Предначертание судьбы. Демократия как когнитивный диссонанс (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



ПРЕДНАЧЕРТАНИЕ СУДЬБЫ

ДЕМОКРАТИЯ КАК КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС

УИЛЬЯМ Ф. ЭНГДАЛЬ


2018


Перевод с английского:


Оригинал: F. William Engdahl. Manifest Destiny: Democracy as Cognitive Dissonance

Published by: mine.Books, Strasse der Republik 17, 65203 Wiesbaden, Germany, 2018

www.williamengdahl.com

ISBN: 978-3-9817237-3-1

Обложка: Jason Orr


Посвящается Ларисе


ВВЕДЕНИЕ АВТОРА.
Свобода – это рабство: уничтожение народов во имя демократии


В 1945 году британский писатель и социальный критик Джордж Оруэлл написал книгу под названием «1984» на тему вымышленного тоталитарного общества. Книга, одна из самых успешных в издательской истории, рассказывает о последствиях атомной мировой войны, в которой мир разделён на три государства. Одно государство, Океания, столицей которого является Лондон, управляется английской Социалистической партией, которая имеет полный контроль над всеми своими гражданами, особенно над их умами. Центральная программа контроля разума, используемая для того, чтобы сделать своих граждан презренными и послушными умственными рабами, называлась «двоемыслие».

В двоемыслии испытуемые были подчинены двум противоречивым понятиям, оба из которых они должны были принимать как правильные одновременно: это называется психологами «когнитивный диссонанс». Таким образом, хотя Океания постоянно находится в состоянии войны, её граждане действуют так, как будто одновременно есть состояние мира. Суть двоемыслия резюмируется Оруэллом в начале романа:

Война – это мир.

Свобода – это рабство.

Незнание – сила.[1]

В следующей работе я рассказываю о том, что на самом деле является вариантом двойственного мышления Оруэлла, которое можно назвать «демократия как когнитивный диссонанс». Это хроника одной из самых разрушительных и одной из самых эффективных операций спецслужб, которые когда-либо проводились современными государствами, в том числе сталинским Советским Союзом или даже Третьим Рейхом Гитлера-Геббельса. Это хроника огромного проекта, разработанного американскими спецслужбами на протяжении десятилетий, начиная с майских студенческих забастовок 1968 года, организованных ЦРУ, которые низложили французского президента Шарля де Голля, решительного врага американского глобального господства.

Холодная война между странами НАТО и союзниками Советского Союза продолжалась почти полвека. Наконец, истощённый и находящийся экономически в тяжёлом положении, Советский Союз под руководством Михаила Горбачёва поднял белый флаг капитуляции в ноябре 1989 года, когда Москва позволила пасть Берлинской стене. Стена была символом того, что Уинстон Черчилль в своей знаменитой речи в 1946 году в Фултоне, штат Миссури, назвал «железным занавесом», разделяющим Запад – «свободный мир», как любила повторять вашингтонская пропаганда, – от коммунистического мира, где господствует Москва.

За пределами небольшого круга старших должностных лиц ЦРУ, Госдепартамента и Пентагона США, а также их союзников в избранных вашингтонских аналитических центрах, таких как Американский институт предпринимательства или нью-йоркский Совет по международным отношениям, мало кто понимал, что Вашингтон собирается развязать интенсивные согласованные усилия по смене режимов в бывших коммунистических странах Восточной Европы, на Украине и в недавно образованной Российской Федерации. Их лозунгом были «демократия по образцу США, свобода, права человека, неолиберальный свободный рынок». В реальности это стало новыми тираниями, а в некоторых случаях, таких как Украина, это стало гораздо хуже, чем то, что было при Советском режиме.

Операции по смене режима в Вашингтоне стали называться «цветными революциями» из-за различных цветовых эмблем в стиле Мэдисон-авеню, которые несла с собой каждая дестабилизация: оранжевая революция на Украине, революция роз в Грузии, зелёная революция в Иране и так далее. Неизменно они были направлены против любой значительной нации, которая стояла на пути того, что Дэвид Рокфеллер в своих «Мемуарах» называл Единым мировым правительством, или Билл Клинтон в 1990-х годах называл невинно звучащим, но на самом деле не столь невинным процессом корпоративной глобализации.[2]

На самом деле интервенции Вашингтона по смене режимов в виде цветных революций являлись попыткой заменить бывших коммунистических лидеров подобранными, коррумпированными Вашингтоном политическими лидерами, которые были бы готовы продавать свои национальные коронные драгоценности и своих людей избранным западным финансовым хищникам, таким как спекулянт-миллиардер Джордж Сорос, западные банкиры и многонациональные корпорации.


Аура американской власти


По иронии судьбы, самой большой проблемой, стоявшей перед Вашингтоном, Пентагоном, ЦРУ и мощными военно-промышленными и банковскими лоббистскими группами, которые контролируют конгрессменов и президентов своими деньгами, было завершение активной холодной войны в конце 1989 года. Вдруг не стало «врага», чтобы оправдать продолжение огромных военных расходов США и НАТО.

Джеймс Р. Шлезингер, бывший министр обороны США, а позже директор ЦРУ, так описал эту дилемму: «Американские политики должны совершенно ясно понимать, что основой для определения структуры американских сил и военных расходов в будущем должна быть не просто реакция на конкретные отдельные угрозы, а то, что необходимо для поддержания общей ауры американской власти».[3]

В конце 1980-х годов экономика и финансовая система США переживали самый глубокий кризис со времён великой депрессии. Крупнейшие банки Уолл-Стрит – Citigroup, Bank of America и другие – были техническими банкротами. Дерегулирование сберегательных и кредитных банков США привело к пузырю спекуляций недвижимостью, который лопнул в конце 1980-х годов, и в то же время резкое падение мировых цен на нефть привело к волнам банкротств во всей внутренней нефтяной промышленности США.

Требовать, чтобы американские налогоплательщики продолжали тратить сотни миллиардов своих налоговых долларов на оборону от врага, который больше не может быть идентифицирован, а не создавать «мирный дивиденд», который позволил бы этим миллиардам пойти на обновление быстро разлагающейся экономической инфраструктуры Америки, было проблемой для американского военного ведомства и спецслужб. Председатель Объединённого комитета начальников штабов Колин Пауэлл сказал газете «Army Times» в апреле 1991 года: «Серьёзно задумайтесь над этим. У меня заканчиваются демоны, у меня заканчиваются злодеи... У меня остались только Кастро и Ким Ир Сен».[4]

Но эта дилемма вскоре была решена. Вместо того, чтобы полагаться исключительно на открытую военную силу для продвижения своей глобальной повестки дня, Вашингтон представил драматически новое оружие: неправительственные организации (НПО) «фальшивой демократии», которые будут использоваться для скрытного создания про-вашингтонских режимов в стратегических частях мира после распада Советского Союза. Достаточно невероятно, но демократическая свобода явилась знаменем, чтобы ввести новую тиранию: «свободные» рынки на самом деле контролируются Уолл-стрит и европейскими глобальными банками, а также западными многонациональными корпорациями, которые будут грабить огромные государственные ресурсы рухнувшего коммунистического мира.


Права человека как оружие


Вместо открытой военной конфронтации в 1990-е годы, за исключением жестокой войны Вашингтона в Югославии, произошло крупномасштабное развёртывание того, что стало кардинально эффективным новым оружием для управляемых США фальшивых демократических изменений режима во всём мире.

Так называемые НПО «по защите прав человека», такие как «Хьюман Райтс Уотч», финансируемая миллиардером спекулянтом Джорджем Соросом, «Фридом Хаус», Международный республиканский институт (МРИ), «Международная амнистия США», американский правительственный, якобы частный «Национальный фонд демократии» (НФД), должны были стать основным оружием Вашингтона для смены власти в новых независимых государствах бывшей коммунистической Восточной Европы, а также в России. Позже «фальшивые демократические» цветные революции Вашингтона будут перенесены в Китай, Центральную Азию и, что наиболее драматично, в богатые нефтью государства Ближнего Востока в виде так называемой «Арабской весны».

Цель состояла в том, чтобы превратить целевые страны в экономические сатрапии США, или вассальные государства, посредством серии революций по смене режима. Потребовалось некоторое время, прежде чем ничего не подозревавшие целевые страны поняли, что делается с ними и их экономиками во имя американского экспорта «демократии».

Первая успешная фальшиво-демократическая цветная революция по смене режима была направлена на Слободана Милошевича, тогдашнего президента бывшей Югославии 1999 года, состоявшей из Сербии, Воеводины, Косова и Черногории.

Мы начинаем наше расследование с описания рождения неправительственной организации в Вашингтоне, которая была создана с небольшими фанфарами директором ЦРУ в администрации Рейгана Биллом Кейси и другими в начале 1980-х. Она называлась НФД или «Национальный фонд демократии». НФД играл центральную роль в поддерживаемой Вашингтоном дестабилизации любого режима, нацеленной на правительства, проводящие политику, не согласующуюся с политикой нового порядка глобализации Вашингтона после окончания холодной войны.


Примечания

1. George Orwell, 1984, cited in https://www.brainyquote.com/quotes/quotes/g/georgeorwe141783.html

2. David Rockefeller, Memoirs, p. 405, http://opengov.ideascale.com/a/dtd/David-Rockefeller-s-book-Memoirs-admits-secretly-conspiring-for-a-NWO/4007-4049. Цитата гласит «Некоторые даже считают, что мы [семья Рокфеллеров] являемся частью тайного общества, работающего против лучших интересов Соединённых Штатов, характеризуя мою семью и меня как «интернационалистов», которые сговариваются с другими по всему миру, чтобы построить более интегрированную глобальную политическую и экономическую структуру – единый мир, если хотите. Если это обвинение, я признаю свою вину и горжусь этим».

3. Joe Stork, New Enemies for a New World Order, MER176, http://www.merip.org/mer/mer176/new-enemies-new-world-order?ip_login_no_cache=e4b596febb56c8ddb4c739f2806fd833.

4. William W. Kaufmann and John D. Steinbruner, Decisions for Defense (Washington, DC: Brookings Institution, 1991), p. 45.


ГЛАВА ПЕРВАЯ. Делать то же, что ЦРУ, но частным образом…


«Многое из того, что мы делаем сегодня, 25 лет назад тайно делало ЦРУ».

– Аллен Вайнштейн, автор закона о НФД [1]


Похищенное письмо ЦРУ


Президентство Рональда Рейгана помнят за посев семян военной конфронтации, что в конечном итоге привело к окончанию холодной войны с Советским Союзом в 1989 году, всего через несколько месяцев после того, как он покинул Белый дом. В то время как его повышение расходов на оборону, скрытая террористическая война в Афганистане против Советской Армии с использованием афганских моджахедов, а также поддержка «Звёздных Войн» играли роль в решении Москвы позволить падение Берлинской стены в ноябре 1989 года, менее известное решение в начале президентства Рейгана было ответственным за рост нестабильности в мире, разжигание региональных войн и создание хаоса, а также за широкое распространение терроризма, маскировавшегося под знаменем джихада, ИГИЛ или Аль-Каиды.

В 1984 году в Вашингтоне открыла свои двери недавно созданная частная неправительственная организация под названием «Национальный фонд демократии» (НФД). Его название было намеренно выбрано, чтобы звучать благородно и благотворительно, как Национальный Фонд искусств Вашингтона или Национальный Фонд гуманитарных наук.

Однако НФД не был ни филантропическим, ни гуманитарным, также он не был заинтересован в продвижении какого-либо подобия того, что мы могли бы считать демократией. Его миссия состояла в том, чтобы систематически распространять американскую пропаганду как оружие для ликвидации тех режимов во всём мире, которые не желали сотрудничать с общей повесткой дня Вашингтона, будь то глобализация торговли, которая способствовала развитию транснациональных корпораций США, или правительства которых заботились о здоровье и безопасности своих граждан, что состояло в отказе разрешать генетически модифицированные организмы, или ГМО. Это был инструмент для создания того, что мы можем назвать «фальшивой демократией» для продвижения глобальной повестки дня Вашингтона.

Вскоре «продвижение демократии» в Вашингтоне было названо более образным названием «цветные революции» со ссылкой на искусные цветные темы Мэдисон-авеню, которые неизбежно сопровождали усилия НФД и других союзнических поддерживаемых США НПО по сменам режимов.

В начале 1983 года тогдашний директор ЦРУ в администрации Рейгана Уильям Дж. «Билл» Кейси убедил президента создать своего рода теневое ЦРУ, по виду частную НПО, которая избежала бы пристального внимания и критики, которую получало ЦРУ. Аллен Вайнштейн, который подготовил законопроект конгресса для создания НФД, в откровенном интервью в газете «Вашингтон Пост» в 1991 году отметил: «Многое из того, что мы делаем сегодня, 25 лет назад тайно делало ЦРУ».[2]

Конец 1970-х был плохим для секретного шпионского агентства правительства США. Дезертиры или информаторы из ЦРУ, такие как Джеймс Эйджи, Д. Флетчер Проути, Виктор Марчетти, публиковали детали тайного финансирования ЦРУ международных студенческих организаций, экспериментов с наркотиками MK-Ultra LSD, информацию о роли ЦРУ в убийстве Кеннеди, а также в государственных переворотах в Иране, Вьетнаме, Гватемале, Чили и других странах.

Конгресс США был вынужден под давлением общественного мнения создать два комитета – церковный комитет при сенаторе Фрэнке Черче и комитет Пайка в Палате представителей – для рассмотрения обвинений в незаконных тайных операциях ЦРУ. Среди обвинений было то, что ЦРУ незаконно составляло досье на американских граждан и проникало во внутриамериканские политические группы, которые выступали против войны США во Вьетнаме.

Чтобы усилить общественное впечатление о подлинной озабоченности правительства реформированием вышедшего из-под контроля агентства, президент Джеральд Форд назначил своего вице-президента Нельсона Рокфеллера, бывшего сотрудника по контактам между ЦРУ и Белым домом при президенте Эйзенхауэре, главой третьей, вроде бы независимой, комиссии Рокфеллера 1975 года, расследовавшей незаконную деятельность ЦРУ. Примечательно, что до того, как отчёт комиссии Рокфеллера был опубликован для общественности, заместитель главы аппарата Белого дома по имени Дик Чейни удалил восемьдесят шесть страниц, подробно описывающих операции ЦРУ по убийствам. Отчёт Рокфеллера не был честным.[3]


В качестве вице-президента Нельсон Рокфеллер возглавлял кампанию по обелению преступлений ЦРУ в 1970-х годах.


Тем не менее, даже санированные новости о скандалах ЦРУ оказали разрушительное влияние на секретные операции США по всему миру. В попытке продолжить те же операции по смене режима, но без клейма ЦРУ, директор ЦРУ Кейси и небольшая группа в ЦРУ и Совете национальной безопасности создали нечто, известное как НФД.

В письме 1983 года на имя Эдвина Миза III, главы администрации Белого дома при президенте Рейгане, Кейси написал о своём предложении создать то, что казалось бы частной, «продемократической» и «правозащитной» организацией, которая продвигала бы Вашингтонскую повестку смены режимов, чтобы создавать дружественные США правительства в ключевых местах по всему миру.

Кейси и старший специалист ЦРУ по пропаганде Уолтер Рэймонд-младший выдвинули идею создания финансовой структуры для поддержки старой частной подставной организации ЦРУ, «Фридом Хаус», наряду с другими организациями вне официального правительства США. Эти «частные» группы должны будут проводить пропагандистские и политические операции, которые ЦРУ исторически организовывало и тайно оплачивало в выбранных странах.[4]

Их идея состояла в том, чтобы создать финансируемую казначейством США, но как будто частную организацию, которая служила бы каналом для этих денег. Деньги будут выплачиваться «грантами» «частному» НФД через Информационное агентство США (ЮСИА), официальную пропагандистскую структуру Госдепа США. По словам одного из первых покровителей НФД, неоконсерватора Джошуа Муравчика из связанного с ЦРУ «Фридом Хаус», идея НФД заключалась в том, чтобы создать «второй слой изоляции между получателями правительственных денег США и правительством США... Средства, которые поступают из казначейства США, но распределяются независимым частным агентством, не привязанным к какой-либо конкретной администрации США, более приемлемы».[5]

Кейси был очень озабочен тем, что секретное подразделение ЦРУ никогда не должно быть привязано к новым организациям или другим аффилированным НПО. Слишком много тайных операций – государственный переворот против иранского премьер-министра Мохаммеда Моссадыка в 1953 году [6], путч против Арбенса Хакобо Гусмана в Гватемале в 1954 году [7], переворот 1973 года, свержение и последующее убийство Сальвадора Альенде в Чили [8] – были разоблачены как грязная работа ЦРУ, что создавало серьёзные проблемы для внешней политики США.

Кейси и Рэймонд разработали идею делать те же смены режимов, или перевороты, но средь бела дня под именем частных «продемократических» НПО. Как может любой нормальный гражданин в мире, кроме диктаторов, быть против «демократии», аргументировали они. Если использовать жаргон спецслужб, истинная продолжающаяся роль ЦРУ в международных переворотах и сменах режимов должна была быть спрятана в «овечьей шкуре» или замаскирована с помощью частных НПО, включая «Фридом Хаус», НФД и связанные с ними учреждения.

Это была блестящая идея, почти как рассказ Эдгара Аллана По «Похищенное письмо», где политически компрометирующее письмо «спрятано» у всех на виду, в то время как полиция без успеха обыскивает каждый уголок и каждую дырку квартиры подозреваемого вора.[9]

НФД и «Фридом Хаус» будут работать вместе, чтобы вмешиваться во внутренние дела стран по всему миру, свергать, если нужно, неугодные правительства, тратить деньги на альтернативные газеты, выступающие против существующего режима, обучать лидеров оппозиции и совершать другие явные акты вмешательства. Тем не менее, поскольку это делается открыто, без каких-либо попыток скрыть, то, если правительства протестуют против вмешательства США, их представляют «антидемократическими», преследующими честные гражданские НПО, которые просто «помогают демократии».

На самом деле, эта демократия была слабо замаскированной попыткой ЦРУ и Госдепартамента США устранить недружественных лидеров правительств и поставить на их место лояльных США лидеров. Эта деятельность не имела ничего общего с демократией, кроме как дать ЦРУ высокоэффективный фиговый лист. Это была фальшивая демократия.

Билл Кейси признавал необходимость скрыть причастность ЦРУ. «Очевидно, что мы здесь [в ЦРУ] не должны выходить вперед в развитии такой организации, и мы не должны казаться спонсором или защитником» – сказал он тогдашнему советнику Белого дома Эдвину Мизу III в недатированном письме, в котором Кейси также призвал к созданию того, что он назвал благородно звучащим именем «Национальный фонд демократии».[10]


Рождение государства национальной безопасности


Создание самого ЦРУ было ключевым проектом того, что в конце Второй мировой войны стало называться американским «государством национальной безопасности», и что являлось очень секретной сетью, не только в ЦРУ, но и во всех ключевых правительственных учреждениях США, от Пентагона и Государственного департамента США, вплоть даже до Министерства сельского хозяйства.

К 1947 году Вашингтон был готов ввести Западную Европу в своё экономическое лоно и изолировать Советский Союз. Был предложен двусторонний американский план Маршалла по восстановлению Европы в качестве инструмента для новой стратегии.

Наиболее влиятельные фигуры в промышленности США, в банковском деле Нью-Йорка, в аналитических центрах по международной политике – большинство из них были связаны с группой Рокфеллеров – чётко осознавали, в чём состоит их послевоенная повестка дня.

В 1946 году Лео Д. Уэлч, в то время казначей связанной с Рокфеллерами компании «Стандарт Ойл», призвал Вашингтон «установить политические, военные, территориальные и экономические требования США в их потенциальном лидерстве негерманского мира, включая Великобританию, Западное полушарие и Дальний Восток».[11]

Чтобы описать своё видение американской корпоративной империи, Уэлч разработал свой призыв, используя американский деловой язык:

Как крупнейший источник капитала и крупнейший вкладчик в глобальный механизм, мы должны задавать темп и взять на себя ответственность мажоритарного акционера в корпорации, известной как мир... и это на неопределённый срок полномочий. Это постоянное обязательство.[12]

В 1948 году Джордж Кеннан написал секретную служебную записку для Государственного департамента. Он очень ёмко обозначил послевоенную повестку дня политического истеблишмента США:

[Мы] имеем около 50 процентов мирового богатства, но только 6,3 процента населения... В этой ситуации мы не можем не быть объектом зависти и обиды. Нашей реальной задачей в предстоящий период является создание такой системы взаимоотношений, которая позволит нам сохранить это положение диспропорции без существенного ущерба нашей национальной безопасности. Для этого нам придётся обойтись без сентиментальности и мечтательности; и наше внимание должно быть сосредоточено всюду на наших непосредственных национальных целях. Нам не нужно обманывать себя, что мы можем сегодня позволить себе роскошь альтруизма и мировой благотворительности.[13]

Кеннан, архитектор политики «сдерживания» холодной войны, изложил истинную природу послевоенной политики США. Кеннан был холодно честен и реалистичен в отношении истинной послевоенной цели элиты США: это было американское господство в мире или, по крайней мере, в той его части, которую США могли захватить и удержать в 1948 году. Это была предложенная СМО «Большая площадь» (“Grand Area”).


НАТО и холодная война: американский Лебенсраум


Греция стала маловероятным плацдармом для первого прямого противостояния холодной войны, спровоцированного не США, а Великобританией. С 1946 года внутренняя политика Греции была отмечена борьбой за власть между консервативным правительством Константиноса Цалдариса и греческой коммунистической партией ККЕ. Черчилль инициировал поддержку консерваторов, а воинственный государственный секретарь Трумэна Дин Ачесон призвал Трумэна поддержать британцев.

Однако до этого, в октябре 1944 года на Московской конференции Черчилля и Сталина советское и британское руководство договорились о послевоенном разделении Юго-Восточной Европы на соответствующие сферы интересов СССР и Великобритании. По их договоренности, СССР и Великобритании разработали доли «влияния», которые каждая страна имела бы в Румынии, Болгарии, Греции, Венгрии и Югославии. Первоначально Черчилль предлагал, чтобы Великобритания имела 90-процентный контроль в Греции, а Советский Союз имел 90-процентное влияние в Румынии, в то время как в Венгрии и Югославии Черчилль предлагал иметь по 50 процентов.

Их два министра иностранных дел, Энтони Иден и Вячеслав Молотов, вели переговоры о процентных долях 10 и 11 октября. Результатом этих обсуждений стало то, что процент советского влияния в Болгарии и Венгрии был изменен с 90 процентов и 75 процентов, соответственно, до 80 процентов. Кроме этого, что ещё более важно, не было упомянуто ни одной другой страны, и Греция была оставлена в сфере Британии. Сталин сдержал своё обещание в Греции; Великобритания поддержала силы греческого правительства в гражданской войне, а Советский Союз не помог коммунистическим партизанам.[14]

Несмотря на факт советского невмешательства, Ачесон убедил президента Трумэна, что срочно необходима смелая декларация о поддержке «свободы» в Греции, даже несмотря на то, что Греция в то время не считалась стратегическим приоритетом для американских интересов в Европе и не было никакого советского участия или угрозы участия.

В условиях кризиса греческой гражданской войны в обращении к Конгрессу США 12 марта 1947 года Трумэн провозгласил то, что стало называться доктриной Трумэна. Он заявил: «Я считаю, что политика Соединённых Штатов должна заключаться в поддержке свободных народов, которые сопротивляются попыткам подчинения себя вооружённым меньшинствам или давлению извне».[15] При этом «внешнее давление» не было указано.

Трумэн настаивал на том, что если Греция и Турция не получат необходимую помощь, они неизбежно попадут под влияние советского коммунизма, с последствиями во всём регионе. Этот аргумент повторится два десятилетия спустя во Вьетнаме, когда он будет называться «эффект домино» – предсказание ужасных последствий, которые, однако, никогда не материализовались в этом регионе.

Удивительно, но Трумэна в то время поддерживал сенатор Артур Ванденберг, влиятельный глава сенатского Комитета по международным отношениям и предыдущий лидер изоляционистов Сената. Ванденберг убедил контролируемый республиканцами Конгресс в марте 1947 года одобрить доктрину Трумэна «по настоянию Соединённого Королевства». Британская разведка тихо ухаживала и победила Ванденберга, традиционно одного из их самых ярых и влиятельных оппонентов в Конгрессе.[16]

Таким образом, менее чем через год после его знаменитой речи о «железном занавесе» в Фултоне, штат Миссури, Черчилль успешно затянул Трумэна в свою стратегию холодной войны против Советского Союза. Нью-йоркский Совет по международным отношениям, в то время возглавляемый протеже Рокфеллера Джоном Дж. Макклоем, бывшим Верховным комиссаром США по Германии, настаивал на той же политике, но по совершенно другим мотивам: создание своего американского Лебенсраума в Европе, как только стало ясно, что Сталин не откроет двери России для американского экономического проникновения.

Доктрина Трумэна, умело служившая вашингтонской повестке дня, направленной на создание Лебенсраума, была направлена на замену Британской империи Соединёнными Штатами в качестве экономического и военного гаранта Греции и Турции. Это была радикальная переориентация внешней политики США. Как отметил один историк, «впервые в своей истории Соединённые Штаты в период всеобщего мира решили вмешаться в дела народов за пределами Северной и Южной Америки».[17]

Эти ранние послевоенные вмешательства ЦРУ во внутренние дела других стран в мирное время бледнеют по сравнению со степенью вмешательства США позже в рамках НФД и связанных с ним НПО, занимающихся «продвижением демократии».

Основа для интервенционистской доктрины Трумэна была заложена в сенсационном эссе Совета по международным отношениям, опубликованном в их журнале «Foreign Affairs» под подписью «Г-н Х.». Статья была преобразована из того, что называлось «длинной телеграммой из Москвы», написанной Джорджем Кеннаном, помощником от Государственного департамента посла Харримана в Москве.

В феврале 1946 года Вашингтон запросил посольство США в Москве, почему Советы не поддерживают недавно созданный Всемирный банк и Международный валютный фонд. В ответ Кеннан написал свою «длинную телеграмму», изложив свои мнения и взгляды касательно Советов, и направил её министру обороны Джеймсу Форрестолу, близкому союзнику Рокфеллера в администрации Трумэна, который довёл её до сведения Совета по международным отношениям, чтобы помочь подтолкнуть политический сдвиг к враждебной позиции по отношению к Москве.

Кеннан утверждал, среди прочего, что, хотя Советская власть была непроницаема для логики разума, она была очень чувствительна к логике силы. Он утверждал, что сталинское государство воспринимало мир как разделённый между непримиримыми силами коммунизма и капитализма. Это было рождение американского «сдерживания» Советского Союза как политики и заложило пропагандистскую основу для более чем сорокалетней американской политики сдерживания холодной войны в отношении России. На самом деле, сдерживание Советского Союза служило полезной цели для американского властного истеблишмента и американской военной промышленности путём создания постоянного государства национальной безопасности с помощью того, что позже было выявлено как вымышленные образы агрессивного, угрожающего Советского Союза.[18]

Внешняя политика США существенно смещалась от альянса с Советским Союзом против германской угрозы к постепенному альянсу с послевоенной, униженной Германией против якобы советской угрозы. Это были классические британские «балансовые» махинации, только в американском стиле.

Однако греческого кризиса оказалось недостаточно для того, чтобы добиться такой перестройки американской экономики, в которой нуждались влиятельные банковские и промышленные круги так называемого истеблишмента восточного побережья США. Не было достаточно и советской берлинской блокады и даже захвата коммунистами правительства Чехословакии в феврале 1948 года, хотя они побудили изоляционистский Конгресс США проголосовать за финансовую помощь Западной Европе по плану Маршалла и вскоре привели к поддержке НАТО Соединёнными Штатами. Потребовалось серьёзное потрясение, чтобы убедить нерасположенных, уставших от войны американских граждан в том, что для их безопасности требуется новое состояние войны, то есть более или менее постоянная «холодная война».

Даже победы Коммунистической партии Китая под руководством Мао Цзэдуна в китайской гражданской войне, которая закончилась в 1949 году поражением Гоминьдана (КНП) и коррумпированного деспота Чан Кайши, что привело к провозглашению Китайской Народной Республики, не было достаточно для того, чтобы мобилизовать внутреннюю поддержку США на те уровни военных расходов, на которые надеялись мощные оборонные отрасли.

Для клана Рокфеллеров и их союзников по американским финансам и военной промышленности сам факт того, что государственный социализм в Советском Союзе и Китае сейчас фактически вывел из-под их власти более одной пятой суши планеты и несметные сокровища сырья и ресурсов, а также потенциальные рынки, был достаточным основанием объявить их новым «образом врага». Их проблема заключалась в том, как преподнести это скептически настроенному американскому населению, а также в достаточной мере мобилизовать страх и тревогу в американской общественности, чтобы оправдать финансирование постоянного состояния войны, направленного против нового зла – «безбожного коммунистического тоталитаризма».

После провозглашения доктрины Трумэна, творения государственного секретаря Дина Ачесона, пропагандистский аппарат администрации стал пытаться заручиться поддержкой населения в холодной войне против «злых, безбожных» коммунистов в Советском Союзе. Пропагандисты верили, что смогут выиграть всенародное голосование за огромное увеличение федеральных расходов на оборону, «пугая адом в Америке», как выразился один из советников Трумэна, чтобы «обмануть нацию, породив боязнь войны».[19]

В своих мемуарах Дин Ачесон признал: «Задача государственного служащего, стремящегося объяснить направление политики и заручиться его поддержкой, отличается от задачи автора докторской диссертации. Чтобы донести до людей суть, квалификация должна уступить место простоте высказывания, а вежливость – прямолинейности, почти брутальности».[20] Министр пропаганды Третьего Рейха Йозеф Геббельс не смог бы сказать это лучше.


Необходимы принципиально новые меры


Примерно через три с половиной десятилетия после начала холодной войны государство национальной безопасности США столкнулось с фундаментальной атакой со стороны самого населения США. Нужно было сделать что-то радикальное. Это был один из самых дьявольских трюков в послевоенной пропаганде и специальных обманных операциях. Новой моделью стало создание якобы частных НПО, тайно связанных с ЦРУ и Госдепартаментом, построенных вокруг «Национального фонда демократии» (НФД).

Дочерние организации НФД включали Национальный демократический институт (НДИ), возглавляемый в 2016 году Мэделин Олбрайт, которая была государственным секретарем в администрации Билла Клинтона во время незаконных бомбардировок Сербии в 1999 году. Официальный сайт описывает НДИ как «некоммерческую, непартийную организацию, работающую для поддержки и укрепления демократических институтов во всём мире через участие граждан, открытость и подотчётность в правительстве».[21] Однако они забыли сказать о том, что эта «подотчётность» касается только избранных правительств – таких как Россия или Китай, – которые стоят на пути глобальной внешнеполитической повестки дня Вашингтона.

Для работы с консервативными группами за рубежом НФД имеет Национальный республиканский институт под председательством сенатора США Джона Маккейна, председателя комитета Сената по вооружённым силам.

К НФД также аффилирован американский центр Международной солидарности труда (ACILS), связанный с крупной американской Федерацией профсоюзов AFL-CIO, которая имеет долгую историю тесной работы с ЦРУ с 1950-х годов.

Наконец, последним из филиалов НФД является Центр международного частного предпринимательства (CIPE). Официально CIPE, который тесно сотрудничает с торговой палатой США, претендует на то, что он «укрепляет демократию во всём мире через частное предпринимательство и рыночные реформы», с акцентом на «антикоррупционные» расследования, часто используемые для преследования противников политики Вашингтона за рубежом.

Одной из первых основных целей вновь созданного НФД и связанных с ним НПО в области «поощрения демократии» было ускорение распада Советского Союза после 1989 года. Цель Вашингтона после распада Советского Союза состояла в том, чтобы расколоть Советский Союз на части, которые он затем смог бы контролировать, чтобы его корпорации могли грабить с помощью массовых приватизаций. Борис Ельцин и его российские экономические советники были «командой мечты» Вашингтона, как тогда назвал их министр финансов Ларри Саммерс. То, что Вашингтон сделал с недавно возникшей Российской Федерацией и другими новыми республиками бывшего Советского Союза, было почти за пределами самых страшных кошмаров советской эпохи. Это называлось «продвижением демократии» и «рыночной экономикой».


Примечания

1. David Ignatius, Innocence Abroad: The New World of Spyless Coups, Washington Post, September 22, 1991, https://www.washingtonpost.com/archive/opinions/1991/09/22/innocence-abroad-the-new-world-of-spyless-coups/92bb989a-de6e-4bb8-99b9-462c76b59a16/?utm_term=.d25140e1f654.

2. David Ignatius, Innocence Abroad: The New World of Spyless Coups, Washington Post, September 22, 1991, https://www.washingtonpost.com/archive/opinions/1991/09/22/innocence-abroad-the-new-world-of-spyless-coups/92bb989a-de6e-4bb8-99b9-462c76b59a16/?utm_term=.d25140e1f654.

3. John Prados and Arturo Jimenez-Bacardi, Gerald Ford White House Altered Rockefeller Commission Report in 1975 Removed Section on CIA Assassination Plots, February 29, 2016, National Security Archive Briefing Book No. 543, http://nsarchive.gwu.edu/NSAEBB/NSAEBB543-Ford-White-House-Altered-Rockefeller-Commission-Report/

4. Robert Parry, CIA’s Hidden Hand in Democracy Groups, January 8, 2015, https://consortiumnews.com/2015/01/08/cias-hidden-hand-in-democracy-groups/

5. Joshua Muravchik, Exporting Democracy: Fulfilling America’s Destiny, 1991, The AEI Press, Washington, p. 204.

6. Wolfgang Kurt Kressin, B.S., Colonel, US Air Force, Prime Minister Mossadegh and Ayatullah Kashani from Unity to Enmity: As Viewed from the American Embassy in Teheran, June 1950-August 1953, http://www.dtic.mil/dtic/tr/fulltext/u2/a239339.pdf

7. Elisabeth Malkin, An Apology for a Guatemalan Coup, 57 Years Later, October 20, 2011, The New York Times, http://www.nytimes.com/2011/10/21/world/americas/an-apology-for-a-guatemalan-coup-57-years-later.html?_r=0.

8. Peter Kornbluh, Chile and the United States: Declassified Documents Relating to the Military Coup September 11, 1973, National Security Archive Electronic Briefing Book No. 8, http://nsarchive.gwu.edu/NSAEBB/NSAEBB8/nsaebb8.htm

9. Edgar Allen Poe, The Purloined Letter, 1845, http://americanliterature.com/author/edgar-allan-poe/short-story/the-purloined-letter.

10. William Blum, Why Russia Shut Down NED Fronts, Consortium News, July 30, 2015, https://consortiumnews.com/2015/07/30/why-russia-shut-down-ned-fronts/

11. Quoted in, Michael Tanzer, op. cit., p. 78.

12. Ibid.

13. George Kennan, Policy Planning Study 23 (PPS/23): “Review of Current Trends in U.S. Foreign Policy,” Published in Foreign Relations of the United States, 1948, Volume I, pp. 509-529, marked “Top Secret” but later declassified.

14. P. M. H. Bell, The World Since 1945: An International History (Oxford: Hodder Arnold, 2001).

15. President Harry S. Truman, Truman Doctrine. PRESIDENT HARRY S. TRUMAN’S ADDRESS BEFORE A JOINT SESSION OF CONGRESS, MARCH 12, 1947, http://avalon.law.yale.edu/20th_century/trudoc.asp.

16. Подробнее об операциях британской разведки с использованием британской Маты Хари, Эвелин Патерсон, чтобы повлиять на авторитетного изоляциониста Сената Ванденберга в британском направлении, см. Thomas E. Mahl, Desperate Deception: British Covert Operations in the United States, 1939-1944 (London: Brassey’s, 1998), pp. 150-154.

17. Stephen Ambrose, cited in Reza Zia-Ebrahimi, Which episode did more to consolidate the Cold War consensus: the Truman Doctrine speech of March 1947 or the Czech crisis of February-March 1948?, January 2007, accessed in http://www.zia-ebrahimi.com/truman.html.

18. George F. Kennan (“Mr. X”), The Sources of Soviet Conduct, Foreign Affairs, vol. 25, no. 4, July 1947, pp. 566-582. Статья была написана Джорджем Ф. Кеннаном, который с 1944 по 1946 г.г. был заместителем главы миссии США в СССР посла У. Аверелла Харримана.

19. See John Lewis Gaddis, The United States and the Origins of the Cold War, (New York: Columbia University Press, 1972); Richard M. Freeland, The Truman Doctrine and the Origins of McCarthyism, (New York: NYU Press, 1989); Frank Kofsky, Harry S. Truman and the War Scare of 1948: A Successful Campaign to Deceive the Nation, (New York: Palgrave Macmillan, 1995).

20. Dean Acheson, Present at the Creation: My Years in the State Department, (New York: W.W. Norton, 1969) pp. 374-375.

21. CIPE, http://www.movedemocracy.org/our-participants.


ГЛАВА ВТОРАЯ. Римский папа, НФД и шоковая терапия в Польше


«О Боже, что мы теперь будем делать? Иисус и Мария! – Это конец!»

Лидер польских коммунистов Эдвард Герек на обсуждении в Политбюро сообщения об избрании архиепископа Краковского кардинала Кароля Войтылы папой Иоанном Павлом II.


Польша – первая цель НФД


Первой целью новой «демократической» неправительственной организации ЦРУ (НПО), «Национального фонда демократии» (НФД), начиная с середины 1980-х годов было проникновение и подрыв коммунистических стран Варшавского договора и самого Советского Союза.

Распаду Советского Союза, оборонного альянса Варшавского договора, и коммунистического торгового блока Совета экономической взаимопомощи (СЭВ) предшествовало решение ключевых кругов Вашингтона нацелиться на то, что они считали слабым звеном во всей структуре: на коммунистическую Польшу. Расчёт Белого дома Рейгана-Буша и ЦРУ заключался в том, что если Вашингтон сможет навязать Польше свой особый бренд фальшивой демократии, то все домино коммунистической Восточной Европы, а также Советского Союза, начнут падать. Они были правы.

Нацеливание на Польшу началось как один из самых первых проектов директора ЦРУ Билла Кейси с помощью его новой тайной операции ЦРУ под названием НФД вместе с его профсоюзом и другими ответвлениями. Начиная с середины 1980-х годов, НФД, наряду с тесно связанными с ним организациями «Фридом Хаус» и Фондом Сороса, недавно созданным хедж-фондовым спекулянтом миллиардером Джорджем Соросом, были активны везде, где ЦРУ и Госдепартамент хотели установить дружественный Вашингтону режим. Вскоре стало очевидно, что это не совпадение. «Демократические» НПО Вашингтона стали новым шаблоном для того, чтобы делать то, что ранее делали ЦРУ, но в частном порядке, скрытом от общественности.

Эволюция Фонда Сороса как инструмента Вашингтона для смены режимов или фальшивой демократии началась в 1984 году с основания Будапештского Фонда Сороса в тогдашней коммунистической Венгрии, стране рождения Сороса.[1] Вместе с гарвардским профессором Джеффри Саксом Сорос должен был играть решающую роль в первом внедрении экономики радикального свободного рынка в Польше путём введения экономической шоковой терапии.

НФД изначально был направлен вице-президентом Джорджем Бушем и директором ЦРУ Кейси на поощрение инакомыслия в коммунистических режимах Советского Союза и Восточной Европы, особенно – первоначально – в Польше.

По всей Польше народные протесты росли, поскольку страна страдала от высоких иностранных долгов, номинированных в долларах, от нехватки продовольствия и устаревшей промышленной базы. В течение 1970-х годов польское государство заимствовало более 24 миллиардов долларов из западных банков, ошеломляющую сумму для экономически небольшой и неэффективной страны, в тщетной попытке ослабить недовольство населения.

К середине 1980-х годов внешний долг Польши достиг неоплатных 50 миллиардов долларов, почти две трети годового ВВП страны. Инфляция, по мере того как десятилетия государственного контроля над ценами были отменены, в 1989 году взлетела до 250 процентов в год, в то время как национальный доход снижался. Польша оказалась в ловушке экономического кризиса своего рода «ножниц».

Хронический дефицит лишал потребителей предметов первой необходимости, а имеющиеся товары становились чрезвычайно дорогими. Круги Буша знали о значительном недовольстве во всём Советском Союзе и в его восточноевропейских спутниках, особенно в Польше. Общее экономическое бремя внешних войн Москвы, особенно в Афганистане, и резкий рост расходов на оборону, в сочетании с резким падением мировых цен на нефть, которое началось в 1986 году, вынудили сократить уровень жизни в коммунистическом мире для большинства граждан.


Политический польский папа


Польша была самым слабым звеном в цепи контроля Москвы. Это была номинально римско-католическая страна с политически активным польским папой в Риме, который незаметно работал с главой ЦРУ Биллом Кейси, тоже римским католиком, чтобы подорвать коммунистический режим Польши. Власть церкви над польским населением была настолько сильна, что Москва боялась её запретить.

В октябре 1978 года архиепископ Кракова кардинал Кароль Войтыла был избран римским папой, приняв имя Иоанн Павел II. Как сообщается, восхождение Войтылы к папству принудило тогдашнего коммунистического главу Польши Эдварда Герека на закрытом совещании воскликнуть: «О Боже, что мы теперь будем делать? Иисус и Мария! – Это конец!»

Независимо от того, действительно ли он сказал именно так, в действительности оно так и было.

Иоанн Павел II совершил своё первое папское турне по Польше в июне 1979 года. Послушать его выступление в Варшаве собралось более полумиллиона человек. Режим Герека был бессилен что-то сделать, кроме как наблюдать. Вместо того, чтобы призывать к бесплодному польскому восстанию, Папа призвал поляков создать «альтернативную Польшу» социальных институтов, независимых от правительства, и, когда наступит следующий кризис, нация выступит единым фронтом. Иоанн Павел II работал с Вашингтоном, и программа смены режимов НФД была тем, чему он обучался. Он знал, что Вашингтон тратит миллионы долларов на поддержку таких альтернативных социальных институтов – в частности, «Солидарности», большой польской профсоюзной организации.

В 1982 году папа Иоанн Павел II в частном порядке в Ватикане встретился с президентом Рейганом. Они согласились на тайную кампанию по уничтожению коммунистического Варшавского договора. Ричард Аллен, первый советник Рейгана по национальной безопасности, описывая соглашение, заявил: «Это был один из великих секретных альянсов всех времен».[2]

Директор ЦРУ Кейси в администрации Рейгана и недавно профинансированный НФД должны были играть ключевую роль в этом величайшем из секретных альянсов. Вначале НФД финансировался из бюджета Государственного департамента США в рамках Информационного агентства США.

Польша стала первым испытательным полигоном для нового вашингтонского «экспорта» так называемой демократии. В 1980-е годы НФД контрабандным путем ввёз в коммунистическую Польшу буквально тонны оборудования – факсимильные аппараты (первые в Польше), печатные машинки, передатчики, телефоны, коротковолновые радиостанции, видеокамеры, копировальные аппараты, телексы, компьютеры и текстовые процессоры. Это было сделано по каналам, созданным римско-католическими священниками, американскими агентами Кейси, представителями американской AFL-CIO и западноевропейских профсоюзов под эгидой новой дочерней компании НФД – Института свободных профсоюзов (FTUI).[3]

Лейн Киркланд, член Трёхсторонней комиссии Дэвида Рокфеллера, возглавлявший связанную с ЦРУ Американскую федерацию профсоюзов, AFL-CIO, с 1983 года, когда был основан НФД, до 1986 года тайно направил в «Солидарность» более 1 миллиона долларов. AFL-CIO оказывала огромное экономическое давление на коммунистическое правительство Варшавы, угрожая закрыть порты США для польских товаров, пока польское правительство не признало «Солидарность». Экспорт в США был необходим Варшаве, чтобы получать твёрдую валюту в долларах для обслуживания внешнего долга.

Некоммунистическая профсоюзная организация Леха Валенсы «Солидарность», которой помогали миллионы долларов тайных денег AFL-CIO, ЦРУ и НФД, быстро выросла до десяти миллионов членов. Именно тогда польское правительство было вынуждено официально признать её. НФД правительства США, маскируясь под частную НПО, через своё профсоюзное подразделение, Институт свободных профсоюзов (FTUI), направил десятки миллионов долларов налогоплательщиков США в польскую дестабилизацию, начавшуюся в середине 1980-х годов.[4]

НФД вместе со своим профсоюзным подразделением FTUI, подпитывая рост «Солидарности», вынудил Войцеха Ярузельского в июле 1989 года уйти с поста Генерального секретаря Польской объединённой рабочей партии. В ходе парламентской избирательной кампании того года Вашингтонский НФД направил «Солидарности» огромную сумму – более 7,5 миллионов долларов.[5] Вскоре после этого Тадеуш Мазовецкий из «Солидарности» был избран первым некоммунистическим премьер-министром Польши после 1948 года. Ярузельский окончательно ушёл в отставку с поста польского лидера в 1990 году, а председатель «Солидарности» Лех Валенса был избран президентом Польши.

Международный статус Леха Валенсы, поддерживаемого США главы «Солидарности», чрезвычайно повысился, когда норвежский парламентский комитет в 1983 году дал польскому диссиденту Нобелевскую премию мира, значительно укрепив позиции Валенсы по отношению к представителям коммунистического режима, а также внутри «Солидарности».

В польской дестабилизации Валенса явно был человеком Вашингтона. Это стало совершенно ясно в 1985 году, когда сенатор Эдвард Кеннеди и представитель США в ООН Джин Киркпатрик создали Фонд «Солидарности» в США. В 1987 году сенатор Кеннеди и вице-президент Джордж Буш встретились с Валенсой и другими лидерами «Солидарности» в Польше. Роль Вашингтона в прямом и открытом вмешательстве в дела коммунистической Польши, одного из основных членов военного Варшавского договора, была беспрецедентной для периода холодной войны.[6]


Экономическая «шоковая терапия»


Тадеуш Мазовецкий, первый посткоммунистический премьер-министр, был близок к Джорджу Соросу и оставался связанным с местным отделением польского фонда Сороса, называемого Фондом Стефана Батория. В своей книге «Поддержка демократии» Сорос хвастался, что лично подготовил общие контуры польской всеобъемлющей экономической реформы «шоковой терапии»:

Я объединил усилия с профессором Джеффри Саксом из Гарвардского университета, который выступал за подобную программу, и спонсировал его работу в Польше через фонд Стефана Батория... МВФ одобрил, и программа вступила в силу 1 января 1990 г. Это было очень тяжело для населения, но люди были готовы принять страдания, чтобы увидеть реальные изменения.[7]


На фотографии изображены Джордж Сорос (в середине), его экономист по шоковой терапии Джеффри Сакс из Гарварда (справа) и генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун (слева).


Союзник Сороса, тридцатичетырёхлетний экономист из Гарварда Джеффри Сакс, одержал победу над Лешеком Бальцеровичем, новым министром финансов некоммунистического премьер-министра Мазовецкого, в его радикальном плане бросить Польшу в западные свободные рыночные воды без постепенного перехода. Он назвал свой план «шоковой терапией». Безусловно, это было шоком для большинства поляков.

Чтобы он казался более доморощенным, план, разработанный Саксом, назывался планом Бальцеровича. В соответствии с планом, подписанным в декабре 1989 года, всего через несколько дней после падения Берлинской стены, польский государственный банк радикально сократил денежную массу, якобы для сдерживания резкого роста инфляции. В то же время правительству запретили брать деньги у Госбанка для финансирования дефицита бюджета. Дефицит был радикально сокращён за счёт жесткой экономии, в результате чего сотни тысяч людей остались без работы.

На фоне этой серьёзной нестабильности было прекращено 90% контроля цен со стороны правительства Польши, а официальная арендная плата за квартиры и расходы на топливо для транспорта и отопления были доведены до очень высокого уровня, как на западном рынке. В то же время была разрешена свободная торговля и импорт иностранных – в основном немецких, французских и итальянских товаров. План Бальцеровича обрушил внутреннее польское производство.

Инфляция за первые двенадцать месяцев шоковой терапии Сороса и Сакса выросла на 584 процента. Польская валюта, злотый, свободно плавала по отношению к доллару и упала, как камень. Государственный контроль над личными доходами был прекращен, заработная плата устанавливалась «рыночными условиями», что привело к катастрофическому падению уровня жизни десятков миллионов поляков.[8]

При шоковой терапии Сакса государство обанкротило собственные промышленные и сельскохозяйственные предприятия, используя астрономические процентные ставки, прекращая государственное кредитование (жёсткая экономия) и обременяя фирмы непогашаемым долгом. Кроме того, со злотым на новых минимумах, польские государственные коронные драгоценности должны были быть приватизированы и выставлены на продажу западным покупателям, включая друзей Джорджа Сороса или даже самого Сороса.[9]

Типичным примером приватизационных распродаж ценных промышленных активов в условиях шоковой терапии была зарубежная распродажа крупного сталелитейного предприятия «Гута Варшава». По оценкам экспертов, строительство современного комплекса обошлось бы западной компании в 3-4 миллиарда долларов. Польское правительство согласилось взять на себя все долги «Гута Варшавы» и продать предприятие без долгов итальянской металлургической компании «Lucchini RS» за 30 миллионов долларов, что можно было назвать только бросовой ценой. Очевидно, модель шоковой терапии Сороса состояла в грабежах и изъятии активов.

В течение нескольких месяцев безработица, отсутствовавшая при старой, хотя и крайне неэффективной советской экономической модели, достигла тревожного уровня – более 11 процентов к 1991 году. Рабочие увольнялись, так как государственные предприятия в течение двух лет получили падение промышленного производства на ошеломляющие 30 процентов. Расходы на электроэнергию резко возросли, поскольку государственные субсидии в рамках шоковой терапии были прекращены. Большинство безработных составляли работники среднего возраста, не имеющие навыков, необходимых для того, чтобы конкурировать в условиях меняющейся экономики. В рамках плана шоковой терапии гарантированные государством пенсии были резко сокращены для сокращения дефицита государственного бюджета. Бальцерович и Джеффри Сакс затем полетели в Вашингтон, чтобы получить одобрение контролируемого США Международного Валютного Фонда.[10]

План Бальцеровича по радикальным преобразованиям в стиле шоковой терапии был принят в декабре 1989 года парламентом, который явно понятия не имел, что это значит. Потребовалось шесть лет и миллиарды долларов иностранных инвестиций в польскую экономику, чтобы промышленное производство сравнялось даже с жалким уровнем производства в конце коммунистической эпохи.

В тот момент Сорос, гарвардский экономист Сакс и вашингтонские НПО переключили своё внимание с Польши и Восточной Европы на сам Советский Союз, где конечной «премией» для Вашингтона и его «демократических» НПО было разрушение государств обширного Советского Союза, а затем беспощадное разграбление Российской Федерации, крупнейшей из бывших советских республик. ЦРУ, НФД, Гарвард и Фонды Сороса готовились начать то, что стало называться разграблением России.


Примечания

1. Tény, Nóvé Béla, Soros (PDF), HU: KKA, cited in Wikipedia, Open Society Foundations, https://en.wikipedia.org/wiki/Open_Society_Foundations#cite_note-8.

2. Carl Bernstein, The Holy Alliance, Time, June 24, 2001, http://content.time.com/time/magazine/article/0,9171,159069,00.html

3. Ibid.

4. Gregory F. Domber, Empowering Revolution: America, Poland, and the End of the Cold War, University of North Carolina Press, 2014, p. 188.

5. Gerald Sussman, Branding Democracy: US Regime Change in Post-Soviet Eastern Europe, Peter Lang, New York, 2010, p. 128.

6. Jaroslaw Cwiek-Karpowicz and Piotr Maciej Kaczyñsk, Assisting Negotiated Transition to Democracy: Lessons from Poland 1980 to 1999, Institute of Public Affairs, Warsaw 2006, http://www.isp.org.pl/uploads/pdf/1952316718.pdf., p. 23.

7. George Soros, Underwriting Democracy: Encouraging Free Enterprise and Democratic Reform Among the Soviets and in Eastern Europe, 2004, p. 31.

8. Taylor Marvin, SHOCK THERAPY: What We Can Learn From Poland, Prospect Journal, November 11, 2010, https://prospectjournal.org/2010/11/11/shock-therapy-what-we-can-learn-from-poland/

9. Taylor Marvin, Shock Therapy: What we can learn from Poland, Prospect Journal, November 11, 2010, https://prospectjournal.org/2010/11/11/shock-therapy-what-we-can-learn-from-poland/

10. Barry D. Wood, Leszek Balcerowicz, October 11, 2014, https://econbarry.com/category/leszek-balcerowicz/


ГЛАВА ТРЕТЬЯ. Разграбление России:
Ельцинский переворот с помощью ЦРУ


«Самая крупная распродажа национального богатства в истории...»

– Мортимер Цукерман, член Нью-Йоркского Совета по международным отношениям, владелец «US News & World Report», описывая то, что происходило в ходе разграбления России при Ельцине


Ельцинская катастрофа в России


Борис Ельцин и его «реформаторы свободного рынка» были частью одного из самых скрытых и криминальных грабежей в истории ЦРУ. Это было разграбление России коррумпированным кругом советских предателей, генералов КГБ, вместе с выбранными ими молодыми протеже КГБ, которые были преобразованы в результате этой операции в олигархов-миллиардеров. Это было экономическое изнасилование, ставшее возможным только благодаря западным банкам и так называемому «демократическому механизму» Вашингтона при трёх сменявших друг друга президентах – Рональде Рейгане, Джордже Буше и Билле Клинтоне.

Мало кто на Западе мог понять печаль и гнев президента России Владимира Путина, когда он сказал избранной аудитории российских политиков из Думы в Кремле в сентябре 2016 года: «Вы знаете, как я отношусь к распаду Советского Союза. В этом не было необходимости. Мы могли бы провести реформы, в том числе более демократичные, не допуская этого».[1]

Путину не нужно было описывать «это». Все присутствующие знали, что он имел в виду дикое разрушение жизни, чувства достоинства и гордости для большинства россиян после 1990 года. Если кто-то в США или ЕС думал о комментариях Путина – на фоне беспрецедентной кампании США и НАТО по очернению и демонизации Российской Федерации и лично Путина, включая экономические санкции – они, скорее всего, рассматривали это как подтверждение заявлений Вашингтона о том, что путинская Россия была готова восстановить Советский Союз.

То, что было неизвестно большинству на Западе, было истинным фоном разрушения жизни в России и бывших государствах-членах СССР. Операция ЦРУ началась в конце 1980-х годов с помощью сети действующих лиц ЦРУ и их коррумпированных, купленных и оплаченных советских генералов КГБ.

Это называлось ельцинской эпохой, и она длилась целое десятилетие 1990-х годов, пока Ельцин не ушел в отставку 31 декабря 1999 года. Его отставку, наконец, вынудила группа националистических русских во главе с сорока семилетним бывшим сотрудником КГБ, который недолго возглавлял организацию-преемницу КГБ, известную как Федеральная служба безопасности (ФСБ) Российской Федерации. Человеком ФСБ был Владимир Владимирович Путин, к тому времени премьер-министр Ельцина.

Разрушение Советского Союза было одной из самых тёмных преступных операций, когда-либо предпринятых правительством США или, точнее, тёмной, сетью глубинного государства, спрятанной внутри этой вашингтонской бюрократии, личностей, иногда называющих себя «вулканцами» (The Vulcans), часто просто называемых неоконсерваторами.

Ключевую роль в разграблении России сыграли президент США Джордж Буш-старший, а позднее близкий друг и протеже Буша Уильям Джефферсон «Билл» Клинтон. Постепенно проясняется злоба, направленная из Вашингтона лично на Путина с момента его переизбрания на пост президента в 2012 году и даже с начала восстановления России после вступления Путина на пост президента 31 декабря 1999 года, в день, когда Ельцин был вынужден отречься от своего воображаемого трона. Медленно всплывали подробности того, какие преступления Буш, Клинтон и их тайные разведывательные круги совершили против России после 1989 года.


«Старые парни ЦРУ Буша»


Джордж Буш, бывший директор ЦРУ, руководил всеми операциями президента Рональда Рейгана в области внешней и национальной безопасности из канцелярии вице-президента. В соответствии с Указом 12333, директивой о национальной безопасности, разработанной вице-президентом Бушем и подписанной Рейганом, вице-президент Буш отвечал за все операции внешней и внутренней безопасности США эпохи Рейгана с конца 1981 года.

Люди, близкие к шефу ЦРУ Биллу Кейси, говорили, что как президент Рейган мало интересовался внешней политикой. Однако истинная роль Буша в годы Рейгана была хорошо скрыта.

Когда сын Буша-старшего Джордж Буш-младший вступил в должность президента в 2001 году, одним из его первых действий было подписание указа 13233, чрезвычайного акта, в котором «национальная безопасность» была указана в качестве основания для сокрытия записей прошлых президентов, особенно деятельности его отца во время распада Советского Союза и коммунистических государств Восточной Европы в 1990 и 1991 годах. Следовательно, эти записи не доступны для общественности.[2] Истина может быть собрана на основе свидетельств участников из России, Восточной Европы и США, глубоких исследований, а также свидетельств Конгресса и других свидетельств тех, кто обладает непосредственными знаниями. Картина разрушений, которые были произведены, ошеломляет.

Джордж Буш-старший тайно управлял делами через свои сети «старых парней» ЦРУ, часто используя различные частные компании, которые были созданы во время незаконной операции Буша «Иран-контрас» в середине 1980-х годов.

