Лот № 5 или Деликатес для вампира (fb2)


Настройки текста:



Кристина Корр Лот № 5 или Деликатес для вампира

Пролог

Начнём с того, что я очень удачлива. Нет, правда. Вся моя жизнь — это череда нескончаемой удачи. Я закутана в удачу, словно в мягкий кокон, удача со мной, подобно байковой рубашке: и в мороз и стужу, и в печали, и в радости…

Но удача моя не простая… Нет, и не золотая. Она необычная и загадочная, как любая уважающая себя женщина. Она кокетка. И проказница.

Я зову свою удачу «буся-схема». Почему буся? Всё просто: шкодит ведь. Сначала на меня обрушивается вселенская катастрофа, а затем я чудесным образом становлюсь обладательницей счастливого билета. Вот несколько примеров из личного опыта. Буся-схема в действии, так сказать.

Я родилась первого января. Та-да-дам! Буквально через час после наступления Нового Года у моей мамы отошли воды. Проблема в том, что ждали меня только через три недели, а замечательный год Лошади родители решили встретить на даче за тридевять земель от города, а точнее, в ста километрах.

Такая картина: у мамы отходят воды, отец в панике, все гости уже захмелевшие, никто за руль не сядет. Доро-огу-у замело! Единственный врач в округе — ветеринар Михалыч, которому мои родители даже хомяка бы не доверили. Повезло, что папа — майор тогда ещё милиции — созвонился со своими коллегами и нам быстро организовали «праздничный кортеж» с мигалками…

В этот же день, тремя часами позднее, сгорел дом бабушки и дедушки, который мы так скоропалительно покинули. Все гости к тому времени спали: запах дыма почуяли не сразу, а когда проснулись, дом уже был охвачен пламенем… Спаслись только мамина сестра и её сын, мой двоюродный братик. Муж тёти Нины тоже погиб, пытаясь спасти стариков. Чудо ли?.. Но мои родители и я — мы остались живы…

Пример номер два. Я всегда вовремя болею. Реально вовремя! Не подготовилась к важному экзамену — слегла с отравлением. А справка из больницы считается уважительной причиной, никто «незачёт» не поставит. На работе проверка из налоговой — свалилась с температурой под сорок. Буся-схема работает.

И последний пример на закуску: моё замужество. Тут небольшое лирическое отступление. Просто необходимо описать мою внешность. Она смешная, вам понравится.

Мама клянётся на Библии, что никогда не изменяла папе с эльфом… Но! Мои уши!.. почему-то заострённые и слегка вытянутые, а глаза подозрительно водянисто-зелёные, насыщенные. Как говорит папа: «В них можно увидеть луг и даже коров, если приглядеться». Это у него юмор такой.

Кстати о папе. Он утверждает, что не был замечен в связях с лисами, но волосы у меня светло-рыжие, пушистые, а мордочка, тьфу ты!.. лицо покрыто веснушками и носик маленький, курносый.

Родители пошутили и назвали меня Лисавета. С тех пор я просто Лиса. Ударение на любой слог — кому как больше нравится. Но я предпочитаю на первый.

Вернёмся к замужеству. С Яриком я познакомилась на Дне города: он принял меня за уличную актрису и попросил сфотографироваться. Чего уж не сфотографироваться с красивым парнем…

Сегодня мы женимся. Наверное. Не стоит забывать о моей коварной удаче. Буся никогда не дремлет…

Глава первая Если вас купили… так вам и надо. Следует читать, что мелким шрифтом написано…

— Волнуешься? — ласково шепнул Ярослав, держа меня за руку, пока ведущая торжественно и размеренно вещала, на что мы подписываемся.

«Совет да любовь» и бла-бла-бла. Ну, ещё про ответственность рассказала. Подозреваю, что многие пары об этом пункте только в день свадьбы узнают. Отсюда такой большой процент разводов.

— Лёгкий мандраж. Первый раз замуж выхожу, — кокетливо призналась, вызвав смешок жениха.

— Всё будет хорошо. Я уверен, — немного напряжённо произнёс он и сжал мою ладошку.

Только чудом я не ослепла от вспышек фотокамер и сказала заветное «да». Осталось всего ничего: не запутаться в атласных складках платья, сесть на красный бархатный стульчик и поставить подпись, чтобы нас зарегистрировали и выдали почётное свидетельство. А там уже и «во веки веков», и «жили они долго и счастливо»…

Только бы туфли скинуть. А, ещё же ресторан… В ресторан без туфель не комильфо. И кто всё это придумал? Точно. Родители Ярослава.

— Поставьте вашу подпись здесь и здесь, — вежливо улыбнулась сотрудница ЗАГСа, протягивая чернильную ручку.

«Вот это у них подход!» — удивилось подсознание на периферии. Хорошо перо не подсунули.

Ярослав затаил дыхание: волнуется. Улыбнулась жениху и поставила размашистую подпись…

«Что-то пошло не так…», — проснулся внутренний голос. И где же ты был раньше, дорогой?! До того, как мир поплыл перед глазами…

Нет, я не потеряла сознание, не упала в цветную воронку, просто зал закружился в марше Мендельсона, меняя очертания. Словно села на карусель, только вместо лошадок — стулья.

Горло сдавило спазмом, а в груди словно что-то взорвалось; сердце же застучало в висках, грозя проломить мне череп. Поспешно закрыла глаза, вспоминая все дыхательные гимнастики, которые только есть в мире.

Это же так просто: вдох-выдох, и снова — вдох и выдох… А, нет! Ни черта не просто! Я в панике!

Когда распахнула глаза, мир уже остановился, да только вот… куда подевались гости? А где, собственно, мой муж? Кто, чёрт возьми, все эти… девушки с табличками в руках…

Почему в моих руках такая же?..

— Приглашается лот номер пять! Двадцать четыре года выдержки, никаких перенесённых инфекционных заболеваний, отличное здоровье, уровень гемоглобина и железа в норме. Чистая молочная кожа и опрятный внешний вид. Лот высокого качества… Лисавета!

Ох-ре-неть! Простите, конечно, но это же… я.

— Иди быстрее, нельзя заставлять их ждать, — поторопила меня сидящая девушка рядом. Кажется, лот номер шесть. Писец, приехали… или приплыли, закрутились, в общем. — Давай, давай! Не задерживай.

Я нахмурилась и уже хотела ответить, точнее, возмутиться в духе: «Какого… лешего тут происходит?!», но бледный дядечка с длинными ушами… ладно, с острыми ушами, подхватил онемевшую меня под локоток и мягко выволок на сцену.

Я замерла, уставившись в белокаменный зал, из которого на меня смотрели десятки светящихся холодных глаз на абсолютно бледных, почти прозрачных лицах.

(Здесь должно быть очень много красочных эпитетов, каких именно — придумайте сами. Мои эпитеты в данном случае запретила цензура.)

Жёваный крот! Трёпанный кот… Что же это творится, щуки! Сейчас сердце остановится. Штопаный ёж! Вашу ж… Машу! Какого апельсина?!

— Что… происходит? — сдавленным шепотом обратилась я к соседке справа, с такой же табличкой в руках. Светловолосая красавица снисходительно и немного сочувственно улыбнулась. Ведущий начал объявлять следующий лот.

— Поздравляю, ты на Эльмире. Один из них, — девушка кивнула в зал, — купит тебя за очень большие деньги. Бешеные. Это вампиры, а мы… дорогие вина…

Я позеленела. По крайней мере, мне так показалось, но затошнило однозначно.

— Что? — жалобно переспросила. — У меня со слухом проблемы…

— Разберёшься, — беспечно отмахнулась блондинка. — Это только в первый раз страшно, а потом ничего…

— Какое потом, какое ничего? — о, кажется, слух появился. И голос. Вон как… бледнолицые глазками засверкали, уже, небось, представляют, как разливают мою кровь по бокалам. У-у, ежи зубастые! — Как мне вернуться домой?!

— Будешь буянить, придётся тебя усыпить, — доходчиво шепнул ведущий и зловеще оскалился.

Очень пожалела, что на свадьбу не взяла кусачки. Пригодились бы… Но и без плоскогубцев: удар правой поставлен хорошо, папа постарался.

Ой… кажется, ведущий зубы завернул. А, нет: глаза открылись. Лежит, не понимает. Зал замер в ожидании.

— Что ты… — зашипел он, поднимаясь и держась за красный нос. — Совсем уже?! Охрана!

Мне стало дурно. С охраной точно не справлюсь.

— Не надо охрану, — тихо попросила и хлюпнула носом, готовая в любой момент разреветься. — Просто объясните, что происходит…

Ведущий вздохнул и видимо сжалился.

— Дождись окончания, — шепнул он и показал спешащим вампирам в чёрном «отбой».

— Зря нервничаешь, — снова подала голос блондинка. Я окончательно приуныла. — Вампиры не убивают нас: им это запрещено законом. Обращаются бережно из-за баснословной стоимости, следят, чтобы не заболели и правильно питались, даже на море возят.

— Это, видимо, должно взбодрить… — всхлипнула я, уже представляя, как бледноликие окружают меня заботой, чтобы потом впиться клыками и сосать… сосать… мою кровь, щуки!

Пока ведущий представлял следующие лоты, у меня было время рассмотреть потенциальных покупателей и покумекать на тему моего предстоящего побега, а что он будет — я даже не сомневаюсь. Не знаю, чему так все девочки радуются, но я точно не желаю становиться деликатесом для вампира. Шишка им еловая, а не моя кровь!

Итак, я оказалась в полной и фантастической… опе. Окопе, Европе… кому какая больше опа нравится. Я точно не сплю, потому что метаморфозы происходили на моих глазах, и я точно не теряла сознание. Я не билась головой в ближайшее прошедшее время и вроде вполне здорова. Свадьба — была в действительности, а не плод моего больного воображения. И… в зале, похоже, вампиры. В это легко поверить…

То, что бледные, красноглазые и мрачные, ещё ни о чём не говорит. Может, они больные и у них коллективный… грипп, или какой-нибудь бледнит, красноглазит, поносит… А, нет, это из другой оперы. Клыки у ведущего, которые я хорошо успела разглядеть, могут быть накладные: в современном веке живём, сейчас можно брови накладные достать, не говоря уже о зубах. Но во всех существах есть кое-что общее. Мало того, что мне напрямую моя соотечественница сказала, что это вампиры, и она явно не шутила, от зала веет невероятной энергетикой, которая подавляет и вселяет страх. Заведомо чувствуешь себя загнанной жертвой…

Поэтому… поэтому… действовать надо осторожно. Очень. Для начала дождаться окончания, а там может и проснусь, если это всё-таки кошмар. Думаю, господин ведущий сможет прояснить ситуацию.

— Лот номер пять, — громко и даже радостно провозгласил ведущий. — Ваши ставки, господа…

И тишина… Э, не вижу ажиотажа! Не то, чтобы я рвалась становиться китайской древностью, за которую глотки друг другу грызут, но как-то бьёт по самолюбию.

— Не распускала бы руки, желающих было бы больше, — недовольно шепнул ведущий. — На тебя такие предзаказы делали, а ты… — он так натурально огорчился, что мне даже жаль бедолагу стало. Какая всё-таки я плохая: не могла спокойно стоять и улыбаться. Ай-яй-яй.

— Может вас ещё раз утешить? — вкрадчиво прошептала в ответ. — Только слева…

У вампира натурально увеличились зрачки до размера спутниковой тарелки.

— Пятьсот тысяч, — в зале показалась табличка покупателя. Мужчина показался мне довольно молодым, с женоподобным лицом. Хотя они тут все… унисекс.

— Молись, чтобы он тебя взял, — прошептал ведущий.

Зал оживился.

— Миллион!

А вот этот тип мне не понравился. Лицо больше на крысу похоже. Ну-ка, красавчик, не подкачай! Ой… А что это: я уже переживаю, кто меня купит? Конечно, переживаю! Мне же ещё как-то бежать надо, а сейчас я этого сделать не могу. Так пусть у меня будет нормальный… хм… хозяин — слишком громко сказано, он, скорее, эстет, любитель дорогих коллекционных «вин», который моет, выгуливает и заботится о своей бутылке. Всё-таки хозяин…

— Два, — отозвался красавчик. А голос у него… Мороз по коже. И власть чувствуется, и гонор, и жёсткий нрав… Ну-ка, крыска, подсуетись. Да не мелочись ты! Видишь, какая я хорошенькая. И ушки у меня на ваши похожи, и глазки чудесные, и кровь, наверно, вкусная…

— Два с половиной, — донеслось с противоположной от красавчика стороны.

«Ого! Беру!» — радостно откликнулось сознание. Стоять. Тут я решаю: кого и за что брать. А он ничего… Тоже на девочку похож, но более… Больше он, короче. Постарше. Голос мягче, слегка насмешливый. На Ярослава моего похож…

— Три с половиной, — проснулся ледышка. То есть красавчик.

— А можно мне самой решать? — шёпотом поинтересовалась у ведущего, который резко «побледнел».

— Совсем обнаглела? — процедил он.

— Молчу-молчу, — поджала губки и повернулась к залу.

Тот, что на Ярослава похож, задумался. Ну, что же ты, не будь скрягой. Четыре ляма — ерунда какая.

— Пять миллионов, — безразлично отозвался ледышка, даже не дав другим перебить цену. — Подарок моему сыну.

В зале послышались одобрительные перешёптывания, видимо, все знают его сына…

Эй! Подожди, мальчик! Какой ещё сын? Какой подарок? Тебе лет-то сколько? А сколько сыну? Год?

— Пять миллионов раз, — произнёс ведущий. Меня бросило в жар.

Крыска… пожалуйста. Дядечка, что же вы молчите? Плак-плак…

— … Продано!

— Господин министр, — радостно оскалился ведущий таракан. Да, точно! Таракан и есть. — Поздравляю вас с удачной покупкой.

— Очень надеюсь, что удачной… — очень тихо и очень… чувственно произнёс вампир и поднялся. Ведущий сглотнул. А этот министр — страшный тип. Надеюсь, сын у него маленький и беззубый… — Подготовьте документы и доставьте лот с Сэмулом в мою резиденцию. Сэм, — бросил он в пустоту, а сам важно, словно царь львиного прайда, отправился на выход. Из темноты вынырнул мрачный тип бледной наружности. А глаза-то какие чёрные! Мама дорогая! Похоже, и правда, вампиры. Сейчас меня будут пить…

— Может, всё-таки есть способ вернуть меня по-быстрому домой? — уточнила у вредного ведущего, дёрнув его за рукав.

— Угомонись, — процедил он сквозь зубы, глядя на приближающего Сэма. Страшный какой. Не в плане внешности… а вообще, жуткий.

— Здрасьте, — растерянно кивнула я. — Вы, наверное, телохранитель? — вежливо спрашиваю, а труп… простите, вампир, молчит. — Если так, то ваше тело только что ушло. Точнее оно не ваше, но вы ведь должны хранить тело министра, как он… без… вас… справится, — мой голос сошёл на нет под этим немигающим равнодушным взглядом и прожигающим — ведущего.

— Сэмул, мы сейчас. Уладим формальности, — скалясь, произнёс таракан, только что продавший меня, и втащил обратно «за кулисы».

— Ты хоть понимаешь, кто тебя, дуру неадекватную, купил?! — хрипя заорал упырь, свалившись в моих мечтах под поезд. Скоростной.

— Очень актуальный вопрос, учитывая, что я вообще не понимаю, что тут забыла, — естественно я зарычала в ответ. Он меня только что продал!

Господин таракан устало выдохнул и потёр переносицу.

— На Эльмире нет людей, только вампиры. Высшие, средние и низшие. Но кровь для всех либо синтетического, либо животного происхождения — другой не дано. Много лет назад учёные обнаружили другие цивилизации, в том числе и Землю. Путём… эм-м-м… исследований мы выяснили, что кровь людей не только невероятно вкусная, но и полезная, — на этих словах ведущий хищно оскалился. — Мы нашли агентов, которые гарантированно доставляют нам девушек; те, в свою очередь, добровольно подписывают контракт. Вот этот, Лисавета! — дядечка тыкнул мне в лицо какой-то лист с буковками. — На котором красуется твоя подпись.

— Я ни… чего не подписыва… ла, — слова застряли в горле. Буквально. Я даже подавилась, неверяще смотря на свою закорючку. — Это ошибка, — пробормотала и уставилась в текст контракта. — Добровольная передача крови?! — мои брови взлетели вверх, и резко ускорился пульс. — Да вы шутите!

— Послушай, — вздохнул ведущий. — Наш агент прислал на тебя резюме… А что ты так удивляешься? Откуда, думаешь, мы всё про тебя знаем?.. И сообщил, что такого-то числа в такое-то время товар даст согласие. Мы подготовили к указанному месту портал и активировали сразу после подписания. Ошибки быть не может. Прости… — вампир вполне сочувственно улыбнулся. — Мне жаль, что тебя обманули, но обычно наши лоты знакомы с условиями заранее и согласие дают добровольно. Вон, Альбина, ну та блондинка, с которой ты говорила, она уже третий раз на аукционе…

— Подождите!.. Так меня запросто могут перепродать? Как б/у товар? — что-то мне совсем поплохело, но ещё хуже от догадок…

— Вот тут читай, — вздохнул ведущий и ткнул тощим пальцем в документ. — Так… тра-ля-ля, ла-ла-ла… не то, не то… Вот! Договор автоматически аннулируется в случае отказа потребителя, в скобочках — вампира, от использования товара, в скобочках — человека. Тогда товар имеет право вернуться на Землю или подписать новый контракт.

Мои губы растянулись в коварной улыбке. Ведущий сглотнул.

— О-о-о, поверьте! — с наслаждением протянула я. — Он откажется.

Вампир натурально побледнел ещё больше.

— Не вздумай! — зашипел он, подхватил меня под локоток и куда-то потащил. — Криспиан Касс — министр национальной безопасности галактического масштаба. Это страшное существо! Не вздумай с ним играть: лучше смирись; а нашему агенту… мы выговор сделаем и премии лешим. Пятьдесят процентов.

Я задохнулась от возмущения и вырвала руку.

— Пятьдесят процентов?! За то, что продал человека без его ведома?! Да за это надо… — тут цензура снова не пропустила, да и вампир, видимо, слов таких не знает. — Руки отрубать! Вместе с туловищем! Ух, аннулирую контракт, доберусь до этого… агента… Сделаю из него осьминога. Чтобы и руки из …опы и голова в …опе! Р-р-р-р, — в гневе затопала ногами, мечтая добраться до Ярослава. Гадёныш… Даже не верится.

— Пойдём, — сочувственно вздохнул ведущий и повёл меня на выход, чтобы передать лично в руки курьера по доставке «коллекционных вин» в резиденцию министра. Будь он трижды импотентом.

* * *

Вошкаясь в кресле непонятного вида транспорта, я осознала, насколько влипла на этот раз моя чудесная попка. И первым порывом было — честно — выпрыгнуть в окно этого неведомого чуда научной инженерии, которое даже звуков не издаёт, хотя за окном проносятся размытые пятна. Отлично рассмотрела город, ничего не скажешь. Даже боюсь представить, какая у тарелки скорость.

— Вас не лишат водительских прав? — угрюмо спрашиваю у «водителя», который сидит руки сложив. Он бросил равнодушный взгляд и принялся дальше ничего не делать.

Второй порыв: начать истерику. Очень хочется, прямо зудит в одном месте, потому что страшно, ложки-матрёшки, и совсем не хочется, чтобы меня… кусали. Как представлю… А фантазия у меня самая что ни наесть сумасшедшая и извращённая. А вдруг у этого сына министра зубы не чищены, и он инфекцию занесёт?

— Эй? Пс… как там тебя? А вампиры вообще болеют?

Существо посмотрело на меня тем же бесчувственным, отрешённым взглядом, снова промолчав. Ну да, я же всего лишь закуска для клыкастого. Деликатес! Что со мной разговаривать…

Отвернулась к… хм… это даже окном ложно назвать, целый панорамный вид, за которым ничего не видно.

— Выпить бы… — расстроенно бормочу вслух, уже не рассчитывая на конструктивную беседу с телохранителем. Чтоб у тебя голосовые связки атрофировались, гад зубастый!

Внезапно панель передо мной загудела и выехала вперёд, демонстрируя три бутылки с разными по цвету жидкостями.

— Аморантовое виски, пятьдесят градусов, — заговорил неизвестный, но приятный голос. Первая бутылка подсветилась голубоватым огоньком, словно приглашая отведать. Мои глаза предательски заблестели.

— Что ты делаешь, Дарси? — раздражённо поинтересовался вампир, нажимая какие-то кнопки.

— Удовлетворяю потребности Лота, согласно предписаниям лиэра Касса. Цитирую: «По первому же требованию обеспечивать людей всем необходимым».

Мои глаза заблестели ещё больше, а улыбка стала хищным оскалом. Мне нравится эта тарелка!

— Знаешь, Сэми, а с вами можно иметь дело, — произнесла и потянулась к бутылочке номер два.

— Это водка, — коротко пояснила программа. Я поморщилась.

— Это ликёр.

— То, что нужно! Спасибо, Дарси, — я отсалютовала бутылкой и стала откупоривать.

— Вы же не станете это пить? — в священном ужасе спросил зубастый. Не думала, что вампиров можно пугать, особенно тем, что хочешь напиться.

— Именно это и собираюсь делать, — заверила я, поднеся горлышко к носу и понюхала.

— Ваша кровь пропитается ядом и приобретёт другой вкус. Вас невозможно будет пить, — безэмоционально вымолвил вампир, словно мантру прочитал. Я так понимаю, это была экспрессивная речь флегматика. Ничего, и не с такими работала.

— Спасибо за информацию. Чувствую: ходить мне вечно пьяной … — и закрыв глаза, присосалась к бутылке тогда, как ранее в жизни не выпила больше бокала вина…

А через пять минут полёта я уже напевала себе под нос, а в голове шумел океан и накрывал меня мягкой пеленой забвения. Мне икалось. Веселилось и смеялось. Временами вспоминался Ярослав.

— … я его… Ты знаешь, что мой папсик с ним сделает? О-о-о! — я пьяненько повела пальцем, доверчиво обнимая жавшегося к стеклу вампира. — Он закроет его в КПЗ на пятнадцать суток — для начала. И Ярославу там не понравится. Скорее, просто вы…ик… да что такое! Вывезет! В лес! Папа меня лю-у-убит, — прижалась сильнее и шмыгнула носом, вспоминая улыбки родителей. Как они радовались за меня… Как волновались и готовились…

— Кто такой Ярослав? — осторожно поинтересовался бледненький. Я вздохнула.

— Всё с тобой ясно, Сёмка, — сочувственно похлопала по плечу и снова присосалась к бутылке. — Продали меня. Жених, пос… Постамент ему в задний проход! Кусок пенопласта! Как таких земля держит?

— Кто такой жених?

Теперь удивлённо хлопала глазами я.

— Ну-у… жених и невеста, тили-тили тесто… У вас не так?

Вампир отрицательно мотнул головой, поглядывая на мою бутылку, которую я так бережно прижимала к себе.

— Ну а браки? Как у вас браки заключаются?

Вампир недоумённо уставился на меня, я на него.

— Обычно браки редко случаются, — неуверенно начал он. — На Эльмире производство хорошо налажено, роботы изготавливают всю продукцию и собирают технику…Но бывает, что и браки случаются, но это если деталь изначально некачественная…

Я обречённо растёрла лицо. Кто из нас двоих пьяный?

— Не те браки, Сёма… Вот откуда у вас дети берутся?

— Приехали, — мрачно отозвался Сёма и отодвинулся от меня подальше с таким лицом, словно в чём-то испачкался. Фи-и, какие мы нежные.

— Дарси, открывай ворота. Пойдём с сыном министра знакомиться! — задорно рассмеялась я, чуть не завалившись на бок. Шторм, однако.

Вампир обречённо прикрыл глаза и вышел первым…

Серый свет резанул глаза. Прищурилась, прикрываясь рукой, а когда привыкла — обомлела.

— Это что, замок в Швейцарии? Ваш мЫнистр — принц Букингемский?

Вампир не понял ни слова, но головой кивнул на всякий случай. Болван.

Высокие кованые ворота навеяли мысли о Дракуле и вызвали истеричный смех. Во что я влипла только…

Вампир набрал какую-то комбинацию на воротах, приложил ладонь к сканеру, и вуаля, избушка распахнула дверцы.

— Повернись к лесу передом, а к Ивану задом… — проворчала я, осознавая даже пьяным задним умом, что я уже не дома и рядом нет полковника полиции, который решит любые дочуркины проблемы росчерком пера… В этот раз придётся самой отдуваться.

* * *

Избушка загляденье просто, глаз радуется… Может, я всё же в обмороке и не поздно прийти в себя? Ик… что-то мне нехорошо… Или слишком хорошо? Смотри, как стены радужно плывут перед глазами. Радуются.

— Веди себя сдержанно, молчи и со всем соглашайся, тогда, может, лиэр не убьёт тебя сразу, — мстительно произнёс Сёма, держа меня под локоток. За свою пятую точку волнуется, точно вам говорю.

— Людей нельзя убивать, — напоминаю и пьяно улыбаюсь во все свои блистательные дёсны. Пусть ослепнет, скотина!

Телохранитель толкает кремовые с позолотой двери, я прикрываю глаза на всякий случай. В полукруглом зале возле большого камина, который завораживает, словно погремушка маленького ребёнка, стоят двое. Два вампира: ледышка и ледышка, — без особых внешних различий, хотя знаете, у одного волосы уложены набок, а у того, что купил меня, торчат в разные стороны. И ещё…

— Уважаемый лиэр, это шутка? В вас проснулось чувство юмора? — ледяной голос разрезал пространство и заставил меня пошатнуться. Я даже скривилась и прочистила ухо.

Красавчик, который министр, хмуро осмотрел меня и перевёл убийственный взгляд на Сёму.

— Что с состоянием лота?

— Оу! Полегче! — хохотнула я и плавно качнулась вперёд. Ликёр радостно плеснулся на дне бутылке. — За знакомство? Нет? Ну как… ик… хотите, — только я потянулась к заветному горлышку, как вампир растаял в воздухе. Буквально! Я поперхнулась и прыснула алкоголем ему в лицо. — Неожиданно… — пробормотала я, глядя на появившегося передо мной министра.

— Весьма, — отозвался он. Вытер лицо взявшимся откуда-то полотенцем и забрал у меня бутылку.

— Ваши подарки весьма оригинальны, — насмешливо произнёс его сынок, оценивающе меня разглядывая. Сколько ему лет? Они же не ровесники? — Желаете отравить? Так сразу?

— А если бутылку брошу? — доверительно прошептала я на ухо министра.

— Он бессмертный, — равнодушно отозвался он и отошёл от меня. Рядом нарисовался ушастый человек, ростом чуть ниже меня. Забавный. На эльфа похож. — Даэр, это подарок на твой День рождения.

— Мы не отмечаем дни рождения, — сухо возразил этот Даэр и лениво подошёл ближе. — Мало на человека похожа. Что с ней? Дефективная?

Мои брови взлетели вверх, делая «мёртвую петлю», на секунду потемнело перед глазами: только звук «тук!» привёл меня в чувства…

— Какого космоса?! — изумлённо воскликнул вампир, держась за лицо.

— Я ещё и плюну, — мстительно пригрозила я, ощущая, как кровь бурлит в жилах. «Разорви его! Откуси ему нос!», — кричал взбесившийся и пьяный разум.

— Лойд! — воскликнул ледышка. Коротыш подскочил на месте. — Отмыть, переодеть, привести в чувства, — коротко отдавал приказы этот министр.

— Я хочу домой, — упрямо заявила, пятясь назад. — Я ничего не подписывала! Хрен на блюде вы у меня получите, а не кровь! Если ваш упырь разинет пасть в метре от меня, дантист ему же не пом…

Ледышка снова возник перед моим лицом и схватил за горло. Думала, шею свернёт, а он лишь мягко надавил, погружая меня во тьму…

— Скоти… на, — выдохнула из последних сил и провались в мрачный омут без сновидений.

Глава вторая В любой непонятной ситуации — кричи. Или виртуозные чудеса перевоплощений

Не стану описывать красочно своё пробуждение, потому что оно было ужасным: красочно болела голова и красочно хотелось пить.

— Саита, — шепнул рядом скрипучий голос, заставивший меня вздрогнуть и поморщиться от звона разлетевшихся на осколки мозгов в голове.

— Остановите землю… — хрипло вымолвила, причмокивая сухими губами. Сколько я выпила? Как прошла свадьба? Господи! Мы же должны в аэропорт… успеть. — Ты кто? — мрачно взираю на коротыша, который сочувственно тянет мне стакан с какой-то розовой мутью. — Это что? Клубнику стошнило, и вы решили отдать мне, чтобы не пропадало?

Коротыш удивлённо моргнул своими жгучими зелёными глазами и понюхал напиток.

— Это целебная мякоть ягоды нибару, а меня зовут Лойд, саита, — коротыш согнулся в полупоклоне.

— Ну ладно, не стоит, а то ещё паралич разберёт, — пробормотала я и приняла целебную мякоть. М-да… всё-таки упыри мне не приснились.

— Вы пейте, пейте, скоро младший господин придёт, ему не терпится проведать вас, — заботливо подгонял коротыш.

— Кровушки моей ему отведать не терпится, — недовольно буркнула в стакан и хлебнула то, что извергла клубника. — А ничего так, — довольно причмокнула и выпила половину.

— Хорошо, саита, — довольно заулыбался коротыш. — А теперь в купельку, сейчас вас нимфочки в порядок приведут, благовониями натрут, кожицу бархатистую намассируют. Будите вку-усна-а-я…

Подавилась розовой мякотью и закашлялась.

— А если я не желаю становиться вкусной? — решила уточнить на всякий случай. Коротыш удивлённо на меня уставился и щёлкнул пальцами: в комнату вплыли две нимфы.

— Матерь божья! — изумлённо воскликнула я и пригладила волосы. Да я рядом с этими богинями, выгляжу как заправский бомж. Ничего себе у них обслуживание! Хех! А господин министр не скучает.

Девушки без лишних слов поняли коротыша, поклонились и поманили меня. Что же, я, конечно, в заточении, но от СПА на халяву отказываться глупо.

Пока меня заботливо тёрли мягкими губками, я сосредоточенно выдумывала коварный план. Нужно избавиться от сына министра, миновать охрану, перелезть пятиметровую калитку и бежать в неизвестном направлении: то есть в любом. М-да…

Я ничего не знаю об этом мире — он обо мне тоже, но вряд ли мы подружимся. Там, где запросто покупают и едят людей, мне не место. Проблема в том, сколько у меня есть времени до первого укуса? Удастся ли оттянуть свою участь? Думай, Лиса, думай. Напряги мозг, встряхни нейронные сети, заставь скрипеть мозжечок! Ты должна защитить свой генофонд и каждый лейкоцит, который полностью под твоей ответственностью. Не дадим упырям заморским пригубить русскую благородную кровь!

Это, конечно, всё здорово и поэтично, но если серьёзно, я без понятия, что делать. Куда бежать, кому отдаться, а между тем час неминуемого кровопролития приближается.

— Девочки, а не подскажете, как незаметно пройти мимо охраны на входе? — невинно поинтересовалась я у одной из нимф. Златовласая удивлённо захлопала большими синими глазами. Ой, опасно было спрашивать: улетит ещё на таких парусах… — Так я и думала…

Действуем по обстоятельствам, а там — как-нибудь, в общем, как всегда. Главное — перебить аппетит у сына министра, чтобы он даже смотреть в мою сторону без содрогания не мог, а тем временем разведать обстановку. Если не выйдет бежать (знать бы ещё куда), то необходимо заставить лиэра Касса расторгнуть договор: пусть ищет себе другую бутылку. Тоже мне эстет!

Из ванной я вышла, закутанная в шелка, благоухающая и воинственная. В антикварном кресле меня дожидался ледяной, как айсберг, сын министра. На вид — прямо ровесники! Близнецы! Интересно, они спят в холодильниках для поддержания имиджа, или у них лейкоциты белые?

— Вижу, вы отдохнули и уже не так ядовиты, — серьёзно заявил этот помёт… я хотела сказать, потомок вампирского отродья… рода, то есть. Что-то заговариваться стала. Может, ещё выпить?

— Я по-прежнему очень опасна: алкоголь из организма выводится в течение…

— Мякоть нибару справляется за час, стоит вам сходить по нужде…

— Тогда я не стану ходить по нужде, — с улыбкой парировала я и тут же загрустила, чувствуя, что безумно хочу в туалет. Зубастый словно уловил моё настроение и презрительно оскалился, его глаза при этом странно сверкали, как у голодного тигра. Я непроизвольно сглотнула.

— Сегодня вечером нашу резиденцию навестит почётная делегация Эльмира: ты станешь главным блюдом. Я намерен угостить посла Эладора. Будь в форме, пожалуйста, и не стоит меня злить.

«…сначала я воткну тебе в грудь ножку от стула…» — злобно потирал лапки внутренний голос, глядя на это болезненное, хоть и красивое, существо. «Потом из мебели сооружу настоящий погребальный костёр…»

— Ты слушаешь меня? — раздался над ухом возмущённый голос. Крылья носа вампира раздулись, словно парашют, а глаза призрачно сверкнули красным огоньком.

«Колобок-колобок, я тебя съем. Не ешь меня, вампир, я тебе зубы выбью и сделаю себе бусы…»

— Нет, — честно призналась я без всяких угрызений, учитывая, что «грызть» собираются меня. — Верните меня домой.

Ни один мускул не дрогнул на лице Ледышки-младшего, но глаз неуловимо дёрнулся.

— Лойд, — вампир щёлкнул пальцами. Откуда-то выполз коротыш. Где он прячется всё время? — Проследи, — коротко приказал он, и заложив руки за спину, высокомерно удалился, оставляя после себя липкое ощущение неминуемой гибели рода человеческого…

— Хотите осмотреть резиденцию? — робко обратился коротыш.

— Ещё как хочу… — в предвкушении оскалилась я, уже решив, что так просто не сдамся ни одной почётной делегации. Сегодня посол останется голоден…

* * *

Минут через двадцать я, переодетая, заплетённая и даже немного накрашенная, засыпала коротыша вопросами, от которых у него дымок из ушей пошёл.

— А запасной выход есть? Нет? Пожарная лестница? Бомбоубежище? Что это? Ну… А охрана часто меняется? Два раза… А сколько длится пересменка? Есть «окно», чтобы сбежать? Не стоит и пробовать? Жаль, жаль… А аэропорт далеко от резиденции? Космопорт?! Ого, ну хорошо, а такси ходят? Мопы? Летающие капсулы? Я могу попросить у министра денег на билет до Земли в один конец, как думаете?

— Послушайте! — едва сдерживая раздражение, произнёс коротыш и шумно выдохнул. — Ваши вопросы, саита, неуместны. Лучше подумайте о предстоящем ужине, посмотрите чудесный сад лиэра: сколько там деревьев, а какой пруд!.. одно загляденье.

Скептически взглянула на коротыша и положила ему руку на плечо.

— Только об ужине и думаю, все мысли о нём. Извелась вся, — притворно улыбнулась и пошла дальше. Попробуем с другого конца зайти. Нет, не через ж… Жарко что-то, фух!..

— А современные коммуникации в резиденции есть? Или министр ограничился летающей тарелкой, а остальные деньги на покупку людей тратит?

Коротыш долго переваривал мой вопрос, задумчиво хмуря ворсистые брови.

— Высокоскоростной микрогаджет — похож на часы — есть почти у каждого вампира. С него осуществляются видео-вызовы, выход в электронные сети Эльмира, передача сообщений и многое другое. Знаете, я в технологиях немного туговат, — нехотя признался коротыш и поскрёб светлый затылок. — В резиденции есть искусственный интеллект — Дарси, но она работает только с хозяевами и редко — с лотами.

— Ясно, — недовольно вздохнула я. А была надежда покопаться в интернете, но если всё проходит через министра, то глупо даже пробовать. Меня поймают раньше, чем я успею до конца произнести запрос. — А можно я одна поброжу? Знаете, новое место: надо углы обнюхать, в хозяйские ботинки нас… сыпать соли. Примета такая: чтобы жилось долго и счастливо. А? Клянусь своей совестью, что буду предельно осторожна, — заверила я, невинно улыбаясь.

Коротыш не понял ни слова и недоумённо хлопнул зелёными глазами-бусинами.

— Система безопасности следит за всем через встроенные по всему периметру камеры и в случае угрозы вмешается. Я просто думал, что в компании вам будет не так страшно и одиноко вдали от дома.

— О, спасибо, что напомнили, — саркастично улыбнулась в ответ. — Сейчас слезу пущу от умиления. Рада, что у министра всё схвачено и мне ничего не угрожает. Это отличная новость! Ну я пошла?

Коротыш поклонился и двинулся в обратном направлении, а я вперёд: изучать теремок. Интересно, на какие шишки министр себе такое логово отгрохал? Берёт взятки или скрывается от налогов? Зато благодаря ему я теперь знаю, сколько стою на «чёрном рынке». Пять миллионов неизвестно какой валюты. М-да… Папочка мог бы мной гордиться, если бы узнал, где я оказалась…

Петляя по коридорам и ломясь в закрытые двери, у каждой из которой был электронный замок, я вышла на веранду, ведущую, видимо, в сад. Все в сад! Выходим-выходим! И любуемся деревьями, пока есть возможность, скоро посол объявится: надо успеть навести марафет, а то как же: я — и без марафета?

Уже через две минуты я позабыла о всякого рода ехидстве, залюбовавшись раскидистыми цветущими красавцами. Сакура, по сравнению с ними, давится листочками от зависти. Кусты вокруг — ухоженные, играют роль живой изгороди, лавочки кованые, фигурные, так и тянет опустить на них попку и просто вдохнуть поглубже чудесный, сладковатый запах сада. Нет, это просто наваждение какое-то! Разве может быть так волшебно?

— А-а-а-а-а-а-а! — завизжала я, уткнувшись во что-то пушистое носом. Отпрянула, похлопала глазами и выдала: — О-фи-геть! Ты ж мой хороший, иди к мамочке, — и раскинув руки, зарылась в густую чёрную шесть двухметровой собаки. Красавец пускал слюни мне на плечо, а я пищала от восторга: — Какой ты лапочка! Какой мягкий! Чей ты, малыш?

Собака отстранённо рассматривала меня в ответ, словно оценивая качество «новой игрушки». Мне же приходилось задирать голову, чтобы разглядеть его морду и эмоции на ней. Кажется, он не против обнимашек, но на самом деле, у здоровяка просто нет выбора, я всё равно буду его тискать! Это же настоящий плюшевый гигант! Мастиф местного разлива.

— А кто это у нас такой красивый? — погладила пса по груди и потянулась почесать за ушком. Стремянки ни у кого нет случайно? — Кто такой ласковый? А у кого такая шёрстка гладкая? Ты мой патиссончик. Баклажанчик мой ненаглядный. Кабачок мой упитанный!..

— Его зовут Граф, — раздалось ледяное за моей спиной, заставив вздрогнуть и прижаться к собаке, прячась в густых зарослях шерсти. — Я ожидал вас увидеть в глубоком обмороке, когда Дарси сообщила, что вы отправились в сад, но вижу, что спасать надо не вас…

Я почти оскорбилась от такого нахального заявления.

— А я вообще не ожидала вас увидеть, — язвительно фыркнула в ответ и погладила Графа. — Ни вчера, ни сегодня.

Ледышка-министр никак не отреагировал на моё заявление, казалось, я вообще ничего не произнесла.

— Аскверу — опасные существа, не стоит обманываться. И в вашем мире такие не водятся, если не ошибаюсь.

— Зато в вашей резиденции водятся существа пострашнее, — доверительно шепнула в ответ. — Бледные. Красноглазые. И всё время что-то шипят. Видела одного сегодня утром. Лучше вызовите санэпидемстанцию, а то погрызут вам всю проводку и нервы, точно вам говорю, — кивнула в подтверждение своих слов и погладила кабачок по шелковистой спинке.

— А, вы уже познакомились с Даэром поближе, — невозмутимо отозвался вампир и внимательно посмотрел на собаку, словно пытаясь что-то прочесть на его равнодушной морде. — И как он вам?

— Честно? — скептически выгнула бровь и улыбнулась животному, который устал сидеть и решил лечь. Пришлось подвинуться: одна такая лапа накроет меня, словно цунами.

— Ясно, — отозвался министр, достал из кармана коричневый кругляшек и протянул его Графу. Собака вытянулась, понюхала воздух и приоткрыла гигантскую пасть. Признаться, на мгновение мне стало страшно: как-то слишком опрометчиво я обнимаюсь с незнакомыми существами. — В следующий раз обратитесь к Дарси, если хотите куда-то выйти… — зубастик задумался. — Рядом с вашей комнатой есть ещё одна: в ней проживает Лиза — мой лот. Можете навестить её, пообщаться. Думаю, вам не помешает подруга.

Я недоверчиво прищурилась, отрываясь от созерцания меланхолично жующего Графа.

— Мне не помешает визит к психиатру и билет на Землю. Не надейтесь усыпить мою бдительность, подсовывая мне «подруг», коварный министр. Я не дам себя укусить. Ни вам, ни вашему отщепенцу… то есть, отпрыску…

Вампир пристально взглянул в мои глаза и кивнул своим мыслям.

— Вы меня не слушали. У меня есть лот, следовательно, ваша кровь мне не нужна, а с… отщепенцем разбирайтесь самостоятельно. Вы его подарок, не мой. Удачного вечера, — нахал поклонился и важно поплыл в сторону веранды.

Я тебя запомнила, головастик! Ты второй в списке на ожерелье из клыков. Ух… я такая боевая!

— Ну что, Граф-Слюнопускаф-Дракула, пойдём готовить меня на ужин?

Существо приподняло морду и одобрительно меня лизнуло… Что ж, теперь я точно во всеоружии. Осталось отмыть лицо от слюней. И волосы… Не язык у собаки, а лопата. Таким огороды можно вспахивать без особых усилий.

— Ты тоже ничего, — погладила пса и отправилась раздобывать ингредиенты для званого ужина.

* * *

После долгих и тщательных скитаний по теремку, я обзавелась всем необходимым и заперлась в комнате. Не обошлось без помощи Дарси. Не знаю, чем я так приглянулась искусственному интеллекту, но проказница с радостью сдавала мне все «тайники» хозяев, при этом не на шутку интересуясь всем, словно живой человек. Наверное, министр уже в курсе моих похождений, но раз не долбится ко мне в дверь с пеной у рта, значит, всё в порядке.

Никогда ещё не ела с таким удовольствием продукты, на которые у меня аллергия.

— Ам, — с садистским удовлетворением произнесла я, погружая очередной орех в рот. Умереть — не умру, но раздует знатно, а красные слезящиеся глаза прибавят образу пикантности, как и «пчелиные» губы. Осталось нарисовать красные точки наподобие прыщей по всему телу и лицу, всклокочить волосы… О, сопли уже появились. Отлично!

Подошла к зеркалу и улыбнулась сквозь щёлки в глазах, которые стремительно отекали.

— Красотка! — послала воздушный поцелуй зеркалу и занялась модернизированием своей одежды. Немного пыли, сажи из камина, вот так, замечательно…

Ну, я готова! Подать сюда посла: пусть кусает.

Снова глянула в зеркало и усмехнулась. Да-а, пугало вышло знатное. Будь я на месте вампиров, высосала бы кровь у себя, чтобы не мучиться. Только успела снять со стула приготовленный плащ с капюшоном и закутаться в него, как в комнате возник коротыш. Теперь я увидела, что появляется он из синей дымки. Видимо, магия какая-то, кто их разберёт. Он вообще не вампир и неизвестно, что тут делает. Может гастарбайтер: приехал на заработки?

— Саита? — немного удивился он. — Что это на вас?

— Немного стесняюсь, — тихо просипела я, едва вращая разбухшим языком. — Одета откровенно, сюрприз для младшего господина.

Коротыш одобрительно улыбнулся и распахнул дверь.

Ну, с богом!

Мы долго петляли, поднялись на третий этаж, и только в конце правого крыла коротыш остановился.

— Кабинет господина Даэра для приёма важных гостей. Желаю удачи, саита. Вам понравится… — загадочно улыбнулся он и откланялся.

«Ещё как», — мысленно отозвалась я и опустила ручку двери.

Помещение встретило меня красным приглушённым светом. На бархатных антикварных диванах устроились бледненькие с бокалами в руках и вяло перекидывались ничего не значащими для меня фразами. Наконец сын министра заметил меня и поманил пальцем.

Я медленно двинулась, внутренне подрагивая от напряжения. Страшно всё-таки! Столько вампиров…

— Лиэр Эладор, — гордо замурлыкал отщепенец. — Лот номер пять — подарок отца, — и махнул мне рукой, мол: «давай раздевайся».

«Конечно, конечно, только сопли бантиком завяжу…»

Медленно развязала тесёмки плаща и резко скинула его, чтобы добиться максимального эффекта. Осталось чихнуть как можно громче.

— Апчхи! — вот так. Молодец. Вампиры синхронно шарахнулись в стороны, словно коты при звуке включённого пылесоса. Я чуть не покатилась со смеху и чудом сдержалась. Даэр так смотрел на меня, словно готов был разрыдаться. Ничего, ничего, я ещё и говорить умею.

Присела на диван, нагло забрала бокал из рук онемевшего посла и понюхала содержимое.

— А-а, ликёрчиком балуемся, шалунишка! — и кокетливо пошевелила пальчиками, заставив вампира вжаться в спинку дивана. Бедненький. Кажется, присутствующие забыли, как пользоваться голосовыми связками. Эк их контузило! Знатно. — Ну, за знакомство! — подняла бокал и опрокинула его в себя, вытерев рот краем пиджака посла.

— Что ты… — запинаясь, выговорил сын министра и попятился назад.

— Ну как? Укусишь меня? — поиграла бровями и приобняла онемевшего вампира. Нечего с делегациями по чужим резиденциям ходить. И вообще, ужинать дома надо, а не в гостях. Кровь нынче дорого стоит. — Давай, не стесняйся. Кусай сюда, прямо в прыщик, а то чешется, зараза! — демонстративно почесалась и чихнула. «Сено» на голове радостно встрепенулось.

Посол испугано взирал на своё плечо, по которому сползала прозрачная сопелька.

— Ой, — притворно вздохнула я. — Не бойтесь, пиджак отстирается.

— Ну знаете! — у вампира прорезался голос: он стремительно вскочил и вихрем вылетел за дверь, остальные не заставили себя упрашивать и тоже покинули кабинет.

Даэр гневно сверкал глазами и сопел, а я изучала содержимое остальных бокалов.

— Ты-ы! — процедил он и шагнул ко мне, намереваясь прибить.

— Я-я, — лукаво протянула в ответ и отсалютовала бокалом. — За ваше здоровье. Присоединяйтесь, — похлопала рядом с собой и закинула ноги на диван.

— Ты… Ты не дефективная! Ты больная! Дура! — выругался Ледышка-младший, пообещав скорую расправу, и удалился, хлопнув дверью.

Ой-ой-ой, какие мы грозные! Зато день я выиграла.

Только потянулась за третьим бокалом, как в помещении возник министр: спокойно оценил обстановку, мой внешний вид, — и сел напротив. Взял бутылку, чистый фужер и плеснул немного себе.

— За вашу первую победу, — произнёс он и сделал несколько маленьких глотков.

Я недоумённо хлопала глазами.

— Э-э-э… — вымолвила я, не совсем понимая вампира. — Может, вернёте меня домой, раз на моей стороне? — осторожно поинтересовалась я.

Министр покрутил фужер и сделал ещё глоточек.

— Забудьте. Человек высоко ценится на Эльмире, а аукционы бывают раз в год. В этот раз повезло и вас было много: обычно три-четыре человека — не больше. Думаете, добровольцы с Земли к нам в очередь выстраиваются? — насмешливо произнёс он и отвернулся к камину. Расслабленный, уверенный, спокойный. Опасный. С ним придётся повозиться: не то, что с его истеричкой-сыном.

— За что вы так «любите» своего отпрыска, что подсунули ему меня? — вкрадчиво поинтересовалась в ответ и пригубила ликёр.

— У вампиров нет понятия «любовь», — снисходительно пояснил вампир. — Нет родственных уз, нет типичных союзов, как у землян. Мы исключительно властвуем, не тратя время на никому не нужные чувства, поэтому процветаем и шагнули далеко вперёд за пределы Галактики, а вы так и топчетесь вокруг своей оси…

— Не захлебнитесь пафосом, — не совсем вежливо перебила я и улыбнулась. — И в чём смысл тогда? Ну, живёте вы вечно, холодные бесчувственные твари, а радость в чём? Где счастье? Вы безнадёжны, — махнула рукой и допила ликёр. — Нет супрастинчика, случайно? — спросила, поднимаясь, так и не выслушав пламенную речь вампира.

Министр удивлённо приподнял брови. Как с таким милым и утончённым лицом можно быть таким циничным существом?

— Раз нет, я пошла, — махнула рукой, пошатнулась и отправилась искать выход.

Вампир поднялся следом и внезапно прижал меня к себе.

— Долго плутать будете, — пояснил он, и мы растворились в пространстве. Это было похоже на прыжок с парашютом. Ощущения схожи.

— Спасибо, но больше так не делайте, — испуганно произнесла и отцепилась от руки вампира. — Я лучше ножками.

— Лойд принесёт вам лекарства, — произнёс вампир, склонил голову в поклоне и удалился. Ледышка.

Я упала на кровать, прямо так и кажется — отключилась.

«Спокойной ночи, малыши, кровавых снов…» — зевнул внутренний голос и погас…

Глава третья Пора обзаводиться ошейником из гипса, или как прожить ещё день…

«Это становится традицией», — устало подумал мозг, пытаясь собрать себя по кусочкам и морщась от боли. Всё бы ничего, но похмелье… Так и до алкоголизма бокалом подать.

— Зачем же вы так, саита, хозяина огорчаете? — раздался участливый, с долей обвинения голос прямо над моей многострадальной головой.

Приоткрыла один глаз, жалея, что не родилась василиском. Сейчас бы комнату украшало оригинальное произведение искусства…

— Лойд, — голосом кота Матроскина произнесла я и приподнялась на локте. — Ты — балбес. Если не хочешь испытать на себе всю силу моего праведного гнева, принеси клубничную рвоту. Будем поправляться, — решительно села и так же решительно причмокнула сухими губами. М-да… Во рту пробегали скунсы, а на них сверху гадили чайки. Лучше не дышать…

Коротыш хлопал глазами. Побоялась, что хлопать будем до утра, и расщедрилась на пояснение.

— Средство от похмелья из ваших ягод.

— А-а! — радостно воскликнул коротыш. — Конечно, конечно, саита! Уже готово. Вот.

В два глотка опустошила стакан, вытерла рот рукавом ночной рубашки… Та-да-да-дам…

— Лойд? — вкрадчиво интересуюсь, пытаясь отыскать на себе бельё. — А кто меня переодел? Скажи, что сама…

— Так… уважаемый лиэр заходил вас проведать и отдал нимфам распоряжение.

— Нимфы — это хорошо, — задумчиво пробормотала и коснулась шеи. Вроде не болит, но лучше проверить. Я ломанулась к зеркалу.

— Фух, — облегчённо выдохнула и с удовольствием отметила, что от аллергии не осталось и следа. Хотя, может, стоило ещё пару деньков красавицей походить?

— Проснулась? — раздался раздражённый голос за спиной. Лениво обернулась и приподняла брови, разглядывая пылающего гневом отпрыска министра. И тут мне пришла мысль на ум, что не слишком они и похожи. Это сперва я так решила: с перепугу, да на пьяную голову. А вот сейчас вижу, что младший ледышка просто упырь, а министр — упырь породистый, благородных кровей: из тех, кто в детстве со шваброй, привязанной к спине, ходил, чтобы осанка ровная была, кто учился никогда не отводить взгляд, кто изучал не математику и естественные науки в школе, а поглощал житейские хитрости и мудрости вместо манной каши на завтрак. Ему прививали цинизм и закаляли от глупостей…

— …ты, жалкое существо! Разве можешь ты сравниться с вампиром? Оскорблять — кто дал тебе такое право? — распалялся отщепенец, а я с ужасом поняла, что пропустила часть обвинительной речи. Попросить, чтобы повторил?

— Помедленней, пожалуйста, я записываю, — произнесла невозмутимо, держа в руках воображаемые блокнот и ручку. Коротыш, глядя на нас жалобно, прижал уши и поник. Вампир вспыхнул с новой силой.

— Я разотру тебя в пыль, ты будешь молить о пощаде…

— Простите, а пыль космического происхождения, или это будет природная пыль? Если второе, то у меня аллергия, — я вполне натурально поморщилась. — А вот насчёт молитв не уверена. Однажды я пошла на исповедь… Батюшка выбежал из церкви в слезах, срывая с себя рясу. Предлагаю заменить молитву увлекательной дискуссией за чашечкой цейлонского чая. Ум-м?

Вампир впал в ступор. Я улыбалась; коротыш, кажется, не дышал.

— Я просто приду ночью и выпью твою кровь, и плевать я хотел на запреты лиэра! — взорвался клыкастый, брызгая гневом и слюной. — И тогда… — процедил он рядом с моим лицом: я попятилась, — тогда ты сама будешь отдавать мне кровь…

— Ага, чайной ложечкой, — презрительно усмехнулась и отступила ещё на шаг. Ну в баню этого психованного. Может, бешеный? — Уже лыжи смазываю и лечу во весь опор на своей скоростной кобыле. Слышишь? Тыг-дым, тыг-дым, тыг-дым. Лошадь едет, кровь тебе в авоське везёт.

