Бомж из номера люкс (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Ева Горская Бомж из номера люкс

Глава 1

Собиралась на встречу, как на праздник. Самое лучшее платье, купленное специально для этого случая. Тщательный макияж и почти идеальная укладка. Только подумать, ведь не виделись с Петькой целых три месяца. Слишком длительный срок для молодого организма. Боялась, что любимый просто не выдержал и изменил. Не монах чай. не привык к воздержанию. Но старательно убеждала себя, что мне достался верный спутник жизни, которому всякие там короткие юбки до лампочки… да, и не сезон для коротких юбок. Вон, на градуснике минус восемнадцать.

До выхода оставалось еще пять минут, я как раз застегивала сапожки, ко все равно поежилась при мысли, что мне предстоит покинуть такую уютную и такую теплую квартирку.

Застегнула шубку. А вот шапку одеть не решилась. Я провела сорок томительных минут, чтобы накрутить кудри, и еще двадцать, чтобы создать из тугих завитков небрежный образ.

Радовало, что родители укатили отдыхать на острова, оставив в мое распоряжение папину ласточку. Не радовало, что у машины отсутствовал автозавод. Вот бы спуститься и сесть в уже нагретый автомобиль. Эх, мечты-мечты.

… третий этаж, второй, первый. Выскочила из подъезда на улицу и поморщилась. Ну, и холодрыга! Спрятала мгновенно замерший нос в кашемировый шарф и засеменила по плохо убранному двору к стоянке.

— Твою… — захотелось выругаться. Я совсем-совсем не рассчитывала на то. что ночью выпал снег.

Нет, понятно, зима… осадки там всякие… Но машина сейчас больше напоминала сугроб, чем средство передвижения. А ведь местные синоптики клялись и божились, что осадки не ожидаются. Специально вчера в интернет лазила. Знала бы, еще утром спустилась и очистила. А вот сейчас было некогда, да и не могла я прыгать вокруг папиной ласточки в так тщательно созданном мной образе. Мне мечталось прибыть на встречу с любимым грациозной ланью, а не упыхавшейся лошадью.

Повертела головой в поисках добровольца, готового на все ради улыбки прекрасной дамы. С этой ролью отлично справился бы сосед Славик, оказывающий мне знаки внимания со времен средней школы. Но он, как и прочие другие, отсутствовал. К моей невероятной радости из-за угла соседского дома сначала показалась лопата, а потом вывалился закутанный в какой-то рваный тулуп мужичонка.

— Спасибо, Боже! — произнесла и устремилась на встречу к своему спасителю. Как назло, понятия не имела сколько эти гастарбайтеры зарабатывали. Не то, чтобы я нуждалась в деньгах, но определенно переплачивать не желала.

Чем ближе приближалась к желанному объекту, тем больше осознавала, как мне повезло. Мужичок так бодро выполнял свою работу, к тому же насвистывал какой-то веселый мотивчик. Могло сложиться впечатление, что ему нравилось то, чем он занимался. Хотя, может и нравилось… мне же было этого не понять. Предпочитала, как и большинство, уютный офис и скучную работу за компьютером активному труду на свежем воздухе.

— Извините, — приблизилась к дворнику со спины, чем и совершила первую ошибку. Вероятно, не ожидал мужик, что вызовет у кого-то интерес. Машинально обернулся. С лопатой обернулся. Слава Богу, хоть стояла на приличном расстоянии. Лопатой мне не попало, а вот ее содержимое оказалось на мне. — Твою…

— Нечего под руку лезть, — произнес мужчина, у которого оказался на удивление приятный голос.

— Я это не вам, — попыталась вздохнуть и чуть успокоиться. Мне этот тип явно сейчас был нужнее, чем я ему. В конце концов, отряхнулась от грязного снега. Потрясла головой, пытаясь не слишком испортить прическу. Осознала, что нос и уши окоченели окончательно. Надо было все- таки одевать шапку. Дворник лишь усмехнулся, возвращаясь к работе. А я успела мимолетом отметить, что это весьма привлекательный молодой парень. Лет тридцать, может, чуть больше. Не смогла разглядеть достаточно хорошо из-за его неухоженности. Вот если бы такого отмыть, побрить, переодеть… вполне мог бы сойти за человека. А так…

Мой отец работал в местной администрации и с детства меня учил, чтобы найти подход к человеку, нужно с ним общаться на понятном ему языке.

— Хотите заработать? — сделала вторую попытку.

— Ну? — дворник выпрямился, чуть оперившись на лопату, и уже заинтересованно посмотрел на меня.

— Мне надо почистить машину, — объявила, поймав на себе не просто заинтересованный, а какой-то уж слишком сальный взгляд. Словно, я была перезревшим персиком на прилавке у пройдохи-грузина, который пытался избавиться от залежавшегося товара любыми доступными способами. Дворник не был ни продавцом, ни несчастным обдуренным покупателем, он был той самой мухой, которая кружила над подпорченным продуктом, желая пристроиться и отведать желаемое лакомство. Природа и родители подарили мне весьма привлекательную внешность… более, чем привлекательную. Но никто не смел смотреть на меня подобным образом. Слишком неуважительно. Слишком вызывающе. Практически была уверена, что этот гастарбайтер мысленно меня уже раздел и уложил в ближайший сугроб. — Заплачу двести рублей, — быстро добавила, стараясь отвлечь мужика.

— Двести рублей и вечером пойдешь со мной в кабак. — быстро сориентировался мужчина.

— Триста и я просто скажу вам: «Огромное спасибо!», — сделала встречное предложение, находясь в некотором шоке от самомнения некоторых. Неужели он решил, что я настолько отчаялась, что пойду на свидание с таким… Мама дорогая! Хотя… я успела рассмотреть мужичка поближе. Недурен. Весьма недурен. И, кажется, не так, чтобы совсем глуп. Только почему молодой привлекательный мужик работал дворником? Ведь ему всего тридцать… перед ним море возможностей. Ответ напрашивался сам собой: приезжий и без должного образования. Я ничего не имела против приезжих, если они ведут себя цивилизованно. А этот вел однозначно. Вот весьма усердно трудился…

— Пятьсот, — обнаглел мой собеседник. Как-то за то, чтобы счистить снег с машины было многовато для провинциального городка. Наверное, стоило начинать торг рублей с пятидесяти.

Посмотрела на часы. Я пока не опаздывала, но сильно рисковала. Петька терпеть не мог подобного неуважения. А мы сегодня должны были не только увидеться первый раз за три месяца, но и обсудить предстоящую свадьбу. Свадьбу, подготовка к которой во всю шла. Подумать только, через какой-то месяц я стану госпожой Калининой…

— Пятьсот, — не стала артачиться. За время короткого разговора продрогла окончательно. У меня скоро зуб на зуб попадать перестанет. — Пойдемте скорее, — уже развернулась, чтобы уйти.

Неожиданно мужчина схватил меня за руку и потянул на себя:

— А скрепить договор поцелуем? — нагло предложил дворник.

— Целовать будете свою жену, — фыркнула в ответ. Отчего-то наглость этого мужлана не раздражала, а наоборот… Меня, вообще, его самомнение ставило в тупик. Ничего не добился в жизни к тридцати годам, а ведет себя, словно, хозяин жизни… а не лопаты. Хотя хозяином лопаты он тоже не был. Она скорее всего принадлежала коммунальным службам.

— Я не женат, — но я уже никак не отреагировала на сказанное. Мне удалось вырвать руку. Зашагала по направлению к папиной машине, даже не оглянувшись. Была более чем уверена, что дворник последовал за мной.

Так и вышло.

Чуть убрала снег со стыка водительской двери и корпуса, чтобы он не попал в салон. Залезла внутрь и включила музыку. Пока дворник работает, решила подобрать себе подходящую радиостанцию. Вкусы мои от папиных слишком уж сильно отличались.

К моему удивлению, мужик не спешил приступать к своим обязанностям. Вальяжно стоял оперившись на лопату. Вспомнила, что не снабдила его орудием труда. Хотя мог бы пока и лопатой помахать. Снег быт не только на машине, но и возле. Я, безусловно, выехать смогу… но за пятьсот рублей он должен бы отскоблить все до асфальта.

Вооружившись щеткой, снова выбралась из салона:

— А вы почему ничего не делаете? — хмуро посмотрела на нанятого работничка. Все больше склонялась к мысли, что самой было бы быстрее… даже, если бы решила сходиться и переодеться в более подходящую для очистки машины от снега одежду.

— А я работаю по предоплате, — ухмыльнулся наглый тип.

— Вот вам предоплата. — порылась в сумке и выудила двести рублей. Те, которые изначально собиралась заплатить. — Остальное получите по окончанию работы и постарайтесь уложиться в десять минут.

Мужик снял рукавицу и засунул деньги куда-то в карман, а я успела отметить, что у него довольно-таки изящные ладони. Ладони, больше подходящие, офисному планктону, нежели труженику метлы и лопаты.

Покачала головой, чтобы избавиться от посторонних мыслей. Какие руки, принадлежащие офисному работнику?.. Я бы еще его длинные пальцы соотнесла с пианистом… Хотя, всякое, конечно, бывает. Очень часто учителя или инженеры, приехавшие на заработки в Россию, не могли устроиться по специальности и довольствовались малым. А этот тип имел славянскую внешность. Предположила, что скорее всего выходец из братской Белоруссии. Вот была у меня подружка…

— Дамочка, а щетку дать не желаешь? — усмехаясь, поинтересовался мужчина. — Я, конечно, могу и лопатой, — он демонстративно и играючи легко подхватил лопату и снял тонкий слой снега с капота автомобиля, — но не уверен, что тебе понравится такая уборка.

Я даже фыркнула от негодования. Больше не от его действий, а от того, что дамочкой обозвал. Решила вернуться в салон автомобиля, где, во-первых, было теплей, чем на улице, во-вторых, я могла бы успокоиться, чтобы не вступить в перепалку с этим типом. Вот ненавидела, когда пытались на меня вешать ярлыки. Никогда не лезла за словом в карман. Но припираться с дворником ни место и ни время… и, вообще, это ниже моего достоинства. Не то, чтобы я не уважала людей, зарабатывающих на жизнь тяжелым физическим трудом… но да-да, себе могла не врать, считала себя лучше. У меня было высшее образование, заграничная трехмесячная стажировка, отличные перспективы, родители, не последние люди в этом городе, и жених, который имел более уважаемую профессию, нежели дворник. Еще раз взглянула на мужчину. Все-таки не могла не признать, что очень симпатичный. Не будь у меня Петьки и не будь он дворником…

— Держите, — извлекла с заднего сидения автомобильную щетку, — и поторопитесь, пожалуйста.

— Залезай внутрь, — скомандовал мужчина, — и включи музыку погромче, — а я уже начала жалеть, что не воспользовалась услугами такси. Хотя слишком много сегодня было задумано дел, мне придется сильно потрудиться, чтобы успеть все запланированное.

— Раскомандовался. Тоже мне начальник метлы и лопаты, — беззлобно пробубнила села под нос, возвращаясь на водительское место. А, вообще, ему шло командовать. Выправка у мужика была отменная. Явно держал осанку, не смотря на невнятный ватник и оранжевый жилет. Двигался стишком легко и грациозно. Чувствовалась в нем какая-то стать. Такая достигается упорными тренировками. Но вряд ли у дворника была возможность постоянно посещать спортивный зал. Может, он какой-нибудь военный? Хотя, с другой стороны молод для какой-то серьезной должности. Может, прапорщик?

Этот странный тип занимал все мои мысли. И это вместо того, чтобы думать о встрече с любимым. Посмотрела на часы и ужаснулась. Разговоры с этим типом отняли уйму времени. Если он не поторопится, я, действительно, рисковала опоздать. Достала из сумочки мобильный телефон и набрала знакомый номер. Лучше предупредить, чем потом выслушивать поучения и нотации.

— Да.

— Привет, Петенька.

— Я надеюсь, ты уже вышла, Лина?! Знаешь же, что я не люблю ждать, — недовольно пробурчал жених.

— Вышла. Но на дорогах ад. Могу немного задержаться.

— Опять села за руль?

— Ну да. — оправдываться страшно не хотелось. Я уже успела забыть за трехмесячную разлуку, каким занудой иногда бывает милый. Отчего-то именно сейчас захотелось нахамить женишку или лучше отдать телефон дворнику. Вот кто бы, не особо стесняясь, поставил Петра на место.

— Знаешь ведь, что мне не слишком нравится, как ты водишь, — лишь тихо вздохнула. И это говорил мне человек, который ругал встреченных водителей направо и налево. Этот его подрезал, тот не пропустил…

— Давай, мы обсудим это чуть позже, — примирительно произнесла. — Я просто позвонила предупредить.

— Хорошо, — ворчливо пробурчал Петр. — Нам, действительно, нужно с тобой серьезно поговорить. А ты ведь за рулем, не хочу, чтобы попала в аварию и СНОВА перенесла нашу встречу видимо, то, что я вчера решила отменить встречу и поехала провожать родителей в аэропорт, будет припоминать мне довольно долго. Но родителей я тоже не видела три месяца и абсолютно не была готова к тому, что к моему возвращению, они сами отправятся в отпуск. — Все. — повесил трубку, оставив меня в некотором смятении. Иногда задавала себе вопрос, зачем я встречалась с таким, как Петр. Не только встречалась, но и собиралась замуж, связав себя на всю жизнь. Ответ был очевиден: он был подходящей партией. Симпатичный. С престижной работой и хорошими карьерными перспективами. При деньгах. С отдельной квартирой и машиной. Наши родители были примерно одного статуса и материального достатка. Давно дружили. И иногда мне казалось, что хотели нашей свадьбы больше, чем мы сами.

Неожиданный стук в стекло отвлек от раздумий. Посмотрела и с удивлением поняла, что окна чистые, как и капот. Быстро он справился.

Чуть опустила стекло.

— Принимай работу, — произнес дворник. Он снял шапку и взъерошил волосы. Посмотрела на этого типа в некотором ошеломлении. А он оказался даже лучше, чем я предполагала… и однозначно моложе.

Выходить из машины на лютый холод больше не желала, поэтому чуть ниже опустила стекло:

— Щетку, — дворник просунул мне орудие труда, и я бросила щетку на соседнее сидение, успев отметить, что он предусмотрительно отряхнул ее от снега.

— Деньги.

— Послушайте, у меня сейчас нет при себе мелких денег. Вернусь, получите остальное, — или не получите, потому что была не уверена, что ночевать буду сегодня дома. В любом случае я собиралась выполнить условия сделки… если не сегодня, так завтра. Место работы мужчины было мне известно.

— Послушай, — слушать его я уже не стала, подняла стекло и, побибикав, чтобы убрался с моего пути, стала выруливать влево. Как ни странно, мужчина не стал преграждать мне путь. Хотя, если чуть задуматься, в этом ничего странного не было. Тип знал, где жила я… знал, какая у меня машина… и мог в любой момент отомстить…

Прежде чем выехать со двора, бросила взгляд в зеркало заднего вида, мой новый знакомый, чьего имени я так и не узнала, вернулся к своим обязанностям. Все-таки странный тип. Знала бы я тогда насколько…

Глава 2

И все-таки я не опоздала. Вот за что люблю личный автотранспорт — это за возможность не ждать и не подстраиваться под чьи-то интересы. Припарковалась около торгового центра, внутри которого договорились встретиться с Петром, за десять минут до назначенного времени. Там был маленький и очень любимый мной ресторанчик с итальянской кухней.

Я находилась в прекрасном настроении. Выглядела просто волшебно. Улыбалась и была полностью довольна жизнь. Но стоило мне войти в ресторан, как, буквально, сразу натолкнулась взглядом на счастливую парочку. Они сидели на диванчике, плотно прижавшись друг к другу, и держались за руки. Сидели и не замечали вокруг себя ничего… и никого.

— Добрый день! Добро пожаловать в «СпагеттиХаус»! Вас ждут или вам нужен столик?

— А-а, — отозвалась, абсолютно не понимая, о чем меня спрашивает симпатичная девушка. То есть я не знала, симпатичная она или нет. Мне попросту было не до нее, не могла оторвать взгляд от сладко воркующей парочки. Но я отлично помнила, каких хорошеньких администраторов и официанток нанимало руководство данного заведения. Поэтому оно было весьма популярно среди мужского населения нашего города даже днем в будние дни, хотя ценник был немного выше среднего. Правда, и готовили тут тоже весьма неплохо… но это уже частности.

— Вас ждут или вам нужен столик? К сожалению, выбор сейчас не слишком большой, — терпеливо повторила милая девушка.

— Меня ждут, — отмахнулась и прошла к столику, где меня явно не ждали.

— Добрый день. Аня, Петр! — бросила и отвернулась. Надо было раздеться. У меня появилось несколько секунд отсрочки, чтобы попытаться совладать с нахлынувшими чувствами от предательства. Горечь. Обида. Разочарование. Мой жених и моя лучшая подруга. А я-то глупая, задавалась вопросом, почему Анька последние полтора месяца избегала видео-звонков по скайпу. Вот попросила присмотреть за молодым человеком на свою голову. Глубоко вздохнула. Не стоили эти двое моих слез.

Правда, к своему удивлению плакать я не собиралась. Просто было неприятно. Но вот какой-то особой утраты, какую, по-моему, мнению должен ощущать обманутый человек, я не чувствовала. То есть от слова «вообще». Нет, от гадюки Аньки подобного не ожидала. Все-таки не чужой человек. Дружили с пятого класса. Она меня сестрой называла. А вот от того, как со мной поступил Петр, пострадало лишь уязвленное самолюбие. Самолюбие, которое, буквально, вопило: «Как? Как ты мог променять меня на эту швабру? Нас ведь даже сравнить нельзя!» И, действительно, я красивая молодая девушка, с высшим образованием, с хорошими перспективами и влиятельными в рамках нашего городка родственниками… и она… Ничего особенного, ни симпатичного лица, ни внятной фигуры. Отсутствие высшего образования. Закончила швейное ПТУ. Работала продавцом в магазине женской одежды. Отца нет, мать алкоголичка со стажем. Вот пригрела в своей семье змею. Ведь Анька очень часто оставалась у нас ночевать, кормилась с нашего стола…

— Привет, — робко защебетала девушка. Я успела повесить шубку на вешалку и обернулась к сладкой парочке. Парочке, которая больше не держалась за руки и перестала улыбаться.

— Вы уже что-нибудь заказали? — как ни в чем не бывало, поинтересовалась я. Девушка выразительно посмотрела на меня, молодой человек взглянул с непониманием, но ответил:

— Нет.

— Вот и прекрасно. У них тут восхитительная паста с морепродуктами. — как раз мимо нас проходила одна из официанток. Я ухватила ее за подол юбки:

— Извините, вы не могли бы принять у нас заказ?

— Да-да, конечно.

Когда девушка озвучила заказанные блюда и сверилась с написанным, все уже немного свыклись с новыми обстоятельствами. Я даже почувствовала некое облегчение, что козлиная натура моего бывшего жениха выплыла до официального бракосочетания. Сейчас сидела, смотрела на этих двоих и не понимала, что нашла в Петре. Ну да, первый парень… и что? Вот дворник и то был более симпатичным и привлекал меня в физическом плане больше, чем этот…

— Лина, не стоит оттягивать неизбежное, — трагическим голосом провозгласил уже бывший жених, чем вызвал у меня ухмылку.

— Я тебя внимательно слушаю, милый, — поставила локти на стол, нарушая столовый этикет, и уперлась подбородком в ладони.

— Я не понимаю, чему ты улыбаешься. Ты должна была понять, что я тебя бросаю. — пафосно изрек несостоявшийся суженый.

— Понимаю, — произнесла нараспев, — и знаешь, я рада, — снова широко улыбнулась. Забавно было наблюдать, с какой бешеной скоростью менялась мимика на его лице. Дорогой подруженьке пока что моего внимания не досталось. Я, вообще, старательно делала вид, что ее нет.

— Как рада? — он мгновенно переменился в лице. Столько непонимания я не видела на лице любимого никогда. Да, сейчас мне было весело, но прекрасно осознавала, что позже придет понимание. Может, я не так уж сильно была влюблена в этого молодого человека. Но он у меня был первым и единственным. Встречались все-таки пять лет, привыкли друг к другу и это не могло не отложить должного отпечатка на сердце и в душе.

— А вот так. Я рада, что ты нашел себе достойную, — поморщилась и одарила Аньку брезгливым взглядом, — подружку.

— Невесту, — тихо произнесла девушка. А мне еле-еле хватило выдержки, чтобы ее чем-нибудь не стукнуть. Не потому, что она предала нашу дружбу, а потому что смогла сохранить достоинство в этой непростой ситуации. Пожалуй, это лучшее качество, каким она обладала. Умение себя держать. Как говорят: «Делать хорошую мину при плохой игре». А еще она обладала удивительной выдержкой и бесконечным терпением. Была спокойной и очень доброжелательной. Внешне доброжелательной.

«Стоп, Лина!», — приказала себе. А то рисковала из этой предательницы слепить образ ангела.

Такого падшего ангела. Хотя, ангелы все же были посимпатичнее, чем она.

— Невесту, — поправилась. — Надеюсь, что вы будете бесконечно счастливы друг с другом.

— Лина, — снова обратился ко мне Петр, — ты понимаешь, что мы расстаемся? — все не мог успокоиться молодой человек. Видимо, до него никак не желало дойти, что я не собиралась падать на колени и умолять меня не оставлять, кидаться на него с кулаками и закатывать скандал, истерить и вытирать скатертью слезы…

— Понимаю. И еще раз повторяю, что рада.

— ПОЧЕМУ? — вот бывший жених ни сдержанностью, ни спокойствием не отличался. Он заорал и поднялся. Стол чуть пошатнулся, а я порадовалась, что еще не принесли наш заказ… мой заказ, потому что эти двое ничего не заказали. Анька сначала хотела заказать латте, но потом передумала. Зная мой темперамент, вероятно, решила, что я могу воспользоваться кофе не по назначению.

— Может быть, потому, что я тоже кое-кого встретила и не знала, как тебе сказать, — задумчиво произнесла. Не то, чтобы я хотела это произнести. Просто слова вылетели сами собой.

— Врешь! — завопил Петр. — Ты не могла! Не могла!

— Отчего? — ситуация становилась абсурдной. На нас уже стали обращать внимание.

Нежелательное внимание. Некоторые посетители ресторанчика с любопытством косились в нашу сторону.

— Петенька, перестань, — Анька дернула женишка за рукав, побуждая того сесть и не устраивать скандал. — А Лина нам его завтра продемонстрирует, правда? — елейно улыбнулась мне. Вот стерва! Вот зараза!

— Конечно, — ни секунды за задумываясь, сообщила и также приторно-сладко улыбнулась в ответ.

— Пойдем, любимый, — теперь девушка подтолкнула моего бывшего жениха, вынуждая подняться. — До завтра, Ангелина.

— До завтра.

— И что теперь делать? — тихо произнесла, проследив, как эти двое покинули ресторан.

Если бы не завтрашняя дурацкая встреча выпускников, ради которой я вернулась из заграничной стажировки раньше на целую неделю, послала бы Петрушу и Аньку в пеший эротический тур, еще бы и платочком вслед помахала. Знала бы, что так сложится, осталась бы и наслаждалась прекрасными видами и теплой погодой вместо того, чтобы мерзнуть и придумать, как теперь выкрутиться из создавшегося положения.

Я почти пять лет назад закончила школу. Очень многие уехали покорять столицы и наши пути разошлись, с некоторыми я продолжала перезваниваться и иногда встречаться, еще про часть успешно успела забыть. А ведь когда-то была королевой класса, блестящей ученицей, подающей надежды. Несмотря на положение моих родителей, смогла бесплатно поступить и закончить лучший ВУЗ в нашем городе. А ведь благодаря золотой медали и деньгам отца могла бы учиться в Москве и в Питере, как это некогда сделала моя старшая сестра. Но я отказалась. Одной из причин был как раз этот предатель Петруша. В любом случае это мне не помешало получить красный диплом и возможность стажироваться в иностранной компании. И вот завтра увидеть всех «своих», посмотреть кто, чего достиг… я просто не могла упустить подобную возможность…. как и явиться на встречу в одиночестве, чтобы доставить удовольствие этим двоим.