Афёра «Иран-контрас» была незаконной, особо засекреченной схемой Буша и полковника Оливера Норта продажи американского оружия Ирану в нарушение официального эмбарго США на поставки оружия в Иран. Затем, часть прибыли от продажи оружия Ирану направлялась для незаконного финансирования поддерживаемых ЦРУ Контрас в Никарагуа, которые платили за оружие долларами от продажи кокаина. Отсюда произошло название «Иран-контрас».

Всё было сделано без необходимого одобрения Конгресса США, в нарушение законодательства США. Когда президент Джимми Картер заставил досрочно уйти в отставку 800 агентов ЦРУ, многие из которых были лояльны бывшему директору ЦРУ Бушу, они перегруппировались в частную разведывательную и деловую сеть, своего рода тайное «глубинное государство», неофициально называющее себя «Предприятием». Эта сеть, действовавшая для вице-президента Джорджа Буша-старшего в деле «Иран-контрас», использовалась Бушем, теперь в качестве президента США, чтобы грабить и деформировать всю бывшую коммунистическую Восточную Европу и, в конечном счёте, Россию под их ставленником Борисом Ельциным.

Компании Джорджа Буша-старшего, санкционированные под кодовым названием «Предприятие», вскоре будут ответственны за финансируемый ЦРУ переворот, который свалил Михаила Горбачёва и разрушил Советский Союз в 1991 году. Но механизм и организация «Предприятия» также были ответственны за подкуп или коррумпирование ключевых генералов КГБ и создание того, что стало называться «российскими олигархами», чтобы грабить коронные драгоценности бывшего Советского государства, в частности основной его части, известной как Российская Федерация. В начале 1990-х годов это разграбление включало весь золотой запас Российского Государственного банка. Эта добыча была переправлена в хранилища выбранных ЦРУ банков в Швейцарии, в оффшорные банковские убежища и в Нью-Йорк.[3]


Ельцинский «демократический» переворот ЦРУ


Разграбление России – российской нации, российского государства, русского народа – которое началось в конце 1980-х годов, было государственным переворотом, организованным американскими очень и не очень преступными сетями ЦРУ, руководимыми бывшим директором ЦРУ, в то время президентом Джорджем Бушем. Западные сообщения о том, что происходило внутри Российской Федерации в годы Ельцина 1990-х годов, говорят о «русской мафии» или «российской организованной преступности». Они никогда не упоминают и даже не намекают, что те русские, которые грабили их собственную страну, были организованы и оплачены или сделаны богатыми Западом или, если быть более точным, сетями «старых парней» ЦРУ, верных бывшему директору ЦРУ, а затем президенту США Джорджу Бушу-старшему.

То, что произошло в 1990-е годы при президенте Борисе Ельцине, Мортимер Цукерман, один из самых информированных американских инсайдеров, влиятельный член Нью-Йоркского Совета по международным отношениям и владелец «US News & World Report», назвал «самой большой распродажей богатства страны в истории». Эта распродажа, а точнее разворовывание, была совершена путём прямого ограбления, валютной войны, мошеннических программ займов для покупки акций компаний, всё это было предварительным условием, требуемым Вашингтоном для получения помощи и займов от Всемирного банка и МВФ – помощи и займов, которые «так никогда и не появились в России», как отметил Цукерман.[4]

Вашингтон, тайно работая с кругом весьма избранных американских и европейских банков, дал возможность клану Ельцина грабить российскую казну, освобождая её от золотых запасов. Затем были предложены отчаянно необходимые американские деньги на приватизационную схему, которая создала и установила режим клептократии, и создала клику сверхбогатых олигархов при Ельцине, которых некоторые российские СМИ назвали «семьёй Ельцина», как в Мафии. Вашингтон и ведущие американские СМИ цинично назвали это «принесением демократии и свободного рыночного капитализма» в посткоммунистическую Россию.

В 1989 году, вскоре после своего избрания, президент США Джордж Буш-старший инициировал операцию по разграблению Советского Союза.

«Национальный фонд демократии» (НФД) и тайные деньги правительства США для польской «Солидарности» значительно ослабили контроль Москвы над Польшей в течение 1980-х годов и зажгли антикоммунистические протестные движения по всей коммунистической Восточной Европе.

Этот польский успех – в частности, тот факт, что он не был подавлен советскими танками, как в 1956 году в Венгрии или во время Пражской весны 1968 года – оказал серьёзное содействие аналогичным подпольным антирежимным движениям в Восточной Европе, где находились советские войска, от Венгрии до Чехословакии и Восточной Германии.

В Афганистане после десяти кровавых лет советские войска Красной Армии окончательно сдались и покинули страну в 1989 году, униженные поражением от обученных и вооружённых ЦРУ исламистских террористов-моджахедов. В Дрездене, в Восточной Германии – Германской Демократической Республике, как её официально называли – с середины 1980-х годов до падения Берлинской стены в ноябре 1989 года находился молодой офицер КГБ по имени Владимир Путин, наблюдавший, как власть Москвы испаряется повсюду.

Сама Москва находилась в тяжёлом финансовом положении с тех пор, как в 1986 году [5] Вашингтон намеренно начал операцию по обвалу цен на нефть, организованную Государственным департаментом США и Саудовской Аравией. Обвал цен на нефть ударил в самое сердце основных советских источников твёрдой валюты: её экспорта нефти. Этот обвал цен на нефть серьёзно повредил советским доходам крайне необходимых долларов для закупок западных технологий, а также для противодействия операциям ЦРУ в Никарагуа, Афганистане и Восточной Европе.

Десятилетняя тайная кампания ЦРУ в Афганистане с использованием фанатичных террористов-моджахедов, в основном завербованных саудовским агентом ЦРУ Усамой бен Ладеном, дала Советскому Союзу то, что директор национальной безопасности президента Картера Збигнев Бжезинский позже назвал «российским Вьетнамом».[6]

Затем в 1989 году президент Джордж Буш отдал приказ о тотальном захвате и разграблении коронных драгоценностей крупнейшей и наиболее стратегической части СССР – бывшей коммунистической Российской Федерации. Распад самого Советского Союза быстро последовал за провозглашением независимости Украины от СССР в августе 1991 года. Государственные нефтегазовые компании, основные сырьевые ресурсы, такие как никель и алюминий, а также высокотехнологичные советские военные компании были главными объектами разграбления избранными западными структурами, имеющими инсайдерские связи.

Теперь, наконец, в качестве президента, Джордж Буш решил пойти на убийство сильно ослабленной Российской Федерации. Буш и сеть ЦРУ из западных банкиров, чиновников правительства США и Международного валютного фонда вместе с кликой молодых экономистов Гарвардского университета – их называли «гарвардскими мальчиками», привезёнными в Россию Джорджем Соросом – в союзе с коррумпированной сетью предателей из КГБ развязали одну из величайших преступных грабительских операций в истории.

Сбитые с толку российские граждане, уставшие от многих лет советского контроля и от отсутствия улучшений в их повседневной жизни от попыток перестройки Михаила Горбачёва реформировать советскую систему, наивно и с большой надеждой обратились к Западу, прежде всего к Уолл-Стрит и Вашингтону.

В 1987 году, в отчаянной попытке успокоить растущую социальную напряжённость из-за ухудшающейся советской экономики, Горбачёв разрешил советским гражданам владеть долларами. Это была катастрофа огромных размеров. В одночасье огромный чёрный рынок долларов вырос, и рубль стал фактически бесполезным в Советском Союзе. Россиян, которым запрещалось ездить на Запад, питала иллюзия, что в Америке всё «больше и лучше». Секретные, запрещённые коротковолновые трансляции радиостанций Госдепартамента США «Свободная Европа» и «Свобода» из Мюнхена питали иллюзии американского капиталистического рая.

Большинство россиян полагало, что ничто не может быть хуже жизни при советском коммунизме с хроническим дефицитом в магазинах, бесконечными очередями и отсутствием элементарных товаров, не говоря уже о предметах роскоши. Вскоре они поняли, что ужасно неправы. Может быть ещё хуже.

Дно было выбито в повседневной жизни для большинства россиян, так как клан Ельцина и их западные союзники продолжали грабить страну после ликвидации коммунистического государства в 1990-х годах. Пенсии перестали выплачиваться, а медицинское обслуживание резко ухудшилось, как и забота о работающих матерях и большая часть государственной поддержки.


«Операция Хаммер»


Нападение администрации Буша на посткоммунистическую Российскую Федерацию, получившее название «Операция Хаммер», имело четыре различных скрытых элемента: 1) ЦРУ тайно финансировало августовский путч генералов против советского лидера Михаила Горбачёва; 2) они использовали свой секретный сундук финансовой войны для дестабилизации рубля; 3) они использовали коррумпированных чиновников Госбанка России для организации кражи официальных золотых резервов страны; 4) они начали систематический захват стратегической энергетики, сырья и высокотехнологичных государственных военных отраслей через операции приватизации, продиктованные МВФ, под руководством министра финансов Ельцина Егора Гайдара. Гайдар работал в лиге с Джеффри Саксом из Гарварда и другими друзьями хедж-фондового спекулянта миллиардера Джорджа Сороса.[7]

«Операция Хаммер» Буша использовала десятки миллиардов долларов незаконных средств – средств, не санкционированных Конгрессом США – чтобы разрушить Советский Союз. По сообщениям, средства поступили из секретных военных запасов ЦРУ с тайным золотом, захваченным в Японии после Второй мировой войны. Эта награбленная японцами военная добыча в целях безопасности была спрятана в 1942-1945 годах на оккупированных Японией Филиппинах. Золото было захоронено там по приказу императора Хирохито в случае проигрыша Японией войны.[8]

В какой-то момент в 1970-х годах президент Филиппин Фердинанд Маркос, номинально вашингтонский актив, который правил как диктатор с железным кулаком с 1972 по 1986 год, обнаружил некоторые из секретных мест, где солдаты японского императора Хирохито спрятали золото, украденное во время войны. Это было золото, украденное из Китая, Кореи, Филиппин, Индонезии и других стран, оккупированных имперской Японией.[9] Жадность захлестнула Маркоса, когда он выкапывал спрятанное золото.

Японские военные припрятали тонны украденного золота в пещерах и глубоких подземных местах на островах. Маркос обнаружил часть этого золота, взял его для себя и депонировал его или наличные деньги от продажи этого золота на рынок, в некоторых секретных швейцарских банках. Его ошибка заключалась в том, что он использовал агента ЦРУ, саудовского миллиардера, торговца оружием Аднана Хашоги, чтобы помочь ему продать золото на рынке.[10]

В 1986 году, зная о том, что Маркос делал через их агента, Хашоги, как и через других, ЦРУ решило, что у них есть другое применение для золота Маркоса, а именно, в качестве залога для выпуска десятков миллиардов ценных бумаг в долларах, которые будут предложены для выкупа государственных коронных экономических драгоценностей России.

Маркос, больше не нужный Вашингтону, был изгнан с должности с помощью организованного ЦРУ путча. При этом в качестве прикрытия был использован недавно созданный НФД, чтобы направить миллионы долларов противнику Маркоса Корасону Акино для организации массовых уличных демонстраций. Вашингтон также использовал местную организацию, «Национальное движение граждан за свободные выборы», созданную ЦРУ, а также использовал подлинную демократическую оппозицию профсоюзов диктатуре Маркоса. Акино, далёкий от народного кандидата, был отпрыском одной из самых богатых филиппинских олигархических семей, владеющей обширными плантациями сахарного тростника. Это гарантировало, что Акино будет искать поддержки в Вашингтоне.[11]


Мутное происхождение компании Barrick Gold


В 1986 году, по приказу вице-президента Джорджа Буша, близкие партнёры Буша возглавили операцию ЦРУ, чтобы избавиться от Маркоса. В операции участвовали Ричард Армитидж, Пол Вулфовиц и Аднан Хашоги, таинственный связанный с ЦРУ саудовский торговец оружием, который помогал Маркосу тайно продавать украденное японское золото. После принудительного изгнания поверженного Маркоса на Гавайи Буш организовал хранение золота Маркоса на специальных счетах в нескольких избранных международных банках – Citibank, Chase Manhattan, Hong Kong Shanghai Banking Corporation (HSBC), UBS of Zurich и Banker's Trust, который позже стал частью Deutsche Bank. Золото Маркоса хранилось в глубоком подземном хранилище с высоким уровнем безопасности в Клотене, Швейцария, под международным аэропортом Цюриха.[12]

В то же время мутный канадский бизнесмен по имени Питер Мунк, деловой партнёр связанного с ЦРУ торговца оружием Аднана Хашоги, основал канадскую золотодобывающую компанию Barrick Gold. Спустя несколько лет Barrick Gold стала крупнейшей в мире золотодобывающей компанией.


Связанный с ЦРУ саудовский торговец оружием Аднан Хашоги сыграл ключевую роль в захвате ЦРУ золота Маркоса, которое было залогом разграбления России.


Barrick Gold была основана в 1986 году как American Barrick Resources и зарегистрирована на Нью-Йоркской фондовой бирже.[13] Хашоги, посредник Маркоса в отгрузке японского золота на рынок, был, по сути, мажоритарным владельцем Barrick Gold. Мунк, гражданин Канады, был просто фронтменом сомнительного саудовского торговца оружием, связанного с ЦРУ.[14]

Операции по изъятию золота Маркоса с Филиппин и основание компании Barrick Gold Хашоги и венгерским уроженцем Мунком, как сообщается, были связаны с планируемым банкротством и разграблением Российской Федерации в начале 1990-х годов подпольной сетью Джорджа Буша, бывшего главы ЦРУ, а в то время президента США.[15]

Золото Маркоса, отмываемое через Barrick Gold, должно было служить залогом для создания миллиардных долларов финансовых ценных бумаг, используемых для скупки бесценных активов бывшего советского государства по цене копейки за доллар.

Примечательно, что хотя канадская Barrick Gold не имела шахт в Европе, она перерабатывала своё золото на двух швейцарских золотообрабатывающих предприятиях MKS Finance S.A. и Argor-Heraeus S.A., которые находились на границе с Италией и всего в нескольких часах езды от хранилища под Цюрихским международным аэропортом Клотен в Швейцарии. Это привело к вопросу, на который Barrick Gold так и не ответила: какое золото было переработано Barrick Gold в Швейцарии, поскольку в этом регионе не было шахт? Некоторые были убеждены, что это золото Маркоса готовится в качестве залога за «Операцию Хаммер», разграбление России ЦРУ.

Е. П. Хейднер, бывший сотрудник Разведывательного управления ВМС США, предположил, что компания Barrick Gold была создана «Предприятием» Хашоги и Буша сети «старых парней», бывших агентов ЦРУ, чтобы переплавлять украденное Маркосом золото и использовать его в качестве залога миллиардов долларов в золотых деривативах, так называемого бумажного золота. Это бумажное золото использовалось в качестве обеспечения банковских кредитов, выделяемых для разграбления российских государственных активов под руководством Ельцина и его крайне коррумпированных экономических советников: Егора Гайдара и руководителя программы приватизации Анатолия Чубайса.[16]

В 1992 году, в одном из прощальных актов Буша в качестве президента, он организовал распоряжение правительства США, чтобы дать компании Barrick Gold права на добычу золота на месторождениях в Неваде на государственных землях США. Эти права были даны за номинальную сумму 63 млн. долларов, в то время как независимая оценка составляла 10 млрд. долларов. Президент Джордж Буш «организовал исключение», которое позволило компании Barrick Gold использовать своих собственных оценщиков для определения стоимости месторождений. Вскоре после ухода с поста президента Джордж Буш сам был назначен главой Международного консультативного совета компании Barrick Gold.[17] Очевидно, что Barrick Gold являлась подставной компанией ЦРУ.

Подробности того, сколько денег ЦРУ потратило на подкуп ключевых генералов КГБ, которые совершили, по сути, измену в отношении своей Российской Федерации, опубликованы не были. Однако постепенно были обнаружены ключевые действующие лица КГБ, завербованные Вашингтоном для проведения разграбления, игроки, которых ЦРУ превратило в российских олигархов. В течение ельцинских лет, когда внутри России росла оппозиция, более 300 старших офицеров КГБ, включая генералов, были незаконно ввезены в США, где правительство США дало им пожизненные пенсии. Другие переехали в Израиль по выданным им израильским паспортам.[18]


Коррумпированные генералы КГБ и их «дети»


В конце 1980-х, задолго до инсценированного государственного переворота, который вытолкнул Ельцина наверх в 1991 году как ведущую оппозиционную фигуру советскому руководителю Михаилу Горбачёву, Филипп Бобков и Алексей Кондауров, два продажных генерала КГБ, тайно работавших с западной сетью ЦРУ Буша, спонсировали нескольких умных, безжалостных и амбициозных молодых российских предпринимателей и организовали для них работу с группой американских финансовых «консультантов» из Швейцарии, которые учили их тонкому искусству и секретам международного отмывания денег.

Бобков и Кондауров подобрали четырёх амбициозных молодых россиян, которые стали первыми российскими «олигархами» на свободном рынке ельцинского «дикого Запада» в России в 1990-х годах. Их имена – Михаил Ходорковский, Алексей Конаныхин, Борис Березовский, Роман Абрамович.[19] Борис Березовский, которому тогда было сорок два года, был старшим из молодых предпринимателей. Ходорковскому было двадцать четыре, Конаныхину двадцать два, Абрамовичу тоже двадцать два. Таким образом они стали известны в кругах ЦРУ Буша как «дети».


Это знаменитая фотография Ельцина, демонстративно стоящего на танке во время фальшивого переворота КГБ-ЦРУ в августе 1991 года, который подтолкнул Ельцина к вершине власти.


Генерал Филипп Бобков был известен в Советском разведывательном сообществе как «мозг КГБ». Он возглавлял знаменитое управление политической полиции КГБ, ответственное за контроль внутреннего инакомыслия, печально известное пятое Главное управление КГБ. Его положение позволяло ему выезжать за границу и налаживать контакты на Западе, в том числе с западной разведкой, не вызывая излишних подозрений.[20] Алексей Кондауров, ещё один генерал КГБ, работавший с Бобковым, позже работал в «ЮКОС Ойл» Ходорковского и одно время был членом фракции КПРФ Государственной Думы Российской Федерации, имея иммунитет от государственного преследования.[21]

Кондауров и Александр Конаныхин [22] также сыграли ключевую роль, чтобы привести малоизвестного регионального политика и строителя Бориса Ельцина из глубинки Свердловска на передний план политики в Советской России, а затем и в постсоветской Российской Федерации, сделав его известным Михаилу Горбачёву как свежий, молодой голос.[23]


Генерал-перебежчик КГБ Алексей Кондауров, ключевой сторонник Ельцина, впоследствии играл одну из главных ролей в нефтяной компании ЮКОС Ходорковского, став очень богатым в процессе этой деятельности.


Третьим генералом КГБ, тесно связанным с деятельностью Ельцина, был Александр Коржаков, личный телохранитель Ельцина с 1985 года. Он стоял рядом с Ельциным в августе 1991 года, когда тот залез на танк рядом с российским Белым домом, где тогда находился Верховный Совет России.[24] Этот танковый трюк с Ельциным стал поворотным моментом во время фальшивой попытки переворота КГБ против Горбачёва, которая выдвинула Ельцина на передний план как лидера российской «демократической» оппозиции с помощью CNN и других основных американских и западных СМИ. Всё было тщательно организовано.[25]

Двумя месяцами ранее коррумпированные генералы КГБ, связанные с ЦРУ, обеспечили 50% финансирования кампании Ельцина для его успешных президентских выборов в июне 1991 года в недавно провозгласившей суверенитет Российской Федерации, когда он победил предпочтительного кандидата Горбачёва Николая Рыжкова. Это придало Ельцину неоценимый авторитет как оппозиции Горбачёву. Ельцин наградил Конаныхина банковской лицензией на открытие первого российского банка с международной лицензией на торговлю валютой – Всероссийского биржевого банка. В 1992 году Конаныхин сопровождал Ельцина в Вашингтон для встречи с президентом Джорджем Бушем.[26]

Банк «Менатеп» Ходорковского был ещё одним фронтом для операций по отмыванию денег, проводимых генералами КГБ Филиппом Бобковым и Алексеем Кондауровым. Эти операции были санкционированы лично президентом Борисом Ельциным.

Начиная с 1987 года, Горбачёв, который отчаянно искал пути реформирования советской экономики, был убеждён генералами КГБ, чтобы позволить освоение западной рыночной экономики выбранными КГБ молодыми коммунистическими «предпринимателями», отобранными из Комсомольской молодежной организации. Молодые предприниматели создавали в СССР небольшие предприятия, которым разрешалось налаживать партнёрские отношения с западными предпринимателями. Эти небольшие компании, торгующие компьютерами и подобными предметами, покупаемыми на Западе, обычно возглавляли сотрудники КГБ. С точки зрения того, что произойдёт после 1991 года, важно, что эти предприятия имели редкую привилегию получать валюту наличными, в долларах США, из советского Госбанка.[27]

Важным моментом являлось то, кто были эти западные финансовые или деловые партнёры, совершавшие преступления для этих проходимцев генералов КГБ. В начале деятельности Ельцина в начале 1990-х годов важную роль сыграли два банка. Одним из них был «Риггс-банк» в Вашингтоне, округ Колумбия, вторым был республиканский банк Нью-Йорка Эдмонда Сафры, который присоединился к грабежам и отмыванию денег российских операций несколько месяцев спустя.[28]


Теневые фигуры «Риггс-банка»


В числе ключевых фигур в создании финансовой структуры для перемещения фондов ельцинской «семьи» из России был бывший заместитель директора Совета национальной безопасности в администрации Рейгана-Буша и экс-посол США в НАТО по имени Альтон Голд Киль-младший. В 1989 году, когда коррумпированные советские генералы КГБ и их молодые протеже создавали банк «Менатеп» и организовывали разграбление активов Коммунистической партии и Советов, Киль начал свою деятельность с известным вашингтонским «Риггс-банком», который был связан с ЦРУ и известен со времени организованной ЦРУ в 1960 году операции в Заливе Свиней.[29]

Бывший заместитель директора Совета национальной безопасности Альтон Г. Киль был заместителем председателя «Риггс-банка», ответственным по вновь созданной «Риггс-банком» Международной банковской группе, которая включала в себя новую структуру, «Риггс Вальмет С. А.». Джонатан Дж. Буш, «персональный банкир» и брат президента США, работал с Килем по созданию аппарата «Риггс Вальмет» по отмыванию денег в Женеве, помогая «Риггс-Банку» в покупке значительной доли компании «Вальмет С. А.» в Женеве для создания «Риггс Вальмет С. А.».[30]

Джонатан Дж. Буш в то время был главой компании «J. Bush & Co.», которая предоставляла «конфиденциальные банковские услуги» для посольств неназванных иностранных правительств в Вашингтоне. В 1997 году, в разгар ельцинской оргии грабежа, Джонатан Буш решил продать свою «J. Bush & Co.» «Риггс-банку» в Вашингтоне. Буш был назначен генеральным директором новой компании «Riggs Investment», базирующейся в Коннектикуте, когда разграбление Российской Федерации во второй срок Ельцина было в самом разгаре.[31]

Кроме того, непосредственно с Килем в проведении операции по отмыванию российских денег «Риггс-банка» работал обученный ЦРУ банкир по имени Картер Биз, который обучался на учебных объектах ЦРУ Военного колледжа Армии США. В 1992 году Джордж Буш-старший также назначил Биза комиссаром комиссии по ценным бумагам и биржам США, что было весьма полезной должностью для сокрытия расследований в отношении российских активов, отмываемых американскими корпорациями.

Картер Биз был президентом некой структуры, называемой «Riggs Capital Partners». В то же время он занимал ключевую должность в «Риггс», которая должна была способствовать отмыванию украденных российских активов – Биз был председателем частного американского инвестиционного банка «Alex. Brown & Sons». Короче, те же связанные с ЦРУ лица соединяли женевскую «Риггс Вальмет С. А.» с «Alex. Brown», который позже стал частью «Bankers Trust», и в конечном итоге был продан «Дойче Банку» в 1999 г.[32]

Когда «New York Bankers Trust» купил «Alex. Brown», Биз стал заместителем председателя «Bankers Trust», ещё одного банка, который был глубоко вовлечён в российские финансовые скандалы Ельцина. Примечательно, что «Bankers Trust», начиная с 1982 года через свою дочернюю компанию «Bankers Trust Zurich», также считается хранилищем больших количеств украденного золота Маркоса.[33]

Вместе с Бизом в «Alex. Brown» был консультант ЦРУ по имени Элвин Бернард «Баззи» Кронгард. Когда «Bankers Trust» приобрел «Alex. Brown», Кронгард стал заместителем председателя «Bankers Trust» наряду с Картером Бизом. В 1998 году, когда рухнул российский рубль, Баззи Кронгард «формально» вступил в ЦРУ, где вскоре стал исполнительным директором, третьим по влиятельности постом в ЦРУ.[34]

Эти четыре связанные с ЦРУ теневые фигуры «Риггс-Банка» – Биз, Кронгард, Джонатан Буш и Киль – присоединились к секретной женевской финансовой организации под названием «Вальмет С. А.», чтобы сформировать совместное предприятие с «Риггз» под названием «Риггз Вальмет С. А.».


Риггз Вальмет С. А.


В 1988 году Джордж Буш-старший и его «старые парни», «отставная» сеть ЦРУ, с помощью брата Буша Джонатана, создали швейцарскую финансовую организацию «Riggs Valmet S. A.», со штаб-квартирой по адресу 14 Chemin Rieu в Женеве. «Riggs Valmet S. A.», юридически зарегистрированная на оффшорном острове Мэн, была организована для создания подставных компаний и счетов для сокрытия и отмывания денег, первоначально для компаний, контролируемых Ходорковским из банка «Менатеп», Романом Абрамовичем, Борисом Березовским и другими избранными «детьми» коррумпированных советских генералов КГБ. Женевское отделение использовало секретность оффшорного банка на острове Мэн для дальнейшего сокрытия бумажного следа.[35]

Без доступа к крупным западным банкам новым ельцинским олигархам никогда бы не удалось вывести десятки миллиардов долларов из России и других новых независимых бывших частей Советского Союза в западные оффшорные зоны. Для сети ЦРУ Буша целью было постоянно сливать средства из России на счета их избранных банков на Западе.

«Valmet S. A.», женевский предшественник совместного предприятия с Riggs, была зарегистрированным в Гибралтаре, базирующимся в Женеве глобальным трастовым бизнесом, основанным в 1975 году Кристианом Мишелем, который когда-то описал себя как «человек, сделавший себя сам».[36]


Менатеп, Руником и РКБ


К 1994 году ближайшими партнёрами или «клиентами» «Riggs Valmet» были банк «Менатеп» Михаила Ходорковского и «Runicom S. A.», зарегистрированное в Швейцарии подразделение гигантской российской компании «Сибнефть Ойл», которая, в свою очередь, находилась тогда под контролем Романа Абрамовича и его тогдашнего партнёра Бориса Березовского, а также московский банк РКБ.[37]

Для удобства, крупную скандально известную американскую бухгалтерскую фирму Артура Андерсена сделали бухгалтером компании «Runicom». Сам Артур Андерсен позже растворился в волне коррупционных бухгалтерских скандалов с участием таких компаний, как корпорация «Энрон» Кена Лея, ещё одной близкой корпорации семьи Бушей, которая использовалась для отмывания российских энергетических активов.[38] Третьим крупным российским клиентом «Riggs Valmet» в 1994 году стал московский Российский кредитный банк РКБ.

Группа Михаила Ходорковского «Менатеп Лимитед» с её банком «Менатеп» к середине 1990-х годов превратилась в холдинговую компанию стоимостью 29 миллиардов долларов, вовлечённую в многочисленные скандалы с отмыванием денег. С 1989 по 1991 год Леонид Невзлин был президентом банка «Менатеп», а затем до 1996 года – заместителем председателя правления. В ноябре 1995 года банк «Менатеп» принял участие в мошенническом аукционе, в результате которого он захватил нефтяную компанию «ЮКОС» в рамках операции «Хаммер» по захвату контроля над крупными российскими энергетическими активами. В 1996 году Невзлин стал вице-президентом «ЮКОСа», 78% акций которого принадлежало «Менатепу».[39]

Ещё одним партнёром банка Ходорковского по отмыванию денег «Менатеп» стал Константин Кагаловский, который в ноябре 1994 года был назначен заместителем председателя банка «Менатеп».

Удобно, что Кагаловский был также представителем России в Международном Валютном Фонде с 1992 по 1995 год и был женат на Наташе Гурфинкель-Кагаловской, бывшем старшем вице-президенте банка Эдмонда Сафры по отмыванию денег в Нью-Йорке. В то время банк Сафры в Нью-Йорке преследовался в США за скандал с уклонением от уплаты налогов, связанный с 7 миллиардами долларов, направленными из России с 1996 по 1999 год.[40]

Во время клептократического президентства Бориса Ельцина компания «Runicom S. A.» имела преимущество, которым обладали немногие конкуренты. Наряду с Абрамовичем и Березовским третьим партнёром в «Runicom S. A.» был Леонид Дьяченко [41], зять президента Ельцина.[42]

К концу 1990-х годов, когда миллиарды долларов средств МВФ, отправленных в Россию – якобы для предотвращения государственного рублёвого дефолта – исчезли, швейцарский судья показал, что у него были доказательства того, что «Руником» Березовского и его «Сибнефть Ойл» были причастны к расхищению миллиардов чрезвычайных кредитов МВФ перед дефолтом 1998 года в России.[43]


Кража советского золота


Одной из важнейших операций разграбления Бушем Советского Союза, в рамках его плана из четырёх частей, был захват государственных золотых запасов. Это произошло в начале процесса разграбления, в марте 1991 года, за несколько месяцев до распада Советского Союза. Кража будет иметь решающее значение для того, чтобы предотвратить монетарную защиту рубля и, таким образом, позволить финансистам Вашингтона – таким как Джордж Сорос и друзья – дестабилизировать и серьёзно девальвировать валюту, сделав российские рублёвые активы значительно дешевле для Сороса и других долларовых инвесторов.

В ноябре 1991 года, всего через три месяца после фальшивого августовского путча 1991 года генералов КГБ против Горбачёва, который был использован для выдвижения на первый план малоизвестного советского чиновника Бориса Ельцина в качестве поборника демократии и новой России, председатель президиума Госбанка СССР Виктор В. Геращенко сделал шокирующее краткое заявление в российском парламенте, Верховном Совете. Из примерно 2000-3000 тонн государственного золотого запаса Госбанка, тогда оценивавшегося в 35 миллиардов долларов по рыночной цене, удалось учесть менее 400 тонн. Он сказал потрясённым членам парламента, что «понятия не имеет», что случилось с пропавшим золотом.[44] Это, конечно, было ложью.

После 1989 года, будучи главой Госбанка, Геращенко создал оффшорную компанию «Financial Management Co.», известную как FIMACO, зарегистрированную на острове Джерси на Нормандских островах, расположенных в проливе Ла-Манш близ Нормандии, для операций с валютными резервами России. Джерси имеет любопытный правовой статус не как часть Соединённого Королевства, Содружества наций или Европейского Союза, а как часть Британской империи. Это сделало его свободным от европейского надзора, идеальным местом для сокрытия денежных сделок.

По некоторым оценкам, в управлении оффшорного фонда ФИМАКО в период между 1993 и 1998 находилось 37 миллиардов долларов. Фирма была дочерней компанией «Eurobank of Paris» или «Banque Commerciale pour L'Europe du Nord», 78% акций которого принадлежало российскому центральному банку, возглавляемому Геращенко. ФИМАКО вывезла миллиарды долларов российских валютных (в основном долларовых) резервов из России в ельцинскую эпоху, когда Геращенко был председателем постсоветского независимого Центрального Банка России.[45]

Не упустив случая, благоразумный Ельцин после фальшивой попытки государственного переворота КГБ в августе 1991 года вместе с Министерством финансов Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (РСФСР) претендовал на власть над Министерством финансов всего СССР, Государственным банком СССР и Банком внешнеэкономической деятельности. Это означало, что советские институты не могли выполнять никаких поручений без согласия правительства РСФСР, президентом которой был Ельцин. Министром финансов был Орлов Владимир Ефимович. По состоянию на август 1991 года Ельцин и Орлов контролировали все миллиарды долларов советского золотого запаса.[46] (В следующей главе мы узнаем загадочную судьбу этого золота.)

Чтобы замести следы пропавшего золота и сделать вид, что его правительство невиновно, Ельцин, по совету двух бывших генералов КГБ, объявил, что нанял Нью-Йоркскую финансовую детективную фирму «Jules Kroll Associates» для отслеживания местонахождения советского золота, а также примерно 14 миллиардов долларов советской Коммунистической партии и других активов. «Kroll Associates», которая была связана с созданной ЦРУ страховой группой «AIG» Хэнка Гринберга и известна в США как «частное ЦРУ», была связана с ЦРУ, Моссадом и МИ-6. Неудивительно, что несколько месяцев спустя министр финансов и адвокат шоковой терапии Ельцина Егор Гайдар объявил, что «Kroll Associates» отстранена от расследования, так как «не было никаких результатов» в попытке найти миллиарды долларов пропавшего золота советского Госбанка.[47]


Приходят Сафра, Сорос и Ротшильд


По мере того, как масштабы операции по разграблению Российской Федерации Ельцина становились такими гигантскими, «Риггс» и «старые парни» Буша из ЦРУ решили привлечь другую доверенную группу, чтобы помогать выводить средства из России.

«Риггс-банк» быстро укреплял банковские отношения с парой старых деятелей ЦРУ из операции «Иран-контрас-оружие-за-наркотики», швейцарским банкиром Барухом «Брюсом» Раппапортом, теневым финансистом, родившимся в Хайфе у родителей – русских эмигрантов, и Альфредом Хартманом, его партнёром. Через эту группу Джордж Сорос намеревался открыть новый фронт против рубля. В свою очередь Раппапорт и Хартманн подключили «Bank of New York», а из Израиля – группу Айзенберга, связанную с израильским Моссадом.[48]

Раппапорт, бизнес-партнёр Билла Кейси, директора ЦРУ при Рейгане – человека, который создал идею частного «Национального фонда демократии» в качестве прикрытия для грязных операций ЦРУ – также владел значительной долей банка Эдмона Сафры в Нью-Йорке. Кроме того, Раппапорт создал совместное с Сафрой швейцарское предприятие под названием «Bank of New York – Inter Maritime Bank». Деятельность банка «Bank of New York – Inter Maritime Bank» в 1999 году была охарактеризована федеральными следователями США как «возможно, одна из крупнейших схем отмывания денег в Соединённых Штатах».[49]

Президент Джордж Буш-старший хорошо знал Раппапорта по его роли в содействии созданию пресловутого международного банка по отмыванию денег ЦРУ «Bank of Credit and Commerce International» (BCCI), зарегистрированного в Люксембурге с головными офисами в Карачи и в Лондоне.

В 1987 году, когда Буш всё ещё был вице-президентом Рейгана, Раппапорт находился под следствием независимого юрисконсульта США за предполагаемую деятельность от имени директора ЦРУ Уильяма Кейси, в том числе покупку фермы Антигуан в Вест-Индии для израильских торговцев оружием, которые были значительными клиентами BCCI в Майами. Американское расследование также рассматривало обстоятельства, стоящие за помещением Альфреда Хартмана, в то время сотрудника BCCI, в совет директоров «Inter Maritime Bank of Geneva and New York». BCCI был крупным оффшорным частным банком, работавшим с 1970-х годов, пока его не принудили закрыться в 1991 году Великобритания и другие финансовые регуляторы. Он был известен как банк «чёрных операций» ЦРУ, медельинского наркокартеля и даже Совета национальной безопасности США.[50]

Банк Эдмона Сафры в Нью-Йорке получил 20% акций банка Раппапорта «Bank of New York – Inter Maritime Bank» в Женеве. Начиная с 1992 года, когда ЦРУ начало разграбление России через подобранных олигархов, таких как Ходорковский и Березовский, банк Сафры «Bank of New York – Inter Maritime Bank» был глубоко вовлечён в отмывание миллиардов для избранного круга олигархов Ельцина. В 1997 году Раппапорт был также удобно назначен послом в ельцинской России правительством Антигуа, живописного Карибского острова, где имел банковскую лицензию его «Swiss American Bank, Ltd.». Антигуа стала основным пунктом назначения награбленных денег российских олигархов.[51]

Как и в большинстве всех незаконных операций по разграблению миллиардов из хаотичной Российской Федерации в годы Ельцина, президент Джордж Буш-старший, бывший глава ЦРУ, использовал старых приятелей из прошлых незаконных операций ЦРУ, таких как Раппапорт, в тёмном мире, где ЦРУ, Моссад и организованная преступность пересекались в качестве близких коллег по преступности и шпионским интригам.

Джордж Сорос, который спонсировал гарвардского экономиста Джеффри Сакса, архитектора польской шоковой терапии, вступил на путь непристойно прибыльных российских приватизационных сделок вместе с ключевыми российскими олигархами, которые решили работать с Бушем и ЦРУ, чтобы грабить свою родную Россию.

Сорос был крупным сторонником захвата российского телекоммуникационного гиганта «Связьинвест». В 1994 году лондонская «Гардиан» прокомментировала: «Исключительная роль Сороса, не только как самого успешного инвестора в мире, но теперь, как единственную фигуру фантастически мощного иностранного влияния во всей бывшей советской империи, привлекает больше подозрений, чем любопытства».[52]

Именно на этом этапе лорд Джейкоб Ротшильд, отпрыск знаменитой банковской семьи, присоединился к Соросу, Раппапорту и Ходорковскому из «Менатепа», группе молчаливых покровителей крупных российских приватизационных сделок. В 2003 году, когда российское государство арестовало Ходорковского за отмывание денег и уклонение от уплаты налогов при покупке «ЮКОС Ойл» «Менатепом», отправив его в тюрьму, Ходорковский сообщил, что перед тем, как отправиться в тюрьму, он передал свои акции «ЮКОСа» лорду Ротшильду. Джейкоб Ротшильд вместе с Генри Киссинджером входит в международный консультативный совет «Открытой России» Ходорковского – «благотворительного фонда», который финансировал антипутинские правозащитные НПО в России.[53]

Связующим звеном «Riggs Valmet» и «Bank of New York – Inter Maritime Bank» для разграбления российских активов был в том числе и беглый швейцарский торговец нефтью и алюминием по имени Марк Рич. Рич, по сообщениям, агент Моссада [54], развивал деловые связи с некоторыми кругами КГБ, вовлечёнными в западный бизнес, начиная с 1983 года, когда он бежал из США в Цуг, Швейцария, чтобы избежать судебного преследования за нарушение иранского нефтяного эмбарго. Когда США ввели эмбарго на поставки зерна Советскому Союзу в 1983 году из-за роли СССР в Афганистане, Рич предложил своим высокопоставленным советским контактам получать зерно из других источников. В результате у него появились первые контакты в КГБ и советской иерархии, друзья, которым он помогал в великой схеме разграбления России после распада Советского Союза.[55]


Международный фонд приватизации и частных инвестиций


Генералы-мошенники КГБ и их приспешники, связанные с ЦРУ, ничего не оставили на волю случая в своих схемах грабежа. В сентябре 1991 года Владимиру Щербакову, последнему первому заместителю премьер-министра Советского Союза, было велено создать с двумя другими партнёрами Международный фонд приватизации и частных инвестиций. В 1990 году, незадолго до распада СССР, Щербаков, которому было всего сорок лет, также возглавлял советское агентство экономического планирования, Госплан, мягко говоря, стратегический пост.[56]

Второго партнёра Международного фонда Щербакова по приватизации и частным инвестициям так и не раскрыли. Третьим партнёром стала теперь уже пресловутая австрийская фирма «Nordex Energy GmbH», связанная с «любимым банкиром» Ельцина Олегом Бойко. Бойко и его группа «Олби» имели дело, среди прочего, с колумбийским кокаиновым картелем, который финансировал «демократическую» партийную организацию Егора Гайдара, царя ельцинской шоковой терапии, с которым мы встретимся в следующей главе.[57]

Международный фонд Щербакова по приватизации и частным инвестициям станет одной из крупнейших организаций, участвовавших в скандале с отмыванием денег в «Bank of New York». Интерпол сообщил, что Марк Рич был одним из основателей «Nordex Energy GmbH». Примечательно, что в одном из своих заключительных актов в качестве президента Билл Клинтон помиловал Марка Рича, как считают некоторые, за службу Рича Соединённым Штатам в организации распада Советского Союза, хотя причины, которыми руководствовался Клинтон, никогда не были обнародованы.[58]

Эта сеть связанных с ЦРУ западных банкиров, коррумпированных генералов КГБ и их протеже Бориса Ельцина создала почву для массового хищения государственных активов Российской Федерации при президенте Борисе Ельцине и его печально известном министре финансов Егоре Гайдаре. Она называлась шоковой терапией, и её привезли в Россию Джордж Сорос и нанятая рука Сороса, экономист из Гарварда Джеффри Сакс.


Примечания

1. Vladimir Putin, Putin: The USSR did not need to collapse, September 23, 2016, Gazeta.ru, translated in http://rbth.com/politics_and_society/2016/09/23/putin-the-ussr-did-not-need-to-collapse_632695.

2. E.P. Heidner,* Collateral Damage US Covert Operations and the Terrorist Attacks on September 11 2001, https://wikispooks.com/w/images/d/db/Collateral_Damage_-_part_1.pdf. (*Хайднер считается псевдонимом бывшего сотрудника американского бюро РУМО военно-морской разведки), pp. 4-5.

3. Ibid.

4. Mort Zuckerman, cited in private email from Karon von Gerhke-Thompson to the author, 14 August, 2011.

5. F. William Engdahl, A Century of War: Anglo-American Oil Politics, edition.engdahl, 2012, pp. 202-203.

6. Zbigniew Brzezinski, The CIA’s Intervention in Afghanistan, Le Nouvel Observateur, Paris, 15-21 January 1998, reprinted in http://www.globalresearch.ca/articles/BRZ110A.html

7. E.P. Heidner, Collateral Damage US Covert Operations and the Terrorist Attacks on September 11, 2001, https://wikispooks.com/w/images/d/db/Collateral_Damage_-_part_1.pdf.

8. Sterling Seagrave and Peggy Seagrave, Gold Warriors: America’s Secret Recovery of Yamashita’s Gold, Verso Press, 2005

9. Ibid.

10. Ibid., p.196.

11. Michael Barker, The American Hijacking Of The Philippines People Power Struggle, Swans.com, May 23, 2011, http://www.swans.com/library/art17/barker79.html

12. Sterling Seagrave, op. cit.

13. Wikipedia, Barrick Gold, https://en.wikipedia.org/wiki/Barrick_Gold#Founding_and_early_years

14. Wikipedia, Peter Munk, https://en.wikipedia.org/wiki/Peter_Munk.

15. E.P. Heidner, op. cit.

16. Ibid.

17. Ibid.

18. Ibid.

19. E.P. Heidner, op. cit.

20. Wikipedia, Phillip Bobkov, https://en.wikipedia.org/wiki/Philipp_Bobkov

21. Wikipedia, Alexei Kondaurov, https://en.wikipedia.org/wiki/Alexei_Kondaurov

22. Конаныхин и его жена уехали из России в 1992 году в США, а в 1999 году, когда Путин стал исполняющим обязанности президента, сменив Ельцина, получили политическое убежище в Соединённых Штатах. К тому времени у него были российский, итальянский и аргентинский паспорта. Соучредитель и первый президент «Менатепа» Леонид Невзлин занимал различные руководящие должности в дочерней компании группы «Менатеп» - нефтяной компании «ЮКОС» - и удобно имел израильский, а также российский паспорта. Бывший генерал КГБ Алексей Кондауров стал главным аналитиком «ЮКОСа», а затем депутатом Государственной Думы РФ от Коммунистической партии. Партнёр Кондаурова по КГБ генерал Филипп Бобков официально ушёл в отставку в 1991 году и организовал частную службу безопасности, в которую вошли тысячи его бывших коллег из КГБ, в компании «Медиа-Мост» российского олигарха Владимира Гусинского, основателя Российского еврейского конгресса и в 1989 году делового партнера вашингтонской корпоративной юридической фирмы «голубой крови» «Arnold & Porter». Весь архив 5-го управления КГБ был захвачен компанией «Медиа-Мост».

23. E.P. Heidner, op. cit.

24. Gordon Logan, Understanding The Moscow Coup of August 1991, 24 August 2001, https://cryptome.org/moscow-91.htm

25. Wikipedia, Alexander Korzhakov, https://en.wikipedia.org/wiki/Alexander_Korzhakov.

26. E.P. Heidner, op. cit.

27. Vladimir Ivanidze, RUSSIAN SECRET SERVICES AND THE MAFIA, The Independent Information Centre Glasnost - Caucasus, The Eurasian Politician - Issue 4 (August 2001) http://users.jyu.fi/~aphamala/pe/issue4/kgbmafia.htm

28. Karon von Gerhke-Thompson, Khodorkovsky’s War Chest: I Was First to Penetrate Menatep Bank’s Money-Laundering Operation, private e-mail from former CIA financial consultant, Karon von Gerhke-Thompson, to the author, 14 August, 2011.

29. Catherine Belton, Khodorkovsky’s High Stakes Gamble, Moscow Times, 16 May, 2005, http://www.moscowtimes.ru/stories/2005/05/16/001.html

30. Alan A. Block, Constance A. Weaver, All Is Clouded..., Op. Cit., p. 119

31. Wikipedia, Jonathan Bush, https://en.wikipedia.org/wiki/Jonathan_Bush

32. Alan A. Block, Constance A. Weaver, All Is Clouded by Desire: Global Banking, Money Laundering, and International Organized Crime, Praeger, 2004, p. 125 ff.

33. David G. Guyatt, Project Hammer Reloaded, Part 2 of 2, Nexus Magazine, Volume 10, Number 6 (October-November 2003), http://cruinthe.tripod.com/nexus/articles/projecthammer2.html

34. Wikipedia, A.B. Krongard, https://en.wikipedia.org/wiki/A._B._Krongard.

35. Fax from Christian Michel, Valmet S.A. to Peter Bond, Isle of Man regarding Isle of Man registered Khodorkovsky company, Jamblick Ltd. May 22, 1991, http://www.pravdambk.org/pdf/Tom010+/-312-315.pdf.

36. Wikiliberal, Christian Michel, http://www.wikiberal.org/wiki/Christian_Michel

37. Alan A. Block, op. cit., pp. 140-142.

38. Ken Brown and Ianthe Jeanne Dugan, Arthur Andersen’s Fall From Grace Is a Sad Tale of Greed and Miscues, The Wall Street Journal, June 7, 2002, http://www.wsj.com/articles/SB1023409436545200

39. Wikipedia, Bank Menatep, http://www.wikiwand.com/en/Bank_Menatep

40. Ibid.

41. Michael Wines, Runicom and Yeltsin Son in Law at Center Of Rich Network of Influence, October 7, 1999, http://www.nytimes.com/1999/10/07/world/yeltsin-son-in-law-at-center-of-rich-network-of-influence.html

42. Alan A. Block, op. cit., p. 140-142.

43. Ibid., p. 142.

44. Blog post, Organized crime and the former Soviet Union, http://www.marxmail.org/archives/February99/crime_ussr.htm

45. David Hoffman, Russian Central Bank Accused of Scheme, Washington Post, February 27, 1999, http://www.washingtonpost.com/wpsrv/inatl/longterm/russiagov/stories/bank022799.htm.

46. Wikipedia, Ministry of Finance (Soviet Union), https://en.wikipedia.org/wiki/Ministry_of_Finance_(Soviet_Union)#CITEREFLCitSU1992

47. Yegor Gaidar, Days of Defeat and Victory, University of Washington Press, 1996, forward by Michael McFaul, later to be US Ambassador to Russia, p. 117.

48. Edward Hendrie, 9/11: Enemies Foreign and Domestic, 2011, Great Mountain Publishing, p.125. See also, E.P. Heidner, op. cit.

49. Timothy L. O’Brien, Raymond Bonner, Russian Money Laundering Investigation Finds a Familiar Swiss Banker in the Middle, August 22, 1999, http://www.nytimes.com/1999/08/22/world/russian-money-laundering-investigation-finds-familiar-swiss-banker-middle.html.

50. Wikipedia, Bank of Credit and Commerce International, https://en.wikipedia.org/wiki/Bank_of_Credit_and_Commerce_International

51. Juliet Benjamin, Rappaport Dies, The Antigua Daily Observer, January 9, 2010, http://antiguaobserver.com/rappaport-dies/

52. London Guardian, 1994, cited in http://theunhivedmind.com/UHM/jewish-dominance-in-the-capitalist-takeover-of-todays-russia/

53. Wikipedia, Open Russia, https://en.wikipedia.org/wiki/Open_Russia; E. P. Heidner, op cit.; https://www.sourcewatch.org/index.php?title=Open_Russia_Foundation

54. Edward Hendrie, op. cit.

55. Newsmax, Mark Rich Helped KGB Create Hidden Government, March 31, 2001

56. Forbes, Billionaire Profile: Vladimir Shcherbakov, 2015, http://www.forbes.com/profile/vladimir-scherbakov/

57. Vladimir Ivanidze, RUSSIAN SECRET SERVICES..., op. cit.; See also James A. Leach, Russian Money Laundering: Congressional Hearing, p. 281.

58. E.P. Heidner, op. cit.


ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ. Сорос и гарвардские мальчики присоединяются к Ельцину и КГБ


«Сейчас мы знаем, что сотрудники ЦРУ США действовали в качестве консультантов Анатолия Чубайса. Но забавнее то, что по возвращении в США они были привлечены к ответственности за нарушение законов своей страны и за незаконное обогащение в ходе приватизации в Российской Федерации».

– Владимир Путин, 2013 г.[1]


Гарвардские мальчики Сороса идут на убийство


Как только мошенники бывшие генералы КГБ и подобранные ими ставленники разграбили золотой запас ныне несуществующего Советского Союза и украли значительные финансовые средства удобно запрещённой Коммунистической партии – всё с благословения и при попустительстве Ельцина и его ближайшего окружения – «старые парни» Буша из ЦРУ были готовы к запуску следующего этапа: планомерного захвата стратегических отраслей советской государственной промышленности в энергетической, сырьевой и военной отраслях посредством диктуемых МВФ операций по приватизации, которые выполняли ельцинский министр финансов Егор Гайдар и его сообщник Анатолий Чубайс.

В ноябре 1991 года Чубайс стал министром в кабинете Ельцина, где он управлял портфелем «Росимущества» – Федерального агентства по управлению государственным имуществом, которое Ельцин назначил ответственной организацией за разработку приватизации государственных компаний в России. Гайдар и Чубайс работали в союзе с Джорджем Соросом, спекулянтом с Уолл-Стрит и «коллегой» из «Национального фонда демократии» (НФД), фасада ЦРУ. Сорос, в свою очередь, привёл в ельцинские круги гарвардского архитектора польской «шоковой терапии экономики» Джеффри Сакса и других своих американских «друзей».

Джордж Сорос и его Фонды открытого общества были связаны с ЦРУ посредством китайских спецслужб и других структур. Его институты Открытого общества, казалось, начинали работать просто случайно в каждой ситуации, когда НФД, ЦРУ и Государственный департамент США стремились сменить режим на про-вашингтонское правительство.

Ещё в 1987 году, когда Горбачёв возглавлял Советский Союз, Сорос воспользовался усилиями советского режима по реформированию, основав в Москве Институт открытого общества. Там он давал деньги ключевым исследователям и другим лицам для поддержки «исследований рыночной экономики».[2]

Всеми действиями Ельцина руководили сотрудники ЦРУ и КГБ, в частности генералы КГБ Филипп Бобков, Алексей Кондауров и личный телохранитель Ельцина генерал Александр Коржаков. Это была группа, которая, в координации с Джорджем Бушем-старшим и его «старыми парнями» из ЦРУ, организовала фальшивую попытку «переворота» КГБ против Горбачёва, которая сделала Ельцина, при поддержке основных западных СМИ, новым российским поборником демократии.

В декабре 1991 года, через четыре месяца после этого фальшивого переворота, Ельцин, тогдашний президент Российской Советской Федеративной Социалистической Республики – крупнейшей «республики» в составе Советского Союза – встретился с президентами Украины и Белоруссии и подписал так называемые Беловежские соглашения, объявив о роспуске СССР, формально существовавшего с 1922 года. Это была ключевая нота в поддерживаемом США перевороте, чтобы начать разграбление России. К тому времени Горбачёв был окончательно дискредитирован и с позором ушёл в отставку.


Шоковая терапия в России


В рамках Беловежских соглашений вновь созданная Российская Федерация приобрела правовой титул на все государственные активы бывшего СССР, ныне несуществующего, и взяла на себя все внешние долги СССР. Ельцину было велено назначить тридцатидвухлетнего друга Джорджа Сороса Егора Гайдара своим экономическим царём. Гайдар, который формально был назначен министром финансов новой Российской Федерации в феврале 1992 года, назначил другого молодого экономиста Анатолия Чубайса своим директором по приватизации государственных активов.


Два молодых экономиста, управляемых США, Анатолий Чубайс (слева) и Егор Гайдар (справа), реализовали гарвардскую программу шоковой терапии, чтобы грабить Россию для себя и своих западных друзей.


Затем Гайдар был доставлен в Польшу окружением Сороса, чтобы изучить польскую модель «шоковой терапии», процесса, который был предложен молодым гарвардским экономистом Джорджа Сороса, Джеффри Саксом. Вернувшись в Москву, Егор Гайдар, используя польский пример Сакса, убедил Ельцина «разрешить ценам расти, чтобы увеличились поставки, и ликвидировать торговые барьеры, чтобы иностранные товары начали заполнять полки магазинов».[3]

Это была ложь. Советская экономика была самодостаточна во всём, кроме, пожалуй, бананов и кофе. Магазины были наполнены до ноября 1991 года, когда Ельцин объявил точную дату отмены ценового контроля – 31 декабря того же года. Владельцы магазинов быстро прятали свой товар, дожидаясь прибыли от объявленного снятия контроля над ценами. Магазины внезапно опустели. В течение недели после выступления Ельцина москвичам ввели нормирование. Это было только начало десятилетия экономического ужаса для большинства российских граждан.[4]


Гарвард, ЦРУ и Ларри Саммерс


С января 1993 года Гайдара инструктировало и руководило им казначейство США новой администрации Клинтона. Ключевым лицом в казначействе для последующего разграбления ельцинской России под руководством Гайдара и Чубайса был бывший гарвардский экономист по имени Ларри Саммерс. Саммерс использовал мощное влияние казначейства США, чтобы направить доллары Международного валютного фонда (МВФ) голодному до денег правительству Ельцина, советуя Ельцину и Гайдару, что Россия должна быть открыта для неограниченного импорта, если они хотят получить кредиты МВФ и другие западные кредиты.

Гайдар вскоре стал проводить политику, которая отвечала требованиям Вашингтона и новых олигархов КГБ из банка «Менатеп» Михаила Ходорковского и других банков. Вследствие гайдаровских указов российское производство должно было обанкротиться в условиях неограниченной внешней конкуренции, но, что любопытно, отечественные банки должны были быть защищены от конкуренции.[5]

После победы Билла Клинтона на выборах в США в ноябре 1992 года Ларри Саммерс, новый заместитель министра финансов США, ответственный за российские «реформы», сам бывший профессор экономики Гарварда, привёл в Москву группу своих бывших коллег из Гарварда, включая советника Джорджа Сороса по польской шоковой терапии Джеффри Сакса и профессора экономики Андрея Шлейфера под эгидой Гарвардского института международного развития (ГИМР). Именно треугольник Сакса-Шлейфера-Саммерса существенно срежиссировал все ключевые аспекты в реализации «шоковой терапии» Гайдара-Чубайса в первые ельцинские годы.[6]

В 1991 году, до прихода в казначейство администрации Клинтона, Саммерс был главным экономистом Всемирного банка. Там Саммерс предложил своего бывшего гарвардского студента Шлейфера, гражданина Америки российского происхождения, в качестве «советника» правительства Ельцина. Вскоре после того, как Саммерс стал заместителем министра финансов в администрации Клинтона в начале 1993 года, Шлейфер присоединился к ГИМР Джеффри Сакса в Москве в качестве директора проекта.

ГИМР был выбран Саммерсом в качестве ключевого консультативного агентства для работы с Гайдаром и Чубайсом по организации колоссального грабежа, известного как российская приватизация. Из своего вашингтонского казначейства Саммерс выбрал всех ключевых участников приватизационного разграбления Чубайсом России в начале 1990-х годов. Это то, что можно назвать гарвардской мафией.

Саммерс нанял Дэвида Липтона из Гарварда, бывшего партнёра-консультанта компании «Jeffrey D. Sachs & Associates», на должность заместителя помощника министра финансов по делам Восточной Европы и бывшего Советского Союза. Сакс был назначен директором ГИМР в 1995 году. ГИМР Сакса получил гранты USAID для «работы» института в России от своего бывшего партнёра, теперь в казначействе, Дэвида Липтона. Это был сплочённый круг, созданный Саммерсом.[7]

USAID известно как фасадное агентство ЦРУ, которое сохраняет роль ЦРУ при смене режимов за завесой благотворительного государственного агентства США по экономическому развитию. Это было ключевое денежное звено для руководства каждым шагом приватизационных операций Чубайса через гарвардских мальчиков Саммерса-Сакса.[8]

Гарвард был разумным выбором, чтобы быть практическим оператором ЦРУ для приватизации по Чубайсу. Деньги ЦРУ через фасад Гарвардского университета дали ауру беспристрастной академической респектабельности и правдоподобного отрицания того, за что в реальности несут ответственность ЦРУ и казначейство США. Шлейфер, родившийся в России эмигрант и протеже Саммерса, в возрасте немногим более тридцати лет уже был профессором экономики в Гарварде. Шлейфер стал руководителем российского проекта ГИМР в Москве.

