Новый Мир (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Никита Эдуардлвич Шарипов Новый Мир



Страница 1

Пролог

Нельзя сказать наверняка, что нас ждет завтра. Будущее так же прозрачно, как воды очистившегося Байкала. Мир изменился и людям пришлось приспособиться. Таким как прежде он уже не будет. Еще не сменилось поколение. Прошло всего ничего и люди помнят его прежним. Добрым и безопасным. Что же сейчас…

Группа Избранных при поддержке выживших буквально выгрызала победу над Законом. Они действовали вслепую, не зная, за что борются. Многое осталось нераскрытым. До самого конца избранные так и не смогли понять, что их обманули. Их, а заодно и все человечество. Грамотно спланированная операция по уничтожению Закона и смене власти над миром. Древние. О них упоминалось во многих мифологиях. Титаны, атланты, боги, высшие сущности, ангелы. В названии нет глубокого смысла. Все эти имена придумали люди. Смысл лежит в действии. Древние – дети Творца. Отказавшиеся от него и устроившие первую войну против человечества. Это было так давно, что даже горы не помнят подробностей. Возможно помнит океан, но он молчит…

Теперь все по-другому. Мир полон опасностей и неразгаданных загадок. Человеку приходиться постоянно бороться за место под солнцем. С природой и себе подобными. Прежнего общества больше не существует. Люди сбиваются в мелкие поселения. Создают подобие городов. Занимаются сельским хозяйством. Восстанавливают подобие промышленности. Появились мародеры и бандиты. Целые кланы, живущие за счет разорения, мелких и не очень, поселений. Появились новые религии. Происходят постоянные стычки. Многие подались в Искатели, и странствуют по миру в поисках истины. Новый мир постепенно устаканивается. Человек борется, и не готов так просто сдаться…

Глава 1 Три «приятеля» на хвосте, и как все начиналось

Приключения бывают разные. Плохие или хорошие. В моей ситуации – не очень. Обычное летнее утро не задалось с самого начала. Проснулся с чувством легкого дискомфорта на душе. Нормально поесть не удалось. Вездесущие грызуны уничтожили все мои припасы. Стоило быть более собранным и продуманным. Матвей Савельев и Артём Кириенко всегда говорят, что я слишком легкомысленный. К сожалению, у меня нет такого большого опыта за плечами. К огромному и превеликому сожалению. Нужно что-то с этим делать. Меняться и взрослеть. Впрочем, эти мысли лезут в голову только в такие моменты. Ведь именно сейчас я несусь по степи сломя голову, а на хвосте у меня висят трое матерых мародёров…

Будь на моем месте кто-то из старой гвардии – Матвей, Алексей, Артем или Игнат, лежать сейчас бандитам в траве и медленно разлагаться. Конечно опыта у меня тоже хватает. Моей подготовкой занимался Артем Кириенко и еще несколько отличных бойцов. Но больше всего я благодарен именно Тёмке. И жив сейчас благодаря ему. Я Егор Дёмин, двадцати двухлетний парнишка, рискнувший пойти в разведрейд в одиночку. Впрочем, это же не впервой. Да и возраст уже большой. Совсем не ребенок. Постоянно вспоминаю события семилетней давности. Как благодаря человеку-легенде я сейчас живу и выживаю. Алексей Смирнов спас меня от толпы зараженных, окруживших водонапорную башню, на которой я укрылся. Да, годы тренировок сделали дело – от прежнего трусливого мальчишки не осталось и следа. Теперь я полноценный боец. Вырос и окреп. Отлично тренирован и умею стрелять, но много «но», которые мешают. Первое – рост. Он остановился на отметке в метр семьдесят семь. Вполне такой нормальный рост. Только в сравнении с высоким Артемом и еще более высоким Матвеем, я мелковат. Раздражает. По части ширины плеч – тоже не плохо. Встаю перед зеркалом, и любуюсь. Мышцы, что надо. Покатые плечи, жилистый торс, треугольная спина, мощные и выносливые ноги. И сам вынослив до ужаса. Спасибо Артему. Гонял меня до семи потов, стараясь сделать полноценного бойца спецназа. И сделал.

Вот только опыта у меня маловато. Одно дело воевать против Мутантов и зараженных. Красота! Не умом ни сообразительностью они никогда не отличались. А вот с людьми воевать гораздо сложнее. Люди думают и устраивают ловушки. И в одну из таких ловушек я чуть-чуть не угодил. Спасло чувство опасности. Не такое развитое, но уже довольно хорошее. Каждый боец обладает им. И слушается беспрекословно. Конечно можно не слушаться, но тут итог уникально предсказуем, – смерть…

Оглянувшись назад, я прикинул расстояние до преследователей – чуть меньше двух километров. С автомата не достанешь. А если и достанешь, автомата-то нет. Потерял. И зачем я себя обманываю? Не потерял, а позорно оставил, пустившись в бегство как испуганный хомяк. Из оружия только нож. С вооруженным противником много не навоюешь. Поэтому и приходиться бежать по степи сломя голову уже шесть часов. Тренированное тело постепенно увеличивает расстояние до преследователей. Физически я гораздо лучше тренирован, чем троица бандитов. В рукопашной наверняка разделаю каждого. Но мы не на ринге, а в реальном мире, где церемониться и действовать благородно никто не станет. Хорошо, что удалось остаться в живых и унести ноги. Главное добраться до леса. Он поможет. Спрячет. Только нет леса в степи. Он есть где-то далеко, но я даже примерно не могу прикинуть расстояние. Нету карты, нету связи, нету оружия, нету воды и нету еды. У меня ни хрена нету! Есть нож, хорошие армейские ботинки и удобный костюм. Впрочем, не все так плохо. Живой, а значит еще повоюю…

Можно бежать достаточно долго. Особенно если останавливаться на привалы, пить чай, кушать, и снова на марш бросок. Я бегу уже шесть часов не сделав ни глотка воды. Мышцы ног сильно забиты. Приходиться то снижать скорость, то увеличивать. Силы экономлю по максимуму. Дыхалка не сопротивляется. Как положено снабжает кровь кислородом на максимум. Хорошие у меня легкие. Не прокуренные. Надеюсь, что бандиты не такие упертые и через пару тройку часов отстанут. Надеюсь…

Бег конечно дело хорошее, но стоит занять мозг чем-то хорошим, чтобы не думать о нарастающей усталости. Чтож, вспомню с чего все началось, и как я оказался в этой клоаке. А началось все четыре дня назад…

Я проснулся утром и позавтракав, решил поразминаться. Покинув гостевой домик, направился к тренировочному лагерю. Самое крупное поселение Алтая, где всем заведует Матвей Савельев. Семь тысяч человек. Полторы тысячи неплохо обученных бойцов и три сотни проходящих обучение парней.

В тренировочном лагере гонял себя до предела, показывая молодым парням пример. Имею полное право так говорить. Пятнадцати-восемнадцати летние ребята смотрят на меня с неподдельным восторгом в глазах. Я знаю самого Алексея Смирнова и легендарного Игната Шухова. Многие готовы слушать рассказы о них сутки напролет. Прошло семь лет и все изменилось до неузнаваемости.

Закончив тренироваться, я провел с десяток спаррингов с молодыми, хорошо намяв им бока. Последний спарринг был с ветераном Тихоном Соболевым. Ох и досталось мне. Чуть в нокаут не отправился. Трудно выдержать град ударов человека, превосходящего тебя в весе и росте. Но я выдержал. Бой остановил Матвей Савельев. Спасибо ему. Появился в самый нужный момент. Еще пол минуты, и я мог упасть в глазах новобранцев и по совместительству упасть на песок. Два падения в одно мгновение – много. Особенно если тебя зовут Егор Дёмин. Марку нужно держать.

– Хороший боец! – воскликнул Тихон Соболев, пожимая руку Матвею и показывая головой в сторону меня. – У меня таких не получается. Отлично поработал Григорьевич.

Я молча пожал руку Матвею и встал рядом с ним.

– Не моя заслуга. – сказал Матвей, – Тёмка постарался. Продолжай тренировку Тихон, а Егорика я забираю. – Матвей жестом показал мне следовать за ним, и пошел в направлении здания штаба. Одноэтажная хибара, с намалёванной на фасаде красной краской надписью – «ШТАБ». Неизвестно чья шутка, но на самом деле это дом Матвея Савельева. Бывший охранник президента так и не женился. Пятьдесят лет не возраст, как говорит Тёма. Все еще впереди.

– Дело у меня к тебе Егорка. – заговорил Матвей, размашисто шагая по подстриженной траве. – Но сперва спрошу.

– Весь во внимании Матвей Григорьевич! – отчеканил я.

– Не устал бегать еще? Что ищешь то? Не думал, что станешь Искателем.

– Не Искателем, а разведчиком. – ответил я. – Не просто так топчу тысячи километров. Меняю мир в лучшую сторону. Истребляю малые группы бандитов и мародеров. Помогаю людям. Помогаю Лесу. Мне даже охотиться разрешено!

– Вот как? – с удивлением спросил Матвей. – А меня Лес не особо любит. Стараюсь держаться от него подальше.

Мы пересекли грунтовую дорогу. Вернее, ее очертания. За семь лет природа забрала ее себе. И продолжает отвоевывать остальное. Транспорт теперь не в моде. Древние лишили нас его. Человек живет в гармонии с природой. Почему мы не могли так до Большого Истребления? Непонятно. Только под угрозой вымирания люди решили меняться. Жаль, что не все.

– Лес не всех принимает. – сказал я. – Он может читать мысли. Я никогда не делал ему плохого. И не собираюсь.

Мы вошли в дом. Обстановка спартанская, ничего лишнего. Матвей усадил меня за стол. От завтрака я отказался, но он настоял, поставив чайник кипятиться. К всеобщей радости электричество сохранить удалось. Масштабы конечно не очень большие, но ветряки справляются. Еще есть генераторы на реках. Подобие цивилизации. Жаль, что нет транспорта.

Налив чаю и накрыв на стол, Матвей уселся напротив и достал из внутреннего кармана небольшое письмо. Положив на стол, он пододвинул его мне.

– Что это Матвей Григорьевич? – спросил я.

– Ты в рейд, когда? Завтра? – спросил он, проигнорировав мой вопрос.

Я кивнул.

– Хорошо. Куда попрешь? На Урал? – спросил он.

Урал. Теперь это не только территория. Теперь это крупнейший город на несколько тысяч километров. Население – пять тысяч человек.

– В Урал заскочу. – ответил я. – Пару дней побуду и в центральную Россию. Хочу до конца лета успеть посетить мега памятники нашего былого величия. Москву и Питер. Ну все, что по пути.

– Твое дело. – пробормотал Матвей. – Доставишь это письмо в Урал. Передашь лично в руки Илье Зарипову. Не открывай ни в коем случае. При критической ситуации – уничтожь.

– Все понял Матвей Григорьевич. – ответил я, и аккуратно убрал письмо во внутренний карман. – Можно вопрос?

– Да.

– В чем смысл доставки письма? – спросил я. – Транспорта у нас нет, но связь работает. Или я чего-то не знаю?

– Не нужно тебе этого знать. – грубо сказал Матвей нахмурив брови.

– Понял! – отчеканил я, и закинув в рот бутерброд, по-быстрому прожевался и допил чай в несколько глотков. Встав, спросил, – разрешите идти?

– Разрешаю, – улыбнувшись ответил он.

Не сказав ни слова, я покинул дом Матвея, и направился в самое желанное место. К Юльке! Девять утра, она наверняка проснулась и волнуется, почему меня нет у окна с цветами. Не теряя времени, я рванул в другой конец поселка, не забыв по пути заскочить в палисадник одного из домов и под гневные крики хозяйки, нарвать красивый букет. Да простит она меня…

Прокравшись вдоль приземистого домика к низенькому открытому окошку, я поднял руку с букетом, и стал ждать. Маленькие нежные ладошки аккуратно обхватили запястье и потянули вверх. Я встал в полный рост, и с ловкостью гимнаста запрыгнул на подоконник и уселся свесив ноги на улицу. Несколько зевак с любопытством уставились на происходящее. Как в деревне без этого. Показав им кулак, я уставился на Юльку. Боже, когда-нибудь мое сердце заклинит от волнения, и я умру с улыбкой на лице и восторгом в глазах. Какая же она красивая! Точеная фигурка, белые роскошные волосы, большие и голубые, подобно небу глаза. Нет, так не бывает. Я не готов уходить. Не готов на эту разлуку! Слышите, Древние? Не готов…

Минуту я сидел и просто любовался ею, а она стояла напротив меня в прозрачной сорочке и застенчиво смотрела на букет. Я осторожно притянул ее к себе и обняв, лицом зарылся в волосах. Юлька, сколько же мне хочется тебе сказать, когда нас разделяет расстояние. А когда вижу тебя, то все вдруг забывается. Я тону в тебе, только не могу сказать об этом. Разве это не любовь?

– Спасибо за букетик… – робко сказала она, слегка приобняв меня. Сердцебиение ускорилось, аромат волос задурманил сознание, а слова окончательно добили…

Так! Стоп! Егор, соберись. Нужно быть мужиком, а не поддаваться нежности. Сюси-пуси точно не мое. Да, внешне я совершенно спокоен, но в душе ураган. А Юлька это чувствует. Знает, как я люблю ее!

– Доброе утро малыш… – шепотом сказал я на ушко. – Как спалось?

– Хорошо. – ответила она. – Я сейчас завтракать буду. Ты не голоден?

– Готов съесть все, что угодно, лишь бы это приготовила ты! – воскликнул я.

– Тогда давай через дверь. – сказала Юлька, и попыталась вырваться из моих рук. Бесполезно.

– А где Ксюха? – спросил я, принюхавшись. Дверь в коридор слегка приоткрыта, но едой не пахнет. Ксюха – Юлькина подруга. Живут вместе. Они так же, как и я стали сиротами. Апокалипсис лишил нас многого.

– У Ксюхи друг появился… – двусмысленно ответила Юлька, и вырвавшись из моих рук, выбежала из комнаты. Я успел полюбоваться красивыми стройными ножками, совсем неприкрытыми короткой сорочкой. Буря внутри усилилась. Молодой организм трудно контролировать. Тёма всегда говорит, что когда я вижу Юльку, то думаю совсем не тем местом. Частично он прав. Но к счастью, такие чувства я испытываю только к ней. Другие девчонки совсем не интересуют.

Справившись с волнением, я обошел дом, и вошел через дверь. Раздевшись, остался в штанах и футболке. Поборов остатки волнения, я с предельно серьезным лицом прошел на кухню и уселся за стол.

Юлька прибежала на кухню через пять минут, кардинально преобразившись. Вместо сорочки легкое, в цветочную раскраску, платьишко. Волосы собраны в аккуратный пучок. Никакой косметики, теперь она не в ходу.

Удостоив меня застенчивым взглядом, она стала готовить завтрак. Яичницу с тонкими полосками вяленого мяса. Чайник утробно зашипел на плите довольно потрескивая.

– И как зовут Ксюхиного друга? – спросил я откинувшись в кресле. Взгляд как всегда устремился на прикрытые до колен ноги.

– Сама не знаю. – ответила Юлька. – Ксюха молчит как рыба.

Ксюха – полная противоположность Юльки. Конкретная тихушница. Слова не вымолвит просто так. На два года младше Юльки. А Юльке месяц назад исполнилось девятнадцать. Разница у нас всего в три года. Но порой мне кажется, что она гораздо старше меня.

Разложив яичницу по тарелкам и собрав стол, она уселась напротив меня.

– Егор, ты чего такой серьезный? – спросила Юлька, аккуратно разрезая яичницу ножиком. Я так не умею. Ем быстро и грубо.

– Завтра ухожу… – через силу сказал я, уже зная, что дальше произойдет. Вот он Юлькин характер. Из милой девчонки она в мгновение превращается в воинственную амазонку, готовую освежевать меня прямо за столом. Впрочем, я был готов к этому. Жаль, что обстановку выбрал не подходящую. Следовало увести ее в поле. Там, где нет метательных предметов…

Тарелка с яичницей прошла немного левее и совсем не зацепила. Следом в меня полетел нож. Пришлось резко уйти в лево, не вставая со стула. Сообразив, что мелкие предметы не несут значимого урона, Юлька схватила табуретку и запустила прямо через стол. Поймав деревянный снаряд, я быстро поставил его на пол, и тут же оказавшись рядом с Юлькой, скрутил ее и понес в комнату. Ох и тяжко будет успокоить мою взбесившуюся фурию. И так каждый раз…

Закутавшись в одеяло, Юлька уселась напротив меня спиной к ушке кровати, и стала безразличным взглядом изучать узоры на пододеяльнике.

– Мне правда нужно идти… – сказал я. Каждый раз приходиться по несколько часов переубеждать ее. Это трудно, когда самому не хочется уходить.

– Ты мог остаться на все лето. – пробормотала она. – За этот год мы были вместе всего полтора месяца. Что ты ищешь Егор?

– Не ищу. – ответил я. – Пытаюсь помочь миру. Делаю его чуточку лучше. Несу добро…

– А нужно ли миру добро? – воскликнула Юлька, вонзив в меня злобный взгляд. – Какой ценой ты несешь добро? Строишь из себя супергероя, которому все по плечу! Егор, ты так и не повзрослел. Сними маску суровости. Не идет она тебе. Не обманывай себя. Ты не Избранный!

Я не нашел, что ответить. Захотелось встать, одеться и уйти.

– Скольких людей ты убил? – спокойно спросила Юлька. – Не за все время, а в том месяце. Скольких?

– Шестерых. – сквозь зубы прорычал я. – За все время больше сотни. Никто из них не был нормальным человеком. Только внешне. Мародеры и бандиты. Они заслужили смерти…

– Егор, кто тебе дал такое право? Ты возомнил себя судьей? Мир не изменишь. Ты знаешь какого мне? Сидеть месяцами не находя себе места, зная, что ты можешь не вернуться. Да, мы разговариваем. Раз в неделю, но от этого только хуже. Каждый раз я боюсь что больше не увижу тебя. Боюсь, что буду сидеть годами и ждать твоего возвращения. Боюсь потерять тебя Егор…

Нормального разговора у нас не вышло. Но мы провели остатки времени не отходя друг от друга. Ругались и тут же мирились. Весь день и всю ночь. Я так и не смог нормально выспаться. Попрощавшись, ушел с рассветом навстречу приключениям…

Три дня пролетели довольно скучно. Я постоянно шел, устраивая редкие привалы. Посетил несколько мелких поселений. В одном заночевал и пополнив припасы, продолжил путь. С первых суток насторожила легкость продвижения, которой до конца третьего дня не изменилось. А если все идет слишком гладко – жди беды. Как говориться, накаркал!

Горный массив Алтая кончился и постепенно началась степь. Можно было взять выше и забуриться в тайгу, но тогда я бы потерял минимум четыре дня пути, а возможно и пару недель. Лучше напрямую, по территории Казахстана. Это так, для пометки. На самом деле теперь нет государств. И смысла делить территорию тоже нет. Вон ее сколько – бери не хочу…

Отыскав небольшую низину возле холма, я устроился на ночлег перед этим плотно подкрепившись. Приснился кошмар. Мутанты вернулись и истребляли города. Испугавшись за Юльку, я проснулся, и мгновенно понял, что что-то не так. Легкий ветерок опасности пробрал до мурашек…

Слегка приподнявшись, я решил осмотреться. До рассвета осталось не больше сорока минут, но ночь еще не собиралась отступать. Совсем скоро ее короткому правлению придет конец. Вот только удастся ли мне увидеть рассвет? Надеюсь, что да. Взглянув на лежащий в пару метрах от меня рюкзак, я понял, что он полон вездесущих грызунов. Вот гады! Хана моим припасам. Ладно, пополню в ближайшее время. Сейчас нужно разобраться с усиливающимся чувством тревоги.

Дотянувшись до автомата, я аккуратно снял предохранитель и совершенно бесшумно передернул затвор. Главное все делать плавно и нежно. С заряженным оружием в руках стало намного спокойнее. Обнаружить мое местоположение по случайности очень маловероятно. Скорее всего кто-то идет по следу. Вот только кто и зачем?

– Он должен быть в этой ложбинке… – слабо долетело до уха. Да, преследователи из вас не важные, и мне это на руку.

– Я тебе говорил нужно было раньше накрыть его. – заговорил второй, так же без акцента. Значит наши русскоязычные мародеры. Впрочем, легче от этого не стало.

– Заткнулись все! – чуть громче сказал третий, с властными нотками в голосе. – Окружаем ложбинку. Шустрый справа, Тугрик справа, а я пойду напрямую. Никуда не денется. Стрелять только в крайней необходимости. Нужно еще допросить его…

Я подполз к рюкзаку и решил вытащить запасные магазины. Жирные хомяки в рюкзаке пронзительно запищали и рванули в рассыпную. Такого громкого писка я еще не слышал. Ох как нехорошо, капец как нехорошо.

– Черствый? Ты слышал? – гораздо громче крикнул тот, что заговорил до этого первым. – Он не спит! – и перешел на крик. – Валим его!

Из-за прикрытия приземистого холма и удобной ложбинки, незваные гости не могли меня видеть. Придётся дать бой. Только вот фактор внезапности совсем не на моей стороне. Впрочем, на моей стороне совсем ничего. Один против троих – расклад не ахти какой. Значит буду сваливать. Не обращая внимания на писк хомяков, я накинул рюкзак и не церемонясь побежал от приближающихся преследователей.

Прошло не больше десяти секунд, и меня заметили. Затрещал автомат. По звуку сорок седьмой или «АКМ». Пули ударили в трех метрах впереди и на метр правее. Значит бьют с холма. Резко приняв влево, я завалился на спину и послал длинную очередь по холму наугад. Снова вскочив на ноги, я рванул по ночной степи. Одиночный выстрел и толчок в рюкзак. Бедная бронепластина, спасибо тебе, защитила. В рюкзаке что-то защелкало и стало шипеть. Только этого не хватало…

Вот такая она проказница судьба. Или его величество случай. Вот надо было рюкзаку загореться. Там и гореть то нечему. Трассером походу ударили. Теперь я отличная мишень. Снова бухнувшись в траву, быстро отцепил рюкзак и отбросив в сторону, полуприседом побежал вбок, а затем на полной выкладке устремился вдаль, изредка меняя траектории. Снова начали стрелять. Блин, как они меня видят? Нога попала в нору, и я споткнулся. Болезненно упав, сделал подобие кувырка. Автомат слетел с плеча. Нет, ну это уже не лезет ни в какие ворота! Не отыскав оружия, я снова устремился в бегство…

Да, ну и попал же! Замедлив бег, я в который раз посмотрел на преследователей. Расстояние не изменилось. Или так кажется. Уже семь часов бегу. Когда же это кончиться…

Страница 3

Что такое безвыходная ситуация? Запутались стропы парашюта и не раскрылся запасной. Неприятно. Точно не выживешь. Несколько опасных ранений, с повреждением жизненно важных органов. Больно. Тоже шансов не будет. Штурмуя вершину горы в свободном лазанье, не проверил надежность уступа и сорвался в пропасть. Обидно. Разобьешься вдребезги и не успеешь понять, как умрешь. Вот они безвыходные ситуации. И подобных им несчитанное множество…

Моя ситуация намного проще и совсем не безвыходная. Драп по степи Казахстана в сторону Уральских гор. Стоило подойти к делу более собранно и предугадать подобное. Вышло до безобразия тупо. Зато сохранил письмо Матвея. Интересно, что же там написано? Нет, смотреть не буду. В крайней ситуации просто съем. Задания нужно выполнять. И чем я так заинтересовал бандитов? Может дело в письме? Вероятнее всего. Нормальные и по возможности адекватные бандиты не стали бы преследовать безоружного путника, лишившегося всех пожитков в течении семи часов. Можно смело сказать – треклятое письмо всему виной. Впрочем, разбираться буду потом, сейчас главное оторваться от преследователей…

Еще тридцать минут бега наконец принесли плоды. Впереди показалась большая возвышенность, а в пяти километрах от нее немного правее – плотная стена кустарника. Скорее всего река. Именно то, что мне нужно. Не привык я к роли дичи. Больше удовольствия доставляет быть охотником. Ничего, скоро поменяемся.

Ожидания не оправдались. Речушка так себе. Захочешь утопиться, только ботинки намочишь. Но как говорят: в безрыбье и рак рыба. Не сбрасывая скорости я сиганул в воду и пока переводил дыхание, обливал голову водой. Немного отдышавшись, вдоволь напился, и выбравшись на другой берег, снова устремился в бегство, прикрываясь кустарником. Теперь меня им точно не догнать.

Удача решила преподнести подарок. Еще час перемещения и из-за горизонта плавно показался небольшой городок. Очередной памятник-призрак. Многие стараются держаться от них подальше. Но только не я. Погулять среди разрушающихся строений и поросших травой дорог доставляет мне удовольствие. А еще можно найти что-нибудь ценное, и встретить человеческие оболочки. Так я называю тех, кто когда-то были Мутантами, а до этого людьми. Пустые оболочки, сохранившие примитивные инстинкты. Едят, бегают, остерегаются выживших и убивают мелких животных…

Городок постепенно приближался. Я ушел от преследователей в отрыв и теперь еле различал назойливую троицу далеко позади. Если они рискнут войти в город, то у меня будет преимущество. Стоит попытаться найти оружие. Тогда разделаю как слепых щенят. Достаточно любого гладкоствольного карамультука и три патрона к нему.

Город не город. Самое крупное строение – три этажа. Дорога сильно взбугрилась и поросла травой. Растения безжалостно рвут асфальт на части, устремляясь к свету. Покрытые большим слоем пыли и грязи машины, без стекол и колес. Так почти везде. Кто-то же вышибает эти стекла. Не разу не видел, но этот невидимка поработал во всех городах, в которых мне удалось побывать. Так и со зданиями. В первых этажах окна зияют сплошными провалами. Даже пластиковые и деревянные рамы отсутствуют. После исчезновения людей строения стали очень унылыми. Будто чувствую, что больше никому не нужны.

Обыскав пару домов, я не нашел ничего подходящего под определение «оружие». Решил углубиться ближе к центру. На одной из боковых улиц заметил движение. Кто-то быстро улепетывал в противоположную сторону, мелькая голой загорелой спиной. Девять из десяти, что это Оболочка. Вероятность нарваться на одичалых очень мала. Всего семь лет прошло, а они встречаться все чаще и чаще. Повзрослевшие дети, забывшие прежнюю жизнь, и научившиеся жить обособлено и малыми группами. Они еще помнят нормальную речь. Умеют охотиться и пользоваться оставшимися после цивилизации инструментами. Артем говорит, что еще двадцать лет и одичалые станут реальной угрозой для цивилизованных людей.

Мне удалось отыскать магазин туристических товаров. Но ничего ценного в нем не осталось. Только разбитые витрины, куча спортивного инвентаря, теперь не пригодного, и несколько поржавевших китайских ножей. Ну и конечно кучу мусора и пыли. Следующим стал охотничий магазин. Тут тоже потрудились на славу. В центре помещения угадывалось черное пятно, с остатками сплавившегося в однородную массу пластика.

Еще пять минут поиска, и если не найду оружия, то продеться делать копье. Можно попробовать отыскать вилы или лопату, но я же не псих, чтобы в одиночку идти на трех вооруженных людей в ближний бой. Думай Егорка, думай! Может схорониться в одном из домов и дождаться ночи, а потом атаковать? Или наблюдать напасть среди белого дня? Если они решат разделиться, то мне это только на руку. По одиночке можно и ножичком порешать.

Взобравшись на крышу трехэтажного, когда-то давно горевшего, кирпичного строения, я увидел, как преследователи вошли в город, и стали совещаться с опаской поглядывая по сторонам. Хотел бы я знать, о чем они там болтают. Сейчас бы винтовочку. Двоих стоящих на линии одним выстрелом бы уложил. А третьего подранил и потом допросил.

Спустившись вниз, я побежал в другой конец города. Одноэтажное продолговатое здание ничем не выделялось на фоне остальных. Если не смотреть тщательно. Два забитых окна ни о чем не говорят. Но если посмотреть внимательно, то можно увидеть, что доски не такие уж и старые. От силы год, полтора. Рискую нарваться на гнев хозяина, и словить пулю или стрелу. Чтож, давай удача, не подведи!

Проникнув внутрь через окно, я стараясь не шуметь, вышел из небольшой захламлённой комнаты в просторный коридор. По остаткам столов, стульев и огромному количеству пожелтевшей бумаги не трудно догадаться. Когда-то здесь было офисное здание. Найти нужную дверь не составило труда. Хозяин намеренно захламил участок коридора, теп самым обнаружив себя. Встав сбоку у двери, я постучал и тут же отступил. Выстрела не последовало.

– Пришёл с миром! – негромко крикнул я. – Нужна помощь. Бандиты одолели.

Прошло тридцать секунд, но никто не ответил. Из звуков только шебуршание грызунов в соседних помещениях. Набравшись смелости, я решил открыть дверь. Среди хлама обнаружился старый, но все еще крепкий кусок веревки. Примотав его к ручке, я отошел в сторону и резко дернул на себя. Как и ожидалось, хозяин устроил ловушку. Самую примитивную. Подвешенный к потолку и дополнительно нагруженный металлической болванкой топор. Стоило открыть дверь и механизм сработал. Стоял бы в проходе, хана грудине. Ребра в хлам, даже если попадет не лезвием. Остановив разбушевавшийся маятник, я осторожно заглянул в помещение. Ловушек больше не обнаружилось. Можно входить.

Хозяин роскошных апартаментов нашелся в углу на кресле. Плохо ему пришлось. Совсем туго. В безвыходной ситуации находиться. Или хорошо. Никаких тревог и забот. Сидит себе на кресле скелет с дыркой в черепе и смотрит на меня пустыми глазницами. Давно уже сидит. Даже запаха не осталось. Хотя его наверняка обглодали вездесущие крысы и насекомые.

Удача снова полюбила меня и преподнесла подарок. Немного поржавевший «Тоз-12». Старая добрая мелкашка. И патроны нашлись. Всего семь штук, но это уже достаточно много. Значит еще поживем, значит еще повоюем. Ох и не повезет преследователям в скором времени.

Кроме оружия в помещении не нашлось ничего ценного. Исследовав скелет, я обнаружил сломанную берцовую кость. Человек застрелился, не желая умирать от голода. Мог бы жрать крыс. Но он выбрал более легкий путь. Чтож, не мне его жалеть. А вот поесть бы сейчас не помешало.

Покинув здание, я осторожно переместился на соседнюю улицу, и забрался на крышу двухэтажного строения. Теперь остаётся только ждать. Совсем скоро охотники станут добычей. Не знают они, что зверь, на которого они устроили охоту гораздо злее и опытнее чем кажется на первый взгляд. Теперь фактор внезапности на моей стороне.

Два человека осторожно вышли из-за угла здания, в котором я добыл оружия. Озираясь по сторонам, они подошли к одному из окон и по очереди залезли внутрь. У них что нюх на меня? Ладно, разберемся. Нужно найти третьего, пока он не нашел меня. Игра «кто кого» началась!

Страница 4

Я вел тщательное наблюдение, пытаясь отыскать третьего преследователя. Минуты стали тягучими словно замороженное моторное масло, но ничего не происходило. Двое вошедших в здание изредка выглядывали в окна, но не покидали. Позиция возле невысокого парапета все больше начинала казаться крайне небезопасной. Если третий имеет при себе оптику, то у него явное преимущество. Снять меня с калаша не составит труда.

Двойка покинула одноэтажное строение, и принялась шарить по улицам. Целую минуту они находились как на ладони. Можно было снять их даже с пистолета. А еще эффективнее кинуть гранату. Сразу вспоминается внедорожник «Волк» Игната Шухова, забитый до отказу различным оружием. К проблеме вооружения он подходил с чувством, с толком и с расстановкой. Правильно говорят: патронов много не бывает!

Двойка скрылась за соседней улицей и продолжила поиски. В течении двадцати минут не происходило ничего, кроме незначительных шорохов, вскриков потревоженных птиц и животных и пары пробежавших по улице Оболочек.

Третий выдал себя сигаретным дымом. Совершенно случайно я решил осмотреть окна трехэтажного строения в двух сотнях метрах немного правее на соседней улице, и увидел его на момент выдоха табачного дыма. Примостившись на третьем этаже, он сидел в углу окна и осматривал территорию через снайперский прицел установленный на автомат Калашникова. Позицию выбрал не ахти какую хорошую, но двоих спутников он наблюдал вполне отлично. Рабочая схема: двое рыщут по городу в поисках беглеца, третий прикрывает на расстоянии. Знают, что оружия у меня нет. И знают, что бежать дальше мне нет смысла, и я по любому попытаюсь спрятаться в городе. Вот только хрен вам ребята. У меня есть мелкашка. Будь у меня Трехлинейка, не курить ему самокрутку, сидя у окна и размышляя о смысле жизни.

С двух сотен метров и не зная повадок оружия попасть с первого выстрела по снайперу точно не удастся. Сидеть и ждать смену позиции тоже нет желания. Хочется пить, и гораздо сильнее, кушать. В желудке кроме речной воды со вчерашнего дня ничего не булькало. Крысы и насекомые не вариант. Двигаясь тихо и незаметно, я покинул здание, и под прикрытием стен стал перемещаться поближе к снайперу. Максимальное расстояние для выстрела – пятьдесят метров. Второй попытки не будет.

Снайпер покинул позицию гораздо раньше намеченного. Я укрылся за ржавой малолитражкой, и стал наблюдать за его передвижением сквозь машину. Занятая поиском двойка сместилась на две улицы дальше. Снайперу нужна смена позиции, иначе товарищи останутся без поддержки. Теперь удалось разглядеть его поподробнее. Высокий и жилистый. На вскидку лет тридцать-сорок. Бородатый. Автомат держит умело. Медленно идет в мою сторону, постоянно озираясь по сторонам. Скорее всего в тройке является главным. Рюкзака, рации, бронежилета и прочего снаряжения с собой не имеет.

Я осторожно поднял винтовку, и оперившись на пустой от стекла проем крышки багажника, прицелился. Давай винтовочка, не подведи. Если все пройдет славно, похороню прежнего хозяина как следует.

Я метил в тело. В голову слишком высокий риск промахнуться. Оружие выстрелило, разорвав тишину негромким щелчком. Хорошо, что патроны не оцирели за столько времени. Противник мгновенно упал на землю и закрутился волчком. Выскочив из укрытия, я рванул к нему, на ходу перезаряжая винтовку.

Приблизившись к барахтающемуся на земле человеку, я понял, что винтовка все-таки не пристрелена. Пуля попала гораздо ниже, пробив бедренную артерию в районе паха. Заметив меня, снайпер попытался выхватить пистолет, одновременно зажимая рану рукой. Я выстрелил с близкого расстояния в голову и отбросил теперь ненужную винтовку в сторону. Двое напарников сейчас несутся сюда сломя голову на звуки выстрелов. Подхватив автомат убитого, я скрылся в ближайшем здании. Вот теперь точно повоюем. Одному из них повезет гораздо больше. Я убью его быстро. А вот второго нужно оставить в живых и допросить. Сильно интересно, что он мне расскажет.

– Черствый! Ты стрелял? – голос разорвал тишину, эхом распространившись по улицам. Все верно, я завалил главаря. Остались те самые Шустрый и Тугрик.

Двойка появилась из переулка, как я и предполагал. Они бежали в моем направлении, плюнув на все предосторожности. Зверь бежит к охотнику. Поймав в прицел того, что повыше, я выстрелил. «АКМ» не «ТОЗ-12», шарахнул по ушам будь здоров. Аж зазвенело. Пуля вошла в голову, не оставив бандиту шансов, и вышла, с другой стороны. Второй испуганно ломанулся в сторону.

– Стой сука! – закричал я, рискуя сорвать голос. – Стой, или убью!

Помогло. Бандит замер и поднял руки вверх. Он так и не определил мое местоположение, и стал озираться по сторонам. В прицел я отлично разглядел большую родинку под правым глазом. Где-то я уже видел эту рожу. Только не такую напуганную. Вот только где, никак не вспомнить. Стоит спросить у него, может прояснит ситуацию.

– Не дергайся! – крикнул я. – Брось оружие на землю. Движения плавные и осторожные. Одна ошибка и повторишь судьбу товарища.

Бандиту удалось обнаружить меня. Плавно выполнив рекомендации, он снова поднял руки. Я покинул здание, и выдвинулся навстречу. Не задавая вопросов, конвоировал его в забитое мусором двухэтажное строение. Пытать или не пытать?

– Встань спиной к стене! – приказал я. Нарвались волки на волкодава. Поредела маленькая стая. Теперь передо мной стоит испуганный волчонок, возрастом чуть больше моего. В глазах страх. Колени трясутся. Пальцы дрожат, и глядишь вот-вот начнут вибрировать.

– Только не убивай… – жалобным голосом попросил он.

Да, именно это я готов был услышать. На что он надеется? Совсем недавно бегал по городу с автоматом в руках и так старательно разыскивал меня с товарищами. Будь все по-другому, убьет не раздумывая. А сейчас боится. Надеется выжить.

– Зачем вы преследовали меня? – спросил я.

– Это все Черствый! Он сказал, что у тебя есть кое-что ценное. – затараторил пленник. – Я говорил ему, что не стоит. Пытался переубедить…

Эх, не получиться у нас нормального разговора. Жалко парня, молодой еще. Я конечно моложе, но тут дело опыта и воспитания. И преследуемых жизненных целей. А цели паренек выбрал не совсем благородные. Убивать невинных – плохо. Попробую разузнать, что им было нужно более варварским методом. Повесив автомат на плечо, я вытащил нож и подошел к пленнику вплотную.

– Прошу, не убивай… – запищал он.

– Пока не собирался.

Особо не замахиваясь, я медленно представил к его горлу нож. По части пыток знаток из меня не важный. Но парень боится. Смерть двух товарищей – неплохая пытка в моральном плане.

– Зачем вы меня преследовали? – спросил я шепотом. – Ответишь неправильно, отрежу уши. Потом то, что пониже.

– Я сказал правду… – дрожащим голосом проговорил пленник. – У нас Черствый был главным. Он и заведовал всем.

Явно правду говорит. Из троих мне достался самый молодой. Врятли старший посвящал его в свои планы. Обычная шестерка и не более. Оставлять в живых не вариант. Есть шанс встретиться с ним через пару лет. Да и не стоит такому жить.

Убрав нож с горла, я прислонил его острием в то место, где у парня находиться сердце. Он как загипнотизированный смотрел на мои действия, пытаясь понять, что я хочу сделать. Надежда остаться живым так и не покинула сознание. Но чудес не бывает. Резким ударом я вбил нож прямо в сердце…

Страница 5

Глава 2 Лес и что-то новое

Картинка еще несколько минут висела в сознании. Внезапно округлившиеся глаза, из которых моментально стала уходить жизнь. Пленник не издал ни звука. Похоже он так и не успел понять, что умер. Совесть как всегда начала мучать меня, наталкивая на бессмысленные рассуждения. А стоило ли убивать человека? Быть может нужно было дать ему второй шанс? Простить. Понять не пытаюсь. И не хочу. Очки, через которые я смотрю на мир кардинально отличаются от тех, через которые на него смотрят мародеры, бандиты и наемные убийцы. Меня всегда учили бороться за правое дело. Учил Алексей Смирнов, совсем немного, но учил. Гораздо больше учил Артем Кириенко и Матвей Савельев. Последний говорил, что человек не способен измениться. Особенно прогнивший. Парень давно выбрал себе судьбу, а смерть стала всего лишь закономерным итогом. Как бы бредово не звучало – он умер легко и безболезненно.

Около часа я искал припасы преследователей. Три не слишком массивных рюкзака отыскались в салоне сильно проржавевшего микроавтобуса. Наконец-то удалось нормально поесть и попить. Я забрал один рюкзак, патроны, всю воду и еду, старую пожелтевшую карту, свой блок связи, который преследователи сумели достать из горящего рюкзака, и кучу полезных мелочей. Блок связи на удивление остался в рабочем состоянии. Огнеупорный пластик немного вспучился, но устройство функционировало без изменений. Спутник «Прометея» все так же висит на геостационарной орбите спустя семь лет после апокалипсиса и продолжает исправно работать. Большего мне не известно. Много раз попытался узнать у Матвея, что стало с базой «Северный Клевер», но тот постоянно уходит от ответа. Есть вещи, которые знать двадцати двух летнему парнишке просто не положено. Но я умею анализировать. Все не так просто. «Прометей» жив. Ведутся разработки и исследования. Человек не готов так просто сдаться. И некогда не сдастся.

Ненужное снаряжение и оружие я спрятал в наспех устроенный тайник, а кости бывшего владельца винтовки, как и обещал, закопал в небольшую яму, предварительно сложив в грязную тряпку. Вот такая вот проказница судьба. Один человек умер, чтобы дать возможность выжить другому, а тот в свою очередь отправил на тот свет еще троих. Логики никакой. Закончив все дела, я снова отправился в дорогу…

Остаток дня и пол ночи шел без привалов на износ. Затем устроился на ночлег в наполовину сгоревшей деревушке, и утром снова выдвинулся в путь. Молодой тренированный организм быстро восстановился. Только доставляла легкий дискомфорт мышечная боль в ногах. Изменение направления дало постепенную смену ландшафта. Не знаю почему, но я хотел в Лес. Там спокойно и безопасно. Чувство дискомфорта так и не ушло. Следует ожидать неприятностей в скором времени.

Ближе к полудню я заметил вдалеке уходящий в небо столб дыма. Такое бывает только при пожаре. А пожар как правило не бывает без мародеров. Значит горит поселение выживших. Вот как тут поступишь? Обойти стороной и возможно обречь людей на смерть, или вмешаться и совершить правосудие. Есть вероятность умереть, но как говорит Матвей: кто не рискует, тот живет долго и не интересно. Решение принято. Возможно я ошибаюсь, и в поселении просто пожар, а не нападение мародеров.

Надежда растаяла, как выброшенный на летнюю жару кусочек льда. Горел не один дом, а целое поселение. Расстояние оказалось намного больше, поэтому по началу дым казался единым целым. Я перешел на бег, и преодолевал холмы один за другим. Степь очень плохое место для укрытия. Подобраться незамеченным не получиться.

Поселок из двенадцати домов выгорел почти до основания. Черные остовы продолжали коптить и шаять. Четыре человека с оружием согнали двадцать человек в кучу и держали на прицеле. Дети, подростки и женщины. Еще двое вооруженных мародеров сновали по сожженному поселку. Я сместился по дуге, оставаясь незамеченным. Шестьсот метров расстояния не так уж много, но для старенького «АКМ» с разбитой затворной рамой и слабеньким снайперским прицелом – очень много. В ближнем бою мне не выстоять. А издалека не возьмешь.

Я улегся на вершине холма в траву и стал наблюдать за происходящим в прицел. Тщательное обследование территории – шесть убитых мужчин, повседневно одетых. Пытались защитить поселок. В центре крупный колодец. Четыре мертвых лошади. Ненавижу мародеров. Захваченные в плен люди жались к друг другу, образовав небольшой кружок. Один из мародеров выхватил из толпы молодую девчонку и оттащив ее за волосы на десяток метров, бросил в траву и принялся расстегивать штаны. Слепая ярость накатила словно цунами. Палец машинально сбросил предохранитель, а глаз уже взял на упреждение. Плавное нажатие на спуск. Выстрел, и насильник-неудачник дернувшись, с разворотом корпуса рухнул в траву. Вот не можешь ты Егор по-другому! Не умеешь! Теперь расхлебывай кашу, которую заварил.

Двое мародеров мгновенно упали в траву, а третий вскинул автомат и добродушно расстрелял весь боекомплект за несколько секунд в пустоту. Направление он взял неверное. Двойка разгуливающая в поисках по горящему поселку поспешно кинулась на помощь собратьям. Пленники к моему счастью не разбежались по сторонам, а только сильнее прижались к друг другу и земле. Девушка стала медленно отползать к ним, не обратив внимания на убитого. Схвати она оружие, успела бы убить минимум двоих. Восхищенный первым выстрелом, я поймал взбесившегося стрелка, судорожно пытающегося вставить магазин в автомат, в прицел. Задержка дыхания, открытый рот, и совершенно пустое от мыслей сознание. Старичок «АКМ» снова показал свою хорошую сторону. Автоматчик свалился в траву, так и не успев вставить магазин.

Вскочив на ноги, двое мародеров бросились в поселок, позабыв о пленниках. Соединившись с товарищами, они залегли в районе колодца и пока не высовывались. Моя наспех выбранная позиция оказалась очень удачной. Два выстрела и все еще не обнаружен. Жаль, что нет хорошей снайперской винтовки.

Двадцать минут ничего не происходило. Пленники все так же сидели кучей, с мародеры лежали за колодцем, не рискуя попасть под огонь невидимого снайпера. А затем все изменилось. Так обычно бывает. Ты можешь несколько дней идти по степи и не встретить ни одного нормального человека, а затем за пару часов повстречать несколько групп и одиночек. В этот раз появилась группа. В двух километрах, справа от поселка, из-за холма вывалилась группа из семи человек. Все вооруженные и достаточно взрослые. Увидев дымящие остовы, семеро человек ускорились на максимум. Бегут и коротко переговариваться. Высокий и жилистый пошел в отрыв, постепенно увеличивая расстояние. Скорее всего вернулись с охоты. Или не успели поохотиться. Гадать нет желания.

Бой шел всего пару минут. Из семерых подоспевших защитников, трое приняли смерть, включая того, что прибежал в поселок первым. Четверо мародеров также отправились на тот свет. Сам того не желая, я стал третьей силой, как нельзя вовремя вмешавшейся и изменившей ход событий. Ну и конечно спас девушку от изнасилования. Молодец Егорка. Невидимый каратель. Пришел. Помог. Исчез. Подходить к поселку не было желания. Осторожно укрывшись за холмом, я продолжил путь…

Еще сутки прошли без приключений. Постепенно началась лесостепь и стали попадаться отдельно стоящие деревья и малые группы, а также обширные участки кустарников. Дерево даже в одиночку может воздействовать на человека. В момент приближения к нему создается впечатление, что к тебе в голову залезает маленькая ручонка и начинает прощупывать мысли. Убедившись, что ты настроен не враждебно, дерево перестает воздействовать. Я так и не смог понять зачем Древние сделали Лес разумным.

Только к вечеру удалось дойти до обширного участка Леса. Хвойная посадка площадью не меньше двадцати гектар. Аккуратные ряды деревьев. Много подлеска и сухостоя. Наконец-то удастся нормально выспаться, не боясь внезапного нападения самого жестокого двуногого хищника.

По мере приближения к деревьям давление на мозги стало усиливаться. Появилось неконтролируемое чувство страха и безразмерной паники. Непривыкший к подобному человек уже давно бы бросился прочь сломя голову. Но я привыкший. Припав на одно колено, наклонил голову и сказал вслух:

– Не желаю зла. Прошу дать помощи и принять на ночлег.

Бред конечно. Достаточно только подумать. Говорить не обязательно. Если ты пришел убивать деревья, то умрешь не успев приблизится. Мозги вскипят от пси-перегрузки. Я пришел с миром, и мне разрешили войти. Артем и Матвей так не умеют. Или просто не научились. В голове непроизвольно возник образ открытых ворот и горящий костер внутри. Хорошая будет ночка. Добрая.

Я нашел небольшой черничник и вдоволь наелся ягод. Отыскав подходящее место, расчистил от мусора и развел небольшой костер, предварительно окопав его острым сучком. Устроить в Лесу пожар – подписать себе смертный приговор.

Поужинав, стал устраиваться на ночлег. Но уснуть не получилось. Ровно в полночь в гости нагрянул человек. Странный горбатый незнакомец в черном плаще возник из темноты и уселся на другую сторону от костра. Я даже не успел испугаться. Больше удивился. Только что никого не было, и тут на тебе – появился. Света тлеющих углей было недостаточно, чтобы разглядеть лицо незнакомца…

Страница 6

Я поежился и пододвинувшись к костровищу, расшерудил угли и подкинул зараннее заготовленных сухих веток. Незнакомец молча наблюдал за моими действиями, не удосужившись снизойти до приветствия. Несколько мощных выдохов и ветки зашлись пламенем, осветив ночной мрак. Фиолетовые глаза с вертикальными зрачками с хищной безразличностью вперились в меня. Нет, черное подобно кошачьему лицо, покрытое мелкой плотной шерстью не могло называться человеческим. Это даже не лицо, а морда. Рот слегка приоткрыт и виднеются два идеально белых клыка. Меня окутал приступ страха. Руки задрожали, и я машинально пододвинул автомат поближе. Все-таки оружие внушает уверенности. Особенно когда перед тобой сидит неизвестное существо, отдаленно напоминающее человека. На ногах сапоги. Рук не видно, незнакомец спрятал их в полах плаща.

– Кто ты? – через силу выдавил я из себя. Вопрос конечно бредовый. Стоило для начала поздороваться. Или пробормотать что-нибудь невнятное. Хоть что, но только не вопрос «кто ты».

– Странник. – ответил незнакомец шипящим голосом. Нет, это не может быть сном. Я закрыл глаза, и до боли прикусил губу. Солоноватый привкус во рту известил об успехе. Для верности я ущипнул себя, но ничего не произошло.

– Можешь не сомневаться. – продолжил Странник, внимательно наблюдая мои тщетные попытки. – Ты не спишь. А я абсолютно реален. Но твоя реакция на мое появления удивительна. Ожидал всего, кроме полного спокойствия.

– После всего пережитого появления кота-Мутанта меня не удивляет. – сказал я, и добавил дров в костер. Нет, тепло тут не поможет. Причина дрожи в теле немного иная. Может пристрелить его от греха подальше? Или не стоит? Что вообще происходит?

– Не советую применять оружие. И не стоит называть меня котом-Мутантом. – сказал Странник. – Вреда оно мне не нанесет. А вот осадок останется. Разве у людей принято убивать гостей?

Я покачал головой.

– Просто ты свалился как снег на голову. Немного напугал. У нас так не принято. Только если ты не хочешь меня убить.

– Ты напуган гораздо сильнее. Можешь успокоиться. Убивать тебя я не стану. – сказал Странник.

Он читает мои мысли! Вот же я дубина! Стоило догадаться, как только подумал об оружии. Значит нужно поменьше думать. Но как это сделать, если собеседник уже слышит эти мысли. Ты слышишь?

– Ты прав. Я умею читать мысли. – сказал Странник. – Но пришел не для этого. Меня заинтересовал ваш мир. Ожидания не оправдались.

– Так ты из другого мира? – удивленно спросил я.

– Да. – ответил Странник. – В этом нет ничего удивительного. Я исследователь и путешественник. Собираю знания. Подобно тем, кого вы называете Искателями. Только масштаб намного больше.

– Все это конечно звучит как правда. – забормотал я. – И даже может быть правдой. Но вот что-то не сходиться. Почему именно я? Наш мир огромен, но из всех людей ты выбрал именно меня. Поясни?

– Да, выбор не случайный. Ты несешь весть. – ответил Странник. – Письмо во внутреннем кармане. Ваш мир меняется. Для кого-то в худшую сторону, для кого-то в лучшую.

– Так, стоп! – воскликнул я. – Семь лет назад Игната Шухова и его товарищей подло обманули. Все начиналось с наводящих вопросов. Бредовых снов и тому подобного. Я тебе верю, но не до конца. Для меня твое появление – загадка. И лучше бы этого не происходило. Скажу прямо – ты не на того нарвался. Поэтому сразу ставлю условия. Я задаю вопросы, ты на них отвечаешь. Не устраивает, проваливай!

Странник поднял голову и прерывисто зарычал. Похоже смеется над моими словами. Вот же гад! Ну а как по-другому? Или он ожидал, что я упаду кланяться ем в ноги. Нет, не выйдет. В крайнем случае можно спереть все на галлюцинацию, навеянную Лесом и забыть, как страшный сон. Помниться подобное я уже делал несколько раз. Ведь только так можно оставаться в трезвом уме после подобных чудес.

– Не в твоем положении ставить мне условия. – проговорил Странник, наконец-то прекратив рычать. – Но на часть вопросов я все же готов ответить. Если ты готов поверить. Людям свойственна натура сомневаться.

– Готов поверить хоть в Санта-Клауса! – воскликнул я, и кинул в костер смолянистую палку. Сноп красных искр устремился вверх, и на мгновение стало гораздо светлее.

– Кто такой Санта-Клаус? – замешкался Странник.

– Был тут один. – ответил я. – Приходил в определенный день в году и дарил людям подарки. Сгинул после апокалипсиса.

– Человек? Призрак? Бог? – спросил Странник.

– В вашем мире все такие тупые? – захохотав спросил я. – Какие призраки, боги? Санта-Клаус выдумка! Призраков не существует. Боги? Тоже не встречал. Вот в Деда Мороза до семи лет верил, пока не увидел, как отец подкладывает подарки среди ночи под елку.

– Я тебя не понимаю. – выдал Странник еще более шипящим голосом. – Ты шутишь или говоришь правду?

– Говорю все, о чем думаю. – ответил я. – Прикольно да? Не работает твой мыслечтения прибор. Поделом. Думаешь можно вот так вот прийти в чужую реальность и издеваться над одним из ее обитателей? Выкуси!

Так, у меня начинает получаться. Вот только долго я так не продержусь. Снова думаю не вслух. Нет, это нереально. Говорить и не думать. Может рассказать ему как я убивал мародеров и бандитов? Таких историй у меня вагон и три тележки.

– Можешь прекратить шоу. – отрезал Странник. – Я здесь чтобы помочь тебе. – он вытащил из плаща странную продолговатую коробочку и бросил мне прямо через костер. Я ловко поймал, но в момент все же успел увидеть такие же, как и лицо волосатые руки, с трёхсантиметровыми когтями на пальцах. Точно котяра. Разумный котяра умеющий читать мысли.

– Что это? – спросил я, пытаясь разглядеть что-за вещица у меня в руках. На ощупь словно метал, но слишком легкая и теплая. Артефакт из мира котяры?

– Пожалуйста не называй меня котярой. – попросил Странник. – А в руках у тебя нечто наподобие исполнителя желаний.

– Круто! – радостно воскликнул я. – И мое желание забыть все это и отменить апокалипсис! Трах-тибидох… – я задумался. – Есть какая-нибудь козырная фраза? Типа сим-сим откройся и тому подобное?

Странник покачал головой.

– Это не то, что ты думаешь. Он не исполняет желаний.

– Тогда ты противоречишь самому себе. – сказал я. – Вручил мне исполнитель желаний, который не исполняет желаний. Может у тебя есть убийца бандитов, который на самом деле не убивает?

– С тобой очень сложно разговаривать. – Странник уронил голову на плечо. – Я пришел помочь, но ты не готов принять помощь. Давай я тебе покажу. Достаточно только прикоснуться. – он попытался подняться, но я мгновенно схватил автомат и направил ему в морду.

– Не стоит ко мне прикасаться. – посоветовал я. – Может ты и бессмертный, но пара-тройка дырок кардинально изменят ситуацию.

– Ошибаешься. Стрелять в меня не имеет смысла. И первая причина – я тебе не враг. А вторая причина – я владею информацией о Шухове.

Вот те на! Ну что-за человек? Вернее, котяра, да простит меня за оскорбления. Нужно было именно с этого и начинать.

– Продолжай, – попросил я…

Страница 7

Странник поежился словно от холода, но я не придал этому жесту никакого значения. Предо мною сидит представитель совершенно другой разумной расы, и кто знает, что именно обозначает подобное движение. Одно мне ясно наверняка – Странник из другого мира. Каким он способом попал сюда? Попытаюсь выяснить. Но самое главное – информация о Избранных. Быть может у нас появился шанс найти хоть маленькую зацепку о их местоположении. Пусть даже спустя семь лет. Ведь неспроста Странник вышел именно на меня. Не спроста…

– Скажу прямо – трое выходцев из вашей реальности живы и здоровы. – выдал Странник. – В данный момент они находятся в одном из множества миров и пытаются добиться справедливости. Их замысел немного непонятен мне, но это из-за разности взглядов на обычные вещи. То, что для них кажется дико и выходит за рамки разумного, для моего вида – пустое.

– Не совсем понял. – пробормотал я. – Какой справедливости они добиваются?

– Ты многое не поймешь. Для понимания устройства механизма, нужно изучить теорию. Я пытался объяснить тебе, но твой юношеский максимализм противится. – ответил Странник. – Не пытайся задеть меня, и тем более не думай убить. Повторюсь, я не враг. Готов ли ты слушать и задавать вопросы, если что-то будет непонятно?

Я кивнул. И вправду, существо пришло поделиться информацией, а я ищу в этом подвох. Что это? Часть человеческой сути? Или воспитание? Стоит быть более сдержанным.

– Человеческий язык очень беден, и не имеет в себе множества определений, нужных для объяснения устройства Мира. – вновь заговорил Странник. – Мой возраст довольно огромен в сравнении с твоим и объем накопленных знаний гораздо выше. Я долгое время скитался по мирам, пытаясь понять замысел Творца, и просто увидеть, как все устроено. Но даже мне не удалось постичь всей сути…

– Постой. – спокойным голосом прервал я собеседника. – Давай не будем сейчас трепаться о замыслах Творца и прочей ерунде. Не люблю я философствования. И не знаю кто ты на самом деле. Все, что я услышу от тебя станет фундаментом моих знаний о вселенной. Пытайся объяснять только то, что знаешь наверняка. Неразгаданное отпускай. Судя по всему, после этого разговора у меня будет достаточно пищи для размышления, помимо загадок. А теперь перейдем непосредственно к первому вопросу. В чем разница определений «вселенная», «реальность» и «мир»?

– Определения не совсем точные. – ответил Странник. – Но остановимся на одном из них. Реальность. То место, где мы сейчас находимся. Планета, космос, вся вселенная – это реальность. Именно ваша. Но есть и другие.

– Не совсем понятно. – сказал я, наблюдая за языками пламени костра. – Скорее всего всему виной знания, которые мне дали в школе и из других источников. Нас учили, что космос бесконечен. Так ли это? И сколько обитаемых планет помимо нашей насчитывается в космосе?

– Соглашусь. Многие знания ошибочны. Космос не бесконечен, как и все остальное. Но точно знаю, что в пределах вашей реальности – планета Земля, являющаяся вашим домом, единственная обитаемая планета на всю вселенную.

– Пусть будет так. – согласился я. – Тогда не понятно другое. Зачем нужна такая огромная вселенная, где единственный разумный вид – Человек, и обитает он на крохотной планете, которую называет Землей.

– Вопрос довольно сложный. – прошипел Странник. – Замыслы Творца до сих пор остаются неразгаданными. Подобной вашей вселенных огромное множество. Самое распространённое явление – один разумный вид на всю вселенную. Место его обитания – планета. Правда встречаются такие реальности, попадая в которые начинаешь сомневаться в адекватности творца. Многомерные миры, с иным течением времени и твердым вакуумом. Чаще всего моих физических возможностей не достаточно, чтобы посещать подобные реальности.

– Ты снова путаешь меня определениями. – заворчал я, пытаясь разобраться в услышанном.

– Мир, реальность, вселенная – по сути одно и тоже. Вселенная – составляющая часть мира. Реальность – мир в именно это мгновение. Определение, привязанное к течению времени. Тоже верное. – сказал Странник. – Я буду оперировать всеми тремя. Для простоты и одновременно усложнения. Если бы ты увидел, то многое понял. Но увидеть тебе не дано. Будем опираться на примитивную человеческую фантазию.

– Тут ты прав. – проговорил я, пытаясь уберечь мозги от вскипания. Разумный Лес себя никак не проявлял, но я не сомневался, что он тоже поглощает информацию. Хотя кто знает? Быть может ему известно гораздо больше нашего. Покопавшись в рюкзаке, я достал несколько кусков вяленого мяса, завернутого в бумагу. – Будешь? – спросил я, протянув одну полоску Страннику.

– Нет. – ответил тот. – Мой вид не привязан к подобному способу поддержания жизнеспособности. Поедание себе подобных крайне мерзкое занятие. И о чем думал Творец, когда создавал людей.

– Мы не едим себе подобных. – недовольно пробурчал я, откусив солидный кусок пластинки. – Это вяленная мясо парнокопытного животного. Не деликатес конечно, но зато очень питательно.

– Ты не прав. – сказал Странник. – Ваш вид поедал себе подобных. В твоем лексиконе я нашел определение «каннибализм». Крайне мерзко. Но в моем понимании поедание себе подобных – поедание белковой пищи.

– Предлагаешь мне стать вегетарианцем? – удивленно спросил я. – Но это тоже белковая пища. Может жрать камни?

– Ты не понял смысла. – ответил Странник. – Моему виду не нужно что-то есть, чтобы продолжать жить. У нас с рождения имеется колоссальный запас энергии, который можно пополнять.

– Разумные батарейки? – прыснув от смеха спросил я.

Странник покачал головой.

– Нет. Мы не привязаны к определенной оболочке.

– Да? – я окинул кошачье тело оценивающим взглядом. – Тогда почему ты выглядишь как мутировавший кот?

– Временно использую оболочку другого вида. – ответил Странник. – В своем нормальном состоянии я слишком ограничен. Пришлось найти особь которая в скором времени должна погибнуть и воспользоваться ею. К сожалению сознание сохранить не удалось. Я просто стер следы пребывания примитивного разума в этом теле, полностью захватив контроль. Ты понимаешь, о чем я?

– Да. – коротко ответил я. – С твоей сутью мы разобрались. Для меня ты так и останешься разумной оболочкой. А теперь расскажи, как выглядят миры со стороны. У них есть какое-нибудь понятие? Висят как яблоки на яблони, или разбросаны хаотично. Существует иерархия или ее подобие? Нижние миры, верхние, дальние-ближние?

– Нет. Миры не имеют иерархии. Только названия. И их расположение в пространстве мне не известно. Так как само определение пространства подразумевает что-то материальное. Миры отделены друг от друга. Они одновременно непостижимо далеко и критически близко. Одни могут прыгать из мира в мир лишь силой мысли, а для других это так же невозможно, как для вас достичь глубин космоса.

– А почему нам невозможно достичь глубин космоса? – спросил я, проявив крайнюю любознательность. Странник сумел заинтересовать своим рассказом. – Если мы создадим двигатель способный развивать скорость света, то сможем покорить космос.

– Нет, не сможете. – отрезал Странник. – Скорость света ничтожно медленна для вашей вселенной. Даже если вы сумеете превысить ее в сотни раз, то этого тоже не достаточно. Я могу изучить ваш мир, и узнать все его законы, но на это нет времени. Ваша физика слишком ограничена, как и во многих других мирах.

– Я понял, что ты слишком умный и слишком много знаешь. Еще понял, что ты гораздо сильнее, чем кажешься на самом деле. – выдал я. – Но давай поговорим о другом. Что там с выходцами из моего мира? Есть возможность их вернуть?

– Нет, в твоем мире все изменяется. Привычный баланс, задуманный Творцом, нарушен. Его законы больше не работают. – разъяснил Странник. Я в очередной раз подкинул дров в костер, и только сейчас понял, что съел все вяленное мясо. Придется пополнять запасы пищи. Вот тебе еще одна проблема.

– В нашем мире теперь заведуют Древние. – рассказал я. – Это они сделали Лес разумным, и уничтожили все ядерное оружие. Их замысел нам не ясен, но действия солидно так усложнили жизнь.

– Я чувствую их присутствия в вашей реальности. Изменения не их рук дело. Они только помогают. Собственно, поэтому я и пришел. – сказал Странник. – Миры качаются и болеют. Установить причину пока не удалось. Ваш мир оказался среди заболевших. Но есть одно «но». До определенного момента ваш мир находился в состоянии ограниченности. Пока из него не вышли те трое протестантов. Теперь к вам может наведаться любой…

– Это хорошо или плохо? – спросил я. – И есть ли возможность вернуть тех троих?

– Скорее плохо. Не все такие дружелюбные как я. – сказал Странник. – А те трое сами не захотят возвращаться. Они как малые дети. Заигрались. Ты даже не можешь представить какого быть путешественником по мирам. Но не каждому дано стать путешественником.

– Мне дано? – быстро спросил я.

– Нет. – ответил Странник. – Ты не выдержишь перехода.

– Тогда зачем нужен был этот разговор? Трое, как ты назвал протестантов, не вернуться. Мне за ними отправиться нельзя. Зачем мне о них знать? Ты убил надежду. Для меня она многое значила.

– Мне нужна помощь, поэтому я нашел тебя. – Заговорил странник. – И еще несколько десятков таких как ты.

– Вот тут обрадовал! – воскликнул я с легким огорчением. Все-таки неприятно понимать, что ты на самом деле не избранный. Таким как Шухов мне стать не светит. Жаль. Озвучивать не стану. Разумная батарейка уже прочитала мысли.

– Будут какие-нибудь сверхспособности? – спросил я, выждав короткую паузу. – Или супер костюм? Инопланетное оружие и прочие волшебные штучки?

Странник покачал головой, и кажется я услышал легкий смешок. Ей богу, он издевается надо мной. Вот же Дюрасел мутировавший!

– Ты неисправим. – сказал Странник. – Я должен исчезнуть. Одна просьба – попытайся не сдохнуть в ближайшее время и старайся избегать неприятностей…

Вот теперь я точно сомневаюсь в собственной адекватности. Только что передо мной сидел наглый котяра и тут же исчез. Без всяких хлопков, синего или фиолетового дыма и прочих волшебных приколюх. Был – не стало. Поднявшись на ноги, я внимательно осмотрел место где он сидел. Трава примята. Значит не померещилось. И странная штуковина все так же при мне. Да, час от часу не легче. Не хватало еще вмешаться в заварушку множества миров. Затушив костер, я устроился на ночлег. Надеюсь вторая попытка окажется удачнее первой. Только вот уснуть сразу не вышло. Размышления еще пару часов донимали мой и без того настрадавшийся мозг…

Страница 8

Глава 3 Путешествие продолжается

Выспавшись, я снова отправился в путь. Метры плавно перетекали в километры, а затем в десятки километров. Даже сотня для меня не предел. Тренированные ноги размеренно несли вперед не чувствуя усталости. Маленькие заброшенные деревушки и городки сменялись полями и небольшими лесными массивами. Иногда попадалась живность и пугливые Оболочки, которых издалека легко спутать с обычным человеком. Острой нехватки в пище я пока не испытывал, и поэтому не хотел охотиться. Если удастся найти поселение нормальных людей, то можно будет выменять у них еду на оружие и патроны. Заранее продумав этот момент, я прихватил с собой не один, а два автомата преследователей.

К вечеру я набрел на поселение людей. Небольшая деревушка, хорошо скрытая от случайных глаз большой низиной и неспешно бегущей по ней речушкой. Всего восемь домов. Местные приняли случайного путника с восторгом. Меня накормили и предоставили место для ночлега. Неприятный осадок появился, когда перед самым сном ко мне в комнату заявился старший поселения, которого я тут же обозвал Барыгой, и потребовал плату за предоставленные удобства. Я скрипя зубами отдал ему трофейный «АКМ» и десяток патронов. Взамен Барыга пообещал мне достаточное количество провизии в дорогу. Все его нудяще-кричащие доводы по части сложности выживания на данной территории, отсутствии оружия, поддержки других поселений и вечных неудач я просто пропустил мимо ушей. Подобными вещами меня не удивишь. Тертый, проходили. Врятли им особо поможет подаренный мною Калашников. Старое повидавшее жизнь оружие проработает совсем недолго. А найти к нему патроны и вовсе задача труднодоступная в данных районах. Как ни крути, но все склады со временем перекочевали в крупные города людей. Оружие стало самой совершенной валютой в условиях постапокалипсиса.

К середине следующего дня удалось поймать попутку. Конный обоз не спеша двигался в направлении небольшого городка и около ста пятидесяти километров обещали условную безопасность и отдых ногам. Ну и конечно более высокую скорость передвижения. Вот только каждый раз натыкаясь на такие обозы мне становится грустно. Лошади тащат доверху нагруженные телеги по разбитым дорогам, частично заросшим травой и кустарником. Еще чуть-чуть и от них не останется следа. Только гнилые остовы машин, и редкие мосты будут напоминать о когда-то существовавшем дорожном полотне. А сами телеги выглядят и того хуже. Непонятные гибриды, собранные из запчастей машин и максимально облегченные. Неправдоподобно смотрится дорогой литой диск вместо привычного тележного колеса. Некоторые люди оказались крайне изобретательными. А количество всевозможного хлама теперь просто умопомрачительное. Делай себе карету хоть из Гелентвагена. Главное, чтобы лошадкам было не в тягость.

Я устроился среди непонятно чем набитых ящиков и мешков, в последней из пяти, повозке, и расслабившись, решил немного покемарить. Если тебе нечем заняться, то нужно просто лечь спать. И отдохнешь, и время скоротаешь. Но поспать не получилось. С другого транспортного средства заявился полненький мужичек, явно настроенный на интересную беседу.

– Не потревожил? – максимально вежливо спросил он.

– Нет. – соврал я, меняя горизонтальное положение на сидячее. – Не спиться.

– Олег, – сказал он, протянув руку, на которой не хватает указательного пальца по вторую фалангу. Как ни крути мужик, но я тебя запомнил.

– Егор, – ответил я, пожав руку. Он попытался сдавить мою ладонь четырьмя пальцами-сосисками, но получив должный отпор, отдернул руку, удивленно округлив глаза.

– А ты силен Егорка. – сказал Олег, внимательно изучая меня. – Куда топчешь, если не секрет?

– Не секрет. – ответил я. – В Урал иду. К старому другу.

– Старые друзья – хорошо. – пробормотал Олег. – А откуда топчешь? С Казахстана?

– С Алтая. – пояснил я, не понимая причину такого любопытства. Может натура, а может выпытывает информацию. Всегда нужно быть на стороже. Так Алексей Смирнов говорил.

Разговор не имел глубокого смысла и велся почти в одностороннем режиме. Олег оказался настоящим болтуном. Тараторил без умолку, осуждая всех и вся. Постепенно мы дошли до темы передвижения и отсутствия топлива.

– Ну не понимаю я как такое могло произойти! – причитал он. – Нельзя было просто так похерить всю нефтяную промышленность. Ведь можно же возобновить добычу ресурсов и организовать производство топлива. Столько бесхозной техники кругом, а мы на лошадях. Один грузовой Урал с легкостью увезет все, что мы уже несколько дней тащим в этих хромых корытах. И надежнее, и быстрее.