Психованный зарычал и бросился с протянутыми руками. Я зажмурилась…

— Даэр! — а вот этот страшный голос я ни с чьим не перепутаю. Ух, мороз по коже. Жуть. Отщепенец замер, шумно выдохнул, и натянув фальшивую улыбочку, развернулся приветствовать отче.

— Лиэр, — слабый поклон (как не переломился только от натуги), и снова выдох.

— Кажется, я уже говорил о применении силы. Она не решает проблемы, а создаёт, — Ледышка с большой буквы обошёл сына по кругу и взглянул в мои честные, невинные глаза. — Пригласи лот на завтрак, не помню, чтобы мы её нормально кормили. От такого обращения кто угодно озвереет, — он развернулся и направился к дверям, жестом поманив за собой Даэра и оставляя мороз…

Я упала на кровать и раскинула руки. Нет, с таким вампиром я не то что на одном поле… кукурузу собирать не стану, а предпочту вовсе не пересекаться: даже во снах.

— Собирайтесь, саита, не пойдёте же вы в рубашке, — устало произнёс коротыш, о котором я благополучно забыла. — Не понимаю вашего упрямства: быть лотом вампира даже почётнее, чем быть сидом, — как я. Ничего делать не нужно, только шею подставляй: никаких обязанностей! Даже у нас на Эльхиме многие эраку мечтают попасть на Эльмир, но вампиры только людей берут, — огорчённо выдал этот сид, копаясь в большой гардеробной. На свет появилось нежно-фиалковое платье, от цвета и фасона которого у меня моментально свело скулы.

— А почему не женятся тогда? Всегда была бы под рукой тёплая кровь и женщина — прямо два в одном! — я осторожно подошла и забрала ужасное платье из рук коротыша. Он смерил меня взглядом, но возражать не стал и продолжил раскопки.

— Женятся? Это союз, что ли? — озадачился он и протянул мне простое чёрное платье с длинным рукавом. Уже что-то. — Так вампиры вообще… ну, того… — сид тяжело выдохнул. Я в ужасе распахнула глаза.

— Импотенты? — шепотом спросила. Коротыш шарахнулся в сторону.

— Слов таких не знаю, но уверен что-то дурное, — отмахнулся он и полез на полку за туфлями. — Нет, вампиры просто не нуждаются в плотских утехах и союзах. Они же бессмертные. Дети — это привилегия Высших Древних, как наш лиэр: он ещё помнит те времена, когда на Эльмире было всё иначе…

— Расскажи ещё, — с придыханием попросила, прижимая к себе платья. Обчиталась фэнтези, называется.

Коротыш нахмурился.

— Вампиры — не любят. Запомните сразу, не тешьте себя иллюзиями, как некоторые…

— Кто? Скажи кто? — я прямо запрыгала от любопытства.

— Вам пора, — отрезал упрямый сид, подталкивая меня к ширме.

* * *

Вот оно — скромное семейное застолье. Ледышка, отрыжка… простите, отпрыск, и девушка с русских земель, прекрасная Лиза. Глядя на одеяние соотечественницы, глубине декольте которого позавидовала бы Марианская впадина, сразу ясно кто тут «некоторые влюблённые». Глазками стрель-пострель, кокетливо улыбается… Сейчас тряпочка, по ошибке зовущаяся платьицем, на ней задымится.

— Может, принести огнетушитель? Что-то у вас жарко… — вместо приветствия произнесла я и упала на белый стул с высокой спинкой. Очень аристократично и умно — устроить трапезу на застеклённой лоджии второго этажа с видом на пруд. Министр умеет «блеснуть чешуёй».

— Лучше тебе не раскрывать рта, — наклонившись, прошипел упырёныш, видимо всё ещё злясь на меня.

— Кто бы говорил, — парировала я и расстелила на коленях салфетку.

— Лиза познакомьтесь с Лисаветой, она тоже из России, — вставил министр, продолжая есть какой-то салат.

— Думала, вампиры только кровь хлещут, — обратила внимание я. Лиза машинально потрогала шею — мне стало противно. Я, конечно, не знаю причин, но просто не понимаю, как можно добровольно стать кормушкой для клыкастого?

— Это ошибочное мнение, — спокойно отозвался лиэр.

Я осмотрела стол и притянула к себе симпатичную запеканку. Ну, думаю, что запеканку.

— А скажите, что ещё портит вкус крови, делает её непригодной? Ну, кроме алкоголя: его влияние на организм мы уже вяснили опытным путём… — совсем ненавязчиво поинтересовалась и похлопала глазками. Младший был готов меня придушить. Папочка невозмутимо промокнул бледные губы и отложил салфетку.

— Вы зря стараетесь, — осадил министр. — Самое ценное, что есть у вампира и чего нет у людей, — это время. Вы тратите своё время, лот номер пять, и пытаетесь оттянуть неизбежное. Я, как и мой сын, как любой другой вампир, можем ждать вечность, а вы попусту боретесь…

— Воу-воу! Полегче, философ! Разогнался. Тормози мысли, а то на поворотах заносит, — изумлённо воскликнула я, просто поражаясь вампирской наглости и самоуверенности. — Давайте вы не станете меня лечить и тратить моё драгоценное время? Если других тем, кроме «как выпить мою кровь», нет, приступим к трапезе. Вы сможете закончить и удалиться — я вообще не обижусь, — заверила я и потянулась за сладким соусом к запеканке.

— Так и поступим, нам как раз пора, — министр поднялся и поманил за собой сына, который обречённо отложил приборы, так и не успев поесть.

Пепельная блондинка, которая Лиза, сокрушённо вздохнула, словно упустила свой последний шанс выйти за принца.

— Зачем ты влезла? — раздражённо произнесла девушка и пододвинула к себе пирожное. Я сначала немного не поняла предъявы, но она так тяжко вздохнула, что мне расхотелось наезжать на единственного человека в этом царстве бессмертных снобов.

— Как тебя угораздило? — из любопытства поинтересовалась я.

Девушка перевела на меня взгляд, поставила маленький клатч на стол, извлекла сигарету и закурила. Ого!

— Я детдомовская, понимаешь?

Отрицательно мотнула головой и потянулась за чашкой с чаем.

— После выпуска я получила квартиру, а что делать с ней — не знаю. Мы же вообще к жизни не приспособлены! — девушка нервно затянулась и стряхнула пепел на мраморный пол. Смело, однако. — Короче, когда ко мне в баре подсел тип и стал предлагать «работу», суть которой заключалась в «сдаче крови», я согласилась. Естественно, о другом мире мне и словом не обмолвились, как и о вампирах. Мне лишь рисовали радужную жизнь с прислугой, без проблем и хлопот. Остальное узнала на месте, когда на аукционе оказалась. — Лиза махнула рукой и аккуратно потушила сигарету о край тарелки: окурок завернула в салфетку и оставила на столе. Я скривилась.

— Слушай, а тебя не ругают, ну, за курение? — осторожно поинтересовалась я. Девушка смерила меня недоумённым взглядом. — Ну, у вампиров вроде нюх чувствительный, и кровь разве не горчит?

— А, это! Да нет. Главное — не курить за сутки перед укусом.

Я внутренне поморщилась.

— И часто тебя… того… гм… кусают, — и почему так неловко? О сексе говорить в два раза проще.

Блондинка прищурилась и потянулась за соком.

— Раз в неделю, — с заметным сожалением произнесла девушка. — Ты же не метишь на моё место?

— Боги упаси! — открестилась я, чуть не свалившись со стула. — А можно у тебя пару сигарет попросить?

Лиза усмехнулась и полезла в сумочку.

— Тоже бросить не можешь?

— Ага, — буркнула, опасливо беря «маленьких солдатиков смерти», распространителей раковых клеток и причину смрада изо рта. То, что доктор прописал.

— Только больше не проси: сигареты на Эльмире найти невозможно, мне Крис через «десятые руки» достаёт, — предупредила любительница никотина.

Прибережём на чёрный день в качестве оружия химического поражения.

— Спасибо, — произнесла я и поднялась. — Пойду поброжу.

— Эй, уже уходишь? — изумилась блондинка. — Давай вместе в город рванём? Там такие рестори, закачаешься! Типа наших клубов, только круче. Есть одно место на крыше… там такое обслуживание! И шоу устраивают…

— В другой раз, — вежливо отказалась я.

— Как хочешь, — недовольно бросила Лиза и первая вышла с лоджии.

И я отправилась — как хочу, куда хочу и сколько хочу, — с тяжёлым сердцем и думами. Что же мне с этим кровопийцей психованным делать? Может, ему намордник связать? А что, отличная идея! Из шерсти ежа иголками вовнутрь.

Или нет! Лучше подарю «любимому» придурку красный шарик для бдсмщиков: пусть балуется, котик мой тормознутый. Начинать курить, чтобы отравить клыкастого, не хотелось. Не сейчас, когда ещё есть надежда уйти с целой шеей и нервами.

«А что ты станешь делать, если папаша-министр вмешается?» — ехидно напомнил внутренний голос.

Ну-у, тогда я скурю не только сигареты, но и обивку от его любимого кресла, фикус и шторы из спальни. Пусть наслаждается видом из окна. А кстати, как у бледных обстоят дела с солнечным светом?

«Ты вообще куда смотрела, когда из тарелки вываливалась? Нет у них света, нет. Только серый густой воздух, на смог похожий», — учтиво напомнил не в меру умный голос.

Я, между прочим, была не совсем в адеквате.

Мой чувствительный нос уловил приятные запахи и повёл, следуя зову желудка, который должен был наесться, но по каким-то причинам довольно заурчал в предвкушении.

Толкнула неприметную белую дверь и шагнула в мир кулинарных изысков, звона посуды и божественного шипения овощей на сковороде.

Я попала в рай! Огляделась, неуверенно шагнула, боясь отвлекать повара и его помощников.

Внезапно мужчина повернулся, сверкнув голубыми глазами, и недовольно заговорил на французском языке. Я так и обомлела.

— Вампирские бутылки! И сюда уже добрались. Где Лойд? Пусть уводит свою корову…

Я глазками хлоп-хлоп, а сама улыбаюсь. Интересно ему сразу сказать, что язык знаю или постепенно блеснуть знаниями?

«Очнись, кулёма! Это же человек. Землянин! Вампиров явно недолюбливает, давай подружись и заимей себе союзника, чтобы вместе вампирские кости перемывать и планы по захвату власти строить», — зашипел голос.

Точно! А это идея.

Пока помощники суетятся, я нагло подхожу и становлюсь рядом, рентгеновским взглядом сканирую содержимое кастрюлек, изучаю специи на столе, соусы и выдаю:

— В рататуй мама добавляет немного розмарина и чеснок, это секрет такой. Петрушку лучше заменить укропом: в данном случае он лучше сочетается с кабачками и баклажанами. А вот крепы мама обычно посыпает сахарной пудрой, а иногда готовит соус из сливок и сгущённого молока, — может не лучшая идея давать советы повару, но мне показалось, что это отличный повод завязать знакомство.

Француз скользнул по мне изучающим взглядом и внезапно взял меня за подбородок, повернув в сторону: сначала в одну, потом в другую.

— Не меченая, — то ли спросил, то ли утвердил: кто их французов разберёт. — Значит, новенькая. На француженку не похожа, тебя акцент выдаёт. Русская?

Я улыбнулась во всю мощь лицевых мышц.

— Что значит «меченая»? — недоумённо спросила и макнула палец в томатный соус болоньезе.

Повар укоризненно покачал головой и отодвинул от меня пиалу подальше.

— Значит, тебя ещё не успели укусить, — проворчал он и занялся готовкой.

— Не смогли, — с усмешкой исправила я. — Но очень пытались. Сын министра такой нетерпеливый, — украдкой отщепила кусочек сыра и быстро спрятала его в рот. Ом и всё, словно так и было.

— А зачем тогда договор подписывала, если сопротивляешься? — поинтересовался повар и покосился на сыр, затем на меня — и отодвинул сыр. Ничего, у меня тут клубника с листиками мяты под рукой…

— Ну-у… — загадочно протянула я, тыря ягоды. — Дело было утром, делать мне, видимо, было нечего, раз замуж собралась… Я-то в книге регистрации браков расписалась, но вместо ресторана попала на аукцион. Лот номер пять — почему бы не взять? — улыбнулась и развела руками.

Повар убрал миску с клубникой, а потом усмехнулся и полез в холодильник: на свет появились божественные сэндвичи с бужениной, сыром и ветчиной.

Вот это я понимаю. Это по-нашему!

— Кофе сварить?

Я активно закивала, берясь за бутерброд.

— Меня Лиса зовут, — пробормотала жуя. Мужчина одарил меня дружелюбной улыбкой.

— Жан-Жак Луи, но можно просто Луи. А у тебя хороший аппетит.

— И амбиции тоже, — я не упустила возможности похвастаться. — А вы случайно не знаете, как отсюда сбежать? Может, подсобите? — ну, ненавязчиво так поинтересовалась я.

Повар виновато улыбнулся и развёл руками.

— Мне нет смысла портить отношения с лиэром и принимать участие в побеге его лотов. Извини, Лисичка, но здесь я получаю столько… Сколько на Земле мне за всю жизнь не заработать. Да и сбежать… От министра ещё никто не убегал. Он с виду только такой спокойный и вежливый вампир…

— А можно с этого места поподробнее? — ну а что? Своего врага надо знать не только в лицо.

— Нельзя. Камеры в каждом помещении, и поверь, они просматриваются и прослушиваются.

— Даже в ванной? — опешила я и сглотнула.

Луи задумался.

— Вряд ли. Точно не могу сказать.

«Ага…» — подумал голос, коварно потирая лапки. Это может пригодиться.

Я немного приуныла, расстроенная, что заиметь союзника не вышло.

— Да ты не расстраивайся. Хочешь тебе соус жгучий дам? Ты им шею намажь, кожа, конечно, гореть будет, но когда вампир только коснётся губами…

— Не, — отмахнулась я. — Так можно и без кожи остаться. И где гарантия, что соус сразу подействуют, а не после того, как меня выпьют наполовину?

Мужчина задумался.

— А давай тебе корсаж на шею из гипса сделаем?

— Типа ошейника? — с сомнением спросила я.

— Типа защитного слоя, — усмехнулся повар. — Мы тебе им шею намажем, дадим высохнуть, потом покрасим, замаскируем — и готово. На пару дней хватит, если не мыться, — предупредил он.

Я прикинула, что всё равно терять нечего, почему бы и нет. Mожет, отщепенец себе зубы сломает и угомонится?

— А где мы гипс возьмём?

— Сварим. Из муки, — загадочно улыбнулся Луи.

Мы условились, что вернусь сюда вечером, а пока я отправилась бродить дальше.

На обратном пути я была уже более внимательна, разглядывая «дворец». А уютный у министра домик, что ни говори. Светлый, тона такие мягкие, только полы холодные, гулкие а стены — кремовые, так и хочется обнять.

Не поняла как, но очень удачно вышла в просторное помещение с белым ковром и полукруглым панорамным окном. На светлом диване расслабленно сидел министр, а напротив красавчик: тот, с аукциона! Который не крыска, а второй, пожалевший четыре ляма за меня.

— …странно, что её обескровили и выкинули в центре, могли бы спрятать тело под землю: да хоть в стоки, — говорил красавчик, похожий на Ярослава-предателя, чтоб их обоих трамвай переехал. Щуки!

— Эрик, прошу тебя умолкнуть на время. У нас гости, — холодно произнёс Ледышка, сидя ко мне спиной и непринуждённо покачивая ногой. — Лисавета. Вы заблудились, или это ваш очередной коварный план по обезвреживанию вампиров?

Моё сердце грохотало в груди — и не от того, что меня спалили так просто, — а от мысли, что кого-то, скорее всего, убили и выкинули. И этот кто-то — девушка.

— Это моё скромное любопытство, — с улыбкой отозвалась я и вышла из укрытия. — А вы тут плюшками балуетесь? Кого же, интересно, прихлопнули ваши милые вампиры?

Клыкастый — тот, что «Ярослав» в кавычках, — самодовольно улыбнулся и прошёлся по мне тяжёлым взглядом, словно раздел, поимел и съел. Очень мило.

— Симпатичный экземпляр, — протянул вампир. — Одолжишь мне её на пару деньков?

«А ничего тебе больше в газетку не завернуть?» — возмутился голос и фыркнул. Да этот зубастый совсем ох… уху ел! Чтоб ему костями моими подавиться.

Я натурально начала рычать и скалиться. Прыгнула рядом на диванчик, высунув язык, и лизнула вампира в щёку. А теперь дышим, как собачка, разбрызгивая слюни, вертимся волчком и грызём пиджак упыря. Ум-м… какой вкусный…

Ледышка наблюдал хладнокровно, склонив голову и задумчиво потирая подбородок. Упырь-«Ярослав», мягко говоря, опешил, попятился от меня и поднялся. Я развалилась на диване и закинула ноги.

— Что с ней? — скривился упырь.

Ледышка покосился на меня, изучая.

— Как говорит Даэр, дефективная.

Я кинула на него мстительный взгляд и оскалилась во всё лицо.

«Я тебя запомнила, красавчик, и мстя моя будет. Просто будет», — пригрозил голос и нырнул вглубь подсознания.

— Есть более укромное место поговорить? Где не бродят бешеные лоты… — подал голос онемевший упырь. Я гавкнула. Мне показалось, или Ледышка усмехнулся?

— Лисавета, вам лучше пройти в сад. Кажется, как раз сейчас выгуливают Графа.

— Или он выгуливает, — пробормотала я, поднимаясь. — Совсем не рада знакомству, — обворожительно улыбнулась, и подмигнув упырю, отчалила.

Но прежде чем уйти, услышала:

— Зачем тебе такой ненормальный лот?

— Даэра воспитывать. Пусть научится думать головой и добиваться чего-то без моей помощи.

— М-да… Она же бешеная…

— Нормальная. Самая адекватная…

Ну, теперь точно можно уходить. Гипс варится, вампиры облаяны и обслюнявлены, можно смело почитать на свежем воздухе в компании огромной собаки в качестве подушки. Эх, если бы не вампиры… Зажила бы!..

Глава четвёртая Точи зубы, вампир, точи… Или ночные похождения Лисаветы

В саду мы устроили настоящее представление. Мы — это я, ваша неугомонная слуга, страдающая редкими приступами психоза, обладательница дергающегося глаза и паранойи: везде вампиры мерещатся, представляете?

Со мной собака невменяемых размеров, слюнявая и волосатая, словно годами не брившийся йети; ещё палка, которую я с трудом поднимала с земли, чтобы запустить в полёт; и маленькие, размером с мою голову, мячики. Ну, для Графа они очень маленькие — на один зуб. Кусь: и пополам! Такой весёлой компанией мы развлекали и поражали местную прислугу.

Дело в том, что Графа-слюнопускафа-Дракулу боятся практически все. Абсолютно! Даже те, кто якобы его выгуливают. Младшие вампиры старались не дышать рядом с ним, не моргать и плохо не думать: на всякий случай. Когда появилась я, они заметно струхнули и пытались броситься наперерез, жалобно шепча: «Стой. Пожалуйста, стой…» Даже высоковольтные палки для защиты и усмирения животного, которые я попросила засунуть куда-нибудь поглубже или просто отложить в сторонку, чтобы не пугать животное, не придавали бедным вампирам храбрости.

Собака же сидела с пофигистическим выражением морды, смотря далеко за горизонт стриженых кустов, и видимо, думала о чём-то своём: более высоком и духовном. Может, об устройстве мироздания, или о том, существует ли жизнь в других мирах, и как живут собаки там, за серой полосой, линией, где кончается «свет».

Почуяв знакомый запах человека, пёс медленно повернул лохматую голову, так что уши при движении всколыхнули воздух. В Москве такому бы ветерку присудили оранжевый уровень опасности, но я дамочка привыкшая: волосы на место уложила, лицо от слюней отряхнула и улыбнулась во всё воронье горло… То есть во всё своё прекрасное лицо.

— Скучаешь? — обратилась я под испуганные и молящие о пощаде взгляды вампиров. Граф немного склонил голову, продолжая сидеть, и понюхал мои волосы. Отлично! Теперь я знаю, чем заменить фен. Вот и волосы подсушу, может, если ему косточку дать, ещё и укладку сделает… — Вкусно? — спрашиваю невозмутимо.

Граф фыркает и трясёт головой. Вампиры хватаются за палки, а сами чуть ли не дрожат от собственной воинственности.

— Да выкиньте свои жезлы! — шёпотом ору я. — Не видите? Вы пугаете его! Да, малыш?

Малыш, казалось, усмехнулся и покосился на вампиров, кровожадно облизнувшись. Если бы не храбрый дух кровососов и страх перед лиэром, я подозреваю, сейчас бы на зелёном лужке лежало три свежих бессмертных покойничка.

— Видишь, как тебя защищают, — произнесла я и погладила пса по груди, выше, увы, мне не достать. Только если в прыжке.

— А хочешь, мы с тобой поиграем? — задорно предложила я, заставив вампиров вздрогнуть. Мы с Графом переглянулись и поняли друг друга без слов.

— Принесите палку и мячи, если есть, — нагло распорядилась я и посмотрела выразительно: мол, давайте, шевелите зубами.

Минут через десять я была счастливой обладательницей целого дерева и трёх мячей. Деревце пришлось укоротить.

— Ну? — обратилась к Графу. — Побежишь за палкой, или вампиров заставим?

Бледные попятились назад. У нас появились первые зрители: повар, несколько его помощников и Лойд.

— Хорошо, — согласно кивнула я, видя насмешливый взгляд собаки, и запустила палку в кусты. — Апорт! — приказала и посмотрела на вампиров. — Ну? Граф ждёт. Принесите палку, это игра такая. Видите, как ему весело, после этого он вас точно кусать не станет, — заверила я и бросила взгляд в кусты.

Вампиры вздохнули и обречённо полезли за палкой, даже не представляя, что над ними жестоко глумятся. Ну, я так, по-доброму, пользуюсь тем, что они такой игры не знают.

Граф оценил, и когда я снова запустила палку, побежал за ней сам. Лучше бы и дальше ходили вампиры. Впервые я почувствовала настоящее землетрясение…

Сложнее всего было забрать снаряд у довольной собаки. Тут я без помощи не справилась. Вампиры взялись за один конец, я с Луи за другой… Вы когда-нибудь катались на тарзанке без страховки?

«Карусель-карусель, кто успел, тот слетел. Прокатись на нашей карусели…», — ехидно пел внутренний голос, пока мы кружили в воздухе, держась за палку.

Наконец Графу надоело, и он нас выплюнул. Пыхтя, мы расползлись по своим углам. Повар вытирал пот со лба, я — слюни с рук и лица.

— Лучше в мяч, — произнесла я.

— Нет! — раздался дружный хор голосов. Я усмехнулась и бросила мяч. И снова землетрясение…

К счастью вампиров, собака очень быстро уничтожила три снаряда и успокоилась на этом. Я погладила лохмозавра, пытаясь дотянуться до его морды. Граф по-дружески лёг, чтобы мне было сподручней, а я села рядом, опёршись на него, и вытянула ноги. Вампиры дружно сглотнули.

Нормально огладила Графа: он окончательно расслабился и прикрыл глаза. Послышался слаженный облегчённый выдох.

— А хочешь, я тебе сказку расскажу? — произнесла я, устроившись поудобнее. В длинной шерсти Графа можно смело вить гнездо. Я даже боюсь представить, какие там обитают паразитные «цивилизации», но я с животными на «ты», поэтому смело устроила голову у него на «плече», или что там у собак.

— Жили-были Эльф и Лиса, и была у них дочка Лисичка. Умница да красавица, — с выражением начала я, вспоминая о доме, и пряча грусть очень глубоко: туда, где ей самое место. В пятках. А вы что подумали? — Лицом девица румяна, конопата и весела. Не знала она печали, купалась в родительской заботе и любви. Пошла девица в школу, а там вороны страшные дразнили её из зависти к красоте неземной. «Рыжий-рыжий, конопатый убил дедушку лопатой!» — кричали вороны и смеялись. А девица наша не из робких, отец Эльф воспитывал в ней боевой дух, учил не только побеждать, но и проигрывать… — Вампиры сели на газон, сложив оружие… — Девочка хитростью победила и приручила диких воронов. Она не била в ответ, не обзывалась, а пришла в школу с пакетом конфет и новенькой игрушкой, разложила всё это на парте, привлекая всеобщее внимание. Так длилось примерно неделю: вороны задирали Лисичку, а она хвостиком махнёт, улыбнётся и конфетку предложит. Кому хочется обзываться, если никому не смешно и нет реакции? Вот именно. Никому. Воронята поломались, поломались, но видят, что девица хорошая, да и приняли в свою стаю. Так Лисичка стала частью общества, казалось бы, но всегда была на шаг впереди. Близко никого не подпускала, и всегда у неё были помощники…

Я умолкла: воспоминания школьных дней поднялись из глубин памяти, пытаясь устроить беспорядок в мыслях. Улыбнулась и отмахнулась от них, как от мух. Нечего прошлое ворошить: на меня тут собака косится и ждёт продолжения. Вампиры тоже замерли в ожидании.

— После одиннадцатого класса Лисичка сильно хотела поступить в академию МВД, как в свое время отец Эльф, но родители заупрямились: опасно, тяжело, не для девочки профессия. Всё равно поступила, но на юридический факультет. А там… Там всё хорошо было и весело.

Личиску в группе приняли сразу, она на танцы ходила и в спортзал и была организатором активной деятельности в академии. Ни одно событие без нашей девочки не проходило, везде она совала свой любопытный носик.

— А однажды Лисичка влюбилась, — я вздохнула и погладила Графа. — Не знала тогда девица рыжая, что принц Ярослав на самом деле злой колдун, да и вышла за него замуж. А он маску с лица сбросил, да и закинул её в другой мир, неведомый. А там повсюду Лисичке опасность угрожает, кровь хотят выпить, ручной и послушной сделать… — я умолка, поджав губы.

— Что было дальше? — раздался знакомый, властный голос, пробуждая во мне миллион ледяных мурашек.

— А дальше никому неизвестно. Посмотрим, — грустно улыбнулась, боясь повернуться. Я храбрая, но не дура, чтобы бросаться грудью на амбразуру. С этим вампиром следует быть настороже и вообще держаться подальше. Уж лучше в одной комнате с его сыночком жить. — А вы решили тоже воздухом подышать? — из вежливости поинтересовалась и поднялась, отряхивая платье.

Вампир скользнул по мне быстрым нечитаемым взглядом и посмотрел в глаза.

— Нет. Я хотел пообедать, но прислуга и повар пропали чудесным образом. Пришлось отправляться на поиски.

— Проклятье! — выругался Луи совсем не по-французски, только сейчас сообразила, что он понимает и говорит на том же универсальном языке, что и я, и все остальные. Видимо, при перемещении язык учится автоматически, или это работа местных учёных, кто их разберёт.

— Как прошла дрессировка? — обратился вампир, глядя вслед убегающей прислуге.

— Граф хороший мальчик, но мне кажется, что он играет со мной, пока ему самому интересно. Позволяет мне веселить его, — задумчиво ответила и улыбнулась псу, который следил за мной одним глазом.

— Я про них, — невозмутимо произнёс старший Ледышка и кивнул в сторону младших вампиров.

— А-а! — усмехнулась я. — С ними всё отлично. Послушные ребята. Сказала «апорт» — бегут. Сказала «фу» — побросали палки. Сказала «сидеть» — сидят.

Вампиры хлопали глазами, не понимая. Бедные. Мне даже жалко их стало.

— Стол накроют возле пруда, прогуляемся? — учтиво обратился вампир, но я почувствовала арктический холод и исходящую угрозу. С таким типом лучше гулять на разных полюсах планеты.

— С удовольствием, — обворожительно улыбнулась, скрывая страх, и пристроилась рядом, проигнорировав предложенную руку. Ну уж нет! Пусть сам себя трогает! Кажется, стоит его коснуться и всё… Не знаю, что конкретно, но всё — точно.

— Хотел попросить вас держаться подальше от моих гостей, — казалось, спокойно произнёс вампир: и вроде просит, но всё указывает на то, что это приказ, который не стоит нарушать. От слова «совсем».

— Почему? — несмотря на чувство самосохранения, которое вопило: «Молчи, дура!», — спросила я.

— Ваша неуёмная прыть привлекает лишнее внимание и вызывает подозрения. Такие, как Эрик Яр Грэй — министр безопасности Эльмира, — не пропускают ничего, что хоть каплю подозрительно. Просто делайте, как вам говорю, и всё будет в порядке, — бесстрастно произнёс вампир, словно речь идёт о конфетах.

Я глубоко задумалась и не стала кричать, доказывать и бить себя в грудь, что плевать я хотела на то, что говорит мне вампир — мой враг. Что могу обойтись без его советов и лучше всего отправить меня домой.

Вместо этого спросила:

— Я думала, вы министр безопасности…

Ледышка покосился, словно пытаясь что-то понять. Прежде, чем он ответил, прошла долгая минута. Что, интересно, клыкастый «взвешивал» в своей голове?

— Я министр безопасности галактического масштаба. Отвечаю за незаконные вторжения, слежу, чтобы не было желающих развязать войну, пресекаю попытки других цивилизаций своровать наши технологии…

— Ясно, — прервала я, чувствуя себя неуютно. Очень хотелось побыть одной, но с другой стороны, я должна больше узнать о лиэре и его сыне. Может, даже через Лизу: я смогу сбежать или узнаю, как это сделать. Ночью обязательно стоит устроить разведывательную вылазку. Найти бы, где у этого вампира главный сервис, из которого он за всем следит… А кто отвечает за безопасность? Надо наведаться к ним с пирогами, может, удастся раздобыть план резиденции, тогда… Тогда я устрою подкоп, потом и побег, главное — не спешить. А терпения у меня хватает…

* * *

Если бы не «развесёлая» компания с хмурыми лицами за столом, я бы бросилась танцевать джигу вокруг пруда и кормить этих жирных цветных рыб. Нет, ну правда! Они просто трескаются от того, какие жирные, но смотрят, чёрт возьми, так жалостливо, безмолвно открывают большие рты и грустно шевелят плавниками.

«Пода-а-айте, Посейдона ради, на червячков и кукурузку», — читается в больших жёлтых глазах, и ротиком так «ом-ом-ом»…

— Исхудали бедные, — посетовала я, присев на каменный край пруда, и бросила мстительный взгляд на министра. Он невозмутимо приподнял брови и сел рядом с Лизой, которая сначала щурилась, пытаясь убить меня мысленно, а теперь потекла лужицей. Ну, ничего, любовь зла — по себе знаю. — А погладить можно?

Вот теперь вампир прямо-таки удивился, но быстро вернул каменное выражение на место.

— Зачем? Это же рыбы.

Вздёрнула бровь, как бы спрашивая: «И что?». Ледышка махнул рукой, сдавшись. Радостно потёрла ладони и зажмурилась с улыбкой, как если бы передо мной была коробка с котятами.

— Интересно, среди них случайно нет золотой, которая желания исполняет? — вслух поинтересовалась я, смело проводя по гладкой, чуть скользкой спине оголодавшего «карпа».

— К счастью нет. Даже представлять не хочу, что бы вы загадали, — отозвался министр. Я не видела их, так как сидела спиной, но чувствовала, что все взгляды устремлены на меня.

— Любви вам, радости и детишек полный дом, — коварно улыбнулась, продолжая гладить непугливых, раскормленных рыб.

— Вот об этом я и говорю, — кивнул вампир, а я хохотнула.

— Неужели никогда не хотелось?

— Зачем? — искренне не понял он.

— Ну, сын зачем-то вам нужен, не только чтобы воспитывать? — парировала я, пытаясь вывести вампира… на чистую воду. Ну или просто вывести, если повезёт. Но что-то мне подсказывает, что его многовековому спокойствию ничего не грозит.

— Вы не совершали ошибок по молодости? — иронично поинтересовался Ледышка, вот так — при живом отпрыске. Впрочем, Даэр не сильно огорчился, только хмыкнул. — Вампиры по своей сути… антисоциальны. Вы заключаете союзы, чтобы выжить, для нас это прямой путь в могилу…

«Для многих из нас — тоже…», — заметил внутренний голос, но я благоразумно промолчала.

— Дети у нас не рождаются, вампиров женского пола фактически нет. Знаете почему?

— Конечно, знаю! Я просто так уши развесила. Я вообще спец по бледнолицым, хех! — фыркнула в ответ, хотя вопрос, скорее, был риторическим.

— Потому что женские особи слабые, глупые, эмоционально не стабильны и чувствительны. Те немногие, которые выживают после "обращения", вскоре погибают или сходят с ума…

— Как всё запущено, — прокомментировала я и поднялась, отряхнула руки и направилась к столу. — Спасибо за информацию, — улыбнулась и села, тут же притянув к себе забавную вкуснятину. Подозреваю, это рыба. Надеюсь, не из этого пруда. Очень символично. — Вам пафос жить не мешает?

— А каком пафосе идёт речь? — устало спросил Ледышка. О, кажется, я его утомила, или он просто не привык долго разговаривать с едой. Я его прекрасно понимаю: я бы тоже смущалась, подолгу разводя демагогию с батоном. — Я констатирую факт. Таково устройство нашего мира, Лисавета, нравится вам или нет. Как это у вас говорят: в чужой монастырь со своим уставом? Так вот представьте, я оказываюсь у вас дома…

— Боги упаси! — воскликнула, чуть не опрокинув бокал. — Папочка вас пристрелит из двустволки, если после этого вы сможете собрать лицо по кускам, я буду в шоке…

— Вы просто слишком зациклены на себе, чтобы видеть картину целиком и здраво её воспринимать. Спасибо за обед и приятную беседу, всего доброго, — вампир вежливо откланялся, оставив меня в недоумении.

— Довольна? — прошипела Лиза и тоже ушла.

— Ты можешь сколько угодно сопротивляться, кривляться и говорить, что тебе вздумается, но ровно до того момента, пока лиэр это позволяет. Запомни, — Даэр даже улыбнулся и отсалютовал мне бокалом. М-да…

Я отправилась бродить по замку, прокручивая в голове нашу беседу, вспоминая слова Ледышки. Безусловно, он прав — я не дура, чтобы это отрицать. Вампир ошибается только в том, что я не вижу картину целиком. Всё я вижу, только воспринимать не хочу, потому что это не мой мир и роль, мне отведённая здесь, меня не устраивает.

Конечно, для министра всё естественно: люди — это еда, с едой не церемонятся, за еду не переживают, с едой не ведут конструктивные беседы. А он даже снисходит до беседы со мной, сомневаюсь, что с Лизой он так же «мурлычет».

То, что мне кажется дикостью, для них — норма жизни. Видимый пафос — лишь стезя, высокомерие — залог успеха. У вампиров нет женщин, нет любви, нет семей — и им прекрасно. Ледышка прав: я в чужом монастыре, но как бы то ни было, не собираюсь становиться закуской.

«Откуда эти звуки?» — проснулся внутренний голос, заставив меня остановиться. И правда, шум какой-то. Внимательно осмотрела коридор, но ничего не обнаружила. Может, это из вентиляции?

Осторожно легла на пол, затаив дыхание, и прислонила ухо к решётке. Чувствую себя девушкой Джеймса Бонда.

— … но вы сами дали распоряжение не мешать ей и даже содействовать, — раздался едва различимый голос повара. Точно его: эти рычащие нотки я ни с чьими не спутаю.

— Содействовать, а не подвергать жизнь опасности. Хорошо, у Графа есть мозг. Игры с аскверу ничем хорошим не заканчиваются, — шелестел ледяной голос, от которого сразу же тело покрылось мурашками. Хотела сглотнуть, но вовремя остановилась: у этого вампира слишком хороший слух и нюх.

— Почему нельзя запереть лот в комнате? — подал голос кто-то ещё.

— Я вас запру в комнате, — холодно огрызнулся министр. — Следить, поддерживать, окружать заботой, и только важное — докладывать мне. Лот должен чувствовать себя комфортно… И в безопасности. Если с ней что-то случится, вы мне лично выплатите пять миллионов. С процентами, — предупредил Ледышка, а я отпрянула от решётки, желая вздохнуть.

«Вот козёл!» — мысленно выругалась и поднялась. Всё предусмотрел! А я-то наивная!.. Луи тоже хорош, у-у, лягушка продажная! А я думала, он искренне помогает, сочувствует…

Да и хрен с ними! Есть один человек, который не станет выполнять указания министра, а значит, поможет сбежать — лишь бы избавиться от меня. Лизина неземная влюблённость очень даже на руку мне…

Для себя решила, что должна меньше светиться и контактировать с обитателями резиденции, чтобы проклятый вампир не знал обо мне ничего. Не был в курсе каждого моего шага и наполеоновских планов на будущее. А оно у меня будет.

«Кто мы?! Мы — бабы! Чего мы хотим?! Чтоб было по-нашему! Когда мы этого хотим?! Всегда! Что для этого сделаем?! Всё! Даже притворимся мёртвыми». Этим и займёмся.

— Я с ума тебя сведу, доведу до ручки… — тихо напевала под нос, поднимаясь к себе, рисуя в голове кровавые картины. — Из нервов твоих я смотаю клубок… Вышью салфетку, а в ненастный денёк подотру себе сопли и съем конфетку…

— Что вы бормочете? Проклятие? — раздался насмешливый голос возле моей двери. Помяни чёрта…

— А они на вас действуют? — не менее иронично отозвалась я и взялась за ручку.

— Вам, наверное, очень скучно…

— Хотите составить компанию?

— Вы можете не перебивать?

— Не могу, — бесстрастно произнесла и захлопнула дверь перед носом Ледышки. Прислонилась и выдохнула, испытывая странное желание разрыдаться: то ли от бессилия, то ли от безысходности…

Но я привыкла близко к сердцу не принимать, а прикладывать все проблемы исключительно к …опе — той, которая «Европа», поэтому махнула рукой и пошла плавать и расслабляться в бережных руках нимф.

* * *

До самой ночи я строгала оригами из бумаги, вырезала гирлянду и даже украсила один фикус. Ледышка прав. Мне действительно скучно.

На работу не хожу, мужа и семью не достаю… Интересно, а у вампира есть тренажёрка? Или он форму силой мысли поддерживает?

Ближе к ночи спокойно вышла из комнаты. Камеры всё равно засекут, что бы я ни делала, а мантии-невидимки у меня нет.

К Луи не пошла: во-первых, потому что он предатель, так уже совсем не интересно, а во-вторых, что-то мне подсказывает, что Даэр в ближайшее время не сунется. Мой короткий путь лежал в комнату Лизы. Ледышка же хотел, чтобы я подружилась.

— Привет, — с порога произнесла, войдя без стука. — Я переночую у тебя?

— Ты вообще нормальная? — девушка оторвалась от просмотра огромного киноэкрана во всю стену и недоумённо посмотрела на меня.

— Не совсем, — призналась я и прошла в комнату. — В том-то всё и дело. Это записка. Прочитай, пожалуйста, в туалете, желательно закрывая обзор волосами, — предупредила и протянула свёрнутый лист. А у тебя мило, — произнесла, озираясь. Блондинка выпала в осадок. — Давай! Ты же не хочешь, чтобы я путалась под ногами?

Лиза недоверчиво прищурилась и пошла в туалет, как и предполагалось. Я направилась прямиком на её мини-кухню, смежную с комнатой, варить нам обоим алкогольный кофе.

«Записка!

Помоги мне сбежать. Очень тебя прошу! А я обещаю держаться от лиэра как можно дальше. И помогу тебе завоевать его.

Общаемся посредством записок.

Пункт первый: раздобыть план резервации и найти главный сервер. Кстати, я поживу у тебя?»

Когда Лиза вышла из туалета, я уже перенесла своё одеяло, подушку и пижаму с халатом.

— Кофе? — с улыбкой спросила я и пригласила за стол.

— Ты чокнутая, — прошипела девушка, разорвала записку, выкинула её и села. — Хорошо, — решительно кивнула она. — Но если что-то пойдёт не так…

— Я поняла! Я за всё в ответе. Нет проблем, — подняла чашку и улыбнулась. — Надеюсь, сегодня тебя кусать не собираются? Кофе с ликёром, — предупредила на всякий случай.

Лиза невесело отмахнулась и сделала глоток.

— Крис уведомляет меня за несколько дней…

— Это больно вообще? — выпила напиток залпом и потянулась за кофейником.

Девушка глупо улыбнулась и даже покраснела.

— Нет, — прошептала она. — Первый раз страшно, а потом… Очень приятные ощущения. Ну, словно сексом занимаешься…

Я поперхнулась и закашлялась.

— Крис замечательный, — вздохнула блондина, не замечая моей реакции, и достала из ящика стола пепельницу. — Вежливый, учтивый, всё мне разрешает… Только холодный… Помнишь песню: «У него гранитный камушек в груди»? Так это про него, — девушка замолчала и прикурила сигарету. — Я однажды поцеловать его пыталась, так он отчитал меня, словно маленькую девочку. Обидно до слёз было.

— Да ладно, — нерешительно произнесла я, боясь ненароком обидеть мою соучастницу. — Мы для вампиров вроде брауншвейгской колбасы, вот он и… Поняла! Больше не буду, — открестилась я, видя рассерженный взгляд блондинки.

— Я не совсем поняла, чем я помочь могу, — прошептала она, решив, видимо, сменить тему.

Я поднялась и поманила её за собой под одеяло. Да, именно так. Мы сели на кровать и накрылись с головой.

— Ты знаешь, где кабинет Ледышки или пост охраны?

— Знаю, — неуверенно ответила девушка.

— Можешь провести меня?

— Так камеры кругом!

— Вот поэтому мне сначала сервер нужен. Необходимо вывести видеонаблюдение из строя и отвлечь охрану, чтобы я порылась в кабинете вампира, но сначала надо узнать, где вообще этот кабинет, — пояснила я, покусывая ноготок указательного пальца. Под одеялом становилось жарко. Пришлось ненадолго откинуть и подышать.

— Хорошо, я всё покажу. А как отвлекать будем?

— Знаю один способ, работает безотказно, — многозначительно протянула я. — А вампиры вообще спят?

— Никогда не видела…

— Очень жаль. Ну ладно, давай ложиться. Как говорит Василиса Премудрая: утро вечера мудренее.

— А тебе обязательно жить у меня? — жалобно спросила Лиза, выползая из-под одеяла.

— Временно, — улыбнулась в ответ и подхватила свою пижаму. — Пойду за щёткой своей схожу, — предупредила и направилась к себе в комнату.

Каково же было моё удивление, когда я обнаружила в своей комнате министра безопасности, который красавчик на Ярослава-моего-придурка похож…

Глава пятая Пожар! Полундра! Свистать всех… или неудачная попытка к бегству № 1

— Только не говорите, что искали туалет, — как можно равнодушнее произнесла я и прошла мимо сосредоточенного вампира-статуи. Подумаешь, министр в моей спальне. Я, между прочим, тоже мимо проходила. Вот щётку возьму…

— Скажите, Лисавета, какие отношения связывают вас и Криспиана Касса?

Чуть не подавались и порадовалась, что стояла спиной: наглый ночной гость не увидел моих изумлённых глаз и глупое выражение.

«Отношения? Меня и сосульку?» — возмутился внутренний голос. «Ледышку», — вежливо поправила себя и повернулась к министру, натянув самую дружескую улыбку из всех мне доступных.

— А-а, — довольно протянула я и качнулась на пятках. — Это допрос? Так бы сразу и сказали. Только вот без официальной повестки я вам отвечу лишь, где находится выход.

— Всё настолько серьёзно? — пошёл ва-банк наглый вампир. Ну, мы-то тоже не карандашом малёванные.

— Вам и не снилось, — вкрадчиво прошептала, приобняв вампира. — Скажу по секрету, — я воровато огляделась и потянулась ещё ближе к уху мужчины, — нет никаких отношений. Ага, — подтвердила кивком головы и направилась к шкафу. — Выход там, кстати. Могу карту нарисовать.

Министр и не думал уходить, я спиной ощущала его пристальный взгляд. Вот древнее ископаемое! И неймётся же ему!

— Вы общаетесь с Лизой?

Я вздохнула, желая замотать вампира в свою пижаму и утопить в пруду с карпами.

— Она что-нибудь говорила о лиэре Кассе?

Я усмехнулась и повернулась.

— Так вы под него копаете? О, так это меняет дело! С радостью вам что-нибудь разболтаю, когда узнаю, а сейчас берите свои полномочия в обе лапки и шевелите высокомерием в сторону двери, иначе — закричу, — предупредила я, уже забыв про вещи и про щётку. Не знаю причину, но этот вампир вызывает во мне сильное желание совершить кровожадное убийство с распятием.

— Уважаемый лиэр знает о моём нахождении тут и цели визита, — спокойно произнёс вампир, глядя мне в глаза. Да, мне очень страшно, жуть просто! Только вот…

— Вы врёте, — уверенно произнесла. Вот уверена и всё! Почему? А зачем бы Крису предупреждать меня держаться от его гостей подальше, особенно от этого, а потом самому их впускать в мою спальню? Глупо как-то. И почему не вызвали официально, в ту же гостиную, например, или кабинет, если это допрос.

— И последний вопрос, — произнёс вампир, не вняв моему предупреждению. Я шагнула ближе и заорала…

А что ещё оставалось? Ходют тут по ночам, допрашивают, под лиэра копают… Пусть идёт огород вспахивает, раз ему заняться нечем.

— А-а-а-а-а-а, — орать я умею. Долго, протяжно, со вкусом.

— Лисавета, достаточно, — раздался знакомый до приятных мурашек голос. Честно, чуть не запрыгала от радости, но именно с Ледышкой я ощутила себя в безопасности. Страшной такой безопасности. Но лучше рядом с ним, чем с этим волкодавом. — Эрик. Приятно удивлён. Не думал, что ты зайдёшь. Снова. Велю подать вина в мой кабинет, — учтиво произнёс лиэр галактического масштаба. Я придвинулась к нему, коварно щурясь и мысленно потирая ручки. Это только с виду Ледышка такой спокойный, а наедине, я уверена, задаст нарушителю порядка пару вопросов…

— В этом нет нужды. Я уже ухожу, — волкодав тоже смекнул и направился к выходу. Ледяной голос заставил его замереть.

— Я настаиваю…

Ух! Какой он! Я бы уже летела отсюда со скоростью света, снося по пути охрану и ворота.

— Спокойно ночи, Лисавета. Я позабочусь, чтобы впредь вас больше не беспокоили, — произнёс вампир так же холодно, но мне показалось, чуть мягче. — За Даэра, правда, не могу ручаться, всё-таки вы его лот.

Он издевается, да?! Вот гад!

— Спасибо, что напомнили, — буркнула я и пошла в ванную. За щёткой.

* * *

Мы встали задолго до рассвета, чтобы прочесать резиденцию. Оделись невзрачно: штаны да водолазка с воротом под самое горло. Заплели волосы, предварительно сполоснувшись под душем, чтобы смыть с себя резкий запах. Наши грандиозные похождения, естественно, отследят по камерам. Потом. Главное, чтобы не помешали сейчас.

Лиза хмурилась, зевала, но не возражала. Видимо, сильно хочет заполучить сердце Ледышки. Мне, впрочем, всё равно. Я домой хочу…

Передвигались молча: Лиза просто показывала двери и писала на листе что это. Я же запоминала коридоры и переходы, подмечала ориентиры.

Вот она! Серверная, лаборатория зла. Точнее комната видеонаблюдения. Внутрь мы, конечно же, не пошли, так — под дверью постояли, то есть под лестницей. Посмотрели, кто входит, кто выходит. Заметили только служащих вампиров-охранников, среди них я узнала Сёмку: похоже, он руководит процессом и докладывает министру.

В самом дальнем крыле нулевого этажа (такой тоже имеется) находился заветный кабинет, который занимает корень всех моих проблем. С виду обычная дверь: тёмно-коричневая, вроде деревянная, — но что-то мне подсказывает, что придётся пройти семь кругов ада, прежде чем она откроется.

Когда вернулись в комнату, я села рисовать план здания. Под одеялом, подсвечивая себе Лизкиным прототипом смартфона. Местный телефон: обычная прозрачная пластинка, срабатывает от прикосновения.

— Ты всё запомнила, что ли? — изумилась соучастница, нырнув ко мне в импровизированный шалаш из стульев и одеял. Всё как в детстве, в лучших традициях.

— Папа в армии топографом был, вообще картами увлекался и меня привлёк. Да и на память никогда не жаловалась, привыкла усваивать тонны никому не нужной информации с первого раза: лень учиться было, — отмахнулась я и вздохнула. — Спасибо тебе большое, — поблагодарила я и улыбнулась.

— А ты, правда, мне с Крисом поможешь? — жалобно спросила девушка, убирая прядки волос со лба.

— Попробую, конечно, — произнесла я, рисуя второй этаж. — Обещать не буду, что сто процентов получится… Просто, насколько я поняла, у них тут с чувствами вообще туго. Женщин нет, укус заменяет секс, по твоим же словам… Уверена, что тебе такой мужик нужен? Ну что ты с ним делать станешь? Какие у вас общие интересы?

Лиза нахмурилась.

— Ты помогаешь мне или отговариваешь?

— Да помогаю, конечно, — заверила я и выгнала блондинку наружу, а то уже дышать нечем.

По одеялу вежливо постучали, когда я уже почти закончила рисовать план нулевого этажа и обводить красным кабинет министра. Мурашки, пробежавшие по телу, подсказали, что это не Лиза.

— Да-да, — отозвалась я и пихнула листы под подушку. Край одеяла приоткрылся.

— Лойд потерял вас, лот номер пять. Почему вы не в своей спальне?

— Зато вы нашли, — огрызнулась в ответ, и не думая вылезать. — Вам вообще не лень за нами следить? Не утомляет, нет?

Послышался сдержанный вздох.

— Что вы там делаете? — не сдержался Ледышка. Я усмехнулась. А кто-то не лишён любопытства.

— Играю в партизанок, — ухмыльнулась в ответ. — В моей комнате небезопасно, как вы успели заметить. Поэтому я сменила место дислокации.

— Пора завтракать, Лисавета, — равнодушно отозвался вампир и закрыл одеяло обратно. Когда я вынырнула, Ледышка уже сгинул, а Лиза сидела возле трюмо совсем поникшая.

— Ну ты чего? — я пыталась надышаться. Жарковато в моей штаб-квартире, однако.

— Он меня не замечает, — призналась девушка и опустила голову.

Я прищурилась.

— Да ладно. Поздоровался ведь.

— Ага, — понуро кивнула она. — Сказал: «Доброе утро, лот номер два. Проследите, пожалуйста, чтобы Лисавета не потерялась по пути в столовую. На улице сегодня пасмурно».

Я подавила смешок. Ну как глупышке объяснить: многовековые льды таят долго…

— Слушай, — приободрилась я. — А может, тебе тоже начать везде совать свой нос и нарушать правила? Устрой протест, разбей его любимую вазу, положи кнопки на стул…

— С ума сошла?! — изумилась блондинка.

— А что? — растерялась я. — Точно заметит. И внимание обратит.

— А если он меня вернёт? Я не хочу к другому вампиру и на землю не хочу…

Я задумалась.

— Ну, не знаю. Расскажи ему анекдот, пригласи в театр. Скажи, что одна боишься ходить, пусть везде с тобой таскается, а ты пой ему в это время дифирамбы: в общем, завоёвывай, но ненавязчиво. Покажи свой ум и эрудицию, — предложила я, продумывая мелкие детали своего собственного плана. Осталось только дождаться, когда Ледышка свалит куда-нибудь по своим галактическим делам, желательно на другую планету.

— Попробую, — вздохнула девушка и поднялась. — Переодевайся, и пойдём завтракать.

— Агась, — кивнула я и направилась к себе за вещами.

* * *

Ох уж эти званые завтраки, обеды и ужины в компании бледнолицых упырей. У меня всё время ощущение, что я случайно вдруг забрела в лепрозорий: рядом бродят тиф и холера с чахоткой под ручку, — кажется, ещё немного, и я заражусь какой-нибудь хворью. От этого и аппетит не очень, и настроение ползёт вниз.

— Почему вампиры так заботятся о людях? Вы ведь сильнее, быстрее, ловчее, — «…словно горошек «Бондюэль»», — мысленно закончила я, продолжая ковырять овощную лазанью. — Можете просто взять то, что… желаете. Разве нет? Или вы и ваши зубы связаны законом?

Ледышка интеллигентно вытер губы салфеткой и взял стакан с водой. Даэр молча ел, а вот Лиза внимательно слушала.

— Закон накладывает запрет только на убийство людей. Остальное по нашему усмотрению. Но дело в том, что вы не слишком внимательны, — смело заявил вампир, пробуждая мой интерес. Я откинулась на спинку стула и улыбнулась. Мол, давай, удиви меня. — Посмотрите: разве я похож на дикаря или варвара? Брать что-то силой — удел преступников, слабых существ. Мы развитая цивилизация…

— Всё дело во вкусе крови, да? — перебила я очередную пафосную речь. Ледышка прищурился и сделал глоток воды. — Это как-то связанно со страхом? Ведь в мозгу человека происходит множество реакций, которые заставляют кровь бегать быстрее, делают её горячее, или наоборот, замедляют и остужают. Вам принципиально важно, чтобы человек находился в состоянии покоя, а ещё лучше — испытывал счастье и радость. Верно?

— В этом есть своя правда, — уклончиво ответил министр. А я по глазам вижу, что желает удрать и закрыть тем самым «опасную» тему. Ну, ничего: от меня мало кто убегал. Со здоровой психикой, по крайней мере.

