявив:

— О, Ссаш очнулся!

А затем добавила, обращаясь уже к повернувшемуся на шум вознице:

— А ты говорил, что как минимум до завтра еще проваляется. Так что проспорил, проспорил — гони серебрушку!

Усмехнувшись, старик щелчком отправил мелкой монетку, которую та ловко поймала на лету, сразу же спрятав ее в свой пространственный карман.

— Ну как ты, паря, очухался? Как самочувствие? — поинтересовался у него возница.

— Лучше, чем можно было ожидать… Даже удивительно как-то, — ответил он, с трудом приподнявшись, опираясь на здоровую руку, присев в повозке и едва сдержав стон от резкой боли, прострелившей туго перемотанные бинтами ребра.

— А я говорила, что зелья его быстро в порядок приведут, — выдала Ежка старику, гордо подбоченившись, а затем добавила, повернувшись к Александру и незаметно тому подмигнув, — Только Ссаш, ты уж полегче давай — заживать все еще долго будет. И уж постарайся пока никуда не ввязываться, так как все эликсиры Здоровья я на тебя уже извела. Надо будет, кстати, в городе ими закупиться, чую я, еще непременно пригодятся когда-нибудь, при такой-то жизни…

Не совсем поняв эту ее мимику, благодарно кивнув фейке, пообещав той двойную порцию шоколада, Александр осмотрелся, и его взгляду открылась нерадостная картина, состоящая из вереницы медленно плетущегося и явно поредевшего после последних событий обоза. На некоторых телегах так же, как недавно и сам он, лежали перебинтованные бессознательные «загонщики», принимавшие участие в прошедшей облаве, в разной степени потрепанности и комплектации, сопровождаемые хмурыми и озабоченными родственниками. Ну а кое-где и вовсе царило смертное уныние, а над завернутыми в холстину телами то и дело раздавались причитания и женский плач.

Проследив его взгляд, старик, нахмурившись, пояснил:

— Да уж, давненько такого тут не случалось… Нет, путники-то пропадают — как без этого? Но чтобы так… Прошлой зимой на этом тракте что-то схожее произошло, но тогда на обоз торговый лихие люди напали, вырезав всех подчистую. Ну а чтобы нечисть какая так близко промышляла — так уже наверное года два никто ничего подобного и не слышал.

— Из вашей группы, — чуть помедлив, добавил возница, — вообще, только ты в живых и остался, — кивнул он на телегу, около которой крутились пара верховых дружинников. — Лейтенант был совсем плох, под какое-то мощное заклятие угодил, руки лишился, да так и не выкарабкался. В городе его, говорят, могли бы спасти, если, конечно, у того средства на мага-целителя нашлись бы. Но, видно, не судьба… Даже «последний шанс» не помог против темной магии.

Из дальнейшего разговора выяснилось, что «последним шансом» авантюристы называли некое недокументированное свойство потока ихора, поддерживающее силы в израненном организме, не давая тому отойти за грань. Конечно, шанс этот давался лишь тем, кто, пусть и на пределе сил, на краю смерти, но победил равного или превосходящего по силам противника, поглотив его сущность.

Что, похоже, с ним и произошло, иначе никакие зелья тут бы не помогли. Ну, из тех, что были в наличии, и которые он в принципе мог себе позволить. Конечно, какое-нибудь творение целителя ранга магистра и выше, или высокоуровневый маг собственной персоной вполне способны были помочь и в его случае, но чтобы пользоваться продукцией и услугами этих редчайших специалистов, нужно было родиться наследником здешнего княжества — как минимум.

— Однако, если бы не лейтенант, лежать бы нам всем рядом с ним — это точно, — продолжил старик, — Это ж подумать — на Старшего вампира наткнуться, да так близко от тракта! А лейтенант все ж молодец, хоть и сам погиб, но и ворога сдюжил, одно слово — княжий дружинник, офицер! Да и ты, паря, сражался неплохо, и выжил почитай чудом. Если бы не фейка твоя, то пока тебя в той суматохе нашли бы, наверняка уже поздно было б, м-да…

Выслушав рассказ словоохотливого старика, Александр попросил того притормозить. Затем, с трудом спрыгнув с отъехавшей к обочине и остановившейся телеги, немного покачиваясь от слабости, все же добрел до ближайших кустов, и, сделав свои дела, вернулся обратно, с помощью возницы забравшись в повозку.

Устроившись, он осторожно осмотрел стянутую бинтами грудь, но понять, как идет процесс заживления, так и не смог. На что фейка, заметившая его возню, обнадежила Александра, заверив, что все с ним будет в порядке, и единственное, что останется ему на память после удара вампира — это несколько параллельных шрамов на торсе в его коллекцию, а остальное со временем окончательно заживет. Заодно, улучив момент, когда старик отвернулся, тихонько прошептала на ухо о том, что не стоит кому-либо знать подробности окончания схватки, а именно то, что добил высокоуровневого противника как раз-таки Александр, заполучивший с «последним шансом» еще и кучу ихора.

Вообще, получается, саму концовку прошедшего боя никто так и не увидел, да и заняты все были, отбивая прорыв кровососов, так что считали героем, победившим мощную тварь, именно погибшего лейтенанта. Впрочем, вполне заслуженно, ведь тот приложил массу усилий и действительно почти победил — но ключевым тут являлось слово «почти».

И хорошо бы все дальше оставались в уверенности, что именно командир дружинников добил кровососа, понял Александр опасения Ежки, едва взглянув на отчет, высвеченный ему Контроллером. Как он уже успел убедиться, сущность погибшего захватывал именно тот, кто нанес тому самый последний, смертельный удар, разорвав незримые оковы, которые удерживали душу существа в теле.

И, в данном случае, сущность Старшего вампира шестнадцатого уровня после окончательной смерти досталась именно Александру, что само по себе уже было немало. Да что там — весь полученный им ранее ихор оказался меньше той суммы, в которую Контроллер переработал это неожиданное последнее поступление.

Но тут, оказывается, имелся еще и бонус:


Усваивается сущность шестнадцатого уровня…

……………….

………….

Сущность шестнадцатого уровня усвоена

Поглощено 6534.3 единиц маны, заряд накопителя 65.7 %

Поглощено 3311.7 единиц ихора, баланс кошелька 5728.9 монеты

Получено усовершенствование «Копье Праха 15»*

Применить усовершенствование?

Применить Отмена


*Сертификат Совета Средоточия. Гарантия Мертвого Бога, Хранителя Душ.


Как явствовало из описания полученного модуля, «Копье Праха» позволяло своему владельцу раз в сутки применять это разрушительное заклинание, которое не зависело от уровня носителя, самостоятельно накапливая заряд и создавая необходимый конструкт. Так что его обладателю оставалось лишь указать цель и спустить копье «с поводка». По-видимому, это и было то самое заклятье, которое пробило все щиты лейтенанта, серьезно того ранив — похоже вампир придерживал его на самый крайний случай, как этакий козырь в рукаве, и теперь этот самый козырь достался уже Александру.

Просвещенный немного Ежкой о стоимости подобных высокоуровневых улучшений, он прекрасно понимал и всю опасность владения этим модулем. Если Контроллер, как основную аурную надстройку, извлечь неповрежденной считалось невозможным, то подобные подключаемые модули — вполне. Хотя инструменты для этого встречались чуть ли не реже, чем те же девайсы, имеющие возможностью создавать Переход. Так что вряд ли кто-то станет тратить на него редчайший одноразовый артефакт Сброса, однако привлечь к себе внимание использованием не по уровню мощного заклятья все равно не хотелось. Да и пока модуль улучшения не встроился в ауру, а хранился на накопителе Контроллера в виде запакованного энергоконструкта, тот вполне можно передать кому-то другому — добровольно или не очень.

Грамотное использование доставшегося улучшения, вполне возможно, сильно ускорит его будущую прокачку, но тут надо будет все правильно рассчитать, прикинул Александр, отложив установку трофея на более подходящее время, хотя это и повышало риски владения. Но так модуль вполне можно будет продать, возникни такая необходимость, поэтому спешить с его активацией он пока что все же не стал.

Осмотревшись, Александр обнаружил в телеге и свой поврежденный доспех, сложенный в кучу. Кираса ожидаемо оказалась пробита в районе груди, неся на себе следы удара когтями, но, как его заверил старик, который вызвался управлять телегой, пока Александр пребывал без сознания, доспех вполне еще можно спасти, и в городе подобные мастера всяко имеются. Все остальные его вещи тоже были на месте, рядом с доспехами лежало и оружие, так что первым делом, под одобрительным взглядом ветерана, он зарядил ружье с револьвером, подвесив кобуру с последним на пояс, уложив дробовик рядом с собой на дно телеги.

Дальнейший путь они проделали практически в полном молчании. Стоны, плачи причитания, то и дело раздававшиеся с ближайших повозок, как-то совсем не располагали к какой-либо беседе. Встречающиеся им на пути обозы, группы всадников, кареты и одинокие путники, спешащие в город или обратно, как правило придерживали коней и интересовались, где их так потрепало — или просто спешили проехать мимо страшного и печального зрелища. Отряды дружинников, патрулирующих дорогу, перекинувшись парой слов с охранявшими тело лейтенанта коллегами, выжившими в недавней схватке, подобравшись, хмуро и сосредоточенно отправлялись дальше по служебным делам, видимо примеряя на себя участь наткнувшихся на высокоуровневую тварь товарищей.

По мере приближения к городу местность постепенно менялась. Лесов вокруг становилось все меньше, появлялись следы старых вырубок, виднелись распаханные поля, да и деревушки у тракта встречались все чаще. А уже к обеду, когда они наконец-то обогнули высокий лысый холм, прозванный в народе Ведьминым, путникам открылся потрясающий вид на Селец, закованный высокой каменной стеной по периметру.

Столица местного княжества расположилась сразу на двух берегах широкой реки, и соединялась парой массивных арочных мостов, перекинутых через водную преграду. Пригород, утопающий в зелени садов и огородов, раскинулся как бы ни втрое шире, чем и так немаленький внутренний город, который, по словам старика, насчитывал никак не меньше, чем сотню тысяч постоянных жителей, а с приезжими и того больше.

Казавшееся поначалу небольшим расстояние до крайних домов, расположенных за пределами каменных укреплений, оказалось обманчиво далеким, так что путь до них у потрепанного обоза занял еще около двух часов. Наконец, въехав на специально отведенную под стоянку телег площадку, расположенную на окраине города, они все же остановились, достигнув своей цели.

Шум и гам, сопровождавший торговый пятачок, окружавший стоянку, на миг затих, когда туда въехал потрепанный обоз, значительно усилившись следом. Тело лейтенанта тут же куда-то унесли дружинники, как и тела некоторых других погибших, остальных же, доживших до этого момента, в виду тяжести их ранений лекари осматривали прямо на месте. Кузнецы, шорники, бакалейщики, и прочий люд, обслуживающий прибывающие караваны, немедленно принялся с жаром обсуждать происшествие, а некоторые из них предлагали свою помощь пострадавшим, помогая переносить бессознательные тела.

Попрощавшись со стариком-ветераном, вернувшимся к своим односельчанам, Александр осмотрелся напоследок, да и покинул площадь, направив свою повозку дальше к городским воротам. Задерживаться тут не имело смысла, особо никого здесь он не знал, кроме того же старика да семьи Гжежичей, которые, как он выяснил, сразу же после боя, погрузив своих погибших на телеги, отправились обратно в родное село, хоронить главу рода с его сыновьями.

Тут он поделать уже ничего не мог, передав, однако, через того же ветерана увесистый кошель с серебром родственникам Ясона. Все-таки если бы не старый авантюрист, принявший на себя первый удар кровососа, вряд ли бы он сейчас еще топтал эту землю, так что хотя бы так Александр решил поддержать симпатичную ему семью, потерявшую разом столько кормильцев.

Часть 2

По мере приближения к городской стене, та, казалось, все росла и росла вверх, достигнув, в конце концов, высоты метров в двадцать. Сложенная из крупных каменных блоков, хорошо подтесанных и подогнанных друг к другу, она производила впечатление этакого монументального творения, способного выдержать любую осаду. Ворота, носившие название «Вторые торговые», через которые он и намеревался проникнуть в город, были ей под стать, так что Александр практически не сомневался, что без магии тут не обошлось, иначе выдержать такую тяжесть массивных металлических створок никакие петли, сделанные местными мастерами, не смогли бы.

Заняв место в медленно продвигающейся очереди, состоящей из ссамых разнообразных средств передвижения, он постепенно смещался в общем потоке, приближаясь к контрольному пункту, на котором несли дежурство стражники, облаченные в парадных доспехи, сияя начищенным металлом посеребренных наконечников пик. Быстро, но в то же время довольно тщательно и профессионально они проверяли всех входящих, выборочно досматривая повозки спешащих на городской рынок крестьян. Впрочем, час для желающих продать плоды своего труда все же был неурочный, большинство к этому времени уже расторговалось, возвращаясь обратно, выкатываясь из-под створок ворот еще одним людским потоком, двигаясь в противоположном направлении.

Хотя и не только людским, как с интересом приметил он. Стараясь не коситься на представителей нечеловеческих видов, населяющих этот мир, Александр, нет-нет, но все же бросал взгляд то на коренастого гнома, управлявшего груженой углем повозкой, то на симпатичную эльфийку, весело щебетавшую с соплеменниками, сопровождавшими груз обработанных кож. Как-то до этого момента живых разумных других видов он больше и не встречал, кроме Ежки и того предводителя тройки наемников, наскочивших на него у кромки леса — да и тот пробыл в этом качестве недолго.

А сейчас, наблюдая вокруг, как те вполне спокойно общаются с людьми, он ловил себя на мысли, что все никак не может поверить в реальность картинки, хотелось дернуть проходящего рядом коротышку за бороду или ущипнуть стройную девушку на соседней телеге за кончик заостренного уха. Просто что бы проверить — не маскарад ли все это.

Впрочем, ничего подобного он делать, естественно, не стал — вряд ли местные оценят его любопытство. Украдкой рассматривая здешних жителей, он ожидал своей очереди, которая вскоре дошла и до него.

— Кто такой, откуда будешь? — со скучающим видом заученно поинтересовался стражник, тем не менее вполне профессионально осмотрев его с фейкой, охватив цепким взглядом, изучив и содержимое телеги, где тот явно приметил оружие и поврежденный в бою доспех.

— Начинающий авантюрист, издалека, еду вот в местную Гильдию записываться, — ответил он, поддержанный энергичными кивками Ежки.

— А документы на темномагическую сущность у тебя имеются? — спросил контролер, рассматривая мелкую сквозь какое-то обрамленное серебром стеклышко. — Да и подорожную твою я что-то не вижу…

Дальнейшее разбирательство происходило уже в здании местного отделения управы, расположенного сразу же за воротами. Оставив телегу снаружи, Александру в сопровождении фейки пришлось пройти внутрь, где какой-то чиновник принялся убеждать его, что он является злостным нарушителем всяческих правил, и вообще чуть ли не самый настоящий государственный преступник.

