В сетях интриги. Дилогия (fb2)


Настройки текста:



В сетях интриги. Дилогия



Под властью фаворита

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава I ПОСЛЕДНИЙ ПИР


Печальна была судьба болезненного, слабого духом и телом Иоанна V Алексеевича, так недолго и незаметно сидевшего на троне русских царей вместе со своим младшим, гениальным братом Петром, впоследствии Великим…

Под тем же знаком вырождения и безличия жили и умерли пять дочерей Иоанна, не давшие потомства для российского престола, кроме одной — Екатерины, дочь которой, Анна Леопольдовна, как мать младенца-императора Иоанна Антоновича, была правительницей в ожидании, пока сын-государь подрастёт и возьмёт в свои руки власть… Но внуки и правнуки Иоанна Алексеевича были отмечены рукою рока ещё тяжелее, чем он сам… А родная дочь его, Анна Иоанновна, хотя и взошла на трон по прихоти случая, когда неожиданно умер отрок-император Пётр II, хотя и стала самодержавной императрицей, но до этой поры испытала не мало превратностей в жизни и потом не знала покоя почти все десять лет, какие ей были отмежёваны роком для пользования властью, если не счастьем на троне…

Выданная за герцога курляндского Фридриха и скоро овдовевшая, Анна Иоанновна до тридцати семи лет вела довольно печальную, тревожную жизнь небогатой, зависимой герцогини: трепетала перед своим великим дядей, потом вымаливала денежную и всякую иную поддержку у императрицы Екатерины, у всесильного фаворита, Меншикова, заискивала у своего племянника, у мальчика Петра, у его любимцев, Долгоруких… у всех и каждого, кто был в силе при русском дворе. Первый «друг» Анны, Бестужев, был у неё отнят по приказу из Петербурга. Тогда она завела себе второго, Иоганна Бирона, прославленного впоследствии своим бездушием и жестокостью. И этот фаворит сумел удержать в своей власти привязчивую женщину до самой её смерти.

Довольно красивая лицом, полная, превосходящая ростом иных мужчин, с грубым, громким голосом и усами, густо черневшими над верхней губой, Анна и по характеру во многом напоминала мужчину: была решительна, резка, даже груба порою со всеми окружающими, но по-женски привязчива к избраннику своего сердца.

Суеверная, как все женщины своего времени, она верила в предчувствия, в приметы и сны. До болезненности нервная, — по наследству от отца, — не могла ни одной минуты пробыть спокойно, посидеть в тишине. Даже во время её сна шуты и шутихи должны были сидеть и болтать у постели, чтобы сон императрицы был спокоен… Ей чудились видения даже наяву. Но в то же время она была не глупая женщина, хотя и малообразованная, но одарённая здравым смыслом, довольно ясно умеющая разобраться в сложном переплёте интриг, царивших при её дворе…

Вынужденное смирение и скромность жизни, навязанные ей как герцогине курляндской, Анна, став императрицею, возмещала безумной роскошью, устраивая зимою и летом ряд блестящих празднеств, наполняя дворцовые покои шкапами, двери которых плохо прикрывались от множества «роб» и всяких нарядов, изысканных по покрою, богатых по материалу, из которого их создавали лучшие портнихи обеих столиц… Парча, тафта, редкие ткани Востока, самоцветы, золото и бриллианты — всё переплеталось в красивых сочетаниях, взятое для нарядов российской государыни, которой шёл уже сорок восьмой год…

Наступил десятый — и последний год её владычества.

Расшатанный по смерти Петра Великого порядок на земле падал с каждым годом всё больше и сильнее. Нищета, голод, от которого вымирали десятки тысяч народу, повальные болезни и разбои стали обычным явлением в разорённом царстве… Но стоны умирающих от голоду или замученных на дыбе слугами Бирона не долетали до дворцов «нового Парадиза», где надменная и весёлая племянница великого дяди старалась получше использовать наследство, случайно доставшееся ей… Правда, годы, проведённые в пирах, дали себя знать. Болезни и телесные страдания напоминали царице о близком конце… Но Анна озаботилась только найти себе преемника: назначила наследником трона Иоанна Антоныча, малютку, сына родной племянницы Анны Леопольдовны… А сама, словно торопясь допить последние глотки из пенистого кубка жизни, веселилась без удержу, задавала балы и пиры ещё чаще и роскошнее прежнего…

Блестящий маскированный бал в старом Зимнем дворце, — потом сгоревшем и восстановленном по планам Растрелли, — был назначен на 5 октября 1740 года…

Морозная, тёмная ночь рано спустилась над столицей, а площадь перед дворцом озарена, как днём, пылающими смоляными бочками, десятки костров зажжены по окраинам, где, темнея, как ущелья, уходят вдаль прилегающие улицы с высокими зданиями правительственных учреждений.

Особенно много огней протянулось вдоль Дворцовой набережной, озаряя багровыми полосами света белеющий во тьме простор Невы, рано задумавшей в этом году одеть свой ледяной панцирь.

От огней на площади не только светло, но, кажется, и самый воздух здесь согрелся и много теплее, чем на прилегающих улицах, на застывающей реке, где по мостам звонко стучат копыта лошадей, подвозящих то и дело гостей ко дворцу из заречной части столицы.

Почти все окна дворца сверкают, от нижнего до самого верхнего этажа, и даже под крышей, где и самые статуи, расставленные по карнизам, и грузные кариатиды, сдаётся, ожили, насторожились, чутко прислушиваясь и приглядываясь к необычному свету и движению вокруг.

Звуки оркестра, громкие и довольно стройные по тогдашнему времени, доносились до толпы, темнеющей вокруг дворца и желающей хотя бы издалека поглядеть, как веселятся «господа земли».

Покои внутри дворца буквально были залиты светом. В них душно и тесно от гостей. Воздух наполнен ароматом дорогих курений, смешанным с запахом вина и кушаний, принесённых уже в обширную столовую. Скоро должен начаться бесконечный ужин, один из тех, какие особенно любит императрица, не упускающая случая плотно поесть и выпить изрядно.

В большом круглом зале, где с хоров гремят широкие, разымчивые звуки менуэта, танцы в полном разгаре. Сотни пар плавно проделывают свои па, кружатся, сходятся и расходятся, стараясь только в тесноте не задеть друг друга.

Иные здесь просто окутаны в атласное домино с полумаскою на лице. На других сверкали затканные серебром и золотом бархатные и парчовые, исторические или национальные костюмы. Бриллианты и другие драгоценные камни в изобилии украшали головные уборы, горели, переливались на платьях в виде аграфов, поясов, даже в виде пряжек на обуви, не говоря уже о кольцах, о диадемах, ожерельях, под которыми, казалось, гнутся нежные шейки… А стройные фигурки перетянутых дам выглядят особенно тонкими и хрупкими благодаря фижмам и кринолинам…

Среди общей роскоши и блеска всё-таки превосходили других красотою, целостностью замысла и богатством нарядов четыре кадрили, в каждой по шести пар танцующих.

Первая кадриль — все в домино из оранжевого шёлка, затканного тяжёлыми цветами из чистого серебра. Оранжевые банты из широких лент тонули в волнах кружевных манишек. Пышные манжеты из тех же старинных дорогих кружев оттеняли низ рукавов. Оранжевые шапочки, украшенные серебряными аграфами и кокардами, покрывали одинаково все двенадцать голов. В этой кадрили выступали Анна Леопольдовна со своим заикой нелюбимым мужем, принцем Антоном Брауншвейгским; английский посол, близкий друг императрицы, лорд Финч с Юлианой фон Менгден, доверенной подругой принцессы Анны; брат фрейлины, барон Менгден, вёл графиню Головкину, дочь кабинет-министра; посол Кайзерлинг шёл в паре с богатейшей и хорошенькой княгиней Гагариной; Рейнгольд Левенвольде с княгиней Апраксиной и фельдмаршал Миних с Салтыковой, с кузиной самой императрицы, завершали эту отборную компанию.

Но и для второй кадрили при дворе российской императрицы нашёлся такой же, если ещё не лучший подбор кавалеров и дам. Здесь цесаревна Елизавета Петровна, стройная, прекрасная, напоминающая Юнону, вела в паре юношу семнадцати лет, хорошенького, но хрупкого, как девочка, Петра Бирона, сына фаворита государыни. Апраксин с леди Рондо, брат фаворита, генерал Густав, с Дашковой, маркиз Шетарди, посол Франции, с княгиней Ромодановской, камергер Фридрих Левенвольде с Бутурлиной, Мардефельдт, прусский посланник, с Нарышкиной — следовали за первой царственной парой. Все были одеты в зелёные бархатные домино с золотыми кистями на шапочках.

Слишком полная, с расплывшимся бюстом, маленького роста, но красивая лицом, хотя уж не молодая, герцогиня Бирон в паре с генералом Сергеем Салтыковым вела третью кадриль, наряженную в голубые парчовые домино, расшитые шёлковыми и серебряными цветами. Пышные ленты и серебряные с коричневым кокарды дополняли убор. Остальные пять пар, с генералом Бисмарком, зятем Бирона, впереди, — следовали за почётной парой.

Четвёртая кадриль, — одетая в пурпурные бархатные домино, — слепила глаза сиянием драгоценных камней и жемчуга, которыми были расшиты костюмы. Серебряные с чёрным кокарды и такие же ленты довершали прелесть наряда.

Здесь в паре с родной своей сестрою, генеральшей Бисмарк, первым шёл юноша четырнадцати лет, Карл Бирон, любимый сын фаворита, о котором даже толковали, что рождён он не женою Бирона, а его царственной подругой и только проделана была для света комедия ложных родов со стороны покладистой герцогини…

Сказочно красивой лентой вились эти кадрили одна за другой между кучами лавровых и миртовых деревьев, расставленных в огромном зале в виде боскетов и рощиц… А для довершения обмана в четырёх углах били четыре фонтана, словно в настоящем саду, давая свежесть и рассыпая сверкающие брызги далеко кругом.

Среди зелёных, благоухающих кущ, пользуясь тенью и прохладой, уединялись и ворковали не танцующие парочки молодёжи и даже иные постарше годами, сердца которых больше влекло к нежной беседе, чем к танцам… Масляные лампы и тысячи разноцветных восковых свечей в жирандолях, в канделябрах и люстрах ярко озаряли красивую картину бала. На хорах, кроме музыкантов, толпились те, кто не имел права сойти вниз и смешаться с избранной публикой: младшие офицеры, дежурные по караулам, придворная челядь, шуты, карлы, приживальщики…

Смежные с главным залом богато убранные гостиные также переполнены блестящей придворной знатью. Здесь императрица с князьями Куракиным и Черкасским, с княгиней Ромодановской сидит за карточным столом, ближайшим к раскрытым в зал дверям, и, играя в карты, любуется общей картиной весёлого бала.

Из временного буфета, устроенного в галерее, то и дело появляются гайдуки, негры, камер-лакеи, разнося на подносах прохладительное питьё и фрукты.

Анна, довольная общим оживлением, старалась тоже казаться весёлой, скрывая страдания, которые почувствовала в самый разгар бала. Боли были настолько сильны, что пришлось даже отказаться от танцев, особенно любимых императрицей. Обычные колики в желудке и в печени появились совершенно неожиданно и не прекращались почти ни на миг. Поэтому Анна вела игру очень рассеянно, не радуясь и выигрышу своему, очень крупному в этот вечер.

Когда Бидлоо, врач, заметя бледность больной, проступающую даже из-под густого слоя притираний, белил и румян, шепнул было:

— Ваше величество, право, лучше бы вам соизволить лечь в постель…

На это Анна, сдвинув свои густые брови, шепнула только:

— Оставь… мне лучше…

А про себя подумала:

«Потерплю… помучусь ещё немного… Полночь скоро… ужин подадут, а там и разъезжаться станут… Досижу до конца!.. И то все резиденты да послы глаз с меня не спускают: охота им угадать, долго ли я ещё протяну, одним на помеху, другим на радость!..» И крепится Анна, хотя теперь ясно видно, как сразу осунулось, словно помертвело её полное, ещё красивое, но грубоватое лицо от затаённых страданий…

Смолкла наконец музыка на хорах. Окончен слишком долгий менуэт… Отданы последние поклоны, разорвался цветистый, оживлённый хоровод, и пары рассыпались в разные стороны, очищая зал, где прислуга усыпала пол душистою травой, цветами и затем повсюду были расставлены столы, тоже покрытые искусственным дёрном, поддельными и настоящими цветами, сверкающими, словно на зелени настоящего луга… Такие же одетые искусственным дёрном скамьи окружали столы…

Золотые канделябры, блюда, вазы и приборы красиво выделялись на этом зелёном, бархатистом фоне.

Затем — снова нахлынули гости, заняли места… Блюда подавались одно за другим, без конца… дорогие вина лились в бокалы тёмно-пурпурной и светло-янтарной струёй, разливая в воздухе свой тонкий аромат.

Взяв под руку фаворита, важного, залитого бриллиантами, золотом, Анна обходила столы, умея каждому сказать что-нибудь приятное.

Рябоватое, но ещё красивое лицо бывшего конюха, теперь всесильного герцога, тоже выражало полное довольство. Он вёл себя на этом царственном пиру совершенно как любезный хозяин… и только порою тревожно поглядывал на свою державную спутницу, чувствуя, что нынче рука её тяжелее обычного опирается на его сильную руку и вся императрица вздрагивает порою, словно от озноба.

— Лихорадка, мой друг? — негромко кинул он тревожный вопрос в удобную минутку.

— Да!.. Нет!.. Так что-то… — последовал тихий, мимолётный ответ, и Анна пошла дальше, желая обласкать всех гостей.

Наконец обход закончился. Она с громадным наслаждением опустилась на своё место в начале главного стола. Бирон, сев рядом, дал знак Тредиаковскому, который всё время следил взором за ним и за императрицей.

Пиит, выступив из кучки челяди, стоящей поодаль, быстро двинулся к заветному столу.

Бирон между тем поднял бокал и громко возгласил первый тост за императрицу, хозяйку бала.

Грянул туш, но звон бокалов и виваты покрыли даже громкую музыку.

Анна, взяв бокал, обратилась к Бирону.

— Налейте… только немного… нельзя мне нынче! — покосившись на своих врачей, Бидлоо и де Гульста, стоящих вблизи, заметила она с бледной улыбкой. — Вот эти варвары не велят!.. Они старше меня самой… Надо их слушать… За дорогих гостей!.. И за твоё здоровье, Анюта! — обратилась она к племяннице. — За твоего сына, моего наследника!.. Принц… сестрица! — кивнула она Антону и Елизавете. — Пью за вас… За мо…

Анна не договорила.

Бокал с протяжным звоном выпал из ослабелых пальцев и разбился, словно жалобно застонав… Этому звуку вторил подавленный стон Анны. Острый приступ боли был так неожидан и силён, что эта сильная, привыкшая к самообладанию женщина упала на кресло почти без сознания.

Ближайшие застольники поторопились встать, словно для ответа на тост, и собою закрыть больную от общих взоров.

Но уже по всему залу пробежала явная тревога, послышались испуганные возгласы:

— Что… что такое!..

— Что с императрицей… Что с государыней!..

Гульст и Бидлоо первые поспешили к больной, давали нюхательную соль, накапали чего-то в рюмку и заставили Анну проглотить, слегка разжав ей стиснутые, крупные, желтоватые, ещё крепкие зубы.

Она сразу оправилась и громко, властно подняла голос:

— Ничего, друзья мои… не полошитесь по-пустому!.. Я встала и при этом оступилась… нога подвернулась… стало сразу больно. Теперь всё прошло. Видите! Успокойтесь, будем продолжать ужин и послушаем нашего пииту… Ну, где ты там! — с особенной живостью, ласково обернулась Анна к Тредиаковскому.

Держа в одной руке лист со стихами, он оправлял другою шпажонку, кафтан, свой тощий парик и даже не заметил общего короткого смятения, объятый страхом выступления среди такого большого и важного собрания.

— Здесь я, здеся, государыня-матушка… всемилостивейшая императрица, солнышко наше ясное! — робко лепетал поэт, сгибаясь почти вдвое и на ходу отвешивая земные поклоны. — Жду приказаний твоих, богиня и муза пресветлейшая, олимпийских!..

— Ну, что ты там нацарапал… докладывай… А ты, Носушка, не мешай, не вертися под ногами! — цыкнула царица на любимого шута, по кличке Нос, который так и вился у ног державной госпожи, словно преданный пёс.

— Дай нам послушать стихосложение сего хвата! — уговаривала завистливого урода царица. — Не ремствуй чрез меру. Наших милостей и на тебя, и на него хватит!.. На вот…

Тяжёлая груша, брошенная царственной, белой и полной, хотя слишком большой рукой, была совсем по-собачьи, ртом, на лету, подхвачена горбуном-шутом. Чавкая, стал он уплетать сочный плод. Анна обратилась снова к поэту:

— Читай, коли не больно длинно оно у тебя. Уж просим: пощади, помилуй!..

— Сочинение моё много кратче твоих добродетелей и великолепий, всещедрая монархиня!

Отдав ещё пару поклонов, он стал в позу и начал читать с повышенным выражением, громко и нараспев:


Светом Анна — осияна!
Восклицайте все: «Осанна!..»
Императорского сана
Процветай украса, Анна!..
Всякий громко пой осанну!
Уму Анны, её сану…
Солнце, зори — в Анны взоре:
В дружном хоре вскликнем вскоре:
«Минуй, горе, нашу Анну!»
Все… по…

Докончить панегирика ему не пришлось.

Уже при начале второго куплета Анна, незаметно озираясь, грузно налегая на спинку своего кресла, дала знак обоим врачам, и те снова поднесли ей флакон с солями, повторили приём возбуждающих капель… Но это не помогло. С лёгким стоном Анна снова склонилась на руки Бидлоо и Бирону и теперь на несколько мгновений совершенно потеряла сознание.

Гости вскочили с мест в тревоге, с говором… Музыканты на хорах, полагая, что ужин кончился, грянули молодецкий марш.

— Сидите… не вставайте! — прорезал общий гул и говор резкий, властный голос Бирона. — Это пустое… Её величеству лучше… Не тревожьте государыню беспокойством своим!.. Музыку остановить… Молчите там… гей, вы, музыканты!..

Музыка стала не сразу, нестройно затихать… Гости, бледные, напуганные, кто стоял, кто опустился на свои места… Говор смолк… замирали оборванные звуки отдельных инструментов, не успевших сразу остановиться… Наконец все утихло.

И прозвучал слабый, болезненный голос Анны:

— Сидите… прошу, пожалуй… Я на минутку…

Она встала и шепнула врачам:

— Ведите меня скорее!..

Врачи и Бирон почти вынесли из зала Анну, совсем теряющую сознание от нестерпимой боли и сдержанных мук…

Минутная тишина дрогнула. Все смешалось… Блеск и веселие недавнего пиршества сменились смятением и страхом.

Глава II ВЗДОХИ ЗЕМЛИ


Прошло дней пять после весёлого придворного бала, законченного так тревожно и смутно.

Ранние морозы сменились оттепелью; холодный затяжной дождь сеял, словно из сита, целый день. А к полуночи, подгоняемый резкими порывами ветра, налетающего с запада, с моря, казалось, хотел залить своими струями притихшую, спящую столицу.

Мрак ненастной ночи ещё больше оттенялся редкими, колеблющимися огоньками уличных фонарей, ещё не потушенных ветром кое-где, на более людных улицах и площадях. Рано упавшая ночь не вызвала в окнах весёлых огоньков ни во дворцах, где притихли пиры, ни в бедных домишках, где ставни плотно прикрыты, чтобы холодный ветер меньше врывался в щели окон…

И только тонкие стрелы света изредка пробиваются в эти щели ставен и тонут, словно растворяются, во влажной, холодной тьме.

Крепко прикрыты ставни и двери грязной харчевни Арсентьича, приютившейся в полуподвальном помещении старого дома, недалеко от гавани. Но светлые нити пробиваются и здесь наружу сквозь толщу ставен, а жизнь внутри, ночная, подавленная, нездоровая жизнь кипит там вовсю.

Сам кабатчик, чёрный, поджарый, похожий на большого жука, сидя у выручки за стойкой, зорко поглядывает во все стороны, наблюдая за разнообразной «публикой», наполняющей этот вертеп, полуночлежку, полукабак. Двое-трое подносчиков суетятся, подавая питьё и незатейливую закуску гостям. Столы все заняты, как и скамьи вдоль стен. Кому не хватило места, устроился на пустом бочонке, поставленном торчком. Многие просто расположились на полу. Несколько сальных плошек и свечей, мерцающих в неуклюжих фонарях и самодельных шандалах тусклыми пятнами жёлтого неровного света, озаряли обширное и низкое помещение, перехваченное посредине толстыми деревянными стойками вместо колонн.

Сизые клубы густого табачного дыма из носогреек, набитых крепчайшей махоркой, порою совсем заволакивали пространство, не находя исхода, и медленно подымались к низкому, закоптелому потолку. Тогда только можно было различить, какая разнообразная толпа собралась в притоне в эту холодную, непогодную ночь. Свои и наезжие матросы, портовые рабочие разных племён и типов, маркитантки и гулящие бабёнки, пришлые крестьяне, не попавшие на постоялый двор, нищие всевозможного вида и подонки столицы, воры, мошенники, всякий сброд — имели здесь своих представителей.

Рабочие и пригородные крестьяне, измученные трудовым днём, лежали где попало, по углам, на скамьях и под ними, забывшись крепким сном, и даже грохот, гам, крики, проклятья и пьяные песни остальной компании не могли помешать этому тяжёлому, мёртвому сну измученных людей.

А крики, ссора и брань, порою шум свалки то и дело подымались с разных сторон, где по углам играли в карты, засаленные и затрёпанные до неузнаваемости, или в тавлеи, а то и просто кидали пятак на орла либо на решку.

За одним из крайних столов, поближе к тихому углу, где вповалку спала кучка пригородных мужиков и баб, несколько солдат негромко толковали о чём-то, потягивая водку из приземистых стаканчиков толстого зелёного стекла с тяжёлым дном. Стоило кому-нибудь, хотя бы случайно, приблизиться к этому столу, даже без намерения слушать тихие речи, все они смолкали, словно по команде, и так открыто недружелюбно вперяли взгляды в незваного соседа, что тот спешил отойти подальше.

Да никому и дела не было, о чём толкуют служивые, кроме одного, нищего — инвалида на вид, который сидел поодаль, на уголке большого общего стола, усердно потчевал свою тоже довольно пожилую и безобразную, пьяную уже подругу-нищенку и сам притворялся, что льёт в горло стаканчик за стаканчиком. Но вино проливалось мимо рта, по привязанной седой бороде, за борты изношенного полукафтанья, прямо за пазуху этому мнимому инвалиду. Более внимательный, опытный глаз мог бы разглядеть, что весь инвалид — загримирован; но только очень близкие люди узнали бы в нём кабинет-секретаря Яковлева, наперсника и клеврета Бирона, который нередко сам пускался на разведки, стараясь выведать, что делается в самой толще столичного населения, на его низах, где всегда скопляется самый горючий материал, опасный во дни смут и переворотов.

Другой такой же тайный агент, но уже из партии цесаревны Елисаветы, Жиль, француз, креатура маркиза Шетарди, слонялся по всем углам, приняв вид не то странствующего штукаря-фокусника, не то ландскнехта без дела. И он, как Яковлев, ловил на лету речи, замечал, кто о чём толкует, особенно стараясь незаметно разобрать, о чём идёт дело у кучки угрюмых, уже полупьяных солдат, сидящих поодаль ото всех…

Среди кабака, заняв два стола, выделялась весёлая компания молодых парней, грузчиков, пришедших с барками сюда вниз по Неве из разных концов России.

Пили они много, но юность и молодецкий задор не давали им впасть в опьянение. Усталь только развеялась от этого загула, в который пустились удальцы. У трёх-четырёх из компании очутились в руках домры и балалайки, один лихо погромыхивал в бубен, другой постукивал ножом в полуштоф, заменяя триангль, и этот импровизированный оркестр довольно ладно вторил широкой песне, которую выводили они все своими сильными, молодыми голосами. Из остальной публики тоже не мало мужских и женских голосов поддержали песню, и хор полился стройно, могуче, покрывая разладный гам и шум, наполняющий грязные стены закоптелого, тёмного кабака-притона.

Старинную песню выводили юные голоса. Пели о казацких разбоях на Волге-матушке на вольной реке.


Промеж было Казанью, между Астраханью,
А пониже городка Саратова!

Начал-залился запевала, а хор разом, сильно подхватил и повёл дальше:


Из тоя ли было нагорные сторонушки
Загребали-выплывали пятьдесят лёгких стругов,
Воровски-и-и-их казаков!..
Дожидалися казаки, удалы молодцы,
Губернатора из Астрахани, Репнина,
Князя Данилу Лександровича.
Напускалися казаки на купецки струги,
Отыскали под товарами губернатора,
Посекли-изрубили в части мелкие,
Разбросали по матушке Волге-реке.
А ево ли оспожу да губернаторшу с молодыми с дочерьми,
со боярышнями
Те ли молодцы, казаки воровские, помиловали,
Крепко к сердцу прижимали да приголубливали!
А купцов-хитрецов пограбили,
Насыпали червонцами легки свои струга,
По-о-о-ошли вверх да по Камышевкё-реке-е-е-е!..

Ещё не успел прозвенеть последний затяжной звук песни, выводимый сладким голосом запевалы, ещё, казалось, гудят октавы подголосков, а у столов загнусил ленивый и чёткий говорок ярославца-кабатчика:

— Ну, и што завели, Осподи помилуй!.. Песню какую, воровскую да бунтарскую. Того гляди, дозор мимо пройдёт, заслышит, и мне, и вам несдобровать, гляди!.. Ноне времена-то каковы, ась. Пей да пой, а сам на дыбу оглядывайся. Плюнь, братцы… Затяните што-либо иное, повеселее…

Парни, ещё сами находившиеся под впечатлением заунывно-мятежной песни, ничего не возражали осторожному Арсентьичу. Вмешался Жиль, уже стоящий здесь, словно наготове. Не смущаясь своей ломаной, малопонятной другим русской речью, он затараторил громко и решительно:

— Ньет! Зашем он не поиль эта песня?.. Кароши песни. Такой и у нас, а la belle France[1], все поиль… Такой.

Не находя русского выражения, он сделал широкий жест рукою.

— Я понимай карактер… Я плоко кавариль, но я понимай!.. Карош…

— Ты чево путаешься, крыса заморская? Прочь поди, немчура, пока цел! — бросил Жилю кабатчик, недовольный вмешательством. — Без тебя мы тута…

— Я ньет немшура, — не унялся Жиль, принимая задорный вид. — Немшура — пфуй!.. Я франсузки сольда… Ваш армэ взял мой на Дансик. Теперь императрис пускай менья на мой belle France… Я лупил ваш Русья… Я всо понимай…

— Француз, — недоверчиво протянул кабатчик, вглядываясь в Жиля. — Твоё счастье. Немцы нам и без тебя во как осточертели!.. Сиди, пей да помалкивай, коли так. А вы, слышь, робя, меня не подводите… Гляди, паря…

— Ладно! — с усмешкой ответил запевала, переглянувшись с остальными. — Иную заведём, братцы. Не молчком же сидеть, вино тянуть. В церкви и то «Глас Херувимский» попы выводят… Валяй, братцы, нашу…

И он взял знакомые аккорды на своей тренькающей балалайке. Домра подхватила, загремел бубен, и грянули первые, задорные звуки, первые, мало кому не известные строфы:


Собиралися Усы на царёв на кабак…

Десятки голосов поддержали первое вступление хора и зарокотали дальше:


А садились молодцы во единый круг…

— Тово чище!.. Овсе разбойничью запевку завели! — махнув рукою, забормотал Арсентьич. — Окаянные… Праокаянные… Н-ну, народ!..

Бормоча, хмурясь, но довольный в душе, он отошёл к стойке, уселся на своё место и, пригорюнясь, стал слушать любимую песню, выводимую стройно и сильно десятками голосов:


Большой ли Усище — он всем атаман,
Гришко ли, Мурлышко ли, дворянский сын!

В этот самый миг откуда-то из угла выскочил полуголый, истерзанный пропойца и хрипло запричитал:

— Я сам дворянский сын, высокого роду… Не то што вы, голь кабацкая… Смерды вонючие! Да, разорили, сожрали меня немцы проклятые, бироновцы. Да крючки приказные… душегуб…

Он не договорил.

— Молчи… не мешай!.. Слышь, круговой, цыц!.. Нишкн-ни… Не то.

Чей-то увесистый кулак взметнулся перед самым носом «дворянина», и тот, съёжившись, нырнул в свой прежний угол, упал на лавку и хрипло стал подтягивать «воровской» песне. А та лилась и лилась громко и широко, овладевая общим вниманием.


Гришка сам говорит, сам усом шевелит:
«А братцы Усы, удалые молодцы!..
А нуте-тко, Усы, за свои за промыслы,
А точите вы ножи да по три четверти!
Изготовьте вы бердыши и рогатины.
Да собирайтеся все на прогалины.
Эх, знаю я боярина: богат добре,
Двор в далёкой стороне, на высокой горе.
Хлеба сам не пашет, нашу рожь продаёт,
С хрестьян деньги дерёт, в кубышку кладёт,
Казну царску грабит-крадёт!»
Пришли они, Усы, ко боярскому двору,
Повлезали на забор, пометалися на двор.
А Гришка Мурлышка, дворянский сын,
Сел в избе да под окном!..
Ен сам говорит, сам усом шевелит:
«Ну-тко ты, боярин, поворачивайся!
Берись, братцы Усы, за свои промыслы.
Гей, ну-тко, Афанас, доведи ево до нас!..
Ай, ну-тко, Агафон, клади спиной на огонь!»

Гулливо, насмешливо льётся песня, полная жестокой забавы и глумления. И вдруг закончилась широким, весёлым завершением:


Не мог боярин в огню стерпеть,
Побежал, пузатый, во большой амбар,
Вынимал он с деньгами кубышечку…

Слушатели, взвинченные напевом и словами, насторожились, ожидая услышать приятный для них конец, но этого им не удалось.

Сильный стук прикладами потряс снаружи входную дверь, грубые голоса, такие же отрывистые и властно звучащие, как удары прикладом по дереву, покрыли недопетую песню:

— Гей!.. Отворяй… Живее, ну, ты, собака!.. Кто там жив человек в кабаке сидит!..

— Ахти, дозор! — всколыхнулся Арсентьич, словно разбуженный ото сна. — Напели, идолы… Буде горлопанить! — прикрикнул он в сторону парней, и без того умолкнувших. И пошёл к дверям, громко спросил, словно не узнав пришедших:

— Хто там!.. Чево двери ломите… Не пускаю я по ночи неведомо ково… Слышь!.. Ково Бог несёт…

— Вот я те спрошу, как войду! — сердито отозвался один властный голос, должно быть, старшего дозорного. — Гляди, своих не узнаешь!.. На холоду, на дождю дозор держишь… Я тебе, собаке… Отпирай…

Ещё более тяжёлые удары посыпались на дверь. Но Арсентьич уже поспешил снять запоры и широко её распахнуть, с поклонами встречая входящих по скользким ступенькам четырёх драгун со старшим во главе.

— Милости прошу! — причитал он угодливо. — Не серчай, служба… Сам знаешь, ныне и злых людей не мало по ночам бродит… Поопасаться надо… Милости прошу: грейтесь, благодетели наши, охрана верная… Вот сюды… К печи поближе… Туда потеплее… Я мигом все подам.

Дозорные уселись на указанные места, стали пить вино, уплетать хлеб и рыбу, поданную самим Арсентьичем вместе с трубками и пачкой табаку.

А старший, не двигаясь с места, только отряхнулся от дождя и стал пытливо оглядывать притихшую публику. Человек пять-шесть даже стали незаметно пробираться поближе к выходу, чтобы, улучив удобный миг, совсем покинуть притон, где так некстати запахло солдатским духом.

— Ну и погодка… собачья! — заговорил внушительно старший дозорный, в то же время проникая глазами в самые тёмные углы притона. — И городок у нас… столица… Питербурх… Болото чухонское, одно слово. А энто што все за люди, хозяин?.. Какие такие? А?.. Сказывай…

— Какие там ещё… Али сам не видишь!.. Вон свой же брат: капральство! — кивая в сторону военной кучки, отозвался Арсентьич. — Гвардейские, вишь, не хто иной… Матросня тута… А тамо — мужички с работ, землерои. Все наперечёт. Не первой я тута годок сижу. Не сумлевайся, земляк. Грейся-ка лучше, служба.

Старший принял поднесённый большой стаканчик, осушил его, крякнул, закусил хлебом, крупно посыпанным солью, отхватил от ломтя сухой рыбы, поданной ему услужливым хозяином, и, пережёвывая широкими белыми зубами пищу, более дружелюбно заговорил:

— Ну… то-то!.. Э… Потому: строго-настрого приказано, штобы смирно… А энто хто? — тыча пальцем в Жиля, строго спросил он. — Немчура… Зачем?.. По какому такому случаю… Пачпорт есть, а?..

— Оставь… Энто хранцуз… пленный! — отозвался поспешно Арсентьич. — Я ево знаю… Тоже камрат, выходит, солдатская косточка…

— Да… та… я камрат… Все сольда — один камрат… — закивал торопливо головою Жиль. — Я сольда… Франсуз. Я панимай.

— Ишь, всё своё твердит, обезьяна немецкая! — не утерпел, заговорил один из парней, завзятый балагур. — Нам даве цыкал и теперя сызнова: со льда, мол, да со льда!.. Чай, прозяб на льду-то, душа твоя сквозная… Так, поди, знаешь куды… В печку! Там отогреешься… У маменьки… В печке!..

Общий хохот покрыл грубую шутку парня…

Старший, стараясь сохранить свой важный вид и показную суровость, сдержал смех, одолевавший и его, стукнул прикладом о пол, хмуря сильнее брови.

— Ну, то-то!.. У меня штобы… Не то — и постарше начальство недалече отсюдова… Мигом подберём, коли-ежели… Робя, ходу! — обратился он к своим дозорным. — Стройсь по два в ряд… Шагом марш!..

Позвякивая амуницией, чётко и грузно отбивая такт, покинули дозорные притон. Но ещё не закрылась за ними дверь, как прежний гам и оживление вспыхнули кругом.

Коренастый матросик, сидевший за общим длинным столом с десятком других товарищей, вскочил и задорно, громко свистнул вслед патрулю.

— Фью!.. Подберёте, как же!.. Крупа вонючая!.. Отколь её к нам нагнали, пехоту бессчастную, голоштанную… А ен ещё грозится… Ты тронь матроса… Своих не узнаешь… Э-эх… Ну-ка, грянем свою, родную, братцы!..


Как на матушке, на Неве-реке,
На Васильевском славном острове,
Молодой матрос… —

затянул он ухарски пьяным, высоким голоском, сразу оборвал и засмеялся как-то по-детски.

— Не… неладно… Вы, братцы, лучше мово песни поёте… — обратился он к парням-певунам. — Што затихли? Валяй! Небось матросики вас не выдадут!.. Верно, што ли, братцы?..

— Вестимо! Пой, братцы! — поддержали его остальные матросы. — Хто закажет нам песни играть… Скушно так-то… Без песни и вино в душу нейдёт!.. Пой…

— Петь не поле жать… Не тяжкая работа. Да какую же вам? — спросил парень-запевала.

Пока певуны советовались насчёт песни, откуда-то из полутьмы вынырнула оборванная фигура ухаря-парня, еле прикрытого лохмотьями исподней одежды. Он подбоченился и закричал:

— Стой, братцы!.. Слышь, я сам петь и плясать куды те горазд! Нешто не так!.. Мы сами скопские… Жги-и-и!

И он пустился в неистовый пляс, хрипло, отрывисто выпевая слова разухабистой песни:


Гей, тёща моя! Ты не тоща была!..
Как повёл зять тёщу
В осинову рощу…
Повалил он тёщу хлупом-то на пенья,
Хлупом-то на пенья, низом на коренья…
Начал тёщу тещевать, через ёлку доставать!
Гей, жги… говори, приговаривай!..

Словно подхваченные вихрем, сорвались с мест ещё два парня и одна полупьяная гулящая бабёнка…

Балалайки и домра с бубном зазвучали, затренькали вовсю… Остальные, увлечённые пляской, кто притопывал и приплясывал на месте, кто постукивал ладонью по столу или выбивал такт ногою…

Безотчётный порыв неудержимого веселья охватил толпу, притихшую за миг перед тем… Столы были больше сдвинуты к углам, чтобы дать простор плясунам, лица оживились, закраснелись, глаза вспыхнули новым огнём, лучшим, чем тусклый блеск охмеления… Скоро парни и бабёнка устали, отошли, и место заняли другие охотники. А зачинщик пляса, «скопской» удалец всё носился в безумном вихре танца, откалывая всё новые коленца. Теперь он уж не припевал, а отрывисто, хрипло выкрикивал отдельные слова, неясные звуки, имеющие отдалённое сходство с подмывающим напевом… А ноги его, всё тело, словно лишённое костей и связок, носилось и вихляло во все стороны в лад быстрому, всё учащавшемуся напеву…

Наконец не выдержал и он, напоминающий безумца либо одержимого бесом, повалился на скамью, удушливо бормоча:

— Фу-у!.. Во-одки… Дух перехватило… Кручок давай… Душу окроплю!..

Схватил поданный большой стаканчик, сразу осушил его, крякнул и затих, повалясь на скамью, тяжело дыша всею раскрытой, волосатою и грязной грудью.

— Ловкач парень… Лихо откалывал… — с разных сторон слышались похвалы плясуну.

А от стола, где сидела певучая компания, уже полились звуки новой песни, заунывные, трепетные, словно вздох горя народного.

Пели старинную песню о «Горе-гореваньице»…


«Ах ты, Горе-гореваньице!..
А и в горе жить — не кручинну быть.
Нагому ходить — не стыдитися.
А и денег нету перед деньгами.
Набежала ль гривна перед злыми дни!..
Не бывать плешатому кудрявы-им…
Не ставать гулящему богаты-им.
Не утешити дите без матери.
А и горе горько гореваньице…
Лыком ли горе подпоясалось,
Мочалами ноги изопутаны.
А я ль от горя во темны леса —
А и в их горе прежде век зашло.
А я от горя в почестный пир —
Горюшко уж тамо, впереди сидит.
А я от горя во царёв во кабак —
А горе встречает, брагу-пиво тащит!
Как я наг-то стал», — засмеялся он!..

Смолкла песня, такая понятная и близкая всем, тут собравшимся, иззябшим, полуголым, полуголодным людям, загнанным и обиженным без конца. И настала полная, но недолгая тишина.

Её разбил выклик пьянчужки «дворянчика», словно клёкот большой птицы, напуганной тишиной, прозвучавший неверным, высоким звуком.

— Э-эх, братцы… Тяжко, други мои!.. Тяжко… Не я пью, горе моё пьёт!.. Слышь, я сам дворянский сын!.. Сутяги осилили… Подьячие вконец разорили. Немцы одолели, поборами извели!.. Наг я, бос… Да душа-то у меня есть хрестьянская… Вот какой я… А таков ли был!.. Матушка мне, бывало, сама головушку расчешет, поясок на рубашку… Э-эх, одно слово… загубили!.. Всё пропади!.. Останное… Всё долой! — разрывая ворот ветхой рубахи, кричал истерично уже пьянчужка-горемыка. — Всё к лешему… А тамо — и самому конец!.. Заодно…

Упав всею грудью на стол, он вдруг не то завыл, как тяжко раненный зверь, не то зарыдал сухими, бесслёзными рыданиями, потрясающими это измождённое, худощавое, но ещё сильное, большое тело.

— Ишь, болезный, как убиваетца! — прозвучал из тёмного угла женский подавленный голос. — Обидели, чай, лиходеи какие!..

— Акромя немцев — некому! — отозвался из кучки землекопов старик, имеющий вид начётчика в каком-нибудь староверческом скиту. — От них, окаянных, житья нету люду православному. Веру порушили, души загубили, антихристово семя… Вон и тута один кургузый бродит! — указал он в сторону Жиля и даже отплюнулся с омерзением.

Живой француз, не разобрав, в чём дело, только заметил, что речь шла о нём, и сейчас же отозвался:

— Карош ваши песня… Очшинь он тут… сюда… так! — не найдя выражения, ударил он себя по груди. — И у нас, на belle France, есть таки кароши песня… Слюшай… Я вам будиль поить сейшас. Кхм… Кхм…

— Валяй!.. Слышь, робя, немчин буде камедь ломать!.. Гли-ко!.. Потеха! — зазвучали голоса.

Из углов поднялись лежащие, сгрудились ближе к пустому пространству среди кабака, где Жиль, взявши в руку балалайку побольше, пробовал брать на ней аккорды, как на мандолине.

— Кхм… Плохой ваш энстрюман!.. Ну, я пробовал… Кхм… Слюшай…

И, кое-как подыгрывая, он запел хриплым голосом, но с выразительными, живыми движениями и с огоньком военную песенку, заученную в прежних походах:


Rataplan, rataplan!
Les Francais, en avant.
Voila l'ennemi.
Aux combat, mes amis!
Et toujours, en avant…
Pif-paf-poraf! Rataplan,
Ra-ta-plan-plan-plan-plan[2].

Общий смех был наградой певцу.

— Уморушка! И не понять, што поёт! — толковали с разных сторон. — Ровно в барабаны бьёт на плацу… Што за песня такая, скажи, мусье…

— Это наш военни песня, када Франсуа — сольда побеждал враги… понимай!..

— Всё враки! Не больно-то побеждатели вы! — задорно возразил один из певунов. — Слыхали мы… Вон и сам в полон ты попал!.. Миних-то, даром немчура, а как вашего брата под Гданском вздул. Можно к чести приписать!..

— Миних — канайль! — сердито отозвался Жиль. — На Дансик он делил засад… Ваши сольда мноко биль… Наши — мало биль… Это не сшитай!..

— Эх, вы! — не унимался парень. — Все «сольда»… А ты не лезь в драку, коли силёнки не хватает. Ишь, как помянули ему, что вздули их, так ещё и лается… Пёс кургузый! Как ты могишь, а!.. Он хоша и немец, а фильтмаршал, енерал… А ты сучок поганый… Гляди, лучче помалкивай, не то…

— Зачем сердиль! — дружелюбно затарантил Жиль, ловко уклоняясь от увесистого кулака, поднятого уже к его лицу. — Я ошинь люпиль русськи… кароши народ, бон камерад… Я не люпиль альман!.. Немшура — фуй, понимай. Он — плакой женераль. Дансик — биль ошинь мнока ваши сольда кругом. А Миник зеваль, и круль Станисла Лешински убекаль из Дансик. Ево надо биль браль плен, а не бедни сольда — Франсуа. Миник не умель. Панимай, мосье. Миник — для вас плакой женераль!..

— Ишь, какой разборщик нашёлся! — не утерпев, вступил в беседу и Яковлев, давно уже приковылявший поближе из своего угла. — А ты, мусьяк, того не скажешь, что сам твой же Людовик Французский немцу Миниху два мильона рублёвиков подсунул, только бы тот присягу нарушил, тестя евонного, круля из ловушки повыпустил!.. Вот истинная причина, что поляк улепетнуть от нас мог!.. А не то што… Генерал бравый наш Миних — да деньгу любит, охулки на руку не кладёт, нет…

Стрела была направлена хорошо. Сразу послышались голоса с разных сторон. Говорили старые и молодые.

— Слыхали… И мы слыхали… Два мильона сцапал немчин!.. А то бы ни в жисть наши не выпустили круля.

— Вестимо! Как крысу в норе, окопали мы ево в этом самом Гданске! — подал голос солдат из кружка таинственных собеседников. — Я тамо был. Мёрзли, голодали, а в оба глядели!.. Не упустили бы полячишки, кабы само начальство нам глаза не отвело!.. Вестимо: генералы-нехристи все, не нашинские!.. Немцы-бусурмане, так они друг дружку и покрывают… Э-эх, нет нашего батюшки, царя Петра Лексеича. Государыня, слышь, при смерти… Государь названый — дите малое. Кто править станет!.. Што с нами буде!..

— Плохо буде, детушки! — словно обрубил речь старик-начётчик. — Я и сам служил ещё амператору Петру свет Лексеичу. И при мне немцы в делах были. Да для нашего, расейского царя — свою же братью вот как лихо колотили!.. А как обошла-обложила сила чужая нашу Расеюшку… Вся правительства наша — скрозь немцы… И по судам, и по воеводам… И ахфицеры, и по купечеству… Податься нашему брату русаку некуды.

Мы по простоте, а они со сноровкою, с хитрою!.. И было плохо, а стало овсе худо! Буде и тово хуже!.. Вот, повидите сами, братцы… — таинственно, глухо, но внятно заговорил он, окинув горящими глазами слушателей. — Повидите сами… Ён — близко!.. Последние ноне времена пришли… Голод кругом. Хлебушка нету. Чему грош раней цена — ноне алтын плати. Поборы, доимки у хрестьян из души выколачивать стали. Села пустеют от бедности. Чума, слышь, мор идёт на Расею. Пожаром кругом земля полыхает. Переписывать не то людей — собак да лошадей ноне стали. Клейма на руке класть будут… Вот как палачи теперя на разбойниках выжигают — так на всём хрещёном люде тавро поставят… Чай, сами слыхали: сулят и монастыри все древние прикрыть, церкви Божии припечатать, не пускать народ на молитву… Ветхи, мол, стали храмы те — толкуют никоновцы, дети антихристовы… Разумеете, детушки: «ветхую веру» ён рушить хочет. Свой завет, антихристов, наведёт на нас!.. Близко, о-ох, близко последние времена… Стонут тяжко люди… Могилки отцовы и те стонут!.. Брат на брата восстаёт и предаёт сын отца!.. Последние времена!..

Старик умолк, поникнув головой. Наступившую тишину прорезал чей-то скорбный, подавленный возглас:

— Ох, пропала наша мать-Расеюшка!..

— Дудки!.. Врёшь!.. — сильно подал голос коренастый матросик, Толстов, который и раньше проводил бранью уходящий дозор. — Не выдадим Расею! Только, слышь, пущай матушка царица мирну кончину примет… Её бы не тревожить, голубушку, в останное… А тамо мы энтих всех бусурман и с набольшим ихним, с энтим псом курляндским, всех к рукам поприберём!

— Верно, камрат! — отозвались решительно гвардейцы-солдаты, сидящие особняком. — И у нас те же толки идут. Верное ты слово сказал. Некуды дальше! Пошабашить с им пора…

— Что пустое толковать! Кто вас испугается? — поджигая всех на более яркие проявления своих затаённых дум, вмешался Яковлев. — Коли тут про герцога курляндского было молвлено, так, слышно, ево и регентом оберут. Он будет царским правителем до совершенного возраста государя малолетнего, Ивана Антоныча. Што вы тода поделаете, мужичье сиволапое да солдатня бездомовная!.. Тля вы, вши закожушные, вот и одно слово!..

— Што поделаем! — разгорячась ещё больше, отозвался гвардеец. — Увидишь тогда!.. Не мы одни тута кашу варить будем. Из вышних людей, из начальства, гляди, тоже с нами не мало заодно объявится персон хороших!.. Только б час пришёл.

— Да што и начальство! — задорнее прежнего подал голос Толстов. — Мы без ево кашу сварим, коли крупу в котёл засыпать будут. Я первый покоряться не стану такому управителю. Ни в жисть! Хто он?.. Нешто мы не знаем?.. Да у меня самово дома онучи на печи сушат такие вельможи, как этот герцог из псарей… Конюх он и конюшого роду!.. А чем в знать попал — тем и в землю пойдёт, проныра!.. Не стану ему присягать, хучь бы тут што!.. Убьют — пущай, не жаль! Жисть-то наша и так не больно сладка… Терять нечего! Двум смертям не бывать, одной — не миновать… Чево ж тут!..

— Ишь какой храбрый! — всё продолжал подзуживать Яковлев, пользуясь общим повышенным настроением. — Не присягнёшь!.. А за это, мало что казнят, пытать станут, в застенок поведут… На допрос, знаешь!..

— Пущай! Бог — Он видит! — твёрдо, с остановившимся взором, побледнев, ответил Толстов, словно уже стоял перед дыбой. — Он заплатит!.. И мне… и тем, хто рвать меня станет на куски. Руки ломать будет, на огне жечь али што там у них… Как душа велит, так и сделаю. Пущай жгут!..

— Ой, жгут! — вдруг прозвенел надорванный, истерический отклик, словно загадочное эхо из глубокой пропасти.

Молодая бабёнка с выбитым глазом, повязанным тряпицею, выступила из толпы вперёд, и свет ближайшего фонаря выделил из полумрака её бледное, землистое лицо, где на одной щеке багровели два плохо заживших ещё рубца. Одной рукой она запахивала одежду на груди, а другая, висящая плетью вдоль тела, была как-то странно вывернута ладонью наружу, вся вспухшая, багровая, страшная, как у многодневного утопленника. Раскачиваясь слегка всем телом, словно стараясь заглушить в себе неумолчную боль, она запричитала жалобно, надрывисто, как причитают над покойником в ночи:

— Жгут, братику!.. И баб, и деток малыих… Никому спуску нету от немцев треклятыих!.. И кости ломают, и ножами режут по живому телу… Вот, гляди…

Она здоровой рукою приподняла свою мёртвую, висящую бессильно.

— Навеки искалечили… На дыбе трясли, рученьки белы выворачивали… хлестали по чём попало без памяти… вот… и глаза нетути… и вот… рубцы… И огнём пытали, о-о-о-х, и поминать то жутко!.. Отбили нутро, окаянные. Мало меня — доченьку мою, девчоночку, на моих очах запытали… Все правды доведывалися… Вот, белая я стала в два денёчка, как на пытке побывала у извергов… — сдёргивая платок, сказала она.

Седые волосы с редкими чёрными прядями рассыпались по худым, вздрагивающим плечам полубезумной женщины. Всё тише звучала её неумолчная жалоба:

— Доченьку… малую на очах моих зареза-а-а-ли… О-о-ох.

С тихими стонами снова ушла она в свой угол, словно потонула во тьме, там царящей.

— Да што ты?.. За што? Экая жалостная… болезная… Про што пытали вас? — обступили со всех сторон бабу участливые люди.

— За што?.. Не ведаю… Сама не ведаю.

— Да хто ты сама-то, бабочка?..

— Дворовые мы… Волынских были… Може, слышали? — совсем устало, не громко прозвучал ответ бабёнки. Словно в порыве она истощила последние силы и её потянуло к дремоте.

— Как не слыхать?.. Известные бояре… Большой господин был! — послышались отклики. — Министер, да наш, русский… Вот ево немец, Бирон, и слопал!..

— Мы ихние! — безучастно продолжала пояснять женщина. — Всю дворню, почитай, взяли… Я при господах была. И меня повели. Все допытаться хотели. А чево — и посейчас в толк не возьму!.. Наше ль дело, што господа промеж собой творят!.. Язык мне резать хотели, чтобы молчала про пытку… Да потом отпустили уж, за околицу вывезли, сюды и ворочаться не велели. А куды мне, калеке… У нас бедно. Хлеба и не родило. Тута хошь Христовой милостынькой пропитаюся… Да маяться мне и недолго… Все доченьку забыть не могу… Ма-а-ахонька… девятый годок ей-то пошёл… Её за што!.. Злодеи… ироды треклятые!.. За што!

Истерические рыдания потрясли её изломанное тело. Упав ничком, она вся колотилась о грязные доски пола. Несколько участливых рук поспешили её схватить, не давая ей слишком сильно биться в этом диком припадке неудержимой скорби.

— Вот, слышали! — скрипнув от злости зубами, кинул толпе словно вызов Толстов, с которого и хмель даже весь сошёл. — Слышали!.. У-у-у!.. Да штобы я таким кровопийцам присягу принял!.. Ни в жисть!.. Пропадай все… Однова погибать, всё едино!.. К дьяволу на рога немца-правителя!.. Вот!..

Он стукнул кулаком по столу и грузно сел, словно ожидая, что сейчас придут и заставят его принимать присягу Бирону.

— Оно, вестимо, ладно бы, кабы свой был хто управитель, оно все бы полегше было! — негромко раздалось из мужицкого угла, словно кто вздохнул там этими словами.

— Хто бы ни был, да не тот, хто ныне… Антихрист… губитель! — откликнулся голос из группы гвардейцев.

— А слыхали вы ль, детушки, што я вам скажу! — зорко озираясь, снова таинственно повёл свою еткую речь старик-землекоп. — Только… не выдайте вы старика!.. Неохота на старости-то лет на дыбе висеть… Жисть кончить без хрестьянского утешения… от руки табашников, детей антихриста…

— Толкуй, слышь! Не выдадим! — решительно зазвучали голоса. — Сказывай без опаски. Чай, хрест у нас на шее у всех… Толкуй, старина…

— С Яику алибо с Дону вести дошли… У-у-у какие! — ещё таинственнее повёл старик. — Слышь, ровно бы не помер… он…

— Хто?.. Хто?.. Про ково ты, дед?.. Ужли про… нево? Про батюшку! — отовсюду понеслись встревоженные, напряжённые голоса.

Все, кто сидел, встали, толпа сгрудилась вокруг старика, который сидел, словно не решаясь: говорить дальше или нет?

— Мудреный ты старикан! — обратился к нему парень-запевала. — Мы сами с Яику… Про ково тут нам намекиваешь?.. Ужли про батюшку нашево…

— Про Степана Тимофеича, што ли! — подхватили голоса парней, товарищей запевалы.

— Не… Подымай выше! — многозначительно отозвался старик. — Про тово, ково, слыхать, немцы же извести хотели, потому ен за старую веру стоял… Русь пытался повести дедовским обычаем… Во-от! Понял!..

— Чево петли метать, прямо надо сказывать! — отрезал запевала. — Вишь, рты-то все, ровно курятники, пораскрывали, а смыслу нету. Про батюшку царя, про Лексея Петровича, видно, толкует старина. Верное ево слово. Пошли вести. И мы слыхивали… От таких людей, што сами ево, батюшку, видывали… И знаки ево царские, орлы двоеглавые на грудях у нево оглядывали… Сюды собирается, слышь, и силу созывает ратную… Вот тогда бы… Как скажете, робята?.. Ужли за им да не пойти?!

— Пусть бы дал Господь! — обрадовались голоса крестьян-землекопов и пригородных поселян. — Тогда бы што уж!.. Вестимо, дому хозяина надоть. Какое стадо без пастуха!.. Ежели только все заодно станем. Розни не будет в ту пору… Вестимое дело!..

— Вот, вот! Зашатался мир ноне… Разбрелись овцы без пастыря хто куды! — снова подал голос старик-начётчик… — Оттого и забрали силу над нами лиходеи. Дружно надоть, детушки, робятушки… Ровно сдунем — сметём семя бусурманское со святой Руси!.. А ты… чаво тута трёшься? — неожиданно обратился он к Жилю, внимательно ловившему общие толки. — Вон ступай, чужова стада баран. Гони ево, братцы. По душам и можно буде потолковать в ту пору…

— Зашем гонить! — оробев, быстро подвигаясь к дверям, отозвался Жиль. — Мой время сам ушель… Завсем…

— Ну… ну, поживее! — грозно надвинулись на него два-три парня и почти вытолкнули за дверь тщедушного французика, бормотавшего по-своему грозные проклятия.

Арсентьич поспешно закрыл поплотнее за ним дверь и, встревоженный тем оборотом, какой приняла прежняя пьяная и безобидная беседа, обратился к своим гостям:

— Накличете вы мне сызнова дозорных, братцы!.. Истинный Господь!.. Песни б лучче орали, ничем…

Он не досказал, словно поперхнулся, ощутив на себе суровые взгляды окружающих, злобно плюнул, ушёл за стойку и уселся там дремать, бормоча:

— Черти б вас задавили, идолы голопятые… Пра!..

— Бона речь про ково завели, — подал голос теперь солдат-семёновец из кучки военных. — Мёртвые кости подымать затеяли!.. На што нам мёртвый Петрович, коли живая Петровна тут есть!.. Лисаветушка, наша матушка!.. Хоша и обошли её кругом… Так уж обидели… Хуже нельзя…

— Верно… Она — надёжа наша! — подхватили солдаты и кое-кто из матросов, из крестьян, живущих в столице дольше других. — Стоило б ей словечко сказать… Глазком бы мигнула… Мы бы уж…

Сочувственный гул прокатился по толпе.

Яковлев, заметивший, что несколько солдат, сидя отдельной кучкой, видимо, не разделяют общего настроения, очутился уже около них и теперь прямо задал им вопрос:

— А вы, братушки, што же помалкиваете? Видно, не в согласе с теми камратами вашими, ась?.. Штобы сызнова царице быть у нас, а не царю… Не Ивану Антонычу… Штобы при новой царице сызнова какой ни есть Бирон алибо иной любимчик воли не забрал… Ась! Али за мёртвого держитесь… За Петровича, из гроба воскресшего чудом неведомым?.. Не молчите, сказывайте думу свою… Свои все, камратов не выдадим!..

— Мы по вере, по правде! — попыхивая трубкой, угрюмо отозвался на речи шпиона пожилой солдат, коновод этой особливой кучки гвардейцев. — Как давали присягу государыне и её дому служить, так и живот положим по правде… Внука велит государем — внуку присягнём… Только немцев нам не надобно!.. Матушка есть у малолетнего ампиратора, Анна Леопольдовна. Да прынц Антон… Хоша тоже не нашей веры, дак для сына для родново — ужли земли Русской не побережёт!.. Не станет грабить, как курлянцы энти грабят без жалости!.. Герцог с братовьями, да с шуревьями, да с Левольдом, да с Востерманом!.. Да… Тьфу!.. Нешто всех их перечтёшь!.. Числа им нету… вот их и долой, свору эту несытую. А царём тому быть, кому ампиратрица-матушка поизволит. Так наше капралство толкует… Потому — присяга!

— Вот… вот! — торопливо, громко загалдела толпа, настроение которой быстро изменилось под влиянием простой, благоразумной речи, чуждой боли и трепета.

Словно холодной водою облили разгорячённые головы и отрезвили их.

— Вот, умно рассудили! — слышались подтверждения, со всех сторон. — Умно, служба! Государем тому быть, ково Бог да ампиратрица поставят!.. Только немцев бы всех долой!.. По шеям, треклятых!..

— Рассудили… Молодцы! — похвалил глумливо Яковлев. — Теперя в сенат да в синод вашу резолюцию… И «быти по сему»!.. Хо-хо!.. Ишь, какие министеры!.. Хо-хо-хо!.. Послушать вас…

— И послушай! — перебил его старик-землекоп. — Али борода у тебя седая, а ума немае?.. По миру шатаясь, и разум и память загубил!.. Глас народа — глас Божий, помнишь ли!.. В синоде-то в нонешнем ещё найдёшь не одного иуду-христопродавца, никоновца!.. Што греха таить!.. А уж в народе их нету, предателей Христовых, нет!.. Разве со стороны какой, от бар к нам затешется да мутить учнёт… Энто бывает.

— Я ничего… Я николи! — смутясь от слов старика, случайно попавших прямо в цель, забормотал Яковлев, отступая подальше, в толпу. — Я как мир. А только думается: какой же энто «глас», коли мы все тута на разны голоса тянем?.. Кто — Петровну… Кто — за Петровича… Иные Ивана хотят. А есть, поди, и к Петру Фёдоровичу охочие… К Голштинскому. Хоть то добро, што сразу государь полнолетний на царстве будет. Сам по-хозяйски землю поведёт. Ни бабья, ни тебе царьков временных… Которые до безвременья Русь нашу довели!.. Сам государь тот с народом ведаться станет, помимо сволочи дворовой… Вот и такие речи я слыхивал… Как ваша дума: верно ли то?

— А што же, и то верно! — поддержали провокатора немногочисленные голоса наиболее неустойчивых из толпы, готовых пойти за каждым вожаком. — Пётр Фёдорович, прямой внук ампиратора-батюшки Петра Лексеича… Гляди, лучче прочих иных был бы… Кровь — не вода!..

— Кровь в ем хорошая… Вот бы…

— Слышал, дед! — довольный поддержкой, кинул Яковлев вопрос старику. — Какой же ты «глас Божий»!.. Во все глотки — да по крючку водки, энто пристало. А чуть дело обмерекать — так все и врозь. Какой же тут мир!.. Орда немирная… А ты — «глас Божий»!.. Я тоже понимаю дело малость… Недаром по свету толкуся, который год маюсь попусту… А ты…

— Вижу: смыслишь… Да не на добро, на зло! — огрызнулся старик. — Смуту родить умеешь, а не в соглас привести людей… А они вон потолкуют, поспорят да и повершат, как Бог им велит!.. Да… По душам… Во-от!..

— По душам, верно! Немцев — к черту! — снова своё объявил Толстов, нетерпеливо слушавший препирательства стариков. — Биронов всех с Лепольдятами выслать подале, штобы и не пахло ими на Руси… А иных немцев — камень на шею да в воду!.. Холуёв, казнокрадов, мучителев наших!..

— Верно! Виват ампиратор Иван Онтонович! — подхватили дружно в одном конце.

— Ну, кой там ляд, Иван Онтоныч! — откликнулись другие. — Ещё жива матушка наша… На многи годы пускай государит Анна Ивановна!.. Ампиратрица наша…

— Бога побойтесь!.. Бога надо помнить! — возбуждённо, разом загалдели крестьяне-землекопы и парни-певуны со стариком-начётчиком во главе. — Чать, и вы от сохи, братцы, от хрестьянства взяты, хоша и шинели на вас серые!.. Свово нам надо царя… Лексей Петрович — ен нам главнее всех!.. Пусть бы проявился… И нам, и вам добро буде!..

— Ну, проваливайте, мужичье сиволапое! — донеслось из третьего угла. — Цыц, вы, грешневики вонючие!.. Нас учить вздумали!.. Есть у нас настоящая наследница царству… Лисавета, матушка царевна… на многая лета вива-а-а-ат!..

— Врёшь, крупа! — оборвали этот клич ещё новые голоса. — Баб нам не надоть на царстве… Буде! Натерпелись от них вдосталь!.. Петра Фёдорыч Голштынский — прямой государь… Ему многа-ая лета!.. Ур-ра!..

— Цыц вы сами, сиволдаи! — озлились солдаты, хватаясь за тесаки. — Заткните глотки-те… Не то… видели… Нюхайте, чем пахнет!.. Плашмя начнём молотить — и то на мякину вас развеем!.. Туды же: «многая лета!..» Хто вас спросит в таком деле, как на царство поставление!.. Искони наше солдатство эти дела решало…

— Не пужай больно, не малолетки! — злобно и глумливо в то же время огрызнулись парни. — А энто видел!..

В руках у парней и мужиков заблестели топоры, молотки, косы, снятые с рукоятей… Иные взмахнули над головой тяжёлыми табуретами, словно пёрышко подхватив их с земли…

— Мы тоже не с голым рукам! — вызывающе кричали теперь мужики. — Ишь, баре какие… крупа гнилая!.. «Мы-ста да мы-ста»!.. Подань, тягло, поборы всяки небось с нас дерут!.. Доимки с солдатни, што ль, выколачивают!.. Небось на готовых хлебах пухнете да треск пущаете… А мы и слова не скажи… живоглоты питерские, не воинство вы Христово! Да мы не испужались!..

— Хамье!.. Дуболомы!.. — отругивались теперь солдаты, слившись в одну кучу с матросами, потому что численный перевес был на стороне мужиков. Свою рознь они отложили на другое время, а теперь решили проучить «галманов-гречкосеев» за неуважение к мундиру.

— Мы за веру, государя, отечество кровь проливаем! — наступая на крестьян, волновались солдаты и моряки. — Вашу же землю бережём… Наше и дело по царству касаемое… А вам — зась!.. Вон из избы, коли больно ершиться стали!.. Всех перекрошим, собаки кургузые!..

— Не больно лайтесь, кобели бездомные! — не поддаваясь, стоя тёмной стеной, отругивались мужики. — Табашники… Ироды… Антихристовы дети!.. Мы, коли разойдёмся, на муку вас изотрём!.. Руби, коли смеешь… Тронь!.. Тронь!.. Ну-ка… Ну!..

Двое-трое из парней, как всегда бывает, если идут стена на стену, выдвинулись вперёд, поталкивая плечом ближайших из противников… Лихо замахивались над головой, но проносили мимо удар, ожидая первого нападения с той стороны, чтобы чувствовать за собою больше правоты в дальнейшей схватке.

— Братцы!.. Помилосердствуйте! — вдруг благим матом завопил Арсентьич, врезаясь в самую гущу, где уже готово было вспыхнуть побоище. — Не загубите вконец!.. Харчевню мне прикроют… Всево лишуся… Баба больная, детишек куча… На улицу идите, тамо хошь режьте друг дружку… Тута драки не затевайте!..

— Прочь!.. Не суйся! — отшвырнули его грубые солдатские руки. — Раней бы глядел… Мужичья бы поменей к себе пускал, коли солдатство в твою нору жалует.

Арсентьич, умолкнув, кинулся к дверям и остановился там в нерешимости: звать ли скорее самому патрульных солдат себе на помощь или выжидать, что будет дальше.

В этот самый миг какой-то худой, растрёпанный мужичонка в лохмотьях, имеющий вид юродивого, блаженного Христа ради, пользуясь мгновенным затишьем, протиснулся между двумя стенками, нелепо размахивая тощими руками над головой и по-бабьи выкликая:

— Стой, братцы!.. Пожди… Послухай, што я вам скажу… И спору не буде… Меня послухайте!..

— Прочь, чумовой! — отмахнулся от него передний из солдат, и мужичонка, едва не упав, навалился на толпу парней.

Оттуда, наоборот, раздались сочувственные голоса. Несколько рук поддержали блаженного.

— Не трожь ево!.. Пусть скажет своё…

— Може, и вправду дело знает… Сказывай, дядя…

— Што слухать дурака! — возмущались солдаты и матросы. — Видно, и сами вы юродивые…

— Тише, черти… слухать дайте! — покрыл общий гул чей-то густой, могучий выклик. Гомон немного затих.

А тощий, блаженного вида мужик, словно и не заметив удара, от которого едва устоял на ногах, продолжал махать руками и слезливо, на высоких нотах выкликал:

— Братцы, опамятуйтесь… Што зря кровь проливати!.. Бог не велел!.. Ещё дозор набегать… всех заберёт. Уж никого тамо не помилуют… А вы…

— Дозор!.. Пусть сунется… Попотчуем и ево! — ухарски откликнулись солдаты и матросы, пересыпая свой вызов крупной бранью. — Пусть рыло покажут дрыгуны тонкобрюхие… Мы им…

— Э-э-эх, ково бы садануть!.. — вдруг прорезал голос Толстого всю путаницу звуков. — Душа воли просит! Рука разошлася… И-и-их…

Тяжёлый, толстый стакан, брошенный сильной рукою в стену, разлетелся на мелкие куски, осыпая осколками головы и лица. Но этого словно и не заметил никто, даже те, кому осколки поранили лицо. Слишком велико было напряжённое озлобление пьяной, разошедшейся толпы.

Но блаженный не унялся. Стараясь прорезать нарастающий гам, он снова отчаянно завопил:

— Братцы!.. Послушайте… Мы бы лучше так… Всем так бы сделать… Целому миру хрещеному… Всей земле… Собрать бы тех персон, ково поминали тута… Да предлог им исделать бы: «Мол, хто по чести желает в государи?..» Пусть обскажет наперёд: по правде ль жить станет, на царстве царевать? Как там подань, доимка всякая на нашем брате объявится… Как суд да правда буде людям… Как солдатчина-некрутчина… Воевать зря не станет ли, проливать кровь хрестьянскую… Ну, и прочее там… Землицы даст ли, кому нехватка быват… Штобы от бояр да от приказных послободнее стало… Вот!.. И хто лучче скажет слово, пообещает вольготы поболе, тово и поставить…

Наивные, детские речи юрода-мечтателя, как ни странно, нашли отклик в душе у большинства этих обозлённых, опьянелых от вина и нужды, полусознательных людей, готовых за миг перед тем бить и сокрушать, что бы под руку ни попало… Словно сказку им стали рассказывать, да такую, что может сбыться наяву. Крики стихли. Многие задумались, как будто ожидая, что и в самом деле возможно приступить к такому «опросу» претендентов на трон, который не иначе как завтра опустеет по смерти императрицы Анны.

И только один голос нарушил, разбил общее настроение.

Парень-запевала, худой, напряжённый, напоминающий борзую, поджарую и злобную, бегущую за зверем и вдруг потерявшую след, он один нашёлся что ответить сказочнику-юроду.

— Ду-у-урак!.. Ен в те поры, при опросе, чево ни обещает… Язык без костей… Кисельны берега, молошны реки… Слыхал, и нонешня государыня, как на царство её звали, подписала бумагу: никого не казнить, заодно с лучшими людьми думу думать государеву… А што вышло… Дышло!.. Бироновцы нас замаяли… Кровь пьют людскую, словно воду льют её… Фалалей!.. Юрод, одно слово… Наобещает спервоначалу много, после даст немца с плетью алибо курлянца с палками да с дыбой!.. Видали мы…

— Прочь поди, мездра! — снова уловчился один из солдат и откинул в гущу толпы, почти к самой стене, мужичка-примирителя.

— О-о-ох, за што же, братцы! — падая на стол грудью и оттуда скатясь на скамью, жалобно застонал тот. — Нешто я… Ой, ушиб-то как… О-ох…

И со стоном струйка крови хлынула изо рта на обнажённую, худую грудь блаженного.

— За што ж так людей калечить! — сразу вскинулись певуны-парни, уже и без того взвинченные предыдущими перекорами с солдатами и матросами. — Живодёры!.. Робя, бей их, окаянных!..

Тяжёлый штоф, брошенный чьей-то рукой, мелькнул над головами и врезался, словно метательный снаряд, в гущу матросов и гвардейцев, раскровенив двум-трём из них головы и лица своими острыми углами.

— Наших бить!.. Зубы береги! — кидаясь вперёд, обрушил Толстов ответный удар своего жилистого кулака на скулы первого попавшегося парня.

Свалка сразу приняла дикий характер. Бутылки и штофы полетели со всех сторон, со звоном разбиваясь о стены, о головы людей, раня многих кругом осколками. Столы, табуреты, скамьи — были опрокинуты и разбиты, куски от них пошли в дело, как оружие нападения или защиты. Фонари и плошки почти все были сброшены на пол, растоптаны ногами… Два-три фонаря, висящих повыше, уцелели, но их свет почти не озарял обширной горницы, и побоище кипело во тьме, отчего казалось ещё страшнее и грознее… Бабы, дети, забившись по углам, неистово кричали от страха, молили о пощаде, призывали Бога или извергали самые гнусные ругательства.

Пьяные, озверелые потаскушки сами кидались в драку, визжа, царапая, кусая, не чувствуя ударов, порою очень тяжких, почти смертельных, как будто ими овладели все бесы преисподней.

Видя, что через толпу не пробраться к дверям, многие кинулись к окнам, разбили их и старались уйти из опасной толчеи боя. Но небольшие, высоко от пола расположенные оконца с трудом пропускали фигуры, укутанные в кожухи и свитки…

— Убива-а-ают!.. На помочь!.. Караул, на помочь! — дико выкрикивал между тем Арсентьич, успевший при самом начале побоища выскочить из дверей, распахнутых им настежь.

Яковлев, давно предвидевший свалку, тоже успел заранее подобраться к дверям и теперь стоял на пороге, в просвете дверей, ожидая, что будет дальше.

Крики Арсентьича были не напрасны. Дозор как раз в это время показался из-за угла, и патрульные бегом кинулись к харчевне, миновали раскрытую дверь, остановились у порога, стараясь вглядеться и разобрать, что творится в этой тьме, полной каких-то теней, проклятий, стонов и отчаянной ругани…

— Стой смирно!.. Што за бунт! — что было силы окрикнул дерущихся старший дозорный. — Смирно, говорю!.. Колоть велю штыками… Стрелять будем!.. Да тьма тута кромешная… Гей, хозяин… Чёрт бородатый!.. Давай огню!..

— Несу… Даю!..

Арсентьич нырнул за стойку, нашарил там пару фонарей, зажёг в них сальные огарки и поставил на стойку. Стало гораздо светлее.