— Естественно, вы не варвары, — продолжаем разговор. — Уверена, вы тщательно чистите зубы перед укусом и моете руки, протираете шею влажной салфеточкой и в этом отношении настоящие эстеты и гурманы. Но зачем платить такие баснословные деньги за «деликатес»? Я понимаю коллекционеров, когда покупают картины и вазы, но не помню, чтобы покупали еду с аукциона. Человеческая кровь даёт какие-то привилегии вампиру? Что это? Сила? Бессмертие? Острое зрение? Или же это просто зависимость, и вы — обычные наркоманы?

— Довольно, — Ледышка поднялся, заставив вздрогнуть остальных, но у меня, кажется, начинает вырабатываться иммунитет на его голос. Я, как таракан, адаптируюсь в любых условиях. Сравнение не очень, но примерно так и есть.

— Видите, всё-таки я достаточно внимательна, — улыбнулась и отсалютовала стаканом с соком.

— Я покину резиденцию по неотложному делу, вернусь завтра утром. Лиза, — Ледышка повернулся к блондинке, которая тут же расцвела. Жду вас у себя через два дня, — вампир бросил на меня короткий, проницательный взгляд и отчалил на всех парусах, покачивая мачтой.

«Скатертью дорога, зубастый!» — оскалился внутренний голос, ликуя. Теперь можно приступать к осуществлению своего плана. Покрутила под столом тонкую пластинку — ключ-карту от кабинета вампира — и слегка улыбнулась. Ловкость рук и никакого мошенничества. А то всё «невнимательная», да «невнимательная»! Нормальная я: вон как зубы заговариваю.

Сунула пластинку в носок — да, именно в носок, потому что карманов нет, а на камеры светить, что у меня в руках, нежелательно. По крайней мере, пока.

— Приятного аппетита, — пожелала Даэру, кивнула блондинке и самостоятельно направилась к себе за картой, прихватив пироженку со стола. Времени у меня очень и очень мало. Ледышка может спохватиться в любую минуту и обнаружить, что ключ пропал: тогда пропала я.

У меня не было сомнений, что клыкастый стремительно покинул резиденцию: он слов на ветер не бросает и выполняет сказанное — незамедлительно. Поэтому, не теряя времени, заплела волосы, переоделась в удобную одежду, закинула рюкзак с некоторыми вещами на плечо и быстро направилась к переходу: мне нужна самая дальняя часть резиденции, западное крыло с выходом на мансарду рядом с кабинетом Даэра.

Полукруглая комната, обычно пустая, но заставленная мебелью и полками с книгами, видимо, предназначена для отдыха его ледникового высочества.

Обливаясь потом, захлёбываясь адреналином и упиваясь жалостью к книгам, я достала зажигалку — спасибо курящей Лизе.

«Только бы не спалили, только бы не спалили», — шептал внутренний голос, а я сбрасывала книги в кучу, устраивая настоящий погребальный костёр. Прежде чем меня заметят на камерах и доберутся сюда, у меня есть минут пять.

Осталось чиркнуть зажигалкой.

Я смотрела на зарождающийся пожар со щемящей болью в груди и сожалением. Мне не хотелось портить чужое имущество, и я плохо понимаю, что буду делать за пределами логова вампира и куда пойду, но и оставаться здесь, в этом месте, где каждый день тебя готовят к тому, чтобы впоследствии выпить, не хочется совсем.

Лучше в бегах, чем со страхом ожидать свою участь. С вампирами шутки плохи, с Ледышкой — непозволительны.

Убедившись, что костерок набирает обороты и готов отправиться в «свободное плаванье», я бросилась в противоположную сторону. На крышу. Смешно, но это самый короткий путь на первый этаж. Я уже давно приметила лестницу, по которой проще всего попасть к серверной.

Прижалась к стене, прислушиваясь. Вампиры неслись в противоположном направлении: пока они заняты пожаром, а выбора у них нет, я специально выбрала одну-единственную старую комнату, необорудованную противопожарной системой безопасности: теперь у меня есть возможность пробраться в кабинет министра, а после — вывести камеры из строя и отключить ворота, чтобы легко и беспрепятственно покинуть резиденцию.

С дверью министра пришлось повозиться. Хотя бы потому, что я не могла найти место, куда совать или прикладывать ключ.

Я уже взмокла и начала нервничать, как «ворота», ведущие к смерти вампирской, щёлкнули и распахнулись.

Захлопнув дверь, я бросилась переворачивать ящики стола — да и сам стол, — особо не церемонясь, а наоборот, чиня бардак. Хотя особо разбрасывать нечего. Пока я искала ключ от серверной, включился стол и заговорил голосом Дарси, заставив меня испуганно присесть.

— Доброе утро, лот номер пять. Я могу вам чем-нибудь помочь?

Полагаю, все видели улыбку Чеширского кота? Именно так я и оскалилась.

— Можешь. А где ключ от сейфа, где деньги лежат? — моментально выдала я, поразившись собственной наглости. Ай, гулять так гулять! — А ещё мне нужен беспилотный моп и ключ-карта от серверной.

Думала, Дарси начнёт упрямиться, задаст, как минимум, два вопроса: зачем мне это и не обнаглела ли я? Но к моему удивлению, за спиной что-то щёлкнуло.

— Сейф в стене, ключи там же, не забудьте взять пульт от гаража с мопами. А куда это вы собираетесь? — спросил любопытный интеллект.

— В кругосветное путешествие, — почти не соврала я, сгребая ключи, пульт и бумажки, похожие на деньги.

— Уважаемый лиэр расстроится, что вы отправляетесь без него, — вздохнула Дарси. Я даже прониклась.

— Не думаю, — спрятала содержимое сейфа в рюкзак и направилась к двери. — Спасибо, Дарси. Приятно было познакомиться…

В серверную я попала легко: в узком помещении горели и мигали тысячи лампочек, на мониторах в панике бегали вампиры и слуги.

Достала из рюкзака приготовленную бутылку воды и выплеснула на приборы, надеясь, что это вызовет замыкание. Да, я ещё тот химик и изобретатель. Но увы и ах, ни взрыва, ни искр не произошло. Очень плохо.

Тогда я стала жать на все кнопки подряд, колотить по панелям руками, даже приспособила стул, швырнув его в оборудование. Я напомнила себе взбесившуюся белку под кофеином.

— Да ломайся же ты! — я со всей своей хвалёной силой пнула стол и рухнула в кресло: моим слепым очам предстал кабель. Толстый, чёрный кабель. — Ну конечно! — воскликнула я, ругая себя за бестолковость, ведь любое устройство должно от чего-то питаться.

Ухватилась за кабель обеими руками, моля вселенную, чтобы меня не жахнуло током и не попортило причёску; дёрнула его на себя.

Все приборы моментально погасли. Я усмехнулась и бросилась бежать к воротам. Удивительно, что по пути мне никто не встретился, видимо, вампиры не умеют тушить пожар собственными силами.

Во дворе меня ждал сюрприз. Граф. Пёс внимательно следил за мной, и ему мои намерения явно не нравились. Когда на тебя так пялится двухметровое животное, невольно застываешь на месте.

— Не пустишь, да? — жалобно спрашиваю я и сама же киваю в ответ.

Начинаю нервничать, понимая, что меня схватят в любую минуту, и тут приходит гениальная идея.

— А ну, малыш! Лови-ка кексик! — запустила пироженку, вытащенную из рюкзака, убедилась, что собака заинтересовалась, и бросилась бежать к гаражам.

С мопом мы поладили, словно давние приятели. Тут всё просто: двери открывались автоматически при приближении — вообще легко! А сам летательный аппарат понимал голосовые команды и даже никакой код не запрашивал.

Я ему: «Поехали!»

Он: «Укажите пункт назначения».

Я: «Э-э-э», — пошла мозговая загрузка. — «А покажите-ка мне карту Эльмира».

Он: «Легко!», — ну, не так, конечно, это я утрирую, но развёрнутая карта вспыхнула прямо в воздухе и имела трёхмерную форму: её можно было трогать и расширять отдельные места пальцами. Я быстро нашла резиденцию и самую дальнюю точку от неё.

Я: «Сюда!» — радостно воскликнула я, упала в кресло и пристегнулась.

Можно выдохнуть. Так я и сделала, прикрыв глаза. Просто не верится, что у меня получилось. Неужели удалось провести древнего вампира? Неужели есть хоть малюсенький шанс попасть домой и надрать Ярославу… в общем, надрать.

Я смогу вернуться к своей работе, к занятиям танцами… Ай, махну на всё рукой и уеду на море. На неделю! Нет, на три! А когда вернусь, возьму и займусь йогой, давно хотела, и на фортепиано лет сто не играла…

— Пункт назначения. Прибыли, — раздался механический голос, выдёргивая меня из сладких грёз.

Выходить было страшно. Я не знаю, что меня ждёт: это может быть местное племя аборигенов, типа ново-гвинейских папуасов, которые питаются человечиной… хотя о чём это я? Они тут все питаются человечиной… Но там, за бортом мопа, может быть обрыв, или дикие звери, а может, я вообще прилетела в местное отделение полиции, вот смеху-то будет!

Осторожно подошла к шлюзу, и затаив дыхание, вышла. Обрыв, и правда, был. А ещё великолепные горы, что раскинулись вдоль горизонта, много-много зелени, приятный лёгкий ветер, что странно на такой высоте, и спина, которую я не только не ожидала увидеть, но и вообще хотела бы навсегда забыть.

— Как вы… Что вы… А… — запинаясь вымолвила я и на ватных ногах шагнула в сторону министра, который, видимо, любовался природой.

— Вы недооценили меня, — всё так же холодно, но подозрительно спокойно и даже удивлённо проговорил вампир. Внутри меня всё похолодело. Я просто не верю своим глазам! — Вся техника и аппаратура подключена к моему личному коммуникатору. Стоило вам отключить серверную, как мне пришло уведомление. Стоило вам активировать моп, и знаете что? — он словно издевался, отыгрывался за причинённый мной ущерб.

Но мне откровенно плевать, ведь мой план побега — провалился. Села на землю, по-турецки скрестив ноги, и рассмеялась.

— Дайте угадаю? И вам пришло уведомление?

Ледышка кивнул, продолжая стоять спиной ко мне.

— Но вы точно не угадаете мою реакцию, — да он издевается? Это игра такая?

— Горько заплакали? — пришла моя очередь издеваться. — Позвонили в службу спасения? Упали в обморок? У вас началась икота?

— Знаете, я начинаю понимать ваши шутки, — мне кажется, или он улыбается? А, нет, просто солнышко греет. — Я рассмеялся, — вполне серьёзно заявил вампир и повернулся ко мне, продолжая очень слабо улыбаться. — Вы не представляете, как удивили меня. Неосознанно вы выбрали моё любимое место. Здесь недалеко есть домик, а рядом горное озеро… А ещё… Я просто не ожидал от вас такой находчивости и сообразительности. Это я вас недооценил. Не взял в расчёт ваше сильное желание вернуться домой…

— Поэтому я молодец, и вы меня отпустите? — питая слабую надежду, поинтересовалась я, разглядывая преобразившегося вампира.

Мужчина весьма иронично вскинул бровь.

— Поэтому вы наказаны.

— Поставите в угол? — поразилась я, боясь даже представить, как вампиры наказывают. — Отшлёпаете меня?

— Отшлёпаю? — не понял клыкастый, рассмешив. — На Земле наказывают именно так?

— Ну… — протянула я. — Детей — наказывают, жён — поощряют, — моя улыбка стала шире.

Ледышка нахмурился, серьёзно озадачившись этим вопросом.

— Меня беспокоит, Лисавета, что вы воспринимаете вампиров, словно монстров, а жизнь на Эльмире — наказанием. Знаете, никто из ваших соотечественниц не жаловался ни на нас, ни на жизнь.

— Всё бывает впервые… — вставила свои пять копеек, а вампир терпеливо кивнул.

— Вы правы относительно вкуса крови, но мы обращаемся с людьми деликатно и вежливо не только поэтому. Говорю же, наша раса цивилизованна и давно отошла от варварских манер…

— И потому вы нашли труп девушки на улице города? Потому что цивилизованные и не трогаете людей? — не удержалась от издёвки я.

Ледышка смерил меня внимательным взглядом, поджал бледные губы и шагнул ко мне, держа в руках широкий браслет.

— Я сожалею, — с этими словами браслет защёлкнулся на моём запястье. — Так будет лучше. Сами того не понимая, вы можете навредить себе.

Недоумённо хлопала глазами, разглядывая новое дизайнерское украшение, и думала, как бы лучше сбросить министра со скалы, чтоб наверняка.

— Он не даст мне сбежать, да? — догадалась я. — И вы всегда будете в курсе моих перемещений?

Вампир слабо улыбнулся, словно приятно удивлённый моим мыслительным процессом.

— Ни хрена вам не жаль! — выругалась я, поднимаясь: во мне кипела злость вперемешку с разочарованием и обидой. — Было бы жаль, вы бы меня отпустили! Кто я для вас? Кусок здоровой и полезной пищи… Очень дорогой пищи. Вы заботитесь исключительно о собственном благополучии. И все эти ваши манеры и пафос… вызывают рвотный рефлекс, потому что всё это — ненастоящее! Вы ненастоящий. Кусок замороженного камня, без эмоций, без страстей, без… у вас секс вообще когда-нибудь был?

Лицо вампира вытянулось и снова стало непроницаемой маской. Я рассмеялась.

— Ы-ы-ы! Поверить не могу! Да вы девственник! Же-есть!

— Прошу следовать в мой крейсер, — холодно заявил вампир, игнорируя мои слова, и прошёл мимо меня.

— Дайте мне отдохнуть, — упрямо заявила я. — Мой побег провалился, мне дурно от вашего общества, можно мне просто побыть одной?! Говорите, тут озеро было? Пошли купаться?

Вампир, кажется, выпал окончательно и захлопал глазами. Его брови сошлись в переносице.

— Мне не нравятся ваши идеи. Лучше нам вернуться на корабль, — отрезал он.

— Лучше я вас покусаю, — коварно улыбнулась и двинулась на вампира.

— Что? — Ледышка отступил назад. Мой рот растянула зловещая улыбка. Не знаю, что мной двигало, но мне реально захотелось вцепиться этому вампиру в лицо или шею. — Я согласен искупаться, — внезапно произнёс мужчина, заставив меня остановиться и опустить руки, которыми я, видимо, собиралась придушить его.

Прикрыла глаза и выдохнула, для себя решив, что стоит проявить терпение, ведь только оно поможет мне в моём очередном побеге. Нет смысла затаивать на вампира злость и обиду: он живёт по привычным ему законам и делает, что делал веками. Он не виноват, что ему попалась такая несговорчивая «бутылка», но жалеть я его не собираюсь. Просто буду выжидать. И на мою улицу однажды прилетит билет до земли.

Глава шестая Главное — выбрать правильную тактику. А там и до сумасшедшего дома рукой подать…

Что я научилась делать хорошо, так это брать от жизни по максимуму. Она всего одна — уникальная в своём роде. Строй планы на будущее, но живи настоящим. Смотри по сторонам, замечай, что под ногами творится: каждый миг, секунда никогда больше не повторятся — не будет двух одинаковых минут, даже если сидеть неподвижно. Поэтому я воспряла духом, словно и не меня поймали, не на мне болтается противоугонный браслет и не я в чужом мире.

Над головой у меня небо — удивительное по-своему. Многие скажут: «Оно серое». А я вижу, какое оно густое и тёплое, словно кисельные берега, а если приглядеться, можно заметить светлые прожилки. Чем тебе не «пятьдесят оттенков»? И оно восхищает меня, радует, дух захватывает.

Я жива, я дышу, смотрю по сторонам, спускаясь по склону и думаю: «А тут красиво…». Действительно: и цветы, как из сказки; и ветер волшебный играет с моими волосами и волосами вампира… Вон как смешно шевелятся.

— А озеро далеко? Вы там купались хоть раз? — уточняю для себя: вдруг там твари опасные водятся. Нет, Ледышка, конечно, тоже та ещё… особь непредсказуемая, но для меня неопасная. Пока.

— Для человека, который не ожидал оказаться в чужом мире и против… предложенных условий, вы слишком смелая и расслабленная, — заметил вампир, игнорируя мой вопрос. Правильно, зачем вообще отвечать в разговоре с едой?

— Так где, говорите, озеро? Там, да? Ну хорошо, спасибо, вы очень любезны, — похлопала вампира по плечу и прошла мимо. — Меня мучает только один вопрос, — остановилась перед неизвестным цветком и села на корточки, чтобы лучше рассмотреть его. — Неужели вы правда полагаете, что я сдамся на этом? Сложу лапки и с радостью позволю вам или любому другому вампиру укусить меня? — этот вопрос не на шутку волнует. Или вампир настолько самоуверен, или у него есть план, и я хочу это выяснить.

— Любому другому совсем не обязательно, — вкрадчиво произнёс Ледышка, внезапно оказавшись рядом. Он коснулся багрового бутона и нежно провёл пальцами. — А мне вы сами предложите то, с чем так упорно не хотите расставаться, — цветок раскрылся на моих глазах, демонстрируя лепестки во всей красе.

— Значит, просто самоуверенный, — хмыкнула вслух и поднялась, словно цветок мне больше не интересен, но на самом деле я стремлюсь держаться от вампира подальше. Когда он ближе, чем на метр, возникает неприятное ощущение опасности.

— Вы спешите с выводами, — Ледышка снова появился возле, как всегда бесшумно и неожиданно, Он показательно раскрыл ладонь, которую украшали тёмные кровоподтёки. — Это растение, несмотря на красоту, очень ядовито, — уже через минуту ладонь снова стала нормальной, без следов недавнего «близкого знакомства» с ужасным цветком. Я прижала к себе руки и быстро спрятала их за спину. — А касательно вас, я лишь констатирую факт, который вы упорно не хотите принимать. Я красивый «цветок», Лисавета, как думаете?

Сглотнула и невольно отступила на шаг, попав под гипноз пронзительных глаз.

— Вы предложите мне свою кровь. Сами. Это только вопрос времени.

На смену внезапному испугу пришло негодование. Я потянулась и всё-таки укусила вампира за шею. Он, видимо, не ожидал — хотя мог бы догадаться, — и не успел предпринять меры. Ледышка застыл, как бы парадоксально ни звучало, а я от души и отчаяния цапнула, немного прокусив на удивление тонкую кожу. Несколько капель с металлическим привкусом обожгли язык…

Мир закружился в пьяном вихре чужих воспоминаний и ощущений… Я словно съела полмешка экстези и запила это дело бутиратом. Цветные картинки мелькали перед глазами, сбивая с толку, при этом я испытывала фантастическое чувство эйфории и невероятный прилив сил.

Ощущение, что я могу не только горы свернуть, но и слепить из них что-нибудь новенькое, и море не просто по колено, а так — лужица по щиколотку. У меня словно крылья за спиной выросли, и я могу облететь весь мир, не прилагая усилий…

— … что вы сделали? — подозрительно хрипло поинтересовался кто-то рядом, разрушая мой маленький наркотический мирок иллюзий. Галлюцинации исчезли, а вот ощущение острого возбуждения осталось. Пожалуй, ещё никогда я так сильно не хотела незнакомого мне вампира…

Интересно, если я сейчас нападу на министра и изнасилую, что он на это скажет? Отблагодарит или накажет? А если накажет, то как?

— Если вы испытываете нечто подобное каждый раз, когда сосёте… сосёте кровь, то понятно, почему до сих пор Лизины попытки соблазнить вас не увенчались успехом, — я отлепилась от вампира, который выглядел поражённым, продолжая меня всё это время удерживать. Он словно не понимал, что происходит.

— Вы не должны были кусать меня, — заторможенно выдохнул Ледышка и потрогал место укуса, которое, кстати говоря, уже зажило. Всё-таки мифы не лгут о вампирской супер-регенерации. Она существует.

Я стряхнула невидимую пылинку и усмехнулась.

— Я и на свет должна была появиться в начале марта, а вылезла первого января. И выжить не должна была: лёгкие не раскрылись, — а выжила всем законам логики назло. Так что, господин министр, я никому ничего не должна. Только Конституции Российской Федерации и родителям.

Вампир растаял в воздухе и появился прямо перед моим лицом, пугая пронизывающим до костей взглядом.

— Никогда. Никогда — слышите? Не делайте так, — прозвучало очень внушительно. Тем самым местом, которое отвечает за интуицию, почувствовала, что за простым предупреждением скрывается нечто большее. Я прониклась.

— Укус… для вас много значит, да? — выдвинула своё предположение, осторожно обходя вампира. Лучше продолжить путь как ни в чём не бывало.

Ледышка взял себя в руки.

— Своим поступком вы опозорили меня. Низшее существо — а вы в данном случае внизу пищевой цепочки — не может и не достойно пробовать кровь вампира.

Моргнула от удивления: всё-таки очень искусно меня… облили дерьмом, — и рассмеялась.

— Ваша самоуверенность вас погубит. Мы не в одной цепи, понимаете? Мы разные расы. Я существо разумное, вы… наверное, тоже. У вас два глаза и у меня, есть руки, ноги, голова, умение говорить и совершать мыслительный процесс. Разница только в образе жизни. Вы пьёте кровь людей, я — молоко. И поверьте, если бы корова понимала, она бы сопротивлялась, как я. Так вот: я не корова, — вампир удостоил меня снисходительным взглядом, прекращая спор.

— Озеро там, — махнул он рукой. Посмотрела в указанном направлении и задохнулась от восхищения.

— Невероятно…

— Что конкретно? — раздалось равнодушное рядом. Метнула прищуренный взор, полный неодобрения, и снова уставилась на «хрустальное» озеро в низине между скал.

— Неужели вас не трогает природная красота? — слегка поразилась я, растеряв своё хамство. Да и надоело уже, если честно. Можно сколько угодно язвить, быть дерзкой и пытаться утопить собеседника в сарказме, но это не сильно помогает вернуться домой. Хотя определённое удовольствие всё же доставляет. Наблюдать обескураженное лицо вампира — весьма приятное зрелище.

— Я всё это видел. Много-много столетий… — ответил он, вглядываясь вдаль.

— А вы посмотрите под другим углом. Не может быть, чтобы за столько лет ничего не изменилось, — хитро произнесла я и покосилась на вампира. — Глядя на вас, я понимаю, что не хочу становиться бессмертной. Невероятно скучное занятие. Нужно уметь жить, чтобы каждый год приносил радость, а не разочарование. Сочувствую, — хлопнула вампира по спине от души — сильнее, чем требовалось, — и продолжила спуск.

— А что видите вы? — непринуждённо спросил Ледышка, скрывая любопытство. Подавила смешок, решив развлечься.

— Ну, я вижу целую картину. Если присмотреться, озеро напоминает лёд, а под ним жизнь, словно в Зазеркалье. Лёгкий туман похож на сахарную вату из детства, я даже чувствую сладковатый привкус в воздухе. Можно представить, что озеро — это облако. Представляете облако, в котором запросто можно купаться и увидеть неведомых существ. Так мог бы выглядеть рай…

— Я и половины не понял из ваших слов, — обломал всё веселье скучный, непродвинутый вампир, хотя, казалось бы — технологии, инновации… Ничего в искусстве фантазировать не понимает.

— Ну вот вы посмотрите на дерево: что видите? Только листья, ствол и корни? — не сдавалась я, разводя вампира. Я тоже обычно вижу просто дерево, но ему об этом знать не обязательно, пусть развивает воображение, а то вообще никакого воображения. Сухарь столетний.

— Я вижу достаточно хорошо, даже насекомых, но сомневаюсь, что можно разглядеть что-то большее, — ответил сухарь, пытаясь рассмотреть дерево со всех сторон взглядом эксперта. Я старалась не смеяться.

— А я вижу женщину! Ну вот же у неё волосы, это талия, это гм… грудь…

— А это лишний вес, по-вашему? — непринуждённо осведомился вампир. Я прыснула, поджимая губы.

— Это новое дизайнерское платье. Разве не заметно?

Ледышка вскинул бровь.

— Ах да, платье. И как я сразу не догадался. А это вот шляпка и туфельки…

Я окончательно рассмеялась.

— А вы не лишены иронии и вовсе не так безнадёжны, — похвалила я и направилась дальше. — А вот валун, на что похож?

Вампир потёр подбородок, обернулся на дерево и кивнул своим мыслям.

— Это телохранитель на недельном показе мод, в котором участвует наше дерево. Посмотрите, у него и оружие есть, и смокинг чёрный.

— И туфли от Гуччи, — задумчиво добавила я. Камень, и правда, на бугая-охранника похож. — А откуда вы про моду знаете? — опешила я, когда дошёл смысл слов вампира. — Неужели тоже участие принимали? В качестве модели или манекена?

Вампир лишь слегка приподнял брови.

— Я живу дольше, чем вы думаете. И на Земле бывал чаще, чем вы думаете.

— Это вы заявляете, что всё-таки модник? Или может, модница… — меня распирало от смеха, но пришлось мужественно держаться.

Ледышка покачал головой и спрятал руки за спину.

— Я лишь сообщаю, что знаю о Земле довольно много. Читал, изучал… Я должен знать, чем увлекаются женщины, которые впоследствии станут…

— … вашим праздничным ужином? — цинично перебила я. — Ищете подход?

Ледышка удачно скрыл раздражение и остался невозмутимым. Мы, кстати, почти пришли.

— Мы предпочитаем называть людей «деловыми партнёрами», а не едой.

— Разве от этого меняется смысл? — тихо спросила я, искренне желая узнать ответ. Мы встретились глазами, словно пытаясь «прочесть» друг друга, забраться в мозг и разгадать его ребус. — Есть притча про волка в овечьей шкуре, — не дождавшись ответа, начала я. — Волк — это хищник, знаете, наверное. Так вот, он прикинулся овцой и пробрался в стадо, чтобы его не заметили. Как думаете, от того, что волк накинул на себя шкуру, он перестал быть хищником? Может, он тоже стал овцой?

— Не понимаю, к чему вы клоните, — холодно произнёс вампир, всё прекрасно понимая.

— Да к тому, что как бы вы людей ни называли, для вас они — источник крови, силы и удовольствия. Еда. Вы сами не раз подтверждали факт нашего пресмыкающегося существования перед вами великими.

— Вы очень много говорите, — заключил Ледышка и показал, что мы пришли. Я улыбнулась, разглядывая зеркальную гладь воды.

— Ну что? Кто первый, тот молодец? — лукаво предложила я. Мой голос эхом отразился от скал. Тишина, уединённость и первозданность, которыми пропитано это место, будоражили кровь, толкая на безрассудства.

Хех, ну посмотрим, насколько вампир «девственник».

— Я не участвую в соревнованиях, — равнодушно ответил мужчина и стал снимать пиджак. О, боги! Он, и правда, разденется. Неужели и в воду полезет? Может, сбежать с его одеждой и заставить добираться в резиденцию голым?

«Ага, мечтай, глупышка! Он бегает со скоростью света. Ты даже на два шага отойти не успеешь», — ехидно заметил внутренний голос.

Что-то мне расхотелось проверять сексуальный опыт моего надзирателя, и я просто разбежалась и прыгнула в одежде, обрызгав, ничего не подозревающего вампира.

— С ума сойти! — воскликнула я, вынырнув. — Вода теплющая! Разве так может быть?!

Вампир невозмутимо вытер лицо от капель, продолжая аккуратно складывать костюм на берегу, что-то бормоча себе под нос, вроде: «Зачем я только на это подписался», — ну, или что-то типа того.

* * *

Пока я пускала пузыри, вампир, не сильно стесняясь, остался в одних чёрных боксёрах. Его рельефное и жилистое тело представлялось мне скульптурой художника нео-нигилиста: настолько, казалось бы, простое тело отличалось от привычного мне человеческого.

Бог, создавший это существо, отмёл общепринятые формы и сделал свою. Да, у вампира две ноги, две руки, но фигура угловатая, «края» острые, тело сухое, без мясного наполнителя. И если бы я не кусала его, подумала, что и крови в этом организме нет.

И самое отвратительное, что в таком теле нет ничего отвратительного. Да, оно другое, но привлекательно: притягивает взор, завораживает и даже даёт пищу для «фантазий».

Тряхнула головой и подплыла к берегу.

— Так и будете медленно заходить, словно школьница? — лукаво поддразнила я, бултыхая ногами.

— Вам совсем не страшно? — спокойно поинтересовался Ледышка, склонив голову. Господи! Какой же он… опасный! Эти дьявольские блики в глазах, нездоровый блеск, кривая улыбка-усмешка… Бр-р-р… Просто мороз по коже. Конечно, мне страшно. Очень! Я не дура, понимаю, что одно слово этого снеговика — и мне крышка. Камень надгробный. Капец… Но я намерена бороться изо всех своих упрямых сил, пока он молчит…

— Я имею в виду — озеро, — спокойно пояснил он, выдёргивая меня из размышлений. — Не боитесь? Здесь водятся опасные для вас существа.

Я облегчённо выдохнула и обернулась, махнув рукой.

— Чего мне бояться, если со мной уже есть одно страшное и очень опасное существо? — невинно поинтересовалась и похлопала глазами. — Поверьте, с вами мало кто сравнится.

Ледышка на секунду прищурился, словно пытаясь понять, что творится в моей голове, но так и не понял и решил утопиться. Шутка. Просто нырнул под воду.

Я повернулась и стала вглядываться в неё, это несложно: она полностью прозрачная. Тёмное пятно отдалялось всё дальше. Я перестала различать силуэт, а вампир не спешил выныривать.

«Дошутилась», — вздохнул внутренний голос и закатил поминки. Я же — заволновалась.

— Ну выныривай, — начала злиться и пошла на глубину, не думая о других существах. Озеро небольшое, если вампир переплыл его под водой, то уже должен был появиться. Да что у него там? Жабры?

Набрала воздуха побольше и уже собралась броситься спасать неразумное существо, как передо мной вынырнуло другое…

Огромная голубая змея с мордой дракона извивалась и издавала странные звуки. Или это моё сердце издаёт их? От страха я замерла всего на секунду и уже хотела броситься в драку, потому что вряд ли я смогу уплыть от такой «змеи», как из воды показался вампир.

— Это пресноводный голубой дракон. Он безобиден, если не подплывать близко. Лисавета?

У меня дёрнулся глаз, а затем и рука. Не осознавая, залепила вампиру пощёчину, всё ещё опасаясь, что сердце проломит в груди дыру.

Ледышка удивлённо моргнул и стёр с лица воду. Отпустил змею и шагнул ко мне. Я продолжала буравить его яростным взглядом, ощущая, как меня потряхивает.

Думала, вампир придушит меня…

— Испугались? — спокойно спросил он и задумчиво тронул щёку, словно не веря.

— Вы больной, — сипло выдавила. — Я решила, что вы утонули… — отчего-то призналась, продолжая смотреть в эти дьявольские глаза с красным ободком вокруг чёрной радужки…

— Утонул? — недоумённо переспросил вампир и вдруг рассмеялся. Адреналин схлынул, оставляя после себя дрожь: я поёжилась.

Никогда не слышала такого смеха. Он другой. От слова «совсем». Странный, неестественный, словно… словно Ледышка вообще не умеет смеяться. Его смех похож на первые шаги ребёнка: осторожные, дрожащие и неуверенные…

Вампир умолк так же внезапно, как и начал смеяться.

— Вы бы спасли меня? — серьёзно спросил он. Я обхватила себя руками и растёрла плечи.

— Не знаю, — недовольно буркнула в ответ. — Нет, конечно, нет! Зачем мне вас спасать? — нагло соврала я, и судя по сверкнувшим глазам вампира, он понял, что это ложь.

— Простите, — сдержанно извинился и протянул мне руку. — Под водой теплее. Я просто хотел вам показать местных обитателей, чтобы вы впредь необдуманно не ныряли в неизвестный водоём. Этот мир чужой для вас — не забывайте ни на секунду.

— Я не смогу столько держаться под водой, — тихо произнесла, не спеша вкладывать свою ладошку в вампирскую лапу.

— Ничего, полминуты хватит, чтобы вы увидели подводный мир своими глазами.

Уцепилась за предложенную руку и нырнула, набрав побольше воздуха. Под водой, и правда, теплее. Открыла глаза, сначала наблюдая, как расплываются мои волосы рыжей тиной, и чуть не ахнула, когда увидела всю красоту…

Голубые и зелёные сталагмиты, как в пещерах, сверкали и завораживали. Возле них ютились стайки цветных рыб, а из-под большого камня виднелись сапфировые глаза того самого дракона.

Вампир не спускал с меня глаз и продолжал удерживать за руку, пока я восторженно озиралась по сторонам. Он дёрнул меня и показал наверх: пора всплывать.

— Удивительно! — вместе со вздохом воскликнула я и убрала волосы с лица. — Просто невероятно! Это фантастика! Я словно в другой мир попала, — моргнула и рассмеялась. Да так и есть. Но не время предаваться грусти. Это озеро великолепно!

— Обещайте, что будете вести себе осторожнее, — настоятельно велел вампир и направился к берегу. Я так понимаю, показательное выступление закончено?

* * *

В резиденцию возвращались молча. Меня терзало странное чувство, множество «почему» и просто усталость. Домой хотелось всё сильнее. С каждым прожитым днём в этом бесчувственном мире в качестве «бутылки» надежда на возвращение становится всё меньше.

Ледышка заговорил сам.

— Что вы почувствовали, когда попробовали мою кровь?

Мне кажется, или он волнуется?

— Хотите, чтобы я рассказала вам подробности вашей же личной жизни? Забыли? — ехидно отозвалась я и поёрзала. Мокрая одежда холодила и неприятно липла к телу. Поскорее бы уже забраться в купель.

Вампир впал в ступор — ну, мне так показалось.

— Вы видели моё прошлое?

— Частично, — отмахнулась я и стянула кофту, оставшись в мокрой майке. — Но теперь я точно знаю, что вы не девственник и Даэра не принёс аист. Вы любили, Криспиан Касс. Сильно, — мне ничего не стоило произнести эти слова, но на вампира они подействовали. Мне просто хотелось ему напомнить… — А вас нет, — безжалостно добила я. — Вампиры не любят. Вы один из немногих древних, который застал те времена, когда вампиров интересовали не только власть и наука, поэтому, когда та женщина-вампир отвернулась от вас, вы стали ярым приверженцем «системы». Это было очень и очень давно, я даже не рискну предположить — насколько давно. И так же давно у вас не было ни секса, ни влюблённости, ни привязанностей, вы сдались и приняли мир, который не принял вас…

— Вы слишком эмоциональны и придаёте большое значение чувствам, — безразлично отозвался Ледышка и подошёл к шлюзу. — Прилетели. Надеюсь, в ближайшее время вы не планируете побег? Мне нужно время поработать.

— Надейтесь, — хмыкнула в ответ и вышла первая.

Во дворе нас уже встречали младшие вампиры, и на них жалко было смотреть: растрёпанные, в чёрных пятнах от копоти и сажи, нервные… Я с трудом сдержала смешок, чтобы не ранить их тонкую душевную организацию. Возле зелёной изгороди мирно спал Граф, но стоило ему почуять хозяина, как пёс встрепенулся и виновато поджал уши. Такой большой и такой трусливый. Эх, Граф…

— Глаз не спускать и везде сопровождать, — коротко распорядился Ледышка. Фальшиво улыбнулась ему в ответ и оскалилась на вампиров.

— Пойдёмте, мальчики, — ласково протянула я. — Поиграем в куколки…

Министр льда и стужи даже не дрогнул.

— Я вас не отпускал, — он щёлкнул пальцами, и малыш Граф в один ленивый шаг оказался рядом. — Продался за сладкое, да? Не стыдно? — вполне серьёзно отчитал он этого великана. И великан проникся: понурил голову и попытался лизнуть хозяина. — Охранять, — велел он, показав на меня.

— Вы ещё кустам распоряжение дайте и карпам в пруду, — скептически фыркнула, терпеливо ожидая, когда Ледышка отпустит.

— Надо же, я думал, ты лежишь обескровленная, в бреду и без чувств, — раздался насмешливый голос с крыльца.

Метнула резкий взгляд в младшего Ледышку и улыбнулась самым радушным в мире оскалом.

— Даэр! — радостно воскликнула и распахнула объятия. — Сколько лет! Постарел-то как, потрепался. Время никого не жалеет: что-то ты бледненький. Кушать хочется? Кровушки моей, да? А вот хре…

— Лисавета, — одёрнул меня сухой властный голос. Я обернулась, даря вампиру улыбку, и заключила Даэра в мокрые объятия, прижимая к его спине кофту, с которой безжалостно капала вода. — Вода — терапия, говорят, от высокомерия помогает, — со знанием дела произнесла я и отстранилась. На крыльце показался другой министр: который нарушитель частных владений.

— Эрик. Весьма рад, — отозвался Ледышка и жестом приказал младшим вампирам убрать меня с глаз долой. Я бы рада, но этот Эрик преградил путь, насмешливо меня разглядывая. Бесцеремонно протянул руку и хотел взять меня за подбородок. Я удивилась и от души клацнула зубами.

— Ещё одно движение с вашей платформы, и вы останетесь без пальцев, — улыбаясь, пригрозила я, испытывая неприятное чувство, и обошла вампира, игнорируя хмурый взгляд Даэра. Даэра мокрого. О, как звучит! Почти царский титул.

— Слышал, твой лот устроил пожар. Не справляешься? — произнёс Эрик. Ох, не нравится мне этот министр!

— А вы семейным психологом заделались? — вмешалась я, остановившись в дверях. Один вампир попытался ухватить меня за руку, чтобы увести, но я вывернулась. — Так знайте, мы и без посторонних справляемся. Это ролевые игры такие: я поджигатель, лиэр — пожарный. Я убегаю, он догоняет. Вот поиграли, сейчас пойдём чай с плюшками пить, — без тени иронии произнесла я, смотря упырю в глаза не мигая, как бы обозначив свою территорию; не стоит лезть, куда не приглашали. У нас с Ледышкой свои «тёрки».

— Лот, — равнодушно позвал Крис. — Отправляйтесь к себе. Скоро обед: вам доставят в спальню.

Мне не понравилось такое обращение, учитывая, что я только что защищала его. Но скандал на глазах у свидетелей устраивать не стала. Я могу спорить с кем угодно, но только не с ним. С ним я буду разговаривать отдельно.

Выразила взглядом и улыбкой обещание скорой мсти и отправилась вслед за конвоирами.

Глава седьмая Попытка номер два, или несостоявшаяся сделка и новые способности…

— Ни выйти, ни покурить, — сокрушалась напарница по наказанию. Ледышка решил с нами не возиться и запер в комнате обеих, приказав никуда не выпускать, но исправно кормить: здесь же. Упырь, чтоб ему икалось на своём слёте министров. — Ну что ты лежишь?! Придумай что-нибудь! — взъелась блондинка и запустила подушку в стену.

— Ага, — меланхолично отозвалась, изучая потолок. — Уже. Бросай курить и давай спать ложиться.

— Сейчас? — опешила сокамерница, даже упустив из виду предложение о здоровом образе жизни. — Издеваешься?

Я хмыкнула, испытывая странное желание плюнуть в потолок. Надо же чем-то себя занять, пока в голове царит подозрительная тишина и опустошённость — словно все тараканы резко в спячку впали.

«Эй, хватит щемить! Подъём в наших безумных войсках!» — возмущался внутренний голос, стараясь расшевелить мои вялые мысли. После проигрыша всегда тяжело собраться с силами и предпринять следующий шаг…

— Я вполне серьёзно. Во сне время летит быстрее, — авторитетно заявила я и перевернулась на бок созерцать стену: потолок быстро приелся и утомил. — Когда, кстати, тебя там кусают?

Лиза машинально потёрла шею и сглотнула.

— Послезавтра.

— Ты краснеешь, или это солнце так отражается? — ехидно поинтересовалась я, ухмыляясь. Блондинка чуть не задымилась: подорвалась и принялась звенеть чашками на нашей мини-кухне.

— Я бы рассказала тебе, но перед первым укусом подписала ещё один договор: о неразглашении, — смущённо произнесла она и случайно опрокинула чашку. Всплеснула руками и начала вытирать воду со стола.

Я хищно прищурилась и подобрала своё распластанное и измождённое тело.

— Так-так, с этого места поподробнее, пожалуйста. Зачем нужен ещё один договор? Укус — какой-то тайный обряд?

— Своего рода, — замялась блондинка, сминая тонкими пальцами мокрую тряпку.

— А почему мне Даэр ничего не предложил подписать? — удивилась я. Апатию как рукой сняло.

— Не знаю, — пожала плечами соседка. — Не успел, наверное.

— То есть пока я ничего не подписала — снова, — меня не тронут? — мои глаза наполнились торжествующим блеском. Лиза даже немного испугалась.

— Ну… Я не знаю, честно. Лучше вести себя хорошо и не злить Криса. Я уже жалею, что стала помогать тебе. Ты вот мне совсем не помогла, — девушка насупилась и закусила с досады губу. Вот сдался ей этот костлявый! Надо выручать соучастницу, а то ещё выбросится в окно от безысходности, тогда я стану более популярна…

— Слушай! — обрадовалась я и села по-турецки. — А ты испеки ему пирог и пригласи на рыбалку. Он знаешь, как рыбу любит ловить! А ещё ему нравится, когда женщина за волосы его таскает, ну, треплет ласково. Сам сказал! — открестилась я, выставив ладони. А что? Пусть помучается, а то всё «лот-лот»: «лот, вы наказаны», «лот, сидите в комнате», «лот, не лезьте в чужие дела», «лот, ваш язык слишком болтлив»…

Лиза скептически выгнула бровь.

— Ну, это же вампиры. У них со вкусовыми пристрастиями вообще плохо. А ещё он очень любит непокорных. Будет лучше, если ты поломаешься подольше, прежде чем дать себя укусить. Помаринуешь костлявого, так сказать, — я сильно рисковала, говоря всё это на камеры, но понадеялась, что вампиру сейчас не до просмотра видео: охрану под дверь поставил и быстренько свалил со своим дружком дела галактические решать.

— Может, поедим? — осенило меня вдруг. — А потом почитаем. Надо попросить, чтобы книги доставили.

— Я лучше ногти накрашу и телек посмотрю. Скоро мой сериал начнётся, — блондинка направилась к проектору, а я к дверям: книги клянчить.

Стоило мне внаглую распахнуть дверь, как вампиры отпрянули и зашипели. Я вздрогнула и рассмеялась.

— Прямо ночной дозор: всем выйти из ступора!

— воскликнула я, заставив вампиров отступить ещё на несколько шагов. Наконец, один пришёл в себя.

— Оставайтесь на месте. Велено вас не выпускать.

— Да я и не собиралась. Мне бы книгу. Есть что почитать?

Вампиры замерли в недоумении.

— Книга. С буквами. В ней истории интересные пишут. Не?

— Лиэр велел ничего вам не давать, — осторожно ответил один. Я нахмурилась.

— Это просто книга. Что я могу с ней сделать? — искренне удивилась в ответ. Вряд ли её можно использовать в качестве оружия.

— Вы уже сожгли полсотни книг министра, — многозначительно намекнул другой.

— У Лизы забрали зажигалку, — парировала я. — Мне просто скучно, не понимаете? Так я хотя бы буду при деле, в противном случае мне придётся обдумывать новый каверзный план побега, поджога и затопления резиденции вашего сиятельного лиэра, — непринуждённо произнесла я, и тут меня осенило. Решила добить вампиров, пока тёпленькие. — Сообщите ваши имена, чтобы я могла назвать их министру.

— Зачем?

— Затем что лиэр обязан знать, кто подтолкнул меня к очередному побегу, можно сказать, посодействовал, — я ослепительно улыбнулась, демонстрируя полную невинность.

— Какую книгу? — сдался вампир, не сильно радуясь такому повороту событий.

— Прозу. Что-нибудь про жизнь. Фантастики с меня на сегодня хватит, — я вздохнула и направилась обратно в комнату.

Через минуты две (я даже не успела заварить чай) прилетел упырь на крыльях ночи и торжественно вручил мне не одну, а целых три книги.

— Занимайтесь, как можно дольше, — многозначительно произнёс он и исчез.

— Оперативно, — одобрительно ухмыльнулась я и приступила ко второй части своего хитроумного плана: поесть.

* * *

День имел все шансы пройти бездарно: особенно с учётом того, что от Лизиных сериалов у меня глаза начали кровоточить. Но вот чудо: вечером каким-то ветром — то ли попутным, то ли злым и коварным — к нам в покои вежливо постучал Даэр.

Я не знала, чего ожидать от сына министра и не спешила его впускать.

— Пароль, — холодно произношу через маленькую щель в двери.

— Лисавета, прекратите. Мне нужно поговорить, — раздался раздражённый, словно улей, голос.

— Неверный пароль, — произнесла, удерживая дверь. — Вам надо: вот и разговаривайте. Мы тут при чём? Если нужны свободные уши, то найдите Графа, он где-то в саду.

Лиза в ужасе закатила глаза и упала лицом в подушки, не желая больше слушать. Я пожала плечами: не собираюсь трепетать перед упырями.

— Лиса, — теряя терпение, произнёс вампир. — Вы, верно, не понимаете…

Я звонко рассмеялась и закрыла дверь. Подтащила кресло для упора и передвинула тумбочку.

— Это вы не понимаете! — крикнула я через дверь и вернулась к чтению просто потрясающе-нудной книги. Кто автор, я не знаю, хотя он явно не из этого мира: сомневаюсь, что вампиры пишут что-то кроме документов и докладных. Но такой невероятной мути я в жизни не читала, даже состав туалетной бумаги и то увлекательнее.

Внезапно балконные рамы задрожали и распахнулись, являя собой бледное могущественное недоразумение.

— А я предупреждал, — процедил отщепенец и шагнул к нам в комнату.

— Я тоже, — улыбнулась в ответ и запустила в нарушителя подушку.

— Да прекратите! — взвизгнул вампир и по-деловому поправил чёрный колет с серебряными нашивками и каймой. — Я по делу.

— Вы тут все по делу, — непринуждённо хмыкнула в ответ и забралась на наш единственный высокий стул. — Кофе? — любезно предложила, играя радушную хозяйку.

— Отравленное? — подозрительно прищурился вампир и прошёл за стол.

— Вам-то не всё равно? — насыпала зёрна, положила сахар, немного ванили и щепотку корицы. — Вы же бессмертный. А вот интересно, если я вам вилку…

— Не стоит! — поспешно воскликнул вампир и отсел от меня подальше. — Поверьте, мне вашей крови уже не надо. Вы только мою не сворачивайте, ладно?

Я усмехнулась и протянула незваному гостю чашку.

— Бутерброд? — если быть гостеприимной, то до конца.

— Нет, спасибо, — отказался упырь и сделал глоток кофе. — Меня поразило ваше упорство и настойчивость, с которой вы пытались сбежать.

— И поэтому вы решили перейти на «вы»? — иронично поинтересовалась и достала сладости, очень напоминающие по вкусу наши шоколадные пряники.

— Не ёрничайте. Я пришёл предложить вам сделку.

— Сделку? — изумилась, вскинув бровь и демонстративно заозиралась. — Под камерами? Отца совсем не боитесь?

Вампир усмехнулся так противно, как усмехаются только очень циничные люди. Зря я, наверное, кофеем его пою. Стоило предложить уксусную кислоту: может, желудок бы сжёг себе, зараза.

— У меня тоже есть связи в этом «хрустальном» дворце изобилия, правил и порядка. Лиэр не узнает о нашем договоре…

— Ой ли! — воскликнула я и подхватила пряник-не пряник. — Я бы не была столь уверена, особенно, если речь идёт о министре. Вы как сын должны это понимать.

— Криспиан Касс — не всесилен, — сухо отрезал вампир и отодвинул чашку. — Я предлагаю вам перейти на мою сторону.

— О как! — удивилась я и даже села ровнее, чтобы не пропустить фиаско этого индивида. Сейчас он точно что-то сморозит.

— Вы притворитесь послушной на время, перейдёте под моё покровительство как мой «подарок», а я попробую вернуть вас на Землю…

Я усмехнулась, выводя узоры на столе.

— А взамен я продам душу дьяволу… или всё-таки вам?

— Взамен вы «подружитесь» с лиэром. Верю, у вас получится. Мне нужна любая информация о нём и слабые места. Мне нужно его «падение»…

Закрыла лицо ладонями и растёрла. Дом или вампир — что же выбрать? При условии, что я не верю этому засранцу ни грамма… Такой и обманет, и в спину кол осиновый воткнёт, пока ты спишь.

— Не пойдёт, — с лёгкой долей сожаления произнесла я. Предложи мне нечто подобное лиэр, я бы согласилась, не задумываясь. Потому что он умеет держать слово. Откуда знаю? Да чувствую.

Вампир заметно удивился.

— Почему же? Может… вы влюблены в него?

Я моргнула и звонко рассмеялась, чуть не свалившись со стула.

— Да-а-а! — артистично протянула я. — Конечно, влюблена! Разве может быть иначе?! Все влюбляются: Лиза, Граф, Эрик этот ненормальный, почему бы мне не влюбиться? А?

— Я не понимаю, вы сейчас шутите или говорите серьёзно? — нахмурился упырь, вконец запутавшись.

— Я говорю, что вам пора уходить, пока зубы целы, — предупредила я, поднимаясь. — Я не стану «работать» на вашей стороне, не важно против кого. И дело вовсе не в вашем отце. Дело в вас.

Вампир гневно сощурился и тоже поднялся.

— Тогда я вынужден стереть вам воспоминания о сегодняшнем вечере, но у меня случайно может дрогнуть рука, могу стереть что-нибудь не то…

— Ого! — воскликнула я и отступила. В крови разлился адреналин, подгоняя сердце. — Перешли к угрозам. Очень мило.

— Вы не с тем решили тягаться, Лисавета, — холодно произнёс вампир и растаял в воздухе, чтобы появиться перед моим лицом.

«Где же ты, лиэр, когда так нужен?» — взмолился внутренний голос и упал на колени…

— Лучше не надо, — предупредила я и замахнулась, но на этот раз Даэр ожидал удара и легко остановил меня, перехватив руку. Я попыталась ударить между ног, но тоже не вышло. Упырь быстро скрутил меня и прижал спиной к своей груди, шипя мне в ухо:

— Будешь делать, что я скажу…

Раздался глухой удар, и вампир медленно съехал к ногам Лизы, выглядевшей воинственно с подсвечником в руках.

— Я убила его? — испуганно спросила девушка, прижимая к себе орудие.

— Надеюсь, — равнодушно произнесла я и легонько пнула тело упыря, проверяя, насколько оно бесчувственное.

Двери внезапно распахнулись, так что штукатурка посыпалась, являя верховное могущество: видимо, вернулся со своего галактического тусняка и решил заглянуть на минутку…

— Есть пакеты? — невозмутимо поинтересовалась я и посмотрела на валяющегося Даэра. — Двухметровые, непрозрачные, и место на заднем дворе…

Лиза спрятала подсвечник за спину, вытянувшись в струну. Я на всякий случай отошла.

— Он сам, — нагло соврала я. — Впечатлительный очень. И чуткий.

Министр смотрел только в мои глаза: не мигая, — и телепортнулся возле меня, взяв за подбородок.

«Ну всё… писец котёнку…» — пискнул голос и ушёл на дно.

— Меня интересует только, как вы позвали меня, а не стукнули… моего сына по голове. Уверен, он заслужил, — вампир повернул мою голову, пытаясь что-то разглядеть во мне неведомое.

— Позвала? — тупо переспросила я и отступила, высвобождаясь.

— А я вам пирог испекла, — смущённо произнесла Лиза и откинула подсвечник на диван. Только бы не забыть поблагодарить её.

— Не ем мучное, — равнодушно отмахнулся вампир. Девушка расстроенно сложила бровки домиком. Я бросила укоризненный взгляд на наше бледное сиятельство и пригрозила. Мысленно.

Вампир недоверчиво на меня покосился и повернулся к Лизе.

— Пожалуй, от одного куска со мной ничего не случится.

Девушка радостно подскочила и бросилась на кухню. Вампир перевёл на меня взгляд, и подхватив под локоток, заволок в уголок. А точнее в комнату с купелью, и дверь запер.

— Рассказывайте, как вы позвали меня? Владеете телепатией?

— Э-э, — я конкретно зависла, смотря в эти глаза, что напоминают адские котлы (хотя вживую я их не видела, но представить могу). — В смысле, позвала?

Ледышка нахмурился и спрятал руки за спину.

— Я слышал ваш голос у себя в голове…

— Оу… — выдохнула я. — Да у вас галлюцинации, друг мой трудолюбивый.

— Нет, Лисавета, — отрезал вампир. — Я серьёзно.

Теперь нахмурилась я и потёрла виски.

— Послушайте, я очень испугалась, что Даэр сотрёт мне в памяти что-нибудь лишнее, и подумала о том, что вас здесь очень не хватает.

— То есть мысленно вы звали меня? — уточнил вампир, пристально разглядывая.

— Не совсем, — замялась я. — Слушайте, а почему мы в ванной говорим? Мне не очень комфортно с вами тут находиться.

Ледышка осмотрелся и взял меня за руку.

— Вы правы, — произнёс он и шагнул вместе со мной: я успела только зажмуриться и повиснуть на вампирской руке.

* * *

Когда открыла глаза, на меня укоризненно, словно осуждая, смотрели стены уже знакомого «красного» кабинета. На массивном столе из тёмного дерева сверкала синяя голограмма: какие-то схемы, цифры и буквы, — ничего не понятно. Видимо, Ледышка вернулся уже давно и принялся за работу, когда я его «позвала». М-да…

— А мы что, бросим Лизу на произвол судьбы в компании вашего сына? А если он съест пирог? — я подошла к окну и предпочла удобное на вид кожаное кресло с широкой спинкой вместо маленькой софы и строго стула викторианской эпохи.

— Он в обмороке, — равнодушно отозвался министр и сел за стол, закрывая «вкладки».

Мой рот изящно приоткрылся, а бровь поползла вверх.