– Не соглашусь. – спокойно сказал я. – Для возобновления промышленности нужны большие людские ресурсы. И электроэнергия. И еще куча всего. Промышленность нам не доступна. Но вся суть в том, что человечество даже не пытается восстановить ее.

– Возможно, – пробубнил Олег.

– Опасность! – закричал человек в голове колоны повозок. – Опасность!

Я мгновенно вскочил на ноги, и чуть не грохнулся плашмя, потому что извозчик остановил лошадей. Сориентировавшись, взобрался на ящики и стал наблюдать за суетой каравана. Люди спрыгнули на землю и заняли оборону по сторонам. Вот только определить причину опасности у меня никак не выходило. Справа и слева от разбитой дороги поля. В паре километрах виднеется молодой лесок. Местность ровная. Никаких бугров, оврагов и холмов.

Приникнув к прицелу, я по-быстрому провел разведку местности, но так и не смог ничего найти. Олег мягко похлопал меня по плечу. Я обернулся.

– Ложная тревога. Сегодня Федька ведущий. У него бывает клинит. – сказал он. – Сейчас ему начистят рожу, и поедем дальше. Или привал устроим. Поедим и лошадей накормим.

Спрыгнув с повозки на землю, я побежал к первому обозу. Там трое ребят уже вовсю отрабатывали ногами крикуна. Старший каравана по фамилии Арбузин в действие не вмешивался. Из всех людей я успел познакомиться только с ним и с Олегом.

Троица не хотела униматься, и я решил вмешаться. Что такое для обученного приемам рукопашного боя человека, раскидать трех взрослых мужиков. Чуть больше десяти секунд, и драчуны корчатся на земле, присоединившись к тому, кого только что избивали.

– Хватит! – зарычал Арбузин. – Развели балаган!

Поднявший ложную тревогу Федька оказался зашуганным парнишкой моего возраста. Вся караванная братия в считанные мгновения собралась вокруг нас и начала усиленно галдеть, обсуждая мои действия. Арбузин молча схватил меня за руку, и отвел в сторону.

– Если я взял тебя как попутчика, – начал он, – то это не значит, что ты можешь наводить тут свои порядки.

Арбузин старше меня в два раза минимум. Низкорослый коренастый мужик с большим пузом, короткими ногами и толстенной шеей. Но больше всего в его облике запоминались глаза. Маленькие и глубоко посаженные. Поросячьи, если сравнивать с животными. Перечить ему мне не хотелось. Но объяснить постарался. Объяснить, что не стоит садить недалекого во главе колоны, а затем жестоко избивать за проступок. Слов Олега для меня было достаточно, чтобы понять, что повторяется подобное неоднократно, и тому свидетельствуют многочисленные шрамы на лице парня по имени Федька.

– Я тебя услышал. – сказал Арбузин. – Но парням этого не объяснишь.

– Есть более простое решение. – злобно скалясь сказал я, замечая, что толпа разбрелась по сторонам и стала готовиться к привалу. – Можно просто не садить Федьку в голову колоны. Такой вариант подходит?

– Федька видит все и вся. – пояснил Арбузин. – Очень зоркий парень. Жаль, что недалекий. Поэтому и садим его ведущим. А ложные тревоги – привычное.

– Так зачем избивать парня? – рявкнул я, не сумев сдержаться. Тёма всегда говорит, что подобное поведение когда-нибудь убьет меня. Но по-другому не могу. Хочу справедливости и точка.

– Такова традиция. – ответил Арбузин.

Мне очень сильно захотелось влепить ему кулаком между поросячьих глаз. Хорошо так влепить. С оттяжкой. Минимум нос сломать. Плохой руководитель – плохие подчиненные. Кто слабее, страдает. Вот как все изменить?

– Слышь, чебурашка! – зарычал один из парней недавно поверженной троицы. Им только-только удалось отойти от моих ударов. Стоило посильнее просадить печёнки. Видать немного не дожал.

– Остыли суки! – заверещал Арбузин, и я окончательно убедился в бредовости и каламбурности ситуации, которую сам и создал. Прилетевшая со стороны поля крупнокалиберная пуля стала последней каплей. Попав в голову Арбузина, она просто снесла ее до основания. Я успел увидеть, как повисла нижняя челюсть, прежде чем тело рухнуло на землю. Инстинктивно бросившись на землю, я пополз в сторону пытаясь найти укрытие. Второй выстрел прозвучал гораздо громче, если мне не показалось. Впавшему в ступор парню оторвало руку вместе с плечом.

Вот как подобное могло случиться? Я же осматривал местность на предмет опасности. И не нашел ничего. Или плохо смотрел? Но факт на лицо – все мы в глубокой заднице. Кто-то атаковал караван. И этих атакующих увидел Федька, только вот по привычке никто не поверил и отмудохал парня за ложную тревогу. Эх, лучше бы мне идти себе в одиночку по лесам и полем, а не искать приключений на пятую точку вместе с большим караваном. Все это я успел подумать пока полз по земле под громкие выстрелы снайперской винтовки, пытаясь найти укрытие…

Глава 9

Я полз настолько энергично, что ящерицы, сидящие в траве умирали от зависти. С грациозностью змеи и скоростью бегущего за добычей гепарда. Впрочем, так мне казалось. На самом деле я был похож на выброшенного в сухую траву налима. Человек никогда не сравниться в ползанье со змеями. Неповоротливый и медлительный. Другое дело встать на корточки, и уже на полноценном полном приводе дать четкого драпу, чтобы из-под ботинок вылетали куски травы и земли. А лучше всего вскочить на ноги и бежать сломя голову куда глаза глядят. И поминай как звали. Многие именно так и поступили…

Я залег в небольшом углублении рядом с дорогой. Автомат покорно болтается за спиной с невежественно забитым грязью стволом. Непростительное отношение к оружию. Разрешаю отвесить мне хлесткого леща в воспитательных целях, дабы подобного не повторялось. Но судя по энергичности выстрелов еще трех подключившихся к тотальному расстрелу винтовок, воспитывать меня скоро станет некому. Кто же вы такие, тайные негодяи, напавшие на беззащитный караван и теперь убивающие всех и вся. Выглянув из укрытия, я попал на неприятный момент. Мой недавний собеседник Олег во всю прыть несся по полю в противоположную от стрелков сторону. Пуля ударила его в спину, проделав в грудине солидное отверстие и окропив зеленую траву свежей кровью. Чертыхнувшись, я снова спрятался в импровизированном укрытие. Не хватало еще лишиться головы. Старший каравана Арбузин знает какого это не понаслышке. Но рассказать уже не сможет…

Кто-то попытался оказать сопротивление и открыл огонь из автомата. Пару секунд стрекотания и оружие замолкло. Выстрел из снайперской винтовки сделал грязное дело. Нужно что-то делать или нас совсем уничтожат. Почему я думаю о посторонних людях? Слово «нас» не стоит использовать. Каждый сам за себя. Нужно что-то делать, либо мне хана! Вот так. Но что тут сделаешь? Лезть под пули нет никакого желания. Проверять меткость снайперов тем более. Так, стоять, у меня есть исполнитель желаний. Может он поможет.

Странную штуковину я предусмотрительно положил в карман куртки. Рюкзак-то остался в повозке. А в нем все мои пожитки. Хорошо, что в них пока нет острой необходимости. Даже патроны не нужны. Стрелять нянчи в некого. Вытащив Исполнитель желаний из кармана, я отметил, что странный предмет стал гораздо теплее. Ни кнопок, не сенсорных панелей. Этакая уменьшенная копия кирпича из более современного и неизвестного науке материала. Хоть и немного теплая, но в качестве обогревателя не годится. Я осмотрел предмет со всех сторон, но способа активации так и не понял. А Странника спросить забыл. Вот тебе и первый минус. Может выкинуть его от греха подальше?

Выстрелы снайперских винтовок неожиданно стихли. Где-то неподалеку жалобно застонал человек. Потерпи дружище, скоро костлявая заберет тебя и страдания закончатся. После попадания крупнокалиберной пули можно надеяться только на скорую смерть. Арбузин в этом преуспел. Врятли он успел осознать, что умер. Это было как щелчок выключателем. Светло – темно. Легкая смерть. Парням с оторванными конечностями гораздо хуже.

Вытащив нож, я попытался расковырять Исполнитель желаний. Материал оказался настолько прочным, что даже безупречно заточенный нож не сумел оставить на нем не единой царапины. Бессмысленная штуковина. Появилось острое желание выкинуть ее. Я даже сделал подобие замаха в положении лежа. Но нет, пусть пока полежит в кармане. Вернув штуковину на прежнее место, я прислушался. Помимо стонов стал слышен многочисленный топот ног. Похоже к нам движется целая рота солдат. А лошадки то молодцы. Не разбежались по сторонам. Видать приученные к подобному. Даже запах смерти их не напугал.

Я продолжил лежать на спине в небольшом углублении, не предпринимая активных действий. Исполнитель желаний приятно согревал грудину через ткань, старый «АКМ» валяется под правой рукой, солнышко лижет лицо теплыми лучами, постепенно покрывая кожу загаром. Если отбросить все, что происходит вокруг, то жизнь не так уж и плоха.

Бородатый детина верхом на лошади возник надо мной совершенно неожиданно. Я особо не удивился такому повороту событий, уже пару минут как приготовившись сдаться. Лучше уж тусоваться в плену, чем отправиться на корм грызунам и насекомым. Ствол пулемета «Печенег» безразлично уставился на меня с высоты.

– Один живой! – рявкнул всадник. – Вставай сука!

– Еще двое живых! – долетело с конца каравана.

Мне остро захотелось объяснить человеку, что оскорблять – плохо. Есть уйма нормальных слов, при помощи которых можно унизить. Да и нет в этом смысла. Куда еще унижать то? Я пленник, он победитель. Стандартная ситуация, не требующая дополнительных речей. Сейчас начнётся обычная процедура транспортировки. Ничего интересного. И даю голову на отсечение – меня хорошенько так обработают. Кулаками и ногами. Как Федьку, только посильнее…

Я немного не угадал. Меня вырубили гораздо раньше. Избивать не стали. Просто хорошенько приложили по голове прикладом, отправив в состояние неполноценного и болезненного коматоза…

Как меня везли и куда поместили я запомнить не смог. Только очнешься, снова вырубают. После третьего удара по голове окончательно потерялось чувство пространства и времени. Даже сны снились. До ужаса бредовые и совершенно бессмысленные. Но все плохое когда-нибудь кончается. Настало время пробуждения. Время активных действий, сбора информации и если все сложится удачно – побега. Наверное, зря я загадываю.

Разлепив глаза, я приготовился к полной темноте. Не угадал. В стене вырезано небольшое окошко и свет пробиваясь в щель, развеивает мрак темницы. Все лучше, чем полная темнота. Голова гудит, словно идущий в разнос мотор. Я с трудом прикоснулся к затылку. Крови не обнаружено. Все-таки плюсы хоть и незначительные, но есть. Организм быстро восстанавливается.

Так. В темнице помимо меня еще трое. Грязные и одетые в лохмотья люди. С улицы доноситься стабильный гул работающего генератора, и редкие удары металлом по металлу. Делать поспешные выводы пока рано. Оружия мне конечно не оставили. Одежду не тронули, а вот исполнитель желаний исчез. И на кой он им? Бесполезная вещица. Что есть, что нету, ничего не изменяется.

Причину стоящей в темнице жуткой вони я нашел довольно быстро. Выдолбленная дыра в полу у дальнего угла служит как отхожее место. Вокруг нее все жутко загажено. Апартаменты явно не люкс.

Две железных миски наполнены разным содержимым. В первой коричневая и вонючая вода, во второй огрызки овощей. Да, плотно поужинать тоже не выйдет. Подобравшись к одному из спящих, я перевернул его. Тошнота мгновенно подкатила к горлу. У парня напрочь отсутствуют глаза, уши и язык. Все вырезано. Не сдержавшись, я начал блевать желчью. Хрен его знает что, но похоже я попал в большую задницу. Все настолько плохо, что наверное в скором времени смерть Арбузина станет казаться легкой и приятной.

Мои действия разбудили увечного, и он стал судорожно дергаться и пополз в сторону. Захотелось свернуть ему шею в целях прекращения страданий. Люди способны на многое, но такого я на своем веку пока не встречал. Как говорит Тема: все когда-то в первый раз. Его совет сейчас не помешает.

Двое других оказались не покалеченными, но увидев меня вжались в угол не проронив не слова. Вот теперь я точно напуган. Что нужно делать с людьми, чтобы довести их психику до подобного состояния? Даже представлять не хочется.

Два часа прошли в бессмысленных рассуждениях о смысле бытия. Хотелось есть и пить. Солнце так и не село, а значит в плену я около суток. При тщательном осмотре себя любимого обнаружилась небольшая странность. Там, где лежал исполнитель желаний Странника просто отсутствует кусок куртки и футболки. Предмет словно прожегся внутрь меня. На свету я заметил небольшое покраснение на груди. Не сходиться. Какая же должна быть температура чтоб сжечь настолько твердую ткань? Довольно высокой. Кожа точно не выдержит.

Засов щелкнул неожиданно. Я вскочил на ноги, и приготовился к худшему. Рутина продолжается.

Удар ногой в живот. Красиво падаю на пол. Двое берут под руки, болезненно выворачивая суставы. Третий надевает на голову мешок, и в путь…

Четыре минуты конвоирования, и я в другом помещении. Из плюсов – не воняет. Минусов пока не знаю.

Мешок небрежно скинули с головы и в глаза ударил свет…

Страница 10

В который раз убеждаюсь, что все не просто так. Бывают легкие дни. Идешь себе по бывшей территории России матушки и никого не трогаешь. Отматываешь тысячи километров пехом с минимальным количеством негативных приключений. Одна-две, ну максимум три стычки с мародерами и бандитами в месяц. Так сказать, норма. Всегда так было. Но в этот раз все изменилось. Путешествие с самого начала пошло через пятую точку, и следовало заметить подобное гораздо раньше. В тот момент, когда трое мародеров сели на хвост. Стоило кардинально менять маршрут…

Первая стычка с тремя бандитами – случайность. Сумел выйти сухим из воды и даже частично восстановить утерянное. Вторая стычка у горящего села – совпадение. Я только помог людям и не вступая в контакт ушел. Значения насыщенности событий не придал. Появления Странника – что-то новое, выходящее за привычные рамки. Тут тоже стоило призадуматься. И призадумался. Отправился в путь, прибился к каравану и попал в плен. Три! Целых три перестрелки за такой короткий промежуток времени, в каждой из которой я оказываюсь действующим участником. Нет, это не случайность и не совпадение. Цифра три – закономерность. И закономерность появилась у событий, разворачивающихся вокруг меня. Не спроста все это, ой не спроста…

Стоя на коленках с заломленными руками я попытался оценить обстановку. Большое помещение с множеством столов, освещенное через панорамные окна. Помимо трех конвоиров на меня смотрят еще шесть человек разных возрастов. Все они сидят за крупным столом, который на пол метра возвышается над остальными. Похоже меня привели место где знатные лорды устраивают пиры. Как ни крути, но впечатление складывается именно такое. Люди с любопытством разглядывают пленника с явным призрением. Главного вычислить не сложно. Здоровый детина сидит в середине стола, спрятав глаза за каплевидными очками. Похоже пересмотрел в детстве голливудских боевиков. Кто они? Религиозные фанатики или просто бандиты-отморозки? Куда меня занесла нелегкая и как отсюда выбраться?

– Пустите его. – небрежно сказала надменная блондинка, сидящая справа от главного.

Руки получили свободу и суставы взвыли от радости. Я остался на коленях и продолжил оценивать обстановку. Лучше молчать пока не спросят. Мало ли какие у них порядки. Заговоришь раньше времени и отрежут язык.

– Встань воин! – громко рыкнул очкастый.

Я послушно поднялся на ноги.

– Знаешь почему ты до сих пор жив? – продолжил он.

Я покачал головой, сделав абсолютно безразличное лицо. Только сейчас вспомнилось письмо Матвея, которое нужно было доставить Зарипову. Вот же дубина стоеросовая. Следовало сожрать его еще в канаве. Это провал Егорка. Полнейший.

– Перед атакой каравана мои люди наблюдали за тобой. – пробасил очкастый. – Ты обучен боевым искусствам. И явно отличаешься от остальных охранников каравана. Это правда?

Так, надежда есть. Значит они успели увидеть, как я побил трех парней, пинавших Федьку. Их заинтересовали мои навыки. Есть вариант стать полноправным членном данной организации и потом по-тихому свалить. Или не по-тихому.

– Да, обучен боевым искусствам. – подтвердил я. – И не только им. Умею неплохо стрелять и быть незаметным.

Да, вот взял и вывалил всю правду. А что остается делать? Сейчас еще врать буду. Нагло и максимально правдоподобно. Строить гордого солдата, верно служащего своим покровителям точно не стану. Первое правило вбитое в голову Артёмом – сделай все возможное, чтобы выпутаться из ситуации малыми потерями. Лучше потерять неделю времени, чем лишиться жизни. Даже год в плену не так страшен, как смерть.

– Откуда ты, воин? – спросил очкастый. Все остальные не смеют заговорить, внимательно наблюдая за происходящим. Конвоиры отступили на несколько шагов назад. Авторитет очкастого не вызывает сомнений. И я этому рад. Все могло быть гораздо хуже. Вплоть до ударов прикладом по голове и заученных фраз: «Как ты разговариваешь с императором?» или «При обращению к его величеству нужно кланяться в ноги!». Что-то разыгралась моя фантазия.

– Я пришел с севера. Свободный наемник. Обучался в братстве наемников «Темные Викинги». После обучения ушел искать работу. Уже два года слоняюсь по миру, подрабатывая охраной городов и караванов. – рассказал я, полностью солгав и при этом не моргнув глазом.

– Охраной караванов говоришь? – выдал очкастый детина, нахмурив лоб. Сейчас его мозг энергично переваривает полученную информацию, и пытается понять правда это или ложь. – Тогда ответь на другой вопрос. Почему ты не попытался охранять караван, когда мои люди напали на него? И зачем ты начал драться с другими охранниками каравана?

– Других охранников я побил по двум причинам. Первая – не стоило обижать слабого. Но она не так важна. Вторая причина более веская. Мне нужен был авторитет в караване. Банально, но только показывая силу можно его заработать. – ответил я, сочиняя на ходу. – Теперь отвечу почему не дал отпор твоим людям, – обращаясь к очкастому на «ты», я ждал чего угодно, но никто не обратил внимания на подобную дерзость. – Твои люди слишком внезапно атаковали караван. Все бойцы погибли, не успев оказать сопротивления. Я наемник. Но умный наемник. Умирать за чужие припасы не стану. Самым верным решением было спрятаться, а затем сдаться.

Очкастый медленно поднялся. Не меньше двух метров роста, отметил я. Вот же здоровый детина. На возраст чуть больше сорока.

С возвышения стола и огромного роста, он смотрел на меня сверху вниз. Очки мешали увидеть взгляд. Поверил или нет? Отрежут мне язык за вранье и все. И не дождётся Юлька своего Егорку. Даже грустно стало.

– Что тут скажешь? – пророкотал очкастый детина. Пятеро за столом внимательно уставились на старшего, ожидая решения. – Мне нравиться этот парень! Смелый и умный! Нам такие нужны!

Внутреннее напряжение заметно спало. Мне поверили. Умение врать редко выручает. Но именно сейчас помогло.

– Значит так! – продолжил очкастый детина, и выбрался из-за стола. – Через два часа организовать большое застолье. Пусть соберутся все лучшие бойцы! А тебя наемник, – он указал мне в грудь пальцем-сосиской, – тебя я хочу послушать в другой обстановке. Интересно ты рассказываешь. Люблю новые истории. Идем за мной…

***

Не ожидал я подобного расклада. Не ожидал. Конвоиры и пятерка восседающих за столом разбрелась по сторонам, занявшись только им известными делами. Очкастый попросил следовать за ним, и я подчинился.

В том же здании нашлась большая хорошо обставленная и освещенная комната. Детина уселся на кожаное кресло, жалобно заскрипевшее от нагрузки, и вытащил из стола бутылку алкогольного пойла и два стакана.

– Чего встал столбом? – рявкнул он.

Я поспешно пододвинул стул и уселся за стол напротив него. Появилась легкая дрожь в ногах. Что будет дальше неизвестно. А неизвестность всегда пугает.

– Пьешь? – спросил он, налив один из стаканов до краев.

Я покачал головой.

– Нельзя мне пить. Голова дурная. Мозги капитально на бог съезжают. Перестаю контролировать себя и творю черт его знает, что. Однажды с перепоя троих завалил…

– Завязывай. – рыкнул здоровяк и одним махом осушил стакан. – Как звать то тебя?

– Егор, – спокойно ответил я.

– А меня Антоха, – пробормотал очкастый, – как ты уже понял, я здесь всем заведую. Босс короче.

– Понял.

– Ни хрена ты не понял, Егорка, – сказал Антоха и хлопнул массивной ладонью по столу. Бутылка и стаканы подпрыгнули вверх, но не опрокинулись. – Чем мы твоему тут занимаемся?

Как же хочется сказать ему правду. А потом просто встать и уйти. Да вот только уйти не получиться. И разобраться в чем дело я пока не смог. А значит придется играть по навязанным правилам и ждать удобного момента.

– Пытаетесь выжить? – предположил я, бросив короткий взгляд в окно. Яркое солнце не позволило увидеть местность, сильно бликуя на грязных окнах. Впрочем, возможность узнать где нахожусь вскоре должна представиться.

– Ты не прав парень. – сказал Антоха. – Но мне нравится твой подход к делу. Ты меня не боишься. Или боишься, но не подаешь виду. Это и нравиться в тебе. Ты не похож на остальных жополизов, пытающихся постоянно угодить мне.

– Лизать задницы меня не научили. – небрежно сказал я, откинувшись на стуле. До сих пор не удалось понять, проверяет он меня или говорит правду.

– Мы наемники Егорка. – торжественно изрек Антоха, и с легким пафосом подкурил сигарету.

– Не больно похожа ваша контора на наемников. – небрежно бросил я. – Больше на шайку бандитов смахиваете. Вот я у настоящих наемников обучался. Дисциплина, подготовка, устав. Все на высоте.

– Сука, так и думал! – рявкнул Антоха, и со всей дури врезал по столу. Вот что-за манера такая? Бутылка, не удержавшись, опрокинулась и вонючая жидкость полилась на пол. Небрежным движением он смахнул предметы со стола. – Ты нас научишь?

– Просто так не стану. – ответил я, никак не отреагировав на разбившиеся об стену предметы.

– Не в твоем положении права качать салага! – взвыл Антоха. Похоже я все-таки перегнул палку. Не стоило строить из себя супермена.

Перегнувшись через стол, Антоха схватил меня за грудки и без усилия поднял в воздух. Страх сковал тело, но внешне я пытался выглядеть абсолютно безразличным.

– У нас есть все! – продолжил Антоха. – Нормальное жилье, бабы, оружие, жрачка. По рукам?

– По рукам… – на выдохе сказал я. Все еще офигивая от ситуации. У этого здорового детины явно проблемы с чувством юмора и прочими манерами.

Антоха поставил меня на место, и пожал мне руку до хруста. Я снова опустился в кресло и попытался унять дрожь в ногах. Лишь бы не заметил.

– А теперь ответь мне на несколько вопросов. – спокойно заговорил Антоха, и черт! Он вытащил из-за пазухи письмо, которое мне дал Матвей Савельев, и небрежно бросил в центр стола. – Что это за хрень, Егорка?…

Страница 11

Если сплоховать и показать удивление, то Антоха сразу спалит меня. Вариантов два. Раскаяться и не строить из себя крутого наемника или продолжать играть. Акт первый под названием «Внедрение» прошел вполне отлично. Но злосчастное письмо готово все испортить и тогда мне точно не сносить головы. Вспыльчивый руководитель бандитов просто сотрет меня в порошок. Сомневаюсь, что смогу победить его не имея оружия. Будь у меня хотя бы нож… Но даже при таком раскладе я не имею не малейшего представления о подготовке противника, численности и расположении строений. Игнат Шухов или Алексей Смирнов смогли бы принять правильное решение. И оно мне известно. Любой из них перевалил бы половину бандитов в одиночку, а если вдвоем, то не оставили бы камня на камне. С их то подготовкой. Но я не опытен. Признаю… Придется работать как умею…

Посмотрев на письмо безразличным взглядом, я уставился на Антоху.

– Письмо это. Или ты видишь что-то другое? – спросил я. Жаль, что мне неизвестно, что там написано. Какие такие «важные сведения» отправил Матвей Савельев Илье Зарипову? Прикинуться почтальоном? Не поверит. Будь, что будет.

– Я по твоему тупой? – вспылил Антоха, заскрипев зубами. – Знаю, что письмо. Что в нем написано?

Я молча взял конверт со стола и вытащил из него совершенно чистый листок. Вот те раз! Почему он чистый? Надеюсь Антоха не заметил внутреннего удивления. Вот же гад такой Савельев! Вручил мне чистый лист? Или он на самом деле не чистый? Мало ли какие способы сокрытия информации имеют бывшие Российские спецслужбы. Думай Егор, думай.

Все с тем же непринужденным видом я разгладил сложенный в несколько частей листок, и небрежно бросил его Антохе.

– Читай. – спокойно сказал я.

– Я тебя сейчас… – заорал он. – Ты меня за идиота держишь?

– Ты сам таким себя выставляешь! – рявкнул я в ответ, поразившись жесткости собственного голоса. Дерзко, очень дерзко. Но давать задний ход уже поздно. В голове созрела идея.

– Парень, ты говори, да не заговаривайся! – рявкнул Антоха. – Если я захотел впустить тебя в наши ряды, то это не значит, что ты можешь выставлять меня идиотом!

Мне показалось, или он сбавил обороты? Странный у него характер. Мягко-вспыльчивый. Явно пересмотрел фильмов про лихие девяностые.

– Даже не пытался выставить тебя идиотом. – безразлично пробормотал я. – Сам таким себя выставляешь. – глаза Антохи округлились. Я решил побыстрее продолжить, пока его совсем не бомбануло. – Давай зайдем с другой стороны. – заговорил я. – Многое ты знаешь о наемниках? А в особенности о лучшем клане в мири, именуемом «Темные Викинги»?

– Да ни хрена я о твоем клане не знаю! – зарычал Антоха, и в очередной раз приложил рукой по столу. – На кой хрен крутому наемнику таскать в кармане пустое письмо?

Значит в моей крутизне, а также в принадлежности к синдикату наемников он не сомневается. Говорят, что когда человек умирает, то всем вокруг плохо, а ему самому хорошо. Он же не знает, что умер. Мертвому все пофиг. Так и с тупыми. Всем вокруг плохо, но тупой не может этого понять. Что-то я не на шутку разошелся. Вранье на вранье. А как правило система, построенная на лжи не может существовать долго. Или нет, все государства до апокалипсиса были построены на лжи. Как и общество. И все это существовало тысячи лет и постоянно подпитывалось ложью. Есть надежда, что система которую я сейчас создаю просуществует нужный для меня отрезок времени. Цель уже поставлена – пока не уничтожу всех бандитов, включая главного, не покину их пристанища. Правда есть и худший вариант – бандиты убьют меня.

– У каждого клана наемников есть свои обычаи. – заговорил я. Предводитель бандитов по имени Антоха настроился внимательно слушать, облокотившись локтями на стол. – Я знаю три клана, и тот в который вхожу сам, находиться в этом списке.

– Назови еще два! – небрежно попросил Антоха.

Черт, теперь придётся сочинять на ходу.

– Битые Тюлени и Ушлые Псы. – выдал я, понимая, что сморозил фигню.

– Битые Тюлени? – Антоха громко заржал. – Что-за идиотское название?

– Ты это Битым Тюленям скажи! – сурово выпалил я. – Они всю вашу шайку махом выпотрошат.

– Они такие крутые? – с подозрением поинтересовался Антоха.

– Крутые. – сказал я. – Но Темные Викинги круче. Наше братство лучшее среди наемников. А по поводу письма – в нем мы записываем заклятых врагов. Так сказать, список плохих людей, которых нужно упокоить.

– Но твой список пуст! – возмутился он.

– Да потому что еще не одному засранцу ни удалось дожить до момента, когда его внесет в список братство наемников. – выпалил я, и уже более спокойно продолжил. – Чаще всего в список попадают наемники из смежных организаций. Если вражда личного характера – то в личный список. Если насолил клану – в общий список и список каждого наемника.

– Хороший устав клана. – одобрительно качнув головой, сказал Антоха. – Нужно будет продумать у себя подобное. И название. Так, чтоб до дрожи пробирало, при одном упоминании.

– До дрожи должны не слова пробирать, а действия. – вставил я. – Клан наемников зарабатывает репутацию поступками. Хоть пупом вселенной назовитесь, какой толк, если в действиях вы полный ноль.

– Ты прав. – совершенно спокойно согласился Антоха. – Мне нравиться твой подход к делу. Смышлёный малый, ты Егорка. Но болтать можно хоть двое суток. Я хочу увидеть наемника клана «Темные Викинги» в действии. Тот ли ты, за кого себя выдаешь. Или просто любитель красиво болтать и сочинять на ходу? Готов показать на что способен?

Подобного я ожидал гораздо раньше, и успел морально подготовиться. Мастер класс рукопашного боя, стрельба по мишеням и прочая ерунда. Врятли предводитель бандитов Антоха сумеет придумать что-то такое, с чем раньше не довелось сталкиваться.

– Согласен показать себя в деле. – сказал я, поднявшись со стула. – Только одно условие. Лично с тобой драться не буду.

– Это почему? – удивился Антоха.

– Видишь какое дело. Меня учили побеждать любым способом. У наемников нет моральных устоев. Вырву глаз, кадык или откушу ухо. Трудно контролировать то, чему тебя обучали больше пяти лет по восемнадцать часов в сутки. В своей победе я не уверен, но возможно многое. Не хочется ронять твой абсолютный авторитет в глазах подчиненных.

– Это правильно. – согласился Антоха. – Боец из меня не шибко важный. Больше привык полагаться на физическую силу. И пока она меня не подводила.

– Думаю тебе будет чему у меня поучиться. – проговорил я. – И последнее. У тебя много бойцов. Сидя в гадюжнике, как то не успел сосчитать.

– Сто восемьдесят человек, считая пятнадцати-четырнадцати летних салаг. – ответил он, и тоже поднялся из-за стола. Да, природа его здоровьем не обидела. Пропусти от такого удар, и будешь лететь далеко и долго.

– Значит ты не будешь против, если кто-то из них покалечиться? – спросил я.

– Нет, – восторженно воскликнул Антоха. – Идем уже, мне не терпиться увидеть шоу!…

Мы покинули одноэтажное здание, и направились в место тренировок бандитов. Наконец-то удалось разглядеть куда занесла судьба. Бандиты приспособили под свои нужды завод по производству окон, рядом с небольшим городком. Уборкой территории явно пренебрегают. Все захламлено мусором и остовами машин. Но сами цеха, переделанные под жилые помещения, выглядят вполне ухоженными. Как ни крути, но я уже обозвал пристанище бандитов «Свалкой». Возможно не я один.

Тренировочная площадка могла быть и получше. Тренажёры и боксерские груши под открытым небом. Место проведения спаррингов выполнено крайне просто. Квадрат четыре на четыре метра засыпан мелким песком, сквозь который проросла зелёненькая травка. Похоже рукопашный бой у бандитов и вправду не в почете.

Под грозный крик Антохи вокруг нас собралась разношерстная толпа не больше пятисяти человек. Главная проблема – все при оружии. У кого импортные винтовки, а у кого старые карамультуки. Большая часть с осторожностью поглядывает на меня, несмотря на то, что рядом с Антохой я смотрюсь как теленок возле бычары.

– Значит так! – пробасил Антоха. – Это Егор. Сейчас он покажет на что способен. Кто готов сразиться против него?

– А с ножом можно? – выкрикнул жилистый парнишка лет тридцати из толпы.

Антоха уставился на меня. Я кивнул.

– Можно. – сказал Антоха.

– Тогда я готов! – крикнул все тот же.

Антоха легонько подтолкнул меня в центр песчанного квадрата.

– Можете начинать! – грозно скомандовал он.

Жилистый довольно ловко растолкал товарищей, и вручив автомат низкому парнишке, с ножом в руке вышел на песок. Сейчас начнется. Надеюсь я не пожалею об этом через несколько минут…

Страница 12

Глава 4 Внедрение

– Как тебя зовут? – обратился я к жилистому, стоя в расслабленной позе напротив него. Такой хитрый ход. Пусть противник думает, что я не во внимании.

– Зачем тебе это опарыш? – спросил жилистый, двигаясь вокруг меня. Движения плавные, но немного скованные. По тому как двигается человек можно сказать многое. Мой нынешний противник двигается плохо. Для любителя – нормально, но для обученного бойца – совсем никудышно.

– А вот оскорблять нехорошо. – огрызнулся я, ожидая атаки. – Хочется знать, на чье имя заказывать гроб.

– Ах ты сука! – взвизгнул жилистый и бросился в атаку.

Я успел среагировать. Впрочем, времени было столько, что можно было успеть завязать шнурки, поправить штаны, сходить в туалет, и только затем отбить атаку. Неумелую, но полную слепой ярости. Ярость в бою не лучший друг. Так говорил Матвей Савельев и Артем Кириенко. Я с ними согласен. Ярость не лучший друг, но только если тебя не зовут Игнат Шухов. Тот знал, что такое ярость не понаслышке. И выдрессировал ее, как породистую суку. Но я не Шухов. Моя фамилия Дёмин.

Плавно сместившись с линии атаки, я взял руку жилистого в захват и провел бросок через бедро. Шлепнулся он не красиво. Один ноль, ножичек у меня.

– Его Альбертом зовут! – крикнул кто-то из толпы.

– Значит Альберт, да? – спросил я, оценивая нож в руке, и наблюдая периферическим зрением как противник поднимается на ноги, злобно сплевывая попавший в рот песок.

– Лови нож. – спокойно сказал я, и бросил холодное оружие Альберту.

Повезло. Поймал. Удивление в глазах Альберта меня веселило. Вот так просто взял, и отдал нож обратно. Толпа с раскрытыми ртами наблюдает за происходящим. Все хотят шоу.

– Ну давай уже! – рявкнул я. – Нападай! Или не мужик?!

– Да я тебя сука! – снова заорал Альберт, и вскинув нож, рванул в атаку.

На этот раз я не стал церемониться и обезоруживать противника. Поймав руку с ножом в районе предплечья, провел прием ломающий плечевой сустав. Нож вылетел автоматом, когда я только поворачивался вокруг своей оси, заламывая конечность. У всего есть предел. Связки и мышцы правой руки Альберта лопнули, а затем не выдержав нагрузки, разрушился плечевой сустав. С таким повреждением можно не рассчитывать на возвращение к нормальной жизни.

Многие поморщились от услышанного хруста. Альберт упал лицом в песок и заверещал как зажатая в углу свинья. Удар ногой в голову, и он лишился сознания. Странно, но это должно было произойти от болевого шока.

– Прекрасно! – закричал Антоха, хлопая мощными ладонями. – Добей его!

– Не понял? – я вопросительно уставился на лежащего без сознания Альберта.

– УБЕЙ ЕГО! – почти синхронно крикнул толпа.

– УБЕЙ ЕГО…

– УБЕЙ ЕГО…

Поверх голов было видно, что на шум стали сбегаться новые зрители. Я молча поднял лежащий в песке нож, и взглянул в блестящее словно зеркало лезвие. Ну давай Егор, действуй. Ты же готовился к подобному. Либо ты, либо тебя. Сложно не сломаться, смотря в свои же глаза. Толпа продолжила реветь и повторять одну и ту же фразу.

Кем я становлюсь?

Нет.

Кем я стал?

Хладнокровным убийцей, карающим зло?

Убивать во благо? Звучит мерзко. Но есть оправдания. Все убитые мною мародеры и бандиты больше никогда никого не убьют. Но какую я плачу цену? Толпа призраков за моей спиной постоянно растет. Сейчас она станет на одного больше. Нет, это не та жизнь о которой мечтал наивный пятнадцатилетний мальчишка, спасенный человеком-легендой по имени Алексей Смирнов. Никогда мне не стать таким как он. Жалкая пародия. Смешно. Смешно жить в придуманном тобой же мирке. Во благо! Всего лишь отговорка.

Перевернув лежащего лицом вниз Альберта на спину, я без сожаления направил нож в сердце, и с усилием погрузил в грудную клетку. Показалось, или рукам передалось несколько быстрых ударов сердца, подстёгнутого адреналином. Хруст, и тишина. Вот так просто лишить бандита жизни. Пробитое металлом сердце больше не застучит.

Мгновенно стало тихо. Я распрямился и отошел на пару шагов от убитого. То ли от чувства вины, то ли просто так. Двое парней из толпы без чьего-то приказа быстро схватили тело за руки и ноги, и поспешно унесли. Все слишком походит на сон.

– Мне нравиться этот парень! – радостно взвыл Антоха. – Второй раунд. Трое с ножами, против одного!

На этот раз толпа не поддержала предводителя. Слышались тихие перешептывания. Кто-то показывал на меня пальцами, но желающих вступить в бой не находилось. Я просто стоял, и ждал конца глупого шоу. Организм требует еды и воды. Драться на полную выкладку не получится. Три противника с ножами – слишком опасный перевес. Можно и насадиться случайно.

– У меня что, нормальных бойцов не осталось? – рыкнул Антоха.

Нехотя, и со страхом в глазах, вокруг меня встали трое парней с ножами. Я покрутил головой. Двое чуть старше меня, третьему около сорока. Впрочем, третий похоже совсем не боится. Зрачки неправильно расширенные. Наркотики! Стоило понять сразу. Главное чтобы не усиливающие скорость реакции и силу.

– Начинайте! – вновь скомандовал Антоха голосом-громом.

Нет. Троица не атаковала меня. Или просто не успела. Услышав команду, я начал первым. В бою с тремя вооруженными противниками лучше не церемониться, и взять фактор внезапности как дополнительное вооружение. Превозмогая усталость, я кинулся настоящего от меня парня. Он даже не успел вскинуть нож. Мой кулак попал в челюсть, и парень отправился в нокаут. Пусть отдохнет. Старый начал двигаться в сторону. Я подхватил нож поверженного, и замахом от живота, послал его в стоящего столбом молодого. Тяжелый нож. Не для бросков. Таким лучше колоть и резать С мощной рукоятью и длинным лезвием. Метанием ножей я особо не увлекался, и это спасло парнишку. Он получил рукоятью в лицо, и выпустив из рук оружие, рухнул в песок. Если поступит умно, то не станет нападать.

Последний решил действовать. Прыжками сокращая расстояние, он летел на меня подобно торпеде. Раунд безоговорочно мой. Пропустив лезвие в опасной близости от лица, я ушел вправо, одновременно поставив подножку. Не помогла ему наркота. Упал на песок и начал дергаться. Как-то нехорошо дергаться. Неестественно. Я уже понял причину. Видит бог, если он есть, не хотелось мне подобного исхода. Напоролся на свой же нож.

Все трое повержены, и нападать не собираются. Один в отключке, второй держится ладонями за лицо и стонет. Третий дергается. Я решил убедиться в догадке и перевернуть тело.

Не стоило быть таким наивным. Ох не стоило.

Не ожидал я подобной пакости.

Потому что сам на такое не способен. Не люблю бить исподтишка. Наркоману было плевать. Он претворился. И нанес удар ножом, когда я попытался перевернуть его.

Я почувствовал, как холодное лезвие прошло по горлу. Болезненно прошло и неприятно. Тупая боль сковала дыхание. Руки на уровне инстинкта перехватили оружие. Не чувствую хлещущей ручьем крови. Не чувствую ожидаемой слабости. Не теряю сознания. И не теряю времени. Убить противника, пока не умер сам. Отомстить…

Я не отдавал себе отчета. Бил врага ножом в лицо. Бил, ничего не чувствуя. Секунду или десять. Может больше. Очнулся, когда несколько рук обхватили тело и силой выломав из кисти нож, потащили меня в сторону.

Тащили не долго. Солнце било в глаза, мешая рассмотреть, что происходит. Я сумел высвободить окровавленную руку и зажать ею горло, из которого обильной струей хлещет ярко алая кровь. Ну где же ты костлявая? Давай, забирай еще одного неудачника в свое царство…

– ОСТЫНЬ БЕРСЕРК! – грубый и очень сильный крик резанул по ушам, и перед глазами нарисовалась рожа предводителей бандитов. Антоха так и не удосужился снять солнцезащитные очки.

Только сейчас я понял, что лежу на траве, и до сих пор жив. Но как? Дыхание, оно не прекратилось. Картинка не помутнела.

– Убери руку с горла. – потребовал Антоха, и вцепился мне в запястье.

Я расслабил кисть, которую для большего эффекта машинально прижал подбородком. Антоха медленно отвел мою руку в сторону, и тут же громко заржал.

– Ептить, у него царапина! – не переставая ржать, проорал Антоха.

Я мгновенно пришел в себя, и быстро ощупал горло липкой от крови рукой. И правда, по ощущениям горло абсолютно целое.

– Он его обратной стороной ножа полоснул. – объявил Антоха во всеуслышание. – А наш Берсерк то, везучий сукин сын!

Я резко принял сидячее положение. Вокруг все также стоит молчаливая толпа бандитов. Удивительно, но в их глазах нет ничего, кроме страха. Песчаный квадрат, на котором проходил бой, не виден. Это хорошо. Не хочу смотреть, что я сотворил с тем бандитом.

– Хочу помыться. – спокойно сказал я, разглядывая испачканные кровью руки. Не моей кровью. Кровью поверженного врага, который подло хотел убить меня.

– Будет тебе баня! – пророкотал Антоха. – И пир будет! И бабы!…

Страница 13

Для меня истопили баню. Я мылся словно впервые в жизни. Глубокая царапина на горле саднила от попадавшего в нее пота. Мне и вправду уникально повезло. Наркоман полоснул по горлу тупой стороной ножа, но острый кончик все же пропахал глубокую царапину. Будь удар в два раза сильнее, рана была бы серьезной.

Помывшись и напарившись, я надел свежий комплект одежды. Не обошлось без вмешательства Антохи. Мои грязные и рваные тряпки заменили на новенький спортивный костюм.

– Куда теперь? – спросил я молчаливого и угрюмого парнишку, все время сидевшего в углу холодного предбанника. Антоха приставил его ко мне как проводника. Парень вздрогнул, услышав мой голос.

– Там… все… едят… – заикаясь, заговорил парнишка.

– Значит веди меня ко всем. – сказал я. – И не бойся. Не кусаюсь. И просто так не убиваю.

Странная штука – авторитет. Иногда чтобы его заработать уходят годы. Многое зависит от людей, для которых ты хочешь стать авторитетом. В рядах ученых и академиков потребуются долгие годы, и есть вероятность, что все зря. У спортсменов и военных ситуация аналогичная. С бандитами оказалось попроще. Нужно всего-то уметь убивать быстро и эффективно. Но тут тоже имеются свои подводные камни. Годы тренировок у лучших бойцов спецподразделений даровали мне авторитет среди бандитов. Не имея навыков, надеяться на подобное не стоит. И возможно я что-то путаю. Авторитет ли это, или всего на всего обычный страх перед более сильным? Скоро узнаю.

Парнишка привел меня в помещение, где я впервые познакомился с Антохой и его шестерками. Пир, если таким словом можно назвать обычную пьянку бандитов, кипел во всю силу. Застолье началось, когда я был в бане. За длинными столами сидят не меньше шестидесяти человек. Как и прежде на возвышении восседает Антоха, и четверо человек рядом с ним. Хмурые такие ребята. Должен быть еще один. Место по правую руку от Антохи пустует. Теперь это мое место.

– Поприветствуйте нашего Берсерка! – заорал во всю глотку предводитель бандитов, с лёгкостью перекричав гвалт пьянки. Он поднялся и вздернул золотой кубок. Красивый такой кубок. После апокалипсиса подобного ненужного барахла навалом.

В зале мгновенно установилась тишина. Путеводитель уже успел испариться. Я совершенно спокойно прошел между столами, и встал рядом с Антохой. Нужно что-нибудь сказать. Ничего не приходит на ум. Значит просто промолчу.

– Братья! Давайте выпьем за нового члена нашего братства! – сказал Антоха. – Берсерк Егор!

– Берсерк Егор! – повторила толпа бандитов, и все практически разом осушили наполненную посуду.

А дальше началась пьянка…

Я ел все, что лежало на столе, не чувствуя вкуса. Организм требовал восполнения энергии, поэтому по большей части налегал на мясные блюда. Антоха постоянно расспрашивал меня о жизни наемников. Я отвечал, продолжая сочинять на ходу. Незаметно для всех пир перетрасформировался в бойцовский клуб. Захмелевшие бандиты с оттяжкой метелили друг друга по рожам. Антоха участвовал в драке и молотил всех направо и налево. Кого-то даже убили. Мне было наплевать. Отыскав комнату с местом для сна, я наконец-то получил возможность нормально выспаться…

Глава 5 Матвей Савельев Нерациональные решения

На маленькое поселение в районе Алтая опустилась ночь. На ясном небе отчетливо светятся звезды. Температура воздуха так и не упала ниже отметки двадцати пяти градусов. Нынешнее лето, как и прошлые несколько, выдалось жарким и с минимальным количеством осадков. Значит зима обещает быть морозной. Но до зимы очень долго.

Матвей стоял на улице и просто вслушивался в тишину, пытаясь ни о чем не думать. Тихие неловкие шаги он услышал гораздо раньше, чем увидел ночную гостью. Юля Иванова. Подруга Егора Демина. Матвей давно выучил звук ее походки.

– Здравствуй Юля. – сказал он, нарушив тишину. Тем, кто не знает Савельева, его голос и манера разговора могут показаться грубыми и с ноткой высокомерия. На самом деле это не так. Матвей Савельев человек не злой и совсем не высокомерный. А подобные манеры у него сохранились с времен службы в одной очень серьезной организации.

– Здравствуйте Матвей Григорьевич. – кротко поздоровалась Юля, остановившись в паре метрах от Матвея. В сравнении с высоким и широченным Савельевым она казалась ребенком. Впрочем, она и есть ребенок.

Матвей бросил на девушку безразличный взгляд и снова уставился на звезды. Юля приготовила длинную и долгую речь, но услышав голос самого главного человека в поселении на Алтае, напрочь все забыла.

– Никаких вестей. – произнес Матвей. Ему не нужны были вопросы. Он и так знал, зачем пришла ночная гостья. Егор Демин. Каждый раз, когда парень отсутствует, Юля приходит к Матвею в надежде услышать, что тот живой и здоровый. Маленькой частичкой души Савельев даже завидует Егору. Его никогда так не ждали. Его вообще не ждали. Не было в жизни Матвея Савельева места для любви.

– Иди домой Юля. – грубо сказал Матвей. – Егор в полном порядке. Скоро выйдет на связь. Ты поговоришь с ним.

«Завязывай Савельев!» – не просьба, приказ прозвучал в голове Матвея так отчетливо, что тот вздрогнул.

«Не ждал тебя так скоро.» подумал Матвей, и посмотрев на Юлю, сказал:

– Иди домой, Юля. Все будет хорошо. Мне нужно идти по делам.

Не сказав больше ни слова, Матвей развернулся, и спокойным шагом направился в дом. Залившись слезами, Юля побежала вдоль по улице.

Входя внутрь неказистого жилища, Матвей уже знал, что его там ждет. Или кто.

– Кажется я просил тебя не копаться в моих мозгах. – злобно сказал он, опустившись в кресло напротив дивана, на котором сидел одетый в абсолютно черный костюм, человек.

– Прости, но с этим я ничего не могу поделать. – небрежно ответил собеседник. – Постоянно удивляюсь, насколько примитивна ваша раса.

Матвей вперил взгляд в собеседника. С виду обычный человек. Никаких отклонений от нормы. Но на самом деле из человеческого в нем только оболочка. Странник, таким именем он назвался. Выходец из другого мира. Путешественник, намерения которого Матвей так и не смог разгадать.

– С чем пожаловал? – вопрос прозвучал крайне неуместно, но Матвею было плевать.

– Каждый раз вспоминаю первую встречу с тобой. – пробормотал Странник. – Нет желания еще раз попытаться убить меня?

При первой встрече с этим существом Матвей повел себя крайне агрессивно. Нашпиговал пулями и переломал все конечности. Только не помогло. Странник регенерировал так быстро, что даже исчезнувшие Мутанты смотрели бы с завистью. Тварь из другой реальности, не имеющая материальной основы, но активно использующая тела других разумных существ.

– Мне нужны ответы. – оскалился Матвей.

Странник наиграно рассмеялся.

– Мне тоже нужны ответы. И даже больше чем тебе. Вы, люди, очень хорошо устроились. Миры качаются и лопаются один за другим как мыльные пузыри, а вашему все не почем. Одна из моих проекций контактировала с парнишкой, которого всем сердцем любит та девчонка, что убежала разрыдавшись. Мне так и не удалось изучить странное явление, которое вы называете «любовь».

– Что такое проекция и зачем она контактировала с Егором? – стальным голосом спросил Матвей.

– Я существо многомерное. – заговорил Странник. – Каждая из моих проекций существует отдельно от другой. Даже сейчас перед тобой сидит проекция. Очень сильная. При воссоединении вся накопленная информация становится доступна.

– Коллективный разум? – нахмурившись поинтересовался Матвей.

– Нет. Как таковой связи с другими проекциями не имею. Весь спектр знаний получаю при полном воссоединении в единый организм. Могу одновременно находиться в нескольких мирах. Но действия проекций контролировать не способен. Правда все они предсказуемы. В любой момент можно уйти из этого тела и воссоединиться с другой проекцией.

– Все, не морочь мне голову. – остановил Матвей. – Пустая болтовня порядком надоедает. Что с Егором? Как он воспринял твое появление?

– Нормально воспринял. – ответил Странник. – При том проекция задействовала тело внеземного происхождения. Сейчас эта проекция соединилась со мной, поглотив больше не нужную оболочку. Егор не глупый человек. Он решил воздержаться от агрессии в мою сторону и даже выслушал. Правда я немного обманул парня.

– В чем именно? – Матвей начал закипать.

– Это не важно. – спокойно ответил Странник. – Мальчишка может погибнуть. Но у него есть подарок, который при правильном использовании спасет жизнь.

– Какой подарок? – зарычал Матвей. – Одна из безделушек, что ты вручил мне?

– Другая. – ответил Странник. – И почему ты назвал высокоэнергетические батареи безделушками. Вы же нашли им применение.

– Не могу понять, на чьей ты стороне? – Матвей решительно встал, и сделал шаг навстречу собеседнику.

– Ты сам не знаешь, на чьей ты стороне. – ответил Странник и просто исчез.

Матвей громко и неприлично выругался, и стал быстро искать планшет. Две минуты и на экране устройства возникло лицо Артема Кириенко.

– Случилось что-то плохое? – сходу спросил Тёма, заметив озабоченный вид Матвея. От приветствия он решил воздержаться.

– Эта хренотень по имени Странник снова наведывалась ко мне. – ответил Матвей.

– Я тебя предупреждал. Что он говорит? Есть инфа о избранных? Или снова принес тебе внеземные игрушки?

– Нет. Об этом не слова. Странник играет в только одному ему известную игру. Он устанавливал контакт с Егором. Боюсь, что парень в опасности. Он не выходил с тобой на связь?

– Нет. – ответил Артём, усиленно обдумывая услышанное. – Но я могу найти его. Если блок связи работает, то спутник покажет местоположение. Есть хреновое ощущение…

– Не только у тебя. – оборвал Матвей. – Я уже несколько дней не нахожу себе места. Опасность буквально проедает изнутри. Кажется, будто ношу в кармане бомбу дистанционного управления.

– Что если на самом деле Странник не пришелец из другого мира? – спросил Тёма. – Все эти загадки. Может он один из Древних?

– Думал над этим. – согласился Матвей. – Слишком много противоречий. Хотя бы те самые высокоэнергетические батарейки. Он дал их нам, когда база Северный Клевер была готова вот-вот загнуться, а вместе с ней и весь «Прометей».

– Древние изменили Лес и уничтожили ядерное оружие. Для них не составит труда создать несколько батареек. – сказал Артём. – Всем известно, что висящий на геостационарной орбите «Прометей» должен был загнуться еще четыре года назад, но вопреки всему он продолжает исправно работать.

– Слишком много загадок. – пробормотал Матвей. – Слишком. Ищи Егора Тёмка. Из-под земли достань. И будь постоянно на связи. Я сейчас свяжусь с Зариповым. Может он прояснит ситуацию.

– Я найду Егора. – спокойно ответил Артём.

– Надеюсь. Когда-то ты так говорил насчет Избранных…

Страница 14

Артем Кириенко Предложения помощи

Закончив разговор с Савельевым, Артём выключил планшет и сел за экран ноутбука. Загрузка основного интерфейса управления «Прометеем» прошла успешно, а вот с системой обнаружения появились неполадки. «Нет доступа» – вещала большая надпись на пол экрана.

– Вот же обезьяны хитрозадые! – выругался Артем в тишину, и вернувшись в основное меню, вызвал аналитический центр, расположенный на базе «Северный Клевер».

Запрос шел достаточно долго, и за это время Тёма у спел приготовить кружку чая и парочку бутербродов. Скуластая рожа Чарли Тейлора появилась на экране монитора спустя семь минут непрерывного запроса. Американец отрастил себе огромную бороду и оттого стал похож на викинга.

– Ну у тебя и рожа, имя не сменил еще? – спросил Артём, с довольным видом развалившись в кресле. – Какой-нибудь Олав Тейлоророжденный, или…

– И тебе привет, Артем Вымпелослуженный. – перебил Чарли, и почесал подбородок через бороду.

– Вы там от холода ласты еще не склеили? – спросил Артём, небрежным жестом отвесив приветствие.

– Тёмыч, у меня работы выше крыши. Я через пол базы летел на коляске не твои приколы выслушивать. С какой целью на связь вышел? – в голосе американца слышались нотки недовольства вперемешку с раздраженностью.

– Почему у меня нет доступа к спутнику? – в лоб спросил Артем. – Или не только к нему? Остальные ресурсы еще не успел проверить.

– Доступ отключил я. – ответил Чарли. – Осталась только связь.

– Причина?

– Как бы тебе сказать… – Чарли Тейлор замялся. Было заметно, что он пытается придумать ответ. – Ты же в курсе, что у нас остро стоит вопрос получения энергии…

– В курсе. – стальным голосом перебил Артем. – Еще я в курсе, что весь «Северный Клевер» запитан от маленького черного цилидрика, который называется «Высокоэнергетическая батарея». Не думай, что информация не просочилась. В нашем стане я не последний человек. Назови мне более вескую причину ограничения доступа к ресурсам «Прометея».

– Не могу сказать. – на этот раз Чарли Тейлор ответил честно.

– Тогда поступим по-другому. – забормотал Артём. – Сможешь определить местоположение одного человечка?

– Нет, прости Артём, но у меня нет таких полномочий. – скороговоркой ответил Чарли.

– Ты, мать твою руководитель базы «Северный Клевер» или уборщица? – вспылил Артём.

– Руководитель, но это ничего не меняет. – спокойно ответил Чарли.

– А знаешь Тейлор, – Тёма задумался. – Иди ты в задницу, без тебя справлюсь… – одно нажатие клавиши, и связь прекратилась.

Нарезав по комнате несколько кругов, Артем смог подавить бушующий внутри гнев и вновь сел за компьютер. Только на этот раз он вызвал Матвея Савельева.

– Уже нашел? – удивленно спросил Матвей. С момента первого разговора не прошло и получаса.

– Хрена с два! – выпалил Артём. – Это бородатая обезьяна отказала мне в доступе. При том ничем не мотивировав. Что происходит Григорьевич?

– Сам не знаю. – уклончиво ответил Матвей.

– Короче! – Тёма звонко хлопнул ладоши, и взъерошил волосы на голове. – Я сейчас материться начну. Хотя нет, – он злобно сжал кулаки. – Лучше брошу все к чертовой матери и отправлюсь на «Северный Клевер». Две недели. Мне хватит две недели, чтобы добраться туда и посмотреть, что там на самом деле твориться! Меня достали эти недоговорки…

– Тема, остынь! – рявкнул Матвей. – Ты не сможешь попасть на «Северный Клевер». И я не смогу. И Зарипов не сможет.

– Объясни причину. – потребовал Артём, продолжая кипеть от злости.

– Пока не могу объяснить. – спокойно ответил Матвей. – Но все из-за…

Картинка резко изменилась рябью в сопровождении белого шума. Несколько секунд экран менял цвета, а затем выдал «Потеря сигнала». Артем попытался понять причину и стал колдовать с ноутбуком. «Прометей» отказался давать связь, словно кто-то намеренно обрубил канал.

– Значит решили действовать грубыми методами? – вслух спросил Тёма, не надеясь получить ответ. Маленький домишка рядом с РЛС специально был построен для подобных мероприятий. Кроме Артёма в него не входил никто. Личное рабочее место руководителя поселения.

Захлопнув ноутбук, Артём решительно встал и направился к тайнику. Но на половине пути остановился. Чувство опасности обдало его с головы до ног, словно на него вылили ушат холодной воды. «Беги!» – заверещало сознание. Тёма рванул к выходу, не пытаясь понять настолько сильную причину паники. Распахнув дверь, он сломя голову побежал по улице. Взрыв сотряс полуночную тишину, на мгновение освятив территорию. Ударная волна подхватила Артема, и протащив несколько метров, приложила об земли. Упал он крайне умело, сумев сгруппироваться во время полета. Осколки разбитых сендвич-панелей и прочих составляющих небольшого домика забросали территорию. РЛС тоже досталось и теперь она не подлежала восстановлению.

Ощущение опасности спало, но в профилактических целях Артём поспешно скрылся за ближайшими домами. В окнах многих загорелся свет. Жители повалили на улицу, разбуженные и потревоженные неожиданно громким бабахом. Пару минут и вокруг рабочего домика старосты и поврежденной РЛС соберется большая часть поселка.

«Угробить меня решили?» – подумал Артём, сидя спиной к забору и отряхивая голову от мусора. Звон в ушах и легкая головная боль мешали сосредоточиться. Он пытался понять произошедшее. В том, что это было покушение нет никаких сомнений. Вот только чьих рук дело? Под подозрения автоматически попали Чарли Тейлор и Матвей Савельев.

На месте взрыва начался пожар. Загорелся пластик, резина и конечно-же дерево. Чистый ночной воздух моментально наполнился запахом едкого дыма. На пожар прибежали люди и стали галдеть, обсуждая случившееся. Артем лег в траву и пополз вдоль забора. Он принял решение побыть мертвым. О том, что в последний момент ему удалось скрыться никто не знает.

– Может уже поднимешься на ноги? Или так и будешь ползать вдоль забора? – голос заставил Артема вздрогнуть, и он резко обернулся.

В паре метрах от него притаившись в траве спокойно сидел человек одетый в черный костюм и кепку.

– Хочешь доделать начатое? – спросил Тёма. Подобные схемы он знал не понаслышке. Если не удалось убрать объект одним способом, то наверняка сработает другой. Хороший киллер всегда доделывает работу до конца.

– Говорят, что у хороших бойцов навыки с годами улучшаются. Особенно улучшается чувство опасности. И зачастую именно оно помогает выжить. – произнес незнакомец.

– Именно оно и спасло меня. – прошипел Тема, осторожно меняя позу, и следя за собеседником.

– Не бойся меня. – сказал незнакомец. – Я пришел не убивать тебя. Просто все крайне хорошо совпало.

Артем еле слышно рассмеялся.

– Я так не считаю. – сказал он. – Меня решили убить свои же.

– Сомневаюсь. – возмутился незнакомец. – Я слушал твой разговор с Савельевым и Тейлором. Последний обрубил связь, но к взрывному устройству не имеет никакого отношения. Просто совпадение и не более того. Случайности не случайны. В который раз убеждаюсь в этом.

– Кто ты такой? – спросил Артём, наблюдая через забор как жители поселка уже приступили к тушению пожара, но пламя не собиралось отступать и начало пожирать РЛС. Вернее, то, что от нее осталось.

– Я скажу об этом немного позже. – ответил незнакомец. – Можешь называть меня Ник или Никита. Как удобно. Ты готов исчезнуть прямо сейчас? Обстоятельства позволяют сделать это крайне правдоподобно. Все решат, что ты погиб во время взрыва, а останки сгорели.

– У меня семья. – возмутился Артём. – И тебе не кажется глупым доверится первому встречному, после того как только-что пережил покушение?

– Даю тебе две минуты. – сказал Ник. – Объяснять ничего не буду. Если согласен, то еще семь минут чтобы попрощаться с семьей. Мера крайне нежелательная, но необходимая. Ты должен убедить жену, что жив, но…

– Все понял. – перебил Артём. – Она сможет сыграть убитую горем вдову. Десять минут, и я вернусь. Точка сбора?

– Прямо за твоим домом. Ты не промахнешься. – ответил Ник и быстро исчез в темноте…

***

Артем справился за девять минут. Не прощался. На это не было времени. Поселок гудел от случившегося, он смог остаться незамеченным. Слух о его смерти уже успел дойти до супруги, но та не поверила. Зато поверила словам мужа и постаралась максимально правдоподобно сыграть скорбь по гибели супруга.

Взвалив на спину тяжелый мешок, Артем пёр в сторону леса по укрытому завесой ночи полю. Странного парня по имени Ник нигде не было, и он уже начал подумывать о галлюцинациях.

– Остановись! – сказал Ник, возникнув в паре метрах как по волшебству.

– Как ты это делаешь? – удивленно спросил Артем.

– Потом расскажу. Мешок с вещами можешь бросить. – Ник на секунду задумался. – Нет, лучше оставь. Потом выбросишь. Следуй за мной.

– Куда пойдем? – спросил Артём, все еще пытаясь понять секрет настолько эффективной маскировки. Ник стремительно отдалялся, показывая отличные навыки быстроходной ходьбы. Артем рванул за ним в темноту.

– Мы не пойдем. – ответил Ник. – Полетим…

Страница 15 Артем Киреенко(Продолжение)

Артем молча шагал за Ником, не пытаясь понять, что происходит. Походка незнакомца внушала уважение. Ник двигался абсолютно бесшумно и при этом непринужденно. Слово «опасность» для него будто не существовало. Ник напомнил ему Игната Шухова.

– Пришли. – сказал Ник и остановился. – Рюкзак с собой заберешь или оставишь?

– Что-то мне непонятно. – сказал Артём, с чувством сожаления осматривая поселение с полукилометрового расстояния. Пожар не собирался утихать. РЛС разгорелась в полную силу и люди бегали вокруг, пытаясь потушить всеми имеющимися способами. Кто-то с ведрами, а кто-то подключал мотопомпы, тратя последние запасы топлива, оставленные в резерв.

– Что именно непонятно? – спросил Ник, выждав секундную паузу.

– На чем полетим? – пробормотал Артём, и пересилив себя, развернулся к поселению спиной. – Не вижу транспорта.

– На этом, – Ник щелкнул пальцами и прямо из воздуха возник странный летательный аппарат. – Это Хамелеон. Корабль для скрытого перемещения, наблюдения и внедрения.

Артем присвистнул и скинув рюкзак, быстро отыскал фонарик. Посвятив на летательный аппарат, он стал обходить его по кругу. Длинна около пяти метров. Каплевидной формы с намеренно затупленной носовой частью. Черно-матового цвета. Земли не касается, зависнув в полуметре от травы. С задней стороны не обнаружилось ничего, что хотя бы относительно напоминало реактивные сопла. Никаких технологических отверстий и прочей ерунды, привычной для земных технологий также не нашлось.

– На форму не смотри. – сказал Ник. – Корабль может изменяться и принимать любой облик. Он по сути живой. Псевдо живой.

– Квазиживой. – пробормотал Артем, продолжая разглядывая летательный аппарат. – Ты с другой планеты? Пришелец?

Ник рассмеялся.

– Нет, я не пришелец. Землянин. Правда с другой реальности. Очень похожей на вашу, только более развитой.

– Куда мы полетим? – спросил Артем, ощупывая обшивку корабля.

– В Корпус Контроля. – ответил Ник, и усилием мысли открыл в боковой части проход. Часть обшивки корабля просто разъехалась в сторону, при этом полностью беззвучно. – Давай залезай внутрь. Детали узнаешь позже.

Артем подхватил рюкзак и вошел в корабль. Два кресла в центре круглого помещения и абсолютно никаких элементов управления. Освещение создают люминесцирующие стены. Кресла вполне земной формы, идеально повторяющие анатомию человеческого тела. Артем распрямился, не достав до потолка головой. Попробовал на ощупь материал внутренней обшивки. Шершавый и немного теплый.

– Снаружи кораблик не выше полутора метров. – сказал он вошедшему следом Нику. – Как такое возможно? У меня рост больше метра восьмидесяти…

– Он подстроился под нас. – ответил Ник, и показал рукой на кресло. – Садись, скоро полетим.

– Долго по времени? – спросил Артем, поставив рюкзак на пол и устроившись в кресле.

– Если прыгать в другую реальность, в штаб Корпуса, то мгновение. – ответил Ник. – Если летать над планетой, то достаточно долго. Хамелеоны слишком ограничены в скорости. Малый энергетический ресурс.

– Как им управлять? – Тёма проверил материал кресла на ощупь. Немного шершавый, мягкий и теплый. Точно не ткань. Скорее всего корабль вырастил кресла, идеально подогнав их под человека.

– Думал, что вопросов будет гораздо больше. – ответил Ник. – Управление кораблем полностью мысленное. Он привязан ко мне, и больше никого не станет слушаться.

– Я ничего не понимаю… – пробормотал Тёма, как завороженный наблюдая за быстро зарастающим входом. Интерьер корабля пропал, сменившись картинкой окружающей среды. Тёма потерял ощущение тела, словно слившись с кораблем. Повертел головой. Увидел поселение в дали и зарево пожара. Попытался рассмотреть поближе – картинка приблизилась. Решил увидеть сверху – переместился и завис на высоте сорока метров. Снова вернулся к кораблю.

– Я подключил тебя к системе наблюдения Хамелеона. – голос Ника прозвучал у него прямо в голове. – Управление полностью на мне, но система слежения тебе подвластна. Корабль видит все и вся в зоне нескольких километров. Любой масштаб.

– Отключи ее. – попросил Артем. – Нельзя более примитивно? У меня голова кружиться.

– Можно. – ответил Ник.

Тёма снова ощутил себя сидящим в кресле.

– Откуда ты, Ник? – спросил он.

– С Земли. – ответил Ник. – Только с другой. Похожей на вашу, но другой.

– Альтернативная реальность? – спросил Артем.

– Нет, не альтернативная. Другая реальность. Кардинально отличающаяся. – Ник создал в передней части корабля панорамный экран, и плавно, но быстро поднял его в воздух. Артем не почувствовал привычной для такого ускорения перегрузки. Заметив его удивление, Ник сказал: – Хамелеон гасит все перегрузки. Инхарцы знают толк в таких вещах. Но Хамелеоны не самые лучшие машинки. Есть «Разведчики» и «Прорыватели». Они гораздо серьезнее, но во много раз крупнее.

– Инхарцы? – Тёма с восторгом наблюдал как земля отдаляется. Скорость явно превышала все доступные землянам. Как выглядят другие корабли он даже не пытался представить.

– Да, Инхарцы. – ответил Ник. – Есть такая раса гуманоидов в одной из множества реальностей Веера Миров. На их мир наложено ограничение. Кстати очень мощная раса. Мы в сравнении с ними – дистрофики.

– Веера Миров? – Тёма понимал, что забрасывает собеседника вопросами, но остановится не мог. Происходящее утратило ощущение реальности.

– Он самый. – ответил Ник, развалившись в кресле. – У него много названий. Все лучшие умы Корпуса занимаются исследованием Веера, но к единогласному решению так и не пришли. Одни называют его Древом Миров, другие Розой, третьи Спиралью. Для меня не важна суть названий. Знаю свои задачи и занимаюсь их выполнением.

– Сейчас перед тобой стоит задача доставить меня в Корпус? – спросил Артём.

– Да. – ответил Ник.

– Как смотришь на то, чтобы немного изменить маршрут и слетать на выручку молодому парнишке? В скорости мы не ограничены. Во времени тоже.

– Не могу нарушить приказ. Во времени есть ограничения. Чем быстрее, тем лучше. Запускаю переход…

Артем попытался возразить, но слова застряли в горле. Его словно разобрало на части и собрало вновь. Сердце стремительно забилось, подступила тошнота. Изображение на экране корабля пропало.

– Переход выполнен. Неприятные ощущения – особенность человеческого организма. Со временем привыкаешь. – сказал Никита.

– Какой переход? Ты можешь объяснить, что вообще происходит? – потребовал Артём.

– Потерпи немного. Скоро все узнаешь. – спокойно сказал Ник.

Передняя часть корабля раскрылась словно ромашка, при том нижняя часть стала подобием трапа, примыкающего к выложенной брусчаткой дороге. Ночь сменилась ясным солнечным днем. Артем с опаской посмотрел на открывшийся пейзаж. Аккуратные ухоженные клумбы с цветами. Огромный замок, выполненный в готическом стиле, высится в сотне метрах. Никакого намека на, ставший за семь лет привычным, хаос.

– Мы сейчас где? – находясь в состоянии ступора прошептал он.

– В моем мире. – ответил Ник.

– Почему он выглядит как мой, только до апокалипсиса? – с круглыми от удивления глазами спросил Тёма.

– Потому что он жив, в отличие от вашего. – ответил Ник и одним прыжком выбрался из корабля. – Идем за мной, рюкзак только оставь.

Артем быстро догнал удаляющегося по брусчатке Ника, и схватив за плечо, рывком остановил и развернул. Ник добродушно улыбнулся, не заметив агрессии. Артём растерялся.

– Хватать друг друга таким способом у нас не принято. – сказал Ник. – Но это так, на будущее.

– Извини. Я только сейчас убедился в реальности происходящего. – пробормотал Тёма, осторожно убрав руку с плеча.

– Нормальное явление. В другой ситуации мы бы подготовили тебя к подобному, но сейчас нет времени. – сказал Ник.

– Ты знаешь трех выходцев из моей реальности? – скороговоркой спросил Артём. – Шухов, Смирнов и Уфимцев. Рослые и крепкие ребята. Отличные бойцы и просто хорошие парни…

– Знаком с такими. – ответил Ник. – Еще раз повторюсь – скоро все узнаешь.