Свалка при первых окриках старшего невольно приостановилась. Противники так и остались, смешавшись между собою. Но солдаты первые отхлынули от мужиков, двинулись вперёд и стояли теперь почти лицом к лицу с патрулём. Дозорных было всего человек десять, а гвардейцев и матросов — втрое больше, и последние особенно возмутились вмешательством дозора.

— Энто што ещё за начальство! — первый окрысился Толстов. — Али своих не признал!.. Видать, недавно и приняли вас в Питер-городок, дрыгун кривоногих. А мы, тутошние, не больно пужливы… Спросил бы: «В чём причина?» А он: «Стрелять буду!»

— Ишь какой грозный! — заговорили солдаты-гвардейцы. — В своих-то да стрелять… Попробуй…

— Нету нам «свояков» тута… Где бунтуют, тамо и смирять приказано… Штобы тихо!.. — угрюмо, хотя и не так решительно отозвался старший дозорный. — Начальство и над нами, и над вами поставлено. Шебаршить не полагается… Расходись тишком… Не то погоним прикладами… Вот!..

— Што… и на вас кнутик пришёл… Осели… Воины… Али кишка тонка, не глотнёт куска! — с целью подзадорить матросов и солдат-гвардейцев стали посмеиваться парни, сознавая, что с кулаками и обломками мебели на дозор не пойдёшь, без помощи тесаков и матросских кортиков.

— Мы осели! — вскипел Толстов и за ним другие, самые бесшабашные или опьянелые более других. — Ни в жисть не уступим… Гей, вы, убирай ноги, пока целы… Проваливай, ты, дрыгун кургузый, и со всею калечью своей, с инвалидной командой… Не стрелишь небось. Гей, наши! Беги хто ни есть за подмогой… Казармы-то недалече!.. Мол, немцы на нас дрыгунов наслали… — отдал приказ семёновец, постарше годами, с нашивками, одному из своих. — Скажи: стрелять хотят нас, как собак, ни за што ни про што… На помогу зови!..

— Я мигом! — проскользнув за дверь, откликнулся посланный и исчез во тьме, где, казалось, назревало что-то тяжёлое, зловещее…

— Не смей уходить! — попытался было старшой дозорный остановить убегающего, но тот с крупной бранью оттолкнул помеху, и только топот его быстрого бега несколько мгновений звучал среди внезапно наступившей тишины…

Так затихает порою и природа перед сильным взрывом.

Взрыв не замедлил наступить.

— Беги, слышь, Пахом… — тревожно обратился старшой к одному из дозорных. — Бунт, мол… Не одолеть нам, мол… Как быть, мол… Сдоложи старшему начальнику… Знаешь, тут за площадью стоянка.

— Бегу! — отозвался Пахом и, грузно перевалив за порог, звякнув ружьём на ходу, тоже скрылся в ночной непроглядной тьме…

— Слышь… братцы… Лучше уж добром! — попытался обратиться к толпе старшой. — Уходи по домам али как там кому надоть… Мы заберём тех лишь, хто самый заводчик оказался… Ево вот… ево!.. — указывая на Толстова, на двух парней и на пожилого семёновца, пояснил патрульный. — А вы — разойдися… Не то хуже буде!..

— Кому будет худо, да не нам!.. Не грози, козу сам повози! — послышались глумливые голоса.

— Гей, робя! — видя, что солдаты и матросы решили держаться стойко, сразу осмелели и парни. — Гей, наши!.. Беги, хто-нихто, зови ошшо робят сюды… С баграми, с ломами… Барки-те недалече!.. Пусть сзаду понапрут, коли што… Кличь всю артель… Своих бы выручали… Всех не переколют голоштанники…

Два парня, как и первый солдат, — шмыгнули за дверь мимо дозорных, которые теперь стояли в нерешимости, не зная, как им быть.

— А наша матросня без зову привалит! — лихо присвистнув, заявил Толстов. — Близёхонько-то казармы… Услышат мордобой — заявятся, не утерпят… Так лучше вы теперь убирайтесь подобру-поздорову, круподеры… туляки сверлёные… вши драгунские!..

— Лайся… лайся… Я тебя уж заприметил… Доберусь, погоди, водохлеб окаянный!..

Он не договорил.

Парни и солдаты, о чём-то шушукавшие между собою, вдруг разом двинулись на дозор, прикрываясь обломками столов и табуретов как щитами и действуя из-под прикрытия тесаками и всем, что у каждого нашлось в руках.

— Бей их! — прозвучал общий крик. — Вон гони из норы. На волю пойдём, крысы дозорные… Тамо мы с вами…

— Коли их, робя… Не пущай! — невольно отступая со своими почти за порог, приказывал старшой патрулю. — Стреляй, коли што… Штыки наперевес…

— Я те стрельну… Бей собаку! — швыряя тяжёлым обломком табурета в дозор, злобно выкрикнул Толстов.

Толпа напирала, тыча наугад кулаками и самодельным оружием… Кучка дозорных была бы смята и опрокинута моментально. Но теснота помещения мешала нападающим развернуть свои превосходящие силы. А патруль, сгрудясь за порогом, не давал выходу, остриями штыков угрожая нападающим в тесном пролёте дверей. Порою, если кто-нибудь из толпы ухитрялся ползком подкатиться почти к порогу и собирался сбить натиском одного-двух дозорных, те опускали книзу приклад и глухо звучал удар деревом по спине, по плечам или по голове, куда попало…

Нападающий с воем откатывался назад, озлобление толпы росло. Штофы, обломки скамей, тяжёлые стаканы летели теперь в дозорных… Кровь показалась у нескольких из них на голове, на лице…

«Либо стрелять, либо отступать надо!» — подумал старшой и уже скомандовал:

— Изготовьтесь… Подсыпь на полку… Наводи прицел…

Нападающие ещё стремительнее рванулись было при этой команде вперёд, чтобы не дать дозорным приготовиться к выстрелу… Но в эту самую минуту дробно зарокотал барабан отряда, спешащего на помощь дозорным.

Свалка остановилась, замерла, как по приказу. Нападающие отхлынули в глубину харчевни. Свободное пространство открылось между ними и драгунами, которые теперь ободрились и выстроились перед дверьми за порогом, кое-как оправя шапки, шинели и продолжая держать ружья наперевес.

— Што тут слючиль!.. Какой бунд! — резко окрикнул толпу Гольмстрем, капрал из датчан, приземистый, белобрысый крепыш лет тридцати. — Што такой!.. Ти кафари! — обратился он к старшему патрульному, вошедшему за начальником в горницу. Кроме них сюда же спустилось человек десять из отряда Гольмстрема. Два больших смоляных факела, ярко пылая в руках у солдат, озаряли красноватым сиянием полутёмное пространство, заполненное толпой матросов, гвардейцев, мужиков… Картина разгрома и разрушения ясно обнаружилась при колыхающемся зареве факелов.

— Так што хозяин харчевни на помочь нас позвал! — стал докладывать старшой. — «Смертным-де боем дерутся солдатики с мужиками…» А стал я им приказывать потише — они и дозору грозятся… Все уж заодно… Вон, чево ни бросали… Башку пробили Левченке… до крови… И другому… Вот, ваше скородие, господин капрал…

— Не слюшить приказ от патруль!.. Гей, русски свинь!.. Сальдат, мужик — все один свинь!.. Все забирать буду… руки вьязаль и на кордегардий… Марш!.. Виходиль вон из двери по один… Ма-арш!.. Ну!..

— Так тебе и пошли!..

— Поди, сунься, возьми нас голыми руками, немецкая харя!.. Ну-ко…

Злобно, вызывающе звучат голоса. Никто не тронулся из толпы вперёд. Всё ещё больше отступили.

— Ну-ко… Иди к нам… Мы сами с усами, нос не оброс!.. Целуй кошку в хвост!..

У стен словно скипелись, готовясь к последнему отпору.

Силы теперь были почти равны. За дверьми блестело около тридцати штыков отряда Гольмстрема. Но взять из норы сидящих там было бы трудно, если только не перестрелять или переколоть всех, чего, конечно, не решился бы сделать капрал, и осаждённые понимали это отлично.

В это время Яковлев, давно подстерегавший минутку, шепнул несколько слов капралу, дал себя узнать, указал на Толстова, на пожилого семёновца, на парня-запевалу как на коноводов толпы и быстро удалился, исполнив хитрую задачу, выпавшую на долю добровольца-шпиона в эту тревожную ночь. Её мрак укрыл тяжёлую фигуру кабинет-секретаря, уходящего походкой с развальцем поскорее домой, чтобы в мягкой постели отдохнуть от трудов, а на заре поспешить по начальству с докладом обо всём, что довелось слышать и видеть в эту тревожную ночь.

— Ви там ищо ругайть начальства! — злобно крикнул Гольмстрем, разобрав отдельные возгласы осаждённых. — Всех перестреляй, как собак!.. Я имел приказ… Ньет можно делай бунд!.. Катовьсь! — обратился он к своим драгунам. — Ружьи на прицель… Раз… два… три… шетыри… пьять!..

Пока солдаты проделывали сложный приём подсыпки пороху на полку и брали на прицел, — толпа так и всколыхнулась, ещё не веря глазам и ушам.

— В камратов… целить… Ловко… Ай да товарищи! — послышались укоризненные голоса.

Бабы с воем стали протискиваться вперёд.

— Нас-то, нас-то с детками хошь повыпусти, господин капральный! — молили они. — Нам-то за што погибать!.. Помилосердуй!..

— Все выкади по один… А там руки вьязал все — и на кордегардий… Начальство будит разбираль…

Бабы гуськом потянулись из дверей и, как овцы, давали себя связывать, протягивая руки, плача и причитая вполголоса.

Мужики постарше тоже стали почёсывать затылки и забубнили между собою:

— Што уж тута!.. Видимое дело: помирать приходится. Надо начальство слухать… Ишь, сколько их набежало с ружьишками… Вали, робя… Пущай вяжут…

И потянулись за бабами мужики, потом и парни. Скоро связанные по двое, по трое поясами, обрывками верёвок, перевязями ружей, они стояли тёмною грудой тяжело дышащих фигур, по большей части с непокрытою головой, с раскрытой грудью, в одежде, изорванной во время свалки…

Только парень-запевала с двумя-тремя товарищами не пошёл за всеми, остался с матросами и гвардейцами. Они все быстро стали сваливать в одну кучу обломки столов, скамьи, пустые бочки, громоздя нечто вроде баррикады, стены между собою и нападающими. И в то же время осыпали бранью дозорных, подбодряя друг друга:

— Вре-ешь!.. Мы не пойдём, как эти бараны, под обух!.. Сюды лезь… бери нас, немец… али стреляй всех… коли… А уж ежели…

Речь оборвалась. С улицы в окна и распахнутую дверь долетели крики, шумные голоса… Кто-то, слышно было, валил толпой по площади, и шаги сотни людей гулко отдавались на промёрзлой земле.

— Братцы! Никак, наши! — первый смекнул Толстов. — Подмога, слышь!.. Гей, ты, у окна… Видишь, што ли, хто спешит! — обратился он к одному парню, который, наполовину высунувшись из узкого оконца, старался разглядеть, кто там спешит среди ночного мрака.

— И то гляжу!.. Наши! — радостно отозвался парень и заорал в пространство что было мочи: — Вали сюды!.. Выручай своих!.. Стреляют драгуны нас ни за што ни про што!..

Как рыба, он сделал несколько порывистых движений всем телом, пролез в узкое оконце и скрылся за ним, спеша навстречу подмоге.

Несколько солдат и матросов, следуя его примеру, стали протискиваться в это и другие три-четыре оконца, чтобы скорее выбраться из западни на волю. Уходя, они кричали оставшимся:

— Мы сзаду напрём на драгун треклятых!.. Все разом… Вы держитесь тута малость… Мы им покажем!..

Капрал видимо растерялся.

— Эта завсем бунд… Там што такой? — обратился он к драгуну, который появился на пороге из ночной темноты. — Кто там бежит ишо?..

— Так што подвалили своим на помочь камраты с ружьями… матросни не мало… И мужики с дубьём… Сотни три всех, почитай… Надоть помочь и нам звать, ваше скородие… Неустойка выходит…

— Бей барабан тревог… Трубить на сбор!.. Пока будем оставляйт эта сволочь! — решил Гольмстрем.

Прозвучала команда. Драгуны собрались в ряды и, сделав оборот кругом, стали быстро удаляться от харчевни в сторону, противоположную той, откуда тёмной лавой надвигалась помощь осаждённым…

— Га!.. Наутёк пошли! — загоготали оставшиеся в харчевне солдаты и матросы. — Испужался, бусурман треклятый… Улю-лю-лю!.. Лови его!..

И со свистом, с реготом, с шумом высыпали они на простор тёмной площади, громко заорали подходящим друзьям:

— Спасибо, братцы… Нечего торопиться… Вишь, сбежало драгунье дырявое!.. Хо-хо-хо!..

Свист, хохот и неистовое улюлюканье смутило даже тяжёлый, тёмный мрак этой ненастной, тревожной ночи. Кое-кто стал развязывать баб и мужиков, которые понуро и молчаливо ожидали, чем кончится вся эта передряга, не ими затеянная, но едва не принёсшая много новых мук и горя этим тихим, безответным людям, тёмному стаду людскому…

Глава III РОКОВОЕ НАСЛЕДЬЕ


Прошла ещё неделя.

Всю ночь не спал никто во дворце. Суетились люди, врачи дежурили у постели больной государыни. Придворные из более близких приезжали и уезжали.

На тревожные вопросы: «Что с государыней?» — получался печальный ответ: «Плохо по-прежнему, но есть ещё надежда…»

Настало утро 17 октября. Медленно, печально потянулся день…

Цесаревна Елизавета, ночевавшая в покое, соседнем с опочивальней Анны, — так и не уехала к себе. О Бироне и говорить нечего. Он почти не отходил от больной. Жена его и дети с рассветом тоже были вызваны во дворец.

— Надо быть вам здесь на всякий случай… Вдруг опомнится государыня и спросит кого-либо из вас, — отрывисто пояснил жене герцог.

Лицо у него было бледное, отёкшее, глаза воспалены, словно он не только провёл бессонную ночь, но и сам страдал затаённой болезнью…

Быстро промелькнул пасмурный зимний день. Но людям, томившимся в стенах затихшего, печального дворца, он казался бесконечным!.. Кто был близко к опочивальне больной, вздрагивал ежеминутно от стонов и криков Анны, которую терзали жесточайшие колики. Сначала все снадобья, даваемые ей Бидлоо и де Гульстом, её любимыми врачами, казались бесполезны. Но вот к вечеру, когда стали надвигаться ночные тени на дворец и на всю словно притихшую столицу, повелительница обширного царства, воющая и стенающая от боли, как самая простая служанка, молящая врачей убить её скорее, если нельзя прекратить муку, — эта страдающая женщина, метавшаяся на постели, как огромная рыба, выброшенная на сушу, покрытая клейким, холодным потом, перестала понемногу вопить, стенать и затихла понемногу. Боли стали много легче. А может быть, просто и притупилась чувствительность организма, истощённого муками, одурманенного разными наркотическими снадобьями, какие давали Анне врачи.

Другая давно бы впала в забытье от всех микстур, принятых Анной. Но императрица, могучая телом, только почувствовала, что лёгкая дремота охватывает её впервые за сорок с лишним часов.

Багровое от натуги лицо её сразу побледнело. Большие мешки и синие, почти чёрные круги выявились под закрытыми глазами. А опущенные густые ресницы кидали на это помертвелое лицо ещё большую тень, усиливая его сходство с мёртвым ликом. Но грудь больной тихо и ровно вздымалась, руки, раскинутые по постели, слегка вздрагивали порою, и Бидлоо, дежуривший эти часы у постели государыни, облегчённо вздохнув, шепнул Анне Леопольдовне, которая почти всё время проводила вместе с врачами в этой опочивальне:

— Засыпает… Теперь поспит немного… Боли смягчились. Подите и вы отдохните, ваше высочество!..

— Нет… нет!.. Я не устала… Я только выйду в соседний покой… Тут так душно… Я буду там!..

И на цыпочках вышла она из опочивальни.

Рядом, в небольшом покое, сидела Елизавета у пылающего камина и тихо о чём-то беседовала с леди Рондо, женой английского министра-резидента. Герцогиня Бирон дремала тут же, пригретая огнём, уютно пристроясь всей своей тучной фигурой в широком, мягком кресле. Две дежурные дамы, сидя поодаль у окон на мягких скамьях, тоже порой замолкали и, задремав, вскидывались через мгновенье, снова лениво, вяло продолжали прежний, негромкий разговор.

— Легче немного государыне! — кинула Анна Леопольдовна Елизавете вполголоса фразу в ответ на немой, вопросительный взгляд цесаревны. Усталой походкой подошла к дивану, стоящему у стены против окон, поправила брошенные тут расшитые подушки, улеглась, потянулась с наслаждением и через несколько мгновений уже уснула.

Бидлоо, проводив Анну Леопольдовну, тоже почувствовал, что он совсем измождён. Но лечь тут, в опочивальне больной, или подремать даже сидя в кресле — этого нельзя…

Вооружив сухой, горбатый нос огромными очками в круглой золотой оправе, Бидлоо развернул тяжёлый фолиант в кожаном переплёте, принесённый с собою на бесконечное дежурство, и в десятый раз стал перечитывать мудрую книгу Аверроэса, одного из отцов врачебной науки.

Среди полной тишины чётко тикали часы на камине, изредка тонко позвякивая ослабелой пружиной. Трещали дрова, подкладываемые в камин шутом… Дыхание спящей, прерывистое и хриплое, как-то сливалось с окружающей тишиной, оттеняя, но не нарушая её. Медленно текли минуты. Прошло около часу.

Вдруг рука Анны вздрогнула, императрица попробовала во сне зашевелиться, не смогла, слабо застонав и раскрыв на мгновенье глаза, снова сомкнула их, обеспокоенная слабым светом свечей, защищённых зелёными колпачками; пересохшие губы едва зашевелились, почти беззвучно лепеча что-то.

— Пи-ить! — скорее догадались, чем услышали просьбу больной окружающие.

Шут первым бросился к столику, на котором стояли лекарства и графин с питьём. Но дремлющая до сих пор Салтыкова тоже мгновенно прокинулась, поняла и быстро налила в стакан питьё из графина. Осторожно придерживая затем тяжёлую голову Анны, Салтыкова приблизила стакан к самым губам больной.

Два-три судорожных глотка… и снова откинулась на подушки эта мертвенно-бледная голова с подтёками вокруг глаз, которые так и не разомкнулись.

Бидлоо, поспешивший также к постели, осторожно коснулся отёкшей руки, желая посчитать пульс.

— А… Ты здесь все… не ушёл!.. Добро. Не оставляй меня, слышь. Я хочу быть здорова! — с неожиданным приливом сил порывисто заговорила Анна, полуоткрывая глаза, тусклые и стекловидные теперь.

— Да поскорее подымай, слышь!.. — продолжала она, шевеля в такт словам опухшими пальцами. — Колотье прошло, слава Христу. Ты помог, спасибо… А теперь и совсем на ноги поставь скорее… Знаешь: страшно мне было. Думалось уж — помру! Так рано, и до пяти десятков лет не дотянула. Десять годков всего и поцарила!.. Што тут… Много ль. Вот была здорова и лет не считала… И не думалось. А теперь — все на ум идёт. Жить хочу, слышь! — со стоном выкрикнула Анна. — Гляди: оздоровею — озолочу! Не то графом — герцогом… принцем сделаю… Слышь! О-ох! Слава Христу: боли-то нету… колотья треклятого этого… О-ох! Да штой-то все молчат, ровно куклы осиновые! — вдруг раздражительно прозвучал голос больной. — Глазами, знай, водят и ни гугу!.. Терпеть, слышь, не могу, коли молчат! Я и проснулась-то от тишины от вашей. Во сне страшно мне стало: тихо кругом, ровно в могиле. Што ж вы онемели все!..

Разом заговорили окружающие, вспомнившие, что государыня больше всего не терпит, когда кругом неё тишина и все молчат.

Но общий, внезапный и неуверенный говор покрыл визгливый голосок шута.

Нос схватил опахало Салтыковой, сунул его себе сзади, под фалды кафтана, в виде хвоста и, став на четвереньки, стал, словно кот, тереться у постели, мурлыча и мяукая и приговаривая в одно и то же время:

— Мьяу!.. О-ох, не серчай ты, Грозный царь Иван Васильевич!.. Мур-р-р… Не вели казнить, дай слово молвить!

Анна слабо улыбнулась.

— «Васильевич!» Да, да, да!.. Так меня в девушках ещё… у матушки ещё… один блаженный святой человек прозывал… Царство мне, видно, тогда уж пророчил! Вот кабы жив он был, я знала бы: долго ль и хворать мне ещё… Он бы и тебя за пояс заткнул! — обратилась она к Бидлоо. — Да, «Василич!» Да, уж не такая я «грозная»… Я — добрая. По мне, и не казнить бы ни одного человека… А надо… Што уж тут!

— Вестимо, добрее тебя нету! — подхватил Нос. — Да и не ты казнишь, судьи твои праведные. Правители да управители… На них и грех. А ты — добрая! — махая опахалом-хвостом, поддакивал шут. — Вот и Котишко-Мурлышко тебя любит!.. Мр-р-р… мр-р-р-ру… мьяу!..

— Поди ты… надоел! — с гримасой проворчала Анна и обратилась к Салтыковой: — Ты што, мать: али уж зареклася нынче ни словечушка не молвить?.. Вот не стало моей Новокщеневой… Бусурманка прирождённая, а по-нашему каково бойко лопотала, без умолку просто! Приятная была женщина. Да ещё княжна Вяземская, тоже говоруха изрядная. Да померли… Ишь, как невпору. Вот я больна — и разговорить меня некому. Тяжко мне, а сама должна языком трепать… да…

— Ох, матушка! — угодливо затараторила Салтыкова. — Я лишь не хотела твоим речам мешать, государыня ты моя… А посказать много есть!.. Ещё сколько даве осталося недосказано… Как уснуть изволила, кормилица!.. Вот, утречком ещё нынче, кака оказия приключилась: в караулке-то ахфицер… Красивый такой, видный малый… Тревогу вдарили, што цесаревна наша, Лизаветушка-матушка мимо едет… Он, ахфицер-то, и выбежал к своей ширинке… Ан впопыхах-то на пратазан-то и напоролся… Еле тут же душу Богу не отдал!.. Може, уж и не жив…

— Кое место себе пропорол, малый-то? — закрыв глаза, задала вопрос Анна. — Надо бы ему способие послать. Слышь, попомни, тётушка!..

— Попомню, родная! — быстро закивала головой Салтыкова. — А тебе што, батюшка! Не пойму! — обратилась она к Бидлоо, заметив, что тот ей делает какие-то знаки. — Повыйти хочешь… так иди себе… Мы тут побудем при государыне…

— Весёлое надо говорить её величеству… а не такое! — шепнул ей врач, подойдя поближе.

Наивная старуха только досадливо отмахнулась от врача, словно от мухи, и продолжала тараторить:

— А то ещё анамнясь… вот забавушка была!.. Приехал князёк Гагарин к своей разлапушке. А князенька Мещёрский, муженёк-то, проигрался в пух да пораней обычного и объявился домой… Накрыл обоих — на постельке, на тёпленькой рядком лежат!.. Ну, известно, дискурсы всякие пошли… «Стыд, мол, на всю фамилию. Мы-де Рюриковичи!.. Мол, и убить могу обольстителя… Али там выкуп взять, какой полагается!» А тот-то, Гагарин, и спроси: «Какой выкуп?» — «Да уж не меней трёх тысяч… за такой конфуз! И штобы нихто не знал…» — «Добро! — говорит махатель-то. — Со мною вот шесть тыщ. Так вы уж и завтра не мешайте нам… А теперь, с Богом!» Взял муженёк покладистый у Гагарина денежки, партию доигрывать поехал!.. Каково!..

— Проказник, этот князь Андрей! — улыбаясь слабо, похвалила Гагарина Анна.

— А ещё што я слыхала… истинно дива достойно! — сыпала дальше говорунья. — В казённый день, когда наказывать полагается на торгу, девку ль, бабёнку ли одну стегать надо было… За дела за воровские. Она и молит: «Ноне час мне приспел… рожать надо! Ох, не бейте! Неповинную душу забьёте во чреве!» А по виду и не знать, што уж пора её настала… Брюхо-то не больно велико. И не послухали, повели рабу Божию… А она тут на месте, как первые кнуты хряпнули, возьми, тройню и родила!..

— Што ты… Да неужто… бедная! — сразу потемнев, откликнулась больная.

— Вот разрази меня Господь!.. С перепугу ль это она… Али назло, штобы своё доказать… взяла да и рассыпалась… да тройню… И все живы, слышь!

— А девку, што же… простили?

— Зачем её прощать… Пороть ещё будут, допарывать, как полегче ей станет! — успокоительно проговорила Салтыкова, не замечая, как волнуется больная. — Уж, что полагается, девка получит своё!..

— Нет… Нет… Не позволю… Простить… Не сметь!.. — порывисто заговорила Анна. — Бог за неё, видно, и меня карает… Пусть так её сошлют, не бивши!.. Скажи там Маслову али…

— Да што ты, государыня-матушка! — наконец сообразила Салтыкова. — Што с тобою!.. Никак, и, слёзки на очах! Скажу… скажу… Да ничего такого и не было!.. Все приврала я… Только бы потешить тебя малость!..

— Нет… Нет!.. Штобы не стегали… За меня пусть помолится девка та несчастная!.. Нет…

Нос в это время, видя, что Бидлоо настойчиво делает знаки Салтыковой, предлагая ей молчать, — снова выбежал из своего угла и завертелся перед постелью больной.

— Мьяу… мур-р… А Котишко-Мурлышко ноне по дворцу бегал… да што слышал, што видел!.. Мьяу!.. «Сам-то» с самою поссорился… Он-то ей…

Тут Нос, став на ноги, принял осанку Бирона и его голосом заговорил:

— «Надоела ты мне… Ишь, какая толстая да рябая! И прёт тебя, разносит во все стороны!.. Лучше б ты хворала, а государыне быть здоровой!» А она ему этак-то на ответ: «Известно, окроме государыни, ты ни жены, ни детей знать-ведать не желаешь давно!» — «И не желаю! Она — солнце в небе, а ты — истинная мразь! — Это герцог-то ей. — Я моей царице по гроб слуга. А ты мне ненавистна, жена постылая! Марш на место, сторожи: как там все при ненаглядной нашей… Хорошо ли да ладно ли!..» И-и поплыла моя утица… так, вперевалочку… — подражая походке герцогини, заковылял по комнате Нос. — Чай, и сейчас сидит поблизу, носом своим толстым клюёт спросонья. Уж и спать здорова, толстая корова!..

И он раскатился мелким смехом.

— Правда!.. Так ты все и слышал! — видимо довольная, спросила Анна, грозя шуту. — Чай, прилыгаешь больше половины, коли не все врёшь!.. А…

— Вот провалиться бы мне на том месте! — с забавной ужимкой отскочив назад, забожился шут. Потом сразу очень яростно, но негромко, чтобы не потревожить больную, закричал, как пёс, поставя свой хвост-опахало палкой… Тут же опустил его, выгнул спину горбом, зафыркал, замяукал, как озлобленная кошка, отбивающая пощёчинами нападение сердитого пса.

Анна полуприкрытыми глазами несколько мгновений следила за потешной сценой, изображаемой любимцем-шутом, и вдруг мгновенно уснула, как это теперь с ней часто случалось.

— Мья-яу!.. Фр-р-р… фр-р-р… Гау-гау! — сразу понижая голос, продолжал всё-таки гудеть Нос, зная, что если совершенно замолчать — больная немедленно проснётся. И только постепенно он прекратил своё представление, а вместо него повела негромкую, монотонную речь Салтыкова, нижа одно за другим слова, почти лишённые всякого смысла, лишь бы в чутком сне Анна слышала чей-нибудь говор…

Бидлоо вернулся к своему фолианту. Нос — забился почти под полог, в ногах кровати. Жизнь снова замерла в слабо освещённой опочивальне, если не считать невнятного бормотанья Салтыковой, напоминающего скорее жужжанье усталого, отяжелелого шмеля, чем живую человеческую речь.

Как раз в эту минуту Бирон, пройдя потайным ходом, проложенным в толстой дворцовой стене, очутился перед незаметным отверстием, «глазком», проделанным так, что из тёмного, узкого хода можно было видеть, что делается в опочивальне у государыни.

Найдя, что здесь все в порядке, герцог заглянул во второй «глазок», выходящий в смежный с опочивальнею покой, где его жена и Анна Леопольдовна сладко дремали на своих местах, а цесаревна вела тихий разговор с леди Рондо.

Приложив ухо к незаметному отверстию в стене, скрытому снаружи складками штофных обоев, Бирон старался разобрать: о чём толкует Елизавета с англичанкой, пользующейся у неё особым доверием. Но те, вероятно памятуя, что во дворцах и «стены имеют уши», — вели беседу так негромко и однотонно, что ни единого слова не вырывалось поотчётливее из общего невнятного жужжания двух сдержанных женских голосов, поочерёдно нарушающих полную тишину слабо озарённого покоя.

С досадой повернувшись, временщик направил на тёмную стену прохода со стороны опочивальни тонкий луч света из потайного фонарика, который и озарил ему тесный, извилистый путь в этом коридоре, проделанном в толще стены.

Различив небольшую скобу, Бирон нажал на неё. Повернулась часть стены, образующая в то же время заднюю стенку большого шкафа, стоящего в дальнем углу опочивальни Анны.

Стенка, пропустив фаворита в пустое пространство шкафа, повернулась на шпиле, управляемая пружиной. Бирон сунул свой фонарик в карман, нащупал внутреннюю скобу дверей шкафа, нажал — и дверь распахнулась.

Шут своим тонким слухом первый услышал шорох за дверью шкафа, прикрывающего потайной ход. Но он, хорошо зная, чья фигура сейчас появится в раскрытых дверях, только постарался лучше укрыться за складками полога от гостя, питающего особенное нерасположение к горбуну.

Бидлоо, увидев неожиданно появившегося герцога, хотя не удивился и не испугался, также зная тайну шкафа, но невольно нервно вздрогнул. Встал и отвесил почтительный поклон подходящему фавориту.

Салтыкова, продолжавшая в полусне машинально бормотать свои россказни, увидя Бирона почти у самой постели, и не задалась вопросом: как он появился здесь. Она вскочила и тяжело проделала обычный придворный реверанс.

Бирон, едва кивнув головою в ответ на поклоны, подошёл поближе к больной и стал прислушиваться к её тяжёлому дыханию. Потом обернулся к Бидлоо и с деланным участием, стараясь придать самое ласковое выражение своему гордому, надменному и грубому лицу, спросил по-немецки:

— Что… устали, любезный наш эскулапус!..

— Ваша высокогерцогская светлость… — начал было самым почтительным тоном опытный царедворец-врач.

— Э!.. Бросьте-ка вы эти величанья. Будем просто людьми! — нетерпеливо дёрнув головой, перебил Бирон. — То, что волнует и меня, и миллионы людей… здоровье нашей государыни — оно сейчас в ваших руках. Так что ж тут нам разводить церемонии… Сидите… И я сяду здесь! — опускаясь у столика и почти силой усаживая врача, продолжал Бирон. — А что книга?.. Пари держу: масонские бредни… Ну, так и есть! — кинув взгляд на заглавие и странные рисунки между текстом, решил герцог из конюхов и с дружественной укоризной покачал головой, глядя на смущённого врача.

— Неизменный мечтатель!.. Ну, а как наша дорогая государыня? — уже с настоящей тревогой быстро задал он вопрос, впиваясь взглядом в невозмутимого голландца. — Хуже… лучше ей?.. Только правду прошу говорить… Сейчас мне необходимо это знать для пользы государства. Понимаете. Говорите правду… хоть бы и самую плохую. Те не слышат! — кивая на Анну и Салтыкову, успокоил он смущённого таким прямым вопросом врача. — Они обе спят… Старуха бормочет что-то спросонок… А государыня, слышите, как дышит тяжело… Мне одному скажите… Больше никому… Что же вы молчите?.. Или… уж слишком дело плохо…

Врач медленно, печально покачал своей облыселой головой с выдавшимися висками.

— Во-о-от как!.. Сколько же может это ещё протянуться?.. Недели две?.. Нет?.. — роняя вдруг голос, срываясь, словно захлёбываясь, испуганный в свою очередь, забормотал Бирон, бледнея до самой шеи, такой красной и вздутой всегда. — Неделя?.. Того меньше! — уловив отрицательное движение, совсем растерянно проговорил он. — Три… четыре дня?.. Даже меньше?.. Сколько же?.. Говорите скорее, скорее, скорее! — совсем грубо ухватив за локоть старика, тормошил его растерянный временщик.

Голос его, хрипло сорвавшись, умолк. Только рука ещё нервно теребила Бидлоо, но и пальцы вдруг застыли, едва тот заговорил медленно и печально:

— Сердце совсем плохое у нашей высокой больной, кое-как я поддерживаю его работу. Сами изволили видеть, ваша светлость: государыня то и дело засыпает… Очень плохой признак. Можно ждать каждую минуту несчастия… особенно если какое-нибудь волнение… Хотя мы всячески стараемся уберечь, как вы сами знаете, ваша светлость!.. Я понимаю: интересы государства требуют известных решений… Придётся волновать больную таким неприятным для неё вопросом… И я ни за что не ручаюсь! — качая головою и разводя руками, в покорном отчаянии проговорил врач. — Ни за день… ни за один час не ручаюсь, ваша светлость!.. Единый Бог может явить здесь своё чудо… Вы видели, ваша светлость, вчера — ночь целая без сна… Такие муки!.. Нынешний тяжёлый день. Надо было успокоить эти ужасные колотия… Если они ещё вернутся… Господи, что мне делать! — с полным отчаянием беззвучно всплеснул руками этот всегда спокойный, сдержанный человек. — Верите, ваше сиятельства, если бы не эта вот микстура… последнее решительное средство… Без него, пожалуй, вчера уж наступил бы конец!.. Сердце плохое!.. Такое плохое — и в сорок пять лет!.. Удивительно: с чего бы это!.. Но вы видели, ваша светлость, я всё, что мог…

— Больше даже, чем могли, мой любезный Бидлоо, гораздо больше! — уже снова овладев собою, покровительственно заговорил фаворит, принимая свой обычный высокомерный вид и тон. — Вы не только врачевали — вы сострадали больной, как ближайший друг. Мы не забудем того, поверьте!.. Бирон вам говорит…

— Ваша высокогерцогская све…

— Теперь ещё маленькая просьба! — перебил излияния польщённого врача временщик. — Там сидят и ждут наши дамы. Они и так измучены… А помощи от них получить ведь невозможно. Так вы и сами ступайте отдохните… я подежурю немного за вас…

— Слушаю, ваша светлость!..

Догадливый старик вскочил с места и быстро двинулся к дверям, но его остановил голос фаворита.

— И… вот ещё… Уверьте там… их всех, что можно пойти отдохнуть… Что тут себя гораздо лучше чувствуют! — негромко, но внушительно наставлял врача герцог, подойдя к нему почти вплотную. — Что… есть надежда на… спасение… Словом, после, в своё время… Когда будет нужно, мы велим пригласить этих бедняжек, не так ли, майн гер!.. А теперь человеколюбие внушает дать им покой… И влить надежду… чтобы души их, столь нежные, не надломились от непрерывной печали… Не так ли! — значительно глядя в глаза умному старику, закончил речь Бирон.

— О, конечно… Я понял… Доброта вашей высокогерцогской светлости равняется…

— Вашему искусству и проницанию людей! — закончил Бирон, не давая договорить Бидлоо. — Идите с Богом! Что надо давать нашей больной, вы говорили… Вот это?.. — тихо спросил он, неслышно подойдя к столику у постели, уставленному лекарствами.

— Вот из этой склянки! — также тихо подтвердил врач. — Каждые полчаса тридцать капель на рюмку воды. Больше не надо… Явится слишком сильное возбуждение — но зато наступает потом упадок сил весьма опасный…

— Каждые полчаса… по тридцать… понимаю. Не забуду. А если спит, вот как сейчас?.. Разбудить и дать?..

— Можно… Если только нужда есть сообщить что-либо её величеству особливо важное. А то государыня принимает питьё почти и не просыпаясь… В полузабытьи — то есть в полусне! — поправился врач, поймав тревожный взгляд фаворита. — Выпьет — и снова задремлет… Если сама не изволит проснуться от чего-либо… Вот и все! — уже пятясь к дверям, закончил Бидлоо, почтительно откланиваясь герцогу. — Я часок-другой прилягу, с разрешения вашей светлости… Кто знает, может быть, и нынче придётся всю ночь!.. Голова и будет у меня посвежее… Простить прошу уж меня, ваша светлость!..

— Ну, оставьте… О чём толковать. Я же вас прошу… И ещё… Вы не думайте, что я забыл вашу просьбу насчёт сына, я хорошо помню… И не это одно готовим мы для вас, любезный Бидлоо… Заслуги, подобные вашим… их надо ценить высоко… — провожая до порога старика и закрывая за ним дверь, ласково говорил ему Бирон. Но едва тот скрылся за дверью, герцог быстро повернулся и двинулся к Салтыковой.

Бидлоо, войдя в покой, смежный с опочивальней, был окружён дамами, сидевшими в нём. Они засыпали тревожными вопросами врача.

Старик буквально повторил им то, что ему приказал Бирон, вежливо откланялся и ушёл. Дамы сгрудились у дверей опочивальни, не решаясь всё-таки уходить.

А там герцог уже разбудил Салтыкову и тихо, но настоятельно заговорил:

— Ступайте, отдохните немного… Я здесь посижу… Я спал. Всё будет сделано. Поберегу нашу государыню, можете быть спокойны… Тяжело видеть, как вы устали…

— Што уж… Я уж!.. Да, слышь, как же вы уж, ваша светлость, туда… А вдруг с государыней какое приключенье… алибо нужда…

— Ничего не будет! — ещё настоятельней, хотя и мягко по возможности заговорил фаворит. — Я толковал тут с врачом. Хвала Богу, пошло на поправку. Видите, спит спокойно…

— Ох, да… Всё так-то… Поговорит, поговорит малость да глазки и заведёт!.. Всё так-то… Ну, да коли дохтур сказывал… я пойду, пожалуй… Может, дежурную фрейлину оттуль послать?.. Нет!.. Ну, и не надо… Пойду…

Едва тучная фигура тётки государыни показалась в дверях опочивальни — все бывшие рядом дамы так и обступили Салтыкову.

— Ну, што… как, тётушка? — прозвенел напряжённый, грудной голос Елизаветы. — Лучше ль сестрице иль нет?..

— Как государыне?.. Кто там у неё?..

— Вы отдыхать идёте, или понадобилось что-либо? — совсем разогнав прежнюю дремоту, наперебой с другими задавала вопросы Анна Леопольдовна.

— Ах, батюшки… — не зная, кому первой ответить, растерялась старуха. — Сдаётся: дал Господь, полегше государыне-племянушке!.. Уснула вот — сейчас. Герцог там-то… Посторожить взялся твой-то! — обратилась старуха к толстухе Биронше. — Да малость и я… тово… ноженьки-то хошь вытяну. Старые они у меня. Затекают, беда! Да и Богу помолюся за здоровьице за Аннушкино. Не с чего ей ещё помирать. Не старуха, поди… Да крепкая какая небось, дал бы ей Господь… Авось!..

— Господи!.. Дай Господи! — молитвенно зашептала герцогиня Бирон и затем кивнула на фрейлин: — Не послать ли этих в опочивальню?

— И-и, нет! — остановила Салтыкова. — Сам не приказывал. «Посижу!» — говорит. Може, апосля и потолковать им надо… правительства касаемое! — высказала предположение сообразительная старуха.

— Ну, конечно… Мы здесь посидим… — снова решительно опускаясь в кресло у камина, объявила Елизавета. — Может, позовёт из нас кого сестрица…

— А я с вами! — усталым голосом обратилась к Салтыковой Анна Леопольдовна, потирая покраснелые веки. — Сил нет!.. Плохо ещё мне… Тётушка! — повернувшись к Елизавете, попросила она. — Пришли за мною, милая, ежели тут што, не дай Господи… Я и раздеваться не стану… Так полежу. На Ваню взгляну… на малюточку мою… Так уж я пойду! — поймав ответный кивок Елизаветы, заключила принцесса свою усталую, лениво-медлительную речь и ушла за Салтыковой.

— Может быть, прикажете и мне удалиться, ваше высочество! — скромно обратилась леди Рондо к цесаревне. — Я, как лицо постороннее, могу мешать…

— Нет, нет! Вы не чужая! — успокоила её Елизавета. — Побудьте, если не слишком утомлены. С вами веселее. Сядем здесь… Расскажите ещё что-нибудь!..

И снова полилась тихая беседа, в которой дремлющая герцогиня Бирон почти не принимала участия.

Между тем в опочивальне у Анны Бирон стоял у изголовья постели, устремив тяжёлый, понурый свой взгляд на бледное, опухшее лицо спящей. И она во сне почуяла этот взгляд, зашевелилась, слегка застонала и приоткрыла слегка пересохшие губы, зашевелила ими, ещё не поднимая набрякших, тёмных век.

— Государыня… что с тобою! — ласково и внятно заговорил фаворит. А рука его уже протянулась к намеченной заранее склянке. Быстро наливая в рюмку воды, принимаясь отсчитывать капли, он так же отчётливо и ласково продолжал:

— Не надо ли чего?.. Прикажи, моя царица!..

— Пи-ить! — слабо прозвучало в ответ.

Тридцать капель давно было отсчитано в рюмку… Подумав мгновенье, он решительно продолжал своё дело, и десять — двенадцать лишних капель окрасили совсем в молочный цвет воду. Осторожно подал он питьё, держа рюмку у самых губ. Анна выпила, слегка закашлялась и, снова сомкнув полуоткрытые глаза, затихла на несколько мгновений.

Но действие питья, да ещё данного в усиленной дозе, быстро сказалось.

Лицо Анны слегка оживилось, веки раскрылись решительнее, и глаза блеснули почти здоровым сиянием, остановясь на любимце.

— Здесь ты все, герцог!.. Вот спасибо: навещаешь недужную… — слабо заговорила она и сделала движение.

Бирон угадал, чего желает Анна, приподнял её и полуусадил на взбитых подушках. Больная уже гораздо живее заговорила:

— А может, дело есть какое… важное… сказывай. Мне много получше вдруг стало с чего-то. Силы прибыло… Легче самой… Говори!..

— Нет… Дел пока никаких! — медленно, словно обдумывая каждое слово, начал Бирон. — Просто хотелось тут побыть… Поглядеть самому за моей государыней… Поберечь её сон!.. Лекарь объявил: «Хвала Богу, на поправку пошло…» Я и обрадовался… И вот…

Он закончил неопределённым жестом. А упорные, маленькие, сверкающие глаза фаворита продолжали сверлить лицо больной.

Лишнее количество капель, умышленно данное им Анне, повлияло очевидно. Лицо больной всё больше оживлялось, голос прозвучал почти с прежней силой, когда она, не давая даже кончить герцогу, заговорила не то с доверием, не то тоскливо:

— Ну, поправлюсь?.. Спасибо тебе, Яган. От тебя всегда лишь одно доброе слышу и вижу… Ну, дал бы Господь!.. Ох!.. Правда, вот и дышать легче… А то… ох! Страшно подумать… Ежели час мой настал, а я… и покаяться-то порядком не поспела…

— В чём каяться, государыня! Душа твоя чиста перед Всевышним. Если и было что — мы одни, слуги твои лукавые, в том виноваты. Не так исполняли, как ты приказывала. А сама ты… безупречна!.. Вот и теперь… какая туча подымается… Разве от тебя!.. Мы одни виноваты.

Лукавая речь временщика достигла цели. Анна насторожилась, затревожилась, даже заметалась головою и телом на подушках, словно пронизанная ударом электрического тока.

— Что… что такое!.. Сразу говори… не томи, Яган…

— Рады враги, что ты больна! — наклоняясь к ней, угрюмо и таинственно заговорил Бирон. — Прямой власти у меня нет, как и не было… Значит, и считаться со мною не желают… Хотя и знают, что к облегчению идёт твоя болезнь, а всё своё твердят: «Наследника трона не ведаем. Надо наследника нам законного!..»

— Как нет!.. Дан же манифест… Я приказывала Остерману… Мне приносили, помню… Читали… Все как надо. Где лист?.. Иванушке сукцессия полная дана. Где бумага?

— Вот она! — взял быстро с соседнего стола лист и подал его Анне Бирон. — Не изволила подписать его ещё. Колики внезапные приступили…

— Давай… давай, подпишу, пока силы! — заторопилась больная, словно сама не доверяя приливу бодрости после полного изнеможения. — Ему должна передать трон. Обещала перед Господом, ещё как родился он только!.. Надо исполнить клятву. Давай…

Взяв дрожащими пальцами перо, поданное Бироном, Анна приподнялась с помощью фаворита чуть повыше и на листе, лежащем перед нею, на коленях, на небольшой подушке, подложенной услужливою рукою любимца, кое-как вывела внизу всем знакомый, неровный дрожащий знак своей царственной подписи: Анна.

— Вот… Бери… объяви… отдай министрам… Сенату… Теперь крепко дело… Присягать вели наследнику… При мне бы ещё… немедля… вот… Вели немедля!..

И, довольная, но обессиленная порывом, Анна уронила тут же перо на белые подушки, где зачернели пятна, а сама откинулась назад, тяжело дыша. Но Бирон не успокоился. Только половина дела была закончена. Оставалась вторая, самая трудная, опасная. Но он решил идти до конца и с покорной грустью заговорил:

— Как я велю… Кому?.. Кто меня послушает… Особливо в этот тяжкий час… Знать меня не пожелают… Твоим именем, бывало, и то не всегда слушали строптивые вельможи ваши русские… А ныне, как ждут, что тебя не станет…

Он безнадёжно махнул рукой и вытер притворную слезу.

— Изверги! — волнуясь всё сильнее, хрипло простонала больная. — Бог им помстит! Пусть поднимуся… Я им попомню… Я не стану так попускать, как раньше бывало… Только поднимуся!..

— Дадут ли подняться! — прозвучал у неё над ухом зловещий шёпот Бирона. — Дело, слышно, у них налажено… Пустят слух: ты умерла… Меня схватят. Не дивися, матушка. Разве у вас так не бывало сколь много раз!.. Не стало государя — пропадай и тот, кто был ему самый близкий и верный слуга. По старому обычаю скифов… Ребёнка-наследника свергнут… И призовут на трон шалого Петра…

— Чёртушку голштинского!.. Ни в жизнь! Кому он здесь нужен… Чужой всем! — возразила Анна, сознание которой ещё не было затемнено муками.

— Найдутся ему сторонники! Уже нашлися! — решительно заявил Бирон. — Есть и не чужие Петру, даже здесь, при твоей особе… Француз-то Шетардий недаром приезжал. Цесаревну манил браком с будущим императором… А партия у неё растёт да крепнет что ни день… Да… Э, что толковать! — оборвал он себя, махнув рукою. — Даст Господь, и поправишься ты… да тебя уж на трон обратно не пустят!.. Вот как дела пошли!..

— Что же делать?.. Что делать! — растерянная, напуганная, залепетала Анна побледневшими губами. А крупные слёзы сами выступили из глаз, из-под прикрытых век и скатывались медленно, тяжело по обрюзглому лицу.

— Что делать?.. Правительство надо твёрдое объявить! — выложил свой последний козырь лукавый временщик. — Над малолетним государем опека хорошая нужна…

— Мать у него… отец… — ещё пытаясь соображать, лепетала больная.

— Что они знают в делах правления государственного!..

— Ты им поможешь…

— Захотят ли!.. Принц-то мой первый враг на свете. Нынче он объявится регентом — завтра я на плахе буду лежать, под секирой тяжёлой… А назначить правительницей принцессу — всё одно: в его руках власть и мы все, а не у неё…

— Как же быть… Кого выбрать! — совсем изнемогая, простонала больная.

— Не ждал я, что ты ещё искать людей будешь! — горьким укором прозвучал голос фаворита. — Столько лет без титулов явных справлялся твой верный друг и слуга с делами Российского царства. И победы мы видели, и почёт ото всей Европы… И дома тут кое-что наладилось… От крамолы опасной тебя зорко оберегал и спасал… А как надо перед миром назвать правителя царства, так ты ищешь: кого бы!.. Заслужил, нечего сказать!..

— Постой… погоди! — пыталась отклонить укор Анна. — Сам же ты сказал: врагов у тебя без числа… Хорошо ли, если ещё лишняя причина явится не любить тебя?.. Люди завистливы, Яган! Послушай и ты меня! — совсем нежно, по-матерински заговорила она, собрав остатки сил. — Послушай, милый… Пускай зовётся там кто-нибудь… самый пустой человечек, пусть он регентом величается. А ты его советником будешь… и правь по-старому. Как было… Как скажешь!

Бирон задумался. Предложение, подсказанное любящим сердцем умирающей женщины, заключало в себе много житейской мудрости и государственного такта. Но потом новые соображения пронеслись в упрямой голове лифляндца, и он угрюмо, медленно возразил:

— Пока ты жива… оно бы хорошо… А тебя не станет?.. Да не пугайся уж так этого слова, родная. Думать надо про все… про самое худшее. Ужли за всю любовь и службу мою спасти меня от верной плахи не желаешь?.. А без прямой власти я погиб! Пойми, погиб!.. Пусть не любят, пускай ненавидят, да боялись бы!.. Вот во дворце сейчас бессменный караул стоит: твои верные измайловцы с Кейтом.

Иначе мне и спать бы нельзя спокойно. И тебе тоже… Да невозможно все штыками грозить. А тут, когда сенат, министры все подпишут: «регент Бирон» — и будет так!.. Только пойми ты меня, родная.

— Да подпишут ли?.. Захотят ли?..

— Теперь ещё — подпишут! — совсем угрюмо прозвучал ответ фаворита… — Но… поутру, может, уж не захотят.

Анна поняла, что значат эти слова.

Глаза её раскрылись от ужаса, словно она видела перед собою костлявый облик смерти, вызванный зловещими словами её любимца. Губы совсем побелели, задёргались. С них слабо слетел стон и непонятные слова:

— Господи, вот уж как оно пришло!..

Затем, передохнув, сделав нечеловеческое усилие над собою, понимая всю важность минуты, Анна заговорила почти спокойно и довольно внятно:

— Хорошо… Изготовь указ… принеси… подпишу… Только отдохнуть дай малость… помолиться…

Она закрыла глаза и затихла.

Бирон вздрогнул весь, услыхав такое прямое, твёрдое согласие. Он почти не ждал его и был напуган им почему-то, хотя только и думал, только и стремился к тому, чтобы услышать эти желанные слова. И, словно рассуждая вслух сам с собою, он ласково, почти нежно заговорил, наклоняясь над Анной:

— Ты не бойся, государыня… Я себе не враг! Вот только бы мне себя на первое время оберечь как-нибудь… А там я и скажу той же принцессе: «Берите себе власть. Я не ищу её. Вы с принцем величайтеся, а я служить вам стану по-старому…» На этом мы и помиримся… Видишь, как умно придумано: из врагов — друзей себе сделаю. Я помню старую поговорку: если хочешь получить — дай сперва! Даром — ничего на свете…

Он не договорил. Тяжёлое, громкое дыхание дало знать фавориту, что больная не выдержала напряжения и снова впала в своё обычное полузабытье, полусон.

«Ничего… Пусть передохнет! — решил Бирон, обдумывая усиленно дальнейшие свои шаги. — А эта бумага здесь полежит пока… Пускай придут и помимо меня получат её. Так будет лучше… Надо теперь, пока не поздно, попробовать ещё одно… А завтра… Нет! Не дожить ей до завтра!» — кинув последний взгляд на спящую, решил Бирон и быстро перешёл в соседний покой, отрывисто кинув жене:

— Ступай к государыне… Посиди там! Леди Рондо, может быть, и вы пожелаете! — очень любезно обратился он к англичанке, отдавшей ему низкий реверанс.

Обе женщины поняли, что им надо удалиться отсюда, и поспешно двинулись в опочивальню, прикрывая за собою двойные, тяжёлые двери.

Здесь они, разглядев, что Анна спит, уселись у туалетного столика и скоро обе задремали.

Обе фрейлины ушли туда же по знаку герцога.

Елизавета тоже двинулась было за своими собеседницами, но её остановил голос Бирона:

— Одну минуту, ваше высочество! Мне бы надо было… Я желал… Теперь такой удобный случай…

Обычно решительный и грубоватый голос временщика звучал как-то непривычно мягко; в нём слышались даже почти заискивающие нотки, каких, кроме Анны, никто не слышал у Бирона.

— Герцог желает со м н о ю говорить! — искренне удивилась цесаревна. — Без людей… Не сторонитесь, не избегаете «о п а с н о й» цесаревны… Гм… Видно, что-либо сильно поизменилось на свете!..

— Все осталось по-старому. Только время приспело кой для чего! — уже спокойнее, с обычным достоинством начал Бирон. — Ваше высочество не только чаруете людей женскими прелестями, но и устремляете ум свой в глубину наук. И знаете, что всему бывает своя пора.

— Неужели же моя сестрица призовёт к сукцессии меня, а не малютку-племянника, как дело решено? — живо отозвалась цесаревна. — Не верится что-то… — с насмешливой улыбкой продолжала она. — Хотя ваша светлость и заговорили со мною необычайно любезно.

— Вижу, вы не можете мне поверить, принцесса! — с печальной миной вздохнул лукавый временщик. — Да, так и быть должно. Я сам виноват. Но если бы я вам сказал, что именно я молил государыню не делать так, как она пожелала… Говорил, что для народа много ближе дочь Великого Петра, чем внук позабытого, жалкого Ивана, ребёнок, именем которого станет править в России чужая, иностранная фамилия… Дитя, которое и здоровьем настолько слабо, что почти нет надежды видеть его возмужалым. Значит, придётся ждать других сыновей от того же брауншвейгского принца… А родители — все будут стоять у власти…

— Как вы не любите их! — не удержавшись, уронила цесаревна.

— Я люблю Россию… Смеётесь, ваше высочество!.. Могу ли не любить её. Дикая, тёмная, полунищая страна, холодная и мрачная. Царство кнута и дыбы. Да, да!.. Это говорю я, кто всегда пускал в ход плаху и кнуты, принцесса… Не глядите столь удивлённо и жёстко. Народ ваш не привык ещё к человеческим поступкам. Пока его воспитаешь, подобно нашим, европейским людям, — нужен страх!

— Страх вечно близок к тому, кто нагоняет ужас! Так пишет один умный итальянец, герцог.

— Пока я не страшусь никого, кроме Бога… и себя самого. Да, себя!.. Своей любви… Я сказал, что люблю эту страну, куда судьба забросила меня.

— И довольно высоко, не так ли, герцог.

— Вот, вот! — поняв укол, добродушно согласился Бирон. — Я созданье женской, царственной прихоти, раб случая… Все верно. Но я — человек. У меня горячее сердце в сильной груди. Мы, курляндцы, как наши псы, верны до гроба. Я знаю, так враги порою ругают Бирона: «Курляндский пёс!» А я людей ставлю хуже, чем моих коней, чем собак!.. Те вернее, отважнее, честнее и… благодарнее. Вот почему я верен д о г р о б а моей госпоже.

Она столько сделала мне, моим детям… Я верен и люблю Россию, где нашёл почёт, силу, власть! Где живёт моё самое мне дорогое: моя семья, дети, та единая на свете, кого я, грубый курляндский пёс, любил долго, молча, затаённо!.. Не смея самому себе признаться: к о г о люблю!..

Он умолк, тяжело дыша от притворно скрытого волнения. Но на самом деле хитрец волновался: игра поведена им слишком открыто и смело. Ставка очень велика. Пошлёт ли удачу рок, часто служивший его замыслам?!

Елизавета, обычно находчивая, бойкая на словах, отважная в поступках, тоже была теперь подавлена, почти ошеломлена таким внезапным и грубоватым полупризнанием наложника Анны.

Тяжёлое молчание длилось несколько мгновений, но показалось бесконечным, и царевна первая решилась нарушить его.

— Герцог, вы… не пьяны сейчас?! Кажется, нет! — надменно, хотя и сдержанно заговорила она. — Так д у м а е т е ли о том, что говорите… Или это я н е п о н и м а ю, что вы хотите сказать.

— Вот, вот, кровь Петра подаёт голос! — не опуская тяжёлого наглого взора, начал Бирон уже новым, решительным тоном. — Но и Пётр так не говорил… Он любил простой народ… и женщину из черни мог возвести на трон царей, императоров российских, когда она показалась ему достойной… Но я не стану больше… ни слова не скажу! Я буду действовать. И когда пора настанет, когда завоюю доверие моей богини — приду, назову, кого я долго, молча любил, как мадонну, — я, простой, отважный сын смелого курляндского народа, Бирон, владетельный герцог Курляндии!..

— Да… Вы слишком смелы! — вскочив, бросила ему Елизавета и кинулась к дверям опочивальни. Тысячи спутанных мыслей клубились у неё в мозгу… И, словно против собственной воли остановясь на пороге, она бросила последний взгляд наглецу, который провожал её своим свинцовым взором. Загадочно прозвучали последние слова царевны:

— Что же… Я буду ждать. Я подожду!..

И она скрылась за дверьми.

Долго ещё глядел ей вслед Бирон, стараясь угадать, что означали последние слова Елизаветы: полуобещание или затаённую угрозу!

«Иди, иди, — думалось ему. — Увидишь, что ещё будет. Как повелит судьба… Может быть, тут, в этой гордой, прекрасной женщине и скрыто для меня самое главное?.. Поглядим. Ей я никогда не вредил. Если даже победит она… Посмотрим!» — пожимая плечами, решил герцог, позвонил и приказал вошедшему камер-лакею:

— Позвать мне Кейта.

И стал широкими шагами мерить тихий покой.

Вдруг остановился, сжал до боли голову руками и вслух проговорил:

— Скорей бы конец!.. Какой-нибудь… Я не вынесу так долго… Я…

Увидя входящего Кейта, Бирон умолк.

Полковник-измайловец из шотландских наёмников-авантюристов, красавец Кейт вошёл и вытянулся у дверей, отдавая салют.

— Я являюсь по приказанию вашей герцогской светлости. Что изволите повелеть?..

С самой ласковой улыбкой двинулся Бирон навстречу Кейту, мягко, почти дружески заговорил, знаком приглашая подойти поближе:

— Вечер добрый, верный, вернейший мой Кейт!.. Чай, измучился за эти проклятые деньки… Зато, даст Бог, минет печаль — и отпируем на славу за наше долготерпенье… Что ваши люди, не… Ну, понимаете: не слишком ропщут, что нет им смены? Вы объяснили, что только наша полная доверенность в такие опасные дни… Словом, как дела?.. Говорите прямо, по-дружески, мой верный Кейт.

— Мы, шотландцы, и не умеем иначе, ваша светлость! Правда, кряхтят мои молодцы. Но они все понимают. И сверх всего — столько милостей, забот от государыни и от вашей светлости… Сверх всякой заслуги. Они не только в казармах, и у себя дома не видали того, что здесь получают в карауле.

— Вздор, пустое, милый Кейт!.. Награды будут великие. Потерпите лишь немного.

— Сколько прикажете! Мы знаем, помним, что нас создала воля государыни. И не поглядим ни на кого, ни на что! Я передал своим, как был вами призван к императрице и выслушал приказ: «Повиноваться герцогу курляндскому!» И все останемся на посту до самой смерти!..

— Лихо сказано, мой благородный Кейт!.. Благодарю. Дайте пожать вашу храбрую руку… Значит, если бы надо было, если бы пришлось…

Времещник замялся, ожидая, что наёмный храбрец его поддержит. И не ошибся.

— Кого прикажете арестовать? Мы готовы. Кто бы ни осмелился идти против воли нашей государыни.

— Пока ещё никто! — успокоительно улыбнулся Бирон. — Но если бы… так вы?..

— Кого укажете — и без малейших колебаний, ваша светлость. Я отвечаю за моих людей. Даже если бы…

— Ну, ну, хорошо! — перебил Бирон, тревожно оглядываясь на двери. — Я вижу: Бог хранит нас. Государыня имеет верную защиту! Пусть там завидуют, но награды, вам приготовленные, превзойдут всякие ожидания. Ступайте, любезный Кейт! — неожиданно властным, громким голосом проговорил Бирон, увидя за распахнувшейся дверью группу приближающихся вельмож.

Кейт тоже сразу понял, в чём дело, отсалютовал герцогу, молодецки повернулся к дверям, отдал честь входящему первому министру, князю Черкасскому и Бестужеву-Рюмину, и скрылся за дверьми.

Бирон двинулся навстречу входящим.

— Добрый вечер, друзья мои. Вот хорошо, что не задержались! — дружески приветствовал он обоих и не менее любезно протянул руку Рейнгольду Левенвольде, явившемуся за первыми двумя вслед.

— Душевно рад вас видеть, граф. А брат ваш? Будет? Прекрасно. Сейчас должны явиться и мои братья. Они лично проверяют караулы во дворце. Хотя на измайловцев и на полки, пришедшие из провинции, можно положиться, но всё же приглядеть не мешает!.. Садитесь, господа! — направляясь к камину, предложил он, совеем чувствуя себя здесь хозяином, особенно после беседы с Кейтом. — Погреемтесь у огонька. Погода адская, не пра… А, позвольте! — вдруг перебил он сам себя. — Отчего не вижу я нашего «оракула»? Андрей Иваныч разве не будет?.. Я ведь просил, Алексей Петрович, — обратился он к Бестужеву, — чтобы вы с князем повлияли на нашего друга. — Он перевёл вопросительный взгляд на толстяка, князя Черкасского, который, отирая лысый лоб, грузно уселся уже в самое удобное кресло у камина. — Опасность грозит со всех сторон! — не давая им сказать что-нибудь, возбуждённо продолжал Бирон. — Русские, эти неблагодарные дикари, готовят новые удары. Немцы всем помешали, как же!.. Немцы не дают коснеть им в невежестве и грязи… Но я уже решил! Только бы не выдать мятежникам на гибель тех, кто слишком много оказал услуг отечеству.

Обер-гофмаршал Левенвольде, ближайший сотрудник Бирона, приняв взволнованный вид, отозвался первым на громкую речь временщика:

— Мы видим, герцог, вашу отвагу… И, с своей стороны, тоже готовы… Не заставили себя ждать… А Остерман?.. Кто его не знает!.. Больной, дряхлый человек. Ум сильный, но тело — увы!.. Он, полагаю, на все согласится, что может послужить для нашего общего блага…

— Виляет он, вот что! — не выдержав, злобно кинул Бирон, теряя прежний кроткий, елейный свой вид. — Я слышал: он весь вошёл в австрийскую партию. Поглядим, кто осилит!.. Но теперь не время заводить внутреннюю свару. Вы же понимаете, друзья мои. Сейчас не место розни. Потом будем грызть друг друга. Против нас подымается опасная вражда, общая ненависть русской партии. Граф, я попрошу вас! — обратился он к Левенвольде. — Вы сумеете лучше других. Поезжайте. Объясните. Скажите: акт о наследнике государынею подписан, как его сам Остерман начертал. Но ещё важный вопрос: как быть с регентом? В каком виде установится правительство?.. Вам, друзья мои, граф Остерман что-нибудь об этом говорил?

— Лисит он по своему обычаю! — с кривою улыбкой, показывая испорченные зубы, заметил Бестужев. — Толкует об одном: «Важно-де, кто примет сукцессию на троне. А там и правительство-де выяснится само по себе. У малютки-государя есть мать. И если при ней — верховный совет, с герцогом курляндским во главе, конечно…» Так он толкует…

— «Совет»… Знаем мы эти «советы»! — гневно прервал его Бирон. — Эти сеймы… всякие, консилии!.. Польша потому у нас и в кулаке зажата, что у круля ихнего — такие «советы»… Сколько умов… Нет: сколько ртов, столько и мнений, безрассудных порою и всегда корыстных!.. Гибель одна от этих «советов». Да государыня и слышать не хочет, чтобы столь юную принцессу сделать правительницей.

— Тогда… как же быть, герцог? — растерянный, спросил Левенвольде, не понимая, куда клонит его покровитель.

— Ну, потом… Мы ещё здесь вот потолкуем все вместе. Спешите, привезите Остермана. И тогда…

Левенвольде замялся.

— А… а если он и в самом деле болен, ваша светлость?.. Как быть тогда?

— Если даже умирает — всё равно! — вспыхнув, резко, забывая всякую сдержанность, отчеканил Бирон. — Скажите ему: «Бирон ничего не забывает! Всегда все помнит… и помощь в трудную минуту… и… вражеский удар из темноты». Напомните ему Волынского! — топнув даже ногою, почти выкрикнул он. — Спешите, граф… Время не терпит…

Левенвольде молча поклонился и быстро вышел.

Глядевший ему вслед Бирон стоял несколько мгновений возбуждённый, с багровым лицом, с жилами, которые вздулись на лбу и на короткой шее.

Вдруг, словно отрезвев, припомнив что-то очень важное, сразу принял другой вид и, стараясь, чтобы его расслышал уходящий по анфиладе покоев обер-гофмаршал, примирительно заговорил:

— Нет, впрочем… на надо! Того не говорите! Не слышит… Э, впрочем, всё равно! — с досадой заметил он сам себе и, почти не обращая внимания на присутствующих министров, зашагал по комнате, в нетерпении покусывая толстые, резко очерченные губы, где серела полуседая щетина усов и бороды, небритой дня два среди тревог и общего беспокойства, овладевшего двором Анны за последнее время.

— А… вот и наш господин фельдмаршал пожаловал! — с довольным видом возгласил Бестужев, занявший наблюдательный пост у окна, выходящего на площадь.

— Миних! Ещё предстоит работа — обломать его!.. — проворчал Бирон, но сейчас же возразил сам себе: — Впрочем, нет! Этот много проще, прямее старой лисы, Остермана. Скорее все разберёт и поймёт… Один он подъехал?

— Менгден, Трубецкой катят за ним… И ещё…

— Все мои «приятели», — криво усмехнулся фаворит. — Ну, ничего… Бумага у вас готова? — тихо бросил он вопрос, подойдя вплотную к Бестужеву.

— Тут!..

— Добро. Я встречу их рядом, в большом покое. Сюда всех сразу звать нельзя… Прежде надо будет между нами дело повершить… И тогда уж…

Снова пошагав по комнате, он спросил у Бестужева:

— Съезжаются остальные?..

— Все, как на парад!.. И господин Маслов… Хе-хе-хе!..

— Он нам пригодится. Ну, я сейчас…

Но уже стоя на пороге входной двери, Бирон вспомнил что-то и быстро вернулся к Черкасскому, который с невозмутимым видом слушал все нападки на русских, только посапывая носом, словно задремал в кресле у камина, обогрев свой отвислый, огромный живот, вытянув короткие, бревнообразные ноги в ботфортах поближе к огню.

— Милый князь, чуть было не забыл! — обратился к нему по-приятельски Бирон. — Там с китайскими товарами так оно глупо вышло… Я поминал государыне… У ней самой из ума было вон. Вы получите то, что вам было обещано, до последнего рублёвика. Завтра же пойдёт от меня строжайший приказ… по воле императрицы… Вышла ошибка, что с вас теребили пошлины, и такие великие!..

Черкасский оживился, просиял…

Несметный богач, он славился своей жадностью и тщеславием. Услыхав новость, сулящую новые большие выгоды, толстяк вскочил с необычайной для такой груды мяса лёгкостью, стал усиленно кланяться и причитать:

— Благодарствую нижайше… Верный слуга вашей герцогской милости!.. Не забываете старика… Шутка ли: сколько денег могло пропасть, уйти из рук. Ни за што ни про што… Казна ли обеднеет, ежели выгода будет малая старику, верному слуге государыни и вашей светлости!..

Так, кланяясь и причитая, он умолк только, когда грузная фигура Бирона скрылась за дверьми соседнего покоя, где обступили фаворита министры и вельможи, съехавшиеся в необычайный час по внезапному приглашению из дворца.

Черкасский снова уселся в позе терпеливого ожидания у камина, подрёмывая и посапывая. Бестужев, сдерживавший волнение при Бироне, в свою очередь заходил по тихому покою, потирая нервные, холёные пальцы прирождённого барина и бормоча, словно про себя:

— Вот она, последняя минута!.. Решительный, генеральный бой!.. Хе-хе-хе!.. Как-то нам придётся выйти из этой передряги!

— Да-с… Истинное ваше слово! — слегка похлопывая жирной, пухлой рукою по голенищам лакированных ботфортов, жирным, хрипучим своим баском отозвался Черкасский. — Только тому истинно хорошо теперь, кто далёк от нашей каши: от этих палат и от казематов, што там, неподалечку… Неспроста оно рядочком одно с другим… через речку постановлено… Эхе-хе!.. А уж коли влез кто по уши — так и не трепыхайся… Всё одно не выбраться!..

— Да, конечно! — согласился Бестужев. — Утешение от ваших слов плохое, но правда истинная в них!.. А позволю себе спросить, князь, неужли совесть зазрила нашего хапугу-герцога… Слышал я тут: про китайские товары он поминал… Вам доля покойного графа Волынского была обещана… А заместо того — все тридцать тыщ…

— Курляндцу в руки попали… в его лапы загребущие. Што поделаешь! — вздохнул шумно Черкасский, но сейчас же хитро подмигнул и добавил: — Да, вот как поприжало малость друга милого — стал и он подобрее!.. Хо-хо-хо!.. А мы не брезгуем. Хоша и у пса в зубах побывало — лишь бы нас не миновало… Наше и в грязи подымем. Денежки-то не малые. Все пригодятся!

— Тс-с!.. — остерёг толстяка Бестужев, сам же вызвавший хитро на откровенность простоватого князя. — Не так уж крепко костите. Знаете: в таких палатах стены и те с ушами да с глазами. Охота ли вам ссориться с нашим высоковельможным правителем, регентом трона!.. Хе-хе-хе…

— Какой вы добрый да оглядчивый стали, ваше превосходительство! — угрюмо глядя на лисью, хотя и красивую ещё мордочку Бестужева, заметил толстяк. — Меня бережёте… И на том благодарствую. Вы-то уж знаете повадку Бирона, мёртвую хватку евонную, ась?..

— Знаю. Как не знать?.. Коли какая нужда — я у него в первую голову. Дружком считаюсь. Словно бы белый арап для милостивца служу… Ужли курляндец дойдёт до своего… Станет нашим правителем? — полушёпотом не то задал вопрос, не то поверил тайну хитрый интриган своему простому на вид, но тоже лукавому собеседнику.

— Видно, так! — почёсывая голову, согласился добродушно Черкасский. А его заплывшие жиром свиные глазки пытливо так и сверлили Бестужева, желая угадать: о чём сейчас думает, чего добивается общий слуга, сводник и предатель?

— Кому же боле! — видя, что Бестужев выжидательно молчит, продолжал Черкасский. — Кто иной из немцев дела наши, русские, столь хорошо знает?.. А ежели наши русачки… Куды их в правительство! Э… Служить умеем, да и то плохонько. Вот с борзыми… да пображничать… да с девчонками… наше дело. А этого ирода на все хватает!.. Уж, видно, ему и быть!..

— То-то! — подмигнув, с видом полного доверия заговорил наконец негромко Бестужев, нащупав подходящую почву в покладливом князе. — Приказал он мне бумагу эту самую… о регентстве сочинить… Вот она. Да боюся: вдруг как никто и подписать не пожелает!.. Либо сама не соизволит. Мне тогда беда! Плохо, князенька! И не довернёшься — бит! И перевернёшься — дран!.. Вот оно, житьё-то наше!

— Вам ли охать, ваше превосходительство! — возмущённый лицемерными причитаниями лукавца, заметил Черкасский с явной иронией в хриповатом, всегда сонливо-добродушном голосе. — Нешто такие, как вы, пропадают где-либо? Не-ет.

— Благодарствуйте за ласку, — не смущаясь, отразил неожиданный укол наглый, опытный царедворец.

— Почти, за што там желаешь! — совсем раздражённый такою меднолобостью, отмахнулся рукою князь и медленно, тяжело пошёл навстречу входящим министрам с Бироном и Остерманом впереди.

