Миллионер на выданье (fb2)


Настройки текста:



ГЛАВА 1. 

Двое мужчин стояли напротив друг друга.

- Нет! – молодой.

- Да, – мужчина в годах.

- НЕТ!!! – несколько секунд  Виктор смотрел в глаза отца, потом резко развернулся и вышел, хлопнув дверью.

К черту! Все – к черту! Ноги его больше в родительском доме не будет. Ему не пять, манипулировать он собой не позволит никому, даже самым близким. Особенно – самым близким! Самые большие раны, самый большой ущерб причиняют именно они, те, кому доверял, кто знает тебя, как облупленного, все твои слабые стороны, мечты и комплексы.

Говорят,  тот, кто хорошо знает анатомию, может убить быстро и наверняка. Так и здесь – если бьет близкий, он бьет на поражение,  потому что знает – куда ударить, где тебе больнее всего. А ты потом долго-долго собираешь себя из осколков, учишься сначала дышать, потом – жить.  И больше уже никому не доверяешь.

Мужчина стремительно пересек просторный холл, вышел на улицу к машине.

Мотор черной  Инфинити ФХ 35 низко заурчал, въездные ворота тихо поехали в сторону, но тут к дверце кинулась женщина:

- Витя, куда же ты? Только приехал!

- Прости, мама, но я не останусь. 

- Витя, нельзя же так! Люди приедут специально, чтобы познакомиться с тобой! Выйдет очень некрасиво, ты подставишь отца!

- Прежде чем договариваться за моей спиной, можно было поинтересоваться сначала моим мнением. Так, для разнообразия, - мрачно ответил мужчина. – Я могу понять, когда родитель отправляет пятилетку спать или заставляет его кашу есть, но когда он пытается руководить сыном, которому скоро тридцать  – это ни в какие ворота.

- Витенька, но ведь тебя знакомство еще ни к чему не обязывает! Пожалуйста! Просто посидим, познакомишься со Славичевыми и все! 

- И всё? А как же планы отца на скорую свадьбу?

- Обещаю, никаких разговоров о свадьбе! Только знакомство и ничего больше, - мать, ухоженная и все еще очень красивая  женщина просящее заглядывала в лицо сына. – Прости отца, он ведь в первую очередь о тебе заботится! И, потом, все так внезапно случилось, он просто не успел с тобой поговорить!

- Ладно, - Виктор заглушил мотор. – Только ради тебя. Но помни – ты обещала – ни звука о свадьбе и женитьбе! 

- Спасибо! – мать просияла и торопливо заговорила, вцепившись в руку сына. -  Понимаешь, Славичев давний  знакомый отца, они  когда-то начинали вместе, но потом пути разошлись. Много лет не виделись, а тут встретились, вцепились друг в друга, как дети. Ну, ты же знаешь отца! Посидели вместе ночь, а утром огорошили идеей – у нас сын, у Славичева дочь, что бы,  их не поженить?   Оба все решили и уже чуть ли не имена внукам придумали,  и в какой колледж их отдадут,  договорились. Ну, пусть потешаться, что тебе, жалко? Посмотришь на девочку, вдруг на самом деле понравится?

Виктор резко остановился и поднял бровь.

- Мама?

- Нет, нет, это я так, в общем. Девочке всего двадцать или двадцать один, какая из нее еще жена? Просто посидим и все.

Алексей с лестницы второго этажа видел, как сын и жена вернулись, как Витя прошел в свою комнату и выдохнул – молодец, Тая! Уговорила-таки! 

Витька весь в него, он  сам, если что задумал – с пути не свернет. Этим и брал – зубами выгрызал, полз, но не отступал,  и вот у него есть все, о чем можно мечтать. Когда сыну двадцать один исполнился, выделил тому капитал и с удовольствием наблюдал, как тот грамотно распорядился деньгами и хоть пока до состояния родителя еще не дотянул, но если такими темпами продолжит, то рано или поздно не только догонит, но и перегонит. 

Встретить Сашку, спустя столько лет – это же – ух! Они же вместе, с нуля, за копейки, не спали толком, ели, что под руку подвернется, когда вспомнят, что с утра ни крошки, мотались по всей стране, искали заказы, поставщиков, сами, до утра, подбивали баланс, а с утра все заново.  Потом,  как-то разошлись. Не поссорились, нет, просто, у Сашки дело  больше в торговую часть ушло, а он, Лешка, остался на производстве.  Развела жизнь по разным сторонам, но в голове всегда держал – как там Санёк?

И вот столкнулись на  приеме у губернатора – не прежние Санёк и Лешка, а солидные, состоявшиеся  Александр Михайлович и Алексей Николаевич. 

Ну, как тут было устоять? С приема удрали при первом же удобном случае, не могли наговориться.

Алексей не помнил, кого первого осенило – дети!

У него сын, у Санька дочь. Почему бы и не породниться? Правда, кроме дочери, Александр и сына имел, значит,  полного слияния не будет, но ведь не это главное, они душами роднятся, не одними капиталами. Витька у него и сам не бедный, очень так не бедный.

И  Санек дочь не обидит.

Заживут молодые! Когда и жить, если не в молодости?

Расставались с условием, что через неделю встретятся у Алексея уже семьями, познакомят детей. Посетовали, что вот так сразу не соберешься – дела, но главное – дети живут отдельно, а ведь ради них все и затевается! Поэтому подождем до выходных.

И ему нужно время - сына зазвать, тоже человек занятой, может, мероприятия у него какие, встречи.

На том и порешили, обменялись телефонами и отправились обрабатывать  потенциальных жениха и невесту.

А Витька взбрыкнул.

Даже слушать не захотел. Хорошо, мать подсуетилась, остановила, а то  хорош бы он был – девчонка приехала знакомиться, а парня и след простыл.

Ну, теперь-то все пройдет, как надо!

- Владимир, - подозвал он  помощника, выполняющего функции дворецкого. – Все готово?

- Разумеется, Алексей Николаевич! Все, как вы приказали!

- Хорошо. Ты проследи там.

   Славичевы прибыли минута в минуту, будто за углом стояли и следили за стрелкой часов.

Алексей с Таисией и мрачным Виктором  встречали гостей в вестибюле.  Настроение сына заметно улучшилось, когда он увидел, что гости приехали только втроем.

- Понимаешь, Алексей, у нее там какие-то зачеты или семинары, - вздохнул друг детства. – Не смогла вырваться. 

-  Жаль, - не скрыл сожаления хозяин дома. – Но, теперь, надеюсь, будем встречаться чаще, так что еще успеем познакомиться с твоей красавицей. Мой сын – Виктор.

Мужчины пожали друг другу руки. Виктор смотрел открыто, твердо, спокойно. 

Александр вздохнул – хороший у Лешки мальчишка получился. Стержень есть, это видно сразу.

- А это мой наследник – Михаил.

Высокий, долговязый подросток был явно не в восторге от мероприятия. 

Сам он бы время с гораздо большей пользой провел, но нет, предки заставили вырядиться и  сопровождать. Ирка отвертелась, а у него не вышло.

Пока мужчины присматривались друг к другу, женщины уже вовсю щебетали.

- Очень жалко, что Ирина не смогла приехать, я так хотела с ней познакомиться! – Таисия доброжелательно улыбалась, стараясь не замечать выразительного взгляда сына. 

- Сессия на носу, а она у нас очень ответственная. Ничего, вот сдаст и до осени свободна, обязательно познакомитесь! – ответила хозяйке Марина Славичева, невысокая, чуть полноватая блондинка.

- А есть фото, хоть пока так посмотреть? – продолжала гнуть свою линию Таисия. – Вон, и Вите интересно.

Витя еще больше округлил глаза и с возмущением вздохнул.

Ну, мать! Не мытьем, так катаньем?

- Нет фото, - огорченно развела руками Марина. – Иришка не любит фотографироваться.

Виктор, который невольно прислушивался к разговору, удивленно выгнул бровь – девчонка и не любит фотографироваться? Да они все помешаны на селфи! 

«Я иду по улице», «я сижу в кафе и пью кофе», «я и мой котик». В последнем случае рядом с девушкой не всегда представитель  мелкого безрогого домашнего скота.

Да весь инстаграм, фейсбук, все соцсети утыканы вытаращенными глазками и вытянутыми «уточкой» губками красоток! Настоящими или таковыми себя только считающими.

А этой, сколько отец говорил – 21? И не любит фотографироваться? 

Ну, ну!  Верю! Наверное, страшна, как… В общем, он столько не выпьет.

Поэтому, и не привезли, чтобы потенциальный жених сразу не сбежал.

Настроение поднялось, и остаток вечера Виктор откровенно наслаждался обществом. Александр оказался весьма приятным и умным собеседником. 

Когда сидеть за столом надоело, зазвал Михаила на задний участок, и они неплохо провели время, поиграв в мини-баскетбол на меткость дальних бросков по корзине. 

- А ты ничего, - вынес вердикт Миша. – Зря Ирка не поехала.

- Так, зачеты ж, - осторожно прощупал почву Виктор. – Студентам приходится много заниматься в сессию.

- Да, знаю, знаю! «От сессии до сессии живут студенты весело! А сессия всего два раза в год!» - процитировал парень. – Но у Ирки все тип-топ,  она не как многие, до последнего не оттягивает. Просто родаки ей выставили – едем знакомиться с папиным другом, а у него сын  как раз холостой. Она и взвилась.

Михаил рассмеялся, видимо, вспомнив картину,  и добавил:

- Терпеть не может разговоры про женихов, от парней, как от чумы бегает.

- И что, много приходится бегать? – выгнул бровь Виктор. 

- Да не сказал бы, ей негде и некогда знакомиться. Ирка на тусовки не ходит, все время сидит или в библиотеке, или в наушниках с ноутом. Пару раз мать приглашала знакомых с сыновьями, так систер даже говорить с ними не захотела. В телефон уткнулась и при первой возможности сбежала в свою комнату. Правда, сыновья и сами не горели желанием знакомиться,   - Михаил примерился и запустил мяч, огорченно цокнул, когда тот ударился о кольцо и улетел в сторону. – Ну, я и мазила!

Ага, точно, страшила. Все признаки налицо: заучка-ботаник, фотографироваться не любит,  парня у нее нет и не было. 

Виктор довольно улыбнулся и выкинул Ирину Славичеву из головы.


***

Чуть пританцовывая под песню Егора Крида, Ирина наливала тесто, ставила сковородку на плиту, хватала вторую, ловко подбрасывала, не выпуская из руки, блинчик взлетал, переворачивался и мягко шлепался не подрумяненной стороной на дно.

Полчаса и стопка румяных масляных «солнышек» готова!

Теперь посуду в посудомойку, фартук на крючок, на стол креманку с любимым крыжовенным вареньем, чай и можно смаковать.

Со смаком не задалось. Нет, блинчики, как всегда, получились замечательные, но только Ира успела пару раз макнуть первый в варенье и откусить, как в окно увидела – вернулись родители и брат.  Теперь точно покоя не будет, надо было отложить пяток штук и уйти пить чай у себя.

- О, систер! – Мишка «повелся» на вкусный запах и вместо того, чтобы сразу подняться к себе, заглянул на кухню.  Оценив композицию, бесцеремонно хапнул сразу два блина и тут же запихнул в рот половину. – М-м! Почему ты моя сестра, я бы на тебе женился!

- Мишка, грязными руками! Ну, что ты по-человечески не можешь?  - ведь и вкуснее и удобнее сесть нормально, и есть, чем куски таскать, - расстроилась Ирина.

- Да я сытый, мы же из гостей, - брат увернулся от полотенца, которым Ира попыталась его хлопнуть, и схватил еще один блинчик. – Просто, у тебя так вкусно все, что не удержаться.

- Миша, - материализовалась Тамара Петровна, кухарка Славичевых, - иди, руки помой, а я чаю налью. Не огорчай Ирину, она же старалась.

- Не надо чаю, я сыт! Спасибо, систер, очень вкусно! – большими прыжками брат взлетел на второй этаж и прежде чем захлопнуть дверь в свою комнату, прокричал сверху. – Зря с нами не поехала, этот Виктор клевый чел!

Ирина вздохнула – и этот туда же!

Не нужны ей эти знакомства! Надо будет, сама познакомится, а ехать, как на смотрины – увольте.

Папа ей за эту неделю все уши прожужжал, какой у него друг  юности отличный мужик,  и какой у него перспективный сын! И как было бы чудесно, если бы Ирина познакомилась с Виктором.

Мало ей мамы с ее идеей фикс, теперь и папа туда же!

- Мне еще рано замуж, я доучиться хочу, поработать, силы свои проверить. Еще лет десять даже слышать о свадьбе не желаю! – заявила дочь на прямые намеки родителя. – Да пусть хоть золотой, но мне он не нужен! Придет время, захочу – найду себе мужчину, а пока – у меня сессия, мне об учебе надо думать, а не о мальчиках.

- Все не как у людей, - вздохнула Марина Геннадьевна. – Это я должна тебе говорить о важности учебы и что мальчики, дискотеки, тусовки и развлечения никуда не денутся! Понимаешь?  А ты должна прогуливать пары, встречаться с кем-нибудь и целоваться тайком, ездить вместо библиотеки в парк и перед экзаменом всю ночь лихорадочно учить билеты.

- Кому должна, я всем прощаю, - мрачно пошутила Ира. – Мам, ну, ты опять за старое? Радоваться надо, что у вас настолько сознательный и ответственный ребенок, а ты все пытаешься меня с пути сбить!

- Я радуюсь,  но еще больше радовалась бы, если бы моя умница-дочь хоть иногда вспоминала, что ей 21 и позволяла себе какие-нибудь удовольствия. Молодость, Ириша, пролетит – оглянуться не успеешь и что ты в старости вспоминать станешь? Как рефераты писала и на лекции ходила? Когда и погулять, если не сейчас? Ты же красавица!

- Марина, не сбивай ребенка с правильного пути, - отец, как всегда, вошел стремительно, даже ветер поднял.

Не умеет папа медленно передвигаться. Бабушка говорила, что у всех дети в год пошли, а ее Сашенька сразу побежал.

- Не хочет Ира зря лучшие годы прожигать, и правильно делает, тем более, хороших молодых людей сейчас днем с огнем не найдешь. Чтобы серьезный, самостоятельный был, не на шее папиной сидел, а сам зарабатывал, да по койкам не прыгал.

- Саша! – возмущенный возглас матери. – При ребенке!

- Ребенок уже  совершеннолетний и при современном развитии телевидения и особенно интернета, про пестики и тычинки всё лучше нас с тобой  знает, - папа подхватил блин и сунул его в рот. – М-м-м! Не дочь, а сокровище! Кому попало не отдам, только лучшему из лучших! Когда время придет. И что мы все на кухне столпились, Тамаре Петровне работать мешаем? Пошлите-ка в столовую, а нам Люба там накроет.

В столовой обработка неподдающейся дочери продолжилась.

- Вот Виктор Крез…

- Кто?? – Ирина рассмеялась. – Это кличка, что ли?

- Ир, ну, зачем ты так? Я же говорил, это сын моего очень хорошего друга, Крез – их фамилия. Очень состоятельная и респектабельная семья, а Виктор – их единственный сын. Кстати, имеет свой бизнес, который самостоятельно организовал и ведет. Ему 29 лет, не женат.

- Такой разборчивый или такой страшный?

- Ирина! Виктор очень привлекательный молодой человек! – мама с осуждением покачала головой. – Нельзя делать выводы о человеке заочно.

- Он не только привлекателен, но еще умен и работящ, - добавил отец.

- Где же он молодой, если ему уже 29? И до этого возраста его никто к рукам не прибрал? Родители, а он случайно не гей?

- Ирина!!!

- Нет, ну, а что?  У него хоть девушка-то есть? Вернее, женщина?

- Ирина?!

- Все, все, умолкаю. Вы со мной еще чем-нибудь хотите поделиться,  чем-то интересным и полезным? Только не про идеального Витю? Нет? Тогда я пойду к себе, мне еще надо тему повторить.

Марина проводила дочь взглядом и беспомощно посмотрела на мужа:

- Саша, и как вы с Алексеем собираетесь эту парочку вместе свести?

- Посмотрим, - Александр покрутил ложку и отложил ее. – Надо их куда-то вместе отправить, вдвоем.

- На необитаемый остров? Так Ирина его доведет, он вплавь от нее сбежит, - улыбнулась Марина.


- Нет, на турбазу какую-нибудь, но чтобы другой молодежи не было, а то еще влюбится в какого-нибудь романтика с дырками в карманах…

- Ладно, Ирину мы как-нибудь уговорим на турбазу, вот сессия закончится, и она до сентября свободна будет. А как Виктора родители убедят? У него же бизнес, не оставить? Чтобы толк был, надо, чтобы они там недели две – три потолклись и раньше времени уехать не смогли, тогда, может быть, притрутся,  и возникнет симпатия. Но есть вероятность, что так достанут один другого, что не то, что о свадьбе речи не будет, хорошо, если не поубивают друг друга. Образно говоря, конечно.

- Я поговорю с Алексеем, подумаем, как лучше все устроить. Тебе-то как Крезы, понравились?

- Да, хорошая семья. Я была бы рада, если бы Ириша оценила Виктора и у них все сладилось.

- Значит, будем думать, как этим олухам помочь, раз сами они своего счастья видеть не желают, - Александр погладил жену по плечу. – Пойдем отдыхать, устал, хочется тишины и покоя с любимой рядом.


ГЛАВА 2.

Понедельник – день тяжелый. Если не любишь свою работу. 

 Но работу свою Виктор любил. Еще бы, это же его детище, все своим трудом, своими мозгами, а где-то и руками-ногами. В смысле, сам руки прикладывал,  и побегать пришлось немало.

Хороший сплоченный коллектив. Правда, временами искры летали, и гром гремел, но это никого не пугало, наоборот, стимулировало работать усерднее.  Зарплата более чем достойная, компания известная, уважаемая, надежная – многие хотели бы здесь работать, а те, кто уже работал, за свое место и руками и зубами держались.  Лентяев и неучей не держали, а если такой случайно просочился, то  вычисляли его быстро  - в первые же день-два. По протекции Виктор никого не брал и отношения строил не по знакомству, а по профессиональным качествам работника.

В офис Крез прибыл, как обычно, в девять.  Просмотрел ежедневник – всего одна встреча и та на шестнадцать часов, остальное время корреспонденция, несколько звонков партнерам и поставщикам. Один очень важный звонок. Просмотр потенциальных сделок и договоров. В общем, ничего необычного.

- Юлия, - вызвал он секретаршу. – Добрый день! Сегодня кроме Борисова ни с кем не назначено?

- Здравствуйте,  Виктор Алексеевич! Да сегодня только он, если не возникнет что-то внеплановое. Но завтра приезжают поставщики из Магнитогорска,  в десять у вас. Затем деловой обед в SOHO с Магрицким и Вестовым.

-  С рестораном все обсудили?

- Конечно. Меню, столик – все, как Вы просили.

- Хорошо. Почему Борисов на вторую половину дня? Я правильно понимаю, опять  проблемы с логистикой по вопросу отгрузки клиенту?

- Да, Виктор Алексеевич. Борисов позавчера сам улетел  в Екатеринбург, будет решать все на месте и просто раньше не успевает вернуться.

- Понял.  Сделай мне, пожалуйста,  кофе и потом вызови Саврасову. Пусть захватит отчет по «Электонстрою» за май.

        Вечером, покидая офис, Виктор вспомнил где-то подслушанное определение:

«Счастье – это когда утром хочется на работу, а вечером – домой».

Полностью согласен! Особенно, когда его дома ждут, да еще как ждут!

Столько сегодня сделано, душа поет. Если так и дальше пойдет, то, тьфу, тьфу, тьфу, наконец, сдвинется с мертвой точки та заноза, которую он уже полгода вытащить не может.

А там и до открытия очередного представительства недалеко.

Эх, столько планов, столько работы, какие перспективы!!!

  Повинуясь сигналу с пульта, ворота гаража открылись, Инфинити въехала внутрь, и Виктор заглушил мотор. Вышел, потянулся, разминая затекшие мышцы, и улыбнулся, услышав, что со стороны двора его уже ждут и встречают. 

Ни разу не пропустила его возвращения! В любую погоду, в любое время суток всегда ждет и рада видеть. Как же ему с ней повезло!

Открыл замок и шагнул в ухоженный двор, раскрыл объятия:

- Ариша! Соскучилась, милая?

Крупная коричневая доберманша  подлетела к хозяину, ткнулась  в живот мордой с зажатым в пасти диском фрисби и закружилась, притопывая лапами и отчаянно виляя всей задней частью.

- Аришка, ты опять с подарочком. Давай сюда.

Собака торопливо всунула в руку диск и отскочила, ожидая, когда хозяин его кинет.

Миг – полет игрушки и полет сильного тела – прыжок, и вот уже Ариша легким галопом несет диск обратно.

- Виктор Алексеевич, добрый вечер! – на парадном крыльце  большого дома Креза стояла домработница Мария Васильевна. – Вот как она вашу машину узнает, я не понимаю! Ведь сколько автомобилей мимо проезжает  – ни на один не реагирует, а как вы на улицу повернете – несется встречать. Сегодня она на втором этаже была, когда услышала, думала, все лапы переломает, так неслась вниз по лестнице.

- Добрый вечер Мария Васильевна, - Виктор подходил к дому, держа одной рукой диск и играя с собакой в перетяжки. – Про собак вообще говорят – хочешь купить настоящую любовь – купи щенка.

- Ой, Виктор Алексеевич, ну вы скажете тоже, - засмеялась женщина. – Жениться вам надо, деток завести. Собака, конечно, очень преданное существо, но семью ничто и никто не заменит! Знаете, как вас детки встречать будут? И любящая жена.

- Мария Васильевна, вы с моими родителями, что ли, сговорились?

- Так они о вас беспокоятся, внуков хотят! – парировала женщина. – Куда это годится – молодой мужчина и один!

- А я не один, я с Аришей. Да, моя хорошая?

Собака села, не сводя глаз с хозяина и улыбаясь во всю пасть.

- Вот вы, Мария Васильевна, представьте – запру я, допустим, в кладовку женщину и собаку. Нечаянно, разумеется, и без злого умысла.  И спохвачусь часа через два – три. А теперь скажите – кто мне искренне обрадуется – женщина или собака? То-то и оно!

- Что-то не то вы говорите, Виктор Алексеевич! Зачем это женщину в кладовку запирать? Конечно, она не обрадуется  и будет права. А собака – это просто собака. Животное. Вы ее кормите, играете с ней, вот она и радуется вам.

- Не скажите! Собаке все равно, беден я или богат, есть у меня солидный счет, недвижимость в разных концах света или только дача на 824 километре. Ей все равно, могу я позволить себе мраморную говядину и лобстеров или довольствуюсь  магазинными пельменями с майонезом. Она не станет закатывать скандал, что  второй месяц ходит в одном ошейнике, в то время как Корецкие своей овчарке уже третий купили, а ее комбинезон вообще не подходит по цвету к ее матрасику.  И жену тоже надо кормить и развлекать, но она все равно так, как Ариша никогда мне  радоваться не станет и  так  встречать не будет.  


Домработница покачала головой:

- Зря вы так!

- Ладно, Мария Васильевна, оставим философию философам. Передайте Светлане, что ужинать я буду минут через сорок, что-нибудь легкое, я не очень голоден.


       С несостоявшегося знакомства с дочерью Славичевых прошла неделя, потом две, но родители больше разговор не поднимали, и, казалось, выбросили идею из головы. Виктор облегченно вздохнул и полностью погрузился в работу.

Июнь перевалил на вторую половину,  и лето уже вовсю вступило в свои права. Пляжи вдоль Волги заполнились отдыхающими,  и проезжая по мосту, Виктор с высоты с завистью поглядывал на разомлевшие на солнце или плескающиеся в прохладных волнах тела земляков. Эх, вот бы, как в детстве –  выбросить из головы все дела и заботы и хотя бы на выходные просто поваляться на песке, понырять с тарзанки, поудить рыбу на утренней зорьке!

«Покормить комаров, порезаться в воде о разбитую бутылку, просидеть все утро и поймать только одного шального пескаря»,  - услужливо напомнил здравый смысл.

Виктор вздохнул и перевел взгляд на дорогу.

        Вечером позвонил отец.

- Витя, тут дело такое, ты не мог бы приехать?

- Что-то случилось? – напрягся мужчина. – Мама?

- Нет, нет, все в порядке, все здоровы! Просто нам нужна твоя помощь.

- Прямо сейчас? – время перевалило за девять вечера, ехать никуда не хотелось.

- Да, если ты можешь.

- Хорошо, приеду, но с Аришей.

- Уф, ты же знаешь, мама не очень ее любит, - понизил голос отец. – Давай без собаки? Обещаю, надолго не задержу - посидим с час, поговорим, и поедешь назад.

- Кто-то опять в гостях?

- Нет, дома мы с мамой, больше никого и никого не ждем.

- Ладно, через полтора часа буду.

Отец заметно нервничал, и это заставило насторожиться.

- Так, в чем требуется моя помощь? – решил форсировать разговор сын.

- Понимаешь, мы с мамой решили отдохнуть на Волге, но сейчас сезон и к воде не протолкнешься. Мы хотим тихое место, чтобы никого постороннего, никаких детей, их мамаш, пьяных папаш и буйной молодежи. В общем, есть у меня знакомый, у него небольшая база отдыха на острове – буквально три гостевых домика, дом обслуживающего персонала. Минимум народа, максимум уединения и комфорта.

Виктор с интересом смотрел на отца, ожидая продолжения.

- Мы арендовали остров на десять дней,  и я должен был  завтра утром ехать туда, посмотреть все, забрать ключи от домиков, убедиться, что продукты завезли. Я договорился, что  меня заберут с пляжа у Затона в семь утра, довезут до острова, подождут, пока я все осмотрю, а потом доставят обратно в Саратов. А заезжаем мы с мамой в понедельник.

- База все это время без присмотра, что ли?

- Нет, там еще кухарка и сторож, - ответил отец. – Но возникла проблема – я не могу завтра поехать, потому что завтра в семь утра мне надо быть в Самаре. Возникла срочная необходимость, без меня никак не обойтись. Выручи, а?

- Съездить за тебя в Самару?

- Нет, в Самаре ты мне не сможешь помочь. Съезди в Затон, потом на остров, осмотри там все, забери ключи и привези сюда. Сам понимаешь, маму я не могу об этом просить, это не женское дело.

- Ну, допустим, я соглашусь – но арендовал же ты, разве мне отдадут ключи?

- Я все устроил! – засуетился отец. – Объяснил, что срочно уезжаю,  и принимать остров приедет сын. Хочешь, зверюгу свою возьми, побегает там, пока ты все осматриваешь.

Виктор размышлял – только днем мечтал об отдыхе у Волги, как раз два свободных выходных, мелкие дела не в счет, Юлия перекинет все на понедельник.  И Ариша будет рада свободе…

- Хорошо, - решился он. – Давай контактные телефоны хозяина и того, кто на катере и еще раз объясни, что там за база. Я подумал, если я завтра приеду и поживу там до воскресенья? Отдохну от города и суеты.

- Замечательно! – отец просто просиял. – Конечно, отдохни! Там вообще никого нет. Если хочешь, я позвоню Евгению, он даст кухарке и охраннику выходной, будешь всю субботу вообще один?

- Туда только по воде можно добраться?

- Да, катером. Остров – частная собственность, все это знают и никто посторонний не лезет. Так я звоню хозяину?

- Звони! Уеду завтра в семь, а обратно пусть заберут нас в пять пополудни в воскресенье.  Надо в круглосуточный сейчас заехать, затариться продуктами, - встал Виктор.

- Да там полно продуктов, - отмахнулся отец. – Сегодня должны были холодильники под завязку забить и едой и воды несколько бутылей. Свет там есть, электронагревательный котел, так что, горячая вода имеется.

- Все, договорились, номера я забил, поеду домой собираться.

- Да, спасибо, сын, выручил!

Алексей Николаевич проводил сына до дверей и, вернувшись, крикнул на весь дом:

- Марина! Кажется, выгорело!

- А Славичевы что придумали?

- Что придумали – не знаю, но Ирина уже на острове, вечером сегодня ее туда доставили.

- Не сбежит завтра с катером, который Витю привезет?

- Нет, рулевой предупрежден, он никого назад не повезет.

- Это хорошо, но зачем ты сказал, чтобы он взял с собой свое чудовище? Девочка умрет от страха.

- Ариша – милая собака и воспитанная, зря ты так. И без нее Виктор мог не решиться поехать, а так видишь, как все хорошо сложилось? Девушки любят собачек.

- Вот именно – собачек. А это же целая лошадь, а не собака!

- Ну, ну, не сердись! Все должно получиться! Как ты думаешь, десять дней без связи и интернета им хватит, чтобы влюбиться?


- Не знаю, Алеша. Лишь бы не объединились и не устроили потом родителям скандал.

- Будем надеяться на лучшее! – оптимистично заключил Алексей Николаевич. – Должен же он когда-то оттаять, навсегда выкинуть из головы Анастасию и завести, наконец, семью!

Неожиданно идея провести выходные в одиночестве на вполне комфортабельном острове, очень воодушевила. Виктор уже и забыл, когда он просто отдыхал.

Ноутбук с собой не возьмет, сотовый отключит и на два дня никаких сводок, договоров, логистики – только Волга, он и Ариша!

Отец говорил, что продукты уже на острове, это отлично, но наверняка список составляла мама, а ее вкусы и вкусы сына не во всем совпадают. Поэтому заехать в Ленту будет совсем не лишне, да и собаке надо захватить еды. Так-то у нее свой корм есть, он возьмет порций на два дня, но ведь, и побаловать хочется!

Окрыленный, Виктор промчался по почти пустым в это время суток залам огромного гипермаркета, тележка неожиданно нагрузилась почти с верхом. Вроде, не планировал ничего лишнего брать – мужчина с сомнением посмотрел на упаковки с пивом, соком, мешок угля для шашлыка, уже замаринованный шашлык в пластиковом ведре, надувной матрас – и решил, что не на себе же тащить, не пригодится, просто на острове же и оставит.

Прогноз погоды обещал ясное небо и плюс 28 – 31.  Не сгореть бы. Крем он купить не догадался, но есть же еще бабушкин способ – сметана или простокваша. Не так приятно пахнет, как крем, но лечит  лучше.  Сметана в списке продуктов должна быть, но лучше прихватить свою.

Виктор спустился в кухню, открыл холодильник и принялся изучать его содержимое.

Светлана работала у него уже четвертый год и содержала кухню в безукоризненной чистоте и идеальном порядке.

Внутренность холодильника продемонстрировала рядки контейнеров и упаковок. И где здесь сметана?

Ариша просунула нос в открытую дверцу и принялась сортировать носом баночки и коробки.

- Ариша, быстро убрала нос! Я кому сказал, покинь холодильник! Что ты там нашла? Ага, любимая «Охотничья». Берем! Нет, сосиски не надо, они вредные. Вредные, кому говорю! Плюнь! То есть, брось! Бро… Ладно, доедай уже, хорошо, что они в натуральной оболочке, а то потом из тебя, гм, продукты жизнедеятельности фасованные выходили бы…  Все, нашел сметану, пошли уже. Завтра надо пораньше уехать, пока Светлана не обнаружила, какой ты разгром учинила.

Незаметно посветлело небо и взошло солнце – летом рано светает. Виктор бросил взгляд на часы -  почти четыре утра. Ложиться спать уже и смысла нет. Ничего, выспится на пляже!

Мужчина еще раз проверил,  все ли собрал, перенес сумки и пакеты в машину, отнес туда же собачью лежанку и пакет с игрушками. Вспомнив в последний момент, кинул в салон спреи от клещей и комаров, фонарь и решетку для обжаривания мяса.

В пять утра Инфинити с торчащей из заднего окна счастливой собачьей мордой, выехала на объездную и взяла курс на Затон.

***

Последний экзамен и еще одна сессия долой! Здравствуй, пятый курс! Нет, нет, поздороваемся в сентябре, а пока – два с лишним месяца свободы!

В отличном настроении Ирина вернулась домой и сразу прошла на кухню.

Вот в кого это у нее? Если хорошее настроение – сразу хочется что-нибудь вкусненькое приготовить.

Сколько она себя помнила, всегда завораживало, как из разных, часто в сыром виде вообще несъедобных,  продуктов получаются такие восхитительные блюда? А тесто? Какое оно непредсказуемое, то сладкое, то соленое, то слоистое, то песочное. И сколько всего из него можно приготовить!

Стыдно признаться, но кулинария была ее хобби, отдушиной. Кому расскажешь – засмеют.

Нравилось Ире готовить, нравилось экспериментировать с разными вкусами, ингредиентами  и рецептами.

Родители не осуждали, даже где-то поощряли, дарили редкие книги с рецептами,  но в компаниях об успехах наследницы в кулинарии не распространялись, предпочитая подчеркивать, что девочка – отличница сначала в школе, а теперь в университете. Зато в лице отца и брата она нашла самых благодарных дегустаторов.

Мама страдальчески вздыхала  - «я совсем чуть-чуть, ты же знаешь, что я на диете», но Мишка и папа – те наворачивали – смотреть приятно было.

- Мне бы твой метаболизм, я бы тоже не ограничивала себя, - мама стоически держалась.

- Не изводи себя, попробуй! – соблазнял Александр Михайлович. – С одного кусочка ничего не случится.

- Да, - жалобно смотрела мама, - если бы с одного. Вкусно же, я на одном не остановлюсь, лучше вообще не пробовать, не дразниться.

Ирина хихикнула, вспомнив одну из привычных уже сценок.

Что бы сегодня приготовить, отметить завершение сессии? Сильно заморачиваться не хочется…

Картошку-гармошку, куриные «леденцы», салат из кукурузы, рукколы и бекона, а  на сладкое – шоколадную пана котту!

Тамара Петровна посетовала:

- И за что я, спрашивается, деньги получаю, если ты сама готовишь?

- Я же не каждый день! – улыбнулась Ирина. – Вы очень вкусно готовите,  я многое даже повторить не могу! Настроение сегодня такое, - девушка поискала слово, - творческое!

- Ну, ну, - добродушно отреагировала повариха, - твори на здоровье, главное, не вытворяй, хотя это больше по части Михаила. Ну, да у него возраст такой – мальчик, который смирно сидит, ничего не ломает и никуда не лезет – больной мальчик. А наш точно очень здоров! Пойду, найду себе дело, или помочь?

- Нет, Тамара Петровна, тут и делать нечего, я специально самое простое выбрала.

Ирина включила музыку и где, подпевая, где пританцовывая, принялась за работу. Руки  привычно раскатывали, отбивали, накручивали, резали и смешивали. Скоро по кухне поплыли упоительные запахи.


Хорошо-то как!

- Ох, дочь, угодила! – Александр отдувался, поглядывая на пана котту – осилит или лучше отложить? Что поделаешь – сластена! – Невозможно удержаться, так вкусно.

- Вот и каникулы, - вступила мама, с грустью посматривая на вкуснятину. – Уже решила, чем думаешь заняться?

- Хочу в Грецию слетать, я говорила, меня Иоанна зовет к ним погостить.

- А меня возьмешь? – Мишка подскочил, будто ему не шестнадцать, а десять.

- Нет! – хором отреагировали Ирина и Марина Геннадьевна.

- Ну, вот. Жалко, да?

- Не жалко, но я же не к себе домой еду, меня люди пригласили. Одну. Без братьев! – пояснила Ирина.  – Если очень хочется, всегда можно самим поехать, отелей в Греции хватает и моря тоже.

- С родителями не то, что одним! – парировал Миша.

- А без родителей ты еще не дорос,  и пока к тебе нет столько доверия, - ответил Александр. – Греция, это отлично, но не прямо же завтра? Когда собираешься?

- Не знаю, мы с Иоанной это еще не обсуждали, два месяца впереди, торопиться некуда.

- Вот и хорошо. Ир, тут дело такое, помощь нужна и как раз по твоей части.

- Какой именно? – насторожилась дочь. – Когда разговор начинается о частях, мне сразу расчлененка представляется, так что ты, пап, лучше сразу уточняй!

- По кулинарной. Понимаешь, у меня есть один друг, а у него небольшая турбаза на Волге. На острове несколько гостевых домиков. Все солидно, для состоятельных клиентов.

Ирина внимательно слушала.

- Сейчас у них там вроде пересменки: одни клиенты съехали, а другие еще не заехали, но там еще охранник живет. И кухарка отпросилась на два дня, ей домой понадобилось отлучиться. Так-то она на острове жила, как сезон начался. Там отдельный домик, электричество, горячая вода – все, как положено. Вот Игорь Степанович и пожаловался, что ему на два дня кухарку надо найти – готовить для охранника, но, главное, на вечер воскресенья найти, кто хороший ужин приготовит.  Он привезет следующих клиентов, семейную пару, надо расстараться. Сейчас сезон, на два дня никого не найдешь, он прямо весь в мыле уже, ведь не просто повариху надо, а чтобы могла вкусно готовить. Я и подумал, а почему бы не предложить тебе?

- Мне? Кухаркой?

- Погоди, послушай! Два дня, ну, почти два дня тебе ничего не надо будет делать! Много ли тому охраннику надо? Сваришь суп да кашу, он и рад будет. Зато сама отдохнешь, позагораешь. А в воскресенье приготовишь ужин, я знаю, ты сумеешь так, как ни одна не справится! Удивишь гостей и Игоря Степановича. Что скажешь?

- Остров на Волге? А что за охранник? Вдруг, он приставать станет? Одна, с чужим мужиком, - отреагировала мама. – Саша, что-то мне не очень нравится затея.

- Охранник там вполне положительный мужчина, работой дорожит, руки, и язык распускать не станет, это гарантирую. Предварительно еще сам ему пару ласковых скажу. Но такой случай и отдохнуть и удивить блюдами! Ведь ты, Ириша, давно говорила, что хочешь посмотреть, как другие люди оценят твое умение.

- Не знаю, - проговорила девушка. – А остров большой?

- Пошли, на спутниковой карте покажу!

- Да, остров  большой, но уютный какой-то, - Ирина с интересом  смотрела в монитор.

- А я что говорю? Смотри, вот гостевые домики, видишь? Вот кухня и рядом – домик кухарки. А вон – домик охранника. Пляжи, видишь? Вон, один прямо за домиком кухарки и как бы отгорожен деревьями. Загорай, купайся, никаких чужих глаз.

- Соглашайся, систер! – в ухо пыхтел Мишка, рассматривая объект. – Меня с собой возьми, вместе оторвемся!

Родители встревожено переглянулись и мама торопливо отреагировала:

- Ты хочешь на остров?

- Ага – сын довольно улыбнулся. – Ирке со мной не так одиноко и страшно будет, а я накупаюсь! Потом, ей же нужен кто-то, кто будет проверять на соль там, на сахар ее стряпню, когда она для гостей готовить будет? Не охранника же звать.

Ирина представила, что это за отдых будет, если ей придется пасти брата и возмутилась:

- Нет. Я еду одна или вообще, не еду. Еще вариант – едем вчетвером.

- Но я не могу, - жалобно ответила Марина Геннадьевна. – Я… я на субботу к стоматологу записалась.

- Перенести?

- Никак. Это такой специалист, такие руки, там очередь на месяцы и никто не уступит.

- В субботу никак, а на воскресенье, так и быть, приедем, - решил отец. – Мишк, до воскресенья дотерпишь?

Сын вздохнул и развел руками, показывая, что деваться некуда.

- Так как, дочь, блеснешь мастерством?

Ирина еще раз бросила взгляд в монитор и решила:

- Блесну! А там хоть оборудование нормальное? Холодильники, комбайн? Продукты? Из ерунды и на ерунде только ерунда и получится.

- Там все качественное! Клиенты приезжают солидные, Игорь Степанович все максимально комфортно и удобно организовал. И продукты высшего качества, за это не переживай. Так, я звоню?

Ирина не знала, что больше привлекало ее – два дня пляжного ничегонеделанья  без чужих глаз и толпы отдыхающих или возможность удивить изысканным ужином незнакомых людей.

Наверное, все вместе.

- Звони!

- Пошли, собирать тебя, - встала мама. – Там жарко, много одежды не бери, но все-таки, на реке, вечерами может быть прохладно от воды. Значит, два – три купальника, белья, пара платьев, халатик для пляжа, спортивный костюм, джинсы, ветровку и куртку, три топа, водолазку, три футболки, пара шорт…

Ирина слушала, открыв рот.

- Мама, это называется «много одежды не бери»? Ты меня на два дня собираешь или на месяц?

- Лучше иметь, что снять, чем искать, что надеть, - парировала мама. – Крем от загара обязательно и от комаров. Волга, все-таки, по вечерам их там должно быть много.


- Мне для готовки кое-какие специи нужны, - вспомнила Ирина. – Там таких наверняка нет. Надо съездить, купить.

- А дома у нас нет? Возьми, на один раз хватит, - предложил отец.

- Дома есть, но с чего я буду свои запасы половинить?

В конце концов, пришли к компромиссу: сегодня никуда не едут, спокойно собираются, а завтра отец свозит Ирину за специями и к вечеру вместе с ней поедет на остров, переночует, чтобы ребенку одной не страшно было и в шесть утра вернется в город.

ГЛАВА 3.

Как же чудесно летнее утро!

Рано, солнце еще не набрало силу, за ночь дома и дороги почти остыли и уже не пышут жаром, людей  еще немного, машин мало.

Виктор доехал до места, выпустил собаку и пошел искать катер. Рулевой отзвонился, что подъедет буквально через пятнадцать минут, и Виктор принялся доставать из багажника пакеты. Да, что-то он перестарался,  отец же сказал, что беспокоиться о питании не надо – и продукты и кухарка на месте, а он набрал на неделю. Вон, Арише хотел на два дня порций по кулькам насыпать, в результате закрутился и забыл.  Пришлось утром хватать  весь  мешок, хорошо хоть он ополовиненный уже, а не все 18 кг «керамзита».

Доберманша весело скакала по пляжу, забегала в воду, возвращалась, тыкая носом в хозяина «Ты чего так медлишь? Побежали играть!»

Наконец, подошел катер, Виктор закидал припасы и приключение началось. Плыть до острова пришлось час, мужчина попробовал разговорить рулевого, представившегося Сергеем, но парень оказался не из болтливых. Получив несколько лаконичных «да» и «нет», Крез решил, что лучше посмотрит на пейзажи.

Большая вода всегда завораживает не меньше, чем огонь. Неспешно-неотвратимо струятся воды, вдоль основного течения образуются параллельные, с большей скоростью. Вода тихо плещется, маня таинственной глубиной – кто-то сейчас там, под днищем? Может быть,  плывет матерый осетр или, наоборот, молодой?  Шныряют голодные щуки, притаился под корягой сом? Виктор не был рыболовом-фанатиком, но время от времени любил посидеть с удочкой. Сети не признавал, нет. Вся прелесть  рыбной ловли, когда ты один на один с рекой, с рыбой. Когда тишина и розовый восход, крепкое  удилище в руках и дрогнувший поплавок, а потом азарт подсечь, вытащить красавца и восхищение, что получилось, что ты победил! Исконно мужское занятие – добыча пропитания. Да, не древние века, еды полно и есть, на что ее купить. Но поймать рыбу самому, а потом самому сварить тройную уху – никакие деликатесы, купленные в магазине и приготовленные другими, не сравнятся!

Виктор прикрыл глаза от ярких солнечных лучей, погрузившись в приятное предвкушение.

Мимо проплывал Саратов, отдаляясь все дальше и дальше, миновали несколько островов, а потом катер свернул к одному. Неразговорчивый рулевой ловко подвел  кораблик к мосткам, перепрыгнул на них и, подтянув катер за канаты, прикрепил  их за выступавшие из воды высокие бревна.

Так же, молча, помог вынести пакеты и сумки, неодобрительно покосился выпрыгнувшую на песок собаку.

- Гадить будет, - пробурчал парень. – Еще вляпается кто.

- Я убираю, - серьезно ответил Виктор и продемонстрировал в кармане пару пакетиков. – Всегда со мной.

Сергей кивнул, подхватил одну сумку и по деревянному настилу двинулся вглубь острова:

- Догоняйте,  у меня нет времени прохлаждаться.

Крез хмыкнул, потом вспомнил, что он здесь, вроде бы, как служащий, а не отдыхающий, хмыкнул еще раз и подозвал Аришу.

Доберманша подлетела, ошалевшая от привалившего счастья – прогулка! С хозяином!! Без поводка!!! – и села напротив копилкой.

- Барахло надо перенести, - назидательно проговорил Виктор. – Понесешь вот это, - и всунул в пасть собаке ручки небольшой сумки со своими вещами. Сам же подхватил оставшиеся пакеты и отправился вслед за Сергеем.

Остров очень ухоженный и чистый, нигде ни бумажки, ни бычка, трава, видно, регулярно стрижется, клумбочки с неизменными петуниями всех расцветок. За кустами мелькали гостевые домики.

Рулевой донес вещи до дома, сгрузил прямо на крыльцо, дождался, когда Виктор с Аришей дойдут и произнес:

- Это – хозяйственная постройка: здесь кухня, с другой стороны вход в прачечную. Там, - махнул рукой вправо, – столовая и душевые. Ваш домик номер пять, вот ключи. За собакой следите, если гости вляпаются в дерьмо, хозяин по голове не погладит. Я уехал.

- Постой, - немного растерялся Виктор. – Мне надо проверить, как холодильник загружен, еще где-то здесь охранник и кухарка, познакомиться же надо, а то решат, что посторонний.

- Охранник отпросился на два дня, кухарка, наверное, еще спит, у нее отдельный домик. Встанет, покажет вам холодильники и бар, проверите.

Крез несколько озадаченно проводил взглядом рулевого и заметил, что Ариша так и стоит напротив с сумкой в зубах.

- Пошли заселяться!

  Домик понравился – небольшой, но уютный. С крыльца попадаешь в тамбур, из него две двери – в комнату с хорошей  двуспальной кроватью, шкафом, телевизором и диваном напротив него. Также здесь были холодильник и кондиционер. Вторая дверь вела в биотуалет.

Виктор занес вещи, включил холодильник и забросил в него напитки и скоропортящиеся продукты. Затем накормил собаку, закинул в себя несколько виноградин и решил пойти искупаться.

Пляж оказался тоже облагороженный: никаких камней и тины, везде ровный слой чистого песка. Мужчина разделся и с разбегу нырнул. Ух, бодрит! Сильными гребками поплыл прочь, перевернулся, посмотрел на остров и обнаружил, что доберманша бросилась его спасать и сейчас изо всех сил гребет лапами ему навстречу.

- Ариша, назад! Плыви отсюда! Арина! – рявкнул он на собаку.

На коричневой морде расплылось разочарование, но приказ есть приказ – спасительница повернула к берегу. Виктор проводил ее взглядом и лег на спину, неспешно дрейфуя вдоль острова.

Ах, хорошо-то как!

- А-а-а-а!!!!!!

Истошный женский вопль застал врасплох, мужчина от неожиданности пошел ко дну, сориентировался, выскочил на поверхность, отплевываясь от воды, и обнаружил, что на берегу стоит прехорошенькая девушка и визжит, а напротив нее сидит мокрая Ариша.

Откуда это взялось??!


- Не кричите, она не кусается! – пришлось торопливо грести к суше. – Лежать!

Ариша обернулась на торчащую из Волги голову хозяина и послушно легла.

- З-зачем? – опешила девушка.

- Что, зачем? – переспросил Виктор и вышел на берег.

- Зачем мне ложиться? – ответила девушка, отводя  глаза от мужчины.

- Да я не вам, а собаке, - с досадой бросил Виктор. – Что вы вообще тут делаете?

Вот и поплавал в одиночестве! Что это за явление? Дочка кухарки или горничная? Про горничную ему не говорили, значит, дочка кухарки.

- Я шла искупаться и услышала, что меня кто-то зовет, - ответила девчонка.

- Зовет?

- Ну, да. Кричали «Ирина иди сюда».  Это же вы, да? Больше здесь никого нет.  Я и пришла, а тут она – девушка покосилась на доберманшу. – Я вообще-то собак почти не боюсь, но меня не предупреждали, что охранник с собакой и я не ожидала.

- Охранник?

- Ну, да. Вы же охранник?

- Я… Вроде того.

- Хорошо, а то одной немного страшно. А я Ира, кухарка.

- Кухарка? – Виктор представлял себе женщину лет сорока пяти – пятидесяти, а тут цыпленок какой-то. – Отличница кулинарного техникума? Готовить-то умеешь? Впрочем, два дня можно и на яичнице и бутербродах прожить.

- Умею, - буркнула девушка. – Зачем звали?

- Я не звал, я собаке командовал, ее Арина зовут. Ариша.

Доберманша, не вставая, завиляла всем организмом.

- А, значит, мне  послышалось, - облегченно улыбнулась девчонка. – Тогда я пойду. Завтрак в девять, обед в два, ужин в семь. И следите, чтобы собака не забегала в столовую, если там обнаружится шерсть, нам не поздоровится.

- Да это же доберман! – возмутился Виктор. – Он гладкошерстный, у нее нет подшерстка.

- Не важно, собаке в столовой не место. На завтрак не опаздывайте, ровно в девять он будет на столе, поедите и оставьте все, я потом приду и уберу.

Девушка тряхнула головой, перекидывая распущенные волосы за спину, и скрылась за кустами.

А ничего так кухарочка.  Кажется, эти два дня могут оказаться даже лучше, чем он представлял.


Нет, ну ничего себе, повороты?!

Ира возмущенно пыхтела, шагая к своему домику. Купаться расхотелось.

Когда папа говорил, что на острове есть охранник, она представляла солидного мужика папиных лет, но никак не молодого мужчину. Хотя, если задуматься, то какой толк от охранника солидных лет и веса? А этот…

Ирина вспомнила, как мужчина выходил из воды – крепкий, но не громоздкий, мышцы есть, но не перекачанные, а такие, естественные, что ли. И те самые кубики, по которым вздыхают одногруппницы – были, она сама видела. Правда, посчитать, сколько их там, не успела, но вид был такой… впечатляющий. Еще стекающая по красивому телу вода – тяжелыми каплями сверху, по груди вниз, по полоске волос за резинку плавок.

Ирина встряхнула головой, отгоняя видение.

Вот еще! Что, она мужиков не видела! Да сто раз! На любом пляже, в бассейне, в фитнесс зале, куда она однажды случайно попала вместе с подругой. И этот такой же, ничего в нем нового или удивительного нет.

- Ай! – что-то мокрое и холодное ткнулось ей в руку,  и девушка взвилась горной козой.

- Ямбический триметр, - пробормотала она потрясенно, когда первый испуг прошел. – А-ариша…

Собака честно стояла с ее полотенцем в пасти, внимательно заглядывая в глаза.

- Спасибо, - Ира протянула руку, в которую тут же было вложено полотенце, затем невозможная псина пару раз дернула  кочерыжкой, которую ей оставили вместо полноценного хвоста, развернулась и веселым галопом унеслась  прочь. 

А Ирина встряхнула полотенце и, поколебавшись, свернула к  другому пляжу.

Она собиралась купаться? Вот и пойдет купаться, и никакие внеплановые охранники и их глупые собаки ей не помешают!

   Благодаря теплой весне и довольно жаркому началу лета, Волга достаточно прогрелась, и плавать было одно удовольствие. Ирина далеко заплывать побаивалась – кто его знает, кто там, в воде,  в глубине? Вдруг, гигантский сом? Она читала, что, кажется, на реке Дон были случаи нападения сомов на людей. Вот где ужас – такого размера зверюга! Здесь не Дон, а Волга, но все равно, лучше не рисковать. 

Хозяин острова постоянно обновлял пляжи, подсыпая песок, река, конечно, его уносила, но песок подсыпали снова. Поэтому вблизи острова и на нем самом можно было не опасаться ни коряг, ни камней и смело шлепать босыми ногами.

Ирина с удовольствием наплавалась, потом вспомнила о завтраке – сама же время назначила! – и, вытираясь на ходу и заплетая волосы в две косы, понеслась на кухню.

- Потрясающая пунктуальность! – охранник стоял в дверях столовой и выразительно смотрел на часы.

Невозможная псина сидела копилкой у крыльца.

Ирина, молча, проскользнула на кухню, достала томившуюся в духовке кастрюльку и заполнила глубокую тарелку гречневой кашей. Сверху кусок масла. Что еще? А! Стакан молока и плетенку с хлебом.

Виктор поднял брови, увидев завтрак.

- Э?

- Что не так? – насупилась Ирина. – Утром все едят каши, это полезно.

- Да нет, ничего, - мужчина взял ложку и повозил в тарелке.

Кухарка с косичками кивнула сама себе и выплыла из столовой, оставив Виктора один на один с гречкой.


Встал он рано, вернее, вообще не ложился, потом наплавался,  и есть хотелось зверски. Вообще, Крез на аппетит никогда не жаловался и был довольно всеяден. Ненавидел только две вещи – кисель и гречку.

Зачерпнул ложку, пожевал, глотнул.

Нет, даже умирая от голода,  он ее не осилит!

- Ариша!

В дверь столовой заглянула коричневая морда – звал?

- Т-ш-ш, стой там! – мужчина воровато оглянулся, убедился, что кухарки нигде  не видно, вылил молоко в тарелку  и поднес  её собаке под нос. – Ешь, только быстро.

Два раза уговаривать не пришлось, тарелка опустела в считанные секунды и только несколько крупинок на собачьем носу показывали, что где-то рядом только что была каша.

- Ну, вот и позавтракали, - подвел итог «охранник». – Спасибо! – крикнул в сторону кухни и шепнул Арише, - идем к себе, я тоже поесть хочу.

Ирина стиснула кулачки и отошла от окна – вот же… сволочь! Она варила, а он – собаке! Даже не попробовал, а сразу, как она вышла, все отдал собаке! Пусть не разносолы, а всего лишь гречка, но она знала – каша получилась вкусная, в меру соленая, рассыпчатая, да с маслом! Вон, псина смела, только что не причмокивала.

Кстати, собакам кашу нельзя, она читала. Им мясо надо или специальный корм, а этот – кашу с молоком! У-у, бодигард недоделанный!  

Девушка сполоснула посуду и задумалась.

Охранник не любит гречку или просто не любит кашу? Или это ей назло? Интересно, что он ждал на завтрак, кордон блю или говядину по-бургундски?

Ирина размышляла, водя кончиком косы по губам – детская привычка, от которой она никак не могла отделаться.

А сделаю-ка я на обед  гречневый суп с фрикадельками,  на второе – гречаники и на десерт – гречневик с изюмом!

Посмотрим, что ты в обед запоёшь!


    После еды как-то резко сразу захотелось спать, и Виктор решил не сопротивляться. В конце концов, у него еще весь день впереди и завтра тоже, успеет с инспекцией!

Но сразу улечься не получилось – постельное белье лежало  на тумбочке.

Прелестно, еще и самому кровать застилать!

С простыней Виктор разобрался быстро, благо она была на резинках – натянул, зацепил, всего и делов-то. Но подушка в наволочку лезла неохотно, мужчина даже вспотел, пока утрамбовал ее. Оставалось одеяло и пододеяльник.

Виктор покрутил ткань, пытаясь найти отверстие, смутно вспоминая, что, вроде бы, где-то видел – у пододеяльника такой квадратик должен быть, куда засовывают одеяло. Но обе стороны были сплошные, без всяких квадратиков.

Покрутил еще и нашел сбоку небольшой разрез.

Глянул на размер одеяла, еще раз на величину разреза. Что в пословице говорилось про верблюда и игольное ушко? Но как-то  раньше одеяло и пододеяльник совмещались же?

Снова покрутил и примерил – черт его знает, как все туда засунуть, чтобы было ровно?

Может, позвать Ирину?

Нет, ни за что. Он – взрослый мужик, глава крупной компании, и не заправит одеяло в пододеяльник? Смешно!

Через пятнадцать минут смешно уже не было – одеяло перекручивалось, комкалось, пододеяльник то ли кривой, то ли еще что, но ничего приличного не получалось.

В раздражении вытряхнув одеяло обратно, мужчина решил, что все равно лето, тепло, и спать можно без одеяла, под одной пододеяльником.

Но, как назло, сон прошел.

Сходить, что ли, проверить продукты и готовность домика для родителей? А ему не сказали, какой номер домика. Может быть, эта  пигалица знает?

- Ариша, пошли, прогуляемся!

Доберманша была всегда за любой кипишь, кроме голодовки, поэтому с готовностью вынеслась наружу и приплясывала, ожидая очередных приключений.

- Нет, мы не купаться,  - хозяин остановил рванувшую к пляжу собаку. – На кухню идем!

Собака замерла, навострив уши.

- Туда, - показал Виктор направление.

Ариша наклонила голову набок, потом сорвалась с места, влетела в домик и почти сразу выскочила, неся в зубах свою миску, и гордо зарысила по направлению к кухне.

- Еще рано для обеда, - крикнул он вслед, но  собака только на секунду притормозила, покосилась через плечо на хозяина и прибавила рыси.


- Мне нужны ключи от домиков, - крикнул Виктор в окошко домика кухарки.

- Ключи на кухне в подсобке,  на стене за крайним слева холодильником, - отозвалась девушка, даже не выглянув наружу.

В принципе, увидеться не больно-то и хотелось!

Ситуация немного раздражала, но не настолько, чтобы испортить удовольствие от отдыха. В конце концов, он может вообще не ходить на обеды и завтраки, у него с собой еды достаточно припасено. Кстати, он привез и уже  замаринованное для шашлыка мясо. Вечером надо будет заняться.

Уже в хорошем настроении, «охранник» Витя убедился, что все домики чисто убраны и полностью готовы к заселению. Холодильные шкафы в подсобке порадовали забитыми полками.

- Они что, ждут роту спецназовцев, которые  неделю на сухпайке сидели? – поразился Виктор.

 Не может быть, чтобы все это для его родителей приготовили, разве что они  сюда на все лето решили перебраться. Или просто одним махом загрузили продукты на ближайший месяц, чтобы лишний раз катер не гонять?

Солнце поднялось достаточно высоко и ощутимо припекало, но идти к воде пока не хотелось. Снова  подполз сон-зевота, и Виктор, прилегший на шезлонг, что стоял рядом с его домиком, незаметно заснул.

  Ирина, поглядывая на задремавшего охранника, крутилась на кухне.

Конечно, с «гречневым» днем она слегка перебарщивает, поэтому надо, все-таки, добавить еще что-нибудь нейтральное.


Хотя бы, на третье. Компот или кисель? Девушка придирчиво осмотрела припасы и, обнаружив мороженую клюкву, решила, что сделает клюквенный кисель и испечет королевскую ватрушку.

Самое сложное было – ограничить себя в количестве, не забыть, что она готовит только на двоих.

Покосившись на разлегшуюся прямо на крыльце собаку,  тело снаружи, морда внутри, Ирина хихикнула – на троих.

Работа спорилась, что  надо  – варилось, жарилось, пеклось, шкворчало, поднималось и испускало аппетитные ароматы.

В очередной раз, бросив взгляд на Аришу, девушка улыбнулась – внутри кухни уже лежало все тело и старательно «спало».

- Ариша, куда это ты ползешь, партизанка? – притворно-сердито спросила девушка. – А ну, марш из помещения!

Псина приоткрыла глаза, недоуменно повела головой, мол, сама не понимаю, как это случилось, прямо, мистика какая-то!  - и честно заморгала глазами. Не виноватая я, оно само!

Ирина не выдержала и засмеялась:

- Ах ты, хитрюга! Выйди вон, на кухне собакам делать нечего!

Доберманша вздохнула и перебралась на крыльцо.

Так, почти все закончено, что там соня делает?

Шезлонг признаков жизни не подавал.

Девушка еще покрутилась, перемыла посуду, убедилась, что время подошло к двум,  и громко крикнула в двери:

- Обе-е-ед!

Не зря говорят, что взрослым днем лучше не спать!

Виктор проснулся от вопля кухарки, потряс тяжелой и какой-то мутной головой, сел, разминая затекшую руку.

Сон ни капли не освежил. Есть не особенно хотелось, но сухомятка никому на пользу не идет, поэтому Виктор Алексеевич собрал себя в кучу, мысленно встряхнул и побрел к столовой.

Видно было, что девчонка старалась – столик скатертью застелен, тарелки расставлены, приборы. Правда, сразу и первое, и второе, так не ресторан, а столовка, здесь так и подают. Еще спасибо, что сама принесла, могла бы и не утруждаться. Кухарка обнаружилась тут же – сидела за соседним столиком и активно орудовала ложкой.

Виктор пробурчал что-то насчет приятного аппетита и сел, пододвинул тарелку, отчаянно пытаясь вынырнуть из вязкого плена дневного сна, зачерпнул суп и отправил ложку в рот.

Оперный театр! Опять гречка!