Однако незаметно подсунутая мелкая золотая монета резко смягчила его риторику, и тут же у «молодого человека, по неопытности совершившего небольшую оплошность» сняли специальным артефактом отпечаток ауры, повторив эту процедуру и с Ежкой. Так что, заплатив три золотых официального штрафа и прочих сборов, он стал обладателем свидетельства с гербовой печатью, подтверждающего, что некий Ссаш Талине, как переиначил его имя и фамилию местный писчий, имеет полное право находиться на территории княжества Миренского, сроком до одного года.

На фейку ему также была выдана бумага, в которой значилось, что та находится в магической связи с авантюристом, именующим себя Ссаш Талине, подтвержденной соответствующей клятвой, а значит теперь всю ответственность за нее несет именно Александр. Услышавшая эту официальную формулировку, мелкая надулась, тут же показав ему язык и сделав вид, что как раз сейчас совсем не против немного побезобразничать.

Однако угроза с его стороны лишить ту шоколадной пайки ожидаемо подействовала, и сложившая в ангельском жесте ладони Ежка тут же изобразила из себя саму покорность и скромность. Лишь хмыкнувший глядя на это представление чиновник закончил наконец-то последние формальности, отдав им все бумажки, и отправил обратно.

Пока они решали вопросы в управе, с телегой и вещами, которые в ней покоились, ничего не случилось, как в тайне немного опасался Александр. Но фейка его тут же просветила, пояснив, что местные стражники и чиновники, конечно же, не без греха, но и до открытого пренебрежения своими обязанностями, а уж тем более прямого воровства они тут все же не опускаются. Главным образом, конечно, благодаря железной руке правящего князя и его тайной полиции, которая подобного терпеть точно не станет, о чем прекрасно был осведомлен еще ее покойный папаша.

Вообще, сразу же становилось понятно, что город этот «заточен» под торговлю, а также всячески приветствует прибывающих авантюристов, способствующих спокойствию на торговых путях, вычищая от разных тварей прилегающую местность. Низкие пошлины, отсутствие преград для приезжих и каких-либо налогов для членов Гильдии, да та же схема города, выданная ему в управе, на которой оказался отмечен проезд ко всем городским рынкам, включая и крупнейший центральный, вместе с выделенным маршрутом, ведущим к крупному речному порту и подъездами к отдельно стоящему комплексу зданий Гильдии — все это говорило о желании поколений местных князей создать некий региональный торговый центр, концентрирую здесь товары и услуги. Что у них, в общем-то, похоже вполне себе получилось.

Как сообщил им чиновник, для членов Гильдии Авантюристов или желающих стать таковыми на ее территории сдавалось вполне неплохое жилье по весьма умеренным ценам, так что туда-то они после всех проверок и направились, погрузившись в телегу. Вообще, город произвел на Александра довольно приятное впечатление, несмотря даже на некие особенности витавших вокруг «ароматов», вызванных наличием на его территории живого четвероногого транспорта, которые разбавляли царившие тут запахи нагретого металла, кожи и свежей выпечки.

Однако, в общем-то, транспорта этого на здешних улицах встречалось не так уж и много. Большая часть горожан передвигалась исключительно пешком или на пролетках-извозчиках, своих личных средств передвижения при этом не имея, что объяснялось немалым налогом, который владельцы оного должны были ежегодно платить в городскую казну. Вот и ему одной из бумажек выдали разрешение на трехдневное пользование телегой, ну а дальше либо плати денежки — либо топай на своих двоих, не загрязняя улицы отходами лошадиной жизнедеятельности.

Как нетрудно было догадаться, простые люди обычно предпочитали экономить. Верхом тут передвигались практически исключительно аристократы, прокачанные авантюристы, да все те же профессиональные «водители кобыл», сейчас с неодобрением посматривающие на его медленно движущуюся телегу, запряженную Зорькой.

Вскоре они уже добрались до нужного им района. Гильдия Авантюристов представляла собой монументальный комплекс зданий, расположенный в северной части города, разместившийся на закрытой территории у реки, обнесенной высоким забором. Площадь перед главным входом в Гильдию украшали мраморные фонтаны и статуи различных монстров, поверженных знаменитыми ее членами. Все оказалось выполнено довольно искусно, да и вообще, видно было, что разумные, идущие путем Возвышения, при этом еще и отнюдь не бедствуют.

Подступы к площади занимал местный аналог квартала «Красных фонарей», разбавленный ресторанами, барами и прочими заведениями, расположившимися дальше по набережной. Тут, видимо, можно было выпить и закусить — ну или просто весело провести время в перерывах между серьезными наймами и опасными рейдами на здешних тварей.

Пробираясь сквозь веселящуюся толпу, Александр приглядывался к местным обитателям, отмечая, что абсолютное большинство оказалось прокачано не выше первой ступени, то есть того же пятого уровня, как и объяснял тогда на стоянке ныне покойный Ясон. Впрочем, периодически ему все же встречались и разумные, ушедшие гораздо дальше прочих по пути Возвышения.

Его кольцо сканер то и дело подсвечивало фигуры самых разнообразных рас и типажей, в пассивном режиме определяя то щеголявшего голым торсом, перевитым мускулами, высокого клыкастого орка семнадцатого уровня, который на специальной перевязи за спиной тащил длинный двуручник. То выделяло в толпе какое-то хрупкое создание, с вплетенными в волосы живыми листьями зеленых растений, вооруженное монструозного вида револьверами, которые девушка таскала на поясе.

Последнюю кольцо опознало как «лесную дриаду» девятнадцатого уровня развития, однако встречались ему и те, кого ни он сам, ни фейка, ни то же кольцо определить так и не смогли. Провожая взглядом одну такую фигуру, закутанную с ног до головы в темный плащ, на которую сканер выдавал лишь знаки вопроса, Александр смотрел, как перед этим целеустремленно куда-то двигавшимся авантюристом будто бы само собой образуется пустое пространство, а местные явно спешат уступить дорогу столь высокоуровневому существу.

Следуя маршруту, отмеченному на полученной в управе карте, он обогнул площадь и набережную стороной, проехав через относительно спокойные улочки, очутившись перед боковыми воротами, ведущими на территорию Гильдии. Превратные стражи долго его не задерживали, оказавшись обычными авантюристами, временно отрабатывающей таким образом долги перед обществом. Были они различной видовой, половой и классовой принадлежности, и, похоже, относились к той самой категории, которую здесь называли «железной квинтой» — то есть являлись слаженным отрядом, все члены которого прокачались до первой ступени.

Хмурый человек, как показывал ему сканер — маг, на что намекал и магический жезл у того на поясе, быстро проверил каким-то артефактом все вещи вновь прибывших, просветив затем и их самих, посмотрел бумаги, выданные ему городскими чиновниками, и пропустил дальше на территорию Гильдии. Показав направление к гостевым домикам, он строго-настрого предупредил путников не шляться по всему комплексу, по крайней мере пока те не получат здесь официального статуса — иначе за безопасность новичков никто не ручается.

Сами гостевые апартаменты и регистратура при них ожидаемо оказались расположены неподалеку от въезда. Хотя по пути туда они все же имели возможность мельком взглянуть на местные ряды специфических торговых лавок, учебные классы, тренировочные залы и полигоны, на которых отрабатывали приемы и боевое слаживание, практикуясь, ассоциированные члены Гильдии.

Видимо как-то предупрежденный о его прибытии, во дворе гостиничного комплекса Александра встретил администратор, оказавшийся человеком третьего уровня. Тот посоветовал передать его средство передвижения здешнему обслуживающему персоналу, который и позаботится о лошади, выпряжет ее из телеги и обиходит, пока они будут улаживать все формальности в приемной. Заметив задумчивый взгляд, брошенный им на свои пожитки в повозке, администратор заверил его, что с теми ничего не случится, так что, решив довериться его советам, он все же отдал поводья слугам и проследовал внутрь административного здания.

Спустя полчаса Александр вышел оттуда гордым обладателем патента авантюриста, полноправного члена Гильдии, направляясь в выделенную ему комнатку в одном из гостиничных домиков. Предстояло еще разобрать кучу бумаг, усвоить множество законов и правил, определиться с продажей трофеев и дальнейшей прокачкой, так что дел на ближайшее время намечалось немало.

Порхавшая рядом с ним фейка, провожая взглядом прошедшего мимо мага, сопровождаемого одной из ее светлых сестер, дерзко высунула язык, дразня свою «родственницу», которая, гордо вскинув подбородок, отвернулась в сторону, предпочтя сделать вид, что выходки Ежки ее совершенно не волнуют.

Засмеявшись, мелкая прочертила победный круг, облетев Александра, и выдала:

— А тут, в общем-то, ничего — жить можно. Главное, скучно точно не будет!

Разглядев впереди авантюриста девятого уровня, имевшего класс «Погонщик», фейка тут же устремилась к его ручному волку, устрашающего вида и размеров, а он, вздохнув, поспешил за ней следом, пытаясь перехватить в пути.

«Да, с мелкой мне, похоже, скука здесь не грозит в любом случае», — понял Александр в этот момент.

Часть 3

Следующие несколько дней, пока окончательно заживали раны, полученные в схватке с вампиром, прошли в режиме ознакомления с городом, Гильдией, и открывшимися перед ними возможностями. Небольшая комнатушка, которую Александр снимал все это время, конечно, не являлась образцом комфорта на его избалованный земными реалиями вкус, но имела отдельный санузел, типа «ватерклозет», и по первому его желанию слуги могли натаскать в чугунную ванну, стоящую в номере за занавеской, горячей воды — чем он и воспользовался, едва заселившись.

Отмывшись и отпарившись, сменив с помощью служанки повязки, Александр заказал ужин, слушая, как за занавеской, смеясь и дурачась, плещется фейка, для которой слуги отдельно набрали небольшой тазик с теплой водой. Перекусив, он улегся на чистую, мягкую и приятно пахнувшую травами постель, впервые за последнее время заснув глубоким и безмятежным сном, так же, как и устроившаяся в своем подвесном гамаке Ежка, проспав до самого утра без каких-либо происшествий и сновидений.

Ну а на следующий день, облачившись в постиранную местной прачкой одежду, он позавтракал в общем зале, спустившись вниз, а затем, в сопровождении своей мелкой спутницы, направился уже непосредственно на разведку местности. Селец действительно оказался довольно большим городом, так что все, конечно же, они осмотреть не смогли, но хотя бы составили о нем свое представление.

Княжеский замок на острове посредине реки, различные увеселительные заведения, коммерческие банки, порт и товарная биржа при нем, даже знаменитый на всю округу театр — все это, конечно, замечательно. Однако больше всего Александра заинтересовал центральный рынок, на котором продавалось и покупалось практически все, что было душе угодно.

Да и мастера тут присутствовали самого разного толка. С одним таким он вскоре договорился о починке своего доспеха, пострадавшего в давешней схватке с вампиром. Запросил тот недорого, да и управился быстро, так что уже на следующий день посланный бронником курьер доставил в Гильдию отремонтированный нагрудник, и Александр, как ни старался, но найти следы каких-либо повреждений или проводившихся кем-то работ так и не смог — выглядел тот как новый.

Торговые ряды имелись и в Гильдии, однако различного рода трофеи, части магических монстров и прочее, что обычно продавали вернувшиеся из рейда авантюристы, тамошние купцы скупали чуть дешевле, чем можно было выручить в самом городе. А вот покупка снаряжения и расходников, вроде зелий и боеприпасов, для членов Гильдии тут могла все же выйти чуть выгоднее, чем на городских рынках, так что приходилось все записывать и сравнивать. К тому же выбор артефактного оружия, амулетов и прочего специфического товара на гильдейском пятачке был представлен куда шире, и стоило все заметно дешевле, чем в подобных лавках, расположенных за территорией комплекса.

Список запрещенного к продаже оказался очень уж невелик. Хотя для того, чтобы торговать «особым товаром», таким, как те же рабы, темномагические артефакты или кое-какое алхимическое зелье, продавцу все же требовалась некая лицензия. А вот уже для покупки оных та была совсем не нужна.

Подпадали под запрет свободного оборота и кристаллы душ, которые он нашел, обследуя местность, прилегающую к зоне Перехода. Сами по себе сущности второго уровня, которые можно было из них вытянуть, стоили не слишком-то и много — ровно свою цену в ихоре. Но в целом виде, запечатанные в специальных кристаллах-хранилищах, ценность их значительно возрастала, особенно для некоторых специфических классов развития, вроде «Погонщиков душ», или магиков направления некромантии.

Получать спец разрешение на торговлю подобного рода вещами в планы Александра как-то не входило, как и приобретение лицензии на сбор душ разумных. Так что придется пока воздержаться от продажи этих находок, решил он. Заиметь сейчас на пустом месте проблемы с властями было бы очень некстати.

Но вот с остальным имуществом, подготовленном на продажу, таких проблем не возникло. Передвигаясь от лавки к лавке, вместе с фейкой он приценивался к товарам, постепенно вырабатывая стратегию продажи всех находок, трофеев и монет, захваченных им с Земли. Прикинув примерную сумму, которую они смогут выручить, Александр, путем опросов, подсунутой администратору золотой монеты и пары кружек местного пива, пропущенного с разговорчивым гномом в одном здешнем пабе, выяснил и то, как и где тут лучше определяться с дальнейшей прокачкой, узнав наиболее подходящие для этого способы.

Получалось, что для только что вставших на путь Возвышения новичков идеальным вариантом все же являлись услуги официального мастера Гильдии. Тот брал недорого, склонности кандидатов определял вполне качественно, предлагая соискателям стандартные архетипы, рисуя и подробно расписывая «древо развития» сразу до пятого уровня, прорабатывая даже такие моменты, как подбор вооружения, защитных и атакующих артефактов, а также идеально подходящих под способности кандидата районов прокачки, возможных занятий, типов заработка и прочего.

Однако для тех, кто уже обладал какими-то финансами, и не собирался задерживаться на первых уровнях, требовался все же другой подход. И у тех же аристократов, да и просто состоятельных разумных, по каким-то причинам решивших податься в Гильдию, популярным был уже несколько иной вариант — а именно индивидуальная проработка своего пути.

Услуги подобного рода предоставляли сразу несколько мастеров, имевших в собственности древнее устройство Выбора, и проживавших непосредственно в городе или на территории Гильдии. Неплохо бы, конечно, и со стандартными схемами ознакомиться, рассуждал Александр, принимая решение, но услуги гильдейского мастера были далеко не бесплатны, а конкретный подход всяко лучше готовых решений. Так что, собрав побольше информации о независимых специалистах, он, немного поколебавшись и посоветовавшись с мелкой, вскоре уже определился, решив остановиться на мастере Альвердане.