Затем Саммерс привёл ещё одного гарвардского мальчика по имени Джонатан Хей, бывшего консультанта Саммерса из Всемирного банка. В 1991 году, ещё учась в Гарвардской школе права, Хей также стал старшим юридическим советником государственного приватизационного агентства ГКИ Чубайса. В 1992 году юрист Хей был назначен генеральным директором ГИМР в Москве. Хей имел огромные полномочия над подрядчиками, политикой и конкретными аспектами программы. Он не только контролировал доступ в круг Чубайса, но и был его представителем.[9]

Джонатан Хей и Андрей Шлейфер были идентифицированы позже как агенты ЦРУ. Несложно догадаться, что президент Владимир Путин в апреле 2013 года в ежегодном диалоге с российскими гражданами – хотя он осторожно не назвал имена – имел в виду именно Хея и Шлейфера, как установленных агентов ЦРУ, работавших с Чубайсом и Гайдаром в преступной российской приватизации:

Теперь мы знаем, что сотрудники ЦРУ США действовали в качестве консультантов Анатолия Чубайса. Но забавнее то, что по возвращении в США, они были привлечены к ответственности за нарушение законов своей страны и за незаконное обогащение в ходе приватизации в Российской Федерации. Они не имели права делать это в качестве активных сотрудников ЦРУ. В соответствии с американским законодательством им не разрешалось заниматься какой-либо коммерческой деятельностью, но они не могли устоять – это коррупция, понимаете.[10]

И Хей, и Шлейфер имели «защиту» Вашингтона, несмотря на то, что им пришлось заплатить многомиллионные штрафы, когда в 2006 году Окружной суд США в Бостоне оштрафовал их персонально на 2 миллиона долларов, а Гарвардский университет – на 26,5 миллиона долларов за эту незаконную деятельность в России. Саммерс, который к тому времени покинул Вашингтон, чтобы стать президентом Гарварда, был вынужден уйти в отставку из-за раскрытия в 2006 году своей роли в московских скандалах ГИМР. Однако перед отставкой Саммерсу удалось назначить Шлейфера на должность профессора Гарвардского университета. Позже Хей всплыл как основатель украинского отделения польского Центра социально-экономических исследований «свободного рынка» (CASE) во время государственного переворота ЦРУ в Киеве в 2014 году.[11]


Преступная гарвардская приватизация России


Преступная российская приватизация государственных активов, которую Хей и Шлейфер проводили вместе с Анатолием Чубайсом и Егором Гайдаром после 1992 года, была до мелочей продумана новыми американскими советниками Чубайса. Когда предложенная ваучерная приватизация получила холодный отклик от россиян, уже немного оправившихся от экономического шока освобождения цен, Хей и Шлейфер наняли ловких экспертов по связям с общественностью из компаний «Burson-Marsteller» и «Sawyer Miller Group» для разработки рекламной кампании в эфирных телеканалах, принадлежавших тогда вновь созданным российским олигархам, чтобы убедить россиян принять гайдаровско-чубайсовскую приватизационную аферу.

Схема приватизации Гарварда-Чубайса, начавшейся в 1992 году, была столь же простой, сколь и преступно мошеннической. Она была провозглашена Ельциным ещё в августе 1991 года указом президента в обход враждебного Верховного Совета.

Анатолий Чубайс, как руководитель Госкомимущества (ГКИ), выдал 150 миллионов «ваучеров» всем гражданам России. В свою очередь, граждане могли инвестировать свой ваучер в акции приватизируемых российских государственных компаний или магазинов, или продать его по рыночной цене. Поскольку большинство россиян были озабочены тем, когда, если когда-нибудь вообще, будет выплачена следующая пенсия или тем, где найти работу в разрушающейся экономике, что было предсказуемым результатом шоковой терапии Сакса-Гарварда-Чубайса, миллионы людей просто продали свои ваучеры за наличные.

С июня 1992 года ваучеры можно было купить или продать на каждом углу в России. Они торговались на новых московских «товарных биржах», созданных Джонатаном Хеем из Гарварда, а деньги USAID направлялись через ГИМР. Ваучерные инвестиционные фонды появились повсюду, чтобы собрать миллионы ваучеров граждан. Гайдар, Чубайс и их гарвардские советники сделали так, чтобы эти «инвестиционные фонды» не регулировались. По совету команды ГИМР Джеффри Сакса рубль внутри страны был сделан свободно конвертируемым в доллар США, что привело к дальнейшему ослаблению рубля и долларизации экономики.

За те двадцать месяцев, что продолжалась программа ваучерной приватизации, цены на ваучеры колебались от 20 до 4 долларов США за один ваучер. Поскольку они свободно торговались, олигархи-миллиардеры вокруг Ельцина могли их скупать по дешёвке, что они и делали.[12]

Почти шестьсот ваучерных фондов приобрели сорок пять миллионов ваучеров. Самый крупный из них, назвав себя «Первым ваучерным», собрал четыре миллиона ваучеров.[13]

При заявленной цене за ваучеры, Чубайс и его гарвардские мальчиков оценили всю российскую экономику, которая включала крупнейшую в мире никелевую компанию, некоторые из крупнейших мировых нефтегазовых компаний, включая «Сибнефть» и «Газпром»; «Русал», крупнейшую в мире алюминиевую компанию; обширные золотые рудники и целый ряд высокотехнологичных оборонных предприятий, на сумму, которая была меньше рыночной стоимости американской компании «Дженерал Электрик». На приватизационных аукционах, исходя из общего количества размещённых ваучеров, общая стоимость всей российской промышленной системы, включая шахты, нефтяные компании и заводы, составляла менее 12 миллиардов долларов. Это было воровство колоссального масштаба.[14] Номинальная стоимость каждого ваучера составляла 10 000 рублей, что, по словам Чубайса, было достаточно для покупки двух или даже трёх автомобилей марки «Волга», на тот момент самого дорогого массового российского автомобиля. Это была ложь.


Создание олигархов ЦРУ


Поскольку сети ЦРУ Буша, контролировавшие финансовую сторону ельцинской мафии, позволили избранным ельцинским олигархам стать первыми русскими с большими деньгами, эти олигархи смогли скупить сотни тысяч ваучеров и с их помощью выкупить целые отрасли промышленности, которые впоследствии были выпотрошены и проданы. Аукционисты банков, принадлежавших олигархам, хотя они якобы действовали от имени российского государства, сфальсифицировали этот процесс. Так, Михаил Ходорковский из банка «Менатеп» получил 78% акций ЮКОСа на сумму около 5 млрд. долларов всего за 310 млн. долларов. Борис Березовский получил «Сибнефть» – ещё один нефтяной гигант стоимостью 3 млрд. долларов – примерно за 100 млн. долларов.[15]


Связанный с ЦРУ российский олигарх Ходорковский манипулировал ваучерной приватизацией Чубайса, чтобы буквально украсть огромную нефтяную компанию «ЮКОС» в союзе с лордом Джейкобом Ротшильдом, Генри Киссинджером и другими западными теневыми фигурами.


Используя связи с Ельциным, Ходорковский смог приобрести несколько заводов в рамках инвестиционных тендеров и крупные пакеты акций лесозаготовительных, титановых, трубных и медеплавильных компаний. В общей сложности Ходорковский получил контроль над более чем ста компаниями, прежде чем получить контроль над гигантской компанией «ЮКОС Ойл».

Под растущим давлением Верховного Совета, в котором тогда доминировали депутаты-коммунисты, Чубайс согласился запретить продажу ваучеров госкомпаний иностранным инвесторам.

Были, правда, два исключения. В 1995 году, после победы Ельцина на референдуме, финансируемом Джорджем Соросом, Управляющая компания Гарварда (HMC), главный инвестор университета, и Джордж Сорос, который привёл гарвардского Джеффри Сакса к работе с Чубайсом, были единственными иностранными субъектами, которым было разрешено участвовать в приватизации. HMC и Сорос стали крупными акционерами Новолипецкого металлургического комбината, второго по величине в России, и «Sidanko Oil», запасы нефти которой превышали запасы «Mobil Oil».

HMC и Сорос также инвестировали в высокодоходный внутренний рынок краткосрочных облигаций ГКО, субсидируемый МВФ. А в 1997 году Сорос выкупил 24 процента «Связьинвеста», телекоммуникационного гиганта, вместе с Владимиром Потаниным из «ОНЭКСИМ-банка», номинальным представителем новых российских олигархов.[16]


Спасение Ельцина Соросом


Всё это заставило многих российских граждан чувствовать себя обманутыми, ограбленными и разъярёнными, поскольку их мечты об обещанной доле в «капиталистической частной собственности» исчезли вместе с их сбережениями во время гиперинфляционного печатания денег Центральным Банком, другой части «Операции Хаммер» Джорджа Буша-старшего.

В 1993 году давление росло со всех сторон, включая Верховный Совет. Население требовало действий. Верховный Совет, российский парламент, разрабатывал законопроект, который должен был заморозить весь процесс приватизации. Оппозиция становилась настолько сильной, что Чубайсу в конечном счёте пришлось в значительной степени полагаться на президентские указы Ельцина, а не на одобрение парламента.

Московский человек Гарвардского ГИМР, Джонатан Хей из ЦРУ, и его партнёры из ГИМР разработали многие из указов. Уолтер Коулз из USAID, чей офис финансировал приватизацию Чубайса через ГИМР, так описывал это: «Если нам нужен был декрет, Чубайсу не нужно было проходить через бюрократию».[17] Зарождающиеся усилия России по установлению той или иной формы парламентской демократии или даже по сдерживанию диктаторской президентской власти мало интересовали Клинтона, Саммерса или других официальных лиц Вашингтона.

В тот момент, когда оппозиция угрожала выйти из-под контроля, Ельцин был вынужден согласиться на национальный референдум по всему процессу приватизации. Дата была назначена на 25 апреля 1993 года.

Референдум содержал четыре вопроса с ответами «да/нет»: (1) Поддерживаете ли вы Ельцина? (2) Поддерживаете ли вы экономическую политику Ельцина? (3) Хотите ли вы досрочных выборов президента? И (4) хотите ли вы досрочных выборов в парламент? [18]

Предчувствуя неизбежное поражение, Чубайс, скорее всего по совету своих гарвардских наставников, договорился тайно встретиться с американским миллиардером Джорджем Соросом, который согласился финансировать – от имени Ельцина – кампанию по проведению референдума. Сорос направил 1 миллион долларов, огромную сумму для России в то время, на оффшорные счета, созданные для использования Чубайсом для покупки агитации в средствах массовой информации. Ельцин выиграл референдум с небольшим перевесом 52 процента, и приватизация крупных российских промышленных компаний пошла вперед.[19] Ельцин отдавал коронные драгоценности и многое другое клике российских олигархов, поддерживаемых ЦРУ.


Рождённый в Венгрии хедж-фондовый спекулянт Джордж Сорос финансировал ельцинский референдум в 1993 году, который сохранил преступную российскую приватизацию.


Из Вашингтона приватизацию Чубайса-Гайдара проектировал Ларри Саммерс в казначействе вместе с Джеффри Саксом и Андреем Шлейфером, передавая планы напрямую экономическим советникам Ельцина. Это было разграбление беспрецедентного масштаба, какого не было ни в одной стране, даже в военное время. Американо-французско-британские Версальские репарации 1919 года были весьма гуманными по сравнению с тем, что было сделано с Россией в 1990-х годах под руководством Ельцина.


Олигархи покупают переизбрание Ельцина


К 1996 году, когда российская экономика погрузилась в гиперинфляцию, Ельцин ожидал неизбежного поражения на запланированных национальных выборах. Глава Компартии Геннадий Зюганов, обещая возвращение к стабильности, был далеко впереди в опросах. Некоторые из близких советников Ельцина даже предлагали отменить выборы и объявить диктатуру де-факто.

К тому времени ближайшим советником отца стала дочь Ельцина Татьяна Борисовна Юмашева, вместе с Березовским, Гусинским и другими олигархами, созданными USAID-ЦРУ. Российские СМИ назвали клику, контролирующую Россию, особенно после сердечного приступа Ельцина в том году, «семьёй», имея в виду мафиозную семью, а не кровную семью.[20]

После успеха Российской Коммунистической партии (КПРФ) на выборах в Думу в декабре 1995 года Международный валютный фонд в Вашингтоне, де-факто контролируемый казначейством США, предоставил правительству Ельцина чрезвычайный кредит в размере 10,2 млрд. долларов. В этом кредите 1 миллиард долларов тайно предназначался для кампании по поддержке президента Ельцина на выборах 1996 года. Позже были обнародованы магнитофонные записи разговоров между президентом Биллом Клинтоном и Ельциным, которые показали, что в обмен на поддержку США Ельцин освободит находящуюся в Арканзасе компанию «Тайсон Чикен», которая была давним сторонником Клинтона и донором его избирательной кампании, экспорт которой в Россию составлял 700 миллионов долларов в год, от намечаемого 20-процентного повышения импортных тарифов. Как видно, коррупция не имела пределов.[21]

Березовский и Гусинский, новые российские олигархи, поддерживаемые Клинтоном, Саммерсом, Соросом и Гарвардом, опасаясь потери своих украденных миллиардов в случае прихода к власти оппозиционных коммунистов, в свою очередь сформировали группу, которую назвали «группой семи». В группу вошли Березовский, Гусинский, Ходорковский, Потанин, Виноградов, Смоленский и Фридман. С помощью американских политтехнологов с Мэдисон-авеню «группа семи», которой тогда принадлежали две главные телевизионные компании, а третья по-прежнему принадлежала государству (т. е. её контролировал Ельцин), а также принадлежал контроль над основной прессой, провела кампанию в американском стиле для переизбрания Ельцина. В то же время они заблокировали покупку медиа-времени Зюганову.

На плакатах Ельцина был циничный лозунг в стиле Мэдисон-авеню «Выбирай сердцем». В другой рекламе семья Ельцина была запечатлена на фотографиях, а Ельцин вспоминал события из детства, рассказывал о своих увлечениях спортом, вспоминал отца и деда, рассказывал о своей жизни бунтаря. Всё это время на заднем плане играла сентиментальная русская музыка.[22]

Олигархи наняли Чубайса, человека, ответственного за создание их состояния, в качестве руководителя кампании Ельцина. Он создал частный фонд, который метко назвал Центром защиты частной собственности – на самом деле своей и частной собственности ельцинских олигархов.

Чубайс получил 5 млн. долларов от «Группы семи» для проведения кампании. В одночасье были созданы поддельные газеты, печатающие истории, в которых утверждалось, что на собрании руководства Коммунистической партии Зюганов якобы сказал: «Мы не сможем дать людям ничего из того, что мы обещали». Избирательный фонд Гайдара также направлял сотни тысяч долларов, целое состояние в период гиперинфляции рубля, известным российским журналистам для написания мошеннических статей в честь Ельцина и для дискредитации Зюганова.[23]

В предвыборной кампании 1996 года опросы показывали, что лидер КПРФ Геннадий Зюганов победит Ельцина. Русское население справедливо чувствовало себя обманутым и униженным. Поддержка Ельцина составила менее 4 процентов. Гайдар, Чубайс и другие «реформаторы» вокруг Ельцина начали паниковать.

Чубайс и Ельцин обратились к новым олигархам, которых циничные россияне называли «корпоративным Политбюро России», чтобы спасти положение. Чубайс созвал пресс-конференцию, где утверждал, что если Коммунистическая партия вернётся к власти, то они запретят «свободную» прессу и посадят своих политических противников в тюрьму, предсказав «большое кровопролитие в России». Тот факт, что ельцинские олигархи получили фактическую монополию на российское телевидение и печатные СМИ, позволил склонить голоса в пользу Ельцина, который получил 54 процента во втором туре. Российское «корпоративное Политбюро» теперь прочно сидело в седле, а Ельцина и Чубайса они считали своими лошадьми.[24]


Обвал рубля


Следующим шагом в разорении России для Вашингтона и секретной операции ЦРУ «Хаммер» стало создание гиперинфляции и обвал рубля – дефолт государства.

К 1998 году казино краткосрочного долга на рынке государственных облигаций ГКО, временами выплачивая дивиденды до 290 процентов годовых и более, выходило из-под контроля. Миллиарды спекулятивных горячих долларов хлынули из иностранных хедж-фондов и от других спекулянтов. Невероятная доходность трёхмесячных облигаций ГКО российского рынка была оплачена деньгами налогоплательщиков США через кредиты МВФ.

Получая сверхвысокую доходность такого рода, рынок облигаций гарантировал, что все ресурсы страны и всё, что он мог привлечь, шли на поддержку государства и государственного аппарата, контролируемого тогда сплочённой вокруг Чубайса и Гайдара ельцинской мафией.[25]

Он также гарантировал, что гигантская финансовая пирамида скоро рухнет. Так и произошло, что было инициировано августовским обзором 1998 года миллиардера хедж-фонда США и российского олигарха-инсайдера Джорджа Сороса во влиятельной лондонской газете «Файнэншл Таймс». К моменту кризиса рубля в августе 1998 года объём промышленного производства в России сократился почти наполовину, а уровень бедности вырос с 2% населения до более чем 40%. До августа 1998 года курс рубля был завышен, что не позволяло отечественным производителям конкурировать с импортом.

МВФ не хотел, чтобы Россия девальвировала рубль, и предоставлял миллиарды долларов для поддержания обменного курса.[26] Однако это было бесполезно. Девальвация была осуществлена сознательно, в рамках программы операции «Хаммер» по уничтожению России.

Под давлением клинтоновского казначейства, особенно заместителя госсекретаря Ларри Саммерса, МВФ осуществил финансовую помощь России в размере 22,6 млрд. долларов, чтобы спасти финансовые активы своих банкиров и олигархов, а не сохранить рубль. С деньгами МВФ на подходе Сорос написал заметную гостевую статью в лондонской «Файнэншл Таймс», где он заявил «обвал на российских финансовых рынках ... достиг неминуемой фазы. Банкиры и брокеры, которые получили кредиты под залог ценных бумаг, не могут удовлетворить маржинальным требованиям и принудительные продажи захлестнули рынки акций и облигаций».[27]

Учитывая репутацию Сороса на финансовом рынке как сверхъестественного и необычайно информированного трейдера, западные инвесторы начали панический выход из рублёвых облигаций ГКО и российских акций. Торги на российском фондовом рынке были приостановлены на фоне растущих опасений долгового дефолта, девальвации рубля, банковского коллапса или сочетания всех трёх факторов.

Затем 18 августа премьер-министр Сергей Кириенко и Центральный банк Российской Федерации совместно объявили о девальвации рубля, приостановке торгов по правительственным ГКО, и о девяностодневном моратории на погашение внешнего долга. Краткосрочная задолженность, причитающаяся к концу года, составила 20 млрд. долларов, из которых 6,5 миллиардов принадлежали иностранцам. Золотовалютные резервы составили всего 17,5 миллиарда долларов и исчезали со скоростью 1 миллиард долларов в неделю, пытаясь поддержать привязку рубля к доллару.[28] Это означало конец шоковой терапии и гарвардских мальчиков, а также начало резкого изменения судьбы некоторых олигархов.


Безмолвный путч


После российского долгового дефолта и рублёвого кризиса клика олигархов Ельцина в Кремле была вынуждена пойти на компромисс в сентябре 1998 года, когда Дума отказалась утвердить заведомо коррумпированного Виктора Черномырдина на посту премьер-министра. В отчаянной попытке успокоить оппозицию ельцинская клика назначила новым премьер-министром министра иностранных дел, Евгения Примакова, бывшего главу Службы внешней разведки (СВР), преемника внешней разведки КГБ.

Вскоре Примаков обвинил влиятельного ельцинского олигарха, Бориса Березовского. 5 апреля 1999 года прокуроры и вооружённые лица в камуфляже и чёрных масках совершили налёт на компании Березовского в Москве, и на Березовского был выдан ордер на арест в связи с участием в афёре с продажей билетов «Аэрофлота». В мае 1999 года депутаты Государственной Думы попытались отстранить президента Ельцина от должности. Голосование по импичменту провалилось. Ходили слухи, что Кремль покупал голоса по 30 000 долларов за штуку.[29] Очевидно, что политическая ситуация в России менялась.

Когда премьер-министр Примаков узнал о незаконной бомбардировке Сербии Соединёнными Штатами в марте 1999 года, он находился на борту российского самолёта по пути в Вашингтон для переговоров. Он приказал пилоту немедленно вернуться в Москву, что в российских СМИ стало называться «петлёй Примакова». Ещё в Москве Примаков яростно убеждал, что Ельцин и российское правительство должны действовать в поддержку сербов. Ельцин ответил увольнением Примакова несколько недель спустя, используя экономику в качестве оправдания.

11 июня 1999 года российские военные отвергли капитуляцию Кремля перед натовскими бомбардировками Сербии и приказали российским войскам захватить аэропорт в Приштине, в Косово. Ельцин потерял контроль над своими военными. Это стало началом того, что станет тихим переворотом. Не имея особого выбора, администрация Ельцина согласилась потребовать от МИДа координировать свою деятельность с военным аппаратом и аппаратом безопасности, который возглавлял Примаков.


Неизвестный по имени Путин берёт верх


10 августа 1999 года Ельцин уволил премьер-министра Сергея Степашина и заменил его Владимиром Путиным, неизвестным бывшим сотрудником КГБ, который провёл холодную войну в Дрездене, в коммунистической Восточной Германии. Путин недолго был главой ФСБ и в остальном казался человеком с небольшим политическим опытом, который включал только короткое время в качестве заместителя мэра Санкт-Петербурга. Березовский, Гусинский и другие ельцинские олигархи считали, что могут «вести дела» с начинающим Путиным. Они совершили большую ошибку.[30]

Согласно информированным источникам, Путин поставил Ельцину ультиматум уйти в отставку или столкнуться с серьёзными последствиями. Это было предложение, от которого он, видимо, не смог отказаться. Ельцин ушёл в отставку 31 декабря 1999 года, назначив премьер-министра Владимира Путина исполняющим обязанности президента до выборов в марте 2000 года. К тому времени ЦРУ и его преступные НПО нанесли России и российскому народу неисчислимый ущерб.

Вступив в должность президента 31 декабря 1999 года, Владимир Путин дал понять олигархам, что не намерен быть их человеком. После победы на выборах в июне 2000 года Путин призвал в Кремль восемнадцать самых влиятельных олигархов, которые сделали ошеломляющие состояния за счёт России. Он осудил потрясённых олигархов, назвав их создателями коррумпированного государства через закулисные сделки и инсайдерские связи. Вскоре после этого путинский Кремль возбудил уголовные дела против медиа- и банковского олигарха Владимира Гусинского из «Медиа-Мост», финансово-промышленной группы «Интеррос» во главе с Владимиром Потаниным и нефтяной компании «Сибнефть», контролируемой Романом Абрамовичем, а также против бизнеса, связанного с Борисом Березовским.[31]


Неисчислимые человеческие и экономические потери


Цена навязанной США российской шоковой терапии, принесённой Соросом, Джеффри Саксом, Ларри Саммерсом и бандой финансовых и юридических деятелей, связанных с ЦРУ, таких как Джонатан Хей и Андрей Шлейфер, была невероятной. В период 1991-1997 годов российский ВВП – стоимость всех товаров и услуг, производимых в России – сократился на 83 процента. Сельскохозяйственное производство сократилось на ошеломляющие 63 процента вследствие прекращения государственной поддержки крупных фермерских хозяйств. Инвестиции в экономику снизились на 92 процента.

Более 70 000 заводов были закрыты. Это привело к тому, что Россия стала выпускать на 88% меньше тракторов, на 76% меньше стиральных машин, на 77% процентов меньше хлопчатобумажных тканей, на 78% меньше телевизоров, и так далее. В стране, в которой в советское время не было безработицы, тринадцать миллионов человек потеряли работу при ельцинском «свободном рынке». У тех, у кого ещё была работа, реальная зарплата упала вдвое. Средняя продолжительность жизни мужчин уменьшилась на шесть лет до того же уровня, что и в Индии, Египте или Боливии. Алкоголизм стал эпидемией по мере распространения депрессии среди населения. Это действительно была шоковая терапия, такой шок, который страна испытывает только во время большой войны.[32]

ЦРУ и их поддельные демократические НПО в свои прицелы видели больше, чем уничтожение и разграбление Советского Союза, разграбление России и Восточной Европы. Китайская Народная Республика также была мишенью для резкой смены режима в то же самое время, когда Вашингтон привёл Советский Союз к краху. Ведущие круги в США и Великобритании решили попытаться уничтожить все коммунистические страны одновременно – что было крупномасштабным, хотя и глупым, честолюбием.


Примечания

1. Vladimir Putin, Direct Line with Vladimir Putin, Channel One, Rossiya-1 and Rossiya-24 TV, April 25, 2013, http://en.kremlin.ru/events/president/news/17976.

2. Sebastian Mallaby, More Money than God: Hedge Funds and the Making of the New Elite, Council on Foreign Relations, New York, 2010, p. 212.

3. John Lloyd, The Russian Devolution, August 15, 1999, The New York Times Magazine, http://www.nytimes.com/1999/08/15/magazine/the-russian-devolution.html

4. Anne Williamson, Testimony Before the Committee on Banking and Financial Services of the United States House of Representatives September 21, 1999, http://www.thebirdman.org/Index/Others/Others-Doc-Economics&Finance/+Doc-Economics&Finance-GovernmentInfluence&Meddling/BankstersInRussiaAndGlobalEconomy.htm.

5. Ibid.

6. Janine R. Wedel, The Harvard Boys Do Russia, The Nation, May 14, 1998, https://www.thenation.com/article/harvard-boys-do-russia/

7. Ibid.

8. Mark Ames, The murderous history of USAID - the US Government agency behind Cuba’s fake Twitter clone, April 8, 2014, https://pando.com/2014/04/08/the-murderous-history-of-usaid-the-us-government-agency-behind-cubas-fake-twitter-clone/.

9. Janine R. Wedel, op. cit.

10. Ibid.

11. Vladimir Putin, Direct Line with Vladimir Putin April 25, 2013, http://en.kremlin.ru/events/president/news/17976.

12. David E. Hoffman, The Oligarchs: Wealth and Power in the New Russia, New York, Public Affairs Press, Chapter 8, p. 193.

13. Ibid., p. 197.

14 Ibid., p. 202.

15. Marshall I. Goldman, Putin and the Oligarchs, Foreign Affairs, November/December, 2004, http://www.cfr.org/world/putin-oligarchs/p7517

16. Janine R. Wedel, op. cit.

17. Ibid.

18. David E. Hoffman, op. cit., p. 202.

19. Ibid.

20. Wikipedia, Tatyana Yumasheva.

21. Anne Williamson, Testimony..., op. cit

22. David E. Hoffman, op. cit., p. 345.

23. Ibid, p. 345.

24. Ibid., p. 327.

25. Anne Williamson, Testimony..., op. cit

26. Joseph Stiglitz, The Ruin of Russia, The Guardian, 9 April, 2003, https://www.theguardian.com/world/2003/apr/09/russia.artsandhumanities.

27. Nick Beams, Russian question hangs over international markets, 18 August 1998, https://www.wsws.org/en/articles/1998/08/rus-a18.html.

28. Ibid.

29. David E. Hoffman, op. cit., p. 461.

30. Justin Cowgill, The Silent Coup: Putin vs. the Oligarchs, December 27, 2015, http://www.heinrichplatz.tv/?p=24157.

31. Ibid.

32. Dan Josefsson, Shock Therapy: The Art of Ruining a Country, 1 April, 1999, http://josefsson.net/artikelarkiv/51-shock-therapy-the-art-of-ruining-a-country.html


ГЛАВА ПЯТАЯ. ЦРУ, НПО и миф о Тяньаньмэнь


«Насколько можно судить по имеющимся уликам, в ту ночь на площади Тяньаньмэнь никто не умер. Возможно, несколько человек были убиты в результате случайной стрельбы на улицах вблизи площади, но все проверенные свидетельства очевидцев говорят о том, что студентам, которые оставались на площади, когда прибыли войска, было разрешено уйти мирно»

– Джей Мэтьюс, американский журналист, находившийся в июне 1989 года на площади Тяньаньмэнь [1]


ЦРУ и вашингтонские НПО организуют Тяньаньмэнь


Для большей части мира события на площади Тяньаньмэнь в Пекине летом 1989 года представлялись стихийным студенческим демократическим протестом, который был жестоко завершён китайскими военными хладнокровным убийством сотен, если не тысяч, ни в чём не повинных, безоружных студентов.

В реальности события на Тяньаньмэнь в июне 1989 года сильно отличалась от того, что говорилось на «Би-би-си», «Си-эн-эн» и других западных СМИ. События были какие угодно, но не «спонтанные». Скорее, это была секретная часть более крупного шаблона смены режима для переворотов, организуемых теми же кругами Вашингтона и ЦРУ совместно с недавно созданными неправительственными организациями (НПО) «поддельной демократии», включая «Национальный фонд демократии» (НФД), фонд Джорджа Сороса и Институт Альберта Эйнштейна, основанный Джином Шарпом.

Президент Джордж Буш-старший, который был приведён к присяге в январе того года, вместе с ведущими кругами американского истеблишмента в первые месяцы своего президентства решил начать массированное наступление на шатающиеся коммунистические режимы от Москвы до Белграда и Пекина. В то же самое время, когда тайные сети «старых парней» Буша и ЦРУ уничтожали Советский Союз, Вашингтон также готовил жестокое расчленение коммунистической Югославии на Балканах, которые Черчилль когда-то назвал «мягким подбрюшьем» Европы. Для Буша, однако, уничтожение коммунистического режима в Пекине имело совершенно особый смысл.


Реформы Чжао


Центральной фигурой реформистской фракции Коммунистической партии Китая был Чжао Цзыян, премьер-министр Китайской Народной Республики с 1980 по 1987 год, а также тогдашний генеральный секретарь Коммунистической партии Китая до его свержения и ареста во время студенческих протестов на площади Тяньаньмэнь в июне 1989 года.

В качестве премьер-министра Чжао, сам не имеющий экономической подготовки, осуществил ряд успешных региональных, а затем и общенациональных, аграрных экономических реформ, которые за несколько лет увеличили национальное производство продовольствия на впечатляющие 50 процентов.

После смерти Мао Цзэдуна Чжао стал «главным архитектором» последовавших за этим радикальных рыночных изменений. Верховный лидер Китая в то время, Дэн Сяопин, признал эффективность ограниченных реформ Чжао, которые резко увеличили промышленное и аграрное производство в провинции Сечуань, где Чжао был ответственным руководителем в 1970-х годах.

Большинство инициатив, которые стали ассоциироваться с началом западных рыночных реформ, «социализмом с китайскими особенностями» Дэна Сяопина 1979 года, были инициированы Чжао, которого Дэн повысил до полноправного члена Политбюро в 1979 году. В 1984 году, когда Чжао был премьером Государственного Совета, он был приглашен в Белый дом, чтобы встретиться с президентом США Рональдом Рейганом. Вашингтон довольно рано положил глаз на либерального реформатора.[2]


В январе 1984 года Чжао был гостем президента Рейгана в Белом доме.


В мае 1988 года, будучи главой Коммунистической партии, всё ещё пользующийся полной поддержкой Дэн Сяопина, Чжао Цзыян провёл радикальные рыночные ценовые реформы, которые привели к сильному инфляционному шоку и росту народного недовольства. Чжао также нарушил главное табу Коммунистической партии Китая, выступив за отделение государства от Коммунистической партии.[3] Обе эти стратегии привели к широкой активизации студентов и рабочих. Потребовалось ещё немного, чтобы зажечь огонь всеобщего протеста.


Буш, ЦРУ и йельские опиумные бароны


Для понимания критических предпосылок роли США в поощрении Чжао Цзыяна, а также в тайной организации массового национального студенческого протеста против Коммунистической партии Китая весной 1989 года, нужно рассмотреть общие корни трёх послов США в Китайской Народной Республике: Джорджа Буша-старшего, Уинстона Лорда и Джеймса Р. Лилли.

По личной просьбе Буша президент Джеральд Форд назначил Джорджа Буша послом США де-факто в Китае в 1974 году – за пять лет до того, как США официально признали Китайскую Народную Республику. Буш работал в Пекине в течение года, устанавливая важные контакты с китайским руководством, пока он не был назначен главой ЦРУ в декабре 1975 года, каковым он был до января 1977 года, когда президент Джимми Картер, демократ, назначил нового директора ЦРУ.

Распоряжение вернуться в Вашингтон из Пекина, чтобы возглавить ЦРУ, было направлено Бушу в Пекин в дипломатической телеграмме, подписанной совместно президентом Фордом и госсекретарём Генри Киссинджером. Именно Киссинджер по приказу тогдашнего президента Ричарда Никсона совершил тайную поездку в Пекин, чтобы встретиться с высшим китайским руководством для подготовки визита Никсона в 1972 году и открытия Китая для Запада.

Этот китайский опыт Джорджа Буша-старшего окажется весьма полезным чуть более десяти лет спустя, когда Джеймс Р. Лилли, близкий друг Буша и сотрудник ЦРУ с десятилетним стажем, был назначен послом США в Пекине. Буш и Лилли были близкими друзьями с начала 1970-х годов, когда Лилли был главой миссии ЦРУ в Пекине, а Буш был главой дипломатической миссии, послом США де-факто. В 1975 году, когда Буш возвращался в Вашингтон из Пекина, чтобы возглавить ЦРУ, Лилли был назначен руководителем национальной разведки ЦРУ по Китаю, самым высокопоставленным экспертом по Китаю в американском разведывательном сообществе.[4]

Буш вернул Лилли в Пекин в апреле 1989 года, на этот раз в качестве посла, для наблюдения за организованной ЦРУ попыткой дестабилизации на Тяньаньмэнь в Китае против центрального правления Коммунистической партии.

Лилли предшествовал Уинстон Лорд, который был послом в Пекине с 1985 года, пока Лилли не стал послом США в Китае в апреле 1989 года, в начале студенческих протестов на площади Тяньаньмэнь.

Более раннее назначение Джорджа Буша-старшего послом США, а также Уинстона Лорда, Джеймса Лилли и почти каждого посла США с момента открытия Китая Никсоном и Киссинджером в 1971 году, за одним исключением, отсылает нас к скрытному и ультра-влиятельному обществу в Йельском университете со зловеще звучащим названием «Череп и кости». Буш, Лорд и Лилли были тремя членами этого Йельского тайного общества для очень избранных – очень интересный, значительный и малоизвестный факт об общем фоне архитекторов американо-китайских отношений последних трёх или более десятилетий.


Тайное общество Йельского университет «Череп и кости» считается одной из самых влиятельных организаций для воспитания американских политических патриархов. Оно было основано семьёй Расселов, американских торговцев опиумом. Его членами были оба президента Буша, а также многие послы США в Китае.


После 1840 года британцы вместе с американскими купеческими семьями из Новой Англии, такими как покровители Йельского университета Расселы, основатели общества «Череп и кости», наводнили императорский Китай опиумом, чтобы заставить Китай открыться Западу. В 1989 году ЦРУ и британская разведка, опираясь на свои демократические НПО, попытались ещё раз заставить «реформироваться и открыться» коммунистический Китай для разграбления и расхищения Западом, как они делали в Польше и в России при Ельцине.

«Череп и кости», один из самых секретных и влиятельных инкубаторов будущих вашингтонских политиков, был основан Уильямом Хантингтоном Расселом, главой компании «Russell and Co.», самого влиятельного американского торгового дома в Китае во второй половине XIX века, который подрывал Китай с помощью турецкого опиума во время Опиумных войн, начавшихся в 1840 году.[5]

Орден «Череп и кости» был официально зарегистрирован под названием «Russell Trust» в 1856 году в разгар накопления богатства семейством Расселов вместе с британцами в опиумных войнах против Китая.

«Череп и кости» вначале называли «Братством смерти». Документально подтверждено, что это очень секретное Йельское общество, которое имеет, по-видимому, только 500-600 активных членов в любое время, находится в центре американского политического патриархата, тех самозваных олигархов, которые относятся к своей стране, а также к населению, как к своей личной собственности. Историк Энтони Саттон описал «Череп и кости» таким образом:

Список членов, насчитывающий примерно 2500 посвящённых, имеет весьма очевидные особенности: большинство из них являются выходцами с восточного побережья Соединённых Штатов. В 1950 году только три члена проживали в Лос-Анджелесе, штат Калифорния, а 28 членов проживали в Нью-Хейвене, штат Коннектикут. Члены ордена все мужчины и почти все белые англо-саксонские протестанты (WASPs). В значительной степени они происходили из английских пуританских семей, предки которых прибыли в Северную Америку в 1630-1660 годах. Эти пуританские семьи либо вступали в перекрёстные браки с представителями финансовой власти, либо приводили сыновей денежных магнатов, например, Рокфеллеров, Дэвисонов и Харриманов, чьи сыновья становились членами Ордена.[6]


Китай, Лорд и НФД


Уинстон Лорд, который был послом США в Китае с ноября 1985 года и почти до начала протестов на Тяньаньмэнь 23 апреля 1989 года, спустя несколько месяцев стал председателем НФД. Позднее он стал председателем влиятельного нью-йоркского Совета по международным отношениям, ведущего американского внешнеполитического аналитического центра.[7] Резюмируя, ключевые фигуры Госдепартамента, назначаемые в Пекин, были частью очень специфической и очень хорошо осведомлённой о Китае американской политической группы. Никаких «фермеров из Айовы» в ней не было.

Единственная поездка Джорджа Буша в Китай в качестве президента была в феврале 1989 года, за два месяца до того, как ЦРУ инициировало дестабилизирующие протесты на площади Тяньаньмэнь. В Пекине Буш встретился сначала с верховным лидером Китая Дэн Сяопином, на тот момент ещё самым сильным сторонником реформ Чжао Цзыяна. После переговоров Буша и Дэна последовала почти двухчасовая встреча Буша, посла Уинстона Лорда, а также старших должностных лиц кабинета Буша, с Чжао. Среди прочих вопросов обсуждались экономические реформы Китая. Вероятно, это была личная профессиональная оценка Бушем как человеком ЦРУ Чжао Цзыяна и его способности возглавить де-факто «демократическую» революцию против китайского коммунистического правления, которую собирался развязать Вашингтон.[8]


«Ненасилие как средство ведения войны»


Во время вспышки тщательно организованных студенческих протестов в апреле 1989 года на главной открытой площади в центре Пекина, известной как площадь Тяньаньмэнь (возможно, самое значимое и символическое политическое место в истории Китайской Народной Республики), в Пекине находились несколько ведущих сотрудников нового американского аппарата «демократических НПО».

Среди них был Джин Шарп, архитектор стратегии ЦРУ «ненасилие как оружие войны», которого когда-то назвали «Клаузевицем ненасильственной войны».[9] Шарп был основателем Института Альберта Эйнштейна в Кембридже, штат Массачусетс, и автором книги «От диктатуры к демократии», которая использовалась в каждой крупной цветной революции, поддерживаемой правительством США с 1993 года.[10]


Джин Шарп написал руководство, используемое почти при каждой смене режима, организуемой ЦРУ и НФД с 1980-х годов, в том числе на площади Тяньаньмэнь в 1989 году.


Джин Шарп, получатель денег НФД, лично присутствовал на площади Тяньаньмэнь за несколько дней до окончания демонстраций 4 июня. Он рассказывал об этом через несколько лет в интервью Амитабху Палу, редактору журнала «The Progressive».[11] Действительно, в начале июня 1989 года он и его помощник Брюс Дженкинс отправились в Пекин за две недели до событий на Тяньаньмэнь. Они оба были изгнаны китайскими властями до окончания протестов, это, возможно, одна из причин, почему дестабилизация провалилась.

В 1983 году Шарп вместе с Питером Акерманом основал Институт Альберта Эйнштейна (AEI) для продвижения повестки дня свержения тех диктаторов, которые оказались в хит-листе Вашингтона. Выбор названия, как признал Шарп, был пиар-трюком, чтобы придать деятельности многозначительный тон, и не имел никакого отношения к Альберту Эйнштейну, знаменитому физику. Акерман позже возглавил совет «Фридом Хаус», ещё одного «демократического» фасада ЦРУ, финансируемого «Национальным фондом демократии». Директором «Фридом Хаус» в своё время был бывший директор ЦРУ Джеймс Вулси.[12]

В том же 1983 году, когда Шарп и Аккерман основали Институт Альберта Эйнштейна, была создана вашингтонская неправительственная «демократическая» организация ЦРУ «Национальный фонд демократии». К 1987 году Институт Альберта Эйнштейна Шарпа получал средства от Американского института мира, ещё одной неправительственной «демократической» организации, созданной в 1980-х Конгрессом США, которая поддерживала тесные связи с Пентагоном и ЦРУ.[13]

Американский генерал-майор в отставке Эдвард Б. Аткесон, старший научный сотрудник Института сухопутной войны, структуры армии США, входил в консультативный совет Института Альберта Эйнштейна Шарпа. Затем ЦРУ привело полковника Роберта Хелви, бывшего декана школы подготовки военных атташе посольства США, в организацию Шарпа в качестве эксперта по тайным операциям. Томас Шеллинг, консультант ЦРУ, также присоединился к административному совету Института Альберта Эйнштейна, который к тому времени получал деньги от Международного республиканского института (МРИ), одного из четырёх филиалов НФД.[14]

В руководстве Шарпа по ненасильственным действиям подчёркивается успешная ненасильственная тактика индийского Махатмы Ганди, включая использование голодовок для завоевания симпатий населения. Джин Шарп и его команда не были наивными миротворцами или идеалистами демократии; они были частью программы дестабилизации Китайской коммунистической партии, сердца китайского государства, проводимой Государственным департаментом США.


Фонд Сороса за реформирование и открытие Китая


Ещё одним игроком дестабилизации Китая на поддерживаемой ЦРУ площади Тяньаньмэнь стал Фонд реформирования и открытия Китая. Это был китайский фонд миллиардера Джорджа Сороса, того самого Сороса, который одновременно стоял за разграблением России и за польской шоковой терапией. Фонд Сороса по реформированию и открытию Китая, согласно китайским отчётам, поддерживался главой Коммунистической партии Чжао Цзыяном и тесно сотрудничал с ним.

Ещё в 1986 году Сорос выделил своему Фонду за реформирование и открытие Китая один миллион долларов – значительную сумму для Китая в те дни – для продвижения «культурных обменов» с США и проведения исследовательских проектов по рыночным реформам совместно с Институтом экономических структурных реформ Чжао Цзыяна. Китайское правительство запретило Фонд Сороса после событий на площади Тяньаньмэнь после допроса его китайского директора Ляна Конджи в августе 1989 года, заявив, что фонд имеет связи с ЦРУ.[15]


НФД и Голос Америки


НФД, также при поддержке Чжао Цзыяна, принимал активное участие в финансировании операций в Китае из-за рубежа с первого года деятельности НФД в 1984 году. Эти усилия включали ежеквартальный журнал «Китайский интеллектуал» и поддержку китайских студентов на Западе, которые были соблазнительно завербованы в сети «поддельной демократии» ЦРУ.

«Китайский интеллектуал», с офисами сначала в Нью-Йорке, а затем, до событий на площади Тяньаньмэнь, в Пекине, способствовал открытому обсуждению «демократических ценностей», направленных на влияние на континентальных китайских студентов, обучающихся на Западе. За год до протестов на площади Тяньаньмэнь журнал, финансируемый НФД, начал непосредственно распространяться в Китае, а его Пекинский центр проводил дискуссии о «демократии» начиная с 1988 года.[16] Это была подготовка к развёртыванию через несколько месяцев студенческих протестов на площади Тяньаньмэнь.

В то же время, начиная с 1988 года, НФД имел два отделения в Китае, которые регулярно проводили семинары по вопросам демократии. НФД спонсировал некоторых китайских писателей и публикации. Сообщалось, что НФД и ЦРУ завербовали многочисленных китайских студентов, в то время обучавшихся в США.[17]

Когда в конце апреля вспыхнули студенческие протесты на площади Тяньаньмэнь, НФД отправил или помог отправить по факсу тысячи писем из Вашингтона получателям в Китае. Также он воспламенял китайское общественное мнение против пекинского правительства посредством коротковолновых радиопередач «Голоса Америки» (VOA) на весь Китай. Посольство США организовало бегство сотен студентов-диссидентов на Запад после того, как китайское правительство опубликовало свой список «разыскиваемых лидеров автономного Союза студентов Пекинского колледжа» 13 июня 1989 года. Они были тайно вывезены из Китая через британскую колонию Гонконг с помощью ЦРУ и британской разведки MI6, а также посольства Франции. Это называлось «Операция Yellowbird».[18]

Короче говоря, Госдепартамент США был по уши в организации студенческой дестабилизации под названием площадь Тяньаньмэнь. Пропагандистская рука Госдепартамента, «Голос Америки», в дни протестов транслировала радиопрограммы в поддержку протестующих на китайском языке по всему Китаю. В Нанкине студенты университетов включали бум-боксы на полную громкость, когда «Голос Америки» описывал события в Китае. Поскольку к концу мая 1989 года протест собрал более миллиона студентов со всего Китая на площади Тяньаньмэнь, «Голос Америки» увеличил трансляции на китайском языке до одиннадцати часов в день. «Голос Америки», который утверждал, что обычно имел шестьдесят миллионов постоянных слушателей в Китае, сообщал, что, по оценкам, в пик протестов число китайских слушателей могло достигать 400 миллионов. В начале июня «Голос Америки» начал транслировать первую телевизионную новостную программу через спутник примерно на 2000 антенн в Китае.[19]

Подготовка к массовым студенческим протестам, начавшимся в апреле 1989 года, тщательно разрабатывалась администрацией Буша и её спецслужбами.


Бойня, которой не было


Тысячи студентов управлялись студентами-оперативниками, обученными на тренингах НФД и Института Альберта Эйнштейна ненасильственным методам как средствам ведения войны.

Первоначально, как ни странно, протесты не были сосредоточены на каком-либо конкретном списке жалоб, кроме жалоб на рост цен, который являлся результатом политики Чжао 1988 года по ослаблению контроля цен, или туманных жалоб, таких как ограниченная готовность выпускников к новой экономике и ограничения на участие в политической жизни. Студенты призывали к демократии, большей подотчётности государства, свободе прессы и свободе слова. После протестов 4 мая демонстрации потеряли динамику, и студенты начали возвращаться к учёбе.

В тот момент несколько ключевых студенческих лидеров предложили перейти к ненасильственным методам из учебника Джина Шарпа – к массовым голодовкам. 13 мая группа студенческих лидеров призвала студентов объявить голодовку. Они опубликовали «Манифест голодовки». Он гласил:

Мы будем делать это:

протестовать против равнодушия правительства к студенческим демонстрациям

протестовать против отказа правительства вступить в диалог со студентами

протестовать против несправедливой оценки правительством студенческого демократического движения как «беспорядков» и дальнейшего искажения его при освещении в газетах.

Мы требуем:

немедленного и равноправного диалога по существенным вопросам между правительством и учащимися

признания правительством легитимности студенческого демократического движения.[20]

Вряд ли эти требования стоили того, чтобы умереть с голоду, не говоря уже о риске быть застреленными. Тем не менее тактика голодовки, взятая из справочника Джина Шарпа, имела стимулирующий эффект не только в Китае, но и во всём мире. В результате распространения массовой истерии к голодовке присоединились 3100 студентов. Один из студентов, Чай Лин, был избран главнокомандующим Комитета по голодовке.

Пекин в то время был наполнен международными СМИ, которые там освещали приезд советского лидера Михаила Горбачёва. Голодовка была сознательно скоординирована с днём приезда Горбачёва, чтобы обеспечить максимальное внимание мировых СМИ. Это было сделано чрезвычайно успешно, так как журналисты фотографировали студентов, падающих в обморок. Студенческие плакаты, в которых говорилось, что они готовы умереть за «демократию», заполнили газеты и экраны телевизоров.[21]


В конце мая 1989 года от трёх до пяти миллионов студентов и рабочих вышли на улицы Пекина, требуя реформ. Тогда мало кто из них подозревал, что за протестами против свержения коммунистического режима Китая в пользу свободного рынка в польском стиле стоят НФД и ЦРУ.


Политбюро Чжао Цзыяна согласилось позволить местным СМИ, контролируемым Коммунистической партией Пекина, честно освещать протесты. Это привело к тревожному всплеску гражданской поддержки студентов. К концу мая 1989 года где-то от трёх до пяти миллионов человек, многие из которых были безработными, бродили по пекинским улицам, гневно осуждая правительство за двузначную инфляцию и неправильное управление экономикой через коррупцию. Пекин, столица Китая, скатывался в анархию.[22]

20 мая власти Коммунистической партии объявили военное положение и мобилизовали в Пекин около 300 000 военнослужащих. «Вторая» китайская революция посла Джеймса Лилли выглядела так, как будто она вот-вот материализуется.

3 июня события достигли кульминации. Западные журналисты и отдельные студенческие лидеры сообщили западным СМИ, что китайская Народно-освободительная армия начала массовое убийство студентов на Тяньаньмэнь. «Нью-Йорк таймс» опубликовала сообщение предполагаемого студента Китайского Университета Цинхуа, который драматически описал пулемёты, косящие студентов перед памятником народным героям посреди площади Тяньаньмэнь. Но никогда не было найдено никаких доказательств, подтверждающих это, и никто не мог даже подтвердить существование предполагаемого свидетеля.

Уэркайси (Wu’erkaixi), ещё один из центральных студенческих лидеров, сообщил западным СМИ, что он лично видел 200 студентов, убитых выстрелами. Позднее было доказано, что он покинул площадь за несколько часов до событий, которые он якобы описал.[23]

В записанном заявлении о том, что она видела в ночь с 3 июня на раннее утро, Чай Лин заявила, что она была свидетелем того, как правительственные солдаты убили двадцать студентов на площади. Позже было установлено, что она и её муж бежали с площади задолго до того, как войска вошли туда, и ехали на поезде из Пекина.[24]

Ранним утром 4 июня 1989 года, площадь Тяньаньмэнь была мирно освобождена от студенческих демонстрантов. Испанская съёмочная группа сняла окончательный мирный отъезд нескольких тысяч студентов незадолго до рассвета. Студенческие лидеры и военные договорились о безопасном поведении, если студенты уйдут мирно.

Дэн Сяопин заявил, что не хочет смертей в результате разгона студенческих демонстраций и расчистки площади Тяньаньмэнь. Армии было приказано, чтобы солдаты не обращали своё оружие на ни в чем не повинных гражданских лиц, даже если их провоцируют.

Как бы невероятно это ни казалось, 4 июня на площади Тяньаньмэнь не было бойни тысяч и даже десятков студентов. Это была выдумка, созданная послом США Джеймсом Лилли, ЦРУ, и их фальшивым демократическим аппаратом. Уважаемый голландский журналист Виллем Ван Кеменаде, Пекинский корреспондент «НРК Ханделсблад», написал, что первоначальные сообщения СМИ о 2600-3000 жертвах на площади Тяньаньмэнь были подсказаны ЦРУ.[25]

Посол США Джеймс Р. Лилли подпитывал рассказы о бойне, заявив, что он совершил тур по пекинским больницам в дни после 4 июня и оценил, что «сотни» студентов были убиты. Миф о бойне на площади Тяньаньмэнь прочно вошёл в сознание мировой общественности, подпитываемый пропагандистской операцией ЦРУ, которая затем будет использоваться для давления на коммунистический режим Китая военными и другими санкциями.

Пекинский корреспондент «Вашингтон пост» Джей Мэтьюз, который присутствовал на площади Тяньаньмэнь 3 июня, сообщил в более позднем репортаже, опубликованном в «Columbia Journalism Review», что

насколько можно судить по имеющимся уликам, в ту ночь на площади Тяньаньмэнь никто не погиб. Возможно, несколько человек были убиты в результате случайной стрельбы на улицах вблизи площади, но все проверенные свидетельства очевидцев говорят о том, что студентам, которые оставались на площади, когда прибыли войска, было разрешено уйти мирно.[26]

Мэтьюз добавил:

По оценкам китайского правительства, погибло более 300 человек. Многие жертвы были расстреляны солдатами на участках Чанган Цзе, проспекта Вечного мира, примерно в миле к западу от площади, и в отдельных столкновениях в других частях города, где, следует добавить, несколько солдат были избиты или сожжены насмерть рассерженными рабочими.[27]

Фан Личжи, всемирно известный китайский астрофизик и ключевой руководитель нескольких самых видных студенческих лидеров, который подталкивал их к организации протестов на площади Тяньаньмэнь в апреле-июне, в марте 1989 г. был вовлечён в финансирование правозащитных НПО в Китае деньгами НФД США и фонда Джордж Сороса.[28] 5 июня, после окончания акции протеста, посол США Лилли предоставил Фангу Личжи и его жене убежище в посольстве США, а его переезд в США был согласован в ходе секретных переговоров с пекинскими властями бывшим госсекретарем Киссинджером в 1990 году.

Ключевые студенческие лидеры Чай Лин и Уэркайси, оба из которых в качестве предполагаемых очевидцев распространяли миф ЦРУ о массовом убийстве студентов, были тайно вывезены из Китая в тогдашнюю британскую колонию Гонконг через подпольную сеть операции ЦРУ «Yellowbird». Уэркайси затем был доставлен в Париж и затем в США, где он был принят в Гарвардский университет. Позже он отправился на Тайвань, где выступал за независимость от Китая. Чай Лин была доставлена в США, где её пригласили в престижный Принстонский университет, а после окончания университета в 1993 году она стала работать в консалтинговой компании «Bain & Co.» в Бостоне.[29]


Рассекреченная телеграмма Лилли


WikiLeaks, веб-сайт, который получил сотни тысяч страниц перехваченной дипломатической переписки Государственного департамента США, опубликовал секретную дипломатическую телеграмму от тогдашнего посла в Пекине Джеймса Лилли в Вашингтон от 12 июля 1989 года, то есть более чем через четыре недели после событий. В своём докладе Лилли написал следующую правдивую версию событий:

О СОБЫТИЯХ 3-4 ИЮНЯ НА ПЛОЩАДИ ТЯНЬАНЬМЭНЬ

1. КОНФИДЕНЦИАЛЬНО – ВЕСЬ ТЕКСТ.

2. РЕЗЮМЕ – ВО ВРЕМЯ НЕДАВНЕЙ ВСТРЕЧИ ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЙ ДИПЛОМАТ И ЕГО ЖЕНА ПРЕДСТАВИЛИ ПОЛОФФУ ОТЧЁТ О СВОИХ ПЕРЕДВИЖЕНИЯХ 3-4 ИЮНЯ И ИХ РАССКАЗ КАК ОЧЕВИДЦЕВ СОБЫТИЙ НА ПЛОЩАДИ ТЯНЬАНЬМЭНЬ. ХОТЯ ИХ РАССКАЗ, КАК ПРАВИЛО, СООТВЕТСТВУЕТ РАНЕЕ СООБЩЁННОЙ ИНФОРМАЦИИ, ИХ УНИКАЛЬНЫЙ ОПЫТ ДАЁТ ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПОНИМАНИЕ И ПОДТВЕРЖДЕНИЕ СОБЫТИЙ НА ПЛОЩАДИ. ОНИ СМОГЛИ ЗАХОДИТЬ НА ПЛОЩАДЬ И ВЫХОДИТЬ НЕСКОЛЬКО РАЗ И НЕ ПОДВЕРГАЛИСЬ ПРЕСЛЕДОВАНИЯМ СО СТОРОНЫ ВОЙСК. ОСТАВАЯСЬ СО СТУДЕНТАМИ У ПАМЯТНИКА НАРОДНЫМ ГЕРОЯМ ДО ОКОНЧАТЕЛЬНОГО УХОДА, ДИПЛОМАТ СООБЩИЛ, ЧТО МАССОВЫХ РАССТРЕЛОВ СТУДЕНТОВ НА ПЛОЩАДИ ИЛИ У ПАМЯТНИКА НЕ БЫЛО. КОНЕЦ РЕЗЮМЕ. (жирный шрифт добавлен)

Под латиноамериканской парой Лилли в своей записке имеет в виду второго секретаря посольства Чили Карлоса Галло и его жену, которые обедали рядом с площадью и ходили наблюдать за событиями. Как иностранные дипломаты, они без труда передвигались в толпе. Они заявили, что Народно-освободительной армии (НОАК), очевидно, было приказано не вмешиваться в дела иностранцев. Они сообщили, что слышали выстрелы и что раненых студентов доставили в палатку Красного Креста для оказания помощи. Далее посол США Лилли сообщил в телеграмме Вашингтон:

8. ГАЛЛО В КОНЦЕ КОНЦОВ ОКАЗАЛСЯ НА СТАНЦИИ КРАСНОГО КРЕСТА, СНОВА НАДЕЯСЬ, ЧТО ВОЙСКА НЕ БУДУТ СТРЕЛЯТЬ ПО МЕДИЦИНСКОМУ ПЕРСОНАЛУ. ОН НАБЛЮДАЛ ЗА ТЕМ, КАК ВОЕННЫЕ ВХОДЯТ НА ПЛОЩАДЬ, И НЕ ЗАМЕТИЛ МАССОВОЙ СТРЕЛЬБЫ В ТОЛПУ, ХОТЯ РАЗДАВАЛИСЬ СПОРАДИЧЕСКИЕ ВЫСТРЕЛЫ. ПО ЕГО СЛОВАМ, БОЛЬШАЯ ЧАСТЬ ВОЙСК, ВОШЕДШИХ НА ПЛОЩАДЬ, НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛИ ВООРУЖЕНЫ ТОЛЬКО СРЕДСТВАМИ БОРЬБЫ С БЕСПОРЯДКАМИ – РЕЗИНОВЫМИ И ДЕРЕВЯННЫМИ ДУБИНКАМИ…

Затем, на последующей встрече с политработником посольства США, Галло сообщил о весьма примечательном событии, которое было полностью заблокировано сенсационными западными СМИ. Студенческие лидеры и Ноа достигли соглашения о том, что протестующим будет разрешено уйти мирно, если они прекратят свою сидячую забастовку:

10. НЕСМОТРЯ НА ТО, ЧТО МОЖНО БЫЛО УСЛЫШАТЬ ВЫСТРЕЛЫ, ГАЛЛО СКАЗАЛ, ЧТО, ХОТЯ НЕСКОЛЬКО СТУДЕНТОВ БЫЛИ ИЗБИТЫ, МАССОВОГО ОБСТРЕЛА ТОЛПЫ СТУДЕНТОВ У ПАМЯТНИКА НЕ БЫЛО. КОГДА ПОЛОФФ УПОМЯНУЛ ПРО СВИДЕТЕЛЬСТВА ОЧЕВИДЦЕВ МАССОВЫХ УБИЙСТВ У ПАМЯТНИКА С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ АВТОМАТИЧЕСКОГО ОРУЖИЯ, ГАЛЛО СКАЗАЛ, ЧТО ТАКОЙ БОЙНИ НЕ БЫЛО. ПОСЛЕ ТОГО, КАК БЫЛО ДОСТИГНУТО СОГЛАШЕНИЕ ДЛЯ СТУДЕНТОВ, ЧТОБЫ УЙТИ, СОЕДИНИВ РУКИ ДЛЯ ФОРМИРОВАНИЯ КОЛОННЫ, СТУДЕНТЫ ПОКИНУЛИ ПЛОЩАДЬ ЧЕРЕЗ ЮГО-ВОСТОЧНЫЙ УГОЛ. ПРАКТИЧЕСКИ ВСЕ, ВКЛЮЧАЯ ГАЛЛО, УШЛИ. ТЕХ НЕМНОГИХ, КТО ПЫТАЛСЯ ОСТАТЬСЯ, БИЛИ И ЗАСТАВЛЯЛИ ПРИСОЕДИНИТЬСЯ К КОНЦУ УХОДЯЩЕЙ ПРОЦЕССИИ. ОКАЗАВШИСЬ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПЛОЩАДИ, СТУДЕНТЫ НАПРАВИЛИСЬ НА ЗАПАД НА ЦЯНЬМЭНЬ ДАДЖИ, А ГАЛЛО НАПРАВИЛСЯ НА ВОСТОК К СВОЕЙ МАШИНЕ.[30]

В отличие от начатого ЦРУ и администрацией Буша в 1989 году разграбления России посредством распада Советского Союза, одновременная попытка свергнуть государственный аппарат Коммунистической партии в Китае провалилась.

