Красная Шапочка и Серый Волк: Офисный переполох (СИ) (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Ульяна Бушуева КРАСНАЯ ШАПОЧКА И СЕРЫЙ ВОЛК: ОФИСНЫЙ ПЕРЕПОЛОХ

Глава 1

Громко цокая каблуками, я направлялась скорее на свою работу. Понедельник это именно тот день, который хочется проклинать абсолютно всем без исключения. Мне так точно. Сегодня к нам работу приходит новый сотрудник, но не простой какой-нибудь офисный планктон, а новый начальник отдела. Надеюсь, что проблем с ним у меня не будет.

Идя по тротуару в сторону любимой пекарни, соображаю, что надо подготовить для ежемесячного отчета и какие важные документы могут понадобиться новому боссу. Не хочется портить о себе впечатление, ведь я одна из лучших работников месяца в нашей компании.

Как только зашла в пекарню почувствовала запах столь же любимых маминых пирожков. Моя мама раньше работала здесь, но сейчас, когда болезнь берет свое, она не может такое себе позволить, но рецепт все же оставила.

— Катрин, — послышался ласковый голос уже пожилой волчицы Миссис Вон.

— О, здравствуйте.

— За пирожками пришла заинька? — все так же ласково спрашивает меня женщина.

— Да, Миссис Вон.

— Какие, доченька?

— С мясом и с картошкой, Миссис Вон.

Вежливости мне уж точно не занимать. Добрая и сердечная волчица подала мне четыре пирожка. От такого жеста мои брови поползли вверх.

— Не смотрит на меня таким взглядом, лапонька. Ты же смотри, какая худенькая. Наверняка голодаешь, — запричитала женщина.

— Миссис Вон, — попыталась было остановить ее щедрость, но все без толку.

— Даже не думай отказываться, — она топнула своей ножкой. — Я о тебе беспокоюсь. Ты мать содержишь и не можешь себе позволить многого, а это, — она показала на пакетик с пирожками, от которых у меня уже текли слюнки, — лишь малая часть того, что я могу сделать.

Я вздохнула. Эта милая женщина всегда была ко мне добра. Сдаюсь и беру из морщинистых теплых рук пакетик с пирожками.

— Спасибо.

— Не за что.

Она улыбнулась и помахала мне рукой на прощанье. Выхожу из пекарни и иду дальше по улице. Какой же у нас замечательный городок. Такие замечательные и красивые улочки, которые полны людей, либо же вовсе нелюдимы. Вот она прекрасная жизнь в небольшом, родном городе. Как только я начала переходить дорогу на зелёный свет по пешеходному переходу, на меня резко налетела машина и чуть не задавила.

— Эй, — возмутилась я, — смотри куда едешь!

— А ты смотри куда идешь, курица безмозглая. — послышался низкий голос водителя.

Я вспыхнула, но не решила ссориться. С такими, как он не стоит даже и пытаться. Я просто уверенна, что тот начнет на меня орать и оскорблять, а я терпеть не могу скандалы и скандалистов, потому лишь гордо вздернула носик и пошагала прочь в сторону работу, но меня остановил все тот же низкий и немного грубоватый голос.

— И куда ты намылилась?

Оборачиваюсь и вижу перед собой высокого и довольно крупного мужчину. Брюнет с голубыми глазами и небольшим шрамом под правым глазом. Сам по себе мужчина очень даже привлекателен.

— Ты мне чуть машину не угрохала, коза.

Ровно до тех пор, когда этот индивид откроет рот.

— А вы меня чуть не сбили, но ничего, — парирую я, — не жалуюсь в отличие от вас.

Он опасно сузил глаза и его прекрасные очи стали стремительно желтеть. Не-а, волчок. Таким образом, меня не испугаешь, что я и немедля огласила этому зазнобе. На это он лишь усмехнулся.

— А вы остра на язык, как я погляжу. — скрипит мужчина. — Языкастая змеюка.

— Грубиян. — цежу сквозь зубы.

— Невоспитанная человечка.

— Наглое животное.

Прерываю нашу ссору, разворачиваюсь на сто восемьдесят градусов и направляюсь в сторону места работы. Слышу недовольный рык за моей спиной, но даже не оборачиваюсь. Этот оборотень должен знать, что если уж его народ раскрылся, то пускай старается жить и общаться по-человечески во всех смыслах этого слова.

Не так давно, а если быть точной, то год тому назад оборотни открыли свое существование миру, и правительство решило, что строить отдельные города для них будет слишком затратным занятием, потому некоторые небольшие города просто подстроили под них и как вы поняли, именно наш Синвулд попал в это число. Я ни на что не жалуюсь. В большинстве своем оборотни милые и приятные… существа, но есть подобные индивиды, которые считают, что они выше людей и наоборот. И то, что было пару минут назад вполне хороший пример.

В нашем Синвулде построили пару общежитий строго для оборотней, которые не хотели жить рядом с людьми, а так же пару коттеджей для пар. Большинство из них не населены и просто ждут своих хозяев, так как оборотни, имеющие пару, заселились не в городе, а в станицах и поближе к лесу. И я вполне могу их понять, большинство людей невзлюбили волков, но я к ним не отношусь. Я уважаю их и верю, что когда-нибудь мы волне себе сможем мирно сосуществовать, но видимо не сейчас.

Грустно вздохнув, я поняла, что стою возле входа в здание компании «Стимул». Мы занимаемся продажей квартир, и именно наш отдел отвечает за оборотней и я среди них единственная человеческая особь женского пола. Помимо меня в нашем отделе работает мой старинный приятель Том. Он вполне неплохой парень и приятный собеседник, потому он здесь мой самый лучший друг. Однако Тома переводят в другой отдел, и я остаюсь одна. Остальные все оборотни, что совершенно не удивляет, ведь они куда более лояльны к себе подобным, а мы с Томом тут были, скорее, просто для видимости. По правилу нашей компании в отделах, в котором работают с оборотнями должно быть, как минимум два человека разных полов: мужского и женского. И в нашем отделе это мы, точнее уже я одна.

Компания «Стимул» расположена в многоэтажном здании, где было всего восемь зданий, то есть семь отделов и последний этаж представлял собой кафетерий с зоной отдыха. Мой отдел расположен на пятом этаже, потому зайдя в лифт, нажимаю кнопку с цифрой пять и как только двери закрылись, лифт тронулся с места, доставляя меня на нужный этаж.

Чуть я вышла из лифта, как услышала возмущенные крики какой-то девицы.

— Мне плевать, что это не моя проблема, — верещит девушка, — Вы специально все подстроили! Вы животные!

Во мне моментально вспыхнуло негодование, но для начала надо все же разобраться.

— Что здесь происходит? — спрашиваю я.

На меня все моментально оборачиваются, а юная волчица по имени Люси вжимают свою голову, будто она в чем-то провинилась.

— Ох, — облегчено выдыхает блондинка. — Славу Господи, здесь есть нормальный человек. Эти, — она презрительно обвела взглядом всех присутствующих оборотней, — животные хотели, чтобы я попала к ним в ловушку и хотели съесть меня!

Устало вздыхаю. Еще одна ненавистница оборотней.

— Я вас уверяю, что ни один оборотень присутствующий здесь не имел и малейшей мысли о том, чтобы причинить вам хоть какой либо вред.

Девушка злобно фыркнула.

— Она, — блондиночка оборачивается к бедняжке Люси, — трогала меня своими лапами и хотела…

Мое терпение моментально лопнуло мыльным пузырем.

— Хватит, — гаркнула я, — Люси вам ничего не сделала и повторюсь, она не хотела вам причинить вреда. Верно, Люси? — юная волчица закивала головой, — Видите? Они просто хотели вам помочь, а вы, — одаряю ее взглядом полным презрения, — не сочли нужным оказать достойное уважение к этим оборотням, потому, — я беру эту ненавистницу за локоть и веду к лифту, из которого я только что вышла, — уходите отсюда и больше не возвращайтесь!

Как только двери лифта разъезжаются в разные стороны, я грубо заталкиваю эту ненормальную туда и нажимаю на кнопку первого этажа и мило машу ей ручкой, отчего ее лицо стало красным от злости и намереваясь мне что-то сказать, незнакомка открывает рот, но ее прерывает закрывающиеся дверцы лифта.

Вздыхаю и поворачиваюсь к работникам, а они явно не ожидавшие от меня поддержки стоят в изумлении. Ничего поразительного, ведь они ко мне относятся с подозрениями и не общаются со мной, ну разве что только что-то нужно, а так… никогда не подойдут и не спросят, как дела. Хотя видит бог, я пыталась наладить с ними контакт, как в прочем и Том, но они не сами не хотели, потому мы забросили это дело.

— Ты в порядке, Люси? — обеспокоенно интересуюсь я.

Она лишь кивает мне, находясь все еще в шоке, или просто не хочет говорить со мной. Улыбнувшись, направляюсь к моему столу и отчего-то становиться так обидно за все. И за Люси, и за оборотней в целом, и за то, что они не хотят с нами общаться, но за последнее обиднее всего. Ну ладно. Не стоит раскисать, Катрин.

Сидя за своим столом, я не замечаю абсолютно ничего, потому что он вообще находиться дальше всех, ведь мне не нужно вести никаких переговоров или дел с клиентами-оборотнями, ибо нахожусь здесь для вида и просто проверяю договоры и прочие бумаги. Так же замечаю нашего нового босса, но мне все равно: он тоже меня невзлюбит, как и все здешние оборотни. Как и раньше говорила, что только Том со мной общается, но его переводят в другой отдел. Жаль. Тяжко вздыхаю и кладу уже третий договор, который я проверила и подробно рассмотрела вдоль и поперек.

— Привет, я тебе не помещаю? — послышался тихий голосок где-то впереди меня.

Вздрагиваю и поднимаю голову. Вот это да! Передо мной стоит наша тихая и робка Люси. Насколько я знаю, она омега и потому такая тихая для оборотня. Что ее привело ко мне?

— Привет, — улыбаюсь ей, как можно более доброжелательней, — Как ты? И нет, ты мне не помешаешь.

Она улыбается и смотрит на своих коллег, что так напряжено, наблюдают за нашим диалогом. Могу поспорить, что они ожидают, когда я выплюну в ее сторону какую-нибудь гадость или чего похуже вытворю, но нет. Боюсь даже лишний раз дунуть в ее сторону, потому что вот так ко мне никто пока что не подходил.

— Хорошо. — все так же робко говорит она.

— Тебе, наверное, нужен договор для семьи Вундерсток. — спохватываюсь я и уже тянусь к шкафчику, где хранятся все документы, но она меня останавливает.

— Нет, не это.

Я удивленно поворачиваюсь к ней. Что тогда? Люси переминается с ноги на ногу.

— Я хотела бы поблагодарить тебя за то, что заступилась за меня, — огорошила она меня, — Спасибо тебе.

Я слегка улыбаюсь ей и она, заметив мое хорошее расположение к ней, заметно расслабляются, но все так же напряженно смотрит.

— Не за что, — отмахиваюсь я, — Она была не права на счет вас и особенно тебя. Ты хорошая и милая… волчица. Вас так же называют, а то я так всех называю, а это вдруг окажется какое-нибудь оскорбление.

Попытка слегка разрядить увенчалось успехом и она вовсе расслабилась. Вот и хорошо.

— Нет, что ты, — заверяет меня, — Нас так все и называют.

Люси покусывает губу и куда-то все так же робко поглядывает. Прослеживаю за ее взглядом и понимаю, что она смотрит на мои пирожки. Ох.

— Ты будешь? — указываю на лакомство, и она удивляется.

— А ты не будешь против?

Я начинаю ей еще шире улыбаться. Какая же она всё-таки забавная.

— Нет, конечно, — беру пирожок с мясом и протягиваю ей. — Бери, мне не жалко и к тому же он с мясом, а от двух таких я растолстею.

Она начинает смущено улыбаться, и берет из моих рук хлебобулочное изделие. Немного понюхав его, ее улыбка превращается в виноватую, на что я просто отмахиваюсь и продолжаю наблюдать за ее действиями. Люси откусывает кусочек лакомства и медленно пережевывает, затем она сладко стонет и закатывает глаза, на такую реакцию лишь понимающе хмыкаю.

— Это просто потрясающе. — волчица откусывает еще.

Тем временем некоторые оборотни подошли по ближе и с интересом поглядывают на то, как ест моя собеседница. Один даже подошел и выхватил из ее рук пирожок и откусил. Оборотень тоже медленно и вдумчиво пережевывал, затем посмотрел на меня таким взглядом, что меня слегка передернуло.

— Где купила? — спросил он, — Или сама делаешь?

Немного прокашлялась и заговорила:

— Могу сама, но покупаю в пекарне знакомой волчицы. Она дружила с моей мамой. — объясняю я. — Пекарня называется «Веселый пекарь».

Тот лишь кивает головой и отдает лакомство волчице, та снова откусывает огромный кусок. Оборотень смотрит на мой пирожок, и я понимаю, что он тоже хочет. Мне не жалко, пускай берет.

— Возьмите, если хотите, — протягиваю ему пакетик с пирожком с мясом, — У меня есть еще с картошкой.

Тот благодарно улыбается и берет пакет из моих рук. Вроде контакт налажен, учитывая, что работаем вместе почти полгода.

— Кстати, — спохватывается девушка, — с тобой хочет познакомиться наш альфа.

— Альфа? — не сразу вникаю я.

— Да, но для тебя он просто босс. — поясняет мужчина все еще жуя пирожок.

— Ох, — встаю со стула и направляюсь в кабинет, — Спасибо.

— Это тебе спасибо, — она слегка замялась, видимо забыв мое имя.

— Катрин. — подсказываю ей.

— Спасибо, Катрин.

Слегка киваю головой и захожу в просторный кабинет альфы. Его так называют, потому что начальник отдела оборотней должен быть либо бета, либо альфа. Иначе оборотни не станут подчиняться и устроят драку за место главаря. Вот такая у них природа.

Как только я зашла в кабинет начальника, вижу перед собой того самого грубияна-водителя, который на меня наехал так еще и оскорбил. Не верю своим глазам, но это действительно он. Мой новый «альфа» смотрит на меня с насмешкой в глазах.

— Что ты удивлена? — интересуется он, — Я тебя сразу же заметил, как только вошел.

Все еще растеряно хлопаю ресницами и просто открываю рот, чтобы издать хоть какой-то звук, но все тщетно.

— Что так изумлена, что язык проглотила? — все та же насмешка в голосе дает понять, что он просто забавляется со мной.

Отхожу от удивления, и мое возмущение снова нарастает.

— Я просто удивлена, что вижу того, — взглядом указываю на него, — кто пытался меня сегодня лишить жизни.

На это заявление новоявленный начальник громко рыкнул. У-у-у. Как страшно, волчок. Фыркаю, но все так же насторожено смотрю на него.

— Надо было смотреть куда идти. — рявкает он.

— Я смотрела в отличие от вас, — парирую я, — Шла на зеленый свет светофора и по «зебре».

Неожиданно волчара расслабляется и смотрит на меня. Смотрит так, что дыхание перехватывает. От его взора покрываюсь мурашками и начинаю часто дышать. На это волк хмыкает и смотрит на мое лицо. У него пронзительные глаза, которые имеют маленькие желтые крапинки. Красивые, одним словом. Сглатываю ком, подступивший к горлу.

— Мое имя Катрин Волден. Мне двадцать восемь лет и работаю здесь на протяжении трех лет в отделе бухгалтерии, но с основанием этого отдела меня перевели сюда. Что-то еще хотите знать?

От чего-то он изумился. Его брови поползли наверх, а взгляд немного растерянным, но все же совладав с собой снова смотрит на меня, но уже насторожено.

— Говоришь с основанием этого отдела? — киваю головой, — Хорошо, значит так, — он поднялся с шикарного кресла, обогнув стол, направился ко мне, — я теперь твой новый начальник. Меня зовут Грей Вонтрос. Для тебя я Мистер Вонтрос.

Подойдя ко мне почти в плотную, Мистер Вонтрос шумно втянул воздух и рыкнул. Это он злится на меня? Но что я сделала? Ничего такого же. Просто стою и ВНИМАТЕЛЬНО его слушаю.

— Я вас поняла, Мистер Вонтрос, — вся моя уверенность куда-то испарилась.

— Отлично, — с хрипотцой проговорил он, — Можешь идти.

Киваю головой и просто пулей вылетаю из кабинета нового начальника. Ну что такое? Почему всегда я?

Оказавшись в коридоре, я сразу же направляюсь на свое место. Прекрасно чувствую на себе взгляды полные интереса, но не обращаю на них никакого внимания: я полностью погружена в свои мысли. Во что превратиться моя жизнь? Хотя и так знаю, что в хаос.

Как только я села за стол, смогла спокойно вздохнуть и перевести дыхание. Ну, какого дьявола?! Почему всегда именно моя столь скромная персона? Что же я такого сделала, что моим начальником и, как его называют мои коллеги-оборотни «альфа» именно тот, кому я сегодня утром нагрубила. В принципе, чему я удивляюсь? Это же я. Заметив мое легкое недомогание, ко мне подошла Люси.

— Что-то случилось? — с дрожью в голос поинтересовалась она.

— А?

Я настолько впала в свои мысли, что далеко не сразу приметила ее приближение к моему рабочему месту. Так Катрин собралась и нацепила на свое миленькое личико улыбку и не смей расстраивать ее. Она только осмелилась со мной разговаривать, потому испортить что-нибудь в нашем более близком знакомстве я не должна.

— Прости, — виновато улыбаюсь, — задумалась. Со мной все в порядке.

Волчица слегка погрустнела, и я почувствовала себя полной дурой. Надо намекнуть, что это не ее вина.

— Просто я не ожидала увидеть именно этого оборотня.

Она удивленно вскинула брови и все снова смотрят на меня. Аргх. Не люблю я повышенное внимание.

— То есть? — напряжено спросила девушка.

— Просто мы с ним виделись один раз, но ничего такого не произошло, — успокоила ее.

Люси смогла выдохнуть, как и все остальные присутствующие. Ого, это они так переживают от того, что я могу поссориться с этим грубияном? Ах да, забыла, что волки всегда следуют за вожаком. Надо будет наладить контакт с ним или хотя бы просто не ссориться.

— Хорошо. — она внезапно слегка вздрогнула и пулей полетела в сторону кабинета своего вожака.

Да-а, определенно будет более чем весело.

Глава 2

Грей.


Кажется, я по полной влип, а ведь день так хорошо начинался. Племяшка не пакостила лишний раз и вполне дала мне выспаться и даже не опоздал на работу. Почти. Но если бы не одна взбалмошная девица, которая вылетела прямо на дорогу. Как только я пошел разбираться, безумно удивился. Какого дьявола она даже передо мной не извинилась и даже во всем обвинила меня, а не свою не осмотрительность. Но стоило мне подойти к незнакомке поближе, как мой волк встрепенулся и в предвкушении замер. Тогда я подумал, мол, что это еще за реакция на эту девицу, а волк это откровенно проигнорировал и просто смотрел на эту грубиянку. То как она мне откровенно хамила совершено не злило моего зверя, а даже наоборот он сидел и был доволен девушкой. Ему нравилось то, что она его совершенно не боялась и давала ему отпор. А когда она развернулась и пошагала в другую сторону, то тот был готов заскулить от досады того, что больше не услышит этот мелодичный голосок и приятный душистый аромат жасмина. Приложил все усилия и заставил себя вновь пойти и засунуть свой зад в машину, я поехал на работу, но и там меня снова встретил этот аромат и копна черных волос, сидящая где-то в конце отдела. Любопытно. Она здесь работает и это факт. Оборотни не очень любят общество людей, но особого выбора у нас не было, потому и открылись этим людишкам. Я немедля позвал ее к себе… познакомиться уже как ее новый босс. Мой волк одобрительно рыкнул.

Стоило ей только зайти, как этот божественный аромат снова донёсся до моих весьма чувствительных рецепторов. Шумно вдохнул его и выдохнул, развернулся к ней и она обомлела. Ее красивые изумительные глаза смотрели с неверием, а рот слегка приоткрылся. Сосредоточив свое внимание на ее обаятельном личике, я отвлекся, но зверя это не волновало абсолютно. Он был готов взвыть от радости и дикого желания подняться и прижать ее к себе. Хотя бы прижать ее к себе. Так, Грей, надо бы оторваться от такого… явного рассматривание ее лица.

Усмехнулся и на уровне чистого инстинкта ментально попросил ее рассказать о себе, и на удивление она сделала это. Какого? Не-е-т, этого априори не может быть. Она не моя пара и это однозначно. Я уже и не надеялся найти свою пару, хотя видят боги — пытался. Может быть, стоит прислушаться? Ладно, стоит убедиться в этом еще раз, и там будем смотреть.

Чуть только подошел, и волк заскулил от такого притяжения между нами. Она тоже отреагировала на это и вздрогнула. На такую реакцию ее тела я удовлетворительно рыкнул. Она на эту реакцию так же слегка вздрогнула, и я уловил едва различимые ароматы возбуждения и… страха.

«Она не должна нас бояться. Успокоить. Надо ее успокоить».

Отдал приказ и Катрин развернулась и выбежала из кабинета. Мое второе я злобно рыкнуло. Ничего, потерпи, дружище. Нам надо узнать ее поближе. Но кого попросить рассказать о ней поподробнее и так же достать как можно больше информации. Точно! Люси. Эта девица просто кладясь информации.

«Люси, зайди ко мне».

Через пару секунд услышал ответ.

«Да, альфа».

Через минуту передо мной уже стояла волчица, готовая на все, чтобы я не попросил сделать. Даже на убийство. У оборотней это считается нормально.

— Вы что-то хотели, — ее тихий голосок донесся до моих ушей, — альфа.

— Да, Люси. Расскажи об этой девушке, что у нас работает. — приказал ей в своей обычной форме.

Она слегка замялась и начала переступать с ноги на ногу. Ее застенчивость всегда выводило моего волка из себя, особенно сейчас, когда дело касалось моей пары. Так, надо сбавить обороты, а то в мечтах волка у нас там уже двое прекрасных детей. Ох, успокойся, дружище. Но волк игнорировал меня и метался под кожей.

— Она вам не нравится? — проблеяла она, — Хотя, подождите, — на ее лице появилась скромная, но хитрая улыбка, — она ваша пара, не так ли?

На это заявление я рыкнул на нее, тем самым подавляя ее волчицу, которая начинает совать свой нос не в свое дело. Она покорно склонила голову, но все так же хитро улыбалась. Слегка подвигая плечами, вздыхаю.

— Я еще точно не знаю. Так, что, — строго смотрю на нее, — рассказывать будешь?

— Конечно, альфа, — склонив голову, девушка начинает свой рассказ, — Она здесь работает уже полгода и должна сказать вполне удачно. Катрин хорошая девушка, она хорошо относится к нам и не требует от нас чего-то большего, чем мы можем с нашим отношением к людям.

Киваю головой и продолжаю слушать своего информатора.

— Так же она, — снова этот взгляд, побитый собаки, — она заступилась за меня. За нас.

А тут уже недоумение у меня.

— В смысле?

— Она заступилась за меня перед человеческой женщиной, — на этих словах я насторожился, — Она попала сюда по ошибке, а я хотела ей помочь, а она начала кричать о том, что мы хотим ее съесть, затем зашла Катрин и поставила ее на место и вывела отсюда.

Хмыкаю. Надо же, а она очень даже смела и дружелюбна.

— А в целом она…

— Она дружелюбна и очень мила. Катрин щедра, — показывая в своих руках пакет с каким-то недоеденным лакомством, — Она угостила меня пирожком.

Киваю головой и прикидываю, как же мне завоевать ее внимание, а еще лучше сразу же любовь, но зная природу людей все не так просто.

— Альфа, — тихонько прошептала она, — вы поторопитесь, а то уведут прямо из под носа.

На этой фразе мой волк напрягся и зарычал. Поднялся и направился к ней.

— Кто? — прорычал я.

Бедненькая омега задрожала от силы моего волка, но было все равно. Зверь внутри метался от мысли того, что любимую могут увести из под носа, а мы даже не заметим. Ого, она уже стала любимой.

— Том.

— Какой такой Том? — немного подумав, добавляю, — Ее парень?

— Нет, альфа. Это наш бывший сотрудник, но Катрин ему нравится, — спешит заверить меня, — Он сейчас работает в аналитическом отделе.

Киваю головой и немного успокаиваюсь. Значит, у меня лишь один соперник, и то он мне не соперник, а так… маленькая преграда на пути к девушке, которая уже сейчас вызывала в груди непонятный трепет, а зверь был готов бросится к ее ногам и начать боготворить.

— Значит так, — отвлекся я что-то от нити разговора, — ты, — указываю на нее, — будешь моим информатором. Узнаешь все то, что сможешь, будешь помогать мне завоевывать ее сердце.

— Ох, альфа, — ее голос полон благоговения, — Вы готовы не просто броситься на нее в порыве нашей страсти, а завоевать ее любовь и ласку, а это уже много значит. С удовольствием исполню ваш приказ.

Ухмыляюсь с мыслью о том, что, конечно же, она мне поможет, ведь для нее это большая честь. Волчица станет одним из главном связующим нашей уже какой-то едва уловимой связи с Катрин. Да, связь уже присутствует, но ее она не почувствует, пока что. Я сам-то едва ее чувствую, но волк уже был невероятно рад этому странному факту.

— Альфа, — все так же тихо обратилась она, — могу вам посоветовать пригласить ее на свидание. Допустим, — немного подумав, продолжает, — пригласите ее на деловой обед. Предлог того, что вы должны знать с кем работаете, может вам очень помочь и пригодиться. Катрин немного отстранена в плане мужчин.

— То есть?

Чувствую внутри легкое недомогание. То есть как «немного отстранена в плане мужчин»?

— Она сторонится мужчин в плане отношений. Не знаю почему, но все время, как только ей предлагают пойти на свидание, то она сразу же отказывается.

— Ага, а причину ты не знаешь, — закончил за нее.

Люси судорожно кивнула. Что же, значит, будем избавляться от ее необъяснимых страхов. Я добьюсь ее в любом случае, но желательно добиться таким образом, чтобы она поняла, что без меня ей уже никак. Вздохнув, я отпускаю работницу и сажусь в кресло. Что же там такое произошло, что она вот так сторонится мужчин. Не просто же так она от них бегает.

Беру свой телефон, — без него я никуда, — и выхожу из кабинета. Оглядываюсь, все так спокойны, что очень радует. Принюхиваюсь и вновь чувствую этот аромат. М-м-м. Какая прелесть. Открываю глаза и вижу, что знакомая стройная фигурка стоит рядом с каким-то смазливым мальчишкой. Оглядываюсь и сморю на Люси, она кивает головой, подтверждая мое предположение. Так вот кто этот Том. Подхожу поближе и слышу их разговор.

— Ну, так что? — нетерпеливо спрашивает мальчишка, — Давай соглашайся!

— Прости, Том, но не могу. У нас новый начальник и я не хочу его подводить, — настаивает она, — Не пойду с тобой обедать сегодня. Давай завтра.

Первые фразы меня невероятно радуют. Надо же, она подводить меня не хочет, и потому отказывает этому… пареньку, а вот последняя меня злит. Никакого обеда с ним, только со мной и ни с кем больше.

— Ладно, — сдается он и замечает меня, — Здравствуйте, а вы наверно новый шеф нашей Катрин.

Хмуро гляжу на него.

— Я работал здесь раньше, — объясняется он, — Вот зашел пригласить отобедать в моей компании весьма милую особу.

Это он подхалимничает с моей девочкой? Не бывать этому!

— Здравствуйте, — сухо отвечаю ему, — Катрин, — обращаюсь уже к ней, — я бы хотел бы с вами пообедать. Так сказать, узнать вас поближе. Мне же надо знать с кем именно я работаю.

Девушка сглатывает и облизывает пересохшие губы. Ох, деточка, что же ты со мной делаешь? У меня уже в штанах тесно, а это ведь только первый день знакомства. Что же будет дальше?

Широко распахнутые очи девушки болезненно отзываются в паху, а прирученный зверек под кожей уже преданно ждет ответа: ему не терпится поскорее узнать ответ, но она молчит, слегка приоткрыв рот. Что же, красавица, я дал тебе время на размышления, но ты не ответила, то я возьму все в свои руки.

— Катрин, — обратился к ней со всей своей строгостью, — отказы не принимаю.

Мое заявление выводит из ступора, и она вздыхает, но все же послушно кивает. Мельком смотрю на ее друга. Хах. У него все лицо перекосилось от злости.

«Выкуси, мальчишка! Эта девушка станет моей.»

Придержи коней, дружище. Еще даже не понятно: пара она нам или нет. Может просто увлечение и ничего более, но на эту мысль волк оскалился и зарычал. Снова шикнул на него и уставился на девушку. Та, похоже, ни черта не понимала, что со мной творится, но и я сам не знал.

— Конечно, Мистер Вонтрос, — немного прокашлявшись, продолжила, — Я с удовольствием с вами отобедаю. Том, — девушка поворачивается к нему и говорит, — давай завтра, — немного замялась, словно как следует обдумывала свое решение, — поужинаем. Я помню, ты предлагал мне вчера, а я не смогла, но завтра мой вечер свободен.

Лицо паренька засветилось от счастья, а вот мое стало хмурым и больше теперь походило на гримасу злости. От волны такого гнева оборотней передернуло и все застыли, ожидая от меня приказа убийства этого подхалима. От такого предложения девушки волк взвыл от тоски и понимания, что выбирают не того. Катрин напряжена.

— Это значит, что ты… — Том с надеждой смотрел на нее.

— Может быть, — уклонилась от ответа девушка.

На радостях мальчик подскочил к ней и чмокнул в щеку, хотя подозреваю, что хотел попасть в пухлые и розовенькие губки. Хотелось прямо сейчас задавить этого…

— Том, — постаралась улыбнуться она, но вышло не очень, — попозже увидимся.

— Конечно, девочка моя, — томно проговорил он и удалился.

Как только за ним закрылись двери лифта, Катрин смогла спокойно вздохнуть и повернуться ко мне всем своим корпусом. Делаю глубокий вдох для вида, но на самом деле принюхиваюсь и… никакого аромата возбуждения. От такой новости зверь расслабился и фыркнул с явным удовольствием от того, что он ее совершенно не возбуждает.

— Извините его, — заступается за него Катрин, — Он просто хотел провести со мной время. Мы очень сдружились за то время, пока работали здесь. Ладно, — немного поправив свою прическу и юбку, она снова смотрит на меня своими глазищами, а на губах играет легкая улыбка, — вы хотели обеда? Я не против, если, конечно, вы не особо заняты для моей скромной персоны.

Лишь киваю головой, но все так же смотрю на лифт, где пару секунд стоял соперник, причем уже вполне реальный. Катрин ответила на его ухаживания, но долго они не продлятся, уж в этом я уверен, как никогда.

Даже не прося ее следовать за мной, иду к лифту. Нажимаю на кнопку и жду это адское устройство, которое так сильно гудит. Чуть только двери открываются, захожу внутрь. Как и ожидалось она идет за мной следом, не смея поднять на меня свои прекрасные глаза, которые напоминали два огромных озера, в которых таится какая-то великая тайна. Эту тайну я намерен разгадать, а хозяйку этих озер сделать своей, но все же… я еще немного сомневаюсь. Надо будет сходить к нашей гадалке. Она скажет наверняка, но это будет ночью, а пока стоит держать свои руки при себе, а то…

Я почувствовал, как девушка снова напряглась и слегка отстранилась от меня, сделав шаг в сторону. Чего это она? И тут замечаю свою руку на ее спине. Упс. Что себе позволяешь, а, волчара?

«Я должен…»

Ничего ты не должен делать, пока что. Удостоверимся, что она и тогда будем действовать, если же нет, то отпустим девочку. Не зачем ей все эти твои брачные игры. На это он лишь грозно рыкнул, но все таки промолчал, тем самым показывая свое согласие. Бывало такое, что люди придумывали препарат, позволяющий обвести наш нюх и выдать аромат за что угодно. С тех пор мы и пользуемся способностями гадалок еще теперь и для этого. Раньше мы обращались к ним только лишь за тем, чтобы предвидеть, какие враги вокруг нас и чего хотят, как с ними справиться и какая судьба нас ждет. И должен сказать, что они вполне справлялись со своими обязанностями.

Как только лифт останавливается на восьмом этаже, мы проходим внутрь ресторана. Ого, а он у них здесь не маленький! Не дорогой и навороченный, но вполне приемлемый и большой. Сразу видно, что работают здесь много сотрудников.

Пройдя за самый дальний столик по моей инициативе: не хочу, чтобы за нами пристально наблюдали, а тут особо никто не смотрит. Подожду и выдвигаю ей кресло, тем самым предлагая присесть ей именно здесь. Она смущается, но все же принимает мое приглашение, и садиться на обитое кожей кресло. Сам же сажусь напротив.

— Предлагаю сделать заказ, а потом ты мне расскажешь о себе побольше, — ловлю ее недоуменный взгляд, — Видишь ли, я настроен решительно и хочу узнать все о тебе, как, — немного медлю, потому что волк так и подмывает сказать «как о девушке», но сдерживаюсь, — о сотруднике.

— Хорошо, но давайте сначала все же сделаем заказ, — предложила моя возможная пара, — Просто я так голодна.

Прислушиваюсь и действительно она голодна. Ее живот издает звуки умирающего кита. Снова киваю головой и подзываю официанта, она сразу же подходит к нам.

— Мне ростбиф, салат «Цезарь» и мясной рулет.

Она смотрит слегка ошарашено.

— А вам, что юная леди? — интересуется официантка.

— Мне салат какой-нибудь легкий и дешевый.

Это еще что значит?

— Девушке подайте ростбиф, салат и жареную картошку, — приказываю я.

— Цезарь?

— Да, — девушка убегает, а я смотрю на свою собеседницу, — Тебе нужно больше есть, а то выглядишь бледноватой.

Ее щечки заалели. Она стала еще милей, хотя куда еще? Но видимо есть куда, раз уж сейчас она выглядит просто потрясающе. Надо заставлять почаще ее краснеть, но не слишком: надо знать меру.

— Но мне не хватит на все это, — возразила она.

— Плачу я, — останавливаю ее, — Я пригласил, то и я плачу.

Насторожилась кошкой и смотрит с опаской. Хм, как насчет того, чтобы дать ей прозвище? Допустим, котенок или киса? Хм, надо подумать.

— Ладно, — отозвалась Катрин, — но это деловой обед.

Слово «деловой» она выделила особой интонацией. Ухмыляюсь, и киваю головой.

— А теперь расскажи мне о себе.

— С чего начать?

Ее отзывчивость радует меня. Какая же она чудесная.

— Ну, — задумываюсь, о чем конкретно я хочу знать, — о том, почему ты устроилась сюда.

И тут понеслось. Она рассказала мне обо всем! О том, как почему именно сюда и какая была причина, что она делала до того, как ее определили в наш отдел, потом даже рассказала немного о том, как она поступала в университет, и что ей пришлось пройти, но одно мне не давало покоя.

— А что за «особенная» причина?

Катрин тут же подавилась жареной картошкой и начала кашлять. Немного приподнялся и похлопал ее по спине. Откашлявшись, уставилась на меня, как дикая испуганная лань.

— Это личное, — прохрипела девушка.

— Рассказывай.

Сглотнув, она подтупила взгляд. Что там такое, черт тебя дери?!

— Мама.

— Мама? — переспросил я.

Кивает головой и поднимает свои глаза. Меня пронзает током и эхом отдается в паху. Чувствую, что буду ходить с вечным стояком на эту девчонку.

— Да, мама больна. Ходить не может из-за аварии и к тому же у нее слабое сердце, — ее голос начал дрожать.

— Только не плачь, — предупреждаю ее, — Я не знаю, как обращаться с плачущими женщинами!

Она сквозь слезы улыбнулась. Красивая грустная вымученная улыбка украшает ее лицо. Теперь я знаю, как надо будет действовать. Ее мама.

— Она не может ходить и потому я работаю за двоих, потому и пошла работать именно сюда, — продолжила она, — Здесь хорошие зарплаты и коллектив дружный.

— Да, оборотням это не занимать, — слегка рассмеялся я.

Невольно снова втягиваю ее запах и чувствую новые нотки. Она возбудилась. Ее возбуждает даже мой смех. Посмотрим, как она отреагирует на тело.

Глава 3

Катрин.


Закончив трапезничать и я, и мой босс отправились обратно работать в свой, уже считай родной, отдел. Ну, для меня он можно сказать все еще не до конца родной, но потихоньку знакомлюсь с коллегами. А для босса это место можно считать чуть ли не родным, хотя работает он тут всего лишь несколько часов, но коллектив воспринимает его, как своего законного альфу. Интересно, а у них это считается нормальным? И вот мы заходим в лифт и едем на три этажа ниже.

— О чем задумалась? — вырывает меня из моих мыслей Мистер Вонтрос.

— А? — немного растеряно хлопаю глазками, а затем до меня доходит, — Извините.

Оборотень снисходительно хмыкает, и меня это слегка раздражает. Будто он тут самый главный! Вот пойду к… а к кому я собственно пойду? По закону, что издали сразу же после того, как оборотни вышли из «тени» человечества, над оборотнями главенствует совет из альф, который и говорит уже, какой наказание применить к преступнику или наоборот, как правильно поощрить того или иного героя-волка. Так, что здесь я бессильна, но как стереть эту наглую ухмылку с его лица. Заметив то, как я строю свой коварный план, которого по сути-то пока еще нет, но он обязательно будет. Волчара решил, что я весьма привлекательный объект и когда по идеи мы должны уже были подъехать к нашему этажу, он делает шаг ко мне. Делаю шаг назад. Это еще что за прикол? Но ему это явно не понравилось и в знак протеста издает рык, делает еще шаг, а мне-то бежать не куда. Соображай, Катрин.

— Не стоит меня провоцировать, — хищно оскалился этот… приколист, — моя Красная Шапочка.

— Красная Шапочка? — переспрашиваю я, — Почему именно она?

— У тебя красное пальто и красный шарф, — его голос все больше походит на какой-то странный рык.

Нервно сглатываю и чувствую, что от такой непонятной интонации и манеры речи по моему телу проходит небольшая волна дрожи, а уже известное ранее тепло скапливается в низу живота. Разум от чего-то отключается, а ноги становятся ватными, а все из-за того, что альфа подошел ко мне вплотную и склонился надо мной. Его губы так близко.

— Я знаю, — хрипло произносит Мистер Вонтрос.

— Я это вслух сказала?

— Угу, если ты хочешь, — смотрит во всю на мою губы, а тем временем от голоса женщины, которая объявляет наш этаж, у меня включается мозг и бьет тревогу, — то я…

Двери лифта начинают открываться, а на уровне чистых рефлексов, которые выработались в течение долгих и муторных пяти лет, бью ему в пах и выбегаю скорей из лифта. Ага, щас! Так я ему и отдалась в лапы этому волку. Хватило и одного раза. Как вспомню, что тогда было так сразу же в дрожь бросает. Бррр.

Добежав до своего стола, что был самым надежным местом, я сразу же спряталась за компьютером и стала сидеть тише мыши. Главное, чтобы сейчас злой и неудовлетворенный альфа не стал ко мне лезть. Я прямо чувствовала всем своим нутром, что он был крайне возбужден, но от чего? От того, что я ненароком задумалась? Если так, то лучше при нем буду вести себя, как дурочка.

Я услышала, как громко хлопнула дверь кабинета Мистера Вотроса. Уф. Пронесло. Сделав вдох носом и выдох ртом, принялась за работу. Надо отвлечься, а то сейчас придумаю всякого и сама начну шарахаться от мужчин, как и четыре года тому назад. Опять хочется закрыться где-нибудь в каморке и поплакать. Катрин, не раскисать. К тебе уже не первый раз делают подобное предложение поцелуя. Понимаю, что такого ты не ожидала от оборотней, которые в основном со своими там шуры муры и крутят. Спокойствие, только спокойствие.

Спустя полтора часа напряженной работы ко мне подошла уже знакомая мне Люси.

— Что случилось? — напрямик спрашивает она, — От тебя так и разит отчаянием, злостью и похотью.

На последнем слове она скривилась так, будто съела целый лимон. Вздыхаю и пытаюсь уверить ее, что со мной все в порядке, но она ни в какую не верит.

— Послушай, никогда не ври нам, а особенно омегам, — с гордостью говорит Люси, — И к тому же я думала, что мы сможем подружиться.

Распахиваю глаза, а у самой душа наполняется теплом. Надо же.

— Правда? — удивила меня, — Что же, тогда скажу тебе одно. Это личное и связано с моим прошлым.

— То есть наш альфа тебя ни чем не обидел?

Снисходительно улыбаюсь. Она так обо мне заботится. Думаю, мы и взаправду можем стать подругами.

— Нет, конечно, но немного напугал, — вспоминаю те ощущения, которые были в том лифте, — Заставил вспомнить, то чего я не хочу вспоминать.

— Оу, — Люси потупливает взгляд, — Не знала, прости.

— Ничего, — беру ее за руку, — ты не виновата.

Она скромно улыбается, но эта улыбка отдает грустью. Омега, что еще сказать. Слегка кивнув, сжав мою руку, выражая свою поддержку, омега развернулась и убежала дальше работать. Если дело пойдет так же хорошо, то у меня будет моя первая подружка за столько лет одиночества. С того случая, когда меня предали самые близкие люди, я не заводила никаких отношений и никакой дружбы с людьми. С оборотнями отношения вряд ли получатся, потому что, если и понравлюсь кому-то, — например тому же боссу, — то он просто поиграет и бросит, а вот дружбу заводить с оборотнями очень даже можно.

Весь остальной рабочий день я просидела за своим столом, упорно работая. Дел было выше крыши, а за один день тут явно не управиться, потому часть дел перенесем на завтра. А завтра у меня свидание с Томом. Дьявол! Ну, зачем я согласилась. Нет, я знаю почему, но все же… зачем?

Ладно, с этим со всем я разберусь. Все равно он мне не нравится, а это должно остудить его пыл… или нет. Так все потом, а сейчас, скорее, домой к мамуле и в кроватку.

Быстренько накинув любимое красное пальтишко, я скорее побежала к лифту, где столкнулась с альфой. Возьми себя в руки. У него там просто гормоны играют. Скоро полнолуние же, потому совершенно неудивительно.

Встав возле него, чувствую, как он во всю смотрит на меня, прожигая на сквозь своим тяжелом взглядом. Сглатываю и так же прекрасно ощущаю, что еще чуток и между нами проскочит молния. Сделав шаг ко мне, альфа хочет что-то сказать, но двери лифта снова спасительно открываются, и я юркаю прямо внутрь тесной «коробки». Последнее, что я вижу так это злой взгляд моего босса. Боже, что же будет завтра?

Выбежав пулей из лифта, я на кого-то налетела и сбила с ног. Лежу на каком-то представителе мужского пола. Смотрю и вижу обаятельного блондина с карими глазами. Немного растерявшись, все так же сижу на этом красавце, но ему похоже это ни капли не мешает, а даже наоборот.

— Уф, — выдыхаю я, — Извините, я случайно.

Рассмеявшись, обаятельный парень мило улыбается.

— Ничего страшного, — все так же посмеиваясь, говорит незнакомец, — если такие девушки, как вы падали на меня каждый день, то я согласен немного потерпеть.

От его слов заливаюсь румянцем и невольно осматриваю свое своеобразное положение. Ох, Матерь Божья! Сижу в такой позе, что начинаю еще больше краснеть и понимать все неудобство ситуации. Начинаю поспешно вставать и снова чуть не падаю, но мне помогают удержаться от падения на этого обаятельного мужчину. Еще больше краснею.

— Извините, — встаю рядом с лежащим на полу мужчиной и жду, пока он поднимет, и только он оказывается на ногах, говорю, — Я такая неуклюжая в последнее время! Простите.

— Ничего страшного, прелестное создание, — соблазнительно улыбается очаровательный парень, — Как ваше имя?

— Катрин.

Он вздыхает, будто услышал что-то очень взбудораживающее.

— Катрин, — смакует мое имя, словно деликатес, — Мое имя Роумэль, но для вас просто Роум. Я альфа южной стаи.

Растерянно хлопаю ресницами. Альфа? Точно! Я же видела его у нас в отделе пару раз, но не придавала ему особого значения.

— Очень приятно с вами познакомиться, альфа Роум, — с почетом склонила голову.

Так делают все для того, чтобы не оскорбить альфу и не бросить ему вызов ненароком. Вот же странные существа эти оборотни, но до чего же интересные и скрытные личности. Всегда так хотелось пообщаться с ними, особенно с альфами, но к нашему боссу я точно не пойду за общением. Его поведение в первый день знакомства, мягко говоря, не очень хорошее. Эти касания и взгляды. Хотя, должна признаться, что мне не противны его прикосновения, просто… навивают воспоминания о человеке имя, которого слышать не могу и не хочу.

— Мне тоже, прелестная Катрин, — с пристрастием проворковал он, — Могу я попросить вас о кое-каком одолжении?

— Зависимо от того, какого рода ваше одолжение.

— Могу я отвести вас до дома? Уже достаточно темно, а такую девушку, как вы могут украсть, а я потом буду ой как страдать! — схватился за свою грудную клетку, как будто там у него что-то очень сильно болело, — Могу я попросить вас об этом в качестве морально компенсации? А то вы меня с ног сбили, а я очень впечатлителен.

— Ну, даже не знаю, — осматриваю его с ног до головы.

Роумэль довольно крупный… оборотень, к тому же еще и очень привлекательный. Его волосы зализаны сбоку, а на губах играет очаровательная улыбка, карие глаза пронзают насквозь, но такого странного и необычного ощущения, как с боссом у меня нет.

— Соглашайтесь, Катрин, — букву «р» он растягивает с таким удовольствием, будто бы кот, добравшийся до банки сметаны.

Вздыхаю.

— Ладно, — сдаюсь я.

А что? Я женщина, которая вполне себе может позволить, чтобы ее отвез вполне себе симпатичный мужчина, пускай даже он и не был человеком, но кому какая разница. Обрадовавшись своему триумфу надо мной, Роум хватает меня за локоть и тащит к выходу. Ого, вот это у него силище!

Выйдя из здания компании, мы идем на стоянку и проходим пару дорогих машин боссов, работающих в этом здании, мы подходим к белому мерседесу. Вот это да! Им очень подходит подобные машины. Они такие же массивные и можно было даже сказать опасные, как и их хозяева. Помню, что такая же машина была и моего шефа, но черная. Ему вполне подходит.

Подойдя к машине, альфа открывает передо мной переднюю дверцу своего «монстра».

— Прошу, юная леди, — делает приглашающий жест рукой.

— Благодарю вас, молодой оборотень, — в тон отвечаю ему.

Проникаю в теплую машину и пристегиваю ремень безопасности. Дверь закрывается и Роум обходит машину, открывает дверь с другой стороны и садиться на мягкое кожаное сиденье своей машины.

— Ну, что? — лукаво полюбопытствовал он, — Домой?

— Домой, — киваю я, — Ко мне, а не к вам, Роумэль.

Он слегка притворно скривился.

— Я просил же, — простонал он, но все так же лукаво улыбаясь, — для тебя Роум.

— Хорошо, Роум, — слегка посмеиваюсь над ним, но его это не особо беспокоит, — Везите меня домой.

— Говорите адрес, — осмотрев с головы до ног, сказал то, что меня смутило сильнее, чем пять минут назад, — Красная Шапочка.

— Как вы меня назвали? — опешила я.

— Красной Шапочкой, а что? — спросил альфа.

— Да так, — отмахиваюсь от него.

Удивительно, меня так называют уже второй раз за один день.

— Адрес скажи, а то повезу к себе, — угрожает мне Роум.

— Хах, ладно, — улыбаюсь ему, а сама немного напрягаюсь.

Не люблю, когда вот так говорят. Чувствую себя рядом с ним добычей какой-то. Не самое приятное ощущение, если честно. Называю ему свой адрес, и откидываюсь на сиденье, пытаясь хоть немного успокоиться.

— Ты так напряжена, — замечает водитель.

— День тяжелый, — буркнула я.

Еще чуть-чуть и я вырублюсь прямо здесь в его машине, а дальше… а дальше уже зависит от благородства моего собеседника. Либо он отвезет меня до дома к любимой маме и кроватке, либо он повезет к себе, а там… кто знает.

— Да, заработалась ты, а тебе еще детей рожать, — фыркает Роумэль.

На этом моменте, я съеживаюсь, и по спине бежит холодок.

— Боюсь, что нет, — шепчу себе под нос, но оборотень услышал.

— То есть?

Даже не знаю можно ли рассказывать ему. Хотя, насколько я знаю, то оборотни никогда не рубят с плеча и спешат тебя оценивать по одному поступку историю, которого даже не знают. Ну, как говорится чужому легче рассказать, чем своему.

— Аборт — это ужасная вещь, которую я сделала из-за одного случая, который перевернул верх тормашками всю мою жизнь.

— Мне жаль, — посмотрел мне в глаза и я не почувствовала никакой волны мурашек и прочего, что пишут в книгах, — Уверяю, у тебя все еще будут дети.

Хмыкаю на его попытку приободрить меня.

— Будем надеется.

Всю оставшуюся дорогу мы едем молча, каждый из нас находиться в своем потоке мыслей. Я думаю, о том, что в принципе он вполне прав. После аборта у меня вполне есть шанс иметь детей, но не такой большой, как у остальных. Доктор сказала, что шанс совсем мал, но он есть и у меня не безнадежный случай, как у некоторых. Потому радоваться есть чему. Осталось только вылезти из этого состояния, в котором бояться отношений. Пора меняться, Катрин.

Подъехав к моему дому, я уже собираюсь выходить, но меня останавливает мысль о том, что, почему бы не начать меняться прямо сейчас? Только, что подумает альфа на мою выходку? Ладно, не сейчас. По крайней мере, ни с тем, кого я знаю всего-то один час. Попрощавшись с водителем, я выхожу из машины и направляюсь в дом.

— Катрин? — слышу голос мамы, — Это ты?

— Да, мамуль, — радостно откликаюсь я.

Пару минут с ней и мое настроение улучшиться, как никогда раньше. Захожу и вижу первым делом сиделку моей матери, Джанет. Джанет — медсестра из больницы, которую к нам приставили, потому что я не могу постоянно быть рядом с ней. Нужно работать, чтобы обеспечивать нас. У сиделки слегка обеспокоенный вид.

— Что случилось?

— Вашу мать можно снова поднять на ноги, — произносит Джанет, а я не понимаю о чем она, — в прямом смысле слов.

— То есть? — не могу вникнуть в смысл ее слов.

— Миссис Волден снова сможет ходить, — эти слова заставляют мое сердце биться чаще, — Если хотите, чтобы ваша мать начала ходить, то вы должны согласитесь на операцию предложенную врачом.

— Что за операция?

— Эта операция представляет собой полное восстановление всех сухожилий, и внедрение внутрь специального препарата, который позволит ходить вашей матери.

— Конечно, — без раздумий соглашаюсь я, — Сколько стоит?

— Сто тысяч долларов, Мисс Волден, — прошептала Джанет.

— Ого, — выдыхаю я.

— Дочка, — тихонько обращается ко мне мама, — не надо. Я того не стою. Ты вон как работаешь!

Подхожу к ней и сажусь на корточки. Смотрю в глаза самого родного человека на земле и понимаю, что сделаю для нее все.

