ВЫСШАЯ СТЕПЕНЬ ПРЕДАННОСТИ. Правда, ложь и руководство (fb2)




Джеймс Коми ВЫСШАЯ СТЕПЕНЬ ПРЕДАННОСТИ Правда, ложь и руководство

Моим бывшим коллегам, профессионалам из Министерства юстиции и ФБР, чья прочная приверженность правде сохраняет нашу страну великой.

ПРИМЕЧАНИЕ АВТОРА

Кто я такой, чтобы рассказывать другим, что такое этичное руководство? Любой, претендующий на написание книги об этичном руководстве может восприниматься самонадеянным, даже лицемерным. Тем более, если этот автор оказывается кем-то, кто был довольно запоминающимся и публичным образом уволен со своего последнего места работы.

Я понимаю порыв считать любую книгу, написанная о чьём-либо жизненном опыте, возможным упражнением в самолюбии, вот почему я долго сопротивлялся идее написания собственной книги. Но я передумал по важной причине. Мы переживаем опасное время в нашей стране, в политической обстановке, когда оспариваются основные факты, ставится под вопрос основополагающая истина, нормализовывается ложь, а неэтичное поведение игнорируется, оправдывается или вознаграждается. Это происходит не только в столице нашей страны, и не только в Соединённых Штатах. Это тревожная тенденция, коснувшаяся институтов по всей Америке и по всему миру — советов директоров крупных компаний, отделов новостей, университетских кампусов, индустрии развлечений, профессионального и олимпийского спорта. Некоторых жуликов, лжецов и преступников ждала расплата. Для других оставались извинения, оправдания и упрямая готовность окружающих смотреть сквозь пальцы или даже позволять плохое поведение.

Так что если и существовало время, когда было бы полезным исследование этичного руководства, то это сейчас. Хотя я не эксперт, я изучал, читал и размышлял о этичном руководстве с тех пор, как был студентом колледжа, и многие десятилетия боролся с тем, как практиковать его. Нет совершенного руководителя, который мог бы преподать эти уроки, так что на всех остальных из нас, кого волнуют подобные темы, ложится задача вести разговор и бросать вызов себе и нашим руководителям, чтобы справляться лучше.

Этичные руководители не бегают от критики, особенно самокритики, и они не прячутся от неудобных вопросов. Они приветствуют их. У всех людей есть недостатки, и у меня их много. К некоторым из моих, как вы узнаете в этой книге, относится то, что я могу быть упрямым, гордым, самонадеянным, и руководствоваться своим эго. Я всю свою жизнь боролся с ними. Есть множество моментов, на которые я оглядываюсь, и в которые хотел бы поступить по-другому, и несколько тех, за которые мне откровенно стыдно. У большинства из нас есть подобные моменты. Важно, что мы учимся на них и надеемся исправиться.

Я не люблю критику, но знаю, что могу ошибаться, даже когда уверен, что прав. Прислушиваться к другим, кто не согласен со мной и хочет критиковать меня, жизненно важно для преодоления искушения уверенности. Сомнение, научился я, это мудрость. И чем старше я становлюсь, тем меньше знаю наверняка. Те руководители, которые никогда не думают, что ошибаются, которые никогда не сомневаются в своих решениях или перспективах, опасны для организаций и людей, которыми руководят. В некоторых случаях они опасны для страны и мира.

Я научился, что этичные лидеры руководят, заглядывая за краткосрочность, за неотложность, и принимают все меры с целью достижения вечных ценностей. Они могут найти свои ценности в религиозных традициях, или моральном мировоззрении, или даже в оценке истории. Но такие ценности — как правдивость, честность, уважение к другим, и это лишь некоторые из примеров — служат внешними опорными точками для этичных руководителей, чтобы принимать решения, особенно трудные решения, в которых нет лёгких или хороших вариантов. Эти ценности важнее того, что может сойти за преобладающую мудрость или групповое мышления общества. Эти ценности важнее порывов боссов наверху и страстей работников внизу. Они важнее рентабельности организации и чистой прибыли. Этичные руководители выбирают высшую степень преданности этим основным ценностям над своей собственной личной выгодой.

Этичное руководство также заключается в понимании правды о людях и нашей жажде смысла. Оно заключается в создании рабочих мест, где стандарты высоки, а опасения невелики. Это те разновидности культур, где люди будут чувствовать себя свободно, говоря правду другим, в своих поисках совершенства в себе и людях вокруг них.

Без фундаментальной приверженности истине — особенно среди наших общественных институтов и тех, кто их возглавляет — мы проиграем. Как правовой принцип, если люди не говорят правду, наша система правосудия не может функционировать, и общество, основывающееся на верховенстве закона, начинает исчезать. Как организационно-руководящий принцип, если руководители не говорят правду или не слушают правду из уст