Зло покосился на девчонку, уплетающую обед, та на него и не смотрела. Суп был вкусный, фрикадельки такие нежные – сами в рот просились. Горестно вздохнув, мужчина вычерпал весь бульон, выбрал фрикадельки и картошку, оставив крупу на дне тарелки.

Придвинул второе – аппетитные на вид котлетки под соусом. Разломил одну вилочкой, отправил в рот. Вкусно! На третьем куске дошло – в котлетах тоже гречка.

Нет, она издевается, что ли? – Виктор возмущенно глянул на кухарку с косичками.

- Вкусно? – девчонка как раз смотрела на него.

- Вкусно, - буркнул «охранник». – Только удивительно – кроме гречки здесь больше нет другой крупы? Гречка в каше, гречка в супе, гречка на второе. Надеюсь, на третье не гречка?

Ирина порозовела и отвела глаза.

- Да ну? – поразился Виктор Алексеевич. – Ты приготовила и десерт из гречки??? Но как, ведь десерт – это сладкое?

- Это как запеканка, - негромко ответила девушка, чувствуя, как у нее горят уши. – Там еще творог, изюм, он вкусный…

Мужчина вздохнул:

- Верю, что вкусный. Проблема в том, что я гречку терпеть не могу, в каком бы она ни была виде.

- Я же не знала! – Ирина готова была сквозь землю провалиться.

- Да, сам виноват, надо было предупредить,  - кивнул Виктор и криво улыбнулся. – А кроме гречки есть что-нибудь другое?

-Да! Я сейчас! – девчонка вылетела метеором и не менее стремительно вернулась.

- Королевская ватрушка, - торжественно водрузила на стол тарелку с чем-то воздушным, испускающим умопомрачительный аромат и рядом поставила бокал с чем-то красно-розовым. – И кисель из настоящей клюквы.

Виктор на секунду остолбенел, а потом опустил лицо в ладони и затрясся от смеха.

- Что опять не так? – насупилась Ирина. – Все свежее.

Мужчина махнул на нее рукой и продолжал трястись:

- Это… а-ха-ха! Не в тебе дело… не могу…

Ира пожала плечами и отошла к своему столу.

- Арина, вон! – наконец, отсмеялся Виктор и обнаружил напротив «голодающую с Поволжья».

Пользуясь всеобщим замешательством, доберманша незаметно телепортировалась от крыльца к столу Виктора и замерла напротив, с выражением глаз  - «что вам помочь съесть?»

Собака грустно покосилась на тарелки, вздохнула, отпустила голову, уши и остаток хвоста, и медленно вышла наружу.

- Ирина, понимаете, я вообще-то довольно непривередливый и вполне всеядный, - попытался сгладить ситуацию Виктор Алексеевич. – Но есть два продукта, которых  я  не ем – кисель и гречка. Понимаете? Вы не виноваты, я же не предупредил.

Ира ошалело посмотрела на стол, на охранника, еще раз на стол и прыснула. Перевела взгляд на красного Виктора и уже расхохоталась в голос:

- Боже, это я… ха-ха-ха…нарочно не придумаешь… ха-ха-ха… Кому расскажи – не поверят…

- Вам, Ирина, в разведке работать, - вторил Виктор. – Это же надо, с первого раза угадать всю подноготную.

- А Арише можно гречку? Куда девать-то суп и гречаники? Выливать жалко.

-Арише можно. Вообще-то, у нее свой корм есть, но она и от дополнения к рациону не откажется. Только не сейчас, а вечером, а то она за два дня трехразовой гречки будет на дирижабль похожа.

И оба, повернув головы к двери, увидели скорбную собачью морду  (Месье, жё не манж па сис жюр) и снова расхохотались.

- Виктор, как вас по отчеству?

- Просто Виктор, еще можно Витя, - отмахнулся мужчина. – После того, что с нами было, можно по именам и на «ты».

Ирина опять прыснула.

- Я сейчас схожу за чаем. Уверяю, в ватрушке нет ни киселя, ни гречки.

      Выпечка на самом деле оказалась выше всяких похвал – тонкий слой коржа, ломтики банана и яблока в слое нежного воздушного творога и взбитые белки сверху.

- Ум отъешь! – выразил восторг Виктор, приканчивая третий кусок. – Это не ватрушка, это пища богов.

Ира довольно улыбнулась – ну, наконец-то, нормальный аппетит и ожидаемая реакция на ее готовку!

- Я вообще люблю готовить, - поделилась она.

Виктор Алексеевич слизнул последние крошки, с сожалением посмотрел на оставшуюся ватрушку – нет, больше не влезет – и маленькими глотками допил чай.

- Спасибо, Ирина!  Десерт был выше всяких похвал!

- На здоровье! А что на ужин приготовить? Я помню про кисель и гречку, но все равно, мало ли? Лучше, скажите сами.

- Скажи сам, - поправил ее мужчина. – Не знаю. А нужен ли ужин? У меня мясо с собой замаринованное. Может, шашлык и салат?

- Сами мясо мариновали? В чем? – сразу заинтересовалась Ирина.

- Нет, купил готовое.

- Гадость! Выбросите в мусор и собаке не давайте, еще отравится, - передернулась Ира. – Давайте, я сама замариную, а вы… ты вечером пожаришь?

- Так и гадость? Людям же продают. Не с рук, в гипермаркете брал, - засомневался охранник Витя.

- Поверьте, я лучше знаю! Вот попробуете моего мяса, больше никогда готовое покупать не будете.

- Ну, хорошо, - согласился мужчина. – Помощь нужна?

- Нет, я справлюсь, на двоих-то…

- Гав!

- На двоих, - повторила Ирина и добавила, - Собакам нельзя специи, я это знаю, поэтому ты без шашлыка! Но кусок сырого мяса выделю, так и быть. Можно? – Виктору.

- Можно, но – только вечером и я сначала посмотрю на размер порции.  Не хотелось бы вернуться домой с бегемотом вместо добермана.


   Шашлык на самом деле получился изумительный – нежный, мягкий, сочный, в меру соленый и в меру острый.

- Ир, у тебя руки просто волшебные, - чуть не причмокивал мужчина. – Ничего вкуснее не ел! В чем ты мариновала, не пойму?

- Мой секрет, - улыбнулась девушка. – Может быть, потом расскажу, если еще будет интересно.

- Ты где работаешь? – неожиданно сменил тему охранник. – В столовой какой-нибудь или в ресторане? Для шеф-повара ты молодая, но готовишь изумительно.

- Я нигде не работаю, я учусь. А сейчас каникулы, решила подработать. А ты где работаешь? В какой-то охранной фирме?

- Я?  Гм… Ну, вроде того. А здесь просто подрабатываю до завтрашнего вечера.

- Понятно, - кивнула девушка.

Мясо было съедено, но расходиться не хотелось.

Последними красками догорал закат, неспешно несла воды великая река.

Сиреневые сумерки мягко скользнули с берега к реке, поползли по траве, загустели, обняли и укрыли до утра деревья и кусты, домики и людей, оставив одни силуэты и очертания. Вверху, по одной, неспешно зажигались звезды, перемигивались,  мерцали, будто вели друг с другом разговор.

Угли в мангале уже прогорели, только временами в теплой серости золы на доли секунды вспыхивала искорка и тут же гасла.

Не хотелось двигаться, куда-то идти, мыть посуду. Хотелось  просто сидеть, смотреть на тишину звездного неба, далекие огни Саратова. Слушать дыхание реки и похрапывание объевшейся собаки, шелест волн и шорох веток.

Охранник не лез с разговорами, не отпускал сальных шуточек, вел себя подчеркнуто-вежливо и как-то интеллигентно, что ли. Будто бы не он простой охранник-работяга, а минимум выпускник Гарварда. 

Ира временами косилась на мужчину и тут же отводила глаза.

Со многими людьми интересно беседовать, но с очень немногими интересно  молчать.   

Наконец, Виктор очнулся первый.

- Давай, что надо отнести в мойку? Поздно уже, я прошлую ночь не спал совсем, глаза сами закрываются.

- Вот эти тарелки и блюдо, - показала Ира. – Я еще немного посижу и тоже пойду спать. Доброй ночи!

- Доброй ночи, - отозвался Виктор и добавил. – Спасибо за теплый  и вкусный вечер!

Закат мигнул в последний раз, как уголек в костре, и окончательно погас. Теплая ночь вступила в свои права.

ГЛАВА 4.

.Выспался, как никогда!

Виктор потянулся, попутно столкнув с кровати наглую рыжую тушку, и встал, заранее предвкушая еще один день отдыха.

Господи, хорошо-то как! Сутки ни контрактов, ни договоров, ни  бесконечных звонков! Рай!

Кстати, а ведь и правда – ни одного звонка. Вообще-то, это странно, разве что он отключил телефон и сам этого не заметил.

Мужчина пошарил глазами по поверхностям – трубка не наблюдалась. Полез в карманы сумки, куртки и, не успев по-настоящему задергаться, обнаружил искомый предмет под кроватью.

Вопреки предположению, сотовый оказался включенным, только вот сети не было. Совсем.

Не веря своим глазам, Виктор Алексеевич потряс устройство, вышел на улицу, походил по острову, периодически поднося телефон к глазам – ни единой полоски не появлялось.

Что за ёпрст? Саратов вон, в двух километрах, связь должна быть!

Но ее почему-то не было.

Мужчина отключил трубку, подождал и включил снова.

Связь не появилась.

Ирина уже минут десять из окна с интересом наблюдала, как охранник бегает по острову, поднимая одну руку выше головы, потом смотрит в нее и перемещается на новое место. Прямо, обряд какой-то проводит!

Не выдержав, девушка вышла наружу.

- Доброе утро! Чем это ты занят?

- У тебя какая связь? – вместо ответа огорошил Виктор. – У меня «Билайн», ни хрена не ловит. Прошу прощения, вырвалось.

- Тоже «Билайн», - озадачилась Ирина. – Я про телефон и забыла: то ты, то собака твоя, то готовка, все остальное из головы вылетело, а он не звонил ни разу, не напоминал о себе.

- Та же петрушка. Ты не можешь посмотреть свой сотовый – есть связь или нет?

- Сейчас принесу, - Ира покосилась на трубку в руках охранника – ведь не может же у простого охранника быть Айфон Икс Тесла? Ей точно померещилось.

Девушка вернулась в домик, телефон обнаружился на тумбочке.

- Нет связи! – выкрикнула Ира в окно.

- Странно, мы же совсем рядом с городом, - недоуменно пробормотал Виктор. – Мне бы не помешало сделать пару звонков, но до вечера потерпит.

Девчонка стояла против солнца, его лучи просвечивали сквозь ее пушистые волосы, ветерок слегка развевал их,  и казалось, что на голове у девушки – солнечные лучи. Виктор засмотрелся и не сразу отреагировал на вопрос Ирины:

- Что ты предпочитаешь на завтрак? Хочу реабилитироваться за гречку и кисель.

- Так, ты уже реабилитировалась – твои  ватрушка и шашлык, я их теперь во снах вспоминать стану. Расскажешь, в чем ты мариновала мясо?

- Да ничего сложного! – улыбнулась Ирина. – Хорошее мясо, очень много лука, столько же, сколько мяса по весу, все промять, посолить, затем, взять обыкновенную «Аджику» от Дяди Вани, развести ее водой в пропорции 1:1 и залить мясо. Через 3-5 часов можно жарить.

- Дядя Ваня? – заинтересованно переспросил мужчина. – Кто это?

- Это марка такая, у них огурцы, помидоры, консервы, в общем.

- Хм, - так просто? Спасибо, что поделилась, запомню, - Виктор улыбнулся. –  Не хочешь искупаться?

- А я уже, - махнула рукой Ирина. – Блинчики на завтрак – годятся? Ты с чем любишь – с мясом, с творогом?

- Главное, чтобы не с гречкой.

- Нет, гречки больше не будет, - рассмеялась и добавила, – приходи через полчаса, - затем крутанулась на пятке и унеслась в сторону кухни.

Вот же – поначалу немного вредная, но при близком рассмотрении – милая девушка, без жеманства, заигрываний и попыток казаться лучше, чем она есть.   Где только таких делают, он был уверен, что нормальные девчонки вымерли, как те мамонты, а остались только алчные и расчетливые стервы, оценивающие мужчин по марке его автомобиля и банковскому счету.

А может быть, она нормальная только потому, что приняла его за охранника?

Виктор хмыкнул своим мыслям и потряс головой - что за ерунда в голову лезет? В конце концов, у него первые нормальные выходные в этом году, надо наслаждаться, а не придумывать новые проблемы!

- Ариша! Пошли купаться!

 День полетел своим чередом.

Вкусный завтрак, потом попытки ловить рыбу. В десять утра, ага.

Конечно, ничего не поймал, просто сидел и мечтал, смотря на поплавок. Только он и река.

Надо хотя бы раз в две недели устраивать себе вот такие выходные, без телефонных звонков и рабочей нервотрепки. Время течет также неумолимо, как Волга, отсчитывая минуты и месяцы. Не успеешь оглянуться – еще год пролетел, а он по-прежнему одинок. Поэтому и тащит на себе все, сам проверяет и контролирует, первым приходит, последним уходит, ведь дома его ждет только Ариша.

Родители, конечно, перебарщивают в своем стремлении женить его, но их тоже можно понять – беспокоятся о единственном сыне.

Настя… Настроение сразу пошло вниз. Пять лет. Пять долбаных лет, в течение которых он загоняет себя на работе до седьмого пота, лишь бы не думать, не вспоминать. Лишь бы забыть!

Она дала ему хороший урок – не бывает любви, возможен только холодный расчет и, если очень повезет, в семье между супругами  будет просто уважение и ровные отношения. А не повезет – вон они, примеры на глазах – у знакомых. Он отдельно, она отдельно, друг друга еле терпят, она тянет из него деньги, он гуляет направо и налево. Да, у его родителей все иначе, до сих пор отец с теплотой смотрит на мать, а она трогательно о нем заботится, но исключение только подтверждает правило – нынче браки по любви если и совершаются, то исключительно по любви к деньгам.

На обед была вкуснейшая солянка, запеченные баклажаны с овощами, Ирина назвала это блюдо «Жар-птица». Чем-то хвост этой птахи увиденное на тарелке напоминало, да. А вкус! Виктор не смог остановиться, пока не подобрал все подчистую. А потом Ира поставила второе – горбушу под шубой. Оторваться было невозможно!


- Мне кажется, я зря беспокоился о комплекции собаки, отдуваясь, пробормотал Виктор. – Как бы я сам не приобрел форму шара!

- Да ладно! – хихикнула довольная кухарка. – Порции маленькие, с таких не растолстеешь.  Еще десерт есть – печеные яблоки, фаршированные бананом. Я сильно заморачиваться с обедом не стала, а то мне сегодня к вечеру надо праздничный ужин на две персоны соорудить. Велели расстараться, чтобы гости остались довольны.

- Ирина, все очень вкусное! Десерт я прямо сейчас не осилю, но через часа два вернусь и доем, - Виктор взял в руку тарелку, поднес к носу и вдохнул. -  Ёлки зелёные, это яблоко пахнет умопомрачительно! Нет, к черту два часа, я его попробую прямо сейчас!

Девушка с удовольствием наблюдала, как охранник орудует вилкой, прикрывая глаза и временами причмокивая.

- Не дашь мне свой номер телефона? – внезапно выдал мужчина. – За мной часа через четыре должен катер прийти, а ты ужином будешь занята или позже сам забуду спросить, поэтому, давай номер сейчас.

- Зачем тебе мой номер? – напряглась Ирина.

- Попробую переманить тебя на работу.

- У тебя личное кафе или ресторан? – улыбнулась Ирина.  – А охранником ты для разнообразия подрабатываешь?

- Не совсем, просто там, где я работаю, есть своя кухня и если тебе будет нужна подработка, то я помогу туда устроиться. Работы немного, а зарплата приличная.

- Что за работа? – заинтересовалась девушка.- Знаешь, лучше ты мне дай свой номер, а я позвоню, если надумаю искать подработку.

- Готовить обеды для руководства компании и время от времени – их гостей или партнеров. Неполный рабочий день. Свой номер не дашь? Не доверяешь?

- Не дам. Если у меня будет нужда в работе – я сама позвоню, а если она не возникнет – зачем тебе лишний номер в телефоне?

- Хорошо, уговорила. Записывай.

  Но не через четыре часа, ни через шесть, ни через десять катер не пришел. И гости, для которых Ирина старалась, готовя ужин, не приехали.

- Наверное, сорвались клиенты, - предположила Ира. – Спать хочется…

Девушка положила голову на сложенные на столе руки.

- Обидно, готовила, старалась…

- Да, вид аппетитный, - Виктор в очередной раз повел носом и сглотнул слюну. Вкусный обед был так давно, а здесь, под носом, источали аромат и услаждали взгляд такие яства!

- Зачем смотреть? Ешь! – не открывая глаз, пробормотала Ирина. – Если кто-то появится, то уже утром. Я им гречневую кашу сварю, чтобы не опаздывали. Или нет, лучше манную!

Виктор еще раз окинул взглядом стол, потер руки и придвинул тарелку с салатом, который не смог визуально опознать, в отличие от его соседа – салата с креветками.

- Вкусно! Что это – сухарики?

- М? – девушка приподнялась. – А, это простой, «на траве дрова». Но он обычно всем нравится. Я его до кучи сделала, кто знает, какие вкусы у этих клиентов. Может быть, им каре ягненка не очень, а вот что-то вроде селедки под шубой – самое то!

- М-м-м!

- Это ты просто голодный, - рассмеялась девушка, с удовольствием наблюдая за активными действиями охранника.

- Вот это попробуй – это фаршированные абрикосами куриные грудки.

- Курица в абрикосах? Ну-ка, ну-ка… О-о-о!

- И-и-и! – донеслось из-под стола.

- Ариша, а ты что тут делаешь? – Удивился Виктор. – Марш на улицу, ты уже ужинала! Вот, один кусочек и брысь!

Глядя на аппетит мужчины, Ирина и сама проснулась и почувствовала, что не прочь поесть.

- Это подразумевалось основным блюдом – каре ягненка. Конечно, уже остыло и вкус теперь не тот, - огорченно заметила Ира. – Попробуешь, я разогрею в микроволновке?

- Непременно! – Виктор пододвинул тарелку и осмотрел составленные «шалашиком» ребра.  – Интересное оформление. А греть обязательно?

- Конечно, это же баранина. Ее вообще надо есть сразу, как приготовится, тогда она самая вкусная и сочная.

Через несколько минут Ира вернула тарелку и с интересом наблюдала за реакцией Виктора.

- Это божественно!

- Ты просто мне льстишь!

- Нет, правда, очень вкусно! Никогда такого не ел!

«Ну, да, кто бы готовил охраннику каре ягненка?» – подумала девушка.

- Витя, а ты женат? Не подумай чего такого, просто, ты так восхищаешься моей готовкой, что стало интересно, где ты обычно питаешься. Сам себе готовишь?

- Нет, не женат, но готовлю не сам.

- Мама?

- Ну, можно так сказать, - уклончиво ответил мужчина, смакуя мясо. – Она вкусно готовит, но другие блюда. Торт так интересно выглядит, некуда, но хоть кусочек попробую. М-м-м!!! Во рту тает!

- Лимонно-мятный с малиной. Возни с ним много, но выглядит он эффектно.

- Никогда такого не ел! Ир, завтра, когда за нами приедут, можно, я его с собой заберу? В контейнер какой-нибудь положить, а? Очень понравился.

- Конечно, я поищу, во что его упаковать и на ночь поставлю в холодильник.  Вить, за нами завтра точно приедут? Мне завтра надо дома быть.

- Да и мне на работу завтра. Все равно сегодня мы уже ничего не сделаем, и ночью точно никто не приплывет.  Может быть, катер сломался или рулевой запил. Давай ложиться спать, завтра все узнаем. Спасибо за праздник живота!

Мужчина встал, покосился на девушку и подхватил тарелки:

- Куда все отнести? Командуй

- Да я сама, - слабо запротестовала Ира. – Все надо на кухню отнести и там поставить на стол у мойки, дальше я сама разберу, что куда.

- Не возись долго, ложись, наверняка нас на рассвете поднимут.

Отсутствие связи нервировало, вовремя не приехавший катер тревожил, но Виктор Алексеевич заглушил внутренний голос, нашептывавший, что он застрял на острове надолго и отправился спать.


 Ира посмотрела вслед уходившим Виктору и Арише, вздохнула: почему среди ее знакомых нет, таких как он,  нормальных парней? Два дня одни, рук не распускает, не грубит, помогает, ненавязчив и воспитан. Где таких охранников делают?

Вспомнила знакомых – лопаются от собственной значимости, каждый пытается казаться круче, чем вареные яйца, поговорить нормально невозможно – или пошлят, или клеятся.

Уснула мгновенно и проснулась от голоса над ухом – как от толчка.

- Кто тут?

- Я это, - не над ухом, а в окно. – Виктор. Похоже, малышка, у нас проблемы. Уже девять и до сих пор никого.

- Что-то случилось, - убежденно ответила Ира, спешно натягивая шорты и майку, на ходу заплетая волосы. – Надо что-то делать!

- Например?

- Например, - взгляд девушки пометался по острову. – Костер разжечь! Мимо все время кто-то проплывает, они увидят и подойдут узнать, в чем дело!

- Это частный остров! Здесь все время костры жгут, кого этим удивишь?

- Покричать?

- Чайкам?

- Вплавь?

- Посмотри – какое течение и как далеко до берега. Даже не думай, ты не поплывешь! Я могу попробовать, - Виктор с сомнением оценил расстояние.

- Нет! Нельзя, вдруг, судорога или катер собьет, в воде голову не видно, а они носятся, не смотрят, куда, - испугалась Ирина. – Одному нельзя плыть! Потом, что мы – на тонущем корабле, что ли? Свет есть, еды и воды полно... Свет!!!

- ???

- Если до ночи никто не приедет, мы можем передать светом на берег SOS!

- Хм, да, можем. А ты знаешь азбуку Морзе? – Виктор с интересом следил за раскрасневшейся девушкой – какие в этом цыпленке еще скрываются сюрпризы?

- Не особенно, но знаю, что SOS – это три точки, потом, три тире и опять три точки. Светом очень удобно – три коротких вспышки, потом три длинных и опять три коротких. Я сейчас что-нибудь приготовлю на завтрак, и сходим, посмотрим, может быть, сможем прожектор отодрать с мачты.

- Не надо ничего готовить, - запротестовал Виктор. – Ты вчера столько наготовила, половина точно еще не съедена. Встретимся через полчаса в столовой, хорошо?

Прожектор отсоединить от шеста можно было, но лучше – развернуть в сторону «большой земли» прямо на шесте, благо, он поворачивался, Виктор проверил.

- Не думаю, что сигнал быстро заметят, - с сомнением проговорил охранник. – Люди ночью или спят или развлекаются.

- Если прожектор будет всю ночь мигать, рано или поздно кто-нибудь это заметит и даже если не знает азбуку Морзе, все равно заподозрит неладное, - возразила Ирина. – Это же не хаотичные вспышки, а систему несложно уловить.

- Ладно, там видно будет.  Купаться пойдешь?

- Не хочется.

Да, от вчерашнего радужного настроения и следа не осталось. Положим, в отличие от охранника Вити, ей на работу не надо, но и сидеть без связи на острове не интересно, а еще тревожно за родителей.  Они же беспокоиться будут, если она не приедет!

С другой стороны – как только родители поймут, что она не вернулась, папа сразу найдет хозяина базы или вообще сам наймет катер и лично за ней приедет!

А, если с кем-то из родителей плохо?

Ира похолодела и дернулась бежать, искать Виктора, но тут же сама себя успокоила – со всеми сразу не может быть плохо. А тут и клиенты не приехали, и рулевой с катером, и ее родители, да и хозяин тоже ушел в подполье.

- Гав! Гав! Гав!

Девушка выглянула из-за дерева и обнаружила, что Ариша стоит, задрав голову, и лает в небо.

Вот, уже первые сумасшедшие!

- Ариша, ты чего? Чаек никогда не видела?

Но это была не чайка –  над островом кружил дрон.

Ира с беспокойством оглянулась – где охранник? Но Виктор уже спешил на собачий лай.

- Что это? – указала девушка на аппарат. – Улетел у кого-то?

- Не знаю. Но не похоже, что он летает сам по себе, - задумчиво проговорил Виктор Алексеевич, не сводя глаз с дрона. – Смотри, он покружил, пока мы его точно не заметили, а теперь просто завис у нас над головой.

- Да и к нему что-то привязано!

Действительно, под аппаратом на тонкой веревке  болтался какой-то сверток.

Пока робинзоны переглядывались, машина начала снижение и зависла метрах в трех над землей. Сверток болтался на уровне лица Виктора.

- Ир, ножик принеси, пожалуйста, - негромко проговорил охранник, схватив сверток и удерживая дрон на месте. Веревка натянулась, машина явно не хотела, чтобы ее окончательно приземлили.

- А если его опустить, ведь хозяин за ним приедет? – протягивая ножик, предположила Ира. – Дроны недешевы, никто не станет таким раскидываться.

-- Да, это неплохая идея, только у меня такое впечатление, что этот дрон по нашу душу, - мужчина еще натянул веревку и скомандовал. – Давай сама, сейчас вырвется. Веревка тонкая, руки режет, долго не удержу.

Но тут машина перестала жужжать и спланировала на песок, Виктор едва успел отскочить.

- Сломалась, да? – наклонилась девушка. – А если его починить, с ним же можно записку передать!

- У нас пульта нет, - снисходительно объяснил мужчина. – Без пульта управления это просто бесполезный набор деталей. Давай, лучше посмотрим, что в свертке.

Разодрав полиэтилен, они увидели напечатанный на принтере лист.

«Виктор, Ирина, все под контролем! Временно не можем забрать вас с острова, возникли небольшие накладки, но это на несколько дней, не больше. Просто считайте, что у вас отпуск, продуктов достаточно, все необходимое на базе есть. Домашние предупреждены и не волнуются, они все живы и здоровы. Дрон отнесите на пляж, к веревке можете привязать свои записки, они будут переданы родным, а завтра в это же время он принесет ответ».


Ирина потрясенно переглянулась с Виктором и еще раз перечитала послание.

- Что за ерунда? Это что, розыгрыш?

- Похоже на то, - мрачно отреагировал мужчина. –  Узнать бы, кого разыгрывают и кто.

- Нет, это невозможно! – девушка в волнении забегала по пятачку, взмахивая руками. – Как это – «на несколько дней»? В чем проблема отправить сюда катер? Даже если свой сломался, найти другой не проблема, да хоть в аренду взять!

- Письмо писать будешь?

- А? – девушка остановилась, не сразу поняв, о чем ее спрашивают. – Буду! Я сейчас им напишу!!!

Через полчаса записки были готовы, завернуты в отдельные пакеты, надписаны – какая кому и привязаны к дрону, который отнесли на пляж и положили на песок.

Некоторое время ничего не происходило, а потом аппарат зажужжал, взлетел, набрал высоту и унесся в сторону Саратова.

- Просто сюр какой-то! – Ирина обняла себя руками. – Меня попросили заменить кухарку всего на два дня! Всю жизнь мечтала о славе Робинзона! Блин, да у меня же планы были на следующую неделю!!!

- Не дергайся, - бросил Виктор. – Я как-то тоже не в восторге и уж мои планы покруче твоих, но толку бегать и орать? Посмотрим, какой ответ принесет завтра «почтальон» и тогда будем решать, что со всем этим нам делать. Ты кому написала?

- Папе! Чтобы папа меня срочно отсюда забрал. А ты тоже папе?

- Папе мне как-то несолидно писать и просить, я написал другу, там его телефон, на записке. Он человек надежный – завтра же выручит. Надо – не то, что катер, подводную лодку достанет.

Девушка еще раз посмотрела в сторону улетевшего дрона и вздрогнула, почувствовав тычок, опустила голову – Ариша.

- Что тебе? – не слишком дружелюбно спросила Ирина. – Прости, нет настроения.

Собака еще несколько секунд постояла, держа в пасти ярко-оранжевое большое кольцо, потом плюнула игрушку и подтолкнула мордой руку девушки так, что ладонь оказалась на собачьей голове.

- Ты чего? – изумилась Ирина. – Вить, что ей надо?

- А? А!! Она просит, чтобы ты ее погладила, а когда приносит пуллер, то просит, чтобы ты его кинула, а она побежит и принесет.

- Пуллер?

- Вот та оранжевая штука. Ариша, иди сюда, я кину, видишь, Ире не до игр. Ирина, не грузись, завтра все выясним, Женька нас выручит, вот увидишь.

- Саша, ты уверен, что мы поступаем правильно? – Марина Геннадьевна обеспокоенно следила за мужем. – Все-таки,  мы фактически заперли девочку с почти тридцатилетним мужиком. Она, если вдруг что, даже уйти оттуда не сможет! Мне кажется, двух дней было бы - вполне достаточно: если симпатия возможна, то она  уже возникла бы, они бы, как минимум, заинтересовались друг другом и обменялись телефонами.

- Марина, не паникуй раньше времени. Виктор – порядочный молодой человек, он не сделает ничего плохого нашей дочери, я ручаюсь за это! Два дня достаточно? Ты что, не знаешь Ирину? Да она эти два дня просидит за ноутом! Только когда выяснится, что они застряли, она вытащит наушники или выключит смартфон и обратит внимание, что на острове не одна. И вот тогда-то, надеюсь, рассмотрит Виктора.

- А ты не думал, что она скажет нам, когда узнает, что это мы и Крезы устроили им эту романтику?

- Бог с тобой, Марина! – испугался Александр. – Нельзя, чтобы они это узнали! Пусть думают, что все – случайность.

- Ага, понимаешь, что если бы с тобой кто-то проделал подобное, ты бы не простил?

- Ну, - Александр Михайлович помялся. – Это было бы очень неприятно, но, возможно, я бы попытался понять мотив, а потом уже судил.

Марина открыла рот, собираясь возразить, как раздалась музыка, и муж кинулся к лежащему на столе телефону.

- Да! Написали? И? Ага… ага. Ну, что, сфотографируй и скинь мне, не ехать же ради записки! Да, ответ будет, - повернулся к жене и скороговоркой. – Иришка нам письмо прислала, сейчас Лешка скинет.

Телефон блямкнул, сигнализируя, что получено сообщение, родители столкнулись лбами, одновременно кинувшись читать.

«Мама, папа, я уверена, вы уже в курсе. Не знаю, что случилось у хозяина базы, и куда исчез катер или рулевой катера, но завтра я должна быть дома. Не думаю, что арендовать другой катер или даже купить новый для тебя, папа, большая проблема и вообще проблема. Но если какие-то катаклизмы или непредвиденные обстоятельства вдруг совершенно случайно помешают завтра меня забрать, я пойму это, как доказательство, что застряла на острове не без вашей помощи. Ирина»


- Наша дочь умна не по годам, - недовольно заметил Александр. – И что теперь делать?

- Ты меня спрашиваешь? – возмутилась Марина Геннадьевна. – Сам заварил, сам расхлебывай. Я изначально была против варианта «необитаемый остров»!

- Отвечать-то надо. Что напишем?

- Не знаю, пошли, подумаем! Как быстро надо написать ответ?

- Завтра  им перешлют, - задумчиво проговорил Александр. – Я утром отвезу. Ты видела – она любую отговорку воспримет, как подтверждение нашей причастности!

- Сейчас что-нибудь придумаю. Вот всегда так – ты влезешь, а я исправляю!


*** 

- Алексей Николаевич, - почтительно обратился к хозяину дворецкий. – Только что вернулся Денис, он привез почту.

- А, хорошо, давай, - оживился Алексей Николаевич и громко крикнул в сторону второго этажа. – Тая! Спускайся, почта с острова!

- Это письмо Славичевым, - разбирал пакетики Алексей. – А это на… не нам.

- А где нам? – удивилась женщина. – Витя нам не написал или Денис по дороге потерял? Денис же ездил с дроном? Я давно тебе говорила, что он несколько рассеян!


- Ничего он не потерял, все же запаковано было, я при тебе разворачивал, - отмахнулся Алексей Николаевич. – Боюсь, Витя нам не написал. Вот, Женьке своему написал, а родителям нет.

- Он догадался, что это мы устроили ему этот отпуск? – испугалась Таисия. – Господи, Леша, Витя нас не простит! Но он должен понять, я объясню, что мы должны были выдернуть его из той скорлупы, в какую он сам себя загнал! Ира такая хорошая девочка, ему давно пора выкинуть из головы ту историю и устраивать свою личную жизнь!

- Да не колготись ты! Ничего он не догадался, просто, он уже взрослый. А взрослый мужчина сам решает свои проблемы, не тревожа престарелых родителей, - фыркнул Алексей. – Вот, смотри, что он пишет Евгению.

«Жека, я тут немного потерялся, нужна помощь. Застрял на острове, километра два вправо от Моста, база «Берег Волги», тебе объяснят, где это. Выручай! Надо бы еще вчера, но до завтра терпит. Виктус»


- И что делать? Ветров примчит еще сегодня, какой там «завтра»? – Таисия сжала руки.

- Как он примчит, если не получит письма?

- Алеша, но так нельзя!

- Нельзя, а что ты предлагаешь? У них там, может быть, только-только начали симпатии образовываться! Надо хотя бы еще дня два им дать.

- Но ты же знаешь, Женька не будет тянуть!

- Если только, - Алексей победно посмотрел на жену. – Если только он не уехал по срочному делу и не смог получить письмо вовремя!

- Какому делу? – переспросила вдогонку жена. – Алеша, что ты еще задумал??

Алексей Николаевич отмахнулся, торопливо нажимая кнопки на телефоне:

- Всеволод, доброго дня! Да, очень рад! Слушай, твой наследник сейчас где, чем занят? Ага, ага. Ну, отлично. У меня большая просьба, я потом все объясню, можешь прямо сейчас отправить его куда-нибудь на день-два? Бабушку, там, навестить? Где? В Испании? Не вопрос – оплачу. Виза-то есть, полагаю? Вот и отлично, сейчас переведу. Как это – не надо? Знаю, что не нищий, знаю, что сам можешь, но тут же это мне надо! Ладно, не шуми, разберемся. Да, ничего серьезного, просто мой на каникулах и написал твоему письмо, скоро доставят. Твой сразу примчится выручать, а мне надо, чтоб мой еще пару дней поучил там уроки. На сколько придержать письмо? Два часа? Без проблем! Спасибо, завтра подъеду, расскажу подробности.

- Ох, Алеша, ну и заварили мы кашу! – Таисия осуждающе покачала головой. – Не дай, господи, дети узнают – не видать нам прощения!

- Не переживай, все будет хорошо! Я уверен.

ГЛАВА 5.

Ирина сидела на крылечке кухни и с завистью смотрела, как Витя играет со своей собакой.

Все-таки, мир несправедлив! Была бы она мальчиком, никто бы не пытался с матримониальными планами ее знакомить с девочкой.

Мальчишкам проще, они сами за себя в ответе, когда вырастут, конечно.  Сами все решают, а она, сколько себя помнит, постоянно слышала нравоучения и почти ничем из того, что ей нравилось, не могла  заниматься.

Вон, Виктор – счастливчик. Сам себе хозяин, ни перед кем не должен отчитываться. Ну, кроме, работодателя, конечно. И никто ему никого не сватает и образцово-показательные ужины не устраивает!

Ирина оторвала взгляд от счастливой собаки и ее не менее счастливого хозяина и принялась водить карандашом по листку бумаги.  Была у нее такая привычка – когда сильно задумывалась, рука сама тянулась к карандашу или ручке, и принималась рисовать. Неважно что – людей, лица, рожицы, геометрические фигуры или цветы, главное, рисовать. От этого почему-то легче думалось, и девушка везде носила с собой небольшой блокнот и карандаш.

И сейчас, пока Ира обдумывала создавшееся положение, рука сама собой рисовала мужскую фигуру и собаку, перетягивающих кольцо.

Вот что-то подсказывает ей, что все эти политесы с островом – неспроста! Руку на отсечение она не даст, но сдается, что мама опять решила с кем-то ее познакомить, а чтобы усыпить бдительность дочери, придумала отправить ее на остров заранее. Да, да, главным должен был стать именно торжественный ужин! Скорее всего, потенциальный жених должен был приехать с вечерним катером и очароваться прелестной Славичевой. Которая не только молода, симпатична и дочь очень состоятельного папы, но еще и прекрасно готовит и вообще, во всем поддержит и в грязь не уронит.  Они бы поужинали вместе, и новоявленный кавалер вешал бы ей полные уши спагетти, как он лично, вот этими самыми руками удержал за горло аллигатора в Луизиане, поймал на крючок касатку у берегов Норвегии и оторвал хобот бешеному слону в Камеруне. А также управляет яхтой лучше Табарли,  стреляет так, что Ферлангу и не снилось, а автомобиль водит так, что Сенна нервно курит в сторонке и просится на мастер-класс.

Но что-то пошло не так, скорее всего, новый мамин «проект» где-то задержался и не смог вовремя прибыть на остров. Поэтому она тут вынуждена сидеть, а с ней заодно и ни в чем не виноватый охранник. Правильно, не могут же они забрать одного человека, а второго оставить?

Фантастика? С энтузиазмом ее мамы – ничуть. Нет, а что? Остров, Волга, он и она. Романтика! Правда, тут еще охранник, но, скорее всего, когда женишка привезут, то Виктора просто отправят на берег.

Ирина в раздражении вскочила и топнула ногой – ни за что! Она не позволит решать все за себя! Посмотрела на рисунок – с чего это она именно их нарисовала?

- Гав? – вопросительный взгляд Ариши.

Собака стояла у крыльца и виляла кочерыжкой.

- Что ты хочешь? – помяни черта, он сразу тут.

- Гав, - доберманша припала на передние лапы.

- Играть зовешь? Нет, Ариша, прости, настроение не то, - Ирина опять села на ступеньку, положив рядом блокнот.

Собака подскочила ближе и опять припала на лапы, отчаянно виляя попой и умильно заглядывая в лицо.

- Иди к хозяину! – отмахнулась девушка. – Ариша, отдай! Ты куда??!

Невозможная псина схватила блокнот и рванула с ним, кося глазом, следует ли за ней Ирина.

Не то, чтобы блокнот было настолько жалко, но там несколько рисунков Виктора, ей не хотелось бы, чтобы охранник их видел. Художник она от слова «худо», но опознать, кто нарисован можно. Мужик еще навоображает себе что-нибудь лишнее, она же просто машинально рисует, не думая. Что на глаза попало, то и изобразила. Сам виноват, что все время мелькает перед ней, ушел бы к себе и сидел там!

- Ариша! Ариша, отдай! Я тебе булочку дам!

Доберманша прекратила скакать и насторожилась.

- Дай мне блокнот, пожалуйста! – Ирина потихоньку подходила ближе. Где этот охранник, только что здесь был и исчез, как корова языком…

- Аришенька, дай мне блокнот! Я тебе две булочки дам! И котлетку! Зачем тебе блокнот? Он невкусный, фу, гадость, какая! Сухарик хочешь? Колбаску?

Доберманша застыла, не выпуская книжку из пасти и внимательно слушая, забавно наклоняя голову то направо, то налево. Но как только Ирина подошла достаточно близко и протянула руку, как псина игриво взбрыкнула всеми четырьмя лапами и понеслась дальше.

- Ариша, догоню и… и уши надеру! И ничего тебе не дам вкусного, будешь  свой «керамзит» есть!

- Что за шум? – Виктор появился из-за куста, как черт из табакерки. Ирина ойкнула и отскочила.

- Не смотришь за своей собакой! – возмущенно выговорила она мужчине. – Она у меня блокнот утащила. Весь обслюнявила и пожевала. И не отдает, а только дразнится!

- Ариша, хир!

Доберманша подбежала и села прямо перед хозяином, преданно глядя ему в глаза. Охранник  забрал тетрадку, собака продолжала сидеть и смотреть ему в лицо.

- Фус! – негромко скомандовал Виктор  и Ариша одним прыжком задом наперед перепрыгнула из положения перед хозяином в положение слева у ноги.

- Плац! – доберманша легла, а Виктор подошел к девушке. – Держи! Не сердись на нее, она просто хотела, чтобы ты поиграла с нами. Она любит, когда все вместе.

Ира, заворожено смотря на собаку – это же надо – с одного слова все делает! Вон – легла и лежит  – протянула руку и ухватила блокнот, но почувствовав мокрую обложку, выронила.

- Ой!

Блокнот упал и  раскрылся.

Виктор замер и бросился поднимать, столкнувшись с Ириной, которая попыталась схватить тетрадку первой.


- Отдай, это мое! – красная, как помидор, девушка тянула мужчину за руку. –  А я еще удивилась, с чего это она чужое схватила? Каков хозяин – такова и собака!

- Погоди, дай посмотрю! Да не дергайся ты, я сейчас все отдам. А ты отлично рисуешь! – Виктор повернулся к Ире и широко улыбнулся. – Очень похоже получилось. Ты училась где-нибудь рисовать?

- Нет, - сердито буркнула девушка, выхватывая злополучный блокнот. – Нигде не училась. У меня привычка, если я думаю, то рука сама рисует. И чаще всего, рисует то, что перед глазами. Поэтому ты не думай ничего, это просто машинально, потому что ты и твоя Ариша все время здесь крутитесь.

- Да я и не собирался чего-то думать, - пожал плечами Виктор. – Просто  блокнот сам развернулся, я не удержался, чтобы не посмотреть вблизи. Мне понравилось, как ты нас изобразила. Готовишь ты, конечно, мастерски, но, может быть, тебе и рисовать учиться? У тебя хорошие способности.

- Да, ну, придумаешь тоже, - Ирина сердито отвернулась. – Лучше скажи, когда твой друг приедет? Смотри, вечер уже, но до сих пор никого нет.

- Да, это меня немного беспокоит, но, может быть, ему еще не передали записку? Мы же не знаем, кто посылал дрон и кто забрал наши письма? Может быть, человек весь день работал, уйти не мог?

- Ты же номер телефона написал, - возразила Ира. – Надо было только позвонить, друг и сам приехал бы?

- Тогда не знаю, - Виктор Алексеевич поморщился. – Если честно, не нравится мне эта ситуация. Как-то она выглядит, - он помолчал, подбирая слово, – искусственно, что ли. Будто кто-то специально нас тут держит. Только не понимаю, зачем это надо?

- Может быть, разгадка в гостях, которых мы ждали?

- В каком смысле? Поясни, пожалуйста, - заинтересовался мужчина.

- Допустим, кому-то нужно, чтобы один из нас познакомился с важным человеком. Или просто показать кого-то из нас этому важному человеку в неформальной обстановке. Смотри сам – мне заказали праздничный ужин на двоих, сказали, что вечером приедут гости. Гости не приехали – мы сидим.

- Ужин и что?

- Ладно, ничего, это мои домыслы, - отмахнулась Ирина. – Придумывается всякая ерунда.

Виктор внимательно посмотрел на девушку и мысленно кивнул – а ведь кухарка может оказаться права! Если предположить, что его батюшка… Да, все сходится! Отец не оставил идею познакомить его с дочерью своего друга. С острова не убежишь. Привезли бы девушку, кухарку под шумок забрали бы и остался бы он с ужином и этой, черт, имя забыл… Ну, неважно. Остался бы с ней наедине. Хорошо, что сейчас не средние века, а то  после уединения с девицей, его бы, как честного человека,  обязали жениться.  Видимо, девушку не успели намарафетить к показу, поэтому и задержка. И это значит, что записку Жеке никто не передаст и ждать его бесполезно.

Ну, Алексей Николаевич! Ну, папа!! Ничего не выйдет, не позволю распоряжаться мной, как куклой!

Мужчина сжал кулаки.

- Ирина, я вот что подумал – ты можешь оказаться права. Мне тоже кажется, что застряли мы здесь не случайно. Но не в моих правилах позволять кому-то мной манипулировать, поэтому предлагаю покинуть сие гостеприимное место.

- И как? По воздуху? – скептически спросила девушка. – Я не против, но хочется очутиться на берегу живой и здоровой. Я неплохо плаваю, но такое расстояние мне точно не осилить.

- Сейчас расскажу, что я придумал!

- Разобрать один домик и построить плот?

- Нет, ничего разбирать и строить не надо! Перед поездкой на остров я проехал по точкам и запасся не только провизией, но и купил хороший надувной матрас.

- А зачем ты запасался провизией, тебе что, не сказали, что есть кухарка? – удивилась Ира. – Прямо, обидно даже.

- Я же не знал, какая кухарка, - возразил Виктор. – А после гречневого  завтрака и обеда…

- Подумал, что надо было купить больше?

- Что-то такое, да. Но мы отвлеклись. Так вот, я купил надувной матрас, но не узкий и маленький,  а такой большой, втроем поместиться можно. Сам не знаю, что на меня нашло – увидел его и захотелось. Думал, спустить на воду, привязать к берегу  и полежать на нем, на волнах покачаться, не переживая, что унесет в Балаково.

- Предлагаешь всем лечь на матрас и положиться на волю волн? Меня как-то не очень прельщает слава Робинзона.

- Нет,  ты и собака останетесь на базе, а я доплыву до берега, держась за матрас.  Там быстро найду катер и вывезу вас с Аришей.  Только ее надо будет привязать, а то она бросится за мной вслед.

-  Рискованно, - Ирина задумчиво водила кончиком косы по лицу.

Виктор, поймал себя, что глаз не сводит с ее губ, по которым скользит блестящая прядь.

Черт, никогда бы не подумал, что такое простое действие может выглядеть так… привлекательно!

Усилием воли мужчина отвел взгляд и продолжил:

- Рискованно, но ждать, пока кто-то наиграется, и мы сможем покинуть турбазу,  у меня нет желания.

- Покажи, что за тюфячок, - попросила Ирина.

Через несколько минут мужчина разложил на песке большой темно-синий «блин».

- Вот, насос, сейчас накачаю, - Виктор прилаживал насадку к «блинчику».

Мотор загудел, «блин»  зашевелился и стал приподниматься.

- Гав! Р-р-р! – доберманша подскочила к подозрительному предмету с явным желанием прокомпостировать его.

- Ариша, аус! Уйди, охранница, он не живой, не надо нас защищать!

Собака отошла, продолжая поглядывать на шевелящуюся штуку.

- Чуть не схватила, - возмущался Виктор. – Прокусила бы и все, на этом мой план плакал бы.


- Витя, идея неплохая, но опасная, - неуверенно проговорила Ирина, осматривая средство передвижения. – Здесь течение приличное, если не получится выплыть? А еще лодки и катера всякие летают, матрас темный, его и не разглядят из-за волн! Мне кажется, слишком рискованно.

- Что ты предлагаешь – сидеть и ждать? – нахохлился мужчина. – Опасно, поэтому я тебя и не беру.

- А если с тобой что-нибудь случится? Ногу судорога сведет или катер наедет? – жалобно проговорила Ирина. – Тебе же даже помочь некому будет! Нет, если плыть, то всем вместе!

- Пустой матрас легче толкать, чем нагруженный.

- А мы не будем вещи тащить, только чем вытереться и во что на берегу переодеться. Ну и документы, телефоны, что по мелочи, - ответила Ирина. – Привяжем вещи, вон, есть ушки. Если все запаковать в полиэтилен, то и не промокнет. Собаку посадим на матрас, она у тебя ученая, прикажешь, будет смирно лежать, а сами поплывем, держась руками за тюфяк.

- Думаешь, коричневая собака на темно-синем будет лучше  заметна? Нет, Ирина, я могу рисковать своей жизнью, но подвергать тебя опасности не имею права. На острове тебе ничего не угрожает, я доплыву, найду катер и вас заберу.

- Надо плыть ночью! – воскликнула Ирина. – Саратов сияет – не собьешься с курса, ночью катеров и лодок почти нет, а чтобы на нас не наехали, возьмем фонари.  Подвесим пару над матрасом, ты придумаешь – как, и поплывем.

- Я придумаю? – с сомнением переспросил Виктор.

- Конечно, ведь ты мужчина! И поплывем все вместе. Одна я на острове не останусь.

- Ночью, через Волгу, на надувном матрасе  - мы сумасшедшие! – пробормотал Виктор.

- Сидеть и ждать, пока жен… кто-то приедет? Ни за что! Чувствую себя подопытным кроликом. Кстати, если на базе есть камеры и ведется наблюдение, то тем более надо уходить ночью.

- Ира, ты детективов пересмотрела? Кому надо за нами наблюдать? – рассмеялся Виктор и принялся внимательно осматривать ближайшие строения и деревья.

Смех смехом, но кто  отца знает? Бросить сына без возможности быстро связаться, если вдруг срочно потребуется помощь, по идее, он не должен был. Так что, Ирина, может быть,  не так уж и неправа.

- Ладно, плывем вместе. Только надо подготовить все и еще придумать, как закрепить фонари. Фонари я видел в домике охраны один и еще один на шесте у мостков висит, - решил Виктор Алексеевич.

- Еще один на кухне, на стенке есть, - подхватила Ира.

- И твоя мысль насчет видеонаблюдения может оказаться не совсем фантастической, хотя я нигде камер не заметил. Но, чем черт не шутит. Поэтому, сейчас тащим матрас к воде, там показательно плескаемся и параллельно думаем, что и как делать дальше.

- Блин, узнаю, из-за кого мы тут застряли, по чьей инициативе, не знаю, что с ним сделаю! – Ирина топнула ногой. – Ненавижу, когда за меня решают, даже не поинтересовавшись моим мнением!

- Аналогично, - поддакнул Виктор. – Выберемся, разберемся.  Смотри, матрас волнистый и по краям, как ты сказала, ушки. Если мы возьмем четыре рейки, я видел за кухней подходящие, и привяжем один конец рейки к каждому углу, а верхние концы свяжем между собой?

- Получится как шалаш, - заинтересованно продолжила девушка. – А фонари к верхушке! Ты – гений!

- Ну… Какой там, гений, просто в голову пришло,  – мужчина расплылся в улыбке. – Я за рейками, а ты поищи веревки.

- Какие брать?

- Все тащи, какие найдешь, на месте разберемся, - решил охранник.

- А где собирать будем? Если за нами на самом деле следят?

- Твой домик – крайний, за ним сразу деревья и два шага – выход к Волге. Давай, за него все снесем. Не думаю, что камеры, если они есть, конечно, поставят в таком месте. Зачем им стенку рассматривать?

Отыграв «произвольную программу» - некоторое время поплескавшись в воде и поплавав на матрасе - «партизаны»  причалили к берегу как раз за домиком Ирины и оставили там матрас.

Сборы много времени не заняли, ведь вещи решили не брать, только самый минимум. Больше всего провозиться пришлось с  сооружением треноги, вернее, четвероноги, к которой прикрепили два фонаря, но и с этим худо-бедно справились.

Остаток дня, пока ждали темноты, «робинзоны» слонялись по базе, не зная, куда себя девать. Скрасить досуг очень помогла Ариша. Наблюдательная собака обратила внимание, что хозяину очень приглянулись жерди, и принялась таскать их из кучи.

- Арина, хватит! – Виктор трясся от смеха, забирая пятую жердь. – Мне не надо больше, понимаешь?

«Не надо?» - на морде собаки разлилось недоумение, затем она встрепенулась и опять унеслась.

- Сейчас еще что-то притащит, - предсказал хозяин. – Жерди не надо, найдет корягу или полено.

Ариша появилась, пятясь задом наперед и что-то дергая.

- Канат! – хохотала Ирина. – Мы таскали рейки и веревки, она посмотрела и делает то же самое. Только не мелочится и хватает, что побольше и потолще. Канат у мостков лежал, я видела целый моток. Она его за конец схватила и весь размотала.

- Главное, не нам собирать, - вторил ей охранник. – Ариша, аус!

        Наконец, час Х настал.

Ночью Волга выглядела зловеще – темные волны, широкое пространство сильной воды, далекие огни Саратова.

«Ой, мамочки, куда я лезу!», - запоздало ужаснулась Ирина.

«Идиот, зачем девчонку тащу? А, ну, как случится чего? Катер, баржа, судорога, матрас сдуется…» - ругал себя Виктор.

«Гулять! Гулять!» - радовалась Ариша.


На матрас постелили покрывало, привязали на растяжку пакеты с одеждой, телефонами и документами, уложили Аришу и, переглянувшись в неярком свете прожектора, столкнули плавсредство в воду.

Ирина наотрез отказалась залезать на матрас:

- Пока есть силы, я поплыву рядом с тобой. Устану, тогда залезу.

Свет от фонарей  рассеивался поверх воды и не слишком много освещал. Но главную свою функцию он выполнял – сообщал лодкам и катерам, что здесь кто-то плывет, а большего и не требовалось. Тем более – что там рассматривать, кроме воды?

Плыть приходилось наискосок против течения. Изначально Виктор выбрал на берегу ориентир – особенно ярко сияющее огнями место, и старался держать курс на него, но течение сопротивлялось, и их постепенно сносило левее.

Ирина активно болтала ногами, стараясь не думать, кто в эту самую минуту может проплывать прямо под ней.

- Ты не устала? Может быть, залезешь к Арише? – Виктор обеспокоенно посматривал на девушку. – Замерзла?

- Еще немного, - упрямо отвечала она. – Ты один не выгребешь. Я пока в порядке.

- До меня только сейчас окончательно дошло, какую мы с тобой глупость совершаем, - отплевываясь от резвой волны, пробормотал Виктор. – Ну и посидели бы на базе, ничего бы с нами не случилось.

- И позволили собой манипулировать? – отозвалась Ира. – Ни за что! Смотри, мы уже совсем близко от берега, я уже людей на набережной вижу! Еще рывок, и мы спасены!

- Ты точно не замерзла? Судороги нет? Может быть, все-таки, на матрас?

- Греби, не трать силы на разговоры!

Крез бросал обеспокоенные взгляды  в сторону  девушки – кто бы мог подумать, что в этом цыпленке такая сила воли и храбрость! Он не мог представить, чтобы хоть одна из его знакомых не просто вызвалась плыть  через Волгу, держась за надувной матрас, но и  не просто висела на матрасе и не ныла, а работала наравне с ним. И придумала бы, что ночью плыть безопаснее. Хотя, какой там – безопаснее? Им просто повезло, что их путь не пересекся с какой-нибудь баржей. Нет, он определенно сошел с ума – подвергать девочку такому риску!

Лишь бы благополучно добраться до берега, больше он на такую авантюру никогда не пойдет.

Когда матрас ткнулся в песок, Ирина счастливо рассмеялась.

- Мы сделали это!

- Мы ненормальные, - отозвался мужчина. – Я только на середине пути понял, какую глупость мы сделали. Ты-то ладно, а я о чем думал?

- Зато будет, что на пенсии вспомнить, - девушка выбралась на берег и села, глядя, как Виктор вытягивает «плот» повыше.

- Какая пенсия? – скептически хмыкнул охранник. – Боюсь, что с такой склонностью к авантюризму, мы рискуем до нее просто не дотянуть.

- Победителей не судят. Ведь получилось же?

Небо серело, показывая, что еще час, и взойдет солнце.

- Ты куда сейчас? – спросил Виктор, когда они отдохнули, переоделись, разобрали плавсредство и поднялись в город.

- Домой. А ты?

- И я – домой.

- Интересно, как быстро обнаружится, что нас на острове нет?

- Думаю, самое позднее – когда прилетит дрон, то есть, часов в девять – десять утра. Хотел бы я посмотреть, какой поднимется переполох.

- О, да! Жаль, что мы этого не увидим. Ну, мне направо, - Ирина остановилась на перекрестке. – Спасибо, что вытащил и не прибил за мою вредность. Ну, тогда, с гречкой.

- Тебе спасибо! Мой номер у тебя есть, если что будет надо – обязательно позвони. А, может, свой дашь?

Ирина улыбнулась и покачала головой:

- Ты отличный парень, но мы еще не настолько близки, чтобы я доверила тебе свой номер. Как договаривались, позвоню, если мне будет нужна работа. Ариша, давай лапку. Ох, ничего себе, лапка… лапища! Пока, рыжий нос. Не знала, что доберманы могут быть такими умными и послушными, в фильмах их только собаками-убийцами показывают. А ты – классная. Я буду скучать!

- По Арише? – переспросил Виктор.

- Ага. Ладно, я пошла, спать очень хочется.

- Может, я провожу? – дернулся Виктор.

- Не надо, я почти дома. Пока!- Ирина помахала рукой и решительно зашагала по улице.

Виктор Алексеевич стоял на перекрестке, пока тонкая фигурка не скрылась из виду, а потом тряхнул головой и весело скомандовал собаке:

- Аришка, давай скорее к машине! И домой. Больше мы с тобой ни на какие уговоры не купимся, правда?

- Гав!

- И я тоже так думаю.


         Звонок телефона оторвал от завтрака.

- Кому я уже понадобился? – проворчал Александр Михайлович.

- Надеюсь, с детьми ничего не случилось? – сразу напряглась Марина Геннадьевна.

- Алло! Да! Что? Когда?? Сейчас же еду!

Александр опустил руку и растерянно посмотрел на жену:

- Это Алексей. Ему сообщил наблюдатель, что вчера дети поужинали и разошлись спать. Но солнце давно встало, а дети до сих пор из домиков не выходили. И собаки не видать. Я сейчас же еду на набережную, Крезы тоже выезжают.

- Я еду вместе с тобой!

***

 - Алеша, может быть,  в МЧС? Они на вертолете скорее доберутся.

- Какое МЧС? Спят, скорее всего, а мы панику подняли! – Алексей Николаевич  чертыхнулся, стянул брючину, перевернул штаны и снова принялся надевать. – Что с ними могло случиться, кроме как – переспали? Сейчас нагрянем, а они – в одной кровати, и что будем делать?

- Жениться! – Таисия сердито смотрела на мужа. – Молись, чтобы именно такую картину мы на этом чертовом острове и обнаружили!

- Нет, ну, а что? Она – очень хорошенькая девочка, наш – очень даже ничего. Присмотрелись друг к другу и не утерпели. Я, когда молодой был, не терпел, а сын – весь в меня!


- Молчи уже, неутерпельщик! Поехали скорее. Ты Славичевым-то позвонил?

- Черт, забыл! Сейчас наберу. Игорь, садись, ты поведешь, - крикнул шоферу и плюхнулся на заднее сидение рядом с женой.

  К реке родители обоих «робинзонов» подъехали одновременно.

- - Ну, что, нет новостей? – Марина бросилась к Таисии. – Я так переживаю, прибить мало этих сводников. Я про наших мужей.

- Ой, Марина, и не говори! Даже руки трясутся. И как они нас-то смогли уговорить?

На катере женщины держались вместе, с тревогой всматриваясь в приближающийся остров.

- Алеша предположил, что мы застанем их спящими в одной кровати, - не выдержала Марина.

- Я была бы этому даже рада, - ответила Таисия. – Это было бы самым лучшим завершением этого безумства. Боюсь только, дети нам устроят бойкот, когда поймут, что оказались наедине не случайно.

- Лишь бы были живы и здоровы, все остальное решим, - пробормотала Марина. – Смотри, вправду тишина и никого.

Катер пристал к мосткам, родители высыпались наружу и мужчины рванули в одну сторону, а женщины – в другую.

Домик, который занимал Виктор, пустовал. Небрежно застеленная кровать, одеяло отдельно, пододеяльник отдельно, пакет собачьего корма, собачьи игрушки и матрасик. Наполовину выдвинутая из шкафа расхристанная сумка, будто кто-то в ней что-то  искал и не слишком заботился, чтобы действовать аккуратно. Футболки, трусы, носки, штаны и шорты – вперемешку на полу. Холодильник уркнул и выключился, Алексей открыл дверь – полно продуктов.

Отцы переглянулись и слегка побледнели.

- Саша-а! Иры нет! – истошный вопль Марины.

Мужчины рванули из домика, столкнулись в дверях плечами, долю секунды буксовали и вывалились наружу.

- Марина? Что ты так кричишь?

- Саша, Иры нигде нет! И Виктора тоже! Даже собаки нет! Куда они могли деться? – Марина плакала, прижимая к глазам воротник блузки. – Надо вызывать спасателей!

- Успокойтесь, - попытался разрядить обстановку Алексей. – Все домики осмотрели?

Женщины синхронно кивнули.

- Мы еще кухню, душевые, прачечную, столовую  не осмотрели. Прежде чем поднимать панику, надо все проверить!

Сводный отряд Крез - Славичевых ураганом пронесся по острову – Виктора и Ирины нигде не было.

- Алексей, Марина, Таисия, идите сюда! – Александр выглянул из окна столовой.

На столе лежал альбомный лист, прижатый стаканом.

«Родители, не ожидала, что вы так со мной поступите. Я, конечно, вас люблю и понимаю, вы пытаетесь проявлять заботу, но пока не хочу с вами ни видеться, ни разговаривать. Как будете оправдываться перед женихом – сами решайте, мой ответ  – ни за что! Проведу остаток каникул на свое усмотрение.  Ирина»1b812

Женщины переглянулись.