Репутация у этого эльфа, правда, оказалась весьма неоднозначной. Так, наряду с наибольшим количеством вышедших из-под его руки высокоуровневых авантюристов, тот имел и самый длинный список погибших в начале прокачки разумных, последовавших его рекомендациям.

Вообще, по слухам, схемы развития этого мастера зачастую отличались от стандартных и общепринятых, требовали каких-то специфических предметов, артефактов и улучшений, что в итоге выливалось в повышенные требования по финансам, заставляя его подопечных порой излишне рисковать, добывая нужные для прокачки средства. Однако личности тех, кто выжил и поднялся до третьей-четвертой ступени, и выше, прокачиваясь по составленному эльфийским специалистом плану, были у всех на слуху. И, по этим же слухам, все они вполне заслужили свои прозвища.

«Теневой поводырь» — погонщик големов двадцать четвертого уровня, который предпочитал не вступать в прямое противостояние, скрываясь от глаз противника, натравливая на того своих металлических кукол. «Роза ветров» — эльфийка четвертой ступени развития, орудующая своей боевой косой с такой скоростью, что простой обыватель даже не мог поймать ее взглядом. Или тот же «Лунатик» — маг разума запредельной силы, по слухам прокачавшийся уже до уровней тридцать плюс. Все они когда-то являлись подопечными именно этого мастера, пошедшими нестандартным путем развития и достигшими на этом пути немалых высот.

Прояснив для себя все моменты, Александр определился, поддержанный фейкой, и, не затягивая, отправился на рынок, первым делом забрав из конюшни свой «экипаж». Зорька выглядела вполне довольной, ухоженной и накормленной, так что, кинув слугам мелкую серебряную монетку, он запряг ее в телегу и сложил туда же все вещи, отобранные при помощи мелкой на продажу, которые все это время хранил в своей комнате.

Часть 4

Загрузившись, они отправились на центральный рынок, где Александр приметил одну из оружейных лавок, совмещенную с кузницей, в которой орудовал мощный, перевитый мышцами гном в кожаном фартуке, напяленном прямо на голый торс. Благодаря системе наложенных на рабочее помещение чар, кузня не мешала соседям шумом и запахом, сам кузнец, как они уже выяснили, обычно возился с железом, а за прилавком стоял кто-то из его домочадцев. Вот и сейчас на звон колокольчиков, раздавшийся от входной двери, к вошедшему повернулась миловидная блондинка небольшого роста — жена мастера Хруста.

— Что будет угодно дорогим посетителям? — мило улыбнувшись, спросила она, хотя наверняка узнала приценивающегося ранее человека, который передвигался в компании феи. Да и тяжелый даже на вид баул, покоящийся у него за спиной, в котором Александр сейчас тащил полный латный доспех предводителя наемников, которые напали на него у леса, его же топор, кинжалы еще одного члена той банды и другое оружие, доставшееся ему трофеями и найденное при мародерке в пещере драрга — все это однозначно намекало на цель его нынешнего визита.

— Дорогие посетители желают продать излишки снаряжения и свои законные трофеи! — выдала в ответ Ежка, пока он выгружал все на специальную стойку у прилавка, добавив. — Причем, заметьте, все самого лучшего качества!

Бросив взгляд на все увеличивающуюся гору оружия и доспехов, представительница подгорного народа попросила их подождать минутку, вернувшись вскоре с разгоряченным матером, видимо оторванным от работы. Утерев пот со лба, тот принялся поочередно крутить в руках все части доспеха, весьма его заинтересовавшие.

— Ну что ж, неплохая работа, неплохая… И я даже знаю клеймо того, кто в свое время все это и выковал. Мастер Гарлик, из Вольной Марки, что в двух неделях пути на запад от нашего княжества… Так, четвертый уровень прокачки, заклинания на усиление Брони и Защиты, антимагическое покрытие и стандартный набор очищающих заклятий. И сколько же вы хотите за полный комплект?

В итоге, через полчаса бурных торгов, с шумом, криками, хватанием друг друга за грудки и обещанием позвать стражу, они, к обоюдному удовольствию, сошлись на сумме в четыре тысячи ихора за все про все. Дороже всего гном оценил именно латы и двуручный топор сородича, ну а остальное, вроде кинжалов, засапожных ножей и прочего ушло по более низкой цене, однако сумма все же набежала немалая.

Положив руку на специальный торговый артефакт, дождавшись аналогичного жеста от гнома, пристроившего свою ладонь напротив, они пожелали совершить обмен, после чего на кошелек Александра упало должное количество переведенных кузнецом средств, а мастер стал владельцем всего принесенного им железа. Раскланявшись со вновь ставшим любезным хозяином, который чуть ранее, в споре, казалось, готов был кинуться на них с кулаками, они направились дальше.

О таком поведении гномов при торге, да и вообще об их особой любви поторговаться, Александр был оповещен заранее, потому все произошедшее в лавке для него сюрпризом не стало. «Главное, что цену удалось выторговать неплохую — ну а остальное не так уж и важно», — думал он, выходя на улицу.

Вернувшись на охраняемый пятачок, где оставалось припарковано их средство передвижения, меланхолично помахивающее хвостом, Александр ухватил очередной баул, также предназначенный на продажу, отправившись по следующему адресу. На этот раз все прошло куда быстрее и проще, чем с тем же гномом. Эльф-оружейник, едва взяв принесенный им лук пятого уровня в руки, озвучил за него свою цену, как и за комплект стрел в прилагающемся колчане. Опять же, зная, что торговаться тут бесполезно, Александр согласился, став обладателем еще трех тысяч ихора, отправившись за очередной порцией товара.

Неожиданно дорогими оказались находки, доставшиеся ему в паучьем логове с трупа неудачливого орка-охотника. Дополненные клыками вурдалаков и собранными Ежкой в дороге травами, части тел монстров, сохраненные в специальных хранилищах, потянули почти на семь тысяч, с лихвой перебив цену всего проданного трофейного железа.

Но и остальные вещи стоили прилично, как, например, те же обнаруженные в пожитках наемников и отложенные отдельно предметы, вроде изысканного зеркала в золотой оправе, хьюмидора и книжки специфического содержания, которые здешний торговец подобными вещичками также оценил довольно высоко.

В дальнейшем он распродал все оставшиеся товары, разбогатев еще почти на десять тысяч монет в Кошельке. Больше всего прибыли, как ни удивительно, ему принесли не захваченные с земли золотые и серебряные юбилейные рубли, проданные местному скупщику драгметаллов, предварительно порубленные на мелкие кусочки и деформированные, чтобы скрыть их происхождение. А те самые камушки, найденные у кобольдов, оказавшиеся «магически активными изумрудами» отличного качества, которые все это время хранились в пространственном кармане у неохотно расставшейся с ценностями Ежки.

Вообще, если раньше у Александра еще теплились какие-то надежды на межмировую торговлю, то теперь он отчетливо понял, что вряд ли на Земле найдется что-то настолько ценное, что сможет покрыть затраты на стоимость Перехода. Даже нагрузившись золотыми слитками, которые еще нужно было где-то достать, минусуя «цену билета», возможная прибыль не шла ни в какое сравнение с теми суммами, которыми оперировали авантюристы уровней уже так от пятого и выше.

С учетом того, что местные алхимики свободно жонглируют всей таблицей Менделеева, а минералы любого рода синтезируются неотличимыми от природного материала и ценятся лишь собранные вблизи «мест силы» — вроде тех, что он только что продал… В общем, идея разбогатеть, таская сюда с Земли что-то относительно ценное и компактное, умерла, так толком и не оформившись — такового, похоже, просто не существовало в его родном мире.

Земные знания и технологии опять же едва ли кого здесь заинтересуют. Имея такую историю, Датрамин вряд ли уступал по этой части Земле, а во многом и превосходил, хотя и создавал поначалу впечатление чуть ли не позднего средневековья. Благодаря особенностям мирового устройства, здесь сложилась своя особая система производства, сбалансированная веками, заточенная на небольшие ограниченные ареалы сбыта товаров, основанная на магии и ихоре — и глупо было бы рассчитывать внедрить здесь сборку двигателей внутреннего сгорания или других «высокотехнологичных» товаров.

Вот обратный процесс был вполне возможен. Но перспектива стать долларовым миллиардером на фоне открывшихся ему здесь горизонтов казалась просто смешной — только привлекать к себе ненужное внимание. Ихор — истинная ценность Мультиверсума, и на Земле, до которой древние культиваторы божественной сущности похоже просто не добрались, его практически не существовало, так что любые суммы на земном банковском счете сейчас для него были не больше, чем просто набор цифр.

В общем, сбывзахваченное с Земли золото, Александр окончательно убедился в бесперспективности подобных планов обогащения. Может быть в других мирах ситуация обстоит по-другому, но туда еще нужно как-то попасть, раздобыв координаты новых Маяков. А как и где это сделать, пока что было не ясно. И пусть легкого забега на пути Возвышения у него не получится, и средства для прокачки придется добывать с риском для жизни — к этому он уже внутренне вполне был готов.

В конце концов, распродав все мелочи, вроде комплектов одежды, швейных наборов, посуды и прочего, Александр договорился и с одним из местных барышников. Так что вскоре его счет еще немного пополнился, а тот увел за собой запряженную в телегу и все так же меланхолично помахивающую хвостом Зорьку, которой, казалось, не было никакого дела до смены хозяина.

Потрепав ту напоследок по холке, он попрощался, и уже налегке, пешком, они отправились обратно в Гильдию. Привычный кожаный доспех, обычный набор оружия, да немногочисленные пожитки в заплечном мешке — вот и все, что Александр оставил себе после торгов.


Баланс Кошелька — 29 779 монет


Полученная итоговая сумма приятно грела «карман», однако не стоило забывать, что совсем скоро ее им уже придется потратить. Невообразимая для какого-нибудь крестьянина нулевки, огромная для многих авантюристов первой ступени, зарабатывавших средства годами, постепенно прокачиваясь — для его планов она могла оказаться и недостаточной. Все же вкладываться им придется сразу в двоих, хотя и эффект от такой связки должен быть удвоен, как минимум.

Поймав извозчика, Александр назвал ему адрес того самого мастера Альвердана, живущего рядом с гильдейским комплексом, который и предоставлял всем желающим услуги по «составлению схем индивидуальной прокачки». Возможно, из-за своих особенностей, или, скорее, особенностей этих самых схем, популярностью у начинающих авантюристов тот и не пользовался, но все же находился на слуху, так что доставили его точно к цели.

Вскоре извозчик притормозил у ворот одной из усадеб, расположенных на берегу протекающей через город реки. Место проживания здесь было не из дешевых, что уже само по себе намекало на предстоящие траты.

Вздохнув, Александр дернул за цепочку звонка. Никаких звуков он не услышал, однако через несколько секунд створки ворот медленно приоткрылись, и в проеме показался одетый в ливрею клыкастый орк шестого уровня, вооруженный короткой двустволкой, похожей на ту, которую носил и он сам.

— Что вам угодно, господин… и дама? — поправился тот, увидев выпорхнувшую у него из-за спины Ежку.

— Мы бы хотели посетить достопочтимого мастера Альвердана по вопросу оптимизации развития.

— Хм, ну что ж, — будто бы к чему-то прислушался привратник, тут же ответив, — мастер вас примет. Прошу, следуйте за мной.

Пройдя через ухоженный сад, они вошли внутрь каменного особняка, увитого зеленью. Поднявшись в сопровождении все того же орка на второй этаж, Александр оставил свой рюкзак и двустволку в приемной, не став, однако, избавляться от кобуры с револьвером, кинжала и прочего смертоносного железа, на что привратник абсолютно никак не отреагировал, просто указав им жестом на дверь кабинета.

— Мастер вас ждет.

А затем просто развернулся и вышел.

— А ничего тут так-то, у этого эльфа явно вкус имеется, — выдала фейка, осматриваясь, тем самым придав ему уверенности.

Поборов некоторую внутреннюю дрожь, он решительным шагом направился к двери, коротко постучался и вошел внутрь. Повернувшийся от окна представитель лесного народа выглядел настолько молодо, что, не знай Александр об особенностях развития этого вида, он мог бы подумать, что перед ним сейчас находится юноша лет восемнадцати. Однако умные и не по возрасту мудрые глаза эльфа, чуть с усмешкой смотревшие сейчас на посетителей, сразу же выбивались из образа, безошибочно показывая, кто перед ними стоит. Кольцо-сканер, кстати, так и не смогло определить какие-либо данные об этом разумном, высветив лишь знаки вопроса над его фигурой.

Усмехнувшись, эльф кивком головы поприветствовал посетителей.

— Добро пожаловать в мои скромные пенаты. Что же вас привело сюда в этот час?

— Мое почтение, мастер, — согласно местному этикету, прижав ладонь правой руки к сердцу, чуть поклонился Александр, заметив, как Ежка над его плечом неумело делает книксен. — Будучи наслышанными о ваших выдающихся способностях, мы надеялись получить у вас совет по развитию, так как твердо намерены идти путем Возвышения, так далеко, как только сможем пройти.

Благосклонно кивнув, мастер выслушал эти слова. Однако затем глаза эльфа неожиданно налились чернотой, залившей их полностью, покрасив в темный матовый цвет. И в тот же миг каким-то резким и практически неуловимым движением тот приблизился к Александру, вперившись в него взглядом. Все так же, исчезая и проявляясь, за пару секунд Альвердан с десяток раз переместился вокруг замерших просителей, вглядываясь во что-то, доступное ему одному. А потом так же быстро оказался на своем прежнем месте, задумчиво потирая подбородок, словно на какое-то время просто забыв о них.

— Что ж, Ходок и фея, выбравшая Тьму… Интересно… интересно, — наконец выдал он, повернувшись к ошарашенным посетителям. — Да, тут определенно может получиться одна о-о-очень неплохая комбинация!

Часть 5

— Девятое упражнение по этой методике выполняется с максимальной концентрацией и амплитудой духовного зрения. Тогда как «Астральная связь» требует несколько иного подхода…

Слушая мага-наставника, взявшегося обучать их основам этой самой магии, Александр невольно отвлекся, вспоминая прошедшие после визита к Альвердану недели. Тогда, осознав, что эльф каким-то образом обнаружил в его ауре устройство Перехода, он чуть было не совершил ошибку, попытавшись сбежать или того хуже — напасть на спокойно стоявшего мастера. Однако, глядя на эту невозмутимую ушастую физиономию, он немного расслабился, решив, что, возможно, все обойдется.

Так, в общем-то, и случилось. Альвердан оказался фанатом своего дела, а возможность того, что его подопечным может оказаться тем, кто наконец-то проторит Старые Пути, соединив отколовшиеся миры и Средоточие, чрезвычайно воодушевила мастера. Два дня он проводил обследование, брал различные анализы, устраивал опросы, даже вводил их в подобие транса, однако в итоге все же составил план развития для пары человек-фейка, который устроил все стороны.


