Ты мой хлеб... (СИ) (fb2)




Ты мой хлеб... Denis Mamchur


Глава 1 "Сам себе господин"

            Во всех тавернах один закон: кто платит — тот и барин. Так что сегодня Генрих был просто королём. Дабы отметить свой триумф, он заказал молодого поросёнка, фаршированного яблоками. Странного вида мужчина достал из-за пояса нож, отрезал смачный кусок свиного мяса, положил его себе на хлеб и вонзил клинок в поверхность стола.

            Чтобы начать есть, мужчина поднёс руку ко рту, подтянул мешающуюся чёрную марлю, которой было обмотано его тело, и поднёс пищу к чёрным потрескавшимся губам. Зеваки за соседними столами с интересом наблюдали за загадочным посетителем, но стоило тому устремить на них свой суровый взгляд, как мужчины быстро возвращались ко своим делам.

            И всё у него было хорошо, не считая одного прискорбного факта. Он застрял в этом проклятом оккупированном городе! Для человека, который всю свою жизнь провёл в дороге, стоять на месте было хуже смерти. Столько новых мест ожидало его прибытия, столько людей не пало от его клинка, стольких женщин он не склонил перед собой…

            Закончив трапезу, он встал и подошёл к барной стойке, у которой хозяин наливал очередную порцию пива.

— Вы уже уходите? — спросил мужчина, посмотрев, что гость не съел и половины блюда.

— Я думал, вы ожидаете друзей.

— Терпеть не могу делить с кем-то еду, — цинично заявил Генрих.

— В таком случае, с вас пять золотых.

— Пять?

— Да, я же вам говорил. Чему вы удивляетесь? И только не нужно разговоров, что, мол, договаривались на меньше…

— Нет, я к тому, что город в осаде, поля истоптаны армиями… поросёнок должен стоить восемь, а то и десять. Продешевил ты, мужик.

— Хотя бы пять заплати, оно и лучше будет.

— Ах, да… оплата.

            Загадочный человек швырнул на стойку толстый кошель. Однако вместо денег внутри была долговая расписка хозяина и отрубленное людское ухо. Сперва мужчина не понял, что он держит в руках, но через несколько секунд пришло осознание.

— А теперь, мой дорогой друг, — начал убийца и прислонился к продрогшему мужчине, — скажи, найдётся ли в мире что-то такое, что заставит мою душу содрогнуться, сердце заливаться кровью, что-то, что затмит собою любые богатства, что-то, что заставит мои уста произнести: «Не может быть…»?

            Подобный вопрос наёмник задавал едва ли не каждому встречному на своём долгом пути, однако, как и перепуганный трактирщик, никто не мог внятно ответить ему на эти слова.

— Ладно, бывай, — сказал мужчина и направился к двери. — Не хворай. А если нужно будет, погаси другие долги, просто шепни слушок. Мне всё равно нечем заняться.

            Следующей остановкой на своём пути наёмник выбрал один тёмный квартал, который даже стражники обходили стороной. Каждый горожанин знал, что здесь живут люди крупного криминального авторитета и главы гильдии воров. Генрих же, как уважающий свою профессию человек, также состоял в этой негласной организации.

            На улице его уже ожидал информатор, который снабжал воров информацией и организовывал встречи с нужными людьми.

— Привет, Генрих, — сказал молодой парень. — Как жизнь?

— Пока не жалуюсь, — кратко ответил убийца.

— Ты предупреждай, когда прибываешь в город, а то слишком чисто работаешь.

— Да я вот всё думаю, может, начать оставлять свидетелей? Гляди и на улицах узнавать будут, плакаты развесят…

— Не советую. Вечно что-то испоганят: губы сведут, нос кривой нарисуют…

— Ты это серьёзно?! — возмутился убийца и указал на своё полностью закрытое лицо.

— Ладно, Генрих, мы с тобой не любезностями пришли обмениваться. Стоять на улице холодно, да ещё и дождь скоро пойдёт… Говори, зачем пришёл?

— Из города валить надо.

— Один человечек занимается подобным, но цену ломит заоблачную.

— Где он живёт?

— Ему девяносто лет, ни жены, ни детей… Можешь даже не думать, старичка ты не запугаешь. Есть только один вариант — заплатить, — сказал информатор, отчего наёмник невольно сплюнул. — Что, опять все деньги на девушек потратил?

— Не твоё собачье дело! Лучше подскажи, где здесь можно поживиться?

— Ты серьёзно не слышал? Весь город об этом говорит.

— Не тяни, — нетерпеливо произнёс наёмник.

— Армия Вальдара оттесняет наши войска. В панике вельможи стащили сюда все свои побрякушки и закрыли на одном складе. А коль город осадили, следовательно…

— Охраны будет немного, — продолжил Генрих. — Спасибо за наводку. Прощай.

— Погоди. Ты давно не платил взнос в гильдию. Барон недоволен.

— И что ты сделаешь? Убьёшь меня? —