Как раз в этот момент ко мне подошла официантка с выполненным заказом, а я решила дополнительно заказать себе панна коту. Мне всегда думалось лучше под что-нибудь сладенькое. Любимый десерт здесь подавался под различными ягодно-фруктовыми соусами. Отдавала предпочтение манго, но сегодня его не оказалось в наличии:

— Как насчет мандарина? — уточнила девушка. Я лишь кивнула. Мандарины любила не меньше.

Зима у меня всегда ассоциировалась с этими фруктами. Мандарины… Этот яркий, такой оранжевый… Оранжевый, как рабочий жилет моего дворника…

«Нет, Лина, нет! Это очень плохая мысль!», — попыталась убедить себя в абсурдности пришедшей идеи.

«Да, Лина, да! Это просто блестящая мысль!», — возражал внутренний голос. Мужчина был явно меркантильный. Быта уверена, что за определенную сумму он согласится сыграть роль моего нового возлюбленного. Собой дворник быт определенно недурен… а вот если его к тому же чуть привести в порядок…

Робкие возражения о том, что можно было бы попросить Славика или еще кого-то из парней, которые оказывали мне знаки внимания, отпали сами собой. Город у нас не слишком большой. А Петр успел перезнакомиться со всеми моими друзьями и соседями.

Решено!

— Девушка, я передумала. Пожалуйста, принесите счет. — если дворник согласится, в чем я не сомневалась, работа предстояла нелегкая. А времени было в обрез. Вооружившись вилкой, с воодушевлением посмотрела на пасту с морепродуктами. Пора было подкрепиться. Силы мне определенно понадобятся.

Глава 3

По дороге домой продумывала разные варианты поведения с дворником. Решила, что сразу предлагать ему сделку не буду. В конце концов, он — товар, я — купец, как бы высокомерно это не прозвучало. И прежде чем делать более, чем заманчивое предложения, я должна… просто была обязана осмотреть этот товар. Правда, данная идея мне казалась очень сомнительной. И рисковой, потому что я знала только один способ заставить мужика раздеться…

Уже въезжая во двор заметила ярко-оранжевый жилет, сильно контрастировавший по цвету со снегом.

Припарковалась и прямо отправилась к моему «товару». Была у меня мысль подняться в квартиру и переодеться во что-нибудь, удобное и более подходящее случаю, но я быстро отбросила данную идею. Просто боялась передумать.

С каждым шагом, приближающим меня к мужчине НЕ моей мечты, возникшая мысль казалась все более бредовой.

— Еще раз здравствуйте, — чуть повысив голос, окликнула мужчину. На этот раз предусмотрительно держала дистанцию.

— Ну, здравствуй, красавица, — усмехнулся дворник. Он был румяным и находился в прекрасном расположении духа. И все-таки какой он симпатичный…

«Так, Лина, соберись! Не отвлекаемся!», — тотчас осадила себя.

— Ваши триста рублей, — достала из кармана шубки заранее приготовленную и сложенную вдвое тонкую пачечку купюр. Дворник убрал их в карман, даже не пересчитав. Хотя, признаться, ожидала от него именно этого.

— Не думал, что ты вспомнишь, — миролюбиво заметил он.

— Отчего? — обиделась я. Своим замечанием он уводил меня в сторону, сбивая с нужного пути.

Поэтому туг же добавила:

— Впрочем, неважно. Скажите, вы сейчас очень заняты?

— Как ты видишь, снега меньше не становится, — хмыкнул мужчина. Ну да, в этом он был прав.

Снег снова повалил, еще когда я садилась в автомобиль на парковке торгового центра. Правда, он мне больше не мешал. Мне теперь было плевать на прическу, и я по-деревенски завязала на голове платок.

— Значит, свободны? — уточнила на всякий случай, а то. кто этих дворников поймет.

— И что ты хочешь?

— Вас, — ляпнула и осеклась, поняв, что сказала откровенную глупость. — То есть не конкретно вас, а вашу помощь.

— Валяй, выкладывай. — милостиво разрешат мужик.

— Идемте, — мужчина понял правильно. Не став задавать глупых вопросов, молча последовал за мной.

Так и шли в молчании до самого подъезда. Когда прикладывала ключ к домофону, дворник весело хмыкнул. А меня вот передернуло от его такого настроя. Если раньше я собиралась позвать его в квартиру, то сейчас передумала. Передумала, решив устроить поверхностный осмотр «товара» прямо в подъезде.

Стоило нам оказаться в теплой парадной и подняться на лифтовую площадку, как я обернулась к мужчине и приказала:

— Раздевайтесь.

Дворник лишь усмехнулся и даже не подумал продемонстрировать мне свое роскошное, накаченное тело. Во всяком случае я очень рассчитывала, что оно окажется именно таковым. Ну, или, по крайней мере, чем-то похожим. Ведь должно же бессмысленное махание метлой и лопатой приносить какую-то пользу для тела.

— Ты ничего не забыла? — хмыкнул мужчина, одарив меня насмешливым взглядом.

— Нет, — немного растерялась.

— Я работаю по предоплате, а за стриптиз в общественном месте тебе придется нехило раскошелиться.

— Что? — мне потребовалось несколько секунд, чтобы взять себя в руки. — Не нужен мне от вас никакой стриптиз, — возмутилась. — Мне просто необходимо посмотреть на вас без этой ужасной фуфайки.

— Баш на баш?

— Что?

— Ты снимаешь шубку, я сбрасываю ватник, — в подъезде было ужасно тепло. Представляю, какие счета родителям выставляли коммунальщики. Немного подумав, стащила с головы платок и начала расстегивать шубку. Пусть любуется. К моему удивлению, наглый мужик принялся раздеваться…

Через пару минут я смогла оценить содержимое ватника… и сказать, что оно меня не порадовало, не могла. Нет, однозначно, махание лопатой заменили этому мужлану отличный спортивный зал.

— Повернитесь, пожалуйста, — попросила его в очередной раз. Задница у него была восхитительная. Джинсы на нем сидели просто отпадно. Мне до невозможности захотелось протянуть руку и ущипнуть за одну из этих подтянутых половинок. Мысли, наверняка, были как у кого-нибудь озабоченного гормонами подростка… притом, мужского пола.

— Налюбовалась? — хмыкнул он.

— Да!

— Может, тогда, наконец, объяснишь мне смысл этого цирка? — поинтересовался мужчина, снова накидывая на себя ватник.

— Давайте поднимемся ко мне, и я сделаю вам очень заманчивое предложение, — выпалила очередную глупость. Что я несла? Любой бы другой уже давно решил, что я собиралась заплатить ему за секс. А этот так… ничего… с юмором попался. Реагировал крайне спокойно.

— Более заманчивое, чем раздеться в подъезде?

— Более прибыльное однозначно. — фыркнула в ответ и нажала на кнопку вызова лифта. Не слишком хотелось вести незнакомца в квартиру родителей, но идти в какую-нибудь жалкую лачугу, где он жил. тем более.

— Этаж какой? — двери лифта медленно раскрылись.

— Восьмой. Вы что себе позволяете?! — возмутилась, когда дворник втолкнул в лифт и притиснул к себе.

— Помолчи. — властно произнес мужчина и зажал в пальцах подборок, а потом вовсе наклонился и поцеловал. Такой наглости не ожидала от постороннего мужика. Одно дело заигрывать на словах, другое зажимать в лифте и пытаться поцеловать.

— А-а, — попыталась возмутиться. Это стало моей ошибкой. Этот мужлан, от которого, кстати, пахло на удивление приятно, вместо того, чтобы проявить ласку, действовал, как таран. Пропихнул язык в мой рот и стал там хозяйничать. Я растерялась на несколько секунд, но, быстро сумев взять себя в руки, стала барабанить по его плечам. Как мои руки оказались на его плечах, осталось для меня загадкой. Впрочем, безрезультатно. Такой слой одежды делал попытки моего сопротивления просто бессмысленными. Тем временем поцелуй продолжался… Более того, такая яростная атака начала мне нравится. Что-то было в этом такое… запретное.

— На первый раз хватит, — насмешливо произнес мужчина и демонстративно вытер губы тыльной стороной ладони. Мне стало неприятно. — Приехали, выходи, — скомандовал он, когда покинул кабину лифта сам, а я замешкалась. Послушно вышла вслед за дворником, все еще находившись под впечатлением от произошедшего. Была вынуждена констатировать, мне понравилось. Даже как-то слишком. Пусть мужчина был несколько грубоват, а я привыкла к другому обращению, но это не меняло ситуации. Мне понравился поцелуй. Он меня захватил и заставил задуматься о продолжении. Естественно, ни о каком продолжении речи не шло.

— Какая квартира?

— Восемьдесят вторая, — отозвалась машинально, задумавшись о неправильности происходящего. Я всегда общалась с кем-то из моего социального круга, а новые знакомства старалась заводить на перспективу. Но дворник…

— Что ты там застыла? — окликнул он меня. — Открывай или ключи дай, — порылась в сумочке, пытаясь сформулировать новый вопрос. Мне необходимо было выяснить причины, по которым этот удивительный мужчина пошел работать дворником.

— Ты русский?

— Да.

— А где сам живешь?

— ЖЭК снимает для нас однокомнатную квартиру в соседнем доме, — мне, наконец-то, удалось найти ключи.

— Для вас?

— Нас пятеро. А, вообще, интересная ты девушка. — хмыкнул он. — Тащишь в квартиру незнакомца. Интересуешься, где он живет. Явно не боишься, что я могу сотворить с тобой что-нибудь любопытное. А именем даже не поинтересовалась.

— Ты тоже не слишком-то интересовался, как меня зовут, когда полез целоваться, — парировала я. — Проходи, — мне удалось справиться с дверью. Проскользила внутрь квартиры и облегченно выдохнула. Конечно, то, что он жил впятером в однокомнатной квартире было получше того, что я себе нафантазировала. Почти была уверена, что ночевал мужчина в подвале. Например, в Москве у сестры именно так устраивались дворники.

— И как зовут моего ангела? — он закрыл за собой дверь, а после притиснул меня к стене.

— Ангелина.

— Значит, действительно, Ангел, — мужчина, который не представился в ответ, наклонился с явным намерением поцеловать во второй раз. Но на этот раз я была готова.

— Нет, — прошептала в самые губы.

— Нет? — кажется, он был слегка удивлен.

— Поцелуи в сделку не входят, — чуть оттолкнула от себя дворника, показывая тем самым свое нежелание находиться в его объятиях.

— А у нас какая-то сделка? — он не заметил или сделал вид, что не заметил моей попытки освободиться. Во второй раз пихнула сильнее.

— Будет, если ты позволишь мне раздеться.

— Позволю не только раздеться, ко и накормить меня обедом, — нагло заявил он, отступая.

Повесил ватник на крючок и начал стаскивать с себя брюки.

Мама мне всегда повторяла: «Сытый мужчина — довольный мужчина», а сестра ей вторила: «Путь к сердцу мужчины лежит через его желудок». Сердце этого мужчины мне было ни к чему, но вот его довольство при этом важно. Проблема заключалась в том, что дома было шаром покати. Родители уехали отдыхать, а я не являлась фанатом кулинарии. То есть практически не умела готовить. Максимум могла приготовить омлет, часто слегка подгоревший. Сосисок еще могла отварить или пельменей. В принципе, дворнику второй вариант, думаю, подошел бы. Только наша семья придерживалась здорового питания… вернее, его придерживалась мама. То есть вхолодильнике можно было найти мясо и замороженные овощи. Но так как родители уехали даже мяса не было. Я же в свою очередь предпочитала йогурты и овощные салатики. К тому же уже пообедала.

— Это будет весьма проблематично, — я успела скинуть шубку, сапожки и осталась в нарядном платье. Мой дворник тоже преобразился. Избавившись от ватника и теплых штанов, оставшись в джинсах и свитере. Я в очередной раз с удовольствием окинула взглядом его ладную фигуру. К моему удивлению, вещи были на нем весьма приличного качества, что было несколько странно. Я даже приблизилась к нему и неверующе провела рукой по ровной строчке шва. Похоже не подделка. Джинсы Levi Strauss, больше известные, как Levi’s. Сама носила такие. Стоили они обычно от двухсот долларов.

— Ты решила перейти сразу к десерту? — внезапно для меня мою руку накрыла мужская, вдавливая в задницу дворника. Но я не обратила на это ровным счетом никакого внимания. Меня больше интересовали заклепки и эмблема.

— Откуда у тебя такие вещи? Или дворники сейчас получают, как топ-менеджеры?

— Решила устроиться к нам, милая? — он перехватил меня за запястье и грубовато перетащил вперед, чтобы иметь возможность смотреть в лицо.

— Нет. Послушай… — поняла, что до сих пор не знаю имени мужчины. — Ты так и не представился. — упрекнула его, хотя сама не слишком-то интересовалась его именем. — А мне просто интересно.

— Интересно ей, — с сарказмом произнес мужчина. — Через остановку отсюда отличный секонд- хэнд. — я лишь разочарованно выдохнула. Про этот секонд-хэнд прекрасно знала. Он принадлежал моей семье, вернее матери. Отцу не полагалось по закону, так как он являлся госслужащим. Именно в этот магазин собиралась отвезти мужчину, чтобы прилично и бесплатно приодеть перед завтрашним мероприятием. А он, похоже, без меня отлично справлялся сам. Было приятно, что он имел вкус. Предпочитал чужие вещи хорошего качества новым сомнительного. Ведь за небольшие деньги, которые человек тратил в секонд-хэнде, можно было лишь купить откровенное тряпье с ближайшего рынка. — А зовут меня Ян.

— Красивое имя, — немного разочарованно протянула. Сама не могла понять, что меня так расстроило.

— Я вроде сам ничего, — с таким апломбом заявил он, чем вызвал у меня улыбку. Ян мне, действительно, понравился. Более, он отлично подходил для завтрашнего спектакля. Такой самоуверенный… словно, на это были какие-то основания. Впрочем, мне плевать было на чем основано его уважение к самому себе. Главное, что он знал себе цену и умея показать это.

— Очень ничего, — подтвердила. До сих пор стояла в полу объятиях этого мужчины и не спешила вырываться. — Накормить мне тебя особо нечем, хотя можем заказать пиццу, — предложила я, прикидывая, что ближайшего часа мне как раз хватит, чтобы обговорить с ним кое-какие условия предстоящей сделки.

— Нечем? — кажется, он был удивлен. Аккуратно сдвинул меня в сторону и по-хозяйски направился в кухню. К холодильнику. Постоял около него несколько секунд, чуть согнувшись. — Заказывай свою пиццу, — разочарованно произнес, извлекая мой дорогой черничный йогурт. Обычно мужчины чурались подобных продуктов. Отец так вообще, брезгливо отодвигал баночки с йогуртом в сторону.

А этот Ян, поразительно быстро освоившийся на чужой кухне, уже нашел чайную ложку и приступил к уничтожению моего сегодняшнего ужина и завтрашнего завтрака. Но отчего-то эта картина не разозлила, только умилила. Я стояла и глупо улыбалась, наблюдая как мужчина уничтожает уже второй йогурт.

— Ну? — дворник посмотрел на меня, одаривая снисходительной улыбкой. Я же почувствовала себя полной дурой. Меня, как ветром, сдуло из кухни.

Успела заказать большую мясную пиццу, когда в гостиной появился дворник Ян. Весьма неподходящее имя для подобной профессии. Но тем лучше…

— Так что там за заманчивое предложение, которое ты собиралась мне сделать? — поинтересовался мужчина, бесцеремонно пройдя в гостиную и устроившись напротив меня на диване. Только сейчас заметила, что по пути он даже отцовские тапочки нацепить успел. Видел бы отец, убил бы… а я отреагировала спокойно. Обычно меня очень бесила чужая наглость, но нахальство в исполнении этого господина принимала довольно спокойно. — Я, вообще-то, на работе, если ты забыла.

— Ян, у меня есть… был жених.

— Сбежал? — хмыкнул он, перебивая меня.

— Вроде того.

— Предлагаешь мне занять его место?

— Вроде того.

— Та-ак. — протянул он и внимательно посмотрел на меня. — Раздевайся, — я поверить не могла, что не ослышалась.

— Что?

— Ты слышала. Должен же я убедиться в качестве товара.

— Ты совсем?! — а вот сейчас он меня разозлил, от благостного восприятия не осталось и следа.

Подскочила с кресла и собиралась влепить ему пощечину, но он успел перехватить мою руку. Более того, потянул и завалил на себя.

— Так-то лучше, — произнес, скрутив мне руки за спиной, а второй нагло ощупывая. Я несколько секунд находилась в ступоре от учиненного произвола, а после начала брыкаться. — Спокойно!

— Ты что себе позволяешь?! — возмутилась, резко повысив голос. — Отпусти немедленно!

— Никогда не смей поднимать на меня руку, как и орать, — спокойно произнес Ян, чуть сильнее впиваясь пальцами в мои запястья. — Поняла?

— Да! — моментально отпустил, да еще и с колен спихнул. Правда, на диван рядом с собой.

— Так-то лучше. Чайник, вероятно, уже закипел. Сейчас сходишь на кухню и заваришь мне кофе.

После попробуем поговорить еще раз.

— Да, кто ты такой, чтобы распоряжаться в чужом доме? — я уже не орала, но обращалась к нему на повышенных тонах.

— Вероятно, твой новый жених, — усмехнулся он, чем озадачил меня еще сильнее. Его спокойствие меня просто поражало.

Поднялась и отправилась на кухню. Не собиралась обслуживать этого нелюдя, но вот себе приготовить чай очень захотелось. Мне необходимо было чуть успокоиться и подумать. Не так все шло, как я предполагала. Совсем не так… Дворник вел себя нагло и самоуверенно. Он был восхитительным, просто великолепным экземпляром для предстоящего представления. Такой Аню и Петра вмиг на место поставит. А с его внешностью… да все присутствующие мне просто обзавидуются. Правда, вот была одна проблема… существенная проблема. Он быт неуправляем и непредсказуем.

Сделав себе чай, вернулась в гостиную. Ян одарил меня насмешливым взглядом, но никак не прокомментировал, что я вернулась без кофе для него. Просто поднялся и теперь сам удалился на кухню, а у меня появилось еще немного времени, чтобы понять, как поступить. Я металась между желанием выставить зарвавшегося наглеца за дверь и все-таки заполучить его на завтра в качестве нового ухажера.

— Надеюсь, хоть пиццу ты заказала? — поинтересовался он, как ни в чем не бывало, когда снова появился в гостиной.

— Заказала.

— Послушная девочка.

— Что ты себе позволяешь?

— А что я себе позволяю?

— Ведешь себя, как хозяин в чужом доме.

— Я могу уйти, — он демонстративно поставил чашку на диванный поручень. Надеюсь, от горячей кружки не останется следов на дереве. Иначе мама меня точно убьет. — но что-то мне подсказывает, что ты это не хочешь. — сделал выводы за меня. А я уже сама не знала, чего хотела и зачем все это затеяла. Да, хотелось позволить Петра. Но кто знал, что будет все так сложно?!

— Не хочу, — вынуждена была признать.

— Тогда попытайся изложить мне ситуацию без этой воды, которую обычно вы, бабы, на нас льете, — поморщилась, когда он неуважительно отозвался о женщинах, но ничего не сказала.

— Мне нужно, чтобы ты побыл завтра моим новым парнем в течении нескольких часов, — если изначально я собиралась объяснить ему сложившую ситуацию, то после его слов решила опустить ненужные подробности.

— Все?

— Все.

— Сколько?

— Тысяча.

— То есть сегодня я за десять минут физического труда заработал пятьсот рублей, а завтра за несколько часов умственной деятельности ты предлагаешь какую-то жалкую тысячу, — я застонала.

Его наглость просто поражала.

— Сколько ты хочешь?

— Десятку.

— Ты обалдел? Да, за эти деньги я могу нанять кого-нибудь из службы сопровождения. А тебя еще приводить в порядок необходимо, — только сейчас акцентировала внимание на том. что у дворника довольно неплохая стрижка. Несколько отросшая, но явно сделанная в парикмахерской.

— Могу скинуть цену за некоторые преференции.

— Какие преференции? — вообще, была поражена, что он знал значение данного слова.

— Вынужден констатировать, что ты мне понравилась, — печально произнес он, а я в очередной раз ошарашенно на него посмотрела. — Я редко предлагаю что-то дважды, но…

— Ты зовешь меня на свидание? — не выдержала, перебивая его. Он еще осмелился подумать, что такая, как я, согласится?! Я девушка из хорошей и довольно обеспеченной по местным меркам семьи. Умница. Красавица, о которой мечтают большинство мужчин нашего городка…

Нет, я, конечно, соглашусь… еще раз жадно и целиком окинула взглядом Яна… но все равно, как он мог такое подумать?

— Что-то вроде того, — мужчина поморщился. — Ангел мой, тебя не учили, что перебивать старших некрасиво? И не старших тоже…

Решила не обращать внимание на этого недовольно бубнящего господина, так как пререкаться с ним в данный момент абсолютно не хотелось. Вместо этого собралась воспользоваться подходящим случаем и хоть что-то выяснить о своем новом знакомом:

— Насколько ты меня старше?

— Зависит от…

— У тебя паспорт есть? — мне вдруг очень захотелось узнать не только возраст мужчины, но и его семейное положение. Наболтать господин мог, что угодно, а вот документ…

— Ты ходишь на свидание исключительно с тем, у кого проверяешь документы? — Ян чуть привстал и извлек из кармана паспорт, еще и помахал им. А я, дура, словно, коза на веревочке, поднялась и подошла к нему, желая заполучить вожделенный документ.

Как только паспорт оказался у меня в руках, я оказалась в руках этого нахала. Совсем забыла, с кем имела дело. В следующий момент этот болван распластал меня на коленях и ударил по попке.

Все произошло настолько быстро, что я даже возмутиться не успела.

— Пусти меня! — стала барахтаться у него на коленях. Вероятно, ногой задела кружку. Кружку, которая упала и разбилась. Еще успела подумать о том, что если он не допил кофе, то светлый кожаный диван и дорогой и любимый мамой ковер сейчас украшают некрасивые коричневые разводы. Нет, мама меня однозначно убьет. — Немедленно!

Глава 4

Ян ничего не ответил, лишь усмехнулся. Спокойно поднялся и направился в коридор.

Я, пылая гневом и негодованием, устремилась за ним. Остановилась в дверях и смотрела, как он неспешно натянул штаны, зашнуровал ботинки и набросил ватник…

Он так ничего и не сказал, пока за ним не закрылась дверь. А мне вдруг стало удивительно обидно, как в детстве, когда меня за непослушание лишали мороженого.

— Ну, и катись, — отправилась на кухню. В холодильнике было практически пусто. Но вот кое-что я вчера вечером успела купить, кроме йогуртов… это было мороженое. Словно, предчувствовала…

Я всегда поглощала мороженое огромными порциями, когда у меня что-то шло не так. Как хотелось бы. А сегодня с утра у меня все было не так. Как-то не заладился день с самого начала. Сначала изменщик Петька… Петька, о котором я даже не вспомнила, пока общалась с Яном. Потом этот дурацкий, никому ненужный вызов… и дворник. Дворник, от которого я не ожидала настолько нагло-развратного поведения. Дворник, который не выходил у меня из головы с момента знакомства. Ведь даже во время встречи с этими двумя предателями я не переставала думать о нем.

Чайник успел порядком остыть, что было несколько странно. Выходило, что целовались мы довольно долго. Но это уж точно не стало для меня проблемой. Я достала полу килограммовую пачку мороженого и щедро зачерпнула столовой ложкой черничное лакомство. Немного подумав, вернула ложку обратно. Заедать горе, так заедать…

С огромной чашкой мятного чая и корытцем мороженого вернулась обратно в гостиную. Первое, что бросилось в глаза, сиротливо валявшийся темно-бордовый прямоугольник на полу рядом с диваном.

— Твою мать! — этот болван забыт у меня свои документы. Сгрузив мороженое и кружку чая прямо на пол, мельком посмотрела за диван. Как и думала, на светлом ковре появились некрасивые кофейные разводы. Но плевать… меня в данный момент куда больше интересовал паспорт Яна.