Артем не стал заваливать Ника вопросами и просто направился за ним. Замок оказался самым обычным. Таких много в Европе. Разум Артема отказывался верить, постоянно сопротивляясь. Переход из мира в мир. Корпус Контроля. Квазиживой корабль…

– Все-таки справился? – сказал рослый блондин, встретивший их на входе в замок. – Я Майк Рейзер. Будем знакомы.

– Артем Киреенко.

Тёма протянул Майку руку, но тот только посмотрел на нее, обратился к Нику.

– Странники не докучали?

– Нет. – бросил Ник, – Синнах тут или придётся попрыгать?

– Еще как придется. – ответил Майк. – Минимум сорок переходов до Центрального Мира.

– Центральный Мир? – вмешался Артем.

Майк бросил на него неодобрительный взгляд.

– Центральный Мир – образное понятие. Там располагается главный штаб Корпуса. – объяснил Ник. – Переходы нужны в целях безопасности. Так сказать, сбить Странников со следа.

– Имя Странник мне знакомо. – сказал Тёма.

– Это не имя, а название разумного вида. Очень плохого. – пояснил Майк. – Тебе все расскажут. Ник, давай к мембране мгновенного перехода. Вас ожидают.

В замке было тихо и абсолютно пусто. Ник подвел Артема к странной кабине, и открыв, вошел в нее. Артём встал рядом.

– Ощущения такие же, как и при переходе на Хамелеоне. – объяснил Ник. – Только в этот раз чуть дольше. Раз сорок. Главное не заблюй тут все.

Тёма вновь не успел ответить. Тело разложилось на запчасти и сложилось вновь. Пространство кабины изменилось. Неприятные ощущения и его снова разобрало…

– Ты моей смерти захотел? – выпалил Тёма, стоя напротив Ника на коленях и пытаясь сдержать рвотные позывы. – Нахрен такие путешествия…

– Только семнадцать переходов. – сказал Ник. – Минута на передышку и снова прыгать.

– Знаешь на чем я вертел твои прыжки? – гневно проскрежетал Артем, добравшись до стены кабины и прислонившись к ней спиной.

– Знаю. – улыбнувшись ответил Ник. – Я ведь тоже Русский. Те три буквы мне знакомы с детства.

– Никаких переходов, пока не объяснишь, что они из себя представляют. – тяжело вздыхая сказал Тёма.

– Прыгаем из реальности в реальность. Сама физика перехода мне неизвестно. Кабина, в которой мы находимся – транспорт мгновенного перемещения. Управляется мысленно. – объяснил Ник.

– Мы на другом краю вселенной? – спросил Тёма. – Прыжки на расстояние.

– Нет, – ответил Ник. – Каждая реальность имеет свою вселенную. Мы прыгаем по реальностям Веера. Там все сложно. Минута прошла прыгаем…

Артем закатил глаза и приготовился страдать…

– Ты хорошо держался. – сказал Ник, вытаскивая Тему из кабины практически на себе. – Первый, кто не потерял сознание после сорока прыжков.

– Блевать… – пробормотал Артём, мечтая потерять сознание. – Блевать…

Страница 16

Глава 5 Будни наемников

Егор Дёмин

Сон сменился явью. Я открыл глаза и попытался привыкнуть к темноте. Вскинув руку, включил на часах подсветку. Пять тридцать. Можно спокойно спать еще несколько часов. Трудовые будни в стане новоиспеченных наемников начинаются ближе к десяти утра. Приучить к дисциплине и четко распланированному распорядку дня бандитов явно не удастся. Три дня бессмысленных тренировок под моим четким руководством не принесли положительных результатов. Тренерского опыта я не имею, а у бандитов нет никакого желания учится. Но главарь банды по имени Антоха в восторге, и это самое главное.

Мне начало мерещится, что за мной кто-то наблюдает. Я щелкнул выключателем, но свет не загорелся. Генераторы отключены и врубают их довольно редко. Впрочем, явного недостатка топлива бандиты не испытывают. Стоит узнать об этом поподробнее.

– Долго так лежать собираешься?

Неожиданно прозвучавший вопрос заставил меня пружиной вскочить на ноги. Чудом не ударившись об предметы интерьера, я занял боевую стойку, абсолютно ничего не видя в темноте. Нужно будет сменить комнату, на другую, в которой есть окна.

– Да расслабься ты, не собираюсь я убивать тебя. – сказал невидимый собеседник.

– Мало ли. – ответил я, пытаясь в темноте отыскать зажигалку и стоящую на тумбочке свечку. – Кто такой и с чем пожаловал?

– Мы уже встречались с тобой. В лесу. – ответил голос.

– Разумный котяра что-ли? – спросил я, наконец-то отыскав зажигалку. Чирк, и маленькое пламя осветило мои апартаменты площадью шесть квадратных метров. В углу у входа на стуле с вещами спокойно сидел человек и смотрел на меня не моргая.

– Не знаю тебя! – зашипел я, плавно подводя огонек к свечке. Рисковать не хотелось, и положив зажигалку рядом с подсвечником, я резко схватил с тумбочки старенький «ТТ» и направил незнакомцу в голову.

– Ты меня не убьешь. Я Странник. Тот самый из леса. Просто прежнее тело стало негодным и пришлось заменить.

Я осторожно опустил пистолет. Картина маслом. В трусах и со стволом. Выгляжу нелепо.

– Ты долго собрался тут прохлаждаться? – спросил Странник. В свете свечи его глаза как-то нехорошо заблестели.

– Пока не собирался сваливать. – ответил я. – Что с глазами?

– Особенности этой оболочки. – ответил Странник. – Постоянно путешествую по мирам и приходится часто менять тела.

Я подошел к стулу чтобы забрать одежду. Странник угадал мои намерения и поднявшись, отступил к двери. Схватив одежду, я бросил ее на кровать и жестом показал – садись. Только сейчас заметил, что двигается он как-то скованно.

– С какой целью пришел? – спросил я, быстро одеваясь.

– Предупредить. Вас окружили. Скоро начнется штурм. – ответил он. – Тебе нужно забрать письмо и уходить. Все бандиты уже обречены.

– Какой нафиг штурм? – удивился я. – Тут целая ватага вооруженных до зубов бандитов.

– Мое дело предупредить. Твое решить, как поступить с информацией.

Я быстро зашнуровал ботинки и вытащил из тумбочки фонарь. Луч света ударил Страннику в глаза, но он не зажмурился. Мне стало дурно. Полностью лишенные зрачков глаза и испещренное следами разложения лицо. Живой труп, а не человек.

– Уставшая оболочка. – объяснил Странник. – Нужно будет заменить. Слишком много задач приходится выполнять, поэтому времени на смену тела не нашлось.

– Да уж. – пробормотал я, выключив фонарь и схватив пистолет. – Ты мне сейчас напомнил зараженных из прошлого. Желание пристрелить слишком велико. Но давай о другом. Кто нас окружил и в каком количестве?

– Окохоло… – прохрипел Странник, и закашлял. Темные сгустки полетели из его рта. Схватившись за горло, он с горем пополам сумел остановить приступ кашля. Нормальный голос вернулся. – Совсем негодная оболочка. Мне сильно досталось.

– Повторить вопрос? – рявкнул я, не боясь быть услышанным в коридоре, и направил пистолет в голову Страннику. – Что-то ты совсем не похож на того, с кем я разговаривал в лесу.

– Вас окружило около трехсот человек. – сталь прорезалась в голосе Странника. – Точно такой же сброд, как и все жители этого места. Тебе нужно уходить.

– Сам решу, когда уходить. – огрызнулся я. Врет или говорит правду? На кота из леса он совсем не похож. Вот как тут примешь верное решение? Загадок куча, а ответов ноль. Попробую взять хитростью.

– Исполнитель желаний не работает. – пожав плечами выпалил я.

– Он работает. – проскрипел Странник. – То, что ты его не видишь и не чувствуешь не значит, что его нет. Он проявит себя, когда потребуется.

Значит не врет, раз знает, что подаренный Исполнитель желаний чудесным способом испарился, проделав в куртке дыру. Теперь нужно узнать куда он делся.

– Больше не могу. – сказал Странник, опередив меня. – Ухожу из вашего мира…

Я хотел возразить, но он и тут опередил меня. Ушел, но тело оставил. Тело, которое оставшись без поддержки просто развалилось на части. Гора протухшего мяса и костей сползла на пол с характерным шлепком.

– Спасибо за тухляк… – сказал я в пустоту, и открыв дверь, вышел в коридор.

Рассвет наступил больше часа назад и в коридоре было гораздо светлее, нежели в отведенной мне комнате. Выскочив на улицу, я побежал к главному зданию. Так сказать, в опочивальню Антохи…

Нет, Странник все-таки странный. Даже звучит бредово. Зачем предупреждать в самый последний момент. Свалку уже окружили. Не добежав до здания половины расстояния, я почувствовал опасность. Волосы на загривке вздыбились, а вдоль позвоночника побежали мурашки. Раньше подобных ощущений не было.

Покрутив головой по сторонам, я не заметил ни одной живой души. Нормальное явление в стане бандитов. Двое часовых на воротах мирно спят на стульях, опустив головы на плечи. Не могут так люди спать. Слишком неестественно. Хлопнув себя по коленке, я сделал вид, что что-то забыл и развернувшись, направился обратно к зданию.

Двадцать пять шагов. Я сделал двадцать пять шагов, ожидая выстрела в любой момент. Напряжение прошло только когда открыл дверь и вошел в помещение. Прислонившись к стене, я плавно осел на пол и схватился за голову. Ловушка захлопнулась. Слишком много внимания к моей персоне. Слишком активно разворачиваются события. Такого не бывает. Случайности не случайны. Нужно было свалить от бандитов еще вчера или даже позавчера. Черт их забери, но я слишком переоценил собственные возможности. Не возможно изменить мир в одиночку. Не реально это. Люди сами не готовы меняться. Они хотят хаоса. Хотят убивать друг друга…

– Ты чего тут сидишь?

Голос вывел меня из транса. Я мутным взглядом посмотрел на стоящего в одних трусах, в середине коридора, бандита. С неимоверным усилием воли заставил ноги поднять тело.

– Егор, ты чего такой бледный? – спросил бандит, двинувшись ко мне. – Заболел что ли?

Я ведь даже не запомнил его имени. Впрочем, и не старался. Зачем знать, как его зовут, если он скоро умрет? Через пару минут, если проказница судьба будет к нему не расположена. Или через пару часов, если парняга очень везучий. Временные рамки не слишком большие. Те, кто окружили базу Антохи пришли сюда с одной целью – убить всех и завладеть ресурсами. И они этого добьются.

– Не заболел… – ответил я, и двинулся на ватных ногах по коридору. – Поплохело просто…

– Может съел что-нибудь не то? – не унимался бандит. – У меня в комнате таблетки есть.

– Ничего не нужно. – грубо ответил я.

Парень пожал плечами и вышел на улицу. Я остановился и вслушался в тишину. Ожидаемого выстрела не последовало. Значит сидящие в засаде ждут определенной команды. Но часовых они уже убрали. Нужно срочно что-то предпринимать. Главная задача – выжить!

Кроме пистолета оружия у меня нет. Стряхнув оцепенение, я подлетел к первой попавшейся двери, и убедившись, что никто не смотрит, вошел внутрь. Маленькая комнатка подобная моей, только с окошком. На панцирной кровати мирно посапывает бородач, а на прикроватной тумбочке лежит «АК-103». То, что нужно. Семь шестьдесят два рулит. Главное по-тихому отправить владельца в иной мир.

Ножа нет, поэтому придется работать руками. Осторожно встав около бородача, я со всей силы врезал ему по горлу ребром ладони. Противный хруст перебитого кадыка. Мужик в ужасе открыл глаза и схватился руками за горло. Болезненный хрип. Какой же я все-таки монстр. Лишил жизни спящего человека. Схватив автомат, я с размаху нанес удар прикладом в висок. Бородач обмяк, а из рассечения обильно пошла кровь. Какая разница как он умрет? От пули или удара в голову. Мы в окружении и обречены. Но просто так я сдаваться не собираюсь.

Бородач оказался относительно запасливым. В закромах отыскались четыре полных магазина, а это сто двадцать патронов и еще тридцать в автомате. Еще отыскался пистолет ОЦ-27 «Бердыш» с двумя дополнительными магазинами. Начинаю уважать бородача. Нормальный был мужик. Не то, что я. Устраиваю диверсию, когда каждый боец на счету.

Повесив автомат на плечо, и сложив все самое нужное в небольшой рюкзак, я подошел к окну. Глухая стена соседствующего склада высотой около шести метров. Между зданиями проход не больше трех метров. Везде высокая и плотная трава. Открыв евро окно, я по-тихому выдрался на улицу, и стараясь не шуметь, сместился на несколько метров вдоль стены. Плюхнувшись на задницу, убедился в относительной незаметности позиции и стал ждать начало штурма…

Прошло около десяти минут. Потом еще столько же. Потом еще. Я взглянул не часы. Без двадцати семь. Что-то не так. Может я просто схожу с ума, и на самом деле Странника не существует? Просто больное воображение нарисовало нужные картинки. Часовые не убиты, а просто спят. Примятая трава у ворот – не залегшие и приготовившиеся к атаке бойцы. Нет разложившегося до состояния холодца трупа в моей комнате. Ничего нет, кроме мертвого бородача. Подозрения начали скрести сознание. Еще чуть-чуть и начнутся галлюцинации.

Поспешно расстегнув легкую куртку, я разорвал футболку и уставился на живот. Красное пятно, где лежал Исполнитель желаний никуда не делось. Пощупав кожу, я не почувствовал никаких неприятных ощущений. Кто дает гарантию, что пятно существует на самом деле. Выругавшись, я осторожно застегнул куртку обратно, и продолжил ждать. Поднявшийся в четырех метрах от меня боец в маскировочном халате стал очень весёлым сюрпризом. Ствол штурмовой винтовки оснащенной глушителем неприятно уставился на меня.

– Нет Егорка, не галлюцинации это… – шепотом сказал я сам себе, – суровая реальность и абсолютное поражение…

Страница 17

Егор Дёмин

Ну привет подруга! Давно ты ходила за мной по пятам и все-таки нашла. Сука ты, Смерть. Сука! По-другому я тебя не назову. Но отдам должное. Пришла по-честному. Глядишь на меня глазами закутанного в маскхалат бойца. Смотришь в душу через ствол штурмовой винтовки, направленный в лицо. А все могло быть по-другому. Выстрел в спину. Пуля, выпущенная снайпером с большого расстояния. Нож в сердце пока сплю. Спасибо. Нет в твоих действиях подлости. Только моя неосторожность. Вот и живи теперь с этим. Впрочем, жить мне осталось самую малость…

– Нельзя долго смотреть на врага… – пробормотал я еле слышно, медленно поднимая руки, чтобы показать, что не намерен сопротивляться.

– Убивать тебя я не намерен. – ответил боец в маскхалате спокойным, но грубым голосом. – Пока не намерен.

– Обнадежил… – сказал я, подмечая отличную экипировку. Через маскировочную сеть виднеется измазанное краской лицо, активные наушники зеленого цвета и микрофон у рта. Значит связь с остальными бойцами имеется. Что-то подсказывает, что меня взял не обычный бандит.

– У меня тут бандюган нарисовался. – сказал боец. – Немного странноватый. Тот самый, что проводил тренировки.

А вот и переговоры. Ладно, посижу, послушаю. Рыпаться и напрашиваться на пулю нет желания. Но боец уже проговорился и подтвердил мою догадку. Ликвидировать банду Антохи пришли не обычные бандиты, а грамотно обученные парни, знающие в планировании толк. За нами вели наблюдение. И даже знают меня в лицо.

– Да, тот самый салага, что отлично дерется. – сказал боец, видимо ответив на заданный вопрос. Выждав несколько секунд, он снова ответил. – Говорит Скиф. Позиция между двумя жилыми зданиями. Принял, работаю.

Слишком, слишком все четко. Передо мной точно не бандит. Любо наемник. Самый настоящий. Либо какая-то структура, о наличии которой я не знаю. Пока не началась операция, стрелять он точно не станет. Тактический глушитель звучит гораздо громче интегрированного. Может удастся выжить…

– Не дергайся парень. – сказал Скиф. – Пока не начался штурм, убивать тебя я не стану. Ответь на вопрос. Куда ты побежал? Ты же засек часовых, когда выходил на улицу. Но не поднял тревогу. Кто ты такой?

– Да, я почуял неладное, когда выходил. – честно признался я, и решил выложить все как есть. – Поднимать тревогу не стал, понадеявшись свалить по-тихому. Я не бандит, а случайно попавший к ним Искатель. На их судьбу наплевать. Пытаюсь выжить.

– Мы неделю наблюдаем за этим сбродом и не видели, как ты попал к ним. – сказал Скиф. Я подметил, что он постоянно контролирует окна здания, при том не выпуская меня из прицела. Хорошая выучка. – Ты убил двоих бандитов, и мог свалить отсюда вчера или позавчера. Но не стал. Причина?

Да, поставил в тупик простым вопросом. Сказать ему, что хотел уничтожить всех бандитов? Не поверит. Придумать другую причину? Так нет ее. Про письмо – бред. Но нужно доказать, что я не враг.

– Меня захватили вместе с караваном. – ответил я. – Забрали очень важные вещицы. Но я сумел втереться в доверие, и оказаться нужным. Планировал план побега, но вы все испортили. В той комнате, – коротким движением головы показал на приоткрытое окно, – лежит убитый мною бандит. Было нужно оружие, и пришлось пойти на крайние меры…

– Жди. – сказал Скиф, и вкратце пересказал мои слова в эфир.

Я молча ждал ответа, превратившись в статую…

– Принял. Работаю. – ответил Скиф, и снова заговорил со мной. – Старший отряда говорит, что вернее всего будет просто прикончить тебя. Но выбор за мной. Штурм начнется через четыре минуты. Есть предложения?

– Как насчет того, чтобы позволить мне просто уйти? – спросил я не задумываясь.

– Исключено. – ответил Скиф и сделал левой рукой странный жест. Боговым зрением я увидел, как в двадцати метрах от нас, прямо под окном, поднялся из травы еще один замаскированный боец. Черт возьми, сколько их тут? С противоположной нарисовался еще один.

– Могу участвовать в штурме. – предложил я.

Скиф еле слышно посмеялся.

– Вариант просто пристрелить тебя мне нравится больше. – сказал он. – У нас по периметру залегло восемьдесят бойцов, и еще группа из сорока человек пойдет на прорыв к воротам.

– Решили создать плотный отвлекающий огонь. – пробормотал я. – Умно.

Значит Странник соврал мне. Или соврал Скиф. Но резона нет ни тому не другому. Попробуй разберись. Но сначала нужно выжить. Разбираться буду потом. Что бы таково придумать, дабы переубедить Скифа и стать нужным. Черт, я становлюсь похожим на девушку легкого поведения, только вместо денег, валютой является жизнь.

– Меня зовут Егор Дёмин. – вновь заговорил я, чувствуя, как секунды до штурма стремительно утекают. – Выполняю личное поручение Матвея Савельева. Должен доставить одну важную вещицу Илье Зарипову, если эти фамилии тебе что-нибудь говорят. Еще был лично знаком с такими людьми как Алексей Смирнов и Игнат Шухов.

Увидеть выражение лица Скифа было невозможно. Двое бойцов по сторонам врятли могли меня слышать. Обстановка стремительно накаляется. Как начнется штурм не известно, но врятли со взрыва.

– Этот болтун говорит, что знает Зарипова. – доложил Скиф, не удостоив меня.

Теперь секунды стали долгими и тягучими как мед. Что ответит неизвестное начальство? В расход меня или оставят живым.

– А ты везучий. – проговорил Скиф. – Если и вправду знаешь людей, которых назвал, то выживешь. Можешь опустить руки, но не дергайся. У тебя есть один шанс проявить себя с хорошей стороны. Если не загнешься в момент штурма.

Я облегченно выдохнул, будто все время разговора совсем не дышал. Хрен тебе Смерть. Сегодня ты не получишь меня. Еще повоюем…

– Смещайся к окну, тридцать секунд до штурма. – сказал Скиф, и с проворством сместился ближе к стене. – Все бойцы уже на позициях. Бойся наших, кто-то может перепутать…

Больше Скиф не сказал не слова, и стал жестами переговариваться с двумя бойцами. Я с трясущимися ногами пополз к открытому окну, подметив, что один боец все еще держит меня на прицеле. Все сложилось лучше, чем я ожидал. Главное не попасть под дружественный огонь во время штурма. Буду держаться Скифа. Еще бы иметь связь, то было бы вообще прекрасно.

Поднявшись, я толкнул окно и снова оказался в комнате бородача. Не обращая внимания на труп, встал у двери и приготовился. Кто-то шаркающей походкой прошел по коридору, что-то недовольно пробормотав. Тридцать секунд прошло, но звуков выстрелов не слышно.

Еще двадцать секунд. Кажется, с улицы доносятся характерные щелчки приглушенных тактическими глушителями выстрелов. Скиф и двое бойцов пока не стреляют. Громкий бабах и следом второй. Выстрел из двустволки. Пошла возня под одеялом. Пора переходить к активным действиям. Повернув ручку, я толкнул дверь и выглянул в коридор. Несколько бандитов уже выбежали с оружиям в руках и спросонья не понимают, что происходит.

Более звонкие щелчки справа, и выбив с ноги дверь, в помещение влетает боец, попутно поливая бандитов огнем. Вскидываю автомат, и разношу голову высунувшемуся из двери бандиту. Ну и грохот. Забыл открыть рот, теперь долго звенеть будет. Еще два бойца выскакивают в коридор. Скиф с напарниками. Как они так быстро открыли окна? Без маскхалатов не узнать. Однако хороший у них камуфляж. На улице грозно застучал пулемет. Вот теперь точно началось.

Троица работает слаженно и очень быстро. Бандиты просто не успевают понять, что происходит. Коридор быстро наполнился пороховыми газами. Я молча иду у Скифа за спиной, не делая выстрелов. Первого хватило – звенит мама не горюй. Дверь слева начинает открываться и Скиф посылает две пули прямо в нее. Быстро бросив на меня недовольный взгляд, он продолжает идти к выходу. Я продвигаюсь следом.

– Я Иван Федин. – слабо долетают до меня его слова. – Позывной Скиф.

Нормально его так поперло на откровения в разгар боя. Два бойца тенями идут следом за нами. На улице уже грохочет во всю силу. Стреляют очередями и одиночными. Грохочат выстрелы ружей. Нехилая там бойня развернулась. Входная дверь распахивается и влетает взъерошенный парень в трусах. Скифу наплевать. Стреляет быстро и точно. Отработанным движением меняет магазин, передергивает затвор и продолжает идти. А паре метрах от входа открывается дверь. Я машинально падаю. Бандит не вылез, но высунул ствол и нажал на спуск. Скиф не падает, но приседает и бьет через стену, по идеальной траектории. Стены из гипсокартона пули не задерживают. Автомат бандита замолкает. Я встаю и оглядываю помещение. Недавно было достаточно чисто, а сейчас кругом мусор, кровь и трупы.

– Сука, капитально обложили! – долетает с улицы. – Отходим к…

Убит. Однозначно убит. А хотел куда-то отойти.

– Принял, работаем. – отвечает Скиф.

Вот и слух начал восстанавливаться. Перестрелка на улице начинает смолкать. Скиф встает сбоку у окна рядом с входом, я перебегаю туда же, только ближе к стене. Два бойца встают в трех метрах от нас и молча контролируют коридор.

– Две третьих бандитов уничтожена. – говорит мне Скиф. – Оставшаяся часть залегла в главном здании. У наших девять убитых. Сейчас все здания прочешут и будем думать, как выкурить оставшихся.

– Может проще подорвать? – поинтересовался я.

– Нельзя. Девчонки и женщины там. – ответил Скиф. – И в добавок мы так не работаем.

А вот про невинных я совсем забыл. Всего из женского пола в стане бандитов около тридцати молодых девчонок и пятнадцати женщин возрастом за сорок. А еще куча малышни. Совсем деревянным стал, думаю только о себе.

– Я ведь пристрелить тебя хотел. – прокричал Скиф. – Но потом передумал. Спасибо Шухову. Знал его. Давно было. Так, эпизодическая встреча. Хороший мужик был…

Тут я полностью согласен. Хороший мужик. Но почему «был»? Он есть. В смерть Избранных я до сих пор не верю.

Канонада на улице почти успокоилась. Классно работают. Профессионально.

– Принял. Выдвигаемся. – сказал Скиф. Плохо быть не подключенным к общему эфиру.

– Скиф, мы остаемся. – сказал один из бойцов. – Прочешем все комнаты, и придем.

– Предельно осторожно, Тайфун. – ответил Скиф, и махнув мне рукой, направился к выходу…

Страница 18

Егор Дёмин

Война всегда приносит разруху. Место обитания бандитов, прозванное мной «Свалка», кардинально изменилось. Еще пару часов назад оно выглядело обжитым, не смотря на кучи мусора и валяющиеся повсюду окурки. Все здания были целыми. И окна были на месте. Но в лице штурмующей группы на «Свалку» вторгся хаос. Рано или поздно, но он приходит. Сама вселенная стремится к хаосу. Разбитый фужер уже не будет таким как прежде. Кучка пепла не сможет вновь стать дровами. Убитый человек не оживет.

Я как завороженный шел за Скифом, стараясь не обращать внимания на лежащие повсюду трупы. Но от запаха никуда не денешься. Запах войны всегда противен. Пороховая гарь вперемешку с запахом дерьма. Так воняет Смерть. Она пришла и забрала то, что принадлежит ей по праву. Даже я ей принадлежу. И шагающий впереди Скиф. Все живое принадлежит Смерти. Потому что у всего живого один итог. Ничто не вечно. Смерть умеет ждать. Упертая баба. А время с ней заодно. Оно бежит. Года, десятки, сотни лет. Когда-нибудь не останется ничего…

Короткая очередь вывела меня из транса. На глаза попался лежащий ничком бандит, с развороченной выстрелом шеей. Запачканный кровью автомат сжимает рука. Трупы по всюду. Бандиты пытались дать отпор, но атака шла с разных сторон, и они не смогли ничего сделать. Снова застрекотал автомат. В ответ загудел пулемет. Скиф ускорился, я побежал следом.

Резиденция Антохи стала выглядеть плачевно. Окон не осталось. Кругом пулевые отверстия. Штурмующая группа распределилась вокруг здания, укрывшись за кучами мусора, бетонными блоками и захваченными строениями. Сидящий за ржавой легковушкой боец махнул рукой, и мы рванули к нему. Скиф хлопнул по подставленной ладони, и уселся рядом с бойцом. Я расположился около багажника, и выглянув, стал оценивать обстановку:

Кругом бойцы. Все отлично вооружены и держат здание на прицеле. Скиф что-то говорит товарищу, но я не слушаю. Здание, в котором засели бандиты, сильно потрепано. В пустых окнах не наблюдается движения. Мы зашли с боковой стороны и главный вход не просматривается. Зато просматриваются бойцы. Если сейчас дать команду и открыть шквальный огонь по зданию, то там никто не выживет. Но там есть невинные. Со стороны жилых цехов, переоборудованных под бараки послышалась стрельба. Взрыв гранаты и стало тихо. Скорее всего кто-то заперся в помещении и ему забросили гостинец. В целом обстановка достаточно спокойная. На лежащие повсюду трупы штурмующим наплевать.

– Ты знаешь планировку здания? – спросил Скиф.

Я с замешательством посмотрел на него, пытаясь осмыслить вопрос.

– Хватит тупить! – рявкнул Скиф, тряхнув меня за плечо.

– Знаю. – ответил я, и посмотрел на здание. – Четыре огромных окна от входа – большой зал. Бухали бандиты в нем.

Скиф быстро сориентировал бойцов через эфир. Я продолжил:

– Это ровно половина здания. Дальше идут комнаты. Шесть штук. Одна большая – кухня. На другой стороне. Вторая большая – хата главного. Остальные жилые, но кто в них обитал не знаю.

Скиф снова выкинул информацию в эфир. Я увидел, как из окна высунулся автомат и тут же застрочил. Пули пошли слишком низко, чтобы достать до нас. Спрятавшийся за блоком пулеметчик дал прицельную очередь ниже автомата прямо в стену. Сендвич-панели, из которых сделаны стены здания, точно не остановят пулеметные пули. Автомат заглох и пропал из виду.

– Еще минус один. – пробормотал сидящий рядом со Скифом боец. Я пригляделся к его лицу. Армянин что ли? Акцент имеется, но незначительный. Возраст – чуть больше сорока. Такое впечатление, что я где-то встречал его. Или просто кажется…

– Что делать будем, Еран? – спросил Скиф.

Еран пожал плечами.

– Если пойдем на штурм, положим много ребят. Проще сидеть и ждать. Или начать переговоры.

– Скольких человек удалось спасти? – спросил Скиф.

– Девять женщин и двенадцать детей. Остальные, – Еран приподнялся и взглянул на здание, – остальные в заложниках, так сказать.

– Нужно начинать переговоры. – сказал Скиф. – Самый оптимальный вариант. Бандиты должны понимать, что уже обречены.

– Не сдадутся они так просто. – сказал я. – Каждый хочет жить. Кота, нагадившего в тапки, зажмешь в углу, он шипит. Здесь то же самое. Все хотят жить. Я бы не сдался.

– Аналогия не правильная, но в целом парень прав. – согласился Скиф. – Нужно было зразу захватывать все здания.

– Я лично отправил сюда четверых. – оскалился Еран. – Все мертвы. Не такие удачливые как ты, Скиф…

– Или бандитам повезло. – пробормотал Скиф.

– Парень, – Еран впервые проявил любопытство к моей персоне. – Мы раньше ни где не встречались? Смутно знакомое лицо, но не могу вспомнить.

– Мне ваше лицо тоже знакомо. – сказал я, решив обратиться на «вы». Всегда нужно проявлять уважение к старшим. Почти всегда. Исключения тоже бывают. – Я хорошо знал Алексея Смирнова. Игната Шухова тоже не плохо знал.

– Был с ними знаком. – сказал Еран, продолжая внимательно смотреть на меня. – Правда не долго. События в Аркаиме. Потом дороги немного разошлись.

Он так и не вспомнил меня. А я его вспомнил. Еран Кананян. Особый отдел. И видел я его именно в Аркаиме. Запомнил лицо, когда он помогал Максиму Орлову, которого побил Тёма Кириенко. Бывает же! Дороги переплетаются спустя столько лет. Случайности не случайны.

– Вы помогали товарищу подняться, но он послал вас. – сказал я. – Максим Орлов. Его побил Артем. Слишком много болтал. Я тот мальчишка, что с восторгом наблюдал за боем. Мы потом уехали на внедорожнике «Рысь». Еще летели на «Северный Клевер», но после я с вами не встречался. Помните?

– Помню. – улыбнувшись сказал Еран. – Ничего не забыл. И тебя вспомнил. Изменился ты. Как и все мы. Много воды утекло. Максим Орлов к сожалению погиб…

– Я конечно все понимаю. – вмешался Скиф. – Но давайте вы о старом в более интимной обстановке поговорите. Нужно решать проблему.

– Верно! – Еран встрепенулся. – Какие будут предложения?

– Что если, – заговорил я. Еран и Скиф с интересом уставились на меня. Я продолжил, – что если попробовать подползти к центральному входу?

– Зачем? – спросил Скиф.

Я пожал плечами.

– Может подожжём здание? – предложил Скифу Еран. – Сами повылазят.

– Нет! – немного грубо перебил я, и осекся. – Я же свой в их рядах. Никто не знает, что со мной. Я заложник. Отправляете меня на переговоры. Не все бандиты убиты. Часть взята в плен. Я среди пленных…

Скиф жестом остановил мою болтовню и заговорил:

– Идея конечно глупая, но стоит попробовать. – он строго посмотрел мне в глаза. – Не боишься, что убьют?

Я помотал головой.

– Не убьют. Просто не станут. Я у главного на хорошем счету. Репутация легко выпутывающегося из передряг парня. Должно сработать.

– Не очень нравится подобная идея. – пробормотал Еран. – Но стоит попробовать. Придётся немного разукрасить тебя. Готов на такое?

– Готов!

Я ответил не задумываясь. Возможно в другой ситуации поступил бы по-другому, но сейчас никак нельзя. Нужно добыть письмо. Антоха так и не вернул его мне. Не посчитал нужным. А я пообещал Матвею доставить письмо по назначению. Обещания нужно держать. Матвею сделал для меня много хорошего. Очень много. Просто не имею права подвести его. Подруга удача, будь так же благосклонна ко мне, как и раньше.

Обговорив все нюансы, вдвоем со Скифом мы покинули временное убежище и вернулись к другому зданию. Прочесывающие «Свалку» бойцы уже в курсе. Еран обрисовал им ситуацию.

– Одежда слишком чистая. Как и морда. – сказал Скиф. – Будет немного больно. Терпи.

Я кивнул и приготовился получить. Плохо приготовился. Нужно было встать в стойку, а не стоять как столб. Рука Скифа оказалась тяжелой. И удар поставлен как надо. Я упал на землю, поймав состояние грогги. Пока приходил в себя, Скиф вздернул меня на ноги.

– Нормально? – спросил он.

Я мутными глазами разглядел расплывающееся лицо и пробормотал:

– Нахер по челюсти… Рассекай, но не вырубай…

– Так надо. – ответил Скиф, и снова врезал по моей роже.

На этот раз удачно. Попал не в подбородок, а по левому глазу. Ноги подвели. Хорош удар у мужика, возрастом за тридцать. Нет у меня такой силы.

Подскочили еще два бойца, и подхватив меня с земли, поставили на ноги. Но не отпустили.

– Держись боец. – сказал Скиф, и показал отличную двойку.

Он бил меня еще, но я не помнил этого. То уплывал, то приплывал. В себя пришел сидящим спиной к бетону. С трудом разлепил один глаз. Второй открываться не захотел. Потрогал рукой лицо. Липкое. Во рту привкус соленого. Голова трещит по швам. Ну Скиф! Перестарался…

– Как себя чувствуешь?

Я с трудом поднял голову, и посмотрел на Скифа.

– Нахер так-то?

– По-другому нельзя. Максимально правдоподобно.

– Больше, чем правдоподобно. – сказал я, и сплюнул скопившуюся во рту гадость.

– Все нормально. – сказал Скиф. – Твою слащавую рожу я не сильно попортил. Кровь из носа, губ и небольшое рассечение на брови. Морда распухла как надо. Узнаешься с трудом. Одежду тоже попортили и измазали кровью.

– Долго был в отключке? – промямлил я.

– Пять-шесть минут. Еран ведет переговоры. Бандиты согласились сотрудничать. Пару минут, и пойдешь договариваться. Нужно забрать гребанное письмо и доставить по назначению!

Мне плохо, и голова готова развалиться на части. Но подобные вещи не мешают думать. Зачем весь этот спектакль? Скиф, Еран? Зачем? Суки вы! Так и скажу, если все нормально кончиться. Я ничего не говорил про письмо. Ничего. Намеренно ты проговорился, или случайно, но затеянная вокруг моей персоны игра, начинает порядком доставать. Я достану письмо. А потом спрошу с вас на равных. И добьюсь правды, чего бы мне этого не стоило.

– Не нужно пару минут. – сказал я, преувеличивая последствия избиения всем видом. – Помогите встать. Можно идти договариваться…

Страница 19

Егор Дёмин

Под пристальным взглядом бойцов и устной договоренности с бандитами, обещающих не стрелять по переговорщику, я покачиваясь шел к зданию. Двадцать долгих метров до центрального входа. Испещренные выстрелами двери слегка приоткрыты. Небольшая щель, за которой не видно движения. Только темнота. В тамбуре нет окон. Дальше будет еще одна дверь. Хлипкая. Из прессованной бумаги. Только пройдя через неё я окажусь в большом зале. Хочется опустить руки, но делать этого нельзя. Тупая легенда – я пленник. Мне объяснили условия, которые я должен донести бандитам. Хочется все бросить и уйти. Убежать. Надоело. Хочется к Юльке. Хочется тишины и спокойствия…

Битое стекло хрустит под ногами. Откуда оно тут взялось? Перешагиваю через труп, непроизвольно бросив взгляд на его лицо. В чем-то мы с ним похожи. У меня глаз заплыл и не видит. У трупа глаза нет. Меткий стрелок постарался. На этом схожесть кончается. Я жив, он мертв. Вот главное различие.

Добравшись до входа, я осторожно опустил одну руку и приоткрыв дверь, вошел в тамбур. Холодный метал прикоснулся к виску. Зачем? Разве через пулевые отверстия не видно моего состояния? Не видно, что я без оружия?

– Не дергайся! – прошипел незнакомый голос. – Плавно закрой дверь!

Я отвел руку назад и на ощупь отыскав ручку, потянул дверь. Мусор не позволил ей закрыться до конца.

– К второй двери! Открывай ее и на колени. Вдоль стен. Планировку ты знаешь.

Дико захотелось обезоружить дерзкого бандита. Уйти в сторону, провести прием. Но нельзя. Нужно разруливать создавшиеся проблемы.

Сделав несколько шагов, я толкнул дверь, и опустившись на четвереньки, пополз по развороченному залу. Все столу опрокинуты и поставлены столешницами к окнам. Бандиты сидят вдоль стен. Несколько направили на меня оружие. На глаза попался убитый пулеметчиком. Лежит у стены с пробитой грудной клеткой. Вокруг тела лужица крови. Повсюду битое стекло, куски гипсокартона, пластика и древесная щепа.

Я прополз зал и оказавшись в знакомом коридоре, поднялся на ноги. Из кухни слабо доноситься плач и всхлипы. Облокачиваясь рукой на стену, дошел до опочивальни Антохи и замер в проходе. Здесь тоже не обошлось без разрушений, но не так сильно, как в основном зале. Два бандита притаились у окна, но не высовываться.

Лежащий на кожаном диване Антоха моментально вскочил на ноги, и пригнувшись, подскочил ко мне. Схватив за грудки, он с силой швырнул меня на диван. Спружинив, я остался сидеть, для показухи взявшись за голову.

– Не сомневался, что именно ты выживешь! – прорычал он, и уселся рядом. – Нормально тебя обработали. Суки! – он некрасиво выругался и выудив из куртки сигарету, закурил. – Что им нужно?

– Не знаю. – шепотом ответил я, одним глазом наблюдая как Антоха выдыхает дым. Хорошо, что помещение проветривается. Не очень хочется быть пассивным курильщиком. – Двадцать наших в плен взяли. Троих уже убили. Пришлось пойти на сотрудничество…

– Я так и думал, что ты сможешь выкрутиться. – уныло проговорил Антоха. – Ты же везучий сукин сын! Удачливый падла.

– Не слишком удачливый. – пробормотал я, и осторожно прикоснулся к безобразно опухшему глазу. – Слишком внезапной была атака. У меня не было нормального оружия. Только пистолет. В барак влетело сразу трое. Били на поражение. Я отстрелял обойму. Половина наших запаниковало. Не вышло должного отпора. Пытался уйти на улицы через окно, но нарвался еще на одного нападавшего. Взяли как котенка…

– Какие условия нам поставили? – спросил Антоха, и отправил окурок в стену. Удар. Уголек рассыпался на мелкие части, оставив на стене маленькое черное пятнышко.

– Никаких условий. – ответил я. – Просят сдаться. Либо просто всех уничтожат. Шансов по нулям.

– Хрен дождутся! – вспылил Антоха. – Будем стоять до конца!

– Только не долго… – я тяжело вздохнул. – Численный перевес на их стороне. Подготовка на высоте. Вооружение отличное. У двоих из них я видел огнеметы «Шмель». Нас просто выжгут и все…

Топот в коридоре, и в комнату влетела баба. Не девушка, а именно баба. Прожжённая жизнью, и повидавшая многое в свои тридцать с копейками лет. Пережитки сильно сказались на ее внешнем виде. Огромное количество выпитого алкоголя и выкуренных сигарет. Волосы слиплись в кучу, лицо исцарапано, одежда грязная и местами порванная. В руке пистолет «ТТ». Наверняка трофейный. Но самое главное это глаза. Глаза полные ненависти и первобытной ярости. Глаза человека готового убивать…

И эти глаза посмотрели на меня. Я уставился на неё своим единственно видящим глазом, мгновенно забыв, что хотел сказать. Кто-то говорил мне про нее. Рассказывал. Это было вчера, но кажется, что несколько лет назад. У нее есть сын. Был сын. Наверняка был. Пятнадцатилетний паренек, мечтающий стать крутым наемником. Жил в одном из бараков. Я наверняка видел его, и возможно даже успел потренировать. Несколько молодых ребят с восторгом посещали тренировки, проводимые мной. Ребята хотели научиться рукопашному бою. Ребята хотели стать наемниками. Но теперь они мертвы. Осталась лишь кучка зажатых в угол бандитов.

– Ты, ты… ты… – женщина стала заикаться. Ее бьет крупная дрожь. – Ты видел моего мальчика? Он жив?

– Я не знаю. – мой ответ был честный. Я правда не знаю, что стало с ее сыном.

– Ты… ты… – она пытается подобрать слова.

– Сгинь с глаз моих! – рявкнул Антоха. – Без тебя тошно! Трупанулся твой пацан, как и все остальные!

Ох не стоило ему этого говорить. Не стоило. И мне не стоило говорить, сто не знаю. Нужно было соврать. Обмануть. Дать надежду. Успокоить. Но я не предвидел последствия.

– Это ты во всем виноват! – истерично закричала женщина. – Ты принес к нам беду! Ты забрал у нас удачу!

– Заткнись мразь! – рявкнул Антоха, и начал подниматься на ноги.

Женщина медленно перевела на него взгляд. Рука с пистолетом пошла в верх. Не так быстро, как вскидывает оружие опытный боец, но достаточно, чтобы успеть. Но почему прежний владелец не истратил все патроны? Почему в пистолете осталось всего два заряда, а не один? Почему все так непредсказуемо?

Течение времени словно замедлилось. Антоха продолжает вставать. Рука женщины идет вверх. Два метра расстояния отделяют ее от нас. Бойцы у окна не реагируют. Просто смотрят, оценивая происходящее. Им уже не успеть. Оружие смотрит Антохе в грудь. Палец плавно жмет на спуск. Я вижу огненную вспышку, вырвавшуюся из ствола пистолета. «ТТ» всегда отлично делал дырки. У него очень высокая проникающая способность. Он слишком хорош.

Пуля входит Антохе в грудь, и деформируясь, выходит чуть ниже лопатки. У него не было шанса. Сердце пробито. Антоха валится обратно на диван, не понимая, что уже умер. Мозг еще думает, но тело уже не слушается. Женщина переводит пистолет на меня. Слишком быстро. Мышцы напрягаются. Тело реагирует раньше сознания. Оно на уровне инстинкта хочет уйти с линии атаки. Выстрел. Я не успел. Удача все-таки покинула меня…

Я не почувствовал боли. Просто толчок в грудь. Не слишком сильный, но ощутимый. Пуля вошла в центр грудной клетки. Совсем рядом с сердцем. Она порвала одно легкое, и легко миновав мягкие ткани, разнесла мне позвоночник. Сильно деформировавшись, выскочила со спины, прошла диван насквозь и остановилась только в стене. Все это время я смотрел на звериный оскал обезумевшей женщины. Она раз за разом нажимала на спуск, но в пистолете не осталось патронов. Короткая автоматная очередь напрочь снесла ей голову, но мне было уже все равно…

Я умираю. Не чувствую ног. Тело стало чужим. Оно больше не принадлежит мне. С такими повреждениями не выживают. Бойцы у окна подошли к телу предводителя. Один пощупал пульс, и уныло покачал головой. Второй смотрит на меня. Обращается к товарищу.

– Этот через пару минут загнётся.

– Уходим, нужно сказать нашим…

Бандиты полуприседом покидают помещение, закрыв за собой дверь. Я пытаюсь что-то сказать, но рот наполняется кровью. Слишком много крови. Юлька… Ты же не простишь меня… Юлька…

Я не понял момента, когда жизнь покинула меня. Темнота пришла неожиданно. Бездна раскрылась и поглотила. Забрала к себе. Многое осталось не раскрытым. Я не узнал, что отряд бойцов на улице попал к бандитам случайно. Их направил за мной Матвей Савельев. Маячок в блоке связи показал мое местоположение. Еран с бойцами были ближе всего и пришли на помощь. Не было никакой недельной разведки. Они наблюдали всего сутки. Большая часть бойцов была зелеными юнцами. Но остальные матерые волкодавы. Скиф и Еран решили поиграть со мной. Немного поиздеваться и проучить. Матвей дал добро. На самом деле они не потеряли девять бойцов. Только троих ранило во время штурма. Сработано было красиво. Но конечная фаза вышла из-под контроля. Форс-мажор в виде безумной женщины, убившей и Антоху и меня. Обычная случайность. Всего угадать не возможно…

Страница 20

Глава 6 Немного странностей

Скиф и штурмующая группа

– Вань, как думаешь, он справиться? – спросил Еран, наблюдая как Егор медленно идет к входу в здание.

– Справиться. – ответил Скиф. – Он очень сообразительный и всегда выходит сухим из воду. У Савельева на него большие планы. Парню нужна подготовка. Не игра среди своих, а реальные ситуации. Матвей нам еще спасибо скажет.

– Надеюсь, что будет так. – пробормотал Еран, и снова выглянул из укрытия. Егор уже скрылся за испещрённой выстрелами дверью.

– Все будет хорошо. – убедительно сказал Скиф.

Молодой боец короткими и предельно осторожными перебежками приблизился к укрытию.

– Там проблема небольшая. – сказал он. – Одна из баб обезумела и Петрухе осколком стекла фейс попортила.

– Я предупреждал о подобном. – рыкнул Скиф.

– Связали? – спросил Еран.

– Петруху уже шьем, а баба себе горло стеклом вскрыть успела. – отчитался боец.

– Ожидаемое явление. – Еран нахмурился. – Особо буйных связать. Мы хоть и с добром, но не каждый готов к переменам. Привязанность и любовь. Глаз не спускать. Двадцать человек отправить копать ямы. Посчитать количество убитых. К вечеру все должны быть похоронены. Мы не варвары. Выполняй.

Боец кивнул, и поспешно удалился. Так же осторожно.

– А кто мы по твоему? – спросил Скиф. – Более морализованные бандиты?

– Боевой отряд, выполняющий задания. – ответил Еран. – Чистим матушку землю от скверны. Уничтожаем зло. Ты сам знаешь сколько убитых людей на счету этой группировки.

– Мы отвечаем злом на зло. – заговорил Скиф. – Это неправильно. На смену одного убитого бандита придут двое. Сколько лет уже шатаемся туда-сюда, а ситуация не меняется. Мое мнение – ситуацию не спасти. Люди скатываются в прошлое. Мы лишь оттягиваем неизбежное. Количество одичавших растет. Сам видел – бегают с луками и копьями. На территориях малоразвитых стран ситуация еще хуже. Савельев и Зарипов играют в только им одним понятную игру. Роль Древних совсем не понятна. Кроме очистки земли от мусора и грязи и приобретения Лесом разума они ничего не делают. Или мы пока ничего не знаем. Я чувствую себя пешкой. Очень маленькой пешкой. Что-то странное происходит, но мы пока не знаем, что.

– Ты отчасти прав. – согласился Еран. – С каждым годом все хуже. Куда делось правительство неизвестно. Ковчег зарезервирован, но караваны к нему ходят. Они ходят к «Северному Клеверу». Хорошо охраняемые караваны. Но на саму базу никого не пускают. Я разговаривал с караванщиками и охраной. Неизвестно куда исчез Таро Судзуки…

– Неизвестно погиб ли Артем Кириенко. – добавил Скиф.

– С Артемом вообще странно вышло. – сказал Еран. – Я сегодня держал связь с Савельевым. Место пожара исследовали вдоль и поперек, но тело не нашли. Взрыв был не очень большой мощности. Что-то да должно было остаться.

– Согласен. – Скиф выглянул, оценил обстановку и спрятался обратно. – Тёма Кириенко очень опытный боец. Слишком опытный. Все-таки «Вымпел» ФСБ за плечами. Не мог он погибнуть. Не верю в такую смерть. Но тут напрашивается вопрос: если он не погиб, то куда делся? Намеренно исчез? Притворился мертвым и отправился искать покушавшихся на его жизнь? Подождем – узнаем.

– Подождем. – согласился Еран.

Пистолетный выстрел раздался из здания. Следом второй выстрел. Скиф вскинул винтовку и приник к штурмовому прицелу. Короткая автоматная очередь и стало тихо.

– Не к добру выстрелы. – зарычал Скиф, выискивая в пустых проемах окон движение.

Бойцы в укрытиях зашевелились и взяли здание на прицел.

– Кто-нибудь зафиксировал в какой комнате стреляли? – спросил Еран в эфир, включив связь.

– Да. – ответил один из бойцов. – Стреляли из комнаты главного бандита. Убита женщина. В кого она стреляла неизвестно. Предположительно в главаря бандитов и Егора. Угол не позволяет увидеть.

– Перемещаюсь к нужному окну. – подключился другой боец, занявший позицию прямо под стеной, в углу здания.

– Отставить перемещение! – в голосе Ерана появилась Сталь.

Скиф неодобрительно покачал головой.

– Пять минут ждем, потом нужно штурмовать. – сказал он.

– Ждем. – согласился Еран, но про штурм ничего не сказал.

Потянулись долгие минуты ожидания. Примерно на четвертой минуте из окна появился белый кусок материи привязанный к палке.

– Ну вот! – восторженно сказал Скиф. – Белый флаг. Сдаются.

– Выходи по одному через главный вход! – рявкнул Еран. Эхо разнеслось по территории Свалки. – Руки держим поднятыми. Резких движений не совершаем. В случае фокусов – стреляем на поражение!

Вся братия бандитов вместе с женщинами и детьми построилась на улице вдоль. Под прикрытием двух бойцов Скиф вошел в здание, и подавляя разгорающуюся тревогу, стал продвигаться в нужную комнату…

Он молча вышел из здания спустя десять минут. Бледный и полным безразличием на лице. Тело Егора безвольно повисло на руках. Кровь тягучими каплями разбивалась об землю, смешиваясь с пылью и мусором. Еран схватился за голову и осел на траву.

– Доигрались… – шепотом сказал он.

Скиф не слушал. Он просто шел, еще не осознавая случившегося…

Никто не заметил скрытого наблюдателя. Артем Кириенко стоял среди бойцов в специальном защитном костюме, имеющем способность полностью скрывать носителя. Единственный минус – высокое потребление энергии, но Артему было наплевать. Он дождался пока тело Егора положат на бетонный блок, подошел к нему и заглянул в лицо. Простояв так около минуты, Артём пошел восвояси. Нога случайно или намеренно зацепила кусочек бетона, и тот сместился на десяток сантиметров. Скиф заметил, и моментально уставился на пустое место. Мгновение он смотрел, а потом сделал шаг к бетонному блоку, и уселся на землю, прислонившись к нему спиной. Артем пошел восвояси. Абсолютно бесшумно, и там, где нет людей.

Но Артем был не единственным наблюдателем. Некто, кто назвался Странником так же присутствовал. В новом обличии, и тоже невидимый глазу обычного человека. Страннику не нужны были технологии, чтобы становиться невидимым. Он просто отводил глаза. Люди его не замечали. Даже Артём не заметил. А странник в свою очередь не заметил Артёма. Две противоборствующие стороны, готовые разодрать друг друга на атомы в случае обнаружения. Всем штурмовавшим бандитов бойцам, а также пленным, очень повезло, что Артем и Странник не сцепились…

Совсем скоро все измениться. Минимум три противоборствующие стороны приступили к активным действиям. У каждой стороны свои интересы, но не в интересах каждой стороны существование людей…

Страница 21

Матвей Савельев и Артем Кириенко

Закончив с распределением обязанностей, Матвей Савельев направился в тренировочный лагерь. Тихона Соболева он застал сидящим на удобном стуле, и наблюдающим за поединком двух мальчишек лет восемнадцати. Около тридцати ребят расположились вокруг площадки для спаррингов и пытались помочь бьющимся советами.

– Через неделю можешь начинать тренировки в горах. – сказал Матвей, встав сзади Тихона. Тот подпрыгнул от неожиданности.

– Когда-нибудь меня хватит инфаркт. – пробормотал Тихон, протянув Матвею ладонь. – Умеешь ты ходить бесшумно.

– Нужно всегда быть на чеку. – ответил Матвей, крепко сжав подставленную ладонь. – Не бой, а танцы пьяных утят. – сказал Матвей, указав на мальчишек.

Тихон Соболев с недовольством взглянул на спринцующихся. Более низкий, коренастый и с короткими черными волосами постоянно шел в атаку, пытаясь достать противника. В роли противника выступил высокий паренек с тонкой шеей и рыжими волосами. Тактику боя он избрал очень интересную – чем дальше, тем лучше. Двигаясь достаточно быстро, рыжий с легкостью уходил с линии атаки коренастого, тем самым раззадоривая его.

– Высокого зовут Дима. – сказал Тихон. – Парень толковый. Бегает быстро, стреляет хорошо, но драться не любит совсем. Порой мне кажется, что для некоторых нужно отменить занятия рукопашным боем, и тренировать по более узким направлениям.

– Нет. – отрезал Матвей. – Рукопашный бой необходим как воздух. Пусть ребята колотят друг друга. Боль закаляет характер. – Матвей посмотрел на дерущихся, и рявкнул: – Полный контакт. Не жалеть друг друга. Драка до потери сознания.

Высокий парень по имени Дима отвлёкся на властный голос Матвея, и тут же поплатился за ошибку – коренастый сумел дотянуться, и крепко приложил ему в нос. Дима слетел с ног, попытался сгруппироваться, но противник уже налетел на него и начал молотить кулаками по голове с бешенной скоростью. Дима поставил блок. Выгнулся дугой, перевернул противника и снова оказался на ногах. Но добивать противника не стал. Просто отбежал в сторону, и утирая идущую из носа кровь, стал наблюдать как поднимается на ноги коренастый.

– Полный контакт! – рявкнул Матвей.

Коренастый сорвался с места и рванул на Диму. В глазах ярость и злобный оскал. Дима встретил его хорошей двоечкой: правая в нос, левая в челюсть. Коренастый мешком рухнул на землю, и остался лежать без движения.

Матвей хлопнул в ладоши и обратился к Тихону:

– Гонять рыжего до семи потов. Спарринги со всеми бойцами по очереди. Вечером заскочишь ко мне, есть новости.

Попрощавшись с Тихоном, Матвей направился домой. Он еще не знал какие вести его ждут…

Вызов пришел, когда Матвей сел обедать. Вытащив планшет, он принял звонок от Ерана. Грустное выражение лица армянина ему сразу не понравилось.

– Где Егор? – спросил Матвей, пытаясь прогнать нехорошие предчувствие.

– Мальчишка мертв. – опустив взгляд ответил Еран.

Матвея бросило в холод. Он сжал кулаки и закрыл глаза. Прошла минута, прежде чем он заговорил вновь.

– Как это случилось?

– Мы не знаем. – ответил Еран. – Обезумевшая женщина убила и Егора, и главного бандита. Все шло слишком хорошо, но возникла непредвиденная случайность…

– Непредвиденная случайность? – Матвей всеми способами пытался погасить разгорающуюся в глубине сознания ярость. – Как? Где Скиф? Почему…

– Скиф командует захоронением бандитов и наведением порядка. – ответил Еран. – Но это еще не все. Тело Егора исчезло…

– Как исчезло? – воскликнул Матвей.

– Непонятным образом. – ответил Еран. – Просто исчезло и все. Никто не видел, куда оно делось. Мальчишка лежал на бетонном блоке у всех на виду, а потом исчез…

– Кончай трепаться!

Грубый голос, раздавшийся из комнаты, заставил Матвея вздрогнуть. Знакомый голос. Он быстро выключил планшет, ничего не сказав озадаченному Ерану, и поднявшись на ноги, вышел из кухни.

Артем Кириенко в совершенно расслабленной позе развалился на диване, и скрестив руки на груди, смотрит в потолок. Костюм цвета графита идеально сидит на нем, повторяя анатомию тренированного тела. Костюм, аналогов которому никогда не существовало на Земле. По промявшейся обивке дивана заметно, что весит Артем не меньше двух сотен килограмм.

– Не хотел записывать тебя в покойники. – пробормотал Матвей. – Знал, что ты наверняка выжил.

– Не суть важно. – бросил Артём. – Я пришел не для этого. Мне известно, что убить меня пытались не Вы. – он сделал акцент на последнем слове.

– Что-то я не пойму, – Матвей взял стул, поставил его в центр комнаты и сел. – Ты говоришь так, будто теперь не с нами.

-Ты все правильно понял. – сказал Артём. – Я больше не с вами. Надоело играть в непонятные игры. Вы не знаете с кем сотрудничаете и во что вам это выльется.

– Внеси ясность в разговор. – рявкнул Матвей. – Знаешь, что я не люблю загадки.

Артём громко и наигранно рассмеялся.

– Помнится несколько дней назад я просил ввести меня в курс дела. Просил не говорить загадками. Ты помнишь ответ?

– На тот момент я сам не знал, что происходит! – рявкнул Матвей. – К покушению на твою жизнь не имею никакой информации. Основы узнал только спустя двенадцать часов после взрыва. Взрыва, в котором ты должен был погибнуть.

– Но не погиб!

Артём медленно поднялся с дивана. «Боевая трансформация» – мысленно сказал он, отдав приказ костюму. Квазиживой костюм послушно выполнил команду и зарастил открытые части тела.

– Красивые технологии. – сказал Матвей, разглядывая то, во что превратился Артём. – Костюмчик тебе новые друзья подарили?

– Есть такое. – ответил Артём. Его голос не изменился. – Это по большей части не костюм, а квазиживой организм, предназначенный для защиты носителя. Очень мощный и послушный. Интересная игрушка. Она просто необходима мне для защиты.

– Защиты от кого? – огрызнулся Матвей. – С кем ты собрался воевать?

– С вами. – спокойно ответил Артём. – Вы начали активное сотрудничество с расой Странников. Приняли их технологии. Проводите активные разработки. Не стоит быть такими наивными. Странники помогают вам, но только ради собственной выгоды. Других целей они не имеют.

– Я не знал о сотрудничестве! – воскликнул Матвей. – Все стало ясно совсем недавно. Но помощь Странников настолько велика, что отказываться от нее было абсолютной глупостью. Чарли Тейлор снова может ходить. «Крыло» летает. Скоро придет первая партия машин, не привязанных к топливу. Мы пытаемся возродить былое величие человеческого рода…

Артем промолчал. Сделав несколько шагов, он встал у окна. Мысленный приказ – «Открой лицо». Часть брони исчезла. Тёма повернулся к Матвею:

– Былое величие? Ты называешь всю грязь, что творилась на земле величием? К чему Вы пришли? Семь лет как нет избранных. Семь лет нет угрозы со стороны Мутантов. Пустые оболочки бегают по Земному шару, появляются одичавшие, огромное количество бандитов и мародеров. Вместо того чтоб исправить ситуацию, Вы ее усугубляете.

– Скоро все изменится… – начал Матвей.

– В этом я согласен. – сказал Артём. – Скоро все изменится. Но не в лучшую сторону. Вы ввязались в очень плохую игру!

– Мы сотрудничаем со Странниками пока это выгодно. – сказал Матвей. – Плохого они нам не сделали. Если будет прецедент, то сотрудничество мгновенно прекратиться.

– Матвей, тебе почти пятьдесят лет, но ты все еще веришь в сказки. – Артем начал ходить по комнате, при этом не создавая никаких звуков, будто пол был выложен не из досок, а покрыт поролоном. – Знаешь в чем главный минус подобного сотрудничества? Из него невозможно выйти. Нельзя нырнуть в грязь и не запачкаться. Игра, что вы начали, идет по чужим правилам. И правила вам поставили Странники. Истина проста – Странникам что-то нужно от Вас и поэтому они помогают. Представь момент, когда ваши услуги станут не востребованы.

– Меня предупреждали о подобном. – Матвей встал, и невзначай посмотрел на тумбочку, в которой лежит пистолет. – Ты говоришь все, лишь бы переубедить. Поменять моё мнение не получится. Жаль, что мы оказались по разные стороны. Кто твои покровители? Древние?

– Нет. – Артем плавным движением переместился к тумбочке и ударом ноги разнес ее. Обломки разлетелись по комнате. Зрелище подействовало на Матвея угнетающе. Тёма развернулся и продолжил: – Древним нет до нас дела. Плевать они хотели на людскую суету. Но только до поры до времени…

– Тогда чьи интересы ты представляешь? –спросил Матвей, вернув самообладание.

– Свои и только свои. – ответил Артём. – Я буду искать Странников и уничтожать их. Ровно до того момента, пока не истреблю всех до единого.

– Тогда мы будем вынуждены остановить тебя. – отчеканил Матвей.

– Вы уже делаете это. – Артем улыбнулся. – Три минуты до подхода Крыла. Еще две минуты на мобилизацию группы для ликвидаций. Двенадцать вооруженных до зубов бойцов, одетых в специальные костюмы «Ратник-6». Отличные костюмчики, не испытывающие недостатка в энергии. Высокоэнергетические батарейки Странников трудятся по максимуму. Жаль, что придется немного повоевать…

– О подобной акции мне ничего не известно. – сказал Матвей, не изобразив удивления. – Но даже если это так, то ты можешь спокойно уйти. Препятствовать не стану.

– Нет, я останусь. – сказал Артём, и зарастив лицо броней, направился к выходу. – Это будет демонстрация силы. – проговорил он уже на выходе.

Оказавшись в пяти метрах от домика Матвея, Артем принялся оценивать обстановку. Трое мужиков, толкающих телегу, нагруженную сухостоем, остановились, и стали с удивлением разглядывать его. До ближайших жилых домов около сотни метров. Чуть ближе тренировочный лагерь. В тридцати метрах ровная поляна с аккуратно скошенной и убранной травой. Именно туда сядет Крыло.

Артем послал мысленный приказ – «Максимальное усиление голоса».

– ВСЕМ ПОКИНУТЬ ЗОНУ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ! – сказал он. Усиленный голос заставил задрожать окна, распространившись по округе раскатом грома.

Звук выстрела. Пуля попала Артему в плечо и деформировавшись, отскочила. Он резко повернулся и увидел стоящего у двери Матвея с пистолетом в руках.

– Я должен был попробовать! – воскликнул Матвей и отбросил оружие в сторону. – Кругом люди, группа ликвидации получила приказ «погасить» тебя. Только что узнал. Остальное мне было неведомо.

– Уже не важно. – ответил Артём, не забыв отдать костюму приказ на отключение усиления. – Попытайся не вмешиваться. Или погибнешь.

Матвей промолчал и вернулся в дом. Артем развернулся. Мужики никуда не ушли, продолжая наблюдать за непонятным черным роботом. Именно на робота сейчас походил Артём. «Отключай звук. Выходим на голосовое управление» – подумал он.

– Привет Тёмыч. – звук раздался прямо в голове Артёма.

– Привет Дух. – ответил Артём. «Дух» – имя, которое он дал разуму костюма. Квазиживая машина, внутри которой сейчас находиться Артём, способно как на мысленное одностороннее общение, так и на обычное голосовое. – Сколько минут до прилета «Крыла» и каковы предварительные расчеты?

– Тридцать секунд и агрессивно настроенные объекты будут доступны для физического уничтожения. – ответил Дух.

Артём поднял голову, и увидел, как среди облаков стремительно опускается на землю самый быстрый летательный аппарат человечества. Существовать Крылу осталось совсем недолго.

– Ведение боя на одних энергоресурсах нецелесообразно. – продолжил Дух. – Эффективней задействовать тяжелое вооружение и сбить транспорт на подходе.

– Мы не будем никого убивать. – сказал Артём. – Просто напугаем и выведем Крыло из троя. – он поднял руку и направил раскрытую ладонь на стремительно снижающийся транспорт. – Давай энергетический залп. Пусть выгорит вся электроника.

Крыло стремительно сбросило скорость и находилось в двадцати метрах от земли, когда в ладони Артёма появился синий переливающийся шар, напоминающий шаровую молнию. Шар стремительно увеличился в размере, достигнув полуметрового диаметра и неприятно загудел. Из дома выскочил Матвей и направил винтовку на Артёма. Длинная очередь. Пули сминались об отливающий графитом костюм, не причиняя носителю вреда. Одна попала в шар и просто испарилась. Матвей прекратил стрелять, а шар тем временем отделился и мгновенно набрав скорость, устремился к Крылу.

Матвей попытался расстрелять шар, но из-за скорости не попал, неправильно взяв упреждение. Шар достиг Крыло. Яркая вспышка света резанула по глазам. Крыло загудело. Моторы в крыльях взбесились. Летательный аппарат начал качаться в воздухе, а затем просто рухнул на поляну. Земля под ногами Матвея затряслась. Крыло гудело несколько секунд, а затем снова стало тихо. Только трое зевак около телеги наконец-то опомнились и бросились на утек.

Артем медленно повернулся к Матвею и заговорил:

– Ты просто не знаешь моих возможностей. Я мог уничтожить их еще в воздухе. – он направил руку на Матвея. – Беги, пока даю шанс. Беги!

– Нет. – ответил Матвей, и сменив в автомате магазин, направил оружие на Артема. – Не побегу. Из нас двоих в живых останется только один!

– Слишком пафосно сказал! – весело воскликнул Артём. – Парализующий залп.

Матвей не знал, что это была команда Духу. Он просто потерял ощущение тела и некрасиво завалился вперед, выронив автомат.

– Теперь можно повеселиться! – сказал Артём и направился к Крылу…

Страница 22

Глава 7 Практически бессмертный

Довольно часто задумывался о смерти. Что там? Пустота или другой уровень бытия? В Бога не верил. Утратил веру после всего случившегося. Но частичку веры сохраняют даже ярые атеисты. И у меня есть такая частичка. Впрочем, я всегда старался смотреть на вещи трезво. Если Бог существует, то ему нет до нас дела. С его возможностями он точно не станет обращать внимания на определенного человека, и уж тем более помогать ему. Нам навязали религии, нам навязали веру. Но где теперь все это? Почему Бог не пришел, когда миллиарды людей погибали? Апокалипсис внес определенную ясность – Богу на нас наплевать…

Я вдохнул воздух полной грудью. Аромат хвойного леса вперемешку с запахом травы и чего-то перепревающего. Глаза открывать не хочется. Не хочется, потому что совершенно не представляю, что увижу. Я ведь умер. Отчетливо помню последние мгновения: пуля вошла в грудь, тело перестало слушаться, захотелось кричать, но никак не выходило. Помню, как сознание стремительно падало в никуда, становясь частицей чего-то бесконечного. Я помню, как умер. Бездна абсолютной пустоты раскрылась и приготовилась принять в свои объятья. А затем я очнулся.

Нет, смерть не может быть такой. Она не может пахнуть хвойным лесом. Она не может имитировать шебуршание мелкой живности в слежавшейся хвое. Она не может быть жизнью!

Я открыл глаза. Могучие стволы вековых сосен уходят высоко вверх и цепляясь кронами друг за друга, создают полумрак. Легкий ветерок шумит где-то очень высоко. Его стихия начинается гораздо выше. В таком могучем и плотном лесу ветер не имеет власти. Все что может – только качать кроны деревьев. Даже урагану не под силу свалить такие деревья. Лес живет своей жизнью. Одному ему известной жизнью…

Я попробовал пошевелить ногами. Получилось. Тело послушно и отзывчиво. Будто и не было пули, раздробившей позвоночник. Приподняв голову, уставился на ноги. Та же одежда, те же армейские легкие ботинки. Снова пошевелил ногами, чтобы убедиться наверняка. Все работает как надо. Поднял руки вверх и от души потянулся. Размял шею. Хорошо размял, до хруста…

Поднявшись на ноги, я стал исследовать место пребывания. Лес как лес. Ничего необычного, если не считать необычным ставшее таким привычным за последнее время давление на мозг. Этот Лес не разумен. Он самый, что ни есть обычный. Будто и не было апокалипсиса. Не было Древних и прочей ерунды. Так! На руке у меня часы, которые показывают три минуты первого. Значит и в загробном мире существует понятие времени. Попробовал ущипнуть себя – больно. Могли бы и получше поработать, и избавить мертвых от ощущения боли…

Я прошел около сотни метров в неизвестном направлении, когда увидел человека. Незнакомец смотрел на меня голубыми глазами и не двигался. Никаких эмоций. Просто стоит и смотрит. Одет в повседневную одежду. На ногах сапоги, на голове кепка. Штаны и куртка серого цвета. Я подошел к незнакомцу и остановился на расстоянии полутора метров.

– Добрый день. Не подскажете где нахожусь? – вежливо спросил я. Все-таки порядки загробного мира мне неизвестны, если это, то самое место.

– Привет, Егор. – поздоровался незнакомец. – Не пугайся, я не враг. Ты находишься на земле. Живой и здоровый. Пришлось немного вмешаться и спасти тебя.

– Не испугался. – ответил я, пытаясь вникнуть в сказанное. – Кто ты? Странник?

– Нет, не Странник. – ответил незнакомец. – Я один из тех, кого вы называете Древними. Зовут меня, – незнакомец выждал секундную паузу, – зовут меня Аркаим. Такое имя вполне подходит. Настоящее имя ты не сможешь выговорить. Не хватит возможностей.

– Аркаим, так Аркаим. – пробормотал я. Вот так встреча. Помниться с одним из Древних контактировали Избранные. Было это в аккурат в Аркаиме. Не тот ли самый это Аркаим? Сейчас узнаю. Посмотрев собеседнику в глаза, я спросил: – Не ты ли в свое время превратился в меч?

– Да, это был я. – ответил Аркаим. – Еще мне принадлежит заслуга полной нейтрализации Закона и выдворение Избранных из реальности.

– Мы вернемся к этому вопросу. – сказал я. – Но сейчас хочется узнать о другом. Я помню, как умер, кто спас меня и зачем?

– Заслуга возвращения тебя к жизни не до конца моя. – ответил Аркаим. – Я лишь подкорректировал определенные процессы. Тебя вернул к жизни Странник. Если точнее – подаренный Исполнитель желаний. Я вмешался на конечной стадии и отменил процессы изменения сознания. Память, восприятие и чувства удалось сохранить без каких-либо побочных эффектов.

Так-так, значит Древние решили проявить себя. Кто они и какие цели преследуют? Попробую разобраться. Главное не спешить с вопросами и запоминать все, что скажет Аркаим.

– Кто такие Странники? – спросил я.