А Бестужев уже так и метнулся к дверям, стараясь хоть бочком, сзади поддержать еле плетущегося Остермана, которого с одной стороны вёл сам Бирон, а с другой — гофмаршал Левенвольде. Фон Менгден и Миних замыкали группу.

Все направились к угловому широкому дивану, куда и усадили Остермана. Остальные расселись тут же и на креслах, расставленных вокруг овального, преддиванного стола, покрытого тяжёлой плюшевой скатертью.

— Э-э-э-х! — усаживаясь с кряхтеньем, бормотал, словно извиняясь, граф Остерман. — Как плохо хворать!.. Вот и водят тебя, как малого ребёнка, на помочах…

— Ну, вас ли кому водить! — подхватывая намёк, откликнулся, дружески улыбаясь, гофмаршал Левенвольде.

— Само собою! — поддержал и Бирон. — Мы сами — все следуем по вашим стопам.

— Ну, тогда вам несдобровать! — снова прозвучал загадочным, зловещим ответом скрипучий, сдавленный голос «оракула», как звали графа при дворе.

Все переглянулись с явным удивлением и тревогой.

— Чего удивляетесь! — растягивая свой беззубый рот в лукавую усмешку, продолжал «оракул». — Вон стопы-то мои какие ненадёжные… Выдают меня каждый раз. Не служат, когда надо. По общей моде, видно, стопы мои поступают! — продолжал каламбурить остроумец. — Предательствуют в самую нужную минуту!.. Хе-хе!..

— Все шутите, уважаемый! — отозвался Бирон, не зная, как понять намёки Остермана.

— Шучу все, ваша светлость! Года мои такие: шутить либо плакать надо. Лучше же шутить. Как полагаете, а, ваша светлость?..

Бирон молчал, не находя подходящего ответа, и, увидя новых входящих, с довольным видом двинулся встречать обер-шталмейстера Куракина, начальника Тайной канцелярии, страшного для всех Андрея Иваныча Ушакова и генерал-прокурора, князя Никиту Трубецкого, которых только и ожидали, как главнейших представителей власти.

— Милости просим! — пожимая руки, говорил Бирон, совсем неузнаваемый в эти тяжёлые дни, такой любезный и ласковый со всеми. — Вас только нам и не хватало, милостивые государи мои!.. Просим к столу… Поближе!..

Все, после взаимных приветствий, уселись вокруг стола. Только Миних, пожимаясь, словно от холода, отошёл и уселся поодаль, у камина, положив ноги в ботфортах на решётку да изредка помешивая огонь, подбрасывая туда поленья, приготовленные рядом в круглом, закрытом ящике.

— Теперь почти все мы в сборе! — начал громко Бирон. — И первей всего оглашу я радостную весть: государыня, своего недуга ради, решила избрать сукцессора. Указ подписан, гласящий касательно его императорского величества, Иоанна Антоновича, как то и было общее наше упование. Следует ныне одному либо двум из нас, наиболее старейшим по рангам, принять готовый указ из дланей её величества. Кого избираете, государи мои?

— Остермана… Миниха… Бирона! — раздались одновременно общие голоса.

— Почту за честь! — поклонился, подымаясь с места, фельдмаршал Миних.

— И я! — отозвался поспешно Бирон.

Остерман промолчал. Он только покряхтывал невнятно да потирал больные ноги.

— Но это ещё не все! — снова, уже гораздо увереннее и твёрже, заговорил Бирон. — Государь наш, вновь избранный Господом, — ещё дитя… Нужна опека. Кого же изберём правительством до его совершения лет?.. Какое должно быть сие правительство? Вот наиглавнейший вопрос. Андрей Иванович, за вами слово, — обратился он к Остерману.

— Кхм… О-ох! — морщась и потирая колени, медленно заговорил тот. — Да я уж, слышь, говорил… Матушка здравствует у его величества… Самая близкая и законная опека. А в помощь ей — совет… из десяти либо двенадцати персон познатнее. О-о-ох… Ничего иного в сей час и не придумаю…

— Вот хорошо будет! — поспешно подал голос Бестужев, заметя, как потемнело лицо Бирона. — Заместо одного — дюжина господ… Беда тогда земле и царству.

— Ну, само собою, што… — начал было Черкасский, совсем не склонный к подобной форме правления, но не докончил и смолк, не зная, чего станет придерживаться большинство собрания.

— И мне также сдаётся! — осторожно подал голос Ушаков, уловив на себе вопросительный взгляд Бирона.

— Хоть на Польшу стоит поглядеть! — продолжал усердствовать и горячиться Бестужев. — Видели мы, куда там через край советы всякие завели!.. Многоголовое правительство… Плохо, если одного господина в делах нету… Одного прямого правителя нам надобно.

— Граф, что же вы от нас отдалились! — обратился Бирон прямо к Миниху. — Слышать изволили, что полагают наши господа министры о правительстве!

— Нет! — делая вид, что отрывается от глубокой задумчивости, покачал головой Миних. — Простите. Устал. Задумался. А какая речь?

— В рассуждении опеки господа министры полагают, не следует делать подобно тому, как в Польше, где сразу многие особы в высшем правительстве равную силу имеют. Совета верховного не желают у нас. Как вы, граф, полагать изволите?

— Да никак! — с притворной прямотой и простодушием отрезал Миних, делая непроницаемым своё красивое, ещё моложавое лицо. — Я больше своё знаю, что на войне… по солдатской части… А здесь — как все, так и я. Не надо совета — и не надо. Регенту быть — так и то ладно!

И он снова откинулся на спинку своего кресла, стал греть ноги у пламени камина.

— Да кому регентом — вот вопрос! — в свою очередь обратился к Миниху Левенвольде. — Вот граф Андрей Иваныч за принцессу стоит… — поспешил он подчеркнуть кандидатуру своей покровительницы.

Но Бирон не дал ему кончить.

— Простите! Смею сказать: и я того же ждал! — решительно заговорил он. — И говорил государыне. Но её воли нет на таковое избрание. А впрочем, как сами порешите, господа министры! От вас всё теперь…

— Какую ещё там правительницу! — не унимался Бестужев, видя, что большинство колеблется, и желая создать желаемое настроение. — Мужчину на такое дело надобно. Кроме вашей светлости, некому иному регентом и быть…

Слово было сказано. Быстро окинул взором окружающих говорун-угодник и сразу осёкся. Все молчали. Ими овладела какая-то неловкость, какая бывает с людьми, не имеющими духу опровергнуть сказанную нелепость, но не желающими и поддержать наглеца.

Бестужева это не смутило. Передохнув, он решил поправить впечатление и сразу торопливо зачастил дальше:

— Вестимо, в иных государствах странно может показаться, что обошли отца и мать государя при таком назначении… Nicht wahr?[3] — почему-то по-немецки закончил он свою русскую речь.

Угрюмое молчание продолжало служить единственным ответом.

Тогда на помощь своему приспешнику выступил сам фаворит, чувствуя, что почва слишком колеблется у него под ногами. Исподлобья оглядывая всех, он глухо заговорил:

— Правда, не без зависти и ненависти будет кругом, если, минуя отца и мать… импе…

Голос его сорвался. Заметив, что Черкасский осторожно шепчет что-то Левенвольде, Бирон сразу вышел из себя и почти грубо крикнул:

— Да что вы там шепчете!.. Громко говорите. Не время теперь…

Он сдержался, не кончил резкого слова, готового сорваться с языка.

— Да я вот то же самое сказывал! — торопливо стал оправдываться, оробев, Черкасский. — Кроме вашей светлости, кому и править! Нет иного такого в русских государских делах искусного и здоровьем крепкого…

Остерман усиленно закашлялся при этом камне, брошенном в его огород. А Черкасский уже совсем решительно закончил:

— Править землёю — это не мутовку облизать!.. Боле я ничего и не говорил… Бог свидетель!.. Вот и граф Левенвольд — живой человек… Он сам скажет!..

Левенвольде усиленно закивал головой.

— Уж видное дело: нет другого! — поддержал Ушаков.

— На принца надежда плохая! — медленно, плавно, слегка картавя, заговорил Левенвольде, не желая нажить опасного врага в Бироне своим безучастием в такую важную минуту. — Вон на многих из нас, на иностранных в особенности, — попрёки, нареканья слышны со всех сторон… особливо от русской партии… Надо уметь и ответить… А наш принц…

— М-да, не речист! — подхватил Менгден. — Чудесный человек… Но не речист!.. С герцогом ли сравнить!

Снова наступило молчание.

Миних, чувствуя на себе пытливый взгляд Бирона, посмотрел на него открыто, прямо, понял, что отмалчиваться дальше невозможно, и медленно, веско заговорил, повернувшись от камина к столу вместе со своим тяжёлым креслом.

— Что же… Правду должен и я сказать: отец принцессы мекленбургской сейчас же в наши дела мешаться начнёт, если принцессу Анну Леопольдовну назначим правительницею… И он поссорит нас с императорским венским двором, что будет весьма безвыгодно. Знаем мы его характер, что он за человек!.. Приедет сюда к дочери, к правительнице, и нам всем головы поотрубит! Теперь… что принца Антона касаемо… Вот был он со мною в двух кампаниях… А я и не знаю: рыба ли он или мясо?..

Бестужев, как только уловил смысл первых слов Миниха, понял, что Игра Бирона выиграна, и стал осторожно расправлять на столе добытую из кармана бумагу. Едва умолк Миних, он заговорил:

— Ну, конечно! Какой там принц Антон!.. А нрава его светлости, герцога курляндского, хто не знает. Для своих — отец родной и благодетель. Мы его друзья. А он уж нас не забудет. Лишь бы её величество согласие изъявила… Вот я тут, на всяк случай, и устав о регентстве начертал, по былым образцам… и по западным установлениям… Чтобы дело скорее то пошло…

Все переглянулись, как застигнутые врасплох.

Остерман, даже забыв о своей притворной хвори, живо взял бумагу и привычным взором дельца пробежал крупно начертанные, красиво выведенные чьей-то искусной рукой чёткие строки.

— Уже… устав!.. — бормотал он, скользя по листу глазами. — Дельно… довольно дельно… Изрядно изложено.

И передал бумагу другим.

Все поочерёдно, кто быстрее, кто повнимательнее, ознакомились с немногословным уставом, решающим судьбу большой империи на много лет вперёд.

Бирон, видя, что дело налаживается, едва сдержал вздох облегчения и только следил за министрами, поочерёдно читающими решение его судьбы, словно желая подогнать каждого взором.

Неожиданно с конца стола прозвучал вразрез общему настроению голос Трубецкого, который сидел до сих пор молча, с хмурым лицом.

— А не позвать ли нам ещё генералитет да господ сенаторов из того покоя? — предложил он, словно желая хотя немного оттянуть неприятное ему решение. — Там не малое число собралось всякого звания. Лучше, если больше нас будет…

Предложение генерального прокурора, то есть министра юстиции в империи, нельзя было обойти. Но Бирон и не видел в этом ничего для себя опасного.

— Я сейчас прикажу! — охотно откликнулся будущий регент. — Либо нет!.. Алексей Петрович! — обратился он к тому же неизменному приспешнику своему, Бестужеву-Рюмину. — Вы сами позовите кого там следует… по чинам и рангам… А мне бы пока… Андрей Иваныч! — обратился он к Остерману, затем обернулся к Миниху: — И вы, дорогой фельдмаршал, сходим за сукцессорским указом к её величеству, чтобы времени не терять… Заодно и господам министрам свободнее будет толковать обо мне — без меня!.. Ха-ха… А я, — сразу принимая серьёзный, взволнованный вид, заговорил он на глубоких нотах, — я — как ваша воля будет!.. Как Бог укажет, так и поступлю… Прошу!..

Он быстро первый пошёл к дверям опочивальни, Миних двинулся за ним. Бестужев поспешил в соседний зал, где собрался генералитет и высшие чины, исполнять поручение Бирона: отобрать и привести на «совет» самых подходящих людей.

Остерман, поняв, что дело кончено, не двинулся со своего дивана. С самой жалкой миной стал он потирать свои колени.

— О-о-о-х… Идите уж без меня… Ноги штой-то не слушают!..

— Да! — остановился уже на самом пороге Бирон, окинул колючим взглядом старика, но сейчас же любезно обратился к князю Трубецкому: — Тогда вас прошу, господин генеральс-прокурор!..

— Иду-с! — довольный отличием, быстро поднялся тот с места.

Все трое скрылись за дверьми опочивальни.

Сейчас же Остерман, не владея больше своим затаённым волнением, поднялся и совершенно твёрдыми шагами стал мерить покой от окна до камина. Такое внезапное исцеление «обезноженного» старика не удивило окружающих, которые о чём-то тихо толковали, сидя на местах вокруг стола.

В спальне императрица Анна, проснувшаяся незадолго перед появлением Бирона и Миниха, лежала по-прежнему неподвижно, высоко приподнятая в подушках, и слушала забавную болтовню леди Рондо, которая усиленно старалась занять больную, сообщая последние новости из жизни петербургской знати. Герцогиня Бирон почти ничего не говорила, только кивала маленькой, красивой головой, сидящей почти без шеи на неуклюжем, ожирелом теле, да таращила добрые большие глаза, напоминающие глаза молодой телки.

При виде входящих дамы встали и отошли от постели.

Анна приветливо закивала головою, заметно оживилась, первая приветствуя посетителей:

— А!.. Здравствуйте оба… Проведать пришли… Мне словно бы полегче…

Она протянула Миниху и Трубецкому руку для поцелуя.

— Видите, чай: руки тёплые. Озноб-то прошёл этот нестерпимый, прежний… Скажите всем там: легше мне!..

— Хвала Богу сил! — искренно порадованный, отозвался Миних. — И вторую радость Он земле послал, ежели не ошибаюсь. Его светлость вот сказывал — указ о сукцессии ваше величество изволили апробовать…

— Ах, да… да… Про Иванушку это… Здесь он был, указ-то… Где он, герцог? Вы не взяли?..

— Вот он, государыня. Вручить извольте сами по принадлежности!.. — подавая со стола бумагу, сказал Бирон, так и перебегая глазами от одного лица к другому, чтобы видеть впечатление, произведённое получением указа.

Почтительно принял Миних лист из рук Анны и, словно давая присягу, торжественно заявил:

— Воля вашего величества будет в сей же час объявлена… и свято исполнится! Бог свидетель!.. Примите, государыня, наши живейшие чувства радости! — закончил он особо почтительно, поклонился и, передавая бумагу Трубецкому, спросил: — Можно нам идти?..

— Сами видите: государыня ещё так слаба! — вступился Бирон, опасаясь, чтобы дальнейший разговор не принял направления, неприятного для него.

Но Анна и сама не стала удерживать вошедших.

— Да… говорить трудно! — заметила она. — Словцо скажу — и вовсе устану…

Откинулась снова на подушки и смолкла.

Трубецкой, ничего не ожидая больше, отдал низкий поклон, вышел из опочивальни. В соседнем покое он подал указ Остерману. Остальные сгрудились вокруг и все стали читать эту важную бумагу.

Миних, взявшийся уже было тоже за ручку дверей, вдруг остановился, потупясь, словно желая избежать упорного взгляда Бирона, которым тот давно гипнотизировал фельдмаршала, сделал шаг-другой к постели Анны и негромко проговорил:

— Матушка императрица… В случае чего… храни Господи… Разумеешь сама… Мы тамо согласились, чтобы герцогу быть нашим регентом… Мы просим о том всеподданнейше. А уж тамо… как сама поизволишь…

Ещё раз поклонился и быстро вышел. Герцогиня Бирон, по знаку мужа, поспешила за Минихом, сопровождаемая леди Рондо.

Анна, кивком отпустившая дам, казалось, и не слыхала, что проговорил быстро и невнятно Миних. Но, помолчав, когда все вышли, она больше приоткрыла утомлённые глаза и устало спросила:

— Што он сказал?.. Герцог… Яган, ты слышал?..

— Я сам ничего не слыхал, — словно внезапно теряясь, отозвался фаворит.

До этой решительной минуты единственной и главной целью всей жизни ему казалась эта борьба за верховное главенство в правлении. Теперь, когда осталось лишь склонить на свою сторону слабую волю больной женщины, всю жизнь ему покорной, герцог заколебался, почувствовал нерешительность, словно страх перед чем-то огромным, ещё не изведанным и опасным. Ничего подобного не ощущал он раньше в жизни. И теперь стоял бледный, со лбом, покрытым крупными каплями холодного пота.

— Что-то невнятно сказывал! — глухо продолжали слетать слова с его побледневших губ. — Они там бумагу готовят… Скоро и принесут, поди… Отдохни, матушка.

— Ну, хорошо… Я погожу…

И затихла, снова погрузилась в тяжёлое своё полузабытье.

Бирон подошёл к окну, откинул немного гардину и долго глядел во мрак морозной ночи, без дум, без воспоминаний. Одна больная мысль жгла ум:

«Что-то творится там, в соседнем покое, где решается судьба империи и его, Бирона?..»

Не выдержав, он кинулся к шкапу с потайной дверью, раскрыл её, вошёл в тёмный проход, где стоял недавно, и поглядел в глазок.

Министры сгрудились на другом конце обширного покоя и оживлённо о чём-то толковали, но так осторожно и негромко, что Бирон, приложив ухо к той же щёлочке в стене, уловил только общий гул, а различить отдельных слов не мог.

Со злобой топнув ногой, временщик вернулся в опочивальню, захлопнул шкап, бросился в кресло недалеко от постели Анны и словно задремал тоже, погруженный в свои тяжёлые думы.

А в соседнем покое, едва прошли здесь и скрылись обе дамы, герцогиня и леди Рондо, первым заговорил князь Никита Трубецкой, заговорил негромко, опасливо озираясь на двери опочивальни, но голос звучал с убеждающей силой, слова вырывались, согретые внутренним огнём:

— Господа министры… теперь можно… пока нет этой креатуры герцога… нет предателя Бестужева. И потолкуем откровенно. Ужели так и будет?.. Мы отдадим себя и Россию в эти руки… В руки, которые…

Он не решился досказать, опасаясь оскорбить слух окружающих…

Все молчали. Тогда, печально покачивая своей крупной, седой головой, Остерман уронил протяжно:

— А… укажите нам, князь, иную, столь сильную руку, которая оттолкнула бы сейчас… его, взяв бразды правления… Вы таковую знаете?..

Трубецкой молча, но выразительно переводил свой взгляд с Остермана на Миниха и обратно, словно давая этим ответ на мудрый вопрос, поставленный опытным и осторожным прозорливцем-политиком.

— Дворец полон штыками от подвалов до самых чердаков. А я знаю эту игрушку! — поняв немую речь Трубецкого, заговорил Миних. — Стоит герцогу дать знак — и все они ощетинятся… И все — против нас!

— Он сейчас захватил нас врасплох! — пояснил Остерман солдатский ответ Миниха.

— А-а-а! Понимаю! — почти радостно вырвалось у Трубецкого. — Значит… и мы его должны потом… Понимаю. Добро! Пусть делается регентом, коли уж так. После мы всё поизменим… Пусть!..

— Да и не то одно! — осторожно вмешался фон Менгден, не уверенный, что здесь все искренно ненавидят фаворита, и готовя себе лазейку на всякий случай. — Есть и другие основания вручить верховенство нашему герцогу. Без него мы все пропали!..

Покосясь на Черкасского, который, как раньше Миних, отбился подальше от общей группы, стоял и грелся у камина, барон негромко продолжал:

— Русские теперь повсюду поднимаются на немцев и на остальных правителей своих. В нём пока в одном наше спасение. А когда буря поуспокоится… когда все жестокости, какие потребуются на первых порах, совершит он, наш добрейший герцог…

Барон фон Менгден не досказал, умолк, окинув выразительным взглядом сотоварищей.

— Понимаем… Понимаем! — вырвалось у пылкого Трубецкого. — Добро. Вестимо, нам собственная участь ближе всего… Что же, потерпим. Я хотя в «немцах» и не считаюсь, но вас, государи мои, очень ценю… И — умею ждать! Тише! — заметя входящего Бестужева, шепнул он. — «Козел» идёт! Шпион герцога… Значит, терпение!..

— И да здравствует наш регент, герцог Эрнст Яган фон Бирон, герцог курляндский и иных! — не то насмешливо, не то торжественно возгласил Остерман, так чтобы слышал входящий наушник Бирона. Затем отошёл на своё место и с кряхтеньем снова опустился на диван, потирая мнимобольные ноги.

Обе двери, ведущие в этот покой, широко распахнулись, и из соседнего зала гурьбою вошли приглашённые Бестужевым сановники.

Граф Семён Андреевич Салтыков, важный сенатор, дядя императрицы по жене, открывал шествие. За ним виднелась тяжёлая фигура князя Ивана Фёдоровича Ромодановского, затем появился вице-адмирал, граф Михаил Гаврилович Головин, канцлер Головкин, обер-прокурор сената, делец на все руки — Анисим Маслов, князь Яков Шаховской, обер-шталмейстер князь Александр Куракин, ещё несколько сановников, наконец, протиснулись в покой, сразу наполнившийся знатью, оба врача: де Гульст и Бидлоо.

За раскрытыми дверьми, слабо освещённая светом канделябров и масляных ламп, темнела вторая толпа — придворных дам, желавшая хотя издали послушать, что творится в эту важную минуту рядом с опочивальней умирающей императрицы.

А совсем в глубине второго покоя и в соседних комнатах собрались и ждали вестей остальные придворные, которым по рангу или по иным причинам не удалось попасть в заветную горницу, где решалась судьба царства.

Бестужев, обращаясь ко всем, кто следовал за ним, объявил громко:

— Пожалуйте… Прислушайте, государи мои, што тут станут говорить отцы отечества… А мне пока надо черкнуть пару строк особо… Вот я здесь пристроюсь.

Взяв с круглого, большого стола устав, положенный здесь Остерманом, захватив чернильницу с пером и примостясь у небольшого столика, в уголке близ окна, он стал ещё что-то вписывать в этот, им сочинённый, документ, ставший отныне историческим.

— Регента нам желали здесь объявить… Кто же регентом?.. Объявите, господа министры! — послышались из толпы вельмож негромкие, взволнованные голоса.

Министры молчали, глядя на Остермана, как на старейшего и самого мудрого, по общему признанию.

Остерман понял, встал, откашлялся и неожиданно сильным, звонким, почти молодым голосом, так не похожим на тот, которым шамкал недавно перед тем, заговорил, покрывая говор и шум толпы, прорезая звуками глубину и полусвет соседних, наполненных людьми, покоев.

— Выбор остановился пока на герцоге Бироне. Как ваше общее мнение, государи мои?

Толпа молчала, не зная, что ответить на такой важный вопрос, поставленный так неожиданно, прямо и открыто. Поодиночке каждый, да ещё опрошенный с глазу на глаз, мгновенно сказал бы — лукаво или искренно — своё решение… А тут, перед всеми, как бы на громкой исповеди, — ни у кого не вырвалось ни звука.

Наступившее сразу молчание было зловеще, почти невыносимо… И Остерман, оценив его, не мог сдержать довольной улыбки, незаметно, радостно потёр свои сухие, нервные руки. Но тоже промолчал.

Тишину прорезал звучный, подкупающий баритон гофмаршала Левенвольде, которому что-то шепнул его брат, Фридрих, камергер Анны и большой любимец принцессы Анны Леопольдовны.

— А причину того выбора тоже в сей час я объявлю вам, государи мои. Первое: много лет вёл герцог дела российские. Нет более искусного в них, нежели он… Конечно, с нашим почтенным Андреем Иванычем вместе. Но граф Остерман слаб здоровьем. Потом, второе: опасение является, если быть правительницей принцессе Анне, родитель её, герцог, о своих владениях и землях в Мекленбурге сильно хлопотать начнёт. Доведёт нас и до войны! И нравом он горяч сверх меры. И, всего скорее, генералиссимусом пожелает быть. А это… сами понимаете…

— Да… это не безопасно! — сразу поднялись голоса сановников.

— Если же принцу Антону… — снова повёл свою ласкающую, примирительную речь Левенвольде. — Но многие совсем не знают, каков характер у него? А герцога мы довольно знаем.

— Знаем!.. Как не знать!.. Десять лет знаем! — снова откликнулись с различным выражением многие голоса и стихли, ожидая заключения речи.

Но Левенвольде, сказав главное, сделал передышку, давая высказаться другим. И Черкасский, видя, что кандидатура герцога прошла, пожелал проявить усердие к новому господину. Он высунул вперёд своё брюхо и сиплым баском возгласил:

— Вот и тово… порешили герцога регентом!

— Что же… Ежели вы тут так решили… Мы тоже согласны! — послышались отдельные голоса.

Но вся толпа ещё стояла в нерешимости, словно выжидала ещё чего-то.

Бестужев, опасаясь, чтобы чья-либо случайная речь не разладила так удачно сложившихся обстоятельств, поднялся со стула, размахивая над головою своею бумагой, в которой что-то вписывал быстрым, мелким почерком.

— Ну вот, натолковались! Поладили… И в добрый час. Слушайте теперь, государи мои, что я тут написал в уставе, ниже текста… Вот!.. Слушайте! Кхм… Кхм… «Всемилостивейшая государыня, ваше императорское величество! Мы, верноподданные слуги ваши, — ниже у сего подписавшиеся, — дерзаем представить на державное усмотрение сей устав о регентстве Российской империи…» Целехоньку ночь сидел, сочинял его, государи мои! — не удержался, заявил он горделиво, затем снова стал читать:

— «…империи, при сем прилагаемый…» Вот. Здесь и подписывать можно… Милости прошу!

Положив лист на стол, он огляделся кругом, словно желая отметить в памяти: кто первый приложит руку?

Но толпа замерла. Первым быть не решался никто. Стояли, переминались, поглядывали друг на друга, кивали один другому, приглашая начать, и только жались теснее один к другому, словно хотелось каждому втиснуться в общую гущу, быть там, у стены, позади всех…

Тогда Миних с нескрываемой насмешливой улыбкой протискался через ряды стоящих перед ним людей, быстро подошёл и твёрдой рукой поставил под листом всем знакомую, размашистую подпись: «Генерал-фельдмаршал фон Миних».

И снова отошёл к камину, стал по-прежнему греть тяжёлые свои ботфорты у гаснущего огня.

— Браво! Везде первый! — слегка даже аплодируя, восхитился Бестужев. — Всегда герой!

И, видя, что теперь все устремились к подписи, даже устроив лёгкую давку, поднял руки, возгласил:

— Подождите, господа!.. Графу Андрею Иванычу местечко надобно.

Затем, не без ехидства, подвигая. Остерману чернильницу с пером и устав, сугубо любезно спросил:

— Прикажете, ваше сиятельство?..

— И я умею по-волчьи выть! — отвечая на затаённую насмешку Бестужева, отрезал Остерман и быстро вывел своё имя рядом с подписью Миниха.

— По-львиному больше рыкаете! — постарался обсахарить свою первую шпильку довольный, ликующий Бестужев, уже заранее учитывающий все выгоды, ожидающие его от успеха бироновской затеи. — Лев, истинный лев!.. И слава вам, и хвала!..

Быстро сам подписал лист и отстранился, давая место веренице желающих первыми отметить свои имена в этом акте государственной важности.

— Все! — наконец возгласил он, когда подошёл последний из сановников и втиснул своё имя среди остальных фамилий, неровными рядами покрывающих весь полулист бумаги, совершенно белый за несколько минут перед тем. — Теперь и нести можно… Граф, не пожелаете ли со мною? — очевидно решив не давать покоя Остерману, обратился он к старику.

— Да уж пойду… пойду! — с кислой улыбкой согласился тот, медленно подымаясь. — Поговорка у нас старая: «Сказал «аз» — надо и «буки» досказать!» Только не то с годами обезножел — и слеп я стал… Так уж вы и ведите меня, мой мудрый коллега!.. Того и гляди, я не в ту дверь попаду… не то словцо скажу…

— Все острословите, ваше сиятельство! — поддерживая почтительно Остермана, приятельским тоном отозвался Бестужев. — С вами весело век проживёшь! Хе-хе.

— Весёлому все на веселье… А вот… — останавливаясь почти у порога опочивальни императрицы, сразу серьёзно заговорил старый дипломат, — хоть и плохие у меня глаза… а сдаётся, никого тут, почитай, из сенатских… А из синоду и вовсе нету!

Граф кивнул в сторону тех, кто остался за ними в покое и подписывал челобитную.

— Что же? — словно недоумевая, спросил Бестужев.

— А то же!.. Ну, как попы да сенаторы голос подадут? И не с нами… А по-иному?.. Как тогда, коллега… А?

— Против таких голосов, какие на листе поставлены, разве хто посмеет! — уверенно проговорил Бестужев. — А ежели нужда будет, нынче же ихние все подписи соберу! Весь народ слёзно просить о том же государыню чуть свет станет… Разве не бывало так!.. Надобен глас народный — и раздастся сей глас…

— Как глас Бога!.. Чудодей вы просто, Алексей Петрович! — долгим взглядом измерив его, отозвался Остерман. — Мало я вас знал до сей поры. Только теперь вам цену вижу. Чудодей!..

И он, решительно нажав дверь, первый прошёл в опочивальню Анны, почти не поддерживаемый спутником.

Бирон, увидя входящих, разглядев бумагу в руках Бестужева, сразу понял, что победа на его стороне.

Первым делом он кинулся к столику, в рюмку воды накапал двойную дозу лекарства и, стоя с ним наготове, негромко, но внушительно обратился к Анне, продолжающей мерно и тяжело дышать в своём полусне:

— Государыня… вот… пришли… Граф Андрей Иваныч и Бестужев. Важные дела. И время принимать микстуру вашему величеству. Государыня!

Рюмка была поднесена почти к самым губам больной. Знакомый запах лекарства и голос фаворита вывели её из забытья.

— Пи-ить… Да!.. Давай…

Опорожнив рюмку, она слабо закашлялась, но сила двойной порции лекарства сказалась быстро. Оживляясь, она повела головою и спросила:

— Ты что-то говорил сейчас, Яган, кто пришёл?

— Пришли с бумагою для подписи, государыня…

— Хорошо… Положи тут… Сейчас! — ещё не имея сил стряхнуть с себя дремоту, пробормотала Анна и тяжелее зарылась в подушки.

— Что делать! Очень слаба государыня! — пожимая плечами, обратился к Остерману фаворит. — Может, обождёте? Или оставьте… Я уж сам, когда будет подписано, принесу туда.

— Вестимо, уж вы сами лучше, ваша герцогская светлость! — первый выскочил с ответом вечный приспешник Бестужев. — Тут мы ещё обеспокоим высокую больную…

Остерман выдержал лёгкую паузу и с тонкой, любезной улыбкой подтвердил:

— Да. Лучше уж вы. Мы там подождём…

Снова, как и при входе, отдал низкий, почтительный поклон императрице и вышел, тихо, печально покачивая головой.

У дверей его встретил Миних, оттеснил Бестужева, сам повёл Остермана к дивану и тихо по дороге спросил:

— Что? Как?

— Конец близко! — с глубоким, искренним вздохом ответил граф.

— Все в воле Божией! — подымая к небу свои ещё блестящие, красивые глаза, проговорил Миних. Оба стали негромко беседовать между собою, пользуясь тем, что среди общего смутного говора, наполняющего покой, терялись их тихие голоса…

Бирон, поплотнее затворив двери за ушедшими, вернулся к постели и, устремив выжидательный взгляд на Анну, осторожно заговорил:

— Что, государыня… теперь лучше тебе?

Возбуждающая сила лекарства быстро возрождала силы больной. Видя это, он, не дожидаясь даже ответа, торопливо обмакнул перо и подал государыне, предварительно расправя устав о регентстве на подушке так, чтобы можно было поставить желанную подпись где следует.

Но Анна ещё плохо сознавала, что творится кругом.

— Легче, спрашиваешь? — слабо заговорила она. — Да, легче… Только вот в голову сильно вступило… Што такое?.. Даже искры в глазах… Повыше бы мне!..

С досадой откинув перо, Бирон приподнял с трудом грузное тело больной за спину, засунул туда комками подушки, так что она очутилась в полусидячем положении. Потом снова подложил ей для подписи бумагу, устроив под ней из книги род пюпитра, чтобы лучше вышли буквы.

— Теперь — можно… Пиши, государыня!

Анна пошевелила было пальцами, готовясь машинально ухватиться за перо и писать. Но лекарство вместе с притоком физических сил вызвало и прилив ясного сознания, освежило усталую память.

— Што за лист? — спросила она, опуская руку снова на одеяло. — Какая подпись? Я же подписала уж о сукцессии. Што же тут?..

— Да я ж говорил! — досадливо поведя плечами, заговорил почти раздражительно Бирон, встревоженный неожиданной неподатливостью больной. — Все там… министры, генералы, сановники высшие… Все! Просят они тебя, государыня, вручить мне одному правительство при будущем малолетнем императоре. Вот их подписи. Петиция всеподданнейшая… Читать ли?

Анна отрицательно покачала головой.

— Видишь, не я сам то выдумал! — всё сильнее и сильнее повёл речь упрямый фаворит. — Другие все главнейшие просят. Сам Остерман, враг мой заклятый, принёс тебе устав… Вот его подпись. Он сам признает, что не может стать выше меня в делах царства. А кто же ещё у нас равен сему осторожному, мудрому правителю? Видишь, государыня? Твой верный друг и слуга… Бирон… И другие ценят его, не менее, чем ты сама! Изволь же подписать. Ждут там. Надо немедля взяться за дело. А без этой бумаги я не могу…

Он умолк. Молчала и Анна. Не выдержав, Бирон заговорил ещё порывистее, нервнее:

— Что же? Или даже ответа мне дать не желаешь? Не одному мне, но всем своим министрам. Сенату. Народу целому! Молчишь, государыня!

— Бедный мой Яган! — вдруг совсем по-прежнему, ласково и внятно прозвучал голос Анны. — Ты все не о том! Я о тебе думаю, Яган…

Возбуждённая сильным снадобьем, она сидела теперь почти не опираясь на подушки, с порозовелыми, хотя и отёкшими щеками, с больным, сухим блеском в глазах, раньше тусклых и угасших.

— Обо мне… Понимаю, — тихо откликнулся Бирон, сразу изменившийся после первой вспышки своей. — Гляди же, матушка, слёзы у меня на глазах! У меня, который не плакал и над гробом любимой матери… Над могилой своего обожаемого сына! Но иначе поступить невозможно, как я прошу теперь! Не думай обо мне… Думай о царстве! А я один могу теперь лишь удержать все в порядке. Столько партий при дворе. Народ бунтует. Мы и не доносили тебе, болезни твоей ради, но что ни ночь, то вспышки мятежа и в самой столице… Разбои, поджоги началися по городам; Голод надвигается. И я вижу: одному мне под силу только справиться со всею тяготою власти в эту годину. А о себе? Слушай, государыня! Мне тоже одно и есть спасение в этой бумаге. Все — волками глядят, ждут минуты… Ты закроешь очи — и я в оковах в тот же час!.. Признаюсь тебе: никто из них и не желает по доброй воле видеть меня над собою в таком блеске, в такой силе! Все подписали-таки. Значит, сумел я заставить! И если они этого не хотят, значит, в этом — единственное моё спасение! Спаси же меня, государыня!

И в искреннем порыве тоски, отчаяния, скрытого неодолимого страха наложник упал на колени и приник седеющей головой к постели своей подруги и повелительницы, умирающей так рано и некстати для него.

Вдруг рука Анны медленно, тяжело поднялась и опустилась на эту гордую всегда, теперь так смиренно склонившуюся голову.

— Бедный… бедный! — грустно, ласково заговорила она, словно утешая ребёнка. — Слушай! Перед смертью, видно, проясняется… просветлела душа моя. И я вижу лучше, чем ты, своим гордым, мужским умом! Чую вот, сердцем чую: хуже всего для тебя то, что ты просишь!..

— Всё равно! Теперь возврата нет, родная… Судьба за нас решает. Подписывай, молю! — покрывая поцелуями холодную руку Анны, молил фаворит.

Анна молчала, видимо погруженная в тяжёлое раздумье.

— Ну, хорошо… Помысли ещё немного! — пошёл он на уступку, не решаясь настаивать сейчас сильнее. — Подумай, государыня. Я подожду.

И, поднявшись, он хотел отойти, но, шагнув мимо изголовья постели, различил в полутьме скорченную фигуру, которая пряталась, кутаясь в складки тяжёлого полога.

Не узнав шута, Бирон отскочил в испуге и, обнажая шпагу, закричал:

— Кто там?..

Одолевая прилив страха, кинулся вперёд, вытащил горбуна и почти отшвырнул его гневным толчком в угол покоя.

— Ты, гадина! Подслушивать! Удавлю, пёс!..

Кинувшись к ошеломлённому бедняку, герцог уже стиснул ему горло своей сильной, костлявой рукой, когда раздался встревоженный голос Анны:

— Яган… Яган… Оставь, ради Бога! Он так тебя любит. Он всегда мне говорил о твоей верности, хвалил тебя… Яган, герцог, пусти его!

Овладев своим гневом, Бирон выпустил из рук полуудушенного карлика и обернулся к Анне.

— Вот как!.. Он, шут, тоже за Бирона! Спасибо. Ну прости, зверёк! Ты безвредный… А я думал — ты ядовитая дворцовая ехидна. На!.. Бери — и вон!

Несколько золотых сверкнуло в воздухе и рассыпалось по ковру.

Не собирая щедрой подачки, Нос кинулся из опочивальни, в соседнем покое юркнул в толпу и забился за спинами в углу потемнее. Бирон между тем снова уже взял перо, почти силой вложил его в холодеющие пальцы Анны и настойчивее прежнего заговорил:

— Что же!.. Подписывай, государыня. Время не терпит!

— Да почему! — лепетала больная, с трудом шевеля коснеющим языком. — Я же ещё не умираю… Не спеши, Яган. Я же ещё…

— Кто знает! — вдруг жестоко заговорил герцог, глаза которого загорелись холодным, злым огнём сдержанной ненависти. — Все от Бога, государыня. Врачи вон сказывали: минуты сочтены… Духовника уж я звать велел. Слышишь? Подписывай ско…

Он не досказал.

Анна вдруг выронила перо, вложенное ей в пальцы фаворитом, и без звука опрокинулась на подушки без сознания, поражённая словами и видом Бирона.

Два-три мгновения тот колебался. Потом быстро сунул снова перо ей в пальцы, взял её руку и стал сам этой холодной рукой выводить на листе хорошо знакомую ему подпись…

Буквы стояли криво, все линии дрожали и мало были похожи на то, как подписывала сама Анна. Но чего можно требовать от умирающей… И кто посмеет усомниться, что устав подписан не самой императрицей!..

Взяв подписанный таким небывалым способом указ, Бирон посыпал песком густые, свежие чернила, сложил лист, спрятал его в карман, убрал перо, чернильницу, шепча:

— Наконец-то… Неясно… Да сойдёт и так! Вот сообщу им радостную весть, моим друзьям!..

Затем, обернувшись к Анне, словно она могла его понять и слышать, он почтительно проговорил:

— Немедленно, государыня, пришлю твоих дам!

И вышел из опочивальни к ожидающим его сановникам.

Нос, только и стороживший эту минуту, осторожно шмыгнул снова в спальню Анны. А Бирон ещё с порога приказал ближайшему из придворных:

— Пошлите придворных дам к её величеству!..

Герцогиня Бирон, Елизавета, Анна Леопольдовна, Салтыкова, Ромодановская, Юлиана Менгден, наперсница принцессы Анны, и ещё две-три дамы сейчас же из соседних покоев вошли сюда и хотели пройти в опочивальню. Но вид Бирона и то, что он начал говорить, заставило их всех остановиться у самого порога.

Юный Карл Бирон, красивый юноша семнадцати лет, шедший за матерью, тоже остался в группе дам.

А Бирон, весь ликующий, громко заговорил:

— Господа министры! Генералы и все, здесь предстоящие! Её императорское величество возложила на меня тяжкую обязанность правления. Внимая вашим мудрым советам и воле вашей, она подписала устав о регентстве, коим на меня возложено главное правительство. Но, видит Бог, я страшусь… Ноша эта столь непосильна и тяжка! Снимите её с меня, измените ваше решение. Будем просить назначить кого иного…

Толпа ещё молчала, когда Бестужев, а за ним Ушаков и Черкасский первые радостно заговорили, подхватывая лозунг, данный Бироном:

— Изменить? Да можно ли это! Слава Господу, дело совершилось!..

— Авось, Бог даст, справитесь!

— Помогать станем все вашей высокогерцогской светлости! Так ли, господа министры?..

Понимая, что «дело сделано», что вся речь Бирона — обычная формальность, ритуал, принятый в таких случаях, злейшие враги фаворита не смели поднять голоса протеста. А безразличные или угодливые, продажные прихвостни заговорили один за другим, хотя и нестройно, не дружно сначала:

— Конечно! Слава Богу!..

— Лучше правителя нам и не найти!

— Все станем помогать… Бог поможет вашей светлости! Умудрит! Виват, герцог-правитель!

— Тогда — повинуюсь! — низко кланяясь на все стороны, снова поднял голос фаворит, которому судьба или, вернее, наглость вручала власть умирающей подруги, как незаслуженное наследство. — Благодарю!.. И, с Божией помощью, принимаю избрание! Столь великое назначение, коего недостоин! И вас прошу меня не оставить. Вот, примите бумагу сию!

Он вручил устав Остерману, который долго, внимательно рассматривал подпись и потом молча, нахмурясь более обычного, передал бумагу другим.

Миних, успевший посмотреть подпись и тоже поражённый её необычным видом, лучше владел своим лицом, чем старик Остерман. Он с самой любезной улыбкой обратился к окружающим:

— Господа министры и генералы! Бог послал нам радость в утешение при этой тяжкой минуте: у нас есть глава правительства. Ваша светлость! Первый спешу вам принести свои поздравления!!

И он отдал почтительный, церемонный поклон регенту.

— И я! — также изысканно-учтиво раскланялся Рейнгольд Левенвольде, давая затем дорогу брату, Фридриху, Менгдену, Ушакову и другим.

— Примите поздравления!..

— Нижайше кланяюсь нашему светлейшему регенту-герцогу…

— Поздравить честь имею…

Скоро отдельные голоса слились в общий гул поздравлений, и Бирон очутился как бы в живом кольце людей, спины которых низко сгибались и головы в пышных париках склонялись почтительно, причём лица багровели от натуги, а глаза не отрывались от лица фаворита, словно желали там прочесть: что творится сейчас в душе у бывшего мелкого челядинца, вознесённого прихотью случая чуть ли не на высоту российского трона!..

А Бирон, сначала гордый, ликующий, на глазах у всех менялся в лице. Оно побледнело, осунулось, постарело сразу на много лет, будто ужасное что-то видел баловень фортуны вместо этих важных людей, гнущих перед ним раболепно свои широкие спины…

Он даже отступил поближе к жене, стоящей тут же, словно собираясь прижаться к ней, за её плечом укрыться от незримой опасности…

Пока здесь шли поздравления, шут в опочивальне кинулся к постели Анны.

Разобрав, что она лежит почти без сознания, он прежде всего влил ей в рот несколько глотков питья. Часть пролилась, часть омочила губы, гортань и безотчётным движением была проглочена больною. Но она всё-таки не шевелилась.

Напрасно горбун трогал её руки, тёр ей ладони, дул в лицо, приговаривая нежно, словно хворому ребёнку, слова ласки и мольбы:

— Матушка, красавушка… Очнися… Опамятуй, родимушка! Светик мой!

Наконец, потеряв надежду, напуганный мертвенной синевой лица Анны, её слабым, прерывистым хрипом, вылетающим из груди вместо дыхания, он, забыв обо всём, кинулся в соседнюю комнату, полную ликованья и шума.

Его рыдающий, испуганный голос прорезал гул поздравлений, когда он выкрикнул ещё с порога:

— Помогите скорее… Её величество! Плохо государыне!

Только кинул роковую весть — и сам вернулся к постели умирающей, забился под пологом у ног и там горько зарыдал.

Бидлоо и де Гульст первые кинулись на зов. Все дамы, кроме герцогини Бирон, перешли туда же в опочивальню, столпились недалеко от постели.

Мужчины — сгрудились почти на пороге спальни, стараясь через дверь разобрать, что там творится.

Бирон вдруг остался один на дальнем, пустом теперь, конце покоя. С ним рядом была только жена, всё время не спускавшая глаз с мужа.

— Умирает! Быть не может…

— Так скоро… Столь неожиданно!..

Глухой говор вылетал из толпы придворных, сбившихся у дверей.

Герцогиня осторожно коснулась локтя мужа и негромко заговорила:

— Приди в себя, Яган! Что с тобою? Ты бледен как смерть. Или что случилось… чего мы не знаем? Говори, не молчи! Ты же знаешь мою верность и дружбу… Яган!

— Так, пустое! — с трудом разжимая зубы, стиснутые до этих пор, словно в припадке судороги. — Когда они, вот сейчас… гнулись передо мною… Все! Знаешь, что я припомнил? Пришлось мне видеть на охоте как-то. Стая лисиц, пригибаясь к земле, подбиралась к большому коню, брошенному для них в лесу, для них же, на приманку…

Поглядев в тёмный пролёт двери, ведущей в опочивальню, где белел край постели государыни, он с глубокой тоскою вдруг проговорил:

— Неужели же она была права?

— Крепись… Слышишь, Яган? Теперь не время! — молила герцогиня.

— Да… да, я спокоен! — вдруг овладевая собою, ответил он, благодарно пожимая полную, горячую руку жены. И, обратясь к одному из стоящих поближе придворных, властно кинул:

— Духовника немедля к её величеству!

— Императрица желает видеть герцога Карла! — вдруг на пороге спальни прозвучал голос одной из дам, бывших у постели умирающей.

— Да, да… Идём скорее, сын мой! — обратился обрадованный Бирон к юноше, который стоял тут же. — Идём туда! Наша вторая мать! Она зовёт… Она ведь…

Он не досказал. Держа за руку сына, перешёл в опочивальню, подвёл юношу к постели, где тот опустился на колени у самого изголовья Анны.

Никого из близких лиц не удивило, что умирающая вспомнила мальчика в последнюю минуту.

Давно ходили слухи, будто Карл рождён самой Анной. А герцогиня только сделала вид, что он родился от неё, для чего и проделала целую комедию, пролежав необходимое время в постели, в тёмной, душной комнате, как это тогда было принято у знатных и зажиточных дам.

Увидя мальчика, Анна оживилась. Слёзы сверкнули на её стекленеющих уже глазах. При помощи Бирона она возложила руку на кудрявую головку Карла, словно благословляя его, и зашептала:

— Храни… тебя Господь… мой маленький… Мой любимый.

— Не умирай… мама Анна… не умирай… государыня! — со слезами целуя холодеющую руку, молил растроганный юноша.

И вдруг, словно теряя последнее самообладание, Бирон тяжко рухнул на колени рядом с сыном, прильнул сухими, жёсткими губами к другой руке и также беспомощно, почти по-ребячески забормотал:

— Не умирай… Живи, государыня… Подожди… Не оставляй нас, мой ангел! Как я буду без тебя! Как все мы! Ты права. Я ошибся. Не надо мне власти! Где она? Где бумага? Этот указ?.. Возьми… порви!.. У вас подпись? — обратился он к Миниху и Остерману, стоящим тут же, вблизи. — Дайте! Пусть порвёт государыня! Ты права была: это мне на гибель!.. Порви! Не умирай!.. Лучше я вернусь к своей тёмной, прежней доле… Только живи!!

И совсем тихо он зашептал на ухо умирающей, приблизив своё багровое лицо со вздутыми жилами к её бледному, бескровному лику:

— Мне страшно… Пойми… Страшно мне… Страшно…

— Не бойсь! — также тихо шепнула она ему с последним проблеском сознания.

Потом её грудь задёргалась, лицо исказилось от внутренней муки.

— Пи… ить! — едва выдавили посинелые, вздрагивающие губы.

Бидлоо дал питьё, стал считать едва уловимый пульс.

Анна затихла, закрыла глаза. Только тело её слегка вздрогнуло несколько раз.

Воцарилось немое, жуткое молчание.

Осторожно опустив руку, начинающую остывать, Бидлоо что-то шепнул Остерману и отошёл в тёмный угол, стал отирать невольные слёзы, скатившиеся из-под очков.

Остерман и Миних с поникшими головами пошли к дверям, направляясь к толпе, ожидающей в соседнем покое. Дамы стеснились у постели, одна за другой целуя остывающую руку Анны, лежащую неподвижно на одеяле вдоль тела, очертания которого как-то резче проступили теперь из-под тяжёлого атласного одеяла.

Рыдания, прорываясь то у одной, то у другой, росли, становились всё громче…

Миних, став на пороге между двумя покоями, печально и торжественно объявил:

— Её императорское величество Анна Ивановна тихо в Бозе опочила…

Лёгкий говор всколыхнул толпу и сразу смолк.

Фельдмаршал тогда, тем же внятным, торжественным голосом продолжал:

— Да здравствует император Иоанн Третий!..

Толпа негромко подхватила его слова:

— Виват, император Иоанн Третий!..

Глухо прозвучал вдали первый похоронный удар соборного колокола.

Бирон, не поднимаясь с колен, глядел на мёртвое лицо своей госпожи, черты которого быстро принимали жёсткие очертания и темнели так явственно, всё больше с каждой минутой.

О чём он думал — никто не знал.

Прошло несколько минут, долгих для всех окружающих, как зимняя, бессонная ночь.

Герцогиня Бирон и брат, Густав, наконец не выдержали и стали шептать ему:

— Опомнись, Яган! Подумай: каждое мгновение может нам стоить жизни… Иди… там ждут… Возьми себя в руки. Малодушие твоё придаст силы твоим врагам!

— Нет! Не будет того! — отрывисто пробормотал герцог-регент, бывший челядинец герцогини курляндской. — Идемте.

И он быстро перешёл в соседний покой, полный придворными и чинами империи.

— Не стало нашей доброй повелительницы… Россия лишилась матери и государыни несравненной. Что может утешить нас в столь тяжкой потере?.. Поспешим вознести к Небу мольбы об успокоении её блаженной души! Прошу всех к церковной службе, господа министры, сенаторы и иные с ними…

После его слов настало мгновенное молчание. Бестужев, стоя в толпе, первый как-то порывисто, не своим голосом, высокой нотой кинул:

— Виват, герцог-регент Российской империи.

Отдельные голоса повторили клик. Потом он пронёсся дружнее и был подхвачен в соседних покоях прислужниками немецкого насильника.

Эти, раньше столь желанные Бирону, приветственные клики сейчас коснулись только слуха честолюбца, почти не всколыхнув его угнетённой, затихшей души.

Не радовалось надменное сердце герцога-регента, словно чуя близкую беду.

И оно не ошиблось.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава I НЕУДАЧНЫЙ ЗАГОВОР


Прошло шесть дней. Население столицы, судя по его спокойствию, — как высшие круги, так и простой народ, — примирилось с тем, что курляндский выходец, всем ведомый наложник Анны Иоанновны, бывший челядинец при герцогском дворце занял первое место в империи, поставлен опекуном над малюткой-государем, имеет власть над знатнейшими лицами в царстве.

Войска тоже приносили без сопротивления присягу, какая им была объявлена указом от имени младенца-государя… Что думали люди, о чём шёл говор и толк в богатых дворцах и в маленьких домишках у Невы-реки или на Выборгской стороне — об этом мало беспокоились, казалось, новые господа царства и народа русского.

Но это так лишь казалось. А на деле сыщики, шпионы ещё усерднее стали прислушиваться ко всему, что можно было уловить из народной молвы. Разделив столицу по участкам, они наблюдали за каждым шагом обывателей, следили, подкупали прислугу, сами втирались в семьи. И усиленная, оживлённая деятельность наблюдалась на той половине дворца, занимаемого Бироном, где помещался правитель его личной канцелярии, в то же время стоящий во главе армии шпионов, наводняющих город и все окрестности.

Что-то чуялось в воздухе… Ожидались какие-то события, и осторожно, но быстро и решительно принимал меры новый регент, чтобы предупредить опасность.

Двадцать третьего октября вечером колючие полоски света, прорезаясь в щели ставен небольшого деревянного домика на Васильевском острове, пронизывали морозную тьму и бороздили светлыми пятнами загрязнённую пелену снега, истоптанную за день ногами людей и конскими копытами.

Лучшая комната в домике, выходящая окнами в пустынный тихий переулок, сейчас прибрана особенно нарядно и чисто. Кроме масляной лампы под жестяным абажуром, которая свешивается над столом, стоящим посреди комнаты, несколько сальных свечей в медных и точенных из дерева шандалах расставлено и на пузатом, тяжёлом комоде, темнеющем в углу из-под вязаной салфетки, покрывающей его, и на круглом столе перед клеёнчатым, старинным диваном, помещённым между небольшими оконцами, сейчас прикрытыми снаружи ставнями. На особом, небольшом столике с одной ножкой, где приготовлены кисеты с табаком и «фидибусы» для раскуривания трубок, — тоже горит свеча, оплывающая особенно быстро и сильно, потому что пламя её раздувается током воздуха, бьющим в раскрытую дверку голландской печи, стоящей в этом углу комнаты, ярко пылающей сейчас и потрескивающей своим костром сухих берёзовых поленьев.

Все эти огни ярко озаряют невысокий покой, чисто, хотя и простенько, по-мещански обставленный. Два кресла под стать дивану, с твёрдыми сиденьями, стоят по сторонам круглого стола. Средний стол, белый, строганый, покрыт цветною домотканой скатертью и уставлен оловянными тарелками и приборами вперемежку с деревянными мисками и тарелками, очевидно, припасёнными на всякий случай, если не хватит более приличной посуды. Стаканы и чарки толстого, зеленоватого стекла, серебряные две-три стопки, оловянные кружки для пива и браги — всё это говорит, что готовится и хорошая выпивка для гостей, ожидаемых к пустому пока столу. О том же ещё ярче свидетельствует особый, стоящий в одном из углов стол, не покрытый ничем, но заставленный графинами и четвертями с виноградным и хлебным вином, или «пенником», как его называли. Блюда и лотки с нарезанной варёной и копчёной рыбой, с ветчиной и другою снедью стоят тут же. А под столом, как надёжные резервы, темнеют и поблескивают ещё четверти и бутыли с вином, с наливкою, лежат свёртки с провизией, банки с маринованными и солёными грибами и прочей принадлежностью приличного угощения.

В расчёте на необычное число гостей пополнена и вся наличная мебель в покое. Вдоль стены, против входа, стоят рядком стулья, собранные из других комнат, табуреты соломенные и деревянные, даже скамьи из кухни и людской, начисто вымытые и выстроганные для особливой оказии.

У печки же, рядом со столиком, где приготовлены принадлежности для куренья, стоит особая стойка, вся обставленная готовыми, набитыми табаком, трубками с длинными чубуками. Коротенькие трубки, тоже готовые, — для любителей глотать дым «погорячее», — лежат рядом с табачными кисетами на столике.

Хозяин квартирки, капитан Семёновского полка Бровцын, коренастый мужчина лет сорока, в домашнем архалуке, с длинным, дымящимся чубуком в руках, сидел у края накрытого стола. Гладко остриженная голова, не покрытая сейчас, как на службе, париком, мясистая шея, не подтянутая, не обёрнутая наглухо чёрным галстухом-косынкой, мирное, благодушное выражение лица капитана делали его неузнаваемым для тех, кто видел Бровцына только при исполнении службы, затянутым, суровым, словно из дерева вырезанным на вид.

И особенно резко проглядывала теперь разница между открытым, прямодушным, даже простоватым с виду, хозяином и его гостем, кабинет-секретарём Яковлевым, который сидел тут же, сбоку стола, в простом, тёмном камзоле, весь затаённый, лукавый и вечно напряжённый, словно выжидающий чего-то или прислушивающийся к чему-то, что он один может слышать.

Грубый тёмный плащ и широкополая шляпа влиятельного чиновника, пришедшего в гости к незначительному капитану, брошены были тут же в углу, на стуле, а не остались в передней. Как будто Яковлев хотел иметь ближе под рукой их, чтобы накинуть скорее, укрыться в складках плаща и выскользнуть из домика, скрыться так же незаметно в зимней ночной полумгле, как незаметно и неслышно вынырнул он из неё и по скрипучим ступеням деревянного крылечка скользнул в эту комнатку, такую уютную и весёлую сейчас, несмотря на простоту и скромность обстановки.

Молодой, вечно почти улыбающийся парень, денщик капитана, один дополнял сейчас компанию, то появляясь в покое, чтобы пошевелить дрова в печи, поставить ещё что-нибудь на стол, передвинуть стулья, как ему казалось удобнее, то исчезая за низенькой дверью, ведущей сперва в сени, а оттуда на кухню и в комнату хозяйки дома, Пелагеи Семёновны Птичкиной, вдовы консисторского мелкого чиновника.

Отставя чубук ото рта, обсасывая аппетитно губы, Бровцын, прищурясь, обвёл взглядом несколько графинов и сулеек, стоящих перед ним на этом конце стола, протянул руку к намеченному сосуду и налил в две рюмки густой, маслянистой влаги, причём нежный, тонкий аромат ягод черёмухи выдал тайну происхождения этой наливки.

— А ну-ка, попробуем теперь этой, господин секретарь!.. Ваше здоровье!

— Здоровье именинника! — поднимая слегка рюмку, перед тем как опрокинуть её в горло, провозгласил гость. Выпил, крякнул, кончиком языка быстро, как ящерица, облизнул свои сжатые губы, сейчас сладкие и липкие от густого напитка, протянул руку за своей коротенькой трубкой, лежащей на ближней оловянной тарелке, да так и застыл, вытянул слегка шею и правое ухо по направлению к входным дверям.

— Чу… Никак, стукнули, приятель?! Идут, что ли? Нет, почудилось! — решил секретарь, снова спокойнее усаживаясь на стул и затягиваясь из своей коротышки-трубки. — А что-то долгонько нету желанных гостей. Оно не рано, гляди.

Нервное лицо хитреца теперь приняло спокойный вид. И только правое ухо слегка вздрагивало время от времени, дёргалось взад и вперёд, как это бывает у насторожившегося зверька.

— Придут, будь покоен, приятель! — раскатился в ответ басок Бровцына. — И то, слышь: ждём молодцов со всех разных концов. Пока-то сюды к нам доберутся, на славный остров на Васильевский, слышь, оно вот!.. И с Выборгской, и с Заречной — отовсюду пожалуют. Сбор всех частей оружия, слышь, оно вот!.. Ха-ха-ха! Вона!..

— Выходит, дело не на шутку пошло! — не то подтвердил, не то задал вопрос Яковлев. — Ну, давай Бог, капитан. А по сему случаю — по единой! А?

— Не две же сразу! — поспешно наливая, согласился хозяин. — В воронку, гляди, не пройдут… Ха-ха! Слышь, оно вот…

Быстро проглотив свою рюмку, он выждал, пока Яковлев, смакуя, не выцедил сквозь зубы свой стаканчик ароматной влаги, и сейчас же налил снова.

— А теперь — за моё чудесное избавление! Хлопнем…

— Избавление? Это от чего же, капитан? От последнего разума али от грошей остатних, какие после жалованья ещё в мошне побрякивают? Сказывай, приятель!

И, тыкая вилкой в скользкие груздочки, чтобы закусить после рюмки, он уставился своими теперь повеселелыми от вина глазками в лицо собеседника.

— Не-е-ет! — отмахиваясь рукой, проговорил Бровцын. — Я не шучу. От смерти спас Господь… Наглая смерть грозила мне от министровой руки… Видит Бог! Вот, приятель, друг ты мой любезный… слышь, оно вот… Бестужева знаешь, скажи, Алексея свет Петровича, а?

— Бестужева-Рюмкина?! Алёшу Козла, как его приятели величают… Как не знать! По дворцовому делу частенько видаемся. Только он меня завсегда вдвойне видит, ибо вечно под Бахусом находится… и преизрядно! А я ль его не знаю!

— Вот, вот! И тут такое же дело самое подобное. Двор-то мой близёхонько от Минихова. Видел его хоромы маршальские через пустырь наискосок? Ведомо мне: он хоша тоже из немцев, да всё ж Петровой стаи. И не больно друг Бирону, ироду заклятому. Тоже я заглядываю к Миниху порою… по делам по нашим. Вот… Намеднясь вышел я, вижу: стоят солдатики наши, из семёновцев… И Вася наш с ними же. Он нынче обещал побывать, как же! Вот я с ним попервоначалу, а после и со всеми другими растолковался: што за дела пошли теперь на свете? У императора нашего отец и мать живы… А над ним, над государем всероссийским, — немца худородного, конюха курляндского постановили. И до семнадцати лет совершения — изволь он такое терпеть… И мы с ним, войско и шляхетство российское. О простых людях не сказывая уже… Шутка ль… слышь, оно вот…

— Да слышу, слышу! — нетерпеливо отозвался Яковлев. — Не размазывай. Толком толкуй, бобов не разводи!

— Я и то толкую, слышь, оно вот… А Бестужев — бесстыжий, пьяным-пьяный и надходит, слышь… Видно, тоже к Миниху собрался на поговорочку… И не заметили мы… Идёт, видим, — шут с им! Пущай идёт… А он бочком, простоял и прослушал мои речи, словно шпынь базарный, чего министру и не пристойно бы делать! Да вдруг как вскинется: «Ты, капитан гвардии, а сам чему народ учишь?! Бунтуешь сам своих людей?!» Да ещё, да ещё… Да фыр-рть! Шпагу наголо да за мною! Слышь, оно вот… Еле я в людскую избу от него убежал, во двор к фельдмаршалу-то! Миловал Господь. Иначе не жить бы уж мне! Слышь, оно вот… Выпьем по сему случаю по еди…

Рука его, уже наклонившая бутылку над рюмками, остановилась.

— Стоп! На крылечко кто-то взошёл… Яша, стучат!

— Слышу… Бягу, ваше скобродье! — отозвался из кухни денщик, мелькнул через комнатку, растворив двери в небольшие сени, чтобы осветить их, и снял крюк с наружной двери, впуская новых желанных и жданных гостей.

Пока появился один капитан Грамматин, личный адъютант принца Антона Брауншвейгского, рослый, красивый офицер, щеголевато одетый, насколько это позволяла военная выправка и форма. Сдав в тесных сенях плащ и треуголку денщику, отряхнув ноги и голову от приставшего снега, Грамматин, позвякивая шпорами, вошёл в комнатку и на пороге громко расцеловался с поджидающим его хозяином.

— Гость дорогой! Добро пожаловать! — отдавая истовый, русский поклон, радостно заговорил Бровцын. — Вот уж и не ждал, што порадуете, такую честь окажете моей скромной лачуге, после ваших покоев дворцовых. Милости прошу. Тут ещё есть из дворцовых же знакомцев ваш… Прошу!

— Вижу, вижу! — отдавая приветливый поклон Яковлеву, отозвался Грамматин. — Ну, дорогой именинник, Яков Матвеич, поздравляю… Дай Бог много лет жить да здравствовать…

— Ну, нет! Это што за поздравление? Нешто так можно! К столу пожалуйте, прошу милости… вот сюда, на почётное место, слышь, оно вот… По единой, на пробу!

И три рюмки заискрились у застольников в руках.

— Не пью я! — поводя плечами, отнекиваться стал Грамматин. — Да уж погода больно мерзопакостная… Бр-р! Изморозь… слякоть… Болото, одно слово! У нас в Москве не в пример лучше. Ваше здоровье!

Проглотив влагу, гость одобрительно покачал головой.

— Ишь ты, ведь запеканка… наша, настоящая! Откуда это вы добыли, а?

— Для дорогого гостя. Слышь, вас поджидал и приготовил! Ха-ха-ха! Шляхтич тут один с Украйны приехал по делу, вот и подарил мне барилочку горилочки!

Довольным хохотом раскатился уже повеселевший от первых рюмок именинник.

— А у вас тут не на шутку баталия готовится! — оглядывая столы и всю комнату, заметил Грамматин. — Серьёзные форпосты повыставлены кругом… И в траншеях резерву припасено не мало! Неужто много столь народу ждёте? А мне сдавалось…

— Много, не мало… да все ребята молодцы. Мимо рта не проносят: выпьют да ещё просят… Хе-хе-хе!.. — раскатился Бровцын довольным смехом. — Я же вам сказывал: кто да кто собирается Якова справлять, дурака валять… Хо-хо-хо… Моя-то Пелагия Семёновна даже на богомолье собралась такой оказии ради…

— Супруга ваша, капитан?

— Зачем супруга? Я холостой, слава Тебе, Христу Нашему! Так, вроде того… Не похуже жены, право, слышь, оно вот… Бабёнка ещё молодая, дебелая. Сдобная-крупитчатая. Хе-хе-хе! И домик этот ей от покойничка её достался. Годков тридцать пять в приказе каком-то сидел — вот и домик высидел. А я у вдовушки покойчик снимаю. Вон там! — он указал дверь налево. — А там, напротив, через сенцы, — хозяйкина половина считается: кухонька, спаленка и все прочее. Особняком оно. Да при ней всё же таки, думается, было бы стеснительно… Утречком она просфорку приносит, поздравляет меня с ангелом — а я и говорю: «Поезжайте, матушка, за моё здоровье помолитесь, да поусерднее…» — «Куда?» — «Да без кудахтанья, куды хотите! В обитель какую ближнюю, подгороднюю. А к утру можете и дома быть!..» Спровадил, слышь, оно вот… У нас живо, по-военному!

— Конешно, так лучше! — протянул Грамматин, косясь незаметно на денщика, который в это время из прихожей прошёл через комнату и скрылся за дверью, ведущей на кухню. — А вот дневальный, денщик ваш, на сего вы надеетесь бессумнительно?

— На Яшку-то?! На тёзку на свово! Больше чем на себя самого, слышь, оно вот. Испытанный, надёжный друг. За ним тот преферанс — што я, выпимши, слабею порой. А в Яшку лей, как на каменку, чист и прав всегда. И ни в едином глазочке. Фрухт, я вам скажу… Ф-фа! Удивительный парень, собака… Мы с им в одной баталии тур…

— А што нового, капитан, слышно у вас? — поспешил перебить словоохотливого хозяина Яковлев, заметя, что Грамматин с трудом скрывает нетерпение, словно хочет сообщить что-то важное. — Как наш принц Антон? Што государыня принцесса? Нынче, чать, видеть их изволили, государь мой?

— Как же. Моё дежурство было. Э-эх, што там и говорить! Хорошего — ни хера. Ирод немецкий так все к рукам прибрал, што…

— Ни вздохнуть, ни охнуть… И пищать невозможно! — криво улыбаясь, закончил за него Яковлев. — Слыхали, слыхали! На што наш Миних — ёрой! — а и тот нос повесил… А про Остермана, про графа Андрея Иваныча, и говорить нечего. Ровно крот у себя в дому зарылся, носу не кажет никуда. От обиды и страху, слышь, и взаправду ныне болен стал. Не для отводу глаз, как раней-то делывал. Вот бы принцу с Остерманом и потолковать бы! — почти шёпотом, наклонясь к Грамматину, проговорил Яковлев и умолк, сверля пытливым взором адъютанта.

— Толковано! — махнув рукой, отозвался тот негромко. — Да хитёр больно, осторожен старый барсук. Ни тпру ни ну! Он впереди других не полезет, нет! Так принцу и отрезал: «Ежели есть у вас верная партия из особ посильнее среди вельмож и в полках, тогда откройтесь мне. И с регентом можете начать без страха разговоры. А нет того — так уж лучше со всеми другими согласуйтесь. Терпите пока…»

— Што ж, он и прав, старый лукавец…

— И я говорю, што прав! — согласился Грамматин. — Так и принцу докладывал при случае: «Вам-де первому о себе зачинать — не рука. Надо ожидать, што государыня принцесса сказать пожелает. Хоть она и врозь с вами, да в сем деле сойдётесь, против Бирона если пойти». А принц меня ещё к Ушакову посылает. Даже не верится мне, чтобы этот старый травленый волк за нас был.

— Посулить ему побольше, он и отца родного продаст, не то што благодетеля Бирона! — уверенно подал голос Яковлев. — Ну, а министры наши как?

— Тоже советуют потише бы нам быть с принцем. И Кайзерлинг, и Шеллиан. Я вот и полагал нынче насчёт партии проведать… Много ль нас из войска набирается? Да вот…

Грамматин запнулся, словно не решаясь договорить, и снова огляделся на все стороны, особенно кидая подозрительные взгляды на три двери, выходящие в этот средний покой, словно подозревал: не подслушивает ли кто-нибудь за ними эту таинственную беседу.

— Много ль? — подхватил вопрос Бровцын, не замечая тревоги гостя. — Все пойдём, вот сам увидишь, брат-камерад! И простолюдье все, и духовный чин… все на Биронов! На иродов, на извергов рода человеческого. Сидит тута и в сей час у меня человечек один. Я его погодя призову, когда понадобится. Из духовных тоже. Слышь, оно вот. Он порасскажет, как ждут не дождутся люди православные, убрали бы мы того антихриста немецкого, слышь, оно вот!..

Сильным жестом докончил Бровцын свою нескладную, но выразительную, горячую речь.

— Всё это ладно! — тревожно, быстро заговорил Грамматин, очевидно приняв какое-то внутреннее решение. — Одно плохо. Принц у нас молодой, добрый… Подумал, подумал да и говорит: «Видно, на все воля Божия! Я уж и успокоил себя насчёт власти. А то затеешь дело, выдадут меня людишки злые Бирону… И вдвое хуже будет!» Да словно напророчил беду. Пока што с ним будет — а вас, слышно…

Грамматин оборвал, ещё раз огляделся и совсем тихо договорил:

— Вас… в с е х головой выдали регенту.

Бровцын, стоявший у печки, где он раскуривал трубку, услышав слова приятеля, только раскрыл беззвучно рот и опустился на стул, стоящий рядом, словно у капитана ноги подкосились.

Яковлев, вздрогнув, впился глазами в бледное, но спокойное лицо Грамматина. Несколько мгновений прошло в зловещем, удушливом молчании.

Первый забасил совсем трезвым тоном Бровцын, словно от чёрной вести и хмель с него соскочил совсем.

— У-уф! Мать Честная Богородица! Слышь, оно вот… И не пьян уж я больно, а ноги держать не стали. Друг, слышь вот, скажи… Да кто?! Да как! Да откудова знаешь? Сказывай, камерад, как же нам быть теперь, а?!

— Откуда вести пришли о… предательстве?! — осторожно задал вопрос и Яковлев.

— Чрез ушаковских молодцов да через Остермана. Разговор был на совете у господ министров… Один из них передал Бирону, какая партия-де против него в войсках гвардии собирается. От Бирона предатель поставленный кроется между нами…

Шумно, в негодовании вскочил было Бровцын при этих словах со своего места.

— Што… пре?..

— Да потерпи, капитан. Досказать дай! — остановил его Грамматин. — Бирон-де и порешил всех перехватать, покамест дело не созрело… Я, слышь, затем и поспешил нынче сюда: упредить вас, камерады. И сам долей ждать не стану. Может, нынче и придут немцевы архангелы. Не хорошо, коли я тут с вами попадуся. И принца моего тогда на цугундер потянут. Так уж…

Не договорив, он встал, ища глазами свой плащ и шляпу.

— Его высочество? — изумился Яковлев. — Решатся ли? Посмеют ли? Што они с им сделать могут?! С самим отцом императора всероссийского!..

— Ха-ха! — горько усмехнулся Грамматин. — Не видали мы, как у нас особам и поважнее принца люди, тем особам самые близкие, на недоступной высоте стоящие, своими царскими руками голову прочь рубили в тёмных казематах петропавловских! Царя Петра годочки страшные — не далеки от нас они… А тут — Бирон, палач немецкий, да задумается?! Ха-ха! Ну, прощайте, камерады. Я упредил вас по совести, по чести. Теперь сами смекайте, как вам лучше. Ночь добрая!

— Благодарствуй, камерад!.. Да, слышь, оно вот… С чего я так уж перепужался, и то сказать? А? Пусть жалуют шпыни алибо профосы Бироновы… Веселимся мы тута… ангела тут моего день справляем. Вот и все! Нешто…

— Ну, вестимо, ведомо: Ушаков тебе так и поверил! — глумливо перебил хозяина Яковлев и, хватая со стула плащ и шляпу, обратился к Грамматину: — Я с вами малость пройду. Ещё вы мне порасскажете. А после вернусь сюда, товарищам передам.