— В вас нет ни капли жалости и человечности. Вы просто кусок… гранита! Это же ваш сын! И ваш пирог, — наигранно воскликнула я, сбросила тапки и устроилась в кресле с ногами. Уютненько. Ещё бы чаю с мятой и лимончиком.

— Мой сын — идиот. А пирог невкусный, — безразлично отозвался Ледышка.

Я недоверчиво прищурилась.

— Мне кажется, или это сарказм? В вас внезапно проснулось «тонкое» чувство юмора?

— Вы плохо на меня влияете, — отмахнулся вампир и позвал Дарси. — Проследи, чтобы в мой кабинет принесли чёрный чай с мятой и лимоном, — произнёс он и перевёл на меня внимательный взгляд. — Видите, что творится? Я слышу ваши мысли, и это точно не моя заслуга.

Я сглотнула и закусила губу.

— Может, дело в вашей крови? — осторожно предположила я.

Вампир подавил вздох и устало откинулся на спинку кресла.

— Дело в вашей наглости, строптивости и легкомысленном поведении, — сухо произнёс он и посмотрел на меня. — Теперь нам предстоит разгребать последствия вашего… укуса. Нужно выяснить, что вы ещё приобрели: какие способности.

— Пожалуйста, выясняйте, — благосклонно произнесла я. — Только проследите, чтобы с Лизой всё было в порядке.

Ледышка на секунду прищурился, словно оценивая меня.

— Уже, — коротко ответил он и поднялся. — Скажите, что вы чувствуете? Может, появились новые ощущения, или может, вы слышите чужие мысли, видите незнакомые вам воспоминания?

— Пока я чувствую, как сильно меня утомило ваше вампирское племя, — ёмко произнесла я, наматывая рыжий локон на палец. — А ещё мне не нравится, что вы читаете мои мысли.

Ледышка нахмурился и подошёл к окну.

— Я не читаю. Вы сами мне их передаёте, — он бросил на меня короткий внимательный взгляд и отвернулся. — Расскажите, что произошло? Почему вы были напуганы?

Пришла моя очередь вздыхать и отворачиваться. Всё рассказать, как было? А если Ледышка сочтёт, что я его защищаю?

— А камеры? — вспомнила я. — Запись есть?

— Нет, — ровно ответил вампир. — Даэр оказался предусмотрительным.

— Вы не ожидали от него?

— Наоборот: готовился, — мужчина развернулся ко мне, склонив голову на бок. — Не ожидал от вас.

Я напряглась и стала копаться в воспоминаниях — что я успела натворить? Ну, выклянчила книгу, но не сожгла ведь, Лизе ерунды наговорила, — но от чистого сердца, а Даэр вообще сам пришёл со своими непристойными предложениями. «Падения» ему захотелось… А икры на лицо не намазать, чтобы слаще жилось?

Ледышка прикрыл глаза и поморщился.

— Ваши мысли настолько сумбурны, что начинает болеть голова. Давайте общаться исключительно вслух?

— Простите, — виновато буркнула я и стала теребить край кофты. — Просто я не поняла, чего вы от меня не ожидали. Вроде ничего же плохого не сделала, и почему вы вообще что-то должны были ожидать? Я ведь лот, у нас с вами сугубо гастрономические отношения…

Ледышка всё же вздохнул.

— У нас с вами нет отношений. Только договор, который вы не спешите соблюдать, — равнодушно произнёс он, и это неприятно царапнуло. Понимаю, что меня за полноценную личность не считают, но я, вообще-то, от сделки с его сыном отказалась, а могла продаться. — Я не ожидал, что вы примете мою сторону и откажетесь от «билета» домой, когда так настойчиво туда рвётесь.

Я неприязненно поморщилась, желая стукнуть этого всезнайку. В дверь постучали, и у меня появилась возможность погасить раздражение.

— Ваш чай, — сид низко поклонился, бросил на меня порицающий взгляд и выставил приборы на стол.

— Принесите ещё одну чашку, — холодно распорядился вампир.

— Да, господин, — слуга поспешно откланялся, а я пересела за стол: взяла себе единственную чашку и стала заливать кипятком лимончик с мятой, потом уже добавлю заварку.

— Выходит, вы знаете, с каким предложением обратился ко мне ваш сын?

Ледышка вернулся за стол, устроился по-хозяйски и расстегнул пару пуговиц на синем мундире.

— Видел весь разговор через ваш внутренний взор: как через призму. Чувствовал, что чувствовали вы: эмоции были слишком яркие…

Я подняла взгляд.

— Тогда зачем спрашиваете, чего я испугалась? И почему отказалась?

Вампир нахмурился.

— Я сказал, что чувствую, но это не значит, что понимаю. Я видел только, что вы отказались и были напуганы. Мне показалось, дело во мне. Если вы влюблены — это нормально, но, по-моему, глупо чем-то жертвовать ради эфемерного чувства, вызванного эндорфинами…

Ложка со звоном упала в чашу, расплескав напиток.

— Я вам сейчас лимон в глаза выдавлю, — на полном серьёзе произнесла я. — Предупреждаю, вас когда-нибудь раздует от самомнения. Если вам не ясны мои мотивы, не спешите с выводами, — потрясла головой, поражаясь. Налила заварку и размешала чай. — Я отказалась, потому что ваш сын гнилой, понимаете? Где гарантия, что он не обманет? Я никогда не свяжусь с существом, которое «роет» под своих же. Это ниже моего достоинства. Да-да, не удивляйтесь, оно у меня есть. Так что дело не в вашей неотразимости и не в вашем могуществе, хотя, безусловно, я думала, что вы вполне можете наказать обоих, когда всё вскроется, а в том, что вы бы узнали правду, сомнений нет. Лишь уверенность. Как и в том, что сегодня вы резко сорвались «по работе» из-за очередного убийства землянки. А что вы так глазами хлопаете? Нет, это не чутьё, я не читаю ваши мысли и не вижу «воспоминания», — это простая наблюдательность, слышали о таком?

Ледышка поменял позу, продолжая отстранённо слушать. Я не понимаю его эмоций, и это напрягает.

— Утром появился ваш собрат по безопасности, и вы быстро укатили с ним в розовый рассвет. До этого Эрик появился в моих покоях со странными вопросами, плюс подслушанный разговор. И у вас на манжете несколько капель крови. Вряд ли вы «завтракали» во время работы и случайно обляпались, — с чувством и толком закончила тираду и с наслаждением отпила чай.

Вампиру принесли вторую чашку, и он не спеша заварил себе чай.

— В министерстве безопасности ходит версия, что девушек убивает вампир из высших слоёв общества. Под подозрение попали все, кто имеет или имел хоть один лот, — меланхолично пояснил он, никак не отреагировав на мою речь, но раз решил посвятить меня в подробности этого дела, значит, доверяет. — Первую девушку убили довольно гуманно: обескровили, — этот способ для жертвы безболезненный и быстрый, она просто засыпает. Из чего эксперт-криминалист сделал вывод, что возможно, но только возможно, вампира связывали с жертвой какие-то чувства. У нас давно не было убийств, а тем более фиксированных случаев привязанности между вампирами и лотами. Это дело вызвало большой резонанс среди местных жителей. Аукцион временно прикрыли до выяснения всех обстоятельств и закрытия дела…

— Как убили вторую девушку? — спросила я, испытывая странное чувство: мне совсем не хочется попасть в поле зрения маньяка, поэтому мой побег становится под вопросом…

— Забудьте о побеге, — холодно прервал Ледышка. — Теперь, когда я вас постоянно чувствую, это невозможно. Сейчас вы находитесь в безопасности, и никто — даже я — не покусится на вашу драгоценную кровь.

— Что-то типа временного перемирия? — недоверчиво прищурилась я. Ледышка задумался и кивнул.

— А завтра я возьму вас с собой, чтобы у вас не разыгралось воображение, и вы не учудили ещё что-нибудь.

— Покажете мне министерство? Круто! Не боитесь последствий? — усмехнулась я и допила чай.

Вампир выгнул бровь, как бы говоря, что «не стоит»: лучше мне вести себя прилично.

— Понял. Не дурак, — примирительно выставила ладони и поднялась. — Провожать не обязательно: где выход, я знаю.

— Я не сомневаюсь, что вы досконально изучили резиденцию, но всё же я настаиваю, — вампир поднялся и осторожно устроил мою руку у себя на локте.

— О таком сопровождении можно только мечтать, — иронично хмыкнула я, но руку выдёргивать не стала.

— Мне бы хотелось понять, что творится в вашей голове, — задумчиво произнёс вампир, шагая со мной в ногу.

— Анархия и полный тоталитаризм, — усмехнулась я. — А когда мы проверим мои способности?

— Завтра. Всё завтра.

— Вы устали, верно? Не думала, что вампиры устают, но я чувствую, как вы… О господи, да вы просто голодны! И… — быстро выдернула руку и отошла. — Даже не думайте! — пригрозила я, готовая броситься наутёк, так явно я ощутила желания Ледышки. Мой запах буквально дурманит ему разум и вызывает непреодолимое желание впиться мне в шею.

— Вот мы и выяснили одну из ваших способностей, — усмехнулся министр, спокойно глядя на меня. Внешне он вообще ничем себя не выдаёт. — Не волнуйтесь, я прекрасно себя контролирую и уже, кажется, сказал, что не трону. У меня есть запасы животной крови, а завтра у меня встреча с Лизой.

Я не поверила ни слову: ощущения выдают этого снеговика с головой. Он настолько сильно хочет меня, что готов пускать слюни.

— Я склонна вам не доверять, — сглотнула и медленно возобновила шаг, сторонясь вампира.

— Зря, — усмехнулся он и даже подарил мне подобие улыбки. — Но вы правы, запах играет большое значение. Только я бы не был древним вампиром, если бы бросался на жертву по первому же зову инстинктов. Я умею ждать, Лисавета…

— Звучит, как обещание, — поёжилась я и поспешила в наши покои, не обращая на Ледышку больше внимания. Вслед послышался глухой смешок, но когда я обернулась, лицо вампира по-прежнему ничего не выражало… Гад.

Глава восьмая Уважаемые вампиры! Вам временно придётся смириться с моим присутствием и держать себя в руках, потому что на моей стороне не только наглость, но и лиэр…

Ледышка любезно проводил меня, можно сказать, прямо до кровати, ещё перекинулся парой фраз с Лизой и вежливо отчалил, крейсер, блин, Аврора…

— О чём вы говорили? — плохо скрывая ревность, поинтересовалась блондинка, сидя перед зеркалом и расчёсывая перед сном волосы.

— Об экономической обстановке в мире, о глобальном потеплении и…

— Лиса. Я серьёзно, — сурово оборвала соседка, хмуря тонкие бровки.

Устало потёрла переносицу и упала на кровать.

— Да ни о чём. Твой костлявый спрашивал, чего его отщепенцу нужно было от меня, вот и всё. Я, кстати, должна тебе. Ты спасла меня и одними благодарностями сыт не будешь…

Лиза прищурилась и ответила со всей уверенностью:

— Тогда постарайся меньше бывать с Крисом наедине и не путайся под ногами. Я хочу этого вампира, и он будет моим.

Я вскинула руки, деланно испугавшись.

— Сдаюсь-сдаюсь, — безразлично произнесла и направилась в ванную.

Да здравствует пенка пушистая! И маслице душистое… Моем-моем Лисавету и за ушком, и подмышкой, и под… хвостиком. Главное, чтобы в купель не ворвался кривоногий и хромой… Хватит с меня на сегодня. Нервы ни к чёрту.

Закуталась в короткий шёлковый халатик, а под него надела тонкую сорочку, желая, чтобы тело отдохнуло от толстых пижам и спортивных костюмов. Сейчас моё единственное желание — закутаться в тёплое одеялко, словно хомячок, оставив снаружи только мордочку, и уснуть. Слишком насыщенный выдался день: богат на события и на впечатления.

Когда я вышла, Лиза уже спала, разметавшись на кровати (похоже специально). Я посмотрела на это дело, и здраво рассудив, что Даэр вряд ли сунется ко мне, пошла в свою комнату. Она показалась непривычно родной, словно я всегда тут жила и просто вернулась после временного отсутствия.

Кровать так и манила к себе, побуждая меня забраться в неё поскорее и зарыться в постельное. Устроившись поудобнее, закрыла глаза, предвкушая сладкий сон.

Как жестоко я ошибалась… Сон подкачал во всех смыслах. Вместо ожидаемых сладостных грёз меня атаковал внезапный жар, ломота во всем теле и кошмары странного содержания.

Я видела обрывки странных сцен, точно не из моей жизни: чудовищные сражения, агрессия, бесконечные споры и вечная, как Вселенная, усталость… Перед взором мелькали бледные, искажённые злостью лица… И много, много крови. Всё в красном и сером цвете, словно я попала в самый разгар съёмок фильма «Город Грехов».

Меня ощутимо потряхивало, и даже во сне я осознавала, что это не на яву и пора бы проснуться, но никак не могла открыть глаза: их словно залили пылающим воском. При этом меня не покидало жуткое ощущение присутствия министра рядом.

Криспиан Касс словно следил за моими мучениями и анализировал их с присущей ему холодностью… Наблюдал и делал пометки: цинично и безразлично к моей участи. От этого стало невыносимо обидно, и впервые за всё время моего «попаданства» — я расплакалась. В своём сне я вправе делать и не такое…

— Лиса… Лиса, пожалуйста, очнитесь! — меня тряхнуло, и острая боль обожгла щёку.

— Да отвали! — рыкнула я, продолжая захлёбываться слезами, и внезапно раскрыла глаза.

Моя грудь тяжело вздымалась, глаза горели от слёз, щёки всё ещё влажные, а сорочка липла к телу. Убрала мокрые волосы с лица и сглотнула. В руку мне опустила холодный стакан.

— Вы вспотели, — раздался спокойный и тихий голос Ледышки. Я вздрогнула, огляделась, и наткнулась на два дьявольских огонька в полумраке. Да, именно его мне сейчас не хватало.

Подтянула на себя одеяло и сделала глоток, пытаясь унять не на шутку взбесившееся сердце.

— Что вы тут делаете? — голос прозвучал незнакомо: хрипло и напугано. Это поразило меня и заставило вспомнить, что рыжие не плачут. — Если не спится, это не ко мне, а в соседнюю спальню: там вам всегда рады, — ответила более уверенно и осторожно взяла со стула халат.

Ледышка не спускал с меня внимательных глаз, сливаясь с интерьером. Его зловещий силуэт пугал невероятно.

— Я почувствовал, как вам плохо и пришёл на помощь. Не следовало кусать меня…

— Ага, — безразлично согласилась и поднялась: даже не знаю зачем. Мне просто нужно понять, что я — это я, и я всё ещё живая. Да и сорочку сменить не мешало бы. — Поэтому пришли понаблюдать, как я мучаюсь в агонии. И как? Всё записали? — речь сочилась ядом, а меня буквально трясло от злости, и присутствие вампира жутко раздражало.

— Я должен был понять, что с вами происходит и как это прекратить. Прошу прощения, что не вмешался сразу. До вас никто не рисковал пробовать кровь вампира. Вы феномен, Лисавета, я не мог упустить возможность…

— Довольно, — холодно остановила я, ощущая жуткую усталость, как после тяжёлой болезни. — Спасибо, что разбудили, дальше я сама. Всего доброго, скатертью дорога…

Ледышка растворился в воздухе и возник прямо передо мной, основательно напугав. Я дёрнулась, чуть не упала, но была поймана.

— Я нужен вам. Вы не сможете заснуть, и будет всё так же плохо. Я лягу с вами, — невозмутимо заявил снеговик, пробудив во мне ту самую Лисавету, которую я знаю всю сознательную жизнь.

— Что-о-о-о?! А ничего вам с собой в дорогу не завернуть, нет? — искренне возмутилась и выдернула руки. — Нос у вас не в том шоколаде, чтобы спать со мной. Я лучше с Даэром заключу сделку, чем… Ай! Что вы делаете?! — я взвизгнула, пытаясь вырваться, но вампир ловко подхватил меня на руки и понёс обратно на кровать.

— Я исправляю последствия. Не мешайте, — холодно произнёс он и — о боже!.. стал снимать пиджак. — Моя кровь странным образом связывает нас. Вы видите моё прошлое; чувствуете, что чувствую я, мой голод; можете передавать мысли, но всё это выкачивает из вас жизненную энергию. Я могу поделиться своей, но для этого должен быть рядом, — мужчина стал расстёгивать рубашку, и я в ужасе поняла, что он должен быть не просто рядом, но ещё и голый.

— Как вы заботитесь о своих пяти миллионах, — фыркнула я и отвернулась к шкафу, зажмурившись, чувствуя «пятой точкой», что без вампира я долго не протяну. Эти кошмары выкачают из меня всё: не только силы, но и нервы, и здравый смысл.

«Мамочки! Полуголый вампир в моей кровати: будет восстанавливать мою жизненную энергию. Очуметь!», — изумлённо воскликнул внутренний голос, а я почувствовала приятное возбуждение. Чёрт…

— Только не дёргайтесь, ладно, — спокойно предупредил Ледышка и обнял меня за талию. Сердце резко ускорилось, а дышать я стала часто и прерывисто.

— Это обязательно? — недовольно проворчала я, пытаясь отодвинуться и не чувствовать это тело. Физиология, знаете ли…

— Всего на несколько дней, пока действие крови не пройдёт, — ответил вампир, щекоча дыханием волосы мне на затылке. Я снова ощутила его голод…

На секунду мои глаза прикрылись, и я увидела, что видит Криспиан Касс, точнее, что он хочет увидеть — и сделать, — его желания.

«Вампир водит носом по моей шее, делая очень глубокий и медленный вдох… Руки скользят по моему телу: осторожно, с неопытностью подростка, зато губы действуют уверенно. Вампир не просто жаждет моей крови, он хочет попробовать тело на вкус. Невесомый поцелуй в плечо, прохладные губы скользят вверх, и вампир проводит влажным языком почти до самого уха, приготовившись погрузить острые клыки в пульсирующую венку…»

— Лучше вам думать о чём-то другом. Иначе окажетесь на полу, — пригрозила я, стараясь не зацикливаться на руке, что обнимает меня, и на теле, которое прижимается со спины.

Ледышка неожиданно навис сверху, заглядывая мне в глаза.

— Тогда и вам лучше перестать думать. Я, кажется, уже сказал, что не трону вас, — он лёг обратно, а я выдохнула. — Пока…

Вот это «пока» меня больше всего напрягает! Но Ледышке показалось мало, он решил продолжить запугивания. Ему, видимо, это действо доставляет эстетическое удовольствие. Мне почему-то показалось, что только со мной. Других запугивать не интересно…

— Я ничего не беру силой, — прохладные пальцы коснулись открытого участка кожи на спине и стали выводить замысловатый узор, заставив меня вздрогнуть. — Кровь меняет вкус, когда жертва боится, когда сопротивляется, как и когда болеет, ест что-то не то, курит, пьёт и так далее, — поэтому мы так заботимся о наших «партнёрах». Но я могу сказать с уверенностью, что настанет день, когда вы сами предложите мне укусить вас. А после первого раза вы уже не захотите сопротивляться и станете послушной…

Мой локоть не выдержал первым и со всей силы воткнулся вампиру под рёбра.

— Я вам не «Газпром», чтобы мечты сбывались! Забудьте! — резко развернулась и упёрлась в тело вампира ногами, намереваясь выгнать нахала к демонам! — Самоуверенный, похабный снеговик! Захлебнуться вам слюной! Я лучше…

Договорить я не успела, вампир внезапно оказался сверху, придавив меня телом: одной рукой удерживая обе мои, а второй коснулся шеи, погружая меня в забытьё, как при нашей первой встрече.

— Гад… — успела выдохнуть я и провалилась в сон.

* * *

Утром в моих покоях уже хлопотал Лойд: раскладывал на круглом столе завтрак, а прелестная нимфочка потрошила мой гардероб, который, собственно, и не мой, а имущество министра. И куда ему столько женских вещей, сам вроде в костюмах ходит…

— Проснулись? — раздался ровный, ледяной голос, заставивший меня испуганно дёрнуться. В дверном проёме моей ванной стоял вампир собственной персоной. После его ночной выходки мне было противно находиться с ним рядом, а ещё — неловко.

Так опрометчиво я переоделась в тонкую сорочку, которая попу едва ли прикрывала, не говоря уже о том, как просвечивала грудь без бюстгальтера… О Господи! Ледышка точно успел всё рассмотреть во всех подробностях, а мне этого совсем не хотелось. Пусть смотрит на прелести других лотов.

Возмущённо фыркнув, стянула покрывало, замоталась, словно греческая богиня, и гордо продефилировала мимо. Хотя надо отдать вампиру должное, чувствую я себя прекрасно. Вчера реально думала — помру.

Приняв прохладный душ, заплела мокрые волосы в косу и надела толстый махровый халат. Вот теперь я во всеоружии.

Вампир, полностью одетый, как всегда в элегантном костюме, уже завтракал. Заметив меня, непринуждённым жестом пригласил присоединиться, словно ночью ничего не произошло. Я прислушалась к ощущениям, но ничего особенного, чужеродного не почувствовала.

— Когда-нибудь, — с чувством начала я и отодвинула стул. — Вас задушит совесть и покалечит сожаление. Вы будете мучиться и страдать, — высказалась, теперь можно и позавтракать. Ум-м-м, оладушки! Вкусненько.

— И вам доброе утро, — не растерялся снеговик и отсалютовал соком. — Смотрю, вам намного лучше.

— Со зрением у вас всё в порядке, — поддразнила в ответ и потянулась за вареньем. — Решили полностью ко мне переехать? На свежем воздухе уже не завтракается?

— Лишняя трата времени, — отмахнулся Ледышка, с удовольствием уплетая завтрак. — Надеюсь, вы не приняли мои действия на свой счёт? Запомните: я всё делаю исключительно ради себя.

Покривлялась в ответ, желая воткнуть вилку этому засранцу в нос. А вот просто в нос и всё!

— Молчание — золото, не слышали о таком? — иронично усмехнулась и подтянула к себе фруктовый салат.

— Вы не перестаёте меня удивлять, — отозвался Ледышка, намазывая тост маслом. — Ваши внутренние чувства расходятся с поведением. Полное противоречие. Вы совсем не такая смелая, какой хотите казаться, и…

— Вы просто вынуждаете меня сделать вам гадость, — процедила я, вытирая губы белоснежной салфеткой. — Вас не учили, что не следует говорить всё, что думаете и наблюдаете? «Чувство такта» — не слышали, нет? Так вот, мои чувства — это мои чувства, и даже если вы их ощущаете, извольте абстрагироваться. Они вас не касаются. Иначе я сейчас начну вспоминать, что видела во сне, потрошить ваше прошлое и задавать неуместные вопросы. Например, почему вы убили всех тех людей? Сколько их было? Семеро? — я сделала вид, что задумалась, в действительности не испытывая удовольствия от стычки. В отличие от снеговика совесть у меня в наличии. Мне слишком быстро становится стыдно. Отец всегда говорил, что излишняя доброта меня погубит, что иногда просто необходимо проявлять цинизм, а я всех жалею.

Вампир внезапно усмехнулся — впрочем, он всё делает внезапно — и поднялся.

— Жду вас во дворе, — он отвесил вежливый поклон и удалился.

Тяжело вздохнула и пошла одеваться.

* * *

Простое чёрное платье до колена сидело идеально, подчёркивая мои сексуальные формы и оттеняя бронзовую кожу. Волосы убрала в небрежный хвост и слегка подкрасила губы.

Ледышка — повелитель айсбергов, обладатель ужасного нрава и каменного сердца — ласково трепал Графа по холке. Хмурое выражение исчезло с лица, глаза потеплели и приобрели шоколадный оттенок.

— Вы не так безнадёжны, — констатировала я, встав за спиной вампира. Мужчина едва уловимо дрогнул, словно не заметил моего приближения. — Существо, которое любит животных, априори не может быть настолько циничным, каким хочет казаться. Вы, как и я, полны противоречий и прячете свои слабости глубоко внутри, — заключила я и тоже протянула руку, чтобы погладить собаку. Пёс с готовностью нырнул под мою ладонь и потёрся, чуть не сбив меня с ног. Ледышка услужливо придержал, но руку убирать с поясницы не спешил.

Я развернулась к нему лицом.

— А знаете, почему мы это делаем? Прячем свои страхи, боимся показаться слабыми… — вампир ничего не ответил, гипнотизируя меня взглядом, казалось, равнодушным, но я-то знаю, как все обстоит на самом деле. — Мы эгоисты, что бережно холят и лелеют свои чувства, пряча от других. Мы боимся насмешек и предательства, поэтому не оставляем посторонним ни единого шанса…

— Вы ошибаетесь, — безразлично отозвался Ледышка и спрятал руки за спину. — Вы выдаёте желаемое за действительное. Пытаетесь разглядеть во мне хоть что-то человечное, питая глупую надежду на возвращение домой, на снисхождение с моей стороны, — он шагнул ближе, подавляя своим превосходством и внутренней мощью. — Я убивал людей. Помните об этом. Всегда.

Я моргнула и самоотверженно улыбнулась. Меня не запугать и тем более не обмануть…

— Поехали, оживим министерство, — бодро предложила я и направилась в сторону летающего мопа.

— Лисавета. Постарайтесь вести себя прилично, насколько это заложено в вас природой, — иронично отозвался вампир и пристроился рядом.

— Моей природой заложена бомба замедленного действия. Я слышу, как она тикает, — многозначительно произнесла я и поиграла бровями.

Ледышка ничего не ответил, но мне кажется, мысленно закатил глаза.

Устроившись в кресле, я приготовилась к тому, что всю дорогу мне предстоит скучать, выводя на панели приборов узоры и от безысходности терроризировать Дарси. Но министр приятно удивил. Он открыл защитные панели на окнах и сбавил скорость летательного аппарата до легко воспринимаемой человеком, чтобы я могла разглядеть, что же там за окном творится.

— Очень любезно с вашей стороны, — съязвила я, а сама прилипла к стеклу. Ну не видела же никогда парящих в воздухе капсул, летающих поездов и многоуровневых домов, которые напоминали лабиринт минотавра: такая сложная и неведомая мне конструкция. Один дом плавно перетекал в другой, образуя причудливые формы, поражая воображение.

— Нравится? — поинтересовался Ледышка с ленивым любопытством, следя за мной.

— Очень, — с придыханием призналась я и глянула на лиэра вполоборота. — Спасибо, — поблагодарила уже искреннее. Никогда не жалею искренних слов. Да, я не умею хранить и долго помнить обиды: на них жизни не напасёшься, — а она так прекрасна и удивительна. Я слишком люблю жизнь, чтобы ей пренебрегать.

До самого министерства я ехала, уткнувшись в окно, глупо улыбаясь. Хоть какая-то иллюзия счастья и свободы.

Мы припарковались в специальном ангаре и направились к стеклянному лифту.

— Как много кнопочек… — слегка охренела я, глядя на панель.

Огромное множество! Ледышка хладнокровно нажал одну, и мы тронулись. Нет, не умом: всего лишь влево, как в лучших традициях голливудского кино. Меня качнуло, и я мягко угодила в объятия снеговика, снова почувствовав его внезапный прилив голода.

— Могли бы поесть на дорожку, — тихо возмутилась я и отстранилась. Лучше держаться за поручень, пока мы пролетаем по этажам сквозь другие здания.

Вампир подавил загадочную улыбку и промолчал.

Прежде чем двери звякнули, мы несколько раз меняли направление: даже голова закружилась. На выходе нас встречал вампир, определённо, не из древних. Я, наконец, научилась определять их возраст и даже могу угадать статус, хотя все упыри выглядят непозволительно молодо и шикарно.

— Лисавета. Это мой помощник Себастеан. Себастеан, это Лисавета — мой лот номер пять, — учтиво представил министр, а я демонстративно оскалилась и зарычала, клацнув зубами, напугав юного упыря. С трудом сдержала смех и невозмутимо улыбнулась Ледышке.

— Лиса, я, кажется, просил, — напомнил вампир и двинулся вперёд по светлому коридору, прямо к герметично закрытым прозрачным дверям.

— Вы много чего просили. Я не в состоянии запомнить всё, — обворожительно улыбнулась и чуть не врезалась в спину резко затормозившего помощника. — Тебя не учили зеркалами заднего вида пользоваться, — возмутилась я и отошла на шаг, пока лиэр вскрывал двери. Молодой кровосос опасливо на меня покосился, но что-то спросить постеснялся. Я усмехнулась.

— Лиса, прекратите пугать моих подчинённых. Они-то вам ничего плохого не сделали, — министр пропустил меня вперёд, а сам дождался пока двери снова закроются.

Театрально вскинула брови, якобы удившись.

— Я пугаю?! Да кого я могу напугать? Я вообще-то жертва, забыли? А ваш помощник пялится на мою шею, и я уверена, хочет попробовать меня на вкус…

Ледышка остановился, и я всё-таки врезалась.

— Ауч, — потёрла лоб и недоумённо уставилась на вампира. — Чего тормозим, ваша костлявость?

— Ты чувствуешь его? Чувствуешь других вампиров?

Ах вот оно что!

— Да нет, конечно, — заверила я. — Простая женская интуиция и моя скромная наблюдательность. Ваш сотрудник искоса наблюдает за мной, при этом несколько раз сглотнул и машинально потрогал шею. Язык тела во всех мирах примерно одинаковый, — усмехнулась и подмигнула растерявшемуся помощнику. Молодой ещё, неопытный, не знает, как за девками незаметно следить и слюни втихаря пускать.

Ледышка расслабился и возобновил путь.

— Это естественная реакция любого вампира, — непринуждённо пояснил он. Знаете, почему люди так дорого стоят?

— Честно, не задумывалась. Наверное, кровь очень вкусная, что-то типа деликатеса…

— Почти. Кровь человека нарочно ценится высоко, чтобы не каждый мог себе её позволить, а всё дело в том, что именно она пробуждает спящие у вампира силы. Кровь служит катализатором, и чем чаще мы пьём человеческую кровь, тем сильнее становимся. Себастеан ещё не раскрыл свои силы, но я знаю, что копит на свой первый лот, как и большинство вампиров на Эльмире, — министр остановился, а я задумалась.

— Но вы ведь не покупали в древности человека, да? Раньше здесь жили люди, да? Но вы всех…

— Лиса, прошу, — со вполне человечным выражением попросил вампир, вглядываясь мне в глаза. Я заткнулась и выдохнула. Ума не приложу, почему я должна хранить тайны этого снеговика, ведь я ему вообще ничего не должна… Эта моя мягкотелость порой жутко злит.

Мы вошли в просторный полукруглый кабинет с окнами в пол и просто ослепительно зеркальным полом. Я с интересом взглянула на своё чудаковатое отражение. Ну точно, эльф! Глазища большие, словно я всё время удивлена, а цвет такой… водянисто-зелёный. И сильно контрастирую с бледными, темноволосыми вампирами.

— Привёз мне завтрак, как это мило с твоей стороны, — раздался насмешливый, уже знакомый голос. За широким, в форме волны столом вольготно устроился министр безопасности, разбери его диарея, чтобы так не скалился самодовольно.

— Лиса, не надо, — шёпотом предупредил Ледышка и опустился в кресло напротив Эрика. — Лисавета прилетела со мной в качестве гостьи. Небезопасно в свете последних событий оставлять её без присмотра.

Министр иронично вскинул бровь и окинул меня любопытным взглядом.

— С каких пор в твоей резиденции не безопасно?

Я закатила глаза и отвернулась, рассматривая «скромную» обитель упыря. Помощник отошёл от меня подальше. Правильно, хороший мальчик.

— С тех самых, как моя охрана перестала справляться.

— А почему не привёз Лизу, — насмешливо поинтересовался Эрик.

— Тебе ответить прямо? — с долей угрозы произнёс лиэр. Ох… Я бы не рискнула захотеть услышать это «прямо».

Эрик заметно напрягся и тут же дружелюбно улыбнулся.

— Может, кофе?

— С удовольствием! — воскликнула я, пока Ледышка не успел отказаться. Есть у меня дельце, незаконченное.

— Мы спустимся в морг? Хочу ещё раз взглянуть на тело погибшей, — непринуждённо поинтересовался вампир, наблюдая за всеми и ни за кем. Просто его рентгеновский взгляд был словно повсюду.

Эрик кинул быстрый взгляд через плечо и снова повернулся к кофемашине.

— Ты с ней пойдёшь? С каких пор таскаешь лотов всюду за собой? Или она настолько эксклюзивная? Не боишься, что девчонку придётся выносить на руках?

— Ты бы оставил свои двусмысленные инсинуации, — ровно отозвался Ледышка. — Лиса не из слабонервных, — уверенно решил он за меня, хотя я правда больше обрадовалась, чем испугалась. Как дочь истинного полковника полиции.

— Прошу, миледи, — саркастично протянул Эрик, глядя на меня холодно: не как Ледышка, по-другому. У моего снеговика лёд равнодушный, а у этого — жёсткий, злой и колючий.

Не отрывая взгляда, словно бросая вызов, приняла чашку и…

— Ой, я такая неловкая, — без тени иронии и раскаяния в голосе произнесла я, вывернув содержимое на светло-серый пиджак министра. Коричневое пятно стремительно расплывалось и впитывалось, брызги тянулись до самых брюк. Красота! Прямо картина кофем.

Эрик осмотрел костюм, помощник Ледышки, кажется, приготовился грохнуться в обморок, сам Ледышка лишь слегка приподнял брови.

— Ничего, — министр даже нашёл в себе силы улыбнуться. — У меня всегда есть запасной костюм и место, где я свободно могу переодеться. Я покину вас, всего минут на пять. Не скучайте, — мужчина направился уверенным шагом к стене и нажал какую-то кнопку: появилась дверь и бесшумно отъехала в сторону.

Ледышка резко оживился.

— Я не был уверен, но предполагал, — загадочно протянул он и кивнул своему помощнику. Тот мгновенно активизировался, хотя до этого почти не дышал. Достал какой-то прибор, похожий на мини-ноутбук из прозрачного пластика, и стал молниеносно шевелить пальцами по сенсорной панели.

— Что он делает? — недоумённо спросила я, пока снеговик зачем-то смотрел на часы.

— Готово! — воскликнул помощник, впервые подав голос, и захлопнув прибор, быстренько спрятал его под пиджак: туда, откуда взял. — Видеонаблюдение и система безопасности выведены из строя ровно на три минуты. Личный пароль министра взломан, — отрапортовал этот маленький солдатик смерти. Мои глаза стали почти вдвое больше.

Ледышка удовлетворённо кивнул и сунул штуку, похожую на флэшку в отверстие стола Эрика.

— Незаконное проникновение со взломом и воровство. Так вот чем вы занимаетесь на досуге?! — изумлённо прошептала я и бросила опасливый взгляд на дверь.

— Я должен проверить все версии, — невозмутимо отозвался Ледышка и вытащил флэшку. — Спасибо, — улыбнулся он. — Знал, что на вас можно рассчитывать.

— Так вы использовали меня?! Это гадко…

— Почти, — отрезал Ледышка, направившись на выход. Эрика, видимо, нет смысла дожидаться. — Я не мог знать наверняка. Просто учёл ваш темперамент и рискнул. Да, так бывает, Лисавета.

Удивлённо покачала головой, начиная всерьёз уважать этого типа за его пронырливость. Это же надо: среди белого дня, за три минуты…

Мы снова погрузились в лифт, но теперь я разглядывала не «пейзажи» за стеклом, а помощника лиэра. Этот с виду молчаливый и забитый парень на поверку оказался виртуозным компьютерным взломщиком. Определённо, заслуживает особого внимания. Парень, в свою очередь, разглядывал меня: так мы и пялились друг на друга, пока лифт не остановился.

Ледышка никак не прокомментировал наше поведение и вышел первым.

— Ну ты и гад, — высказала своё тихое восхищение этому бледному существу и вышла.

— Стерва, — не осталось в долгу существо, поразив меня до глубины души. Я бы оскорбилась, если бы не было так забавно.

Беспрепятственно пройдя порядка пяти герметичных дверей, после шестой нас обдало паром.

— Дезинфекция, — хладнокровно пояснил Ледышка. — А здесь работают аналитики по преступлениям. В следующей камере — морг. Доктор Лорис уже ожидает нас.

— Лорис? — удивилась я, одёргивая ткань платья в попытке избавиться от ощущения, что я побывала в пароварке. — Женщина?

Вампир на секунду задержал дыхание и кивнул.

— Ага… Значит, же-е-енщина, — протянула я, разглядывая служащих в белых халатах и специальных пластиковых очках. — Она вампир и одна из немногих, кто выжил после обращения, верно? Это от неё вы унаследовали Даэра?

— Слишком много вопросов. Мы уже пришли, — Ледышка протолкнул меня в камеру, оставив моё любопытство без удовлетворения.

Доктор Лорис что-то рассматривала в микроскоп и возилась с пробирками: вокруг неё «парили» синие голограммы, ловкими, тонкими пальчиками она то закрывала вкладки, то открывала новые и выглядела… эффектно. Даже не так. Вампирша притягивала взор, завораживала своей утончённой красотой и силой. Некоторые черты казались чуть резкими, но это только красило женщину, делая её ещё более привлекательной. Она запросто могла бы сойти за мать Даэра и возлюбленную снеговика.

Бросила осторожный взгляд на Ледышку, но мужчина как всегда ничем себя не выдавал. Он мастер маскировать свои чувства — не подкопаешься.

— Как думаешь, — я толкнула в бок помощника, не стараясь говорить тихо, — это она? Ну, та самая женщина…

— Лисавета, — укоризненно оборвал Ледышка и спрятал руки за спину. Ага, жест уже знакомый: волнуется, значит и злится.

— А что я? Это всё он, — невозмутимо свалила на Себастеана и улыбнулась во весь рот. — Меня, кстати, Лиса зовут, — сделала два шага к столу и смело протянула женщине руку.

Вампирша вопросительно выгнула бровь, проигнорировав мой жест дружелюбия. Какая нахалка! Я почти оскорбилась.

— Кейт. Это мой лот, Лисавета, — представил Ледышка, тоже видимо ожидая, что женщина ответит на рукопожатие. Помощник резко заинтересовался окружающим воздухом.

Доктор вернулась к работе.

— Решил подкормить меня? Очень заботливо с твоей стороны, но я сыта…

Моя челюсть медленно поползла вниз. Нет, я всё понимаю…

Вампир, как в замедленной съёмке, оказался перед моим лицом, и вот что странно: мир словно застыл, стал вязким, — я видела только лицо Ледышки и его пылающие адским пламенем глаза.

— Сейчас не время… — прошелестел он. — Мы пришли по делу, если обидим её, она может отказаться сотрудничать и будет в своём праве, ведь к внутреннему министерству безопасности я почти не имею отношения. Побудь хорошей девочкой. На время, — в голосе послышались мягкие нотки, которые мне абсолютно не понравились, словно на меня давят, пользуются моей добротой. — Не ищи подвох, — усмехнулся вампир, словно почувствовав моё настроение. — Сейчас я прошу искренне, — он заправил мне прядь волос за ухо и на секунду прикрыл глаза. Меня словно дёрнуло током и моментально бросило в жар.

— Почему я должна слушаться?.. — голос прозвучал жалобно. — Назови хоть одну причину, по которой я должна выполнять твои просьбы и помогать. Хотя бы одну….

— Твоё любопытство. Те девушки были Землянками, ты ведь хочешь узнать, что произошло? Хочешь помочь?

— Вы невероятный манипулятор и циник, — ровно произнесла, глядя этому леднику в глаза.

— Вы приняли правильное решение…

Всё прекратилось так же, как началось, и мир пришёл в движение.

Глава девятая Ещё одно убийство, или я на тропе войны… … Всё прекратилось так же, как и началось, мир пришёл в движение

… Доктор вернулась к работе.

— Решил подкормить меня? Очень заботливо с твоей стороны, но я сыта…

— Нет. Я пришёл не за этим, — равнодушно произнёс Ледышка и подошёл к столу. — Покажешь нам тело?

— Ещё? — немного удивилась вампирша, а я пыталась понять, видел ли кто-нибудь, что сейчас произошло, или это только я такая везучая. Помощник вёл себя, как обычно: изображал статую, — а мы мистическим образом вернулись к началу беседы.

— Я мог что-то упустить.

— Хорошо, — женщина бесстрастно выкатила из холодильника тело. — А твой лот не потеряет сознание? — я бы подумала, что она насмехается, но лицо этой гадины осталось неизменной бесчувственной маской.

— У Лисы отец служит в органах, и насколько мне известно, часто брал её с собой, в том числе и в морг. Девушка не из робких, выдержит.

Мои глаза удивлённо расширилась.

— И откуда такие достоверные сведения?

— Я знаю больше, чем вы думаете. Не раз уже говорил, — спокойно отозвался вампир и перевёл взгляд на закрытое в специальном мешке тело. — Не знал бы — не купил.

«Вот это да!» — поразился внутренний голос, высовывая свой любопытный нос.

— А Лизу, — вдруг осенила догадка. Ну не мог Ледышка купить блондинку, если он такой предусмотрительный. — Её вам подарили? Не Эрик ли случайно?..

Вампирша впервые на меня посмотрела не как на пустое, но говорящее место.

Снеговик нагло проигнорировал мои слова:

— Раскрой, пожалуйста, — обратился он к доктору.

Я хотела возмутиться, что мои вопросы очень часто оставляют без ответов, но покосилась на вампиршу и мысленно махнула рукой. Не хочу, чтобы кто-то из посторонних подслушивал: моё вольное, строптивое поведение может плохо сказаться на репутации министра, а ему ещё домой меня отправлять, я уверена.

Доктор Лорис бросила на меня короткий взгляд, красные губы дрогнули в улыбке, и она ловко расстегнула молнию, демонстрируя тело погибшей девушки.

В первую секунду я, правда, задохнулась и даже вздрогнула: не потому, что вижу мертвеца, — с этим как раз всё в порядке. Просто сам труп выглядит словно живой человек, не считая отвратительной раны на шее. На девушку зачем-то надели белую сорочку, и на теле не было видно признаков трупного окоченения: ни синих пятен, ни желтизны…

— Вы специально содержали тело в таких условиях, препятствующих нормальному разложению тканей? Для чего? — не глядя на вампиршу, поинтересовалась я, продолжая рассматривать труп. Смело подхватила ладошку и перевернула, изучая ногти погибшей. — Жертва явно не сопротивлялась, и нет синяков на теле… — пробормотала себе под нос, позабыв о присутствующих.

— Э-э… Мы содержим тела в криокамере со специальным теплым микроклиматом, чтобы тело не только не окоченело, оставаясь пластичным, но и не разлагалось, — подала голос доктор.

— А вот рана на шее, — я не могла понять, что меня так смущает. — Края неровные, рваные, и порез неглубокий, даже придумать не могу, чем могли такую нанести. Если бы девушка побывала в схватке со зверем, я бы предположила, что это след когтя…

— Почти, — вмешался Ледышка. — Это и есть коготь, но не зверя…

Вампирша вскинула брови и снизошла до пояснения.

— Вряд ли тебе говорили, но вампиры имеют боевую трансформацию, но скажу, что на Эльмире уже давно никто ею не пользуется. Во время трансформации вампир теряет человечность и начинает вести себя, как зверь. Есть исключения: древние вампиры могут контролировать трансформацию, но потом смутно что помнят…

— Выходит, девушку убил древний вампир в боевой трансформации, раз он мог контролировать инстинкты? Зачем? Специально, чтобы не мучала потом совесть, или как? — мне стало не по себе, но только от того, что и я, и Лиза можем стать жертвами этого маньяка. И самое странное — я даже мысли не допустила, что это может быть Ледышка, хотя он как никто подходит под описание. Видимо, поэтому Эрик так крепко взялся за него. И тут меня посетила очередная гениальная догадка…

— А если это не просто убийства? Что если кто-то намеренно пытается подставить вас? Кому вы перешли дорогу, признавайтесь? — ткнула в снеговика пальцем: он лишь вскинул бровь, — а помощник внезапно издал смешок.

— Всему галактическому пространству, — пояснил он, и получил укоризненный взгляд лиэра.

— Да, Лиса, я рассматриваю эту версию. Но мне кажется, дело в другом, — он потянул сорочку на трупе, немного озадачив меня. Что он собрался делать? Думает, я не видела женские гениталии? Так на свои каждый день в душе см…

Додумать мысль не получилось: моему взору открылась вырезанная на животе несчастной надпись.

— Люди — это пища… — сдавленно прочла я незнакомые символы, даже не удивившись своим познаниям: ведь как-то я читаю иноземную хрень. — Ого! — потёрла лоб и сглотнула. — А буквы точно ножом вырезали, очень тонким, может, канцелярским…

— Всё верно, — подтвердил Ледышка. — Некто усиленно нам напоминает, для чего проводятся аукционы.

— Но зачем? — не поняла я. — Неужели кто-то серьёзно увлёкся человеком? Такое вообще возможно? Были случаи связей между вампирами и людьми?

Троица дружно переглянулась.

— В том-то и дело, что нет, — ответила доктор Лорис. — Видимо, кого-то перемкнуло из-за того, что мы стали использовать людей как партнёров, относиться к ним с уважением и заботой. Это может стереть грань между нами, и некто так сильно испугался, что решился на убийство…

— А у вас есть лот? — вдруг заинтересовалась я. — Девушка? Хотя я не представляю, как это возможно, если укус по ощущениям напоминает секс. Значит, юноша? Вы с ним в каких отношениях?

— Лиса, — оборвал Ледышка.

— Ничего, — усмехнулась вампирша. — Тебе просто следует чаще её кусать, чтобы была покладистая и не болтала лишнего.

Я даже глазом не моргнула.

— Не боитесь, что и его убьют? У вас ведь доверительные отношения? — продолжала блефовать, понятия не имея, о чём говорю, но ощущая: так надо.

Вампирша поджала губы, кажется, побледнев ещё больше.

— Нам пора, — распорядился снеговик и взял меня за руку. — Спасибо за помощь, — произнёс он, обращаясь к Лорис.

— Эй, а мне спасибо? — возмутилась, когда уже покинули морг. — Я ведь всё верно сделала? Подвела к нужному разговору, вывела на эмоции… Вы ведь увидели, что хотели?

— Лисавета. Вы переоцениваете свои заслуги, — невозмутимо отозвался паразит. Вот как есть паразит.

— Что? Помощник, ты это слышал? Скажи, я заслуживаю «спасибо»?

Молодой упырёнок поджимал губы, стараясь не улыбаться слишком явно.

— Себастеан, не вздумайте, — предупредил Ледышка. Да он издевается! Причём нарочно — я же вижу: просто злит меня!

— Не могу, сэр, — отозвался Себастеан. — Вы же понимаете, какая она чудная. Я вообще не уверен, что эта особь — человек. Я точно не сталкивался ни с кем похожим, — парень виновато развёл руками и улыбнулся мне.

— Слышали?! — воскликнула я. — Даже гад… то есть Себастеан, подтверждает факт моей уникальности. Вы ведь не хотели на труп смотреть — вы Лорис проверяли и снова использовали меня, но я не обижаюсь, нет, — выжидательно уставилась в глубокие вампирские глаза, ожидая благодарности.

Неожиданный смешок выбил меня из равновесия и заставил изумлённо моргнуть.

— Вы были неподражаемы, — вампир больше не пытался скрыть скупое веселье и как-то непонятно смотрел на меня, окончательно спутав мои мысли. На мгновение мне показалось, что взгляд его потеплел. — Предлагаю пообедать. Как вы на это смотрите?

— Да я вообще… — слова разлетелись под действием гипнотических глаз. Они пугающе завораживают меня, манят, словно неизведанные дали, как манит океан дайверов, как манят горы альпинистов…

Хочется зажмуриться и нырнуть в эту бездну. Просто узнать, что там внутри. Что так сияет и притягивает, что прячется в самых тёмных углах, и дразня, выглядывает временами…

— Я проголодался, — пришёл мне на помощь Себастеан.

Тряхнула головой и продолжила путь.

— Слушайте, а есть какие-то предположения насчёт убийцы?

Ледышка остановился внезапно: кажется, у него это входит в привычку.

— Почему вы не подумали на меня? Это было бы логично, ожидаемо, всё указывало на мою персону, я был уверен… — вампир умолк под моим простым, добродушным взглядом и улыбкой. Странно, что его волнует именно этот вопрос.

— Я верю, — коротко отозвалась я, улыбаясь.

— Я купил вас, удерживаю против воли, вы так яро сопротивлялись, пытались бежать…

— Но моё отношение к вам никогда не менялось. Даже когда я пыталась бежать и вы меня вернули, я приняла вашу сторону. Не вы меня продали — в этом вся суть. Вы пришли в «магазин» и купили товар — всё в соответствии с вашими законами. Я никогда никого не презирала просто так, а училась видеть то, что под поверхностью. Это не сложно.

Вот к примеру: я купила банку горошка, а он испорчен. Кого мне винить? Горошек или продавца? Всё дело в продавцах, понимаете?

Вот вы давно могли меня укусить, вам это ничего не стоит. Я бы даже не поняла, и на вкусе крови это никак не отразилось бы, но вы так не поступаете. Почему? Мы с вами уважаем позиции друг друга и пытаемся играть по правилам. Вы не давите — я не обвиняю. Всё просто.

Вампир смотрел с лёгким недоумением, пытаясь скрыть его и казаться безучастным.

— Пойдёмте? — предложила я, считая, что тема закрыта.

— Вы не перестаёте меня удивлять, — глухо отозвался снеговик, пропуская нас с помощником в лифт. — Но это не означает, что я отпущу вас домой.

— Знаю, — непринуждённо улыбнулась в ответ. — Слишком явно ощущается ваш голод, хотя вы «поели». Ведь так?

Вампир кивнул, не прокомментировав. А мне остаётся только гадать: почему именно моя кровь вызывает у министра такое непреодолимое желание? Чем она особенна?

* * *

Ледышка умеет удивлять. Ресторан располагался внутри летающего шара, полностью стеклянного. Вверх мы поднялись на мопе и состыковались со специальной пассажирской платформой.

Двери с шумом разгерметизировались, и услужливый сотрудник ресторана в чёрно-красной форме проводил нас за свободный стол.

Полы не были круглыми, мы не падали и не катались: они сверкали, словно попки младенцев, а стены — вовсе не стены, а меняющиеся проекции пейзажей. За счёт круглой формы создавалась иллюзия полного погружения в другой мир. Мы выбрали зону рядом с «водопадом». Даже звуки природы, шум воды — всё подобрано в соответствии с проекцией.

Я восторженно озиралась по сторонам и должна признать, что место просто невероятное! Оно пробуждает разные эмоции, приятно расслабляя и даря тот самый вечно необходимый уют.

Вместо привычных диванчиков и стульев — мягкие мешки, которые подстраиваются под тебя, стоит только опуститься в них. Столики невысокие, квадратные, парящие над магнитным полем.

— Прикольно, — восторженно усмехнулась я и толкнула столик. Он плавно «поехал» к лиэру и сам остановился. — В жизни ничего подобного не видела, — произнесла я, наблюдая, как из «воды» выскочила рыба, сделала сальто и нырнула обратно в бассейн «водопада». — Ох-ре-неть… — поражённо пробормотала я, но от проекции отсела подальше. Фиг знает, какие у них тут спецэффекты: не хочу, чтобы меня что-нибудь утащило…

— Знаете, я уже опасаюсь тут есть, — прошептала я, оглядываясь. Вампиры дружно улыбнулись. Помощник чувствовал себя вполне уверенно и свободно, словно уже был тут не раз. — Ваше любимое место, да?

— Хорошая кухня и удачное от министерства расположение, — пояснил вампир, листая сенсорное меню. — Не бойтесь, все продукты свежие, кухня максимально приближена к Земной. Это как у вас: есть кавказская кухня в центре Российской Федерации, или русская кухня во Франции.

— У нас повсюду кавказская кухня, — пробормотала я и уткнулась в меню. Блюда и правда приятно удивили количеством знакомых продуктов. Стало не так страшно, только вот посетители — все без исключения — бросали на меня украдкой заинтересованные взгляды.

— Они так пялятся, словно человека никогда не видели, — прошептала я, желая укрыться от этих хищных глаз.

Себастеан усмехнулся.

— Так и есть. Увидеть человека в сопровождении вампиров — большая редкость.

Я нахмурилась.

— Но ведь Лиза ездит в город, сама говорила…

— В сопровождении охраны, — пояснил Ледышка. — Себастеан имеет в виду общество высокородных вампиров. Никто из состоятельных не ходит со своими лотами по ресторанам, предпочитая содержать их дома, а всю заботу перекладывать на слуг.

— Мне кажется, я привлекаю лишнее внимание. После такой выходки вас начнут подозревать с новой силой, — досадливо протянула я и поморщилась.

Ледышка внимательно посмотрел мне в лицо.

— Пусть. Мы много сделали сегодня, и без вас ничего бы не получилось. Иногда следует чем-то рисковать ради большого дела. Я не убивал тех девушек и докажу это.

— Знаю, — серьёзно кивнула я, отводя глаза. Так, что там у нас в меню?

— Я не отпущу вас, Лисавета, — заявил вампир, продолжая прожигать меня взглядом.

Смешок вырвался сам собой.

— Вы повторяете это так часто, что складывается впечатление, что уже и сами сомневаетесь в этом.

Тёмные глаза призрачно сверкнули и быстро потухли.

— Я повторяю, потому что убеждаюсь всё больше: я не отпущу вас.

Вот теперь это утверждение и холодная угроза. Не отпустит. Глотку перегрызёт, но не отпустит. Тьма…

— Вас это расстроило? — вмешался любопытный помощник. Мои брови взлетели вверх.