Потянулась за документом и устроилась на диване. Сжимала его в руках, словно, сокровище, и жадно всматривалась в написанное. Ян Кравцов. Козерог. Недавно исполнилось двадцать девять лет. Родился в каком-то задрипанном городишке, название которого мне ни о чем не говорило, в Рязанской области. Не женат. Регистрации нет.

Та-ак… Выходило, что мало того, что мой новый знакомый не только дворник, но и БОМЖ,

«Прекрасная партия!», — мрачно подумала о том, что я почти готова была согласиться пойти с ним на свидание. Еще и тайно радовалась подобному приглашению. — «Поздравляю, Ангелина! Прекрасный шаг по социальной лестнице вверх. Родители бы пришли в восторг», — маму бы он привел в откровенный ужас.

Отчего-то представила, как знакомлю Яна с отцом… Вынуждена быта констатировать, что он бы ему понравился. Мой отец любил таких вот наглецов. Сам быт таким. Изначально ничего из себя не представлял. Родился в какой-то деревне. Мать — доярка, отец — алкаш-тракторист. Познакомился с моей матерью совершенно случайно. Почти сразу обрюхатил и вынудил выйти за него замуж. А ведь мама быта из интеллигентной семьи. Профессорская дочка. Бабушка и дед, когда были живы, на дух отца не переносили. Всего добился сам и занимал не последнюю должность в местной администрации. Собирался в ближайшие выборы баллотироваться на кресло мэра. Судя по всему, с весьма недурными шансами.

Аккуратно положила паспорт на журнальный столик и задумалась. Вот что мне теперь делать?

Надо было бы вернуть документы моему бомжу. Я к этому моменту уже полностью успокоилась и утвердилась в мнении, что хочу Яна. Хочу его завтра использовать в качестве моего нового молодого человека, чтобы утереть нос предателям Петьке и Аньке. Но вот идти и извиняться не собиралась. Не считала себя виноватой…

В результате про мороженое я почти забыла, ограничившись только парочкой ложек. Все мое внимание теперь было посвящено дворнику и уборке после общения с ним. Как и боялась, пятно от пролитого кофе на ковре вывести мне не удалось. Более того, моими стараниями оно разрослось. Мне предстояло отправиться в магазин и купить что-то эффективное для выведения пятен с ковра.

Я успела переодеться в джинсы, чтобы отправиться за покупками, когда услышала сигнал домофона.

— Кто?

— Пицца. Откройте, пожалуйста.

Очень вовремя прибыла доставка пиццы. Еще бы пять минут, и я ушла из дома, абсолютно про нее позабыв.

Теперь я уже не так спешила покинуть уютную родительскую квартирку. Пиццу я любила и любила ее горячей. Успела поставить кипятиться чайник, когда раздался звонок в дверь.

Даже не задумываясь, распахнула входную дверь, и тут же наткнулась на довольного Яна, который в одной руке держал раздербаненную коробку с пиццей, а во второй надкушенный кусок.

— Ты?

— Я, — выдал мужчина, широко улыбаясь и даже не до конца прожевав.

Мое настроение стремительно поползло вверх. Понимала, что он скорее всего вернулся за своим паспортом, но тем не менее подвинулась, пропуская его в квартиру. Другое было интересно. Он не только вернулся, но и успел перехватить доставщика пиццы, словно, поджидал его.

Ушла на кухню, оставляя мужчину в коридоре. Пусть сам решает, как действовать дальше.

Провоцировать его на какие-то действия пока не собиралась. В конце концов, если попытается схватить паспорт и удрать, последний ему еще необходимо будет найти.

— Не люблю оливки, — он появился на кухне. Как ни в чем не бывало, водрузил коробку на кухонную тумбу и открыл кран с водой, чтобы вымыть руки. Такое свойское отношение отчего то не только не разозлило, наоборот, заставило улыбнуться и меня.

— Зато я их очень люблю, — пока Ян мыл руки, успела открыть коробку и обнаружить, что не хватает трех кусков. Очень шустрый и весьма голодный оказался дворник.

Я стояла и выковыривала кусочки оливок из пиццы, когда меня сзади чуть приобняли и пристроили голову мне на плечо.

— Извини, — произнес мужчина, — не должен был поднимать на тебя руку. Не терплю, когда женщина ведет себя столь своевольно и вызывающе.

— Не терплю, когда мне кто-то указывает, как вести себя, и поступает со мной столь неуважительно и бесцеремонно. Поэтому извиняться не собираюсь, хотя в чем-то была не права. — чуть подумав, призналась в итоге.

— Мир?

— Мир, дружба и, — развернулась в его объятиях и. прихватив кусок пиццы, сунула ему прямо в рот, — пицца. — Ян явно подобной наглости не ожидал, поэтому не успел отреагировать. Не успел открыть рот. Кусок пиццы оказался размазанным по его губам и подбородку. Я засмеялась. — Шустрее надо быть.

— Шустрее, говоришь?

С удивлением смотрела с какой поразительной быстротой дворник запихнул испорченный кусок пиццы в рот, при этом нахально и недвусмысленно облизал мои пальцы. А еще больше удивление вызвало у меня собственное спокойствие, с которым я позволила ему все это проделать.

— Так лучше? — поинтересовался он, на этот раз все-таки прожевав пццу.

— Определенно. Теперь, может, освободишь меня? — я все еще была прижата к кухонной тумбочке, но освободиться не пыталась.

— Не хочется.

— А мне хочется.

— Врешь ведь. Тебе хочется, чтобы мои руки оказались на твоей упругой попке. Попке, которая потрясающе притягательно выглядит в этих джинсах. — Ян сделал сомнительный комплимент. Любому другому я бы влепила пощечину, но после нашей ссоры у меня даже в мыслях не было поднять руку на мужчину. Вероятно, единственное оружие в общении с ним — слова. Правда, оружие это сомнительной ценности. Ян великолепно владел языком. Мне не всегда удавалось парировать его реплики. — Тебе хочется, чтобы я приподнял тебя и усадил на кухонный стол. А потом проделал с тобой все то, что показывают в фильмах для взрослых. — одарила мужчину насмешливым взглядом:

— Мечтай. — хотя, спорить не могла. Меня, действительно, посещали подобные мысли. Только вот опуститься до секса с почти незнакомцем, да еще такого сомнительного происхождения… нет, это однозначно не для меня. Но то, что Ян был отменным представителем мужского рода, отрицать не могла. Он привлекал невероятно. Вот был бы он хотя бы каким-нибудь охранником, пускай, даже с комнатой в коммуналке… Я бы, наверное, позволила себе совершить глупость. Но рассматривать в качестве любовника БОМЖа… не настолько отчаялась, чтобы опуститься до такого уровня.

«Не настолько он хорош», — подбодрила себя.

— Ангел мой, только ничего из этого не сделаю. Хотя, — внезапно он схватил мою руку и прижал ее к своему паху. Ощутила каменный стояк у него в джинсах, — хочу тебя безумно и готов спорить, что тебя заводят даже мои слова, — самоуверенно произнес дворник. А я начала раздражаться от осознания того, что он прав. Стоило мне только представить, как мы просто целуемся, так возбуждалась от одной мысли об этом.

— Ты слишком много о себе возомнил, — усмехнулась, толком не зная, как поставить его на место.

Опять не смогла просчитать его. Была готова поспорить, что он попытается зажать и воспользоваться ситуацией. Черт, я даже не была против новых поцелуев. В конце концов, для достоверности завтрашнего спектакля неплохо бы порепетировать.

— Ты опять перебила меня, — спокойно заметил он.

— Что такого важного ты еще не успел мне сообщить? — хмыкнула в ответ.

— Я к тебе не прикоснусь, милая, пока не попросишь. — выдал Ян, чуть сдвигаясь вправо к раковине.

— Этого не будет. — в ответ услышала лишь смешок и звук льющейся воды.

«Этого никогда не будет!», — повторила себе. А завтрашний спектакль, сценарий которого продумала уже до мелочей, можно и переписать.

— Так как насчет завтра? Поможешь мне?

— Ты знаешь условия сделки, мой Ангел.

— Свидание или деньги? — ехидно уточнила у него. Сама не знала, что мне больше по душе. Я вполне могла позволить себе заплатить ему десять тысяч. Была бы у меня еще гарантия, чтобы он строго следовал моему плану.

— Свидание. Только вот ты бы предпочла деньги, даже не торгуясь, — заметил он. Я поморщилась. Хорошо, что Ян стоял чуть в стороне от меня и не мог видеть выражение моего лица.

— Конечно, с доплатой, — ехидно уточнила у него.

— Ну что ты, Ангел, альфонсом никогда не был и начинать не собираюсь.

— А причем туг это?

— Денег с той, с которой сплю, позволить себе взять не могу. Хотя они бы мне не помешали, — откровенно признался он. Спорить с последним я не могла. Точно не знала, сколько могли получать дворники. Но вряд ли больше двадцати тысяч. Наверняка, с них еще за жилье местный ЖЭК какую-то сумму высчитывал.

— Я тебе уже сказала, что на какие-то интимные отношения со мной можешь не рассчитывать.

— Посмотрим. Но предупреждаю, попробуешь — отказаться не сможешь сама. Я невероятно талантливый любовник, — прорекламировал свои услуги, а я лишь рассмеялась от такой самонадеянности. Нет, удивительный мне тип попался.

— Значит, договорились? Сегодня и завтра ты в моем распоряжении?

— Да. Только мне надо предупредить Мухру.

— Это кто?

— Мой коллега.

— Предлагаю пообедать, раз уж ты милостиво захватил с собой пиццу. Денег за нее тоже не возьмешь? — должна была уточнить. В конце концов, доставка пиццы на дом — недешевое удовольствие. Он покачал головой. — Я могу задать тебе несколько личных вопросов?

— Если ответишь на мои.

— Я начну. Почему такой, как ты, устроился дворником? — единственный вопрос, который по- настоящему волновал. Не был похож этот мужчина на того, кто был бы доволен своей судьбой и не стремился к большему. А на той же стройке в городе-миллионнике можно было бы заработать в разы больше.

— Так сложились обстоятельства. Какой я?

— Слишком хорош для обычного дворника. — ответила в его манере. Обстоятельства у него сложились… А более развернутый ответ он дать не желает? — Что за обстоятельства?

— Особые.

— Подробностей я от тебя не дождусь?

— Если не будешь вечно перебивать, расскажу. Вот что у тебя за привычка такая, дурная?

— Какая есть. Рассказывай, — милостиво разрешила ему.

— Я в вашем городе оказался случайно. Особого выбора не было, когда эта работенка подвернулась. — выждала пару секунд, удостоверившись, что Ян закончил свою мысль.

— Почему именно дворник? На стройке больше ведь получают. — озвучила свои выводы.

Мужчина усмехнулся.

— Все так. Ты даже угадала. В основном занимаюсь строительством. Но сейчас выбирать не пришлось. А привлекло меня какое-никакое, но жилье с удобствами.

— Ты сказал, что в городе оказался случайно…

— Именно так. Задаешь очень много вопросов. Теперь моя очередь. Хочу услышать о том, почему такую красавицу бросил жених. Рискну предположить, что из-за твоего чрезвычайно длинного и острого язычка, которому не смог найти достойного применения.

— Ты не только наглец, но и пошляк.

— Не без этого.

— А я не знаю, — признаться, у меня даже идей, отчего предатель Петька предпочел мне Аньку не было. Возможно, Ян частично прав. Всему виной мой характер… или амбиции. Бывшему не слишком пришлась по душе моя заграничная стажировка.

— Как это?

— А вот так, — развела руками, а потом ухватила кусочек пиццы. Любила итальянскую кухню, а пицца выглядела чрезвычайно аппетитно. А еще более соблазнительно ее поглощал дворник. Вроде есть не хотела, но не смогла удержаться. — Мы с Петром вместе со времен старших классов.

— Сколько тебе сейчас? — перебил на этот раз меня мужчина.

— Двадцать два.

— Больше пяти лет. — Ян внимательно посмотрел на меня. — Первый парень?

— Да.

— Изменяла?

— Нет.

— Хотелось?

— У нас, что допрос? — возмутилась количеству задаваемых вопросов.

— Нет. Но мне хотелось бы узнать о… кто ты мне там?

— Невеста, — раздраженно выдала ему. Вообще, планировала его представлять, как близкого друга. Но раз уж у Петра новая невеста, пусть у меня будет новый жених.

— О невесте несколько больше.

— Я расскажу тебе все, что необходимо знать обо мне и тебе самом.

— Даже так, — фыркнул мужчина. — И кто я там?

— Бизнесмен.

— Бизнесмен, который занимается строительством?

— Если ты в этом что-то понимаешь, мне без особой разницы. Сможешь поддержать пятиминутный разговор, сойдет и стройка.

— Смогу, — пообещал мне Ян. — Вернемся к твоим отношениям с этим Петром.

— Мы встречались, пока не закончили школу. Мои родители достаточно обеспеченные, — мужчина кивнул, подтверждая, что явно заметил это по отличному ремонту и обстановке в квартире. — Предлагали выбрать ВУЗ на мое усмотрение. Хотели для меня самого лучшего образования. Даже настаивали, чтобы я отправилась в Москву, — не стала уточнять, что там обосновалась моя сестра со своим мужем. У меня с сестрой были прекрасные отношения. Родители рассчитывали, что она за мной сможет присмотреть. Я ведь хотела ехать не в столицу, а в Санкт- Петербург. Нравился мне этот город. Но вот Петр не захотел. Хотя его родители также вполне могли себе позволить оплатить парню не только образование, но и съем квартиры, чтобы он не мыкался по общежитиям. Калинин же предпочел все четыре года провести у мамочки под боком. О том, чтобы попробовать жить вместе, даже речи не заводили. Ни он, ни я, — но осталась из-за Петра. Он выбрал учебное заведение в нашем городе. После окончания иняза, мне предложили трехмесячную стажировку за границей. Не смогла отказаться. Вчера вернулась поздно вечером. А сегодня застала жениха со своей лучшей подругой. Его новой невестой.

— У вас была назначена дата свадьбы?

— Через пять недель, — поморщилась. Вспоминать о пережитом унижении было неприятно. Поймала себя на мысли, что меня не столь расстраивает измена и расставание с женихом, сколько сама ситуация. Не представляла, как буду объяснять родителям, что они в никуда спустили уйму денег. Очень надеялась, что какую-то часть удастся вернуть. Например, арендная плата за ресторан уже частично быта внесена. А ведь Калинин — такая зараза… Он ведь не вчера сошелся с Анькой. Наверняка, давно крутят любовь. А ведь ни слова не сказал ни своим родителям, ни моим. Те так и продолжали готовиться к свадьбе. Трусливый сукин сын.

— А я тебе зачем?

— У нас завтра должна состояться встреча выпускников. Я по глупости ляпнула этим двоим, что встретила другого. Обещала продемонстрировать, — Ян расплылся в улыбке и неожиданно произнес:

— А ведь, действительно, встретила, — меня озадачило подобное заявление, но обдумать его у меня не было возможности. Новые вопросы посыпались, как из рода изобилия. Яну интересно было, буквально, все.

— Какие языки изучала?

— Английский, немецкий — основные. Французский дополнительно, — к языкам у меня был природный талант. Более-менее знала испанский и итальянский. Профессионально переводить не смогла бы, но вполне могла изъясняться.

— А куда ездила?

— Во Францию. Выиграла конкурс и сопровождала представителя «Сомелье», — «Сомелье» — довольно известная сеть алкогольных бутиков. — Они подыскивали новых поставщиков, — не стала уточнять, что из-за Петра отказалась от выгодного предложения продолжить сотрудничество. Олег

Борисович быт доволен моей работой и предложил занять в их фирме соответствующую должность.

К сожалению, их представительство располагалось в Москве. Из-за нежелания Петра перебираться в большой город, быта вынуждена отказаться. Как оказалось, зря. Только теперь подумала, что у меня появилась возможность передумать. Я очень рассчитывала на то, что они никого не подыскали на мое место. Решила, что прямо сегодня свяжусь с Олегом Борисовичем. Если должность не занята, с удовольствие дам свое согласие. Больше в родном городе мне делать было нечего.

— «Сомелье» говоришь? — прозвучало так, будто бы Ян неплохо был знаком с этой сетью алкогольных бутиков.

Я тотчас озвучила свои мысли вслух.

— Я там какое-то время работал… охранником.

— Охранником? — вот уж никак не подумала бы. что мой БОМЖ мог быть не только дворником и строителем, но и охранником. Хотя, с другой стороны, чему удивляться? А удивляться было чему…

Пока я размышляла в данном ключе, Ян задрал рукав и продемонстрировал мне отлично накачанный бицепс.

— Да.

— А разве охранникам не нужны лицензии?

— Не везде и не всегда, — туманно ответил мужчина.

— А чем ты еще занимался? — перебирала список профессий, где не нужны были ни образование, ни связи. Например, таксист. Отличная профессия для Кравцова. Вместо чаевых такой красавчик вполне мог рассчитывать на секс. Осознала, что мои мысли свернули куда-то не туда. Только вот это осознание пришло слишком поздно, я уже озвучила вопрос.

— У тебя было много женщин? — почти не сомневалась, что такой отменный самец был изрядным бабником. Ведь я сама при других обстоятельствах могла бы не устоять…

— Вовсе нет. Последние четыре года встречался с одной девушкой.

— Вы расстались? — ревниво поинтересовалась у него.

— Можно так сказать.

— А подробнее, — настырно допытывалась.

— Я не планировал жениться на ней. Прямо заявил, а ей не понравилось. Она устроила скандал, а потом исчезла.

— Скотина ты, — заступилась за неизвестную мне девицу.

— С чего вдруг? — Ян растянул губы в широкой ухмылке.

— Пудрил мозги бедной девушке. Четыре года, между прочим, достаточный срок.

— Я был предельно честен с самого первого дня… Кстати, с чего вдруг такой интерес к моей личной жизни? Собралась занять ее место?

— Вот еще, — фыркнула в ответ, лишь на миг представляя себя в роли спутницы такого мужчины.

Стало неприятно. Нет, я никогда не была и не буду готова опуститься до такого уровня. У меня была планка, снижать которую я не собиралась.

Мой мужчина должен был иметь определенный достаток. Должен был способен позаботиться не только обо мне, но и о наших детях. Конечно, в ближайшие лет пять рожать не планировала, но находиться в декрете хотела бы положенные по закону три года. Моя профессия вполне позволяла работать на дому. Заниматься переводами или давать языковые онлайн-уроки. С каждым месяцем последнее набирало все большую популярностью. Были даже языковые онлайн-группы. Теоретически могла бы обеспечить себя и ребенка. При необходимости обратиться за помощь к родителям. Они бы никогда не отказали. А вот практически считала, что семью должен полностью обеспечивать мужчина. Он должен не только прилично зарабатывать, но и иметь собственную жилплощадь. Пусть даже весьма скромную. Как-то жизнь на съемном жилье меня не привлекала. То есть это был прекрасный временный вариант… но не постоянный.

А что мог дать БОМЖ, работающий дворником? А ничего… Жилья своего у него не было и, вероятно, не будет. Снимать он мог позволить себе скромную однокомнатную квартирку, безусловно, только с моей помощью. Об обеспечении семьи, вообще, речь не шла. А я не готова была содержать мужчину. Ну. какой он после этого мужчина?..

— О чем задумалась? — Кравцов накрыл мою руку своей и чуть сжал ладонь.

— A-а?! Что? — Ян вырвал меня из мыслей. Что-то я в своем воображении уже распланировала совместную жизнь на несколько лет вперед. Чуть потрясла головой, отгоняя навязчивые мысли.

— Где ты витаешь, Ангел мой? У тебя такое задумчивое выражение лица. — улыбнулся Ян.

— Да так…

— Поделишься?

— Нет. У тебя еще есть вопросы или мы можем перейти к моему плану?

— Давай, послушаем.

Глава 5

Обсудив все тонкости предстоящего плана и получив некое одобрение, я согласилась на импровизации Яна. После непродолжительного общения было понятно, что мужчина смекалист, находчив и обладает превосходным чувством юмора. Такой в карман за словом не полезет, а подставлять меня ему не резон. Поэтому смириться с тем, что актер не будет строго следовать сценарию, мне было весьма легко.

— Ты готов идти? — уточнила у него.

— Так не терпится поиграть в куклы? — фыркнул он. С некоторым трудом удалось убедить Яна отправиться по магазинам. Он, как и большинство мужчин, похоже, очень не любил подобные походы. В принципе у мамы в магазине можно было найти все, включая приличную верхнюю одежду. Заботило меня другое: обувь. Вот тут мне придется разориться, потому что купить абы что «новому состоятельному жениху» я не могла.

— Что-то вроде того, — неожиданно мне в голову пришла блестящая идея. — Ян, а какой у тебя размер обуви?

— Сорок четвертый?!

— Это замечательно! — радостно захлопала в ладоши, а потом сама повисла у мужчины на шее. Сама от себя не ожидала подобной инициативы. Мой отец носил сорок четвертый размер. Обувь у него была отменного качества. Обуви было немало, поэтому своего дворника я вполне могла нарядить в одни из зимних ботинок отца.

Тем временем Ян воспользовался ситуаций и приобнял в ответ, только тут осознала то, что сделала. Правда, это меня не слишком образумило. Я не спешила избавиться от его объятий. Как-то рядом с Яном было хорошо и уютно, а еще я не вспоминала о предательстве так называемого любимого. Нет, иногда мысли о Петре проносились в моей голове. Только вот совсем не в том контексте, в каком должны бы. Сейчас мне уже не казалось, что уж я так была в него влюблена. От меня ожидали, что я выберу хорошего, перспективного парня из достойной семьи. Ну, я выбрала. В принципе была счастлива, родители были счастливы… его и мои. Только вот большой страсти между нами никогда не было. Я все как-то больше задумывалась о качестве жизни с Калининым, чем о взаимных симпатиях. Впрочем, сравнивать было не с чем. Я в отличии от одноклассниц и сокурсниц не влюблялась ни разу.

— Сдалась? — поинтересовался дворник. — Ангел мой, признаться, я разочарован. Думал, хотя бы до вечера продержишься.

— Что?

— Попроси меня. Тебе ведь хочется, чтобы тебя снова поцеловали.

— Вот еще, — фыркнула в ответ и выпуталась из объятий. Объятий, в которых, к сожалению, меня никто не удерживал. Стало обидно. Совсем чуточку, но стало.

Мы находились в коридоре и, чтобы чем-то занять себя, полезла в стенной шкаф за пуховиком. Самое то ходить за покупками.

— Мы можем зайти к тебе, чтобы ты переоделся? — уточнила у него. Не хотелось привлекать к себе внимание. И так потом будут вопросы от мамы, кого я с собой притащила, да еще бесплатно нарядила. А если этот кто-то окажется дворником… Думать мне об этом не хотелось.

По родителям я скучала. Но подумала о том, что до их приезда мне стоит уехать в Москву. В любом случае они на отдых улетали из Шереметьево. Будут возвращаться также, заглянут проведать сестру. Там и увидимся. Расскажу о том, что свадьба отменилась. А после таких новостей вопросов о том, по какой причине я решила заняться благотворительностью, не останется… или они будут не слишком уместными в обществе семьи сестры. Во всяком случае я надеялась на это. Признаваться в том, что наняла мужика сыграть роль поддельного жениха, не хотелось бы.

— Хочешь посмотреть, как живут дворники? — хмыкнул мужчина, а я кивнула. Мне, действительно, было любопытно взглянуть на место обитания Яна. До сих пор не верилось, что он может работать обычным дворником. Скорее я бы готова была поверить, что он по какой-то прихоти устроился на подобную работу. Но потом вспомнила о документах, забытых у меня. Он не только дворник, но и БОМЖ. Значит, выбора у него особенно не осталось. Мне было интересно узнать жизненную ситуацию мужчины. Для себя решила, что его кто-то обманул, лишив жилья. Правда, только вот он был совсем не похож на того, кого легко можно обвести вокруг пальца…

— Хочу.

— Паспорт вернешь?

— Верну. Подержи. — сунула в руки ему дутую куртку и упорхнула в гостиную за документом.

— Ян, я успела полистать твой паспорт, — произнесла, стоя к нему спиной и закрывая дверь.