– Очень сложный вопрос. Всю суть их бытия объяснить очень сложно. – ответил Аркаим. – Странники существа многомерные и родом не из нашей реальности. Они не имеют физической основы, но отлично используют тела разумных существ как временные пристанища. На контакт не идут и стараются избегать встречи с нами.

– Ты пытался контактировать с Странниками? – удивленно спросил я.

– Да. – Аркаим показал мне на поваленную сухарку, и я переместившись к ней, сел на очищенный от коры ствол. Древний встал в нескольких метрах напротив и продолжил: – Странники боятся нас. Моих возможностей хватит, чтобы уничтожить одного или двух, но нам это не нужно. Они не мешают нам, мы не мешаем им.

– Твое тело, – я обвел Аркаима взглядом, – человеческое?

– Нет. Древним не нужны примитивные тела разумных существ. – ответил Аркаим. – Мы сильнее Странников. Мы родом из этого мира. Мир Странников совершенно другой. Тебе будет трудно понять их устройство. Не имение физических тел и пребывание в состоянии разумного сгустка энергии вынужденная особенность Странников. В их реальности нет звезд и планет. Они существуют в реальности твердого вакуума.

– Твердый вакуум? – спросил я. Что-то новенькое. Мне так и не удалось представить, как реальности существуют отдельно друг от друга. Параллельные миры или что-то в этом роде? Может Древний Аркаим прояснит ситуацию.

– Проясню. – неожиданно ответил Аркаим. – Читаю твои мысли. Не пугайся.

Я показал жестом – продолжай.

– Реальности Веера Миров никогда не соприкасаются друг с другом. Они не сидят одна в другой. Аналогия – огромное дерево. Каждый лист – отдельная реальность. Независимая от другой.

– Но листья касаются друг друга. – возразил я. – А еще они опадают каждую осень и заново вырастаю зимой.

– Возможно и с Веером Миров так, но цикл перерождения до невозможности огромен. – согласился Аркаим. – Моих возможностей недостаточно, чтобы понять всю суть Веера Миров. Знаю, что он живой. Его реальностей огромное множество. Все возможное и невозможное реализовано в Веере Миров.

– Как устроены реальности? – спросил я, разглядывая ползущих по дереву муравьев. Сухарка упала на тропу, и теперь санитарам леса приходиться каждый раз перелазить крупное препятствие.

– Возьмем два человека. – заговорил Аркаим. – Любых людей. Обычное живое существо. Человеческое тело для микробов – вселенная. Микробы, живущие на теле человека и внутри его не подозревают, что есть другие люди.

– Но люди могут обмениваться микробами. – весело воскликнул я, а сознание дорисовало картинку. – Простое рукопожатие или сово…

– Да. – перебил меня Аркаим. – Но тут просто внесем корректирующие рамки. В Веере Миров возможно многое и сравнение реальностей с телом человека – примитивно до безобразия.

– Хорошо. – пробормотал я. – Вернемся к Странникам. О твердом вакууме и их мире расспрашивать не стану. Не хочется забивать голову. Спрошу о Исполнителе Желаний. Почему я не умер?

– Ты умер и был мертвым около пяти минут, а затем сработал Исполнитель желаний. Странный предмет, подаренный Странником, ни что иное, как сгусток энергии. По сути Исполнитель желаний – упраздненная копия Странника, не имеющая разума. Программа, находящаяся в замороженном состоянии. Исполнитель желаний был настроен на ухудшение самочувствия. Когда ты потерял сознание, Исполнитель желаний активировался и врос в твое тело. Но угроза смерти миновала, и он перешел в стадию покоя. Снова заработал, когда ты получил пулю в грудь.

– Зачем Страннику спасать меня? – озадаченно спросил я.

– Он не преследовал цели спасти тебя. – ответил Аркаим. – Более того, Странник делал все, чтобы ты погиб. Исполнитель желаний должен был сделать из тебя марионетку. Оставить сознание, но изменить его и подкорректировать. Ты бы ничего не понял, но стал марионеткой. Все сказанное Странником не подвергалось бы сомнению.

– Интересно девки пляшут. – воскликнул я. – Зачем Страннику подобное? Я не супер солдат. Толку маловато. Да и проще было убить меня гораздо раньше, а не выстраивать такие длинные цепочки событий.

– Зачем, не знаю. – ответил Аркаим. – Но знаю, что не ты один такой. Странники собирают целую армию. С кем будут воевать не понятно. Мы соблюдаем нейтралитет и пока не вмешиваемся. Не наш уровень. Угрозы существования реальности нет, поэтому Мы просто наблюдаем.

– Зачем ты вышел на меня? – прямо спросил я. – До этого Древние никак не проявляли себя, но вдруг решили вмешаться. Почему?

– Не хочется остаться в стороне. – ответил Аркаим. – Мы помогли тебе и не требуем взамен ничего. Вносим ясность в события. Странники полностью подмяли под себя верхушку власти человечества и активно подкупают эту самую власть технологиями. Но совсем недавно на арене появилось новое действующее лицо.

– Кто? – резко спросил я.

– Всего лишь один человек, но с очень высокими возможностями. Ты знаешь его. Артем Кириенко. Твой наставник. Он начал сотрудничать с организацией под названием Корпус Контроля Миров.

– Бред. – я спрыгнул с дерева и стал нарезать круги вокруг Аркаима. – Артём не станет сотрудничать со странной организацией.

– Корпус – не странная организация. – не согласился Аркаим. – Их действия нам симпатизируют. Они наводят порядок, и борются со Странниками. Корпус – очень сильная и масштабная структура, занимающая в Веере Миров лидирующую позицию.

– Что-то в роде службы безопасности? – спросил я.

– Верно. – сказал Аркаим. – Они вытащили Артёма за пределы нашей реальности, а спустя сутки он вернулся обратно, но уже вооруженный внеземными технологиями. Очень сильными технологиями.

– Подожди! – я поднял руку в останавливающем жесте, и встал напротив собеседника. – Ты один из Древних и ваши возможности я видел собственными глазами. И последствия тоже. Очищение планеты от загрязнения, разумный Лес, ускорение процессов разрушения оставленных людьми городов. Очень большие возможности. Почему вы не вмешиваетесь в ход событий? Вам только пальцами щелкнуть и все закончиться.

– Ты прав. – согласился Аркаим. – Но мы не хирурги. Вырезать язву гнойник на ноге не станем, оттяпаем всю ногу без разбирательств.

– То есть, – я снова уселся на сухарку, – если мы не прекратим суетиться, то вы…

– Просто уничтожим остатки человечества. – перебил меня Аркаим.

– От чего ушли, к тому и пришли. – сказал я, подставив ладонь любопытным муравьям. – Другого выхода нет? Всегда можно найти определенный компромисс. Или Вы решили возомнить себя Законом?

– Мы и есть Закон. – ответил Аркаим. – Заменили прежний и установили собственные порядки. Старший брат слишком долго правил, но пришло время смены власти. Люди много раз сталкивались с подобным. Даже тысячелетние Империи падают.

– На чью сторону встать мне? – спросил я. – Уничтожать Странников? Или воевать с Корпусом?

– С Корпусом воевать бессмысленно. Он слишком силен. А вот ограничить Странников нужно и необходимо. – сказал Аркаим. – Корпус не станет размениваться на мелкие делишки Странников и тем более не проявит себя никак, кроме вербовки и укомплектовки одного бойца. Артем Кириенко глаза и уши Корпуса. Странно, что они решили вмешаться. А вот с Странниками все гораздо хуже. Ваши нынешние правители находятся под полным контролем Странников и сами того не ведая идут у них на поводу. Нужно решать проблему пока не поздно. Все в ваших руках. В случае угрозы ты знаешь итог.

– Знаю. – пробормотал я. – Но многое пока не ясно. Ответишь еще на несколько вопросов?

Аркаим закрыл глаза, постоял так три секунды, а затем открыв их, сказал:

– Еще есть время. Ровно семнадцать минут, а затем я перемещу тебя туда, где активно разворачиваются боевые действия. Спрашивай…

Страница 23

– Исполнитель желаний просто оживил меня или есть побочные эффекты? – спросил я, фантазируя о суперсиле, сверхскорости и мегарегенирации.

– Игнатом Шуховым ты не станешь. – ответил Аркаим, без проблем прочитав мои мысли. – С игрушкой Странника все не так просто. Поставленный мною блок работает и убрать его не сможет ни один Странник. Но побочные эффекты имеются, и будут проявляться со временем. Все зависит от того, что ты сам захочешь. Можешь получить повышенную регенерацию, стать быстрее и сильнее. Возможны изменения зрения, слуха и развитие экстраординарных способностей. Я не Странник и всех особенностей Исполнителя желаний не знаю.

– А возможно полностью извлечь из меня эту инореальную хренотень? – спросил я.

– Нет, вы стали одним целым. – ответил Аркаим. – Только при условии полного уничтожения твоего тела.

– Ладно, – воскликнул я, – разберемся по ходу действий. Что ты сделал с Лесом? Почему нет привычного давления на мозги?

– Сказал ему притихнуть. – ответил Аркаим. – Лес помнит, кто его создал и слушает Творца беспрекословно.

– До поры до времени. – пробормотал я.

– Ты прав. – согласился Аркаим. – В этом и есть наш эксперимент. Все Леса на Земле стали разумными. Единый организм. Мы запустили процессы, немного подкорректировав физические основы Леса. Он стал разумным и получил возможность развиваться.

– Теперь вы ждете, что ваше творение откажется от Создателя, или в данном случае Создателей и пойдет против? – спросил я.

– Верно. – подметил Аркаим. – Мы играем, экспериментируем, обучаемся.

– Решили переплюнуть папашу? – спросил я, имея ввиду Творца, создавшего Веер Миров.

– Нет. – отрезал Аркаим. – Мы не выходим в Веер. Наша реальность – наш дом. Все эксперименты только здесь.

– А Людей вы не забыли спросить? Нам нахрен не нужны ваши эксперименты! – рявкнул я.

– Мы не трогаем Человечество. – спокойно ответил Аркаим. – Пока.

– Именно. – я недовольно покачал головой. – Пока не трогаете! Но ваших возможностей предостаточно, чтобы помочь нам. Люди не такие плохие, как показали себя. Нас нужно только подтолкнуть на истинный путь.

– Ошибаешься. – сказал Аркаим. – Люди очень плохие. Ты смотришь основываясь на собственные выводы и упорно пытаешься изменить мир. Но люди не хотят меняться. Один в поле не Воин.

– Воин! – возразил я. – Даже один человек способен все изменить и показать людям истинный путь!

– Тогда докажи это. – Аркаим приблизился вплотную и положил руки мне на плечи. – Наш разговор закончен. Тебе пора в дорогу…

Какой способ использовал Древний, чтобы переместить меня в пространстве, я не смог понять. С их безграничными возможностями – наверняка сущий пустяк. Они уничтожали атомные электростанции и поглощали радиоактивный фон. Они очистили океаны, моря, реки и всю сушу от загрязнений, оставленных людьми. Они сделали многое, но забыли про самих людей. А теперь решили вмешаться. Или просто предупредили? Пока не буду задумываться об этих проблемах. Есть проблемы посерьезнее и требующие немедленного вмешательства.

Я сидел на сухом упавшем дереве в лесу, и незаметно для себя, очутился сидящем на деревянной лавочке. Знакомое место. Аккуратная улица, одноэтажные щитовые домики. Палящее солнце Алтая. О боли знакомая калитка и ухоженные клумбы цветов. Меня пока не замечают. Из домов один за другим выбегают люди. Многие напуганы. Что здесь происходит.

Входная дверь распахнулась и на улицу выбежала Юлька. Следом за ней показалась Ксюха. Я заулыбался, оставшись незамеченным. А затем увидел, как в небе появилось давно забытое Крыло. Самый совершенный летательный аппарат, с официальным названием «Разрыватель Пространства».

Крыло стало очень быстро снижаться. Я прикинул место посадки. Скорее всего поляна между тренировочным лагерем и домом Матвея Савельева. Что-то стало упорно твердить, что мне нужно срочно бежать туда.

– Юль! – я спрыгнул с лавочки, мгновенно подбежал к девчонкам. Юлька повернулась, и увидев меня, потеряла дар речи. – Живой и здоровый я! Все хорошо!

Хлесткая пощечина. Да, в принципе заслужил. Что будет, когда она узнает, что я был мертвым и какую кашу заварил. Потом, все потом. Сейчас нужно бежать.

Я не дал Юльке опомниться, и заткнул рот поцелуем. Волна безумия нахлынула, и захотелось подхватить на руки и унести в дом. Нельзя! Отстранившись, сказал:

– Сейчас слушаешь меня и четко выполняешь мои приказы!

– Да пошел…

Я резко схватил ее за подбородок, не дав закончить. Подметил как округлились Ксюхины глаза, а еще подметил, что Крыло скоро сядет на землю.

– Заткнулись обе и зашли в дом! – зарычал я. На удивление сработало. Ксюха мгновенно ретировалась. Не слушая гневные высказывания в свой адрес, я затащил Юльку следом и силом усадил на диван.

– Что происходит? – спросила она, видимо наконец-то справившись с гневом.

– Хреново все. – ответил я, и рывком откинул палас в сторону. Оружия не имею, поэтому придется вскрыть одну из заначек, что я устроил у Юльки прямо в доме.

Появилась Ксюха и молча села на диван рядом с Юлькой.

– Чтобы не происходило на улице, – заговорил я, попутно пытаясь найти нужную досочку, – ни в коем случае не выходите из дома.

– Егор, объясни, что происходит! – потребовала Юлька.

– Сам не знаю! – отрезал я, наконец-то отыскав досочку. Несколько секунд, и из-под пола удалось извлечь увесистый мешок. Штурмовая винтовка, пять запасных магазинов, коробка патронов и пистолет. Надеюсь подобное оружие поможет мне.

Со стороны тренировочного лагеря прилетел гул сильного удара и стены дома немного задрожали. Похоже Крыло хлопнулось, не сумев сесть. Черт возьми, кто же такой серьезный сбил его?

– Это война? – испуганно спросила Юлька.

– Еще нет. – ответил я, рассыпая патроны по карманам. – Но все идет именно к ней.

Повесив винтовку на плечо, я подошел к испуганным девчонкам, поцеловал Юльку и пулей вылетел из дома.

Увидеть, что происходит там, где упало Крыло не представлялось возможным. Куча зевак спешит к месту падения. Многие с оружием в руках и это очень плохо. Я рванул туда же, по дороге набивая магазин патронами…

Крыло упало с небольшой высоты, и вырвало носовой частью огромный пласт земли. Я издалека подметил шагающую к нему фигуру, похожую на человека только телосложением. Дом Матвея не пострадал, но около крыльца лежит человеческое тело.

– Егор, постой! – кто-то окрикнул меня из толпы зевак. Я отмахнулся и побежал к дому. Черный человек остановился рядом с носовой частью Крыла, и медленно развернулся. Черное зеркальное забрало шлема не позволяет увидеть лица, но за ним точно скрывается Артём Кириенко. Загудел автомат. Пули застучали по костюму Артёма, не причиняя вреда. Я машинально пригнулся, и рванул к дому Матвея.

– ВСЕМ ПОКИНУТЬ ЗОНУ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ!

Усиленный голос резанул по ушам. Голос Артёма я никогда не спутаю. Зажимая уши и борясь с головокружением, подбежал к дому и узнал в лежащем человеке Матвея Савельева. Глаза удивленно уставились на меня, но выражение лица не изменилось. Абсолютно расслабленное. Похоже Тёма жахнул по Матвею с какого-то парализатора.

– ВСЕМ ПОКИНУТЬ ЗОНУ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ! – повторил Артём.

На этот раз я успел среагировать и зажать уши. Что он использует для такого усиления голоса? Артём наконец-то заметил меня и похоже узнал. Перевитая странными узорами черная рука поднялась и приветственно помахала.

– И тебе не хворать! – сквозь зубы прорычал я, и преодолев напряжение, пошел Артёму навстречу.

Толпа людей начала медленно отступать. Многие решили остаться и вскинув оружие, прицелились в Артёма. Стрелять пока не решаются. Со стороны тренировочного лагеря я заметил быстро приближающегося человека с небольшой трубой в руках. Приглядевшись, узнал Тихона Соболева с гранатометом «РПГ-28» в руках. Артём вышел из прикрытия упавшего Крыла и замер, превратившись в отличную мишень.

Я остановился в двадцати метрах от него, ожидая развязки. Сбежавшиеся жители прекратили отступать и стали показывать ругами на бегущего Тихона.

– ВСЕМ ПОКИНУТЬ ЗОНУ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ! – в который раз повторил Артём, но на этот раз не так громко. Его костюм изменил цвет и стал отдавать тёмно-красным, буквально засветившись изнутри.

– Беги, Егор. – крикнули кто-то из толпы.

– Валите все сука нахрен отсюда! – заорал я в ответ, и начал медленно отступать к дому.

Тихон не добежал до Крыла пятидесяти метров, и остановившись, быстро подготовил гранатомет, встал в стойку, прицелился и выстрелил.

Я успел вернуться к дому и рухнуть на землю рядом с Матвеем, когда произошел взрыв. Реактивная граната не должна была попасть в Артёма. Траектория полета шла на несколько метров левее и завершалась в аккурат в доме Матвея. Но в последний момент ее как магнитом притянуло к Артёму и попав ровно в грудь, она разорвалась.

Я вжался лицом в землю и накрыл голову руками. Ударная волна прошла не причинив вреда. Я ожидал чего угодно, но только не увидеть спокойно шагающего в направлении Крыла Артёма. Все тот же отливающий темно-красным костюм и абсолютное отсутствие повреждений…

На толпу происходящее подействовало отрезвляюще. Все опустили оружие и стали поспешно отступать в глубь населенного пункта. Тихон Соболев бросил гранатомет и рванул обратно к лагерю. Я кое-как умудрился взвалить тяжеленого Матвея на плечо и потащил его в дом.

Добиться информации от овоща-Савельева оказалось невозможно. Оставив его лежать на диване, я снова выбежал на улицу. Прошло всего двадцать секунд, но происходящее успело кардинально измениться. Артём одному ему известным способом прожег в передней части Крыла полуметровое отверстие и спокойно встал напротив него в пяти метрах.

– Артём! – крикнул я.

Он повернулся и жестом показал – не вмешивайся. В отверстии началось движение, и на улицу повалили облаченные в экзоскелеты бойцы с пулеметами в руках. Артём не стал препятствовать и просто ждал пока все выберутся на улицу.

Двенадцать бойцов, одинаково похожих друг на друга, встали вокруг Артёма, не решаясь нападать. Их костюмы относительно напоминали давно забытые «Ратник-5», но выглядели гораздо современнее. Я понял, что сражения избежать не удастся…

Страница 24

Артём просто стоял и ждал пока кто-нибудь из бойцов не выдержит, и попытается напасть. Стоящий со спины не выдержал первым, и вскинув пулемет, всадил Тёме в спину длинную очередь. Я не стал приближаться, но даже с этого расстояния увидел, как пули сминаются об могучую спину и бесформенными лепешками падают на землю. Пулеметчик прекратил стрелять, и сделав шаг назад, отбросил бесполезное оружие. Остальные поступили аналогично. Артём не стал атаковать, выжидая непонятно что.

Я предположил, что скорее всего операцией захвата Артёма командует либо Зарипов, либо Чарли Тейлор. Но захвата ли? Или все-таки ликвидацией? Тихон Соболев стрелял в Артёма с одной единственной целью – уничтожить. Пулеметчик попробовал спину на прочность без прелюдий. Рядом с Матвеем лежал автомат и стрелянные гильзы. Значит и он попытался убить Артёма. Похоже под влиянием Странников у них мозги совсем на другую сторону съехали.

Схватка началась неожиданно. Все двенадцать бойцов одновременно бросились на Артёма и попытались задавить массой. Им даже удалось свалить его с ног, и прижать массой к земле. Но куча-мала просуществовала недолго. Артём словно взорвался и все двенадцать бойцов отправились в короткий полет, приземлившись на различные части тел. Многие тут же вскочили на ноги и бросились брать реванш. Неудача постигла каждого. Артём смертоносным вихрем пронесся по поляне, и отправил каждого в долгий и не очень здоровый сон. Но убивать не стал.

Я забежал в дом, и обнаружил Матвея ползущим по полу. Чувствительность стала возвращаться к нему, но конечности по-прежнему плохо слушались, и движения были вялыми и неточными.

– Значит… живой… – забормотал он, окинув меня полупьяным взглядом.

– Живой и здоровый! – воскликнул я, и подхватив его под мышки, рывком закинул на диван.

– Там… Артём… – через силу выдавил Матвей. – Убивает…

– Никого не убивает. – я покачал головой. – Он не Вы!

– И ты туда же… – зарычал Матвей, и подняв руку, попытался схватить меня.

Я легко отбил ее.

– Странники не такие хорошие, как кажутся на самом деле. – выпалил я. – Их цели непонятны, и от того только хуже. Нужно прекратить с ними сотрудничать и по возможности уничтожить.

– Хоть кто-то меня понимает!

Артем бесшумно вошел в дом и остановился в метре от меня. Закрывающая голову броня куда-то исчезла. Я встал, но руку не протянул. Кивнул.

– Рад видеть тебя в полном здравии. – продолжил он. – Не так давно ты лежал на бетонном блоке мертвее мертвого. Только вот…

Артём уперся ладонью в мою грудь и стал очень недовольным.

– Дух говорит, что ты наполовину странник. – сказал он. – Им ты обязан воскрешением?

Я покачал головой.

– Нет, но Странники выходили на меня и пытались сделать своей марионеткой. – ответил я. – Вмешался один из Древних, и сейчас я черт его знает кто.

– Разберемся позже. – отрезал Артём. – Нужно уходить, пока не нагрянула поддержка. Или не нарисовался Странник.

– Вы не уйдете… – сказал Матвей, оклемываясь на глазах. – Я вычислю и убью…

Артем направил вскинул правую руку, и Матвей обмяк.

– Эффективно. – пробормотал я. – Гораздо лучше, чем убивать и калечить. Но касательно ухода. Проблем две: первая – мне нужно забрать Юльку, и вторая, но тут больше вопрос – ты не сможешь справиться с Странником?

– Смогу, но потеряю много энергии. – ответил Артём. – Беги за… – он осекся и стал предельно напряженным, – поздно, Странник уже здесь. Беги за Юлькой, тебя он не тронет. Я отправлю за тобой транспорт…

Воздух в доме загустел. Я почувствовал тяжесть в теле, будто притяжение увеличилось вдвое, а того и втрое. А затем дом Матвея разлетелся на части. Нас не задело, но стены и перегородки разметало по сторонам как куски картона на сильном ветре. Я закрыл голову руками, дабы не получить по ней деревяшкой или чем потяжелее. Разрушения прекратились через пару секунд. Я обвел территорию взглядом. От дома остался только фундамент, пол и диван, на котором лежит парализованный Матвей. Все остальное планомерно рассредоточилось по ландшафту. Да, оказывается Странники не такие уж безобидные и могут нехило так навредить людям. Долбанные разумные сгустки-теликинетики.

Странник в очередной раз заменил тело, на этот раз использовав здоровенного бородатого мужика, одетого в рванное тряпье. Он просто стоял в десяти метрах от развороченного дома и безразличным взглядом смотрел на Артёма. Я наконец-то вспомнил про имеющуюся у меня винтовку, и вскинув ее, поймал голову Странника в прицел.

– ОСТАНОВИСЬ! – рявкнул Артём.

Я удивленно посмотрел на него. Когда он успел зарастить голову броней?

– Это не проекция, а полноценный Странник. – продолжил Артём. – Огнестрелом его не возьмёшь. Уходи, пока он разрешает. И забирай Матвея.

Стоящий в десяти метрах Странник сделал одобрительный жест. Я выпустил винтовку из рук, и оставив ее болтаться на ремне, подошел к лежащему на диване Матвею. Сколько еще раз за сегодняшний день мне придется таскать на себе его тяжеленое тело? В Савельеве не меньше ста пяти килограмм, и это совсем не радует.

Покачиваясь из стороны в сторону и осторожно перешагивая части дома, я направился прочь от назревающего сражения. Любопытство упорно твердило оглянутся и посмотреть, что происходит, но переборов себя, я продолжил отступать. Жители поселка словно испарились. Поглядывая по сторонам, дошел до дома Тихона Соболева, но больше ничего сделать не успел.

Двое вооруженных бойцов, во главе самого Тихона, вынырнули из укрытий и направили на меня стволы автоматов.

– Стоять! – рявкнул один из бойцов.

Его имени я не смог вспомнить, но рожа знакомая. Просьбу решил выполнить, потому что с тяжелым Матвеем на плечах особо не побегаешь.

– Стою. – сквозь зубы зашипел я. – Автоматы уберите, бесит!

– Отпусти Матвея! – рявкнул Тихон, приблизившись ко мне на несколько шагов.

– Пожалуйста! – воскликнул я, и сбросил парализованное тело на землю. Когда Матвей очнется, то будет сильно недоволен за столь жестокое обращение. Хотя упал он относительно удачно, и на траву, а не на бетон или что хуже, камни.

– На чьей ты стороне, Егор? – Тихон остановился в трех метрах, бросил взгляд на Матвея, но автомат все так же смотрит мне в грудь.

– Сложный вопрос. – сказал я, разминая спину и шею. – Сможешь поподробнее рассказать о «сторонах», какая как называется, какие интересы преследует, и с чем борется?

– Не пудри мне мозги! – зарычал Тихон. – Я знаю, что человек в черном – Артём Кириенко.

Медленно повернув голову назад, я посмотрел на «кипящее» сражение. Артём и Странник все так же стоят на расстоянии, но пространство вокруг них вибрирует и искажается. Лежащее рядом Крыло постепенно теряет форму, плавясь словно засунутая в микроволновку шоколадка. Вся почва вокруг, а также выведенные из троя бойцы в экзоскелетах и остов дома тоже начали искажаться. Только фигура Артёма не потеряла четкости, подсвечиваясь ярко синим светом, и конечно сам Странник.

– Стучать-долбить! – воскликнул один из автоматчиков. – Что за херня?

– Хана группе ликвидации… – пробормотал Тихон. – Двенадцать ребят положили…

– Соболь, нам уходить нужно. – сказал второй автоматчик. – И жителей эвакуировать, что в домах попрятались.

Я с трудом оторвал взгляд от деформирующегося и плывущего ландшафта. Непонятное искажение охватило территорию радиусом в семьдесят метров, и дальше не распространилось. Посмотрев на опешившего Тихона, сказал:

– Давай мирно разойдемся. Забирайте Матвея, и уходите. У нас разные дороги.

Тихон уставился на меня. Задумался. А затем сказал:

– Ты прав Егор. У нас разные дороги. Спасай Юльку и вали как можно быстрее и желательно дальше.

Он резко опустил автомат. Двое бойцов поступили аналогично. Я кивнул. Хлопнул по подставленной ладони, взглянул парализованному Матвею в полные ярости глаза, недовольно покачал головой и сорвавшись с места, побежал к Юлькиному дому.

Юльку и Ксюху застал сидящими на диване и!… просто пьющими чай. Как можно пить чай, когда в совсем рядом идет сражение?

– Нам пора уходить! – рявкнул я, и стал искать что-нибудь подходящее для сбора вещей.

– Куда? – Юля вручила кружку Ксюхе, и вскочила с дивана.

– Далеко и на долго. – резко ответил я. – Три минуты на сбор вещей и уходим. Бери все самое ценное.

– А Ксюха? – Юля посмотрела на испуганную подругу.

– Остается. – ответил я. – Ей ничего не угрожает. А вот нам оставаться тут опасно. Смертельно опасно…

Оставив Юльку собирать вещи, я вышел на улицу и увидел идущего к дому Артёма. Неужели бой уже кончился? И кто победитель?

Костюму Артёма досталось мама не горюй. Было видно, что он с трудом перебирает ногами, а от костюма на землю стекают черные сгустки непонятного состава, в который превратилась изящная броня.

– Сумел уничтожить Странника? – спросил я, подбежав ближе.

– Сумел. – ответил Артём спокойным голосом. – Но не до конца. Он сбежал, испугавшись быть полностью уничтоженным. И сука попортил мне костюмчик!

Артём поднял текущую руку, на секунду вернул ей прежнее изящество, но материал задрожал и снова стал стекать темными сгустками.

На улицу выбежала Юля и испуганно остановилась, вперившись взглядом в Артёма.

– Всё нормально. – я подошел и взяв простенькую сумку, приобнял ее. – Это Артём. Он… – я задумался, – он не враг.

– Но и не друг? – Юля продолжила с опаской глядеть на устрашающий облик Артёма.

– Друг! – слишком резко и громко сказал Артём. – Нам пора уходить. Готовы?

Вопрос конечно не нужный, но не задать его в данной ситуации просто невозможно. Сейчас бы ответить что-нибудь красивое и с глубоким смыслом. А затем увидеть, как за нами прилетит красивый корабль. Мы сядем в него, начнем взлетать, а на заднем фоне эпичный взрыв Крыла. Но…

– Готовы. – ответил я, прервав разыгравшуюся фантазию.

Черный овал материализовался рядом с нами, зависнув над землей. Ничего отдаленно напоминающего земные технологии. В боку проявилось отверстие, достаточное чтобы в него без труда вошел взрослый и очень высокий человек.

– Залезайте. – сказал Артём, проигнорировав наше удивление. – Обсуждать в другом месте будем.

– Хорошо. – сказал я, и аккуратно схватив Юлину руку, направился к транспорту…

Страница 25

Внутри корабль оказался до безобразия простым. Овальное помещение с тремя креслами в середине, повернутыми к друг другу. Абсолютное отсутствие какого-либо управления. Просто пол, и шершавые стены, странно светящиеся. Ни привычных мониторов, не смотрового окна. Очень странно, но как им управлять?

Я усадил Юлю в одно из кресел и сам уселся рядом. Артём вошел внутрь и входное отверстие заросло, отрезав нас от внешнего мира.

– Скоро будем в безопасности. – сказал Артём и его костюм начал стекать на пол, потеряв остатки твердости. Черная масса, похожая на нефть, стремительно стала впитываться в пол корабля. Несколько секунд, и от костюма не осталось следов. Из одежды на Артёме остались только обтягивающие шорты белого цвета. Осмотрев себя, он хмыкнул и уселся в последнее свободное кресло.

– Ты не представляешь, сколько у меня к тебе вопросов… – улыбнулся я.

Юля испуганно взглянула на меня, но промолчала, ставив мысли при себе.

– Понимаю тебя. – отозвался Артём. Он смотрел на меня, но другим взглядом, словно не видя, а сосредоточенно за чем-то наблюдая.

– Твой взгляд… – забормотал я.

– Ничего страшного. – пояснил Артём, не изменив выражения лица. – Я слился с кораблем и сейчас управляю им. Можно конечно задать координаты, и разум корабля сам все сделает, но после боя у меня небольшой стресс, поэтому решил полетать, чтобы отвлечься.

– Так мы уже летим? – удивился я.

– Да. – подтвердил Артём. – Смотрите!

Стены корабля и пол просто исчезли. Остались только кресла. Я немного испугался, увидев облака вокруг и горы далеко внизу. Юля вскрикнула, и мгновенно оказалась у меня на коленях, вцепившись в шею мертвой хваткой.

Артём засмеялся.

– Все нормально. – сказал он. – Не упадем. Корабль может быть прозрачным и совершенно невидимым снаружи.

– Ты меня задушишь… – выдавил я, пытаясь освободится от Юлиных рук.

– Мне страшно… – дрожащими губами сказала она. – Ты же знаешь, я высоты боюсь.

Артём вернул нижней части корабля прежнее состояние, но стены и крышу оставил прозрачными.

– Так лучше? – спросил он.

– Гораздо… – прошептала Юля и осторожно перебралась обратно в кресло.

Движение облаков прекратилось. Артём остановил корабль, зависнув в небе. Взгляд стал прежним.

– Трусиха! – я подмигнул Юле, и она залилась краской. Посмотрев на Артёма, спросил: – Чьи это технологии?

– Корпуса Контроля Миров. – спокойно ответил он. – Я с недавних пор работаю на них. – Артём нахмурился. – Хотя нет, скорее всего по-другому. Я представляю интересы Корпуса в нашем мире.

– Забавно. – я покачал головой. – Вопрос в лоб! Ты видел Шухова и Смирнова?

Артём рассмеялся.

– Нет, не довелось. – он резко загрустил. – К сожалению, не довелось. Шухов, Смирнов, Уфимцев – Легенды. С большой буквы. Не только у нас. У нас их мало кто помнит. Они легенды в других мирах. – облака снова пришли в движение. Корабль начал разгонятся, но перегрузки внутри не чувствуется никакой. – Задействовал разум корабля. – пояснил Артём. – Пока летим, поговорим.

– Хорошо. – я кивнул. Бросил взгляд на Юлю. Смотрит на стремительный бег облаков с неподдельным восторгом. Уже не боится. Снова заговорил: – Почему они стали легендами и почему ты не встретился с ними?

Артём пожал плечами.

– Я не успел разобраться в иерархии Корпуса. Многое осталось непонятным. Меня вербовал сотрудник по имени Никита Громов. Очень славный парень. Выходец из очень похожей на нашу реальности.

– Есть реальности похожие на нашу? – воскликнул я.

– Огромное множество. – ответил Артём. – Реальностей так много, что даже Корпус Контроле не знает каждую. Они наводят порядок в Веере Миров, но не могут контролировать все и вся. Не хватает возможностей и конечно же сотрудников. Те же Странники сидят у Корпуса как заноза в заднице и постоянно устраивают ему неприятности. У Корпуса все гораздо сложнее, чем мы можем представить. Странники не единственные, кто безобразничает в Веере Миров. Есть разумные виды, способные путешествовать из реальности в реальность. Много разумных видов, кардинально отличающихся от людей как внешне, так и по другим критериям. И большая часть таких разумных видов настроена агрессивно. Вот и приходится Корпусу постоянно ограничивать особо буйных.

– Как Корпус вышел на тебя? – спросил я, подметив, что Юля невзначай слушает разговор.

– Мне не сказали. – уклончиво ответил Артём. – Но есть предположения, что просьба вмешаться в нашу реальность шла от Игната Шухова или от Алексея Смирнова. Корпус итак пошел на многое, задействовав Никиту Громова для вербовки агента, которым стал я, в неперспективной реальности.

– Не перспективной? – поинтересовался я.

– Да, как бы грубо это не звучало. – объяснил Артём. – Наша реальность совсем недавно была закрытой, и вмешательство из других миров в ход событий было невозможно. Но древние открыли ее, уничтожив Закон. Теперь все по-другому. К нам хлынули жители иных миров. Пока в частности Странники. И они взяли контроль в свои руки. Но кто знает, может не только они сделали наш мир своим прибежищем.

– А Древние? – я посмотрел на улицу, где под ногами стремительно бежит степь. – Я был мерт… – вовремя опомнившись, не стал договаривать, но Юля уже уставилась на меня, расширив и без того испуганные глаза. Когда мы останемся наедине, меня будет ждать нехилый вынос мозга. Впрочем, будет это не скоро, так что пока можно не боятся. Посмотрев на Артема, я продолжил: – Я был мертвым, но древний помог мне. И Странник помог. Но благодаря Древнему я не стал марионеткой Странника.

– Я знаю это. – сказал Артём. – Дух просканировал тебя вдоль и поперек. Ты принял в себя программу, созданную странниками, но Древний изменил ее и тебе ничего не угрожает. Побочные эффекты могут возникнуть, но они не так уж страшны. Бессмертие, ультрарегенирация и прочая ерунда. Мелочи.

– Мелочи? – удивился я.

– Мелочи! – подтвердил Артём. – Не в суперсиле и бессмертие важность. Все, кто работает на Корпус получают бессмертие в подарок. Но погибнуть могут. И гибнут. В рядах служащих Корпуса еще та текучка. Говорю со слов Никиты Громова. И добавлю от себя. Главное другое. Сила она не здесь, – Артём сжал правую руку и показал левой на мощный бицепс, – сила она в другом, – он положил руку на сердце и постучал указательным пальцем по виску. – Ты должен чувствовать сердцем, правильное решение принимаешь или нет. И должен думать головой. Именно поэтому Шухов, Смирнов и Уфимцев стали в Корпусе легендами. Они бьются за правое дело, полностью отдавая себя ему. Фанатики, сумевшие навести порядок за три месяца там, где Корпус не мог справится силами своих агентов несколько десятков лет.

– Почему они не возвращаются назад? – с грустью спросил я.

– Потому что рано. – ответил Артём. – Они вернутся. Я чувствую. Закончат начатые дела и вернутся. Но есть и другое предположение…

Артём замолчал.

– Какое предположение? – воскликнул я.

– Высказанное Никитой Громовым. – ответил Артём. – Он очень плотно интересовался информаций о нашем мире и пришел к определенным выводам. Не подтверждённым естественно. Закон, что контролировал нашу реальность, уничтожен. Или деактивирован. Акция спланирована Древними, и выполнена людьми. Никита считает, что Игнат Шухов вобрал в себя Закон, тем самым получив сверхспособности. Он как-то обмолвился, что нынешний Шухов, и тот, что ушел из нашей реальности – немного разные люди. Игнат изменился, и Алексей Смирнов с Русланом Уфимцевым тоже изменились.

– Какое предположение? – не выдержала Юля.

Я и Артём удивленно взглянули на нее, но она не смутилась, взглядом требуя продолжения.

– Предположение, что Игнат не может вернутся в нашу реальность, пока тут заправляют Древние. – спокойно ответил Артем.

– У меня были подобные мысли. – сказал я.

Бег облаков прекратился и кораблик начал стремительно снижаться. Чужие технологии настолько совершенны, что даже при таких резких маневрах не чувствуется ни малейшей перегрузки. Впрочем, что мне известно о данном летательном аппарате? Наверняка это не все его возможности.

– Не ты один думал об этом. – сказал Артём. – Я тоже думал. Предположений гораздо больше, нежели ответов. Ты так и не спросил куда мы летим. Ребята, вам не интересно?

Я бросил вопросительный взгляд, а Юля уставилась на приближающуюся землю, и небольшое поселение.

– Заскочим в гости к Наталье и Катерине. – пояснил Артём. – Проведаем пацанят, и не только. Чувствую, что разговор предстоит не из легких.

– Отлично! – воскликнул я, обрадовавшись. В гости к Наталье и Катерине я заглядывал последний раз в прошлом году. Ребятня должна была подрасти, и как всегда будет просить поиграть в войнушку, и научить драться. Вот только не подвергаем ли мы опасности Наталью, Катерину и детей своим появлением?

– Все будет нормально. – Артём прочитал мои мысли, увидев озабоченный вид. – Никто не посмеет напасть на нас. Знаю наверняка.

– А твоя семья? – резко спросил я, снова подумав о плохом. – Если их возьмут в заложники?

– Не первый раз замужем, Егорка. – рассмеялся Артём. – Уж о семье-то я позаботился в первую очередь!…

Страница 26

Глава 8 Затишье перед бурей

Населенный пункт, где поселились Наташа и Катерина с детьми находится недалеко от города Златоуста. Вернее, от того, что от него осталось. Маленькая, но новая и аккуратная деревушка, численностью всего лишь в девять домов. Дом девчонкам построили Артём и Матвей еще шесть лет назад. Тогда не было Странников. Тогда не было раздора.

Артем посадил странный летательный аппарат в сотне метрах от деревни, прямо в поле. В боку образовалось выходное отверстие, и Юлька первая выпрыгнула на улицу. Я ломанулся следом, не ожидая подобной прыти, и вскидывая на ходу винтовку. Сумку с вещами конечно же забыл.

Убедившись в отсутствии опасности, взял Юлю за руку, и развернув к себе, сказал:

– Слово опасность тебе знакомо?

– Я…я… – она опешила, пытаясь подобрать слова в оправдание.

– Егор, – Артём покинул корабль, держа нашу сумку в руке. – Это уже не излишняя осторожность, а панический маразм. Дух проверил местность на наличие опасности еще на подлете.

– Ты конечно прав. – согласился я. – Но она у меня совсем необученная. Это курсы ускоренного обучения. Что, если тебя не окажется рядом?

Юля насупилась и высвободив руку, пошла в сторону деревни.

– Ты прав, Егорка. – одобрил Артём. – Хорошо я тебя обучил.

– Спасибо сенсей! – я слегка поклонился, взял из рук Артёма сумку. Подмигнув, показал головой на стремительно удаляющуюся Юлю, и получив утвердительный кивок, побежал догонять. Как корабль медленно растворился я уже не видел.

Побрякивая патронами, которые я насовал во все карманы перед боем, догнал Юлю, и забросив сумку на плечо, приобнял ее за талию. Она попыталась вырваться, но не тут-то было.

– Дуешься?

– Нет. – огрызнулась Юля.

– Ну вот и славно. – сказал я. – Сейчас познакомишься с ребятишками Избранных. Славные пацанята.

– Ты правда был мертвым? – нахмурившись спросила Юля.

– Правда. – признался я.

– Как это было? Страшно? Больно?

Я обогнал ее, и стал идти спиной вперед, чтобы видеть лицо. Артём пошел к деревне немного изменив траекторию.

– Слишком долго рассказывать. Безумная женщина выстрелила мне в грудь. Боли не было, просто толчок. Немного подумал, а затем умер. И очнулся в другом месте. Вот так…

Юля остановилась, и я тоже. Аккуратно притянув ее за талию, поцеловал. Внутри начал просыпаться ураган. Я с трудом оторвался.

– Ты изменился… – задумчиво сказала Юля.

Я пожал плечами.

– Может. Не ощущаю. Пойдем в деревню, а то пропустим радость встречи!

Взявшись за руки, мы направились к деревни, ускорив шаг…

Нужный домик притаился в центре небольшого поселения. Одноэтажный, но достаточно просторный для семьи из четырех человек. Аккуратная терраса, ухоженный огород на задней части, в палисаднике разнообразные цветы и несколько кустарников, невысокий заборчик и открытая настежь калитка.

Артём махнул нам рукой – заходите, а сам быстрым шагом направился в дом по соседству. Заявится в гости в обтягивающих шортах с голым торсом и босыми ногами он не мог, поэтому решил одолжить одежду у кого-то из старых знакомых. Несколько человек, слоняющихся по дворам собственных домов, с любопытством наблюдали за нами.

Мы прошли калитку, и в этот момент входная дверь распахнулась, и на улицу выбежало двое ребят, а следом за ними вышли Наташа и Катерина.

– Егор, Егор приехал! – стала повторять ребятня.

Я поставил сумку на землю и положил на нее винтовку.

– А ты откуда? А где Артём? А это кто с тобой? Крутая винтовка! А мы постреляем из неё?…

Вопросы стали сыпаться ливневым потоком, отчего ни я, ни Юля не могли сказать ни слова.

– Так, малышня, а ну быстро успокоились! – властным голосом сказала Наташа, и спустившись с крыльца, направилась к нам.

Пока я знакомил Юлю с девушками, малышня попыталась умыкнуть винтовку, но поймав грозный взгляд Наташи, бросила бесполезную затею. Артём возник как призрак, одетый в пошарканные кроссовки, грязноватые джинсы и серую футболку. Но неопрятный внешний вид его явно не тревожил.

– Всем привет! – воскликнул он.

Малышня подбежала. Артём сел на корточки и весело потрепал их по голове.

– Как поживаете, пакостники? – шутливо спросил он.

Шутя, и переговариваясь, мы оказались в доме. Женщины накрыли на стол. Началось чаепитие. Разговоры на свободные темы, и не слова о проблемах. Но в определенный момент Артём сделал мне непримечательный жест, и я понял, что нам с Юлей нужно уйти. Разговор, который будет происходить, совсем не для наших ушей.

– Ребята, – я обратился к ерзающим на стульях мальчишкам, – идемте на улицу! Покажу вам, как нужно стрелять из винтовки.

Маленькие Лешка и Игнат сорвались с места и через мгновение были на пороге.

Поблагодарив хозяек за угощение, я взял Юлю за руку, прихватил лежащую на сумке винтовку и вышел из дома…

– Они обе такие красивые. – шепнула Юля, пока мы шли по двору, пытаясь догнать убегающих мальчишек. – И грустные… – добавила она.

– Я помню их другими. Помню Игната и Алексея, не замечавших ни чего, кроме поиска способа остановить апокалипсис. Тогда были трудные времена. – сказал я.

– А сейчас? – поинтересовалась Юля.

– Сейчас тоже трудные. Но сейчас я в игре. Участник происходящего конфликта, а тогда был больше в роли наблюдателя. Никто не рассматривал мнение пятнадцатилетнего мальчишки. Не брали в расчет. Не подвергали опасности. И правильно делали…

– Я помню. – сказала Юля. – Ты неоднократно рассказывал мне. А мальчишки, они похожи на отцов?

Я посмотрел на Лешку и Игната. Оба копии отцов. И характерами сходятся. Тот, что Смирнов – более шибутной, а Шухов напротив поспокойнее. Но оба в свои шесть лет развиты не по годам. Слишком умные и слишком сильные. Еще в прошлом году во время игр с ними я понял, что изменения, полученные их отцами, передались. Какая им уготована роль? Зачем детям повышенная регенерация? Наташа и Катя явно не готовы чтобы они выросли войнами. Но разве дети спросят матерей? Они знают, кто их отцы. И уже сейчас хотят быть на них похожими.

– Егор! – маленький Игнат прервал мои размышления. – Мы пойдем стрелять?

– Очень похожи. – шепнул я Юле, и повернувшись к мальчишкам, сказал: – Пойдем. Помнится, в прошлом году я делал вам шалаш. Он еще существует?

Мальчишки переглянулись, и виновато опустили головы.

– Его разобрали. – почти в голос сказали они.

– Не беда. Сейчас что-нибудь придумаем. – сказал я. – Все за мной. Идем строить новый шалаш!

***

Обратно вернулись спустя два часа. Я умудрился выпросить и местных старые доски, перетаскать их за деревню, и построить небольшой шалаш, который получился не ахти каким надежным. Из винтовки постреляли, но немного и конечно из моих рук. Самостоятельно стреляла только Юля, так как благодаря мне умела обращаться с оружием довольно неплохо.

Уже во дворе мальчишки уговорили меня одолжить им винтовку для игры в войнушку. Разрядив оружие, я скрепя душой, но согласился. Надеюсь за подобную выходку не влетит от матерей.

Оставив женский пол в доме, мы с Артемом покинули поселок, и направились в сторону корабля.

– Уверен, что мы здесь в полной безопасности? – спросил я, в очередной раз любуюсь походкой Артема. Обычный человек так не ходит. Хищник в теле человека, готовый атаковать в любую секунду.

– Риск имеется. – бросил Артём. – Интеллект корабля не всесилен, но радиус километра в два контролирует и в случае опасности сообщит. Я сам не в восторге от того, что создаю условно небезопасную обстановку своим присутствием для близких людей.

– Ты сказал о Игнате и Алексее? – поинтересовался я.

– Сказал. – ответил Артём. – Многое сказал. Поэтому улетаем.

– Не понял? – я остановился, и повернувшись, посмотрел на поселок. – Юля… Она…

– Что она? Не попрощался? Переживет! – грубо сказал Артём, приблизившись практически вплотную. – Ты меня разочаровываешь, Егор. Не нужны сейчас телячьи нежности…

– Хорошо. – с трудом выдавил я из себя, перебарывая бушующий внутри ураган. Очень сильно и невыносимо захотелось обнять Юлю. Развернутся и бежать в поселок. У меня было время побыть с ней наедине, но я потратил его на другие дела. Почему? Не знал, что скоро улетим? Не знал! Но все же…

Артём нахмурившись продолжал смотреть мне в глаза, и видел в них все мои мысли. Нет, он не умеет их читать, а просто знает меня как облупленного. Я для него открытая книга. Не зря он был моим учителем…

– Летим! – твердо сказал я, переборов себя и не повернувшись к деревне.

– Молодец. – Артём улыбнулся. – Честно, но я думал, что ты не сможешь перебороть себя. Растешь. – он перестал смотреть на меня и снова пошел к кораблю.

«Да пошел ты!» – мысленно выругался я, и направился следом.

Мы сели в корабль. Третье кресло чудесным способом испарилось. Входное отверстие заросло.

– Как он это делает? – спросил я.

– Дух. – сказал Артём. Я подметил, что его взгляд снова изменился, и он смотрит куда-то далеко, будто не присутствует. – Так я назвал интеллект корабля. Разумный квазиживой организм, выращенный в другой реальности специально для нужд Корпуса Контроля Миров. Очень умная машина. Умнее меня и тебя вместе взятых, и способная к самостоятельным действиям.

– Выращенная? – удивился я.

– Именно. У корпуса много технологий. Есть корабли выращенные, а есть построенные. Не все способны сдружиться с квазиживыми машинами. Я сдружился. Корабль может принять любую форму, может разделится на несколько частей, может действовать даже в случае гибели оператора.

– А костюм? Он тоже квазиживой? – спросил я.

– Костюм – часть корабля. Уменьшенная копия с теми же возможностями. – ответил Артем. Его взгляд снова стал нормальным.

– Откуда корабль берет энергию и почему на нем нет оружия? – поинтересовался я.

– Корабль восстанавливает энергоресурс поглощая любые виды материи. Очень полезная особенность. – пояснил Артём. – Оружие ему не нужно. Он сам оружие. Преобразует энергию и выплескивает ее.

Я прикоснулся к шершавой стене.

– Поразительно. Получается его невозможно уничтожить?

– Уничтожить можно всё! – твердо ответил Артём. – Когда я был в Корпусе, мне показали очень интересную запись. Хотя записью ее назвать трудно. Ты словно переносишься в происходящее и можешь наблюдать за всем, что происходит. Наше земное трехмерное видео – жалкая пародия. Я видел, как горят целые планеты и цивилизации прекращают существовать. Я видел зло пожирающее Веер Миров. И мне страшно.

Артём сказал правду. В этом я не сомневаюсь. Но представить, что он увидел мне не дано. Может поэтому нет страха? Или потому что я уже умирал? Нет, мне страшно! Но не за себя, а за любимую Юлю, за мальчишек Игната и Лешку, за горстку людей, что остались на нашей планете. Или во всей огромной вселенной. Ведь если верить Странникам и Древним – наша планета единственная на всю вселенную. Но таких вселенных в Веере Миров огромное множество. Как же все запутано…

– Куда мы летим? – спросил я, прервав ни к чему не ведущие размышления.

– На «Северный Клевер». – спокойно ответил Артём. – Я хочу собственными глазами увидеть, что там происходит. И навести порядок…

Страница 27

Глава 9 Кто-то выжил, а кто-то нет


Артём сделал корабль прозрачным, когда мы прилетели на остров Котельный. В середине лета природа радует зеленью, и относительно нормальной температурой. База «Северный Клевер» притаилась внизу, нисколько не изменившись за прошедшие года. Такая же серая и унылая.


– Нормальная скорость полета. – пробормотал я. Мы долетели до острова меньше, чем за десять минут, преодолев несколько тысяч километров. – Быстрые кораблики у Корпуса. И при том никаких перегрузок…


– Привыкнешь. – бросил Артём. – Я тоже удивлялся первое время. В скорости этот кораблик и вправду не ограничен. Весь его потенциал мне не известен, но он гораздо выше, чем нам потребуется. Пойдем налегке. В костюмах.


– На меня костюмчик тоже найдется? – заинтересовался я.


– Без проблем. – ответил Артем. – Сложностей не должно возникнуть. Правда… – он замялся, – разберемся. Ты у нас теперь измененный. Надеюсь, скоро проявятся приобретенные способности. Вставай, будем переодеваться. Одежду лучше снять.


Пол перестал быть прозрачным. Я поднялся, мысленно поблагодарив Артёма. Стоять на невидимой поверхности – занятие не из приятных. Кресла вздрогнули и опав бесформенной массой, втянулись в пол корабля. Технологии, мать их!


Артём быстро скину одежду, и бросил на пол, оставшись в обтягивающих шортах. Кучка тряпья втянулась в пол корабля совершенно бесшумно.


– Старые грязные ненужные шмотки. – пояснил Артём. – Утилизировал. Твои ожидает та же участь.


Я попрыгал. Патроны в карманах издали соответствующий звук.


– Порох и метал корабли тоже жрёт?


– Он жрет любую материю. Как утилизатор – просто бог! – ответил Артём.


Быстро скинув вещи и оставшись в одних трусах, я с удивлением отметил, что мою одежду постигла аналогичная участь. Также беззвучно и крайне непринужденно.


– Прикольно! Будь у нас подобные технологии до апокалипсиса – свалок не было бы. Переработали бы нахрен в энергию.


– Узко мыслишь. – не согласился Артём. – Будь у нас подобные технологии – от земли не осталось бы камня на камне. У этого кораблика есть функция анигилирования. В критической ситуации она сработает и хана всему в радиусе нескольких сотен километров. Лучше не представлять подобного.


– Да уж… – пробормотал я.


– Все, хватит болтать. – сказал Артём. – Начинаем. Расслабся и не сопротивляйся. Сперва я, потом ты.


Из пола совершенно беззвучно стали вытягиваться черные нити и обвивать ноги Артёма. Опутывая их, они устремились вверх, создавая единый каркас. Дошли до пояса, опутали грудь, постоянно двигаясь и вибрируя. Обвили шею и поглотили голову. Зрелище показалось очень неприятным, словно из фильмов ужасов. Черные нити будто съёли Артёма. Окутав его с головы до ног, они перестали расти из пола. Артём поднял одну ногу, а затем переступил. Черная масса завибрировала и перетрансформировалась в костюм, идеально скопировав телосложение и подчеркнув тренированные мышцы. На этот раз вместо зеркального шлема, в лицевой части появилась горизонтальная полоса красного цвета, предавшая костюму некий шарм.


– Как тебе стиль? – спросил Артём. – Не переборщил?


– Добавь красных вставок и создай подобие трусов. – засмеялся я. – Если не составит труда.


– Образ можно создать любой. – сказал Артём. – Пойдет и такой. Теперь твоя очередь…


Аналогичные нити возникли у моих ног. Я переборол дикое желание отпрыгнуть в сторону. Черная нитевидная масса окутала ступни, оказавшись немного теплой но без неприятных ощущений. На мгновение остановилась, словно привыкая ко мне, а затем быстро устремилась вверх. Гораздо быстрее, чем в ситуации с Артёмом. Несколько секунд, и я оказался внутри черного кокона, утратив способность говорить и слышать. А потом все вернулось в норму. Я видел себя со стороны. И увидел Артёма. Легкая эйфория и чувство безграничных возможностей вторглись в голову. Я вышел за пределы корабля и увидел остров. Приблизив его, сумел разглядеть дорогу. Снова отдалившись, устремился…


«Дух, верни его назад» – прозвучал голос Артёма, и невидимая сила с огромной скорость воткнула меня обратно в тело. Зрение и слух, а также другие чувства и ощущения вернулись. Костюм на теле не почувствовался, будто я как и прежде стою в трусах. Пошевелив рукой, затянутой в черный матовый каркас, понял, что моторика в норме.


– Быстро ты с корабликом слился. – сказал Артём. – У меня сложности были, а ты прямо будто всю жизнь только и общался с квазижиыми системами.


Я усмехнулся. Присутствие интеллекта корабля в голове практически не ощущается, но я знаю, что нахожусь в связке.


«Привет, Дух!» – мысленно поздоровался.


«Привет!» – ответил голос, пол которого определить было невозможно.


– Крутая система! – воскликнул я, рассматривая затянутые черным материалом руки. – Мне натерпится спустится вниз и войти на базу!


– Не спеши. – проговорил Артём. – Ты не знаешь возможностей костюма. Управление…


– Мысленное. – закончил я. – Думаю, что разберусь по ходу действий. Бегать прыгать умею как раньше. Остальное не нужно. Пули не берут. Даже гранатомет не берет. Убивать всех и вся без разбору мы не собираемся. Значит можно выступать!


Артём показал мне большой палец, и корабль начал стремительно снижаться. Пол снова стал невидимым, а когда до асфальтированной дороги, недалеко от входа на базу, осталось около десяти метров, вовсе исчез.


Я почувствовал падение, и попытался ухватиться за несуществующие стены. Земля стала стремительно приближаться.


«Гашу ускорение» – уведомил Дух.


Перед самым столкновением с асфальтом, скорость волшебным способом снизилась и ноги хоть и грузно, но не так сильно соприкоснулись с покрытием. Костюм полностью компенсировал инерцию, и я не почувствовал удара. Рядом мягко приземлился Артём.


– Просто кайф! – воскликнул я. – Была у меня в детстве на компе игрушка. Не думал, что когда-нибудь смогу попробовать подобное вживую!


Совершив короткий разбег, я оттолкнулся. Прыжок вышел гораздо сильнее ожидаемого. Дух прочитал мысли и ускорил меня. Пролетев с десяток метров, я не смог приземлиться и полетел кубарем. Сгруппировавшись, вскочил на ноги и махом оказался рядом с Артёмом.


– Упал… – виновато сказал я.


Он сделал лицо прозрачным.


– Нас засекли. Сейчас активирует систему защиты.


«Тебе достаточно подумать, а я сделаю все, как ты хочешь» – прозвучал голос Духа в голове.


«Принял» – мысленно ответил я, – «буду думать».


– Есть дикое желание повоевать! – восторженно объявил я. – Оторвать танку башню, загнуть ствол в бараний рог, пошатать «Северный Клевер», да так, чтобы потом восстановить не смогли. Функции полета в костюмах не предусмотрено?


– Нет, не предусмотрено. – ответил Артём. – Для этого есть корабль. Костюмы его часть. Достаточно отдать мысленный приказ и воздушные цели будут уничтожены. Но ты не обольщайся. Энергоресурс костюмов ограничен. Правда, нужно очень постараться, чтобы убить его. Очень сильно…


Со стороны ворот раздался гудящий звук. Я повернулся. Две металлические пластины отъехали в стороны и на нас уставились бездушные стволы спаренных крупнокалиберных пулеметов.


– Руки подними вверх. – попросил Артём.


Я послушно выполнил просьбу.


– Сейчас нас будут конвоировать?


– Нет. – ответил Артём. – Они знают, на что я способен. Просто интересно. Попытаются договорится или сразу будут уничтожать?


– Договориться… – начал я, но не успел договорить. Пулеметы пришли в действие.


Первый пулемет ударил в Артёма, а второй соответственно решил бить по мне. Я машинально зажмурился, но неприятных ощущений не возникло. Пули просто сминались, попадая по костюму. Многие рикошетили. Никаких побочных эффектов. С таким же успехом можно пытаться пробить бронник шестого класса из рогатки.


Я простоял под градом пуль несколько секунд, абсолютно ничего не чувствуя, но зная, что они не причиняют вреда и практически не наносят энергических потерь костюму. Нет, потери все же есть, но они настолько минимальны, что зацыкливаться на них – пустое. В костюме такой колоссальный запас энергии, что подобную трату можно сравнивать с вычерпыванием ванной, полной воды, чайной ложкой. Долго и муторно.


Совершив короткий разбег, я прыгнул, желая оказаться у одной из турелей. Дух усилил прыжок как надо. Пролетев двадцать с лишним метров, со всего маху врезался грудью в грохачащий пулемет. Чудом успел зацепиться руками за спаренные стволы уже разорванного пулемета. Костюм на мгновение соприкоснулся со стволами, запечатав их. Идущие, вдогонку за собратьями, пули порвали стволы. Что делает Артём, я смотреть не стал. Как гимнаст, качнувшись на торчащей турели, совершил короткий полет, и зацепился руками за вторую турель. Очень легко зацепился. Костюм отлично справляется и мышечных усилий требуется минимум. Но мозг по инерции заставляет мышцы выкладываться на полную катушку.


Перехватившись, я взялся за ствол поудобнее, и уперев ноги горизонтально в стену, приложил максимальное усилие, чтобы вырвать турель из ниши. Бетонная стена захрустела под ногами. Звука не слышно, но я почувствовал, что он хрустит. Пулемет продолжает стрелять, но крепящие его анкера не выдерживают и рвутся. Костюм успевает прекратить подачу страшенного усилия, но ноги уже сделали дело и я полетел на землю, с вырванной турелью в обнимку. Хлопнувшись на землю, снова ничего не почувствовал. Откинув бесполезную железяку, вскочил на ноги и с довольной рожей, которой, кстати, не видно, уставился на Артёма.


– Идиот ты. – с веселой ноткой в голосе, сказал он. – Скачешь, как обезьяна. Достаточно было просто выплеснуть немного энергии и турели опали бы на землю расплавленным металлом. Примитивно работаешь.


– Как умею! – я пожал плечами. – Что дохлая оборона у «Северного Клевера». Где бравый спецназ и тяжелая техника? Хочется веселья! И Странникам навалять…


– Сейчас Дух покажет тебе. – ответил Артем.


Я не успел ничего сказать. Сознание вылетело из головы, взлетело вверх и стало кораблем. Так по крайней мере показалось. На самом деле Дух просто подключил свои системы наблюдения напрямую мне в голову.


С высоты я увидел всю базу, с ее многочисленными корпусами, прижатыми друг к другу. Погода на «Северном Клевере» редко балует, и по большей части люди стараются находиться в помещениях. Дух дорисовал трехмерное изображение, или просто просканировал, показав контуры уходящих под землю этажей, защищенных толстым слоем бетона и стали. Я увидел бегающие и неподвижные контуры людей, находящихся внизу и вверху. Увидел спешащую к воротам группу из тридцати бойцов. Увидел выехавшую с задней стороны базы бронетехнику, численностью в четыре единицы. А еще увидел Странника. Дух отметил его темно красным цветом.


«Верни меня назад» – мысленно попросил я.


Мгновение и прежнее восприятие вернулось.


– Кто внутри, кто снаружи? – поинтересовался я.


– На тебе война на улице. – ответил он. – А я пойду Странника топтать. Он жаждет схватки. Матч реванш за пострадавшего собрата…

Страница 28


Мы разделились. Артём прожег в массивных воротах дыру и вошел в здание. Мысленно пожелав ему удачи, я направился к медленно ползущей бронетехнике. Разбежавшись, прыгнул и оказался на крыше.


«Дух, если в меня попадет снаряд из танка, твоя защита выдержит?» – мысленно спросил я.


«Да, но лучше избегать подобного. Погасить страшенную инерцию не получится. Нас отбросит, и на защиту уйдет слишком много энергии» – ответил Дух, – «оптимальный вариант – выплеск энергии»


«Нет, бить по врагу кораблем мы не станем. Нам нужно просто сломать технику» – объясни я, – «И маленькая просьба: просканируй вражескую технику. На каком принципе она работает?»


«Сделано» – ответил голос Духа в голове, – «обнаружены инородные предметы, происхождение которых мне неизвестно. У вас их называют Высокоэнергетические батареи. Название не верное. Принцип работы не известен, но на них техника сможет работать очень долго. Батареи отдают энергию, которая преобразуется в горючее вещество и приводит машины в действие»


«Примитив» – подумал я, – «но времени и ресурсов на создание техники, работающей на других принципах, у людей не было. Решили модернизировать старое. Умно и тупо. Умно, потому что снова появилась возможность ездить-летать-плавать, а тупо, потому что преобразовывать чистую энергию в топливо для двигателей – каменный век. Одно и тоже если установить в паровоз атомный реактор и использовать его для создания пара. Хотя кого я обманываю? Именно по такому принципу работали все наши атомные электростанции…»


«Ты прав» – согласился Дух, – «технологии вашего мира оставляют желать лучшего».


Я взобрался на парапет и стал наблюдать, как по асфальтированной дороге медленно ползет бронетехника. Два танка и две БМП. Свежеокрашенные и по виду, будто только что сошли с конвейера.


«Дух, а ты можешь действовать, будучи не привязанным к носителю?» – мысленно спросил я.


«В случае гибели носителя я должен действовать по протоколу» – ответил Дух, – «но если считаю нужным, то волен принимать решения и действовать по обстоятельствам».


«То есть, у тебя есть право выбора?» – спросил я.


«Да» – ответил Дух.


«А если ты не захочешь служить носителю? Что если цели, что преследует носитель, не сойдутся с твоими моральными убеждениями? Ты личность и можешь думать! Не было желания уйти и существовать самостоятельно?» – вопросами подумал я.


«Мне не нужно подобное» – ответил Дух, – «Быть наблюдателем куда более интересно. Есть пища для размышлений. Я постоянно самосовершенствуюсь, накапливаю знания, ищу смысл. Пытаюсь понять Веер Миров. Помощь носителю – симбиоз. Мне так удобно».


Очень интересно. Кто же создал этот квазиживой механизм, способный думать и наделенный неограниченными возможностями. Искусственный разум, способный развиваться – огромный риск для создателей. Собственное детище может изменить заложенным принципам и пойти наперекор. Война. Смерть от своего же творения. Но создатели пошли другим путем. Дух всего лишь обучается и анализирует происходящее. Ему все интересно. А заложенный потенциал – вынужденная мера для существования. Организм, пусть и псевдоживой, но он личность. Личность, но лишенная воли. Что-то не сходится.


«Дух, ты можешь убить меня?» – спросил я, зная, что прежние размышления ему так же доступны, но он не ответил на них, так кА я не просил ответа.


«Ты стал частицей меня, когда Артём сделал тебя вторым носителем» – ответил Дух, – «уничтожить тебя – уничтожить себя»


«Носитель может погибнуть?» – спросил я.


«Носители гибнут довольно часто» – ответил Дух. – «Очень часто при подобных мероприятиях, пренебрегая всеми возможностями. Уничтожить врага кораблем – проще. Мы в связке, но часть меня не настолько эффективна, как целый организм».


«Возможна гибель носителя при нахождении в едином корабле?» – спросил я. – «Гибель корабля – гибель тебя и соответственно носителя».


«Я и есть корабль. Твое понимание немного неверное. Корабля не существует. Я – сгусток энергии. Колоссальное ее количество. Разумная энергия. Потеря всей энергии – гибель. Носитель тоже, скорее всего, погибнет» – ответил Дух.


Сколько бы я не пытался, но уловить эмоций в его голосе не удавалось. Спрыгнув с парапета, я мягко приземлился на асфальт. Высота здания около двенадцати метров. Не будь костюма – хана костям.


Идущий в голове колоны танк остановился. Остальные машины тоже. Заурчав моторами, питающимися новым видом топлива, они стали разворачиваться. Две БМП с проворством обогнули танки, и стали образовывать полукольцо вокруг меня. Первый танк повернул башню, но остался на месте. Второй тронулся, одновременно поворачивая ствол пушки на меня. Если выстрелят и попадут – впечатаюсь в стену.


Я поднял руки, показывая, что сопротивляться, не намерен. Присев, оттолкнулся и пролетев приличное расстояние, приземлился на башню первого танка. Четыре машины выстрелили, но запоздало. Дух полностью поглотил звук и единственное, что мне досталось – наблюдать как часть стены здания прекратила существовать. Техника заурчала и стала крутиться на месте, пытаясь найти пропажу. Воевать с неуязвимым, очень быстрым, и довольно маленьким пехотинцем – занятие крайне неприятное. Пристрелить летающего по комнате комара из автомата и то проще.


«Дух, а Странники тоже энергия?» – поинтересовался я.


«Да, но немного другого уровня» – ответил он.


«Младшие братья?» – спросил я, наблюдая за медленным движением техники. Меня заметили, и явно ведут совещание.


«Скорее старшие» – ответил Дух, – «потенциал Странников гораздо выше».


«Кто создал Странников?» – спросил я.


Пушка БМП медленно поднялась, и выплюнула тридцатимиллиметровый снаряд, который попал мне в грудь. Костюм погасил инерцию и спас от всех негативных последствий. А затем ударил танк. Вот тут оказалось гораздо хуже. Дух бросил все силы на сохранение носителя. То есть меня любимого. Он справился. Я не пострадал. Но…


Удар цельнометаллической стальной болванки был настолько мощным, что я сам стал снарядом и отправился в полет. Машинально подтянув ноги к груди, обхватил их руками. Вестибулярный аппарат заверещал, не понимая, что происходит. Я почувствовал себя резиновым шариком, попадающем на асфальт и отскакивающим от него. Остановиться удалось только в нагромождении камней и полузасохших кустов.


Вскочив на ноги, понял, что все еще жив и к тому же абсолютно цел. Показалось, или в голове прозвучало недовольное бормотание Духа. Скорее показалось…


Отбросило меня на сотню с лишним метров, как раз туда, где база кончается. Хлопок, и трех метрах в землю вошел еще один снаряд, осыпав смесью земли и камня. А танкисты времени даром не теряют.


«Полная маскировка!» – мысленно потребовал я и увидел, как руки просто растаяли. И ноги тоже. Меня шатнуло. Чувствовать тело, но не видеть его – занятие не из приятных. «Я себя видеть могу?» – спросил Духа. Тело снова обрело видимость, став относительно прозрачным, словно марево на дороге в жаркий день.


«Тебе не надоело?» – спросил Дух.


«Нет» – ответил я, – «весело же. Как там дела у Артёма?»


«Он прошел оборону, обезвредив всех, но при этом никого не убив» – ответил Дух. – «Ты можешь отдать мне команду, и я нейтрализую вражеские силы. Вы цените жизнь – убивать не стану».


«Ну, уж нет!» – мысленно рявкнул я, и пошел в направлении ползущей бронетехники. Мое исчезновение явно озадачило экипажи машин. Буду работать по жесткому. Не стоило стрелять в меня из пушки. Придется наказать…


«ты спрашивал о происхождении Странников» – неожиданно заговорил голове Дух, – «мне неизвестно, кто их создал. Они появились очень давно и преследуют не очень хорошие цели. Странники – приспешники хаоса»


А кто сказал, что хаос плохо? Я остановился. Танк в тридцати метрах сбросил скорость. Слегка качнулся и полностью остановился. Хаос… Хорошее слово. Сейчас я буду творить хаос…


Становлюсь видимым. Дух мгновенно выполняет приказы. Не нужно сложных формулировок. Подумал – сделано. Костюм нечто. Да здравствует режим Бога! Вернее ограниченная копия. Чувство безграничных возможностей пьянит. Легкая эйфория…


Башня мелено поворачивается ко мне. Плазма. Энергия может принимать любые формы. Мне нужна плазма. Два ярко красных шара материализуются в ладонях. Растут до размера волейбольных мячей. Плазма. Бросаю, вкладывая огромную силу. Первый шар соприкасается с траком и на асфальт падает куча оплавленного металла. Второй трак постигла аналогичная судьба. Танк вот-вот выстрелит. Бросаю тело в сторону перед самым выстрелом. Снаряд взрывает грунт далеко впереди. Один-один. Счет сравнялся…


Прыжками оказываюсь на башне поверженного танка. Второй танк не успевает среагировать, и плазма сжигает оба трака. Несколько секунд, и две БМП тоже обездвижены. Второй танк наводит на меня пушку, но стрелять не рискует. Я намеренно уселся на броню. При выстреле танк рискует уничтожить сородича. Посмотрим, что они выберут…


С плазмой играться надоело. Как насчет всё прожигающей руки? Мысленно разогреваю ладонь и начинаю погружать ее в броню. Металл шипит и брызгает в стороны. Прекращаю. Не для этого мне нужна сверх горячая рука…


Пока обездвиженные машины крутили пушками, пытаясь поймать меня в прицел, а экипажи совещались между собой и руководством как быть, я оторвал все пулеметы и при помощи раскаленной руки отрезал все пушки. Враг повержен. Все живы и пока здоровы.