Александр Георгиевич Тюленев (Ссаш Талине)

Раса — Человек

Класс «Траппер»

Уровень 5

Сила — 10

Ловкость — 16

Выносливость — 15

Интеллект — 11

Мудрость — 5

Удача — 10

Таланты — «Ускоренное Развитие»

«Двойная Кара»

Навыки и умения — «Стрельба» 11 %

«Скрытность» 9 %

«Ловушки» 7 %

«Свежевание» 7 %

Активные заклинания — не обнаружены

Артефакты — «Плевок Баала» ур. 5 (Сертификат Совета Средоточия), Медкольцо ур. 5

Магические предметы — «Сильфидиум», Браслет (+15 Защиты), неизвестный амулет-переводчик

Аурные следы — Дальний бой, Стрелок, Ловушки

Сертифицированные улучшения типа «Антидот», «Копье Света», «Пентаграмма», неизвестное встраиваемое устройство


Траппер… При этом слове на ум сразу же приходили дикие степи Северной Америки, воспетые Фенимором Купером, бесчисленные стада бизонов, суровые мужчины с длинными винтовками и снятые на продажу скальпы краснокожих. В принципе, примерно тем же самым предлагал ему заняться и мастер, довольно хорошо определивший его склонности.

Ближний бой был точно не для него, как и стезя наемника, поэтому данный класс, рассчитанный на стрелковые умения, маскировку и быстрые смертоносные удары с дистанции, как нельзя лучше подходил Александру. Да и идея дальнейшей прокачки охотой на тварей из «Нечестивой Тройки» ему так же понравилась. Тем более что, как заметил мастер, будто бы сама судьба его к этому подталкивала, взять хотя бы тот же редчайший «Бестиарий», доставшийся ему абсолютно случайно, цена на который доходила до сотни тысяч ихора. Однако если тот все же и попадал на прилавки торговцев, то надолго там не задерживался.

Навыки и умения они подобрали соответствующие идее прокачки. И если первые улучшали способности самого разумного, как та же «Стрельба», то вторые, по сути, дарили тому новые возможности. Но все они прокачивались только во время использования.

Для авантюристов первой ступени всего их оказалось доступно в пределах пяти, однако с каждым последующим прокачивать те становилось все тяжелее и тяжелее. По каким-то своим соображениям Альвердан выбрал для него именно эти четыре, составив, однако, список дальнейшего изучения и добавления умений и навыков, расписав все далеко наперед.

Вообще, весь его «билд» строился на таланте под названием «Двойная Кара», взять который он смог после получения пятого уровня. Эта самая «Кара» отлично подходила к предполагаемой для него манере прокачки, увеличивая в два раза урон и шанс крита при атаке противника, пойманного в расставленные им же ловушки.

В ветке развития данного класса имелись и другие таланты, более популярные у начинающих авантюристов, идущих этим путем. Как, например, тот же «Молот Грома», увеличивающий физический урон в три раза и оглушающий жертву, однако «Кара» действовала на любой тип урона, нанесенный противнику, в том числе и на чисто магический. Так что когда-нибудь в дальнейшем, приняв решение всерьез изучать магию, Александр сможет сосредоточиться только на ней, оставив разного рода оружие всего лишь как вспомогательный инструмент — и это в целом будет намного эффективней, чем тот путь прокачки, которым обычно шли прочие обладатели подобных архетипов.

Да и сейчас данный талант отлично сочетался с полученным им улучшением, выбитым ранее из высокоуровневого кровососа. Хотя мастер пошел еще дальше, заявив, что для его типа прокачки «Копье Праха» не будет идеальным вариантом, из-за наличия у большинства нежити, нечисти и прочих демонов «резистов» на данный тип урона. А потому, забрав у Александра модуль улучшения, перекинув тот себе на браслет-накопитель, Альвердан куда-то ушел, вернувшись через пару часов с аналогичным по классу «Копьем Света», того же пятнадцатого уровня, а также «Пентаграммой» пятого, полученной, как он сказал, «на сдачу».

Последний модуль представлял собой улучшение, пригодное только для класса «Траппер», а потому стоил относительно недорого. При активации тот создавал ловушку соответствующего уровня, которой можно было заранее задать тип урона, выбрав как один из четырех стихийных, так и урон чисто Тьмой или Светом. Именно Свет, как имевший бонусный множитель против монстров из «Нечестивой Тройки», и планировался как основной вариант атаки.

Так что с учетом «Бестиария», увеличивающего показатель Урона по всяким тварям в полтора раза, а также таланта «Двойной Кары», по крайней мере раз в сутки он мог потягаться и с намного превосходящим его по уровню противником. Поэтому тактика прокачки вырисовывалась сама собой — засада с ловушкой на одиночную «жирную» цель, атака «Копьем Света» обездвиженного и подраненного противника, и, в случае необходимости, добивание того из дальнобойного оружия.

Ну, или поспешное отступление в случае переоценки своих сил — для чего ему опять же понадобится умение «Скрытность» и функция маскировки у плаща и доспеха. А уж если все пройдет удачно, то, помимо полученного с противника ихора, можно будет разделать того и на ингредиенты, благо «Свежевание» как раз для подобного и предназначено.

Как все это работает, откуда здесь что берется, почему, например, при активации навыка под названием «Стрельба» он словно бы видит цель в приближении, знает, как нужно взять упреждение, и где у противника находятся уязвимые точки, по мере прокачки все лучше и лучше справляясь с винтовкой — все это было для него непонятно. Можно, конечно, списать все на некие «энергоинформационные» структуры и прочее, но Александр ранее уже решил все непонятное и противоречащее его опыту и знаниям списывать на эту самую «магию», так что и тут построением теорий решил особо не утруждаться.

Что он сделал и в этот раз, постаравшись отстраниться от того, «почему» все это работает, сделав акцент на том, «как» все это устроено, припомнив классический постулат: «Любая достаточно развитая технология неотличима от магии»(8). Что ж, технологии цивилизаций Средоточия под это описание подходили как нельзя лучше, хотя, как он узнал чуть позже, именно магией в научном смысле слова и не являлись — будучи скорее некой системой, основанной на «частицах божественной воли», как тут называли ихор.

Вообще, вся прокачка рассчитывалась мастером исходя из того, что действовать они будут в паре с Ежкой, так что для нее также было разработано свое «древо развития». Как правило, большинство ее светлых сестер, состоящих в магической связи с другими разумными, развивались с учетом природных способностей, чаще всего выбирая для этого целительские классы, являясь этакой летающей аптечкой, ну и заодно батарейкой для магов. Однако, учитывая темную сущность переродившийся Ежки, Альвердан составил для нее свой особый билд, опять же расписав его далеко вперед.

Ничего сверх экзотического, несмотря на свою репутацию, эльф тут придумывать не стал, вроде того, чтобы сделать из нее «танка», смело бросающегося в ближний бой. Да и по своему характеру та скорее являлась бойцом второй линии, не горя желанием вступать в прямое столкновение. Так что, с общего согласия, решено было сделать из мелкой «юнита поддержки», различного типа проклятиями усиливающего Скорость и Атаку у Александра и снижающего Защиту, Скорость и прочие характеристики цели, ослабляя и замедляя ее.


Ежка с Подгорной Поляны

Раса — Феи, подраса — Принявшая Тьму

Класс «Ведьма»

Уровень — 5

Сила — 5

Ловкость — 10

Выносливость — 5

Интеллект — 18

Мудрость — 5

Удача — 10

Таланты — «Ускоренное Развитие»

«Сглаз»

Навыки и умения — «Взгляд Балрога» 12 %

«Ядовитый плющ» 11 %

«Зов Баньши» 9 %

«Рывок Скорби» 7 %

Активные заклинания — Левитация*, Пространственный карман*

Артефакты — не обнаружены

Магические предметы — не обнаружены

Аурные следы — склонность к Тьме, Пространственной магии, Проклятьям

*Врожденная особенность расы


Так что сейчас увлеченно слушающую наставника фейку уже с полным на то основанием можно было именовать «Рыжей Ведьмой». Да и ехидства, как он ее не воспитывал, той все еще было не занимать.

Выбранный Альверданом для нее талант, носящий название «Сглаз», усиливал эффект всех проклятий, присущих ее классу — как с отрицательным, так и с положительным эффектом воздействия. Например, из негативных «дебафов», как он их стал называть, все больше прибегая к подходящей игровой терминологии, тот же «Взгляд Балрога» уменьшал Защиту противника уже на тридцать процентов, вместо пятнадцати, которые это умение давало без нужного таланта. А «Ядовитый плющ» теперь создавал усиленную версию заклинания, опутывающего жертву, ослабляя медленным растительным токсином.

Что касается положительных эффектов, то «Зов Баньши» и «Рывок Скорби», скастованные на Александра или кого-то еще, давали, соответственно, заметный эффект повышения наносимого Урона или увеличивали его Скорость. Эффекты от «Зова» прекрасно сочетался с любым уроном, нанесенным противнику, а «Рывок» отлично взаимодействовал с амулетом, в котором был заключен дух воздуха — увеличивая реакцию и скорость движений.

Само повышение уровня проходило у них в несколько этапов. Первоначально, надев на голову кольцо из светлого металла, которое и оказалось тем самым артефактом Выбора, оставшимся с древних времен, Александр отыскал в появившемся у него перед глазами меню нужный ему архетип. Затем он отметил ручное распределение предполагаемых очков характеристик, талантов, умений и навыков, запустив повышение до первого уровня как себе, так и связанной с ним магической клятвой подчинения спутнице. С его кошелька списалось пятьсот единиц ихора, виски чуть кольнуло ледяными иглами, и процесс запустился, постепенно перестраивая их организмы на первом уровне.

Первоначальным талантом Александр, в соответствии с планом мастера, отметил «Ускоренно развитие», которое, на удивление, не являлось популярным выбором у здешних авантюристов. Те обычно предпочитали сразу же брать что-то, что поможет им выжить в бою и победить, ну а то, что окажется весьма полезно где-то там, на высоких уровнях, у большинства разумных, идущих путем Возвышения, как оказалось особо и не котировалось. До высот развития еще нужно было дожить, а следующий талант давался лишь при переходе на пятый уровень, которого многие из местных все равно никогда не достигнут.

Конечно, те, кто мог себе позволить прокачку сразу на несколько уровней, как, например, большинство тех же самых аристократов, выбирали этот талант уже чаще. Хотя и они зачастую жертвовали будущим преимуществом ради сиюминутной выгоды, сразу же выбирая нечто, что позволяло покрасоваться тем же самым показателем Урона на многочисленных турнирах, тренировочных ристалищах или не таких уж и редких дуэлях.

Однако мастер Альвердан настоятельно рекомендовал им не пренебрегать данной возможностью, что Александр и сделал, отметив данный талант при самом первом повышении, как для себя, так и для Ежки. Это позволяло получать за уровень на одно очко характеристик больше — шесть, вместо стандартных пяти, что в итоге дало каждому из них по тридцать пять дополнительных пунктов на первой ступени, вместо обычных тридцати.

Выяснилось, что повышение характеристик напрямую отражается на разумном, и прокачивать уровни, распределяя очки характеристик, им пришлось весьма осторожно. Организм постепенно подстраивался под изменившиеся параметры, изменяясь под действием ихора, что происходило зачастую довольно болезненно, с ломкой, тянущими ощущениями во всем теле, головной болью, и прочим. Так что каждое повышение проводилось не раньше, чем через пару дней после предыдущего, которые Альвердан посоветовал им провести в тренировках, подобрав подходящих наставников в Гильдии.


Сноски:


8. Артур Кларк и его Третий закон: «Любая достаточно сложная технология неотличима от магии».

Часть 6

Помимо стандартной общефизической подготовки, они проходили и специализированные курсы с индивидуальными учителями. Для Александра это был Разведчик десятого уровня, близкий по архетипу класс, который учил его повадкам различных монстров и тварей, приемам маскировки на местности и правилам устройства ловушек, засад и прочего. С Ежкой же занималась такая же темная фейка, обучая ее основам алхимии и взаимодействия с человеком, а также стараясь развить у той природные таланты в восприятии леса и чувстве магии.

Отработка боевого комплекса «Низвергателей» на фоне всех улучшений также проходила ускоренными темпами. Прокачанный организм все лучше и лучше справлялся с нагрузками, так что к концу тренировочного периода он сумел все-таки добить пятый урок, выполнив все нормативы. Приняв поздравление с завершением начального этапа обучения, Александр с сожалением закрыл файл послания. Неизвестно, сможет ли он когда-либо продолжить эти уроки — возможно где-то на Терминалах и хранится платное продолжение. Но Терминалы эти еще нужно найти и как-то к ним подобраться.

Однако и прохождение этих пяти занятий дало ему очень немало. К концу последнего этапа вся разрозненная картинка особенностей данного стиля наконец-то сложилась, и оказалось, что комплекс отлично подходит как раз-таки для воинов-магов, а те непонятные ему раньше движения идеально встраиваются в некоторые стандартные заклинания, вроде того же «Усиления», «Мерцания» или каких-то быстрых атакующих конструктов. Пока, конечно, он ничем подобным не владел, постигая самые азы искусства, однако в будущем для него это могло стать серьезным подспорьем.

В последующие дни проработка «физики» продолжалась лишь первую половину дня, вторая же была отдана как раз на занятия с магом наставником, который обучал их основам своего ремесла. Вообще, эта часть программы нравилась Александру больше всего. Если путь Возвышения, разработанный богами в незапамятные времена и основанный на ихоре, приходилось принимать как должное, так как понять, на каких принципах тут все устроено, было попросту невозможно — то с магией все обстояло в точности наоборот.

Да, чтобы достигнуть каких-либо минимальных высот в магических практиках могут уйти даже не годы — десятилетия, да, система обучения в княжестве и на всем Датрамине сложилась таким образом, что знаниями маги делились неохотно и лишь за очень большие деньги… Но это была именно что структурированная система знаний, подкрепленные сотнями томов теоретических выкладок, объясняющих, что такое эта самая мана, откуда берется и как взаимодействует с миром.

Конечно, нанятый магик внимания на теории практически не заострял. Отрабатывая оплату, он лишь вскользь упомянул пару моментов, из которых Александру уяснил, что мана — это не что иное, как вид мистической энергии, способный напрямую взаимодействовать с планами реальности, изменяясь, переходя из одного состояния в другое. И перспективы тут открывались никак не меньшие, чем на пути Возвышения.

Впрочем, ничто не мешало эти пути совмещать — кроме глубины собственного кошелька, конечно. Так, заплатив кучу монет магу-наставнику, ничего, помимо самых основ, они и не получили. Пожилой магик давал им некую теоретическую базу и ставил тренировки, по которым они смогут в дальнейшем самостоятельно развиваться, в практическом же плане делая упор в основном на так называемый «Магический Взгляд», пытаясь пробудить его у подопечных.