— Обрадовало! Не видишь радости на моём лице?! Да я просто свечусь от счастья! Нет верёвки с мылом, пойду отпраздную… — фыркнула я, отвернувшись к водопаду, пряча тупую боль и разочарование. Домой. Мне нужно домой. Утешить родных, убить Ярослава, сдать платье в магазин, убить Ярослава, покормить Мотю, убить Ярослава…

— Себастеан, оставь, — произнёс Ледышка. — Лисавета другая: она не из тех лотов, которые ты привык видеть.

«Бе-бе-бе…» — покривлялся внутренний голос и показал язык. У-у-у, снеговик! Ну, ничего, ты ещё пожалеешь…

* * *

Дальнейший приём пищи протекал вполне мирно. Бледнолицые посетители продолжали бросать на нас взгляды, пока лиэр на радость всем ухаживал за мной. То салфетку подаст, то чай подольёт — мне даже показалось, что он нарочно бесит окружающих, словно насмехаясь. Садист. С него станется.

Мы уже погрузились в моп и приготовились вернуться в резиденцию, по пути выкинув на обочине труп Себастеана… Да ладно, шучу я. Просто высадим труженика около его квартирки. Как вдруг заговорила Дарси.

— На передатчик поступил сигнал с коммуникатора лиэра Эрика Яра, — сообщил интеллект.

— Что там? — Ледышка сосредоточился и активировал двигатели. Я пристегнулась.

— Ещё одно убийство девушки — в поместье Глинстоун. Лот — Сьюзи Браун, двадцать один год, хозяин лота — Сэмуэль Дор, глава «Нанотеха».

Я испуганно поджала губы, искренне переживая за судьбу всех Землянок. Если так дело пойдёт, этот патриот старых вампирских законов скоро всех вырежет.

— Задай курс к дому Дора, — распорядился Ледышка и задумчиво нахмурился.

— Вы ведь для этого копались в его компьютере, да? Перехватывать сообщения? — тихо поинтересовалась я.

Вампир не сразу понял, что к нему обращаются: его взгляд был рассеянным.

— Не только. Запустил вирус, который откроет мне доступ ко всем его перепискам, исходящим вызовам и местам, которые он посещал. Хочу знать всё.

— Ого… — поразилась я. — Интересно, этой Сьюзи тоже горло вскрыли?.. — как бы ни к кому не обращаясь, произнесла я.

— Вы пойдёте с нами, — обрадовал Ледышка. — Только манеры, Лиса, помним о манерах.

— Клянусь! — воскликнула, выставив руки. — Клянусь не унижать вампиров, не шутить, не кусать, не бриться… А, это не отсюда! В общем, клянусь быть паинькой-заинькой, молчать, глазками хлопать и кивать в тему. Пойдёт?

Вампир скептически прищурился.

— Что-то мне не верится…

— И правильно делается, — довольно подтвердила я.

Себастеан усмехнулся и покачал головой.

— Может, лучше оставить лот в транспорте под присмотром Дарси? — опрометчиво предложил он.

— Насчёт покусать, я пошутила, — тут же добавила я. — Начну, пожалуй, с вашего помощника.

Ледышка словно не услышал.

— Нельзя, Себастеан. Оставим Лису в мопе и будем потом весь день её ловить где-нибудь на другом конце Эльмира: пьяную и с кучей приключений на хвосте.

Я активно закивала.

— Точно-точно! Меня одну оставлять противопоказано.

— Я бы тебя оставил, — хмыкнул этот помощничек.

— Я бы тебя за борт выкинула, но ничего, молчу ведь, — фальшиво улыбнулась в ответ.

Парень заметно удивился, видимо, приняв мои слова за чистую правду.

— Прилетели, — произнёс Ледышка и поднялся. — Лисавета, будьте всё время рядом.

— Да, мой бледнолицый капитан, — шуточно отдала честь и весело спустилась по трапу.

Ну что я могу сказать? Двор в поместье этого господина Дора не такой шикарный, как у моего снеговика, но тоже ничего. Фигурные кусты причудливых форм, клумбы, что интересно, с одной стороны с белыми цветами, а напротив — красные. Может, он патриот чего-нибудь, например, футбольной команды.

— А на Эльмире есть футбол? Ну, или хоккей?

Ледышка смерил меня скептическим взглядом и только покачал головой.

— Ясно. Так бы и сказали, что нет… — поникши произнесла и постаралась не отставать.

Нас встретила доблестная охрана, но стоило Ледышке только посмотреть в их сторону, как бравые ребята расступились, низко склонив головы. Уважают.

Шикарный дом из белого камня встретил нас тишиной. В просторном холле было гулко и как-то мрачно: сквозняк неласково трепал шторы и гулял по мраморному полу. Белый рояль одиноко стоял у окна, словно давно всеми покинутый и забытый.

— Вероятно, все в комнате, где произошло убийство, — заключил вампир. — Не трогай только ничего, — произнёс он, не глядя на меня.

Отдёрнула руку от манящих клавиш инструмента и прижала к груди.

Перед стеклянными ступенями я слегка притормозила. Я всё понимаю: дизайн, мода, технологии, но блин… Ещё бы из хрусталя сделали. Стрёмно же. Вдруг развалятся?..

— Лиса, — позвал Ледышка, обернувшись. Я виновато улыбнулась. Вампир спокойно спустился обратно и подал мне руку. Да, так не совсем страшно. Честно, каждый шаг походил на пытку: я всё ждала услышать характерный треск стекла, после которого мы провалимся и нас засыплет осколками. Но слава конструктору, всё обошлось.

Прямо по коридору располагалось несколько дверей: из одной, раскрытой, доносились голоса.

Я готовилась всю дорогу, но всё равно впала в некоторое оцепенение, увидев залитые кровью белые простыни и труп молодой девушки, чьё горло было так же разорвано. Её глаза были открыты, а застывший взгляд устремлён в потолок, на котором, словно в насмешку, было написано кровью: «Люди — это пища».

Обхватила себя руками и растёрла плечи. Ледышка отреагировал быстрее Себастеана, и сняв пиджак, набросил мне его на плечи.

— Что ты тут делаешь? — удивлённо произнёс Эрик, заметив нас. До этого он что-то диктовал молодому сотруднику-аналитику, я уже научилась их различать: запомнила, пока в морге были. — Ещё и лот свой притащил. Издеваешься? Как ты вообще узнал? — вампир даже не пытался сдерживать раздражение, пугая остальных сотрудников.

— Как хорошо, что вы приехали, — обрадованно произнёс другой мужчина. Худой, как и все вампиры, наверное, мистер Дор — глава «Нанотеха», но я почему-то представляла его полным господином, непременно с усами. А он сверкает лоском и белизной: холёный и немного слащав.

— Сэмуэль, — отстранённо поздоровался снеговик, игнорируя все вопросы и вообще присутствие министра безопасности. — Поговорим наедине? Вы мне расскажете, что произошло?

Мистер Дор активно закивал, заметно обрадовавшись появлению Криса.

— Если моя помощь больше не нужна, лиэр Яр Грей, я отлучусь на некоторое время. Как закончите, сообщите Сашими, он направит вас ко мне, — бесстрастно произнёс мужчина, переменившись за секунду. Теперь это сдержанный молодой господин, а не растерявшийся подросток, каким мы его встретили.

— Я поговорю с тобой позже, — пообещал Эрик, уставившись на Криса.

— Непременно, — не стал отпираться Ледышка.

Господин Дор уверенным шагом направился по коридорам и привёл нас ещё к одной лестнице — на этот раз на крышу. Мы оказались под стеклянным куполом: среди цветов, резных деревянных скамеек и столиков.

— Словно в оранжерею попали, — тихо восхищаясь, произнесла я, озираясь по сторонам.

— Здесь нас не побеспокоят, — заверил мужчина и жестом пригласил присесть рядом с маленьким фонтанчиком в форме неведомой мне рыбы. — Может, вы желаете перекусить? — заботливо поинтересовался он, немного меня удивив. Как-то он на вампира не тянет. Если бы не характерная внешность, не подумала бы. А где присущий им пафос? Где шутки про «еду». Он даже не удивился присутствию лота…

— Благодарю, Сэмуэль, мы недавно пообедали. Расскажи, что произошло? — попросил Ледышка, не сводя с Дора пристального взгляда.

— Сьюзи пропала. Вчера она поехала в город за покупками и не вернулась. Я заявил в министерство о пропаже… лота и принялся ждать. Утром меня срочно вызвали в корпорацию: сгорели новые микросхемы, — а в обед со мной связался Сашими и сообщил, что нашёл Сьюзи… — вампир перевёл дыхание, горько усмехнувшись. — Этот гад подбросил тело, словно издеваясь…

— Скажи, — перебил Ледышка. — Какие отношения вас связывали с лотом? Ты же понимаешь, что это важно? И я позабочусь, чтобы информация осталась в тайне и не ушла дальше окружающих стен. Я смогу найти управу на Эрика, твоя репутация не пострадает.

— Знаю, — улыбнулся вампир. — Поэтому и обрадовался вашему появлению.

«Ого! А Ледышку-то уважают», — заметил внутренний голос.

— Сьюзи была милой и доброй девушкой. Она находилась у меня уже больше полугода и полностью устраивала как лот. Много не требовала, запросы минимальные: отдых, салоны, еда, шмотки, — всё как обычно, но при этом девушка не была безучастной. Она всегда интересовалась моими делами, разговаривала на разные темы, сочувствовала, если у меня возникали проблемы на работе, и как-то незаметно я сам охотно стал искать её общества… — мужчина вздохнул и растёр лицо ладонями. — У нас был половой акт.

— Ого! — не сдержалась я и тут же «поджала» уши. — Простите…

— Ничего, — усмехнулся вампир. — Это нормальная реакция.

— То есть ты стал относиться к Сьюзи не как к источнику крови, правильно я понимаю? — уточнил Ледышка.

— Да, всё верно, — подтвердил мужчина.

— Мне искренне жаль, что это случилось с вами, — сочувственно произнесла я. — Наверное, это не просто…

— Ну, как сказать, — хмыкнул вампир. — Я потерял два с половиной миллиона, источник свежей крови, а долбанные аукционы зарылись. Теперь даже не знаю…

Я окаменела, вытаращив глаза. Нет, Ледышка, ты не циник. Тебе ещё расти и расти…

Рука дрогнула, и оранжерею огласил звонкий шлепок.

— Скотина… — процедила я, вскочив, желая вцепиться этому уроду в глаза. — Убийца сильно просчитался! Надо было вас… Ум… Ум… Отпусти! — вырываясь, воскликнула я, пытаясь отцепить от себя помощника.

— Себастеан, уведи, — холодно отозвался Крис. — Надеюсь, ты не подашь на меня за это в суд? — услышала я насмешливое, прежде чем меня вытащили на лестницу.

— Сама пойду, — сердито буркнула я и выдернула руку. — Козёл… — меня всё ещё потряхивало от негодования.

Себастеан заметно недоумевал.

— При выборе лота я буду предельно осторожен и никогда не возьму рыжую, — произнёс он и был уничтожен моим гневным взглядом.

— Лучше молчи, — прошипела я, направляясь на выход.

— Достань мне записи с камер, — раздался голос Эрика за стеной; я прижалась к ней, потащив за собой Себастеана. — Установи наблюдение за Кассом. Его вольности переходят всякие границы. И достань мне досье на этот лот. Как там её?.. Лисавета…

Затаила дыхание и проскочила на улицу, вряд ли я осталась не замеченной, но не пойман — не вор. Значит, наблюдение, да? Досье тебе подавай, морда буржуйская… Ну-ну…

Глава десятая По следам преступника…

Когда в моп вернулся Ледышка, я хоть и продолжала негодовать, рассказала про Эрика и его запланированную слежку. На что вампир коротко кивнул.

— Не благодарите… — сердито буркнула и отвернулась к окну.

«Дорогая, на что ты злишься?» «Ни на что! Я жду извинений!» — поддразнил внутренний голос и был послан в неизведанные дали. Изведывать.

— Вы меня поставили в неловкое положение перед другим уважаемым вампиром, но я признателен за интересную информацию. Просто я задумался, — непринуждённо отозвался снеговик.

— Неловкое положение? — опешила я, позабыв и про обиды, и про благодарность. — Да этому скоту мало досталось! Ничего, переживёт. Вы его циничный зад прикроете, и он будет вам пятки лобзать. Упырь…

— Сэмуэль даже не понял, за что был «побит». Хотели наказать, следовало ему всё высказать, объясняя каждый пункт вашего недовольства.

— Думаете, тогда бы понял? — скептически усмехнулась я. — Я знаю, что это ваша «природа», вы мне постоянно об этом твердите. Но не смогла сдержаться, пусть ему будет неловко и унизительно — хоть раз за его долгую жизнь.

— Вы несправедливы, потому что не понимаете нашего уклада жизни. Раньше к людям относились… ещё хуже. Поверьте, — отозвался Ледышка, развернувшись ко мне вместе с креслом.

— Да верю я, — фыркнула в ответ и закусила губу, ощущая, как подозрительная мысль бродит где-то рядом и пытается оформиться в нечто важное. — Но кто-то ведь разглядел в людях нечто большее, чем просто источник крови. Вспомните первую жертву. Её убили гуманно, почти ласково, можно сказать, во время акта, пусть и не полового. И на ней нет никаких посланий. А что если маньяк начал со своего лота? Понимаете? Осознал, что влюбился и усыпил с перепугу. Кем была первая девушка? Вы проверили владельца?

— Виктория Радова, ваша соотечественница. Её хозяин Риан Блэсс — инженер космических крейсеров. Его первого заподозрили, извлекли и проверили все воспоминания, связанные с лотом. Всё чисто. Он не питал к девушке никаких симпатий, кроме «природных» потребностей.

— Ну, — задумалась я. — У неё мог быть «любовник».

— Любовник? — почти хором переспросили вампиры.

Я немного замялась.

— На Земле… женщины, находясь в браке, могут завести отношения с другим мужчиной, изменяя мужу, если тот, например, перестал соответствовать требованиям… Короче, заводят любовника!

Ледышка усмехнулся и посмотрел на меня снисходительно.

— И вы называете наши нравы дикими. Мы хотя бы никого не обманываем.

Сделала глубокий вдох, но согласилась, что вампир, собственно, прав. Они не сеют иллюзии, не притворяются ради выгоды в отличие от людей, а говорят прямо: «Я — циничное гамно. И я выпью вашу кровь, и мне за это ничего не будет», — как-то так.

— Вы не настолько развиты в этом вопросе, — со знанием дела произнесла я. — Вы не ленивы настолько, чтобы ради собственного эгоизма выдумывать небылицы. Человек из-за ПРИРОДНОЙ — меня скоро тошнить начнёт от этого слова — лени застрачивает в три раза больше усилий, чтобы найти способ, как не затрачивать усилия в отношениях и получать всё на халяву, просто потому что он есть — такой хороший. Люди ведь почему расходятся? Всё смысл ищут, вторую половину, первую любовь… А ведь всего этого нет, как и секрета семейного счастья нет. Правило одно для всех: работать. Много работать. Над собой, над развитием отношений, на семью. Книги ведь не просто так пишут: их тысячи, написанные мудрыми людьми, которые давно познали эту истину на собственном опыте. Но нам лень открыть хоть одну. Лень прочитать руководство по эксплуатации брака…

— Бывают ведь исключения… — робко заметил помощник, до этого внимательно слушавший.

— Бывают, — не стала отрицать. — Когда ваш партнёр не понимает, что надо работать общими усилиями. Тут наша задача объяснить. Если человек действительно любит, а не только говорит, он поймёт и быстро включится в работу. А если сказал, что всё ерунда и глупости, то лучше сразу бежать без оглядки. С таким человеком семью не построить. И не стоит сожалеть об этом. Зачем? Вы помогли себе, сберегли время и нервы. Скажите себе «спасибо» и отправляйтесь на поиски нового партнёра.

— А как же вы, Лисавета? — вмешался Ледышка: в его голосе скользил холодный интерес. — Ваш партнёр был готов учиться и работать.

Я оценила иронию и улыбнулась.

— Возвращаемся к теме про небылицы. Увы, люди склоны обманывать. «Петь» о том, что не собираются претворять в жизнь. К сожалению, почти невозможно распознать, говорит человек искренне, или ему на самом деле ничего этого не нужно. У нас с Ярославом, казалось, были общие планы и мечты, мы оба понимали, что работать над отношениями нужно и успешно с этим справлялись — иначе я бы не согласилась выйти замуж.

— А вы уверены, что именно жених вас продал? — впервые поинтересовался Ледышка, и впервые — с толикой интереса.

— А кто ещё? — удивилась я. — Не родители ведь. А день свадьбы он выбирал, подстраиваясь под работу.

— Ну, это ещё ни о чём не говорит, — туманно отозвался вампир. — Так что вы говорили про любовника Виктории?

— Точно, — спохватилась я. — У неё мог быть любовник. Вика могла познакомиться с ним в городе, когда ездила за покупками или в салон.

Ледышка едва заметно скривился.

— Никто из древних не стал бы знакомиться, да ещё и с лотом, на улице.

— Слишком уверенное заявление. Вы можете ручаться за каждого? Проверьте все походы в город этой девушки. Наверняка повсюду есть видеонаблюдение, это не сложно будет сделать — с вашими-то технологиями, — упрямо возразила я, нутром ощущая, что права.

— Хорошо, — сдался Ледышка и поднялся. Кажется, мы прилетели. — Я прошу вас не творить глупости, пока убийца не пойман и не выходить дальше своей комнаты без моего сопровождения. Поужинаете со мной?

«Звучит, как просьба», — усмехнулся голос, а я поёжилась, краем глаза заметив, как Себастеан покинул моп.

— Сделайте уже что-нибудь со своим «голодом», — почти умоляя, прошептала, боясь заглянуть вампиру в глаза.

— Это вас напрягает? — заинтересовался Ледышка и приподнял мою голову за подбородок.

Поморщилась, чувствуя себя неуютно. Не говорить ведь ему, что его голод пробуждает во мне желания… эротического характера.

— Мне просто не нравится, — сухо заявила я и повернулась к шлюзу. Внезапно на мои плечи легли мужские ладони: их холод проникал сквозь ткань пиджака и покалывал кожу. Вампир повёл носом над моей головой, глубоко вдохнув.

— Увы, не могу, — низко прошептал он и потёрся носом о мою щеку, задев ухо. Я вздрогнула и отпрянула: сердце испуганно забилось.

Ледышка усмехнулся и отступил, примирительно вскинув руки.

Фыркнула и вернулась на место, вспомнив, что мы летим дальше.

— Так вы поужинаете со мной? — повторил снеговик свой вопрос.

— Не думаю, что это отличная идея, — буркнула я.

— Я знаю. Но и не прошу думать, достаточно поужинать, — невозмутимо произнёс Ледышка и вдруг лукаво улыбнулся.

О Господи! Он что, заигрывает со мной?.. Это была ирония?.. Попытка пошутить?

— Расслабьтесь, — тихо произнёс вампир и прикрыл глаза. — Просто хочу вам кое-что показать, что отвлечёт ваши неспокойные мысли от плана очередного побега.

Я заинтересовалась.

— И что же? Меня, возможно, отвлечёт только коробка с котятами. У вас есть такая волшебная коробка?

— Нет, — спокойно ответил вампир. — Такой коробки у меня нет. Но «это» вам тоже понравится.

— Ну-у, посмотрим, — протянула я и откинулась на спинку кресла, а сама мысленно уже потираю ручки в предвкушении. Что ни говори, а сюрпризы все любят.

Двор резиденции я встретила почти как родной. Здесь всё-таки уютно, и чувствуешь себя в безопасности за этими высокими коваными воротами, среди охраны и слюнявого Графа.

Меня проводили до покоев, и я с радостью отправилась плавать в купель. Уже не стесняясь, пригласила нимф и отдала своё измождённое тело во власть их ловких пальчиков.

После двухчасового СПА меня потянуло в сон: ночь выдалась тяжёлая, а день нервный. У меня и дома после города всегда кружилась голова и накатывала слабость.

Здраво рассудив, что ужин я не пропущу — мне просто не позволят, — переоделась в синюю сорочку и нырнула в прохладную постель.

И снова вместо сна — кошмары…

Сквозь сон я чувствовала, как метаюсь в горячке по кровати. Кости словно выкручивало наизнанку, и они плавились от жара. Даже собственный стон не мог разбудить меня.

Самое страшное, что я не понимаю, что конкретно вижу. Образы все смазанные, расплывчатые, но я отчётливо ощущаю эмоциональную составляющую сна. Это горечь, ярость и боль, безысходность…

— Лиса… Лиса! Ну зачем же ты легла, глупая…

Почувствовала, как меня подняли на руки и понесли. Прижалась к холодному телу, пытаясь согреться, как бы абсурдно это ни звучало. Боль — разрывала виски, хотелось проснуться.

Что-то влажное коснулось тела… Вздрогнула и распахнула глаза, судорожно глотая воздух.

Я находилась в воде, а меня удерживал Крис, который тоже был в воде!

— Отпустите! — взвизгнула я, взбрыкнув. Вампир так и поступил.

Моментально оказавшись под водой, я хорошенько хлебнула. Это будет мне уроком. В следующий раз надо думать, что кричу.

Вынырнула, тут же закашлявшись и пытаясь восстановить дыхание. Вампир терпеливо ждал. Убрала волосы с лица, поймав этот непринуждённый холодный взгляд, и хотела разозлиться, но никак не получалось.

— Спасибо… — прошептала хриплым голосом и подплыла к бортику, чтобы успокоиться и перевести дыхание. — В воде намного лучше, — вслух прокомментировала я.

Меня уже почти перестало трясти, но я всё рано обхватила себя руками, испытывая изнуряющую слабость.

Ледышка молча подплыл и обнял меня, прижав к бортику.

— Энергия, Лисавета, — коротко пояснил он.

Уткнулась носом в костлявое плечо: возражать просто не было сил. Вот наберусь…

* * *

Не знаю, сколько мы так, не шелохнувшись, просидели в купели, но я, кажется, даже задремала. На этот раз нормально.

На периферии сознания бродили разные мысли, типа: «А почему вампир без рубашки?», «А штаны на нём есть?», «Интересно, он уже укусил Лизу, или я его прервала в процессе?», «Не лень ему так нянчиться со мной?»

Я завозилась, испытывая голод, и объятья вампира ослабли.

— Ну как? — поинтересовался он.

— Вы не предупреждали, что спать нельзя, — обиженно пробормотала я, смущённо прикрываясь руками: сорочка промокла и ничего не скрывала, словно я обнажённая.

— Подумать не мог, что вы ляжете днём, — произнёс он без тени сожаления. Я подозрительно прищурилась и направилась к подъёму из купели.

— Люди днём спят иногда, если устали или болеют…

— Вы больны? — а вот теперь слышится беспокойство.

Я поспешила закутаться в полотенце. Вампир и так рассмотрел больше положенного.

— Я устала. И хочу есть, — подумав, добавила.

Ледышка ловко перепрыгнул через бортик, и слава богу, на нём были брюки. Он подошёл и нагло потянул моё полотенце, я даже возмутиться не успела от шока, только открывала рот, словно рыба.

— Уже всё готово. Осталось нам переодеться. Я рад, что вам лучше, — мужчина вернул полотенце, даже не глядя на меня, и спокойно отправился на выход. А я так и стояла с мокрым полотенцем в руках и ущемлённой гордостью в душе.

— Лойд проводит вас, как будете готовы, — через плечо бросил он и вышел.

— Гад, — в сердцах выругалась я и пошлёпала в свои покои: переодеваться.

* * *

Сид долго кружил меня по переходам резиденции, но я поняла, что всё не зря, когда увидела это поистине волшебное место.

Начнём с того, что в абсолютно пустой комнате стоял один-единственный шкаф. Я успела испытать лёгкое недоумение, но ровно до того момента, как шкаф отъехал в сторону, открывая арочный проход.

— Круть… — восторженно прошептала и шагнула за слугой.

В помещении царил полумрак, виднелись блики огня, и слышался треск настоящих дров. Внезапно меня охватило прекрасное чувство эйфории. Проход позади с лёгким шумом закрылся, и я поняла, что сида и след простыл. Я одна.

Осторожно пошла на блики, бросая взгляды на книжные полки высотой до самого потолка. Были полукруглые, по форме стены, были витиеватые и даже змейкой. Каждую полку обвивали зелёные растения.

Наконец я вышла к большому камину, который завораживал своей красотой. С двух сторон его украшали гипсовые ангелы, которые как будто грели руки у огня.

Пол был устлан мягкими подушками, и я поспешно скинула обувь, уже заразившись азартом: хотелось ощутить их мягкость и поваляться возле камина.

— Это моё тайное место. Я часто здесь бываю, — раздался ровный голос за спиной, заставив меня вздрогнуть и обернуться.

Вампир держал в руках поднос с мелкими чашками на нём, я почти не видела, что в них. Всё моё внимание было сосредоточено на простой серой кофте, таких же простых штанах и босых ногах Ледышки.

Зачем он так оделся? А где привычные мундиры и костюмы? Ещё ни разу не видела вампира таким…

Пока я озадаченно размышляла над этими вопросами, мужчина прошёл по подушечному полу и сел напротив меня, устраивая между нами поднос.

Я задохнулась от вкусных запахов и даже прикрыла глаза от наслаждения.

— Посмотрите на стену, — произнёс он, нарушая мою идиллию. — Не на ту. На противоположную, — усмехнулся он, а я повернула голову в другую сторону.

На стене висело белое полотно старенького проектора. Аппарат зажужжал, и полотно покрылось серой рябью.

— Немое кино? — изумлённо воскликнула я, просто не веря своим глазам. — Это же… Это же Чаплин! Но откуда?

Ледышка подавил улыбку и ответил предельно серьёзно.

— Я поклонник человеческого творчества. Вампиры в этом отношении далеки. Мы можем только изобретать новые технологии и улучшать качество жизни. Все книги, находящиеся здесь, — из твоего мира, — добил костлявый.

— И вы молчали?! Да я… Знаете, как почитать хотела!

— Можете приходить сюда в любое время, — произнёс Ледышка и перевёл взгляд на столик. — Кушайте, остынет.

Я кивнула и занялась едой, смотря доброе старое кино под треск камина. Это невероятно! И я солгу, если скажу, что это место хуже коробки с котятами…

* * *

После ужина я отправилась к себе. Коротко простилась и поспешила позорно свалить. Ну не говорить же вампиру, что его странное поведение располагает?

Эта теплота внутри меня появилась совсем некстати. Купилась… на Чаплина! Продалась за книги. Ну, не продалась ещё… Лучше бы он и дальше нёс свою околесицу про человеческую недоразвитость, про наше социальное различие, напомнил бы о том, что люди — это пища… Но гад решил поиграть в интеллигента.

Самое отвратительное, что мне показалось — только показалось!.. Ледышка расслабился — пусть не полностью, но «выдохнул» точно и «снял» маску. В той секретной комнате с книгами он не боялся выглядеть простым.

Сильно разозлилась на себя за мягкотелость и поспешила свалить, а в комнате меня уже поджидала воинственно настроенная соседка.

— Почему Крис не пришёл ко мне? — с порога кинулась она.

— Э-э… — я недоумённо огляделась по сторонам. — Я похожа на Криса? Нет? А почему тогда у меня спрашиваешь?

— Хочешь сказать, ты не в курсе? — презрительно усмехнулась блондинка, сложив руки на полной груди. И правда, чего он? Забыл, где комната «источника крови»?

— Именно это я и говорю, — равнодушно отозвалась и прошла в спальню.

— А где ты была весь день? — пристала девушка, словно сварливая жена.

— Бегала, — усмехнулась, вспомнив старую рекламу.

— Лиса, — прошипела блондинка.

— Лиза, — передразнила я. — Я была в городе, — лихо почти не соврала я. — Отдыхала, — а вот теперь соврала.

Соседка недоверчиво прищурилась.

— Уже прошло три дня, — вдруг всхлипнула она.

— И что? — не поняла я.

Девушка замялась и закусила губу.

— Я не могу рассказать! — вдруг воскликнула она и вылетела прочь из комнаты. М-да… Что-то тут нечисто. Где этот айсберг плавает? В каком океане его искать? Есть у меня пара вопросов.

Вспомнив, что Ледышка запретил покидать комнату, решила послушаться ради исключения и просто почитать. Сам явится.

Даже русская классическая литература после этой муры здешней показалась манной небесной. И читается легко, и смысл понятен, и километровые статичные описания вовсе не напрягают…

Он появился внезапно. Словно из воздуха и сел у меня в ногах, пока я, лёжа на животе, читала «Герой нашего времени».

— Ты хотела меня видеть? — голос звучал слишком тягуче и низко, будоража кровь. Голод. Голод стал почти невыносимым…

Испуганно села и уставилась в побагровевшие глаза вампира, даже не удивляясь, что он знает о моих желаниях. Видимо, связь между нами ещё не прошла.

— Почему вы не укусили Лизу? Вам же нужно, а девушка переживает: говорит, три дня прошло. Что это значит?

Ледышка переменился и нахмурился, вернув себе прежний равнодушный вид.

— Я разберусь с этим, — коротко ответил он и поднялся. — Сегодня мы спим вместе, — беспрекословно заявил клыкастый, очень меня удивив.

— Считаю это лишним, — как можно вежливее ответила я и натянуто улыбнулась.

Ледышка на секунду прикрыл глаза.

— Когда вы уже перестанете упрямиться? — риторически обратился он. — Это было не приглашение. Вы же видите, что вам плохо без меня, — а сколько уверенности в голосе. Ну уж нет, снеговик! Не на того ёжика напал. Гордость у меня всё-таки есть, а больше всего я терпеть не могу от кого-то зависеть.

— Я вижу, что мне прекрасно без вас, а вот вы скоро стены грызть начнёте. Специально себя голодом морите? Я не лягу рядом с голодным вампиром — это как добровольно сунуть голову в пасть крокодила. Оставьте мне хоть капельку самоуважения…

Ледышка плотно сжал челюсти, впервые показав так явно степень своего недовольства: бушующая ярость стала прорываться наружу. Плохо дело…

— Хорошо, — лаконично кивнул он и вышел, оставляя после себя пугающее чувство подвоха, словно меня провели. Слишком просто он согласился. Ох, чувствую, ждёт меня ночка страстная…

Из-за появления вампира и дневного приключения, я специально не ложилась спать, хотя рубило невероятно, я разве что не клевала носом в ковёр.

Фильмы смотреть не вышло: от проектора глаза быстро устают, и мозг отключается ещё быстрее. Попробовала есть — тоже не сработало: после вкусного обеда, по закону Архимеда, надо срочно лечь поспать, чтобы жир к бокам лучше прилипал.

Поэтому решила взбодриться фитнесом. Небольшая растяжка на обе кривые ноги, прогиб в спине с хрустом… Тянемся к солнышку…ой, ой, что-то защемило, кажется, артрит. До дивана бы доползти.

И заняться-то больше нечем. Были бы краски, я может, Малевичем вторым стала б, или может, вышила картину крестиком: «Как у нас на Хуторе…», — если были бы нитки. Всё прямо как у бедной Федоры:

«А бедная баба одна,

И плачет, и плачет она.

Села бы баба за стол,

Да стол за ворота ушёл.

Сварила бы баба щи,

Да кастрюлю поди поищи!

И чашки ушли, и стаканы,

Остались одни тараканы…»

Прав был Чуковский: остались одни тараканы… Кофе скоро из ушей польётся, а до утра ещё… Ого! Ещё часа три, пока меня на завтрак не позовут. Интересно, а сегодня Ледышка возьмёт меня с собой?..

На этой приятной ноте я погрузилась в хаос. Ну здравствуй, Кошмар на улице Вязов…

«Раз, два, Фредди идёт,

Три, четыре, ножи достаёт,

Пять, шесть, в оба гляди,

Семь, восемь, с ним не шути…»

Из моего сна ведь тоже так просто не выбраться. А вот и «Фредди»…

Сегодняшний сон отличался поразительной чёткостью — по сравнению с другими. Голоса, правда, почти не разобрать из-за вязкости пространства, движения смазанные, словно замедленные, но контуры и фигуры существ вполне различимые.

Это были Ледышка и Эрик. Один смотрел надменно, уничтожающе, во взгляде читалось: «Пощады не жди», — а второй смеялся. Вампиры издевались над девушкой. Человеком. Загнали в угол, и нет чтобы сделать своё грязное дело быстро, они оттягивают момент и упиваются её страхом. А потом Эрик ловит с жертвой зрительный контакт и погружает её в транс. Девушка больше не сопротивляется…

Она послушная и ласковая. Извивается и сама льнёт к вампирам. А Эрик, кажется, не против «развлечься». Он ласкает девичью грудь, скользит руками по бёдрам… Ледышка останавливает товарища и смотрит осуждающе, мол, давай завязывай. Эрик усмехается, резко разворачивает девушку к себе спиной и вонзает в шею свои острые клыки…

Я не хочу на это смотреть, не могу это видеть. Меня трясёт, хочу вмешаться, остановить. Зачем? Зачем вы это делаете? Прекратите!

Где же ты Ледышка, когда так нужен? Зачем позволил увидеть это?.. Что хотел доказать? Какой ты опасный? Да знаю я, знаю! Забери меня отсюда…

Внезапно всё проходит, а я чувствую, как сильные руки сжимают меня в удушающих объятиях. Холодное тело — то, что мне сейчас нужно. Ощущение, словно я только что из бани вышла. Не удивлюсь, если от кожи исходит пар.

— Лиса… — шепчет Ледышка. Я не спешу отталкивать и глаз не открываю. Жду, когда меня перестанет трясти. Перед внутренним взором всё ещё стоит его угрожающий облик из сна.

— Ну чего добилась, глупая? — вампир гладит меня по волосам, продолжая прижимать к себе.

Нехотя открыла глаза и долго всматривалась в лицо вампира, ища в нём черты того Ледышки из сна. Есть ли сходство?

Да, бледный, и глаза холодные, острые. Но нет ничего общего с тем опасным существом: расчётливым хищником. Удовлетворённо выдохнула и огляделась. Та-ак…

— А почему я не в своей спальне? Вы зачем меня перенесли? — возмущённо засопела и попыталась сесть, но голова всё ещё кружилась, и я повалилась обратно в объятия «зверя».

— Я вас не переносил, — отозвался Ледышка, перебирая мои влажные от пота волосы.

— Как это? — удивилась я и повернула к нему лицо. Теперь нас разделяло несколько сантиметров, но это не пугало, но и не вызывало приятной дрожи от близости.

— Вы сами переместились в мою кровать, чудом разбудив, — вампир не отрывался от моих глаз, заглядывая с тревогой, но стоило ему моргнуть, как всё наваждение исчезло.

Я нахмурилась.

— Как такое возможно? И почему «чудом»? Вас обычно не разбудить?

Вампир кивнул и слабо улыбнулся, словно несмышлёному ребёнку.

— Я долго ждал, когда вы уснёте, чтобы вовремя вмешаться, но ничего не происходило. Под утро природа взяла своё. Нам нужно всего два-три часа в сутки: перезагрузка, можно сказать, — но в такое время нас не разбудить, — он заправил мне прядь волос за ухо и продолжил. — Поэтому в далёкой древности вампиров истребляли именно таким способом. Убивали во сне.

— Ого, — тихо присвистнула я. — А я, значит, разбудила?

Ледышка усмехнулся и перевернулся на спину, увлекая меня за собой. Получилось так, что моя голова оказалась у него на груди.

— Вы мёртвого поднимете, Лисавета, когда вам что-то нужно.

— Не стану отрицать. Но как я у вас оказалась?

Вампир пожал плечами, словно ему всё равно.

— Наверное, новая ваша способность. Вампиры тоже в пространстве перемещаются.

Я приподнялась на локте, заглядывая в тёмную бездну глаз.

— Слушайте, а что если я в вампира превращаюсь?

Ледышка вскинул бровь, обвёл меня взглядом и почему-то вдруг усмехнулся, видимо, каким-то своим мыслям.

— Вы могли бы выжить после обращения. С вашими-то упрямством и волей… — прокомментировал он.

— Я серьёзно, — насупилась в ответ. — Как это можно проверить: не вампир ли я?

Ледышка уложил меня обратно, прижимая к себе.

— Ещё какой, — со вздохом произнёс он. — Всю кровь мне высосала…

Мои глаза удивлённо округлились, и я рассмеялась. М-да-а…

— Лисавета, я обещаю, что мы обязательно разберёмся во всём и всё проверим. Только прошу, давайте ещё час поспим, глаза слипаются… — уже совсем сонно протянул этот опасный хищник, и я сжалилась. Ладно, достать я его всегда успею, никуда не денется, — «вот и правильно», — произнёс снеговик и накинул на меня покрывало. Я и забыла, что опять предстала перед ним в одной сорочке. Пора с ними завязывать…

Глава одиннадцатая Одна капелька крови…

Когда проснулась, стыд незамедлительно затопил меня, настучал по голове и дал пинка под зад. Я подорвалась круче ядерной ракеты и бросилась к дверям просторного зала.

Но была остановлена хриплым голосом вампира…

— Лиса, — вампир выглядел, словно и не спал. — Вы не найдёте отсюда выход самостоятельно, подождите, я провожу вас, — он поднялся, демонстрируя свое костлявое, но почему-то кажущееся мне привлекательным жилистое тело, и направился к нише в стене. Оказалось, это шкаф. Не глядя, мужчина мне подал длинный, чёрный халат.

— Спасибо, — смущённо поблагодарила и поспешила закутаться в него. — Да я, собственно, просто дверь разглядываю. Красивая… — пробормотала, краснея, но Ледышка уже быстро и ловко одевался, гипнотизируя меня движениями тонких пальцев.

Я сосчитала все пуговицы на чёрной рубашке и рассмотрела все нашивки на белом камзоле, даже взглядом измерила длину «стрелки» на брюках.

— Вы составите мне компанию за завтраком? — спокойно поинтересовался он, словно ничего не было. Хотя и так ничего не было, но мне, чёрт возьми, очень неловко.

Я робко кивнула, отводя взгляд.

— А в управление со мной поедете? Вам же интересно, что нарыли аналитики?

Вскинула голову и поймала лукавый взгляд. Знает, гад, чем подкупить!

— Ага, — обрадовалась я, что меня не оставляют стоять в стороночке. — Слушайте, а вы не забыли про мои новые способности?

— Не забыл, — вампир подошёл ко мне и взялся за ручку двери. — Вернёмся домой — проверим, — ответил он и пропустил меня вперёд.

* * *

Принимала душ стремительно, а одевалась наспех: что первое под руку подвернётся. Кремовый брючный костюм сидел идеально, но к нему пришлось подбирать обувь.

Лойд проводил меня на веранду, и к моему удивлению, мы завтракали вдвоём. Лиза и Даэр словно испарились.

Ледышка выглядел как всегда, а я невольно сопоставляла его облик с образом из сна.

— Как самочувствие? Ничего спросить не хотите? — словно прочитав мои мысли, выдал вампир, продолжая завтракать.

— Какой сейчас год? — отшутилась я и присоединилась. Вампир оценил иронию, и видимо, счёл, что у меня всё хорошо.

Ели молча, не торопясь. Перед тем, как сесть в моп, Ледышка привычно пошёл к Графу, уделить питомцу немного внимания и ласки.

— Как думаете, долго ещё эта связь между нами продлится? Я что-то устала… — призналась, пристёгивая ремень.

Вампир нахмурился.

— Не знаю. Я уже говорил, что раньше никто не пробовал кровь вампира, но обычно после укуса мы чувствуем жертву в течение суток, чуть больше. По идее уже всё должно прекратиться, но вы же понимаете, Лисавета, что вы уникальный случай?

— Я не уникальная… — тихо буркнула в ответ. — Я дурная.

— Вы очень умная, — серьёзно возразил вампир и поджал губы.

Я усмехнулась.

— Это что же? Комплимент?

Ледышка бросил на меня скептический взгляд и активировал двигатели. Видимо, он уже пожалел о своих словах.

Управление не сильно отличалось от министерства, а сотрудники так вообще на одно лицо, словно азиаты.

Здесь Главу айсбергов и Повелителя стужи встречали со всем почётом и уважением, а вот на меня смотрели недоумённо и пренебрежительно, словно я насекомое, которое вдруг решило, что разумное существо.

Нас проводили в аналитический отдел, где я увидела Себастеана и помахала ему, шокировав окружающих. Помощник не растерялся и ответил мне улыбкой и кивком головы.

— Славный малый, — прокомментировала я. — Толковый. Далеко пойдёт.

Ледышка странно на меня покосился, но промолчал.

Нас усадили в кресла перед большим полукруглым экраном. Аналитик, видимо, главный тут, активировал панель прикосновением и стал быстро что-то вводить, попутно рассказывая.

— На всех имеющихся записях Виктория Радова находится одна. Ничего подозрительного, — вампир быстро перематывал разные кадры, на которых мелькала погибшая девушка.

Я уже расстроилась, как на помощь пришёл Себастеан.

— Всё верно, — он подкатил ещё одно кресло и сел рядом. — Только вот я сверил показания владельца лота с датами видеоотчёта и выяснил, что половина записей точно отсутствует. Дор утверждает, что Виктория полмесяца назад посещала салон при отеле «Созвездие», но никаких видеозаписей на этот день с ней нет, хотя на улице перед отелем, да и в самом отеле, полно камер слежения. В этом районе даже боты летают. Я связался с управляющим, он полностью отрицает факт появления в его заведении указанной девушки. А вот Дор предоставил электронный чек с его счёта: Виктория точно в этот день посещала салон.

Я взволнованно потёрла переносицу и посмотрела на сосредоточенного Ледышку.

— Пст… — шепнула я. — Можно вас на пару слов?

Вампир огляделся по сторонам и кивнул. Протянул мне руку и увёл в маленький, но уютный светлый кабинет.

— Кофе? — предложил он, уже включая кофемашину. Я кивнула.

— Слушайте, я не знаю, правда это или нет, но мне приснилось… — я вздохнула, испытывая неловкость.

— Не бойтесь, Лисавета, я вас за это не покусаю, — с долей иронии произнёс снеговик и жестом предложил сесть.

— В своём сне я видела, как Эрик… Ну, он интересовался человеком как девушкой, ну, вы понимаете, — быстро выпалила я.

Ледышка задумался.

— Расскажите подробно, — велел он.

И я рассказала… Во всех деталях, ничего не утаивая, но и не приукрашая.

— Это правда, — холодно отозвался Ледышка. — Всё, что вы видели, правда, — повторил он и уставился на меня в ожидании. Я сглотнула. — Но должен заметить, что события имели место в стародавние времена. Это произошло, когда ещё на Эльмире всё было иначе, когда люди охотились на вампиров, а не наоборот. Отец этой девушки организовал движение «охотников за головами» и лично убил четверых из нашего клана, среди погибших были мой брат и сестра Эрика. Мы много чего делали в то время, были даже зафиксированы случаи «связей» между людьми и вампирами, но это не повод подозревать всех древних.

«Оу…» — изумился внутренний голос. Вот так поворот…

— Но нельзя исключать такую возможность, — я подсела ближе. — Надо составить список всех древних ископаемых… простите, вампиров, которые дожили до наших дней, и проверить каждого. Записи не просто так исчезли, Виктория точно с кем-то встречалась и не один раз. Надо осмотреть тело снова. Мой отец говорил: «Если запутался, начни сначала…»

— Я верю в компетентность вашего отца, но нам вряд ли предоставят доступ к телу после того, как я заявился в дом Дора. Эрик очень недоволен: мало того, что я подозреваемый, так ещё и мешаю расследованию, — возразил вампир, но я, как обычно, упёрлась.

— Но вы же не всегда подчиняетесь. Есть же какой-то способ? Может, ваша подружка поможет? Нам. Очень. Нужно. Тело. Виктории, — выделяя каждое слово, произнесла я и кивнула.

— Хорошо. Сделаю всё возможное, — произнёс Ледышка и поднялся. — Пойдёмте?

Я поднялась и направилась к выходу, когда вампир неожиданно возник за моей спиной и прижал лицом к стенке. Несильно. Можно сказать, любя, но напугал страшно. Сердце загрохотало в груди.

— Что вы делаете? — сипло прошептала я, пытаясь обернуться, но мне не позволили.

— Пытаюсь понять, — низко протянул вампир и повёл носом возле моего лица. — Вы видели во сне, каким я могу быть, и после этого так доверчиво ко мне прижимались… Остались и спали рядом. Почему? Почему вы так слепо верите мне? Я же могу… сделать с вами что пожелаю…

— Не сделаете, — сдавленно шепнула я.

— Почему? — вампир прижал меня сильнее.

— Не знаю, — пожала плечами и с усилием развернулась в его руках, улыбнувшись. — Просто не сделаете. Вы сами сказали: события древние, словно мамонты, а мамонты, как известно, вымерли. Так что: кто старое помянет, тому глаз вон. А я хочу с глазами ходить, мне они нравятся, — Ледышка недоверчиво сощурился, пытаясь меня просканировать взглядом. — Но боюсь я вас жутко, смотрите, как руки трясутся, — я продемонстрировала свою ладонь и не ожидала, что вампир её подхватит и прижмёт к губам, продолжая запугивать.

Я терпеливо ждала, не пытаясь вырваться.

— Ну как? Вкусно? — ехидно поинтересовалась и осторожно высвободила руку. — Если демонстрация закончилась, может, уже займёмся выяснением моих способностей? Или у нас ещё дела?

Ледышка отошёл, сохраняя непринуждённый вид. И что в его голове творится?

— Пока дел нет, но я дам Себастеану кое-какие распоряжения, — он вышел за дверь, а я предпочла дождаться его здесь и прийти в себя после случившегося. Дурацкий снеговик, напугал. Фух…

* * *

Для моего дебюта или фиаско — выясним позже — Ледышка выбрал комнату отдыха для персонала, которая находилась на первом этаже, и по его заявлению, не просматривалась камерами, потому что у них есть закон о «личном пространстве» госслужащих. Я поверила на слово.

Комната ничем примечательным не выделялась: сухая офисная обстановка, пластиковая мебель и только один маленький чёрный диван в углу: даже окон нет. Ледышка щёлкнул пальцами, активируя неоновую подсветку.

Я поначалу зажмурилась, потом пошла осматриваться.

— Есть кое-что — вам понравится, — произнёс снеговик, видя мою реакцию, и словно по команде, с потолка свалилось несколько подвесных гамаков.

— А вот это по-нашему, — довольно потёрла руки и нырнула в один, со смехом качнувшись. — Здорово!

Ледышка встал рядом и легонько толкнул гамак.

— Вы радуетесь любой мелочи, — констатировал он.

— А вы очень наблюдательный, — усмехнулась я, веселясь, как ребёнок.

— Я встану в другом конце комнаты, а вы попробуйте переместиться ко мне. Закройте глаза, подумайте… обо мне, — Ледышка задумчиво теребил мои рыжие локоны, видимо, даже не отдавая себе отчёта, что ему абсолютно не свойственно.

— Хорошо, — с готовностью произнесла я и махнула рукой: — Марш в угол, будем экспериментировать.

Вампир отмер и даже усмехнулся. Я приготовилась перемещаться.

Та-ак… Для начала нужно сильно захотеть оказаться рядом с Ледышкой, для это мне нужно испугаться. С этим чуть сложнее. Надо вспомнить ощущения в моих кошмарах, можно Эрика сюда приплести, поставить меня на место той девушки…

Я почти не почувствовала самого перемещения, а вот приземление вышло болезненным. Я просто распласталась блином по полу, не долетев до вампира метра два. Ледышка спокойно наблюдал за тем, как я, кряхтя, пытаюсь подняться.

— Отбила на… фиг всё! — проворчала и встала на ноги, отряхивая костюм.

— У вас почти получилось, — заключил снеговик, без капли сочувствия в сухом голосе. Гад! Чтоб тебя так же шваркнуло.

— С такими успехами я вряд ли проживу долго, — недовольно произнесла, заползая обратно в гамак.

— Давайте прекратим, — легко поддался вампир.

— Ага, — хмыкнула в ответ, укладываясь поудобнее. — Ещё чего.

Едем дальше…

Может, наоборот, представить, что-нибудь хорошее? Ну, например, Ледышка не вампир, жаждущий моей крови, а нормальный человеческий мужик. Да, он мог бы мне понравиться.

Фантазия быстро разыгралась и понесла меня на крыльях моей физиологической потребности. Вот мы с Ледышкой уже целуемся, совсем не робко, а похотливо, его прохладные руки изучают изгибы моего тела, губы жадно скользят по шее…

Теперь меня ощутимо тряхнуло, но всё равно уловила только момент падения. На этот раз прямо на Ледышку. Мы оба рухнули на пол.

— Вы живой? — испуганно прошептала я, пытаясь приподняться. Одна рука вампира держала меня за талию, вторая — обнимала за попу. М-да…

— У вас очень острые локти, — отозвался снеговик и ловко переместился в пространстве, оказавшись со мной на диване. Он бережно меня усадил, а сам отодвинулся. Его взгляд потемнел и вспыхнул красными огоньками. Тело моё бросило в жар, а кожу стало покалывать импульсами. — Вы представляли что-то не то… — произнёс он и перевёл взгляд на стену. — Пора прекращать, пока вы не покалечились. Главное, мы выяснили, что вы действительно можете перемещаться по своему желанию.

Я согласно закивала, неловко поправляя жакет.

— А как проверить, не превращаюсь ли я в вампира?

Ледышка поджал губы и прикрыл глаза.

— Нужна ваша кровь. Совсем немного, только по вкусу я смогу определить…

Я задумалась.

— А кусать меня при этом обязательно, или можно просто кровь?

Вампир ответил нехотя.

— Кусать не обязательно.

— Отлично! — обрадовалась я. — Тащите иголку, я уколю палец.

Ледышка скептически вскинул бровь.

— Нужно хотя бы несколько глотков и лучше не из пальца. Подойдёт запястье. Я могу сделать это безболезненно…

— Ага, спасибо за предложение, — фыркнула в ответ. — Я лучше потерплю. Тогда достаньте ёмкость, чтобы сцедить «пару глотков».

— Лисавета, — вздохнул снеговик. — Ну не мудрите. От укуса ещё никто не умирал.

— Ищите дурочку, — иронично отозвалась. — Я уже высказала своё отношение к вашим варварским привычкам. Я лучше дам себя покусать очковой кобре.

— Схожу за лезвием, — сдался снеговик и исчез. Вот как он это делает? Хоп и всё, а я как летающий пингвин…

Вампир появился быстро с маленькой стопочкой, тонким лезвием, с каким-то пузырьком и коробочкой.

— Обеззараживающее средство, — пояснил он.

Мы устроились за столом; передо мной разложили продезинфицированные «приборы» и специальный тампон, чтобы потом приложить к порезу.

— Нужен небольшой надрез… — пояснил Ледышка. Ему явно не нравилось происходящее, но меня сильно волновал вопрос: что же со мной происходит. Если я становлюсь вампиром, домой вернуться не смогу. Я должна знать.

Собралась с силами и поднесла лезвие к запястью. Главное не перестараться, не располосовать себе вены — вот смеху-то будет.

Ладони вспотели, сердце колотилось быстрее обычного, на лбу выступила испарина. Я несколько раз выдохнула и зажмурилась.

— Эй! — воскликнул вампир. — Глаза хоть не закрывай! — он обречённо вздохнул и закрыл лицо ладонями.

— Хватит волноваться, не вас же режут, — храбро произнесла я и сглотнула.

Надавила кончиком лезвия на кожу, нацелившись на самую маленькую вену, и резко дернула. Боли фактически не было. Мы оба заинтересованно наблюдали, как моя кровь сочится в стопочку.

— Хватит, — остановил Ледышка, хотя я была готова пожертвовать ещё «пару глотков». Уж слишком мой снеговик голодный.

Вампир быстро и хладнокровно обработал рану, остановил кровь и наклеил пластырь с мягкой, дышащей прослойкой.

— Слушайте, а вы тоже узнаете моё прошлое, будете видеть галлюцинации? — заинтересовалась я.

Вампир усмехнулся.

— Конечно не так, как если бы укусил вас. Зря отказались, мы могли сделать приятно обоим… — и так это прозвучало…

— Нет! — воскликнула я. — Я лучше ручками. Впрочем, вам знать не обязательно… — смутилась я и подтолкнула вампиру стопку. — Пейте. Потом расскажете…

— Отвернись, — попросил вампир, задумчиво вращая стопку.

Я закатила глаза, но послушно отвернулась. Интересно, что он там делает? Слюни, наверное, на стол пускает…

Я просидела так некоторое время, и не выдержав, повернулась. Ледышка смотрел прямо на меня, а на столе стояла пустая стопка. Столько всего было в его демонических глазах, что я и половины разобрать не смогла.

— Это не Ярослав, — наконец, выдохнул он.

— Что? — недоумённо переспросила я.

— Говорю, это не Ярослав продал тебя, это работник ЗАГСа.

— Откуда… Вы знали, да?

Вампир кивнул.

— Тогда почему решили рассказать сейчас?

Ледышка прищурился и отвёл взгляд, уставившись на стену, словно там были врата в ад.

— Пойдём, пришёл ответ на мой запрос, — он поднялся и вышел, даже не убедившись, иду ли я следом. Что это с ним?

Вприпрыжку догнала вампира, очень стараясь не отставать.

— Так я не вампир?

— Нет.

— Здорово. А всё-таки почему решили рассказать?

Ледышка нахмурился.

— Вы любили и были счастливы…

— Оу… Так вы меня отпустите домой? — у меня появилась слабая надежда на возвращение, но я не дала ей перерасти в нечто большее, боясь спугнуть.

— Возможно, — уклончиво ответил Ледышка. — Но сначала закончим расследование. Поможешь?

Я радостно закивала.

— Конечно. Самой интересно, кто же этот гад. Вы перешли на «ты»? Как-то внезапно, — заметила я.