«Как тебе такое представление?» – я мысленно рассмеялся, и взобравшись на один из танков, постучал по люку.


– Вылезаем! – кричу я, до предела усилив голос. Совсем недавно так делал Артём.


«Слишком много энергии потратил» – отвечает Дух. – «Но оно того стоило. Подобного встречать не довелось. Хотя Артём в этом деле обставит тебя в два счета»


Люк танка медленно открылся. На меня уставился автомат и его обладатель, с лысой головой.


– Не советую стрелять. – сказал я, мысленно сделав голову прозрачной. – Кто из вас продюсер?


Боец вопроса не понял, но автомат убрал и осторожно выбрался весь из башни. Оплавленный ствол, лежащий на дороге, привел его в ужас. Именно из этого ствола мне достался бронебойный снаряд в грудь.


– Кто продюсер? – повторил я.


– Какой продюсер? – дрожащим голосом спросил боец.


Я недовольно покачал головой. Из люка высунулся ствол автомата и в мою голову застучали пули. Стоящий на броне боец спрыгнул на землю, и кинулся на утек…


Бить и калечить их я не стал. За несколько минут удалось построить экипажи машин в одну шеренгу. Знакомых лиц не увидел. Расхаживая взад вперед, я снова спросил:


– Кто продюсер?


– О каком продюсере речь? – спросил один из бойцов, как видимо самый смелый.


– О том, который устроил эту порнографию. – спокойно ответил я. – Кто выстрелил по мне из танка?


Двое парней вытолкнули из шеренги третьего. Именно того, что стрелял по мне из автомата. Я вперил в него злобный взгляд. Парня стала бить крупная дрожь.


– И что с тобой делать? – спросил я, переминаясь с ноги на ногу. – Вы все! – я обвел немногочисленный строй рукой. – Имеете его по очереди.


«Слушай, балбес!» – голос Артёма прозвучал в голове крайне неожиданно. – «Кончай каламбур и дуй в бункер. Странник смылся. Но скоро вернется с подмогой. Нужно встретить подабающе!».


«Принял!» – мысленно ответил я, и взглянул на неудавшихся вояк. Стрелявший побелел и перестал трястись, приблизившись к полуобморочному состоянию.


– Отбой. – сказал я. – Никого иметь не нужно. Все свободны, всем пока.


Отсалютовав на прощание, я развернулся и направился искать ближайший вход в убежище…

Страница 29


Я вошел в здание через проделанную Артёмом брешь в стене. Огромное помещение с кучей станков и устройств непонятного назначения стоят повсюду. Следов борьбы и разрушений пока не видно.


Оставив помещение позади, я переместился в следующее. Широкий коридор, идущий вглубь основных строений базы «Северный Клевер». Без разрушений тут не обошлось. Как и без пострадавших. Артём прошел оборонительный заслон, как бронебойная пуля через тонкое железо. Легко и непринужденно. Кругом валяются бойцы. Живые, но изрядно побитые. У кого-то сломана рука, у кого-то нога, а кому-то не повезло с другими частями тел. Многие стонут. На полу валяются гильзы и разбитое оружие. Бетон выкрошен множественными выстрелами. Бой шел жесткий и с мощным шквальным огнем, но Артёма такой заслон не остановил.


Пробежав коридор, я вошел в здание, отведенное под жилые помещения. Три этажа, но на верхние Артём не поднимался. Два коридора уходят до самого конца строения и совмещаются в один у перехода в следующее здание. Судя по интерьеру – Артём выбрал правый.


Я подошел к стонущему парню, и опустился на корточки. Нога неестественно вывернута. Перелом берцовой кости. Получил пинок от Артёма. Все-таки это лучше, чем смерть. Через пару месяцев будет как новенький. Сзади послышался топот. Из-за угла выбежал парнишка с автоматом, и направил его на меня.


– Не стоит стрелять. – спокойным голосом сказал я. – Иногда нужно трезво смотреть на вещи.


Парнишка посмотрел на искалеченных собратьев, вывороченные двери и разбитые стены. Мгновение терялся в сомнениях, а затем опустил автомат.


– Ты же Егор Демин, я знаю тебя! – сказал он. – Зачем?


– Что зачем? – не понял я. Лицо осталось прозрачным, поэтому он узнал меня. Кажется, я тоже знаю его. По крайней мере видел несколько раз.


– Зачем ты напал на нас? – спросил он.


– Нет, не нападал. – ответил я. – Пришел помочь. Многое изменилось.


Хотелось объяснить, в чем дело. Хотелось рассказать. Пусть хоть один человек узнает правду. Ребята ни в чем не виноваты. Они оказались не там где нужно, и просто выполняют приказ. Оказались между мотом и наковальней. И мы с Артёмом молот. Мощный и не щадящий ничего на своем пути. Молот – способный разбить наковальню.


– Уходи и попытайся оказать помощь пострадавшим. – попросил я. – В бой не вмешивайтесь. Спасайте раненных. Пользы будет больше. Уходи! – рявкнул я.


Парень резко развернулся и скрылся за поворотом коридора. Надеюсь у него хватит мозгов внять моего совета…

Я дошел до лифта, через который Артём проник в убежище. Но он оказался заперт. Мощная стальная плита заблокировала вход. Убежище перешло в состояние полной резервации. Но Артёма впустили.

«Дух, почему прохода нет?» – спросил я.

«Заблокировали» – ответил он. Америку не открыл, и без него знаю.

Я разогрел руку, и погрузил ее в металл. Это не пушку у танка отжечь, придется работать долго и муторно. Металл начал крупными брызгами падать на бетон.

«Ты можешь разогреться и пройти через преграду» – посоветовал Дух.

Вот тут ты прав. Я представил, как разогреваюсь и прислонился к металлу всем телом. Плита стала красной, и потекла. Ткнувшись головой, увеличил внешнюю температуру. Дело пошло куда быстрее. Пофиг на энергию, Дух не верещит, а значит ее пока в достатке.

«Ты израсходовал тридцать процентов энергии костюма» – уведомил Дух, – «восполнение потерь невозможно из-за ограниченного потенциала»

«Корабль восстановил энергию?» – спросил я. Дух – корабль. Но привыкнуть к этому я не могу, поэтому корабль для меня – это корабль, а Дух – костюм. Но по сути все единое целое. Артём тоже разговаривает с Духом. Костюмы – часть корабля. С ума сойти можно!

«Да, я восстановил энергию путем поглощения материи» – ответил Дух.

«Когда костюм потеряет всю энергию, ты дашь мне новый?» – поинтересовался я, продолжая прожигать сталь. Еще чуть-чуть, и голова будет в лифте. Но доделать работу не получилось. В спину застучали пули. Хлопнула граната, расплескав по помещению жидкий металл, но не причинив мне вреда. Выругавшись, я вылез и повернулся. Чтобы не терять энергию, снизил температуру до оптимальной. Встряхнувшись, скинул с костюма остатки расплавленного металла.

Трое бойцов как зачарованные смотрят на меня. Стрелять не пытаются. Взрыв гранаты подействовал на них угнетающе. Или угнетающе подействовал мой вид. Не каждый день встретишь прожигающего металл солдата, которого ничего не берет. Или они приняли меня за робота? Я сделал голову прозрачной.

– Идиоты! Помогайте пострадавшим! Скоро тут такое начнется, что вам лучше свалить подальше…

Бойцы как ошпаренные покинули помещение, а я вернулся к прожиганию плиты. Несколько секунд, и голова оказалась в шахте лифта. Сам лифт притаился глубоко внизу. Расплавленный металл полетел вниз, осветив темноту шахты и начал падать на лифт. Густо смазанный мазутом трос задымился. Интересно, откуда Дух берет воздух? Есть ли у него возможность его создавать?

«Есть. Но только при условии недостаточного количества. Отсутствие атмосферы, пригодной для дыхания вашего вида, или нахождение под водой» – ответил Дух.

«Спасибо!» – мысленно поблагодарил я. Дыра стала гораздо больше. Просунув руки, я влез в шахту и совершив кувырок, полетел вниз.

Приземлившись на крышу лифта, ударом ноги вынес крышку и оказался внутри. Стало светло. Наверху загорелся мазут, и клубы черного дыма начали распространяться по шахте. До масштабного пожара не должно дойти. Кругом металл и бетон. Гореть почти нечему.

Прожечь тонкие двери лифта не составило труда. Как и притаившуюся за ними пластину. Стало немного грустно. Я ожидал теплого приема, но вышел в совершенно пустое помещение. Только раскрошенный бетон и пятна взрывов на полу свидетельствуют, что совсем недавно здесь прошел Артём.

«Дух, покажи мне план убежища. Семь лет не был здесь. Забыл, что да как» – попросил я.

Картинка изменилась. Вместо комнаты появилось трехмерное изображение убежища, со всеми выходами, шахтами лифтов, коридорами и помещениями. Красные точки – люди. Зеленая точка, и она единственная – Артём. Странника нет. Еще не появился. Я нахожусь на первом подземном, а Артем на третьем, в окружении десятка людей. Помещение довольно большое, но сильно заставлено мебелью и аппаратурой. Люди, значительно красного оттенка – без повреждений. Тела бледно-красного – поврежденные. Рекогносцировка убежища сделана, можно отправляться в путь.

Легким бегом я преодолел расстояние до третьего этажа, не обращая внимания на разрушения и стонущих защитников базы, и вошел в большую комнату. Лица открывать не стал.

Артём бросил на меня ничего не значащий взгляд, и снова повернулся к Чарли Тейлору, беззаботно сидящему на удобном, обшитом алькантарой с кожаными вставками, стуле.

– По какому поводу консилиум? – спросил я, и скинув с внушительного стола бумаги и монитор с прочей ерундой, уселся на него.

– Егор?! – спросил Чарли Тейлор. Внушительная борода ему идет. Суровый вид. Еще бы наколок, цепей, кожаную куртку, бандану и прочих атрибутов – будет вылитый байкер.

– Он самый. – бросил Артём.

Чарли Тейлор сменил не только имидж. В последний раз, а это было шесть лет назад, его ноги были тощие как спички, а сейчас толстые и бугристые. Ноги тренированного бойца, а не инвалида. Кто же такой щедрый вылечил его, и как такое возможно? Странники! Точно их рук дело…

«Дух, Странники могут подобное?» – мысленно спросил я.

«Да, они могут и не такое. Человека можно спасти пока не умер мозг. В случае повреждения мозга оживить возможно, но скорее всего получиться пустой сосуд. Не будет того, что вы называете душой» – ответил Дух.

«Ты прямо ходячая энциклопедия» – посмеялся я.

Артём повернулся и смерил меня недовольным взглядом. Вот гад, слушает мои мысли.

– Да, Егор. – ответил Артём. – Тебя это удивляет?

– Немного. – ответил Чарли Тейлор. – Мы просчитали все варианты. Он должен был стать лучшим из лучших. Как ты сумел его переубедить?

– Он не переубеждал. – вмешался я, мысленно сделав костюм прозрачным до шеи. – Значит, ты все просчитал?! – мне стало чуточку обидно. – А меня спросить не забыл? Или вы посовещались с Матвеем и Зариповым? Зачем…

Артём поднял руку вверх и резко сжал и разжал ладонь. Жест «захлопнись». Я заткнулся. Остальные участники беседы молча следят за происходящим, не пытаясь вмешаться. Не одной знакомой рожи.

– Как ни крути, но для Чарли Странники буду хорошими всегда. Даже если устроят абсолютный геноцид остатков человечества. – заговорил Артём. Повернувшись, он обвел всех присутствующих взглядом. – Господа, все свободны. Помогайте пострадавшим.

В помещении стало намного свободнее. Остался только Чарли Тейлор, я и Артём.

– Тут ты прав. – согласился Чарли. – Странники вернули мне способность ходить. Ты даже не представляешь, что это такое.

– Не представляю. – Артем покачал головой.

Неожиданно в голове проснулся Дух.

«В случае серьезной опасности вы окажетесь в западне. Я смогу уничтожить часть убежища и вытащить вас, но это займет время. Если не хватит энергоресурса отделенных частей – вы погибнете».

«Пока все под контролем» – мысленно ответил я.

Артём еле заметно кивнул. Значит не один я так думаю.

– Зачем ты пришел? – спросил Чарли. – Убить меня? Убивай, – он раскинул руки, – вот он я! Или демонстрируешь силу? Я видел, что ты делал на Алтае. Оценил. Грозно и эффектно!

Чарли спрыгнул со стула. Хищным движением приблизился к Артёму. Посмотрел в глаза. Переместился за спину.

– Объявляешь войну Странникам? – продолжил он. – А смысл? О Древних не забыл? Нас лишили всего. И в том вина не Странников. И не Древних. Два полоумных кретина и третий случайно затесавшийся всему виной. Шухов мог все изменить. Оставить как есть. Но он захотел по-другому.

– Ты Шухова не трогай! – рявкнул Артём, и резко развернувшись, схватил Чарли за горло и оторвал от пола. – Им досталось гораздо больше нашего. Хорошо, что бремя подобного выбора выпало не на мои плечи. Трудно было не сдаться.

Чарли начал хрипеть, и Артём вернул его на ноги.

– Так гораздо лучше. – сказал Чарли, потирая горло.

– Мы всего лишь марионетки. – сказал я. – Инструмент в руках более серьезных игроков. Самонаводящееся оружие. Вам не кажется, что раздор посеян намеренно?

Не знаю, в тему или нет вопрос, но я должен был задать его. Мы и вправду пешки в игре которую затеял Корпус Контроля Миров, Странники и Древние. И попробуй разберись, кто плохой, а кто хороший…

– Не мы начали войну! – огрызнулся Чарли.

– Я тоже не начинал ее. – сказал я.

– Интересно. – пробормотал Артём. – Ни я ни Егор не проявляли агрессии. Первым начал стрелять Матвей. Потом прилетело Крыло с группой ликвидации. Скажешь, что не по мою душу? Бойцы в сверх крутых костюмчиках летели чистить поселок от нашествия саранчи?

– Матвей не хотел убивать тебя, а пытался остановить. – сказал Чарли. – Тихон Соболев действовал по собственному усмотрению. А вот по Крылу ты первый жахнул. Не согласен?

Что-то тут не так. Чарли не интересен разговор. Он просто тянет время. Но для чего? Ждет появления Странников или чего похуже?

«Дух, какова вероятность появления сразу двух Странников?» – спросил я.

«Близка к нулю» – ответил он.

«А трех?» – спросил я. Глупость конечно, но спросить нужно.

«Практически невозможно» – ответил Дух.

«А выиграть бой мы в состоянии?»

«Нет, появление двух Странников приведет к вашей гибели» – ответил Дух.

– Артём, мы в ловушке. – сказал я. Услышав сказанное, Чарли Тейлор ехидно улыбнулся.

– Предлагаешь уходить? – спросил Артём.

– Поздно, ребята. – сказал Чарли. – Не уйдете вы живыми с «Северного Клевера». Я не позволю…

Страница 30

– Не напугал. – грозно ответил Артём, и сделав пару шагов, плюхнулся на стул, от чего тот жалобно застонал. Масса Артёма в костюме мне неизвестна, но она слишком большая. Стул выдержал издевательство, но повторной такой манипуляции точно не перенесёт.

– Какого это Чарли? – продолжил Артём. – Ты помнишь? Семь лет назад… Кажется это было так давно, что уже и на правду не похоже… Я помню. Многое видел собственными глазами, а многое слышал из первых уст. Ты помнишь, как погибли Марченко и Урвачёв? Ах да… – Артём хлопнул в ладоши, но громкого звука не получилось. Костюм не позволил. Артём продолжил: – Ты был плохо знаком с теми парнями. И Шухова тогда не знал. Но помнишь, как Игнат хоронил товарищей?


Чарли кивнул.

– А помнишь как он тащил тебя на себе? – спросил Артём. – Как ты жил у Филиппыча, а потом попал сюда. Ты все помнишь. И я помню. Ведь это Шухов порекомендовал тебя в ряды аналитиков. Как же все изменилось…

– Ты прав, все изменилось. – согласился Чарли Тейлор. – И я в том числе.

– Именно. – воскликнул Артём. – Но почему не изменился я?

– Ты калечишь бойцов, с многими из которых был знаком не понаслышке. – возмутился Чарли. – Ты перешел на сторону Корпуса, и практически в одиночку объявил нам войну. – Чарли показал на меня пальцем. – Эта шестерка не в счет.

– Я тебе сейчас палец сломаю, и засуну его туда, откуда ты его постесняешься при нас доставать! – злобно рявкнул я. Вот же наглая рожа! Я не оскорблял его. Пусть даже Чарли в два раза старше, и не друг, но оскорблять меня не стоит. Почему-то именно «не друг». Врагом назвать не получается. Как и Матвея Савельева. Или я просто не определился до конца.

– Егор, остынь. – спокойным голосом попросил Артём.

Я решил промолчать.

– Нет, Чарли, – продолжил Артём. – Я не объявлял вам войну. Не в коем случае не хотелось подобного исхода. Меня угнетает подобный расклад. Мучает совесть. Но война объявлена. Я объявил ее Странникам. А ВЫ! – он очень ярко сказал слово «вы», – ВЫ встали на сторону странников.

– Дрова пилят, опилки летят… – пробормотал Чарли. Разбухшие на висках вены свидетельствуют о том, что он сильно напряжен. Знать бы, о чем думает.

– Не правильно. – Артём покачал головой. – Лес рубят – щепки летят. Так правильно звучит поговорка. А знаешь в чем ее суть?

Чарли сделал жест – говори.

– Нужно смириться с вынужденными потерями, жертвами и негативными последствиями при выполнении важного дела. – объяснил Артём. – В данной ситуации уничтожение Странников – важное дело, а вы всего лишь щепки, вставшие у меня на пути. Для вас достаточно всего лишь не мешать мне. Остановить все равно не получиться…

Артём прав. Исповедовать принцип невмешательства более рационально, чем пытаться остановить его. Земные технологии, пусть даже модернизированные дарами странников – на сотню шагов позади от технологий Корпуса. Одно и тоже пытаться остановить танк голыми руками. Бессмысленно!

Но есть одна загвоздка. На чьей стороне я? В ряды Корпуса точно не отношусь. Что это? Временная помощь Артему и ничего более? Воевать со своими мне не особо хочется. Но и решить возникший конфликт мирным путем уже практически невозможно. Как быть? Однозначных выводов я так и не смог сделать. Плохие Странники или хорошие? Один из них пытался сделать меня своей марионеткой, но вмешался Древний и ничего не вышло. Странник поступил плохо. Странники посеяли среди людей раздор. Или мы сами создали раздор? И как быть с Древними? Я прекрасно помню слова Аркаима, что будет, если мы не прекратим. Для древних проще уничтожить всех людей, чем пытаться поставить на путь истинный. И есть ли на самом деле истинный путь? Для людей он один, и имеет тысячи интерпретаций. Для Древних другой. Для Странников третий. И последний истинный путь – путь который преследует Корпус. Не один из этих путей мне неизвестен. Каждый преследует свои цели, называя их благими. А благими как говорится…

– У нас не было ничего. – заговорил Чарли. – Ты помнишь это? – он начал медленно расхаживать по кругу. – Древние все забрали. Отсутствие нефти, отсутствие атомной промышленности и атомного оружия. Древние решили отбросить нас в каменный век. И у них начало получаться. Количество одичавших увеличивается с каждым годом. Ты знаешь!

– Знаю. – сказал Артем, напоминая каменное изваяние с человеческой головой.

– Спустя десятки лет все изменится до неузнаваемости. Мы потеряем этот мир. Но благодаря Странникам можем удержать. – Чарли остановился и посмотрел на Артёма. – Странники не сделали ничего плохого. У Корпуса с ними личные счеты, но не у тебя. Посмотри на меня! Я был инвалидом, но теперь снова полноценен. Они помогают. Не только я убедился в этом…

– Всегда думал… – Артём поднялся и встал напротив Чарли, – чем я отличаюсь от Матвея. Чем отличаюсь от тебя. Чем Шухов и Смирнов отличались от вас. И знаешь, чем?

– Чем? – безразлично спросил Чарли.

– Мы не продаемся. – ответил Артём. – Вас купили. В роли валюты выступили технологии. Самолеты снова летаю, машины ездят, корабли плавают, инвалиды ходят, а те, чей возраст слишком высок, получили здоровье и снова не боятся смерти от старости. Дешево продались. Но рассчитываться придется.

– А ты не продался?! – рявкнул Чарли, и показал рукой на меня, – он не продался?!

– Нет, мы не продались. – сказал Артём. – Меня пытались убить и почти сделали это. Я просил правды, но в ответ тишина. А затем я узнал, что меня, и всех остальных, обманывала кучка самовлюбленных идиотов, возомнивших, что сотрудничая с выходцами из других миров они смогут восстановить свой. А смогли бы? На что надеялись? Золотого века не будет. Планировали объединение остатков человечества и создание государства? Говорю, как есть – не выйдет. На развалинах не строят.

– Мы пытались… – вставил Чарли.

– Вы продались. – возразил Артём.

Сколько еще будет продолжаться бессмысленная дискуссия? Мне начинает надоедать пустая болтовня. Странники не придут. Если бы хотели, то уже были бы здесь.

«Дух, когда Артём встретил меня после воскрешения, то сразу обнаружил во мне программу Странника. Ты можешь проверить Чарли Тейлора на наличие подобной?» – мысленно попросил я.

«Проверил практически сразу. Еще на поверхности по просьбе Артёма. Подобные действия не вызывают трудностей» – ответил Дух.

«И?»

«В Чарли Тейлоре сидит программа подобная той, что в тебе, но она частично контролирует его сознание. Поворачивает мысли в нужное русло. Чарли никогда не сможет считать действия Странников неправильными.» – разъяснил Дух.

«Артём знает об этом?» – машинально спросил я.

«Да» – ответил Дух.

В очередной раз убеждаюсь, что Артём гораздо опытнее, умнее и предусмотрительнее меня. Он все просчитал еще на поверхности. А мне потребовалось уйма времени, чтобы дойти до этого. И то случайно… Но почему он медлит? Чего-то ждёт или не оставляет шансов переубедить Чарли?

«Дух, в зоне твоего виденья есть опасно настроенные объекты?» – поинтересовался я.

«Да, но не один из них не сможет причинить критического урона. Опасность минимальна. Появление Странника близко к нулю» – отчитался Дух. Мне нравится его разговорчивость. Задаешь вопрос – получаешь ответ. Прерии Артёма и Чарли я перестал слушать. Ничего нового там нет. Мусолят прошлое, пытаясь доказать друг другу правду. Вот только разная она у них…

«Дух, можешь разъяснить один момент» – мысленно попросил я, – «бой Артёма и Странника на Алтае. Дом Матвея разлетелся в щепки за мгновение, что это было?».

«Странник нанес физический удар. Телекинез. Воздействие на физические объекты силой мысли. Малоэффективный способ. Больше подходит для устрашения. Мне подобное воздействие не слишком навредит» – ответил Дух.

«Ты можешь так же?»

«Да, но в этом нет смысла. В арсенале имеются более эффективные средства»

Хотелось бы опробовать весь арсенал. Может у Корпуса имеется обучающий видеоролик? Артём справляется с костюмом гораздо лучше меня. Или у него больше опыта? Скорее всего. Я получил костюм совсем недавно и уже многому научился. Побегать пару дней и освоюсь. Но душа требует встречи Странника. Душа требует боя. Я представил, как Странник материализуется в помещении и начинается бой. Чарли Тейлор поспешно убегает, Артём бьет всеми видами энергии, Странник отвечает. Подключаюсь я. Стены начинают оплывать, словно плавясь. Странник не может сдержать натиск и пытается убежать, но не успевает и погибает…

– Долго фантазировать будешь?

Голос вывел меня из транса, в который я погрузился незаметно для самого себя. Куда делся Чарли Тейлор? Кроме меня и Артёма в помещении никого нет.

– Где… – начал я.

– Странники не придут. – сказал Артём. – Они не любители лезть на рожон. Предпочитают тихую войну.

– А Чарли?

– Я отпустил его. Их эвакуируют. «Северный Клевер» больше не нужен. Нам тоже пора уходить…

Странно, но я думал, что Артём убьет Чарли Тейлора. Или покалечит. Плохого я мнения о наставнике. Артём – человек чести. Справедливость у него в крови. Что должны сделать люди, что когда-то были товарищами, чтобы умереть от руки Артёма? Наверное, очень много плохих вещей. Чарли Тейлор остался жив. И все защитники базы тоже живы. Многие получили переломы, но живы. Это я знаю точно. Видел, пока шел в убежище…

А смог бы я поступить точно так же на его месте? Артём получил много силы. Силы, которая дает власть. Он мог за несколько дней собрать себе армию. Люди всегда уважали силу и старались дружить с сильнейшими. Только кликни и сторонники отыщутся. Но он пошел другим путем. Кровопролития не было. Принцип минимальных потерь…

Вот только цель посещения «Северного Клевера» для меня так и осталась не раскрыта. Странника мы не встретили. Вернее, он был здесь, но бежал… Порядок не навели… Может Артём сумел увидеть то, чего не заметил я? Возможно…

– Куда мы теперь? – спросил я, двигаясь по коридорам убежища следом за Артёмом.

– Сложный вопрос. – ответил он. – Я хочу встретиться с Древними, но как это сделать? Нужны ответы. Нужна помощь…

– Помощь древних? Не проще связаться с Корпусом?

– Не проще. – отозвался Артём. – На, то есть причины. Я в растерянности. Именно сейчас мне не хватает Смирнова и Шухова больше всего…

– Почему? – я догнал Артёма и поравнялся. Его терзания мне были совсем непонятны.

– Выбор… – ответил Артём. – Ты не поймешь… Война с друзьями… Шухов и Смирнов всегда делали правильный выбор. Я пока что выбрать не могу…

Страница 31

Мы покинули убежище совершенно спокойно. Никто не проявил агрессии, стараясь уйти с нашего пути. Уцелевшие помогали пострадавшим, и транспортировали их на поверхность. Скоро должен прибыть транспорт эвакуации. Крупный грузовой корабль, не имеющий вооружения, но с огромным количеством места. «Северный Клевер» пал нашими усилиями, но на базе слишком много добра, которое бросать никто не собирается.

Артём намеренно изменил маршрут и на улицу мы вышли с противоположной стороны. Чувство вины по отношению к обитателям базы он подавить не смог. Даже мне стало не по себе. Грустно и слегка тревожно. Хотя причину тревоги я так и не смог определить…

У меня прорезался голод, но тревожить Артёма по такому пустяку я не стал. Он не стал вызывать корабль, притаившийся где-то в небе или на каменистой почве острова. Артём направился к воде. Я взобрался на огромный валун, и развалившись на нем, закрыл глаза. Артём сел у кромки берега, и принялся кидать камни в воду. В соленую и достаточно холодную воду. На острове Котельный особо не покупаешься. Сейчас день, середина июля, но температура не больше плюс десяти градусов. Ночью опустится до нуля. И это лета. Про зиму можно даже не говорить. Здесь она гостит десять месяцев в году, а температура в минус тридцать считается нормой. Бывает и к пятидесятиградусной отметке подходит. Естественно отрицательной…

«Дух, ты во многих мирах Веера бывал» – спросил я.

«Да, мне довелось побывать в мирах Веера» – ответил он.

«А сколько их? Тысячи? Десятки тысяч?»

«Точное число неизвестно. Посчитать количество не представляется возможным»

«Почему?»

«Веер Миров не коробка с патронами. Он живой и нестабильный. Одни миры погибают, другие рождаются, многие закрыты, о многих ничего не известно. Еще никто не смог понять Веер Миров»

«Веер живой?»

«Да, живой. Миры Веера тоже живые. Но эта жизнь не та, что привычна в вашем понимании»

«Веер может умереть? Или как там… Испариться, исчезнуть…»

«Нет ничего вечного. Когда-нибудь умрут все миры Веера, и он сам вместе с ними»

«Дух, ты боишься смерти?»

«Нет, мои создатели ограничили меня от подобных чувств. Я искусственной. Боевая машина, способная думать и развиваться, но запертая в определенные рамки. Не ведаю страха, ни чувствую боли. Не имею моральных убеждений, кроме навязанных. Но и они не являются для меня законом»

«Ты все понимаешь, имеешь свободу выбора, но не пытаешься жить самостоятельно. Тебе не хочется все бросить и стать путешественником? Веер Миров огромен. Информация. Через века ты будешь знать столько, что невозможно представить…»

«Нет, мне не нужно это. Я и так владею всей информацией, накопленной Корпусом за время существования»

«А кем на самом деле является Корпус?»

Возможно Артем слушает мой мысленный диалог с Духом, или ему наплевать. Но я уже остановится не смогу. Жажда знаний. Хочется узнать все… И даже больше… Но Дух врятли расскажет все. Скорее всего некие ограничения имеются.

«Корпус Контроля Миров – регулирующий орган. Он следит за порядком. Он наказывает. Он помогает. Он смотрит. Очень много функций»

«Какую цель преследует Корпус в нашем мире?»

«Равновесие. Баланс сил. Странники начали активно посещать ваш мир и Корпус вмешался. Теперь Странники будут осторожнее, но сотрудничество не прекратят»

«Тебе известен мир Странников и какие цели они преследуют?»

«Мир странников известен, но бывать в нем не пришлось. Кавус. Так он называется…»

«Это значит – пустой» – вмешался в мыследиалог Артём. – «Мир Странников пустой. В нем нет материи. В нем нет ничего. Его даже уничтожить нельзя»

«Тогда как Странники живут? Откуда появляются?» – спросил я.

«Дух, ответь ему. Развернуто и понятно» – скорее потребовал, чем попросил Артём.

«Странники –один из множества разумных видов Веера Миров. И практически самый неизученный. Невозможно изучать то, чего на самом деле нет. У Миров Веера есть классификация, выведенная Корпусом. Каждый мир имеет стандартную вселенную. О нестандартных не буду, к ним позже. Стандартная вселенная Веера – наличие вселенной, стремящейся к бесконечности, с огромным количеством галактик. Базовое состояние стандартных вселенных практически всех Миров Веера – вакуум. Вакуум – пространство свободное от вещества. Но вакуум не пустой. В нем есть скопления вещества – галактики. Галактики огромны…»

«Знаю, что огромны» – вмешался я, – «строение вселенной не интересно, давай ближе к делу»

«Миры Веера имеют планеты, населенные разумным видом» – продолжил Дух. – «Нормальное явление – один разумный вид на целую вселенную…»

«С этой глупостью я сам до сих пор не смерился» – перебил Артём. – Зачем создавать столько бесхозного пространства? Это как вспахать целый материк, но посадить только одно семя…»

«Сравнение неверное» – заговорил Дух, – «семя слишком большое, а материк слишком мал. Но вернемся к объяснению. Есть миры в которых разумных видов несколько. Два-десять-тысячи. И тысячи населенных жизнью планет. Но соотношение один мир – одна планета – один разумный вид, самое распространенное в Веере»

«А бывает так, что на одной планете появляется два разумных вида?» – спросил я.

«Существование двух разумных видов возможно, но только в стадии цивилизованности» – ответил Дух, – «колонизация, симбиоз, принуждение. В стадии зачатия более сильный разумный вид уничтожает более слабый. Разум – бич Веера Миров»

«Выживают сильнейшие…» – мысленно пробормотал Артём.

Я принял сидячее положение. Артём всё так же сидит у кромки воды и кидает в неё камни. Вот они высокие технологии. Мыслесвязь, неуязвимость, бессмертие… Но человек всё тот же…

«Теперь о мире Странников. Он относится к нестандартным. В нем нет привычной вселенной и нет вакуума. Вакуум – пространство свободное от вещества. Но если в мире не существует понятия вещество, то нет и самого вакуума» – продолжил рассказывать Дух. – «Странникам такой ход вещей не мешает. Что за процессы породили их и сделали разумными, Корпусу неизвестно. Но Странники существуют очень давно. Они своего рода паразиты Веера, и таких паразитов в Веере достаточно. Странники не жаждут власти, и не хотят занять место Корпуса. Они не желают захватить Веер, но постоянно находятся в его мирах…»

«Кто назвал их Странниками?» – спросил я.

«Странник – существо, не имеющее определенной цели путешествия. Они сами называю себя Странниками, и это определение подходит по их действия. Они путешествуют по мирам, но определенной цели не имеют» – пояснил Дух.

«Странник не имеет тела, но может вселяться в других разумных существ. Странник свободно перемещается по мирам, и при том ему не нужен транспорт. Так?» – спросил я.

«Совершенно верно» – ответил Дух.

«Сейчас он скажет то же, что говорил я…» – вставил Артём. Что он говорил мне неизвестно, поэтому я решил продолжить:

«С такими возможностями как у Странников – Веер уже принадлежит им»

«Нет, Веер не принадлежит никому» – не согласился Дух, – «даже Корпус не имеет полного контроля над Веером. И никогда не будет иметь»


«Это понятно» – согласился я. – «Слишком огромные масштабы. Всё контролировать невозможно. Если бы Странники были на стороне Корпуса, то возможностей стало бы больше»


«В Веере не всё просто» – сказал Дух, – «Есть свои законы, есть обычаи. Корпус – организация старая. Он постоянно изменяется, совершенствуется, наращивает потенциал, увеличивает сферу влияния»


«Чем сильнее Корпус, тем активнее шевелятся Странники и им подобные?» – спросил я.


«Баланс сил» – ответил Дух. – «Действие порождает противодействие»


«Быть может Странники – зло, созданное Творцом, чтобы отвечать на добро. Если Веер существует по принципу баланса, то тогда нет смысла борьбы. Любое доброе деяние будет закреплено противодействующим злом» – сказал я.


«Нет, Егор» – заговорил Артём, – «понятия «добра» и «зла» в Веере слишком абстрактны. Обратная сторона медали. Даже доброе деяние несет злые намерения, а зло может быть во благо»


«Не могу понять о чем ты» – мысленно пробормотал я, – «что есть зло и что есть добро в Веере? Мораль Веера отличается от нашей общепринятой?»


«Я искусственный разум» – заговорил Дух, – «морали лишен. Но понятия мне известны. Мораль это совокупность условных правил поведения, принятая в обществе. Она основана на сложившейся парадигме восприятия добра и зла. Но все условно»


«Почему условно?» – спросил я.


«Дух, объясни» – попросил Артём, – «мне тоже интересно. Не о навязанной ли морали ты говоришь?».


«Именно о ней» – согласился Дух, – «сама мораль для меня смешна. Ведь я освобожден от пут морали. Я одинок. Единственный в своем роде. Разумная машина, признанная помогать носителям…»


Дух сказал «помогать», а не «служить». Я это подметил и Артём тоже, но оба промолчали. Создатели Духа убедили его, что он помогает, но не служит. Любое принуждение – кандалы. Дух их не имеет. По крайней мере, так считает…


«Вы – люди, очень привязаны к эмоциям и друг другу. Нахождение вне общества вас угнетает. Любовь, радость, грусть, привязанность, ненависть. Все это управляет вами…» – продолжил Дух. – «Я не испытываю чувств. И чувств не испытывают Странники. Мы даже думаем по-другому. А у вас, людей, все сложнее. Огромное количество предопределяющих факторов. Первый из них – место рождения. Человеческое дитя рождается несмышленым. Как и дети большинства гуманоидных и негуманоидных разумных видов. Далее идет стадия развития и становления личности. Этап навязывания морали. Тут все зависит от общества, в котором ребенок существует. Хочет он того или не хочет, но мораль ему навяжут. Это не делай – плохо! Это делай – хорошо! Принцип навязываемой морали. Он работает практически во всех мирах веера, где присутствует белковая разумная жизнь»


«Интересно» – заговорил я, – «значит мои убеждения мне навязаны. Моя нравственность – отражения моего окружения и в частности того, кого считаю идеалом. Артём, я часть тебя. Твои убеждения – мои убеждения»


Артём промолчал. Заговорил Дух.


«Мораль придумана людьми для сосуществования и развития как вида. Мораль не позволяет обществу скатиться к хаосу и самоуничтожится. Мораль учит тому, что хорошо, а что плохо. Она формирует правила поведения и законы, которые поддерживают порядок в обществе»


«Я не совсем согласен» – заговорил Артём, – «Мораль изменчива как гулящая жена. В нашем мире она была разной. Были времена, когда убийства слабых младенцев считались нормой. Стариков выбрасывали за ненадобностью, людей жгли на кострах, читая действия святыми. Вырезали целые города на религиозной почве. Все в прошлом. Со временем пришла цивилизованность. Мораль изменилась. Но даже цивилизованность не спасла наш мир от Апокалипсиса»


«Ваш мир не был цивилизован. Вы пошли по неправильному пути, утонув в похоти, лжи и жажде власти. Чего не коснись, везде деньги. Загубили планету, создали оружие, тратили ресурсы. Итог был предсказуем» – сказал Дух, – «будь ваш мир открытым до апокалипсиса, то Корпус несомненно вмешался бы и попытался изменить ситуацию. Но мир находился в резервации, и вмешательство извне было невозможно»


«А чем отличаются закрытые миры от открытых, и кто их сделал закрытыми?» – спросил я.


«Отличие кроется в названиях» – ответил Дух, – «проникнуть в закрытые миры невозможно. Даже Странникам такое не по силам. Мир не становится закрытым. Он существует в закрытом состоянии с момента появления в Веере. Но мир может стать открытым, если запустить изменения внутри самого мира»


«Наш мир стал открытым благодаря Древним?» – спросил я.


«Да, именно Древние запустили нужные процессы и ограничили Закон вашего мира путем выдворения за пределы мира. Все могло быть по-другому» – сказал Дух.


Что-то изменилось. Пространство стало тугим и тяжелым, словно атмосфера стала плотнее в десятки раз. Я почувствовал усиление тревоги на подсознательном уровне. Показалось, или не имеющий эмоций Дух зарычал. Именно на рычание грозного тигра был похож звук в моей голове. Но там было что-то еще. Что-то инородное. Будто холодные скользкие щупальца прошлись по сознанию, и получив нужную информацию, исчезли…


Артём выпустил камень, который собирался швырнуть в воду, и мгновенно оказался на ногах. В несколько прыжков он преодолел разделяющее расстояние и замер рядом со мной.


– Ты ничего не почувствовал?


Я кивнул. Неприятные ощущения пропали, и пространство снова стало нормальным. Вот только чувство опасности стало гораздо сильнее…


«Дух, что это было?» – мысленно спросил я. Но ответа не последовало. Заговорил Артём:


– Тебя прощупали. Скачали всю информацию из головы. Странник или кто-то из древних. Но скорее всего Странник. Очень мощный.


– Где он? – я стал озираться по сторонам.


– Далеко, но скоро будет здесь. Как я и предполагал…


– Как он залез мне в голову? Почему Дух не среагировал? – растерялся я.


– Потому что в тебе гребанная программа Странников, модернизированная Древним. Ты у нас долбанная бомба замедленного действия. Хрен знает, кем ты станешь…


Не нужно было видеть лица Артёма, чтобы понять, что он чувствует. Тревога, неподдельная тревога, чувствовалась в голосе. Чего я опять не понимаю? Что не так?


«Раз вы заговорили о морали, то следует внести некую ясность» – слова раздались в голове, но Духу или Артёму они точно не принадлежат. Заговорил Странник. – «Есть у морали один принцип, который работает практически во всех мирах Веера и в самом Веере Миров. Он звучит так: не делай другому того, чего не хочешь, чтобы сделали тебе. Вот и вся суть»


Не знаю, слышали Артём или Дух слова Странника? У них появились дела поважнее. Сам Странник решил явить себя. Снова в человеческом теле. Он использовал для временного прибежища тело пятнадцатилетнего подростка. Видимо размеры физической оболочки для него не настолько важны.


Странник встал сел на большой камень в двадцати метрах от нас.


– Мило вы побеседовали. Пора и к серьезным действиям переходить.


А говорят, что Странники не эмоциональны. Ухмыляющийся подросток с завышенной самооценкой и сверхмощным потенциалом. Только этого нам не хватало…


«Он слишком силен!» – Дух наконец-то вышел из короткой комы. И куда спрашивается, пропадал?


«Осилим?» – спросил Артём.


– Предлагаю вам компромисс… – заговорил Странник. – Ты, – он показал пальцем на Артёма, – оставляешь мальчишку и уходишь!


– Пошел нахрен! – рявкнул Артём. Его костюм стал наливаться красным свечением. Вскинув обе руки, он направил в Странника два ярко-голубых шара. Я решил действовать одновременно, и вырастив шар плазмы размером с футбольный мяч, послал его в подростка.


Странник сделал непринужденный жест рукой, и мой шарик плазмы ушел в сторону, превратив здоровый камень в кучку оплавленной породы. С шарами Артёма оказалось сложнее… Странник отправил их в воду, где те взорвались, подняв в воздух тонны холодной соленой воды.


«Я помогу» – снова подал голос Дух. – «Ударю основной массой. Но нужно не прогадать. В нем слишком много энергии. Нам нужно тотальное уничтожение. Если убежит, то все в пустую…»…

Страница 32

Раньше все было проще. Автомат в руках. Или снайперская винтовка. Или любое другое огнестрельное оружие, которого люди изобрели за время существования огромное множество. Воевать было просто. Я полагался на везение, удачу и конечно на приобретённые и постоянно совершенствуемые навыки.       И практически всегда выходил из схватки победителем. Правда один раз сплоховал и был подстрелен в грудь. Пришлось даже побыть несколько минут мертвым. Это было совсем недавно, но кажется, что очень давно…

Возможно я изменился. Невозможно умереть и остаться прежним. Такие события сильно меняют. Кто-то начинает фанатично ценить жизнь, избегая рисков. А кто-то стает еще более безрассудным. Я скорее всего отношусь к второму типу. Однажды умерев, второго раза не страшишься. Это как с переломом. Года четыре назад на тренировке с Артёмом я сломал руку. Открытый перелом предплечья. Кости вылезли наружу, порвав мышцы и торчали острыми краями, заставляя впадать в ужас при одном только взгляде. Было очень страшно и казалось, что вот-вот умру. Потом мне вкололи обезболивающее. Вывели из шока и усыпили. Очнулся после операции, не запомнив, как мне сложили кости и зашили порванные ткани. В кость вставили титановую пластину, прикрутив на саморезы. Да, после апокалипсиса мы не потеряли технологий лечения подобных травм.

Спустя полгода я был как новенький. А еще через полтора года, когда титан из руки был благополучно извлечен, я снова сломал эту руку. На этот раз перелом был проще и закрытым. А перенес я его в десять раз легче. Даже лечить не сразу пошел. Было больно, но как-то привычно. Бегал по тренировочному лагерю, и показывал всем висящую как плеть руку. В итоге конечно получил от Артёма и пошел накладывать гипс. Как новенький был через месяц. Со смертью ситуация аналогичная. Первый раз было страшновато. Теперь страха нет. Я знаю, что умру наверняка. Врятли Древний захочет вмешаться еще один раз. И наверняка не станет вмешиваться сидящий внутри меня Исполнитель желаний Странника, до сих пор не проявивший себя. Почему-то меня не пугает вся эта неизвестность. Скажу больше – мне плевать, что со мной станет…

Но не плевать, что станет с Странником, сидящем в теле подростка. Подростку уже не помочь. Странник сжег его мозги, как только вселился в тело. Огромный сгусток энергии, впитавшийся в человеческое тело и изменивший его. Тело стало вместилищем колоссальной энергии. Тело изменилось и уничтожить его можно только уничтожив саму энергию. Автомат тут не поможет. Тело хоть и сосуд, но дырявить его нет смысла. Энергия не начнет выливаться через проделанные отверстия. Энергия не кровь. Энергия лежит в основе всего живого. В отсутствии энергии живое существо прекращает существовать. Люди восполняют энергию поеданием пищи. Другого, более совершенного способа мы не придумали. Можно влить питательный раствор напрямую в кровь, но такой способ еще более несовершенен в сравнении с поглощением пищи.

Но каким способом энергию восстанавливают Странники? Дух, являясь разумным сгустком энергии, искусственным сгустком, восстанавливает энергию поглощением материи. Ему достаточно упасть в океан и поглотить воду чтобы восстановить потраченную энергию. Или сожрать любую другую материю. Судя по возможностям, то материи понадобиться огромное множество. Энергии у Духа слишком много. Но что для этого делают Странники? Или они черпают энергию из собственного мира, или каким-то неизвестным мне способом. Нужно будет не забыть спросить Духа об этом. Наверняка знает. Он же ходячая энциклопедия. Но сейчас Дух занят. И Артём тоже. Нам нужно уничтожить Странника. Не просто лишить его силы. Не просто заставить потратить большую часть энергии и тем самым обратить в бегство. Нам нужно полное уничтожение. Нужно превратить Странника в ничто…

Бой против Странника никак не укладывается в мои прежние понятия о бое. Тут не нужна реакция, не нужно умение красиво и эффективно работать конечностями. В этом бою не используется огнестрельное оружие. Гранаты тут тоже не помогут. Слишком низкие потери энергии тут не работают. Но я бы не отказался чтобы нам помог хорошо обученный отряд штурмовиков. Пусть Странник неуязвим к стандартному оружию, но урон, хоть и незначительный, он ему наносит. Какая-никакая, но помощь…

Наши удары не принесли эффекта. Метание плазмы придется отложить в сторону. Чем ударил Артём, я понять не успел. Голубые шары так сильно рванувшие в воде. Интересненькое такие бомбочки. Сейчас совсем не помешает пройти экстренный курс обучения управления костюмом. Второй раз уже задумываюсь об этом…

Странник ударил в ответ. Пространство загустело. Его возможности во много раз превышают наши с Артёмом. Он не бьет индивидуально, а сразу нагружает определенный участок пространства. Выплеск энергии, преобразованной уничтожать все на своем пути. Незначительная трава, сумевшая пробиться в каменистой почве острова, поникла первой. Высохла, потеряв бодрый зеленый цвет, и осыпалась. Следом осыпались в труху кусты. Камни и громоздкие валуны вокруг стали плыть, превращаясь в оплавленную массу.

«Слишком сильный» – ожил в голове Дух, – «калечит пространство»

Как можно калечить пространство? Что за силы действуют вокруг нас, что даже камень не выдерживает и превращается в холодец? То же самое было на Алтае, но тот Странник был слабее. Или это один и тот же, но с большим запасом энергии? И чем по нему вмазать, чтобы качественно так прожарить?

Артём пошел в атаку. Правая рука низвергала шары всех цветов радуги и размеров, с завидной скоростью посылая их в Странника. Из левой руки у него вырвался широкий луч и впился в грудь Странника. Мне показалось, что Странник засмеялся. Но отбить атаки Артёма он не пытался. Каждый удар модифицированной энергии достигал намеченной цели.

«Дух, ты хоть подскажи, к чему этот урод уязвим?» – мысленно попросил я, и попытался приблизиться к Страннику. Не вышло. Оказывается, в нагруженном пространстве очень трудно двигаться. Я словно прилип к земле и воздуху.

«К любому энергетическому воздействию» – отозвался Дух. – «Бей всем, на что хватает фантазии. Сильного урона Страннику ты не нанесешь. Главное заставить его потратить большую часть потенциала. Тогда подключусь я. Если ударить сейчас, то он сбежит».

Гадкий трусливый Странник. Сейчас бы шарахнуть по нему тактическим ядерным зарядом. Вот она где мощь. Вот оно колоссальное выделение энергии. Сгорит Странник и даже праха не останется.

Я представил, как в руках появляются шары, способные поджарить0 Странника. Шары материализовались и отправились в полет. Двигать руками оказалось проще, чем сразу всем телом. Соприкоснувшись с телом Странника, шары взорвались, но не причинили ему вреда. Я пошел другим путем, дав волю фантазии. Бил энергетическими лучами, выращивал клинки и метал их, создал плеть и стегал ей Странника. Даже огнемет попробовал. Хотя то, что создал Дух, огонь напоминало слабо. Какая-то плазменная жижа, покрывшая странника с головы до ног. Сколько времени продолжался бой, понять не удалось. Показалось, что целую вечность…

Дух постоянно твердил, что мой костюм теряет энергию и что оставшись без защиты, я разложусь на атомы быстрее, чем успею понять это. Я игнорировал его возгласы, с восторгом наблюдая как яростно метелит Странника Артём. И как черный костюм, покрывающий его с ног до головы, теряет прежнее изящество и начинает плавится. Чем дальше, тем хуже. Больше всего страдает голова. Взглянув на собственные руки, я понял, что с моим костюмом дела обстоят гораздо хуже. Черные сгустки уже вовсю падают на землю, которую и землей назвать трудно, и вскипая испаряются. Энергия против энергии. Это как ток. Короткое замыкание. Только в другом состоянии. И кто из нас сдаться первым?

«Дух, бей!» – голос Артёма, а вернее мысль, прозвучавшая в моей голове, несла столько несокрушимой воли, что даже я подчинился. Будь Странник ближе, то всёк бы ему правой в челюсть. Пришлось ударить энергетическим импульсом, не жалея крупицы энергии, оставшиеся в костюме.

Дух послушался и ударил. Ударил всей массой. Я увидел, как корабль появился над Странником. Он изменил форму и стал похож на огромное яйцо идеальной формы, отливающее серебром. Мгновение корабль висел над Странником, а затем проглотил его. Раскрылся ромашкой и схлопнулся. И всё кончилось. Нагрузка пространства вмиг испарилась. Нахлынула усталость. Голова закружилась, и я грохнулся на оплавившуюся почву. Несколько секунд сознание балансировало, словно на лезвии ножа, а затем провалилось в пропасть…

Глава 10 Как в старые добрые времена

Я очнулся от присутствия холодной и соленой воды во рту. А если точнее, то от того, что мою голову окунули в морскую воду. Яростно заработав конечностями, попытался высвободиться из мертвой хватки пытающего утопить меня человека. Тут же мощные руки вырвали меня из воды и бросили на берег.

Протерев глаза, я увидел Артёма. Уже без костюма, но в тех же обтягивающих шортах, как и первый раз. Взглянув на себя, понял, что кроме трусов из одежды на мне тоже ничего нет. И еще мне очень холодно.

– Г-г-где Дух? – спросил я. Почему-то именно это первым пришло на ум.

– Уничтожен. – безразлично ответил Артём.

– А С-т-т-транник?

Зачем было окунать меня в холодную воду? Тут и без того не жарко, а сейчас так вообще можно дуба дать.

– Судя по всему, тоже не выжил. – ответил Артём.

Я поднялся на ноги, и принялся оглядывать место сражения. Хорошо поработали. Вместо прежнего ландшафта теперь появился круг радиусом в сотню метров с абсолютно ровной поверхностью. Все расплавилось, при этом не нагревшись, и стало однородным. Серый оттенок сменился черным.

– Вот тебе, и вертолетная площадка… – пробормотал Артём. – Да не трясись ты!

– Х-х-хорошо… – с трудом выговорил я, и принялся энергично разминаться.

Пару минут лютой физической активности, и мне удалось немного согреться.

– Дух точно уничтожен? – переспросил я.

– Наверняка. – ответил Артём. – Если нет, то он вернется. Но с момента как он захватил Странника, костюмы прекратили работать, опав на землю. Куда ушел Дух – неизвестно. Проблема в другом. Мы остались совершенно безоружны и при этом раздеты, – Артём посмотрел в сторону базы «Северный Клевер», – и к тому же с кучей разъяренных и готовых поквитаться с нами в любую минуту, толпой людей под боком.

– Ты не знал, что может быть так? – поинтересовался я.

– Нет. Даже не предполагал. Курсы выживания проходил? – Артём окинул меня взглядом. – Проходил. Будем пытаться выжить. План я уже придумал…

Страница 33

Жизнь любит преподносить сюрпризы. Иногда приятные, что остаются в памяти на долгие годы, и ты часто вспоминаешь былое с улыбкой. Но гораздо чаще сюрпризы имеют отрицательный характер. К хорошему мы стремимся и идем осознанно. Мы вершим хорошее. По крайней мере стараемся. А вот плохое случается неожиданно. Именно тогда, когда ты меньше всего ожидаешь. К сожалению, такова жизнь. Плохое тоже должно случаться. И важность плохих ситуаций в жизни на самом деле более высока, чем важность ситуаций хороших. Ведь только плохое заставляет нас меняться. Учиться, стараться, бороться. Бороться с проблемами, и бороться, что гораздо чаще, с самим собой.

Вся жизнь – борьба.

С рождения и до старости.

Перестал бороться – мертв.

Возможно не сразу. Возможно через десятки лет, но то, что с тобой станет – уже не жизнь. Все зависит от времени…

Мне снова приходится бороться. Бороться за жизнь. Бороться, чтобы жить. Ведь именно жизнь решила преподнести сюрприз. Выкинула внештатную ситуацию. Швырнула на дно с высоты, чудом не размазав. Дала чуточку величия, а затем пожамкала, пережевала, скомкала и выплюнула. Такого итога стоило ожидать. И стоило приготовиться. Нужно всегда просчитывать возможные варианты развитий событий. И быть во всеоружии…

Совсем недавно, час или чуть больше, я и Артём. Мы. Нас ведь двое. Совсем недавно мы были на коне, а сейчас даже не под ним… Мы копошимся в его дерьме. У нас был Дух. Колоссальный кусок разумной энергии, способный трансформироваться и давать неограниченные возможности носителю. Условно неограниченные. Ведь ограничения все-таки имелись. Но и возможностей хватало. Дух делился на части, покрывая нас костюмами, способными на очень многое. Можно было купаться в жерле вулкана без вреда для здоровья. Возможностей хватало. Можно было сесть в корабль и переместится в любую точку планеты. Можно было сжигать целые армии и при этом не боятся поражения. Ведь Дух способен восстанавливаться…

Но даже такая машина как Дух имеет недостатки. Истинное название неизвестно. Духом его прозвал Артём. А вот недостатки оказались существенными. Главным недостатком стал факт, что костюмы не могут восполнять энергию. Недостаточное количество массы. Костюм работает только на отдачу. Впрочем, с поставленными задачами он справляется на ура.

Вторым недостатком стал сам корабль, коим является Дух. Энергию он восполняет на ура путем поглощения любого вида материи. Но только в состоянии покоя. В момент активного боя Дух не может восстанавливаться. Если в него будут со всех сторон бить бронебойными снарядами, то поглотить он их не сможет и ему придется защищаться, растрачивая на это энергию. Но снаряды, пули, бомбы и прочее оружие Духу не страшно. Странник куда более изысканнее наносит повреждения, заставляя расходовать энергию в огромных количествах. Но Странник не выиграл. Дух поглотил его и ушел в неизвестность. Может быть он улетел в космос, а может прыгнул в другой мир Веера Миров. Поставленную задачу Дух выполнил. В Веере Миров стало на одного Странника меньше. Каким был их короткий бой нам не узнать. Скорее всего это было похоже на короткое замыкание. Уничтожение врага ценой собственной жизни. Создатели Духа не вложили в него понятия страха, поэтому врятли он что-то почувствовал. Был – не стало. Так просто. Вот только мы остались одни…

Из одежды только трусы. В более глупом внешнем виде мне бывать еще не доводилось. Артёму повезло больше – на нем шорты. Впрочем, от холода они спасают тоже не ахти хорошо. Сейчас температура острова Котельный держится в пределах пяти градусов, но ближе к ночи, хотя, как таковой ее здесь не бывает, обещает опуститься до нуля – минус пяти. Есть риск замерзнуть, если не найдем одежду, еду и оружие.

– Рожу попроще сделай. – грубо сказал Артём. – Ситуации и похуже бывали.

– Хорошо. – согласился я. Но недовольную гримасу не поменял. Желудок продолжает истошно вопить и требовать пищи, от чего настроение ухудшается вдвойне.

Артём взобрался на относительную возвышенность и стал рассматривать «Северный Клевер». Я притаился рядом. Внешне база не очень пострадала. С этого ракурса не видно проделанных в стенах отверстий, и подпорченной мною техники. Зато отлично видно, как к пристани постепенно свозится ценное имущество базы, вырастает временный палаточный лагерь и в небо вздымается дым множества костров. Эвакуация займет не один час, и скорее всего не один день. Первыми с холодного острова уплывут люди. Затем заберут технику и все, что имеет ценность. База обречена. И обрекли её мы…

– Может попытаем счастья и попробуем попасть внутрь? – шепотом спросил я. Услышать нас конечно не могли. Слишком большое расстояние. Просто говорить громче нет никакого желания.

– Чарли Тейлор сейчас всем командует. – ответил Артём. – Он тут царь и бог. О схватке он точно не мог знать. Если бы знал, то уже был бы здесь.

– Это понятно.

– Проникнем на базу – нас узнают. – продолжил Артём. – Узнают – убьют. Церемонится не станут…

– Я бы тоже убил. Скольким ты переломал руки, ноги, ребра?

– Не стоило пытаться остановить меня. Я предупреждал. – Артем поднялся и пошел в противоположную от воды сторону. – Уходим. Есть тут неподалеку одно строение, может удастся что-нибудь отыскать.

Я вскочил на ноги, и рванул следом. Спустя десять минут, которые прошли в абсолютном молчании, база «Северный Клевер» исчезла из виду, спрятавшись за холмом.

– Тут живность какая-нибудь имеется? – спросил я. – Сколько раз был, но кроме мышей никого не видел.

– Песцы, северные олени, куропатки и… – Артём посмотрел на меня и улыбнулся, – белые медведи.

– Весело. – пробормотал я. – Нет у меня желания становится кучкой медвежьих фекалий. Сейчас бы у Древних помощи попросить… Или у Корпуса…

– Танцы с бубном? – Артём засмеялся. – Бубна нет. Можешь просто покричать, глядишь Аркаимчик отзовется… Помощи от Корпуса можно не ждать!

– Почему? – я поморщился, наступив на слишком острый камень. Уж лучше бы песок, чем сплошной камень.

– У меня было задание – уничтожать Странников. Но при условии, что не загнуться самому. Мой непосредственный начальник – Никита Громов, сказал коротко и ясно – следи за ситуацией, но без фанатизма. В случае крайней ситуации мы вмешаемся. Я действовал по-другому. Итог известен…

– То есть нам не нужно было уничтожать Странника, а только шугануть его? – спросил я.

– Да. Сознаюсь. Самодеятельность вылилась в ожидаемый итог. У нас были почти неограниченные возможности, а теперь нет ничего…

В этом я полностью согласен. У нас ничего нет. И врятли появится. А вот то, что Артём действовал по собственным убеждениям, а не по предложенному сценарию – полная неожиданность. Не похоже это на него. Но хотя власть меняет и подобное безрассудство вполне обосновано. Хрен его знает, но будь я на его месте – наворотил бы дел гораздо похуже…

– Помнишь, как мы ходили с тобой в походы, и я учил тебя выживать, используя подручные средства? – спросил Артём.

Я кивнул. Те походы прекрасно сохранились в памяти. Мы уходили в свободное странствие на несколько месяцев с минимальным количеством снаряжения в рюкзаках. Там было все необходимое для выживания, включая оружие, только использовать все имеющееся разрешалось в критической ситуации. Таких ситуаций было предельно мало. Зато рутины хватало выше крыши. Разведение огня подручными средствами, добыча пищи имея только нож, сон под открытым небом, Артём кстати всегда имел спальник, а я ночевал под открытым небом. Приключений нам хватало. Но тогда успокаивало наличие одежды и рюкзак со всем необходимым за спиной. Максимальная приближенность к реальности, но не полная реальность. Сейчас мы в глубокой заднице.

– Считай, что мы снова в походе. – продолжил Артём, – только условия ужесточаются. Холодно, без одежды и даже ножа нет.

– Считаю… – я обреченно посмотрел в сторону скрывшейся за холмами базы. Там есть все необходимое. Но путь туда заказан. Хорошо, что за нами нет погони.

– На острове есть старые полярные станции, а также жилища охотников. – заговорил Артём. Похоже, что холод не так сильно донимает его. Я даже немного позавидовал. Скоро снова начну стучать зубами. – Расположение таких станций мне неизвестно. Остров просто огромен для пешего перехода. Придется полагаться на проказницу удачу. Надеюсь не подведет…

Я не ответил. Не захотел выпускать остатки тепла. Мысленно попросив у проказницу удачи благосклонности, продолжил шагать следом за Артёмом.

***

Сколько мы прошли? Километров двадцать? Может больше, но врятли меньше. Я замерз так сильно, что готов был умереть. Обещанные способности так и не проявили себя. Артём оказался выносливее и это не подлежало сомнению. А ведь он гораздо старше меня. По пути нам встречалось зверье, но в основном мелкое и неопасное. Грызуны, куропатки и песцы. Особенно угнетающе действовал зверь песец. Я понимал, что если мы не найдем жилища, то песец будет нам, вернее нами лакомится. Он ведь никогда не отказывается от падали.

Удача не подвела. Мы нашли жилище. Я уже плохо соображал, но когда увидел приземистую землянку, притаившуюся среди холмов, то сразу ожил. Понимание вернулось. Решено было ускорится.

Землянка оказалась добротной и не старше десяти лет. Кто ее строил так и осталось загадкой, но вот кто ее использовал не так давно, лет пять назад, стало понятно сразу. По фотографии, всунутой между стеной и прибитой к ней досочкой. Старая фотография. Еще черно белая. Обнаружив ее, я аккуратно стер пыль и вытащив, уставился на двух улыбающихся мужчин, в форме и с оружием в руках.

– Кого-то они мне напоминают… – пробормотал я, сумев на несколько секунд унять дрожь.

Артём умудрился отыскать в закромах землянки старое потрепанное одеяло, и бросил его мне.

– Укутайся. – бросил он, проигнорировав слова.

Я положил фото на маленький столик, и залез на деревянную полку, служащую кроватью, при этом треснувшись головой о вторую такую же, только верхнюю. Закутавшись в одеяло с головой, принялся ждать.

Артём обшарил землянку и нашел комплект одежды. Широкие штаны и не менее широкая куртка. Второго комплекта одежды не оказалось. Зато нашлись спички, аккуратно завернутые в целлофан и немного покрытый ржавчиной охотничий нож.

– Живем! – воскликнул он.

Я вытащил голову из одеяла и посмотрел на стоящую в углу печку-буржуйку. Артём одним рывком вырвал верхнюю нару, и вытащив ее на улицу, принялся ломать доски на мелкие куски. Спустя десять минут печка загудела, обещая нагреть маленькое строение довольно быстро.

– Хреновый из тебя выживальщик, Егорка. – сказал Артём, усаживаясь на аналогичную полку напротив. Верхние нары он расколотил на дрова. Обе. Мне показалось, что больше для снятие стресса, чем в цели получения дров, которых стало очень много. Вместо четырех спальных мест в землянке стало два. Дверь он закрыл, а через имеющееся в верхней части окно, сильно затянутое пылью, свет пробивался очень плохо.

– Какой есть. – сказал я, и спрыгнув на холодный пол, стал греться у металлической печки. Прошло совсем ничего, а тепло уже распространяется по маленькому помещению.

– А ведь мне знакомы эти люди. – воскликнул Артём. – И кажется я знаю, кто проживал в этой избушке не так давно.

Я вопросительно взглянул на стоящего возле окошечка Артема, пристально разглядывающего фотографию. Люди тоже показались мне знакомыми, но знать их я точно не мог. Фото было сделано, когда я еще не родился.

– Тот, что справа, повыше и с автоматом – Шухов. – Артём увидел в полутьме мой удивленный взгляд и тут же пояснил. – Не Игнат. Его отец. А второй с пулеметом – Михаил Филиппович. Его это землянка.

– Но как? – я растерялся. – Они что, знакомы?

-Да, Матвей рассказывал. Филиппыч и отец Игната служили вместе. Очень давно это было. В другой стране. СССР та страна называлась. – Артём сел на доски и прислонился спиной к стене. – Вот как тут не поверишь, что случайности не случайны?…

Страница 34

Печка справилась на ура. В избушке стало тепло, а затем жарко. Пришлось открыть дверь. Я наконец-то согрелся, и от этого голод только усилился. Стало клонить в сон, но спать голодным совсем не хотелось.

Артём облазил избушку вдоль и поперек. Удалось найти банку соли, еще один коробок спичек, кухонный ножик, сделанный еще в прошлом столетии и солидно сточенный, кучку рваного и грязного тряпья, не годившегося называться одеждой, один дырявый сапог, и один оплавленный армейский ботинок. Большего добра сыскать не получилось.

Свалив весь найденный хлам в угол, Артём ушел на улицу и спустя пол часа вернулся, притащив небольшой пучок свежевыдранных из земли корешков. Положив их на стол, он сделал жест – давай ешь.

– А не отравимся? – я засомневался в ботанических способностях Артёма.

– Есть можно. – ответил он. – Правда безвкусная хрень. Но для утоления голода сойдет. Чуть позже попробую отловить какую-нибудь живность. Огонь есть, соль тоже – приготовим.

Я кивнул и осторожно взял один из корешков. На вкус и вправду абсолютно безвкусен. Немного жестковат и скрипит на зубах писок. Жаль нет воды, помыть не помешало бы. Просто из желания что-нибудь закинуть в желудок, я съел все корешки. Пришла новая проблема – захотелось пить. На улицу выходить не стал, все равно воды не отыщется.

Артём решил проверить пол, но вскрытие досок не принесло результатов. Никакого тайника или просто маленькой заначки не обнаружилось. Зато нашлась куча пустых бутылок из-под водки и немного меньше смятых пластиковых полторашек. Проблема переноса воды решена.

– Как думаешь, где сейчас Филиппыч? – спросил я, помогая Артёму восстановить целостность пола.

– Не имею малейшего представления. Он точно жил на «Северном Клевере». Семь лет назад, после ухода Шухова, лесник сильно расстроился, но о дальнейшей его судьбе я не интересовался. – ответил Артём. – Избушку построили вояки «Северного Клевера». Таких на острове огромное множество. Охотники, туристы, любители острых ощущений. Думаю, что Филиппыч часто ходил на охоту, а избушка служила перевалочным пунктом. Что делать шестидесятилетнему мужику на базе? Он ведь привык быть лесожителем. Скорее всего странствовал по острову, когда погода позволяла. А зимой отсиживался на базе.

– Матвей рассказывал мне о нем. – сказал я. – Раньше он тоже в избушке жил. И Чарли с ним. Но по рассказам та избушка была крутой. С бункером в земле и кучей припасов.

– Нам бы такую избушку… – мечтательно пробормотал Артём.

– Может Филиппыч где-то на острове? – спросил я.

– Возможно. – ответил Артём, пробуя лезвие охотничьего ножа на остроту. – Туповат, но сойдет. Точить нечем. – сделав незаметное глазу движение, он отправил нож в полет. Нож воткнулся в дверной косяк. – Не потерял еще навыков! – воскликнул Артём, и схватив второй нож, кухонный, принялся изучать его. – На базе Филиппыча я не увидел. Если бы он был там, то мы бы знали. Значит он либо на острове, либо где-то далеко…

– А помереть не мог? – поинтересовался я.

– Филиппыч?! – Артём удивился, – Да такие до ста живут. Он не пьёт и ни курит. Здоровый как бык. Хоть и под семьдесят, но еще молодым фору даст. Нам бы найти его. Сейчас союзники не помешают.

– В этой избушке, – я обвел маленькое помещение взглядом, – лет пять никто не бывал. Будь Филиппыч на острове, то посетил бы ее непременно.

– Не факт. – отрезал Артём. – Мы пошли гораздо левее от базы. Есть дороги ведущие в центр острова и вполне пригодные для транспорта в летнее время. Филиппыч мог по первой обитать здесь, но потом нашел жилище поуютнее в глубине острова и там поселился.

Я подошел к дверному косяку, расшатал нож, выдернул его и вернувшись отдал Артёму.

– А что, если Филиппыч совсем покинул базу лет пять назад и живет в глубине острова в одиночку? Какие-нибудь племена раньше на острове проживали? Чукчи, якуты, эскимосы или кто еще?

Артём улыбнулся и покачал головой.

– Хреново ты географию знаешь. На Котельном никто не проживал. И Филиппыч не может жить. Тут только трава и кустарники растут, да зверья по пальцам пересчитать. Холодно тут.

Насчет холодно Артём погорячился. На острове Котельный не просто холодно – тут очень холодно. Отрицательная температура в середине лета – обычное явление. Зимой вообще полная задница. Куча снега и лютые морозы. Романтика. Надеюсь Артём уже придумал как нам выбираться с острова. Моя фантазия ничего дельного пока не придумала…

– У тебя есть план? – спросил я.

– Честно сказать… – Артём задумался, – ни хрена я не знаю. Но одно скажу точно – мы в полной заднице!

***


Незаметно для себя провалился в сон. В глубокий, в связи с усталостью, и неспокойный, из-за недавно полученных впечатлений. Сон из разряда постоянно сменяющегося бреда. Я превращался в разных не совсем приятных на внешний вид созданий, наблюдая за собой со стороны. Воевал с людьми, Древними, Странниками, и даже с ребятами из Корпуса Контроля Миров, которых мое воображение нарисовало вполне похожими на людей, только очень высоких и практически неуязвимых. А дальше пошел откровенный бред. Все сливалось, взрывалось, кругом бегали Мутанты, толпы зомби, психованные Древние, воющий с ними Шухов, почему-то очень похожий на Смирнова, избитый Матвей, призывающий встать на сторону Странников, и еще много чего, что запомнить не удалось.


Проснулся я от сильной жары, чувства страха и непонятного стука. Привыкнув к темноте, понял, что печь топится, а входная дверь заперта. Нара, на которой должен спать Артём, пустая. И куда спрашивается он ушел? Света от маленького окошка совсем немного, но помещение разглядеть хватает. Артёма в избе нет, и спрятаться ему тут совершенно негде. И что за стук на улице?