- Значит, просто сбежали с острова, - констатировал Александр. – Уф, прямо, от сердца отлегло!

- Каким образом, здесь же ни лодки, ни плота, ни воздушного шара, - удивился Алексей. – Не вплавь же?

Матери опять схватились за сердце.

- Рацию нашли и вызвали катер? – предположил Александр. – Пойдем, посмотрим.

Но рация оказалась там же, куда ее спрятали – в шкафу, заставленная разными вещами.

- Саша, Алексей Николаевич, надо что-то делать! – обе матери стояли с обвиняющими лицами. – Это была ваша идея, если с детьми что-то случилось…

- Тая, не нагнетая, и так тошно. Поехали на берег, позвоним  Виктору домой, может быть, они к нему отправились, - предложил Крез – старший. – Здесь мы уже все осмотрели.

До берега оставалось метров сто, когда пиликнул телефон Таисии Сергеевны.

- Смс от Вити! – воскликнула женщина.

Родители сгрудились над телефоном, читая послание.

« Мама, я жив и здоров, мы покинули остров и уже в городе.  Зачем вы так со мной поступили? Прости, пока общаться не настроен, с девушкой разбирайтесь сами, мне о ней даже не напоминайте. Позвоню сам»

- Главное, они благополучно добрались до берега, - воскликнула Марина Геннадьевна. – Ну, что, несостоявшиеся родственники, заварили мы кашу?

- Да, уж, нехорошо вышло, - согласился Александр Михайлович.

- Прямо, как у Черномырдина: « хотели как лучше, а вышло как всегда», - поддержал Алексей Николаевич.

- Главное, дети живы и здоровы, - вздохнула Таисия Сергеевна. – Не понравились друг другу – ничего не поделаешь! Надеюсь, когда успокоятся, то хоть нас, родителей, простят.

- Ладно, кто куда? Мы – домой. Жаль, что так получилось, - Алексей взъерошил волосы и потер лоб. – Но нам-то ссориться ни к чему, всегда буду рад вас видеть у себя дома!

- Конечно, - поддержал Александр. – Если дети не нашли общего языка, это не значит, что и родителям надо бросить общаться. Приезжайте к нам на выходные! Шашлычок, банька – у меня настоящая, русская!

Крезы переглянулись, и Алексей решительно кивнул:

- А, приедем! Дети рано или поздно успокоятся, а нам пока тем более надо держаться вместе.

- Марина, у нашего-то свой дом, отдельный, поэтому он у нас не появился.  А Ира к кому  могла поехать, если она, судя по посланиям,  не у Виктора,  и домой не вернулась?

- Так, у нее своя квартира есть, недалеко от Набережной, - ответила Марина Сергеевна. – Теперь будет месяц дуться. Но главное, живы и здоровы. Ждем вас на выходные, отдохнем, заодно подумаем, что нам с ним делать, с нашим светлым будущим, то есть, с обиженными на родителей детьми.


Ремарка:

Изменен возраст героев. Виктору 29, Ирине 21.

ГЛАВА 6.

В квартиру Ира ввалилась – ноги гудели, подъем от Набережной и восхождение на третий этаж доконали.

Спать!

Покосилась на ванную – после Волги помыться, совсем не мешает. Но при одном воспоминании о воде, Ирину передернуло – кажется, она наплавалась на год вперед. Решив, что банные процедуры подождут, девушка забралась в кровать и заснула.


       Машина подмигнула фарами, отзываясь на сигнал, Виктор открыл дверь, подождал, пока собака займет привычное место, и сел сам.

Организм, державшийся весь заплыв на упрямстве и адреналине, наконец, расслабился. Сразу неудержимо потянуло в сон.

- Э, Аришка, этак мы до дома не дотянем, - пробормотал Виктор, пытаясь разлепить глаза.

Собака вскочила и ткнулась носом в ухо – мокро и холодно, но сон не прошел.

- Ложись, Решка, - решил мужчина. – Покемарим полчасика, и домой. Нельзя в таком состоянии за руль.

Доберманша показательно зевнула, блеснув клыками, и, покрутившись  вокруг своей оси, улеглась на сидение – спать, так спать.

Она, между прочим, тоже всю ночь бодрствовала и хоть сама не гребла, но всю дорогу внимательно следила,  в правильную ли сторону они плывут. Тоже, работенка! А враги? Да она глаз не сомкнула, охраняя матрас и хозяина от возможной опасности!

Виктор улыбнулся, наблюдая за выразительной мимикой любимицы, затем откинулся на спинку сидения и закрыл глаза.

   Проснулся, как от толчка. Солнце светило в стекло, мимо стоянки проходили люди.

Ничего, так, поспал, часа четыре придавил, не меньше!

Мужчина вышел, потягиваясь, разминая затекшие конечности и замер, увидев отца.

Между  Виктором и автомобилем родителя стояло с десяток других машин, он бы и не увидел, если бы сам не вышел на улицу.

Черт и что он тут делает? Ба, да он с мамой? И куда это они?  К катерам!

Выйти и смотреть ближе,  не получалось – в мерседесе, как заметил Виктор, остался водитель.  Игорь непременно его узнает и поделится с работодателем. Приходилось прятаться, и из-за этого он не смог рассмотреть, с кем это его папа с мамой так резво грузятся в катер.  Очередную невесту везут? Ну-ну, попутного ветра!

Надо было выезжать с парковки, но автомобиль родителей стоял недалеко от выезда. И шофер сидел на месте, лицом как раз к выезду. Увидит же!

Пока Виктор размышлял, не лучше ли оставить машину и уехать на такси, как на стоянку завернул огромный внедорожник, полностью перегородив обзор Игорю. Это был его шанс!

Только отъехав на пару кварталов, мужчина выдохнул – как он выскользнул! Думал, зацепит этого монстра на колесах, но ласточка как-то вырулила, не подвела.

Й-е-ху-у! Домой, домой!  И когда он приедет, то оправит родителям смс.  А то мама, не обнаружив на острове ребенка,  сразу поднимет на уши МЧС, полицию, Интерпол…

- Гав! – поддержала Ариша.


           Крезы уехали, а Марина и Александр Славичевы все стояли возле автомобиля, пытаясь привести мысли и чувства в порядок.

- Марин, она же оставила записку! И Виктор в смс написал, что они на берегу уже. Значит, все в порядке! – убеждал жену Александр Михайлович.

- Пока своими глазами не увижу – не успокоюсь, - Марина жалобно посмотрела на мужа. – Саш, ну, давай, заедем к ней, а? Ведь три квартала всего!

- Да не в расстоянии или времени дело! – насупился  Славичев. – Ты же знаешь Ирину – она написала, что не хочет пока ни видеться, ни разговаривать, и если вдруг заявимся, решит, что мы на нее давим. Боюсь, это не погасит конфликт, а еще больше его раздует.

- Саша, да мы не станем разговаривать! – Марина молитвенно сложила руки. – Хочешь, я сама поднимусь, посмотрю, что с ней все в порядке и тут же вернусь?

- Ладно, поехали, - сдался Александр. – Надеюсь, мы не пожалеем.

   Дверь, вполне предсказуемо, была заперта.

- Ну, что? Поднялись? – буркнул Саша. – Ключи взять не догадалась?

- Нет, не подумала.

- Тогда сама решай, что дальше: стоим тут и ждем, когда дверь сама откроется, стучим-звоним или спускаемся и уезжаем домой.

- Раз уж все равно приехали, глупо будет просто постоять под дверью и уйти, не выяснив, что с ребенком. – Марина секунду колебалась, потом решительно подняла руку и нажала на звонок.

Мелодичная трель прозвучала как-то особенно оглушительно,  и из квартиры напротив,  раздался возмущенный собачий лай.

Выждав еще немного, Марина снова нажала на звонок, и снова  электрическому звонку вторил «звонок» четвероногий.

- Господи, Саша, не открывает! – запаниковала жена. – Вдруг, ей плохо? Что делать, вызывать спасателей!

- Стоп, не нагнетай! Она устала и спит. Или музыку слушает, у нее же вечно уши заткнуты, вспомни! Не слышит она звонка, просто не слышит!

- Не слышит? – перепуганная мать перевела взгляд с двери на мужа, потом на звонок и обратно. – Не слышит…

И прижала кнопку звонка, не убирая руку – до победного.

Звонок играл теперь без остановки, его партнерша по вокалу из квартиры напротив, старалась не отставать.

- Это как надо спать, чтобы не слышать такое? – пробормотал Александр, улыбаясь в приоткрытую дверь слева. – Здравствуйте, ключи забыли, а дочка  не открывает.

- Может, дома нет? Подняли тарарам, - женский недовольный голос справа.

Александр Михайлович только открыл рот, намереваясь ответить, как дверь квартиры открылась, и перед родителями предстала заспанная и очень недовольная дочь.

- Заходите, - пробурчал ребенок, пытаясь удержать глаза открытыми. – Написала же, русским по белому – дайте время!


- Ирочка, мы переживали, что что-то случилось. Не сердись, мы на минутку. У тебя же все в порядке? Мы сейчас с папой уйдем, и больше не будем беспокоить!

- Господи, я так хочу спать, зачем вы меня разбудили? – дочь прислонилась к стене в прихожей. – Убедились – я жива и здорова, но не благодаря вашим стараниям. Что вам от меня еще надо?

- Ира, не груби, - поморщился отец. – Тебя никто не заставлял ввязываться в авантюру и покидать остров. Ты там была в полной безопасности!

- Люди в тюрьме тоже в безопасности, - парировала дочь, борясь с зевотой. –  Нет, остров – не тюрьма, остров – ссылка.

- Ирочка, что ты такое говоришь, какая ссылка? За такую ссылку люди деньги платят – чистый пляж, воздух, река, на всем готовом, - марина Геннадьевна подошла ближе и попыталась обнять дочь.

- Не надо, мама, я не в том настроении. Посмотрела бы я на вас, если бы тебя, папа, или тебя, мама, кто-то обманом заманил на остров и бросил без связи на неопределенное время. Интересно, насколько вы были бы благодарны за такое, только честно?

- Тебе ничего не угрожало, и связь была – дрон же прилетал.

- Угу. А если бы я, к примеру, порезалась и истекла кровью, пока ваш дрон летает? Или ногу судорога схватила. Да мало ли причин, по которым может срочно понадобиться помощь, а я на острове, без связи! Зашибись, какие у меня заботливые родители, и как они дорожат дочерью!

Как ни крути, дочь права – они многое не продумали.  И, все-таки, не надо было обманывать. Но ведь это ради нее же!

Марина осуждающе смотрела на мужа с выражением «я же предупреждала, что ничем хорошим ваша с Алексеем затея не кончится!»  И Александр не нашел ничего более подходящего, чем из обвиняемого перейти в обвинители.

- Ирина, ты поступила безответственно. Можно же было написать, что ты уже дома, что все в порядке? По твоей записке на острове только одно и понятно – ты там была и на чем-то собралась оттуда уплывать. Что мы должны были думать? На мать посмотри – чуть до инфаркта ее не довела!

От возмущения у Ирины даже глаза раскрылись:

- Это я поступила безответственно??? Это вы мне соврали и бросили одну посреди Волги! Сколько можно одно и то же - «вот хороший мальчик», «еще хороший мальчик»! Я не хотела ехать на эту базу, не упрашивала найти мне парня! А вот забрать с острова просила,  но вам же мало, вам же еще хотелось за ниточки подергать! Все, надоело, я не кукла, чтобы распоряжаться мной, даже не интересуясь моими желаниями и планами! Думаю, вам пора домой.

-  Ты выгоняешь собственных родителей? – Александр  понизил голос.

Домашние знали, если папа говорит тише  – грядет головомойка, хватай вокзал, чемодан отходит.

- Сашенька, поехали домой, на самом деле, - попыталась разрулить конфликт Марина. – Ира выспится и сама к нам приедет, правда же, Ирочка? Не кипятись, все виноваты, потом разберемся,  не ссориться же!

- Я себя ни в чем виноватой не чувствую, - отрезала Ирина. – И да, папа, мама права – вам лучше сейчас уйти из моей квартиры.

- Из твоей квартиры?! – Александр  еще больше разозлился и, невзирая на попытку жены увести его, приблизился к дочери и заглянул ей в лицо. – Гонишь отца из своей квартиры? Сначала чуть мать не довела, теперь то же самое делаешь с отцом? С тем самым отцом, который купил тебе эту «твою» квартиру, который оплачивает твои тряпки, еду, обучение, да все!!! Так вот, пока ты живешь за мой счет,  я имею право сам решать, что для тебя хорошо, а что плохо. И ты обязана отчитываться, хотя бы ради того, чтобы не заставлять мать нервничать!

Марина понимала, что до катастрофы осталась последняя капля. Ира же вся в отца, сейчас тоже психанет, и неизвестно, чем это закончится.

_ Саша, пойдем, - потянула она мужа к двери.

- Ах, так? Хорошо, - голос дочери не предвещал ничего хорошего. – Я сегодня же завезу вам ключи от квартиры и кредитки. А сейчас, пожалуйста, оставьте меня, мне нужно время, чтобы собраться.

- Ира, Саша, - взмолилась мать, - Ну, что вы, как маленькие! Ира, папа не думает так! Саша, девочка устала и расстроилась, не обижай ее еще больше! Пойдем домой! Ирочка, отдыхай!

Кое-как вытолкав злющего супруга на лестничную клетку, Марина захлопнула дверь в квартиру.

- Саша, успокойся, зачем ты так? Она еще молода и просто не понимает, не осознает, что мы беспокоимся, тем более, записку она оставить не забыла, просто не подумала, что по ней мы не поймем, где она. Ты такого наговорил ей –  бог знает, что она теперь выкинет,  – расстроено выговаривала она Александру, пока они спускались вниз и садились в машину.

- Ничего она не выкинет, сплошной блеф, - немного остыл муж. – Сейчас подумает и осознает – без папы нет денег и квартиры, а без денег и квартиры нет нормальной жизни. Я, конечно, погорячился, но  ни слова неправды не сказал. Да, слишком прямолинейно, но, может быть, скорее дойдет, что у родителей нервы - не железные.


       Сон, как рукой сняло.

Ирина без сил опустилась на пол прямо в прихожей. Папа прав – она живет за его счет, поэтому не может требовать к себе  равного, партнерского отношения.

Раз отец решил попрекнуть ее квартирой и деньгами, что ж, она обойдется без его помощи.

Девушка вскочила, приняв решение,  собираться она будет потом, когда найдет себе жилье. Вот его поисками она сейчас и займется!

Свои деньги, у Ирины были – подарки от бабушек-дедушек на дни рождения и всякие восьмые марта. Лежали они на отдельном счете, Ира их никогда и не трогала, пришло время проверить, сколько накопилось.


Девушка наскоро приняла душ, который согнал остатки сонливости, переоделась и, подхватив сумочку с документами, отправилась выяснять, что она может себе позволить.

Не бог весть что –  68 тысяч, но  на съемную квартиру и пропитание на первое время хватит. Эх, накрылся ее отдых в Греции! Придется искать подработку на лето, а если повезет, то и на остальное время года. Сможет же она учиться и работать? Наверняка, сможет! В любом случае, к папе на поклон не пойдет.

Квартир сдавалось много, цены – от 6 тысяч, до 55 тысяч. Ткнувшись по нескольким адресам, в двух случаях Ирина была в ужасе от состояния квартир, а в третьем – от хозяина, который  сходу попытался сдать квартиру и снять девушку.

Квартиры от пятнадцати и выше выглядели более приличными и находились не в Жасминке или Увеке, но деньги, деньги! Увидев молодую девушку, квартировладельцы морщились – мужиков водить не станешь? Потом, увидев прописку, удивлялись еще больше – а почему дома не живешь?

Объясняя, что хочется самостоятельности, жить, чтобы ни от кого не зависеть, Ира видела, что подозрительность растет на глазах.

В общем, пробегав по городу  пять часов, Ирина валилась с ног. Господи, летом общественный транспорт – это же оружие массового поражения! Пока автобус или троллейбус катит, хоть какой-то ветерок залетает в приоткрытые окна, но когда стоит, то мгновенно превращается в душегубку. Потные, злые пассажиры, непередаваемая смесь запахов, дети, то ревущие, то прямо по ногам пробирающиеся «к окошку», бесцеремонные бабульки с огромными авоськами или сумками на колесиках, которые они так и норовят облокотить на соседа. А еще крупногабаритные женщины, ледоколом расшвыривающие других пассажиров, проплывая на выход. А пробки?  В своей машине можно включить кондиционер, слушать музыку, а в автобусе приходится терпеть и обливаться потом. Нет, положительно, это не для нее.

Ира заметно приуныла, вспомнив, что теперь ей машины не видать, придется ездить только так. Если бы у нее были деньги, то можно было бы вызвать такси, но пока, увы, поступлений ниоткуда не ожидалось.

Уставшая, вымотанная морально и физически, девушка вернулась домой.

Ее милая, уютная квартирка! Она пообещала, что сегодня завезет родителям ключи и кредитки.

В изнеможении, девушка прислонилась к стене, постояла немного и решила сначала принять душ, а потом уже думать дальше.

Вода хорошо смывает не только грязь и пот, но и усталость, и плохие мысли.

Из ванной Ира вышла посвежевшая и полная энтузиазма.

Зря она принялась сама искать квартиру, есть же специальные люди – риэлторы!

Спасибо интернету – на запрос  тут же посыпались адреса и телефоны риэлторских контор. Ого! Видимо, пользуются спросом, раз их расплодилось, как нотариусов.

Звонок по первому же номеру принес свои плоды.

- Да, конечно, я могу подобрать вам жилье. Пятьдесят процентов от первого взноса.

- Это как? – не поняла Татьяна.

- К примеру, плата за квартиру десять тысяч в месяц. За услуги риэлтора я возьму пять. Если вам подходит, будем работать.

- Что входит в ваши услуги?

- Подбор вариантов, подготовка документов – договора, выезд на место вместе с клиентом.

- Вы будете ездить со мной по адресам? – пожалуйста, ну, пожалуйста! Пусть у риэлтора своя машина!!!

- Нет, - Ира почувствовала, что женщина на другом конце провода улыбается. – Я выслушаю ваши пожелания – цену, район, наличие мебели и техники, этаж, тип дома, нужен балкон или лоджия и так далее. Потом по своей базе посмотрю подходящие под запрос квартиры, дам вам адреса и телефоны владельцев. Вы съездите, выберете, какая квартира вам подходит, позвоните мне и назовете адрес. Я подготовлю договор, и мы встретимся в этой квартире втроем: вы, хозяин и я. Подпишем бумаги, вы отдадите деньги хозяину и пятьдесят процентов от этой сумме – риэлтору. Хозяин отдаст вам ключи, и можете въезжать.

- Поняла. Мне подходит.

- Отлично, говорите, что вы ищите, я записываю.

- Двухкомнатная квартира, Волжский район, этаж второй – третий, полная меблировка и вся техника. Цена – чем дешевле, тем лучше.

- Ох, девушка, ну и запросы! Даже не знаю, что вам сказать. Нет, квартиры такие есть, но «подешевле» - это не про них.

- Какая цена? – тихо спросила Ира.

- От 30 тысяч.

- И пятнадцать вам, так?

- Да, но пятнадцать однократно.

- Понятно. Нет, это мне очень дорого. Мне бы тысяч за десять, лучше за шесть или семь.

- В Волжском районе нет таких цен.

- А где есть?

- Техстекло, Елшанка, Заводской, Ленинский, вторая - шестая Дачные.

Девушка вздохнула – назвалась груздем – полезай в кузов.

- Хорошо, давайте посмотрим эти варианты. Елшанку и Заводской откидываем.

Через полчаса у Иры были новые адреса и телефоны.

Двое хозяев могли подъехать показать квартиру только после девяти вечера. Еще одна женщина предложила встретиться завтра утром.  Но можно было посмотреть квартиры на Дачных.

День неумолимо катился к закату, жилья пока не было, работы тоже.

Ирина вспомнила, что ничего еще сегодня не ела.

Сил у нее хватило посмотреть только  две квартиры, и она остановилась на однокомнатной в цокольном этаже на Саперной.

Сразу перезвонила риэлтору, и договорились, что завтра утром они встретятся, все подпишут, и она сразу же переедет.

Домой она вернулась уже в сумерках, совершенно вымотанная, но счастливая. Жилье есть! Последний раз переночует дома, а завтра перевезет вещи, карточки и ключи она оставит на столе в зале и отправит родителям смс, что квартира свободна.

И сразу займется поисками работы.

Приём – передача квартиры, денежных знаков, договора и ключей завершились быстро и без проблем.   Риэлторша и хозяйка квартиры ушли, Ира осталась осматривать апартаменты.

Небольшая прихожая – вдвоем не разминуться. Влево – кухня и дверь в смежную ванную, прямо – жилая комната.

В ванной – стиральная машинка, допотопный унитаз и ванна. А, еще жутковатая занавеска, отделяющая ванну от остального помещения. На кухне – газовая плита, два стола – обеденный и для посуды, холодильник «Саратов», страшно спросить, сколько ему. Агрегат деловито булькал и дребезжал.  На окнах занавесочки. В комнате видавший виды диван, шкаф,  письменный стол с тумбой и небольшой телевизор. Такая, чистенькая бедность.

Ну, ничего, она перевезет свои вещи, и станет уютнее. А когда начнет работать и получать деньги – тем более все тут обустроит!

В мечты девушки осторожно постучался здравый смысл –  а куда, собственно говоря, она привезет имущество? Вернее, куда она его здесь поставит, положит, повесит? 

Получается, часть вещей ей придется оставить в квартире?

Ирина отбросила грустные мысли, напомнила себе, что у нее впереди последний курс, до сентября еще далеко, и вообще – все будет хорошо! Вот сейчас она перевезет вещи, и пойдет искать работу!

Когда девушка вернулась к себе, контраст между ее квартирой и съемной, снова резанул по глазам. 

Жалко, очень жалко, но за язык никто не тянул – сама вызвалась. А ее всегда учили: не давши слова – крепись, а давши – держись!

Оценив кучу, которую хотела забрать с собой, Ирина вызвала такси. Нет, ну не ехать же с этим на троллейбусе? Тем более что за один раз она точно все не увезет, да и за два – тоже.

Поразительно, сколько тряпок у нее накопилось! А еще же не только одежда.

Переезд затянулся на полдня, а потом Ирина распихивала все по местам, причем «всего» было заметно больше, чем «мест». Ирина злилась, но ничего не поделаешь – квартира и шкаф не резиновые. Часть имущества пришлось оставить в сумках.

И вспомнила, что опять ничего не ела, да и работу лучше искать с утра. Но не сидеть же, сложа руки?

Она съездит на «Арбат», поест в каком-либо из уличных  кафешек и, заодно, расспросит насчет работы. Может быть, кому-то требуется неплохой повар?

К вечеру жизнь в городе становилась более оживленной. Народ выползал из душных квартир или возвращался с работы, с пляжа, и заворачивал посидеть в кафе, выпить холодного пива, закусить салатом или поесть более существенно.

Но радость Иры, которую она испытала при виде  наполненных людьми «едален», поутихла уже после пятого отказа  - «нет, повар нам не требуется».

Зато почти везде ей предлагали должность посудомойки или официантки.

Ирина немного растерялась, почему-то казалось, что найти работу по душе она сможет без проблем. По душе и с хорошей зарплатой, но  реальность подкорректировала ее планы – официантка в летнее кафе два дня – через два дня и зарплата –  тысяча в день.

То есть, за месяц она заработает пятнадцать, а за квартиру она должна отдавать десять.  На жизнь ей остается только пять.  Пять, Карл! Да она за день привыкла тратить больше…

- Чего ты вытаращилась? – толкнула ее девушка-официантка. – Нормальная работа и зарплата тоже. Не забывай – хорошо обслужишь клиентов – чаевые получишь, они полностью твои, а еще экономишь на еде.

- В смысле – «обслужишь»? – растерялась Ира. – Накроешь на стол? Официантов здесь бесплатно кормят?

- Ну, да! Вежливо поговоришь, быстро принесешь заказ, гостям понравится еда и твоя работа – они оставят чаевые.  Едим то, что осталось от гостей, не объедки, а что вернули нетронутым. Ты откуда такая дремучая?

- Я? Ох, издалека, отсюда не видать, - вздохнула Ирина.

- Сейчас сезон,  отличная возможность заработать, соглашайся, будем вместе в смене работать, - уговаривала ее девушка. – До тебя здесь такая фифа пыталась работать – на козе не подъедешь. Разговаривала сквозь зубы, принцесса из Поливановки, а у самой ногти грязные и подмышки небритые. А еще раньше приходила вообще дура, какая-то. Все путала, посуды перебила кучу, не работник, а наказание.  А ты, на первый взгляд, нормальная.

Девушка шутливо толкнула Ирину и унеслась принимать заказ.

Ира еще раз осмотрелась и решила – ей нельзя привередничать и, вообще, надо же с чего-то начинать?

- Я согласна, что от меня требуется?

- Вон там, - замотанный управляющий мотнул головой на дверь в подсобку – найдешь форму, она чистая, переоденься и выходи. Смотри на Наташку и делай, как она. Блокнот и ручку здесь возьмешь. Меню надо выучить. Сегодня так доработаешь, а завтра проверю, чтоб названия от зубов отлетали. Не вздумай огрызаться, улыбаемся и машем, поняла? Все, остальное потом, видишь, народ прет и прет, некогда разговаривать.

- А… а документы?

- Как тебя – Ирина? Ир, все потом! Зашиваемся, иди, работай!

Уже через час Ира радовалась, что вышла ближе к вечеру – если бы она работала с самого открытия, то давно бы уже лежала где-нибудь в уголочке, бессознательной тушкой.

Казалось бы – что сложного? Подошла, поздоровалась, раздала меню. Потом записала номер столика и заказы, передала бумажку на кухню. Забрала заказ и принесла гостям. Получила оплату и чаевые и собрала грязную посуду.  А на деле – гости подходили не по отдельности, а, почему-то, группами и никто не хотел и минутки лишней ждать. Ее дергали, дозаказывали, отменяли одно и просили другое, торопили, ворчали, пытались заигрывать. Она очень боялась, перепутать стол или заказ, не успеть, уронить, нарваться на нахала.

В 23.00 кафе закрылось.

Ира присела, не в состоянии ни думать, ни двигаться. Еще на чем-то надо до дома добраться.

- Держи, заработала! – управляющий протянул ей пятьсот рублей. – Молодец! Завтра не опаздывай, открываемся в одиннадцать, надо быть на месте в десять. Подучим тебя, договор заключим. А, еще, у тебя медкнижка есть?

Ира помотала головой, не в силах произнести ни слова.

- В выходные сделаешь, а то первая проверка и нарвемся на штраф. Я дам телефон, позвонишь, там помогут быстро все оформить. За деньги, конечно, зато за один день все пройдешь, а так – неделю бегать придется.

- Спасибо.

- Ты где живешь-то? На чем домой поедешь?

- На Второй Дачной, - пробормотала девушка, - улица Саперная, это вверх.

- Ясно, – управляющий секунду смотрел на новую работницу, и решил. – Садись, довезу на первый раз.

Ирина послушно кивнула, забралась в машину и всю дорогу просто пялилась в окно, пребывая, как в тумане.

- Какой дом-то? – вывел ее из забытья голос управляющего. – Этот? Ага, приехали. Давай, подруга, не кисни! В первый день всегда сложно, но скоро втянешься! Завтра не опаздывай!

Ира посмотрела, как скрывается за поворотом автомобиль, повернулась и медленно  направилась к подъезду.

Как же она устала! Добраться до душа и спать! Нет, сначала засунуть в стиралку форму, пока она крутится, искупаться, а потом – спать!

Но дома ждал облом – не было горячей воды. Убив час, ей удалось нагреть воды в кастрюльке и, натаскав  ее в ванную, помыться.  Спасибо, что стиралка – автомат, хоть с этим ей повезло.

Спать!

Взгляд девушки упал на стол, где сиротливо лежала бумажка в пятьсот рублей  и двадцать три рубля – ее сегодняшний заработок и чаевые.

Кажется, самостоятельная жизнь оказывается намного сложнее, чем она себе представляла!


ГЛАВА 7.

Родители старательно делали вид, что ничего не произошло, Виктор тоже островной курорт не вспоминал. Общались по телефону, ехать в гости пока не было желания.

За делами и заботами, приключения и Ирина постепенно тускнели, казалось, что это не с ним произошло, а он фильм посмотрел.

Нет, ну, не мог же он всерьез позволить себя уговорить и заманить в ловушку? Хотя, смог, да.  Лучше забыть, как о досадном недоразумении, иначе, вообще непонятно, как дальше общаться с отцом. Стопроцентно – его идея. Хорошо, что не успели привезти невесту, хоть девушка не пострадала, ведь он бы не сдержался. Правда, может быть, там такая девушка, что и надо бы не сдерживаться, может быть, она сама – инициатор этого фарса? К счастью, родители больше его с внуками и женитьбой не доставали и вообще вели себя тише воды, ниже травы.

Когда-нибудь, когда он созреет для семьи, девушку поищет среди среднего класса, такую, как Ира – милую, умную, без великосветских закидонов и претензий.  Такую, которая полюбит его самого, а не его банковский счет.

- Гав!

Виктор потрепал собаку по голове:

- Конечно, и чтобы тебя тоже полюбила!

Ариша села копилкой и наклонила голову набок.

- Найдем такую, как Ирина, да?

- Гав!Гав!Гав! – доберманша подскочила и понеслась к воротам, оглядываясь на хозяина.

- Нет, Ариша, не сейчас! Я еще не готов к семейной жизни, - рассмеялся Виктор. – А, потом, у меня и телефона ее нет. Так что, забудь, и поедем в Затон, побегаешь и поплаваешь.


         Новая неделя началась с совещаний и подписания  договоров, не было времени ни на что. В напрасном ожидании прогулки, маялась и собака.

- Терпи, Ариша, - говорил ей Виктор, возвращаясь в потемках, - Сил уже ни на что нет. Гуляй пока во дворе – чем тебе пятнадцать соток не хватает? Все твои!

Собака с укоризной смотрела на хозяина, встряхивалась, и уходила, опустив голову и хвост.

- Аришка, на выходных выберусь, - пообещал Виктор Алексеевич. – Сегодня темно уже, да я и устал.

Но выходные – это у тех, кто на дядю работает, а кто на себя, у него выходные не всегда по плану. Вот и на этот раз: с утра он побывал в трех местах, ответил на несколько важных звонков, утвердил смету на новое оборудование.  И только-только вернулся, радуясь, что еще не ночь, и он успеет погулять с собакой, как позвонил зам и мрачным голосом поведал, что Виктору непременно надо приехать в Европа – Сити.

- Сейчас? – Крез недовольно вертел в руках поводок. – Я собрался на берег собаку вывезти, всю неделю не мог вырваться, только обещал.

- Так, возьмите ее с собой, в машине посидит, там делов-то на пять минут! А потом сразу на Волгу, чтобы время не тратить на поездку домой, - зам работал давно и уже не удивлялся, что босс собаке что-то обещает, а та ждет и верит.

- На пять минут? – Виктор подумал, бросил взгляд на восторженно приплясывающую  доберманшу, и решил. – Хорошо, только переоденусь.

- Сейчас, Ариша, жди!

Надел костюм и поморщился – а гулять потом в нем же? Нет, так не пойдет –  прихватил шорты,  мокасины и рубашку с короткими рукавами. Переоденется после всего в машине.

Как зам и обещал, дело  сделали быстро. Виктор Алексеевич подозревал, что без него прекрасно обошлись бы, но клиент  - крупный, надо было уважить.

Солнце клонилось к закату, но жара почти не спала: за день нагретые дороги и дома щедро делились накопленным, воздух плыл и переливался, хотелось к кондиционеру и чего-нибудь холодненького.

Ариша, выскочившая из прохладного нутра машины в вязкую духоту догорающего дня, с интересом крутила головой и посматривала на хозяина: - «Когда? Ну, когда же ты отстегнешь поводок, и мы пойдем гулять?»

 - Сергей Николаевич, - попросил Виктор зама. – Я с собакой, не сходите купить бутылку негазированной воды? Только холодной. Вон, кафе полно, где-нибудь, да есть.

- Конечно.

Пока Виктор смотрел вслед уходящему помощнику, Ариша даром времени не теряла – покрутилась, сколько позволял поводок, изучая местность, а потом уловила знакомый запах и дернулась.

Крез еле на ногах устоял.

- Ариша, ты с ума сошла?  - собака смотрела куда-то вправо и отчаянно виляла кочерыжкой.

- И кого ты там увидела? – Виктор выглянул из-за угла – ни одного знакомого.

Но собака смотрела не на пешеходов, а тянула в сторону ближайшего летнего кафе.

- Пить хочешь? Сейчас принесут воду, налью, - хозяин погладил  собачью спину. 

Поворачиваясь обратно, мазнул взглядом по столикам, и замер – одна из официанток, до этого стоявшая спиной, приняла заказ и поспешила внутрь кафе, показав лицо.

«Ирина!» – мужчина поспешно отошел ближе к углу, подтянул доберманшу.

Так, вот, где она работает? Странно, с ее кулинарными способностями могла бы устроиться лучше.

С интересом он наблюдал, как девушка принимает заказы, расставляет тарелки.

Неужели, это – предел ее мечтаний?

- Еле нашел! – отдуваясь,  появился Сергей Николаевич. – Негазированной нигде не было, спроса, что ли, на такую нет? Шесть кафе обошел! Все забито Пепси да Колой, еще минералкой.

- Спасибо! – с чувством ответил Крез. – Сергей Николаевич, напомните мне, пожалуйста, кто у нас в офисе при кухне сейчас?

- А никого же! Прошлую, Веру,  на днях уволили – необязательна и поймали, что продукты тащит. Пока на бутербродах все.

- Ага. Смотрите, видите вон ту девушку?

- Эту?

- Нет, вон ту, светленькую?

- Да.


- Пожалуйста, придумайте, как ее к нам зазвать работать. Только не говорите, что сам хозяин показал на нее. Например, придете кофе выпить или перекусить чего-нибудь, обратите на нее внимание, мол, хорошо работает, спросите, умеет ли она готовить, и  предложите работу. Справитесь?

- Да, не вопрос. А, можно полюбопытствовать – в чем фишка?

- Она потрясающе готовит. Просто, язык проглотишь. Мы пересекались на одной турбазе, но она не знает, кто я. Думает, что простой охранник, я с собакой там был. Не хочу ее смущать, поэтому, пусть и дальше не знает. Пригласите ее, пообещайте вдвое зарплату. Увидите, она – ценное приобретение: здоровое и вкусное питание повышает работоспособность коллектива.

- Вдвое, от какой зарплаты –  официантки?

- Официантки. Надо же ее заинтересовать? Запомнили кафе и девушку?

- Да, сейчас еще схожу туда, куплю себе что-нибудь попить, посмотрю вблизи.

- Я поехал, а то Ариша уже изнемогает. Надеюсь на вас!

Как говорится: человек ко всему привыкает.

Первую неделю Ира себя не помнила – приходила с работы, закидывала форму в стиралку, так как, за двенадцать часов носки, она становилась несвежей. Пока крутится машинка, принимала душ, если в кранах была вода. Если не было горячей, ей приходилось  тратить еще  час на подогрев холодной и купание. Если никакой воды не было – а это случилось однажды – то падала спать, как есть, и на следующий день работала в нестиранной форме.

Вообще, график был два через два, но так совпало, что две девочки, которые должны были сменить Ирину и Наташу, одновременно вышли из строя. Одна подхватила какой-то вирус и отлеживалась дома с температурой, а другую в губу укусила оса, развился шок, и девушка попала в больницу. Пришлось отработать сначала свои два дня, потом – два дня сменщиц, и опять – свои два дня.  К счастью, управляющий нашел замену, и после шестой смены, Ирина добралась до дома, чуть не плача от счастья – два дня ничего не делать!!!

Но тут вспомнила, что ей еще за медкнижкой ехать,  и мысленно застонала.

Впрочем, это же не с подносом бегать, ей дали телефон  нужного человека, подъедет, заплатит и все.

 Утром девушка долго валялась в кровати, размышляя, с чего лучше начать день.

Хотелось оладушков,  но совершенно не хотелось их делать. Ладно, обойдется чаем с печеньем!

Первая попытка дозвониться до кудесника, выдающего за денежку медкнижки, потерпела фиаско – никто не ответил. Послушав длинные гудки, Ирина решила, что перезвонит позже. У нее было еще одно дело, которое, оказалось, так просто отложить и забыть, но от этого оно никуда не исчезло. Надо было позвонить родителям.

Девушка поколебалась, потом обозвала себя малодушной трусихой, и решительно набрала номер.

- Ирочка! – слышно было, как обрадовалась мать. – Спасибо, что позвонила, мы так переживаем! Хочешь, я прямо сейчас приеду?

- Нет, не надо, - торопливо ответила дочь. – У меня все в порядке, просто, не было времени позвонить раньше.

- Ирочка, папа  расстроен и, конечно же, он не думает так, как наговорил. Не сердись на него, милая, мы тебя очень любим!

- Мама, я тоже вас люблю и уже почти не сержусь.  Но я звоню не поэтому. Мне надо  передать, что карточки я положила на стол в зале, там же и ключи. Дверь я захлопнула на один замок, а два других без ключей не закроешь.

- Ирина??

- Я нашла жилье и устроилась на работу. Передай папе, что я не сержусь на него, ведь он сказал правду. Но я уже совершеннолетняя, поэтому хочу содержать себя сама.

- Ира!!!

- Мама, не шуми, ничего страшного не случилось, дети, как правило, вырастают, и покидают гнездо.

- Ира, какая работа? Какое жилье??

- Мама, если ты немедленно не успокоишься, я отключусь.

- Все, все. Ира, давай, я сейчас приеду. Говори – куда?

Мама явно на грани истерики.

Ирина подумала и предложила:

- Давай, через час в Детском парке, у лебедей? Только, пожалуйста, без истерики и без папы. Поговорим, как взрослые люди.

Да, отделаться просто звонком, не вышло. Что ж, рано или поздно ей все равно пришлось бы встретиться с родителями.

Ира еще раз набрала кудесника, и на этот раз ей ответили.

- Да? А, вы – Ирина? Да, мне о вас говорили. Подъезжайте  на Большую Горную, 69, там созвонимся. Пять рублей, фото три на четыре, и завтра заберете готовую книжку.

- Пять рублей? А! Да, хорошо, я уже еду!

Еще фото делать. Радует, что сейчас это не проблема  - фотосалонов хватает.

Итак, сначала она сделала фото, потом встретилась с кудесником, оказавшимся кругленьким мужичком неопределенного возраста, отдала ему свою фотографию и пять тысяч. Денег было откровенно жалко, но иначе быстро книжку ей не получить. Она смотрела в интернете – предложений много, но и велик риск нарваться на подделку или кидалово. А самой проходить – это не один день убьешь, еще и анализы сдавать. Б-р-р!

Затем, поехала в Детский парк. Мечущуюся вдоль пруда с лебедями маму заметила издалека.

- Мам?

- Ох, Ирочка, - женщина бросилась к ней, схватила за руку, заглянула в лицо. – Доченька, прости нас! Я обещаю, больше никаких женихов, слова не скажу, делай, что хочешь! Возвращайся домой!

- Мама, - дочь обняла, прижалась, - не сердись! Я хочу пожить сама и сама себя обеспечивать. У меня все хорошо: смотри – жива и здорова. До сентября еще два месяца, поработаю, жизнь лучше узнаю, а там, видно будет.

- Но, зачем? – простонала Марина Геннадьевна. – У нас же все есть! Тебе не надо работать!

- Я так хочу, - твердо ответила Ирина. – Все прилично, ты не думай.


- Господи, о чем ты! Конечно, я уверена, что ни на что неприличное ты не согласишься. Куда ты устроилась?

- Не скажу, иначе, ты найдешь какого-то общего знакомого или родственника  того, кто знаком с работодателем, владельцем или управляющим фирмы, где я работаю, и начнешь через всю цепочку за мной присматривать, - ответила девушка. – Просто прими, как данность: я – выросла, устроилась на работу, сняла квартиру, и у меня все хорошо!

- Ты похудела! – жалобно возразила мать. – И что я скажу папе? Он же тоже волнуется.

- Я не похудела, тебе это кажется. Папе передай, что со мной все в порядке, я ему позвоню, когда совсем успокоюсь. И не забудь заехать на квартиру и нормально ее запереть. Все, я побежала, у меня еще есть дела, - Ира, обняла маму, поцеловала ее в щеку и сбежала, пока у нее окончательно не иссякла решимость.

Вернуться домой, выкинуть из головы заботу о деньгах, не таскать тарелки, не выслушивать заигрывания посетителей, не ёрзать на древнем диване, пытаясь найти удобное место и заснуть  – это было так заманчиво! Но тогда, выходит, что отец прав – она ни на что не способна, и совершеннолетняя и взрослая только по паспорту.

Нет, уж два месяца она продержится!

Расставшись с мамой, Ирина первым делом обновила маникюр, потом прошла по магазинам, подбирая что-нибудь из одежды попроще – для дома и добираться на работу. Светиться дорогой одеждой не хотелось, мимикрировать в среду, так мимикрировать!

Выходные пролетели, как один миг, Ира даже не поняла – успела ли она отдохнуть?

- Ух, ты, какой лак! Покажи! – Наташка ухватила ее руку сразу, как они встретились  кафе. – Где делала? У-у! Там же дорого! Но да, красиво.

Ира мысленно дала себе подзатыльник – по привычке завернула в дорогой салон и опомнилась только тогда, когда расплачивалась. В следующий раз надо быть осмотрительнее, тем более, деньги тают, как снег на солнце.

Смена шла своим чередом, Ира достаточно освоилась, чтобы не путаться в названиях блюд и отвечать на вопросы посетителей.

- Девушка, мне холодненького чего-нибудь, попить, - обратился очередной гость, присевший за «её» столик.

- Чай, сок, кола, пепси,  фанта, спрайт, минералка, пять сортов пива, - привычно перечислила Ирина. – Все – в холодильнике.

- Минералки, - решил мужчина, отдуваясь и вытирая лицо платком. – Ну, и жара!

Ирина вежливо улыбнулась и отправилась выполнять заказ.

- Ваша минералка.

- Спасибо! Ох, вы меня спасаете от теплового удара! – мужчина залпом выпил стакан и отставил его, переводя дух.

- Еще что-нибудь? Салаты, выпечка.

- Сейчас, в себя приду и определюсь, - кивнул мужчина.

Посидев еще немного, он заказал пиццу, а когда уходил, оставил ей «на чай» целых сто рублей.

Суббота вообще у нее выдалась «урожайная»: чаевыми за смену  набежало больше тысячи.  Вот бы так – каждую смену!

На следующий день любитель холодной минералки и горячей пиццы появился уже с утра, и сразу сел за ее столик.

Прежде чем выйти на веранду, Ира рассмотрела посетителя, сама оставаясь невидимой: плотный, лет тридцати пяти, в дорогом костюме и обуви. Уж что-что, а в этом она разбиралась. Родители вычислили, где она трудится, и решили таким образом «подкинуть» ей денег? Нет, отец бы просто купил ей это кафе – развлекайся, дочка.  Наверное, она слишком подозрительна, а этот мужчина – всего лишь работает где-то поблизости, это же центр,  офисов и контор рядом с проспектом Кирова полным полно.

- Здравствуйте! Что желаете?

- О, это опять вы! – обрадовался мужчина. – Я обычно в кафе не ем, раньше в офисе питались, у нас отличная кухня, но повара уволили, и теперь все на бутербродах. А… о чем это я? Что вы мне посоветуете взять?

- Могу предложить шаурму, пиццу…

- Нет, мне бы что-то полегче. Салат из помидоров и огурцов?

- Конечно. Что еще?

- Чай, зеленый, без лимона и сахара и к нему… Что у вас есть из выпечки?

Ирина перечислила.

- Вот, штрудель по-венски.

Расплачиваясь, мужчина опять положил сто рублей сверх чека.

- Завтра опять сюда приду, - поделился с ней любитель минералки. – Пока не найдем повара в офис, придется перебиваться так.  Кстати, Ирина – он прочитал имя на бейджике – а вы, случайно, не знаете какую-нибудь добросовестную  девушку, которая хорошо готовит, и которой нужна работа? У нас тут офис недалеко, отлично оборудованная кухня. Нужен повар. Солидная компания, приличная зарплата.

- Повар? – сердце Иры дрогнуло. – Я умею готовить, но я же уже здесь работаю. А других, кто мог бы хорошо готовить, я не знаю.

- Ирочка, вы позволите так вас называть? – мужчина встрепенулся. – По какому графику вы здесь работаете?

- Два дня через два дня, - ответила Ирина.

- Вчера и сегодня вы на работе, значит, завтра, вы свободны?

- Ну, да, - девушка пыталась понять, что хочет любитель минералки.

- Отлично! Давайте, завтра, скажем, в восемь, встретимся, я покажу вам офис и рабочее место повара. Вы попробуете, и если за два дня вас и нас все устроит, то оформитесь уже официально.

- Я не знаю, - Ира немного растерялась от его стремительности.

- Вы же ничего не теряете! – с энтузиазмом продолжал посетитель. – Кстати, я – Сергей Николаевич.

- Ирина

- Вот, и отлично! У вас же все равно два выходных, так? Вы поработаете у нас, посмотрите, понравится ли. И наши офисные посмотрят – устроит ли их ваша готовка. Деньги за два дня получите сразу, наличными – пять тысяч за оба дня.


Ирина округлила глаза, но промолчала, слушая, что Сергей Николаевич скажет дальше.

- Если вы нам не подойдете или мы – вам, то через два дня расстаемся. Вы возвращаетесь сюда, а я – искать повара дальше. Идет?

- Какие мои обязанности?

- О, все просто! Следить, чтобы всегда был запас нескольких сортов  чая, кофе, сахара, печений и тому подобного.  Кстати, для кофе у нас отличная кофемашина. Заказывать продукты для обедов и готовить эти самые обеды. У нас кухня небольшая, но оборудована по высшему разряду.

- На сколько человек готовить?

- Постоянно – на десять, но еще имейте в виду, что может начальство пожелать пообедать, особенно, если он с переговорами задержался.

- Ради десяти – пятнадцати человек вы держите свою кухню и повара? – удивилась Ирина. – Кругом полно кафе, где можно перекусить, это компании ничего стоить не будет.

- Не скажите! Здоровье сотрудников и их работоспособность напрямую зависят от условий, в каких они трудятся. Мы заботимся о своих людях. Так, вы согласны?

- Еще раз – готовить только обед? Завтрак, ужин?

- Завтрака нет, в десять примерно, все пьют кофе или чай с выпечкой. Выпечку заказываем в «Яблочке», эта кондитерская через квартал от офиса, они сами приносят, все свежее. На поваре – полноценный обед из нескольких блюд. Два вида супа, два или три вида второго, салаты. На случай, если приходится всем задержаться, то  повар готовит и ужин. Но это у нас раз в месяц, не чаще, предупреждают заранее.

- Рабочая неделя – пять дней? И, какая зарплата?

- Пять, но, иногда, случаются форс-мажоры, когда весь офис трудится и по воскресеньям. Форс-мажоры оплачиваются отдельно. Оклад повара 33 тысячи, но есть еще и премии в размере половины  оклада.

Ирина хлопала глазами, не понимая.

- И на такие условия вы ищете работника на улице? Почему не дали объявление, думаю, отбоя от желающих не было бы.

- Понимаете, - поморщился Сергей Николаевич, - Предыдущий повар, Вера, уволена буквально несколько дней назад, а тут навалились дела, просто не успели разослать объявления, все так заняты – головы некогда поднять. Спросить вас – это просто моя личная инициатива, можете считать – порыв души, интуиция. Если вы не согласитесь или не подойдете, то, конечно же, мы дадим объявление о вакансии.

- Хорошо, - решила Ирина. – Я попробую.

- Отлично! – просиял мужчина. – Куда за вами заехать?

- Дайте адрес, я прекрасно заеду сама, - ответила девушка.

- У нас пропускная система, не хочу, чтобы вы стояли на вахте. Давайте, сделаем так, вот моя визитка, там же адрес офиса, подъедете к зданию, наберите меня. В восемь, буду ждать.

- Хорошо, - кивнула Ирина.

 Дома она рассмотрела квадратик

Сергей Николаевич  Крюков

Заместитель генерального директора ООО «Ориенталь»

Адрес:   пр-т Кирова, ХХ.

Телефон: х-ххх-ххх-хх-хх


Полночи Ирина провертелась – сон не шел.

Все-таки, что-то с этим предложением было не так! Но что?

Несколько раз, решив никуда не ходить, Ира столько же раз передумала.

«Нет, ну, а, что такого? Белый день, полный офис народа, центр города – что с ней сможет случиться? А, если,  это проделки папы? Как-то узнал, где дочь работает и подсуетился, пристроил в контору  друга или  знакомого.  В конце концов, прав Сергей Николаевич, что она теряет? Не понравится – не придет больше. Надо будет в интернете поискать, что за компания такая», - с последней мыслью Ира, наконец, заснула.

Разумеется, утром она проспала, но собралась в рекордное время и без трех восемь  была у нужного здания. Солидное помещение, рядом Европа Сити, центр деловой жизни города.

Ровно в восемь она набрала номер с визитки, Сергей Николаевич ответил мгновенно, будто держал телефон в руке.

- Да?

- Здравствуйте, я – Ирина. Официантка из летнего кафе, вы вчера предлагали мне работу.

-  Замечательно, что пришли. Я сейчас позвоню на вахту, вас проводят, а я встречу у лифта.

Как любитель минералки и обещал, не прошло и полминуты, как один охранник подошел к ней, удостоверился, что она та, кого ему велено пропустить и проводил на нужный этаж.

Сергей Николаевич встретил на площадке.

- Спасибо, Вадим, - коротко кивнул он охраннику и сосредоточился на девушке. – Итак, Ирочка, я надеюсь, вы нас покорите с первой ложки!  Пойдемте, я покажу кухню и столовую.

Искомое обнаружилось неподалеку от лифта, в загогулине буквы «г»: две комнаты, одна из которых оборудована под кухню, вторая – под столовую.  В последней стояли четыре столика, каждый на четырех обедающих, диван вдоль одной стены с журнальным столиком, большой телевизор на стене. Чисто, уютно.

И кухня, сравнительно небольшая, поражала удобством и продуманностью. Да, готовить здесь было одно удовольствие!

- Ну, как, Ира? Что скажете?

- Очень удобно все.

- Вот, холодильники, посмотрите, какие есть продукты. Будет замечательно, если вы сможете уже сегодня всех порадовать нормальным обедом. Справитесь?

- Я попробую, - Ира заглядывала во второй холодильник. – А если чего-то недостанет, то до Крытого два шага, сбегаю.

- Никаких «сбегаю!», - поднял вверх палец Крюков. – У нас курьер имеется. А деньги на такие случаи – в верхнем левом ящике стола. Если что-то надо – говорите Маше. Маша, подойди, пожалуйста!

В кухонном проеме показалась симпатичная стройная темноволосая девушка.


- Да, Сергей Николаевич?

- Ирина – это Мария, наш офис – менеджер, Маша, это Ирина, наш новый повар. Если ей курьер понадобится или что-то объяснить - поможешь? Я убегаю, скоро сам приедет, ты же понимаешь.

- Конечно, Сергей Николаевич, не беспокойтесь.

Замдиректора унесся куда-то вглубь помещения.

- Будем знакомы? – дружелюбно протянула руку Маша

- Будем, - Ира пожала руку и улыбнулась.

-  Пойдем, покажу, где у нас тут и что. Конечно, ты почти все время у себя будешь, но немного сориентироваться  не помешает. Вот тут у нас бухгалтерия, там – отдел кадров. Дальше – маркетинговый отдел, - водила Ирину Маша.

- А там что? – девушка покосилась  на двойные двери, единственные  выходившие в уютный холл.

- А там – начальство. Туда тебе ходить не придется, они все вечно заняты, и на месте не каждый день. Да и обедают в ресторанах, не тут. Если кофе или еще что захотят, Вероника прибежит. Это секретарь  генерального. Или Ксения – секретарь зама. Потом познакомишься.

- Мне сказали, готовить на двенадцать – пятнадцать человек.

- Да, так и есть.

Тут Ирина вспомнила гастрономические  фобии охранника с острова и решила уточнить.

- Есть какое-то блюдо или продукт, который не стоит готовить и подавать? Непереносимость там, или просто не любят?

- Не знаю, ни о чем таком не слышала. У тебя же будут варианты. Например, уха и борщ, котлеты и гуляш или рыба. Что кому больше нравится, то и возьмут.

- Хорошо, я поняла.

- Тогда я побежала. Если понадоблюсь – вон внутренний телефон, - Мария показала на девайс на стене кухни. – Чтобы позвонить мне, нажимаешь двадцать шесть. Запомнишь?

- Конечно.

- Все, удачи!

Оставшись одна, Ира еще раз осмотрелась, прошлась по шкафам и холодильникам, подумала и решила – изобретать велосипед она не станет.

На первое: солянка и сырный супчик.

На второе: тефтели под сметанным соусом, фаршированный перец и рыба в кляре.

Гарнир: пюре, макароны

Салаты: Загадка, Ёжик и Шакараб.

Десерт: Умное пирожное и шарлотка.


Да, именно это она и сделает! Только, нужен курьер – докупить кое-что.

Ира написала список с примечаниями – что именно, какого качества и  количества нужно приобрести – и вызвала курьера. А затем вымыла руки, нашла чистый фартук и приступила к волшебству.  Нет, а что? Создать из кучки сырых ингредиентов, часто,  внешне совсем неаппетитных, кулинарный шедевр, который будут есть, причмокивая и постанывая от удовольствия – это настоящая магия!

Как же приятно готовить, когда все под рукой, и никто с советами или инспекцией не лезет!

По привычке, Ира напевала, шинкуя, вымешивая, снимая пробу.

По помещению поплыли упоительные запахи.

Чем ближе подходило время обеда, тем чаще  мимо «кухонной загогулины» проходил кто-нибудь из офисных обитателей.

- Ой, пахнет-то как! – в дверь заглянула Мария. – Все слюнки глотают, будто с голодного края. Помощь нужна?

- Нет, я справляюсь, - улыбнулась Ира. – Здесь на обед как собираются – кричать, звонить или сами придут?

- Сами. Да там, - Маша мотнула головой  в сторону выхода, - уже и так все кучкуются. Начальства нет, вот, народ и расслабился.

- Ну-ка, Ирочка, я первый, - в столовой появился Сергей Николаевич. – Специально спешил к обеду, хочу проверить, не подвела ли меня интуиция.

- Ох, уже? А я меню не успела написать!

- Давай, я напишу, ты занимайся, что там еще надо доделать, и диктуй.

Мария быстро набросала на листке блюда и прикрепила его у раздаточного окна.

- Всё! Уже без двух двенадцать, раз я уже тоже здесь, давай и мне.

И Ирина накладывала, наливала, резала и улыбалась.

Обед смели. Нет, не так – обед всосали, проглотили, уничтожили. Именно так, как хотелось бы Ире – с удовольствием, блаженными лицами и словами благодарности.

- Боже, Сергей Николаевич, где вы нашли это чудо? – крупная дама из отдела кадров поймала зама в коридоре. – Немедленно оформляться, пока ее кто-нибудь не переманил. Наконец-то у нас будет нормальное питание!

- Я договорился, что она два дня работает, потом, решает – подходит ли ей работа.  Мы тоже решаем – годится ли нам новый повар.

- Нам – годится! – припечатала дама. – Пройдите по этажу, полюбуйтесь:  все – в восторге! Не знаю, из какого кулинарного техникума вы вытащили эту волшебницу, но знаю, что отпускать ее нельзя! Сергей Николаевич, голубчик, приведите девочку ко мне, я ее оформлю за считанные минутки!

- Попробую.

Зам был доволен – поручение  Виктора Алексеевича выполнено с блеском! И Крез оказался прав – девушка прекрасно готовит, именно такой кадр им и нужен. Но раз директор просил, не упоминать его имя и хочет остаться для повара инкогнито – да, пожалуйста! Ему не сложно, тем более  что пересечься с директором девушке вряд ли получится, разве что, случайно столкнутся у входа или на улице.

- Ирина, как впечатления? – вернулся он на кухню.

Девушка только сгрузила посуду в мойку.

- Бросьте тарелки, там Дима от безделья мается, пусть моет. А мы с вами пойдем в отдел кадров оформляться.

- Уже?? А, как же – два дня?

- Ирочка, вас что-то не устраивает? Скажите – подумаем, поговорим, исправим.

-Нет, но… Так быстро?

- Весь офис в восторге, вы замечательно справились. Мы свой выбор сделали, теперь дело за вами. Вам нравятся условия? Зарплата? Повторяю, если что-то не подходит – говорите, все решаемо!


- Мне нравится, но так быстро, я несколько растеряна, - призналась девушка.

- Вам нужна нормально оплачиваемая работа, нам – очень хороший повар. Я уверен – мы нашли друг друга! Решайтесь. Зарплата – 33 тысячи и премия! 1714d2

- Я согласна, - Ирина улыбнулась.

- Паспорт с собой? – деловито продолжил Сергей Николаевич. – Медкнижка?

- Паспорт с собой, а медкнижка в кафе, - растерялась Ирина.

- - Поехали в ваше кафе.

- Ззачем?

- Увольняться и забирать медкнижку, – зам был настроен «ковать железо, не отходя от кассы».


              Вечером, лёжа на продавленном диване, Ирина счастливо улыбалась – надо же, какой поворот судьбы! У нее хорошая работа, о какой можно только мечтать. Хорошая зарплата и коллектив ее нормально принял. Женщины по одной прибегали к ней узнавать, из каких ингредиентов состоял «Загадка» и как готовилось  Умное пирожное, да и остальные блюда вниманием не обделили.

Оказывается, быть самостоятельной – не так уж и страшно!

ГЛАВА 8.

- Виктор Алексеевич, - вы сегодня в офисе будете или вас на объектах вылавливать?

- Что-то срочное, Сергей Николаевич?

- Нет, ничего такого, пара согласований из разряда «не по телефону».

- А. понял. Через час буду на Буровой, успеете?

- Вполне.

После согласований и подписаний, Виктор поинтересовался:

- Как новый повар?  И почему  вырос счет за продукты, мне из бухгалтерии звонили, уточняли – утверждать или нет. Я утвердил, конечно, но интересно узнать подробности. Офис перешел на лобстеры и устрицы?

- Нет, офис, просто, перешел на питание в офис. Всем составом.

- Ого? Все?? А, почему?

- Вкусно, - развел руками Сергей Николаевич. – За неделю сдались даже те, кто на вечной диете, язвенники и приверженцы Макдональдса. Курьера я приставил помогать девочке, одной ей трудно на такое количество готовить.

- Может быть, тогда нанять ей в помощь еще кого-то? Женщину, имею в виду? И повысить зарплату, раз работы прибавилось.

- Это было бы правильно. Но о тратах не переживайте, люди очень довольны, с обеда никто не опаздывает, на обед – тем более. 

- Я заметил, что работоспособность повысилась. Больше успевают. Даже удивительно – всего-то, организовали нормальное питание! Девушка устроилась на постоянной основе?

- К сожалению, нет. Говорит, что учится, поэтому с сентября не сможет быть на месте с утра. Думаю, можно будет организовать так, чтобы, допустим, она приходила на работу во второй половине дня, готовила обед на следующий день, а помощница, которую я уже сегодня начну искать, разогреет и подаст. Что думаете?

- Да, вариант. Посмотрим ближе к делу. Мне еще в банк надо сегодня, и на два назначена одна  встреча, в офис заскочу ближе к вечеру.

   Когда Виктор подъехал к зданию, то увидел, как из дверей выпорхнула Ирина в сопровождении одного из менеджеров – Дениса.  Директор проследил взглядом за веселой Ириной и сдержанно-предупредительным Денисом – не нравится ему это. Вот, к чему, спрашивается, Денис ей голову морочит? Надо будет с ним поговорить.

Выкроил время, заглянул на кухню – порядок идеальный, а в столовой кое-что требовало пояснения.

- Мария, не объяснишь – что это такое? – на стене висел большой лист и рядом с ним – карандаш на веревочке.

- Добрый вечер, Виктор Алексеевич! – поздоровалась офис-менеджер. – Это  чтобы лишнее не оставалось, стол заказов, практически. Повар пишет меню на следующий день, и все отмечают, какое блюдо хотели бы. Вот, смотрите, например, завтра – украинский борщ – напротив названия… раз, два… пятнадцать «галочек». Это значит, что надо готовить пятнадцать порций. Следующее – куриная лапша – семь «галочек».