— Мам, — обращаюсь к ней, — я все решила, — оборачиваюсь к Джанет, — Скажи, что я согласна.

Кивает головой и пулей вылетает в коридор для того, чтобы сделать звонок в больницу. Снова смотрю на женщину, подарившую мне жизнь. У нее слезы застыли в глазах.

— Как хорошо, что ты у меня есть, — шепчет она.

— А ты у меня, — прижимаю к ней всем телом.

Она ласково гладит меня по голове, а я просто не знаю, где мне достать эти деньги. Кредит? Да, определенно нужно брать кредит, но вдруг не одобрят? Катрин, надо быть оптимистичной. Да, правильно. Вздыхаю и отстраняюсь от мамы и сразу же иду на кухню. Жутко голодна.

— Как дела на работе? — слышится голос позади меня, — Как новый босс? Горяч?

Я рассмеялась. Она все такая же, что после аварии, что до нее.

— О, да, мама, — хихикаю, как типичная девочка, — горяч! Только он оборотень, как и все остальные в нашем отделе, кроме меня.

— Знаешь, — как бы невзначай говорит мама, — я слышала, что они и с людьми создают браки.

— Мам, — она намекает на то, что было бы неплохо привести настоящего мужчину в дом, — не начинай.

— Не буду, заинька, — останавливается мать, — Просто не хочу, чтобы ты осталась одна из-за какого-то придурка!

Смотрю на нее через плечо. Она права. Мне надо найти хоть кого-нибудь. Но есть одно «но». Кому я смогу довериться настолько, что забуду раз и навсегда о кошмаре, что преследует меня даже по ночам, когда я сплю.

Глава 4

Грей.


Полная луна освещала лес, по которому бежал огромный серый волк, который по виду был точной копией зверя из известной сказки про девочку в красной шапке, только куда более реалистичней и страшней. Этим волком был я.

Как только сумел вырваться из этого душного города в родной свободный лес для того, чтобы найти одну гадалку, каковой являлся одна моя давняя знакомая волчица. Гадалка по имени Волжен проживала далеко в лесу, где начиналась нейтральная территория. На этой территории проживала лишь одна гадалка, и она была самая близкая к нему, потому я недолго думая отправился к ней.

И вот огромный хищник бежит через лес, пробиваясь к маленькому домику на опушке леса. Ветки хрустят под моим весом, листья летят в стороны от того, что зверь бежит с такой скоростью, что они разлетаюсь в разные стороны позади него. Луна освещала тело животного, и в ее свете выглядел просто потрясающе. Массивность говорила о том, что мое животное самые настоящий хищник. Добежав до опушки леса, где по-прежнему находился домик Вожен. Обратившись, я отправился к дому. Громко постучавшись в хлипкую дверь, мне тут же открыла дверь хозяйка.

— Приветствую альфа, — поздоровалась со мной волчица, — Я ждала тебя, но ты не особо торопился узнать о своей паре. И, — она сморщила свой носик, — не мог бы ты одеться?

Последние слова она выплюнула, будто змеюка яд. Зарычал на нее, ставя на месте, но Вол лишь подняла одну бровь, спрашивая:

— Забыл, что на меня твоя сила не действует, — хитро шипела она, — братишка.

— Не забывайся, Вол. Я твой брат, но так же являюсь твоим альфой.

Сестра резко обернулась и бросила на меня взгляд полный гнева и негодования. Ах, да. Конечно. Она не просто знакомая, а сестра. Родная любимая сестра.

— Ты не мой альфа, — сузив глаза, скрипит гадалка, — Гадалки свободные оборотни и ты знаешь это!

Хмыкаю, и поднимаю руки в знак своего поражения. Тут с ней не поспоришь ни одна гадалка не привязана к стае, только разве что к определённому альфе и зачастую это дочери или же пары, в крайнем случае, к своему спасителю. Только тогда гадалку можно считать принадлежащей к стае, но если альфа сменяется, то гадалка имеет полное права уйти из стаи. Вот и как только я стал альфой, то спустя пять лет из стаи ушла моя сестра, а все из-за какого-то полоумного щенка, который настолько осмелел во время созревания, когда молодые самцы обращаются в полной мере в своего зверя, а не частично. Так вот этот поганец положил глаз не только на мою сестру, но и на мое место вожака. Пришлось немного его проучить и поставить на место, но Волжен решила уйти из стаи и вот уже шесть лет живет здесь, что удивительно, ведь обычно гадалки путешествуют и никогда не живут на одном месте дольше, чем два года, а тут целых шесть.

— Понял, — киваю и прохожу внутрь дома, — Я к тебе пришел из-за девушки. Мой волк думает, что она…

Волжен грубо перебивает меня.

— Что она твоя пара, — заканчивает за меня.

Ну, что за дурацкая привычка? Аргх.

— Да, — цежу сквозь плотно сжатые зубы.

— Не сердись ты так, — ухмыляется в своей особой манере, как и всегда, — Я знаю, какая судьба вас ждет и что именно будет, но варианта будущего два.

Немного подумав над ее словами, догадываюсь о том, что именно пыталась донести моя сестра. Она никогда не говорит прямо, а все из-за того, что если она скажет все как есть, то будущее может измениться и все.

— Она моя пара?

Кивает головой и наблюдает за моей реакцией. А у меня просто целый груз с плеч. Не ошибся. Все, теперь ты моя, Катрин Волден.

— Но, — ее длинный палец поднимается вверх и вертит им прямо перед моим носом, — у нее тяжелое прошлое, которое не дает ей покоя. Ты должен быть очень аккуратен, чтобы все получилось так, как надо нам.

— Нам? — переспросил я.

О ее прошлом мне известно, успел прочитать ее досье пока отходил от того, что произошло в лифте. Да, поспешил.

— Да, нам, — ее палец застывает перед моим носом, будто она о чем-то раздумывает, — Благодаря ей у тебя появиться много чего хорошего. Кроме пары.

Тут уже я суживаю глаза и смотрю на нее с подозрениями. Что она имеет в виду?

— Не спрашивай меня об этом, — сразу же предупреждает она, — Если я скажу об этом тебе, то все изменится.

— Хорошо, — рычу на нее, но на это Вол не обращает никакого внимания.

— Максимум, что я могу сказать так это то, что у тебя есть соперник, — обращаюсь весь вслух, — Человек, который ей дорог, именно он может помешать. Так же помни белый волк твой союзник. Он поможет тебе, когда придется оказаться в нужном месте в нужное время.

— О чем ты?

Мотает головой, и вздыхает.

— Не могу сказать или все измениться. Приходи дней через пять, — немного подумав, сестра добавляет, — Или когда вы поцелуетесь, но помни: не торопись! Или все испортишь.

— Понял, — соглашаюсь с ней и выхожу из дома.

Вдохнув по-настоящему свежий воздух ночного леса, я обернулся в своего зверя и снова помчался обратно на территорию стаи. Теперь я уже не был так напряжен и вполне мог насладиться небольшой получасовой пробежкой до города, затем придется включить режим «хищника» и идти тихо, дабы не испугать жителей города. Пускай мы, и открылись, но большинство все так же бояться нас видеть в таком виде.

Добравшись до нужного дома, в котором располагалось мое жилище. Мое жилище огромное, пентхаус как никак. Привык к удобству и большому пространству.

Я расхаживал в обличие волка по зданию, но здесь живут только оборотни, и потому не особо парился на тот счет, что могу случиться хоть какие-то проблемы. Став снова человеком, я пошел смотреть, как там моя племяшка. Вероника — моя племянница. Ее родители погибли, защищая ее от ликанов, когда они решили отправиться на небольшую прогулку на нейтральной территории. Это было три года назад и малышка и плохо помнит своих родителей, но меня воспринимает, как своего отца, но все же при посторонних называет либо альфой, либо дядей. Я-то понимаю, что для нее за эти три года я стал большим, чем просто дядей. Я стал ее семьей.

Заглянув в комнату Ники, ее там не увидел и не на шутку разволновался. Наверняка она на кухне. Отправившись в нужном направлении, попадаю в нужную комнату и вижу, что Ника сидит с пустым взглядом и смотрит куда-то в пол.

— Ника, — тихонько шепчу я, — что ты здесь делаешь? Опять кошмары?

Она поворачивает свою голову в моем направлении.

— Я видела тетю, — сипит она, — Я должна помочь ей.

— А что случилось у тети? — спрашиваю я, присаживаюсь перед ней на корточки.

— Она потеряла ребенка и часто плачет по этому поводу, но сегодня, — останавливается девочка, а я жду, — она заметила меня и стала со мной разговаривать. Она думает, что я — это не рожденный ребенок. Тетя сказала мне, чтобы я оставила ее в покое, а я… а я сказала, то чего совершенно не хотела.

— Что ты сказала ей?

— Я сказала ей, чтобы она перестала плакать и простила себя. Я сказала ей, что если она отпустит прошлое, то счастье очень скоро настигнет ее.

Рычу, но не на Нику. Это все Вол. Опять она использует Нику в роли своей куклы. Чего она добивается? Такое происходит уже не в первый раз.

— Не бойся, — обнимаю ее, а она меня в ответ, — Хочешь завтра на мою новую работу? Там есть самый настоящий человек!

Вероника тут же начинает улыбаться. Она всегда хотела пообщаться с настоящем человеком. Смеюсь над ее милой реакцией.

— Правда? — киваю головой ей в ответ, — Конечно! Завтра я поеду с тобой!

— Нет, послезавтра, — она заметно расстраивается, — Я должен посоветовать человеку, какие именно конфеты ей для тебя купить.

Она хитро улыбается, как лисичка. От чего и получила столь милое название.

— А сейчас, — беру ее на руки и несу в комнату, — пора спать, лисенок.

— Да, дядя.

Целую ее в лоб и выхожу из комнаты моей девочки. Интересно, что же эта за девушка, что ей сниться уже не одну ночь? Узнаю у Вол, когда пойду туда в следующий раз.

Сейчас войдя в спальню, понимаю, что так хочется услышать томный голос пары зовущей меня: «Грей». Ммм. Скоро, совсем скоро так и будет.

* * *

Заходя в свою комнату, я будто чувствую притягательный аромат своей пары. Жасмин цветет и благоухает прямо у меня в комнате. Открываю глаза и вижу на своей постели Катрин. Она лежит на шелковом покрывале, ее глаза горят голодным блеском, с лукавой улыбкой на лице покусывает кончик большого пальца. На ней надет невероятно сексуальный комплект белья. Глухо рыкнув на нее, делаю шаг в сторону кровати. Ее голодный взгляд блуждает по моему телу, но и я так же смотрю на ее идеальную наготу. Встаю возле кровати и смотрю на нее, изучаю все то, что принадлежит мне. Ее это явно не устраивает, и она раздвигает свои прекрасные ножки.

— Грей, — стонет она, — не медли.

Грозно рыкнув, я навалился на кровать. Ее бельишко долго не продержится. Я позабочусь об этом. Смотрю на ее промежность, которую скрывает тонкий кусок ткани. Катрин нетерпеливо поерзала попкой, призывая меня поскорей утолить ее голод. Нет, Шапочка. Это я оставлю на потом, а сейчас. Начнем наше пиршество.

Делаю резкий выпад вперед и впиваюсь в ее губы жестоким поцелуем, показывая всю свою истинную сущность. Ее губы моментально приоткрываются, делая мне весьма заманчивое приглашение проникнуть в рот языком. Не смею отказывать ей в этом и проникаю в приоткрытые уста и провожу по деснам, затем мой язык начинает дикий танец во рту юной искусительницы. Ее язык усердно боролся с моим, тем самым еще больше распаляя меня.

Оторвавшись от столь сладких губ, невольно залюбовавшись видом этих припухших губ, я облизнулся. Кусаю свою нижнюю губу от нетерпения, Катрин смотрит на меня голодным взглядом, прямо как у меня. Начинаю целовать ее тонкую шейку, покусывая, а затем, обводя эти места языком, медленно спускаюсь к ключицам. Ненадолго задержавшись на них прикусив одну из ее соблазнительных косточек, спускаю к груди, но там оказывается преграда в виде лифчика. Не задумываясь ни о чем, просто беру и разрываю его прямо на ней. Оказавшись без него, ее соски вмиг становятся твердыми, словно две спелые вишенки.

— Грей, — снова слышу призывной стон своей пары, — не надо больше медлить.

Катрин выгибается, предлагая, наконец, попробовать эти вишенки, и я не отказываюсь от такого десерта. Впившись зубами в один сосок и обхватив другой свободной рукой, я ощущаю на своем языке легкий привкус вишневого сока. Дерьмо, такими темпами меня надолго не хватит, а надо бы быть с ней более нежным. Но какая к черту здесь нежность, когда тут такое.

Вдоволь наигравшись с одной вишней, принимаюсь за другую, играясь с другой рукой, перекатывая ее между пальцев. Сладкие стоны моей женщины разносятся по всей комнате. Блять, как же она стонет.

Покончив с ее наливной грудью, поцелуями спускаюсь к заветному местечку, где уже все влажно, мокро и невероятно страстно. Наткнувшись на пупок, обвожу его языком и продолжая свои весьма нехитрые действия. Даже на такое она реагирует невероятно чувственно. Выгибаясь дугой, Катрин прикусила свой указательный пальчик, чтобы лишний раз не застонать столь громко, как пару секунд назад. Нет, так дело не пойдет, родная моя.

Добравшись до места назначение, передо мной предстаёт совершенно мокрое лоно Катрин. Облизнувшись, отодвигаю ненужную материю и провожу пальцем по плоти, и Катрин еще больше выгибается, славно потешая мое эго. Если быть честным, то все это дается мне с большим трудом. Каменнный стояк в штанах не дает мне расслабиться.

— Грей, — сладко постанывает мое персональное чудо, — я больше не могу. Пожалуйста.

Прекрасно понимая, о чем она говорит, я снимаю с нее трусики и сразу же накрываю ее маленький комок нервов губами. Громкий стон снова издается из груди девушки. Ох, давай моя сладкая. Перекатывая комок на языке, наблюдаю за Катрин, которая мечется по всей подушке, стараясь спрятать свои сладостные стоны в подушке. Слегка прикусив ее бусинку, медленно ввожу два пальца внутрь девушки, и она начинает задыхаться от переизбытка чувств. Упиваясь от переизбытка ее чувств, сам не понимаю того, но мои пальца начинают все больше врезаться в нее, грубо трахая. Последний раз, выгнувшись в моих руках, она выгнулась так сильно, как только могла и застыла. Слегка солоноватая жидкость попала мне на пальцы. Поднеся их к губам, я облизнул их. Настоящий деликатес.

Задыхаясь от такого оргазма, Катрин находиться в нирване. Я уже хочу ворваться в ее тугую пещерку, но неожиданно все размывается, и слышу настойчивый голос мой племянницы.

— Дядя, — голос лисички, словно издалека, — вставай. Тебе пара на работу.

Открываю глаза и понимаю, что все, что было это сон. Дьявол! Какого черта мне сниться самая настоящая порнуха?! Прямо как в те времена, когда я был подростком. Смотрю на племяшку и натягиваю улыбку.

— Я встал, — целую ее в макушку, — Иди и умывайся, и подожди меня на кухне.

— Хорошо, — сказала она и вышла из спальни.

Чертыхнувшись, смотрю на внушительный стояк под одеялом. Ну, хотя бы не проснулся липким и мокрым. Уже хорошо. Поднявшись с кровати, иду в ванную. Мне нужен ледяной душ или еще лучше Катрин, но в моем доступе только первое, потому довольствуемся малым. Пока.

Глава 5

Катрин.


Ранним утром я встаю и плетусь в ванную комнату для принятия душа. Обычно в романах пишут, что солнце приветливо светило, а птички щебетали под окном. Да, все так и есть на самом деле, но настроение у меня сегодня не самой прекрасное. Я всю ночь не спала из-за того, что опять снились кошмары про младенца. Как вспомню его, так мурашки табунами носятся.

Иду по больнице, где делали аборт, и слышу плач младенца. Плач доносится из палаты, где ничего нет, кроме маленькой колыбели. Именно в ней и плачет малыш и стоит мне только подойти к ней, как я просыпаюсь в холодном поту. И вот так каждый день.

Тряхнула головой, отгоняя эти мысли как наваждение. Не хочется об этом думать. Лучше придумаю, что буду сегодня делать, кроме нашего свидания с Томом. Отпрошусь сегодня с работы по раньше и пойду в банк, затем домой, предупрежу маму, что приду поздно, переоденусь и на свидание. Да, пожалуй, так и поступлю. Но сначала придется договориться с шефом, а наш волчок вряд ли будет со мной столь любезным после вчерашнего, но он сам виноват.

Да, веселенький денек будет. Если кредит не одобрят, то придется просить взаймы, искать еще две работы и пахать не просто день и ночь, а постоянно. Без сна. Главное сейчас это поставить маму на ноги. И не важно, каким образом.

— Катрин, — слышу голос матери, — ты скоро?

— Да, мамуль.

Чищу зубы и умываюсь пенкой для лица. Ну, все. Я чувствую себя намного лучше и бодрее. Беру телефон и смотрю на время. Ого, я опаздываю! Похоже, завтрак отменяется, но зато успею в магазин. Там куплю себе йогурт, банан и булочку. Сегодня дел много, потому на обед пойти не получится, если хочу успеть все, то буду наслаждаться этим.

Выбежав из ванной, чуть не спотыкаюсь о мамино кресло. Извинившись, снова бегу в спальню. Мама что-то кричит, но не особо вникаю в них: я опаздываю! Схватив первое попавшееся платье, я скорее надеваю его. На улице пока тепло, потому не натягиваю колготки. Подкрасив ресницы, выбегаю из комнаты. Мой взгляд падает на часы. Отлично, пока успеваю.

— Доченька, — слышу старческий голос матери, — что случилось?

Поворачиваюсь к ней лицом. Она выглядит обеспокоенной. Черт, я не хотела, чтобы она волновалась от того, что я метаюсь по всему дому. Надо ее успокоить.

— Мамуль, — ласково говорю я, — все хорошо. Я просто опаздываю.

— Ох, девочка моя, — нежность в ее голосе волнует мое сердце, — беги скорей. Джанет я дождусь.

— Мам, — смотрю на нее и понимаю, что она слишком уперта, — Ладно. Я сегодня приду поздно. У меня свидание.

Лицо мамы просияло, как ясный день.

— Доченька, как же я рада за тебя, — на ее глазах застыли слезы.

— Только не плачь.

Она смахнула слезы и посмотрела на меня.

— Не буду, заинька, — пообещала она.

Поцеловав ее в слегка морщинистую щеку, я схватила свою сумку и вышла из квартиры. Джанет сможет зайти в квартиру сама, у нее есть ключи. Не боюсь, что она вдруг украдет. Джанет работает у нас уже два года, потому даже не беспокоюсь об этом.

Каблуки приятно постукивают по асфальту, мои бедра медленно раскачиваются в этом весьма облегающем платье, которое я схватила первым. Благо не запрещено дресс-кодом. Черное классическое платье выгодно подчеркивало фигуру.

По пути в «Стимул» захожу в ближайший продуктовый магазин и покупаю там свой завтрак. Так, что на работу я вполне себе успеваю. Я захожу в холл и вижу Тома.

— О, Катрин, — он подлетает ко мне, — Привет.

Том чмокает меня в губы и отстраняется от меня. Его руки расположились на моей талии. Взгляд парня горит предвкушением. Надо отстраниться от него и создать дистанцию.

— Том, — отступаю от него, но он ступает вместе со мной, — давай вечером все обсудим, а то я опоздаю и…

— Да, Катрин, — слышу бархатный голос у себя за спиной, — Вы опоздаете, если задержитесь с ним еще на минуту.

Оборачиваюсь и вижу злого начальника. Ой. Кажется, я попала. Мистер Вонтрос выглядит очень злым. Его взгляд метает молнии, а губы сжаты в плотную линию. Мой шеф смотрит на меня, потом на руки, которые находятся на моей талии, затем переводит взгляд на владельца тех самых рук.

— Мисс Волден, — начальник снова смотрит на меня, — пошлите. Опозданий я не потерплю.

— Конечно, Мистер Вонтрос.

Схватив меня за руку, грозный босс ведет меня к лифту, а я слова вставить не могу. У него был ТАКОЙ взгляд, что я сама невольно сжалась под ним. Сразу видно, кто альфа. По-другому они смотреть и не могут на провинившихся сотрудников. Заходим в лифт, и шеф нажимает на пятый этаж. Лифт тронулся, когда двери закрылись.

— Вы почти опоздали, — недовольно рычит на меня оборотень, — Вы же самый лучший сотрудник месяца.

На этот факт я шумно фыркаю.

— Это просто нужно для видимости, — скрещиваю руки на своей груди, — Такие правила в нашей компании. Люди должны быть лучшими сотрудниками месяца или нам предъявят штраф. Так, что вот так. Ничего такого я не делаю в отличие от остальных. Вот кто настоящие трудяги в отличие от меня.

— Вы недовольны этим фактом?

— Нет, что вы, — поворачиваюсь к нему, — Все такие приветливые в отличие от некоторых людей, которым дай шанс поплеваться своей желчью, то они его никогда не упустят его.

На этом моменте мой начальник странно улыбнулся. Так, Катрин, это твой шанс. Главное не упусти его!

— Мистер Вонтрос, — тихонечко обращаюсь к нему, — можно вас попросить отпустить меня пораньше? Мне нужно в банк.

Мужчина нахмурился и посмотрел на меня сканирующим взглядом.

— Зачем тебе в банк? — любопытствует мой вездесущий шеф.

— Кредит нужно оформить, — просто честно отвечаю.

Шеф еще больше хмурится.

— Зачем тебе кредит?

Решаю не отвечать ему на этот вопрос, а лишь хитро изворачиваюсь от ответа:

— Вот так вам все и расскажи, — мои губы украшает лукавая улыбка.

Взгляд моего дорожающего начальника моментально меняется. Его глаза меняют свой цвет на желтый. Тяжело вздохнув, он отводит свой дикий волчий взгляд и выдает:

— Попозже зайдете ко мне.

Двери лифта открываются на нашем этаже, и Вонтрос выходит первым, не дожидаясь моего ответа. Ладно, я бы и так зашла. Но меня все же беспокоит этот его взгляд хищника. Напрягает.

Я вышла из лифта немного в шоке. Чего это он? Что его так рассердило? Может быть, то, что я слегка задержалась с Томом? Но я ведь задержалась всего… на две минуты! Когда я его встретила, то уже была в здании. Аргх. Чувствую, что совсем скоро я начну сама на него рычать. Спокойствие, только спокойствие.

Пройдя к своему месту, заметила небольшую бумажку. Хм, от кого это? Оглянувшись вокруг, не замечаю никого, кто бы смотрел на меня, разве что Люси украдкой поглядывала. От нее бумажка? Не будем гадать, а лучше посмотрим, что там написано. Беру ее в руки и читаю про себя:

«Ты обязана мне все рассказать!

Люси.»

Я улыбаюсь и поворачиваюсь в сторону одной любопытной волчицы. Та же прячет взгляд в бумагах, не смея посмотреть на меня. Кивнув голой в знак согласия, Люси широко улыбнулась и снова принялась за работу.

Поставив свою сумочку на стол, размышляю с чего мне начать. Наверное, с отчета для альфы, как раз, когда понесу его в его «логово» попрошу, чтобы отпустил на минут тридцать раньше. Вот так и поступим. Повесив пальто на вешалку, я принялась за работу.

Работа в нашем отделе сегодня идет полным ходом. Като-то бегает от стола к столу, кто-то громко печатает на компьютер очередной отчет, — например я, — кто-то заполняет очередные бланки для продажи. В общем, да, работа в полном разгаре.

Когда уже спина затекла сидеть в одном положении, я предпочла слегка пройтись до нашей своеобразной кухни, где стояла кофемашина. Решив сделать себе кофе и выпить его вместе с той аппетитной булочкой. Пока делался кофе, ко мне подошла мой новообретенная подруга.

— Ну? — в нетерпении спросила она.

— Что «ну»?

Оборотень вздохнула и посмотрела на меня недовольным прожигающим взглядом. А говорят, что омеги спокойные и нелюбопытные. Тут все наоборот.

— Рассказывай, почему вы пришли с альфой вместе? — выпалила она.

— Ну, — слегка замялась под ее взором, — мы встретились с ним в холле, когда я разговаривала с Томом. У нас же сегодня свидание с ним, и он слегка разозлился из-за того, что я опоздала, и Мистер Вонтрос не стал терпеть мое опоздание и вырвал меня из рук Тпарня и повел в отдел. Все.

Я решила умолчать о том, что наш драгоценный шеф кидал на меня странные взгляды, которые меня до жути напрягали. Я к нему вообще не подходила бы сегодня и завтра, и вообще всю жизнь, но мне надо отпроситься сегодня пораньше, потому придется к нему прийти.

— Ясно, — Люси слегка огорчилась, но потом снова воспылала хорошим настроением, — А давай куда-нибудь сходим?

Ого, а ведь раньше, если пригласишь их пойти с тобой в кафе в честь небольшого праздника, то они на тебя рычали и молнии метали своим взором, а тут… как мало нужно сделать для того, чтобы заслужить доверие одной из них.

— Давай, — сразу соглашаюсь я, — А куда?

Немного подумав над моим вопросом, Люси говорит:

— Может быть в парк развлечений? — предлагает она, — Ни разу не была там. Не слишком детская идея?

— Хорошая идея, — подбадриваю ее, — Я тоже давно там не была!

Девушка улыбнулась мне и порывисто обняла меня. Осознав, что она сделала, отстранилась от меня, смущено улыбаясь. Похлопав по ее руке, которая держала меня за плечи. На этот жест она и вовсе становиться пунцовой. Неожиданно Люси вздрогнула и посмотрела куда-то в сторону.

— Я должна бежать, — снова поворачивается ко мне лицом, — Еще поговорим!

— Конечно, — отвечаю я, и Люси сразу же убегает.

Уф, вот это да! Совсем недавно моя жизнь была довольно таки скучна и обыденна, а теперь тут уже и подруга вроде как намечается, ухажеры появляются, — они и раньше были, но никому «зеленый свет» я не давала, — и еще к тому же возможно появится парень, если с Томом получится сегодня. Мне должно быть комфортно вместе со своим парнем. Тепло, уютно и безопасно. Не так уж и много я прошу, верно?

Кофемашина падал сигнал, что мой напиток богов готов. Поворачиваюсь и беру кружку в руки. Ой, она такая горячая. Надо быть аккуратней, а то так скоро кружку свою разобью, а новую покупать неохота. Да и в том сейчас мы положении, чтобы на кружки раскошеливаться. В этот момент, когда маму можно поставить на ноги, важна каждая копейка. Надо отвлечься от таких мыслей или я полностью погружусь в самокопание и мысли о том, как уговорить дать мне кредит. Пора снова погружаться в работу, а кушать буду попутно.

На том и порешив, беру кофе и иду дальше работать. Да, я тот еще трудоголик. Вернувшись за свое рабочее место, начинаю снова печатать отчет для шефа. Нужно ускориться, если хочу успеть. Мне еще нужно, чтобы он одобрил его, затем отнести одобренный отчет в бухгалтерию, а оттуда меня отправят к генеральному директору.

Через час отчет был готов. Сколько времени потратила на него? Три часа. Я думала, будет хуже. Распечатав документ, встаю и иду в кабинет босса. Немного побаиваюсь, вдруг накинется на меня. В лифте, по-моему, у него была такая идея, но передумал. И это радует. Окей, Катрин, спокойно. Постучав в дверь, тихонько приоткрываю его и вижу, как оборотень сидит в пол-оборота к двери и смотрит на диван. О чем он думает?

— Мистер Вонтрос, — мой голос слегка охрип, — можно?

Грей, помотав голов, словно отгоняя наваждение, поворачивает голову ко мне. Его взгляд проходиться по той части моего тела, что видна ему из-за двери. Не нравиться мне это.

— Мистер Вонтрос, — снова зову я.

— Да, Катрин, — тяжко вздыхает он, — проходи. Ты принесла отчет?

— Да, Мистер Вонтрос, — показываю ему папку вместе с этим дьявольским документом, над которым я трудилась два дня.

— Отлично, — мягко улыбается волк, — положи его на стол.

Киваю головой и подхожу к его столу. Да-а-а, бедненький волчок. У него тут этих отчётов целая гора. Во мне завозилось странное чувство… долга. Мне захотелось предложить ему помощь.

— Катрин, — вырвал меня из потока моих мыслей, — ты хотела, чтобы я отпустил тебя пораньше, верно?

— Да, сэр, — надежда во мне вспыхивает.

— Если ты поможешь разобрать мне все это, — он обвел рукой весь свой стол, который завален бумагами, — то я отпущу тебя пораньше.

— Но мои обязанности, — протестую я, хотя уже готова согласиться, лишь бы отпустил.

— Я поручу их другому.

— Ладно, — соглашаюсь я, — помогу, но вы тогда же отпустите меня?

На всякий случай мне нужно знать.

— Да, — кивает головой альфа, — отпущу пораньше, но ты так же скажешь, зачем тебе кредит. Идет?

А зачем ему это знать? Сомневаюсь в правильности своего решения, но мне нужен этот кредит, а чтобы успеть все надо уйти пораньше. Ай, была, не была.

— Ладно, — протягиваю ему руку для заключения сделки с «дьяволом».

Ухмыльнувшись, волчок не тянет время, а наоборот, как можно скорее пока я не передумала, жмет мне руку. Вот и хорошо. Освободив свое кресло, мой босс жестом приглашает сесть за него. Значит наш альфа еще и джентльмен. По нему и не скажешь! Я прошла к нему и села за предложенное кресло. Ух ты! Оно такое удобное, что в нем можно и поспать пару лишних часов, но определенно этого делать не стоит. Мне нужно работать.

Чтобы разобрать все бумаги ушло как минимум часа три и все это время я и мой шеф вполне мило беседовали, но впервые минут сорок я чувствовала себя не в своей тарелке, и Мистер Вонтрос решил мне помочь. За это ему отдельное спасибо. Он начал расспрашивать меня нравится ли мне коллектив, как мне мое рабочее место, просил дать советы, чтобы улучшить работу компании. В общем, мне стало комфортно, и я смогла расслабиться.

Глава 6

Грей.


Я и Катрин сидим в одном весьма тесном помещении. Вот она сидит рядом со мной и копается в этих бумажках, которые меня за последние часы работы просто бесят, а ей нормально, полностью окунувшись в работу ничего не замечая, Катрин работает. Может воспользоваться этим и хотя бы по ножке погладить? Нет, не стоит. Она вон как отреагировала, когда я пытался поцеловать ее. У меня до сих пор болит между ног.

Вот вроде даже ничего не замечает, но все равно украдкой поглядывает на меня. Хотя, это, наверное, от того, что мы разговариваем. Да-да, я коварный и плохой решил сблизиться с ней основательно и разработал определенную стратегию, но все же не все продумал. Например, то, что мне так и хочется коснуться ее. Надо терпеть, потом покажешь ей то, что она зря теряла время на все это.

Невольно вспоминаю сегодняшнее утро и вспоминаю, как только зашел в здание компании в хорошем расположении духа от того, что увижу мою девочку. Мое хорошее настроение улетучилось тут же, как только я увидел Катрин в руках этого жалкого человечки. Гр. Хотелось сразу же вырвать из его скользких ручонок МОЮ женщину и размазать его прямо по стене, а Катрин показать, что я лучше всех мужчин. Как именно способом я сидел и представлял в моем кабинете, куда мы могли завалиться беззаветно целуясь. Как я разложил ее на диване и начал целовать тело этой Красной Шапочки. Раздвинул эти прекрасные стройные ножки и целовал бы ее всю, медленно раздевая девушку. И вот так было до того момента, когда в мою дверь постучался объект моего желания.

— Мистер Вонтрос, — слышу мелодичный голосок, который тут же вырывает меня из моих мыслей, — я тут принесу покушать, а то я кушать хочу. Хорошо?

— Конечно, — лезу в карман, чтобы достать бумажник, — Держи.

Протягиваю ей купюру номиналом сто долларов. Катрин на такой жест доброй воли смотрит на меня изумленно. Чего это она?

— Сэр, — шагает в сторону выхода, — я сама могу за себя заплатить, а если вам что-то тоже хочется, то вы мне скажите и я куплю, только деньги потом верните. Мне они очень нужны сейчас.

Я нахмурился. В смысле? Нет, меня не беспокоил ее отказ, а причину этого отказа. Что значит фраза: «Мне они очень нужны сейчас»? Напрягаюсь и вспоминаю, что она должна зайти в банк за кредитом. Ах, да.

— Ты не сказала не зачем тебе кредит, — вспоминаю я.

На этом моменте она останавливается и поворачивается на меня.

— Это личное, — шепчет она.

— Ты обещала, — встаю с весьма неудобного стула, — Рассказывай.

Катрин сглатывает, и становиться похожей на испуганного оленя, который вот-вот и броситься на утек. Прости, родная, но у меня слишком развит инстинкт защиты.

— Маме нужна операция, — хрипит моя пара.

— Зачем? С ней что-то случилось?

Катрин хмурится и смотрит злобно, высказывая свое недовольство моим любопытством.

— Вас это не касается! — девушка разворачивается и собирается идти к выходу, но я останавливаю ее.

— Я хочу помочь, — объясняю ей, — Если получится, конечно.

— С чего вам нам помогать? — моя любимая делает резкий шаг вперед, прямо в мою сторону.

Я инстинктивно втягиваю ее запах. Ох, как же он сладок. Жасмин с примесью мускатного ореха. Так и хочется выпалить, что она моя пара и, что прямо сейчас я ее отшлепаю за неповиновение своему волку.

— Потому что ты мой сотрудник, — нагло вру я.

Сузив свои большие глаза, Катрин делает еще шаг ко мне. Давай, сладенькая, еще шажок.

— Другим сотрудникам нашего отдела вы такую заботу не проявляли, — замечает она, — С чего вдруг?

Смотрю прямо в ее глаза, и мой волк открывает все свои эмоции и чувства. Передает своей паре свое желание. Всем своим нутром чувствую, что Катрин отвечает мне тем же, но не осознает этого, и потому не кидаюсь на нее, а просто жду дальнейшего шага.

— Ты заступилась за нас, — вспоминаю тот случай с Люси.

Девушка фыркает, явно не веря моим словам.

— Я вас умоляю, — делает руки в боки, — вам, оборотням, просто надо откупиться от меня. Теперь понятно, почему Люси вертится вокруг меня, — Катрин поднимает свои руки вверх, — Не стоит.

Собираясь уходить в порыве непонятной злости, Катрин разворачивается на своих каблучках и направляется к выходу.

— Зачем кредит? — рычу я.

— Я уже сказала, — скрипит девушка и выходит из кабинета.

Дьявол! В порыве злости пинаю кресло для посетителей, и оно переворачивается на пол. Так! Надо налаживать контакт, а я тут наоборот делаю только хуже. Надо что-то придумать. Может быть, пригласит ее куда-нибудь? Не-а. Она не согласиться со мной идти. Слишком принципиальна и по ней это очень видно. Нужна помощь Люси. Посылаю сигнал омеге, и через минуту она стоит уже в моем кабинете.

— Вы звали, альфа?

— Да, звал, — встаю с кресла, на которое я уже успел сесть и начинаю шагать по комнате.

— Что случилось? — тут же спрашивает она, — Катрин выглядела расстроенной.

Думаю о том, что случилось. Я был так зол на этого щенка Тома, что не заметил того, как моя злость передалась и ей. Катрин действительно моя пара.

— Я передал ей свои эмоции, и она приняла их на себя, — просто сообщил об этом работнице.

— Ох, теперь понятно, — опустив голову, бормочет она, — Каков ваш следующий шаг?

— Не знаю. Нужно придумать что-то и поскорее.

Задумавшись, я не замечаю, что омега все еще здесь и тоже думает. Свидание — не подходит, деловой обед — тоже, а вот случайная встреча вполне. Но есть одно «но». Как устроить эту случайную встречу.

— Альфа, — тихонько обращается ко мне Люси, — мы собираемся пойти в парк развлечений в выходные.

Мои глаза опасно сверкнули, а губы расплылись в плотоядной улыбке. У меня уже есть план, но нужно его осуществить. Поворачиваю голову в ее сторону.

— Превосходно, Люси.

— Альфа, — тревожно обращается омега.

Но я не обратил не малейшего понятия на нее. У меня в голове уже зарождался план.

— Я встречу вас там совершенно случайно вместе с Никой, а ты, — смотрю на нее, — сделаешь вид, что ничего не знаешь об этом. Поняла?

Как только я получил кивок в знак полного согласия, я отпустил ее работать дальше. Все остальное я сделаю сам, но сначала надо будет посмотреть, как отреагирует на нее Ника, если хорошо, то приведу свой план в действие. Держись, девочка моя. Тебе не избежать своей судьбы подле меня в роли моей пары и альфа-самки моей стаи.

Как только я смог унять своего зверя внутри себя, смог хотя бы сесть и продолжить разбирать эти несчастные отчеты, которые, похоже, все никак не собирались заканчиваться. Их все приносили и приносили мои сотрудники. Но все же ближе к концу дня я разобрал все эти бумажки. Все же не мое это дело, сидеть и разбирать бумажки. В дверь постучали.

— Проходи, — немного принюхавшись, определяю кто это, — Роумэль.

— Грей, — тянет мое имя этот наглый самец, — давно не виделись.

Роум зашел в мой кабинет, и сразу же поднялся для пожатия руки моему другу. Это действие слегка позабавило моего друга, но все же он пожал мою руку. И я стиснул руку посильнее, чтобы понял, что не стоит надо мной насмехаться. Сейчас он на моей территории.

— Зачем пришел? — спрашиваю я, возвращаясь в кресло.

— Решил пригласить тебя поужинать, — отвечает Роум попутно, осматриваясь в моём кабинете, — Неплохо устроился, — снова смотрит на меня, — дружище.

— Есть такое, — соглашаюсь с ним, — Так что за дело?

Его лицо стало серьезным, что ему совершенно не присуще. Что же такого случилось?

— У нас съезд через пару дней, — объявляет Роум, — Быть всем.

— Я не смогу.

Ведь если меня не будет в городе, то тогда я не смогу быть с Катрин и Никой. Я не хочу, чтобы с моими девочка что-то случилось, особенно с Катрин. Том определенно будет к ней клеиться, а мне оно не надо.

— Ликаны вернулись.

Всего два слова и я уже готов бросить все и ехать с Роумом на совет.

— Ликаны? Опять эти твари? — взбесился не на шутку.

— Да, — вздыхает мой друг, — Не хватало, чтобы они еще кого-то убили, потому и собирают совет.

Если я уеду, то придется оставить Нику и Катрин. Катрин то еще можно оставить одну — не маленькая уже. А вот с Никой были проблемы. Надо бы куда-то ее пристроить на пару дней, но куда?

— Съезд через три дня, — оповещает Роум, — Время есть.

— Хорошо, — рассеяно киваю головой в ответ, — я успею пристроить Нику.

В дверь снова постучали. На автомате приказываю войти моему посетителю. Катрин. Кто бы мог подумать!

— Мистер Волдон, — послышался ее прекрасный голос, — я пришла извиниться перед вами за свое поведение. Я не должна была с вами так разговаривать.

Роумэль поворачивается и удивленно смотрит на Катрин. Та стоит на месте, уткнувшись в пол, старается даже не дышать.

— Хорошо, Катрин, я тебя прощаю.

Зверь внутри меня недовольно зарычал на Роумэля, а все из-за того, что тот с любопытством рассматривает мою подчиненную. Недовольно рыкнув на него, встаю из-за стола, и в этот момент Катрин поднимает свой взор на нас и удивление начинается плескаться в ее глазах.

— Вы?

Роум ухмыльнулся на такую реакцию.

— Я, — довольно подтвердил он.

Животное насторожилось и пошевелилось внутри, призывая к действию, но я ничего не делаю. Не спугнуть Катрин — самая главная задача на данный момент.

— Вы знакомы? — как бы невзначай интересуюсь я.

— Да, — довольно рычит альфа, — она упала на меня в холле вчера.

— Совершенно случайно! — восклицает она, — Мистер Вонтрос, — обратила она на меня свое внимание, — могу я вас все же попросить отпустить меня пораньше?

Тяжко вздыхаю и смотрю на эту неугомонную девицу. Окинув взглядом ее фигурку в этом привлекательном платьице. Даже не знаю выписать ей премия за то, что надела такой платье или наоборот выписать внушительный штраф…

— Грей, — лилейным голосом обращается ко мне альфа, — отпусти ее. Мы еще не закончили наш разговор.

— Вообще-то закончили, — замечаю я, — Во сколько отбываем?

Роумэль смотрит изумленно на меня, а я и бровью не повел.

— Девочку отпусти, — хмуро приказывает мне этот самец, — Не для ее ушей.

— Ладно, — соглашаюсь я, — но не смей мне приказывать.

Последние слова я прорычал на него. Снова обращаю все свое внимание на мою Катрин, пока она не моя, но это поправимо. Девушка напряженно наблюдает за нашей своеобразной перепалкой. Надо показать себя с лучшей стороны, Грей.

— Иди, Катрин, но с одним условием, — сделав небольшую паузу продолжаю, — Расскажешь дали ли тебе кредит или нет. Понятно?

Кивнув головой, Красная Шапочка вылетает из моего кабинета. Поворачиваюсь в сторону одного неугомонного волка. Роум выглядит более чем довольным.

— А теперь давай-ка поподробнее с того момента, когда Катрин упала на тебя.

— А что рассказывать? — деланно удивился он, — Эта красотка вылетела из лифта и упала на меня. Мы поболтали о том, о сем, затем я подвез ее до дома.

— Ага, а о чем вы болтали? — начинаю выпытывать у него ценную информацию.

Роум может оказаться ценным источником информации для меня, а упускать такой момент я не собираюсь.

— О многом, — неоднозначно ответил мой друг, — Вот ты знал, что человеческие женщины убивают детей в утробе?

Нахмурился. К чему это он ведет?

— Аборт называется, — осуждающе покачал головой альфа.

— Она делала это? — ужаснулся я.

— Да, но как я понял по ее интонации, — Роум цокает языком, — Она жалеет об этом.

— Причину ты не знаешь?

Как многое я о ней оказывается, не знаю.

Глава 7

Катрин.


— То есть, как отказано?! — возмущаюсь я.

Сейчас я сижу в банке, в котором¸ как я предполагала мне вполне могут одобрить кредит на операцию, но видимо, я так только думала. Пришла в этот банк с большой надеждой на то, что мне его точно одобрят хотя бы, потому что у людей работающих здесь должно быть сердце, но там похоже на то, что в груди у них находиться кусок льда.

— Извините, но мы не можем вам одобрить этот кредит, — без всякого сожаления проговорил молодой человек.

Во мне бушевало негодование с немыслимой силой. Как так?! У меня стабильный доход, у меня практически идеальная история кредитов и прочее, что нужно для оформления у меня есть, но мне отказано!

— Но почему? — все так же пытаюсь допытаться до него, но мужчина молчит, плотно поджав губы.

Вздыхаю. У этого человека действительно нет сердца.

— Мне жаль, — работник банка поворачивается к компьютеру и начинает что-то печатать на нем.

Посидев пару минут, понимаю, что от него я точно ничего не добьюсь. Надо придумать что-нибудь другое, но это единственный банк для людей в нашем городе. Остальные банки просто закрылись по неизвестным мне причинам. Остался только банк для оборотней, но там дают кредиты исключительно для оборотней. Встаю из кожаного кресла направлюсь к выходу из этого издания, где работают одни бессердечные твари. На улице меня ждет Том. Я встретила его, когда выходила из «Стимула».

— Ну как? — спросил он.

— Хреново, — шепчу я, — Они не дали мне кредит.

Его глаза распахиваются в изумлении.

— Как так?! — негодует Том, — У тебя же идеальная история!

— Я знаю, но видимо, для них этого мало.

Немного подумав, добавляет:

— Что теперь делать будешь? — спрашивает мой ухажер.

— Не знаю, — поразмыслив, заявляю ему, — Хотя нет знаю. Найду еще три работы, чтобы через полгода у мамы была операция.

Том сразу же нахмурился, — до этого у него был довольно растерянный вид, — и просканировал меня проницательным взглядом.

— И кем же ты пойдешь работать, Катрин?

Он выглядит, мягко говоря, недовольным. Немудрено, ведь он рассчитывал, что в этот вечер у меня будет хорошее расположение духа, и я с радостью соглашусь на его ухаживания, он станет моим парнем, а тут такой облом.

— Я вполне неплохо лажу с детьми, Том, — на повышенных тонах заявляю ему, — А ты о чем подумал?

Шумно фыркнув, парень отворачивается от меня. Ах, так?! Ну, все! Мое терпение лопнуло!

— Прощай, Том, — устроив свою сумку на плечо, как можно удобнее, — Больше ко мне не подходи, если ты такого мнения обо мне.

Не дав ему сказать, я ухожу «по-английски». Пускай думает, что хочет обо мне, но такого я не потерплю. Как он только мог подумать, что я пойду торговать своим телом. Да, я люблю маму, но не настолько все плохо, чтобы пойти и делать… такое.

Тихонько бурча себе под нос ругательства, иду по улице. Слышу, как где-то вдалеке сигналит машина, но не обращаю никакого внимания на это, а зря. Машина подъезжает почти вплотную к бордюру и из окна высовывается чье-то лицо. Опустив голову, иду дальше.

— Хэй, — слышу знакомый голос, — сладенькая.

Поворачиваю голову и вижу уже знакомого блондина с карими глазами. Роумэль. Что он здесь делает?

— Здравствуйте, Роумэль, — вежливо приветствую альфу.

Он в ответ на мою вежливость лишь поморщился, словно съел целый лимон с кожурой и запил все это дело какой-нибудь дешевый водкой.

— Катрин, — бурчит он, — я же просил! Просто Роум.

Хмыкаю, но выходит грустновато. Настроение у меня не то.

— Здравствуйте, Роум, — покорно исправляюсь.

— Здравствуйте, Катрин, — сказал он так, будто мне под сорок.

— Это вы мне так мстите?

Альфа хитренько сощурился и на губах заиграл уже знакомая мне улыбка.

— Возможно, — уклончиво отвечает оборотень, — Почему ты не сказала, что работаешь на Грея?

Роум сделал обиженную мордочку, от которой по его замыслам должно было дрогнуть мое сердце, но нет. На меня такое не действует.

— А вы и не спрашивали! — замечаю очевидное.

Роум хмыкает и выходит из машины. Совершенно не переживаю на счет этого, но разве что чуток. Он же такой огромный! Даже не знаю, что сейчас сделать: броситься на утек или остаться здесь, дабы не разозлить его. Все же второй вариант лучше.

— Да, соглашусь, — его улыбка потихоньку начинает меня саму забавлять и расслаблять, — Один — один.

— В смысле?

— В прямом, — пожимает плечами он, — Уже темно, — замечает сам Капитан Очевидность, — Я подвезу вас до дома.

— Ладно, — сразу соглашаюсь я.

С ним я уже дело имела, потому не беспокоюсь за свою безопасность. И к тому же зачем я ему? Я же человек, а с людьми они ни-ни. Роумэль открывает переднюю дверь, и я сажусь внутрь машины. Спустя пару секунд он тоже оказался в машине. Вот это скорость!

— Ну, что? — спрашивает он.

Непонимающе хлопаю своими ресницами. К чему это он задал такой вопрос? Увидев мою реакцию на его слова, альфа рассмеялся.

— К тебе или ко мне? — все еще смеясь, спросил он.

Я открыла рот от возмущения. Да что же это такое?!

— Роумэль! — рассерженно воскликнула я, — У меня итак день летит ко всем чертям, так и вы пытаетесь донять меня своими шуточками!

Оборотень прекратил смеяться и со всей серьёзностью, на которую был вообще способен, посмотрел на меня. Меня лишь позабавил этот взгляд. Я уже привыкла к оборотням и подобный жест меня не испугает.

— Что случилось?

— Извините, — отодвигаюсь от него, как можно дальше, — но это не ваше дело.

Хмурясь, Роум все еще наблюдает за мной и, поняв, что ничего не добьется от меня, возвращается обратно в исходное положение. Снова заведя мотор, водитель тронулся с места и поехал в направлении моего дома. Мы молчим всю дорогу. Не знаю, о чем думает он, но я думаю о том, как решить проблему. Может начать преподавать уроки оборотням? Помню, что видела вакансии на учителя для маленьких волчат, который абсолютно не умеют вести себя в обществе людей. Они привыкли, что им позволено разгуливать в совершенно голом виде. У них подобное считается вполне нормальным, но далеко не везде. Надо будет поискать подобное в интернете, а то спрашивать о подобном у рядом сидящего альфы не корректно.

Доехав до моего дома, Роум остановился и повернулся ко мне.

— Если будут проблем, не стесняйся попросить помощи, — посоветовал мне мой приятель.

— Знаю, — киваю головой, — но мне пока помощь не нужна. Но я учту.

Поблагодарив его за помощь, выскакиваю из машины и направляюсь в сторону моего дома. Я должна придумать что-нибудь или мама никогда не сможет ходить. Зайдя в квартиру, понимаю, мама уже спит. Джанет уложила спать ее пораньше. Вот и отлично. Не знаю, как смогу смотреть ей в глаза, но я же неунывающая, потому смогу найти выход из ситуации. Нутром чую, что смогу. Раздевшись, ложусь спать. Этот день был таким трудным, что глаза сами слипаются сами собой.

Наутро следующего дня, когда я уже была на работе, а мама все еще крепко спала дома, была слегка в шоке от картины. Ничего себе! Вот это номер. Я должна признать, что такого поворота событий не ожидала. Дети в нашем отделе? Где это видано? Хотя, если подумать, то, скорее всего она оборотень, потому и привели ее сюда. Надеюсь, она не будет бояться меня.

Девочка выглядит невероятно милой. У нее каштановые волосы, серые выразительные глаза, а милые губки сложены бантиком. Если бы тогда ее не заставили сделать этот ужасный грех, то, наверное, мой ребенок, если бы он оказался девочкой, выглядел точно так же. От понимания этого факта мое сердце сжимается в стальных тисках. Катрин, не вздумай расплакаться прямо здесь.

Подхожу к толпе мои коллег, которые собрались вокруг этой милой девчушки. Она смущается от столь пристального внимания. Чегоо же она так? Насколько мне известно, то дети оборотней очень любят привлекать к себе внимание взрослых, особенно в таком возрасте. Мистер Вонтрос наблюдавший за всем этим сборищем со стороны, приметив мое присутствие, решает подойти ко мне.

— Это моя племяшка Ника, — сходу объясняет он.

— Ого, — все мое внимание направлено на малышку.

— Что «ого»?

Переключаю свое внимание на него. У альфы очень заинтересованный взгляд, а на губах блуждает слегка хитрая усмешка. Это усмешка дает понять, что мой шеф полон сюрпризов.

— Не знала, что у вас есть племянница, — объясняю ему свое удивление.

Снисходительно хмыкнув, он лишает меня своего драгоценного внимания и смотрит на Нику. Девчушка смущенно улыбается, а ее глазки горят живым огоньком.

— Ника, — позвал ее Мистер Вонтрос, — иди сюда. Ты хотела познакомиться с человеком?