— После того, что я видел, мне сложно обращаться к тебе на «вы», — язвительно усмехнулся вампир. Что же он там видел?

— Но с Лизой ведь вы всегда оставались отстранённо вежливым… — засомневалась я и не заметила, как вампир остановился. Я снова врезалась.

— Ты не Лиза, — коротко и властно отрезал он и обвёл меня внимательным взглядом. Голод… Его по-прежнему терзает голод.

Больше спрашивать я не рискнула, а то ещё передумает.

Я ждала вампира в кабинете, пока он решал оставшиеся дела, и рисовала пальцем на сенсорной панели. У них даже бумаги нет. Вот оно — «светлое будущее».

— Мне сообщили, что тело Виктории Радовой мистическим образом испарилось, и нет никаких следов исчезновения. Ни госбезопасность, ни камеры, ни боты ничего не зафиксировали. Чисто, — с порога заявил Ледышка, похоже, пребывающий в бешенстве, но умело это скрывающий. Просто я чувствовала. Привыкла уже.

Подпёрла голову, пристально глядя вампиру в глаза.

— Вы же послушались моего совета и не стали мешать Эрику следить за нами?

Крис кивнул, прищурившись, а я расплылась в коварной улыбке.

— Я знаю, что делать. Поехали в министерство! — подскочила и бросилась к выходу, окрылённая энтузиазмом.

— Лиса, подожди, — вампир быстро меня догнал и пристроился рядом, а я уверенно шла вперёд, словно знаю дорогу. — Что ты задумала? Твоё мышление для меня — непостижимая тайна, я даже не представляю, что ты можешь выкинуть в следующую секунду…

— Козырной туз, — не растерялась я. — Увидите на месте. Если расскажу… в общем, не расскажу.

Меня внезапно осенило. Если сделать это в министерстве, будет слишком явно, могут возникнуть подозрения.

— Поехали в отель, — выпалила я, озадачив снеговика. Он недоверчиво прищурился. — Поехали, — ласково прошептала я, боясь выдать нас, если за нами следят. Ведь про Викторию мы разговаривали в собственном мопе, значит, даже там не безопасно.

Ледышка всё понял по глазам и кивнул. Всю дорогу я волновалась, словно девственница, но была уверена в своём «хитроумном» плане.

Сотрудник отеля сохранял невозмутимый вид, когда провожал нас в номер. Меня потряхивало от волнения, я даже не замечала обстановку вокруг. Наконец, замки щёлкнули. Мы остались вдвоём в полумраке с видом на город.

Быстро сосчитала до трёх, выдохнула и повернулась к Ледышке, улыбаясь.

— Я так ждала этого… — томно шепчу и скольжу руками по белоснежной ткани камзола. Вампир выпал в осадок, но старался выглядеть непринуждённым.

— Лиса… — низко произнёс он и перехватил мои запястья. — Что…

— Ш-ш-ш… — ласково коснулась бледных губ пальчиком, призывая молчать. — Здесь нас никто не увидит, — и потянулась за поцелуем, стараясь не трястись от страха…

Пришлось встать на носочки, обвив шею вампира руками. Холодное прикосновение обожгло мои губы, но не остановило меня. Провела языком, чуть касаясь…

«Целуйте!» — мысленно процедила я. «Иначе покусаю ещё раз!».

Этого хватило, чтобы Ледышка отмер и неуверенно ответил. Первоклассник, ей-богу! Пока я осторожничала и старательно поддавалась, не заметила, как была прижата к стене, как участилось собственное дыхание…

Ледышка сжал мои волосы в кулак и легонько потянул: прохладные губы коснулись скулы и скользнули вниз. На мгновение я испугалась, но вампир быстро вернулся к губам, свободной рукой сжимая бёдра…

Поцелуй перестал походить на девственный, а я потеряла способность нормально дышать. Ледышка поразил напором и внезапной нежностью, бережными, хоть и страстными прикосновениями к губам.

С трудом отстранилась и сделала глубокий вдох. Вампир уткнулся мне носом в шею, пряча лицо.

— Поехали домой… — хрипло выдохнул он и потащил меня обратно. Очень надеюсь, что этого достаточно и больше целоваться не придётся. Не потому, что не понравилось, а потому что боюсь, не смогу остановиться…

До резиденции ехали молча. А стоило покинуть моп, как вампир заключил меня в объятия и переместился в «секретную комнату».

— Здесь слежки нет, — пояснил он и отошёл к камину, не глядя на меня. — Что ты задумала?..

Мне стало неловко.

— Если я всё верно рассчитала, то завтра придут меня убивать…

Ледышка обернулся, а я сжалась в комок: такое было у него устрашающее лицо.

— Вы не волнуйтесь только! — поспешила успокоить я и шагнула к вампиру. — Я поеду в отель, а вы, сбросив слежку, будете меня прикрывать, пока я играю роль приманки. Маньяк точно придёт, я уверена.

— Ты чокнутая, — зло выплюнул вампир, впервые потеряв контроль над эмоциями. — Представь на секунду, что я не успею? — в красных глазах бушевала буря. Кто-то очень и очень зол.

— Ну-у… — протянула я, желая провалиться. — Я как-то об этом не подумала. Придётся вам успеть.

Ледышка прикрыл глаза, точно желая меня придушить.

— Жди ужин, мне надо подумать, — холодно отозвался он, а я виновато опустила голову, переминаясь с ноги на ногу.

— Ближе к ночи приду, — низко прошептал прямо над ухом и исчез, оставив меня в растерянности.

Глава двенадцатая Что-то пошло не так…

Ледышка появился, когда я уже клевала носом в книгу, расположившись среди подушек, под треск камина. Он прошёл почти бесшумно, а я боялась обернуться. Где он был? Чем занимался?

Вампир осторожно лёг рядом и заглянул в книгу через моё плечо.

— Мне нравится эта повесть, — отозвался он. — Между Печориным и мной есть что-то общее…

Улыбка против воли растянула мои губы. Я повернулась и чуть не захлебнулась в чёрной бездне его глаз.

Ледышка мягко меня толкнул и навис сверху.

— Я сделал всё возможное, чтобы обеспечить тебе безопасность… — угрожающе прошептал он, запуская пальцы в мои волосы. — Но если ты, маленькая дрянь… позволишь пустить себе кровь, я самолично обращу тебя в вампира, и попробуй только не выжить. Поняла?

Послушно кивнула, несмотря на то, что чуть не родила от страха. Этот может…

— Вот и умница, — удовлетворённо произнёс вампир и поцеловал меня в лоб. — Не хочешь поплавать? — спокойно предложил он, поднимаясь. — Я расскажу тебе план действий.

— А, тогда хочу, — с готовностью поднялась, прогоняя неприятное ощущение. Чего это он так нервничает? Волнуется, как Дор, что миллионы пропадут? Но лучше не спрашивать его об этом…

Я осталась в белье и в майке. Да, трусики видны, но они у меня целомудренные — в купальнике видно гораздо больше. Хотя чего там Ледышка ещё не видел?

Вампир разделся до боксёров и нырнул в бассейн. Я вновь оглядела двор с высоты крыши, улыбнулась и тоже нырнула, и тут же угодила в холодные руки.

— Лиса, — вглядываясь мне в лицо, серьёзно произнёс Ледышка. — Когда всё закончится, я отправлю вас домой. Но… — а я-то уже обрадовалась, наивная. — Но если ты сама того захочешь.

Недоумённо моргнула, пытаясь понять, в чём смысл.

— Что? Но я ведь только об этом и твержу, разве нет?

Вампир лукаво улыбнулся и внезапно подбросил меня… Я плюхнулась в воду и вынырнула, хватая ртом воздух.

— Ещё! — радостно воскликнула, хлопая в ладоши.

Ледышка усмехнулся и показал, чтобы я повернулась. Подхватил меня за талию и снова швырнул в воздух, так что успела сделать сальто в воздухе и мягко войти в воду свечкой.

— Ещё!..

Не знаю, сколько я так резвилась, кажется, даже успели выпить вина, откуда-то появились фрукты… Но в какой-то момент я оказалась прижата к груди Ледышки, угодив в плен бездонных чёрных глаз.

— В отеле всё так стремительно произошло… — низко прошептал вампир, красноречиво обведя мои губы голодным взглядом. Ой… Лучше бы он и дальше крови моей хотел. — Я ничего не успел понять…

Он замер, гипнотизируя взглядом, словно давая мне возможность сбежать. Да… Я уже бегу, только вот губы так близко, вино шумит в голове…

Сама потянулась к вампиру, давая ему сигнал к действию. Молниеносно была прижата и обезврежена крышесносным поцелуем. Холодные руки очень быстро заползли под майку, словно вражеские войска, и захватили территорию.

Стон слетел с моих губ и потонул в нежном, но очень жарком поцелуе. Цеплялась за вампира, пытаясь не стечь лужицей к его ногам. Я бы ругала себя — честно, — если бы могла нормально соображать.

Крис зарывался пальцами в мои волосы, покусывал губы, целовал лицо и дразнил языком, рисуя узоры на моей шее… Чудесным образом мы переместились в его покои, и… всё прекратилось.

Вампир прижал мою голову к груди, обнял за талию и прошептал:

— Спи…

Чуть не потеряла дар речи, чудом не выругавшись.

— Садист, — буркнула, прижимаясь сильнее. Куснуть в отместку… — Слушай, а давай я тебя тяпну? Пара капель крови мне, думаю, не повредят.

— Ты ставишь меня в неловкое положение, — пробормотал вампир. — Всё должно быть наоборот…

Я усмехнулась ему в плечо, рисуя пальцем на груди.

— Должно быть… — повторила и поджала пылающие губы. Как стыдно-то… У меня там жених, а я тут… У-у… — Да, наверное, вы правы. Не стоит.

— Нет, — возразил Ледышка. — Мы должны использовать любую возможность. Может, сможешь перемещаться нормально. Это спасёт тебе жизнь, в случае чего…

В словах вампира была доля здравого смысла. Я приподнялась и чуть не зажмурилась, заметив, как мужчина внимательно следит за мной.

— Смелее, Лисавета, — поддразнил он, поглаживая мою спину, а второй рукой теребя локон. — Я всё же надеюсь, что твой план не сработает, но хочу подстраховаться.

Я сглотнула и медленно склонилась к шее вампира. Кому расскажи, не поверят. Вот они — парадоксы Вселенной.

Коснулась губами тонкой прохладной кожи, ощущая совсем иные желания. Ай, чёрт с ним! Один раз живём.

Сделала круг языком, и дразня, повела вниз. Так вошла во вкус, продолжая выводить узоры и нежно целуя, что даже не заметила, как рука вампира спустилась ниже, а другая настойчиво вжимала меня, словно умоляя, чтобы я не останавливалась. Сладостная пытка заводила обоих…

Ещё немного и я потеряю рассудок… Эта мысль отрезвила и заставила сделать «кусь» в лучших традициях. Небольшое количество крови попало на язык, прежде чем ранка затянулась.

Меня бросило в жар, а мир поплыл перед глазами — всё как в первый раз. Только теперь вампир внезапно припал к моим губам, словно забирая часть «эффекта» себе. Голова быстро перестала кружиться, я даже толком не успела понять, что произошло.

— Хорошо, — удовлетворённо выдохнул он. — Теперь спи, Лисавета…

— Спокойной ночи, — пискнула я и зажмурилась. Гореть мне в аду синим пламенем, а ещё про семью такие речи задвигала. Бесстыдница…

* * *

Утро вечера мудренее… М-да…

Стыд под ручку с совестью выедали мне мозг по крупинкам. Я изменила мужу. Нет, конечно, с Ледышкой ничего не было, все поцелуи для дела, но мысленно… Я изменила мужу. Мне хорошо с вампиром, как ни крути, и это предательство.

Мне нравится, как чувствую себя рядом с ним. Уверенно. Даже если завтра объявят о конце света, я знаю, что вампир останется невозмутимым: без суеты соберёт манатки, прихватит меня подмышку и свалит на другую планету в свой «загородный домик».

Мне комфортно. Это не просто слово — ведь комфорт для каждого свой, — а мне настолько комфортно, что я не боюсь говорить, что думаю, спорить до слюнявых брызг, вести себя не очень хорошо, и я знаю: меня за это не осудят, не макнут носом в «мои ошибки». Да, эгоизм чистой воды, но мне так комфортно. Вампир просто принимает меня, хоть и не пытается понять мою точку зрения, просто не спорит.

Мне нравится его холодная сдержанность. Это показатель огромного терпения. А терпение — величайшая сила во Вселенной. С помощью терпения можно даже горы не сворачивать, а дождаться, пока они сами свернутся, а за это время — легко захватить мир. Вампир молчаливо сносит мои выходки, а так не каждый сможет, правда. Я далека от идеала. Знаю.

Ледышка при всех своих килограммах льда — мужественен. Он заботлив, учтив, обходителен, строго придерживается правил и кому-то может показаться скучным, но я смотрела с ним старое немое кино — и для меня это было самым крутым развлечением на свете. Меня полностью устраивает его спокойный, размеренный ритм жизни без напряга.

Ну и в довершение мне нравится, как он целуется, как трогает мои волосы и как смотрит на меня. Этот взгляд… Ну, он разжигает во мне пламя.

А теперь вернёмся к моему замужеству. Как, чёрт возьми, так вышло? Я ведь безумно влюблена в Ярослава. У него нет недостатков — явных недостатков. И отношения у нас были здоровые, без постоянных склок, словно тихая гавань. Мы строили планы, осуществляли их потихоньку и мечтали о детях. Готовились.

Ярослав немного вспыльчив по пустякам: может сорваться на ровном месте, — но я успешно с этим справлялась. Просто делала вид, что ничего не произошло. До чёртиков перфекционист, но и с этим недугом я легко смирилась и подстроилась. Мне пришлось немного поменять распорядок дня, но это ведь пустяки?!

Он выбирал всю мебель в квартире, путёвки на море, цвет моих трусов, но почему-то меня это не напрягало. Я просто соглашалась ради семейного счастья и не имела собственного мнения. Даже в выборе кухонных штор… Твою. Мать.

Понимаю: это не проблема и мужик не виноват, — но сколько бы я так подстраивалась и терпела, потому что желала создать семью?

Села на кушетку и растёрла лицо руками. Ледышка отчалил ещё рано утром, выбив меня из равновесия лёгким поцелуем, хотя он вообще не нужен был. Нас никто не видел в секретной комнате, если только подушки, и Лев Николаевич Толстой косился с полки укоризненно и усмехался в бороду.

Я же шаталась по резиденции в поисках Лизы, попутно осуществляя задачу: распространить слух о том, что я собираюсь посетить салон. Как выяснилось очень быстро, моя соседка отсутствовала со вчерашнего утра. Закрались сомнения, но Луи шепнул, что девушку попросту перепродали другому вампиру.

Ледышка всё же гад. Надоела обуза и сбагрил по-быстрому. Но почему именно сейчас? Что он хотел скрыть?

Пришло время грузиться в моп и лететь на встречу с маньяком. По словам Ледышки, за мной всё время будут наблюдать. Не о чем волноваться. Но тогда почему руки дрожат?

Села в удобное кресло, выдохнула и пристегнулась. Активировала двигатели и задала маршрут.

Вот с утра чувствовала: что-то не так… А когда позади раздались шаги, чувство укрепилось.

— Ты не против, если я задам новый маршрут и воспользуюсь транс-прыжком, чтобы время не тратить? — спокойно поинтересовался вышедший из тени Даэр.

— Конечно… — растерянно промямлила я. Капец… — А где Эрик? — ну, я никогда сдержанностью не отличалась, да и умом не блистала…

— Эрик? — переспросил вампир и сел в кресло. — А этот кретин тут причём?

— Так не Эрик убивал тех девушек? — изумилась я, вместо того чтобы паниковать и взывать о помощи. Как-то не вяжется в моей голове Даэр с образом злоумышленника.

Вампир вскинул бровь и отрывисто рассмеялся.

— Не-ет, — довольно протянул он. — Но я польщён. Мой план по отведению подозрений удался.

Судорожно выдохнула, пытаясь хоть что-то сложить в голове.

— Подожди. А зачем тебе вообще понадобилось кого-то убивать? Неужели из-за любви? Как-то не твоё это, что ли, да и мотив мне изначально казался недостаточно убедительным. Виктория забеременела?

— Бинго! — издеваясь, воскликнул вампир. — Но не от меня, — насмешливо добавил он. — Мне вообще глубоко безразлично, кто с кем спит, но кровосмешения допускать не хотелось, а мне нужно было раскрыть свои силы, поэтому жребий выпал на беременную шлюшку Эрика.

— Что? — думала, мои глаза просто выкатятся на пол, а уши сконфуженно свернутся в трубочку. — То есть Виктория встречалась с Эриком, и это он спрятал тело?

— А ты сообразительная, даже жаль тебя убивать. Но у меня планы, и сроки горят… — издеваясь, протянул самоуверенный гадёныш, стуча по невидимым наручным часам.

— Но ты же не древний?! — поражённо воскликнула я. Интересно, меня вообще ищут?

— Приехали, крошка, — вампир поднялся и жестом приказал повернуться. Мне завязали глаза. — Учти: не советую сопротивляться, — предупредил он, касаясь губами моего уха. — Я решил сделать тебе подарок и убить быстро, как Викторию.

— Ты не ответил, — стараясь играть в равнодушие, произнесла я. — Зачем было убивать других?

— Всё просто. Первое убийство пробудило силу древних. Есть такая фишка у вампиров, а учитывая, что Виктория вынашивала маленького монстра-недовампира, силу я получил в двойном размере: на несколько вампиров хватит. Остальные убийства — маскировка первого. Должен же я был сбить министерство со следа и отправить по ложному. Верно?

— Верно… — тихо согласилась я, осторожно переставляя ноги.

«Ледышка, ау! Найди меня, прошу! Не обещаю быть послушной, но могу не надоедать», — мысленно взмолилась я, отчаянно надеясь, что нас смогут отследить. Хотя вряд ли. Какой-то там транс-прыжок мог всё испортить.

— А зачем тебе я?

Даэр усмехнулся.

— Ты мой подарок. Забыла? Я беру то, что по праву моё.

«Ты идиот, и с арифметикой у тебя туго. Нет ничего твоего. Всё, чего ты добился, маленькая мразь, — заслуга твоего отца», — от души выругалась я про себя, стараясь сохранять спокойствие. Нужно что-то делать. Нельзя ждать, пока меня спасут. Могут не успеть…

Меня довольно грубо толкнули, и я оказалась на полу, отлетев, судя по всему, к стене.

— Буквально минуту, мой дорогой подарочек, и приступим, — произнёс Даэр, даже не скрывая своего превосходства.

Что-то делать… Телепортироваться. Куда только? Я ведь даже не знаю, где нахожусь, и мой радиус «полёта» не слишком велик. Но как-то же я оказалась в спальне Ледышки, а до неё путь неблизкий.

Может, попробовать вернуться в моп? Мы вроде недолго шли…

Закрыла глаза, хотя и так ничего не вижу, и стала представлять «машину» изнутри. Давай! Мне очень нужно туда попасть! Я хочу попасть в моп! Мне капец как страшно, даже мышцы уже устали стрястись, а зубы клацать.

Лиса, если ты не переместишься, ты сдохнешь. Живо прыгай в моп!

Ух ты! Сработало! Я больно встретилась с полом, отбив живот, колени и грудную клетку. Кашляя, перекатилась на спину и сняла с глаз повязку.

— Отлично. И где это я? — поинтересовалась у окружающих стен длинного коридора и поднялась. Точно не моп. И куда идти? Ладно, пойду прямо.

Я прошла метров пять и повернула, оказавшись в просторном музыкальном зале. В центре стоял чёрный рояль, на подставках — контрабасы и виолончели. Небольшая сцена, красный занавес, от вида которого мурашки по телу.

Прошла вперёд, испытывая жуткое чувство, и провела пальцами по грифу инструмента. Может, взять смычок — пригодится…

— Я удивлён, — произнёс разозлённый и слегка запыхавшийся Даэр. От его невозмутимости не осталась и следа. Маленькая истеричка.

Наставила на вампира смычок и попятилась назад.

— Убьёшь меня этим? — насмешливо произнёс он и прыгнул…

Зажмурилась и села на пол, умоляя, чтобы он провалился. Секунда. Две. Почему ничего не происходит?

Осторожно открыла глаза и осмотрелась. Сад. Чудесно. И чей это сад? О, смычок. Едем дальше…

Отправилась искать выход, продолжая мысленно звать Ледышку. Должен же гад меня услышать.

«Если не найдёшь — зацелую!» — гневно пригрозил внутренний голос. И если найдёшь — тоже. Добавила я.

К моему счастью, я вышла к воротам. Долго искала, как открывается калитка, и решила лезть через верх. Где наша не пропадала. Ой, где только не пропадала…

Смычок в зубы, прыжок… Так, за верх зацепилась, теперь надо подтянуться… Спасибо, папа, за твои заботу и любовь. Если бы не твои спортлагеря, я бы ни за что не преодолела эту преграду и погибла. Осталось спрыгнуть…

Оуч… Кажется, ноги отбила. Куда идти? Эники-беники… Пойду направо.

Дорога песчаная, что странно. С одной стороны был крутой спуск, поросший кустами, а с другой — почти пустыня. Не удивлюсь, если это другой мир. Даэр может. У него вообще не всё в порядке с извилинами, и тараканы, видимо, болезные…

Надо было додуматься. Убить трёх ни в чём не виноватых девушек. И всё ради силы… Что вампиры — что люди… Всегда власть, деньги, грязь, политика, а ещё считают себя выше остальных в цепи эволюции.

О, моп! Как хорошо на свете жить. Ла-лай-ла-хоп. Теперь прыгаем в машину и уматываем отсюд…

Неведомая сила сбивает меня с ног и так же быстро поднимает и душит в объятиях.

— Мне нечем дышать… — сдавленно шепчу, пытаясь хоть что-то разглядеть. Меня отпускают и отряхивают.

Глупо улыбаюсь, смотря, как снеговик старательно смахивает с меня пылинки.

— Да хватит уже… — ласково шепчу, не сводя глаз с вампира. А сердце глухо стукается о рёбра…

Крис поднимает голову: на его бледном, как воск, лице гуляет буря. Она коснулась глаз, превратила скулы в камень, заставила поджать бледные губы… Протянула руку, и коснувшись прохладной щеки, провела пальцами.

— Ну что так долго? Заблудился? — будничным тоном поинтересовалась, не переставая улыбаться.

— Да, пробки… — так же буднично отозвался вампир. Мои губы дрогнули, снеговика тоже…

Думала, рассмеёмся, ан нет. Ледышка шагнул и обнял меня, зарываясь пальцами в так хорошо уложенную причёску.

— Ты меня зацеловать обещала…

Ой… А что ты теперь, Лисочка, краснеешь, поздно…

— Не сейчас, — усмехнулся вампир, видя мою решительность. — Сейчас ты сядешь в моп, выставишь «дом» и улетишь. Поняла?

— Не поняла, — упрямо мотнула головой. Сердце вдруг забилось раненой птицей. — Не пойду. Тут буду ждать, — и прищурилась для убедительности.

Ледышка вдруг со всей его холодной нежностью погладил меня по щеке.

— Глупая… — ласково протянул он. И так много заключалось в этом слове… Мир моих принципов и устоев пошатнулся. Странно, не школьница вроде, влюблялась уже… А с чего тогда пульсирует в висках и ладони вспотели?

— Рад, дорогой папочка, что ты нашёл мой лот, — раздался насмешливый голос недоноска. Я хотела загородить Ледышку и сражаться смычком до последнего, но вампир меня опередил: схватил за грудки и буквально швырнул в моп. По траектории полёта я собрала все железные штуки и больно приземлилась в кресло.

— Оу… — простонала я, потирая зад… нюю часть бедра. Чёрт. Надо выбираться… Как?! Двери заблокированы? Каким это боком?

— Эй, шайтан! Я твой крыло шатал, открывай! — разозлилась я, ругая компьютер, но он продолжал бубнить.

— Ошибка системы. Ошибка системы.

— Я твою систему… На пиксели разнесу.

Я взволновалась не на шутку, представляя, что творится там, на улице. Даэр… он ведь намеренно меня похитил, я уверена. Ему не я нужна. Власть и сила. Убьёт древнего, получит бонус к силе — так у них вроде дела обстоят. Он же сам сказал: «Первое убийство пробудило силу древних. Есть такая фишка у вампиров, а учитывая, что Виктория вынашивала маленького монстра-недовампира, силу я получил в двойном размере, на несколько вампиров хватит».

Теперь, когда недоносок может принимать боевую трансформацию, он способен тягаться даже с таким сильным вампиром, как Ледышка. Это и была его основанная цель…

— Дарси! — во всё горло завопила я, ощущая, как жжёт глаза. — Дарси, пожалуйста!

— Вы звали, лот номер пять? — отозвался интеллект.

Я облегчённо выдохнула и хлюпнула носом.

— Открой шлюз.

— Не могу. Приказ лиэра, — бесчувственно произнесла программа.

С досады закусила губы, чувствуя, как слёзы снова подкатывают к горлу.

— Выпусти, прошу… Он же там… А я…

Прошла долгая секунда, прежде чем раздался звук разгерметизации двери.

— Фу-у, — выдохнула и поспешила спрыгнуть на землю…

В густом столпе пыли виднелись два силуэта. Сердце ухнуло в желудок.

Тени швыряли друг друга, словно тряпичные куклы. Я боялась сделать хоть шаг, ноги словно приросли к земле. Сжала смычок, прикрывая глаза, и выдохнула.

Войти в эпицентр «бури» оказалось не сложно. Сложно было не закричать. Два монстра рвали друг друга в клочья, и кто из них Ледышка — непонятно.

Вампиры словно подросли. Их тела стали вдвое больше, руки превратились в когтистые, но не волосатые, лапы, морды перепачканы кровью и мало напоминают человеческие лица. Один из них мой. Ужас…

Этот или этот? Когда они в одинаковых брюках с голым торсом, не разобрать, учитывая, что они и так похожи. Глаза! Точно, глаза! Ледышку надо вычислять по глазам. И как это сделать? Попросить посмотреть на меня? Ага, лучше отойду на пару шагов.

Один вампир подхватил другого, и швырнув через плечо на землю, вцепился когтями ему в горло…

Пользуясь тем, что из-за огромного выплеска адреналина меня не замечают, нависла сбоку над поверженным вампиром. Глубокие, чёрные глаза с дьявольскими бликами на дне смотрели на меня с сожалением…

«Мой…», — испугался внутренний голос. Обошла Даэра со спины, закусив губу, прижала к его шее смычок, повернув струной к артерии, и полоснула со всей своей силы и злости…

Вампир протяжно захрипел, схватился за горло: сквозь его пальцы брызгала кровь, — и двинулся на меня.

Ой… Попятилась назад, но запнулась и плюхнулась на пятую точку. Огромная тень возникла за спиной Даэра, она запрыгнула ему на плечи и свернула шею прямо на моих глазах…

Тяжело дыша, истекая кровью, тень двинулась ко мне.

— Ледышка? Это же я. Ты же не съешь меня? Как я тогда тебя зацелую? — жалобно пропищала, медленно отползая и продолжая смотреть вампиру в глаза.

Он замер, качнулся и рухнул, поднимая пыль. Размазала слёзы, шмыгнула носом и поползла к бесчувственному телу.

Ледышка лежал с закрытыми глазами, пуская кровавые пузыри, но это был он, в своём человеческом обличии. Подранный, словно кот дворовыми собаками, грязный, в крови, но это он. Опустилась на колени и приподняла его голову.

— Ты что это, умирать собрался? А кто меня домой отправит… — глотая слезы, прошептала я и поджала губы.

— Не дождёшься… — хрипло выдохнул вампир, вырывая у меня горький смешок. — Я выживу… Время…

— Почему не работает регенерация? — забеспокоилась, разглядывая глубокие раны на теле Ледышки.

— Скоро прибудет подмога… — вместо ответа выдохнул вампир и попытался приоткрыть глаза.

— Почему они не срастаются? — начала злиться я. — Даэр мёртв?

— Нет, — прохрипел вампир. — Повреждения, нанесённые вампиром, зарастают дольше обычных. Нужно время… — он закашлялся и сплюнул густой багровый сгусток.

Вот бездна!

— А если Даэр очнётся? — забеспокоилась я. Ну же, где подкрепление…

Ледышка нахмурился, а я обречённо прикрыла глаза. Если этот недоносок восстанет со сломанной шеей, моему Ледышке уже не выстоять. Нужно что-то делать.

— Должен же быть выход, — размышляла вслух, не надеясь на ответ.

— Мне доставят свежую кровь, после этого регенерация пойдёт быстрее…

Я покосилась на лежащего Даэра и сглотнула.

— А моя сгодится? — тихо спросила. Вампир даже глаза открыл и попытался приподняться, но я не дала.

— Лиса, не надо, — прошептал он, роняя голову мне на колени.

— Сгодится? — сквозь зубы повторила я. Денёк выдался нервный.

Ледышка кивнул.

— Хорошо, — решительно выдохнула, убрала волосы на другое плечо и склонилась к лицу вампира. — Давай. Только быстро, пока не передумала…

— Не надо… — прохрипел он снова.

— Я не хочу тут сдохнуть, пока твоя подмога найдёт нас. Давай! — рявкнула я, копируя папин командный голос, и ткнулась шеей в лицо вампира.

Он приподнялся на локте, а я удерживала его за плечи, помогая. Сердце бешено колотилась.

Сухие холодные губы коснулись шеи… Я закрыла глаза и затаила дыхание. Последовал нежный поцелуй…

— Ты всем так шею лижешь? — недовольно проворчала, ревнуя. — Кусай давай.

— Только тебе… — выдохнул вампир и надавил, погружая клыки в вену…

Взрыв. Это похоже на взрыв… Совсем не больно, зато тело наполняется жаром, живот скручивает судорогой нестерпимого желания, а перед глазами мелькает цветной калейдоскоп.

Я даже почти не слышала, как Ледышка жадно глотает. Моё тело ласкали невидимые руки, заставляя терять рассудок и тлеть в пламени сладостной пытки… Я слышала ласковый шёпот, чувствовала прикосновения к своим губам… Мне было волшебно. Я была уже близка к тому, чтобы получить самый фантастический оргазм в своей жизни, как всё прекратилось.

— Прости… — прошептал вампир мне в ухо. — Не в такой обстановке, — пояснил он, приводя меня в чувства. Я отстранилась и посмотрела на Ледышку. Он вглядывался в мои глаза и уже не умирал, хотя по-прежнему сверкал дырками на теле.

— В другой не будет, — хмыкнула я. — Это был единственный раз, когда я согласилась на нечто подобное. Всё ради спасения, — улыбнулась я, но вампир не разделял моей уверенности.

Он закряхтел и сел.

— Я расскажу тебе дома…

Неприятное ощущение кольнуло в груди. Рядом раздались чужие голоса.

— Хорошо, — кивнула я, настраиваясь, что это ещё не конец…

Глава тринадцатая Знала бы прикуп… Или мы птицы гордые

Ледышку отмыли, раздели и положили в стеклянную колбу, подключив к нему разные трубочки. То же самое проделали с Даэром, хотя я пыталась напомнить, что когда-то существовала инквизиция, даже помощь свою предложила: костёр поджигать.

— А разве со сломанной шеей можно выжить? — спросила, не оборачиваясь, глядя сквозь толстое стекло, за которым суетились вампиры в белых халатах.

— Шея уже срослась, — отозвался Эрик. Вампир подготавливал отчёт, и только поэтому я ещё в министерстве. — А вот с другими ранами намного сложнее. Оба потеряли много крови. Пришлось подключить к искусственному питанию: одного — чтобы выжил и приступил к выполнению своих прямых обязанностей на радость властям, другого — чтобы судить.

— А смысл? — хмыкнула я. — Есть ли смысл «воскрешать» сумасшедшего убийцу, помешанного на силе и власти? Или вы гуманисты и решили дать ему ещё один шанс? Типа «с первого раза не получилось, попробуй ещё»? — обернувшись, иронично поинтересовалась я.

Эрик оторвал взгляд от монитора.

— Не всё так просто…

— Что может быть проще? Не слышали никогда: «При попытке к бегству был застрелен особо опасный преступник…»?

Глаза Эрика натурально увеличились.

— Что? — усмехнулась я. — Слишком жестоко? А убивать дочь «охотника за головами» не жестоко было? — ядовито поинтересовалась. Не знаю, откуда выросло столько злобы… Волнуюсь, наверное. Мне Ледышка казался вполне живым, а теперь выясняется, что он на волосок от смерти, и не факт, что организм примет «пищу» и заработает. Бессмертный, называется… А ещё мне жаль Викторию. Больше других. Она носила ребёнка под сердцем, и наверное, любила, готовилась стать матерью… Я просто не знаю, чем оправдать убийство беременной женщины. Знала бы, что Даэра станут лечить и судить… Как говорится, знал бы прикуп, жил бы в Сочи…

Эрик плотно сжал губы, а я быстро устыдилась.

— Простите. Лишнее сболтнула…

Вампир поднялся и подошёл ко мне.

— Тебе Криспиан рассказал? — сухо поинтересовался он, заложив руки за спину.

Отрицательно мотнула головой и посмотрела через стекло.

— Сама видела. Так вышло…

Вампир смерил меня внимательным взглядом.

— Долгая история, — устало отмахнулась я. — Мне жаль, что… — А что мне жаль? Как это высказать… — Что с Викой так получилось…

Я даже услышала, как мужчина скрипнул зубами.

— Мне тоже… — коротко ответил он, скрывая боль. — А ты молодец. Спасибо.

Я усмехнулась.

— Ты не должна была подставляться. Это опасно и глупо, — продолжил вампир, и кажется, серьёзно намеревался отчитать меня за «плохое поведение».

— Я и в этом мире не должна была оказаться, — хмыкнула безразлично. Что сделано, то сделано. — Кстати, я на вас думала. Была готова даже поспорить… А вы, оказывается, тоже жертва.

Эрик поперхнулся.

— Хорошо нас никто не слышит, — почти испуганно прошептал он, вызывая мой смешок. — Я давно перестал относиться к людям как к пище, и честно, прошлое даже не вспоминаю. Это было слишком давно…

— Но играли вы очень убедительно, — припомнила я.

— Законы, Лиса, пока никто не отменял, — серьёзно произнёс он. — Я готовился к тому, что придётся покинуть Эльмир, ведь нам с Викторией жизни бы не дали…

Я кивнула, не находя подходящих слов. Да что тут скажешь? Повернулась и обняла вампира, смаргивая непрошеные слёзы. Просто вот именно сейчас мне нужно знать, что всё хорошо. Нужны обнимашки.

Холодная ладонь неуверенно легла мне на спину.

— Ну, тише… Крис выкарабкается, а ты отправишься домой…

— Что? — недоумённо вскинула голову, задев темечком по подбородку вампира, чуть не выбив ему зубы. — Ой, простите…

— Ничего, я уже привык, — пробормотал Эрик, прикрывая рот.

— Что вы сказали о доме?

Вампир пошевелил челюстью, проверяя, не сломана ли она.

— Правительство приняло решение вернуть все лоты на Землю, пока не восстановится ситуация в мире и не будет решён вопрос с… Даэром. Будет проводиться проверка всех вампиров на предмет выявления других «связей» с людьми. Не знаю, чем всё это закончится, — мужчина задумчиво вернулся к столу. — Вряд ли власти допустят кровосмешения, но они не могут лишить вампиров человеческой крови, ведь именно она пробуждает нашу «силу». И просто кровь в пакете не поможет, важен именно первый укус.

Я взволнованно переваривала новую информацию. Домой — это круто, так и должно быть, но откуда берутся эти драные кошки с острыми когтями, которые так часто скребут душу в самый неподходящий момент?

— Слушайте, — я неловко замялась. — А можно меня в последнюю очередь отправить?

Эрик вскинул бровь. Я вздохнула.

— Хочу дождаться, пока Ледышка очнётся, и сказать ему спасибо…

Вампир улыбнулся одним уголком.

— Скажешь. А теперь собирайся, отвезу тебя в резиденцию. Нечего тебе здесь делать.

— Ага, — понуро согласилась и отлипла от стекла.

«Ты давай там, Ледышка, не дрейфь…» — пожелал внутренний голос. А я направилась вслед за Эриком, которого ещё недавно считала убийцей, а он нормальным мужиком оказался. Свой.

* * *

Два с половиной дня я провела, слоняясь по резиденции, пугая персонал. Мне до одурения было скучно: хоть на стены лезь. Никогда в своей жизни я столько времени не сидела дома. Одна. Без дела.

Находясь в постоянном бешеном ритме жизни и вдруг остановившись, я просто растерялась. А что делать с таким количеством времени? В банки его не закатаешь, на хлеб не намажешь — это же свихнуться можно. Поэтому я методично доставала всех вокруг.

Всё было хорошо, пока я не нашла оружейную вампира. Вот тут я сама превратилась в маньяка: у меня разве что слюна изо рта не капала, но глаза точно горели лихорадочным огнём.

«Пушки! Много пушек!» — в предвкушении скалился внутренний голос.

Воровато огляделась и прошмыгнула внутрь. Как попала? Да случайно, всё как обычно, а дверь Дарси любезно открыла, мол, «заходи гостья дорогая»…

А тут и арбалеты, и тяжёлые луки… Мечи. Господи, сколько их тут!..

Когда я вышла из оружейной с луком наперевес и пистолетом за пазухой, младшие служащие решили, что на них объявили охоту, и вызвали подкрепление.

На выходе меня поймал Сёма.

— Сдайте оружие, — сухо приказал он, протягивая руку.

Я скривилась и пожала её в ответ.

— И тебе привет, — фальшиво улыбнулась и попыталась пройти.

— Оружие, — повторил вампир.

Я закатила глаза.

— Слушай, я только постреляю по мишеням и верну всё на место.

— Не положено, — возразил Сёма.

— Мне положено, — парировала в ответ и заложила стрелу… Резкий разворот, прицельный выстрел — и ваза в конце коридора разлетается на осколки. Феерично! — Меня папа с детства тренирует, — с улыбкой прокомментировала я, но вампир не проникся и забрал оружие.

— Не положено.

— Мне ску-у-учно, — почти рыдая, произнесла я.

Вампир смерил меня холодным взглядом и жестом приказал следовать за ним. Мы спустились в подвал. Не придушить ли собрался по-тихому?

Сёма нажал на кнопку в стене, и металлические ворота поднялись. Это была просторная площадка.

— Здесь мы тренируемся, — пояснил он. — Но чтобы никого не покалечить, используем лазерную пневматику, — вампир опустил рычаг сбоку от ворот, и арена вспыхнула. Появились движущие мишени, вспыхнула голограмма…

Этим я примерно и развлекалась: бегала по арене с вампирами, перестреливаясь, ведя счёт, кто сколько раз умрёт. Даже спорили на глупые желания. Было забавно наблюдать, как вампиры пытаются кукарекать, а я и не старалась придумать что-то оригинальное. В этом мире оригинально всё.

На третий день мне стало очень… «весело». Началось после того, как я посмотрела кормление Графа. Кстати, зрелище не для слабонервных. Я думала, он как все собаки корм сухой кушает. В общем… не кушает он сухой корм.

К вечеру мне стало плохо. Место укуса на шее вдруг стало жечь — очень неприятно, хочу вам сказать. Когда уже ложилась, отчаянно захотела к вампиру, а стоило закрыть глаза, как увидела его, словно на яву.

Начался странный бред из галлюцинаций, чувств и жара, хотя две ночи прошли отлично, никаких признаков наличия «связи». Может, Ледышка очнулся.

Кое-как поднялась, нашла сида и попросила соединить меня с министерством.

Ответил помощник Эрика.

— Слушайте, там лиэр Криспиан Касс не очнулся? — едва ворочая языком, поинтересовалась я у голограммы.

Вампир по ту сторону «экрана» чуть со стула не свалился.

— Я не имею права докладывать такую информацию третьим лицам, — отрапортовал он. Блин, я и забыла, что всего лишь «пища».

— Я лот этого самого лиэра, а не просто «лицо», к тому же важный свидетель и…

— Не положено, — отрезал бледненький.

Да что они все заладили: не положено, да не положено. Сейчас как положу!..

— Если вам не положено, не значит, что и мне не положено, — быстро нашлась я. — Позовите тогда министра безопасности Эрика Яра.

— Не имею права…

— С кем ты говоришь? — раздался знакомый голос на заднем плане.

— Эрик! Эрик! Это я, слышишь?! — я замахала руками, старясь привлечь внимание вампира.

— Лиса? — удивился министр, прилипнув к экрану. — Что-то случилось?

Я задумалась: стоит ли ему говорить о «связи»?

— Пока нет, — усмехнулась в ответ. — Ледышка очнулся?

— Может и очнулся, — Эрик согнал помощника с кресла и сел сам. — Но мы не узнаем. Вчера его погрузили «в спящий режим», чтобы ускорить процесс заживления. А что? Уже соскучилась?

— Ха-ха, — вяло съязвила я.

— Хочешь приеду? — внезапно предложил он.

— Зачем ты мне тут? — искренне удивилась я. — Думаешь, мне местных вампиров не хватает?

— Да знаю, как тебе хватает. Со мной Сэмуэль связывался: доложил, — Эрик даже не скрывал иронии.

— Тебе работать не надо, нэ? — прищурилась я. — Всё, давай до связи, — я отдала Лойду коммуникатор и вернулась к себе. Умирать…

Наутро, или не утром, а днём — я туго стала соображать — едва поднялась с кровати и дотащила себя до купели. Есть хотелось страшно, но при одной мысли о еде тошнота подкатывала к горлу.

С трудом оделась, даже заставила себя проглотить глазунью, но всё это — не выходя из комнаты. Для всех мне просто нездоровится.

Я закуталась в одеяла и пыталась ещё поспать, но меня мучали кошмары и желание увидеть Ледышку не давало покоя.

Вечером я переместилась в секретную комнату и упала в подушки…

«Лиса…» — шёпот проникал в сознание, зовя меня. Я была готова ползти на этот голос.

Сколько прошло времени? Где я нахожусь? Книги, камин… Надо выбираться и звать на помощь, пока я ласты не завернула.

— Лиса! Лиса! — от входа доносился знакомый голос.

— Ковыляю я, ковыляю, — просипела в ответ, передвигаясь исключительно по стенке.

Эрик возник возле меня и подхватил на руки.

— Бестолковая, — процедил он и переместился вместе со мной в комнату. — Принесите холодные грелки! — велел он сиду. Положил меня на покрывало и повернул голову. — Почему не сказала, что Крис успел тебя укусить?

Я дёрнулась и прикрыла глаза: яркий свет раздражал.

— Это важно? Я пожертвовала кровью, когда Ледышка умирал. Думала, вы не успеете.

Эрик внезапно вздохнул и сел рядом, стараясь не трястись вместе со мной.

— Укус вампира вызывает в мозгу человека огромный выброс эндорфинов, провоцируя последующую зависимость: очень острую. Ситуацию усугубляет яд, содержащийся в клыках, его действие может нейтрализовать только выброс гормона. Это придумано природой, чтобы жертва сама возвращалась к укусившему её вампиру. Раз за разом. Поэтому мы никогда не убивали людей, пока они не стали убивать нас.

Мои глаза собрались в кучу, в голове неприятно загудело.

— То есть, чтобы мне стало легче, надо меня снова укусить? — прохрипела я и даже смогла сесть от удивления. — И так будет вечно? Поэтому девушки не хотят возвращаться на Землю, а заключают новые «договоры»? Вы делаете их наркоманками?..

У меня ощущение, что я попала в дурацкое реалити-шоу: «Как не сойти с ума».

— Лиса пойми, это придумано не нами…

— Но вы этим пользуетесь! — возразила я, ощущая, как гнев придаёт сил. — Девушки из-за ломки теряют волю, становятся послушными и бегут к своему «хозяину» за новой порцией героина. Тьфу ты… эндорфина! Вообще охренели?! И только скажи мне про природу… — угрожающе зашипела я.

— Перед первым укусом лот подписывает договор о неразглашении. Мы стараемся кусать раз в три дня, чтобы «ломки» не возникало, но если пропустить… Человек может погибнуть.

— Отлично! — радостно воскликнула я. — Кажется, пришло моё время, — и легла.

Глаза Эрика заметно увеличились.

— Я укушу тебя, и всё будет хорошо…

Подскочила обратно.

— Укуси себе мозг, кровососущее создание! — изумлённо воскликнула я. — Если ты хоть на метр поднесёшь ко мне свои зубы, я сделаю из них гирлянду. Вилкой. И повешу на ёлку.

— Лиса, — вздохнул вампир и потёр переносицу. — Это глупо. Мне жаль, что ты ничего не знала. Понимаю, ты хотела спасти Криса…

— Не начинай, — пригрозила я и легла. — Я не жалею о том, что сделала. И класть хотела на вашу… натуру! Вашу гнилую сущность. Но кусать себя всем подряд — не позволю.

— Но почему. Что в этом такого? — кажется, вампир действительно удивлён.

— Во-первых, это не гигиенично. Это как спать со всеми подряд без разбора. Во-вторых, ты меня утомил, — махнула рукой в сторону двери, чтобы выметался.

— Я даю тебе два дня, если так нравятся мучения. Но если Криспиан за это время не очнётся и ничего не предпримет, я приеду снова и сделаю, что считаю нужным. Поняла? — сухо поинтересовался вампир и поднялся. — Желаю приятно провести время, — иронично усмехнулся он и покинул комнату.

Козёл! Катись калачиком, а я буду «приятно проводить время».

О, Ледышка! Зачем я только с тобой связалась? Вот и доверяй после этого… Ладно, меньше всего я сейчас хочу рефлексировать. К чёрту всё. Как гласит народная мудрость: ляг, умри… то есть поспи, и всё пройдёт.

Не знаю, сколько прошло времени, но ТАК я в жизни ещё не развлекалась. Меня выворачивало наизнанку и крутило, как того паука на столе у профессора Аластора Грюма под непростительным заклятием «круциатус». Все же смотрели про «мальчика, который выжил», нет нужды пояснять. Можно смело снимать новый цикл фильмов о волшебстве и магии: «Фантастические твари (в главной роли вампиры) и девушка, которая выжила…».

Во время очередной психоделической оргии меня вдруг осенило: эндорфин — это же гормон счастья, а что если попробовать обмануть мозг? Создать подходящие условия для выработки этого гормона, заставить себя радоваться и получать удовольствие — только нужен качественный стимулятор.

Секс сгодился бы как нельзя кстати, но с кем тут заниматься этим великим искусством? С неопытными адептами вечной жизни, которым даже учиться не на ком? В резиденции в плане наличия полноценных мужчин так же глухо, как в склепе туго с наличием живых организмов.

Чем таким можно себя порадовать, чтобы нейронные сети прямо встрепенулись и радостно засыпали меня эндорфинами? Электрический ток? Не, это для адреналина, для счастья подойдёт… ум-м… коньяк и мороженка. Можно комедию посмотреть или прогуляться по склону горы: тут сразу и счастье, и адреналин. Адреналин — от невероятной, дух захватывающей высоты, счастье — что не наделал в трусы.

Можно, конечно, чтобы тут папа оказался, тогда со мной случится фонтан счастья и удовольствия. Эх, мечты-мечты…

В любом случае, моя задача: сделать что угодно, даже невозможное, — но Эрик не должен решать мою судьбу. Никто не должен. Хватит с меня одного укуса…

Начнём с коньяка. Я даже включила фильм, обложилась вкусняшками, представила, что я дома, сижу на больничном, а не корчусь, словно наркоманка, в чужом мире, где правит патриархат.

Я искренне старалась смеяться над глупыми шутками, но чем дальше я смотрела и пила, тем больше хотелось плакать, и вот часа через два я уже мочила подушку.

Мне стало жаль себя, жаль растаявшее мороженое, жаль ту девушку, которая попала в больницу по вине своей сестры, а ведь это была комедия! Да, она встретила свою судьбу — в виде неудачника-врача… Господи, как мне жалко её! Зачем связывать свою жизнь с подобным недоразумением? Над чем смеяться в этом фильме? Над загубленной жизнью главной героини?

Может, коньяк и не прибавил радости, но заснула я крепко. Просто вырубилась, и что главное — без сновидений.

Утром встала дилемма: алкоголичка или наркоманка? Жизнь в забытьи, постоянное похмелье и перегар, зато без кошмаров и навязчивого желания отдаться вампиру, или же стать личной «кормушкой» кровососа, но без стесняющих неудобств от алкоголизма? У меня даже будет подобие настоящей жизни. Меня станут купать, выгуливать, заботиться и кусать всего-то два раза в неделю…

Так, где тут моя бутылка… Может, попробовать успокоительное и всё-таки прогуляться? Главное: доползти до мопа. У меня остались сутки, чтобы выработать заветный гормон и убедить Эрика, что у меня всё под контролем.

Благодаря упрямству и железной воле, я выбралась во двор и вдохнула полной грудью. Граф услышал моё тягостное сопение и пришёл утешить, хотя прежде я его в округе не наблюдала. Вот слух у собаки…

— Ну что, мой друг? — сипло поинтересовалась я и опустилась на траву: сил стоять больше не было. Руки мелко подрагивали, из груди вырывались хрипы старого астматика… Пёс опустился рядом и попытался сочувственно меня лизнуть. Чудом успела прикрыть лицо, боясь захлебнуться.

— Как думаешь, сколько я ещё протяну в таком режиме?

Граф не ответил и устроил голову поверх гигантских лап.

— Может, нырнуть со стометровой вышки? Или опустить стекло во время движения на мопе? А? Ну вот в чём счастье, Граф? — вслух рассуждала я, просто чтобы не зарыдать от бессилия. Прогулка вышла мне боком, хотелось просто лечь и умереть. Какие уж тут горы…

Пёс, к моему удивлению, подполз ближе и толкнул меня лапой. Естественно, я завалилась на бок.

«Ладно, полежу так», — быстро смирилось подсознание, но Граф не унимался, продолжая меня тыкать то носом, то лапой.

— Да что ты привязался?! — возмутилась я и села. — Я не понимаю. Ясно?!

Граф сунул морду мне под руки, словно желая, чтобы я его обняла.

— Так тебе ласка нужна? Так бы и сказал… — пробубнила я и сомкнула руки вокруг шеи собаки — и уже в следующую секунду была бесцеремонно подкинута наглой мордой. Мягко приземлилась на спину зверюги и хотела сползти, но Граф решил встать.

Вот тут я испытала весь спектр чувств. Оказывается, умный пёс решил меня покатать. Я не ездила на слонах, но думаю, ощущения схожи.

— Мчи меня, мой пони! — провозгласила я, выставив руку, словно Ленин на броневике и чуть не рухнула вниз. Пришлось вцепиться в длинную шерсть двумя руками.

Я захлёбывалась радостью, заливалась смехом и давно не чувствовала себя так легко и свободно… Вспомнилось счастливое детство: футбол с соседскими мальчишками, драки и поучительный взгляд отца, который редко спускал мне шалости с рук, но всегда был справедлив. И ещё много чего откопал мозг из глубин памяти, чтобы порадовать свою хозяйку…

Мой «маленький» друг катал меня по двору почти весь день, излечивая от зависимости. Граф словно чувствовал, как мне плохо, и старался помочь. Более того: когда прогулка закончилась, я осталась лежать на собаке, впервые за эти дни не ощущая ничего, кроме усталости.

Прикрыла глаза, кутаясь в густую шерсть, словно в пуховое одеяло, и заснула. И судя по тому, что я проснулась на этом же месте, никто из вампиров не рискнул меня беспокоить, пока я вот так лежу верхом на Графе…

* * *

Не знаю, насколько хватит моих скромных запасов «счастья», но утром я встала легко и даже бодрой. Дошла до купели, и прежде чем взглянуть в зеркало, несколько раз выдохнула. Страшно…

«Ну, ничего так», — протянул внутренний голос и ехидно добавил: — «За экспонат в музее естествознания вполне сойдёшь».

Гад. Как можно так издеваться над хозяйкой? Ну подумаешь, схуднула килограмм на десять… Кожа чуть обвисла, скулы выпирают и ключицы… Синяки под глазами размером с блюдце, но чувствую-то я себя бодрячком!

Нет, в таком виде нельзя Эрику на глаза показываться: он решит, что я уже умерла и может поглумиться над моим телом. Этого допустить нельзя.

Пришлось звать на помощь мастериц-нимфочек и отдавать им себя «на растерзание». В итоге два часа меня чесали, красили и одевали. Но оно того стоило! Когда министр переступил порог моей комнаты, я непринуждённо сидела в кресле, закинув нога на ногу и читала. Весь мой сияющий вид говорил о том, что чувствую я себя прекрасно. Вампир даже опешил и застыл в проходе.

— А, дорогой министр! — притворно обрадовалась и поднялась: правда, не слишком резко, потому что ещё не успела привыкнуть к новой весовой категории. Хорошо, окна закрыли… — Чаю? — и улыбка такая невинная, что даже рядом стоящий сид засомневался в моей адекватности. Вздохнула, опустив плечи, и буркнула.

— Есть хочешь или так и будешь стоять?

Вампир тряхнул головой и прошёл за стойку мини-кухни.

— Ты выглядишь… нормально, — неуверенно протянул он и сглотнул.

Я хмыкнула и включила кофеварку.

— А должна была корчиться на полу от ломки и звать Ледышку на помощь?

«Именно это ты и делала», — язвительно напомнил голос.

— Извини, что не оправдала твоих надежд, — иронично произнесла и поставила перед вампиром чашку. — Как дела?

Эрик окончательно запутался и сделал глоток бодрящего напитка.