- Да, я понял. Кто это придумал?

- Так, Ирина же! Два дня помучились – то одного кушанья кому-то не хватило, то другого блюда несколько порций осталось, вот, она и придумала.

Виктор только головой покачал – надо же, молодец! Хотел ее поддержать, заодно,  и себе получил пользу.

  За делами не заметил, как наступили сумерки, ему давно пора быть дома. Опять закрутился, не погулял с собакой. Нет, Ариша не жалуется и сцен не устраивает, но она так искренне радуется его приходу, с такой надеждой бежит к машине, что ему перед ней стыдно. Надо будет завтра обязательно вывезти ее побегать!

С наступлением сумерек жизнь в городе замирать и не собиралась. Наоборот, такое впечатление, что она стала более активной. Улицы полны гуляющего народа, в сквере и на детских площадках – не протолкнуться. На дорогах, к счастью, полегче, час пик давно схлынул.

Виктор рулил, вяло размышляя, что с памятного отпуска на острове прошло уже достаточно времени, надо бы ему навестить родителей. Мама наверняка волнуется, не хочется ее огорчать еще больше. Что радует – урок родители выучили, и пока никаких попыток с кем-то познакомить, не предпринимали. Хорошо бы, это теперь навсегда закрепилось!

  Ариша встретила, как всегда с «подарочком» в пасти – на этот раз это был хозяйский тапок. 

- Решка, дай! Принеси второй, что ли.  А потом - пуллер или мяч, я покидаю. 

Но собака прыгала возле закрытой двери.

- А, дверь защелкнулась? – догадался Виктор. – Все, открыл, второй тапок сам взял. Беги за игрушкой.

Доберманша унеслась вглубь дома.

Мария Васильевна отпросилась на несколько дней, так что, в доме только Светлана, повар. Видимо, она не слышала, что собака выскочила во двор, а дверь закрылась. Кстати, - Виктор окинул взглядом окна. – Свет нигде не горит. Странно.

- Гав! Гав! Гав!

- Что ты разоряешься? Неси пуллер!

- Гав! Гав! Гав!

- Глупая собака! Принеси мячик!

- Ариша вылетела на крыльцо, ткнула носом в ногу хозяина и унеслась обратно.

- Ты что? Обиделась, что гулять не едем? Сегодня уже поздно, - принялся он увещевать собаку, снимая туфли.

Ариша выскочила обратно, ухватила хозяина за руку и, пятясь задом, потащила за собой.

- Арина, ты чего? Я в носках, тапки же… Куда ты меня тянешь?

Поскуливая, доберманша отбуксировала заинтригованного хозяина на кухню.

- Ну, что тебе здесь понадобилось? - Виктор нашарил выключатель. – Проголодалась, что ли? Ох!

Во вспыхнувшем свете обнаружилась лежащая на полу Светлана, рядом – сломанная табуретка, заляпанный краской стол и пол.

- Светлана Дмитриевна, что случилось? –  он бросился  к женщине. 

- Ой, Витя, - простонала та. – Я упала и, кажется, руку сломала, а еще – голова кружится. 

- Давайте, я помогу вам подняться. Тихонько, не дергайтесь, я вас держу. Да, так, так… Тихо. На диван, вот сюда.  Лежите, сейчас скорую вызову.

- Светлана Дмитриевна, как вас угораздило?

Бледная женщина, лежала на диване и тихо постанывала.

- Плафон хотела помыть, - ответила Светлана. – Помыла, увидела, что краска на потолке кое-где облупилась, вспомнила, что видела баночку в кладовке. Думаю, пару раз кисточкой махнуть, всего делов-то! Все взяла, поставила табуретку на стол и влезла. И только примерилась красить, как табуретка хрустнула и сломалась. Ну, и полетели мы вниз. Сильно ударилась, рука, как та табуретка, хрустнула, а дальше, наверное, я сознание потеряла. Когда полезла красить, еще светло было.

- Светлана Дмитриевна, - укоризненно покачал головой Виктор. – Сказали бы мне, нашел бы, кто подкрасил. Кстати, сколько человек летело со стола? Вы сказали – «и полетели МЫ вниз».

- «Мы» - это я и банка с краской, - вздохнула  женщина. – Хотела помочь, а, вместо этого, добавила вам проблем. Кухню теперь отмывать и заново красить, табуретку сломала, стол испортила.

- Ерунда, не переживайте! 

Приехавшая бригада констатировала  - перелом, нужен рентген.

Все вместе поехали в травматологию.

Рентген показал  перелом плечевого сустава со смещением.  Посовещавшись, врачи решили не оперировать – пальцы шевелятся, можно обойтись гипсом, а завтра еще посмотреть.

Услышав про гипс, Светлана Дмитриевна расстроилась:

- Как же я готовить буду? И как расчесываться? Ты же, Витя, оголодаешь! Еще и Мария Васильевна уехала на неделю!

- Господи, Светлана, о чем вы думаете! Главное, вам скорее поправиться, с готовкой что-нибудь придумаем!

На кушетке сидел травматолог, лет пятидесяти, с хорошим хвостиком. Видно, что одну смену мужик уже отработал и идет на вторую подряд. Уставший вид такой. Сидел, мотал скрещенными ножками, созерцал картину истерики у пострадавшей и вдруг выдал:

- Давайте, ей бандаж поставим. Сходите, купите, только розовый.

- Розовый? – Светлана перестала причитать.

- Конечно. Девочкам мы розовые ставим, а мальчикам и серые сойдут, - травматолог улыбнулся.

       По возвращении домой, Виктор отправил женщину в ее комнату – отдыхать, а сам окинул масштабы бедствия – м-да, своими силами не обойдешься. Краска щедро заляпала всю кухню и уже подсохла. Завтра придется вызвать специалистов.

Хорошо, что Светлана Дмитриевна до эпопеи с облупившимся потолком успела приготовить ужин.

Стараясь не наступать в белые потеки, мужчина разогрел еду, потом посмотрел, что к посудомойке не подберешься, и просто составил все в мойку. 

М-да,  что же  ему делать? Светлану одну не хочется оставлять, ведь, только станет легче, тут же потянет на новые подвиги. И еду кому-то надо варить, за Аришей присмотреть, опять же. Мария Васильевна только через неделю приедет. Она, конечно, не повар, но что-нибудь простенькое вполне сумеет приготовить, с голоду не умрут. Надо только продержаться эту неделю.  Положим, для ухода за Светланой он может сиделку нанять – врачи велели ей больше лежать, поскольку, кроме перелома там и небольшое сотрясение имеется. Но кто удержит ее в кровати, когда он уедет на работу? Как пить дать, тут же примется хлопотать, поэтому, сиделка, и это не обсуждается. Прямо сейчас и позвонит одному знакомому, а тот даст телефон сиделки. 

А вот с готовкой сложнее. Где он найдет нормального повара прямо с завтрашнего утра и только на неделю или две? Все хорошие повара уже работают, а, если ищут работу, то постоянную.

Потом – собака. Не все любят собак, многие вообще их боятся. Нужен такой человек, который от Арины не станет шарахаться. Именно поэтому он маму не приглашает, она добермана терпеть не может, не уживутся. 

Да, но он же знает одного повара, который отлично готовит, и с доберманшей подружился?! Правда,  тогда ему придется рассекретиться, Ира будет неловко себя чувствовать, и офисные на дыбы встанут, к хорошему быстро привыкаешь. Не отдадут ее даже на неделю. Какой же выход?

Виктор вспомнил листок с «галочками» у названий блюд.

Хм, а это идея!

Быстро собрался и поехал в офис. 

Охранник ничему не удивлялся – эти бизнесмены, вообще, сумасшедшие, рабочее время у них ненормированное, бывает, вообще домой не уходят или возвращаются посреди ночи.

Виктор зашел в столовую, внимательно прочитал названия блюд и поставил несколько галочек. Вот так, забрать попросит Юлию, найдут, во что налить -  положить, а курьер отвезет. Он с расчетом на Светлану, сиделку и себя: обед и ужин. В конце концов, если он за все платит, то может же и сам воспользоваться? Будет по вечерам заезжать и отмечать. Убьет сразу кучу зайцев – он и Светлана будут сытыми, Ирина не узнает, что  на острове с ней был не совсем охранник, и не надо приводить в дом еще одного совсем чужого человека. 



Сиделка прибыла в восемь утра.

Можно было подумать, что у Валерия Валентиновича, которому он вчера звонил, профессиональные сиделки «на полке лежали», на всякий случай. Про запас. Или, не у него лично, а на специальном складе сиделок. Виктор улыбнулся, представив картину.

В любом случае, выручил, причем, не впервые уже.

Четыре года назад он сбил  неожиданно выскочившую перед его машиной   пожилую женщину и сам привез ее в травматологию. Ушибы, гематомы, треснувшие ребра, сломанная голень. Слава богу, чистый перелом, обошлись без операций. Перепугался он тогда знатно.

В травме и выяснилось, что везти пострадавшую некуда.

Обычная, к сожалению, история – взяла женщина в Экспресс-займе  десять тысяч, хотела газовый счетчик поставить, сэкономить. Счетчик поставила – три сам аппарат, да шесть с лишним – проект и установка. А с долгом вовремя не смогла расплатиться. Не поняла, что низкий процент не в месяц, а каждый день, и за месяц набежало одних процентов  - смотреть страшно. Растерялась, запаниковала, туда-сюда кинулась, а кому чужая тетка нужна? Одинокая, без семьи и родственников, так уж жизнь сложилась. Некому ни заступиться, ни помочь. Какое-то время ее не дергали, только напоминали о долге, но где же ей расплатиться, если только процентов набегало больше, чем она зарабатывает? Продавать нечего, всего имущества – домик в Заводском.

А потом пришли приставы, и дома у Светланы не стало. Дали ей собрать немудреные вещички, что в сумку на колесиках поместилось, да и побрела она, ничего от горя не видя, куда глаза глядят.    Это он потом уже узнал, почти через два месяца, после происшествия.

Виктор сначала растерялся, куда девать пострадавшую? Просто уехать, оставив денег, ему совесть не позволила. Так и привез к себе, а что делать с «подкидышем», она же, с ногой, лежачая была. Выручил тогда Валерий Валентинович, прислал Маргариту, сиделку. А через пару недель Светлана  стала незаменимой и почти родной.

Работал он тогда, как проклятый, домой только спать приползал. А тут  - когда бы ни приехал - его встречала Светлана Дмитриевна и горячий обед. Хоть в час ночи, хоть под утро. Даже не представлял, насколько это приятно, когда тебя дома ждут!

Родители не могли понять, мать пыталась надавить, но Виктор уперся: Светлана Дмитриевна – наемная работница. Он устал питаться всухомятку, потом, он  давно мечтал о собаке, но не мог завести, с его-то ненормированным рабочим днем. Кто бы кормил щенка и выгуливал, пока он на работе? А тут – домработница. И приберет, и еду приготовит, и собачье дитя досмотрит.

И, чтоб надолго не откладывать, решил просмотреть, какие предложения есть по щенкам. И завис на два часа – кого только не было! Давно хотел именно добермана. Нравились эти удивительные, очень красивые и строгие собаки. Еще когда мальчишкой был, попал как-то, случайно, на выставку собак и когда дошел до доберманов, там и прилип. Но мать категорически отказала, остался он без собаки. Но теперь-то, когда он самостоятельный и есть, кому за щенком днем присматривать, почему бы не осуществить мечту?

Выбрал помет, договорился о покупке. Ехал за черно-подпалым кобелем и только зашел в щенячью комнату, как на него  налетел шквал двухмесячных бандитов, обкусывая и облизывая все, до чего они дотягивались. На глаза попалась  коричневая девочка - пока братья и сестры пытались разобрать гостя на сувениры, она сидела в сторонке и внимательно наблюдала за процессом. А потом, поймав взгляд Виктора, решительно встала, растолкала однопометников, добралась до его ног и села копилкой.

- Тяф!

- Тебе чего, кнопка? Я за братиком твоим приехал.

- Тяф! – и зубками за штанину.

- Э, нет, так не пойдет, - Виктор взял щенка и отсадил подальше, сам подбираясь к крупному черному мальчишке. – Иди-ка, сюда, парень!

Сзади кто-то опять дернул за штанину, раз, еще раз. Потом  по ноге проскреблась лапка.

-Тяф! Тяф!

- Опять, ты? – со щенком на руках, мужчина обернулся и обнаружил все ту же коричневую малышку. – Ты – красавица, но я приехал за твоим братиком.

- Р-р-р, тяф!

- По-моему, она выбрала вас, - со смехом прокомментировала заводчица.

- Я хотел мальчика, - ответил покупатель и отвернулся от настойчивой собачки.

- Р-р-р! Тяф! – щенок оббежал вокруг и снова сел перед ногами, задрав мордашку вверх.

- Ну, что с тобой будешь делать? – Виктор присел на корточки,  и коричневая нахалка немедленно вскарабкалась ему на колени, облизала лицо и лихо щелкнула челюстями на брата, попробовавшего повторить ее маневры.

- Ого, да она точно вас уже застолбила в хозяева. Смотрите, охраняет от однопометников!

А коричневая прилипала, на самом деле, гордо сидя на руках у мужчины, радостно хлопала языком по его лицу и рукам и с не меньшим энтузиазмом огрызалась на братьев и сестер, если те пытались залезть к Виктору на колени.

И, черт его знает, как это произошло, но еще пять минут назад  твердо уверенный, что ему нужен черный кобель, домой Виктор поехал в компании коричневой суки.  У щенка оказалось длинное и красивое имя – Аппель Ди Фортуна Аэрис Фо Ми, которое быстро трансформировалось в Аришу.

Поистине, никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь.

    Ночь выдалась хлопотная, но, оставив Светлану Дмитриевну на попечение Маргариты, Виктор прибыл в офис к девяти.

- Юлия, - вызвал секретаршу. – Я там отметил в меню на сегодня три порции первого и шесть – второго, два разных салата. Проследи, будь добра. Надо их в контейнеры упаковать, и пусть курьер ко мне домой отвезет.

- Что-то случилось, Виктор Алексеевич? – встревожено спросила Юлия.


- Светлана Дмитриевна руку сломала, - объяснил директор. – Придется, временно присоседиться к офисным.

- Ой, жалко-то, как! – вплеснула руками Юлия. – Давайте, я Ирине передам, она для вас может отдельно готовить.

-  Да, нет, зачем? Вполне устроит и общее меню.

- Но, тут же только обед, а вам теперь и ужин нужен, и завтраки, - возразила Юлия.

- Ничего отдельного не надо, - твердо ответил Виктор Алексеевич. –  Просто, проследите, чтобы в обед  порции были упакованы и отправлены.  Что у нас сегодня запланировано, встречи есть?

Начался рабочий день.

       Ирина удивилась, что количество обедающих увеличивается с каждым днем. Нет, на десять – пятнадцать готовить сложно, но можно. А на двадцать пять – тридцать уже сложнее. Хорошо, что  наняли еще женщину, Марину, ей в помощницы.

- Ирина, у директора форс-мажор, домработница что-то там сломала, в общем, ему некому готовить. Будет пару недель столоваться здесь, -  сообщила Мария. – Он просил ему обед на троих и на ужин второе и салат на троих же. Упакуете, а Дима отвезет.

- Хорошо, сделаю. А завтраки ему не нужны?

- Не знаю, про завтраки мне ничего не говорили, - пожала плечами Мария. – Тебе, что, работы мало?

- Нет, работы хватает, - ответила Ира, - но если совсем некому ему готовить, не оставлять же человека голодным?

Директора Ирина еще не видела. Во-первых, делать ей в той стороне, где его кабинет, было совершенно нечего. Туда  даже  отдельные лестница и лифт  вели, ими только начальство и пользовалось.   Во-вторых, начальство сиднем в офисе не сидело, было весьма мобильное, застать его в кабинете, надо было еще постараться.

Но, слушая «Виктор Алексеевич, то», «Виктор Алексеевич, сё», в основном в позитивном ключе, Ирина ловила себя на мысли, что интересно было бы посмотреть на такого креативного директора, которого все только хвалят.

Все, что положено, кипело, шкворчало, ждало заправки, образовалось немного свободного времени.  

Устала? Да, не так, чтобы очень. Не испечь ли блинчики? Поставят контейнер  в холодильник, утром разогреют в микроволновке – вот и завтрак!

Задумано – сделано. Ей не сложно, а человеку будет приятно. Хорошему человеку, он придумал для своих работников устроить столовую, и платит ей  очень даже приличную зарплату.  Она потом полазила по интернету, сравнила предложения,  и впечатлилась, насколько ей повезло с работой.


Весь день, как белка в колесе.

Поговорка «волка ноги кормят» временами весьма подходит к образу жизни бизнесменов.

Конечно, есть  заместители, профильные специалисты и многие другие, второстепенные и первостепенные помощники, но если сам не будешь  держать руку на пульсе – быстро вылетишь в трубу.

Виктор Алексеевич давно понял, что, требуя от подчиненных,  с себя он должен требовать вдвойне.

До дома добрался, как обычно, в сумерках. Потрепал по голове сначала радостную, а потом расстроенную собаку (опять гулять не поедем!), и полчаса играл с ней во дворе. Покидал игрушку, потом повторили курс послушания, потом, еще немножко поиграли.

Нагрузка на мозги нужна всем, а такой любознательной собаке, как доберман – тем более.

Еду добывать домашней собаке не надо, врагов тоже немного – за забором кто-то проехал и опять тихо. Куда зверю энергию девать? К чему приложить пытливый ум? И начинают сидящие в одиночестве друзья, от скуки и безделья, сами находить себе занятия: то «косметический ремонт» сделают, то апгрейд мебели устроят, книги еще могут «почитать»,  и соло «хозяин меня не любит, бросил одного  и ушел»  на радость соседям - непременно.

Собака – вечный ребенок, вечный двигатель. Попробуй, заставь ребенка сидеть без дела, в одиночестве по целым дням.  Запрещай читать, рисовать, с друзьями общаться, телевизор смотреть – скоро взвоет, причем, не ребенок, а взрослые. Ребенок найдет, чем себя занять. Вот и собака – также.

Виктор это все понимал, знал, что животному требуется не просто беготня, а нагрузка для мозгов, поэтому, старался, как ни устал, обеспечить  Арише «моцион для головы».

Увидели бы  Мария Васильевна или  Светлана Дмитриевна – получил бы он выговор – бегал с собакой, не сменив одежду на домашнюю.   Но одной не было, а вторая на улицу не вышла, пронесло.

Улыбнувшись этим мыслям, мужчина прошел к себе, оглядел брюки с отпечатками мокрых лап, поморщился. Если бы он пошел менять одежду, то, добравшись до домашнего уюта, мог и не вытащить себя потом во двор, и Ариша осталась бы без занятия и игры. Вон, какая она довольная, радостно-возбужденная, какими глазами смотрит на хозяина, улыбаясь во всю пасть, виляет хвостиком, пританцовывает ногами. Даже усталость отступила.

Брюки, конечно, жалко, но их можно отдать в чистку, в крайнем случае, новые купить, а радость и счастье не купишь. Поэтому, черт с ними, с брюками!

Мужчина переоделся и отправился проведать Светлану Дмитриевну.

- Доброго вечера, как вы?

- Все хорошо, - улыбнулась Светлана.

- Все замечательно, - поддержала Маргарита. – Только больная неугомонная, на месте не усидит. В прошлый раз, с ногой, проще было. Завтра я – последний день, кто следить за Светланой Дмитриевной станет?

- Не надо за мной следить, что я, ребенок, что ли? Одна рука выведена из строя, - возразила Светлана, - но другая-то здорова!  Ничего не делать по целым дням – с ума сойти можно! Я, потихоньку и, Витя, ты не переживай, теперь буду очень осторожна!

Виктор вздохнул – похоже, ему придется не только о нагрузке для Аришиных мозгов  думать, но придумать занятие и для Светланы Дмитриевны. А, то, увидит где-то непорядок и полезет устранять. Страшно представить, к чему это может привести. И сиделки не будет. Впрочем, Светлана не лежачая, без сиделки справится, если опять на подвиги не потянет.

- Вы ели?

- Да, и пообедали, и поужинали. Я сейчас тебе ужин разогрею, - подорвалась Светлана Дмитриевна.

- Куда? Я сейчас подогрею! – Маргарита.

- Светлана, не надо, сам справлюсь! – Виктор.

- Ой, Витя, какое все вкусное привезли! С каким рестораном ты договорился? – заговорила Светлана. – Я, так, переживала, что не смогу готовить, и тебе придется, что попало есть, а сейчас смотрю – зря волновалась.

- Это не ресторан, - довольно улыбнулся мужчина. – Это мой повар, из офиса.

- Поручил отдельно для нас готовить?

- Нет, просто распорядился брать для нас порции из, так сказать, общего котла, - ответил Крез.

- Какая замечательная у вас повариха! На вес золота, просто, - похвалила Светлана.

Появилась Маргарита, и Виктор Алексеевич отправился ужинать.

Да, вкусно. Даже не так – ВКУСНО!

Или, это он так проголодался? В любом случае, хорошо, что отцу вожжа под хвост попала, и он отправил сына на тот остров. Пусть, у родителя его план не выгорел, зато Виктор познакомился с удивительной девушкой и смог получить ее к себе на работу.

Утром его ждал еще один сюрприз. Думая, обойтись чашкой чая и каким-нибудь печеньем,  мужчина был приятно удивлен, обнаружив, что Ирина напекла к завтраку блинчиков. Хоть и не с пылу, с жару, но и разогретые в микроволновке, они таяли во рту.

Черт, надо ей премию выписать. Золото, а не девушка!

На работу Виктор Алексеевич поехал в самом благодушном настроении, размышляя, что жизнь-то – налаживается!

Но к вечеру выяснилось, что рано он радовался: возникла необходимость уехать в Москву на пару дней. И на кого он оставит Светлану и Аришу? Тем более, выходные, то есть, офис и, значит, повар работать не будет, а Мария Васильевна вообще не в России, он звонил ей вчера. На родителей надежды нет: мать терпеть не может собаку, да и к Светлане Дмитриевне относится с предубеждением. Ёлки зелёные, как же все не вовремя!

- Проблемы? – Сергей Николаевич некоторое время наблюдал за озабоченным выражением лица босса, и решился спросить.

- Уезжаю на два дня в Москву, дома однорукая Светлана Дмитриевна и полноприводная собака. Боюсь представить, как они справятся,  и что я застану по возвращении. Потом, что делать с питанием? Положим, у собаки сухой корм, насыпал и все. А с женщиной как быть? Одной рукой она ничего не наготовит.

- Да, собакам повезло, - подхватил зам. – Покупаю своему Максу мешок ПроПлана на месяц, и все довольны. Вот бы, для занятых людей такое изобрели!

- Какое?

- Приходишь в супермаркет, а там, на полках – мешки и надписи «Корм мужской, сбалансированный, со вкусом говядины. Для крупных пород». Или – «корм детский, сбалансированный, со вкусом мороженого. Для приверед». Насколько у женщин жизнь бы стала проще!

- И не только – у женщин, - отсмеявшись, ответил директор. – Ладно, смех – смехом, но, что мне делать? Выезжать через пару часов, я только успею домой заскочить, вещи и документы взять. Искать кого-то некогда, потом, у меня собака, надо такого, кто и приготовит, и с ней поиграет.   Светлана Дмитриевна так и рвется приносить пользу, надо и за ней присматривать, чтобы новых травм не  случилось. Вот же, влип. Придется, матери звонить. Она, конечно, не откажет, но я потом до Нового Года буду выслушивать, на какие жертвы ей пришлось пойти.

- А Ирине, повару, не хотите предложить?

- Что?

- Говорю, выходные же, почему бы не поговорить с нашим поваром? Заплатите ей, она и приготовит, и за Светланой Дмитриевной приглядит. Вот, насчет собаки, не знаю, но дверь на улицу открыть, выпустить и впустить, она сможет. Наверное.

- Да? – эта мысль Виктору в голову не приходила, но, обдумывая предложение зама, он все больше склонялся, что тот прав – это выход.

ГЛАВА 9.


Глава 9.

- Единственно, - продолжил Сергей Николаевич, - Вы же не хотели, чтобы девушка узнала, что получила работу, благодаря Вам.

- Не хотел, - согласился Виктор, - но сейчас это, уже, не принципиально. Не могу же я бросить наполовину беспомощную женщину одну? Кого за два часа найдешь, чтобы и честный человек был, и готовить умел, и собаки не боялся? Есть вариант – мама, но это – самый крайний случай. 

- Да, вы говорили. А, прошу прощения, Тамара?

- Ой, нет, это исключено!

- Что ж, - зам посмотрел на часы. – Придется Ирине Александровне на сотовый звонить, она уже ушла с работы.

- Черт, так много времени? Сергей Николаевич, выручайте! Я ключи от ворот оставлю на въезде охраннику, продукты в доме есть. Пожалуйста, уговорите девушку! Мне надо бежать, еще Светлане Дмитриевне надо всё объяснить.

- Что, мне ей говорить? 

- Что у директора форс-мажор, и он просит ее пожить два дня у себя, присмотреть за травмированной женщиной и готовить еду для  нее. Вернее, не то, чтобы присмотреть, а составить ей компанию. И, хотя бы, раз в день играть с собакой. Покидать ей колечко полчаса, она счастлива будет. За два дня заплачу ей десятку.

- А, как, насчет не разглашения вашей личности?

- Собаку увидит, сразу поймет, прячься – не прячься. В конце концов, не хотел афишировать ради нее же, чтобы не придумала себе, чего нет, и не решила, что работу получила «по знакомству». Обычные деловые отношения.  Как работник, она нас устраивает. Надеюсь, её тоже устраивает место работы, и на этом – всё.

- Можно сказать, что собака – хозяйская, а гулял с ней – ваш шофер, садовник или охранник?

- Нет, не надо, а то  на третьесортную мелодраму смахивает.  Я ничего не крал и не врал, нет причины прятаться, во что бы то ни стало. Просто, директор в срочной командировке, в доме почти беспомощная женщина и очень даже дееспособная собака. Одни и голодные. У собаки корм в пластиковом контейнере, на кухне. Светлана  всё покажет.

- Хорошо. Я сам ее отвезу, охрана меня знает,  - предложил Сергей Николаевич. – Она же на ночь останется? Надо комнату, какую-то?

- Пусть, любую выбирает, там четыре гостевые пустые. Спасибо, Николаевич, выручаешь! Если, не согласится, звони сразу. Напрягу родительницу.

   Светлана Дмитриевна расстроилась:

- Из-за меня тратишься, человека нанимаешь! Витя, я прекрасно обойдусь, я же не в маразме! Левой рукой можно многое сделать, не умру с голоду.

- Светлана, я не могу оставить вас одних. С собакой надо играть, как вы это будете делать одной рукой и с трещинами в двух рёбрах? А, вдруг, вам станет плохо? Ттт, - Виктор постучал по подоконнику, вспомнил, что он – пластиковый и заозирался, высматривая дерево.

- Ещё, по голове можно, - с улыбкой подсказала женщина.- Говорят, даже лучше, чем по дереву.

Виктор рассмеялся.

- Вам же понравилась еда? Вот, как раз этот повар и приедет. Заодно, обменяетесь рецептами, и время быстро пролетит.  Ирину привезет Сергей Николаевич, вы его номер телефона знаете. Если, что-то, то сразу звоните мне, ему и моим родителям. Всё, я ушел. 

   Ирина нежилась в ванной, когда зазвонил телефон. Вылезать не хотелось, и девушка решила, что, кому надо – перезвонят.

Но телефон не умолкал. Долгие звонки, пауза, и снова – долгие звонки.

Чертыхаясь, девушка вылезла из воды, прихватила полотенце и, кое-как вытеревшись, пошлепала к трубке.

- Да?

- Ирина Александровна! Я боялся, что не дозвонюсь! Это, Сергей Николаевич.

- Вижу, вы же давали мне номер, я его сохранила. Что-то случилось?

- Почти. Ирина Александровна, компании очень нужна ваша профессиональная помощь!

Ира напряглась – в компании узнали, что она – ни разу не повар, а вовсе – студентка  СГУ? Но, чем может помочь компании пятикурсница с  факультета филологии и журналистики?

- Скажите, - продолжал зам, - у вас были какие-то особенные планы на эти выходные?

- Нет, ничего особенного, - пробормотала Ирина. – А, что случилось?

- Форс-мажор случился. У директора компании, - пояснил Сергей Николаевич. – Его  повар сломала руку и еще что-то повредила, а сам он спешно отбыл в Москву на два дня. Женщина совсем одна, ни приготовить себе не может, ни толком обслужить.

Ирина напряженно ждала продолжения.

- А, еще, у него собака, которой скучно. С ней надо пару раз в день поиграть. Вы не могли бы выручить, а? Виктор Алексеевич просил передать, что за два дня готов заплатить десять тысяч. Надо будет готовить еду, а прибираться не надо!

- Вообще-то, деньги мне нужны, - задумчиво проговорила Ирина, размышляя, что в последнее время вокруг нее подозрительно высокая концентрация  мужчин с именем Виктор. – Но, я ничего не знаю о собаках, и, как с ними играют – тоже. Она не кусается? Большая? 

- Нет, не кусается, - горячо принялся уверять ее заместитель. – Она – дрессированная и послушная. Но, не маленькая, да. У директора – большой загородный дом, гуляет собака на участке. Ирина, всего на два дня!

- Почему – я? Разве, наш директор одинок? Есть же друзья, родители,  женщина, наконец? – Ирина колебалась: и хочется, и колется. Деньги – не лишние, но, как-то подозрительно все это.

- Светлане Дмитриевне очень понравились ваши кушанья. Потом, командировка не планировалась, всё решилось за какие-то два часа, у Виктора Алексеевича не было времени найти кого-то ещё. Ирина Александровна, пожалуйста!

Согласиться? В конце концов, что она теряет? В доме не одна будет, с женщиной. Ах, да, еще собака. Весь ее опыт общения с собаками ограничивается тремя днями на острове в компании невозможной псины Ариши. Невозможно обаятельной, хитрой и красивой Ариши.

Ирина вздохнула, с удивлением поняв, что не отказалась бы от новой встречи с доберманшей.

Ладно, где, наша не пропадала?!

- Хорошо, я согласна. Что от меня требуется?

- Голубушка, Ирочка! – зам взорвался облегчением. – Говорите адрес, я заеду за вами и сам отвезу. Там, охраняемый поселок, ключ от ворот директор оставит у охраны. Покажу вам все, познакомлю со Светланой Дмитриевной и уеду. Продукты  есть, свободных гостевых комнат целых четыре, Виктор Алексеевич сказал, что можете выбирать любую. Адрес?

Ирина вздохнула и продиктовала.

-- Буду через полчаса. Успеете собраться?

- Успею.

Что, там, собирать-то, на два дня?  Девушка положила пижамку, пару белья, топик с шортами, халатик и юбку с блузкой. Зубная щетка, паста, крем, щетка для волос, телефон. Всё, она готова.

Сергей Николаевич подъехал ровно через полчаса.

- Ох, Ирина, вы не представляете, как выручаете! – отдуваясь, он оббежал машину, открыл ей дверь, закрыл и, рысью, вернулся на водительское место. – Терпеть не могу форс-мажоры! Вы не пожалеете, честное слово! Светлана Дмитриевна – милейшая женщина! А готовить на двоих после нашего оголодавшего офиса для вас, думаю – совсем не трудно. Можно считать, будете на отдыхе.

- Светлана Дмитриевна – родственница директора? А родители его отдельно живут?

- Родители отдельно, да. Нет, она не родственница. Там такая история – как в бразильском сериале!

- Ого. Это, наверное, большая тайна? – заинтересовалась Ира. – За разглашение смерть через удушение галстуком?

- Нет, - рассмеялся зам. – Ничего такого. Просто, Виктор Алексеевич однажды, сбил на дороге женщину.  Отвез ее в травмпункт, и там выяснилось, что идти ей некуда, и никаких родственников у нее нет. Она потому и шла, ничего не видя, что у нее отобрали дом, и она оказалась на улице. Ей надо было лежать, так как сотрясение и перелом ноги, и добрый самаритянин Виктор Алексеевич не нашел ничего лучше, чем отвезти пострадавшую к себе домой. Года четыре или пять она у него живет, готовит, помогает по хозяйству, и стала почти родной.

- Надо же, - удивилась Ирина. – Оказывается, в наше меркантильное время ещё встречаются отзывчивые и бескорыстные люди?

Автомобиль свернул с шоссе на  дорогу, ведущую к поселку. Охранник, осмотрев пассажирку, вынес ключи, и, через несколько минут, Сергей Николаевич остановился у  ворот.

- Пойдемте, - пригласил он девушку. – Давайте, я занесу вещи.

- Что, там нести, - запротестовала Ирина. – Сумка легкая!

- Если рядом с женщиной находится мужчина, у нее в руках не должно быть ничего тяжелее носового платка, - улыбнулся зам. – Давайте сумку, заходите.

Ирина вошла внутрь усадьбы и залюбовалась – большой, но не вычурный, двухэтажный дом, ровно подстриженный газон соток на десять, не меньше, дорожки, россыпь ярких цветов в клумбах, декоративные растения, шезлонг и.… И – летящая навстречу невозможная псина Ариша.


- Ариша! – ахнула девушка, когда коричневая красавица подскочила и, приплясывая и взвизгивая, принялась нарезать вокруг нее круги.

Сделав два оборота, собака унеслась в дом.

Сергей Николаевич развел руками:

- Ничего не понимаю! Я эту добервумен с её двухмесячного возраста знаю, регулярно к директору приезжаю – ни разу меня так не встретила. Ирина Александровна, не поделитесь секретом? Вы – потомственный дрессировщик? Экстрасенс? Инопланетянка?

Тем временем, доберманша вернулась, таща сразу два пуллера. Буквально, всунула их в руки растерянной Ирине и снова унеслась.

- С ума сойти! Она вам свои игрушки принесла!

Девушка криво улыбнулась, но ответить не успела – на этот раз Ариша принесла мяч, и активно тыкала им в Ирину.

- Это, ты – мне? Ладно, давай, - не стала она спорить.

Собака отдала игрушку и замерла,  только отчаянно виляющая кочерыжка хвоста, показывала, что Аришу распирают эмоции.  А потом доберманша подсунула нос под руку Ирины так, что та оказалась на собачьей голове, и притихла, ожидая ласки.

- Никогда не видел, чтобы она так встречала постороннего! – удивлялся зам. – Это же доберман, а они жуткие собственники и, поэтому, отличные охранники. Ариша, конечно, очень воспитанная, но всегда ведет себя сдержано, даже со многими знакомыми.

- А я не совсем посторонняя, - пояснила Ирина. – Как-то встретились на… одной турбазе.

- Да? – Сергей Николаевич с сомнением посмотрел на млеющую под рукой Иры доберманшу. – Ладно, собака вас знает, а вы – умеете готовить. Значит, все пройдет наилучшим образом! Пойдемте, я покажу вам всё, и познакомлю со Светланой Дмитриевной.

Внутри дом Ирине тоже понравился. Никакой вычурности, позолоты, лепнины, которыми злоупотребляли некоторые знакомые родителей.  Почему-то, они были уверены, что, чем больше накрутить такой нелепицы, тем более богатым  будет выглядеть их жилище. А у директора – хорошо! Просторно, много света, живых растений и воздуха.  Сдержанные бежевые и светло-коричневые тона, очень качественная мебель. Конечно, судить об обстановке всего дома только по паре комнат – несколько опрометчиво, но Ирина была уверена, что и остальное ей понравится.

- Добрый вечер! – женщина лет шестидесяти, с рукой в бандаже,  появилась внезапно, или это Ирина засмотрелась на обстановку и пропустила момент. – Вижу, с Аришей вы уже нашли общий язык! Я – Светлана Дмитриевна, повар и, по совместительству, экономка Виктора Алексеевича. А вы –  та самая Ирина, чьими блюдами мы наслаждаемся?

- Здравствуйте! Да, я – Ирина.

Женщина приветливо улыбнулась.

- Уверена, мы подружимся! Сергей Николаевич, вы можете ехать домой, я прекрасно сама все Ирине покажу!

- Но, Светлана Дмитриевна! – запротестовал зам, - Вам предписан постельный режим, у вас же сотрясение мозга! Зачем вы встали?

- Сережа, не будьте занудой! Езжайте домой, мы, девочки, сами разберемся. Благодарю за доставку Ирины! - и обратилась к девушке. – Думаю, сначала  надо показать вам комнату, потом посмотрим кухню, а на десерт выпьем чаю. Только к чаю надо будет испечь печенье, сможете? Я, знаете ли, очень люблю выпечку.

- Конечно! И печенье, и еще что-нибудь, такое же, несложное, но вкусное, - улыбнулась девушка. – Только, Ариша ждет. Она явно надеется, что я выйду с ней поиграть.

- Да, вы правы. Но собака сможет потерпеть полчасика, которыми мы распорядимся с пользой. Сначала – ваша комната. Вот, смотрите – тут, там и с этой стороны – ещё две двери, видите? Занимайте любую. Когда устроитесь, выходите в холл, а из него поворачиваете направо.

- И, что там?

- Там вас будем ждать кухня и я.

- Но, Светлана Дмитриевна, - запротестовала Ирина, - у вас же сотрясение! Вам необходим полный покой!

- Полный покой и так нам всем светит, кому раньше, кому – позже, - живо отреагировала женщина. – А я, пока, ещё жива, и не желаю прокисать  «в покое». Только, зайду к себе, надо лекарство принять.

Ирина открыла ближайшую комнату – ей тут одну ночь переночевать,  ни к чему перебирать.

Поставила сумку, осмотрелась. Миленько, удобно и чисто.

Интересно, кто тут прибирается, если Светлана Дмитриевна не в состоянии, а домработница, как говорил Сергей Николаевич – в отпуске? Не сам же директор?

Кстати, о директоре – ей кажется, или ее водят за нос?

Ну, ну, посмотрим.

Ирина переоделась в юбку с блузкой, сполоснула руки и вышла искать кухню.

Под дверью копилкой, с мячом в зубах, смирно сидела невозможная Ариша. Увидела Ирину, вскочила и с такой надеждой посмотрела, что девушка рассмеялась:

- Ну, ты и хитрюга! Мертвого уговоришь! Сначала сходим на кухню, поставим печенье, а потом я на полчаса вся твоя. Хорошо?

- Р-ау-мф! – сквозь мячик ответила собака.

- Вот, и договорились! Не проводишь меня на кухню?

- Доберманша насторожилась, потом вскочила и побежала, оглядываясь на девушку.

Неужели, поняла?

Заинтригованная, Ира шла за собакой. Коридор, холл, повернула направо и – кухня!

- Ариша, а английский ты, случайно не знаешь? Русский, вижу, уже освоила.

Собака угурмкала в мячик, активно виляя всей задней частью тела.

- Ладно, как и обещала – ставлю тесто, и идем играть!

- Ирина, с кем это вы? А, Аришенька пришла помогать! Она у меня – главный дегустатор. Заходите, заходите!

- Собаке можно? – удивилась Ирина.

- Конечно, это же и ее дом.

- А – шерсть?

- Ариша нос в чашки не сует и на стол не кладет. Почти. Потом, сколько там у нее шерсти? Видимость одна, - отмахнулась Светлана Дмитриевна. – Да, не пугайтесь! Ариша просто сидит и наблюдает за процессом, никуда не лезет.


- Ну, ладно, - Ира с сомнением покосилась на женщину. – Раз хозяин разрешает собаке ходить по всему дому, то – пусть. Какое печенье вы хотите?

- А, какое вы можете, чтобы долго не возиться? И не слишком приторное.

- Ой, рецептов масса. Можно, самое простое – творожное. А, еще есть одно, быстрое и вкусное – на помидорном рассоле.

- Сейчас принесу помидоры, - загорелась Светлана Дмитриевна, бодро вскочила и покачнулась, ухватившись за стол.

- Ой, вы, лучше сидите! – испугалась Ира. – Скажите, где, и я сама все принесу и достану.

Следуя указаниям  экономки, Ирина быстро все нашла, расставила и приступила к приготовлению теста. А Светлана Дмитриевна с интересом наблюдала, как ловко девушка управляется. Одобрительно улыбнулась, когда Ирина, прежде чем взяться за продукты, поискала глазами, нашла и надела фартук, а волосы спрятала под косыночку. Ира сделала это машинально, а потом ойкнула и виновато посмотрела на женщину:

- Я, кажется, в роль вошла, даже не спрашиваю.

- И, правильно! Фартук и косынка для того здесь и приготовлены, чтобы их носить. Они чистые, каждый день стираются. С какого печенья начнем?

- С  рассольного. А творожное, прежде чем вырезать из него фигурки,  надо будет на полчаса в холодильник положить. Я  сначала рассольное сделаю. Поставим его печься, сразу займусь творожным. И, пока оно будет вылеживаться – выйду поиграть с собакой, а то она во мне скоро дыру просверлит.

Ирина включила духовку, чтобы нагревалась, выставив температуру 180 градусов. Затем, смешала рассол с оливковым маслом,  добавила сахар, тщательно перемешала венчиком.

- Почему венчиком? Есть комбайн, блендер, миксер – все, что душа пожелает.

- Душа как раз и желает – венчиком, - улыбнулась Ирина, просеивая муку. – А тесто вначале  лучше перемешивать ложкой.

- Вообще, ничем не пользуешься, только руками? – поинтересовалась женщина.

- Нет, пользуюсь, конечно. Просто, это печенье лучше всего получается, если делать именно так. Я разные способы перепробовала. Ну, вот и все, тесто готово. Сейчас раскатаю и будем вырезать. Какие есть вырубки?

- Посмотри вон там. Да, в этом ящике.

- Вы же поваром здесь служите? – запустила пробный шар Ирина.

- Я тут не служу, - улыбнулась Светлана Дмитриевна. – Я тут живу. Готовлю с удовольствием. Моя бы воля, я бы все на себя взяла – и уборку и стирку-глажку, да Витя не дает. Золотой души человек!

- Да, Сергей Николаевич рассказал, как он вас подобрал, - Ирина задумалась, на секунду отвлекшись от печенья. – Думала, такое только в сериалах бывает.

- Смотрите сериалы?- Нет, мама любит, я волей-неволей тоже успеваю кусок здесь, кусок там прихватить. И зовите меня на «ты», пожалуйста, а то неловко.

- Хорошо, - легко согласилась женщина. – В жизни, Ирочка, такое бывает, что все сериалы отдыхают. А ты – с родителями живешь или уже отдельно?

- Отдельно, - Ира произнесла это с гордостью. – Снимаю квартиру, работаю, вот.

- Молодец! Вижу, как ты ловко управляешься, видно, что любишь свою работу.  А, парень-то есть?

- Нет.

- Что ж, так? Ты, вон, какая хорошенькая. Расстались? Тебе, сколько лет?

- Двадцать один, - Ирина немного напряглась – и тут сразу про парней!

Видимо, у всех женщин с возрастом возникает мания – женить, сватать, выдавать замуж. По большей мере – незамужних и неженатых родственников, но и посторонним с радостью кинутся помогать и подсказывать. Даже если эти посторонние о помощи не просят.

- Хочу сначала на ноги встать, жилье заработать, нет времени на амуры, - отшутилась она. – Все, рассольное в печь.

Собака, до этого момента не подававшая признаков жизни, тихо подошла и ткнула носом в Ирину.

- Ариша, еще творожное, это быстро, и идем!

Доберманша вздохнула и вернулась на прежнее место.

- Вот, Витя тоже с ней, как с человеком разговаривает, - подала голос Светлана Дмитриевна. – И, ведь, она понимает!

- Давно с ней, - Ира кивнула на собаку, - знакомы?

- Я-то? Да с самого ее первого здесь дня. Витя с детства о собаке мечтал, он мне рассказывал. Но мама против собаки была, а потом, с его графиком работы, разве заведешь животину? Круглыми сутками пропадает. Но, как я поправилась, купил щенка, я и смотрела за ней.

- Учили тоже вы? – с уважением спросила Ирина. – Я видела, как она разные команды выполняет.

- Нет, что ты! – всплеснула руками Светлана Дмитриевна. – Где мне? Витя сам учил. Как подросла Ариша, он время выделил, три раза в неделю ездил на тренировки с ней, а по вечерам дома занимался. Вроде, домашнее задание делали.

- А, его девушка не против собаки? – вторая попытка узнать о директоре-охраннике  больше. Зачем-то же ему понадобилось скрывать свой статус, там, на турбазе?

- Тамара? Еще, как, против! У них с Аришей это взаимно – обе друг друга терпеть не могут.

- Как это? – удивилась Ирина. – Она же такая общительная и ласковая, - кивнула она на коричневую «копилку».

- С Тамарой они общий язык не нашли. Впрочем, - вполголоса добавила Светлана, - она тут ни с кем общий язык не нашла.

- Как, так?

- Ладно, заболтала я тебя, - перевела разговор женщина. – Иди, покидай ей мячик, а то извелась уже вся.

- Только достану противень, первая партия уже готова.  Девушка отправила тесто для творожного печенья в холодильник и занялась уже готовым, рассольным.

- Вот, сейчас остынет, и попробуете.

 Ирина на секунду замерла и вдруг спросила: – Светлана Дмитриевна, а как фамилия у Виктора?


- Ты же у него работаешь – и не знаешь?

- А я не у него работаю, а на кухне, - ответила Ира. – И директора мне как-то никто представить не догадался.

- Понятно.

- Крез. Виктор Алексеевич Крез.

- Спасибо! Теперь хоть знать буду, как зовут моего директора, - девушка подчеркнуто весело улыбнулась. – Что, собака, заждалась? Пошли играть!

Пазл сложился!

Машинально кидая мяч, который счастливая доберманша неизменно притаскивала и отдавала ей прямо в руки,  Ирина размышляла.

Получается, у золотого человека Вити есть девушка, которая не любит его собаку и, видимо, Светлане Дмитриевне эта неведомая Тамара тоже не рада. Может быть, Тамара и его папе с мамой не нравится? 

Должна же быть причина, по которой родители решили их, как говорится, свести?

То, что охранник Витя, никакой не охранник, она поняла сразу, как только увидела бегущую ей навстречу собаку. Вернее, некоторые сомнения у нее закрадывались еще на острове. Например, дорогущая модель телефона и качественная одежда, дорогие солнцезащитные очки. Или – как аккуратно Виктор ел. И его речь совсем не похожа на речь малообразованного работяги. В охранники же не идут люди с высшим образованием? Ей тогда это казалось удивительным, но потом события полетели так стремительно, что все это вылетело из головы.

Интересно, почему Виктор ей на острове представился охранником?

Хотя – девушка напрягла память, вспоминая, как это было – это она назвала его охранником, а Виктор не подтвердил, но и стал отрицать.

Получается, она зря переживала, что с катером на торжественный ужин ей привезут нового кандидата в женихи, этот кандидат уже находился на острове. Но было совсем не похоже, что Виктор в курсе. Он злился на задержку и не меньше её хотел покинуть турбазу. Еще аргумент в его пользу – он не пытался за ней ухаживать, они даже поцапались в первый день. А потом она ему устроила гречневый обед.

Ирина хихикнула, вспоминая.

Получается, Виктор тоже попал на этот остров, что называется, вслепую?

Так, хорошо. А на работу она попала именно в его офис – случайно и Крез понятия не имеет, кто работает у него кухаркой или это была спланированная акция? Нанимал ее не Крез, и она ни разу за две недели директора не видела. Получается, что ее устройство на работу – дело случая и, если бы, не форс-мажор, она так бы и не узнала, у кого работает? Забавно!

 В воскресенье, кому-то, кого зовут Виктор Алексеевич, тоже будет сюрприз!

Или – не будет?

Если он удивится, увидев ее у себя дома, то сюрприз удался. Если же не удивится – значит, предложение работы было спланированным.

Отметив по часам, что полчаса прошли, Ира позвала разыгравшуюся собаку и вернулась в дом. Пришлось не только руки мыть, но и переодеваться, поскольку, сорок килограмм четвероногого счастья, разлетевшись, не всегда успевали остановиться и иногда тормозили об Ирину.

- Надо было яблочные бутерброды сделать, давно бы уже чай пили, - посетовала девушка, вернувшись на кухню.

- Так, мы же никуда не торопимся! – благодушно отреагировала Светлана Дмитриевна. – Но яблочные бутерброды уже хочется. Ты сначала карамелизируешь яблоки?

- Нет! Это совсем простые бутерброды,  пятиминутные! Но съедаются за минуту,  и вкусны и горячими, и холодными.

- Надо будет обязательно попробовать. Сделаешь, завтра?

- Конечно. Они особенно хорошо на завтрак идут.

Тем  временем, творожное печенье тоже поспело, и Ира накрыла на стол и разлила чай.

- Вкусно! – с удовольствием констатировала Светлана Дмитриевна. – Конечно, творожные печенья я и сама много раз делала, но вот рассольные – удивила. Не сказала бы, на чём замешено, ни за что не догадалась бы. Обязательно буду их печь, понравились.

За чаем и поеданием вкусностей,  неспешно лилась беседа.  Женщина рассказывала о себе, забавные случаи из жизни, живо интересовалась Ирининой жизнью, что любит или не любит.  Выглядело все это, как будто, Светлана просто соскучилась по живому женскому общению, но Ира все равно, на всякий случай, следила, чтобы лишнего не сболтнуть.

- Ой, Ира, а ведь ночь давно, а мы сидим! – ахнула Светлана Дмитриевна. – Это я, трещотка,  целый день баклуши била, вот и не наговорюсь никак, а ты же с работы! Прости, заболтала тебя.

- Мне самой было интересно, очень хорошо посидели, - Ирина улыбнулась. – Но, спать, все-таки, хочется.

- Хочется, значит, пойдем, - Светлана осторожно встала, держась за стол. – Вот же, пока сижу или лежу, все хорошо, но стоит встать, голова начинает кружиться. 

- Значит, не надо вставать, надо, хотя бы, два дня полного покоя, - посетовала девушка. – Давайте, я помогу вам дойти до  кровати, и завтра полежите, не вставайте. Завтрак я вам сама принесу, только скажите, в каком часу.

- Ой, Ирина, неловко так. Терпеть не могу болеть и беспомощность. В девять, не рано?

- Не рано, я же не на курорте, а на работе. Потом, я люблю готовить. Кроме яблочных бутербродов, что еще хотите на завтрак?

- Что сама решишь, то и приготовь, - улыбнулась женщина.

- Полегче, посытнее?

- Можно посытнее.

- Хорошо. Доброй ночи, Светлана Дмитриевна!

- Ириш, ты дверь входную запри на ночь. У нас тут, конечно, тихо, соседи все – очень приличные люди, особенно, если трезвые. А на въезде в поселок охрана, да и собака есть, но, все равно – лучше на ночь закрыться. Там замок, увидишь и поймешь. Только, сначала Аришу выгони на минут десять и проследи, чтобы она погуляла, а то поднимет в пять утра.

Девушка вернулась на кухню, не спеша, убрала все, сжалилась над скромно сидящей у стенки и пускающей слюни Аришей – выделила ей по печеньке каждого вида.

Собака угощение взяла аккуратно, а потом – хрум, амк и все – снова горящие голодные глаза.

- Ты бы, хоть пожевала, что ли, - попеняла доберманше Ирина. – Проглотила, даже распробовать не успела. Пошли, сходим на улицу.

Пока собака делала важные дела в дальнем углу,  Ирина снова ударилась в размышления. Попутно отметила, что собака топчется на единственном участке без травы.  Видимо, это собачий туалет, Ариша сразу туда и  направилась. Все-таки, здорово она обучена, или самая такая умная?

И тут оглушительно зазвонил телефон. Дисплей высветил – «мама». Господи, в такое время…

- Да? Мама, что-то случилось?

- Здравствуй, дочь, -  скорбным голосом ответила Марина Геннадьевна. – Случилось. Капризы у нашей дочери случились, поэтому она уже скоро месяц, как к родителям глаз не кажет, и звонить не звонит.

- Мама, что дома? Папа? Мишка?

- Приезжай и сама посмотри.

- Я не могу приехать. Скажи, у вас все в порядке? Так поздно уже, увидела звонок и испугалась.

- У нас всё в порядке, не считая того, что дочь устроила родителям бойкот. У папы давление, ты же знаешь! Ему вредно волноваться! Бери такси и приезжай, нам давно надо нормально поговорить. Или нет, лучше я пришлю за тобой машину, говори адрес.

- Мама, я не могу приехать, я на работе!

- На какой работе? – растерялась родительница. – Ира, ты на часы смотрела? Какая может быть в это время работа?

- Обычная работа. Меня всего на двое суток взяли, у директора постоянная работница руку сломала. Вот, теперь ее замещаю.

- Ира! Немедленно говори адрес, я сама за тобой приеду. Нет, мы вместе с папой приедем! – в голосе матери прорезались панические нотки. – Кто тебя снял? Чем ты там занимаешься??

- Не «снял», а «взял». Мама, я спать хочу, поздно уже. Освобожусь – сама позвоню, ладно?

Вернулась Ариша, всем видом показывая, что дела она переделала, можно идти на боковую.

- Ира!

- Мама, со мной, правда, всё в порядке! Не паникуй на ровном месте.  Доброй ночи, я отключаюсь.

   Кровать была удобная, не то, что ее диван. Вернее, не совсем её: диван, на котором она спит в съемной квартире.

Ирина потянулась, наслаждаясь ощущениями – хорошо!

Как там говорится?

«На новом месте приснись, жених, невесте!» - и мгновенно заснула.

       Сквозь сон дотянулась трель будильника. Ирина пошевелилась, вздохнула, открыла глаза и чуть не заорала – прямо над ее головой торчала чрезвычайно заинтересованная собачья физиономия.


- А-а-а – риша!!! До инфаркта же доведешь!

Собака радостно подпрыгнула – ты проснулась?

Через секунду опять приблизилась – точно, проснулась?

Девушка села на кровати, прогоняя остатки сна.

В ногу ткнулся мокрый нос – совсем, совсем, проснулась?

- Ты и мертвого поднимаешь. Гулять хочешь, да?

Да, да! ГУЛЯТЬ!!!

Хорошо, что в доме только две женщины, можно выйти из комнаты, не прихорашиваясь.

Ира натянула халатик и поспешила наружу.

Пока радостная собака отдавала долг природе, девушка залюбовалась утром.

 Все-таки, свой дом, это супер!

Открыл дверь и сразу тебе зелень, свежий воздух, птички поют. И никаких соседей сверху, снизу или сбоку!

Ирина подозревала, что в доме, где она снимает жильё, этажом выше живет семейство трудолюбивых гномов, которые ведут исключительно ночной образ жизни. Впрочем, может быть, они и днем также активны, она-то днем на работе. Но по вечерам, часиков с одиннадцати и до двух, они через день затевают перестановку, а через другие «через день» - ремонт. Иногда разбавляя всё это игрой в мяч или соревнованиями по метанию ядра. Судя по доносящимся сверху звукам, разумеется.

А соседи слева два раза в неделю выясняли – «ты, куда опять все потратила? Я же только вчера дал сотню!» или кто должен выносить мусор, если оба весь день работают.

А у соседей справа был маленький ребенок, который часто по ночам тренировал легкие.

В общем, не сравнить!

Кроме яблочных бутербродов, на завтрак Ира решила сделать фриттату – просто, быстро, вкусно.

Под бдительным присмотром Ариши – вдруг, будет «первый блин», а она – тут, как тут, под рукой, сразу поможет спрятать неудачное блюдо! – Ирина занялась готовкой. Продукты – на любой вкус и самого высшего качества! Сразу видно, что хозяин любит покушать.

Поколебавшись, между фриттатой с лососем и классической, она решила начать с классики. Мало ли – вдруг, Светлана Дмитриевна не любит красную рыбу?

Девушка вспомнила гречневый обед, хихикнула.

Без десяти девять все было готово. Ира нашла поднос и  собралась идти в комнату к экономке, но споткнулась о доберманшу.  Невозможная Ариша сидела в дверном проёме с миской в зубах и выражением «морды лица»  –  месье, жё не манж па сис жюр.


Пришлось всё отставить, искать собачий корм и насыпать его в миску.

В контейнере с кормом лежал пластиковый стакан с делениями.

Хм, и сколько надо сыпать? Вроде, Светлана Дмитриевна говорила – один стакан. Такой маленький…

Ирина отмерила стакан, всыпала в миску, покосилась на размер едока и добавила еще полстакана.

Все равно, по сравнению с собакой, порция выглядела несерьезно. Не удивительно, что она все время хочет есть, ведь ее держат впроголодь! Девушка  решительно досыпала еще стакан и поставила миску на подставку перед обомлевшей от привалившего счастья Аришей.

       - Светлана Дмитриевна, доброе утро! Как спали?

- Доброе, Ирочка! Хорошо спала, спасибо! А ты? На новом месте жениха не загадывала?

Ирина смутилась, хорошо, что женщина отвлеклась на поднос и не заметила предательского румянца.

Всю ночь снился «охранник Витя», просто, наваждение какое-то! Он и его невозможная псина, которая ей все больше и больше нравится. Собака, разумеется, не хозяин. Но снились они от того, что она перед сном думала о Викторе и выгуливала его собаку, другой же причины и быть не может!

- Спасибо,  отлично выспалась. Кушайте, пока не остыло. Что вам – чай, кофе?

- Чай, не люблю я кофе, да и Витя его не очень жалует. Ой, а, что это такое красивое? И пахнет так аппетитно.

- Это фриттата, пробуйте, а я схожу за чаем.

На кухне обнаружилась, хлебающая воду Ариша.

Ира убрала миску, подтерла с пола брызги и налила ещё воды, так как  Ариша всё выпила.

И отнесла чай Светлане.

- Ирина, это божественно! Ты должна научить меня!

- Обязательно, - улыбнулась девушка. – Когда поправитесь. Вот, ваш чай.

- М-м! бутерброды тоже отменные. Я совершенно объелась, спасибо, все настолько вкусно, что невозможно оторваться! Ирина, а ты собаку накормила?

- Да, конечно.

- Спасибо, что не забыла.

- Мне Ариша сама напомнила, - девушка вспомнила «копилку» с миской в пасти и скорбным выражением морды.

- До обеда еще далеко, не все же время тебе на кухне торчать, - предложила  женщина. – Сзади дома есть бассейн, воду позавчера новую налили. Ещё можешь позагорать или в шезлонге полежать, если пожелаешь. В саду тень и очень приятно. А, хочешь – в зале есть домашний кинотеатр, неплохая коллекция фильмов и приличная фонотека.

- Спасибо, я посмотрю. Светлана Дмитриевна, что вы хотите на обед?

- Даже не знаю. Давай, на свое усмотрение? Кстати, я-то позавтракала, а ты?

- Посуду унесу и тоже поем, - улыбнулась Ирина.

- Нет, так не пойдет. Обедаем вместе! Или ты приносишь сюда и мое и свое, вон, есть стол, вполне удобно разместишься, и поедим в компании друг друга, или я встаю, и мы обедаем на кухне.

- Хорошо, я захвачу и свою порцию. Но, всё-таки, что бы вы хотели? Или, может быть, есть какие-то блюда или продукты, которые вы не любите или не можете есть?

- Ирочка, я абсолютно всеядна! Это Витя у нас гречку не переваривает в любом виде, а я с удовольствием ем все, что приготовлено с любовью.

- Вы не заскучаете, если я уйду?

- Нет, конечно! У меня здесь, посмотри, и телевизор, и книги, - Светлана Дмитриевна показала пульт, потрясла электронной книжкой, ткнула в ноутбук, - и интернет, если пожелаю. Если что, я позову.

- Дом большой, не докричаться, - покачала головой Ирина. – А, если, я на улицу уйду, то и вовсе не услышу. У вас же есть телефон? Вот, давайте, я свой номер вам продиктую. И, вместо того, чтобы напрягать голосовые связки, просто, наберите меня, и я сразу прибегу!

    На кухне возле пустой миски с водой сидела доберманша.

- Опять всё выпила?

Собака погремела миской, намекая, что надо ещё воды.

- Ты же лопнешь, деточка! – Ира с сомнением посмотрела на заметно округлившуюся собаку. – С чего это у тебя такая жажда? Ну, ладно, воды не жалко.

Налила полную посудину и доберманша тут же припала к живительной влаге, будто весь день не пила.

Пожав плечами – может быть, она всегда такой водохлеб, откуда ей знать? – Ирина вышла во двор. За домом, на самом деле, обнаружились большой сад и бассейн.

Девушка обошла весь участок – как же здорово! Наверное, Виктор нанимает людей следить за всем, иначе, откуда бы такая чистота и порядок?

Солнце припекало.