Услышав последнюю фразу Ника, срывается с места и через секунду стоит и смотрит на нас с боссом. У девочки заинтересованный взгляд: она откровенно рассматривает меня, будто пытается понять, где же она меня видела.

— Это Катрин, — снова возвращает свой интерес ко мне, — Катрин, это Ника.

— Привет, — я присаживаюсь на корточки, чтобы быть с малышкой на одном уровне глаз, — как ты поняла я Катрин. Я не рассчитываю на то, что ты будешь со мной общаться, но если что-то будет нужно, обращайся. Хорошо?

Кивнув, с все такой же скромной улыбкой Ника смотрит на своего дядю, который смотрит на нее с некой гордостью. Интересно, почему именно с гордостью. Подойдя к нам, Мистер Вонтрос берет за руку свою племянницу и смотрит на меня с такой нежностью, что у меня сердце начинает щемиться куда-то в район пяток. Пугаю своей странной реакцией на моего начальника, я спешу скорее за свое рабочее место. У меня сегодня дел навалом. Нужно составить пару документов для наших клиентов, отнести их в бухгалтерию, дабы они их одобрили и только затем отдать их моим коллегам, а мне еще нужно найти вторую работу.

По привычке вешаю свое пальтишко на крючок вешалки и сразу же принялась за работу. Рутина моей работы составляет в том, что я вынуждена работать в основном с этими змеюками из бухгалтерии. Сил моих нет! Не хочу их больше видеть, но кто же меня спросит?

В течение всего часа моей кропотливой работы замечаю, как маленькая племянница альфы наблюдает за мной с таким интересом. Мне самой становиться любопытно, о чем она таком думает, что так за мной наблюдает. Первая не выдерживает Ника и подходит ко мне. Тихонечко и аккуратно подкрадывается к моему столу, а я не могу сдержать улыбки. Какая же она тихушница.

— Привет, — здороваюсь я.

— Привет, — робко шепчет юная исследовательница людей.

— Как у тебя дела?

— Нормально, — опасливо шепчет она.

Оторвавшись от компьютера и от своего работы, смотрю на нее. Ее взгляд выглядит очень испуганным и кажется, она вот-вот кинется в кабинет своего дядюшки и нажалуется, что плохая тетя обидела ее.

— Тебе помочь? — отрицательно покачав головой, — Ммм, — задумчиво тяну я, — а может ты мне поможешь кое с чем?

Взгляд девочки становиться заинтересованным, но все так же опасливым.

— Ты сможешь принести мне стакан воды? — это единственное, что я смогла придумать.

Я хочу, чтобы она не боялась меня, ведь ей же еще жить среди людей. Безусловно, по большей части она будет общаться со своими сородичами, но это мало что меняет. С людьми ей придется столкнуться и не раз и далеко не всегда это будут хорошие люди.

Ника кивнула головой и убежала куда-то в сторону кухню. Она уже все здесь успела рассмотреть и разузнать, я просто в этом уверенна на сто процентов. Девочка вернулась спустя пару минут со стаканом воды. Ох, а она быстра. Пока ее не было, я все же успела до конца напечатать документы, а теперь мне надо отнести их к этим змеюкам. Встав со стула, я взяла у нее стакан и отпила.

— Спасибо, — ставлю стакан на свой стол, — Ты спасла мне жизнь, принеся попить.

Ее глазки вспыхнули, но она опустила свой взгляд в пол. Улыбнувшись ей, я беру бумаги со стола и направляюсь к лифту, но меня за руку хватает маленькая ладошка. Оборачиваюсь и вижу, как Ника слегка испугавшись чего-то, схватила меня за руку. Ее губки сложены в тонкую линию, а она вся напряжена.

— Не уходи, — просит она.

— Послушай, — сажусь снова на корточки, — я должна сходить к другим людям и отнести бумаги, потом я снова приду сюда и, если хочешь, то поможешь мне кое с чем. Хорошо?

Она все еще держит меня за руку, но уже не так крепко. Придвигаюсь к ней еще ближе, а она на мое удивление никуда не отходит. Аккуратно освобождаю руку из ее ладони и обнимаю за ее хрупкие плечики.

— Я вернусь, — обещаю я, — а затем, если ты хочешь ты поможешь мне в одном невероятно важном для меня деле, ладно?

— В каком?

— Ты поможешь мне найти еще одну работу.

Ника нахмурилась и изучающе смотрит на меня. Теперь видно, что она точно племянница своего дяди. У него такой же взгляд, когда он смотрит на меня.

— Зачем тебе еще одна работа? — интересуется малышка.

— Нужно, — односложно отвечаю ей, — Я доверяю твоему выбору, потому и прошу помочь.

— Но ты же не знаешь меня, — а она становится смелее, а всего лишь одна немного поупрямиться перед ней.

— И что? — удивляюсь я, — Вот уж не думала, что оборотни настолько не доверяют людям.

Я сделала обиженную мину, а сама тихонечко наблюдаю за ней. Она испугалась, что может разочаровать меня и потому придвинулась ко мне так, что между нами ни осталось расстояния.

— Прости! — чуть ли не плачет она, — Прости, я не хотела!

Оборотни подскочили и стали напряженно наблюдать за этой сценой, а один даже уже готов разорвать меня на части. Блин!

— Ну-ну, — начинаю гладить ее по руке, — ничего страшного в этом нет, — заверяю ее всеми силами, — Мы все разные и это нормально! Давай я сейчас сбегаю, сделаю свои дела и мы с тобой проведем немного времени вмести, если ты, конечно, хочешь узнать побольше о людях?

Ника мгновенно успокаивается и смотрит на меня с таким восхищением в тоже время неверием. Да, она многогранная личность.

— Давай, — она сжимает мои руки, которые находятся на ее, — только ты вернись. Хорошо?

— Конечно, я вернусь, — весело фыркаю я, и Ника расслабляется, — Все, я побежала, а то дел много, а я одна.

Я поднимаюсь на ноги и чувствую, что ноги слегка затекли. Надо начать снова занимать спортом, а то так дело не пойдет. Чувствую себя старухой, которой лет шестьдесят, но для некоторых и это не возраст. Особенно для оборотней.

Весь мой путь от и до бухгалтерии, а так же ожидание того, когда они проверят бумаги, занял от силы полчаса. Думала, что будет намного дольше. Они же всегда смотрят на меня либо с жалостью, что работаю с оборотнями, либо с завистью и откровенным презрением. Это их мнение, которое меня абсолютно не волнует. Пусть думают, что хотят.

Стоило мне только появиться на этаже, так ко мне подлетела племяшка моего босса. Ника выглядит более чем заинтересованной. Ей видимо было не в терпеж узнать, как можно больше о людях. Это более чем похвально!

— Ну что?

— Пошли, Ника, — беру ее за ручку и веду к своему рабочему столу, — Сейчас я тебе расскажу о людях. Что ты хочешь знать?

Глава 8

Грей.


Суматохи, которая была здесь вчера, отсутствует. Все вполне себе спокойно работают: некоторые читают договоры купле продажи, некоторые печатают что-то на компьютере, а некоторые разговаривают по телефону. Через пару дней сюда снова станут пускать оборотней клиентов, и все пойдет своим чередом. Это заставляет меня чувствовать себя намного увереннее, хотя я итак уверен, что все будет так, как надо нам оборотням. Все мы хотим наладить общение с людьми, чтобы наши дети смогли жить в безопасности и спокойствии, но прекрасно понимаем, что не все так просто. Кстати о детях. Я обдаю все помещение изучающим взглядом и натыкаюсь на свою маленькую лисичку, которая сидит на коленках Катрин. Она что-то рассказывает ей, а Ника слушает ее с таким обожанием, что меня абсолютно не удивляет: она всегда хотела познакомиться с настоящим человек и как же хорошо, что этим человеком оказалась именно Катрин. Она такая милая, добрая и… светлая что ли. Я напрягаю весь свой слух, чтобы послушать, о чем они там говорят.

— Катрин, — слышу слегка писклявый голос племяшки, — а так зачем тебе еще одна работа?

— Ну, как тебе сказать, — замялась она, — Понимаешь, у всех есть свои проблемы. Вот и меня они не прошли стороной.

— Понимаю, — тяжко и так наиграно вздыхает Ника, — а ты скажи мне. Может быть, я тебе помогу или попрошу дядю.

Катрин хрипловато смеется и ласково гладит ее макушку. Катрин, ну же скажи, что у тебя случилось, и я обещаю, что помогу чего бы мне этого не стоило.

— Ника, — растроганно шепчет она, — давай я тебе попозже расскажу, хорошо? А пока ты мне поможешь подобрать работу. Кем бы ты хотела больше всего стать?

Ника задумалась, а затем выдала такое, что меня изрядно повеселило.

— Я хочу стать дворником! И буду самым главным в городе!

Катрин слегка смутилась. Любопытно, как она скажет ей, что эта работа не такая уж и престижная, но в тоже время важная.

— Может быть не дворником, а мэром? — предложила она, — Знаешь, ты будешь не просто самой главной, а самой-самой главной!

Глазки моей лисички загорелись нешуточным блеском.

— Самой-самой главной?

Катрин снова смеется над ее весьма эмоциональной реакцией. Ника всегда была излишне эмоциональной, что присуще каждому проводнику гадалки. Вспоминая об ее роли в стае, думаю о словах моей сестры. Что может быть лучше, чем иметь пару? Она делает меня сильнее, но в тоже время слабее.

— Да, самой главной, — Катрин опускает Нику на пол, — Сейчас закончу с делами и я тебя позову. Ладушки?

— Ага, — кивнула Ника и побежала в сторону моего кабинета, в дверях которого я сейчас стою.

— Привет, — опускаюсь на корточки, как это делала Катрин, — Ну что? Как тебе наш человек?

— Дядя, — пищит от восторга она, — Катрин просто замечательная!

— Да, — соглашаюсь с ней, — она такая.

Я подхватываю ее на руки и несу в кабинет. Ника рассказывает о том, что ей сказала Катрин, а она рассказала немало. Ника горит желанием посетить людские торговые центры, парки развлечений и кино. Все понятно. Теперь она меня в покое не оставит, пока мы не посетить все эти места.

— Дядя, — снова обращается она ком не, — а давай поможем Катрин?

— С чем?

— С работой, — подсказывает мне Ника, — Катрин сказала, что ей не одобрили кредит и теперь она ищет работу. А что такое кредит?

Хмурюсь. Катрин не одобрили кредит? Странно, у нее же считай идеальная история. Узнал я данный факт из ее досье. Надо будет разобраться с этим.

— И как же мы ей поможем?

— А давай ты наймешь ее, как мою няню на выходные. Ты же все равно уезжаешь, а с ней мне скучно не будет. Знаешь, — она снова переключает тему разговора, — она очень напоминает мне Красную Шапочку!

И как я сам не догадался? Порой дети умнее взрослых. Так я убью двух зайцев одним выстрелом. И за Нику беспокоиться не буду и с девушкой сближусь. А вдруг с ним что-нибудь случится? А тогда приставлю к ним охрану и буду верен в их безопасности.

— А давай! — ставлю ее на пол, — Позови Катрин, а я пока распечатаю договор. И да, — целую ее маленькую ручку, — она действительно похожа на нее.

Кивнув своей головой, племяшка вылетела из кабинета пулей. Да, она, однако быстро к ней привязалась. А что если… а что если она чувствует, что между ними тоже есть какая-то связь, как у нас с Никой? Вполне возможно, но забегать вперед и строить бессмысленные надежды не стоит.

«Между ними есть связь».

Восторгалась мой зверь. Да, он точно болен ими обеими, только вот с Никой у нас связь, как с дочерью, а у нас с моей любимой Катрин парная связь.

Через пару минут в дверях появилась Ника, держащая за руку мою работницу.

— Катрин, я обещала тебе помочь! — заявляет она и тащит ее в мой кабинет, но Катрин не сопротивляется таком порыву щенка.

— Да, Ника, — подхожу к ним и отдираю от бедняжки, которая мало что понимает, — Катрин, — поворачиваюсь к ее милому личику.

Осматриваю ее с ног до головы. На ней юбка карандаш и самая обыкновенная белоснежная рубашка. Сегодня намного холоднее, чем вчера, что вообще твориться с погодой в этом городе?!

— У меня к вам предложение, — она напрягается, — Я предлагаю вам посидеть на этих выходных с моей племянницей.

— Но вы же меня не знаете! — усложняет все моя собеседница, — Это совершенно немыслимо доверить ребенка совершенно незнакомому человеку!

Я развожу руками в стороны и начинаю ей объяснять:

— Мы оборотни чувствует тех, кому стоит доверять. Этакая своеобразная чуйка.

Сложив руки на груди, она пытается выявить подвох, но его нет. За исключением того, что никакой чуйки на плохих людей у меня и в помине нет. Я ей доверяю, потому что просто знаю: она ничего не сделает Нике.

— Так вы согласны?

— Да, — сдается она не найдя ничего подозрительного, — но я бес понятия для чего вам это.

— Давайте лучше обсудим вашу оплату, — предлагаю ей сесть на кресло для гостей.

Все еще настороженным и недоверчивым взглядом она садиться на предложенное ей кресло. Ничего, скоро она будет безоговорочно мне доверять. Я сел за свое кресло и начал работать на компьютере, ища в файлах нужный мне договор. У Ники частенько меняются няни, потому что она вечно их изводит, а тут сама предложила. Вероятно, она сама хочет узнать побольше о людях. Вот же плутовка.

Распечатав договор, ставлю там сумму, которую получают самый лучшие няни за месяц работы. Насколько я помню, то она говорила что-то о большой сумме денег или это только мне так кажется. Протягиваю ей, а она растерянно хлопает своими глазками.

— Но, — она смотрит на меня, — Это слишком много, сэр.

Отмахиваюсь от нее и мельком смотрю на Нику. Та выглядит очень довольной.

— Насколько я знаю, — снова смотрю на нее, — то вам не одобрили кредит и я хочу вам помочь.

— Это все равно слишком много, — упрямится Красная Шапочка.

— Ничего страшного, — отмахиваюсь я, — если хотите, то сможете отработать эти деньги в полной мере.

Я думал, что она откажется, ведь люди порой так любят легкие деньги, но опять она не оправдала моих ожиданий, даже наоборот. Она их полностью превзошла.

— Конечно! Но я не такая, — она непроизвольно придвигается ко мне поближе, — Мне не нужны легкие деньги, Мистер Вонтрос.

— Понимаю, — во всем соглашаюсь с ней.

Какая же она всё-таки удивительная. Катрин так не похожа на остальных людей, которых мне свершилось увидеть. Она такая чистая, добрая, нежная и заботливая, что я не устану ей это повторять, когда мы с ней свяжемся.

— Держите, — протягиваю ей договор, — прочитайте, и если вы согласны, то подпишите его.

Взяв свой договор слегка дрожащими руками, Катрин стала судорожно читать его, все еще ища подставу в нем. Я врал, что подставы нет. Она есть, но совершенно безобидная. Катрин по контракту придется прожить все эти выходные у меня дома и глядишь, она поймет, что все же стоит хотя бы перестать от меня шарахаться, а если нет, то хотя бы девушка привяжется к Нике, если у них именно та связь, что я думаю. Ладно, надо сосредоточиться на текущих обстоятельствах.

Прочитав договор вдоль и поперек, Катрин все же заметила тот пункт о том, что она должна будет жить в моем доме.

— Я не могу жить у вас.

— Почему?

Я весь напрягся, ожидая ответа от нее. У нее есть мужчина? Вчера Роум сказал, что после банка отвез ее к себе домой и, как я предполагаю, ее свидание не состоялось, что меня очень радует. Катрин должна понимать, что она только моя! Любой мужчина умрет, если приблизиться к ней.

— Это личное, — все так же упрямиться.

— Говори, — прорычал я.

Злость начала поднимать во мне. Между нами должно быть доверие и оно будет, хочет она того или нет. Вздохнув со злость в глазах, Катрин сдается.

— Моя мама, — прохрипела она, — Она больна. Авария, случившаяся пару лет тому назад, именно из-за нее она не может ходить.

Так вот зачем ей нужен был этот кредит, а эти ублюдки не одобрили ей его. Я разберусь с этим чуток попозже, а пока попытаюсь выведать всю информацию из источника.

— Так вот зачем тебе деньги.

— Да, — Катрин решает перевести тему, — Я прочитала ваш договор и меня все устраивает за исключением того, что я буду жить с вами.

— Ты сможешь перевести свою мать на время работы няней, — предлагаю ей абсолютно очевидное решение этой проблемы, — Квартира у меня большая, потому места хватит всем. Пентхаус как-никак.

— Пентхаус?

— Ага, — поворачиваюсь к Нике, которая стоит тут и уши развесила на полную катушку, — Ника сходи и попроси мою секретаршу сделать нам кофе, а себе закажи что хочешь. Хорошо?

— Да, дядюшка.

При этих словах я почувствовал прилив нежности, но она была не только моей. Катрин почувствовала к девочке точно такую же нежность, как и я. Сделав вид, что наблюдаю за уходом моей племянницы, а сам тихо слежу за девушкой, сидящей в кресле. Катрин сидела тише мыши и глупо улыбалась чему-то, а в ее глазах начали скапливать слезы. Чего это она?

— Катрин? С тобой все в порядке?

Сморгнув слезы, она уставилась на меня.

— Извините — еле слышно прошептала она.

Похоже, ее так растрогала моя любимая лисичка. Надо бы разрядить обстановку.

— Что такое, Красная Шапочка?

Упс. Я сделала только хуже этой фразочкой. Девушка смотрит на меня сердито, но после ее гнев меняется на милость.

— Почему вы так меня называете?

— Потому что ты действительно на нее похожа. У тебя красное пальто, ты носишь пирожки на работу, а еще ты такая же милая, добрая.

А еще ты выглядишь так же невинно и мило, что хочется прямо сейчас, как следует тебя…

— Это не оправдание.

— А вот и оправдание.

Она нахмурилась, пытаясь скрыть свою улыбку, но все равно уголки ее губ подрагивали в улыбке, которую пытались спрятать. Она поднялась с кресла и потянулась за ручкой для подписания договора. Поставив свою подпись, она посмотрела на меня. Я тоже встал со своего кресла.

— Ладно, я к вам перееду, но учтите, — она начала махать своим пальчиком передо мной, — что со мной переедет не только мама, но и ее сиделка.

— Зачем сиделка?

— Я хотела сходить с Никой прогуляться, — занервничала Катрин, — но если вы против, то я не буду настаивать. Просто я слышала, что она хочет побывать в человеческом торгом центре.

— Ладно, — хмурюсь на ее реакцию.

Она не должна меня бояться, только не она. Я сделаю все, чтобы она доверяла мне, но пока с этим были проблемы. Катрин боялась моего гнева, и когда ее глазки забегали в поисках побега я задался лишь одним вопрос. Что сделал тот придурок, что был с ней раньше? Я выясню это.

— Идите, Катрин, — обращаюсь к ней, постоянно соскакивая с ты на вы.

Кивнув головой, бедняжка вылетела из моего кабинета. Надо выяснить это прямо сейчас. Где там у меня был записан номер одного из наших ищеек. Схватив телефон, набрал номер Джаста. Он ответил почти сразу же.

— Да, альфа?

— Джаст, ты должен нарыть всю возможную информацию о девушке. Ее имя Катрин Волден.

— Да, альфа. Можно поинтересоваться, зачем вам это?

— Нет, — рыкнул на него, — Твое дело сейчас выполнить мой приказ. Когда будет готово?

— Перезвоню через пару часов.

Я скинул вызов и швырнул со всей силы смартфон в стену. Меня так разозлило, что ей интересовался другой самец, что я готов крушить все на своем пути, а после прийти к Катрин и заявить на нее свои права.

«Да, да, да, да! Давай сделаем это! Она наша!»

Нет, нельзя. Мы так ее только напугаем, а нам это не нужно, помнишь? Катрин должна быть уверена в том, что мы ее не обидим. Волк зарычал на такое заявление, но все же он был согласен со мной. Последнее, что нужно волку так это пугать свою пару. В комнату зашла Ника.

— А, где Катрин? — расстроилась моя девочка.

— Она пошла работать, а ты, — указываю на нее пальцем, — не мешай ей. Ты же хочешь сходить с ней погулять по человеческим торговым центрам?

— Мы с ней сходим туда? — загорелась идеей Ника.

— Да, сходите и повеселитесь, но, — обламываю ей все мечты, — не доставай ее. Я дам вам денег, но не заставляй ее жалеть об этом. Присмотр за тобой требует очень много сил.

— Да, дядя.

Хмыкаю и треплю ее по маленькой головке. Скоро мы станем большой дружной семьей, и у Ники появятся братья и сестры. Все будет более чем замечательно.

Глава 9

Катрин.


Вот и наступили выходные. Это те самые дни, когда я согласилась посидеть с милашкой Никой. Мы еще пару раз виделись с ней после того разговора, но особо не разговаривали, хотя и я и она хотели этого, а вот Мистер Вонтрос нет.

Как только я рассказала маме о наших планах на выходные, та в свою очередь очень даже обрадовалась. Оказывается, она хотела посмотреть на оборотней вблизи. Не знаю, откуда такое странное желание, но это лучше, чем, если бы она кричала от ужаса и понимаю того, что мы будем пару дней жить с оборотнями.

Еще раз оглядела свои сумки, которые понадобились нам для того, чтобы сложить вещи. Даже не знаю, как мы донесем все это до такси. В дверь позвонили. Не жду и сразу же иду открывать дверь. За ней оказался мой начальник.

— Доброе утро, — первым здоровается он.

— Доброе, а что вы здесь забыли?

Он нахмурил свои могучие брови и смотрел на меня своими красивыми глазами, а я шелохнуться боюсь. Укусит ведь.

— Я решил помочь вам, — рычит на меня.

— Ладно.

Вскидываю руки в знак своего полного согласия. Не спрашивая разрешения, Мистер Вонтрос проходит внутрь квартиры. Осматривается в помещении и замечает Джанет, стоящую в полном ошеломлении. Я тоже была бы в подобном состоянии, если пришла бы в гости, а тут мало того, что объявляют о переезде на выходные к оборотням так еще и яркий представителей мохнатого общества здесь.

— Здравствуйте, — первым решает заговорить именно мой босс. — вы Джанет?

— Д-да, а вы…

— Я Грей Вонтрос.

Мистер Вонтрос подошел к ней и протянул свою руку внушительных размеров. Немного поколебавшись, Джанет все же пожала ему руку и смогла ему весьма обаятельно улыбнуться. В груди что-то не очень приятно шевельнулось, но я решила проигнорировать эта необычное чувство.

— Джанет, — отвлекла ее, — простите, что мешаю вам, но, где мама?

— О, — Джанет пошла в комнату и осторожно выкатила оттуда мать.

Мистер Вонтрос выдохнул и посмотрел на меня. В его взгляде легко узнавалось сожаление. О чем? О том, что допрашивал меня, когда я этого не хотела. Сощурив на него свой недовольный взор, решаю, все же стоит его представить.

— Мам, это Мистер Вонтрос.

Мама облегчено вздохнула.

— Ох, как же приятно с вами наконец-то познакомиться! Меня зовут Шэлли.

— Меня зовут Грей, мадам, — он наклонился и поцеловал ей сморщенную руку.

— О, так вы еще и джентльмен, — восторженность в голосе матери выбила меня из колеи.

Не совсем правда, но выбила. Удивительно, как легко он очаровывает дам, кроме меня естественно. Джанет, мама. Кто же следующий? Альфа рассмеялся и выпрямился над моей мамой. Лишь бы не испугал ее своими размерами.

— Давайте спускаться, — предложила я, — Уверенна, Ника уже ждет нас.

— Да, — соглашается со мной Вонтрос, — Давайте я возьму ваши сумки, а вы возьмете все остальное, ладно?

Смотрел он все это время на меня, будто ждал чего-то. А что он хочет, чтобы я сделала? Закатила истерику? Не вижу повод, а если хотел моего одобрения, то он вполне его получил моим молчанием.

— Да, Мистер Вонтрос, — защебетала Джанет.

Она что с ним флиртует? О Боже, к такому жизнь меня не готовила. Надо бы объяснить ей, что к чему. Она не сможет с ним даже сексом заняться просто, потому что это ее убьет. Как нам рассказывали на инструктаже, оборотни-самцы могут заниматься сексом только с женщинами своего вида и наоборот. Вот потому никто их и не соблазняет.

— Тогда я, пожалуй, подожду вас внизу, — решает удалиться этот пикапер недоделанный.

Мистер Вонтрос ушел, захватив с собой все наши вещи. Я повернулась к Джанет, она стояла и мечтательно глядела на дверь.

— Даже не думай, — зашипела я на нее, — Это убьет тебя.

— Почему?

— Потому что, — мои губы сложились в тонкую полоску, — ты даже не представляешь, что с тобой сможет случиться, если ты с ним переспишь.

— Хах, — она не поверила ни единому моему слову, — я не верю тебе! Ты просто сама хочешь с ним переспать, а теперь видишь во мне свою соперницу!

От возмущения у меня открылся рот. Что еще за бред?! Я и он?!

— Ты бредешь, Джанет, — все так же шиплю на нее, — Надо было тебе проходить те курсы, когда согласилась сюда переезжать!

Шумно фыркнув, девушка вышла из квартиры, прихватив с собой свой рюкзак и сумку. Похоже, мой шеф не захватил с собой ее вещи. За это ему отдельное спасибо.

— Что с ней происходит? — спросила мама.

— Не знаю, но и знать я не хочу.

Я обошла ее кресло и взяла за ручки, покатив ее к двери, у которой меня ждал мой начальник.

— Помочь? — предлагает он.

— Нет, не стоит.

Но все же оборотень даже не подумал послушаться меня и просто взял меня за руку. Мое тело необычно отреагировало на его прикосновение, но руку одернуть я не хотела.

— Я хочу помочь, — заверил меня блохастый.

— Хорошо, но аккуратней, — предупреждаю его сразу же, — Я не хочу, чтобы она пострадала.

С нежностью взглянув на свою мать, я даю взять за ручки Грею, и он вполне крепко обхватывает их. Ну ладно. Так уж и быть, я позволю тебе жить пару лишних часов перед тем, как я убью тебя, если ты что-нибудь сделаешь с Джанет. Она и понятия не имеет, чем это может обернуться! Хмуро взглянув на него, я ловлю себя на мысли, что он очень даже привлекательный и не удивительно, что Джанет готова вешаться на него. Стоп, Катрин, ты не о том думаешь!

Я и мой начальник поспешили скорее выйти из подъезда. Мою маму он вез с особой осторожностью и… нежностью. Последнее меня особо удивило. С чего бы ЕМУ везти так МОЮ мать? Подлизывается, наверное. Мы вошли в лифт, который так долго полз до нашего этажа. В нем повисло неловкое молчание, раздражая меня еще больше. Чувствую, что выходные будут более чем веселые. Лифт остановился, и тетка оповестила нас, что лифт пришел к нужному нам этажу. Не дожидаясь полностью открытия дверей, вылетаю пулей оттуда. Понеслась скорее открывать входную дверь подъезда, не очень хочется сейчас сталкиваться с боссом. Мне его внимания к моей персоне хватило еще на работе.

— Заинька, — позвала меня мама, — ты чего такая?

— Какая, мамуль?

— Взвинченная.

И правда. Чего это я так взъелась на беднягу босса? Он же невиноват, что красив и богат ровно настолько насколько нужно, чтобы привлекать внимания наивных дурочек, вроде той же Джанет. Надо успокоиться и просто перестать… нервничать. Да, это определенно все нервы, а не ревность. С чего бы ей взяться из неоткуда? Подумаешь, пытался поцеловать один разочек.

— Ничего, мамуль, — натянула улыбка аж до самых ушей.

— Доченька, — мама остановилось прямо напротив меня, — ты же можешь мне сказать.

— Я помню, мам.

Она посмотрела на меня так, что мое сердце переполнилось тоской, а в груди разлился стыд. Вина затопила меня с головы до ног, но говорить ей об этих глупостях происходящие в моей голове, я не намерена. Мистер Вонтрос посмотрел на меня и улыбнулся, якобы чувствуя мои эмоции, но это не так.

— Пойдемте скорее, — поторапливает он, — Ника и вправду нас очень ждет.

— Да, — киваю головой ему в знак согласия, — вы правы.

— Знаю, — усмехается альфа.

Погрузив всех и все в машину, мы отправились в дом альфы. Наверное, он просто гигантский. Я слышала, что оборотни живут либо в просторных квартирах в отведенных для этого домах, либо в домах. Наверняка Мистер Вонтрос живет в квартире, но, насколько она была большой я даже и представить себе не могла. Я зашла в его пентхаус и слегка опешила от места работы, а вот Джанет явно была рада такому исходу событий. Теперь она будет лезть из кожи вон, но сделает все для того, чтобы понравится ему. Идиотка.

— Проходите и располагайтесь, — так по хозяйственному, — Чувствуете себя, как дома!

Гляжу, Джанет уже чувствует себя здесь, как дома и видимо планирует здесь остаться в роли хозяйки. Ну, что еще сказать здесь?

— Большое спасибо вам, — все еще воркует она.

Нахмурившись, он все же решил ей ответь, хотя по нему было видно, что волчок не очень-то и рад тому факту, что на него уже строят планы.

— Не за что, — он снова обратил на меня свое внимание, — Пойдемте, я покажу вам, где находиться комната Ники и где вы будете спать.

— А мы? — встревает Джанет.

Рыкнув на нее, Мистер Вонтрос говорит:

— Вы здесь гости, — напомнил ей, — и только благодаря Мисс Волден, а она в свою очередь здесь работает!

Надуву свои губки бантиком, Джанет решила не злить моего босса и просто решила увезти мою мать и провести ей экскурсию. Вот и славненько, почему-то она начала раздражать меня своим присутствием.

— Пойдем, Катрин.

Я заметила, как он перешел на «ты», как только мама и ее сиделка скрылись за дверью ведущую, как я полагаю куда-то в гостиную или что-то вроде того.

— Конечно, Мистер Вонтрос.

А вот я не собиралась переключаться с «ты» на «вы» и посей видимости, этот факт его не очень обрадовал. Поморщился и решил все же не комментировать данное действо.

— Пойдем, я покажу тебе, где спальня Ники и где ты будешь спать.

Повторяет эти слова, словно заведенная кукла. Интересно, это он пытается в этом убедить себя или меня?

— Конечно, — киваю головой и следую за ним вы глубь его жилища.

Пройдя пару дверей, которые скрывали в себе нечто потаенное, но я не уверена в этом, просто складывается такое ощущение. Мы же в логове оборотня. Да и не какого-то там, альфы! Здесь априори должно быть то, что меня шокирует больше всего.

— Здесь комната Ники, — оповещает меня тот самый «не какой-то там оборотень», — Она пока гуляет вместе с другими щенками.

— Щенками?

— Так мы называем наших детей.

— Оу, — виновно склоняю голову, — Извините, не знала.

— Ничего, — он кладет свою руку мне на плечо.

В этот самый момент, будто током прошибает. Да что же это такое?! То чувство это весьма странное, то это еще? Поднимаю голову на него и сталкиваюсь с такими красивыми глазами. Завораживает. Такое зрелище должно пугать, но только не меня. В его глазах начинает медленно сменяться на желтый, почти золотистый цвет.

— Мистер Вонтрос?

Он убрал свою руку и могу поклясться, что каждая клеточка моего тела в ответ потянулась за его рукой, но все же я сдержала такой странный порыв. Не хватало тут мне еще романов с начальством. У меня итак проблем куча.

— Прости, — кается этот… волчара, — это порыв.

Порыв? Но он не дает мне и слова вставить и просто запихивает меня в комнату по соседству с Никиной.

— Это комната, в которой ты будешь спать, — снова деловой тон так успокаивает меня и мои нервы, — Здесь обычно живут мои оборотни, но я подумал и решил, что тебе будет лучше спать здесь.

— Оу, — я решаю слегка пошутить, — так теперь я часть стаи?

Его брови выгибаются, а я понимаю, что сглупила.

— Извините, — теперь уже каюсь я, — это я хотела пошутить, а получилось, как всегда.

— Ничего страшного, — заверяет меня, а сам еще выглядит весьма растерянно, — Я даже рад этой шутке.

— Правда? — удивляюсь я, — Она вам понравилась?

— Да, — почти выкрикивает он, — В каком-то роде, да.

Похоже, наш альфа нервничает, в принципе, как и я. Я повторюсь, но опять же выглядит это все более чем странно.

— Ну и хорошо, а где будет спать мама и Джанет?

— А?

Мистер Вонтрос выпал из реальности на какой-то момент.

— Где будет спать мама и Джанет?

— Да, конечно. Они будут спать в комнатах для гостей. Не хочу, чтобы Ника чувствовала себя неуверенно из-за такого количества людей, — объяснился он.

— Да, я понимаю, — при воспоминания о Нике, — У вас чудесная племянница.

— Да, — улыбка озаряет его лицо, — она чудо.

В комнате снова повисает неловкая тишина, как бы чего-то не хватает, но чего? Может Ники?

— А когда придет Ника? — любопытствую я.

— Через полчаса, — снова такое отчужденное состояние, — Я предупрежу ее о гостях.

— Да, это было бы верным решением.

Зачем я вообще одобряю решение альфы? Оно само по себе не оговаривается и никем не одобряется. Альфа-закон и его слово тоже.

— Рад, что ты его… — не стал договаривать и на том спасибо.

— Когда я смогу получить деньги? — тихонечко и аккуратно спрашиваю у него ценную информацию.

— А, конечно, — хлопает себя со всего размаху по лбу, — Я перечислю тебе твою зарплату. Если тебе понравится работать, а Ника одобрит тебя в роли своей няни, то может быть, ты устроишься работать здесь? Ника рассказывала, что тебе нужны деньги, и я готов дать тебе эту работу.

— Ох, сэр, — поражена его довольно проникновенным отношением ко мне, — я с удовольствием, но мы должны учитывать и мнение Ники.

— Да, разумеется.

В комнату заглянула Джанет и спросила:

— А вы успеете с нами пообедать? Я приготовила мясо с кровью.

Ох, как же она меня раздражает. И когда она успела?!

Через час Ника уже была дома и смотрела на меня глазами полными неожиданного восхищения, если бы я явилась сюда сражаться с ее ненаглядным дядей. Как оказалась, Ника восхищается моим терпением, потому что Джанет уже успела ей надоесть. Она решила, что если подружиться с девочкой, то Мистер Вонтрос обязательно обратит на нее внимание. Ну, как объяснить этой простушке, что не стоит лезть к альфе? Верно, абсолютно никак!

— Ника, — подхожу к ней вплотную, — ты устала?

Решаю сменить тему, дабы не смущать бедную девочку. Итак, уже натерпелась от Джанет.

— Нет, я хотела бы поиграть с тобой во что-нибудь.

— Ммм, — задумчиво тяну, — может быть, мы поиграем в «Твистер»?

— Что это?

Я изумленно слегка приоткрываю рот. Неужели ни разу не видела эту игру? Надо исправлять это упущение.

— Пойдем, — беру ее за маленькую ручку, — я покажу тебе.

Ее глазки снова загорелись огоньком любопытства. Эта девочка уж точно умеет очаровывать. Я уже готова сделать все, что она попросит. В пределах разумного конечно. Веду ее в комнату, где мне позволили остановиться на время моей работы здесь. Открываю дверь нараспашку и подхожу к одной сумке, коих у меня штуки три с собой, и вытаскиваю оттуда небольшую коробку.

— Вот, — протягиваю ей цветную коробку, — эта игра и есть «Твистер».

— Ого, — девочка начинает вертеть в руках игру, — Как в нее играть?

— Я тебя сейчас научу, — снова беру ее за ручку и веду в большую гостиную, — По идеи здесь нужно три человека, но мы справимся и вдвоем.

— А зачем три человека?

— Ну, два из них играют, а третий крутит вот эту штучку, — показываю ей доску с цветными обозначениями и стрелочкой.

— А-а-а, — ее рот все еще разинут, — тогда мы справимся.

— Точно.

Остальные тридцать минут я подробно рассказывала правила игры, потом еще час мы играли в эту весьма простую, но одновременно сложную игру. Все закончилось тем, что я упала, а Ника, как ни в чем не бывало, стояла в очень неудобное позе, но казалось ее это и вовсе не заботит.

— Ха! — она разогнулась из своей позы в нормальное вертикальное положение, — Я победила!

— Да, — не могу не улыбаться глядя на счастливое личико девочки, — ты победила.

— Во что еще поиграем?

— Может в прятки? — предлагаю ей еще одну игру.

— Прятки?

Вот тут у меня и вовсе мир перевернулся. Ребенок ни разу не игравший в прятки.

— Ты не играли в прятки?

— Нет, мы играем в основном в догонялки, — она заметно погрустнела, — или мальчишки начинают драться за то, чтобы подержаться за руку с девочкой, а мы наблюдаем. Победитель держит за руку любую из девочек. Чаще всего выбирают Лолу.

— Лолу?

Какие же у них жестокие игры. Догонялки я еще могу понять, сама играла, а вот эту борьбу за девочек не могу. И самое удивительное, что мне пришло в голову так это то, что взрослых это абсолютно устраивает.

— Да, Лола, — Ника нахмурилась, — Она часто меня обижает.

— А твой дядя знает об этом?

Ну не может быть такого, что альфа не защищал бы свою родню тем более свою племянницу, которой всего лишь пять лет. Надо что-то с этим делать.

— Нет, — возмутилась малышка, — если он об этом узнает, то им не поздоровиться, а еще это будет обозначать, что я слабачка!

— Ника, — ласково и на распев зову ее, — ты должна сказать об этом своему альфе. Он разберется с этим, ведь если все спустить им с рук, то не известно, что еще она вытворит.

— Нет.

Решительность Ники меня удивила и одновременно порадовала. У нее было свое мнение и приоритеты. Это уже было хорошо.

— Хорошо, тогда давай подумаем, как нам поставить эту всезнайку на место.

При этих словах ее лицо просияло и, как я понимаю, она готова обсудить план так называемой мести.


Грей.


Я сидел в небольшом помещении в городке находящийся недалеко от Синвулда. Именно здесь собирались три стаи. Моя стая, стая Роума и стая нашего общего друга Джошуа.

— И что мы будем делать? — спрашивает Роум.

— Даже не знаю, — покачал головой Джошуа, — но одно понятно точно. Мы должны защитить наши территории.

— Это понятно, — раздраженно хмыкает Роумэль, — но нужно что-то делать с этими дикарями!

— Их всего двое, — напоминаю я, — Ты не справишься с двумя ликанами?

Специально дразню его, потому что сам хочу более или менее расслабиться. Надо придумать, как избавиться от этих ликанов да поскорее, а в том состоянии, в котором нахожусь я этого не сделаешь.

— Справлюсь, — рычит на меня Роум.

— Успокойтесь, — приказывает Джо, — Нам нужно просто защищать свои территории.

— Если кто-то заметит ликанов, то пусть сообщит всем, — заканчиваю за него.

— Согласен. Мы должны знать с кем именно имеем дело.

В комнате воцарилось молчание. Каждый думает о том, как будет связываться с другими или как будет защищать свою территорию, а я думаю о том, как защитить свою сестру и племянницу. Катрин опасность пока что не грозит, но все же не хочется, чтобы она пострадала. Ликаны не убивают людей, но если долго не питаются, то тогда им становится без разницы.

— Значит так, — снова начинает Роумэль, — Давайте просто будем начеку. Их всего двое, а значит они одиночки. Мы справимся, если будем работать сообща.

— Что ты задумал?

— Ничего такого, — сразу заверяет альфа южной стаи, — просто предлагаю каждому из нас держать связь, а не как обычно забыть об этом на два месяца и больше.

— Да, я согласен. Мы должны держаться вместе или они устроят самый настоящий хаос.

Джошуа посмотрел на нас, как на сумасшедших. Бывает такое, что действительно мы можем согласиться другом с другом. Обычно на совете мы спорим до победного, но тут все по-другому. Ситуация не та. В жизни мы с ним друзья, как и здесь, но там мы не ссоримся так часто.

— Что ты так смотришь, словно призрака увидел?

— Или двух сумасшедших, — поддерживает меня Роумэль.

— Вам смешно, а у нас тут ликаны бегают!

— Брось, — отмахивается от него Роум, — мы справлялись с целой стаей ликанов, а тут их всего двое.

— Мы не знаем, что им тут нужно, — напоминает он, — а это плохо. Не известно, кто они и откуда родом.

— Выясним, Джо.

— Будем надееться на это.

— Ладно, — Роум поднялся со своего с кресла, — надо закругляться. Чем дольше мы вдали от наших стай, тем больше шансов мы даем ликанам.

— Хорошо, — соглашается Джо, — Вам пара здесь итак день пути, а вам еще нужно отоспаться.

Он прав. Я должен отоспаться или я просто отключусь прямо во время пути в облике волка. Нужно беречь себя, ведь никто кроме меня не защитит стаю и Катрин. Совсем скоро она тоже станет частью стаи. Моей парой и альфа-самкой. Некоторые их называют Лунами, но мне кажется это через чур, вычурно, но Роуму и Джо нравиться. Поднялся с кресла и пошел в свою комнату. Мы остановились у него дома, как гости, но мне бы сейчас оказаться в теплой постельке рядом с Катрин. Надеюсь, Ника ее не очень донимает.

Глава 10

Грей.


За окном моей квартиры была ночь. Я брел по коридорам жилища, ноги казались свинцовыми, а сердце бешено колотилось отчего-то. Волк во мне бушевал от предвкушения чего-то, чего-то невероятно сладкого и долгожданного. В воздухе витал знакомый мне аромат жасмина. Катрин. Открываю дверь, ведущую в мою спальню, в которой специально оставил для Катрин. Я хотел таким образом создать нашу связь, пускай она и человек, но мой аромат она обязана уловить. Мы истинная пара и потому легко привыкаем к запаху, ну и что, что она человек. Это ничего не меняет ни для меня, ни для нее. Таков был план и, судя по тому, что мне сниться все сработала на «ура».

Дверь с легким скрипом отворяется, и запах Катрин еще больше заполняет мои ноздри. Рецепторы улавливают все, что только можно. От самого запаха жасмина до легких духов, которыми пользуется она. Пусть я и другие мои сородичи не очень любят духи, но эти кажутся более чем приятными, если бы это был ее настоящий запах. Просто потрясающе.

Делаю шаг и сразу же натыкаюсь на кровать. На ней лежала моя пара, свернувшись клубочком и мирно посапывая. Так не хочется ее будить. Сделал еще шаг и еще, но тут пол подо мной заскрипел, тем самым подставляя меня. Дерьмо! Катрин зашевелилась и открыла глаза, уставившись на меня.

— Мистер Вонтрос? — сонно спрашивает она, — Вы уже вернулись?

— Это сон, — заверяю ее, потому что это правда.

Но все кое-что говорить ей не буду. Ей вовсе не нужно знать, что это необычный сон, а ментальный. Он бывает только лишь у истинных пар, коими мы и являемся.

— Ох, правда? — все еще сонно интересуется Катрин, — А почему вы мне снитесь?

Такая забавная, когда сонная.

— Не знаю, — пожимаю плечами, — Твои предположения?

— Я тоже не знаю.

— Ну, если ты не знаешь, — развожу руками я и слегка посмеиваюсь, — то и я.

Повисло молчание. Катрин все еще лежала на кровати клубком к двери, а я наблюдал за ней. В голову пришла вполне себе неплохая мысль. Почему бы и нет? Это же сон. К тому же она вряд ли станет рассказывать о подобном кому-то: она слишком стеснительна.

Начинаю снова подходить к ней. С присущей мне грацией хищника медленно настигаю ее, а она настораживается, но ничего не предпринимает. Естественно, она думает, что это сон и что она ничего не почувствует, но это не так. Я встал рядом с кроватью и уперся в матрас обеими руками. Волк зарычал в предвкушении.

— Что вы делаете? — прошептала она.

— Это всего лишь сон, — томно прошептал я.

— Но…

За место того чтобы слушать ее причины того, что делать этого нельзя я впиваюсь в ее губы яростным поцелуем. От неожиданности ее розовенькие губки приоткрылись. На вкус они еще лучше, чем я представлял! Они напоминали вкус спелой клубники. Интересно, а ее сосочки такие же на вкус, как и тогда во сне? Если это так, то я не устану лакомиться ими. Катрин поначалу пыталась отстраниться, но потом все же сдалась под моим напором и стала отвечать мне. Запустив свою ручку мне в волосы, она слегка сжала их и оттянула назад, дразня меня.

Отрываюсь от ее губ всего на долю секунды, чтобы насладиться ее видом и снова возвращаюсь к ним. С какой страстью она отвечает мне! Наши языки сплетаются в горячем танце, что дыхание перехватывает. Катрин в какой-то момент берет инициативу на себя и начинает посасывать мой язык, но не будем забывать, что я доминант и я альфа, потому слегка рыкнув на нее, отрываюсь от распухших губ и перехожу к шейке. Покрывая ее поцелуями, медленно перехожу к плечам. Осыпаю каждый дюйм ее плеч и всего чего могу добраться поцелуями. Катрин не остается в долгу и отзывается на каждое мое прикосновение. Выгибается дугой и старается привлечь внимание к грудям. Что же, я не могу ей отказать ни в чем.

Удивительно, но я натыкаюсь на преграду в виде небольшого спортивного топа. Зарычав, я разрываю его, не думаю ни о чем, кроме того, что между нами не должно быть никаких преград. Охнув от неожиданности, Катрин слегка отстраняется от меня и смотрит ошарашенно.

— Я не причиню тебе вреда, — получается больше рык, нежели чем речь.

Ее глаза затуманены страстью, потому не жду, что она скажет что-то вразумительное, и просто впиваюсь в ее соски. Стону от удовольствия, ведь они воистину похожи на вишни. Покусываю сочную вершинку и перекатываю ее на языке. Вдоволь налакомившись одной, приступаю к другой. Какие же они вкусные, сочные. Истинный деликатес. Так и чувствую на своем языке вкус вишни и легкое послевкусие клубники.

— Ах, — слышится долгий и протяжный вздох моей девочки.

Да, вот так. Громче. Услышав мой мысленный приказ, Катрин застонала еще громче, а ведь я еще даже не добрался до самого желанного места. Думаю, пришло время. Целуя плоский животик своей возлюбленной, спускаюсь к эпицентру ее желания. Добравшись до трусиков, я стягиваю их вниз. Ох, как тут все мокро и влажно для меня. Только для меня.

— Мистер Вонтрос, — выдыхает она.

— Ты хочешь этого?

Она посмотрела на меня, оперившись на локтях.

— Очень, — жалобно стонет она.

— Тогда ты получишь это.

Хищно ухмыльнувшись, накрываю ее складочки своими губами. Слышу самую лучшую музыку для моих ушей. Давай же, девочка моя, громче, чтобы все слышали. А, забыл. Это же сон. Я задел ее клитор своим языком, затем еще раз и еще раз. Играю с ним, словно котенок с клубок. Мой рот дарил ей просто потрясающие ощущения, я это знал и прекрасно понимал.

— Мистер Вонтрос.

Она стонала все громче и громче, а я ласкал ее все яростнее, абсолютно не обращая внимания на ее стоны, которые постепенно прирастали в крик. Последний раз ударив клитор языком я почувствовал, как она выгнулась дугой. Поднялся над ней и медленно ввел пальцы в ее тугое лоно плотно обхватывающие мои пальцы. Сделав пару толчков, я почувствовал, как вокруг моих пальцев все так тесно сжалось, а еще через пару толчков Катрин кончила, громко крича от удовольствия. И тут… все оборвалось. Твою мать!


Катрин.


Я проснулась от яркого оргазма, подаривший мне мой начальник. Все еще содрогаясь от экстаза, лежу в мокрой кровати. Какого дьявола сейчас произошло? Мне снился до чертиков реальный сон, в котором я занималась сексом с моим начальником. Правда, до самого интересного так и не дошло, но какая разница?! В двери показалась маленькая головка Ники.

— Что случилось?

Ошарашенно смотрю на нее. Черт, ну и как же мне объяснить ей это?

— А-а-а, тебе кошмары снились, да?

— Да, — а вот и решение само пришло.

— Давай я с тобой посплю, — предлагает она.

— А давай!

Может хотя бы так мне больше не приснятся сны с Мистером Вонтросом. Ника обрадовавшись такому везению, немедленно залезает ко мне в кровать и устраивается под боком. Через пару минут я уже слышу, как она мирно сопит, а я все никак не могу. Меня мучают вопросы, но самый главный это: Что это, черт меня подери, было?

Я проснулась утром, сладко потягиваясь. Какое же прекрасное у меня настроение. И, несмотря на все эти приключения во сне я была вполне довольной и выспавшейся. На удивление сегодня ночью не снились мне никакие больницы, вообще не было никаких кошмаров, кроме эротического сна, где я занималась сексом с моим начальником. Весело, однако, мне живется. Под моим боком что-то завозилось.

— Катрин, — зовет меня девочка, — давай вставать, а то эта противная тетка уже заходила сюда и требовала, чтобы мы вставали.

— Противная тетка? — не сразу поняла о ком речь, — Ты о Джанет?

— Ага, она мне не нравится. Тетка пыталась ко мне подлизаться, и когда я пошла к тебе, чтобы узнать, что случилось, она хотела загнать меня обратно в постель.

— Правда?

Похоже, ее тоже раздражает Джанет.

— Да, и еще она так странно смотрела на дядю.

Значит, не я одна заметила, то, как тетка пытается глазами съесть несчастного Мистера Вонтроса. Ладно, справимся и спасем ее, наверно.

— Ты не переживай, — я обняла ее за плечики, — Все будет более чем хорошо.

— Да, ты права.

То с какой серьезностью заявила девочка о моей правоте, меня порадовало и даже слегка повеселило. Ну что за чудо? Она мне и до этого момента была симпатична, а теперь, когда я знаю, что ей не очень то и нравится Джанет, то вообще.

И когда я успела воспылать такой ненавистью к ней?

— Ладно, — я встаю с постели и бреду в ванную комнату, что находиться в углу возле двери, — давай мыться и пойдем покушаем. Хорошо?

— Ага.

Ника тоже встала с кровати и выбежала из комнаты, прямо как я, когда вылетала из кабинета начальника. Улыбка пропала с моего лица. Почему я все время все свожу к Мистеру Вонтросу? Понимаю, что он весьма привлекательный мужчина, но все же. Может дело именно в этом? Если так, то срочно нужно решать проблему и искать себе мужчину.

Умываюсь и привожу себя в порядок. Волосы слегка растрёпаны после сна, но выглядят аккуратно, и совсем слегка выбиваются на макушке. Зубы слегка поблёскивают в свете лампы, в общем, все нормально. Удостоверившись, что выгляжу действительно сносно, выхожу из ванной комнаты и вновь вижу Нику сидящей на кровати. Девочка ждет меня, уютно устроившись на покрывале. Тихонечко наблюдаю за ней и слышу, как она что-то бормочет себе под нос. Прислушиваюсь и слышу:

— Вот же хитрец дядя, — Ника тихонечко хихикает, — Додумался же поселить ее именно в эту комнату.

Что не так с комнатой? Надеюсь, я не найду здесь пару трупов под кроватью.

— А ведь надеется, что она оттает, как можно скорее, — все еще продолжает размышлять вслух, — Катрин такая хорошая.