Вопрос, который собиралась задать, несколько смущал.

— Не сомневаюсь, — фыркнул он. — Не тяни. Что узнать хочешь?

— Почему у тебя нет прописки?

— Мать продала дом, выписав меня.

— А почему ты не стал прописываться в новое жилье или… — тут я осеклась. Ведь я не знала, какие отношения у Яна с матерью и отцом. Почему здоровый, сильный мужчина слоняется по России в поисках временных заработков?

— Договаривай.

— У тебя нормальные отношения с родителями?

— Да, но с мамой. Отец умер больше десяти лет назад, — мужчина нахмурился. Было видно, что ему поднятая тема весьма неприятна.

— Извини.

— Ничего, Ангел мой. А у тебя какие отношения с родственниками?

— Отличные.

— Они на работе?

— Нет, отдыхают.

— Братья, сестры…

— Сестра. Старшая. Замужем. Живет в Москве. У тебя?

— Сестра. Младшая. Примерно твоего возраста.

— Был в армии? — было одно предположение, по которому такой мужчина мог остаться без жилья. Тем более Ян находился в прекрасной физической форме.

— Нет.

— А высшее образование есть? — я не знала, что спросить, чтобы докопаться до правды.

— Есть, мой любопытный Ангел. — ответил дворник, разворачивая меня к себе лицом и не больно щелкая по носу. Явно давал понять тем самым, что устал от вопросов. А меня его ответ только больше раззадорил и озадачил. Слышала, конечно, что среди БОМЖей было множество людей с высшим образованием. Но обычно они теряли квартиры, потому что являлись хроническими алкоголиками. А Ян не создавал впечатление пьющего человека.

— Ты выпиваешь?

— Да.

— Часто?

— Что за вопросы? Неужели, действительно, за меня замуж собралась? — я не смутилась. Почти не смутилась, проигнорировав новое предупреждение. Сигаретного аромата от мужчины не исходило, но решила уточнить этот момент. Терпеть не могла курящих.

— Куришь?

— Нет.

— Наркотики? — неожиданно новая идея о причинах, по которым Ян мог лишиться жилья, зародилась в моем сознании.

— Ангелина. — простонал Ян.

— Играешь?

— Во что?

— В карты, например. Покер?

— Играю. — повинился он. — Нашла во мне изъян. Теперь успокоишься?

— И часто проигрываешь?

— Детка, серьезно, заканчивай. — мужчина все еще говорил спокойно, но в голове проскальзывало ощутимое раздражение. А я. кажется, уже сделала для себя соответствующие выводы. Игромания — почти, как наркомания, серьезный диагноз.

В принципе быта достаточно удовлетворена полученными ответами, но пообещала, что при первом же удобном случае продолжу изучение БОМЖа. Теперь он вызывал у меня не только практический интерес, он был удачным материалом для изучения. В свободное время я читала литературу с психологическим уклоном. Вот мне стало интересно, как мой дворник собирается выбираться из сложной жизненной ситуации? Сама была уже готова ему предложить варианты решения его проблемы. Это он пока молодой и здоровый… но время летит быстро… А если с ним что-нибудь случится, а у него даже медицинской страховки нет…

Пока мы беседовали, успели дойти до пятиэтажки. Мой дворник нес в руках лопату. Как и прошлый раз он оставил ее в моем подъезде, прежде чем подняться ко мне домой.

— Надеюсь, ты многого не ждешь. — хмыкнул он, прикладывая таблетку к домофону и открывая дверь. Ян галантно придержал дверь, пропуская меня вперед. Что сразило меня наповал, так его театральный поклон. Не совсем поняла, к чему были эти выкрутасы.

— Это что было?

— Ну, как же… Я. как смиренный раб, преклоняюсь перед Ее Светлостью.

— Издеваешься?

— Не без этого. Направо поверни. Вон та оборванная дверь, — дверь, действительно, была оборванной. Я никогда прежде не сталкивалась с вариантом «мягких» дверей, из которых торчал поролон. Ян подошел и вставил ключ, открывая нехитрый замок. — У тебя такое брезгливое личико было, мой Ангел, что просто не удержался, — объяснил свое позерство. А я вспомнила, что пыталась представить, каким может быть жилье для пятерых дворников, снимаемое ЖЭКом. Ничего хорошего я не ожидала. Впрочем, квартира оказалась еще более убогой, чем я могла себе вообразить. Маленькая, пустая. Обои оборваны, местами, вообще, оголённые стены… Потолок желтый, весь в разводах… о том, что там раньше существовала хоть какая-то побелка можно было только догадываться. Полы местами вздуты. Видимо, неоднократные затопления, причем горячей водой. Абсолютно никакой мебели. На полу лишь пять матрасов. Не этого я ожидала…

Но вот, что контрастировало с окружающей обстановкой, так это несколько висящих на вешалках вещей. Размещенных на гвоздях, вбитых в стену. Отчего-то сразу стало ясно, где именно спит Ян. Не стесняясь, подошла к висевшему пуховику. Куртка, как и джинсы, была отличного качества. Поношенная, да, но вещь не с рынка. Такой фирмы я не знала. Но строчка ровная. Молния очень интересная. Заклепки явно не из дешевой фурнитуры. Рядом с импровизированной кроватью стояла пара обуви. И вот это меня добило. Я знала эту марку, знала… Не видела в продаже ни в нашем городе, ни в Москве. Только в Италии, когда находилась там в языковом лагере. Моя семья могла многое позволить мне в материальном плаке, но не те туфли. Я до сих пор помню, как звонила маме и рыдала. Я просто влюбилась в ту пару. Но когда мама услышала названную сумму, сказала категоричное: «Нет!»

— Ян, — повернулась к мужчине, — ты ничего не хочешь мне объяснить? — качественную одежду можно было достать без проблем в секонд-хэнде. К этому у меня вопросов не было. Но о6убь… Откуда у дворника такая обувь?

— А я должен? — ехидно осведомился он.

— Откуда у обычного дворника такая обувь? — рядом с ближайшим матрасом тоже стояла пара обувки. Дешевый китайский ширпотреб.

— Нет, — замялась. — Но я бы очень хотела получить ответ.

— А что получу взамен я?

— И что ты хочешь?

— Тебя.

— Не поняла.

— Проведи со мной ближайшую ночь. Лина, — просто предложил он.

— Ты спятил?! — просто опешила от такой наглости. Тоже мне. нашел равноценный обмен: секс со мной и удовлетворение моего любопытства. — Ты определенно спятил. — констатировала свершившийся факт. Мне даже стало смешно. Как он посмел вообразить подобное?! Чтобы. Я. С. Жалким. Дворником… да ради обычного любопытства!.. Не то, чтобы я считала себя выше… Нет, считала. Но дворник определенно заинтриговал.

— Нет. Я предложил, ты отказала. Знаешь, как говорят: «На нет и суда нет!», — он посчитал эту тему закрытой, но не я.

— А если я предложу более равноценный обмен?

— Попробуй, — усмехнулся он.

— Если я тебя поцелую, ответишь?

— Отвечу, если попросишь, — это была сущая мелочь по сравнению с тем, что мне до этого предложил мужчина. Тем более прошлый раз мне очень даже понравилось. Поэтому я без какой-либо осторожности заявила:

— Поцелуй меня, Ян, — мужчина сделал шаг ко мне и протянул руку. Резкий рывок и он впечатал меня в свою грудь.

— Помнишь, что я обещал, Ангел? — покачала головой, не понимая, что он имел в виду. -

Обещал не прикасаться к тебе, пока не попросишь. Ты только что развязала мне руки, — вот этого я точно не ожидала. Дворника с какими-то странными принципами. Дворника, который вместо того, чтобы урвать заветный поцелуй, легонько оттолкнет от себя. — Подержанную обувь можно купить там же, где и вещи. В приличном секонд-хэнде.

— Не верю! — заявила ему, ошарашенная больше его поступками, чем словами.

— Погугли, — я ведь не постеснялась и достала мобильный телефон. Меньше, чем через полминуты уже знала, что оказывается существовали обувные секонд-хэнды. Была немного расстроена. Оказалось, все намного проще, чем я себе вообразила. У мужчины хороший вкус и он весьма рационален.

С другой стороны, мне не следовало расстраиваться. Обещанных поцелуев от меня никто не стребовал, хотя стало немного обидно. Казалось. Ян, словно, забыл об этом. Будто бы, моя симпатия не представляла для него никакой ценности.

Пока я изучала вопросы приобретения качественной, но поношенной обуви, Ян успел переодеться. Когда он доставал куртку, свитер немного задрался, оголяя накаченный пресс. Пресс, который не только захотелось рассмотреть поподробнее, но и пощупать.

— Пойдем?

А это теперь имело смысл? Он выглядел более, чем прилично. Помимо хорошей куртки заметила пару висящих на вешалках рубашек. Марку не рассмотрела, но уже не сомневалась, что качество у них отменное.

С одной стороны, подобная ситуация весьма упрощала общение с родителями. Нет похода в магазин — нет лишних проблем. Мне ничего и никому не придется объяснять. Особенно матери. Наверняка, та бы поинтересовалась, что я делала в магазине с таким импозантным мужчиной. С другой… любопытство меня погубит.

Можно выбрать в магазине какой-нибудь свитер или рубашку, заставить его примерить… А мне очень хотелось заставить его раздеться, поэтому решение было принято практически молниеносно.

— Пойдем, — плотоядно улыбнулась. Мне, как и большинству девушек нравились красивые накаченные тела. Хотелось не только получше рассмотреть его, но и пощупать. И я собиралась устроить себе подходящий случай.

Теперь мой дворник преобразился. А я лишь в очередной раз убедилась, что качественная и


подходящая одежда творит чудеса. Смотрела на Яна и любовалась им. В такого можно было б запросто влюбиться. Такого ни одна Аня и ни один Петр за дворника явно не примут. Мой выбор меня настолько порадовал, что не удержалась и запустила руку Яну в волосы. Потрепала по волосам, как послушного песика. Те, кстати, были чистыми и весьма густыми. Хотела затащить мужчину в салон красоты, но подстригаться в местной парикмахерской он отказался категорически. Я легко с этим согласилась. Не настолько заросшим дворник выглядел.

Пока мы шли до магазина, ловила на своем спутнике заинтересованные взгляды местных дамочек. Благо ни с кем из них близко знакома не быта и ни одна не осмелилась приблизиться. Такое повышенное внимание к моему временному приобретению мне не слишком пришлось по душе. Я даже не отследила, что в какой-то момент облюбовала руку мужчины и повисла на ней. Ян лишь усмехнулся и ничего не сказал.

— Ангелина Игоревна, добрый день! — нас встретила Ирина, одна из продавцов-консультантов в магазине моей матери. Настоящая болтушка. Если бы не роуминг, уже сегодня мама быта бы в курсе моих похождений. Хотя с современными технологиями не удивлюсь, что она вызвонит родительницу по скайпу.

— Здравствуй, Ириша! — огляделась, клиентов не было. Это было к лучшему. И тут мне пришла в голову блестящая идея, как избежать пересудов. До закрытия магазина оставалось не так много времени. Еще во время учебы я частенько помогала маме и прекрасно знала, как все устроено. Секонд-хенд быт прекрасен тем, что товар практически не подлежал учету. Одежда покупалась на вес, а потом сортировалась. Поэтому у меня было кое-какое пространство для манеров. Я могла просто забрать приглянувшиеся вещи, чуть поправив бумаги для внутреннего пользования, или сама оплатить покупки. Главное, никаких пересудов и сплетен. — На сегодня ты свободна. За магазином присмотрю сама.

Сказать, что Ирина удивилась, ничего не сказать. Она хлопала глазами какое-то время, но при этом упорно не сводила взгляда с моего спутника. Ян молчал. А представлять их друг другу не сочла необходимым.

— Ира, что-то не так? — напомнила о себе, когда прошла почти минута, а девушка не сдвинулась с места и ничего не ответила. Впрочем, ее винить было не в чем. Ян — восхитительный образец. Таких в нашем городке просто не встречала. То есть встречала, но явно не на улице. Обычно такие сидели за рулем дорогих иномарок и чувствовали себя хозяевами жизни, а не весело орудовали лопатой. В прочем. Яну лопата не слишком мешала чувствовать себя таким же хозяином. Так что мне удивительно повезло наткнуться на него с утра.

— Нет-нет, Ангелина Игоревна! — замялась девушка.

Только через пять минут мне удалось вытолкать за дверь надоедливую продавщицу, которая не постеснялась показать заинтересованность в моем приобретении. Она так призывно ему улыбалась, что мне стало тошно. А Ян тоже хорош. Стоял и снисходительно улыбался в ответ, чем только больше раззадоривал интерес у девушки.

— Ты! — накинулась на него, как только закрыла дверь за Ириной, а вместе с ней и сам магазин.

— Я!

— Я тебя зачем привела сюда?

— Не знаю. — развел руками в ответ.

— Уж явно не для того, чтобы ты склеил себе подружку на ночь. — отчитала Яна, который по сути был ни в чем не виноват и ничем мне не обязан. Сама себя не понимала. Завелась почти что на ровном месте. Да, я так никогда себя с Петром не вела! — Раздевайся!

— Знаешь ведь правила этой игры. — усмехнулся Кравцов. — Раздеваюсь я, раздеваешься ты. — ему было весело, а я быта зла. Не совсем понимала, на кого злилась. Но хочет, чтобы разделась…

Почему нет? В магазине было довольно жарко. Я быстро расстегнула куртку, стащила и бросила на прилавок. Ян последовал моему примеру, а потом внезапно схватил за руку и дернул на себя.

— Ничему не научилась, да?

— Ты о чем?

— О нашем прошлом опыте, малышка. — неожиданно моя попа подверглась нападению. Ян весьма смачно шлепнул меня по заднице.

— Ты! — возмутилась, вспоминая, чем прошлый раз закончился подобный опыт. Видимо, вспомнил об этом и дворник, потому что остановился на единичном шлепке.

— Договаривай, принцесса.

— Оскорблять я тебя не буду, — как и вырываться из объятий. Та рука, которая до этого нанесла некий урон, так и задержалась на причинном месте.

— Еще бы научилась не указывать, что мне делать, цены бы тебе не было.

— Я не указываю, — возразила в ответ.

— Разве? — хмыкнул Ян и, легко подхватив, усадил на прилавок.

— Вот скажи мне, что ты сейчас делаешь? — такая близость меня мгновенно успокоила. Я уже почти забыта из-за чего злилась.

— Собираюсь устроить стриптиз. Не хочу, чтобы задохнулась от восторга и очутилась на полу, — дворник довольно быстро стащил с себя свитер и бросил поверх курток рядом со мной. — Мне продолжать?

— Продолжай. — еле удержалась от желания протянуть руку и потрогать его пресс. Он оказался даже лучше, чем я себе нафантазировала. А этот подлец стоял так близко, что прямо-таки искушал. Я все-таки не удержалась. Ткнула пальцем в живот. — Откуда?

— Что откуда, Ангел мой?

— Такой рельеф.

— Спорт, — я не успела опомниться, как Ян потянул мой свитер вверх. За что мгновенно получил по рукам. Эта игра как-то быстро принимала нежелательные обороты. Черт, вынуждена была признаться самой себе, мне хотелось раздеться. Я молодая, здоровая девушка с некими потребностями. Девушка, у которой больше трех месяцев не было секса. А тут такое искушение. Но мне хватило здравомыслия. Я и дворник… да, ни за что. Пусть даже такой чересчур привлекательный, как этот!

Я чуть оттолкнула мужчину и легко спрыгнула с прилавка. Еще раз бегло и с удовольствием окинула взглядом мужскую фигуру и упорхнула в ряд с рубашками. Без разницы. Рубашка, свитер… это только предлог. Завтра не официальное мероприятие, поэтому практически любой аккуратный наряд сгодится.

— Какой у тебя размер?

— Пятьдесят второй или мой Ангел хотел узнать кое-что другое? — Ян двигался на удивление тихо, поэтому я вздрогнула, когда почувствовала на своих плечах сильные и горячие руки. Жар от прикосновения проник через плотную ткань свитера.

До меня не сразу дошел смысл сказанного. Но когда мужчина плотно прижался к моей спине и откровенно потерся об меня бедрами, я запаниковала. Вот, пошляк!

— Ян, — резко развернулась и всунула ему в руки первую попавшуюся вешалку. — примерь это.

— Что ж ты дерганная такая?! — мужчина повертел в руках и с сомнением посмотрел на женскую блузку в цветочек. Я под впечатлением от увиденного ринулась в ряд с женскими рубашками и блузами. Проделала это чисто на автомате. Мне даже в голову в тот момент не пришло, что несколько раз в месяц в магазине устраивали перестановку. — Ну, — протянул он, — если ты своего бывшего пыталась так приодеться, понимаю, отчего тот сбежал. А теперь серьезно, Лин, это что такое? — блузка была чуть смята и всунута мне в руки. А я засмеялась, не зная, что сказать. Выставила себя полной дурой. Теперь основательно жалела, что отправила Ирку домой и закрыла магазин. Нельзя мне было оставаться с этим мужчиной наедине… Слишком провоцировал. Слишком привлекал. А вот само замечание о бывшем почти не задело и это было странно.

Сделала глубокий вдох, еще один… Вернула блузку на вешалку. Ян молча стоял рядом, больше не пытаясь проявлять инициативу.

— Может, ты сам себе чего-нибудь подберешь? — предложила в конце концов. Вкус у него однозначно присутствовал, вот пускай развлекается… А у меня появится возможность немного успокоиться и привести мысли в порядок. Как-то раньше за собой не замечала, чтобы на меня так действовали полуобнаженные мужчины. Тот же Олег Борисович — видный мужчина. Иногда нам приходилось делить один номер на двоих. Естественно, у нас были разные постели, но это мне не мешало видеть его почти раздетым. Да, и среди владельцев виноградников попадались весьма любопытные экземпляры. Но меня никто… никто не волновал, как Ян.

— В рядах с женской одеждой? — фыркнул он.

— Не говори глупостей.

— Я с места не сдвинусь, детка, пока ты не озвучишь причину столь странного поведения, — произнес спокойно, но в глазах бесились чертики. Он внутренне веселился. Ян прекрасно осознавал, что причиной моего странного поведению был сам. Вернее, непонятное влечение к нему.

— Как хочешь. — такой вариант меня тоже устраивал. Ведь я-то уйти могла. Главное, чтобы между нами оставалось приличное расстояние.

Воспользовалась возможностью и пошла бродить по магазину. Помещение было довольно большим. Туг найти можно было все. включая верхнюю одежду для обоих полов.

— Хочешь помогу?

— Ты же обещал оставаться на месте, — прокричала в ответ.

— Я не об этом. Ты ведь хочешь меня. Почему ты отказываешься это признать?

— А какой в этом смысл?

— Что, значит, какой? — возмутился он. — Двое понравились друг другу… У них свидание…

— Замолчи, — оборвала его, остервенело перебирая вешалки. Мне совсем не улыбалось оказаться в одной постели с почти незнакомым мужчиной. Пускай, даже невероятно привлекательным мужчиной. Думать о том, какой он бесперспективный, вообще, не хотела. Это даже не обсуждалось: я и дворник…

Выбрав белую рубашку нужного размера, вернулась к Яну. Тот никак не прокомментировал мое некрасивое поведение.

— Примерь, пожалуйста, — теперь, когда мне не нужно было искать что-то из вещей, я снова уставилась на его потрясающей пресс. Мне безумно хотелось приблизиться, погладить, обвести пальцами четкие линии кубиков… Мне стоило невероятных усилий оставаться на месте.

Ян явно заметил мой неприкрытый интерес к себе. Хмыкнул, но промолчал. Взял рубашку и быстро надел.

Как и предполагала, джинсы и обычная белая рубашка смотрелись на нем потрясающе. Чувствую, завтра все бывшие одноклассницы слюнями изойдут на мое приобретение. Я сама в данный момент готова была закапать слюнями пол…

Вот, черт! Что со мной такое творилось?

— Мне нравится. Просто и стильно.

— Как скажешь, милая.

— Хочешь что-то еще посмотреть?

— Нет, Ангел, это ведь ты развлекаешься.

— Тогда одевайся и пойдем на свидание, — деловито предложила ему. Нечего было откладывать предоплату услуг. Чем раньше я выплачу гонорар, тем спокойнее мне будет.

— А не рано для кабака? — усмехнулся он. Для кабака было, действительно, весьма рано. Но у нас тут за углом было прекрасное детское кафе с мороженым. Я любила мороженое. И сейчас от расстройства съела бы не одну порцию.

— Ты любишь мороженое?

— Люблю, — ответил он и внимательно посмотрел на меня. — Лина, — протянул дворник, кажется, начиная осознавать, к чему быт задан вопрос, — что ты задумала, крошка?

— Для кабака немного рано, — поморщившись, ответила ему. В кабаках я никогда не быта. Мы с Калининым несколько раз ходили в бар, но это заведение было явно не уровня дворника. Вообще, кабак мне представлялся чем-то вроде рюмочной у вокзала. А вот туда, даже с Яном, идти не хотела бы. — Тут недалеко находится милое и недорогое кафе. Может, пойдем туда?

— Нет, — отрезал дворник. — К тому же, хочу, чтобы ты переоделась.

— Чего ты еще хочешь? — начала постепенно закипать. Джинсы и свитер, значит, ему не подходили. Вот же… Я даже не знала, как его назвать… То же мне сноб… или эстет…

— Не так много, — он шагнул ко мне и снова попытался поцеловать, но на этот раз я увернулась.

Губы мазнули по виску.

— Давай, договоримся, ты будешь держать себя в руках.

— Мне гораздо больше нравится держать в руках тебя. — парировал он.

— А вот мне не нравится, — попыталась вывернуться из объятий.

— Врешь же, — хмыкнул. — Считаешь меня недостойным своей сиятельной особы? Стыдно пойти на свидание с мужчиной моей профессии?

— Еще чего, — фыркнула, не желая признавать, что он в целом прав.

— Значит, тогда ты сейчас отправишься домой и приведешь себя в порядок. Хочу видеть свою спутницу в красивом платье. Часа через два зайду за тобой. Договорились?

— Договорились. — нехотя согласилась, только тогда Ян отпустил и отошел. Согласилась я не только потому, что не хотела признавать, что он прав. Была еще одна причина. Мне хотелось, чтобы этот мужчина мной восхищался. Правда, вот этого не признала бы даже под пытками.

Глава 6

Собиралась еще более тщательно, чем утром. Выбрала очень красивое, расшитое пайетками платье. Его я купила в одном маленьком магазинчике во Франции. Хозяйка уверяла, что это эксклюзив и ручная работала. Мол, у нее дочь кузины пробовала себя в дизайне. Платье было восхитительным, а цена достаточно невысокой. В итоге выглядела я прелестной, невинной нимфой. Наплевать, что мой внешний вид был весьма далек и даже дик для какого-нибудь кабака и даже кафе. Хотел меня дворник увидеть в красивом платье, увидит… и пусть изойдет слюнями на то, что ему никогда не достанется. Макияж сделала очень легким, почти незаметным. А вот волосы чуть подвила. В результате времени хватило в обрез. Я только чайник кипятиться успела поставить, а в дверь уже позвонили.

— Кто там?

— Открывай. Ангел мой, — вот чего я не ожидала, так это увидеть мужчину с цветами. Три длинные и крупные красные розы. Но дворник моментально все испортил, всунув мне их в руки и одновременно подвинув меня, чтобы протиснуться в темный коридор. — Иди-ка сюда и покажись, — приказал, включая свет. Я только дверь успела за ним закрыть, пораженная его нахальством. — А что?! — он присвистнул. — Отлично выглядишь, малышка, — у него еще хватило наглости схватить меня и повертеть. — Мне подходит.

Не такой реакции ожидала. Очень захотелось отходить его этим букетом по лицу. Но розы я любила. Розы были красивыми и ни в чем невиновными.

— Ведешь себя, как варвар, — укорила его.

— Но тебе ведь нравится?

— Нет!