Это было одно из основных умений, которые должен был освоить начинающий маг, а для их пары оно являлось особенно важным, так как только овладев им, Александр смог бы построить прямую эфирную связь с фейкой, подпитываясь маной от этой природной энергостанции. И хотя особых талантов у землянина к оперированию магическими конструктами не нашлось, как выяснилось при обследовании, дело постепенно все же сдвигалось с мертвой точки.

В отличии от него, Ежка, с рождения прекрасно владевшая этим самым «Взглядом», упорно постигала азы тренировок по раскачке своего резерва. Такая ее упертость в этом вопросе была вызвана как желанием развиваться, так и банальным тщеславием, которого она отнюдь не была лишена. Оказалось, что среди фей, созданных в древние времена как «самодвижущаяся интеллектуальная батарейка», показатель резерва служил своего рода статусным элементом, которым ни одна фейка не преминет при случае похвастаться перед своими товарками.

Все это чрезвычайно утомляло, и, если бы не особые отвары и зелья, которыми их время от времени пичкал мастер, то они давно бы не выдержали такого темпа. А так ничего — к концу третьей недели, вкачав пятый уровень, он вполне уверенно освоил начальную структуру того самого «Магического Взгляда», который уже позволял рассматривать светящиеся линии заклинательных плетений и создавать простейший канал связи с Ежкой, который давал им возможность обмениваться сырой маной. Канал, конечно, был еще довольно слаб и работал нестабильно, однако дальнейшими тренировками, подробно расписанными наставником, все это со временем можно было развить и улучшить.

Вообще, мастер Альвердан, которому Александр после обследования и магического контракта перевел практически все имевшиеся у него средства, уже, как ему казалось, вышел за рамки отведенного для их прокачки бюджета. Однако, как всякий фанатик своего дела, тот, похоже, не особо-то и обращал внимания на данный факт. Одни только зелья, которыми эльф поил их все это время, по словам Ежки, стоили уйму денег, хотя и позволили им быстро восстанавливаться и запоминать множество самой разной информации, в темпе подаваемой всеми нанятыми для них учителями.

Завершив с прокачкой характеристик, определившись с талантами и навыками, они, вместе с мастером, начали и подборку снаряжения, подходящего под их архетипы и оставшиеся финансы. Из имевшегося у Александра холодного оружия Альвердан оставил у него лишь бебут, прокачав тот до пятого уровня с помощью специального артефакта, так что на нем теперь, помимо увеличения Атаки, Урона и Вампиризма, появилась также и возможность выбрать одно из особых умений.

Посовещавшись, они определили для этого «Поцелуй Мары», который при активации, возможной раз в сутки, рывком вытягивал сущность противника, если показатель здоровья у того находился на уровне пятидесяти процентов от нормы или ниже. Получился отличный клинок для добивания добычи, который, к тому же, в случае чего мог и подлечить хозяина, что для их группы, не отличавшейся запредельными показателями Защиты, являлось довольно-таки важным моментом.

«Зверобой» пока также было решено оставить. Мощный револьвер на ближней дистанции являлся довольно убойным оружием, а прокачав его до пятого уровня наравне с остальным снаряжением, они выбрали для него улучшение под названием «Гром», давшее приличный шанс на оглушение противника. Так что в купе с шестью зарядами у того в барабане, которые можно было применять и специализированно, получался этакий «стоппер», который если и не убьет цель, то во всяком случае свалит с ног и остановит практически любого противника соответствующих уровней.

«Стенолом» же решено было продать, как не вписывающийся в общую концепцию развития. Мощный и убойный на малой дистанции, на дальнем расстоянии дробовик терял большинство своих свойств, а ближнее столкновение характер его прокачки предполагал только в самом крайнем случае. Так что тот отправился на продажу, а мастер Альвердан пообещал подобрать ему достойную замену, с задумчивым видом сообщив, что кое-что у него на примете имеется.

Из всех ножей и стилетов они не оставляли ничего — из тех же соображений ведения боя на дальних дистанциях. Конечно, тот же «Маголюб» ему продавать было немного жаль, но обвешиваться клинками тоже не выход — лучше уж основное оружие приобрести получше, решил Александр, поддержанный в этом и самим мастером.

А вот удавку он надумал оставить, также вложив в ту немного ихора. Получивший новую способность инструмент теперь прямо во время применения вытягивал из жертвы энергию, быстро подавляя всяческое сопротивление.

Доспехи они оставили без изменений. Пятого уровня комплект «Лесной страж», имевший встроенное умение «Маскировка», вполне отвечал направлению его прокачки — вкупе с плащом покойной магички и собственным умением Скрытности получалось вполне неплохо. По крайней мере даже Разведчик десятого уровня на совместных тренировках находил Александра не сразу, что уж говорить о других классах развития. Уровень Защиты у данного комплекта также был неплохой, а трофейный браслет, повышавший ее еще на пятнадцать пунктов, делал ту и вовсе довольно приличной, по крайней мере по меркам подобных дальнобойных архетипов.

Из колец решено было сохранить древние артефакты — масштабирующийся сканер и «Плевок Баала», опять же качнув последний до пятого уровня. Улучшенное медкольцо, которое мастер с небольшой доплатой сменял на два имевшихся у него, опять же прокачав то до первой ступени, так же заняло свое место на его пальце.

Ну а остальное, ввиду нехватки финансов, решено все же было продать. «Путы» возможно и пригодились бы в определенной ситуации, но на своем уровне особо полезными не являлись, в плен брать он особо никого и не собирался, и вкладываться в прокачку этого перстня было признано нецелесообразным. Сторожевое кольцо, по словам мастера, лишь создавало у носителя ложную иллюзию защищенности, и обойти его можно было довольно легко, с чем, припомнив ощущения упирающегося в кадык кинжала, Александр и согласился в итоге, также отправив его на продажу.

В итоге проданы оказались и кольца-концентраторы покойной магички, вместе с ее амулетом — в ближайшем будущем те ему все равно бы не пригодились, ну а потом, когда появятся средства и время на серьезное обучение магии, можно будет подобрать уже и что-то получше. У себя Александр оставил лишь трофейный гримуар, с которого маг-наставник за небольшую плату снял всю защиту, и, пролистав эту книжку, сообщил ученику, что та действительно может оказаться ему полезна, так как содержит в себе несколько общеупотребительных заклинаний и схем плетения начального уровня.

В общем, практически разобравшись с его снаряжением, они экипировали и Ежку. Для той пришлось специально заказывать комплект зачарованной одежды, сделанный из ее любимого паучьего шелка, покрашенного в неброский зеленый цвет. Выполненный по типу охотничьих костюмов, тот вполне шел привередливой фейке, с чем она в итоге и согласилась, перемерив кучу фасонов. Прокачанный до пятого уровня с упором на Скрытность и зачарованный на маскировку, тот вполне вписывался в будущую тактику действий группы.

Наконец, когда уже все характеристики оказались повышены, уровни получены, необходимые знания и снаряжение приобретены, Альвердан, загадочно улыбаясь, провел Александра в свой кабинет, где и вручил ему чехол с находящейся внутри винтовкой. Болтового типа оружие удобно лежало в руках, темное дерево цевья и приклада, а также затемненные чем-то серебряные накладки смотрелись отлично и не должны были выдавать стрелка своим блеском.

Обойма на семь длинных и мощных патронов калибром миллиметров в девять, открытого типа прицел, оригинальный дульный компенсатор — все было выполнено мастерски. Да и вообще, с первого взгляда на эту винтовку становилось понятно, что сделана та искусным оружейником и предназначена именно для точной стрельбы на большие дистанции.


«Погибель»

Огнестрельное оружие дальнего боя

7 уровень

Базовый Урон 35–40

Базовая Точность — 16

Основная ветка развития — Урон (+24 Урон/ +11 Точность)

Наложенные заклинания — «Гашение отдачи» (+2 Точность), «Глаз орла» (+3 Точность/+2 Урон), «Эфирный поток», «Старшие священные руны Атона» (х1.3 модификатор урона созданиям «Нечестивой Тройки» — Тьмы, Смерти и Бездны)

Особое Умение — «Пробой» (300 % Урона по Защите магического типа / Ограничение использования — раз в суточный цикл)


— Ну что, как тебе обновка? — с улыбкой произнес Альвердан, глядя как увлеченно Александр вертит в руках и рассматривает это оружие.

— Отлично, мастер, просто отлично!

Действительно, прокачанная уже до седьмого уровня винтовка оказалась еще и умело зачарована, помимо стандартных заклятий на точность, неся на себе и чары увеличения Урона, причем именно по тем тварям, которые и были в приоритете его прокачки. Ну а тот же «Эфирный поток» позволял поглощать сущность убитого из этого оружия существа уже с любого расстояния, не превышавшего, правда, дистанцию стрельбы, соединяя владельца винтовки и подстреленную им цель невидимой астральной связью.

«Пробой» — особое умение, полученное бывшим владельцем «Погибели» на пятом уровне, также оказалось очень даже кстати, успешно заменяя проданный им ранее нож, все-таки многие высокоуровневые твари имели защиту как раз-таки магического типа. Да и не стоило забывать, что, как показала практика, в бою иногда приходится сходиться не только с монстрами, но и с другими авантюристами, среди которых было немало тех же самых магов и подобного рода защит.

— Боюсь только, что на все это полученной от нас суммы вам никак не хватит, — все же осторожно поинтересовался Александр, не спеша, впрочем, расставаться с оружием.

— А, ерунда, кристаллы твои удалось пристроить по хорошей цене, ну и скидки у меня везде, да и места я знаю особые… Ты только и сам помни, что за такое снаряжение тебя вполне могут прибить, и коллег на пути Возвышения тут опасаться нужно не меньше, чем тех же монстров. А всякая защита и индивидуальные особенности вещичек снимаются и меняются только так, — щелкнул он пальцами. — Поэтому в любом рейде следи за спиной и почаще оглядывайся, даже в группе с проверенными вроде бы соратниками. Хотя вы с Ежкой и вполне самостоятельно качаться можете, но все же…

Как выяснилось чуть ранее, лицензия на торговлю «особым товаром» у мастера таки имелась, так что обмен, прикинул Александр, для него получался весьма выгодным. Однако то, откуда берется все это оружие и снаряжение, которое затем продают по низким ценам, и что это за особые места продаж, выяснять ему как-то сразу расхотелось. Это мастер может безнаказанно шляться по подобного рода заведениям, а он, надумай таким образом сэкономить, скорее всего и сам пополнит там торговый ассортимент.

Забрав винтовку и распрощавшись с Альверданом, пообещав время от времени заходить, информирую того о своих достижениях, они наконец-то вернулись в гостиничный комплекс при Гильдии. Основные планы первоначальному развитию оказались выполнены, так что самое время было определиться, что же им делать дальше.

Глава 11 Дорога домой

Часть 1

Суета последних дней и недель как-то не давала Александру возможности подумать о ближайшем будущем, так что сейчас, когда все закончилось, он даже немного растерялся. Хотя, в общем-то, что тут думать, решил он — все обучение они заранее подгадывали к тому моменту, когда Контроллер наконец-то наберет полный заряд, что, учитывая их с Ежкой успехи в освоении астральной связи и перекачке энергии, произошло даже немного раньше планируемого срока.

Конечно, всегда можно обратиться к специалистам и зарядить накопитель уже с их помощью, но это было чревато раскрытием информации о том, что он является Ходоком, чего Александр допускать больше не собирался. И пусть Альвердан отреагировал на эту новость вполне спокойно, то, что кто-то захочет его использовать или надумает устранить конкурента, сбрасывать со счетов все же нельзя. Те же таинственные наниматели давешней тройки авантюристов, поджидавших его у кромки леса, могли и повторить попытку, дойди до них информация о его местоположении. Именно поэтому приходилось ждать естественной зарядки устройства, помогая по мере сил.

И если прежде он строил планы по проверке своих возросших способностей, то сейчас ему уже ничего не хотелось, кроме как передохнуть после этого изнуряющего учебного марафона, встретившись со своей семьей. Так что общим голосованием было принято единогласное решение отправиться на Землю сразу же, как только появится такая возможность, что очень обрадовало одну рыжую фейку, мечтавшую посмотреть на его мир.

И пусть средств на обратный билет у него после всех трат не хватало, но Гильдия вполне могла помочь с небольшой ссудой, взятый под обязательную клятву богам. И на его пятом уровне вполне возможно было получить в заем нужную сумму. Конечно, влезать в долги не хотелось — но он и так тут подзадержался, надо было успокоить родителей, наверняка за него переживавших, ведь неизвестно еще, удалась ли эта его афера с голосовыми сообщениями.

Следующий день они провели, просто гуляя по городу. Посетили пару ресторанчиков, накупили сувениров его родне, придумав под них легенду, затем посмотрели пару уличных представлений, отблагодарив артистов мелкой серебряной монетой, да и отправились обратно в гостиницу, готовиться к «отъезду».

Метку, позволяющую искажать вектор Перехода, смещаясь от портального Маяка, Александр установил в безлюдном тупичке, расположенном неподалеку от гильдейского квартала. Так что при возвращении на Датрамин им не придется вновь добираться до города, а можно будет сразу прыгнуть в Селец, минуя все опасности Проклятого леса. К сожалению, функционал Контроллера по умолчанию поддерживал лишь одну подобную точку на мир, хотя, теоретически, все же имелась возможность его расширить, за счет покупки новых слотов, если, конечно, те еще где-нибудь сохранились в наличии.

С утра, проснувшись и позавтракав, Александр с помощью фейки до обеда занимался сборами, раз пять перепаковав рюкзак. Впрочем, после всех последних продаж, вещей у него оставалось немного, лишь самое необходимое, так что скорее это было вызвано небольшим мандражом, вдруг охватившим его при понимании, что скоро он вернется домой, на кажущуюся уже такой далекой и непривычной Землю.

Закончив с приготовлениями, ближе к вечеру они отправились перекусить, а заодно и продумать свои дальнейшие действия в его мире. Накопитель уже практически заполнился, так что ждать им оставалось недолго, в чем он и убедился в очередной раз, заглянув в настройки:


До возможности совершить Переход осталось 16 часов 23 минуты 17 секунд


Покинув территорию Гильдии, они направились в полюбившееся им заведение, расположенное в квартале развлечений, где Александр и занял один из столиков в общем зале. Кормили тут вкусно, порции подавали большие и стоили те относительно дешево. Для изысканной публики имелся отдельно огороженный угол и неплохой выбор дорогого вина, ну а сам Александр предпочитал все же местное свежесваренное пиво, пропуская иногда пару кружек ароматного хмельного напитка. Вот и сейчас, прикинув, что после этой эпопеи со сборами кружка пенного пойдет ему только на пользу, он сделал заказ, устроившись за свободным столиком, ожидая, когда смешливая толстушка разносчица принесет из кухни поднос с дежурными блюдами.