Я бесконечно рада, что малышка считает меня милой и хорошей, но на что надеться ее дядя? Что я «оттаю»? Слишком много вопрос для меня одной. Решаю выдать себя и захожу в комнату.

— Пойдем есть?

Ника поворачивает голову в мою сторону.

— Да, пошли.

Девчушка вскакивает с кровати и бежит скорее на кухню, но заметив, что я не успеваю за ней, останавливается и ждет, пока я ее догоню. Из кухни пахнет чем-то вкусным и мясным. Она серьезно приготовило мясо на завтрак? Я слышала, что оборотни действительно едят много мяса, но не круглосуточно же его жевать. Заходя на кухню, понимаю, что так все и есть. Джанет действительно приготовила мясо на завтрак и, судя по тому, что с куска мяса капает кровь, стейки не прожарена совсем.

— Держи, — она поставила тарелку перед маленькой девочкой, что наверняка даже не умела обращаться, — Кушай на здоровье.

— Я бы с удовольствием, но есть одно «но», — Ника поморщила нос и отодвинула тарелку от себя, — Я не люблю такое мясо, и мало кто из нас его любит ТАКИМ и еще я не смогла бы его есть, потому что оно очень плохо прожарено.

У сиделки широко открылся рот то ли от удивления, то ли от возмущения. Какая же Ника молодец.

— А что ты будешь? — спрашиваю я.

— А что приготовишь ты?

Подхожу к холодильнику и открываю его. Ого, а тут еды на целую роту хватит. Надо приготовить что-нибудь легкое.

— Как насчет омлета с помидорами?

— Давай, — сразу же соглашается она.

Мельком смотрю на Джанет. Та смотрит на меня недовольно и готова убить меня взглядом. Как только закончатся выходные найму другую сиделку. Пусть она будет дороже, но зато она не будет мозолить мне глаза. К тому же можно будет первое время даже попросить посидеть кого-нибудь из знакомых.

Достаю все, что нужно из холодильника и совсем этим арсеналом иду к плите и уже через пару минут омлет готов к кушанью. Ставлю тарелку перед ней и наблюдаю за ее реакцией. Отломив кусочек, Ника понюхала его и отправила его в рот.

— М-м-м, — простонала она, — Это очень вкусно. Дядя обычно готовит простую яичницу или те же самые стейки, но прожаренные, — Ника косится на Джанет, — На что-то больше его не хватает.

— Хочешь, я приготовлю мамины фирменные пирожки?

— Пирожки?

— Ну, это жареное тесто с начинкой внутри. Начинка бывает разной. Например, мясо, капуста, яйца и прочее.

— А начинка может быть сладкой?

Заинтересованность Ники меня радует.

— Да, какую ты хочешь?

Ее глаза горят живым огоньком радости, а ее губки приоткрылись. Вот это да.

— Любую?

Киваю головой смеясь. Она такая… необычная. В хорошем смысле слова.

— Можно сделать с джемом?

— Можно, но сначала нужно сходить за продуктами. Нам понадобиться фарш, а как я понимаю у вас одни стейки. Верно?

Завтрак мы проводим с Никой, мило беседуя и обсуждая планы на эти выходные. Она хочет сходить обязательно в парк аттракционов, в торговый центр и вообще у нее очень много планов на меня и эти выходные.

— Можно будет сходить в фото будку, — предлагаю ей то, что может ее заинтересовать.

— Что это?

Я удивлена, мягко говоря. Она не приспособлена к обществу людей, но я постараюсь хотя бы подготовить к тому, что ее ждет там.

— Это такое небольшое помещение, где люди делают фотографии.

Она похлопала своим ресничками, и я понимаю, что девочка ничего не поняла.

— А, так это те коробки в кино, верно?

Как-как она назвала их? Коробками? Она все больше и больше меня умиляет такой непосредственностью.

— Что-то типа того.

В комнату вошла Джанет вместе с моей мамой. Она выглядела слегка уставшей, видимо она не выспалась. Надеюсь, ей не снились кошмары или она не падала во сне, что вполне могло ей помешать, а я даже не услышала бы. Именно по этой причине я и взяла с собой Джанет. Она должна помогать мне с ней, а не кадрить мужиков, особенно моего босса.

— Доброе утро, — поздоровалась она, — Катрин, что случилось? Ты выглядишь такой озадаченной.

— Все нормально, мам.

Подхожу к ней и целую ее в щеку. Джанет фыркает и подходит к Нике.

— Может, сходим, поиграем в компьютерные и игры?

— Нет, — резко отказывает малышка, — я не хочу. Катрин, — она уже обращается ко мне, — сходим в магазин и купим все нужное для пирожков?

— Ох, доченька, — шепчет мама, а у самой слезы на глазах, — Ты решила приготовить мои пирожки?

— Да, мамуль.

— Ну, вот и хорошо.

Улыбаюсь маме. Как же мне повезло с ней, я вовсе не хочу лишаться ее, но прекрасно знаю, что если не болезнь возьмет свое, то тогда старость. С ней может случиться все что угодно и это пугает. Безумно пугает.

Глава 11

Грей.


Я проснулся рано утром не в силах больше отдаваться бредовым снам, где меня преследовали ликаны или где я был с Катрин, а она смотрела на меня взглядом полным презрения и боли. Не знаю к чему все это, но ни один из них мне уж точно не был симпатичным. Потому как можно быстрее встал с кровати и сразу же отправился на пробежку в образе волка. Это всегда меня расслабляло, в принципе, как и любого из моего народа.

По дороге к выходу из селения, где жила стая я не встретил никого. Все либо спали или же просто не выходили из своих домов, потому что запах еды или же секса я чувствовал. Вот же повезло кому то. Судя по звукам секс у них отменный, но ничего. Скоро и я буду нежиться с Катрин днями напролет в теплой постели, а может и не только в ней. Будем любить друг друга и на кухне, в ванне…

Скинув все свои вещи на землю, я обращаюсь в волка. Приятная боль пронзает тело, и я начинаю изменяться. На руках и ногах появляются когти, и я покрываюсь шерстью, медленно переходя в свою животную сущность. Полностью обращаюсь в волка, сразу же бросаюсь в лес. Нужно развеяться.

Несусь по лесу со всей скоростью, на какую я способен. Листья разлетаются под моими лапами, а ветки ломаются под весом. Вот она свобода, которая так желанна для молодого и уверенного в себе волка, но все же мне хочется еще кое-чего, что не может дать мне лес. Катрин. В последнее время мои мысли занимает только она, если раньше я мог себе хоть как-то контролировать, но сейчас это контролю не поддается. Слишком долго обхожусь без ее запаха, без ее мимолетных взглядов и без ее голоса я чувствую себя неполноценным. От полного осознания того, что я нахожусь слишком далеко от нее и пока не могу вернуться, не попрощавшись с Джо, я взвываю от тоски. Чертовы обычаи!

— Да, брат, — слышится позади меня, — тебя действительно зацепила эта человеческая девушка. Причем настолько, что ты потерял свою бдительность.

— Тебя за километр слышно.

Поворачиваюсь и впиваюсь взглядом в моего друга Роума. Что ему нужно? Роумэль рассмеялся и посмотрел на меня.

— Грей, кто она? Я должен знать это!

Я зарычал на него. Никто не имеет права смотреть на МОЮ девочку.

— Тебе какая разница?

Роум еще больше залился смехом. Что за невыносимый волк? Вроде альфа и уже не молод, но ведет себя, как молодняк. Как его еще не путают с восемнадцатилетним? Только из-за его внушительного роста, наверное. Я перевоплощаюсь обратно в человека.

— Я обязан увидеть ту, что поставила тебя на колени, — потешается он, — Или ты еще не соединился с ней? Я не чувствую на тебе запах секса.

— Там все довольно сложно.

Роумэль перестал смеяться и подошел ко мне, положил свою руку мне на плечо в знак поддержки. Он не знает, каково мне сейчас. Он сам не хочет брать себе пару ни истинную, ни какую либо еще. Роум — холостяк, потому слишком ценит эту свободу.

— Кто она? — настаивает альфа, — Я помогу, чем смогу.

— Катрин.

Ее имя произносить для меня одно удовольствие.

— Серьезно?

Роумэль выглядит более чем ошеломленным. Это просто бесценно видеть такого моего друга.

— Более чем, но она боится мужчин.

— Причина?

— Не знаю, — запускаю руки в волосы, — Как только вернусь в город, сразу же навещу мою ищейку. Я дал ему задание, чтобы он узнал о ней, как можно больше.

— Если хочешь, я тоже поищу что-нибудь, — предлагает он.

— Нет, не надо.

Мысль о том, что Роумэль узнает о ней то, что не знаю я, выбивает из колеи. Уж лучше я сам все узнаю о ней, а Роуму знать о Катрин больше, чем нужно не стоит.

— Как знаешь, — вскидывает руки друг, — А ведь ты даже не хотел себе пару после того, что случилось с твоим братом.

— Да, я знаю. Как вспомню то, что творилось с Никой после этого, меня в дрожь кидает. Она так плакала, просто сердце разрывалось. Не хочу, чтобы наши дети испытали такое.

— Она делала аборт, — вспомнил Роум, — Она настолько отчаялась, что решила рассказать все незнакомцу.

— Да, — киваю головой и сажусь на старый пень, — но я уверен, что у нас все получится.

— Если ты с ней соединишься, — бьет прямо по больному.

Зарычал на него при намеке о том, что она будет с другим. Роумэль усмехнулся, но все же промолчал. И на том спасибо.

— Ладно, это была шутка, — он подошел ко мне ближе, — Мой тебе совет, как от того, кто общался с человеческими дамами. Ухаживай за ней. Пригласи на свидание, там, в кино или в ресторан. Может, сходите все вместе в парк аттракционов.

— Точно, она хотела сходить туда.

Люси говорила об этом, и как я мог забыть? И Нике угожу и с Катрин время проведу. Решено! Завтра же идем в парк, и пусть только попробует отказаться, я применю секретное оружие — Ника. Уж она сможет ее уговорить.

— Вот и сходите.

Я встаю с пня и благодарно смотрю на Роума. Он итак все прекрасно понимает и просто кивает головой. Снова обращаюсь в волка и бегу обратно в поселок. На сердце уже легче. Надо придумать, как все устроить.

Прибежав обратно в дом к Джошуа, все еще никого не вижу, но опять же чувствую. Джо где-то у себя в кабинете, а его домработница кашеварит на кухне. Надо принять душ. Поднимаюсь на второй этаж и сразу же захожу в ванную комнату.

Во время принятия душа, я вспоминаю не Катрин, а ее мать и то, что она мне сказала.

* * *

— Мистер Вонтрос, — зовет меня старушка, — я хотела бы вас кое о чем попросить.

— О чем?

Я готов ради этой женщины буквально на все, потому что она мама моей Катрин.

— Я хочу вас попросить о том, если Катрин захочет уволиться со своей работы, — она закашляла, — вы не увольняйте ее. Ей понадобиться эта работа.

— Почему она захочет уволиться?

Напряжение в моем теле растет в геометрической прогрессии. Еще не хватало потерять ее из вида.

— Чувствую, что скоро болезнь возьмет свое, — горестно вздыхает она, — и Катрин очень расстроится, когда меня не станет. Я вас очень прошу, не увольняйте ее ни в коем случае.

— Почему вы так думаете?

— Предчувствие. Пообещайте мне.

— Обещаю, и скажу вам даже больше, — я беру ее за руку, — я позабочусь о ней.

Она улыбается мне, как мать своему сыну. Тепло наполняем мою грудь, но оно тут же развеивается от понимания того, что эта милая женщина вскоре умрет, не взирая ни на что. Сделают ей операцию или нет. Смерть обмануть не возможно.

— Катрин знает?

— Нет, — покачивает головой из стороны в сторону, и не должна. Она будет винить себя. Я ее знаю.

— Хорошо, тогда я ей тоже не скажу, только если вы будете бороться за свою жизнь столько, сколько сможете.

— Это даже не обсуждается.

* * *

Я думаю, над ее словами и боль в груди снова подымается, а хорошее настроение улетучивается. Вот что имела в виду сестра. Я должен буду оказаться рядом с ней в тот момент. Просто обязан.

На следующий день я уже бежал к своей территории, на полных парах стараясь как можно быстрее оказаться там. С Роумэлем мы разошлись сразу же, как только оказались на нейтрале. Ему, так же как и мне надо скорее оказаться у себя дома, дабы ликаны не могли подобраться к стае. К тому же мы все решили и ни он, ни я не хотели оставаться на территории альфы дольше, чем нужно. Наши волки и так были на взводе, а если бы мы там остались еще на один день у меня бы начал дергаться глаз либо от шуточек и реплик Роума, либо от того, как искушающем взором смотрят на меня волчицы стаи Джо. Немудрено, ведь почти каждая мечтает стать альфа-самкой, но эта роль в моей стае отведена определенной особенной женщине. И я чертовски рад, ведь эта женщина наконец-таки появилась в моей жизни, но осталась совсем не значимая деталь — эту девушку еще нужно было завоевать, но и это не проблема: я смогу найти подход к ней.

И вот я на родной земле и бегу еще быстрее. Нужно перед тем, как прийти домой к моим девочкам, надо зайти к Джасту. Он должен был найти все, что было вообще возможно найти о Катрин. Надеюсь, там есть то, что мне поможет ее понять и приблизиться к заветной цели. Обратился в человека, прямо, в чем мать родила, постучал в дверь небольшого дома. Через пару минут услышав, как кто-то небольшого роста идет к двери. Это мать Джаста.

— Альфа, — склонив голову передо мной, поздоровалась старушка, — вы уже вернулись?

— Да, Марго.

Немолодая женщина улыбнулась мне и отошла в сторону, жестом приглашая войти. Стоять в дверях не собираюсь, потому просто вхожу. Я — альфа и привык чувствовать себя главным везде, особенно в стае. Не смотря на то, что это даже не мой дом без спроса сажусь в кресло и смотрю на хозяйку дома. Марго смотрит на меня с неприкрытым благоговением и это даже приятно, но столь же привычно.

— Марго, позови своего сына и скажи, что я пришел по делу.

— Конечно, а можно поинтересоваться по какому делу?

Ох уж эта женщина. Всегда была любопытной. Немного подумав, решаю, что в принципе можно поделиться этой новостью.

— Я нашел свою пару, — с придыханием извещаю ее.

Глаза старой волчицы загораются юным огоньком.

— Ох, альфа, — чуть ли не плачет она, — Это просто замечательная новость! Но, — опустила глаза, — когда вы будете ее приставлять стае, как альфа-самку?

— Скоро, — обещаю ей.

По ее виду понимаю, что новость о том, кого я нашел сравнительно недавно, быстро разлетится по стае и даже дальше. Надеюсь, проблем с этим не будет.

— Марго, — напоминаю ей, — зови сына.

— Ох, старая моя голова, — покачает головой, прижимая свои сморщенные руки к лицу, — Сейчас, альфа.

Волчица убежала за своим щенком, а я расслаблено устроился в кресле. Я дома, а лучше, чем это ощущение не может быть. Хорошо, я почти дома, но каждый дом здесь, как мой собственный, но все же нет ничего лучше того, чтобы Она жила со мной в одном.

— Альфа, — так же склонил голову предо мной Джаст и протянул документы, — Это все что я нашел о ней.

— Хорошо, — забираю у него документы и, уютно устроившись в кресле, начиню читать.

Катрин Волден.

Двадцать восемь лет отроду. Родилась в Синвулде и живет здесь на протяжении всей жизни. Окончила школу на отлично и поступила в престижный университет. Была замужем за весьма влиятельного человека имя, которого Кристофер Гарольд.

Кристофер Гарольд:

Тридцать пять лет отроду. Родился в Нью-Йорке, но по определенным причинам переехал в Синвулд, где и познакомился с Катрин Волден. Спустя два года он женился на Мисс Волден, и брак был весьма обещающим, но что-то пошло не так и брак распался.

Катрин Волден делала аборт в лучшей больнице страны, куда ее устроил ее муж, Мистер Гарольд. Зародышу было всего три недели. Супруги пошли на это трудное решение из-за того, что Мисс Волден не сможет обеспечить ребенка, а Мистер Гарольд считал, что жена предвзято к нему относиться и потому сказал, что он всего лишь жертва.

Из моей груди раздался злобный рык, и я сжал свою свободную руку в кулак. Что это за бред?! Я злобно стрельнул глазами в ищейку, но тот пожал плечами и сказал:

— Это то, что говорит общество, но…

Его многозначительное «но» взбесило меня.

— Но это правда, которую смогли нарыть мои ребята.

Джаст не передал мне бумаги, а стал зачитывать мне вслух. Так даже лучше, потому что я просто разорву бумагу в клочья, а затем еще кого-нибудь или что-нибудь.

— Катрин Волден заставили сделать аборт, потому что супруг не хотел этого ребенка и потому просто дал ей деньги на аборт, но та отказалась и ее заставили сделать это шантажом.

— Чем? — еле сдерживаю себя.

— Матерью.

Все ясно. Теперь понимаю, почему она боится отношений.

— Но еще есть кое-что, — хрипло продолжает он, — Мистер Гарольд практиковал домашнее насилие.

— Что?!

Я вскакиваю с кресла и направляюсь в сторону несчастного ищейки, тот отходит от меня, но все же его спасению мешает стена, что позади его.

— Он бил ее?! — рычу я.

— Да, альфа, — он вот-вот выбежит из дома спасаться от меня.

Бедная Катрин, что же он там с ней делал? Страшно представить, что она вынесла.

— Это все что тебе удалось выяснить?

Чувствую, что мне срочно нужно побить что-то или кого-то. Даже знаю, кого можно так хорошо зарядить по морде, что искры из глаз повылезают. Как представлю, то глаза кровью наливаются.

— Да, сэр, — сжимается он, — Гарольд хорошо заметает следы и у него связи, но у вас они намного влиятельней, так что по этому поводу можете не беспокоиться.

Я фыркнул.

— И не собираюсь, — направляюсь к двери.

Надо выпустить пар и как можно скорее.

— Альфа, я выполнил задание?

— Да, — мой голос похож на рык, но себя сдерживаю, — но если найдешь что-нибудь, то сразу же мне сообщать. Понятно?

— Да.

Я выхожу из коттеджа и иду в сторону леса. Надо быть успокоиться. Пойду, повалю пару деревьев, подерусь с новенькими защитниками стаи, и можно будет успокоиться, но это не точно.

Глава 12

Катрин.

А сейчас давайте перенесемся на пару часов раньше, когда Грей лишь только собирался возвращаться домой.


Утром следующего дня наших выходных начались куда более приятно, чем вчера. Этой ночью мне не снились никакие сны, ни с участием моего босса, ни младенцев или чего-то похуже. На этом моменте я была особенно благодарна. Так же одна из причин того, что с утра у меня хорошее настроение было то, что Джанет старалась меня не бесить. Похоже, до нее дошло кто-кто, а я не претендую на альфу, а она и рада. Дурочка — это все что я могу сказать. Еще одна причина: мы сегодня идем гулять по торговому центру в городе. Парк я решила отложить на потом, если это «потом» еще будет. Вдруг Мистер Вонтрос решит, мол, Нике я очень даже понравилась и оставит меня на постоянной основе. Было бы просто отлично.

— Катрин, — зовет меня Ника, изнывающая от желания поскорей окунуться в мир магазинов и развлечений.

— Иду, — пропела я.

Осталось совсем немного, и я готова. На мне надето платье и колготки с рисунком в виде розы, а так же в коридоре стоят туфли на каблуке. Будем очень надеяться, что я с них не упаду. Захотелось мне быть сегодня чуть более женственной. Роковая женщина из меня никакая, но все же в последнее время так хочется быть… не знаю, какое слово подобрать. Желанной быть я не хочу, хватило и брака, поэтому не желаю даже и слышать об этом, но с другой стороны, а вдруг я все же смогу найти того человека, кто полюбит меня? Возможно ли это? Если такое будет, то смогу ли я довериться этому мужчине? Из размышлений и странных фантазий меня снова вырвали.

— Катрин, — снов зовет меня Ника.

— Иду-иду.

Закончив красить ресницы, выбегаю из комнаты и вижу, как на пороге стоит, насупившись Ника и Джанет. Последняя все пытается умаслить ребенка. Понять не может, что после вчерашнего происшествия, та ее не будет любить и в открытую игнорировала ее. Ника заметила меня и сразу же улыбнулась. Я не могла не улыбнуться в ответ, надела свои туфли, взяла девочку за руку и мы вместе отправились на поиски приключений. Это слишком громко сказано, но все же для девочки это действительно самые настоящие приключения.

Мы вышли из квартиры и скорее поспешили на выход из самого здания, а все потому, что нас ждет такси. Я все же решила, что не стоит ездить с племянницей босса-оборотня к тому же, особенно если он альфа и вроде как известная и важная личность.

— Ой, а это штука «такси»?

С каким любопытством и наивностью она это спрашивала, просто оставило в моем сердце неизгладимое впечатление. Боже, если так продолжится, то в ближайшее время мое сердце будет отдано этой малышке.

— Да, мы сейчас поедем на этой машине.

Ее маленький детский ротик сложился в букву «о» и, кажется, она начала задыхаться на месте и топать ножками землю. Вот это реакция!

— Это просто, — Ника начала жестикулировать, а точнее махать руками, — Вау!

Я рассмеялась и открыла перед ней дверь, приглашая ее сесть внутрь. С визгом она скорее запрыгнула в машину и стала в нетерпении ерзать на сиденье. Надо бы посоветовать Мистеру Вонтросу, приобщать ее к подобным вещам или позже она будет удивляться не такси, а допустим обыкновенным магазинам.

— Катрин, а куда мы едем? — полюбопытствовала она, когда мы уже ехали в торговый центр.

— По магазинам, — отвечаю ей, поглядывая на нее.

— А что мы будем покупать?

— Одежду, игрушки, книги — все что хочешь.

Еще чуток у нее глаза вылетят из орбит от радости. Она просто чудо. Я не устану это повторять, но это правда. Ника такая чистая и невинная, и просто маленькая девочка, лишь бы ее не испортили.

— А тебе будем покупать?

— Не знаю.

На самом деле нет, не будем. Во-первых, я не особенно хочу, во-вторых, деньги сейчас нужны, а в-третьих, даже не знаю, что конкретно буду брать, и потому просто будем выбирать одежду на Нику и на вырост.

— Джанет говорила, что тебе нужно подобрать нормальное белье.

На этом моменте я краснею, как рак, а со стороны водителя слышится слегка хриплый и даже сиплый смех. Блинчики оладушки! Я ее прибью.

— Да? А что еще она говорила?

— Она извинилась за то, что вчера испортила нам первую партию пирожков. Джанет сказала, что она готовит лучше тебя, и я должна просить ее, но я думаю, что ты лучше ее во всем.

Ника порывисто обняла меня и тут же отодвинулась, смотря прямо мне в глаза. Ну что такое? Я сейчас разрыдаюсь от такого жеста нежности и детской доверчивости. Все, Ника ты покорила мое сердце.

— Тогда не слушай ее, — советую ей.

— Я не и собиралась. Мы скоро приедем? — Ника поворачивается к окну и всматривается в город.

— Да, осталось пару минут, и будем на месте, — подает голос водитель.

Я и забыла, что он тоже тут.

Девочка еще больше заерзала на месте и начала хлопать в ладошки. Через пять минут мы действительно уже бодро и чуть ли не вприпрыжку шагали по торговому центру. Ника показывала рукой те магазины, которые она хотела посетить и мы без раздумий шли туда, то есть почти все магазины. В конце концов, мы купили пять платьев, три пары туфлей, две пары кроссовок, джины и пару кофточек для нее. Малышка осталась, более чем довольна.

— Катрин, а давай тебе что-нибудь купим? — предлагает она.

— Я бы с удовольствием, но, — как бы объяснить это ребенку? — но, увы, твой папа дал денег только на тебя.

Девочка нахмурилась и просто взяла меня за руку и повела куда-то в магазин, где продавались жутко дорогие платья. Нет уж, я туда не пойду.

— Вот, — она показывает на красивое красное платье с глубоким вырезом и камнями на лифе, — его примерь.

— Дорогая, мне денежек не хватит.

— Я все устрою, — обещает она и ведет меня внутрь магазина.

Ко мне сразу же подходит продавец.

— Я могу вам чем-нибудь помочь?

Эта фразу я устала слышать за все то время, что мы провели здесь.

— Да, можете мне дать то платье размера S?

— Конечно, — кивает продавец, — пройдите пока в примерочную.

Я не знаю, что задумала Ника, но мне это не нравиться, и в тоже время не хочется ее огорчать. Ох, у меня слишком мягкое и доброе сердце. Надо быть строже с ней, а то потом сядет на шею. Через минуту мне действительно принесли то платье. Ладно, примерим и сразу же уйдем отсюда.

— Прошу, — протягивает мне платье, и садиться на диванчик рядом с Никой.

Вздыхаю, так как понимаю, выбора мне не оставили. Надев платье, осматриваю себя в зеркало. А на мне оно сидит очень даже нечего, но оно дорогое и деньги сейчас очень нужны. Выхожу и встаю перед ними.

— Вам очень идет, — выдыхает продавец.

— Да, очень, — поддерживает Ника.

— Платье сейчас на скидке, и будет не так дорого.

Пристали ко мне, как клещи с этим платьем. Не могу себе позволить и все тут, но говорить об этом поздно. Ника упрется, а продавец, похож будет готов нам его продать, и настроен более чем решительно.

— Это все конечно очень хорошо, но, — мой взгляд натыкается на знакомую фигуру.

О, дьявол! Только не он. Пожалуйста, пусть это будет не он. Кто угодно, но не этот мудак. Мужчина оглядывается и видит меня в магазине, улыбнулся во все тридцать два зуба и направился к нам. Все плохо. Все очень плохо!

Мужчина вошел в магазин, гордо шагая по плитке дорого магазина, где стою я и отрешенно смотрю на человека, которому так доверял мой бывший муж. Его светло-русые волосы переливались на свету, а серые глаза смотрели с усмешкой.

— Катрин Волден, — узнал меня он, — жена Криса.

— Бывшая жена, — фыркаю я.

Какого черта здесь забыл Бенджамин? Только его мне еще не хватало для полноты картины.

— Гляжу, ты стала одеваться в дорогих магазинах, — осматривает меня с ног до головы, — Прямо как когда ты была женой моего друга.

— Самое ключевое слово здесь «была».

Бенджамин усмехается. Хочется выколоть ему глаза, но тут дети.

— Платье тебе очень идет, но с твоей зарплатой тебе его не купить, — нагло насмехается этот…, - но если ты хорошо его отработаешь, то я куплю его тебе.

У меня невольно открывается род от такой наглости бестактности.

— Брось, ты уже привыкла подобному, а тут за место денег хорошее платье.

Негодование во мне поднимается с неистовой силой. Что он о себе позволяет?! Я, конечно, не могу себе позволить его купить, но чтобы так выражаться, да еще и при ребенке. Не могу сдержаться и со всей силы даю ему пощёчину.

Опешив от такого поворота событий, мужчина вытаращил на меня глаза. Хах. Он не привык к тому, что я даю отпор. Раньше, когда я была еще замужем, Кристофер и его дружки унижали меня, как могли, и я терпела это до поры до времени.

— Катрин, — зовет меня Ника, — смотри.

Я поворачиваю свою голову и вижу, как к нам приближается мужчина. Ой-ой. Это видимо охранник Бенджамин. Ну, все я попала.

— Мисс Волден, — кивает почтительно головой, — вы в порядке?

— Да, — неуверенно отвечаю я и кошусь на Нику.

— Отлично, — мужчина поворачивается к Бенджамину, тот все еще не отошел от шока, — Сэр, вынужден вас выпроводить отсюда.

Он сразу же очухивается от шока и смотрит на него с явной неприязнью.

— А вы ей кто? — рычит на него мой старый знакомый.

— Я ее личный охранник, — оповещает его.

Охранник? Когда я успела им обзавестись? Точно! Это наверняка Мистер Вонтрос подставил его к нам, дабы в случае чего мог вмешаться. Такой случай как сейчас очень подходит под описание «в случае чего».

— Что? — еще раз опешил он.

Тот посмотрел на меня с неверием, но увидев то, как я сразу же задрала свой нос, сразу же нахмурился и попытался подойти ко мне поближе, но ему не дали.

— Вы не имеете права меня отсюда вывести.

— Мисс Волден, — снова поворачивается ко мне незнакомец, — он прав. Я не могу вывести его отсюда, так как это не территория стаи, но вас я могу увезти.

— Но платье, — протестую я.

Мне надо сначала переодеться и потом хоть на все четыре стороны.

— Платье покупаем, — извещает он, — Вашему мужу оно понравилось.

Мужу? Какому такому мужу? Это он так про моего босса говорит? Не-е-е-ет. Быть замужней женщиной я пока еще не готова. Не отошла еще от того.

— Мужу?! — еще больше удивляется Бенджамин.

Смотрю, как удивляется этот человек, и решаю подыграть ему. А что такого? Я свободная женщина, хотя по легенде у меня есть муж. Правда, кто именно этот муж я ни сном, ни духом.

— Да, мужу.

Ника тихонько хихикает, смотря на то, как отрешенно выглядит Бенджамин. Так ему и надо! Неожиданно незнакомец отступает к Нике и моему взору открывается вид сердитого, даже скорее разъяренного, Мистера Вонтроса. У-у-у, а это мой псевдо муж?

— Дорогая, — почти ласково обращается он ко мне, — что случилось?

— Ничего, — сразу же выпаливаю я, затем добавляю, — любимый.

Мой «муж» улыбнулся и подходит ко мне с грацией хищника, догнавший свою добычу. Бр-р-р. Не стоит так ко мне подходить или я психану и убегу, далеко-далеко.

— Не верю, — фыркает Бенджамин.

— Не верите? — удивляется так деловито, словно сам не верил в его неверие.

Вот это каламбур.

— Да, — рявкает человек, — Такую как она никто не полюбит.

— Ах вот оно что, — Мистер Вонтрос притягивает меня к себе и тихонько шепчет, — Подыграй.

И впивается мне в губы своими горячими. Его язык обводит мои уста, а затем и вовсе нагло проникает в рот и начинает исследовать его. Я стараюсь сделать вид, что отвечаю ему, но сама пытаюсь оторвать его от меня, но все безрезультатно. Он так упивается моими губами, что похож на зверя скитавшегося по пустыне и добравшийся до воды. Под таким натиском не могу не сдаться и просто расслабляюсь в его руках. Таю, как щоколадка на солнце и утопаю в этом поцелуе. Когда мне уже перестало хватать воздуха, он оторвался от меня и часто и тяжело задышала.

— Похоже, твой дружок сбежал, как только мы поцеловались, и ты стала так страстно отвечать, — прошептал мне на ухо «муж».

Я, все еще тяжело дыша, просто не могу вникнуть в его слова, слишком голова вскружилась. Немного затуманенное сознание просто принимает этот факт и никак не реагирует на то, как он откровенно меня рассматривает и с такой улыбкой на губах, что становиться как-то неудобно.

— Дядя, — зовет его племянница.

— Да, лисичка? — вздыхает Мистер Вонтрос.

— А зачем ты поцеловал Катрин?

С таким ехидством она это спрашивает, что и без того красная я заливаюсь еще больше. Все. Это просто…

— Надо было, лисичка, — он снова смотрит на меня, а я все еще не могу понять, что только что произошло, — Красивое платье. Мы берем.

Продавец выдыхает и просто кивает.

— Конечно, — работник магазина смотрит на меня, — Можете идти и переодеться.

— Ага, — все еще отстранено киваю головой и просто спешу скорей в примерочную.

Вот это да. Моя жизнь становиться все интересней и интересней. То сны тут с участием начальника, а теперь еще и поцелуй с тем же самым боссом. Надо возвращать жизнь в привычное русло, а пока придется привыкать к такому. Хотя, должна признать, что поцелуй вскружил мне голову. Нет, это все от того, что партнера не было давно. Да, так и буду думать.

Глава 13

Грей.


Я, Ника, Катрин и один из членов моей стаи по имени Грег выходили из магазина и здания в целом, ни один из нас не решался заговорить первым. Ника просто тихонечко идет за мной и наблюдает за мной и няней. Катрин же все еще красная, глазки прячет, когда я мельком смотрю на нее, но все же чувствую на себе ее взгляд. Явно пытается понять, что я сейчас чувствую. Будто не понятно, что во мне сейчас просто целая буря эмоций. Сейчас вот-вот и снова кинусь на нее с поцелуями.

— Альфа, — обратился ко мне Грег, — вы сегодня собираетесь на территорию нейтрала?

Откуда он знает? Ах, точно. Мать Джаста — это просто ходячая газета. Подойдешь к ней и все узнаешь.

— Да, — односложно отвечаю ему.

Его глаза загорелись огнем надежды. Для стаи одной из самых главных приоритетов считается обретением так называемой «Луны». И вот, похоже, он понял, у кого есть все шансы стать ею.

— Сэр, я хочу вас сопроводить. Мне тоже надо наведаться к ней.

— Зачем?

Грег немного замялась. Впервые вижу, что молодой и амбициозный Грег ведет себя, как шестнадцатилетний подросток.

— Зачем? — уже с нажимом спрашиваю я.

— Я думаю, что встретил ее, — опустив глаза, призналась он, — но я не уверен.

— Поздравляю.

Сомнения о ком именно говорит Грег, даже не возникают. Так он нашел свою единственную. Это очень хорошо, чуть позже расспрошу, его кто она, ведь ей предстоит присоединиться к стае. Грег понял мои намерения о том, почему у меня такое выражение лица.

— Альфа, если вы…

Прерываю его жестом руки и говорю:

— Все зависит от тебя и твоей пары.

Грег улыбнулся.

— Да, альфа.

Кратко отвечаю кивком и снова смотрю на Катрин. Она все так же отводит от меня свой взгляд. Ладно уж. Я это прощу ей, пока что, но потом…

— Давайте я отвезу вас домой, — предлагаю я, — На сегодня приключений хватит.

— Да, Мистер Вонтрос, — охотно соглашается Катрин, — Мы с Никой хотели фильмы посмотреть.

— Фильмы?

Тут меня удивила Катрин на повал. Ника в жизни не интересовалась никакими фильмами, сериалами и мультфильмами, а тут на тебе. Смотрю на племянницу, та хитро улыбается.

— Хочешь с нами?

Ах, же ты, сводница! Сразу видно, что моя девочка.

— Нет, лисенок, — с притворной горечью вздыхаю, — Я должен навестить тетю.

— Тетю? — удивляется Катрин.

Она же не знает. Чешу свой затылок, думаю, как сказать ей, что у меня есть еще родня помимо малышки. Я же ей сказал, что она одна у меня.

— Да, но мы с ней не общаемся, — спасает мою шкуру Ника.

— Ну-ну, — прищурив свои ясные очи, девушка смотрит то на меня, то на свою подопечную.

Так пора разруливать ситуацию и просто открываю дверь машины, к которой мы уже подошли. Фыркнув, моя пара сначала садит девочку, и только затем садиться сама. Закрываю за ними дверь, а сам сажусь за водительское место. Грег садиться рядом и взглядом потешается надо мной. Ну что за невыносимый бета?

Отвожу до дома девочек, а сам, попрощавшись с Никой и послав прощальный взгляд девушке, что сейчас, скорее всего, готовит, есть или же сидит с Никой и со своей матерью, а Джанет пытается что-нибудь сделать, дабы привлечь внимание Ники, иду к лесу и размышляю. Она всю дорогу жаловалась на нее и Катрин говорила, что она всего лишь пытается быть вежливой, но я-то знаю, что это не просто вежливость. Эта наглая девица вовсю пытается привлечь мое внимание и Никино, но я и малышка не поддаемся и держимся скалой.

Ника пока выходила тихонько мне шепнула на ухо, что она была бы рада, если Катрин останется с нами, хотя бы в роли няни. Теперь у меня есть аргумент предложить ей работу на постоянной основе, а что еще важнее так это, то, что я буду держать ее рядом. Это, пожалуй, самое главное сейчас, но все же нет. Ликаны шастают рядом, и я должен быть начеку.

Превратившись в гигантского серого волка, направляюсь в лес, где уже меня ждет Грег. Он решил зайти домой за вещами для Вол. Думаю, она его примет, но если Грег разозлит ее, то все, пиши пропало. Вол очень принципиальна и не пойдет н встречу, если посчитает недостойным. И действительно возле старой сосны меня ждал мой верный бета в обличии своего рыжего волка. Настроен он более чем решительно.

Прикинулись кивками и побежали в сторону нейтральной территории. Рыжий волк не пытался меня обогнать не, потому что не мог, а потому прекрасно знал, что так непринято в стае даже не во время побега. Добрались до домика довольно быстро, ожидал, что будем намного дольше, но так тем более лучше. На улице возле дома копошилась сестра, пытаясь что-то вытянуть из земли.

Грег фыркнул и посмотрел на меня. Раньше он не был у моей сестры и тут опять все объясняют законы оборотней. Только альфа, то есть я, имею право общаться с гадалкой, и другие только со мной могут посетить ее.

— О, явился братец, — заметила нас гадалка, — Так ты еще и с другом. Кто это?

Я обратился обратно в человека, и Вол поморщилась и зашла в дом. Обычно оборотни не стесняются наготы, но моя сестра не совсем обыкновенный оборотень и ее волчица спит, не желая пробуждаться, или же сестра ее заперла, там выбрав свой дар, а не свою суть.

— Не смей так делать в моем присутствии! — провизжала она из дома.

— Это нормально.

Посмеиваясь, Грег кивает головой. Через минуту Вол возвращается с футболками и джинсами для нас. Вот за это я ее и люблю.

— Спасибо, — забираю из ее рук одежду и сразу же надеваю.

— Так ты поцеловал ее? — напрямик спрашивает она.

— Да, поцеловал.

Волжен вздыхает так облегчено, как никогда в моей и своей жизни. Она так переживает за меня?

— Наконец-то! Я уж думал, что ты уже решил остаться без пары, — она приглашает нас домой, — Если бы ты не успел вовремя, то все было бы плохо.

— О чем ты? — спрашивает Грег.

Послав ему предупреждающий взгляд, снова смотрит на меня.

— Не важно, — отмахивается она, — Важно то, как мы дальше будем действовать.

— Ага, и как? У нее тяжелое прошлое, Вол. Не знаю, с какой стороны к ней подойти.

— А я знаю, — заявляет она.

И что она там придумала в своей головушке? Будем очень рады, если там все будет нормально, а не так, как было с моим братом. Она сводила их такими способами, что такому и врагу не пожелаешь.

Выходим из дома сестры уже через часа два, мне дали примерные инструкции, которые были так сказаны, что я не понял практически ничего. Мне нужно непременно остерегаться машин, постоянно следить за временем и почему-то ни в коем случае не ходить в рестораны. Что за бред? Да и Грег вел себя так странно вместе с Волжен. Переглядывания друг с другом, рычание Грега и плохое настроение Вол. Почему все так сложно?

— Кстати, братец, — слышится голос Вол.

— Что? — поворачиваюсь к ней и вижу то, как она облокотилась на косяк двери.

— Остерегайся черного зверя.

Тяжко вздохнув, обращаюсь в волка и сразу же бросаюсь прочь отсюда. Грег потом вернется уж без меня, ему еще нужно разобраться со своей парой, а мне надо скорее домой к Нике и Катрин. Всю дорогу в моей голове бьется колокольчиком вопрос о том, что она имела в виду? Ай, даже не буду пытаться. По итогу окажется, что я должен был остерегаться каких-то зоопарков. Знаю я, как она работает.

Вернулся я только, когда в наших окнах не горел свет, а плескались еле заметные тени от телевизора. Прямо в таком виде я захожу с черного входа, так как не хочу пугать лишний раз консьержку. Бедная женщина, итак, уже боится нас, а усугублять свое положение желания нет. Пробравшись абсолютно не замеченным, превращаюсь в человека, открываю дверь и захожу в холл. На тумбочке меня ждет сложенные вещи. Это приготовила мне Джанет? Ладно, не буду придираться и просто оденусь. Прогулку по дому в обнаженном виде Катрин не оценит.

Одеваю футболку и джинсы и шагаю тихонько: не хочу разбудить кого-нибудь, особенно племянницу. В гостиной обнаруживаю два тельца, сложившихся в позу эмбриона и прижимающихся друг к другу. Катрин обняла Нику одной рукой, а другой положила ей на голову и прижимает ее к себе, малышка прижимается к ней в ответ.

Надо отнести их в спальню, что одну, что другую. Стоило мне только притянуться к ней, как Ника открывает глаза и смотрит на меня.

— Дядя?

— Да, лисичка?

Она сонно потирает свои глаза ручками, и смотрит на Катрин.

— Я очень хочу, чтобы она осталась здесь. Она такая хороша, милая, добрая и заботливая, — перечисляет все ее достоинства, — Ты же не выберешь эту тетку?

— Тетку? — подумав, я понимаю, о ком именно она говорит, — Нет, Джанет сиделка ее мамы и потому она здесь.

— Тогда хорошо, — Ника выбирается из объятий Катрин и та, нахмурившись, продолжает спать, — Отнеси ее в свою комнату. Кстати, — лисичка хитро прищуривается, — как ты смог догадаться до этого? У нас же полно комнат для гостей. Как ты там говорил? В моей постели будет спать только моя…

Ее глаза загораются знакомым мне блеском. Догадалась.

— Она…

— Да, Ника. Катрин — моя пара.

— Дядя, — шепчет Ника и проситься ко мне на ручки.

Не могу ей отказать и подхватываю ее на руки.

— Дядя, она должна жить с нами. Я чувствую, как между нами образовывается связь.

— Связь? — переспрашиваю я.

— Да, как с тобой.

Девочка кладет руку на мою грудь прямо там, где находиться мое сердце. Все. Теперь я точно не стану больше ждать, если Катрин покажет мне хоть маломальским намеком, что она готова, то беру замок штурмом любви и страсти.

— А ты потому ее поцеловал, да?

— Конечно.

Ника захихикала и прижалась ко мне всем своим телом. Обнимаю ее в ответ еще крепче. У меня образуется семья. Она и раньше была, но состояла из меня и племянницы, а тут и Катрин будет, а там глядишь, и дети будут.

— Ладно, — ставлю ее на пол, — давай ее отнесем в комнату?

— Да, — она подбегает к девушке и собирается ее будить, но я ее останавливаю.

— Не надо, — я подхожу в плотную к ней и беру ее на руки, — Пошли.

Несу мою женщину в комнату, где совсем скоро я буду спать вместе с ней. Племяшка бежит за мной попятам все заглядывая в лицо Катрин или же в мое. Любопытная Варвара. Ника открыла мне дверь в спальню, и я понес ее внутрь. Кладу на кровать и смотрю на прекрасное личико. Волосы, столь мило выбившиеся из ее прически, обрамляют ее лицо, а глаза опухли от слез.

— Почему она плакала?

— Мы смотрели фильм, — объясняет мне она, — Хатико самый верный друг.

— Этот фильм для взрослых девочек, — дразню ее.

— Катрин сказала тоже самое, но я все же осталась. Вы оба стоите друг друга.

— Приму за комплимент, — смеюсь над ней.

Злобно и обижено фыркнув Ника, уходит из комнаты, а не удерживаюсь от смеха. Посмеялся я видимо слишком громко и Катрин проснулась.

— Мистер Вонтрос?

Как же мне злит, что она называет меня на «вы», но я сжал руки в кулаки и принял весьма удачную попытку улыбнуться.

— Да, Катрин. Это я.

— Опять сон? Если да, то тогда я должна вам это сказать.

Что сказать? Волк зашевелился во мне, с любопытством смотря на свою пару.

— Да, — вру ей.

Мой волк захихикал, и ухмыльнулся во весь свой звериный оскал.

— Ох, тогда слушайте, — она садится, — Вы так классно целуетесь, правда. Вы мне так помогли этим, и я сейчас не про то, как вы мне помогли с Бенджамином, а про поцелуй. Мое самолюбие выросло на добрый десяток.

— Правда? — хмыкаю я.

— Да, — кивает она, — я хочу вернуться обратно в тот сон или вы сейчас попытаетесь меня соблазнить?

Она так ухмыляется, что мне действительно хочется ее соблазнить и зверь охотно кивает головой, облизываясь, но все же не стоит этого делать. Оскалившись, животное пытается взять контроль над телом, я же активно сопротивляюсь этому. Успокойся, она думает, что это сон.

— Нет, а ты хочешь?

Не удержался от такого вопроса, но волк не успокоится.

— Честно? Нет, и я вообще-то спать хочу.

— Спи, — горько хмыкаю я.

А что я хотел? Чтобы она сказала: «Да, Грей. Я твоя навеки!»? Такого не будет, пока я не получу ее доверия и судя по тому, через что она прошла это будет не просто. Но ничего. Прорвемся.

Глава 14

Катрин.


Солнышко приветливо светило за окном, птички пели свои серенады, а Джанет все еще вилась вокруг моего ненаглядного босса, а тот даже и не против, наоборот старается, как можно больше провести с ней время. Мне все равно, но вот Нике — нет. Девочка недовольно смотрит на дядю и тетку, — так называет ее Ника, — и вот-вот прыгнет на нее. Я полностью согласна с подопечной и во всем ее поддерживаю. Меня по неизвестной мне причине жутко бесила Джанет. Вроде бы, пускай она крутит своим хвостом перед ним, но все же обидно и кажется, я поняла, почему испытываю это чувство по отношению к ним — мне обидно из-за того, что совсем недавно, — а точнее вчера, — альфа поцеловал меня. У меня после этого ноги тряслись, а ему все равно! Ну и пусть! Подумаешь, поцеловал, а ты уже тут расплылась. Надо держать стойку, Катрин, а слюнки пускать. Он — твой начальник и не забывай об этом. Да, именно вот так.

— Мисс Волден, — обратился ко мне оборотень, — пойдемте. Нас ждет такси.

О-о-о, теперь я Мисс Волден. Какая прелесть.

— А Ника?

Начальник смотрит так, будто я совсем дурочка.

— С Джанет оставлю. Она весьма приятная и ответственная личность.

Ага, даже так. Ладно, это их дело, Катрин. Пусть делает, что хочет. Но все равно обидно так, вон как меня поцеловал, а… интересно, Джанет он будет так же зацеловывать?

— Что-то не так, Мисс Волден? — любезно интересуется Мистер Вонтрос.

— Нет, альфа, — язвительно отвечаю я, — Просто не хочу опоздать, а то меня Том ждет. Мы списались на выходных и сегодня идем вместе обедать. Вы же не против?

Мне показалось или глаза моего босса стали на мгновение желтыми, а из груди вырвался глухой рык? Да, определенно показалось. Нахмурившись, босс лишь отрицательно качает головой, но на подбородке играют желваки. Злится? А почему это? Я — свободная женщина и могу делать все что захочу, в рамках закона естественно. На самом деле, я вру. Том не писал мне, но так хочется сделать какую-то пакость.

— Тогда, пойдемте, — улыбаясь, хватаю свою сумочку, — Нас же ждет такси.

И уже хочу выйти из квартиры, но меня останавливает ладошка на моей руке. Ника смотрит так, если бы я уходила навсегда. Эта девочка столь мила, что у меня сердце щемится. Чмокаю ее в висок и заговорчески подмигиваю, она поступает так же.

— Я пошла. Приду вечером и будем смотреть мультики.

— Да-да, — Ника порывисто обнимает меня и отходит в сторону.

— Ника, а меня? — обиженно спрашивает ее дядя.

Племянница альфы поворачивается к нему, осматривает и его и Джанет и выдает:

— Не заслужил, — и гордо удаляется.

Я не удерживаю смешка и тут же получаю недовольный взгляд хозяина дома. Молчу, молчу. Выхожу из квартиры, а затем и из дома. Такси действительно уже ждет возле дома. Жду альфу, а все, потому что не могу уехать без него.

— Садитесь, Мисс Волден.

Слышу голос, но не собираюсь оборачиваться. Откуда взялось это чувство? Уверена, он передал мне какие-нибудь микробы, когда целовал. Буэ-э-э.

На работу едем в тишине. Вот и славно. Выхожу из машины, как только подъезжаем к зданию «Стимул», и забегаю в холл. Там стоит возле лифта Том. Вот и чудно. Подхожу к нему и хлопаю по плечу.

— Привет.

Том оборачивается.

— Привет, Катрин. Ты прости, что так вспылил тогда.

— Ничего, — краем глаза замечаю, как входит начальство, — Так давай в обед увидимся.

Паренек немного удивлен, но потом быстро ориентируется.

— Да, с удовольствием. Тогда, — лифт подъезжает и открывает свои двери, — прошу.

Захожу первой, затем Том, и успевает зайти Мистер Вонтрос. Выглядит последний названный, мягко говоря, не очень. Злой какой-то. Двери подъезжают к третьему этажу и открываются.

— Катрин, до обеда. Зайду за тобой.

Это все что он сказал и сразу же вышел. Тихонечко смотрю уголком глаза на шефа. О-о-о, он в ярости, но сдерживается. Правда, так и не могу понять, что к чему, но этот факт меня радует. Мое самолюбие выросло на пару очков, но лишь на пару. Надо еще что-то придумать, если останется это чувство, которое так и сосет под ложечкой. Выскакиваю на нашем этаже и скорей бегу к месту, а то меня прибьют. Думаю, он сделал бы это еще в лифте, но рисковать не буду.

— Привет, — к столу подходит Люси.

— Ох, здравствуй.

Люси оборачивается и смотрит на разъяренного босса и так удивленно спрашивает.

— Что это с ним?

— Не знаю, — вру я, — может, заболел?

— На вряд ли.

Омега снова смотрит на меня так долго, словно сканируя меня.

— А что с тобой? Я чувствую обиду, и… ехидство.

— Не знаю, но мне так нравиться смотреть на злого босса, — отвечаю честно я.

Оборотни сами по себе личности предельно прямолинейные, вот и стараюсь быть такой же. Не совсем представляю, как мне это аукнется, но предчувствии и женская интуиция подсказывает, что зря я это сказала.

— Правда? Он же такой хороший и милый, — причисляет Люси, — и он — альфа!

— Да хоть Папа Римский.

Люси сокрушенно качает головой и уходит. А что я не права? Права, ведь он же не Папа Римский, но я и ему бы устроила пакость. Так, вот как такое понимать? Раньше была такой тихой и спокойной, а тут всего ночь и такое настроение… пакостное и шаловливое. Только вот не в пошлом смысле этих слов.

В течение всего времени до обеда пашу как лошадь. Бегала в эту бухгалтерию, которую уже видеть не могу, потом еще сбегала на нижний этаж к менеджерам, в общем, я была завалена работой. Это все альфа, я уверена. Не понимает он того, что это все ПМС или чего-то там еще. Я очень хочу сесть, но у меня еще куча бумажной работы.

— Катрин, ты идешь? — перехватывает меня в лифте Том.

— Даже не знаю, я не успеваю ни черта.

— Хм, а давай я тебе помогу, — предлагает бывший коллега, — Меня там все давно знают и уверен, что не взволнуются, увидев меня.

— Давай, только зайди, купи поесть или я просто умру с голоду.

— Как скажешь. Через десять минут подойду.

Том выходит на этаже змеюк бухгалтеров, а я нажимаю на кнопку своего этажа и вздыхаю. Все, я выдохлась, и помощь Тома будет очень кстати. Снова выхожу на этаже оборотней и ловлю на себе сочувствующие взгляды, видимо, не стоило бесить лишний раз начальника. Учту, но просто так не сдамся.