Почему бы, ей не искупаться и не позагорать? Правда, купальник она не захватила, но никого, кроме экономки в доме нет, забор высокий и глухой – хоть, голой ходи, никто не увидит.

 Водичка тё-е-о-плая! Просто, кайф!

Девушка поплавала и вылезла на нагретую плитку на краю бассейна.

И зачем ей Греция?

Что-то холодное ткнулось в спину.

- Ариша! Ты, как привидение! О… Что это с тобой?

Фигура собаки приближалась к форме шара.

Девушка подскочила и, как была в трусиках и лифчике, помчалась к экономке.

- Светлана Дмитриевна! Посмотрите, что это с собакой?!

- Ого, - женщина осмотрела коричневый дирижабль и покачала головой. – Ира, ты ей, сколько корма дала? Стакан?

- Да! Два… И еще немножко.

-Всё ясно.  Она воды много пила?

- Очень! Три полные миски выхлебала!

- Угу. В следующий раз насыпай ей только один стакан, хорошо?

- Хорошо. Но, что с ней сейчас-то?

- Сейчас? Обыкновенное обжорство. К вечеру пройдет, но на сегодня она – без ужина.

- Но, еды было совсем немного! – возмутилась Ирина. – Бедная собака все время голодная!

- Ирочка, корм – сухой. В желудке он набухает и увеличивается в размере в три-четыре раза! А она еще и воды напилась. Поверь, Аришу никто голодом не морит, а что всегда готова перекусить – так, для собак это нормально. Здоровая собака всегда непрочь поесть.

- Да? У меня никогда не было собаки, я и не знала. С ней, правда, все хорошо?

- Всё хорошо. Смотрю, ты купалась?

- Ой, да, простите, что в таком виде, - смутилась девушка. Я так испугалась, что  собаке плохо. Сейчас переоденусь, и займусь обедом.

 Ирина вернулась к бассейну, подобрала халат, и в это время затрещал звонок на воротах.

Вот же, и, что ей делать?

Девушка дернулась к дому – спросить у Светланы, потом – к воротам – посмотреть, кто пришел. Посёлок-то – охраняемый и, кто попало, здесь не бродит.

За воротами оказалась незнакомая девица со слишком ярким  макияжем.

- Спишь, что ли? – грубо спросила она, отодвинув Ирину и проходя во двор. – Полчаса звоню. Ты, кто такая?

- По-повар, - растерялась от такой бесцеремонности Ира. – А, вы, куда? Ви-Виктора Алексеевича нет дома.

- Подожду, - бросила девица.

- Его сегодня не будет! – Ирина ругала себя – и, зачем, открыла дверь? – Он в командировке, в Москве! Вернется в понедельник.

- Да? – девица на секунду остановилась, но потом зашагала дальше. – Ладно, тогда я выпью кофе и что-нибудь съем. Вызови мне такси, я свое уже отпустила.

- А, а вы – кто? – Ирина лихорадочно соображала – можно ли впускать девицу в дом?

Впрочем, та шла, будто имеет на это полное право.

- Я – невеста Виктора, - надменно сказала девица, - Тамара Аркадьевна. Поэтому, если не хочешь потерять место, пошевеливайся!

Р-р-р!!! – коричневый дирижабль выскочил на крыльцо.

На Аришу было страшно смотреть: она подняла на загривке шерсть, сморщила нос, демонстрируя отменно белые и острые зубы, и уставилась на пришелицу  немигающим взглядом, перекрывая входную дверь.

- Ай, убери собаку!!! Сколько можно просить, чтобы  её держали взаперти и на цепи! – девица попятилась.

- Не могу убрать, она меня не слушается! – лихо соврала Ирина. – Вы, лучше, уходите, а, то, вдруг – бросится? С ней только Виктор Алексеевич умеет справляться.

Ариша, с оскалом, шаг за шагом теснила незваную гостью, вынуждая ту отступать к воротам.

- А Светлана где? – девица пятилась, не сводя глаз с собаки. – Позови, пусть привяжет.

- А, Светлана Дмитриевна с сотрясением мозга в кровати лежит, не встает, - отрапортовала Ира. – Вам лучше уйти. Приходите, когда директор,  то есть, хозяин, дома будет. (3172)

- Обязательно! – девица искрилась злостью. – Я, уж,  позабочусь, чтобы тебя уволили! Как встретила будущую хозяйку!? И тебя, и собаку – в утиль.

Тамара достигла ворот, вышла и громко хлопнула створкой.

Ира спешно заперла замок и опустилась прямо на дорожку – во что это она опять вляпалась?

ГЛАВА 10.

 Светлана Дмитриевна сердито поджала губы:

- Нахалка! Второй раз является без приглашения!

- Она представилась невестой Виктора Алексеевича, и пригрозила увольнением, если я ее не впущу, - продолжила рассказ Ирина. – Спасибо Арише, она ее прогнала. Даже не знаю, что сделает директор, когда узнает, как мы обошлись с его невестой.

- Она ему такая же невеста, как я – балерина! – фыркнула женщина. – Некоторые думают, если мужик пару раз переспал, прошу прощения, то сразу женится.

- Пару раз? – растерялась Ира.

Нет, ханжой она не была и понимала, что молодой мужчина вряд ли живет монахом, но одно дело – понимать, и совсем другое – столкнуться с таким в реале.

- Он мне, сама понимаешь, не отчитывается, - ответила экономка. – Один раз привозил эту Тамару сюда – понадобился какой-то документ, вот и заехал по пути.  Не оставлять же девушку в машине? Завел в гостиную, попросил ее подождать минут десять, а меня – подать ей соку или что там девушка пожелает. Эта, звезда, зашла – глазки в пол.

«Да, Витя».

«Конечно, Витя».

«Как скажешь, Витя».

Но стоило Виктору подняться наверх, как сразу зашипела – собака мерзкая, она их терпеть не может, немедленно убрать. Минералка не той марки, какую она любит. Ты, как там тебя – домработница или горничная, впрочем, неважно - солнце бьет в глаза, штору задвинь!

Очень хотелось ее пристукнуть. Но, вернулся Виктор, и она сразу – ангел ангелом.

Ути-пути, какая собачка милая! Спасибо, Светлана Дмитриевна, вы очень любезны!  Витя тогда еще удивился, почему собака сторонится и ворчит.

 Ирина помассировала виски.

– Говорите, она уже приезжала, вот так, как сегодня?

- Да, с месяц назад или чуть больше. Витя тогда на все выходные отдыхать на Волгу уезжал и Аришу с собой забирал. Мы с Марией вдвоем тут оставались. Так, вот, явилась эта принцесса, Мария двери-то открыла,  но сказать ничего не успела – Тамара ее отодвинула и – в дом. Мы ей в два голоса – уехал хозяин, будет в понедельник, никаких на ее счет распоряжений не отдавал, поэтому, будьте любезны, покиньте территорию.  А она – чуть не бегом по комнатам. Мы – за ней. Виктора нет, собаки нет, вот, что нам было делать? Не за руки же ее хватать?

- Ничего себе! Она что-то говорила или, молчком, по комнатам бегала?

- Говорила, еще, как говорила! Мол,  она без пяти минут жена Вити, когда поженятся, все здесь переделает, заведет по-новому, а нас – в утиль. В утиль, да. Где, только, слово такое узнала, сейчас иначе говорят?

- Меня с Аришей тоже пообещала в утиль сдать, - хихикнула Ирина. – Видимо, других слов она не знает, словарный запас подкачал. И, что же, было дальше?

- А дальше я сказала, что звоню на пост, охране нашей, которая на въезде в поселок. И дамочка тут же собралась уезжать. Напоследок еще раз пообещала всем увольнение и что непременно пожалуется Виктору.

- Что Виктор Алексеевич сказал? Вы же рассказали ему о визите?

- Рассказала, и Мария подтвердила. Только, Витя усомнился, что всё так и было. Говорит, Тамара не могла себя так вести, он с ней, дескать, два месяца знаком, ни разу ничего подобного она не устраивала. Но, в любом случае, у него с ней нет ничего серьёзного, просто, хорошо проводят вместе время, поэтому, нам надо забыть эту историю. Больше он её сюда не привезет.

- Странные у вашего хозяина и моего директора предпочтения. Ну, да, ладно, это не наше дело. Пойду я, пожалуй, обед готовить.

- Кто знает, Ирочка? Если она на самом деле при нем глазки в пол, то он и не подозревает, какая она на самом деле. Может быть, я встану и посижу на кухне, пока ты готовишь? Скучно одной.

- Но, врач велел лежать! Давайте, я вам музыку поставлю. Вы, какую любите?

- Джо Дассена поставь, пожалуйста. Ох, какие у него все песни душевные!

Ирина оставила Светлану наслаждаться французским шансоном, а сама перешла на кухню. Еще раз прошлась по холодильникам – что бы сегодня приготовить?

Гороховый суп с копчеными ребрышками, отбивную с помидорами,  салат «Изумрудный цветок» и на десерт «пьяные» яблочки.

Пока руки делали, в голове крутились вопросы, предположения, версии и выводы. И на первом месте был, нет, не визит невесты, мнимой или настоящей. На первом месте был вопрос – как ей себя вести?  Когда директор вернется из командировки, он увидит  соседку по островному заключению. Ей оставаться Ириной – кухаркой или, все-таки, раскрыть карты? Место работы ей очень нравится, а возвращаться в уличное кафе совсем не хочется.

Вдруг, если мужчина узнает, что она – та, самая Ирина, с которой его пытался свести отец, он её сразу уволит?  Решит еще, что она сама за ним бегает или, что она причастна к островному заключению?

Нет, лучше, пусть всё остаётся, как есть, тем более что сейчас она и живет отдельно от родителей, и сама себя обеспечивает.

По крайней мере, до начала занятий у нее будет хорошая работа, а дальше… дальше – война план покажет!

Бизнес требовал время от времени появляться на разных мероприятиях, деловых и неформальных. Именно на них завязывались новые связи, появлялись интересные предложения и возможности.

Вот и на этот раз, после обсуждения перспектив и подписания нового контракта, новый партнер, Николай Крачинский,  предложил:

- У нас в воскресенье небольшой праздник, вы приглашены. Так, ничего серьёзного, будут только свои.

- Польщён, - отреагировал Виктор. – У торжества какой-то особенный повод? Дресс-код?

- Коктейльная вечеринка, темный костюм, галстук не обязателен.


- Непременно буду.

Итак, надежда, что он вернется домой утренним самолетом или ночным поездом, растаяла – придется задержаться в Москве еще на день. Ничего не поделаешь – связи важны для бизнеса.


        Дом Крачинского размером и оформлением походил на дворец. По-видимому, архитектор был большим поклонником стиля ампир – здание поражало количеством колонн, пилястров, лепных карнизов. Внутри ждала не меньшая пышность с претензией на великолепие: статуи под античность, бронза, большие зеркала, картины в тяжелых рамах,  потолки с лепниной, позолотой и резьбой, огромные хрустальные люстры.

Виктор даже растерялся, рассматривая обстановку. Ничего  себе – «по-простому, только для своих» - по дому перемещались не менее пятидесяти человек, и это не считая вышколенных лакеев. Или, все-таки, официантов?

- Впечатляет? – с довольным смешком обратился к гостю хозяин дома. – Позвольте представить – моя супруга, Ксения Сергеевна! Душа моего дома и моя душа, - Крачинский поцеловал пальчики невысокой, полноватой, такой, аппетитной и очень ухоженной женщины.

- Ксения Сергеевна! – Виктор, в свою очередь приложился к ручке хозяйки. Раз дом превращен в претензию на дворец, то ожидается, что гости станут вести себя, согласно ушедшей эпохе. – Я потрясен вашей красотой и вашим домом! Скажите, кто это все придумал?

- О, - потупилась женщина. – Наш дом – воплощение моей фантазии. Немного.

- Немного! – снисходительно фыркнул Крачинский. – Да здесь все, до последнего стула и мазка краски – твоя задумка, моя душенька!

- Вы сами все это придумали! – ахнул Виктор Алексеевич. – Право, не думал, что могу быть впечатлен еще больше!

Хозяйка благосклонно приняла все комплименты и попеняла мужу:

- Что же, ты, Николай, до сих пор не приглашал Виктора Алексеевича к нам? В наше время нелегко встретить такого воспитанного молодого человека, который еще, к тому же, прекрасно разбирается в архитектуре и умеет ценить красоту! Надеюсь, теперь вы будете у нас частым гостем?

Виктор рассыпался в благодарностях и уверениях, посетовав, что живет не в столице, но при каждом приезде в нерезиновую, будет счастлив  засвидетельствовать своё почтение.  

Крачинские провели Виктора через толпу гостей, подводя то к одним, то к другим, представляя его своим знакомым. Среди «своих» оказалось несколько очень известных имен: видных бизнесменов,  политиков и представителей шоу-бизнеса.

Услышав одну фамилию, Виктор дернулся, как от удара и пробежал глазами по комнате, мысленно выдохнул – престарелый кинопродюсер пришел без супруги. Заболела? Впрочем, его это не касается.

Улыбаясь и кивая на вежливые приветствия, Крез вышел в соседнюю комнату, потом, прошел еще дальше – где почти никого не было, и присел на один из вычурных диванчиков с ножками в виде львиных лап.

- Боже, кого я вижу! – голос Анастасии прозвучал, как удар грома. – Какие люди, и без охраны!

В красном коктейльном платье-бюстье с пышной юбкой, женщина выглядела великолепно. Впрочем, она всегда  так выглядела.


- Здравствуй, - сдержанно отреагировал Виктор, размышляя, уместно ли будет покинуть гостеприимный дом Крачинских прямо сейчас?

- Не вижу радости, - женщина жадно оглядела фигуру Креза, облизнула губы. – Вить, ты, чего, как неродной? Не ожидал увидеть?

- Не ожидал, - ответил мужчина и поднялся с дивана. -  И, ты права, не рад.

- Постой! – Анастасия ухватила его за рукав. – Не убегай. Мой где-то с хозяевами, нам никто не помешает.

- Ты о чем? – поднял брови Виктор, пытаясь стряхнуть цепкие пальчики.

- Ты все еще сердишься и за столько времени так и не понял, что я была права? – торопливо заговорила женщина, заглядывая ему в лицо. – Может быть, если бы ты не скрывал, что вполне состоятелен, я бы до сих пор была с тобой. Хотя, нет, не была бы, – женщина улыбнулась и провела ухоженным пальчиком с безупречным маникюром по груди бывшего любовника. – Ты – красавчик во всех отношениях, но не смог бы воплотить мою мечту.

- Показаться в кино третьим лебедем в пятом ряду? – зло фыркнул Виктор. – Это – твоя мечта? Ради этого ты растоптала мои чувства?

- Витя, ты всё такой же идеалист и романтик! Какие чувства? Мы просто вместе  спали, и нам было хорошо. Это физиология, милый! Что мешало нам, по-прежнему, спать и получать удовольствие? Мой папик ничего бы не узнал, а узнал бы, то потерпел: его орудие стреляет раз в два, а то и три месяца, а я – молода и мне этого мало!

Виктор брезгливо высвободил руку и отошел.

- Какая же ты! – в сердцах бросил он.

- Какая? – подорвалась женщина. – Ну, скажи! Какая? Не стала тебе лгать, предложила честные отношения – это тебе не понравилось? А, ты? Как, ты поступил со мной? Сказал, что гроша за душой не имеешь, водил в какие-то ужасные кафе, подарок  – цветы, а не ювелирка. Что, по-твоему, я должна была подумать? Извини, жить в хрущевке и всю жизнь тянуться от зарплаты до аванса – не по мне. Насмотрелась на родителей! Никанор предложил мне весь мир, обеспеченную жизнь, роли, да, не главные, но, тем не менее. Ты считаешь, я должна была выбрать тебя? Повторяю – сам виноват. Не врал бы, что ничего не имеешь – не потерял бы меня.

- Всё сказала? – холодно спросил мужчина. – Не рад был увидеться. Надеюсь, больше не встретимся.

- Витя, - с женщины тут же слетела вся спесь. – Постой, Витя! Нам же было хорошо вместе! Мы могли бы и дальше встречаться! Я скучаю по тебе, по твоим рукам, твоему дружку, моё тело хочет тебя!


Крез фыркнул.

- Это – твои проблемы, Настя. Отойди, а то, ненароком, ушибу.

И решительно покинул комнату, направившись на звуки музыки и гомон голосов.

И тут же ожил его сотовый.

Посмотрев на дисплей, Виктор тихо выругался – еще одна рыба-прилипала! Отключить телефон он не мог, могли быть важные звонки, в том числе, и из дома. А, не ответить – эта будет названивать каждые пять минут.

- Да? – резче, чем хотел, ответил мужчина.

- Витя! – защебетала трубка. – Куда ты пропал? Я приезжала к тебе, но твоя прислуга безобразно со мной обошлась! Ты обязан их наказать!

- Я в Москве, разве, тебе Светлана Дмитриевна не сказала? – рассердился мужчина.

- Не сказала, я ее не видела, - девушка на том конце провода нахохлилась и заговорила плаксивым голосом. – Там какая-то девка была, натравила на меня собаку!

- Я же просил, не приезжать без предварительного звонка! – возмутился Крез. – Еще в прошлый раз тебе все объяснил.

- Ты не брал трубку, а мне очень надо с тобой поговорить! – заныла девушка. – Я подумала, что ты дома, а телефон забыл в машине, поэтому поехала сама.

- Говори, - обреченно разрешил Виктор Алексеевич.

- Это не телефонный разговор, и он очень-очень важен для нас! Когда ты возвращаешься?

- Завтра.  Но, Тамара, мне некогда будет разговоры разговаривать. Я с самолета сразу поеду на работу. Говори сейчас или жди, когда будет свободное время, и я сам тебе позвоню.

Некоторое время из трубки доносилось сопение и вздохи.

- Ну? Молчишь, тогда  скажу я – давно собирался. Тамара, я, думаю, нам пора расстаться. Изначально мы встречались только ради секса, я не скрывал, что ничто другое меня от тебя не интересует. Прости, что по телефону. Приеду, поговорим по-нормальному.

- Не получится, - злорадно отозвалась девушка.

- Что –  не получится? Поговорить по-нормальному?

- Расстаться. Я – беременна. Именно об этом я и хотела с тобой поговорить.

**********************************

- Да, ну? Поздравляю! И кто счастливый отец?

- Ты.

- Тамара, ты меня за идиота держишь? – Виктор даже улыбнулся. – У нас с тобой ни разу –  ни разу, понимаешь? – не было секса без защиты.

- Ты собираешься бросить меня с ребёнком??!

- Ты, чем слушаешь? Ребенок, если он существует, не может быть моим. Впрочем, ты права – это не телефонный разговор. Вернусь завтра, раньше трех мне не звони.

Упавшее ниже плинтуса после встречи с Анастасией настроение несколько приподнялось – надо же, какая, все-таки, Тамара дурочка!

Они встречались уже почти полгода,  и Виктор сразу расставил все точки над и – только секс. Никакой романтики, никаких отношений, никакого будущего. И, разумеется, никаких детей, за этим он следил особенно тщательно.

Какой-то мизерный процент вероятности, что женщина забеременеет, если партнер предохраняется презервативом, был, но на этот счет есть ДНК-тесты.

Поначалу Томочке всё нравилось и устраивало: Виктор не скупился на подарки, подкидывал и деньги. Но постепенно она становилась навязчива и настойчива, явно планируя перевести их отношения  на новый уровень.  

Он удивился, когда Светлана Дмитриевна и Мария Васильевна рассказали о безобразном поведении девушки у него дома. Все-таки, он был уверен, что свою позицию относительно их отношений донёс до Томы предельно ясно.  В течение некоторого времени он стал присматривать за Тамарой и обнаружил, что, да – у нее появились собственнические замашки, она пытается им манипулировать, пока осторожно и не наглея, но, лиха беда – начало! Тем более, выяснилось, что за его спиной она представляется невестой Виктора Креза. Это явилось последней каплей -  пора  расставаться, хотя, в постели девушка его полностью устраивала.

Собирался ей позвонить, назначить встречу и, дав щедрое «выходное пособие» предложить расстаться.

Не успел.

Нервы, конечно, она ему может потрепать, только, ничего не выйдет – мадам Крез Тамаре не стать никогда!

Разумеется, если окажется, что ребенок существует и Виктор приходится ему отцом, то он от него не откажется.  И здесь могут быть варианты. Предпочтительный – он забирает его у матери, растит сам. Ну, как, сам – бабушка поможет и няни. Вариант второй – покупает Тамаре с ребенком жильё, помогает материально, обеспечивая всем в течение трех лет, а потом, будет давать деньги только на ребенка. Этот вариант ему нравится намного меньше и не потому, что денег жалко. Дело в том, что он не уверен, что Тамара способна правильно воспитать малыша.

Ладно, что сейчас гадать? Война план покажет.

- Виктор, куда же вы пропали? – из-за поворота коридора выплыла хозяйка особняка, госпожа Крачинская.

- Любовался вашим домом, - немедленно отреагировал мужчина. – Это невероятно! У меня такое чувство, что я оказался в Париже, в эпоху Наполеона. Того и гляди, он сам зайдет в эту комнату. У вас получилось воссоздать  даже дух того времени, я не могу прийти в себя от восхищения.

Если Виктор и кривил душой, то немного – дом на самом деле был великолепен и внутри, и снаружи. Другой вопрос, что ему самому не нравится такое обилие позолоты, подчеркнутой роскоши и вычурности, но никто же не заставляет устраивать такое в его собственном доме.

- Ах, Виктор, вы меня совсем засмущали! Пойдемте, пойдемте к гостям! – потянула его донельзя довольная Ксения Сергеевна.

- К моему огромному сожалению, мне только что позвонили. Увы, мне придется покинуть ваш замечательный дом и лишиться приятного общества, - с огорчением в голосе проговорил Виктор Алексеевич. – Если поспешу, то успею на поезд.


-  Что-то случилось? – встревожилась хозяйка. – Нужна помощь?

- Нет, ничего серьёзного, но мое присутствие необходимо.  Спасибо,  помощи не надо, - мужчина поцеловал руку Ксении Сергеевны. – Благодарю за чудесный вечер!

        Он успел на поезд за полчаса до его оправления. Самолет был бы быстрее – два часа и на месте, а так, придется трястись 16 часов. Но в это время рейсов уже не было, а оставаться в Москве до утра, мужчина не захотел.

У него дома собака!

И Светлана Дмитриевна.

А еще – девчонка-повариха, которая, почему-то, никак не идет у него из головы.

***

Тамара со злостью посмотрела на отключившийся телефон.

 Сбросил звонок! Вот, же, скотина!  Решил, что от нее так легко отделаться? Ну, уж, нет, не для этого она прикидывалась овцой и подстраивалась под все пожелания мужчины!

 Уже в девятом классе Тамара уяснила – деньги решают всё. А, что не могут решить деньги, решают очень большие деньги.

Внешностью её природа не обделила, главное, суметь ею выгодно распорядиться.  И Тома крутилась, правда, первые два раза оказались не очень удачными – вместо акулы на её крючок попались, сначала пескарь-недомерок, иными словами – жалкий студент без гроша за душой. А потом – ничего, так, сомик, но у него, кроме пивного брюшка обнаружилась  жена и двое спиногрызов. А, потом, оказалось, что семейным кошельком распоряжается именно жена и любовнице ничего не светит.

И, вот – повезло! Молодой, богатый, щедрый, без жены и детей. И красивый!

Когда Виктор  вещал про свободные отношения и что ей не стоит мечтать о чем-то большем, чем регулярный здоровый секс, она заранее была на все согласна. Главное – зацепиться, а там она постепенно повернет все в свою пользу.

Почти полгода вместе, но мужчина что-то не торопится дарить колечко и вставать перед ней на одно колено. А она же старается, изо всех сил старается соответствовать его желаниям! Угождает, со всем соглашается, пытается стать не только удобной, но и незаменимой. Время идет, на пятки наступают такие же красивые, но более молодые, того и гляди – уведут перспективного мужика! Пора брать инициативу в свои руки.

Тамара потянулась за записной книжкой, перелистнула несколько листков и удовлетворенно вздохнула – вот, он!

Пару месяцев назад, когда Виктор был в душе, ему звонила мама. Тамара увидела надпись на дисплее и, сама не зная для чего, быстренько переписала номер себе в книжечку. И, вот – пригодился!

- Алло!

- Здравствуйте, - в голос дрожи и неуверенности.

- Здравствуйте. Кто это?

- Я – Тамара. Простите, что беспокою, но, я… но, мы… но, у меня…

- Не знаю никакой Тамары, - отрезала Таисия Сергеевна.

- Подождите! – всполошилась Тома. – Я – девушка вашего сына, Виктора!

- Девушка Виктора? – опешила Таисия. – И, давно вы встречаетесь?

- Полгода.

- Полгода? Но, Витя ничего о вас не рассказывал!

- Он не хотел раньше времени торопить события, - пояснила Тамара.

- Тогда, зачем вы их торопите? Виктор не в курсе звонка, верно? Кстати, откуда у вас мой номер?

- Виктор дал, - лихо соврала Тамара. – И, да, вы правы – Витя не знает, что я вам звоню.  Но мне очень надо с вами поговорить.  Мы могли бы встретиться?

- Встретиться? Где?

- Не знаю, где вам удобнее. Какое-нибудь кафе.

Тамара, конечно, хотела бы попасть в дом к потенциальной свекрови, но на это надежды было мало.

- Хорошо. Я сохраню номер и перезвоню, когда буду готова назвать время и место.

Тамара выдохнула – расчет пока ее не подводил – мама Виктора клюнула.

Теперь, ей надо хорошо подготовиться и произвести на родительницу самое благоприятное впечатление.

Между тем, Таисия размышляла. Мог ли сын скрывать наличие девушки от них с отцом? Мог. Но, если они на самом деле встречаются, то за полгода он ее наверняка хоть раз, да приводил к себе.

Потянулась за телефоном и набрала номер.

- Светлана Дмитриевна! Доброго вечера!

- Здравствуйте, Таисия Сергеевна. Виктору Алексеевичу не можете дозвониться? Он…

- Нет, я не к Вите, я с вами хотела поговорить.

- Что-то случилось? – встревожилась экономка.

- Нет, ничего не случилось. Скажите, вам знакома девушка по имени Тамара?

- Тамара? Конечно. Она была у нас, с Виктором Алексеевичем и пару раз заходила без него.

- То есть, ее приводил в дом мой сын?

- Да.

- Хорошо, спасибо.

Получается, девушка не соврала. Во всяком случае, то, что Витя с ней знаком – правда.  Что ж, надо встретиться, посмотреть на девушку и узнать, зачем она звонила.

Целый час Тамара не находила себе места – получится или нет?

Наконец, Таисия Сергеевна перезвонила.

- В два, в кафе «Ветерок», на Арбате, угол Горького. Как ты выглядишь, во что ты будешь одета, как я тебя узнаю?

- Я? - Тамара оглянулась на приготовленный наряд. – Белый сарафан по колено, на лямках. У меня темные волосы, стижка боб каре.

- Хорошо, не будем играть в шпионские игры, приносить розу или держать журнал не обязательно. В крайнем случае, я наберу твой номер.

Таисия удовлетворенно кивнула и обратилась к шоферу:

- Игорь, когда подъедем, пойдешь со мной. Не знаю, что за девица, не хочу оставаться с ней наедине.

- Конечно, как скажете, Таисия Сергеевна, - отозвался мужчина. – Может быть, Алексею Николаевичу позвонить, поставить в известность?

- Да, ты, что? Нет, расстраивать и волновать Алексея Николаевича мы не будем, - решительно отрезала Таисия. – Он и так весь извелся. Поехали, я хочу быть на месте раньше девушки.

Обычное уличное кафе, столики под легким навесом, через пешеходную дорожку  – еще одно, такое же.

Таисия осмотрелась и направилась к  кафе напротив, выбрала столик у края навеса. «Ветерок» отсюда прекрасно просматривался, хотя, конечно, снующие по проспекту люди, временами, частично перекрывали обзор.

- Игорь, закажи что-нибудь, - попросила Таисия Сергеевна.

- Что вы хотели бы?

- Что у них тут может быть нормального? – женщина пожала плечами. – Воды минеральной, охлажденной. И, себе тоже возьми что-то.

Высокая девушка со стрижкой каре и в белом сарафане появилась за пять минут до назначенного времени. Подошла к «Ветерку», осмотрела уже сидящих посетителей, оглянулась на улицу и вошла под навес.   Через минуту девушка села за один из свободных столиков.

Таисия удовлетворенно кивнула – во-первых, девушка хорошенькая, такая, вполне могла понравиться ее сыну. Во-вторых, одета скромно, макияж не вызывающий. И, в-третьих, она пришла одна. Что ж, пора выходить из тени.

- Тамара? – возле столика стояла красивая женщина.

- Да. А вы…

- Мама Вити, - представилась женщина. – Это, Игорь, мой шофер. Приглашаешь присесть?

- Да, конечно! – Тамара немного растерялась. – Садитесь!

Вот так, готовилась, представляла, а, как дело дошло – растерялась.

- Итак, что ты хотела мне рассказать?

Тамара покосилась на мужчину, с интересом рассматривающего фонарики под потолком навеса.

- У Игоря очень плохая память, - объяснила мама Виктора. – Всё, что он услышит, он немедленно забудет.  Можешь говорить, не стесняясь.

- Мы с Виктором встречаемся, - решилась начать разговор девушка. – Полгода.

Таисия Сергеевна спокойно смотрела, ожидая продолжения и никак не комментируя.

- Я… Я его люблю. Очень! И мы всегда были осторожны, но что-то пошло не так, и теперь я - беременна, - Тамара покосилась на мужчину и тут же перевела взгляд на мать Виктора, ожидая увидеть реакцию.

Шофер Игорь никакой реакции не продемонстрировал, а Таисия Сергеевна слегка приподняла брови, но промолчала.

- Я сказала Виктору, но он странно отреагировал. Заявил, что мы должны расстаться. Но, ведь… как же так?

- И зачем ты все это рассказываешь мне? – поинтересовалась женщина. – Виктор вполне взрослый и в состоянии сам решать.

- Ну, - помялась девушка. – Это же ваш внук. Я думала, что вы должны знать о его существовании.

Таисия откинулась на стуле и с интересом посмотрела на девушку - интриганка, но не очень умелая. Из, так сказать, начинающих.

- Милая, откуда мне знать, что ребенок существует и, если да – что это мой внук? Потом, если ответ на оба вопроса – да, то, что ты хочешь от меня? Я правильно поняла – Виктор не горит желанием вести тебя в ЗАГС?

Тамара кивнула головой и промокнула уголок глаза платочком.

- Но я, если бы, даже, этого хотела, отвести тебя в ЗАГС не могу – мы одного пола и я уже замужем, - Таисия наблюдала за сменой эмоций  на лице девушки, по мере того, как до нее доходит смысл ответа. – Ты обратилась не по адресу, милая. Все эти вопросы тебе надлежит решать непосредственно с Виктором.

- Почему, вы мне не верите? – девушка еще раз приложила платочек. – Я ни с кем не была, только с вашим сыном! Ребенок Виктора.

- Очень хорошо, - спокойно ответила мать. – Звони Виктору, договаривайся о встрече и разговаривай.

- А, вы? Вы не можете мне помочь? -  разговор шел совсем не так, как она себе представляла.

Потенциальная бабушка вовсе не пришла в восторг от этой перспективы. Можно сказать, она осталась равнодушной. А Тамара навоображала, что, услышав о ребенке, мать тут же заберет девушку к себе домой, устроит сыну головомойку и следующий месяц Тома проведет, выбирая платье для свадьбы.

- Я? Даже, не знаю, - Таисия подумала и просияла. – Я могу договориться, чтобы тебя посмотрел лучший гинеколог, который есть в этом городе.

- Гинеколог? – растерялась девушка. – Зачем?

- Как, зачем? Чтобы убедиться, что беременность протекает нормально. Да, я прямо сейчас и позвоню!

- Вы мне не верите! – обиделась Тамара. – Думаете, что я вру, и никакого ребенка нет?

- Попасть на прием к Орскому очень непросто, - продолжала Таисия Сергеевна, будто не слыша. – К нему очередь на месяцы, но по старой дружбе, он пойдет мне навстречу. Так, что – я звоню?

- Не надо, - Тамара встала, поправила лямку сарафана, взяла сумочку. – Сожалею, что обратилась к вам. Если не решусь на аборт, то, когда ребенок родится, я подам на вашего сына в суд.

- В суд? Но, на каком основании? Вы оба – совершеннолетние, взрослые люди, секс у вас был, насколько я понимаю, по обоюдному согласию.

- На определение отцовства и алименты, - гордо ответила Тома. – До свидания!

Девушка ушла, почти убежала.

Таисия некоторое время сидела, потом встала и попросила шофера:

- Игорь, я пройдусь до консерватории, подъезжай туда, хорошо?

- Конечно, Таисия Сергеевна!

Женщина шла и размышляла.

Девочка – глупенькая, но хваткая. Интересно, откуда Витя её выкопал? Процентов на девяносто с хвостиком – никакого ребёнка нет, Тамара пыталась, что называется, взять на понт. Надеялась, что богатый мужчина сразу поведет её регистрироваться, а, потом, потеряет бдительность, и девушка, на самом деле, забеременеет? Или, если быстро залететь не получится, устроит себе «выкидыш»?

Тогда, обращение к матери – это один из способов надавить на несговорчивого любовника?

Пожалуй, она не станет рассказывать о знакомстве и разговоре ни Алексею ни, тем более, Виктору. 

Если ребенок есть на самом деле и он от Вити, то сын его не оставит, она уверена. Но, чтобы помогать своему внебрачному ребенку, совсем не обязательно жениться на его матери. Не старые времена, сейчас никого не волнует, что ребенок рожден вне брака.

Внимание привлек ювелирный магазин «Кристалл». Уж, чего-чего, а украшений у нее хватало, да и не по таким местам приобретенных, но, для поднятия настроения этот ювелирный вполне годится. Покупать она ничего не будет, что тут можно выбрать? Но посмотреть – посмотрит.

ГЛАВА 11.

.В СВ Виктор оказался один. Это и к лучшему, не было у него моральных сил на разговоры.

Просто, завалился на полку и прикрыл глаза. Под мерный перестук колес хорошо думалось.

Мысли прыгали с Анастасии на Тамару, почему-то, все время сворачивая на кухарку Ирину.

Встреча с Настей и глупый наезд Тамары несколько выбили из колеи.

Анастасия, как всегда, выглядела ошеломительно. Эффектная женщина, знает себе цену.

В своё время, он втюрился в неё, как дурак. По уши.  За одну  улыбку готов был продаться со всеми потрохами, бросить к ее ногам полмира. Что его тогда остановило, почему он решил не раскрывать свое материальное положение? Наверное, сквозь щенячий восторг пробилась интуиция, жаль, что ее хватило только на это.

Он заметил ее сразу, она, как потом выяснилось – тоже обратила внимание. И, пока Виктор раздумывал, как подойти и познакомиться, Настя даром времени не теряла.

Она подошла через три дня. Первая.

- Привет! Правда, что твоя фамилия – Крез?

- Ну, да. Здравствуй! – выдохнул Витя, немного удивившись, причем тут его фамилия?

- Круто! Не хочешь угостить девушку мороженым?

Он хотел. И мороженым, и всем, что она пожелает.

С Настей было легко и, в тоже время, сложно. Сложно, потому что она не скрывала своего восхищения роскошной жизнью, вслух мечтала, что, когда у нее будут деньги, она  поедет туда-то и сюда-то, купит вот это и еще то. А Виктор маялся, не зная, то ли, признаться и сразу повезти ее, куда девушка мечтает и купить все, что она хочет, то ли, сначала подождать заветных «я тебя люблю?»

Очень переживал, что соврал, сказав, что живет в двушке в Заводском с родителями и двумя младшими братьями. Зачем выдумал – и сам не знает, но, слово вылетело, приходилось подстраиваться. Дошло до того, что он свой гардероб пополнил вещами, купленными на Привокзальном рынке.

Анастасия жила одна в съемной однокомнатной квартире, работала флористом в цветочном магазине 2\2 и выходные дни проводила, тусуясь  в популярных у студентов местах, где они и познакомились. Она мечтала о красивой жизни, о ролях в кино.

- В кино надо снимать только красавиц! – уверенно говорила девушка. – Какая радость смотреть на старух и уродок?  Скажи: я – красивая?

- Очень, - искренне отвечал Виктор.

- Вот! – Настя поднимала вверх пальчик с безупречным маникюром. – Мне надо в Москву, в театральное. Только, без блата, туда не поступишь. У всех режиссеров есть родственницы, а набор не резиновый. Как ты думаешь, если я нагло припрусь в театр к Табакову и попрошу меня принять, как землячку – прокатит?

- Не уверен.

- Да, это вилами на воде писано, - грустно соглашалась Анастасия.

Она  стала его первой женщиной, правда, он у нее был не первый, но это Виктора совершенно не волновало.

- Витька, ты ископаемое какое-то! Тебе двадцать, и ты до сих пор был девственник! С ума сойти. Почему?

- Не хотел размениваться на мелочи, ждал любовь, - смущенно ответил парень.

- И, как? Нашел?

- Нашел.

- Повезло. Она богата? А я, вот, ещё в поиске.

И Виктор прикусил язык, сдержав рвущиеся слова.

Не один раз он почти готов был признаться, что, стоит ей только пожелать – у нее будет всё, но каждый раз Настя со вздохом или смехом говорила, мол, клёвый ты парень, Витька! Вот, если бы твоё финансовое положение соответствовало твоей фамилии, никуда бы она тебя не отпустила.  Или, хотя бы, у тебя  свои люди были бы при Щуке или Щепке. А, так, какая мне от тебя польза, кроме качественного секса?

- Я тебе совсем не нравлюсь? – спрашивал парень.

- Почему? Очень нравишься, мне с тобой хорошо. Но, сам посуди – у тебя ни квартиры, ни машины, зато два младших брата. То есть, родительская квартира тоже не светит. У меня – мать в Аткарске в старом домике на две комнаты, да сестра. Тот домик и на одного мал, а на троих вообще, не делится. Что за жизнь будет?

- Заработаем! Насть, да, я, ради тебя, - Виктор даже задыхался от волнения и чувств.

- Нет,  сначала копить на квартиру, потом – на мебель, потом – на машину – так и вся жизнь пройдет. Не хочу – потом, хочу – всё и сейчас. Пока я молода и красива, надо пользоваться. Вот, найду какого-нибудь толстосума, влюблю его в себя,  и буду вся в шоколаде.  Мир посмотрю, в кино обязательно снимусь. Пусть, все наши, в Аткарске, увидят меня на экране и от зависти лопнут!

- Какого толстосума? – опешил парень от откровений подруги. – А я?

- А ты, - Настя чмокнула Виктора в губы, – останешься моим любовником. В постели ты – ас, даром, что не было опыта. Самородок, можно сказать.

- Любовником? – слово обдало, как холодной водой в жаркий день.

- Ну, да. Должна же у девушки быть отдушина? Если, у меня получится перебраться в Москву, я и тебя туда перетащу. Будешь моим… ммм… телохранителем! – и Настя звонко рассмеялась.

Но Виктор не оставлял надежды, что однажды Настя поймет, что любит его, признается и согласится на рай в шалаше. И, вот тогда он и раскроется. Как же они будут счастливы!

Так прошёл год, отец выделил ему денег на собственный бизнес, и парень с головой ушел в работу. Ещё и пятый курс, преддипломная практика, сам диплом – на всё требовалось время, а в сутках, по-прежнему, было только двадцать четыре часа.   Встречи стали реже, еще и Настя часто отговаривалась занятостью.  А однажды, он позвонил и услышал:

- Витя, не звони мне больше, я выхожу замуж.

Потом, узнал, что Анастасия Торашева  стала законной супругой одного из известных и весьма немолодых продюсеров. Как ей это удалось, осталось тайной.


Встретились они случайно, через два года, на одном из московских приёмов. Анастасия удивилась, увидев брошенного любовника,  и страшно разозлилась на него, когда узнала, что Виктор не настолько беден, как выглядел.

М-да, неприятные воспоминания. Очень он тяжело всё перенёс, никак не мог понять – получается, его самого, Виктора Креза, нельзя полюбить? Он, сам по себе, на взаимную любовь не может рассчитывать? Его рассматривают только, как доступ к кошельку? Что ж, Настя, спасибо за урок.

После неё, он ни одну девушку к сердцу не подпускал, предпочитая платить и забывать. И всегда пользовался презервативами, даже если девушка утверждала, что пьет таблетки.

Все женщины, большинство женщин – алчны и корыстны. Им не нужна любовь, их интересует только размер банковского счета.

Как говорится – «Я ищу доброго, внимательного и любящего мужчину. И совершенно неважно, какого цвета  его «Бентли».

Больше Виктор на удочку не попадется!


                  Тамара. Тамара была, что называется, для здоровья. Причем, он сразу ей об этом сообщил – никакой черемухи и конфет-букетов, никакой романтики и Мендельсона! Только секс.

Девушка согласилась, заявив, что сама не хочет замуж, хочет пожить для себя.  Нет, конечно, он и конфеты приносил, и цветами  баловал.  Водил в рестораны, дарил подарки, а, иногда, и деньги. Но ни слова о чувствах или перспективах. Они вместе, пока это удобно ему и хочется ей.

И, вот, пожалуйста! И эта – туда же!

Ребёнок? Не от него, это точно. Кроме того, что он всегда пользовался презервативами, он их сам покупал и сам приносил.  Она, даже, как в кино бывает, их бы заранее иголкой проколоть не смогла, тем более, после процесса, он использованный забирал и сам выбрасывал.

Научился, опираясь на печальный опыт знакомых, слава богу, не свой.

Трудно предсказать, что предпримет Томочка, неожиданно решившая, что может ставить ему условия. Впрочем, он со всем разберется.

Ирина.

Чёрт. Вот, девушка, которую он смог бы, наверное, полюбить. Искренняя, такая вся – естественная, открытая. Вредная – в меру. Весёлая и храбрая. Такая не унизится до шантажа, не станет пресмыкаться за деньги. Если она полюбит, то от всего сердца и всей душой. И к ней привязалась Аришка. Расположение собаки  многое показывает. Ариша, вообще, у него настоящий индикатор. Сколько раз замечал – если собака с приязнью относится к новому человеку, ему потом с ним и работается легко и общаться приятно. А все те, на кого доберманша бурчала, контакта с кем избегала – все, как один, рано или поздно доставляли Виктору неприятности.

Кухарка Иришка и добермашка Аришка!

Мужчина прикрыл глаза, вызывая в воспоминаниях образ девушки.

Да, очень хорошенькая и вся такая правильная.

Интересно, где она выросла, где училась? Кто ее родители? Что ее интересует?

Конечно, они не слишком много разговаривали на отвлеченные темы, когда были на острове, но он успел понять, что Ирина – точно, не охотница за кошельком. Это – еще один плюс в ее сторону.

Сможет ли она поддержать разговор, например,  о сонетах Шекспира или, например, обсуждать картины Ван Гога, фильмы Тарковского или обстановку в ЦАР? Не то, чтобы он и сам был большой знаток, но руку держал на пульсе и в терминах не плавал. Он часто бывает на  приёмах, деловых завтраках и торжествах,  и видел, насколько разными оказывались девушки, сопровождавшие  влиятельных  мужчин. За некоторых девушек их кавалерам было откровенно стыдно. 

Виктор вспомнил,  как потрясающе красивая  спутница владельца холдинга АгроВолга Крашинского сначала поведала, что закончила музыкальную школу с отличием. А потом, на вопрос, с умыслом заданный ей женой одного из директоров КрамсБанка – «кто написал Полонез Огинского?»– захлопала ресничками и выдала:

- Ах, не помню, ведь, я теперь так далека от этого!

Виктор неизменно приходил один и, неизменно, отшучивался на вопросы. Мол, жду королеву. Мужчины, понимающе улыбались и одобряли, женщины скептически поджимали губы.  Можно быть уверенным – когда он появится с девушкой, её рассмотрят под микроскопом и разберут на составные.

Светлана по телефону каждый день отчитывалась, так что, он был в курсе, что, не считая визита Тамары, дома все было благополучно. Все сыты, наиграны и довольны жизнью.

Жаль, поезд приходит почти в час дня, Ирина с утра будет уже в офисе. Он так и не увидит её в своем доме.

Уже засыпая, мужчина напомнил себе, что к обещанным деньгам, надо кухарке добавить ещё и премию.

Остальное время прошло без сюрпризов.

Ирина немного нервничала, ожидая возвращения директора, представляя, как он отреагирует, узнав ее, что скажет, и что ей говорить самой.

От нервов, чтобы занять чем-то руки, наготовила на два дня вперед – и завтраки, и обеды с ужинами. Разложила готовое по контейнерам, надписала на стикерах, что – где и налепила бумажки на крышки.

Обалдевшая от свалившегося счастья Ариша, не отходила от девушки  ни на шаг – Ирина только сегодня с ней поиграть ходила уже раз пять, не меньше.

Светлане Дмитриевне стало лучше, голова больше не кружилась, и женщина отважилась выйти на улицу.

Светлана лежала в шезлонге и наблюдала за кухаркой, кидающей пуллер собаке. Как ни странно, счастливой выглядела не только доберманша.  У Ирины раскраснелись щеки, она смеялась и весело разговаривала с собакой, будто, та ей отвечала.

Женщина вздохнула – какая девочка! Где, только, Витя её нашел, сокровище такое? Неужели, не разглядел, неужели,   упустит?


Но, не подскажешь же – Виктор очень болезненно реагировал на всё, что касалось его личной жизни. Никого не пускал, ни с кем не делился. Остаётся надеяться, что сам догадается и начнет ухаживать.

           К вечеру приехал Сергей Николаевич. Отдуваясь и вытирая мокрую шею платком, он посетовал:

- Директор наш задерживается, сегодня не успевает попасть, так что, Ирина Александровна, собирайтесь, отвезу вас домой. Завтра – новая рабочая неделя. Или, останетесь тут до утра, забрать вас отсюда перед работой? Уф, до чего же жарко, хоть из машины не выходи!

Удивительно, но остаться хотелось. В доме «охранника Вити» было так спокойно и комфортно! Но, на самом деле – завтра на работу. Потом, как говорила бабушка,  «нечего морду баловать, а то треснет». Пожила белым человеком, понежилась на удобной кровати – и хватит.  Надо возвращаться в самостоятельную жизнь, в свою съемную квартиру, иначе, можно так разбаловаться, что захочется плюнуть на принципы и вернуться домой.

- Нет, мне надо… Дела есть, - промямлила Ирина. – Домой! - твердо закончила она.

- Я отвезу. Вот, деньги, - зам протянул конверт. – Собирайтесь, подожду в машине.

- Светлана Дмитриевна, - обратилась девушка. – Я, там, в холодильнике, расставила еду на сегодня, завтра и, частично, на послезавтра. Все подписано.

- Спасибо, Ирочка! – растрогалась женщина. – У тебя золотые руки и золотое сердечко! Очень была рада с тобой познакомиться и жалею, что о себе ты почти ничего не рассказала. Надеюсь, мы с тобой еще не раз увидимся!

- Может быть, - смутилась девушка. – Что, там, рассказывать-то? Родилась, училась, работаю.

Ариша, как-то догадавшись, что девушка уезжает, села поперек двери и всем видом показывала – «не выпущу или бери меня с собой!»

- Аришка, - Ира потрепала доберманшу по голове. – Мне домой пора. Что поделаешь – у всех свои обязанности.

Собака прижалась, ткнувшись лбом в ноги, оставив на виду только торчащие уши, и отчаянно завиляла хвостиком, тесня девушку назад в комнату.

- Ах ты, хитрюга! – рассмеялась Ира. – Нет, так не пойдет! Мне надо уезжать, и скоро твой хозяин вернется. Не скучай! Ариша, иди на место! На место!

Собака скорбно вздохнула и побрела на свою лежанку,  повесив голову и опустив хвост.

Нет, это совершенно невозможно!

Ирина глядела на печальную доберманшу,  всем своим видом выражавшую глубокое огорчение от несправедливости мира, и чувствовала себя предательницей.

Прав был Сент-Экзюпери – «мы в ответе за тех, кого приручили». Только, тут еще вопрос, кто кого приручил, она и сама с грустью расстается с коричневой умницей.

Ирина тряхнула головой и решительно вышла на улицу.

По дороге домой, она вспомнила, что ничего готового из еды  у нее нет, а поужинать «наперед» в доме директора она не догадалась.

- Сергей Николаевич, - попросила она, - остановите, пожалуйста, возле «Грозди». Да, здесь. Куплю продуктов и дальше сама дойду, тут два шага. Спасибо, что довезли!

- Не за что, - добродушно ответил зам. – Вам спасибо, что выручили.

Не спеша, Ирина прошлась по залу магазина, есть, совершенно не хотелось. Но надо же что-то купить! Девушка бросила в корзину четыре йогурта, нарезной батон, повертела банку «Нутэллы» и отставила – дорого, лучше, купить сгущенки и сварить ее, будет почти какая же «мазилка». Добавила к продуктам пачку творога,  сгущенку и прошла на кассу.

Так, задумавшись, она дошагала до своего двора и ойкнула от неожиданности, когда из машины, мимо которой она проходила, вышел отец.

- И, где, позволительно спросить, моя дочь провела выходные? – отец был сердит.

- Здравствуй, папа, - машинально ответила Ирина. – И, давно ты тут… караулишь?

- Достаточно, чтобы знать, что ты ночевала где-то в другом месте, - об отца можно было спички зажигать. – Так и будем стоять посреди двора? Веди, показывай свои хоромы.

Ирине ничего не оставалось, как отправиться в подъезд.

- Боже, и ты здесь живешь? – ужаснулся родитель, осмотрев скромную обстановку. – Ирка, кончай дурить, возвращайся домой! Мать все глаза выплакала, пожалей, хоть её!

- У меня всё в порядке, папа! Я – уже взрослая и хочу сама строить свою жизнь.

- Ира, о чём ты говоришь? – возмутился отец. – Ладно, поиграла в самостоятельность, мы прониклись, поверили и приняли к сведению. Но, надо же и меру знать! Август на исходе, тебе на учебу скоро. Твой работодатель в курсе, что ты – студентка  очного обучения? Когда начнется учебный год, сможешь совмещать работу и учёбу? Ведь, у тебя – пятый курс, диплом на носу!

- Я всё смогу, - упрямо подняла выше подбородок девушка. – Ты совершенно правильно заметил, что, пока я живу в твоем доме и на твои деньги, я не могу считаться самостоятельной. Но в двадцать один унизительно просить у родителей на проезд и колготки, я попробовала – у меня получилось. И, ничего, что зарплата не самая большая, все с чего-то начинали.

- Упрямая. Хорошо, даю тебе еще неделю, а потом – домой и без разговоров! И – ночевать – здесь! Ринат за тобой присмотрит.

- Папа!!!

- Не «папай», нам с матерью так спокойнее будет! Родишь своего ребенка, посмотрю, как запоешь. Помни – неделя!

Отец еще раз, с неодобрением, осмотрел квартиру, вздохнул, поцеловал дочь и вышел.

Ирина, расстроено стукнула кулачком по столу – ну, что за жизнь, а? И, что она скажет на работе через неделю?


Домой возвращаться совсем не хотелось. Нет, повидать маму и брата она не отказалась бы, но опять становиться мапиной дочкой, после того, как она вкусила самостоятельности? Ни за что!

Значит, надо опять что-то придумывать и, в первую очередь, уладить вопрос совмещения работы с учебой. Терять такое место очень не хотелось, но, как поступить, она, пока, не знала.

А, еще, отец вполне способен сделать так, что её уволят и от квартиры откажут, если она не послушается.

Перспективы впереди были не самые радужные.

***

Утром она едва не проспала – вчера долго не могла заснуть, ворочалась, вставала, пила воду, бездумно смотрела через окно на ночь.

Влетела на кухню, привычно переоделась, убрала волосы под  косынку и принялась за дело.

Сначала проверила термопот, наличие сахара и заварки, капсул у кофемашины.

Потом отправилась чистить, резать, крошить, жарить и тушить.

И думала, думала.

Отец был прав – начнутся занятия, и у нее не будет времени в первой половине дня. Умалчивая об этом, она подводит работодателя.

Черт, как же все сложно-то!

Но, ведь, она могла бы, допустим, приходить по вечерам и готовить на следующий день?  Но, тогда, людям придется,  есть подогретое, а не с печки.

Что же делать?

- У тебя проблемы? – Ирина подпрыгнула, услышав голос Марии.

- Уфф, напугала. С чего ты взяла?

- Не слепая. На тебе, буквально, лица нет. Телом ты здесь, а мыслями – где-то ещё.

- Да, пытаюсь решить задачу со всеми неизвестными, грустно пошутила Ира.

- Делись вводными, может быть, вместе у нас лучше получится? – предложила Маша.

- Понимаешь, я учусь. Пятый курс.

- Скоро сентябрь, - понимающе кивнула Мария. – Не знаешь, как уволиться или – как совмещать работу и учебу?

- Вроде того. Совмещать сложно – у меня же полдня пары будут. Освобожусь в два или после трех.

- Да, это проблема, -  с сочувствием проговорила офис-менеджер. –  Опять нам искать повара. Все так расстроятся…

- А, если, я буду приходить во второй половине дня и готовить на завтра?

- Наверное, можно, но, где хранить тридцать порций первого, второго и десерта? У нас и холодильника такого объема нет.

Ирина совсем приуныла. Если она не сумеет сохранить работу, очень скоро ей нечем будет платить за квартиру. Придется, возвращаться домой несолоно хлебавши. Отец уверится, что без него она ничего не может, и будет давить и командовать с утроенной энергией.

- Сходи к Сергею Николаевичу, поговори. Он, мужик с мозгами. Может быть, придумает что-нибудь дельное?

Ира уныло кивнула – выхода нет, надо идти «сдаваться».


     Виктор, как и собирался, с поезда сразу поехал в офис и попал на обеденное время. Сотрудники курсировали между столовой и кабинетами, весело переговаривались, вкусные запахи витали в воздухе.

Пожалуй, ему тоже не помешает пообедать – решил Виктор, но не успел и шагу ступить в сторону кухни, как был остановлен заместителем.

- Виктор Алексеевич, у нас проблема!

- Что еще стряслось?

- Повар! Нам опять нужен повар! Просто, заколдованная какая-то должность!

- Это, еще, почему? Что не устраивает теперешнюю работницу? Мало платим? Поднимите ей оклад, девчонка старается, заслужила.

- Не в этом дело, - зам мрачно смотрел на директора. – Она, видите ли, учится! На дневном!

Виктор, молча, смотрел на Сергея.

- Первое сентября на носу! – добавил зам, видя, что начальство не реагирует. – Она не сможет готовить в первой половине дня, а, если, готовить с вечера, как мы планировали, чтобы, потом, помощница разогревала и подавала, нам негде все хранить. Зарплата ее устраивает, девочка сама чуть не плачет, не хочет уходить, но не знает, как совмещать.

- Ясно, - Виктор отвернулся, вздохнул. – Составляйте объявление о вакансии. Разместите везде, где сможете. Так понимаю, она еще неделю работает?

- Да.

- Хорошо. Бросайте все дела и ищите нового повара.

Сергей Николаевич ушел, а у Виктора пропал аппетит, и он вернулся в кабинет.

Мужчина повертел в пальцах  ручку, размышляя.

Что ж, он уже сделал доброе дело, помог девушке неплохо заработать за лето, а она, в свою очередь,  здорово выручила его в офисе и дома.

Неожиданно он почувствовал срочную необходимость попасть домой, увидеть Аришу, поговорить со Светланой Дмитриевной.

В конце концов, почему бы и нет?

- Вероника, - нажал он на кнопку. –  Что у нас на сегодня?

- Макеев по личному делу на два, в четыре – звонок с Междуреченском, и на сегодня – все.

- Хорошо. Перенеси, пожалуйста, Макеева на завтра, а  звонок переключи на меня. Поеду домой.

      Как всегда, первой его приветствовала Ариша с подарочком – носком в пасти.

- Привет, рыжая! Я тоже соскучился! – Виктор искренне был рад и с удовольствием повозился с любимицей несколько минут.

Плевать на костюм, его можно почистить.

- Витя! – Светлана Дмитриевна лучилась улыбкой. – Ничего не случилось, ты в неурочное время?

- Директор я, или кто? Решил, устроить себе выходной, - отшутился Виктор. – Как вы? У нас еда есть какая-нибудь, я пообедать не успел.

- Я – нормально. Ириша наготовила на два дня вперед, так что еды полно. Что за девушка! Просто –  золото! А, как она Арише нравится!

Светлана, не переставая перечислять достоинства поварихи, резво переместилась на кухню, открыла холодильник.

- Витя, что ты хочешь? Тут есть и суп, и курица, и жаркое.

- Все равно, но побольше, - отозвался мужчина, поднимаясь на второй этаж. – Переоденусь только.


Едва он успел принять душ, как зазвонил сотовый.

- Да. Мария Васильевна? Что? Да, это радость, я вас поздравляю! А, когда… А. Да, понимаю. Что ж, вы правы. Конечно, когда сможете, тогда все заберете, а деньги я на карточку переведу. Всего доброго!

Вниз он спустился,  задумчив и рассеян.

Что за день сегодня? Сплошные накладки.

- Светлана,  Мария Васильевна звонила, - проговорил он, появившись в столовой. – Зря вы утруждались, я бы и на кухне поел.

- Мне не сложно, - отмахнулась экономка. – Когда Мария приезжает? Дом, потихоньку, грязью зарастает. Я, конечно, протираю и с пылесосом прохожу, но одной рукой много не начистишь.

- Она не приедет, - вздохнул Виктор. – Её дочь родила двойню, она остается помогать молодой матери. Что делать – ума не приложу. Надо искать домработницу домой  и повара в офис. Сейчас позвоню Сергею, чтобы составлял еще одно объявление о вакансии.

- Погоди, Витя, Ирина увольняется? Почему?

- Да, она учится на дневном. С сентября не сможет работать в первой половине дня.

- Ох, как жалко, - всплеснула руками женщина. – Как же она без подработки выкрутится? Она же на съемной квартире живет, там оплата вперед за месяц или лишится жилья. И где нам домработницу искать  –  нормальную быстро не найдешь, а я еще долго наполовину нетрудоспособная буду.

Женщина замолчала, обдумывая мелькнувшую мысль.

Замер и Виктор, тоже поймав странную мысль.

Они переглянулись, и Светлана выдала:

- А в город вы ее по утрам станете сами отвозить, к началу занятий, а потом она на маршрутке доберется. И Ариша  рада будет…

- Если, она согласится, - Виктор посмотрел на стол, сглотнул слюну и продолжил. – Как думаете, лучше, съездить и напрямую поговорить или можно телефоном обойтись?

- Сядь, поешь, как следует, а потом, бери Аришу, и езжайте вдвоем уговаривать, - посоветовала Светлана. – Если согласится, то для всех выход: нам – повар и домработница, а девушке – бесплатное жилье, питание и хорошая зарплата.

И добавила про себя: «И ты, даст бог,  девушку рассмотришь и оценишь!»

ГЛАВА 12.

Александр Михайлович еще раз перечитал соглашение и, в сердцах, бросил листы на стол.

Ну, ничего в голову не идет!

Устроила ему дочь, встряску, ничего не скажешь. С одной стороны, он тоже не совсем прав, но, он же хотел, как лучше! Для нее же старается!

Откуда молоденькой девочке, маминой и папиной дочке, которую всегда берегли и лелеяли, знать, насколько жестока и несправедлива может быть жизнь?

Ему уже шестьдесят, еще не старик, но и не молод, чего уж. Хочется для своего ребёнка определенности, знать,  если что, девочка – за надежным плечом.  Есть мужчина, который её защитит, поддержит,  будет о ней заботиться и любить.

А у нее, видите ли, характер!

Надавил он по привычке, как на подчиненных давил, переволновался, не успел подумать. Могла бы и понять отца, а, то сразу – нате ключи, живу сама и на свои.

Он, чуть с ума не сошел, когда  жена сообщила новость. Сначала ждал, что дочь помыкается, деньги закончатся, и вернется. Но дни шли, а ребенок признавать свою неправоту не спешил. Более того, Ира встретилась с матерью и поведала ей, что нашла работу, сняла квартиру и все у нее хорошо.

Черт его знает, как может быть у нее хорошо  без участия папы?  Подождал еще, а потом всех на уши поставил, пока нашли, где дочка квартиру сняла. Риэлторша  растерялась и с лица отчетливо сбледнула, когда в ее контору ввалились его мальчики, а следом – он сам. Но все поняла за секунду, и договор показала, и адрес, и телефон владельца лично написала.

А дочь сделала очередной «подарок» - не пришла ночевать. Вот, скажите, какая это работа, что дома не ночуешь?