Третья такая фальшивая «демократическая» революция, направленная на расчленение коммунистической Югославии, которую администрация Буша начала также в 1989 году, была, с точки зрения Вашингтона, более «успешной». Она развязала десятилетнюю гражданскую войну, в результате которой погибло около 133 000 человек и была разрушена большая часть бывшей страны. Также война открыла Косово для крупнейшей иностранной военной базы США со времён Вьетнама.


Примечания

1. Jay Mathews, The Myth of Tiananmen And the Price of a Passive Press, Columbia Journalism Review, June 4, 2010, http://www.cjr.org/behind_the_news/the_myth_of_tiananmen.php.

2. Wikipedia, Zhou Ziyang, https://en.wikipedia.org/wiki/Zhao_Ziyang

3. Ibid.

4. Wikipedia, James R. Lilley, https://en.wikipedia.org/wiki/James_R._Lilley

5. Alexandra Robbins, Skull and Bones the Elite of the Empire, 24 January 2006, Voltaire Network, http://www.voltairenet.org/article30109.html

6. Anthony Sutton, America’s Secret Establishment: Order of Skull & Bones, 1983, https://ia802708.us.archive.org/22/items/AmericasSecretEstablishment


OrderOfSkullbones/AmericasSecretEstablishmentOrderOfSkullbones.pdf. Среди других видных членов тайного общества «Череп и кости» были военный секретарь Генри Стимсон, государственный секретарь Джон Керри и президент Джордж Буш-младший.

7. Wikipedia, Winston Lord, https://en.wikipedia.org/wiki/Winston_Lord.

8. Memorandum of Conversation between George H.W. Bush and Zhao Ziyang, February 26, 1989, History and Public Policy Program Digital Archive, Memcons and Telcons, George Bush Presidential Library and Museum. http://digitalarchive.wilsoncenter.org/document/133956

9. RFE/Radio Liberty, Interview: Gene Sharp, The ‘Clausewitz’ Of Nonviolent Resistance, February 21, 2011, https://www.rferl.org/a/interview_gene_sharp_on_egypt_revolution/2316311.html

10. Laura Secor, War by Other Means, The Boston Globe, May 29, 2005, http://www.boston.com/news/globe/ideas/articles/2005/05/29/war_by_other_means?pg=full.

11. Amitabh Pal, Gene Sharp was in Tiananmen Square: Interview with The Progressive, March 2007, http://www.progressive.org/mag/intv0307.

12. Diana Barahona, The Freedom House Files, March 1, 2007, Monthly Review, http://mrzine.monthlyreview.org/2007/barahona030107.html

13. Thierry Meyssan, CIA & Gene Sharp behind Soft and Undercover Coups d’État, Voltairenet, 4 January, 2005, http://www.voltairenet.org/article30032.html.

14. Ibid.

15. Ralph McGehee, CIA’s War against China, December 1999, http://www.friendsoftibet.org/databank/usdefence/usd4.html

16. Ibid.

17. Ibid.

18. Wikipedia, Operation Yellowbird, https://en.wikipedia.org/wiki/Operation_Yellowbird

19. Ralph McGehee, Op. cit.

20. Student handbills, Hunger Strike Manifesto, http://chinadigitaltimes.net/2014/05/students-begin-hunger-strike/

21. Wikipedia, Chai Ling, https://en.wikipedia.org/wiki/Chai_Ling

22. SinoMania, Tiananmen Square Uprising: A Perspective, 2002, http://www.hartford-hwp.com/archives/55/852.html.

23. Jay Mathews, The Myth of Tiananmen..., op. cit.

24. Wikipedia, Chai Ling, https://en.wikipedia.org/wiki/Chai_Ling

25. SinoMania, op. cit.

26. Jay Mathews, op. cit.

27. Ibid.

28. Wikipedia, Human Rights in China (organization), https://en.wikipedia.org/wiki/Human_Rights_in_China_(organization)

29. Joseph Cannon, Bain, Romney, the CIA and (God help us) Howard Hughes, July 12, 2012, http://cannonfire.blogspot.de/2012/07/bain-romney-cia-and-god-help-us-howard.html

30. Wikileaks, LATIN AMERICAN DIPLOMAT EYEWITNESS ACCOUNT OF JUNE 3-4 EVENTS ON TIANANMEN SQUARE, Ambassador James R. Lilley, Classified, 1989 July 12, https://search.wikileaks.org/plusd/cables/89BEIJING18828_a.html.


ГЛАВА ШЕСТАЯ. Вашингтон и его НПО разрушают Югославию


«Война в Боснии была американская война во всех смыслах этого слова. Администрация Соединённых Штатов помогла начать её, продолжила её и предотвратила её быстрое завершение».

– Сэр Альфред Шерман, эксперт по Балканам и советник премьер-министра Маргарет Тэтчер [1]


Угроза независимого ЕС


В ноябре 1989 года в Берлине произошло одно из самых драматических событий века. Берлинская стена, которая разделяла контролируемую коммунистами Германскую Демократическую Республику на востоке города от Федеративной Республики Германии в западной части Берлина, пала. Тысячи людей хлынули через стену на Запад, танцуя и поя. Это сигнализировало о том, что Советский Союз поднял белый флаг капитуляции в холодной войне Восток-Запад. Это было вскоре после его унизительного поражения в Афганистане.

После более чем четырех десятилетий холодная война закончилась, или, по крайней мере, так многие надеялись и верили.

Реальность показала обратное. Со своей стороны, Вашингтон только разогревался, чтобы начать бесконечную серию войн, дестабилизаций, противостояний и цветных революций, направленных на расширение власти США, самопровозглашённой «единственной сверхдержавы» после поражения Советского Союза. 1989 год был решающим для политических действий США. Политика администрации Буша заключалась в том, чтобы одновременно начать операции по смене режима и расчленению в Китае, Советском Союзе, а теперь и в коммунистической Югославии.

С момента своего создания Югославия была искусственным образованием, этнически взрывоопасной смесью православных христианских сербов, римско-католических словенцев и хорватов и меньшинства мусульманских народов, называемых боснийцами, в Боснии и Герцеговине. Она была склеена победоносными союзниками, в частности англичанами и французами, после победы в Первой мировой войне в 1918 году. Державы-победительницы создали новое государство, позже названное Югославией, забрав Словению и Хорватию из Австро-Венгерской империи. В 1945 году маршал Иосип Тито объявил о создании Социалистической Республики Югославии, состоящей из шести номинально равных федеративных республик: Хорватии, Черногории, Сербии, Словении, Боснии и Герцеговины и Македонии.

Когда в Советском Союзе начался хаотичный беспорядок и Варшавский договор прекратил существование, Вашингтон столкнулся с совершенно новым вызовом. Внезапно обоснование постоянного военно-политического контроля США над странами ЕС оказалось под угрозой. Европа начала ощущать свою истинную независимую мощь в мире, когда ведущие круги там задумались о жизни после НАТО – европейцам больше не придётся подчиняться бесчисленным американским диктатам только из-за реальной или воображаемой угрозы Советов.

В марте 1990 года итальянский журнал «30 Days» взял интервью у итальянского профессора Джанфранко Мильо, тесно связанного с Вашингтоном. Мильо рассказал журналу:

США увидели, что для того, чтобы не впасть в упадок, как Советский Союз, они должны идти в ногу с потенциальными будущими противниками. К ним относятся Япония и Европейский континент, объединённые вокруг германской экономической мощи... Соединённые Штаты не могли принять идею Европы такой, какая она есть сегодня, континента, который не только может вполне благополучно обойтись без Америки, но и стать экономически и технологически более мощным.[2]

В тот момент Вашингтон начал тайное планирование новой войны в центре Европы, которая могла бы быть использована, среди прочего, для создания постоянных военных баз США в Европе, а также обосновать не только сохранение НАТО, организации, которая контролируется Вашингтоном, но и обосновать расширение НАТО на страны бывшего Варшавского договора, как воплощение нового американского века, который президент Джордж Буш-старший назвал «Новым Мировым Порядком».[3]

К концу 1980-х годов в Вашингтоне осознали, что европейские лидеры напряжённо работали над составлением новых правил ассоциации, которые впоследствии будут включены в так называемый Маастрихтский договор. В ноябре 1989 года берлинская стена рухнула, и Советский Союз открылся для Запада. Через два года распался и сам Советский Союз, и Франция и Италия начали настаивать на принятии Маастрихтского договора. Договор был краеугольным камнем новой системы, которую его сторонники называли «Соединёнными Штатами Европы», будущим ЕС, который заменит старое Европейское экономическое сообщество.

В конце 1980-х годов европейские элиты в частном порядке рассматривали США как империю, находящуюся в состоянии полного краха. Промышленность Америки технологически устарела или устарела в большинстве жизненно важных областей, от стали до автомобилей, от станков до аэрокосмической промышленности. Её крупные банки, такие как «Citigroup», «Chase» и «Wells Fargo», находились в тяжёлом кризисе, де-факто являясь банкротами, если бы не тайная поддержка правительства и Федеральной Резервной Системы.

Европейские лидеры рассматривали Америку как увядающую империю, примерно как Британия до 1914 года. Они были полны решимости заполнить образовавшийся в результате этого глобальный вакуум власти своим новым Европейским Союзом. Маастрихтский договор, в дополнение к Положению о создании Европейского центрального банка для валютного союза, также включал малоизвестную составляющую для создания общей европейской политики обороны и безопасности, независимого европейского «НАТО» с отдельной структурой командования, управляемой странами ЕС, а не Вашингтоном. Общая европейская оборона была элементом, который Вашингтон рассматривал как прямую угрозу глобальной власти Америки.[4]


Война в самом центре Европы


Ответом Вашингтона стало тайное провоцирование событий в Югославии, которые привели бы к ожесточенной войне в центре Европы. Это разрушило бы иллюзию того, что европейские войны ушли в прошлое, что никакая война никогда больше не разделит Европу, и европейские страны могут жить вместе в мире и процветании. Эта война могла быть использована для того, чтобы настаивать на сохранении НАТО, несмотря на то, что причина его создания – Советский Союз – давно прекратила своё существование.

События в Югославии и вокруг неё будут использоваться для того, чтобы подтолкнуть расширение НАТО непосредственно к границам России и за её пределами, вплоть до Афганистана.

С 1960 по 1980 годы югославская экономика была одной из сильнейших среди коммунистических стран, со смешанной социалистической рыночной экономикой, так называемой югославской моделью. В период своего расцвета Югославия была региональной промышленной державой и добилась экономического успеха. С 1960 по 1980 год, согласно данным Всемирного банка, ежегодный рост валового внутреннего продукта (ВВП) был в среднем выше 6%, медицина была бесплатная, грамотность была 91%, а продолжительность жизни была 72 года.

К концу 1980х годов вашингтонские неправительственные организации (НПО), возглавляемые «Национальным фондом демократии» (НФД), напряжённо работали над созданием условий для уничтожения Югославии, балканизации страны на отдельные малые государства – Словению, Хорватию, Боснию и Герцеговину, Сербию (а позднее и Черногорию) и, наконец, Косово.

Администрация Джорджа Буша-старшего задействовала Международный валютный фонд (МВФ) для навязывания Югославии, которая в конце 80-х годов вела переговоры о погашении своих крупных долгов в иностранной валюте, невозможных экономических условий. Используя долги как дубину, американские финансовые интервенции сознательно довели Югославию до финансово-экономической катастрофы. В 1988 году страна имела ошеломляющий объём внешней задолженности в размере 21 млрд. долларов. Почти половина всех поступлений в иностранной валюте шла на обслуживание этого долга. Значительная часть этого долга возникла в 1970-е и 1980-е годы для оплаты импорта нефти во время двух глобальных нефтяных кризисов 1973-74 и 1979 годов.

В 1988 году Вашингтон уже направил в Югославию советников из НФД, чтобы спокойно подготовить почву для социальных взрывов. НФД, на средства правительства США, начал раздавать щедрые пачки долларов США в каждом уголке Югославии, скупать голодных молодых журналистов с мечтами о новой жизни и финансировать различные оппозиционные группы, такие как профсоюзная оппозиция, белградские оппозиционные экономисты – сторонники МВФ, G-17 и правозащитные НПО.[5]

Десять лет спустя, в 1998 году, за год до того, как НАТО начала бомбить Белград, директор НФД Пол Маккарти, выступая в Вашингтоне, хвастался: «НФД был одной из немногих западных организаций, наряду с Фондом Сороса и некоторыми европейскими фондами, предоставлявших гранты в Союзной Республике Югославии для работы с местными НПО и независимыми СМИ по всей стране».[6]

Жёсткая экономическая «шоковая терапия», которую Вашингтон навязал Югославии – через МВФ и вмешательство во внутренние югославские оппозиционные группы с использованием поддерживаемых США НПО, таких как НФД или Фонд Сороса – была частью сверхсекретной политики администрации Рейгана-Буша в отношении Югославии.


NSSD-133


Уже в 1984 году президент Рейган подписал директиву национальной безопасности 133 (NSDD 133) под грифом «секретно», которая называлась «Политика США в отношении Югославии». Она призывала к «расширению усилий по продвижению ‘тихой революции’ с целью свержения коммунистического правительства и партии» в Югославии, а также в других восточно-европейских коммунистических странах, а также к возвращению стран Восточной Европы к «рыночной» экономике. Термин «рыночная» экономика являлся не более чем эвфемизмом возглавляемой США глобализации и рыночного разграбления стран западными транснациональными корпорациями.[7]

Вашингтонские НПО и МВФ, при существенной помощи со стороны Министерства иностранных дел Германии и немецкой разведки BND, а также Франции и Великобритании, заложили основу для экономического кризиса Югославии, который привёл к её распаду. США на заднем плане организовывали все ключевые события.

Вследствие требований МВФ о приватизации государственных компаний, югославский ВВП упал в 1990 году на 7,5 процента и ещё на 15 процентов в 1991 году. Промышленное производство упало на 21%. МВФ также потребовал оптовой приватизации государственных предприятий. Результатом стало банкротство более 1100 компаний к 1990 году и появление более 20 процентов безработных.

Экономическое давление на различные регионы страны создало взрывоопасный коктейль. Как и ожидалось, в условиях растущего экономического хаоса каждый регион боролся за собственное выживание против своих соседей. Ничего не оставляя на волю случая, МВФ приказал заморозить всю заработную плату на уровне 1989 года, в то время как инфляция резко возросла вследствие требований МВФ об отмене государственных субсидий. Это предсказуемо привело к снижению реальных доходов югославского населения на 41 процент за последние шесть месяцев 1990 года. К 1991 году инфляция составила более 140 процентов, это была уже гиперинфляция.

В этой ситуации МВФ распорядился о полной конвертируемости динара и освобождении процентных ставок. Затем МВФ запретил югославскому правительству получить кредит от своего центрального банка, что подорвало способность центрального правительства финансировать социальные и другие программы. Это замораживание привело к фактическому экономическому отделению Хорватии и Словении в июне 1991 года задолго до официального объявления об отделении.[8]


Администрация Буша зажигает спичку


Всё, что было нужно, чтобы разжечь огонь войны в Югославии, это хорошо зажжённая спичка.

Администрация Буша зажгла спичку в ноябре 1990 года, когда Конгресс США принял предложенный администрацией Буша закон 101-513 об ассигнованиях на иностранные операции в 1991 году. Новый закон США предусматривал, что любая часть Югославии, не провозгласившая независимость в течение шести месяцев после этого акта, потеряет всю финансовую поддержку США, что нанесёт ей сокрушительный экономический удар. Закон США требовал проведения отдельных выборов, контролируемых Государственным департаментом США, в каждой из шести югославских республик. В нём также предусматривалось, что любая помощь должна направляться непосредственно каждой республике, а не центральному югославскому правительству в Белграде, что должно было ускорить экономическую децентрализации.[9]

Было ещё одно заключительное положение. Финансирование получат только те группы, которые Госдепартамент США определил как «демократические силы». Фактически, это означало приток средств небольшим правым националистическим партиям в финансово задушенном регионе, внезапно оказавшимся в кризисе из-за общего прекращения финансирования. Воздействие было, как и ожидалось, разрушительным.[10]

Закон США 101-513 1991 года об ассигнованиях на иностранные операции погрузил югославское федеральное правительство в Белграде в экзистенциальный кризис. Оно не могло выплатить огромные проценты по своему внешнему долгу и даже организовать закупку сырья для промышленности. Кредит рухнул, и со всех сторон посыпались взаимные обвинения.

До этого американского закона в Югославии не было гражданской войны. Ни одна республика не отделилась, и не было никаких признаков публичного спора между Вашингтоном и Югославией. Мир сосредоточился на вооружённой коалиции, которую Буш создавал против Ирака в надвигающейся войне из-за вторжения Саддама Хусейна в Кувейт.

Администрация Буша потребовала самороспуска Югославской Федерации, с тем чтобы преднамеренно поджечь фитиль новой взрывоопасной серии балканских войн. Сэр Альфред Шерман, эксперт по Балканам и бывший советник премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер, заметил в 1997 году: «Война в Боснии была войной Америки во всех смыслах этого слова. Администрация Соединённых Штатов помогла начать её, продолжила её и предотвратила её быстрое завершение».[11]

Используя такие группы, как Фонд Сороса американского миллиардера-спекулянта Джорджа Сороса и НФД, финансовая поддержка Вашингтона, как правило, направлялась в экстремистские националистические или бывшие фашистские организации, которые гарантировали насильственное и кровавое расчленение Югославии.

К февралю 1991 года под давлением Вашингтона Совет Европы послушно последовал за США со своими политическими требованиями и явным экономическим вмешательством во внутренние дела Югославской Федерации. Их требования были схожими: Югославия проведёт многопартийные выборы или столкнётся с экономической блокадой. Правые и фашистские организации, которых не было со времён разгрома нацистской оккупации антифашистским партизанским движением Тито, внезапно возродились и начали получать скрытую поддержку. Эти фашистские организации, будучи в изгнании, поддерживались ЦРУ, а также спецслужбами Великобритании и НАТО в США, Канаде, Германии и Австрии. Теперь они стали основным каналом поступления средств и вооружений в отдельные югославские республики.[12]

Реагируя на это сочетание шоковой терапии МВФ и прямой дестабилизации Вашингтона, югославский президент, сербский националист Слободан Милошевич в ноябре 1990 года организовал новую коммунистическую партию, призванную предотвратить распад союзной Югославской Республики.

Ужасающие воспоминания об опыте Второй мировой войны подпитывали сербскую мобилизацию. С 1941 по 1945 год в хорватских лагерях смерти погибло почти миллион преимущественно православных сербов, а также евреев, цыган и десятки тысяч других. Наиболее известным был лагерь Ясеновац, управляемый хорватским режимом усташей, известный как «балканский Освенцим».[13]

5 мая 1991 года, в точную дату шестимесячного срока, установленного законом США 101-513 о зарубежных операциях, хорватские сепаратисты устроили демонстрации с применением насилия и осадили югославскую военную базу в Госпиче. Югославское федеральное правительство в Белграде, войска которого подверглись нападению, приказало армии вмешаться. Началась гражданская война. Словения и Хорватия провозгласили независимость 25 июня 1991 года, а немецкое правительство Гельмута Коля во главе с министром иностранных дел Гансом-Дитрихом Геншером немедленно признало Хорватию и Словению независимыми государствами.[14]

Будучи самой многочисленной национальностью, выступавшей против распада Югославской Федерации, сербы стали мишенью и предлогом для западного вмешательства. Западная пропаганда начала изображать сербов как новых нацистов Европы. Была создана основа для ужасной серии региональных этнических войн, которые продлятся десять лет и приведут к гибели более 133 000 человек, а по некоторым оценкам – более 200 000 человек.

ЦРУ вступило в эту хаотичную и крайне нестабильную ситуацию вместе с американским военным спецназом, чтобы подпитывать войны, используя своих закалённых в боях ветеранов – исламских моджахедов из советско-афганской войны ЦРУ, чтобы спровоцировать дальнейший хаос среди исламского населения Боснии и Герцеговины, а затем и в Косово, чтобы прикончить Югославскую Республику.


В Боснию приходит джихад


Успех операции ЦРУ по использованию моджахедов в Афганистане создал в Вашингтоне идею активной поддержки подобных джихадов, или священных войн, используя афганских моджахедов-ветеранов в качестве основной террористической или партизанской силы для дальнейшего ослабления или уничтожения других режимов, где существовало большое мусульманское население.

Ещё в 1980 году Залмай Халилзад, близкий советник Збигнева Бжезинского, советника президента Картера по национальной безопасности, и один из архитекторов стратегии моджахедов США 1980-х годов в Афганистане, выступал за то, чтобы США агрессивно применяли политический ислам как оружие не только против Советов в Афганистане, но и непосредственно «в тылу врага» – в советско-мусульманской Центральной Азии, включая Чечню, Узбекистан и другие регионы.[15]

Халилзад был мусульманином-суннитом афганского происхождения, который стал старшим сотрудником Государственного департамента в администрации Рейгана. Он занимался войной с Советами в Афганистане и ирано-иракской войной 1980-х годов. С 1990 по 1992 год Халилзад служил при президенте Джордже Буше в Пентагоне заместителем заместителя министра обороны по политическому планированию. Это было время, когда после распада Варшавского договора в 1991 году администрация Буша решила принести модель террористической войны моджахедов в Югославию и в бывший СССР.[16]

К 1992 году внутренняя гражданская война между различными союзными государствами Югославии распространилась на мусульманское меньшинство Боснии и Герцеговины, расположенной между католической Хорватией и православной Сербией. Война в Боснии, которая продолжалась до 1995 года, дала недостающую часть головоломки о том, как афганские моджахеды Халилзада превратились в глобальные силы джихада, которые позже стали использовать название Аль-Каида.


Переворот Изетбеговича


18 марта 1992 года в Лиссабоне ЕС выдвинул план, разработанный британским лордом Каррингтоном и португальским послом Хосе Кутилейру. Это была попытка предотвратить кровопролитную гражданскую войну внутри Боснии и Герцеговины между мусульманами, православными и католиками. Этот план призывал к разделу страны между религиозными общинами. В тот день это соглашение подписали все три лидера Боснии и Герцеговины – серб, хорват и Алия Изетбегович, который подписал его от имени боснийских мусульман или боснийцев, как их называли со времён османской оккупации.

Всего через несколько дней после подписания соглашения тогдашний посол США в Югославии Уоррен Циммерман вылетел в Сараево для встречи с лидером боснийских мусульман Алией Изетбеговичем. Циммерман, по словам Шермана, дал Изетбеговичу заверения в поддержке США всего независимого государства под его контролем. Циммерман пообещал Изетбеговичу всю политическую, дипломатическую и, в частности, военную помощь, если тот согласится отказаться от Лиссабонского договора. Изетбегович был не таков, чтобы упустить возможность для возвышения, и он сделал именно это.[17]

Указание Циммерману немедленно вылететь в Сараево, чтобы убедить Изетбеговича отказаться от договора, дал исполняющий обязанности госсекретаря США и бывший посол в Югославии Лоуренс Иглбургер. Лиссабонское соглашение ЕС, по мнению многих, помогло бы избежать боснийской войны между православными сербами-христианами, боснийскими мусульманами и хорватскими католиками, живущими в Боснии и Герцеговине. Вашингтон как раз и стремился предотвратить исполнение Лиссабонского соглашения, так как он хотел использовать боснийскую войну для своей более крупной геополитической стратегии в Европе и за её пределами.[18]

Вашингтон решил ещё раз сыграть в радикальную исламскую стратегию, и Изетбегович, выдающийся седовласый суннитский профессор философии, которого боснийцы ласково называли «дедушкой», должен был стать человеком Вашингтона.

Через несколько дней после встречи с Циммерманом Изетбегович отозвал свою подпись и отказался от мирного плана, на который он только что согласился в Лиссабоне, заявив о своём несогласии с любым этническим разделением Боснии. В течение нескольких недель в Боснии развернулась полномасштабная война.[19]

В 1990 году Изетбегович победил на выборах президента Боснийской Федерации сомнительными средствами, устранив гораздо более популярного соперника Фикрета Абдича. Будучи президентом, Изетбегович сумел «приостановить из-за чрезвычайных обстоятельств» согласованное положение о том, что боснийское президентство ежегодно ротируется между кандидатами от боснийских хорват, боснийских сербов и боснийских мусульман. С помощью Вашингтона он захватил власть только для себя, де-факто отменив ротацию представителей сербского и хорватского меньшинств.[20]

Это был первый шаг на пути к поддерживаемому США мусульманскому государству Боснии и Герцеговины. Это также стало важным шагом в развязывании этнической гражданской войны в Югославии, которая бушевала с такими зверствами в течение почти десятилетия. В то время население Боснии и Герцеговины было почти поровну разделено между одной третью боснийских мусульманин, одной третью православных сербов и одной третью хорватских католиков. Вскоре внешнему миру придёт в голову мысль, что подавляющее большинство боснийцев – мусульмане. Но это было не так.


Возрождение дивизии СС «Ханджар»


Алия Изетбегович был сомнительным выбором для США в качестве президента Боснии. Во время Второй мировой войны он был членом боснийской мусульманской молодёжной организации, смоделированной по образцу египетских «Братьев-мусульман», которая называлась «Млади Муслимани», или «Молодые мусульмане».

Боснийские «Молодые мусульмане» и лично Изетбегович во время войны сотрудничали с нацистами и хорватскими усташами в их деятельности по уничтожению евреев, православных сербов и коммунистов в Югославии по поручению ваффен-СС Генриха Гиммлера.

Когда нацистская Германия оккупировала Югославию в 1941 году, они создали марионеточное государство Хорватия, официально независимое, которое включало Боснию и Герцеговину, а также части Далмации. Гитлер привёл к власти фашистскую организацию Усташей Анте Павелича. В католическом движении Усташей Гитлер нашёл своего идеологического союзника, поскольку усташи, с фактического благословения Ватикана, развязали жестокий геноцид в их новой стране.[21]

Боснийские мусульмане, завербованные Изетбеговичем, сыграли решающую роль в геноциде против православных сербов, евреев и других этнических групп во время Второй мировой войны. Между 1941 и 1945 годами Босния была в составе независимого государства Хорватии, где сербы, как и другие этнические группы, преследовались так же яростно, как и евреи. Эти преследования проводились нацистской дивизией боснийских мусульман «Ханджар» в составе ваффен-СС, созданной Великий муфтием Иерусалима Амином аль-Хусейни, другом Гиммлера и Гитлера, специально для того, чтобы проводить это дикий геноцид.[22]

Изетбегович вступил в организацию «Молодые мусульмане» в Сараево в марте 1943 года, где он, предположительно, вербовал молодых мусульман в дивизию СС «Ханджар» в сотрудничестве с немецкими спецслужбами Абвер и гестапо.[23]


Во время Второй мировой войны Изетбегович вербовал молодых мусульман в нацистскую мусульманскую дивизию СС «Ханджар» в фашистской Хорватии.


Весной 1943 года, будучи лидером «Молодых мусульман» в Сараево, он лично приветствовал нацистского коллаборациониста Амина аль-Хусейни, Великого муфтия Иерусалима, в Сараево. В 1946 году, после войны, Изетбегович был арестован и приговорён к трём годам тюремного заключения за его военную деятельность, о чем в 1992 году решили забыть сотрудники прессы Госдепартамента США, когда они продвигали его как демократического героя.[24]

В 1970 году Изетбегович написал манифест под названием «Исламская декларация», в котором изложил свои взгляды на отношения между Исламом, государством и обществом. Среди прочего, он там он писал:

Не может быть мира или сосуществования между «исламской верой» и неисламскими обществами и политическими институтами... Ислам явно исключает право и возможность деятельности какой-либо чуждой идеологии на своей территории. Поэтому... государство должно выражать и поддерживать нравственные концепции религии...[25]

Изетбегович был таким же фанатичным джихадистом, как египетский Хасан аль-Банна и его друзья из «Братьев-мусульман». Он выступал за возвращение к эпохе 1800-х годов, когда Босния была частью исламской Османской империи, правящей посредством строгих законов шариата и подчиняющей христианских граждан их полному господству.


Телохранитель лжи


Когда в 1970 году в Югославии была опубликована «Исламская декларация» Изетбеговича, власти истолковали её как призыв к введению в Боснии законов шариата и запретили публикацию. В 1983 году Изетбеговича и нескольких других мусульман-фундаменталистов посадили в тюрьму по обвинению в подготовке переворота и распространении «исламской пропаганды».[26]

Во время Боснийской войны после 1992 года Изетбегович называл мусульман, погибших в войне, шахидами, «мучениками за веру», указав, что это была священная война, или джихад, а вовсе не борьба за многоэтническую демократию, как умело изображала боснийскую войну в западных СМИ вашингтонская PR-компания Изетбеговича «Рудер Финн».[27]

«Рудер Финн» проделала мастерскую работу по манипулированию пропагандой в Вашингтоне и на Западе. Джеймс Харф, директор глобальной секции «Рудер Финн» по связям с общественностью, работавший на Изетбеговича, хвастался своим успехом против Сербии: «Никто не понимал, что происходит в (бывшей) Югославии... Подавляющее большинство американцев, вероятно, задавались вопросом, в какой африканской стране находится Босния».[28]

«Рудер Финн» воспользовалась этим невежеством. Её первая цель состояла в том, чтобы убедить влиятельные еврейские организации США выступить против сербов, что было нелегкой задачей, учитывая историю зверств хорватских фашистов-усташей и боснийской мусульманской дивизии ваффен-СС «Ханджар» в отношении евреев во время Второй мировой войны.

Харф продолжал: «Хорватское и боснийское прошлое было отмечено реальным и жестоким антисемитизмом... Десятки тысяч евреев погибли в хорватских лагерях. Поэтому у интеллигенции и еврейских организаций были все основания враждебно относиться к хорватам и боснийцам».

Харф использовал репортаж из «New York Newsday» о сербских лагерях для заключённых, названных концентрационными лагерями, чтобы убедить еврейские группы провести демонстрацию против сербов. Харф хвастался:

Это был грандиозный переворот. Когда еврейские организации вступили в игру на стороне боснийцев, мы смогли быстро отождествить сербов с нацистами в общественном сознании. Одним движением мы смогли представить простую историю хороших и плохих парней, которая в дальнейшем будет работать самостоятельно. Мы победили, нацелившись на еврейскую аудиторию, на правильную цель. Практически сразу же произошла явная смена языка в прессе, с использованием слов с высоким эмоциональным содержанием, таких как «этнические чистки», «концентрационные лагеря» и др., которые вызывали образы узников нацистской Германии и жертв газовых камер Освенцима. Эмоциональное изменение было настолько сильным, что никто не мог пойти против него.[29]

Этой пропагандистской машиной в Вашингтоне, фактически демонизирующей сербов как нацистов и изображающей боснийских мусульман как несчастных жертв сербских зверств, реальных или воображаемых, был расчищен путь для обвинения сербских сил в Боснии во всех мыслимых преступлениях.


«Боснийский» моджахед Усамы


Имея своего человека в Боснии и Герцеговине, автократа ветерана-джихадиста Алию Изетбеговича, американская разведка начала тайно перебрасывать ветеранов-моджахедов афганской войны против Советов и других джихадистских добровольцев со всего мира, чтобы воевать на стороне мусульманских сил Изетбеговича против сербов.

Добровольцы тайно переправлялись американскими и натовскими спецслужбами, в основном через Хорватию, в Боснию и Герцеговину. Исламские страны направили инструкторов и «добровольцев» воевать вместе с мусульманскими силами в Боснии и создали там секретные тренировочные лагеря. Помимо Афганистана, они прибыли из Саудовской Аравии, Турции, Пакистана, Судана, Ирана и Сирии, создав таким образом семена формирующейся глобальной террористической сети джихада, получившей название «Аль-Каида».[30]

США поощряли и тайно содействовали контрабанде оружия боснийским мусульманам через Иран, Турцию и Восточную Европу, факт, который Вашингтон в то время отрицал, даже перед лицом неопровержимых доказательств. Администрация Клинтона использовала НАТО и силы ООН по охране (СООНО) в качестве инструментов своей политики и блокировала все мирные шаги, которых было несколько в период с 1992 по 1995 год.[31]

По достоверным оценкам, число иностранных исламских джихадистов, сражавшихся бок о бок вместе с боснийской армией Изетбеговича и в её составе против сербов в войне 1992-1995 годов, составляло от 4000 до 20 000 боевиков, большинство из которых были саудовскими ветеранами Афганистана или йеменцами, алжирцами, египтянами и пакистанцами. Они контрабандным путём ввозились в основном через хорватский Загреб, это был так называемый «хорватский трубопровод».[32] Президент Хорватии Франхо Туджман также вооружал боснийско-хорватское меньшинство и рассматривал вооружённые мусульманские силы в качестве фактического союзника в своём стремлении изгнать как можно больше сербов из хорватского края, а также из приграничных районов Хорватии, граничащих с Боснией.[33]

Хотя их численность была относительно небольшой по сравнению с численностью боснийской армии, закалённые в боях моджахеды сыграли каталитическую роль в распространении фанатичного радикализма джихада в среде регулярной боснийской армии во время войны. Режим Изетбеговича перестроил весь свой аппарат безопасности и военный аппарат, чтобы они отражали моджахедино-исламское революционное мировоззрение. Он создавал отряды моджахедов по всей армии; некоторые члены этих отрядов назывались шахидами («мучениками» или террористами-смертниками), со специальным белым одеянием, символизирующим плащаницу. Иностранным бойцам мусульманского джихада было предоставлено боснийское гражданство, что позволило администрации Клинтона утверждать, что очень немногие из бойцов были «иностранцами».[34]

Во время войны существовало три основных подразделения моджахедов в боснийской армии, первые два из которых были со штаб-квартирой в американской зоне IFOR/SFOR – 7-я мусульманская освободительная бригады 3-го корпуса, со штаб-квартирой в Зенице; и 9-я мусульманская освободительная бригада 2-го корпуса, со штаб-квартирой в Травнике. Штаб-квартира 4-й мусульманской освободительной бригады 4-го корпуса располагалась в Конжиче во французской зоне.[35]

Помимо этих трёх подразделений моджахедов, в боснийской армии Изетбеговича была элитная дивизия «Ханджар» (ятаган) – специальное подразделение из 6000 человек, которое воспевало фашистскую культуру, подражая дивизии СС «Ханджар», которая была сформирована из боснийских мусульман в 1943 году, чтобы воевать за нацистов против сербов, евреев и цыган. Большинство офицеров современного «Ханджара» были албанцами, или из Косово, сербской провинции, где албанцы составляли большинство, или из самой Албании. Их обучали и возглавляли моджахеды-ветераны из Афганистана и Пакистана.[36]

Агрессивный политический исламский фундаментализм внезапно появился в центре Европы, и это стало возможным благодаря Вашингтону. Он не имел ничего или имел совсем мало общего с религиозной верой, но был тесно связан с геополитикой Вашингтона. С 1992 по 1995 год Пентагон и ЦРУ тайно оказывали помощь передвижению тысяч моджахедов и других исламских джихадистов из Центральной Азии, арабских и других мусульманских стран в Европу для борьбы вместе с боснийскими мусульманами против сербов.


Союз Пентагона с джихадистами


В рамках расследования правительством Нидерландов резни в Сребренице в июле 1995 года профессор Амстердамского университета Сиес Вибес подготовил опубликованный в апреле 2002 года доклад, озаглавленный «Спецслужбы и война в Боснии».[37]

Вибес задокументировал секретный союз между Пентагоном и радикальными исламскими группами с Ближнего Востока для оказания помощи мусульманам Боснии. К 1993 году огромное количество оружия контрабандой шло мусульманам через Хорватию, что было грубым нарушением эмбарго Совета Безопасности ООН на поставки оружия в Боснию. Эту контрабанду организовали «секретные агентства» США, Турции и, как ни странно, «заклятого врага США» Ирана. Вибес задокументировал, что в ней участвовали исламские группировки, в том числе сети афганских моджахедов Усамы бен Ладена и проиранская «Хезболла».[38]

С 1992 по 1995 год Пентагон помогал тысячам моджахедов и других исламских элементов из Центральной Азии перебраться в Европу для борьбы против сербов вместе с боснийскими мусульманами.[39]

Оружие, закупленное Ираном и Турцией при финансовой поддержке Саудовской Аравии, перебрасывалось с Ближнего Востока в Боснию при непосредственном участии Пентагона. Значительная помощь в виде джихадистов и щедрых денежных сумм поступала из Саудовской Аравии, Египта, Сирии, Малайзии, Ливии, Судана и других исламских стран, что позволило подготовленной США Армии Боснии и Герцеговины Изетбеговича вести длительную войну.[40]

Основным финансовым каналом для покупки и контрабанды оружия мусульманским силам в Боснии было Агентство по оказанию помощи странам третьего мира (TWRA), которым руководил суданский врач и близкий друг боснийского Изетбеговича по имени д-р Фатих Аль-Хасанайн. TWRA создало в Загребе офис, который использовался в качестве канала для доставки боевиков-джихадистов и оружия в Боснию. Примерно 2,5 миллиарда долларов от Саудовской Аравии и других исламских государств пришли в казну боснийских джихадистов, большая часть его через TWRA Аль-Хасанайна.[41]

Малоизвестный в то время саудовец Усама бен Ладен, который работал с ЦРУ в Афганистане через своё Афганское сервисное бюро, или Мактаб аль-Хидамат (МАК), и поставлял арабских суннитских добровольцев-джихадистов и деньги на афганскую войну против советской оккупации в 1980-х годах, тесно сотрудничал с TWRA в Боснии. Белградский корреспондент журнала «Шпигель» Ренате Флоттау (Renate Flottau) сообщал, что несколько раз видел бен Ладена в президентском офисе Изетбеговича в Сараево в 1993-1994 годах, во время Боснийской войны.[42]

Египетская разведка в то время идентифицировала Усаму бен Ладена как ключевого участника боснийского джихада, отметив, что у него был боснийский паспорт. Во время боснийского «джихада» бен Ладен находился в изгнании в Хартуме, в Судане, где глава суданских «братьев-мусульман» Хасан Аль-Тураби обеспечил безопасное убежище саудовскому афганскому ветерану. Аль-Тураби был также близким соратником суданского джихадиста Фатиха Аль-Хасанайна и его коллегой по TWRA.[43]

Через загребские отделения TWRA, «хорватский трубопровод», осуществлялись операции с оружием, собирались средства, под прикрытием TWRA собирались разведывательные данные. У TWRA были дополнительные офисы в Сараево, Будапеште и Стамбуле, а также прямые личные связи с боснийским правительством и лично Изетбеговичем.

Аэродром, используемый для тайной контрабанды оружия джихадистским силам, был построен Пентагоном недалеко от Сараево и находился под управлением Хасана Ченгича, наперсника исламиста Изетбеговича, фанатичного джихадиста, который в 1980-х годах сидел в тюрьме вместе с Изетбеговичем. Ченгич, также являвшийся членом наблюдательного совета TWRA, был заместителем министра обороны Боснии и главным связным с американской программой военной помощи. Базирующийся главным образом в Вене во время войны, Ченгич с благословения администрации Клинтона и посла США в Загребе Питера Гэлбрейта отвечал за закупку оружия, контрабандой ввозимого в Боснию, в том числе из Ирана. В конце апреля 1994 года премьер-министр Хорватии Никица Валентич и заместитель премьер-министра Боснии посетили Тегеран для проведения консультаций с президентом Али Акбаром Рафсанджани. Там было заключено трёхстороннее соглашение о поставках оружия и оказании гуманитарной помощи Боснии.[44]

Чем дольше бушевала война в Боснии и Герцеговине, тем лучше это было для стремления Вашингтона возродить роль возглавляемой США НАТО на Балканах и в Европе. Щупальца сети глобального джихада выросли из войны в Боснии, и они получали своё питание при содействии ЦРУ и Пентагона.


Сребреница


Пропагандистская машина США создавала бесчисленные фальшивые истории сербских бомбардировок мирных жителей и больниц, нападений на так называемые «зоны безопасности» ООН. Эта машина фабриковала отчёты о десятках тысяч изнасилований мусульманских женщин в сербских «лагерях изнасилований», названных так западными СМИ во главе с «Нью-Йорк Таймс». В то же время мусульманские джихадисты-наёмники, действующие вместе с армией Изетбеговича, творили чудовищные зверства против боснийских сербов, о которых не было ни слова в западных и американских СМИ.[45]

Те же самые западные СМИ, возглавляемые «Нью-Йорк Таймс», CNN и другими американскими СМИ, тесно сотрудничавшими с администрацией Клинтона, демонизировали сербскую армию за то, что стало известно как «резня в Сребренице» невинных боснийских мусульман в американской «зоне безопасности» Сребреница на востоке Боснии и Герцеговины, недалеко от сербской государственной границы. О связях СМИ с администрацией Клинтона свидетельствует, например, такой факт, что корреспондент CNN в Сараево Кристиан Аманпур, которую резко критиковали за её однобокий про-боснийский мусульманский уклон, позднее вышла замуж за Джейми Рубина, который был помощником государственного секретаря и пресс-секретарем Государственного департамента в администрации Клинтона.[46]

После продолжительных военных столкновений между мусульманской джихадистской армией Изетбеговича и армией боснийских сербов (сепаратистов в Автономной Республике Сербской, в сербской части Боснии-Герцеговины, которые стремились объединиться с Сербией, удалив границу вдоль реки Дрина, которая отделяла их от сербского государства Милошевича) силами боснийских мусульман в анклаве Сребреница были сделаны серьёзные нарушения условий «зоны безопасности ООН» и проведены бесчисленные нападения на боснийских мирных сербов в окрестных деревнях.[47]

12 июля 1992 года, в святой день, когда православные сербы празднуют Святых апостолов Петра и Павла, мусульманские военные из Сребреницы начали обыски в сербских деревнях Zalazje, Саѕе и Biljača. Шестьдесят девять гражданских лиц и солдат были убиты. Из двадцати двух захваченных сербов было найдено только десять тел. Нападения начались летом 1992 года и продолжались до начала 1993 года. Они привели к уничтожению пятидесяти пяти из пятидесяти девяти сербских деревень в самом крупном муниципалитете Сребреницы, в результате чего погибло 550 сельских жителей. Согласно сербским источникам, число сербских жертв мусульманского джихада в районе Сребреницы превысило 3000 человек.[48]

Боснийские мусульманские джихадисты использовали «убежище» ООН в Сребренице в качестве незаконной базы для нападений на сербское гражданское население, что являлось прямым нарушением гуманитарных правил ООН для «безопасного убежища». Позднее Организация Объединённых Наций признала, что боснийские силы нарушали бесполётную зону вокруг Сребреницы и контрабандой ввозили в этот район оружие, согласно показаниям Международному уголовному трибуналу по бывшей Югославии (МТБЮ) Дэвида Харланда, сотрудника по гражданским вопросам и политического советника командующего СООНО в Боснии и Герцеговине.[49]

Во главе боснийских мусульманских сил в Сребренице стоял Насер Орич. Французский генерал Филипп Морильон, командующий войсками СООНО ООН в Боснии с 1992 по 1993 год, рассказал о роли Орича, давая свидетельские показания перед МТБЮ в Гаагском суде:

Насер Орич участвовал в нападениях во время православных праздников и разрушал деревни, убивая всех жителей. Это породило определённую степень ненависти, которая была весьма необычной в регионе... Во всех окрестных деревнях силами Насера Орича были совершены ужасные кровавые расправы... Я думаю, вы найдёте это в других свидетельствах, не только в моём. Насер Орич был военачальником, который правил над населением в своём районе с помощью террора. Я думаю, что он решил, что таковы были правила этой ужасающей войны, что он не может позволить себе брать пленных. По моим воспоминаниям, он даже не искал оправдания. Это было просто заявление: не нужно беспокоиться о пленных.[50]

Боснийские мусульманские джихадисты Изетбеговича, такие как Насер Орич, и их иностранные моджахеды очень зверствовали при своих нападениях. Джихадисты сознательно совершали свои нападения в христианские святые дни: Георгия Победоносца, Святого Вита, Святого Петра и Павла, Рождество. Жертвы, включая женщин, стариков и даже детей, подвергались пыткам перед смертью. Одиннадцатилетний мальчик по имени Слободан Стоянович, когда его семья бежала от резни, вернулся в деревню, чтобы забрать свою собаку. Позже его нашли застреленным, ему отрезали ухо и вскрыли живот в форме креста.[51]

Даже сторонники Сараево признавали, что исламские джихадисты под командованием Насера Орича в Сребренице убили более 1300 сербов и «этнически очистили» обширную территорию.[52] По другим данным, от рук армии Орича в Сребренице погибло гораздо большее число людей. Мусульманский генерал Сефер Халилович, давая показания в Гаагском трибунале, подтвердил, что в Сребренице находились по меньшей мере 5500 солдат боснийской мусульманской армии, и что ещё более важно, эти боевики убили более 3500 христиан до падения Сребреницы, в том числе маленьких детей, женщин и пожилых людей в близлежащих деревнях.[53]

Что ещё хуже, «убежище» означало, что боснийские мусульманские силы могли нападать за пределами основной области центральной Сребреницы, убивать православных христиан, а затем возвращаться в Сребреницу, чтобы быть защищёнными и готовиться к новым нападениям – перевооружаться и т. п.[54]


Здесь мы видим вызывающе улыбающегося Насера Орича на Гаагском суде по военным преступлениям.


В 2006 году в Гаагском МТБЮ Оричу было предъявлено обвинение в пытках и жестоком обращении с 11 сербами и убийстве семи сербов, задержанных в полицейском участке в Сребренице в 1992-1993 годах. Его также обвиняли в том, что он отдавал приказы и руководил многочисленными партизанскими рейдами в 50 сербских деревнях в 1992-1993 годах, особенно в муниципалитетах Братунац и Сребреница. В ходе боевых действий здания, жилища и другое имущество боснийских сербов в преимущественно сербских деревнях были сожжены и уничтожены, сотни сербов были убиты, а тысячи сербов покинули этот район. Орич был приговорен к двум годам тюремного заключения за то, что он не предотвратил зверства в отношении заключенных из числа боснийских сербов, это было самое мягкое возможное наказание, которое позднее было отклонено по апелляции. Видимо, у него были высокопоставленные покровители.[55]

Когда позже посла США в Хорватии Питера Гэлбрейта спросили, знает ли он о зверствах, совершённых боснийскими мусульманскими моджахедами против сербского гражданского населения, то человек, который способствовал незаконному и тайному вооружению армии Изетбеговича, солгал. Он заявил, что Вашингтону известно о «небольшом количестве зверств», совершаемых иностранными моджахедами в Боснии. Тем не менее, Гэлбрейт сказал, что эти зверства «небольшая проблема в общей схеме вещей».[56]

Степень жестокости обращения исламских моджахедов с сербами до резни мусульманских мужчин в Сребренице в июле 1993 года не отличалась от более поздних видеосюжетов боевиков «Аль-Каиды» против президента Сирии Асада в 2013 году, когда джихадист «Аль-Каиды» был снят, вырезав сердце сирийского правительственного солдата и варварски съев его перед камерой, чтобы мир мог это видеть.[57]

Один из бесчисленных случаев варварства джихадистов в отношении боснийских сербов до резни в Сребренице был задокументирован МТБЮ в ходе последующего судебного процесса против главнокомандующего боснийской мусульманской армией Расима Делича.

В суде было установлено, что боснийские мусульманские солдаты под его командованием, которых Делич назвал иностранными моджахедами, провели внесудебную казнь и обезглавили заключённого серба по имени Гойко Вуйчич. После обезглавливания, моджахеды показали отрубленную голову Вуйчича другим сербским заключённым. В решении Гаагского суда сцена описывается следующим образом:

Вернувшись в дом, моджахеды вошли в комнату задержанных, неся голову Гойко Вуйчича на s-образном мясницком крюке. Кровь капала с головы. Моджахеды бросили голову Вуйчича на колени Крстану Маринковичу, затем передавали отрубленную голову от одного задержанного к другому, заставляя их «поцеловать своего брата». Затем моджахеды повесили голову Вуйчича на крюке в комнате, где она оставалась в течение нескольких часов.[58]

Всё это было с гордостью записано на видео джихадистами. Моджахеды явно не были обеспокоены Женевскими конвенциями о войне и гуманном обращении с заключёнными.

Жестокие зверства моджахедов, совершённые в отношении сербов, многие из которых были женщинами, детьми или пожилыми людьми, вызвали гнев и ярость мести среди боснийских сербских солдат, воевавших, чтобы забрать контроль над Сребреницей у боснийцев. В своих гаагских показаниях французский генерал Филипп Морильон сказал о боснийских сербах после жестоких нападений Орича:

Они были в этом адском круге мести. То, что их вдохновляло, было больше, чем месть. Вдохновляло не только мужчин. И женщины, и всё население прониклись этим. Не болезнь страха заразила всё население Боснии и Герцеговины, не страх перед порабощением, не страх быть уничтоженным. Это была чистая ненависть.[59]

Морильон заявил, что Орич тайно вывел свои войска джихада из Сребреницы за неделю до её падения:

Я бы сказал, что [командующий армией боснийских сербов] Младич попал в засаду в Сребренице, фактически в ловушку. Он ожидал встретить сопротивление, но его не было. Он не ожидал, что произойдет резня, но он полностью недооценил количество ненависти, которая накопилась. Я не верю, что он приказал совершить резню, но я не могу подтвердить это. Это только моё личное мнение.

Сербы наконец-то отреагировали на провокации Орича. Когда они взяли Сребреницу гораздо легче, чем они думали, они отомстили людям, которых они нашли там. Но в отличие от Насера Орича и моджахедов, они отпустили женщин, детей и стариков в безопасное место, прежде чем начали стрелять в мужчин.[60]

Согласно расследованию, проведённому голландским правительством после резни, не только информация о готовящемся нападении сербских сил на безоружную Сребреницу была известна заранее американской разведке и военным, но и немецкие и французские разведывательные службы также скрывали информацию о нападении армии боснийских сербов (ВРС). Весьма важные перехваты, свидетельствующие о предварительной осведомлённости о нападении, по-видимому, не были переданы СООНО и даже союзникам по НАТО, включая Соединённое Королевство и Нидерланды.[61] Короче говоря, Вашингтон хотел резни в Сребренице, как казус белли, которую он мог бы использовать против сербского населения.

Генерал-майор в отставке Льюис Маккензи, канадский генерал, который командовал Сребреницей незадолго до резни, прежде чем канадцев заменили голландцы, написал в крупнейшей канадской газете «Глоб энд Мейл» от 14 июля 2005 года статью под названием «Реальная история Сребреницы». Маккензи сообщил:

Когда весной 1995 года стаял снег, Насеру Оричу, руководившему боснийскими мусульманскими боевиками, стало очевидно, что армия боснийских сербов собирается напасть на Сребреницу, с тем чтобы не дать ему напасть на сербские деревни. Поэтому он и большое количество его бойцов ушли из города. Сребреница осталась незащищённой из-за стратегической идеи о том, что если сербы нападут на незащищённый город, это, несомненно, заставит НАТО и ООН согласиться с тем, что воздушные удары НАТО по сербам оправданы. И вот армия боснийских сербов вошла в Сребреницу без сопротивления.[62]

Расчёт Орича оказался верным. 30 августа, после захвата сербами Сребреницы и односторонней западной демонизации сербов в качестве единственной стороны, ответственной за зверства, генеральный секретарь НАТО объявил о начале операции «Обдуманная сила», широкомасштабных авиаударов по позициям боснийских сербов, поддерживаемых артиллерийским огнём сил быстрого реагирования СООНО.

14 сентября 1995 года авиаудары НАТО были приостановлены, чтобы обеспечить выполнение соглашения с боснийскими сербами о выводе тяжёлых вооружений из районов Сараево.

Администрация Клинтона получила то, что хотела – предлог для НАТО продолжать своё существование как контролируемой США военной организации в Западной Европе. Она также получила постоянные оккупационные силы НАТО в Боснии и Герцеговине численностью 80 000 человек для обеспечения «мира». Война официально закончилась подписанием всеми сторонами Дейтонского соглашения в Париже 14 декабря 1995 года. Специальные силы США и международные моджахеды-джихадисты начали переходить к следующему джихаду против сербской Югославии, а именно – в сербской провинции Косово, граничащей с Албанией.


АОК и героин в Косово


Фактические боевые действия в Боснии и Герцеговине завершились подписанием 14 декабря 1995 года в Париже Дейтонских соглашений, положивших конец трём с половиной годам Боснийской войны и приведших к оккупации страны НАТО. Босния и Герцеговина, некогда многонациональное федеральное государство, стала де-факто мусульманским государством, фактически государством-сателлитом под контролем МВФ и НАТО.

Ещё до прекращения боевых действий в Боснии Вашингтон переключил своё внимание на Косово, албанское этническое население которого также является преимущественно мусульманским, и которое более или менее являлось частью Сербии со времён средневековья. Против Сербии готовился второй фронт. Администрация Клинтона узнала в то время об огромных запасах нефти и газа в Каспийском море и хотела построить трубопровод через Балканы, чтобы контролировать эту нефть и, самое главное, держать её подальше от русских.[63]

Майор хорватской армии в отставке в частном порядке рассказал автору в Загребе в 2006 году о своём разговоре в 1995 году, сразу после внезапного окончания боснийской войны. Хорватский военный спросил старшего офицера ЦРУ, которого он знал с боснийской войны, почему США внезапно прекратили боевые действия в Боснии. Человек из ЦРУ ответил, что в тот момент Вашингтон счёл гораздо более важным обеспечить постоянную военную базу в Косово, чтобы иметь возможность осуществлять военный контроль над всем регионом, включая Ближний Восток и Кавказ.[64]

Пентагон при администрации Клинтона поручил подготовку так называемой Освободительной армии Косово (ОАК) частной наёмнической группе, состоящей из бывших спецназовцев и отставных военных Пентагона. По словам полковника армии США Дэвида Хакуорта, отставные американские офицеры, работавшие на частного американского военного подрядчика «Military Professional Resources Incorporated» (MPRI), не только обучали персонал ОАК, но также воевали вместе с ними против югославской армии.[65]

Бывший сотрудник АНБ Уэйн Мэдсен говорил, что группировка, которую американские и западные СМИ называют ОАК, на самом деле является объединением косовских мафиозных кланов, которые были известными торговцами наркотиками задолго до того, как стали работать на США. Мэдсен отметил, что тайная поддержка ОАК была начата примерно в 1996 году после оккупации Боснии НАТО и была «совместной деятельностью ЦРУ и Федеральной разведывательной службы Германии [BND]». Задача по созданию и финансированию ОАК изначально была поставлена перед Германией: «Они использовали немецкую униформу, восточногерманское оружие и частично финансировались за счёт денег от наркотиков», – считает аналитик разведки Джон Уитли.[66]

Администрация Клинтона не была заинтересована в поддержке умеренных сил в Косово, которые были бы открыты для дипломатического решения с Белградом. Лидеры ОАК обвинялись в убийстве умеренных косовских албанцев, включая некоторых из тех, кто согласился на мирные соглашения Рамбуйе. По данным албанского государственного телевидения, ОАК заочно приговорила к смертной казни Ибрагима Ругову, демократически избранного президента Республики Косово. Во время мирных переговоров в Рамбуйе Вашингтон намеренно отделался от косовских умеренных представителей в пользу джихадистов мафии ОАК, которые гарантированно не пошли бы на мир.[67]

К 1998 году, когда ОАК «повзрослела», проходя подготовку у подрядчика Пентагона MPRI, США и Германия вербовали моджахедов-наемников из Афганистана, Саудовской Аравии, Боснии и других стран для обучения ОАК партизанской и диверсионной тактике, используя финансирование Саудовской Аравией и Кувейтом.[68] Одним из руководителей элитного подразделения ОАК во время конфликта в Косово был Мохаммед аз-Завахири, брат египетского джихадиста, ветерана афганской и боснийской войн Аймана аз-Завахири, лейтенанта Усамы бен Ладена.