— Если «Нет», то моя детка не выглядела бы сейчас так, — он сжал меня за талию огромными ладонями, поднял и сделал несколько шагов по направлению к зеркальным панелям, встроенным в шкаф-купе. Поставил на ноги и развернул, а холодные ладони заскользили по моим оголенным рукам. Вздрогнула, но больше не от холода, от нахлынувших эмоций. А еще мне нравилось, как мы смотрелись рядом. Я. такая хрупкая и нежная, и он, большой, сильный и красивый. Если бы мне кто-то сказал, что подобный мужчина работал дворником, не поверила бы и рассмеялась.

— Ты просто дикарь! Вот кто позволил тискать меня? — отчитала его в очередной раз. правда, с места при этом не сдвинулась, позволяя стоять рядом и ласкать меня руками. Не могла оторвать взгляда от нашего отражения.

— Что-то ты не выказываешь особых возражений, — хмыкнул в ответ. — И сделай одолжение, поспеши. Нас внизу ждет такси.

— Такси? — озадаченно поинтересовалась у него. Вот чего точно не ожидала, так это подобного.

Некоторый шок заставил прийти в себя. Я перестала любоваться на наше отражение и прошла на кухню, чтобы поставить цветы в воду.

— Такси. Разве я выразился не предельно ясно?

— Спасибо за цветы, — поставила их в вазу. Не самую подходящую, зато искать не пришлось.

— Не знал, какие могут понравится. Купил стандартные.

— Я люблю орхидеи и ландыши, — прошла мимо мужчины в комнату за клатчем. Ландышей ждать еще несколько месяцев, а вот орхидеи — очень не бюджетные цветы. Правда, подобные розы тоже не слишком дешевы, особенно для дворника. Но Ян, вообще, странный дворник. Если счел, что может позволить себе подобную покупку, кто я такая, чтобы возражать? Нет, безусловно, я взяла с собой достаточно наличных и банковскую карту, но решила, что предлагать за себя платить не буду.

Черт, признаваться, что мне стало очень приятно от подобного внимания, не хотелось. Но мне даже присниться не могло, что мне подарят цветы.

В коридоре я попыталась одеть сапоги. Не позволил. Отобрал, затем подхватил меня и взгромоздил на обувную тумбу. Спорить и пытаться воспрепятствовать не стала. Это был первый опыт во взрослой жизни, когда меня кто-то пытался одеть… и не скажу, что мне было неприятно. Ян очень ловко и аккуратно одел на мою ножку сапожек, разгладив кожу рукой, прежде чем застегнуть. Видимо, немного увлекся, потому что наглая рука заскользила скачала по коленке, а потом и вовсе метнулась под платье.

— А ты не забыла, что зима на дворе? — его рука застыла на кружеве чулка. Да, было холодно. Но я не собиралась гулять на морозе. Планировала воспользоваться автомобилем. Впрочем, такси мне тоже подходило. А уж от подъезда до теплого салона и из него до кабака можно потерпеть низкие температуры. Чулки я любила гораздо сильнее, чем колготки. К тому же у платья были достаточно провокационные разрезы по бокам… а довольно широкая кружевная резинка была призвана… В общем, добилась несколько другой реакции и, однозначно, несколько раньше.

— А ты не забыл, что собирался помочь мне обуться? — отпарировала. — Или все это только для того, чтобы залезть мне под юбку? — наверное, стоило бы его ударить по обнаглевшей конечности, но я опять не сделала ничего. Эта игра на грани позволяла постоянно находиться в тонусе. Ко мне давно никто не проявлял такого откровенного интереса, хотя я не уверена, что его так явно кто-то, вообще, проявлял. Все это вместе заставляло отвлечься и чувствовать себя живой и интересной после предательства Калинина. Поэтому неудивительно, что я непроизвольно и специально провоцировала этого мужчину.

— А разве нельзя совмещать приятное с полезным? — дворник, наконец-то, застегнул первый сапожек и принялся за второй. Хотя нас ожидало такси, мужчина не слишком спешил.

— Понравилось? — усмехнулась, когда он помог мне спрыгнуть с обувной тумбы.

— Что именно, Ангел?

— Щупать то, что тебе никогда не достанется? — высокомерно заявила.

— Ох, Лина, — мужчина, к моей досаде, просто рассмеялся.

— Что такого смешного я сказала? — насупилась.

Ян снял с вешалки шубку и галантно придержал, помогая одеться. Заслужив тем самым еще один плюсик. В отличии от него Калинин подобными манерами не обладал.

— Если бы захотел уложить тебя в койку, ты бы там оказалась еще пару часов назад, — внезапно он отбросил шубку и шагнул ко мне. В следующий момент схватил и притянул к себе, чтобы поцеловать. Все происходило столь стремительно, что я не сразу смогла сориентироваться. Казалось, что вот только-только кокетничала с мужчиной, позволяя тому немного выйти за границы допустимого, а вот он уже страстно целует и прижимает к стене.

— Нет, — завертела головой, прерывая поцелуй. — Я. Не. Хочу! — в моем голосе появилась паника, когда мужские руки оказались на попке, защищенной лишь тонкой кружевной тканью, и приподняли.

— Врешь ведь. — хмыкнул он и это окончательно сбило меня с толку. Голос был уверенным и спокойным и это никак не вязалось с его варварской выходкой. — Еще неизвестно, кто из нас больше желает этой близости.

— Пусти. Меня. — потребовала у него. Он остановился и не делал сейчас ничего, просто стоял и держал на весу, облокачивая меня спиной о стену.

— Даже не подумаю, пока ты это не признаешь. А будешь упрямиться, могу помочь. — он чуть сжал ладони, сминая нежную кожу попки. А мне до безумия хотелось, чтобы он замолчал и сделал уже что-нибудь этакое… запретное.

Зажмурилась и откинула голову, ударяясь о стену. Несильно. Еще раз. Но именно это помогло привести разум в чувство. Плевать, что хотело тело, я не могла позволить себе расслабиться настолько, чтобы забыть о своих жизненных принципах.

— Отпусти, пожалуйста, — тихо произнесла. — Готова признать, что ты меня интересуешь несколько больше, чем бы мне этого хотелось, — пошла на попятную. Я готова была признать в данный момент, что угодно. Только сейчас стала осознавать, чем эти игры могут для меня закончиться. Вернее, где закончиться… Я как-то успела подзабыть, что Ян для меня почти незнакомый мужчина. Плевать, что чувствовала абсолютно другое и, казалось, что знакомы не один год. Я никогда не была столь неосмотрительной. А сейчас не только пустила в родительскую квартиру чужака с сомнительной репутацией, но и откровенно провоцировала его сама. А ведь он мог меня запросто изнасиловать и обокрасть. Чудо, что он так отлично держал себя в руках, и этого еще не произошло.

— Не переживай, детка. — хмыкнул Ян, — это у нас взаимно, — он медленно опустил меня на ноги, а перед тем как отойти, легонько куснул за нижнюю губу. А в следующий момент вел себя, как ни в чем не бывало. — Повернись. — попросил и, подхватив норковую шубку, снова предложил свои услуги.

В лифте спускались молча. Я все не могла поверить, как мне повезло на этот раз. Решила, что больше никаких провокационных действий. Спокойно поболтаем пару часиков на вынужденном свидании, а потом я отправлюсь домой собираться.

За те пару часов, что мы с Яном не виделись, я успела созвониться с Олегом Борисовичем и сестрой. Господин Старков в отличии от меня остался во Франции и отлично проводил время. Я сейчас жалела, что упустила подобную возможность. Ведь успешно закончили все переговоры раньше намеченного срока и по договору с «Сомелье» имели право за счет компании на небольшой внеплановый отпуск. Олег Борисович собирался вернуться в Москву только в конце следующей недели. А там отчеты и прочее… В общем, мне удалось договориться о собеседовании где-то через две недели. По словам господина Старкова, у меня были отличные шансы попасть в отдел закупок. А это великолепные перспективы и заграничные командировки.

Сестра полностью поддержала мое решение, пригласив остановиться у нее. Я даже заказала через пару дней билеты в Москву. В родном городе мне оставаться было без надобности. Жизнь шла своим чередом и меня здесь больше ничего не держало. Я собиралась завтра днем утереть нос предателю жениху и бывшей подружке, а потом попытаться устроить свое будущее. Надеюсь, весьма блестящее будущее. Планировала в ближайшие две недели подыскать себе хорошее съемное жилье и немного отдохнуть, ближе знакомясь со столицей.

Собственно, с родителями тоже хотела провести несколько дней. Они тоже планировали погостить у Виктории некоторое время, когда будут возвращаться из отпуска. Все в моей жизни складывалось не так плохо. А Ян… Ян останется лишь прекрасным кратким воспоминанием. Еще раз посмотрела на мужчину, который придержал мне автомобильную дверцу, помогая сесть в такси.

— Куда?

У меня, буквально, отвисла челюсть, когда мой дворник неожиданно назвал бар. Лучший бар города. Не то, чтобы в нашем городке их было особенно много… Но этот был приличным и довольно дорогим. Естественно не по московским меркам, но все-таки. Я даже не представляла, что дворник может себе позволить подобное. Снова посмотрела на мужчину. Кажется, он планировал меня впечатлить. Не удивилась бы, что собирался после бара попытаться затащить меня в койку. Хотя я не слишком понимала, отчего он не сделал этого до сих пор? Не хотел портить о себе впечатление? Рассчитывал на какие-то дальнейшие отношения? Мне, конечно, подобные мысли были лестны, но он не мог не понимать, что мы немного из разных социальных слоев.

— Чего притихла? — поинтересовался он.

— Поражена твоей щедростью, — огрызнулась в ответ. Почти сразу сообразила, что мужчина не виноват в моем безнравственном поведении и вызванных им последствиях. — Извини, — буркнула и отвернулась к окну. Опять пошел снег. А я снова не взяла шапку.

К моему некому удивлению. Ян не сказал ничего едкого в ответ, а промолчал. Раньше он либо отбивал словами, либо действиями попытки вогнать его в нужные мне рамки. А сейчас о чем-то задумался. До места мы доехали, перебрасываешь лишь редкими фразами. В результате, когда он расплачивался с таксистом, мое настроение скатилось до паршивого. Не лучшее начало вынужденного свидания.

— Ты здесь раньше была? — мужчина придержал тяжелую дверь, пропуская меня в шумное заведение.

— Была, — как раз здесь была с предателем Калининым. Не то, чтобы это место вызвало у меня дурные ассоциации или навевало воспоминания о бывшем женихе, что было крайне странно. Бар, как бар. Я просто не слишком любила подобные заведения. Но спорить о выборе места не стала изначально. А вот одета я была, мягко говоря, немного развратно. Если бы не мой довольно внушительный спутник, могла бы найти приключений на свою непоседливую пятую точку. Вроде бы прожила без особых приключений двадцать два года, а за один единственный день чуть не натворила дел. После знакомства с Кравцовым, словно, с цепи сорвалась. Я опять окинула Яна мрачным взглядом. Ох, хорош зараза!

— Нравится?

— Нет, — честно призналась. — не слишком люблю подобные места. Слишком шумно и многолюдно.

— А почему не сказала? — хмуро поинтересовался дворник.

— А этого бы что-нибудь изменило?

— Естественно, — фыркнул мужчина. — Я не привык принуждать женщин. Ни так, ни так, — похоже, это был явный намек на постель. Что ж, это хотя бы частично объясняло его поведение. — Если хочешь, можем пойти куда-нибудь еще. Правда, место придется выбирать самой.

— Да, нет, — ожидаемо пятничным вечером здесь было шумно и многолюдно. Но я успела согреться и мне не хотелось обратно на мороз. А еще не хотелось задумываться о чем-то. Я плохо представляла материальное положение дворника, но любое место, к которому привыкла, больно ударит по его карману. А тут… тут можно ограничиться каким-нибудь коктейлем. Не слишком накладно и ему будет не так обидно, что его планы сорвутся. Я опять подумала о том, что мне двух дней, чтобы наделать глупостей не хватит. А вот если бы я оставалась в городе, то вполне бы могла пойти на поводу у собственных эмоций и закрутить жаркий роман с этим мужчиной. — давай останемся. Только сядем в конце барной стойки, — к моему удовольствию присмотренный угол оказался свободен. — Там не так многолюдно. Сможем спокойно пообещаться.

— Меня более, чем устраивает, — мы расположились там, где я хотела. Ян галантно помог мне раздеться. Сам повесил мою шубку в углу на вешалку. — Что будешь пить? — его горячее дыхание обожгло ухо. Я даже вздрогнула, поймав себя на мысли, что меня возбуждают чуть ли не все его действия.

— Водку, — выдавила в ответ. Именно в этот самый момент мой блуждающий взгляд выловил за одним из столиков знакомый силуэт. Мой бывший опять миловался с Анькой.

— Водку? — кажется, Ян был несколько удивлен.

— Да, — решительно заявила я. — Коньяк, виски… Мне без особой разницы. — мне необходимо было выпить, чтобы не сорваться и не наделать глупостей. Меня безумно злило их присутствие. Я хмуро смотрела на предателей. Вот уж кого не ожидала здесь увидеть, так это сладкую парочку. Никогда не думала, что Анька — любительница подобных заведений.

Прошло минут десять, я уже успела достаточно успокоиться. Горячительная жидкость ослабила негативные эмоции и позволила несколько расслабиться. Я сидела, облокотившись на барную стойку и болтала ногой. Пьяной себя не чувствовала, хотя некая легкость присутствовала.

— Еще? — поинтересовался мужчина, когда я резко опрокинула в себя вторую стопку.

— Не-а, — протянула, — с меня хватит. Еще не хватало напиться, — произнесла, хотя, кажется, собиралась просто подумать.

— Интересный выбор напитка. Никогда бы не подумал, — заметил дворник. — Могу спросить, чем обусловлен?

— Какая-то у тебя речь… заковыристая. Не мог бы ты выражаться попроще, — упрекнула его. Ишь ты, какие выражения подбирал. Скажите, пожалуйста, какие мы фифы… Чем обусловлен выбор напитка? — Тебе, вроде как, положено…

— Ангел мой, что с тобой? — Ян чуть крутанул мой барный табурет, разворачивая лицом к себе. А у меня все поплыло перед глазами. Не привыкла я к подобным крепким напиткам, да еще без закуси. Бесплатными орешками, которые стояли на столе, элементарно побрезговала. Непонятно, кто туда какими руками лазил. Даже думать об этом было уже неприятно. Я чуть пошатнулась, пытаясь сохранить равновесие. Дворник тут же обнял, помогая удержаться на маленьком и высоком табурете. Я чертыхнулась, проклиная создателей этим пыточных сидений. А еще говорят, все для людей. А тут явно сделано с учетом того, чтобы чуть подвыпивший клиент свалился под барную стойку и что-нибудь себе сломал.

— Все… нормально, — протянула.

— Э-э, нет, милая, тебя похоже основательно развезло. Давай-ка, я закажу тебе чего-нибудь жирного и водички.

— Хочу еще Мери… Кровавую, — я хихикнула. Почему-то это название у меня всегда вызывало улыбку, хотя раньше не доводилось пробовать этот коктейль. Но насколько знала, он состоял из водки и томатного сока. Томатный сок я любила. А водка… водку я уже пила. Отлично помнила главное правило, чтобы не набраться, не стоило смешивать. Раз пила водку, то ее и следовало употреблять дальше. А то мой замечательный придумал: «Водичка»… Хихикнула.

— Хватит, Лина, — строго произнес мой спутник.

— Купи, — проканючила.

— Нет.

И тут до меня дошел весьма очевидный факт, мой ухажер беден. Он просто не мог позволить покупать мне дорогие коктейли. Я достала из сумочки тысячную купюру и помахала в воздухе, привлекая к себе внимание бармена.

— Кровавую Мери мне.

— Лина, — Ян легко спрыгнул с табурета, повернул меня спиной к барной стойке и легко вклинился между моих разведенных ног, которые до этого же сам и раздвинул, — ты чего творишь?

А я сидела и смотрела на него. Такой привлекательный и отчего-то очень хмурый. Мне захотелось, чтобы мой спутник улыбался. Запустила одну руку в его волосы и чуть разлохматила их. Кончиками пальцев второй нежно провела по скулам, подбородку, очертила губы…

— А-м, — мужчина чуть приоткрыл рот и прикусил! шаловливые пальчики. Не больно, но как-то уж слишком интимно. Впрочем, меня это нисколько не смутило. Мне даже понравилось. Я почувствовала, как во мне стало зарождаться желание.

— Кровавая Мери для дамы, — бармен ловко всунул в руку мне коктейль, отобрав купюру.

— Лина, нет! — Ян попытался в очередной раз воззвать к моему рассудку и накрыл своей рукой мою с коктейлем.

— Не мешай, — просительно заглянула ему в глаза. — Мне надо.

— Может, ты объяснишь, какого черта, напиваешься на нашем свидании? Я позвал тебя, чтобы чуть лучше узнать, а не любоваться на хмельную тебя. — упрекнул он. Мое чуть затуманенное сознание согласилось, что я поступаю как-то не очень красиво. Мы вместе с сознанием решили извиниться. Обняла свободной рукой Яна за шею и притянула к себе:

— А если твой Ангел сделает так, ты ведь больше не будешь злиться? — дотронулась губами до мужских губ, провела по ним языком. А пока мой дворник приходил в себя, несколько отвлекшись, улучила момент и сделала большой глоток. — Вкусно! — снова коснулась губами мужских губ, на этот раз в более развязной манере. Ян поймал нижнюю губу, чуть потянул, а потом укусил, тут же зализывая и отпуская. — Правда, ведь вкусно? — уточнила у него.

— Вкусно, малышка. — а я начала сомневаться, что меня пьянит сильнее: алкогольный коктейль или близость Яна.

— Хочу тебя! — призналась ему. Но как только осознала, что произнесла это вслух, зажмурилась и сильно прикусила щеку с внутренней стороны, пытаясь привести себя в чувство. Кажется, пить мне не следовало.

— Я знаю, — произнес Ян, но ни бахвальства, ни самодовольства в его голосе не ощущалось. — Ангел мой, что тебя так расстроило? Пить ты явно не умеешь, — констатировал он, а я кивнула. Во время поездки по Франции я воздерживалась от употребления алкоголя практически всегда. Да, и до практики опыт в употреблении алкогольных напитков был минимальный. — Так не рада моему обществу? — хмыкнул он. Кажется, в его словах проскользнула горечь. Потребность объясниться стала необходимой. Я, вообще, не привыкла давать посторонним отчет в собственных поступках, но в данный момент мое внутреннее Я просто вопило о важности и нужности подобного действа.

Обхватила ладонями мужское лицо и чуть развернула голову. Не удержалась и нежно погладила большими пальцами скулы Яна. Кожа была очень мягкой. Я бы сказала, что ухоженной. И он перед свиданием явно побрился.

— Видишь ту сладкую парочку? — прошипела, даже не осознавая сколько злости вложила в свои слова. — Мои бывшие.

— Бывшие? — явно не понял мужчина.

— Жених и лучшая подруга.

— Радуйся.

— Чему?

— Что смогла от него вовремя избавиться. Зачем тебе какой-то задохлик? Готов спорить, что он, как и ты, из довольно обеспеченной семьи. Поверь мне, милая, такой ничего в жизни не добьется. Максимум, устроят его родственнички куда-нибудь на теплое местечко, где он и будет греть задницу до выхода на пенсию, — внимательно, насколько получалось, слушала Яна. Мне нравилось, что он говорил… в принципе, чистую правду. Калинин не был амбициозен. Вот ни на грамм. Нравилось до тех пор, пока не осознала, что сам Ян старше Калинина на семь лет, а до сих пор метет улицы.

— А ты?

— Я?

Алкоголь весьма расширил границы дозволенного и несколько развязал язык. Раньше бы я не посмела сказать подобного, а теперь произнесла без смущения:

— Тебе скоро тридцать, а ты до сих пор метешь улицы. Хотя мог бы с такой внешностью пойти в тот же эскорт или на содержание, — Ян меня грубо встряхнул, словно, я была тряпичной куклой.

— Не. Смей. Даже. Думать. О. Подобном, — категорично заявил он, — Я. Никогда. Не. Был. И. Не. Буду. Альфонсом. Я. Работаю. С. Четырнадцати. Лет. Неважно. Как. Но. На. Кусок. Хлеба. И. Хату. Способен. Заработать. Трудом. А. Не. Собственным. Телом. Поняла меня? — дворник еще раз встряхнул меня.

— Поняла, поняла. Только не делай так больше. Мне больно, — мгновенно отпустил, а я начала растирать предплечья. Вполне вероятно, что у меня после его действий останутся синяки.

— Извини, Ангел, — покаялся он. — Не хотел. Просто не терплю подобных разговоров.

— Тогда купи мне выпить, — предложила ему. Раз не хочет считаться альфонсом, пусть за девушку платит.

— Ты не упадешь, если я оставлю тебя? — неожиданно поинтересовался он, лукаво улыбаясь.

— Ты что-то затеял?

— Ага. — кивнул своим мыслям. — Возвращаясь к выпивке. Ты, действительно, собралась напиться? Или, может, ограничишься соком?

— Мне плохо, горько и обидно, — сама запуталась. Наверное, не стоило напиваться. К тому же,

Калинин этого не стоил. Но мне так хотелось забыться и расслабиться всего на один вечер. Завтра эта чертова встреча выпускников, а в понедельник поезд в Москву и в новую жизнь. Я в очередной раз посмотрела на Яна. Мне никогда прежде не приходило в голову совершать глупости. А сейчас… Даже, если я один единственный разик поступлю против собственных правил, никто об этом не узнает. А мне хотелось сделать что-то такое, несвойственное мне. — Хочу несколько шотов.

— Ты сдурела, — констатировал дворник, покачав головой. — Ну да, ладно…

Ян аккуратно облокотил меня спиной о барную стойку, хотя в этом не было никакой необходимости. А сам куда-то пошел, как выяснилось, к снующим по залу официантам. Отловив одного, о чем-то с тем договорился. Я же, оставшись в одиночестве и наблюдая за действиями мужчины, прикончила Кровавую Мери и, помахав официанту, который зажал мою сдачу, знаками показала, мол, еще.

— Быстро обними меня. — приказал Ян, когда вернулся ко мне. От подобного тона я оторопела.

— Зачем?

— Делай, что говорю, — положила руки на плечи.

— Ян, что происходит? — но мужчина, не стал отвечать, наклонился и поцеловал. Отвечала ему так увлеченно, словно, целовалась последний раз. А. возможно, так и было. Завтра после встречи выпускников наши пути разойдутся окончательно.

— Извините, — услышала знакомый голос, — мы благодарим, конечно. Но чем обязаны? — я оторвалась от мужчины, чтобы в нескольких десятках сантиметрах увидеть шокированное лицо предателя. — Лина?!

— Здравствуй, Петр! — чуть на распев произнесла, в конце испортив весь эффект, потому что пьяно икнула.

— Я, безусловно, предполагал, что наше расставание на тебе отразиться. Но не думал, что столь пагубно. Все строила из себя невесть что… Быстро же ты вниз скатилась. Уже набралась и снимаешь мужиков, — брезгливо начал Калинин, но договорить явно не успел. Ян как-то очень ловко схватил его и, ударив головой то ли об колено, то ли о барную стойку, вывел из сознания. Затем бросил к нашим ногам. Все происходило с такой скоростью, что даже не привлекло особого внимания публики.

— Я быстро, — сообщил мне дворник и направился к выходу из бара. Я опять даже возразить не успела. С чуть приоткрытым ртом смотрела на валяющегося у моих ног Калинина. Спрыгнула с барного стула, чуть покачнулась, но потыкала ногой бессознательное тело. Предатель не шелохнулся. Проскочила мысль, что Ян вполне мог убить бывшего жениха, а теперь счел за лучшее скрыться, оставив меня одну разбираться с проблемами. Собиралась присесть, чтобы потрогать пульс и проверить дыхание, но не успела.

— Человеку плохо! — заорала какая-то барышня весьма истеричным голосом. Вокруг нас стали собираться люди. Кто-то перевернул Петра на спину… Кто-то стал фотографировать…

— Расступитесь. — зычным голосом приказал кто-то.

— Петенька! — заголосила бывшая подружка. — Да, расступитесь же! — требовала она. — Там мой жених. — девушка пробралась к нам. забыв о своем ненаглядном, уставилась на меня и заорала:

— Это ты во всем виновата! Ты! — я в ответ смогла лишь снова пьяно икнуть. Мне казалось, что угодила в какой-то сюрреалистический параллельный мир.