— Да уж гляди, приятель, хошь ты и штафирка, не военная косточка, а в кусты не утекай! Небось Бог не выдаст, Бирон не сожрёт. Старая поговорочка!.. А вас, камерад, весьма благодарствую, что хоть побывали, — светя и провожая Грамматина, обратился к нему Бровцын. — А то на дорогу посошок-от? Ась? По единой ещё…

— Нет, нет! — уже стоя в сенях и надевая свою шинель с треуголкой, отказался решительно Грамматин. — Время не ждёт.

Он двинулся уже к двери, опережая хозяина, словно сам спешил отодвинуть засов. Но снаружи послышались голоса. Тяжёлые чьи-то шаги застучали по деревянным ступеням лестницы, звякнули шпоры, ножны палаша концом отчеканили свой ход по лестнице.

Трое, стоявшие в сенях, остановились, насторожив слух, почти затая дыхание.

— Идут… У вас другого выхода нет ли? — шепнул хозяину Грамматин. И сам поспешно отступил к дверям горницы, откуда лился свет, озаряя и полутёмное пространство сеней.

Яковлев, последовавший за ним, ответил вместо Бровцына:

— Выход есть… Вон там, через кухню… Да что толку, капитан? Ежели это те… так, поди, патрулями все кругом обложили. Всюду ходы-выходы стерегут. Ещё хуже, што мы по чёрному ходу, словно бы убегать задумали…

— Правда и то! — согласился Грамматин, досадливо покусывая усы. — Что делать! — обратился он к хозяину, который, несмотря на стук за дверью, все усиливавшийся, держал в руке дверной засов, не решаясь: как поступить? — Открывайте уж, камерад! Будь что будет… Авось…

И сам, снова двинувшись в сени, в угол потемнее против дверей, закутался в шинель, скрыв лицо под её воротником, поднятым до ушей.

Яковлев, проделав то же самое, стоял за адъютантом, готовый следовать за ним.

— Хто там стучит? Вот отомкну сейчас! — громко проговорил Бровцын, возясь шумно с запором, словно тот не поддавался под рукою хозяина.

— Отворяй… Не зноби… Я это. Мы, хозяин дорогой! — послышался за дверью звонкий, знакомый голос.

— Камынин!.. Свой это! — радостно вырвалось у Бровцына, и дверь широко распахнулась. Вместе с клубами пара, который хлынул наружу, навстречу морозному воздуху, льющемуся в раскрытую дверь, Грамматин и Яковлев шмыгнули на крыльцо и быстро сбежали с него, почти столкнувшись со входящим вахмистром конной гвардии Камыниным, огибая группу других гостей, уже подходящую к самому крыльцу. И через миг обоих не стало видно в морозной полумгле.

— Здорово, дорогой хозяин! — целуясь с хозяином, приветствовал его вошедший. — С ангелом проздравляю, дорогой камерад!.. А что это, словно бы меня испугались да стрекача задали от тебя два гостя? Яковлев как будто один… Кабинет-секретарь. А второго не разглядел… Может, беглый дезертир какой, что ли? — понижая голос, задал вопрос любопытный гость.

— Пустое что мелешь! — добродушно перебил Бровцын, уже успевший налить рюмку. — Грамматин сам это жаловать поизволил, да недосуг ему. Да ещё тут… Ну, посля скажу, когда другие подойдут. — И он двинулся снова в сени, чтобы запереть на засов дверь, стоящую полураскрытой.

— Грамматин… вот оно што! — протянул Камынин. — Да пождите напирать, капитан. Там ещё идут, слышите? И вторично — с ангелом вас, государь мой!..

— Идут? Ладно… Ваша правда! Яша! — крикнул он. — Где ты там запропал?

— Бягу, ваше скородие! — входя с новым грузом жбанов и фляг, весело отозвался денщик, появляясь в покое.

— Ставь скорее да встречать беги! — приказал Бровцын. — Слышишь… видишь: жалуют гости дорогие!..

— Сюда, сюда вали, братцы! — слышались теперь голоса.

Быстро, один за другим, совершенно наполняя тесные сени, появились новые гости. Первым ввалился и прошёл в покой грузный, ожирелый подполковник Пустошкин, которому остальные, теснясь, дали дорогу ради его старшинства по чину. Другие семёновцы: майор, князь Путятин, капитаны Чичерин и Аргамаков — кучкой вошли за своим начальником. Преображенцы: поручик Ханыков, сержанты Алфимов и Акинфиев, появясь в покойчике Бровцына, после дружеских приветов, — тоже своим гнездом заняли места за общим столом, напротив семёновцев.

Когда же на пороге появилась «штатская фигура» дворцового чиновника, секретаря конторы принцессы Анны, Михаила Семенова, — Пустошкин и его соседи весело приветствовали скромную штафирку.

— Сюды, к нам, писуля! Ты ведь тоже семёновец… Семеновым тебя зовут недаром!

Пока тот усаживался, вошли три капрала-семёновца, Хлопов и два его приятеля, на днях только завербованные в «партию».

Ради чинопочитания они, отдав честь имениннику, поздравив его как водится, стали кучкой у печки, словно желая обогреться с морозу.

— Рад, рад дорогим гостям! — суетился всё время Бровцын, целуясь, пожимая руки, усаживая гостей. — Милости просим к столу, камерады… Греться станем с непогоды. Ишь, за окнами как хлещет! Просто ставни рвёт… слышь, оно вот…

— М-да! — основательно втиснувшись в кресло, приготовленное для него на переднем конце стола, отозвался Пустошкин, отирая заиндевелые усы и осматривая строй бутылок. — Меня и то при съезде мостовом чуть с экипажем в воду не снесло! Обогреться не мешает. Здоровье именинника!

Опрокинув в рот стакан любимой тминной, он, крякнув, закусил грибком, поддел на вилку кусок балыку и добродушно обратился к капралам:

— Садитесь-ка… без чинов, прошу, господа капралы. Тут не во фрунте. Все мы — дворяне, собрались у товарища. Для общего дела. Прошу…

Те уселись на дальнем конце стола. Ещё несколько мест осталось не занятыми.

— Повторим по единой… Сразу теплее станет, слышь, оно вот! — обходя стол и наливая всем, предложил хозяин. — Пью здоровье дорогих гостей!..

— За здоровье именинника!.. На многи лета!.. Ур-ра!..

Даже маленькие оконца покоя зазвенели, давая отклик на дружное величанье.

— Благодарен без меры… Вот как польщён! — кланяясь, весь красный от удовольствия повторял Бровцын. Затем, когда клики смолкли, продолжал:

— А теперь прошу перекусить наскоро. Посошок на дорогу… И простимся до увиданья, братцы! Слышь, оно вот!..

— Что!..

— Что с тобою?! Здоров ли!..

— Шутник-покойник!.. Али допился спозаранку до обалдения?

— Что такое, капитан? Шутите вы, что ли?

С этими восклицаниями почти все поднялись со своих мест, удивлённо оглядывая Бровцына.

Тот стоял спокойный на вид, только немного сумрачный, совсем не похожий сейчас на сияющего именинника.

— Простите, бухнул я так… — заговорил он, когда умолкли голоса гостей. — Да, слышь, время не терпит. Тут люди были сейчас. Огорошили меня. Сказывают: облава на нас снаряжена. Может, сюда пожалуют, чтобы всех накрыть. Предатель среди нас объявился… слышь, оно вот… Недарма вот тринадцать нас тут собралося за стол. Вот уж вы сами и подумайте: как же мне тут? Не сказать — и вас в моём дому перехватают! Я хуже иуды выйти могу. «Положим, — говорю я Яковлеву, — гости у меня… Как же могут?» А он толкует: «Поверит тебе Ушаков! Держи карман…» И я подумываю: скорей што не поверит, собака проклятая! Слышь, оно вот… Ну, и…

Он развёл руками, умолк. Молчали и остальные, пока первым не заговорил порывистый Аргамаков:

— Что ж нам теперь? Или, по регламенту воинскому, как на советах бывает? Младшим по чину, что ли, первое мнение подавать?

— Ну, уж нет! Здесь мы все без чинов, сказано… — тоже поднявшийся было со своего места, решительно заговорил Пустошкин. — Там хто как себе хочет — а я остаюсь!

И он снова опустился в кресло, налил ещё стаканчик тминной, поддел второй кусок рыбы, выпил и стал смачно закусывать, подкладывая себе на тарелку, что получше стояло на столе.

— Виват! Это вот по-нашенски! — прозвенел молодой, напряжённый голос Ханыкова. — Что, в сам деле! Предали нас, ну, и ладно. Тогда всюду найдут, куда ни скроемся, право же, камерады. А ежели иуды ещё не совсем разнюхали: какие замыслы у нас замыслены?.. Тогда бежать и вовсе не след. Шапка, сказывают, только на воре и горит. Побежал — и виноват выходишь. Да и бежать-то некуды.

— Видимое дело! — поддержал товарища Путятин, сейчас особенно бледный и взволнованный на вид. — Не на Яик же ускакать. Разыщут, возьмут и в дому, кого им надобно… псам Бироновым… палачам немецким! А мы, коли заварили кашу, и хлебать её же будем. Ежели уж нашёлся такой христопродавец, что своих братьев Биронам окаянным продал! Э-эх, узнать бы: хто?! — стискивая кулаки и зубы, хрипло досказал князь и пошёл к столу у печки, взял и раскуривать стал себе трубку.

— Да!..

— Вот бы уж тогда я…

— Кабы знать, уж тот бы…

Эти угрюмые недоговорённые угрозы в ответ на слова князя зарокотали со всех сторон.

Камынин, бывший спокойнее остальных, теперь вдруг почему-то вспыхнул, но, сделав усилие, выступил на середину круга, образовавшегося у стола, и громко, нервно заговорил:

— Да чево это, камерады, братья-товарищи, так уж мы и всполошились? Может, и нет ничего такого? Адъютантишка прынцев, может, такой же смельчак, как и сам наш Антоша? Али нас немцы треклятые столь уж запугали, што и попировать мы не смеем по душам?! Пусть придут, иуды! Мы им покажем кузькину мать!..

И он до половины обнажил свою шпагу, приняв самый вызывающий вид.

— Правда, Камыша!

— Пускай сунутся!.. Нешто мы безоружные!

— Мы им, собакам!..

С этими возгласами многие из присутствующих, особенно помоложе, тоже ухватились за эфесы своих шпаг и палашей. Блеснули и дула карманных пистолетов, припасённых некоторыми из заговорщиков на всякий случай.

— Буде шуметь! — покрывая общий гул, прозвучал снова голос Аргамакова. — Долой оружие! Не в нём наша сила!

И он, отстегнув шпагу, бросил её в угол, где денщик Бровцына её подхватил и поставил на место.

— Что ещё, мудреный ты мой, придумал? — спросил Пустошкин, внимательно искоса поглядывая на капитана.

— А то! Ежели решено, што пируем мы тут — так нараспашку! Штобы так оно и видно было. Придут, скажем… Ладно! Чёрт с ними! Да кто придёт? Братья же наши, военные русские люди! Только такие, слышь, которыми могут ещё немцы вертеть по своей волюшке… Так не станем же мы своих стрелять да резать, хотя бы и с арестом пришли?

— Нет, не станем!

— Верно, Сеня! Правда твоя, не со своими же драться! — раздались дружные голоса.

— Вот если бы Бирона какого?..

И все, сняв оружие, отшвырнули его в угол на попечение денщика, а сами принялись за выпивку и закуску.

— Ну, ежели так, так и так! — довольный заговорил Бровцын. — Я-то уж выше меры рад. А всё же для опаски — стрёму выставим. Яша! — обратился он к тёзке-денщику. — Мы тута и без тебя справимся. Больше прийти, кажись, некому. А ты походи во дворе круг флигелёчка… и в проулочек выгляни… на пустырь глазком закинь… Ежели што сметишь недоброе — песню заведи, словно пьяный. Либо иначе как. Посвистом там.

— А уж ежели прямо видишь, что гости незваные, беги через кухню, упреди нас.

— Слухаю, ваше скородие! — отрезал денщик и скрылся за боковой дверью.

— Одному парню не углядеть, поди! — обратился ко всем Ханыков. Затем обернулся к самому молодому из капралов.

— Вот что, Вася… и ты ступай дозором… На чём тут порешим, тебе скажут камерады.

— Я и сам думал проситься! — живо подымаясь с места, взялся за палаш молодой капрал, накинул шинель и быстро ушёл вслед за денщиком.

— Стало быть, все по правилам и по артикулу. И летучий авангард с арьергардом выставлены. А теперь — не дозволите ли, государи милостивые, и духовное лицо одно в нашу компанию пригласить? Странник у меня тут один ночует. Весьма народом почтён. И Бирона любит не хуже, чем мы сами…

— Зови… Проси…

— Ежели надо, пусть идёт! — раздались голоса.

— Без этих долгогривых, без духовных дармоедов тоже не обойтися!..

— Само собой! — подтвердил Бровцын. — Яковлев и то мне сказывал: злы простецы на Биронов. Да головы нет у черни, слышь, оно вот… А такой старец Афанасий — он дорогого стоит. Я сейчас вам ево…

Скрывшись за дверью своей спаленки, хозяин быстро вернулся обратно в сопровождении благообразного старика в подряснике. Ноги его были босы, в руке белел простой посох, заканчивавшийся наверху резанным из дерева же крестом. На ходу что-то позвякивало под ветхим подрясником старца, как будто там были скрыты вериги, железные цепи и грузы.

— Мир вам, чада Божии! — осенил крестом пирующих странник, остановясь у порога.

— И над тобою Господь, старче! — дружелюбно отозвался Пустошкин. — Садись, потрапезуй с нами, коли обмирщиться не боишься…

— Не то: трапезу делить с братьями по Христу — душу отдать за други свои заповедано! — с поясным поклоном отозвался старец, подойдя к столу поближе. — И погубивший себя спасён будет. Тако верую. Да воздаст мне Господь по вере, не по делам моим!..

— Смышлёный дедуган! — усмехнулся недружелюбно Камынин. — Знает, чем можно обелить себя… Ну, трапезуй да выпивай, коли ты такой покладистый! Хе-хе!..

— Обелит меня паче снегу Господь и в виссон облечёт ради смирения моего неложного! — ответил странник, пронизывая своими странными, словно незрячими глазами Камынина, так что тот даже потупил невольно свой взгляд. — А гордыня ангелова погасила на крылах его блеск, коему и солнца небесные равняться не могли!

Усевшись против Камынина, старик отпил из стакана глоток вина, взял кусок хлеба, отломил от него часть, обмакнул в соль и протянул смущённому вахмистру.

— Может, по-братски примешь кусок от меня? — спросил он, при этом всё так же не сводя глаз с лица его.

— Что за блажь! — вспыхнув, даже с места поднялся Камынин. — Стану я из твоих рук есть… Ты — не Учитель!..

— А ты — не апостол… Верно. Так и вижу я, по лицу по твоему… Суетен лик твой… Греха в нём не мало. А ты иных осуждаешь… постарей себя… Неладно, чадо!

— Кинь, старче! — вмешался Бровцын, видя, что гостей коробит вся сцена. — Никто не осуждает тебя. Потолкуем лучше, слышь, оно вот… Знаешь, чай, о чём речь будет…

— О-ох, знаю!.. Плачет, рыдает землица-матушка православная… Обороны просит от чужеземных ворогов, чёрных воронов налётных… А боронить некому. О-хо-хо!..

— Может, и найдётся кому! Слышь, старина, сказывают, и чернь порадуется, и вся ваша братия, ежели не станет над нами неких наскоков иноземных. Правда ли?

— Воистину, возликует земля. Настрадалися, истомилися люди православные! Силушки нету боле терпеть. Да без пастуха стадо — куда оно кинется? За весь мир хрестьянский челом вам бью, земно кланяюсь, начальники-господа, стратиги светлые! Ослобоните от ирода, от предтечи антихриста, коли сила-мочь ваша! Терпеть боле мочи нет. А народу знак подать лишь — весь за вами пойдёт. Не оставьте, застойте, господа честные воины!.. Силушки нет боле!..

И, выпрямясь всем своим исхудалым, старческим станом, он вдруг рухнул в ноги собеседникам, отдавая всем земной поклон.

Ханыков, вместе с Аргамаковым подымая дрожащего старика, усаживая его, заговорил взволнованно:

— Слышали, камерады? Вот где наша сила. Народ весь ждёт и молит прийти к нему на помочь, убрать ненавистных бироновцев. Пусть предадут нас, пусть возьмут, казнят!.. Другие станут на наше место. Сам народ, смиренный, кроткий и безоружный, он, как один человек, подымется. Его стрелять, колоть станут… Он будет все идти вперёд. Штыки устанут, стволы ружейные, пушечные жерла умолкнут, накалясь докрасна… А народ всё будет идти — и задавит под своими телами, живыми и мёртвыми, всех, кто столь долго и жестоко угнетал его, глумился над душою народною!.. Что значит шпага, удар свинца, когда народ не сносит более!..

— Верно, камерад! Истинно так, братцы! — сильно подхватил вдохновенную речь друга Аргамаков, ударяя по столу рукой. — Много терпела земля наша Русская. Знала и татарское, и польское засилье… Все пережила. Все сносила до поры. А стало народу невтерпёж — и нету насильников! Так и теперь будет с немцами. Верю я. И вы верьте! Беда не велика, ежели в ряду жертв мы первыми сложим наши буйны головы. Двум смертям, слышь, не бывать… За родину! За народ весь русский! Немцу на гибель!

Высоко подняв стакан при этих словах, он осушил его и швырнул об пол так сильно, что толстое стекло с жалобным звоном разлетелось на мелкие куски.

— За родину! За народ! — как один откликнулись все и осушили свои чарки.

Выждав, пока смолкли клики, заговорил князь Путятин.

— Спасибо тебе, братан, за сильное, святое слово. И тебе, Сеня. Все верно, что вы сказывали… Жаль одно: много бесплодных жертв. Не мало лишней крови прольётся из-за насильника бездушного. Нешто нельзя Бирона просто в одиночку убрать? Мало ль где случай подвернётся? И на параде… и так, у дворца… В караулах дворцовых бывают наши. Ну, и…

— А на его место брат либо сват бироновский заберётся… И то же сызнова пойдёт, что было! — не дал другу докончить Аргамаков. — Нет! Дело надо по-сурьезному зачинать и кончать. Дабы все видели и знали: не прав был немец — и убрали его общею волею, а не пулею какого ни на есть случайника. Признали вот мы, что регентшею надо принцессе быть, государыне. Всех и склоним на это. Придём, арестуем жадного немца, судить его станем. Снимем позор с земли родной. Кому, за што на целых семнадцать лет она в неволю, в кабалу, на поток отдана?! От кого терпела долгих десять лет, пока жила заступница этого выжлятника, этого герцога из конюхов!.. Грабил землю, угнетал всех он, пройдоха, псарь… бабий… Тьфу! Язык не вымолвит, чем был подлизун, чем отличался в царстве, проходимец!.. И за это ему, глупому, бесчеловечному и жадному — весь народ в кабалу, на потеху достался ещё на семнадцать годов!.. Вся земля, дети, жёны наши… матери, сёстры… Мы все!.. На поругание немцу?! Нет, не бывать тому больше… Живи так дальше, хто хочет, а я не могу!

С удвоенной силой ударив по столу кулаком, Аргамаков опустился головой на стол и затих, сдерживая рыдания, подступающие к горлу.

Взрыв криков послужил ему ответом.

— И мы!..

— И я не могу!..

— Не хотим!.. Не станем!..

— Гибель Биронам… Долой немецкую шайку!..

Не скоро затихли крики. Друзья, довольные, что пришли к твёрдому решению, обнимались, чокались… Каждый хотел сказать своё.

Сильный, хотя и грубоватый голос капрала Хлопова покрыл все остальные. Уважая твёрдый характер камерада и его ясный, здравый смысл, ту чисто русскую смётку, которой он отличался среди товарищей, все стали прислушиваться к его речи.

— Всё так… всё верно, камерады! — говорил Хлопов. — И я верю, вижу сам: пробил последний час мучителю общему. Не нашими руками, так иными, но уберут лиходея прочь, кинут на кучу навозную, как ветошку поганую… Освободится от позора земля родная. Да надо бы теперь же и то ещё рассудить: как бы из огня да в полымя не сунуться! Круг принца с принцессой — тоже чужаков не мало. Кайзерлинги, Шеллианы, Линары всякие… Те же Бироны, лих, на иную стать. Очком помельче. А всё один чёрт на дьяволе выходит. Может, они не слаще, ещё горше Биронов окажут себя… А есть у нас и своя, русская, прирождённая царевна: Лизавета-матушка. Чья она дочка, подумайте! Вот об чём нам не потолковать ли перво-наперво, ась?!

Компания притихла, словно призадумалась.

Семёновец, капитан Чичерин, близкий человек к Брауншвейгской фамилии, чувствуя опасность минуты, заговорил мягко, убедительно, но твёрдо, желая сразу сломить общее настроение.

— Что за новости! О чём думать ещё? Мы ли не знаем принца Антона? Душа-человек, Уж если регента выбирать нового — ему и быть. Отец императора, чего же лучше? И народу, и чужим потентатам это, полагаю, будет приятно. А… ежели грех там какой и случится — всё лучше, когда у правителя фаворитка будет, ничем ежели снова у новой государыни свои дружки заведутся, как то бывало искони и вечно. Бабёнка за силой не погонится, как фаворит-наложник. Она в правление империей мешаться не станет, мутить повсюду не сможет. Ума у бабы не хватит. Ежели деньгами нахватает, зато порядков наших не изменит, как фавориты всякие делали. Мучить народ метреска не посмеет. Руси не продаст врагам корысти ради. Не женское то дело. Будет тешить тело своё, свою душеньку. Вот и все. Видимое дело: принцу надлежит регентом быть. Не так ли, камерады?

— Почему и не так! — поддержали его семёновцы. — Прямой регент!

— Ну, нет! — подняли решительно голос преображенцы и Хлопов. — Лисавете и по роду её, и по старшинству подобает…

— Принц — чужой! Сызнова немцев накличет на нас! — упорно повторял своё Хлопов. — Старое ярмо напялим на русскую шею!..

— Постойте, братцы! — врезался Ханыков в общий гул голосов. — Так дела не рассудим. Мы, словно поляки на ихнем сеймике: каждый своё, а дело — тпр-ру! Разве ж можно так. Дайте и мне сказать. Немцы нам не страшны. Вон и при Петре немцами всюду полно, почитай, было. Да они хоть учили нас, а знали: мы — хозяева, они — гости.

— Беда, коли у себя на Руси мы станем кабальными для своих же гостей. Того не надо, и быть того не должно. Пусть жалуют к нам, хто хочет. Пускай выгоды имеют свои. Только — нам служи! А не прибирай нас к рукам, словно стадо какое беспастушное. Это первое. А сверх того: штой-то рано мы шкуру делить стали, бирюка ещё не пришибивши. Вон, слышь, за нами допрежь всего облава устроена, а мы уж горланим: «Тому быть! Иному не быть!» Чёрт бы с ними, со спорами. Раней до дела дойдём, а там и станем грызться: кому кого над собою видеть охота? Выпьем, братцы-камерадцы, последний наш стакан — на гибель врагам! На гибель позорной шайке фаворитов! На гибель Биронам!

Все с говором одобрения взялись за стаканы. Как из одной груди вырвался один ответ:

— На ги…

Слово так и не было докончено. Все сразу смолкли, оборвав крик, словно на воздухе обрубив его, загасив собственные голоса спазмом гортани.

Головы всех повернулись к маленьким оконцам покоя, выходящим в переулок.

Там, за ставнями, ясно слышались тяжёлые шаги патруля, который звонко выбивал свой марш по мёрзлой земле, всё ближе и ближе надвигаясь к домику вдовы.

— Што? Патруль! Ужли за нами? — отрывисто, негромко прозвучали встревоженные голоса.

Камынин, словно ожидавший всё это время чего-то, первый кинулся в сени, к наружным дверям и прислушивался напряжённо, как шаги, поравнявшись с крылечком дома, продолжали мерно выбивать свою дробь по дороге и стали затем так же постепенно удаляться, как надвигались издали.

— Нет… ещё не за нами! — разрешил он тогда общее мучительное ожидание, возвращаясь к столу. — Прошли…

И, бледный, с крупными каплями пота на лбу, взял дрожащей рукой сулею с водкой, налил полный большой стакан и выпил залпом. Закашлялся, но, ничем не закусывая, снова отошёл в глубину, к дивану, словно не веря себе и выжидая опять чего-то.

— Што вы, камерады, так уж! — попытался поднять настроение Бровцын, хотя у самого лицо было покрыто багровыми пятнами. — Тут патрули частенько гуляют: место у нас глухое.

— Ну, и леший с ними! — выбранился Пустошкин. — Только переполошили зря. Выпьем по сему случаю для верной оказии! Здоровье всех!.. А правду сказал поручик Ханыков: давайте раней до дела дойдём. Немца — по шапке. А там уж… Чай, свои люди, сочтёмся!

— Конечно! Все пойдёт своим чередом, — заговорил наконец и молчавший до сих пор Семенов, полагая, что теперь и ему пора сказать слово. — Законным порядком надобно… Манифест пропечатать: «Милостию Божией…» И — регент либо — регентша… Как уж там кабинет порешит! Без того невозможно. Бумагу надо. Это первое дело — бумага. Что мы здесь зря будем толковать? Вот, скажем, устав о Бироне. В моих он руках лежал. Человечек один у Востермана есть… Я и сказывал принцу Антону: «Угодно вашему высочеству — мы весь манифест так перепишем, что про Бирона тамо и помянуто не будет!» А принц наш робеет. Молод ещё. Главное дело: бумага. Объявлено всенародно с подписом… Вот и конец!

— Вздор ты городишь, государь мой! — оборвал приказного Пустошкин, уже совсем повеселевший от выпивки. — Что там бумага! Тьфу. Знаешь, на что бумага годится? Вот то-то и оно. Мало ли мы этих бумажек на веку видывали за всяким подписом? Дело идёт, как сила велит. Наша будет сила — так мы все бумаги можем… вж-ж-ж! — он сделал жест, как рвут и кидают прочь лоскутки бумаги. — Понял либо нет, приказная строка?

— Ну, уж это прошу прощения! — кровно задетый, тоже осмелевший от вина, решился возразить Семенов. — Без бумаги невозможно… В ей вся сила искони бе. Уж это — воинский барабан… Оно конечно, рацея сильнейшая… А всё же бумага… Не обойтись!

И, бормоча свой протест, он потянулся за флягой наливки, чтобы залить полученную обиду.

— Ладно уж… Будет по-пустому слова да время терять! — кинул ему Аргамаков. — Столковаться бы лучше нам надо, как далей дело повести? У меня народу немало подговорено. Нам из больших персон кого-либо надо на подмогу. Без того точно что нельзя. Вы, подполковник, повидать хотели… Удалось ли? — задал он вопрос Пустошкину.

— Побывал… побывал… И у Черкасского, и у князя Головкина. Да… — Он, не досказав, махнул рукою. — Сами они, видно, боятся, как бы им Бирон чего не сделал? Зажирели, вестимо… Дела им нет до родимой земли.

— Головкина и то усылают в чужие края за вольные речи о регенте! — заметил Путятин. — А Черкасский? Кто его знает! Чтобы его карманов не вспороли, он и гнёт жирную шею под немецким кулаком!

— Миниха ещё боятся многие! — таинственно объявил Семенов. — Тот за регента руку держит. Да Трубецкой… да Бестужев. А ежели бы не они!..

— Бестужев, Алёшка Козел… Дядюшка мой любезный! — издали подал голос Камынин. — Пьянчуга горький — и в министры попал!.. А за что? Сами знаете. Немцу и душу и тело продал.

— Э! Кабы не заручка такая сильная у регента, так живо бы его можно! — с пьяной настойчивостью вёл свою речь Семенов, почти не слушая других и не замечая, что его мало кто слушает. — Знаете, государи мои, што манифест о Бироне и подписан-то был не собственноручно… Да-с!.. Вот оно што! Я уж не зря сказываю… Я уж…

Тут и его болтовня и общий говор снова стихли, как по мановению чьей-то властной руки. За окнами послышались голоса, шум, крики о помощи, топот людской толпы, набегающей с разных сторон.

— Тише ты, строка приказная! — не стесняясь, прикрикнул на Семенова Пустошкин. — Плюнь со своими подписями! Слушать лучше дай: што там такое творится?

Камынин, словно не имея силы усидеть на диване, поднялся и заходил в глубине комнаты, мимо входной двери, наблюдая за встревоженными товарищами.

— Што-то случилось там…

— Это, гляди, не за нами ль?! — раздались негромкие голоса.

— Нет! Дали бы знать наши! — успокаивал Бровцын.

— Добро… А ежели их подловили самих? Ежели убрали наших сторожей?

— Надо на всяк случай иметь оборону! — кидаясь к своим шпагам, решили многие из компании.

— Стойте! — загораживая дорогу, остановил их Аргамаков. — Али забыли наш уговор? Бросьте шпаги. Сядем, подождём. Видите: не к нам добираются пока…

— И то… На углу галдёж, с переулка! — объявил Бровцын, теперь прильнувший слухом и взором к одному из окон, выходящих в переулок. — Ссора, видно. Нет, не к нам, должно, по…

Он не договорил. Сильный удар прозвучал у входной двери, не то прикладом, не то чем-то другим, тяжёлым и твёрдым.

Все мгновенно застыли.

Бровцын первый овладел собой и кинулся к Пустошкину, рядом с которым теперь стояли старец Афанасий, Семенов и князь Путятин.

— Слышьте! — шепнул он им. — Всем не поспеть, не уйти… А вам, подполковник… И вам, князь… И тебе, старче… Лучше не попадаться сейчас в эту кашу. В моём покойчике — вот эта дверь… Оконце на пустырь выходит. Спешите…

Все трое не заставили себе повторять приглашения и скрылись за указанной дверью. Семенов шмыгнул за ними. А Бровцын между тем кинулся к наружным дверям. Удары здесь участились. Чьи-то голоса звали хозяина.

— Хто там так поздно? Зачем вам хозяина? — громко подал голос Бровцын.

Остальная компания, приняв беспечный вид, уселась снова за стол, наливая и выпивая, как раньше.

— Пусти скорей, хозяин! — послышался чей-то голос с улицы. — Человека… камерада нашего ранили… Перевязать бы надо…

— Ранили кого-то? — вскакивая, переспросил Аргамаков. — Видно, и впрямь помочь надобно… Или отворить, как думаете, братцы?

Ответа он не успел получить. Денщик Бровцына вбежал со стороны кухни, задыхаясь от волнения.

— Как быть, капитан? — обратился он к Бровцыну. — Кажись, нас обошли. Драка тута затеялась на углу. И вдруг патрули набежали. Сам не видал я, а люди кричат: «Солдата зарезали!» Понесли кого-то к нашему крылечку, словно тело мёртвое… Свет в ставни видно, вот и понесли… Я иду поглядеть: што будет? А от пустырей — прямо к забору к нашему ещё патруль… Я живо во двор… двери все запер. Как быть?

— Ладно. Ступай! — махнул ему Бровцын. — Как же теперь быть, камерады? Отпирать ли?

— Пускай гостей нежданных! — стоя со стаканом в руке, решил Ханыков. — Это же не смерть ещё. Да и той не страшно!..

— Ваша воля, товарищи!.. Господи, благослови! Входите… Несите, хто там есть! — отпирая входную дверь, обратился Бровцын к незваным гостям, стоящим на крыльце.

Сразу в сени, а потом в покой вошли около десятка дозорных с поручиком Гольмштремом, бироновцем, во главе.

— Идём… несём! — проговорил он своим плохим, не русским говором. — Пожалуйте! — обернувшись назад, в сторону крыльца, пригласил он кого-то.

Вошло ещё человек пять солдат-пехотинцев, под командой Власьева, личного адъютанта Ушакова.

Тут лишь поняли гости Бровцына, что они попали в хитрую ловушку. Но никто не издал ни звука, и только презрительными взорами окидывали они Власьева.

Видя, что от него все ждут первого слова, Власьев, обычно наглый и беззастенчивый, опустил в смущении глаза, растерявшись, стыдясь от сознания, что сейчас придётся наложить руку на своих же товарищей, как на каких-нибудь преступников.

Всё-таки кое-как овладев собою, он торопливо забормотал:

— Простите, государи мои… Я получил приказ… Именем его величества… вы… арестованы. Вот бумага… видите: подпись… печать…

Настало тяжёлое молчание, снова нарушенное неуверенным, срывающимся голосом адъютанта:

— Извольте одеться… и следовать за мною.

Не говоря ни слова по-прежнему, стали надевать с помощью денщика свои шинели и головные уборы гости Бровцына и он сам.

В это время сильный треск послышался на кухне, и дверь, запертая денщиком, сорвалась с петель, грохнула на пол. Ещё несколько солдат с капралом появились за порогом кухонной двери.

— Што, там никого не было? — спросил отрывисто Власьев.

— Так точно… Все выглядели. Пусто там, ваше скородие! — отрапортовал капрал.

— В таком случае… Вы готовы, государи мои? — обратился Власьев к заговорщикам. Увидя, что денщик собирается подать им шпаги, а они их не берут, — он крикнул резко:

— Эй ты… стой… Шпаги давай сюда!..

Гольмштрем, по знаку Власьева, принял шпаги у денщика, неловко сунув их себе под мышку.

— Видите, товарищи, хорошо, что шпаги наши не на нас! — с горькой улыбкой обратился Ханыков. — Вот ещё оружие, господин адъютант!

И, достав из кармана небольшой пистолет, он протянул его Гольмштрему. Остальные тоже, кто имел, начали вынимать пистолеты, чтобы сдать оружие.

Две крупные фигуры военных внезапно появились в раскрытых дверях, ведущих на крыльцо: брат фаворита, Густав Бирон, и генерал-майор Бисмарк, креатура регента. Видя, что все обошлось благополучно, вошли в покой посмотреть, как происходит арест.

— Взяли всех… Обезоружили. И без шуму! Прекрасно! — похвалил своих ищеек Густав Бирон. — Никого больше нет? Тут все?

— Все, генерал! — начал было докладывать Власьев.

В то же время Камынин незаметно, стоя почти за спиной у Бисмарка, что-то шепнул ему.

Не меняя нисколько выражения своего грубого, словно из камня резанного лица, Бисмарк перебил Власьева вопросом:

— А вы посмотрели в той комнате?

И он концом тупого подбородка указал на комнату Бровцына, куда скрылись четыре человека из всей компании.

— Не успели? — переспросил уже нетерпеливо Бисмарк. — Осмотреть!

Гольмштрем и четыре дозорных двинулись туда.

Аргамаков, ещё не успевший отдать своего пистолета, один только заметил движение Камынина, его перешёптыванье с ненавистным немцем.

— А-а… Вот он, предатель! — хрипло вырвалось из груди у потрясённого юноши. — Пёс! Змея…

Блеснуло поднятое дуло, резкий звук взведённого курка прорезал внезапно наступившую тишину. Грянул короткий выстрел.

— Ой! — инстинктивно сгибаясь и тем избавившись от пули, крикнул Камынин как-то глухо, коротко, словно настигнутый зверь.

Густав Бирон, как раз в эту минуту сделавший движение навстречу Бисмарку, схватился за плечо, задетое пулей, миновавшей Камынина.

— Что! Стрелять! — загремел он, испуганный и обозлённый. — Ах, ты, русская собака! Взять их всех… В колодки… Обыскать хорошенько… Ну! — ещё громче крикнул немец-генерал, видя, что его приказание не исполняется окружающими.

Гольмштрем и три-четыре дозорных, понукаемые начальником, сделали было движение по направлению к арестованным офицерам. Но внушённое им чинопочитание не позволяло сразу приступить к расправе, которой ждал Бирон.

— Не смейте нас трогать! — хватаясь за табуреты, за тяжёлые бутылки, сразу подняли голоса заговорщики, видя, что солдаты решатся всё-таки и приступят к исполнению отвратительного приказа, данного им генералом-немцем.

— Мы сдалися… Мы сами отдали оружие! — трепеща, заговорил Ханыков. — Вас мы не трогали… и не хотели… А это… это — предатель, иуда!.. Не позорьте нас, не доводите до последнего!.. Добром мы не позволим позорить себя…

В нерешительности стояли теперь и дозорные, и Гольмштрем, и Власьев, которому Бисмарк приказывал что-то.

Тогда Густав Бирон, наведя на дозорных два пистолета, шипящим голосом отчеканил:

— Я приказал вам, негодяи, связать всех бунтовщиков и обыскать! Вперёд, собаки! Не то перестреляю ослушников!

Курки щёлкнули при взводе.

Двое-трое дозорных потрусливее шатнулись вперёд, к группе арестованных. Остальные дозорные гурьбой колыхнулись за первыми и навалились на стол, опрокидывая его.

Завязалась свалка…

Глава II ЧАША ПОЛНА


Прошло ещё пять дней.

В ясное морозное утро особенное оживление наблюдалось в одном из главных покоев старого Летнего дворца, занимаемого сейчас Бироном.

Большой стол, в виде буквы «П», был накрыт красным сукном посреди зала. Крылья этого стола были очень коротки, всего на три места. А середина — гораздо длиннее, обставлена была с обеих сторон мягкими креслами с низкими, покатыми спинками. В центре стола — для председателя, самого регента, — приготовлено было особое кресло с высокой спинкой, напоминающее трон.

Небольшой стол для секретаря стоял поодаль, между двумя окнами, где больше свету. Стулья с резными, позолоченными спинками, скамьи, обитые дорогой материей, чинно тянулись вдоль стен. Два больших портрета — Анны Иоанновны и младенца-императора Ивана Антоновича — дополняли убранство этого зала, предназначенного на сегодня для большого совета, созванного регентом.

Сам Бирон в ожидании министров один шагал по залу, опустя на грудь свою тяжёлую голову, заложив руки за спиной, видимо погруженный в глубокое раздумье.

Услышав движение за входной дверью, он поспешил навстречу и с протянутыми вперёд руками встретил фельдмаршала Миниха, который своей лёгкой, ещё молодой походкой вошёл в покой.

— Ваша светлость! — отдавая почтительный поклон, приветствовал регента царедворец-воин, бережно принимая горячие руки Бирона в свои белые и холёные, как у женщины.

— Рад, рад, дорогой мой друг, что вы пожаловали сегодня немного раньше других господ министров!.. Ну что, как? Обдумали вы то, о чём мы с вами толковали? Мысль, вами высказанная, превосходна. Как только её в исполнение привести?

— Да весьма просто, ваша светлость! Нынче же, после допроса, пусть и подпишет принц вот это! — протягивая Бирону сложенную бумагу, сказал Миних. — Если только остальные господа министры согласятся, что так необходимо. Главное — Остерман…

— Превосходно! Чудесно! — пробегая глазами бумагу, похвалил Бирон. — Коротко и вполне все выражено. Лакедемонский язык у вас, признаться надо, дорогой фельдмаршал. Наш «оракул», граф Андрей Иваныч нынче непременно пожалует. Я и покажу ему… А остальные министры…

Бирон, только презрительно махнув рукой, продолжал:

— Можно заранее и указ составить. Вот, кстати, и Маслов! — кивнул он в сторону обер-прокурора Маслова, который в сопровождении Ушакова появился в зале. — Он нынче секретарём. Я ему и прикажу.

Небрежно кивнув головой в ответ на поклон обоих вошедших, Бирон уже собирался подозвать Маслова, когда Миних снова заговорил, слегка удерживая регента:

— Ваша светлость… заодно бы… Пусть и этот лист он же перебелит поживее… Чтобы Остерман не увидел при чтении моей руки. Полагаю: так лучше будет.

— Вы всегда правы! — согласился Бирон и обернулся к Ушакову, который уже отдал не один поклон спине регента.

— Добрый день, мой милейший! Как поживаете? Все ли вы помните, что здесь придётся вам говорить, а?

— Могу ли позабыть, ваше высочество? — с низкими поклонами заговорил сладеньким, почтительным голосом Ушаков. — Дело такое… ай-ай-ай!.. Подумать тяжко! Лишь милость и доброта вашей светлости чрезмерно велики. А то — не словами бы отделаться нашему принцу за все его… Помню… все досконально помню! — прервал сам себя угодник Бирона.

— Хорошо. Преизрядно. Маслов! — позвал негромко Бирон.

Тот быстро подошёл.

— Возьми это, немедля перепиши и положи мне на стол! — протянул он обер-прокурору бумагу, полученную от Миниха. — Устав не забыл принести… подлинный, за подписом?

— Все готово, ваше высочество!

И Маслов почтительно указал на стол, где на председательском месте он за минуту перед тем положил устав о регентстве, извлёкши его из своего объёмистого, уже сильно потёртого сафьянового портфеля.

— Больше ничего приказать не изволите? — принимая бумагу от Бирона, спросил он.

— Нет, ещё указ заготовь… следующего содержания… Ну, как там вначале?.. А потом так: «Понеже его высочество любезный наш родитель желание своё объявил: имеющиеся у него… военные чины… снизложить… а мы ему в том отказать не могли…» Что, хорошо так будет? — обратился с вопросом он к Миниху, который внимательно слушал Бирона. — Как полагаете, генерал-фельдмаршал?

— Удивительно сильно и удачно сказано!

С самодовольной улыбкой кивнув головой, как бы в благодарность за похвалу, Бирон продолжал диктовать Маслову:

— «…Не могли… и того ради… чрез сие… военной коллегии нашей объявляем… для известия…» Ну, и подпись… «Именем его императорского величества… регент и герцог…» И подашь мне. Я подпишу, когда потребуется.

Пока Бирон диктовал, Маслов карандашом наносил себе в книжку каждое слово. С низким поклоном, пряча книжку, обер-прокурор проговорил:

— Всё будет исполнено, ваше высочество. Можно бумагу переписать?

— Да. Поторопись, пока не собрался совет… — отпустил регент своего пособника, который направился к секретарскому столу и принялся переписывать там бумагу Миниха. А Бирон обратился к фельдмаршалу, самодовольно потирая руки:

— Вот, полдела, значит, и готово. Небо начинает проясняться над нами, не правда ли? Но вы, мой друг, как будто желаете мне что-либо сказать?.. Говорите. Вы знаете: для Миниха у Бирона нет отказу. Все, што только могу…

— Я взываю лишь к справедливости мудрого нашего правителя. Вам уже доложено о решении коллегии по нашему спору с генерал-интендантом, братом вашего высочества… И ныне я…

— Ах… вы про это дело! — невольно поморщился Бирон. — Но что же я тут могу, дорогой наш победитель?! Вы же видели: я умышленно отклонил всякое своё вмешательство… передал тяжбу вашу в коллегию. И она решила…

— Решила несправедливо, ваше высочество! — оживляясь, перехватил речь Миних. Его обычно мягкий голос принял металлический, звонкий оттенок, которого боялись и друзья и враги фельдмаршала. — Коллегия видела перед собою не простого генерала, а брата нашего правителя-регента! И я прошу вас: войдите в дело сами, герцог! Ежели я не прав — готов ответить самой жизнью моею. Но так оставить дело невозможно. Я и то унижен не мало. Лицо, мне подчинённое, столь нагло позволило себе…

— Позвольте и мне уж! — сразу, очень сухо перебил его Бирон. — Коллегия не один человек. Ужли все там настолько боятся задеть меня, поступая по правде? Я сам — раб справедливости и закона. И не считаю возможным слушать обвинения, возводимые на высший военный магистрат из уст… хотя бы и ваших, фельдмаршал! Кончимте лучше на том. Прошу прощенья… Видите: собираются… Мы ещё потолкуем!

Придав своему неподвижному обычно лицу любезное выражение, он поклонился ласково Миниху и пошёл навстречу министрам и другим сановникам, которые один за другим стали наполнять зал, появляясь из входных левых дверей.

— Пусть так… Мы ещё потолкуем с тобою… «любезный друг»! — сквозь зубы пробормотал вслед временщику Миних и тоже двинулся в глубину покоя, где небольшими, отдельными кучками собирались входящие сановники.

Остерман, Бестужев, оба Левенвольде, Густав и Пётр Бироны, Салтыков, фон Менгден, граф Черкасский, Бисмарк, Никита Трубецкой, как генерал-прокурор, Василий Стрешнев, Ромодановский, Неплюев, граф Чернышев, князь Шаховской и сын Миниха, член военного совета, — все были налицо.

Бирон, отдавая всем поклоны, приглашал вошедших занять места у стола. По сторонам его сели Остерман и фельдмаршал Миних. Министры, сенаторы и генералы, по старшинству, заняли остальные места.

Пётр Бирон и Миних-сын с Яковом Шаховским в качестве обер-прокурора поместились на левом крыле стола. Три места напротив, за правым крылом, оставались незанятыми.

Камер-лакеи, закрыв дверь, в которую входили сановники, открыли другую, ведущую во внутренние покои, где сейчас находились принц Антон и принцесса Анна.

Маслов, переписав бумагу Миниха, положил её под рукой у Бирона и стоял позади стула регента, ожидая дальнейших приказаний.

— Уже… готово? — кинув взгляд на стол, спросил Маслова Бирон. — Хорошо. Идите на своё место.

Маслов уселся за секретарским столом, а Бирон, подавая Остерману лист, переписанный Масловым, негромко проговорил:

— Не угодно ли, ваше высокопревосходительство, посмотреть сию бумагу. И скажите своё мнение. А я пока вот подписать здесь должен несколько указов.

И, исподлобья наблюдая за тем, какое впечатление произведёт бумага на Остермана, Бирон привычной рукой стал выводить свою подпись на нескольких листах указов, сложенных у его места небольшою стопкою: «Иоганн… Иоганн…»

— Прочли? Что скажете? — не вытерпев, первый обратился он к Остерману, видя, что тот кончил и сложил лист.

— Я бы и сам лучше составить не мог декларации! — слегка пожимая плечами, отчётливо проговорил канцлер. — Благую меру избрали, герцог.

— Рад, что встречаю одобрение ваше, граф. Именно ваше! Я так и надеялся. Ведь старое все позабыто, не правда ли?

— Можете всегда надеяться, ваше высочество, на меня, как на всепреданнейшего слугу. Вы знаете: человек я смирный… Помню русскую пословицу: ласковый теленок… Хе-хе… А мои уж такие годы, что хочется спокойно молочка попить… И хвори мои тяжкие… Уж не до чего мне, герцог!

— Верю, верю… Однако и вы брыкаться умеете, ваше сиятельство! — стараясь в тон Остерману изобразить добродушную весёлость, заметил Бирон.

— Ну, где уж мне брыкаться с моими ногами… И хожу не то что с палкой, а ещё сына вожу, чтобы поддерживал безногого отца. А кстати… Глаза у меня тоже что-то плохи стали. Чей это почерк знакомый на бумаге? Неужто наш Маслов сочинял? Навострился русачок…

— Д-да… это он переписывал, — уклончиво ответил Бирон, не желая солгать, чтобы потом его Миних не пристыдил при случае. — Но, видите, ваше сиятельство: все уже на местах… Пора и к делам приступить.

Откашлявшись, поправив свой пышный парик и ленту орденскую, регент ещё больше обычного приосанился и по-немецки же, как вёл беседу с Остерманом и Минихом, заговорил, не считаясь с тем, что князь Черкасский и другие из русских сановников плохо понимали чужую речь.

— Господа министры, сенаторы и прочие генералы! Раней всего вам будет объявлен указ о содержании высочайших особ, каковое им приличествует в настоящее время получать из средств казны империи Российской. Но, конечно, вам ведомо, что не того лишь ради собралися мы в столь чрезвычайном и секретном совещании. Многие из вас лично производили дело, а другим сообщены протоколы допросов по раскрытию заговора, удача которого могла повергнуть все государство наше в прежестокую опасность. Карать тех, во имя кого зачиналось злодейское дело, касаться столь высоких особ — мы не пожелаем, конечно, хотя бы ради того, чтобы не нарушить спокойствие всенародное и не ввести соблазна и примера тяжёлого, кои и в прошлом не мало смуты порождали в этой тёмной, полудикой стране. Помимо того, о милосердии памятовать должно. Первая вина — полвины! Да и любовь наша к тем высоким особам превосходит наши опасения, от них пробуждённые. Но… пресечь дальнейшие шаги необходимо! — особенно громко, даже резко проговорил Бирон и остановился, желая видеть, какое впечатление произвела эта часть его заранее приготовленной речи.

Общее одобрение, выраженное отчасти лёгким говором, отчасти молчаливым покачиванием головы, сочувственной миной, успокоили регента, и он уже не так напряжённо, как раньше, но всё же стремительно повёл дальнейшую речь.

— Принимая во внимание всё вышеизложенное, по совещании с ближайшими к правлению лицами, составлена ныне декларация, которую мы немедля огласим. Ежели вы единодушно дадите одобрение оной, то, несомненно, таковая будет и подписана беспрекословно тем лицом, кому сие сделать надлежит.

Развернув лежащий наготове лист, переписанный Масловым, Бирон медленно, запинаясь на русской речи, ставя неправильные ударения, но громким голосом прочёл:

— «Ваше величество!

Я ныне, по вступлении вашего императорского величества на всероссийский престол предков ваших, — желание имею: мои военные чины низложить, дабы при вашем императорском величестве всегда неотлучно быть. Подполковник Семёновского полка, полковник Брауншвейгского кирасирского полка…»

— Тут будет надлежащая подпись. Чья — всем ясно? Кто, государи мои, желает эту подпись здесь видеть, путь апробует бумагу сию своеручно и немедля в настоящем высоком собрании. Ежели же кто-нибудь имеет против оной возражения — прошу таковые без замедления изложить. Мы обсуждать их станем, пока остальные руку прикладывать благоволят.

Хотя речь диктатора звучала решительно, сердце у него самого билось порывисто. Он опасался, что кто-нибудь, особенно из русской знати, хотя бы и осторожно, но может попытаться отклонить подписание такого важного документа без предварительного совещания, без возможности даже некоторое время обдумать свой ответ.

Не особенно чуткий, но хитрый и опытный в дворцовых и политических происках, Бирон понимал, что стоит одному подать голос не в пользу бумаги, начнутся споры. В худшем случае — проект лопнет, в лучшем — осуществление его отсрочится на неопределённое время. Все станет известно Анне Леопольдовне и её принцу-супругу… И снова придётся заводить тяжёлые пружины.

Но отступать Бирон не любил, упрямый и наглый по природе. И сейчас он, едва кончил речь, повернулся вправо от себя и положил лист прямо для подписи Остерману, как самому влиятельному после себя лицу в тайном совете, как своему постоянному противнику, хотя и не явному.

Бирон как бы спешил использовать полусогласие канцлера, высказанное осторожным дипломатом в разговоре перед началом заседания.

Но и Остерман, хотя атакованный в лоб, держался наготове.

Сейчас у него начался, вдруг, сильнейший приступ его сухого, затяжного кашля, известного всем, особенно тем людям, которые иногда ставили старому политику вопросы, требующие прямого, откровенного, но для Остермана нежелательного ответа.

Этот «дипломатический» кашель, как его звали злые языки, положительно потрясал в этот миг сухую, длинную фигуру канцлера со впалой, старческой грудью.

— Пу… пусть там… — мог только он кое-как выдавить сквозь зубы, показывая налево от Бирона, где сидел Миних и другие, военные больше, сановники. — Пусть они… Сейчас и… я… потом… сейчас!..

И он закашлялся ещё пуще, закрыв лицо и рот большим, цветным шёлковым платком своим.

Бирон, стиснув до боли зубы от сдержанной досады, доходящей до ярости, натянул подобие улыбки на своё деревянное, грубо-красивое лицо и молча обернулся к Миниху, подавая ему лист.

Фельдмаршал, словно заранее ожидавший этого, взял бумагу, положил перед собою и, не торопясь, потянулся рукой к чернильнице, чтобы омакнуть в чернила гусиное перо, лежащее наготове.

Обмакнув, он осторожно потряс перо над чернильницей, чтобы сбросить излишек чернил, и, потянув обратно руку с пером, другой рукой поправил лист, назначенный к подписи, уложив его прямо перед собою, чтобы удобнее было писать.

Делал всё это фельдмаршал особенно методично, не торопясь, словно выжидая чего-то. И когда рука уже лежала на листе, готовая писать, он быстрым взором исподлобья окинул, словно уколол или пересчитал молча тех трёх-четырёх генералов и сенаторов, — вельмож из русской партии, — которые могли бы воспользоваться предложением Бирона и начать обсуждение декларации. Но первый заговорить никто не решался, зная мстительный и неукротимый нрав временщика.

Тогда Миних, уж без дальнейшего промедления, быстро и чётко, своим красивым почерком вывел чуть пониже текста: «Фельдмаршал фон Миних». И положил перо на край массивной, бронзовой чернильницы, поставленной здесь, перед местом регента.

Нетерпенье, опасение, злоба и страх, буря тяжёлых ощущений, целый вихрь мыслей и дум — пронеслись в уме, в душе у Бирона, пока прошли эти страшные несколько мгновений, когда Миних дал свою подпись на бумаге, предложенной ему регентом.

Но едва первая буква подписи зачернела на синеватой поверхности толстого, почти пергаментного листа, Бирон безотчётно издал вздох облегчения, и настолько явственный, что Трубецкой, сидящий рядом с Остерманом, услышал его и выразительно переглянулся со своим соседом, графом Черкасским.

Сделав последний росчерк, Миних вопросительно взглянул на регента.

— Дальше прошу! — больше движением головы, чем звуком указал регент.

Бумага перешла к следующему, Салтыкову; тот, подписав, передал соседу, Бестужеву, и так далее, пока, обойдя левый край стола, лист не вернулся на середину и снова появился перед Остерманом.

Постепенно, по мере того как ряд подписей становился длиннее и гуще, кашель канцлера затихал, ослабевая, и наконец совсем прекратился к той минуте, когда бумага снова очутилась перед его глазами в ожидании подписи.

Покачивая с довольным видом головою, Остерман поправил очки и, протягивая руку за пером, предупредительно поданным ему Бироном, заговорил.

— Ну, как же иначе может быть: все желают!

Медленно, методично выведя свою подпись, он продвинул лист соседу справа, князю Трубецкому.

— Подписывайте, господин генеральс-прокурор!

— Пишу… пишу! — торопливо, привычной рукой подмахнув бумагу, отозвался тот. — Чудесная мера задумана его высочеством! Теперь исчезла всякая опасность для отечества…

— Это… с его стороны! — кивая на принца Антона, в эту минуту появившегося в зале, сказал шепотком Остерман. — Конечно, он теперь впредь будет безопасен. А вот интересно мне, как он станет подписывать сей документ? Не заупрямится ли? — обернувшись к Бирону, задал осторожный вопрос канцлер.

— Теперь, когда все подписали… Не посмеет! — негромко ответил регент и приподнялся с места, отдавая почтительный поклон принцу Антону, который, став у свободного конца стола, сперва поклонился герцогу, а затем отдал всем общий поклон.

Как волна подымается и падает у берега — поднялись два ряда голов, привстали все сидящие по обеим сторонам стола, откланялись принцу и снова уселись на свои места.

За широким пролётом раскрытой двери, в которую вошёл принц, в соседнем покое виднелась знакомая всем фигура принцессы Анны, усевшейся в кресле недалеко от дверей, так что ей было видно и слышно всё, что происходит за столом.

Юлия Менгден и ещё две-три приближённые дамы стояли поодаль за креслом принцессы.

Печальный, смущённый, занял принц Антон своё место на свободном конце стола и, видя, что все молчат, ожидая от него первого слова, нерешительно, заикаясь сильнее обычного, заговорил так же по-немецки, как и Бирон, лишь более книжным, правильным языком:

— С… сс… свет… тлейший герцог-рр… регг… гёнт… и ггггосс-ппода мини… стры и ссе-ннат-тторы! Я-я яааавляяаа-юсь ссю-да по приглашению вввер-ховвного… сссоооввета… и…

Не зная, что сказать дальше, принц ещё раз отрывисто отдал поклон одной головой и умолк, сидя навытяжку в своём кресле, необычно бледный и серьёзный.

Тогда Бирон, ещё при первом появлении у стола принца Антона принявший необыкновенно строгий и безучастный вид, повёл речь, не обращаясь прямо ни к кому, а словно оглашая очередное постановление совета:

— Первее всего считаю долгом огласить, что мною подписан указ, — апробованный высоким собранием: о назначении ежегодно по двести тысяч рублей принцу и принцессе брауншвейгским, как высоким родителям его императорского величества, и по пятьдесят тысяч рублей цесаревне Елисавете.

Принц Антон счёл нужным снова встать и с поклоном проговорил:

— Спешу изъявить бббб-благодар-ность… его ввеличеству… и праа-авитель-ству все-еему… особли-иво ваа-м, ввва-аше ввыс-сочесс-ство!..

— Разная бывает благодарность! — всё так же не глядя ни на кого, желчно заговорил регент. — И то, что узнало ныне правительство со стороны вашего высочества, вряд ли благодарностью именоваться может.

Принц Антон, совершенно подавленный таким грубым укором, брошенным ему в лицо при всех, попытался всё-таки подать голос.

— Я нне ппо-онимаю… Кажется, я… Я… нни-ичего такк-кого не сдее-лал… Я все-егда стаа-рался…

— Не извольте отрекаться столь поспешно, ваше высочество! — совсем резко перебил его Бирон. — Чтобы потом самому не сожалеть, когда дело объяснится. Наверное, ни я, никто на свете не посмел бы поднять голос против вашего высочества, не будь слишком явных доказательств для обвинения. И я позволю себе изложить оные во всеуслышание.

Взяв толстую тетрадь, лежащую перед ним, — сыскное дело о заговоре военной партии, Бирон раскрыл его на приготовленной закладке и стал медленно, но внятно читать по-русски отрывок, очевидно уже не раз читанный им и перед этим:

— «Далее из допроса конспирантов, подполковника Пустошкина, поручиков: Ханыкова с Аргамаковым и иных, достоверно объявилось, что готовился переворот в государстве именем принца Антона Брауншвейгского, как отца императора. Заговорщики были в сношении с самим принцем. Посредником явился Михайло Семенов, секретарь конторы принцессы, и, главное, адъютант принцев — Пётр Грамматин. Последний, кроме того, показал, как и Семенов, что речи велись о завещании покойной государыни в той части оного, каковая касается регентства. Будто та часть и не была высочайше подписана. О том же речи велись принцем Антоном со многими иностранными резидентами, как барон Мардефельд, Линар, Кайзерлинг».

Невольно принц Антон поглядел на дверь, за которой Анна слышала всё, что здесь происходило. Он был удивлён, что фаворит его супруги мог выдать план, ведущий к усилению Анны не меньше, чем к возвеличенью самого Антона.

А Бирон, передохнув, продолжал своё тягучее чтение:

— «И, мало того: речь шла о насильственном поступке. Принц Антон девятнадцатого числа сего октября месяца так говорил своему адъютанту: «Вот, думал я, завтра, как соберётся человек тысяча в карауле, чтобы всех министров, которые будут в кабинете, взять да арестовать! И концы в воду…»

Общее движение показало Бирону, что стрела попала в цель. Дав успокоиться лёгкому говору возмущения и негодования, который прошелестел вокруг стола как веянье налетающей бури, Бирон докончил чтение особенно громко:

— «Только теперь того не сделаю!» — так объявил своему доверенному принц.

Эти слова, которые хитрый докладчик умышленно отделил от первой половины речи принца, произвели успокоительное действие на тех, кто ещё был под влиянием угроз принца, обнаруженных следствием.

Пользуясь наступившей тишиной, поднявшись во весь рост, Бирон по-немецки, с особенной суровостью обратился к принцу:

— Замысел преступный, и только перст Божий не допустил сего до выполнения. Конечно, кровавая междоусобица могла возникнуть из сего дерзновенного покушения. Но… справедливость побуждает и то сказать: на другой же день принц Антон выразил твёрдо следующее мнение.

Глядя в бумаги, он прочёл по-немецки, очевидно по готовой выписке:

— «Видно, на все есть воля Божия!.. что министры и правительство приняли определение на регентство ненавистного им самим Бирона. Принцесса, молчит. И я уж себя успокоил. Мы лучше с супругою моею хотим терпеть, нежели чрез нас государство целое обеспокоить распрею всеобщей…» Эти слова прошу помнить, господа министры и прочие, кто сюда собрался. По ним мы должны и всё дело ценить, а не по более тяжким обстоятельствам, выясненным при дознании… А что меня касаемо…

Тяжёлым взглядом обведя не только принца, но и всех окружающих, так что многие поёжились невольно, Бирон с лицемерным смирением, в тоне которого скрывались и презрение и угроза, проговорил веско:

— Я на хулу, против меня извергаемую, забвеньем отвечаю.

Кончил и сел, неподвижный, громоздкий, держа обе руки со сжатыми пальцами на столе перед собой, как изваяние сфинкса, но с мужской, не с женской головою.

— Так вот уж как!.. — негромко проговорил Левенвольде, наклоняясь к соседу, Густаву Бирону.

— Да, это не шутка! — пробасил Бисмарк вполголоса на другом конце стола.

— Не ждали, право. Каков принц! — прозвучали ещё голоса…

И разом умолкли, едва Бирон дал знак, что желает ещё что-то сказать.

— Вы все слышали, что главнейшего явилось из дела о конспирации, ныне раскрытой и осуждённой. Теперь остаётся допросить самого принца: так ли оно все, как тут изложено?

И, обратясь к Антону, Бирон в упор задал вопрос:

— Ваше высочество, признаете вы все сказанное или отрицаете? Хотя при допросе пытки не было, исключая, что троим заговорщикам дано было по семнадцать ударов. Но… ежели вы отрицаете… — Бирон угрожающе усилил голос: — Тогда их снова, и Грамматина, и Семенова, и других — крепко пытать станут о правде, пока оную не обнаружим!..

Сидящие против раскрытой двери судьи могли видеть, как заволновалась в соседнем покое принцесса Анна, поднялась с кресла, словно готова была броситься сюда… Потом, удержанная фрейлиной фон Менгден, снова опустилась назад, закрыв лицо руками, как бы от ужаса…

Принц Антон, ещё больше побледневший, вскочил, весь дрожа, и срывающимся голосом забормотал, подняв опущенную до сих пор голову:

— Нннет… ннет!.. Проо-оошу вас… Ннне пыы-тайте… Нннет!..

— Так, значит, все, сказанное здесь, правда? — продолжал допытываться методично регент.

Принц Антон кивнул утвердительно опущенной снова на грудь головой.

— Вы видели, государи мои! — победоносно бросил всем Бирон, подымая свой сильный голос почти до крика. — Теперь второй вопрос, — уже более спокойно, снисходительно даже, обратился он к принцу. — Чего желали вы сами, ваше высочество, входя в подобные сношения, произнося столь непристойные вам речи? Питая тем несносную крамолу, подбивая к недовольству изменников, офицеров и нижних чинов гвардии его величества, императора нашего и государя?

Антон молчал.

— Отвечайте по доброй совести и правдиво, — продолжал настаивать регент. — Тем только уменьшите тяжкую вину свою, содеянную лишь по незнанию, по юности лет. Я только так и могу полагать, и верю этому… Говорите же, мы ждём!

Не поднимая головы, принц сделал было усилие, чтобы заговорить. Но стыд, обида, и страх, и жгучее негодование словно стальным кольцом сжали горло и грудь. И он, не говоря ни слова, порывисто отвернулся от стола, чтобы окружающие не видели редких, тяжёлых слёз, выжатых из глаз невыносимой нравственной пыткой, сейчас переживаемой под ударами жестокого человека. Быстрым движением отерев эти слёзы, Антон снова обернулся к столу, с лицом, которое сразу как-то осунулось и постарело здесь, на глазах у всех.

Подавленный, уничтоженный окончательно, этот принц, и раньше мало кому внушавший опасение, теперь стал жалок почти всем сидящим вокруг него судьям.

Сочувственные взгляды, сдержанные вздохи, лёгкое перешёптывание выдавало общее настроение, явно изменившееся в пользу принца, раздавленного тяжёлой пятой диктатора, как давит копыто кабана жалкого червя, ползущего по лесной тропе.

Заметив это, Бирон понял, что зашёл чересчур далеко.

И он снова заговорил, гораздо дружелюбнее, принуждая себя смягчить тон и выражение своего тупо-неподвижного лица.

— Зачем молчать, ваше высочество? Ответ не должен вам казаться столь трудным. Мы здесь пока не судьи. Правительство желает знать всё дело вполне, чтобы принять меры, охранить спокойствие в государстве. Но против вас нет пока столь тяжких улик, как против закоренелых преступников, изловленных при сем заговоре. Правда, были попытки с вашей стороны войти в сношения и с членами правительства…

Хотя Бирон не глядел ни на кого, но многие почувствовали себя неловко при этих словах регента. Особенно стал беспокоен Ушаков, который, чтобы скрыть своё волнение, усиленно начал проглядывать бумаги, лежащие перед ним, приготовленные для доклада.

Остерману также изменило его постоянное самообладание, и он снова закашлялся, хотя не так сильно, как раньше.

Замечая всё это, Бирон, подавив мгновенную кривую усмешку на губах, продолжал, обращаясь к принцу:

— Но… попытки сии были отвергнуты или оставлены без внимания, как того и можно было ожидать от верховных советников короны, от сановников, умудрённых годами и опытом управления государственного.

Ушаков мгновенно расцвёл и оставил свои доклады. Затих и кашель Остермана.

— Тем более мы ждём ответа! — звучал теперь уже настойчиво голос регента, как зимнею порою заунывно и властно звучит ветер в трубе камина. — Каковы были ваши замыслы, принц? И отвергнуты ль они теперь вами навсегда и от чистого сердца? Или… — Голос Бирона зазвучал скрытой угрозою, когда он веско стал ронять слово за словом: — Или… оберегая спокойствие страны и законную власть нашего государя, придётся дальше приступить к розыскам и принять новые меры? Кто молчит, тот обвиняет себя, ваше высочество! Мы говорили открыто. Вправе ждать того же и от вас. А иначе!..

Бросив эту прямую угрозу, Бирон снова заговорил более дружелюбно:

— Повторяю вопрос: что думали, чего желали вы в сем печальном деле, принц?

— Вы верно говорили! — слабо прозвучал наконец голос принца Антона, исполненный тоски, звенящий от подавленных слёз. — Я ещё молод… Я нне дуу-мал… Не судите строго. Вы видите, как я… Так уж вы… Я… я соззнааюсь… я все скажу… Правда, мне казалось: завещание неправильное… То ессть не таакооого я жда-ал… и друу-угие… мноо-огие… И говорил о тоом… В-все мне тоо-лковали… Я и заду-умал… Словом… Ну, хоте-ел произвести буу-унт… завладееть регентством… Ведь я — отец императора. Мне оно казалось бли-иже, чем кому чу-ужому… Но… я раздума-ал. Так уж вы… не так уж… Вы видите уж: я… Мы раздумали с принцессой! Пусть Боог хранит нашего сына… Мы… Я уж боольше… Нет!.. Не судите ж строго…

Оборвав свою несвязную, прерывистую речь, он затих, ломая нервно свои руки, глотая слёзы, как безутешно обиженный ребёнок.

Все молчали, тронутые этими бессвязными мольбами, этим видом униженного принца, отца императора российского.

— Вы слышали, государи мои! — только и мог сказать словоохотливый диктатор, видя общее настроение. И тоже умолк в глубоком раздумье.

Неожиданно, ломая грустное молчание и общую печаль, прозвучал притворно елейный голос Ушакова, пожелавшего, очевидно, выслужиться перед Бироном усердием, проявленным в подходящую минуту.

— Вот так-то и лучше, ваше высочество! По-мирному, по-хорошему… — по-русски начал он, хорошо понимая, но не владея вполне немецкой речью. — Теперь нам видно, сколь прискорбно было вашему высочеству все содеянное. Тут уж чего и толковать! Забыть надо прошлое. И ежели вы будете поступать как надлежит, то все станут почитать вас отцом императора. В противном случае… — сразу голос начальника Тайной канцелярии зазвучал скрытой угрозой, — уж не взыщите… Почтём лишь за подданного вашего и нашего государя… И уж тогда… не погневаться прошу!.. По своей молодости и неопытности были вы обмануты и в опасное действо вовлечены. Но… ежели вам удалось бы исполнить своё намерение нарушить спокойствие империи, то я… хотя и с крайним прискорбием… но… обошёлся бы с вами так же строго… как с последним подданным его величества… И…

Общее движение негодования и возмущения против наглого клеврета, прихвостня бироновского, овладевшее членами совета, выразилось не только во взглядах, кидаемых заплечному мастеру, но и в полуподавленных возгласах, в перешёптывании между собою почти всех, сидящих за столом.

Сразу оборвал тогда свою речь Ушаков и снова смиренно, елейно обратился к Бирону:

— Прощения прошу… Таково моё мнение, ваше высочество, светлейший герцог. Я только первый слуга закона и государя моего, Иоанна Антоновича, императора всея России.

Чересчур ярко проявленное сочувствие совета к принцу Антону заставило потемнеть лицо регента. Обозлённый, он казался совсем старым, с его нависающими тучными щеками и ушедшими глубоко в орбиты сверкающими, злыми, как у бульдога, глазами.

— И я таковой же, не больше! — воскликнул он, подымаясь с места. — Прошу выслушать теперь мою речь. Да! Оно необычайно на вид, что не отец, не мать, а лицо стороннее избрано опекуном младенцу-государю и до семнадцати его лет! Но мы все знаем, какие причины привели к тому. Кто не был лично на советах о регентстве, тот слышал: можно ль было пустить в правительство… некоторых особ, хотя они-то и желали, считая за собою право на оное. Не коснусь того в присутствии родителей государя нашего… Вот подлинное завещание императрицы о регентстве. Андрей Иваныч, смотрите: ту ли самую бумагу вы повергали на подпись её величеству?

— Эту самую! — громко, твёрдо объявил Остерман, приняв из рук Бирона лист и просмотрев его внимательно. — Именно её. Разве можно думать что-либо?! Она самая. Хотя и плохо вижу… а сомнений быть не может.

— Подпись на ней признаете ль за подлинную? Прошу объявить!

— Кхм… — на мгновенье замявшись, кашлянул канцлер, но сейчас же проговорил: — Не могу сказать, чтобы государыня обычно так знаменовала акты. Но… в болезни будучи… порою и так подписывала. Рука довольно мне знакома.

— И вы… И вы! — передавая лист Миниху, Трубецкому, Левенвольде, Ромодановскому, лихорадочно повторял регент свой вопрос. — Глядите хорошо… И помните ли: ещё при жизни вынесена была бумага… для оглашения всеобщего. Не мною — вами, господин фельдмаршал, она же была передана для печати. Ежели были сомнения, зачем тогда вы?.. Чья же?.. Чья тут рука? Подлинная ль подпись? Скажите!

— Да, как же…

— Да как же иначе! Да вне сомнения! — раздались с разных сторон голоса.

— Вот первый мой ответ на тяжкие клеветы! — торжествуя, поднял ещё выше голос Бирон. — Теперь совсем иную речь поведу.

Развернув устав о регентстве, он поднял его так, чтобы видели все.

— Вот пункт устава, гласящий, что я имею право отказаться от регентства. Так я теперь и учиняю.

Если бы осеннее солнце за окнами зала затмилось сразу, без туч, — не больше были бы поражены присутствующие, чем этим заявлением диктатора. Никто не знал: верить или нет хитрецу? Решил ли он уйти заблаговременно или только испытывает окружающих, желая лучше отделить врагов от пособников и друзей?

И все молчали, напряжённые, испуганные.

— Да, да! — видя общее недоумение, продолжал Бирон. — Заявляю твёрдо и решительно: ежели сие высокое собрание считает их высочество принца более меня способным к правлению царством, — сию минуту передам всю власть по тестаменту!

Теперь поняли окружающие, как ставит вопрос диктатор и что им надо делать, как говорить?

Ушаков, Бестужев и Миних — первые, почти в одно и то же время, подали голоса:

— Да разве ж можно?! И помышлять нечего!