В мае 1999 года, в разгар «гуманитарных» натовских бомбардировок Югославии – к тому времени в основном Сербии и Черногории – газета «Вашингтон таймс» опубликовала документацию о том, что должностные лица администрации Клинтона хорошо знали, что их предпочтительные союзники в Косово, ОАК, занимались торговлей героином. Сенсационный доклад был проигнорирован средствами массовой информации. «Вашингтон таймс» сообщила из документов, которые ей удалось достать, что:

Агенты по борьбе с наркотиками в пяти странах, включая Соединённые Штаты, считают, что ОАК присоединилась к обширной сети организованной преступности, сосредоточенной в Албании, которая занимается контрабандой героина и кокаина для покупателей по всей Западной Европе и, в меньшей степени, в Соединённых Штатах. Документы связывают членов албанской мафии с картелем по контрабанде наркотиков, базирующимся в столице Косово Приштине. В состав картеля входят этнические албанцы, являющиеся членами Национального фронта Косово, вооружённым крылом которого является ОАК. Документы показывают, что это одна из самых мощных организаций по контрабанде героина в мире ... перемещение наркотиков по целому ряду сухопутных и морских путей из Турции через Болгарию, Грецию и Югославию в Западную Европу и другие страны является настолько частым и массовым, что сотрудники разведки окрестили этот путь «балканским маршрутом».[69]

В 1998 году, за год до незаконной бомбардировки Югославии НАТО с целью «предотвращения этнических чисток» населения Косово Сербией, Госдепартамент США включил ОАК в список международных террористических организаций, заявив, что ОАК финансировала свои операции за счёт поступлений от международной торговли героином и кредитов от известных террористов-моджахедов, включая Усаму бен Ладена. «Они были террористами в 1998 году, а теперь, из-за политики, они борцы за свободу» – сказал один сердитый высокопоставленный чиновник США по борьбе с наркотиками, который попросил быть неназванным.[70]

В докладе Управления по борьбе с наркотиками правительства США (DEA) об ОАК и их незаконном обороте героина отмечалось в то время, что большая часть героина, изъятого в Европе, перевозилась по балканскому маршруту. В докладе сказано, что организации контрабанды наркотиков, состоящие из косовских албанцев, «уступают только турецким бандам, которые являются основными контрабандистами героина по балканскому маршруту». Кроме того, в докладе DEA говорится, что «косовские наркокурьеры отличались использованием насилия и участием в международной торговле оружием».[71] Это был идеальный пул «демократических борцов за свободу» для целей Вашингтона.

Ведущие члены ОАК прошли подготовку в лагерях, управляемых Усамой бен Ладеном и его вторым номером Айманом аз-Завахири. Героин ОАК на Запад шёл контрабандой из Афганистана, который после изгнания в 1989 году Советов контролировали бен Ладен и моджахеды. Ежегодно косовские мафиозные сети ОАК поставляли героин на сумму около 2 млрд. долларов.[72]

США точно знали, кого они поддерживали в ОАК.


Этнические чистки, но сербов


После того, как обученные джихадистами исламские боевики ОАК увидели в сербах мишени для убийств, целью США было спровоцировать армию Милошевича на серьёзный ответ, чтобы оправдать новые натовские бомбардировки Югославии. В феврале 1996 года ОАК, готовая испытать свои новые навыки террора, полученные от саудовских моджахедов и американских советников, совершила серию нападений на полицейские участки и югославских правительственных чиновников в Косово, в то время входившем в состав Югославии.

Агим Чеку, военный командующий ОАК, сделал карьеру на этнических чистках в хорватской Краине, в результате которой примерно 350 000 этнических сербов были изгнаны из своих домов в сербскую часть Югославии. Тот же подрядчик Пентагона, MPRI, который тренировал ОАК, готовил хорватскую армию к операции «Буря».[73] Роль Пентагона и ЦРУ в операциях ОАК была доминирующей.

Акты похищений и убийств членов югославских сил безопасности, которые проводила ОАК под американским руководством, привели к значительному увеличению числа жертв среди югославских должностных лиц. Это, в свою очередь, привело к крупным югославским операциям возмездия. К началу марта 1996 года эти террористические и контртеррористические операции привели к тому, что сербские жители многочисленных косовских деревень бежали или были рассеяны в другие деревни, города или на холмы в поисках убежища. «Провокации ОАК, о которых лично свидетельствовали представители патрулей безопасности, повлекшие за собой гибель людей и другие жертвы, были явными нарушениями соглашения, достигнутого в октябре прошлого года [и резолюции 1199 Совета Безопасности ООН]» – отмечал Роланд Кейт, директор полевого офиса мониторинговой миссии ОБСЕ в Косово.[74]

В докладе комитета США по делам беженцев говорится, что «атаки освободительной армии Косово... направлены на то, чтобы ‘очистить’ Косово от этнических сербов». По оценкам Верховного комиссара ООН по делам беженцев, 55 000 беженцев, большинство из которых были косовскими сербами, покинули свои дома в Косово и бежали в Черногорию и Центральную Сербию: «Более девяноста смешанных деревень в Косово теперь очищены от сербских жителей, а другие сербы продолжают уезжать, перемещаясь либо в другие части Косово, либо в центральную Сербию. Североатлантический совет НАТО заявил, что ОАК была «главным инициатором насилия» и что она «развернула, как представляется, преднамеренную провокационную кампанию».[75]

К 1998 году ОАК активизировала свои нападения на должностных лиц правительства Белграда. В то время у ОАК было всего 500 обученных бойцов. Затем США, Германия и Великобритания начали поставки оружия и обеспечили подготовку ОАК, превратив её в крупную партизанскую армию численностью до 30 000 человек.[76] Вмешательство Запада превратило небольшой конфликт в крупный кризис. В качестве предлога для оправдания ведения агрессивной войны против Югославии НАТО использовало кризис, который оно само создало.

К 1999 году администрация Клинтона была готова подтолкнуть колеблющееся НАТО начать вторую кампанию авиаударов в истории НАТО. Первой кампанией были воздушные удары НАТО в Боснии и Герцеговине четыре года назад. Бомбардировки Клинтона совершались в нарушение Устава ООН, Совета Безопасности ООН и самой Хартии НАТО, которая разрешает военные действия только в случае удара по стране члену НАТО.

Используя недоказанный предлог о том, что сербская армия Милошевича проводит массовые этнические чистки косовских албанских мусульман, угрожающие гуманитарной катастрофой, администрация Клинтона приказала нанести воздушные удары по гражданским, а также по правительственным целям на территории современной Сербии в рамках так называемой «Операции благородная наковальня» («союзная сила»).

К изумлению многих, почти одностороннее решение Клинтона бомбить Белград, против которого ранее решительно выступало правительство Гельмута Коля в Германии, нашло поддержку со стороны вновь избранной «красно-зелёной» коалиции канцлера социал-демократа Герхарда Шрёдера и министра иностранных дел «зелёного» Йошки Фишера. Фишер сумел выкручиванием рук заставить свою традиционно антивоенную партию поддержать незаконные бомбардировки НАТО, дав Клинтону крайне необходимого иностранного союзника.[77]

Клинтон нагло врал, говоря американскому народу, что действия сербов в Косово сравнимы с Холокостом. Телеканал CNN сообщал:

Обвиняя Сербию в «этнических чистках» в Косово, аналогичных геноциду евреев во время Второй мировой войны, возбуждённый президент Клинтон во вторник стремился заручиться общественной поддержкой своего решения отправить американские войска на войну против Югославии, перспектива которой казалась всё более вероятной со срывом дипломатических мирных усилий.[78]

Госдепартамент Клинтона заявил, что сербские войска совершили геноцид. В мае 1996 года министр обороны США Уильям С. Коэн предположил, что может быть до 100 000 албанских погибших. Однако через пять месяцев после окончания бомбардировок НАТО было найдено не более 2108 тел.[79]

Бомбардировки продолжались семьдесят девять дней, с 24 марта 1999 года по 10 июня 1999 года. Белград был опустошён. Милошевич, полагая, что ООН будет обеспечивать порядок в Косово, если он выведет югославские войска, вывел их и десятилетняя война в Югославии закончилась.

К тому времени Вашингтон добился того, чего он хотел – Косово стало новым военным бастионом США на Балканах, Югославия распалась и перестала быть суверенным, стабильным государством. Следующим этапом полного уничтожения бывшей Югославии стала ликвидация избранного Сербией националистического президента Слободана Милошевича. Здесь ЦРУ и их фальшивые демократические НПО сыграли ключевую роль в свержении президента.


Примечания

1. Alfred Sherman, Chairman, The Lord Byron Foundation for Balkan Studies, AMERICA’S INTERVENTION IN THE BALKANS, 1997, Third Annual Conference devoted to US policy in Southeast Europe held in Chicago, March 1997, accessed in http://www.balkanstudies.org/sites/default/files/newsletter/Intervention%20pdf%20Book%5B1%5D.pdf

2. Cited in F. William Engdahl, A Century of War: Anglo-American Oil Politics and the New World Order, 2010, edition.engdahl, Wiesbaden, p. 221.

3. Джордж Буш-старший в своём выступлении 11 сентября 1990 года на совместном заседании Конгресса заявил: «Из этих смутных времен… может появиться наша цель – Новый Мировой Порядок... Сегодня этот новый мир изо всех сил пытается родиться, мир, совершенно отличный от того, который мы знаем...» См.: https://www.bibliotecapleyades.net/sociopolitica/esp_sociopol_nwo72.htm

4. Взгляды европейских элит взяты из нескольких частных дискуссий, проведённых автором в конце 1980-х годов.

5. Ibid. p. 239.

6. Ibid. p. 239.

7. Sean Gervasi, Germany, US and the Yugoslav Crisis, Covert Action, Winter 1992-3 Number 43, accessed in http://www.tmcrew.org/news/nato/germany_usa.htm.

8. Ibid., p.240.

9. Sara Flounders, The Bosnian Tragedy: Origins of the breakup – a US law, International Action Center, 1995, New York, accessed in http://www.iacenter.org/bosnia/origins.htm.

10. Ibid.

11. Alfred Sherman, cp. cit.

12. Ibid.

13. Ibid.

14. Ibid.

15. Zalmay Khalilzad, The Return of the Great Game: superpower rivalry and domestic turmoil in Afghanistan, Iran, Pakistan, and Turkey, Discussion paper no. 88, September 1980, The California seminar on International Security and Foreign Policy.

16. Wikipedia, Zalmay Khalilzad, accessed in http://en.wikipedia.org/wiki/Zalmay_Khalilzad

17. Alfred Sherman, op. cit., p. 7.

18. Ibid.

19. Wikipedia, Alija Izetbegović, accessed in http://en.wikipedia.org/wiki/Alija_Izetbegovi%C4%87 Also see, de Krnjevic-Miskovic, Damjan, Alija Izetbegovic, 1925-2003, In the National Interest.

20. Nebojsa Malic, The Real Izetbegovic: Laying to Rest a Mythical Autocrat, October 23, 2003, accessed in http://www.antiwar.com/malic/m102303.html.

21. Michael Phayer, Canonizing Pius XII – Why did the pope help Nazis escape?, Commonweal, June 23, 2004. See also Mark Aarons John Loftus, Unholy Trinity: How the Vatican’s Nazi Networks Betrayed Western Intelligence to the Soviets. New York: St. Martin’s Press, 1992, p. 112.

22. Neboisa Malic, op. cit.

23. John R. Schindler, Unholy Terror: Bosnia, al-Qa’ida, and the Rise of Global Jihad, 2008, Zenith Press, p. 276. See also, David Binder, Alija Izetbegovic, Muslim Who Led Bosnia, Dies at 78, The New York Times, October 20, 2003, http://www.nytimes.com/2003/10/20/world/alija-izetbegovic-muslim-who-led-bosnia-dies-at-78.html

24. Sean Mac Mathúna, The Role of the SS Handschar division in Yugoslavia’s Holocaust, accessed in http://www.fantompowa.net/Flame/yugoslavia_collaboration.htm.

25. Alija Izetbegovic, “The Islamic Declaration” (“Islamska deklaracija”), 1970, reprinted by BOSNA, Sarajevo, 1990, p.22.

26. BBC News, Obituary: Alija Izetbegovic, October 19, 2003, accessed in http://news.bbc.co.uk/2/hi/europe/3133038.stm.

27. Вашингтонская PR-фирма Ruder Finn была нанята правительством Изетбеговича для лоббирования Конгресса США, и особенно еврейских организаций и американских СМИ, чтобы они приняли сторону Изетбеговича и боснийских мусульман против сербов. 23 июня 1992 года правительство Изетбеговича в Сараево подписало контракт с Ruder Finn, которая создала «Боснийский кризисный коммуникационный центр» в контакте с американскими, британскими и французскими СМИ; организовала для боснийского министра иностранных дел Хариса Силайджича коучинг по взаимодействию со СМИ; направляла пресс-релизы конгрессменам США и «факсы обновлений» о событиях в Боснии и Герцеговине в важнейшие мировые СМИ и парламентариям; организовывала личные контакты между Силайджичем и Альбертом Гором, Маргарет Тэтчер и другими влиятельными личностями, в том числе с семнадцатью американскими сенаторами; размещала статьи на редакционных страницах «Нью-Йорк Таймс», «Вашингтон Пост», «Ю-Эс-Эй тудей» и «Уолл-Стрит Джорнал», которые демонизировали сербов как «новых нацистов». Изетбегович хорошо понимал ценность пропаганды в войне. (Wikipedia, Ruder Finn)

28. Richard Palmer, What Really Happened in Bosnia, theTrumpet.com, 12 July 2011, accessed in http://europenews.dk/en/node/45289.

29. Ibid.

30. Anon., Help from Holy Warriors, Newsweek, October 5, 1992, pp. 52-53.

31. Alfred Sherman, op. cit., p.7.

32. Cees Wiebes, Intelligence and the war in Bosnia 1992 – 1995: The role of the intelligence and security services, Netherlands Institute for War Documentation (NIOD), Lit Verlag, Berlin/London, 2002, accessed in English in www.srebrenica.nl., p. 139.

33. John R. Schindler, Unholy Terror: Bosnia, Al Qa’ida and the Rise of Global Jihad, p.

34. Congressional Press Release, Clinton-Approved Iranian Arms Transfers Help Turn Bosnia into Militant Islamic Base, US Congress, 16 January 1997. Posted at globalresearch.ca 21 September 2001, accessed in http://www.globalresearch.ca/articles/DCH109A.html.

35. Ibid.

36. Ibid.

37. Cees Wiebes, op. cit.

38. Ibid.

39. Peter Dale Scott, The US Al Qaeda Alliance: Bosnia Kosovo and Now Libya. Washington’s On-Going Collusion with Terrorists, July 29, 2011, Global Research, accessed in http://www.globalresearch.ca/the-us-al-qaeda-alliance-bosnia-kosovo-and-now-libya-washington-s-on-going-collusion-with-terrorists.

40. Ibid.

41. John R. Schindler, Unholy Terror: Bosnia, Al Qa’ida and the Rise of Global Jihad, pp. 147-148.

42. Ibid., p. 124.

43. Ibid., pp. 148-150.

44. Cees Wiebes, op. cit., p. 148-159.

45. Alfred Sherman, op. cit., p. 24-25.

46. Wikipedia, Christiane Amanpour, accessed in http://en.wikipedia.org/wiki/Christiane_Amanpour#cite_note-26

47. Blog, Bratunac and Srebrenica twin commemorations double standards, accessed in http://antisrbizam.com/blog/60-bratunac-and-srebrenica-twin-commemorations-double-standards.

48. Ibid.

49. Richard Palmer, op. cit.

50. Ibid.

51. Blog, Bratunac…, Op. Cit.

52. Ibid.

53. Lee Jay Walker, Ratko Mladic: killing 3500 Christians near Srebrenica and Islamic jihad, 14 June, 2011, Pakistan Christian Post, accessed in http://europenews.dk/en/node/44247.

54. Ibid.

55. Wikipedia, Naser Orić, accessed in http://en.wikipedia.org/wiki/Naser_Ori%C4%87.

56. John Rosenthal, The Other Crimes of Bosnia, BigPeace.com, June 2, 2011; summarizing interview of Galbraith by J.M. Berger, “Exclusive: U.S. Policy on Bosnia .Arms Trafficking.”

57. YouTube, +21 1 One of al-Qaeda members in Syria, rips out the heart of a Syrian and eats it, accessed in http://www.youtube.com/watch?v=nwMAjIxpO8A.

58. Cited in John Rosenthal, THE OTHER CRIMES OF BOSNIA: WHAT ABOUT THE JIHAD?, Posted By Ruth King on June 2nd, 2011, accessed in http://bigpeace.com/jrosenthal/2011/06/02/the-other-crimes-of-bosnia/.

59. Richard Palmer, op. cit.

60. Ibid.

61. Cees Wiebes, op. cit., p. 243.

62. Lee Jay Walker, op. cit.

63. F. William Engdahl, op. cit.

64. Беседа автора в Хорватии в 2006 году с ”майором А.", старшим хорватским офицером, участвовавшим в закупках оружия для хорватской армии в начале 1990-х годов.

65. Peter Dale Scott, The US Al Qaeda Alliance: Bosnia, Kosovo and Now Libya. Washington’s On-Going Collusion with Terrorists, Global Research, July 29, 2011, accessed in http://www.globalresearch.ca/the-us-al-qaeda-alliance-bosnia-kosovo-and-now-libya-washington-s-on-going-collusion-with-terrorists.

66. Wayne Madsen, US and Germany Trained and Developed the KLA, The Progressive, August, 1999, accessed in http://www.projectcensored.org/22-us-and-germany-trained-and-developed-the-kla/

67. Wayne Madsen, The US Connections To The KLA, 18 September, 2012, accessed in http://serbianfbreporter.wordpress.com/2012/09/18/the-u-s-connections-to-the-kla/.

68. Wayne Madsen, US and Germany Trained…, op. cit.

69. Jerry Seper, KLA Finances Fight with Heroin Sales: Terror Group Is Linked to Crime Network, The Washington Times (Washington, DC), May 3, 1999.

70. Ibid.

71. Ibid.

72. Peter Dale Scott, op. cit.

73. Wayne Madsen, op. cit..

74. Roland Keith, Failure of Diplomacy, Returning OSCE Human Rights Monitor Offers A View From the Ground in Kosovo, The Democrat, May 1999.

75. Cited in Kosovo Liberation Army, accessed in http://en.wikipedia.org/wiki/Kosovo_Liberation_Army.

76. Gregory Elich, War Criminals Real and Imagined, Centre for Research on Globalisation, globalresearch.ca, 18 November 2001, accessed in http://globalresearch.ca/articles/ELI111A.html.

77. Далее приводится информация, которую сложно проверить. Очень надёжный источник в высших эшелонах Немецкой социал-демократической партии СДПГ Шрёдера сообщил автору, что незадолго до октябрьских выборов 1998 года в Германии, в результате которых правительство Коля было заменено коалицией Шрёдера-Фишера, Шрёдер и Фишер были вызваны в Белый дом к Клинтону для конфиденциального обсуждения предстоящих выборов в Германии. Согласно этой информации, Клинтон предложил существенную поддержку деньгами и другими вещами, чтобы обеспечить победу Шрёдера и Фишера на условии «quid pro quo» (услуга за услугу), что правительство Шрёдера, среди прочего, поддержит США в Косово. Затем, действительно, Фишер заставил свою партию «Зелёных» поддержать бомбардировки НАТО, а Шрёдер отправил немецкие войска в Косово.

78. Stephen Erlanger, Early Count Hints at Fewer Kosovo Deaths, The New York Times, November 11, 1999, p. A6

79. Ibid.


ГЛАВА СЕДЬМАЯ. «Отпор!» – фальшивая демократия в Сербии


«Эта операция – конструирование демократии через избирательные урны и гражданское неповиновение – теперь настолько отработана, что метод дозрел до готового рецепта выигрывать выборы в других странах...»

Ян Трейнор, лондонская «Гардиан», 26 ноября 2004 года


«Отпор!» опрокидывает Милошевича


Несмотря на десятилетие гражданской войны, экономической разрухи и диких десятинедельных натовских бомбардировок сербской столицы Белграда с марта по июнь 1999 года, которые Пентагон цинично называл операцией «Благородная наковальня», бывший президент Югославии Слободан Милошевич по-прежнему твёрдо находился в должности президента Сербии и Черногории, называемых Союзной Республикой Югославия после принудительного расчленения Соединёнными Штатами старой Югославии в 1992 году.

Милошевича незаметно поддерживала Москва. Его связи с Российской Федерацией были историческими, отчасти благодаря общей религиозной культуре и истории. После экономических санкций и бомбардировок НАТО Милошевич ещё больше приблизился к Москве. Послом Сербии в Москве с 1998 года до свержения Милошевича в октябре 2000 года был Борислав Милошевич, брат Слободана Милошевича, что свидетельствует о том значении, которое президент придавал связям с Россией.[1]

В ООН Российская Федерация осудила бомбардировки Сербии НАТО как незаконные и нарушающие Устав ООН. Сотни отставных российских солдат, включая элитные войска спецназа, отправились в Сербию в качестве добровольцев, чтобы сражаться вместе с силами Милошевича против поддерживаемой НАТО освободительной армии Косово (ОАК).[2]

В то же время военные Милошевича получали жизненно важную поддержку из Китая через Управление Народно-освободительной армии Китая (НОАК) через своего военного атташе в китайском посольстве в Белграде. Китайская поддержка Милошевича была сочтена настолько эффективной, что Вашингтон рисковал международным осуждением и будущими отношениями с Китаем, когда в ноябре 1999 года разбомбил высокоточными бомбами офисы военного атташе Китая, утверждая впоследствии, что это была «ошибка», вызванная использованием старых карт. Это не было ошибкой.[3]

К 1999 году Вашингтону стало ясно, что упорно популярный Милошевич должен уйти, если США хотят продвигать свою повестку дня военного господства НАТО в постсоветской Европе. Вашингтон был полон решимости построить огромную военную авиабазу в Косово, которая в то время была неотъемлемой частью Сербии, чтобы обеспечить контроль над всем регионом Юго-Восточной Европы и поставить жизненно важный российский Черноморский флот в Крыму на расстояние удара средств воздушного нападения США.


Шаблон уточняется


В 2000 году Вашингтон опробовал новый политический шаблон в Белграде. Это сигнализировало о глубоких переменах в ходе тайной войны США. В отличие от операций по смене режима «Национального фонда демократии» (НФД) в Советском Союзе, Польше или Китае в конце 1980-х годов, теперь Вашингтон создал более совершенный шаблон, который нацелен на сам избирательный процесс в странах, где должным образом избранное правительство выступает против стратегической повестки дня Вашингтона.

На первый взгляд, новый шаблон призывает к поддержке стихийного и подлинного демократического политического «движения на низовом уровне». На самом деле это был продукт методов ЦРУ и Пентагона по устранению «несговорчивых» режимов. Этот шаблон изучался и разрабатывался в США в течение нескольких десятилетий.

В Белграде посольство США для операции по уничтожению популярного националистического Слободана Милошевича использовало несколько новых поддерживаемых Вашингтоном неправительственных организаций (НПО): НФД и два его ответвления, Международный республиканский институт (МРИ), связанный с американской Республиканской партией, и Национальный демократический институт (НДИ), связанный с Демократической партией.

Ядром операции ЦРУ и НФД по избавлению от Милошевича была студенческая оппозиционная НПО, которой дали сербское название «Отпор!», что на сербском языке означало «сопротивление», а членов которой обучали американские инструкторы.

«Отпор!» был поддержан и обучен методам ненасилия как метода ведения войны Институтом Альберта Эйнштейна Джина Шарпа, НФД, ЦРУ и связанным с «Фридом Хаус» Международным центром по ненасильственным конфликтным ресурсам.

Представляя себя сербской молодежи и другим оппозиционерам как частное НПО, активисты «Отпора!» на самом деле финансировались Конгрессом США, ЦРУ и Государственным департаментом США. Вооружённые десятками миллионов долларов налогоплательщиков США, обученные в США студенческие активисты, возглавляемые Срджей Поповичем, были доставлены на место, чтобы создать искусственное движение за «ненасильственные изменения».[4]


Манипулирование выборами


После экономического опустошения страны весной 1999 года, вызванного незаконными натовскими бомбардировками Белграда и других городов тогдашней Югославии, которая к тому времени была уменьшена до Союзной Республики Югославии (состоящей из Сербии, Косова и Черногории), вашингтонские «демократические» НПО переключились на высокую передачу, чтобы свергнуть Милошевича.

Журналист «Вашингтон Пост» Майкл Доббс предоставил из первых рук описание того, что произошло в Белграде. Начало было положено на тайном закрытом заседании в октябре 1999 года:

Белград. В мягко освещённом конференц-зале американский исследователь общественного мнения Дуг Шён показал результаты углублённого опроса 840 сербских избирателей на высоко расположенном проекционном экране, набросав стратегию свержения последнего оставшегося в Европе правителя коммунистической эпохи.

Его послание, адресованное лидерам традиционно капризной оппозиции Сербии, было простым и мощным. Слободан Милошевич, переживший четыре проигранные войны, два крупных уличных восстания, 78 дней бомбардировок НАТО и десятилетие международных санкций, был «полностью уязвим» перед хорошо организованными выборами. Ключевым, как показали результаты опроса, было единство оппозиции.

Состоявшийся в октябре 1999 года в роскошном отеле в столице Венгрии Будапеште закрытый брифинг американского демократа Шёна оказался знаковым событием, указывающим путь к революции избирателей, которая свергла Милошевича год спустя. Это также положило начало чрезвычайным усилиям США по смещению глав иностранных государств не путём тайных действий, подобных тем, которые ЦРУ когда-то применяло в таких местах, как Иран и Гватемала, а с помощью современных методов избирательной кампании.[5]

В то время как общие контуры кампании по построению демократии в Сербии стоимостью 41 миллион долларов США являются достоянием общественности, интервью с десятками ключевых игроков, как здесь, так и в Соединённых Штатах, показывают, что она была гораздо более обширной и сложной, чем ранее сообщалось…

Свержение Милошевича, которое многие считают последним большим демократическим переворотом в Восточной Европе, может также войти в историю как первая революция, двигателем которой являлись опросы и фокус-группы. За кажущейся спонтанностью уличного восстания, которое заставило Милошевича уважать результаты горячо оспариваемых президентских выборов 24 сентября, стояла тщательно проработанная стратегия, разработанная сербскими демократическими активистами при активном содействии западных советников и социологов.[6]

Майкл Доббс из «Вашингтон Пост» сообщил, что вся операция координировалась из офисов посла США Ричарда Майлза с помощью специально обученных агентов, координирующих сети наивных или несведущих студентов, которые были убеждены, что они борются за лучший мир, за «американский образ жизни».[7]

«Вашингтон Пост» далее отметила, что:

Финансируемые США консультанты играли решающую роль за кулисами практически во всех сторонах протестов, проводя отслеживающие опросы, обучая тысячи оппозиционных активистов и помогая организовать жизненно важный параллельный подсчёт голосов. Налогоплательщики США заплатили за 5000 банок аэрозольной краски, использованной студенческими активистами для нанесения граффити против Милошевича на стенах по всей Сербии.[8]

На сербском языке слоган «Он кончился!» звучит как «Готов је!». Целых 2,5 миллиона печатных наклеек с лозунгом «Готов је!» были расклеены по всей Сербии. Это стало коронной фразой революции.

Замечательный рассказ Доббса, ведущего журналиста одной из ведущих американских газет, из первых рук показал, как работали в Сербии, чтобы свергнуть Милошевича. Первоначально Вашингтон поддерживал Милошевича в начале 1990-х годов вплоть до Дейтонских соглашений 1995 года, но позже официальная пропаганда США демонизировала Милошевича как «наследника Гитлера» в плане зверств. Полный разворот привёл к появлению скрытого, тёмного Вашингтонского плана.

Посол США в Сербии Ричард Майлз, руководивший действиями «Отпора!» по свержению Милошевича, был в гораздо большей степени специалистом по смене режима, чем по классической дипломатии. Агентство США по международному развитию (USAID), хорошо известное как подставная структура ЦРУ [9], направило средства для Сербии через коммерческих подрядчиков и через так называемые НПО: НФД, НДИ и МРИ.[10]

По словам Доббса, МРИ заплатил примерно двум десяткам лидерам «Отпора!», участвовавшим в учебном семинаре по ненасильственному сопротивлению в отеле «Хилтон» в Будапеште. Там отобранные сербские студенты прошли обучение по таким вопросам, как организация забастовок и общение с помощью символов, таких как сжатый кулак, который стал их логотипом. Они научились преодолевать страх и подрывать авторитет диктаторского режима.

Главным лектором был младший сотрудник Джина Шарпа, отставной полковник армии США Роберт Хелви, бывший аналитик разведывательного управления министерства обороны, который обучал, а затем использовал активистов «Отпора!» для распространения 70 000 экземпляров пособия по ненасильственному сопротивлению в переводе на сербский язык. Хелви работал с Джином Шарпом, основателем сомнительного Института Альберта Эйнштейна, в Бостоне, где Пентагон учился скрывать свои государственные перевороты под видом ненасилия. Хелви описывал Шарпа как «Клаузевица движения ненасилия», ссылаясь на известного прусского военного стратега.[11]


Вашингтонские пиар-агентства тщательно отбирали символы для «брендов» «цветных революций» по смене режимов, такие как кулак «Отпора!».


«Роение пчёл...»


Ненасильственная тактика Срджи Поповича и активистов его «Отпора!» в Сербии была основана, в частности, на анализе методов ведения войны Чингисханом, проведённом корпорацией RAND, модернизированных современными сетевыми технологиями, которые соединяли людей как роящихся пчёл.[12] Используя спутниковые изображения с привязкой по GPS, специальные агенты США могли направлять своих подобранных, специально обученных лидеров «Отпора!» маневрировать на местах «стихийными» протестами в стиле «ударь и убегай» таким образом, чтобы всегда ускользать от полиции или военных. Между тем CNN и другие СМИ, дружественные Госдепартаменту, были тщательно и без труда подготовлены для того, чтобы распространять изображения этих бесстрашных, дерзких, молодых, ненасильственных протестующих по всему миру.

Что было новым в белградской операции против Милошевича, так это использование интернета, особенно его чатов, мгновенных сообщений и блог-сайтов, а также сотовых телефонов, включая обмен текстовыми сообщениями. Прошло ещё четыре года, и ЦРУ и DARPA Пентагона усовершенствовали Facebook и связанные с ним социальные сети, которые ещё больше улучшили технологии организуемых ЦРУ будущих операций по смене режима.[13]

Используя эти высокотехнологичные коммуникационные возможности, появившиеся к середине 1990-х годов, горстка подготовленных лидеров могла быстро управлять по своему желанию мятежной и легко внушаемой молодежью «поколения Х» из массовых демонстраций, запутывая государственную полицию и заставляя режим казаться неуклюжим и бессильным.[14]

Созданная Соединёнными Штатами организация «Отпор!», стоявшая за белградским государственным переворотом 2000 года, была первым успешным гражданским применением модели, которая станет шаблоном для «демократических революций» Министерства обороны, Госдепартамента США и ЦРУ для свержения неудобных режимов. В основе методов США лежало разрушение иллюзии силы режима.

Опора на новые коммуникационные сетевые технологии для быстрого развёртывания небольших групп была гражданским аналогом доктрины Пентагона «революции в военных делах» (RMA), предполагающей развёртывание небольших высокомобильных вооружённых групп, управляемых разведкой и связью в режиме реального времени.

Проницательный американский аналитик описывал это так:

Отряды солдат, захватывающие городские кварталы с помощью видеоэкранов «интеллектуальных шлёмов», которые дают им мгновенный обзор их окружения, представляют собой военную сторону доктрины. Группы молодёжи, собирающиеся на указанных перекрестках при постоянном диалоге по мобильным телефонам, представляют собой гражданское применение доктрины.[15]


Один из протестов «Отпора!» в Белграде, организованных ЦРУ по принципу «роящихся пчёл» для свержения Милошевича в 2000 году.


Если вторжение США в Ирак в 2003 году было насильственной формой военной доктрины Пентагона, то свержение Милошевича в Сербии было примером ненасильственного гражданского применения доктрины. По мере углубления военных проблем США в Ираке и Афганистане многие американские стратеги всё больше убеждались в том, что «гражданское» применение было гораздо более эффективным, чем откровенно военное.

Не случайно, что существует такое сходство между гражданской и военной моделями смены режима. Эндрю Маршалл, бывший стратег RAND и нелюдимый глава Управления общих оценок Пентагона, где он был рекордно долго служившим стратегом Пентагона – с 1973 по 2015 годы, контролировал разработку обеих моделей из своего офиса в Пентагоне.

Благодаря хитроумным методам маркетинга Мэдисон-авеню и тщательному изучению подлинных протестных движений правительство США, по сути, усовершенствовало методы «демократического» избавления от любых противников, убедив мир, что они были свалены спонтанными вспышками благонамеренных граждан, марширующих за свою свободу. Это было блестяще задуманное и опасно эффективное новое оружие в арсенале Вашингтона.

Сербская революция «Отпора!» была тайно организована, направлялась и финансировалась правительством США через выбранные НПО, а также непосредственно из ЦРУ, как сообщал соучредитель «Отпора!» Синиша Шикман.[16] Это ознаменовало собой современное усовершенствование методов, которые, по словам Джонатана Моуэта, изучались в течение многих лет в Пентагоне и его различных аналитических центрах, в первую очередь в корпорации RAND в Санта-Монике, Калифорния.[17]


От Битлз до Тавистока и RAND


В 1967 году главой Тавистокского института человеческих отношений в Лондоне стал человек по имени доктор Фред Эмери, эксперт по «гипнотическим эффектам» телевидения.

Эмери был особенно поражён, когда он наблюдал за поведением толпы на рок-концертах, которые были сравнительно новым явлением в то время. Эмери называл аудитории, которые он видел в 1960-х годах на концертах Битлз, «роящимися подростками».

Эмери был убеждён, что это поведение толпы может быть усовершенствовано и использовано для подавления враждебных или несговорчивых правительств. Он написал об этом статью для журнала «Человеческие отношения» Тавистокского института, которую уверенно озаглавил «Следующие тридцать лет: концепции, методы и ожидания». В статье анализировались способы направления или прямой манипуляции тем, что он назвал «бунтарской истерией». Это именно то, что исследования RAND позже модифицировали и использовали в качестве «роевой» тактики в Белграде и позже.[18]

После Первой мировой войны британская военная разведка создала Тавистокский институт в качестве своего психологического оружия. Институт получил своё название от герцога Бедфорда, Маркиза Тавистокского, который пожертвовал здание для института в 1921 году для изучения влияния контузии на британских солдат, которые пережили Первую мировую войну. Его целью было не помочь травмированным солдатам, а использовать солдат в качестве подопытных кроликов для того, чтобы установить человеческие пределы под действием сильного стресса. Программа работала под руководством Бюро психологической войны британской армии. Некоторое время с Тавистоком работал Зигмунд Фрейд над психоаналитическими методами, применяемыми к отдельным лицам и большим группам.

После Второй мировой войны Фонд Рокфеллера начал финансирование и, по сути, подчинил Тавистокский институт Соединённым Штатам, в частности, для его новой деятельности в области психологической войны.[19]

Фонд Рокфеллера выделил средства для нуждающегося в финансовой помощи Тавистокского института, недавно реорганизованного в Тавистокский институт человеческих отношений. Его рокфеллеровская повестка дня состояла в том, чтобы заниматься «в условиях мира той разновидностью социальной психиатрии, которая сложилась в армии в условиях войны».[20]

Это был судьбоносный поворот.

Тавистокский институт немедленно начал работать в США, отправив своего ведущего исследователя, немецкого психолога Курта Левина, в Массачусетский Технологический Институт (MIT) в 1945 году, чтобы создать исследовательский центр групповой динамики. Левин изучал процессы, влияющие на индивидов в групповых ситуациях и признан основоположником «социальной психологии». После смерти Левина, в 1948 году, центр переехал в Мичиганский университет, где он стал Институтом социальных исследований.[21]

Работа Тавистокского института в течение следующих двух десятилетий состояла в том, чтобы объединить законные психологические идеи в социальные группы, чтобы усовершенствовать методы социального манипулирования и социального контроля, или, как они его называли, «групповой динамики».


Париж, май 1968 года


Идеи Фреда Эмери 1967 года о «роении» толпы были подтверждены во время массовых студенческих беспорядков в Париже и во французских университетах в мае 1968 года. Сотни тысяч «роящихся подростков» превратились в движение миллионов, дестабилизирующее французское правительство и, в конечном счёте, свергнувшее президента Шарля де Голля, который стал крупной международной занозой в боку Вашингтона.[22]

Это как будто спонтанное извержение служило полигоном для опробования и тщательного изучения Тавистокским институтом и различными спецслужбами США методов, моделей и тактик, которые будут разрабатываться, уточняться и реализовываться в течение последующих трёх с половиной десятилетий спецслужбами США, чтобы избавляться от недружественных правительств или режимов.


Рок-видео в Катманду


В конце 1989 года на конференции в Университете Кейс Вестерн резерв в Огайо появилась ещё одна часть новой программы Вашингтона по смене режима. В университетской программе социальных инноваций в глобальном управлении принял участие доктор Говард Перлмуттер, профессор «социальной архитектуры», любопытной новой научной области, находившейся в Уортонской школе финансов в Филадельфии. Перлмуттер, ученик Эмери Тавистока, объявил потрясённой аудитории, что «рок-видео в Катманду» является парадигмой для дестабилизации традиционных культур, позволяя могущественным государствам создавать то, что Перлмуттер назвал «глобальной цивилизацией».[23]

По словам Перлмуттера, для таких дестабилизирующих преобразований необходимы две вещи: «создание международных сетей международных и местных организаций» – эквивалента современных правозащитных или демократических НПО – и «создание глобальных событий путём преобразования местного события в событие, имеющее практически мгновенные международные последствия через средства массовой информации».[24]

Идея Перлмуттера содержала основы плана для новых смен режимов, современную форму государственных переворотов, организуемых США. Его основная концепция дестабилизации была дополнена в середине 1990-х годов более новаторскими исследованиями в корпорации RAND по применению информационной революции к тайному разжиганию смены режима.

В 1997 году исследователи RAND Джон Аркилла и Дэвид Ронфельдт опубликовали свою работу по использованию информационной революции для военных целей США под названием «В лагере Афины: подготовка к конфликту в информационную эпоху». Используя преимущества сетевых организаций, связанных по электронной почте и сотовым телефонам, для повышения потенциала «роения», они утверждали, что информационные технологии могут быть преобразованы в ключевые методы ведения войны.[25] Впервые это было проверено ЦРУ и Госдепартаментом США в Белграде в 2000 году на Слободане Милошевиче.


Свержение Милошевича


5 октября 2000 года президент Милошевич был вынужден своими военными уступить выборы своему поддерживаемому США противнику Воиславу Коштунице. 1 апреля 2001 года Милошевич был арестован югославскими властями, хотя и не был официально обвинён в каком-либо преступлении. США вынудили правительство Югославии выдавать Милошевича в специально созданный Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии (МТБЮ), созданный в Гааге, по обвинению в «военных преступлениях и преступлениях против человечности, совершённых в Косово». Вашингтон пригрозил отрезать срочно необходимую Сербии финансовую помощь от МВФ и Всемирного банка, если в экстрадиции будет отказано.[26]

В Гаагском трибунале Милошевич был первоначально обвинён «в нарушении законов или обычаев войны, в серьёзных нарушениях Женевских конвенций в Хорватии и Боснии и в геноциде в Боснии и Косово». Он был официально обвинён в совершении целого ряда преступлений, включая геноцид, соучастие в геноциде, депортацию, убийство, бесчеловечные действия, насильственное перемещение, истребление, тюремное заключение, пытки, умышленное убийство, незаконное заключение под стражу, умышленное причинение больших страданий и преследование по политическим, расовым или религиозным мотивам.

11 марта 2006 года, после почти пяти лет заключения в Гааге Милошевич был найден мёртвым в своей камере в СИЗО ООН при подозрительных обстоятельствах. Официально это был сердечный приступ. Смерть удобно устранила неприятного свидетеля фактической роли США и НАТО в расчленении Югославии.

Десять лет спустя, 24 марта 2016, после того, как мир уже забыл о войне, на суде по делу лидера боснийских сербов Радована Караджича, МТБЮ в Гааге пришёл к выводу, что не было достаточно доказательств, для обвинения Милошевича в военных преступлениях или преступлениях против человечности, в которых он якобы был соучастником во время Боснийской войны 1992-1995 годов.[27] Это оправдание Милошевича, демонизированного пропагандой Госдепа США на момент его ареста, согласно которой он был зверем хуже, чем Гитлер, было надлежащим образом проигнорировано западными СМИ.

Теперь, когда Милошевич был отстранён от власти в Белграде, Пентагону был расчищен путь для того, чтобы строить Кэмп-Бондстиль – вторую по величине базу в Европе и самую большую заграничную военную базу со времён Вьетнамской войны – недалеко от деревни Феризай в восточной части сербского Косово. Армия США укомплектовала базу семью тысячами солдат и вспомогательного персонала, якобы для того, чтобы контролировать Сербию. На самом деле она должна была обеспечить Пентагону опорную точку с вертолётами «Блэк Хок» и «Апач» и танками «Абрамс», а также базу, с которой он мог бы контролировать стратегические запасы нефти в Каспийском море и нацеливаться на Черноморский флот России в Крыму. По словам высокопоставленных британских военных источников, основная причина бомбардировок Сербии, совершённых США в 1999 году, заключалась не в обвинениях в геноциде сербов против косовских албанцев – эти обвинения так и не были доказаны – а скорее в оправдании искусственного отделения Косова с использованием обученной США ОАК для создания там своей постоянной военной базы.[28]


Добавление цвета к революциям


Успех США в устранении упорного Слободана Милошевича в качестве президента Сербии в 2000 году доказал Государственному департаменту США и спецслужбам, что их новая модель тайной смены режима с помощью ненасильственного государственного переворота сработала. Это казалось идеальной моделью для ликвидации режимов, противостоящих политике США. Не имело значения, был ли тот или иной режим популярным или демократически избранным. Любой режим был потенциально уязвим для новых методов ведения войны Пентагоном – «роения» – и передовых методов RAND.

Через несколько месяцев после успешного руководства сербской революцией «Отпора!» посол Ричард Майлз, глава дипмиссии США в Белграде, получил новое назначение в крошечной Грузии, которая имела границу с Россией в горах Кавказа, была родиной Иосифа Сталина и находилась в составе СССР до 1991 года.

Драматический успех операции Майлза «Отпор!» в Сербии привели Вашингтон к тому, чтобы попытаться осуществить ещё более рискованную смену режима прямо на границах Российской Федерации. Это также явилось началом вашингтонских операций по смене режимов, при которых к каждой из таких дестабилизирующих операций добавлялись опредёленные цвета, что привело к появлению названия «цветные революции».[29]


Примечания

1. Wikipedia, Борислав Милошевич, https://ru.wikipedia.org/wiki/Милошевич,_Борислав

2. Jacky Rowland, Europe Fighting for a foreign land, BBC, May 20, 1999, http://news.bbc.co.uk/2/hi/europe/348340.stm

3. The Guardian, Truth behind America’s raid on Belgrade, 28 November 1999, https://www.theguardian.com/theobserver/1999/nov/28/focus.news1

4. Michael Dobbs, US Advice Guided Milosevic Opposition Political Consultants Helped Yugoslav Opposition Topple Authoritarian Leader, Washington Post, December 11, 2000.

5. Ibid.

6. Ibid.

7. Ibid.

8. Ibid.

9. Thomas C. Mountain, USAID or US-CIA?, Telesur, 19 September, 2016, https://www.telesurtv.net/english/opinion/USAID-or-US-CIA-20160919-0013.html

10. Michael Dobbs, op. cit.

11. Ibid.

12. Jonathan Mowat, Coup d’État in Disguise: Washington’s New World Order ‘Democratization’ Template, February 9, 2005, in http://globalresearch.ca/articles/MOW502A.html. Автор обязан новаторским исследованиям Моуэта о роли Эмери, RAND и других в создании модели цветной революции для государственных переворотов США в Евразии.

13. Brian S. Staveley, Facebook And It’s Connections To The C.I.A. And D.A.A.R.P.A., The Real News Online, 19 January, 2012, http://www.therealnewsonline.com/our-blogs/facebook-and-its-connections-to-the-cia-and-darpa

14. Jonathan Mowat, op. cit.

15. Ibid.

16. Wikileaks, Info on CANVAS (Otpor), https://wikileaks.org/gifiles/attach/.../126766_Info%20on%20CANVAS.d...

17. Jonathan Mowat, op. cit.

18. Jonathan Mowat, Op. Cit.

19. Bill Cooke, Foundations of Soft Management: Rockefeller, Barnard, and the Tavistock Institute of Human Relations, Lancaster University Management School. Кук отмечает: «Хотя публикации по истории Тавистокского института ранее уже были, это первая публикация, содержащая архивный материал, в котором излагаются ранние отношения между Рокфеллером и основателем TIHR А.Т.М. «Томми» Уилсоном в 1930-х годах и показано, как преобразование Тавистока в центр социальной и организационной науки поддерживалось программой медицинских исследований Рокфеллера до 1950-х годов. Она также связывает развитие Тавистокского института с трансатлантическими межличностными отношениями с одной стороны, и изменение Великобритании, США и мировой политики, с другой».

20. Eric Trist and Hugh Murray, The Social Engagement of Social Science – A Tavistock Anthology: The Foundation and Development of the Tavistock Institute to 1989, quoted in http://everything2.com/e2node/The%2520Tavistock%2520Institute.

21. University of Michigan Institute for Social Research, Research Center for Group Dynamics, History, in http://www.rcgd.isr.umich.edu/history/.

22. Любопытная крошечная группа под названием Situationist International сыграла чрезвычайно большую роль в студенческих восстаниях в мае 1968 года, что привело некоторых исследователей к утверждению, что она была поддержана или управлялась американской разведкой. Даже мощный французский коммунистический профсоюз CGT безуспешно пытался подавить студенческие волнения. Де Голль считался «другом» Советского Союза из-за его оппозиции к блоку НАТО, управляемому США.

23. Jonathan Mowat, op. cit.

24. Говард Перлмуттер был одним из ведущих стратегов американской модели глобализации. Он работал в Уортонской школе финансов Пенсильванского университета, где занимался процессами интернационализации в качестве председателя подразделения многонациональных предприятий и директора-основателя Исследовательского центра всемирных организаций. За это время вместе со своим коллегой, Эриком Тристом из Тавистокского института, он сформулировал своё видение социальной архитектуры глобального общественного предприятия, основанное на предложенных принципах для организаций в двадцать первом веке. В Уортоне он выполнял научные исследования и преподавание по вопросам глобальной социальной архитектуры многонационального предприятия, развития многонациональных организаций, глобальных стратегических альянсов, глобальных городов и глобализации образования в рамках курса под названием «Межкультурное управление в контексте Первой глобальной цивилизации». См. http://www.deepdialog.com/dr_perlmutter/index.html.

25. John Arquilla and David Ronfeldt, In Athena’s Camp: Preparing for Conflict in the Information Age, Santa Monica, CA: RAND, MR-880-OSD/RC, 1997.

26. Milosevic Arrested, BBC News, 1 April, 2001, http://news.bbc.co.uk/2/hi/europe/1254263.stm

27. UNITED NATIONS International Tribunal for the Prosecution of Persons Responsible for Serious Violations of International Humanitarian Law Committed in the Territory of the former Yugoslavia since 1991


Case No.: IT-95-5/18-T, Date: 24 March 2016, PROSECUTOR v. RADOVAN KARADŽIĆ, PUBLIC REDACTED VERSION OF JUDGEMENT ISSUED ON 24 MARCH 2016, VOLUME I OF IV, http://www.icty.org/x/cases/karadzic/tjug/en/160324_judgement.pdf.

28. Paul Stuart, Camp Bondsteel and America’s plans to control Caspian oil, 29 April 2002, WSWS, https://www.wsws.org/en/articles/2002/04/oil-a29.html

29. Mark Ames, Georgia Update: The Not-So-Great Game, accessed in http://www.mail-archive.com/srpskainformativnamreza@yahoogroups.com/msg07366.html.


ГЛАВА ВОСЬМАЯ. Холодная война не закончилась


«Когда существовал Советский Союз, мы давали Горбачёву категорические заверения в том, что если объединённая Германия сможет остаться в НАТО, НАТО не будет двигаться на восток».

– Джек Мэтлок, посол США в Москве в 1987-1991 годах [1]


НАТО движется на Восток


Для Вашингтона и военно-промышленного комплекса США холодная война никоим образом не закончилась в 1991 году с распадом военного альянса Варшавского договора наряду с распадом Советского Союза. Напротив, Вашингтон активизировал усилия, чтобы подтолкнуть расширение НАТО к самой двери Москвы, воспользовавшись катастрофическим экономическим хаосом, который они создали в Российской Федерации во времена Ельцина.

В феврале 1990 года в ходе переговоров между Москвой и госсекретарём США Джеймсом Бейкером III, США сделали Михаилу Горбачёву, президенту СССР, предложение. Согласно стенограммам встреч в Москве 9 февраля 1990 года, госсекретарь США Бейкер предложил, что в обмен на сотрудничество по объединению Восточной и Западной Германии и принятию её в НАТО, Вашингтон даёт «железные гарантии» Москве, что НАТО не расширится «на восток ни на один дюйм».[2]

Как и многие из данных в те дни обещаний, Вашингтон нарушил и это.


PNAC: модернизация обороны Америки


В сентябре 2000 года, всего за несколько недель до спорных президентских выборов в ноябре 2000 года, на которых Верховный суд США неконституционно определил победу республиканцев Буша и Чейни, влиятельный вашингтонский аналитический центр под названием «Проект новый американский век» (PNAC) опубликовал неординарный доклад, основанный на руководстве по оборонному планированию 1992 года, подготовленном Диком Чейни, тогдашним министром обороны Джорджа Буша-старшего. В состав PNAC входили Чейни, его предыдущий помощник в Пентагоне Пол Вулфовиц, Дон Рамсфелд и другие ключевые члены неоконсервативного президентства Буша-Чейни.

Отчет PNAC, финансируемый Фондом Брэдли и Фондом Джона М. Олина [3], связанными с военной промышленностью США, был подготовлен в качестве военного плана для новой администрации. В докладе содержался призыв к самой агрессивной военной повестке США в то время, когда многие спрашивали, нуждается ли мир даже в НАТО после окончания холодной войны, и Россия предпринимала шаги по сокращению своих ядерных сил. Среди рекомендаций отчета PNAC были следующие:

Ликвидировать Саддама Хусейна с помощью войны, если нужно.

Развернуть глобальную противоракетную оборону, «чтобы обеспечить безопасную основу для проецирования власти США по всему миру».

Контролировать космос и киберпространство, создать «новый род войск – космические силы США – с миссией контроля космоса».

Использовать «революцию» Пентагона в военных делах, включая переход на высокотехнологичное беспилотное оружие, такое как дроны.

Разработать новое семейство более эффективного ядерного оружия.

США «должны стремиться к созданию сети «баз развёртывания» или «передовых операционных баз», чтобы увеличить территорию охвата нынешними и будущими силами». Эта сеть должна выйти за пределы Западной Европы и Северо-Восточной Азии, чтобы усилить постоянное военное присутствие в Юго-Восточной и Восточной Азии», чтобы сдерживать рост Китая до статуса великой державы».

Переориентировать ВВС США «в глобальные силы первого удара».

Положить конец «верности» администрации Клинтона Договору об ограничении систем противоракетной обороны с Россией.

«Сохранить Pax Americana» и «однополярный 21-й век» посредством обеспечения и расширения «зон демократического мира, сдерживать рост новых конкурирующих великих держав, защищать ключевые регионы (Европу, Восточную Азию, Ближний Восток) и использовать изменение характера войны».[4]

Практически каждый пункт этого доклада был реализован после 2000 года во время президентства Джорджа Буша-младшего. Дик Чейни, Дон Рамсфелд, Пол Вулфовиц и команда Буша-старшего, которые разработали так называемую доктрину Вулфовица в 1992 году, реализовали эту доктрину во время президентство сына Буша. Они назвали это войной с террором.

Среди членов этого мощного военного аналитического центра PNAC были ключевые неоконсервативные военные ястребы, которые вскоре будут служить на ключевых должностях в новой администрации Джорджа Буша-младшего и Дика Чейни, а также вести войну Буша с террором после 11 сентября 2001 года.

В дополнение к Чейни, который, как вице-президент Буша-младшего, де-факто управлял внешней политикой, как Джордж Буш-старший делал для Рейгана два десятилетия назад, членом PNAC был Залмай Халилзад, афганский американец, который стал специальным посланником Джорджа Буша-младшего в Афганистане после вторжения США в 2001 году, а затем послом в оккупированном США Ираке. В PNAC входил И. Льюис «Скутер» Либби, ставший руководителем администрации вице-президента Дика Чейни.

Также в PNAC был Питер Родман, который в 2001 году стал помощником министра обороны администрации Буша по вопросам международной безопасности. В PNAC также входил Дональд Х. Рамсфелд, будущий министр обороны при президентстве Буша-Чейни. Среди членов PNAC, подписавших доклад в сентябре 2000 года, был также Пол Д. Вулфовиц, заместитель будущего министра обороны Рамсфелда. Вулфовиц был автором известного руководства по оборонному планированию Пентагона 1992 года, получившего название доктрины Вулфовица, которое призывало США к «превентивным» войнам против любого потенциального противника «гегемонии Америки как единственной сверхдержавы».[5]


Продвижение фальшивой демократии НАТО


Среди наиболее интересных малозаметных членов PNAC в 2000 году был Вин Вебер. Вебер, бывший конгрессмен Миннесоты, был зарегистрированным лоббистом «Локхид-Мартин», в то время крупнейшего в мире оборонного конгломерата. Также Вебер был председателем «Национального фонда демократии» (НФД), финансируемого правительством США, неправительственной организации (НПО) «фальшивой демократии», которая устанавливала пронатовские режимы один за другим в бывшей коммунистической Восточной Европе.[6]

Вин Вебер, ответственный за НПО, которая якобы принесла демократию в бывшие коммунистические государства, был в то же время важным членом PNAC, который в деталях разработал внешнюю военную политику не только администрации Джорджа Буша-младшего и Чейни, но и администрации Обамы-Байдена. Тот же Вин Вебер был платным лоббистом крупнейшего в мире военно-промышленного конгломерата «Локхид-Мартин». Неудивительно, что «демократические» операции НФД проходили параллельно с восточной экспансией НАТО и его военной повесткой дня.

Эта восточная экспансия НАТО была кампанией, с 1993 по 2002 год политически возглавляемой в Вашингтоне Брюсом П. Джексоном, вице-президентом по стратегии и планированию корпорации «Локхид-Мартин», той же компании, платным лоббистом которой был Вин Вебер, «промоутер демократии» НФД. Кроме того, Вебер и Джексон оба заседали в Совете PNAC, аналитического центра, разрабатывавшего военную стратегию президентства Буша-Чейни. Брюс Джексон также основал Комитет США по НАТО в 1996 году, чтобы содействовать расширению Североатлантического альянса на Восток. Его девизом было «Укреплять Америку, обеспечивать безопасность Европы, защищать ценности, расширять НАТО».[7]

В качестве вице-президента «Локхид-Мартин» Брюс Джексон в 1990-х годах занимался тем, что создавал одну за другой хорошо финансируемые газетные фронт-группы для продвижения повестки дня НАТО и военно-промышленного комплекса США по наращиванию вооружений. Он делал это несмотря на то, что в 1990-е годы бывшие государства Советского Союза, особенно Российская Федерация, находились в экономической разрухе и никоим образом не являлись угрозой для НАТО.