— Надо бы вызвать скорую. — предложил кто-то.

— Не надо, — категорично отрезал вернувшийся Ян с каким-то амбалом, которому просто приказал:

— Выносите.

— Расходитесь! — спокойно потребовал сопровождающий моего спутника мужчина. — Все в порядке.

— Вы!.. Вы!.. — продолжала причитать бывшая подружка, когда амбал спокойно подхватил Петра под мышки и поволок на выход. Она подлетела к нему и стала колотить того по спине и куда придется, приговаривая: «Да, отпустите его!».

Постепенно народу вокруг нас становилось все меньше. Кто-то вернулся за свои столики, а немногочисленная публика, оставшаяся сидеть у бара, потеряла к нам интерес.

— Ян… — протянула, когда мы остались относительно наедине.

— Тебе надо выпить? — учтиво поинтересовался мужчина.

— Неплохо бы, — кивнула, подтверждая свои слова.

— Сейчас устроим, — он что-то жестами показал бармену. Я уже ничему не удивлялась, находилась, словно, в прострации. — Ты как?

— Я? — вопрос удивил.

— Ну, не я же, — хмыкнул мужчина.

— Я-то нормально. Ян, — протянула, — а что это было? — передо мной возникли несколько шотов. про которые я уже успела позабыть, и бокал то ли минеральной воды, то ли содовой. Рядом с Яном так и стоял бокал с недопитым пивом. Потянулась за первой стопкой.

— Их пьют залпом, — посоветовал мужчина. Опрокинула в себя первый шот. Горло обожгло, так что вкус почти не различила. Кажется, что-то горькое. Дворник протянул мне стакан с прозрачной жидкостью:

— Запей, Ангел мой, — сделала осторожный глоток. Я не ошиблась, содовая. — Хотел поглумиться, — начал рассказывать мужчина. — Посмотри на их столик, — сделала, как было велено. В этот самый момент официант убирал со столика грязную посуду и, кажется, не открытую бутылку шампанского.

Даже так…

— Ты заказал шампанское?

— Да.

— Зачем?

— Какая разница, если не получилось.

— А этот?..

— Охранник. Заведение приличное. Стоило сообщить, что к моей девушке пристает какая-то пьянь, его вывели.

— А?..

— Что я сделал с Петром? — я кивнула, уже не в состоянии формулировать полноценные предложения. Впрочем, это было без особой надобности. Казалось, что Ян читал мои мысли. — Просто обезвредил. Ничего ему не будет. Скоро оклемается. Даже синяков не останется. Ну, может, голова чуть поболит, — я опять пьяно икнула. — Не люблю публичных скандалов. Можно было бы, конечно, ему рожу разбить за оскорбление, но мы ведь так хорошо сидим…

Глава 7

Проснулась с тяжелой головой и не менее тяжелой рукой на своей груди. Открывать глаза было боязно, поэтому зашептала, как молитву:

— Боженька, обещаю, что ни грамма, ни полграмма, вообще, ни-ни. — при этом так горестно вздохнула. Ну, не могла ведь я опуститься до секса с бомжом?! Правда, ведь не могла?

Глаза все-таки пришлось приоткрыть, что удалось проделать с огромным трудом. Даже от такого простого действия в висках, словно, пушечная канонада разыгралась. Не сдержалась, и тихонько, пискляво простонала. Ян чуть подгреб под себя, но не проснулся. От облегчения снова прикрыла глаза. Меньше всего мне сейчас хотелось бы общения с ним. И ведь не попросишь просто уйти, он еще не отыграл свою роль. А отказываться от намеченного спектакля после вчерашнего не хотелось.

Вчера… Я со скрипом могла вспомнить, что было вчера. После того, как мой дворник легко разобрался и избавился от предателей, я, словно, с катушек слетела. Помню лишь череду каких-то ядреных мини-коктейлей, чье название я бы не вспомнила даже под угрозой смерти… Еще. как сама вешалась на Яна… Потом провал. И было еще одно воспоминание, как он меня распихивал в машине. Кажется, я заснула на заднем сидении, мешая ему сесть в автомобиль… Правда, более точно вспомнить не могла.

За окном было довольно темно. Но, к моему, облегчению успела рассмотреть в комнате знакомые силуэты мебели. Слава Богу, Ян хотя бы привез меня домой. Под защиту родных стен. То, что он сделал со мной ночью… или я с ним… В общем, об этом старалась даже не думать. Было и было… Плохо, конечно, что я этого не помнила. Хотя, возможно, мужчина проявил себя джентльменом и, вообще, ничего не было. Ведь вчера днем он не так, чтобы активно пытался затащить меня в постель.

Мне очень хотелось в туалет. Я лежала на спине, Ян рядом на животе, по-свойски водрузив руку мне на живот. Пыталась аккуратно избавиться от тяжелой конечности, но при этом не разбудить мужчину. Выходило плохо. Зато от моих попыток замутило так сильно, что стало все равно. Я, наплевав на все, скинула с себя руку и опрометью бросилась в туалет. Меня тошнило. Я даже не заметила, как кто-то собрал мои длинные волосы и придержал, чтобы не заляпала их.

— Очень плохо? — сочувственно произнес дворник и протянул мне пол-литровую бутылочку с водой. Открытую, кстати. Я в тот момент даже не задумалась, откуда в моем доме может быть бутилированная вода. Родители покупали воду, но большими двухлитровыми или пятилитровыми бутылями. Сестра давно жила в Москве, а меня не было почти три месяца.

Я ничего не ответила, лишь жадно опустошив пол-литровую емкость. Отобрала у Яна волосы, скрутила их в пучок и умылась холодной водой. Почувствовала себя немного лучше.

— Ты закончила? — поинтересовался он.

— Да, — только успела ответить, как оказалась у него на руках. Только тут заметила, хотя скорее почувствовала, что мы оба полностью обнаженные. Значит, думать было не о чем. Мы переспали, а я этого не помнила. Самое обидное во всем этом была именно последняя часть. Не помнить секса… секса с тем, кто так привлекал.

Как только Ян поднял меня на руки, машинально пристроила голову у него на груди. Чужой размеренный стук сердца умиротворял. Но я не успела насладиться, как меня осторожно сгрузили на постель.

— А теперь в кроватку и спать. — скомандовал мужчина. Посмотрела, как он добавил в стакан воды какую-то шипучую таблетку. Подождав, пока та полностью растворится, подал стакан мне. Дворник был, действительно, полностью обнажен. Я бесстыдно рассматривала мужчину, отмечая, что тот сложен даже лучше, чем себе нафантазировала. — Выпей, утром хотя бы голова болеть не будет.

Возражать не стала, как и спрашивать, откуда в моем доме подобные препараты. Нет, допускала мысль, что у родителей имелось нечто подобное. В конце концов, отец часто был вынужден ходить по мероприятиям… Как только осушила стакан, Ян забрал его. А через несколько секунд оказался в постели рядом со мной, как-то слишком привычно привлек к себе. Чмокнув куда-то в висок, приказал:

— Спи.

Я чуть повертелась, устраиваясь удобнее. Спорить не только не могла, сколько мне просто не хотелось этого делать.

— Ян?

— М-м.

— Спасибо, — произнесла, решая для себя, что сама виновата в том, что мы переспали. А Ян оказался лучше, чем можно было представить. Позаботился, хотя другой бы задницу с постели на поднял, еще и недоволен был, что разбудили.

Заснула я довольно быстро и спала, похоже, очень неплохо. Хотя обычно совместный сон с кем-то был мне не по душе. В те редкие ночи, что мы проводили с Петром, я мучилась и долго не могла заснуть. Я, вообще, была по природе неженкой. Любила «мягко поспать» и «вкусно поесть», поэтому для меня стало удивительным, что мужская, достаточно жесткая грудь отлично заменила любимые и такие удобные подушки.

Проснулась не сразу, какое-то время пребывая на грани сна и бодрствования. Мне снилось нечто весьма приятное, правда, я не особо понимала, что именно. Просто что-то, что делало меня счастливой.

— Доброе утро! — прошептали мне на ухо, которое тут же прикусили и потянули. Пока я возмущенно сопела, кто-то покрывал легкими поцелуями мою шею. — Как ты себя чувствуешь, Ангел мой?

— Ян?!

— Малышка мечтает о ком-то другом? — хмыкнул он. — Спешу тебя разочаровать, всего лишь я.

— Ян! — снова повторила. На этот раз утвердительно. Я уже открыла глаза и успела осознать, в каком недвусмысленном положении мы находились. Ян нависал сверху и внимательно разглядывал меня. Воспоминания о том, что случилось посреди ночи отчетливо всплыли в памяти. Рвота. Туалет. Он… я… голые. Забота и трогательная нежность. Неизбежно вспомнила Калинина. Тот бы повел себя по-другому. Вынуждена была констатировать, что в характере Петра не были заложены подобные хлопоты. Он бы скорее всего запихнул меня, пьяную, в такси. Одну. А уж если бы произошло чудо и доставил домой, то явно посреди ночи отчитал, а не стал отпаивать чем-то. Это что-то, кстати, было весьма действенным. Чувствовала себя сейчас достаточно удовлетворительно. Голова не болела. Не мутило. — Доброе утро!

— Так как ты себя чувствуешь?

— Хорошо. Видимо, только благодаря тебе.

— Видимо, — не смущаясь, согласился он и нагнулся меня поцеловать. Чем несколько смутил. Пока я позволяла поцелую продолжаться, почти не участвуя в нем, мужская рука беззастенчиво стала оглаживать мое тело. Судя по антуражу и активным действиям, мой дворник собирался меня соблазнить прямо с утра. Секс с ним… Секс, который я не помнила.

Впрочем, это было весьма заманчиво. Ведь мы явно уже переспали, а где один раз, там и другой… А у меня так давно не было секса. Чуть подумав, решила не отказывать себе в удовольствии. Врать себе было глупо, а Ян привлекал безумно и очень умело возбуждал в данный момент. Поэтому я позволила себе то, о чем вчера мечтала целый день, ощупать это потрясающее тело.

Последней мыслью перед тем, как отдаться сексуальному безрассудству, была: хоть на этот раз что-то буду помнить. Радовало, что мужчина думал о предохранении. Не радовало, что он отлично подготовился. Похоже, в его планы входило со мной переспать. Хотя, какая в общем-то теперь разница?

Я растянулась на кровати, удовлетворенная и умиротворенная. Мне хотелось снова закрыть глаза и еще какое-то время понежиться в постели.

— Ты куда? — недовольно произнесла, когда мужчина меня поцеловал в последний раз и поднялся.

— В душ, потом готовить завтрак, — прозвучало так. словно, мы уже не первое утро встречали вместе. Не знаю, что меня больше удивило: такое обыденное поведение или что Ян умел готовить. Я не стала комментировать, что готовить в этом доме абсолютно нечего. Хотя, может, какая-нибудь пачка с овсянкой найдется. Правда, я каши терпеть не могла. А подобный Яну мужчина должен эту кашу снабдить приличным шматом мяса, чтобы сытно позавтракать. А у нас, действительно, не было ничего. Даже яиц. Ведь родители, уезжая, отключили холодильник.

Впрочем, приглушила любопытство. Через четверть часа узнаю, чем порадует меня дворник. Вчера ведь видел содержимое холодильника и искренне сокрушался. Расслабилась, прикрыта глаза… и уснула.

Последнее я выяснила, когда меня осторожно потрясли за плечо.

— Лина, поднимайся, омлет остынет.

— Мм, — промычала, пока сказанное медленно обрабатывалось сонным сознанием. Омлет… Какой омлет? Из чего омлет?

Нехотя села и посмотрела на полуодетого мужчину. Босой, с голым торсом и в джинсах. С чуть влажными волосами. Настолько хорош и сексуален, зараза! Сглотнула, до того захотелось пощупать…

Впрочем, я вполне могла позволить себе кое-какие вольности… по крайней мере, до окончания встречи выпускников. Встречи выпускников, которая еще вчера для меня быта столь важной и знаковой. Встречи выпускников, на которой мы с Калининым собиралась объявить о скором бракосочетании, а ведь Петр считался завидным женихом по местным меркам, и многие одноклассницы должны были умереть от зависти. Встречи выпускников, которая в данный момент не имела абсолютно никакого значения, но на которую я все равно собиралась пойти. Встречи выпускников, после которой мы разойдемся с Яном в разные стороны. Поэтому я беззастенчиво ухватила дворника за штанину и потянула на себя:

— У меня есть более интересное предложение.

— Мм? — он явно делал вид, что не понимает.

— Ты сейчас избавишься от штанов и соблазнишь меня, — заявила ему, чем, кажется, озадачила.

Выражение его лица, пусть на миг, но стало ошарашенным. Но дворник смог быстро взять себя в руки и не растерялся. Стащив джинсы вместе с трусами, он меньше чем через четверть минуты оказался рядом со мной.

Ян оказался потрясающим любовником. То есть я так думаю. Мой опыт ограничивался Калининым, а тот быт скучным и пресным в постели.

— Все-таки ты мерзавец! — пожурила этого обормота, который умудрился приготовить и подать завтрак в постель. И не простой омлет, а с грибами и зеленью. Похоже, пока я отдыхала, он еще и в магазин сходил. Но это выяснить намеревалась позже, в данный момент наслаждаясь воздушным и тающим во рту блюдом.

— Это еще почему?

— Совратил беспомощную девушку.

— Это ты, что ли, беспомощная? — хмыкнул он. Я, безусловно, беспомощной не была… но то, с каким пренебрежением была брошена фраза, несколько обидело. — И кто кого совратил — это, кстати, тоже вопрос… — упс, а я вовсе не данный момент имела в виду, а свои ночные приключения, о которых ничего не могла вспомнить, но про которые хотелось услышать. Наверное, не очень логично. Многие бы посчитали за благо: забыть и не вспоминать, а мне вот было важно понимать, как я себя вела в пьяном состоянии. Чтобы знать на будущее. Хотя вроде бы поклялась себе, что подобные эксперименты над собой любимой ставить больше не буду.

— Я про ночь.

— А что было ночью? — улыбнулся Ян.

— Это я у тебя хотела узнать.

— Ангел мой, ночью люди обычно спят.

— То есть ты пытаешься мне намекнуть, что не воспользовался моим невменяемым состоянием.

— Не намекаю, детка, а говорю прямым текстом. Я люблю секс и предпочитаю им заниматься с партнершей, которая осознает свои действия. Думаю, ты догадываешься, что при моих внешних и умственных данных проблем с противоположным полом у меня нет. — от его самоуверенности меня затошнило. Хотя… хотя именно его самоуверенность меня и привлекала. — Трахать снулую рыбу не мой случай, — что такое «снулая рыба» я не знала, но выражение мне понравилось. Пообещала себе запомнить и погуглить.

— А почему я проснулась голая? — нахмурилась и обвиняюще посмотрела на мужчину. — Впрочем, как и ты.

— Касаемо меня, я привык так спать, — мужчина на несколько секунд замолчал, что-то обдумывая. — когда есть такая возможность. А ты… — хмыкнул. — мне захотелось посмотреть.

— И пощупать? — ехидно добавила.

— Не без этого, — фыркнул в ответ, а я почувствовала себя полной дурой. Сама… по своей воле переспала с дворником и бомжом. Видишь ли, захотелось проверить, как оно… то, что забыто. А забывать оказалось абсолютно нечего. Но отчего-то осознание собственной глупости не расстроило.

Я не жалела о произошедшем между нами и вот в этом заключалась проблема. Наши отношения, словно, вышли на новый уровень. Мы свободно пикировали и шутили. С Яном я чувствовала себя удивительно легко и комфортно… Так, словно, знала его не один месяц.

— И как тебе?

— Набиваешься на комплимент? Впрочем, твои формы выше всяких похвал, — выдал сомнительный комплимент мой дворник. — Не хочешь еще отдохнуть?

Признаться, еще немного поспать — было просто отличной идеей. Встреча выпускников должна была состояться только в четыре часа и проходить должна быта в школе как раз после окончания занятий. Сама школа, вернее, гимназия была расположена относительно недалеко. Всего в каких-то пяти автобусных остановках или десяти минут на такси.

— А сколько сейчас времени? — потянулась к часам и обомлела. Был почти полдень, а ведь проснулась в начале десятого. Время в обществе Яна летело незаметно. Но к половине первого ко мне должен быт приехать стилист-визажист. Мамина знакомая. Отличный мастер-универсал. Только она быта способна сотворить натуральный макияж и сделать простую укладку, но при этом так, что клиентка выглядела более роскошно, чем дива с вечерним макияжем. Именно то, чего я хотела. Именно то, что было необходимо. Ведь встреча выпускников должна быта быть дружеской, разные коктейльные и вечерние наряды были просто неуместны. Но никто не мешал мне нарядиться в красивое платье.

Сейчас я несколько жалела, что нельзя отменить сделанный еще пару недель назад заказ. Хотя… какого черта? Ян — потрясающий мужчина и рядом с ним должна быть сногсшибательная женщина. Я довольно бодро поднялась, мысленно рассуждая, что стоит прихорошиться хотя бы ради того, чтобы Петр пожалел о своем выборе. Пусть не думает, что я подцепила какого-то мужика в баре… это будет выглядеть так, словно, я влюблена в моего дворника и он смысл всей моей жизни. А сам Ян довершит образ обеспеченного мужчины. Он может отлично пускать пыль в глаза, что и доказал вчера. Если бы точно не знала, чем зарабатывал этот мужчина себе на жизнь, решила бы, что он весьма успешный бизнесмен.

— Тебе разве не надо по делам? — уточнила у моего дворника.

— Выгоняешь? — усмехнулся он.

— Не совсем так, но да, — рассказала, что ко мне скоро должен был приехать стилист-визажист, а в его обществе я буду чувствовать себя скованно. Мужчина лишь тяжело вздохнул и поднялся.

Выставить Яна за дверь оказалось не так просто, как я себе нафантазировала. Он стоял уже в дверях, когда вдруг решил попрощаться. Притянул меня к себе и коснулся губ в нежном поцелуе. А я ответила, наслаждаясь происходящим. Не представляю, на сколько бы растянулось наше прощание, но меня привел в чувство телефонный звонок.

Позвонила Вера Ивановна и сообщила, что выходит из дома. Я только-только успела принять душ, как раздался дверной звонок.

— Добрый день, Ангелина!

— Здравствуйте. Вера Ивановна! Извините за мой внешний вид. Проспала, но я быстро приведу себя в порядок, — мне потребовалось почти пятнадцать минут, чтобы найти и привести в должный вид подходящую одежду. Вера Ивановна была из тех мастеров, которые «подбирали упаковку к товару», поэтому мне и пришлось заблаговременно облачиться в выбранный наряд.

Отдавшись в руки мастера, я рассказала, что помолвка сорвалась. Предатель-жених подыскал себе новую невесту. Поэтому семейная бронь на ее услуги отменяется.

— Ну, и слава Богу! — ответила женщина. — Не нужен тебе такой пройдоха, который пару месяцев без бабы обойтись не смог. А как рожать?! Такие первые бегут с корабля и возвращаются только, когда малыш в садик пошел, — глубокомысленно изрекла женщина. С такой точки зрения я не рассматривала наш с Калининым разрыв. Да, признаться, сейчас меня не особенно это волновало.

Гораздо больше заботила причина расставания. Я никак не могла взять в толк, по какой причине Петр променял меня на Аньку. Неужели, действительно, влюбился? Впрочем, после сегодняшней встречи выпускников Калинин навсегда останется в моем прошлом. Я даже не была уверена, что еще когда-нибудь снова увижу его. Завтра меня ожидал поезд в Москву и недлинный, в общем-то, путь в новую жизнь. Родители, которые занимались подготовкой и оплатой предстоящего свадебного торжества, сами уладят финансовые вопросы с семьей Калинина. Поэтому мне можно было смело забыть о бывшем женихе.

Меня волновал другой мужчина. Этот чертов Ян Кравцов. Бомж и дворник. Вроде бы расстались пару часов назад, а я никак не могла выбросить его из головы. Вспоминала улыбки, жесты, его «Ангел мой»… Знала, что через несколько часов мы тоже должны будем расстаться. Расстаться навсегда. Только вот мне совсем не хотелось этого делать. Можно было бы провести с ним еще одну ночь, только вот на утро прощаться легче не будет… Уже знала точно, слишком уж мне понравился этот мужчина. Слишком хорошо чувствовала себя с ним. Непозволительно хорошо.

— Лина?

— А-а?!

— Я спрашивала, как тебе? — улыбнулась женщина, которая держала в руках прямо передо мной зеркало.

Чуть повертелась, пытаясь увидеть себя сзади в отражении. Небрежные кудри закрывали большую часть спины.

— Очень хорошо, — похвалила работу мастера, отобрав у Веры Ивановны зеркало и пристально рассматривая макияж. Глаза, скулы, губы были идеально подчеркнуты. Но если не присматриваться, акцент разобрать почти невозможно. Казалось, что на лице совсем чуть-чуть туши и блеска для губ. А на самом деле подобный макияж потребовал значительных временных затрат. Целый час, если не больше, визажист занималась моим лицом. А я даже знать не хотела, сколько штукатурки потребовалось для того, чтобы создать такой «натуральный» эффект.

Расплатившись и поблагодарив еще раз за безупречную работу, попрощалась с Верой Ивановной. До встречи с Яном оставалось около часа, поэтому решила заняться своими делами. Пообщалась с сестрой и начала собирать чемоданы. Много вещей брать не собиралась и содержимое чемоданов не стишком должно было отличаться от того, с какими я вернулась из Франции. Но все равно перебрать вещи было лучшей альтернативой, нежели постоянно возвращаться мыслями к Яну. Я даже подумала, что, если бы не решила так поспешно перебраться в Москву, наверное, уговорила бы отца помочь Яну с общежитием и новой работой. Потому что совсем не уверена, что так легко бы смогла отпустить его посте несколько совместно проведенных дней и ночей.

Звонок в домофон отвлек от грустных мыслей. Часть вещей, которые извлекла из чемодана и бережно сложила на кровать, уже снова успела поместить в чемодан. В «Сомелье» не экономили на поездке, все вещи были вычищены и выстираны, поэтому мне оставалось их только аккуратно перекладывать.

— Ян. — открыла дверь и повисла на мужчине. Прошло каких-то три часа, а я уже успела ужасно соскучиться.

— Ангел мой, — меня подхватили и придержали за талию, — намочит и испортит свое красивое платье. На улице идет снег.

Сама от себя не ожидала подобной реакции. Осознала себя обнимающей за шею мужчину и стало стыдно за собственное поведение. Отпустила, отошла в сторону, пропуская его в квартиру. Он был без шапки… в снеге, который частично уже начал таять. В этот момент Ян показался мне настолько привлекательным, что захотелось наплевать на эту дурацкую встречу выпускников и провести субботний вечер только вдвоем.

Испытывать чувство неловкости было весьма нетипично для меня. Пока я мялась в дверях. Ян успел раздеться.

— Иди-ка сюда, детка. — он довольно легко приподнял меня и развернул к свету, — хоть посмотрю на тебя. Ты отлично выглядишь, малышка. — прокомментировал он, когда перестал пристально разглядывать меня. А после вовсе взял и поцеловал. Нежно. Страстно. Единственное, на что я оказалась способна в этот момент, так это закинуть ему руки на шею и притянуть ближе к себе. До меня еще не дошел весь трагизм ситуации. Я не просто физически желала этого мужчину, меня тянуло к нему морально.

— У нас есть минут пятнадцать. — сообщил мой дворник, оторвавшись от меня. Я соображала плохо. От сумасшедших поцелуев кружилась голова. Поэтому абсолютно никак не прореагировала, когда меня подхватили на руки и отнесли в гостиную на диван. Мужчина опустился на мягкие подушки вместе со мной на руках и снова поцеловал, окончательно сводя с ума. — Чем ты собираешься заниматься дальше? — неожиданно поинтересовался он.

— Что? — до меня не сразу дошел смысл заданного вопроса.

— Я спросил, как ты видишь свою дальнейшую жизнь?