— Просим вашу светлость продолжать правление для блага всей земли…

— Усиленно просим! Не так ли, господа сенаторы? Говорите ж!..

— Просим… Всепокорно просим! — эхом понеслось со всех концов стола.

Многие встали, усердно кланяясь при своих выкликах.

Поднялся и Остерман, выждал, когда шум немного затих, и скрипучим голосом громко заговорил:

— Мы только что тут толковали, что не след потрясать порядок в стране нежданными переворотами. Не заводите же и сами таковых, ваше высочество… Оставайтесь на своём трудном посту до конца… мира и спокойствия ради! Просим!..

Выразил свою загадочную, какую-то необычайную по форме и по содержанию просьбу и снова сел, неподвижный, непроницаемый, как настоящий «оракул».

— Пусть так! — покрыл ещё не стихающий говор и гомон довольный голос Бирона. — Подчиняюсь общей воле, как и всегда доныне то бывало. Вы слышали, принц? Вот всё, что и должно единственно служить вам возмездием за дело, совершенное вами. И отныне — да будет все забыто! — с поклоном, полупочтительным, полудружественным по направлению униженного юноши, закончил свою речь регент.

Антон, стоявший, как другие, нерешительно ответил молчаливым поклоном и сел, по-прежнему не поднимая головы.

— А чтобы закрепить это решение высокого собрания, — снова заговорил Бирон, решивший использовать момент, — чтобы не было более сомнений отныне и впредь, навсегда… да изволят все присутствующие на сем тестаменте… вот, пониже высочайшей подписи, учинить свои!

Пётр Бирон, по знаку отца подошедший к нему, принял устав и завещание Анны Иоанновны и, подойдя к принцу Антону, протянул ему бумагу.

Брезгливо отодвинувшись, принц не принял листа из рук ненавистного ему юноши.

Пётр, криво усмехнувшись, положил все перед Антоном и отошёл.

Подписав, принц передвинул бумагу Неплюеву, своему ближайшему соседу. И тот, подписав, подвинул её следующему…

— А в ту пору, пока высокое собрание будет давать подписи, прошу прослушать ещё следующее, — теперь совсем уже довольный, начал снова Бирон. — Сам принц сознался, что молодость его была причиной некоторых злоумышлений, им затеянных. И враги порядка снова, конечно, пожелают воспользоваться слабостью духа его высочества. Так чтобы меньше было соблазна, подлежит все внимание принца обратить к охране государя-младенца, оставя внешние заботы и обстоятельства. Вот такое прошение на имя августейшего сына и надлежало бы нам принять от его высочества.

Взяв бумагу, уже раньше подписанную присутствующими, он передал её сыну, снова стоящему наготове у кресла.

— Содержание сей декларации вам известно и апробовано всеми, как явствовать может из подписей на том листе… Передай его высочеству! — обратился Бирон к сыну. — А вы, ваше высочество, извольте оную прочесть и подписать, где следует. Этим вы явно подтвердите свою готовность сохранить спокойствие в государстве.

Догадываясь, какую бумагу поднёс ему для подписи сын гонителя-врага, Антон по-прежнему не принял её в руки. Когда Пётр положил перед ним лист и отошёл, Антон, приблизив близорукие глаза к роковым строкам, медленно пробежал отречение, которое должен был подписать собственной рукою. Потрясённый, он откинулся на спинку кресла, отёр лоб, покрытый холодным потом, обвёл взглядом всех, чьи подписи, как удары топора, чернели на унизительном документе.

Видя, что окружающие избегают встретиться с ним взором, он, словно задыхаясь, пересохшими губами глотнул несколько раз воздух, снова перечёл и медленно поднялся с места.

— И… этто… я… я самм… дддол-жен поддпи-сать?! — взлетел его звенящий, рвущийся вопрос.

Все продолжали молчать, не глядя на принца.

Закрыв лицо руками, долго стоял он, как оледенелый. Потом порывисто схватил перо, нагнулся, вывел несколько букв своего имени, откинул лист и только мог глухо проговорить, падая в кресло:

— Я… я — подд-писсал!..

— В добрый час!.. В добрый час! — неподдельно ликуя, за всех отозвался победитель-регент. — Господь видит и благословляет эту минуту. Теперь, государи мои, наше тяжкое дело окончено. Да поможет вам Бог, как и мне!

Он отдал глубокий поклон на все стороны, давая знак, что надо расходиться.

— Благодарим и вашу светлость за неусыпное попечение о делах правительства! — с поклоном провозгласил Бестужев.

— Благодарим!.. Благодарим! — кланяясь, откликнулись другие.

С говором сдержанным, но не шумно, стали покидать зал все, сидевшие за столом, отдав поклон и принцу Антону, хотя не такой раболепный, как регенту.

Бирон, выйдя из-за стола, заложив за спину руки, стоял и грелся в глубине у камина. Подозвав знаком сына, он шепнул ему, указывая глазами на принца, сидящего неподвижно на своём месте:

— Видел, как он не выносит тебя? Не может забыть, что ты был соперником его и соискателем руки принцессы Анны!.. Ха-ха!.. Ну, ступай. Я ещё с ним маленько потолкую… Заодно и принцесса жалует, благо посторонние удалились… Ступай!

Поцеловав почтительно руку отца, протянутую ему, Пётр ушёл, отдавая по пути глубокий поклон принцессе Анне, которая, оставя за дверьми своих спутниц: фон Менгден, графиню Остерман и двух фрейлин, появилась в зале, теперь опустелом, затихшем и словно раздвинувшем свои стены, в которых тесно было за минуту перед этим от оживлённой, шумной толпы.

Бирон, двинувшись навстречу принцессе, раскланялся с ней очень почтительно и любезно и первый задал вопрос:

— Вы, конечно, все слышали, ваше высочество? Дело окончилось благополучно, как я заранее и обещал.

— О да… я слышала! — трепеща от затаённого негодования и скорби, могла только ответить Анна. — Не знаю, что и сказать!..

Уловив нотку горечи в словах и тоне принцессы, глядя в её обычно тусклые глаза, сейчас сверкающие каким-то недобрым огоньком, как бывает у змей, которых придавили пятою, — Бирон понял, что перед ним стоит не сломленный, не окончательно покорённый враг — женщина, жена и мать, поруганная, затаившая бессильные пока злобу и гнев, готовая жестоко отомстить при удобном случае, ищущая новых средств для борьбы… И он решил пойти до конца.

Подвинув Анне кресло поближе к огню, он прошёлся раз-другой перед камином, потирая свои сильные руки, и вдруг отрывисто заговорил:

— Вижу, понимаю. Вы не совсем довольны… как и его высочество… Но будем говорить совершенно открыто. Дело не столь уж пустое, как я это изображал верховному совету, единственно желая спасти вам супруга, сохранить отца нашему малютке-императору! Поднять военный бунт!.. Сеять рознь в самом правительстве!.. Народ подбивать к мятежам и бунту!!! Всё это обнаружено, доказано с несомненной ясностью… И… ежели б мы только захотели… могли поступить не столь милосердно. Если наш первый император, великий Пётр, сына родного своеручно казнил в подобном положении, то и ныне…

Он не договорил, криво усмехнувшись.

Холод пробежал от этой усмешки у Анны.

— Молчите… молчите… я понимаю! — вырвалось с мольбою у напуганной женщины. — Я так вам благодарна!

И, делая над собою насилие, она обняла своими бледными руками бычью шею Бирона и крепко поцеловала его в губы, чувствуя на щеках и губах колючее прикосновение его негладко выбритых усов и бороды.

— От души примите поцелуй, ваша светлость! — всё ещё обнимая регента и глядя ему в глаза, проговорила она. — Только прошу ещё… Пусть не оглашают того, что здесь было. Пусть всё тихо свершается. Иноземцев и так не любят в Русской земле. Принца станут не любить ещё сильнее, если прознают… Я не хочу. Прошу вас.

— Все сделаю, что возможно, принцесса! Хотя… частных толков не избежать. Такое было многолюдное собрание нынче. И мы, правители, сами знаете, за толстыми стенами наших дворцов живём, словно в стеклянной табакерке. Самое тайное делается явным, как бы ни стараться… Но я все сделаю. Хотя, по чести вам признаюсь, принцесса: насколько трогают меня ваша дружба и нежность дочерняя, настолько же горько видеть, что принц не признает моих услуг… И не желает их даже!.. Обидно! — косясь на Антона, несколько раз повторил Бирон.

И вдруг словно что-то загорелось в этом грубом, жестоком человеке. Сбрасывая оболочку добродушного покровителя, он резко, с явным вызовом обратился к принцу Антону, молчаливому и неподвижному в своём кресле.

— Не скажете ли прямо: чего ж бы вы ещё желали от меня, ваше высочество? Я все сделал! Из врага — хотел сотворить друга. Я не призвал сюда принца Петра из Голштинии, как многие меня просили о том… И просят посейчас! Я не передал ему империи. Я оставил за вашим сыном власть и трон. Я оберегаю их, как и сами вы не сумели бы оберечь. Вы же слышали: я предлагал вас в регенты. Вас, отца императора нашего, прирождённого принца крови. И все правительство предпочло меня! Да, меня… выскочку, «выходца из черни, ничтожного курляндца», как иные особы заглазно величают герцога Бирона!.. Ха-ха-ха!.. Я мог вам повредить — и не захотел того. Вы желали сгубить меня — и не смогли!.. На что же вы теперь ещё надеетесь? На кого? На министров? Вы слышали нынче их единодушный ответ. На весь народ? На это полунагое, тёмное стадо россиян! Ха-ха-ха!.. Не боюсь и ваших семёновцев, этой главной опоры крамол дворцовых. Да отныне они уж и не ваши! — взяв со стола прошение, подписанное Антоном, и пряча его к себе в карман, глумливо заметил Бирон. — Вы сами подписали отречение. Другой будет у гвардии начальник. Вам не удастся затеять кровопролитие, поднять мятеж и смуту. Я не опасаюсь больше того. Чего же вы ещё хотите? На что надеетесь? Или не пора ещё смириться, мой принц?

Ещё что-то хотел прибавить жгучее, обидное расходившийся герцог из конюхов. Но, кинув взгляд на принца, остановился, не то изумлённый, не то встревоженный.

Во время глумливой речи регента принц Антон выпрямил свой тонкий, обычно слегка сутулый стан, словно сразу вырос значительно. Ненависть, овладевшая всем существом робкого юноши, вырвалась на волю и переродила его даже на вид. Зрачки, расширясь необычайно, изменили потемневшие глаза Антона. Сделав шаг от стола ближе к Бирону, он заговорил глухо, враждебно, почти не заикаясь под влиянием огромного внутреннего напряжения:

— А… вы чего хотите от меня, герцог курляндский? Вот я стою перед вами, униженный, раздавленный… обесчещенный… Я, принц крови, не запятнанный в моей юной жизни ничем позорным!.. Я не по чьей-либо прихоти… а по праву наследства и по законам государства Российского владею каждой ниткой, которая на мне… каждым геллером в моём кошельке… каждым орденом на моей груди! Я бывал… и на… полях битв… Я не страшился смерти. Не грязными… пу-тями… не за… тёмные, позорные заслуги получил… величие и власть. Не происками стал и держусь на высоте. Бог меня поставил!! И я — отец одного из… саа-амых могущественных государей на земле, я — стал теперь ничто!.. Ничто!.. Даа-же хуже, чем ничто! Потому что вам… вам обязан даже моею… жи-изнью, как здесь слышу!.. Чего же вы хотите ещё от меня? Вот у меня осталась моя жизнь… и… это! — хватаясь за эфес шпаги, вне себя закончил принц Антон. — Чего же вы хотите, а?

В невольном испуге отпрянул от обезумевшего врага Бирон, но сейчас же вспомнил, что кроме принцессы ещё несколько женских глаз следят за этой тяжёлой сценой в раскрытую дверь.

Также положив руку на свою шпагу, Бирон стал перед Антоном и глухо проговорил:

— А… вот как?! Что же… я готов и таким путём с вами разделаться, если желаете!

— Нет! Боже мой! — в испуге кидаясь между ними, вскрикнула принцесса. — Нет! Вы не так его поняли, герцог! Он болен, вы же видите… Он сам не помнит, что говорит… Юлия, возьмите, уведите принца скорее!..

Взяв за руку, как ребёнка, мужа, который после необузданного, ему не свойственного порыва сразу совершенно ослабел, Анна передала принца Юлии, с которою он и ушёл, опираясь на руку девушки.

Сама принцесса снова кинулась к Бирону, который стоял у камина злобный, как рассерженный гад.

— Дорогой герцог… забудьте… простите… Вы увидите: я сама буду смотреть за ним. Вот увидите! Все кончено… Мы отрекаемся ото всего! Только не вредите нам. Берегите нашего сына. Не пускайте… не зовите сюда никого из Голштинии. Вы обещаете мне, герцог? Правда? А я… я буду благословлять вас… Руки целовать нашему покровителю и защитнику…

— О-о… ну как можно! — делая вид, что он растроган, обнимая слегка принцессу, привлёк её на грудь Бирон и отечески поцеловал в лоб, покрытый распустившимися волосами. — Бог видит, как потрясён я вашим доверием, дорогая принцесса. Хорошо. Пусть так. Спите спокойно! Я ваш защитник отныне и навсегда. И… если не будет больше нападок на Бирона — он ваш вернейший друг и слуга!..

Поцелуем руки завершил он свою речь.

Анна прильнула пересохшими, бледными губами к его влажному лбу; когда же он отпустил её и, откланявшись, вышел из зала, принцесса, не имея сил сама держаться на ногах, с лёгким стоном опустилась в ближайшее кресло.

— Ох… голова моя… голова!..

— Успокойтесь… вот понюхайте, ваше высочество! — подавая флакон с нюхательной солью, старалась успокоить её графиня Остерман, глаза которой были полны слёз.

— Успокойтесь, принцесса! — с другой стороны шептала ей фон Менгден, успевшая проводить принца и вернуться к своей подруге и госпоже. — Ещё не все потеряно, верьте мне… Счастье нам улыбнётся…

— Нет… Нет!.. Как быть?.. Что делать?! Как быть! — совсем по-детски, тягуче, слезливо причитала Анна, сжимая руками виски, где начала сверлить обычная мучительная боль. — Он решил погубить нас совсем… Или ты не видишь? Такое унижение… перед этим конюхом… перед позорным угодником властной старухи… перед её наёмным… Ужас… ужас! — без конца повторяла Анна, ломая руки. Истерические нотки уже задрожали в этих выкликах.

Глотнув воды, принесённой одной из фрейлин, Анна немного овладела собою и, боязливо озираясь, словно из страха быть подслушанной, зашептала окружающим её женщинам:

— Боже мой… Чего бы я не дала, чего бы я не сделала, чтобы… Последнего псаря возведу в генералиссимусы, в регенты… Последнее своё отдам, только бы не он… не этот наложник был господином над нами… над моим сыном… Кто… кто поможет? Неужели ваш муж не мог бы? — с мольбой обратилась она к графине Остерман. — Его все так чтут… Его любят все.

— Вы же знаете, принцесса… больной старик… Он может дать лишь добрый совет! — печально покачала головою графиня Остерман.

— Да, правда… — снова опустившись, уставясь тусклым взглядом в огонь камина, запричитала тихо, жалобно Анна. — Пусто… пусто кругом… Все в его руках… Нам — никого нет на помощь!.. Пусто… Все у него…

— А если бы… Миних? — вдруг, стоявшая в раздумье, тихо уронила фон Менгден.

— Он? Нет… Этот не посмеет против Бирона… — безнадёжно прозвучал голос Анны. — Пусто… Никого… Никого в защиту… Один Бог… Он… Один…

Глава III ЛУЧ НАДЕЖДЫ


Зимний ясный день выдался 7 ноября 1740 года в приневской столице.

В Зимнем дворце, где помещался император-ребёнок со своими родителями, на половине принцессы, в маленькой гостиной, Анна Леопольдовна лежала, свернувшись на кушетке. Голова её, туго повязанная тёплым платком, флакон соли, который бледная, страдающая женщина то и дело подносила к носу, — всё это говорило, что обычный припадок мучительной, нервной боли снова сжимает острыми тисками ей виски, ломит затылок, заставляет мысли мутиться в мозгу, вызывая тошноту и неодолимый, тёмный страх в груди.

Неизменная подруга, Юлия фон Менгден, примостившись на скамеечке, у самых ног больной, баюкающим голосом, однообразно читала вслух какой-то сентиментальный французский роман, какие очень нравились всегда принцессе, малоподвижной и ленивой, даже угрюмой на вид, но обладающей сильными страстями, пылкой мечтательностью и привязчивым, чувствительным сердцем.

Под это чтение Анна как будто стала забываться. Слабые вздохи всё реже и реже вырывались из стеснённой груди. Глаза её, обведённые тёмными кругами, сомкнулись и теперь казались двумя чёрными впадинами на одутловатом, изжелта-бледном лице. Узкие, крепко стиснутые, бескровные губы перестали вздрагивать от уколов внезапно нарастающей боли. А две холодные слезинки, выкатившись из-под прикрытых век, остановились, словно застыли, в уголках глаз.

Понизив голос, Юлия читала ещё несколько минут, потом затихла, с неподдельным участием глядя на измученную подругу. Ей показалось, что Анна уснула под рокот её чтения.

Но Анна внезапно вытянулась, не раскрывая глаз, легла на спину, держа на груди свои бледные, выхоленные руки, которые судорожно сжимали одна другую.

Выждав несколько мгновений, Юлия, осторожно поправляя подушки, сбившиеся под спиной и головой подруги, ласково, как ребёнку, задала по-французски вопрос:

— Ну что? Легче, дорогая моя?

— Нет! Хуже ещё! — капризно морщась от боли, отрывисто бросила ответ Анна. — И я глупа, что тебя послушала… Читай. Может, я задремлю, пока они там.

— Нет. Теперь не удастся, дорогая. Я слышу шаги. Все возвращаются. Аннет, вот случай самый счастливый… Когда ещё можно будет видеть Миниха без соглядатаев Бирона. Потолкуй с фельдмаршалом. Я же говорила тебе: брат мой уже закидывал удочку. Сдаётся, он не прочь… Конечно, если получит от тебя побольше щедрых обещаний. Ну, сама понимаешь.

— Ты думаешь?

И Анна, захваченная новой мыслью, сразу оживилась, порозовела, даже приподнялась на кушетке, оправляя волосы и свой роскошный кружевной пеньюар, смятый во время лежанья.

— Надеешься, он нам поможет, Жюли? Хорошо. Я рискну…

Но тут же словно блеснули перед её глазами серые змеиные глаза Бирона, какими он глядел на неё и на мужа недавно, после памятного заседания верховного совета. Как будто зазвучали снова угрозы, сказанные грубым, властным голосом…

И, холодея в душе, вся оробев, она опять опустилась на подушки, лепеча:

— А… а если и он предаст?!

— Вздор. Свидетелей нет… Да и всё равно: хуже от того не будет.

— Правда твоя. Хуже того, что есть, быть не может! — безнадёжно-тоскливо прозвучал горький ответ. И она снова приподнялась с подушек, как бы желая встретить входящего Миниха, за которым следовало человек десять кадет и адъютант его, Грамматин, бывший раньше адъютантом принца Антона.

Дав «откровенные показания» на следствии о военном заговоре, совершив нечто вроде прикрытого предательства, капитан успел сохранить своё хорошее положение на службе, отделавшись строгим выговором за «неосторожность». А Бирон, очевидно надеясь совсем завербовать себе покладистого служаку, устроил Грамматина даже адъютантом при Минихе, к которому перешли почти все права и обязанности принца брауншвейгского.

Сейчас он явился, как и Миних, сопровождая группу кадет, которым разрешили видеть трёхмесячного ребёнка-императора.

Бирон находил полезным постепенно делать любимым и популярным будущего повелителя империи, от имени которого пока правил всей землёй.

Пропустив вперёд молодёжь, которая выстроилась небольшой линией перед кушеткой Анны, Грамматин остался ближе к дверям, в тени, ожидая дальнейших распоряжений.

— Ну что, дети мои! — ласково, с неподдельной материнской мягкостью обратилась Анна к юным кадетам, личики которых ярко розовели и от тесно затянутых мундиров, и от удовольствия, испытанного при мысли, что они гости у самого императора и матери-принцессы.

— Видели нашего государя? Как он вам понравился, мой малютка-император? Будете ли вы его любить? Станете ли беречь и защищать, когда придёт ваш черёд служить трону и родине нашей?

— Так точно, ваше высочество! — прозвучали стройно враз десять юных, звонких голосов. А крайний, правофланговый по знаку Миниха выступил вперёд, словно рапортуя, отчётливо проговорил:

— Обещаем служить верой и правдой, ваше высочество. Мы всегда его любили и раньше. Себя не пожалеем, чтобы угодить государю!

Сказал, сделал шаг назад и очутился на своём месте.

— Хорошо! Отлично, дети мои. Верю вам. Благодарю от души. Граф, прошу всех их записать пажами его величества! — обратилась Анна к Миниху, который стоял тут же у кушетки, внимательно наблюдая и за своей молодёжью, и за каждым словом, за малейшим изменением лица Анны.

Умышленно подсказав Бирону меру, переполнившую чашу терпения родителей императора, фельдмаршал, герой на поле брани, ловкий царедворец и любезник по манерам, а в душе тонкий политик и гибкий интриган, он больше недели выжидал, к чему приведёт последний удар Бирона. Правда, брат Юлии Менгден, ближайшей наперсницы Анны, уже явился к нему с осторожными предложениями. Но Миних, осторожный больше всех, сделал вид, что не понимает или не принимает всерьёз беседы. Ему хотелось войти в непосредственные сношения с Анной, которой он доверял больше, чем легкомысленному Антону, да к тому же ещё невоздержанному на словах и поступках в часы неумеренного пьянства, какому нередко предавался принц в сообществе людей, мало достойных уважения, чуть ли не своих слуг.

Но завязать личные сношения так, чтобы не возбудить подозрений у Бирона, это было не легко. Все знали, что и малютка-император и его родители окружены агентами герцога, которому доносили о малейшем событии, даже самом пустом, какое имело место на половине державного ребёнка, где помещались и покои родителей его.

Выжидая удобного случая, Миних нашёл, что ему было надо. Кадет, пожелавших видеть императора, взялся сопровождать он сам. И так расположил время, что надеялся найти Анну одну.

Расчёт его оправдался.

Анна, обласкав ещё несколькими словами юношей, осчастливленных теперь безмерно, протянула руку для поцелуя каждому.

— С Богом, дети мои. Вот баронесса угостит вас там чем-нибудь вкусным. Слышишь, Юлия?

— У меня все готово, ваше высочество! Идемте, молодые люди! Хотя по виду все вы совершенные девицы — не в обиду будь вам сказано! — слегка хлопая по щеке ближайшего, пошутила фрейлина, указывая путь молодёжи.

Грамматин по знаку Миниха ушёл за ними.

— Как мне прикажете, ваше высочество? Я тоже могу удалиться? — выждав несколько мгновений и видя, что Анна молчит, первым заговорил Миних. — Или будут ещё какие-либо распоряжения от вас?

И тут же сразу, меняя служебный сухой тон на участливый, наклонился к Анне, совсем дружески заговорил:

— Ваше высочество страдаете, как я вижу… Нездоровье это несносное… Мне так огорчительно видеть, свидетель Бог. И… если бы не это… я бы…

Не досказал, оборвал негромкую, доверчивую речь фельдмаршал, только глядит своими ещё молодыми, красивыми глазами в глаза Анне, словно ждёт от неё теперь ответа на свою затаённую мысль, просит почина к дальнейшей беседе на более важные темы.

И Анна поняла. С боязливым ожиданием поглядев на него, она слабо улыбнулась, словно поощряя к дальнейшему. Но он молчал. И женщина заговорила печальным, детски жалобным голосом, который так не шёл к угловатой, неизящной по стати принцессе, но не казался и фальшивым, благодаря совсем детскому, недоуменному взгляду её усталых, печальных глаз.

— Распоряжений?.. Ах, граф, не нам распоряжаться здесь. Мы с мужем просто заложники… пленные Бирона, волею случая прикованные к колыбели сына-государя. И эта моя болезнь… Сердце у меня сжимается… надрывается грудь от мучений. Кругом темно. Впереди ещё страшнее. И… ни одного человека, который пожалел бы нас… Решился бы помочь… Посмел бы…

Слёзы хлынувшие не дали ей говорить.

Если холодный расчёт и давнишняя ненависть к выскочке-проходимцу Бирону двигали поступками графа до этой минуты, то сейчас вид неподдельной скорби и мук этой женщины, стоящей на недосягаемой, казалось бы, высоте, а на деле — поруганной в её лучших чувствах, матери и жены, заключённой в блестящую, но тем более безотрадную неволю, — всё это тронуло до глубины души впечатлительного фельдмаршала. И вообще женские слёзы влияли на него очень сильно.

Подсев к Анне, он осторожно взял её руку, бессильно висящую вдоль тела, и почтительно поднёс к губам.

— Ваше высочество, успокойтесь, прошу вас. Право, мне кажется, дело уж не столь мрачно обстоит, как вы полагаете. Все неприятности минули. Понемногу позабудется минувшее дурное. И для вас, и для принца Антона настанут счастливые, светлые дни. Тестамент составлен ясно: только дети ваши и принц Антон имеют право на трон Российской империи… Никакие голштинские принцы вас устрашать не должны. Остерман тоже знал, что писал, составляя сию бумагу первой важности! Император незаметно подрастёт… И тогда все враги ваши будут у вас под каблучком! Вы же сами понимаете, принцесса!

— Нет! Никогда! Не дождаться нам того никогда!.. Мы здесь узники. Не смеем видеться ни с кем, не решаемся послать никуда никого из наших покоев, чтобы не взбудоражить целую свору шпионов, следящих за каждым нашим шагом, за малейшим движением… Последний нищий в государстве свободнее и безопаснее, чем я, чем мой супруг. Не кивайте головою, вы сами знаете: это так! Но всё же и у нас остались друзья. Бог не совсем покинул нас. И странные вести стали доходить в эту нашу раззолоченную тюрьму. Видит Бог, я не могу молчать… Я слабая женщина, я мать! И я вам открою… Можете передать самому Бирону мои слова, можете делать что хотите.

— Принцесса, неужели вы допускаете! — с неподдельным негодованием вырвалось у него. — Как мне больно… Миних — солдат, не царедворец! Миних никогда ещё не был предателем и не будет. С женщинами он не воевал, да ещё при помощи подлых средств! Вы смело можете открыться мне! Честь и Бог — порукой в том, принцесса.

— Да, что-то говорит мне, что это правда. Я тут узнала… Ходят слухи — этот презренный… бывший… фаворит готовит нам новые испытания, новые муки. Он втёрся в доверие к тётушке-цесаревне, низкий пройдоха, лизоблюд… Её партия довольно сильна, особенно в народе, не только при дворе. За неё почти вся гвардия, столь ненавидящая регента. Но когда этот грязный обольститель станет супругом Елизаветы, как он о том мечтает… Тогда войска поневоле с ним помирятся. И она взойдёт на трон. Он сам возведёт её… по нашим телам… по голове нашего сына, увенчанной российскою короной… Я вижу это. Он не постесняется ничем. И нам нет спасенья! А по столице ходят слухи, им же пущенные, как я и муж мой браним всех русских. Как принц Антон всех министров и членов синода сбирался кинуть в Неву, подготовляя военный переворот… Как?! Боже, всего не передать! И мы бессильны. Мы здесь в тюрьме, откуда ни один звук не достигает до народа!

— Если вы уж все знаете… — развёл руками Миних. — Оспаривать не буду. Но я не думаю, чтобы все эти происки ему удались. Царевна хитра, несмотря на свой беззаботный, простой вид. Гвардию он тоже не обманет. И, наконец, есть же Бог на небе!..

— Есть! Я верю! — в каком-то порыве вдруг подхватила Анна. — И только вашими руками, граф, Он может спасти нас. Если вы пожелаете… Молю вас… на коленях готова заклинать!.. Спасите… Вы можете влиять на изверга. Скажите ему, чтобы отпустил нас в Брауншвейг… С моим сыном… Мы отречёмся от всего: от прав сына, от русских субсидий, от всякой власти! Только б свою жизнь сберечь, сберечь нашего мальчика. Иначе он кончит свои дни в заточении, в нужде… если не под ножом убийцы! Все знают нравы этой страны, когда совершается дворцовый переворот. Молю вас: защитите сына. Бирон вам так много обязан. Вы помогали его возвышению. Ваш голос поддержал его в решительную минуту, когда он ещё не был правителем и мог им не стать. Он должен вас послушать!..

И она умолкла, глядя с мольбою на него в ожидании ответа.

— Чувствую, принцесса, невольный, но тяжкий укор в этих словах! — заговорил Миних, поникая своей красивой головой. — Позвольте ж мне не оправдаться, нет! Я лишь объясню, чего вы, должно быть, не знали. Если бы этому… проходимцу, всесильному при жизни покойной императрицы, если бы стали перечить ему в его планах. Если бы не согласиться на передачу власти ему на всё время регентства, никогда не допустил бы Бирон, чтобы государыня составила свой тестамент в пользу малютки Иоанна. Герцог осязал возможность долгих семнадцати лет царствования в России именем младенца-императора. И сделал так. Помешай мы ему тогда, в миг смерти вашей тётушки, стать регентом — злодей не задумался бы устроить кровопролитие. И потому даже я… охотно с виду дал своё согласие на то, чего изменить не мог. Но теперь?! Если уж вы были столь откровенны, я тоже не потаюсь! Час пробил. Он всем ненавистен. Войско, народ, министры, сенаторы, синод, кроме двух-трёх продажных креатур, — все ждут, как бы избавиться от этого проклятия, от позора, гнетущего нас ряд долгих лет. И… видит Бог!..

Он выпрямился во весь рост, как бы давая священную клятву:

— Бог слышит: я берусь!.. Я сделаю… Я исполню это!

— Вы, граф? Вы?! Верить ли ушам?

— Верьте моей чести. Верьте клятве старика Миниха перед Господом, Властителем миров!

В порыве радости Анна тоже поднялась, крепко поцеловала Миниха, и оба они, снова опустившись на свои места, стали беседовать доверчиво, задушевно, как близкие друзья.

— Дело готово! — негромко объяснял Миних. — Я ненавижу его не менее, чем вы. Он и со мною поступил бессовестно, неблагодарно, как всегда и вечно поступал со всеми. Мне думалось: он человек. Нет, это зверь. А тогда и поступать будем с ним по достоинству. Время не терпит. Теперь же захватим его с целым гнездом! И тогда…

— О, тогда! — с выражением безграничной ненависти прошептала Анна, даже оскаливая свои острые зубы, словно готовясь их впустить в тело врага. Но сейчас же вечная сдержанность и осторожность взяли верх над стихийным порывом, и она заговорила, подымая глаза к небу: — Ну… Как судьба нам укажет… Только бы достичь успеха, не испортить бы замысла какой-нибудь неосторожностью, ошибкой, хотя и невольной, конечно… Подумайте хорошенько, не слишком торопитесь. Если нам дело не удастся — и вы, и мы тогда погибли. Он поймёт, что удар исходил от нас. И он не даст пощады… как и сам не получит её. Вся наша семья погибнет. Он мстителен и опасен.

— Бирон? Мне опасен?! Когда я решил раздавить эту гадину… Ха-ха-ха!

Презрительный смех как-то неожиданно и странно прозвучал в этом тихом, небольшом покое.

— Успокойтесь, принцесса. Только наша общая рознь, слабость и нерешительность давали опору и силу этому наглецу, мошеннику, одетому в мантию герцога, играющему скипетром великой державы, как палкой скомороха… Это же бездарный, жалкий плут, способный лишь потворствовать женской похоти и угождать ей самым грязным образом. Вы же знаете это, принцесса, не хуже меня. Да я бы давно убрал это рябое чучело с его высокого кресла… Но мне казалось, что принц Антон, не любя меня, и вам успел внушить неприязнь к старому Миниху. А теперь, когда все объяснилось, — я раздавлю его, как букашку! И завтра же. Время не терпит. Наши преображенцы последний день будут держать караул в логове этого… хорька! А на иных положиться опасно. Завтра — и делу конец!

— Как?.. Завтра же!.. Боже мой!

— Да, не иначе… Да откиньте весь страх. Верьте слову старого солдата: послезавтра утром — вы сильны и свободны, как сами пожелаете того! В добрый час… Да поможет нам Бог!

— Позвольте… Подумаем, граф! — видимо теряясь, быстро заговорила Анна, держа за руку Миниха, как будто опасаясь, что он не дослушает и уйдёт сейчас же свершать своё опасное дело. — Знаете, граф, а не лучше ли нам обсудить всё ещё раз… хорошенько? Что, если бы посоветоваться ещё с нашими лучшими друзьями… С фон Менгденом, с другими…

— Мы толковали с ним, принцесса.

— С графом Левенвольде…

— Мне… с ним?! — порывисто начал было Миних, но сейчас же сдержался и мягко, но настойчиво продолжал: — Нет уж, ваше высочество. Вы говорили, что полагаетесь на меня одного. Пусть так и будет. Я не желаю никого вовлекать в опасность без крайней нужды. И риск, и ответ пускай уж лежат на мне одном.

— И одному вам — благодарность наша, великодушный, отважный человек! Пусть так. Я согласна. Делайте как хотите. Не медлите только, если уж сами решили, что час настал. Нам не вынести дальнейших ожиданий. Я… я с ума сойду. Я… Не медлите, дорогой граф!..

— Мой полк и я, — мы не привыкли медлить в виду врага! — совсем в духе старинного французского шевалье ответил Миних, недаром любивший язык Франции больше своего родного. — До завтра, принцесса!

Почтительно и ловко облобызал он поданную ему руку, приняв ответный поцелуй в открытый, высокий лоб, резко очерченный линией пудреного парика.

— До завтра, дорогой наш избавитель! — провожая уходящего, поднялась с места Анна. — Будем ждать. Да хранит вас Господь.

Ещё раз ловко откланявшись, Миних вышел из покоя.

Проводив графа, Анна позвала свою любимую фрейлину фон Менгден и, усаживаясь поудобнее в кресло у камина, начала сообщать ей о решении, принятом фельдмаршалом. Но девушка сразу перебила подругу:

— Я знаю… я почти все слышала, стоя здесь, за дверью уборной. Опасаясь, чтобы кто-нибудь другой не пробрался сюда, я там была всё время… Знаешь, когда уж все стало ясно, я едва удержалась, чтобы не выскочить, не броситься на шею этому красавцу старику… Он не только отважен, он прекрасен собою! Ты не замечала этого, Аннет? Недаром многие дамы без ума от этого седого обольстителя!..

— Брось вздор болтать! — раздражительно прервала её принцесса, снова потемневшая после ухода Миниха. — Я с тобой говорю серьёзно… Такая минута… А ты…

— Простите, ваше высочество! — смиренно потупилась Юлия, зная, что в некоторые минуты опасно раздражать больную подругу. — Я слушаю…

— Да нечего и слушать… Я сама не знаю, что делать!.. Что будет?! Что с нами будет! Я вся дрожу… Что, если неудача? Боже мой! Не вернуть ли… остановить графа? Лучше ничего не надо! Потерпеть, перенести как-нибудь… Иначе всё погибло, если только Бирон… Или вдруг неудача?! Всё возможно… Тогда — Сибирь… Быть может, плаха… Юлия!

И, давая исход всему напряжению нервов, накопившемуся за этот день, Анна забилась в рыданиях на груди у подруги.

— Анюточка, слушай! — вдруг из-за спинки кресла послышался хриплый голосок горбуна-шута, проскользнувшего сюда незаметно уже давно. — Слышь, не пужайся, матушка. Это я же, Нос… Раб твой неизменный, пёс твой верный. Сама ведаешь: ближе ты мне всего роду-племени. Помню добро я твоё. За тебя готов горло кажному перегрызть. Так послушай ты и меня, дурака…

— Ну!.. Что там ещё! Говори, дурак… Не до тебя мне. Ну, да говори!

— Скажу, скажу, чтобы заспокоилась ты. Слушай… Я, слышь, тут, за дверью же стоял, где и Юлинька была, да в щёлку и глядел на нево. Слушаю речи разумные, а сам больше на его глаза поглядывал — старику в лицо смотрел, вот ровно в душу евонную… Будто душу ево видел. Не страшись старика. Верь ему. Ничего не страшися. Нынче старик твёрдо дело своё порешил. Может, и сам жив не будет, а своё повершит! Верь мне, дураку, Анюточка! Я в очи ему глядел… Я видел. Я очи людские знаю.

— Ты Нос! Поди ты, горбач! Разве ты — человек? — отирая слёзы, не могла удержаться от грустной улыбки Анна.

— Пёс… пёс, Анюточка! Твой да Иванушкин. Уж как забавно, слышь! Вчерась, слышь, глядит он на меня, ангельская душка чистая, за нос меня ухватить норовит… А я повизгиваю, да бубенцом позвякиваю, да лаю… А он, ангелочек мой, и-и заливается-смеётся… И будет смеяться, радоваться будет. А псы-то… они куды лучше людей правду чуют, Анюточка! Вот и я чую: верно говорил старик. Не хуже меня любит он нашего Биронушку, кровопивушку. Конец пришёл ему, окаянному, другу миле-е-енькому! — затянул, словно песню запел, шут и раскатился дребезжащим хохотом, припрыгивая на одной ноге, повторяя: — Конец! Конец! Со святыми упокой… упокой…

Странно вязались эти печальные слова с весёлым плясовым мотивом, на который переложил их горбун.

— Ну, ты, вьюн, довольно! — остановила шута Юлия и склонилась, как мать над ребёнком, над Анной, снова задумчивой, грустной и бледной.

— Знаешь, Аннет, и мне верится почему-то. Это Носач наш хорошо сказал про своё чутье. Чутья у него много. Будем верить, дорогая. Всё-таки легче, чем вечно сомневаться и ждать беды, как ты делаешь. Сама себе портишь даже редкие светлые минутки… Брось, не думай!

— Оставь, Жюли… не уговаривай меня. Я не ребёнок! — нетерпеливо отмахнулась принцесса. — Тебе хорошо… У тебя нет сына-императора. Нет вообще детей. А я…

Стук за дверью не дал ей досказать.

— Её высочество герцогиня фон Бирон! — громко доложил камер-лакей.

— Проси! — приказала принцесса, поднимаясь, чтобы встретить гостью.

— Не забывает! — шепнула она Юлии. — То и знай заглядывает, чтобы полюбоваться, потешиться нашим горем. А там с муженьком-негодяем смеётся потом…

— Это её послали нынче, чтобы Миниха стеречь, пока он будет у тебя. Чтобы вы наедине толковать не могли! — также быстро зашептала Юлия. — Да поздно! Опоздала, кукла толстая. Верно, дольше обычного два лакея её в стальной корсет затягивали, чтобы стянуть эти горы жиру, какие носит она, словно горбы, спереди и сзади… Вон идёт, колыхается! — глазами указала девушка в соседний покой, куда дверь осталась нараспашку раскрытая камер-лакеем.

Там медленно плыла по ковру толстая, неуклюжая фигура герцогини, ещё не слишком старой, довольно красивой лицом, но разжирелой непомерно. Даже высокие страусовые перья затейливой не по годам причёски не могли придать роста или хоть немного скрасть, облегчить объёмы этого ходячего комка жира.

— Ваше высочество!.. Как я рада! Как благодарна вам, что не забываете нас! — встреча-я среди покоя гостью, с реверансом приветствовала её Анна, принимая самый любезный и довольный вид.

— Ах… уж могу ли я не помнить вас, дорогое дитя! — ответила гостья тоже с придворным, глубоким реверансом, от которого вся побагровела и громко стала дышать, как запалённая лошадь. — Вот только успел откушать мой герцог и пошёл отдыхать, как я и собралась… Заехала навестить вас да поглядеть, как поживает его величество? И вы здесь, милочка! — снисходительно кивнула она на почтительный реверанс фон Менгден. — Вечно неразлучны с нашей принцессой. Делает вам честь.

В эту минуту Нос, стоявший поодаль, вдруг упал на спину, поднял ноги кверху, словно оглобли у телеги, и, закрывая руками лицо, запричитал пискливо гортанной фистулой, как на кукольном народном театре выкликает Петрушка:

— Ой-ой-ой, батюшки!.. Ой-ой-ой, матушки!.. Оглушило, ослепило, солнышком осияло. И не вижу носом, и глазыньками не слышу ничего! Ровно пташка райская в наш покой залетела. Уж с чего ты так цветёшь да хорошеешь день ото дня, матушка наша, регентушка, государыня всесветлая, красота всесветная!.. Воистину, Господь проливает благодать на избранных чад своих. Облобызать следочки твои малые не поизволишь ли псу смердящему, Носачу горбящему, матушка, благодетельница наша… Всем дары дающая, ни от кого не берущая… Ангелица сущая!..

И, кубарем по ковру подкатясь к толстым ногам герцогини, шут высоко до неприличия поднял ей край пышной робы и взасос стал целовать его, мурлыча, словно кот, от притворного удовольствия.

— Ур-р-р… мур-р… кисанька… И ноженьки же… ровно колонки церковные, ровные да стройные. Сладости сколько на них наросло! Ур-р… мур-р… Вот уж ежели бы я был хороший мужчинка, такой красоты бы не стерпел… Либо вынь да положь, либо так бы и помер тут вот… у самого краешка!..

Герцогиня вся просияла, слушая эту грубую лесть, подносимую под видом простодушного восторга.

Анна потемнела и нахмурилась.

— Ты чего прилез? Прочь, шут! — не сдержавшись, прикрикнула она.

— Нет, ничего… Он мне не мешает! — снисходительно улыбаясь, заступилась герцогиня. — От простоты душевной болтает уродец. Он у вас забавный… Его и покойная императрица любила. Чего не заглянешь ко мне? Потешил бы деток наших. И подарочек получишь, гляди, носач-горбун!..

И концом расшитой золотом туфли она шутливо провела по лицу карлика.

— Я бы да не заглянул! Давно сбираюсь… Да… «самого» боюся! — извиваясь червём, пищал Нос, совсем по-собачьи потираясь спиной у ног глуповатой толстухи. — Не любит «сам»-то меня, я знаю… А уж мне бы к тебе бы, солнышко наше красное, как не заглянуть! Особливо теперь, когда и месяц ясный за горой не садится, у твоего хозяина не спросясь!.. И дневал бы… И ночевал бы… Коли можно, так нынче же я… Вот побегу собирать свои пожитишки… Мьяу… Гау!..

И с лаем, с визгом, с кошачьим мяуканьем выбежал шут из покоя, сделав незаметный знак Юлии.

Герцогиня, которую шут измял своими неуклюжими грубыми шутками и ласками, с трудом нагнувшись, старалась оправить подол пышной робы.

Анна, пользуясь этим, шепнула Юлии:

— Что стало с Носом? Что это все значит? Неужели и он…

Ничего не отвечая, Юлия успокоила её движением руки, а глазами указала на герцогиню, как бы приглашая быть осторожной и внимательной к незваной гостье, успевшей уже привести себя в порядок.

Анна, приняв самый почтительный вид, предложила герцогине место на кушетке, ближе к огню.

— Не угодно ли вам сюда, ваше высочество.

— Нет, нет. Сидеть нельзя… Мне некогда. Я на минутку. У вас, кажется, сегодня уже было не мало гостей. Кадеты и наш милейший фельдмаршал. Любовались крошкой-императором. Они давно ушли? Жаль, я не застала… Не позволите ли и мне повидать его величество, и я поеду. Меня ждут… Герцог приказал сегодня поскорее быть дома. Он принимает сегодня своё лекарство для желудка, и я должна быть дома… Понимаете. Эти мужья — большие тираны! Да что с вами, принцесса! — вдруг останавливая поток своих слов, спросила встревоженно герцогиня. — Глаза у вас заплаканы. Вы так бледны. Или нездоров император, храни Господь?!

— Нет, так… — начала было с притворным спокойствием Анна. Но неожиданно против её воли слёзы брызнули из глаз у принцессы, совершенно потерявшей самообладание после всех переживаний этого дня. И, глотая слёзы, она быстро заговорила: — Таиться нечего… Да и не могу… чего тут скрывать: к нам доходят тревожные вести. Герцог всё ещё гневается на меня и на мужа. Он недоволен нами, хотя, видит Бог, мы ничем не подали повода до сих пор. Герцогиня, я вас прошу… Вы женщина, вы сами мать! Помогите, смягчите гнев правителя против нас. Уверьте его, что мы совершенно смирились, отказались от бессмысленных мечтаний и надежд. Всецело отдаём себя на волю герцога-правителя. Верим, что нам и сыну нашему одно спасение: вера и преданность герцогу-правителю. Скажите ему…

— И не просите, и не просите, дитя моё! — подняв кверху обе короткие, мясистые ручки, прервала герцогиня. — И не волнуйтесь так… Вы же недавно ещё встали после родов. Ваше дитя… это такая очаровательная малютка… И совсем не похожа на принца-отца. Прелестное дитя. Правда, я сама мать. Я понимаю. Мужчины — тираны и изверги! Изменяют нам на каждом шагу, с каждой смазливенькой, молоденькой и свежей судомойкой, которая ещё не рожала и потому ходит с осиной талией и с твёрдыми грудями… А если мы? О, тогда громы и молнии. Но вы успокойтесь! Я всегдашняя ваша заступница… Постоянно твержу герцогу: «Анна вовсе не так глупа, чтобы действовать заодно с мужем! Она тебя боится и будет покорной всегда. А её сердечные дела не касаются никого! И обижать малютку не надо!» Да, так я говорю всегда мужу… И он соглашается. Он таит, конечно, но он слушает меня, считается с моими советами не меньше, чем с советами этих смешных, красноносых министров — Ушакова, Бестужева… Будьте спокойны. Я не дам вас в обиду!

— Вижу… верю! — стискивая до боли пальцы, глухо проговорила Анна, поняв, как смешон был её порыв перед этой надменной, глупой толстухой.

И, плотно сжав губы, умолкла.

— Так не плачьте больше и глядите повеселее. Мой Яган любит весёлых женщин, а печальных избегает. Даже можете немножко пококетничать с ним. О… он большой ходок ещё по части женщин. И на этом можно его изловить. Я не приревную… ради доброго дела… Тем более что… Скажу вам по секрету — и я не остаюсь, конечно, перед ним в долгу. Знаете, как говорят эти медведи-русские: «В лесу как аукнешь, так тебе и откликнется…» Ха-ха! А вы и не подозревали? О, жизнью надо пользоваться, дитя моё, пока ещё она посылает нам свои улыбки. Не плачьте же больше! Я сберегу вас, верьте. Пойдём к малютке-государю. Яган приказал мне сообщить ему, как я найду его? И вообще… Я вам кое-что ещё открою уж, будем друзьями… Идемте!

И, не дожидаясь Анны, толстуха заколыхалась к двери, ведущей в соседний покой, отведённый для малютки Ивана Антоновича.

Анна, отставши немного, шепнула Юлии:

— Слышала, видела… Надежды нет! Если бы только удалось графу… Иначе мы погибли!

И поспешила за герцогиней к сыну.

А Юлия, проводив обеих взглядом, перевела взор на окно, задумалась, глядя на простор оледенелой Невы, видный отсюда, и зашептала, словно говоря сама с собою:

— Да… Только бы нам попасть в правительство, если удастся переворот. Тогда поглядим!

Глава IV СТАВКА НА ЖИЗНЬ


После свидания с Минихом и всех волнений, пережитых потом во время посещения герцогини Бирон, Анна Леопольдовна чувствовала себя совершенно разбитой. Головная боль и тошнота усилились нестерпимо.

Пройдя в покой, отведённый ребёнку-императору, она подошла к колыбели сына и долго глядела на его розовое личико. Мальчику, очевидно, было слишком жарко под одеяльцем из лебяжьего пуха, под которым находилось ещё другое, более лёгкое. Анна осторожно отвернула края покрывал, давая доступ воздуху жарко нагретой комнаты к крошечному тельцу мальчика.

Поцеловав малютку, который, дремля, шевелил губками, как бы искал чего-то, мать передала его кормилице, здоровой, молодой бабёнке, недавно привезённой из псковской деревни, и, глядя, как жадно взял и в полусне стал сосать упругую грудь ребёнок, с невольной затаённой завистью поглядела на крепкое тело крестьянки, мысленно сравнивая его со своим, вечно затянутым в корсет со стальными планшетками, вялым от нездоровья и отсутствия движения.

«Если бы Линар увидал и сравнил!» — невольная, совсем неподходящая к минуте и к настроению, мелькнула в уме Анны ревнивая мысль.

Но сейчас же ей стало стыдно за такое легкомыслие. Даже испуг овладел её расшатанной душой.

«Теперь, в такие минуты, и о чём я думаю?! Господь за это может покарать меня… и моего малютку!.. Боже! Прости! Не карай! Я слабая, грешная, пустая женщина. Но мой сын не повинен ни в чём. Он ни в чём не грешен перед Тобою. Его защити и спаси. Карай меня и мужа… если надо. Его защити!..»

От мысленной мольбы незаметно для себя она перешла к полушёпоту. Видя, что мамка с изумлением глядит на неё, Анна опомнилась, ещё раз поцеловала сына и перешла к себе в опочивальню. Бросившись на постель, она пыталась уснуть, но головная боль не давала сомкнуть глаз, а душу жгла неясная тревога.

Хотя и не особенно склонная к исполнению обрядностей православной религии, которую пришлось принять ей уже на шестнадцатом году, Анна взяла молитвенник в переплёте, отделанном перламутром и золотом, опустилась на колени перед иконами в богатом киоте и стала шептать молитву за молитвой, почти не вникая в их содержание. В то время, когда губы лепетали малопонятные ей славянские слова, в душе трепетала и рвалась к небу своя жаркая мольба, короткая, но сильная, как биение сердца матери, переживающей смертельный страх за участь единственного сына.

«Боже, спаси и защити младенца Иоанна… Сохрани моего мальчика… Не погуби его за мой грех… за грехи отца!..»

Долго так длилась эта двойная молитва. Устав стоять на коленях, Анна присела на маленькую скамеечку, стоящую тут же, прислонилась головой к небольшому аналою и затихла.

Обратив теперь внимание на себя, она почувствовала, что голова почти не болит больше. Облегчилась и тяжесть, давившая грудь весь вечер. Этот противный клубок, стоящий в горле часами, вызывающий тошноту, лишающий воздуха, приносящий смертельную тоску, — он исчез. И только лицо было мокро от слёз, появления которых не заметила сама Анна в минуты недавнего своего молитвенного полузабытья.

И сейчас эти слёзы, крупные, частые, легко вытекают из широко раскрытых глаз, скатываются одна за другой по щекам, текут по шее, по груди, слегка щекоча разгорячённую кожу, но принося прохладу лицу и груди, давая облегчение просветлённой душе.

Так, сидя на скамеечке, не шевеляся, как бы опасаясь сломить это отрадное настроение, прогнать минуту телесного покоя и душевного равновесия, навеянного на неё молитвой, долго оставалась принцесса, не глядя на любимую подругу Юлию, уже раза два осторожно напоминавшую, что пора на отдых.

Полночь пробила. Торжественно-печальный перезвон башенных курантов прозвучал в Петропавловской крепости за Невой.

Только тогда, словно пробудившись от дум и грёз наяву, поднялась Анна, перешла к постели, где её ждала Юлия.

Обе они улеглись тут рядом, как это делали часто, потому что Анна боялась спать одна. Но ещё долго сон не мог овладеть возбуждённой душою принцессы, и полусонная Юлия часто невпопад отвечала на вопросы подруги, против обыкновения оживлённой и болтливой…

Встать на другой день пришлось довольно рано. Весь день чего-то напряжённо ждала принцесса, все в ней металось и трепетало. То ей хотелось дать знать Миниху, чтобы он оставил свою затею. То мысленно просила Бога, скорее бы настала ночь, чтобы наконец свершилась давно жданная месть… Чтобы и надменный, бездушный похититель власти на себе изведал наконец удар, так часто наносимый другим его тяжёлой рукой…

Всю ночь решила не спать Анна, чтобы радостная весть застала её готовой ко всему.

Но только настала эта ночь — и смертельная усталость, неодолимая дрёма овладела женщиной, силы которой были исчерпаны всеми вчерашними переживаниями и бессонницей.

— Слышишь, Юлия, я не буду спать… Я одетая полежу на постели. И ты не ложись. И если только что-нибудь… кто-нибудь… от него… Понимаешь? Сейчас же веди ко мне! Я не буду спать…

Но, ещё не досказав последнего слова, она уже уснула тяжёлым, крепким сном. И даже лёгкий храп разнёсся по обширной опочивальне, слабо озаряемой неугасимыми лампадами у киота и парой восковых свечей, оставшихся не потушенными в канделябрах на туалетном столе.

Юлия, добродушно усмехнувшись, укрыла подругу, подсела к туалетному столу, распустила на ночь волосы, сняв с них лишнюю пудру, затем, стряхнув кружева ночной кофточки от пудры, полюбовавшись на свою хорошенькую фигурку и тонко очерченное личико, поглядев на спящую подругу, как бы сравнивая себя с нею, Юлия, оставшись довольна сравнением, зевнула и пошла к дверям опочивальни, которые вели в небольшую проходную комнату, отделяющую спальню Анны от комнаты её любимой фрейлины и подруги.

Хорошенькая, плутоватая на вид горничная Менгден ожидала здесь приказаний госпожи.

— Оставайся тут, Лизетта. Может быть, явится кто-нибудь. Тогда разбуди меня. Я сосну немного у себя… одна в моей постели. Я так устала за эти дни.

И она скрылась за дверьми своей комнаты, где быстро улеглась, свернулась под тёплым покрывалом и уснула так же быстро и крепко, как её подруга в своей пышной, царственно убранной опочивальне.

Юлия не знала, сколько времени она спала, но почувствовала, что чья-то рука слегка проводит ей по ногам, словно гладит или желает разбудить и не испугать в то же время.

Мешая сон, сейчас виденный ею, с действительностью, Юлия зашептала:

— Граф Линар… это вы? Мой Шарль… а я и не ждала тебя сего…

— Барышня, вставайте скорее! — услышала она голос своей Лизетты. — Барон… Брат ваш там. Просит сейчас, сию минуту. Важнейшее дело… Сию минуту!

— Брат?! Так поздно? Боже мой!.. Который час?

— Первого половина, баронесса. Они просили немедля. Они ждут…

Но Юлия уже не слушала её. Накинув кое-как на рубаху пеньюар, лежащий под рукою, она перешла в соседнюю комнату, где брат её, барон фон Менгден в нетерпении широкими шагами мерил из угла в угол тесное пространство, поглядывая на часы, стоящие на камине.

— Наконец-то! — кинулся он навстречу сестре. — Слышала ведь: я, брат, пришёл, не иной кто… Надо было возиться с туалетом!

Красное лицо, возбуждённый вид барона сразу показывали, что он явился прямо с весёлой пирушки, до каких был большой охотник. Но явный, почти животный страх, искажающий теперь довольно красивые черты барона, сразу захватил и сестру, и без того ожидавшую чего-то грозного.

— Я торопилась… Видишь, полуодета… — смиренно, против обыкновения, заметила она. — Но не томи. Что случилось? Беда грозит, да?

— И большая! Ещё не знаю, что именно, но слушай… Я сегодня весь вечер провёл у Бирона, как просила ты, чтобы вызнать кое-что, если явится случай. И думаю, что мы преданы. И принцесса, и все… Надо быть готовым к аресту, ко всему.

— Боже мой! Что делать? Надо сейчас же поднять Анну. Уйти куда-нибудь поскорее… Бежать… Укрыться в каком-нибудь посольстве, пока не поздно. Или… Куда кинуться? Кто защитит? Что делать? Что делать!..

И Юлия уже бросилась к дверям опочивальни принцессы.

Брат удержал её резким, почти грубым движением.

— Постой, безумная… Выслушай раньше толком. Дай досказать. Только что я приехал, откланялся Бирону, герцогине, другим гостям и подхожу к Райнгольду Левенвольде, который, вижу, умышленно стоит совсем поодаль от других, поджидая меня. Здороваемся, заводим речь, словно о чём-то пустом. И он мне негромко говорит, пока я болтаю вслух всякий вздор: «Вы немного поздно приехали, барон. «Наше высочество» было мрачнее ночи. А вот после обеда покинул всех гостей, куда-то скрылся на секретную конфиденцию с Минихом…»

— Миних был у Бирона?..

— Молчи, слушай!.. «Вернулся после этого к нам — совсем весёлый и довольный, вот как вы его видите!..» — «Нам не заплакать бы!» — говорю я Райнгольду. «Возможно!» — отвечает тот. А потом, за вечерним столом, уже при мне и пустил словцо, чтобы попытать их обоих. «Что? — обращается он вдруг к Миниху. — Скажите, граф, не случалось ли вам во время ваших походов совершать чего-либо важного по ночам, пользуясь неприятельским сном?» Бирон при этих словах только поглядел на Левенвольде равнодушно. А Миних, — я это видел, — едва сдержался, чтобы не измениться в лице. Но ни единой жилки не дрогнуло у него, у старого притворщика. И, глядя прямо в глаза Райнгольду, таким, не своим словно, голосом, чужим каким-то, отвечает спокойно: «Не помню, совершал ли что-либо чрезвычайное ночью. Но моё правило: пользоваться всяким благоприятным случаем!» И раза два или три при том сменилась краска в лице у нашего «железного» старика… Но и это было бы все пустое. Одно подозрительно мне, сестра!

— Говори, довершай уж скорее!..

— Когда оба, курляндец и граф, возвращались к гостям после тайной беседы, Бирон держал какую-то бумагу в руках и говорил Миниху: «Прекрасный план! Мы завтра же и приступим к делу!»

— План? К делу? Конечно, это против нас! Но ты говоришь: «завтра»?

— Так слышал Левенвольде.

— Значит, эта ночь ещё наша! Одна ночь. А завтра… Завтра! — ломая руки, повторяла девушка и вдруг вся задрожала. Брат её вскочил с кушетки у камина, где они оба вели беседу. Кинувшись к выходным дверям, он замер там, ожидая, что скажет сестра.

За дверью, ведущей в комнату Юлии, раздавалось несколько размеренных ударов, как будто условленный сигнал.

— Тс-с… не уходи… Это моя Лизетта. Я узнаю сейчас, в чём дело?

Скрывшись за порогом своей комнаты, девушка через несколько мгновений вернулась обратно, напуганная сильнее прежнего.

— Брат, что делать? Там по коридору, по чёрному ходу явился Миних. Он у дверей моей комнаты. Желает видеть меня и принцессу. Что это значит? За нас он ещё… или… пришёл в глубокую полночь за нами?!

— Успокойся! Если бы это так — Минихи входят без доклада! Вели его впустить.

— Правда. Ты прав… Уходи. Побудь там! — указывая на дверь, ведущую в парадные покои, шепнула она брату. Кинулась к дверям и приказала горничной: — Веди сюда графа!

В те несколько мгновений, которые прошли, пока на пороге появился Миних, Юлия пережила мучительную пытку. Страх её усилился, когда за вошедшим Минихом появились и два его адъютанта: Манштейн и Кенигфельс.

— Наконец-то, баронесса, я добрался до вас! — торопливо отдав поклон, негромко заговорил Миних. — Мне каждая минута дорога и может стоить головы…

— Боже мой… Не пугайте, граф! Что такое? Чего вы желаете?

— Зовите принца и принцессу. Если малютка-государь не спит случайно, пусть вынесут его сюда. Мои офицеры ждут внизу. Настала последняя ночь!..

— Последняя ночь, — растерянно повторила Юлия. — Что это все значит? Умоляю!..

— Ну, конечно. Что вы, не понимаете? Там покои их высочеств. Здесь парадный ход? Я не ошибаюсь? Так… Прекрасно! Это ход вниз? Ступайте, зовите из караулки господ офицеров, Манштейн… Пусть подождут в покоях рядом. Ты поедешь со мною в карете. Помнишь, как мы говорили? Ты, Кенигфельс, возьми этот список. Здесь имена министров, которых надо арестовать… и иных лиц. Министров проси вежливо… А с остальными можешь не церемониться. Идите! Зовите наших.

Оба адъютанта быстро вышли в дверь, ведущую вниз, в сени и в караульное помещение дворца.

— А вы, баронесса? Что же вы стоите?! — почти прикрикнул он на Юлию, которая, не двигаясь с места, слушала, что говорит старик, но плохо понимала его слова. — Столбняк на вас нашёл, что ли? Ждать я больше не могу!

— Граф, что вы задумали!

— Вот новости! Что ещё за детские вопросы?! Не знаете, не видите сами! Схватить и арестовать разом всех, само собою понятно!

— Кого? Пощадите, граф! Подумайте о себе… Бог…

— О чём думать? Кого щадить? Этого пройдоху Бирона? Вас ли я слышу, баронесса?

— Би-ро-на?! Да, да… Понимаю теперь! Бирона! — едва не разразившись и плачем, и безумным хохотом, повторяла громким, ликующим голосом Юлия. — А я думала… Бирона?! Звать принцессу?.. Я сейчас! Сейчас!

И как на крыльях ветра скрылась девушка за дверьми спальни принцессы.

— Ха-ха! — не удержался от смеха Миних. — С ума сошла от радости. Ну, понятно… И я рад! — почти вслух думал старый хитрец, грея у камина руки и ноги, озябшие во время ночного пути во дворец. — Сведу наконец счёты с этим курляндским кобелём, с продажным наложником, весь век умевшим мне перебивать дорогу. За все услуги он отплатил и мне неблагодарностью… Но теперь я не продешевлю своей помощи, как было с этим регентом-конюхом! Приберу новых господ правителей покрепче к рукам, благо Антон глуп и оба они молоды.

Услыхав за спиной шум раскрываемой двери и лёгкие шаги двух женщин, он быстро обернулся и пошёл навстречу Анне, появившейся сюда в одном лёгком пеньюаре и белом платке на волосах.

Дрожа от ночного холода покоев, плохо обогреваемых пламенем камина, и от внутреннего волнения, Анна куталась в большую пуховую шаль. Освободя из-под неё руки, она протянула их навстречу подходящему Миниху.

— Граф! Дорогой мой граф!.. Так это правда?! Наконец-то. Сегодня?! Сейчас!

— Сегодня. Как же иначе?.. Я же вам говорил! Но не сейчас. К утру, пожалуй, всё будет кончено. В полночь мы только расстались с моим «дружком», регентом. Раньше двух часов ночи у герцога не заснут как следует, покрепче. А мы тогда придём и разбудим их как раз!

— Господи! Что мне сказать?! Лучше без слов…

И, крепко обвив шею Миниха, Анна долгим беззаветным поцелуем слила с ним свои губы, сейчас полуоледенелые от страха и надежды.

— Вот! — совсем просияв, проговорил старик. — Это мне дороже всяких наград и слов. Да и недосуг теперь много толковать. Ежели уж желаете успешного совершения дела, хотя на короткое время положитесь во всём на меня! Дайте мне полную власть и свободу. Согласны, ваше высочество?

— Навсегда, видит Бог! Не только на это время. Все есть и будет в ваших руках. Вся власть, вся сила… За такую помощь! За избавление от него. От тяжкого позора, от унижения, от гибели… Я и принц и мой сын — мы у вас навеки в долгу. Как отца будем чтить. Только бы дал Господь удачи. Вы не знаете: он не догадывается? Не мог принять меры?

— Этот дуралей?! Я ведь недавно лишь от него, как уже вам сказывал. Недаром провозился с ним почти весь день… Он?! Да если бы он теперь вызвал и черта из преисподней — так не уйдёт всё-таки из моих рук!

И совсем перерождённый стоял теперь перед Анной этот старик, казарменно-грубоватый, властный и неукротимый, каким видывали его полки перед опасным штурмом.

— Боже мой! Вас не узнать, граф! Что значит борьба. Только сегодня я видела настоящего героя, неизменного победителя на суше и на воде! — с восхищением вырвалось у неё. — Верю, всё будет хорошо. А что мне надо делать?

— Сейчас я призову офицеров из караула. Они поведут моих преображенцев. Человек сорок останется при вас и государе, при нашем знамени. Манштейн с небольшим отрядом двинется вперёд. Он частенько бывал у регента с поручениями от меня. Его там знают. Если даже тамошние караулы не пожелают пойти на Бирона, они не задержат Манштейна. И тогда он один с моими молодцами всё живо уладит. Кенигфельс и другие офицеры — арестуют Бестужева, Бисмарка, Густава Бирона. Словом, всех, кого надо прибрать к рукам, чтобы не подымали шума… Черкасского заодно.

— Черкасского? Зачем, граф? — удивилась Анна. — Ведь он наш, русский!.. То есть я думала сказать, он помехой не станет. Кроме того, у графа столько родни влиятельной, столько сильных друзей. Он не повредит нам и оставаясь на свободе, я думаю.

— Пожалуй, что и так, принцесса! Друзей и денег у него слишком много. И он безвредный, опасливый плут. Пускай будет, как вы пожелали, принцесса. А теперь — пусть принесут сюда государя. Я позову своих молодцов. И вы объявите людям, что вынуждает вас на столь решительный шаг. И что я облечён высочайшим доверием и должен вести их, выполнить наш план для блага народа, для спасения родины… Для защиты юного императора от козней этого честолюбца… обманщика… Словом, как там захотите! Можно звать?

— Ещё одну минуту! Я должна вас спросить… Простите слабой женщине. Недоверия нет во мне, но страх матери за её малютку… Жгучее опасение… А что, если все открыто? Ежели вас… и нас ждёт западня? Он, этот злодей, торжественно покажет миру: «Вот что было замышлено на регента империи! И регент приказал схватить не родителей своего государя, а заговорщиков, которые решили совершить ночной насильственный переворот и были изловлены на деле!» Что тогда?

— Тогда?.. Вас вышлют в Брауншвейг. Меня четвертуют, как Волынского. Бирон слишком боится «друга» Миниха… и все выместит на Минихе — в р а г е! Вот вернейший залог того, что эта ночь принесёт нам удачу. Мне ещё слишком дорога не моя старая жизнь — а старая, боевая ч е с т ь! Вы всё ещё страшитесь, принцесса?

— Опасаюсь, граф. Скажу вам открыто. Я бы желала лишь узнать: о чём шли речи негодяя этим вечером? Какой план он решил назавтра осуществить?

Миних, глядя в глаза Анны, сверлящие его сейчас, словно желающие проникнуть в самую душу, спокойно улыбнулся.

— А! Вам уже успели передать! Исправно. Никто, конечно, как барон, узнавший от Левенвольде. Не иначе… Но всё равно. Признаться, я и касаться не хотел. Всё это такой вздор — только могло вас встревожить понапрасну. Слушайте же: если нынче он не будет схвачен, завтра пойдёт в Пелым далёкий приказ: строить удобный, поместительный дом, куда и будут вскоре заточены некоторые важные персоны…

— Мы?! Он возводит цесаревну? Или решил призвать Голштинского, а нас туда? В Сибирь? Живых в холодную могилу… Боже!..

— Ничего подобного! — пожал плечами Миних. — Мне было сказано, что Остерман стал нестерпим и по всем правам заслужил отдых в Сибири. Но канцлер дружен со многими иноземными резидентами и посланниками при российской короне. И, уважая мнение их, старика стыдно будет кинуть в такую грязную нору, в какую сам Остерман кинул когда-то Меншикова.

— И что же?

— И вот я набросал герцогу наскоро план просторного, незатейливого дома с крепкой, высокой оградой, где можно проживать под зорким присмотром надёжных людей. Дом этот построим теперь мы. И в нём…

— Будет доживать век свой Бирон! — с неожиданной силой докончила Анна. — Так, решено. Юлия, вели принести сына! А вы, граф, зовите людей. Правда ваша: время идёт. Зовите… Я готова.

— Входите сюда! Её высочество желает вас видеть… Говорить с вами! — раскрыв дверь в коридор, позвал Миних.

Человек двенадцать офицеров-преображенцев, войдя и отдав салют Анне, остановились у двери гурьбой, неподвижные, слабо освещённые скудным светом двух восковых свечей, горящих на столе. Их блестящее вооружение загоралось мимолётными бликами, когда сдержанное волнение заставляло груди вздыматься высоко под кирасой или рука, придерживающая саблю, чтобы та не делала лишнего шума, непроизвольно, сильно вздрагивала, словно готовясь обнажить клинок и поразить близкого врага.

Из спальни Анны показалась фон Менгден, держа сама на руках малютку Иоанна. Знакомое лицо девушки не пугало его, а её пудреные волосы занимали ребёнка, и он пухлыми пальчиками крошечных рук ловил концы буклей, колебавшихся перед его глазами, ещё полными насильственно рассеянного сна.

— Дети мои! — срывающимся, напряжённым голосом начала Анна, преодолевая свою обычную робость. — Дорог каждый миг. Я вас позвала… Именем сына-императора молю вас! Защитите меня и его от наглой дерзости регента. Вам нечего говорить, перечислять все унижения наши, весь позор. Курляндский выходец, челядинец бывший, исправлявший самые грязные дела… он теперь попирает ногами вашу честь, мою гордость. Угрожает жизни нашей и самого императора!..

Говор сдержанного негодования, вырвавшийся вдруг у этих привычных к железной дисциплине людей, придал силы порыву Анны, развеял остаток робости у женщины, совершенно непривычной так говорить ни с кем. И она, забывая всякое стеснение и страх, продолжала, все усиливая голос:

— Вижу, вижу, вы сами понимаете! Так знайте: мне нельзя… мне стыдно долее сносить все нестерпимые обиды. Я решила злодея арестовать, в ожидании суда над ним и законного приговора, достойного его тёмных дел. Поручаю это нашему фельдмаршалу, графу Миниху. Надеюсь, храбрые офицеры будут охотно повиноваться своему отважному генералу и ревностно станут помогать во всём. Вы обещаете мне, не правда ль?

— Обещаем и клянёмся! Перед вами и государем! Ведите, генерал!

— Мы все исполним! Разочтёмся с Бироном за все!

Общий дружный, хотя и сдержанный отклик наполнил рокотом высокий покой, гулким эхом через открытую дверь прокатившись и отдаваясь в соседнем пустом и обширном зале. Как будто самые стены старого дворца дали ответ на жаркую мольбу матери: спасти от опасности её единственного малютку-сына.

— Благодарю! Благодарю вас, друзья мои… дети мои! — переходя от одного к другому, целуя, крестя и благословляя каждого, со слезами на глазах повторяла Анна. — Как мать хочу всех обнять и благословить каждого!.. Спаси и защити вас Пресвятая Дева, Заступница и Скоропомощница во всех скорбях земных. Ведите их, граф! Буду вас ждать. Вижу, Сам Бог за нас. За правое дело наше. Дети мои, да хранит вас Пречистая Матерь!

Взяв сына на руки от Менгден, она двинулась за толпой своих избавителей, которые, стараясь бесшумно ступать, вышли из покоя, направляясь вниз, к выходу из дворца, мимо караулки.

Стоя на пороге, Анна глядела им вслед, пока не скрылись во тьме полуосвещённых переходов очертания последнего офицера, а губы её ещё шептали напутствия и благословения…

Глава V ЗВЕРЬ ПОЙМАН


В эту же ночь, только двумя-тремя часами раньше, когда ещё Миних и другие гости разъезжались от Бирона, из старого Летнего дворца, где помещался со всей своей семьёй и многочисленной свитой и дворней регент, — детские весёлые крики, смех и возня, мяуканье кошачье и собачий лай наполняли спальню самого герцога и смежные с нею две-три внутренние комнаты, сейчас безлюдные, пока старшие находятся на парадной половине жилья.

Шут-горбун Анны Леопольдовны, Носушка-проказник, пошептавшись раньше с Юлией фон Менгден, перекочевал из Зимнего в Летний дворец и безвыходно почти вертится в покоях герцогини, стараясь лишь не попадаться на глаза Бирону, который почувствовал отвращение к шуту со дня смерти императрицы. И только полное ничтожество горбуна спасало его от опасности, благодаря такому нерасположению, очутиться в каком-нибудь подземном каземате крепости или исчезнуть навсегда затерянным в морозных далях пустынной Сибири.