Через пятнадцать минут на этаже появляется Том. Опоздал, но ничего страшного. Я рада ему и его помощи. Оборотни все же немного напряглись то и дело, поглядывая на дверь альфы. Я машу рукой.

— Катрин, я взял твои любимые медальоны с картошкой.

— Спасибо, Том. Ты же поможешь со всем этим?

Оглядываю кучу бумаг, парень присвистывает и кивает головой.

— Ты тут одна не справишься. Я закончил все свои дела и могу помочь, ведь тут работы нам с тобой часа на два.

Я виновато развожу руками.

— Это все Мистер Вонтрос, — жалуюсь ему.

— Давай положим ему за место сахара в кофе соль. Или положим кнопку на кресло.

Я хихикаю над глупыми шуточками Тома. Сам он парень забавный, но порой слишком упрямый. В серьез стоит задуматься дать ему зеленый свет и выпустить из френдзоны. Парень-то хороший.

В последующие час мы работали не покладая рук, как месяц назад. Я бы сказала, как в старые добрые времена, но нет, это было от силы месяц назад. Бывший коллега в основном бегал по этажам, потому как по его словам у меня слишком большая шпилька и удивительно, как я все еще не свалилась с ног, а мне вполне привычно. Не люблю каблуки, но сегодня настроение такое, я сказала бы шаловливое.

Люси смотрит на нас так, будто сделали что-то противозаконное, и нас обязательно накажут. У Тома есть специальное разрешение приходить сюда и задерживаться более чем на два часа, а мы тут всего лишь час вместе дела делаем, поэтому ничегошеньки нам не будет.

— Катрин, — расстроенно говорит Том, — мне пора. Начальство зовет.

— Иди, — печально вздыхаю я, — но сегодня можно будет сходить, допустим, в кино.

Мужчина мне улыбнулся и сказал:

— Да, было бы неплохо.

— Что было бы неплохо?! — голос очень сердитый и недовольный.

Оборачиваюсь и вижу чутко злого начальника. Что это с ним?

— Ничего, — поспешно отвечаю я.

Хотела еще добавить, что он не лез не в свое не дело, но злить его лишний раз себе дороже. Мистер Вонтрос прожигает взглядом бедного парнишку. Да-да, именно парнишку, потому что при альфе я даже не могу думать о Томе, как о мужчине. Вот что он со мной творит?

— Я уже ухожу, и можете не волноваться, — пытается успокоить начальство, — у меня есть пропуск и разрешение быть здесь.

Босс что-то пробурчал, но не расслышала из-за рыков вперемешку с речью. Том, не ожидая ответа от оборотня, сразу же уходит и оставляет меня одну со злым волком. Поспешила я с тем, что хочу дать шанс Тому. Не нужен мне тот, кто бросает меня на произвол судьбы. Том ушел через лифт, а я стою перед Мистером Вонтросом.

— Катрин, потрудись объяснить мне, что ОН здесь делал?

— О, я уже не Мисс Волден, да?

Лучшая защита — это нападение. И эффект был произведен просто потрясающий, но он быстро перешел в другой. Сначала он нахмурился, затем удивился, а потом и вовсе улыбнулся во все свои тридцать два.

— Мисс Волден, ко мне в кабинет! Живо! — рявкнул так, что все подпрыгнули, но не я.

Будь он хоть трижды альфой, но на меня его примочки не действуют! Я — человек, а не оборотень. Но всеже смотря в его желтые он гнева глаза, понимаю — все мои принципы летят к коту под хвост.

Иду покорно за ним, а сама строю планы отступления. Надо будет, как-то успокоить его, но как? Мельком смотрю на толпу оборотней. Люси сжала кулачки в знак поддержки. Благодарно улыбаюсь ей за такой жест поддержки. Заходим вместе шефом в кабинет, пропуская меня вперед. Дверь хлопается и я всем нутром чую, что я в полной… Мистер Вонтрос обходит меня, смотрит долго, изучая. Шеф наклонился ко мне и прошептал:

— Ты ревнуешь? Не стоит, мне никто не нужен, — даже не сомневаюсь, — кроме тебя.

А вот тут у меня глаза на лоб полезли. Это что за номер?

— Что? — спрашиваю я.

— Не двигайся, — тихим тоном приказывает мне Грей.

В такой ситуации язык не повернется назвать его боссом или там по фамилии. Медленно и неумолимо он приближается к моему лицу. Предпринимаю попытку отстраниться и убежать, но меня нагло притягивают к себе за руку и обнимают за талию, а затем вообще нагло целуют. Дергаюсь, но властность поцелуя поглощает меня на какое-то мгновение, и я просто сдаюсь. Почувствовав, что я не пытаюсь вырваться из его лап, его руки откровенно наглеют и начинают лапать меня за ягодицы. Он просто затыкает мне рот! Как же это бесит и так вызывает неприятные воспоминания… и эти ощущения так похожи на… Кристофера. На какую-то секунду вспоминается момент.

— Ты будешь подчиняться мне! Ты будешь любить МЕНЯ! И родишь мне ребенка, и только тогда я тебя отпущу! Этот ребенок станет ликаном!

Я снова возвращаюсь в реальность и активно начинаю выбираться из его объятий. Мистер Вонтрос отстраняется от меня и не понимает ни черта. Я не думаю, залепляю ему смачную пощечину и говорю:

— Не смейте так больше делать! Вы обо мне ни черта не знаете, и вашей секретуткой быть не собираюсь!

Разворачиваюсь и ухожу из кабинета. Все повторяется. Я не смогу выдержать этого снова. Надо держаться от него подальше и прямо сегодня съеду от него и уволюсь! Не отсюда, правда, но няней больше не буду! И тут… зазвонил телефон.

— Алло, — немного разозлено говорю я.

— Катрин, это Ника. Давай сходим с тобой в кафе.

Точно, Ника! Я же ей обещала, что не оставлю ее с Джанет, а та явно намерена покорить Мистера Вонтроса.

— Конечно, Ника. Постараюсь сводить тебя в самое лучшее и интересное.

— О, чудно! Давай тогда я прямо сейчас дяде позвоню, и он даст тебе денюжки.

— Ника, не стоит…

Девочка не собирается меня слушать и просто отключает вызов. Это, безусловно, хорошо, но встречать сейчас своего «любимого» начальника не хочу, но надо. Я же взрослая девочка, поэтому справлюсь со всем и не позволю ситуации повториться.

Все остальное время я упорно работаю, не обращая внимание на взгляды своих волчьих коллег и откровенно игнорирую расхаживающего туда сюда босса. Пускай катится, куда подальше со своим: «Только ты мне нужна». Знаем, проходили. В конце дня ко мне все же соизволяет подойти босс и говорит:

— Катрин, — я решаю перебить его.

— Вы пришли извиниться? Нет? Тогда уходите!

Шеф снова наклоняется надо мной, как хищник. Мама-а.

— Извиняться за это не буду, а вот дать тебе денег на Нику — это я могу.

Снисходительно хмыкаю и снова утыкаюсь в компьютер. Игнор босс явно не любит, потому быстро уходит, бурча себе под нос что-то про то, какая я непонятливая и прочее. Хах, мы так просто не сдаемся вам на милость. Я фыркнула, потому как победила этот раунд. Да, теперь это была некая игра и победит в ней один. И желательно это буду я, ведь просто я только что поняла, что абсолютно не готова к отношениям с мужчиной. Или… мне нужно просто достаточно доверять тому человеку. Да, так и будет.

Глава 15

Катрин.


Сегодня утром все, как и в другие в последние две недели. Я отчаянно шарахаюсь от своего босса и стараюсь вообще выглядеть мышкой — такой же маленькой и беспомощной, а что немало важно не заметной. Джанет это все более чем устраивает. Она трется об беспомощного босса, как кошка. Влюблённая кошка.

— Доброе утро, — зевая, входит Ника, — Что у нас сегодня на завтрак?

— Твои любимые сэндвичи с сыром и беконом.

При упоминании еды девчушка облизывается и трет животик, показывая, что она очень даже готова приняться еду. В этом я ни в коем случае не сомневаюсь.

— О-о-о, давай скорее мне, а то сейчас придет дядя и все скушает.

Не могу удержаться от короткого смешка и смотрю, как девочка поглощает завтрак, а в это время входит заспанная Джанет. Ох, когда там ее контракт истекает? А то меня она начинает конкретно бесить!

— Доброе утро, милая, — снова ластиться к ней она.

— Доброе, — буркает малышка.

Я вхдыхаю и ставлю перед Джанет тарелку с завтраком. Гордо вскинув голову, она начала есть. Да-а-а, определенно нужно менять сиделку матери, а после операции так она и вовсе ей не понадобиться. Так будет, надо лишь совсем немного потерпеть экономить. Сегодня нашла еще одну вполне прибыльную работу. Я неплохо знаю испанский, и теперь буду переводить кое-какие документы для наших иностранных партнеров.

— Куда сегодня пойдем? — интересуется Ника.

— А давай сходим в кино? — предлагает Джанет.

Девочка надула губки и показательно отвернулась от нее. Джанет вздохнула, и стало так обидно за нее. Старается ведь и плохо ничего не желает.

— Отличная идея, — поддерживаю ее, — Я предлагаю сходить на мультфильм.

— Ты так думаешь?

Знаю, звучит странновато, но все же…

— Да, давайте на выходных.

Джанет выглядит очень удивлённой, но все же не особо показывает виду. Наоборот, она еще больше вскинула свой носик и смотрит так надменно. Зря я ее пожалела, но да ладно.

— Хорошо, — кивнув головой Ника, снова начинает есть, но уже не с таким аппетитом.

Смотрю на часы и понимаю, что пора бы собираться на работу. Поторопиться, а то не хочу снова впахивать, как лошадь. Мистер Вонтрос отыгрывается на мне, как может. И все из-за того случая, но сдаваться не собираюсь.

Что касается моего начальства, то он давно уехал на работу — у него там какие-то дела, что меня собственно не особо интересует. Он — не маленький мальчик разберется.

Я собралась на работу, надев любимые брючки, классические туфли на каблуки и блузку, я чмокнула в висок Нику и попрощалась. Мама все еще в ванне, потому не стала ее беспокоить. Она собиралась вместе с Джанет пойти в магазин, что находиться недалеко отсюда.

Я решила, что лучше будет, если я поеду на маршрутке. Стою, жду и честное слово, я уже хочу застрелиться. Лучше на такси поеду, ан нет. Пришла. Сев на нужную, уютно устроилась на кресле. Сегодня большие пробки в городе, хотя обычно тут пробки только в центре, а тут…

— А почему стоим?

Водитель тяжко вздыхает:

— Там авария.

Понятно, это надолго. Прошу открыть двери и водитель идет мне на уступки. На улице не холодно, ад и дойти тут осталось совсем ничего. Переходя дорогу где-то между магазинчиков продуктовых и лавочек для туристов, смотрю на аварию, что произошла. Присматриваюсь в пострадавших и узнаю… Джанет.

Ох, дерьмо!


Грей.


Вот уже две недели Катрин бегает меня, как от огня. Избегает все время, но вот с Никой она более чем хорошо общается. Она буквально проводит с ней все свое свободное время, потому как я напомнил ей, что Ника растет без матери, и ей бы было просто невероятно хорошо, если бы она стараться уделять малышке, как можно больше времени. На удивлении девушка не стала ни упираться, ни отказываться, совсем наоборот, она охотно согласилась и сказала, что частично понимает ее и безумно хочет помочь ей с социумом людей.

Меня особо не волновала то, как она проводит свое время с Никой, просто потому что меня волновало, как она проводит свое время, будучи на работе. Катрин стала больше общаться с Томом и они, судя по тому, что мне так любезно докладывала Люси, договорились встретиться и хорошо провести время за ужином в недорогом ресторанчике под названием «Любовь по-французски». Ух, как меня это взбесило, но пойти и предъявить что-либо ей не мог и тем более этому сопляку.

Сестра сказал, что я полнейший придурок, раз полез к ней с такими вот предложениями, а ведь я хотел всего лишь показать, что я ценю ее больше, чем бывший муж. На какие-то мгновения эта забылась в моих руках, но тут что-то щелкнуло в ее светлой головушке и все. Что такого случилось? Мои ищейки до сих пор роют на него все что возможно, но ничего. Так же безумно напрягала ситуация с ликанами. Они все никак не хотели выйти на свет или хотя бы дать хоть какой-нибудь сигнал о том, что именно они планируют, но ничего нет.

В кабинет постучалась обеспокоенная Люси и вошла. О ее состоянии я узнал из ее запаха. Сейчас только начало дня, что могло случиться? Жестом предложил ей сесть, но она отрицательно покачала головой, подошла к моему столу и взяла пульт в руки. Нажав на кнопки, телевизор включился и прямо на новостях. Ведущий в лице мужчины рассказывал об аварии на перекрестке двух улиц, где было большое движение машин. Точно, там же сейчас пробки из этой аварии.

— Сейчас, когда прибыла скорая и оказывает помощь пострадавшим, стало известно число тех людей, что пострадали во время аварии, — заговорил мужчина, — Число жертв довольно немного, но в эпицентр этой трагедии попало три женщины. Одна из них находиться в критическом состоянии.

Дальше по телевизору стали показывать, как увозят пострадавших и лучше бы я не смотрел этого. Там была Джанет и мама Катрин. Джанет выглядела больше в шоке и целой и невредимой, а вот ее мать… у нее было ужасное состояние. Казалось, что все ее лицо покрыто кровью, а глаза медленно, но верно закрывались — было видно, что она борется изо всех сил, но проигрывала.

Секунд пять я обдумывала произошедшее, затем сложил два плюс два и получил ответ, почему Катрин все еще не было на работе: она в больнице с матерью. Скорее, я должен быть там, а не здесь. Я должен утешить ее и сказать, что я рядом и у нас все будет хорошо. Должен заверить, что ее мать будет жить и сделать все возможное для этого.

Я пулей вылетел не то, что из кабинета, а из здания. Сажусь в машине и вдавливаю педаль в пол. Успеть я просто обязан.

Я мчался по улицам, попутно созваниваясь со своими людьми, чтобы узнать, куда положили мать Катрин. Как оказалось ее положили в одну из самых худших больниц города. Ничего, сейчас все устрою. Что самое удивительное Джанет положили в нормальную, что меня очень взбесило, но сейчас не время разбираться и я просто заехал на парковку этого старого здания. Удивительно, как оно вообще держится?

Я быстро выбрался из машины, нажав на кнопочку пульта управления, отправился внутрь здания. В холле, прямо перед входом, стояла стойка информация, даже она выглядела потрепанной и старой.

— Здравствуйте, куда поселили Миссис Волден? Скорей!

Рявкнул я на молоденькую брюнеточку и та быстро начала что-то печатать в своем компьютере, косясь на меня. Мои глаза стали желтыми и видимо она забоялась меня. Вот и славно. Пусть боится, потому что я чувствую просто дичайшее отчаянье. Это все эмоции Катрин — она сейчас в таком отчаянье и я, как пара чувствую ее.

— Ну?! — не могу уже терпеть.

— В пятое палате, сэр, — проблеяла она.

Рванул с места и понесся по коридорам в поиске палаты пять и нашел очень быстро, а все из-за того, что в коридоре на лавочке сидела Катрин. Она выглядела такой бледной и безжизненной, что мое сердце превратилось в пепел.

— Катрин? — хрипло позвал ее.

Она даже не отреагировала.

— Я здесь, — подошел и сел рядом с ней, — Все плохо?

— Ее больше нет, — прошептала она.

В этом шепоте было столько отчуждения и обреченности, что следом за сердцем испепелилось моя душа. Моя пара страдала и я не смог ей помочь, но я могу помочь тем, что буду рядом. Я аккуратно приобнял ее за плечи, а то она вот-вот и расплачется, что и случилось спустя пару минут. Катрин не выдержала и расплакалась, я притянул ее к себе, и она уже рыдала на моем плече.

— Это все моя…

— Не смей так говорить, — сразу же прибил ее, — Ты говоришь полную чушь. Я уверен, что это все несчастный случай. Джанет должна будет ответить на вопросы и все проясниться.

— Вы так думаете? Я даже не знаю, как они там оказались… все же я должна была…

— Успокойся, — я глажу ее по спине, — Ты не виновата и мы накажем всех, кто виновен в этом. Хорошо?

Она ничего не ответила на это и просто сидела в моих объятьях, тихонько всхлипывая. Все это время шепчу ей на ушко успокаивающие слова и обещания, что все будет хорошо. Через некоторое время мы все еще сидели вот так, но она решилась отстраниться.

— Спасибо вам. Я думаю, что мне стоит уволиться с должности няни. Не хочу, чтобы Ника видела меня такой, а я буду долго от этого отходить.

Мне было так приятно, что нас думает о Нике, но меня расстроило, что она будет увольняться.

— Нет, не стоит. Ника пережила тоже, что и ты и вам нужно быть вместе, чтобы поддерживать друг друга, а я…

Я не закончил предложение смотрю на нее, ожидаю ее реакции на мои слова.

— Что вы?

— А я буду помогать тебе, разговаривая с тобой, и отвлекать ото всего. Уволься из «Стимул». Тебе же больше не нужно так много денег, верно? Просто с Никой проводи больше времени, и я уверен, что ты быстрее отойдешь ото всего.

Она выглядит более чем изумленно, но и не ожидал другой реакции. В последние недели мы только и ссорились, что не стоило делать с самого начало.

— Я не уверена, что это хорошая идея, — возразила девушка.

— А я уверен, что это просто отличная идея. Давай, пойдем, — я встаю и протягиваю ей руку.

Катрин немного сомневается, но все же берет меня за руку. Вот так правильнее всего. Я знаю, что сейчас она просто в шоке и потому так легко соглашается, но точно так же знаю, что со временем она поймет, что это сделали для ее блага.

Мы не поехали домой сразу же, а сначала пошли к врачу, который делал заключение о смерти матери Катрин. Она настояла, чтобы именно сегодня узнали, так как она бы не смогла не то, что нормально спать, даже ходить не могла бы от мысли того, что был хоть малейший шанс на жизнь. Я понимающе кивнул. На самом деле она хотела, чтобы все это был лишь кошмарный сон, и я ее понимаю.

Как оказалось, ее мать умерла практически сразу же, как только ее доставили в больницу. Она не выжила бы от такого количеств ожогов и ран. Взрыв все же задел ее. Катрин была на грани истерики, я не смотрел на нее, но чувствовал это, как никто другой.

Ехали домой в полной тишине. Катрин думала о том, что же делать ей теперь. Я предложил вариант, которой устроит и ее и меня, но она слишком упряма, чтобы так просто согласиться, но ничего. Мы справимся со всем вместе.

— Мистер Вонтрос, — прохрипела Катрин.

Я сразу же посмотрел на нее и увидел то, как она смотрит на меня. В ее взгляде была вина, растерянность и печаль.

— Я поживу у вас пару дней? — спросила она, — Просто ту квартиру я продам — там слишком много воспоминаний — и куплю новую.

— Зачем?

Мне изначально не нравилась эта идея. Катрин должна быть со мной и Никой, иначе она просто сломается под виной, что чувствовала. Ника поможет ей в этом, я просто уверен.

— Ну, — она смутилась, — я не хочу возвращаться в ту квартиру и продам ее.

— Нет, ты не поняла вопроса, — я останавливаю машину, так как горит красный свет светофора, — Зачем тебе продавать квартиру и куда ты собралась переезжать?

Катрин еще больше смутилась, видимо еще не отошла от всего.

— Я все же решилась уволиться с работы, но не из «Стимул». Просто перейду в другой отдел.

Я тут же нахмурился. Это еще что за выкрутасы? Не позволю.

— Нет, Катрин, — решительно отсек я, — Я вас не уволю. Подумайте о Нике! Она же к вам так привязалась, да и вам пойдет на пользу общение с нами.

— С вами?

Да, она определенно еще не отошла и я буду эти нагло пользоваться, потому что ее по-другому не заставишь.

— Да, с нами. Мы с Никой будем подбадривать вас, и я уверен, что вам понравиться такое общение.

Ничего пошлого ввиду не имею, просто так вышло. Случайно. Совершенно случайно. Волк внутри был зол. Зол от того, что он не может помочь своей паре, он хочет приласкаться к ней и утешить всеми возможными методами.

— Да, вы, пожалуй, правы. Я сейчас должна быть с Никой, но, — она все еще сомневалась, — я должна отойти ото всего этого. Я не хочу, чтобы Ника видела меня такой…

— Я понял, — зеленый свет загорелся, и я тронулся с места. — Я отошлю ее к тетушке. Она давно хочет с ней повидаться.

Она ничего не сказала и просто уставилась с окно. Вот так лучше. Катрин сейчас такая тихая, что меня напрягает. Волк чувствует то, как ей плохо и он готов выть от безысходности. Ничего, дружище, мы ей поможем. Сделаем все, но поможем. К тому же меня интересует, как так случилось, что Джанет в лучшей больнице города, а ее мать оказалась там? Вот и выясним. Пока Катрин не видит, я набрал сообщение Джасту, чтобы все об этом разузнал.

«Уже работаю».

Вот и хорошо. Мы приехали к зданию «Стимул», и я снова повернулся к Катрин.

— Я сейчас поднимусь и заберу документы, потом поедем домой, ладно?

— Угу.

Я улыбнулся и потрепал ее по головушке, но она лишь отмахнулась. Не могу я видеть ее такой. Просто не могу.

Глава 16

Катрин.


Я пришла в дом Мистер Вонтроса после того, как посетила похоронное бюро и сразу же направилась в свою комнату. Ника сейчас спала, поэтому не увидит меня такой… опустошенной. Поверить больше не могу, что ее нет. Раздеваюсь, полностью окунувшись в свои мысли и бреду в ванную комнату, дабы там запереться и наплакаться вволю. Это единственное что сейчас хочется.

Забралась под теплую воду в душе и просто разрыдалась. Ее больше нет. Она умерла. Моя любимая мамочка умерла. Даже не представляю, что теперь делать? Кому отдавать всю ту любовь и ласку? Кому я теперь буду нужна? Она всю жизнь так заботилась обо мне, а я о ней. После той аварии несколько лет назад я стала отдавать ей все свое время, всю свою любовь, а теперь…. Теперь не знаю, как быть. Вчера весь день проревела, как корова, но просто нужно было выплеснуть все то, что накопилось.

Просидела под струями воды минут двадцать, а затем вылезла из воды. Вытерлась и посмотрела на себя в зеркало. Я «красавица». Глаза опухли от слез, а губа прокушена. Что тут сказать? В дверь постучали.

— Катрин, ты в порядке? — слышится детский голосок Ники.

— Да-да, Ники.

Я обернулась полотенцем и вышла из комнаты. На кровати сидела девочка в позе «лотоса» и ждала меня, когда же я соизволю выйти из ванны. Она выглядела очень обеспокоенной.

— Дядя мне все рассказал!

Таким заявлением она меня просто поражает. Он что совсем не думает о девочке?

— Ты главное не нервничай, — Ника поднялась на кровать и стала смотреть мне прямо в глаза, стоя на кровати. — Мы тебе поможем это пережить.

— Никуль, — шепчу я, — не стоит.

— Стоит, — настаивает девочка и кидается ко мне, — Я буду поддерживать тебя, и все будет просто замечательно!

Малышка обняла меня чуть выше бедер. Сердце просто щемиться от переизбытка чувств. Тоска, печаль, радость и ошеломление смешались воедино, и моя нервная система может просто не выдержать. Мне нужен сон или хорошее успокоительное, а еще лучше и то и то.

— Я буду помогать тебе, обнимать тебя, целовать, если ты хочешь! Все-все буду делать!

Я трогательно улыбаюсь и чмокаю ее в лоб.

— Ты можешь принести мне стакан водички, — прошу я, — если хочешь, конечно.

— Конечно!

Девчушка мигом понеслась на кухню за водой. Вот это да. Но сейчас не время умиляться девочкой. Мне надо что-то делать со своей жизнью, но сначала нужно успокоиться и принять правильное и взвешенное решение. Где-то у меня лежали хорошее успокоительное. Через пару минут Ника принесла стакан воды.

— Спасибо, зайка.

Я вот-вот расплачусь. Ника определенно умеет поднять мне настроение, но все же сейчас далеко не то время, когда я хочу общаться с этим маленьким человечком полным счастья и радости, а так же переживаний за меня. Не хочу видеть ее переживания.

— Катрин, знаешь, что тебе поможет?

— Что?

Запиваю свою таблетку стаканом воды, и решаю немного поспать. А потом уже на свежую голову буду все решать. Буквально вчера я лишилась самого любимого человека, что они от меня хотят? Кредит на похороны мне не светит, а тех накоплений, что у меня есть, не хватит. Надо соображать и побыстрее.

— Тебе нужны постоянные объятья, — решительно заявила малышка.

— Правда? И кто же их будет делать? — усмехаюсь над такой наивной миловидностью.

— Я!

— И я не отказался бы.

В дверях появился слегка посмеивающийся Мистер Вонтрос. Успокоительное начало действовать и я никак на это не отреагировала — это же просто шутка. Начальство подошло к нам, и присел на корточки.

— Ника, — сурово обратился к ней, — ты уверенна, что ей нужны именно объятья?

— Да-да-да, особенно крепкие и чувственные.

Я хмыкнула на такое заявление девочки. Шутки оборотней — плохая вещь.

— Что же, — Мстер Вонтрос, посмотрел на меня с хитрым прищуром, — мы можем. Давай!

И они оба кинулись на меня обниматься. Ника запрыгнула ковать столь же быстро, как и ее родственник и начала обнимать меня за талию, а вот у начальника была верхняя часть моего тела. Вот же волчара. На удивление я не разозлилась, наоборот рассмеялась, но с горечью.

Мистер Вонтрос просто обнимал меня за плечи, а Ника так и вцепилась в мою талию. Не отпускали меня они час точно, но хотя бы слегка меняли положение и давали мне глоток свободы, который тут же отбирали и снова обнимали. Объятья были приятно, однако не приносили никакой пользы. Пустота внутри была черной дырой в моей душе.

— Предлагаю, завтра сходить всем вместе в кино. У Катрин завтра отгул, как и послезавтра, а я, — немного раскинув мозгами, продолжил альфа, — тоже возьму отгул.

— О! Замечательная идея, — поддержала его племянница.

— Решено! Идем завтра все вместе, — последнее слово он выделил особой интонацией, — А пока, Катрин надо отдохнуть и поспать. Сегодня был не самый приятный день, — он посмотрел на меня, — верно?

— Да, альфа.

То, что я назвала его «альфой» вылетело как-то само, но не особо волнуюсь по такому поводу. Мне действительно надо поспать. А то нервы у меня не железные, а то некоторые очень настырные оборотни и цены в бюро вымотали меня, как не знаю кого. Уткнулась в подушку, как только за двумя волками закрылась дверь и почти сразу же уснула. Я слишком устала.


Проснулась я уже на следующий день в десять часов утра. Вот это я соня. Учитывая, что вчера я уснула не позже пяти, то я поспала, по меньшей мере, семнадцать часов. Так надо идти приводить себя в порядок и идти делать завтрак.

Захожу в ванную и осматриваю свой внешний вид. Все очень плохо. Глаза опухли от слез, похоже я плакала даже во сне, а волосы больше походили на растрепанную швабру. Возьми себя в руки.

Умывшись, вхожу из комнаты в другой одежде, та в которой я спала, отправилась в стирку. До моих рецепторов донесся прекрасный аромат бекона и яичницы. Уф, у меня желудок свело от такого потрясающего запаха.

Зашла на кухню и увидела, что Мистер Вонтрос готовит ту самую яичницу тот самый бекон, но дело в другом. Меня жутко смутило то В КАКОМ виде он это готовит. Полуголый мужчина, готовящий завтрак, у которого спина выглядит, как произведение искусства. Нет, вы не подумаете, что я там какая-то извращенка, тут просто эстетическое наслаждение. И моя нервная система расшатана.

— О, Катрин проснулась.

Ника заметила меня первой, но уверена, что альфа заметил раньше, ведь он слегка напрягся в тот момент, когда я вошла.

— Я знаю, — что и требовалось доказать, — Катрин, проходи и садись есть.

Мистер Вонтрос со сковородкой в руках делает разворот на сто восемьдесят градусов и теперь смотрит прямо на меня с плутовской улыбкой.

— Не забыла, что сегодня идем в кино? — напоминает Ника, — На что кстати идем?

Второй вопрос адресован не мне, а оборотню, что раскладывает по тарелкам завтрак. Немного помедлив, Мистер Вонтрос все же отвечает:

— На что хочешь, на то и пойдем.

— На мультики! — завопила девочка.

На такую реакцию маленькой девочки я лишь фыркнула и подошла к ней. Ника задрала свою головушке так, что мне кажется, еще чуток, и она ее свернет. Целую ее в маленький лобик и сажусь рядом с ней. Я уже девушка в возрасте и мне надо просто взять и собраться с мыслями, но не могу. В голове полнейшая каша. Ничего не хочется делать, а надо.

— Хорошо, пойдем на мультик¸ но, — босс подошел к другому концу стола и поставил локоть на твердую поверхность и стал грозить пальцем, — ты ведешь себя хорошо.

— Как скажешь, дядя.

Довольно улыбнувшись, Мистер Вонтрос снова смотрит на меня.

— Садись и ешь, Катрин. Ты же не думала, что мы пошутили на счет сегодня?

— Нет, — вздыхаю я, — оборотни всегда говорят правду.

Нет, на самом деле не всегда, но шанс того, что меня отпустят на сегодня, и получить спокойный одинокий день просто улетучился и помахал ручкой на прощанье. Улыбка одного настырного босса стала ещё более довольной, куда уж тут еще довольней?

— Катрин, а почему у тебя пальто красное? И платья у тебя почти все красные?

Это уже Ника устроила мне вопрос.

— Не знаю, — пожимаю плечами, — А пальто мне мама подарила.

Последние слова я выдохнула и, поняв, что случайно задела запретную тему, малышка зажала ротик своей маленькой ладошкой. Я хмыкаю на это, а горечь внутри снова распространяется и, видя, как мне становиться снова грустно Мистер Вонтрос решает вмешаться.

— Знаешь на самом деле почему? — шепчет он, так будто тайну века открывает, — На самом деле Катрин — Красная Шапочка.

Ротик девчушки открывается от удивления и резко поворачивается ко мне. Я же сижу с распахнутыми глазами. Какая еще Красная Шапочка? Вы о чем?

— А где же Серый Волк? — спрашивает она.

Я немного туплю, а затем понимаю, в какую игру они затеяли поиграть. Ладно, подыграю, но играть в игры мне совсем не хочется.

— Не знаю, — шепот отвечаю я, — Наверное, он выжидает чего-то.

— Катрин, — зовет меня шепотом меня начальник, — а ведь я волк и серый, и бываю весьма страшным.

Ника притворно вздыхает и поворачивается боком ко мне и смотрит на своего родственника, что так хищно улыбается.

— Катрин, ты беги к себе в комнату, а я тебя защитю. (Специально так написано!)

— Ты уверена? — подыгрываю им, — А вдруг это все же наша бабушка? Давай спросим, если он пройдет испытание, то это наша бабушка.

— Ага, — улыбается девочка.

Поворачиваюсь к боссу, что так тихо крадется к нам, обходя стол.

— Бабушка, а почему у тебя такие большие уши?

— Это чтобы лучше слышать тебя, дорогая, — прорычал он.

Я не могу сдержать глупую улыбку. Надо оставаться серьеной, а не играть в их глупые игры!

— Бабушка, а почему у тебя такие большие глаза?

Ника хихикает, но игра идет своим чередом. В то время пока я задаю вопросы мы с девочкой ходим вокруг стола, а Мистер Вонтрос шагает вместе с нами.

— Чтобы лучше видеть тебя, внученька, — говорит голосом, словно у старика, ну почти.

Входит больше похоже на какого-то полудохлого тюленя, который вдруг заговорил.

— А для чего тебе такие большие зубы?

Мы почти обошли весь стол, и я хочу уже кинуться к двери вместе с Никой и даю ей всякие знаки, но она смотрит на своего альфу с таким азартом, что прерывать игру вот так не очень хочется.

— А это, — он делает резкий выпад вперед и за пару секунд настигает меня, — чтобы съесть тебя.

Именно меня одну, потому что Ника, будучи быстрее меня просто ускользает из моих рук и уже находиться возле плиты, где она стоит с предвкушением.

— Я выиграла! — закричала она.

Но начальству было все равно на то, что кто-то выиграл в этой игре. Я покашляла, и он опомнился и отпустил меня.

— Да, детка, — ласково произнес он, — Ты победитель и знаешь что положено победителю?

— Что?

Глазки малышки засияли от предвкушения чего-то сладкого и запретного.

— Еще одно ведро попкорна в кино, — засмеялся Мистер Вонтрос, — Она любит попкорн, особенно сладкий.

Киваю головой и смотрю на эту счастливую семейку. Не могу налюбоваться тем, как они так пережили горе. Рука об руку, стараясь быть как можно ближе друг другу. Может и я так смогу? В каком-то смысле я знала, что скоро это случиться, но не думала, что так. Всхлипнув от такого взбалтывания эмоций внутри меня, я разворачиваюсь и иду в комнату. За мной заходит Вонтрос.

— Что такое? Что случилось? — обеспокоено интересуется он.

— Ничего.

Нахмурился и движется ко мне, хищно так, будто выслеживает добычу.

— Врешь, — констатирует факт, — Рассказывай.

Вздыхаю и с подозрением смотрю на него.

— Я еще не готова такое обсуждать, простите.

— Понимаю, — в его голосе слышится обида.

Я киваю головой и иду в ванную умываться. Мне надо срочно умыться или прямо сейчас расплачусь. Я пока не готова к тому, чтобы рассказывать ему, что у меня на душе. Да и какое ему дело до моих проблем? Верно, никакого. Он просто решил помочь мне в тяжелой ситуации.

Глава 17

Катрин.


Вечер. Я, Ника и Мистер Вонтрос едем в машине прямо в кинотеатр. Я-то думала, что они шутят насчет кино, но, оказалось, так думала только я. Ника рассказывала мне о том, почему же она так сильно ждала этот мультфильм больше года и сейчас не могла дождаться того момента, когда она увидит любимых героев. Так же у нее есть своеобразная традиция — она раз в месяц пересматривает свои любимые мультфильмы.

— Ты же потом будешь пересматривать со мной первую часть? — хлопает глазками хитрушка.

— Конечно, — обнимаю ее за маленькие плечики, — а когда намечается это мероприятие?

— На полнолуние, — вмешивается в разговор водитель Мистер Вонтрос, — Думаю, не стоит объяснять, почему именно в этот день?

— Было бы неплохо, если вы все же объяснили, — робко прошу я, — Я все же не знаю всех обычаи оборотней.

Альфа вздыхает и встает на светофоре.

— Волчата не умеет обращаться до определенного возраста, — машина снова тронулась, — потому и не могут участвовать в забеге.

— Ясно.

Смотрю на родственников и понимаю, что они действительно не похожи друг на друга. Ника такая улыбчивая, милая и веселая, а ее дядя наоборот. Мистер Вонтрос — альфа, а значит, он серьезен, ответственен и угрюм, но возможно это все предрассудки и мне надо прекратить мыслить стереотипами? Но я не могу представить, чтобы вожак стаи просто взял и стал играть в куклы с маленькой девочкой, пусть и со своей племянницей.

— А что за мультфильм?

Напрягает обстановка и просто хочется ее разрядить хоть чем-то.

— Как приручить дракона 2.

От воспоминания о бывшем муже мне расхотелось идти туда. Боюсь, здесь мало, кого интересует с кем я ходила на этот фильм в прошлом.

— Да, но у нас в кинотеатре часто повторяют мультфильмы для детей.

— Ого, это удобно. Не успел сходить на мультфильм, просто взял и пошел на такой сеанс.

— Ага, — девочка придвигается ко мне еще ближе, — тебе понравиться.

Ну как тут не улыбнуться в ответ? Не устану повторять, что она обладает удивительным обаянием.

— Уверена, что так и будет.

Ника прижимается ко мне. В таком милом жесте я просто таю от такой доверенности к моей личности. Я обнимаю ее еще сильнее, и взглядом замечаю, что на нас смотрит альфа и выглядит он крайне довольным. Так же еще примечаю, что машина стоит.

— Мы приехали, — оповещает он нас, — Еще пять минут назад.

— О, — смущаюсь от такой ситуации, — Тогда пойдемте.

Я поспешно выхожу из машины вместе с девочкой, но после этого слышу раскатистый смех водителя, и он так же выходит из машины. Кажется, я еще больше краснею. Ника хихикает над всей этой комичностью.

— Пошлите скорее! У нас сеанс через двадцать минут.

Ника хватает меня за руку и тащит к зданию кинотеатра. Откуда в ней СТОЛЬКО силы. Мистер Вонтрос все еще посмеивается над тем, как меня тащат, а сам идет за нами и смотрит так, что вот-вот он возьмёт и расцелует нас, и меня и Нику.

Мы вошли в здание, и в мой нос ударил запах попкорна и хот догов. Ника побежала в сторону бара, и я пошла за ней. Чем ближе я подходила к стойке, где была очередь и подозреваю, что это все оборотни из стаи альфы. Приметив меня многие стали шептаться, но о чем именно расслышать я не могла, но судя по всему это было что-то хорошее, так как Ника расплылась в довольной улыбке.

— Вы что будете? — интересуется продавец.

— Нам, пожалуйста, два попкорна — сладкий и соленый — и три газировки, — Ника берет инициативу на себя.

Сделав пару махинаций на компьютере, продавщица делает заказ. И спрашивает:

— Что-нибудь еще?

— Катрин, а что ты будешь?

Это все одной ей? Или сюда еще стоит приплести альфу? Ох, не знаю, не знаю.

— Не стоит, детка.

— Ей ведро попкорна, газировка и…, - неожиданно появляется Мистер Вонтрос и начинает раздавать указания, — начос.

Да-а, то, что он альфа в нем сразу же видно. И нет, его вовсе не выдает то, что он так любит раздавать команды. Продавщица лишь кивнула и снова начала бегать за стойкой и исполнять приказ вожака. Управилась она за пять минут.

— Держите, альфа, — она протянула нам весь заказ.

Не представляю, сколько это все будет стоить, но Мистера Вонтроса это мало волнует, и просто протягивает ей карточку, и просто оплачивает покупку, не спросив о сумме заказа. Вот это да.

— Теперь пойдем на мультик? — Ника прыгает от нетерпения и из ее ведерка вместе с ней прыгает попкорн.

— Ника, — строго произношу я, — хватит прыгать, а то сейчас рассыпаешь попкорн, и его станет меньше.

— Да, — поддерживает меня начальник, — и его станет меньше. Представляешь? Твоего любимого лакомства станет меньше.

Малышка перестала прыгать и вцепилась в ведро. Хихикнула над тем, как она реагирует на такую угрозу. Девочка развернулась и побежала в сторону зала. Мы последовали за ней.

— У нее это из-за родителей, — внезапно заговорил он, — Они защищали ее до победного, а они тогда ехали в кино. Теперь вон как относиться к этому.

— Ей далось это тяжело, — не вопрос, а утверждение.

— Да, очень, — теперь он уже смотрит на меня, — Но она справилась с этим и хочет помочь тебе. Позволь ей это.

— Я…

Не договариваю, выражая свои эмоции взглядом, и оборотень все прекрасно понимает. Кладет мою руку на плечо и говорит:

— Мы все понимаем, потому что пережили это, — сжимает свою руку еще сильнее, но мне не больно, — И ты сможешь.

— Надеюсь, — шепчу я.

Решаю прекратить этот разговор и начинаю искать взглядом Нику. Она стоит неподалеку от нужного нам зала и с кем-то разговаривает. Девочка радуется чему-то или кому-то. Рядом с ней стоит мальчик лет восьми. Мистер Вонтрос хотел было подойти, но я его остановила.

— Не стоит. У нас есть время до начала сеанса, а ей одиноко сидеть только дома и никуда не выходить, если вас нет дома.

— Что? — он опешил от такого напора от меня.

— А что вы хотели? Она хочет общаться со сверстниками, а вы, — тыкаю ему в грудь, — не даете этого.

На нас уже пялиться весь честной народ. Ничего странного в этом нет. Потому что не каждый день увидишь то, как человек угрожает оборотню, да еще и альфе. Думала, что он сейчас начнет кричать, но он улыбнулся.

— Ты права.

Мистер Вонтрос подходит ко мне и снова смотрит на свою племянницу.

— Давай заключим небольшую сделку, — предлагает он, — Я отпускаю гулять Нику каждый день, но ты будешь гулять с ней. Идет?

Хмурюсь на этого… наглого волка. Теперь понятно, что они с Никой родственники. Она такая же хитрая, но впрочем, что я теряю? Ничего.

— Идет.

Зал открывают в этот момент, и я зову Нику, она сразу же бросает все дела и бежит смотреть мультфильм вместе с нами. Хмыкнув, я захожу после девочки, а за мной следом заходит глава не только семейства, но и стаи. Все кто были в зале встали и почтительно опустили голову перед ним. На такое приветствие босс лишь кивает головой и подталкивает застывшую меня к нужному месту. Хорошо быть альфой ничего не скажешь.

Фильм длился не больше двух часов и все это время, я была погружена в свои мысли, а не наслаждалась просмотром мультфильма. Я думала о прошлом, о маме, о Кристофере и через что мне пришлось пройти, чтобы сбежать от него. А ведь он кричал, клялся и божился, что этот человек любит меня, а я так слепо верила этому. Терпела, но в какой-то момент очнулась и поняла, что это не вписывается в понятие «любовь».

Когда сеанс был уже закончен, мы вышли в коридор, и Ника захныкала:

— Я хочу еще сходить, — она сделала глазки, как у кота из Шерека, — Мы так редко выходим сюда, а Джереми идет на следующий сеанс на «Шерек».

— Даже не знаю, Ник.

Альфа выглядит не очень довольным от такой идеи, но бьюсь об заклад, что от некого оборотня по имени Кларк. Все отцы такие? Мой был точно такой же, особенно в подростковом периоде. Ника смотрит на меня умоляющим взглядом. Ладно.

— Хорошая идея. А мы пока можем сходить на другой фильм.

— Спелись, — вздыхает альфа.

Девочка взвизгивает и бросается ко мне с распростёртыми объятьями. Она так рада, что обнимает меня настолько сильно, что кости начинают трещать.

— Полегче, Ника, — делает замечание Мистер Вонтрос.

Малышка сразу же выпускает меня из своих крепких объятий и улыбается так довольно и радостно, что улыбаюсь ей в ответ точно так же.

— Пойдем, купим тебе билет.

Взяв Нику за руку, оборотень смотрит на меня выжидающе, Ника тоже поворачивается и ждет. Они ждут, что я возьму их за руку? Если так, то это приятно. Не жалеют меня ненужным состраданием, наоборот пытаются поддержать ведь знают какого это. Беру ее за ручку и иду вместе с ним к кассам.

Билеты уже куплены, и мы снова стоим в очередь за попкорном и прочими всякими вредностями. Оказывается, альфа обожает сладкий попкорн, а Ника любит и тот и тот. Очень мило смотреть на то, как она дергает своего дядю за рукав его пиджака — даже здесь он одет официально — и просит о том, чтобы он купил ее большое ведро, а не маленькое.

— Ника, а давай купим среднее, — предлагаю альтернативу.

— Давай, — сразу же соглашается она.

Для нее не важен размер, для нее важно лишь одно, чтобы другие не считали ее маленькой девочкой. Понимаю, сама была такой же, да и думаю, все были такими.

— Спасибо, — шепчет мне босс.

Я так же отвечаю ему:

— Не за что. Кстати, — щелкаю пальцами, — на какой фильм мы идем?

— На Заклятие.

У меня по спине побежал холодок. Не люблю я ужасы. Мне потом кошмары снятся, и вообще, как можно смотреть на кровь, кишки и насилие? Не спорю, это кому-то и может нравиться, но не мне.

— Чего ты так реагируешь? — он ухмыльнулся, — Ты боишься. Не стоит.

— Не люблю ужастики, — запоздало отвечаю ему.

— Я буду рядом, и ты сможешь прижиматься ко мне в случае, если почувствуешь страх.

Я фыркаю от такой любезности.

— Учту, но все равно не пойду.

Осталось только топнуть ножной для наглядности. Мистер Вонтрос подходит ко мне и смотрит прямо в глаза, долго смотрит, но взгляд не опускаю. Стойко держусь перед этим… альфой. Внезапно за моей спиной послышался шум. Я оборачиваюсь и вижу, как два парня кружат по кругу, смотря друг на друга. Назревает драка.

— Я разберусь, — рычит Мистер Вонтрос и идет прямо к ним.

Я хочу его остановить, но потом вспоминаю, что он здесь главный среди оборотней вот пусть и разбирается. Главное, чтобы не пострадал…. а то, что Ника будет делать без дяди. Мистер Вонтрос подходит к ним.

— Разошлись! Не устраивать здесь драки.

Его властный, резкий тон будоражит изнутри. У меня мурашки бегают по спине от такого.

— Но, альфа…

— Я сказал, чтобы вы разошлись! — рявкает он, — Или вы хотите бросить мне вызов?

— Нет, альфа.

И самцы реально расходятся по разным сторонам, гневно рыча друг на друга. Ого, а он действительно здесь имеет власть.

— Извини, что так вышло, — подходит снова ко мне, и извиняется всем своим видом, — Они не поделили самку. Если бы начали драться, то другие бы пострадали.

— Ничего, — отмахиваюсь я, — Это было… очень правильное решение. Они могли бы действительно подраться и пострадали бы и другие. Ты заслуживаешь место альфы.

Босс улыбнулся и взял меня под локоть. Попыталась аккуратно вытянуть свою руку, но он не дает.

— Не дам, — мягко рычит, — а то сбежишь.

— Не сбегу, — обещаю я.

— Не верю, — все еще упирается он.

Ладно, сдаюсь. Это даже приятно. Давно никто мне не оказывал знаки внимания. Точнее оказывал, но не так, чтобы просто взял и сделал. Обычно все спрашивают, интересуются, а после Кристофера я и вовсе не хотела, чтобы оказывали внимание. Надо бы созвониться с Томом…

Вожак повел меня в том самый зал, где мы были до этого. Видимо, здесь не разделяют на детский и взрослый. Фильм сам по себе был не очень страшный, но на одном моменте я испугалась и инстинктивно спряталась в плечо рядом сидящего. Этим рядом сидящем оказался Мистер Вонтрос. На это он лишь рассмеялся и поднял между нами подлокотник и обнял меня. Мне было не очень уютно, и решила ему позволить подобное. Все равно же его не заинтересую, как женщина.

После фильма нас уже ждала малышка вместе с тем мальчиком. Парнишка при виде альфы коротко чмокнул в щечку Нику и убежал. Этот поступок рассердил его, и захотел было пойти с ним, но мы с Никой не дали ему этого сделать. Бурча на весь белый свет, шеф решил не трогать мальчишку и просто отправился вместе с нами на выход.

— Тебе понравился наш поход в кино? — спрашивает мужчина.

— В общем, да.

— Вот и славно. Предлагаю завтра пойти гулять в парк.

Я решила, что можно с ним чуток повредничать. Он все равно мне ничего не сделает.

— Даже не знаю.

Шеф сразу же понял мой план и — чем меня безумно удивил — начал щекотать. Я взвизгнула, но в отличие от Ники я сделала это от неожиданности. Он беспощадно издевался надо мной, но особой пыткой — щекотка. Только лишь когда я начала задыхаться он отпустил меня, и я повисла на нем от бессилия.

— Не надо так больше делать, пожалуйста.

— Хорошо, но ты больше не станешь вредничать.

— Ладно.

Все семейство из двух человек и няня, то есть я, сели в машину и поехали домой. Ника вызвалась погулять, но злой и ворчливый дядя поставил ультиматум: сначала чтение, потом гулянья.

— Злюка, — буркнула она, но все же осталась довольной.

Какая же они милая семья. Хотелось бы и мне иметь такую же в будущем. Замечаю, что за весь день ни разу не подумала о маме. Так, наверное, даже лучше.

Глава 18

Грей.


Сидя в своем кабинете на кожаном удобном кресле, я смотрел на своего друга и на рядом сидящего бету. Роумэль сказал, что у них стряслось то чего они и вовсе не думали, что случиться. Он так заинтриговал меня своим обеспокоенным тоном так непривычный для вожака стаи. Роум привык решать свои дела самостоятельно, но тут все пошло не по плану.

— Не тяни резину, Роум!

Вздохнув Роумэль обращается свой взор на своего бету и тот достает две фотографии. Он кладет их мне на стол. Я их не узнаю. Эти оборотни не из моей стаи. Это точно!

— Кто это? — рассматриваю фотографии.

— Это оборотни из моей стаи, — Роум выглядит, как никогда напряженным, — Они пропали.

— Как?

Все серьезнее, чем я думал. Если они пропали, то есть вероятность того, что их уже нет в живых или их схватили фанатики или — что еще хуже — они наткнулись на ликанов. Они никогда не оставляют в живых свою жертву действуя по закону — убить или быть убитым.

— Не знаю, мужчина патрулировал окраины, а женщина — его пара — была с ним.

Я стал внимательно всматриваться в эти лица и прекрасно понял, а ведь и мои волки могут оказаться в таком же положении, что и эти двое и я так же буду сидеть пред Роумом и просить помочь.

— Я постараюсь помочь, — обещаю я, но тут же спешу добавить, — но ничего не обещаю.

— Спасибо, — облегченно вздыхает мой собеседник, — Так как дела с твоей ненаглядной?

Ухмыляюсь ему в ответ, выдерживая своеобразную интригу.

— Нормально, — односложно отвечаю я.

— Нормально? Ты серьезно? — Роумэль принюхивается, — У тебя не было секса, значит все не так радужно. Я прав?

— Прав, — откидываюсь на кресле, слегка покачиваясь на нем, — к сожаленью.

— Ничего, брат. Ты справишься, и будет у вас все хорошо.

Мои брови взлетают вверх. Роумэль, да не пошутил по такому поводу? Да-а-а, все очень-очень-очень чудовищно плохо.

— Чего ты так странно на меня смотришь?

— Ничего, — немного отстранено буркнул я.

— Ладно, — он встал, поправил свой пиджак, — я пошел. Удачи и спасибо.

— Не за что. Сейчас такое время, что лучше держаться все вместе.

Согласно кивнув, Роумэль поворачивается и идет к двери, но она распахивается. В проходе стоит Том. А он еще, что здесь забыл? Волк под кожей напрягся, а значит и я тоже весь в напряжении.

— Приветствую, альфы, — склонив голову, здоровается он, — Я пришел к Мистеру Вонтросу.

Роумэль не обратил на него никакого внимание и просто вышел и кабинета. Мы остались наедине. Зверь и я уже догадались, по какому вопросу он сюда пришел.

— И что же ты хочешь от меня, Том?

Паренек выглядит крайне напряженным и недовольным ситуацией в целом.

— Где Катрин?

Дерзость в его голосе злит моего зверя и тот подмывает меня показать, что мальчишка забыл, с кем имеет дело. Нет, это расстроит нашу девочку, помнишь? Они друзья и мы не можем так просто взять и разорвать его на части, но… идея мне безумно нравиться.