Если бы он Иришку не знал, подумал бы… Что обычно все думают, то и подумал бы. Но, дочь у него – не чета современной молодёжи. Он уверен, глупостями Ира заниматься не будет.

Но, она еще так молода, что какой-нибудь хлыщ может запудрить ей голову.

И, поговорили, да. Не так, как он собирался, но главное он сказал.

Дома Марина –  то плачет, то трясет его, мол, заварил кашу – расхлебывай. Верни ребенка, и точка!

Что ему – разорваться? Одна – не хочет возвращаться, другая – не хочет с этим смириться.

Александр потёр переносицу, звучно чихнул и решительно набрал номер.

- Ринат, где сейчас Ирина? А, довел до места, сейчас она на работе. А где? Ого, рядом с Европа Сити? Да, знаю это здание, там несколько солидных фирм, офисы серьезных компаний.  Нет, пока подробнее узнавать не надо.

Хм, дочь в солидное место устроилась. Он всегда знал, что она у него редкая умница.

Надо бы ускорить ее переезд домой, и, пусть работает, если так хочет. Но жить – только дома!

И Александр Михайлович снова взялся за телефон и принялся набирать номер, сверяясь с  бумажкой, которую отдала ему риэлторша.

- Алло! Здравствуйте. Я говорю с Валентиной Васильевной? Очень хорошо. Ваш номер мне дала Рязанцева, да, риэлтор. Вопрос, вот какой – я хочу снять вашу квартиру. Знаю, что уже сдана. Не вопрос, готов выплатить отступные и удвоить ежемесячную плату.  Нет, до конца месяца я не могу ждать, мне бы через два-три дня. Хорошо.

Вот так. Прости, дочь, но по-другому  тебя домой вернуть не получается.

***

Расставаться с работой не хотелось, но,  выхода у нее не было. Сегодня Мария приводила женщину лет сорока, показывала ей кухню, холодильники, плиту, объясняла ее обязанности. Завтра она выходит вместе с Ириной, и послезавтра Ира уже будет свободна.

Черт, жалко-то как! Могла еще поработать дней десять, но новую повариху уже наняли…

Девушка уныло расставляла на места посуду, когда раздался звонок телефона. Посмотрела – хозяйка квартиры. Что еще стряслось? Деньги она заплатила вперед за месяц.

- Алло? Да. Нет. Но, Валентина Васильевна, мы же договор подписали. Я не успею так быстро! Хорошо, я вас поняла.

Ну, вот. Как говорится, беда не приходит одна.

Хозяйка, сбиваясь и запинаясь, потребовала, чтобы через два дня  Ирина съехала. Не очень понятно, что там случилось, но хозяйке срочно потребовалась ее квартира, она даже пообещала вернуть часть денег за «не прожитые» дни.

Одно к одному, просто, замкнутый круг.

Однако послезавтра она не работает и сможет забрать вещи. Только, вот – куда?

Девушка приуныла.

- Ирина, вы еще здесь? – в дверь заглянул Сергей Николаевич. – Очень хорошо. Вас директор вызывает.

- Боже, что ЕЩЁ стряслось? – с тоской в голосе воскликнула девушка.

- Ну, ну, не надо пугаться! Директор у нас людьми не питается, - добродушно прогудел зам. – Идите, он ждет.

Ира вздохнула, сняла халат и косынку, наспех пригладила волосы и обреченно побрела вслед за замом, представляя, что ее ждет, когда «охранник Витя» узнает в своей поварихе кухарку с турбазы.

Вероника, секретарша директора, приветливо улыбнулась Ирине:

- Ирина Александровна, посидите минутку, я доложу, что вы пришли.

- Виктор Алексеевич, пришла Ирина Александровна. Хорошо, - нажала на кнопку, торопливо проговорила в микрофон, потом подняла голову на девушку и пригласила. – Проходите!

Ира глубоко вдохнула и, как в холодное море, сразу, с берега, солдатиком – «впрыгнула» в кабинет. И почти тут же была впечатана в дверь рыжим ураганом.

- Ариша!

Собака привизгивала, постанывала, прижималась, тыкалась мокрым носом и топала с грацией гиппопотама. В какой-то момент, она оторвалась от Ирины, промчалась по кабинету, выискивая, что бы подарить, ухватила какой-то журнал, опасно свисавший с края стола и, скользя на повороте, рванула назад.

Наученная опытом, Ира, видя, как собака набирает скорость, в последнюю минуту шагнула в сторону, и доберманша тормозила не об нее, а об стену.


- Спасибо! – с чувством проговорила Ирина, забирая из пасти собаки подарок.

Ариша удовлетворено вздохнула и замерла, преданно глядя в лицо девушки.

- Мне уже пора ревновать? – неожиданно раздался голос хозяина кабинета. – Вижу, вы совсем обаяли мою собаку.

Не то, чтобы Ира забыла, в чей кабинет вошла, просто, встречу с Аришей она не ожидала и несколько отвлеклась.

Ирина подняла голову и встретилась с глазами «охранника Вити». Мужчина смотрел серьезно, но губы слега подрагивали, а в глазах плясали смешинки.

- Здравствуй… те, - брякнула девушка, гадая, зачем он ее вызвал.

- Проходи… те, - пригласил директор. – Сразу отвечу на невысказанный вопрос – вы на самом деле потрясающе готовите, поэтому, когда я случайно увидел вас в кафе на Арбате, то не смог пройти мимо. Отправил Сергея Николаевича переманивать к нам перспективного специалиста. Нет, ну, право же, Ирина Александровна, как можно зарывать в землю такой талант и бегать официанткой в уличной забегаловке?

- Так получилось. Но, спасибо, что пригласили и дали возможность у вас работать. Сожалею, что нам приходится расставаться, - машинально ответила Ира.

Виктор Алексеевич встал, прошелся по кабинету, машинально потрепал подсунувшуюся под руку  доберманшу, кашлянул и неуверенно проговорил:

- Ирина, я слышал, что вы оставляете нас, потому что учитесь на дневном.

- Да, это так.

- Но, работа вам нужна по-прежнему?

- Да. Поищу что-нибудь с ненормированным графиком или в вечернее время, - ответила девушка, гадая, куда он клонит.

- Скажите, а где вы живете?

- В смысле? – разговор всё больше удивлял. Что этот ненормальный задумал?

- У вас своё жильё или съемное? – Виктор уже знал ответ, но надо же было как-то правильно подвести?

- Съёмное. Но, почему вас это интересует?

- Видите ли, у меня есть вакансия для повара,  с бесплатным проживанием, - мужчина помялся. – Как вы видели, Светлана Дмитриевна еще долгое время не сможет пользоваться двумя руками, но питаться мы привыкли регулярно и не чем попало. Если я предложу вам переехать ко мне, и взять на себя готовку? Взамен я предоставлю вам бесплатное проживание, питание и положу такой же оклад, какой вы получали, работая у меня в офисе.

Ирина опешила.

Нет, с одной стороны, все более чем заманчиво и решает почти все ее проблемы. Но, с другой стороны – на ней что, свет клином сошелся? Почему «охранник Витя» уже второй раз заманивает ее к себе в дом? Узнал фамилию и решил, что идея  отцов имеет смысл, она – выгодная невеста?

- Почему – я? – напрямую спросила, глядя начальству прямо в глаза.

- Потому что, вы уже жили у меня в доме и совершенно очаровали и мою экономку, и мою собаку, а я привык доверять их мнению. Ваши блюда великолепны – это вторая причина. И - мы с вами немного знакомы, а я не люблю в своем доме посторонних.

- Я могу подумать? – спросила Ирина. – Предложение весьма неожиданное.

- Конечно, только, пожалуйста, не очень долго, - Виктор улыбнулся. – Еды, которую вы для нас приготовили,  осталось  не так много.  Если вы не согласитесь,  нам придется голодать или переходить на Аришин корм.

Собака, услышав свое имя, вскочила и завиляла хвостиком.

Ирина фыркнула, но, тут же, взяла себя в руки.

-  Вы же помните, что я учусь на дневном?  Вы живете за городом, как мне добираться на учебу и обратно?

-  Помню.  Утром я могу вас попутно отвозить, всё равно сам еду на работу, и после окончания занятий – тоже, а, если не смогу, мы что-нибудь придумаем. Ходит маршрутка или, можно будет вызвать такси. Докуда вас надо довозить? Где вы учитесь?

- Астраханская – Московская, - машинально  ответила Ирина.

- Университет? – удивился директор и посмотрел на повариху с большим интересом. – А, факультет, какой?

- Кулинарный. Пятый курс, - решила пошутить девушка, глядя на удивленное выражение лица работодателя. Он, что, считал, что она в каком-нибудь  училище учится?

- В СГУ есть такой факультет? Да, вы меня разыгрываете!

- Не думаю, что место моей учебы имеет большое значение для должности, которую вы мне предлагаете, - вздохнула Ирина, размышляя, что же ей делать. – Виктор Алексеевич, если позволите, я подумаю до завтра?

- Конечно. Ирина… Александровна, пожалуйста, запишите мой номер сотового. Каким бы ни оказалось ваше решение, сообщите мне, ладно?

- Ладно, - девушка достала свой телефон, вбила продиктованные цифры. – Я могу идти?

- Да, конечно. Буду ждать вашего звонка, - казалось, Виктор Алексеевич хотел что-то еще сказать, уже набрал воздух, но не решился и, просто, выдохнул.

- До свидания! – Ира пошла к двери и увидела, что поперек нее сидит Ариша, всем видом показывая – «только через мой труп или бери меня с собой!»

Ну, вот, что с ней делать? Смотрит такими глазами!!!

Ирина беспомощно оглянулась на хозяина, но Виктор развел руками – мол, сама с ней договаривайся.

- Ариша, пропусти, пожалуйста.

Собака чуть прищурилась и махнула ушами.

- Ариша, мне домой надо. Отойди от двери!

Собака прижала уши и прислонилась к двери всем телом.

- Ариша, принеси игрушку!

Доберманша раскрыла глаза, встрепенулась и побежала искать требуемое.

Ира спешно ухватилась за ручку и, уже открывая дверь, услышала:

- Не хорошо обманывать!

- Кто бы говорил, - буркнула она и вышла в приемную.

Как она доехала до дома, сама не заметила. Голова была занята решением проблемы.

Вернее – решением проблем.

Размышляя насчет квартиры, Ира вспомнила, что подписывала с хозяйкой договор. Надо достать его и внимательно рассмотреть. Не может быть, чтобы в нем защищались права только квартировладельца. Сейчас она, сходу, подробности не вспомнит, но, когда она читала договор, прежде чем его подписать, там, точно, были перечислены и права квартиросъемщика.

Далее – работа.

То, что ей предлагает Виктор Алексеевич – хорошая работа. И по деньгам очень даже, и по остальным бонусам – проживание в комфорте, бесплатное питание и… Ариша.

Но, вместо собаки, перед глазами, почему-то, представился её хозяин.

Черт, о чем она думает?

Главный вопрос – знает или нет «охранник Витя»,  что она и есть та самая потенциальная невеста? Если да, то его предложение поработать у него кухаркой выглядит издевательством. Если нет – эта работа – спасение для неё.

В офис её приняли временно, поэтому, есть вероятность, что директор не вникал в подробности, договор не видел и фамилии её не знает.

Как бы, ей об этом узнать?

Родители.

Это проблема. Кстати, надо позвонить маме.

Раньше папа никогда так на неё не давил, что же с ним случилось? Она уверена – он её любит и желает ей добра, но, почему-то, решил, что сама она о себе позаботиться не в состоянии.

Ирина вытащила сотовый, несколько секунд смотрела на него, а потом нажала на вызов.

- Ириша! – мать отозвалась сразу, будто держала телефон в руке и караулила звонок. – Как ты, доченька? Может быть, навестишь нас? Приезжай, мы все очень соскучились!

Ирина вздохнула – она, тоже, соскучилась и, если бы не папин наезд, вполне возможно, что и сама вернулась бы с началом учебного года.

- У меня всё в порядке, - бодро отрапортовала она. - Папа приставил ко мне какого-то Рената. Мам, поспособствуй, пусть отзовет! Как я могу приехать домой, если он мне вздохнуть не дает?

- Папа очень за тебя переживает!

- Вижу, буркнула дочь. – Но, мне не семь лет, мама! Закончится тем…

- Закончится тем, - в трубке раздался голос отца, - что я самолично, за руку, отведу тебя домой. Или, нет – в ЗАГС, и пусть, с тобой муж мучается.

Ирина возмущенно вспыхнула – мама поставила громкую связь, и отец тоже слушал их разговор!!!

- В какой ЗАГС, папа!? – возмутилась девушка.

- В ближайший, - парировал родитель. – Ира, я не шучу. У тебя осталось пять дней, чтобы добровольно вернуться домой.

- Какие пять дней? Саша, что ты еще придумал? – голос матери. – Отдай мне телефон! Ты доведешь девочку, что она перестанет с нами общаться и совсем сбежит!

- Не сбежит, - бухтел отец. – Я к ней охрану приставил, где квартиру сняла – в курсе. Марина, если бы ты только видела, в каком клоповнике она живет!

Раздались звуки борьбы, и в телефоне раздался слегка запыхавшийся голос мамы:

- Ириша, не слушай папу! Вернее, слушай, но не думай, что он на самом деле хочет насильно тебя куда-то тащить! Это он с расстройства, не подумав. Давай, я к тебе сейчас приеду? Ирина? Ира??! Почему, ты не отвечаешь?

Ира слушала перепалку родителей, не в силах ни отключить телефон, ни вмешаться.

- Это моя жизнь, и только я решаю, что в ней будет! – проговорила она, глотая слёзы. – Если я решу выйти замуж, то только за того, кого сама выберу. И только тогда, когда сама захочу! И домой я приеду не тогда, когда ты, папа, мне приказываешь, а, когда этого захочется мне самой.

- Ирка, пять дней! – донесся голос отца. – Марина, да не дергай ты меня! Одна не понимает, какому риску подвергает себя, живя одна в таком районе!

- До свидания!

- Ира, постой! Ир…

Девушка отложила телефон, который тут же разразился звонками.

Ирина вытерла слёзы, поставила сотовый на беззвучный режим,  и принялась за изучение договора.

Да, как она и догадывалась – в случае разрыва договора по инициативе владельца, он обязан вернуть ей все деньги, уплаченные вперед за месяц. И предупредить за две недели.

Наскипидаренная разговором с родителями, Ирина решительно набрала хозяйку и выложила ей всё, что подчерпнула из договора.

Женщина попыталась покричать, пообещала завтра же выкинуть строптивую квартиросъемщицу, не заплатив ни копейки, но Ирине было нечего терять, она стояла насмерть – все уплаченные вперед за месяц деньги или она обеспечивает неприятности.

- Валентина Васильевна, я работаю в юридической фирме - блеф – наше всё! – поэтому могу доставить вам серьёзные неприятности. Вы квартиру сдаёте, а, налоги платите? Если да, то, с каких сумм – с реальных или с тех, что сами указываете? Вы выгоняете меня на улицу, хотя, согласно договору, обязаны были предупредить за две недели. Давайте, договоримся так – вы завтра возвращаете мне квартплату за сентябрь, и я завтра же освобождаю жилплощадь. В противном случае, встретимся в суде.

Скрепя сердце, хозяйка согласилась.

Ирина выдохнула – разговор дался непросто.  Осмотрелась – опять всё собирать, паковать, таскать!

В дверь зазвонили. Кто это, ещё?

- Ирочка, это мы с папой! Открой двери, детка!

Здравствуй, ёлка, Новый Год… Только родителей ей сейчас и не хватает!

- Зачем вы приехали? – сердито спросила девушка из-за закрытой двери. – Мне завтра рано вставать – рабочий день. Простите, но я дверь не открою. Будете ломать – вызову полицию.

- Ирина! – ахнула мама. – Как ты можешь такое говорить? Мы же – твои родители! Впусти нас, поговорим спокойно.

- Не сегодня, мама, - твердо ответила дочь. – У меня был трудный день, я очень устала и никаких разговоров не хочу. Доброй ночи!

Родители еще побурчали под дверью, пошебуршились и ушли. Из окна кухни, выходящего  во двор, Ира видела, как они вышли на улицу  и сели в припаркованный у подъезда автомобиль. Машина тронулась, а за ней выехала и машина Рината.

Отец снял осаду. Надолго ли? Скорее всего – только до утра.

Девушка посмотрела на часы и решилась.

- Светлана Дмитриевна, доброго вечера! Это Ирина.

- Ириша, - просияла женщина. – Как хорошо, что ты позвонила! Виктор Алексеевич мне сказал, что пригласил тебя к нам работать! Я так рада!

- Светлана Дмитриевна, мне неудобно вас беспокоить, но тут такое дело, - Ирина помялась. – Я хотела бы поговорить с Виктором Алексеевичем. Если вам не сложно и еще не поздно, не могли бы вы передать ему ваш телефон?

- Сейчас! – слышно было, как Светлана торопливо вышла из комнаты и прокричала. – Витя, иди сюда!

- Что случилось? – издалека донёсся голос Виктора.

- Звонит Ирина, хочет с тобой поговорить. Вот!

- Спасибо. Я ей сейчас сам перезвоню.

Разговор оборвался.

Ира с недоумением посмотрела на сотовый в своей руке – и, что это, только что сейчас было? Как он ей перезвонит, если, она ему свой номер не давала?

Телефон ожил, высвечивая вызов с незнакомого номера.

Девушка нажала на ответ и осторожно проговорила:

- Да?

- Ирина Александровна, это Виктор, ваш директор.

- Добрый вечер, - машинально ответила Ирина. –  Где вы узнали мой номер?

- Повар из вас исключительный, а детектив – не очень, - ответил Виктор. – Во-первых, вы сами только что звонили Светлане Дмитриевне, и ваш номер есть во входящих. Во-вторых, ваш номер есть у Сергея Николаевича.

Ирина почувствовала, что краснеет – действительно, как глупо с её стороны было  этого не понять!

- Могу я узнать, что случилось? И, заодно – вы можете уже дать ответ на моё предложение?

- Одно вытекает из другого, - брякнула девушка. – Виктор Алексеевич, я согласна работать у вас, но мне необходимо переехать прямо сейчас.

- Сейчас? – поразился мужчина. – Вы кого-то убили и вам нужно срочно покинуть место преступления?

- Еще нет, но, если я сейчас не перееду, то, боюсь, не смогу у вас работать, - ответила Ира. –  Никакого криминала и, вообще, ничего незаконного, если вы переживаете об этом. Просто, мне отказали от квартиры, и я должна её срочно освободить.

- Ясно, - коротко ответил мужчина. – Говорите адрес. Да, у вас много вещей?

- Много, - вздохнула Ирина. – Я сюда в три захода перевозила.

- Три грузовика? – ужаснулся Виктор Алексеевич.

- Нет! Я на себе везла – один раз в такси, а два других – на автобусе.

- Понятно.  Справимся. Подъеду минут через сорок.

Девушка огляделась, несколько секунд стояла, бездумно смотря на телефон. А, потом бросилась собираться.

Три сумки так и стояли, не распакованными.  Ира открыла шифоньер, вытащила большую простыню, расстелила ее прямо на полу и стала складывать на нее вещи, которые доставала из шкафа. Потом связала по диагонали противоположные концы – получился такой пухлый узел. И вошло больше, чем в сумки! Таким же способом она собрала оставшуюся одежду. В третий узел увязала подушку, одеяло и постельное бельё.

Ноутбук – в рюкзак, косметику – в пластиковый пакет. Учебники, конспекты и остальное – в отдельную сумку.

Полчаса – и все было упаковано.

Ирина мрачно подумала, что уже заметно напрактиковалась в срочных переездах, впору, мастер-класс давать.

Виктор позвонил ровно через сорок минут, и Ира впустила его в квартиру.

Увидев масштаб, мужчина присвистнул:

- Выглядит на налёт домушников.

Ирина прыснула:

- Тогда, нам надо повязать банданы или натянуть чулки на головы.

- Уже спалились, - доверительно поведал Виктор. – Когда я поднимался, минимум две соседские двери приоткрывались, так что, наши фотороботы уже пишутся.

- Тогда, не будем терять времени?

Когда все узлы и сумки были перенесены, Ирина еще раз осмотрела квартиру – не забыла ли чего? И написала записку для хозяйки, что за деньгами заедет, предварительно позвонив.

Ехали быстро. Виктор внимательно следил за дорогой, успевая поглядывать и на пассажирку.

Девушка сидела серьёзная и сосредоточенная, сжав губы и думая о чем-то, явно не слишком приятном.

Что-то у нее сегодня, несомненно, стряслось. Ничего, завтра Светлана все у нее вызнает, а он, потом,  вытянет из Светланы.

Взгляд невольно останавливался на сжатых губах, нежной линии скулы, цеплялся за взмахивающие ресницы. Захотелось провести по этим губам пальцем, чтобы они расслабились и улыбнулись, а, потом, прикоснуться к ним своими…

Усилием воли, мужчина сконцентрировался на дороге.

Черт, у него уже давно не было женщины. Конечно же, интерес к девочке – поварихе вызван именно этим!

Дома он передал несколько ошеломленную Ирину в руки Светланы Дмитриевны и быстро перетаскал вещи девушки в ту же спальню, облюбованную ею в выходные.  

Хмыкнул, наблюдая, как доберманша прибегает, хватает очередную игрушку и уносится прочь – дарить Ирине, и отправился спать.

Договор, обязанности новой работницы и обязательства работодателя они обсудят завтра.

ГЛАВА 13.


«Хочешь насмешить бога – расскажи ему о своих планах».

Какой, договор? Какое обсуждение прав и обязанностей - телефон нагло вторгся в сон Виктора где-то в шесть утра.

Нашарив трубку, мужчина буркнул:

-Да?

- Виктор Алексеевич, у нас ЧП! – голос зама не предвещал ничего хорошего.

- И вас с добрым утром, Сергей Николаевич» - вздохнул Крез, пытаясь  проснуться. – Что стряслось? Пожар? Наводнение? Сход лавины?

- С добрым утром! Пожар!

- Где? – сон слетел.

- Склад на Верхней. Только что сторож отзвонился.

- Когда отгрузка Магнитогорску и Красноярску была?

- Позавчера и вчера.

- Все отправили?

- Да.

- Хорошо. Я сейчас еду, - Виктор нашарил тапки и встал.

Пожар – это всегда плохо. Единственная радость – ничего особенно ценного, кроме самого помещения, там не оставалось.

Прошлёпав в ванную, мужчина отметил какую-то неправильность. Чего-то не хватало.

Ариша!

Выскочил – точно, на лежанке собаки нет. Перевел взгляд на кровать – там тоже нет. И, где она, интересно?

Заинтригованный, натянул халат и пошел искать пропажу.

Захотела на улицу?

Во дворе собаки было не видать.

На кухне тоже.

Виктор остановился и попытался собраться с мыслями. Но собрание  не состоялось – мысли перепрыгивали с пожара, на новую повариху, потом – на доберманшу, потом, опять на пожар. Надо было одеваться и выезжать. Но, где же, всё-таки, Ариша?

Надо предупредить Ирину.

Виктор тихонько постучал в дверь.

- Да? – сонный голос.

- Ирина, у меня срочное дело, я уезжаю, завтрак не надо, а насчет обязанностей и оплаты мы поговорим, когда я вернусь, - мужчина нечаянно сильнее нажал на дверь, она приоткрылась и первое, что он увидел – довольная рыжая тушка, вольготно развалившаяся на кровати, и торчащая откуда-то сбоку собаки голова девушки. – Простите. Ариша, ты, что тут делаешь? А, ну, марш на место!

Собака старательно «спала» и никаких команд «не слышала».

- Ариша!

- Да, пусть спит, - бормотнула девушка. – Мы с ней полночи выясняли, кто,  где лежит.  К утру, наконец, пазл сошёлся.  Мы обе не выспались.

- Надо было отправить её на место, что же ты её не прогнала.

- Жа-а-алко, - зевнула Ирина. – Она такая уютная, когда не лягается и не ложится поперек кровати. Я поняла – вам завтрак не надо. Тогда, встану через час.

Виктор закрыл дверь и на несколько секунд завис.

Собака нашлась, это хорошо. Предательница, всю ночь провела у поварихи!

Перед глазами стояло слегка заспанное, с закрывающими глазами, несказанно милое лицо Ирины.  Чуть растрёпанные волосы, рука, обнимающая за шею рыжую притворщицу…

Чёрт, не думал, что вид толком не проснувшейся девушки может быть настолько… притягательным и эротичным.

Мужчина встряхнул головой, отгоняя видение, и решительно отправился переодеваться.

День выдался суматошный. К его приезду склад уже потушили, ущерб был не настолько велик, но, все равно – и помещение жалко, и время, которое он потратил на общение с полицией.

Потом, обычные организационные и производственные дела, в общем, домой он вырвался после обеда.

За весь день во рту не было ничего, кроме минералки. Виктор рулил, предвкушая, как, наконец, поест по-человечески.

Ариша встретила, будто год не виделись.

- Уйди, предательница! – в шутку бросил Виктор. – Вместо того чтобы меня охранять, сбежала? У, женщины! Коварство – ваше имя!

«О, женщины, вам имя – вероломство!» - раздался голос Ирины.

Виктор повернулся и обнаружил повариху, сидящей в шезлонге.

- Ты читаешь  Шекспира? – удивление директора было неподдельным, и Ирина обиделась.

- В переводе Пастернака, - ответила девушка, вставая. – Хотя, могу и в подлиннике. Frailty, thy name is woman.  Обедать будете?

Виктор два раза хлопнул ресницами и отвис.

- Да, пожалуйста. Очень проголодался.

- Все будет на столе через пять минут.

Девушка скрылась в доме, а мужчина еще некоторое время пытался осмыслить, это что только что было? Его повар  не только знает, откуда фраза, но и цитирует Шекспира в подлиннике?


Да, уж! –  Виктор покачал головой. – Эта девушка – просто, кладезь сюрпризов и загадок!

Предположить, что она знакома с «Гамлетом» было можно, все-таки, в СГУ учится, но, что знакома с ним в оригинале? Пожалуй, ему пора узнать о своем работнике побольше – где училась, кто родители.

Ароматы еды вышибли  все лишние мысли.

- Боже, Ирина Александровна, что это так пахнет? Мне двойную порцию!

- Что вы хотите? Сегодня хорьятики, таджин с ягненком, фрикадельки из копченого лосося, на случай, если вы не захотите таджин и мексиканская похлебка. Шоколадный кекс с грушами на десерт. Что нести?

Виктор шумно проглотил слюну.

- Всё!

Суп был в меру острый, сытный.

Мужчина с энтузиазмом хрустел чипсами и орудовал ложкой.

Таджин ему подали в расписной керамической тарелке, содержимое которой было – пальчики оближешь!

Хорьятики – салат из помидоров, огурцов, болгарского перца, красного лука, оливок, феты и оливкового масла – не оторваться!

Нежные фрикадельки уже некуда было складывать, но, из чистого упрямства, он впихнул в себя пару штук, жалея, что уже так наелся.

На кекс посмотрел с тоской – глаза хотели, но организм был уже переполнен.

- Ирина, я десерт… потом…. Через пару часов, - отдуваясь, проговорил мужчина, стараясь незаметно расстегнуть пуговицу на брюках.


Надо было переодеться в домашние штаны! – пожалел он.

Повариха, на английском цитирующая на память  «Гамлета», невозмутимо забрала блюдо и унесла его на кухню.

Виктор Алексеевич посмотрел на Аришу:

- Теперь, я понимаю, почему ты, обжора, променяла мою спальню на спальню Ирины. Поближе к кухне, да?

Собака сощурилась и завиляла кочерыжкой, оставленной ей от хвоста.

- Эх, ты, подхалимка!

Колебания остатка хвоста приобрели большую амплитуду, включив в процесс всю заднюю половину собачьего туловища.  Глаза стали совсем китайскими, уши развесились в стороны, а губы оттянулись, изображая улыбку.

Виктор расхохотался:

- Если, вылечу в трубу, пойдем с тобой бродячими артистами, и изюминкой труппы будешь именно ты!

- Виктор Алексеевич, - в столовую заглянула повариха. – Еще что-нибудь?

- Нет, спасибо, я вполне наелся. Всё было очень вкусно!

- Хотите что-то заказать на ужин?

- А, те, фрикадельки – их не хватит?

- Хватит. Там и таджин ещё остался.  И – кекс.

- Значит, ничего нового не надо, - Виктор погладил себя по животу.

М-да, если, так наедаться каждый день, скоро придется гардероб менять. Надо будет  вечером повторить с Аришей всю послушку,  и хорошенько побегать. Черт, он же хотел поговорить с поваром!? Но, сейчас, о разговорах и делах и думать не хотелось, тянуло полежать. Хоть, полчасика!

- Ирина, я сейчас… займусь делами в спа.. кабинете. Через час обсудим вашу зарплату и обязанности. Я те… вам позвоню.

- Хорошо, - спокойно ответила девушка. – Я буду на улице.

     Ирина загрузила посудомойку и, с чувством выполненного долга, вышла во двор.

Ах, как же, тут хорошо!

Возле растений, высаженных вдоль забора, копошился мужчина. Ира уже знала  - это садовник Дмитрий.

Хотя день уже перевалил за половину, всё еще было жарко, хотелось в тень.

Девушка подошла к шезлонгу у бассейна, но на него падало солнце,  и тент не спасал. Осмотревшись, она заметила второй, недалеко от входной калитки, в обрамлении розовых кустов.

Вот, на нем она и отдохнет!

Утром она отправила матери смс, в котором сообщила, что съехала с квартиры и уволилась с прежней работы.  С ней всё в порядке, она нашла новую работу и жильё. И, если родители продолжат её преследовать и выдвигать ультиматумы, она переведётся на заочное  и уедет из города.

Телефон немедленно разразился входящими звонками. Сил и настроения говорить не было, поэтому, она, просто, поставила трубку на беззвучный режим.

Проверив входящие, Ирина опешила – больше ста от мамы и полсотни – от отца. Сначала, родители звонили, потом, стали присылать смс и голосовые сообщения.

Если  мама старалась воззвать к дочернему чувству ответственности, манипулируя слабым здоровьем, которое, конечно же, неминуемо, ещё ухудшится, раз дочь не хочет возвращаться домой. То отец,  начав с приказов немедленно ответить на звонок, закончил очередным ультиматумом, который прислал ей в голосовом сообщении.

«Пока ты не замужем, я отвечаю за тебя. Поэтому, раз мужа у тебя нет, кончай капризы, возвращайся домой, не вынуждай меня применять крайние меры.  Если я тебя найду, а я тебя найду, ты меня знаешь –  тебе не понравится.  Вернешься сама – никаких репрессий».

Ирина еще раз прослушала сообщение.

Папа мог.

Он баловал детей, особенно, её, но никогда не отступал от установленных  правил. Если папа что-то решил, переубедить его невозможно.

Вернуться домой? Но, ей нравилась самостоятельность и, что саму себя обманывать – нравилось работать. Она видела искренний восторг и благодарность людей, это здорово стимулировало и дарило радость. Потом, оказалось, деньги, которые ты берешь у папы и деньги, которые ты сам заработал – это разные деньги! Отношение к ним – разное. И покупка – на папины или на свои, заработанные – тоже дает разное послевкусие. Где-то она читала рассуждения кошки – «Но у молока совсем не тот вкус, когда можно пойти и лакать сколько угодно из блюдечка. Надо выкрасть его из жестяного бидона, когда подвело живот от голода и жажды, а то в нем не будет того смака – не молоко это, да и только».  Точно – Сетон-Томпсон, «Королевская Аналостанка»!

Память у неё хорошая.  Но, что же, ей делать?

Наверное, придется, поговорить с Виктором. Признаться, кто она и попросить  защиты?

Черт, а, вдруг, он решит, что она специально скрывалась? Лучше, она сначала поговорит со Светланой Дмитриевной! Да, это – правильное решение. Женщина хорошо знает Виктора, и сможет подсказать ей, как правильнее повести разговор.

Девушка, в волнении кусала губы, не замечая, что «охранник Витя» уже вышел из дома и стоит сбоку на дорожке, рассматривая её.

      Заснул он сразу, но проспал каких-то пятнадцать минут – зазвонил телефон.

«Кто говорит?  Слон!»

Лучше бы, на самом деле – слон. Но звонила Тамара.

- Витя, ты уже вернулся? – нежным голосом заговорила она. – Здравствуй, милый! Я, так, соскучилась! Ты – дома? Сейчас приеду!

- Стой! Не надо приезжать! – попробовал отбрыкнуться мужчина. – Я – занят, и, вообще, собираюсь уехать по делам.

- Витя, но, нам надо встретиться и поговорить, - плаксиво продолжила девушка. – Ты же помнишь, что я ношу твоего ребёнка?

- Тома, какой ребенок, - с досадой ответил мужчина, - Я всегда надевал презерватив!

- Значит, в одном из них была дырочка, - невозмутимо заявила Тамара. – В любом случае, ты не можешь от меня бегать всё время. В конце концов, мне надоест, и я пойду к газетчикам. Думаю, мне хорошо заплатят за сведения о твоей личной жизни и моральном облике.


- Что ты от меня хочешь? – устало спросил Крез. – Денег? Сколько? Учти, я не уверен, что ребенок существует, а, если он существует, что он – мой.

- Замуж.

 Виктор рассмеялся.

- Ничем не могу помочь, но, если у тебя есть на примете жених – называй. Могу выступить в роли свата.

- Ты! – чувствовалось, что девушка на грани бешенства. – У меня на примете – ты! Отец моего ребенка! Ты должен на мне жениться.

- К сожалению, это невозможно, - спокойно ответил  мужчина. – Деньгами помогу. Если ребенок – мой,  всем его обеспечу. Но жениться – не получится.

- Почему? Неужели, ты не хочешь, чтобы твой ребенок родился в семье? Имел папу и маму?

- Потому что, я уже женат. Мы с моей супругой с радостью примем малыша, когда он родится, и будем растить его в семье, с мамой и папой.

- Что? – Тамара выдохнула и сорвалась. – Ты всё врешь! Когда ты уезжал, ты не был женат!

- Какая разница, когда я это сделал? Главное, что я уже женат, поэтому ты, куколка, со своим предложением опоздала.

- Я это так не оставлю! Ты всё врешь! Я приеду, и ты покажешь мне свидетельство о браке и жену!

- Стоп, не гони коней, - Виктор еле успел втиснуться в её тираду. – Я же объяснил, что уезжаю. На три дня. В командировку.

- Сегодня – вторник. В субботу я приеду с самого утра, - отчеканила Тамара. – Если ты запретишь меня пускать, я прямиком поеду в редакцию «Желтой газеты Саратова»

- Не забудь захватить с собой подтверждение беременности! А, тест на отцовство мы сделаем уже вместе, -  отреагировал Виктор и сбросил вызов.

Нет, ну, надо же, какая настырная!

Он принялся вспоминать, когда в последний раз спал с ней, еще раз прошелся по всем пунктам – нет, он, точно, всегда надевал презерватив. Кроме нежелания обзаводиться детьми, он еще и брезглив был. Его женщина будет только его женщиной. Да, старомоден, но, уж каков есть. А Тамара, он знал это,  уже до него была в необременительных отношениях. Кто знает, чем она занимается в промежутках между их встречами? Нет, он не запрещал, верности не требовал, но без защиты в койку с ней не ложился.

Итак, что он имеет? Наглую девицу, вознамерившуюся срочно выйти за него замуж и повесить на него гипотетического ребенка. Почему, гипотетического? Потому что он ещё не видел ни одного доказательства существования беременности.

Он выкрутился, сказав, что женат и выбил себе три дня отсрочки. Но и спустя три дня он, по-прежнему, не будет женат.

Размышляя, он вышел на улицу, прошел по дорожке, остановился возле кустов роз и прослушал речь родителя, которую несколько раз прокрутила  его повар.

- Ирина, прости… те, я невольно услышал сообщение, - Виктор вышел из-за цветов и остановился напротив девушки. – Это ваш отец?

Девушка расстроено кивнула.

- Требует, чтобы я возвращалась домой. Не хочет, чтобы я жила отдельно и работала.

- А, вы? Что хотите вы? – мужчина внимательно смотрел на нее.

- Я? Мне нравится быть самостоятельной и нравится работать. Нравится получать деньги за труд и, потом, тратить их, решая, что купить в первую очередь, чем себя побаловать. Я люблю и папу, и маму, но не хочу, чтобы за меня всю жизнь всё решали. В конце концов, я уже совершеннолетняя!

- Есть выход, - мужчина продолжал смотреть в лицо девушке. – Видите ли, я тоже попал в несколько затруднительную ситуацию. Мы можем выручить друг друга.

- В каком смысле?

- Ваш папа говорил, что, пока вы не замужем, он имеет право решать за вас. А меня одна… предприимчивая особа пытается женить, утверждая, что беременна от меня.

Иринино лицо, сначала выражавшее интерес, закаменело.

- Нет, не то, что вы подумали, - поспешил объяснить Виктор, увидев реакцию на свои последние слова. – Да, мы спали, простите, но всегда – с защитой. Она не может быть беременна от меня. Но, если, ребенок все-таки, мой, я его или выкуплю у матери, или буду полностью содержать. Но жениться на такой особе – ни за что.

- Она вас шантажирует?  Как её имя – не Тамара?

- Да, Тамара.

- Имела не честь познакомиться. Спасибо Арише, иначе, мы бы от нее не отделались. Хорошо, допустим,  и, что вы предлагаете?

- Расписаться, - брякнул Виктор. – Фиктивный брак. От вас отстает отец, вы живете и работаете, как хотели. От меня с женитьбой отстает Тамара. Через год мы тихо разводимся.

Ирина задумалась.

Да, это хороший выход, тем более, когда отец узнает имя жениха, то сам на всё согласится. Но, Виктор же не знает, кто она. Что будет, когда узнает? Впрочем, она ему не врала. На острове они дружно подумали друг о друге неверно, и так всё и шло.

- А, ваши родители? – спросила она у мужчины. – Как они отнесутся к скоропалительной женитьбе, еще и на собственной кухарке?

- Мои родители давно знают, что всё в своей жизни я решаю сам. Женитьба – сугубо моё личное дело.  Меня больше волнует ваш отец. Как он отнесется к скоропалительному замужеству, тем более, за работодателя?

- Думаю, папа будет в восторге, - пробормотала Ирина.

- Вы согласны?

- Если, да, то, как мы это осуществим технически? Нет, я не про свадьбу, этого, конечно же, ничего не надо. Но – сроки? В ЗАГСЕ нельзя в один день подать заявление и расписаться. У меня нет так много времени, папа слов на ветер не бросает.

- Когда есть деньги, возможно, может быть,  не всё, но многое, - ответил Виктор.

- Ещё – я соглашаюсь только на фиктивный брак, сроком на год, - продолжила девушка. – И не претендую на ваше состояние. Мне будет спокойнее, если мы подпишем брачный договор.


Виктор округлил глаза – в здравомыслии ей не откажешь! Сам хотел предложить брачный договор, но кухарка его опередила.

- Согласен,  так будет проще. Сейчас же напрягу своего юрисконсульта, он составит договор и скинет мне на Е-мэйл. Мы с вами его обсудим, подпишем, потом, съездим и распишемся.

- Хорошо. После изменения моего статуса, я, по-прежнему,  буду получать зарплату,  и работать поваром?

- Да, все останется неизменным. Кстати, зарплата 35 тысяч. И премии. Питание и жилье бесплатно.

- А, если нагрянут гости, родители, знакомые? Жена на кухне и подает гостям еду? Или – лихо орудует шваброй? Нет, от меня не убудет, просто, все будут знать, что брак – фиктивный. Это может подтолкнуть вашу пассию к активным действиям.

- Вы правы. Черт, давай, на ты?  Ты права, это не годится. Значит, найму еще работницу, которая будет накрывать на стол и убирать при гостях, а в другое время, помогать тебе с готовкой и заниматься уборкой дома.

- Боже, во что мы ввязываемся? – покачала головой Ирина. – Папа загнал меня в угол.

- Всё будет хорошо! – убеждённо ответил Виктор. – Сейчас позвоню юристу. Он подъедет сюда, сама дашь ему свой паспорт  и,  что там еще для регистрации нужно. А я поеду в ЗАГС договариваться о регистрации.

- Виктор, а вы… ты не хочешь спросить о моих родителях?

- Хочу. После того, как распишемся, ты мне всё расскажешь. Будет странно, если кто-нибудь спросит, а ничего не знаю о твоей семье. Но, всё – потом.  Я – ушёл!

Юрист позвонил, буквально, через полчаса.

- Ирина Александровна, добрый день! Виктор Алексеевич вас предупредил? Да? Отлично. Вы можете продиктовать мне ваши паспортные данные? Я сразу все вобью в договор, потом, перешлю вам и Виктору Алексеевичу. Добавим, что нужно или изменим, если вы  захотите, и поедем к нотариусу.

Ирина продиктовала, гадая, как отреагирует работодатель на ее фамилию.  Ещё надо будет, как-то объяснить всё маме с папой. Фиктивный брак они не поймут.

Ирина вспомнила, как возмущалась мама, рассказывая о сыне одной знакомой, который, ради работы в Америке, заключил фиктивный брак. Не женатого не хотели брать, хотя по всем другим параметрам мужчина подходил. И с визой могли быть проблемы. В общем, сын знакомой нашел девушку, которой тоже срочно требовался штамп в паспорте,  и они заключили брак.  Особенно возмущало маму, что сразу после ЗАГСа, молодожёны расстались на несколько лет.

Нет,  нельзя, чтобы мама заподозрила. Но, тут другой вопрос -  мама же захочет в гости! И их самих начнет зазывать в гости и пытаться водить по знакомым.

Ирина похолодела. Нет, она сильно поторопилась, ничего хорошего из этой авантюры не выйдет.

Она заметалась, не зная, что предпринять и вспомнила об экономке.

- Светлана Дмитриевна, можно к вам? – постучалась в дверь.

- Конечно, входи, Ирочка, - женщина смотрела что-то по телевизору, но, как только Ирина вошла, сразу отключила звук.

- Чтобы не мешал, - объяснила она девушке. – Что-то случилось? На тебе лица нет.

- Ещё не случилось, но, кажется, скоро произойдет.

- Садись и рассказывай.

- Виктор… Алексеевич предложил мне фиктивный брак.

- О! Ну-ка, поподробнее, пожалуйста. Какой он, однако, шустрый, когда успел-то? И, почему – фиктивный? Мне казалось… Впрочем, это неважно. Рассказывай!

- У меня сложные отношения с родителями: я хочу жить самостоятельно и сама себя обеспечивать, а отец против. Он заставляет меня вернуться в дом и жить, как раньше.

- Как раньше – это, как?

- Это – на всем готовом. Удобно, не спорю, но, при этом, я себе не принадлежу. Мама все время подыскивает разных молодых людей из приличных семей, пытается меня знакомить. А мне это не надо и не интересно!

- Тебе не интересны молодые люди? – насторожилась женщина. – Почему?

- Нет, я нормальной ориентации, если вы об этом, - успокоила Ирина. – Но мы с этими молодыми людьми говорим на разных языках. Это, знаете ли, довольно проблематично для нормального общения. И мама всё время находит именно таких… Недалёких.

- Недалёких?

- У меня дипломная, знаете, на какую тему?

- На какую?

- Синкретизм устнопоэтического и религиозно-старообрядческого в романе П. И. Мельникова-Печерского «В лесах».

- Я и не выговорю, - отреагировала Светлана. – Это ж, где ты учишься?

- На филфаке в СГУ.

- А готовка? У тебя же талант, я думала – ты на повара учишься.

- Это – хобби. Мне с детства нравилось из ничего, из сырых, невкусных вещей готовить  нечто восхитительное. Так вот, о чем мне говорить с этими молодыми людьми, если они обсуждают только новые игры, девушек, да марки машин? При этом все прочно сидят на папиных шеях? Мне не интересно с ними, понимаете? А мама этого не хочет понять, у нее идея-фикс – выдать меня замуж за приличного молодого человека.

- Маму можно понять, она тебе добра желает.

- Да, но при этом ее не интересует моё собственное мнение. Ладно, это все – лирика. Мой папа, как оказалось, большой приятель отца Виктора Алексеевича. И наши папы задумали нас, как говорится, свести. Я отказалась. Тогда наши родители устроили нам романтическое свидание на необитаемом острове посреди Волги. Но, ни я, ни Виктор Алексеевич не знали, что это ловушка. Меня уговорили поехать на два дня, заменить кухарку. Турбаза хорошего знакомого отца, надо было выручить. Взамен соблазнили двумя днями отдыха на Волге. Сказали, что будет только охранник, но ему до меня нет никакого дела. А на острове оказался Виктор Алексеевич с Аришей.

- Так, вот, откуда собака тебя знает и любит!


- Ну, да. Я его приняла за охранника, а он меня – за кухарку. С острова мы вырвались и расстались, так и не поняв, кто есть кто. Папа продолжал давить, и я ушла из дома. Сняла квартиру и нашла работу официанткой в летнем кафе на Кирова. Там меня увидел Виктор Алексеевич, послал Сергея Николаевича. В общем, сманил тот меня на работу. Я работой очень была довольна, но узнала, что мой работодатель и охранник,  с которым я была на острове – одно и то же лицо  только, когда попала в ваш дом. А, дальше, вы знаете.

- Хороший бы сериал получился, - задумчиво проговорила Светлана Дмитриевна. – Так понимаю, Витя до сих пор не в курсе, что ты – та самая девушка, с которой его хотели познакомить? Кстати, почему вы не познакомились?

- Я отказалась ехать в гости.

- Ясно. И теперь, он предлагает тебе фиктивный брак, думая, что ты – кухарка?

- Ага, - расстроено кивнула девушка. – Но, там брачный договор и на регистрации, он же увидит фамилию. Потом, наши родители – не представляю, что будет. Сначала я обрадовалась – буду замужем, родители отстанут. Буду этот год,  и работать,  и учиться, и дальше  есть задумки, чем заниматься. Но, потом подумала и поняла – ничего не выйдет. Мне надо отказаться, но Виктору Алексеевичу тоже  нужен фиктивный брак. Его та Тамара достаёт, требует, чтобы он на ней женился.

- Тамара? Требует? – Светлана улыбнулась. – Дурочка. На Витю где сядешь, там и слезешь.

- Тем не менее, он предложил мне этот брак, чтобы Тамара поняла – он занят.

- Нет, не поэтому.

- А, почему? – удивилась девушка.

- Причина может быть, какая угодно, то только не эта. Витя никогда не поведется на угрозы и шантаж и никогда не станет жениться, чтобы от кого-то отвязаться.

- Ну, не знаю, мне он так сказал. В любом случае, меня волнует не причина, по какой он предложил фиктивный брак, а как ему рассказать, что я, это – я?  И, что нам нельзя жениться. Он уже юриста озадачил, тот звонил, я ему свои паспортные данные продиктовала. Скоро он сам сюда приедет. Что мне делать, а? – Ирина растерянно смотрела на пожилую женщину.

- Почему это – вам нельзя жениться? Он – свободный совершеннолетний самостоятельный мужчина. Ты – свободная, совершеннолетняя, самостоятельная девушка.

- Да, нет же, как вы не поймете! Наши отцы собирались нас поженить, мы, оба, были против. А, теперь, получается, мы сами женимся? Родители, конечно, будут счастливы, только, нам-то не нужен настоящий брак! Нам нужен брак, чтобы нас не заставляли жениться! Господи, какая ерунда получается, - Ирина обхватила щеки ладонями. – Жениться, чтобы не жениться! Бред!

- Могут быть нюансы. Например, жениться на симпатичной девушке, которая нравится, чтобы не жениться на той, которая вызывает неприязнь. По-моему, логично.

- Светлана Дмитриевна, как мне рассказать Виктору Алексеевичу, что я – не совсем кухарка?

- Сейчас, - женщина подтянула сотовый, ткнула в экран и поднесла телефон к уху.

Ирина замерла, гадая, что задумала экономка.

- Витя, дома всё в порядке, ничего не случилось, звоню, чтобы уточнить пару вопросов, - скороговоркой выпалила Светлана. – Да, конечно.

Она положила телефон и объяснила девушке:

- Сейчас не может говорить, занят. Сам перезвонит. Давай, пока время есть, порассуждаем. Ты не хочешь лишаться самостоятельности, брак спасёт тебя от диктата отца – так?

- Так.

- В принципе, брак с Витей тебя устраивает?

- Да.

- Чем?

- Тем, что ему этот брак тоже нужен только ради прикрытия. Мы живем так, как каждый хочет.  Но наши родители… Я не подумала сразу – наши мамы, моя, так точно – не оставят нас в покое. 

- С этим Виктор разберется, - махнула рукой Светлана. – Продолжаем.  Раз, тебя всё устраивает, то расскажи ему, что ты – та самая девушка. И всё. Специально ты никого не обманывала. Сначала была путаница, а потом тебя никто и не спрашивал.

Зазвонил телефон.

- Алло! Хорошо. Нет, совершенно ничего серьезного! Да, - экономка улыбнулась. – Ничего страшного, он едет домой, через несколько минут будет. Расскажи ему всё и ничего не бойся.

- Уволит, - с тоской проговорила девушка. – Придется домой возвращаться.

- Не уволит, он от твоей готовки без ума, - подмигнула женщина. – Потом, Ариша ему не простит.


   Виктор подъезжал к дому в отличном настроении. В ЗАГСе обо всём договорился, даже заявление подал, забрав с работы копию паспорта  Ирины. Завтра утром их распишут.

«Кухарка Ира» - ага, два раза.

Вспомнил, как  рассматривал копию под внимательными глазами Вероники. Опомнился, отпустил секретаршу и сел, обхватив руками голову. Ну, он и лопух! Родители, все-таки, устроили им романтик уик-энд, а они этого и не поняли! По крайней мере, на острове ни он, ни Ирина, точно, не знали, кем является товарищ по заключению.

Интересно, когда она поняла?

Наверное, когда увидела доберманшу. Черт, как нехорошо вышло, что он нанял её поваром! Если родители узнают – мало никому не покажется.

Так, размышляя, заехал в гараж, потрепал мимоходом, собаку, забрав очередной подарочек – свой галстук. Да, когда собирался, случайно бросил его на кресло, а Ариша подобрала.  Всё-таки, наличие в доме собаки здорово дисциплинирует! Раньше, он постоянно оставлял вещи, где попало. После появления в доме щенка, ему хватило пары съеденных носков, одной пары кожаных туфель и трех пультов, чтобы научиться всё убирать повыше и подальше. А, еще мобильник забыл, который тоже, не перенёс знакомство с собачьими зубами. Доберманша выросла, вещи больше не грызет, но, зато, она собирает всё, что валяется и торжественно вручает. Один раз она презентовала ему его собственные трусы,  хорошо еще, что при Женьке, а не при родителях или, упаси бог, при девушке! Бельё он с тех пор не разбрасывает, сразу убирает или в корзину или в ящик.  Но, что же ему делать с Ириной? Как ей рассказать, что он уже знает её фамилию, и что эта информация его очень порадовала?  Светлана Дмитриевна хотела о чем-то рассказать! Вот! Заодно он и попробует  попросить совета.

Перешагивая сразу через две ступеньки, он вбежал в дом и сразу направился в комнату экономки.

- Светлана Дмитриевна, я войду?

- Конечно, входи! Что-то ты какой-то взъерошенный. Неприятности?

- Ничего серьёзного.  Вы хотели поговорить?

- Да, какие-то пустяки, уже совершенно неважно, - отмахнулась женщина. – Зря тебя побеспокоила.

- Ничего, - мужчина помялся и выпалил, - Я решил жениться.

- Отличная новость! Я её знаю?

- Да. Это Ирина, наш повар.

- Что ж, всецело одобряю! Ирочка – умница, добрая и аккуратная, отзывчивая и ответственная.

- У нас будет фиктивный брак, - прервал поток красноречия Виктор. – Ей нужен штамп, чтобы отец отставил её в покое.

- А тебе?

- А мне, - мужчина вздохнул. –  Версия для Ирины – чтобы Тамара оставила меня в покое.

- А она не оставляет?

- Да, но это не проблема.

- Какая же версия правильная?

- Я хочу, чтобы Ирина задержалась у нас дома, - выпалил Виктор.

- Хороший способ, - задумчиво отреагировала Светлана. – Ухаживать не пробовал? Обаять? Влюбить? И пожениться не фиктивно?

- Хотел.  Но на это нет времени. Шантаж Тамары – только предлог, главное – отец Ирины заставляет её вернуться домой. Сказал, что, пока она не замужем, он за неё отвечает. Я не успею ни обаять, ни влюбить.

- Не знаю, что сказать. Ирина мне нравится, и, мне кажется, вы были бы отличной парой. Что же ты задумал?

- Подпишем брачный контракт, потом, распишемся. И у меня будет целый год, чтобы влюбить ее в себя.

- Только её? А – сам?

- Да я, Светлана Дмитриевна, кажется, уже…

- Что ж, дерзай. Чувствую, нас будет ждать нескучный год.

- Но, есть одно «но». Она не та, за кого себя выдаёт. Она – не девочка из простой семьи, она – дочь одного папиного знакомого. Из очень состоятельной семьи. И именно её мне сватал в начале лета мой отец, а я взбрыкнул и отказался  знакомиться.

- И, давно ты это знаешь?

Виктор посмотрел на часы:

 – Полтора часа.

- Это многое меняет в твоей к ней симпатии?

- Нет, наоборот. Всё стало намного проще и понятнее. Но, как мне реагировать на ее фамилию? – мужчина мученически посмотрел на экономку. – Вдруг, она не поверит, решит, что специально заманиваю?

- Детский сад, - пробормотала Светлана Дмитриевна. – Когда вы расписываетесь? Я же правильно понимаю, что ты уже обо всём договорился?

- Завтра, в десять утра.

- А, цветы где? В машине оставил?

- Какие цветы?

- Даже, если девушка уверена, что брак – фиктивный, ей будет приятно  получить букет. Как ты собираешься её обаять и влюбить? Берешь цветы, заходишь к ней в комнату – постучаться не забудь!

- Светлана Дмитриевна, я же не дикарь!

- Это, я на всякий случай. Стучишься, входишь, даришь цветы.  А там, само пойдет.

- Что пойдет?

- Витя, ты еще здесь? Бегом за цветами! Сам говоришь – времени мало.

Ехать сейчас в город за свадебным букетом показалось лишней тратой времени. В конце концов, до десяти утра масса времени, он  купит его завтра, по дороге в ЗАГС. Но зайти к девушке с цветами было правильной идеей.  Зря, что ли, он держит садовника?

Виктор вышел на улицу, осмотрел клумбы и решительно проредил две. Полученные охапки разделил на два букета. В одном преобладали голубые и синие цветы, в другом – розовые и красные.

Возле двери Ирины мужчина остановился, посмотрел на два букета, перевел взгляд на собаку.

- Ариша, апорт! – доберманша  прихватила синий букет и замерла, ожидая дальнейших указаний.

- Ирина, можно войти?

- Входи!

Услышав голос Виктора, Ира тихо охнула, вскочила, пригладила волосы.

Мужчина решительно вошёл.

 - Это – тебе, - протянул он цветы. – Прости, что не покупные, а с одной из наших клумб.

- Ничего, - Ира зарылась носом в лепестки и округлила глаза – в комнату прошла Ариша с еще одним букетом в пасти.

- Это тоже тебе, - проговорил Виктор. – Не знал, какие тебе больше понравятся.

- Спасибо! – улыбнулась девушка. – В честь какого события цветы?

- Ну, как же? У нас завтра бракосочетание, я обо всём договорился. Букет невесты купим по дороге. Платье… Платье можно сейчас съездить, посмотреть. Только юрисконсульта дождемся.

- Виктор… Алексеевич, я должна кое-что сказать, - Ирина опять спрятала лицо в цветы. – Моя фамилия – Славичева.

- Я знаю, - спокойно ответил мужчина. – Для меня это ничего не меняет. Или, ты передумала?

- Но… наши родители. Мамы… Они же с нас с живых не слезут. Потребуют свадьбу, гостей… внуков, наконец. И.. я не специально не говорила, кто я. Так получилось. На острове я решила, что ты – охранник.

- А я думал, что ты –  кухарка, - поддержал Виктор. – На самом деле, всё даже лучше, чем можно было пожелать. Смотри – мы заключаем брак. Твои родители счастливы, и отец тебя больше не дрессирует. Мои родители тоже счастливы, и больше мне не придется знакомиться с нескончаемым потоком «очень хороших девушек».

- И Тамара отстанет?

- А?  А, да, Тамара отстанет.

- Я смогу, по-прежнему, работать у тебя поваром, и ты будешь платить мне зарплату?

- Конечно! Если хочешь, мы можем это в договоре указать.

- Брак фиктивный?

- Разумеется, - Виктор смотрел серьёзно и спокойно.

- Родители начнут требовать внуков?

- Мы еще для себя не пожили, вот, года через три…

- Как разведёмся? Скандала не будет? Мне нужен год, чтобы спокойно доучиться, потом, я планирую переехать в Москву или Питер.

- Просто, скажем родителям, что наш брак изжил себя. Что мы не сошлись характерами, материальных претензий не имеем и мирно расстаёмся.

Зазвонил телефон.

- Да? Хорошо, я предупрежу охрану. Юрист едет, - объяснил звонок Виктор. – Значит, договорились?

- Ну, наверное, - Ирина неуверенно улыбнулась.

- Тогда, пошли в мой кабинет, юрист уже скинул вариант договора.


ГЛАВА 14.

Каждая девушка, даже, если она говорит, что не собирается замуж, хоть раз, да представляла себя в свадебном платье.

Немного растерянная от стремительности событий, перенервничавшая  из-за недоговоренностей, Ирина  никак не могла определиться. С одной стороны, хотелось красивое платье, с другой – свадьба-то понарошку!

Размышления прервал приезд юриста.  Приехал он не один, привез с собой нотариуса и, пока Светлана Дмитриевна угощала их чаем и беседой, Ирина пыталась вникнуть в условия брачного договора.

- Интим по обоюдному согласию – Виктор Алексеевич, что это? У нас же – фиктивный брак!

- Это – рыба, макет договора, мы можем внести в него все, что пожелаем. Потом, если мы не хотим, чтобы о фиктивности  знал кто-то еще, кроме нас, то не стоит это выпячивать, даже в договоре. Ты же уверена, что не захочешь интима?

Ирина решительно кивнула, не в силах выдавить из себя ни звука.  Нет, она не ханжа, и про пестики-тычинки, откуда дети берутся –  в курсе, но, вот так, напрямую обсуждать эти вещи с мужчиной… Черт, об неё  можно спички зажигать – уши и щеки, прямо, горят.

- Значит, нечего и переживать – он возможен только при обоюдном согласии. Оставляем?

Ирина, поколебавшись, еще раз кивнула.

- Ребенок в течение пяти лет? – продолжила она показывать на удивившие её пункты.

- Мы разведёмся через год, - напомнил Виктор. – Пункт про ребенка – для наших родителей. Ты права, мамы, когда вернутся из обмороков, сразу загорятся идеей срочно стать бабушками. Вплоть до держания свечек и советов, как лучше.

- Оставляем, - немедленно согласилась Ирина.

Так, пункт за пунктом, они прочитали весь договор. Обсудили, кое-что добавили, кое-что изменили или выкинули.  

Подписание  документа прошло быстро, и, слегка побулькивающие при резких движениях от количества влитого в них чая, юрист и нотариус  отбыли восвояси.

- Поехали выбирать тебе платье, - весело предложил Виктор.

- Платье? – удивилась Ирина. – Зачем? Мы же…

- Родители ни за что не поверят, что мы даже ни одной фотографии не сделаем. А, фотографироваться  в день собственного бракосочетания в повседневной одежде, как-то неправильно, не находишь?

- Я думала, мы быстренько заедем, распишемся и вернемся, как ни в чем не бывало.

- Так и будет, - заверил Виктор, - за маленьким дополнением: ты будешь в красивом платье. Пусть, не свадебном, но – красивом. С прической и букетом.  А я – в новом костюме. И, после бракосочетания, мы сначала поедем в горпарк, а потом – на Кумыску. И, конечно же – пофотографируемся.

- Зачем?

- Для наших родителей, - глаза мужчины выражали предельную честность и искренность.

- Хорошо, - сдалась Ирина. – Поехали выбирать платье, только, покупаю я сама.

- Идёт, - легко согласился мужчина. – С одним условием – выбираешь те, что тебе понравятся – пять или шесть. Потом – примеряешь и выбираешь самое-самое.

- Но, плачу за платье я сама! – уточнила девушка.

- Конечно, мы же договорились!

И не обманул.

Ирина тщательно выбрала несколько платьев, потом, померила их, отложила три и некоторое время решала, какое купить.  Наконец, после долгих колебаний, взяла то, что дешевле.