Вся же семья Бирона охотно забавлялась выходками остроумного уродца, забавного вдвойне: и своим видом, и уменьем в каждую минуту придумать какую-нибудь новую выходку, потешную, а нередко и злую, выбирая в жертву лиц, заведомо неприятных герцогскому кружку или бесправных, вроде приживалок, приживальцев и слуг, по обычаю века наполняющих многочисленные покои.

Особенно сдружился лукавый горбун с младшей дочерью регента, Гедвигой Элеонорой, любимицей отца, бойкой девочкой лет восьми.

И сейчас, оседлав «конька-горбунка», как звала она Носа, девочка с весёлым смехом подгоняет шута, который, став на четвереньки, возит по покоям избалованного ребёнка, а сама заливается смехом, когда «конь» вдруг непритворно завизжит под сильным ударом маленькой, но тяжёлой ручки, вооружённой отцовским хлыстом.

Вот появился Нос со своей ношей в спальне супругов Бирон. Здесь, словно обширный павильон, темнеет большая двуспальная кровать, поставленная посреди комнаты, изголовьем к стене, осенённая тяжёлым пологом-балдахином, полы которого, спускаясь, могут совершенно скрыть постель и спящих на ней, защищая от внешнего света и шума.

С обеих сторон кровати стоят резные ночные шкапчики. На том, который находится со стороны герцога, лежит всегда наготове шпага и заряженный пистолет — «на всякий случай», как говорит сам Бирон.

На богато убранном туалетном столике герцогини, стоящем между двумя окнами, горят восковые свечи в бронзовых фигурных шандалах. Несколько масляных ламп и канделябры с восковыми и сальными свечами, расставленные по столам, на доске камина и на особых тумбах, довольно ярко озаряют большой высокий покой. А в середине его, с потолка, свешивается кованный из железа, в древнегерманском духе, фонарь с цветными стёклами, масляная лампа которого горит всю ночь, озаряя причудливым, слабым светом опочивальню, когда погашены все другие огни.

Большой зеркальный шкап с бельём в углу, стоячие английские часы в другом, обитый штофом диван, такая же кушетка у пылающего камина, кресла, стулья, пуфы, несколько столов и столиков с безделушками дополняют довольно сумбурную обстановку опочивальни, собранную, как видно, наспех и недавно. Меховой ковёр, брошенный у камина, и другие пушистые ковры, дорожки, перекрывающие почти весь пол, скрадывают шаги входящих сюда, делают их беззвучными.

Оглядевшись быстро и зорко, горбун, гарцуя по ковру со своей безжалостной наездницей на спине, убедился, что опочивальня пуста и даже нет поблизости никого из слуг, занятых вместе с господами проводами гостей и уборкой столов и комнат после ужина и большого приёма, состоявшегося нынче у регента, как бы желавшего отпраздновать свою победу над последним сопротивлением враждебных ему сил.

— Иго-го!.. — совсем как молодой, норовистый жеребёнок, завизжал, заржал Нос и, попрыгивая, помчался дальше, в самую дальнюю от опочивальни гостиную, сейчас пустую. Неожиданно остановившись у широкой мягкой софы, занимающей почти всю стену, шут сделал резкий прыжок вбок, и девочка с громким, заливчатым хохотом, описав небольшой полукруг в воздухе, упала в мягкие подушки на софе…

— Взбесился конёк! Брыкается! Сбросил меня, противный! — смеясь, раскидывая подушки, вскрикивала довольная наездница. Но, оглянувшись, увидела, что горбуна уже нет в гостиной.

— Нос, горбун противный, куда ты ушёл? Куда спрятался? — оглядываясь, уже сердито нахмурила брови и топнула ножкой девочка.

Но, убедясь, что конь не на шутку «взбесился» и убежал, стала прислушиваться, в какой стороне раздастся звон бубенца шута, шарканье его мягких башмаков.

Три двери вели из гостиной в соседние покои. Не притаился ли шут за которой-нибудь из них?

Нет, и здесь не оказалось ретивой не по годам лошадки.

Тогда девочка бросилась из комнаты в комнату, заглядывая во все укромные уголки, под диван и за шкапы, где обычно любил прятаться во время игры лукавый горбун.

А Нос между тем, бросив предательскую шапку с бубенцом на кресло, быстро и неслышно скользя по коврам, бросился прямо в опочивальню.

Оглядевшись ещё раз, он подошёл к дверям, выходящим в коридор, и, открыв внизу и вверху обе дверные задвижки, снова стал прислушиваться: не слышно ли вблизи шагов.

Чтобы потянуть вниз верхний шпингалет двери, коротенькому горбуну пришлось с ловкостью настоящей кошки взобраться на литую, бронзовую ручку дверей. Отерев её от следов, оставленных его обувью, шут проскользнул к постели, где было место герцога.

Взяв осторожно пистолет, лежащий здесь, со взведённым курком, немедленно выдул порох из затравки, развинтил курок настолько, что при ударе он не мог дать искры, и снова положил на место оружие, совершенно бесполезное теперь. Затем, быстро выдернув шпагу из ножен, бросил её под кровать поглубже, к самой стене. Ножны положил на прежнее место, а чтобы отсутствие эфеса не бросилось сразу в глаза, подвинул к ним пистолет так, что его приклад покрывал верхнюю часть пустых ножен.

Кончив свою проворную работу, шут кинулся к двери, за которой уже слышны были призывы девочки и быстрый топот её каблучков.

— Вот я, вот я, царевнушка-недотрогушка моя!..

И он очутился перед нею на пороге, чтобы не дать войти в спальню, оставленную им.

— Шут… противный горбун! Не смей от меня прятаться! — топая сердито ногой, взмахнула хлыстом девочка. — Я скажу отцу. Знаешь, как он тебя швыряет ногой? Смотри!..

— У-у! У-у! — повизгивая, как провинившийся пёс, заюлил перед нею горбун. — Не гневайся… угожу. Я поиграть думал, позабавить мою царевнушку! Звёздочка ты моя ясная.

— Ну, довольно болтать! Вези, гадкое животное!.. Как смел ты сбросить меня!

И хлыст со свистом опустился на плечи горбуна.

— Ох… невмоготу больше! — отпрянув, застонал тот. — Уж и хлещешь же ты, ровно мастер заплечный! Чай, до крови там… За што так Носушку? Он ишь как старается. А коли коня шпорить не в меру, так и конь брыкается, не то что живой человек.

— Да ты совсем и на людей не похож. А я, правда, пожалуюсь мамочке, что ты сбросил меня. Тебя арапниками отстегают на конюшне, не то что этим…

И хлыст снова раза два-три опустился на горбуна, только корчившегося и повизгивающего от боли.

Эта невольная пляска вызвала весёлый смех у девочки.

— Ха-ха-ха! Разве ж тебе на самом деле так уж больно? Таким-то маленьким хлыстиком… А что же, если плетью вытянуть… вот так… раз… раз!.. Ха-ха-ха!

— Хи-хи-хи! Хи-хи-хи! — извиваясь и хихикая, жалобно и слезливо подпрыгивал на месте шут, зная, что стоит ему обнаружить, как нестерпима боль, — и удары удвоятся. Наконец он сообразил, схватил обе ручки девочки и стал их целовать, приговаривая: — Ах ты, проказница!.. Добренькая моя… звёздочка ясненькая… царевна шамаханская, ненаглядная!.. Вестимо, больно… хотя и не так уж чтобы… Ну, буде… Давай иначе играть… Вот уж воистину: яблочко наливное далеко не катится от яблоньки старой своей. Ты, слышь, не гневайся на Носушку да не жалься никому на меня. А я тебе сказочку забавную скажу, смешную!..

— Говори, горбач… — кидаясь с ногами в кресло у тёплой печки, согласилась девочка. — Сказки я люблю. Только хорошую. Не то! Видишь хлыст? Чик, чик!..

И пыль взвилась от соседнего дивана, который стала усердно стегать маленькая расходившаяся ручка.

— Добро, добро, потешу, угощу, угощу уж, принцесса моя, бироновская кровинушка! — скаля не то шутливо, не то по-настоящему зубы, залепетал шут. — Поди, после моей нонешней сказочки николи уж боле и слыхать таких не доведётся. Разве ветер дальний сиверской навоет, вьюга тебе её напоёт, мороз сибирский нашепчет в ночи долгие, беспросветные…

— Что такое? Я не понимаю.

— И не стоит тебе понимать, кровинушка бироновская. Это присказка. Самая сказка-то впереди, заба-авная!.. Слушай!

Свернувшись в клубочек на ковре, обхватив кривые ноги длинными, худыми и цепкими руками, уйдя головой в плечи, словно втиснув её в ущелье между своих острых горбов, Нос, глядя как-то незряче перед собою, словно всматриваясь в собственную душу, протяжно заговорил:

— В некоторыем царстве, в неведомом государстве, за тридевять земель, за тридесять морей, за лесами горючими, за горами дремучими был большой-пребольшой сад, в том саду летали по деревам Жар-птицы райские, словно звезды блескучие, а на деревах звенели-позванивали не листья зелёные, а куклы ба-альшущие… Больше тебя. Вот с Прохора-гайдука ростом. На верёвочках висели и все корчились, словно тебе живые, недобитые… Языки высовывают, ногами дрыгают. А из очей — слезинки: кап-кап!.. кап-кап!..

— Как забавно!..

— Вот, вот! Чего забавнее, кровинушка отцовская! Висели тамо и звери лесные также, подрыгивали, приплясывали всеми четырьмя ножками… А по саду да по лесам окрестным бродил тамошний царь — Носорог. Ноги тяжкие, кожа толстенная. Бродит да под ступнями мелкое зверье походя давит, цветочки топчет-крушит. А от тех людей да зверья, што у него на верёвочках пляшут, нет-нет подойдёт да кусочек помягше, поскуснее выглядит и отхватит, жуёт, хряпает всласть: хряп-хряп! Косточки дробит, кровушку подлизывает. Только хруст идёт по лесу…

— Как страшно… как хорошо!..

— Тебе ли не хорошо, красавушка, Биронушка уроженная! Пожди, ещё лучше буде. Да тем-то, ково хряпало чудище, не больно забава показалася. Задумали они иного царя себе выбрать. Пусть ест, да хошь на воле держит, не на привязи, ровно псов. Хоть пример бы малый дал, што убежать можно. И стали судить-рядить: хто бы их от страшилища поизбавить мог? Нихто не берётца. Люди сказывают: «Стрелы, топоры да ножи наши о шкуру ево тупятся, как от стены горох, отскакивают. Толста шкура больно!» Медведь ворчит: «Мне ли с идолом справиться!» Лев сердито рычит: «Покуль я ему ещё загривок проножу алибо прогрызу, он мне рогом из брюха кишки все повыпустит!..» Нихто и не идёт. И поднялася из травы пожелтелой змейка м-махонькая, то-оненька така, ровно тебе изогнутая былиночка. И зашипела она с присвистом! — мастерски подражая движениям и шипению змеи, живее повёл свой рассказ горбун.

— Не смей… Не, делай так, какая страшная змея! — в невольном страхе остановила девочка шута.

— Где? Какая там змея! Это ж я, горбун Носач. Позабавить тебя хочу в остатний разок перед сном нонеча… Скоро, поди, и хватятся тебя, што не спишь. Слушай дале. Вот шипит малая змейка: «Я с ним поуправлюся, с губителем, с лесным обидчиком, с людоедом, с вурдалаком толстопятым, красногубым!» — «Ты? Да как это так? Он чихнёт, тебя на мокро разотрёт… Соплей одной тебя придавит!» — «Ан нет! — перечит всем змейка ползучая. — Спит же он, как и всякая тварь земная. Вот в ту пору я своё дело и сделаю!» И поползла, — снова змеёй завозился шут на ковре. — И выглядела. Как прислонилося чудище к дубу кряковистому да захрапело на целый лес — змея-то шасть на дерево. С веточки на веточку к самому уху чудища, к огромному уху, пообвислому!.. Да тихонько в ушко и вползи! Головой повело только сонное чудище. Сдаётся ему во сне: ветерком это ему ласково так ухо зашевелило. А змейка в ухо самое его — тип! И насмерть ужалила. Распух сразу чудище — втрое толще, чем был. Да тут же и окочурился. Хи-хи-хи! Хороша ли моя сказочка? Мне бубликов вязочка. Тебе хвостик свиночки. Мне молочка полкрыночки. Тебе…

— Молчи! Нехорошая сказка! — вдруг рассердилась девочка, притихшая было перед тем. — Как змея посмела его… царя! Дурацкая сказка. Вот я тебя!

С визгом и фырканьем кошки, убегающей ото пса, уклонился шут от занесённого хлыста и кинулся прочь, едва не столкнувшись с герцогиней, входящей в комнату с чопорно старой курляндской гувернанткой девочки.

— Что с тобой, горбун? — слегка попятилась герцогиня. — А ты вот где, малютка! Тебя ищет фрау Брезвиц. Спать давно пора. Иди, Фильлибхен[4], я поцелую тебя… Ступай.

— Доброй ночи, мамочка! Спокойной ночи, Карлуша, — кинулась она на шею старшему брату, который появился вслед за матерью.

И, мимоходом ещё раз стегнув шута, кинула ему, убегая из комнаты:

— Противная змея! Я тебе завтра припомню твою сказку!

Гувернантка поспешила за девочкой.

— Марихен, пошлите мне фрау Брезвиц, — распорядилась герцогиня, — сейчас герцог придёт. Я тороплюсь раздеться.

И герцогиня, переваливаясь, поплыла к дверям опочивальни.

— «Сам» идёт! Мьяу! — взвизгнул Нос, и его не стало в покое.

Усмехнувшись невольно, мать и сын перешли в опочивальню.

— Карлуша, ты посиди вот, погрейся у огня! Я сейчас! — скрываясь за маленькой дверью, ведущей из опочивальни в уборную, предложила герцогиня.

— Хорошо… с удовольствием. В сенях холодище. Я назябся, когда провожал гостей.

Насвистывая охотничьи сигналы, юноша развалился в кресле у камина и готовился задремать, разморённый теплом и вином, выпитым в течение вечера.

— А ты не видал, Петруша приехал? — раздался голос матери из уборной, где, кроме ванной и туалетного стола, темнело в углу просторное «ночное» кресло, неизбежное во всех знатных домах того времени. — Отец раза два о нём спрашивал.

— Не знаю… Пора бы уж брату вернуться. Да вот и он сам, и с батюшкой! — увидя входящих, сообщил матери Карл.

— Ты с кем там разговариваешь? Там мать? Ага… А почему ты не спишь, мой мальчик? Давно пора!

И герцог нежно провёл рукою по шелковистым длинным волосам любимца-сына.

— Я хотел с тобою проститься, отец.

— А! Это хорошо… — целуя юношу и давая ему поцеловать руку, похвалил отец. — Ступай с Богом. Доброй ночи!

— Уходишь, Карлуша? — остановила сына мать, появляясь в ночном пеньюаре. — Дай я поцелую тебя, дорогое дитя моё!..

— Доброй ночи, мама!.. Прощай, брат!..

— …щай, Ка… луша! — невнятно уронил старший брат, очевидно приехавший домой после обильных возлияний. Выпив стакана два воды, чтобы освежить мысли для разговора с отцом, он теперь стоял, грея озябшие руки у камина, а глаза его против воли слипались и ноги плохо держали в равновесии грузное уже, несмотря на молодые годы, крупное тело Петра.

Бирон, искоса поглядев на первенца, молча прошёл в уборную. Толстенький, краснощёкий камердинер прошёл туда за ним, чтобы помочь герцогу снять парадное платье и надеть ночное.

— Ты был у цесаревны? — обратилась к Петру герцогиня, сидя уже перед туалетным столом и пряча под чепец распущенные жидкие свои волосы, освобождённые от парика, тока и всех затей модной причёски того времени.

— Мда… у неё… у толстухи… А паа-том… ещё там, знаешь… Компания наша…

— Опять компания! — заметив нетрезвое состояние сына, укоризненно покачала она головой. — Ай-ай-ай!.. Смотри, что скажет отец!

— Что! Он сам разве не был молод?! Да и сейчас ещё любого петуха за пояс заткнёт. Я слыхал ведь про его историйки. Не помешало это ему сделаться регентом империи Российской. А у него даже не было такого влиятельного отца, как мой. Ха-ха!

— Боже мой, как испорчена теперешняя молодёжь! — простонала герцогиня. — А знаешь ли?.. Тс… тише… Он идёт… Уж не серди его.

И, кончив причёску, она уселась на кушетку ближе к огню, кутаясь в меховую мантилью.

— Подай пить! — приказал камердинеру Бирон, появляясь из уборной в шлафроке, туфлях и без парика, с гладко обритой головой, прикрытой ночным колпаком.

Слуга вышел, скоро вернулся с золочёным подносом, на котором стоял графин мозельвейна и чеканный бокал, поставил все на стол, у которого Бирон присел в кресло, и с низким поклоном вышел, закрыв за собою тяжёлую дверь.

— А ты что же? Неужели до сей поры сидел у цесаревны? — обратился герцог к сыну. — Недурно бы это, чёрт возьми… Да навряд, — хмурясь, закончил он и, налив бокал, залпом осушил его.

— Да, отец! — стараясь скрыть своё опьянение, откликнулся сын. — То есть нет! Я там был… и все хорошо. А потом мы с Лестоком… и Шетарди… так, немного…

— Хорошая компания. Но ты плохой им компаньон! Молод ещё. Голова слаба. Мало того что некрасиво бывать в людях в таком виде, ты и проболтаться можешь о том, о чём бы и заикнуться не следовало… Да ещё перед пройдохой-французишкой. И молчать, когда я говорю! — поднял голос сразу Бирон, видя, что сын хочет что-то возражать. — Меня слушает триста тысяч войска и пятьдесят миллионов людей! Так ты цыц! Молчать и слушать. Если смотришь, как поступает твой отец… Так — молод ты ещё. Поживи с моё. Достигни, чего я достиг. А ты ещё мальчишка!

Выпив ещё несколько глотков из бокала, видимо смягчаясь от смиренного вида, который принял Пётр, знающий своего отца, Бирон снова заговорил, уже гораздо дружелюбнее:

— Вот потерпи… подожди немного… Когда будешь мужем Елизаветы… О, тогда можешь делать что пожелаешь. Тогда и я буду молчать перед тобою. Буду только повторять: «Как изволите приказать, ваше царское…» Ха-ха-ха…

Не докончив, он раскатился довольным хохотом.

— Слушаю! Как изволите приказать, ваше высочество! — стараясь попасть в тон отцу, по-военному отчеканил Пётр, вытягиваясь в струнку и улыбаясь самодовольно.

— Ха-ха-ха!.. Понял! Ну, Бог с тобой. Вижу, сейчас не время для важных разговоров. Ступай спи. А завтра со свежей головой… Словом, я позову тебя утром пораньше. Слышишь, мой мальчик!

И совсем ласково подёргал он за ухо просиявшего юношу.

— Слышу, отец. Я прикажу себя поднять раньше моих собак. Видел, у меня теперь новый чудесный дог… Во какой!

— Видел, видел, мой мальчик. У тебя есть вкус. Знаешь толк в жизни. Весь в меня. Ну, ступай же. Доброй ночи!

Получив поцелуй в лоб, сын ответил почтительным поцелуем руки. Подошёл к матери и проделал ту же процедуру.

— Спокойной ночи, мамочка!.. — и ушёл, слегка пошатываясь, насвистывая свои любимые охотничьи сигналы.

— Запри ту дверь! — поворачивая за сыном ключ в дверях, распорядился Бирон.

Герцогиня подошла к двери, ведущей в коридор, и, не подозревая, что проделал здесь шут, повернула дважды ключ в замке.

— Заперла. Успокойся. Никто не войдёт сюда ночью. Спи спокойно. А то последние две-три ночи ты все стонешь и мечешься во сне. На что я крепко сплю, а и то просыпалась не раз…

Подойдя к постели, герцогиня откинула полог сперва с той стороны, где спала сама, потом перешла на сторону мужа и там также откинула завесу и отвернула край одеяла, оправив подушки, как любил муж. Сбросив капот, в одной сорочке она нырнула под одеяло и, повернувшись к мужу лицом, осторожно заговорила:

— Яган! Отчего это ты вечно нападаешь на бедного Петрушу? Конечно, это не Карл, твой любимчик. А всё-таки следует быть немного справедливым. Я тебе всегда была хорошей женой, верным другом. Так не обижай моего мальчика!

— Ты дура! Я и не думаю его обижать! — пуская клубы дыма из закуренной трубки, откликнулся он. — А что следует сказать, то и говорю. Если бы отец не пробирал меня в мои юные годы, может быть, я бы сбился совсем с пути. И, вообще, не приставай ко мне!.. Сейчас важные соображения, серьёзные дела у меня в голове. Ты ничего не понимаешь. И молчи!

Нетвёрдыми шагами меряя комнату, он время от времени отпивал большими глотками вино из бокала и шевелил губами, словно говорил сам с собою. Видно было, что впечатления переполняли эту суровую замкнутую душу и ему хотелось высказаться, хотя бы перед своей женой, которую он знал много лет и не высоко ценил.

— Вот как! Теперь дура! — обиделась герцогиня. — «Ничего не понимаешь!» А как нужно было, только и слышала: «Иди во дворец… скажи то-то и то-то… Сделай так… Подслушай там… Возьми это… Подари тому… Пообещай такому-то…» И я исполняла хорошо. И в эти тяжёлые дни перед смертью императрицы я не была «дурой»… А помнишь ли, когда совершила самое неприятное и тяжкое для женского сердца… Когда я сумела чужое мне дитя выдать за своё… за наше, тогда я была не «дура»!..

— Молчи, говорю! — притворно сердясь, прикрикнул муж. — Бога благодари, что я в добром расположении духа. А не то бы…

— Знаю я тебя, какой ты… грубиян. И рукам даёшь волю иногда. Совсем уж на герцога не похоже.

— Ты зато прирождённая принцесса! Ха-ха… Наш род старинный, дворянский… Ещё дед моего деда владел нашей милой мызой Каленцеем, где родился и я, и мой отец, и братья… Дед мой, Готгард Бирон, бился на поединке с самим Ульрихом Лейценом, братом великого магистра, и свалил его с коня во всём оружии… Почитай старинные курляндские летописи. Те самые, в листы которых дед твой завёртывал колониальные товары, отпускаемые публике, раньше, чем купил себе дворянство на деньги, скопленные удачной торговлей. Не хочешь ли, как это русское дурачье, корить меня моим худородством? Молчи лучше и слушай, старая дура, если умные люди хотят с тобой говорить.

— Слушаю… слушаю, мой умник.

— Постой… Сколько это пробило в крепости! Неужели час! А я совсем не хочу спать. Что значит приятно провести вечер. Миних совсем развеселил меня. Хитрый пройдоха. Но я хитрее его. И он сдался окончательно… Теперь — он будет мне служить за страх и за совесть. А я стану время от времени кидать ему подачки… не очень жирные, конечно, чтобы не слишком зазнавался наш герой-фельдмаршал… Когда я должен был покинуть Кёнигсбергский университет — пришлось ради куска хлеба муштровать сынков курляндского дворянства. И тогда я научился, как надо поощрять своё стадо, не слишком балуя его. А люди, старые и малые, все одинаковы. Накорми досыта скотину — она не станет везти или слишком загарцует и разобьёт оглобли. Поняла? Моя жирная принцесса!.. И Миниха я буду вести на цепочке, а он пускай тянет колымагу. Ха-ха-ха!..

— Послушай, Яган! Сердись, не сердись, а я скажу… Мне думается: чем так обошёл тебя Миних? На что он тебе? Чем он лучше Остермана, которого ты так ненавидишь? Не доверяй графу, муженёк. Не нравится мне, как он говорит с тобой. И смех у него такой… не настоящий. Он так завидует тебе…

— Но ещё больше боится! И это очень хорошо. Сразиться с ним на поле битвы я бы не хотел. Для этого есть у меня два отчаянных головореза-братца, Густав и Карл. В боях он меня одолеет, этот прирождённый ландскнехт, но что касается придворных тонкостей и всякой дипломатии… Хо-хо!.. Недаром я штудировал Аристотеля, и Макиавелли, и Сфорцу… и разных других! Я всех здешних дельцов и политиканов… Вот где я их держу! В моём кулаке! Ха-ха-ха!.. Австрийцы, ненавистные мне, остались с носом. И сам Остерман поплатится за все свои и чужие грехи передо мною. Завтра же он будет арестован… Французов, с их шаркуном, пройдохой Шетарди, я вожу за нос, треплю, как треплет за шиворот сука своих малых щенят. А французские экю сыплются к нам… К тебе, в чулок твой широкий, жёнушка! А взамен им — вот что! Кукиш и два кукиша. Россия не для них, а для меня, хотя денежки от Франции мы получили… сто тысяч экю! Шутка ли! Ха-ха-ха… Куш не плохой. И Миних помог мне получить его. А ты ему не веришь! Сегодня же я окончательно убедился, что граф решил служить мне верно и будет предан мне из страха… если не по доброй воле. Д не все ли мне равно!

— Дай Бог… Только, Яган, сердце у меня что-то не спокойно. Очень уж ты занёсся. И что тебе за охота была попасть в регенты, когда и так ты правил всеми здесь без хлопот, не возбуждая лишней зависти и вражды. К чему тебе! Ясно, что своим последним возвышением ты озлобил всех при дворе. Уж не говоря о русской пьяной, тупой черни. Попы клянут тебя… еретиком, чуть не антихристом называют… Зачем же ты, не пойму?! Всегда такой осторожный, рассудительный… Не пойму!.. Неужто нельзя было иначе!

— Иначе! Как это? Ну, умница, знаешь лишь порицать — укажи: как можно иначе. Помнишь, что было раньше? Забыла наш «пышный, богатый двор» при герцогине курляндской? Шесть с половиною придворных, не считая приживальщика Бестужева и других шутов… Унылая жизнь на подачки, идущие из Петербурга! И все завидовали мне, обер-камергеру светлейшей герцогини Анны. Все шесть с половиной человек её свиты и дюжина других, настоящих лакеев в ливреях, перешитых и перелицованных по два раза… А я — сгибался, таился, молчал… и порою завидовал толстяку, весёлому сапожнику при нашем «высоком дворе»!.. Но Анна слушала меня во всём. А я видел многое вперёд, о чём не догадывались первые умники и нашего курятника, и блестящего российского двора! Я умно вёл дело. Случай помог мне и нашей герцогине… И вот я, никому не видимый, тайный, но полновластный хозяин в целой огромной империи, богатой почти так же, как золотая Индия, хотя с виду разорённой и бедной до нищеты. Начинаю работать — очищать десятками лет насыхавшую грязь. Придворных здесь больше, чем было челяди у нас во всей Курляндии. И опять все завидуют мне… Но их зависть — мне на пользу! Я уже и герцог курляндский… хотя тамошние бароны больше любят холеру и чуму, чем своего нового герцога, который ещё недавно играл с ними в тарок по грошовой ставке! Ха-ха-ха!.. Я — граф Вартенберг в Силезии, владетельный граф Бинген на прусском Одере. Но важнее всего, что я — Бирон в России! Знаешь ли, что одни только горные заводы здесь дали мне в три года — два миллиона звонких рублёвиков! А?! Пускай завидуют!.. Есть чему! И так длится целых десять лет… в этой проклятой стране, в России, где брат поднимается на брата, где дети продавали мне отцов, а матери — своих дочерей за гроши… Где убивают не только ради корысти, но и так, для забавы порой… Здесь я владею всем десять лет… И Я — остаюсь Я!

— Все правда, Яган. Но… что же дальше?

— Дальше тоже неплохо. Умирает неожиданно та, кто служила мне опорой и защитой необоримой. Все обрадовались. Думали: «Бирон погиб!..» Врёте! Нет! Ещё выше прежнего взлетел сокол Бирон над этой вороньей стаей. Он — признанный регент империи. Не только министры и сенат — русский святейший синод ему, иноземцу, иноверцу, еретику, как они называют, даёт титул высочества… Мелкопоместный курляндский шляхтич — правитель Российской державы именем Иоанна Третьего, Яган Бирон «милостию Божией»!.. Ха-ха-ха! Ты слышишь, как это звучит! Но и того мне мало. Семнадцать лет править… а потом? Куда? В Митаву, где меня презирают?.. В Австрию, где меня ненавидят? В Пруссию, где одни мои враги и сильные завистники?.. Куда, скажи? Здесь — тоже ненавидят, завидуют, но — боятся и раболепно лижут руки из-за выгод или просто ради холопства врождённого. И в России я останусь… На самой высоте власти… Увидишь! Если Елизавета не хочет мальчика Петра — я сам ещё не стар и не урод, как женщины говорят. Со мною гордая цесаревна даже любезнее и добрее, чем с моим смазливым сыночком. Что же, для взаимной пользы, надеюсь, мы с ней сумеем сговориться. Ха-ха-ха… Я буду сквозь пальцы смотреть на кой-какие забавы моей державной подруги. Тебе дам десять миллионов рубликов — и развод. Убирайся вон. Бери себе молодого, здорового, красивого муженька и потешайся с ним всласть. А я… я возьму себе — всю Россию вместе с новой, молодой женою, дочерью великого императора. А?! Поняла наконец!.. Поглядим, как тогда будут завидовать Бирону!

И он стоял перед женою, выпрямясь во весь рост, ликующий, помолодевший, словно уже ощущая весь восторг завершённых удачно планов.

— Яган… Яган, оставь! — суеверно зашептала герцогиня. — Благодари Бога за всё, что было, и не искушай святое Провидение. Счастье может изменить, знаешь? Не испытывай его. Сегодня случай хороший, а завтра…

— Случай! Дура ты, и больше ничего! — вспыхнул Бирон. — О Боге мне толкуешь бредни старых баб и долговолосых русских попов! Эти выдумки хороши для черни. А я знаю, что мир держится законом равновесия, а не Промыслом Старика, живущего на небесах, которые для жителей Америк являются местом, где отведено поле действий Дьяволу, называемое преисподней!.. Детские сказки! Другие пусть говорят о Промысле Божием, о счастливом случае, о слепой удаче. А ты разве тоже слепая? За все эти годы нашей жизни не видела мои бессонные ночи, мои заботы… Не говорил я тебе о моих думах, о планах широких, которые выполнялись капля по капле, зерно по зерну?.. Тихо так, незаметно опутывал я всех моею паутиной. Пятнадцать долгих лет заставил твой дурацкий Случай служить мне… Все умел предвидеть, чтобы всеми управлять незаметно. А ты решаешься… У толстая, старая телица! Слушай! Я теперь хорошо настроен, все ладится, меня тянет потолковать по душам. Ты всё-таки верная моя помощница. Этого отнять нельзя. Разве ты не видела, что стояло на карте в недавние дни? В первые три-четыре дня после смерти Анны всего можно было ожидать… Я не спал ночами, хлопотал, покупал и продавал людские души… Сулил, унижался, грозил и льстил… Принимал решительные меры, рискуя не только положением, но и головой своею. Знаю я русских. В первые минуты, по неожиданному толчку — они способны на многое, пойдут на самое отчаянное дело. Но прошла минута, и по-старому готовы они безропотно повиноваться каждому, кто этого пожелает, кто первый захватит плеть власти. И вот прошло три недели. Что значат жалкие двадцать дней! А принц Антон, мой самый опасный соперник и враг, с папашей его из Брауншвейга, с целым венским двором — они разбиты мною в пух и прах! Понимаешь ты, толстая телица с красивыми глазами!

Присев на край постели, он грубо схватил за голову жену, привлекая её к себе на колени, желая порывистой лаской выразить своё внутреннее ликование, дать исход всему, что теснило сейчас сильную грудь.

— Можешь ли ты меня понять! Я раздавил Остермана. Мы его сошлём в Сибирь. А это… понимаешь ли ты? Я от этого чувствую себя веселее, чем от вина! Я даже готов по-старому ласкать и целовать тебя, моя жирная телица!

— Нет… пожалуйста! — освобождаясь из объятий охмелелого мужа, решительно оттолкнулась герцогиня. — Оставь меня. Сегодня я нездорова, понимаешь! Совсем нельзя…

И, укутавшись до шеи в одеяло, она отодвинулась подальше, на другой край широкой постели.

— Ну… ты вечно такая… Чёрт бы его подрал!.. Разве ты настоящая женщина?! Но, слушай… всё равно…

И, заходив по опочивальне, он продолжал:

— Я тебе раскрою теперь: какой это Случай, который вечно помогал мне? Указ о регентстве я приказал отпечатать в ту самую ночь, когда труп Анны ещё остывал в её постели… Тут же были изготовлены и листы для принесения присяги. Русские ослы чтут ещё присягу, особенно данную торжественно!.. Наутро, раньше чем кто-нибудь успел опомниться, прежде чем горячие сумасброды, недовольные головы могли что-либо затеять, — вся столица пошла в храмы присягать. И войска! И правительство до последнего чиновника! Как будто и не заметили, что чужой, всем ненавистный Бирон стал их господином на целых семнадцать лет! Ха-ха-ха! Дивлюсь, как не явилось больше заговорщиков, чем эта кучка недовольных, жалкая горсть людей, которую через два-три дня я велю всенародно казнить, колесовать, четвертовать, чтобы задать острастку другим… А уцелевших, с Остерманом во главе, пошлю ловить соболей нам на шубу. Ха-ха-ха!.. Пусть там плодятся и множатся мои враги, населяя мёрзлые тундры! Гвардия вся недовольна? Знаю. Из Курляндии мы приведём рослых мужиков, наших мызников… Они будут нам лучшая защита. А русских бунтарей-бездельников, завзятых дворянчиков… их мы повесим! Из гвардейских солдат — переведём офицерами в армию, подальше от столицы! Ха-ха-ха!.. И будем тогда спать спокойно, не запирая на ночь все двери в собственной опочивальне. Ловко! Ха-ха-ха!.. Да не спи ты! Слушай, когда я говорю!

— Где спать… Это интересно… И правда придумано умно… Я слушаю…

— Слушай! Бирона-фаворита упрекали, что он завёл безумную роскошь при русском дворе и в кругу здешней знати. Но надо же мне было развлекать и тешить вечно тоскующую, почти больную душой, государыню. Её не стало — правитель империи Бирон запретил носить материи дороже четырёх рублей за аршин! Пришла пора бережливости, разумного сбережения народных грошей. Слушай дальше. Анне я посоветовал собрать с народа недоимки сразу за пятнадцать лет, хотя бы с мясом пришлось их вырвать у людей. Но у себя в хозяйстве завожу совсем иные порядки. Готовится указ о полном прощении недоимок, об уменьшении ежегодного налога на обнищалых крестьян… Так начинает свою работу правитель Бирон. Что? Это также твой дурацкий Случай?! Конечно, бунтовщиков, недовольных ждёт нещадная казнь. Но все, кто за Бирона, те будут осыпаны милостями и почётом. Простая штука. Повсюду насажаю своих людей. Войско — одарю, одену с иголочки. Буду кормить лучше, чем моих любимых псов! Если не хватит казны — свои деньги потрачу, не пожалею на это. Пущу глубоко корни по всей земле… Тогда посмотрим, кто посмеет восстать на Бирона здесь или даже за гранью его нового царства?! Ты слышишь ли, старуха? Понимаете ли, спрашиваю я вас, ваше высочество? А? Спит, как корова! Теперь делай с ней что хочешь — и не проснётся, и не услышит! — брезгливо повёл плечом Бирон. Вылив последние капли из бутылки, он с досадой отставил почти пустой бокал.

— И тут — сухо! Ну, значит, пора ложиться… Правда, теперь лишь чувствую, как я устал! — вытягиваясь на постели, бормотал сам с собою охмелевший честолюбец. — Но и было же выпито нынче… Душно здесь. Потушу свечи… Не загорелось бы что…

Неохотно поднявшись, он потушил все огни, кроме фонарика, висящего посреди покоя, снова лёг и сладко потянулся, бормоча:

— Основатель династии… Яган Эрнст Бирон — всероссийский импе…

Бормотанье смолкло… К тихому, сочному посапыванью спящей сладко герцогини присоединился громкий, порывистый храп герцога курляндского, императора всея России в его пьяных грёзах и мечтах.

Сначала сон его был спокоен. Но скоро голова спящего задвигалась на подушке. Губы раскрылись… Спящее, переполненное кровью, багровое лицо приняло не то испуганное, не то страдальческое выражение.

— Пощады… пощады! — можно было разобрать бормотанье спящего, невнятным бредом разбудившего мёртвую тишину, царящую в покое.

Тяжёлый, зловещий сон вызвал страшные картины в мозгу Бирона, наполненном парами алкоголя.

Бирон видел угол площади, вроде Сытного рынка… Там возвышался эшафот, сходный с тем, на котором казнили Артемия Волынского по воле герцога.

Но теперь другая жертва склонилась головой на плаху, красную от чьей-то крови, пролитой здесь раньше топором палача.

И снова сверкнул топор. Чья-то голова глухо стукнула, упав с плахи на помост эшафота.

Палач в красной рубахе высоко поднял эту отрубленную голову, бритую, такую странную без парика, без туловища. Яркий луч света озарил эту голову… Герцог узнал черты, искажённые предсмертной мукой. Это была его голова, упавшая под позорной секирой.

Во сне понимал Бирон, что его давит кошмар, что всё это призраки тяжёлого сна. Сознавал, что стоит проснуться — и ужасы исчезнут. Делал усилия… но проснуться не мог и только метался головой на подушке с крепко сложенными руками на волосатой, обнажённой сейчас груди…

Наконец ему удалось переменить положение… Кошмар прекратился. Бирон на мгновение раскрыл испуганные глаза, ничего не соображая, обвёл ими покой — и сейчас же снова, крепче прежнего уснул.

Не видел и не слышал он, как беззвучно приоткрылась дверь, ведущая в коридор. На пороге появился Манштейн с обнажённой шпагой и свечой в руках. А из-за тёмной фигуры офицера в походном плаще вынырнуло какое-то маленькое существо, скользнуло к постели, прислушалось и вернулось к Манштейну.

— Крепко спят! — шепнул Нос-горбун Манштейну. — Я бегу звать ваших людей.

Войдя осторожно в опочивальню, Манштейн поставил свечу свою на ближний стол и, подойдя к постели герцогской четы, остановился в раздумье.

«Как крепко спят! — думалось ему. — Что значит «чистая» совесть».

Услышав за дверью, которая так и осталась полуоткрытой, осторожные шаги толпы людей, он встрепенулся.

— Вот и мои молодцы… Пора будить! Проснитесь, герцог! По приказанию государыни-принцессы! — как можно громче проговорил он, заходя с той стороны постели, где темнели крупные очертания спящего Бирона.

Но тот продолжал храпеть. Раскрыла глаза герцогиня, ещё не понимая, кто это будит и кого?

— Чего ты хочешь, Яган? Я же сказала тебе… сегодня… Боже мой… Чужой! — вдруг, разглядев Манштейна, вне себя закричала она. — Яган, спасайся!.. Караул! Сюда! Убийцы!..

И, кутаясь в одеяло, забилась поглубже в подушки, словно желая скрыться там от надвигающейся беды.

Безумный вопль жены разбудил наконец и Бирона. Он сразу вскочил, огляделся, все понял, на миг замер, как остолбенелый. Но тут же страх вернул ему способность двигаться и говорить. Далеко прокатился по тихим покоям его отчаянный затравленный вопль:

— Караул! Ко мне!.. На помощь… Измена!..

И в то же время кинулся к столу, хватая пистолет и шпагу. Ухватив дуло пистолета и пустые ножны, он понял, что совершено предательство в его доме…

— Шпага… Нет шпаги… Где моя шпага! — хрипло без конца повторял он, шаря по столу.

И вдруг кинулся на ковёр, ища, не упала ли она туда, не завалилась ли под кровать…

— Караульных не зовите, герцог… Их там много со мною. Сейчас войдут. А сами-то вы куда? Прятаться хотите?.. Дудки… Дело начистоту пошло: нельзя туда!

И, навалившись сзади на Бирона, уже втиснувшего голову и плечи в пространство между полом и кроватью, Манштейн стал тянуть назад здорового курляндца, громко призывая в то же время своих:

— Гей, преображенцы, сюда!

Человек двадцать с офицером во главе наполнили комнату.

— Есть? Взяли немца? — прозвучали радостные голоса.

— Вот он. Держу. Помогайте… вяжите ему руки, крутите назад лопатки, да скорее.

Пользуясь мгновеньем, Бирон ловким, сильным порывом высвободился из рук Манштейна и, спасаясь от солдат, тянувших руки, чтобы снова схватить и связать свою добычу, рычал, отбивался ногами, кулаками, кусал, царапал ближайших, хрипло выкрикивая:

— Не смейте! Повешу, собак… когда меня освободят от вас… Оставьте… Золото берите… сколько есть в дому… Прощу… забуду… Осыплю наградами… Оставьте… Проклятые…

Крик оборвался сразу. Несколько рук схватили его. Кто-то, свернув платок жгутом, успел ловко заткнуть рот герцогу. И только невнятное хрипенье, бормотанье, заглушённый вой вырывался из пересохшей гортани Бирона, замирал на его посинелых губах, окаймлённых быстро сохнущей липкой пеною.

— Стой… не ори зря! Капут тебе, мучитель! Ни угрозы, ни золото твоё не стоят ничего. Помалкивай, собака!..

В этот миг герцогиня, в рубахе, как была, — кинулась в самую гущу свалки, прикрывая своим телом мужа, уже теряющего силы и сознание.

— Пускайть!.. Lassen sie!.. Schurcken![5] Не мушайть герцог… Как ви смеить! — мешая русскую плохую речь с немецкой, истерически могла только выкрикивать обезумевшая женщина.

— Мы не смеёмся, а всерьёз… Прочь ступай! — пробасил высокий преображенец, и сильной рукой двинул в грудь надоедливую, растрёпанную женщину. — Эка бесстыжая немка!..

От толчка герцогиня отлетела и упала как подкошенная на ковёр.

Миних быстро вошёл в опочивальню.

— Взят медведь. В собственной берлоге! Молодцы, дети мои! Во дворец его, в караулку. Я следом за вами. А ты, Манштейн, за братцем, за Густавом, да за остальными отправляйся. Да поживее. Скоро рассвет!..

— Слушаю, генерал. Несемте-ка его, ребята!..

— Подождите… Накройте герцога. Не тепло на дворе. Кто-нибудь снимите шинели. Так! Хорошо! — кивнул он, когда две шинели укутали Бирона, теперь связанного, словно спелёнатого по рукам и ногам. — Выходит — словно две мантии: герцогская и… великокняжеская. Теперь не озябнет. Несите.

И Миних не удержался, подошёл, заглянул в лицо раздавленному врагу. Но ему не удалось насладиться вполне своим торжеством.

С закатившимися глазами, словно мёртвый, лежал Бирон на руках солдат, потеряв сознание.

Так и унесли его из опочивальни.

— Граф! Молю вас, пощадите! — кидаясь к ногам Миниха, обхватывая голыми руками его колени, с рыданиями стала просить герцогиня. — Сжальтесь над ним, над нашими детьми! Скажите принцессе, мы уедем… навсегда… далеко… Я сама сейчас стану молить её на коленях. Босая, нагая побегу!.. Помогите мне! Возьмите меня с собою, вспомните все. Велите пропустить… Именем Бога… Счастием ваших детей заклинаю… Граф!..

— Простите… я спешу… по долгу службы!.. Покойной ночи, ваша светлость!

Любезно раскланявшись, Миних быстро вышел вслед за своими людьми.

— Бездушный палач! Мясник! Проклятье тебе! Да покарает Господь тебя и всех детей твоих… весь твой род… — кинула ему вслед герцогиня, устремляясь в дверь, за которой исчезли враги, унося бесчувственного мужа.

— Нельзя пройти! — остановили её двое часовых, скрещивая штыки.

— Боже… помоги мне… Дети… дети! — теряя голос, зашептала обессиленная женщина. Пошла к двери, ведущей во внутренние покои, и по дороге, как будто споткнувшись, упала ничком на ковёр, теряя сознание.

Глава VI ДОЛГ БЛАГОДАРНОСТИ


Минуло почти четыре месяца.

Третьего марта 1741 года в ясный весенний полдень, в той же спальне, где умерла императрица Анна Иоанновна, сидела теперь новая правительница царства, Анна Леопольдовна.

Голова её по-старому была повязана туго платком. Сидя перед туалетным зеркалом, принцесса при помощи различных косметических средств пыталась придать лучший вид своему пожелтелому, осунувшемуся от боли лицу, очевидно ожидая кого-то… Но это плохо удавалось, и женщина злилась, отчего ещё больше усиливалась головная боль.

У ног Анны примостился неизменный горбун-шут. А такая же неразлучная подруга Юлия фон Менгден, теперь объявленная невеста красавца-графа Линара, то рылась в шкапчиках, стоящих тут же в опочивальне, то уходила в соседний покой, гардеробную комнату покойной государыни, и там выбирала из шкапов различные робы прежней государыни, кафтаны, шитые золотом, из гардероба Бирона, перевезённые сюда после его ареста по распоряжению той же фон Менгден. Некоторые вещи она снова вешала на место, другие раскладывала по стульям и диванам, по свободным столам, подбирая одни к другим, словно оценивая или сортируя их для чего-то.

Видя угрюмое настроение правительницы, Нос сперва попытался было рассмешить её своими обычными штучками. Изображал драку кошки с собакой, кудахтал… Принялся играть на губах, хлопать по щекам, словно на барабане, передавая игру военного оркестра. Но, видя, что все напрасно, затих. Потянувшись сбоку, он осторожно заглянул в лицо госпоже и просто, ласково заговорил:

— Анюточка! Знаешь ли, чего бы теперь я хотел, а!

— Прочь, дурак. Не до тебя. Видишь, голова развалиться хочет!..

— Вот, вот!.. Я и хотел, чтобы у тебя это местечко попусту не болело… Здоровенькая ты, добренькая. Я бы выманил у тебя рублишко… Купил бы леденчиков-сосулек. Пососал бы за твоё здоровьице… За Ванюшку-светика… А за Антошеньку шиш масленый! Довольно с него, что генералиссимусом ты его приназначила. Ишь, какой он ноне толстый стал. А всё ещё пуще дуется, кабы не лопнул… Вот!..

И весь напыжился, раздул свои худые щёки горбун, изображая пополневшего принца Антона.

— Будет болтать, шут!

И невольная улыбка озарила бледное лицо Анны, которое она собиралась теперь как раз подрумянить немного.

— Улыбнулась, усмехнулась, моя Несмеяна-царевна. Рублишко подавай. Слышь, я сам с собою об заклад бился… Коли засмеешься на речи мои глупые — рублик с тебя. Так уж подавай! Не то сыночку-государю пожалюсь. Он реветь станет, целу ночку уснуть тебе и не даст!

— Ну… не трещи, как сверчок! Юлия, дай там ему денег, он просит! — обратилась Анна к подруге, вошедшей в опочивальню с роскошным расшитым кафтаном в руках.

— Пусть уберётся! Надоел. Не хочу я сегодня смеяться, а шут покою не даёт!.. А… который час?

— Рано, рано ещё! — успокоила подругу Юлия. — Он хотел попозже прийти. Явится прямо на мою половину. Оттуда я его этим ходом и приведу!

Она указала на потайную дверь, скрытую за обоями в углу близ кровати.

— Ты, шутило, чего уши навострил? — строго обратилась девушка к горбуну. — Тебя не касается… Вот бери, что выклянчил, и ступай.

— Мой побор с Анюточки — вот он, на ладони! — принимая рублёвку от Юлии, заворчал горбун. — А ты, слышь, из одних старых кафтанов курляндского оборотня сколько фунтов серебра выжгла?! Поведай-ка Анюточке, ась! С семи кафтанов паратных прозументы спорола, а тебе вышло из переплаву — четыре шандала хороших, тарелок шесть да две коробки для белильца, для румянца, для всякого дрянца-глянца… Все из выжиги из одной бироновской…

— Ну… пошёл! Сам ты выжига не последняя… Вон ступай, говорят тебе! — рассердившись на нескромную болтовню шута, почти вытолкала его девушка и снова вернулась к Анне.

— Неужели столько серебра было на этих кафтанах, Юлия? — заинтересовалась принцесса, совершенно чуждая всяким житейским соображениям.

— Пустое он мелет. Я своего серебра много прибавила! — последовал неохотный ответ. — А материя пошла в дело… Мебель кое-где поправили, обили ею… и ещё там. Вот ещё этот кафтан твоего неудачного женишка, Петрушки Бирона, я хотела у тебя попросить. Он совсем простой… Можно?

— Ах, бери, пожалуйста… Мне не жалко… Хоть все бери!.. Мне что-то уж надоело и правленье, и дела. Сама ничего не знаю, ничего я не умею. Вечно кто-нибудь за нос меня водит. Даже самые близкие друзья… Так противно!

— Что это, принцесса? Намёки на меня? Так лучше немедленно…

— Ты лучше поди сюда… и не болтай глупостей. Иди… поцелуй меня. Я тебя и раньше любила… ты одна оставалась мне верна, когда все угнетали, продавали нас. И я не забуду. Вот бери… Я не забыла… Твой свадебный подарок.

Взяв со стола сложенный лист, Анна протянула его подруге.

— К небывалой свадьбе незаслуженный подарок!.. Вот если бы все женишки были, как наш красавчик Линар, невестам плохо бы пришлось. Посмотрим всё же мой «свадебный дар». «Даруем мызу Обер-Пален… фрейлине…» Боже мой! Неужели! Себе не верю… Поистине царский подарок!.. Как мне благодарить ваше высочество! — низко-низко приседая, лепетала разрумянившаяся девушка.

— Будь мне по-прежнему верной, милой Юлией!.. Ну, довольно. А что, бофрер твой ещё не вернулся от отца?

— Миних нумеро цвай? Нет, кажется. А остальные там в соседней комнате сидят и совещаются… Совещаются без конца! Ну, о чём думать? Неужели нового Бирона хотят себе на шею навязать? Только поумнее прежнего, пострашнее, значит!

— Ты полагаешь так, Жюли?

— А то как же иначе! Подумайте сами: графу всего мало! Сделали его первым министром. Ворчит: «Почему принц Антон, не я генералиссимус?!» Положим, ежели такого, как наш принц, «иссимуса» мы отдадим врагам, это послужит нам единственно на пользу! Но для виду почему супругу регентши не быть… «иссимусом»? Потом взялся за Остермана. Старик двадцать лет ведёт иностранные дела. И это хотел взять в руки наш непобедимый, всеведующий фельдмаршал Миних! А там дело останется за пустяком — за правами регентства… и за короной вашего сына. Только и всего!

— Ты так думаешь?

— Остерман так полагает. А он ли во всяких интригах не знаток! Никогда не ошибётся, старая лиса. Даже если говорить о враге. И потом… помните показание Бирона? Выходит, граф сам втянул его в регентство, поджигал против принца Антона, строил козни, чтобы потом герцога же арестовать… И этим он заслужил общую любовь, прослыл героем в народе. От вас посыпались награды и милости сверх меры… Отвратительно. Двойной предатель!

— Да… если только это правда. А очень похоже на то.

— Сомненья нет! Все ясно открылось во время следствия.

— Но… всё-таки с графом надо быть осторожнее. Его так любит армия. Поди узнай, что делается там, в совете? Я, скажи, не могу, голова моя…

— Скажу… скажу… Да они и сами знают… Только Остерман хотел было явиться… Как ему сказать?

— Хорошо… Его одного приму, если надо. Только не принца Антона. Слышать не могу противного голоса, этой хромающей болтовни дуралея. Фуй! Косноязычный, «пряничный принц». Его — ни за что! С тех пор как я почувствовала, что буду снова матерью, понимаешь, видеть, слышать не могу ненавистного… Не могу… Не могу!

— Понимаю… понимаю… И Линар мог бы приревновать. Успокойтесь, не впустим «пряничного принца». Особенно когда должен явиться настоящий «зачарованный наш принц Шармант»!

И, отдав шутливый реверанс, Менгден прошла в соседний покой, где вокруг большого стола сидели члены совета: Остерман, Райнгольд Левенвольде, фон Менгден, канцлер граф Головкин — с принцем Антоном во главе.

Тимирязев, сенатский служака, преданный Остерману, и Пётр Грамматин, снова занявший место адъютанта при Антоне, помещались поодаль за секретарским столом.

— Что же, ваше высочество, — появившись перед собранием ближайших министров и советников правительницы, бесцеремонно задала вопрос фон Менгден. — Государыня желала бы знать, как здесь надумали? Чем порешили? Она прилегла… но дело это её весьма беспокоит.

— Что же решать?! Все по-прежнему… Скажите, гра-аф, вы баро-онессе…

— Отставка тут уже готова к подписанию. Но всё-таки мы послали к графу сына. Ежели её высочеству угодно быть столь великодушной… Вот ждём ответа. Да вот и самый ответ на пороге! — увидя входящего Миниха-младшего, закончил Остерман.

— Баронесса! — войдя, отдал молодой полковник поклон Юлии.

— Сказывайте скорее… Принцесса желает знать: успели уговорить нашего героя? Перестал он капризничать, словно барышня перед балом, или нет? Берёт назад свою отставку?

— Не знаю, как и сказать, баронесса! — щёлкнул шпорами Миних-сын. — Не сетуйте на меня и вы, ваше высочество! — обратился он к Антону. — Послов не секут, не рубят! Я передал отцу всё, что было вами приказано. И… должен также дословно объявить его решение. Позволите, принц?

— Проо-шуу ваа-ас. Мы зде-есь для дее-ла… не дляа кооо-омпли-меентов!

— Вот именно. Опущу все соображения батюшки, так сказать, общего свойства, насчёт действий правительства вообще…

— Без участия в таковом самого графа Миниха? Могу себе представить! — с добродушной усмешкой проговорил Головкин. — Бессильный гнев — плохой подсказчик!

— Вот, вот… И батюшка изволил говорить то же самое. Сила и без гнева сражает своих врагов. А сердиться бессильно — лишь себя напрасно сокрушать! — послал ответную стрелу полковник, вступаясь за отца. — И вот батюшкино решение: «Если Миних нужен, то его место там же, где был он месяц тому назад. А нет — так ширмою служить для других он не может. И по годам своим, и по заслугам». Так он сказал… простите!

— На стаа-рое месс-то? Вее-ли-иким визирем! Мее-ня на заа-дний двор! Прее-воо-схоо-дно!.. — заволновался Антон.

— Министров и первых советников короны — ему в лакеи либо в ординарцы его штаба? — спокойно снова съязвил Головкин.

— Тттому не-е бы-вать!.. Яаа не соглаа-сен! Ннне поо-зволю… Аа… вы что-о же молчите? И-или полаа-гаете? — живо обратился принц к Левенвольде.

— Мне хотелось бы раньше слышать ценное мнение графа Андрея Иваныча! — проговорил тот, глядя на Остермана. — Как вы об этом полагаете, граф?

— Ддда… говооо-рите… рре-шаай-те! — предложил принц.

— Решать не мне. Как её высочество соизволит? А мне сдаётся, надо бы ей изложить, в каком положении сейчас дело.

— Ддда, коонечно… Воот вы бы саа-ми… Так хорроо-шо будет… Пой-дите и скаа-жите ей…

— Пожалуйте… пожалуйте, Андрей Иваныч! — уловив вопросительный взгляд Остермана, пригласила Юлия, подымаясь с места, которое заняла недалеко от стола. — Вас принцесса примет. Лишь не взыщите за наш туалет…

— Смею ли я! — с трудом подымаясь с помощью Миниха-младшего, учтиво отозвался старик. — Тимирязев, дайте мне чистую копию заготовленной отставки.

Взяв бумагу, он с помощью Миниха доковылял до дверей спальни. Здесь его взяла под руку Юлия и ввела к Анне.

— Ваше высочество, как изволите себя чувствовать? — с почтительным поклоном задал он церемонный вопрос.

— Для вас по секрету: немного легче. Только других никого не пущу! Что там у вас? Какие вести? Помирился с нами наш капризный герой? Мне весьма неохота обижать графа. Вы умница… вы понимаете. Столько услуг… таких важных оказано фельдмаршалом… Не мне одной, всем государям, которым служил десятки лет. Будут осуждать нас за неблагодарность. А врагов и так слишком много, не так ли, Андрей Иваныч?

Помолчав немного, кашлянув слегка раз-другой, он вдруг тепло заговорил, даже со слезою, звенящей в тихом, старческом голосе:

— Вот пристыдили вы меня, ваше высочество. Признаюсь, слушал я на совете, что там говорилось, и сам подумал: лучше бы избавиться от опасного честолюбца, оберечь бы малютку-императора от нового Годунова, каким был уже мой «друг», герцог Бирон. Каким, видимо, пытался стать и мой «старый приятель», граф Миних. А вот как вы тут мне…

— Вот как! И вы полагаете?.. — встревожилась Анна. — Значит, Юлия не ошиблась на этот раз? Вы не слушайте меня лучше, Андрей Иваныч. Я молода, ничего не понимаю в этих ваших делах государственных… Говорите, как сами думаете, совсем не обращая внимания на мои детские затеи и выдумки!

— Устами детей — Господь вещает нам, принцесса…

— В делах правления важно, что скажет Остерман! Ему я доверю больше, чем самому Господу Богу, далёкому от нашей грешной земли. Я слушаю!

— Добро… «Много заслуг» — изволили вы сказать. Точно. Но мои заслуги не отымают законных прав у тех, кому я обязан был служить по долгу присяги. Заслуги — право на милость, а не основание, не предлог карать и миловать тех, кому служить и повиноваться я обязан по закону, по чистой совести.

— Правда… правда… Как это вы хорошо сказали…

И Анна стала про себя повторять ловко построенное обвинение Миниху, так незлобиво и мирно изложенное на вид.

— Принц, правда, ему много обязан…

— Очень многим, граф!..

— И, конечно, оно бы лучше принцу не ссориться со стариком. Пускай он и взбалмошный… и честолюбив не в меру, не по годам… Но принц молод, ещё ничего такого, значительного, совершить не успел.

— Вот, вот… И я говорю это ему. А мой милейший супруг…

— В этом словечке именно вся и разгадка дела. Супруг — правительницы нашей. Отец его величества, державного младенца. И это одно ставит принца превыше всяких заслуг! На высоту, перед которой даже сам граф Миних должен склонить неподатливую голову с другими наравне!

— Что же. И это верно! — совсем убеждённая силой доказательств Остермана, задумалась Анна. — Но как же нам быть теперь? Чего, собственно, желает старик? Берёт он назад свою отставку?

— Берёт… если ему дадут выгнать нас всех из кабинета, тоже в отставку, но с мундирами. А вашему высочеству он оставляет титул… но без признака настоящей власти.

— Вот как! — словно ужаленная, Анна поднялась с места. Сделав два-три конца по опочивальне, остановилась перед Остерманом, продолжающим сидеть со своей кроткой, незлобивой улыбкой на бледном, старческом лице.

— Отставка у них там готова?

— Захватил я вот… на всякий случай! — подал лист Остерман, не дрогнув ни единым мускулом лица при этой крупной, так легко одержанной победе.

— Послать немедля! — протягивая назад подписанный лист, властно отчеканила Анна. Но сейчас же потянулась за листом рукою, остановила голосом Остермана, который, не ожидая помощи Юлии, довольно быстро теперь заковылял к дверям.

— Постойте минутку, граф. Как там написано? Я и не прочла…

— «Указ нашему генералиссимусу! — начал почти наизусть читать он, не давая листа Анне. — Всемилостивейше указали мы: нашего первого министра и генерал-фельдмаршала графа фон Миниха, как он сам нас просит, за старостью и находясь в болезни, — имея также в виду долговременные нам, и предкам нашим, и государству нашему верные и знатные службы, ныне для покоя от военных и статских дел уволить. А нашему генералиссимусу учинить о том по сему нашему указу. Именем его императорского величества — Анна». Все в порядке… Но, может быть, что-либо поизменить соизволите?

— Нет… всё так… как я и думала. И заслуга… и года… и болезнь! Но… он спросит настоящую причину… И иностранные резиденты при нашем дворе. Эти понимают больше наших русских. Что мне им сказать?

— Кхм… кхм… мне сдаётся, ваше высочество не раз уже объявляли причины, по которым и ранее надо было подписать такой указ! — осторожно снова начал внушать недоумевающей женщине умный старик.

— Может быть. Но… я не помню.

— А я не забыл! Так, к примеру: усиленная склонность графа к прусской партии, нам прямо зловредная… И небескорыстная, как говорят злые языки. Клеветники, несомненно… Но их так много. А поступки были налицо. Этим самым граф вредил прямому делу императрицы австрийской, обиженной пруссаками. И даже когда вы сами изволили повелеть ему оказать сильную помощь Марии-Терезии — граф явно смел ослушаться вашей воли!

— Да, да, правда. Я не забыла! — снова вскакивая с места, заволновалась Анна. — Он не слушал ни меня, ни принца. А я сколько раз приказывала: исполнять распоряжения принца, как мои собственные! Вы правы: иметь дело с таким упрямцем — значит рисковать властью… Даже и за границей это знают. Я получаю письма…

— Слыхал… слыхал… Да это ли ещё одно? Вот взять дело Бирона. Верховный суд постановил: «Четвертовать похитителя власти. Сослать в Сибирь соучастников бывшего правителя». А как же сам граф Миних, который всегда оказывал столь горячую помощь оглашённому преступнику?

— Позвольте!.. Вы же знаете: Бирона решено было не казнить! Указ о прощении прочтут ему у плахи. Но… вы правы! Миних также не может быть в правительстве нашем — отныне и навсегда! Пошлите указ!..

— Слушаю, ваше высочество! — совсем свободно кланяясь Анне, повторил канцлер и, почти не хромая, вышел в покой, где ждали его остальные министры и принц Антон.

— По-обеда? — задал вопрос последний, едва старик появился на пороге с бумагой в руке.

— Полная, ваше высочество! — подавая указ, поклонился тот.

— Так… готово! — пробежав бумагу, обрадовался совсем по-детски Антон. — Грамматин, бери скорее коопию, подписанную мно-ю, отправь в военную коллегию. А этот по-оодлинник я сохраню! А копии другие… Ты уж знаешь, что с ними делать. Исполни немедленно.

Грамматин, отдав поклон, вышел.

Сев снова на своё место у стола, Антон стал подписывать бумаги, здесь приготовленные Тимирязевым и Грамматиным.

— Так, выше высочество, я могу передать отцу? — задал вопрос Миних-сын, видя, что о нём словно совсем забыли.

— Все ппо ппо-орядку, милейший, чтоо-о здесь ввии-дели и слышали! Кстати вот, передайте ему и мой указ. Прослушайте, господа министры… «Ппо укаазу, высочайше утверждённому, извещаю вас, генерал-фельдмаршал, что ваша устная просьба об отставке принята». Везите, граф, но возвращайтесь немедля. Вы будете нам ещё нуу-жны…

— Слушаюсь! — с поклоном проговорил Миних и вышел, повёз отцу приговор, равный присуждению быть заживо погребённым.

— Браво! — по-мальчишески захлопал в ладоши Антон, едва двери закрылись за сыном низложенного фельдмаршала. — Но ээ-тот раа-аз принцесса поо-ступила превосходно! Можно хвалии-ть! И вы — виновник сему, Андрей Иваныч. Тепее-ерь, гоо-судари моо-и, на-адо подумать: кто же заменит старика на его поо-сту?

— Да. Это важно. Выбрать надёжных людей…

— Преданных вашему высочеству и принцессе! — наперебой, в один голос отозвались фон Менгден и канцлер Головкин, два соискателя-кандидата на «вакантные» и доходные места, освободившиеся с уходом Миниха.

— Притом, — заскрипел Остерман, потирая колено, — надо выбрать людей, хотя немного понимающих толк в делах военных. Или не надо? Как полагаете, граф Головкин? И вы, барон?

— Ну, конечно! — сразу сбитые с позиции, кисло улыбаясь, согласились неудачные карьеристы.

И между присутствующими начался живой обмен мыслей по этому важному вопросу…

Часы бежали… День клонился к вечеру.

Анна, словно не находя себе места в опочивальне, то ложилась на кровать, то переходила на кушетку, бродила по комнате, все поглядывая на часы.

Юлия по-прежнему возилась со всякими кафтанами и робами, выбирая, что ещё стоит выпросить у государыни-подруги?

— Боже мой, как тянется время! — со вздохом в десятый раз повторила Анна, останавливаясь у дверей шкапа, за которым скрывался вход в потайной коридор, откуда влюблённая женщина ждала появления Линара, удалённого было покойной императрицей от двора, но появившегося снова в Петербурге, как только не стало Анны Иоанновны.

— Неужели нет ещё четырёх! — обратилась принцесса к подруге, когда та появилась снова в спальне. — Пойди погляди у себя. Может быть, он уже там. Ждёт, не решается один прийти… Узнай же, милая. А я прилягу, отдохну немного. Я нынче, как назло, ужасно выгляжу…

— Ты хороша, как ангел… Ну, не сердись. Бегу, узнаю! — скрываясь в дверях потайного коридора, крикнула Юлия.

— Господи, только не захворать теперь бы! — шептала суеверно Анна, направляясь к постели. И вдруг, вся задрожав, побледнела как полотно.

Резкий барабанный бой зарокотал на дворцовой площади, у самых окон её опочивальни.

Говор и гул большой толпы, отдельные выклики и снова дробь барабана… Все отзвуки народного мятежа, знакомые Анне ещё в царствование покойной императрицы, теперь снова доносились сквозь двойные рамы дворцовых окон, леденя кровь в жилах напуганной женщины.

«Что это такое? Бунт? Военный мятеж? Миних поднял на нас солдат?» — пронеслось в уме Анны, и, ничего не разбирая, она бросилась в соседний покой с громкими криками:

— Мы погибли! Спасите сына! Там бунт… Солдаты… Барабан… Узнайте, что случилось. Скорее… Бегите… Принц, что же вы? Или не слышите: военный бунт… Барабан!..

Бледными губами повторяла она одно и то же, опустясь на стул у самой двери, соединяющей комнату совета с её почивальней.

Все, кроме Антона, встревоженные, бледные, тоже метнулись к окну, не исключая Остермана. Только принц Антон не тронулся с места, самодовольно улыбаясь.

Видя, что Анна готова лишиться чувств, он поднялся и подошёл к ней.

— Уу-спокойтесь, принцесса! Ничего такого нее-т. Ууспо-ккойтесь. Выпейте воот вооды… Ээто моой сюрприз граа-ффу Миниху… Дом его совсем блии-зко! Через площадь от двоо-рца. Пусть по-слушает стаарик… Пуу-скай!..

— Что ещё? Говорите толком, — от страха переходя к необузданному гневу, крикнула мужу Анна. — Что это за барабан?!

— Ддда… этто как всеегда… Ваажные укаазы при бараа-банном бое объявляются всему населению столицы… Тепее-рь будут знать люди, что пеервый министр и генерал-фельдмаршал получил… чии-стую… отстаа-вку! Ха-ха-ха!.. Вот дуу-маю, ста-аарый…

— И вы это сделали! Вы решились?! Осмелились! — вне себя, подымаясь, кинула ему в лицо Анна. — Кто дал вам совет? Вы спросили меня? Вы так грубо оскорбили нашего избавителя, своего наставника! Старика-солдата, всегда удачно воевавшего за наш трон? Израненного, всему миру известного, вождя-героя… Вы… посмели!..

— Нно… принцесса… Ваш собственный приказ. Так водится при всяком случае.

— Миних — не всякий! Впрочем, куда вам-то понять! Для людей с низкой душой — все мелко и обыденно. Я и забыла…

— О-ооднако, прии-нцесса, ваше высоо-очество! По-озвольте… вы так жестооко… Кто мог думать? Опала, значит, опала! Он — наш враг. Следовало миру показать, что Миниха больше нет. Я думаю: каждый на моём месте… Воот спрр-росите даже графа Остермана. Я уверен, даже он… Нну, скаажите поо правде: как бы вы на моём месте? Скаа-ажите её высочеству!

— Конечно, на вашем месте я бы не сумел иначе поступить… но…

— Слышите… видите: даже он… Остерман!..

— Но как Остерман я бы того не сделал! — спокойно докончил свою речь старик. — И вы бы сами, принц, так не поступили, я полагаю, если бы только…

Он не досказал. Но все поняли конец фразы.

Антон, сконфуженный, растерянный, отвернулся, скрывая слёзы стыда и досады, навернувшиеся на глазах.

— Если бы он был Остерман, а не… Антон Ульрих, принц брауншвейгский! — желая добить супруга, презрительно договорила Анна. — Вы правы, граф. Он ничего не сообразил. Как теперь озлится старик — и по праву! Миних — не Бирон. У него везде друзья. Он незапятнан. Он может…

Дверь внезапно распахнулась, вошёл Миних-сын, увидал принцессу и, кланяясь ей, заговорил:

— Простите, ваше высочество, я не знал, что вы здесь. Вошёл так внезапно, без уведомления. Но… там мой отец… Он желал…

— Знаю… понимаю, полковник. Принц, примите его! — обратилась сухо к мужу Анна. — Скажите, что я тут ни при чём, что сожалею! Слышите? Извинитесь хорошенько. Скажите: за такую незаслуженную обиду я готова дать ему удовлетворение, какое он сам пожелает. Слышали? — подчеркнула она. Вышла, хлопнув дверью, из покоя прошла в свою спальню, бросилась в кресло, сжимая виски руками, и так затихла.

Миних-младший, выйдя из кабинета, через минуту вернулся туда вместе с фельдмаршалом.

Старик видимо опустился, постарел за эти последние дни, полные нравственных тревог. А то, что пришлось пережить сегодня, ещё больше заставило согнуться стройный ещё недавно стан, затемнило облаком тоски и затаённого горя взор героя, такой молодой и сверкающий ещё немного дней назад.

Отдав всем сдержанный учтивый поклон, он, глядя в упор на принца, с нескрываемым презрением и враждой проговорил:

— Её высочество желала, чтобы я?.. — не докончил вопроса, задыхаясь от сдержанного волнения, и только взор его лучше всяких слов говорил Антону, что о нём думает поруганный без вины человек.

— Дда… она… прии-нцесса желала! — краснея и бледнея под этим взглядом, замямлил принц. — Мне оона пооручила… Собственно… гра-аф, в чём ваа-аше желание заключено, мм-мы ещё не слы-шшаали! — оттягивая унизительную минуту извинения, задал он неожиданный вопрос.

— Вы сейчас услышите, ваше высочество! — выпрямляясь надменно, поднял голову и повысил голос фельдмаршал. — За какой-нибудь час перед сим подали мне эту вот бумагу, подписанную вами. Моё устное прошение оказалось принято весьма поспешно. И тут же с барабанным боем оглашено по всей столице, что старый, больной и дряхлый Миних — больше не на службе его величества! Все очень хорошо и вполне соответствует моим желаниям и достоинству, доброму вниманию ко мне со стороны вашего высочества… Благодарствую! Ныне являюсь лишь с последней просьбой лично, чтобы получить ещё скорейшее разрешение. Экипаж мой готов. Благоволите передать правительнице, что я прошу подписать мне паспорт на выезд за границу… для лечения ран, полученных в течение сорока лет службы: императору Петру, прозванному Великим, ото всех людей и государей, императрицам: Екатерине и Анне, Петру Второму, императору Иоанну Третьему, сыну ваших высочеств. Вот единственная награда, которую я прошу за все мои — увы! — старые заслуги!

Низким, медленным поклоном заключил он свою полную желчи и глумления речь, и когда поднял после неё голову — имел удовольствие видеть, как Антон, побледневший, пошатнулся и должен был удержаться за стол, чтобы ноги его не подкосились.

— Я… ннне моо-огу! — зашептал он Остерману. — Прошу вас… ска-ажите вы ему… я неё могуу!.. — И опустился в кресло, закрыв по привычке руками лицо, багровеющее от стыда.

— Кхм… кхм… — кряхтя, поднялся со своего места Остерман и, тоже избегая глядеть в лицо побеждённому, но могучему, неукротимому духом, сопернику, очень мягко заговорил:

— Ваше высокопревосходительство, сиятельнейший граф! Её высочество лишь только сейчас узнала об этой прискорбной, печальной ошибке. И его высочество принц, надеюсь, не думал сам, что это всё так случится. Знаете: глупые обычаи… Дурацкие порядки! — подчеркнул он, кидая это слово, как камень, принцу в его поникшее лицо. — Люди здесь ещё не привыкли: прежде подумать, а потом действовать. Здесь наоборот. Знаете нашу немецкую поговорку: «Руссенланд Нарэнланд!»[6]

Если взгляд Миниха обжигал лицо принцу, как плевок презрения, то каждое слово Остермана хлестало, словно пощёчина, по лицу злосчастного юношу, вынужденного в эту минуту не только понести кару за свою глупость и злобу, но и послужить также козлом отпущения за промахи и ошибки, допущенные в этой опасной игре с фельдмаршалом таким опытным игроком-интриганом, как граф Остерман.