— Какая тебе разниться, где она? — рычу я.

Том стоявший до этого в проеме теперь движется на меня. Он пытается выглядеть, как мы. Ходит так же, но у него получается менее грациозно, чем у нас. Выглядит так, словно щенок пытается спародировать волка. По сути, так все и есть, но все же…

— Такая, — огрызает он, — Вы, оборотни, не можете так взять и просто деть куда-то ни в чем неповинную девушку.

— Что?!

— А что? Вы думали, что не замечу отсутствие своей девушки на работе?

Девушки?! Вот же щенок!

— Она не твоя девушка, — напоминаю ему о правде, которую и он и я знаем.

— Пока что, — не остается в долгу Том.

Животное во мне пытается взять контроль над телом на себя, но я из последних сил пытаюсь его сдержать.

— Вы с ней что-то сделали, верно? — озвучивают свою догадку парень, — Да я вас на куски порву!

Какое глупое заявление от ничего делающего парня. Чем он там занимается? Бухгалтером работает как Катрин, но от нее есть прок, а от него — я узнавал — его нет абсолютно. Том бросается на меня и в этот момент дверь открывается и там стоит… Катрин. Как же ты вовремя, сладкая. Все же успеваю словить удар правой Тома. Он смотрит так зло, а мне все равно. Мой взгляд прикован к девушке.

— Том? — удивленно спрашивает она, — Что ты делаешь? Ты напал на альфу?!

Ноты гнева в ее голосе меня радуют. На моей стороне, однако. Сразу видно, чья дама.

— Катрин? Я думал, что они сделали с тобой что-то. Ты же такое пережила, а их же это не интересует! Вот я и решил…

— Том, — холодным тоном обрывает его, — прекрати. Мистер Вонтрос наоборот подбадривал меня, как мог. А ты, — она складывает руки на груди, — не удосужился мне позвонить и узнать как дела! Потому не смей его оскорблять подобным. И не только его, а и всех оборотней.

Шумно фыркнув, девушка начала ждать ответа от Тома, а он встал как вкопанный и слова не может вымолвить. Слишком шокирован от отпора моей пары. Волк жуть, как доволен таким поведением Катрин.

— Думаю, — лилейным тоном продолжает Катрин, — тебе пора, Том.

— Да, согласен.

Я беру парня за шкирку пока он не очухался и «вышвыриваю» его за дверь, как котенка. Том слишком поздно опомнился и когда уже оказался за дверью комнаты, попытался возмутиться, но я не стал его слушать. Ментально отдал приказ, чтобы его выпроводили на свой этаж и обязательно отобрали разрешение входить сюда, на этот этаж. Поворачиваюсь лицом к своей паре.

— Прошу прощения за Тома, — принялась оправдываться она, — Я не думала, что он так поступит. Он вас не ударил?

Я немного в шоке от такой реакции девушки, а вот зверь заурчал от удовольствия. Пара переживает за него, а значит не против перейти следующий уровень отношений. Это мнение волка, а я думаю чуток по-другому. Она просто начинает испытывать ко мне что-то большое, чем просто отношения начальника и подчинённой. Совсем скоро можно будет пытаться еще раз.

— Ничего страшного. Меня другое интересует, как ты здесь оказалась?

— Ох, я захотела отвезти вам эти документы, — она достает из сумки бумаги и протягивает их мне, — Ника ждет меня дома. Она согласилась подождать двадцать минут, и я скорей отправилась к вам.

Забираю документы и хватаю ее за руку. Она удивляется, но руку не одергивает, и это очень радует. Катрин выглядит слегка настороженной, но не сопротивляется моей воле. Медленно наклоняюсь к ее ручке и целую ее, как самый истинный джентльмен.

— Благодарю, — бархатным баритоном рычу я.

Девушка тяжко сглатывает и покрывается мурашками, но руки не выдергивает. Зверь внутри просит продолжить целовать ее ручки и дойти до ее плечиков разорвать блузку и…

«Да, да, да. Давай. Сделай! Возьми! Она наша! Разве ты не видишь этого?»

Игнорирую его буйства под кожей и просто смотрю на нее. В дверь постучались, и Катрин очнулась и все же забрала свою ручку. Волк заскулил от досады и потребовал взять ее. Черт. Надо решать эту проблему или волк одержит вверх и испугает ее.

— Я пойду. Ника ждет. Да и такси тоже.

Не связано шепчет она, но вовсе не от страха передо мной, а от чего-то другого. Она боится своего желания.

За Катрин громко захлопнулась дверь, и я смог выдохнуть. Сам не заметил, как задержал дыхание. При ней вообще отказываюсь думать и просто подчиняюсь всем своим инстинктам, почти. Если я подчинюсь старому, как мир инстинкту, то Катрин просто испугается и сбежит от меня, а оно мне надо? Но все же кое-что мне безумно радовала и веселила — моя пара боится собственных желаний, а не меня, как я уж начинал думать. Для нее это было все странно и неестественно, как для меня. У всех оборотней еще в генах заложена забота о своей паре.

Еще раз, вздохнув, смотрю на телефон, который меня жутко напрягал своим молчанием. Джаст уже давно должен был позвонить и сообщить об аварии, но он все не звонил, что напрягало и побуждало позвонить или же разбить телефон о стену. Спокойней, Грей, телефон еще понадобиться. К тому же не зачем пугать несчастных работников. Телефон все же зазвонил, громко требуя, чтобы я немедля ответил.

— Алло, — прорычал я в трубку.

— Альфа, — послышалось привычное обращенье с другого конца, — я нашел все, что сумел найти. Уже выслал вам на почту.

— Отлично.

Я повесил трубку, обрывая разговор. Сажусь на кресло так, что оно слегка отлетает от нужного мне места и положения. Подъехал, поставив кресло так, чтобы оно стояло напротив компьютера. Открыл почту и сразу же увидел письмо Джаста. Отлично.

В письме все было предельно ясно. Джаст хорошо постарался. Авария была чистой случайностью — так считали все люди, кроме меня и моих сородичей. Джаст, как и всегда, написал два варианта: один от людей другой от его волков. Люди говорили, что авария произошла из-за того, что полетели тормоза и водитель просто не успел затормозить, а вот волки говорят совсем другое. Наша версия заключается в том, что кто-то намерено, подрезал тормоза. Но для чего? Убить маму Катрин? Кому это нужно? Джанет? Тоже не то. Я лично проверял ее дело и ничего подозрительного в нем не нашел. В общем будем разбираться.

В кабинет снова постучали. Кого там принесла нелегкая?

— Войдите.

Дверь раскрылась и за ней стояла моя сестра. Вол выглядел очень встревоженной, что уже непривычно. Что еще было удивительно так это то, что она была в городе. Она их терпеть не может.

— Грей, — прошептала она, — я видела кое-что воистину страшное.

Я подскочил с места и встревоженно посмотрел на нее.

— Я видела смерть. Много-много смертей.

Она была на грани истерики. Что она там такого увидела? Она и раньше видела подобное, но чтобы вот так… впервые.

— Что именно?

Волжен подошла и села на один из маленьких диванчиков. Я сел возле нее и приобняла за плечи.

— Ликаны, — шепчет она, — Они убили всех в этом городе. Всех. Там был мужчина вместе с женщиной. Она вырывалась из его рук и плакала, очень сильно плакала. Она умоляла его убить ее, но он лишь смеялся, как безумный. Мужчина говорил что-то про то, что я тебя предупреждал, а ты не послушала. Это было так ужасно Грей.

Еще сильнее сжал ее в объятьях. Для нас обоих ликаны болезненная тема и не самая приятная, а для Вол тем более. Сестра видела их смерть и пыталась предотвратить, но разве судьбу обманешь? Вол всхлипывала на моем плече.

— Грей, я попытаюсь вспомнить ту девушку, но ничего не обещаю. Мы должны сделать ВСЕ, — выделила она последнее слово, — лишь бы этого не случилось.

— Сделаем, — прошептал я.

Волжен не выдержала и расплакалась. Плакала как маленький ребенок, прижимавшийся к своему родителю. Впервые вижу, что она так сильно переживает, даже там, на похоронах нашего брата и его пары слезинки не проронила.

— Грей, — снова заговорила она, когда уже успокоилась, — та девушка она была беременна. Я это точно помню.

— Значит, нам надо найти беременную девушку. И этого не случиться, верно?

Мое предположение было верно отчасти и безумно надеюсь, что так все и будет или я просто сойду с ума. Надо отправить Нику подальше. Допустим в стаю к Роумэлю или Джо. Лисичка давно хотела там побывать. А Картин… она будет со мной. Не отдам ее никому и буду защищать ценой собственной жизни.

— Ладно, — отрываю от себя тело сестры и смотрю ей в глаза, — ты сейчас едешь домой и собираешь вещи. Ты переезжаешь ко мне, и это не обсуждается.

— Угу.

Вол не стала спорить и просто вышла из комнаты. Боже, что же твориться с моей жизнью. Стоило только произойти чему-то хорошему, так на тебе! Держи! Проблемы валяться на меня лавиной. Буду чертовски рад, если решу их быстрее, чем это вообще возможно в данной ситуации, но, увы. Мечты — это не реальность.

Все оставшееся время работаю не покладая рук, но мне не дает покоя ни ведение сестры н эта авария. Такое ощущение, что они явно чем-то связаны. Осталось только найти чем именно, и дело сделано.

Взглянул на часы и увидел, что время позднее и пора уже ехать домой к моим девочкам. Ника уже собирается спать и Катрин сейчас ее укладывает в кровать. Вот бы и меня она в кроватку уложила только вот не для сна.

Глава 19

Катрин.


До дома Мистера Вонтроса добралась без особых проблем на такси. После недавних событий, которые отдавались в сердце болью, словно тысячи штыков прошли через меня в одном месте. Начальник и его племянница старались сделать все, что возможно лишь бы развеселить меня. На удивление у них это получалось очень успешно, и я практически забыла о смерти матери. Так же стала больше доверять им. Не знаю как так, но это действительно так. Теперь, когда Мистер Вонтрос начинает подталкивать меня к действиям, то я уже начинаю упрямиться и шутить с ним, что босс и малышка безумно радуются и начинают еще больше подталкивать меня.

Ника стала в последнее время слишком часто уставать и стала раньше ложиться спать. Из-за этого мы частенько стали оставаться одни и… меня это абсолютно не напрягает. Обычно мы рассуждаем на самые различные темы. Мистер Вонтрос охотно рассказывал том, какие законы существуют в мире оборотней. Он рассказал о том, что в стае существуют ранги: альфа — самый главный, он — вожак стаи, Луна или же альфа-самка — это супруга альфы, она является одной из самых главных в стае. Как сказал мне альфа Луна вторая по значимости в стае, она подобна любящей матери. Стая без нее не полноценна и потому оборотни ее ждут не меньше, чем новое пришествие Иисуса Христа. Ладно, здесь я переборщила, но смысл понятен.

Ника же из-за всех сил старалась сделать мою жизнь, как можно ярче, в чем ей, несомненно, помогал альфа. Они обхаживали меня, точно курицы-наседки. Сегодня сделали завтрак в постель. Такое ощущение, будто я самый главный и самый важный… гость. Я-то точно не член их семьи, но таковым себя чувствую в последние две недели точно.

От Джанет ничего не слышно. Я звонила ей на телефон, но абонент был в не доступе сети. Переживаю за нее, но если она мне не звонит сама, то я тут ничего поделать не могу. Пусть сама решает все свои проблемы! Зарплату на карточку ей перевела, потому не особо парюсь.

Зашла в квартиру и возле двери меня встретила девочка. Ника обвилась вокруг меня и повисла, как панда. Ох, она такая тяжелая. Точно мишка.

— Катрин, — ее глазки сияют маленькими алмазами, — я так соскучилась.

— Я тоже, зайка.

Она нахмурилась и продолжила смотреть на меня.

— Называй меня лисичкой. Так делает дядя, — Ника отпустила меня, — и ты должна.

— Ладно.

Неожиданно, но уже так привычно. Ника пытается сделать все лишь бы я осталась с ними. Она прямо так и заявила, представляете? Вот просыпаюсь рано утром и тут:

— Катрин, а ты останешься с нами? — наивно спрашивает девчушка.

И вот как я должна была ответить на этот вопрос? А ведь там еще и альфа появился! Пришлось выкручиваться:

— Я останусь до тех пор, пока буду нужна.

— То есть навсегда!

Девочка настолько обрадовалась, что бросилась ко мне на шею. То есть как это «навсегда»? Думала, что альфа устроил бы мне взбучку за то, как влияю на ее дочь, но он лишь улыбнулся и рассмеялся. Я, похоже, никогда не пойму эту семейку.

Весь день мы смотрели мультики, готовили и просто играли в игры. Ника предложила сыграть в карты. Я, если честно очень удивилась. Как так? Ребенок умеет играть в азартные игры в столь раннем возрасте. Я отказалась от столь заманчивого предложения, а сама сделала пометку устроить хороший разнос по такому поводу. Предложила альтернативу — бой подушками. И вот так мы проводили время, пока не пришел домой альфа.

— Привет, семейство!

Племянница сразу же подбежала к своему дяде и обняла за шею, когда он посадил ее к себе на руки. Мистер Вонтрос повернулся ко мне и так странно посмотрел. Меня обдала необычная волна до тех пор неизвестная мне. Прикусила губу и опустила взгляд, смущаясь своей реакции.

— И чем же вы здесь занимались, девочки мои? — отрывает своя взор от моей персоны и смотрит уже на племяшку.

— Мы веселились на полную катушку! Мы приготовили ужин, дядя.

— Правда? Ник, — уже со строгостью говорит он, — там гуляют твои друзья. Пойдешь?

Только что у девочки шаблон был порван. Сам альфа отправляет ее погулять с друзьями. Хихикаю над тем, как у нее глаза вот-вот выпадет, а ротик открылся от удивления. Все же прислушался к моему совету.

— Да-да-да, — прыгает в ладошки девочка, — Я побежала!

Первым делом чмокнула своего альфу в щечку и только затем меня и Ника упорхнула из квартиры. Быстрая же какая.

— Здравствуйте, альфа.

У меня уже вошло в привычку так его называть. Он и не против такого обращения.

— Привет, Катрин.

Так просто говорит мой грозный начальник. Мистер Вонтрос подходит ко мне и смотрит так ласково, что сердце пускается в пляс и танцует чечётку.

— Ужинать будете? — хрипловато шепчу я.

— С удовольствием, — рычит он.

Мурашки начинают не просто бегать, а носиться по мне, как угорелые. Его баритон просто невероятен. Обволакивает так, как карамель обтягивает яблоко. Слышу, как волк стоящий рядом со мной урчит от удовольствия, и я слегка вздрагиваю от такого звука. Надо бы взять себя в руки.

— Ужин, — хрипло напоминаю я.

— Я бы с удовольствием полакомился, — все так же урчит оборотень.

— Угу, — выдавливаю я и убегаю в кухню.

Слышу, как вдогонку мне летит смех. Аргх. Не знаю на кого я сейчас зла на себя или на альфу. Положив на тарелку два сочных слабо прожаренных стейка, жареную картошку и салат из огурцов и салатных листьев. Босс много есть, и я накладываю ему просто целую гору еды.

— Благодарю, — учтиво воркует он за еду, стоящую перед ним на столе.

Сажусь рядом с ним и с нетерпением жду, когда альфа попробует мои стейки. Не привыкла их готовить, и потому жутко нервничаю. Его мнение отчего-то важно.

— Ум-м-м, вкусно, — от удовольствия жмуриться, — Кстати, как ты?

Один вопрос рушит все очарование момента.

— Нормально, — выдыхаю я, — Скажите, это нормально, что я не чувствую такого дикого опустошения? Я будто знала, что с ней случиться. Я должна чувствовать себя просто ужасно, но…

Босс нагло обрывает меня.

— Не стоит, — накрывает мою руку, — Ты не виновата. Это очень хорошо, что ты вот так оправилась после всего этого. Тебе просто надо отвлечься.

— Отвлечься?

Не отвечаю на мой вопрос, Мистер Вонтрос встает и подходит ко мне. Я не смею шелохнуться, а он этим нагло пользуется. Начальник встает рядом со мной и обхватывает мою талию своими большими теплыми руками, притягивает к себе и наклоняется для поцелуя.

— Мистер Вонтрос?

— Грей. Зови меня Греем.

И без разрешения впивается в мои губы. Так яростно и одновременно нежно и ласково. Поначалу я теряюсь и не знаю, как действовать, но потом обвиваю его шею руками и начинаю отвечать ему. Целую его так же со всей страстью, на которую способна. Посасываю его язык и толкаю его язык, побуждаю его к еще большим действиям. Рык из его горла разноситься по моему языку волной, и я стону от удовольствия. Чувствую, как мои ноги отрываются от пола, обвиваю его вокруг талии, и потом уже замечаю, что меня несут куда-то. Я настолько утонула в ощущениях и мне все равно. Мужчина отрывается от меня на мгновение.

— Что же ты со мной творишь?

И бросает на мягкую кровать и вновь целует с таким упоением, что я уже не думаю вообще. Меня унесло.

Постель была невероятно мягкой и такой знакомой. Оглядываюсь и понимаю, что мы находимся в моей комнате. Сердце еще сильнее затанцевало и грозилось вот-вот выпрыгнуть из груди. Грей наклоняется ко мне и снова целует меня. Терзая мои губы, он раздевается, как можно скорее. Скидывает с себя пиджак и кидает его на пол, не разрывая нашего иступленного поцелуя. Все же он оторвался от моих губ и стянул с себя рубашку через голову. Ого, а у него просто невероятное тело. Кубики пресса, грудные мышцы и эти сильные накаченные руки. Да он совершенство.

Я попыталась встать, и поцеловать его еще раз, но альфа решает по-другому и снова толкает меня на мягкую перину. Мои глаза затуманены страстью, и ни черта не соображаю. Где-то вдалеке на самом краю моего подсознания голос шепчет: «Все это неправильно. Беги». Но мне становиться все равно, что там думает этот голос — сейчас важно то, что мы здесь вдвоем и между нами непросто летают искры, а уже грозятся перерасти в самое настоящее пламя страсти.

И вот Грей снова ложиться на меня и начинает целовать. Его губы такие мягкие и сладкие, как самый настоящий самый вкусный в мире шоколад. Обожаю шоколад. И начинаю обожать его поцелуи, а ведь это только начало.

Все же мужчина оставил мои уже припухшие губы от поцелуев и перешел на шею, медленно переходя к груди, но там его встретила моя футболка. Зарычав, он разорвал прямо на мне эту жалкую тряпочку вместе с бюстгальтером. Его рык пробуждает во мне волну жара, что концентрируется внизу живота в самом чувствительном месте моей женственности. Издаю слабый стон, на что Грей еще раз порывисто рыкает и впивается в мои груди своим ртом. Соски моментально ответили ему и стали твёрдыми настолько, что кажется еще чуток, и они сломаются, словно хрупкое фарфор.

— Истинный десерт, — пробормотал он, оторвавшись от своего дела, — Вишни. Две спелые вишни.

И снова кусает мою горошинку, перекатывая на языке и снова посасывая. Я издаю еще один стон и выгибаюсь ему навстречу. Ближе, еще ближе прямо к нему, прямо к его рту. Боже, если он сейчас остановиться я его прибью. Жар все больше разгорается, но пока не доходит до предела, не переливаясь за край.

Покончив с грудями, уже спускается ниже, но, не целуя, заставляя выгибаться к его губам, но Грей касается лишь кончиком носа. Дразнит. Жалобно хныкаю из-за отсутствия контакта с ним, а он еще и ухмыляется надо мной.

Увидев мои штаны, альфа стягивает их с меня вместе с трусиками. Там уже все влажно и скользко. Клитор пульсирует, требуя к себе особенного внимания, но он намеренно медлит, наслаждается тем, как я выгибаюсь и стону. Проводит по моим складочкам пальцами, массируя.

— М-м-м, — пытаюсь поддаться ближе к пальцам, — Пожалуйста.

Оскалившись, его глаза стали янтарными показывая его зверя. Его взгляд голоден. Он голоден до меня… как же приятно. И это я сейчас не только о понимании его «голода», а то, что он, наконец, надавливает на клитор. Гладит, надавливает и снова гладит.

— Уф.

Грей опускается к моему лону с той же хищной ухмылкой и припадает к нему. Проводит языком по плоти, намерено задевая чувствительный нерв, и начинает играться с ним. Пытаюсь насадиться на его язык, но он крепко сжимает мои бедра, и продолжает свои коварные действия. Жар лавой скапливается там внизу и вот-вот вырвется наружу. Задев последний раз языком бусинку, припадает к ней ртом и слегка покусывает его. Мои стоны становятся все громче и громче, удовлетворяя его эго и самодовольство. Зарычав, он переходит в самое настоящее наступление и запускает свой язык прямо туда. Трахает им, а я начинаю метаться по постели, уже крича от удовольствия. Неожиданно Грей отстраняется и вводит в меня один палец, затем второй и уже ими начинает трахать, то замедляя, то нарастая темп.

— Вот так, — поощряю его, — Пожалуйста, дай мне это.

— Что тебе дать?

— Это, — жалобно шепчу я.

— Что «это»?

Открываю глаза и смотрю прямо на него, а там в этой янтарной глубине плескается его звериная сущность. Его волк уже на грани, а это нехороший мужчина его сдерживает. Хочу тоже с ним поиграться, но все же жар внутри дает мне знать, что не стоит или я просто сейчас взорвусь и говорю ему:

— Возьми меня, — хриплю, — мой зверь.

Его контроль улетучивается, и он начинает уже жестоко иметь своими пальцами, и я получаю, то чего хочу. Оргазм. Закрываю глаза и отдаюсь во власть новым ощущениям. Мой крик удовольствия слышен на всю округу, но мне плевать. Такое блаженство.

Все еще паря в эйфории от оргазма, слышу, как растягивается ширинка, и через несколько минут чувствую, то, как к моему естеству прижимается что-то теплое и невероятно твёрдое. Это…

— Да, милая, — скрипит Грей, — Я войду в тебе. Постараюсь быть нежным.

Не слушаю его и просто поддаюсь, вперед заставляя проникнуть головку внутрь, и мышцы сжимается вокруг нее. Оборотень хрипло стонет и толкается еще глубже. Тело реагирует и принимает форму дуги так, что спина болит, плевать на все.

И вот, наконец-таки, его член во мне. Такой большой, твердый, горячий, такой идеальный. Грей делает первый толчок, и я вскрикиваю от таких острых ощущений, будто тысячи иголок прошлись по стенкам. Чертовски приятно. Раскачиваясь бедрами, делает еще один толчки, затем еще и еще и еще. Его толчки слишком медленные, и мне этого мало.

— Сильнее, прошу.

— Все что захочешь, любимая.

Грей двигается сильнее, разнося по мне этот жар, что снова распаляется. Мои стоны уже не просто крики, а скорее возгласы удовольствия и страсти. Его, моей, нашей страсти. Еще пару мощных толчков и он переворачивает меня на живот и прикусывает кожу. Боль была ощутимой, но вот еще один толчок и жар расплывается по мне лавой, и я кончаю еще раз, позабыв о боли. Я чувствую, то, как его семя наполняет меня и это просто потрясающе. Разум готов уже отключиться и я просто падаю на кровать полностью обессиленная. Перевалив нас на бок, не выходя из меня, Грей прижимает к себе еще ближе. Он все еще изливается во мне, но это даже расслабляет меня.

— Теперь, — хрипло шепчет мужчина, — ты — моя пара. Официально, раз и навсегда.

Это было последнее, что я слышала перед тем, как окунуться в царство Морфея.

Глава 20

Катрин.


Приятная тяжесть распространялась по телу, отзываясь в низу живота легким покалыванием. Что-то влажное касается моей плоти. Клитор пульсирует в такт биение моего сердца, а ловкий слегка шершавый язык уверенно скользит по складкам и снова возвращается к точке наслаждения. Обводит его, ударяет пару раз. Как же приятно. Язык проник внутрь лона и стал хозяйничать. Ударит пару раз по стенкам, и так, что мышцы сжимаются вокруг него не желая отпускать. То заденет чувствительные точки и все мое тело ответит на это мелкой дрожью.

— Такая сладкая, — слышится из под пелены удовольствия, — Моя! Вся моя!

И тут до меня дошло, что все это реальность, а не моя извращенная фантазия или же сон. Открываю глаза и вижу белые потолок, слегка приподымаюсь на локтях и вижу то, как в моих разведенных бедрах миленько устроился альфа, и смотрит прямо на меня. Теперь до меня доходит еще то, что он делает мне…

— Ах, — из горла вырывается стон.

Это Мистер Вонтрос лизнул мою бусинку. И с таким видом он это сделал! Будто моя женственность это самый настоящий деликатес. В его глазах было столько обожания, любви и страсти, что не выдерживаю его взгляды и его манипуляций своим языком, что откидываюсь назад и отдаюсь во власть новым, но таким знакомым ощущениям. И вновь его язык во мне и двигается настолько яростно, что я не выдерживаю и отдаюсь во власть оргазма.

Нега наполняет тело, и обмякаю на мягкую постель.

— Доброе утро, — хрипит мой начальник.

Киваю головой, а сама не соображаю. Что происходит? Почему я в кровати ГОЛАЯ вместе с начальником, а он делает мне шикарный… Я слишком приличная, дабы произносить такое. Даже не приличная, а стеснительная.

— Как? — это единственное, что могу из себя выдавить.

— Как так получилось? — усмехается волк, — Ну, нас охватила страсть, и мы с тобой занялись страстным, — он поднимается и склоняется к моему уху, — улетным, невероятным сексом.

От его бархатного с хрипотцой шепота я просто таю.

— Но я же…

И тут понимаю, что КЕМ именно я могу стать и начинаю вырываться из-под него. Вспоминаются слова бывшего мужа об этих диких зверях, что раньше были людьми и нормальными оборотнями. Ликаны — ужасные и беспощадные существа. Как представлю, что он делал с несчастными и меня пробивает озноб.

— Хэй-хэй, что случилось?

— Отпустите! — верещу я.

Мистер Вонтрос покрепче схватил меня за плечи и придавил к кровати.

— Что случилось? — еще раз спрашивает он.

— Не могу сказать, — я вся сжалась.

Комок в виде меня дрожал, но уже не желания, а от страха. Страха перед ним. Воспоминания о том, как бедняга-оборотень повращается в ликана и двигается на меня. Оборотень не двигается, но затем переворачивается вместе со мной. Грей гладит меня по голове в успокаивающем жесте, и шепчет:

— Ну, сладенькая, ты чего? Я же здесь. Я рядом и никому тебе не отдам.

Оставляю этот вопрос без ответа и просто всхлипываю лежа на нем, уткнувшись носом в грудь. Через какое-то время успокаиваюсь, но все так же изредка всхлипываю.

— Расскажешь? — тихонько спрашивает Грей.

— Не готова. Стра-а-ашно.

— Понимаю, — и начиняет меня слегка раскачивать, убаюкивая.

Грей берет меня на руки и каким-то чудесным образом встает вместе со мной на руках и несет в пространстве. Мне все равно. Я чувствую себя в безопасности, как никогда в своей жизни. Слышу, как открывается дверь, и через минуту понимаю, что журчит вода. Ванная? Он принес меня в ванную?

— Мы искупаемся. Вместе.

— Мистер Вонтрос, — протестую на счет… всего!

— Грей, — видя мое легкое замешательство, поясняет, — Я просил тебя называть меня Греем.

Я оторопела от такого поворота всей моей жизни. Это что же получается? Секс, пробуждение, а теперь еще и ванна вместе. Я встречаюсь с боссом? Так, так, так стоп! Секс? Я же вчера… с ним… Боже мой. Смотрю на него и на то, как он улыбается как сытый кот и даю ему хороший шлепок по руке, а ему все равно.

— Успокойся.

— Как тут я могу успокоиться?! Я переспала с собственным начальником. Все. Это финиш.

Грей хмуриться и кладет меня уже в ванну, где вода покрывает дно. Сморщиваюсь от легкого покалывания и жжения между ног. Мой организм использовали на полную катушку.

— Какой еще финиш? Это только начало, — заверяет он, — Катрин, ты моя пара, моя жена и суженая для всего мира.

— Чего-чего?

Все. Это точно конец.

Я стояла перед своим начальником и негодовала по самое не хочу. Этот наглый волчара мало того, что не хотел мне разъяснять, какого дьявола я стала его женой, супругой и парой, так еще и нагло затыкал рот своими поцелуями! Я не имею ничего против поцелуев, но не с собственным начальником и не тогда, когда мне нужны ответы на жизненно важные вопросы. И вот я стою перед ним, этот… кобель сидит передо мною на кровати и делает вид несчастного бедного волчонка.

— Ну? — не выдерживаю и заговариваю первой.

— Что «ну»?

Ага, теперь мы еще и тупые. Несчастный бедный тупой волк! Гр-р-р.

— Не делайте вид, что ни черта не понимаете! Как так получилось?

— Ну, ты уже не маленькая девочка, но и не старуха и должна понимать и понимать, как именно мы с тобой…

Да он еще и насмехается надо мной! Я ему сейчас устрою! Получит по морде своей мохнатой!

— Не издевайтесь! — визжу я, — Объясняйте!

Мистер Вонтрос тяжко вздохнул и откинулся назад на спинку кровати, поманил пальцем с видом сытого кота. Не дождется! Сложив руки на груди, я стою и показываю всем видом свой отказ. Гортанно зарычав, Мистер Вонтрос улыбнулся и так по хищному, что у меня сердце в пятки ушло, но не от страха, а от… желания. Ножки задрожали, и босс сразу же это увидел. Надо бы взять себя в руки.

— Объясните, — уже на порядок тише говорю я.

— Ладно, — сдается он, — но ты сядешь здесь.

Мистер Вонтрос указывает на место рядом с собой. Не могу так просто отказать ему, особенно, когда он смотрит на меня вот таким вот взглядом. Взгляд более чем предупреждающий, но одновременно побуждающий. Сглатываю и подхожу, тихонечко садясь на самый краешек кровати.

— Ближе, — грохочет волк.

Придвигаюсь, но не слишком близко.

— Ближе, — еще раз повторяет.

Еще чуток продвигаюсь, но тут сильные большие руки обхватывают меня и придвигают к такому же большому телу. Охаю, когда оказываюсь прямо под боком альфы. Мистер Вонтрос ухмыляется с таким довольным видом, что мне хочется его треснуть по голове.

— Вот так намного лучше, — тянет он.

— Хэй!

Начала обиваться от него и пытаться отпихнуть от себя, а ему все равно! Толкаю, пихаю, бью — ему все равно. Чертов оборотень.

— А теперь, я готов тебе рассказать. Что и как. Ладно? — заглядывает прямо в глаза, выискивая мою покорность?

Ладно, хочу услышать, что здесь происходит и каким чудесным образом я стала замужней. Опять! Затаиваюсь у него под боком, как мышка и обращаюсь вся вслух.

— У оборотней все немного сложнее, чем у людей. У нас может быть брак по расчету, по дружбе или по симпатии, но это будет не такой брак, как у некоторых оборотней. У этих оборотней брак полностью построен на любви, именно на любви. Такое случается, что волк, найдя для себя идеальную пару, или как мы называем ее истинной, то он хочет, любит ее, думает лишь о ней, — оборотень обнимает меня еще крепче, — Для того, чтобы заключить брак с нашей парой, то мы ставим на ней метку.

— Метку? — переспросила я.

Не помню, когда это он успел поставить мне «метку» или… Я коснулась рукой своей шеи и почувствовала легкую боль. Мамочка, да он же меня укусил! Своими зубищами!

— Да, это именно она.

Я вновь стала активно выбираться из его объятий. Не хочу еще раз испытать эти зубы на себе, но тут… я неожиданно вспомнила, что боль была кратковременной из-за удовольствия, нахлынувшего на меня.

— Катрин, — обращает он свое внимание на себя, — я никогда не наврежу тебе, не оставлю и всю жизнь буду рядом.

Я горько хмыкнула.

— Все вы так говорите, — шиплю ему в ответ, — Я тебя не оставлю, буду рядом. Ты единственная для меня, а на деле…

Мне не дали договорить и просто оборвали на полуслове. Мистер Вонтрос поцеловал меня так яростно и властно, что все мысли вылетели из головы. Его рот жестоко сминал мой, язык хозяйничал во рту, задевая мой, подстрекая тоже принять участие в этом танце. Мистер Вонтрос зарычал, когда я попыталась убрать язык от его языка подальше, и он взял все в свои руки, если быть точной, то в свой язык. На какое-то мгновение мужчина оторвался от меня. Перевернул и прижал мои руки к изголовью кровати.

— Не смей сравнивать меня с остальным. Мы вернее ваших мужчин. Мы лучше их, — и снова целует меня.

Мы целовались несколько минут с короткими передыхами длиной в несколько секунд и он снова целует меня, как голодный дикий зверь.

— Ты моя жена! Прими это, — гортанно произносит Грей.

— Не могу. Не правильно, — шепчу я, и на мой рот снова кидаются.

— Можешь, — настаивает он, — Просто прими. Дай нам шанс.

Я хочу ответить, что это все неправильно и нечестно, но мой живот урчит, намекая, что было бы неплохо поесть. Мистер Вонтрос хмуриться и кажется более чем недовольным. Медленно поднимается, внимательно следит за моей реакцией и полностью выпрямляется. Подхватывает меня на руки и несет меня вон из комнаты. Надо отметить несет бережно и ласково.

Мы заходим в светлую кухню, и сразу же чувствую терпкий и ароматный запах кофе, сочный запах мяса и чего-то еще, но понять чего именно не могу. Грей ставит меня на пол, и я сразу же прикрываюсь, но его это злит и он разводит мои руки в стороны.

— Не думай, что…

— Я дам тебе свою футболку, но боюсь, я ее порву.

— Порвешь?

О чем это он? Мистер Вонтрос меня слегка пугает. Был же таким милым, спокойным волком, а тут… держи фашист гранату.

— Да, в порыве страсти, — его слова слетели с уст, и обаятельная улыбка озарила его лицо.

У него безумно красивая улыбка, и я бы наверное утонула в его глазах и в этой улыбке, но ситуация звонит колокольчиком в моей голове убеждая не расслабляться. Все же его улыбка берет меня в плен, но его слова меня отрезвляют.

— Катрин, послушай. Я знаю, что все это немного безумно, но прошу тебя, — он прижимает мои руки к своему рту и начинает их зацеловывать, — Дай нам шанс.

— Мистер, — он грозно зарычал, — То есть Грей. Я не знаю. Для меня все это непривычно и…

Грей перебивает меня.

— Понимаю, но все же, — притягивает меня к себе, — Подумай, что тебе говорит твое сердце. Я тебя совсем не привлекаю?

Боль в его глазах заставляет мое сердце сжаться. Чувствую его боль. Звучит странно и непонятно, но это так.

— Привлекаешь, — шепчу в ответ.

— Ну вот! — восклицает Грей, — Соглашайся. Все получиться. Просто поверь.

Шепчет прямо как змей-искуситель. Ох, душа и моя наивность кричат «ДА», но здравый смысл и опыт кричат, нет, вопят во всю мочь «НЕТ». И к чему мне прислушаться?

Глава 21

Грей.


Я сидел и смотрел на то, как Катрин кушает. Ест она очень смачно, очень быстро и похоже, совершенно не жуя. Голодная. Все же дал ей свою футболку, но она долго на ней не продержится. Волк недовольно рыкнул на меня.

«Она голодна! Ты не подумал о ней, как следует. Она нужна нам, как воздух.»

Я приказал ему успокоиться и засунуть все свои комментария себе под хвост. Он сам ее не отпускал — как и я, но он и сам хорош — мы вдвоем слишком много терпели. Вот что бывает, когда дразнишь волка. Отложив вилку на стол, девушка уставилась на меня.

— Я подумаю над этим, — тихонько сообщает она, — но не обещаю, что ответ будет положительным. Все слишком быстро и к тому же я не привыкла доверять мужчинам.

— Почему?

— Опыт, — с грустной улыбкой выдала и снова уткнулась в тарелку не желая продолжать разговор.

Про опыт я кое-что знаю, но не все и это безумно злит. Зверь подстрекает спросить у нее лишь два вопрос «Кто?» и «Что он делал?» потом просто найти этого ублюдка и разорвать на куски при этом смакуя саму его смерть. Мое «второе я» было очень даже «за» и уже придумал, каким способом из тысячи сделает это.

— Так, ты готова дать нам временный шанс?

Прогоняю все эти ненужные мысли и снова обращаю все свое внимание на одну маленькую вредину, что просто ерепениться, но в то же время боится. Не меня, а своих страхов, своего прошлого и бывшего муженька. Уверен, что именно он и делал все то, чего она так боится.

— Можно сказать итак, — краснеет, как пятнадцатилетняя девчонка.

Мы, я и волк, стали смотреть на нее, как влюбленные мальчишки. Животное урчало от одного удовольствия смотреть на свою женщину, а я просто любовался тем, насколько она живая, милая, интересная…. в общем, само совершенство!

— Тогда я приглашаю тебе в ресторан. Надень свое самое лучшее платье и пойдем.

— Ресторан? — Катрин морщится, — Может лучше пикник? Там и воздух свежий, птички поют и прочее.

— Почему?

Мне откровенно было все равно где главное, чтобы одна особа была под боком, но все же любопытство разъедало меня, но все же решил оставить это на потом, когда наши отношения станут крепче и полностью истинными, как говорим мы, оборотни.

— Не хочу говорить на эту тему.

— Как скажешь, — встаю со стола и подхожу к ней со всей своей хищной сущностью.

Моя пара сглотнула и внимательно следила за моими движениями. Я уже предвкушал, как возьму ее здесь прямо на этом столе. У-у-у, что можно устроить.

— Грей, — шепчет она, — Что ты делаешь?

Вдыхаю ее аромат. Не боится, а предвкушает.

— А сама как думаешь, конфетка?

Вот я стою перед ней и наблюдаю за ее реакцией. Желание распространяется по ее телу, а запах намекает мне, что пора бы действовать. Подхватываю ее и сажу на кухонный стол. Начинаю целовать ее, яростно, но так же очень старался придать своему поцелую нежности и любви.

— Постой, — она оторвалась от меня, — Ника.

— У тети. Она давно хотела повидаться с ней, — и снова целую ее.

И уже в этом танце Катрин отвечает мне со всей страстью, всю, что может отдать. Она кусает мою губу и весь контроль, которого было итак немного, летит к чертям. Жестоко фиксирую ее лицо в своих руках и уже чуть ли сам не кусаю ее, но ей так же все равно. Существуем лишь я и она.

Снова отрываемся друг от друга, но уже для другого. Прямо на ее глазах обхватываю руками эти груди, играюсь с сосками сквозь ее футболку. Катрин охает и прогибается, подставляя их еще ближе. Разрываю ее футболку и вижу самое прекрасное в моей жизни — твердые соски моей пары.

— Красота, — в бреду хриплю я и принимаюсь за этих малышек.

Лижу, кусаю, мучаю ее горошинки, а она и не против. Стонет и извивается подо мной. Волк очень доволен, облизывается и готов хоть сейчас взять ее. Рано, она еще не готова! И я, абсолютно не вникая в недовольное рычание зверя, принимаюсь за еще одну. Провожу рукой по ее естеству и чувствую влагу. Довольное урчание вырывается из моего горла. Катрин стонет от вибрации и просит:

— Пожалуйста, — молит о пощаде она, — Пожалуйста. Мне так нужно.

— Что тебе нужно? — играюсь я.

— Это.

Усмехаюсь я, и ввожу в ее лоно один палец. Моя женщина выгибается и опять просит о чем-то. Я, безусловно, понимаю, что она хочет, но знает ли это Катрин?

— Что? Что тебе дать? — шепчу ей на ухо, — Может быть это?

Начинаю медленно трахать ее своим пальцем, растягиваю ее стенки и играюсь с клитором. Катрин так чутко отвечает на мои прикосновения, что во мне это будоражит кровь, и она кипит по венам.

— Да, да, да, — и пытается насесть на мои пальцы.

— Нет, пупсик, — все так же шепчу, искушаю ее, — Скажи, что ты хочешь?

Катрин открывает свои глаза наполненные туманом и впивается в мои губы. Проводит по моей нижней губе, прикусывает ее и оттягивает назад. Вот-вот и я просто сорвусь и поимею на этом чертовом столе!

— Возьми меня, — просит она таким же шепотом.

Мое терпение лопнуло, как воздушный шарик. Резко убираю свой палец, на что тут же получаю стон полный разочарования. Потерпи, малышка. Сейчас ты получишь все, что хочешь. Сам же я не одевал ни штаны, ни боксеры и потому просто беру свой член в руку, направляю его в нужное русло и наполняю ее одним мощным толчком.

— Ох, да.

Любимая обхватывает мою задницу ногами, а руки кладет на плечи. Ее лоно такое тесное, что невероятно приятно и в тоже время практически больно. Так больно, что превращается в сладкую пытку..

— Ты это хотела? — делаю первый толчок.

— Да, — выдыхает она.

Моему собственнику этого мало и я решаю еще поиграть с ней.

— Не слышу, — делаю еще один такой же резкий толчок.

— Да.

Уже громче и лучше, но так хочется, чтобы она кричала это, признавала и полностью соглашалась с этим фактом.

— Громче, — Катрин захныкала, — Я не стану двигаться пока ты не скажешь это.

Жестоко, но эффективно. Девушка хотела было сама начать двигаться, но я крепко схватил ее за бедро не давай этого. Казалось, она вот-вот заплачет, но она прикусывает свою губку и кричит:

— Да, да, да! Возьми меня черт тебя подери!

И только эти слова упали между нами камнем, я стал грубо и жестоко брать ее. Брать ее как свою самку, свою женщину, каковой она и являлась. Стоны и похотливые шлепки плоти наполняли пустоту. Стоны перешли в крики удовольствия и через пару мощных толчков я почувствовал, что она внутри сжимается и еще плотнее обхватывает меня. Помассировал ее бугорок, сделал ещё толчок, и Катрин взорвалась в мощном экстазе.

Я плотно прижал ее к себе, она повисла на мне, как кукла. Похоже, она слишком устала. Ей надо поспать, но только после того, как смогу из нее выйти. Я заперт в ней, пока кончаю, а я все еще не могу закончить с этим. Она моя истинная пара и это будет длиться еще минут пятнадцать.

Обдумываю все то, что произошло. Мы с Катрин поругались, затем помирились, затем поели и снова чуть не поругались и потом снова помирились. Мириться мне нравится больше, чем ссориться с ней. И вот в ней я сейчас чувствую себя, как никогда хорошо.

Так же еще думаю над тем, как чувствовал себя брат, когда нашел ее. Наверняка, так же как и я был счастлив. Я счастлив, но все же не до конца. Мне осталось ее только убедить, что все будет хорошо, и она может мне доверять. А это не просто.

Весь день мы провели лежа в постели, занимаясь непросто сексом, а именно любовью. Я старался сделать все максимально медленно, но каждый раз Катрин под конец не выдерживала и срывала мой контроль одной из своих фразочек. Например, когда мы занимались любовью в душе, она сказала: «Прекрати уже измываться! Я не выдержу! Боже, за что такое наказание в виде нескончаемого удовольствия?!». Странные эти люди, что еще сказать. Но все же мне безумно нравилось то, как она реагировала на все. Когда я ей сказал, что было бы неплохо испытать на прочность мой офисный стол, она покраснела и перевела тему. Мой волк облизывается, когда она так делает и хочет опять хорошенько взять то, что принадлежит ему. Нам.

И сейчас мы собираемся сходить на пикник. Уж не знаю, чем ей так ресторан не угодил, но я это обязательно выясню. Джаст сказал, что уже копает на эту тему. Если окажется, что во всем виноват ее муженек, то обещаю, сразу же найду и убью.

Я надел обыкновенную футболку и джинсы и теперь жду ее на кухне, где стоит большая корзинка с продуктами. Решил, что пойдем в одно из моих самых любимых мест, но только туда добраться полчаса в моем втором обличии. Это не очень хорошо, но зато она увидит моего зверя и поймет, что я вполне безобиден для нее. И только для нее! Для всех остальных я страшный серый волк и никак иначе.

— Я готова, — послышалось мне, и я поднял голову.

Катрин надела футболку и джинсы с бомбером. У нее очень аппетитная фигурка. Стройные ножки переминались друг на друга, а бедра так прекрасно облегали джинсовая ткань. Мне захотелось надеть на нее паранджу и спрятать далеко-далеко, дабы никто не нашел.

— Знаешь, я уже передумал куда-то либо идти, — пробормотал я.

Девушка вздрогнула и обижено засопела.

— Я так плохо выгляжу?

— Что? Нет, — ринулся к ней и схватил за нежные руки, — Нет, ты просто красавица. Это мои собственнические инстинкты. Ты сногсшибательно выглядишь!

Катрин недоверчиво прищурилась, но ничего не сказала. Не верит. Обидно.

— Ты, правда, красивая. Почему ты мне не веришь?

— Просто мой бывший муж так говорил после того, как я надену что-нибудь не подходящее.

Я постарался состроить грустную мину и достиг своей цели! По комнате разнессе звонкий смех. Пара хихикнула и закрыла ротик ладошкой. Вот этого я и добивался.

— Тебе идет улыбка, — жарко шепчу ей на ушко, и она моментально реагирует.

Покрывается мурашками, и ее тело начинает источать прекрасный запах жасмина с пряностями. Ум-м-м. Я уже готов затащить ее обратно в постель, но Катрин решает по-другому.

— Пойдем, — она берет меня за руку и мое сердце пропускает удар, — Я с удовольствием посмотрю на то место, которое ты так нахваливал.

— А я с удовольствием тебе его покажу, — отвечаю ей в таком же тоне и манере.

Хмыкнула и пошла в сторону двери, я следую за ней. Мы вышли из здания, консьержка была очень удивлена, когда увидела меня идущим за руку с Катрин. Девушка не особо обратила на нее внимания и просто прошла мимо. Когда мы уже вышли, то я услышал гудки и слова: Вы не представляете, что сейчас только что было! Пора!

Что пора? Меня это очень настораживает, но стоит мне вдохнуть аромат жасмины, забываю об этом. Отошли подальше от ненужных глаз и остановились. Скидываю с себя одежду и оборачиваюсь в животное. Катрин тихонько наблюдает.

Мне с чего-то безумно стало не по себе. Вдруг не примет меня? Вдруг испугается и убежит? Это будет самое ужасное разочарование в моей жизни и это будет больно. Больнее, чем удар по яйцам. Медленно — не хочу ее напугать — разворачиваюсь к ней и застываю. В глазах Катрин плещется восхищение.

— Ого, — она сглатывает, — Ты и впрямь Серый Волк.

Я просто безумно рад, что она это восприняла с долей юмора и восхищения. Не боится.

— Так мне теперь на тебя взбираться?

Киваю головой, и слегка пригибаюсь. Все же я слишком большой волк и Катрин не сможет так просто сесть на меня, учитывая еще и корзинку в ее руках, так тем более. Она немного медлит и все же садиться на меня.

Я помчался вперед. Путь лежит через лес, а там может быть много неприятностей, потому прошу Катрин держаться покрепче.

— Ты в моей голове?!

Рассмеялся над такой реакцией.

«Да, могу».

— Ого, а это давно?

«Нет. Как только я поставил метку, стал тебя чувствовать. Благодаря ей, смогу найти тебя где угодно».

Всю оставшуюся дорогу добирались в тишине. Я следил за тем, где находятся члены моей стаи. То место, в которое веду мою любимую, находится на территории стаи. Главное заключается в том, чтобы сюда не заявились нежданные гости.

На месте мы оказались ровно через тридцать минут. Протиснувшись между деревьев, я со своей парой вышел на скалу. Перед нами открылся вид на небольшой водопад с беседкой.

— Ах, — изумилась она, — Грей, это….

Катрин слезает с меня. Напряженно слушаю ее. Если ей это не понравиться, то я…

— Это просто потрясающе, — она обнимают меня за шею, — Для меня никто такого не делал. Спасибо.

Ластюсь к ее рукам, как маленький щенок. Нежные руки ласково гладят меня по шее, скользят по меху и мягко массируют кожу. Урчу ей в шею и прохожусь по ней.

— Уф. Грей, — она отстраняется, — не надо. Я не собираюсь этим снова заниматься! Дай моему организму отдохнуть.

Я посмеиваюсь над ней. Сама же начала ко мне приставать! О чем я тут же ей сообщил, превращаясь обратно в человека.

— Я? Да ты в конец страх потерял!

И кидается на меня с кулачками. Я-то тоже пальцем Ине деланный, и перехватываю ее ручки прямо над моей кожей. Катрин застывает и смотрит с долей опаской. Я начинаю целовать ее пальцы, переходя на запястья.

— Я же сказала, что…

— Чтобы я дал тебе отдохнуть, — передразниваю ее, — Но я не могу не прикасаться к тебе. Уж прости.

И снова краснеет и отводит взгляд. Как же она прекрасна! Никогда не устану это повторять. Каким же идиотом и садистом был ее муж, и он поплатиться за это!

Глава 22

Катрин.


Наш пикник прошел вполне себе успешно. Мы веселились на полную катушку — шутили, игрались, ели и даже купали голышом! Для меня последнее было чем-то невероятным и неправильным, но невероятно захватывающим. Ах, и как же я могла забыть про постоянные поцелуи и смелые ласки Грея и мои чуть более скромные, но столь же развратные ответ на них. Куда же ты делась, Скромница-Катрин? Убежала куда-то и спряталась.

Еще раз, хихикнув себе под нос, и с опаской покосилась на Грея, что сейчас выглядел невероятно напряжено. По его словам сегодня меня представят стае, как альфа-самку. Пусть я еще и не дала свое согласие на это, но Грей так же сказал, что они будут очень переживать, если не представить меня сейчас. Я только «за» — разнервничавшихся оборотней нам только еще не хватало.

Так вот мы и идем сейчас по небольшому частному сектору, где живут все «братья» альфы. Оборотни с моей работы разительно отличаются от тех, кто стоит передо мной на данный момент. От них исходит некая хищность, опасность и в тоже время невероятное чувство безопасности и уверенности в себе. На работе все по-другому, там я чувствую себя, как обычно. Нет такого мощного потока эмоций и чувств. Среди них я замечаю Люси, она радостно машет мне рукой и подмигивает.

Грей невероятно серьёзен, но я знаю, каким он может быть чутким, ласковым и нежным. За все это время, что я его так называемая «пара» он уделяет мне много внимания, балует. Мы с ним ходили в кино, в парк, катались на велосипедах и много-много, раз бегали по лесу. Он бежал, а я верхом на нем. Похоже, я влюбляюсь в него.

— Я собрал вас всех в этом месте по одной простой причине, — начал Грей, — Среди вас ползут слухи о том, что я нашел свою пару. И это действительно так! Я, Грей Вонтрос, нашел свою истинную пару, свою суженную и вашу Луну.

После всех этих слов все смотрят на меня. Кто-то с надеждой, кто-то с презрением, а кто-то с любопытством. С презрением смотрят на меня лишь девушки, и я уже знаю причину. Конечно, я же увела с рынка такой экземпляр, как привлекательный сильный альфа. Хмыкнула и продолжила слушать альфу.