Фейка привычно устроилась напротив, для нее подавальщица сразу же установила на другом конце стола небольшой подиум, совмещенный с отдельным столиком. Все это производило впечатление набора из детского игрушечного домика, но сделано было вполне добротно и функционально. Все же маги со своими крохотными спутницами периодически сюда захаживали, да и некоторые другие мелкие создания, вроде тех же гремлинов, не прочь были здесь иногда отобедать.

В местных условиях размер далеко не всегда имел значение, в отличие от пути, пройденного разумным по дороге Возвышения — вот это было уже куда как важнее. Так что все местные заведения имели такой или похожий набор мебели, а также лавки разного уровня или просто подставки на них, припасенные для тех же самых гномов, не отличающихся особым ростом, но больших охотников до здешнего пива.

Пока они ожидали заказ, Ежка, заметив знакомую светлую фейку, сопровождавшую одного из магов, упорхнула к той поболтать и обменяться свежими сплетнями. Александру как раз принесли кружку светлого, так что он отвлекся на минутку, а когда повернулся обратно к залу, заметил, что ситуация стала складываться не лучшим для них образом. Компания подвыпивших аристократов окружила мелкую, хохоча и блокируя все ее попытки улететь. Юнцы пятых-седьмых уровней, видимо совсем недавно прокачавшиеся за родительские деньги, похоже, таким образом просто развлекались.

Пока Александр поспешно приближался к этой компашке, глядя, как отчаянно пытается ускользнуть от них Ежка, в нем постепенно разгоралась злость на этих придурков. Он даже не придал значения тому факту, что все остальные в зале отчего-то не замечали творившегося безобразия, старательно отводя глаза в сторону.

— Лови, лови ее! Ха-Ха! Всегда хотел посмотреть, как они под юбкой устроены!

Этому любопытствующему первому и прилетело. Добротная, крепко сколоченная лавка, угодившая тому в спину, отправила заводилу отлеживаться на пол, выбив из него дух. Остальная четверка среагировала довольно быстро, Александр мощным хуком успел свалить еще одного, когда на него наскочил крепыш, неплохо владевший рукопашкой. Отбив его наскок, отведя или жестко блокировав все выпады, что отозвалось болью в отбитых руках, он умудрился пробить тому с прямой ноги в корпус, отбросив согнувшегося и хватавшего ртом противника в сторону, смещаясь от его товарищей, заходивших с боков.

Вообще, согласно местным законам, драки вне отведенных для этого специальных мест карались приличным штрафом, ну а если потасовка перерастала в нечто большее, и проливалась кровь, то и на каменоломни загреметь было недолго. Но, глядя, как в руках одного из оставшейся тройки, окружившей его, разгорается огненный шар заклятия, в то время, как и остальные его соперники обнажают свое оружие, Александр и сам было схватился за рукоять револьвера, чувствуя, как Ежка сзади готовится кинуть на него усиление, когда громкий голос, поддержанный специальными чарами, прервал все веселье.

— Всем стоять! Именем Князя, действует Стража!

Наскочившие дружинники быстро растащили всех в разные стороны, положив его лицом в пол. С княжескими стражниками даже эта компашка связываться не стала, хотя с аристократами бойцы обращались все же немного иначе, чем с Александром, просто оттеснив тех от места столкновения. Довольно вежливо, но непреклонно.

Ежка, горячась, пыталась что-то объяснить равнодушно внимающему ей стражнику. Однако самый наглый из юнцов, тот, которого он свалил в самом начале, вытирая кровь из разбитого носа, без промедления заявил на весь зал:

— Этот смерд напал первым, подло ударив меня в спину! Я, виконт Альтос, требую его ареста и публичного наказания!

Глядя, как заботливо командир стражников протягивает пострадавшему свой носовой платок, в то время, как он сам продолжает лежать на полу, удерживаемый полоской остро заточенной стали, уткнувшейся ему в район шеи, Александр как-то сразу осознал, что ничем хорошим это все для него не закончится. Не стоило ему забывать, что царят здесь совсем иные порядками, нежели на Земле. Да и там, пустив кровь какому-нибудь представителю «золотой молодежи», можно было легко нарваться на неприятности с их влиятельными родственниками.

Ну а здесь же нападение на аристократа просто так ему уж точно не спустят, и, хотя для авантюристов в этом плане имелись кое-какие послабления, но, как минимум, крупного штрафа ему избежать не удастся. А если правильно раскрутить это дело, то можно и в петле сплясать, перед равнодушной толпой зевак — чего бы ему, естественно, совсем не хотелось.

— Да что же вы молчите! Они же первые начали! — с какой-то детской обидой обращалась Ежка к притихшему залу.

— Умолкни, паскуда, с тобой разберусь позже, вот только с твоим хозяином закончу! — перебил ее виконт и добавил, обращаясь уже к офицеру. — Лейтенант, ну что же вы — дело ясное, ведите арестованного в управу.

И все же в статусе полноправного члена Гильдии были и свои плюсы, одним из которых, внезапно пришедшем на ум, Александр и решил воспользоваться. Да и другого выхода он тут просто не видел.

— Суд Богов… — прохрипел Александр с пола.

На миг все притихли, расслышав его заявление, так что уже в полной тишине он повторил, выкрикнув громче:

— Я вызываю на Суд Богов виконта Альтоса!

Взгляды присутствующих тут же скрестились на молодом аристократе, и тот, хотя совершенно не обязан был принимать его вызов, все же не выдержал. А может быть алкоголь, адреналин, еще бродивший у него по венам, уязвленное самолюбие — или все это вместе взятое помогло принять ему следующее решение.

— Я принимаю его вызов! — поддержанный одобряющими возгласами своих друзей заявил в ответ виконт. — А твою шлюху-фейку я после победы отдам на потеху кобольдам, и может быть той даже понравится!

Пока они хорохорились, скривившийся при таком решении аристократа командир дал знак подчиненным, и те быстро поставили Александра на ноги. Отряхнувшись, он под внимательными взглядами лейтенанта быстро проверил снаряжение, но все оказалось в порядке. Поединок решено было провести немедленно, так что в сопровождении стражников он вернулся в свои апартаменты и забрал оттуда все необходимое, а вскоре уже вместе с плотной толпой авантюристов, заинтересовавшихся действом, двигался к ближайшему тренировочному комплексу.

Суд Богов в этом мире оспорить не осмеливался никто, и проводился тот до смерти одного из претендентов на получение высшей справедливости. Как правило спорщиков запускали на полигон и ждали, перекрывая все выходы, пока в живых не останется кто-то один, иначе покинуть арену было попросту невозможно.

Во все увеличивающейся толпе уже азартно делали ставки. Александр особо не прислушивался, но, кажется, котировки шли далеко не в его пользу, хотя многие согильдийцы явно были не прочь посмотреть на то, как заносчивому аристократу срубят башку. Вообще, глупо получилось — заряд накопителя в Контроллере почти заполнился, и произойди все чуть позже, он просто прыгнул бы с фейкой домой, послав всех этих аристократов и их правила к черту. С другой стороны, вот и представилась возможность проверить свои новые возможности, хмыкнул он, ободряюще подмигнув беспокойно кружившей вокруг Ежке, в очередной раз сверившись с таймером.


До возможности совершить Переход осталось 14 часов 17 минут 44 секунды

Часть 2

Как бы там ни было, вскоре ему придется участвовать в смертельном шоу, которое даже в случае его победы всех проблем все равно не решит — только добавит новых, понял он, увидев, как важного вида мужчина, окруженный охраной, что-то зло выговаривает понуро стоявшему виконту. Брошенный этим аристократом мимолетный взгляд ничего хорошего Александру не сулил, обдав его ледяной волной равнодушия, заранее записав в покойники. Ну а услышав, как к солидному господину почтительно обращаются стражники, именуя того «магистр, лорд Альтос», настроение у него и вовсе рухнуло вниз. Да так, что очень захотелось кого-то прибить — впрочем, такой шанс ему как раз вскоре должен представиться.

По правилам, поединщики сражались в своем собственном снаряжении, также разрешено было использовать любую магию, призывы, фамильяров или ручных питомцев. Фейка на магической связи проходила как раз где-то в последней категории, так что проблем тут не возникло, а вот в остальном все складывалось не так уж и радужно.

Виконту из дома успели подвезти оружие и снаряжение, так что теперь Александру предстояло сражаться с «Дуэлистом» седьмого уровня, заточенным как раз на индивидуальное противостояние. Как он запомнил из недавних уроков, обычно этот и похожие архетипы вкладывались в Ловкость, развивая скорость Атаки, также равномерно прокачивая и Урон с Защитой — и противниками являлись весьма грозными. К тому же имевший высокий ранг в магической классификации папаша наверняка обучил сыночка парочке трюков, что тоже нельзя было сбрасывать со счетов.

Наблюдая, как его визави облачается в вороненую кольчужную броню, усиленную в некоторых местах дополнительными пластинами, устроив в специальных ножнах за спиной короткие парные сабли, как охранники увешивают того какими-то амулетами, кольцами, распихивая разнообразные зелья в специальные кармашки на его снаряжении, Александр все отчетливее понимал, что схватка эта для него легкой не будет. Пришло понимание, что ни в коем случае нельзя подпускать виконта к себе вплотную, работая только с дистанции — иначе смерть.

Сам полигон представлял собой огороженную площадку, имевшую различные типы ландшафта, наполненную искусственными препятствиями и несколькими полуразрушенными зданиями. По этой территории даже небольшая речушка протекала, однако вся его площадь, несмотря на примененную пространственную магию, не превышала и пары гектаров, так что стоило поспешить с выбором позиции.

После того, как их запустили внутрь периметра через проходы, расположенные по разные стороны арены, ворота закрылись, запечатанные жрецами Атона и его божественным благословением. Теперь отсюда мог выйти только победитель — при попытке же покинуть ристалище раньше времени, нарушившего процедуру на выходе просто испепелит праведным огнем.

Взяв «Погибель» в руки, Александр, активировав маскировку, крадучись двинулся вперед, к примеченному невдалеке домику с покатой крышей из красной черепицы. На тренировках Ежка обычно занимала позицию у него за спиной, стараясь находиться в зоне действия его умения Скрытности, который в небольшом радиусе оказывал влияние и на фамильяров пользователя, связанных с ним магически. Вот и сейчас она устроилась на рюкзаке позади него, заодно контролирую заднюю полусферу.

Осторожно приблизившись к нужному ему зданию, он перевесил винтовку за спину, используя снятый с дробовика трехточечный ремень, тот самый, который был куплен еще на Земле, и который он переставил уже на это оружие, прикрепив к стандартным антабкам. Подпрыгнув, Александр ухватился за край пристройки, и, подтянувшись, забрался выше, оттуда уже перебравшись на крышу.

Вид сверху открывался неплохой, большая часть полигона оказалась как на ладони, хотя все, что находилось за его пределами, и скрывала непрозрачная пелена защиты — впрочем, как он знал, прекрасно просматриваемая с другой стороны. Так что Александр практически вживую представил, как там, за стеной, сотни, если не тысячи пар глаз наблюдают за разворачивающимся поединком, совершая ставки на того или иного кандидата. Что поделать, телевизора тут еще не изобрели или уже утратили эту технологию после развала Четвертого Объединения, но здешняя публика была все так же падка до различного рода зрелищ.

Пристроив рюкзак перед собой, он уложил на него длинный ствол винтовки, оглядывая прилегающую местность. Скрытность и активная маскировка делали свое дело, так что сейчас его силуэт, укрытый плащом, сливался по цвету с черепицей, расчерченный на небольшие красноватые прямоугольники.

— Вот что, мелкая, следи за тылом, если что — сообщай сразу же, — прошептал он, обернувшись назад, почувствовав, как фейка кастует на него «Зов Баньши».

На ближайший час его Урон будет увеличен, хотя и ненамного, так как данное умение у Ежки еще не было нормально прокачано. Но этого времени им с виконтом вполне хватит, чтобы разобраться друг с другом. Вряд ли поединок настолько затянется — скорее всего все будет решено куда раньше.

— Будь спок, Ссаш, — отрапортовала фейка на русском, нахватавшись фразочек с планшета. — Разделаем мы этого виконтика — с него столько снять можно! Он же просто ходячая кладовая с сокровищами!

— Иди давай, добытчица, — тихонько хмыкнул он в ответ.

То, что победитель здесь получал все имущество проигравшего, бывшее при том во время поединка, его сейчас как-то не волновало. Если он проиграет, то волноваться ему тем более будет не о чем, ну а для противоположного результата необходимо сначала одержать в этой схватке победу. Учитывая, что противник выше него на пару уровней, да и то самое его оснащение, на которое уже положила глаз загребущая фейка — все было куда как неоднозначно.

Вообще тот факт, что он так вот привычно рассуждает об убийстве человека и последующем обыске его трупа, поджидая «добычу» с винтовкой в руках, еще несколько месяцев назад Александра здорово бы удивил, но произошедшая за это время череда событий, все эти испытания и столкновения, сильно его изменили. Даже внешне он изменился заметно — ушла некоторая припухлость и медлительность в движениях, свойственная ему ранее, теперь в этом резком и поджаром мускулистом молодом человеке не сразу и узнавался прежний Сашка Тюленев, да и ему самому Ссаш Талине нравился куда как больше прежнего образа.

Приняв решение идти путем Возвышения, он четко представлял, что ему еще не раз придется ставить жизнь на кон, как свою — так и чужую. Поэтому без колебаний тогда полез в драку с аристократами, да и сейчас особого трепета или волнений не испытывал, сосредоточенно и методично прочесывая взглядом местность.

Справа налево, от ближней зоны к дальней, и обратно, как учил его нанятый ранее мастер Разведчик. Открытые места проходятся взглядом быстрее, укрытия, кусты, складки местности и прочее осматриваются уже тщательнее, стараясь запомнить первоначальную картинку, каждый раз пытаясь высмотреть какие-нибудь изменения.

Так прошло минут десять, и, если бы хотел, виконт давно уже прошел бы весь полигон насквозь. Видно тот также таился, прекрасно понимая особенности уже его класса. Да и длинную винтовку он просто не мог не заметить, видимо не желая подставляться под выстрел.

Раз за разом осматривая местность, Александр вскоре немного утомился, хотелось передохнуть и отвести взгляд, но в какой-то момент он неожиданно зацепился глазами за неправильно лежащую у дальних кустов тень, заметив некое… несоответствие. Темное пятно явно поменяло свое положение с момента последнего осмотра этой части полигона, так что, практически не раздумывая, на одних инстинктах, он навел прицел и выстрелил в это несоответствие, активируя особое умение винтовки.

Громко треснул выстрел, и выпущенная пуля, дополнительно зачарованная на пробитие Защиты, угодила в противника, яркой искоркой отметившись на проявившемся вокруг виконта магическом щите, впрочем, практически сразу же схлопнувшемся, не выдержав перегрузки. Метнувшаяся в сторону и скрывшаяся из виду фигура явно получила ранение, оставив на месте попадания следы крови, но насколько то оказалось серьезным, сказать он не мог, поспешив покинуть засвеченную позицию.