И, не обращая нисколько внимания на то, что сейчас переживает принц Антон, старик также дружелюбно, задушевно-дружеским голосом продолжал:

— И вот… её высочество поручила его высочеству, — от имени коего я имею честь это вам говорить, — поручила выразить вам, что она глубоко скорбит. Она понимает всю недостойность такого обстоятельства и готова дать за такую, не заслуженную вами, обиду полное удовлетворение, к а кого вы сами только пожелаете… Чего бы вы только ни пожелали, касаемо возмездия тем, кто так жестоко обидел верного слугу и защитника престола.

Выдав, таким образом, Антона головой оскорблённому Миниху, Остерман с глубоким поклоном договорил:

— От себя скажу: решение её высочества и справедливо, и мудро!

Наступило недолгое, но тяжёлое для всех молчание. Миних, в упор поглядев на Остермана, обвёл потом глазами все кругом и раздумчиво проговорил:

— Вот как!.. И ты это слышал? — обратился он к сыну.

Тот поспешно утвердительно покачал головой.

— Ну… приходится на сей раз верить словам «старого друга»! — горько усмехнулся опальный герой. — Передайте её высочеству, что я вполне удовлетворён, получив знаки милостивого внимания от нашей правительницы… И да благословит Господь её и малютку-государя!

— Не преминем передать… Теперь честь имею откланяться, ваше высочество! Ваше сиятельство… — Остерман сделал общий поклон, и скоро костыль его уже постукивал по паркету соседнего покоя.

— Имею честь… ваше высочество… Граф!..

Один за другим остальные члены совета покинули комнату, считая дело поконченным.

Дорого бы дал Антон, чтобы не оставаться теперь наедине со стариком, хотя и побеждённым, но сумевшим так жестоко заплатить за своё поругание.

Однако миг настал. Миних не уходил, как другие, словно ждал умышленно, что скажет, как поступит Антон.

И пришлось заговорить.

Медленно подымаясь с места, еле слышно, с опущенной по-прежнему головой пролепетал он:

— Простите меня, граф…

Неловко, как-то бочком отдал короткий, быстрый поклон и скрылся за той же дверью, в которую ушли остальные.

— Видишь, сын мой! — после недолгого молчания заговорил старик, покачивая своей красивой головой. — «Вернейший защитник престола и родины… победитель-герой» — оставлен один в четырёх стенах дворцового покоя. Что делать! Конец — так конец. Один в поле не воин. А в этих раззолоченных стенах, в этом воздухе, отравленном изменой и низостью, тем более… Ха-ха! Значит, так и быть должно. Поеду. И ты не трудись, не провожай меня, сынок. Твоя жизнь вся ещё впереди. Только не забывай этой минуты. Знай: какие слуги и что за господа носят здесь высоко голову, покрытую герцогскою и великокняжескою, а то и царскою короной! И старайся раздавить других, пока другие тебя не раздавили. А я?.. Кхм. Старый медведь поплетётся домой… сосать в своей берлоге сухую, ослабевшую лапу!

Повернулся и быстро пошёл из покоя.

Сын издали последовал за отцом.

— Вот и мы… Можно пустить? — появляясь из потайной двери, тихо спросила Юлия принцессу, словно задремавшую в своём кресле.

— Впусти… Веди скорее! — рванувшись с места, могла только сказать измученная страстным ожиданием женщина.

Юлия, впустив Линара, быстро скрылась в дверях уборной, чтобы не мешать нежной встрече своего «жениха» с подругой-государыней.

Глава VII НОВЫЙ ПЕРЕВОРОТ


Ещё пролетело девять с лишним месяцев.

Восемнадцатого января 1742 года, часов около десяти утра, народ толпами со всех самых отдалённых концов столицы спешил через мосты и прямо по льду к Васильевскому острову, где потоки скипались тёмной, говорливой громадой на обширной площади перед зданиями коллегий, заполняя и все прилегающие сюда улицы и переулки.

Солдаты Астраханского полка, выстроясь двумя рядами, тянулись шпалерами от ворот коллегий до середины площади, там образуя замкнутый круг, посредине которого темнел эшафот с плахой… Тот самый, на котором 8 апреля 1741 года читали смертный приговор бывшему регенту Бирону… Где его голова лежала уже на плахе, пока «захватчику власти» не было объявлено, что он помилован младенцем-государем и по распоряжению правительства ссылается на вечное житьё в городок Пелым, в далёкую сибирскую, глухую тайгу.

Правда, домик, построенный по плану Миниха для Остермана, а потом отведённый самому Бирону, успел сгореть и опального вельможу поместили у воеводы, где он и остался со всей семьёй под крепким караулом.

Но вот теперь иначе повернулось колесо фортуны.

В ночь на 25 ноября 1741 года цесаревна Елизавета Петровна с отрядом преображенцев проникла в спальню Анны Леопольдовны, арестовала её вместе с сыном, малюткой-императором, с новорождённой дочерью Екатериной, отцом которой все называли Линара. Принц-супруг тоже не был забыт, и всю Брауншвейгскую фамилию направили уже было за пределы империи…

Но подстроенное врагами этой фамилии и неудавшееся, конечно, покушение камер-лакея Турчанинова на жизнь Елизаветы заставило императрицу изменить прежнее мягкое и человечное решение. Сверженный ребёнок-император с его родителями и всей семьёй был взят под стражу. Долго пришлось выносить им всякого рода мытарства, пока не нашлось для опальной фамилии надёжной тюрьмы в Холмогорах, в бедном, далёком северном городке.

Стараясь обезопасить себя и своё правительство от главных соперников, Елизавета, вернее её советники и близкие друзья, не забыли и второстепенных, но также небезопасных сотрудников прежнего правительства, особенно тех, которые в прежние времена чем-нибудь вредили цесаревне.

И вот в морозное, ясное утро поставлена была на высоком помосте плаха, чтобы казнить нескольких «государственных преступников», долго томившихся перед тем под судом и следствием, под угрозой пытки и кнута.

Десять ударов пронеслось с ближайшей башни.

Палач в красной рубахе, с волосами, гладко примасленными лампадным маслом, сбросил с плеч армяк. Приняв из рук помощника своего кожаный мешок, лежавший тут же, он вынул из него тяжёлый, широкий топор, отточенное лезвие которого тускло, зловеще поблескивало на солнце.

Взмахнув раза два своим «инструментом», словно пробуя силу руки и вес топора, палач видимо остался доволен и вместе со всей толпой стал глядеть на ворота коллегий, из которых появилась целая процессия.

Впереди показался офицер и кучка конвойных за ним. Небольшая лошадка на таких же маленьких финских саночках везла старика, одетого в старую лисью шубку, с чёрной бархатной шапкой на голове, покрытой ещё небольшим гладким париком.

Это был всесильный столько лет подряд граф Андрей Иваныч Остерман. Он не мог владеть своими больными ногами — и осуждённому сделали снисхождение, не потащили на казнь волоком, как простого преступника, а повезли на чухонских санях.

Миних, Райнгольд Левенвольде, Тимирязев — все столпы прошлого правительства шли за санями канцлера печальные, но спокойные. Они так много потеряли до этой минуты, что потеря жизни могла казаться им даже лёгким выигрышем.

Бывший вице-канцлер, любящий удовольствия и роскошь, граф Головкин, шёл чуть позади, рыдая, ломая руки, пытаясь что-то сказать окружающей толпе.

Но барабаны, зарокотавшие в тот миг, когда раскрылись ворота, своим отрывистым, перекатным грохотом заглушали не только вопли, срывающиеся с пересохших губ осуждённого графа, но и тысячеголосый говор и гул толпы, особенно усилившийся, как только показались из ворот осуждённые вельможи.

Барон фон Менгден, брат Юлии, заключал шествие.

Ужас смерти оледенил его кровь, он, словно не сознавая ничего, тупо озирался вокруг, и ноги не поддерживали его сильного, полного тела. Он осел мешком, не мог идти. Но для простого барона, придворного принцессы, не нашлось и финских саней, как для первого канцлера империи, Остермана.

Двое здоровых солдат-конвойных под руки волокли, почти несли на воздухе полубесчувственного Менгдена.

Князь Шаховской, как обер-прокурор сената, шёл позади, с приговором в руках, и несколько конвойных замыкали шествие.

Князь Яков был бледен. Долгие годы сотрудничества, даже дружбы, соединяли его почти со всеми, кому сейчас он должен будет прочесть жестокий приговор.

Но рассуждать нельзя… И голова самого князя одно время была в опасности. Только связи с русской партией, всесильной теперь, спасли ему жизнь и положение.

И, бледный, но спокойный, твёрдый на вид, идёт он к позорному помосту, готовясь исполнить свой долг… И только старается не слышать, что кричит ему прежний друг и приятель, Головкин. Старается не видеть никого из осуждённых.

А народ всё сильнее стал гомонить, как только в раскрытых воротах показалось печальное шествие.

— Ведут… ведут… вот они!..

— Востермана, ишь, на дровнях, свейкой везут… Ему почёт особливый, немцу лукавому!..

— Главный составщик и смутьян… Так ему и почёту боле!.. Скорее подкатит старый бирюк к твёрдому брёвнышку, на котором сложит свою головушку!

— Хорошее брёвнышко — на небо ступень, слышь…

— Сам на неё не полезешь ли, на энту ступеньку?.. Гайда!..

— После тебя, шут гороховый…

— Тише вы, галманы! — цыкнул на зубоскалов-парней степенный купец. — Ишь, двое-то как убиваются.

— А Миних — ирой. Одно слово, военная косточка. Ишь, как шагает, ровно за делом идёт…

— И старичок бодрится… Руки, слышь, только так ходенём и ходят! — заметил чей-то зоркий глаз про Остермана.

Когда шествие достигло эшафота, Шаховской дал знак, офицер взмахнул шпагой и барабаны смолкли.

Двое конвойных сняли с саней Остермана и внесли на эшафот, где у плахи палач уж приготовил для него простой соломенный стул.

Когда его усадили, старик оглядел понурым взором кругом всю толпу, вздрогнул, словно от холода, и, опустив глаза, застыл на своём стуле.

Палач подошёл и снял бархатный картуз у него с головы. Но парик остался, защищая от холода старую голову графа.

Остальных осуждённых конвойные стали устанавливать полукругом у плахи.

— Братцы… за что?! Видит Бог, не виновен! — пользуясь наступившей тишиной, стал снова выкликать Головкин хриплым, усталым голосом. — Князь Яков… Помилуй! За что?..

— Молчи, ты! Дай начальству говорить! — замахнулся прикладом на неспокойного арестанта молодой солдат-конвойный.

Съёжившись от страха, втянув между плеч голову, словно ожидая удара, Головкин умолк.

И только что-то продолжало хрипеть и клокотать у него в груди. Беззвучные слёзы катились часто-часто из воспалённых, полных безумия и ужаса глаз.

Голос Шаховского, стоящего теперь на помосте эшафота, сначала слабо прозвучал среди людной площади, где толпа ещё продолжала гомонить.

Но понемногу общий гул умолкал, а чтение Шаховского, внятное и чёткое, все шире разносилось над морем голов в морозном воздухе…

— «По указу её императорского величества, государыни Елизаветы Петровны, самодержицы всероссийской, правительствующий сенат слушали и определили! Бывшего кабинет-министра, генерал-адмирала, графа Андрея Остермана, за тяжкие его вины, а именно: за утаение тестамента императрицы Екатерины Первой, где ясно изложен был закон о престолонаследии; за составление проектов, в коих было изображено, что цесаревна Елизавета не имеет права на престол российский, а во избежание всяких опасностей надлежит-де выдать её за какого убогого чужеземного принца; а паче всего за то, что дерзнул составлять проекты законов, по коим дочери принцессы мекленбургской, Анны Леопольдовны, к наследию русского престола приобщались, — за все сие смертной казни достоин. Он же, Остерман, учинял императрице ещё разные иные озлобления: не объявлял о лучшей предосторожности к защите государства; в важных делах с прочими министрами откровенно совета не держал, но поступал по собственной воле и в самых важных делах российских употреблял людей чужих наций…»

Отмечая эти слова приговора, усиленный говор прокатился по толпе из конца в конец:

— Немец… немцев и тянул… Землю продавал православную…

— «…а не российских, — однозвучно неслось чтение Шаховского, — всему народу в ущерб и осуждение! Имея все государственное правление в своих руках, многие славные, древние российские фамилии злостно искоренил, от двора наговорами отлучил, жестокие, неслыханные экзекуции производил, — как над знатными, так и не знатными, не щадя и духовных персон, — и между российскими подданными всякие разногласия вселять старался, сам от того великие выгоды извлекая».

— Ишь, заслуженный старикан!..

— А терпели-то сколько ево на царстве… До-олго!..

— Што тянуть! Долой немецкую башку лукавую, да и концы в воду! — громче зазвучали голоса, зашевелилась сильнее стена людей, взволнованных обвинениями, изложенными так пространно в приговоре.

Сделав знак, чтобы народ не гомонил, Шаховской продолжал чтение.

— «А посему и определили: предать его смерти на плахе от руки палача».

Опустив лист, князь громко возгласил:

— Подписано: «Быть по сему, Елизавета». Да свершится приговор.

Умолк и отошёл подальше от плахи, на другой край помоста, бледный, весь трепеща от мелкой нервной дрожи, которую никак не мог удержать.

Двое конвойных, стоявших по бокам старика, положили его ниц, лицом на плаху.

— Ну-ка сбрось, Сеня, парик-то барину… держи за космы… — приказал помощнику палач, разрывая ворот рубахи на графе.

Помощник сдёрнул парик, ухватился руками за седые, жиденькие космы, окаймлявшие затылок Остермана. Тонкая, старческая шея покорно вытянулась… Ни звука не вырвалось из бледных, оцепенелых губ.

Попробовав на ногте ещё раз острие секиры, палач заметил:

— Кажись, востра… Ладно… Рубить, што ли? — обратился он к Шаховскому.

— Стой! — быстро кидаясь вперёд, остановил князь занесённую уже руку заплечного мастера.

Достав из кармана другую бумагу, он поднял её над осуждённым и громко объявил:

— Сенат и государыня даруют тебе жизнь — и молись, старик!..

Палач и конвойные по знаку князя подняли Остермана.

По-прежнему спокойный на вид, молчаливо он взял от палача парик, надел на голову, поёживаясь от холода, запахнулся в свою шубейку, картуз, кое-как нахлобученный ему на голову, поправил руками, которые теперь тряслись ещё сильнее, чем перед мгновением казни… Это одно, ходенём ходившие руки, и выдавало только постороннему взору, что происходит сейчас в душе старика.

Его снесли, усадили в сани, и там он сидел, бесстрастный, спокойный на вид, до конца…

— Э-эх!.. Мимо! Не покушала нынче, голубушка. Пожди! — обратился к секире своей палач и с размаху вонзил её концом в край плахи.

Шаховской между тем, подойдя к краю эшафота, обратился к остальным осуждённым.

— Что касаемо остальных тяжких государственных преступников, кои изобличены, первое: «Бывший генерал-фельдмаршал, граф Миних, в том, что не защищал по долгу присяги духовную императрицы Екатерины Первой; больше иных особ хлопотал о возведении в чин российского регента герцога курляндского фон Бирона… А затем того же Бирона низверг ради своих частных выгод, причём обманул и гвардейских гренадер, ныне лейб-кампанцев, сказывая им, что поведёт на защиту цесаревны Елизаветы Петровны и герцога голштинского; нынешней императрице чинил многие озлобления, приставлял шпионов за нею караулить, не берег людей в мире и на войне, позорно наказывал офицеров без военного суда и расточал без меры государственную казну, приемля знатные суммы и от иных иноземных правителей».

— Ну и немцы!

— Тёплая компания… Марьяж дорогой!.. Вестимо, все — бироны! На одну колодку шиты… На одну бы их осину!..

— Энтих не простят, нет! Шалишь!..

Так загомонили со всех сторон.

— «И постановили: предать их всех смертной казни от руки палача». Но милостивейшая государыня императрица, как мать, снисходя к заблуждениям человеческим, повелела: «Приговор прочтя, в исполнение оного не приводить, сослав виновных по дальним местам Сибири». Ведите осуждённых обратно! — торопливо приказал он офицеру, испуская невольный вздох облегчения. Сам быстро спустился с помоста и исчез за воротами коллегий.

— Налево кру-гом. Шагом… арш! — скомандовал начальник конвоя.

Шествие в том же порядке двинулось обратно.

Но толпа решила вмешаться в дело.

— Как, и этих всех простили! — раздались голоса.

— Все немецкие штучки… При новой государыне немцев тоже не мало!..

— Наших небось казнили без милости! Волынскому, боярину истому, заступнику и зиждителю церкви Божией, руки, ноги секли! — вопил какой-то, с виду дьячок или заштатный попик, сильно нетрезвый даже в этот ранний час. — Рубите и этих злодеев!.. Бироновых налётов, со всем кодлом ихним!

— Не пущай их, робя! А ты, красная рубаха, — обратились из толпы к палачу, — пошто зевал? Руби! Не пустим их!..

Толпа стала напирать на цепь солдат, стараясь добраться до преступников, чтобы расправиться самосудом с «биронами»…

Полковник, видя, что медлить нельзя, дал знак сигналисту.

Заиграл рожок, зарокотали барабаны.

— Ру-жьё наперевес! — раздалась команда по рядам.

Штыки, направленные во все стороны, как стальные иглы огромного дракона, — остановили натиск толпы, сразу отхлынувшей назад.

— Ишь! На своих и штыки нашлися!.. В каменья их! — заголосили в толпе.

— Не пущай злодеев… Вали, робя!..

— Расходитесь! Стрелять буду! — прорезал общий гул повелительный окрик полковника. — Труби, горнист! После третьего сигнала — будет огонь!.. Расходитесь!

Зазвучали снова рожки… Народ в нерешительности стал разбиваться на кучки.

Шествие, достигнув ворот, скрылось во дворе коллегий. Тяжёлые ворота захлопнулись с шумом.

Народ ещё долго не расходился на площади.

Глава VIII В ДАЛЁКИЙ ПУТЬ


Ясным февральским утром солнце играло яркими пятнами на грязном полу, на тёмных нарах низкой, длинной проходной комнаты, на всей печальной обстановке каземата Петропавловской крепости, куда перед отправкой в путь собраны были все «преступники», прощённые милосердной государыней месяц тому назад у подножья позорного эшафота.

Тяжёлые двери, окованные железом, и три довольно больших, но забранных частою, толстою решёткою окна наводили тоску на душу каждого, кто попадал под своды этого каземата.

На холщовой кровати, вроде складных носилок, в своей шубке и картузе, ближе к окнам, лежит граф Остерман.

Ноги его покрыты толстым, тёплым платком, изредка тихие стоны срываются с его губ.

Графиня Остерман, жена его, седоволосая старуха, прямая и важная, сохранившая ещё в лице следы былой красоты, сидит у постели, то подавая пить больному, то оправляя ему подушки и не разлучаясь со своим вечным вязаньем. Она тоже одета по-дорожному, в тёмную меховую шубку, с валенками на ногах.

Михаил Головкин, как и другие, совсем готовый к выступлению, дремлет, прикорнув в углу на нарах.

Миних, опершись коленом на нары, загляделся на клочок ясного синего неба, которое голубеет в окно, выглядывая из-за высокой крепостной стены, темнеющей сейчас же за окнами.

Графиня Миних, в теплом капоре, в дорожной лисьей шубке, сидит рядом, держа в руках кофейник и небольшой ридикюль, шитый бисером.

Лицо её ясно. Она, спокойно улыбаясь, толкует с мужем о будущей поездке в далёкий, суровый край. И только изредка, незаметно для мужа, старается поскорее смахнуть непрошеную слезу, набежавшую на ясные, ещё красивые глаза графини.

Бывший чарователь двора, красавец и донжуан Райнгольд Левенвольде, сидя поодаль на нарах, возится там, что-то увязывая в узелок и снова развязывая его, перекладывая поудобнее вещи, собранные в этом узелке. Грязное, изодранное платье, короткий тулупчик, большая седая борода, спадающая на грудь, воспалённые глаза, всклоченные волосы, не покрытые ничем, — всё это так не похоже на прежнего богача-щёголя, общего любимца дам…

Вдруг, оставив свою возню с узелком, словно припомнив что-то печальное, тяжкое, он упал на нары ничком, глухо зарыдав. Потом умолк, выпрямился, отёр лицо, мокрое от слёз, и снова продолжал свою возню с грязным узелком.

Среди тишины, царящей в каземате, вдруг резко прозвучал раздражённый голос Остермана, ворчащего на жену:

— Графиня, не видите вы, что ли? У меня ноги больные зябнут. Здесь канальский холод! Укутайте их… Да тише, чёрт вас побери! Мне больно… И подушку поправь. Да кто же так дёргает?! Я ещё не помер… Скорее… Тише!.. Пить!

Быстро из дорожной фляги налила графиня вина в чарку и подала мужу, как будто и не слыша его брани.

— Ф-фа! Крепко… горло жжёт. Надо было полегче запасти чего-нибудь. Ты вечно бестолкова… глупа, как пробка, жена. И зачем так рано вытащила меня сюда? Тут отвратительно. В моём каземате гораздо удобнее и чище. А тут… Фуй!..

— Сейчас Шаховской явится… Время отправлять нас, Андрей. Я потому…

— Как вы выражаетесь, графиня! «Отправляют» — скот… А я и в изгнанье, и на плахе — Остерман. Понимаете? Так… Шаховской будет нас «отправлять»? Любопытно, как поглядит он в глаза своему благодетелю, второму отцу?

Остерман кивнул на Головкина.

— Князь Михаил? Что же! Бедный Шаховской и то не мало пострадал по службе за эту дружбу. Его понизили чинами. И теперь посылают глядеть на муки людей, которых он так уважал…

— Вот это верно сказано: «уважал»!.. В России все хорошее и честное — в прошедшем времени… «Уважал»!.. А теперь просто: «жал», до полусмерти! Дикари… азиаты! Я же их всех воспитал, создал, они жили мною, и, как Сатурн, породил таких кровожадных детей, которые уничтожили меня самого. Проклятие судьбе!.. О-ох! Опять нога… Помогите же, графиня!..

Быстро нагнулась кроткая женщина и осторожно стала укутывать ногу.

Закусив губы, Остерман, сурово хмуря брови, словно мимоходом, взял руку жены и поднёс к своим губам. Затем вытянулся на постели и затих.

Послышались шаги за входною дверью. Большой, тяжёлый ключ дважды повернулся в замке, и дверь распахнулась.

Офицер и человек шесть конвойных, войдя в каземат, выстроились у двери, вдоль стены.

Показалась тучная фигура Шаховского.

Щуря глаза, ничего не видя в полутьме тюрьмы, куда попал со двора, залитого светом, он спросил офицера:

— Здесь, в этом каземате? Где же все они? Граф Райнгольд Левенвольде? Миних?.. Граф Остерман?

Услыхав своё имя, Левенвольде вскочил, кинулся к ногам Шаховского, невнятно лепеча:

— Государь мой… молю тебя… помилуй… Прошу!..

— Возьмите этого несчастного! — не узнавая прежнего приятеля, обратился Шаховской к офицеру конвоя. — Я прошу позвать сюда Левенвольде.

— Он самый и есть, ваше сиятельство. Вот этот! — отрапортовал офицер, козыряя обер-прокурору.

— Он! — разглядев наконец, проговорил Шаховской, стараясь овладеть собою и не выдать перед окружающими жалости, сдавившей ему грудь. — Да, да… Он… Встаньте, ваше сиятельство! Вам пора отправляться… Не далеко, не беспокойтесь. В Соликамск, Там довольно хорошо жить.

Поглядев в сторону офицера, который, следуя данной ему инструкции, следил за Шаховским больше, чем за арестантами, князь негромко, быстро проронил:

— Надейтесь! Бог не покинет никого из своих детей! Берите ваши вещи. Этот узелок?.. Это — все… Полушубок вам дадут. Вам будет тепло дорогою. Идите!..

— Господь… спаси… вас! — признательно кивая головой, проговорил Левенвольде, захватил свой узелок и вышел в сопровождении двух конвойных.

— Граф, и вам пора! — различив стройную ещё фигуру Миниха на фоне светлого окна, направился к нему князь.

С суровым, надменным лицом, властно, как в былые дни, обернувшись, поглядел фельдмаршал на обер-прокурора.

— Ехать в Пелым… На смену Бирону, которого милостивейшая государыня простила и приказала вернуть?! Что же, я готов!

— Исторические танцы! — не удержался, чтобы не ужалить, Остерман. — Смена позиции. Это случается в самых лучших семействах. Ха-ха!..

— С своей стороны, граф, — как будто не слыхав замечания старика, продолжал Шаховской, обращаясь к Миниху и очень почтительно отдавая поклон его жене, — должен прибавить: мне приказано от имени её величества, чтобы в пути и на месте ваши сиятельства не терпели ни в чём нужды. И всё, что пожелаете вы взять с собою… подводы будут даны немедленно.

— Благодарю вас и мою государыню. Особенно — за жену. Я привык к тяжким и дальним походам. Но вот она… Да это её дело! Я не звал… и не зову!

— Бог позвал меня, граф, когда мы венчались с вами! — ласково, но решительно отозвалась графиня Миних. — Прожили столько лет, вырастили детей. Как же мне теперь без вас — а вам без меня? Мы поедем вместе. Ведь это решено…

— Поедем, поедем, успокойся. Держи свой кофейник… и молчи! — ворчливо откликнулся Миних, чтобы не выдать слёз, навернувшихся у него на глазах. — А что наш сын? Он тоже?..

— Успокойтесь… Лёгкая ссылка. Потом его вернут по-старому. Я так слышал.

— Ну, слава Богу! Слыхала, старуха?

Графиня тихо улыбнулась в ответ, отирая слёзы.

— Ты все улыбаешься… всем довольна! Ну, и слава Богу. Да благословит Господь государыню нашу и царствование её.

— Аминь!.. Только бы сынок наш… — начала и не докончила графиня, сморкаясь усерднее обыкновенного.

— Теперь, когда мне не осталось уж в этом мире ничего желать… ни ожидать, — опуская глаза, заговорил негромко Миних, — когда все кончено в моей жизни… — Он остановился, словно был уверен, что Шаховской шепнёт ему слово надежды, откроет что-нибудь светлое, радостное.

Но Шаховской печально молчал, ожидая, что скажет старик.

И Миних совсем печально докончил:

— Беру смелость просить государыню, пускай со мною отправят и пастора, чтобы я мог сохранить от вечной гибели мою душу! В этой просьбе, надеюсь, отказано мне не будет!

— Я неуклонно передам о том государыне, граф!

— Благодарю вас, князь! Там все готово? Ну, идём, старуха! Вместе… в последнюю поездку на земле!..

Они вышли из каземата.

Проводив их глазами, Шаховской, словно не замечая, прошёл мимо Головкина, который, проснувшись, глядел и, видимо, ждал, что князь поспешит к нему, и остановился перед Остерманом, отдавая почтительный поклон его жене и кланяясь более сдержанно самому бывшему канцлеру империи.

— Ваше сиятельство… Графиня!.. Я явился сообщить вам, граф, что время ехать.

— Миниху — в Пелым. Мне — в Березов, где ещё стены полны стонами светлейшего Меншикова… Где… Ха-ха… Там тоже, как видно, есть умные шутники, у вас в новом правительстве. Занятно мне знать: куда потом попадут они сами, когда придёт их черёд? Ну, да там не моё дело. Подымайся, жена… и подымай меня! Не трогайте! — повелительным окриком и взглядом остановил он конвойных, которые хотели его поднять. — Здесь не плаха! Я сам себе хозяин. Прочь!

И, кряхтя кое-как, стал на ноги с помощью жены, гнувшейся от усилий поднять это исхудалое, но ещё довольно грузное тело, плохо державшееся на хворых ногах.

— Её величеству угодно было, чтобы я выслушал от вас ваше последнее желание. И по возможности оно будет исполнено, граф! — проговорил Шаховской, провожая к двери и слегка поддерживая старика.

— Да? Она так и сказала? — живо задал он вопрос. — Чего же я могу желать? Сожалею о тех «преступлениях», которые ввергли меня в такую пропасть, вызвали гнев государыни и… её советников. Прошу извинения. Просьба? Просьба одна-единственная: пусть примет под свою защиту моих невинных детей. Теперь, когда Остерман пал, заклюют его бедных птенцов! Вручаю их покровительству императрицы. Я верю: она карает, но не питает злобы. Вот моя просьба. Идём, жена! А ты не приготовила мне кофейника, как фельдмаршалу его супруга? Ты никогда ни о чём не подумаешь!

И с ворчаньем, опираясь всей тяжестью на неё, он вышел из каземата.

Шаховской нерешительно подошёл и остановился перед Головкиным, не в силах заговорить. Наконец начал негромко:

— Ваше сиятельство, не могу ли я перед отбытием вам чем служить? Верьте, что я…

Заметив, что офицер слушает особенно внимательно, он остановился.

— Знаю, знаю, старый друг! — негромко отозвался Головкин. — Вижу… понял теперь все! И вас наказывают вместе с нами! Вижу… Мне ничего не надо теперь. А там?.. Я напишу. Нездоровится мне, ну, да пройдёт! Одна беда: столько лет прожить, не зная ни нужды, ни горя… Счастье так баловало вечно. Удача все росла… И вдруг такое испытание, когда годы мои ушли, когда нет сил, нет привычки к лишениям… Ну, да ничего. Я верю: Господь поможет! Да поможет он и вам, здесь, в этом шумном, опасном городе. А мне — там, в тайге, в Сибири. Дайте руку. Прощайте!..

Низко наклонившись, словно подымая что-то, Шаховской украдкой, быстро прижал к губам морщинистую, исхудалую руку своего благодетеля. Выпрямился и твёрдо произнёс:

— Прошу следовать к подводам!

Головкин двинулся к выходу. Двое конвойных — за ним.

Эпилог ПОСЛЕДНЯЯ ВСТРЕЧА


В конце марта того же 1742 года необычное оживление замечалось на одном из станков, то есть почтовых станций, затерянном в предгорьях Урала, по пути на Верхотурье и дальше, в холодную Сибирь.

Ямщики хлопотали около двух просторных кибиток, закладывая в них небольших, мохнатых и быстрых лошадок. Трое пошевней, груженных кладью, тоже стояли на очереди, когда ямщики снарядят кибитки. Человек двенадцать конвойных, занимающие место вместе с грузом на пошевнях, помогали закладке и торопили ямщиков. Капрал, начальник конвоя, покуривая трубочку, стоял и покрикивал на всех. Потом вышел за ворота и стал глядеть на зимнюю дорогу, уже слегка почернелую под лучами вешнего солнца.

Бубенцы послышались вблизи, за крутым поворотом дороги, и к воротам подкатил большой, тяжёлый возок, запряжённый шестёркой взмыленных, усталых коней.

Несколько вершников, вроде конных челядинцев какого-нибудь важного и богатого вельможи, скакало по сторонам возка.

Один из них опередил свой поезд, проскакал в ворота и крикнул:

— Гей, кто тут староста? Шестёрку коней… самых ярых! Домой спешим! Рублёвик мой боярин даёт за скорую упряжку. Гоноши воровей… Поторапливай!..

В это время из избы, занимаемой старостой «яма», вышли вдвоём Миних и Остерман, на которого далёкий, трудный путь и лишения скудной жизни подействовали не угнетающим, а бодрящим образом.

Дамы без церемонии выпроводили мужчин из единственной горницы, грязной, вонючей, холодной и дымной, где старуха, жена старосты, её дети и поросята и гуси с курами теснились все вместе.

— Ступайте, прогуляйтесь! — предложила графиня Миних. — А мы тут немного освежим наш туалет.

И мужья вышли, чтобы не стеснять дам.

— Делайте, что вам надо, графиня! — с порога крикнул Миних жене. — Только поскорее! Меняйте свои туалеты, но помните, что здесь не место ждать!.. Пора в дорогу. Лошадей закладывают. А то конвойный офицер станет ворчать!

— Хорошо… Уходите скорее! Мы не задержим! — отозвалась графиня, закрывая за мужем плотнее дверь.

Забравшись на полати, обе дамы стали кое-как обмываться тёплой водой, припасённой для них хозяйкой, и менять бельё.

А мужья, двинувшись мимо конюшни, из которой вели коней, направились к воротам, интересуясь узнать: кто это подъехал ещё к затерянному станку?

— Уж ничего не поделаешь с дамами. Не привыкли они к грязи! — словно оправдывая жену, заметил Миних.

— Русская дальняя дорога — эта восьмая египетская казнь! — проворчал Остерман. — Бог её оставил для нас с вами, граф! Но в дальней дороге хорошо узнаешь людей… и лошадей. Вот как мы с вами узнали друг друга. А в столице прожили чужими почти рядом десятки лет!

— Правда! Я и себя, и Бога изведал только на этом трудном пути! — серьёзно отозвался Миних. — Да поможет Он нам!

— Будем ждать… будем ждать, что и о нас вспомянет Заботливый Старичок… А любопытно, кто это едет в таком хорошем закрытом возке? А, не правда ли, граф?..

— Такие же, верно, несчастные, как и мы, граф. Ссыльные…

— Нет! Они без конвоя. Это их конные челядинцы. Вы же видите — нет солдат. Вон дама вышла из возка… Пойдём поглядим.

Оба двинулись ближе к воротам.

Дама в это время обернулась, говоря кому-то, сидящему в возке:

— Я на минутку, Яган… Сейчас. Зайду только в избу. На минутку…

— Знакомый голос! Яган?..

— Неужели это?.. — Остерман не договорил.

Из раскрытой дверцы возка показалась мужская голова, закутанная башлыком, в меховом треухе.

— Ты только там поживее, жена… — слишком знакомый голос крикнул вслед даме. — И вы, черти, копайтесь поживее. Стоять тут зябко. Слышите, скоты!

Дама, закутанная в меха, при помощи девушки прошла в избу, не обратив внимания на Миниха и Остермана, тоже неузнаваемых в их пимах и оленьих шубах мехом кверху.

— Недобрая встреча! — пробормотал Миних. — Уйти бы, не видать его!..

— Куда? В тот хлев? Не взлезем оба! Да он не пойдёт сюда… Успокойтесь, граф! А мы полюбуемся издали на дружка.

— Гей, послушайте, капрал! — вдруг ещё больше высовываясь, спросил Бирон у начальника конвоя, стоящего за воротами. — Кого это везёте? Могу узнать? Я Бирон!..

— Знаю, ваша светлость! — вытянувшись в струнку, салютовал тот. — Видел вас в Питере. Двоих провожаем с семействами: Остермана да фельдмаршала нашего… Они в избе греются сейчас. Скоро выезжаем.

— Миних… Остер… Не может быть! Они — греются… Ха-ха-ха!.. Озябли, несчастные! Ну, конечно! Вот случай хороший! Пойду, пойду… Надо полюбоваться.

И грузная фигура Бирона появилась в воротах.

— Любуйтесь! — сделав два-три шага навстречу, отчеканил Миних.

— Мой Бог! — попятившись немного от неожиданности, воскликнул Бирон. — Какая нежданная и… приятная для меня встреча.

— Для вас. А для нас — только нежданная! — последовал суровый ответ Миниха. Он подошёл и постучал в окно избы: — Графиня, пора! — И сам двинулся к своему возку, поддерживая Остермана.

— Осторожнее, граф… Попадёте в сугроб. Тут скользко!

— Трогательная дружба! — глумливо кинул вслед Бирон. — Теперь, государи мои, настала перемена погоды. Весы Истории приняли новое движение. Бирон снова кверху — враги его книзу!.. Ха-ха!.. Сожалею… но поправить не могу и… не желаю! Ха-ха!..

— Не сожалейте, господин фон Бирон! — полуобернувшись и останавливаясь на минуту, презрительно кинул ему Остерман. — И на весах Истории, как у иного вора-лавочника, порою случается, что кверху подымается товар полегковеснее, подешевле, сортом пониже…

— Что делать! Готов стать легче пёрышка воробьиного, лишь бы погреться снова наверху удачи, в лучах царственного солнца… Впрочем, солнце светит иногда и в Пелыме. Ха-ха-ха!.. Дом, который я занимал… он опустел, как видите… Просторный… тёплый… Честь и место!..

— Я не могу так распоряжаться чужим добром, как привык бывший герцог курляндский, бывший регент российский, бывший фаворит, целому миру известный… Бывший… рейткнехт фон Бирон… И мы для вас там, в столице, очистили место. Действуйте на просторе! Но честь… Ей с вами не по пути. Честь остаётся при нас! — спокойно и презрительно проговорил Миних.

Сделав яростное движение, словно желая ударами расквитаться за обиду, Бирон сейчас же овладел собою. Улыбаясь нагло, он крикнул им только вслед:

— Счастливого пути! Бывшие баловни счастья!



В сетях интриги

ОТ АВТОРА


Два мощных потока столкнулись и закружились в бурливом водовороте, на самом рубеже двух веков, в широком русле государственной русской жизни.

В исходе XVIII и в начале XIX века произошло это столкновение, такое трагическое по своим первоисточникам и крайне важное по его последствиям для жизни России в течение полных почти ста лет!

Живой поток смелой, критической мысли, светлых, широких начинаний, поток, весь пронизанный лучами гуманитарной философии энциклопедистов, хотя бы и отражённой под углом царственной мысли Екатерины II, её государственное направление — столкнулось с бездушным и чёрствым, причудливым правлением Павла I, который, став хозяином обширной, могучей империи, думал и её обратить в тёмную, мрачную и безмолвную кордегардию, покорную воле одного только своего ефрейтора.

Как будто звонкая, жгучая, но возрождающая струя сказочной «живой» воды остановлена была на мгновение встречным течением холодной, немой, лишающей сил и сознания — «мёртвой» воды…

Конечно, задержка эта могла длиться слишком недолго. Жизнь победила, и источник смерти исчез с лица земли из-под лучей солнца, словно всосала его земля и укрылся он там в тёмных, холодных недрах, сам тёмный и холодный, как смерть…

Мёртвая Екатерина осенила живого Павла, который, вопреки её прямой воле, занял престол. Разыгралась трагедия ещё более тяжкая и мрачная, чем та, которую видели стены уединённой Ропшинской мызы.

Внук Екатерины, её неизменный любимец, «дитя души», сердечный друг, носитель, как она думала, всех её заветов и идей, стал государем, согласно её постоянной воле, её завещанию, которое на время было скрыто, даже — уничтожено.

История Александра I показала, насколько права и не права была Великая Бабка в своих ожиданиях и надеждах, возлагаемых на внука.

Но глубокий интерес и для психолога, и для обыкновенного читателя представляет вопрос: как сложился этот загадочный, многогранный образ, этот непонятный и доныне государь… Тот, первой наставницей которого была сама Екатерина Великая, подруга Вольтера, Гримма, Дидро — и усмирительница Французской революции… Затем является Николай Салтыков, тип лукавого царедворца холопских времён Анны Иоанновны и Елизаветы Петровны. За этим следуют: Александр Протасов — «Аракчеев в миниатюре», только не такой упорный и жестокий; либерал-гуманист, английский парламентарий, священник А. Самборский; республиканец-буржуа, вечно осторожный Лагарп и, наконец, кроме отца, безумного и нелепого Павла, — сам «гений зла», как величали его современники, — граф Аракчеев.

Последняя фигура вряд ли, хотя бы по отзвукам, незнакома кому-либо и в современной России. Слишком уж определённый это был «инструмент». Иначе нельзя назвать этого деятеля, в котором слишком мало было человеческого, если не считать его слабости к возлюбленной, дворовой девке Настасье…

Но как инструмент для широкого творения зла и для вовлечения в эту «работу» других Аракчеев был незаменим и потому долго, до самой смерти, тёмной тенью сопровождает своего венценосного «друга» по самым мрачным путям, какими шёл порою добрый от природы, великодушный без притворства, женственно мягкий Александр.

Именно недостаток мужского начала в своём повелителе дополнял угодник-клеврет, и это было одной из главных причин его влияния на Александра, которому так рабски, так безоглядчиво, казалось, служит Аракчеев…

Конечно, долгие годы надо посвятить на изучение различных проявлений Александра как человека и государя — и остальных всех лиц, влиявших на царя, следовавших за ним, — чтобы дать полную картину жизни России в пору, помянутую нами, на грани двух веков!

Но есть весьма интересный момент, в котором, как в узле, сходятся тысячи тонких нитей, потом образующих широкий, сложный узор жизни и правления Александра. Это — его женитьба и женитьба его брата Константина.

Личность последнего, яркая и занимательная сама по себе, служит великолепным пятном для большего оттенения личности Александра.

Именно эта пора, момент двух брачных союзов, какие подготовила для своих внуков Екатерина, взята канвой для настоящей правдивой исторической повести, где самое невероятное есть только слабое изображение того, что совершалось в действительности сто двадцать лет тому назад, во дни русского романтизма, придворных интриг и народного трепетания, подобного мукам больного, переживающего свой опасный кризис.


Санкт-Петербург, 1911


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава I ДАЛЁКАЯ ПРИНЦЕССА


Из дальнего царства,
Из края цветов и весны —
Она прилетела, прекрасна,
Как майские сны…

С самого утра 31 октября 1792 года необыкновенное оживление и суета наполняют тихий, пустынный Стрельненский дворец, обычно безмолвный, безлюдный в эту позднюю пору года.

От холодного осеннего ливня с ветром намокли крыши всех зданий, потемнели стены, и, когда тусклый день сменился ранним, чёрным, осенним вечером, когда зажглись редкие огни в окнах дворца, в одном из флигелей его, и замерцали красноватыми пятнами фонари, слабо озаряющие двор, ещё мрачней и печальней стал выглядеть дворец.

Старые деревья парка, привыкшие в эту пору тихо дремать в ненарушимом покое, словно сердились, качали вершинами и старались понять, откуда явились люди, лошади, тёмные большие рыдваны, дорожные дормезы, которые сначала вкатили было в распахнутые ворота каретников, а теперь снова медленно выкатывают оттуда, словно чернеющая пасть дворца нехотя отдаёт назад то, что поглотила так недавно.

Вся эта непривычная суета имеет своё основание. Необычные гостьи появились здесь на перепутье, торопясь в столицу, и задержались на самое короткое время, чтобы только отдохнуть немного, оправиться после долгого пути, сменить простые дорожные платья на более парадные, хотя тоже без всяких фижм и пружин, недопустимых в пути, да ещё в таком дальнем, какой выдержали эти путешественницы.

Мало отрадного принёс им отдых в плохо протопленных, наскоро убранных покоях нежилого дворца. Да и слишком он был недолог, только поесть и переодеться кое-как можно было.

И снова поданы дорожные дормезы, которые в темноте осенней ночи кажутся какими-то приземистыми чёрными чудовищами с двумя красными очами по бокам…

Группа людей темнеет у крыльца. Фыркают свежие кони, заложенные вместо прежних, усталых. Два придворных кавалера в тёплых плащах показались на крыльце, потом полная, невысокого роста дама, за нею две женские небольшие, почти детские фигурки, стройные и миниатюрные, как можно угадать даже под теми капорами, шубами и платками, которыми были укутаны обе сестры-принцессы, Луиза и Фредерика Баден-Дурлахские.

Это они, девочки тринадцати и одиннадцати лет, в сопровождении гофмейстерины Екатерины Петровны Шуваловой и тайного советника Стрекалова покинули тихий двор маркграфов Баденских в Карлсруэ, оставили семью — отца, мать, сестёр и братьев, — скачут в непогоду по отчаянным русским дорогам, сотнями вёрст, туда, в далёкий, блестящий Петербург, куда зовёт их воля русской императрицы Екатерины II, ещё при жизни признанной и названной Великой.

Пришла пора женить старшего внука Александра. Выбор бабушки остановился на этих двух принцессах из бесконечного ряда немецких принцесс — и родители девочек с радостью откликнулись на призыв. А девочки со страхом и любопытством пустились в далёкий, тяжёлый путь, тёмный и не изведанный для них, как сама жизнь…

Здесь, в Стрельне, так сказать, на пороге столицы, их встретил камергер Василий Петрович Салтыков с первым приветом императрицы. Он же уселся во втором экипаже с двумя девушками, сопровождающими принцесс.

А Шувалова и Стрекалов пересели к сёстрам в первый экипаж.

В самом начале пути, по выезде из Карлсруэ, девушки ещё бодрились, особенно старшая, Луиза. Любознательная, весёлая, любезная со всеми, она очаровала своим щебетаньем и хитрую гофмейстерину, и важного её спутника, и всех, до последнего конюха.

Но осеннее ненастье, тяжёлая дорога, совершать которую пришлось быстро, почти без отдыха, стоянье на зажорах, бесконечное колыханье дормеза, ухабы и проникающий до самых костей влажный холод — всё это постепенно обессилило и девушек, и свиту их. Две недели пришлось тащиться от Риги до Стрельны. Последних два дня ехали молча, в полудремоте…

Ночной тревожный сон не освежал никого… Утром подымались с неохотой, чтобы снова колыхаться и ехать, ехать без конца!..

Только когда оставили Стрельну, последний этап, последнюю станцию перед новым миром, перед новой жизнью, ожидающей сестёр впереди, обе они пробудились от долгого забытья, от полусна, в каком провели последних два дня.

Однако это оживление, заставляющее сердце биться сильнее и громче, вызывающее тысячи образов перед глазами, мелькающее вереницей неожиданных мыслей в голове, — обе сестры, словно по уговору, ничем не выдали его наружу. Они сидели молча, в темноте, взяв за руку друг друга, чутко вслушиваясь в завыванье осенней непогоды, в лязганье копыт и колёс по зажористой дороге. Обе зорко вглядывались в темноту, которая глядела навстречу сквозь полузавешенные окна дормеза; а порою отыскивали тут, внутри, силуэт Стрекалова или тучной Шуваловой, очертания которой, смутные, пухлявые, большие, сливались с очертаниями подушек, баулов и других предметов, заполняющих все свободное пространство просторного экипажа.

Младшая, Фредерика, — совсем ребёнок по годам, и по наружности, и по душе, — даже не особенно думала о будущем, о женихе, о выборе, о блеске, связанном с положением наследницы российского престола. Ей немножко было жутко, тревожило нетерпение: увидеть все чудеса русского двора, о которых так много всегда разных толков при бедных, тихих, хотя и непомерно чванных немецких двориках и дворах… Любопытство и жуть — этими двумя словами исчерпывалось настроение Фредерики. Она бы, пожалуй, могла скучать по семье. Но самая любимая сестра, Луизочка, — с нею. А остальных она увидит снова, конечно. Ей что-то словно шепчет, что не на ней остановит свой выбор гордая императрица-бабушка я её красавец балованный внук. Фредерика сама слишком влюблена в сестру, чтобы допускать мысль о соперничестве с нею или о том, что кто-нибудь иной предпочтёт маленькую, глупенькую Дорхен её очаровательной, умной старшей сестричке — Луизетте.

Сама Луиза думала и переживала сейчас совсем другое.

Рослая и сформированная далеко не по годам, девушка и по уму, и по духу переросла всех своих сверстниц, даже старших подруг, хотя вечно по-детски была резва и весела. Какое-то чудесное постоянное равновесие царило в этой полудетской ещё, но сложной и прекрасной душе. Стоило ей увидеть горе, она была потрясена, лила слёзы, старалась прийти на помощь, утешить, успокоить или развеселить… Но сама трепетала от избытка жизни, радостно глядели её большие глаза, ласково улыбались нежные губы, уже полураскрытые, влажные, словно зовущие к поцелую. С них часто слетал такой заливчато звонкий, заразительный смех!..

Но сейчас иными мыслями полна голова девушки, иные, необычные чувства наполняют, даже теснят молодую грудь, словно пророческие сны, словно предвиденье чего-то печального, но неотвратимого, неизбежного, как сама жизнь…

Совсем незнакома Луизе дорога, по которой они едут. Трудно что-либо разобрать на ней среди вечерней тьмы. Но принцесса знает эту дорогу, которая так и называется «дорогой невест» при некоторых немецких дворах.

Иногда девушке казалось, что она уже видела эти станции, где им перепрягают лошадей, переезжала мосты, переправлялась на паромах через реки, посещала эти города и городки, которые миновала от границы России до её столицы.

Не то во сне их видела, не то наяву так отчётливо и верно представляла себе, что теперь вдруг узнавала сразу, как давно знакомые места…

Припомнились ей рассказы матери, которую ровно двадцать лет назад везла в Петербург бабушка, принцесса Гессен-Дармштадтская, вместе со старшей сестрой. Последняя, тётушка Наталия, и стала женою цесаревича Павла, но прожила с ним четыре года и умерла от родов. Вздохнула Луиза о печальной судьбе своей тётки. Она слышала, как шептали за кофе придворные дамы в Карлсруэ о несчастной судьбе принцессы Наталии… Не ждёт ли и её, Луизу, такой же печальный конец в чужой, холодной стране?

Сразу в памяти Луизы пронеслась страшная, причудливая сказка о королеве северных льдов, слышанная в детстве от баварки-няни.

На самом севере, на краю света, сидит в своём ледяном дворце королева. Ей скучно одной. Она зовёт издалека принцев и принцесс, сажает их на свой трон, баюкает, ласкает, говорит с ними… Но те быстро леденеют и затихают. Тогда снова зовёт гостей королева, и так без конца!..

Суждено ли самой Луизе заледенеть во дворцах королевы севера?

Кто знает? Будет так, как хочет Бог. Слабая, робкая, как птичка, хотя и сильная сердцем и душой, девушка все отдаёт на волю судьбе.

И, как бы откликаясь на тихий, безмолвный призыв, взволнованная душа вдруг рисует иные картины…

Полвека тому назад другая бедная принцесса, София Цербстская, тоже явилась в Россию по «дороге невест», села там на трон и со славой царит вот ровно тридцать лет.

И зовут её теперь — Екатериной Великой.

Но о такой участи даже и не мечтает девушка. Она была бы счастлива, если удастся прожить мирно, радостно, как живут там, в её родном, милом Карлсруэ.

Если, умирая, она будет слышать благословения себе и поминать её станут как добрую мать, как любимую жену, как ангела-помощника всем несчастным и слабым.

Да, эти мысли уже наполняют душу принцессы. Ради возможности творить много добра она и согласилась так легко оставить семью, ехать далеко, стать женой человека, которого не видела, не знает совсем.

Такова, положим, участь большинства принцесс… Но Луиза не похожа на всех.

Она мечтает о чём-то ином… ждёт чего-то более прекрасного от жизни, чем увеселения и блеск большого, роскошного двора…

Найдёт ли только? И каков сам он, этот неведомый, далёкий жених?

Красавец, говорят, совсем юноша, светловолосый, стройный…

Конечно, Луиза ещё ребёнок. Но женщина уже проснулась в ней. Её чистое, нетронутое тело порою трепещет от каких-то предвкушений… особенно с той поры, как появились у неё первые признаки женственности. Её душа грезит о святой, бесконечной, возвышенной любви, способной на жертвы, на самоотвержение… И вместе с тем он уже реял в мечтах, её будущий избранник, — мужественный, бледный, с лицом, обрамленным тёмными кудрями и волнистой бородой. Он самый сильный, самый отважный. Всех побеждает на турнирах, и, венчая победителя, принцесса отдаёт ему руку вместе с победным шарфом…

Детские мечты. Но как больно от них оторваться молодой душе!..

Так, переходя от грёзы к таинственному трепету, то с ясной улыбкой обращаясь к прошедшим дням детства, то устремляя пытливо взор во тьму грядущих лет, волнуется Луиза, и румянец ещё сильнее проступил на её нежных щеках, чем это было раньше, от духоты дормеза, от надетых на девушку тёплых покровов, капора, салопа, платков…

Погруженная в свои думы, Луиза не заметила, что за окнами дормеза впереди засверкали какие-то огоньки… Колёса застучали по деревянному настилу городского въезда, замелькали какие-то тени, но, очевидно, предупреждённые заранее, быстро, почти без расспросов, не задерживая экипажей, раздвинули перед ними рогатки, преграждающие путь…

— Ну, вот мы и в Петербурге. Приехали, слава Богу! — неожиданно прозвучал резкий, хрипловатый голос Шуваловой, заставив вздрогнуть обеих замечтавшихся девушек.

Они ничего не сказали, только их тонкие, горячие пальчики сомкнулись в ещё более тесном, трепетном пожатии…

Ярко освещён подъезд Шепелевского дворца, смежного с Зимним.

Восемь часов недавно гулко пробило с башни Адмиралтейства и в Петропавловской крепости, когда экипажи принцесс, громыхая, подкатили ко дворцу.

Обе сестры вышли при помощи гофмаршала, князя Сергея Фёдоровича Барятинского, и двух камер-юнкеров, которые были назначены заранее состоять при свите принцесс.

Быстро освободясь от верхних одежд, Луиза легко и смело, опередив даже младшую сестру, поднимается по лестнице, почти не касаясь руки Барятинского, по своей обязанности сопровождающего высокую гостью. Шувалова и Стрекалов, пожилые, тяжёлые, мешкотные, ещё далеко внизу. Салтыков остался с ними. Только два камер-юнкера идут впереди принцессы, как бы указывая дорогу по этим огромным, богато убранным покоям, следующим без конца один за другим.

Фредерика едва поспевает за сестрой. У обеих взоры разбегаются от чудес роскоши и произведений искусства, которыми переполнены покои. Они мельком оглядывают свои маленькие, незначительные сейчас среди такого блеска фигурки, отражённые огромными зеркалами в тяжёлых золочёных рамах…

Целый ряд покоев миновали в молчании. Вот перед сёстрами закрытая дверь.

Камер-юнкер распахнул её, и оба они стали по сторонам этой двери, как бы приглашая принцесс войти. Остановился и Барятинский.

— Это спальный покой ваших высочеств! — почтительно объявляет он.

Конечно, посторонним сюда войти нельзя. Луиза первая переступила порог и даже прищурилась слегка от яркого освещения комнаты, обитой малиновым штофом, ещё больше отражающим блеск многочисленных огней.

Окидывая внимательным взором роскошную обстановку комнаты, Луиза чуть не вскрикнула от неожиданности.

В глубине, у камина, стояли две дамы в одинаковых почти придворных туалетах, с напудренными, высоко причёсанными волосами, а за ними темнела стройная фигура какого-то очень юного генерала, тоже в пудреной пышной причёске, с флигель-адъютантской тростью в руке.

Всё это мгновенно заметила Луиза и остановилась оробелая, растерянная немного.

Конечно, одна из этих дам — сама императрица, пожелавшая оказать честь и лично встретить своих гостий. Но которая?

Задержавшись в нескольких шагах, Луиза сразу не решается поднять глаза на дам, чтобы решить своё недоумение.

А Екатерина, пользуясь этой минутой, может быть даже нарочно подготовив её, делает неожиданный, внимательный первый смотр девушки.

Пытливый взгляд красивых ещё голубых глаз с удовольствием скользнул по хорошенькому, хотя измятому с дороги личику и, словно раздевая девушку, медленно прошёл по всей её фигуре: задержался на высокой, красиво очерченной груди, линии которой не скрывает даже тяжёлое дорожное платье, на изгибах крутой, но не резкой линии бёдер, опустился до кончика узкой, породистой ноги, мало похожей на плоские ступни немецких девушек, — и Снова поднялся к очаровательному личику, теперь рдеющему от теплоты покоя и от этого пристального осмотра, который, не видя, чувствует девушка…

Результат, очевидно, был благоприятный, потому что ласковая, чарующая улыбка появилась на лице Екатерины, обращённом к гостье.

А та тоже успела овладеть собой и подняла свой ясный, блестящий взор на обеих дам, ещё раз скользнув им по красивому лицу молодого генерала.

Этот генерал, очевидно, сразу расположился к девушке. Он, как и обе дамы, понял смущение принцессы, её нерешительность и одними губами беззвучно прошептал ей, указывая взором на Екатерину:

— Это императрица!

Однако подсказыванье было уже лишним. По многим портретам Луиза и раньше представляла себе лицо Екатерины. Узнала она его и сейчас. Одно только поразило девушку: все портреты, даже самые добросовестные, слишком приукрашивали, молодили это удивительное лицо. Они не решались передавать отяжелелой посадки головы на старческой, ожирелой шее, не выдавали складок у подбородка и морщин у глаз, не обнаруживали обвислости щёк, неизбежной в те шестьдесят лет, какие прожила императрица. Но ни один портрет, самый льстивый и хорошо написанный, не передавал этого чарующего выражения глаз, величественной осанки и пленительно-ласковой улыбки, от которой сразу тепло и светло стало в пугливом, застывшем на мгновенье сердечке принцессы.

— Ваше величество! — склоняясь в глубоком, почтительном реверансе, лепечет Луиза.

— Я в восторге, что вижу вас! — ласково, идя навстречу с протянутой рукой, своим мужского оттенка, но приятным голосом приветствовала девушку Екатерина.

Неожиданно для самой себя, в каком-то порыве восторга, Луиза приняла эту белую, выхоленную, удивительной красоты руку и горячо прижала к своим губам, после чего смешалась и покраснела ещё более.

— Матушка просила передать свой сердечный привет вашему величеству! — негромко проговорила она.

— Милое дитя! — нежно, совсем по-родственному, сказала теперь императрица и обратилась к Фредерике, которая наконец тоже решилась подойти.

Бледное личико, красивое, но далеко не пышущее таким здоровьем, как лицо Луизы, большие, выразительные глаза и открытый вид девочки понравились Екатерине; она так же ласково и нежно приветствовала Фредерику.

Но тут же в уме решила:

«Старшая — пара Александру. А эта — мила, но ещё слишком ребёнок… Нет, она не подойдёт!..»

На бледном личике Дорхен особенно выделялся сейчас её тонкий, красивый носик, покрасневший от свежего воздуха в пути и от насморка, захваченного недавно. Это придавало совсем детский вид принцессе, которая даже расчихалась теперь, попав в жарко натопленный, ярко освещённый покой.

— Насморк? Конечно… Добрый вечер, графиня! Рада вас видеть. Благодарю, что благополучно привезли мне этих малюток! — обратилась Екатерина ко входящей наконец Шуваловой, которая, пыхтя и отдуваясь, делала обычные реверансы.

— А с вами что, малютка? — обратилась сразу Екатерина к Луизе, которая слегка кашляла, хотя и старалась удержать непрошеный приступ.

— Пустяки, ваше величество. Тоже следы дороги. Так я всегда здорова. Но у нас — ещё там, в Карлсруэ, — было хорошо, тепло… И вдруг попали мы под дождь… А вообще я чувствую себя отлично!

— Вижу, вижу. Стоит поглядеть на вас, на это весёлое, свежее личико. Но я всё-таки пришлю моего врача полечить насморк младшей и кашель старшей сестры… И отдохните хорошенько с дороги. Графиня тут распорядится. И я уж приказала. А завтра я опять увижусь с вами… Да вот познакомьтесь: графиня Браницкая, моя многолетняя подруга… Генерал Зубов. Я вижу, они оба так же очарованы вами, мои малютки, как и я сама…

— Вы угадали, ваше величество.

— Может ли быть иначе, ваше величество?..

— Слышали? А тот и другая — люди со вкусом… Ну, пока до свиданья!

Ещё раз обласкав улыбкой и взглядом девушек, Екатерина медленно скрылась, опираясь на руку Зубова, который особенно почтительно отдал поклон старшей принцессе, как будто уже угадал выбор своей повелительницы.

Как только дверь закрылась за ними, Браницкая рассыпалась в похвалах принцессам. Зубов ей вторил, хотя и очень осторожно.

Отпустив Браницкую, Екатерина некоторое время шла молча, потом, глядя сбоку на спутника, заговорила:

— Поистине надо сказать, обе очаровательны. Но старшая — совсем прелестна. И наш господин Александр был бы очень разборчив, ежели бы дал старшей от него ускользнуть… А, как полагаешь, мой друг?

— Действительно, девица милая, — осторожно, словно обдумывая свой ответ, отозвался Зубов. — Но она слишком молода. Совсем ребёнок. Не говоря о младшей. И великий князь почти мальчик… Что можно сейчас сказать, ваше величество? Конечно, вы лучше можете видеть своим взором… А так, конечно, очень милы обе…

— Хитришь, мой друг. Не бойся, я ревновать не стану. Конечно, ягодка для тебя зелена… хотя и загорелись твои глаза при виде этой прелести… Я заметила. Я знаешь ли: я хорошо разглядела малютку… Это вполне женщина. Elle est nubile a 13 ans[7]. Сударь Александр?.. Он, понятно, ничего не подозревает и не будет знать до поры… пока не заговорит у него сердце. А я на это надеюсь. Уж прости меня Господь, на старости лет — займусь соблазном мальчика… заставлю его полюбить мою принцессу… Ха-ха-ха!.. Введу во грех две юные невинные души!.. Ха-ха-ха!.. C'est un tour diabolique, mon ami!..[8]

И громким, весёлым, молодым смехом огласились пустые покои дворца, тем звонким хохотом, который, несмотря на года и все испытания жизни, ещё сберегла эта могучая, гениальная женщина…

Второго ноября по приглашению императрицы прибыл из Гатчины цесаревич Павел с Марией Фёдоровной и дочерьми в сопровождении ближайшей свиты.

Крепкий спокойный сон, внимательный уход благотворно повлияли на обеих принцесс. Дорожной усталости словно не бывало, обе порозовели, посвежели. Ещё рано утром им нанесли разных туалетов и украшений, целое приданое, необычайное по богатству и блеску для бедных немецких княжон, и сёстры без устали примеряли и любовались то тем, то другим почти до самого вечера, когда их нарядили в первый раз в платье с фижмами, как это принято при русском дворе, украсили обеих знаками ордена святой Екатерины, которые вчера ещё надела на принцесс императрица, и соорудили из волос целые красивые башни на милых головках, покрытых добела пудрой… Ни узкий корсаж, ни досадные фижмы, с которыми ещё не умели хорошо освоиться девушки, не портили их весёлого, восторженного настроения. Они щебетали без конца, забрасывая вопросами Шувалову, следящую за туалетом сестёр, и всех, кто тут хлопотал, стараясь получше вырядить таких молоденьких, миленьких «невест».

Только когда двинулись на половину цесаревича, обе притихли. Даже невольно, по привычке, пальчики обеих девушек потянулись друг к другу, чтобы соединиться в пожатии и так пойти… Так идти было бы, конечно, менее страшно. Но обе вспомнили, что здесь надо вести себя не по-детски, а как подобает девицам. Даже крошка Дорхен вспомнила все наставления, какие давала им перед отъездом принцесса-мать, и приняла совсем серьёзный, даже немножко важный вид.

Про старшую и говорить нечего. Сейчас в этом наряде, с гордо закинутой головкой, стройная, воздушная, несмотря на округлость форм, она казалась одной из версальских принцесс времён Короля Солнца, заглянувшей в северный дворец, такой хмурый в эту позднюю осеннюю пору.

Приятное, сильное впечатление произвела Луиза и на Павла с женой его. Обе сестры были встречены очень радушно, почти по-родственному, и после первых реверансов и официальных фраз лёд сразу был сломлен. Но на старшую и Павел, и великая княгиня откровенно залюбовались. О юных княжнах и говорить нечего.

Принцессы расцеловали всех четырёх, начиная с очаровательной младшей четырёхлетней Екатерины, за которой следовала шестилетняя Мария, потом Елена восьми и наконец Александрина — девяти лет.

Как только уселись и повели общий, живой разговор, младшая княжна незаметно скользнула со своего места, оглянулась на добрую Шарлотту Карловну Ливен и, совсем как мышка, прошмыгнула к Луизе, прильнула к ней сбоку, стала любоваться личиком девушки, которое сейчас пылало сквозь наложенную пудру и особенно стало привлекательным во время разговора.

Все заметили манёвр крошки, переглянулись — но ничего не сказали.

Мать только успокоила взглядом воспитательницу, которая готова была уж позвать к себе снова малютку.

Луиза, также не прерывая разговора, как бы опасаясь спугнуть девочку, подобно мотыльку прильнувшую к ней, только осторожно полуобняла её рукой и ласково, нежно стала время от времени проводить пальцами по длинным золотистым локонам малютки, которой большое удовольствие доставляла эта молчаливая, осторожная ласка.

Свита, наравне с семьёй цесаревича, тоже сначала внимательно издали разглядывала сестёр, и сразу Луиза завоевала общее расположение.

На этом сошлись все: приближённые Павла и друзья великой княгини. А это случалось не часто и было тем удивительнее, что сейчас налицо собрались почти полностью обе партии «молодого Гатчинского дворца», как называли свиту цесаревича и его жены.

Первым и самым влиятельным лицом здесь являлась фрейлина Екатерина Ивановна Нелидова, многолетняя подруга сердца Павла, которой даже сама Мария Фёдоровна вынуждена была уступать не раз, если сталкивались интересы призванной фаворитки и законной супруги. Тут же находились и ещё несколько лиц, которые заодно с некрасивой, но умной и пикантной фрейлиной пользовались сильным влиянием на причудливого, неукротимого цесаревича, а именно — его первый камердинер и наперсник, молодой, женоподобный красавец, родом турок, Кутайсов, пособник во всех сердечных увлечениях и амурных делах Павла генерал Кутузов, камергер и друг Павла князь Николай Голицын, первый покровитель и любовник Нелидовой, и, наконец, князь Александр Борисович Куракин, младший брат которого, Алексей, красавец тридцати трёх лет, согласно придворным пересудам, занимает такое же место при жене, какое Нелидова при муже.

Конечно, старший брат был близок к великой княгине, но умел в то же самое время не терять своей власти над Павлом, разыгрывая прямого, простого малого с русской, открытой душой. Близко к великой княгине стоят и кузен Куракиных, Георгий Мелецкий-Нелединский, и Николай Петрович Румянцев. Все четверо были — и по годам, и по взглядам, и по придворным интересам — очень близки между собой. Старшему из них, Александру Куракину, минуло сорок два года, младшему, Румянцеву, — всего тридцать восемь лет.

Фрейлина Протасова 2-я тоже принадлежит к кружку великой княгини, как и ещё две, сидящие здесь: графини Палён и фон Ренне.

Несколько дежурных дам, фрейлин и камер-юнкеров дополняют кружок.

Среди последних выделяются умное лицо Ростопчина и классически красивый, южный, с огненными глазами, облик князя Кочубея.

Приезжие принцессы чувствуют, что их разглядывают по косточкам. Но в то же время как-то, словно по воздуху, передаётся им и общая благожелательность, владеющая всеми. Это словно шпорит сестёр, особенно Луизу. Она, даже не стараясь особенно, чувствует, что держится хорошо, отвечает впопад. Первое смущение быстро прошло у обеих, особенно когда великая княгиня сразу повела речь о семье принцесс, об их родине, обо всём, что так мило и знакомо, что так отрадно вспомнить здесь, за тысячу вёрст от родного угла…

— Вас пять сестёр? Компания девиц ещё более многочисленная, чем у нас, — с ласковой улыбкой заметила княгиня. — И, конечно, вы все живёте дружно?

— Очень, ваше высочество… Хотя, конечно, случаются и размолвки порою. И не хотелось бы, да выходит. Особенно со старшими. Они на нас смотрят совсем как на детей. Это и кажется иногда обидно. Но мы скоро миримся, и становится потом ещё веселей.

— Мило, прелесть! — широко, добродушно улыбаясь наивной прямоте Луизы, проговорил Павел. — Мне очень нравится ваша откровенность. И если не отучитесь от неё, навсегда сохраните моё расположение, обещаю вам, принцесса. Ничего я больше терпеть не могу, как экивоков и лукавства… А надо сказать…

Замечая, что Павел готовится пустить стрелу против своей матери и её двора, Мария Фёдоровна поторопилась помешать ему и прервала даже речь мужа новым вопросом:

— А как ваша матушка, принцесса Амалия? Представляю себе, сколько слёз при расставании было пролито с обеих сторон! И теперь, конечно, вы ещё не успокоились от тяжёлого чувства разлуки. Но верьте мне: постепенно все уляжется… А мы здесь постараемся, чтобы вы, принцесса, и ваша милая малютка-сестра не очень скучали, развлекались от тоски по своим близким.

С особенным сожалением глядит сейчас княгиня на Дорхен, которая кажется ещё меньше, ещё ребячливей в этой высокой придворной причёске и фижмах…

Потупила глаза девочка, чувствуя, что они краснеют, что на них готовы набежать слёзы, совсем неуместные в эту минуту, и нервно обвевает пылающее лицо пушистым страусовым опахалом, которое слегка вздрагивает в её тёплой, худенькой ручке.

Луиза поспешила на помощь сестре и быстро заговорила:

— Конечно, поплакали все. Но мама была довольна, что мы едем сюда. Она так нам и говорила: «Я уверена, её высочество, как и сама императрица, отнесутся к вам хорошо, заменят мою заботу и ласку их высоким вниманием… Только старайтесь заслужить эти ласки и любовь». Мы обещали. А теперь я и сестра чувствуем, что будем очень любить всех… Вас, ваше высочество… И вас, ваше высочество… — она обратилась к Павлу, который совсем добродушно и ласково кивал обеим своей большой, странной головой.

— А милых принцесс я сразу очень, очень полюбила! — закончила свою наивную исповедь Луиза, обращаясь к маленьким княжнам. И столько искренности было в этом открытом признании, что даже злой насмешник и скептик Ростопчин сочувственно кивал головой, а завистливая, хитрая Шувалова окинула победоносным взором всех, сидящих поблизости к ней, как будто желая подчеркнуть, что она открыла и привезла сюда эту жемчужину.

Продолжая дальше вести беседу, совсем овладела собою Луиза и даже незаметно стала сама рассматривать всех окружающих, о которых немало слышала и дома от матери, и по пути от Шуваловой. Последняя осторожно, — насколько было возможно открыть все невинной, чистой девушке, — познакомила её с важнейшими взаимоотношениями «большого» и «малого» дворов, равно и с главными деятелями в той и другой сфере.

Особенно привлекало внимание Луизы лицо самого Павла. Она все старалась вспомнить: где, кроме портретов, видела она другое, очень сходное с ним? Неожиданно вспомнила, удержаться не могла и весело улыбнулась, хотя и не совсем кстати: великая княгиня в эту самую минуту, подняв к небу свои тёмные влажные глаза, кокетливо, по привычке склоняя немного набок ещё красивую, моложавую очень головку, вспоминала о собственном прибытии в «этот далёкий, холодный Петербург», где судьба послала ей столько радостей и семейного счастья…

Официальный взгляд на Павла слился с быстрым ласковым взором, брошенным младшему Куракину.

Луиза, конечно, не заметила этого, как и никто другой, но великая княгиня, желая объяснить свою невольную и неуместную улыбку, сделала вид, будто адресовала её малютке-княжне Екатерине, так и не отходившей от красивой гостьи.

Между тем вот что припомнилось Луизе: на одной станции, недалеко от Петербурга, — несколько баб-торговок, подстрекаемые любопытством, подошли совсем близко и стали глазеть на проезжающих важных господ и дам.

Одна из них, ещё не старая, особенно врезалась почему-то в память девушке.

Широкое, скуластое лицо, толстые, выпяченные вперёд губы, особенно нижняя, обвисающие слегка щёки, вдавленный, широкий, приплюснутый нос с ноздрями, совершенно открытыми, курносый до смешного, маленькие, бойкие тёмные глаза навыкате делали бабу уродливо-забавной, похожей на жабу с человечьим, хитросмышленым, но добродушным лицом.

И на эту бабу походил Павел до чрезвычайности. Даже общее выражение лица его было чисто бабье, особенно в минуты благодушия.

Когда же он хмурился и старался казаться суровым, властным, мягкость исчезала, лицо искажалось неприятной, отталкивающей гримасой, и облик жабы сильнее проступал на этом человеческом лице.