— Нас связали древние, как мир узы нерушимого брака и теперь, — Грей взял меня за руку, притянул к себе и обвил своими руками мою талию, — Катрин Волден — моя пара, наша Луна и будущая мать наших детей!

О-о-о. Как мило, наверное. Стоп! Каких таких детей? Я на такое не подписывалась. Я же не могу… и в этот момент страх скользкой холодной змейкой пробрался в мое сердце. А что если… а что если ему нужны только дети? Не я, а дети. Что будет, когда скажу что невозможно получить от меня такой дар? Что он сделает?

— И те, кто против такого союза пусть выйдут и бросят мне вызов!

И тишина. Никто не осмелился бросить вызов альфе. Это очень радует. Окинув всех взглядов, Грей взвыл. В вое слышалось торжество, радость и ликование. Ему вторили все члены стаи, и я просто стояла и хлопала глазками. Ого.

— Луна, мы очень рады, что с нами. Ты теперь одна из самых главных и идешь по рангу сразу же после меня, после альфы.

— Ага, а после меня идет…

— Бета, — подсказал мне он.

Кивнула, и уставилась на всех остальных. Внезапно послышался рев мотоцикла. На дорогу выехал мотоцикл и три огромных черных машины. Они остановились недалеко от нас и дверцы этих «монстров» открылись. Оттуда вылезли человек тридцать с автоматами в руках, в полной экипировке и встали возле них. Вся стая заметно напряглась.

Из самого отдаленного, что остановился в метрах двухсот от нас, никто не выходил. Все просто молчали, а я не понимал, что тут происходит. И тут открывается дверь. Из нее выходит еще два человека в экипировке, а следом выходит еще один человек. Он одет более, чем прилично. У него явно дорогая одежда.

— Что вам здесь надо? — рычит на них Грей.

— Та, что находиться рядом с тобой.

Этот голос. Кристофер.

У меня все внутри сжалось в один тугой комок. Да и сама я, похоже, сжалась в комочек. Грей зарычал и задвинул меня за спину, а я и рада. Не хочу видеть этого урода.

— Еще раз спрашиваю, что вам нужно? Отвечайте, — грохочет он, — или проваливайте!

Кристофер ухмыляется. Все так же едко, как и пару лет, тому назад. По коже бегают мурашки из-за страха, что так едко ощущался на языке. Прижимаюсь к волку всем телом, стараясь слиться с ним в одно единое целое, однако моим мечтам было не суждено сбыться. Кристофер расхохотался. Б-р-р-р. Все так же жутко смеется.

— Волчонок, все, что мне нужно это Катрин, — бывший муженек развел руками, — Отдашь ее, и я уйду.

— Не бывать этому! — рявкает Грей.

Все члены стаи встают на защиту своей альфа-самки, то бишь меня и рычат на незваных гостей. Тихонечко выглядываю и наблюдаю за действиями этого психопата. Кристофер хмыкает и смотрит на меня.

— Ты же понимаешь, что я могу с ними со всеми сделать? — издевательски произносит Кристофер, — Но! Я даю тебе время. Три дня на раздумья и решение своих, — переводит свой взгляд на Грея, — проблем.

Альфа зарычал и сделал шаг вперед, и на него тут же направили оружия. Схватила покрепче его за талию и прошептала:

— Не надо. Они сейчас уйдут, — успокаиваю его, — Я не хочу, чтобы ты пострадал.

Грей все же прислушивается ко мне, но все так же напряжено наблюдает за ними. Кристофер посмеивается и покачивает головой.

— Ты его приручила, Катрин, — мое имя он растягивает с особым удовольствием, что невероятно пугает, — А он знает о том, что ты не можешь дать ему то, что он хочет больше всего на свете?

— О чем ты? — спросил кто-то из стаи.

— Ты сама скажешь или мне самому рассказать им правду?

Едкость Кристофера меня невыносимо раздражает. Ничего не собираюсь ему отвечать! Пусть думает, что хочет. Плевать на него с высокой колокольни.

— Ладно, — еще шире улыбается бывший, — Я дам тебе шанс самой все рассказать своему волчонку, но учти! Я даю тебе три дня, и приду тогда, когда ты и твой волк не будете этого ждать, — зловеще закончил он и развернулся, снова садясь в машину.

Все смотрели на то, как вооруженные до зубов люди снова садятся в машины, уезжают прочь отсюда и только лишь тогда более или менее расслабляются.

— Все по домам! — командует Грей, — Никому не высовываться из сектора. Ясно?

— Да, альфа, — отзывается толпа.

Все тут же расходиться, но косятся на меня с подозрениями и любопытством. Однако спрашивать не спешат, что абсолютно меня не удивляет, ведь слово альфы — закон, которому подчиняются все. Сам же альфа схватил меня за руку и поволок в сторону большого дома. Самого большого, что здесь вообще находился. Мы зашли в дом, и Грей, не говоря ни слова, потащил меня в одну из комнат. Оказались в большой белой спальне.

— Грей, я все объясню, — шепчу я.

— Я знаю, о чем он говорит.

У меня сердце на какие-то пару мгновений останавливается и резко начинает биться сильнее. Знает?

— Да, знаю, что ты делала аборт, что он прошел не столь удачно и что теперь ты вряд ли сможешь иметь детей, — огорошил меня Грей.

Откуда? Как? Как он узнал? Где нашел? Кристофер же ведь уничтожил всю информацию или же… выставил себя в самом наилучшем свете, а меня неблагодарной тварью. Это в его духе.

— Не бойся, — берет меня за руки, и садиться со мной на большую кровать, — Я не виню тебя в этом. Он издевался над тобой!

— И ты это тоже…

Так, кажется, мне плохо и я сейчас умру от стыда и страха. Страха перед тем, что он это говорит лишь бы успокоить меня.

— Да, но опять же повторяюсь. Тебе нечего бояться. Я рядом и буду защищать тебя до конца. А по поводу детей не беспокойся — природа мать нам обязательно подарит дитя.

— А если нет?

Грей нахмурился. Он думает, что же мне ответить. Все ясно.

— А если нет — у нас есть Ника. Маленькая веселая лисичка.

Хмыкаю, Грей пытается меня успокоить. Говорит какие-то глупости про то, что ребенок, особенно девочка, — если будет — то обязательно будет моей маленькой копией, а мальчик будет сильным альфой. Он так мечтательно описывает его внешность, что сердце сжимается в железных тисках. Во всех его мечтах была я и это обнадеживало. Вздыхаю и утыкаюсь ему в грудь. Лишь бы наши мечты оказались явью. Я этого хочу, очень-очень хочу.

Когда я уже практически засыпала в его руках, в моей голове пронеслась мысль о том, чего же именно хотел Кристофер. Меня?

Я резко проснулась от стука в окно. Вскочила и осмотрелась вокруг. Я все там же где и заснула, но Грея рядом не было, а на подушке лежала записка.

«Катрин, я ушел разбираться с проблемами и доделывать все свои дела. Зря не переживай. Ника приедет не раньше трех часов. Я же буду только вечером.

P.S. Мне было приятно, что ты за меня переживаешь.

С любовью, Грей».

Я густо покраснела из-за постскриптума. Я действительно переживала за него и так же желала успокоить, дабы не попал в неприятности. Что в этом, собственно говоря, такого? Я его пара и Луна, как он сам и сказал. Из мыслей меня снова выдернул стук в окно. За окном стоит группа детей. Встаю и иду прямо к ним. Окно открыто, но сюда они не забрались.

— Здравствуйте, уважаемая Луна, — начал один из них, — А Ника когда приедет?

— Ммм, — с подозрением тяну я, — А вы ей кто?

— Я ее пара! — самоотверженно произносит паренек.

Ах, точно! Я же видела его в кинотеатре. Как там его звали? Кажется, его звали Джереми. Он пару раз приходил к нам домой, когда Грея не было дома, и тот звал гулять Нику, но я говорила, что она у тети. Джереми очень расстраивался из-за этого.

— Правда? — не веря спросила.

— Конечно! А ВЫ Катрин ее бывшая няня.

Я изумилась такому ответу.

— Бывшая?

— Ну да! — подал голос другой, — Вы же теперь наша Луна, а значит и ее мама.

Точно. Ох уж эти законы оборотней попробуй, разберись с ними. До меня медленно, но верно доходит смысл сказанных слов мальчика. Я теперь мама. Пусть и не родная, но все же мама. Смотрю на часы. Осталось всего тридцать минут до приезда нашей хитрушки.

— Ребят, — я всхлипнула из-за эмоций нахлынувшие меня, — вы заходите. Грея не будет до конца дня, а Ника скоро приедет. Только через дверь.

Дети дружно кивнули и побежали в сторону выхода, а я еще раз вздохнув, чтобы усмирить свои чувства иду открывать дверь. Джереми со всей своей дружной компании устроились в гостиной. Все кроме самого Джереми были в напряжении, и оказалось, что вот-вот и они побегут, отсюда сверкая пятками.

— Вы будете пить или есть? Я слышала, что оборотни очень много едят. По крайней мере, Грей есть очень много.

Дети издают тихий и хрипловатый смешок и кивают головой. Один из них пихает ногой Джереми давая понять, чтобы последний сказал, что им нужно.

— Пить, — просто говорит он, а затем тут же добавляет, — Если можно, конечно.

Да они тут все шуганные какие-то. Так альфу боятся?

— Ребят, не стоит бояться. Грей вам ничего не сделает.

— Ага, не сделает, — сорвался волчонок, — Он нам сказал не соваться сюда без приглашения, а ты…

Я нахмурилось. Это еще что такое? Во мне начало подниматься недовольство. И не только на Грея, что так запугал детишек, но и на них, что не исполнили приказ. Двоякое ощущение.

— Успокойся и сядь, — строго сказала я.

В моем голосе сочилось весь тот спектр эмоция, что я испытывала: раздражение, недовольство и невероятная уверенность в своей правоте. Так вот что испытывает мой волк, когда командует. Приятно. Мальчишка послушно сел.

— Вас никто не тронет, потому что вы вошли с моим приглашением, — мне даже показалось, что во мне зародилась небывалая сила и мощь, — А если не нравиться, то дверь вон там. Понятно?

Мальчик, похоже, не ожидал такого напора с моей стороны и кивнул.

— Да, Луна. Простите меня за неуважение к вам.

— Прощая, но в первый и последний раз, — осмотрела всех и миролюбиво добавила, — Так что вы будите пить?

Ребята, явно не ожидавшие такой резкой смены настроения растерянно хлопают глазами, но потом все же очнулись и попросили содовой. Вот так-то лучше.

Через полчаса действительно явилась Ника вместе с бетой стаи. Этот молодой… эм, волк вежливо поприветствовал меня и отнес ее вещи в комнату, а сама Ника кинулась ко мне в объятья.

— Катрин, дядя всё-таки соединился с тобой! Какое счастье!

Она настолько стиснула меня в своих объятьях, и я начала задыхаться, но я была счастлива в этот момент. Ника была настолько поглощена своими эмоциями, что не заметила присутствия своих друзей.

— Ника, — тихонько позвал ее Джерими.

Девочка тут же отскочила от меня и покраснела. Я хихикнула над тем, как она реагирует на этого парнишку. Интересно, а что будет, когда они вырастут?

— Привет, — тихонько здоровается она, — Что ты здесь делаешь?

— Меня пригласи Луна, — оправдывается он, — А пришел сюда для того, чтобы позвать тебя погулять.

— Погулять? Но дядя сказал, что выходить нельзя, — она смотрит с надеждой на меня.

Ох, она думает, если я ей разрешу, то проблем не избежать. Чувствую, попадет мне за это.

— Иди, но дома быть уже в семь. Ясно?

— Ясно, — Ника отдала честь и побежала вон из дома вместе со своими друзьями.

Что-то я уже подустала и есть хочу. Пойду, приготовлю себе покушать. За готовкой замечаю свое весьма странное поведения. Откуда эта резкая смена настроения и командный тон? С роду не была такой заносчивой. Влияние альфы? Определенно… или все же нет?

Глава 23

Грей.


Я брел по улицам частного сектора, глубоко задумавшись. Мня тревожила одна мысль, что не давала мне покоя в последнее время все чаще и чаще, а после разговора с Катрин так и вовсе меня одолевает смятение. Пусть и не показываю не кому свое состояние ни ментально, ни физически — никак!

Вдруг у нас с Катрин не получится завести ребенка. Да, я сказал ей, что беспокоиться не о чем и природа нас обязательно наградит, но думал, что природа все же смилуется с нами и подарит прямо сейчас. Но у природы свои планы.

Потому сейчас и иду к одной из самых мудрых женщин в моей стаи — матери Джаста Марго. Эта пожилая женщина в последние дни поддерживала меня как никто другой. Она давала мне советы о том, как сделать так чтобы Катрин быстрее ко мне привыкла, и я ей был более чем благодарен за это.

Поднявшись на крыльцо небольшого дома, я постучал в дверь. Спустя несколько минут дверь открылась и на пороге меня встретила женщина.

— Альфа, — как всегда склонив голову, Марго отошла от двери, пропуская меня внутрь, — Прошу.

Я прошел внутрь дома и повернулся к ней.

— Надо поговорить.

Женщина кивнула и направилась на кухню. Спустя пару секунд появилась с подносом в руках. На подносе стояли две чашки с кофе, тарелка с печеньем и салфетки. Содержимое подноса каталось по всей поверхности. Вздохнув, я встал и помог ей донести несчастный поднос. Марго женщина уже пожилая, даже для оборотня.

— Благодарю вас, но, — Марго замялась, — для чего вы пришли?

— Поговорить. Мне нужен ваш совет.

Старая волчица была заинтригована и просто села в кресло вместе с чашкой ароматного напитка. Я же не стал притрагиваться к предложенному угощению — было не до этого.

— Марго, меня беспокоит одна вещь, а точнее ее отсутствие. На протяжении всего времени после нашего соединения как пары я не уловил запаха овуляции Катрин.

— И вас это беспокоит, — догадалась она.

— Да, очень.

Марго задумалась.

— Это может быть вызвано тем, что ее организм перестраивается под вас и сейчас просто не готов принять на себя беременность, — она поставила чашку на поднос, — Не переживайте.

— Легко сказать, — потер переносицу и задал еще один вопрос, — Какие признаки беременности появляются первыми?

Да-да, я альфа стаи и не знаю, какие признаки беременности появляются первыми. У меня не было ни времени, ни желания расспрашивать об этом у волчиц. Выслушивать, какие миленькие волчата в момент похода в туалет то еще развлечение.

— Первые признаки беременности проявляются спустя несколько дней, зависит от беременной девушки. Первый признак — это переменчивость настроения. Злость может смениться радостью, а радость грустью. У девушки меняется не просто настроение, но и аура. Со временем ее начнет окутывать сила оборотней, особенно если ребенок в утробе альфа.

— Угу.

Маргарита окинула меня недовольным взглядом и продолжила. Она не любит, когда ее перебивают.

— Так же у нее начинается тошнота, которая может начаться от любого не понравившегося запаха, еды и даже цвета. Вот так все чутко у нас.

— А меняется запах?

— Меняется, но не сразу же. В течение трех недель запах меняется. Не пугайтесь, если изменится раньше или же чуть позже. Все же Катрин человек.

Грустно усмехаюсь на такую уверенность Марго.

— Если вообще ребенок будет, то пугаться не буду, — в шутку кладу руку на сердце, а внутри волк воет от отчаяния.

И мне и зверю безумно хочется иметь щенят, но природа-мать порой бывает жестока. Однако буду следить за всеми переменами моей пары. Если хотя бы один признак моей пары проявится, то надежда уже не угаснет и не оставит меня. А если еще и почувствую запах овуляции, то все! Я сойду с ума. От счастья.

— Спасибо за помощь, Марго. Я пойду, а то меня ждут.

— Конечно, альфа.

Женщина проводила меня до двери и попрощалась со мной, при этом пригласив нас — меня и Катрин — на ужин. Пообещав, что обязательно придем, я отправилась к машине. Мне нужно заехать в «Стимул» и подумать, кого же мне назначить нового начальника отдела. У меня дел итак много, а тут ее и компания. Дел на меня навалилось очень много.

Приехал к зданию через час. Пробки в городе — одна из причин того, что я не хочу быть начальником этого отдела. Другая же причина — Катрин. Не хочу ее оставлять одну, особенно когда этот чокнутый ублюдок грозится ее похитить.

На работе никто не ожидал моего прибытия, и потому слишком расслабились. Надо и здесь еще наводить порядок. Рыкнув на всех, я отправился в свой кабинет. Там меня ожидал ещё один сюрприз в виде Роумэля.

— Зачем пожаловал?

Оборотень поворачивается ко мне и выдает:

— Нужна твоя помощь. Я вышел на тех, кто похитил моих членов стаи.

— Ох, и кто же это?

— Ты знаешь.

Знаю?

— Роумэль, не играй в эти игры. Говори прямо, — сразу же предупреждаю его.

У меня итак настроение ни к черту, а тут еще и Роум со своими загадками. Альфа лишь поморщился, встал и подошел ко мне.

— Я не знаю, кто именно их держит, но знаю где.

— И где же?

Во мне поднимается раздражение. Сказал же не играть в эти игры. Понимаю, что Роумэль сам по себе личность скажем не очень понятная и даже загадочная, но это не значит, что нужно играть в игру «Отгадай, где держат несчастных оборотней».

— На нейтральной территории, по моим данным разведки, — уточнил мой гость, — стоит филиал весьма странной компании под названием «Wolf and Sheep Industry». Это недалкео от твоих земель.

— Я слышал об этой компании. «Wolf and Sheep Industry» производит одежду.

— Я почти на сто процентов уверен, что они там. Не удивлюсь, если там мы найдем пленных из других стай.

— К тебе обращались другие стаи?

Роумэль кивнул. Так, похоже, все серьезнее, чем я думал. Массовое исчезновение оборотней и страдание их пар от этого — жалкое и страшное зрелище одновременно. Если пара умирает в плену, то другой оборотень состоявшей в паре умирает вслед за ним порой на это уходит несколько лет, но бывает и так что волк угасает за пару дней, а за зверем увядает и человек. И врагу такое не пожелаешь.

— Так вот, — снова начал Роум, — Мне нужна твоя помощь. Я уже договорился с Джо…

Опять тянет, черт бы его побрал.

— … и он согласен. А ты? Ты согласен помочь нам?

— Конечно, — сразу же согласился я, — Если они похищают оборотней из всех близлежащий стай, то тогда и нас не обойдут стороной.

Мой друг выдохнул с облегчением, но тут же собрался.

— Хорошо, — Роумэль направился к выходу, — Встречаемся на нейтрале возле старой ивы через три дня. Захвати с собой своих самых сильных волков. Если это они, то мы должны работать слажено и быстро.

Я лишь кивнул. Не хочется мне расстраивать друга, но я не настолько туп. Понимаю же, что на опасное задание нужно брать самых лучших и желательно беспощадных. Да-да, именно беспощадных иначе никак. Это природа и у нее свои правила и законы. У оборотней этот закон можно выразить всего одной фразой: «Убей или будь убитым».

За Роумэль закрылась дверь, и я принялся за работу. Дел много и надо решить их все. Одно из этих дел — заскочить к директору компании и обсудить с ним мой уход и назначении нового директора отдела, а так же уход Катин из компании. Я не хочу, чтобы Катрин работала здесь пока тут мало того, что нависла угроза в виде ликанов, ее бывшего муженька и этой компании по производству одежды, так еще и не хочу, чтобы моя пара и Луна моей стаи работала здесь. Потому быстро собрал все нужные бумаги и отправился прямо на седьмой этаж. Там меня встретила приветливая девушка. И она так пожирала меня глазами, что стала как-то не по себе.

— Вы к Мистеру Румпелю?

— Да, Триша. Именно к нему.

Еще раз, приветливо улыбнувшись, Триша направилась походкой от бедра, которая по ее замыслу должна была меня соблазнить пошла к двери своего начальства.

— Прошу, — она открыла дверь и похлопала глазками.

Г-р-р. Раздражает не только меня, но и волка. Ему противно смотреть на таких вот «хищниц», что пытаются соблазнить реальных хищников.

— Благодарю.

Я не обращая внимания на ее заинтересованный взгляд и подмигивания, прошел сразу же в кабинет директора. Мистер Румпел не ожидавший моего прибытия, стоял возле окна и курил. Закашлял от такого едкого дыма, чем обратил на себя внимание.

— Ох, Мистер Вонтрос, — он сразу же потушил сигарету и открыл окно, — Чем могу помочь?

— Мне нужно провести два собеседования. Оно на мою должность, другое на должность Мисс Волден.

Мужчина удивился, но ничего не сказал, а просто сел в кресло и начал думать. По идеи я сам могу уволить Катрин и поставить на ее место оборотня, но есть одна проблема. Уволить ее может только человек, что сейчас сидит за столом и долго смотрит в никуда думая над тем, что я сказал.

— Хорошо, но почему вы хотите уволить Катрин? Я лично с ней знаком, и учитывая, что она пережила, я не думаю, что это хорошая идея. Ее мать когда-то работала здесь и просила приглядеть за ней. Я просто переведу ее в другой отдел и…

Я не дал ему договорить.

— Она моя пара и не станет здесь работать! У нее есть семья — моя стая, — волк вырвался наружу и мой голос стал похож на рычание, — И ни я, ни моя стая не хотят, чтобы их Луна работала здесь и подвергала себя опасности. Понятно?

— Но…

— Понятно? — с нажимом спрашиваю я.

Человек начинает бояться. Я чувствую этот липкий запах страха.

— Д-да, конечно. Примите мои поздравления! Катрин — чудесная девушка.

Хмыкаю, расплываясь в зверином оскале. Ох уж эти людишки. Все пытаются угодить и спасти свою жизнь. М-да, хорошо, что Катрин у меня не такая и она просто солнышко по сравнению с ними. Мое персональное солнышко.

— Отлично, тогда пришли мне людей. Кандидатуру на мое место я выберу среди своих. Понял?

Мистер Румпел активно закивал и сглотнул.

— Превосходно. Тогда до встречи.

Я развернулся на пятках и вышел из кабинета директора компании. Триша стояла возле лифта с обаятельной улыбкой и в блузке с расстёгнутыми верхними пуговицами. Поскорей бы уйти с должности и больше никогда не приходить сюда.

— Мистер Вонтрос, — томно произносит она, — вы наверняка устали. Хотите передохнуть?

— Передохнуть?

— Да, со мной хотите?

Триша поправила свой внушительный бюст и шагнула в мою сторону. Я рыкнул на нее, предупреждая не делать глупостей, но ей было все равно.

— Бросьте, Мистер Вонтрос. Я вам сделаю приятно. Очень и очень приятно.

— Нет, Триша. Я уже женатый оборотень.

— Ох, бросьте, — отмахивается она, — Я же знаю, что вы свободный волк.

— Ты ошибаешься, — жестоко проговорил я и пошел к лифту, обходя ее.

Мне нужно успокоиться. Мне нужна моя пара. Я должен вдохнуть ее запах и успокоиться. Да, это поможет.

Глава 24

Катрин.


Я сижу в комнате и жду, когда в дверь позвонят и курьер принесет мне заказанные на дом вещи. Сегодня я решила на небольшой эксперимент. Посмотрим, как отреагирует на моё, наверное, весьма эффектное появление один большой и страшный Серый Волк. Все это организовалось благодаря Люси. Оказывается маленькая и тихая омега та еще выдумщица и затейница. А дело обстояло так.

Я и Люси сидели на кухне и тихонько пили чай.

Позвала девушку для того чтобы она помогла мне с Греем. Проблема заключалось в том, что я хотела порадовать Грея хоть чем-нибудь приятным. Ведь он не бросил меня в тяжелой момент, и бывшему мужу не отдал так еще и приятности делает для меня. Чего стоил один только пикник!

— Люси, я хотела бы спросить твоего совета. Что мне сделать приятное Грею?

Люси хитро улыбнулась.

— Секс? — хихикнула она.

Я покраснела, но взгляд не отвела.

— Люси!

— А что? — удивилась волчица, — Послушай, сделай необычный вечер. Купи красивое белье, приготовь ужин и подай все это.

Я призадумалась. И вправду это хорошая идея, но я стесняюсь… и боюсь.

— А что если ему не понравится?

Люси еще раз хихикнула и подмигнула мне.

— Уверяю, ему все понравится. У вас есть какие-нибудь милые прозвища?

— Прозвищ нет, но, — мне вспомнилась случай на кухне, где мы с Никой убегали от Грея, — Ты можешь купить костюм Красной Шапочки?

Если до этого девушка тихонько хихикала, то тут она уже заливисто смеялась. Знаю, что звучит весьма комично, особенно учитывая, кем является Грей.

— Хватит смеяться, — фыркнула я, — Так что? Достанешь?

— Да, но только к вечеру и это будет даже не сама Красная Шапочка, — уточняет она сквозь смех, — Это будет красивое белье с красным халатиком. Уж прости, но секс-шопа у нас нет.

— И еще, — вот ту я действительно стесняюсь, — Мне кажется, Грей сдерживается со мной. А я не хочу, чтобы он сдерживался! Я же вижу, как ему тяжело!

— Так прорви его самоконтроль. Послушай, я тебе сейчас дам пару советов и у тебя все получится!

Люси вышла через пять минут, все еще смеясь над моей реакцией на ее советы. Я же осталась продумывать до конца все элементы вечера.

И вот стою я перед зеркалом и осматриваю свой макияж. Стрелки были нарисованы просто идеально для такой криворукой, как я, а алая помада увеличивала губы и делала их невероятно пухлыми.

Грей сидел в своем кабинете и усердно работал. Отвлекать его раньше времени мне не хотелось, и поэтому просто сидела в комнате и ждала девушку.

Раздался дверной звонок, и я просто пулей выскочила из комнаты с криками «Я открою!». За дверью действительно стояла омега.

— Держи, — прошептала она, — Удачи.

Люси убежала столь же быстро, как я бежала до двери. М-да. Теперь мне еще страшнее. Вдруг действительно не понравится? Кристоферу не нравилось, когда я так одевалась, и называл меня проституткой. Но тут не стоит забывать, что Грей не он и ему наверняка понравится. Бывший даже рядом не стоит с Греем!

Судорожно вдохнув, я отправилась переодеваться, но не в спальню, а на кухню. Не хочу, чтобы Грей увидел все раньше времени, а освободиться он не раньше, чем через двадцать минут. А это значит, что время у меня еще есть.

Дверь в кабинет была открыта и на пару минут остановилась и залюбовалась тем, как мой волк работает в поте лица. Сегодня пришли счета, и Грей старается разобраться ними, как можно скорее, а я его замотивирую. Да-а-а, так что он разберется с ними в два счёта. Для начала замотивирую вкусной едой. Уже пошел эффект. Грей стал чаще вдыхать воздух и порой даже закрывать глаза от удовольствия. М-м-м. Такая реакция льстит моим способностям в готовке.

Грей поднял глаза и застал меня за подглядыванием. Его взор остановился на коробке.

— Что там?

Так, Катрин, включай режим соблазнительницы.

— Чуть позже узнаешь, — томно произношу я и иду дальше.

Я его точно заинтересовала. По глазам было видно.

Пока в духовке запекалась курица, решаюсь переодеться. На все про все ушло у меня не много немало двадцать минут. Во всем виноваты эти странные трусики, что состояли из трех полосок. Где перед, где низ? Непонятно. И теперь, когда они на мне полоска впивается прямо в лоно и вызывая приятную сладкую боль. Теперь, подождем пять минут, и пойдем устраивать шоу.

Через пять минут, когда Грей все еще сидел и доделывал свои дела. И тут издался скрип. Это Грей встал со своего стула и стал расхаживать, разминая ноги. Пора устраивать шоу.

Медленно, элегантно и — я надеюсь — сексуально прохожу по гостиной. Полоска ткани трется между ног, вызывая будоражащее чувство вожделения. Мое дыхание стало немного рванным, ведь я дразнила зверя, хищника своим откровенным видом, адреналин бушевал в крови. Останавливаюсь напротив кабинета, и поворачиваюсь к двери лицом.

Мне открывается вид альфы, у которого глаза налиты янтарным светом. Именно светом, потому что его глаза горят. Люси сказала, что у Грея потрясающий контроль и сломать его порой бывает трудно, и меня это абсолютно не устраивает. Уж я-то постараюсь, Грей не сможет устоять.

Я скидываю с себя небольшой халатик, и он водопадом спадает к моим ногам. Делаю шаг назад и чувствую ногами кресло. В моей голове проскользнула шальная мысль. Сажусь в кресло, выпячивая грудь вперед, тем временем Грей делает шаг ко мне. Похоже, плотина самоконтроля дала трещину. Отлично.

Закидываю ногу на ногу, выставляю их напоказ, игриво покачивая своей ножкой. Альфа шумно вдохнул и закрыл глаза. Ну, уж нет! Так не пойдет, надо действовать куда более решительно и соблазнительно.

Я раздвигаю ноги и закидываю их на подлокотники кресла. Выгляжу сейчас, как какая-нибудь порно-звезда, но меня это мало волнует. Я должна дать ему то, что он хочет и то, что он действительно заслуживает. Мой взгляд говорит красноречивее слов, а поза и вовсе заставляет трещину в его плотине самоконтроля разрастаться с каждой секундной.

— Грей, — стону я и отодвигаю край своих трусиков.

Все. Плотина пала, и Грей резко открыв глаза, направился ко мне. Похоже, я довела его до края.

— Ты играешь с огнем, милая, — рычит он, заглядывая прямо в глаза.

Янтарные глаза должны были напугать меня, но они наоборот заставляет низ живота тяжелеть. Мой здравый смысл отключился вместе с совестью. Ибо последняя сейчас сказала бы мне что-то про то, какая бессовестная и отвлекаю Грея от важных дел.

— Так покажи мне этот огонь.

Хищно ухмыльнувшись, Грей спускается на колени и смотрит на мое лоно. Облизнувшись, Грей спускается к моей женственности. Задерживаю дыхание в предвкушении, прикусываю губу и стараюсь следить за каждым его движением, жадно впитывая его. Грей специально растягивает момент, он смотрит прямо в глаз и облизывает всю мою плоть снизу вверх. Это действие выбивает весь воздух из моих легких.

— М-м-м, — выгибаюсь к нему навстречу.

Янтарный блеск в его глазах сверкает возле моего лона, а проворный язык ударил по клитору, затем снова и снова, жалит настолько быстро, что не успеваю сдержать свой стон. Чувствую его улыбку на моем клиторе. Его так плотно обхватили губами, слегка сжав зубами и ударяя по нему, слегка шершавим языком. Видимо, его зверь стремится наружу.

Оторвавшись от уже слегка разбухшей чувствительной бусинки, Грей вспоминает о моей груди и медленно поднимается, наблюдая за моей реакцией. Я не боюсь его, ни его зверя, ни его самого. Принимаю таким, какой он есть на самом деле. Пусть он не будет ласковым и нежным, но мне даже хочется этой грубости, что уже виднеется на его лице.

Показав свои уже слегка заострённые зубы, Грей прикусывает сосок и обводит его языком. Ахаю и подставляю грудь вперед, к нему, к его губам, к его языку, к его зубам. Стон, вырвавшийся из моего горла уже громче, чем предыдущий.

— Сладкая, — словно в бреду шепчет Грей, — Ты такая сладкая… и вся моя. Скажи, что ты моя. Признайся в этом.

Я так все еще и не озвучила свое решение, о том согласна ли я стать его парой или нет. И за то, что происходит сейчас, то, как он неистово скользит языком по затвердевшим до сладкой боли соскам, а рукой массирует грудь, перекатывает другой сосок, между пальцев сжимая и оттягивая его, а другая рука массирует клитор, надавливая большим пальцем на него, а другие, заводя в лоно. Не дает насладиться этим сполна, и тут же вынимает их.

— Грей, — прикусила губу уже до крови и почувствовала металлический вкус крови.

— Катрин, — рычит он, растягиваю букву «р», — признай и я дам тебе это.

Я захныкала, когда тепло начало перерастать не просто в жар, а лаву, что растекается и бурлит в моей крови.

— Ты играешь нечестно, — я уже готова сама перевернуть его и оседлать.

— Возможно, — хитро так ухмыльнулся он, — но я хочу получить тебя, а я всегда получаю то, чего хочу.

Смотрю в его глаза, и в них уже не былого контроля, но все же он присутствует. Обидно, что он не может забыться со мной, и только хочу сказать об этом, как Грей резко входит в меня пальцем напрочь лишая меня возможности говорить и думать. Медленно вытягивает свои пальцы из меня, мышцы пытаются задержать его, но все безрезультатно, и тут же резко вводит их обратно. И так повторяется бесчисленное количество раз. Я уже готова молить его о пощаде, но не буду, ведь знаю, что он хочет. Я уже на краю и еще чуть-чуть и перешагну эту грань, но…

— Катрин, скажи и я дам тебе все, что ты захочешь.

Его шепот гипнотизирует, и я не думая выпаливаю:

— Да! Да! Да! Дай мне это уже, наконец!

Получив то, что он хотел Грей вынимает свои пальцы и разочаровано стону. Слышу, как растягивается молния, какой-то шелест одежды и чувствую твердую горячую плоть. А вот это мне уже нравится на много больше.

Наступает тот самый долгожданный момент: мое лоно растягивается из-за его большого твердого члена. Он застывает там, внутри меня, и так же медленно выходит обратно. Стараюсь, задержать, но он так же продолжает выходить.

— Готова?

Кивнула, даже не понимаю о чем он. Толчок. Сильный, резкий, мощный толчок внутрь меня, и я задыхаюсь от нахлынувших эмоций. Лава внутри вот-вот закипит и вырвется наружу. Закрываю глаза полностью, отдаюсь эмоциям и готова хоть всю жизнь так проводить.

Резкие, размеренные толчки доставляют неописуемое удовольствие. Такое порочное удовольствие. Снова открываю глаза и смотрю на своего волка. Никакого контроля там нет, только страсть, самая настоящая животная страсть.

Он зарычал, и это просто добивает, и я взрываюсь в экстазе. Грей кончил после меня. Оргазм был настолько сильным, что я просто отключилась.

Глава 25

Грей.


Я еще раз вздохнул приятный слегка сладковатый запах жасмина и открыл глаза. Катрин лежала на моем плече, уткнувшись куда-то в район ребер своим носом, сладко посапывая. Еще раз, вдохнув ее аромат, понимаю одну вещь — он не изменился, ни капли. Жутко переживаю по этому поводу, мы с Катрин не можем пока иметь детей. А жаль. Как бы мне хотелось через полгода нянчиться со своим сыном или дочкой, а еще лучше со всеми сразу. Ничего, я уж продержусь, а там природа, думаю, наградит нас детьми.

— Доброе утро, — шепчет моя пара, жмурясь от яркого солнечного света.

Солнечные зайчики играли на ее лице, девушка мила жмурилась и отворачивалась, пряча свое лицо еще глубже в мои ребра. Решила все же меня еще слегка подразнить и совсем слегка прикусила кожу, обвела ее языком и поцеловала ее.

Я заурчал, резко перевернулся и придавил маленькое тело под собой. Моя пара уже вся в предвкушении, закусила нижнюю губу, а смотрит так, что душа сейчас в пятки уйдет от счастья. Она не боится меня после вчерашнего. Я потерял весь свой контроль, но отплатил ей тем же.

— Грей, — на распев зовет меня Катрин, — Кто-то говорил, что ему нужно на работу отбирать себе новый персонал?

Хмыкнул, наклонился для легко поцелуя, но Катрин прижала пальцем к моим губам, игриво вздергивая бровь.

— Сейчас между прочим десять, а у тебя собеседования начинаются в одиннадцать. Кто-то вчера ворчал, что он ни черта со мной не успевает, потому что я его отвлекаю.

Катрин обижено засопела и хотела вылезти из-под меня. Не тут-то было! Схватил ее, прижал к кровати и обрушил шквал сладких страстных поцелуев на один очень говорливый рот. Девушка хотела отвернуться, прекратить, я настаивал на своем и, в конечном счете, она сдалась.

Она так отвечала мне: страстно, нежно, с огромной любовью, отдавая всю себя. Мой волк завыл от своего триумфа и возжелал обладать своей парой снова, но тут опять:

— Грей, ну правда, — протестует она, — Тебе действительно надо на работу, а я подойду чуть попозже.

— А почему не со мной? — состроил грустную мину, — Я думал, мы вместе найдем замену. Ты — себе, и я тоже.

— Я должна переговорить с Люси, — отрезала девушка и чмокнула меня в нос, — А теперь не дуйся и бегом вставать. И кстати, мою замену без меня искать не позволю! А то еще какая-нибудь чувырла моего альфу заберет.

Тут уже обиделся я, но после ее легкого касания губ я сразу же забыл о своей обиде, мой взгляд стал ласковым и нежным.

— Катрин, — смакую ее имя, — Мне никто кроме тебя не нужен. Я хочу, чтобы ты знала — ты можешь мне доверять.

Она не ожидала таких слов и лишь кивнула. Взглянул на часы, надо поспешить или опоздаю на собеседование, что сам назначил. Поднялся, неотрывно следя за Катрин одеваюсь. Пара сидит и наблюдает за мной с нескрываемым удовольствием. Решаю покрасоваться перед своей женщиной, и устраиваю ей чуть ли не шоу с одеванием, а не раздеванием, как это обычно бывает.

— Все, — надел пиджак и подошел к ней, — Я побежал. Как только освободишься, скажи об этом Джасту, он отвезет тебя, хорошо?

— Угу, а поцеловать?

Смеюсь над своей девочкой и целую ее в лоб, потому что если поцелую в губу я останусь здесь надолго. Просто на просто не удержусь. Катрин ничего не сказала. Но было явно видно, что она совсем не против даже такого невинного действия. Мы пара и любое касание для нас это истинное наслаждение.

Еще раз, попрощавшись со своей девочкой, я вышел из дома и направился к бете. Надо будет с ним переговорить на счет беременности. У беты есть истинная пара, которую он представил мне лично и сейчас она мирно обживается в его доме. Сама девушка уже беременна и находится на третье недели беременности. Да, бета постарался на славу.

— Альфа, — увидев меня, он склонил голову, — Ты готов уже ехать?

— Да, но сначала скажи мне, как ты понял, что твоя пара беременна?

— О, — усмехается волк, — Я это понял по ее запаху. После первой утренней тошноты запах меняется. Услышишь запах с примесью — все, твоя пара беременна!

— Какая примесь должна быть?

— У каждой самки по-разному, — пожимает плечами, — У моей Долли был легкий запах роз с примесью пряностей.

— Ясно, — вздохнул я и тут же отдал приказ, — Прощайся с парой, и погнали в город. У нас еще много дел.

— Как скажешь, Грей.

Я ушел, не хотел созерцать прощание пары. Мне хватает и моей, хотя насытиться ей никогда не могу. При воспоминании о том, что она вчера учудила, заставляет член встать колом. Катрин полна сюрпризов. Никогда бы не подумал, что она способна на нечто подобное и потому всегда был с ней немного сдержан, а тут такой сюрприз.

Бета присоединился ко мне спустя лишь пять минут и виновато улыбнулся, на это я лишь отмахнулся.

— Я понимаю, — вместе потихоньку бредем к машине, — Сам не могу насладиться ей вдоволь. Она, кстати, вчера признала нашу связь.

Мужчина лишь хмыкнул на такое заявление.

— Это слышали все ближайшие дома.

— Ну, вот и отлично, только Катрин не рассказывай, — я удерживаюсь от беспричинного смеха. — Она будет стесняться.

— Кстати, о связях. Как там ее бывшей муженек?

Все хорошее настроение испарилось, словно его и не было. Вот о нем я и позабыл, а зря. Счастье — это хорошо, но забываться в нем не стоит.

— Никак. Этот гаденыш не вылезает из своей норы.

— Выжидает, — фыркнул мой друг.

— Понятно, что он выжидает особый момент, но когда же его ждать? Ожидание утомляет.

Бета соглашается, треплет меня за плечо, как знак поддержки и говорит:

— Твоя пара с тобой и рано или поздно подарит тебе потомство. Радуйся!

Этот волк всегда знал, как сказать и как правильно донести до мен смысл. Он прав. Я буду наслаждаться, но все же забывать об угрозе не буду. Слишком рискованно такое пренебрежение.

— Ладно, — снимаю его руку с плеча, — Поехали, нас ждут.

— Да, альфа.

Доехали до работы быстро и без особых препятствий в виде пробок, потому уже в десять тридцать были уже возле высокого здания «Стимул». Грег был в хорошем расположении духа, а вот я напротив был угрюм. Не дает мне покоя мысль о Кристофере: он явно что-то задумал, но что? И когда случится это «что-то»? Тревога звенит в моей голове колоколом.

— Грей, послушай, — возвращает меня в реальность Грег, — Ты кого смотришь людей или оборотней?

— И тех и тех, — отчеканил я, — Человека на место Катрин, а оборотень займет мою должность начальника отдела. Я больше не могу совмещать дела фирмы и долг альфы.

Бета понимающе усмехается.

— Не хочешь, чтобы на твою пару глазели остальные самцы?

Зарычал, предупреждая своевольного волка, что тот ходит по краю и еще немного, и он перейдет этот край и ему не поздоровится. Животное во мне готово выплеснуть всю злость и напряжённость на одного несчастного бету. Хоть он и старается меня развеселить.

— Понял, — вскидывает руки Грег, — Не дурак.

— А по тебе и не скажешь, — грохочу я, — Шут гороховый.

— Эй!

Все же оборотень добился своего, и я усмехнулся одним уголком губ. Я и мой бета вошли в холл, на нас сразу же набросились работники фирмы. Ничего удивительного в этом нет — начальства не было несколько дней и дел накопилось много. Грег устало вздохнул и начал пробиваться к лифту. Меня же не отпускали и старались впихнуть, как можно больше документов, отчетов и приказов на подпись. Надо сваливать.

Грег подал знак, что лифт приехал и я со всех ног, насколько это вообще возможно в этой толпе, помчался к спасительным дверям, где смогу вдохнуть спокойно. Толпа не хотела отпускать меня, но все же вырваться получилось.

— Да уж, Грей, — посмеивается мужчина, — Ты тут нарасхват.

— Это не смешно, — рычу в ответ, — Дел итак по горло, а тут еще и это.

— Я и не смеюсь, — подавлял смех Грег, — Просто представляю, что ждет твою замену.

Кривовато усмехнулся, и механический голос назвал наш этаж. Вышли и все оборотни, которые уже усердно работали, подскочили со своих мест и склонили головы в знак приветствия. К нам подскочила Лоли.

— Доброе утро, альфа, — повернула голову к Грегу, — бета.

— Доброе, Лоли. Кандидаты готовы?

— Да, альфа. Все ждут внизу.

Так вот откуда там такое скопление людей. Похоже, много кого привлекает работа в фирме.

— Ясно, тогда приглашай первого кандидата.

Девушка кивнула и умчалась к лифту, чтобы пригласить первого испытуемого. Я и Грег прошли в мой кабинет и устроились там поудобнее. Испытание для нас, а не для этих людей начинается. Вошел первый кандидат на должность Катрин: мужчина, лет тридцати пяти, брюнет с карими глазами.

— Прошу садитесь, — пригласил его.

Мужчина представился, как Джон Саториус. Вполне приятный мужчина, имеет два высших образования, но все же нам не подходит. Разит от него очень неприятно, и это не учитывая, то, сколько он использует духов.

Далее в кабинет зашла девушка. Приличная, скромно одета, но нам тоже не подходит. Опыта маловато. Итак, прошел час, другой и тут заходит знакомое лицо. Джанет.

— Мистер Вонтрос, — томным голосом приветствует меня, — А это…

— Мой бета. Джанет, что ты здесь делаешь?

— Как что? — удивляется она.

— Я пришла на работу устраиваться.

Я насторожился. Надеюсь, она ничего не выкинет. Девушка прошла и села в кресло.

— Джанет, где ты пропадала? Катрин переживала за тебя, — стараюсь увести разговор от работы, потому что брать ее не хочу.

— Ох, я лечилась, Мистер Вонтрос.

— От чего же?

— Это личное, — невинно хлопает глазками, — Я вам скажу, но пусть он, — кивает в сторону офигевшего беты, — выйдет.

— Альфа, не стоит, — протестует он.

— Выйди.

Сам же мысленно передаю ему послание о том, что если она не выйдет через две минуты — пусть заходит. Поведение Джанет напрягает, но я будто не справлюсь с маленькой девчушкой. Грег не хотел, но все же вышел.

— Так что?

— Лечилась, — расплылась в ехидной улыбке, — И училась управлять собой, чтобы не становится ликаном в ненужное время.

У меня сейчас глаза вылезут из орбит. Твою мать!

— Чего же вы так удивляетесь? Теперь я подхожу вам, — Джанет полностью откинулась на кресло, — А Катрин нам не помеха.

— Убирайся, пока я тебе хребет не вырвал, — рявкнул я.

— В этом я очень сомневаюсь, — Джанет залилась смехом, — Пока мы тут с вами мило болтаем. Вашу прекрасную пару, вполне могут схватить. Какая жалость! Бедненькая Катрин наверняка уже мило беседует с двумя амбалами.

Я сжал руки в кулаки, встал с места и стал надвигаться на обнаглевшую особу, вздумавшая меня шантажировать. Гнев кипел во мне, и совсем скоро он выйдет наружу неистовым ураганом и сметет все на своем пути. Мысленно связался с Грегом и предупредил его.

— Что такое? — издевается она, — Вы расстроены? А я вот нет. Она не заслуживает места рядом с вами. Я более чем достойна для вас, так почему же вы выбрали ее? Она даже вам детей не подарит!

— Это тебя не касается! Пошла вон отсюда! И Катрин в безопасности, — скриплю зубами, — Ее защитят любой ценой, а их убьют. Так же, как и тебя.

Джанет скептически выгнула бровь. Ее защитят! Просто потому что по-другому быть не может. Человек встал и подошел ко мне. В глазах этой дряни горел странный огонек.

— Мистер Вонтрос, давайте проверим.

Джанет набрала номер на своем телефоне. Пошли гудки, и трубку практически сразу же сняли.

— Алло, — послышался не знакомый мне голос.

— Вы схватили ее? Если схватили, то я хочу услышать ее голос.

После этих слов повисло молчание. Я часто задышал, липкий страх пробежал по моей спине мурашками. Все мои мечты о том, что ее защитили и не дали в обиду, разбились об одну фразу:

— Секунду, — еще пары секунд молчания и…, - Кто это?

Дерьмо! Картин у них!

Глава 26

Катрин.


Я сидела за столом и мирно завтракала. Задумалась о том, когда же придет Люси? Как там Грей? Справляется ли? Что за вопрос? Конечно, он справляется, но все же чувство нездорового беспокойства меня напрягает. Что-то должно случиться, что-то очень нехорошее произойдет.

В дверь позвонили, но я не сразу же обратила на это внимания. У Люси же был ключ, зачем звонить? В дверь еще раз позвонили уже настойчивее. Встаю и медленно бреду к двери. Нехорошо себя чувствую, и такое ощущение, будто меня сейчас вырвет. Уф.

Как только щелкает замок, в дом врываются какие-то люди. Они кричат, галдят и окружают меня. Один из них подлетает ко мне, скручивает мои руки за спину так, что я вскрикиваю от боли и пытаюсь вырваться. Все попытки тщетны. В дом заходит еще один человек. В отличие от других незваных гостей он одет вполне обычно. Мне плохо, в глазах стоит легкая дымка, и я не могу сфокусировать взгляд.

— Ну что Катрин? — голос знаком, — Где же твой волчок? Сбежал?

Мужчина заливается смехом. Он мне знаком, смех преследовал меня в моих кошмарах вместе с другим. Бенджамин. Какого дьявола он здесь забыл?

— Ты готова вернуться к той жизни? — насмешливо спрашивает Бенджамин, — Я жду не дождусь снова с тобой покувыркаться! Представь я сзади, а Крис спереди! Я уже весь в предвкушении. Надеюсь, ты вкусно и плотно покушала или зачем мы добавили снотворное в твою еду? Эта доза свалит любого слона, что уж говорить про волка или же человека.

Смешинки внушали дикий животный страх перед ним. Бенджамин такой же психопат, как и Кристофер! Единственное различие между ними: Кристофер настолько сходит с ума по оборотням, что страх потерял еще совсем давно, а вот его друг тот еще трус.

— Выводите ее, — отдал приказ и ушел.

Человек, державший меня, повел в таком же неудобном согнутом положении из дома. Хочу закричать, но меня больно ударяют по щеке.

— Только попробуй! Мы убьем всех.

Послушно затыкаю рот. Не стоит с ними шутить, ведь им все равно на них, а мне нет. Пусть я толком и не успела с ними со всеми пообщаться, но уверена в одном на все сто процентов — они не заслуживают смерти.

Меня запихнули в черный джип стоящий недалеко от дома. Посадили на заднее сиденье, рядом сели двое крупных мужчин и зажали между ними. Стало трудно дышать, но говорить об этом не буду. Гордость — она такая.

— Поехали! — в машину садится Бенджамин и машина сразу же стартует.

Что же теперь делать? Бенджамин и Кристофер — особенно Кристофер — не станут шутить и бросать слова на ветер. Они задумали что-то не просто плохое или ужасное, а бесчеловечное! Зная своего бывшего муженька, понимаю, как он будет действовать: сначала проведет надо мной эксперименты, но перед этим, убьет Грея, если он придет, а он придет. По-другому быть не может.

— Грей придет за мной, — хрипло шепчу я.

Похитители оскалились и издали смешок. В моем рту пересохло.

— Если, — Бенджамин выделил это слово особой интонацией, — то ему не жить. И к тому же, — придурок, сидящий на переднем сиденье посмотрел на меня через зеркало, — мы собираемся предложить ему сделку: он отдаёт нам свою племянницу в обмен на тебя.

— Что? — вылупила глаза по самое «не хочу».

Грей не сделает этого! Я ему не позволю! Ника маленькая невинная девочка, над которой ТАМ собираются издеваться. Сделаю все, что угодно, но не допущу этого. Мужчина выгнул бровь.

— А ты сама, как думаешь? В придачу мы поможем семье воссоединиться.

Если раньше он меня и удивлял своей преданности к бывшему, то тут… полнейший шок. До меня медленно начал доходить смысл его слов. Нет…. Нет, это просто не может быть! Ее родители умерли от лап ликанов. Минутку, кажется, Грей говорил о том, как в городе были замечены ликаны. До меня дошло.

Стало еще хуже, в голову ударила резкая боль. Не сдаваться!

— Так это вы убили ее родителей?!

— Бинго!

Я хотела высказать все, что думаю о нем, о его шайке и, особенно о бывшем муже, однако, Бенджамин остановил меня.

— Все остальное спросишь у Криса, — он повернулся ко мне лицом, — Если ты сможешь их задавать.

Последняя фраза меня просто убила. Как так можно?! Чудовища, а не люди.

— Эй, ребят, — этот… урод все еще не отвернулся, — Зачем вы так ее зажимаете? Она нужна нам живая.

Особь мужского пола поднял свои «грабли» и потрепал меня по щеке, затем и вовсе похлопал, словно я была маленькой наивной девочкой, которая не понимала: зачем и куда ее везут. Я и впрямь не знала, куда меня везу, зато понимала к КОМУ. Пускай и слабо.

— Я…

Хотела сказать пару «ласковых» слов в его адрес, меня остановила боль в области шеи.