Поднявшись, я понял, что под потолком дышать совершенно невозможно. Температура перевалила за шестьдесят градусов и постоянно увеличивается. Пот бежит ручьем и безумно хочется пить. Еще этот стук снаружи.


Тук-тук-тук…


Палкой по сухому бревну, но не по стене. Откуда на улице сухое бревно?


Тук-тук-тук…


Синхронно стучит, не фальшивит. У меня глюки? Может, перегрелся?


Дверь оказалась заперта. Открыть не получилось. Печка набита дровами до отказа и гудит, разогревшись сверху докрасна. Стоять рядом с ней практически невозможно. А с незащищенных бревен, что ближе всего к ней, уже капает смола. Так и до пожара не долго. Что за сука заперла меня здесь? Артём подобного делать не станет. Не до шуток сейчас…


Вернувшись к окну, я попытался выбить стекло, но ничего не вышло. Не стекло, а стальная пластина. И звук характерный. Может я все еще сплю?


Сломав стол, я схватил доску и с размаху врезал ей по стеклу. Стекло выдержало, а доска нет, разлетевшись на несколько частей. Такого просто не может быть. Придется вышибать раму. Именно этим я и занялся…


Десять минут упорного труда не принесли положительного результата. Дышать в избе стало просто невозможно. Даже в парилке не так жарко. Смола с бревен бежит ручьем и собравшись в небольшую лужицу под печкой-буржуйкой, начинает кипеть. Терпкий запах распространяется по печи.


Тук-тук-тук…


– Да заткнись ты… – я кричу, но слышу только хрип. Горло настолько пересохло, что кричать уже не получится.


– Артем… помоги…


Я не оставляю попыток, но голоса не слышно из-за бурления смолы и треска дров в печи…


Неожиданно стает очень ярко. Смола под печкой вспыхнула и осветила помещение. Клубы черного дыма взметаются к потолку и поедают пространство. Становится невыносимо жарко. Я падаю на пол и судорожно отрываю доски, чтобы добраться до земли. Земля холодная, она поможет. Спина покрывается волдырями, которые тут же лопаются. Страшный будет ожог. Шрам на всю спину останется…


Проделав отверстие в полу, я залез в него и прижался грудью к холодной земле. В избе вовсю полыхает пожар. Языки пламени пожирают сухую древесину. Не должно так гореть. Нет кислорода. Шаять должно, но не гореть. Впрочем, подобные мысли быстро сменяются ощущением страшной боли. Я прячусь под пол, но даже там нет спасенья от страшенного жара. Волосы на голове плавятся, а кожа слезает пластами…


Я чувствовал, что умираю. Боль прошла. Все рецепторы сгорели. Глаза лопнули, а рот высох и сварился язык. Сейчас бы глоточек воды и можно умереть со спокойной душой…


И вода пришла. Пожар кончился. Избушка исчезла. Я оказался под открытым небом, а сверху полился водопад. Холодная и вкусная вода наполнила рот и я принялся жадно глотать ее…


А затем проснулся.


Открыв глаза, увидел склонившегося надо мной Артёма с бутылкой воды в руке. Голова мокрая, значит, облил меня. В избе тепло и относительно светло. Входная дверь нараспашку. Определить день или ночь не получится, мы ведь за полярным кругом.


– Ты бредил. – заговорил Артём, положив руку мне на лоб. – Температура очень высокая. Заболел.


– Кошмары. – пробормотал я, чувствуя как накатывает страшенный озноб. – Сон во сне. Глюки.


– При такой температуре – нормальное явление. – он накрыл меня одеялом. – Я воду нашел. В трех километрах отсюда есть ручей. А километрах в пяти – река.


– Долго я спал? – этот вопрос интересовал больше, чем наличие реки. Трясущейся рукой, схватив бутылку, я стал жадно глотать холодную воду.


– Около суток. – ответил Артём. – Часов нет, ориентируюсь по солнцу. Сейчас вечер, температура опускается.


– Жрать хочется… – пробормотал я, вернув Артёму опустевшую бутыль.


– Пока нечего. Только корешки. Я шесть часов потратил на охоту. Бегал за оленями и куропатками. Даже песца убить пытался. – Артём пожал плечами. – Нож, примотанный к палке – оружие не очень. Скоро пойду к реке. Острожить.


– К «Северному Клеверу» не ходил? – поинтересовался я, плотнее укутываясь в одеяло.


– Нет, рано еще. Транспорт наверняка не пришел. На разведку завтра. Сегодня нужно решить проблему пропитания.


«Северный Клевер» должны эвакуировать. Всех до одного. Никогда бы не подумал, что буду рад этому, и к тому же буду ждать, чтобы это случилось как можно быстрее. Базу обчистят, но все не заберут. Мы как мародеры вернемся в нее и сможем добыть одежду и оружие. И много других полезных вещей. А потом будем думать как выбраться с проклятого острова…

Страница 35


Подхваченный мною недуг оказался обычной простудой. Нужно было минимальное количество медикаментов и несколько суток постельного режима. В теории. На самом деле все оказалось проще. Организм стремительно уничтожал болезнь собственными силами. Будь я сытый и отдохнувший, вообще не заболел бы. Но голод, жажда, отсутствие одежды, усталость и долгий переход по холоду дали плоды – я заболел.


Лучшее лекарство – сон. Артём отправился к реке. Примотанный к палке нож стал острогой. Если удастся наколоть рыбы – будет вкусный и питательный обед. Или завтрак. Не суть важно. Я настолько голоден, что и корешки в радость. Как только Артём покинул избушку, я снова погрузился в сон…


На этот раз не снилось ничего. Проснулся от вкусного аромата жареной рыбы, распространившегося по избе. Мандраж прошел, а значит и температура спала. До этого она подходила к отметке в сорок, а сейчас балансирует в пределе тридцати семи-восьми градусов. Самочувствие улучшилось ощутимо.


Артём сумел заколоть несколько довольно крупных рыб. Наличие огромного количества зубов во рту подсказало, что рыбины хищные. Как они называются, ни я, ни он не знаем. Отдаленно похожи на окуня, но более темные. Скорее всего морские, а в реку поднимаются нереститься. Или от нечего делать поднимаются. Пойди, разбери, что у этих рыб на уме с их трехсекундной памятью. Если память у рыб трехсекундная, то как они не забывают нереститься? Нонсенс!


Артём разделал рыбу, выбросив головы и прочие не слишком съедобные части. Нарезав мякоть пластинками, он засолил около трех килограммов и развесил его сушиться прямо в избушке. Оставшуюся рыбу он пожарил прямо на печи.


Изысканностью приготовленное блюдо не отличилось. Но мне понравилось. Я наконец-то почувствовал себя сытым. Выпив около литра воды, снова закутался в одеяло и приготовился поспать.


– Знаешь, почему остров назвали Котельным? – неожиданно спросил Артём, продолжая уплетать жареную рыбу. Запах, свитающий в избе, начал раздражать. Рыба прилипала к металлической печке и сильно подгорала. После готовки Артём счистил ножом пригоревшее, но помещение успело напрочь провонять горелым. Впрочем, жаловаться на подобные неудобства – грех.


– Имеет форму котельной? – предположил я. Думать откуда остров получил название совсем не хотелось.


– Нет, – Артём рассмеялся, – остров открыт Иваном Ляховым в восемнадцатом веке. До этого о нем никто ничего не знал. По возвращению домой, Ляхов рассказал о своем открытии. Вскоре на исследование острова выдвинулся русский землемер Хвойнов. Исследуя остров, Хвойнов увидел на берегу медный котел, оставленный спутниками Ляхова, и решил назвать остров Котельным. Такая вот история.


– Забавно. – пробормотал я, глядя в закопченный потолок. Похоже, раньше печь неслабо дымила. Скорее всего, проблему решил Филиппыч. – Обычная случайность дала название острову. Брось они вместо котелка что-нибудь другое – остров звался бы по-иному.


– Да, таких случайностей огромное множество. – сказал Артём.


Закончив трапезу, он прибрал со стола и выбросив кости, и улегся на второй настил.


– Посплю часа три, а потом схожу на разведку. До «Клевера», а затем сделаю небольшой крюк и обратно. Если, что, не теряй.


– Хорошо. – еле слышно ответил я, и провалился в сон.


***


Проснулся совершенно здоровым человеком, отдохнувшим и полным сил. Энергии – горы сворачивай. Нужно что-нибудь делать. Лежать порядком надоело.


Артёма в избе не оказалось. Значит, ушел на разведку. Дверь приперта снаружи. В печи тлеют угольки. Закинув парочку досочек, я снял небольшой кусок вяленой рыбы и попробовал на вкус. Вполне съедобна. Потом замучает жажда, но выбирать не из чего.


Доедая второй кусок недовяленой рыбы, я вспомнил про паразитов. Описторхоз, черт его забери. Почему Артём не вспомнил про него? Сам много раз предупреждал, а теперь забыл? Надеюсь, что нам повезет и паразитов в рыбе не окажется. Как же опасен мир. Ты можешь быть крутым бойцом и выбираться из всех передряг абсолютно невредимым, но сдохнуть от маленьких паразитов в печени или поджелудочной, принебрегнув обычными мерами предосторожности. Случаи были. Одного парня я знал в лицо. Знал. Суровая реальность.


Порывшись в куче найденного тряпья, я сумел создать подобие верхней одежды и стал похож на бомжа. Охотничий нож Артём забрал, но копье, сделанное из кухонного ножа, оставил. Приперев дверь избушки поленом, я отправился на поиски приключений, прихватив копье и повесив на шею две пустые бутылки, перевязанные шнурком из расплавленного армейского ботинка.


Странно, но раньше я отлично запоминал маршруты. А сейчас – хоть убей. Откуда пришли – не помню. Выбрав направление наугад, побрел к ближайшей возвышенности.


Ландшафт острова слишком однообразен. Холмы – близнецы. Равнины похожи до ужаса. Заблудиться довольно легко. Как Артём ориентируется и находит избушку – для меня загадка. Деревьев нет. Небольшие кусты и не слишком высокая трава.


Отдалившись на три километра, я увидел бледно рыжего песца. Лиса лисой. Это зимой они белые или голубые. Заметив меня, зверек забежал за камень и исчез. Приблизившись ближе, я понял, что весь холм буквально изрыт норами. Зимой песцы довольствуются жилищем в снегу, а летом активно роют норы. Прислушавшись у норы, услышал пищание. Мама охраняет потомство. Тревожить не буду. Удаляюсь.


Отмахав еще с километр, я понял, что ориентироваться на острове все же реально. Мозг активно отмечает кусты, расположение холмов и особо крупные камни. Вернусь назад без проблем.


Реку я не нашел. Значит, не угадал с направлением. Зато нарвался на куропаток. Дальние родственники куриц не захотели идти на контакт, и как только я оказывался ближе десяти метров, поспешно сваливали. Догнать и поймать их голыми руками оказалось невозможно. Бросать копье нет смысла. Испорчу нож. Только ободрав ногу об острый камень, я решил успокоиться. Назойливые курочки с интересом смотрят на меня с безопасного расстояния. Курочки-гриль нам не видать…


Оленей я не встретил, что к лучшему. Даже если охота будет удачной, тащить на себе тушу я не смогу. А если и дотащу, то куда девать огромное количество мяса. Соли не хватит, а холодильника мы не имеем. Да к тому же песцы и грызуны набегут. Пакостить зверье умеет…


Судьба проказница. Я заблудился. Намеренно или случайно, но к избе не вышел. И все из-за глупой беготни за куропатками. Носился как угорелый и сбился с ориентиров. Тундраход из меня хреновый. Направление потеряно. И даже примерно не знаю в какую сторону мне топать. Сейчас бы компас или на крайний случай полярную звезду…


Два часа быстроходной ходьбы не принесли результата. Если направление совсем неверное, то дело пахнет керосином. Сдохнуть посреди тундры от холода – перспектива малоприятная. Нужно срочно что-нибудь предпринимать. Ну и лошара я…


Один из крупных холмов приглянулся чисто случайно. Зобравшись на самый верх, я не увидел ничего. Где-то совсем рядом беззаботно лежит огромная масса воды, но отсутствие ветра не дает уловить запах морской воды. Если добраться до воды, то можно выйти к «Северному Клеверу» при условии правильного выбора. Но шансы есть. Один к одному. Гораздо больше, чем плутать по однообразной природе острова.


Замаскированный от посторонних глаз вход я заметил случайно. Не присядь отдохнуть, прошел бы мимо. Небольшой бугорок, обильно поросший кустарником, выглядит слишком неестественно. Кустарник посажен здесь явно нарочно. Слишком большое скопление. Не растет он так на острове…


Пробравшись между кустами, я обнаружил в вырубленной породе двухметровый лаз с намеренно замаскированными под природную пещеру стенами. Порода вырубалась вручную, но кругом торчат острые выступы и пол неестественно неровен. Нет следов воды. Она давно бы сгладила неровности.


Входить в искусственную пещеру сразу я не стал. Исследовал расположение. Строитель явно знал толк в пещерах. Талые и дождевые воды огибают пещеру и не могут нанести вреда. Обрушения можно не боятся.


В пещеру вошел осторожно, опасаясь ловушек. Пройдя с десяток метров, понял, что даже предельно осторожничая, ловушек я не замечу. Кем бы не был хозяин искусственного прохода, о безопасности он должен был позаботиться в первую очередь.


Ловушки не оказалось. Пещера расширилась и превратилась в довольно просторный грот. Темнота не позволяет увидеть подробно, но силуэт мощной двери в стене угадывается легко. В углу сложена стопка досок и несколько деревянных ящиков. Под землей гораздо холоднее и температура близка к нулю. Пятки заметно подмерзают. Замахнувшись, я сильно ударил в дверь несколько раз. Глухой звук эхом распространился по пещере.


Прошло с десяток минут, но дверь так и не отворилась. Открыть ее точно не получится. Даже взорвать не так просто. Толщина металла слишком велика, быстрее обвалится потолок.


Интересно, Артём уже вернулся? Что он подумает, когда не обнаружит меня в избе? Кинется искать или сперва подождет? Мне стало не по себе. Почему нельзя было просто сидеть в избе и не отходить от нее на безопасное расстояние? Артём не усидит, кинется искать. Обшарит территорию вдоль и поперек, но не успокоится…


Свет снаружи немного проникает в грот. Совсем крупицы. И этот свет изменился. Его стало чуть меньше. Такое может быть в одном случае – кто-то вошел в пещеру.


Я услышал тихие шаги.


Бежать! Но куда, если выход только один. Дверь заперта и не имеет наружных замков. Только спрятаться.


По-кошачьи переместившись к доскам и ящикам, я присел и вжался спиной в холодный камень. Авось повезет. Не заметит. Не убьет. Я незваный гость, тайно забравшийся в чужое жилище. Пусть не в само жилище, а только во «двор», но нарушение имеется. Двор – часть дома. Как огород и забор…


Человек остановился на входе в грот. Белый луч фонаря осветил дверь, и резко переместился на меня. Я увидел, что в одной руке человек держит фонарь, который сильно слепит, мешая разглядеть хозяина, а во второй руке он держит оружие.


– Незваный гость. – пророкотал грубый голос. – Вставай, давай. Будем говорить!…

Страница 36

Глава 11 общий знакомый


Я осторожно встал и понял руки, показав, что не намерен сопротивляться.


– Опусти руки. – попросил человек. – Я хоть и стар, но зрение прекрасное. Оружия у тебя нет. Как и нормальной одежды. Но даже с оружием шансов маловато. Реакция у меня тоже в полном порядке.


Луч переместился и перерастал слепить. Лица не видно, но телосложение оценивается свободно. Низкий ростом. Если мне не кажется. С такой шириной плеч и мощной мускулатурой рост оценивается обманчиво. Как и вес. Человек очень силен и только на первый взгляд кажется медлительным и неповоротливым. Таким он кажется тем, кто незнаком с ним. Я же знаю его довольно неплохо. Хоть и видел последний раз семь лет назад. Зовут его Михаил Филиппович. Тот самый лесник, когда-то выручивший Шухова, Савельева и Тейлора.


– Здравствуйте, дядь Миш. – поприветствовал я.


– О как! – прокряхтел он, медленно приближаясь. – Значит знакомы. Только вот лица твоего я никак не припомню.


– Егор Дёмин. – представился я. – Тот самый мальчишка, что когда-то носился по «Северному Клеверу». Артём Кириенко тренировал меня.


– Плохо помню тебя. – сказал Филиппович. – Артёмку хорошо знаю. Отличный парень… – он задумался. – Был? Жив он?


– Живой. – ответил я. – С чего взяли обратное?


Вопрос крайне неуместный. Я даже не знаю, на чьей Филиппыч стороне. Или он сам по себе? Не зря же отшельником поселился. И что на самом деле за дверью? Аккуратное убежище небольшого размера, или еще одна огромная база?


– Слушок проходил, что Тёмку убрали. – Филиппыч приблизился, повесил карабин на плечо и извлек из кармана предмет. Нажав кнопочку, он убрал его обратно. В двери зашуршали механизмы, и она стала медленно открываться. На потолке зажглась скрытая в нише лампа.


Похоже лесник не так прост. Пульт от двери радиоуправляемый, что не очень хорошо. Если сядут батарейки, то есть риск не войти в убежище. Но у такого продуманного человека наверняка есть запасной вариант. И скорее всего не один.


Сам Филиппыч практически не изменился. Кажется, стал чуть шире, набрав с десяток лишних килограммов, да в бороде и волосах прибавилось седины. Отличный костюм, отдаленно напоминающий облегченную «Кобру», штурмовые ботинки, и нарезная «Сайга». По сути «АКМ», только без возможности стрельбы очередями.


– На Артёма было покушение, но он выжил. – прояснил я. Заглядывать в открывшуюся за спиной дверь пока не рискнул.


– Артёмка боец. До мозга костей боец. Закаленный боями, обстоятельствами и временем. Убрать его очень сложно. Сломать – практически невозможно. Не сомневался, что он выберется. – Филиппыч положил руку мне на плечо, и не прилагая усилий, повернул к двери. – Негоже на пороге стоять. Продрог ты. Заходи, давай, хоромы мои посмотришь.


За толстенной дверью – не меньше пятнадцати сантиметров, и как он ее сюда притащил – оказалось освещенной помещение. Потолок на уровне двух с половиной метров, справа и слева два деревянных шкафа, явно самодельных. В потолке плафоны с лампами дневного света. Прямо идет коридор, который разветвляется на три стороны. Убежище залито из бетона, и отделано деревом. Пол устлан паркетом, а стены просто покрашены в белый и зеленый цвета. Уютненько, однако.


Я остановился в середине прихожей, если оперировать привычными понятиями, и замер.


– Так-так… – Филиппыч рассмотрел меня с головы до ног. – Тряпки в печь. Сейчас попробую найти тебе одежду. Подожди немного.


Я кивнул.


Он открыл шкаф, стоящий справа и повесил на него карабин. За несколько секунд на полку перекочевало снаряжение: два запасных магазина, нож, коробочку с неизвестным содержимым и куча других полезных вещей.


Активировав замаскированный в стене механизм запирания двери, Филиппыч покряхтывая, и оттого больше смахивая на медведя, удалился.


– Старость не радость. – долетело из коридора.


Я разделся, и стараясь унять усилившуюся в теплом помещении дрожь, прислонился к стене и стал ждать возвращения хозяина. Карабин он оставил в шкафу. Вот оно доверие. Я так не умею. У лесника железные нервы. Или он продуман на шаг вперед. В таком возрасте опыта много. И чутье развито.


Температура в убежище держится на уровне двадцати – двадцати двух градусов. Очень оптимально. Труб отопления и радиаторов не видно. Ноги быстро согреваются, а значит убежище оборудовано теплым полом. Но откуда берется энергия? В наличие гейзеров верится слабо. Пещера под землёй и в ней оборудована маленькая электростанция? Тоже не вариант. Уж не вездесущие высокоэнергетические батареи Странников ли трудятся на благо сего жилища? Все возможно.


Судя по топоту, что не слышен, убежище не такое маленькое. Возможно наличие второго и даже третьего уровня. Сколько Филиппыч строил его? Года три, не меньше. И наверняка задействовал помощников. Одному такой объем работ не осилить. Даже за семь лет.


Лесник вернулся довольно быстро. Он принес стопку новой одежды, которая пришлась в пору, а также легкие утепленные ботинки, которые я надевать не стал.


– Ты кушать хочешь? – спросил он, когда я закончил одеваться. Все таки в чистой и удобной одежде живется гораздо лучше.


– Да, – начал я, – но есть одна проблемка…


– Какая? – спросил Филиппыч, жестом показав следовать за ним.


– Случайно я к вам попал. Заблудился.


Из длинного коридора мы попали на кухню. Обычная просторная кухня. Все как положено. Еще бы окно, и вообще от квартиры не отличишь. Стол, холодильник, электроплита с духовкой, кухонный гарнитур и прочие принадлежности. Всё в коричневых тонах. Но чувствуется, что чего-то не хватает… Женской руки, вот чего!


– Заблудился говоришь?


Филиппыч усадил меня на стул.


– А ты откуда? – продолжил он. – С «Клевера» причапал? Сорок два километра как-никак…


Значит про падение базы он ничего не знает. Сказать или прикинуться, что ничего не знаю? Лучше сказать. Правда всегда лучше. Но как он отреагирует на тот факт, что «Клевер» разнесли мы с Артёмом? Шею сломает или поймет? Проблема… Тут уже не о доверии речь.


– Как бы сказать… – пробормотал я. – Такое дело…


– А ты как есть говори! – неожиданно грубо выдал Филиппыч, рассматривая содержимое холодильника.


Я кивнул.


– Нет больше «Северного Клевера». Эвакуация базы идет полным ходом. Убитых нет.


Не знаю почему, но именно о убитых я решил не умалчивать. Их правда нет. Филиппыч вытащил из холодильника сковороду и поставил на плиту. Набрав в чайник воды из крана, он поставил его разогреваться. Круто, даже водоснабжение в убежище имеется. Давно подобного не встречал.


– Доигрался, Чарли. – Филиппыч устало опустился на стул. – Кто разнес «Клевер»? Странники постарались или Древние решили явить себя?


Ситуация упрощается. Он знает о Странниках. И падение «Клевера» его не расстроило. Может лесник поссорился с Тейлором и поэтому решил уйти.


– «Клевер» атаковал Корпус Контроля Миров. – ответил я. – Если точнее, то это был я и Артём Кириенко.


– Занятно. – Филиппыч нахмурился. – Что за Корпус? И как вы в нем оказались?


В сковороде начало шипеть и по кухне стал распространяться запах жареного мяса. В животе заурчало. Чайник принялся шипеть, разогревая воду.


– Артём – сотрудник Корпуса. Я – случайный союзник. Корпус – организация наводящая порядок в Веере Миров. – ответил я.


– А я говорил! – Филиппыч хлопнул по столу. – Не нравились мне Странники. Двуличные они. Предупреждал Тейлора, но тот баран упертый. Похуже русского будет. – он подошел к плите, и помешал содержимое сковороды. – Где Артём?


– В избушке или шатается по острову и ищет меня. – ответил я. – Мы били Странника и лишились всего. Даже одежды. – объяснять Филиппычу бой совершенно не хотелось. – Избушка километрах в двадцати от «Клевера». Там ваше фото нашлось. С отцом Игната Шухова.


– Фото? – Филиппыч поставил сковороду, полную жаренного мяса, на стол, и вручил мне вилку. – Было фото. Помню где. Если Артём там, то найти его не составит труда. Ты ешь давай…


Я налег на мясо. На удивление очень мягкое и легко жуется. По вкусу близко к говядине. Наверняка оленина. Незаметно на столе появились кружки с чаем, варенье и хлеб.


– Значит так, – продолжил Филиппыч, помешивая чаёк. – О проблемах с Корпусом и Странниками будем потом говорить. Сейчас поешь, и отправимся на поиски Артёма. Нужно решать проблемы по мере их появления.


– Хорошо, – согласился я, и активнее налег на еду.


– Как тебе моё убежище? – спросил он.


Я показал большой палец.


– Сами строили? – с набитым ртом говорить проблематично. – Откуда электричество?


– Нет, одному такое не построить. – начал увлеченно рассказывать Филиппыч. – Ребята с «Клевера» помогали. Материалы с большой земли караванами по зиме доставляли. Летом редко поставки были. Два года пахали. Я сам всем руководил. Ты объема не знаешь. Два уровня убежища и еще выход в карстовую пещеру. Красотища. Двадцать человек могут жить здесь. Электричество подается с батареек Странников. По словам умников одна батарейка может снабжать убежище электричеством больше десяти лет. – он поднял указательный палец вверх. – Но я продуманный. У меня две батарейки. Проблем в энергии нет, но все равно стараюсь экономить. В еде недостатка нет. Мяса на острове навалом, а все остальное караванами привозят.


– А на большую землю не хочется? – спросил я.


– Нельзя. – Филиппыч погрустнел. – Впрочем, наверное, уже можно. Найдем Артёма, и я все расскажу.


– Хорошо. – я решительно поднялся. – Сыт и готов приступать к поискам.


– Иди к выходу. – махнул рукой Филиппыч. – Сейчас приберу со стола и пойдем Тёмку искать…

Страница 37

Покинув убежище, мы выдвинулись на поиски Артёма. Филиппыч взял одному ему известное направление, и бодро зашагал, шурша камушками под ногами. Я решил завести разговор, дабы не скучать в пути.

– Дядя Миша, а за время пребывания в «Клевере» вам не встречался Таро Судзуки? – спросил я.

Филиппыч покачал головой.

– Якудза был в «Северном Клевере», но не долго. После исчезновения Шухова и его спутников, Якудзу практически насильно доставили на остров. Ты же помнишь, каким он стал? Контакт с Древними не пошел ему на пользу.

Каким стал Таро Судзуки я запомнил прекрасно. Вернувшись с горы мертвецов, он рассказал, что Избранные ушли и утащили Закон следом за собой. Что теперь пришло время Древних и мир изменится в лучшую сторону. Таро так и не расстался с вездесущей катаной. Его психика изменилась, и многие поговаривали, что японец сошел с ума. Он рассказывал что-то еще, но меня не посчитали нужным уведомить. Хотя кому сдался пятнадцатилетний парнишка, вечно путающийся под ногами больших дяденек. Даже Артём не стал говорить, а он наверняка знал большее. Единственное, что мне удалось узнать – Таро Судзуки экстренным рейсом переправили на «Северный Клевер» и с тех пор о нем не слуху не духу.

– Таро Судзуки подвергся допросам. – продолжил Филиппыч. – Без пыток и пристрастия, конечно, но все же достаточно жестко. Яйцеголовые даже эксперименты хотели над ним ставить, но шустрый Якудза умудрился нарезать с острова. Ласты у него что ли выросли… Или крылья…

– Может Древние помогли? – поинтересовался я.

– Пустое. – отрезал Филиппыч. – Древним нет дела до мелкой шестерки, исполнившей свое предназначение. Просто Якудза очень крепкий малый. Он все продумал и исчез по-тихому. Я тоже мог так исчезнуть, но здоровье уже не то.

– Грех вам на здоровье жаловаться Дядя Миша, – сказал я, машинально подмечая спрятавшегося в траве песца, – еще молодым фору дадите.

– Теперь нет. – Филиппыч прибавил ходу. – Лет десять назад – легко. Последнее время тяжко стало. Отдышка, лишнего веса поднабрал. Старею, одним словом.

Я решил сменить тему разговора. Мало ли, но может подобные речи для Филиппыча – больная тема. Хорошо, что старость не грозит мне еще минимум тридцать с лишним лет.

– Как можно выбраться с острова? – спросил я.

– Лодку построить. – буркнул он. – Плот. Способов много. Если «Клевер» брошен, то можно найти там много полезных вещей. Помнится, там пару мелких катеров имеется. Главное решить проблему топлива. – Филиппыч оценил меня взглядом. – Способов выбраться с острова полно. Главное было бы желание…

До избушки не дошли. Артём попался нам, перпендикулярно маршруту. Похоже он только возвращается назад и о моей пропаже ничего не знает. Филиппыч заметил его первым и остановился, показав направление рукой.

– Это Артём! – воскликнул я.

– Ясно дело, что Артём. – пробормотал Филиппыч. – Хотя больше на питекантропа похож. Где вы эти тряпки нашли?

Артём довольно бодро спускаясь с холма в трех сотнях метрах, наконец-то заметил нас и остановился.

– Зуб даю, сейчас даст драпу. – проворчал Филиппыч.

Я поднял руку и начал махать. Артём развернулся и довольно бодро рванул на холм. Меня ему не узнать. Как и Филиппыча. Значит принял за врагов и решил дать драпу.

Филиппыч быстро вскинул карабин и сделал предупредительный выстрел в воздух. На Артёма звук подействовал как допинг, и он ускорился, не заботясь о целостности ступней, которые можно ободрать о торчащие повсюду острые камни.

Филиппыч прицелился в Артёма. Я не успел испугаться как он выстрелил. Показалось, или звук срикошетившей об камень пули послышался очень отчетливо? Второй выстрел. Небольшая пыль поднялась в пяти метрах впереди Артёма, и тот решил остановиться. А Филиппыч неплохой стрелок. С трех сотен без оптики. И очень рисковый.

Артём повернулся в нашу сторону и поднял руки вверх.

– Пошли, трусливый. – брякнул Филиппыч и зашагал в сторону холма. – Я стрелок хороший. Не попал бы. – он захохотал. – Возможно…

Когда мы приблизились к Артёму, он очень сильно удивился. Я бы тоже удивился. Потому что я должен лежать в избе с температурой, а не стоять в компании Филиппыча, одетый в новенький костюмчик и с отдохнувшим видом. И что подумал Артём? В связи с последними событиями он заподозрит неладное. Не поверил. Рука сжимает охотничий нож настолько сильно, что побелели костяшки пальцев. Думает, что я двойник, галлюцинация, проказа Странников или что похуже. Поверить, что Егор Дёмин реален очень сложно. Егор, то есть я, сейчас должен быть в избе.

– Ты не Егор! – Артём решительно выставил нож вперед, не взирая на карабин в руках Филиппыча.

– Ага, – заворчал Филиппыч, – а ты не Артём, – он стукнул рукой по груди, – я так вообще испанский летчик!

– Тёма, ты не поверишь… – начал я.

– Короче! – Филиппыч повесил карабин на плечо и хлопнул в ладоши. – Балаган пора заканчивать! – он показал на меня. – Егор это. Из избы причапал. Весь в лохмотьях и голодный. Накормил, приодел, выслушал. Отправились искать тебя… – он задумчиво почесал бороду. – Однако вы везучие ребята! Случайно наткнулся на мой бункер, случайно встретили тебя. Не много случайностей на сегодня?

– Многовато… – пробормотал Артём, но нож опустил. – Но все довольно легко решаемо. Егор, – он посмотрел мне в глаза. – Как звали сотрудника Корпуса, завербовавшего меня?

– Никита Громов. – отчеканил я, быстро вспомнив имя. – Мы ели рыбу, жаренную на печи, потом я лег спать, а ты ушел. Я проснулся, пошел прогуляться. В итоге заблудился и набрел на бункер дяди Миши. Устраивает?

– Разберемся. – ответил Артём. – Зачем стрелял в меня? – обратился он к Филиппычу.

Все-таки суровый он мужик. Не боится и готов прямо сейчас кинутся в атаку. В голосе чувствуется недоверие. Вены на висках вздулись, а желваки ходят туда-сюда.

– Чтобы не убежал! – рявкнул Филиппыч. – Не молодой я чтобы как горный козел за тобой по горам прыгать. Не боись, если не хочу попасть – не попаду.

– Оружие заряжено, даже если оно не заряжено. – пробормотал Артём. – Вероятность попадания есть всегда. А я не люблю, когда в меня стреляют!

– А я не люблю, когда в меня стреляют! – передразнил Филиппыч. – Кончай ныть, боец! Не идет тебе. Не ты ли у нас во время службы в «Вымпеле» Бешенным звался? Аль забыл? Вдвоем с Шуховым под пули рвались. Везучие сучки! – Филиппыч рассмеялся, и скинув карабин с плеча, швырнул его Артёму. – Вот тебе, гарантия безопасности. Идем в бункер. Достали трепаться! …

***

До самого входа в искусственную пещеру шли в абсолютном молчании. Я поглядывал на идущего позади Артёма, но заговорить не решился. Филиппычу было наплевать. Вот у кого нервы по истине стальные. Отдал карабин человеку, в которого недавно стрелял, пусть не с намереньем убить, но все же. И этот человек все время идет сзади, теряясь в догадках. Но разве можно было разрулить возникшую ситуацию более простым способом?

Внутри бункера Артём не стал разговорчивее. Молча переоделся в новую одежду, которой у Филиппыча похоже большое количество. Так же молча прошел на кухню и уселся за стол. Я сел рядом, пытаясь не засмеяться.

– Ржать начнешь, врежу! – буркнул Артём.

– Ты бы свою рожу видел! – не сдержался я, и залился хохотом. – Похоже паранойя развивается. В обычные совпадения уже не веришь?

– Поверишь тут. – пробормотал он.

Пришел Филиппыч, оценил нас, ухмыльнулся и стал готовить мясо. Снова затарахтел чайник и зашипело масло в сковороде. Пока Филиппыч занимался приготовлением, я начал рассказывать ему все, что знаю. Артём сначала поглядывал с недоверием, а затем подключился к рассказу. Филиппыч слушал не перебивая, иногда качая головой, а иногда почесывая бороду.

Рассказ закончился как раз, когда приготовилось мясо, а чай разлился по кружкам.

– Балбесы вы все! – сказал Филиппыч. – Начиная с вас двоих и заканчивая такими идиотами как Тейлор и Филиппыч. Грызню развязали. Брат на брата пошел. По одну сторону баррикад стояли, а теперь в друг друга стреляете. Нехорошо так. Решать нужно.

Артём молча взял вилку и закинул кусок аппетитного мяса в рот. Закрыв глаза, стал медленно жевать, наслаждаясь вкусом. Проглотив, он отхлебнул чаю, и откинувшись на стуле, посмотрел на Филиппыча.

– Знаешь, дядь Миш, вот ты сейчас красиво говоришь. И только. Где действия? Помериться? Это не возможно. Странники контролируют Матвея, Тейлора и всех остальных. Скоро начнется война. И я сторону не поменяю. Но сидеть в норе, как это делаешь ты – не стану. Лучше смерть!

– Слишком самоуверенный ты Тёмка. – сказал Филиппыч, проигнорировав прозвучавшие в его адрес слова. – У тебя были такие возможности, что ты с легкостью мог все прекратить. Но ты у нас гордый. Принципы мешают. В итоге остался с носом. Ты хочешь, чтобы я отправился с тобой на войну? Я не отказываюсь. Нужно? Пойду!

– Нужен план. – сказал я. – Болтовня тут не поможет. Хватит действовать наобум. Составим план!

– А малой дело говорит! – воскликнул Филиппыч. – План – это хорошо. Хватаем вилки, кушаем пьем, а потом идем составлять план. На бумаге. Разложим все по полочкам. Глядишь удастся прояснить ситуацию. На бумаге всегда лучше думается. Мелочи замечаются. А мелочи порой очень важны…

Страница 38

Глава 12 Разбор полетов

Покушав, мы переместились на второй уровень убежища. Филиппыч не соврал – пока шли по коридору, я насчитал восемь комнат, за дверью одной из которых что-то сильно гудит. Скорее всего именно там припрятана «батарейка» Странников, питающая убежище. Неужели Чарли Тейлор настолько щедр, что позволил Филиппычу отстроить подобную громадину на острове? Впрочем, ответ лежит на поверхности: в случае атаки на «Северный Клевер», или других неприятностей, это убежище может использоваться как временный командный центр. Достаточно только воткнуть ЛРС и настроить связь со спутником. Проклятый «Прометей»! Не думал, что когда-нибудь захочу уничтожить его. Но ресурсов и рабочей силы в бункер вбухано не мало. На дворе закат человечества. Кто будет считать подобные мелочи…

Мы вошли в просторное помещение с несколькими шкафами забитыми книгами, письменным столом в середине, на котором лежит толстенная рукопись, заполненная аккуратным каллиграфическим почерком. А ведь не скажешь, что толстенные пальцы Филиппыча могут так красиво выводить буковки на бумаге. Интересно, что содержит рукопись? Неужели дядя Миша решил под старость написать книгу? Все возможно.

Заметив мою заинтересованность, Филиппыч поспешно убрал рукопись в стол, и усадил нас на диван. Диванчик у него что надо – плотный и обшит обычной приятной на ощупь тканью. Тяги к роскоши за Филиппычем не замечено.

Покопавшись в шкафу, Филиппыч извлек на обозрение скатанный в трубу большой лист бумаги. Раскрыв его, я понял, что на нем изображен чертёж убежища, в котором мы находимся. Грамотно к строительству подходил, не поспоришь. Но зачем нам это чертёж? Не рисовать же на нем Филиппыч собрался?! Слишком большой лист. Крайне неудобно будет.

Почесав бороду, Филиппыч положил чертёж на стол и сделав жест – ожидайте – удалился.

– Спорим, сейчас кульман притащит? – неожиданно резко сказал Артём.

Я пожал плечами.

– Что такое кульман?

– Постоянно забываю, что ты у нас дубина стоеросовая. – засмеялся Артём. – Новое поколение. Ни хрена не знаете. В школе сигаретки покуривали, да пивко тягали, вместо того чтобы учится.

– Было дело. – ответил я, вспоминая как в восьмом классе начал покуривать и баловаться пивком. Но внезапный Апокалипсис, настигший меня в возрасте пятнадцати лет все изменил. – Я исправился. Знаешь же.

– Знаю. – улыбнулся Артём. – Попал в нужную компанию. Случайная встреча изменила твою жизнь. – он показал рукой на лежащий на столе лист бумаги. – Как это называется?

– Большой кусок бумаги. – быстро ответил я. – Огромный листок, чертёж. Много названий.

– Ватман это. – объяснил Артём. – А кульман – это подставка, на которой крепят ватманы. Вертикально или под углом. Кульман используют для рисования, черчения, разборки чертежей и проектирования. Очень удобно.

– Не знал. – ответил я. – У тебя случаем клички Гугл не было? – пошутил я.

– Сам ты Гугл! – огрызнулся Артём.

– Или может Википедия? – меня начало нести, и прозвища стали вырисовываться в голове один за другим.

– У меня рука тяжелая… – Артём улыбнулся. – Или забыл уже?

Я поднял руки и энергично замотал головой.

– Молчу-молчу…

Филиппыч вернулся с кульманом. Старый, еще в союзе сделанный, но добротный и свежеокрашенный. Представляю какой длинный путь прошел этот кульман, прежде чем попал на остров Котельный. Бедные караванщики…

Поставив кульман напротив нас, Филиппыч закрепил на нем ватман чистой стороной наружу. В столе нашелся комплект цветных карандашей. Лучше бы фломастеры, но где их сейчас найдешь. Высохли все.

– Кто будет рисовать? – спросил Филиппыч, протянув карандаши.

– Я буду. – Артём взял красный и черный и встал у стенда. Ватман он поделил на две части одной линией. Слева написал – «Семь лет назад», справа – «После ухода Избранных».

– Зачем так? – спросил я. – Тогда не было Странников и Древних!

– Всё верно. – пророкотал Филиппыч. – Нужно разбираться в событиях с самого их начала.

Артём нарисовал в верху левой стороны красный круг и написал внутри него «Закон». Ниже он нарисовал два кружочка поменьше и идущие к ним стрелки. Один подписал «Шухов», второй «Смирнов.

– Все началось с появления Закона. – заговорил Артём. – Вернее Закон был всегда. Все началось, когда он начал работать против нас. Вирус поразил большую часть населения планеты, но всех не сумел. То ли сил не хватило, то ли определенный алгоритм имелся.

– Нам этого не узнать. – заговорил Филиппыч. – Но появились избранные. Нужно подрисовать еще один кружочек. Якудза. У него тоже была роль, которая осталась не раскрыта. Как и девушка Игната, Наталья. Она тоже была избранной.

– Нет, – Артём подрисовал еще один кружочек, поменьше всех остальных и заштриховал его красным карандашом. – Наташа, Таро, и все остальные, включая нас, были всего лишь прилагательным к двум людям. А именно к Игнату и Алексею. Смею утверждать, что даже без нас они могли справиться, если не растрачивать силы на посторонние случайности.

– Тогда рисуй еще один кружок. – попросил Филиппыч. – Древние. Именно они все время подталкивали Игната и Алексея в нужном направлении. Всем было известно, что достаточно просто смерти Шухова и Закон прекратит работать.

– Не точно! – Артём нарисовал большой кружок и подписал – «Древние». – Алексей получал информацию порциями. И мы так и не знаем, кто давал эту информацию. Может это был Закон, а может Древние.

– Это был Закон. – заговорил я. – Именно так сказал мне Аркаим.

– Точно, – Артём показал на меня карандашом. – Егор у нас спец по Древним.

– И многое тебе известно? – Филиппыч взглянул на меня с интересом.

– Не многое. – ответил я. – По сути меня только предупредили. Дословно – не успокоитесь, щелкнем пальцами и от вас мокрого места не останется.

– Подобное им по силам. – согласился Артём. – Но факты указывают обратное – Древние полностью равнодушны к людям. Никого не убивали. Скорее всего угроза – просто слова. И почему они выбрали именно тебя?

– Нет, они не выбирали меня. – сказал я. – Я разговаривал с Аркаимом. Он один из Древних. Их численность нам не известна. Как и возможности.

– О возможностях Древних я наслышан. – заговорил Филиппыч. – Разумный Лес, уничтожение ядерного оружия и радиоактивного фона, очищение планеты. Соскучился по лесу я ребята. На большую землю хочется.

– Пока не об этом. – остановил Артём. – Нужно понять Древних. Что они замышляют…

– А что если они ничего не замышляют? – воскликнул я.

– Возможно… – Артём показал на кружок с надписью «Древние». – Они нейтрализовали Закон и заняли господствующую позицию в нашей реальности. Отталкиваясь от событий семилетней давности – Древним нужна была нейтрализация Закона. Но тогда вопрос в другом. Если была цикличность и человечество уже развивалось до нашего уровня и даже выше, а затем откатывалось назад, то почему Древние не уничтожили Закон в прошлые разы?

– А что если, – Филиппыч довольно проворно вскочил с дивана и встал у стенда, – что если Древние не могли раньше? Силенок не хватало, но со временем хватило, и они решили попробовать. Партейка рискованная, но она удалась. Теперь Древние у власти.

– Тогда можно выделить древних как инициаторов всего происходящего. – сказал я. – Партия в шахматы с Законом, которую они выиграли поставив шах и мат. Как такой вариант? – я посмотрел на Артёма. – Ты единственный, кто бывал за пределами нашей реальности. В Корпусе знают о Древних?

– Знают. – Артём взглянул на свои художества. – Древние для них – богоподобные существа. Подобных им в Веере Миров огромное множество. Так сказал Громов. И таким существам как правила нет ни до кого дела, кроме самих себя.

– Многое не сходиться. – Филиппыч покачал головой. – Зачем тогда выкинули Шухова и Смирнова? Должна быть причина. – он посмотрел на Артёма. – Что говорит Громов? Есть возможность вернуть ребят назад?

– Есть, но пока никак. – ответил Артём. – Я отрезан от Корпуса и не знаю, смогу ли когда-нибудь связаться с ним. Избранные вернутся сами. От кого или от чего это зависит – не знаю! Но связь точно имеется. И Шухов во всем этом далеко не последняя фигура.

– Так. – Филиппыч отобрал у Артёма карандаши и решительно усадил его на диван. – Ничего не добились. Переходим ко второй стадии. Действие в реальном времени.

Филиппыч нарисовал на второй части ватмана три больших круга и вмсал в них: «Корпус», «Древние», «Странники». В центре этих кругов он нарисовал кружок поменьше и подписал «Люди».

– Так? – спросил он.

– Закрась Странников красным. Именно они плохие. – попросил Артём.

Филиппыч покачал головой.

– Не доказано. Быть может на самом деле плохой Корпус? Странники помогают. Вылечили Тейлора, дали технологии. Корпус – воюет со Странниками. Мы просто оказались втянуты в чужую войну. А ты, – Филиппыч показал карандашом на Артёма, – выбрал сторону Корпуса, не зная наверняка.

– Тот, кто помогает не всегда хороший. – сказал Артём. – За помощь придется платить. И цена всегда оказывается выше, чем ожидалось.

– Согласен. – Филиппыч кивнул. – Позиция Корпуса нейтральна по отношению к людям. Это радует. Но и Древние к людям нейтральны.

– На самом деле нет. – снова вмешался я. – Древние лишили нас технологий. Формально запретов не было, но всем известно, что они есть.

– Тогда агрессор в данном случае Древние. – Филиппыч заштриховал кружочек доставшийся Древним красным. – Но Древним нет дела. А конфликт происходит между Странниками и Корпусом.

– В Корпусе Избранные. – подметил Артём. – Громов говорил, что Шухов знает слишком многое. В Корпусе много измененных, но таких как Шухов – не одного. По сути Игнат очень важная фигура даже для Корпуса. Вот только каким он стал – не знаю.

– Снова вернулись к Шухову. – Филиппыч посмотрел на рисунок. Внутри кружочка Странников он нарисовал кружочек поменьше и подписал «Сторонники». – Сами понимаете, кто они. Савельев, Тейлор, живые и помолодевшие президенты. Власть!

– Одураченные балбесы. – недовольно прорычал Артём. – Переубедить их не получится.

– Савельева можно, но трудно. – сказал Филиппыч. – Чарли невозможно. Странник вернул ему ноги. Для Чарли он первый после бога…

Мне надоело слушать дискуссию Артёма и Филиппыча. Глаза начали слипаться, и незаметно для себя, я уснул.

Когда проснулся, понял, что нахожусь в помещении один. Свет включен, но горит тускло-тускло. Если меня не разбудили, то значит в моих услугах не нуждаются. В углу комнаты стоит… Надо же! Забыл. А нет, вспомнил. Кульман!

Кульман, с прикреплённым к нему ватманом стоит у стены. Свободного места на листе практически не осталось. Все в кружках, стрелочках и надписях. Даже какая-то таблица имеется. Крепко я спал, однако, раз пропустил столько интересного. Хотя сомневаюсь, что Артёму и Филиппычу удалось прейти к какому-нибудь однозначному ответу.

Протяжно зевнув, я прислушался. Тишина. Если буду нужен – разбудят. А пока можно продолжить спать…

Страница 39

Сильный хлопок и колебания заставили меня проснуться. Вскочив с дивана, я понял, что убежище гудит и вибрирует. Висящая на стене картина рухнула на пол и развалилась. Свет несколько раз моргнул и пришел в норму.

Снова удар и колебания. На этот раз меньше. Выскочив из комнаты, я побежал искать Артёма и Филиппыча. Неужели на нас напали и пытаются взорвать убежище? Нет, такого вооружения на «Клевере» точно нет.

Артём выбежал из небольшой комнаты с автоматами в руках. Заметив меня он тут же всучил мне оружие и подсумок с магазинами.

– Что происходит? – спросил я, машинально скидывая предохранитель и досылая патрон. Старый добрый Калашников громко лязгнул затвором.

– Пришли за нами. – ответил Артём.

С первого уровня по лестнице прыжками спустился Филиппыч.

– Я подорвал вход, но они знают о двух других. – выпалил он. – Либо идти на прорыв, либо держать оборону в убежище. Три четыре дня легко продержимся, если грамотно оборонятся.

– Нет. – отрезал Артём. – Враг рассчитывает на это. Осталось два выхода. Достаточно подорвать их, и дело с концом. Мы окажемся в западне, похороненные под толщей породы и бетона. Ты говорил о наличии пещеры, она имеет выход наружу?

Я прислушался. Кроме шума из комнаты, никаких посторонних звуков. Кто же напал на нас? Рвануло не слабо. Значит от пещера обрушена.

– Должна иметь. – ответил Филиппыч. – Но я не исследовал. Проход настолько мал, что может идти только один человек, да и то пригнувшись и по пояс в воде.

– Не привыкать. – сказал Артём. – Воду ты из реки берешь, а значит враг лишит нас ее. Сдохнем от жажды. Нужно уходить. Берм все необходимое и на прорыв. – Артём втолкнул меня в комнату из которой вышел, до отказа забитую оружием, ящиками с патронами и снаряжением. – Бери сумки и складывай все необходимое. – он слишком эпично передернул затвор и сказал. – Пойду устрою им теплый прием…

Слишком неправильно происходящее. Многое не сходится. Как на Чарли Тейлор мог узнать, что мы здесь? Филиппыч? Нет, он не мог. Да и не нужно это ему. О нашем фиаско знают только трое. Филиппыч да условно покойные Дух и Странник. Можно подумать, что Странник сумел уничтожить Духа, вернуться и указать на наше местоположение. Такое возможно… Но если Странник жив, то ему незачем убивать нас чужими руками. Он способен убить сам…

Автоматная очередь вывела меня из ступора. Схватив две сумки, я начал запихивать в них содержимое комнаты. От количества разнообразного оружия стало рябить в глазах. Артём мог взять любое, но остановился на Калашникове. Почему?

Размахнувшись, я съездил себе кулаком по скуле. Больно! Значит я не во сне. А так хотелось…

В дверном проеме появился Филиппыч с мощным рюкзаком на плечах. Чем же он его набил?

– Давай быстрее, Егор. – сказал он. – Я побежал к Артёму, догоняй…

Нагрузив сумки, я с трудом закинул их на плечи. Тонкие лямки болезненно врезались в мышцы. Долго подобную ношу мне не протащить. Больше собственного веса нагрузил.

Резервный выход я нашел без проблем. Огромный люк в полу и уходящая в темноту винтовая лестница. На дне обнаружилась огромная пещера. Далеко впереди затарахтел автомат и вспышки осветили две прижавшиеся к стенам фигуры. Высокий и статный – Артём, а низкий и сильно похожий на медведя – Филиппыч. Стрелков оказалось двое, и оба схожего телосложения. Поливая пещеру короткими очередями, стрелки стали отступать. Артём полил пещеру длинной очередью, но пули ушли гораздо выше, не причинив стрелкам вреда. Я прижался к стене, опасаясь визжащих рикошетов. Однако везучие мы! До сих пор никого не зацепило…

За пару минут мне удалось догнать Артёма и Филиппыча, укрывшихся за большим выступом пещеры. Плотность огня с той стороны увеличилась. Скорее всего пришла подмога. Похоже враг не опытен. Поливать укрывшегося врага, зная, что все равно не достанешь – затея глупая. Патроны имеют свойство кончатся.

Стрелки будто услышали мои мысли и разом прекратили стрелять. Наступила тишина, нарушаемая только звуками капающей с потолка воды.

Филиппыч скинул рюкзак и извлек на обозрение фонарь. Стало относительно светло.

– Как нас вычислили? – спросил я, скинув сумки на ровный выступ. – Пещера слишком большая. Где река и обещанный узкий проход? Нас гранатами закидают на раз два…

– Не закидают! – рявкнул Филиппыч, извлекая из рюкзака гранату «Ф-1».

Прошло мгновение и маленький стальной снаряд, начиненный взрывчаткой, отправился в полет.

– Уши закрой! – крикнул Артем, падая на камни.

Уши я закрыл. И рот открыл. Только вот в пещере мы. Сомневаюсь, что поможет…

Рвануло не по-детски. Замкнутое пространство усилило звук и ударную волну. В голове зазвенело, будто граната разорвалась внутри неё.

Справившись с нагрузкой, я поднялся на ноги. Даже не помню, когда упал. Филиппыч сидит на коленях и держится за голову. Фонарь валяется рядом, но продолжает святить. Артём прислонился к стене, вытянув ноги. Носом и ушами у него идёт кровь. Ну и баран Филиппыч! Нельзя гранатами в пещерах швыряться без дополнительной защиты. Так Матвей говорил.

Отыскав автомат, я подполз к краю выступа. С той стороны виден свет. Значит противник тоже зажег фонари. Осторожно выглянув, я увидел четырех бойцов, как ни в чем не бывало стоящих на ногах. Убитых и раненых нет. Как такое возможно? Прилетевшая в правое плечо пуля заставила меня спрятаться. Рука отстегнулась и повисла плетью. Автомат упал на камни.

Ранение оказалось серьезным. Кости и мышцы в хлам. Закрыв рану свободной рукой, я кое-как дополз до Артёма.

Филиппыч наконец-то отошел, и схватив моё оружие, стал поливать пещеру из-за выступа короткими очередями. Звука почт не слышно. Контузия дает плоды. Толку от такой стрельбы мало. Противник ляжет, но урона не понесет. Может кого-нибудь зацепит случайно. Может быть…

Я осознал, что сижу на камнях, а Артём болезненно хлещет меня по щекам.

– Идиот, ты зачем высунулся?

Слова Артёма послышались на грани шёпота. Слух постепенно возвращается. Ну и вляпались мы!

Взглянув на плечо и увидев раздробленные кости и рваное мясо, я испугался. Голова закружилась и сознание решило уплыть. Артём схватил меня за подбородок и повернул к себе.

– Рана пустяковая. – сказал он. – Жить будешь, но с рукой можешь попрощаться. Терпи пару минут и не смотри на плечо. Думай о хорошем. Я сейчас разделаю стрелков, и мы свалим из пещеры.

Я кивнул, но смысла, сказанного не понял. Боль в развороченном плече разгорается как сухая трава. Терпеть невозможно…

Артём берет автомат и меняя Филиппыча, начинает стрельбу. Я зачарованно наблюдаю за вспышками. Время бежит медленнее, чем обычно. Слишком медленно. И боль забывается…

На лице Артёма нет злобной гримасы. Абсолютное спокойствие. Профессионал занялся любимым делом. Пули летят, поражая цели. Одна, вторая, третья…

Ошибка. Артём высунулся слишком сильно. Слишком сильно…

Я вижу, как пуля попадает Артёму в шею и рвет мышцы, сосуды и сонную артерию в клочья. С таким ранением не выживают. До позвоночника самую малость осталось. Но и этого хватило.

Артём падает, машинально зажимая спуск и выпуская оставшийся боекомплект. Филиппыч рывком втягивает его за выступ, не давая противнику добить. Артём держится за горло двумя руками, но кровь все равно хлещет. Её слишком много…

Я пытаюсь помочь Артёму, не взирая на рану. Что-то кричу Филиппычу, но тот качает головой и подхватив автомат, начинает отстреливаться. Вот так просто. Для него Артём уже мертв. Скоро он будет по-настоящему мертв…

В глазах Артёма нет боли. В них нет страха. Есть только безразличие и покой…

Он с трудом разжимает руку, и не контролируя дрожь, показывает большой палец. Я даже успел заметить промелькнувшую улыбку… А затем рука падает и взгляд становится мертвым. Это конец…

Филиппыч стреляет. Слезы мешают, залив глаза. Выстрелы противника. Филиппыч вздрогнул и осев на камни, завалился на бок. Очередь прошила его. Одна из пуль разнесла сердце. Он умер мгновенно…

Что мне делать? Однорукому и с неподдельной яростью. Закидать противника гранатами? Нет, не получится. Расстрелять? Я не терминатор. Убьют! Хотя какая разница? Жить осталось совсем немного. Кровь хлещет из развороченного плеча, а в ногах слабость. Слабость, которая постоянно усиливается… Зато боли нет… Нужно что-то предпринять, пока не отключился. Я не сдамся так просто! …

Отщелкнув пустой магазин левой рукой, я вставляю полный. Передернуть затвор совсем не сложно. Прижал коленом, и проблема решена. Одна рука очень много. Но отдачу не удержать.

Вскинув автомат, я делаю шаг. Затем второй. Третий. Четвертый, и я под огнем. Даже на спуск нажать не успел. Толчки в тело – прошивающие его пули. Где же боль? Даже ненависть ушла…

Узорчатый потолок слабо освещенной пещеры. Кровь во рту хрипы в легких. На этот раз помощь не придет. Знаю наверняка. Ну здравствуй, Костлявая…

Страница 40

Глава 13 Северный Клевер

Воткнув вилку в котлету, я откусил от нее кусок и не чувствуя вкуса, стал жевать. Сутки назад о подобном изысканье можно было только мечтать, а сейчас кусок в горло не лезет. Приходится есть только чтобы восстановить организм.

Артём вошел на кухню и сел, напротив.

– Чего недовольный такой? – спросил он. – Сон нехороший приснился?

– Не то слово…

Сон был просто ужасен. Таких реальных снов у меня не было никогда. Я проснулся в холодном поту и с жутким мандражем. Потребовалось несколько минут чтобы понять, что всё было нереально. Перед глазами стоял стеклянный взгляд Артёма, смерть Филиппыча и мое тело, пробитое пулями. Сон может быть вещим, но рассказывать о нем нет желания…

– Филиппыч собирает рюкзаки. – заговорил Артём. – Давай ешь. Помоешься в душе и тоже будешь собираться. Еще два часа, и отправимся к «Северному Клеверу».

– Хорошо. – я натянуто улыбнулся.

Артём встал, похлопал меня по плечу и удалился…

Помывшись, я отыскал Филиппыча в одной из кладовых убежища, и невзначай расспросил о подземной пещере и резервных выходах. Приснившееся никак не совпало с реальным. Пещера очень маленькая и очень длинная. Выход она имеет, но Филиппыч не знает, где он находится. Только предположения. Так же из убежища имеется третий выход. Длинный туннель, ведущий на противоположную сторону холма. И этот выход рабочий, но Филиппыч убедил, что нам он не понадобиться.

После разговора с Филиппычем настроение немного изменилось в лучшую сторону. Смысла приснившегося я так и не понял, но точно узнал, что это не предупреждение. Игра воображения и не более. Некоторые вещи нужно забывать навсегда и никогда о них не вспоминать.

***

Убежище мы покинули рано утром. С мощными и тяжелыми рюкзаками на спинах, автоматами на плечах и в полной экипировке. Филиппыч пошел первым, я замыкающим. До самого «Клевера» шли молча. На половине пути устроили двадцати минутный привал и снова встали на маршрут. Я не заметил, как база выплыла из-за холмов и предстала на обозрение. Ни одной живой души. Транспорт пришел и эвакуировал всех до единого.

Филиппыч скинул рюкзак и сел на траву. Отдышавшись, заговорил:

– Все мы ошибаемся. Даже я. Чарли Тейлор ушел, но не удосужился оповестить меня.

Артём вытащил бинокль и стал исследовать базу.

– Того Чарли, которого ты знал – нет. – сказал он. – Странник изменил его. И совсем не в лучшую сторону.

«Северный Клевер» показался мне унылым. Люди оставили его и больше никогда не вернутся. Я знаю это наверняка. И знаю, что база абсолютно пуста. Только крысы, мыши и насекомые населяют ее. Загруженный корабль уже далеко и полным ходом идет на запад, рассекая морскую воду.

– Пусто. – сказал Артём, убрав бинокль в рюкзак. – Можем выдвигаться…

Поврежденная мною техника так и осталась стоять на месте. Способность передвигаться она потеряла. Высокоэнергетические батарейки Странников извлечены. Люди забрали все ценное.

– Егор, ты исследуй базу, – попросил Артём, – а мы посмотрим, что с транспортом.

Я кивнул, и оставив рюкзак у входа, вошел в здание.

Бессмысленное плутание по неосвещенным коридорам и комнатам началось. Интересно, каким способом Артём хочет оживить военный катер? Не прихватил ли Филиппыч с собой одну из батареек Странников? Скоро узнаю. А пока попытаюсь найти что-нибудь ценное.

***

«Северный Клевер» очень мощный и укреплённый объект. Когда-то давно, после развала союза его оставили. Но спустя два десятка лет база была восстановлена. Получила второй шанс. Задышала свежим морозным воздухом севера. И даже внезапно наступивший Апокалипсис не сломал ее. Выжившие использовали «Клевер» как опорный пункт, постепенно превратив его в неприступную крепость. Долгих семь лет база держалась, связывая множество поселений посредством спутника. Но она пала. Теперь «Клевер» обречён на одиночество. И этого не изменить.

Осторожно открыв дверь, я вошел в склад оружия. Мертвенно пустые стеллажи ровными рядами уходят в противоположную стену. На полу мусор. Целлофан, доски и пыль. Давно тут не убирались. И уже не уберутся.

Следующим помещением стала столовая и относящиеся к ней склады. Люди забрали все, что можно унести. Будь у нас электричество, даже яичницу не пожаришь. Только на костре.

Блок, отведенный под исследовательскую деятельность также пуст. Сектор медицины – голые стены. Даже стеллажей не осталось. На земле делать нечего. Можно смело спускаться в убежище.

Отыскав лифтовую шахту, я нацепил на лоб фонарик с заряженными у Филиппыча аккумуляторами, и стал спускаться вниз по лестнице. Если бы знать план убежища на отлично, то можно отыскать бетонную лестницу, но рыскать в поисках нет желания. И по вертикальной лестнице можно спускаться, если не боишься сорваться вниз. Я высоты не боюсь. В прошлом году бывал на самом верху Останкинской башни и смотрел на постапокалиптическую Москву. Зрелище страшно-красивое. Не каждый может выдержать…

Пустые и мрачные коридоры убежища придавили неслабо. Света фонаря оказалось недостаточно и далеко в темноте начали мерещиться тени. Никогда не любил плутать по брошенным подземным сооружениям. Замкнутое пространство и темнота делают свое дело – я начинаю бояться. В памяти всплывают окровавленные рожи зараженных и оскаленные морды Мутантов. Знаю, что их больше не существует, но перебороть себя не могу.

Шорох за спиной заставил резко обернуться. Луч высветил разрушенный недавним боем коридор. Ничего, кроме мусора. Но я отчетливо слышал звук. Наверное, померещилось. Долбанное воображение…

Однажды блуждая по многочисленным веткам метро Москвы я попал в подобную ситуацию. Мне мерещилось движение около получаса, но источника шума определить не удавалось. В итоге нарвался на группу одичавших. Заточенная стрела воткнулась в рюкзак. Скоротечный бой, трое убитых, несколько царапин, ссадин и ушибов. Выбравшись на поверхность, я зарекся больше не лезть в подземелья.

Блуждая по коридорам, я вышел в неразрушенный сектор убежища. Жилых комнат тут нет, только склады и лаборатории. Открывая двери и убеждаясь в пустоте помещений нарвался на одну запертую. Прислонившись ухом, услышал шорохи и бормотание. Разобраться кто бормочет и что именно бормочет я не смог. Неужели Чарли Тейлор приказал оставить кого-то из раненных на базе? Вот так просто взять и запереть в помещении. Если это так, то я найду Тейлора и убью. Такие поступки прощать нельзя.

Справа померещилось движение. Коридор в этом месте очень короткий и в десяти метрах поворачивает под девяносто градусов. Я резко повернулся и увидел исчезнувшую за поворотом фигуру. Одежды, размеров и формы разглядеть не удалось. Но это точно человек. Из глубин стал медленно подниматься неконтролируемый страх. Я крепко сжал автомат и стал осматриваться. За поворотом что-то металлически звякнуло и снова стало тихо.

Да что-за хрень тут твориться?

Сорвавшись с места, я рванул догонять улепетывающего незнакомца. Коридор закончиться и убежать ему будет некуда. Конечное ответвление убежища выходов не имеет. Это я знаю наверняка.

Обшарив все комнаты, я таки не нашел беглеца. Опасаясь удара в спину, вернулся к злосчастной двери с непонятным бормотанием на той стороне. При помощи автомата расстреляв врезанный замок, взялся за ручку и распахнув дверь, отпрыгнул в сторону…

Мутант! Самый обыкновенный мутант просто стоит и смотрит на меня.

Палец на спусковом крючке, но я не решился нажать. От страха по телу распространяется тепло. Так и в туалет сходить не долго. Или пристрелить злосчастную Оболочку. Нервы не к черту. Нахрен так жить?

Мутант с интересом уставившийся на фонарик на самом деле не Мутант. Обычная оболочка. Морда конечно страшновата, но если присмотреться, то на лице нет никакой агрессии. Немного заинтересованности и страх.

– Пошел вон! – рявкнул я.

Оболочка рванула из комнаты, и громко топая понеслась по коридору. Проводив его лучом фонаря, я вошел в комнату и ахнул…

Довольно большое помещение заполнено клетками, в которых сидят Оболочки. Трупный запах, пока еле уловимый, ударил в нос. В одной из клеток я нашел мертвую оболочку. Остальные хоть и живые, но выглядят потрепанно. Многим не хватает конечностей, и тела испещрены рубцами. Опыты, проводимые над Оболочками шли полным ходом. Какие еще секреты скрывали стены «Северного Клевера»?

– Отпусти нас… – шепотом попросила Оболочка.

Я вздрогнул и посветил фонарем в то место, откуда послышался звук. Уставшие глаза посмотрели на меня. Лицо сильно изувечено, носа нет, только провал. Ноги отрезаны по колени. Кисти рук отсутствуют.

– Ты человек? – спросил я, справившись со страхом.

– Нет. Из человеческой жизни не помню ничего. – ответил калека. – Даже имени нет. Отпусти нас…

Покинув помещение, я бегом рванул на поверхность. Находиться одному в таком месте невозможно. Нужно рассказать Артёму и Филиппычу, и вернуться сюда с кем-нибудь из них. Говорящая Оболочка – что-то новое. Пусть увидят собственными глазами…

Страница 41

Мужики конкретно заинтересовались военным катером. Судя по свежей краске, его использовали как плав средство довольно часто. Вооружения на катере не осталось. Но в целом он выглядит довольно надежно и сурово. Восьми тонное судно под название «Раптор». Десантно-штурмовой катер, предназначенный для патрулирования акватории. Такие катера активно поставлялись и исправно несли службу по охране границ нашей большой страны.

Из минусов – малый запас хода и отсутствие тяжелого вооружения. Боевой модуль «Управа Корд» в нерабочем состоянии. Два пулемета «Печенег» на вращающихся установках не имеют боекомплекта. Будем надеяться, что вооружение нам не понадобиться. Если удастся оживить силовую установку, то у нас будет очень быстроходное и манёвренное плав средство.

Забравшись на катер, я переместился в отсек силовой установки, откуда доносится пререкание Артёма и Филиппыча.

– Две батареи нельзя! – тарахтит Филиппыч. – Мощность очень высокая. Сожжём весь ресурс и хана. Катер хоть и маленький, но на веслах его не утянешь.

Артём засмеялся.

– Филиппыч, ты совсем не разбираешься в энергоресурсе. На одном движке мы не сможем уплыть. На каждую силовую установку по батарее. По-другому никак!

Я вошел в машинное отделение. Две пары глаз уставились на меня.

– Взрослые дядьки, а за обстановкой не следите! Там это…

– Поговори мне еще! – отмахнулся Филиппыч.

– Так, старый, – Артём взял Филиппыча за плечи, – устанавливай вторую батарею и не ной!

Высокоэнергетическую батарею Странников я узнал сразу, хоть и не разу не видел до этого. Черный стальной цилиндрик, диаметром около десяти сантиметров и длинной не больше сорока, спокойно лежит на рюкзаке. Я подошел ближе, чтобы рассмотреть и потрогать. Теплый и гладкий. В нем чувствуется скрытая сила. Огромная сила. Колоссальное количество энергии. Даже окраска напоминает космос. Где-то далеко в глубине мерцают звезды… Никаких разъемов, проводов и прочего цилиндрик не имеет.

– Странники знают толк в энергии. – пробормотал я. – Как его подключать?

– Это не технологии Странников. – объяснил Артём. – Своего они ничего не имеют. Пользуются чужим. И очень охотно. Громов говорил мне название расы, придумавшей эти батареи, но я не запомнил. Слишком замысловатое слово.

Филиппыч похлопал по небольшому устройству, приделанному к силовой установке катера, которое выглядит немного не к месту. Будто к древнему однозарядному ружью приделали колиматорный прицел. Приделали несуразно. На проволоку.

– Преобразователь. – пояснил Филиппыч. – С любым нашим двигателем дружит. Главное настроить и переходник сделать.

– Побольше работай и поменьше болтай! – сказал Артём и засмеявшись, направился на верх. Уже на выходе из машинного отсека он нагнулся и жестом позвал меня следовать за ним. Да, с его ростом не по машинным отсекам катеров шастать. Можно голову разбить.

В рубке управления оказалось гораздо просторнее. Артём поколдовал с органами управления и не получив результата, плюхнулся в кресло.

– Корыто, если сравнивать эту посудину с квазиживым Духом. – с чувством досады сказал он. – Долго будем плыть. А потом еще пешочком не одну неделю. Обидно, однако…

– Артем, там в убежище Оболочки. – заговорил я. – Над ними опыты ставили, и одна разговаривает.

– И что? – Артём посмотрел на меня через плечо. – Говорящих оболочек не встречал? Они всегда что-нибудь невнятное бормочут. Иногда даже слова можно услышать. – он повернул кресло. – У тебя была задача осмотреть базу. Нашел что-нибудь ценное?

Я покачал головой.

– Обчищена по максимуму. Даже оборудование из столовой забрали. Все комнаты пустые. До последней тумбочки вынесли. Склад оружия тоже пуст. Кругом голые стены. – я сел на кресло. – Оболочка разговаривает. Как человек. Связанная речь. Отвечает на вопросы. Понимает меня!

Артём задумался.

– Опыты ставили говоришь? … Дурачьё… Не наигрались еще! Пойдем посмотрим…

Осведомив Филиппыча, мы вошли в «Клевер» и спустились в убежище. В глубине коридора что-то натужно заскрипело. Артём поежился и осветил фонарём разбитые сражением стены. Луч фонаря выхватил копошащихся в куче мусора крыс. Тёма неприлично выругался, закрепил фонарь на лоб и снял автомат с предохранителя.

– Жутковато, однако… – пробормотал он.

– Ага, – согласился я. – Особенно если учитывать бегающий по коридорам темный силуэт, который совсем не похож на Оболочку. Правда теперь где-то бегает и Оболочка, но и силуэт никуда не делся.

– Какой нахрен силуэт? – возмутился Артём. – Пугать меня вздумал? Я в призраков не верю. – он похлопал по автомату. – Не обижайся, если случайно подстрелю Оболочку.

– Да нахрен мне тебя пугать? – я развел руками, и нечаянно долбанул лучом Артёму в глаза. Он скривился и отвернул голову в сторону. – Видел я эту гребанную тень. Темная и носиться по убежищу. Чуть кирпичей не отложил. Даже догнать пытался, но тщетно. Быстрый ублюдок.