Соучредителем этих лоббистских газетных организаций вместе с Брюсом Джексоном из «Локхид-Мартин» была некто по имени Джули Финли из комитета США по НАТО. В 2003 году, когда расширение НАТО на Восток шло с драматической скоростью, Финли и Джексон вместе создали преемника больше ненужного комитета США по НАТО, назвав себя «Проектом переходных демократий», где Джексон был президентом, а Финли председателем совета директоров. В то время как Финли участвовала в работе совета «Проекта переходных демократий», она также была членом совета и казначеем НФД Вина Вебера.[8] Это был сплочённый круг, продвигавший НАТО бок о бок с руководимыми вашингтонскими НПО фальшивыми демократиями в бывшей коммунистической Восточной Европе.


НАТО движется на Восток


К 1999 году Вашингтон был готов начать провокационное расширение НАТО на восток, нарушив те торжественные заверения, которые были даны советскому лидеру Горбачёву в 1990 году. После почти десятилетнего разграбления Ельциным российской экономики, невыплаты пенсий и других социальных пособий, Российская Федерация мало что могла сделать, чтобы остановить НАТО, кроме как слабо протестовать.

Мягко говоря, можно было назвать политическую реакцию ельцинского правительства на возглавляемую США экспансию НАТО в бывшие коммунистические страны Восточной Европы «замешательством». В 1990-х годах Москва продемонстрировала явную готовность сотрудничать с Вашингтоном во взаимном сокращении ядерных вооружений.

3 января 1993 года, за несколько дней до ухода с поста президента, президент США Джордж Буш-старший приехал в Москву, где он и Борис Ельцин подписали Договор о дальнейшем сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений, обычно называемый СНВ-II. Скептический российский Верховный Совет отказался ратифицировать СНВ-II. В том же году Вашингтон предложил программу «Партнёрство ради мира» как свободную дипломатическую инициативу диалога и пригласил Россию присоединиться к ней, что и сделала Россия.

После того как деньги Вашингтона и поддержка связанных с США российских олигархов обеспечили переизбрание Ельцина в 1996 году, Вашингтон нагло обострил свои шаги по формальному расширению НАТО, уверенный в том, что коррумпированный Ельцин не отреагирует. В 1999 году Польша, Венгрия и Чешская Республика присоединились к организации НАТО при слабых протестах ельцинского режима.

По причинам финансовой зависимости от американских и западных банков и финансистов, круг вокруг Ельцина, как правило, благоприятствовал Вашингтону по большинству вопросов. Тем не менее, проблема НАТО была крайне непопулярна среди подавляющего большинства россиян, которые, совершенно справедливо, не видели причин спустя десятилетие после распада Советского Союза для существования НАТО, не говоря уже о его продвижении на восток в направлении российских границ.

Сам Ельцин в разное время делал противоречивые заявления о расширении НАТО. В какой-то момент он назвал расширение НАТО «стратегической ошибкой». Позже он попытался минимизировать опасность для России, ошибочно отметив, что «негативные последствия расширения НАТО будут сведены к минимуму благодаря сделке Россия-НАТО».[9]

Для Вашингтона и американского военно-промышленного комплекса это была огромная стратегическая победа. Расширение НАТО на восток позволило США доминировать и эффективно саботировать попытки ЕС создать независимую от НАТО оборонную структуру ЕС, в частности, обязывая бывшие коммунистические государства Восточной Европы осуществлять долгосрочные закупки американской военной техники в рамках НАТО, фактически делая их государствами-клиентами США.


Противоракетная «оборона» США


Расширение НАТО в страны бывшего коммунистического Варшавского договора в Восточной Европе было далеко не единственным шагом Вашингтона, который вызвал тревогу в Москве. В декабре 2000 года, всего через несколько недель после вступления Польши, Венгрии и Чешской Республики в НАТО и всего за несколько дней до того, как Дональд Рамсфелд стал министром обороны, Пентагон опубликовал «Стратегический доклад для Европы и НАТО». Доклад содержал раздел «Противоракетная оборона театра военных действий». Как официальный документ Министерства обороны США, он заслуживает тщательного изучения. Он гласит:

Противоракетная оборона театра военных действий. В рамках более широких усилий по укреплению безопасности США, НАТО и коалиционных сил против баллистических ракетных ударов, и по дополнению нашей стратегии нераспространения, США изыскивают возможности для сотрудничества с партнёрами по НАТО в области ПРО ТВД (противоракетной обороны театра военных действий). Цели совместных усилий Соединённых Штатов заключаются в обеспечении эффективной противоракетной обороны коалиционных сил... против ракет малой и средней дальности. В своей стратегической концепции НАТО подтвердило опасность, создаваемую распространением ядерного, биологического, химического оружия и баллистических ракет, и Североатлантический Союз достиг общего согласия относительно рамок для устранения этих угроз. В рамках инициативы по оборонному потенциалу (DCI) НАТО союзники договорились развивать силы Североатлантического союза, которые могут реагировать активной и пассивной обороной от нападения с использованием ядерного, биологического, химического оружия. Союзники далее согласились с тем, что ПРО необходима для развёрнутых сил НАТО.[10]

Двумя годами ранее Рамсфелд, бывший министр обороны и посол НАТО, возглавил президентскую комиссию, чтобы изучить желательность активизации затухающих усилий США по противоракетной обороне, которые были в значительной степени отложены после краха советской ядерной угрозы. Комиссия Рамсфелда активно выступала за возрождение американской программы противоракетной обороны.

Проекты противоракетной обороны впервые появились в 1980-х годах, когда президент Рональд Рейган предложил разместить группировки спутников в космосе, а также радиолокационные базы мониторинга и ракеты-перехватчики по всему миру, чтобы сбивать вражеские ядерные ракеты, прежде чем они ударят по намеченным целям.

Программа Рейгана была названа её критиками «Звёздными войнами» как научно-фантастическая фантазия, но Пентагон официально потратил более 130 миллиардов долларов на разработку системы после 1983 года. Президент Джордж Буш-младший, начиная с 2002 года, значительно увеличила сумму до 11 миллиардов долларов в год. Это вдвое больше суммы, выделенной в годы правления Клинтона. И ещё 53 миллиарда долларов на последующие пять лет были заложены в бюджет, не считая тех неисчислимых миллиардов, которые направлялись на противоракетную оборону по секретным и неаудированным «чёрным» бюджетам Пентагона.

Даже с примитивным противоракетным щитом США теоретически могут атаковать российские ракетные шахты и подводные лодки с гораздо меньшим страхом эффективного ответного удара; немногие оставшиеся российские ядерные ракеты не смогли бы произвести достаточно разрушительный ответ. По крайней мере, такова была идея противоракетной обороны США. Она никоим образом не была оборонительной, а скорее чрезвычайно наступательной.


Переворачивание MAD


Во время холодной войны способность обеих сторон – Варшавского договора и НАТО – взаимно уничтожить друг друга привела к ядерному тупику, который военные стратеги окрестили MAD (англ. буквально «безумный») – mutually assured destruction –взаимно гарантированным уничтожением. Это было страшно, но, в причудливом смысле, давало больше стабильности, чем та ситуация, которая придёт позже с односторонним стремлением США к ядерному первенству. MAD был основан на перспективе взаимного ядерного уничтожения без каких-либо решающих преимуществ для обеих сторон; это привело к мирному сосуществованию, в котором ядерная война была «немыслима».

Теперь, после 2000 года, при отсутствии угрозы со стороны Советского Союза и Варшавского договора, США считали возможность ядерной войны как мыслимую. Это было по-настоящему безумно, как сумасшествие. Первая страна со щитом против ядерных ракет (NMD) де-факто будет иметь «возможность первого удара». Подполковник Боуман, который был директором программы противоракетной обороны ВВС США в эпоху Рейгана, совершенно верно назвал противоракетную оборону «недостающим звеном для первого удара».[11]

В то время, в начале правления администрации Буша-Чейни, мало что обсуждалось по поводу документа Рамсфелда от декабря 2000 года об оборонной политике, предлагающего новые усилия США по противоракетной обороне. Москва смотрела нервно.

Однако в одном из своих первых официальных шагов, в декабре 2001 года, всего через три месяца после нападений 11 сентября на Всемирный торговый центр и Пентагон, администрация Буша-Чейни объявила о своём решении в одностороннем порядке выйти из американо-российского Договора по противоракетной обороне (ПРО).

13 июня 2002 года, когда первоначальный договор подлежал продлению, администрация Буша-Чейни позволила ему завершиться к озабоченности Москвы, которая справедливо спросила, что сейчас планирует Вашингтон. Теперь Вашингтон был свободен агрессивно вести противоракетную оборону. В своём официальном заявлении о выходе США из Договора по ПРО президент Джордж Буш солгал и утверждал, что это необходимо после терактов 11 сентября 2001 года. Тогда всё и вся было оправдано в рамках вашингтонской войны с террором.[12]

Договор по ПРО был подписан Вашингтоном и Советским Союзом в 1972 году для замедления гонки ядерных вооружений. Договор по ПРО запрещает обеим державам развёртывать национальную оборону против баллистических ракет большой дальности и создавать основу для такой обороны. Вашингтон готовился к запуску невероятно агрессивного противоракетного щита, нацеленного непосредственно на Россию. Договор по ПРО должен был быть ликвидирован.

Выход из Договора по ПРО был критическим шагом, если Вашингтон всерьёз планировал реализовать работающую глобальную сеть «противоракетной обороны» как ключ к ядерному первенству США. Москва протестовала против этого, так как, вопреки заверениям Вашингтона о том, что ПРО нацелена на Иран, Северную Корею или «террористов-изгоев», единственной серьёзной мишенью с оставшимся потенциалом доставки ядерных ракет дальнего радиуса действия является Российская Федерация. Должно было пройти ещё несколько лет, прежде чем станет ясно, насколько агрессивным будет развёртывание американской противоракетной обороны.


К 2002 году Вашингтон был готов вывести НАТО к границам России на Украине и в Грузии.


Затем, в ноябре 2002 года, спустя полгода после отмены американо-российского договора по ПРО, Вашингтон и НАТО пригласили Болгарию, Эстонию, Латвию, Литву, Румынию, Словакию и Словению начать официальные переговоры о членстве в НАТО, кульминацией которых стал стамбульский саммит НАТО в июне 2004 года. Многие люди в Кремле, к тому времени уже под председательством Владимира Путина, были встревожены возможными мотивами Вашингтона.


CONPLAN 8022 Рамсфелда


В том же месяце, в июне 2004 года, министр обороны США Дональд Рамсфелд утвердил «сверхсекретный» приказ для Вооружённых сил США о реализации так называемого чрезвычайного плана 8022 (CONPLAN 8022), «который предоставляет президенту возможность быстрого глобального удара».[13]

Термин «CONPLAN» был сокращением Пентагона для плана действий в чрезвычайных ситуациях. Для каких «чрезвычайных ситуаций» готовился Пентагона? Упреждающий обычный удар по крошечной Северной Корее или даже Ирану? Или полномасштабная упреждающая ядерная атака на последнюю грозную ядерную державу, не находящуюся под каблуком американского полного спектра доминирования – Россию?

Примечательны два слова «глобальный удар». Именно Пентагон говорил о конкретной упреждающей военной атаке США, которая впервые с самых ранних дней холодной войны включала ядерный вариант. Это прямо противоречило традиционному военному представлению США о том, что ядерное оружие используется только в обороне для сдерживания нападения.[14]

CONPLAN 8022 отличался от традиционных военных планов Пентагона, которые были по существу оборонительными. Как и агрессивная упреждающая доктрина Буша 2002 года, CONPLAN 8022 был чисто наступательным. Он мог быть запущен простым «восприятием» неминуемой угрозы и осуществляться президентским указом без консультаций с Конгрессом или без получения его конституционного разрешения на войну. Конституционная «система сдержек и противовесов», которую отцы-основатели США так старались внедрить в Конституцию, исчезла. Президент, сам по себе, может инициировать упреждающую ядерную войну.

Генерал-лейтенант Брюс Карлсон, командующий 8-ми ВВС (стратегическими ВВС), хвастался прессе, что его флот бомбардировщиков B-2 и B-52 был готов выполнить такие миссии: «мы сейчас находимся в таком состоянии, что мы по существу находимся в состоянии боевой готовности. У нас есть потенциал для планирования и осуществления глобальных ударов». Он добавил тревожное замечание, что его бомбардировщики, в том числе ядерные, могут совершить атаку «через полдня или быстрее».[15]

«Глобальный удар» был новым военным термином для описания конкретной упреждающей атаки. Военный специалист «Вашингтон Пост» Уильям Аркин заметил: «Когда военные чиновники ссылаются на глобальный удар, они подчёркивают его обычные элементы. Удивительно, однако, что глобальный удар также включает ядерный вариант, который противоречит традиционным представлениям США об оборонительной роли ядерного оружия».[16] Подавляющее большинство американцев блаженно не знают, с чем играют их безумные политики и военные.

Российская ПВО была чётко осведомлена о CONPLAN 8022 и вряд ли обрадовалась. И вновь, оправляясь от экономического опустошения ельцинского десятилетия 1990-х годов, Россия в период первого президентского срока Владимира Путина мало что могла сделать, кроме как надеяться на лучшее. В 2003-2004 годах Россия никак не могла сравниться с Вашингтоном в новой гонке вооружений.

Тогда Вашингтон устроил провокацию поверх всего остального, которую Москва не смогла переварить. Впервые после распада Советского Союза в 1991 году Вашингтон перешёл к установлению про-вашингтонских и про-натовских вассальных режимов в Республике Грузия и на Украине, двух бывших частях Советского Союза до 1991 года и двух государствах, находящихся непосредственно на границах Российской Федерации.

Чтобы сделать такой лихой ход на московском пороге, Вашингтон задействовал все ресурсы своего фальшивого демократического аппарата, который был столь успешным в бывшей Югославии при вытеснении Слободана Милошевича. На этот раз Вашингтон и их PR-консультанты решили совместить логотипы сжатого кулака с цветовой тематикой. В Грузии выбранный цвет был розовым, а на Украине оранжевым – «революция роз» и «оранжевая революция», как западные официальные СМИ назвали эти операции фальшивой демократии США по смене режима. Москва назвала обе цветные революции катастрофой для будущей российской безопасности.


Примечания

1. Richard C. Cook, “Militarization and The Moon-Mars Program: Another Wrong Turn in Space?,” Global Research, January 22, 2007. www.globalresearch.ca.

2. Joshua R. Itzkowitz Shifrinson, Russia’s got a point: The US broke a NATO promise, Los Angeles Times, May 30, 2016, http://www.latimes.com/opinion/op-ed/la-oe-shifrinson-russia-us-nato-deal--20160530-snap-story.html. Позже американские чиновники отрицали, что такую гарантию дали Москве. Однако бывший посол в СССР Джек Мэтлок в 1995 году отметил: «Мы давали Горбачеву категорические заверения ещё при Советском Союзе, что если объединённая Германия сможет остаться в НАТО, НАТО не будет двигаться на восток» См. Philip Zelikow, “NATO Expansion Wasn’t Ruled Out,” New York Times, August 10, 1995, http://www.nytimes.com/1995/08/10/opinion/10iht-edzel.t.html.

3. Center for Media and Democracy, Project for the New American Century, Source Watch, http://www.sourcewatch.org/index.php/Project_for_the_New_American_Century.

4. Ibid.

5. Anatol Lieven, The Spectre of Wolfowitz, American Review, http://americanreviewmag.com/opinions/The-spectre-of-Wolfowitz.

6. Ibid.

7. Right Web, Finley, Julie, February 8, 2016, http://rightweb.irc-online.org/profile/finley_julie/

8. Ibid.

9. O.N. Mehrotra, Senior Fellow, NATO Eastward Expansion and Russian Security, Institute for Defence Studies and Analyses (IDSA), https://www.idsa-india.org/an-nov8-8.html

10. United States Department of Defense, Strategy Report for Europe and NATO Excerpt on Ballistic Missile Defenses, December 1, 2000. Washington, D.C.

11. Robert Bowman, Lt. Colonel, US Air Force (Ret.), Statement made during a telephone interview with the author, March 15, 2009.

12. Wade Boese, US Withdraws From ABM Treaty; Global Response Muted, Arms Control Association, July/August 2002, https://www.armscontrol.org/act/2002_07-08/abmjul_aug02.

13. Hans M Kristensen, Global Strike: A Chronology of the Pentagon’s New Offensive Strike Plan, Federation of American Scientists, Washington, D.C., March 2006, accessed in http://www.fas.org/ssp/docs/GlobalStrikeReport.pdf.

14. William Arkin, Not Just A Last Resort?, May 15, 2005, Washington Post, http://www.washingtonpost.com/wp-dyn/content/article/2005/05/14/AR2005051400071_3.html.

15. Ibid.

16. Ibid.


ГЛАВА ДЕВЯТАЯ. НАТО стучится в дверь Москвы: цветные революции в Грузии и на Украине потрясли Россию


«Американское вмешательство было куда более тонким ... и эффективным. Более 65 миллионов долларов пошли на финансирование про-Ющенковских аналитических центров, общественных организаций, на политическую подготовку и работу со стратегически размещёнными профессионалами, такими как журналисты и судьи. Были профинансированы несколько сомнительных экзит-полов и групп наблюдателей за выборами, многие из которых были далеко не беспристрастными украинскими эмигрантами».

– Стив Вайсман, декабрь 2004 г.[1]


«Политика руководства эволюцией Ислама и оказания исламистам помощи для борьбы с нашими противниками прекрасно сработала в Афганистане против Красной Армии. Те же доктрины могут быть использованы для дестабилизации того, что ещё осталось от России».

– Грэм Фуллер, специалист ЦРУ по моджахедам [2]


Грузинская «революция роз» имела кровавые шипы


Обычно должность в новой независимой Республике Грузии – маленьком бывшем советском государстве на Чёрном море, где родился Иосиф Сталин, в 2003 году возглавляемой автократом ветераном советской эпохи Эдуардом Шеварднадзе – считалась бы шагом вниз в типичном карьерном пути Государственного департамента. Для посла США Ричарда Монро Майлза было совсем не так.

Ричард Майлз сделал свою дипломатическую карьеру, сумев попасть именно в те места, где Вашингтон хотел смены режима. По-видимому, смены режима, а не дипломатические ухищрения, были его сильной стороной. До приезда в Тбилиси он был послом в Азербайджане с 1992 по 1993 год во время поддерживаемого США государственного переворота, приведшего к власти Гейдара Алиева. Потом он был руководителем дипмиссии в Сербии-Черногории с 1996 по 1999 год, когда ЦРУ и Госдепартамент готовили бомбардировки Белграда, отделение Косова и цветную революцию «Отпора!», вынудившую Слободана Милошевича покинуть свой пост.

Теперь, в 2003 году, Майлза послали, чтобы сделать новую цветную революцию, фальшивую демократию по Вашингтонски, на этот раз в качестве посла США в Грузии с 2002 по 2005 год. Его задача состояла в том, чтобы сместить с поста пережившего тяжёлую советскую эпоху Эдуарда Шеварднадзе и заменить его верной Вашингтону пешкой.

Азербайджанский переворот 1993 года был посвящён американской и британской нефтепроводной геополитике. Назначение Ричарда Майлза в Тбилиси в мае 2002 года было обусловлено той же нефтепроводной повесткой дня в отношении англо-американского нефтепровода, идущего из Азербайджана через Грузию в Турцию, а также в отношении окружения России блоком НАТО.


Геополитика кавказских трубопроводов


В начале 1990-х годов Halliburton Corporation, гигантская нефтесервисная компания Дика Чейни, исследовала нефтяные потенциалы шельфов Азербайджана, Казахстана и всего бассейна Каспийского моря. Это была первая прямая возможность для американских и британских нефтяных компаний определить истинные размеры нефтяных ресурсов советской эпохи. Halliburton оценил каспийский регион как «ещё одну Саудовскую Аравию» стоимостью в несколько триллионов долларов на современном рынке.[3] Как считали вашингтонские стратеги, такое сокровище никак не могло остаться в руках России.

Их исследования показали, что в Каспийском бассейне потенциально можно найти 200 миллиардов баррелей нефти. Для сравнения, в своё время BP оценивала саудовские запасы нефти в районе 247 млрд. баррелей. Для англо-американских нефтяных гигантов и их спецслужб битва за владение каспийской нефтью и обеспечение того, чтобы Российская Федерация не могла сохранить контроль над ней, стала называться некоторыми в Вашингтоне «новой большой игрой», с намёком на британские войны и интриги девятнадцатого века против царской России, касающиеся контроля над Афганистаном и над проходом в Индию.

В июне 1998 года, выступая в Вашингтоне перед консервативным республиканским аналитическим центром, Институтом Катона, генеральный директор Halliburton Дик Чейни едва мог скрыть своё ликование. Он сказал своим слушателям: «Я не могу вспомнить, чтобы когда-нибудь так внезапно появился и стал столь же стратегически значимым какой-либо регион, как это сейчас происходит с Каспием. Это выглядит так, как будто эти возможности появились за одну ночь». В то время Чейни заседал в консультативном совете по нефти правительства Казахстана, где он выступал посредником в сделке по предоставлению прав на нефть казахстанской зоны Каспия компании Chevron Oil, где одно время работала Кондолиза Райс.[4] Нефтяные гиганты США и Великобритании и их разведывательные службы были полны решимости всеми необходимыми средствами не допустить, чтобы нефтяное золотое дно находилось под контролем России.

Первой целью Вашингтона было организовать переворот в Азербайджане против избранного президента Абульфаза Эльчибея, первого демократически избранного, некоммунистического президента Азербайджана. В первые месяцы пребывания на посту президента Азербайджана Эльчибей приступил к созданию обеспеченной золотом валюты и другим крупным реформам для стабилизации экономики. Он был азербайджанским националистом, решившим построить свою страну, что Вашингтон считал неприемлемым по многим причинам.

Вашингтон и его НПО совершили переворот, чтобы установить президента, который был бы более дружелюбен к тому, чтобы строить контролируемый США нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД), «самый политический трубопровод в мире», чтобы обойти существующий российский нефтепровод и доставлять Бакинскую каспийскую нефть из Азербайджана через Грузию в Турцию и Средиземное море.[5]

3 октября 1993 года семидесятилетний Гейдар Алиев, бывший член брежневского Политбюро Советского Союза, был «избран» президентом Азербайджана «99 процентами голосов». Это был де-факто переворот, поддержанный Лондоном, Вашингтоном и англо-американскими нефтяными гигантами BP, Amoco и другими. Секретный доклад турецкой разведки, просочившийся в лондонскую «Санди Таймс», констатировал: «За государственным переворотом стоят два нефтяных гиганта – BP и Amoco, британский и американский соответственно, которые вместе образуют AIOC (азербайджанский международный нефтяной консорциум)».[6]


ЦРУ и чеченская война


В то время единственным существующим нефтепроводом из Баку был российский трубопровод советской эпохи, который проходил через столицу Чечни Грозный, доставляя бакинскую нефть на север через российскую провинцию Дагестан и через Чечню в Черноморский российский порт Новороссийск. Трубопровод был единственной конкуренцией, серьёзным препятствием для очень дорогостоящего альтернативного маршрута Вашингтона и англо-американских нефтяных компаний.[7]

Президент Джордж Буш-старший дал своим старым приятелям в ЦРУ мандат на уничтожение этого российского чеченского трубопровода и создание такого хаоса на Кавказе, что ни одна западная или российская компания не будет рассматривать возможность использования российского нефтепровода через Грозный. Это стало известно как первая чеченская война в России. Чеченская террористическая война против Москвы была операцией ЦРУ с самого начала.


Когда Советский Союз распался в 1991 году, США задействовали моджахедов, чтобы захватить огромные нефтяные активы Азербайджана и Каспийского моря на Кавказе. Перевороты ЦРУ в Азербайджане и Грузии были центральными для нефтепроводной геополитики США.


Грэм Э. Фуллер, старый коллега Буша, старший и бывший заместитель директора Национального совета ЦРУ по разведке, был ключевым архитектором стратегии моджахедов ЦРУ в Афганистане с 1979 по 1989 год под кодовым названием «операция Циклон». Фуллер описал стратегию ЦРУ на Кавказе в начале 1990-х годов: «Политика руководства эволюцией ислама и оказания помощи для борьбы с нашими противниками прекрасно сработала в Афганистане против Красной Армии. Те же доктрины могут быть использованы для дестабилизации того, что ещё осталось от России».[8]

Администрация Буша и ЦРУ использовали для азербайджанской операции ветерана Вьетнамской войны генерала Ричарда Секорда. Секорд был также ветераном «грязной войны» ЦРУ в Лаосе, где правительство США было вовлечено в торговлю героином.[9]

Генерал-майор Секорд командовал воздушными американскими операциями ЦРУ в Лаосе. Тогда американские ВВС были обвинены в транспортировке опиума и героина в интересах лидера антикоммунистических лаосских хмонгов (мео) Ванг Пао. В 1980-х годах Секорд был осуждён за его центральную роль в операциях ЦРУ «Иран-контрас» по незаконным поставкам оружия и наркотиков. Короче говоря, он был опытным ветераном сети старых мальчиков ЦРУ Джорджа Буша-старшего.[10]

В 1991 году администрация Буша хотела, чтобы нефтепровод из Бакинского шельфа Азербайджана проходил через Кавказ в Турцию. В том же году бывший заместитель помощника министра обороны США Секорд прибыл в Баку и создал подставную компанию «MEGA Oil». В Азербайджане Секорд основал авиакомпанию для тайных полетов сотен моджахедов «Аль-Каиды» из Афганистана в Азербайджан. К 1993 году «MEGA Oil» завербовала и вооружила 2000 моджахедов, превратив Баку в базу для кавказских региональных джихадистских террористических операций.[11]

Первые действия Секорда состояли в том, чтобы поддержать азербайджанскую армию в их ожесточённой борьбе с дружественной Москве Арменией за будущее Нагорного Карабаха.[12]

По словам базирующегося в Тбилиси американского журналиста-расследователя Джеффри Сильвермана, освещавшего события того времени, наёмники-моджахеды воевали вместе с чеченскими джихадистами и регулярными азербайджанскими войсками. Среди афганских моджахедов, которых привёл Секорд, был печально известный афганский командир и героиновый барон Гульбеддин Хекматияр, известный в Афганистане как «кабульский мясник». Армянские войска были остановлены при помощи тайной поддержки Вашингтона, что не позволило Азербайджану распасться и перекрыть маршрут нефтепровода.[13]

Тайная операция с моджахедами генерала Ричарда Секорда на Кавказе также способствовала военному перевороту, свергнувшему в том году избранного президента Абульфаза Эльчибея и установившему более податливую марионетку США Гейдара Алиева. Как отмечалось выше, переворот Алиева произошёл в то время, когда Ричард Майлз был послом Вашингтона в Баку.

Глава саудовской разведки Турки Аль-Фейсал договорился, что его агент Усама бен Ладен, богатый саудовский джихадист, которого Аль-Фейсал отправил в Афганистан в начале афганской войны в начале 1980-х годов, будет использовать свою афганскую организацию «Мактаб-аль-Хидамат» для вербовки «афганских арабов» на новые кавказские войны. «Джихад» ЦРУ стремительно становился главной дестабилизацией всего бывшего советского кавказского региона. Наёмники бен Ладена использовались Пентагоном в качестве ударных войск для координации и поддержки мусульманских наступательных операций в Азербайджане, Нагорном Карабахе, Чечне и Дагестане.[14]

По словам Йоссефа Боданского, тогдашнего директора целевой группы Конгресса США по терроризму и нетрадиционной войне, Вашингтон активно участвовал в «ещё одном антироссийском джихаде, стремясь поддержать и расширить возможности наиболее опасных антизападных исламистских сил». Боданский подробно раскрыл всю кавказскую стратегию ЦРУ в своём докладе, заявив, что представители правительства США участвовали в

официальной встрече в Азербайджане в декабре 1999 года, в ходе которой были обсуждены и согласованы конкретные программы подготовки и оснащения моджахедов Кавказа, Центральной и Южной Азии и арабского мира, кульминацией которой стало молчаливое поощрение Вашингтоном как мусульманских союзников (главным образом Турции, Иордании и Саудовской Аравии), так и американских «частных охранных компаний» ... чтобы помочь чеченцам и их исламистским союзникам подняться весной 2000 года и поддерживать последовавший за этим джихад в течение длительного времени... исламистский джихад на Кавказе как способ лишить Россию жизнеспособного маршрута трубопровода посредством раскручивания насилия и терроризма.[15]

Англо-американские нефтяные компании и оперативники ЦРУ были довольны террористическими операциями чеченцев. Они получили то, что они хотели: ликвидацию российского трубопровода для азербайджанского Баку и других крупных нефтяных ресурсов Каспия.


Грузия и нефтепровод НАТО


Следующим шагом в трубопроводных войнах Вашингтона было установление контролируемого ЦРУ вассального режима в Грузии, одной из кавказских республик бывшего Советского Союза, чтобы дорогостоящий новый англо-американский нефтепровод мог безопасно транспортировать миллионы баррелей каспийской нефти на западные рынки под бдительным оком Турции – члена НАТО. Выбранный маршрут англо-американского нефтепровода должен был идти из Баку через Тбилиси в Грузии в Джейхан на турецком побережье Средиземного моря. Турция в то время была ключевым столпом НАТО. Имея Гейдара Алиева, отборного коррумпированного диктатора у власти в Азербайджане, ЦРУ теперь обратило своё внимание на Грузию, которая была недостающим звеном в трубопроводном перевороте Запада.

Британские и американские нефтяные гиганты во главе с BP, при поддержке правительств США и Великобритании, 1 августа 2002 года в Лондоне сформировали трубопроводную компанию BTC (Баку-Тбилиси-Джейхан). Нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД) сразу же был провозглашён BP и другими нефтяными гигантами как «проект века».

Збигнев Бжезинский 1990-х годах был консультантом BP, призывая Вашингтон поддержать проект БТД. В 1995 году Бжезинский неофициально отправился в Баку от имени президента Клинтона, чтобы встретиться с тогдашним президентом Азербайджана Гейдаром Алиевым для переговоров о новых независимых трубопроводных маршрутах, в том числе и о нефтепроводе БТД.

В то время Бжезинский заседал в Совете влиятельной Американо–азербайджанской торговой палаты (USACC). Председателем USACC в Вашингтоне был Тим Чейка, президент компании ExxonMobil Exploration. Среди других членов Совета USACC были Генри Киссинджер и Джеймс Бейкер III, которые в 2003 году лично отправились в Тбилиси сказать Шеварднадзе, чтобы он отошёл в сторону в пользу нового президента Грузии, подготовленного США Михаила Саакашвили. Брент Скоукрофт, бывший советник по национальной безопасности Джорджа Буша-старшего, также входил в Совет USACC вместе с Диком Чейни, который был генеральным директором Halliburton до того, как он стал вице-президентом США в январе 2001 года. Более мощную вашингтонскую команду геополитических деятелей трудно представить. Нефтепровод БТД был, мягко говоря, стратегическим приоритетом вашингтонской геополитики.

Нефтепровод БТД обошелся в 3,6 млрд. долларов, что делает его одним из самых дорогих нефтепроводных проектов в истории. Главным спонсором была BP, чей председатель лорд Браун был близким советником тогдашнего премьер-министра Великобритании Тони Блэра. ВР создала консорциум, куда вошли американская Unocal, Turkish Petroleum Inc. и другие партнёры.

Британско-американский нефтепровод, протянувшийся почти на 1800 километров от азербайджанского месторождения Азери-Чираг-Гюнешли в Каспийском море до Джейхана в Турции на Средиземном море, нуждался в очень безопасном сухопутном маршруте.


Англо-американский каспийский нефтепровод потребовал пронатовского переворота в Грузии.


Поскольку после нагорно-карабахской войны Армения стала ближе к России, в качестве предпочтительного вашингтонского маршрута была выбрана кавказская республика Грузия. Это, однако, означало необходимость такого правительства в Тбилиси, которое было бы полностью обязано Вашингтону.

В мае 2002 года посол США Майлз был направлен в Тбилиси для организации пронатовского переворота на пороге России. Вступление Польши или Венгрии в НАТО было одним вопросом. Вопрос о вхождении бывшей неотъемлемой части Советского Союза в НАТО был совсем другим, поскольку Москва рассматривала это как свою уязвимость в сфере национальной безопасности.


Майлз, американские НПО и их революция роз


Прибыв в Тбилиси, Ричард Майлз встретился со своим знаменитым грузинским учеником Михаилом Саакашвили, выпускником юридического факультета Колумбийского университета, юридического факультета университета Джорджа Вашингтона и бывшим сотрудником Госдепартамента США, где у его кураторов от спецслужб было достаточно времени, чтобы его подготовить. В 2002 году Михаил Саакашвили вернулся в Тбилиси в качестве министра юстиции Грузии при президенте Эдуарде Шеварднадзе. В Тбилиси Майлз учил Саакашвили о том, как свергнуть своего босса, повторив операцию Майлза против Милошевича в Белграде.

Майлз получил обширную помощь для проекта по смене режима от финансируемых правительством США неправительственных организаций (НПО), особенно от «Национального фонда демократии» (НФД), организации, которая присутствовала во всех крупных американских переворотах или операциях по смене режима с 1980-х годов. Именно тогда страну наводнили иностранные НПО, так как законов, регулирующих их создание или финансирование, в то время не существовало. Среди наиболее важных НПО был Институт открытого общества Джорджа Сороса, который открыто поддержал выбор Вашингтона Михаила Саакашвили. Студенческая активистская организация «Кмара!» («Хватит!») была обучена поддерживаемым ЦРУ «Отпором!» в Белграде. Тренинг организовал посол Майлз, который принимал участие в операциях «Отпора!» в качестве посла в Белграде в 1999 году.[16]


Грузинская «Кмара!» (слева), обученная «Отпором!» использовала даже тот же самый логотип, что и сербский «Отпор!» (справа), и руководил ею тот же самый посол США Ричард Майлз.


После многочисленных заявлений оппозиции о мошенничестве на выборах 2 ноября 2003 года, парламентских выборах в Грузии, и нескольких недель тщательно организованных протестов под руководством подготовленных и финансируемых США активистов «Кмары!» кульминацией протестующих стал штурм парламента. Ими руководил тридцатилетний Михаил Саакашвили. Каждый протестующий носил красную розу, поэтому эти события стали называться «революцией роз». В конечном итоге они вынудили президента Эдуарда Шеварднадзе уйти в отставку.

Свергнутый президент Шеварднадзе считался опасным для англо-американских компаний, поскольку он пытался получить выгоду как от своих связей с Москвой, так и от приватизации энергетических трубопроводов, которые могли бы дать российским компаниям контроль над каспийскими нефтяными потоками.[17]

После смещения Шеварднадзе, 4 января 2004 года в Грузии состоялись президентские выборы. Президентом Грузии был избран лидер объединённой оппозиционной группы Михаил Саакашвили.

Прекрасная картина «демократических» выборов Саакашвили в Грузии была описана для большей части мира основными американскими и европейскими СМИ. Мировая пресса назвала это «революцией роз».

Однако за кулисами Соединённые Штаты применили весь свой арсенал «фальшивых демократических» НПО и строго контролировали СМИ, чтобы гарантировать успех революции.[18]

Джордж Сорос и посол США Ричард Майлз открыто призвали президента Шеварднадзе уйти в отставку, что для профессионального дипломата является чрезвычайным вмешательством во внутренние дела. «Кмару!», грузинскую имитацию белградского «Отпора!», которая даже использовала тот же логотип в виде сжатого кулака, обучал и консультировал «Отпор!» Срджа Поповича, а финансировал её Институт открытого общества (OSI) Джорджа Сороса. «Кмара!» была союзником Объединённого национального движения Саакашвили.[19] Все компоненты предстоящего переворота «революции роз», организованного послом Майлзом и американскими НПО, собрались вместе.

Затем, чтобы создать экономический стресс против грузинского правительства, Вашингтон сократил свою финансовую помощь правительству Шеварднадзе на 50 процентов и оказал давление на Международный валютный фонд (МВФ), чтобы приостановить его финансовую помощь.

Когда Шеварднадзе и его режим попали в тяжёлое финансовое положение, вашингтонские НПО перешли к обеспечению контроля над самим избирательным процессом, что явилось новым элементом шаблона вашингтонской цветной революции. Связанное с ЦРУ агентство США по международному развитию (USAID, АМР США) выделило 1,5 миллиона долларов на компьютеризацию списков избирателей Грузии, что упростило мошенничество. АМР США и связанный с ЦРУ фонд «Евразия» поддержали главную телевизионную станцию в Тбилиси, выступавшую против Шеварднадзе, «Рустави-2». По телевизору неоднократно транслировалось документальное видео о цветной революции «Отпора!», которая свергла Милошевича в 2000 году. Впоследствии именно поддерживаемая США «Рустави-2» транслировала экзит-полл парламентских выборов 2003 года, согласно которому Партия национального движения Саакашвили «одержала победу» над блоком, поддерживающим Шеварднадзе.[20]

Институт открытого общества Джорджа Сороса совместно с правительством США и его «частными» НПО финансировал критический процесс подсчёта голосов в Грузии и экзит-поллы, которые убедили грузин в том, что Шеварднадзе совершил мошенничество. Это вынудило его уйти в отставку в пользу выбора Вашингтона, Саакашвили.[21] Вашингтон контролировал фактический переворот до мельчайших деталей.

В то время как строительство защищённого НАТО нефтепровода из Баку через Кавказ в Турцию было движущей силой спровоцированной США «революции роз» в Грузии в 2003 году, у Вашингтона были дополнительные геополитические причины для его следующей цветной революции – «оранжевой революции» на Украине, в результате которой пронатовский диктатор Виктор Ющенко стал президентом Украины в Киеве.


Украинская «оранжевая революция»


Одним из закулисных архитекторов геополитики США в постсоветском мире в 1990-е годы, как отмечалось выше, был бывший советник президента по национальной безопасности Збигнев Бжезинский, давний протеже и сподвижник Дэвида Рокфеллера.

В 1997 году Бжезинский написал триумфальную книгу о геополитических императивах для того, чтобы США сохранили свою глобальную позицию единственной сверхдержавы и блокировали любых потенциальных претендентов на эту гегемонию. Она была написана после разрушительного распада Советского Союза как великой державы, соперничавшей с американской гегемонией. Книга называлась «Великая шахматная доска: американское первенство и его геостратегические императивы». В книге Бжезинский обсуждал географическое и особое геополитическое значение новой независимой Украины, расположенной непосредственно на границе с Россией.

Бжезинский заявил, что

без Украины Россия перестанет быть Евразийской империей. Россия без Украины всё ещё может стремиться к имперскому статусу, но тогда она станет преимущественно азиатским имперским государством, которое, скорее всего, будет втянуто в изнурительные конфликты с появившимися центральноазиатскими государствами, которые будут возмущаться возможной потерей своей независимости и будут поддержаны их коллегами исламскими государствами на юге.[22]

Украина и Россия были настолько переплетены в экономическом, социальном и культурном отношении, особенно на востоке страны, что они были почти неотличимы друг от друга. Путь к рынкам ЕС пяти из двенадцати газопроводов с российских месторождений лежит через Украину. В военно-стратегическом плане Украина в НАТО нанесла бы смертельный удар по безопасности России, по её Черноморскому флоту и её производству военных компонентов, которое с советского времени осталось на Украине. В эпоху передового ядерного оружия и противоракетной обороны США это было именно то, чего хотела администрация Буша.

Взгляд на географическую карту Евразии показывает отчётливую картину спонсируемых Вашингтоном цветных революций в бывшей коммунистической Восточной Европе после 2000 года. Они были явно направлены на изоляцию России и, в конечном счёте, на перерезание её экономической линии жизни – её сетей трубопроводов, которые перекачивали огромные запасы нефти и природного газа России с Урала и Сибири в Западную Европу через Украину.

Трансформация Украины из независимой бывшей советской республики в пронатовский американский сателлит была осуществлена с помощью так называемой «оранжевой революции» 2004 года. Ею руководил Джон Э. Хербст, назначенный послом США на Украине в мае 2003 года. Госдепартамент США образно описал деятельность посла Хербста в Киеве так:

Во время своего пребывания в должности он работал над укреплением американо-украинских отношений и содействовал проведению справедливых президентских выборов на Украине. В Киеве он стал свидетелем «оранжевой революции». До этого Джон Хербст был послом США в Узбекистане, где он сыграл решающую роль в создании американской базы для содействия проведению операции «Несокрушимая свобода» в Афганистане.[23]

Человеком, которого Вашингтон решил поддержать в своей организованной смене режима на Украине, был Виктор Ющенко, пятидесятилетний бывший глава Центрального банка Украины.

Жена Ющенко, Катерина, была гражданкой США, родившейся в Чикаго. Она была официальным лицом в администрациях Рейгана и Джорджа Буша-старшего в Государственном департаменте и других правительственных учреждениях США. Она приехала в Украину в качестве представителя Американо-украинского фонда, в совет директоров которого в то время входили Гровер Норквист, один из самых влиятельных консервативных республиканцев в Вашингтоне, и Уильям Г. Миллер, бывший посол США и член Совета по международным отношениям. Норквист был известен как «управляющий директор ультраправого меньшинства» во время президентства Джорджа Буша-младшего.[24]

Центральным пунктом хитрой, направляемой США президентской кампании Ющенко было отстаивание членства Украины в НАТО и ЕС. Его кампания использовала огромное количество баннеров, флагов, плакатов, воздушных шаров и другого реквизита оранжевого цвета, в результате чего, как и планировалось, СМИ придумали название «оранжевая революция». Финансируемые Вашингтоном «продемократические» студенческие группы играли центральную роль в организации огромных уличных демонстраций, которые помогли ему «выиграть» повтор оспариваемых выборов.

На Украине движение за Ющенко работало под лозунгом «Пора!». Они привели людей, которые помогли организовать «революцию роз» в Грузии: председателя парламентского комитета Грузии по обороне и безопасности Гиви Таргамадзе, бывшего члена Грузинского института свободы, и членов финансируемой США молодежной группы Грузии «Кмара!». Лидеры обученной Соединёнными Штатами грузинской «Кмары!» консультировали лидеров украинской оппозиции по приёмам ненасильственной борьбы, взятым из справочника Джина Шарпа. Грузинские рок-группы Zumba, SoftEject и Green Room, которые поддерживали «революцию роз» в Грузии, организовали концерт солидарности в центре Киева в поддержку кампании Ющенко в ноябре 2004 года.[25]

Вашингтонская PR-фирма «Rock Creek Creative» также сыграла важную роль в брендировании «оранжевой революции», разработав про-Ющенковский веб-сайт с использованием оранжевых логотипа и цветовой темы.[26] Официальный список клиентов «Rock Creek Creative» также включал проекты для НАТО и ЦРУ. Разработанный ими веб-сайт Ющенко был поддержан базирующимся в Вашингтоне и связанным с ЦРУ немецким Фондом Маршалла и пронатовским Фондом Конрада Аденауэра в Германии.[27]

На местах несколько элементов работали сообща, чтобы создать ауру мошенничества вокруг выборов 2004 года, которые Ющенко проиграл, и мобилизовать народную поддержку для нового второго тура голосования. Используя движение «Пора!» и другие молодежные группы, особенно группы наблюдателей за выборами, подготовленные американскими НПО, в координации с ключевыми западными СМИ, такими как Си-Эн-Эн и Би-Би-Си, были организованы вторые выборы. Они позволили Ющенко получить небольшой перевес голосов в январе 2005 года и объявить себя президентом. Госдепартамент США потратил около 65 млн. долларов на покупку президентства Ющенко для Украины.[28]

Те же поддерживаемые правительством США НПО, которые были в Грузии, дали результаты и на Украине: Институт открытого общества Джорджа Сороса, «Фридом Хаус» и НФД, а также два его дочерних предприятия, Международный республиканский институт (МРИ) и Национальный демократический институт (НДИ). По украинским данным, американские НПО вместе с консервативным Американо-украинским фондом активно действовали по всей Украине, подпитывая протестные движения «Пора!» и «Знаю», а также обучая наблюдателей и тех, кто проводил опросы.[29]

Украинское отделение Фонда Сороса, Международный фонд возрождения (IRF), работает на Украине с 1989 года, когда она ещё была в Советском Союзе. IRF передал украинским НПО более 100 миллионов долларов за два года до распада Советского Союза, создав предпосылки для независимости Украины от России в 1991 году. Сорос также признался в финансировании протестов на Майдане 2013-2014 годов, которые привели к власти коррумпированное правительство Порошенко.[30]

В 2004 году, всего через несколько недель после того, как Международному фонду возрождения Сороса удалось получить Виктора Ющенко в качестве президента Украины, Майкл Макфол написал статью для «Вашингтон пост». Макфол, специалист по организации цветных революций, впоследствии ставший послом США в России, рассказал:

Вмешивались ли американцы во внутренние дела Украины? Конечно. Американские агенты влияния предпочли бы другой язык для описания своей деятельности – демократическая помощь, продвижение демократии, поддержка гражданского общества и т. д. – но их работа, как бы она ни называлась, стремится повлиять на политические изменения в Украине. «Агентство США по международному развитию», «Национальный фонд демократии» и несколько других фондов спонсировали некоторые американские организации, включая «Фридом Хаус», Международный республиканский институт, Национальный демократический институт, Центр солидарности, Фонд Евразии, «Internews» и ряд других, чтобы предоставлять небольшие гранты и техническую помощь украинскому гражданскому обществу. Европейский Союз, отдельные европейские страны и финансируемый Соросом Международный фонд возрождения делали то же самое.[31]

Однако обе цветные революции, Михаила Саакашвили в Грузии и Виктора Ющенко на Украине, стали досадными неудачами с точки зрения создания постоянного окружения Соединёнными Штатами России. Безусловно, они обе потерпели неудачу в плане создания какого-либо жизнеспособного, стабильного подобия парламентской демократии и верховенства права. Тем не менее, истинная демократия никогда не была целью Государственного департамента США, ЦРУ или его фальшивых демократических НПО. Целью было нарастание хаоса на границах России и нарушение её экономических связей с ЕС.

В 2012 году Саакашвили, к тому времени разоблачённый как в высшей степени коррумпированный, бежал из Грузии, когда он и его партия проиграли парламентские выборы. Его преемник расправился с грузинскими мафиозными кланами, среди которых были десятки бывших партийных чиновников Саакашвили, арестованных по обвинению в коррупции, включая бывшего премьера.[32] Летом 2014 года грузинский суд обвинил Саакашвили в злоупотреблении властью и хищении государственных средств. Иммунитет он нашёл в соседней Украине, где проамериканский олигарх президент Пётр Порошенко в мае 2015 года назначил экс-президента Грузии губернатором Одесской области.

На Украине Виктор Ющенко в рамках коалиционной сделки выдвинул кандидатуру Юлии Тимошенко на пост премьер-министра на президентских выборах в октябре 2004 года. В сентябре 2005 года Ющенко уволил своё правительство во главе с Тимошенко по обвинению в коррупции.

В том же месяце бывший президент Леонид Кравчук обвинил сосланного российского олигарха Бориса Березовского, одного из ельцинских миллиардеров, связанных с ЦРУ, в финансировании президентской избирательной кампании Ющенко. Кравчук предоставил копии документов, свидетельствующих о денежных переводах от компаний, контролируемых Березовским, компаниям, контролируемым официальными спонсорами Ющенко. Березовский подтвердил, что встречался с представителями Ющенко в Лондоне перед выборами и что деньги были переведены от его компаний. В 2007 году Ющенко неконституционно уволил членов Конституционного Суда Украины, чтобы не допустить вынесения судом постановления о неконституционности его указа о роспуске украинского парламента.

На новых выборах в январе 2010 года главными претендентами были Ющенко, Юлия Тимошенко и Виктор Янукович. Ющенко рухнул на далекое пятое место с 5% голосов, что было худшим результатом для действующего президента в истории Украины. В своём прощальном акте на посту президента Ющенко официально реабилитировал одного из самых противоречивых деятелей Украины времён Второй мировой войны – пронацистского ультранационалиста Степана Бандеру, присвоив ему звание Героя Украины.

Получив фиаско с их цветными революциями на Украине и в Грузии, невозмутимые вашингтонские планировщики нацелили свои орудия фальшивой демократии на свою самую смелую попытку принудительной смены режима на сегодняшний день: эта операция стала известна как «арабская весна».


Примечания

1. Steve Weissman, Uncle Santa and Ukraine’s Orange Colored Elves, truthout, 16 December, 2004, http://www.scoop.co.nz/stories/HL0412/S00179.htm

2. Peter Bergen, Holy War Inc., Free Press, (2001), p. 68.

3. Jerry Sorlucco, Facing Fascism: The Threat to American Democracy in the 21st Century, AuthorHouse, 2006, p. 373.

4. Thomas de Waal, The Caucasus: An Introduction, Oxford University Press, 2010, p. 175.

5. Sibel Edmonds, Obama Appoints a Not-Too-Long-Ago-Hatched Neocon Larva, 27 July, 2010, accessed in http://www.boilingfrogspost.com/2010/07/27/obama-appoints-a-not-too-long-ago-hatched-neocon-larva/.

6. BP Linked to the Overthrow of Azerbaijan Government, Drillbits and Trailings, 17 April 2000, vol. 5, no. 6.

7. Thomas I. Steinberg, Warum Tschetschenien?, Junge Welt, Berlin, September 25, 2004, accessed in http://www.steinbergrecherche.com/tschetschenien.htm.

8. Peter Bergen, op. cit.

9. Alfred W. McCoy, The Politics of Heroin: CIA Complicity in the Global Drug Trade, Lawrence Hill Books, 1991.

10. Nafeez Mosaddeq Ahmed, Our terrorists, New Internationalist Magazine, Issue #426, accessed in http://newint.org/features/2009/10/01/blowback-extended-version/.

11. Ibid.

12. Peter Dale Scott, The Road to 911—Wealth Empire and the Future of America (Berkley: University of California Press, 2007) pp. 163-165.

13. Jeffrey Silvermann, VT Tbilisi bureau chief, personal email to the author, 16 January, 2014.

14. Cees Wiebes (2003), Intelligence and the War in Bosnia 1992–1995: The role of the intelligence and security services (New Jersey: Transaction Publishers, Rutgers State University, 2003).

15. Yossef Bodanksy, The Great Game for Oil, Defense & Foreign Affairs Strategic Policy, (June/July 2000).

16. Wikipedia, Rose Revolution, https://en.wikipedia.org/wiki/Rose_Revolution

17. The US Agenda in Ukraine and Georgia Annexation, July 10, 2015, https://helenaglass.net/tag/liberty-institute/

18. Michael Barker, Regulating Revolutions in Eastern Europe: Polyarchy and the National Endowment for Democracy, November 1, 2006, http://www.thirdworldtraveler.com/NED/NED_EasternEuropeElections.html

19. Lincoln A. Mitchell, Uncertain Democracy: U.S. Foreign Policy and Georgia’s Rose Revolution, 2013, University of Pennsylvania Press, pp. 5, 54, 57.

20. Wikipedia, Rose Revolution, op. cit.

21. Lincoln A. Mitchell, op. cit., p. 5.

22. Zbigniew Brzezinski, The Grand Chessboard: American Primacy and Its Geostrategic Imperatives, Basic Books, 1997, p. 46.

23. US Department of State, John E. Herbst Biography, accessed in http://www.state.gov/r/pa/ei/biog/67065.htm.

24. Kateryna Yushchenko, Biography, on My Ukraine: Personal Website of Viktor Yushchenko, 31 March 2005, accessed in http://www.yuschenko.com.ua/eng/Private/Family/2822/. As well as in Viktor Yushchenko in Wikipedia, accessed in https://en.wikipedia.org/wiki/Viktor_Yushchenko.

25. Orange Revolution in Wikipedia, accessed in http://en.wikipedia.org/wiki/Orange_Revolution.

26. Andrew Osborn, We Treated Poisoned Yushchenko, Admit Americans, The Independent UK, 12 March, 2005, http://truth-out.org/archive/component/k2/item/52912:us-played-big-role-in-ukraines-orange-revolution.

27. Source Watch, Rock Creek Creative, http://www.sourcewatch.org/index.php/Rock_Creek_Creative

28. Steve Weissman, Uncle Santa and Ukraine’s Orange Colored Elves, truthout, 16 December, 2004, http://www.scoop.co.nz/stories/HL0412/S00179.htm.

29. “‘Nicholas,” Forces Behind the Orange Revolution, Kiev Ukraine News Blog, January 10, 2005 accessed in http://blog.kievukraine.info/2005/01/forces-behind-orange-revolution.html.

30. F. William Engdahl, An American Oligarch‘s Dirty Tale of Corruption, NEO, June 12, 2015, https://journal-neo.org/2015/06/12/an-american-oligarch-s-dirty-tale-of-corruption/

31. Ibid.

32. Helena Bedwell, Henry Meyer and Hellmuth Tromm, Georgian Billionaire Premier Warns US Ally Saakashvili of Jail, 22 August 2013, https://www.bloomberg.com/news/articles/2013-08-22/georgian-billionaire-premier-warns-u-s-ally-saakashvili-of-jail.


ГЛАВА ДЕСЯТАЯ. Ближний Восток: «Где в конечном счёте находится приз»


«Мы собираемся атаковать и уничтожить правительства в семи странах в течение пяти лет – мы начнём с Ирака, а затем мы собираемся перейти к Сирии, Ливану, Ливии, Сомали, Судану и Ирану».

– Американский генерал Уэсли Кларк в речи 2007 года [1]


Ближний Восток – «где в конечном счёте находится приз»


В 1999 году Дик Чейни был генеральным директором крупнейшей в мире нефтяной геофизической картографической компании Halliburton Corporation в Далласе, штат Техас. С 1989 по 1993 год, во время развала Советского Союза, он служил в качестве министра обороны при президенте Джордже Буше. В этой роли Чейни сформировал радикальную новую американскую доктрину упреждающих войн, известную как доктрина Вулфовица, названную в честь заместителя министра обороны Чейни по политическим вопросам Пола Вулфовица, неоконсервативного ястреба, который позже будет координировать вторжение США в Ирак в 2003 году.

Как глава Halliburton, Чейни имел доступ к точным геофизическим данным нефтяных месторождений по всему миру. В сентябре 1999 года, всего за несколько месяцев до того, как Чейни стал вице-президентом молодого Джорджа У. Буша, Чейни обратился к лидерам мировой нефтяной промышленности в Лондонском институте нефти.

В том лондонском послании 1999 года Чейни отметил несколько стратегических фактов, имеющих огромное геополитическое значение для того, что должно было стать активной военной и внешней политикой США в следующем десятилетии и позже. Чейни сказал своей аудитории руководителей нефтяной промышленности:

Очевидно, что добыча нефти является саморазрушающейся деятельностью. Каждый год вы должны находить и осваивать резервы, равные вашему объёму производства, чтобы просто стоять на месте, просто сохранять этот же объём производства. Это справедливо как для отдельных компаний, так и в более широком экономическом смысле, для всего мира. Новая объединённая компания, такая как ExxonMobil, должна будет ежегодно обеспечивать более полутора миллиардов баррелей новых запасов нефтяного эквивалента, чтобы поддерживать существующую добычу.[2]

Чейни продолжил очерчивать размеры глобальных нефтяных перспектив:

По некоторым оценкам, в ближайшие годы мировой спрос на нефть будет расти в среднем на два процента в год. При этом консервативные оценки дают трёхпроцентное естественное сокращение добычи из существующих запасов. Это означает, что к 2010 году нам потребуется дополнительно порядка пятидесяти миллионов баррелей в день. Так откуда же возьмётся нефть? [3]

Затем генеральный директор Halliburton сбросил тщательно сформулированную словесную бомбу:

Правительства и национальные нефтяные компании, очевидно, контролируют около девяноста процентов активов. Нефть остаётся в основном государственным бизнесом. Хотя многие регионы мира предлагают большие нефтяные возможности, Ближний Восток с двумя третями мировой нефти и самой низкой стоимостью по-прежнему является тем местом, где в конечном итоге находится приз...[4]

Таким образом, Чейни указывал на тот факт, что национальные правительства стран Ближнего Востока, региона с «двумя третями мировой нефти и наименьшими затратами», представляют серьёзную проблему, по крайней мере для Чейни и его друзей из США. Нефтяные месторождения таких стран, как Саудовская Аравия, Кувейт, ОАЭ, Ирак, Иран и Ливия, разрабатывались национальными или государственными компаниями под жёстким контролем, в основном монархов или диктаторов. Эти монархии ревностно охраняли свои нефтяные богатства и не проявляли склонности следовать желаниям Вашингтона приватизировать их по какой-то схеме «свободного рынка» или дать контроль над ними гигантским нефтяным транснациональным корпорациям США и Великобритании, таким как ExxonMobil, Chevron, BP или Shell.


Арабские нефтяные деньги скупают мир


Была ещё одна проблема, которая становилась всё более серьезной и для американских институтов к концу 1999 года. Большинство богатых нефтью монархий Ближнего Востока учились забирать свои нефтедоллары и вместо того, чтобы передавать их в управление Лондону или банкам на Уолл-Стрит, создавали свои собственные государственные суверенные фонды, где они сами решали, куда вкладывать свои огромные нефтяные прибыли.

После 11 сентября 2001 года и вашингтонской декларации о войне с терроризмом многие богатые арабские нефтедобывающие страны рассматривали её скорее как войну с исламом, и не совсем безосновательно. Они начали выводить свои традиционные инвестиции из государственного долга США или других американских активов. Вместо того, чтобы доверить их менеджерам финансовых фондов США и Великобритании, они начали подражать опыту Норвегии, которая в 1990 году решила инвестировать свои доходы от государственной нефтедобычи в «фонд для будущих поколений», который покупал иностранные активы, в основном акции, за пределами нефтегазового сектора, и вкладывал их в так называемый суверенный фонд благосостояния.