И вовремя. Влетевший под крышу огненный шар буквально взорвал кровлю, осыпав спрыгнувшего на землю Александра кусками черепицы и горящей щепы из досок, опрокинув его взрывной волной и слегка оглушив. В соседних кустах чертыхалась отброшенная туда фейка, которую он, с трудом поднявшись, подхватил, пробегая мимо, и закинул за спину, направляясь в обход домика.

Спасло его то, что подраненный враг все же не был уже настолько быстр, как вначале. Иначе шансов у Александра против заточенного на скорость Дуэлиста просто не оставалось — да и так он еле успел, в последний момент бросив по ходу движения противника заклинание ловушки. Видимая только ему пентаграмма в круге, проявившаяся на земле, задержала размытую фигуру виконта, передвигавшегося, как оказалось, им прямо навстречу, скрываясь в облюбованном Александром распадке.

Влетевший в ловушку противник практически сразу же освободился, видимо у того оказались припасены на этот случай какие-то способности или артефакты, однако даже секундная заминка позволила Александру активировать Сильфидиум, а Ежке, держащейся сзади, кинуть на партнера баф ускорения. Одновременно с этим она кастанула на виконта «Ядовитый Плющ» и «Взгляд Балрога», сковывая и отравляя противника, понижая тому рейтинг Защиты.

Максимально ускорившись, Александр прямо от пояса выстрелил из винтовки в вырвавшегося из ловушки Дуэлиста, все еще двигавшегося значительно быстрее него, задев виконта по касательной, выбив пулей пару звеньев кольчуги и пропахав борозду у того в боку. Перезарядиться он уже не успевал, поэтому бросил винтовку, оставив ее свободно болтаться на ремне, и тут же выхватил револьвер, посылая в приближающуюся фигуру пулю за пулей, пока не опустошил весь барабан.

Перед поединком он зарядил в запасное оружие патроны с повышенным останавливающим действием, зачарованные «Громовыми раскатами», наблюдая теперь, как каждые его выстрел попадает в противника, взрываясь с громким хлопком, расходясь мелкими разрядами электричества по его металлическим доспехам. Пробить броню они не смогли, но это было уже и не важно — скорчившийся в конвульсиях соперник, почти добравшийся до цели, выронил свои парные сабли, опустившись коленями на землю, сотрясаясь от пронзавших его молний.

Резко вбросив револьвер обратно в кобуру, Александр вскинул винтовку, передернул затвор, прицелившись, и, не став медлить, выстрелил. Пуля угодила виконту прямо над переносицей, оставив небольшую отметину и выбив кровавое облачко у того из затылка, а сущность его отправилась на переработку в Контроллер. Уже мертвый аристократ медленно завалился на бок, но его тело все еще продолжало дергаться в конвульсиях, постепенно успокаиваясь, вместе с исчезновением проскакивающих по нему электрических разрядов.


Усваивается сущность седьмого уровня…

………….

Сущность седьмого уровня усвоена

Поглощено 1199.3 единиц маны, заряд накопителя 99.7 %

Поглощено 633.4 единиц ихора, баланс кошелька 728.9 монеты


— Что ж, остаться должен был только один, — отдышавшись, невесело хмыкнул Александр, всматриваясь во вновь ставшее безмятежным лицо виконта, ранее искаженное злобой и болью.

— Мать Тьма, прими его глупую душу, — поддержала партнера Ежка, подлетев ближе.

Со смертью одного из оппонентов все барьеры пропали, и сейчас до них стали доноситься звуки снаружи. Толпа ругалась, ликовала, что-то выкрикивала, поздравляя его с победой и сыпля проклятиями. Стража пыталась сдержать магистра с охранниками, рвущегося то ли к телу покойного сына, то ли к глотке его убийцы. Однако, так и не сумев прорваться через оцепление, оттесненный распорядителем, резко что-то тому выговаривающим, старший Альтос, бросив на Александра полный горя и ярости взгляд, развернулся и бросился прочь.

У выхода победителя встретил все тот же распорядитель, отведя его немного в сторону.

— Ну что ж, молодой человек, поздравляю. Хотя, как вы, надеюсь, понимаете, проблемы у вас только начинаются.

Угрюмо кивнув, он подтвердил, что вполне осознает всю серьезность своего положения.

— У лорда Альтоса тут большая власть, их род у нас довольно известен… Но и врагов у него здесь хватает, поэтому совсем уж в открытую он действовать скорее всего не будет. Хотя, кто знает? Все же это был его единственный сын — подонок тот еще, но старик его очень любил… Так что я посоветовал бы вам, юноша, как можно быстрее покинуть город, так и для вас, и для нас будет лучше. Вы меня поняли?

Заверив представителя местных властей, что ему все предельно ясно, он подтвердил желание получить свои законные трофеи, что вскоре и сделал, приняв от помощника распорядителя увесистый баул, даже не удосужившись проверить, что же младший служитель туда напихал. Против воли богов пойти тот не рискнул бы, присвоив себе что-нибудь из вещей убитого, а на сортировку трофеев у Александра сейчас просто-напросто не было времени.

Подбадриваемый криками, похлопываниями и поздравлениями, сопровождаемый небольшой толпой, из тех, видимо, кто болел за него, ну или не слишком сильно проигрался, поставив на фаворита, он дошел до угла. Где, поймав извозчика, и покинул зевак, отправившись по хорошо знакомому за последние недели адресу.

Мастер Альвердан оказался на месте. Приняв посетителей, и выслушав его историю, тот только одобрительно хмыкнул, заявив, что Александр весьма неплохо начинает свою карьеру авантюриста, вполне в стиле лучших его учеников.

— Я к вам, собственно, вот зачем пришел, мастер… Мне тут по независящим от меня причинам приходится резко рвать когти, и времени продавать доставшиеся с виконта вещички у меня нет. Да и сомневаюсь я, что в этом городе кто-то их просто так купит, наверняка не осмелятся иметь дело с высокоранговым магом. Ни один перекупщик, из тех, что обычно крутятся у ристалища, так и не подошел — видимо просто боятся. Так, может быть, вы посмотрите, что тут к чему?

— Ну давай, дорого не возьму, но за разумную цену — почему бы и нет? А уж с Альтосом я как-нибудь разберусь.

Альвердан быстро, хотя вместе с тем и достаточно внимательно осмотрел все доставшиеся победителю трофеи. Александр и сам толком не знал, что же находится в бауле, с интересом рассматривая вещи покойного виконта.

Отличная кольчужная броня ожидаемо оказалась немного повреждена его выстрелами и нуждалась в починке, но даже так комплект шестого уровня, прокачанный на Защиту и Скорость, стоил немало, как и парные сабли, представлявшие собой единый артефакт восьмого уровня, заточенный опять же под Скорость и профильную Атаку. Нож, кольца, кулоны, браслеты, различные зелья и прочее быстро отодвигались в сторону, разделяемое на две кучки, под немного задумчивые реплики мастера.

— Так, броня ничего вроде… Это тоже годится. Тут хлам…хлам, а это очень даже…

В конце концов все трофеи оказались рассортированы Альверданом на две неравные части. В большую пошли доспехи, оружие, практически все артефакты и склянки с алхимическими настоями, меньшая же представляла собой уже знакомые ему дорогущие зелья Здоровья в количестве пяти штук — папаша явно не скупился на здоровье виконта, а также какой-то кулон на тонкой цепочке, представлявший собой небольшой прозрачный камень, обрамленный удерживающими его серебряными листьями.

— В общем, зелья тебе явно пригодятся. Неприятности ты находить умеешь, — усмехнулся мастер. — Остальное все тебе не подходит, но вот этот вот амулет будет как раз — довольно редкая и дорогая вещица.

Взяв протянутую эльфом цепочку, он даже не стал проверять ее сканером, а сразу же повесил на шею и убрал под броню, проглядывая тут же выскочившее описание.


Желаете активировать артефакт «Хрустальная сфера» 10 уровня?*

*Сертификат Совета Средоточия. Произведено Магистериумом. Гарантия Внутреннего Круга.


Активировать Отмена


Это оказался тот самый артефакт, который и спас виконта от усиленной суточным умением пули, выпущенной Александром в самом начале. Работал тот в пассивном режиме, потребляя совсем немного маны, но разом разряжая накопитель при какой-либо угрозе его обладателю, создавая вокруг того магическую сферу, которая гасила практически любую магию и останавливала снаряды — естественно, до определенного уровня.

Данный конкретный амулет мог отразить или значительно уменьшить практически любую одиночную угрозу вплоть до второй ступени энергонасыщенности, то есть до десятого уровня включительно, хотя и превышающее этот порог воздействие «Хрустальная сфера» также снижала. Но тут уже, чем дальше — тем, соответственно, хуже. После любого перехваченного снаряда или заклинания артефакт должен был какое-то время восстанавливаться, однако против внезапного нападения оказывался просто незаменим, спасая от самого первого неожиданного удара, так что, и правда, был очень полезен для авантюриста любого типа развития.

Активировав кулон, Александр оставил его работать в пассивном режиме, собирая энергию, затем сложил зелья Здоровья в рюкзак, и, не торгуясь, согласился с озвученной Альверданом ценой, предложенной эльфом за оставшиеся трофеи. Как он подозревал, эта сумма была где-то раза в три меньше той, что он мог бы выручить, продавая все вдумчиво и без спешки, если бы, конечно, за вещами не тянулось такого следа. Однако в этом городе сейчас он вряд ли вообще сумел бы что-нибудь продать, а уходить нужно все же налегке, так что Александр остался доволен и этим.

Получив на свой Кошелек двадцать тысяч монет, переведенные эльфом, он попрощался с мастером, и, прямо от его дома поймав извозчика, направился к городским воротам. В гостинице ничего ценного не оставалось, так что возвращаться туда не имело никакого смысла — только рисковать лишний раз. Поэтому проследовав через пост на выезде из города, провожаемые ленивыми взглядами стражников, вскоре они уже покинули Селец, отправившись на восток дальше по тракту.

Часть 3

— Двадцать тысяч! Да он мошенник, я точно такую же кольчугу в лавке у того гнома за девять видела! Помнишь? И это только кольчуга! Эх, все они так… Батя вон добычу тоже за треть реальной цены сбывал, а что поделаешь? Одно слово — барыги!

Мелкой все никак не давала покоя упущенная прибыль, так что он был вынужден всю дорогу по выезду из города выслушивать жалобы своего личного «хомяка», рыжего и ехидного. Хотя сам, в общем-то, сделкой остался вполне доволен. Да и не до того ему сейчас было — вот как-то совсем не верилось, что лорд Альтос так легко простит гибель сына.

А потому, посовещавшись с фейкой, Александр решительно свернул с тракта на второстепенную тропинку, ведущую, судя по купленной им в Гильдии довольно схематичной карте, к каким-то старым развалинам, помеченным значками «привал», «безопасно» и «зачищено». В принципе, неплохое место, чтобы перенести туда Метку и наконец-то прыгнуть домой, на Землю.


До возможности совершить Переход осталось 3 часа 7 минут 11 секунд


Погоню первой углядела именно Ежка, что было вовсе не удивительно, учитывая, что отдыхать та предпочитала, устроившись у него за спиной, сидя на рюкзаке. Выехавшая из-за пригорка конная пятерка, завидев бредущего далеко впереди Александра, тут же ускорилась, пришпорив коней. Конечно, существовала вероятность, что какой-то из проезжавших мимо отрядов просто захотел познакомиться поближе, однако в условиях данного мира это все равно было довольно опасно. Как для одинокого путника, так и для решительно сближавшихся с этим путником преследователей.

О чем он и не преминул им напомнить. В совпадения Александр особо не верил, как и в случайность появления здесь боевой квинты, а потому, резко развернувшись, сорвал с плеча винтовку и, припав на одно колено, несколько раз выстрелил в ближайших всадников, нахлестывающих своих лошадей.

Быстрые злые пули, усиленные наложенным эффектом увеличения Урона, незамедлительно бафнутым Ежкой, вынесли из седла какого-то мечника шестого уровня, вырвавшегося немного вперед — тому не помог даже полный стальной доспех, наверняка еще и заклятый на усиление Защиты. Но «Погибель» не подвела, и по протянувшемуся астральному мостику сущность поверженного преследователя тут же затянуло в Контроллер, отправив на переработку.

Усилием воли отстранившись от ощущения ледяного комка, собравшегося под сердцем, он перевел прицел на следующего всадника, высадив по тому оставшиеся в обойме патроны. Магику, одетому в плащ одной из школ Огня, специализирующейся на боевых огненных техниках, повезло избежать прямых попаданий — вспыхнувший щит поглотил большую часть урона. Ну если можно было назвать «везением» падение раненого мага со скачущей во весь опор лошади, испуганной выстрелами и прожужжавшими рядом пулями.

Отстрелявшись и закинув за спину опустошенную винтовку, Александр, подгоняемый криками фейки, не раздумывая рванул к видневшимся впереди развалинам, надеясь успеть до того, как обозленные потерями наемники его наконец-то нагонят. То, что это был именно один из наемных отрядов, посланных магистром для его поимки, становилось понятно хотя бы по тому, что начавшая стрелять на скаку лучница целила по ногам, стараясь взять его живым.

Бандиты просто-напросто пристрелили бы незнакомца, поживившись ихором и уже без труда обобрав остывающий труп, а вот разозленный потерей Альтос-старший скорее всего горел желанием пообщаться с ним лично, в интимной, так сказать, обстановке. Поэтому практически наверняка его тушка в живом виде стоила гораздо дороже, чем в мертвом, и видимо именно это заставило ушастую лучницу выцеливать конечности беглеца, вместо того, чтобы засадить стрелу ему прямо между лопаток — что, как ни крути, сделать было гораздо проще.

Петляя, он практически добежал до остатков некогда разрушенной стены, окружавшей небольшое заброшенное поселение, полуразобранное окрестным населением на свои нужды. Пока ему везло, и все попытки ушастой твари подстрелить его оказались неудачными, однако по мере того, как та все ближе и ближе смещалась к бегущему человеку, пришпоривая своего скакуна, расстояние все сокращалось — и очередная стрела все-таки настигла свою цель, угодив ему куда-то пониже спины.

Впрочем, заметил он этот факт только по внезапно возникшему вокруг защитному полю, треску сломанного древка, разлетевшегося щепками, да по матросскому загибу мелкой, крепко вцепившейся в рюкзак у него за спиной. Новоприобретенный трофей сработал как надо, отключившись на перезарядку, однако этот факт все-таки придал ему дополнительного ускорения, и Александр и сам не заметил, как влетел в ближайший пролом, подстегнутый выбросом адреналина и страхом прошедшей совсем рядом смерти.

Сейчас его защищал лишь тонкий слой кожаной брони, поэтому задерживаться на открытом пространстве явно не стоило. Да и, в любом случае, в открытую схватку с преследователями он вступать не собирался, поэтому активировал маскировку и юркнул в ближайшее полуразрушенное здание.

Пробежав строение насквозь, Александр еще немного пропетлял по полузаваленным улочкам, поврежденным во время давнишних боевых действий, пока не выбрал себе позицию на втором этаже еще довольно крепкого дома, бывшего когда-то таверной, откуда неплохо просматривались все подходы вокруг. С шумом влетевшие в поселение остатки отряда преследования практически сразу же затихли, видимо спешившись и начав зачистку некрупного, в общем-то, поселка, когда-то застроенного домами в один-два этажа.

Насколько он сумел разглядеть ранее, помимо ушастой лучницы в тройку преследователей входили также бойцы ближней и средней дистанции. Один из них явно отдавал предпочтение огнестрельному оружию, о чем свидетельствовали парная кобура у того на поясе и перекинутый через плечо дробовик, а второй тип, вооруженный длинными кинжалами, был явно заточен на Скрытность, скорее всего являясь Разведчиком или неким его аналогом.

Наверное, с помощью штатного следопыта они на него и вышли, прочитав следы беглеца. Так что о том, чтобы попытаться оторваться, скрывшись от преследователей, уже и думать было нечего. Единственным выходом оставалось принять бой, что он и намеревался сделать, заняв удобную позицию, перезарядившись в ожидании противника.


До возможности совершить Переход осталось 2 часа 32 минуты 16 секунд


Ждать пришлось довольно долго. Видимо наученные горьким опытом, наемники не спешили лезть под пули, прекрасно понимая, что никуда он от них не денется. Александр уже было начал подумывать, что сможет отсидеться, просто-напросто прыгнув по истечению времени на Землю, но его ожиданиям не суждено было сбыться.

Первое столкновение произошло неожиданно для обоих сторон. Разместивший ловушку под одним из оконных проемов на первом этаже, Александр, как выяснилось, точно угадал место возможного проникновения противника. Как он и прикидывал, через дверной проем тот не пошел, ожидая чего-то подобного, но вот дальше незнакомцу не повезло. Бесшумно спрыгнувшая с подоконника тень угодила прямиком в «Пентаграмму», полыхнувшую синей вспышкой, промораживая захваченный объем и нанося урон Холодом вражескому Разведчику восьмого уровня.

Наверняка тот сумел бы выбраться из западни без особых потерь, будь у него для этого лишних пара секунд, но именно их-то у противника и не оказалось. Услышав сработавшую ловушку и предупреждающий крик мелкой, Александр выскочил в кольцевой коридор, идущий по периметру всего второго этажа, вскинул винтовку и, разглядев внизу отлично видимую в лучах света фигуру, покрытую инеем, высадил в ту три пули подряд — одну за другой, быстро работая затвором. Пробившие противника насквозь в районе груди, они оставили кровавые выщерблины на стене у того за спиной, плеснув горячей кровью на обледенелые стены, убив его практически мгновенно — подтверждением чему стала сущность Разведчика, затянутая в Контроллер.


…37 минут до Перехода


— Ссаш, сзади!

Услышав предупреждение мелкой, Александр тут же перекатом ушел в сторону, перебросив винтовку за спину, успев за мгновение до того, как по тому месту, где он только что находился, хлестнула картечь, выпущенная забравшимся на второй этаж Стрелком. Сразу же после переката кинув «Плевком Баала» в новую цель и вновь сместившись, Александр зашипел от боли, когда дробь из второго ствола прошла совсем рядом, вспоров кожу доспехов, задев краем и левую руку — конструкт заклинания так и не достиг цели, развеявшись о вспыхнувшую на секунду защиту противника.

Мгновенно проскочившая в сознании, перешедшем в боевой режим, мысль, заставила его рвануть к Стрелку, потратившему все свои заряды, на ходу выхватывая из ножен «Кровопийцу». Не ожидавший от него такой прыти бородатый мужик, находясь к тому же под действием проклятия Ежки, навесившей на того «Ядовитый плющ», замедляющий движения, уже никак не успевал выхватить свои револьверы.

Понял это и противник, попытавшись защититься разряженным дробовиком, перехватив тот двумя руками и встретив удар Александра. Однако скользнувшее по вороненому стволу ружья бритвенно острое лезвие бебута вместе со стальной стружкой срезало и пальцы неудачливого охотника за головами.

Поднырнув под здоровую руку Стрелка, которой тот инстинктивно схватился за пострадавшую конечность, пытаясь унять хлынувшую из обрубков кровь, Александр, что было силы, вонзил кинжал тому под ребра, пробив кожаную куртку с вплетенной кольчужной сеткой, поразив печень противника. Глядя в затухающие глаза умирающего врага, он чувствовал, как жизненная сила авантюриста седьмого уровня вливается в него через клинок, заживляя полученные раны, приятным холодком расходясь в местах попадания дроби.

Когда тот окончательно умер, Александр одним резким движением выдернул насытившегося «Кровопийцу» из тела покойника, закинув кинжал обратно в ножны. К этому времени рука, пострадавшая от дроби, уже практически не болела, да и слушалась в общем нормально, так что, даже не тратя время на проверку состояния, он сообщил обеспокоенно подлетевшей поближе Ежке, что с ним все в порядке, и они поспешили покинуть строение.

Не стоило забывать и о последнем противнике, наверняка засевшим где-то поблизости со своим дальнобойным луком. Так что, дозарядив «Погибель», Александр, в сопровождении мелкой, осторожно выбрался наружу, передвигаясь под маскировкой. Можно было, в принципе, и досидеть в помещении, дожидаясь отката Контроллера, но он предпочел перестраховаться, покинув засвеченное здание — мало ли, что у этой ушастой припасено. Сообразив, что ее напарники мертвы, та вполне могла зарядить по этому домику чем-то убойным, используя какое-нибудь умение или мощный артефакт.

Заметили они друг друга практически одновременно. Александр, внимательно осматривающий пустые оконные проемы и крыши домов, выбирая места, где он сам бы на ее месте устроился, приметил размытую тень около одной из полуобвалившихся печных труб, тут же вскинув винтовку, посылая в приподнявшегося противника пулю.

Однако и ушастая лучница успела выстрелить, так что ее стрела пробила ему бедро, пригвоздив ногу к стене каменного заборчика, мимо которого он в это время и крался. От резкой боли в глазах потемнело, но Александр все же успел заметить, как эльфийка, облаченная в маскировочный костюм, безжизненной тушкой скатывается с крыши и переваливается за край парапета, с глухим звуком приземлившись на камень брусчатки.

Штанина у него сразу же наполнилась кровью, мерзким теплым ручейком вытекая из пробитой артерии. Мир вокруг налился серостью, уши заложило ватой, и он наверняка потерял бы сознание, от боли и шока, но та же резкая боль немного привела его в чувства, когда стрелой, застрявшей в стене, он растеребил рану, начав заваливаться, отрубаясь.

— Зелье, Ссаш! Пей, пей скорее! — орала Ежка, пытаясь достать склянку с эликсиром из кармашка у него на поясе.

Чувствуя себя пришпиленной неизвестным энтомологом бабочкой, Александр достал кинжал, просунув его между своей пострадавшей ногой и стеной, кое как перепилив древко этого деревянного снаряда. Данное действо отозвалось очередной вспышкой боли, но он все же наконец-то немного расслабился и перевел дыхание, опустившись на землю.

Расслабиться полностью, отдавшись накатывающей волне забвения, ему опять же не позволила фейка, больно, до крови куснув за мочку уха, приведя его в чувство. Перекинув винтовку на спину и вытащив из кармашка на поясе жгут, он, как смог, туго перетянул ногу чуть выше пострадавшего места, достав наконец-то заветный флакон и хлебнув алхимического зелья.


…6 минут до Перехода


Напитанный маной состав освежающей волной пробежался по венам, вернув краски мира, убрав мельтешение черных точек перед глазами. Зелье Здоровья притупило боль, да и медкольцо видимо все же сработало, пытаясь остановить кровопотерю, не дав ему впасть в шок. Так что процедура извлечения остатков стрелы прошла менее болезненно, чем он ожидал.

Прикусив кожаные наручи на левой руке, правой Александр рванул древко вверх, непроизвольно взвыв от последовавших ощущений. Отбросив окровавленные остатки эльфийского снаряда в сторону, он полил рану все тем же зельем, с помощью перепачкавшейся Ежки замотав все бинтом прямо поверх штанины, наложив специальные тампоны на места ранений, входное и выходное.

Кровь к этому моменту уже практически перестала идти. Так что Александр расслабил жгут, и, убедившись, что кровопотеря не возобновляется, снял его полностью, что было необходимо для правильного действия зелья, как и отсутствие в ране каких-либо посторонних предметов.

Ежка, перемазавшаяся в его крови — что ту, похоже, совершенно не смущало, крутилась рядом, осматриваясь, пока он заканчивал с перевязкой. Так что именно она, в который раз за сегодняшний день, первой и заметила новую опасность, успев его предупредить:

— Магик, Ссаш! Там магик живой!


…3 минуты до Перехода


Прилетевший одновременно с ее криком сгусток огня взорвался, врезавшись в стенку рядом с тем местом, где они находились, обдав их жаром пламени и разбросав в разные стороны. Оглушенный, Александр пытался дотянуться до револьвера, когда прилетевшим огненным лезвием его правую руку срезало практически по локоть.

Лежа лицом вверх, чувствуя угловатый приклад винтовки, впившийся в бок, он с каким-то подступившим безразличием отметил дымящийся обрубок, язычки пламени, гулявшие у него по одежде, и опаленные, покоробившиеся от жара кожаные доспехи. Лицо ощущалось спекшейся коркой, но глаза вроде бы не пострадали, так что ударивший его в голову сапог из дорогой замшевой кожи разглядеть он все же вполне смог, как и склонившегося над ним давешнего магика, которого ранее посчитал выбитым из игры. Тот хоть и выглядел несколько потрепанно, но оказался вполне боеспособен, горя желанием поквитаться за своих товарищей.

Достав кинжал и амулет в виде некой печати, маг, почему-то носивший символы «Защитников Рассвета», навис над его распростертым телом.

— … Ходок… сволочь… наконец-то нашли…

С трудом пробивающиеся сквозь ватную пелену оглушения звуки складывались в слова, смысл которых от Александра сейчас ускользал. Резкая боль, пронзившая его грудь в том месте, куда склонившийся инквизитор припечатал свой амулет, на миг прояснила затуманенный разум, вгрызаясь огненной спицей в сознание. Впрочем, боль была не важна, как и рассыпавшийся прахом в руках противника артефакт. Главное, что орденский магик наконец-то замер, остановившись внутри «Пентаграммы», дав ему возможность использовать последний свой козырь.

Наверное, этот маг был хорош, раз уж сумел без последствий пережить обстрел и падение на полном скаку с лошади, быстро оправившись, да и его десятый уровень прокачки говорил сам за себя, как и продемонстрированное ранее владение стихией огня. Однако шансов выжить под ударом «Копья света» третьей ступени, усиленного «Двойной Карой» и все еще действующим бафом мелкой, у того попросту не было. Активировав ловушку, тут же задействовав и модуль улучшения, Александр зажмурил опаленные веки, но даже так сквозь них пробилась яркая вспышка ударившего с небес светового луча, оставив засветы на сетчатке.

Откинутый ударом инквизитор окровавленной и переломанной куклой отлетел в сторону, мгновенно погибнув, отдав свою сущность на переработку. С трудом перевернувшись на бок, что получилось далеко не с первого раза, Александр осмотрелся, пытаясь отыскать Ежку. Той должно было сильно достаться, находилась она как раз рядом с местом попадания огненного снаряда, запущенного уже покойным магом, так что была еще ближе к эпицентру этого взрыва.

Ползти с одной рукой — очень непростое занятие. Тем более когда твое покалеченное и поджаренное тело так и норовит отключиться, не выдержав подобного издевательства.

То и дело утыкаясь обрубком в землю, едва не теряя сознание от вспышек боли, он наконец-то добрался до нужного места, найдя еле живую фейку, обожженную и придавленную к земле осколком стены. Осторожно убрав камень в сторону, Александр достал один из флаконов зелья Здоровья, зубами сорвав пробку, буквально заливая им маленькое окровавленное тельце.

В первый момент ничего не происходило, так что он уже начал впадать в отчаяние, только сейчас осознав, насколько привязался к малявке. Но через пару секунд та все же судорожно вздохнула, закашлявшись, непроизвольно глотнув и алхимического состава.


Накопитель заряжен, готовность к Переходу 100 %


Им, по сути, не хватило каких-то полчаса, чтобы уйти без боя, прикинул Александр, проглатывая остатки состава. Сколько еще вокруг таких охотничьих команд, и как скоро они найдут место этого сражения, сказать было сложно, так что задерживаться здесь не стоило. Он и так уже держался из последних сил, находясь на грани забытья, но эту мысль ухватил отчетливо — поэтому решительно активировал Контроллер, целой рукой аккуратно прижав к себе мелкую фейку.


Внимание! Переход заблокирован!*

*Обнаружено несертифицированное подключение. Обратитесь в службу поддержки.


И это было последнее, что он увидел, перед тем как окончательно лишиться сознания.


Конец первой книги


Оглавление

  • Глава 1 Находка
  •   Часть 1
  •   Часть 2
  •   Часть 3
  •   Часть 4
  • Глава 2 Сборы
  •   Часть 1
  •   Часть 2
  •   Часть 3
  •   Интерлюдия 1
  • Глава 3 Прибытие
  •   Часть 1
  •   Часть 2
  •   Часть 3
  •   Часть 4
  • Глава 4 Опасные встречи
  •   Часть 1
  •   Часть 2
  •   Часть 3
  •   Часть 4
  • Глава 5 Опасные встречи. Продолжение
  •   Часть 1
  •   Часть 2
  • Глава 6 Что наша жизнь? Игра!
  •   Часть 1
  •   Часть 2
  •   Часть 3
  •   Часть 4
  • Глава 7 Мародерка
  •   Часть 1
  •   Часть 2
  •   Часть 3
  •   Часть 4
  •   Часть 5
  • Глава 8 Хочешь жить — бей первым!
  •   Часть 1
  •   Часть 2
  •   Часть 3
  •   Часть 4
  •   Часть 5
  • Глава 9 Кровавый обоз
  •   Часть 1
  •   Часть 2
  •   Часть 3
  •   Часть 4
  • Глава 10 Научный подход
  •   Часть 1
  •   Часть 2
  •   Часть 3
  •   Часть 4
  •   Часть 5
  •   Часть 6
  • Глава 11 Дорога домой
  •   Часть 1
  •   Часть 2
  •   Часть 3