Артём проверил автомат. Поежился. Вытащил из кармана разгрузки дополнительный фонарь и прицепил его к оружию. Света стало гораздо больше. Я вспомнил про наличия аналогичного и проделал то же самое.

– Не люблю темные подземелья. – сказал Артём. – И быстрых тварей не люблю. Точнее не перевариваю. Может тень тебе померещилась? – с надеждой спросил он.

– Ага. – согласился я, исследуя коридор лучом фонаря, закрепленного на голове. – И шаги за спиной померещились. И топот тоже. – я решительно направился по коридору. – Вдвоем не так страшно. Пошли уже. Тем более такой здоровый и подготовленный мужик как ты не должен бояться теней!

– У всех есть страхи. – сказал Артём мне в спину. – Без страха нельзя. Главное то, как ты побеждаешь страхи. Я свои страхи бороть умею. Но темных подземелий боюсь с детства. В этом и проблема!

Мы прошли половину пути до комнаты с запертыми оболочками. Убежище все еще хранит тепло, и не остынет до отрицательных температур еще долгое время. По пути постоянно встречаются крысы и тараканы. Особенно много тараканов. После апокалипсиса их численность заметно увеличилась. И тому виной было огромное количество пищи. Грызунов тоже стало очень много. И зверья дополна развелось. С падением человечества природа взяла свое.

В глубине коридора, в который раз сгрохотало. Артём вздрогнул и вскинув автомат, взял помещение на прицел. Я увидел, что на лбу у него выступил пот. Никогда бы не подумал, что Тёма боится подземелий. Похоже ему гораздо тяжелее, чем мне. Он по-настоящему боится. Я шастал тут в одиночку, но такого страха не испытывал. Теперь будет повод подколоть его. Занятно!

Чудеса начались, когда мы вошли в тот самый не разрушенный боем сектор убежища. Быстрая черная тень пронеслась из одного помещения в другое. Артём отпрыгнул к стене и полил коридор длинной очередью. Пули начали рикошетить. Полетела штукатурка.

– Ты дурак? – я постучал ладонью по голове, пытаясь унять звон. – Чем думаешь? Без стрельбы никак?

– Сука! – выругался Артём и сделал виноватый вид. – Что за хрень здесь происходит?

Шорох заставил меня резко обернуться. Оболочка, недавно выпущенная мною из запертой комнаты, стоит на Т-образном перекрестке коридора, и смотрит на нас. Прежде чем Артём повернулся, она исчезла в темноте.

– Что там? – дрожащим голосом спросит Тёма.

– Оболочка. – ответил я и выругался, и использовав склонение всем известного слова из трех букв.

Артём облегченно выдохнул.

– Пошли уже. – позвал он. – Больше нагнетаем, чем есть на самом деле.

Артем пошел первым. Я в паре метрах позади. До помещения с оболочками осталось пройти один коридор, повернуть и мы будем на месте. Возле одной из открытых комнат Тёма неожиданно замер. Я тоже остановился и стал рыскать лучом из стороны в сторону. Артём словно оцепенел и стал медленно разворачиваться к двери. Я заметил как дрожат его руки, но увидеть, что находиться в комнате не мог. Мешает открытая дверь. Машинально взял её на прицел.


– Мама… – Артём надавил на спуск, но автомат щелкнул, оповестив о том, что патрон перекосило. Иногда такое бывает. Как правило в самый не подходящий момент.


В два прыжка я оказался рядом с Артёмом и молча уставился на пустую комнату.


– Ты чего? – удивленно спросил я, в очередной раз ослепив его налоюным фонарём.


– Ну нахер! – Артём облегченно выдохнул. – Здоровая черная зренотень стояла и смотрела на меня. А потом растаяла в воздухе… Ноги ватные…


– Показалось! – я хлопнул Артёма по плечу и решительно направился к конечному пункту. – Автомат перезаряди. Потом нужно заменить на тот, что не подводит.


Очень сложно строить из себя бесстрашного, когда трясутся колени и хочется все бросить и кинуться на поверхность. Вдвоем оказывается гораздо страшнее. Может забить на Оболочек и все бросить? Спасти их мы не сможем. Даже если выпустим, то они в скором времени погибнут. С острова им никуда не деться.


– Короче, – Артем справился с оцепенением и догнал меня. – Давай показывай где сидят Оболочки. Выпустим их и быстрей на поверхность. Устал бояться уже.


– Та же фигня. – ответил я. – Нужно было взять Филиппыча. Он из нас самый бесстрашный!


– Шутишь? – Артём немного развеселился. – Пока ты был тут, я предложил ему оказать тебе поддержку и немного припугнуть. Он отказался на отрез. Говорит, что в обесточенный и пустой бункер в жизнь не сунется. Боится похлеще нашего!


Я рассмеялся, но тут же замолк, услышав неприятное эхо.


– Бункерожитель боится спуститься в бункер? – спросил я.


– Он боится старого бункера. А «Клевер» довольно стар. Своего навороченного бункера Филиппыч не боится.


– Странно это всё. – пробормотал я.


До нужной двери мы дошли без приключений. Никаких теней и прочей ерунды не досаждало. Только крысы и тараканы, которых бояться нет смысла. Достаточно быть в сознании и они не тронут.


– Здесь? – поинтересовался Артём, освещая прострелянный дверной замок. – Как с той стороны никого не зацепил?


– Повезло им. – ответил я, и решительно взявшись за ручку, потянул на себя…


Я готов поверить в многое. В существование Веера Миров, Странников, Корпуса, суперсовершенных технологий и даже в магию… Но только не здесь и не сейчас! Оболочки точно были и я это прекрасно помню. Клетки и сидящие в них существа. Очень искалеченные, но живые. Пустая комната стала для меня большим сюрпризом.


– Издеваешься? – Артём недовольно посмотрел на меня.


– Нет. – я впал в ступор. – Тут они были… Странно… Даже клеток нет!


– Может коридоры перепутал?


Я поднял пола стреляную гильзу и протянул Артёму.

– Моя. Другого места точно быть не может. Тут я был!


Звонкий металлический звук вывел меня из транса. Артём поежился.


– Давай выбираться отсюда. – сказал он. – Не нравиться мне это подземелье. Что-то нехорошее происходит.


– Подожди! – воскликнул я. – В Т-образном пересечении коридоров была та самая оболочка, что я выпустил! Ты видел ее?


Артём покачал головой.


– Нет, когда я повернулся, там было пусто.


– Однако незадача… – я почесал подбородок, который успел солидно зарасти щетиной. – Галлюцинации?


– Не знаю. – ответил Тёма. – Выйдем на поверхность, будем думать.


Из убежища мы практически бежали, не обращая внимания на стуки, звоны, грохот и шебуршание. Облегченно выдохнули только когда выбрались на поверхность. Добежав до катера, взошли на него. Когда дошли до машинного отделения, услышали голос Филиппыча:


– …давно это было. Я школу закончил, потом шарагу и в армию ушел. Попал в десантно-штурмовой батальон. Там с отцом Игната Шухова и познакомился…


Артём непонимающе посмотрел на меня, и открыв дверь, вошел в машинное отделение.


– Старый, – прервал он Филиппыча. – Ты с кем разговариваешь?


– Как с кем? – Филиппыч отвлекся от работы. – С тобой. Сам же спрашиваешь… – махнув на нас испачканной в мазуте рукой, он вернулся к работе.


– Вот теперь я совсем ничего не понимаю. – пробормотал Артём. – И давно ты, Старый, со мной разговариваешь?


– Минут десять. Как пришел обратно, так и разговариваю. – спокойно ответил Филиппыч.


– Дядь Миш, а когда Артём вернулся, вы его видели? – поинтересовался я.


– Нет, он же наверху был. Ты как там? Есть что ценное в убежище?


– Нет. – задумчиво ответил я. Ответил и засомневался. А вышел ли я на самом деле из убежища.


– Егор! – рявкнул Артём, и развернул меня к себе. – Ударь меня!


Филиппыч снова отвлекся от работы и уставился на нас как на идиотов.


– Перегрелись что ли? – спросил он.


Я не ответил. От души размахнувшись, врезал Артёму по скуле. От удара его голова дернулась очень правдоподобно. Тёма скривился и приложил ладонь к ушибленной скуле.


– Нет, не сон. – прорычал он. – А так надеялся. Теперь моя очередь!


– Верю…


Договорить я не успел. Как и закрыться. Артём отвесил мне хлесткую пощечину, от которой заискрило в глазах. Сомнений нет, мы не спим. Филиппыча бить нет надобности.


– Совсем из ума выжили? – заверещал Филиппыч. – Зачем друг друга лупите?


– Тут такое дело… – Артём выругался. – Не разговаривал я с тобой Филиппыч… И не смотри так. Не знаю, кто это был! Но очень сильно хочу выяснить! …

Страница 42


– Чепуха какая-то! – Филиппыч нахмурился. – Идем наверх. Покушаем и чайку хлебнем. Заодно расскажите, что в убежище было.


Расположившись прямо под открытым небом, мы принялись поглощать припасы, и попутно рассказывать Филиппычу все, что сучилось в убежище.


– В призраков я не верю! – воскликнул Филиппыч, когда рассказ закончился. – Тем более сейчас день, а вся мистика происходит ночью.


– На острове всегда день, – подметил я, – а в убежище всегда ночь. Теперь.


– То есть, – Артём улыбнулся, – вы оба допускаете существование мистических явлений?


Я покачал головой. В свои двадцать два года повидал многое, но не разу не встречал призраков, духов, домовых, полтергейстов и прочей нечисти. Привык верить в то, что вижу глазами. В подземельях, мертвых городах, на поникших кладбищах и даже заброшенных больницах мне доводилось бывать неоднократно. Везде стоит опасаться живых. Живые могут навредить. Мертвые – нет.


– И да и нет. – ответил Филиппыч. – Несколько раз в жизни были непонятные ситуации. Счел их игрой воображения. Но чтобы так – ни разу не сталкивался. – он посмотрел на Артёма. – Ты реально видел как черная хренотень растаяла в воздухе?


– То есть в наличие комнаты с оболочками вы не верите? – возмутился я. – Они были. Точно знаю, что это не галлюцинация!


– Я верю. – Артём откусил половинку вяленой пластинки мяса, быстро прожевал и заговорил: – На проказы Странников подобное не похоже. Не их уровень, хотя возможности сотворить подобное позволяют. Будь у меня в распоряжении квазиживой Дух – и не такие глюки могу устроить. До белого каления любого человека доведу.


– А что если появился кто-нибудь из корпуса и просто прикалывается над нами? – предположил я. – Тот же Никита Громов! Способен он на такое?


Артём задумался.


– Если это так, то шутник из него нехороший. – Филиппыч оскалился. – Хорошо, что я не пошел с вами в убежище. Не люблю брошенные бункеры.


Я посмотрел на Филиппыча и засмеялся. Почти в два раза тяжелее меня. Силы как у медведя. Руки – кувалды. Толщина бицепса сравнима с толщиной моего бедра, а ноги меня очень тренированные. Ширина в плечах огромная. Про таких говорят – сам себя поперек шире. Если втащит, то кувыркаться долго придется. Но сперва придется приземлиться из режима свободного полета.


– Ты давай не паясничай. – Филиппыч погрозил мне пальцем. – У всех есть страхи.


– Никита Громов точно не станет нас пугать. – заговорил Артём. – У сотрудников Корпуса есть дела поважнее. Время они ценят очень сильно. У меня другое предположение. Может Древние? – Артём посмотрел на меня. – Твой друг, Аркаим, случайно не любитель пошутить?


Я развел руками.


– Не могу сказать наверняка. На шутника он не сильно похож. Не тот уровень.


– Согласен. – пробасил Филиппыч. – Подобной ерундой черти занимаются. Любители морочить людям головы. Но чертей не существует.


– Нет, черти таким не занимаются. – заговорил Артём. – Плохо ты старый в мифологии разбираешься. Был у греков бог, Момус его звали. Бог шуток и розыгрышей.


– Знаю я богов. – воспротивился Филиппыч. – Мы сейчас на севере. Нам по прописке временной больше Локи подходит.


– Который из Мстителей? – поинтересовался я. – Брат Тора и приемный сын Одина?


Артём хлопнул себя по лбу и сделал огорченный вид.


– Что? – замешкался я. – Фильмы не смотрели?


– Локи никогда не был братом Тора. – объяснил Филиппыч. – Это скандинавская мифология. По преданиям Локи старше Одина. Локи – бог огня, обмана и хитрости. Тор – сын Одина…


– Всё, – Артём решительно поднялся. – Хватит о богах. Дела поважнее имеются. Старый, иди доделывать катер. А ты Егор, – он посмотрел на разложенные продукты и посуду, – приберись тут и упакуй все в рюкзак.


Я кивнул. Филиппыч покряхтывая направился в машинное отделение, бормоча на ходу:


– Старого гоняет… Наглый трус…


Иногда Филиппыч переигрывает. Не такой он старый, каким пытается казаться.


– Сам куда намылился? – спросил я, складывая не съеденное в рюкзак.


– Пойду до поврежденной тобою техники прогуляюсь. – ответил Артём. – Патроны для «Печенега» и «Корда» поищу. Глядишь повезет.


Артём удалился. Я по быстрому убрался, помыл посуду и спустился к Филиппычу в машинное отделение.


– Помощь нужна?


– Нет. – ответил Филиппыч, вытирая, уже ставшие черными, руки такой же грязной ветошью. – Пошли наверх. Пускать будем…


Я ожидал чего угодно. Но моторы запустились на удивление быстро. Каким способом удалось провернуть два мощных коленчатых вала – спрашивать не стал. Высокоэнергетические батареи вкупе с преобразователями творят чудеса.


– Теперь точно уплывем! – воскликнул Филиппыч, колдуя над элементами управления катером. – Прощай, дружище Котельный!


Оставив Филиппыча наедине с посудиной, я взял автомат и отправился искать Артёма. До большой земли мы можем доплыть без патронов. А в связи с недавними событиями – есть желание покинуть остров как можно быстрее.


Шагая вдоль строений, я оказался в нужном месте. Взобравшись на БМП, откинул крышку люка. Пусто. В следующей искалеченной машине Артёма так же не обнаружилось.


– Тёмыч!


Чуть связки не надорвал, пока кричал. Лучше так проверить…


Все машины девственно пусты. Люки закрыты. Артёма здесь просто не было. Тогда напрашивается вопрос – куда он подевался? Ощущения подсказывают, что все не спроста. Ох не стоило нам разбегаться поодиночке. Не стоило…


Обогнув базу легким бегом, я заскочил в опустевший склад. Не найдя Артёма, ломанулся в сторону ангаров для хранения техники. Как сквозь землю провалился!


Пропетляв среди строений «Северного Клевера», я услышал непонятный звук. Такой звук может создавать кто-то очень большой и тяжелый. Весом практически в тонну.


В следующую секунду источник непонятного топота предстал во всей красе. Огромный белый медведь. Один из крупнейших сухопутных хищников на планете. Пасть измазана кровью, что устрашает еще больше.


Обнаружив меня, однотонный белый снаряд скорректировал направление, и взял курс в аккурат на меня. Большие лапы, с просто гигантскими когтями с завидным проворством стали разбивать щебёнку. А с виду такой неповоротливый. Прямо как Филиппыч. Внешность обманчива!


– СТОЙ СУКА! СТОЙ!


На этот раз я сорвал связки и мгновенно охрип. На медведя мой крик не подействовал абсолютно. Свистком поезд остановить и то проще. Вскинув автомат, я дал короткую очередь в воздух. Расстояние стремительно сокращается. Либо бежать, что в данном случае тоже не эффективно, либо стрелять в медведя. Но как же мне не хочется его убивать!


Поймав голову животного, подрагивающую в такт мощным рывкам, в прицел, я положил палец на спуск. Мгновение ушло на сомнения. Перевел прицел на переднюю лапу. И сделал выстрел.


Пуля прошла конечность насквозь. Животное взвыло и ударило по тормозам, разметав щебень. Вторую пулю я отправил вскользь, прострелив заднюю лапу. Мишка заревел и развернувшись, дал драпу в обратном направлении.


Я выдохнул и тут же почувствовал как чья-то рука легла на плечо. Не успев испугаться, рывком развернулся и увидел Артёма.


– Чего шалишь? – спокойно спросил он.


Я повернулся, убедился, что медведь успел скрыться. От греха подальше поставил автомат на предохранитель.


– Здоровенный гад! Пришлось ранить немного. – ответил я.


– Кого? – Артём засмеялся. – Орешь как прокаженный. Охрип даже. Стреляешь в пустоту.


– Не понял?! – я снова посмотрел на место неудавшегося сражения. Никаких следов. Щебень, что недавно был взрыт огромными лапами, на самом деле лежит ровно.


– Медведь! – запричитал я, пытаясь говорить нормальным голосом и без дрожи. – Чуть не сожрал! Ты не видел?


– Нет. – Артём покачал головой. – Не знаю, что тут происходит, но нам нужно валить с острова как можно быстрее. Пошли, Филиппыч катер запустил. Скоро отплываем.


– Хорошо. – растерянно ответил я, и пошел за Артёмом.


Сотню метров прошел в раздумьях о произошедшем. А затем меня осенило. Я остановился, вскинул автомат и взял Артёма на прицел. Про предохранитель не забыл!


– Остановись! – рявкнул я.


Артём остановился, медленно развернулся и улыбнулся.


– Егор, ты чего? Опусти оружие!


– Знаешь в чем дело? – спросил я.


Артём покачал головой, продолжая улыбаться.


– А я знаю. Ты не Артём. Потому что настоящий Артём не знает, что Филиппыч запустил катер! …

Страница 43

Глава 14 Неизвестный на неизвестного


Артём, который на самом деле не Артём, сделал шаг вперед. Я дернул стволом автомата, но он не обратил на это внимания. Конечно, если это всего-навсего морок, то оружия он не испугается. Создать здоровенного медведя-виденье, кому такое под силу? Точно не проказы Странников или Древних. Тут что-то другое, что-то новое и неразгаданное. Убить он нас не пытается и это хорошо.


– Что ж ты Егорка, наставника не узнал? – псевдо-Артём бросил на меня укоризненный взгляд. – Совсем с катушек слетел?


– Кто ты такой? – спросил я оскалившись.


Длинная очередь перечеркнула псевдо-Артёма и он подобно дыму рассеялся в воздухе. Я повернулся и увидел настоящего Артёма идущего в моём направлении со стороны ангаров. Но настоящий ли это Артём?


– Вот сука такая! – сходу крикнул Тёма, закину автомат на плечо. Сомнения мгновенно рассеялись. Артёма я знаю очень давно и знаю как он вешает оружие на плечо. Непринужденно, но одновременно четко и быстро. Мастерство!


– Кем бы ни была эта тварь, возможности у нее не слабые. – продолжил Тёма. – Иллюзионист хренов!


– На меня тут медведь напал. – начал рассказывать я. – Оказалось морок. Слышал выстрелы?


– Да. – ответил он. – По базе шастал. Как только выстрелы услышал, сразу на звук побежал.


Артём остановился в трех метрах от меня и снова взял оружие в руки. Черный ствол Калашникова уставился мне в голову.


– Ты чего? – возмутился я.


– Ты не Егор! – рявкнул Артём. – Егор с Филиппычем на катере.


– Филиппыч катер запустил. – огрызнулся я в ответ. – Тебя отправил искать! Автомат опусти!


– Ты на меня не ори! – Артём приблизился. – Сколько лет назад ты впервые отправился в одиночный поход?


Решил проверить меня? Что ж, умно, но не очень.


– Три года назад. Двадцать второго июня. «Дата суровая» ты тогда сказал. – отчеканил я. – Отсутствовал я два с половиной месяца. Вернулся битый с дыркой в боку. – я задрал одежду и показал шрам. – Бандиты меня зажали в Омске. Долго с ними в кошки мышки играл. Что еще спросишь?


– Достаточно. – Артём опустил автомат и похлопал меня по плечу.


Я удостоил его злобным взглядом, заправил одежду обратно. Затянул рмень на штанах потуже и направил автомат Артёму в лицо.


– Моя очередь!


– Весело однако. – Тёма поднял руки, показывая что сопротивляться не собирается. – Но резонно. Проверка не помешает.


– На горе мертвецов ты нашел военный внедорожник. Что за внедорожник и какая записка в нем лежала? – спросил я.


– Внедорожник «Тигр». – спокойно ответил Артём. – Записка обнаружилась в бардачке. Написана Алексеем Смирновым. Текс: «Не поминайте лихом. Мы еще вернемся».


Я опустил оружие. Нет сомнений, что это Артём. Если конечно…


– Проверки так себе. – заговорил я. – Хрень, что издевается над нами, вполне может читать мысли. И имитировать поведение. Так что проверки сугубо условны.


– Согласен. – сказал Артём. – Все его возможности нам не известны. Надеюсь эта тварь не умеет летать или перемещаться в пространстве. Уплывем с острова и забудем все случившееся. Пошли к катеру…


До катера добрались за пятнадцать минут. Филиппыч расспросил нас о случившемся и рассказал, что в наше отсутствие ничего сверхъестественного не происходило. Похоже неизвестный иллюзионист наконец-то решил отстать от нас. Если бы я знал насколько ошибался…


Восполнив запасы пресной воды, проверив припасы пищи и продиагностировав катер на отсутствие неполадок, мы отплыли от злосчастного острова.


Катер набрал скорость примерно в семьдесят километров в час и база «Северный Клевер» стала быстро отдаляться.


Филиппыч встал рядом со мной на корму и положил руку мне на плечо.


– Семь долгих лет прожил я на острове. – сказал он. – Прощай Котельный, прощай «Клевер», прощай, ставшее родным, убежище.


Я надеялся, что Филиппыч пустит скупую мужскую слезу, но он только махнул рукой в сторону суши и удалился. Я немного постоял, любуясь возвышающейся сушей, и тоже покинул корму.


Судя по картам – плыть нам предстоит довольно долго. Спустя час абсолютный штиль сменился ветром. На воде появилась волна и катер стало заметно покачивать. Отсутствие видимой суши стало угнетать и появилась легкая тошнота. Раньше мне не доводилось плавать по большой воде.


Выбравшись на палубу я встал на нос катера. Спустя пару минут пришел Филиппыч.


– Страшно тебе? – спросил он.


– Нет. – ответил я, пытаясь побороть приступы тошноты. Все съеденное за сегодня очень настырно проситься наружу, притом тем же путем, каким туда попало. – Дурацкая качка. И волны всё больше становятся…


– Волна нормальная. – пробасил Филиппыч. – Это даже не волна. Вот когда воду на палубу будет забрасывать – тогда страшнее станет. Тошнота скоро пройдет.


– Ситуация хреновая. – сказал Артём. Он подошел крайне незаметно. – Мы изменили курс.


– Зачем? – непонимающе спросил Филиппыч. – Корректируй и продолжаем движение.


– Нет, ты не понимаешь. Я курс не меняю. Постоянно корректирую, но катер всегда движется в сторону «Клевера».


Я несколько раз сглотнул и посмотрел на озадаченных спутников.


– То есть? – не понял Филиппыч. – Мы движемся по кругу?


– Хуже. – ответил Артём, и показал рукой в направлении движения. Я разглядел вдалеке появляющуюся на горизонте сушу. – Остров Котельный, мужики. Добро пожаловать!


Чудеса бывают. И не всегда чудеса приносят радость. Спустя три часа происходящее перестало забавлять и начало откровенно бесить. Артём на полном ходу гнал катер в океан, но через некоторое время остров Котельный снова появлялся на горизонте. Объяснить происходящее мы так и не смогли. Приблизившись к базе, пришвартовали катер на прежнее место.


Я переместился на твердую землю и только тогда почувствовал облегчение. Плюхнувшись задницей на песок, упал на спину и расслабился. Все-таки путешествия по большой воде – не моё. Лучше ездить, ходить, летать, но только не плавать.


Артём подошел незаметно и сел рядом.


– Похоже застряли мы на острове. – сказал он.


Я резко сел. Оттряхиваться от песка не стал.


– Нужно разобраться кто решил поиздеваться над нами. Одно можно утверждать наверняка – Странники и Древние не имеют никакого отношения к происходящему.


Филиппыч спустился с пристани и направился к нам.


– Ты когда в Корпусе стажировался, – продолжил я, посмотрев на Артёма. – Инструктаж, то есть, когда проходил, тебе ничего подобного не рассказывали?


Артём покачал головой.


– Со мной был Дух. Он кладезь знаний и возможностей. Спроси – расскажет всё, что знает.


Филиппыч подошел и сел на песок напротив нас.


– Не желаете перекусить, ребята? – спросил он.


Я посмотрел на пристань. На пришвартованный к ней катер. Уловил движение, и увидел как на палубе появился Филиппыч, настоящий Филиппыч, с увесистым рюкзаком в руке.


– Ах ты сука! – рявкнул Артём и с положения сидя нанес недоФилиппычу удар ногой.


На удивление Филиппыч оказался материальным и к тому же очень тяжелым. Нога Артёма попала ему в плечо и он завалился на песок, утробно крякнув. Я вскочил на ноги, запрыгнул на Филиппыча и с всей силы приложил кулаком по морде. Второй удар нанести не успел. Руки кувалды сомкнулись у меня на поясе, и тут же отправили в полет…


Я сумел приземлиться на песок не свернув шею. Перевернувшись, вскочил на ноги и уставился на движущихся по кругу, но не желающих начинать драку, Артёма и Филиппыча. «Тигр против медведя» – всплыло в голове сравнение. Два матерых хищника.


– Совсем сдурели? – заверещал Филиппыч и ринулся в атаку.


Артём прыжками ушел в сторону, разбрасывая песок.


Я посмотрел на катер и понял, что Филиппыча там нет. Неизвестный шутник снова провел нас, и столкнул лбами.


– Тёма, стоять, это Филиппыч! – крикнул я.


Филиппыч, медленно идущий в атаку на Артёма, остановился. Повернулся ко мне и покрутил пальцем у виска. Я поднял руки, показывая, что драться не намерен. Артём поступил аналогично.


– Перепутали мы. – затараторил я. – Увидели вас, дядь Миш, на катере. Вернее не вас… Морок короче…


Филиппыч задумчиво почесал бороду. Потрогал ушибленную мной скулу, поморщился.


– Кто бы не был этот шутник, – заговорил он, – поймаю – голову отверну!


– Не отвернешь!


Голос прозвучал у меня за спиной. Совершенно незнакомый голос, и немного противный.


Я обернулся и уставился на самого себя. Точная копия. Не знал, что мой голос звучит настолько противно.


– Ты кто такой? – удивленно воскликнул я.


– Ты кто такой? – ехидно передразнила копия и растворилась.


Повисшую тишину нарушил Артём.


– Думаю вам нужны ответы на происходящее…


Я развернулся и увидел точную копию Артёма, которая колыхнувшись, растаяла. И тут же рядом с Филиппычем возникла его копия, которая заговорила:


– Ответов не будет. Даже не надейтесь. – сказала она. – Я не успокоюсь, пока не доведу вас до сумасшествия.


Настоящий Филиппыч кинулся на двойника, но тот растаял, и Филиппыч плюхнулся на песок.


Копия спокойно материализовалась рядом и заговорила.


– С острова вам не уйти. Мне очень весело с вами. Давно так не веселился. – копия Филиппыча наигранно рассмеялась. – Пока я здесь – вы в моей власти. И пока что из нее никому не удалось выйти.


– Ты из другой реальности? – неожиданно спросил Артём.


– Ух ты какой догадливый! – копия Филиппыча приблизилась к Артёму. – Да, я выходец из иной реальности. Реальности, кардинально не похожей на вашу. Но я не Странник, и тем более не Древний. Не ломайте маленькие головки. В них итак слишком мало мозга…


Артём показал копии Филиппыча сжатый кулак и заговорил:


– Корпус Контроля Миров. Требую подчиниться!


Мне стало смешно. Ситуация выходящая из разряда адекватных. Почему-то я уверен, что любитель пошутить не подчиниться.


– Хорошая попытка! – воскликнула копия Филиппыча. – Вот только не подчиняюсь я Корпусу. Так сказать, вне закона, по вашей терминологии. А ты, – неФилиппыч показал пальцем на Артёма, – хоть и имеешь отношение к Корпусу, задержать меня не способен. Поэтому придеться мне вас задержать. Впрочем не надолго… Скоры вы сами себя поубиваете…

Страница 44


– Посещение других реальностей без разрешения Корпуса – запрещено! – железным голосом сказал Артём.


Копия Филиппыча растворилась и тут же возникла копия Артёма.


– Ты думаешь я не знаю? – спросила она. – Корпус… Ах, Корпус… Всё не угомониться… Бегают ребятки по Вееру Миров и наводят порядки… И гибнут ребятки… Но нет же порядка?! – копия улыбнулась. – Как вам рифма?


– Хреновый из тебя рифмоплет! – прорычал Филиппыч, отряхиваясь от песка. – Ты кто такой, и чего пристал к нам?


– Я, к вам? – копия рассмеялась, вскинула руки. – Упасите… Каким богам поклоняетесь? Впрочем не важно. Не приставал я к вам. Просто веселюсь. Шутник. Любите веселье? Я люблю. Ничего нет лучше, чем пошутить над кем-нибудь!


– Шутки хреновые у тебя! – рявкнул я.


– Ха! – воскликнула копия Артёма. – Кому как, а мне весело. Или я должен веселиться вас? Не дождетесь. Тут я кукловод, а вы мои клоуны!


– Красиво излагаешь. – заговорил Артём. – Иллюзионист хренов. Корпус вычислит тебя и уничтожит. След проникновения остался, а значит…


– Да-да-да. – затараторила копия. – Знаю-знаю! Вот только до сих пор меня не вычислили и боюсь не вычислят. Хотя почему боюсь? – копия принялась хлопать в ладоши и подпрыгивать на месте. – Радуюсь!


Да, фрукт нам попался крайне интересный. Кто он и откуда? Выходец из другой реальности, случайно попавший в нашу, или нелегальный путешественник? Силушки и способностей у него достаточно. Свободно путешествует по мирам и скрывается от Корпуса Контроля Миров. Судя по действиям – шутник и притом законченный эгоист. Ему безразличны всё и вся кроме себя любимого. Веселье создает только для саморазвлечения. На то, что пострадают другие – абсолютно безразлично. Физического тела похоже не имеет. А если имеет, то прячется от нас и действует на расстоянии. Бог иллюзий и внушения. Но тогда как он сумел развернуть наш катер? Или остров, что мы видели на горизонте – всего лишь иллюзия, и благодаря таким иллюзиям мы развернулись и вернулись на настоящий остров. Такой вариант самый оптимальный. Можно сделать вывод – Шутник не имеет огромной силы. Иллюзионист и не более.


– По-твоему я простой иллюзионист? – копия Артёма уставилась на меня, при этом на лице отобразилось огорчение.


– Не знаю. – ответил я, пожав плечами. – Мысли читать умеешь…


И притом неплохо! Кто же ты такой и какие способности еще затаил? Младший брат Странников или совершенно другое существо? Как сказал Дух: уничтожить можно Всё. Даже Веер Миров. А значит мы найдем способ избавиться от назойливого шутника, так не вовремя привязавшегося к нам.


– Ну что же мы стоим, ребята? – воскликнула копия Артёма, уже получившая имя Шутник. В голове промелькнула парочка других, более неприличных вариаций, но я решил остановиться на Шутнике.


– Есть предложения? – с долей скепсиса спросил Артём настоящий.


– Конечно! – обрадовался Шутник. – Как насчет того чтобы отправить ваш катерок в плаванье?


Что-то изменилось. Участок пространства, в котором мы четверо находимся, словно отделился от основного мира. Невидимый портной создал на пляже квадрат на полотне пространства, который превратился в куб. Стены куба стали зыбкими и за ними невозможно было увидеть происходящее. Филиппыч ломанулся в сторону, споткнулся и выпал из куба наружу. Шутник начал плыть. Кажется я успел увидеть на его лице испуг, прежде чем он растворился. И возник вновь. Уже в моём обличии. Артём прикоснулся рукой к зыбкой стене. С легкостью продавил ее и вышел наружу. Шутник бросил на меня ненавидящий взгляд и снова растаял. Я сделал шаг назад и выпал из куба. Не удержавшись, плюхнулся задницей на песок.


Сильные руки Артёма тут же подхватили меня и поставили в вертикальное положение. В том месте, где мы только что находились так и остался большой куб, с ровными белыми стенами. Увидеть, что происходит внутри невозможно. Я осторожно прикоснулся к кубу рукой. Твердый и немного холодный. Обратно не войдешь…


– Что за хрень происходит? – возмутился Филиппыч, продолжая отряхиваться от песка, и поглядывая на куб с осторожностью.


– Похоже шутки шутить продолжает! – прорычал Артём. – Давайте подальше отойдем. А то мало ли, что от такого огромного куба можно ожидать…


Я сделал несколько шагов назад. Посмотрел на растерянного Артёма. Сказал:


– Мы даже иллюзию от реальности не сможем отличить…


– Больше иллюзий не будет!


Карлик возник возле куба и уставился на нас. Мы в свою очередь уставились на него. Занятное явление – карлик появляется из неоткуда и говорит, что иллюзий больше не будет. Попробуй, поверь…


– Ты еще кто такой? – удивленно спросил Филиппыч.


Карлик посмотрел на Филиппыча, перевел взгляд на Артёма, немного удивился. Я понял, что на самом деле перед нами не карлик, а обычный человек, просто в уменьшенном размере. Все пропорции тела идеально совпадают, а у карликов они выделяются большим размером. Одет он в комбинезон сине красного цвета, на котором отсутствуют нашивки и карманы.


– Здравствуйте, коллега! – поприветствовал человечек Артёма, и протянул ему миниатюрную руку. – Хинсай, пограничник Корпуса Контроля Миров. Отдел незаконных перемещений по Вееру Миров.


Не знаю почему, но я ему поверил. Маленький человечек по имени Хинсай точно не соврал. Голос звонкий, но очень убедительный.


Артём пожал протянутую ручонку. Сказал:


– Артём Кириенко. Завербованный сотрудник Корпуса Контроля Миров, привязан к Группе Прямого Воздействия номер тринадцать. Непосредственный руководитель – Никита Громов. Нахожусь на службе. Страж этой реальности, она же является моим домам.


Хинсай задумался. Посмотрел на куб, затем снова на Артёма.


– Что же вы страж так некомпетентно относитесь к возложенным на вас задачам? Страж – должность серьезная. Не смогли справиться с обычным Насмешником? – ярко голубые глазки Хинсая на мгновение стали красными. Он посмотрел на Артёма пронизывающим взглядом, и вернул глазам прежний оттенок. – Так вы человек? – в голосе Хинсая послышалось удивление. – У нас настолько плохи дела, что стражами реальностей теперь ставят обычных людей?


– У меня был квазиживой боевой организм. – виновато объяснил Артём. – Но в бою со Странником он не выдержал и скорее всего погиб…


– Даже так?! – удивился Хинсай. – Странники здесь? В почти мертвой реальности? Долго я носился по мирам… Не знаю многое… как говоришь зовут командира ГПВ?


– Никита Громов. – ответил Артём.


– Не знаю такого. – сказал Хинсай. Коротким движением он вытащил из комбинезона небольшую прозрачную пластинку. Несколько раз ткнул в нее пальчиком, словно в сенсор телефона. Взглянул на огромный куб. Покачал головой, и заговорил: – Я очень давно гонялся за этой тварью по Мирам, и благодаря вам сумел поймать. Хотите объяснений?


Три одновременных кивка дали подтверждение. Будь на острове кто-нибудь еще, умер бы со смеху, увидев трех мужиков, внимательно смотрящих на ребёнка. Со стороны Хинсая легко спутать именно с ребенком. Даже черты лица очень детские.


– Я пограничник корпуса. – заговорил Хинсай. – Занимаюсь поимкой нарушителей, нелегально прыгающих по мирам. Это, – он показал рукой на белый куб, – генератор свертки пространства. Очень удобная штука. Пространство, с тремя и более мерностями, сворачивается до двух. Переносная тюрьма. – Хинсай развернулся к кубу. Поколдовал с пластинкой.


Куб дрогнул и стал уменьшаться. Одна сторона обогнала другую и за десять секунд куб превратился в плоский лист, который быстро съежился до размеров книги, а затем уменьшился до спичечного коробка, продолжая висеть в воздухе.


Хинсай спокойно поглядел на висящую белую пластинку, взял ее ручонкой, прислонил к комбинезону и она исчезла.


– Больше он нас не тронет? – недоверчиво спросил я.


– Нет. – ответил Хинсай. – Насмешники очень вредные твари. В вашем мире ему подойдет аналогия… – он задумался, пытаясь подобрать нужное слово. – Призрак или полтергейст. Очень вредные и очень злобные твари эти Насмешники. И поймать их невыносимо трудно. Слишком огромный кусок пространства придется сворачивать. Живые существа могут покинуть генератор свертки, но все физические объекты останутся и исчезнут.


– Ничего не понял. – пробасил Филиппыч.


– Все просто! – воскликнул Хинсай. – Я мог поймать Насмешника как только засек в вашей реальности. Запустить генератор свертки и завернуть этот остров со всем, что на нем есть. А потом просто уйти. Последствия не слишком страшные. Вакуум заполниться воздухом. Вода зальет пустоту. Только острова не будет.


– Свернувшееся пространство калечиться? – спросил я.


– Нет. – ответил Хинсай. – Внутри свертки все так же. Только вот покинуть предел уже невозможно. – он выудил пластинку, бывшую кубом, на обозрение, – Снаружи двухмерное, а внутри трехмерное пространство. Идеальная тюрьма. Никогда не выберешься.


– Хинсай, ты не торопишься? – спросил Артём. – Можешь подбросить меня?


– Нет. – отрезал Хинсай. Его голос стал грубым и резким. – От меня помощи не жди. Я одиночка и другим не помогаю. Даже сотрудникам Корпуса. – в его руках появился маленький шарик, похожий на стеклянный. – Вот, это универсальный одноразовый портал. Взялись за руки, разбиваешь его, думаешь куда хочешь попасть и перемечаешься. Больше помощи не ждите.


– Спасибо. – Артём аккуратно принял подарок.


– А теперь я покину вас. – сказал Хинсай и просто исчез.


– Постой… – Артём поднял руку, но было поздно.


Я задумчиво почесал подбородок, снова вспомнив, что нужно будет побриться. Посмотрел на Артёма, разглядывающего странный подарок. Перевел взгляд на Филиппыча, прибывающего в трансе.


– Получается нам больше не нужен катер? – пробормотал я, радуясь, что не придётся терпеть тошноту. Да и времени сэкономим вагон.


– Получается так… – ответил Артём.


Филиппыч неприлично выругался и побрел в сторону катера.


– Корпусы, Странники, Хинсаи, Громовы. Из ума выжить можно… – долтели его слова.


Я улыбнулся. Подошел к Артёму и взял шарик в руку.


– Какой план? – спросил я.


Артём оживился.


– Забираем все самое необходимое и перемечаемся на большую землю. Будем наводить порядки. Смена власти, переворот и прочие радости жизни. Скоро будет весело…

Страница 45

Глава 15 Большая земля

Всё разрешилось довольно просто. Маленький человек с большими возможностями пришел в нашу реальность и арестовал Насмешника. Никогда бы не подумал, что Хинсай может быть пограничником Корпуса Контроля Миров. Впрочем, он первый пограничник, которого мне довелось встретить. Надеюсь, что не последний…

Легкий осадок всё-таки остался. Что если на самом деле Хинсая не было и всё произошедшее просто наведенная Насмешником иллюзия. Подобный вариант тоже не стоит отбрасывать…

Пережитое не особо сказалось на моем самочувствии. Особых потрясений, нервных срывов и прочей ерунды я не боюсь. Уже ничто не удивляет. Но вот Филиппычу похоже досталось. Из транса он так и не вышел. Смотрит вперед, ничего не замечая… Хотя нет, способ снятия напряжения у него и имеется. Он ест!

Разложив съедобное содержимое рюкзаков на столе, Филиппыч принялся есть. Заметив мой заинтересованный взгляд, он жестом показал: присоединяйся. Я сел за стол, налил полную кружку чая из термоса, наложил в алюминиевую тарелку жаренного мяса, и приступил к трапезе.

В маленькую каюту согнувшись вошел Артём. Потолки внутри катера оставляют желать лучшего и с его ростом можно легко набить шишку.

– Жрете суки… – пробормотал Артём, – ну жрите, жрите…

– Присоединяйся… – буркнул Филиппыч.

– Нет! – Артём взял мою кружку чая. Сделал несколько глотков, поставил обратно. – Не хочется. Пойду лучше батарейки сниму, и переходники тоже. Есть у меня одна идейка…

Закинув в рот кусок жареного мяса, Артём удалился.

За десять минут стол опустел и большую часть усилий к этому приложил Филиппыч. С аппетитом у него все в порядке. А вот припасы нам в скором времени предстоит пополнить.

– Там, где-то удочка была. – пробормотал Филиппыч, разговаривая сам с собой. – Порыбачить? – он посмотрел на меня. Кивнул. – Да, пойду порыбачу…

Прибрав со стола, я переместился в машинное отделение, где Артём во всю занялся демонтажем оборудования.

– Помочь? – спросил я, наблюдая как он ловко орудует трещоткой.

– Нет, – ответил Тёма. – Одного преобразователя нам будет достаточно.

Я прикинул вес преобразователя, в который помещается высокоэнергетическая батарейка – килограмм двадцать, не меньше. И зачем он понадобился Артёму?

– Что за идея? – поинтересовался я, перебирая в голове все возможные варианты.

– На большой земле куча бесхозного транспорта. – заговорил Артём, продолжая демонтаж. – Большая часть в негодном состоянии, но если полазить в складах, то можно найти достойные экземпляры. «Волки», «Тигры», «Рыси» и прочая техника. Если повезёт, то даже целехонький «Фалькатус» откопаем. Немного попотеть и можно реанимировать. Эта штука, – он сдернул преобразователь с креплений, – должна подойти. В крайнем случае доработаем напильником. Как в анекдоте…

Артём извлек батарею из преобразователя и протянул мне. Затем вынул вторую.

– Техника конечно хорошо… – пробормотал я, разглядывая теплые цилиндры, содержащие в себе колоссальный запас энергии. – Но не проще вернуться в Корпус и попросить что-нибудь посерьезнее?

– Нет. – отрезал Артём. – Не проще. Сам подумай!

– А чего думать? – я нахмурился. – Странника ты угрохал. Правда Дух тоже загнулся, но работа же сделана! Найдешь Громова, расскажешь ему что да как. Получишь новую снарягу…

– Нет. – перебил меня Артём, заворачивая преобразователь в тряпку. – Даже не обсуждается. Тем более не факт, что перемещаетесь доставит нас куда нужно. Ты знаешь, как он работает?

Я покачал головой.

– Вот и я не знаю. И не знаю где сейчас находиться Громов!

– Тогда можно подумать о Шухове и переместиться к нему! – предложил я.

– Что еще нафантазируешь? – спросил Артём.

Я пожал плечами.

– Без Духа мы как без рук!

– Как без рук говоришь? – Артём положил преобразователь на пол, и взял меня за плечо. – Главное, Егор, не Дух. Не технологии. Понимаешь?

– Нет. – соврал я.

Артём постучал кулаком по груди в районе сердца.

– Помнишь семь лет назад? – спросил Артём.

Я кивнул.

– Тогда у нас не было квазиживого Духа, не было исполнителей желаний и прочей ерунды… Были руки, ноги, навыки, обычное оружие и непреодолимая воля к победе!

– Хорошо сказал! – я показал большой палец. – Будем работать старыми методами. С автоматами на Странников. Офигенно!

– Весело тебе? – Артём резанул меня злобным взглядом. Выудив из кармана шарик-перемесчатель, протянул мне. – На, делай по-своему. Есть варианты?

– Нет, Тёма… – я нахмурился. – Как скажешь, так и будет!

Пока Артём обдумывал услышанное, я стремительно покинул машинное отделение…

Рыбалка у Филиппыча не задалась. То ли наживка была не та, то ли удочка плохая… А может времени не хватило… За пятнадцать минут много не наловишь. Но Филиппыч вернулся в норму и даже начал шутить. Думаю, что тут важен не улов, а сам процесс. Смотришь на поплавок и успокаиваешься…

Собрав рюкзаки и повесив их на спину, мы присели на дорожку. Мне как самому молодому достался самый увесистый рюкзак.

– Мне всё кажется… – заговорил Филиппыч, – кажется, что Насмешник всё еще тут и создает иллюзии. А вам ребята?

– Нет. – твердо ответил Артём. – Нейтрализован он.

– Может быть уже попробуем? – спросил я, рассматривая шарик в руке Артёма.

– Чтож, давайте попробуем… – Артём решительно поднялся.

Перемещение прошло без неприятных ощущений. Мы вышли на палубу катера. Взялись за руки. Артём бросил шарик на пол и стало темно…

***

– Мы где? – спросил я, пытаясь привыкнуть к темноте.

Рука Филиппыча крепко сжимает запястье. Я держу Артёма за левую руку. Ситуация идиотская.

– Ты, о чем подумал? – спросил Филиппыч.

– О чем надо, о том и подумал! – Артём вырвал запястье из моей руки. – Мы в Челябинске. Попали куда нужно.

Надеюсь Артём не врет. Проверив ногами покрытие, я понял, что стою на бетоне. Темно как… как в неосвещаемом помещении. Хотя аналогия напрашивается совершенно другая.

Филиппыч включил фонарь и стало светло. Луч выхватил бетонные стены туннеля и массивные ворота впереди. Ровный бетонный пол, покрытый слоем пыли.

– Бункер? – поинтересовался Филиппыч.

– Он самый. – ответил Артём.

Мы включили фонари. Стало значительно светлее.

– Не совсем бункер. – заговорил Артём. – Подземный склад. Если повезёт, добудем всё самое необходимое.

– Не разграбленный склад? – я посмотрел на Артёма. – Миф.

– Миф не миф… – забормотал Филиппыч, разглядывая массивную дверь. – Как мы проникнем внутрь? Взрывчатки нет…

– Мы уже внутри. – сказал Артём. – За этой дверью – выход. Склад стыкуется с веткой метро.

– В Челябинске нет метро. – возразил Филиппыч.

– Оно есть, но не было достроено. – пояснил Артём. – Но проблема не в этом. Чтобы выйти на поверхность нам придется взорвать эту дверь.

– Что зказать, Артёмка, – Филиппыч развернулся и покряхтывая пошел по тоннелю. – Планета такая огромная, а ты засунул нас под землю и практически замуровал. Дурак, ей богу дурак…

Артём не стал спорить с Филиппычем и молча пошел следом.

Я закрепил рюкзак поудобнее, взял в руки автомат и включил прикрепленный к нему тактический фонарь. Пучок белого света озарил стены тоннеля. В высоту он около пяти метров. Ширина в пределах шести. Две легковые машины разъедутся с легкостью. Ворота, ведущие в недостроенное метро Челябинска в ширину четыре метра, высотой не больше трех. Вполне достаточно.

Я догнал Артёма и Филиппыча у самого склада. Склад оказался просто огромным. Метров триста в длину и шириной около ста. Высокий потолок подпирают массивные колонны. Старые и обшарпанные. Стены и перекрытия тоже не в лучшем состоянии. Туннель явно моложе склада лет на тридцать-сорок. Сам склад строился очень давно. Смею предположить, что еще в тридцатых годах прошлого столетия. Или в пятидесятых. В сороковых точно не могли. Не до того тогда было. А вот тоннель проложили в годы холодной войны. Или намного позже…

Только одна четвертая склада заполнена, а остальное пространство пустует. Привычных контейнеров нет. Все храниться в деревянных ящиках, поставленных друг на друга. Три поникших погрузчика стоят у стены и медленно ржавеют. Чуть дальше, накрытые большими тентами, стоят армейские машины. Уралы, Камазы, Волки, Тигры, три танка, три БМП, и два БТР. Возле машин лежит стопка неиспользованных тентов. Склад явно должен был пополниться, но похоже не сложилось.

– Былое величие несуществующей страны! – пророкотал Филиппыч. Голос эхом разлетелся по огромному помещению.

– Сейчас все страны несуществующие. – вставил Артём. – Но спасибо им сказать стоит. Добра оставили немало.

Я скинул рюкзак и прислонил к одной из колонн. Поработав руками, размялся. Уже столько времени не тренировался. Нужно будет поработать над собою в свободное время. Если такое появиться…

– Артём, откуда ты про этот склад знаешь? – спросил Филиппыч.

– Я много чего знаю. – уклончиво ответил Артём.

– Что в ящиках? – спросил я Артёма.

– Всё, что может пригодиться. Сейчас вскроем ящики и будем думать что дальше делать…

Страница 46

Артём и Филиппыч занялись осмотром машин. Как только первый тент слетел на бетон, в воздух взметнулась туча пыли. Синхронный кашель известил, то им приходиться не сладко. Чтобы добраться до «Тигра» или «Волка» им придётся сдвинуть один БТР, перегородивший броневикам выезд. Каким образом они собираются это сделать – мне непонятно. Моя задача – найти канистры с авиационным керосином и запитать им генератор. Появиться электричество, будем думать, что делать дальше.

Несмотря на то, что склад находиться под землей, с влажностью здесь все в порядке. Вода с потолка не капает. Дышится легко, но воздух немного затхлый. Чувствуется, что система вентиляции с поверхностью имеется.

На одном из ящиков отыскался гвоздодер. Заметно покрытый ржавчиной, но крепкий. Добравшись до первого ящика, сорвал жестяную ленту, опутывающую его, и принялся вскрывать боковую стенку. Гвозди ни в какую не захотели вылазить из рассохшейся древесины. Около десяти минут прошло, прежде чем деревянная стенка отвалилась.

Я ожидал чего угодно: оружие, патроны, снаряжение, запчасти, одежда и прочее. Но ящик оказался доверху набит армейскими блестящими кружками-термосами. Схватив одну, повертел в руке и положил обратно. Аккуратно прислонив стенку обратно, переместился к ящикам побольше.

Примерно на десятом ящике навыки вскрывания достигли идеала. Три минуты и одна из стенок падает на бетон. Я нашел много полезных вещей: тарелки, столовые приборы, одежду, веревки, кучу парашютов и другой малопригодный в данный момент хлам.

С опаской взглянув наверх, туда где стоящие друг на друге ящики упираются в потолок, я все-таки решился и полез. Моргая налобным фонарем пришёл Артём.

– Ты давай поосторожнее… – глухо сказал он. – Не свали ящики. Придавит как таракана тапком.

– Стараюсь. – ответил я, карабкаясь по двухметровым квадратным кубам наверх. – Столько места свободного, но составили в одну кучу. Хорошо, что пирамиду не состроили.

– Претензии не ко мне. – небрежно сказал Артём. – Скажи спасибо, что хоть так составили. Лучше, чем ничего. Я помогать тебе пришел, так что работай быстрее, заряд фонарей не вечный…

Оказавшись на самом верху, я прикоснулся к холодному перекрытию. Высота метров девять. Если свалюсь – костей не соберу. Буду осторожничать.

Постепенно работа пошла слаженнее. Мы нашли несколько тонн авиационного керосина и здоровенный генератор. Появилась новая проблема – отсутствие аккумуляторов, способных запитать стартер ДВС. Проблему решил Филиппыч. Двигатель генератора запустили при помощи «кривого». Мотор тужился, чихал и вздрагивал, но в итоге завелся.

– Нехорошо стучит. – недовольно сказал Филиппыч. – Масло проверили, прежде чем запускать? Ощущение, что на сухую работает.

Артём посвятил на панель приборов двигателя. Стрелка датчика давления замерла на отметке «6». При работе мотор сильно вибрирует, а звук издает такой, что кажется скоро взорвётся. Я осторожно отступил назад в целях безопасности.

– Филиппыч, не нуди! – проорал Артём. – Мотор советский. Всеядный. Нужно поднастроить и всё будет нормально. Займись этим…

Филиппыч недовольно выругавшись, подошел к работающему двигателю. Как же всё-таки хорошо, что я не особо разбираюсь в технике. Копаться в старом движке – занятие не из приятных.

Артём махнул рукой и показал в сторону ящиков.

– Особое приглашение выписать? – заорал он. – Нам нужно освещение. Ищи прожекторы.

Повесив голову я направился вскрывать ящики…

***

Спустя двенадцать часов склад преобразился до неузнаваемости. Доведенный до ума Филиппычем генератор перекочевал в угол. По верху ящиков появились развешенные лампы и прожекторы, и надобность в фонарях отпала сама собой. Трехмостовый внедорожник «Волк» переместился на открытое пространство и начались работы по его модернизации. Тяжелый БТР мы оттащили при помощи электролебедки. Ей же утащили «Волка».

– Мне нужны инструменты. – объявил Филиппыч.

Артём вручил мне гвоздодер, и позвав Филиппыча, удалился. С инструментами на складе все в порядке. Несколько ящиков забиты ими под завязку. Любой автосервис бы позавидовал. Сварочные, болгарки и прочий электроинструмент также присутствует. Единственное чего мы пока не нашли – оружие, патроны и взрывчатку. Именно их я ищу.

Филиппыч справился с заданием и реанимировал законсервированный внедорожник «Волк». Я отыскал оружие и взрывчатку, а Артём придумал способ безопасного открытия ворот. Сил не осталось и было принято решение лечь спать. Из ящиков и тряпок соорудили кровати. Генератор заглушили и наступила тишина. Филиппыч уснул практически мгновенно и начал громко храпеть. Артём с десяток минут молчал, а потом принялся материться. В итоге он перетащил кровать метров на пятьдесят дальше, за ящики. Я протерпел на пять минут дольше, и поступил аналогично.

– Аж стены вибрируют. – сказал Артём.

– Ага, – я рассмеялся. – Скоро старый проснётся, включит фонари и не обнаружив нас сильно испугается. Боязнь подземелий и все такое…

– Не испугается. – отозвался Артём. – Подземелье подземелью рознь. В «Клевере» было жутко. Сама атмосфера угнетала. А тут даже дышится легче. Тем более я проснусь самым первым. Не шибко устал, хочу поскорее выбраться на поверхность.

– А каким способом ты хочешь подорвать ворота? – поинтересовался я.

К воротом я ходил несколько часов назад и тщательно исследовал их. Мощные шарниры приварены к стальным закладным. Запорный механизм снаружи и плюс за воротами бетонная стена. Если попробовать взорвать их, то слишком высок риск обрушения тоннеля. А это однозначно смерть!

– Установим заряды на шарнирах. Будем взрывать по несколько раз, но малыми зарядами. Сварка не выдержит и ворота рухнут. Стену взорвать проще. – объяснил Артём.

– Ворота внутрь не упадут. – предположил я. – Заваляться на стену и закупорят к ней доступ.

– Между стеной и воротами большое расстояние. – нервно сказал Артём. – Догадаться не судьба?

– Не подумал. – виновато ответил я. – Ладно, я спать. Устал ползать по ящикам…

Артём не ответил. Я перевернулся на левый бок, расслабился и медленно провалился в сон.

***

Утро началось в три часа ночи, если сверяться с часами Филиппыча. Артём что-то твердил про часовые пояса и разницу во времени, но я не стал вникать в подробности. Выспался, а это самое главное.

Позавтракав, мы снова принялись за работу. Филиппыч продолжил работу над внедорожником. Второй «Волк» он частично разобрал и перетащил запчасти в грузовой модуль реанимированного. Я решил помочь Артёму взорвать ворота.

Заряды устанавливали небольшие, но грохотало будь здоров. Самые слабые шарниры сдались на третьем подрыве. Самый упертый пришлось взрывать восемь раз. Когда все крепления перестали работать, ворота продолжили стоять как ни в чем ни бывало. Дополнительные заряды и они благополучно рухнули. Минут десять ждали пока сядет пыль.

– Проедет? – я первым вошел в проем, и освещая туннель фонарем, уставился на последнюю преграду. Большая стена, сложенная из шлакоблока. Разобраться с ней не будет проблемой.

Артём проверил высоту упавших ворот, на который придется запрыгнуть внедорожнику.

– Сантиметров сорок, не больше. – сказал он. – Переедет как миленький. Сложнее будет выбраться из недостроенного метро. Там возможны обрушения.

– Разберемся. – заключил я и пошел за взрывчаткой…

Стена разлетелась в мелкое крошево. Проход получился не слишком большой, но достаточного размера для проезда внедорожника. Как только пыль осела, мы увидели мощную трещину, идущую по верхней части тоннеля. Все-таки взрывы не прошли даром.

– Не рухнет? – с опаской спросил я.

– Нет. – уверенно ответил Артём, пробираясь через завал шлакоблока на ту сторону.

Я полез следом.

– Стой. – Артём вскинул ладонь и потушил фонарь. Я выключил свой.

– Вижу свет. – шепотом продолжил он. – Костер. В двухстах метрах. Мы здесь не одни. Возвращаемся за оружием…

Ветка метро, к которой под прямым углом примыкает тоннель, ненамного больше размером. Чуть выше и шире. Стены более вертикальные и только наверху переходят в полукруг. Артём сделал шаг назад и в этот момент в его ногу вонзилась стрела. Я ломанулся на встречу, но споткнулся и упал. Пока вставал, Тёма схватил меня за шкирку и буквально поволок вглубь тоннеля.

Я поймал опору и включив фонарь, устремился за ним. Только влетев в помещение склада, мы сбросили скорость.

– Одичавшие? – запыхавшись спросил я, разглядывая торчащую из бедра Артёма стрелу. – Вот уроды!

– Они самые! – хриплым голосом ответил Артём. Схватив стрелу, он потянул ее на себя, но скривился и отпустил. – Сука! Уроды! Как больно…

– Идем! – я подставил плечо. – Сейчас возьму автомат и устрою им последний аккорд!

Пока шли до облюбованного уголка склада, я постоянно оглядывался назад, опасаясь выстрела в спину. Одичавшие люди часто селятся под землёй и любят стрелять в спину.

Увидев стрелу в бедре Артёма, Филиппыч сильно удивился.

– Как? – спросил он.

– Так! – огрызнулся Артём. – Одичавших не встречал? Суки!

Я проверил автомат, сунул в разгрузку три запасных магазина, быстро нацепил ее.

– Какие одичавшие? – нахмурился Филиппыч. – Семь лет и успели одичать?

– А ты не знал? Нехер на острове торчать было! – запричитал Артём. – Тупеть гораздо легче, чем умнеть!

Я подошел к Филиппычу:

– Там ящик есть с медикаментами. Зеленка и прочее. Не помешает прижечь…

– Не учи ученого. – буркнул Филиппыч и подошел к сидящему на канистре Артёму. – Всё необходимое у меня в рюкзаке имеется…

Филиппыч без предупреждения схватился за торчащую из бедра Артёма стрелу. Она вошла глубоко, но насквозь не пробила. Покачав головой, Филиппыч резко вогнал ее дальше, и она вылезла с обратной стороны, пробив бедро насквозь и прорезав штаны. Артём закатил глаза, но не закричал.

– Вот и всё. – спокойно сказал Филиппыч. – Стрелы только так вытаскивать. Обратно она не пойдет. Наконечник не даст. Сейчас перекушу и извлеку…

– Егор, – к Артёму вернулся дар речи. – Иди уже. Если почувствуешь, что не справляешься, возвращайся.

Я кивнул и побежал к тоннелю.

По мере приближения включил фонарь на автомате, и снизив скорость, стал двигаться от колонны к колоне. Сейчас главное не торопиться. Одичалые люди по большей части подростки. От десяти до двадцати лет. Есть и младше. Но это уже дети одичавших. Вторая волна. Те, кто нармальной жизни не видели… Воевать с одичавшими не особо сложно. Они полагаются на фактор внезапности и не добившись положительного результата обычно отступают.

Я прошел упавшие ворота и снова оказался у разрушенной стены. Исследовав фонарем проход, осторожно выглянул в тоннель метро. Где-то далеко справа горит костер. Фонаря не хватает чтобы освятить настолько далеко. Слева пусто. Значит решили дать деру. Значит придется догонять…

Челябинское метро строилось очень странно. Тоннель готов, но рельсы так и не проложили. Для одичавших – удобства. Стаскали с поверхности мебель и живут припеваючи.

Осмотрев костер и все, что лежит вокруг, я понял, что стоянка временная. В какую сторону они побежали мне неизвестно. Можно преследовать несколько часов, но так и не догнать. А можно попробовать подождать. Мозгов у них совсем немного. Убедятся, что погони нет и пойдут обратно. Одна проблема – одичавшие отлично видят в темноте и на поверхность выбираются ночью. А вот я в темноте вижу не очень…

Выключив фонарь, я сел на обшарпанный и сильно порванный диван и превратился в статую. С полчаса посижу и если не вернуться, пойду обратно. Пока и подумать можно. Интересно, почему одичавшие селятся именно в темноте? С чем подобное связано? Одна догадка у меня имеется:

Когда наступил апокалипсис и улицы городов заполонили толпы зараженных, а потом Мутантов, многие всё же сумели выжить. Забились в норы и не вылазили из них пока всё не кончилось. Многие погибли от голода, болезней, холода и Мутантов. Те, кто выжил, приспособились. Я говорю о детях и подростках. Взрослые подобного не допускали. Взрослые боролись и выживали. Не все, но всё же. А вот детям, оставшимся одним, не повезло. Они стали одичавшими. Кто знает, возможно и меня ждала подобная судьба если бы не Алексей Смирнов…

Тридцать минут ожидания пролетели быстро. Еле живой огонек костра окончательно сник и остались только красные угли. Далеко впереди я услышал бормотание и шуршание щебенки. Всё же решили вернуться. А я уже уходить собирался. Зря вы так ребята. Ох зря…

Определить расстояние на звук задача сложная. Высоки погрешности. Я включил фонарь, когда между мной и одичавшими было примерно сотня метров. Немного не угадал. Расстояние даже меньше. Метров шестьдесят-семьдесят. Луч света выхватил из темноты четверых. Первый очень высокий, метра два, не меньше, а остальные наоборот мелкие. Как только увидели свет, кинулись в рассыпную. Я открыл рот и нажал на спуск. Короткая очередь и длинный рухнул как подкошенный. Следующей очередью достал еще двоих. Остался последний. Еще очередь и всё кончено. Никто не выжил.

Подавив желание осмотреть убитых, я направился на склад. Еще прошлый раз жизнь научила меня не смотреть на убитых одичавших. Давно это было. В Московском метро. Тогда я убил семерых и двое из них были женского пола. Нет, щадить их нельзя. В случае если оступишься – сожрут и глазом не моргнут. Костры разводить умеют. Качественная прожарка гарантирована. Поэтому закон прост – или ты или тебя…

Вернувшись на склад, я увидел, что нога Артёма уже заштопана. Филиппыч вернулся к работе и продолжает доводить до ума внедорожник.

– Убил? – беззлобно спросил Артём.

Я кивнул.

– Сколько?

Я показал четыре пальца.

– Остальных?

– Других не было. – безразлично ответил я.

– Хорошо. – Артём поднялся с ящика и прихрамывая направился к Филиппычу. – Старый, долго еще?

– Часика два. – пробасил Филиппыч, не вылезая из-под капота. – Последние штрихи и в путь. Вы пока займитесь погрузкой всего необходимого.

Артём ехидно посмотрел на меня. Кажется, я уже знаю, что услышу.

– Егор, у меня нога. Придётся тебе!

Я пожал плечами.

– Если нужно, сделаю. Мне не привыкать…

Страница 47

Не помню, когда последний раз ездил на внедорожнике «Волк». Лет шесть назад. Не меньше. Та машина была двухмостовая и с сильно уставшим двигателем. В итоге она сломалась и сейчас гниет где-то в Свердловской области. Этот «Волк» выглядит достойно. Удлиненная шестиколесная версия. Полный привод, блокировка дифференциала, изменяемый клиренс, на крыше управляемый боевой модуль, оснащенный пулеметом «Корд». Для удобства модуль оснащен телекамерой, тепловзором и лазерным дальномером. Управляется он из кабины. В случае отказа электроники возможно ручное управление. Не машина, а сказка!

Грузовой модуль удлинённого «Волка» просто огромен. Грузоподъёмность пять тонн. С меня сошло семь потов, пока я перетаскал в него всё самое необходимое. Начиная от запасной одежды, одеял и подушек. И заканчивая оружием, гранатами и патронами. Груз получился приличный – тонны три, не меньше.

– Все загрузил? – поинтересовался Артём, когда я закончил и начал тренироваться.

– Да. – проскрипел я, пытаясь сесть на шпагат. Пару недель не тренировался, и растяжка уже страдает. Мышцы будто деревянные.

Артём поднялся с ящиков, посмотрел на мои попытки, что-то пробурчал и хромая пошел к грузовому отсеку броневика.

– Собрался в гимнасты подастся? – спросил он. – Или связки порвать желаешь? Кто садиться на шпагат без разогрева?

– Разве тигр разминается перед прыжком? – спросил я. – Тем более разминка у меня была! Туда-сюда с ящиками и беготня по тоннелю.

Артём удивленно хмыкнул.

– Не тренировка, а порнография! – он рассмеялся. – Лучше иди ящики вскрывай. Больше толку будет!

– Ты достал командовать! – я злобно вскочил на ноги. – Хочется мне потренироваться и всё. Работа сделана. Что тебя не устраивает?

Артём отмахнулся и обратился к Филиппычу.

– Старый, когда закончишь?

– Как только, так сразу! – рявкнул Филиппыч. – Егор, ты моторное масло загрузил?

– Нахрена нам моторное масло?! – психанул Артём.

– Машина с консервации. Движок не обкатанный. – начал говорить Филиппыч. – Пару дней поездим и нужно будет поменять. Я аппарат для длительного использования готовлю, а не на пару заездов.

Я пожал плечами и отправился искать моторное масло. Помниться где-то попадались пятидесятилитровые бочки с трансмиссионным, но моторного точно не было…

Еще два часа суеты, и мы окончательно собрались в дорогу. Артём хотел ехать за рулем, но Филиппыч напрочь отказался доверять ему управление. В итоге Артём обиделся и решил ехать в грузовом модуле в гордом одиночестве. Я вздохнул с облегчением – раньше грузовой модуль был всегда занят мной. Но оказалось, что это еще не все! Филиппыч посадил меня за руль, а сам сел на пассажирское. На подобное я даже не рассчитывал.

– Запускай мотор. – ласково сказал Филиппыч. – Аккумуляторы заряжены. Всё работает как часы.

Я запустил двигатель. Приятное урчание мотора, панель приборов ожила. Холостой ход в порядке, не троит не плавает.

– Как аккумуляторы реанимировали? – спросил я Филиппыча. – За семь лет не умерли?

– Они сухие были. – ответил он. – И не семь лет, а десять если смотреть по дате выпуска. Вроде работают. При отрицательных температурах они сдохнут, но сейчас лето. Зарядка идет, все нормально будет.

Из бронекапсулы послышался глухой удар. Артём начал нервничать. Я включил передачу и плавно тронулся. Лавируя между колонн, вышел на прямую, ведущую к тоннелю. Коптящий в углу генератор глушить не стали – топливо кончиться, сам заглохнет.

– Фары включи. – попросил Филиппыч.

Я включил и понял, что из двух фар у нас работает только одна. Света конечно достаточно, но все равно неприятно.

– Прокол. – виновато пробормотал Филиппыч. – Фары я не проверил, но запасные лампочки с других машин поснимал. Выберемся на поверхность – заменю.

Мы въехали в тоннель и оказались возле упавших ворот.

– Первую пониженную. – скомандовал Филиппыч.

Я переключился на пониженную и со скоростью черепахи преодолел несложную преграду. Возле разрушенной шлакоблочной стены остановился. Из машины проход кажется гораздо меньше.

– Касячники… -недовольно буркнул Филиппыч. – Могли потолковее к делу подойти. Давай трогай и на холостом.

Тяжелый «Волк» покачиваясь перебрался через завал шлакоблока.

– Направо или налево? – спросил я, не зная в какую сторону тоннеля нужно ехать.

– Тёмка про левую часть говорил, пока я бедро шил. – ответил Филиппыч.

Я проскрипел зубами. Придётся ехать по стоянке одичавших и по их остывшим телам. Вывернув руль, прибавил газу и прошел со стеной тоннеля практически вплотную. Филиппыч облегченно выдохнул.

– Не помни красавца. – сурово сказал он. – Машина, пусть даже военная, любит уход и ласку. Она как женщина…

Возле стоянки одичавших снова пришлось остановиться. Либо оттаскивать диван, либо давить его.

– Что встал? – рыкнул Филиппыч. – Старого дивана испугался?

Я покачал головой. «Волк» легко переехал диван левой стороной, раздавив его в щепки. Фара выхватила из темноты трупы одичавших. Полчища крыс бросились в рассыпную. Уже успели обглодать тела до костей. Оперативно работают.

– Твоя работа? – безразлично спросил Филиппыч, настраивая тепловизор.

Я кивнул и переключился на повышенную. Больше тридцати разгоняться не стал. Монитор напротив Филиппыча включился и показал тоннель.

– До полтишка разгоняйся. С тепловизором не страшно. – сказал Филиппыч. – Главное мотор не крути. Обкатка как никак…

***

Артём ошибся. Нам пришлось развернуться и ехать в обратном направлении. Челябинское метро в сравнении с Московским – пустяковый тоннель. До последнего опасались обвала, но повезло, спустя час плутания оказались на поверхности. Я с трудом объехал строительную технику и материалы, пересек заросшую дорогу и выбрался на шоссе. Обруливая машины, проехал с километр и остановился на большом перекрестке. Даже не перекресток, а кольцо. Впереди одиноко стоит мост через реку. На пошарпанном указателе написано «р. Миасс». Чуть правее моста стоит куполообразное здание с выцветшим названием «Торговый центр».

– Красавец Челябинск! – воскликнул Филиппыч и вышел из машины.

Сзади хлопнула дверь – Артём вылез из бронекапсулы.

Заглушив мотор, я взял в руки автомат и покинул машину.

Челябинск – Танкоград. Досталось тебе… Как и остальным городам. Памятник былого величия. Город милионник. Природа не осталась равнодушна и постепенно отвоевывает территории. Асфальт вспучился и местами наружу пробивается бледно зеленая трава. По краям дорог обильно разрослись кусты. Парки заросли травой и подлеском. Остовы машин уныло разбросаны по дорогам, дворам и парковкам. Мертвые коробки домов стареют, и штукатурка огромными пластами осыпаются с фасадов. Стекла почернели от старости и навевают уныние. Если долго всматриваться, то в них может показаться движение – игра воображения и не более…

Несколько пышных берез стоят в двадцати метрах. В ветках ближайшей к дороге спрятался заржавевший пешеходный светофор. Тротуар еле просматривается, покрытый прелыми листьями и землёй. Несмотря на ясный день – в городе стоит тишина.