К 2008 году, когда цены на нефть взлетели выше $ 147 за баррель, нефтяные доходы арабских стран Персидского залива росли вместе с долларовой стоимостью их новых суверенных фондов. Конгресс США и банкиры Уолл-Стрит, глубоко погрязшие в худшем финансовом кризисе в истории США, начали видеть растущую угрозу ОПЕК для своих рынков капитала.

В 2005 году Дубайская государственная компания DP World, находящаяся под прямым контролем Шейха Мохаммеда бин Рашида Аль-Мактума, правителя Дубая, собиралась купить контроль над британской компанией, которая владела и управляла шестью крупнейшими портами в Соединённых Штатах. Многие в Конгрессе и американских СМИ начали беспокоиться о том, что нефтедобывающие страны с огромными активами в недавно созданных суверенных фондах могут покупать стратегические активы в США и представляют возможную угрозу национальной безопасности.

В то время как кризис недвижимости в США продолжался, Конгресс США принял закон об иностранных инвестициях и национальной безопасности 2007 года, который установил более тщательный контроль за тем, когда иностранное правительство или государственная организация пытались приобрести активы в США.[5] Однако это не было решением, а просто заплатой на растущей проблеме. Американские банки в тяжёлом кризисе ликвидности столкнулись с арабскими суверенными фондами, стремящимися купить отборные неарабские активы. Это не делало Уолл-Стрит и Вашингтон счастливыми.

По мере того как Уолл-Стрит тревожило появление суверенных фондов благосостояния Ближнего Востока, новая держава искала свой путь в эти ближневосточные арабские нефтяные государства, государства, которые контролировали то, что Чейни в 1999 году назвал «двумя третями нефти в мире и с самой низкой стоимостью».

Лидирующим кругам на Уолл-Стрит, Пентагону и Госдепартаменту становилось ясно, что для того, чтобы США оставались мировым гегемоном, единственной сверхдержавой, как любил её называть Джордж Буш-старший, необходимы кардинальные изменения в контроле над этими государствами с «двумя третями мировой нефти».

К 2012 году арабские нефтяные государственные инвестиционные фонды контролировали активы на сумму более 2,5 триллионов долларов.[6] В то же время отношения с Вашингтоном, мягко говоря, становились прохладными. В качестве своего долгосрочного решения, чтобы попытаться сохранить контроль над мировыми нефтяными богатствами на Ближнем Востоке, Пентагон, после американской оккупации Ирака, готовил свою самую смелую операцию по смене режимов – прямое поглощение монархий и государств всего богатого нефтью мусульманского мира. Вскоре эта операция стала известна как «арабская весна».


Секретный план Пентагона


В октябре 2007 года Уэсли Кларк, отставной генерал США и бывший верховный главнокомандующий НАТО в Европе, выступил с докладом в Клубе Содружества в Сан-Франциско. Прошло четыре года после того, как Джордж Буш и клика военных ястребов вокруг Пола Вулфовица и Дика Чейни приняли решение вторгнуться в Ирак Саддама Хусейна. Кларк показал своей потрясённой аудитории, что американская оккупация Ирака не была спонтанной реакцией на нападения 11 сентября 2001 года. Он сказал своим слушателям, что произошёл «политический переворот», совершённый ястребами во главе с вице-президентом Чейни и министром обороны Доном Рамсфелдом.

Генерал Кларк рассказал, что ему сообщили содержание секретной записки Пентагона из офиса министра обороны Рамсфелда в октябре 2001 года, за десять лет до переворотов неправильно названной «арабской весны»:

Я подъехал в Пентагон через десять дней после 11 сентября... и офицер из Объединённого штаба вызвал меня в свой офис и сказал: «Я хотел бы, чтобы вы знали, Сэр, мы собираемся напасть на Ирак». И я спросил, почему? Он сказал: «Мы не знаем». Я спросил, свяжут ли Саддама с 11 сентября? Он сказал: «Нет, но я полагаю, что они не знают, что делать с терроризмом, и поэтому они думают, что могут атаковать государства, и они хотят выглядеть сильными...».[7]

Кларк описал вторую встречу в Пентагоне несколько недель спустя в 2001 году:

А потом я вернулся в Пентагон примерно через шесть недель. Я встретил того же офицера, и я спросил: «Почему мы не напали на Ирак?» «О, сэр, – ответил он, – всё гораздо хуже». Он вытащил листок бумаги со своего стола. Он сказал: «Я только что получил эту записку из офиса министра обороны [т. е. Рамсфелда]. Тут написано, что мы собираемся атаковать и уничтожить правительства в семи странах в течение пяти лет. Мы начнём с Ирака, а затем перейдём к Сирии, Ливану, Ливии, Сомали, Судану и Ирану. Семь стран за пять лет». Я спросил: «Это засекреченная записка?» Он ответил: «Да, сэр».[8]

Кларк завершил своё выступление в клубе Содружества в Сан-Франциско, заявив, что у Пентагона есть чёткий план: «Они хотели, чтобы мы дестабилизировали Ближний Восток, перевернули его вверх дном, поставили его под наш контроль».[9] За этими неоконсервативными аналитическими центрами и пентагоновскими планировщиками стояла мощь банков Уолл-Стрит, Большая Нефть и военно-промышленный комплекс США.

Новая роль американских военных, заключил Кларк, состояла в том, чтобы начинать конфликты, а не предотвращать их. Это противоречило всем нормам международного права, Устава ООН и тому, что большинство американцев считали своей Конституцией, американским верховенством права и своим правительством.


Инициатива «Большого Ближнего Востока»


После вторжения США в Афганистан в октябре 2001 года, и после вторжения США и Великобритании в Ирак в марте 2003 года, в июне 2004 года Вашингтон объявил на встрече стран «Большой восьмерки», что он подготовил подробные планы перекроить карту всего исламского пояса стран от Афганистана по дуге к бывшей советской Центральной Азии, включая Казахстан, и далее на Ближний Восток и на преимущественно мусульманский север Африки, вплоть до Марокко. Администрация Буша назвала его инициативой «Большого Ближнего Востока» (GMEI). Это радикально новое предложение США было представлено одновременно саммиту США-ЕС и саммиту НАТО.[10]

Вашингтон уже намекал на цель дорожной карты для своей GMEI в феврале 2003 года, за несколько дней до вторжения США в Ирак. Президент Джордж Буш-младший выступил с речью в вашингтонском аналитическом центре, Институте американского предпринимательства, центре неоконсервативных военных ястребов. Там Буш предложил «создание зоны свободной торговли между США и Ближним Востоком в течение десятилетия».


Предложение Вашингтона открыть большую часть исламского мира от оккупированного США Афганистана до Марокко для навязанной США «демократии» и частных свободных рынков вызвало сильное противодействие со стороны региона (источник: Институт Брукингса).


В ноябре того же года, примерно через восемь месяцев после вторжения США в Ирак, президент США выступил с ещё одной речью, на этот раз в «Национальном фонде демократии» (НФД), в которой он придал большее значение новым планам Вашингтона по Ближнему Востоку на тему демократии в мусульманском мире.[11]

В своём выступлении перед НФД Буш предложил наброски новой подготовленной ближневосточной повестки дня. Он заявил:

Соединённые Штаты приняли новую политику, передовую стратегию свободы на Ближнем Востоке... Успешные общества приватизируют свою экономику и обеспечивают права собственности... успешные общества ограничивают власть государства и власть военных, чтобы правительства реагировали на волю народа, а не на волю элиты.[12]

Слова Буша напомнили лондонскую речь в сентябре 1999 года человека, который теперь был очень влиятельным вице-президентом президента Буша, Дика Чейни, ответственного, среди прочего, за энергетическую политику:

Правительства и национальные нефтяные компании, очевидно, контролируют около 90 процентов активов. Нефть остаётся в основном государственным бизнесом. Хотя многие регионы мира предлагают большие нефтяные возможности, Ближний Восток с двумя третями мировой нефти и самой низкой стоимостью по-прежнему является тем местом, где в конечном итоге находится приз...[13]

Для коррумпированных монархий Саудовской Аравии и большей части региона слова президента США были де-факто объявлением войны их законной власти. Новые слова из Вашингтона определённо не приветствовались в Каире, Эр-Рияде и других ближневосточных центрах.

Семена «Арабской весны», вашингтонских смен режима, были посеяны. Однако, по правде говоря, модель демократии, которую Вашингтон принёс Ираку под дулом пистолета и с его бомбами с обеднённым ураном, вряд ли была мирной или вдохновляющей. Демократия, которую Вашингтон навязал Афганистану, разместив своего протеже Хамида Карзая в Кабуле в качестве президента, передала Афганистан опиумной мафии, которой руководит брат Карзая Вали Карзай. Он был защищён американским оружием, а не истинной демократией в полном смысле, и Вашингтон это знал. Вали Карзай, будучи губернатором провинции Кандагар, богатой опиумом, одновременно работал на ЦРУ.[14]

Картина с американскими цветными революциями в арабских странах, богатых нефтью, после 2010 года была не лучше с точки зрения успеха в обеспечении мира, экономического роста и улучшения демократических свобод.

В феврале 2004 года арабская газета «Аль-Хайят» в Лондоне получила текст инициативы «Большого Ближнего Востока» Буша (GMEI). Она призвала к «экономическим преобразованиям, аналогичным по своим масштабам тем, которые были осуществлены в бывших коммунистических странах Центральной и Восточной Европы». Другими словами, Вашингтон и его контролируемые ЦРУ фальшивые демократические НПО планировали экономическую шоковую терапию под руководством США и широкомасштабный демонтаж государственного контроля во всей экономике исламского мира, включая их огромные запасы нефти и газа, а также их новые суверенные фонды благосостояния, которые инвестировались независимо от Уолл-Стрит или лондонских банков.[15] Это было амбициозно, мягко говоря.

Кроме того, в предложении США о Большом Ближнем Востоке содержался призыв к укреплению частного сектора и к вступлению исламских стран Большого Ближнего Востока во Всемирную Торговую Организацию. Учитывая тот факт, что большинство нефтяных стран, особенно на Ближнем Востоке, были автократическими монархиями, управляемыми реакционными абсолютистскими правящими семьями, когда детали планов США были обнародованы, против Вашингтона был направлен гвалт протеста.[16]

Первоначальный проект вашингтонской GMEI был с яростью отвергнут двумя сильнейшими союзниками США в регионе – египетским Мубараком и Саудовской монархией короля Фахда, которых совсем не забавляли фанфары новой демократии, навязываемые их странам из Вашингтона. Вашингтон решил смягчить открытое продвижение GMEI, хотя и не отказался от идеи смены режимов, управляемой США, от Кабула до Триполи.

После 2004 года американские военные всё больше увязали в катастрофической гражданской войне в Ираке против шиитского большинства во главе с великим аятоллой Али аль-Хусейни аль-Систани, главным духовным лидером иракских шиитов. Аль-Систани назвал блефом то, что вторжение Вашингтона в Ирак является «построением демократии». Иракское население состояло из шиитов более чем на 60%, при этом в соседнем Иране население шиитское более чем на 95 процентов. Выборы, если они будут справедливыми и демократическими, приведут к власти в оккупированном США Ираке шиитское большинство, благосклонно настроенное к шиитскому Ирану, соседу Ирака. А это было совсем не то, что хотел Вашингтон.

В 2009 году, с новой администрацией Барака Обамы, Вашингтон решил идти вперёд, на этот раз с небольшой оглаской и с «мягким» вариантом фальшивых демократических цветных революций, используя те же НПО, которые он так успешно развернул в Польше, в России, на Украине и в Югославии в 1990-х годах, на этот раз, чтобы свергнуть укоренившиеся режимы во всём арабском нефтяном мире.

Была начата подготовка к «жасминовой революции», которая начнётся в Тунисе в декабре 2010 года под руководством «Национального фонда демократии» (НФД). Пятилетний график Вашингтона по сменам режимов в семи странах пришлось немного отложить, но он ни в коем случае не был забыт.

Тунис, Египет и Ливия, по очень веским причинам, были первыми основными целями смены арабских режимов Вашингтоном в 2010 году. Причины не имели ничего общего с поддержкой демократии, а были связаны только с долларом и будущим американской гегемонии. Это вышло на свет только в 2016 году, спустя годы, когда часть тысяч электронных писем госсекретаря Хиллари Клинтон была обнародована в судебном процессе.


Примечания

1. Wesley Clark, Winning Modern Wars (New York: Public Affairs, 2003), p. 130.

2. Dick Cheney, Full text of Dick Cheney’s speech at the Institute of Petroleum Autumn lunch, September, 1999, London, Institute of Petroleum, http://web.archive.org/web/20000414054656/http://www.petroleum.co.uk/speeches.htm

3. Ibid.

4. Ibid.

5. Wikipedia, Foreign Investment and National Security Act of 2007, https://en.wikipedia.org/wiki/Foreign_Investment_and_National_Security_Act_of_2007

6. Richard Wilson, An Introduction To Sovereign Wealth Funds, http://www.investopedia.com/articles/economics/08/sovereign-wealth-fund.asp,

7. Phil Weiss and Annie Robbins, Clark: There was no national debate over the policy coup by the “hardnosed,” January 2, 2012, http://mondoweiss.net/2012/01/clark-there-was-no-national-debate-over-the-policy-coup-by-the-hardnosed/#sthash.N6zzZ6B1.dpuf.

8. Ibid.

9. Ibid.

10. Völker Perthes, America’s “Greater Middle East” and Europe: Key Issues for Dialogue, February, 2004, http://vps.stanleyfoundation.org/initiatives/gsi/papers/mepc_perthes.pdf

11. Gilbert Achcar, Greater Middle East the US plan, April 2004, Le Monde Diplomatique, http://mondediplo.com/2004/04/04world.

12. George W. Bush, Remarks by President George W Bush at the 20th Anniversary of the National Endowment for Democracy, Washington, D.C., November 6, 2003, http://www.ned.org/remarks-by-president-george-w-bush-at-the-20th-anniversary/

13. Dick Cheney, op. cit.

14. Dexter Filkins, et al, Brother of Afghan Leader Said to Be Paid by C.I.A., The New York Times, October 27, 2009, http://www.nytimes.com/2009/10/28/world/asia/28intel.html

15. Gilbert Achcar, op. cit.

16. Ibid.


ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ. Арабская весна, золотые динары и энергетические войны


«Учитывая нынешнее отрицательное восприятие Соединённых Штатов в регионе, поддержка американских инициатив в области реформ лучше всего осуществляется через неправительственные и некоммерческие организации».

– Отчёт RAND для Пентагона, 2008 год [1]


PSD-11 Обамы и Братья-мусульмане


В 2010 году администрация США при президенте Бараке Обаме представила сверхсекретный план самой амбициозной и масштабной серии поддерживаемых США смен режимов на исламском Ближнем Востоке со времени Первой мировой войны и англо-французского соглашения Сайкса-Пико. Это должно было вызвать волну войн, хаоса и несостоявшихся государств, наводнения беженцев от войн, всё совершенно невообразимое для самого циничного ветерана-дипломата и для большинства обывателей в мире.

В августе 2010 года – за шесть месяцев до того, как вашингтонскими неправительственными организациями (НПО), включая «Национальный фонд демократии» (НФД), Фонды Открытого общества Сороса, «Фридом Хаус» и другие, была начата «жасминовая революция» в Тунисе – президент Обама подписал директиву президентского исследования-11 (PSD-11), приказав правительственным учреждениям Вашингтона подготовиться к «перемене». «Перемена» должна была заключаться в радикальной политике, состоящей в поддержке Вашингтоном секретной фундаменталистской секты исламских «Братьев-мусульман» по всему ближневосточному мусульманскому миру, и, следовательно, ведущей к развязыванию террора, который должен изменить весь мир.

Согласно показаниям бывшего председателя Постоянного комитета по разведке палаты представителей Конгресса США Питера Хекстры в Конгрессе США, директива PSD-11 администрации Обамы, по-прежнему классифицируемая как совершенно секретная по состоянию на март 2017 года, «приказала провести общегосударственную переоценку перспектив политических реформ на Ближнем Востоке и роли «Братьев-мусульман» в этом процессе».[2]


Грандиозная целевая группа


Для разработки содержания PSD-11 в Совете национальной безопасности Обамы (СНБ) была создана сверхсекретная целевая группа, возглавляемая Деннисом Россом, Самантой Пауэр, Гейл Смит, Беном Роудсом и Майклом Макфолом.[3]

Члены целевой группы PSD-11 были замечательными во многих отношениях. Саманта Пауэр, которая впоследствии станет послом Обамы в ООН и возглавит демонизацию России после переворота ЦРУ на Украине в 2014 году, сыграла важную роль в убеждении президента Обамы в том, что Муаммар Каддафи из Ливии должен быть устранён с помощью военной силы по так называемым «гуманитарным причинам».[4] Деннис Росс, обвиняемый палестинскими оппонентами в том, что он «более произраильский, чем израильтяне», был соучредителем Вашингтонского института ближневосточной политики (WINEP), спонсируемого американо-израильским Комитетом по связям с общественностью (AIPAC); когда он входил в состав целевой группы PSD-11, он был специальным помощником президента Обамы и старшим директором СНБ по Ближнему Востоку, Персидскому заливу, Афганистану, Пакистану и Южной Азии.[5] Гейл Смит позже, в 2015 году, возглавит USAID, агентство Государственного департамента, связанное с ЦРУ, которое направило миллионы долларов американских налогоплательщиков на финансирование организованной «неправительственными» организациями «Арабской весны» и других цветных революций по сменам режимов.[6] Майкл Макфол, который когда-то называл себя «специалистом по демократии, антидиктаторским движениям и революциям», позже был назначен послом Обамы в Москве, где он координировал финансируемые США протесты оппозиции против Путина.[7]

Возможно, наиболее влиятельный член целевой группы PSD-11, который сформулировал сверхсекретную радикальную политику администрации Обамы, направленную на поддержку смен режимов «Братьями-мусульманами» с помощью «Арабской весны», был одновременно наименее квалифицированным для осуществления политики правительства Соединённых Штатов на Ближнем Востоке с точки зрения профессиональной подготовки. Его звали Бен Роудс.

Официальная должность Роудса была придумана Белым домом Обамы специально для него: заместитель советника по национальной безопасности по стратегическим коммуникациям и спичрайтингу. Он будет писать все основные внешнеполитические речи Обамы в течение семи лет до января 2017 года, когда Обама покинул свой пост. Ему было всего тридцать два года, когда он вступил в роковую целевую группу PSD-11 при СНБ. Его академическое образование включало специализацию по английской литературе и степень магистра по «литературному творчеству». Роудс не имел ни дипломатического, ни академического опыта работы с Ближним Востоком. Роудс, который в качестве спичрайтера беседовал с президентом Обамой иногда до трёх часов в день, играл важную роль, среди прочего, в том, чтобы убедить Обаму отказаться от поддержки египетского лидера Хосни Мубарака, став основным советником по «Арабской весне» 2011 года. Затем он объединился с Самантой Пауэр, с государственным секретарём США Хиллари Клинтон и другими, чтобы убедить президента использовать военную силу для свержения Каддафи в Ливии.[8]

Совершенно секретный доклад PSD-11, подготовленный целевой группой, был частично раскрыт в серии юридических запросов Государственному департаменту на основе закона о свободе информации. Опубликованные официальные документы показали, что целевая группа Совета национальной безопасности (СНБ) пришла к выводу, что «Братья-мусульмане» являются для правительства США «полезным движением» для поддержки всей Северной Африки и Ближнего Востока.

В результате президентская директива обязала американских дипломатов установить контакты с лидерами «Братьев-мусульман» и активно поддержала их стремление к власти в таких ключевых странах, как Египет, Ливия, Тунис и Сирия в начале «Арабской весны» 2011 года. Секретный документ PSD-11 сделал странный вывод, что бренд политического ислама «Братьев-мусульман» в сочетании с их пылким национализмом может привести к «реформам и стабильности». Это была ложь – ложь, хорошо известная членам целевой группы Обамы PSD-11.[9]


Истинные «Братья-мусульмане»


«Братья-мусульмане», или Ихван – по-арабски «братство» – это тайная организация, похожая на масонскую, с тайной или подпольной террористической структурой и публичным фасадом «мирной благотворительности». Она была основана в Египте в 1928 году Хасаном аль-Банной, разработавшим руководящий девиз культа. Кредо его общества «Братьев-мусульман» было включено в песнопение из шести коротких фраз:

Аллах – наша цель, Пророк – наш Вождь; Коран – наша Конституция; Джихад – наш Путь; Смерть во имя Аллаха – высшее из наших желаний; Аллах велик, Аллах велик.[10]

Аль-Банна создал секретную или скрытую структуру Ихвана в Египте, а позже и во всём мире, известную как «специальная секция» (аль-низам аль-хасс) или, как её называли англичане в Египте, «секретный аппарат» (аль-джихаз аль-сирри). Это было военное крыло братства – по сути, «бюро убийств».

Аль-Банна учил своих новобранцев – исключительно мужчин – что «джихад является обязанностью каждого мусульманина». Он проповедовал благородство «смерти в служении Аллаху» и писал, что Аллах дарует «благородную жизнь тому народу, который знает, как умереть благородной смертью». Он проповедовал культ смерти, в котором «победа может прийти только с мастерством "искусства смерти"». Для Братства это «мастерство» совершенствовалось в убийстве «неверных» в джихаде, или священной войне, во имя Аллаха. Неверные могут быть даже другими мусульманами, такими как шииты или суфии, которые не следуют строгой суннитской практике аль-Банны, или они могут быть христианами.[11]

Хасан аль-Банна призвал к принятию очень строгого исламского шариата, полной сегрегации учащихся мужского и женского пола с отдельной учебной программой для девочек, к запрету на танцы, и призвал исламские государства в конечном итоге объединиться в халифат.[12]

Во время Второй мировой войны ведущих деятелей «Братьев-мусульман» изгнали из подконтрольного британцам Египта. Они бегут в Берлин, где, в частности, находился близкий союзник «Братьев-мусульман» Амин аль-Хусейни, муфтий Иерусалима, который работал непосредственно с СС и Генрихом Гиммлером, создавая специальные террористические подразделения «Братьев-мусульман» в СС, так называемые мусульманские дивизии СС «Ханджар», задачей которых было убивать советских солдат и евреев. В 1950-х годах ЦРУ обнаружило нацистских рекрутов «Братьев-мусульман» в изгнании в послевоенном Мюнхене и решило, что они могут быть «полезны».[13]

Практически все крупные джихадистские террористические организации и лидеры, начиная с войны моджахедов в Афганистане 1980-х годов, вышли из «Братьев-мусульман». Усама бен Ладен, работавший на ЦРУ в Пакистане, вербовавший джихадистов-моджахедов для борьбы с Советами в Афганистане, был членом «Братьев-мусульман», которого завербовали ЦРУ и глава саудовской разведки принц Турки аль-Фейсал для создания так называемой «Аль-Каиды».[14]

Другими известными террористами «Ихвана» или «Братьев-мусульман» были Айман Аль-Завахири из «Аль-Каиды» и слепой шейх Омар Абдул-Рахман, который умер в феврале 2017 года в американской тюрьме, отбывая срок за свою роль во взрыве Всемирного торгового центра в 1993 году. Помимо взрыва Всемирного торгового центра, шейха Омара обвинили в заговоре с целью убийства египетского президента Мубарака и в организации убийства Анвара Садата «Братьями-мусульманами».[15]

Члены целевой группы PSD-11 при СНБ администрации Обамы, которые рекомендовали правительству США дружить с террористами «Братьев-мусульман» в исламских странах арабского Ближнего Востока, очень хорошо знали, с кем они имеют дело. С 1950-х годов ЦРУ работало с «Ихваном» по всему миру. «Аль-Каида» в Афганистане, «Аль-Каида» в Ираке и Сирии, «Фронт ан-Нусра» в Сирии и так называемое «Исламское государство», или ИГИЛ, были созданы из группировок «Братьев-мусульман», меняя имена, как хамелеон меняет цвет в соответствии с его окружением.

Семена «Аль-Каиды» в Ираке и Сирии, а затем ИГИЛ или ИГ, которые принесли убийственные войны и хаос, охватившие арабский Ближний Восток и начали проникать в Западную Европу с 2010 года, были посеяны непосредственно вашингтонской политикой так называемой «арабской весны», организованной согласно директиве президентской целевой группы PSD-11 от августа 2010 года. Тогда администрация Обамы применила свой проект «Братьев-мусульман» в цветной революции в Тунисе, осуществлённой её неправительственными организациями фальшивой демократии.


Жасминовая революция в Тунисе


Первой целью вашингтонской инициативы «Большого Ближнего Востока» (GMEI), переименованной в более скромно звучащий «Новый Ближний Восток», был Тунис, бывшая французская колония, стратегически расположенная на Средиземном море между богатой нефтью Ливией Каддафи и богатым нефтью и газом Алжиром.

Как в случае Югославии и других операций фальшивой демократии ЦРУ по смене режимов, Вашингтон использовал комбинацию жёстких условий строгой экономии Международного валютного фонда (МВФ), наряду с организацией своей армии правозащитных НПО во главе с НФД ЦРУ, чтобы избавиться от теперь уже не полезного деспота Зина аль-Абидина Бен Али. На этот раз новым элементом стали поддерживаемые ЦРУ «Братья-мусульмане».

В 2009 году, в первые недели президентства Обамы, НФД ЦРУ принял активное участие в подготовке свержения президента Туниса Бен Али. Он выделил Тунису значительную сумму в размере 131 000 долл. США на так называемый Форум свободной мысли «Аль-Джахед» (AJFFT), как это описал НФД, «для укрепления потенциала и создания демократической культуры среди тунисских молодёжных активистов», другими словами, для подготовки кадров, которые приведут к декабрьским протестам 2010 года за смену режима Бен Али.[16]

Другой грант НФД ещё в 2009 году был выделен Тунисской ассоциации содействия образованию (APES) для подготовки учителей средней школы в целях пропаганды «демократических и гражданских ценностей в их классах». Ещё один грант НФД выделил центру Мохамеда Али по исследованиям и обучению (CEMAREF), чтобы «обучать тунисских молодёжных активистов руководящим и организаторским навыкам для стимулирования их участия в общественной жизни». То есть, на языке Вашингтона, на обучение платных уличных протестующих.[17]

Следующим шагом было формирование сознательного народного недовольства, направленного против правительства Бен Али. Для этого МВФ, доминировавший в Тунисе с момента своего создания в 1944 году Казначейством США [18], потребовал от режима Бен Али отмены продовольственных субсидий, сокращения государственных пенсий и приватизации государственных компаний.

Центральную роль в мобилизации антиправительственных демонстраций сыграл тунисский всеобщий профсоюз (UGTT), являющийся тунисским профсоюзным партнёром вашингтонского Центра солидарности НФД. Центр солидарности был де-факто финансируемым ЦРУ и USAID инструментом для организации смены режимов в других странах под знаменем профсоюзной демократии. UGTT [19] позже получил часть Нобелевской премии мира за свои усилия, плохую утешительную выплату, поскольку их светская роль, как только работа по отстранению Бен Али была выполнена, вскоре была отодвинута в пользу поддерживаемого Вашингтоном режима «Братьев-мусульман».

В 2010 году Тунис по-прежнему серьёзно страдал от последствий мирового финансового кризиса 2008 года, а также от резкого роста цен на продовольствие и нефти во всём мире. В сочетании с серьёзным экономическим спадом в Европе все факторы заметно сказывались на экономически жизненно важном для Туниса туризме, а также на экспорте товаров в ЕС, являвшимся главным торговым партнёром Туниса. МВФ в качестве условия для получения кредитов потребовал от правительства Туниса отменить контроль за ценами на основные потребительские товары, провести крупную приватизацию государственных промышленных холдингов и отменить государственные субсидии на продовольствие, включая хлеб. Это была искра, которая позволила обученным в США активистам начать антиправительственные протесты в декабре 2010 года.[20]

Всё происходило совсем не спонтанно. В дополнение к деятельности НФД ЦРУ в Тунисе, Инициатива «Ближний Восток и Северная Африка» Фонда Открытого общества Джорджа Сороса направила деньги на «жасминовую революцию» через своё арабское региональное отделение в Аммане, Иордания.[21]

Нельзя сказать, что президент Туниса Бен Али был святым. Вместе со своей семьёй он накопил огромное состояние, о чём было озвучено в документах посольства США, просочившихся в ноябре 2010 года через Wikileaks Джулиана Ассанжа. В одной из опубликованных тогда дипломатических телеграмм США президент Туниса Бен Али описывается как «коррумпированный, властолюбивый диктатор, держащий свою страну под гнётом своей семьи и родственников жены Трабельси, ещё более жадных».[22]

Зять Бен Али, тридцатилетний миллиардер, плейбой Шехер Эль Матери, был обвинён во французских СМИ в мошенническом накоплении своего состояния, которое он создал, контролируя европейские автосалоны, недвижимость, телекоммуникации и банковскую деятельность через инсайдерскую торговлю правительственной информацией о приватизации.[23] Всё, что требовалось в тунисской ситуации – это хорошо подготовленные искры для разжигания костра протеста.

В декабре 2010 года организованные марши с целью привлечь внимание к нескольким самоубийствам и убийствам полицейскими протестующих систематически распространялись по всему Тунису. Предполагалось, что эти полицейские убийства были совершены преднамеренно агентами, связанными с ЦРУ США, встроенными в репрессивную полицию, чтобы раздуть пламя массового протеста в надлежащее время.[24]

На протяжении всего восстания тунисские протестующие использовали для общения Facebook. Facebook, тогда довольно новый, не был включен в онлайн-цензуру тунисского правительства.[25] Facebook был частью нового арсенала так называемых «социальных медиа», которые были созданы при тайной финансовой поддержке Пентагона и ЦРУ США. Этот арсенал станет важнейшим оружием в вашингтонских цветных революциях под названием «Арабская весна».[26]


Ключевая роль армии


24 января 2011 года, после шести недель нарастающих демонстраций, глава армии Туниса Рашид Аммар объявил, что армия на стороне протестующих и будет «защищать революцию». Это заявление было решающим. На следующий день, 25 января, Бен Али бежал в Саудовскую Аравию, а Вашингтон приветствовал «демократию» в Тунисе.

Сам генерал Рашид Аммар имел тесные связи с Вашингтоном, особенно с военным ведомством Пентагона. Между 1987, когда Бен Али пришел к власти, и 2009 годом, США предоставили правительству Туниса в общей сложности 349 млн. долларов военной помощи для небольшой, но обученной США армии Аммара. Только в 2010 году США предоставили Тунису военную помощь на сумму 13,7 млн. долларов.

Военные сыграли ключевую роль в восстании в Тунисе, особенно тем, что отказались стрелять по протестующим. Через два дня после отъезда Бен Али египетская газета сообщила, что, по словам офицера Национальной гвардии Туниса, глава армии Рашид Аммар контактировал с американским посольством в Тунисе и что посольство США дало Аммару указания, что он должен «взять на себя ответственность за тунисские дела, если ситуация выйдет из-под контроля».[27]

Помощник госсекретаря США по делам Ближнего Востока Джеффри Фелтман прибыл в Тунис в тот же день, когда генерал Аммар выступил перед протестующей толпой в Тунисе. Фелтман объявил, что он прибыл, чтобы «передать поддержку тунисского народа Соединёнными Штатами». «В Тунисе, – сказал Фелтман, – администрация Обамы может быть полезной в оказании поддержки и в подготовке к предстоящим выборам через американские неправительственные организации, которые помогли другим странам, где не было предыдущего опыта, позволяющего свободный и справедливый процесс». Он имел в виду НФД и связанные с ним «строящие демократию» союзные НПО.[28]


Появление «Братьев-мусульман»


В декабре 2011 года в заголовке BBC сообщалось: «Тунисский активист Монсеф Марзуки назначен президентом». Марзуки был человек, подобранный Вашингтоном. Организация Марзуки, «Тунисская Лига за права человека», была членом Международной федерации по правам человека (МФПЧ), подставной группы, финансируемой НФД и американским Фондом открытого общества Джорджа Сороса.[29]

Более зловещим было то, что первым избранным премьер-министром после свержения Бен Али стал Хамади Джебали, соучредитель «Ан-Нахды», тунисской исламистской политической партии «Братьев-мусульман». Все ключевые фигуры, поддержанные Вашингтоном за кулисами, были членами «Братьев-мусульман».

В мае 2011 года, за несколько месяцев до того, как Джебали стал премьер-министром, он был приглашён в Вашингтон, чтобы выступить перед ведущей группой «Братьев-мусульман» в США под названием «Центр изучения ислама и демократии» (CSID). CSID получал средства от Государственного департамента, где Хиллари Клинтон была тогдашним секретарем, от НФД, а также от американского Института мира. Находясь в Вашингтоне, Джебали провёл тайную встречу с сенатором-республиканцем Джоном Маккейном, который также был председателем Международного республиканского института (МРИ), одного из ответвлений НФД, который направлял миллионы долларов налогоплательщиков США через USAID для финансирования «жасминовой революции».[30]

Ещё в 2006 году представитель посольства США в Тунисе встретился с Джебали, находившимся тогда под домашним арестом. Вашингтон, очевидно, ещё до президентства Обамы и PSD-11 решил, что тунисский политик «Братьев-мусульман» был их человеком для запланированной эпохи после Бен Али.[31]

«Ан-Нахду», новообразованную исламистскую политическую партию Джебали, профсоюзная и светская оппозиция обвиняла в том, что она отстаивает строгий Ислам и законы шариата, в том числе отвергая любые ограничения на многожёнство. Как в Египте и в других странах, «Братья-мусульмане» в Тунисе представляли «умеренный» фасад для Запада, при этом спокойно готовя теократический переворот и меняя Конституцию, чтобы сделать его возможным.[32]

В сентябре 2012 года, во время визита в Тунис, госсекретарь Клинтон высоко оценила новое исламистское правительство «Ан-Нахды» тунисских «Братьев-мусульман» и «Арабскую весну», как её тогда называли американские и европейские СМИ. Клинтон сказала тунисцам: «Есть те, кто сомневается в том, что исламистская политика действительно может быть совместима с демократией. Что ж, у Туниса есть шанс ответить на этот вопрос утвердительно и продемонстрировать отсутствие противоречий».[33]

Вашингтонская политика PSD-11 по реализации повестки дня «Инициативы Большого Ближнего Востока» была тихо рассекречена: поддерживаемые США режимы «Братьев-мусульман», контролируемые Вашингтоном и ЦРУ, должны были быть приведены к власти на всём арабском суннитском мусульманском Ближнем Востоке через цветные революции фальшивой демократии, поддерживаемые ЦРУ.

После событий в Тунисе, очевидно, под контролем ЦРУ, вашингтонский механизм фальшивой демократии быстро переместился из Туниса в соседний Каир в Египте, чтобы разжечь свой следующий переворот «Арабской весны».


Египетский террор на Тахрире


Всего лишь через десять дней после того, как тунисский Бен Али покинул свою страну, вашингтонские НПО и их подготовленные активисты начали крупные демонстрации по всему Египту в знак протеста против «жестокости полиции» и режима президента Хосни Мубарака.

Как и в Тунисе, усугубляющим фактором недовольства была экономика. Египет был крупнейшим в мире импортером пшеницы, в основном из США. Цены на фьючерсы на пшеницу в Чикаго выросли на 74 процента в период с июня по ноябрь 2010 года, что привело к инфляции цен на продовольствие в Египте около 30 процентов, несмотря на правительственные субсидии.

В день хорошо скоординированных общенациональных демонстраций, которые потребовали отставки Мубарака, ключевые члены египетского военного командования, в том числе начальник Генерального штаба генерал-лейтенант Сами Хафез Энан, все были в Вашингтоне в качестве гостей Пентагона. Это удобно нейтрализовало решающую силу армии, что не позволило остановить рост протестов против Мубарака в критические первые дни.[34]

Призыв египтян к всеобщей забастовке и ко «Дню гнева» 25 января, который вызвал массовые протесты с требованием отставки Мубарака, был опубликован на Facebook организацией, называющей себя «Движением 6 апреля».

Протесты были настолько существенными и настолько хорошо организованными, что они заставили Мубарака просить свой кабинет уйти в отставку и назначить нового вице-президента, генерала Омара Сулеймана, бывшего министра разведки.

«Движение 6 апреля» возглавил Ахмед Махер Ибрагим, двадцати девятилетний инженер-строитель, который первоначально создал группу в Facebook, чтобы поддержать призыв рабочих к забастовке 6 апреля 2008 года. В интервью вашингтонскому фонду Карнеги Махер заявил: «Будучи первым молодёжным движением в Египте, использующим интернет-коммуникации, такие как Facebook и Twitter, мы стремимся продвигать демократию, поощряя участие общественности в политическом процессе».[35] Он звучал как реклама НФД или Фонда открытого общества Сороса.


Логотип египетского «Движения 6 апреля», копия логотипа финансируемого ЦРУ сербского «Отпора!», который тренировал активистов «Движения 6 апреля».


Египет стал первой полномасштабной вашингтонской управляемой «Фейсбуком» цветной революцией.

Ахмед Махер объявил, что его «Движение 6 апреля» было частью зонтичной организации под названием коалиция «Национальная ассоциация за перемены» (NAC). В состав NAC вошли, в частности, лидер движения «Кефайя» Джордж Ишак и президент парламентского блока «Ихван – Братья-мусульмане» Мохамманин Саад Эль-Кататни.[36] «Кефайя» оказалась в центре разворачивающихся египетских событий. Недалеко на заднем плане были «Братья-мусульмане».

Официальное название «Кефайи» было «Египетское движение за перемены». Оно было основано в 2004 году избранными египетскими интеллектуалами в доме Абула 'Ала аль-Маарри, лидера партии Аль-Васат, тайно созданной «Братьями-мусульманами».[37] «Кефайя» была центральным движением в вашингтонской стратегии, направленной против Мубарака. После 2007 года «Кефайю» возглавил член «Братьев-мусульман» Абдель Вахаб Эль-Мессири, антисионистский академик.

С начала 1950-х годов ЦРУ и «Братья-мусульмане» в Египте заключили нечестивый союз против президента Египта Гамаля Насера. Когда «Братство» провалило покушение на Насера, начальник подразделения ЦРУ в Каире Майлз Коупленд организовал их тайную высылку в Саудовскую Аравию, родину примитивной феодальной ваххабитской ветви ислама. Там саудовские нефтяные богачи продвигали свою повестку международного террористического джихада. С тех пор ЦРУ и «Братья-мусульмане» имели глубоко переплетённые отношения, включая использование ЦРУ структур «Братьев-мусульман» в 1980-х годах в Афганистане для создания моджахедов и того, что стало известно как «Аль-Каида».[38]

«Кефайя» была взращена американскими аналитическими центрами Пентагона. В 2008 году корпорация RAND провела детальное изучение «Кефайи», «финансируемой Управлением министра обороны, Объединённым штабом, Едиными боевыми командованиями, Управлением военно-морского флота, морской пехотой, оборонными ведомствами и военно-разведывательным сообществом».[39] Цель исследования RAND состояла в том, чтобы проанализировать, как можно сделать «Кефайю» более эффективной анти-мубаракской силой в Египте.

В своём докладе за 2008 год в Пентагон, исследователи RAND отметили следующее в отношении «Кефайи»:

Соединённые Штаты заявили о своей заинтересованности в большей демократизации в арабском мире, особенно после нападений террористов из Саудовской Аравии, Объединённых Арабских Эмиратов, Египта и Ливана в сентябре 2001 года... Соединённые Штаты использовали различные средства для демократизации, включая военное вмешательство [в Ираке], которое, хотя и было начато по другим причинам, имело в качестве одной из своих конечных целей создание демократического правительства. Вместе с тем, местные реформистские движения лучше подходят для продвижения процесса демократизации в своих странах.[40]

Исследование «Кефайи» корпорацией RAND заявило в своих заключительных рекомендациях Пентагону: «Учитывая нынешнее негативное отношение к США в регионе, поддержку Соединёнными Штатами инициатив по реформам лучше всего осуществлять через неправительственные и некоммерческие учреждения».[41]

Ещё в декабре 2008 года, за несколько дней до инаугурации Обамы в качестве президента, Госдепартамент США организовал в Нью-Йорке встречу по спецприглашениям. Посол США в Каире обеспечил присутствие лидера «Движения 6 апреля». Начали формироваться планы Вашингтона по организации свержения Мубарака. Мубарак, которое долгое время был союзником США, перестал быть полезным.[42]

В мае 2009 года, незадолго до встречи президента Барака Обамы в Каире с президентом Мубараком, госсекретарь США Хиллари Клинтон приняла у себя ряд молодых египетских активистов под эгидой «Фридом Хаус», ещё одной неправительственной организации «по защите прав человека», базирующейся в Вашингтоне, с долгой историей участия в спонсируемых США сменах режимов, в Сербии, Грузии, на Украине, и в других цветных революциях.

Клинтон и исполняющий обязанности помощника государственного секретаря по делам Ближнего Востока Джеффри Фелтман встретились с шестнадцатью активистами в конце двухмесячной «стажировки», организованной программой «Новое поколение» связанного с ЦРУ «Фридом Хаус».[43]


«Братья-мусульмане» берут Египет


Вашингтон продвигал свою программу по созданию в регионе ряда управляемых ЦРУ режимов «Братьев-мусульман». Теперь Вашингтон настаивал на досрочных выборах в Египте, которые должны были обеспечить контроль над законодательной властью и президентством единственной общенациональной организованной политической группы «Братья-мусульмане».

В мае 2012 года выборы дали кандидату от «Братьев-мусульман» Мохамеду Мурси 25 процентов голосов в качестве кандидата от недавно сформированной «Братьями-мусульманами» политической партии, обманчиво названной партией «Свобода и справедливость». В июне 2012 года египетский военный деятель Ахмед Шафик, который был премьер-министром в последние дни режима Мубарака, фактически выиграл голосование против Мурси, но при тайной поддержке правительства США и с использованием угроз антивоенных беспорядков, результаты были подделаны, чтобы объявить Мурси победителем с небольшим отрывом в 3 процента. Вашингтон получил своего первого «демократически избранного» президента «Братьев-мусульман».[44]

Через несколько дней после своего вступления в должность президента Мурси встретился с госсекретарем США Хиллари Клинтон, что вполне уместно, в День взятия Бастилии, 14 июля 2012 года. В своём выступлении Клинтон похвалила Мурси, заявив «Мы стоим за переход Египта к демократии», добавив, что США хотели бы «поздравить Мурси и египетский народ с этой вехой в переходе Египта к демократии».[45]

Три месяца спустя, имея Мурси в качестве президента от «Братьев-мусульман», политическая партия Мурси «Партия свободы и справедливости», публичный фасад «Ихвана», избрала нового лидера Саада Тауфика Эль-Кататни председателем партии. Эль-Кататни был членом руководящего бюро египетских «Братьев-мусульман», высшего исполнительного органа организации. В октябре 2012 года, когда «Партия свободы и справедливости» имела решающие 47 процентов нижней палаты египетского парламента, Эль-Кататни произнёс речь, в которой он заявил, что его «Партия свободы и справедливости» была создана в 2011 году для продвижения «политического проекта Братства, которое, в результате, учредит мудрое правительство, которое введёт законы исламского шариата».[46]

В ноябре 2012 года президент от «Братьев-мусульман» Мурси приказал провести жестокие репрессии против мирных протестующих возле его президентской резиденции. Протестующие, среди которых были и те, кто верил в вашингтонскую «демократическую» риторику, когда они протестовали на площади Тахрир против Мубарака несколько месяцев назад, требовали более представительного правления и большего экономического прогресса. По приказу Мурси «Братья-мусульмане» развернули свои полувоенные отряды, чтобы похитить некоторых протестующих и держать их в секретных местах вне доступности для судебного надзора и судебных органов. Многие из похищенных были жестоко избиты, прежде чем в конечном итоге были освобождены.[47]

Несмотря на явные признаки того, что Мурси и его «Братья-мусульмане», оказавшись у власти, подавляли оппозицию и мирные протесты с жестоким внесудебным насилием, администрация Обамы заявила, что готова предоставить новому египетскому правительству, контролируемому «Братьями-мусульманами», двадцать истребителей F-16 и двести танков на основе пакета помощи, который был согласован, когда у власти находился Мубарак.[48]

При решительной поддержке Вашингтона в ноябре 2012 года Мурси также предоставил себе неограниченные полномочия по «защите нации» и полномочия принимать законы без судебного надзора. Выводы PSD-11 администрации Обамы о том, что режимы «Братьев-мусульман» принесут новую стабильность в регион, были явным мошенничеством. Однако политика США по поддержке дальнейших переворотов «Братьев-мусульман» не изменилась. Соглашение о том, что египетские военные останутся стражами нации, было отменено с одобрения Вашингтона. «Братья-мусульмане» Мурси готовили радикальную новую конституцию, которая должна была сделать суровое мусульманское право шариата основой египетского правового кодекса и решений его судов.[49]

Теперь Вашингтон обратил свой взор на соседнюю Ливию и её давнего правителя Муаммара Мохаммеда Каддафи.

В соответствии с распоряжением Государственного департамента, в сентябре 2011 года был создан новый офис специального координатора по переходному процессу на Ближнем Востоке для «координации» помощи правительства США «формирующимся демократиям», возникающим в результате организованных США и НПО массовых протестов на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

Был назначен специальный координатор по переходным процессам на Ближнем Востоке. Посол Уильям Б. Тейлор должен был отвечать за «скоординированную межведомственную стратегию» некоторых стран, находящихся на этапе «перехода к демократии». Тейлор ранее был послом на Украине во время организованной США «Оранжевой революции», ещё одной вашингтонской фальсификации «зарождающейся демократии». В конце 2011 года конкретными странами, упомянутыми для работы Тейлора по трансформации, были Египет, Тунис и Ливия.[50]

Политика США по отношению к «арабской весне» никоим образом не была локальным ответом на местные события. Она была организована Вашингтоном, вплоть до тех самых логотипов протеста, которые использовались в одной за другой демонстрациях «Арабской весны». Но главная цель была устранена без особых попыток замаскировать её под экспорт демократии. Это был Каддафи, который угрожал самому будущему долларовой системы США.


Цель: Каддафи


Вашингтон, с устранением президента Туниса Бен Али и египетского Хосни Мубарака, теперь обратился к задаче избавления Ливии от Мухаммеда Каддафи, третьей цели, в то время самой трудной из вашингтонских атак «Арабской весны» по сменам режимов.

17 февраля 2011 года стайка оппозиционных группировок, выступавших против Каддафи, возглавляемых различными подставными организациями «Братьев-мусульман» и «Аль-Каиды», объявила национальный «День ярости», как и вашингтонские демократические НПО в Египте, которые назвали 25 января «днём гнева». Начался американский переворот против Каддафи в Ливии.

В отличие от Туниса или Египта, где население страдало от резкого роста цен на продовольствие и огромного неравенства в распределении богатств, Ливия Каддафи, официально называемая Ливийской Арабской Джамахирией, экономически сильно отличалась. При Каддафи ливийцы имели самый высокий уровень жизни на Африканском континенте. Каддафи оставался у власти сорок два года, добиваясь, чтобы у его населения было мало места для жалоб. Здравоохранение, образование и топливо субсидировались государством, так же как и жилье.

Ливия Каддафи имела самый низкий уровень младенческой смертности и самую высокую продолжительность жизни во всей Африке. Когда Каддафи захватил власть у больного короля Идриса четыре десятилетия назад, грамотность была ниже 10 процентов населения. К 2010 году она была выше 90 процентов. Менее 5 процентов населения недоедало, что ниже, чем в США. В ответ на рост цен на продовольствие после 2009 года Каддафи отменил все налоги на продовольствие. В Ливии доля населения, живущего за чертой бедности, была ниже, чем в Нидерландах. Каддафи назвал свою модель «Исламским социализмом». Он был светским, а не теократическим, несмотря на подавляющее большинство представителей суннитского ислама среди населения.[51] Вашингтону для свержения Каддафи потребовался другой набор инструментов, нежели в Тунисе или Египте.

Каддафи глубоко не доверял Вашингтону. В 1999 году он выступил с инициативой создания Африканского Союза, базирующегося в Аддис-Абебе, в целях укрепления международного голоса бывших колониальных государств Африки. На панафриканской встрече на высшем уровне в 2009 году он призвал к созданию Соединённых Штатов Африки, с тем чтобы объединить экономические преимущества, возможно, самого богатого континента мира с точки зрения неиспользованного минерального и сельскохозяйственного потенциала.

Но самым «тревожным» шагом Каддафи, как это увидел Вашингтон в 2011 году, стал его шаг по созданию Исламского валютного союза на основе золотого динара, независимого от продажи нефти за доллары США. Вместе с тунисским Бен Али и египетским Хосни Мубараком, они занялись серьёзным планированием, чтобы сформировать Исламский Центральный банк, основанный на золотом динаре, независимом от доллара.


Операция «Рассвет Одиссеи»


19 марта 2011 года американское военное командование AFRICOM, ответственное за Ливию, начало операцию под названием «Рассвет Одиссеи». Операция США вскоре стала координируемой НАТО американо-британско-французской военной агрессией против Ливии после обманчиво сформулированной резолюции Совета Безопасности ООН № 1973.

«Рассвет Одиссеи» начался, когда Вашингтон получил сообщения о том, что поддерживаемая США ливийская оппозиция против Каддафи в Бенгази и в богатой нефтью восточной части страны вот-вот рухнет и прекратит боевые действия. В служебной аналитической записке о ситуации в восточной части Ливии от 3 марта 2011 года, за шестнадцать дней до того, как США начали бомбардировки для обеспечения так называемой бесполётной зоны, частная разведывательно-аналитическая компания Stratfor отметила:

Однако сам факт наличия такой путаницы является отличным показателем того, насколько неорганизованными в настоящее время являются повстанцы в Восточной Ливии. Именно это отсутствие организации удерживает их от попыток предпринять что-либо столь смелое, как нападение на Триполи. Это, и тот факт, что они теряют контроль над городами на востоке...[52]

Шестнадцать дней спустя, 19 марта 2011 года, американские военные начали авиаудары по военным позициям Каддафи для создания бесполётной зоны, что явилось фактическим объявлением войны. Они сделали это, несмотря на то, что ни одна из американских жизней не была под угрозой, и ни одна американская территория не была под угрозой из-за того, что по сути было внутренним вооружённым ливийским племенным восстанием против законного главы государства и правительства.

Бесполётная зона предполагает полномасштабный акт войны, насильственный захват воздушного пространства суверенного государства, в том числе уничтожение зенитного и авиационного потенциала атакуемой страны.

Ричард Фальк, профессор международного права и специальный докладчик ООН по правам палестинцев, отметил полное отсутствие основных критериев для любого вмешательства ООН в Ливию:

Что сразу бросается в глаза в двухпартийном призыве Вашингтона к созданию бесполётной зоны и нанесению воздушных ударов, призванных помочь повстанческим силам в Ливии, так это отсутствие какой-либо озабоченности по поводу актуальности международного права или авторитета Организации Объединённых Наций... Бесполётная зона в воздушном пространстве Ливии является актом войны... Основное юридическое обязательство Устава ООН требует от государств-членов воздерживаться от любого применения силы, если это не оправдано в качестве самообороны после трансграничного вооружённого нападения или санкционировано решением Совета Безопасности ООН.

Ни одно из этих условий, разрешающих законное применение силы, не присутствует даже отдалённо, и тем не менее в средствах массовой информации и вашингтонских кругах продолжается дискуссия, как будто единственные вопросы, которые стоит обсудить, касаются осуществимости, затрат, рисков и возможной обратной реакции в арабском мире.[53]

Фальк добавил:

Что касается Ливии, мы должны учитывать тот факт, что правительство Каддафи, как бы это не было неприятно по гуманитарным основаниям, остаётся законным дипломатическим представителем суверенного государства. Любое международное применение силы даже Организацией Объединённых Наций, а тем более отдельным государством или группой государств, будет представлять собой противоправное вмешательство во внутренние дела суверенного государства, запрещённое статьей 2(7) Устава ООН без письменного разрешения Совета Безопасности, что имеет исключительно важное значение для поддержания международного мира и безопасности.

Помимо этого, нет никаких гарантий того, что вмешательство, если оно будет предпринято, уменьшит страдания ливийского народа или приведёт к власти режим, более уважающий права человека и приверженный демократии.[54]

Учитывая полное опустошение Ливии воюющими беззаконными террористическими бандами после того, как Вашингтон избавился от Каддафи, последнее предложение Ричарда Фалька было пророческим. Вашингтон умышленно разрушил любую структуру правительственной стабильности.

Примечательным в порыве к войне против Каддафи было отсутствие какой-либо независимой проверки утверждений Вашингтона о том, что Каддафи, как утверждали западные СМИ, приказал своим ВВС стрелять по невинным безоружным гражданским лицам. Ибрагим Сахад, ливийский оппозиционер и представитель «Национального фронта спасения Ливии», выдвинул обвинение против Каддафи, стоя перед американским Белым домом. Никто не потрудился самостоятельно подтвердить, было ли это так на самом деле.

После того, как Лига арабских государств согласилась поддержать ливийский вариант бесполётной зоны, оппозиция в Совете Безопасности ООН рухнула, предоставив Вашингтону желаемое прикрытие правдоподобной международной поддержки его военных действий.

Голосование в Совете Безопасности было 10:0, при этом пять крупных стран, включая Россию и Китай, которые имели право вето, воздержались. Как Россия, так и Китай позже заявили, что они были обмануты и наложили бы вето на резолюцию США, если бы они знали реальное положение дел. США, Франция и Великобритания настаивали на скорейшем одобрении.

Номинально, резолюция о создании бесполётной зоны была запрошена переходным Национальным советом ливийских повстанцев и Лигой арабских государств. Примечательно, но игнорируемые в западных СМИ непосредственные соседи Ливии – Алжир и Тунис – и весь Африканский Союз проголосовали против любой бесполётной зоны. На самом деле, как отметил бывший индийский дипломат М. К. Бхадракумар, «очевидная истина заключалась в том, что Организация Североатлантического договора и Европейский Союз приказали Лиге арабских государств выступить таким образом, поскольку им был нужен фиговый лист, чтобы получить одобрение Совета Безопасности Организации Объединённых Наций».[55]

Бхадракумар, бывший посол в Кувейте и Турции, добавил: «Резолюцию Лиги арабских государств протаранил генеральный секретарь Лиги арабских государств Амр Муса, который надеялся добиться успеха в качестве следующего президента Египта. Арабских лидеров, дальнейшее существование которых зависит от США, было не трудно убедить».[56]


«Коалиция нежелания»


Как только стали очевидны непрекращающиеся бомбардировки НАТО как военных, так и гражданских объектов в Триполи и по всей Ливии, которые теперь возглавляли французские и британские правительства, жаждущие нефти, Амр Муса стал лукаво утверждать, что убийство гражданских лиц «не было частью сделки ООН».

Владимир Путин, в то время российский премьер, который, согласно Конституции, не имел власти над оборонной политикой, осудил действия США. Он назвал это новым «крестовым походом» против Ливии и исламского мира. Обвинение было не без оснований. В 2008 году в качестве премьер-министра Путин заключил с Каддафи крупных контрактов на добычу нефти и газа, на строительство железных дорог и на поставки вооружения на более чем 10 миллиардов долларов. Все они были потеряны, когда Ливия скатилась в поддерживаемый США водоворот гражданской войны и хаоса.[57]

Тогдашний президент России Дмитрий Медведев приказал российскому представителю в Совете Безопасности ООН воздержаться при голосовании по Ливии. Китай, который также воздержался, осудил вмешательство США после этого. Их неспособность применить вето против плана США не повторилась позже в Сирии.

Понимая, что они были обмануты Вашингтоном, Лондоном и Парижем, которые, по-видимому, планировали военные действия против Ливии задолго до голосования в ООН или в Лиге арабских государств, некоторые европейские члены НАТО и другие страны, включая Турцию – члена НАТО, начали яростный протест.

Германия вывела свою военную технику из региона из-за разногласий по поводу отсутствия целей или направлений кампании. Единство внутри НАТО начало рушиться. Италия обвинила Францию в том, что та поддержала бесполётную зону, чтобы вырвать нефтяные богатства Ливии из-под контролируемой государством итальянской нефтяной группы ENI/AGIP. Италия также пригрозила отозвать права США, Великобритании и Франции на использование своих баз, если НАТО официально не будет отвечать за войну в Ливии.[58]

Со своей стороны, вопреки предупреждениям министра обороны США Роберта Гейтса, который справедливо опасался последствий, министры британского правительства призвали к убийству Каддафи, заявляя, что без этого война на Ближнем Востоке и в Северной Африке может продолжаться «30 лет».[59]

Президент США Барак Обама открыто заявил о поддержке Вашингтоном ливийской оппозиции в течение нескольких часов после принятия резолюции ООН, не оставляя сомнений в том, что роль США никогда не была предназначена для нейтрального мирного посредника. В интервью CNN на испанском языке в Сан-Сальвадоре 23 марта Обама заявил о своей «надежде», что оппозиционное движение Ливии, учитывая новую защиту от военных нападений под руководством США, может организовать себя так, чтобы отстранить Каддафи от власти.[60] Названием игры Вашингтона была смена режима, а вовсе не демократия.

Разработанная США резолюция Совета Безопасности ООН № 1973, резолюция создания бесполётной зоны была всеохватывающей декларацией военных действий, экономической и финансовой войны против суверенного государства и функционирующего правительства. В дополнение к разрешению бесполётной зоны резолюция ООН установила «запрет на все полёты в воздушном пространстве Ливийской Арабской Джамахирии в целях содействия защите гражданского населения», кроме «гуманитарных» полётов и полётов, санкционированных ООН и Лигой арабских государств.

Она предписала государствам-членам Организации Объединённых Наций запретить взлёт, посадку или пролёт над своей территорией любых принадлежащих Ливии, эксплуатируемых Ливией или зарегистрированных в Ливии воздушных судов без предварительного разрешения Комитета ООН по наблюдению за санкциями. Она позволила государствам-членам «инспектировать на своей территории, включая аэропорты и морские порты, а также в открытом море морские и воздушные суда, направляющиеся в Ливию или из Ливии», если у страны есть «разумные основания» полагать, что они содержат предметы военного назначения или вооружённых наемников.

Чтобы забить гвоздь в ливийский гроб, акция ООН заморозила активы пяти финансовых институтов: Центрального банка Ливии, Ливийского инвестиционного управления, Ливийского иностранного банка, Ливийского Африканского инвестиционного портфеля и Ливийской национальной нефтяной корпорации.[61]


Ливийская оппозиция «Братьев-мусульман»


Так называемая ливийская оппозиция сама по себе представляла собой смесь политических оппортунистов, в том числе бывших повстанцев моджахедов, обученных ЦРУ, таких как Абдель Хаким аль-Хасиди из так называемой «Ливийской исламской боевой группы», которая находилась в тесных связях с «Аль-Каидой», действовавшей в Афганистане в 1980-х годах.[62]

Их «оппозиция», в отличие от Туниса или других стран, никогда не была «ненасильственной». Это с самого начала было вооружённое восстание, война племён против племён, война за контроль над богатыми запасами нефти Ливии, а не движение нахлынувших мирных устремлений к демократии.

Джордж Фридман из Stratfor отметил, что «ливийское восстание состояло из группы племён и личностей, одни из которых были в ливийском правительстве, некоторые в армии, и многие другие являлись давними противниками режима». Он добавил: «Было бы огромной ошибкой рассматривать произошедшее в Ливии как массовое либерально-демократическое восстание. Это определение с трудом годится для большинства стран, а для Ливии оно не подходит совершенно».[63]

Основная оппозиция Каддафи первоначально исходила от «Национального фронта спасения Ливии». Эта группа, как сообщается, финансировалась с 1980-х годов Саудовской Аравией, ЦРУ и французской разведкой. Она объединилась с другими оппозиционными группами, образовав «Национальную конференцию ливийской оппозиции». Именно эта организация призвала ко «Дню ярости», который погрузил Ливию в хаос 17 февраля 2012 г.[64]

Ключевой фигурой в «Национальном фронте спасения Ливии» (НФСЛ) был Ибрагим Сахад. В 2005 году в лондонской эмиграции Сахад сформировал «Национальную конференцию ливийской оппозиции» (НКЛО). Сахад был тем человеком, которого ЦРУ использовало в своей неудачной попытке ливийского переворота в 1984 году.

Библиотека Конгресса США подтвердила, что ЦРУ обучало и поддерживало НФСЛ как до, так и после неудавшейся попытки переворота 1984 года. Именно НКЛО Сахада из Лондона провозгласила 17 февраля ливийский «День ярости», с которого начался вооружённый мятеж, который был начат только для того, чтобы быть подкреплённым бомбами НАТО. Тот же Ибрагим Сахад, несколько дней спустя стоявший перед Белым домом Обамы, призвал НАТО и США ввести бесполётную зону, необоснованно обвинив Каддафи в обстреле «безоружных протестующих» военными самолетами.[65]

После того, как США удалось физически ликвидировать Каддафи, Ливия предсказуемо погрузилась в хаос и анархию. Сотни вооружённых ополченцев контролировали кварталы крупных городов. В 2012 году должны были состояться выборы. В процессе подготовки, как и в Египте, наиболее организованной ливийской оппозиционной группой были ливийские «Братья-мусульмане». В марте 2012 года «Братья-мусульмане» создали подставную «Партию справедливости и строительства» (ПСС), или «Хизб Аль-Адала ва'л-Бина», снова с приятным названием, чтобы продвигать своих кандидатов от «Ихвана».[66]

На выборах 2012 года партия «Братья-мусульмане» получила второй по величине блок мест в новом парламенте и, заручившись поддержкой различных про-исламистских независимых – многие члены «Братьев-мусульман» не раскрывали свою партийную принадлежность – вначале смогли доминировать в шаткой политике Ливии после Каддафи.

Междоусобицы между другими светскими партиями позволили ПСС укрепить первоначальный политический контроль над страной. Им удалось назначить члена «Братьев-мусульман» Ахмеда Майтыга на короткое время премьер-министром.

Силовой базой «Братьев-мусульман» был прибрежный город Мисурата, между Триполи и Бенгази. Когда США и другие страны-члены НАТО посылали оружие в Ливию, появилось много местных ополченцев, вооружённых до зубов и обычно связанных с «Братьями-мусульманами» и другими экстремистскими исламскими политиками. В столице «Братьев-мусульман», Мисурате, во время восстания 2011 года более 200 группировок, насчитывающих в общей сложности 40 000 боевиков, распространили царство террора и беззакония. Ополченцы Мисураты получали финансирование от ливийского Всеобщего национального конгресса.

Имея контроль над Всеобщим национальным конгрессом, ПСС «Братства» получила контроль над нефтяными доходами. За три года им удалось растратить государственные средства в размере 120 миллиардов долларов, получив лишь хаос несостоявшегося государства и вооружив сотни банд. Большая часть денег, что неудивительно, ушла на вооружение группировок в оплоте «Братьев-мусульман» Мисурате. Группировки «Братьев-мусульман» в Мисурате смогли купить тяжёлую артиллерию, танки и ракеты.[67]

В мае 2013 года «Братство» при поддержке небольших салафитских партий провело сомнительный закон о политической изоляции, который запретил чиновникам Каддафи участвовать в политике в течение десяти лет. Они продвигали свою повестку дня, чтобы навязать исламские законы шариата и заставить замолчать любую оппозицию.

Актуальность вашингтонской серии фальшивых демократических переворотов в Тунисе и Египте, а также откровенного военного уничтожения Ливии Каддафи, как отмечалось ранее, имела ещё один скрытый мотив – золото. Тунис и Египет находились в процессе объединения с Ливией Каддафи в создании золотого динара и панафриканского валютного региона, независимого от доллара США.


В чём была реальная опасность Каддафи


Об этой скрытой причине настоятельной необходимости Вашингтона избавиться от глав Туниса, Египта и, прежде всего, Ливии в 2011 году стало известно лишь весной 2016 года, когда правительство США опубликовало тысячи страниц незащищённых писем Хиллари Клинтон от 2011 года, когда она была госсекретарем.

Одно электронное письмо, рассекреченное в мае 2016 года, взятое с незаконного частного сервера, используемого тогдашним государственным секретарем Хиллари Клинтон, было написано во время организованной США для уничтожения Каддафи войны 2011 года. Электронное письмо раскрыло секретную повестку дня войны администрации Обамы против Каддафи, цинично названную «Обязанность защищать». В действительности война против Каддафи должна была защитить роль доллара США как ведущей мировой резервной валюты.

Барак Обама, беспомощный глава исполнительной власти, как выяснилось, делегировал всю президентскую ответственность за войну в Ливии госсекретарю Хиллари Клинтон. Клинтон, поддерживаемая Самантой Пауэр в президентском СНБ, сослалась на новый, странный принцип «Обязанность защищать», чтобы оправдать ливийскую войну под руководством НАТО. Клинтон утверждала без каких-либо достоверных доказательств, что Каддафи бомбил невинных ливийских гражданских лиц в Бенгази, где находится около 80 процентов ливийской нефти и где был центр финансируемого США вооружённого мятежа против Каддафи.

Это письмо Клинтон 2011 года было её постоянному адвокату и де-факто личному советнику по Ливии, Сиду Блюменталю. Обмен электронной почтой с Блюменталем показал, что настоятельная необходимость не только свергнуть Каддафи, как Вашингтон сделал с Бен Али и египетским Мубараком несколько месяцев ранее, но и убить его без каких-либо шансов на суд, была обусловлена проектом, который связывал Каддафи с президентом Туниса Бен Али и президентом Египта Мубараком.

В рассекреченном письме от Сида Блюменталя госсекретарю Хиллари Клинтон от 2 апреля 2011 года Блюменталь раскрывает причину, по которой Каддафи должен был быть устранён. Ссылаясь на неназванный «высокий источник», Блюменталь написал Клинтон:

Согласно конфиденциальной информации, имеющейся в распоряжении этого источника, правительство Каддафи имеет 143 тонны золота и аналогичное количество серебра... Это золото накапливалось задолго до нынешнего восстания и предназначалось для создания панафриканской валюты на основе ливийского Золотого Динара. Этот план был разработан для того, чтобы предоставить франкоязычным африканским странам альтернативу французскому африканскому франку КФА.[68]

Французский аспект угрозы золотого динара Каддафи для Запада был лишь верхушкой айсберга.


Золотой динар и многое другое


В течение первого десятилетия нынешнего столетия арабские страны ОПЕК Персидского залива, включая Саудовскую Аравию, Катар и другие, начали серьёзно направлять значительную часть доходов от своих огромных продаж нефти и газа в государственные суверенные фонды благосостояния, многие из которых были основаны вследствие успеха нефтяного фонда Норвегии, как отмечалось ранее.

Растущее недовольство войной США с террором, войнами в Ираке и Афганистане, а также общей политикой США на Ближнем Востоке после сентября 2001 года привело к тому, что многие арабские государства ОПЕК стали направлять растущую долю доходов от нефти в свои государственные фонды, а не доверять их Нью-Йоркским и лондонским банкирам.

К 2008 году перспектива суверенного контроля растущего числа африканских и арабских нефтяных государств над их государственными нефтегазовыми доходами вызывала серьёзную озабоченность на Уолл-Стрит, а также в лондонском Сити. Это была огромная ликвидность, в триллионы долларов, которую они потенциально больше не могли контролировать. Как отмечалось ранее, это явилось важной предпосылкой для начала Вашингтоном в 2010 году весьма амбициозных операций «Арабской весны» по смене режимов.

Решение о смене режима в Тунисе, который был слабым звеном, затем Мубарака в Египте, и, наконец, Каддафи в Ливии, было обусловлено тревогой в Париже, Вашингтоне и Лондоне, что богатые нефтью арабские государства ОПЕК будут эффективно отказываться от доллара и продавать нефть за золото, что Вашингтон и Уолл-стрит были не в состоянии терпеть после финансового кризиса 2008 года.


«Соединённые Штаты Африки»


Ещё в 2009 году Каддафи, в то время президент Африканского союза, предложил, чтобы экономически депрессивный континент принял золотой динар, независимый от всё более подверженного инфляции бумажного доллара США. В 1960 году, когда, первоначально правительствами Ирана, Ирака, Кувейта, Саудовской Аравии и Венесуэлы, была сформирована ОПЕК, стоимость одной унции золота составляла 35 долларов. В 2009 году унция золота стоила около 1375 долларов США. Нефтяным странам было ясно, что они вынуждены продавать свои запасы нефти за худеющую бумажную валюту, стоимость которой они не контролировали.[69]

За несколько месяцев до решения США, до поддержки Великобританией и Францией резолюции Совета Безопасности ООН № 1973, которая дала им законный фиговый лист для уничтожения режима Каддафи, Мохаммед Каддафи организовывал создание золотого динара, который должен был использоваться африканскими нефтяными государствами, а также арабскими странами ОПЕК в их продажах нефти на мировом рынке.

Если бы это произошло в то время, когда Уолл-Стрит и лондонский Сити погрязли в последствиях финансового кризиса 2007-2008 годов, проблема роли доллара как резервной валюты была бы более чем серьёзной. Это было бы похоронным звоном для американской финансовой гегемонии и долларовой системы. Африка – один из богатейших континентов мира, с огромными неразведанными золотыми и минеральными богатствами. В течение столетий колониальные европейцы, а затем и США намеренно сохраняли континент как недоразвитый и погрязший в постоянных локальных войнах, чтобы предотвратить его независимое развитие. МВФ и Всемирный банк в последние десятилетия были вашингтонскими инструментами подавления реального развития Африки.

Каддафи призвал африканских производителей нефти в Африканском Союзе и мусульманских странах присоединиться к альянсу, который сделает золотой динар их основной формой денег и международной валюты. Они будут продавать нефть и другие ресурсы остальному миру только за золотые динары.

Наряду с фондами национального благосостояния, созданными арабскими странами ОПЕК для вложения своих нефтяных прибылей, другие африканские нефтяные страны, в частности Ангола и Нигерия, двигались к созданию своих собственных национальных фондов благосостояния ко времени бомбардировки Ливии НАТО в 2011 году. Эти суверенные фонды национального богатства, связанные с концепцией Каддафи о золотом динаре, сделали бы реальностью давнюю мечту Африки о независимости от колониального валютного контроля, будь то британский фунт, французский франк, евро или доллар США.

Ко времени его убийства Каддафи продвигался вперёд в качестве главы Африканского союза с планом объединения суверенных государств Африки с одной золотой валютой, с целью сформировать Соединённые Штаты Африки. В 2004 году Панафриканский парламент из пятидесяти трёх стран разработал планы создания Африканского экономического сообщества (АЭС), в котором к 2023 году будет введена единая золотая валюта.[70]


Центральный банк Ливии при Каддафи выпустил обеспеченные золотом динары и планировал создать Африканский золотой валютный союз к 2023 году.


Африканские нефтедобывающие страны планировали отказаться от нефтедоллара и потребовать плату за свои нефть и газ золотом. В этот список вошли Египет, Габон, Конго, Демократическая Республика Конго, Судан, Южный Судан, Суринам, Мавритания, Камерун, Марокко, Замбия, Кения, Сомали, Гана, Танзания, Мозамбик, Кот-д'Ивуар, Уганда, Чад, Южная Африка, Экваториальная Гвинея, Тунис и Эфиопия, а также Йемен, где только что сделали значительные новые нефтяные открытия. Четыре африканских государства – члена ОПЕК – Алжир, Ангола, Нигерия (гигантский производитель нефти и крупнейший производитель природного газа в Африке с огромными запасами природного газа) и Ливия (с самыми большими запасами нефти) решили находиться в новой системе золотого динара.[71]

Неудивительно, что президент Франции Николя Саркози, которому Вашингтон передал главную роль в войне против Каддафи, дошёл до того, что назвал Ливию «угрозой» для финансовой безопасности мира. Он имел в виду для финансовой безопасности Запада.[72]


Повстанцы Вашингтона создают Центральный банк


Одной из самых странных особенностей войны Хиллари Клинтон по уничтожению Каддафи был тот факт, что поддерживаемые США повстанцы в Бенгази в богатой нефтью восточной части Ливии, в разгар войны, когда ещё было совсем неясно, свергнут ли они режим Каддафи, заявили, что они создали независимый центральный банк западного стиля «в изгнании».

Их центральный банк «в изгнании» должен был заменить государственную денежную власть Каддафи. Совет повстанцев, помимо создания собственной нефтяной компании для продажи захваченной ими нефти, объявил о «создании Центрального банка Бенгази в качестве валютного органа, компетентного в денежно-кредитной политике Ливии, и назначении управляющего Центральным банком Ливии с временной штаб-квартирой в Бенгази».[73]

Комментируя это странное решение – ещё когда не был известен исход гражданской войны – создать центральный банк западного типа вместо суверенного национального банка Каддафи, который выпускал обеспеченные золотом динары, Роберт Венцель в журнале «Economic Policy Journal» отметил: «Я никогда раньше не слышал о центральном банке, созданном всего через несколько недель после народного восстания. Это говорит о том, что имеется нечто большее, чем просто суетящаяся куча повстанцев, и что есть некоторые довольно сложные влияния».[74]

В свете писем Клинтон-Блюменталя было ясно, что эти «довольно сложные влияния» были связаны с Уолл-Стрит, Казначейством США, а также с Лондоном и Парижем.

Опасность для будущего доллара США как мировой резервной валюты, если бы Каддафи было позволено приступить к реализации нефти за золото, а не за доллары, явно была бы финансовым эквивалентом глобального денежного цунами.

После того, как Вашингтон, по-видимому, уничтожил угрозу альтернативы доллара золотым динаром, война за демократию перешла к Сирии Башара Асада. Это обернулось эпохальной катастрофой для силовой проекции США как единственной сверхдержавы и мирового гегемона.


Примечания

1. Nadia Oweidat, et al, The Kefaya Movement: A Case Study of a Grassroots Reform Initiative, Prepared for the Office of the Secretary of Defense, Santa Monica, Ca., RAND_778.pdf, 2008, p. iv.

2. Peter Hoekstra, The Investigative Project on Terrorism, HOUSE COMMITTEE ON HOMELAND SECURITY, September 22, 2016, http://docs.house.gov/meetings/HM/HM09/20160922/105384/HHRG-114-HM09-Wstate-HoekstraP-20160922.pdf.

3. MEB, The Case of Egypt (2): Six Months of Insider Emails from Obama Administration Show Groundwork for Muslim Brotherhood Power Grabs, Middle East Briefing, June 30, 2014, http://mebriefing.com/?p=84

4. Wikipedia, Samantha Power, https://en.wikipedia.org/wiki/Samantha_Power

5. Wikipedia, Dennis Ross, https://en.wikipedia.org/wiki/Dennis_Ross

6. Wikipedia, Gayle Smith, https://en.wikipedia.org/wiki/Gayle_Smith

7. Wikipedia, Michael McFaul, https://en.wikipedia.org/wiki/Michael_McFaul

8. Wikipedia, Ben Rhodes,https://en.wikipedia.org/wiki/Ben_Rhodes_(White_House_staffer); Mark Landler, Worldly at 35, and Shaping Obama’s Voice, The New York Times, March 15, 2013, http://www.nytimes.com/2013/03/16/world/middleeast/benjamin-rhodes-obamas-voice-helps-shape-policy.html.

9. MEB, The Case of Egypt (2)..., op. cit.

10. F. William Engdahl, The Lost Hegemon, mineBooks, Wiesbaden, 2016, pp. 67-71.

11. Richard P. Miller, The Society of the Muslim Brothers, Oxford University Press, New York, 1969, p. 206-207.

12. Wikipedia, Muslim Brotherhood, https://en.wikipedia.org/wiki/Muslim_Brotherhood#cite_note-Women-38

13. F. William Engdahl, The Lost Hegemon..., op. cit., pp. 75-85.

14. GlobalSecurity.org, Prince Turki bin Faisal ibn Abdul Aziz Al Saud, https://www.globalsecurity.org/military/world/gulf/turki-bin-faisal.htm

15. Leo Hohmann, Georgetown prof.: “Muslim Brotherhood does not exist in US,” March 5, 2017, http://www.wnd.com/2017/03/georgetown-prof-muslim-brotherhood-does-not-exist-in-u-s/.

16. Kerry R. Bolton, Tunisian Revolt: Another Soros NED Jack-Up?, January 18, 2011, http://www.foreignpolicyjournal.com/2011/01/18/tunisian-revolt-another-sorosned-jack-up/.

17. Ibid.

18. Хотя по традиции главой МВФ в Вашингтоне является европеец, как правило француз, правительство США, через секретаря Казначейства, имеет стратегическое вето, которое не имеет никакой другой член. В частной дискуссии в конце 1990-х годов между автором и профессором Гарвардской «шоковой терапии» Джеффри Саксом Сакс заявил, что «МВФ просто контролируется Казначейством США». Отслеживание политики МВФ подтверждает его заявление.

19. Tula Connell, “The Nobel Prize Is for Labor Movements around the World,” AFL-CIO Solidarity center, November 2, 2015, https://www.solidaritycenter.org/the-nobel-prize-is-for-labor-movements-around-the-world/#sthash.EW9F3ak4.dpuf

20. Mohammed Mossallem, The IMF in the Arab world: Lessons unlearnt, http://www.eurodad.org/files/pdf/56b075f5395dd.pdf, p.6.

21. Alexander H. Joffe, PhD, Bad Investment: The Philanthropy of George Soros and the Arab-Israeli Conflict—How Soros-funded Groups Increase Tensions in a Troubled Region, May 2013, http://www.ngo-monitor.org/soros.pdf, p.29

22. Wikipedia, Revelations of American diplomacy telegrams by WikiLeaks, http://translate.google.co.uk/translate?hl=en&sl=fr&u=http://fr.wikipedia.org/wiki/Mohamed_Sakhr_El_Materi&ei=GTMeTeGQLM6GhQeSmt23Dg&sa=X&oi=translate&ct=result&resnum=1&ved=0CCYQ7gEwAA&prev=/search%3Fq%3Dsakhr%2Bmateri%26hl%3Den%26sa%3DN%26biw%3D1002%26bih%3D600%26prmd%3Divns.

23. Wikipedia, Mohamed Sakhr El Materi, http://translate.google.co.uk/translate?hl=en&sl=fr&u=http://fr.wikipedia.org/wiki/Mohamed_Sakhr_El_Materi&ei=GTMeTeGQLM6GhQeSmt23Dg&sa=X&oi=translate&ct=result&resnum=1&ved=0CCYQ7gEwAA&prev=/search%3Fq%3Dsakhr%2Bmateri%26hl%3Den%26sa%3DN%26biw%3D1002%26bih%3D600%26prmd%3Divns

24. CIA Coup in Tunisia, Aided by Wikileaks?, December 30, 2010, http://aangirfan.blogspot.de/2010/12/cia-coup-in-tunisia-aided-by-wikileaks.html

25. Yasmine Ryan, How Tunisia’s revolution began, AlJazeera, 26 January, 2011, http://www.aljazeera.com/indepth/features/2011/01/2011126121815985483.html

26. Kurt Nimmo, NSA and Facebook Work Together, Global Research, March 27, 2015, http://www.globalresearch.ca/nsa-and-facebook-work-together/5439110

27. Andrew Gavin Marshall, Will Tunisia Transition from Tyranny into Democratic Despotism?, Global Research, February 14, 2011, http://www.globalresearch.ca/will-tunisia-transition-from-tyranny-into-democratic-despotism/23202.

28. Ibid.

29. Worldwide Movement for Human Rights, Our Funding, 2011 Annual Report, https://www.fidh.org/en/about-us/our-funding/.

30. GMBWatch, Hamadi Jebali: Tunisian Muslim Brotherhood Selects New Prime Minister — Choice Earlier Hosted By US Muslim Brotherhood, October 26, 2011, https://www.globalmbwatch.com/2011/10/26/breaking-news-tunisian-muslim-brotherhood-selects-new-prime-minister-choice-earlier-hosted-by-u-s-muslim-brotherhood/.

31. Ibid.

32. Wikipedia, Rached Ghannouchi, https://en.wikipedia.org/wiki/Rached_Ghannouchi

33. AP, In Tunisia Clinton cites promise of Arab Spring, September 24, 2012, http://www.cbsnews.com/news/in-tunisia-clinton-cites-promise-of-arab-spring/

34. Wikipedia, Egyptian Revolution of 2011, https://en.wikipedia.org/wiki/Egyptian_revolution_of_2011.

35. Jijo Jacob, What is Egypt’s April 6 Movement?, February 1, 2011, accessed in http://www.ibtimes.com/articles/107387/20110201/what-is-egypt-s-april-6-movement.htm.

36. Ibid.

37. Emmanuel Sivan, Why Radical Muslims Aren’t Taking over Governments, Middle East Quarterly, December 1997, pp. 3-9.

38. F. William Engdahl, The Lost Hegemon, mineBooks, Wiesbaden, 2016.

39. Nadia Oweidat, et al, The Kefaya Movement: A Case Study of a Grassroots Reform Initiative, Prepared for the Office of the Secretary of Defense, Santa Monica, Ca., RAND_778.pdf, 2008, p. iv.

40. Ibid.

41. Nadia Oweidat et al, op. cit., p. 48.

42. Patrick Howley, Hillary Clinton Sponsored Secretive Arab Spring Program that Destabilized Middle East, 23 Sep 2016, http://www.breitbart.com/2016-presidential-race/2016/09/23/hillary-clinton-sponsored-secretive-arab-spring-program-that-destabilized-middle-east/

43. Michel Chossudovsky, The Protest Movement in Egypt: “Dictators” do not Dictate, They Obey Orders, January 29, 2011, accessed in http://www.globalresearch.ca/index.php?context=va&aid=22993

44. Yasmine El Rashidi, Egypt The Rule of the Brotherhood, February 7, 2013, New York Review of Books, http://www.nybooks.com/articles/2013/02/07/egypt-rule-brotherhood/?pagination=false

45. Bill Gertz, Clinton Backed Egypt’s Muslim Brotherhood Regime, October 13, 2016, http://freebeacon.com/national-security/clinton-backed-egypts-muslim-brotherhood-regime/.

46. Jerusalem Post, New Muslim Brotherhood political leader in Egypt calls for Sharia law, October 20, 2012, http://www.jpost.com/Middle-East/New-FJP-leader-in-Egypt-calls-for-Sharia-law

47. MEB, The Case of Egypt (2)..., op. cit.

48. Spencer Case, How Obama Sided with the Muslim Brotherhood, July 3, 2014, National Review, http://www.nationalreview.com/article/381947/how-obama-sided-muslim-brotherhood-spencer-case.

49. Yasmine El Rashidi, op. cit.

50. MEB, US State Dept. Document Confirms Regime Change Agenda in Middle East, June 9, 2014, http://mebriefing.com/?p=789.

51. David Rothscum, The World Cheers as the CIA Plunges Libya Into Chaos, Global Research, March 2, 2011, accessed in http://globalresearch.ca/index.php?context=va&aid=23474.

52. Wikileaks, LIBYA: What’s the deal with the Libyan opposition?, Stratfor, Released on 2013-03-04, https://wikileaks.org/gifiles/docs/21/2190967_fwd-libya-what-s-the-deal-with-the-libyan-opposition-.html.

53. Richard Falk, Kicking the intervention habit: Should talks of intervention in Libya turn into action, it would be illegal, immoral and hypocritical, 10 March, 2011, accessed in http://english.aljazeera.net/indepth/opinion/2011/03/201138143448786661.html.

54. Ibid.

55. M K Bhadrakumar, America’s man in Egypt Amr Moussa pushes No Fly Zone call through Arab League with Saudi help but African Union rejects it, Asia Times, March 15, 2011, accessed in http://www.atimes.com/atimes/Middle_East/MC15Ak02.html.

56. Ibid.

57. Nikita Smagin, Kremlin’s game: What Moscow is looking to achieve in Libya, Russia Beyond the Headlines, February 28, 2017, http://rbth.com/international/2017/02/28/kremlins-game-what-moscow-libya-710741.

58. Daily Mail Reporter, Germans pull forces out of NATO as Libyan coalition falls apart, London Daily Mail, 23 March, 2011, http://www.dailymail.co.uk/news/article-1368693/Libya-war-Germans-pull-forces-NATO-Libyan-coalition-falls-apart.html.

59. Ibid.

60. CNN Wire Staff, Obama hopes resurgent Libyan opposition can topple Gadhafi, CNN, March 23, 2011, http://edition.cnn.com/2011/POLITICS/03/22/obama.cnn.interview/index.html.

61. UN security council resolution 1973 (2011) on Libya, reprinted in The Guardian, March 17, 2011, http://www.guardian.co.uk/world/2011/mar/17/un-security-council-resolution.

62. Praveen Swami, et al, Libyan rebel commander admits his fighters have al-Qaeda links, The Telegraph, London, March 26, 2011.

63. George Friedman, Libya, the West and the Narrative of Democracy, Stratfor, March 21, 2011, accessed in http://www.stratfor.com/weekly/friedman_on_geopolitics.

64. David Rothscum, op cit.

65. Tony Cartalucci, Libya at any Cost, May 6, 2011, http://landdestroyer.blogspot.de/2011/05/libya-at-any-cost.html

66. B. Chernitsky, Libya On Eve Of General National Congress Elections – A Political Review, MEMRI, July 4, 2012, https://www.memri.org/reports/libya-eve-general-national-congress-elections-%E2%80%93-political-review

67. Sasha Toperich, Libya The Muslim Brotherhoods Last Stand?, Huffington Post, July 24, 2014, http://www.huffingtonpost.com/sasha-toperich/libya-the-muslim-brotherhoods-last-stand_b_5618001.html.

68. At the time of the US State Department email release, it was published on the department’s website under https://www.foia.state.gov/searchapp/DOCUMENTS/HRCEmail_DecWebClearedMeta/31-C1/DOC_0C05779612/C05779612.pdf. Shortly after, the explosive email was deleted.

69. Ilana Mercer: Gadhafi a gold bug? Finally, a believable conspiracy, WND, 25. August 2011, http://www.ilanamercer.com/phprunner/public_article_list_view.php?editid1=615. Denise Rhyne, END OF AFRICAN GOLD STANDARD: THE OIL-DOLLAR RELATIONSHIP, October, 2011, http://www.youshouldbuygold.com/2011/10/end-of-african-gold-standard-the-oil-gold-relationship.

70. Ibid.

71. Ibid.

72. Alex Newman, Gadhafi’s Gold-money Plan Would Have Devastated Dollar, 11 November, 2011, New American, https://www.thenewamerican.com/economy/markets/item/4630-gadhafi-s-gold-money-plan-would-have-devastated-dollar.

73. Ibid.

74. Ibid.


ПОСЛЕСЛОВИЕ. Бесконечные войны за демократию…


В марте 2011 года, когда поддерживаемый НАТО ливийский Переходный национальный совет – поддержанный бомбардировками США для создания бесполётных зон и скрытой военной поддержкой НАТО – сделал устранение Муаммара Каддафи делом нескольких недель, Вашингтон буквально направил своё оружие на Сирию и избранного светского президента страны Башара Асада.

Как и Ливия Каддафи, в октябре 2001 года Сирия была включена в список Пентагона из семи ближневосточных стран, которые должны были быть «обрушены» американскими военными или спецслужбами и их специальными НПО, занимающимися поощрением демократии. Это не имело никакого отношения к предполагаемым нарушениям прав человека военными или полицией Асада. Это было связано с контролем США над нефтегазовыми ресурсами всего Ближнего Востока – с тем «призом», о котором говорил Дик Чейни в своей речи 1999 года в Лондонском институте нефти.

Изначально планировщики Обамы, включая госсекретаря Хиллари Клинтон, рассчитывали на сценарий, подобный ливийскому: свержение Асада в течение нескольких недель. Но получилось совсем не так, как планировалось Вашингтоном.

В 2009 году эмир Катара Хамад бен Халифа Аль-Тани встретился с Башаром Асадом в Дамаске. Его повестка дня заключалась в том, чтобы заручиться согласием Асада на строительство крупного катарского газопровода через Сирию в Турцию, который отправил бы катарский газ на обширный и растущий рынок природного газа ЕС. Это была бы прямая конкуренция российскому «Газпрому». Катар контролирует часть крупнейшего в мире месторождения природного газа в своих водах Персидского залива, называемого Северное / Южный Парс. Как представляют геофизика и география, это же месторождение простирается в территориальные воды Ирана, где оно называется Южный Парс. До этого времени санкции США и ЕС не позволяли Ирану развивать и экспортировать свой газ в каком-либо значительном объёме.

Асад отказал катарскому эмиру, сославшись на длительные и хорошие отношения Сирии с Россией и «Газпромом». Газопровод Катар-Сирия-Турция дал бы суннитским мусульманским королевствам Персидского залива господство на мировых рынках природного газа и значительно укрепил бы Катар, тогдашнего ближайшего союзника Америки в арабском мире.[1]

К началу 2011 года, на фоне массовых демонстраций «Арабской весны» в Египте, Тунисе и других арабских странах, ЦРУ тихо организовывало вместе со своими демократическими неправительственными организациями (НПО) массовые протесты против «жестоких репрессий» режима Асада, как это называли их медиа-органы.

Однако в июле 2011 года правительства Сирии, Ирана и Ирака подписали собственное историческое соглашение о газопроводе. Этот трубопровод, стоимость которого, как предполагалось, составила бы 10 млрд. долларов США и строительство которого заняло бы три года, должен был пройти от иранского порта Ассалуйе вблизи иранского месторождения «Южный Парс» в Персидском заливе до Дамаска в Сирии через иракскую территорию. Соглашение сделало бы Сирию сборным и добывающим центром совместно с газовыми запасами Ливана. Это было стратегическое пространство, которое впервые было открытым географически и простиралось от Ирана до Ирака, Сирии и Ливана.[2]

Саудитов, катарцев и американцев это не радовало. Война за газопровод против Сирии Асада была зловеще развязана в мартовские иды, 15 марта 2011 года.

В этот момент администрация Обамы присоединилась к Франции, Катару, Саудовской Аравии, Турции и Англии, чтобы сформировать коалицию «друзей Сирии», официально требуя отстранения Асада. ЦРУ выделило 6 миллионов долларов британскому телеканалу «Барада» для производства пропагандистских материалов, требующих свержения Асада. Саудовские разведывательные документы, опубликованные WikiLeaks, показали, что к 2012 году Турция, Катар и Саудовская Аравия вооружали, обучали и финансировали радикальных джихадистов-суннитов из Сирии, Ирака и других стран, чтобы свергнуть шиитский сирийский режим Асада. Катар, который имел бы наибольшую выгоду, вложил 3 млрд. долларов в создание сирийского повстанческого движения и пригласил также Пентагон обучать боевиков-джихадистов на американских базах в Катаре.[3]

К 2017 году, по прошествии более шести лет, война привела к неописуемому разрушению сирийских городов, гибели многих сотен тысяч людей, появлению более 6 миллионов внутренне перемещённых лиц в Сирии и почти 5 миллионов беженцев за пределами Сирии, в Турции, а после 2015 года и по всему ЕС.

По состоянию на сентябрь 2017 года, несмотря на значительные достижения сирийской армии, официально Сирийской Арабской армии, лояльной президенту Башару Асаду, война показывала мало признаков стихания. Вашингтон тайно вооружал сирийских курдов против Башара Асада, а также направлял свои спецподразделения для консультирования ИГИЛ против дамасского правительства.

Сирийская война по смещению Асада была чем угодно, но только не гражданской войной. Это было вторжение террористов-наемников под такими названиями, как «Аль-Каида», «Фронт ан-Нусра» и «Исламское государство Ирака и Сирии» или ИГИЛ, позднее сокращенное до «Исламского государства» или ИГ. ИГИЛ утверждала, что отделилась от «Аль-Каиды». Даже сирийские «Белые каски», так называемая НПО «первая чрезвычайная помощь», были явной подделкой. Они были созданы бывшим британским офицером военной разведки и финансировались правительством США через связанное с ЦРУ агентство США по международному развитию (USAID). Операторы «Белых касок» неоднократно были замечены в съёмках поддельных видеозаписей жертв отравления зарином, которые создавались для возбуждения дела против Асада о военных преступлениях и геноциде.[4]

По правде говоря, война в Сирии была чем угодно, но не внутренней гражданской войной, как её пытались изобразить западные СМИ. Это была война всех против всех, как и испанская «гражданская война» 1930-х годов. В июне 2016 года Госдепартамент США сообщил свои оценки, что, возможно, «более 40 000 иностранных боевиков из более чем 100 стран вели войну в Сирии». Министерство обороны России подсчитало, что в Сирии «25-30 000 иностранных наёмников террористов воюют за ИГИЛ».[5]

В утечке обмена электронной почтой между Хиллари Клинтон и её близким советником Джоном Подестой Клинтон, которая в качестве государственного секретаря руководила убийством Каддафи и организацией США «Арабской весны», подтвердила, что Саудовская Аравия и Катар, тогда близкие США союзники в регионе, были основными финансистами ИГИЛ в Сирии.[6]

Ни одно из ведущих американских СМИ не упомянуло этот интересный и актуальный факт. Когда министр развития Германии Герд Мюллер в 2014 году осмелился публично упомянуть о финансировании ИГИЛ Катаром, его тут же заставили замолчать.[7] Не случайно, что территории Сирии, занятые ИГИЛ, финансируемым Катаром и Саудовской Аравией «Исламским государством», находились точно вдоль маршрута, по которому в 2009 году пошёл бы газопровод Катар-Сирия-Турция в ЕС, если бы Башар Асад тогда от него не отказался.[8]


Русский сюрприз


Неожиданный приход российских военных 30 сентября 2015 года по просьбе президента Асада резко изменил расстановку сил в пользу Асада и сирийской армии.

Саудовско-катарская коалиция вложила миллиарды долларов в создание так называемого ИГИЛ, или «Исламского государства», для контроля над перспективным сирийским трубопроводом из Катара через Турцию – без Башара Асада.

Война в Сирии не была войной суннитско-консервативных мусульман Саудовской Аравии или Катара против либеральных мусульман-алавитов Асада и его иранских шиитских союзников. Режим Асада, в отличие от режима Саддама Хусейна, был открыт для суннитского участия, и в целом он был признан одним из наиболее мягких диктаторов Ближнего Востока, гораздо более мягким, чем жестокая монархия Саудовской Аравии.


Трамп и новые нефтяные войны


20 января 2017 года, в результате самых странных выборов в истории США, политический неофит, чьим фоном было строительство и владение игорными казино и недвижимостью, был приведён к присяге в качестве президента Дональда Трампа. Далеко от истины были его утверждения, что находится вне «истеблишмента». На самом деле его кабинет воплощал чистые корыстные интересы истеблишмента. Должности в области финансовой и экономической политики были предоставлены бывшим банкирам Уолл-стрит, включая «Голдман Сакс». Оборонительные и разведывательные посты были предоставлены военным генералам, что было редкостью в послевоенной истории США, где эти должности отдавались гражданским лицам, чтобы обеспечить буфер против слишком поспешных военных приключений.

В течение первых недель пребывания в должности Трамп дал понять, что ему была дана повестка дня теми, кто его туда поместил. Приоритетом должна была стать поддержка США смены режима в Сирии, а также в Иране.

В феврале 2017 года во время встречи премьер-министра Израиля Нетаньяху и Трампа в Вашингтоне было объявлено, что они договорились о создании «арабского НАТО», военного альянса Саудовской Аравии, Катара, Кувейта, Объединённых Арабских Эмиратов и Иордании при поддержке израильской разведки. Цель этого так называемого «арабского НАТО» состояла в том, чтобы пойти против Ирана. Министр обороны Трампа Джеймс «Бешеный Пёс» Мэттис в одном из своих первых заявлений в феврале 2017 года осудил Иран как «крупнейшего в мире государственного спонсора терроризма». Это было, конечно, неправдой. Этот титул по праву должен достаться Саудовской Аравии, Катару и их суннитским союзникам. К декабрю 2017 года Вашингтон поощрял новую волну антиправительственных протестов по всему Ирану, а президент США открыто поощрял иранскую оппозицию.

Началась подготовка к крупному пожару в Персидском заливе, энергетическом центре мира. В начале марта 2017 года Пентагон объявил, что он отправил четыреста американских лётчиков вместе со своими гигантскими самолетами B-52 Stratofortress в Сирию для «ежедневных боевых операций». Было непонятно, что Вашингтон имел в виду под «ежедневными». Самолеты В-52 способны нести до двадцати ядерных ракет. Более того, президент Сирии Асад открыто дал понять, что США не были приглашены в Сирию, в отличие от России, и посчитал это нарушением международного права. Американские СМИ также сообщили, что Пентагон планировал направить в Сирию до 1000 солдат сухопутных войск.[9]

Всё это было частью вашингтонской оркестровки по созданию крупных войн на Ближнем Востоке для восстановления твёрдого контроля США над мировой нефтью и, совсем недавно, над потоками природного газа. Эта повестка дня стояла за выбором Рекса Тиллерсона, бывшего генерального директора нефтяной корпорации ExxonMobil семьи Рокфеллеров, в качестве государственного секретаря. Эта же повестка дня стояла за решением Трампа отбросить внимание администрации Обамы на солнечные и другие неуглеводородные источники энергии, отказавшись от идеи борьбы с глобальным потеплением.

Нефть и внешняя и оборонная политика США стали основными при президенте Трампе, а война должна стать их локомотивом. Во время своей кампании, кандидат Трамп говорил о прекращении вмешательства США в политические системы других стран. В своих предложениях он призывал к прекращению финансирования «Национального фонда демократии» (НФД) и других руководимых правительством США НПО содействия демократии. Когда писались эти строки, то есть почти через год после начала президентства Трампа, не было заметно никакого видимого уменьшения поддержки Вашингтоном этих НПО. НФД и другие вашингтонские НПО продолжали действовать на всей территории Сирии, пользуясь войной и хаосом для продолжения своей подрывной деятельности.[10] Как и грандиозное обещание Трампа «осушить болото» в политической жизни Вашингтона, это обещание также не было выполнено.

Цель президентства Трампа и влиятельных семей олигархов, которые его туда поместили, заключалась в том, чтобы найти новые способы восстановить статус США как единственной сверхдержавы, а не продвигать истинную демократию или стабильность.


Несостоявшийся гегемон


Решение реальных американских закулисных политических воротил, американских патриархов – Дэвида Рокфеллера (сейчас покойного), Джорджа Сороса, в меньшей степени династии Бушей, Генриха Киссинджера и других – сделать Дональда Трампа президентом – является явным признанием политической несостоятельности США.

С момента начала смен режимов «Арабской весны» в 2011 году традиционная способность Вашингтона завоевать свой путь, будь то через так называемые демократические НПО «мягкой силы» или с помощью жёсткой грубой силы, повсеместно терпела неудачу. Вторая цветная революция, поддержанная ЦРУ на Украине, государственный переворот против избранного президента Виктора Януковича в феврале 2014 года, стала, мягко говоря, геополитической катастрофой для Вашингтона. Это просто привело Россию и Китай к более тесному экономическому, военному и политическому сотрудничеству, в то время как промышленность ЕС потеряла десятки миллиардов долларов экспорта в Россию, поскольку Россия в ответ стала самодостаточной в сельском хозяйстве и других областях.

В Азии экономическая дипломатия Китая с её инициативой «Один пояс и один путь», с новыми торговыми связями через океанские глубоководные порты и высокоскоростным евразийским железнодорожным строительством трансформировала экономическую карту мира. Попытки США объединить Японию, Южную Корею, Филиппины, Вьетнам и другие азиатские государства в альянс против растущей китайской экономической мощи не имели большого эффекта.

На арабском Ближнем Востоке ставка Вашингтона на «Братьев-мусульман» оказалась в руинах. Саудовская Аравия, ярый сторонник Вашингтона с конца Второй мировой войны, запретила эту организацию, когда она поняла, что саудовская монархия также была мишенью для «смены режима». В Египте, где Вашингтон назначил Мохаммеда Мурси, члена «Братьев-мусульман», президентом, тот был вынужден уйти в отставку перед лицом финансируемого Саудовской Аравией военного переворота во главе с генералом Абдель Фаттахом ас-Сиси. Ливия представляет собой несостоявшееся государство, управляемое сотнями вооружённых племенных банд и преступных группировок, борющихся за нефть и власть. В мае 2017 года, когда президент США Трамп совершил визит в Эр-Рияд, чтобы стимулировать создание де-факто суннитского НАТО против иранского влияния в регионе, он одобрил саудовскую санкционную войну против бывшего союзника Катара. Истинной причиной стало прагматичное решение Катара вступить в секретные деловые переговоры с бывшим заклятым врагом, шиитским Ираном, о сотрудничестве с Сирией Асада в строительстве совместного газопровода. Влияние США на Ближнем Востоке достигло рекордно низкого уровня после 1945 года.

В странах ЕС, тревожные последствия наводнения более 1 300 000 официально зарегистрированных беженцев – в особенности из стран, где Вашингтон организовал цветные революции и войны, из Туниса, Ливии, Сирии, Афганистана, – сделали популярным политический ответ, который меняет лицо ЕС и привёл к британскому референдуму Brexit, чтобы предпринять беспрецедентный шаг – выход Британии из ЕС.

Десятилетия Вашингтонского экспорта фальшивой демократии не приблизили ни одну страну к принятию подлинного процесса представительной демократии.

Как в настоящем оруэлловском двоемыслии, моделью демократии Вашингтона на самом деле является тирания, а «демократические» вашингтонские НПО – это НПО тирании. Нам ещё предстоит узнать, как долго уставшее от войн население мира будет мириться с этим когнитивным диссонансом. Евразийские экономические события – китайско-российское экономическое сотрудничество, Шанхайская организация сотрудничества, Евразийский экономический союз России и связанное с ними развитие – предложили чёткую альтернативу разрушительной дорожной карте НАТО – дорожную карту построения государств с уважением автономии и суверенитета.


– Уильям Ф. Энгдаль, Франкфурт-на-Майне, январь 2018 года


Примечания

1. Robert F. Kennedy, Jr., Syria Another Pipeline War, February 25, 2016, http://www.ecowatch.com/syria-another-pipeline-war-1882180532.html

2. F. William Engdahl, The Secret Stupid Saudi-US Deal on Syria: Oil Gas Pipeline War, Global Research, March 16, 2016, http://www.globalresearch.ca/the-secret-stupid-saudi-us-deal-on-syria/5410130.

3. Robert F. Kennedy, Jr., op. cit.

4. Vanessa Beeley, Syria’s White Helmets: “Soft War” by Way of Deception. The Non-Profit Propaganda Industry, 21st Century Wire, http://www.globalresearch.ca/syrias-white-helmets-soft-war-by-way-of-deception-the-non-profit-propaganda-industry/5485081.

5. Wikipedia, Foreign fighters in the Syrian and Iraqi Civil Wars, https://en.wikipedia.org/wiki/Foreign_fighters_in_the_Syrian_and_Iraqi_Civil_Wars.

6. Wikileaks, email from Hillary Clinton to John Podesta, August 17, 2014, https://wikileaks.org/podesta-emails/emailid/3774.

7. Reuters, German minister accuses Qatar of funding Islamic State fighters, 20 August, 2014, https://www.reuters.com/article/us-iraq-security-germany-qatar/german-minister-accuses-qatar-of-funding-islamic-state-fighters-idUSKBN0GK1I720140820.

8. Robert F. Kennedy, Jr., op. cit.

9. Sputnik News, Pentagon Deploys B52 Bombers 400 Airmen for Iraq Syria Air Campaign, 16 March, 2017, https://sputniknews.com/middleeast/201703161051627659-pentagon-b52-syria-iraq/.

10. National Endowment for Democracy, Grants, Syria 2016, http://www.ned.org/region/middle-east-and-northern-africa/syria-2016/; Open Society Foundations, Arab Regional Office, https://www.opensocietyfoundations.org/about/offices-foundations/arab-regional-office.


Словарь вашингтонских НПО по смене режимов


Национальный фонд демократии (НФД): создан как финансируемая правительством США неправительственная организация в 1983 году для того, чтобы «делать то, что делал ЦРУ, но только в частном порядке». Это ведущее агентство в Вашингтоне по смене режимов и фальшивым демократическим революциям во всём мире. Его президентом с момента основания до сегодняшнего дня является Карл Гершман. Он имеет три дочерние организации. НФД также поддерживает «Журнал демократии», «Всемирное движение за демократию», «Международный форум демократических исследований», «Сеть институтов исследования демократии» и «Центр международной помощи СМИ».

Международный республиканский институт (МРИ): дочерняя организация НФД с более правым профилем, связанная с Республиканской партией США и финансируемая агентством USAID, которое, как известно, связано с ЦРУ. Нынешний председатель МРИ – правый неоконсерватор, сенатор-республиканец Джон Маккейн, председатель сенатского комитета по вооружённым силам, имеющий тесные связи с военно-промышленным комплексом США.

Национальный демократический институт (НДИ): дочерняя организация НФД, неплотно связанная с Демократической партией США. NDI является «сотрудничающей организацией» с Либеральным Интернационалом (немецкая СвДП) и «ассоциированной организацией» с Социалистическим Интернационалом. Председателем является Мадлен К. Олбрайт, Государственный секретарь президента Клинтона во время американских бомбардировок Белграда в 1999 году.

Центр международного частного предпринимательства (CIPE): CIPE является ещё одним из четырёх основных институтов «Национального фонда демократии» и некоммерческим филиалом Торговой палаты США. Содействует свободному рынку и приватизации государственной собственности в целевых странах.

Центр солидарности: «Центр солидарности» является профсоюзным подразделением НФД, связанным с Федерацией труда AFL-CIO и с международными профсоюзами для содействия «демократическим сменам режимов». Его, как часть НФД, финансирует USAID. «Центр солидарности» тесно связан с ЦРУ.

Фридом Хаус: финансируемая правительством США НПО, тесно сотрудничает с НФД в операциях по лже-демократическим сменам режимов по всему миру. Он выпускает ежегодные серии докладов о мониторинге других стран, включая доклад «Свобода в мире», в котором оценивается степень политических и гражданских свобод каждой страны, свобода печати и свобода интернета.

Фонды Открытого общества (OSF): сеть международных фондов, тесно сотрудничающих с НФД в странах, целевых для смен режимов. OSF был основан спекулянтом хедж-фонда США Джорджем Соросом, и получает деньги также от USAID. DCLeaks, который выпустил 2500 страниц взломанных документов OSF, описал OSF Сороса и Джорджа Сороса как «архитектора и спонсора почти каждой революции и переворота во всём мире за последние 25 лет». С 1993 года OSF утверждает, что потратил 11 миллиардов долларов на проекты по «демократии» и «правам человека» по всему миру. На Украине OSF называется «Международным фондом Возрождения», он участвовал в смене режимов с 1989 года, включая оранжевую революцию 2004 года при поддержке США и переворот на Майдане в 2014 году. В Польше филиал Открытого общества Сороса называется «Фондом Стефана Батория», а в Венгрии, где Сорос создал свой «Фонд Сороса – Венгрия», фонды Сороса основали Центральноевропейский университет (CEU) с грантом в размере 250 миллионов долларов лично от Джорджа Сороса.

Агентство США по развитию (USAID): USAID является основным каналом для правительственного финансирования Соединёнными Штатами НФД и других фальшивых демократических НПО по смене режимов. «Управление переходных инициатив USAID» – это фонд подкупа для финансирования поддерживаемых США «цветных революций». Его обычно обвиняют в том, что он является прикрытием для операций ЦРУ в различных странах. Среди других недавних проектов «Управления переходных инициатив» USAID – финансирование создания сирийских «Белых касок» для пропаганды против режима Асада, которые обвиняли правительство в применении зарина против мирных жителей. Позже было доказано, что эти обвинения являются ложными или сфальсифицированными.

Сирийские «Белые каски»: известны также как «Сирийская гражданская оборона». Это совместный англо-американский разведывательный проект, созданный для распространения ложной информации, который обвиняет сирийское правительство в зверствах для того, чтобы получить сочувствие в западном мире для военных действий против правительства Асада в Сирии. В Сирии они призывали к созданию «бесполётных зон», которые использовались в Ираке и Ливии для бомбардировки национальной обороны Вашингтоном и НАТО. Они утверждали, что являются «службой экстренного реагирования», но на самом деле были разоблачены в повторных видео-подделках с использованием актеров-детей в качестве предполагаемых жертв зарина. Их финансирование поступает от USAID, связанного с ЦРУ подразделения Госдепартамента США, от правительств США и Великобритании и от частной девелоперской компании Chemonics Inc., Вашингтон, округ Колумбия, которая также финансируется USAID и обвиняется в мошенничествах при финансировании своей работы по ликвидации последствий землетрясения на Гаити.

Международная кризисная группа: «Международная кризисная группа» (ICG), или «Кризисная группа» – это неправительственная организация, базирующаяся в Брюсселе, основанная в 1995 году Джорджем Соросом и Мортоном Абрамовицем, бывшим послом в Турции и спонсором Фетхуллаха Гюлена. Она разрабатывает политические рекомендации в ключевых регионах войн и кризисов и тем самым часто формулирует интерпретацию этих вопросов мировыми средствами массовой информации. В число попечителей, помимо Сороса, входят бывший генерал НАТО Уэсли Кларк; бывший посол в России в годы Ельцина Томас Р. Пикеринг; бывший министр финансов Лоуренс Саммерс, руководивший разграблением России в 1990-х годах; бывший генеральный секретарь НАТО Хавьер Солана. Финансовые доноры включают в себя, помимо правительства США, «Фонды Открытого общества», «Фонд Форда», «Фонд Билла и Мелинды Гейтс». В состав Международного консультативного совета «Кризисной группы» входят представители Chevron, Shell, AngloAmerican Plc, JP Morgan Chase.



Оглавление

  • ВВЕДЕНИЕ АВТОРА. Свобода – это рабство: уничтожение народов во имя демократии
  •   Аура американской власти
  •   Права человека как оружие
  • ГЛАВА ПЕРВАЯ. Делать то же, что ЦРУ, но частным образом…
  •   Похищенное письмо ЦРУ
  •   Рождение государства национальной безопасности
  •   НАТО и холодная война: американский Лебенсраум
  •   Необходимы принципиально новые меры
  • ГЛАВА ВТОРАЯ. Римский папа, НФД и шоковая терапия в Польше
  •   Польша – первая цель НФД
  •   Политический польский папа
  •   Экономическая «шоковая терапия»
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ. Разграбление России: Ельцинский переворот с помощью ЦРУ
  •   Ельцинская катастрофа в России
  •   «Старые парни ЦРУ Буша»
  •   Ельцинский «демократический» переворот ЦРУ
  •   «Операция Хаммер»
  •   Мутное происхождение компании Barrick Gold
  •   Коррумпированные генералы КГБ и их «дети»
  •   Теневые фигуры «Риггс-банка»
  •   Риггз Вальмет С. А.
  •   Менатеп, Руником и РКБ
  •   Кража советского золота
  •   Приходят Сафра, Сорос и Ротшильд
  •   Международный фонд приватизации и частных инвестиций
  • ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ. Сорос и гарвардские мальчики присоединяются к Ельцину и КГБ
  •   Гарвардские мальчики Сороса идут на убийство
  •   Шоковая терапия в России
  •   Гарвард, ЦРУ и Ларри Саммерс
  •   Преступная гарвардская приватизация России
  •   Создание олигархов ЦРУ
  •   Спасение Ельцина Соросом
  •   Олигархи покупают переизбрание Ельцина
  •   Обвал рубля
  •   Безмолвный путч
  •   Неизвестный по имени Путин берёт верх
  •   Неисчислимые человеческие и экономические потери
  • ГЛАВА ПЯТАЯ. ЦРУ, НПО и миф о Тяньаньмэнь
  •   ЦРУ и вашингтонские НПО организуют Тяньаньмэнь
  •   Реформы Чжао
  •   Буш, ЦРУ и йельские опиумные бароны
  •   Китай, Лорд и НФД
  •   «Ненасилие как средство ведения войны»
  •   Фонд Сороса за реформирование и открытие Китая
  •   НФД и Голос Америки
  •   Бойня, которой не было
  •   Рассекреченная телеграмма Лилли
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ. Вашингтон и его НПО разрушают Югославию
  •   Угроза независимого ЕС
  •   Война в самом центре Европы
  •   NSSD-133
  •   Администрация Буша зажигает спичку
  •   В Боснию приходит джихад
  •   Переворот Изетбеговича
  •   Возрождение дивизии СС «Ханджар»
  •   Телохранитель лжи
  •   «Боснийский» моджахед Усамы
  •   Союз Пентагона с джихадистами
  •   Сребреница
  •   АОК и героин в Косово
  •   Этнические чистки, но сербов
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ. «Отпор!» – фальшивая демократия в Сербии
  •   «Отпор!» опрокидывает Милошевича
  •   Шаблон уточняется
  •   Манипулирование выборами
  •   «Роение пчёл...»
  •   От Битлз до Тавистока и RAND
  •   Париж, май 1968 года
  •   Рок-видео в Катманду
  •   Свержение Милошевича
  •   Добавление цвета к революциям
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ. Холодная война не закончилась
  •   НАТО движется на Восток
  •   PNAC: модернизация обороны Америки
  •   Продвижение фальшивой демократии НАТО
  •   НАТО движется на Восток
  •   Противоракетная «оборона» США
  •   Переворачивание MAD
  •   CONPLAN 8022 Рамсфелда
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ. НАТО стучится в дверь Москвы: цветные революции в Грузии и на Украине потрясли Россию
  •   Грузинская «революция роз» имела кровавые шипы
  •   Геополитика кавказских трубопроводов
  •   ЦРУ и чеченская война
  •   Грузия и нефтепровод НАТО
  •   Майлз, американские НПО и их революция роз
  •   Украинская «оранжевая революция»
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ. Ближний Восток: «Где в конечном счёте находится приз»
  •   Ближний Восток – «где в конечном счёте находится приз»
  •   Арабские нефтяные деньги скупают мир
  •   Секретный план Пентагона
  •   Инициатива «Большого Ближнего Востока»
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ. Арабская весна, золотые динары и энергетические войны
  •   PSD-11 Обамы и Братья-мусульмане
  •   Грандиозная целевая группа
  •   Истинные «Братья-мусульмане»
  •   Жасминовая революция в Тунисе
  •   Ключевая роль армии
  •   Появление «Братьев-мусульман»
  •   Египетский террор на Тахрире
  •   «Братья-мусульмане» берут Египет
  •   Цель: Каддафи
  •   Операция «Рассвет Одиссеи»
  •   «Коалиция нежелания»
  •   Ливийская оппозиция «Братьев-мусульман»
  •   В чём была реальная опасность Каддафи
  •   Золотой динар и многое другое
  •   «Соединённые Штаты Африки»
  •   Повстанцы Вашингтона создают Центральный банк
  • ПОСЛЕСЛОВИЕ. Бесконечные войны за демократию…
  •   Русский сюрприз
  •   Трамп и новые нефтяные войны
  •   Несостоявшийся гегемон
  • Словарь вашингтонских НПО по смене режимов