А Виктор купил остальные.

- Виктор Алексеевич! – возмутилась девушка. – Вы же обещали!

- Во-первых, как-то неправильно звать жениха и почти мужа, на вы и по имени и отчеству, ты не находишь? Во-вторых, я не обещал, что ничего не буду покупать, только – что за одно платье ты платишь сама. И, в-третьих, эти платья тебе очень идут, жалко было оставлять.

- Но…

- Хорошо, - вздохнул мужчина. – Понемногу вычту за них из твоей зарплаты. Так, годится?

- Годится, - с облегчением согласилась Ира.

Если честно, они ей и самой очень понравились. А ещё, пока она крутилась перед женихом, не могла не заметить искру, мелькавшую в его глазах, когда он думал, что Ирина поглощена нарядами.

Почему-то, ей очень понравилось производить впечатление и  вызывать восхищение  будущего фиктивного супруга.


     На следующее утро привезли несколько свадебных букетов.

- Я же не знаю, какой тебе понравится, - оправдывался жених. – Всегда лучше, если есть выбор!

Потом,  прибыла парикмахер.

- Какая ты хорошенькая! – всплеснула руками Светлана Дмитриевна, полюбовавшись на прическу. – Стой, не выходи! Сначала, надень платье, туфли, нанеси немного макияжа. Надо, чтобы он дышать перестал, когда увидит тебя.

- Но, он вчера уже видел на мне это платье! – возразила Ирина. – Потом, это же, не настоящая свадьба!

- Он видел платье, но не видел все одновременно – прическу, платье, туфли – на  тебе. Поверь, он будет сражен в самое сердце! Потом, что значит – не настоящая свадьба? Расписываетесь вы по-настоящему, значит, свадьба – настоящая! Ты должна быть самой красивой!

И Ирина не устояла.

Хорошее бельё было её слабостью. Пусть, никто не видит, что под одеждой, но знание, что на ней красивый комплект, придавало уверенности и улучшало настроение.

Девушка надела новое белье от Виктория Сикрэт, покрутилась перед зеркалом и осталась довольна. Потом – тончайшие чулки. Платье. Немного туши на ресницы, блеск на губы.

Зеркало отразило красавицу. Неужели, это она? Забавно, но её белье в несколько раз дороже, чем платье. Виктор этого не узнает, зато, знает она, и от этого почему-то весело и хорошо на душе.

Ирина покрутилась перед зеркалом,  и вышла к Светлане Дмитриевне.


Экономка расцвела, подала букет и, хитро подмигнув, открыла дверь.

Ира, немного робея, шагнула за порог и сразу же споткнулась о горящий взгляд жениха.

Да, кажется, она перестаралась. Но, приятно.

- Ты… очень красивая, - выдавил Виктор, подавая девушке руку.

- Спасибо, - просто ответила Ира. – Поехали?

- А? Да, - еле оторвав от невесты глаза, Виктор повел Ирину на улицу – к автомобилю.

          Расписали их быстро и, даже, как-то обыденно.

Вошли посторонними, а вышли – мужем и женой.

И когда  только «охранник Витя» успел  приобрести такие  красивые и, явно, очень недешёвые обручальные кольца? Ещё  и  угадал её размер?  

Ира скосила глаза на мужа и только собралась спросить,  когда он купил кольца,  и кому она будет кидать свадебный букет, как в её сумочке зазвонил телефон.

- Папа, - прошептала она, глянув на экран. – Сделать вид, что не слышу звонка?

- Ответь, чего ты? Родителей нельзя игнорировать, - посоветовал муж.

Ирина вздохнула и, как в омут с головой, нажала на ответ.

- Здравствуй, папа!

- Здравствуй, дочь. Звоню, чтобы узнать – когда нам тебя ждать? Мама очень переживает.

- Не знаю, - Ира посмотрела на Виктора. – В ближайшее время я занята.

- Тогда, придется приехать мне.  Узнать твое новое место жительства – дело пары часов, - по голосу чувствовалось – папа начинает закипать.

Ирина представила, как папа определяет ее место жительства и выпадает в осадок. Нет, интеллигентные девушки с пятого курса филфака так не говорят. Папа выпадет в третью патализацию заднеязычных согласных. Или – у него производящая основа съедет.

- Ирина! Ты, почему молчишь? Ты, где?

- Еду в машине, - честно ответила дочь.

- Куда?

- На Кумыску.

- С кем?

- С мужем.

- С КЕМ??? Ирина, это, что еще за шуточки?

- Папа, ты только, не нервничай, - торопливо заговорила девушка. – Я сегодня вышла замуж, как ты и хотел. Теперь, за меня отвечает мой муж, вы с мамой можете спать спокойно. Простите, что не пригласили на регистрацию, но мы с Витей решили, что не хотим пышную свадьбу. Фото я вам скину в вотсапп.

- Ирина, не смей отключаться! Говори немедленно, где вы сейчас? Мы с мамой выезжаем!

Виктор осторожно припарковался и жестом попросил телефон.

- Александр Михайлович, добрый день! Я - Виктор Крез и, вот, уже полчаса, как ваш зять.  Вы не переживайте, я Иру никому в обиду не дам, а этот день мы хотели провести только вдвоем. Нет, мои родители тоже не в курсе. В ЗАГСе Кировского района. Да, на Московской. Согласен,  поступили по-свински. Конечно, мне очень стыдно перед Мариной Геннадьевной, но, так захотела Ира.

Ирина сделала большие глаза, а, потом, погрозила мужу кулаком.

- Нет, я не мог настоять. Я ни в чем не могу  отказать моей жене. Мы приедем к вам, когда этого захочет Ирина. Да, разумеется. Передавайте мои извинения Марине Геннадьевне. Всего доброго!

- Ты что наговорил? – возмутилась девушка. – Теперь, они меня живьем съедят.

- Не съедят, - улыбнулся муж. – Забыла? Ты –  замужем! Всё, папа больше тебе не указ. А мам мы задобрим.

Машина снова тронулась и набрала скорость, влившись в поток.

- Сейчас твой моему сообщит, и придется снова парковаться,  отвечать на звонок. Только, теперь, уже – мне. Зато, за один раз отмучаемся, - предсказал Виктор.

- Нет. Мой сразу звонить не бросится. Сначала он выяснит, правда ли мы расписались. Уточнит, за кого именно я вышла замуж, а, уж, потом, свяжется с твоим отцом.

- Понятно. Не зря он расспросил, в каком ЗАГСе мы были, - кивнул головой Виктор. – Что ж, отлично, у нас есть время на себя. Пока, родители радуются или огорчаются, мы можем, без помех, провести день, как задумали.

- Главное, чтобы, когда мы вернемся,  они нас  дома не поджидали, - ответила Ирина.

- Ой, да. С другой стороны – рано или поздно нам придется пережить их визит. Дня два или три они пошумят, и оставят нас в покое.

- Значит, едем домой? – расстроилась девушка.

- Ещё чего! Фотографироваться на Кумысную поляну, потом – в ресторан. Сегодня не ты меня кормишь, а я – тебя.  


   Александр Михайлович поискал нужный номер.

- Алло! Славичев. Доброго дня, Ираида Альбертовна! Да, мне тоже очень приятно. Конечно, не просто так, вы, как всегда, проницательны!  Можете узнать, кто сегодня утром заключил брак в ЗАГСЕ на Московской? Да, пофамильно, если не затруднит. Через полчасика? Хорошо.

Положил телефон, прошелся по комнате, потом дернулся выйти наружу, но сам себя остановил. Там жена, она поймет, что он встревожен, начнет расспрашивать, а он, пока, и сам мало, что знает.

Полчаса тянулись бесконечно, но, рано или поздно, заканчивается всё.

- Да, Ираида Альбертовна. Я внимательно слушаю. Так. Так. Так. Стоп! Повторите, пожалуйста, последнюю пару. Спасибо, вы очень меня выручили. Я – ваш должник. Нет, нет, возражения не принимаются! Всего доброго!

Уфф! Они на самом деле расписались!

Ай, да мы! Ай, да, я!

- Марина! Марина!!!

- Что? Что-то случилось? – жена ворвалась в кабинет.

- Поздравляю! Ирка вышла за Виктора, как мы и мечтали!

- Как???

- Только что проверил – точно, расписались, всё, как положено. Ну, видишь? А, ты переживала, что идея с островом была неудачной!

- Без свадьбы? – расстроено проговорила жена. – И, нам ни полслова… Девочка замуж вышла, будто сирота – ни родителей на церемонии, ни гостей…


- Брось, мать! Главное – поженились. А свадьбу потом можно устроить. Например, уговорим их на венчание и, заодно, сразу и отпразднуем. А, Лешка-то еще не знает! Сейчас позвоню, порадую. Ты, не сиди, отомри уже. Радость у нас – одевайся, поедем в ресторан. Раз дети нас не позвали – сами отпразднуем. И надо свадебный подарок выбрать. Что-то, этакое… Сногсшибательное!

Александр Михайлович подхватил сотовый и перешел в гардеробную.

- Лёшка, с тебя суюнчи! Не поверишь: у нас всё получилось!  Ирка моя сегодня за твоего Виктора замуж вышла. Сам проверял в ЗАГСе. Они, свинтусы, это тишком провернули, случайно узнал. Конечно, надо отпраздновать. Ты, вот что, бери Таисию, встречаемся в SOHO, я все устрою. Раз, дети не хотят вместе, отметим сами.

Если, сначала присутствовала небольшая скомканность, но уже к  середине прогулки Ирина расслабилась. Ушел директор Крез, вернулся охранник Витя, с которым ей было так легко и весело.

И, как же было хорошо, что больше не надо играть роль кухарки, скрывая своё происхождение!

- Ты, еще не проголодалась?

- Проголодалась, - Ирина улыбнулась мужу. – Кто-то обещал, что сегодня он меня кормит.

- И сдержу своё обещание! – Виктор подмигнул, взял Иру за руку и, неожиданно, поцеловал в ладошку.

Девушка вспыхнула, но муж сделал вид, что ничего не произошло.

- Куда бы ты хотела?

- Ресторан? – Ира задумалась. – Знаешь, я не хочу в ресторан. Можем  мы найти какое-нибудь простое место, где нас вкусно накормят?

- Нет ничего невозможного, - Виктор продолжал удерживать Иринину руку, но ей это, как ни странно, нравилось. Во всяком случае, желание выдернуть кисть из пальцев мужа не приходило.

- Как ты относишься к узбекской кухне?

- О?! Прекрасно, - Ирина заинтересовалась. – Очень люблю. Папа и мама всю молодость прожили в Средней Азии, так что мы с братом регулярно слушали приступы ностальгии и, конечно, с узбекской кухней познакомились еще в детстве.

- Как ни странно, но мои – тоже родом из Средней Азии, - рассмеялся Виктор. – И я, тоже, с детства слушал рассказы про арыки, чем урюк отличается от  абрикоса, что такое -  катык и как вкусны свежие лепешки с каймаком. А ещё – что на ослика надо садиться на круп, а не на спину, если без седла. На спине острая хребтина, о которую… мгм... В общем, не  надо ездить на ослике без седла или куска кошмы.

- Ты предлагаешь посетить  ресторан, где есть узбекская кухня?

- Нет. Я приглашаю тебя в небольшое, как бы, кафе, но там нет кофе. Зато, есть лагман, манты, зеленый чай в чайничке, лепешки и прочие вкусности.

- Мне уже хочется попробовать! А, где это?

- На Сенном.

- О?

- Увидишь.

Они приехали на Сенной рынок, но Виктор повел девушку  вдоль, мимо обоев и краски, потом – через ряды с разными железками, дальше – мимо Птичьего рынка – на параллельную улицу.

- «Андижан» - прочитала Ирина  неприметную вывеску на доме. Рядом с входом, на столе приглашали их отведать исходящие сытным паром лепешки.

- Входи, - пригласил мужчина.

Внутри помещение было небольшое, но чистое и, какое-то, уютное.

- Ты, посиди, а я закажу. Кстати, что ты хочешь?

- Лагман! – Ирина даже облизнулась. – Давно не ела.

Через  несколько минут перед ней оказалась косушка с вожделенным кушаньем. Себе Виктор взял то же самое.

Конечно же, лепешка, неизменные чайнички с зеленым чаем.

Запах от блюда был необыкновенно аппетитный.

- Ложку или вилку? – спросил муж, показывая, что им принесли и то и другое.

- Конечно, вилку! – возмутилась Ира. – Это же – лагман!

- И – умеешь?

- Спрашиваешь! – девушка взяла прибор, опустила его в косушку, покрутила  вокруг своей оси и вытащила уже с лагманом.

- М-м! Вкусно!

Некоторое время ели, молча.

- Надо же – такое неприметное заведение, небольшое. И – на самом деле – вкусно!

- Я рад, что тебе понравилось.

- Как ты нашел это место?

- Случайно. Как-то решил купить Арише игрушку, в зоомагазин отсюда идти далеко, ехать – большой круг делать надо. Решил посмотреть на Птичьем рынке, а, потом, вышел на эту улицу и поймал дух горячих лепешек. Так и набрёл. Теперь, время от времени, заезжаю сюда, когда хочется чего-нибудь настоящего.

Сытые и довольные, они вышли на улицу.

- К машине идти опять «огородами».

- Ну, и пусть!

- Тогда, давай, через фруктово-овощные ряды?

И они пошли, рассматривая тугие помидоры всех размеров и расцветок, дыни  (падхади, народ –  свой агарод! Палавина сахар, палавина – мёд!), изюмные горы, яблочные барханы.

Молодожёны смеялись, пробовали некоторые фрукты,  и Виктор, незаметно, обвесился сладко пахнущими пакетами.

- Какие люди и без охраны!  - внезапно раздалось сбоку.

Ирина, всё еще смеясь,  повернула голову и обнаружила злой взгляд Тамары Аркадьевны, несостоявшейся  жены Виктора.

- Неужели, командировка, ради которой ты прервал наш разговор, уже завершилась? – едко спросила девушка. – Или, командировка была с Крытого на Сенной?

- Тебя это не касается, Тамара, - ответил Виктор, сжимая ладошку Иры. -  Дай нам пройти. Не видишь – мы стоим посередине прохода и всем мешаем!

- Обойдут, - равнодушно бросила Тома. – А я сюда за свежими фруктами приехала. Не хочешь спросить – зачем они мне?

Виктор подтянул Ирину поближе и приобнял за плечи.

- Мне не интересно. Пойдем, Ира.

Но от бывшей любовницы так просто отвязаться не получилось. Увидев собственнический жест Креза, она сузила глаза и забежала вперед, мешая идти дальше.


- Ах, не интересно? Или – не хочется об этом говорить? Расскажи своей спутнице, как ты поступаешь с девушками! Сначала заманиваешь в кровать, а потом, когда они беременеют, вышвыриваешь из своей жизни. Да, да, и тебя ждет то же самое!

На них оборачивались прохожие, толкали, шипели сквозь зубы, мол, встали посреди дороги.

- Пойдем, - Виктор мягко развернул Ирину и попытался пойти в другую сторону.

Злая и раздосадованная, Тамара опять перебежала вперед и вцепилась в руку Ирины.

- Брось его! Брось, пока он не бросил тебя! Я ношу его ребёнка, но у меня и рубля нет лишнего! Чтобы купить так необходимые мне фрукты, мне приходится искать самые дешёвые. А всё почему? Потому что он, - ткнула пальцем в сторону мужчины, - врун, скряга и подонок.

Ирине надоело слушать истерические выпады. Сначала она хотела молчать, предоставив Виктору самому разбираться с любовницей, но, похоже, пока она не вмешается, эта песня будет длиться ещё долго.

-  Девушка, - спокойно сказала она. – Отпустите мою руку и идите своей дорогой. Нас с мужем ждут родители, нам некогда.

Тамара захлопала глазами:

- Вас с мужем? – и, вдруг, узнала. –  Я тебя знаю!  Виктор, ты уже совсем докатился – спишь с собственной прислугой? Милочка, быстро отцепилась от отца моего ребёнка и двигай отсюда… на кухню!

- И вам – хорошего дня! - Ирина улыбнулась, подцепила Виктора под руку и, ловко обогнув нахалку, пошла дальше по проходу.

«Яжемать» осталась сзади и больше не пыталась ни догнать, ни поговорить.  Видимо, переваривала информацию.

Но настроение было испорчено.

Ирина задумалась – а, если, у нее на самом деле ребёнок Виктора? Малыш не виноват, что его родители переспали, не имея друг другу ни чувств, ни привязанности.

Мужчина, хранивший молчание, видел, что его жена как-то сникла и погасла. Чертыхнувшись про себя в адрес непредвиденной встречи и настырной бывшей любовницы, он ухватил Иру за руку и, ледоколом раздвигая толпу, направился к выходу из рядов.

- Ириш, - заговорил мужчина, когда они поместили покупки в багажнике и сели в машину. – Я не лгал – этот ребёнок не может быть моим. Я, вообще не уверен, что он существует. В любом случае, заставлю Тамару сделать тест на определение отцовства, если она, на самом деле, беременна.  Своего ребёнка я не оставлю.

- Ничего, у нас же договор, а не настоящий брак, - тихо ответила девушка. – Меня не задели слова этой особы. Куда мы поедем дальше?

- А, куда бы ты хотела?

- Поехали домой, - вдруг предложила девушка. – Там Светлана Дмитриевна ждет и Ариша. Волнуются, наверное.

- Поехали, - согласился мужчина, понимая, что настроение и лёгкость пропали. – Может быть, заедем в кондитерскую и купим большой торт? Все-таки, праздник?

- Ну, нет! – Ира улыбнулась. - Есть покупной торт? Ни за что!  Я сама испеку.

- Какой? – заинтересованно спросил муж, радуясь, что Ира повеселела и оживилась.

- Ириска! Не знаешь – есть у нас консервированные персики?

- Не знаю, - растерялся Виктор, тихо радуясь её словам –  «поехали домой», «у нас есть персики?» Домой! У нас!

- Тогда, рули к хорошему магазину. На всякий случай, купим.

  Виктор ждал Ирину у кассы «Палитры Вкуса». И, как всегда «вовремя», зазвонил телефон.

Отец. Предполагая, что друг Саша уже поделился с другом Лешей известием о знаменательном событии, мужчина вздохнул и нажал на ответ.

- Сын, поздравляю! – прогудел отец.- Что ж вы свадьбу зажали? Ладно, свадьбу, но мать-то мог на церемонию пригласить?

- И тебе – здравствуй. Ты меня поздравлять собираешься или разнос устраивать? – тихо поинтересовался сын.

- Всё, всё, прости. Гуляйте, отмечайте, мы не станем мешать.

Язык у родителя несколько заплетался, из чего сын сделал вывод – родители уже где-то отмечают.

- А мы тут, по-семейному, в Сохо. Не приедете? – продолжал Алексей Николаевич. – Матери бы порадовались…

- Нет, у нас другие планы.

- Ну, ладно. Но на выходные ничего не планируй – мы всем родительским составом – к вам.  Счастья, сын! Порадовал!

Да, трудно им придется – вон, как родители воодушевились!

- Всё взяла, - подкатила тележку Ирина.

- Отец звонил. Мой. Они вместе с твоими -  в Сохо. Празднуют. Судя по речи моего – часа два уже, не меньше.

- Это хорошо, значит, возле дома они нас караулить не будут, - отреагировала Ирина.

- Сегодня – да. Но отец предупредил, что на выходные они все – твои и мои – приезжают к нам.

- Всё равно, рано или поздно, они приедут, я говорила.  Надо  один раз пережить визит. А, потом, мы всё время будем заняты, ты – на работе, я – в университете -  и станем встречаться с родителями по отдельности.

- Почему – по отдельности?

- Ну, как же? Если, вместе, они увидят, что у нас ничего нет, - Ирина вскинула голову, заглянула Виктору в глаза. – Папам мы можем мозги запудрить, но мам не проведёшь.

- Посмотрим, - возразил муж. – Поехали! Кто-то обещал мне торт «Ириска». Никогда о таком не слышал, но уже очень хочу попробовать.

Дома их встретили сияющая Светлана и подпрыгивающая от избытка эмоций собака.

- Поздравляю! – женщина осыпала их какими-то злаками и монетками.

- Светлана, что вы делаете? – поразился «охранник Витя».

- Ты не разговаривай, молодожён! Бери жену на руки и вноси в дом! – скомандовала экономка.

Виктор улыбнулся и, не успела Ирина возмутиться, как её подхватили сильные руки.


Тихо ахнув, девушка обхватила мужа за шею.

- С правой ноги шагай! – командовала Светлана. – Всё перенёс через порог, можешь опускать!

Но Виктор прошёл дальше – до комнаты Ирины. Девушка, затаив дыхание, прижалась к нему, вдыхая приятный запах дорогого парфюма.

На руках её ещё не носили, а это, оказывается, так волнительно!

Перед глазами встала картинка – как Виктор выходил из Волги в их первую встречу. Капли воды на его красивом теле, сильные руки, дорожка волос… Чёрт, о чём она думает?

Девушка в очередной раз покраснела и вздрогнула, когда муж прошептал ей в ухо, задевая губами кожу:

- Трусишка! Не уроню, не бойся! И не красней так, а то моя рубашка сейчас воспламенится.

Занёс в комнату и посадил на кровать.

- Я буду ждать на кухне, хочу лично присутствовать при изготовлении торта!

Дверь закрылась, но Ира еще несколько минут сидела с горящими щеками, вспоминая ощущения от крепких рук и близости тела Виктора.

Наконец, она отмерла, переоделась, охладив лицо водой из-под крана, и вышла на кухню.

По всему дому висели шарики с гирляндами и стояли вазы и корзины с цветами.

- Светлана Дмитриевна, ахнула Ирина. – У вас же рука, как вы всё устроили?

- Садовника позвала, - беспечно ответила женщина. – Нельзя, чтобы такой день был обычным.

- А, цветы, откуда? – рядом материализовался муж.

В домашних штанах и простой футболке он выглядел не менее привлекательно, чем в костюме.

- Заказала, с доставкой, - пожала плечами Светлана Дмитриевна. –  Ты же мне сам велел это сделать. Не помнишь?

Виктор секунду смотрел в честные глаза экономки и чуть не подпрыгнул, когда она, отвернув лицо от Иры, сделала зверскую гримасу.

- А… Да, - отмер мужчина. – Спасибо, что выполнили всё в точности.

 Довольная, женщина расплылась в улыбке.

- Что ж, пойдем делать торт! – Ира просияла, услышав, что идея завалить дом и её комнату цветами, исходила от фиктивного мужа.

И следующие три часа они замечательно провели время.

Сначала делали торт, причем, Виктор принимал самое непосредственное участие: следил за миксером, подавал Ирине продукты, веселил и развлекал, как мог.

В процессе взбивания вареной сгущенки со сливками, он всё порывался проверить готовность, перепачкался и млел, когда Ира вытирала ему мазки крема.

- Вот же! Вот!

- Я не увидел, - оправдывался он.

Занятые друг другом и выпечкой, они не заметили, когда и куда исчезли Светлана и Ариша.

Это было чудесное завершение дня.

Пока торт настаивался и пропитывался, молодожены болтали обо всём.

Ирина рассказывала о себе, Виктор вспоминал смешные истории из детства. Оказалось, оба любили Коктебель, рок-группу Muse, терпеть не могли светские рауты  и когда им что-то навязывают.

- Знаешь, - проговорил Виктор, когда Ирина достала из холодильника торт и осторожно нарезала его на куски. – Я очень жалею, что ты не приехала тогда вместе со своими родителями и братом к нам. Но рад, что моему отцу взбрела в голову идея с «необитаемым островом».

-  Если забыть, как мы с него выбирались и гречневый обед, - Ирина решила не комментировать первую часть фразы, - то, соглашусь – это были чудесные дни.

- М-м-м!!!! – Виктор откусил от куска. – Если бы сам не видел, как ты создала эту вкуснятину из обычных вещей – не поверил бы. Слушай, у меня идея! А, если, нам сбежать от родителей на ту же турбазу? На выходные? Только я, ты и Ариша?

- Охранник Витя, кухарка Ира и невозможная псина? А, что, мне нравится эта идея!

- Но, как мы найдем контакты владельца? Это папин знакомый, у меня нет его телефона, а обращаться к папе нет желания, - расстроилась Ирина.

- У меня есть, - успокоил Виктор.

- Откуда?

- После нашего приключения приказал своему отделу безопасности разобраться. На всякий случай – вдруг, родители были ни при чем?

- И?

- Оказались – при чём. Зато,  у меня есть нужный номер! Но сейчас звонить поздно, - Виктор покосился на часы – почти двенадцать. – Всегда думал, что девушки не едят после шести.

- Правильно думал! – поддержала его Ирина. – После шести есть нельзя! А, вот, после одиннадцати – самое то!

- Удобно! – рассмеялся муж. – Торт – нечто необыкновенное, ел бы и ел! Но, думаю, нам пора расходиться – поздно.

- Да, пора спать, - согласилась Ирина. – Что ты хочешь на завтрак?

- Что угодно, кроме гречки и киселя. И – не раньше девяти. Планирую завтра проспать, ведь у меня – брачная ночь! – пошутил мужчина.

Ирина покраснела и нахохлилась.

- Прости, неудачная шутка, - извинился Виктор. – Спи завтра, пока не выспишься. Я позавтракаю остатками торта.


Ира поставила в посудомойку последнюю чашку, осмотрела помещение. Всё на своих местах, везде чистота и порядок. Можно ложиться и ей.

Какой сегодня был странный день!

Она замуж вышла. Так, мимоходом.

Ирина хихикнула: «Схожу-ка я замуж».

Но погуляли они замечательно, а посидели на кухне – ещё лучше!

Виктор, он, такой… Когда забывает, что он большой начальник – просто, чудесный! С ним легко и как-то, душевно.

Вот с таким мужем можно жить долго и счастливо. Конечно, если он не понарошку.

Виктор думал, что как ляжет – сразу уснёт.  Устал, переволновался, ещё Тамару чёрт принёс.

Сам виноват, нечего было связываться!

Большинство знакомых пользуются услугами проституток и горя не знают. А он, чистоплюй, хотел, как лучше. Пора бы усвоить – все женщины мечтают выйти замуж и, желательно, за состоятельного мужчину. Поэтому уверениям, мол, я – за свободные отношения, только секс и ничего больше – верить нельзя! Все женщины хотят замуж, кроме… его фиктивной жены.

Но, странное дело – именно её он бы и хотел видеть женой настоящей!

Кстати, а куда рыжая задевалась?

Мужчина приподнялся, включил ночник и констатировал – в его спальни собаки нет.

Опять сбежала Ирине под бочок?

Захотелось сходить и проверить, но если девушка не спит, то подумает черте что. Испугается ещё. Нет, никуда он не пойдет, а с рыжей предательницей поговорит завтра.


    Телефонный разговор с владельцем турбазы порадовал.

- Вам повезло, как раз в ближайшие выходные у меня окно, - добродушно проговорил хозяин. – О чём разговор? Конечно, сохраню всё в тайне, мы не разглашаем сведения о клиентах. Да, продукты завезём, домики будут приготовлены, можете любой занимать. Два домика? Не вопрос – мы все держим в полном порядке, хоть сейчас заезжай. Телефоны там не ловят, но есть рация. Знаете, как пользоваться? Хорошо. Катер  ждать будет в пятницу вечером на том же месте. Скажем, в шесть. Годится? Ну, и отлично!

И ещё одно дело он больше не стал откладывать.

Вызвал начальника службы безопасности и приказал выяснить всю подноготную Окуневой Тамары Аркадьевны.

- Особенно меня интересует её здоровье. В частности – наличие или отсутствие беременности. Встала ли на учёт в консультацию, какой срок. В общем, Максим Степанович, вы сами знаете, как и что искать.

- Сделаем, Виктор Алексеевич. Могу спросить – с дамочкой проблемы?

- Не сказал бы, но нервы потрепать может. Вот, фото, адрес, номер телефона – что мне известно.

- Всё сделаем.

Секретарша Вероника мгновенно сосканировала наличие обручального кольца на его руке, и первые полдня тянулись сотрудники с поздравлениями. Во второй половине дня новость разошлась по коллегам, знакомым и даже некоторым конкурентам. Все принялись отзваниваться с поздравлениями и  сетовать – как же так – где свадьба? Почему прячешь молодую жену? Непременно ждем в гости!

Просто бедствие какое-то, невозможно работать! Что Ирина скажет, когда он предъявит ей список приглашений?

Нет – срочно – на остров!

ГЛАВА 15.

Что, обычно, человек видит первое, когда утром открывает глаза?

Подушку. Будильник. Потолок. Стенку у кровати. Любимого.

Когда Ирина открыла глаза наутро, после дня бракосочетания, первое, на что наткнулся ее взгляд, была донельзя довольная, похрапывающая собачья морда.

Нет, ну, наглость же! На моей подушке! То-то, мне так неудобно!

- Ариша, пошла вон!

Храп прекратился. Морда поменяла выражение с донельзя довольного на – вопросительно-довольное.

- Ариша, я кому сказала? Пошла на место!

Нос нахалки дернулся, один окуляр приоткрылся. Пару секунд ничего не происходило, а потом  в собачьем глазу мелькнуло понимание – засыпалась! Каким-то плавным движением и глухим бряком,  рыжая тушка стекла с кровати на пол. Не успела Ирина ахнуть, как невозможная псина, как ни в чем не бывало, будто, не её только что застали на хозяйской подушке, подскочила, выписывая восьмерки задней половиной тела.

«Хозяйка! Я так рада, так рада! Ты проснулась! И сейчас мы пойдем гулять и завтракать! Дай же, я тебя оближу, за ночь ужасно соскучилась!»

- Ариша, ну, ты и актриса! – изумилась девушка и сладко потянулась.

Черт, она замужем понарошку, а так-то, она – на работе! Завтрак!

Ирина не хуже Аришки слетела с мягкой постели, только обошлось без бряка. И поспешила завершить все утренние процедуры.

Через пятнадцать минут, повязывая косынку, она входила на кухню.

Дом еще спал, не считая резвящейся на лужайке собаки.

Вчера Виктор сказал, что доест на завтрак торт, но есть еще и Светлана Дмитриевна, да и ей самой хочется не только сладкого. Проинспектировав холодильники, Ирина задумалась – что лучше приготовить? Шакшуку или яйца в авокадо?

Решила, что сделает и то и другое. Каждый выберет, что ему больше по душе.

Включила любимую музыку, вставила в уши наушники и принялась чистить и нарезать лук.

Пару раз споткнувшись об Аришу, она вспомнила, что надо насыпать  собаке еды.

Теперь она знала, что сухой корм,  попав в собачий организм, сильно увеличивается в объеме. Поэтому,  давать больше нормы собаке нельзя.

Всё-таки, с кашей или мясом, ей кажется, проще. Там, хоть видишь, что даешь и сколько, и полкило мяса не превращаются в полтора.

- Нет, Ариша, даже не проси! Прошлый раз, что было? Вот! И не надо мне подмигивать! И толкать меня лапой тоже не надо! Я чуть инфаркт не получила, когда ты раздулась. Больше на меня твои взгляды и несчастные вздохи не действуют, даже не старайся! Вот, твоя порция и больше ни крошки! Ладно, одну крошку добавлю, так и быть.

Овощи потушились, девушка сделала ямки и вбила в них яйца.

Параллельно очистила авокадо, разрезав их на половинки, углубив выемки, оставшиеся после удаления косточки.  Смазала углубления творожным сыром и поместила туда яичные желтки. Затем, смешала белки с трюфельной солью и покрыла полученной смесью авокадо.

Вот, ничего сложного, а вкусно как!

Девушка с удовольствием оглядела половинки, проверила, разогрелась ли духовка и отправила в нее заготовку на пятнадцать минут.

- Доброе утро! – Виктор, привлеченный сытным запахом, заглянул в дверь, но Ирина его не видела и не слышала.

Тогда мужчина приблизился и вытащил у нее из уха один наушник.

- Виктор Алексеевич! – подпрыгнула девушка. – Нельзя же так подкрадываться!

- Ириша, не имею ничего против своего отчества, но мне хотелось бы, чтобы ты звала меня только по имени. Согласись, так будет логичнее? Что это ты слушаешь? – он вставил себе наушник, почти прижавшись к щеке девушки.

- О, Старлайт! Люблю.

Черт, какая музыка, когда её шея с пульсирующей жилкой в пяти сантиметрах от его губ, и ему стоит титанических усилий удержаться, чтобы не прикоснуться к нежной коже.

Старлайт завершилась, началась Блисс, но он почти ничего не слышал,  борясь с желанием поцеловать трогательно-розовое ушко.

- Виктор, Витя! У меня сейчас всё сгорит! – потрясла его за руку Ирина. – Отсоединись от наушника, а то мы с тобой, как сиамские близнецы. Садись, я сейчас накрою.

Виктор проглотил и авокадо и интересное блюдо, которое его жена назвала шакшук и, с сожалением, покинул дом, заранее предвкушая, как он вернется вечером.

   Несколько раз за день, он пытался связаться с женой, сначала, чтобы сообщить, что насчет острова договорился, потом – что не приедет на обед, а дальше – уже нервничая – почему она не отвечает??!

В конце концов, набрал экономку.

- Ой, Витя, тут форменный дурдом! – радостно отчиталась Светлана Дмитриевна. -  Косяком идут курьеры с подарками, цветами и поздравлениями. Бедная девочка отключила свой сотовый, потому что ее достали обе мамы.

- Какие мамы? – немного растерялся Виктор.

- Ваши, какие же ещё? Пытаются вытащить её или напроситься в гости.  Мы на осадном положении. Ты, когда домой?

- Выезжаю.

Дом, на самом деле, оказался завален цветами, коробками и визитками.

Черт! И это, он не привез то, что ему принесли в офис!

- Витя, если мы примем все эти приглашения, нам придется забыть о своей жизни и только отдавать визиты, - испуганно ахнула Ирина, увидев количество конвертов. – Что же нам делать?

- Во-первых, мы не обязаны принимать все, достаточно вежливого ответа с благодарностью. Во-вторых, мы – молодожёны и у нас – медовый месяц. Никто не ждет, что мы прямо сегодня объедем всех, чтобы лично поговорить. В-третьих, мам надо чем-то отвлечь или занять, иначе, они с нас с живых не слезут.

- Чем мы их займем?

- У меня идея – что, если мы попросим их придумать сценарий для свадьбы?

- Ещё одна свадьба? С кем??


- Мы же не делали торжество, а родителям, особенно мамам, очень хочется.  Попросим мам заняться, на пару месяцев мы их нейтрализуем.

- А, что потом?

- Придумаем, что-нибудь, - пожал плечами мужчина.

- Витя, но, если они организуют торжество, нам же придется на нем присутствовать!

- Подумаешь – что в этом сложного? Походишь нарядная, потанцуем вальс.

- Поцелуемся раз этак сто, - продолжила Ирина, - под крики «горько»…

- В этом, тоже, нет ничего сложного.

- У нас фиктивный брак!

- Это, всего лишь, поцелуи, Ира! От них брак не консуммируется.

Девушка покраснела и отвела взгляд.

- Ира, как мы будем изображать мужа и жену, если ты от меня шарахаешься? Неужели, я тебе настолько противен?

- Нет, с чего ты взял? Вовсе, не противен, - еще больше смутилась девушка.

- Тогда, надо бороться с твоими страхами и неуверенностью!

- Как? – жена подняла на него свои невозможные глаза, в которые он боялся смотреть, рискуя утонуть.

- Клин клином вышибают, - ответил мужчина и медленно наклонился и невесомо коснулся её губ. – Видишь? Ничего страшного с тобой не случилось.

- Д-да, - неуверенно кивнула девушка.

- Но, молодожены так не целуются, нас сразу раскусят, поэтому придется научиться делать это по-настоящему. Не бойся, против твоей воли ничего не будет!

- Только поцелуи? – решила уточнить Ирина.

- Да. Нам надо выглядеть убедительно. Но, мы не будем спешить, у нас пара месяцев на подготовку, точно, есть! Давай, звони своей маме, а я – своей.  И, чуть не забыл – я договорился насчет острова, в шесть вечера, в эту пятницу, нас будет ждать катер.

Покинув фиктивную супругу, Виктор прошел к себе и замер посередине спальни.

Он её поцеловал!

Ну, если быть честным, то это был не поцелуй, а, так – эскиз, лёгкий штрих, намёк на поцелуй.

Но Ирина не врезала по щеке, не отпрыгнула, хотя, было видно – немного растерялась.

Перед глазами возникло лицо девушки с наивно распахнутыми глазами и полуоткрытыми розовыми губами.

И захотелось повторить.

Виктор Алексеевич, да вы, батенька, поплыли… Качественно, так.

Чёрт, и как ему всё провернуть, чтобы влюбить жену, до того, как  она увидит, что он сам  – по уши?

Его собственный опыт и опыт друзей  учит – если женщина знает, что ты уже готов, то сразу сядет на шею. А хочется иных отношений, не «госпожа – раб». Хочется, чтобы влюбилась, потеряла голову, чтобы он стал ей необходим, как воздух. И тогда, вот тогда, он и откроется. Не раньше!

Мужчина прошелся по комнате, рассеянно посмотрел на пустую собачью лежанку.

Раз, доберманша  переселилась в спальню к Ирине, то надо  перенести и её постель.

     Ирина всё набиралась духу, чтобы позвонить маме.

Не то, чтобы она боялась разноса. Придется врать, а это делать она очень не любила.

Обругав себя нерешительной трусихой, Ира  нажала на вызов.

- Дочь, ты смерти нашей хочешь? – вместо приветствия выпалила мама. – Разве так можно обращаться с  родителями? Мы места себе не находим, а ты ни на звонки, ни на смс не отвечаешь!

Неожиданно стало обидно.

- А, когда вы меня на необитаемый остров обманом отправили, где связи вообще нет – вы не думали, что нельзя так с дочерью обращаться?

- Ириша, но, ведь, ты там была с Виктором!

- Так, я и сейчас – с Виктором. Причем, не на острове, а посреди цивилизации, где и МЧС, и неотложки работают круглосуточно. Почему же, тогда, вы считали, было нормально, а сейчас, стоило мне  замолчать на полдня – вы места себе не находите?

- Ира, ладно, извини, я не права. Нам надо встретиться и поговорить.

- Не надо! То есть, я очень занята. У нас все хорошо, даже – отлично! Просто, пока ни на что нет времени, - испугалась девушка.

Вот, только мамы ей сейчас здесь и не хватает! Увидит, что  у них не просто отдельные спальни, а вообще, на разных этажах – замучаешься объясняться. Да и в остальном, Виктор прав, они не ведут себя, как молодожены, скорее, как хорошие знакомые. Мама это мигом рассмотрит и поймёт.

- Мама, мы с Вик… Витей хотели вас с Таисией Сергеевной попросить об одолжении.

- О каком одолжении? – немедленно проглотила наживку Марина Геннадьевна.

- Мы расписались, но свадьбы не было. Может быть, вы, как более опытные, сможете придумать сценарий торжества? Чтобы, всё было красиво, и не как у всех?

- Придумать свадьбу? – Ирина прямо увидела, как заблестели мамины глаза – «вижу цель!»

- Да. Нам совершенно некогда. У  Вити – работа, он совсем себя загонял. У меня – пятый курс и диплом. Выручите?

- Конечно!!! Кто ещё поможет, как не родители? Когда вы хотите устроить торжество?

А, этот вопрос они с Виктором не обсуждали. Что же сказать? Он говорил – «на два месяца нейтрализовать»…

- В декабре! – выпалила Ирина, решив –  чем дальше, тем лучше.   – На католическое Рождество.

- Ой, Ириша, не надо на праздник! Это должен быть особенный для вас день, не стоит делить его с чем-то или кем-то другим.

- Мам, но, ведь, мы уже расписаны! А это будет, просто – торжество, праздник  для родных и знакомых.

- Ладно, я поговорю с Таисией. Времени достаточно, всё успеем! И, дочь, я рада, что ты прислушалась к голосу разума, в частности – ко мне и папе. Поздравляю тебя с замужеством!

Уффф!

Ирина перевела дух – кажется, получилось. Надо рассказать Виктору!


Кинула телефон на стол и распахнула дверь, делая шаг в коридор.

Попыталась.

Потому что тут же влетела в твёрдое тело.

Тело охнуло, немедленно обхватило её руками и сквозь зубы что-то пробормотало.

- Вик…тя!

- Иррра! Что же, ты, так резко выпрыгиваешь?

- Откуда я знала, что ты подслушиваешь!? – отреагировала  девушка, не спеша разжимать руки - обнимать мужа было приятно.

- Я не подслушивал! – возмутился Виктор.

- Подглядывал???! – ахнула девушка, задирая голову.

- Я лежанку Аришкину нёс! Как-то, не рассчитывал, что ты выскакиваешь из дверей, как кенгуру.  Хорошо еще, дверь вовнутрь открывается, если бы наружу –  ходить бы мне с разбитым носом или фигналом. И это – на второй день после заключения брака! Ты представь только, что о нас все подумают?

Ирина хихикнула, представив картину: Виктор Крез в костюме от Бриони и туфлях от Берлути,  идет, сверкая фонарём под глазом, и шмыгая красным носом.

А вокруг все шепотом передают друг другу: «он вчера женился».

И коллектив убежденных холостяков, прямо на глазах, пополняется новыми фанатами.

- Я с мамой поговорила, хотела поделиться, - пояснила девушка свою торопливость. – Она согласилась и, мне показалось, очень обрадовалась.

- Отличная новость! Тогда, мне моей и звонить не надо, - воодушевился молодожён. – Мне надо знать какие-то нюансы?

- Мы хотим свадьбу в декабре. Лучше бы – в июне, но мама…

- В июне и через три года. Или – через восемь, когда наш первенец пойдет в школу, - подхватил Виктор. – Не делай такие глаза, я шучу. Декабрь, вполне подходит. Куда положить собачью лежанку?

- Не знаю, - пожала плечами девушка. – Боюсь, эта нахалка уже выбрала себе спальное место – мою кровать.

- Зачем же ты ей разрешаешь? Она воспитанная собака, прикажи – на место – и она уйдёт.

- Ты уверен? – с сомнением переспросила Ира. – Мне кажется, она меня не слышит или не понимает. Десять раз сказала, но она делает вид, что это её не касается.

- Тогда, просто, спихни её на пол.

- Просто? Да она весит, как я! Ещё и упирается!

- Ясно. Зайду сегодня пожелать тебе спокойной ночи и, заодно, напомню собаке, где её спальное место.

- Хорошо, - расставаться не хотелось, но говорить, вроде бы, уже не о чем?

Ирина помялась, не зная, вернуться в комнату или сходить на кухню, выпить воды.

- Ир, поехали в Сохо! – выпалил муж.

- Куда?

- В ресторан.

- Зачем? Я приготовила ужин.

- Понимаешь, будет подозрительно, если мы нигде не станем показываться. Потом, ты забыла? – нам надо привыкать друг к другу, чтобы наши родители ничего не заподозрили. Привыкать вести себя на людях, как ведут муж и жена. Не можем же мы сразу предстать под перекрёстный огонь  взглядов наших проницательных мам?  Для начала,  нам надо бывать вместе  в людных местах, репетировать. Я буду за тобой ухаживать. Ну, как влюблённый муж ухаживает за своей молодой и любимой женой, а ты – будешь учиться принимать эти ухаживания, как должное. Нет, я неправильно выразился – не как должное, а – с благодарностью и радостью.

- Когда я соглашалась на фиктивный брак, вздохнула Ирина, - то не думала, что мне придётся пройти ускоренный курс молодого артиста,  специализирующегося на импровизациях. Ладно, надо так надо. Сколько у меня есть времени?

Виктор посмотрел на часы, что-то прикинул и ответил:

- Час. Уложишься?

- Вполне. Тогда – через час в холле? И, положи уже, куда-нибудь лежак!

Мужчина пристроил доберманье лежбище в угол между кроватью и стенкой, и поспешил к себе.

Надо было не только забронировать столик, но и привести себя в порядок.

Ему хотелось, чтобы Ирина взглянула на него с восхищением.

***

Тамара ничего не могла понять – почему, ну, почему Виктор предпочел ей домработницу? Это же, уму непостижимо – человеку его круга жениться на прислуге!

Сумасшедшая любовь?

Но, когда он успел настолько влюбиться, если до того, как она поведала ему о своем интересном положении, он встречался только с ней? По крайней мере, регулярно, три раза в неделю, как по расписанию.

Она заметила бы, влюбись мужчина в другую. Но Витя был, по-прежнему, внимателен к ней, любовью занимался со вкусом и не скупился на ласки.

Нет, другой женщины у него не было!

Тогда – почему столь скоропалительная свадьба?

Свадьба! – мысленно она стукнула себя по голове.

Свадьбы же не было!

Люди его круга такое событие не спускают на тормозах. Женитьба младшего Креза обязана была стать событием года.

Тамара поёрзала, разминая затекшие мышцы – сидит на одном месте уже второй час.

И от догадки похолодела – неужели, кроме неё, он спал ещё и с прислугой, и та залетела? По-настоящему, а, не как она…

Чёрт, все планы псу под хвост!!!

Столько времени она подстраивалась под мужчину, старалась быть милой, отзывчивой, ничего для себя не требовала, а его просьбы и фантазии удовлетворяла с охотой. Старалась стать лучшей и незаменимой. Но, время шло, а Витя, как-то, не спешил замечать, какая удобная девушка рядом с ним. Удобная, полезная, добрая, веселая и не навязчивая, и не спешил звать такое сокровище замуж. Тогда она и решила привести в действие план Б, но, где-то просчиталась.

Тамара надеялась, что Виктор, если немедленно не потащит ее в ЗАСГС, то не перестанет с ней встречаться. А, там, она доведет его ласками до умопомрачения и уговорит не надевать резинку. Раз, всё равно, она залетела, смысл предохраняться, если можно получать ощущения в полной мере? Она была уверена, что мужчина легко согласится, а, там, и до настоящей беременности рукой подать.


Казалось, до заветной цели оставались сущие пустяки, но тут, как черт из табакерки, выпрыгнула домработница. Или кухарка? Тома не помнила, кем эта выскочка работала у Креза.

Подсуетилась, стерва, и успела залететь.

Поэтому и свадьбы нет – брак по залёту и не с ровней.

Злость давила.

Она столько времени убила, окучивая перспективного мужчину, но, в самый последний момент, ей перешли дорогу!

В любом случае, Виктор мог выставить из дома прислугу и жениться на ней, Тамаре и, раз этого не сделал, то у этой девчонки есть на него более сильный рычаг давления.

Что же ей делать? Бросить всё и начать охоту заново? Еще год или два окучивать очередного толстосума? Но, где гарантия, что она сможет быстро найти замену, потом, Виктор – молод и красив, приятен во всех отношениях, а большинство состоятельных и ещё не женатых мужчин – старики и всякие самодуры. Кто знает, на какого нарвёшься?

Тамара встала и подошла к окну, накручивая на палец прядку волос.

Надо получше познакомиться с выскочкой. Она выберет время, приедет в дом, когда Виктора не будет, типа, попросить прощения за свое поведение.

Девушка хмыкнула – не следить же ей за дорогой, сидя сутками в кустах у шлагбаума?

Кстати, про шлагбаум…

Она вспомнила, как «ел» её глазами один из охранников, сидящий на въезде в посёлок.

Ну, вот и нашлось «средство»!

До поселка добралась на маршрутке, оставшиеся сто метров шла, озираясь на звук каждого автомобиля.

Не хотелось бы нарваться на Креза, когда она так близка к цели!

На её счастье, дежурил как раз тот самый охранник.

Развести мужика ей ничего не стоило – несколько томных взглядов, хлопающие ресницы и завуалированное обещание неземного блаженства. Виктор – смешное совпадение, охранника тоже звали Виктор! – сходу поверил, что девушка прониклась к нему чувствами, и согласился помочь – сообщить, когда машина Креза, разумеется, с хозяином внутри, покинет поселок.

- Понимаешь, Витюша, - Тома водила пальчиком по предплечью мужчины, - я оставила у Креза в доме очень дорогую мне вещь – кольцо, подарок покойной бабушки. Фамильное, между прочим. Сняла его, когда мыла руки и, мокрыми, не удержала. Кольцо упало на пол и закатилось под ванну. Хотела попросить хозяйскую прислугу помочь достать, но…

Тамара картинно приложила к уголку глаза платочек и судорожно всхлипнула.

- Виктор Алексеевич схватил меня и стал… Ну, ты понимаешь… Прямо на столе… А я - не такая! Еле-еле вырвалась и сразу убежала. Теперь, ты понимаешь, что я не могу появиться там, если хозяин дома? Прислуга меня знает, впустит, я, быстренько заберу кольцо и сразу назад. Мне надо-то, всего, полчаса!

История была шита белыми нитками, но охранник заглотил её, как голодная рыба – червяка на крючке.

- А, ты мне сразу понравился. Видно, что мужчина серьёзный, надежный. Не то, что эти богачи, им лишь бы поиграть. Я буду ждать за остановкой, вот мой номер, сразу позвони, хорошо?

- Чего это – за остановкой? Оставайся в каптёрке. Всё равно, я сегодня один, никто не увидит.

- Ой, это было бы замечательно! Но, точно, никто не войдет?

- Точно. Буратинам без надобности, а мой напарник на сегодня отпросился, зуб у него, челюсть разнесло, уехал лечиться.

- Чудесно! Только, - Тамара вопросительно посмотрела на мужчину, - я не хотела бы, чтобы наш с тобой первый раз был здесь.

- Я не кролик, - заржал охранник, - люблю с чувством, с толком, с расстановкой. Тут я на работе, ни на секунду нельзя глаз отвести, всё время, то приезжают, то уезжают, только успевай шлагбаум поднимать. Хорошо, хоть, машины жителей я не записываю, только приезд и отъезд гостей. Нет, красавица, мы с тобой спешить не будем. Встретимся после смены, завтра.

- У тебя? – с придыханием спросила девушка и опять провела ноготком по рукаву мужчины.

С улицы раздался звук клаксона.

Охранник чертыхнулся, бросился к окну, вернулся через несколько секунд.

- Тебе везет! Только что Крез проехал.

Тамара подскочила к Вите номер два, чмокнула того в губы, произнесла:

- С нетерпением жду нашего свидания. Ты – потрясающий!

И вынеслась на улицу.

Звонить пришлось довольно долго. Но, наконец, дверь открылась.

Увидев ту же самую домработницу, Тамара еле сдержалась, чтобы не вцепиться ей в лицо.

- Добрый день!» - как можно более приветливо, поздоровалась она. – Пожалуйста, не прогоняй меня! Я ничего не требую, правда! Мне очень стыдно за свое поведение, видимо, это из-за беременности. Настроение всё время скачет, да ты, верно, и сама это знаешь. Я хотела извиниться за безобразную сцену на Сенном, и за ту – еще раньше.

Жена Виктор смотрела спокойно, без злости, но приглашать внутрь не спешила.

Блин, такой вариант она не рассматривала. Неужели эта вертихвостка не впустит её в дом, не станет с ней разговаривать?! Как же она узнает, на какой крючок домработница поймала мужчину? Видимо, придется прибегнуть к хитрости…

- Всё нормально, - ответила прислуга, явно, собираясь закрыть перед носом Тамары калитку. – Я не сержусь, не обижаюсь и уже всё забыла. Не стоило себя утруждать, но извинения приняты.

Том улыбнулась, прижала руку к груди и открыла рот. Но сразу закатила глаза и рухнула на землю.

Как и ожидалось, кухарка сразу выскочила на улицу, принялась трясти её и паниковать.

- Воды, - слабым голосом попросила Тамара. – Солнце, напекло…

Не выставит же эта самозванка упавшую в обморок беременную?

И молодая жена её ожиданий не обманула – помогла подняться и дойти до шезлонга, устроила в тени и помчалась за водой.


Но дальше план дал трещину – вместе с наивной женой к шезлонгу спешила экономка.

Светлану Дмитриевну так просто не проведешь.

- Что это, ты тут за представление устроила? – экономка отправила бывшую домработницу в дом, сказав, что сама посидит с Тамарой, а она, пусть, вызовет такси.

- Какое представление? – слабым голосом пробормотала девушка, досадуя, что поговорить с женой не получится. – Я перегрелась, мне плохо. У беременных это бывает.

- Так, то – у беременных. Ты-то причём? – жестко отреагировала Светлана Дмитриевна.

- Но я же… У меня же…

- Тамара, передо мной можешь не стараться, не пройдет. Ты такая же беременная, как я – балерина, - припечатала экономка. – В твоих интересах, прямо сейчас, не дожидаясь такси, исчезнуть. В этом случае, Виктор Алексеевич ничего не узнает. Если не хочешь по-хорошему – я вызываю охрану, заявляю, что ты проникла на территорию самовольно. Ночь в кутузке тебе будет обеспечена.

Тамара выпрямилась и обожгла женщину ненавидящим взглядом.

- Вот, теперь ты похожа сама на себя! Не спрашиваю цель твоего визита, просто, запомни – еще раз попробуешь запудрить мозги Ирине или портить жизнь Виктору Алексеевичу – пожалеешь.

- Р-р-р!!!

Тамара тихо ойкнула и сжалась – перед ней возникла скалящая зубы собака.

- Уберите её! Я боюсь, - взмолилась девушка. – и замахала руками на доберманшу, пытаясь ударить или оттолкнуть.

Собака оглушительно гавкнула и приблизилась вплотную.

- Ариша, аус! – скомандовала экономка, и обратилась к Тамаре. – Даже собака чувствует, какая ты. Убирайся, я придержу её.

- Я боюсь собак! А эта меня с первого дня ненавидит, и Виктор ни разу её за это не наказал! – всхлипнула Тамара, бочком-бочком пробираясь мимо доберманши к двери.

- Почему, он должен наказывать свою любимицу, которая защищает его от нечистоплотных людей? Надеюсь, больше тебя никогда не увидеть.

Злая, потная, испуганная, Тамара выскочила за дверь и, на эмоциях, понеслась в противоположную от выезда сторону.

Нахалка! Какая же, эта приживалка – нахалка! Можно подумать – она там хозяйка! И собака эта… Монстр! Любимица, видите ли…

И её осенило – Виктор выкинул её из своей жизни? Использовал и выкинул? Неважно, что он сразу, еще до развития отношений сказал, чтобы ни на что не рассчитывала. Неважно, что она согласилась и приняла это условие. Она же рассчитывала, что он, со временем, привыкнет к ней и привяжется! А, если бы, она на самом деле была беременна? Выкинул бы беременную??! Ах ты, скотина!!! Пусть, тебе будет также больно, как и ей!

Найти интересующую информацию не составило труда.

Еще два дня ушли на приобретение необходимого и ожидание, когда у Виктора-охранника будет его смена.

- Не положено, - бухтел напарник. – Пропуск на территорию, по инструкции, только для гостей, по разрешению  местного жителя. Сам знаешь, какой здесь контингент, оглянуться не успеешь, как или вышвырнут, или в суд подадут.

- Серёг, да, она ко мне! Мы в каптёрке посидим, зачем ей в посёлок?

- Ну, если, в каптёрке, - с сомнением протянул Сергей. – Пусть не маячит на дороге, я не хочу лишиться этой работы.

Тамара благоразумно молчала.

Сидеть пришлось битых три часа.

Её поили чаем, развлекали анекдотами и рассказами «из жизни», а ей приходилось изображать живой интерес и повышенное внимание к Виктору-охраннику.

Через три часа терпение напарника не выдержало.

- Ну, вы тут со своей черёмухой, я, блин, Витьк, запарился один стоять. Двигай на улицу, а мне надо в сортир. Простите, девушка.

Тамара продемонстрировала резиновую улыбку.

Ей нужно минут десять – дойти до дома Креза и сразу  вернуться назад.

Сергей удалился в «кабинет задумчивости», Виктор-охранник – к шлагбауму, а Тамара, через боковую дверь припустила вглубь посёлка.  Ну, как – припустила? Пошла, изображая праздно прогуливающуюся гостью или хозяйку – бегущая девушка привлекла бы внимание.

Дошла до нужного забора, оглянулась – никого. Камеры есть, она их еще в первый визит заметила, но – со стороны ворот и дверей. Ещё раз, оглянувшись и продолжая медленно идти, она сунула руку в сумочку и один за другим, кинула через забор несколько мясных шариков.  И тут же свернула на боковую улицу и – назад, к выходу.

Только ввалилась в каптёрку, как в основную дверь заглянул Виктор:

- Не скучаешь?

- Нет, сижу, мечтаю, как мы проведем вместе выходные, - ответила Тамара, стараясь унять скачущее сердце.

- Прошлый раз ты тоже мечтала, а сама не пришла, - с обидой проговорил мужчина.

- Говорю же – мама приехала, не смогла я! Ко мне – нельзя, одна комната же. К тебе – тоже не один живешь. И что нам, как подросткам – по кустам шухериться?

- Ладно, понял. До конца смены еще пять часов. Будешь ждать?

- Нет, пойду домой, мама волнуется уже, наверное. Витя, я позвоню тебе завтра, хорошо?

Тут из туалета вернулся напарник, сердито отправил Виктора на улицу, и Тамара, с чистым сердцем, попрощалась.

Была опасность попасть на глаза, пока она шла к остановке, но миновало.

Уже дома, вспоминая, что и как было, она переживала – как же узнать – исполнится её месть или нет? Эх, жаль, она не увидит лица Виктора! И, жаль, что он не узнает, что это – месть за его отношение к ней.

Тамара поёжилась: а, если узнает???


***

 Дни до пятницы пролетели – как один.

Виктор взял за правило каждый вечер вывозить Ирину – то в ресторан, то на концерт, то, просто – на прогулку.

- Нам надо  держаться на людях естественно, - объяснял он фиктивной жене,  обняв ее за плечи.

Ира хихикала про себя, но не протестовала – в конце концов, муж прав – им, на самом деле, нужно научиться вести себя друг с другом непринужденно.

Потом, ей нравилось проводить с ним время.

Виктор был прекрасным собеседником, не путал Бабеля, Бебеля и Гегеля и неплохо ориентировался в литературе и искусстве.

Правда, она чувствовала себя не совсем удобно, ведь, она тут на работе,  но готовить у нее получается редко.

С другой стороны – она не по своей воле «прогуливает», а по желанию работодателя, поэтому – какие к ней могут быть претензии? А мясо для шашлыка она замаринует, чтобы вечером  на острове они могли угоститься.

Поездку на Волгу она ждала с предвкушением чего-то волшебного, доброго и романтичного.

Тщательно пересмотрела свой гардероб, долго раздумывала, какой купальник взять.  И решила съездить и купить новый.

Виктор  был на работе, отвезти ее было некому, поэтому Ира собралась на остановку.  Но когда она вышла на улицу, рядом притормозили Жигули, за рулем которых сидел садовник Креза.

- Вы в Саратов? – спросил он. – Садитесь, отвезу. Чего в маршрутке трястись, я, все равно туда еду.

- Да, решила быстренько съездить, - откликнулась девушка. – Спасибо, большое!

Миновали шлагбаум, Ира рассеянно смотрела в окно и вздрогнула, узнав Тамару в женщине, которую они обогнали. Бывшая любовница бодро шагала к остановке.

 Интересно, что она здесь делает?

Но шопинг – увлекательное занятие для любой девушки. Ирина погрузилась в купальниковое море, и Тамара благополучно выпала у неё из головы.

 Вечером Виктор, Ира и приплясывающая от нетерпения собака погрузились на катер и через полчаса были на знакомой турбазе.

Пока Виктор переносил в домики их вещи, Ариша сразу же принялась носиться вокруг, с каждым кругом увеличивая расстояние.

- Чур, я в тот же домик, где в июне жила!

- Ир, это помещение для персонала, а мы – гости! Выбирай любой гостевой!

Выбрала, заселилась и поспешила на берег.

Погода стояла – на зависть. Теплынь, будто не конец августа, а середина июля.

Ирина ловила лучи заходящего солнца, посматривая вполглаза, как Виктор жарит шашлык.

Ариша бегала туда-сюда, таскала палки.

Вдруг глаз Иры зацепил, что походка собаки изменилась, стала шаткой.

- Витя! – испуганно крикнула она и, когда мужчина повернулся, показала на доберманшу.

Собаку шатало, она сделала шаг, другой и упала навзничь.

- Ариша! – Виктор бросился к любимице, Ирина бежала следом.

Собака лежала, вытянувшись, растопырив ноги, закинув голову. И, казалось, не дышала.

- Витя, - Ира прижала руку во рту, сдерживая крик. – Что с ней??!

- Что-то ядовитое съела, - бросил Виктор и помчался к служебным помещениям, крикнув на ходу. – Будь здесь, я за рацией и аптечкой.

Девушка, с ужасом, смотрела на Аришу, всего пятнадцать минут счастливую и веселую, и не замечала потока слёз, струившихся по лицу.

Судорога отпустила, но, вместо того, чтобы встать, Ариша стала биться в конвульсиях, ударяясь головой о песок.

Ира упала на колени, подложила свои руки под голову собаки, пытаясь смягчить удары.

- Аришенька, милая, только не умирай! Я очень тебя прошу, держись! Сейчас Витя поможет, он все сделает, только – живи! Я тебя очень люблю, хочешь – всегда спи в моей кровати и подушку мне ни капли не жаль! Ариша, живи!


Виктор схватил рацию, спешно передал сообщение. Выслушал, что катер сию секунду выходит, и бросился смотреть аптечку.

В аптечке искомого не было. С отчаяньем оббежав глазами помещение, мужчина наткнулся на холодильник, подскочил, открыл – на полочках в дверце лежали коробки с лекарствами. Лихорадочно стал перебирать и – о, счастье! – 10 ампул В6. На такую крупную собаку – мало, но, хоть что-то!

Не медля ни секунды, он схватил коробку, шприцы и помчался назад. Еще издали увидел стоящую на коленях, ревущую в три ручья Иру и распластавшуюся на песке любимицу.

- Сейчас, сейчас, - торопливо сломал прямо пальцами кончик первой ампулы и набрал в шприц, взялся за вторую, третью.

Ирина, очнувшись от ужаса, бросилась помогать.

Собака снова забилась в конвульсиях.

- Витя, что же это? Она выживет?

- Она постарается. Да, Ариша? Ты  нас сильная девочка. Катер вот-вот подойдет, в клинику сообщили, только бы успеть!

- Что ты ей колешь?

- Это антидот к яду, - коротко пояснил муж. – Его мало, но больше нет. Лучше, чем ничего.

- Как ты определил, что за яд? – Ирине надо было что-то делать, говорить, спрашивать, чтобы не скатиться в яму ужаса и отчаянья.

- Только один яд дает такую картину, - отрывисто ответил Виктор и встал, поднимая собаку на руки. – Я на причал, а ты, пожалуйста, вернись в мой домик, возьми мою барсетку, она на кровати лежит. Там ключи, деньги, телефон. И скорее к нам, я уже вижу катер.


Ира плохо помнит, как они ехали до берега, потом – летели на машине.  За дорогу у  доберманши еще два раза начинались судороги.

В клинике Аришу у них сразу забрали и увезли, а они остались ждать, считая  минуты.

Временами, мимо проходили врачи, но им никто ничего не говорил. Виктор, посеревший от переживаний, осунувшийся, сидел, стиснув руки. Ира, умирая от жалости к нему и к собаке, плакала и не могла остановиться.

- Иди сюда, - мужчина очнулся, увидел, в каком состоянии его жена и притянул её к себе. Обнял,  уткнувшись носом ей в волосы, прижал.

- Тихо, Ириша, что, ты? Аришка у нас молодец! Она обязательно справится. Не плачь, не рви мне сердце, всё будет хорошо.

- Так долго, - всхлипнула Ира. – Я боюсь, Витя, очень боюсь.  Врачи ходят мимо и ничего не говорят.

Муж приподнял её, усадил себе на колени, обнял руками, закрывая от всего плохого, укутал, невесомо поцеловал в висок.

- Не плачь, Ириша. Мы – вместе, я вколол ей антидот, доставили в больницу быстро. Это не фунт изюма, это опасный яд, быстро не получится его вывести. А врачам некогда разговоры разговаривать, они спасают. Знаешь, как говорят о разных врачах? – девушку надо было отвлечь, он старался, как мог, хотя, у самого на душе скреблись не кошки, а бенгальские тигры.

- Как? – Ира доверчиво прижалась к нему, обняла.

- Врачи лечат наше тело, а ветеринары лечат наши души, - продолжил Виктор. – Здесь очень хорошие врачи, они стараются. Наберемся терпения.

Виктор увидел доктора, который шел к ним, сердце у него предательски ёкнуло и замерло, а потом, понеслось вскачь.

Видимо, услышав сбившийся ритм или, просто почувствовав, Ирина оторвала заплаканное лицо от рубашки мужа и повернула голову.

Оба затаили дыхание.

«Пожалуйста! Ну, пожалуйста, пусть она выжила!» - молилась про себя девушка. – «Я буду папу слушаться, больше не буду с ним спорить, всё, что хочешь! Только, пожалуйста, спаси Аришу!!!»

- Доктор, - Виктор не выдержал, встал навстречу, не дождавшись, когда врач подойдет ближе. – Я… Мы… Как наша собака?

Голос дрогнул, выдавая страшное волнение.

- Она выкарабкалась, - ответил доктор. – Ну, ну, что вы!

Ирина, громко ахнув, бросилась к врачу, схватила его за руку и запричитала, заливаясь  слезами:

- Ариша! Вы ее спасли? Мою Аришу! Она будет жить? Правда же, с ней теперь всё будет хорошо? Правда?

- Да, она справилась,  - отвечал врач, растерянно глядя на Виктора.

Тот, проглотил комок в горле и перетянул девушку к себе, обняв её за плечи.

- Спасибо вам, доктор! – с чувством сказал он. – Мы с женой очень любим нашу собаку, даже не представляю, что бы с нами было, если…

Он махнул свободной рукой и почувствовал, как комок опять вернулся.

- Мы можем её увидеть?

- Да, пойдемте. Она ещё слаба и нуждается в наблюдении, поэтому, мы оставим ее в стационаре на день или два. Повезло, что она такая крупная и сильная,  еще и вы вовремя вкололи ей пиридоксин. Не плачьте, собаки всё чувствуют. Ей и так нелегко, не надо, чтобы она видела вас такими расстроенными, - строго предупредил доктор, перед тем, как открыть дверь.

Ариша лежала на столе, к ее лапе была подключена система.

Ирина подошла ближе и увидела, что доберманша не спит.

- Ариша! – она положила руку на рыжую морду, провела по глянцевой шерстке и опять залилась слезами, почувствовав, как полуживая от пережитого собака нашла в себе силы провести языком.

- Всё, всё, вы волнуете её,  остановил доктор. –  Приходите завтра. Если все показатели будут в норме, мы отпустим пациентку домой.

Виктор быстро наклонился к коричневой голове, прижался щекой, огладил глянцевый бок.

- Держись, Аришона, завтра мы тебя заберём!

   Домой ехали морально  опустошенные, выпотрошенные и истощенные.

Возвращаться на остров не хотелось – и настроение пропало, и, что там делать, без рыжей нахалки?

Светлана Дмитриевна, тоже, в слезах, предложила ужин, но есть никому не хотелось. Посидели, молча, и разошлись по спальням.

И в спальне Ирину опять накрыло.

Увидела пустую лежанку, а потом поняла, что ей не хватает наглой тушки под боком.

Так  грустно и одиноко.

Как она там? Ей тоже – грустно и одиноко. Чужое место, чужие люди…

Ирина опять всхлипнула и поняла, что не может одна, что с ума сойдет, если останется в одиночестве.

Она встала, прямо в пижамке, завернулась в одеяло и прошлепала по коридору, поднялась на второй этаж, постучала в спальню мужа.

- Ирина? – растерялся мужчина. – Что-то случилось? Тебе плохо?

- Да, мне плохо, - кивнула она, задрав голову и глядя ему в глаза. – Можно, я сегодня останусь с тобой? Я не буду к тебе приставать, просто, мне так одиноко и страшно там… без Ариши…

Не говоря ни слова, мужчина сгреб фигурку на руки, вместе с одеялом и перенес на кровать.

- Хочешь чаю? Или – поесть?

- Нет, спасибо. Побудь со мной, пожалуйста, - жалобно попросила Ирина.

Виктор скользнул рядом, обнял кокон и осторожно поцеловал зарёванную жену в уголок глаза.

- Не плачь, Ириша! Мне невыносимо видеть тебя такой печальной! Смотри, глазки красные, носик опух, завтра встанешь – в зеркале увидишь китаянку. Что Ариша подумает? Решит, что это не ты.

- Не узнает? – сквозь всхлип вырвался смешок – Ира представила, какая картина её ждет завтра в зеркале.

- Удивится. Как сказал доктор – не будем её волновать.

- Знаешь, у меня никогда не было собаки, - заговорила Ира, уютно пристроив голову на плече у мужа. – И я даже не знала, какие они бывают. Думала – ну, собака. Лапы, хвост и шерсть. Бегают, гавкают, гадят,  где попало.  А они… она – потрясающая! И мне еще не приходилось терять тех, кого я полюбила.  Когда я осталась там, на берегу, с Аришей, я думала, что у меня сердце от страха и ужаса разорвется. Ужасно, когда ты видишь, как страдает живое существо, а сама ничем помочь не можешь.  Если бы она… если бы с ней… Не знаю, что со мной было бы.

- Всё хорошо, моя родная, уже всё позади, - Виктор поцеловал в висок, взъерошил носом волосы. – Завтра заберём домой, и всё пойдет, как раньше.

- Как раньше? – заворожено глядя ему в глаза, переспросила девушка.

- Как раньше, - подтвердил Виктор и, внезапно даже для себя самого, выпалил. – Я люблю тебя.

Ире показалось, что у неё слуховые галлюцинации.

Кстати, ничего удивительного –столько реветь – вполне можно дойти и до состояния галлюцинаций.

Она повернула голову и встретила горячий взгляд, полный ожидания и надежды.

Жар опалил её  лицо, промчался по всему телу и сконцентрировался в районе сердца.

- Витя…

- Т-ш… Не говори, не отвергай. Дай мне минутку, помечтать и надеяться.  Я помню про договор, что обещал фиктивность и всё такое, - торопливо  заговорил муж, - Но  не смог остаться равнодушным. Ты такая… Настоящая! Живая! Красивая! Добрая! Необыкновенная! Самая лучшая! Я не смог устоять, Ира.  Влюбился в кухарку Иру ещё на острове и сожалел, что мы расстались. Потом, когда увидел тебя на Кирова – не смог пройти мимо. И рад был до чертиков, что получилось переманить тебя к себе.  Ты, прости, я же думал, что ты – кухарка и вел себя не лучшим образом. Думал – мы слишком разные, чтобы быть счастливыми. А сам, исподтишка, любовался тобой и постепенно, влюблялся всё больше. Ты не знаешь, но я часто смотрел, как ты готовишь. Подсматривал. Да, на кухне и в столовой есть видеокамеры. Понимаю, что для тебя это все неожиданно и, наверное, неприятно, но уверяю – я не хотел тебя смущать. И не знал, что делать с собственными чувствами.  А потом, случайно, подслушал твой разговор с отцом и решил, что убью сразу двух зайцев – помогу тебе избежать тотального контроля родителей и… и смогу, стать тебе ближе, в надежде, что ты, может быть, обратишь на меня внимание. У меня был коварный план – влюбить тебя, и мне уже было всё равно, кухарка ты или учитель русского и литературы. Я влюбился, как дурак. Когда узнал, что ты – Славичева – чуть джигу не сплясал.  Наверное, если бы не несчастье с Аришей, я ещё долго  ходил бы вокруг да около.  А тут – не выдержал и раскололся. Ириша, скажи – у меня есть хотя бы один шанс? И не переживай, наш договор я не нарушу.

Не нарушишь? – Ирина внимательно смотрела на мужчину, унимая опять пустившееся вскачь сердце. – Договор о фиктивном браке?

- Да, я сдержу слово, - вздохнул Виктор.

- Точно?

- Точно…

- А, жаль!

- Что?!

Не веря своим ушам, охранник Витя стремительно перевернулся и навис над коконом, жадно всматриваясь в глаза жены.

- Что тебе жаль? Что я признался? Что мы вообще встретились?

- Что ты не собираешься нарушать договор о фиктивном браке.

- Ира!!!


        На следующий день они вышли из спальни  почти в двенадцать дня.

Счастливая Светлана Дмитриевна, только что не порхала и завалила молодоженов новостями.

- Звонили из клиники, с собакой все отлично, ей сделают еще пару капельниц и после двух часов можно забирать. Я пыталась одной рукой сделать на завтрак блинчики, но получились комочки. Конечно, вам я их не подам, но, если что, на вкус они получились вполне. Особенно, с ежевичным вареньем. Садовник принес вот это, говорит, нашел под аллиумом.

Виктор, не выпуская из руки ладошки жены, наклонился и посмотрел на то, что лежало на тарелке.

- Гм… Похоже, на мясной шарик?

Потыкал его, сначала осторожно, потом, сильнее, пока шарик не развалился на две половинки, показав, что внутри него есть какие-то таблетки.

- Это то, о чем я думаю? – нахмурился он.

- Видимо, да. Бедная Ариша! Не знаю, сколько было таких, но этот она не нашла, а то, мы бы так и не узнали, как яд попал в собаку.

- В принципе, я подозревал, что подкинули, - признался Виктор. –  Ведь, она нигде, кроме дома эти дни не была. Но – кто? Здесь все свои, знаем друг друга много лет, прекрасные отношения с соседями. Ариша никогда никого не пугала, и повышенной гавкучестью она не отличается, не то, что шпиц Замойских. Кому могла помешать наша собака? Чужие здесь не ходят.

- Я вчера видела Тамару, - отмерла Ирина. – Мы ехали в город, садовник меня подвозил. А она шла от КПП к остановке.

- В какое время? – голос Виктора стал жестким и колючим.

- Эм… Около часа.

- Хорошо, я разберусь, - муж привлек Ирину к себе и поцеловал. – Светлана Дмитриевна, тащите ваши «блинные комочки»! И ежевичное варенье! А то, у меня жена голодная.


     Ариша встретила их, приплясывая и повизгивая.

Обошлось! На самом деле – всё обошлось!

Да, с собакой передали список лекарств, какие ей еще некоторое время необходимо давать, да, ее надо будет свозить на приём два-три раза, но в остальном – та же самая Ариша.

Виктор уехал в офис, сказал – на пару часов.

На радостях, Ирина решила закатить праздничный ужин: салат «Уолдорф», курицу в дыне и фрителли из яблок.

Пока крутилась, время шло незаметно. Еще и Ариша, привычно изображала копилку, время от времени показывая глазами, что – во-о-н, тот кусочек, она бы съела. И вот этот. И, ещё – тот.

Жалела ли она, что фиктивный брак стал самым, что ни на есть – настоящим?

Ни капли!

Виктор ей нравился давно. Понравился еще, когда был «охранником Витей». Потом, они расстались, жизнь закрутилась. Второй раз она узнала его, как директора Виктора Алексеевича.

И, как-то, незаметно для себя – влюбилась.

Даже удивительно – столько лет никто не мог подобраться к её сердцу, а тут – проняло.  И сама себе боялась признаться, что хочется большего, а репетиции естественного поведения заставляли ее замирать от восторга и мысленно желать, чтобы  они длились подольше.

Витя, её Витя! – был не только очень привлекателен внешне. Он полностью совпадал с ней в привычках и пристрастиях,  с ним было легко и интересно. Да, замуж она не собиралась, но, раз так получилось – может быть, что ни делается – к лучшему? 

Родители, да, они могут праздновать – их авантюра, на самом деле, удалась.

Ира вспомнила, как она возмутилась и отказалась ехать «на смотрины».

И, если бы, папы отступились и не придумали им «необитаемый остров»? Ужас, они бы не встретились, и она никогда не узнала бы, как темнеют в моменты страсти  его синие глаза, какие нежные у него руки, и как ей тепло и уютно рядом с ним.

Ирина вспомнила реакцию мужа, когда он обнаружил, что женился на девственнице.

Кажется, сначала он перепугался насмерть, и чуть ли не в Скорую собрался звонить, а потом извинялся до самого рассвета.

Смешной. Нежный. Любимый. Мой!

Получается, они зря обижались на родителей?

Да, но если она об этом скажет, то дальнейших попыток вмешиваться в их жизнь и руководить, им не избежать.64bf2

Поэтому – покер фейс и – будто так и было.

По кухне и дому плыли умопомрачительные ароматы.

Где же муж?

 Ирина решительно набрала номер.

- Витя, ты скоро? Ужин вот-вот будет готов!

- Да, Ириша, буду минут через сорок. Ты, как? Всё в порядке?

- Нет.

- Что случилось???

- Я соскучилась.

- Ты меня, точно, до инфаркта доведёшь. Уже еду!


      Мужчина положил трубку в карман и улыбнулся.

Бегал-бегал от матримониальных планов – и попал, как кур в ощип. Но, главное – рад этому до одури и иного себе и не желает.

Как это его торкнуло признаться? Ведь, собирался ждать, когда девушка сама влюбится, чтобы увидеть – точно, любит.

Но, нервы после случая с собакой, дали сбой, Ира была такая искренняя, так горько переживала, так доверчиво прижималась, что он понял –  не может промолчать. Нежность и слова любви так и просились наружу.

Да, рисковал, и готов был получить оплеуху  - словами или рукой. Но чувствовал, что должен сказать. Что – хочет сказать.

И сказал.

А дальше… Дальше случилось то, о чём он, и мечтать боялся.

Договор можно спустить в унитаз, потому что он свою девочку никогда не отпустит и будет очень стараться, чтобы у неё и мысли не возникало уйти.

Надо было собираться, дома ждала жена!

Жена… Тепло разлилось в груди.  Он заедет в цветочный, и выберет  для неё самые красивые цветы.  И бельгийский шоколад, он знает, где продают настоящий.

Счастливо улыбаясь, Виктор встал, собираясь покинуть кабинет, и тут раздался звонок сотового.

Посмотрел на дисплей – начальник службы безопасности.

- Да.

- Она во всём призналась. Подробности – лично.

 Черт, он обещал Ирине быть дома через сорок минут! Уже – полчаса…

- Завтра, в восемь, в офисе.

ГЛАВА 16.

Как приятно возвращаться в дом, где тебя ждут!

Виктор загнал машину в гараж и улыбнулся, слыша повизгивание Ариши со стороны двора.

Но его ожидал сюрприз:  перед дверью сидела Ариша с тапком в зубах, а второй тапок держала в руке Ирина.

Что должен сделать мужчина, которого так встречают?

Правильно –  потрепать собаку по голове и сгрести жену в охапку.

- Я с тобой ходить разучусь, - весело попеняла Ира. – Поставь меня, пожалуйста!

- Что у нас на ужин? – плотоядно облизнулся муж,  выполнив просьбу жены, и, тут же, снова обнял её и поцеловал.

- Я решила, что нам есть, что отметить, поэтому у нас сегодня курица в дыне, английский салат и яблочный десерт.

- М-м! Запахи просто божественные! – потянул носом Виктор. – Я, буквально, на десять минут – в душ и переоденусь.

     Ужин удался.

Впрочем, Виктору понравилось бы, что угодно, если это «что угодно» приготовила и подала на стол Ирина.  Наверное, даже гречка.

Девушка внесла на блюде дыню.

- Ого! Печеная дыня? – изумился муж. – Салат очень вкусный, десерт, вижу, тоже удался. А, основное блюдо – будет?

- Это и есть – основное, - улыбнулась Ирина и сняла с дыни верхушку.

Внутри оказались кусочки курицы.

А вкус!!! 

Виктор ел и не мог оторваться.

- Пожалуй, десерт в меня уже не поместится, - отдуваясь, признался он жене.

- Жалко. У нас сегодня фрителли из яблок.

- Фрителли? Звучит привлекательно. Пожалуй, одну штучку или кусок я осилю. Что это, вообще, такое?

- Сейчас увидишь, - Ирина поставила на стол блюдо с золотистыми кружками, посыпанными сахарной пудрой.

- О! – мужчина взял один и откусил. – М-м!!!

Нежный кисло-сладкий вкус, приятно обволакивал язык и нёбо.

- Ириша, а, давай, свой ресторан откроем? – внезапно предложил муж. – Или кафе.

- Витя, - ахнула Ирина, - откуда ты узнал??

Что он узнал, мужчина ещё не понял, но видно было, что это очень важное для Иры и она – под впечатлением.

- Ну…

- Спасибо! – девушка соскочила со стула, подошла к мужу, обняла и прошептала. – Я не знала, как тебе сказать, ведь, считается, что жены не должны работать.  А я давно мечтаю о небольшом кафе, где будет всё, как я люблю. Недорого, но очень вкусно.   Я уже придумала интерьер и, даже, предварительное меню. Но отец никогда бы мне не позволил самой всем заниматься. В лучшем случае, купил бы мне кафе и нанял профессионалов. Было бы еще одно типовое заведение, скучное и банальное.

Виктор мысленно поставил себе пять с плюсом – действительно, угадал. Но, ведь, его жена так любит готовить и умеет создавать шедевры, раз ей всё это нравится, то, почему бы и нет? Гораздо лучше заниматься любимым делом, чем изнывать от скуки и безделья, а, потом, проедать плешь супругу.  Примеры  таких семейных отношений он видел предостаточно.

«Тут за день так накувыркаесси, придешь домой – там ты сидишь»  - как пел в «Диалоге у телевизора» Владимир Высоцкий.

Конечно, его Ириша – не избалованная мапенькина дочка, которая считает, что весь мир должен крутиться возле её ног.

Ира получит кафе, он завтра же даст задание подобрать несколько помещений.

- Ир, ты напиши, что хочешь, чтобы было в твоём кафе, размер, местоположение.

- Небольшое, Витя, уютное, домашнее. Чтобы, могли и семьи с детьми приходить. Столиков на  пять-шесть, не больше. Место, - Ира задумалась. – Или, рядом с горпарком, или – с Детским парком.  В шаговой доступности. Только, Вить, у меня же пятый курс. Боюсь, с кафе придется подождать, минимум, до защиты диплома.

- Мы можем найти подходящее помещение, сделать ремонт, как ты захочешь. Не спеша, подобрать мебель, оборудование. Придумать название, всё оформить, как полагается. Ну, этим мой юрисконсульт займется. Потом, прикинуть меню и подобрать персонал.

- Ох, Витя, я даже подумать не могла, что, вот так, просто, может исполниться моя мечта. Спасибо!

- Если ты меня каждый раз так встречать и кормить будешь, а, потом – так горячо благодарить – я тебе даже Луну достану, - пробормотал Виктор ей в ухо. – Кстати, а где Светлана Дмитриевна?

- Она поела раньше, сказала, что хочет какой-то сериал посмотреть.

Понятно – женщина проявила такт, предоставив молодожёнам возможность побыть вдвоём, а молодой жене – поухаживать за супругом.

Как же ему повезло с экономкой и как жаль, что его собственный отец далеко не так внимателен к сыну. А  когда раздавали деликатность, его даже в городе не было. 

- Ир, почему – филфак? С твоими талантами тебе надо было учиться на…

- Повара? Маму бы удар хватил. Потом, мне очень нравится филология, лингвистика. Я с удовольствием занимаюсь и подумываю об аспирантуре.

- У нас вся жизнь впереди, если хочешь – будет всё! И аспирантура, и кафе.

- И на остров, - мечтательно проговорила девушка.

- И на остров, - согласился Виктор.

- Жалко, что лето закончилось. Пусть, еще тепло, но уже не то. Теперь  – до следующего лета.

- Ириш, - муж улыбнулся, - когда есть деньги, лето может быть в любое время года. У нас деньги – есть. Так что, как пожелаешь – будет тебе и остров и лето. Хоть в январе.

  Ночь была полна нежности и любви, а спать на плече мужа оказалось удобнее, чем на подушке.


Утром Виктор, стараясь не разбудить жену, выпустил собаку, потом завел ее обратно в дом и поехал на рандеву.

Начальник службы безопасности докладывал.


- Сначала то, что вы поручали узнать раньше. Девушка не беременна.

- Это, точно?

- Да, вполне. Тем более что вчера она и об этом рассказала.

- Вы ей ничего не сделали? – поморщился мужчина.

- Нет, только припугнули. Но она сразу спеклась, даже особенно стараться не пришлось.

- Записали?

- Конечно. Всё на флешке.

- Хорошо. Идите, пока, к себе. Я послушаю и ещё побеседуем.

Безопасник ушёл, а Виктор еще минут десять вертел в пальцах электронный носитель.

Наконец, включил запись.

- Скажите, зачем вы в пятницу, двадцать шестого августа в половине первого подкинули отраву на территорию дома, принадлежащего Виктору Алексеевичу Крезу?

- Я ничего не подбрасывала! Мы расстались с Виктором, мне нечего было делать возле его дома. И, кто бы меня пустил в посёлок без приглашения?

- Дежурившие в тот день  охранники Сергей Ведомцев и Виктор Лосев дали показания, что вы с восьми утра находились на территории посёлка, в помещении охраны.

- Мне нравится Виктор, я приходила к нему. В посёлок не ходила, посидела в каптёрке и уехала домой!

- Только что вы утверждали, что вообще там не были в этот день.

- Я забыла! Я девушка, мне простительно.

- Хорошо, продолжим, девушка. Итак, зачем вы подбросили отраву в дом Креза?

- Я не подбрасывала!  Сергей и Виктор могут подтвердить, что я всё время сидела в каптёрке!

- Они и подтвердили, что с десяти минут первого, половины минут первого вы оставались в помещении без присмотра и могли выйти в посёлок через боковую дверь.

- Я не выходила, ничего не докажете!

- Вы попали на камеры видеонаблюдения. Сложно отпираться, если на записи отлично видно, как и что вы делали.

- Вы врете! На заборе у Виктора нет камер, только со стороны ворот!

- Надо же, какие разносторонние у вас интересы! Специально изучали расположение камер? Для чего?

- Не ваше дело!

-  Может быть, но проблема в том, что камеры есть у дома напротив. Да, да, не делайте такие глаза! Соседи в прекрасных отношениях, и запись с камер, на которых вы кидаете через забор отраву, уже у Виктора Алексеевича. Вы догадываетесь, какие его дальнейшие действия?

- Плевать. За собаку не посадят. Кстати, она сдохла?

- Отравилась.

- Йесс! Надеюсь, она достаточно мучилась, а Витька будет мучиться до конца жизни. Он был очень привязан к этой шавке.

- Да, за собаку не посадят. Но за попытку ограбления – легко и надолго.

- Какого ограбления?

- Обычного. Вы втерлись в доверие к Виктору Алексеевичу, дважды проникали в дом в его отсутствие, бегали по нему, хотя прислуга просила вас удалиться. Затем, обвели вокруг пальца охрану. Кстати, оба оштрафованы и уволены.

- Что за чушь вы несёте? Не собиралась я его грабить! Да, хотела, чтобы сдохла собака, чтобы Витьке было бы так же херово, как и мне. Ведь, он меня бросил! Беременную!

- Стоп! Когда вы успели забеременеть?

- Не ваше дело!

- Справка от гинеколога есть? Нет? Тогда я сейчас вызову его сюда и он вас осмотрит.

- Вы с ума сошли? Не надо никакого осмотра.  Ай, больно! Ты мне руку сломаешь! Отзовите своих  дуболомов, я буду спокойно сидеть.

- Не дергайтесь, и больно не будет. Итак, что с беременностью?

- Ничего. Я могла быть беременна, а он меня выгнал!

- Могла или была?

- Не была. Но это ничего не значит! Мы спали вместе, и я рисковала залететь каждый день!

- Значит, вы не были беременны, когда вы расстались с Виктором Крезом, вашим любовником? Но были обижены и решили отомстить.

- Да, я хотела, чтобы ему было плохо.

- И поэтому вы связались с ворами и пообещали им богатый улов?

- Вы чё несёте?

- Но мешала собака, поэтому вы взяли на себя работу по её нейтрализации. Что ж, суд недолго будет разбирать это дело, мотивы и преступление предельно ясны.

- Какой суд, вы чего? Я собаку убить хотела. Грязную, вонючую собаку! За это не сажают!

- Ошибаетесь. За жестокое обращение с животными есть статья. Но вам хватит за участие в краже по предварительному сговору  с группой лиц.

- Каких лиц? Я ни с кем ничего не сговаривала.

- Улики говорят обратное. И, как вы понимаете,  светит вам длительное заключение. А в колонии чего только не случается: избивают, издеваются, опускают. Даже, говорят, могут убить! И никому до этого не будет никакого дела.

- Охренели? За какую-то собаку?! Что ему от меня надо???

Виктор выключил запись, вытащил флешку, сжал её в руке.

Где были его глаза? Как он не разглядел такую расчетливую и беспринципную стерву?

И сам себя одёрнул – как он разглядел бы, если при нём она всегда вела себя образцово?

Приветлива, мила, ничего не требует, не скандалит, всегда в хорошем настроении – такой он видел Тамару. Да, она не блистала особенным умом и образованностью, даже, можно было сказать, была – прелесть, какая дурочка. Но, ведь, ему от неё ум и не нужен был! Ему требовалось её тело, и в этом она его не разочаровывала. Тело роскошное, ухоженное, любящее наслаждение и умеющее его не только брать, но и дарить.

Поэтому и был удивлён, когда Светлана с Марией рассказали ему о поведении любовницы. Если бы он меньше знал Светлану Дмитриевну, то не поверил бы.  Тамара, о которой рассказывали Мария Васильевна и Светлана Дмитриевна, радикально отличалась от Томы, которую он знал.  

Вот! В этом и скрывается разгадка: при нём девушка всё время играла роль, а с прислугой притворяться не стала и показала свое истинное лицо.

Он тогда насторожился и решил, что необременительные отношения пора заканчивать, но, как выяснилось, у Томочки были иные планы.


Секс без обязательств – он считал, что, раз девушка согласилась с его условиями, то сделала это искренне и на большее не претендует. Оказалось, очень даже претендует. И, ведь, он её не  обманывал и не обижал. Д Регулярно давал деньги и, не скупясь, покупал ей одежду, если она просила, и помимо, этого, дарил разные подарки. Ни разу с пустыми руками не приходил!

Как милая девушка превратилась в шантажистку и отравительницу? Почему?

Мужчина потёр лоб, потом – виски. Голова болела, слишком много навалилось за последнее время, он же не железный!

И, вообще – у него медовый месяц, а он вынужден разгребать Тамарино дерьмо. Тамарино и… своё. Если бы он не приблизил к себе эту девушку, брезгуя пользоваться услугами проституток, Ариша не пострадала бы.

Что же ему с ней делать?

Оставлять Тамару безнаказанной он не собирается, но и упрятать девушку за решётку – не выход.

Боев молодец, хорошо её развёл, напугал и запутал – выложила всё.

Мужчина встал, прошелся по комнате, размышляя, потом набрал номер.

- Василий Степанович? Зайдите ко мне.

Боев вошел и вопросительно посмотрел на Виктора.

-  Она сейчас у себя дома?

- Да. Под присмотром. На улице двое в машине, и в квартире двое – Лариса и Виталий.

- Хорошо. Поехали.

Тамара сидела на кухне, бездумно глядя в окно. Услышав шаги, повернула голову и зашипела, увидев Виктора.

- Ты! Да, я тебя засажу! Незаконное удержание, лишение свободы и ещё куча статей! У меня есть деньги, я найму лучшего адвоката и тебе крышка!

- Тома, - устало ответил мужчина. – Ты, прежде чем что-то ляпнуть, постарайся  подумать о последствиях.  Не стоит разбрасываться обещаниями, выполнить которые ты не в состоянии. Я могу тебя размазать, стереть, зачеркнуть и никто – никто, понимаешь? – не узнает, куда ты пропала. Я был с тобой добр, но ты этого не ценила, решила, что имеешь право указывать мне, что делать. Если бы ты не подняла руку на то, что мне дорого, я бы тебя отпустил. Но после того, что ты сделала…

Тамара, со страхом смотрела в ставшее жестким лицо бывшего любовника.

- Я решил – ты выплатишь до копейки всё, что я потратил на срочную эвакуацию, лечение и период реабилитации Ариши.  Сумма – он протянул бумажку, на которой была написана цифра с пятью нулями.

- Ты с ума сошел? Откуда у меня такие деньги? – возмутилась Тамара. – Ничего не дам!

- Во-первых, мне параллельно, где ты возьмешь эту сумму. Во-вторых, ты, только что, говорила, что у тебя есть деньги на адвоката. В-третьих, у тебя небольшой выбор – деньги сегодня и ты сможешь уехать из города целой. Если этот вариант тебе не подходит, то мои люди сделают тебе инъекцию. Ты почувствуешь на себе всё, что по твоей милости пришлось пережить моей собаке, только тебя спасать никто не будет. Есть ещё вариант – тебя посадят за попытку ограбления. С отягчающими – сговор и группа лиц. Мои юристы постараются, чтобы ты получила на всю катушку и место для отбывания наказания подберут самое мерзкое.

- Крез, ты – чудовище! – прохрипела Тамара. – Ты пойдешь на убийство?? Из-за собаки?

- Никогда не понимал заповеди о  второй щеке, мне ближе око за око.  У тебя есть выбор, и время пошло, - с последними словами он повернулся, собираясь выйти из кухни.

- Вас видели соседи! Меня будут искать! Я всё расскажу на суде, меня оправдают! – в отчаянье, бросила девушка. – Ты не можешь так со мной поступить! Если я отдам эти деньги, я останусь ни с чем! Это всё, что я смогла заработать!

- Тебя должно волновать, как уйти отсюда живой, а не мои гипотетические проблемы.  Мертвым деньги не нужны, а будешь жива – сможешь устроиться в другом городе и снова заработать. Даёшь ты классно, так что, без дела не останешься.

- Витя, пожалуйста! Не делай так, не забирай у меня последнее! Нам же было хорошо вместе, вспомни! Ты же не такой, ты же – добрый! Ты не можешь так со мной поступить! У тебя денег – вагон, зачем тебе мои копейки?

- Ты же смогла так со мной поступить? Почему я должен тебя жалеть? У меня денег, как ты выразилась – вагон, потому что я ими не привык разбрасываться. Слова до тебя не дойдут, совести нет, взывать не к чему, а отдашь существенную для тебя сумму – запомнишь навсегда. И, есть надежда, поостережёшься вредить и сто раз подумаешь, прежде чем шантажировать. Не наделай ты глупостей,  в накладе не осталась бы. Я планировал выделить тебе существенную сумму в благодарность за оказанные услуги.

Виктор взялся за ручку двери и Тамара не выдержала.

- Да, забирай! Всё забирай!  В сумочке кредитка, на ней – все мои деньги. Подавись!

- Василий, - кивнул Крез. – Проверь.

- Пин-код? – Тамаре.

Через полчаса все было завершено.

Виктор протянул кредитку девушке и бросил:

- Я взял только ту сумму, какую потратил. На переезд в другой город и на первое время, пока не найдешь работу, тебе остатка хватит. Собирайся, я хочу, чтобы сегодня вечером тебя и духу в Саратове и области не было. Если вернешься – то остались еще два варианта: инъекция или тюрьма.

- Что б ты подавился моими деньгами! – в слезах, крикнула ему Тамара. – Ублюдок!

Виктор покачал головой, и шагнул в коридор, закрыв за собой дверь на кухню, где лила слёзы бывшая любовница.

-  Проследите, чтобы дама покинула пределы области до двенадцати ночи. Помогите собрать вещи и перевезите, куда скажет, - напомнил он Боеву.

- Всё сделаем.

Выйдя из дома, Виктор набрал бухгалтерию.

- Да, Виктор Алексеевич!

- София Николаевна, только что на счет резервный счёт поступили деньги в размере  хххххх.  Пожалуйста, поделите ее поровну и перечислите  на приют для бездомных животных и детскому онкоцентру.


- Провести, как благотворительное пожертвование?

- Да.

Родители, напрасно прождав  пару недель, решили преподнести сюрприз и нагрянуть без приглашения.

Ира уже встала и колдовала на кухне, решив побаловать всех творожной запеканкой. Так и не выбрав – с малиной или вишней, решила сделать обе.

Ариша горячо поддержала: - две! Можно, без ягод, и не печь! Просто, творог во-о-он, в ту мисочку положи, и будешь от всех хлопот свободна! Кто тебе ещё поможет, если не я?

- Орешка, не наглей, - Ирина махнула полотенцем на наглую коричневую морду, умильно выглядывающую из-за стола. – Ты тоже получишь творог, только одновременно со всеми. А, то, знаю я тебя – сейчас съешь, а, как мы сядем за стол, будешь изображать «голодающую с Поволжья». Твоя беда, Ариша, что у тебя очень короткая память на еду: отошла от миски и сразу забыла, что уже ела.

По привычке, напевая и пританцовывая, она колдовала над блюдом, когда на кухню влетел взъерошенный муж.

- Ир, они сейчас будут здесь! Вернее, они УЖЕ здесь!

- Кто? – в голове пронеслось версии  – от полиции до инопланетян.

- Родители!

- Чьи, твои?

- Твои тоже! Они объединились, сговорились и сейчас стоят у ворот! Что делать будем?

- Открывать ворота, что же ещё? – вздохнула девушка и оглядела свой простенький домашний халатик. – Надо мне переодеться, а, то  твои решат, что я не тяну на роль  жены олигарха, а мои – что ты держишь жену в черном теле. Придется позвать Светлану Дмитриевну и попросить её закончить готовку.

- Ира, но времени нет! Отец позвонил от КПП. Вернее, это с КПП позвонили – пропускать или нет. Они пешком уже десять раз дошли бы, пока мы тут разговариваем.

Раздалась трель звонка, и доберманша ломанулась на улицу – оповещать, что охрана не спит.

- Что у вас? –  привлеченная топотом, в дверной проём заглянула экономка.

- Ох, как хорошо, что вы уже встали! – облегченно воскликнула Ирина. – Вот здесь – запеканка с малиной, здесь – с вишней. Я почти всё успела, вам только перемешать, разложить по формам и проследить, как запечётся.

- Наши родители нагрянули, - пояснил Виктор. – Без предупреждения.

- А, так это они там трезвонят? – спокойно уточнила Светлана Дмитриевна. – Идите, встречайте, а я здесь закончу.

- Ваша рука…

- Уже не болит. Вполне справлюсь! Идите, пока папы нам ворота не выставили.

Молодожёны переглянулись и бросились по комнатам – приводить себя в более-менее приемлемый вид.

       - Ну, здравствуй, сын! – сердито проговорил Крез-старший, когда Виктор, наконец, открыл ворота. – Мы уже думали, что нам придется здесь до вечера торчать, соседей веселить. Под дверями у родного сына!

- Здравствуй. Мы…

- Ты что, не видишь – они спали ещё, - перебила Таисия Сергеевна. – Здравствуй, сынок! Здравствуй, дочка! Идемте в дом! На самом деле – стоим, представление показываем.

- Все соседи еще спят, - буркнул Виктор, обнимая мать.

Следом за Крезами на участок прошли и Славичевы. Процедура приветствия повторилась, только, на этот раз, выговор был адресован Ирине.

- Куда это годится, дочь? – возмущался Славичев-старший. – На звонки не отвечаешь, домой глаз не кажешь, к себе не приглашаешь, сами приехали – дверь не открываешь?

- Ладно, ладно, не будем ссориться, мы здесь не для этого! – примиряюще вступила Марина Геннадьевна. – Иди ко мне, доченька, я тебя обниму! И ты, сынок! Мы теперь – одна семья!

- Может быть, сначала войдем в дом, а потом уже будем  продолжать? – предложил Виктор.


     По дому уже потихоньку распространялись упоительные запахи от готовящихся запеканок.

- Чем это так вкусно пахнет? – заинтересовались мамы.

- Светлана готовит завтрак, - невозмутимо ответил Виктор. – Мы еще спали, когда позвонили с КПП, поэтому просим нас извинить за задержку.

- Дело молодое! – хмыкнул Александр и понимающе переглянулся с Алексеем. – Показывайте дом, как устроились.

Ирина, в панике посмотрела на Виктора – спали они вместе и, вообще, всё время проводили вместе, но её комната на первом этаже, а его – на втором. Что подумают родители??

- Нет, оставим экскурсию на следующий раз, - возразил муж. – Мы не ждали гостей, домработница еще не приходила,  дом не готов к осмотрю. Просто, посидим в гостиной, позавтракаете с нами, пообщаемся по-родственному.

Мамы переглянулись, но настаивать не стали.

Ирина с тревогой наблюдала, как Светлана пытается накрыть на стол и не выдержала:

- Я помогу!

- Ирина! – удивилась Таисия  Сергеевна.

-  Не переживайте, она и дома старалась все делать сама, - извиняющее объяснила Марина Геннадьевна. -  Мы уже привыкли и прислуга тоже. Но сначала все новенькие пугаются.

Между тем, Ира со Светланой, споро всё расставили, и Светлана удалилась, чтобы не мешать семейным беседам.

- Ну, что, родственники, - начал речь Александр Михайлович. – Поздравляю детей с созданием семьи, а нас, родителей – с претворённым в жизнь удачным планом! Да, да, нравится кому-то или не нравится, но, если бы не наша с Алексеем инициатива, то наши дети не создали бы семью! Пора, дорогие женщины, признать, что мы, мужчины, были правы!

Ирина насупилась, мамы напряглись.

- Спасибо за поздравление! – ответил Виктор с лёгкой улыбкой. – Но вы не правы:  вашей заслуги  нет, мы всего добились сами.

- Как это? – удивился Алексей Николаевич. – Если бы мы не завлекли вас на эту турбазу, то…


- На турбазе я лично познакомился с милой девочкой-кухаркой.

- А я – с охранником Витей, - подхватила Ирина.

- И, после, мы расстались, даже не обменявшись телефонами, - добавил Виктор.

- Но… как же… А, свадьба?

- Летом нам срочно требовался повар. Сергей Николаевич, мой зам, как-то зашел в одно кафе на Кирова, пить захотел.  И разговорился с девушкой-официанткой. Она ему показалась разумной, он спросил, не знает ли она девушку или женщину, которая могла бы поработать поваром в офисе? Официантка расспросила условия и ответила, что у нее завтра два выходных, она может поработать, и они посмотрят, годится ли она им. Так Ирина попала в мой офис.

- Что? – мать Ирины схватилась за сердце.

- Что? - охнул отец девушки. – Ира, как ты могла… Зачем?

- Я согласилась, потому что мне предложили хорошую зарплату, на которую я могла снимать квартиру и сносно жить.

- Ира, - простонала мать. – Что ж ты нас позоришь? Разве, мы тебе когда-то в чём-то отказывали? Разве, тебе негде и не на что жить? Зачем все эти демонстрации?

- Я не хочу заострять внимание, но если ты будешь настаивать, - ответила дочь, - можно вспомнить детально.

- И, вот тогда-то я и влюбился в собственного повара, - как ни в чём не бывало, продолжал Виктор. – Влюбился, понятия не имея, что она – Славичева. Собственно говоря, я узнал её фамилию только в момент подачи заявления в ЗАГС.

- А я, - подхватила Ирина, - с удовольствием работала в офисе и понятия не имела, что охранник Витя с турбазы, мой директор и сын твоего, папа, друга, с которым ты хотел меня познакомить  – одно и то же лицо.

- Ты работала в офисе и не знала, кто твой директор? – прищурился отец. – Никто имени не произносил, документы не подписывала, таблички на дверях не читала?

- Я работала на кухне и по этажу не бродила, - отрезала дочь. –  Имя, конечно, говорили, но откуда мне знать, что это за Виктор Алексеевич? Документы я в отделе кадров подписала, не рассматривая, кто там и что там. Мне нужна была работа, я ее получила. Приходила, готовила, подавала, мыла и уходила. У Виктора Алексеевича в его офисе отдельный вход, можешь съездить и посмотреть, я в той стороне и не была ни разу.

- А, влюбилась каким образом? – теперь уже с подозрением смотрела мать.

- Чтобы влюбиться, предварительно узнать имя не обязательно.

- А, собака! – воскликнула мама Виктора, покосившись на коричневую «копилку», честно сидящую на пороге гостиной. – На турбазе Витя был со своей собакой, ты не могла не понять, что таких совпадений не бывает!

- Я и поняла, - согласилась Ира, - но, уже после того, как мы решили пожениться, и Виктор привез меня в свой дом.

Родители обескуражено переглянулись.

- И, зачем вы нам это сейчас рассказали? – осторожно поинтересовался Алексей Николаевич.

- Чтобы  вы спустились с пьедестала, - невозмутимо ответил сын и обнял жену, притянув её поближе, - и не считали, что наш брак – ваша заслуга. Как видите, всё случилось само собой, естественным образом и совершенно без вашего участия.

- Гм, - кашлянул Александр Михайлович. – Вы не думайте, мы же только ради вас! Вы – такая хорошая пара! Простите своих стариков, что мы решили взять на себя роли купидонов и чуть всё сами не испортили!

Обстановка разрядилась, все расслабились, разулыбались, и завтрак прошёл, как иногда говорят по телевизору – в тёплой, дружеской обстановке.

Женщины горячо обсуждали предстоящее торжество, настаивая на венчании.

- Сами посудите, Ириночка, - ворковала Таисия, - если вы повенчаетесь, то это будет настоящая свадьба! И освятить брак в церкви – это же так здорово! Потом, это модно, все сейчас венчаются!

- Ириша, подумайте, Таисия Сергеевна дело говорит. Представь – торжественная служба в церкви, ты – в белом платье и фате, Виктор – в строгом костюме. Кругом свечи и счастливые лица ваших друзей и близких. А потом – грандиозная свадьба! Мы с Таисией уже кое-что наметили – это будет свадьба года! – подхватила Марина.

- Хорошо, - сдалась Ирина. – Мы с Витей подумаем и решим. Я буду держать вас в курсе.

Наконец, родители, заскочившие «на минутку» и просидевшие три часа, распрощались, и молодожёны остались вдвоём.

- Что скажешь? – муж подхватил жену на руки и закружил по холлу. – Венчаемся? Мне эта идея нравится.

- Да? Тогда, я не против. Поставь меня, где взял, у меня голова кружится.

- Гав! Гав!

- Вот, и собака нервничает.

- С чего ей нервничать?

- Боится, что ты меня уронишь!

- С чего это я буду тебя ронять? – возмутился Виктор, резко повернулся и споткнулся о собаку.

Испугавшись, что на самом деле, уронит жену, он, немыслимым движением изогнулся и упал так, что Ира оказалась сверху.

- Ох… Аришшша… Твою мать, - простонал он, оказавшись на полу.

- Вить, ты как? – Ирина приподнялась и с тревогой заглянула ему в лицо. – Я тебя не раздавила?

- Нет. Почти, нет, - прошептал Виктор.

- Витя?! – уже не на шутку встревожилась девушка, проворно соскочила с супруга и потормошила его. – Где болит? Тебе плохо?

- Везде, - ещё тише пробормотал мужчина. – Помоги мне!

- Витя!!! Я сейчас… скорую! – Ирина   подсунула под голову  мужу свой тапочек, чтобы он не лежал на голом полу, и дернулась бежать за телефоном, но, неожиданно обнаружила, что пострадавший крепко её держит. – Витя? Тебе совсем плохо?

- Очень, - голосом умирающего, пробормотал мужчина.

- Витя, не пугай меня, пожалуйста! – Ирина наклонилась к самому лицу супруга и ойкнула, когда сильные руки сомкнулись у неё за спиной.


- Попалась!

- А, так, ты  - симулянт? Решил меня развести, но не подумал, что это жестоко? Я же, всерьёз испугалась! Пусти немедленно!

- Ириш, мне на самом деле плохо, потому что я больше трех часов не мог тебя обнять и поцеловать.  От падения на голове небольшая шишка, но она сразу пройдет, если ты меня поцелуешь.

- Шишка? Где? Здесь?  - Ирина пыталась рассмотреть повреждение, и не заметила, как коварный супруг не только встал с пола, но и опять сгрёб её на руки.

- Ариша, ещё раз сунешься под ноги – выселю жить на улицу! – грозно пообещал мужчина. – Ириша, подари мне исцеляющий поцелуй!

Собака развесила уши, опустила голову и хвост и медленно и печально ушла по коридору.

- Ну, вот, обидел Аришку, - прошептала Ира, когда отдышалась – поцелуи мужа действовали на неё сногсшибающе.

- Я, потом, попрошу у неё прощения, - прошептал Виктор и предложил. – Нас так рано разбудили, что я не успел досмотреть самый сладкий утренний сон. Может быть, мы сможем вернуться в спальню и досмотрим его вместе?

***

- Витя, жениху не полагается видеть невесту до венчания! – мать стояла насмерть.

- Но, мама, это же предрассудки! – взывал к её разуму отпрыск. – Мы - женаты не один месяц!

- Это, не считается! Таинство брака осуществляется при венчании, а не при записи в книге регистрации актов гражданского состояния. О тебе же, дураке, забочусь! Или, ты не хочешь, чтобы ваш брак был крепким, а семья – дружной?

- Мама, - Виктор закатил глаза, - какая связь между пожеланием доброго утра и гипотетическими ссорами в будущем? Более того, я не оракул, но верно предсказываю – если я перестану целовать жену по утрам, то наш брак не станет крепче!

- Вить, ты, как маленький! Час потерпеть можешь? Ирина сейчас одевается, красится, настраивается на нужный лад. Знаешь ли, свадьба для девушки – самое волнующее и значимое событие после её дня рождения. Прояви терпение.

- Ладно, - буркнул мужчина, - поняв, что маму не переубедить и на второй этаж родительского дома, где вот уже несколько дней жила жена, его не пропустят.

- Ты бы переоделся, всего час остался. Уже и гости потихоньку прибывают, - напомнила мама.

Виктор передернул плечами, поминая про себя добрым словом энтузиазм и инициативу родительниц, и направился в свою комнату.

Сначала идея провести торжество в родительском доме ему не понравилась, но Ира сумела объяснить преимущества этого варианта.

- Вся суета, все эти люди будут не у нас, понимаешь? Никто не затопчет клумбы, не отдавит лапы Арише, мы не будем сталкиваться с чужими людьми. А уборки сколько? И, потом, после всего мы с тобой просто слиняем домой, в тишину и уют, а с гостями останутся родители.

- Какие простонародные слова знает мой любимый филолог!  Надо было, всё-таки, устраивать свадьбу в декабре, и не пришлось бы переживать за клумбы.

- Свадьба зимой – синие от мороза гости, снег за шиворотом, заиндевевший букет невесты и толпа гостей в помещении. Б-р-р! Нет, я рада, что мне удалось убедить наших мам и те, скрепя сердце, согласились на июнь. 

Да, летом – намного лучше. Но, если бы свадьба была в декабре, то мы с тобой уже были бы свободны, как птицы.  А теперь – то моя мама звонит, то – твоя. Про отцов и не говорю. И каждый знает лучше нас, что нам нужно!

- В декабре нас не обвенчали бы – пост же, - возразила Ирина. – В апреле еще холодно, в мае примета плохая, с 4 июня по 12 июля тоже не венчают. Вот, втиснулись на 2 июня. Потерпи! Родители получат свою свадьбу, и от нас отстанут.

- Боюсь, ненадолго, - Виктор привычно зарылся носом в волосы жены. – Хорошо, если дадут нам месяц спокойной жизни.

- А, потом?

- А, потом начнут требовать внука!


          Сейчас  он в полной мере оценил, насколько права была Ирина.

В родительском особняке творилось что-то невообразимое.

На газоне установили огромные шатры, расставили столы. Целый муравейник прислуги сновал туда-сюда, спеша завершить все приготовления.

Мужчина посмотрел на часы – уже скоро он должен ехать в церковь.

Мамы хотели, чтобы всё было по правилам.

То есть, жених первым приезжает в церковь, в знак  серьёзности своих намерений. И, только после того, как мужчина оказывается в церкви, невеста отправляется к месту венчания.

Виктор предпочёл бы ехать вместе с Ириной, держа в руке её ладошку, но против объединившихся мам он не устоял.

Наконец, полностью одетый, Виктор в сопровождении  лучшего друга Женьки  отправился в церковь.  Сзади, в своей машине,  ехали его родители.

Стоя на пороге церкви, Виктор никогда ещё так не волновался.

Подъехал лимузин, шофер обошел, распахнул дверь, помог выйти отцу Ирины. Тот, в свою очередь, выудил из автомобиля жену. И потом, открыв  следующую дверь, Александр Михайлович бережно вывел дочь.

Виктор задохнулся, глядя во все глаза на представшее перед ним чудо.

Его Ириша, его девочка, жена, любимая, его душа и сердце!

Господи, он забыл, как дышать…

Что-то есть в этом обычае – не видеть до бракосочетания невесту и свадебное платье.

Жених пожирал Ирину глазами, не в силах отвести взгляд.

Изумительное платье нежно-персикового оттенка – Виктор вспомнил, что мама называла этот цвет «айвори» - необыкновенно шло Ирине, подчеркивая её фигуру. Длинные рукава из прозрачной сетки и фальш-декольте украшены объемными белоснежными кружевами. Точно такое же кружево и на подоле пышной юбки, а когда Ирина на мгновение повернулась, что-то сказать матери, Виктор увидел, что у платья открытая спина.

Волосы девушки были собраны в высокую, но не вычурную причёску, очень ей шедшую.

Довершали образ перчатки, фата и свадебный букет.

- Отомри уже, - толкнул друга в бок Евгений. – Теперь я понимаю значение слова «остолбенел». Эх, почему я, раньше тебя, её не встретил?  Ни за что не упустил бы такой алмаз! Ну, ну, я шучу, во, набычился уже! Иди, встречай невесту!

Виктор бросил на Женьку ещё один испепеляющий взгляд и спустился навстречу Ирине.

Александр Михайлович передал ему руку девушки и отошёл назад. А Виктор не видел никого и ничего, кроме своей необыкновенной, потрясающей, удивительной жены.

- Ты такая красивая! – наконец, выдохнул он.

- Правда? Я боялась, что платье тебе не понравится, - облегченно улыбнулась Ира.

- Ты мне в любом наряде нравишься, - поспешил уверить жених. – А без всего – ещё больше. Это же платье – потрясающее, и  достойно  украсить самую лучшую девушку на свете!

- Мне раздеться? – выгнула бровь Ирина.

- Обязательно! Но – только, когда мы останемся наедине в нашей спальне, - улыбнулся мужчина, целуя руку невесты, вернее, перчатку. – Ты – самая красивая невеста в мире!

- Поцелуи – потом! – возмутилась мама Ирины. – Сначала – венчание. Идите, священник и гости ждут!

Само венчание Виктор запомнил не очень.

Сначала им вручили свечи и принесли на подносе обручальные кольца.

Им пришлось три раза передвигать эти кольца друг другу  и только потом,  надеть.

Затем их венчали венцами, жених целовал образ Спасителя, невеста – образ Пресвятой Богородицы.

Дальше им пришлось  пить вино по очереди из одной чаши, а после этого, священник соединил правую руку Виктора с правой рукой Ирины и трижды провёл их вокруг аналоя. 

И, наконец, венчание было окончено, они стали мужем и женой  не только перед людьми, но и перед Богом.

Конечно, были торжественные речи, поздравления и пожелания, изысканный стол и гора подарков, но молодожёны никого и ничего, кроме друг друга не видели, машинально выполняя просьбы тамады и дежурно улыбаясь гостям.

Через два часа Виктор не выдержал.

- Давай, убежим! – предложил он, выжидательно глядя на жену. – Ну, их всех, а?

- Давай! – с энтузиазмом поддержала Ирина.

- Куда? Ещё рано! – синхронно прошипели обе матушки, уловив намерение детей.

- Мама, - проникновенно проговорил сын, - посмотри, кому мы тут нужны? Все едят, пьют и отлично проводят время. Зачем мы им? Гостям и без нас весело. А нам… это же наш с Ириной день, мы хотим провести его так, чтобы наши дети, слушая рассказ о свадьбе родителей, завидовали и мечтали, что у них будет также!

Таисия и Марина переглянулись и кивнули.

- Идите, объяснение отцам мы придумаем,  - мама Ирины.

- Надеюсь, через девять месяцев у нас будет повод всем собраться еще раз, - мама Виктора.


- Больше никаких свадеб! – заявил муж, когда они ехали в машине к дому.

- Тебе не понравилось, как я выгляжу? – в притворном ужасе спросила жена. – У меня растрепалась причёска? Пятно на юбке?

- Всё, что связано с тобой, мне очень понравилось. Мне не нравится чувствовать себя клоуном.

- А, ты про тамаду, - хихикнула Ира. – Да, креативный оказался. С пеленанием младенца ты не справился, с кормлением – тоже. А про смену подгузника даже вспоминать не хочу.

- Я потренируюсь, - мрачно ответил Виктор.

- На ком? Какая мать доверит тебе своего ребенка? Или – на таких же интерактивных куклах-младенцах?

- Я знаю одну, которая  мне, точно, доверит своих детей.

- ???

- Я про Аришу, а ты, что подумала? Ей давно пора завести наследников, заодно и мы потренируемся, как растить, кормить, мыть и воспитывать.

- На щенках? – рассмеялась Ира. – Тогда, я согласна.

- Ты не голодная?

- Нет, а что?

- Сейчас приедем, переоденемся в удобную одежду, и я повезу тебя, покажу свадебный подарок.

- Что это? Скажи, скажи!!!

- Хочу, чтобы ты увидела своими глазами, - улыбнулся муж. – Заранее не интересно.


Поминутно целуясь, переоделись за полчаса. Правда, в процессе, Виктора посетила мысль, что подарок и до завтра подождать может, но Ирина даже подпрыгивала от нетерпения, и он решил, что потерпит сам.

Небольшое помещение под кафе, как она хотела – рядом с Детским парком, привело Ирину в восторг.

- Витя, ты его для меня арендовал? – бросилась она на шею мужу. – Такое, как я мечтала!!!

- Я его не арендовал, - довольно улыбаясь, ответил муж. –  Я его купил. Оно полностью твоё! Нравится?

- ОЧЕНЬ! Спасибо!  - Ирина оббежала свои владения еще раз, заглянула за все двери и счастливо выдохнула – Моё собственное кафе! Совсем-совсем моё! Витя, ты не представляешь, как я счастлива! Надо будет завтра же заняться ремонтом, подбором персонала, продумать меню. И – название! У меня же нет названия!

- Это не все подарки, - подмигнул мужчина. – Поедем дальше?

- Поедем! – под впечатлением от сбывшейся мечты, Ирина была на седьмом небе.

С ума сойти, всего год назад она впервые увидела охранника Витю, который ей очень понравился. Но, ей и в голову не приходило, что он – её будущий муж. Любимый и любящий.

Между тем, машина свернула к пристани.

- Ты купил нам катер?

- Ага, - Виктор расплылся в улыбке. – Покатаемся?

- Давай!

Катер лихо преодолел расстояние до турбазы, и Ирина смотрела, как проплывает мимо остров, где они впервые встретились.

Внезапно, рулевой заложил вираж и мастерски подвёл катер к пристани.

- Ой, а нам туда можно без предупреждения? Это же – частная территория!

- Можно, - снисходительно проговорил Виктор и, подхватив жену на руки, осторожно перенёс её на причал. – Я её купил.

- Ты, что сделал? – потрясённо переспросила Ира.

- Купил, - весело ответил муж. – Это же наша турбаза, мы здесь познакомились! Разве можно, чтобы тут жил кто-то другой, кроме нас?

- Витя…

- Ты не рада?

- Я очень даже рада, но, это же безумно дорого! Целый остров, да с домами и всем оборудованием! Нужны люди – следить за всем, поддерживать жизнеспособность…

- Ир, так, мы с тобой – не бедные. Можем себе позволить! – ответил Виктор и поцеловал жену. – Ты, только представь – наш остров, совсем-совсем наш! Хоть голыми ходи, ни одного постороннего глаза! А через несколько лет мы сюда будем приезжать втроем, и, может быть, даже, вчетвером. Остров, кстати, на твоё имя. Ты его хозяйка.

Ирина прижалась к мужу, обняла, заглядывая в глаза.

- А, как же, брачный договор, по которому я ни на что не претендую?

- К чёрту договор! Я его давно порвал и выбросил, - ответил  Виктор. –  Мы – муж и жена, и у нас всё должно быть общее.

- Вить, я тебя так люблю! И мне страшно, что это – сон. Проснусь, а тебя рядом нет…

- Ты – моё самое большое сокровище, никогда не отпущу! – мужчина заглянул в глаза любимой. – Всё, что есть у меня – твоё, и я сам – весь твой. Весь, до последней молекулы. Люблю тебя! Давай, останемся сегодня здесь?

- А, Ариша?

- Ариша, родители, друзья, дела и весь мир – завтра, а сегодня – только ты, я и наш остров.

Конец.



Оглавление

  • ГЛАВА 1. 
  • ГЛАВА 2.
  • ГЛАВА 3.
  • ГЛАВА 4.
  • ГЛАВА 5.
  • ГЛАВА 6.
  • ГЛАВА 7.
  • ГЛАВА 8.
  • ГЛАВА 9.
  • ГЛАВА 10.
  • ГЛАВА 11.
  • ГЛАВА 12.
  • ГЛАВА 13.
  • ГЛАВА 14.
  • ГЛАВА 15.
  • ГЛАВА 16.