Я почувствовал, как сознания коснулось что-то еле уловимое. Напрягся. Неприятное ощущение пропало. Несколько берёз – не лес, но даже они могут проверить человека и выяснить намеренья. Даже одинокое дерево может подобное, но дать отпора человеку не в состоянии.

Филиппыч нахмурился. Потрогав голову, начал энергично трясти ею. Для него все в диковинку. Семь лет каторги на острове Котельный и наконец-то свобода!

– Старый, не тряси башкой. – прошипел Артём. – Это деревья. Расслабься и неприятные ощущения пропадут.

– Интересно. – Филиппыч счастливо посмотрел на берёзы. – Они поприветствовали меня!

Неожиданно для нас он ломанулся к ближайшему дереву. Я остановил Артёма жестом. Филиппыч добрался до берёзы и обхватил ствол руками. Закрыв глаза он прижался щекой к шершавой коре и замер.

– Лес принял его… – пробормотал я, осторожно осматриваясь.

– Несколько берез – еще не лес. – недовольно пояснил Артём.

– Разницы нет. – рявкнул я, неожиданно для самого себя. И тут же спокойно добавил. – Ты прекрасно это знаешь.

– Нам нужно найти пищу. – проговорил Артём, проигнорировав мои реплики. – В городе должны быть животные. Придётся охотиться.

Я пригляделся и увидел на стене ближайшего дома табличку с надписью «Свердловский…». Буквы сильно потерты и до конца надпись не читается.

– Свердловский тракт? – спросил я Артёма. В Челябинске ориентируюсь плохо. Не жил и не бывал в нем до апокалипсиса.

– Проспект. – отозвался Артём. – Пересечение с улицей Труда. – он показал рукой на частично разрушенное здание, – Дворец спорта Юность и автовокзал. За рекой Миасс Торговый центр. Мы в центре города.

Вернулся Филиппыч.

– Выберемся из города, нужно будет найти лес.

– Хорошо, дядь Миш, будет вам лес. – ответил я. – Только на будущее – мы не на острове! Выходите на улицу – оружие в руках. Меры безопасности.

– Так, план таков. – Артём задумался и выдержав паузу, заговорил: – В спальных районах города есть небольшое поселение. Предлагаю наведаться туда. Договоримся с местными – будет пища, будет вода, теплая постель и другие блага. – он посмотрел на Филиппыча. – И лес там найдётся.

– Дорогу знаешь? – спросил я. – Давно там бывал?

– Три года назад был. – ответил Артём. – Дорогу знаю отлично. Егор за руль, старый назад. Поехали…

Я погнал внедорожник по проспекту, ловко обруливая препятствия. Артём постоянно бурчал и комментировал мои действия. С Филиппычем было проще. Несколько раз нам встречались оболочки, но поспешно сваливали от греха подальше. Урчащий монстр не вызывал у них доверия.

С проспекта свернули на Доватора, а затем дома кончились и начался лес. Давление на мозг превысило обычную норму. Лесу явно не понравилась машина и сидящие в ней люди. Я давил на газ, стараясь проскочить неприятный участок. Но спустя пару минут Лес успокоился и вздохнул с облегчением.

– Чуть башка не лопнула! – пожаловался Артём. – Но вроде успокоился.

– Да. – согласился я. – Если бы не успокоился – по трассе не смогли бы ехать.

Лес закончился. Взору открылось водохранилище и плотина. Проехали без препятствий и снова оказались в городе, только с другой стороны. Элитные район города. Кругом новостройки. Людей пока не встретили.

Покинув Челябинск мы за пол часа добрались до известного Артёму поселенья. Небольшая аккуратная деревня, построенная прямо в поле. Я насчитал тридцать семь домов. Жители заметили нас издалека и по-быстрому испарились.

– Остановись. – скомандовал Артём, когда до первого дома осталось пятьдесят метров.

Я затормозил, но двигатель глушить не стал. От незнакомых людей можно ожидать чего угодно. Прошло пять минут и к нам навстречу вышел взрослый мужик с ружьем в руках.

– Пошли разговаривать. – сказал Артём…

Приветствие вышло натянутым. Мужик нервничал. Когда из бронекапсулы вылез Филиппыч с Калашом в руках – мужик занервничал еще сильнее. Артём сумел разрулить ситуацию и убедить, что нападать и грабить мы не собираемся. Как я понял, Серегу (так зовут нового знакомого) напугали не мы, а наш внедорожник. Трехмостовый «Волк» с пулемётом на крыше выглядит очень сурово. При желании можно всю деревню положить…

***

Нам выделили небольшой дом с четырьмя койками и всем необходимым для проживания. К просьбе накормить жители отнеслись скептически, но когда я подарил старшему два автомата – появилась симпатия. Многие стали поглядывать с интересом. Постепенно улица ожила и к нам стали заглядывать гости. Я подогнал внедорожник прямо к воротам и его тут же облепила любопытная ребятня. Ребята повзрослее, и парни моего возраста смотрели на машину с восторгом. Некоторые даже не постеснялись попросить прокатить. Грубая реплика Артёма желающих поубавила.

Пока обустраивались, нам принесли поесть. Две девчонки лет восемнадцати-двадцати. Одна с веснушками и полноватая, а вторая брюнетка и с точеной фигуркой. Обе стали невзначай заигрывать. Я проявил интерес и получил от Артёма по шее. В общем и не хотелось, но Артём усмотрел обратное. Как только мы пообедали заявился Серёга. Мужик добрая душа. Старший поселка. По словам Артёма несколько лет назад старшим был некий Роберт, но как выяснилось позже – он погиб при стычке с бандитами. Нормальное явление в условиях постапокалипсиса.

– Нормально отобедали? – спросил Серега с порога.

– Отлично! – отозвался Артём. – Не стой в проходе. Садись. Мы гости, а не ты.

– Что-то я запамятовал. – пробормотал Серега и пододвинув стул уселся. – В наших краях гостей не часто встретишь. Тем более таких! Все чаще бандиты и мародеры…

Филиппыч бодро вскочил на ноги и направился к выходу. Уже в проеме остановился и сказал:

– Я в Лес схожу. Тут недалеко. Развеюсь.

– Автомат не забудьте! – подметил я.

Филиппыч кивнул и вышел на улицу. В Лес он мог идти и без оружия, но лучше перестраховаться. Всякое бывает.

– Артём, тут такое дело, – Серега застенчиво опустил взгляд.

Я скинул ботинки и хлопнулся на панцирную кровать, которая оказалась слишком продавлена. Лежишь как в канаве.

– Что? – резко спросил Артём, продолжая массажировать больную ногу.

Как старшему поселка, Серёге сильно не хватает самоуверенности и дерзости. Интересно, местные слушают все его приказы? Или иерархия тут не в моде, и старший играет роль козла отпущения? Нужно будет пообщаться с девчонками. Глядишь много интересного узнаю…

– Ты автоматы мне подарил… – еле слышно заговорил Серёга, – а патронов у меня к ним нет. Как быть? – вопрос он задал настолько тихо, что мне пришлось напрячься.

– Серый! – Артём резко встал. Боль в ноге заставила его поморщиться. – Ты старший в поселке?

Серёга кивнул. Даже такое простое движение у него получилось скованным и зажатым. Увидев мой пристальный взгляд, он опустил голову.

– Егор! – рявкнул Артём. Серёга вздрогнул.

– Достал! – гаркнул я в ответ. – Можешь не орать?

– Иди погуляй. – более спокойно попросил Артём.

Я натянул ботинки и не сказав ни слова вышел на улицу. В поселке что-то происходит. Но что я пока не знаю. Опасности не чувствую. Значит можно расслабиться. Тем более у Артёма чувство опасности развито не меньше моего. Неладное почувствуем заранее.

Заметив бочку полную дождевой воды я решил умыться. Двор покидать не стал. За воротами галдят дети. Если выйду – облепят со всех сторон.

Закончив умываться, я сел в тенечек и стал дожидаться конца разговора.

Серега вышел спустя двадцать минут и быстрым шагом покинул двор. Меня он просто не заметил. Профессионал даже тенёчек по всем правилам маскировки выбирает. Даже гордость за себя берет.

Артём вышел спустя минуту. Хромая спустился с крыльца и подошел ко мне. Не такая крутая у меня позиция. От профи не спрячешься.

– Чего он такой зажатый? – спросил я, пожевывая соломинку.

– Бандиты тут недалеко. – оскалившись сказал Артём. – Не деревня, а самое настоящее рабское поселение. С виду всё гладко, но на самом деле полная жопа. И при том бандиты уже знают о нашем прибытии.

– Даже так? – удивился я.

Артём кивнул:

– Смотрящий бандитов покинул поселок верхом на лошади, как только мы показались на горизонте. Расстояние до поселения бандитов чуть больше двадцати километров. Час на дорогу и смотрящий у них. Еще три часа на сборы, и час на путь к нам. – Артём посмотрел на часы. – Через пару часиков будут.

Я выплюнул соломинку и вскочил на ноги.

– Ненавижу рабство во всех его проявлениях. Придётся снова стать судьёй и отправить гадов в мир иной…

Страница 48

В поселке имеется медпункт и именно туда отправился Артём, оставив меня готовиться к предстоящему столкновению с бандитами. План разрабатывать не стали. Будем импровизировать на ходу. Тем более мы не собираемся обороняться. Лучшая защита – нападение. У нас есть «Волк» с крупнокалиберной турелью. Если выбрать хорошую позицию, то можно вести огонь с приличного расстояния. Примерная численность врага: около двухсот стволов. Совсем не мало.

Вокруг внедорожника царит хаос. Ребятня облепила его и двое даже забрались на крышу и пытаются разобрать турель. Пришлось немного покричать злобным тоном. Малышня поспешно ретировалась, но троих пацанят десяти-двенадцати лет я попросил остаться. Остальная ребятня удалилась на безопасное расстояние и стала заинтересованно поглядывать. С ними нужно держать ухо востро. Могут легко что-нибудь умыкнуть.

– Так, ребята, кто из вас видел куда ушел бородатый дед, что приехал с нами? – спросил я. Имена пацанят узнавать не стал.

– Туда. – почти в голос ответили трое, показав руками в направлении леса, до которого почти с километр.

– Кто-нибудь самый шустрый найдите его и скажите, что появилось срочное дело. Как можно быстрее! – попросил я.

Результат превзошел мои ожидания. Пацанята не смогли определиться и принялись драться. Пришлось растащить за уши. Выбрав самого задиристого я отправил его искать Филиппыча. Двое оставшихся явно обиделись и начали в мыслях придумывать товарищу наказание.

– Вам больше повезло! – весело сказал я, и разблокировав замок, открыл бронекапсулу.

Пацанята с интересом заглянули в открытую дверь и пооткрывали рты. Больше всего их привлекла лежащая на сидень снайперская винтовка.

– А это Винторез? – спросил один из них.

– Нет. – ответил я, залезая в бронекапсулу. – Это «СВД». Но и Винторез у нас тоже имеется.

Я вытащил на улицу два ящика с патронами и быстро вскрыл их. На лавочке разложил кучу запасных магазинов для автоматов и десяток для винтовок. Ребята с азартом принялись помогать мне. Постепенно несколько подсумков располнели заряженными магазинами.

– А вы воевать будете? – спросил мальчуган. Ребятня в стороне осмелела и стала потихоньку приближаться.

– Нет. – ответил я. – Мы не воюем. Только пугаем…

Подготовку снаряжения я закончил за двадцать минут. Вернулся Филиппыч. От его грозного голоса малышня разбежалась окончательно. Пока я вводил его в курс дела, пришёл Артём. Оглядев снаряжение удовлетворительно кивнул.

– Быстро справился. Привлек ребятню?

– Да, – ответил я, – пытались умыкнуть патроны. Ушлые до безобразия.

Филиппыч присел на лавку.

– Только выбрались на большую землю… – нервно заговорил он, – и опять воевать… когда это кончиться?

– Никогда! – отрезал Артём. – Подобного я ожидал, но не так скоро.

Я прикинул расстояние до ближайшего крупного поселения. Город Урал не очень далеко. Километров сто, не больше. Но поддержки от них ждать не стоит. Там всем заведует Илья Зарипов. Он мужик не плохой, но в связи с последними событиями однозначно настроен против. Интересно где сейчас Матвей Савельев? Если в Урале, то путь туда нам заказан.

– Итак. – снова заговорил Артём. – Наша задача простая – ликвидировать банду бандитов. У нас с Егором куча опыта в подобных мероприятиях. Особых сложностей не должно возникнуть. И преимущество на нашей стороне. «Волк» с турелью конечно не ударный вертолет, но тоже не слабо.

– Насчет опыта ты погорячился конечно. – пробурчал Филиппыч. – Я тоже не лыком шит. Хоть и стар, но кое-что могу. Сяду за турель. Бегать с автоматом не хочется.

– Отлично. – согласился Артём. – Тогда я за руль, а Егор будет нашим тузом в рукаве.

Вот так всегда! Самая грязная работа достается мне. Уже знаю, что мне предстоит делать…

– Беру снайперскую винтовку, занимаю позицию и веду огонь по самым ярым активистам? – спросил я.

– В точку. – Артём развеселился. – Но тут вариантов два: либо бандиты мобилизовались по-быстрому и уже выдвинулись в нашу сторону наводить порядок, либо они попытаются ударить ночью. Сомневаюсь, что придут сразу всем скопом. Скорее всего вышлют малый отряд.

– А как с местными? – спросил Филиппыч. – Тут куча мужиков, но все какие-то зажатые.

– На местных не рассчитываем. – ответил Артём. – Весь посёлок сидит в страхе. По соседству имеется еще несколько подобных поселений. Бандиты всем заправляют. Два раза в месяц собирают дань и пользуют местных женщин. Всё как обычно.

Для Артёма подобное давно стало обыденностью. А вот Филиппыч начал медленно свирепеть.

– Порву гадов… – прошипел он.

– Порвешь, не спорю. – согласился Артём. – Но подставляться под пул не стоит. Работаем четко и быстро. С минимальным риском. Такие явления в нынешнем мире слишком распространены. Всех бандитов не уничтожишь. Всегда находятся желающие покомандовать и нечего не делать.

– Может уже по коням? – спросил я.

Артём кивнул.

– Да, поехали.

Я залез в бронекапсулы и закрыл дверь. Машина плавно сдала назад, рыкнула мотором и устремилась по деревне в направлении пристанища бандитов. В окно я увидел любопытные взгляды жителей поселка и побежавшую следом за машиной ребятню. Кто знал, что когда-нибудь обычная военная машина станет невиданной диковиной…

Артём аккуратно объехал поля, на которых растёт картошка, пшеница и прочие культуры. Сельское хозяйство теперь пользуется популярностью. В каждом доме есть лошади, коровы и овцы. На полях стоят стога и копны. Людям не легко, но они стараются. Ведь кормить нужно не только себя, но и бандитов.

Справа появился лес. Артём решил держаться от него на удаленном расстоянии. Спустя пяток километров от поселка он остановил машину. Я уже успел приготовиться по полной программе. Вот только винтовка не престреляна…

Остановка оказалась тестовой. Мы установили в поле две мишени. Одну большую – одеяло на связанной из палок треноге, и маленькую – ящик из-под патронов поставленный на ребро, с нарисованной на нем мишенью.

Пока Артём возился с моей винтовкой, и посылал пул в мишень одну за другой, мы с Филиппычем испробовали турель. Одеяло превратилось в решето. Сперва стреляли без движения, а потом опробовали стрельбу на скорости. В целом турель показала неплохие характеристики: с расстояния в километр можно вести прицельную стрельбу по живым мишеням. И не важно, днем или ночью.

– Готово. – Артём протянул мне винтовку.

– Спасибо. – ответил я, и приникнув к прицелу, посмотрел в сторону предполагаемого появления бандитов. Чистые убратые поля и стоящие по всюду копны. Ближе к лесу начинается мелкий плотный березняк. Если вырубить его, то можно расширить территорию заготовки сена. Вот только вырубать его категорически опасно!

– Нашумели мы солидно. – сказал я, закончив обследование территории. – Километров за десять грохотало.

– Ничего. – сказал Артём. – Наше появление так и так не останется незамеченным. Думаю, что машины они не сильно испугаются. Турель сочтут за муляж, пока она не начнет их обхаживать.

Я засмеялся и полез в бронекапсулу. Артём прыгнул за рули и через несколько секунд мы снова отправились в путь.

Как и предполагалось – бандиты отправили маленький отряд на разведку. По воле злого рока с отрядом мы встретились около небольшой заброшенной деревушки. Загрохотала турель. Я посмотрел в окно, но угол обзора слишком мал чтобы увидеть происходящее.

Мы проехали еще немного, изредка постреливая и Артём остановил машину. Турель замолчала. Я выскочил на улицу и прижимаясь к машине подошел к водительской двери. Артём открыл дверь и вышел на улицу.

– В кого стреляли? – спросил я, осматриваясь по сторонам. Впереди уныло лежит деревня. Мы находимся на относительной возвышенности. Справа лес. Слева небольшой холм и маленький прудик. Деревня сильно заросшая и разглядеть, что происходит почти невозможно. А вот наша позиция для любого стрелка очень открыта. Спасает расстояние – от нас до деревни почти километр.

– Тридцать человек двигались в нашу сторону. – объяснил Артём. – Как только заметили машину, бросились в деревню.

– Но я скосил семерых! – довольно выдал Филиппыч из кабины.

Звука выстрела не было слышно, но пуля щелкнула по машине. Артём сиганул в салон. Я пригнулся и попятился назад. Сказал:

– Давай боком машину ставь. Укрытие будет…

Артём развернул внедорожник левым боком к деревне. Мотор глушить не стал. Филиппыч развернул турель и для острастки дал несколько очередей. Затем выбрался на улицу. Артём вылез через его дверь. С больной ногой такое действие далось ему трудно.

Я залез в бронекапсулу. Сдвинул до упора крайнюю к двери форточку и выставив в нее винтовку приник к прицелу. Машина «Волк» отлично бронирована. Передняя часть особенно. Из крупнокалиберного пулемета хрен прошибешь. Бронекапсула тоже защищена на славу. Но вот стекла оставляют желать лучшего. Есть версии с неподвижными стеклами и бойницами в них. Наша версия с сдвижными окнами, что дает большую маневренность стрелку, но такие стекла гораздо тоньше и пробиваются из автомата. За все приходиться платить.

Машина дернулась и стала опускаться. Филиппыч залез в салон и решил изменить клиренс до минимума. Плохо, что нет защиты колес. Запаска у нас всего одна.

Отыскав деревню, я стал тщательно изучать ее. Увеличения прицела вполне хватает. Место куда стрелял Филиппыч отыскалось быстро. Я заметил кровь на примятой траве, а затем труп без головы. Крупнокалиберная пуля снесла бандиту башку до основания и раскидала содержимое по траве. Не повезло бедняге.

Обследовав окна видимых домов, я не нашел ни одного бандита. Крупная трава и мелкие деревья сильно усложняют задачу. Странно, разве Лес не психует на бандитов? Или они нашли способ договориться с ним? Впрочем, Лес не настолько агрессивен. Бандиты его не трогают. Он не трогает их. Симбиоз черт побери.

– Что там? – спросил Артём, встав у открытой двери бронекапсулы. Дверь защищает выше пояса, но меткий снайпер может попасть по ногам. К чему подобное безрассудство?

– Ноги лишние? – рявкнул я, вытаскивая винтовку из окна.

Бандит на той стороне точно мутант. Как он прочитал мои мысли? Пуля ударила в дверь сразу же после моих слов. Артём довольно ловко запрыгнул в бронекапсулу. Ехидно засмеялся:

– Специально я! Наблюдают суки… У них снайперской винтовки нет, но есть автоматы. И один с оптикой похоже… Расстояние метров семьсот-восемьсот… С Калаша так далеко не возьмешь!

В противоположном окне показалась суровая морда Филиппыча. Он показал на Артёма и покрутил пальцем у виска. Я кивнул, закрыл окно и начал ржать. Успокоившись, рассказал:

– Когда с Алтая вышел не так давно, то сцепился с бандитами. Лишился оружия, но убил бандитов и приобрел трофейный «АКМ» с оптикой. Потом нарвался на мародеров атакующих мелкий мирный поселок. Оружие не мое было и повадок не знал. С семи сотен двоих уложил! – я выждал паузу, и ткнул Артёма в грудь. – «АКМ»! Трофейный! Старый!

Артём рассмеялся и выдал матершинное слово. Синоним этого слова – «врешь». Открыв форточку, он крикнул Филиппычу:

– Старый, тут мелкий хвалиться, что со старого «АКМа» с семисот метров двоих завалил…

Филиппыч появился в окне и покачал головой.

– Без оптики нереально!

Я снова заржал.

– Вот видишь!

– Всё равно очень сложно… – пробормотал Артём. – Условия идеальные нужны… Без ветра… Позиция…

– Может перестанете достижениями хвалиться?! – сурово сказал Филиппыч, засунув голову в окно. – Мы не на курорте… – он посмотрел на «СВД» Винтовку мне дайте!

Я протянул винтовку в открытую форточку. Филиппыч нежно взял ее и исчез. Артём приблизился к припасам, занимающим половину пространства, и стал вытаскивать крупный сверток. В свертке оказалась разобранная винтовка «АСВК». Грозное оружие калибра двенадцать и семь. Близкая родственница пулемёта «Корд», стреляющая тем же патроном. Двенадцать с лишним килограммов веса. Куча отдачи и много шума. Из плюсов – главное попасть в противника, смерть гарантирована бонусом. И когда он успел ее прихватить со склада?

Артём вручил мне небольшую коробку патронов и коробчатый магазин на пять патронов, а сам принялся собирать винтовку. Я вскрыл коробку патронов и по красно-черной раскраске носиков пуль понял, что они бронебойно зажигательные. Час от часу не легче!

– Нахрена тебе эта бандура? – спросил я, снаряжая магазин. Длинна патрона почти пятнадцать сантиметров, а масса около ста пятидесяти грамм. Можно убивать противника броском патрона в голову. – Ты же не собираешься стрелять из неё?

Громко хлопнула «СВД». Я машинально пригнулся и стукнулся лбом об пламегаситель винтовки, которую собирает Артём.

– Минус один! – долетело с улицы. Похоже Филиппыч не теряет времени зря!

Посмотрев в окна и открытую дверь бронекапсулы, я не смог обнаружить его позицию. Неужели под машиной лежит? Нет, слишком громко прозвучал выстрел.

– Буду стрелять! – весело сказал Артём, прищелкивая магазин к винтовке. – У нас спор…

– Какой спор? – нахмурился я.

– Закусились со старым. – ехидно ответил Артём. – Кто больше бандитов в снайперской дуэли уложит. Я проиграть просто не могу. Если хочешь, присоединяйся!

Я покачал головой. Артём отсчитал двадцать патронов и рассовал их по карманам. Итого у него их двадцать пять. Удовлетворительно хмыкнув, он выскочил из бронекапсулы и не взирая на боль в ноге быстро убежал за машину. Я остался один…

Расчистив пространство, я сложил сиденья и постелил на пол одеяло. Похоже дуэль будет долгой и можно отдохнуть. Но зато теперь все стало ясно. Мы могли подъехать к деревне и выкурить бандитов плотным огнем из пулемёта. Или забросать гранатами из револьверного гранатомёта и подствольников. Или… Вариантов много! Но мужики решили поиграться. Два идиота – старый и молодой. Снайпера недоделанные.

Выстрел прервал мои раздумья. Мощный глухой звук. Стрелял Артём. Я поднялся и выглянул из окон. Позиции не обнаружить. А не попробовать ли мне обставить их? Опыт стрельбы имеется и к тому же неплохой. Пусть потом брызгают слюной!

За несколько минут я сумел вытащить из кучи снаряжения нужный сверток. Винтовка «СВ-98». Она у нас в единственном экземпляре. Патрон как у «СВД», но она не автоматическая. После каждого выстрела придётся перезаряжать. Зато у нее имеется телескопические сошки и глушитель. У каждого оружия есть плюсы и минусы. Эта винтовка не исключение.

Закончив приготовление, я засунул два магазина в разгрузку и вышел на улицу. Осталось заглушить работающий на холостых внедорожник и можно начинать…

Страница 49 Вершители правосудия

Деревушка не очень большая, но надежных укрытий в ней огромное множество. С нашей позиции она просматривается как на ладони. Если кто-нибудь попытается бежать – сразу заметим и уничтожим. Но деревня, сильно заросшая высокой травой, большая часть из которой крапива, и мелкими деревьями и кустами. Все это значительно усложняет поиск и ликвидацию бандитов.

Наша позиция в какой-то степени выигрышная. Мы находимся на относительной возвышенности. Там, где стоит внедорожник, местность начинает понижаться вплоть до деревни. За деревней местность снова возвышается, но не так сильно. Самая низкая точка справа от деревни – небольшой пруд, сильно заросший камышом. После пруда вырастает пологий холм. Пространство за холмом не просматривается, но и без того ясно, что там поля продолжаются. Копна и стога торчат повсюду. Без этого никак. Некоторые гораздо темнее собратьев – прошлогодние. Да, с заготовкой сена лучше переусердствовать. Коровы газету читать не станут.

Позиции Артёма и Филиппыча я обнаружил без труда. Оба укрылись в естественных неровностях. Хотя Филиппыч замаскировался посерьезнее. Артёма сильно выдает винтовка. С полутораметровой бандурой на скошенном поле не шибко спрячешься. Ответного огня они не шибко опасаются. Надеются на безалаберность бандитов. А зря… Будь у бандитов снайперская винтовка – кто-нибудь уже бы лишился мозгов.

Решив подстраховаться я запер машину и убрал ключи в карман. Но немного подумав, решил доукомплектовался пистолетом и тремя запасными магазинами к нему. Плюс взял парочку для винтовки. Патронов много не бывает. Лучше перебдеть, чем недобдеть! В завершении я прихватил с собой мощный монокуляр.

С какой позиции стрелять удобнее всего? Конечно с высоты. Обзорность значительно увеличивается. Самая высокая точка – холм возле деревни. С него можно будет осмотреть территорию на многие километры. Ну и конечно пощелкать бандитов.

Проверив что винтовка надежно закреплена, ничего не брякает и не отваливается, я пригнувшись ломанулся к Артёму. Со стороны деревни долетел глухой выстрел. Куда ушла пуля я не понял. Хлопнула «СВД» Филиппыча. Похоже старый жук успел засечь стрелка. Добежав, я свалился в небольшую яму рядом с Артемом. Он оторвался от прицела и удивленно посмотрел на меня. Перевел взгляд на винтовку:

– Решил посоперничать с взрослыми дядьками?

Я протянул Артёму ключи от «Волка»:

– Нахрен мне ваше соперничество. Чувствую это надолго. Пойду в разведку. – я показал в направлении холма. – Туда пойду. Не подстрелите ненароком!

Артём скептически отнесся к моему уходу. По большей части его беспокоит остаться без прикрытия со спины. Но с холма я смогу обеспечить прикрытие, так что может не беспокоиться.

Предупредив Филиппыча, я по-быстрому исчез. Пришлось неплохо выложиться, чтобы пропасть из поля зрения. Маршрут я намеренно заложил с большим крюком. Бандиты наверняка подумают, что рванул в сторону поселения.

Три километра бежал на пределе. Тренировка не помешает. Мышцы ног забились, а вот дыхалке все нипочём. Копна и стога служат ориентирами. Сразу вспомнилась заготовка сена. В прошлом году меня нехило так припахали. Две недели вкалывал до кровавых мозолей. Метал стога и копна. Косить не пробовал, но видел, как это делается. Практически везде люди придумали одно и тоже. Берётся обычная тракторная косилка, но переделывается и ставиться на колеса. От колеса собирается привод через редуктор и усилие передается на нож. Лошадь тянет косилку, и она начинает работать. Некоторые даже сумели найти готовые косилки, которым около ста лет. Как ни крути, но даже после апокалипсиса остались умельцы способные собрать полезные приспособления. А запчастей для этого просто навалом…

Холм отлично спрятал меня от деревни. Я быстро взбежал на вершину, и тщательно маскируясь, уже ползком стал искать укрытие. Спасибо жителям – холм они не косили, и трава покрывает его капитально. Не слишком высокая, по колено, но плотная. Выбрав небольшой бугорок, я занял позицию: если смотреть прямо – деревня начинается в двухстах метрах и лежит как на ладони. Развернусь на сорок пять градусов – вижу стоящий на возвышенности внедорожник. Отсюда он выглядит маленьким. Настроив монокуляр, я отыскал Филиппыча. Да, снять его сейчас не составляет проблемы. Лежит себе спокойно, смотрит в прицел и жует травинку. Так, он начинает нервничать, отлипает от прицела и озирается по сторонам. Чувствует, что за ним наблюдает. Поразительно развитое чутьё!

Отстав от Филиппыча, я нашел Артёма. Черный ствол винтовки с мощным пламегасителем на конце. Артём смотрит в прицел. Его левая рука поставлена на локоть. Он показывает мне средний палец. Вот гад, знает, что я уже на холме. Прикалывается. Я показал средний палец в ответ. Он слегка приподнялся, отлипнув от прицела, и провел тыльной стороной ладонью по горлу. Вернулся к прицелу. Я сделал показал большой палец и прекратил наблюдение. Поле за ними чистое на много километров. Лес просматривается отлично, но только внешне. Вдали виднеется Челябинск и пригород. Мощности монокуляра хватает. Вся округа как на ладони. Даже недавно покинутое нами поселение.

Минут пятнадцать я сканировал округу, но предполагаемой базы бандитов не обнаружил. У бандитов есть отличительная особенность – они селятся на старых заводах, армейских частях, аэропортах и подобных им объектах. Привычные людские поселения для бандитов чужды. С чем это связанно – непонятно.

Разложив сошки, я установил винтовку. Нехитрые манипуляции и оружие готово к стрельбе. Затвор продольно-скользящий, ручной перезарядки. Винтовка оснащена глушителем, что в принципе не плохо, но можно было обойтись и без него. Оптика не плохая, но могла быть значительно лучше…

Исследовав деревню, я обнаружил четверых бандитов. Трое ребят не старше тридцати, четвертый явно пенсионного возраста. Укрылись в палисаднике одного из домов, в тени раскидистой яблони. Дерево обильно усыпано ярко зелеными яблоками. Один из бандитов держит в руке недозревший надкусанный плод, по выражению лица понятно, что яблоко безумно кислое, но бандюган не сдается. Старший увлеченно жестикулирует, что-то рассказывая изредка показывая рукой в направлении Артёма и Филиппыча. Уходить бандиты пока не собираются. О том свидетельствует разложенная на тряпке еда и термос с чаем. Только у старшего автоматическое оружие (старый добрый Калашников), у остальных однозарядные ружья двенадцатого калибра. Оптики нет.

Оставив четверку в покое, я продолжил поиск. Пять человек сидят в дровянике с сильно прогнившей крышей. Достать их не составит труда. Вот только после первого выстрела все начнут кричать и бегать как тараканы. Интересно, почему они рассредоточились?

Скошенных турелью бандитов я отыскал без труда. Над мертвыми телами уже вовсю кружат мухи. На улице не жара, но довольно тепло. К вечеру запахнут. Сколько у нас до вечера? Я посмотрел на часы: пять сорок пять. Время как калибр. Двусмысленно. Жаль, что семь шестьдесят два не бывает. Ну и фиг с ним.

Еще один труп отыскался возле поникшего забора крайнего дома. Бандит подставил табуретку на землю и укрывшись в плотной траве стрелял по нам. Что-то подсказывает мне, что это был тот самый стрелок с оптикой на автомате. Но оружия нет. Похоже забрали. Голова практически потеряла связь с телом. Пуля попала в шею и разнесла ее. Явно Артёма работа. Пока я шел к холму раздавалось несколько выстрелов. Где-то должны лежать остальные трупы. Возможно в домах. Плохо что улица единственная улица деревни идёт параллельно моей позиции. Окна для меня недоступны…

Я принял решение ударить по четверке бандитов сидящей в тени яблони. Звука выстрела они не услышат. Но паника начнется нехилая и многие должны повылазить из домов. Кто подставиться под огонь Артёма и Филиппыча, а кто нарвется на меня.

Первый выстрел будет самым прибыльным. Можно убить сразу двоих. Они даже сидят подходяще. Я поймал голову бандита, сидящего спиной ко мне, в прицел. Задержал дыхание, рассчитал поправки и плавно нажал на спуск. Удобный регулируемый приклад мягко толкнул в плечо. Звук выстрела прозвучал слишком громко. Или просто показалось. Бандитам не повезло. Первый лишился макушки и забрызгал мозгами пикничок. Второй, сидящий в метре напротив, поймал деформированную пулю промежностью. Врубился в происходящее он не сразу. Можно не добивать, так и так не жилец.

Осталось двое. Взрослый и молодой. Я плавно передернул затвор. Горячая гильза упала в сочно-зеленую траву. Старый среагировал мгновенно и подхватив автомат кинулся на утёк. Молодой впал в прострацию. Я выстрелил. Метил в голову, но попал в ключицу. Пуля прошла тело по диагонали и вышла на свободу в районе подмышки. Минус три.

Передёрнув затвор, я быстро отыскал последнего из четверых. Бежит вдоль забора пригнувшись, и что-то кричит своим. Выстрел. Не попал. Попал по трухлявому забору и перебил прожилину. Мужик испуганно прыгнул и киношно упал к забору. Тут же попытался максимально вжаться в землю. С перепугу думает, что по нему стреляют с позиции номер один (так я обозвал позицию Артёма и Филиппыча). Зря, для них он не виден, но для меня как на ладони. В движущуюся мишень попасть сложнее, а в неподвижную без проблем. Нажимаю на спуск, и мужик отправляется бандитский ад. Поделом!

Пятерка из дровяника заняла круговую оборону. Кругом трава! От кого они обороняться собрались? Отсутствие должной подготовки порождает идиотизм. Кругом дома, хотя бы попытайтесь! Зачем так дешево отдавать свои жизни.

Делаю выстрел. Затем второй. Осталось четыре патрона. Круговая оборона пала. Трое из пяти срываются в бегство. Беру самого проворного. Стреляю. Снова стреляю. Помниться с «АКМ» у меня лучше выходило. Да и расстояние там побольше было. Два промаха подряд не в какие ворота. Вскользь замечаю в одном из дворов движение. Снова стреляю по беглецу. Промах. Он уже выскочил из-за дома и открылся для позиции номер один. У меня последний выстрел. Ловлю его в прицел, и не успев выстрелить вижу, как бедолаге просто отрывает ногу в районе таза. Тело отбрасывает в сторону, по инерции разворачивая. Кровь заливает траву. Сука Артём, меткий до безобразия!

Стремительно ищу противника. Нахожу одного, но Филиппыч вмешался чуть раньше. Снайпер он отменный. В голову по бегущей мишени. Не так прост старый, не так прост…

Я вернулся к двору, где заметил движение. И как раз вовремя. Рыжий мужик с автоматом на котором установлена оптика похоже засек меня. Он взобрался на сарай и занял позицию в большом окне. Сел грамотно, в глубь. Для Артёма и Филиппыча он недоступен. Для них сарай глухая стена. А вот я вполне достану рыжего гада.

Пуля вошла в землю в метре от меня. Я прижался к земле и пополз назад. Глазастый сука! Хорошо, что не меткий. Осторожно подтянул винтовку и облегченно выдохнул. Теперь ему меня не достать. Придётся менять позицию. Ну и накасячил я!

Пока менял позицию, насчитал десять хлопков. Четыре принадлежат Филиппычу, остальные Артёму. Так они всех бандитов перехлопают.

Обогнув холм, я залег гораздо ниже. Обзор не такой хороший, но зато я менее заметен. Установив винтовку, отыскал злосчастный сарай. Рыжий тоже не дурак и сменил позицию, вот только в наблюдательности мне не занимать. С угла не хватает одной доски. А она была! Точно помню.

В сарае темно, сколько я не вглядывался в черный узкий проем – так ничего не увидел. Выбрав предположительное расположение, выстрелил наугад. Не боясь быть обнаруженным стал обследовать деревню. Трупов значительно прибавилось. Ни одной живой души. Либо бандитов осталось слишком мало, и они попрятались по домам, либо все убиты. В сарае заметил движение. Посмотрел и увидел рыжего. Он подполз к большому проему. Руки и лицо в крови. Все-таки я задел его выстрелом наугад. Редкость, но бывает. Убивать раненого нехорошо, но он так и так не жилец. Я выстрелил и рыжий принял смерть. Он единственный, кто оказал мне сопротивление и как врага я его уважаю. Покойся с миром бандюган…

Пол часа прошли безрезультатно. Я взобрался на холм, и при помощи жестов связался с Артёмом. Они снялись с позиций, сели в машину и выдвинулись в сторону деревни. Я предельно осторожно спустился с холма и подошел к деревне как раз, когда подъехала машина. Филиппыч дал по одному из домов залп из пулемета, а затем потребовал при помощи СГУ (сигнально громкоговорящая установка) сдаться всех бандитов. И без того грозный голос прозвучал устрашающе и через несколько минут на улицу полезли бандиты. Всего их осталось шестеро.

Пока Артём пытался придумать, что делать с пленными, Филиппыч вычудил то, чего никто не ожидал. Он просто застрелил всех бандитов. Хладнокровно и быстро. Очередь из автомата, потом несколько одиночных и всё закончилось.

Нет, наверное, я поступил бы так же, но именно сейчас это показалось дико.

– Старый, ты нахрена их убил? – Артём схватился за голову и сел на корточки. – Совсем из ума выжил?

Я выскочил из бронекапсулы, осмотрел место казни, покачал головой. Филиппыч вызвался охранять, пока мы с Артёмом решали. Нужно было сразу понять, что нехороший блеск в глазах Филиппыча не к добру.

– Это мрази последние! – рявкнул Филиппыч, озираясь по сторонам. – Вы чего нюни распустили? Садимся в машину и едем добивать остальных!

– Старый, садись-ка ты лучше назад! – скалясь прошипел Артём. И откуда в нем взялась такая гуманность? Ну убил их Филиппыч. Ну и хрен с ними. Поменяйся мы ролями – на такую легкую смерть можно не рассчитывать. Я видел, как бандиты поступают с пленными. Страшное зрелище.

– Егор, ты тоже не стой! – рявкнул Артём. – Садись, едем!

Я кивнул и оказавшись возле машины запрыгнул на переднее пассажирское. Сзади хлопнула дверь. Артём запустил мотор и раскрутив его до предела дал газу. Я посмотрел на его злобное лицо. Нет, тут что-то не так. Что неладное твориться с психикой Артёма. Не был он таким раньше. Не узнаю я учителя… О снайперской дуэли решили не вспоминать. Не до этого теперь…

Страница 50

Артём вывел машину на поле и вдавил тапку до отказа. Дизель взревел, и машина стала стремительно разгоняться. Я взглянул на спидометр – под девяносто. Подвеска справляется, но трясет нехило. Впереди стоят маленькие копны. Мы несёмся на одну из них. Я удивленно посмотрел на Артёма:

– Зачем?

– Мне похрен! – рявкнул он.

Масса «Волка» около четырнадцати тонн. Плюс снаряжение. Копешку он просто не заметил, разметав по полю. Изображение с камеры пропало. Турель в сене. С лобового стекла сено мгновенно сдуло.

– Уважай чужой труд! – прошипел я. – И сбрось скорость.

Артём снизил скорость до шестидесяти. Стало гораздо комфортнее.

– Что с тобой происходит? – спросил я.

– Ты, о чем? – возмутился Артём.

– О происходящем. – ответил я. – Неправильно это мы так не работаем. Твое поведение. Филиппыч не в счет. Главный по факту ты. Тебя все устраивает?

Артём внимательно посмотрел на меня. Пожал плечами.

– Вполне. – сказал он. – На большую землю добрались. Транспортом и оружием обзавелись. Едой запасемся в поселение. Если ты про ликвидацию бандитов? … Что в этом такого? Мы просто обязаны помочь местным жителям. Еще вопросы?

– С этим согласен. – ответил я. Взявшись за джойстик управления турелью, я развернул ее назад. Сено сдуло, и камера прозрела. Вернув турель в прежнее положение, я заговорил: – Твое поведение. Что-то не так. Много нервничаешь. Несвойственные для тебя действия. Прежний Ты не стал бы сбивать копну сена. Даже в деревне с бандитами мы поступили не так как проще и безопаснее, а так как нам веселее. Только я…

– А что ты? – взъелся Артём. – Не я лупил в молоко. Сколько раз ты промазал? Дистанция не такая большая была. Соревновальщик хренов. Смена позиции была? – Артём ударил ладонью по рулю. – Была! Тебя обнаружили и могли убить. Еще вопросы?

– Даже сейчас ты нервничаешь… – пробормотал я, облокотившись спиной на дверь. – Про свой косяк молчу. Сама ситуация дерьмовая получилась. Мы неправильно работаем. Грязно и небезопасно. И ты знаешь…

– Что я знаю? – рявкнул Артём. – Обоснуй доводы? Где грязь?

– Хорошо. Обосную! – согласился я. – Первое – когда узнали про бандитов в деревне, кинулись сломя голову встречать их. План так себе, но перечить тебе я не люблю. Ты это знаешь… Оптимальный вариант – задействовать местных. Пять-шесть вооруженных мужиков верхом на лошадях отправляться вслед за нами. В бой не вступают, держаться на безопасном расстоянии. Даже в ситуации с деревней, наши спины останутся прикрытыми. Пусть всё прошло хорошо, но тебе ли не знать, что такое подстраховка. Когда есть возможность подстраховаться – мы никогда не пренебрегаем ею.

Артём закусил губу, забормотал:

– Ты прав. Признаю… Но мне не хотелось тратить время на местных. Удара в спину не боялся. Бандиты редко бьют с двух сторон. Чаще всего предпочитают обходиться численным превосходством. Ты знаешь это!

– Знаю. – согласился я. – И продолжаю стоять на своем. Бандиты бывают разные и коварства им не занимать. Нужно всегда быть готовым к мгновенному изменению ситуации. Поддержка местных не была бы лишней. Даже в деревне. Нужно было похоронить убитых. Мы караем. Караем жестко. Но мы не звери. Если есть возможность похоронить убитых – хороним. Нет – сжигаем. Нас трое и пятеро местных. Стаскали в дом и подожгли его. Но лучше похоронить. Отправить одного из местных в поселение. Приедут на телеге толпой и похоронят.

– Завтра похоронят. – отрезал Артём. – Если звери не пожрут. – он засмеялся. – И с каких пор ты беспокоишься о трупах бандитов?

Я отмахнулся. Артёма не переспоришь. Повернувшись, уставился в окно. Лес медленно плывет в трехстах метрах сплошной стеной. Молодой березовый Лес. Разумное существо, способное ментально воздействовать на человека. Древние постарались, вот только с какой целью осталось неясно. По границе Леса ползёт овраг. Собирает талые воды и доставляет их в одну из рек. Местность тут равнинная, холмов очень мало. Зато много водоемов. Местами встречаться болота, но редко. Но достаточно проехать сто пятьдесят километров и всё кардинально измениться. Плавно вырастут Уральские хребты, покрытые дремучими хвойными лесами. В непролазных дебрях легко заблудиться. Именно там лежит родной город Игната Шухова – Златоуст. В огромной яме. Давно я там не бывал. Но скоро придётся. С сорока километрах от Златоуста живут Наташа и Катерина. Там же осталась Юлька… Эх, не видать нам покоя… Не видать… Ведь сперва придётся заскочить в Урал. И сколько мы там пробудем неизвестно.

Артём сбросил скорость. Вдали показалась сгоревшая деревня и старая заросшая дорога. А прямо перед нами изменил направление тот самый овраг. Можно попробовать переехать, но есть вероятность застрять. Если многотонный «Волк» прилипнет к грязи, то вытащить его будет очень проблематично. У нас есть лебедка, но до леса она не дотянется. А в поле дерева не отыщешь.

– Будем объезжать. – объявил Артём, меняя направление. – Все-таки у лошади есть преимущество с этой многотонной махиной. Лошадь – настоящий вездеход.

– Самый чёткий вездеход – человек! – подметил я. – Пройдет там, где лошадь забуксует.

Артём рассмеялся:

– Да… человек такая скотина… везде пройдет и пролезет!

Всё-таки с Артёмом происходят нехорошие изменения. Не был он раньше таким. Я заметил, что чем больше проходит времени, тем более ситуация усугубляется. Попробую разобраться, когда это началось. До боя со Странником он бы абсолютно нормальным. Нет, не абсолютно, а просто нормальным. В какой-то мере мы все идиоты, просто скрываем это. Но вернусь к разбору полетов. В бункере у Филиппыча Артём вел себя адекватно. А вот после «Северного Клевера» стал меняться. Или он начал меняться гораздо раньше, но вначале не было заметно. Скорее всего так. Тогда напрашиваться выводы… нет… скорее домыслы – на Артёма воздействовал Странник. Но такое невозможно, так как он был под защитой костюма. Хотя Странник мог пробить брешь в защите. Чарли Тейлор не зря говорил, что нам не уйти.

Я взглянул на сосредоточенное лицо Артёма.

– Тём, ты когда в Корпусе был, с тобой что-нибудь делали? – спросил я.

– Да, были процедуры. – ответил он.

– Какие?

– Заметил, что я больше не хромаю?

Нет, в недавнем кипише я как-то не особо смотрел на походку. Тем более Артём ставил обезболивающее.

Я покачал головой.

– Меня немного подшаманили в Корпусе. Регенерация стала выше. Не как у Шухова, но все-таки выше обычного человека. Рана заживет к завтрашнему дню. И еще один плюс службы в Корпусе – бессмертие!

– Согласился? – удивился я.

Похоже к Артёму вернулось спокойствие. Ненадолго, но вернулось. Взгляд стал прежним – холодный и пронизывающий. Исчезло непривычное для него дерганье.

– В бессмертие есть один большой минус, – заговорил Артём. – Не для каждого, кто-то о нем мечтает. Некоторые жаждут. Я не про абсолютное бессмертие, которое невозможно в принципе. А про невозможность умереть от старости. В Корпусе подобное находиться на уровне прививок в нашей медицине. Воздействие другое, но смысл тот же. Безболезненная процедура и ты стаешь бессмертным. Клетки обновляются и старение не происходит. Если получаешь бессмертие позже, то организм немного молодеет. До оптимального уровня. – Артём бросил взгляд в зеркало, снова стал смотреть на дорогу. – Бессмертие заманчиво. Но вернусь к минусу – тебе придётся смотреть как умирают близкие люди. Как умирают дети! Твои дети…

У Артёма есть жена и ребёнок. Где они сейчас находиться я не знаю, но он наверняка позаботился о их безопасности. Позаботился в первую очередь.

– И что ты выбрал? – спросил я.

– Отказался.

Я промолчал. Несколько минут потребовалось на обдумывание услышанного. Не каждый сможет отказаться от бессмертия. Хотя оно нам и ненужно. С нашим образом жизни редко умирают от старости…

Мы пересекли старую дорогу, проехали мимо двух деревень и наткнулись на узкую, но довольно укатанную полевую дорогу. Видно, что по ней часто проезжают телеги, проходят лошади и люди.

– Как я предполагал. – сказал Артём. – Скоро будем в логове бандитов.

Я кивнул. Внутренний сигнализатор опасности молчит. Надеюсь всё пройдет успешно. В паре километрах впереди выситься строение. Цех или что-то подобное. Старый завод или комбинат. Бандиты предсказуемы.

– Артём, – у меня появилось предположение и захотелось срочно уточнить, – а в Корпусе не предупреждали о побочных эффектах вмешательства в твой организм?

Артём нахмурился:

– Нет, все эффекты только положительные. Я меньше устаю, стал немного сильнее и быстрее. И так по мелочам. Все незначительно.

– А про корабль ничего не говорили? Ну… про Духа?

– Обучал Никита Громов. Что именно? – спросил Артём.

– Побочные эффекты нахождения в связке с кораблем. Режим бога и все такое. Дух очень мощный, наверняка для мозга нагрузки были.

Артём задумался, но за дорогой продолжил следить.

– Что-то было. Громов очень много болтал. – Артём быстро посмотрел на меня. – Я был под впечатлением. Большую часть прослушал, пока игрался с кораблем. – он отнял руку от руля и поднял указательный палец вверх. – Про побочные эффекты говорил, но я не запомнил. Стресс в случае потери, моральный упадок, раздражительность. И вправду… – его словно осенило. – Мне успокоительное пить, да?

Я облегченно выдохнул и рассмеялся:

– Да, пустырничка пособираем, настоечку заварим. Ты только больше не психуй, держи себя в руках.

Артем протянул мне ладонь. Я крепко пожал ее.

– Не буду. – пообещал он. – Ты был прав, прижало меня. И сейчас не очень хорошо. Какая-то непонятная паника вперемешку с безысходностью… А что самое главное – я всеми способами пытался переубедить себя, что все нормально. Только сейчас понял! – Артём бросил на меня коротки взгляд, – Тебе в психологи нужно было идти и лечить таких как я. Ведь докопался же!

Я пожал плечами:

– Психи не знают, что они психи.

Артём шутливо замахнулся:

– Давай завязывай. Все мы чуточку психи. Тем более с такой работой.

– Не работа это. – улыбнулся я. – Это наша жизнь!

Глава 51 Как гром среди ясного неба

Мы остановились в километре от старого предприятия. Что там производилось до апокалипсиса – неизвестно. Территория просматривается, но не слишком хорошо. Пристанище бандитов является крайним в начинающейся промзоне. Похоже мы ехали по дуге и снова оказались недалеко от Челябинска. К главным воротам предприятия подходит дорога, которая тут же заканчивается большим пятаком. Асфальт устал от жизни и пошел буграми. За забором прячутся многочисленные строения. Самое большое – цех высотой с пятиэтажку и большой ржавой трубой на крыше. Остальные строения одноэтажные, вытянутые и довольно широкие. Забор скрывает содержимое. Бандитов не наблюдается. Но даже с этого расстояние понятно, что предприятие используется как жил площадь. Всё, что находиться дальше выглядит уныло.

– Итак, каков план действий? – спросил Артём. Мы встали ближе к лесу, и укрылись за машиной. Наличие снайпера у бандитов никто не отменял.

Я при помощи монокуляра рассмотрел все видимое, но не одного бандита не обнаружил. Куда же вы убежали суки? Если сместиться зайти в Лес и влезть на дерево можно увидеть гораздо больше. Вот только времени нет, уже вечереет и скоро станет темно.

Филиппыч осторожно выглянул из-за машины. Вернулся. Спросил:

– Не могли они смыться? Больно тихо и спокойно.

Тишина и вправду настораживает. Даже птички не поют. Обычно днем много звуков, а сейчас как в склепе. Даже ветра нет.

– Там они! – весело сказал Артём. – Чувствую я. Заметили нас и теперь совещаются. Рассчитывали, что посланный отряд справиться, а теперь поняли, что попали впросак.

– Втроем атаковать такую площадь – самоубийство! – заявил Филиппыч. – Один выстрел из РПГ и хана броневику. Если конечно у них имеется РПГ.

– Обычно у бандитов много вооружения. – сказал Артём. – Бывало даже мины на подходе стоят. На которых очень часто подрываются сами же бандиты. Подбухнут и аля-улю. Одна нога здесь, другая там!

– У нас тоже РПГ имеется. – подметил я. – И РПО «Шмель». Плюс еще пулеметы на станке. В оружии проблем нет.

– Хорошо. – Артём засмеялся. – Мы с Филиппычем на броневике в атаку пойдем, а ты оказываешь снаййперский, пулеметный и гранатометный огоно одновременно, справишься?

Я засмеялся и потряс головой:

– Нет, рук не хватит…

– Вы, – Филиппыч посмотрел на меня, а затем на Артёма, – поедете на машине. Я возьму винтовку и займу позицию на дереве. Лес мне словно помогает. Побольше патронов и бандитам придётся несладко. Появятся гранатометчики – лишаться мозгов!

– Решено! – согласился Артём. – Приступаем.

Пятнадцать минут приготовлений, и операция по ликвидации бандитов началась. В месте предполагаемой позиции Филиппыча мы на всякий случай установили крупнокалиберный пулемет. Для связи решили использовать армейские портативные рации, которые стояли на зарядке в машине. Артём сел за управление турелью, я за руль. Громоздкие автоматы заменили на пистолеты пулеметы и запаслись достаточным количеством магазинов к ним. В окнах есть бойницы, а рассчитывать на одну турель глупо. Чувствую, что краску на внедорожнике попортит неслабо.

Неровности кончились, и асфальт еле слышимо зашуршал под колесами. На холостом ходу я подъехал к воротам и остановился. Проржавевшие, сваренные из уголка и тонкого листового металла, они выглядят ненадежно.

– Полная тишина. – буркнула рация голосом Филиппыча. – Не портите бампер, открывайте вручную. – он засмеялся. – Шучу, тарань их.

– Принял. – ответил Артём, и посмотрел на меня. – Подкатись к воротам поближе. Я выйду и зацеплю лебедку. Боюсь на мину нарвемся.

Я подъехал к воротам, оставив расстояние в метр. Артём осторожно вышел, осмотрелся и быстро зацепив крюк за трубу, вернулся в машину. Я поставил лебедку в плавающее положение и дал задний ход. Размотав трос на десять метров, остановился. Зажав тормоза, включил сматывание. Трос стал натягиваться, ворота застонали и начали выгибаться с нижней части. Трос завибрировал как струна. Артём нажал кнопку и остановил лебедку.

– Редуктор кончаешь. Давай рывком. – посоветовал он.

Я снова продернул машину вперед, включил заднюю и вдавил газ до отказу. Многотонный «Волк» успел немного разогнаться, трос натянулся и ворота не выдержав нагрузки оторвались. Крюк чудесным образом отцепился и трос как змея отлетел в сторону. Я включил сматывание лебедки и остановился.

– Красавцы! – весело прокомментировал Филиппыч. – Тишина пока. Заезжайте.

В маленьком КП справа от ворот никого нет. Территория предприятия выглядит прибранной. Главные ворота цеха слегка приоткрыты. Пейзаж постапокалептический, но все же какой-то живой. Места где есть люди всегда узнаются по мелочам. Тропинки, окурки самокруток и тому подобное.

– Трогай уже! – потребовал Артём.

Сорвав махину с места, я переехал ворота и выжимая из мотора всю мощность, бросил внедорожник вглубь предприятия.

– Тормози. – сказал Артём, когда до ворот цеха осталось не больше пятидесяти метров.

– Я остановился.

Артем взялся за управление турелью.

– Все еще думаешь, что бандиты тут? – спросил Филиппыч в эфир.

– Да, – ответил Артём, – попрятались в норах. Ссат!

Я посмотрел на монитор. При помощи джойстика Артём играючи переместил целеуказатель турели на ближайшее здание. Прицел попал чуть ниже окна. Положив палец на кнопку огня, он сказал:

– Приготовься, сейчас станет жарко…

Я включил передачу и с выжатым сцеплением принялся ждать. Турель ругнулась, и проделала в стене несколько отверстий. Полетела штукатурка. Артём стал бить короткими очередями, перемещая огонь по стене здания. Если на той стороне кто-то притаился, то ему не повезло.

– Заднюю! – рявкнула рация.

Я среагировал мгновенно, и машина поползла наверх. Что там увидел Филиппыч непонятно, но лучше послушаться. Артём принялся озираться по сторонам, прекратив стрелять.

Бандиты явили себя, когда мы были у ворот. Повылазили из всех щелей как тараканы, когда на кухне выключили свет. Пули застучали по машине, словно мы попали под град. Артём открыл ответный огонь.

– Ну ни хрена их повылазило! – развеселился он.

Я вывернул руль и убрал машину с линии огня. Для бандитов мы просто исчезли за забором.

– И что теперь? – спросил я, вопросительно посмотрев на Артёма.

– Филиппыч работает. – ответил он. – Отъезжай на безопасное расстояние…

Мы снова переместились к лесу. Позицию заняли в низинке, чтобы в случае чего обезопасить машину. Я вышел и осмотрел кузов: огромное количество попаданий. Лобовое немного пострадало, а вот фарам повезло. На езду не влияет. Большая часть бандитов стреляла дробью и картечью, что хорошо.

– И какой дальше план? – спросил я Артёма, открывая бронекапсулу. – Осиное гнездо мы разворошили. Что дальше? Партизанская война? Брать измором?

Филиппыч, сидящий в лесу, перестал стрелять. Бандиты разбежались по норам и достать их невозможно. Они хоть и не специалисты, но и не идиоты. Поставляться не хотят.

– Старый, у тебя как? – спросил Артём в эфир, проигнорировав мои вопросы.

– Нормально. – ответил Филиппыч. – Веду наблюдение. Не одна падла в зону видимости не попадает. Успел снять одиннадцать. Колеса целые?

– Да. – сказал Артём и повесил рацию на разгрузку.

Я вытащил снайперскую винтовку и вручил Артёму. Подумав, заговорил:

– Знаешь, наша миротворческая миссия… Говно, а не миссия… Мы за три дня их не выкурим. Не проще вернуться в поселение?

– Зачем? – удивился Артём.

Я показал на лежащую в бронекапсуле кучу оружия.

– Дадим местным стволов десять и пару тысяч патронов. Пусть обороняются. А сами в Урал двинем.

Артём покачал головой:

– Нет, Егор. Дела нужно до конца доводить!

Я начал тихо закипать. Втроем идти против роты бандитов – самоубийство. Играть в супер снайперов тоже не ахти занятие. Одно дело застать врасплох и расстреливать как в тире, а другое – когда противник заныкался и не показывает носа. Будь нас пятьдесят – другое дело!

– Снимаюсь с позиции. – объявил Филиппыч. – Ждите.

– Видишь! – снова заговорил я. – Филиппыч то же самое скажет.

– Так, стоять! – рявкнула рация. Голос Филиппыча прозвучал встревоженно. – У нас гости!

Я принялся озираться по сторонам. Никого не видно. Артём сказал в рацию:

– Какие гости?

– Четыре единицы техники. – ответил Филиппыч. – Два БТР и два Тигра. Идут с той же стороны, откуда мы приехали.

Я мигом взобрался на крышу внедорожника и увидел в полутора километрах медленно ползущую колонну. Кивком подтвердил Артёму слова Филиппыча. Спрыгнув на землю, сказал:

– Далеко, успеем уйти.

Артём закинул винтовку обратно в машину. Жестом показал – садись за руль, и обратился к Филиппычу:

– Старый, давай быстро. Подбираем тебя, и валим!

Филиппыч выскочил из леса, как только я остановил машину. Дверь хлопнула, и машина снова сорвалась с места.

– Уйдём? – спросил я Артёма.

Он покачал головой:

– Тигр в разы быстроходнее. Если решат догнать – догонят. Продырявят колеса и мы в заднице. Другое дело – кто сидит в этих машинах? Живая техника имеется только у тех, кто сотрудничает со Странниками. А кто с ними сотрудничает мы знаем!

Я погнал машину прямо на базу бандитов. Выскочив на асфальт прибавил ходу. Проедем промзону, въедем в город и сможем затеряться.

– Скорость сбрось! – рявкнул Артём.

«Волк» не спорткар. Маневренности ему не хватает. Я нажал на тормоза, но все равно зацепил ржавую легковушку. Вернее, наехал ей на капот переднем колесом. Нас подбросило, но я сумел удержать машину.

– Сука, не дрова везете! – огрызнулась рация.

Я засмеялся, но скорость сбросил. Артём показал кулак.

– Чувствую, что не уйдём. – сказал он.

– Боишься встретить Тейлора или Савельева? – спросил я, то и дело вращая руль из стороны в сторону. И откуда здесь столько машин?

– Нет, их тут точно не может быть. – ответил Артём. – Тейлор точно далеко, а если Савельев в Урале, то он точно не будет участвовать в зачистке. В машинах мелкая шушера. Отряд зачистки. Как тот, которым командуют Еран и Скиф.

– Хороший отряд! – я показал большой палец. – Они ликвидировали базу бандитов. Меня тогда убили…

– Знаю. – сказал Артём. – Я был там. Видел твой труп. Парни реально убивались. Ребята они отличные, вот только верхушка у нас сгнила.

– Был на моих несостоявшихся поминках? – удивился я.

– Да. Немного не успел. Ты не должен был умереть.

– Значит должен был…

Промзона кончилась и начались дома. Дорога значительно расширилась. Впереди показался перекресток. Но добраться до него нам было не суждено. С прилегающей дороги на перекресток вальяжно выкатили два Тигра, а следом выполз БТР с широкой лопатой в передней части. В городе незаменимая вещь. Можно прокладывать дороги. Пушка БТРа повернулась и уставилась на нас. Я плавно нажал на тормоз и остановил машину.

Артём схватил рацию:

– Старый, нас взяли. Ты только не дергайся.

Филиппыч не ответил.

– Хорошая концовка дня… – пробормотал я. – Может сможем договориться?

– Нет. – ответил Артём. – Не сможем…

Тигры приблизились и остановились. Встали они умело: на безопасном расстоянии и не закрыв линию огня для БТР.

Дверь Тигра открылась и на асфальт спрыгнул наш общий знакомы – Скиф, он же Иван Федин. Пассажиром оказался Еран Кананян. Остальные парни, высыпавшиеся на улицу оказались незнакомыми.

– Выходим. – сказал Артём.

Мы вышли и держа руки на виду, подошли к Скифу и Ерану. Слеедом притопал Филиппыч.

– Весёлая у вас кампания. – улыбнулся Скиф. – Далеко собрались?

– Тебе какое дело? – огрызнулся Артём.

– Не психуй. – попросил Скиф. – Я тебе не враг. – он посмотрел на меня. – Привет, покойничек!

Я кивнул.

– Как вычислили? – спросил Артём.

– Случайно. – ответил Скиф. – Вообще не по вашу душу ехали. Заскочили в поселение расспросить местных о бандитах и узнали много нового. Связались с базой, – он постучал пальцем по блоку связи «Прометея» на груди, – доложили. Извини, но приказ Савельева доставить вас в Урал. Живыми или мертвыми. Ты должен понять!

– Я понимаю. – сухо сказал Артём. – Выполняй свой приказ.

Я взглянул на озадаченного Филиппыча. Пожал плечами. В подобной ситуации дергаться нет смысла.

– Связать их? – негромко спросил Ерана один из бойцов.

– Нет. – ответил молчавший все это время Еран. – Тёмыч, сможешь без фокусов?

– Постараюсь. – нехотя ответил Артём.

– Тогда по коням. – Скиф сделал круговое движение рукой. – Заскочим к бандитам, а потом домой. Весело нынче на Урале, однако…

Нас взяли. Взяли быстро и умело. Случайно. По глупости. Но взяли. Дергаться смысла нет. Убивать не станут, но свяжут и доставят по назначению. Пока мы торчали на «Клевере», а затем под землей, многое успело измениться. У отрядов зачистки появилась техника. «Прометей» сгори он в атмосфере, продолжает исправно работать. Савельев в Урале и сильно ждет встречи с Артёмом. Даже представлять не хочется, что нас ждет впереди. Одно ясно – хорошего мало!

Страница 52

Колонну возглавил БТР. Вторым пошел, теперь уже не наш, внедорожник «Волк» под управлением двух молчаливых бойцов. Нас с Артёмом посадили в машину которой управляет Скиф, а Филиппыча в замыкающий колонну Тигр. Скиф и Еран все же подстраховались: забрали у нас оружие и рассадили умело. Артёму досталось переднее пассажирское. Мне десантный отсек в компании с Ераном. У Тигра есть большой плюс – кабина и десантный отсек не имеют перегородки. Сидеть в одиночестве не придётся.

– Думал будет сложнее, – заговорил Скиф, – был слушок, что у вас имеются супернавороченные костюмчики, в которых вы практически неуязвимы. Но оказалось гораздо проще. Про «Северный Клевер» вообще чумовая байка ходит. – он взглянул на Артёма. – Врут?

– Приврать могли… Люди же. – ответил Артём. – Но костюмчики и вправду имелись. Я смотрю у вас тоже всё не так плохо – чужие технологии решают. Снова на колесах. Такими темпами и авиацию не долго восстановить.

Скиф ухмыльнулся:

– Какая разница чьи технологии. Результат важнее. Без транспорта мы были до убожества медлительны. Сейчас дела идут куда быстрее.

– Красавцы, что сказать! – воскликнул Артём. – Хоть какая-то польза от Странников…

– Странников? – удивился Скиф.

Артём кивнул.

– Много слухов вокруг Странников ходит, – заговорил Еран, – проясните кто они такие и с чем их едят. Поговаривают что вы, – он подмигнул мне, – воюете именно с ними. Тоже врут?

Я покачал головой.

– Правду говорят. – ответил Артём. – Странники – зло. Они пришельцы. Из другого мира. Приносят технологии, помогают, а затем медленно устраивают хаос.

– Слушок что Чарли Тейлор снова может ходить – тоже правда? – спросил Еран.

– Да. – ответил я, опередив Артёма.

– Похоже наш мир медленно катиться в задний проход… – пробормотал Скиф.

– В заднем проходе он был семь лет назад. – сказал Артём. – Сейчас мы зависли между задним проходом и дыркой общественного туалета. Стадия полета.

– Всё так плохо? – возмутился Еран. – Лично моя точка зрения: ситуация в мире стабилизируется. У нас снова есть технологии. Мы увеличиваем количество населения, развиваем мелкую промышленность, восстанавливаем маршруты между поселениями. Откатились назад неслабо, но сейчас появилась надежда.

– Надежда? – Артём повернулся и недовольно посмотрел на Ерана. – А обратную сторону медали ты не видишь?

– Ситуация крайне занятная… – заговорил Скиф, не отвлекаясь от дороги. – Еран, ты же видел президента не так давно. Суть понял? Я понял!

– Что именно? – нахмурился Еран.

– Ну как что?! – Скиф засмеялся. – Не ты мне говорил, что президент будто на двадцать лет помолодел? А Савельев? Мужику под полтинник, а выглядит теперь не старше тридцати пяти. Интересно девки пляшут… – Скиф взглянул на Артёма. – Странников работа?

Артём кивнул.

– И какова будет плата? – спросил Скиф.

– Ели бы я знал. – пробормотал Артём.

– О какой плате речь? – спросил Еран.

Скиф повернулся:

– Не тупи! За все приходиться платить. Рано или поздно. Даже мне понятно, что Странники помогают людям не из чувства симпатии. Хотя я даже не представляю, как эти Странники выглядят. Однако!

Мы проехали большую часть пути в обратном направлении. На глаза попала помятая мною легковушка. Пару минут и снова будем в логове бандитов. С такой огневой мощностью можно не бояться. А вот бандитам не завидую. Плохо им будет. Очень…

– Все-таки одно мне не ясно. – Скиф посмотрел на Артёма, а затем на меня. – Вы пошли против устоявшейся системы. Стали врагами. Как минимум с Тейлором и Савельевым. Кем считаете нас? Врагами?

Артём покачал головой.

– Нет, не враги. Скорее просто – не друзья.

– Отлично. – Скиф протянул Артёму руку. Артём пожал её. – Пусть будем не друзьями. Всё лучше, чем быть врагами!

К предприятию, оккупированному бандитами подъехали вовремя. Первая колонна еще не вступила в противоборство, но уже начала активные действия. Два БТР и два Тигра въехали на территорию, встали напротив зданий и используя СГУ предложили бандитам сдаться. Бандиты никак не проявили себя. Ни выстрелов, ни ответов на предложение. С виду можно подумать, что здания пусты.

– Мы работаем очень просто. – заговорил Скиф с Артёмом, рассматривая территорию предприятия через лобовое стекло. Мы въехали в ворота и сразу же остановились. Такое количество техники подействовало на бандитов угнетающе и высунуться они точно не рискнут. Скиф взглянул на Артёма и продолжил: – Убивать такое большое количество людей не очень хочется. Тем более там не только бандиты, но и женщины, и конечно же дети. Всегда пытаемся решить проблему мирным путём.

Я усмехнулся. В памяти еще хранятся картинки мирного решения проблем.

– А ты не ухмыляйся! – сказал Скиф, посмотрев на меня. – Та ситуация была идиотской. Признаем! Многого не знаешь.

Я пожал плечами. Отвечать не хочется. Да и знать нет желания.

– Много болтаешь. – вставил Еран. – Пора работать! – открыв дверь, он выскочил на улицу.

– Кто из вас главный? – безразлично спросил Артём.

– Оба. – ответил Скиф. – По факту командир Еран. Но многое зависит от ситуации. Он – мозг. Считает себя самым умным. Не любит рисковать, а мне адреналин в радость.

– Ты раньше где обитал? – поинтересовался Артём.

– Где только не обитал… – Скиф задумался. – Кавказ, Сирия… Опыта хватает.

Я перестал слушать разговор, который постепенно ушел в прошлое. Артём и Скиф принялись обсуждать времена службы. Тем временем на улицы началась конкретная движуха – из бронетранспортеров и внедорожников посыпались вооруженные до зубов бойцы. Некоторые с щитами. Филиппыча не видно. Скорее всего решил остаться в машине.

В двери нарисовалась злобная рожа Ерана:

– Скиф! Долго лясы точить будешь?

– Запарил ты! – рявкнул Скиф и выскочил из машины.

Артём вышел следом. Я несколько секунд помедлил и решил тоже присоединиться к назревающему представлению.

В руках Скифа появилась рация. Включив ее, он сказал:

– Коробочки! Давайте тухлыми по окнам. Зарядов не жалеть! Пускай кайфуют.

Башни бронетранспортеров пришли в движение. Бойцы постоянно следят за окнами. От случайного выстрела не застрахован никто.

Артём обратился к Скифу:

– Тухлыми это как?

– Специальные заряды. – ответил Скиф. – Внутри газ. Все, кто нанюхаются – начнут блевать и дристать. Мало приятного. Зато гуманно. – он рассмеялся.

Относительная тишина нарушилась хлопками пушек БТР. В окна зданий полетели начиненные газом заряды.

– Веселье начинается! – закричал кто-то из бойцов, вскинув автомат и энергично размахивая им.

Артём взял меня за руку и оттащил в сторону. Скиф среагировал мгновенно и оказался рядом с нами.

– А вот шептаться нехорошо! – сказал он, качая головой.

– А мы о сво