— Ты слишком много говоришь, — в глазах помутнело, — Пару лет назад ты и слова не сказал бы. Ничего, — голос доносился, как издалека, словно через толстый слой ваты, — скоро станешь такой же покладистой…

А дальше уже ничего слышу и не вижу. Вокруг меня только тьма. Холодная непроглядная тьма окутывала мое сознание с поразительной скоростью.

Не знаю, сколько так провела. Я была полностью дезориентирована. Тьма со временем отступала, давая мне возможность медленно открыть глаза и сразу же закрыть из-за яркого света. Голоса доносились до моего сознания лишь обрывками.

— … ее шавка уже знает.

— … нужно будет провести эксперимент… та девчонка… подойдет…

Кто пойдет? Какая девчонка? Какой эксперимент?

— …никто не заметил.

Я издаю жалобный стон, и все сразу умолкает. Не единого звука. Идеальная тишина. Разлепляю глаза, и первое что вижу — лампа. Так вот что меня ослепило! Пытаюсь встать, и у меня получается, пусть и не с первого раза.

Держась за голову, потихоньку прихожу в себя. Чувствую запах медикаментов, спирта и чего-то еще, но понять что это выше моих сил. Поднимаю голову и вижу пару знакомых глаз. Эти глаза снились мне в самых худших кошмарах! Кристофер.

— Проснулась? — заботливо интересуется мой персональный кошмар.

Меня этим не проймешь! Прекрасно помню, что скрывается под этой личиной заботливого мужа. Садист, тиран, изверг, мучитель, ирод! Много чего еще можно придумать про этого человека, но стоит ли, ведь все итак понятно кто он!

— Соскучилась? — с издевкой выспрашивает ирод.

— Ни капли, — шиплю на него кошкой.

— Жаль.

Не расстроился он от силы совсем! По нему же все видно, как так получается, что никто не замечает этот нездоровый взгляд на меня и вообще на других людей.

— А я по тебе безумно соскучился, — делает шаг ко мне.

— Я верю, — хриплю и добавляю через секунду, — В твое безумство я всегда верила!

Его улыбка была ответом на мое высказывание о нем. Черт, сейчас договорюсь, и будет тут представление для всех желающих посмотреть на садиста в действии. Тот самый садист делает ко мне еще пару шагов, и я еще сильнее напрягаюсь. Бежать некуда и мой мучитель прекрасно в этом осведомлён.

— Катрин, — мое имя на его устах режет по моим ушам, — Давай все забудем и станем жить, как раньше.

— Не получится, — заверяю его.

Кристофер выгибает бровь, прямо как когда-то давно, в прошлом. В том прошлом, где я была его женой с обязанностью рабыней! От воспоминаний ударившие в мою голову побежали мурашки по коже.

— Если дело в твоем ручном песике, то без проблем. Я от него избавлюсь или же могу позволить изредка вам видеться, — он призадумался, — Он — в клетке, ты — беременная, — его взгляд снова сосредотачивается на мне, — От меня.

— Нет, я не позволю.

Вновь нездоровая улыбка на его лице выглядит как напоминание о моей неосторожности. Катрин, ты должна помнить, кто стоит перед тобой и на что он способен.

— Любимая, — с фальшивой лаской произносит бывший муж, — Ты сама будешь молить об этом.

Вот теперь мне стало дурно? Не стану его молить, даже если от этого будет зависеть моя жизнь!

— Однако сначала выясним, беременна ли ты от этого пса.

Гнев и обида за любимого закипают во мне.

— Грей — оборотень, а не пес!

Внезапно меня хватают за горло, больно сжимая. Кристофер выглядит рассерженным, весь гнев выходит из меня разом, но вот обида смешивается со страхом в странном коктейле чувств и эмоций. Начинаю задыхаться скорее от паники, нежели чем от его рук. Истинное наслаждение для этого садиста — видеть страх и паникую.

— Он для тебя ничего не значит! Поняла? — еще сильнее сжимает горло.

Судорожно киваю, всхлипывая от боли в глотке. Мужчина бросает меня на пол к своим ногам. Воздух было катастрофически мало и кашель с всхлипами разносятся по всему помещению. Какое же это унижение! Ненавижу!

— Принеси тесты на беременность, — приказывает кому-то, и дверь со скрипом открывается и захлопывается.

Тишина давит, и безумно хочется расплакаться. Пока рано! Его ждет большое огорчение, когда ублюдок поймет — я бесплодна и не сможет дать ему то, что хочет. Дверь снова открывается. В помещение заходит смутно знакомая мне женщина. Где же я ее видела?

— Держите, Мистер Гарольд.

Это же голос вахтерши! Всматриваюсь и это действительно та самая с виду миловидная женщина. Она, оказывается, подчиняется ему?! Не верю… или верю? Вот теперь не знаю, кому же мне доверять? Не удивлюсь, если сейчас тут войдет Том. Шутка.

— Сделай тест, — протягивает мне коробочки, — Там туалет.

Беру трясущимися руками тесты и еле встаю на ноги. Остаточное от той дряни, которую вкололи мне, а перед этим еще и подсыпали непонятно что. На трясущихся ногах захожу в маленькую комнату с одним унитазом, небольших окном, в которое я уж точно не пролезу, и окном.

— Даже не думаю сбежать! — слышится из-за двери.

Как же я сбегу? Через окно? Он серьезно?

Через пару минут я молюсь, лишь бы тест показал одну полоску. Впервые так радуюсь своему… бесплодию. Этого просто не может быть! Две полоски. А теперь я должна радоваться, да? Да ну! Тест не правильный. Делаю другой. Ответ такой же. Еще один. Так же.

— Ну?

Не реагирую ни на что. Беременна. Я беременна. По идеи я должна радоваться, но не в этой ситуации. Дверь резко распахивается, и Кристофер выдергивает тесты из моих рук.

— Будем делать аборт, — выдает он, — Из него вряд ли получится ликан.

— Я не позволю убить своего ребенка! — закричала во всю мощь.

— Твое мнение не спрашивают. Уведите ее в камеру, — коротко приказывает ирод и выходит из туалета.

Тут же входят те самые два амбала. Они схватили мои руки, приподняли над полом и понесли. Брыкаюсь из-за всех сил. Мои руки еще сильнее сжимаются, заставляя замереть на месте.

Не заметила, как мою тушку вынесли из той комнаты и уже несут по плохо освещенному коридору. Болтаюсь между ними тряпичной куклой. Без воли и без способа пошевелить руками. Любые попытки вырваться пресекаются к корню. Открывается решетка, и меня кидают — именно кидают — в камеру.

Осматриваю в первую очередь себя, особое внимание уделяю животу. Крови нет и синяков тоже. Но на руках синяки останутся. Придурки!

Поднимаюсь на ноги и оглядываюсь вокруг. Небольшое помещение с кроватью под окном с решетками, небольшим столиком и серыми стенами и таким же серым полом. Одним словом, тюрьма. Причем подвальная тюрьма, судя по тому, как расположены окна. Высоко, но благодаря кровати можно достать.

Снова смотрю на кровать и чувствую невероятную усталость. Нужно передохнуть и потом уже будем думать, как выбираться отсюда. Ложусь на кровать, которая вот-вот провалится под моим весом. Накрываю в защитном жесте живот и съеживаюсь в маленький комочек. Мы с тобой — или с вами — придумаем, как спастись. Обещаю!

Просыпаюсь снова от какого-то странного звука, будто палкой лупят по железу.

— Луна, — сипит тоненький голосок, — Луна, проснитесь!

Резко вскакиваю на кровать и вижу лицо Джереми! Как же я ему сейчас рада просто словами не описать! Джереми сидит на коленках подтверждая мою теорию о том, что я нахожусь в подвале. Радость быстро сменяется беспокойством за щенка, как их называет Грей.

— Что ты здесь делаешь?

— Я увидел джип, и почувствовал ваш запах. Взрослых звать — не было времени, и я сел на волка…

— Сел на волка? — поражаюсь ему.

На лице мальчика легко читается негодование. Ладно-ладно, молчу.

— Так вот, — снова начинает Джереми, — Я последовал за вами и вышел на это место. Я освобожу вас, Луна.

— Нет!

— Нет?

В отличие от мальчика, прекрасно знаю сколько здесь людей. Не справится с ними в одиночку и по итогу его самого схватят и неизвестно что еще сделают. Я взяла его за рукав и потянул ближе к своему лицу.

— Нет, — подтвердила, — Найди Грея и приведи сюда. Скажи ему, что меня схватил Бенджамин. Он поймет.

— Но, Луна…

В коридоре послышались шаги.

— Скорей! Найди и приведи сюда!

— Хорошо, Луна. Потерпите!

Джереми поднялся с колен и побежал к лесу. В комнату зашли охранники.

Глава 27

Грей.


Волна паники, боли и страха не хотела отступать и накатывала все с большей силой. Каждый час я чувствовал страх, это был не только мой страх, но и страх Катрин. Ей так страшно, а я и помочь ей не могу. Каждую минуту паника окутывала меня в свои сети. Катрин тоже паниковала. Я чувствовал ее эмоции, однако почувствовать ее положение не мог. Волк отказывался разумно мыслить и бесновался под кожей, стремясь бросить все и отправиться на поиски пары. Никакие уговоры и разумные домыслы на него не действовали — на все был лишь один ответ!

«Найти!»

В кабинет постучал Грег и на приказ войти, тихо зашел. Боится. Верно, каждый будет бояться оборотня, у которого украли пару, а уж альфы тем более. Мой грозный вид всегда внушал уважение, а тут все тряслись от страха сказать лишнее. Бета осмотрел мое задумчивое лицо и решился заговорить:

— Джанет ничего не говорит. У нее два состояния: ликан, когда она на всех рычит, либо психически нездоровый человек. Смеется и долбится об стол.

Волк на какое-то время овладел телом, грубо отпихнув меня от руля. Глаза налились золотом, клыки прорезались и поблескивали на свете ламп, глухое рычание зародилось в груди.

— Грей, спокойнее. Эта ненормальная еще может нам помочь. Можно, напугать ее или придумать что-нибудь еще, но убивать ее смысла нет.

— Теперь я пойду на допрос. Ты, — не свожу от него пристального взгляда, — Наблюдаешь, но не вмешиваешься!

Волк протестующе зарычал. Он хотел разорвать на части эту наглую сумасшедшую девицу. Ему не нравилось мое решение, но как бы то ни было от нее зависит, найдем ли мы Катрин.

— Как скажете, альфа.

Грег так же понимал — при нем я не стану убивать ликана. Хотя бы, потому что он меня вовремя остановит, а тогда убью еще и своего преданного друга. Мы не хотели этого, и зверь все же отчасти успокоился.

— Пойдем, — властный тон, и вибрации в голосе подсказали бете не перечить и тот просто кивнул.

Мы вышли из моего дома, Грег шел позади меня и раздавал приказы всем оборотням, чтобы те не подходили или их ждет кое-что похуже, чем выговор. О да, я желал выплеснуть хоть на ком-то свою ярость, пусть и понимал — они не виноваты.

— Дядя, — послышалось из-за спины, — Где Катрин?

— Лисёнок, иди домой. Позже поговорим.

Похоже, у племяшки были другие планы, она не отставала от нас не на шаг и продолжала задавать вопросы. Девочка переживала за нее и старалась выведать хоть какую-то информацию. Игнорирую ее, что Нику полностью не устраивает. Все же племянницу кто-то отвлекает, и она отстает от меня. Как бы не любил бы свою малышку — сейчас не до нее.

Грег остановил меня прямо перед дверью в корпус для пленников. Рука ложится на мое плечо, крепко сжимает и я более менее успокаиваюсь. Надо постараться хотя бы создать иллюзию уравновешенности.

— Будь как можно более спокойным.

— Знаю, — скидываю его руки со своего плеча и захожу в корпус.

В нос ударяет запах гнили и смерти. В этом месте часто убираются, но этот запах въелся в эти стены, и отравляет наше обоняние. Грег пошел вперед. Показывает путь, куда заселили нашу гостью.

— Здесь, — открывает дверь и делает приглашающий жест рукой.

— Не паясничай, — раздражающе фыркнул и зашел в комнату.

Зрелище, представшее моим глазам, мягко говоря, не самое потрясающее. Джанет катается по полу с завязанными руками, истерически смеясь, она выкрикивала странные фразы:

— Барашки вышли погулять и обхитрили страшного волка!

И снова начинает кататься, а теперь еще и пытается разорвать путы.

— Волчонка перехитрили! Перехитрили! Перехитрили! Перехитрили умные барашки!

— И вот так почти час, — прокомментировал Грег.

— Понятно.

В этот момент Джанет перестала устраивать спектакль и села на пол, смотря прямо мне в душу. Ее глаза стали такие же, как и у меня в этот момент. В отличие от моих звериных глаз ее были полны нездорового блеска.

— Ты расскажешь мне, где они держат Катрин.

— Или? — и снова засмеялась.

Тут уже я не выдержал, подскочил к ней и схватил ее за горло. Поднял ее высоко над полом и хорошенько встряхнул. Джанет заткнулась и заскулила. Ой, неужто мы поняли, кто стоит перед тобой?

— Говори или умрешь, — прошептал зловещим шепотом, — А умирать тебе не захочется. Ты будешь умирать медленно и мучительно. Я вырву твою глотку, но перед этим вскрою твое брюхо, переломаю тебе все руки и ноги, Ну, так что?

— Я тебе ничего не скажу, — прохрипела она, пытаясь отодрать мою руку от своей шеи.

— Скажешь, как миленькая!

Я швырнул ее на грязный пол. Джанет еще больше заскулила. На голове выступила кровь из небольшой царапины на лбу, а ее коленки были ободраны. Выглядели гостья сейчас жалко и нелепо. Пыталась строить из себя невесть что, а чуть прижали так сразу же нормальная здоровая самка!

— Я не знаю, куда ее отвезли! Правда, не знаю, — захныкала и сжалась в комочек.

— Врешь, — прошипел я и снова начал подходить к ней.

Безумная начала отползать от меня. Страх легко читался на ее лице, а панка в глазах доставляла небывалое удовольствие. Зверь был готов прямо сейчас разорвать эту дрянь, медленно, смакуя вкус ее крови, а ее крики будут ласкать мои уши.

Дверь снова открылась.

— Дядя, стой!

Это была Ника. Черт, как она сюда попала?! Круто разворачиваюсь, впиваюсь взглядом в малышку. Девчонка выглядит слегка взъерошенной и возбужденной. Что там еще случилось? Опять кого-то украли?

— Простите, — извиняется запыхавшийся охранник, — Они такие юркие! Не смог сдержать.

Они? Замечаю за спиной моей девочки Джереми. А он чего здесь забыл? Итак, раздражает, особенно, когда заявляется к нам домой и требует — прямо требует — позвать Нику. Правда, тогда меня в оборот берет Катрин, начинает мурлыкать что-нибудь приятное на ушко или мнет мне плечи.

Катрин. Как же я скучаю! И жуть как переживаю за тебя. Что они с тобой там делают? Мучают? Пытают? Бьют? Или еще что похуже делают. За этим ублюдком не заржавеет.

— Дядя, не трогай Джанет. Мы знаем, где держат Катрин!

Вздохнул. Дети! Они такие выдумщики. Что с них взять?

— Ника, иди домой, — строго приказал я, — И дружка своего захвати, пусть тоже идет домой.

Но никуда они не собирались идти. Ребята насупились, Ника скрестила маленькие ручки на груди, а Джереми выпятил вперед грудь, часто задышал и готов был уже подойти ко мне. Как вдруг дом моих ноздрей донесся знакомый запах жасмина. Катрин.

— Ты взяла что-то из вещей Катрин? — спросил о первой догадке поразившей мой мозг.

Тут мальчишка гордо заулыбался и сделал шаг ко мне. Ника лелеяла взгляд храбреца, сделала шаг и взяла его за руку.

— Нет, — глуповато улыбаясь, ответила племяшка, — Это Джереми.

Джереми отпустил ее руку и сделал еще один шаг ко мне. Запах стал сильнее. Если он рылся в ее вещах, я прибью его! Обещаю. Он протянул рукав своей куртки, предлагая понюхать. Что же, ладно. Подхожу к нему, наклоняюсь, продолжая смотреть ему в глаза, и вдыхаю запах.

Я заурчал от удовольствия. Это была Катрин. Но как? Запах был еще свежий, ничем не запачканный и такой родной. Закрываю глаза от наслаждения.

— Когда я играл со своим ручным волком в лесу, — начал свой рассказ, — Я услышал, как по дороге едет машина. Пошел посмотреть, кто там и как только я вышел к дороге, почуял запах Луны. Я не стал звать никого из взрослых, потому что понимал — не успеют.

Смельчак замолчал, наблюдал за моей реакцией, ждал, что я отвечу ему. Волк урчал, наслаждался запах своей пары и не обращал внимания и на кого.

— Продолжай.

Джереми откашлялся и продолжил:

— Так вот я сел на волка и последовал за ними. Здание находится на нейтральной территории, и найти его там понадобилось время. Вышел на здание с табличкой «Wolf and Sheep Industry». Луну держат там. Я разбудил ее, но получил приказ позвать вас. Ее похитил Бенджамин. Не знаю, что это значит.

Открываю глаза.

— Бенджамин?

Мальчик испугался. Тоже мне герой.

— Да, — кивает головой, — Вы знаете кто это?

Втягиваю запах и вроде успокаиваюсь. Надо думать, и действовать. Хорошо, предположим — Джереми говорит правду, и он видел место, где держат Катрин. Тогда надо действовать и как можно скорее.

— Сможешь показать, где это?

— Да, альфа.

Мальчик явно загордился собой. Вон как грудь выпятил, блеск в глазах смешанный с озорством. Испортить бы ему это, но мальчик действительно помог. Хотя бы тем, что на нем успокаивающий запах жасмина.

— Грег, — позвал бету, что спокойно наблюдал за всем этим, — Созови мужчин, а я пока позвоню Роумэлю. Ему будет очень интересно узнать, где же держат мою пару.

— Да, альфа.

Бета выходит, забрав собой детей. Теперь осталось совсем немного, и я вижу свою женщину, свою пару и свой смысл жизни. И не хочу думать, что будет как-то иначе. Потому что если будет это «иначе» — убью всех!

Я выхожу из корпуса, позабыв о том, что где-то на полу валяется обезумевшая самка.

Глава 28

Катрин.


Весь оставшийся день меня никто не трогал. Те охранники лишь принесли мне еду, осыпали сомнительными комплементами и поняв, что они ничего от меня не получат просто вышли из моей клетки. Не знаю, успеет ли Джереми до первого осмотра, но надежда умирает последней.

Как сказал мне Кристофер: сегодня будет просто осмотр, а завтра будет аборт. Все же мне безумно страшно идти на просто осмотр, а на аборт тем более. Не хочу снова испытать, то гадкое ощущение пустоты и утраты. И опять по вине бывшего муженька!

Не стоит даже об этом думать! Грей придет и спасет нас с тобой, да, малютка? Тебя мы в обиду не дадим. Ах, как Грей будет рад тебе, ты просто не представляешь! И он и я так ждали тебя! Как никого другого. Такие мысли подбадривают и заставляют улыбаться от уха до уха.

Дверь снова скрипнула, в нос ударил знакомый приторный парфюм с нотками карамели и цитруса. Ужасный запах, скажу я вам. Не решилась повернуться в сторону двери, и так и осталась сидеть в том же положении, обняв руками живот.

— Собирайся, — рявкнул вошедший Бенджамин.

Я вздрогнула. Терпеть не могу, каким тоном он говорит со мной. Хочется просто заехать в его самодовольную рожу и разбить нос. Заехать со всей силы в глаз и узреть, то, как он отлетает к стенке и сползает с нее. Что-то я разошлась.

— Ну, чего сидишь?! Думаешь, если ты можешь родить здорового ликана, то все можно?

Мужчина подошел, дернул грубо за руку и потащил к выходу. Мои ноги заплетались и не хотели слушаться. Я запиналась, а он все равно тащил вон из помещения. В этот момент отчетливо понимаю — эта комнатка стала мне больше нравиться, чем… все это! Там хотя бы меня никто не трогал.

Меня откровенно волокли по бетонному полу тюрьмы. Они мне что-то подмешали в еду, опять. Меня уже бес чувств тянут в одно из помещений на нижнем этаже. Послышалось противное пиликанье приборов, едкий запах медикаментов и голоса.

— Все готово?

— Да… ее псина даже не узнает о ней и просто…

А дальше была тьма.

И снова слышится противный писк, что-то холодное трогает ее живот. Я предприняла попытку поднять руки — не получилось. Запястье были плотно и сильно привязаны к кровати, на которой распласталось мое тело.

— Вот зародыш. Для своего срока довольно крупный, но учитывая, кто папочка — не удивительно. Мистер Гарольд, вам стоит делать аборт уже завтра.

— А если сделаем позднее?

Гнусавый голосок Кристофера заставляет внутренне содрогнуться. Хотела было уже подать признаки жизни, но слова женщины остановили меня.

— Это будет опасно для организма девушки.

На реплику девушки не последовал комментарий или же презрительного хмыканья. Просто тишина без единого звука. Похоже, аппараты замолчал так же, не смея разрывать тонкую материю.

— Скажите, Мистер Гарольд, а как вы поняли, что именно Катрин сможет выносить самого сильного ликана?

У меня перехватило дыхание от заданного вопроса. Теперь понятно: Кристофер все еще грезит прошлым.

— У истинных пар особая кровь, — ответил он, — У женщин имеется особый гормон. Он и позволяет самкам вынашивать здоровых детей этим ублюдкам. Уверяю вас, альфа не сможет сделать ничего против нас. Пока у нас его пара он и пальцем не пошевелит без нашего приказа.

Врач засмеялась, а за ней и муж. Смех противный скользкий и — я бы сказала — гадский. Не бывает такой у нормальных людей.

— Хорошо, это все ваши вопросы? — Кристофер отсмеялся.

— Нет, зачем вам те оборотни? Понимаю для чего самки, но вот для чего самцы — не совсем.

Готова поспорить, что мой мучитель усмехнулся и так откровенно, я чувствовала всю его злобную усмешку своим внутренним «я».

— Для дополнительного контроля. Они не станут вредить своим, особенно те, кто из их стаи, — садист задумался, затем выдвинул встречный вопрос, — Позвольте узнать: чем вам так насолили оборотни? Понимаю, что у каждого свои проблемы и свое прошлое, но мне любопытно ваше.

Девушка-врач не спешила отвечать, словно раздумывала, стоит ли доверять этому человеку. По своему опыту говорю — не стоит.

— Они убили всю мою семью. Представляете? — голос девушки задрожал, и она всхлипнула, — Это было год назад. Эти твари не пощадили их и просто разорвали их на части! А мы всего лишь увидели их то, как они перевоплощаются. Тогда у них все было строго и вот…

— Я понимаю вас, — тембр стал мягче, а голос тише, — Уверяю, вы отомсти те им за все.

— Да, отомщу, — завороженно зашептала дама.

Все снова затихло. Я много поняла и узнала, теперь можно сделать вывод: здесь работает кучка помещенных, помешанных на злости и мести психов, где пытают и мучают оборотней, а так же намечается производство ликанов. Какая прелесть!

— Я знаю, что ты не спишь.

Спалили.

— И что? — открываю глаза и с вызовом смотрю на Кристофера.

— А ты осмелела, — прокомментировал мою выходку, — Ничего, подрессирую и будешь, как шелковая.

При слове «подрессирую» нервно сглатываю, но свой страх не собираюсь показывать. Пусть не надеется! Не стану перед ним лебезить.

— Если будет чем дрессировать, — шиплю в ответ.

— Сейчас договоришься и…

Ему не дали закончить свою угрозу. Дверь распахнулась, и в комнату влетел взъерошенный Бенджамин. Запыхавшийся мужчина был признаком того, что что-то случилось. Лишь бы хорошее в мою сторону, лишь бы хорошее в мою сторону. Повторяю эти слова мантрой.

— На нас напали! Оборотни!

Да! Да! Да! Я знала он придет! Спасибо, Боже. Грей. Мой хороший волчок.

Лицо бывшего вытянулось и побледнело. Глазки забегали, дыхание участилось, и пропала эта дико бесящая самоуверенность. Краска, сошедшая с его лица, говорила о том, как он разнервничался. Что не ожидал? Мой Грей и не на такое способен!

В душе ликую — нашел, не бросил и совсем скоро придет за мной! Поскорей бы увидится с ним, зарыться рукою в шерсть, успокоить, приласкать и сказать «Все хорошо, милый!», поцеловать и волчью морду, и человеческое лицо, особенно губы. Тогда я, может быть, успокоюсь. Никак иначе!

Из мечтаний меня грубо вырвал голос Кристофера. Похоже, он действительно паникует! Это такое удовольствие, ведь раньше меня доводил до такого состояния. Возмездие.

— Охраняйте ее! С этими псинами нужно покончить! Не медленно!

С этими словами мужчина вышел из кабинета вместе с врачом, и практически сразу же заходят два охранника больше похожие на бодибилдеров. Я итак не смогу выбраться, так зачем все эти осторожности? Ах, конечно! Как я могла забыть? Двое щенков оборотней запросто разберутся с одним таким вот обалдуем!

Снаружи послышался вой. Долгий протяжный вой был неким сообщением, мол, мы идем, берегитесь! Мужчины напряглись, но остались стоять на месте, пристально наблюдая за окном. За воем последовал еще один более протяжный, полный грусти и тоски. Это Грей.

Закусываю нижнюю губу от наполняющего счастья.

Через пять напряженных минут послышался глухой звук, словно дверь выбили. Значит они уже на территории, а я тут развалилась! Надо попытаться выбраться. Попробовала подвигать плечами — ничего, разве что только хуже сделала. Не сдаемся и попробуем развязать. Не смогу дотянуться до узла — слишком крепко завязаны. Охранники засмеялись над моими попытками выбраться.

— Даже и не пытайся, — давился своим смехом один из них, — Хочешь, мы тебе поможем? За плату конечно.

Скривилась. Они здесь все извращенцы? Одни — маньяки-извращенцы, другие — маньяки-психопаты. Комбо!

— Себе сначала помогите!

В окне появилась маленькая головка. Ника! Я рада ее видеть, но что она здесь делает? Это же опасно!

— Лови ее! — заревел амбал.

Девчушка засмеялась и побежала в сторону пиликающих аппаратов, охранники за ней. Один пошел со спины, другой зашел спереди, малышка же оставалась спокойной и — я бы сказала — веселой. Это для нее игра.

На моих запястьях ослабели веревки. Отрываю свой взгляд от «игры» Ники и узрела маленькую мордашку одного из ее друзей. Это был малец одного возраста с Джереми. Пацаненок освободил мне руки и кинулся к Нике на помощь.

— Ника, — кричит он.

Мой освободитель кидается на того, что замахнулся на мою малышку и уже готовился ударить ее. Другой охранник явно не ожидал появления спасителя и стал отдирать от лица своего товарища волчонка.

Надо помочь!

Осматриваюсь и вижу скальпель. Что они бы им не делали, но это единственная вещь, которая может сейчас действительно помочь. Хватаю скальпель и спешу на помощь детям. Замахиваюсь и втыкаю в плечо одному из этих придурков, тому, кто пытается помочь товарищу. Мужчина взвыл от боли и отшатнулся от них.

Ребята поняли, что они больше не одни и решили нанести удар своему обидчику. Пока малышня разбирается с ним, я разберусь с тем, что отпускал в мой адрес нелестные комментарии и неприличные предложения. Хватаю железный поднос и со всей силы бью его по голове, и он падает без сознания.

— Отстаньте! — кричит охранник.

Оборачиваюсь и вижу, как его загнали в угол. Дети загнали огромного мужика-бодибилдера. Какая ирония. Оглядываю с головы до ног. Он весь трясётся от страха, коленки дрожат и еле держат его тушку, а лоб весь покрылся испариной.

— Ребят, хватит! Закроем его здесь и пойдем к Грею, — мой приказ им был явно не по душе, но оспаривать его не стали, — Быстро!

Открыла дверь, и детишки выбежали оттуда, я же следом за ним и дверь сразу же закрылась.

— Найдем Грея и сразу же домой. Не хочу здесь задерживаться.

И мы побежали по коридорам лаборатории. Петляя по коридорам, не встретили ни кого: ни волка, ни охранника, ни врача. Все равно слышатся звуки борьбы, и ориентировались мы именно на них. Через пару поворотов вышли на то место, где раненные люди стояли, оперившись на стенку, волки грозно стояли и рычали, предостерегая своих врагов, в эпицентре всего этого стоял Кристофер.

— Убирайся! Или я убью твою шлюху! — завопил он, — Вы, псины, зашли слишком далеко!

Ответом на его угрозу был грозный рык.

— И не смей рычать на меня! Ты — низшее создание, созданное для рабства.

Его оскорбление лишь еще сильнее распаляли моего альфу. Грей скалит зубы и с его пасти так и льется слюна, свисая с его клыков.

— Какое же удовольствие я получу, когда трахну ее! Она опять будет страдать, кричать и плакать. Какое блаженство! Сначала я грубо отымею ее в рот, затем в киску, и потом отымею в задницу. Как тебе такой план, а?

От его слов стало так мерзко на душе. Замечаю валяющуюся на полу биту. Как раз подходит для мощного удара по его головушке. Хватаю ее и потихоньку приближаюсь к говоруну. Он и не замечает меня, впрочем, как и другие его приспешники.

— И потом я самолично…

Не даю ему договорить и со всего размаху бью по голове. Кристофер замолкает и падает на землю. Волки презренно фыркнули и посмотрели на меня. В каждом взгляде читались уважение, преданность, а в глазах одного серого волка виднелась и любовь.

— Грей, — с улыбкой шепчу я.

Бросаюсь к нему, и он не медлит и так же подбегает ко мне. Обнимаю его. Глажу за теплую шелковистую шерсть, наслаждаюсь тем, как она струится под пальцами. Через секунду меня уже обнимает не волк, а человек. Крепко сжимает в объятьях и прерывисто дышит.

— Катрин, — урчит мой волк.

— Грей, — шепчу я.

Меня отодвигают от груди и впиваются в губы в яростном поцелуе. Наши языки сплетаются почти мгновенно, стоило только разомкнуть губы в ответ. Его язык ведет в этом танце всепоглощающей страсти, задевая мой язык и снова закручивая его. Желание стягивается в тугой комок, но я начинаю задыхаться от переизбытка чувств, и наш поцелуй прерывается.

— Как же я соскучился по тебе!

— А я по тебе, — обнимаю его за шею и притягиваю к себе, — А еще у меня есть новость.

Грей нахмурился, предполагая все самое худшее, что могло случиться. Паникер.

— Нет, новость хорошая. Грей, — делаю драматическую паузу, — Я беременна.

Удивление сменяется осмыслением, а затем и радостью. Чистой щемящей сердце радостью.

— Правда?

Мой мужчина улыбается, целует каждый миллиметр моего лица, не оставляя ни одного не помеченного участка.

— Любимая, ты не представляешь, как я рад! — его лицо вновь меняется, — Они тебе ничего не сделали? Если, так, то им…

— Нет, Грей, — надеюсь, — Они всего лишь обследовали. Поехали домой, я так хочу погреться в постельке, с тобой.

Волчок хмелеет на глазах. Взгляд становится таким интимным, а руки опускаются на ягодицы, сжимают их.

— Ум, — смеется он, — Искусительница.

Из угла выбегает Ника вместе со всей своей сворой. Грей хмурится, но хмельной вид делает его мягче.

— Я же сказал — не высовываться! Только то, что твой дружок нашел Катрин — ничего не меняет!

— Грей, спокойней. Поехали домой, пожалуйста. Я так устала, ты просто не представляешь! И еще нужно к врачу сходить.

— Ты же сказала, что они тебе ничего не сделали!

Смеюсь. Какой же он всё-таки нервный!

Глава 29

Грей.


Прижимать к себе свою пару, чувствовать каждый миллиметр ее кожи, понимать — успел, успел спасти свою вторую половинку. Катрин цела и невредима, хотя это ещё предстоит выяснить. Самое главное она здесь со мной, обнимает, целует и ласково гладит по груди. Сердце ёкает от такого переизбытка счастья.

Ника, конечно, меня очень удивила и отчасти разозлила своим неподчинением. Была же спокойным послушным ребенком, и тут вот такой сюрприз. Отчасти я благодарен ей за эту безответственность, этот урод продолжал бы шантажировать нас, если бы она не освободила Катрин. Все равно она должна была послушаться меня и остаться дома, а не следовать за нами по пятам вместе со всей своей сворой ребят, могла же пострадать!

Дома были уже часа через три, Роумэль настоял на нашем присутствии, как еще одни свидетели против него, Катрин и вовсе пострадавшая. Хочется рвать и метать при присутствии этого ублюдка. Бешеное желание разорвать на части и прикопать в решетки всегда будет зарождаться в груди при одном воспоминании об этом.

А еще Роумэль взял на себя ответственность за их наказание. Не повезло, каким бы обаятельным и пушистым не казался этот альфа, когда надо он был жесток и неумолим. Их ждет одно из самых суровых наказаний, на которые способен закон оборотней.

На чем мы остановились? Ах, да, так вот добрались без особых проблем. Все оборотни, отправившиеся со мной, решили пойти домой, особенно те, кого дома ждали пары. У меня же пара здесь, но задерживаться в этом месте не хотелось. Катрин лишь согласно кивала головой — измоталась моя девочка.

Едва мы оказались на территории все члены стаи до единого вышли встречать нас. Марго бежала к нам на встречу одной из первых, спотыкаясь, спешила скорей проверить своего сына. Ан нет, она спешила проверить, как там ее Луна. Похоже, не я один волновался за нее.

— Луна, — запричитала она, — С вами все в порядке? У вас ничего не болит? Мы сейчас позовем доктора, и он вас осмотрит! Скорее…

Катрин растерялась, но быстро взяла себя в руки.

— Маргарита, не стоит. Мне безумно приятно, что вы за меня так переживаете. Единственное что мне сейчас действительно нужно, — девушка развернулась и посмотрела на меня, — так это понежиться в постельке с моим альфой.

При словах «понежиться в постельке с моим альфой» утробно урчу. Я уже весь в предвкушении и волк тоже. Сейчас как бросится на одну маленькую негодяйку и будет мучить ее так, что она никогда не захочет прекращение этой изощрённой пытки.

В штанах стало тесно.

— Думаю, Луна, — с улыбкой говорит Марго, — Наш альфа будет только рад этому.

— Я уже чувствую, — и потерлась о мой стояк в штанах.

Зарычал ей на ухо и практически сразу же почувствовал аромат возбуждение. Ум, она так сладко пахнет, просто словами не описать… как же сладко она пахнет.

— Ох, Луна, — еще счастливее улыбается женщина, а вместе с ней и остальные оборотни, — Мы так рада, что с вами все в порядке.

— Скажу даже больше, — загадочно воркует, — Ваш альфа скоро станет папочкой.

А вот сейчас застыли все, в том числе и я. Она говорила мне о беременности, тогда не смог нормально переварить эту информацию и полностью осознать ее. Стану папой. Щенячьей чувство радости разносится по всему телу сладкой истомой.

— Луна, — со слезами на глазах, Марго обнимает девушку, — Мы все безумно за вас рады. Наш альфа будет потрясающим отцом! Таким же потрясающим, как и любовник, даже не сомневайтесь в этом.

Катрин лукаво посматривает на меня.

— Я никогда в ней не сомневалась.

Зачем эта старая женщина поставила меня в такое неловкое положение? Чувствую, пора забирать мою девочку домой.

— Куда? — расстроенно хлопает глазками, когда я несу ее на руках домой.

— Ты хотела в постельку, — напоминаю ей недавно сказанные слова, — К тому же я хотел бы послушать про твоего муженька.

Катрин напрягается и тут же расслабляется. Ей не очень симпатизирует эта тема, но знать я должен абсолютно все: как они познакомились, влюбились, поженились, и почему она сделала аборт.

— Ладно, — не противится девушка, — Только я бы хотела поспать. Я так устала.

Прислушиваюсь к ощущениям, мысленно тянусь к ней. Хм, и вправду устала. Ладно, позже.

— Как скажешь.

Захожу в дом с ней на руках, несу ее в комнату, где буду просто обнимать ее, должен убедиться, что она здесь и никуда от меня не денется. Рядом со мной, навсегда.

Кладу, как можно аккуратней на постель и сразу же устраиваюсь рядом. Не раздеваемся, не говорим просто лежим, прижавшись, друг к другу. Вспоминаю обо всем, что мы пережили: первая встреча, то, как она кинулась мне под машину, горечь утраты, поход в кино, игру в Красную Шапочку и Серого Волка, и наш последний с ней секс. Уф, от оной мысли мне хочется перевернуть и войти в это жаждущее лоно.

— Ты только не обижайся, — сонно шепчет Красная Шапочка, — Я правда устала.

— Знаю, — чмокаю ее в лоб, — Спи.

На следующий день — мы с ней спали в обнимку до самого утра — Катрин спустилась к завтраку позже меня.

— Что случилось? Все хорошо?

Любимая добродушно улыбнулась, подошла и чмокнула меня в нос. Приятный запах витал в комнате, Катрин вдохнула дразнящий аромат и застонала только лишь от одного запаха.

— Да, просто утренняя тошнота не самая приятная вещь.

— Тогда, понятно. Кушай, — отодвинул ей стул.

Девушка послушно села и принялась за еду. Меня все еще беспокоил вопрос о Кристофере, портить аппетит девушке не хотел и потом отложил на попозже этот вопрос. Катрин жадно уплетала за обе щеки яичницу с беконом, попивая чай с лимоном.

Я дождался пока она доесть свою порцию и убрал со стола.

— Наелась? — получил в ответ довольный кивок, — А теперь вернемся к вопросу о Кристофере.


Улыбка пропала с ее лица, глаза сузились в подозрении в чем-то, а губу превратились в напряжении линию. Подозрении обижало и меня и волка, но не стоит забывать о том через что она прошла.

— С чего начать? — сдалась без боя Катрин.

Так легко? Я думал, она будет пытаться уйти от этого неприятного нам обоим разговора.

— Я доверяю тебе и считаю, ты должен знать о моем прошлом.

Приятно-то как! Доверяет мне. Волк заурчал от удовольствия и обиду как рукой сняло.

— С самого начала, — отвечаю на ранее поставленный вопрос, — Хочу знать, как вы познакомились, почему ты его… полюбила.

Последнее слово далось мне с особым усилием. Мне она пока что не говорила про неземную любовь, часто говорила о понимании, желании, страсти, сейчас о доверии, но о любви ни разу. Вот это действительно было обидно.

— Что же, — вздохнула она, — Все началось лет десять назад. Я была самой обыкновенной мечтательной девчонкой…

С Кристофером мы познакомились, когда мне было восемнадцать. Впервые встретились в университете. Кристофер зашел поздороваться с преподавателями и заодно забрать какие-то свои вещи. Тут-то мы и познакомились, я налетела на него ураганом и своим «нападением» раскидала все наши вещи. Он был учтив и просто помог мне собрать их. Мы разговорились, и Крис предложил сходить в кафе неподалеку от универа, я согласилась. Привлекательный богатый мужчина пригласил меня молоденькую наивную девчушку в кафе, я не устояла. Сейчас безумно жалею, что тогда согласилась.

Катрин замолчала. Не стал мешать, ей обдумать, что сказать далее. Ей трудно и я понимаю это.

— Начались ухаживания: походы в рестораны, в кино, прогулки в парке, посиделки с близкими друзьями. Все было идеально. В то время я безумно боялась собак — да и сейчас боюсь крупных, а тогда тряслась от маленькой собачонки — из-за детской травмы.

— Детская травма? — перебиваю ее рассказ.

— Да, йоркширский терьер укусил за ногу, когда мне было три года. В детстве я была очень впечатлительной, а он был еще и бешенным и меня повезли в больницу ставить уколы. Это не особо важно, — резонно сказала она, — Не перебивай. Так вот…

Он спас меня от бездомной собаки. Поверь, для меня это было подобно спасению от маньяков в переулке. Правда, тогда я и не понимала, что сама попала к маньяку-психопату помешанным на оборотнях. После этого случая я поняла — влюбилась, как кошка. Я стала часто ему звонить, писать смс и просто стала стараться проводить с ним, как можно больше времени. Ему это импонировало, ему очень нравилось мое отношение к нему, будто он был богом для меня. Да так и было. Он сделал мне предложение, и мы поженились.

Я раздраженно зарычал. Бесит лишь одно упоминание того, что к моей паре кто-то прикасался помимо меня. А чувство любви и вовсе выводили из себя.

— Не злись, — просит она, — Это была первая любовь, первая страсть и первые сильные чувства.

В один момент в университете нам сообщил о том, что нам нужно сдать кровь на осмотр, мол, в учебном заведении разгулялся какой-то страшный вирус и всем надо срочно убедиться в своем здоровье и пойти сдать кровь в определенной больнице. Я испугалась и после уроков, прихватив с собой свою медицинскую карточку, отправилась туда. Оказалось я «больна» этим самым вирусом. Испугалась так, побежала к любимому, а он ответил: «Я помогу, но ты будешь жить со мной!». Я согласилась и лучше бы этого не делала.

В первые две недели все было хорошо, я не выходила на улицу даже в магазин, а Кристофер работал не покладая рук, заботился обо мне, ухаживал, давал лекарства, готовил и убирался дома, когда я просто лежала пластом в кровати, говорил «Тебе станет плохо, если выйдешь на улицу». В один момент мне это надоело, и вышла на улицу в магазин. Ничего не случилось, абсолютно! Тогда он и показал свою сущность.

Девушка снова замолчала, смотрела на меня, наблюдала, старалась просканировать мою реакцию и понять ее. Я же злился, но не на нее, а на ее бывшего муженька. Нет, так просто он не отделается! Наведаюсь к Роумэлю на выходных.

— Продолжай, — попросил ее.

Любимая судорожно вздохнула и продолжила.

— Оказалось, я ничем не больна, здоровая, как лошадь. Вирусом был особый гормон, какой присутствует у ваших самок, которые позволяют мне выносить здорового волчонка. Этот гормон был только у особых людей, у тех, кто силен духом и телом, у истинных пар. Но вернемся к самому главному.

Кристофер обезумел от моей выходки, кричал на меня, хотя раньше и голоса не повышал, потащил, но не домой, а в машину. Он смеялся, говорил он на пороге какого-то открытия, которое перевернет мир. По его бреду поняла, что он говорит об оборотнях, впрочем, я подумал: он сошел с ума и его надо сдать в психушку на пару месяцев, и не стала сопротивляться. Меня привезли в частный дом, привели в подвал и бросили там, в небольшое помещение с решетками, этакая клетка для человека.

Он вернулся на следующий день.

— Все готово, — проскрипел его ужасный голос, — За мной. Хоть одно не правильно движение — отдам охранникам. Ты им очень понравилась.

Послушно следуя за ним, я осматривалась: потертые стены подвала, липкий грязный пол и клетки, а в клетках были люди. Одни клетки были, как моя, но другие были клетки, как для животных и в них так же сидели люди. В таких клетках сидели мужчины, а в человеческих сидели лишь женщины.

— Иди, а не смотри по сторонам.

Меня завели в лабораторию с аппаратами, как были там, в том здании, откуда ты меня спас. У меня снова взяли кровь, подтвердили, что гормон действительно есть и меня можно брать на испытания.

Катрин пробила дрожь. Я встал и налил ей стакан воды, протянул его ей, она с такой благодарностью приняла его, отпила и решилась продолжить.

— Испытания были просто ужасные. Те люди в клетках животных были оборотнями. Их хотели заставить заняться со мной… сексом. Они отказались. Им угрожали, их били током, плетью, грозились вспороть брюхо и исследовать изнутри, а потом кинуть тела к ногам близким. Ни один не согласился. Тогда, у них взяли небольшое количество спермы и стали вводить заключенным женщинам, в том числе и мне. После того, как ее вводили в клетку заходили охранники и начинали…

Катрин всхлипнула, слезы покатились с ее щек. Я понял ее без слов.

— Бедная, бедная моя девочка! Обещаю, — обнимаю ее и начинаю баюкать в своих руках, — Они все поплатятся за это.

Катрин разрыдалась у меня на плече. Чувствовал всю ее боль и отчаянье, она так боялась, но не сдалась и вынесла все это.

Всхлипы прекратились лишь спустя десять минут.

— В один прекрасный день в моей камере охранник забыл свой телефон. Я набрала номер телефона своей подруги, рассказал ей все, но она мне не поверила и тогда я отправила ей фотографии, которые я сделала на этот телефон. Камера была плохой, что не удивительно в то время, но фото получились вполне неплохие. На следующий день в подвал ворвались военные и вытащили нас оттуда. Была такая суматоха! Все охранники, врачи и даже уборщики бежали оттуда, но не у всех получилось. В тот день Кристофера не было там, и он остался на свободе и просто замял это дело.

Сразу после освобождения пошла в больницу и оказалось, что я беременна. Записалась на аборт, но уже на следующий день. Когда я пришла домой, то там застала бывшего. В тот момент сделать мне что-то плохое он не мог, но он и не планировал. В тот момент он и посвятил меня в свои планы: его план заключался в том, чтобы создать свою собственную армию оборотней, но не простых, а ликанов. Кристофер бредил этой идеей несколько лет и вот он узнал об особых гормонах самок оборотней и предпринял попытку похитить одну. Ему не удалось, но в течение времени до него дошел слух о том, что человек тоже может стать парой и он решил проверить его. Слух как выяснилось, был правдой. Этот… ублюдок начал похищать «особых» девушек и издеваться над ними, ставить эксперименты.

Я вызвала полицию, нажаловалось на то, что он меня бьет и пытался изнасиловать. Слава Богу, его увезли. На следующий день я сделала аборт, но неудачный и с тех пор я бесплодна.

— Но как мы поняли, — она улыбнулась, — Я — твоя пара, и могу выносить тебе деток. Не смотря даже на эту болезнь.

Я усмехнулся и обнял ее покрепче. Вот теперь я знаю обо всем. Какая же она храбрая, не сдалась, вынесла все это, и осталось такой же сильной.

— Знаешь, — снова заговорил она, — А ведь после Кристофера, спустя много лет, я влюбилась еще раз.

— И в кого? — ревностно заворчал я.

Девушка рассмеялась.

— В тебя, волчок. Ты даже не представляешь, как я ждала ТЕБЯ! Не спецназ, не оборотней в целом, а тебя. Грозилась, что ты придешь за мной, спасешь и прибьешь их всех.

Я замер от такого неожиданного признания в любви. Я уж думал, что не дождусь. Прислушиваюсь к ощущениям: волк ликует, требует немедленно показать паре, как любит ЕЕ и желает.

— Я тоже люблю тебя, — шепчу в ответ.

Она отстраняется от меня. В ее глазах стоят слезы, в них плескается счастья и любовь. Наши губы неожиданно встречаются, сплетаясь в горячем поцелуе.

Эпилог

Полгода спустя.

Катрин.


Я сладко спала после невероятно тяжелых родов. Все началось с того, как я стояла и готовила любимое блюдо любимого мужа, которым является альфа в течение уже четырех месяцев. Острая боль пронзила мой уже довольно большой живот, и тогда я поняла — начались схватки. У оборотней беременность длится три-пять месяцев, а у пар-людей длится шесть-семь месяцев. Я была на шестом.

Я позвала Грея, и он тут же появился в дверях кухни, подбежал ко мне и поднял на руки. Потом я помню уже плоховато. Крики, похоже, мои, ор Грея, что все плохо работают, а его любимая пара — то есть я — страдаю, и он всех разорвёт после того, как это все закончится. Затем были роды, тяжелые роды. Было больно, что совсем не удивительно. Роды длились двенадцать часов, и все это время Грей находился за дверьми и бесновался, переживал за меня и рычал на каждого, кто подойдет слишком близко к двери. На его отсутствии настояла я. Не хотела видеть то, как он злится и рычит на врачей, мешая им.

Родился сначала мальчик, а за ним через пять минут последовала девочка. Двойняшки. Такие маленькие миленькие детки. Мне дали их подержать всего пару минут, а затем их забрали от меня, потому что я начала отключатся.

А теперь я лежу здесь и ничего не понимаю. Где мои дети? Где мой муж? И что произошло? Распахиваю глаза, мягкий свет не ослепляет глаза, светит мягко, не раздражая. Поворачиваю голову и вижу своего мужа с детьми на руках. На правой руке лежит мальчик, а на левой девочка. Я поняла это по пеленкам. У мальчика — голубая, у девочки — розовая.

— Грей, — зову его.

Он тут же откликается, его взгляд столь нежен и полон любви.

— Катрин, — с хрипотцой в голосе произносит мое имя, — Ты очнулась.

— Ага, а что произошло? И как они? Все хорошо?

Беспокоюсь больше о детях, чем о себе.

— Нормально. Ты потеряла сознание из-за переутомления. Я так испугался за тебя, — зашептал он.

Муж встает и идет ко мне. Девочка захныкала, а мальчик просто смотрел на свою сестренку глазами полного изумления. Беру сначала девочку, она тут же замолкает, а затем протягиваю руку, чтобы забрать мальчика. Грей улыбается и отдает мне и его.

— Какие маленькие.

У обоих малышей были черные, как самая глубокая ночь, глаза, и такие же черные волосы. Крошечные ручки и ножки, и такие же маленькие пальчики с крохотными ноготками. Грей говорил, что щенята открывают глаза спустя пару часов. Вот это да! Вот она выгода быть беременной от оборотня.

— Они просто чудо, — Грей обнял меня за плечи, — Спасибо тебе! За все.

— Это тебе спасибо, — шепчу в ответ, — Если бы не ты, то я бы так и осталась в своем коконе. Жила бы с кошками и диким чувством вины.

Наступило молчанье. Слова были не нужны. Мы просто любовались своими малышами, что так забавно пускали слюнявые пузыри изо рта.

— Знаешь, я понял слова сестры.

— Слова сестры?

На третий месяц своей беременности, я познакомилась с Вол, сестрой моего альфы. Она была не просто волчицей, она была гадалкой, обладательницей редкого дара.

— Ага, — он все еще любовался младенцами, — Она говорила, что я обрету нечто большее, чем просто семью. Она была права. Наша дочь, — он погладил ее по пухлой щечке, — Обладает таким же редким даром, как и сестра. Она будет сильной гадалкой. Я чувствую ее силу, — его внимание переключилось на мальчика, — А мальчик будет сильным альфой. Он поведет стаю после меня.

— Правда? — удивилась я.

— Да, как их назовём?

Призадумалась. И правда! Мы же совершенно не обсуждали этот вопрос, хотя я хотела. Грей же говорил о том, что поймем, как только увидим их. И он прав. Уже знаю, как можно назвать нашей малышей.

— Адель и Аристарх.

Грей изумился, но возражать не стал.

— Значит, Благородная и Глава лучших. Мне нравится.

Он чмокнул меня в лоб, прижал к себе и стал просто наблюдать. Малыши снова захныкали, требуя еды.

Любимый просто наблюдает то, как я кормлю грудью малышей, а я слышу его мысли.

«Как же я люблю тебя и наших детей, Адель и Аристарха. Спасибо тебе за все!»

Меня затапливает волной счастья с ног до головы. Тянусь к нему мысленно, дабы передать свои мысли и сказать:

«Я тоже люблю тебя».


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Эпилог