— Ну-у… Э-э… — протянула. Мне совсем не хотелось сознаваться в том, что я собиралась уже в понедельник с утра выспаться и заняться активными поисками симпатичной небольшой квартирки.

Родители мои были не только весьма состоятельными по местным меркам, ко и довольно щедрыми. Поэтому я могла спокойно снять себе квартирку в Москве, не думая о том, чем за нее платить. К сожалению, позволить покупку собственного жилья в столице им было не по карману. Но была уверена, что они обязательно помогут с первым взносом и выплатами по ипотеке, если я буду достаточно хорошо и, главное, стабильно зарабатывать. Профессия у меня была достаточно денежная. Если из-за недостатка опыта первое время не смогу достойно зарабатывать, всегда смогу давать частные уроки в качестве подработки. Поэтому в своем будущем финансовом благополучии я не сомневалась. Внешностью тоже Бог не обделил… Могла рассчитывать заинтересовать достойного и успешного молодого человека. Только вот больше я не хотела ни достойного, ни успешного… я хотела Яна. Чем больше на него смотрела, тем отчетливее это понимала. — Ты говорил, что случайно оказался в нашем городе. Собираешься тут осесть?

— Нет, но ты ушла от вопроса, Ангел мой.

— Я еще не успела подумать над этим, — легко соврала, раздумывая над тем, как такой самоуверенный мужчина, как Ян, отреагирует на предложение стать чем-то вроде альфонса. Временного альфонса. Не то, чтобы я собиралась содержать мужчину и платить ему вознаграждение за совместное времяпрепровождение… но мне вдруг показалось весьма логичным попробовать уговорить его отправиться со мной в Москву. Первое время он мог бы жить в снимаемой мной квартире. Такую работу, к которой он привык, Ян с легкостью найдет в столице. Он там что-то говорил про работу на стройке… Сама Москва и Подмосковье активно застраивались, поэтому с вакансиями проблем возникнуть не должно. Да, и получать он бы мог в столице намного больше. А судя по тому, какой он самолюбивый, мог бы со временем даже сделать что-то вроде карьеры, если ему немного помочь. Я помнила о том, что у него было даже высшее образование. Неожиданно захотелось узнать об этом всем некие подробности… Боже, да. я даже почти успела спланировать нашу будущую совместную жизнь. Меня уже почти абсолютно не смущало наше различие в социальных статусах. Я даже готова была оформить ему регистрацию в только планируемой ипотечной квартире, чтобы вытащить мужчину из этого болота и дать шанс на нормальную жизнь. Правда, радовало то, что моя практичность никуда не делась. Я даже на тонкости успела обратить внимание. Что-то вроде того, что регистрация не дает права на собственность. Зато позволяет получить кое-какой социальный статус, вроде оформления трудовой книжки или медицинской страховки. А вот года через три, если бы мой дворник превратился в приличного мужчину, можно было бы подумать об официальном оформлении отношений…

— Лина, — дворник потряс меня за плечо, — ты где витаешь?

— А-а, — только сейчас до меня дошло, что в своих планах я не учла одного существенного факта, а именно его отношения ко мне. — Я тебе нравлюсь? — тут же поинтересовалась у него.

— Нет, знаешь, — вздрогнула, не ожидав как-то услышать подобного ответа, — просто приятнее провести ночь с хорошенькой куколкой, чем с кучей вонючих и храпящих мужиков. Лина, — протянул Ян, ухватив меня двумя пальцами за подбородок, — ну, что ты, как маленькая? Я достаточно разборчив в сексе. Уже говорил. А ты сводишь меня с ума, детка.

Дожидаться моего ответа не стал, притянул за эксплуатируемый подбородок и воодушевляющее поцеловал. Но я вовсе не такой ответ хотела получить. И без утверждений дворника прекрасно чувствовала силу его желания. Мы только начали целоваться, а он физически уже был готов совершать подвиги на сексуальном поприще. Проблема заключалась в том, что на одном сексе отношения не выстраивались. А мне от Яна хотелось как раз именно отношений. Но при этом не хотелось выставлять себя полной идиоткой и предлагать мужчине то, что ему могло быть совершенно неинтересно. Как и не хотелось, чтобы меня использовали только, как сексуальную забаву.

Мысли метались со скоростью света. Я разрывалась на части от желания узнать, что все-таки Ян ко мне чувствует и чувствует ли, вообще. С другой стороны, разговор этот был непростой и весьма обстоятельный, но времени оставалось в обрез. Решила смотреть по ситуации. В конце концов, завтра в Москву я отправлюсь так или иначе, а вот одна или нет покажет сегодняшняя встреча выпускников.

Встреча выпускников в середине зимы может показаться кому-то крайне нелогичной. Только не нашей бывшей классной руководительнице, которая по совместительству являлась директрисой учебного заведения. Вот и сегодня мне предстояло купить букет цветов, чтобы поздравить ее с прошедшим днем рождения. Две бутылки шампанского, которые нам полагалось принести с Калининым на встречу, оставила на его совести. Об алкоголе, даже легком, не способна после вчерашнего была даже думать. Была мысль купить взамен что-нибудь сладкого, так как принято было делать сладкий стол, но тоже откинула эту мысль, решив, что и без меня расстараются.

Мы продолжали целоваться, когда у меня ожил мобильный телефон. Оттолкнула Яна, спрыгнула с его колен и устремилась к навороченной игрушке.

— Одевайся, — сообщила своему дворнику. — Такси подъехало.

— Такси? — на лице мужчины промелькнуло удивление. — Должен был догадаться.

— Ян, что-то не так?

— Вообще-то, такси нас ждет внизу, — вопросительно уставилась на мужчину. До меня не сразу дошло, что, кажется, дворник тоже подстраховался. Какой предусмотрительный и практичный дворник.

— Значит, одно придется отпустить. — улыбнулась. — В любом случае хватит продавливать мой диван, — Ян легко поднялся и отправился вместе со мной в коридор, не удержавшись и шлепнув меня по попке. В этот раз я даже не возмутилась, словно, подобное внимание уже стало для меня привычным.

Глава 8

Ян не дернулся, когда я выбрала пять красных роз и оплатила их. Зато без разговоров заплатил за наше такси и договорился с тем, которое вызвала я. Я с интересом следила за действиями мужчины и пыталась анализировать его поведение. Он весьма нетипично вел себя для работника с низкой оплатой труда. Я ведь с самого начала знала, что он получает весьма скудную заработную плату, и даже не хотела думать во сколько ему обошлось наше вчерашнее «свидание». По самым скромным подсчетам тысячи полторы минимум. А ведь он ночью еще заходил в аптеку, оплачивал такси и кое- какие продукты. Даже грешным делом проверила, не пропали ли у меня деньги… Не пропали.

— Чего ты хмуришься? — поинтересовался мужчина, рассчитавшись с водителем. А я не знала, что ответить, поэтому солгала… ну, почти.

— Не хочу туда идти, — не то, чтобы не хотела… очень хотела увидеть бывших одноклассников и узнать, кто чего добился за прошедший год. У многих уже была степень бакалавра. Но вот сама ситуация… Я вчера на эмоциях пообещала предателям продемонстрировать моего «нового мужчину», а вот сейчас считала это крайне глупым. Недостойны они. чтобы я в их сторону даже смотрела, не то, чтобы что-нибудь доказывала. С другой стороны, благодаря этой ситуации я умудрилась ближе познакомиться с Яном и теперь рассчитывала, что он вполне может стать этим самым новым мужчиной.

— Не хочешь идти, можем придумать что-нибудь более жизнеутверждающее.

— Ну, и лексикон у тебя. — заметила и решительно взяла Яна за руку, направляясь ко входу в гимназию.

Мы опоздали на пять минут, но пришли одни из первых.

Пока Ян помогал мне раздеться, к нам подлетела Вика Соколова.

— Привет.

— Привет, — обернулась к девушке.

— А что это за красавчик с тобой? — Виктория мысленно раздела и облизала моего спутника, таким похотливым взглядом одарила Яна. Соколова никогда не была моей подругой, но мы отлично ладили. Но вот внимание, оказанное моему дворнику, мне сразу не понравилось, поэтому обняла руку Яна и прильнула к нему.

— Демонстрационный экспонат, — сообщил мужчина, чем вогнал меня в некий ступор. Ненадолго… в отличии от той же Соколовой, которая застыла с приоткрытым ртом. Быстро сориентировалась и пихнула локтем негодника, который проявил неуместное чувство юмора. Хотя, чего скрывать, ответ мне понравился.

— Познакомься, это Ян Кравцов. Мой жених.

— А Калинин?

— А что Калинин? — сделала вид, что не понимаю, о чем шла речь. — Извини меня, Вика, мне надо поздороваться и поздравить Веру Ивановну, — признаться, букет, который держала в руках, порядком надоел. А еще появилось дикое искушение огреть букетом Соколову, которая, не стесняясь, продолжала бросать на Яна призывные взгляды.

Потянула за руку Яна, но он, словно, не понимал, что он него требовалось молча следовать за мной. Оглянулась. Так и есть, мужчина даже позы не изменил.

— Пойдем, я познакомлю тебя с моей бывшей классной руководительницей.

— Я не думаю, что это необходимо, — отозвался мерзавец. — Иди одна, — и уже обращаясь к Соколовой:

— Мой дурно воспитанный Ангел до конца не представил нас.

— Виктория Соколова, — бывшая одноклассница протянула руку и заулыбалась еще шире. Хоть бы она сквозь землю провалилась! Мне ничего не оставалось, как покинуть эту парочку. Я злилась. Злилась на Соколову. Злилась на Яна. Злилась на себя. И, кажется, ревновала…

Все то время, что я беседовала с Верой Ивановной, не могла постоянно не коситься в сторону Соколовой и моего дворника. К этой чересчур что-то страстно обсуждающей парочке присоединились еще две бывших одноклассницы, а когда Лида Фролова решила пощупать бицепс Яна, я не выдержала. Оборвав разговор и извинившись, отправилась вызволять моего горе-сообщника. Правда, моя помощь ему явно не требовалась, а мой драгоценный чувствовал себя комфортно в этом цветнике…

— Добрый день! Лида… Настя… Позвольте, я украду у вас своего жениха. Ян, — растолкала нахальных девиц и вызывающе уставилась на поддельного суженого. Мужчина не стал испытывать моего терпения на этот раз и сам оттащил меня в сторону.

— Давно не чувствовал себя вещью, — хмыкнул весьма добродушно. — Вещью, которую никак не могут поделить.

— Ян, — мне стало стыдно за собственное поведение, но всего лишь на секунду. В конце концов. Кравцов добровольно согласился играть роль жениха, поэтому должен был соответствовать… а этот проходимец заигрывал с другими девушками. По правде говоря, не слишком-то заигрывал, просто поддерживал беседу, улыбался… наглые девицы все делали сами… Но он должен был контролировать ситуацию… Знакомая история. Я понимала, что не права, но оправдывала свои собственные поступки. Поэтому вместо того, чтобы извиниться, произнесла:

— Как ты мог?!

— А что я сделал-то? — усмехнувшись, поинтересовался он.

— Ты провоцировал у них интерес вместо того, что окружить меня заботой и вниманием, — упрекнула его. Ян наклонился и легко коснулся губ. И только тут сообразила, что, кажется, надо мной просто издевались.

— Подумать не мог, что в провинциальном городишке так истосковались по простому мужскому вниманию.

— Ты интересный мужчина.

— Рад, что ты это понимаешь, — на этот раз поцелуй был более продолжительным и ощутимым. Весьма приличный, без языка. Но даже такая малость заставила меня потерять голову, забыв, где и с какой целью мы находились. — Не оборачивайся, — посоветовал он. — Явился твой бывший. Что интересно, один.

— Один?

— Один, — повторил он. — и сейчас направляется к нам.

Я никогда не отличалась такой прекрасной чертой характера, как терпение, поэтому сразу задергалась. Мне безумно хотелось обернуться и посмотреть на бывшего жениха, но также отчетливо понимала, что делать этого не стоило. Ян при этом стоял истуканом, больше не пытаясь меня отвлекать поцелуями. Черт бы его побрал! Раздразнил, а теперь стоял, смотрел на меня и просто улыбался.

— Что Калинин делает? — произнесла довольно громко, так как кто-то решил именно в этот момент настроить музыку.

— Хочет пообщаться с тобой. — услышала за спиной знакомый голос. — Добрый день. Ангелина!

Резко развернулась. Волосы взметнулись. Не удивилась бы, узнав, что подвитыми прядями успела задеть лица мужчин.

— Здравствуй. Что хотел? — почувствовала, как на талию опустились сильные руки. Сделала шаг назад и облокотилась спиной на Яна, мысленно благодаря того за поддержку. Он ничего не сказал, позволив самолично разбираться с назойливым бывшим женихом.

— А ты не изменяешь себе. Груба, как обычно. Сказал. Поговорить. — медленно произнес Калинин, растягивая губы в улыбке. Улыбнулась в ответ, поощряя молодого человека на продолжение. — Наедине, — добавил он, явно не желая обсуждать что-то в присутствии моего нового мужчины.

— Разве мы не все выяснили? — не спешила избавляться от своего дворника, хотя безумно любопытно было узнать, чего понадобилось от меня Петру.

— Не все, — скривился он. — Так мы можем поговорить наедине? — отпрянула от Яна, развернулась и вопросительно посмотрела на него. С Петькой никогда себя так не вела, а вот моего случайного по сути любовника не хотелось обидеть пренебрежительным отношением. Я, словно, спрашивала у него, не будет ли он против, если я оставлю его ненадолго. Он кивнул, как бы отвечая, что нет.

— У тебя пять минут, — чуть отошла в сторону, встав так, чтобы мне было видно моего дворника.

— Уложусь в три, — начал Петр. — Ты уже сказала родителям, что разорвала помолвку?

— ЧТО?! — поверить не могла, что Петр это произнес. То есть уже я виновата, что наша свадьба не состоится?!

— Ты. Сообщила. Родителям. Что. Свадьбы. Не. Будет? — спокойно повторил вопрос бывший жених.

— Нет, — отмахнулась от него. — Но с какой радости ты меня обвиняешь в том, что наша свадьба не состоится? — находилась в таком шоке, что не удосужилась вести себя прилично. Подняла руку и ткнула пальцем в грудь молодого человека.

— Ты ведь сказала, что встретила кого-то… не знала, как мне сообщить… — начал пояснять Калинин. Я много чего наговорила вчера, только чтобы не выглядеть жалкой брошенкой… Пусть так… Немного успокоилась. Похоже, Петр решил, что Ян, действительно, мой новый мужчина.

— К чему ты клонишь? — перебила мямлящего молодого человека.

— Ты должна признать, что виновата в нашем разрыве не меньше, чем я, — выпалил Калинин.

— Петр, хватит ходить вокруг да около! — не выдержала. Ненавидела, когда кто-то телился и не мог родить хоть что-нибудь внятное. — Что тебе от меня надо?

— Возвращайся ко мне! — опешила. Застыла, словно, жена Лота. Это было совсем не то, что я ожидала услышать.

Но смогла довольно быстро взять себя в руки. Хоть Петр выглядел спокойным и самодовольным, в нем не присутствовало даже сотой доли уверенности того же Яна. Все это было настолько показным, что захотелось рассмеяться. Что, впрочем, я тут же и сделала.

— Познакомил маму с новой невестой, — издеваясь, поинтересовалась у бывшего жениха, — и она не одобрила? — Калинин мгновенно изменился в лице. Скривился. Ответа даже не потребовалось. Я, похоже, угадала.

Мне, вообще, было непонятно, на что рассчитывал Петр. Ведь Софья Андреевна — тот еще сноб, хотя ее семья мало из себя, что представляла. Нет, они были весьма обеспечены по местным меркам… но моя семья была все же несколько побогаче, если можно было так выразиться. Совокупного дохода собственных родителей не знала, но он превышал сто тысяч рублей. Для небольшого городишки огромные деньги, для Москвы — средняя зарплата. Ольга, моя любимая сестричка, зарабатывала в столице сто пятьдесят и не считала это чем-то запредельным. Нет, по сравнению с семьей Калининых семейка Аньки быта никем… да, по сравнению с любой обычной считалась неблагополучной. Естественно, Софья Андреевна не пришла в восторг от смены невесты. Я бы даже не удивилась, что она с помощью шантажа заставила Петра вернуться ко мне. Интересно, что пошло в ход? Угрозы лишить сына любимой игрушки или оставить без карманных денег? Ведь Ян был прав… Калинина пристроили на теплое местечко, но только вот он получал довольно мало. Отец считал, что ему необходимо поднабраться опыта прежде, чем двигаться вперед по карьерной лестнице.

— Так ты вернешься ко мне?! — насупившись, спросил Петр. Он уже не выглядел столь уверенно, сейчас он мне казался жалким и каким-то ущербным. Как я только могла клюнуть на такого? Ведь этот парень был маменькиным сынком и даже не мог отстоять свои интересы, защитить любимую девушку… Я даже верила, что его и Аньку связывают искренние чувства… Эти держания за руки, ласковые взгляды… Слишком их отношения выглядели нежными и какими-то теплыми. Да, мне вчера было очень обидно, что меня, такую красивую и перспективную, променяли на какую-то невзрачную продавщицу. Но, по правде говоря, я испытала некое облегчение, когда успокоилась и приняла новую реальность. Словно, освободилась от какого-то груза, который тянул меня на дно. Мне с Калининым было не по пути с самого начала. Я хотела чего-то добиться в жизни, развиваться, а не чахнуть в местной глуши. Мне хотелось путешествовать, знакомиться с новыми интересными людьми, а не ограничиваться узким кругом, в котором мы вращались. Сейчас я очень желала о том, что отказалась от своей мечты получить хорошее образование. Слава Богу, у меня хватило мозгов прислушаться к голосу разума и советам сестры. Именно она поддержала меня в решении согласиться за зарубежную стажировку в «Сомелье». Мать была против и не понимала этой необходимости. Подразумевалось, что меня после свадьбы устроят на работу куда-нибудь по знакомству, как и Петра… А вот отец неожиданно промолчал, позволяя мне самой принять решение.

— Нет! — улыбнулась, уже собираясь вернуться к Яну. Вот его обществом я наслаждалась по- настоящему. А даже пара минут с Петром начинали откровенно тяготить. Я, вообще, теперь не понимала себя. У меня, словно, шоры с глаз упали. Как я могла столько лет встречаться с таким?

Планировать совместную жизнь? Считать себя удивительно везучей? Счастливой? Да, Калинин был из хорошей семьи, с приличным воспитанием… Хотя, пожалуй, воспитания у него не было никакого. Только что он пытался помириться, но при этом назвал грубой. А ведь он всегда меня оскорблял… не прямо, а вот такими вот замечаниями… или был вечно чем-то недоволен. Я раньше как-то старалась не обращать на это внимания, но не теперь…

— Нет?! — кажется, молодой человек не ожидал подобного равнодушного ответа. А ответ, действительно, получился какой-то флегматичный. Меня больше заботило, что к моему дворнику опять подобралась парочка бывших одноклассниц, заинтересовавшихся привлекательным незнакомым молодым человеком.

— Нет! — я даже успела сделать шаг по направлению к Яну, когда неожиданно Петр схватил меня за руку.

— Ангелина, я серьезно!

— Какие шутки?! — возмутилась. — И отпусти меня! — попыталась вырвать руку, но безуспешно. Мне очень хотелось чем-нибудь сильно треснуть непонятливого бывшего мужика. Жаль, что под рукой не оказалось ничего подходящего. Правда, я очень быстро вспомнила о дорогих французских сапожках на шпильках, также привезенных из поездки во Францию. Я, абсолютно не задумываясь, сильно впечатала пяткой по ботинку парня. Тот застонал и отпустил.

— Сука! — прошипел молодой человек.

— Какие-то проблемы? — Ян рядом с нами возник неожиданно. Я всего лишь на несколько секунд отвлеклась на ссору с бывшим женихом, а мой дворник уже покинул своих поклонниц. Появился и сразу выкрутил руки Калинину, заведя их как-то очень ловко назад и заставляя тем самым парня согнуться вдвое.

— Отпусти!

— Все в порядке. Просто до Петра не сразу дошло, что мы расстались и возвращаться к нему я не собираюсь. Отпусти его, — попросила Яна.

— Сломать бы тебе что-нибудь, — философски произнес дворник и, прежде чем отпустить, намеренно долбанул того головой о стену. — С тобой точно все в порядке? — заботливо уточнил еще раз.

— Абсолютно в порядке. Пойдем, чего-нибудь выпьем? — предложила ему. Пока Ян знакомился с частью моих бывших одноклассниц, пока я объяснялась с Петром, собрался почти весь мой бывший класс. Многие поздравляли Елену Павловну, но некоторые успели оценить эту некрасивую сцену.

Кажется, в ближайшее время я стану темой для обсуждения номер один. Ведь Петра Калинина не только я считала отличной партией, такого же мнения придерживалось большинство моих бывших одноклассниц. Было у Петьки одно неизменное достоинство — довольно смазливая внешность. Конечно, он не выглядел так потрясающе, как мой дворник, но на фоне бывших одноклассников смотрелся достаточно выразительно. И вот я променяла «золотого мальчика» на никому неизвестного мужчину… не только променяла, но и притащила его на встречу выпускников, чего, вообще-то, делать не полагалось. Редко, кто приходил со своими вторыми половинами…

Прошло около получаса. Возможно, кто-то обсуждал произошедшее, но тактичности хватало у всех, чтобы напрямую не спрашивать меня, из-за чего возник конфликт. Калинин держался от нас на расстоянии. Анны до сих пор не было. Складывалось впечатление, что она решила вовсе проигнорировать данное мероприятие. Многие хотели познакомиться с моим кавалером. На Яна сыпались многочисленные вопросы, которые он отбивал с ловкостью олимпийского чемпиона.

— А что вы делаете в нашем городе?

— Оказываю помощь в его благоустройстве, — легко нашелся мой дворник, а мне захотелось засмеяться. Выкрутился, зараза! А ведь даже не соврал. Он, действительно, занимался благоустройством при дворовой территории.

Спрашивали также о том, чем он занимался в Москве. О-о! А тут я узнала много интересного. Оказывается, он в Москве жил. Хотела бы я, чтобы так было на самом деле.

— В основном строительством, — можно было подумать, что он решил говорить лишь правду. Но до тех пор, пока не посыпались уточняющие вопросы:

— А чем конкретно?

— Всем, чем занимается «Л-Строй», — вряд ли кто-то из моих бывших одноклассников слышал об этом строительном холдинге. А вот я была наслышана. Эти товарищи очень некачественно и весьма не вовремя построили дом, в котором изначально у сестры с ее супругом быта приобретена квартира. Со временем им удалось избавиться от проблемной недвижимости, но нервов она им потрепала изрядно.

— О-о! — восхитилась девушка. — Вы там работаете? Наверное, какой-нибудь важный начальник? — заинтересованно спросила Марина, словно, рассматривала Яна в качестве возможного кандидата в спутники жизни.

— Нет. Я хозяин, — бездумно соврал мой дворник, легко выдавая себя за миллионера. Я сразу подумала о том, что вслух произнесла девушка:

— А почему ваша компания называется «Л-Строй», а не «К-Строй»? Всегда думала, что в названиях используют аббревиатуру из фамилии, — Ян, с лица которого я не спускала взгляда, ощутимо поморщился, но продолжал уверенно врать:

— Эту компанию основал мой отец, Лавров Петр Алексеевич, но я не слишком люблю об этом вспоминать.

Когда врешь необходимо выдавать много подробностей, желательно правдивых. Всем известный факт. Я отлично помнила отчество моего дворника. Такое сложно забыть. Ян Архипович, а никак не Ян Петрович. Правда, никто из присутствующих не знал отчество моего БОМЖа, да, и вряд ли кто-то начнет гуглить основателя «Л-Строй»…

Кто-то может не начнет, но вот я, сославшись на необходимость, удалилась в уборную, а по дороге вытащила из сумочки мобильный телефон. Моему удивлению не было предела, когда оказалось, что основателя «Л-Строй», действительно, звали Лавров Петр Алексеевич. Лавров Петр Алексеевич, который скончался несколько лет назад. А его детище «Л-Строй» погрязло в судебных тяжбах и разорилось. А вот этого я не знала, но порадовалась. Снова вспомнила об Ольге и о том, скольких нервов и денег ей стоила связь с этой мошеннической строительной фирмой.