Среди неожиданно наступившего молчания — подал голос цесаревич и сипло, отрывисто, как всегда, заговорил:

— А что же нет наших молодых людей? Их тоже надо познакомить с милыми гостьями. Поди-ка, пригласи их, Ростопчин!..

Снова все обратили усиленное внимание на принцесс, которые невольно сразу вспыхнули, хотя и старались овладеть собой и не выдать смущения.

Очевидно, юные князья были наготове и в сопровождении Протасова и Остен-Сакена немедленно явились по приглашению отца, одетые в военную форму старинного прусского образца, какую носил сам Павел и не позволял сыновьям являться к себе иначе, чем в этом смешном для многих наряде.

Мундиры с длинными талиями и фалдами, шпаги, торчащие сзади, припомаженные сильно парики с косицами на затылке и с буклями на ушах мало шли к обоим юношам, особенно к Александру, красивому, мощному и рослому не по годам. Оба брата чувствовали себя словно связанными в этом наряде, не говоря уже о желании сохранить выправку и военный вид, чего строго требовал цесаревич от сыновей.

Лёгкая сутуловатость Александра, его обычная манера держать немного вытянув вперёд свою красивую голову особенно проступали в этом полумаскарадном по времени наряде.

Но нежные, как у девушки, правильные черты лица, доброта, ярко написанная на нём, красиво очерченные губы и особенно лучезарный, открытый взгляд больших голубых глаз заставляли забыть обо всём другом и невольно привлекали к юноше каждого, кто только сталкивался с ним, особенно впервые.

Потом, если приглядеться, что-то слишком излучистое, чересчур женское проступало и в изгибе полных губ, и в мерцающем, то потухающем, то вспыхивающем, взгляде, в линии подбородка, в разрезе глаз, чуть-чуть приподнятых у наружного угла, по-китайски… Несмотря на белокурый пушок, проступающий уже над верхней губой, золотящийся и по овалу лица, всё же старший внук Екатерины напоминал молодую, стройную женщину, на святках переодетую в старый прусский мундир.

Совсем иначе выглядел Константин. Шире, коренастей брата, хотя и ниже его, он казался мужиковатым крепышом, а лицом походил на отца. Только, как у юноши, все странности и уродливости типа были смягчены, и он казался даже забавно привлекателен своей мопсообразной физиономией.

Луиза, словно против воли, как очарованная, забыв даже об условностях придворного этикета, прямо подняла глаза на входящего Александра, и её блестящие голубые глаза на миг словно скрестились взорами с лазурными глазами юноши.

Вдруг все окружающие заметили и она сама почувствовала, что смертельно бледнеет.

Лёгкая дрожь пробежала по всем её членам.

С трудом выполнила девушка обычный реверанс и поспешила опуститься на своё место, сознавая, что ноги подкашиваются у неё, силы оставляют. Даже лёгкая тошнота, словно от обморока, стеснила ей грудь. Так бывает, если люди, слабые нервами, глядят в чёрную пропасть с высоты… То же должен испытывать человек, если бы ему удалось вдруг заглянуть во мрак грядущих лет.

Луизе на миг показалось, что именно мрак долгих лет её будущей жизни глядит ей в душу из этих блестящих, но холодных в данную минуту, красивых юношеских очей…

Павел первый поспешил прийти на помощь девушке, смущение которой было слишком очевидно для окружающих.

— Что, каковы мои молодцы? — громко, весело заговорил он. — Ростом и отца обогнали. Вот, — указывая нарочно на младшего, продолжал он. — Сей отрок вас моложе, принцесса, месяца на три. А каков, а? Но всё же на целых два вершка пониже своего старшего братца. Как оно и следует… Чин чина почитай. Это строго соблюдается у нас во всём!

И неожиданно Павел раскатился довольным, громким смехом, даже напоминающим весёлый, заразительный смех императрицы-матери. Этот только смех и достался ему в наследство от Екатерины, которая порою в близком кругу говорила, что дорого дала бы, только не иметь бы такого некрасивого сына…

За мужем подала голос великая княгиня. Втянули в разговор и свиту. Беседа стала общей. Так же мило и скромно дают ответы обе сестры. Но исчезла их прежняя развязность. Присутствие Александра словно сковало обеих. Да и он сидит молча, не вмешиваясь в разговор, и только изредка поглядывает на Луизу, когда думает, что никто не замечает его взоров. На Дорхен раз только поглядел он совершенно спокойно и больше не думает о девочке. Но другая, старшая?.. Неужели это и есть его суженая? На ней женят? И скоро, как он успел уловить из намёков и обрывков речей тех, кто близок к его державной бабушке…

Нахмурился невольно Александр.

Сейчас и сам не может себе уяснить, что творится в его душе? Конечно, не говоря о бабушке, и все наставники строго оберегали до сих пор юношу от преждевременного знакомства с известными сторонами жизни, касающимися брака и половой любви.

Но умный, наблюдательный ребёнок рос при дворе Екатерины, где все пропитано было чувственностью и соблазном любви. Малый двор Павла, где соблюдалось больше чопорности, показного пуританства, лицемерной чистоты, тоже кишел любовными интригами; все роды страстей и разврата находили себе место в Гатчине и в Павловском дворце, начиная от парадных покоев и кончая антресолями, где жили молодые девушки-служанки, где сначала ютился и по-восточному испорченный развратный Кутайсов, раньше чем попал в особый фавор и в нижние апартаменты павловской резиденции…

И всё-таки благодаря разумному телесному воспитанию, данному мальчику его «няней», англичанкой Гесслер, благодаря собственной здоровой, уравновешенной природе Александр, наглядно, отдалённо знакомый с проявлением чувственности у других, сам до четырнадцати лет оставался чист, покоен и чужд этих волнений.

Только в прошлом году, когда у мальчика, рослого и сильного не по годам, появились признаки возмужалости, ближайший наставник его, генерал-майор Александр Яковлевич Протасов, даже спящий в комнате, соседней со спальней юноши, занёс в свой дневник следующие строки:

«От некоторого времени замечаются в Александре Павловиче сильные физические желания, как в разговорах, так и по сонным грёзам, которые умножаются по мере частых бесед с хорошими женщинами».

Наблюдательный, но осторожный дядька не счёл нужным тут же отметить остальных, немаловажных подробностей, которые, конечно, также не ускользнули от недреманного ока этого смышлёного, опытного царедворца. Юноша сам искал теперь встреч и бесед, особенно наедине, с «хорошими», то есть красивыми женщинами, фрейлинами и дамами императрицы. Как балованный, красивый ребёнок, он прежде давал себя ласкать и целовать этим дамам, а теперь — сам, по старой памяти, искал их ласки и горячо отдавал получаемые, чистые со стороны его подруг, поцелуи, весь замирая и трепеща от прилива каких-то новых, жутких, ещё не изведанных, но сладких ощущений.

Явилась ещё одна черта. Раньше Александр был очень общителен со всеми окружающими его и брата юношами и молодыми людьми, приставленными в качестве камер-юнкеров либо просто — допущенными к играм и занятиям молодых великих князей.

Теперь мальчик почувствовал особое расположение к некоторым из них, самым ярким по характеру или красивым по наружности. Его любимцами были юный, пылкий граф Виктор Кочубей, Николай Новосельцев, Фёдор Ростопчин и даже красивый, угодливый грек с масленистыми глазами Дмитрий Курута, приставленный к Константину для практики греческого языка, так как Екатерина прочила младшего внука прямо в византийские императоры, после того как успеет выгнать турок из Европы обратно на берега Азии.

Эта молодёжь образовала тесный, какой-то строго замкнутый кружок не то масонского, не то затаённого чувственного оттенка.

Вернее, оба настроения переплетались в отношениях членов маленького кружка. Клятвы в вечной верности, мечты о преобразовании мира, хотя бы по образцам, даваемым Великой французской революцией, которая как раз в эту пору кипела на другом конце Европы, сменялись нежными объятиями и поцелуями, рассказами о пикантных придворных историях, о личных мимолётных увлечениях, о той игре с любовным огнём, которая вечна, как само человечество, рождается с каждым новым поколением и не умирает никогда…

Александр, податливый, женственный, но в то же время гибкий, много вбирающий в себя, на всю жизнь сохранил потом добрые отношения к этим первым друзьям своей юности, только расширял их круг. А сейчас — по своему положению, по выдающейся красоте, по свойствам характера и ума — играл среди остальных роль какого-то обожаемого существа, почти «очарованной принцессы», из-за которой ломают копья искатели, ревнуют, ссорятся влюблённые паладины, и счастлив тот, кого по желанию, по случайной прихоти подарит особым вниманием, более горячей лаской его «дама волшебных грёз», хотя и одетая сейчас в старомодный мундир прусского покроя, но и в нём сохраняющая всё своё очарование и прелесть…

Замечал эти маленькие, не совсем желательные тайны Протасов. Но опасался касаться слишком интимных сторон жизни своего высокого воспитанника, даже не отмечал их в своём дневнике, где тщательно вёл запись всем недостаткам характера, всем промахам вольным и невольным, какие замечал в Александре.

Хотя по обязанности столько же, как и по усердию, Протасов часто делал подробные доклады императрице о любимом её внуке, но всё-таки он мог думать, что когда-нибудь бабушка попросит на просмотр записи, которые, как она знала, ведёт воспитатель. Наконец, даже на будущее время не желал осторожный придворный оставлять сомнительных заметок, неприятных, даже обидных для будущего повелителя. И потому его записи дышали такой же почтительностью и скромностью, как его устные доклады: осторожность и преданность сквозили в них из каждой строчки… И только между тёмными строками порой нечаянно проступал смутный и затушёванный облик истины без прикрас…

Когда Екатерина узнала о «возмужалости» внука, о перемене его поведения с дамами, о его снах тревожных и грёзах наяву — она решила дело просто:

— Пора женить Александра! — сказала она.

И немедленно привела в исполнение разумное решение.

Конечно, сам Александр не мог бы точно и ясно рассказать, как это вышло, но он, как и все окружающие, понимал, что его возмужалость и приглашение бабушкой немецких двух принцесс, прикативших в столицу по «дороге невест», имеют прямую, тесную связь между собой.

Теперь это особенно сильно почувствовал юноша. И смущение, неловкость, досада, в то же время ожидание чего-то неизведанного, большого — всё сильнее овладевали им.

«Вот сидят они обе… О младшей, конечно, говорить не стоит. Это «обезьянка», малышка, очень миленькая, но такая!..»

Александр едва удержался, чтобы тут же, при всех, не состроить гримасу, изобразить миленькую, худенькую мордочку Дорхен с её мышиными, блестящими глазками. Именно с наступлением возмужалости какие-то странности появились в поведении Александра. Он полюбил колкие насмешки и двусмысленные каламбуры, которые раньше казались ему незанимательными. Всех передразнивать, всем подражать стал юноша, не оставляя в покое даже самого грозного Павла и всеми обожаемую бабушку, которая как-то отошла незаметно от сердца внука, хотя ещё так недавно он просто обожал её со всем пылом детской, трепетной души…

Сдержавшись от гримасы по адресу Фредерики, Александр кинул быстрый взгляд на Луизу. И странно: в её наружности ничего не бросилось ему в глаза такого, что можно было бы осмеять, передразнить. Милая девушка. Даже скорее похожая на мальчика с её свободной манерой и сильным телом, которое не могли укутать совершенно и эти холодные, ревнивые спирали стальных фижм…

«Наверное, эта Луизхен была бы хорошим товарищем игр и забав. Хоть и опускает глаза, а они у неё такие весёлые, шустрые!» — по-русски почему-то думает юноша вразрез чинной немецкой речи, звучащей сейчас кругом, как и всегда почти при дворе Павла.

А тут же иные мысли выплывают в душе Александра, от которых пурпуром заливается его обычно бело-розовое, чистое, как мрамор, лицо.

Значит, скоро всему конец? Неясным томлениям, жгучим снам, мимолётным острым ощущениям, какие переживает он при случайных ласках, срываемых мимоходом у окружающих девушек и дам. И никаких приключений, ни турниров, ни завоевания любви у избранной подруги сердца? Так грубо, просто, как у крестьян: родители и бабушка выбрали жену и повенчали «парня», чтобы «не баловался» и привёл детей в дом.

Слёзы досады готовы хлынуть у юноши, и он вдруг совсем недружелюбно поглядел на Луизу.

Её глаза в этот миг снова встретились с глазами юноши второй раз в течение вечера. И столько страха, опасения, но в то же время кроткой, покорной мольбы прочёл юноша в этих голубых, с расширенными, потемнелыми зрачками, очах, что ему стало невольно жаль девочку.

«Она тоже не виновата. Уж ей-то поневоле приходится повиноваться воле родных, воле этой всемогущей бабушки его, русской императрицы, которая далеко за пределами собственного царства умеет проявить своё влияние…»

И опустил, как виноватый, глаза свои юноша, даже голову склонил немного, как будто хотел немым поклоном просить извинения у девушки за обидный, гневный свой взгляд.

Но в эту минуту как раз часы пробили восемь.

— Ба, пора уже и собираться на приём к её величеству! — громко объявил Павел. — Мы там, конечно, сейчас увидимся снова, мои милые принцессы? Рад был вас видеть и приветствовать у себя…

Общий поклон — и цесаревич с супругой, почти одновременно с обеими принцессами, после реверансов отступившими к дверям, покинул гостиную, где свита ещё долго на разные лады обсуждала все подробности сегодняшних «смотрин».

Глава II ВЕШНИЕ ДНИ



Primaver — gioventг dell'anno,
Gioventu — primaver della vita[9].

С этого вечера, как лёгкие лепестки, подхваченные вихрем, завертелись обе принцессы в колесе шумной придворной жизни, ставшей ещё веселее и шумней с минуты их приезда.

После тихой, даже слишком однообразной жизни Карлсруэ невольно чарует сестёр этот блестящий круговорот. Скучать, тосковать по семье просто некогда, да и нет почти причин. Часто приходят к девушкам вести от родных, они тоже пишут туда чуть не каждый день. А здесь создалась как бы новая семья. Мария Фёдоровна вышла из обычного спокойствия и совсем увлеклась приезжими принцессами, как будто не желая в ласках и внимании к ним отставать от самой императрицы. Гувернантка великих княжон, Шарлотта Карловна, — умная, чуткая, добрая сердцем, хотя и строгая на вид женщина, — взяла под своё крылышко приезжих наравне со своими постоянными питомицами. А сами великие княжны совершенно как сёстры относятся к обеим гостьям. Особенно младшая, прелестная, розовенькая, пухлая, как персик, крошка Екатерина, прямо влюбилась в Луизу и при каждой встрече осыпает её самыми нежными, милыми и лукавыми в одно и то же время ласками, шутками, крепкими поцелуями.

Кроме среды, все дни недели заняты праздниками и приёмами у императрицы в Эрмитаже в её апартаментах или на половине Павла, который почти переселился теперь сюда из угрюмых покоев любимого Гатчинского дворца.

По воскресеньям — большой приём в Эрмитаже. Съезжаются все, кто имеет право приезда ко двору. Бывает тесно, шумно, но в общем занимательно. После выхода Екатерины даётся спектакль, но без ужина.

По понедельникам — балы и ужины у Павла, в небольшой компаний. Зато здесь собирается теперь много молодёжи. Затевают фанты, игры, шумят, бегают… И все любуются лёгкостью и грацией Луизы, которая недаром у себя считалась лучшей по бегу и обгоняла даже мальчиков — товарищей по играм…

Уроки грации и танцев, которые берёт теперь принцесса вместе со всеми княжнами у танцмейстера Пика, ещё больше послужили на пользу ловкой, стройной девушке.

Во вторник и в пятницу собираются на половине у императрицы. В Бриллиантовой комнате, где хранятся короны, скипетры и другие царские регалии, сама Екатерина играет в бостон со своими многолетними постоянными партнёрами, ближайшими друзьями старых лет. Молодёжь сидит поодаль за столом, тоже ведёт тихие игры или затевает танцы и резвится в соседних покоях…

По четвергам — собрания «Малого Эрмитажа», куда не допускается посторонняя публика и не приглашаются иностранные послы. Небольшой, всегда оживлённый бал и спектакль завершаются весёлым ужином. Екатерина сама никогда не садится и не ест на ночь, а обходит гостей, находя для каждого ласковое, любезное слово, шутку или привет, смотря по годам собеседника, по степени своего расположения к данному лицу.

В субботу обычный бал, спектакль и ужин даёт на своей половине Павел.

Порою даже бывают «любительские спектакли», очень весёлые, интересующие всех, а для цесаревича уж тем приятнее, что дают возможность его обожаемому другу, Нелидовой, проявить своё действительно незаурядное сценическое дарование.

Зимой после этих вечеров можно наблюдать очень красивое зрелище: сани целой вереницей отъезжают в ночной темноте от дворца, спускаются вниз, мчатся по Неве, по дороге, озаряемой факелами, которые держат особые верховые, отряжаемые на этот случай.

Языки смолистого, красного пламени колышутся по ветру, извиваются, рвутся и угасают в воздухе порой, озаряя белизну снега своим тревожным светом…

Эти обычные дворцовые празднества, увеселения и балы чередуются с богатыми праздниками в домах своей и иностранной знати, которой особенно много съехалось в столицу в этом году.

Веселятся, танцуют без конца юные принцессы. Но обе больше всего любят те сравнительно тихие вечера по вторникам, когда императрица в самом тесном, небольшом кругу проводит время за любимым бостоном в Бриллиантовой комнате, а все «девочки» и молодёжь сидят тут же поодаль, за круглым столом, лепят, рисуют или играют в «secretair» (признанье поневоле) или в другие застольные игры…

И телом и душой отдыхают в эти часы девушки от избытка впечатлений, от всей сутолоки шумных, ярких остальных дней, от вечного праздника, в котором проходит жизнь при блестящем петербургском дворе.

Здесь именно началось первое сближение между двумя «обреченными-обрученными», как их назвал каламбурист Лев Нарышкин. Сближение это быстро росло и крепло на радость всем окружающим, начиная с императрицы.

Конечно, и сама она, и окружающие прилагали все усилия, чтобы содействовать такому сближению. Екатерина не щадила похвал принцессам, особенно Луизе. И если не прямо обращала их к внуку, то старалась, чтобы он сам слышал её речи либо узнавал о них в самой точной передаче от людей, которым доверял больше всего.

Во время посещения Гатчины Александр видел то, чего ещё не приходилось наблюдать никогда в жизни: его угрюмый отец и гордая, сдержанно-негодующая вечно мать теперь сошлись в первый, должно быть, раз с императрицей и почти так же восторженно отзывались о Луизе, очевидно находя, что лучшей жены для старшего сына уж и не найти…

Всё это сильно влияло на впечатлительную душу Александра, хотя далеко не так просто отражалось в ней, как ожидали и думали лица, знающие его.

Личная прелесть девушки и общий восторг, вызванный ею, по видимости, победили первоначальное безмолвное сопротивление, выказанное юношей. Он перестал держаться вдали от неё, стал говорить с ней и даже вести довольно продолжительные беседы, особенно если был уверен, что нет при этом посторонних ушей.

Бывая редко в Гатчине, Александр почти ежедневно писал туда записки и письма матери, как бы посылая ей краткие «рапорты» о себе, о своих занятиях, успехах, поведении и внутренних даже переживаниях. Это вошло у него в привычку. И вот теперь, очень быстро, уже 9 ноября, юноша в письме сообщил матери, что «находит принцессу Луизу очаровательной безусловно», или «la princesse Louise est tout afait charmante», как он выразился по-французски. Ещё через неделю он уже признается, что «с каждым днём прелестная принцесса Луиза нравится ему всё больше и больше; от неё веет особенной кротостью, какой-то необычайной скромностью, которая чарует, и надо быть каменным, чтобы не любить её».

Конечно, мать не знала, что сын повторяет только слова императрицы-бабушки, повторяет по чистой совести, так как они справедливы. Но сам Александр в эту пору не совсем ещё разобрался в своих ощущениях, вынужденный событиями дать ответ на важнейший вопрос жизни: «Желает он или нет взять эту девушку себе навек в подруги жизни, в жёны?..»

Юноша полагался, по видимости, на выбор и волю родных, и те были счастливы.

Мария Фёдоровна прямо заключила своё письмо к свекрови-императрице такими словами: «Передаю вам подлинные выражения моего сына и осмеливаюсь вам признаться, дражайшая матушка, что я сужу об удовольствии, какое доставит вам это признание, по тому удовольствию, которое я получила от него. Наш молодой человек начинает чувствовать истинную привязанность и сознает всю цену того дара, который вы ему предназначаете».

Екатерина, более проницательная, чем её сноха, конечно, яснее понимала, что дело так быстро улаживается только в силу постоянного и полного подчинения, которое, наравне с другими, привык проявлять перед её волей даже любимец-внук.

Но она сама делала вид и старалась уверить других, вплоть до своих постоянных заграничных корреспондентов и друзей, заменяющих газеты, что «хотя господин Александр ведёт себя очень умно и осторожно, но в настоящее время он понемножку становится влюблён в старшую из принцесс баденских. Ещё не бывало лучше подобранной пары, и… все стараются поощрить их зарождающуюся любовь».

Так писала императрица своему «souffre-douleur patente»[10] философу Гримму от 7 декабря 1792 года.

А совсем незадолго перед этим сам Александр, как бы желая проверить себя, поборол присущую ему несообщительность и заговорил о принцессе с «дядькой» своим, Протасовым.

Конечно, среди молодёжи у великого князя были более близкие друзья, с которыми он и делился постоянно своими тайнами. Но в небольшом их замкнутом кружке существовали свои неписаные законы.

По моде того времени в ходу была пылкая дружба юношей с юношами и даже взрослых мужчин между собою. И девочки, девицы, как и дамы, тоже клялись во взаимной вечной любви, гнали мечты о «другом поле», ревновали и обожали друг друга со всей силой страстей, присущих молодости.

В кружках молодёжи преследовались всякие «сентиментальности», всякое бабство, к которому относилась и влюблённость, особенно платонического характера.

Если допускались, как дань темпераменту, лёгкие интрижки с замужними дамами и дворовыми феями и гувернантками, компаньонками, которых немало находилось в каждом богатом доме, то, с другой стороны, «друг», который объявил бы друзьям, что он влюблён даже в свою невесту, что обожает её и прочее, — такой «юбочник» был бы осмеян немедленно и даже… исключён из союза.

Самолюбивый до крайности, болезненно чуткий Александр и не подумал о возможности обсуждать с друзьями тревожащий его вопрос. Он делал вид, что покоряется событиям, воле бабушки, будет женат, как это подобает сделать принцу, будущему продолжателю династии. И больше ничего.

А проверить себя и свои переживания всё-таки хотелось.

В конце ноября, когда Протасов, по обыкновению, вечером пришёл взглянуть, как ляжет почивать его высокий питомец, Александр знаком отпустил камердинера, помогающего ему раздеваться и лечь в постель, и обратился к Протасову:

— Александр Яковлевич, вы никуда не торопитесь? Побудьте, потолкуем немного…

Влюблённый по-своему в питомца, Протасов весь просиял, присел на стуле у походной кровати, на которой привык спать юноша, и заговорил взволнованным голосом:

— Сижу, слушаю, ваше высочество. Сказывай, что на душе лежит? Давно вижу, тревога некоторая в душе у вас. Да спросить не отважился. А знаешь сам, ваше высочество, сколь сильно люблю тебя. Больше родного сына. Так уж изволь, не таись. Все поведай. А я по совести, как перед святой иконой крещусь, ответ дам прямой, нелицемерный. Вот, Господь слышит!.. И не стыдись ты меня, ваше высочество, Сашенька мой милый. Знаете: вот как перед этой стеной, можно вам передо мною. Первый раб я тебе и первый охранитель… Ужели за столько лет не уверился?

— Верю, знаю. Потому вот и хочу сказать о ней, о принцессе, что в невесты мне бабушка готовит. И не пойму я: что это такое? Любовь у меня к ней или иное что? Я ещё в первый раз так чувствую. А товарищей и спросить не хочу…

— И не надо, миленький, ваше высочество. Озорники они все… хоть и славные парни, да озорные, что ни говори. Разве их так берегут и ведут, как мы тут тебя? От них такого наберёшься!.. Я уж примечаю, шептуны завелись у тебя меж ними… Да не о том нынче речь. Слушаю. Говорите, ваше высочество, милый ты мой…

— Вот видишь… от тебя что таить. Ты хитрый и замечал, да не видел. Я тоже тебя знаю. Я уж не мальчик, не дитя в самом деле. Вот пятнадцатый год мне теперь… И скажу тебе… Как мне себя понять? Очень мне приятна принцесса… Да… что-то не то!.. Понимаешь? Ведь мы мужем и женою должны стать… А я знаю это. Я уж не раз был в наших женщин влюблён… и вот тогда было совсем иное. Словно огнём меня жгло изнутри… желания какие-то сильные и непонятные волновали всего, всего. С нетерпением ждёшь, убывало, минуты, когда увидишь свой предмет… когда заговоришь с ней, улучишь минутку поцеловать, приласкаться… Понимаешь? Конечно, ты понимаешь… Бывало, места не найду, пока не свижусь, не услышу голоса, не увижу глаза той женщины, которая мне понравилась сильнее других. Ну, а теперь… теперь — другое совсем.

Юноша замолчал, задумался, словно желая вглядеться, вдуматься поглубже в самого себя.

— Ну, ну, что же далее? Говорить изволь. Слушаю, ваше высочество…

— Не то теперь… А что-то есть! Вижу я, что лучше она всех наших девиц и лицом, и видом, и всем… А голос?! Знаешь, Александр Яковлевич, понять не могу, что у неё за голос? Он больше всего и влечёт меня. Такой нежный, чистый, звонкий. Словно не она, не девушка, не человек живой — а душа сама говорит… И не знаешь, откуда льётся он. Вот как летом — песенка жавороночья с неба… И во все-то уголки тебе, в сердце, в душу он пробирается. Весело так, легко бывает, когда слушаю её… и вот заплакать бы мог… Странный голос. И вся она — ребёнок, но куда умней наших первых умниц… Самой княгине Дашковой за ней не угнаться. Мы о многом говорили с нею. И знаешь, как я думаю, как давно мне все казалось в мире, — вот так и ей. Да, ты не думай! Я не глуп. Я ей первый ничего не говорю. А задаю вопрос: как, мол, она о том, о другом думает? Она сейчас ответит… И вот, право, даже страшно порою: словно у меня в душе она прочла… Мои слова, мои думы пересказывает!

Побледнел весь теперь юноша. То полулежал, а сейчас уже сидит на кровати, крепко охватил колени своими сильными, стройными руками и мимо Протасова глядит, куда-то вдаль, перед собой, расширенными потемнелыми глазами, где чёрные зрачки заполняют почти все голубое поле, как это бывает и у бабушки в минуты сильного волнения.

Протасова тоже охватило приподнятое настроение любимца его.

— Ну, что ты говоришь, Сашенька? Верно ли? Коли так — Божия благодать над тобою и над нею. Сужены вы один другому, не иначе… Потому нет больше счастия, нет выше радости, если мух да жена едино мыслят и сходные чувства в душе питают. Рай в дому и в царстве будет тогда… Дай Господи!..

— Что же, дай Бог! — как-то машинально, почти безучастно отозвался юноша, словно думая о другом. — Правда, нежность я к ней большую возымел. Вот если бы сестрой она моей была — так бы хорошо было! Пожалуй, я уж и друзей бы больше других не искал от неё… Приятно мне так с нею… Но волнения никакого нет. Тихая, спокойная ясность при ней в душе и в уме. А может ли любовь без волнения быть, скажи?

— И, батюшка, что ещё за волнения? Чай, не в полюбовницы, в законные супруги, в государыни избрана принцесса. Зачем же там всякие волнения. Оно и лучше без них. Волнения были бы, ещё, помилуй Боже, потом ревность бы припожаловала, хоть и без малейшего поводу. Верь мне, старику: где волнения, там и ревность. А на что она в святом браке. Да сгинет, проклятая. Лучше, если волнения нет, верь мне, ваше высочество, верь, Сашенька…

— Ревность? Пожалуй, правда: ревность — плохо… Тяжело от неё самому… и другому не хорошо… Я видел… знаю!.. Ты прав, если мы поженимся — её я ревновать не стану. Слушай, что мне сейчас совсем смешное в ум пришло: я бы даже так согласился за другого бы её замуж отдать, только тут, близко. И пусть бы они друг друга так пылко, по-земному любили… А я бы её — братски… понимаешь меня? Чисто и неизменно. Понимаешь?

— Как не понять? Сама она — дите чистое, ни о чём не ведает, даже и подозрения не имеет. У них там, у немцев, девиц не так держат, как наших вертихвосток, крутиглазок… Там девица замуж идёт ровно херувим. А у нас и четырнадцати годков ей нет, а она… Тьфу, прости Господи, и говорить неохота… Вот потому, на принцессу глядя, и мысли у вашего высочества чистые. Ясное дело…

— Да-а? Ты думаешь? — протяжно отозвался Александр. — Тогда зачем и женить? Ужли только для… ну, чтобы род продлить? Чтобы наследники? Это же…

Какая-то гримаса промелькнула мимолётно по лицу Александра, но, уловив тревожный взгляд дядьки, он сразу овладел собой, с ясным, спокойным видом потянулся, зевнул, снова опустился на подушку головой.

— Ну, хорошо… Теперь я разобрался немного… Спасибо тебе, Александр Яковлич. Ступай, отдыхай… И я хочу… Дай я поцелую тебя за твои советы…

Быстро очутился старик на коленях у постели, склонился головой к питомцу, благоговейно принял от него поцелуй и, покрывая поцелуями руки, грудь, плечи юноши, забормотал весь в слезах:

— Милый ты мой… Сашенька… ангел ты во плоти!.. Ваше высо… И что ты за душа милая, что за сердечное дите!.. Храни тебя Господь и ныне, и присно, и во веки веков, аминь!.. Нам на радость, земле всей на утеху, на покой… Спи!.. Христос с тобой!

И, пятясь, не спуская глаз с питомца, осеняя его издали частым крестом, вышел растроганный Протасов от юноши.

Быстро налаживается дело, такое желанное для Екатерины, для родителей Александра, для «большого» и «малого» дворов.

Все теперь сошлись на одном, всех успела очаровать принцесса Луиза, даже как будто помимо её собственной воли. Александр, кажется, очарован с другими наравне, даже сильнее остальных… Уже даже произошёл решительный разговор между бабушкой и внуком, после которого тот вышел бледный, задумчивый, как это бывает с человеком, стоящим на рубеже самого важного дела его жизни…

Слово бабушке сказано… Он решил сделать предложение… И как-то это легко, хорошо вышло!.. Отец, мать тоже были растроганы, блестели слёзы, звучали тёплые, красивые слова…

Отчего же так тускло на душе у него?

Думает и не может ясно разобраться Александр.

Но кое-что уже мелькает перед его внутренним взором.

Почему это так все вышло, словно «навязали» ему этот брак, хоть насилия и тени не было. Наоборот, ему предложили свободно высказаться… Обещали выписать других принцесс, десять, двадцать, сколько он пожелает… И пусть сам изберёт, если эта не по душе. Александр отказался от такого «рынка невест»… Он охотно, добровольно выразил желание взять в жёны именно её, Луизу.

Отчего же так смутно на душе?.. Отчего не отходит досадная мысль о навязанном браке?

Ушёл от всех в дальние покои Эрмитажа юноша, где нет сейчас никого, делает вид, что разглядывает давно знакомые ему чудеса искусства… А сам думает, думает…

И не может додуматься до конца. Сам ещё в себе плохо умеет разобраться этот сложный человек.

Богато одарён от природы царственный юноша. И потому бережно относится к каждому своему чувству; помнит и ценит самые мимолётные порой переживания, но такие значительные в то же время, придающие красоту и смысл всей остальной жизни…

По какой-то удивительной мягкости своей души Александр обычно не в силах был отказать ни в чём, если видел, что окружающие, особенно близкие люди, ждут от него чего-либо. И выполнял он это чуждое ему желание так легко и охотно на вид… Но в то же время его собственные желания и влечения оставались во всей силе, затаёнными где-то глубоко. Он только ждал минуты, чтобы сбросить с себя навязанное ему «чужое» и жить своим…

Наружно поддаваясь всецело внушению, поступая по желанию других, он продолжал упорно думать и чувствовать по-своему и в конце концов проявлял в решительных поступках своё настоящее «я», когда окружающие меньше всего ожидали этого, полагали, что их воздействие перевернуло, переработало весь внутренний мир юноши.

В вопросе брака с принцессой Луизой произошло то же самое.

Может быть, без всякого давления со стороны окружающих он скорее, глубже полюбил бы прелестную девушку, заслуживающую этого вполне.

Но все словно беззвучно внушали ему с разных сторон:

— Люби!

Александр подчинился, сделал вид, что очень любит, готовился стать мужем девушки, в глубине души питая лишь бледную дружбу к этой очаровательной принцессе, умной и одарённой духовно настолько же, как грациозна и миловидна была она по внешнему облику.

Как можно будет видеть дальше — последствия такого союза должны были сказаться быстро, неизбежно и неожиданно для всех кругом.

Но сейчас юноша и не думал о будущем. Он был и недоволен собой, и словно искал оправдания, разумного объяснения своим полубезотчётным действиям и поступкам, этому решению, принятому, казалось, добровольно, но тяжкому, как насильственная присяга для прямой, гордой души…

Что-то говорило юноше, что иного исхода не было! Иначе поступить ему нельзя!

Он хорошо помнил своё детство, когда в воспитании первого внука принимала главное и непосредственное участие сама державная бабушка. Александр слишком хорошо узнал неукротимую, железную волю этой женщины, такой вечно ласковой и уступчивой на вид, готовой всегда проявить внимание к последнему из окружающей её челяди, но тут же способной осудить на гибель целый город с тридцатью тысячами жителей, с женщинами и детьми, как она это делала с варшавской Прагой!..

Александр помнит, как баловали его в детстве до угодливости, до тошноты порою, не давали возможности явиться желаниям, как уже предупреждали их. Так что под конец не было охоты и желать чего-нибудь. Но с другой стороны, стоило ребёнку в чём-нибудь сильнее проявить твёрдость характера, настойчиво потребовать чего-нибудь или возвысить голос, и он заранее знал, что не получит требуемое, а, наоборот, будет даже немедленно наказан: у него отымут любимую книгу, вещь, игрушку.

Это приучило ребёнка таить вечно в себе свои самые яркие порывы, самые сильные желания, не высказывать их прямо, а добиваться всего окольными путями, намёками, нарочитой ласковостью…

Когда он стал постарше и, как очень умный мальчик, рано сумел разобраться в окружающих, он скоро понял, с какой мягкой беспощадностью сумела его добрая, вечно улыбающаяся внуку бабушка поступить с родным, единственным своим сыном, с наследником трона, как думал этот сын, но — иначе думала его мать!..

С момента появления первого внука Екатерина открыто стала говорить о намерении воспитать из него настоящего повелителя для своей империи. Это скоро узнал и сам внук, ещё полуребёнок, поставленный между двух огней, между обоими самыми близкими для него людьми — бабушкой и родным отцом.

Эта мучительная, растлевающая двойственность быстро и окончательно определила характер Александра с самых юных лет. Он видел перед собой женщину, почти всемогущую по своей власти, по уму, по духу, по характеру. И эта женщина, все делая, как она того желала, казалась с виду такой простою, ласковой в обыденной жизни.

Изредка, лишь во время торжественных приёмов стояло одушевлённое божество: императрица Екатерина Великая!

Обычно же, особенно для Александра, это была ласковая, даже угодливая, прекрасная лицом бабушка.

Однажды только почти весь секрет своей власти над людьми выдала она любимому внуку в задушевной, тихой беседе.

— Знаешь ли, Саша, отчего так люди слушаются меня, мой друг? — спросила она.

— Ты императрица всероссийская, бабушка… государыня над всеми…

— Нет, мой друг, не оттого. Тебе уж ведомо вот хоть бы о шведском короле, как непокойно в его царстве и трудно ему править… Слыхал и о жестокой судьбе французского короля. А ихний род тысячи лет сидел на троне Франции… И вдруг… Не оттого, что ты сказал, Саша. Мало быть государем. Надо уметь им быть, друг мой…

— Уметь?..

— Да. И просто… и мудрено это, мой друг… Скажу тебе, как я это делала… Пригодится тебе в свой черёд… Вот, скажем: почему ты любишь, слушаешь меня? Реши.

— Люблю? Ты — бабушка… милая, моя дорогая… Меня любишь… Все мне даёшь… Ну, и я… я знаю, что надо слушать и любить тебя… Иначе — нельзя… я и не мог бы не послушать.

— Верю. А не припомнишь ли: всегда я того требую, что и тебе приятно либо желательно?

— Нет. Бывает, что… И не хотел бы, а слушаю… Но я понимаю, ты для моей пользы требуешь… Я уж понимаю…

— Ну, вот и вся тайна моя. Я всех люблю, как детей своих, весь народ и тех, кто близок ко мне… И самые добрые, вот как ты, меня по любви слушают, верят мне… А кто и не хотел бы — не может ослушаться: понимает, что я для его же пользы, для общей пользы приказываю то либо иное исполнить. Да ещё раньше разузнаю хорошенько, что может многим людям моим на пользу быть? И уж тогда чего бы ни стоило, а заставлю приказ свой исполнять. И все помогают мне, потому видят: для чего дело затеяно? Что на пользу всем оно послужит!.. Мне служа, себе, земле, всему царству служит каждый… Дурное я смиряю, доброму — путь широкий открыть готова всегда. Поймёшь меня, будешь помнить мои слова — и тебя любить и слушать будут охотно, когда пора придёт. Если нужно что людям, хотя бы и себя лишить пришлось, — отдай им, чтобы в человеке зверя не разбудить. Тогда он с рукой у тебя отберёт все, чего ты добром дать не желал… Вот и вся тайна моя.

Говорит, улыбается.

А внуку вдруг представилось уродливое отцовское лицо, такое некрасивое, забавное порой, даже отталкивающее… но и жалкое-жалкое, до слёз…

Понял мудрую правительницу одарённый глубоким чутьём мальчик… И решил тогда же по её примеру в жизни поступать. Удобно это и так красиво с внешней стороны… Только тот может много дать, у кого избыток благ в руках…

Сияет блеском мудрости и славы образ бабушки в душе внука.

А тут же упорно встаёт облик Павла перед сыном. Вот он, почти узник в своём тёмном, тесном дворце. Он такой же властный, неукротимый в желаниях своих, как и Екатерина, как и сам Александр. Но при этом так же нескладен и беспорядочен духом, как и по своей наружности.

Почти явно для всех лишённый законных прав наследства, он не умеет завоевать себе снова расположения всемогущей матери или хотя бы близких к трону лучших людей, сильнейших в царстве.

Наоборот, он окружил себя шайкой тёмных прихвостней, сомнительной репутации людей, выгнанных, по большей части, из военной и гражданской службы. Запёршись, подобно безумцу, в своём дворце, разыгрывает призрачного повелителя над горстью нищих «гатчинцев» — солдат, готовых за кусок хлеба делать вид, что и бессильного, загнанного Павла они считают «высокой особой»!

Это казалось смешно — и жалко… Имело вид мрачной изнанки того величавого блеска, которым одет образ самой императрицы-матери. Но что-то леденящее душу глядело вместе с тем из блуждающих, вечно воспалённых глаз отца.

И если перед бабушкой Александр испытывал благоговейное чувство страха, как перед непреклонным, могучим божеством в образе гениальной, ловкой женщины, то перед отцом юноша невольно испытывал безотчётный, безграничный ужас, как перед носителем тёмных начал, перед опасным существом, полным чего-то скорее зверского, чем человеческого, и необузданным в своих неразумных желаниях до конца.

Александр трепетал… И острая жалость примешивалась тут же к его вечному, мучительному страху перед отцом. Так между двумя чувствами — благоговейного страха и тёмного ужаса — рос этот ребёнок, потом юноша…

И неизбежно поэтому, что вечная скрытность, глубокое притворство даже при достижении самых чистых целей, подсказанных лучшими движениями души, — эти свойства, как неснимаемая маска, стали основной чертой характера Александра.

Теперь явился случай лишний раз проверить себя.

Александр знал, что все принцы женятся не по своей воле, особенно стоящие на черёд наследников трона. Даже Великий Фридрих по воле причудливого короля-отца женился на своей кузине, бранденбургской принцессе, подчинив свою огромную душу и волю решениям государя и отца.

Правда, этот же Фридрих дал клятву, что нелюбимая принцесса останется девственницей, не станет фактически его женой никогда. И сдержал странную клятву.

Теперь — мягкое насилие совершается над самим Александром. Он вынужден выполнить долг принца: взять себе жену, избранную главой семьи, императрицей-бабушкой. И он выполнит долг, вступит в союз.

Но если эта девушка не привлечёт его как женщина — кто помешает ему остаться с ней только в дружеских, братских отношениях? Над душой, над чувством его, Александра, кроме его же самого, не властен никто в мире, ни даже эта великая императрица всероссийская.

Постепенно, сначала неясно, но потом все отчётливей, проступило в нём последнее решение. И Александр вдруг даже выпрямился, словно почуял прилив новой силы, нашёл самого себя после горьких минут сознания, что придётся согнуть свою волю не только перед людьми, но даже перед самой судьбой!..

Найдя в уме желанный исход, обезопасив себе впереди победу наверняка, во всяком случае, быстро направился юноша к покоям императрицы, где, как всегда по вторникам, уже собралась обычная компания… Где ждали и его, чтобы он там сказал кому следует последнее, решительное слово.

С самым ясным видом, с ангельской, ласковой улыбкой на своём красивом лице появился Александр в Бриллиантовой комнате и прямо прошёл к круглому столу, за которым среди молодёжи, его сестёр и фрейлин государыни сидела бледная, прелестная девушка, словно ожидая чего-то великого, загадочного в этот вечерний час.

Ещё не видя Александра, принцесса Луиза почувствовала его приближенье, узнала его шаги за спиной.

И всегда она волновалась в его присутствии, особенно если они сидели близко друг от друга.

Конечно, ничего чувственного не было в этом волнении. Несмотря на свою фигуру, говорящую о женской зрелости, Луиза была совсем чиста. Правда, о браке она имела понятие, но самое отвлечённое. Согласно нравам той поры, когда и принцев женили, не спрашивая почти на это их согласия, — принцессы и думать не могли по личному выбору устроить свою судьбу. Но в данном случае Луизе посчастливилось. Красавец юноша очень понравился ей. Она его даже любила уже, как может любить чистая, полная возвышенных мечтаний девушка: скорее головой и сердцем, чем по-женски, страстно. Для этого ещё пора не пришла. Но тем более трепетала девушка в ожидании предстоящих событий. А сегодня и у графини Шуваловой какое-то особенное лицо, и у других из тесного кружка, который сейчас сидит за большим круглым столом.

С начала вечера немножко занимались музыкой, рисовали. А сейчас занялись любимой игрой в «секретное признание», пишут записочки, и Лев Нарышкин, подсевший тоже к молодёжи, морит всех со смеху своими шуточками и театральными выходками, изображая в лицах почти весь двор и даже «basse cour» — задний дворик императрицы: её любимую горничную Перекусихину, еврея Завулона Хитрого, кучера Петра и негра Али…

Как ни искренно, ни беззаботно смеётся компания за круглым столом, но почему-то иные изредка поглядывают пристально на Луизу, словно желают прочесть на её лице что-то затаённое, бросают взгляды на дверь, как будто поджидают кого-то… Вот даже пустое место осталось за столом около Луизы…

Она знает для кого… Конечно, он придёт, как всегда, и займёт это место, облюбованное им за последние дни… Но… что он скажет?

Этот вопрос огнём опалил мозг девушке, пламя зажглось и в груди. А тут, как нарочно, его шаги сзади, за спиной…

Бледнеет девушка ещё сильнее, чем до той минуты.

Он подошёл, сел, отдал приветствие всем… Берёт листки, словно желая немедленно принять участие в общей игре…

Не глядит на него Луиза, старается не видеть, говорит, оборотясь в другую сторону, к графине Шуваловой, к сестре, ко всем… А видит его… Видит, как скользит по бумаге его карандаш… Слышит скрип графита о бумагу, острый, лёгкий его шорох… Мало того, она словно видит, что он там пишет… И готова крикнуть:

«Не надо… не пишите!..»

Но в горле сохнет… Она что-то лепечет соседям, сестре… Слушает и не слышит: что ей говорят?.. Берёт от кого-то листок и даёт свой кому-то…

Всё, всё готова она делать, только бы отдалить эту страшную, эту неизбежную, как смерть, минуту…

И вдруг его голос потрясает девушку:

— Принцесса, возьмите мою записку! — говорит он своим глубоким голосом, так красиво слегка картавя в своей французской речи.

Она оборачивается, берёт… Темно у неё в глазах, хотя они широко раскрылись сейчас.

Все соседи как-то незаметно оставили почти вдвоём обоих. Завели какой-то шумный спор о пустяках, такой горячий… и весёлый, ликующий, будто не настоящий, хотя и обычный, естественный в этой игре. Теперь оба — Луиза и Александр — могут говорить о чём хотят, их никто не услышит за спором, шумом.

Но оба молчат. Дрожат только розовые тонкие пальчики принцессы, которыми она разворачивает перегнутый пополам листок…

Как долго она это делает.

«Целую вечность!» — кажется ему.

«Один миг!» — кажется ей.

Но листок раскрыт. Буквы прыгают… Или это рука дрожит? Нет. Луиза сумела приказать руке. Она вся ледяная сейчас, но не дрожит. Сердце так сильно бьётся под тесным корсажем. Кровь прилила в голову. Оттого и буквы дрожат, прыгают…

Какие смешные буквы… какие забавные слова слагаются из них. Медленно, как по складам, читает про себя Луиза. А сердце бьётся всё сильней… Вот-вот не станет больше мочи и оно остановится, замрёт!.. Что тогда? Надо читать эти смешные слова… эти забавные фразы… Ведь в них роковой смысл… В них вся жизнь… Что же будет в этой жизни? Хочет узнать девушка, силится заглянуть через узор ровных тёмных строк вдаль жизни и не может… Рябит, пестреет в глазах…

Надо скорей читать, пока там не кончили спор…

Хорошо, что они завели его… Пусть даже нарочно — всё-таки хорошо…

Она читает.

«Я решаюсь, я вынужден выразить вам свои чувства, принцесса, — читает она. — Имея разрешение моих родителей и государыни сказать вам о моей любви, хотел бы узнать от вас: желаете ли вы принять мои чувства, ответить на них? Могу ли я надеяться, что вы будете счастливы, став моею женою?»

И буква «А» вместо подписи.

Скорее угадала, чем прочла глазами принцесса короткие, такие сдержанные и в то же время ясные, наивные строки.

Как будто и не досказано в них что-то… но и сдержанность самая в них говорит о чём-то возможном, прекрасном, ожидающем впереди…

Медленно сложив листок и незаметно опустив его за корсаж, берёт карандаш принцесса. Горит теперь её лицо. Горят уши, коралловыми стали губы. Внятно, чётко пульсируют жилы на шее под ухом, на висках…

Медленно скользит её карандаш по бумаге. Ровные ложатся строки на белый листок.

Она пишет:

«Я охотно готова принять ваши объяснения; надеюсь, что буду счастлива, когда стану вашей женой, покоряясь желанию, которое выразили мои родители, отправляя меня сюда».

Сложила, подвинула к нему, отдала.

Но он ещё раньше прочёл всё, что там стоит, и, даже не читая, знал, что ответит девушка. Ему понравилось, что и она помянула о покорности воле родителей.

Значит, сперва брак… А там — любовь или нет? — что пошлёт судьба, что сами они подготовят друг для друга.

Это удобно, хорошо. Сразу определить взаимные отношения…

Почтительно склонив голову, берёт он листок, развернул, пробежал глазами, снова незаметный полупоклон. Встаёт, идёт прямо к императрице… Что там будет?.. Замирает снова сердце у девушки.

А спор между тем как раз в эту минуту кончился. Опять началась игра…

— Принцесса, вы пишете? — обращаются к ней.

И она рада, что её окликнули, что заставляют писать, что-то делать… думать о чём-то другом, а не о том, что сейчас огнём заливает грудь и как молотом ударяет в виски!..

Семнадцатого декабря произошло это тихое официальное сватовство, похожее скорее на обмен двумя дипломатическими нотами, чем «любовными записками»… Но большего и не требовалось от высоких «обречённо-обрученных». Дело закипело, и уже 20-го числа поскакал курьер к графу Румянцеву с письмами на имя родителей Луизы и деда её, маркграфа Баденского.

От имени своего старшего внука Екатерина просила руки принцессы, устанавливала порядок принятия Луизой православия, а срок свадьбы намечала на предстоящую осень 1793 года. Что касается младшей сестры, Фредерики, — зимой отпустить девочку императрица не решалась и обещала прислать её не позже мая того же года.

Полное согласие на все планы Екатерины пришло с обратным курьером как раз к Новому году по русскому стилю. Немедленно назначен был принцессе наставник православного Закона Божия, учёный архимандрит Иннокентий из новгородского Антониевского монастыря. В то же время начались постоянные уроки русского языка совместно с великими княжнами.

Но и раньше ещё Луиза охотно прислушивалась к русской речи; нередко обращалась к княжнам, и те служили своей подруге первыми наставницами русского языка, который так мило и забавно коверкала порой их добровольная прелестная ученица.

Взрывы весёлого хохота княжон и госпожи Ливен или Шуваловой, которые присутствовали при импровизированных уроках, заставляли вспыхнуть принцессу, и, забавно, по-детски надув губки, она умолкала, хотя ненадолго. А затем уже переходила на родную немецкую или французскую речь, которая чаще всего раздаётся при этом дворе, особенно среди молодёжи.

Благодаря новым занятиям и старому веселью время незаметно прошло для обеих сестёр. Миновала зима. Весна развернулась во всей северной красоте и нежности. Вот уже и май настал, цветущий, зелёный. Давно пора переезжать куда-нибудь из города. Но Екатерина не назначает желанного дня. Ещё тут, в городе, предстоят разные события и дела.

Девятого мая в большой церкви Зимнего дворца состоялось миропомазание принцессы Луизы, получившей при этом православное имя Елизаветы Алексеевны.

А на другой день происходило торжественное обручение Александра и Елизаветы-Луизы, причём сама императрица меняла кольца нареченным. Оба они, конечно, волновались, краснели, бледнели, представляли собою самую очаровательную пару и так и просились на картину в этот миг.

После обручения состоялся парадный обед. Императрица, Павел, Мария, оба внука и новонареченная великая княжна Елизавета сидели за особым царским столом на возвышении под балдахином… Залпы гремели во время тостов со всех верхов столицы, и колокола гудели целый день, как в Светлый праздник.

Щедро были награждены в этот же день все близкие к Александру лица… кроме республиканца Лагарпа. Фаворит Зубов как раз в эту пору успел восстановить императрицу против этого всем «чужого» человека, имеющего тем не менее сильнейшее влияние на своего воспитанника.

Зато остальные наставники остались довольны. Деньгами, чинами, лентами, поместьями и не одной тысячью «людских», «крестьянских душ» отблагодарила всемогущая бабушка за усердие и службу её любимцу-внуку.

В самый день обручения был оглашён список особого двора, назначенного Екатериной для Александра и его будущей жены. Шувалова была утверждена гофмейстериной молодой великой княжны. Три княжны — Мари, Софи и Лиза Голицыны, три очаровательных девушки шестнадцати, семнадцати и девятнадцати лет — были назначены фрейлинами к невесте.

Очень умная, известная при дворе чистотою нравов и силой духа, привлекательная, хотя и не красивая лицом, Варвара Николаевна Головина, тоже урождённая Голицына, давно уже была замечена Елизаветой-Луизой, и обе быстро сдружились.

Императрица была очень довольна таким сближением и теперь назначила мужа её, графа Николая Головина, гофмаршалом двора при обоих обручённых; таким образом, Головина стала самой близкой особой к молодой княжне, к их полному обоюдному удовольствию.

Граф Павел Шувалов, князья-тёзки Пётр Тюфякин и Пётр Шаховской явились камер-юнкерами при Александре, а юный граф Григорий Орлов и князья Горчаков и Хованский, тоже оба Андрея, заняли это же положение при Елизавете-Луизе. Три графа — Николай Толстой, личный друг Александра, Феликс Потоцкий и Василий Мусин-Пушкин — получили назначение камергерами при женихе; князь Егор Голицын, Алексей Ададуров и Павел Тутолмин — при великой княжне.

Не забыта и «нянька» Александра, госпожа Гесслер, попавшая в камер-фрау к невесте.

Никогда такой почести не оказывала императрица цесаревичу-сыну, законному своему наследнику, никогда не окружала сына подобным блеском ни до, ни после его браков…

Многозначительно стали покачивать многие головой, чаще замечаются таинственные толки и перешёптыванье во дворцах императрицы и цесаревича… Большое нечто затевается… И все, кому надо, даже догадаться успели, что это будет.

Помолодевшая, радостная, вся охваченная каким-то восторгом, Екатерина сияла все эти дни. Особенно радовало опытную правительницу, что одна новая совершенно черта вдруг проявилась в её новореченной внучке. Прелестный, очаровательный, даже немного слишком робкий ребёнок, каким она казалась всегда, сменился на глазах у всех в Луизе истинно царственной девушкой, прирождённой государыней, когда пришлось принять участие в торжествах обручения, выслушивать приветствия, поздравления и милостиво отвечать на них, сообразуясь с рангом и достоинством каждого отдельного лица.

Всё это великолепно выполнила Елизавета-Луиза.

— Знаете ли, я сама бы лучше не сумела сделать этого! — рассказывала всем и каждому императрица, повторяя без конца повесть об успехах своей новой внучки Луизы.

То же самое поспешила написать Екатерина и своим заграничным корреспондентам, начиная с родителей невесты и кончая, конечно, Гриммом, её «страстотерпцем» и «козлом».

С сыном и невесткой в эти дни тоже обращалась очень ласково государыня, невольно вызывая ответный отклик с их стороны.

Ясно глядели на землю небеса, весеннее солнце — и ясно, радостно шли дни в семье русской императрицы…

Двенадцатого мая выехала Екатерина в свою любимую летнюю резиденцию, в Царское Село. Дня через два туда же тронулись жених с невестой и весь их двор…

Павел с Марией и свитой ещё раньше вернулись в Павловск.

Веселье, затихшее в столице, вспыхнуло с новой силой здесь, в обширном старом дворце, в садах и парках царскосельских.

Пока действительно были веселы и счастливы все главные действующие лица царственного спектакля, который поставила на удивление миру Екатерина после тридцати лет славного царствования своего.

Однако уже и теперь какие-то полутени, полузвуки, как бы идущие вразрез общей гармонии, стали постепенно прорезаться для чутких ушей, мелькали перед зоркими глазами опытных дворцовых людей.

А таких немало во всём «придворном Петербурге», составляющем добрую четверть населения всей столицы. И стало их ещё больше сейчас, когда новый «молодой двор» прибавился к прежним: «большому» и «малому» дворам, к заднему дворику или «basse cour» самой Екатерины в лице её любимой камер-фрау Перекусихиной, двух дворецких — Тюльпина и знаменитого Захара Зотова, — дуры Даниловны и других. Затем идёт второй «птичник» фаворита Зубова, который с каждым днём захватывает всё больше и больше влияния. Здесь первую скрипку играет секретарь фаворита, Морков, иностранцы-дельцы — пройдоха Альтести, политический агент и сводник граф Эстергази, смелый де Рибас, музыкант-итальянец Джузеппо Сарти, граф Фёдор Головкин, любовник старухи Шуваловой, красивый и наглый, как обычно бывают люди такого сорта. Завистливый, злой, бесстыдный лжец и остряк, он одно время даже метил сам занять «заветное местечко» в сердце Екатерины. Но та его скоро разгадала, и неудачный честолюбец ограничился ролью прихвостня у признанного фаворита, утешился ласками толстой, но влиятельной и щедрой для любовников старухи Шуваловой. Отец и сын Штакельберги — примыкают сюда же.

Французские знатные эмигранты Шуазейль-Гуфье, Дотишан, Круссоль, Ришелье и, наконец, один из знатнейших немецких выходцев принц Нассау-Зиген, за собой ведущий других немцев без меры и числа, — эти люди, богатые алчностью, старыми дворянскими хартиями и поржавевшими доспехами, но бедные «фортуной», явились без всяких предрассудков в северную столицу, зорко глядят: где потеплее можно пристроиться? И в погоне за успехом словно играют «в четыре угла», перебегая от одного двора к другому. Но в Гатчину они попадают уже только по крайней нужде, раньше постучав в более позолоченные двери и потерпев там неудачу.

Если к перечисленным дворам и задворкам прибавить штат учителей и наставников обоих великих князей, их «кавалеров» и дядек, которые, как Остен-Сакен, Протасов, Муравьев, тоже набраны из видных семейств, — получится полный состав, общий вид того, что называется «придворными кругами» столицы.

Само собой понятно, что в обычное время все эти дворы, дворики, задворки и придворные закоулки отчаянно соперничают между собою, в одиночку и целыми группами роют друг другу ямы, стараясь урвать для себя и родни побольше подачек, наград и милостей, какими щедро сыплет уж много лет державная управительница этого сложного «хозяйства» своего…

Но кроме такого явного соперничества и сплетения интересов существуют между всеми этими людьми иные, невидные, но тем более прочные взаимоотношения и тайные связи.

Люди, стоящие наружно как бы в разных враждебных лагерях, при разных дворах, всё-таки взяты из одного общего круга и сословия служилых дворян и высшей знати русской. У них главные интересы одинаковы. Мало того, большинство из них в тесных дружеских и родственных связях. Старшее поколение занимало важные посты при императрице, а более юные — сыновья, дочери, племянницы и братья — находились при Павле, при его жене, сыновьях или даже при «фаворите», кто бы ни занимал в данное время это важное место, первейшее среди других придворных чинов…

Если случайно открывалось новое место или освобождалась вакансия при любом из дворов или «двориков» — «чужому» можно попасть на него только по воле всемогущего случая либо по прихоти самой Екатерины. А обычно такие места занимались «своими».

Поэтому получалась очень сложная картина, головоломный, запутанный узор непонятных взаимоотношений и конъюнктур.

По фронту обычно велась показная война, в подражание «господам».

Свита цесаревича и его супруги на глазах у последних даже не разговаривала с придворными императрицы, ограничиваясь официальными приветствиями.

А между тем в Гатчину быстро и подробно переносилось всё, что говорится и делается в самом интимном кругу Екатерины. И наоборот: каждый шаг, чуть ли не каждая мысль угрюмого сына становилась известна его матери… А чтобы сделать более терпимым своё предательство, чтобы скрасить шпионство, «друзья» Павла, служащие государыне, уверяли, что шпионят за цесаревичем ради его же собственной пользы. Он-де сам вредит себе своим отчуждением от матери, своими дикими, неосторожными выходками… И чтобы остановить, исправить зло, решаются на свои доносы эти «честные друзья».

То же самое приходилось выслушивать и цесаревичу, только, конечно, по отношению к его матери… То же было и у фаворита, у великих князей, всюду и везде.

Сея ветры, мутя воду, они исправно ловили золотую рыбку, эта огромная свора придворных умных людей, и пожинали то, чего не сеяли сами: все блага мира.

Конечно, самые глубокие тайны и закулисные затеи всех этих дворов зачастую выплывали на свет Божий. Атмосфера подкопов, интриги, наносных речей и клеветы отравляла вокруг весь воздух, не давая свободно дышать более чистым и бескорыстным людям, которые порою каким-то чудом появлялись у подножия трона.

Но дело от того не менялось чуть ли не сотни лет, и только с каждым новым царствованием принимало несколько иные, более грубые или более утончённые формы, как было сейчас, в долгие годы царствования Екатерины, соединяющей в себе самые несоединимые черты сильного, отважного человеческого ума и духа.

И вдруг совершилось нечто неожиданное и крайне неприятное для бесчисленной свиты придворных шептунов, переносчиков, хулителей, доносителей и интриганов высшей воды. «Хозяева», вся семья Екатерины, как будто спаянная новой нитью — появлением Елизаветы в её среде, зажила совсем по-родственному, без свары, без вражды и озлобления взаимного, как «Бог велел» жить всем родственникам, носящим царский пурпур или сермягу крестьянскую — всё равно.

Без дела, без занятий осталось множество лиц: нельзя клеветать, некому и не на кого сплетничать… Нет случая втереться в милость при помощи наговора, урвать подачку за кстати сделанный донос… И впереди — всё то же…

Всполошились многие. Лишь те, кто постарше и поумней, не падали духом. Криво улыбались только и говорили:

— И ветер дует не сплошь: с перемежкою… Отдохнёт, сил наберётся — и пуще людям тогда глаза порошит… Тишь перед непогодью всегда бывает. Чем больше тишь, тем грознее бурю надо ждать… да готовиться…

И они ждали… и готовились. Вернее, сами исподволь подготовляли ряд новых бурь и непогод на дворцовом небосклоне все — начиная с графини Протасовой, злой, желчной, чёрной, как негритянка, и распутной, как только может быть уродливая женщина, за ней чередовались дамы и кавалеры: Зубов, Шувалова и многие другие, уже перечисленные выше, свои и иноземные авантюристы и блестящие вельможи блестящего петербургского двора.

Но пока ещё небо было ясно, и ласковый май, цветущий, ароматный месяц, чарует и греет усталые от зимней непогоды молодые и старые души и тела.

Однако случается, что и в знойные летние дни бушуют сильные грозы. Одна из них и разразилась над Елизаветой-Луизой в начале августа, который был особенно прекрасен в этом году.

Пришла пора принцессе Фредерике возвратиться к себе домой, в милый тихий замок на дворцовой площади в Карлсруэ. Родители настаивают на этом. И они имеют свои основания. Теперь, когда старшая сестра станет супругой великого князя российского, наследника сильнейшей державы, младшая сестра имеет право рассчитывать на самого лучшего из женихов остальных европейских династий… Каждому приятно породниться с «порядочной» семьёй, хотя бы и посредством брака, дающего право на свойство, если не на кровное родство с будущим императором всероссийским.

Девочка грустит о разлуке с любимой сестрой, жаль ей также покинуть весёлый двор доброй императрицы… Но всё-таки тянет домой, к родным, в близкие, знакомые места… Зато Елизавета-Луиза безутешна.

Ночь на дворе. Окно в сад раскрыто. Звёздная, тёмная и тихая августовская ночь, полная пряных ароматов и свежей прохлады, глядит сюда, в спальню маленькой принцессы, где с ней наедине сидит теперь старшая сестра, тоже вся в белом лёгком ночном наряде, бледная и прекрасная, как мраморное божество. На кровать к сестре присела и тихо, печально говорит, держа в своих холодных руках нервную, горячую ручку девочки:

— Так ты скажи маме, чтобы она была спокойна… что я очень счастлива. Ты же видела: он такой красавец, добрый, ласковый… и он… любит меня… Я тоже… очень люблю его. Право! Только мы… понимаешь, стесняемся выказывать это. Особенно — при других. А я пишу маме, как мы… любим друг друга. Маме это будет приятно. И отцу. Милый, добрый наш отец. Когда я увижу их обоих? И тебя, и сестёр?.. — Голос оборвался, слёзы закапали часто-часто из глаз. Но лицо спокойно. Так хочет «счастливая невеста». И, овладев собою, продолжает: — Вот ты и скажи маме: как ласкает меня императрица, и цесаревич, и великая княгиня. Я пишу, что они поручили мне передать маме. Но ты всё-таки скажи. Мама тебе сильнее поверит, чем простому письму. Тут так весело…

— Правда, весело, Луизхен. Если бы не к нашим, и не уехала бы отсюда. А ты вот плачешь? Зачем? Я тоже расплачусь, на тебя глядя. Перестань…

— Нет, нет. Это я так… ничего. Грустно с тобой расставаться. Это ты маленькая ветреница! Едешь к маме, к отцу, к сёстрам. Так и не жалеешь меня. А я тебя… Ну, вот и ты плачешь! Вовсе не надо этого. Завтра глаза будут красные. Императрица подумает — ты нездорова, отложит отъезд. Лучше перестань.

Умная девушка знает, чем повлиять на сестрёнку. Та живо отёрла глаза:

— Пустое. Видишь, я перестала. И мне жаль оставить тебя. Да как же быть? Тебе со мною нельзя. Скоро ваша свадьба. Через месяц… И мне оставаться больше нельзя. Дорога испортится… и мама уже приказала. Надо ехать. Уже завтра мы поплачем. А сегодня и ты перестань, Луизхен. Ну не стыдно ли тебе: большая сестра, невеста, счастливая — и плачешь… И дрожишь вся… Верно, холодно из окна. Правда, свежо. Я закрою.

И девочка вскочила в тонкой рубашке, в кофточке, с белым чепчиком на шелковистых кудрях, маленькая, хрупкая женщина-ребёнок.

Но старшая удержала её.

— Постой, я сама. Правда, свежо из сада. Знаешь, подвинься, я лягу с тобой, и мы так проспим вместе последний раз до утра, как, помнишь, делали это давно, ещё маленькими девочками, там, у нас?..

Лежат обе тихо, думают о чём-то.

И вдруг снова жалобно, тихо, протяжно вырвалось у старшей:

— Одна! Ведь совсем останусь я теперь здесь одна… Понимаешь ли, Фрикхен? Ни единой родной души… Чужие, все чужие…

Бледное лицо с раскрытыми широко глазами так скорбно. Но слёз нет.

— Одна? Вот смешно. А… твой жених… твой муж будет с тобою… И все кругом тебя любят. И совсем не одна. Вот какие милые дамы есть у тебя… Вот ВагЬе Голицына, у неё такие честные глаза. Мне кажется, ты ей можешь все сказать, вот как мне… Даже больше. Она тебя лучше поймёт. Она уже большая… дама!.. А я маленькая девочка. Что я могу?..

— Ты?! Крошка моя. Ты хоть и не поймёшь, но ты моя… своя… родная… А он? Когда мы ещё так сблизимся?! Я так мало его знаю. Он такой… Хороший… очень хороший… Но как будто думает всегда о чём-то другом, о далёком… Даже когда говорит со мною, когда ласково говорит… Такой он спокойный очень!.. Как белые цветы есть здесь в саду: блестящие, красивые… Тонкий, ласковый запах. А сорвёшь, приложишь к лицу — плотные, глянцевитые листья холодят… не ласкают, как другие цветы. Словно не живые эти листья, весь цветок словно из воска… Ты видела на пруду?

— Ненюфары белые, большие? Знаю. Правда, будто не настоящие они и холодные всегда, в самую жаркую пору. Ну конечно… с таким не скоро подружишь хорошо.

— О нет! Мы очень дружны… Почти как с братом с ним. Но мне хотелось бы сестру. Вот ты назвала Голицыну, «толстую маршальшу», как мы прозвали её… Мне она очень нравится. Мы понимаем друг друга. И я бы могла, правда. Но я боюсь. Здесь все кругом так… ревнивы… так завистливы… Я давно заметила. И мама говорила мне. Каждый, если бы мог, завладел бы мною и им… Александром… Чтобы никто другой не смел нас и касаться, и заговорить, и… понимаешь? Если заметят, что я дружна с этой милой дамой… нас разлучат. Не знаю как, но сумеют… Наговорят мне, императрице, мужу… Испортят все хорошее, что есть сейчас… Потому я даже на глазах у людей стараюсь меньше говорить с ней… держусь так холодно…

— Ах, вот это почему? А я думала… Какая ты хитрая, Луизхен. Вот не ждала…

— Здесь нельзя иначе, дитя моё. Здесь большой двор, много людей, разные интересы. Нужно быть очень осторожной, особенно мне. Я всем чужая… Теперь понимаешь, отчего мне так тяжело расстаться с тобой? Но я и рада, что ты надолго не останешься здесь. И тебе пришлось бы делать насилие над собой, над душою своей, над своим сердцем, над… Впрочем, что я… Какие пустяки. Смотри, не вздумай маме сказать что-нибудь подобное. Она ведь огорчится. Помочь не может и будет плакать. Помни, Фрикхен! Обещаешь?

— Обещаю, Луизхен! — печально ответила девочка, и носик у неё сразу покраснел от прихлынувших и задержанных слёз.

— А я тут скоро освоюсь, справлюсь со всем… Будут у меня и друзья… И с ним… с Александром мы… будем жить хорошо… И все пройдёт… Но теперь — пока грустно… Вот я и болтаю с тобой… И тебя огорчаю, моя малышка… Усни. Уснём вместе. Уже поздно. Знаешь, императрица рано встаёт и не любит, если мы проспим дольше срока… Спи…

Нежно лаская, как ребёнка, сестру, она даже тихо стала напевать старинную колыбельную песенку, которую певала их старая нянька там, в далёком, милом замке.

Опять полились тихие слёзы. Но Фредерика уже не слышит, не видит ничего. Сомкнулись под чарой знакомого напева тёмные глазки. Ровно дышит грудь…

Так, мешая тихий напев со слезами, думами и грёзами, заснула наконец и старшая сестра, великая княжна российская…

— Долгие проводы — лишние слёзы! — сказала государыня в урочный час. Крепко поцеловала принцессу Фредерику, благословила её и отпустила из своего покоя.

Но все другие — сестра, оба великих князя со своими «дядьками» Протасовым и Сакеном, Шувалова, Голицына, молодёжь — не говоря о господине Стрекалове, под охраной которого возвращалась теперь на родину принцесса, — все через сад прошли к боковой калитке, где уже стояла большая дорожная карета и кучер изредка звонко пощёлкивал бичом.

Прощание сестёр было тяжёлое, трогательное. Они рыдали, не могли оторваться одна от другой; окружающие тоже все плакали. Даже Александр нарушил свою сдержанность и только отирал слёзы, сбегающие по щекам… О Константине и говорить нечего: этот рыдал чуть ли не навзрыд, как оно нередко случалось с очень впечатлительным и нервным юношей.

Сел Стрекалов… усадили Фредерику… Голицына держала в объятиях ослабевшую Елизавету-Луизу.

Лакей готовился захлопнул дверцу.

— До свидания, Луизхен! — вдруг прозвенел голосок девочки.

Та выпрямилась, вся вздрогнув, вырвалась от Голицыной, кинулась к карете, и там, внутри, обе сестры снова слились в тесном, неразрывном объятии.

— Прощай, прощай, Фрикхен… Прощай, моя малютка!.. — среди рыданий твердила княжна. — Маму, всех поцелуй. Помни, скажи… Прощай!..

Ещё один быстрый, судорожный, до боли крепкий поцелуй. Она соскочила с подножки кареты, ухватила за руку Ваrbе Голицыну и, не оглядываясь, побежала по аллее далеко-далеко, в самый конец английского парка, к искусственным развалинам, где порою в жаркую пору сидели целой компанией великие князья, княжны, их фрейлины и близкие лица свиты…

Здесь, припав головой на плечо подруге, княжна дала волю громким рыданиям, которые удерживала до тех пор, и только изредка повторяла:

— Уехала Фрикхен. Я теперь осталась одна… Мне так больно… Не оставляйте меня… Я совсем одинока!

— Ваше высочество… дорогая принцесса! Верьте моим словам, — нежно поддерживая девушку, заговорила Голицына. — Я глубоко предана вам… Люблю вас, как только может один человек любить другого. Вы стоите любви. И я докажу вам свою преданность. Верьте мне… вам будет легче… Плачьте. Грудь облегчится от слёз!

— Да, да… я верю! Я потому и позвала вас… Тебя!.. Будем друзьями. Я тоже люблю тебя. Мне так нужно иметь близкую душу… Говори мне «ты»… когда мы одни… Утешь меня. Пожалей. Ты же видишь, как я одинока, хотя и… хотя я счастлива, как все говорят… И уехала моя Фрикхен… совсем…

Снова рыдания прорвались у девушки. Но вот вдали послышались неясные голоса.

Приближались фрейлины и дамы, бывшие там, у кареты. Сразу смолкла княжна, сдержала рыдания, отёрла слёзы, выпрямилась и спокойная, ясная на вид, медленно пошла навстречу свите, которая, с Протасовой во главе, показалась на повороте аллеи. Так же спокойно двинулась она со всеми ко дворцу, вызвав невольное переглядывание и пожимание плеч у всех окружающих.

— Чудеса, и только! — не выдержала, тихо шепнула злючка Протасова своей