— Крис говорил, что ты своим упрямством способна мир перевернуть, но я даже представить не мог, что дела обстоят именно так. Как ты добилась?

— Секрет фирмы, — подмигнула в ответ и осторожно села. — Есть новости?

Вампир усмехнулся и приказал сиду включить проектор.

— Есть. Сейчас увидишь, — пообещал он, а я уставилась на экран.

Когда он «пролагался», на большом мониторе появился Ледышка. Он стоял за какой-то кафедрой в окружении других вампиров…

— Перемотай в начало, — бросил Эрик и устроился удобнее. — Это прямая трансляция прошла около часа назад.

Я ничего не соображала, а сердце предательски забилось в ушах. Жив… Жив, чёрт возьми, и даже ничего не сообщил мне! Мог бы хоть сообщение по коммуникатору передать, это ведь не так сложно…

— …Решение, принятое ранее относительно человеческих лотов, аннулирую в силу его бессмысленности. Нет такой необходимости — отправлять людей на Землю, тем более принудительно, — холодно вещал вампир с трибуны, поражая общественность. Вот он — Ледышка во всей красе, такой, каким я его узнала… Мороз пробежал по коже, а в груди поднялось волнение.

— Лиэр Касс, как вы прокомментируете слухи о «связях» вампиров с людьми? Это правда? Миру грозит кровосмешение? Грядёт конец идеальной расе?..

Усмехнулась и вскинула бровь. Да-а, самомнения им не занимать.

— На эти вопросы пусть отвечает министр внутренней безопасности. В моей же компетенции проблемы галактического и межгалактического масштаба. Но уверен, что Эрик Яр Грей всё держит под контролем, — ловко ушёл Ледышка от опасной темы и ответственности. Хотя думаю, у него своих забот хватает.

— А как вы прокомментируете участие лота в захвате особо опасного преступника? Какую роль сыграла она? — не отставал назойливый репортёр. Теперь ясно, почему их не любят. Во всех мирах.

— Никакого участия не было. Лот номер пять оказалась жертвой, как и другие девушки, — отрезал вампир, и я бы побоялась спрашивать что-то ещё. Из интервью стало ясно: домой я не вернусь. Если только Ледышка не отправит меня сам.

— Он защищает свой мир и репутацию вампиров, — зачем-то прокомментировал Эрик. — Крис ни за что не отпустит тебя…

Дернулась, как от удара и тяжело вздохнула.

— Он сам говорил, что если я захочу…

— Ты не поняла, да? — сочувственно улыбнулся Эрик. — Тебе достался самый жёсткий, хладнокровный и циничный из всех живущих на планете. И либо ты смиришься, либо умрёшь. Но Крис тебя не отпустит.

Уникальная во всём, исключительная личность — твой запах сводит с ума и чувствуется за несколько километров. Думаешь, я не шёл с надеждой на то, что ты лежишь в полуобморочном состоянии, чтобы воспользоваться случаем?

— Это было грубо, — нервно усмехнулась я и сглотнула, боясь, что снова дам слабину и разревусь: в который раз за последние дни.

— Это правда, — отрезал он. — Мы вампиры, Лисавета, нет ничего сильнее инстинктов, заложенных природой. Надо было соглашаться на возвращение домой, пока была возможность, — добил он и поднялся. — Желаю удачи. Она тебе пригодится.

«Осиновый кол и чеснок ей пригодится», — буркнул голос и сложил из мыслей неприличный жест. К чёрту! Запугивать меня вздумал, ха! Как-то раньше справлялась и на сей раз справлюсь, не будь я Лисавета Юрьевна, дочь подполковника полиции!..

Выход есть всегда, главное — не переставать идти…

Глава четырнадцатая Дело принимает другой поворот, или первые выяснения отношений, которых нет…

Он вошёл бесшумно. Словно боясь увидеть что-то, способное выбить его из колеи. Я сидела вполоборота с ногами в кресле: на коленях покоилась книга, а взгляд был устремлён во двор, где гулял мой спаситель.

И пусть я видела краем глаза вошедшего, не спешила обозначать себя, так как ещё не отошла от встречи с Эриком и не решила для себя: верить или нет. В душе ещё теплилась надежда, что Ледышка так не поступит со мной, хотя он уже поступил…

— Кто тебя укусил? — замораживающим тоном прорычали над моим ухом. И я уверена, чёрную бездну тронуло адское пламя гнева.

Лениво вскинула голову, не боясь столкнуться взглядами.

— Это вместо: «Извинили, Лиса, что не предупредил о зависимости?» — произнесла непринуждённо и направилась к стойке. Мне срочно нужно занять чем-то руки. Вампир следил за каждым моим движением, раздражая. Хотелось сорвать с себя маску вежливости и спокойствия, отбросить любезности и выговориться. Внутри медленно закипала ярость, приправленная обидой.

Отставила чашку и повернулась.

— Думаете, во время вашей отключки я по зубам пошла? Хорошего же вы обо мне мнения, — хмыкнула я, с трудом выдерживая холодность чёрных глаз.

Ледышка приблизился и недоверчиво повернул мою голову за подбородок: сначала в одну сторону, затем в другую. Проверяет.

— Справилась собственными силами, — сухо прокомментировала и дёрнула головой.

— Не понимаю, к чему столько язвительности, — спокойно хмыкнул вампир и отошёл, снова приобретая так ненавистное мне превосходство. — Помнится, вы сами сделали выбор…

Хм… Интересно, о каком выборе идёт речь?

— Это значит, что я не поеду домой? — волнительно сглотнув, поинтересовалась я, просто не желая оттягивать этот момент.

Ледышка не спешил отвечать: он вольготно устроился в кресле, в котором пару минут назад сидела я, и насмешливо улыбнулся.

— Вас не понять, Лисавета, — протянул он и выдержал многозначительную паузу. — Сначала вы так рвётесь домой, говорите высокие речи о «любви», о семье, затем легко предаёте всё это, идя на поводу у мимолётного влечения, попав под действие химической реакции. И вот уже позабыли о любимом муже и запросто жертвуете своей драгоценной кровью, оправдывая свою легкомысленность высокими идеалами и благородством. Как же: спасли мне жизнь, когда я не просил об этом, а теперь злитесь, что не предупредил о последствиях. По-моему, я всегда был честен в своих намерениях. Разве нет?

Поджала губы и вместо ожидаемых горьких слёз разочарованно усмехнулась.

— Действительно… — выдохнула, покусывая губу. В висках неприятно постукивало от напряжения. — Я всегда знала, что вы циник: чувства для вас пустой звук, значение имеет лишь природа. Тут вы правы, я слабее в этом плане намного, и куда мне тягаться с магистром «Ледникового периода». Я чувствую, привязываюсь, доверяю… И зная всё это, вы… Знаете, к чёрту пафос! Неужели вы думали, скажи вы мне в тот момент: «Лиса, не надо, станешь зависимой», — я бы передумала спасать вас? И не ради высокой цели, не ради благородства, а потому что в этом грёбаном мире верила только вам. Считала всех пропащими — но не вас. И пусть я предала мужа, я призналась себе в этом и по возвращении домой не планировала его обманывать дальше. Вы дали слово, если я захочу… Так вот: я хочу. Потому что в этом мире мне нет места. Это не мой дом. Хочу прожить свою жизнь со всеми вытекающими…

Желваки угрожающе заходили на восковом лице Ледышки.

— Вы сделали свой выбор, — отрезал он и заложил руки за спину. — Через три дня зависимость возникнет снова. Я буду рядом, — он направился к двери, но я преградила путь.

— Да что с вами стало? Головой ударились или слишком много крови выпили? — раздражённо выпалила я. — Или просто испугались? Скажите, чего вы боитесь?

— Лиса, вы снова выдаёте желаемое за действительное…

— Значит… всё, что было до того, как вы сцепились с Даэром, мне приснилось? — думала, у меня глаз задёргается. С этим гадом ничего не ясно.

Ледышка рвано выдохнул, стискивая зубы.

— Поешьте как следует, вы похудели…

Ну, точно, глаз дёргается. И рука, смотри-ка! Так и просится…

— Значит, всё сначала, да? — усмехнулась я, готовая горько рассмеяться. — Второй раунд? Что же, я принимаю вызов. Не видать вам крови, лиэр Криспиан Касс, как не познать всю силу и красоту любви. Вы безнадёжны, — обворожительно улыбнулась и с досады сложила неприличный жест, показывая направление.

— Пойду действительно что-нибудь сожру, — пробормотала себе под нос и первой покинула комнату.

Главное — не думать. Только не думать. Не сейчас. Дать чувствам остыть… Ну каков подлец! Это же надо… Отчитал, словно я проститутка, предавшая семью и бросившая пятерых детей. Не просил он, видите ли!..

Ух, знала бы, чем всё это обернётся, ещё бы и попинала его бесчувственное тело. Я расслабилась, повелась… Блин, как глупо всё вышло. Эрик прав, этот айсберг найдёт причины не отпускать меня…

Ничего, есть порох в пороховницах… Он ещё пожалеет, подлый трус!.. У меня с предателями разговор короткий…

* * *

Вечером я забурилась в комнату с книгами, устроив на полу поднос с закусками, большую чашку чая, и запустила фильм.

В голове творилась вакханалия. Боль, обида, разочарование и просто усталость смешались в жгучую гамму чувств, что терзала душу. Хотелось банально отвлечься.

На экране мелькали эпизоды, а я словно смотрела сквозь.

— Лиса? — раздался рядом изумлённый голос.

— Не понимаю, почему вы так удивлены, — поддразнила в ответ, даже не глядя на вампира. — Сами сказали, я могу приходить сюда, когда захочу. Или вам не только совесть отшибло, но и память? — подняла насмешливый взгляд и ахнула.

Абсолютно голый Ледышка обречённо прикрыл глаза… и то, что находилось ниже… ниже… ещё ниже…

— Моя одежда в шкафу, — пояснил он и гордо направился к стене. — Не ожидал застать гостей.

А я всё ещё беззвучно открывала рот. Самое поганое, что я соскучилась по этому гаду и меня распирает узнать, как его самочувствие, в то время как он снова возвёл между нами ледяную стену.

— Я хочу отдохнуть, — произнёс вампир, не оборачиваясь, я же, не стесняясь, мусолила его спину (и не только спину) взглядом.

— Отдыхайте, — непринуждённо хмыкнула в ответ и повернулась к экрану.

— Один, — процедил гад.

Я расплылась в коварной улыбке.

— Конечно, не стану вам мешать, — и сделала звук громче. Откусила печеньку и принялась с удовольствием смаковать, то есть бескультурно чавкать, кроша на подушки.

Послышались приглушённый вздох и невнятное бормотание.

— Вы провоцируете меня, не понимаете? — сдержанно произнёс Ледышка, оказавшись рядом. Его глаза сверкали тем самым голодным блеском, рассеянный взгляд блуждал по моему телу, и казалось, выражал сожаление, но только казалось.

— За что вы так со мной? — спросила тихо, опустив голову. В глазах задрожали слёзы, я поспешила сморгнуть. Нет. Я пока не готова к тяжёлому противостоянию.

Ледышка поджал губы и повернул голову в сторону, не желая отвечать.

— Ладно, проехали, — бодро усмехнулась и поднялась, отряхиваясь.

Вампир дёрнулся, словно пытаясь меня остановить, может, что-то сказать, но так и не решился. Позволил уйти, даже не проводив взглядом…

* * *

Следующие несколько дней Ледышка меня избегал — иначе это не назвать. Ужин в одиночестве, обед тоже, и у кого ни спроси, твердят в один голос: «Лиэр уехал по делам». Деловой какой! А кого же мне доставать? Кому кровь сворачивать?

Вечером решила брать вампира за клыки и уже направилась в его кабинет, как застыла у одной из дверей. Нет, она была закрыта, но доносились слабые голоса.

— Дарси, открой, — шёпотом попросила, надеясь, что интеллект услышит. Программа поняла всё верно и тихо приоткрыла дверь…

— Зачем тебе такие мучения? — донёсся голос Эрика. Та-ак… понятно. — Ты уже, кстати, выяснил, как она от зависимости избавилась?

— Нет, — раздался ледяной ответ.

— Продай её мне? — после паузы снова раздался ненавистный голос. — Ты слишком возишься с ней. Всё ведь гораздо проще: в нашем распоряжении есть гипноз, — и любая человечка сама бросится на шею.

— Эрик, — вкрадчиво произнёс Ледышка. — Кажется, я ясно дал понять, чтобы ты не приближался к… моему лоту. Неужели так сложно?

Послышался злой смешок.

— А тебе легко? Скажи, легко рядом с ней держаться?! Ничего не хочется, нет? Никаких мыслей не возникает? И запах этот…

Испуганно прижалась к стене, ощущая, как грохочет сердце. Что делать, если сейчас меня почуют?

— …Весь дом провонял, — выплюнул Эрик.

— Купи себе новый лот и займись делом, — отрезал Ледышка. — Но чтобы рядом с Лисой я тебя не видел. Терпеть больше не стану.

— Ты же сам себя в ловушку загоняешь… — презрительно хмыкнул вампир. Я поспешила сгинуть. Нехорошо чужие разговоры подслушивать.

Я уже почти дошла до комнаты, как внезапно из неё вышел Ледышка, перепугав меня до смерти.

— Поужинаем. Вместе, — отрывисто приказал или предложил он и осторожно взял меня под локоток. — Ну? И как много ты услышала?

— Ах, вы об этом, — наигранно усмехнулась в ответ, стараясь не спотыкаться. — Да я вообще мимо проходила…

Вампир бросил скептический взгляд, но промолчал. Стол накрыли в саду.

— Э-э… Кому столько блюд? У вас гости? — опасливо поинтересовалась, осматривая многочисленные тарелки.

— Вам, — равнодушно ответил Ледышка и отодвинул для меня стул. — Какие уж гости, когда вы так костями гремите? Всех распугаете…

— Это что, ирония? — не поверила я и села.

— Пожалуйста. Ешь, — выдохнул вампир и придвинул к себе блюдо.

Я начала со спагетти.

— Почему не сообщил ничего, когда очнулся? — выпалила, почти не задумываясь. Только бы виду не показать, а то этот кусок льда со своим самомнением…

Крис отпил сок, поставил стакан и вытер губы.

— Опасался неприятных новостей, — сухо отозвался он после паузы, видимо, раздумывал над ответом.

— Это каких же? — непринуждённо хмыкнула я и тут же осеклась. Меня осенило. — Ты думал… думал, я умерла? — чудом удалось сдержать изумление.

Ледышка поморщился и взялся за мясо.

— Я посчитал дни, вероятность человека выжить в такой ситуации… Не хотел услышать это от Лойда, оттягивал до последнего…

— Почему? — тихо спросила я, разволновавшись.

Вампир усмехнулся и отложил приборы.

— Тяжело купить лот в условиях кризиса. И не стану отрицать, что ваша кровь заметно отличается…

Фыркнула и запустила в Ледышку половинку черри.

— Вот что вы за существо такое?! — искренне возмутилась я. — Надо было всё испортить? Фиг вам, а не тортилья, — забрала тарелку из-под носа вампира и принялась усиленно есть, заметив мимолётную довольную улыбку…

После ужина вампир хотел сразу свалить, даже придумал оправдание: «Мне надо подумать».

— Думайте, — невозмутимо хмыкнула я. — Разве я мешаю? — и взгляд полный невинности. — А о чём будете думать?

— Лиса, — обречённо протянул Ледышка, направляясь в свой кабинет. Я не отставала.

— О том, почему мой запах так на вас влияет? А как, кстати? О каких желаниях и мыслях говорил Эрик?

Вампир резко остановился и впился в меня суровым взглядом.

— Никогда. Не приближайся. К нему. Поняла? — отчеканил он, выделяя каждое слово. Удивлённо хлопнула глазами.

— Эм-м, ладно. Собственно, и не собиралась.

Ледышка не спешил трогаться с места: он изучал моё лицо. Я даже засомневалась: всё ли с ним в порядке? Не с лицом. С вампиром.

— Скажи… — глухо произнёс вампир. — Эрик предлагал тебе…

Я усмехнулась и вздохнула.

— Разве это важно? Я не приняла ни одного его предложения. Он сказал, что если через два дня вы не очнётесь, он сделает, как считает нужным. Вы же понимаете, что я не могла этого допустить?

Ледышка на секунду прикрыл глаза, видимо, пытаясь скрыть от меня эмоции.

— Почему? Разве ты не понимала, что умираешь, что попросту могла не дождаться моего возвращения?.. — и взгляд такой испытывающий.

Больше всего я желаю сейчас обнять эту ледяную статую и сказать, что всё хорошо… Это ведь так просто, но видимо, не только люди любят всё усложнять.

— Слушайте, — я начала злиться и сама продолжила путь. — Разве вам не кажется, что укус слишком интимная процедура? Она вам ничего не напоминает? — краснея, поинтересовалась. Господи, словно с ребёнком говорю о пестиках и тычинках.

— Гм, — Ледышка запнулся. — Этим процессом управляет вампир, мы способны внушать жертве какие угодно ощущения.

— И вы серьёзно думаете, Эрик бы не воспользовался случаем и внушил мне что-то другое? — удивилась я. — Короче, по-моему, давать себя кусать всем подряд — это грязно. У меня есть гордость, самоуважение, а главное… — я запнулась, потому что чуть не сказала: уважение к вам. Ну уж нет, много чести! — И я не была уверена, что умираю. Честно, я об этом не думала, только о том, как избавиться от ломки до прихода министра.

Ледышка снова развернулся и преградил мне путь, выставив руки по обе стороны от меня: вид у него был измождённый.

— Уходи… — прошептал он, склонив голову так, чтобы я не видела глаз. — Пока можешь…

— Вы отпускаете меня домой? — опешила я.

Вампир вскинул голову и чуть не убил меня взглядом.

— Поняла, — выставила руки и по стеночке двинулась в противоположную сторону. Ещё долго я ощущала на своей спине прожигающий взгляд. И что творится в голове у этого чудака?

* * *

Ледышка был прав. Ломка вернулась, но на этот раз не так постепенно и плавно. Уже с утра меня скрутило в три погибели: впору орать и звать на помощь, — но я упорно стискивала зубы, стараясь заснуть. Мозг отказывался работать.

— Лиса… — что-то влажное коснулось моей шеи.

Испуганно дёрнулась и ударила наотмашь… С трудом приподнялась и сфокусировала взгляд: напротив сидел Ледышка, недоумённо смотря на меня, а с губы сочилась тонкая струйка крови.

Меня трясло так, что вибрация передалась не только кровати, но и вампиру. Он протянул руку, но я оттолкнула, обхватив колени руками.

— Уходи, — хрипло рыкнула я, потому что ещё немного и я сама брошусь на вампира. Тело буквально изнывало от желания.

— Ну, я же не кто попало… — попытался отшутиться этот кусок… льда.

— А я сказала… не видать вам крови!

— Лиса, — Ледышка попытался меня обнять.

— Вы не оставили мне выбора, а я привыкла сама принимать решения. И сейчас я решила умереть, — я закашлялась и повалилась на бок.

Ледышка сгрёб меня в охапку и усадил к себе на колени.

— Я не могу тебя отпустить… — прошептал он и провёл носом от ключицы до шеи.

— Если сделаешь это… — угрожающе прошептала я, пытаясь отстраниться. — Последствия будут необратимы. Ты готов к ним?

Вампир плотно сжал челюсти, и хотя мне безумно хотелось, чтобы его губы прикоснулись к моей коже, нашла в себе силы отодвинуться на каких-то полметра, но моих личных полметра. Мне нужен Граф, но при всём упорстве я не смогу доползти даже до двери.

— Упрямая, маленькая дрянь… — прорычал Ледышка, едва сдерживаясь. — Я сейчас, — он пулей вылетел из комнаты: послышался грохот.

С лестницы упал или убил кого-то?

Почти сразу я провалилась в липкий омут из бреда и галлюцинаций. Всё моё естество рвалось к одному-единственному в мире вампиру, чтоб ему трижды споткнуться и ногу сломать.

Кто-то откинул одеяло, я попыталась натянуть его обратно, но мне не дали.

— Давай помогу, — раздался голос Ледышки. Он усадил меня и нагло стянул рубашку. Я попыталась прикрыться, но стала заваливаться: вампир удержал и прижал к своему холодному телу.

— Вы голый?.. — прохрипела я, прижимаясь сильнее. Господи, как хорошо…

— Разве это имеет значение? — его руки скользнули по моей спине. — Я помогу избавиться от зависимости. Насовсем, — не выражая эмоций, произнёс он. А я попыталась приподняться, чтобы заглянуть в глаза.

— Правда?

— Нет. Юмор у меня такой, — язвительно ответил Ледышка и закинул мою ногу на себя, второй рукой зарылся в волосы и подавил вздох.

— Здорово… — протянула в ответ и потёрлась щекой о его грудь.

— Лиса?

— Ум?

— Возможно, придётся провести вместе не один вечер для достижения скорейшего результата, — издалека начал вампир. Я зевнула.

— Угу.

— И для закрепления… — он перевернулся, нависнув сверху, — может понадобиться ещё кое-что…

— Правда? — наивно похлопала глазами, стараясь не оглохнуть от собственного сердцебиения и не утонуть в чёрной бездне.

— Правда… — Ледышка улыбнулся одним уголком, не отрываясь от моих глаз, и медленно склонился к губам…

Вампир долго не решался, а мне слишком плохо, чтобы анализировать и думать о последствиях, особенно, когда организм так требует льда. А врачи говорят, что нельзя организму отказывать, он лучше знает, что ему нужно…

Сама потянулась навстречу, и этого хватило, чтобы снеговик ожил. Крис нерешительно ласкал мои губы, словно пробуя на вкус, томя меня ожиданием.

Его пальцы порхали по моему телу, изголодавшись, губы целовали бережно, с замиранием… А я действительно чувствовала, как приятная волна энергии разливается по телу, излечивая.

«Не обманул…» — проснулся внутренний голос и улыбнулся. Обвила шею вампира руками и углубила поцелуй. Этого хватило, чтобы напугать его.

— Спи, — сипло выдавил он и лёг на спину. — Тебе надо отдохнуть и поесть. Совсем костлявая стала.

Я опешила и приподнялась на локте.

— О чьих костях идёт речь? — тихо возмутилась и провела рукой по волосам вампира. — Простите, что снова лишила вас «ужина». Вы, наверное, голодны? У вас же теперь нет… лота.

Ледышка перехватил мою руку и положил её себе на грудь.

— Не волнуйся, голодным я не останусь, — усмехнулся он и заправил мне прядь волос за ухо. Почему-то такое заявление совсем меня не успокоило. — У меня есть запасы, а в человеческой крови нет такой необходимости. Это, скорее, привилегия состоятельных. Что же касается тебя… — вампир обвёл моё лицо красноречивым взглядом. — Вряд ли я смогу когда-нибудь насытиться…

Прозвучало очень двусмысленно: я смущённо опустила взгляд и легла. Вампир тут же притянул меня к себе и зарылся пальцами в волосы.

— Посмотрим вечером фильм? — внезапно предложил он. Я улыбнулась.

— Почему нет? Мне уже гораздо лучше.

Ледышка снова перевернулся, скользнув рукой по моему бедру.

— Почему ты такая упрямая, а? Почему с тобой так непросто?..

— Очень даже просто, — выдохнула я и потянулась за поцелуем.

Вампир рвано выдохнул и прикусил за губу.

— Мне тяжело держаться… — признался он и взъерошил волосы.

— Прости, — грустно улыбнулась в ответ. — Прости, что не могу дать то, что ты хочешь…

— Ты не знаешь, чего я хочу, — сухо оборвал вампир и поднялся. И правда был голый. Ну ладно, на нём были трусы.

— Так объясни? — я приподнялась на локте, внимательно следя за тем, как Ледышка одевается и готовится к бегству.

— Смысл? — тонкие пальцы быстро застёгивали пуговицы на рубашке. — Разве это что-то изменит?

— Зачем всё усложнять? Можно просто поговорить. Скажи, что тебя так беспокоит?

— Лиса, — вампир навис, уперев руки в кровать. — Разговоры в этом мире ничего не решают. Ты дурно на меня влияешь.

— Ну спасибо! — фыркнула в ответ и запустила в Ледышку подушкой. — Кажется, это твоё кредо — обижать меня.

— Я только что отказался от твоей крови, — хладнокровно напомнил он. — А это не каждый может сделать. Не только крови… — туманно добавил он и поспешил на выход. — У меня дела. Увидимся вечером.

— Чтоб тебе… кошмары снились! — зарылась в подушки и бессильно зарычала. Пойду к Графу — здоровье восстанавливать. Оставим Ледышку с носом, а то ишь чего захотел: «Возможно придётся провести вместе не один вечер…». Шишку тебе еловую, а не вечер. Надо брать себя в руки и возвращаться домой. Мне точно нечего делать в этом сумасшедшем мире…

Глава пятнадцатая Чтобы что-то понять, нужно что-то потерять…

Благодаря ледышкотерапии до Графа я шла вприпрыжку, размышляя на тему своего несносного поведения. Пора, Лисавета, пора…

Пора взять себя в руки и честно признаться: на данной планете для меня нет будущего. Я сколько угодно могу играть с Ледышкой в эти игры, но мне никогда не видать равноправия, как народам Новой Гвинеи — цивилизации.

Что может «еда» в этом мире? Разве сможет вампир воспринимать меня как равную, не пуская слюни на мои лейкоциты? И какое будущее нас ждёт в таком случае? Вряд ли мы создадим здоровую ячейку общества.

Вампиры ведь… они к семье вообще не приспособлены, да что уж говорить: у них даже женщины не выживают. А дети? Вот кто у нас родится? Даже боюсь представить… И чем такого малыша кормить… тоже кровью?

Я не говорю уже об общественности. Что же надо сделать, чтобы вампирский социум принял такую пару? Это как я завтра приду домой и заявлю: «Папа, познакомься — это Сервелат. Теперь он живёт с нами. Скоро у тебя появятся внучата, маленькие Брауншвейгские колбаски…»

«Ты заигралась, Лисавета Юрьевна. Вали домой и живи счастливо под крылом у родителей…», — авторитетно заявил внутренний голос.

Ага, может и в моём доме будет семья… Детишки там, весёлый смех… Любимый муж-груш. Самый обычный, который играет в компьютер, спит после работы, оставляет носки под кроватью… Не бледный, не худой, не до ужаса циничный — мягкий на ощупь и тёплый.

Что же ты от счастья, Лисочка, не скачешь, а? Иль не мил тебе человеческий муж? Заморского упыря подавай? Раскатала амбиции…

Графа уже загнали в вольер: пёс спокойно дремал на соломе возле пустой кормушки, чему я очень порадовалась. Хватит с меня одного кормления.

— Эй, Граф. Пст… — шепнула я, берясь за прутья ограды. — Пустишь переночевать?.. А то так кушать хочется… — улыбаясь произнесла я, в душе побаиваясь огромного аскверу.

Собака подняла голову, окинула меня равнодушным взглядом и развернулась ко мне полностью, откинув голову, как бы приглашая. Отворила калитку и осторожно приблизилась.

— Ты мне здорово помог, приятель, — опустилась рядом и зарылась в густую шерсть. — Не знаю как, но если сделаешь так ещё раз, я принесу от Луи вкусняшки. Это, правда, не те лысые кролики, которых ты обычно ешь, но осетинский пирог с мясом тебе точно понравится.

Взбила бок Графа, словно подушку, и удобно устроилась, сложив руки на животе…

* * *

Проснулась от ощущения пристального взгляда. Перевернулась на другой бок в надежде, что мне показалось. Судя по тому, как Граф осторожно стучит хвостом, словно боясь меня разбудить, в вольере мы больше не одни.

— Вернулись, — не поворачиваясь, обратилась я.

— Я мог бы догадаться, — отстранённо протянул Ледышка. — Только не думал, что Граф примет тебя. С тобой всё не правильно, Лисавета… — заключил вампир.

Я села, вздохнула и растёрла лицо.

— Как прошёл день? — прищурив один глаз, поинтересовалась я. Вампир не выглядел уставшим.

Одет с иголочки, слишком безупречен, чтобы быть настоящим, и такой же холодный, как обычно. Но я не Титаник, разбиваться не собираюсь. Поднялась и отряхнула руки.

— Это у вас такая традиция на Земле: интересоваться делами друг друга? Хотите приобщить меня к своей культуре? — саркастично усмехнулся он, а я лишь поджала губы.

— Не старайтесь задеть меня. Ничего не выйдет. Моя культура и без вас справится, — непринуждённо улыбнулась и вышла из вольера.

Если он ждёт, что я нападу с поцелуями, то глубоко заблуждается.

— Я так понимаю, нет смысла вас «лечить»? — донеслось мне вслед. Я обернулась. Почему ничего не понять по этой каменной морде?

— Лечить тут нужно только вас, а со мной всё в порядке… Ой!.. — я дёрнулась от неожиданности и чуть не повалилась назад: вампир поймал меня за руку.

— Хочешь сказать, не была готова переступить черту, разделяющую нас, хочешь сказать, твои моральные устои выше? Может, мне просто показался жар твоего тела: твоя готовность? — язвительно прошептал вампир мне в самые губы, словно издеваясь.

Выдернула руку и отошла, усмехнувшись.

— Я не поняла, вы себя в чём-то убедить хотите или меня? — вампир молчал. — Я-то могу хотеть одно, а делать совершенно другое. Мне приятны поцелуи, не стану скрывать, как и то, что… — я запнулась, но решила быть честной до конца, раз меня так грубо стараются унизить. — Как и то, что я разглядела в тебе гораздо больше, чем ты готов показать… Мне это не нравится. Не нравится пропасть между нами, она слишком велика и на одной страсти мост не перейти. Нужно понимание, уважение, поддержка, обоюдное желание… А противостояние, гордость, стереотипы — они ведь расшатывают хлипкое доверие между нами. Можно свалиться… Отпусти меня домой, слышишь? Упрости жизнь себе, мне и всему вампирскому обществу. Мы оба ходим по краю, себе-то хоть признайся. Ладно, я — глупая человечка, но ты-то древний вампир, должен понимать, к чему такие игры приводят.

Ледышка шумно выдохнул, сжимая челюсти.

— Я подумаю, — он развернулся и исчез.

— Думай… — усмехнулась я и решила приступить к плану «Б».

* * *

Эрик ответил с третьей попытки. Не самая удачная идея, но других нет.

— Лиса? — заметно удивился министр, видимо, очень чем-то занятый.

— Я знаю, что если лот желает расторгнуть договор и вернуться на Землю, ему необходимо подать заявление в министерство безопасности. Видела документы на столе у Ледышки, — нехотя пояснила я.

Вампир усмехнулся.

— Ты шустрая. Он тебя явно недооценил. А если я откажусь принять заявление? — нагло протянул он, как бы спрашивая: «А что взамен?»

— Ты, конечно, можешь, — специально замялась я. — Но тогда записи, на которых ты встречаешься с Викторией Радовой — и не только встречаешься, — попадут в другое министерство…

— Откуда?.. — напряжённо прошептал клыкастый.

— Ну, пока вы носились вокруг Ледышки, мы с Себастеаном покопались в твоём кабинете. Не обижайся, но тебе реально пора менять систему безопасности.

— Стерва… — выдохнул министр и откинулся на спинку кресла, запустив пальцы в волосы.

— Вот и Сёба то же самое сказал, — усмехнулась в ответ и подмигнула.

— Завтра всё будет готово. Заеду за тобой в два, устроит?

Я задумалась.

— Давай я сама приеду?

— Боишься? — усмехнулся гад.

— Не хочу рисковать, — пояснила я и отключилась. Теперь спать. И не думать…

Сложно не думать, когда над твоей кроватью кто-то старается не дышать.

«Ну что ты явился? Неужели не спится? Тогда спейся…» — возмущённо фыркнул внутренний голос и отвернулся. Я не знаю, чего хотел Крис, но я не рискнула спрашивать. В этом мире разговоры ни к чему не ведут…

* * *

Утром как обычно: улыбка на лицо, купель, новое кремовое платье с рукавом на три четверти и широким поясом, туфли в тон, сумочка и лёгкая боевая раскраска. Спустилась на кухню и заказала самый большой пирог с мясом, прикрепив записку — кому передать. Обязательно!

Завтрак попросила подать на крышу, чтобы в последний раз насладиться видом. Внутри поднималось волнение. Только бы не поддаться искушению «попробовать», нельзя этого делать. Особенно когда Крис сам не сильно идёт мне навстречу.

Я уже вышла во двор, когда внезапно появился Ледышка…

— Ты куда-то собралась? — настороженно поинтересовался он, окидывая внимательным взглядом.

— А ты уже вернулся? — в свою очередь поинтересовалась я.

Вампир замялся и сглотнул.

— Хотел с тобой пообедать, — нехотя признался он.

На секунду прикрыла глаза, чтобы не выдать эмоций, которые буквально разрывают изнутри. Только бы не сорваться.

— Извини… — как можно равнодушнее произнесла я. — У меня встреча с Себастеаном, хотим по магазинам прогуляться. Он обещал показать.

Ледышка нахмурился, но я знаю, что одну он меня вообще не отпустит.

— Ладно, — коротко произнёс он, не сводя с меня чёрных глаз, словно ожидая ещё чего-то. — Поужинаем? — не выдержав спросил он, когда я уже почти села в моп. Пришлось поджать губы и только потом повернуться.

— Ага, — скрепя сердце соврала я и быстро забралась в тарелку.

Эрик ждал меня внизу. Он не был рад и не старался притворяться.

— Ты меня подставила, — цедил он, ведя по закоулкам министерства. — Криспиан, когда узнает… Он терпеть не может, когда берут что-то его без спроса. А ты его. На любой планете…

— Смотри под ноги, — ровно произнесла и поставила подножку. — Видишь? — невозмутимо поинтересовалась.

Вампир лишь прищурился, сопя.

Меня привели в тёмную комнату с большим креслом в стеклянной капсуле. За пультом управления крутились вампиры в белых халатах и масках.

— Присаживайтесь в кресло и пристегнитесь, — велел «доктор». Эрик встал за стеклом.

— Мы вас не можем вернуть в то время, из которого забрали…

— Я понимаю, — волнуясь, кивнула я и забралась.

— Но в том мире время течёт иначе, думаю, с момента исчезновения прошло не больше трёх часов, — пояснил доктор, цепляя ко мне присоски.

— Ого! — удивилась я, обрадовавшись. Значит, родители не успели перевернуть весь город. Это хорошо. Застану их тёпленькими и смогу успокоить.

— Помните, что если кому-то расскажете об Эльмире, вас сочтут сумасшедшей и отправят в психушку.

— То есть вы не станете стирать мне память? — искренне удивилась я.

— Зачем? Полагаете, вам кто-нибудь поверит?

Пристыженно мотнула головой и откинулась на спину.

— Запускай! — крикнул врач и закрыл капсулу. Я приготовилась к отправлению домой, убеждая себя, что поступаю правильно…

* * *

Эльмир. Резиденция


«— Лиса?

— Я знаю, что если лот желает расторгнуть договор и вернуться на Землю, ему необходимо подать заявление в министерство безопасности. Видела документы на столе у Ледышки.

— Ты шустрая. Он тебя явно недооценил. А если я откажусь принять заявление?

— Ты, конечно, можешь, но тогда записи, на которых ты встречаешься с Викторией Радовой — и не только встречаешься, — попадут в другое министерство…

— Откуда?..

— Ну, пока вы носились вокруг Ледышки, мы с Себастеаном покопались в твоём кабинете. Не обижайся, но тебе реально пора менять систему безопасности.

— Стерва…

— Вот и Сёба сказал то же самое.

— Завтра всё будет готово. Заеду за тобой в два, устроит?

Я задумалась.

— Давай я сама приеду?

— Боишься?

— Не хочу рисковать…»

Вампир остановил запись и откинулся на спинку кресла, уставившись отсутствующим взглядом в стену. Пока он боялся того, что с ним происходит, сгорал от разрывающих изнутри противоречий, она нашла способ вернуться домой.

Злой смешок вырвался сам собой. Предатели. Кругом одни предатели…

Зачем было подпускать его так близко, чтобы бросить всё на полпути и сбежать? А ведь он почти поверил… Глупость какая! Говорить так много красивых слов о чувствах, чтобы не дать возможности даже задуматься, осознать… Пусть катится в свой чёртовый мир, так действительно будет лучше для всех.

Криспиан поднялся, даже не разломав стол, хотя такое желание возникло, и выпрыгнул в окно. Нет, это не попытка суицида: даже если бы захотел, ничего не выйдет, — просто решил прогуляться. Почему-то тянуло в его любимое место, дом рядом с озером, в который он хотел привести рыжую бестию, но так и не решился.

Оставив моп во дворе, вампир закрыл хлипкую дверь на засов и устроился у погасшего камина в кресле-качалке.

Дать ей уйти — вот что он должен сделать, потому что отпустить самостоятельно уже не в силах. Человечка и так перевернула в его размеренной жизни всё вверх дном, навела беспорядок, наследила своими шутками, язвительной речью, упрямством, оставила яркий отпечаток и запах…

Время давно потеряло для вампира значение, но впервые он заметил, как долго оно тянется. И чем ближе становился рассвет, тем сильнее проявлялась тревога, так несвойственная его спокойной натуре.

Уже в полдень Криспиан беспокойно ходил по дому, скрипя половицами, без конца проворачивая в голове миллионы мыслей.

«Так правильно». «Разве ты что-то можешь?». «Эльмир никогда не примет человека как равную, а на меньшее Лиса не согласится. Слишком упёртая, гордая, своенравная. Она не станет подчиняться системе и законам, которые ты привык соблюдать. Пусть уходит…»

Когда старые часы пробили час, вампир всё же не выдержал и запрыгнул в моп. Увидеть. Заглянуть в глаза напоследок. Убедиться…

Криспиан боялся, что опоздал, и чуть не вздрогнул от неожиданности, столкнувшись с человечкой во дворе.

Внезапно бросило в жар. Совсем не похоже на него. Вампир привык всегда держать ситуацию под контролем, а теперь, выходит, ситуация держит его. Таким беспомощным он, пожалуй, давно себя не ощущал.

— Ты куда-то собралась? — настороженно поинтересовался он, окидывая внимательным взглядом. «Проклятая бездна! Как девчонка похудела!», — злился вампир, видя, как выпирают кости, а мерзавка как нарочно надела тонкое обтягивающее платье, будто намеренно желая подчеркнуть худобу.

— А ты уже вернулся? — удивлённо спросила она, переводя тему.

Вампир замялся и сглотнул, впервые не зная, что ответить. Совсем превратился в губку, ещё немного и руки затрясутся. Хорошо, никто не видит его позорной слабости перед простой смертной.

— Хотел с тобой пообедать, — нехотя признался он, внезапно понадеявшись, что девчонка может остаться.

Лисавета прикрыла глаза, как всегда делал он, не желая показывать, что творится на душе. Неужели ей тоже тяжело далось это решение? Неужели сомневается? Если да, то почему?

— Извини… — как можно равнодушнее произнесла она, но вампир уловил горечь сожаления. — У меня встреча с Себастеаном, хотим по магазинам прогуляться. Он обещал показать.

Вампир нахмурился, но что предпринять, так и не понял.

— Ладно, — коротко произнёс он, не сводя с человечки чёрных глаз, словно ожидая, что она передумает. Попросить не уходить помешали гордость и предрассудки. — Поужинаем? — не выдержав, спросил он, когда девушка почти села в моп.

— Ага, — соврала она и скрылась в машине, забирая с собой последнюю надежду.

Дом встретил уже привычным и таким дурманящим запахом. Волнение сменилось опустошением и холодом.

— Лойд, — позвал вампир, собирая по крупицам свою уверенность и независимость.

Сид материализовался из воздуха и низко поклонился.

— Собери вещи… лота номер пять, — сухо распорядился вампир, заложив руки за спину. Всё закончилось? Жизнь вернулась в прежнее русло — так и должно быть, верно? А неприятная пустота, что поселилась в душе, — заполнится. Время и не такое лечит, ему ли не знать.

— Договорюсь со службой утилизации», — произнёс сид и уже хотел удалиться выполнять поручение, как был остановлен.

— Не надо. Сложи вещи… в коробки и оставь в моей комнате отдыха.

Слуга поклонился, а Криспиан направился в свой кабинет.

Странно, но как-то не верилось в происходящее. До последнего он был уверен, что рыжая упрямица никуда не денется.

Вампир усмехнулся над собой и рухнул в кресло.

«Ага, и не умрёт от старости, или от простуды, не сломает ноги, если ступит неаккуратно…» — иронизировал он, замечая, как быстро перенял язвительную манеру человечки.

Набрал номер на коммуникаторе и прикрыл глаза, дожидаясь ответа.

— Крис. У меня не было выбора, — сразу заявил Эрик, но Криспиан оставался внешне абсолютно спокоен.

Он многое бы мог сказать и многое сделать. Мысленно вампир позволил себе свернуть Эрику шею, за его непроходимую тупость и трусость.

— Как прошла отправка? — вместо этого спокойно поинтересовался он.

— Лот прибыла на место назначения. Состояние хорошее. Немного подташнивало, но это нормальная реакция. Прикрепили маячок: девушка взяла такси и направляется домой. Думаю, нет смысла дальше за ней следить…

— Думать тебе вообще не советую, — внезапно зло процедил Крис и сжал руку в кулак. — Продолжайте наблюдение. Только осторожно, она слишком внимательна к любым мелочам. Особенно теперь, я полагаю…

— Может, не стоит? — усомнился Эрик и был награждён негодующим взглядом.

— Не зли меня, — прямо пригрозил Криспиан. — Я уже начинаю жалеть, что устроил тебя на эту должность. И в следующий раз, когда решишь повестись на шантаж, изволь оповестить меня сначала, — вампир отключился, боясь сорваться. Как хорошо, что он не поехал в министерство.

Раздражает, когда свои же творят глупости за спиной. Ладно, рыжая… Нет, она-то как раз всё правильно сделала…

Крис разочарованно усмехнулся уже в который раз за сегодня и набрал Себастеана.

— Почему не доложил, что Лиса собирает компромат на Яр Грея?

— Добрый день, лиэр, — помощник не боялся, в отличие от Эрика, чем лишний раз доказал свою компетентность. — Спасал вашу репутацию. Чем дальше Лиса от вас, тем лучше.

— Это она сказала, или ты придумал? — раздражался вампир. Все кругом взяли привычку решать за него.

Себастеан растерялся.

— Она сказала, что Виктория Радова была беременна, и когда понесёт она, лишь дело времени, и тогда последствия станут необратимы… Лиса… — помощник замялся и выдохнул. — Она манипулировала мной, да?

Криспиан рассмеялся. Какая ирония. Простая человечка перехитрила всех. Эрик прав: он недооценивал её с самого начала и каждый раз ошибался. Лиса не перестаёт удивлять. Интересно, что творится в её голове, как понять, что движет её поступками?

Вампир отключился и направился к себе. Человечка спасла ему жизнь, а он подставил, обрёк на мучительную ломку… Вместо благодарности напал с обвинениями, всё искал подвох в её поступках, пытался рационально объяснить то, что объяснить невозможно.

Но теперь всё станет, как прежде: Лиса сделала правильный выбор. Из них двоих она оказалась мудрее…

* * *

Дни потекли до безобразия однообразно и вяло. Не то чтобы раньше вампир скакал от радости и был счастлив — по крайней мере, не был настолько опустошён.

То, что приносило удовольствие, стало бесить: книги раздражали одним своим видом, камин горел слишком ярко, подушки недостаточно мягкие и в рыжих волосах.

Всё чаще Криспиан стал «случайно» забредать в комнату человечки. Садился в её кресло, ощущая кожей её присутствие. Ложился на кровать и почти всегда засыпал. Даже слуга уже знал, где искать хозяина. Здесь вампир обедал, ужинал, но уже без энтузиазма, настолько привык к обществу вздорной девчонки, которая младше на каких-то пару тысяч лет, но всегда приятно удивляла эрудицией, мудростью и проницательностью.

Да что уж говорить, без неё министерство ещё долго бы ловило Даэра, которого, кстати, судили на днях. Его приговорили к искусственной заморозке на три тысячи лет. Крис не знал, смеяться или впору валить с этой планеты…

Всё больше тянуло в «другие края», и мысль о «переезде» уже не казалась такой дикой. Всё чаще стал вспоминать, по каким причинам он решил заиметь наследника. Ведь не просто так ему в голову пришла эта гениальная идея. Любил, наверное… Или может, хотел любви. Но эти мысли прятались от него, ускользали, не успевая оформиться в полноценные.

Только работа отвлекала, точнее позволяла забыться, но стоило переступить порог резиденции, как гнетущее одиночество принимало в свои безрадостные объятия и гнало наверх, в комнату человечки.

Всё так бы и продолжалось, вероятно, пока однажды ему не подарили новый лот…

Правительство, вернее несколько его членов во главе с Эриком Яр Греем, решили, что министру внешней безопасности стыдно не иметь хоть один лот. Через десятые руки, в обход аукциона, Эрик привёз новую девушку, добровольно подписавшую договор.

— Это Марина, — торжественно представил он, привлекая внимание управления. Себастеан поднялся из-за стола и вышел, смотря на рыжеволосый лот в недоумении.

Криспиан бы не позволил себе сказать что-то грубое в присутствии девушки, пусть даже глупой человечки, но очень хотелось.

— Прощу прощения, Марина, — он вежливо кивнул и жестом подозвал помощника. — Присмотри и напои гостью чаем.

Стоило ему зайти в кабинет, напускное спокойствие быстро сдулось.

— Охренел?! — не церемонясь, поинтересовался Крис. Эрик неприязненно поморщился в ответ.

— Не моя идея. Все вопросы к твоему начальству, это они заказали… Подарок для тебя.

Вампир прикрыл глаза и сделал глубокий вдох.

— Знаешь, я дарю её тебе, — мысль пришла сама собой и показалась правильной. — Но ты уточнишь у девушки, не хочет ли она домой. И постарайся, чтобы… не как в прошлый раз.

Эрик заметно удивился.

— Так просто? Тебе даже не интересно? Марина очень скромная и исполнительная человечка, она не станет трепать тебе нервы, подобно Лисаве…

— Даже имя её не произноси, — сухо оборвал Крис и вылетел, впервые хлопнув дверью.

«— Я не поняла, вы себя в чём-то убедить хотите или меня? Я-то могу хотеть одно, а делать совершенно другое. Мне приятны поцелуи, не стану скрывать, как и то, что… Как и то, что я разглядела в тебе гораздо больше, чем ты готов показать… Мне это не нравится. Не нравится пропасть между нами, она слишком велика и на одной страсти мост не перейти. Нужно понимание, уважение, поддержка, обоюдное желание… А противостояние, гордость, стереотипы — они ведь расшатывают хлипкое доверие между нами. Можно свалиться… Отпусти меня домой, слышишь? Упрости жизнь себе, мне и всему вампирскому обществу. Мы оба ходим по краю, себе-то хоть признайся. Ладно, я — глупая человечка, но ты-то древний вампир, должен понимать к чему такие игры приводят…»

Криспиан даже споткнулся. Озарение пришло внезапно. Маленькая упёртая девчонка сама попалась. Попалась, как он, и испугалась не меньше, может даже больше. И рассудила ведь точно так же: у них нет совместного будущего, слишком разные, в прямом смысле этого слова, — поэтому и сбежала, желая уберечь не только себя, но и его.

А кто знает наверняка, как всё сложится? Никто. Кто даст гарантию, что у них ничего не выйдет? Весь мир против них, но они есть друг у друга, и рядом с ней нет ощущения пустоты и безысходности.

Так много можно ей показать, рассказать, научить. Вместе встречать рассветы и вместе смотреть фильмы куда интереснее; слышать её смех, сносить язвительные шутки, наслаждаться обществом. И даже кровь не имеет значения…

От волнения стало трудно дышать, Криспиан изменил направление. Вернуть. Нет. Сделать так, чтобы захотела вернуться. Вот. Вот так правильно…

Глава шестнадцатая Здравствуйте, вампира приглашали?

Мандраж. Нет, слово не подходящее. Это капец какой-то!.. И что я им скажу? Мама, папа, простите меня дурочку, я испугалась, отошла на пару часиков за покупками. И ничего что у меня свадьба…

Уткнулась головой в переднее кресло и тихо заскулила.

— Девушка? — обречённо позвал водитель. — Ну, сколько можно? Вы уже полчаса стонете…

— Сейчас. Последний раз, — нервно пообещала я и набрала полную грудь воздуха, задержав дыхание. Лучше лопну…

Выдох… Хнык-хнык…

— Я сейчас домой поднимусь и вынесу деньги. В залог оставляю сумочку, — быстро выпалила я и, не дожидаясь ответа, бросилась к домофону монолитной девятиэтажки.

Давай, музыка, звучи веселее!.. Нервно притопывала туфелькой, убеждая себя, что пути назад нет. Даже боюсь представить, что с родителями творится…

Металлическая дверь щелкнула и резко распахнулась, чуть не лишив меня носа. Из подъезда вывалились трое здоровенных дяденьки, а следом подполковник Ковалёв.

— Пап? — недоумённо позвала я, хлопая глазами. Второй раз в жизни вижу, как этот суровый мужчина меняется в лице. Первый, когда мама сознание потеряла, что-то с давлением было…

Отец, сдвинув густые черные брови, сглотнул и махнул товарищам рукой. Те понимающе кивнули и направились к пазику, который я только сейчас заметила.

Он достал телефон и принялся что-то набирать.

— Кому ты звонишь? — удивилась я. Таксит настойчиво посигналил, привлекая наше внимание. Отец показал, что ещё три минуты и повернулся ко мне:

— В скорую. Моя дочь дура, — отчеканил он, видимо, верно, оценив ситуацию. Я цела, невредима и на мне новое платье…

Спорить и доказывать с ним вообще бесполезно, но, слава богу, я не первый день его дочь и знаю, как действовать.

Бросилась на шею и крепко обняла.

— Папочка… Прости, глупую. Так испугалась, так испугалась… — а теперь ход конём. — Ты прав был, во всем прав! Я вдруг поняла, что Ярослав мне совсем не подходит…

Отец недоверчиво отодвинул меня и заглянул в мои «честные» глаза.

— Пап… — протянула я, выдохнув. — Ну, струсила я, а вдруг ошиблась? Развод? А если дети?

— Я сейчас, — отец широким шагом пересёк улицу и расплатился с водителем. — Пойдём матери за вином и шоколадом, без них сложно будет объяснить, что наша дочь курица…

Я понуро опустила голову и поплелась следом.

— Ты хоть ей позвони…

— Чтобы она панику навела? Нет, если вываливать, то всё сразу. Ты заходишь, быстро говоришь, что передумала замуж выходить, а я бросаю в неё шоколадку и подсовываю бокал с вином.

— Лучше бутылку… — виновато пробормотала я. Отец даже не усмехнулся. Ещё не отошёл: я осторожно погладила его по руке.

— Выпороть бы тебя, — отозвался подполковник.

— Угу, — смирено согласилась я, прикрывая глаза. Я готова снести любое наказание, только бы перестало ломить в груди, словно из неё что-то вырвали.

Знакомая улица, круглосуточный на углу, кошка из соседнего подъезда по кличке Фоня… Я раньше каждой трещинке на асфальте радовалась, что же сейчас так гадко? Домой же вернулась… Может, акклиматизация?..

— И в какого ты такая дурная? — риторически поинтересовался отец, пропуская меня в магазин. — Не могла выйти и сказать: Ребята, извините, спектакль окончен.

— Ага, чтобы мама Ярослава закидала меня маслинами, заказанными прямиком из Греции?

Подполковник не выдержал и усмехнулся. Отходит.

— А как же: «Папа, Яр очень надёжный молодой человек?», — нагло подразнил он.

— Ты серьёзно хочешь знать, в кого я такая? — парировала в ответ и «прикусила» язык, под суровым взглядом. — Он действительно очень надёжный, только туфли стали невыносимо жать…

Отец поперхнулся и чуть не выронил бутылку абхазского…

Я вздохнула.

— Устала делать, чтобы им хорошо было. Понимаешь, я принимаю его таким, какой он есть. Не делаю замечаний по поводу его вспыльчивости, чрезмерного цинизма, грубости. А мне нельзя, понимаешь, даже смеяться, как я хочу. Шутить нельзя — шутки у меня дурацкие. Я должна быть сдержаннее, рассудительней и ещё целый список чего должна. Мы сексом занимаемся, когда он хочет. Чего уж говорить, я даже поделиться новостями с ним не могу, он редко слушает, всё занят, устаёт, а если не устаёт, то отдыхает и выходит, что тоже занят. И варюсь в себе, делясь переживаниями с электронным дневником, потому что подругам я даже лак для ногтей не доверю… Вот и выходит, что он живёт свободно, а я, словно послушный раб, без права голоса.

— А ему что скажешь? Я насколько понял, Ярослав немножечко еврей, — поинтересовался отец, выкладывая покупки на ленту.

— Не сошлись характерами, — автоматически произнесла я, глядя в пустоту, сквозь окно, за спиной кассира.

— На этот раз ты действительно перегнула… Стольких людей подставить.

— Знаю… — тихо отозвалась я. Стыдно. Конечно, стыдно. Но не купи меня вампиры, я бы действительно за Ярослава вышла и сколько бы мы прожили? Ещё год? Буся-смеха меня ещё не подводила.

— Ты ничего от меня не скрываешь? — обратился отец, серьёзно заглядывая в глаза.

— Нет… — мотнула головой и поспешила к дому.

* * *

День выдался очень непростым. Меня только что на кресте не распяли, а так поимели все, кому не лень. Даже соседи и кот, ну, просто за компанию.

Мама от души залепила мне пощёчину впервые в жизни, потому что «я перешла все границы», но после извинилась, объяснив, что сильно испугалась.

Я то что, я всё понимаю, сама чуть нескольких вампиров зубов не лишила со страха-то. Остальное, честно, меня мало интересовало. Даже Людмила Григорьевна — мать Ярослава, со своей тирадой не произвела никакого впечатления. Я согласилась со всеми перечисленными эпитетами в свой адрес и со спокойной душой отправилась на кухню есть. И пить. Бокал вина мне не помешает…

Бокалом не обойтись. Ярослав приехал слишком быстро.

Мой несостоявшийся муж, как и обычно, был уверен в своей правоте и решительно не понимал моего дурного поступка.

Высокий брюнет, хорошо сложен, орехового цвета глаза, серьёзный взгляд, высокий лоб умного человека… Стоит передо мной, засунув одну руку в карман безумно дорогих брюк, цветом тёмный асфальт. Сам выбирал, как и ботинки за семь тысяч, а я туфли за три купила на распродаже, платье через знакомую сшила…

— Ничего не хочешь объяснить? — сквозь сомкнутые от злости зубы, спрашивает парень. Вроде всё такой же Ярослав. Я помню, как хорошо мы проводили время, были такие моменты, когда я искренне считала себя счастливой и несправедливо сейчас обвинять его во всех смертных грехах.

— Не думаю, что слова извинений помогут. Даже не могу сказать, что мне жаль…

Мама, кажется, поперхнулась. Папа быстро подхватил её под руку и увёл в комнату. — Я вдруг поняла, что ты просто не мой человек.

— Мы в свадьбу триста тысяч вложили, ничего не смущает? — процедил он, нависнув, словно коршун, готовый клюнуть меня в глаз, как минимум. — А как же планы на будущее, всё было ложью?

Я решительно поднялась, допивая остатки вина.

— Не вижу смысла выяснять отношения, — с улыбкой парировала я. — А деньги… Забери подарочные себе в качестве компенсации, — и уверено двинулась в свою комнату, желая упасть и проспать пару тройку недель…

Ярослав залетел следом и хорошенько меня встряхнул: в глазах полыхало пламя.

— Не смей! Не смей всё рушить по глупости! Ну, что тебе нужно? Чего не хватает? Может, у тебя месячные…

Я усмехнулась и отошла.

— Уходи, — коротко произнесла я и завалилась на кровать.

Парень ещё постоял в тишине и произнёс перед уходом.

— Ты подумай… Поговорим позже, — и ушёл, хлопнув дверью. Впервые, ничего не разбив по дороге. А то обычно мебель страдает, даже из-за малейшего пустяка. Молодец, сдержался.

Выглянула в окно, убедилась, что Ярослав пинает машину и с улыбкой вернулась на кухню за бутылкой шампанского со свадьбы…

* * *

Следующий день на удивление прошёл… чрезвычайно уныло. Даже дамно в канализации более радостное, чем этот день. Нет, я не преувеличиваю!

Началось всё ночью во время моего сна. Знала бы,… уговорила криворукого доктора всё же стереть мне память, теперь мучайся кошмарами.

Пока мой бывший будущий муж мучился от непонимания, я ловко изменяла ему во сне. Нет, не я, моё подсознание, но роли особой не играет, кто там с Ледышкой всю ночь кувыркался во всех доступных позах.

От просмотренного разврата на утро загорелись уши, а голова — болела от спиртного, но это не остановило меня от поползновений на папин бар. Если не сопьюсь, то хотя бы утоплю этот день в бокале мартини…

Я не отвечала на звонки приятелей и подруг, не ответила и на скромное сообщение Ярослава:

«Хватит заниматься абсурдом. Давай поженимся снова, твои закидоны вряд ли кто ещё вытерпит, мы же это уже проходили…»

Хотелось спросить, тогда зачем ты мне пишешь, но удержалась. Где он ещё такую послушную дурочку найдёт? Я ведь думала, ради семьи стараюсь, а вышло, что закапываю себя в могилу…

Вечером вернулась с работы мама, отругала за непотребный вид и замочила меня в ванной. Любя. После чего я была напичкана различными гомеопатическими травками, от похмелья, от простуды, от дурости…

Отец вернулся чуть позже, застав моё тощее тельце на полу перед телевизором. На экране шёл Чаплин, а я смотрела отсутствующим взглядом, без тени улыбки. Это немного его напрягло.

— Лис? — папа осторожно сел рядом и устроил мою голову у себя на коленях. По щеке скатилась слеза. И даже не знаю почему.

— Ум? — вяло отозвалась я.

— Я не стал спрашивать… Но, слушай, ты за три часа так похудела? У тебя все признаки анорексии на лицо, давай обратимся к врачу.

Я села и убрала волосы с лица.

— Не надо. Они не помогут, так как помогают мамины пирожки и травки, — ласково улыбнулась и положила голову на плечо.

— Ты не смеёшься… — заметил он.

— Не всё сразу, — я зевнула и выключила плазму. — Спокойной ночи. Я люблю вас, — поцеловала родителя в щеку и скрылась в комнате, желая поскорее заснуть…

Утро началось с ощущения чужого присутствия и света в глаза. Боялась пошевелиться, пока сердце испуганно гнало по венам кровь. Во рту пересохло.

— Ты можешь лежать до бесконечности. Я подожду, — раздался до боли знакомый и насмешливый голос, разрывающий душу и сердце.

Нервно подскочила, запуталась в одеяле и рухнула к ногам вампира, который даже не пытался скрыть ироничной и слегка кривой улыбки.

— Что? — опешила я. — Как ты… Как ты тут оказался?! — паника очень быстро взяла меня под свой контроль. — Немедленно уходи! Прыгай в окно, смывайся в унитаз, но проваливай! — я толкала вампира к выходу, который продолжал глупо улыбаться. — Если родители тебя увидят…

— Уже видели, — хладнокровно заявил гад. Я остановилась и уставилась недоумённо моргая. — Они у тебя очень милые. Я представился, как министр безопасности и знаешь, мы с твоим отцом очень быстро нашли общий язык. Я выяснил, что твоя мама любит народную медицину и подарил ей бальзам на каких-то супер редких травах, она была счастлива…

Я возмущённо засопела, прервав пламенную речь.

— Ты бессовестный манипулятор! — хлопнула ладошкой в грудь, но что вампиру мои тараканьи усилия? — Ты подкупил их!

— И от кого я это слышу? — язвительно протянул вампир. — Я просто коммуникабельный. Налаживаю деловые отношения с будущей роднёй…

Я села. Слёзы сами покатились по щекам.

— Прости… — прошептал вампир, оказавшись рядом: сел на корточки и нежно провёл пальцами по лицу. — Прости… Я не умею говорить, но хочу, чтобы ты выслушала.

— Нет, — отрицательно мотнула головой, пытаясь отстраниться. — Тебе лучше уйти.

— Я сам знаю, что для меня лучше, — парировал вампир и стремительно прижал меня к себе, зашептав на ухо. — Я знаю, чего ты боишься… — Я замерла. — Мне тоже страшно, слышишь? Очень. Я тысячу лет ни в кого не влюблялся и ни разу в человека… Представь на секунду, всего на секунду, себя на моём месте. Я не знал, что мне делать, что делать с теми чувствами, которые не дают покоя ни днём, ни ночью. Ты думаешь, я крови твоей хотел? Ерунда. Она перестала интересовать меня очень быстро. Я наслаждался твоим обществом, питался эмоциями, которые тебя окружают, словно волшебная аура, пил твой смех, ловил каждый вздох… Я пытался не потерять самоуважение, гордость, но стоило тебе чихнуть, я был готов сорваться на край света за лекарством от насморка. Можно много говорить, но главное поступки, сама ведь знаешь. Я ни разу не заставил тебя делать что-то через силу, не принуждал, не давил. И вот — я здесь. Решил рискнуть. Научиться. Понять. Просто помоги мне…

— А как же… — всхлипнула и размазала слёзы. — Но ты же вампир, а я…

— Да плевать, — усмехнулся он и прижался губами к моему лбу. — Просто забудь. Мы всё решим, но не всё сразу. Постепенно, да? Вместе. Я вот не умею объясняться, никогда этого не делал, но смог ведь, потому что надо. Всё получится, просто верь…

— Это сложно, — призналась я. Меня потряхивало от волнения и чувств. Страшно поверить, страшно рискнуть, шагнуть в новое будущее… — Как мои родители тебя не испугались? Ты же вон… красноглазый, клыкастый…

— Да мало ли сейчас фриков, — хмыкнул вампир и открестился. — Так Юрий Анатольевич сказал. Говорит, что я бледный и худой как ты, неудивительно, что мы дружим.

— Ты сказал, что мы дружим? — опешила я.

Ледышка поднялся и отдёрнул полы строго чёрного костюма. Даже подстригся, а мне так его лохматые волосы нравились…

— Должен же я был что-то сказать, — вампир отодвинул штору и протянул мне букет синих маргариток. — Прочитал, что на Земле принято девушкам цветы дарить, — официально произнёс он со всей своей холодностью. Не смогла сдержать смешок и с удовольствием приняла букет.

— Всего два дня прошло, я даже соскучиться не успела, — изображая равнодушнее, произнесла я и поднялась. Надо хоть одеться поприличней.

— Зато я успел… — меня обняли со спины и положили подбородок на плечо. — У меня прошло гораздо больше времени…

— И ты ждал так долго? — наиграно возмутилась и шлёпнула по плечу, пытаясь вывернуться.

Вампир улыбался.

— Чему ты радуешься? — возмутилась, плохо скрывая смущение.

— Я счастлив, — коротко ответил он.

— Вот не надо угроз! — воскликнула я и бросилась в шкаф с головой. — Я не представляю, что может получиться… И как…

Меня прижали к дверце и уткнулись носом в шею.

— Расслабься, будь собой, как была на Эльмире. Я всё возьму на себя. Просто поверь, что я уже не могу без тебя… Совсем никак, Лисавета. Я ничтожно слаб…

Развернулась в холодных руках и провела ладонью по щеке вампира, прекрасно понимая, что он сейчас чувствует, через какие адские муки прошёл, как тяжело переступать через свою гордость.

Невозможно описать чувств кипящих на душе…

— Поверить не могу… — тихо пробормотала и отошла.

— Знаю. Я не спешу, просто сходи со мной, как там его… — Ледышка достал бумажку из кармана и прочитал: — На свидание. Я тут снял квартиру в соседнем подъезде…

— А как же твой мир?! — опешила я.

— Мой мир подождёт… — он снова шагнул и заключил меня в объятья, заставляя сердце замереть. — Просто не отталкивай, ладно? Мне тоже непросто…

Обняла в ответ, с трудом сдерживая слёзы.

— Ты, Лиса, мой мир, — тихо прошептал он и поцеловал в уголок губ…

Внезапный звонок в дверь нарушил идиллию.


Я испуганно замерла, а вот Ледышка наоборот быстро стал прежним. Я даже залюбовалась такими метаморфозами, как у него это получается? Раз, и вместо лица кусок гранита и пронзительный взгляд чернильных с огоньком глаз. До сих пор мурашки по коже…

— Откройте, Лисавета, — властно обратился вампир, как если бы мы были в его резиденции, и он не объяснялся мне только что в чувствах. Даже головой потрясла: не приснилось ли?

— Не хочу, — тихо выдавила я и жалобно посмотрела на дверь. — Это, наверно, Ярослав…

— Тем лучше, — холодно отозвался вампир и спрятал руки за спину. О, боже нет! Он же не собрался выяснять отношения ещё и с ним? — Вы, кажется, ему уже отказали или передумали?

— Что? Нет! — опешила я. — Почему мы снова на «вы»?

— Не требуй от меня невозможного, — невозмутимо отозвался этот ледяной нахал.

— Вы что, просто «пыль» в глаза пускали, да? А я уши-то развесила! Опять крови моей захотелось, или может запах прив… — не успела договорить, как вампир сорвался с места и впился мне в губы. Какая уж тут нежность, это жадность!

Холодные руки коснулись лица, гад втянул мою губу и слегка прикусил.

— И почему ты такая дурная, — ни кому не обращаясь, поинтересовался вампир, выдохнув, и отошёл. — Ты когда-нибудь желала достичь цели очень сильно? — я осторожно кивнула. — На что ты была готова?

— На многое, — тихо произнесла, уже понимая, к чему Ледышка клонит.

— Ты моя цель, Лисавета, — глядя в глаза отчеканил вампир, сжигая меня в адском пламени. — Я тщательно готовился к этой встрече, потому что у меня была всего одна попытка, чтобы убедить тебя… Пока только в том, что ты мне необходима. Я много думал, перебирал все доступные слова, выписывая их на лист, обычный лист, Лисавета, не электронный. Я планировал эту речь, потому что знаю, самому мне никогда не связать и трёх романтических фраз. Но если очень надо… А мне очень надо.

Я сглотнула, ощущая, как пылают щёки. И даже не знаю: огорчает такое признание или льстит. Несомненно, вампиру тяжело, гораздо труднее, чем мне и сейчас… Что он чувствует сейчас, признаваясь мне?

— Выйди и объясни ему, — произнёс Ледышка и отодвинул штору с холодным интересом, глядя в окно.

— Ярослав решит, что я ему изменила… — растерянно произнесла, комкая в руках кофту, которую так и не надела. — Будет неловко.

— Разве это не так? — слегка надменно поинтересовался вампир.

И вот, что мне стало ясно: он никогда не станет другим. Никогда. Холодный. Циничный. Временами груб, излишне прямолинеен и у меня уже был такой. Вон, долбится в дверь. Но! Есть существенная разница: Ледышка считается с моим мнением, он его не отрицает, не убеждает меня в других истинах. И!.. Самое главное, он прогибается… Прогибается ради меня, несмотря на то, как ему сложно. То же самое, делала я в отношении Ярослава, но никогда не видела отдачу…

Мы можем быть какими угодно разные по характеру и темпераменту: холерики — горячие и импульсивные, в их организме много едкой желчи; интроверты, которые в одиночестве купаются, словно рыбы в воде, сангвиники — люди, в организме которых много крови, если дословно. А так это подвижный и веселый человек, прекрасный оптимист, спортсмен, актер или певец, прямо как я, например. Мы разные. Но если цели совпадают, человек становится гибким, ради её достижения. Мы ведь все можем меняться, умеем молчать при необходимости, уступить, пойти на компромисс, но только если хотим.

Лиэр Криспиан Касс — хочет. И я могу только догадываться о том, как любят вампиры: вряд ли они тонкие романтичные натуры и умело ухаживают за женщинами, но я уверена, если Ледышка что-то решил, не зря же он министр безопасности, то непременно этого добьётся.

— Хорошо. Открою сам, — вампир по-своему расценил моё молчание и направился в прихожую. Я бросилась наперерез.

— Я не могу выпустить вас в таком виде! — выпалила я, первое, что пришло в голову. Ледышка посмотрел на меня, словно на несмышлёного ребёнка и отодвинул в сторону. Щелкнул замок. Я зажмурилась.

«Он серьёзно? — даже голос изумился. — Этот парень настоящий псих!»

— Добрый день, — равнодушно произнёс вампир, не спеша пропускать незваного гостя.

— Ты кто? — раздался недоумённый голос Ярослава.

Вот и мне интересно…

— Муж Лисаветы Юрьевны. Вот свидетельство, — вампир вынул из-за пазухи, свёрнутый белый лист и протянул его Ярославу. От изумления позабыла, что нужно делать вдохи для правильной вентиляции лёгких. — Вот её подпись. А вы, простите, кто? Сосед?

— Бред какой-то… — послышалось невнятное бормотание бывшего мужа.

— Вам пора домой, — уверенно произнёс Ледышка. — Вы не закрыли окна, а скоро начнёт гроза.

— Да? Спасибо… — послышались гулкие удаляющиеся шаги.

— Что? Что это было? — недоумённо забрала чистую бумагу и повертела в руках. — Какое свидетельство? Это гипноз?

— Это внушение и небольшая иллюзия, — вампир скомкал лист и закрыл дверь. — Вам пора переодеться, — он направился на кухню и по звукам включил чайник. Если он думает, что после этого я так просто отстану!..

— Вы и это можете? — воскликнула я, влетев следом и замерла. Ледышка выкладывал на стол продукты из моего холодильника. Я недоверчиво прищурилась.

— А как вы думаете, ваши родители поверили мне и впустили? Где вы видели двадцатилетнего министра безопасности с такими глазами, как у меня?

Медленно подняла упавшую на пол челюсть и сглотнула.

— Ну, вы гад! — восхищенно призналась и усмехнулась.

Вампир серьёзно заглянул мне в глаза.

— Вас это смущает? Даже если и так, я ничего не смогу поделать, и вы это знаете… — он включил кран и начал мыть овощи. Я окончательно выпала в осадок. — Но я так безумно хочу вернуть ваше общество, что готов… Готов уступить в некоторых вопросах. Мы могли бы это обсудить за ужином. Можно составить договор…

— Молчите, — оборвала я, прикрывая глаза. — Больше ни слова. Любящие люди не заключают договоров. Они просто знают, что делать и делают это молча. Молча мирятся с недостатками друг друга…

— Я не считаю, что у меня есть недостатки…

_ Что?! — я даже поперхнулась, и чуть не выронила стакан с водой. — Вы вампир! Это очень существенный недостаток. Вы пьёте кровь! Мою!

Ледышка спокойно нарезал салат в МАМИНУ пиалу. Ему не хватает только её фартука с подсолнухом.

— Это не недостаток, Лисавета. Это образ жизни. Я же не обвиняю вас в том, что вы пьёте воду.

— Но вода нам нужна, — уже не так уверенно возразила я.

— А мне — кровь. Я таким родился. У вас случайно в семье нет расистов? — невозмутимо поинтересовался вампир, повергнув меня в шок.

— Успокойся, — внезапно ласково прошептал он и улыбнулся. — Это была шутка. Приведи себя в порядок и приходи, завтрак скоро будет готов.

Он вернулся к своему занятию: потрошить и дальше мамину кухню, на которую она даже меня не допускает! Она его убьёт. Точно. И даже бессмертие не поможет…

На этой оптимистичной ноте я отправилась в душ.

Глава семнадцатая «Между нами тает лёд…»

Лёгкий завтрак прошёл в гнетущей для меня тишине. И почему сегодня не выходной? Будь родители рядом, я была бы посмелее. Могла бы отпустить пару колких провокационных шуток по поводу его внешности, «национальности» и работы… А так, мне даже нечем защищаться перед этим ледяным ископаемым.

Вампир на моей территории. Это же с ума сойти! И он чувствует себя, словно всегда тут жил, а я так — в гости зашла. Этот гад выгнал моего бывшего парня, хотя это моя прерогатива.

А что если Ярослав догадается о том, что его зомбировали и подаст заявление… я запнулась под этим хладнокровным взглядом.

— Удачи, — безразлично ответил Ледышка, продолжая есть салат. — Что он интересно скажет в полиции?

Вздохнула, понимая, что сморозила глупость. «Здастье, меня загипнотизировали и отправили домой закрывать окна». Очень смешно…

— Ну, а если? — не унималась моя природная упрямость.

Вампир промокнул губы салфеткой.

— Я не допускаю «если», — ровно произнёс он и поднялся, убирая за собой тарелку.

— Но я же сбежала, — слишком самонадеянно произнесла я и осеклась под этим снисходительным взглядом.

— Сбежала, потому что я отпустил, — Ледышка открыл кран и намочил губку. Спятил что ли? Окончательно решил меня добить? Что он ещё умеет делать? Крестиком вышивать? Носки вязать?

— Дайте сюда!.. посуду… — недовольно процедила и пихнула вампира. — Выходит, вы знали?

— Я знаю всё, что происходит на моей территории, — спокойно ответил он, стараясь на меня не смотреть. Интересно, почему это?

Не слишком ли самоуверенно? — недовольно фыркнула в ответ, выдавливая жирную каплю средства.

— Как ты ещё не поняла, — Ледышка отвернулся к окну, всё пытаясь что-то высмотреть. Наверно, наблюдает за людьми в естественной среде обитания. — Я лишь констатирую факты. Всегда говорю то, в чём уверен, если не уверен, молчу.

Закрыла воду и стряхнула руки.

— Тогда почему отпустили? — затаив дыхание обратилась я. Сердце неприятно защемило. Уязвлённое самолюбие? Вот так новости!

— Чтобы понять, — вампир резко развернулся, поймав мой взгляд. — Как бы я ещё понял, что ты мне нужна больше, чем просто лот?

— Кажется, у вас всё схвачено, — тихо пробормотала я и закусила губы, опуская взгляд. — А как на счёт меня? Меня-то вы не спросили? Что если я не хочу с вами «больше»? Что если не ждала? Это ли не самоуверенность?

Ледышка плотно сжал челюсти: я начала переживать за его бедные зубы, как бы не раскрошились.

— Я думал об этом, — несмотря на напряжение, ровно отозвался он. — И был готов. Ты не из тех, кто испугается и промолчит, если ты была бы против моего появления в своей жизни, то даже слова вставить не дала бы, не то, что… поцеловать. Я помню твой хлёсткий удар справа. Но, если я снова самонадеян, можешь, сказать мне об этом сейчас.

Это что, вызов? Наглец провоцирует меня?!

— Скажи, что не скучала, — плавный шаг, а мне отступать некуда, позади мойка, и сердце бросилось наутёк, сверкая артериями.

— Скажи, что не вспоминала, — ещё шаг…

— Скажи, чтобы убирался из твоего дома. Это ведь так просто, — шаг и руки на моих щеках. Вампир ласково провёл большими пальцами, продолжая гипнотизировать меня взглядом. — Ты можешь сказать, что хочешь, — он прижался к моему лбу своим и прикрыл глаза. — Это ничего не изменит. Я слышу… как взволнованно бьётся твоё упрямое сердце… — Ледышка резко распахивает глаза, следит за тем, как я нервно облизываю губы и запечатывает дерзкий поцелуй, доказывая, что прав. Абсолютно прав…

«Выбрасывай белый флаг, подруга, — ехидно шепчет голос. — Парень-то знает толк в поцелуях…»

Больше нет сил сопротивляться, да разве возможно? Я ведь так хотела взаимности от этой ледяной статуи и вот он тут. Такой уверенный, неколебимый, тает от моих прикосновений, тихо постанывает, страстно отвечая на поцелуй, цепляется за меня, и я чувствую свою незримую власть.

Я никогда её не воспользуюсь. Никогда. Потому что люблю…

— Хочу равные права! — тяжело дыша, выпалила я, разорвав поцелуй. Вампир усмехнулся и уткнулся мне в плечо, уперев руки в стол по обе стороны от меня.

— Я не претендую на твои права, — хрипло выдохнул он и прочистил горло.

— И личное пространство!

Вампир отступил на шаг, иронично вскинув бровь.

— Достаточно?

Чуть не задохнулась возмущением, но кивнула.

— А если серьёзно… — я замялась, понимая, что пропала. Как-то быстро пришло осознание. Вот смотрю в чёрную бездну и уже всё: не вижу себя без неё. Хочу нырнуть с головой. Пусть утону! Захлебнусь, не выберусь… Но это моя бездна. Моя. — Как меня воспримут на Эльмире, я ведь человек? Ты ведь думал об этом?

Ледышка усмехнулся и погладил меня по щеке.

— Умение переходить к сути, мне нравится в тебе больше всего. Но пока рано об этом говорить. Ты не готова перебираться в другой мир. Всё по порядку. Доверишься мне?

Я улыбнулась, вспоминая, что вампир ещё ни разу не обманул и не предал.

— Что ты там говорил про свидание? Предложение ещё в силе?

Вампир сделал глубокий вдох, улыбаясь: его глаза подозрительно при этом блестели, и кивнул.

— Ну, я тогда переодеваться?.. Спасибо за завтрак, — неуверенно шагнула и поцеловала Ледышку в щеку.

Он неожиданно перехватил инициативу и удержал меня за талию, чтобы снова поцеловать, словно уже изголодался.

— Лиса… — рвано выдохнул вампир, как будто хочет что-то сказать. — Иди… — но так и не решился.

Я кивнула и, сгорая от смущения, восторга и безумной радости, бросилась в комнату.

Пока примеряла платья, выбирая, какое лучше надеть для первого свидания с вампиром, представляла нашу «брачную ночь». Она ведь будет? Будет ведь?

Ледышка сказал, чтобы я доверилась ему, а я очень исполнительная, поэтому все, что меня сейчас занимает — это какое бельё лучше надеть?

Остановив свой выбор на красном провокационном комплекте, выбрала подходящее лёгкое платье бардового цвета, длиной чуть выше колена, покидала в сумочку документы, телефон деньги и вышла к вампиру.

Крис казался через-чур задумчивым, на его восковом лице беспокойно ходили мрачные тени.

— Может, я кусну вас ещё? — произнесла, заставив вампира вздрогнуть. На него это совсем не похоже. — Было проще, когда я понимала, что ты чувствуешь. Теперь приходится спрашивать. Что-то беспокоит?

— Ничего, что должно беспокоить тебя, — Ледышка мягко улыбнулся и скользнул по мне одобряющим взглядом. — Хочу, чтобы ты на один день забыла о том, что я вампир. О том, кто я. Сможешь?

Непринуждённо усмехнулась и направилась к двери.

— Постараюсь. Посмотрим, каким будет свидание.

— Банальным, — серьёзно заявил вампир и вышел из квартиры, оставив меня в недоумении.

На улице он предложил вызвать такси, с третьей попытки вспомнив слово. Ну и ухажёр мне достался.

— Возьмём мою машину, — пряча улыбку, предложила я и направилась к чёрной «мазде» на парковке.

— Ты водишь? — удивился Ледышка, пристроившись рядом.

— Ага. Я ещё и работаю, — пикнула сигнализацией и помогла вампиру открыть дверь.

— Мне неловко, — признался он, залезая в салон, довольно неуклюже.

С наслаждением погладила руль и завела мотор.

— Куда едем?

Ледышка извлёк бумажку из кармана и протянул мне.

— Сюда.

Вбила адрес в навигатор и тронулась с места.

— Будет лучше, если ты переедешь ко мне на квартиру. Не хочу часто воздействовать на твоих родителей.

Я задумалась и кивнула.

— Ты… можешь не работать, — внезапно предложил он. Я удивлённо вскинула брови. — В средствах нет проблем, я буду полностью тебя обеспечивать.

Я усмехнулась.

— А сам? Сам работать будешь? Где?

Ледышка поджал губы.

— На Эльмире. Время у нас течёт по-разному. За шесть земных часов, я смогу работать почти три недели…

— Но ведь, чем больше ты здесь находишься, тем больше проходит времени там. Начальство тебя не потеряет?

— Я договорился, — лаконично ответил вампир, закрывая тему.

— Что с Даэром?

— Ему вынесли приговор и привели в исполнение, — спокойно ответил вампир, ничем не выдавая эмоций. — Мы так медленно едем…

Я хохотнула.

— Это ещё ничего. Вот в центре мы встанем в пробку, и поймёшь, что такое медленно. Вообще предлагаю припарковать машину и спуститься в метро: быстрее будет. Я поищу удобное место, — маневрируя на перекрестке, произнесла я.

— Метро? Там много людей? — поинтересовался вампир. Я зависла.

— Э-э… Лучше постоим в пробке, — вздохнула и включила радио. — Давай, я устрою нам свидание? Покажу мои любимые места, тебе понравится.

Ледышка нахмурился. Машинально хлопнула его ноге.

— Расслабься. Это мой мир. Я знаю его лучше. А твои усердные старания уже оценены по достоинству. Как насчёт поцелуя? — лукаво произнесла я, припарковавшись.

Черные глаза полыхнули опасным огнём, и я не заметила, как оказалась прижата к холодному телу. Вампир безжалостно разрушил мою причёску и сделал губы красными и припухшими.

— Я, правда, хочу съесть тебя, — признался Ледышка, откидываясь на спинку. — Но ещё больше хочу, чтобы ты… стала моей женой. Станешь? — на свет появилась чёрная бархатная коробочка. Сердце упало в желудок и захлебнулось кислотой. Он вообще нормальный?

— А-а… а ты не торопишься? И зачем, если на Эльмире…

— Лиса, — надавил вампир, сунув мне коробку под нос. — Женой. Я хочу, чтобы ты стала моей официально по всем законам, чтобы ни у кого не было прав забрать тебя…

— Даже кольцо купил… — смущённо усмехнулась и взяла коробочку. Внутри сияло милое кольцо, плетённой змейкой с красным камнем. — Восхитительно… — протянула я и извлекла его на свет. Сумасшествие какое-то! В это невозможно поверить.

— Но почему ты так торопишься? — не могла не спросить я.

Крис нахмурился ещё больше и молча надел мне кольцо на палец. Правда не на тот, но я об этом говорить не стала.

— Самая существенная разница между нами… — он почти до хруста сжал мои пальцы, а я закусила внутреннюю часть щеки, только бы не перебить его. — У меня бесконечно много времени, а твоё уходит с каждой секундой. Это одна из причин, по которым, мне было сложно сделать шаг… Шаг навстречу.

Мне всего двадцать четыре… — растеряно пробормотала я, опуская взгляд.

— Это очень много, — серьёзно ответил вампир. — Для человека…

— Ты же не предложишь мне… — осеклась, не в силах выговорить это вслух. Я не хочу становиться вампиром.

— Нет. Поэтому тороплюсь… — Крис отвернулся к окну, а положила ему голову на плечо, желая успокоить.

— Ладно, пойдем, покажу тебе Москву…

* * *

Само свидание, сложно назвать свиданием в привычном понимании этого слова. Мы не стремились узнать друг друга, как это делают новоиспечённые парочки, не любовались городом, как пары со стажем, мы просто шли рядом, прибывая в лёгкой задумчивости, наслаждаясь тем, что мы… просто есть.

Я, правда, пыталась показать город, мои излюбленные места, но всё казалась таким ненастоящим на фоне бледного вампира. Криспиан Касс совсем не вписывается в местную архитектуру. Да и сам он чувствует себя среди людей несколько неуютно. Если я хочу быть с ним, мне в любом случае придётся выбирать…

— А зачем свадьба, если ты даже не гражданин России?

Вампир усмехнулся, бросая маленькие кусочки булки уточкам с моста.

— Она скорее не для нас. Для твоей семьи. Подтверждение моих серьёзных намерений. Я бы хотел, чтобы нас связали узами по обычаям Эльмира, но это чуть позже…

— Но…

— Лиса, — вампир повернулся ко мне и улыбнулся. — Мне не нужен паспорт, чтобы на тебе жениться. У меня есть деньги. Вполне себе человеческие рубли, чтобы устроить не совсем настоящую роспись с настоящим свидетельством о свадьбе.

— А потом? — не скажу, что я расстроилась или обрадовалась. Просто странно всё. На Земле всё кажется не по-настоящему, но то, что Ледышка старается, я очень ценю.

— Потом, — многообещающе протянул он. — Я надеюсь, что ты останешься сегодня со мной… — вампир сглотнул и приблизился.

— Ты неправильный, — притворно обиженно произнесла я. — Совсем не интересуешься городом. Я тебе показала Храм Василия Блаженного и Красную площадь, ты ведь не видел этих мест!

— Прости, — пробормотал вампир, уткнувшись мне в плечо. — Я вижу твою улыбку. Твои невероятные зелёные глаза, чувствую твой запах и отключаюсь. Мне просто хорошо… рядом с тобой.

Мягко усмехнулась и погладила Ледышку по голове.

— Всё с тобой ясно, снеговичок. Таем, значит.

— Но я с радостью закажу что-нибудь вкусное и посмотрю с тобой кино, — нашёлся вампир и украдкой поцеловал меня в щёку.

Мы направились к машине.

— Скажи… А как же кровь?

Ледышка непонимающе уставился на меня.

— Ну… чем ты питаешься? Купил новый лот? — смущённо пробормотала я.

— Конечно, — спокойно кивнул вампир. — Люди — это ведь пища. Я приобрёл себе… — он хитро прищурился, пока я сгорала от стыда и горечи. — Тебя. Неужели не ясно?

— Что? — опешила я.

— То, — вампир подхватил мою ладонь и поцеловал. — Я больше не могу воспринимать людей, как раньше… Укус стал ассоциироваться с нечто большим, чем простой приём «пищи». Я не хочу никого. Никого, кроме тебя.

Низко опустила голову, осыпаясь волосами, чтобы никто не заметил моей глупо-влюблённой улыбки…

По дороге домой я позвонила маме и поинтересовалась, как она относится к тому, что я сегодня ночевать у подружки.

«— Это той, долговязой, лет тридцати пяти, что сегодня утром приходила? — ехидно поинтересовалась родительница. — Мы всё понимаем, Лисавета, но зачем было устраивать это представление? Просто сказала бы, что нашла другого и отменили бы свадьбу. Боялась?

— Угу, — пробормотала я.

— Нам с отцом Кристиан очень понравился, хороший мужчина и состоятельный, не то, что Ярослав. Имя у него, конечно, испанское или итальянское?.. но это неважно, главное, что человек порядочный…»

— И человечный… — пробормотала я, отключившись. — Вот как ты умудрился за полчаса моих родных на свою сторону сманить?

Ледышка хмыкнул.

— Я министр. Умею налаживать деловые взаимоотношения с другими расами и мирами. Это моя основная задача, помимо безопасности.

— Ну, и скромный же ты, — беззлобно усмехнулась я. — Или это опять была констатация факта?

— Ты схватываешь на лету, — вампир быстро коснулся моих губ в лёгком поцелуе и вышел.

Его квартира находилась в соседнем подъезде на том же этаже: была обставлена скромно, но со вкусом.

— У меня не было времени, — пояснил вампир, снимая ботинки. — Опасался, что ты с Ярославом померишься…

— Тебя бы это остановило? — усмехнулась в ответ, аккуратно ставя туфли и вешая сумочку.

— Это усложнило бы задачу, а я привык выбирать самый простой путь и действовать быстро.

— Умно, — согласилась я и прошла в комнату. Вампир возник за спиной и скользнул ладонями по моим плечам.

— Выбери пока фильм, я займусь ужином, — томно прошептал он и прикусил мочку уха, подразнивая. Даже не думала, что он способен на такое проявление чувств.

— Удивлена, что ты готовишь, — восхитилась я и развернулась в его руках, чтобы заглянуть в мутные от желания глаза. — А ты не съешь меня в пылу… страсти? — осторожно поинтересовалась и расплылась в широкой улыбке.

— Если только чуть-чуть… — шепнул вампир и легонько прикусил кожу на шее. — Но я ничего не сделаю без твоего желания. Поняла?

— Есть у меня пару желаний, — лукаво произнесла я и подмигнула. — Ночью покажу.

Крис, кажется, побледнел и заторможено отправился на кухню. Ох, уж эти древние вампиры!

С фильмом разобралась быстро, решив посмотреть «Великого Гэтсби» и отправилась помогать вампиру.

Вдвоём мы ловко разделались с ужином, даже удивительно, что вампир приготовил все продукты заранее. Рыба в его исполнении — получилось шикарной. Никогда ещё запечённая форель не казалось мне такой аппетитной.

— Для существа из другого мира, ты неплохо во всём разбираешься, — заметила я, пробуя ризотто.

— Я часто бывал на Земле, как и в других мирах. Мне по должности положено — разбираться во всём, — спокойно ответил вампир. Я уже хотела открыть рот и пошутить про его самоуверенность и скромность, но передумала. Криспиан Касс — это Криспиан Касс, он весь в этом, его не изменить, лишь принимать.

— В твоём досье написано, что ты ведущий экономист в строительной фирме. Тебе нравится? — внезапно поинтересовался вампир и задумчиво пригубил вино.

Я пожала плечами.

— Вполне. Бывает рутина засасывает, но у меня было много увлечений, которые помогали справляться со скукой. А что?

— Ничего. Думаю, ты могла бы работать в министерстве безопасности или со мной в управлении. У тебя для этого есть все данные.

— Серьёзно?! — опешила я, чуть не выронив вилку. Совру, если скажу, что это предложение мне не понравилось.

Вампир постарался спрятать улыбку.

— Вполне. Если ты пожелаешь…

— Оу… Я подумаю, ладно. Мы же договорились не спешить, да? — немного расстроившись, произнесла я. Всё слишком быстро происходит, я пока не готова принимать подобные решения.

— Всё верно, — Ледышка заправил мне прядь волос за ухо и улыбнулся. — Вкусно?

— Безумно! — с наслаждением протянула я, вдруг осознавая, как комфортно мне в обществе вампира и всегда было комфортно. Как я этого раньше не понимала?

Мне нравился Эльмир, нравилось гоняться за маньяком, нравится, как Ледышка всё понимает без слов и ловко переводит темы. Он чувствует меня, как никто, это восхитительно!

— Давай поженимся скорее, — смущённо пробормотала я, натянуто улыбнувшись.

Крис усмехнулся.

— Как скажешь, — он подал мне руку, приглашая в комнату. Этого момента я ждала и боялась. Комната. Кровать. Подушки… Приглушенный и тусклый свет…

Быстро поднялась, не давая себе времени на сомнения. Мы и правда сели смотреть фильм, и вампиру нравилось то, что он видит на экране, а я украдкой сверлила его вздглядом, ожидая действий.

— Спасибо за прекрасный вечер, — после надписи «Конец» произнёс Крис и поднялся. — Я постелил тебе в спальне, а сам устроюсь на диване…

Мои глаза изумлённо расширились.

«Что?!» — воскликнул голос.

Это ледяной гад звонко рассмеялся.

— Да, шучу я, глупенькая! — и подхватил меня на руки. — Как можно от тебя добровольно отказаться? Никак… — прохладные, мягкие губы накрывают мои, не давая возможности одуматься.

Не помню, как оказались на кровати, как платье полетело в угол, помню только головокружительные ощущения, ласковый шёпот и нежные поцелуи.

Вампир не скупился на ласку, правда, с трудом себя сдерживая. Иногда проскальзывал собственнический рык мне в губы, холодные пальцы сжимали слишком сильно, оставляя следы. Он мял меня, словно плюшевую игрушку, упиваясь близостью. А я-то наивно полагала, что кто-то будет скован и стеснителен.

— Так хочу тебя… — сбивчиво прошептал Ледышка мне на ухо. — Больше крови… — и стянул лямки бюстгальтера. Судя по сверкнувшим в полумраке глазам, ему очень понравилось то, что увидел.

Ночь — тянулась бесконечно и напоминала сладостную пытку. Криспиан не мог насытиться, а я не силах его остановить. Он выпивал меня до дна, с жадностью голодного волка. Брал, что теперь по праву принадлежит ему. И каждой клеточкой кожи, я ощущала, что рада этому.

Только одна мысль не давала мне покоя и свербела в одном месте.

— Укуси меня… — рвано выдохнула я, под ритмичные толчки внутри меня. Вампир остановился и недоумённо заглянул мне в глаза. — Не думай. Просто сделай это, я так хочу, — притянула его к себе и впилась болезненным поцелуем в манящие губы.

— Уверена? — нет, вот любит он поговорить во время занятия любовью. Сердито поджала губы. Конечно, уверена. Знаю, что буду мучиться мыслями, изводить себя и думать, что мой муж посасывает на стороне. Зачем мне это нужно? Мы ведь вместе жить собрались.

— Да. Хочу попробовать, — прошептала и нежно поцеловала вампира в уголок губ. Не признаваться же, что мне самой интересно и в принципе, прошлый раз даже очень понравился.

Крис довольно заурчал, поглаживая меня и провел языком по шее, очерчивая вену… Клыки вошли мягко, когда я меньше всего ожидала, отдавшись чувствам. Вместе с толчками и внезапно нахлынувшими ощущениями получился двойной эффект. Мир взорвался фейерверком и рассыпался цветными осколками.

Я чувствовала каждый сделанный глоток и он пульсацией отдавал между ног, приводя меня в состояние эйфории… Не стоит и говорить, как жарко прошла оставшаяся ночь. Такой счастливой, я ещё не была…

* * *

Полгода спустя


— Волнуешься? — шепнул Себастеан, выступая моим «адвокатом».

— Естественно! — нервно усмехнулась в ответ, тупо уставившись в бронированное окошко с дыркой. — Первый раз получаю гражданство другого мира. Думаешь, одобрят?

— Ты прошла аттестацию, справилась на «отлично», — успокоил Крис, сжимая мою ладонь под столом.

— Я нагрубила комиссии, — напомнила в ответ.

— Как истинный вампир, — усмехнулся помощник.

Зелёная лампочка мигнула, я поднялась, отдёрнула край кремового пиджака и направилась в приёмный кабинет.

Серьёзный вампир в чёрном мундире с золотой лентой, торжественно держал прозрачный браслет на бархатной подушке.

— Ковалёва Лисавета Юрьевна, — начал он, а я чуть сознание не потеряла от волнения. — Верховная комиссия Эльмира признала вас достойной принять гражданство нашего мира и стать частью его почётного общества.

Стоявший рядом помощник взял браслет и попросил подать руку.

— На этой пластине записаны ваши электронные данные, которые вы сможете предъявить в случае необходимости. Пластину снимать не следует, её сложно повредить, на теле её не видно, можно спокойно мыться и заниматься делами, — любезно пояснил вампир. Я дрожала от перенапряжения. Даже когда на права сдавала, так не трясло.

Вышла на ватных ногах, не до конца веря в происходящее.

— Я почётный гражданин этого бледнолицего клыкастого общества, — вслух вымолвила я.

Крис переглянулся с помощником, и они бессовестно рассмеялись. Ледышка жестом фокусника вытащил откуда-то букет орхидей и ещё одно кольцо.

— Станешь моей парой?

Я изумилась.

— Глупые вопросы задаешь. Думаешь, зачем я сюда прилетела и все эти дебильные тесты проходила? Ради удовольствия? — забрала кольцо и надела на палец. — Конечно, стану!

Себастеан поступил умно и отвернулся, пряча смешинки, а Крис поспешил меня обнять.

— Ты умница…

— Это ты молодец, — пряча слёзы счастья, пробормотала я. — Всё сделал, чтобы этот день настал. Всё ради меня…

— Ради нас, глупая, — усмехнулся он и поцеловал.

— Ну, хватит, — возмутился Себастеан. — Другие ещё не привыкли. Пошлите отсюда, пока нас не арестовали.

Мы дружно хохотнули и покинули управление, чтобы через месяц вернуться сюда вновь, но уже на собеседование, которое я пройду успешно…

Церемония проходила в огромном торжественном зале в самом центре Эльмира. Вампиров желающих поглазеть на такое грандиозное событие, как венчание вампира и человечки, собралось много.

Меня закутали в черные ткани, расписанные древними рунами, заплели волосы в замысловатую причёску и нарисовали кровью на лице символы, связывающие пару.

На голове Криса сиял венец, в руках он держал чашу, а я свечу. Нам предстояло выслушать «магическую» речь и разделить это поило. Сказать, что я чувствовала себя глупо, ничего не сказать. Но я держалась ради своего любимого айсберга, ведь он так же держался в нашем ЗАГСе, слушая марш Мендельсона.

После «венчания» мы по традиции должны были искупаться в «Святом озере Чистой Слезы», смыть грехи. Временами я смеялась, украдкой, но старалась относиться со всей серьёзностью, ведь знаю, как Ледышка желал этого, как важна для него эта церемония.

Он никогда и ни с кем не связывал себя узами. Вампир выбрал меня и это честь… Я счастлива, что я именно та, что заставила лёд тронуться.

* * *

Я служила в управлении безопасности миров личным помощником Криспиана Касса, а Себастеана повысили и перевели в другой отдел. Парень точно был не «против».

Не сказать, что мне было легко под покровительством самого главного вампира. Кто знает Ледышку, поймёт. Он никого не покровительствует и с меня драл даже больше, чем с других.

Временами я дулась. Это же несправедливо! Я его законная половинка, дома он меня на ручках носит. Буквально! Пылинки сдувает как с самой обожаемой редкой древности. И никто не знает, каким вампир может быть нежным и внимательным.

Всё-то он знает, всё видит, любая мелочь у него под контролем. Крис никогда больше не говорит прямо о своих чувствах, слов о любви из него не выбить даже под пытками. Но за него говорят поступки и нежность в постели…

А вот то, что касается работы… Мне кажется, он просто отрывается на мне за всё. А я что? Я успокоилась. Нет, временами, я всё та же упрямая язва, но более добрая уже и удовлетворённая жизнью.

У меня появились знакомые, но мне честно хватает общества одного единственного вампира, учитывая, что другие меня не очень-то воспринимают. Я же человек — еда. Поэтому, когда Крис не видит, я запросто могу и средний палец показать недоброжелательному коллеге и пригрозить выбить парочку зубов, с Эриком у нас вообще разговор короткий, хотя этот вампир не такой и засранец. Работу свою он выполняет хорошо…

— Что ты там пишешь? — заглядывая через плечо, обратился Крис.

— Ничего, — поспешно воскликнула и выключила планшет. — Так. Мемуары. На память нашим предкам.

Вампир опустился на пол и положил голову мне на колени. Я запустила пальцы в такие любимые лохматые волосы.

— Астийцы ответили на наш запрос? Они готовы наладить торговые отношения?

— Ещё бы они были не готовы. Ты им так всё обосновала, словно у них и выбора нет, — усмехнулся он и потёрся щекой.

— Ты задумчивый. Что-то случилось? — вкрадчиво поинтересовалась, давно уже заметив, что с моим супругом что-то не так.

— Время… — лаконично ответил он, поджимая от «боли» и сожаления губы.

Вздохнула и прикрыла глаза. Я вижу, как он мучается, вижу, как постоянно думает, переживает. Криспиан, словно чувствует, как я умираю, и умирает вместе со мной. Каждую секунду.

— Хорошо, — нарочито бодро произнесла я. — Давай попробуем.

— Что? — опешил он и поднялся, нервно заходив по нашей спальне. — Ты не понимаешь? Не факт что ты выживешь после обращения, что справишься с мутацией. Я не хочу потерять тебя ещё раньше…

— А хочешь страдать ещё лет сорок? Видеть мою дряхлую старость, как я буду разваливаться у тебя на глазах? Нам даже детей иметь запрещено, потому что я — человек. А ты думаешь, мне не хочется?

Ледышка выдохнул и взъерошил волосы.

— Это риск…

— Мне тоже страшно, — прошептала я и обняла любимого со спины. — Давай бояться вместе? Я справлюсь.

Вампир резко развернулся, и зажал меня в удушающих объятиях.

— Если что-то случится…

— Не надо…

— Не перебивай! — рявкнул он и тут же ласково поцеловал в щёку. — Если что-то случится, я пойду за тобой. Мне больше не нужно бессмертие без тебя…

— Ладно, уговорил, — как можно бодрее и веселее произнесла я. — Давай сделаем это?

Вместо ответа вампир поцеловал меня. Долго. Нежно, вкладывая все свои страхи и переживания. Никогда не думала, что можно общаться таким приятным способом. А то все эти бла-бла-бла…

* * *

День «Икс» настал как-то слишком быстро. Не успела оглянуться, как пришло время «умирать».

Вот я уже в лаборатории местного сумасшедшего учёного, полулежу привязанная к креслу, а к моему телу прикрепляют разные датчики. Доктор Лорис, которая вызвалась быть ассистенткой, хоть я её и недолюбливаю, приготовила капельницу, которая будет поддерживать работу моего организма.

Профессор Вурд готовил инъекцию, а Криспиан Касс нервно сжимал мою руку до хруста, хотя это вовсе не обязательно. Мне и так страшно.

— Это яд вампира, который содержатся в клыках. При укусе, выделяется очень маленький процент, — с умным видом рассказывал он. — Но это концентрация, которая почти убьёт тебя. Яд атакует здоровые клетки и начинается процесс мутации. Если твой организм выдержит такие колоссальные нагрузки, ты станешь вампиром, если нет… Увы…

— Спасибо. Я знаю, — сухо пробормотала я и посмотрела Крису в глаза. — Не забудь передать письмо родителям. Если что…

Вампир сжал челюсти.

— А я люблю тебя, ты знаешь? — как можно спокойнее и тише произнесла я, мягко улыбнувшись.

— Знаю… — отозвался вампир и положил голову мне на плечо.

— Пора, — оповестил доктор и вколол иглу мне в вену. Я выдохнула, стараясь не трястись. Этот мир человеческими глазами я больше не увижу, но мне не грустно прощаться, я вступаю в новую жизнь и искренне этому радуюсь.

— Постарайтесь дышать глубже, — посоветовала доктор Лорис, следя за датчиками.

Инъекция была почти полностью введена. Остался один «кубик».

— Я люблю тебя… — торопливо, с горечью в голосе, прошептал вампир, за секунду до того, как мир погас. И начался ад…

Эпилог

Никогда не думал, что возможно полюбить. Для меня всегда это чувство было чем-то мифическим, даже тогда, когда решился завести сына. Я просто пытался подражать древним вампирам, которые жили в кланах и создавали пары, воспитывали детей…

В какой-то момент я потерял всякую надежду обрести смысл в этом сумасшедшем мире. Казалось, я так и буду отматывать века без конкретной цели, без планов на будущее…

Но всё изменилось в один момент, стоило увидеть её. Это рыжее, остроухое с большими изумлёнными глазами, чудо. Одного взгляда хватило, чтобы понять — она другая.

Этот человек изменит мою жизнь. Уже тогда, на аукционе, я точно это знал и передо мной встал выбор: готов ли я к этим переменам? Хочу ли я их?

Впервые я почувствовал себя так неуютно, даже дышать от волнения стало трудно. Но вот я смотрю в эти водянисто-зелёные глаза полные противоречивых чувств: от страха до бесстрашия, и мне захотелось защитить. Укрыть от всех в этом зале, дать уверенность в завтрашнем дне. Стать опорой. Стать тем, кому это гордое и упрямое существо поверит.

Я прошёл долгий и тяжёлый путь на пути к своей цели. К своей первой цели за последнюю тысячу лет. С Лисой мне было не просто. Временами, мне честно хотелось её прибить. И именно поэтому я всё больше привязывался!

Человек — стал моим смыслом. Перевернул мой мир и заставил посмотреть на людей другими глазами всех вампиров Эльмира. Случилась настоящая революция…

Я до безумия был счастлив, но только одно обстоятельно тяготило… Её смертность. До паники я боялся даже обычной простуды. Чихнёт, кашлянет и всё, я впадаю в оцепенение и сделать ничего не могу. Только мысли о здоровой Лисавете приводят меня в чувства и заставляют действовать.

В тайне я желал сделать её вампиром. Много думал об этом, размышлял, но боялся даже намекнуть, потому что знал — она согласится. Ради меня согласится. Душу разрывали сомнения, но я не решался, пока Лиса сама не предложила…

— Пап? А что ты пишешь? Мемуары? — Алиса иронично усмехнулась и поцеловала меня в щёку. — Пойдём лучше покупаемся в бассейне, — протянула она и нагло заползла ко мне на колени, хотя уже давно не маленькая.

— А мама где? — попросил Дарси закрыть программу и повернулся к дочери.

— Готовит коктейли. Так она сказала, но я видела, что работает втихаря, — многозначительно протянула Алиса, сверкая тёмно-карими глазами.

— Ларийцы вышли на связь? — удивился я.

Лиса младшая закатила глаза.

— И ты туда же. Вышли-вышли! Но может сегодня, мы проведём время вместе?

— Можно подумать, мы мало времени с тобой проводить, — усмехнулся в ответ и поцеловал упрямую дочь в лоб.

— Много. Но мало на солнце. Посмотри, какая у меня кожа бледная, — притворно вздохнула великовозрастная малышка, демонстрируя руки.

Согнал нахалку и поднялся.

— Она бледная по другим причинам. Ты уже лет десять пытаешься загореть. Не надоело?

— Пока ты будешь так смешно реагировать, я буду пытаться и дальше, — негодница быстро чмокнула меня в щёку и умчалась на крышу. Загорать.

— Писал? — Лиса появилась внезапно, бесшумно, как и всегда. Плавно скользнула по моим плечам и прижалась к спине. Я задохнулся нахлынувшими чувствами.

Моя. Какая же она невероятная! И пусть рыжие волосы потемнели после обращения, а кожа стала бледной, запах и цвет глаз — не изменились. Да и Лиса не изменилась. Она всё тот же человек, которого я полюбил…


Конец.


Оглавление

  • Пролог
  • Глава первая Если вас купили… так вам и надо. Следует читать, что мелким шрифтом написано…
  • Глава вторая В любой непонятной ситуации — кричи. Или виртуозные чудеса перевоплощений
  • Глава третья Пора обзаводиться ошейником из гипса, или как прожить ещё день…
  • Глава четвёртая Точи зубы, вампир, точи… Или ночные похождения Лисаветы
  • Глава пятая Пожар! Полундра! Свистать всех… или неудачная попытка к бегству № 1
  • Глава шестая Главное — выбрать правильную тактику. А там и до сумасшедшего дома рукой подать…
  • Глава седьмая Попытка номер два, или несостоявшаяся сделка и новые способности…
  • Глава восьмая Уважаемые вампиры! Вам временно придётся смириться с моим присутствием и держать себя в руках, потому что на моей стороне не только наглость, но и лиэр…
  • Глава девятая Ещё одно убийство, или я на тропе войны… … Всё прекратилось так же, как и началось, мир пришёл в движение
  • Глава десятая По следам преступника…
  • Глава одиннадцатая Одна капелька крови…
  • Глава двенадцатая Что-то пошло не так…
  • Глава тринадцатая Знала бы прикуп… Или мы птицы гордые
  • Глава четырнадцатая Дело принимает другой поворот, или первые выяснения отношений, которых нет…
  • Глава пятнадцатая Чтобы что-то понять, нужно что-то потерять…
  • Глава шестнадцатая Здравствуйте, вампира приглашали?
  • Глава семнадцатая «Между нами тает лёд…»
  • Эпилог