Я настолько увлеклась изучением Интернет-ресурсов, что даже не заметила, как натолкнулась на Калинина, стоило мне выйти из уборной. Калинина, который, похоже, вышел вслед за мной в коридор и сейчас дожидался меня около женского туалета.

— Значит, подцепила себе миллионера? Так, Лина?

— Да. так, — кивнула и прошла мимо бывшего жениха, не задерживаясь. Мне больше не о чем было с ним разговаривать.

— Нравится ноги раздвигать за деньги? — резко затормозила, очень захотелось плюнуть в рожу бывшего жениха. Вот, спрашивается, что ко мне прицепился? Постояв секунду и решив не связываться, продолжила путь.

— Да, нравится, — можно было бы промолчать, но Калинин пристроился и шел рядом со мной. — Только не пойму, какое тебе теперь дело? Ты оказался прав, наши отношения не выдержали испытания временем и расстоянием, — вспомнила о том, как Петр отговаривал меня от стажировки, даже угрожал, что молодой организм не выдержит трехмесячного воздержания. Я тогда только посмеялась и попросила подругу приглядывать за рассерженным женихом. — У тебя есть Аня, у меня появится Ян. Все! Нам нечего больше обсуждать или делить!

— Это мы еще посмотрим! — бросит Петр и ускорит шаг, чтобы через несколько секунд скрыться за поворотом. В этот момент я даже не подозревала, к чему может привести уязвленное самолюбие молодого человека, как и не думала, что в маленьком городке любой новый человек всегда на виду.

Я вернулась к Яну, и мы продолжили веселиться. Новостей у моих бывших одноклассников был миллион. Многие уже окончит университет и защитили диплом со степенью бакалавра, кто-то продолжит обучение на магистра, а кто-то делал карьеру. Несколько бывших одноклассниц успели родить, кто-то даже не по одному ребенку. Впрочем, обо всем об этом я знала и в прошлом году. Родившие и беременные девушки меня не слишком интересовали. Тут особо гордиться было нечем. Большинство из них, судя по всему, залетели необдуманно. Мне гораздо интереснее было общаться с теми, кто получил высшее образование, и слушать об их первых успехах и планах. Я сама похвасталась своей французской стажировкой.

— А тебе не предложили постоянную работу?

— Предложили, — покосилась на Яна, который стоял рядом со стаканчиком сока. Не хотелось прилюдно рассказывать о своих планах, пока не поговорю с ним. Я уже решила, что вечером после окончания встречи выпускников позову его с собой в Москву… и будь, что будет.

— Поздравляю, — воскликнула Ленка Тимофеева. Я промолчала, отвлекшись, как и некоторые мои бывшие одноклассники. Многие обратили внимание на новоприбывшего. Его сопровождал один из моих бывших одноклассников невзрачный Вадик Валентинов. Незнакомец был явно старше нас всех. На вид ему было тридцать восемь-сорок, а одет был в рабочую одежду… почти в такую же, в какой вчера впервые увидела Яна. Мой дворник схватил меня за руку и потянул, утаскивая чуть в сторону.

— Спектакль окончен, малышка. Мне жаль. — успел прошептать он, прежде чем незнакомец направился к нам. Наша группа выпускников была самой большой.

Я еще не осознала всех масштабов катастрофы, только заметила, как Валентинов пожал руку Калинину.

— Какого хрена, ты опять не вышел на работу? Считаешь, что я должен за тебя отрабатывать? — на не совсем чистом русском произнес незнакомец.

— А вы кто? — неуверенно поинтересовалась одна из моих подруг по школе.

— Меня зовут Надир Исраилов и я сменщик этого, — грубо указал он пальцем на Яна.

— Сменщик?

— Он работник метлы и лопаты, — к нашей группе подошел довольный собой Калинин. — Попросту, метет дворы. Да, Лина?

— КАК?! — охнула еще одна бывшая одноклассница, которая особо млела в виду того, что рядом с ней находился такой успешный и богатый мужчина. Она была как раз той самой беременной, имеющей дома двоих погодок и сантехника Васю или Петю, который в жизни не добьется ничего. А вот теперь я, вся из себя такая успешная и подцепившая завидного жениха, резко упала в ее глазах ниже плинтуса. Как же, Ангелина Титова, бывшая школьная королева, опустилась до встреч с обычным дворником. В основном все смотрели на меня, а не на Яна. Кто-то с жалостью, кто-то с сочувствием, а кто-то, как эта девица, с превосходством.

— Мой отец лично его нанимал. Обычный гастарбайтер, — не унимался Валентинов. — Вы ведь все знаете, что мой отец начальник ЖЭКа номер три. Кстати, ты уволен. — с презрением кинул он Яну. — И мы еще поговорим об утерянном инвентаре, — именно в этот момент мне стало от чего-то так смешно. Ян, действительно, оставлял свою лопату-, где придется. При мысли о том, что кому-то в моем дворе понадобилась старая лопата, развеселилась окончательно.

— Да, — улыбнулась и посмотрела прямо на Калинина, — хоть дворник, хоть грузчик… Мне абсолютно без разницы. Он мужчина, а не слюнтяй, как вы оба…

— Ангелина! — возмутился бывший жених, но мне уже не было никакого дела до этой шокированной своры. Отец всегда меня учил сохранять достоинство при любых обстоятельствах и гордо держать голову, чтобы не произошло. По сути мнение ни одного из бывших одноклассников не значило для меня ничего. Я повторила себе, что завтра к ночи я буду в Москве и оставлю всю эту шоблу тухнуть в нашем провинциальном городке. Единственный, кто имел значение и стал по-настоящему дорог за какие-то сутки, стоял рядом и не сводил с меня глаз. Казалось, Яна абсолютно не трогала данная ситуация, словно, он находил в ней некое больное удовольствие. Мужчина выглядел спокойным и расслабленным, но в уголках глаз поселились бесенята. Это придало еще толику уверенности в правильности совершаемого поступка. Отбросила посторонние мысли, не совсем понимая поведение моего дворника. Кивком головы указала на дверь, давая понять, что пора знать честь и покинуть возбужденную компанию бывших одноклассников.

Ян оказался весьма понимающим и сообразительным. Нисколько не стесняясь, небрежно растолкал моих бывших одноклассников, а к этому моменту к нам подтянулись все, в том числе и Елена Павловна, расчищая нам путь.

— До свидания! Еще раз поздравляю с днем рождения! — кивнула бывшему классному руководителю. Мой дворник весьма сноровисто перевернул кучу верхней одежды, сложенной грудой на партах, выискивая мою шубку.

Меньше чем через минуту мы покинули возбужденно перешептывающуюся толпу, захлопнув за собой дверь в класс.

— Как ты? — участливо поинтересовался Ян, когда мы дошли до лестницы. Хороший вопрос. А я не знала ответа на такой простой вопрос. С одной стороны, мне дико хотелось разреветься. Моя репутация была погублена. Еще вчера для меня было важно мнение бывших одноклассников. Мне хотелось, чтобы мной восхищались и мне завидовали… А в данный момент… а вот что происходило со мной в данный момент понять не могла.

— Не знаю.

— Лина, я…

— Ты не виноват. — перебила мужчину.

— Естественно, не виноват, — фыркнул он. — Я хотел сказать, что ты держалась восхитительно. А еще меня приятно удивила. Удивляешь с самого утра.

Нам очень повезло. Около гимназии дожидалось местное такси, возможно, как раз Валентинова и сменщика Яна. Таксист никаких возражений не выказал, когда мы сели к нему в салон. Назвала свой домашний адрес. Пока ехали, в основном молчали. Находилась в смешанных чувствах. Так, как повела себя только что, было мне крайне несвойственно. Впрочем, я ни о чем не жалела. Возможно, наступила пора переосмыслить собственные ценности.

— Будем прощаться? — поинтересовался Ян, расплатившись с водителем и помогая мне выйти из салона такси.

— Прощаться?! — вопрос застал врасплох. Я не собиралась с ним прощаться!

— Моя миссия завершена. Роль твоего жениха я успешно провалил. — невесело усмехнулся мой дворник.

Смешно ему, вот сволочь!

— Развлекся и решил свалить? — грубо и резко произнесла и подняла глаза на мужчину. Он стоял и улыбался. Скотина! Я замахнулась и собиралась от души врезать мерзавцу. Противное чувство, что мной воспользовались, порождало гнев и ярость.

— Я тебе что говорил по поводу рукоприкладства? Видимо, ты плохо усвоила урок, детка, — Ян успешно перехватил мою занесенную руку и дернул на себя, сопровождая свои действия смачным шлепком. Естественно, через мех норковой шубки почувствовала лишь легкий поджопник, но не удержалась на скользком асфальте и рухнула прямо к нему в объятия. Подхватил, поставил на ноги, а после наклонился и прошептал в самые губы перед тем, как поцеловать:

— Вообще-то. поцелуй задолжала мне ты. Ну да, Бог с ним! — целоваться мне не хотелось, поэтому начала отпихивать несносного мужчину. — Ангел мой, что не так? — снова смеясь, спросил он. — Прощаться не хочешь, целоваться тоже…

— Отпусти! — потребовала у него.

— Навернешься же! — хмыкнул он. У меня, действительно, разъезжались ноги, когда я переминалась с ноги на ногу. А во всем был виноват снова Ян. Вместо того, чтобы качественно очистить дорогу около дома и посыпать ее песком, он соблазнял меня.

— А тебе какое дело? — к злости примешалась обида.

— Несчастье ты мое, не видишь, что ли. что с ума по тебе схожу?

— Не вижу, — уткнулась носом в его куртку, потому что смотреть ему в лицо было невыносимо. — И почему это несчастье?

— Дорого ты мне обходишься. — с этим нельзя было не согласиться. Обошлась я мужчине его социального статуса весьма недешево. А ведь даже не предложил заплатить за тоже такси или хотя бы скинуться. — Я хочу тебя, детка. Хочу так сильно, что яйца от желания сводит. Но проблема заключается в том, что хочу не просто твое тело, хочу тебя всю. Поехали со мной в Москву, Ангелина. — ошарашил меня предложением, которое собиралась сделать ему сама. Ян схватил меня за предплечья и отстранил от себя, чтобы заглянуть в глаза.

— Поехали, — легко согласилась, — но, может, обсудим подробности в более приятной обстановке? — признаться, я уже начала замерзать.

— Пустишь переночевать бездомного дворника? — хмыкнул он.

— Пущу, — фыркнула в ответ. Настроение как-то очень стремительно начало меняться. От счастья мне захотелось рассмеяться. Все складывалось само собой и весьма удачно.

— Дай мне полчаса на то, чтобы собраться, Ангел мой. Ну, а теперь поцелуй на прощание, — улыбаясь, произнес он, — все-таки ты мне его, действительно, задолжала.

Глава 9

Домой вернулась очень счастливая. Пока раздевалась, заказывала доставку китайской еды. чтобы накормить теперь уже практически своего мужчину, время пролетело незаметно. Раздался звонок в домофон, у меня даже мысли не возникло, спросить, кто пришел. Просто открыла уличную входную дверь.

Хотелось поразить и сделать сюрприз эротического характера, поэтому выудила из шкафа один из дико сексуальных комплектов, купленных во Франции для медового месяца. Черное кружево бесстыдно подчеркивало стройность фигуры, не скрывая абсолютно ничего. Раздался звонок, я поспешила в своем развратном наряде открыть дверь. Опять не спросила и даже не воспользовалась дверным глазком, просто распахнула дверь.

— ТЫ?! — моему удивлению не было предела. Вместо ожидаемого Яна передо мной стоял открывший рот бывший жених.

— Отлично выглядишь. — ухмыльнулся он, когда смог отойти от первого шока. Я тоже сумела взять себя в руки и попыталась захлопнуть дверь прямо перед лицом бывшего жениха. Теперь не полагалось Калинину наблюдать меня в таком не слишком одетом виде, да и разговаривать с ним было особенно не о чем… вроде как уже обсудили все наши дела. — Ждала меня?

Захлопнуть дверь не вышло. Петр успел просунуть ногу и толкнуть меня обратно в квартиру. Грубо толкнуть.

— Ты что делаешь, придурок? — заорала я и замахнулась, чтобы ударить нахала. Он перехватил мою руку, а после получила сильную пощечину. Сильную пощечину, которая заставила пошатнуться. Мне удалось удержать равновесие с огромным трудом.

— Впредь не смей поднимать на меня руку. Ангелина. — менторским тоном заявил он и начал раздеваться. Стояла ошарашенная и прижимала руку к губе. Разбитой губе, из которой медленно сочилась кровь, чей металлический привкус ощущала во рту.

Калинин мог оскорбить или отчитать, но никогда прежде не смел поднимать на меня руку. Поэтому не представляла, как вести себя и избавиться от этого явно неадекватного субъекта. Предпочла занять выжидательную позицию. Молчала, мечтая, чтобы поскорее появится Ян.

— Даже не спросишь, зачем я пришел? — усмехнулся бывший жених.

— Зачем? — тихо произнесла.

— Ты сглупила Лина, связавшись с дворником. Надеюсь, что заплатила ему все-таки наличкой, а не натурой. — он окинул меня брезгливо-похотливым взглядом. — Опозорила себя, уничтожила репутацию своей семейки. Всегда считал, что бабы особыми умственными способностями похвастаться не могут, а ты оказалась просто выдающейся дурой, — зло протянул он. — Вот брала бы пример с Аньки. Та тихо работает и никуда не лезет. А тебе спокойно на заднице не сиделось, захотела выпендриться и унизить меня. Поздравляю, у тебя это почти получилось, — осклабился он. Я лишь тяжело вздохнула, перебивая бывшего жениха. Бывшего жениха, чьи речевые возлияния мне до жути надоели.

— Чего ты хочешь? — мирно спросила, хотя внутри вся кипела от злости и обиды. Калинин был прав. Я эгоистичная дура, абсолютно не подумавшая о последствиях своих поступков. О родителях думала меньше всего, когда затевала всю эту авантюру. А ведь мой отец занимал не последнюю должность в городской администрации и в следующем году на выборах собирался попробовать баллотироваться на пост мэра. У него были неплохие шансы. В городе его знали и уважали. Он много полезного сделал для нашего городка. Например, в прошлом году при его непосредственном участии удалось сохранить одну из двух больниц, которую планировали расформировать.

Калинин молча достал из кармана мобильный телефон, порылся в нем и запустил видео, разворачивая экран ко мне. На экране проигрывалась сцена, где главными участниками были я, Калинин, Валентинов, Ян и его сменщик в оранжевом жилете. Выдохнула. Даже подумать не могла, что сцена со стороны выглядела такой неприглядной.

На секунду прикрыта глаза и, собираясь с мыслями, снова повторила вопрос:

— Чего ты хочешь. Петр?

— И, правда, чего ты хочешь? — раздался ленивый голос моего дворника, и дверь открылась. Я непроизвольно улыбнулась и тут же тонко застонала. Стало больно. Петр успел обернуться, когда Ян ввалился в узкий коридор и бросил спортивную сумку на пол… и, как всегда, отличился. Поэтому совсем не удивилась, когда он поднял за ворот свитера моего бывшего незадачливого жениха и выхватил у того телефон.

— Тебе это дорого обойдется! — завопил Калинин, смешно суча ножками.

— Ангел мой, закрой, пожалуйста, дверь. Мы ведь не хотим лишнее внимание привлекать. А ты не ори, как базарная баба, иначе вырублю. А нам надо поговорить, поэтому сие крайне нежелательно, — я осталась стоять в коридоре, когда Ян, не раздеваясь и не разуваясь, утащил притихшего Калинина в гостиную. Быстро закрыла входную дверь и поспешила присоединиться к мужчинам, так как инициатива дворника начинала меня пугать. В принципе Петр пока не сделал ничего. Нет, похоже, он меня собирался шантажировать. Но… у меня ничего не было такого, чтобы можно было вымогать.

Меня не было меньше минуты, а Ян уже успел разложить бывшего жениха на полу и оседлать сверху. Учитывая, что Петр мычал, ему однозначно что-то засунули в рот.

— Ян! — в шоке застряла прямо в дверном проеме, не желая верить собственным глазам. Дворник легко скрутил и обезвредил нежеланного гостя. Только вот на мой взгляд это быт о как-то чересчур.

— Он тебя посмел ударить, — мрачно констатировал в ответ, бегло осматривая меня и задерживая взгляд на разбитой губе. — Вот не терплю, когда мужчина поднимает руку, — хмыкнула, причиняя себе легкую боль.

— А сам? — напомнила ему о моем недавнем воспитании. Больно не было, отнюдь… но вот обидно.

— Давай мы обсудим мои эротические пристрастия наедине. Принеси мне лучше ремень или какую-то веревку. Хотелось бы, наконец, раздеться. — не спешила выполнять указания, по-прежнему считая, что мужчина перешел все допустимые границы. Вероятность проблем у моей семьи возрастала с каждой минутой. Но я пока даже приблизительно не понимала, как можно выйти из данной ситуации с минимальными потерями.

— Зачем?

— Чтобы ему удобнее лежать было, — тяжело вздохнула и отправилась к ближайшему шкафу. Вечерок ожидался чересчур горячим и веселым. В принципе я что-то подобное планировала, только вот на двоих и несколько в другом ключе.

Успела накинуть на себя халат, а теперь стояла и смотрела, как Ян быстро и сноровисто скручивал ноги и руки Калинина. Молодой парень извивался и мычал, но сделать ничего не мог. Закончив с бывшим женихом, Ян быстро разделся и утянул меня на кухню.

— Ты отлично выглядела, малышка, — он беззастенчиво подцепил пальцем полу халата и отодвинул. Заглянул внутрь и хмыкнул. Сексуальное бюстье не сняла, лишь прикрыла. — Для меня старалась?

— Для тебя, — возмущенно выдохнула и запахнулась, лишь туже перевязывая халат. — Ян, — старалась, чтобы мой голос звучал мягко и спокойно, — ты что натворил?

— А что я натворил? — состроив невинную мордашку и заставляя меня фыркнуть, уточнил дворник. Этот невыносимый мужчина уже освоился, словно, дома. Поэтому нисколько не удивилась, когда он залез в один из кухонных шкафчиков, где мама хранила некоторые лекарственные препараты, вроде йода или хлоргексидина. — Ватный тампон принеси. — попросил он.

Послушно поднялась и отправилась в спальню. Было безумное желание заглянуть в гостиную и пнуть обездвиженного Калинина, но еще больше усугублять ситуацию не хотелось. Если здраво оценивать создавшее положение, его стояло развязать и отпустить. Но сейчас я, всегда такая практичная и трезвомыслящая, потерялась. Нет, осознавала, что завтра велика вероятность оказаться не по пути в Москву, а в полицейском участке… но все же ничего предпринимать не стала.

— А вот так, — тихо произнес Ян. — Давай, ты приедешь, а позже мы договоримся, — застыла в коридоре, прислушиваясь к разговору. — Хорошо, проиграл, — тяжело вздохнул он. — Лина, хватит прятаться, лучше адрес свой скажи.

Назвала свой адрес, который Ян тут же кому-то продиктовал. Продиктовал и сразу попрощался:

— Увидимся, — он отключился. — А теперь продиктуй мне свой номер, малышка, — Ян быстро занес меня в Контакты и уже через несколько секунд мой телефон, оставленный в гостиной, заиграл знакомую мелодию из любимого кинофильма.

— С кем разговаривал? — несколько угрюмо поинтересовалась, крайне недовольная, что этот невыносимый мужчина посмел пригласить ко мне кого-то незнакомого. Вся эта ситуация… у меня слов не находилось!

— Хороший друг. Лучше расскажи мне. что случилось и что этому недоумку понадобилось от моей девочки? — потянул меня за руку, усаживая к себе на колени. Забрал принесенные ватные тампоны и, смочив в хлоргексидине. стал аккуратно промакивать пострадавший уголок рта. Я лишь устало выдохнула, прошедший день измотал морально и физически, а ведь он еще не закончился… Чуть приобняла Яна и произнесла:

— Калинин записал видео твоего разоблачения, — произнесла и поняла, как глупо это прозвучало. Ну, что такого в этом? Ну, если предположить, что бывший жених выложит его в сеть. Как подобный поступок может повлиять на карьеру отца? Может, какой скандал будет… но я ведь не совершила ничего противозаконного или особенно аморального. Обычная глупая выходка. А вот то, что Калинин в данный момент валялся на полу связанным в моей гостиной, было куда более серьезным. — Не знаю, чего хотел. Ты не позволил ему озвучить свои требования. Но намекнул, что это может плохо отразиться на политической карьере моего отца.

— Папа кто?

— Сейчас он работает в администрации города, но планировал на ближайших выборах баллотироваться на пост мэра.

— Понятно. Я разберусь.

— Может, не надо? — жалобно прошептала, то с какой решимостью было брошено «Я разберусь», заставляло начинать подумывать, а не составить ли завещание. Ведь Кравцов, обычный дворник и БОМЖ, пустится в бега, хрен, кто поймает. А мое и семьи будущее благополучие находилось под очень большим вопросом.

— Ангел мой, — потянул за распущенные волосы, вынуждая запрокинуть голову и посмотреть на него, — я разберусь. Клянусь тебе, что никаких проблем для тебя и твоей семьи не будет. Мы просто отъедем через часок и немного пообщаемся с этим олухом. Можешь даже завтра с утра позвонить ему или его семейке и убедиться, что претензий к тебе больше не имеют. Но родителей лучше предупреди о сволочной натуре бывшего жениха и всей ситуации, — вздохнула, представив, что скажет мама. Решила поговорить с отцом. Он был более адекватен. Кто бы мог подумать, что обычное желание сохранить лицо приведет к таким проблемам. — Я не особенно следил, но видео снимал не он один. В любом случае, если у твоей семьи начнутся проблемы, есть отличный способ их уладить, — Ян усмехнулся. Он был таким самоуверенным… часть этой его убежденности в благополучном исходе дела нехотя передалась мне. Но я все-таки уточнила:

— Что за способ?

— Поцеловать меня, например, — он сам потянулся к моим губам. Осторожно, стараясь не задеть пострадавшую кожу, ухватил зубами за нижнюю губу и чуть потянул. Меня, словно, током пронзило. Низ живота мгновенно скрутило в ожидании чего-то большего…

Безумие какое-то! Я знала этого мужчину меньше двух суток, а уже считала своим и не представляла, как без него жила раньше. Он стал для меня потребностью… моим воздухом… самой жизнью.

— Ян, — простонала, когда дворник закончив покрывать шею поцелуями, приподнял и усадил на край стола.

— Что, Ангел мой?

— Мы не одни, — напомнила ему.

— Тебя это очень смущает? — осведомится он. продолжая методично и настойчиво лишать меня последних здравых мыслей. Пять или десять минут неторопливых ласк напрочь затмили рассудок. Мне уже было все равно, есть в квартире кто-то кроме нас или нет. Я была готова позволить Яну делать с собой, все ему заблагорассудится…

Он и сделал.

— Твою мать! — выругался мужчина, выбрасывая использованный презерватив в мусорное ведро.

— Что случилось? — лениво поинтересовалась. Я все еще приходила в себя, находясь где-то на полпути от удовольствия в реальную жизнь.

— Презерватив порвался. — хмуро отозвался он. Впрочем, прекрасно его понимала. Беременность в мои планы от едва знакомого, малообеспеченного, без квартирного мужчины не входила. Хотя Ян тут быт особо не причем. Не входила она, вообще, в мои жизненные планы лет до тридцати, пока я не смогу назвать себя успешно делающей карьеру женщиной. Понимала, только не разделяла опасений.

— Можешь не волноваться, — легко отозвалась, — я принимаю таблетки. — вместо того, чтобы облегченно вздохнуть. Ян сердито фыркнул… чем вызвал у меня непроизвольный смешок.

— Не в этом дело. Лина. Не привык к подобному. Я рос без отца и даже малейшую вероятность допускать не хочу, что у меня может быть ребенок вне брака, — дворник чуть-чуть приоткрыт дверь в тайны своего прошлого. