Дракон и Пепел (fb2)




Дракон и Пепел Жанна Лебедева

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Восточный предел

Где есть бесконечное, нет прекращенья,

Не знает извечное уничтоженья,

Тела преходящи, мертва их отдельность,

Лишь вечного духа жива беспредельность.

Не плачь же о тех, кто слезы не достоин,

И если ты воин – сражайся как воин!

«Бхагвад-Гита»

Над степью лежал туман. Густой, непроглядный, он лениво тянул по траве свои белые космы, погребал в белой бездне седую гриву ковыля и резные, похожие на морозный узор, листья полыни.

Двое всадников по пояс тонули в тумане. Казалось, что они плывут над белой ватой – половины людей, рассеченных пополам, и лишь изредка перед ними поднимаются из ниоткуда такие же отсеченные лошадиные головы.

Когда посреди степи черной аркой выросли ворота, верховые остановились и пристально оглядели могучее мрачное сооружение, увенчанное вырезанной из темного дерева кабаньей головой. Судя по тому, как уродливо эта голова была исполнена, и как злобно кривилась в ухмылке клыкастая пасть, гостей в этих местах не жаловали. Скорее наоборот, всячески пытались отпугнуть, подвигнуть поскорей проваливать восвояси и больше никогда не являться сюда – к одиноким вратам забытой богом местности под названием Фирапонта.

Однако на эту пару всадников недружелюбный посыл особого впечатления не произвел. Они тронули коней и, миновав ворота, двинулись дальше.

Фиро, а именно так звали одного из всадников, помнил «кабаньи» ворота прекрасно. Их воздвигли здесь в то злосчастное время, когда безжалостный кабан-людоед явился в эти земли и принялся сеять ужас среди жителей окрестных деревень. Давно это произошло. А еще, это стало лишь началом всех тех страшных событий, что словно из рога изобилия обрушились на родину Фиро, на его друзей и семью…

Как по мановению чьей-то властной руки туман за воротами быстро сошел на нет. И ветер поднялся резко: ударил по глазам утренним холодом, бросил на руки длинные пряди конской гривы. Потекли, заструились над землей белесые волны ожившего ковыля, и сердце Фиро сжалось на миг – слишком четко явились из памяти образы прошлого, почти отчетливо прозвучали в ушах голоса…

Они въехали в селение, и Сим остановился возле приземистой постройки без крыльца, окруженной вырастающей из земли террасой. Спрыгнув с коня, он бросил повод на перила, подошел к заколоченной крест-накрест двери и по-хозяйски сорвал высохшие от времени доски.

– Проходи, милости прошу, – окликнул через плечо своего спутника. – Ну и пылища тут, – он громко чихнул и закрыл нос рукавом.

Фиро спешился и прошел за Симом в единственную комнату. В помещении пахло плесенью и мышиным пометом. Тонкие лучи света упорно протискивались через тонкие щели затворенных ставней. Наверху, на чердаке видимо, монотонно капала вода, и утробно ворчал одинокий голубь.

Сначала этот дом не вызвал в нем никаких эмоций – просто старое, заброшенное помещение, но постепенно сквозь затхлый дух многолетнего запустения засочились скрытые временем запахи. Они потянули за собой новые воспоминания, разбудили их, заставив обрести цвет и яркость, распустились внутри головы четкими образами прошлого… Замелькали, пронеслись хороводом тени и лица, звуки, слова, голоса: Йоши, Юта, надменный братец Айзе, отец, мать… а потом черной грязной кляксой проступил поверх них угловатый ломаный профиль Клодии.

«Доберусь я до тебя… крыса» – сжимая кулаки думал Фиро, а Сим, словно разглядев его воспоминания, принялся тихонько насвистывать песню про брата-собаку.


Старая камеристка знала, что, несмотря на скверный нрав госпожи, стоит разбудить ее среди ночи, если дело важное. Внимательно оглядев ночного гостя с ног до головы, она молчаливо кивнула, и бесшумно поднялась по лестнице в покои Королевы.

Миния не спала. Вот уже несколько дней подряд она ожидала вестей от Тригора Ветрокрыла, которого отправила к Тианару, якобы на службу. Тригор, лучшая ищейка Драконьей Гильдии, должен был оказать принцу посильную помощь в поисках того, о чем несведущая в делах эльфа Миния страстно хотела разузнать поподробнее.

Задумка хитрой драконши удалась. Вернувшись в столицу Королевства в первый же подвернувшийся момент, Тригор, не теряя времени, поспешил к своей Предводительнице, чтобы порадовать ее новостями.

Когда в кабинет Королевы прошел низкорослый абсолютно лысый человечек, хозяйка величественно кивнула ему и указала на кресло перед рабочим столом. Сама уселась в такое же по другую сторону.

В комнате царил полумрак. Окна были задернуты толстыми портьерами, и лишь пара тонких свечей позволила Королеве и ее визитеру видеть лица друг друга.

– Ну?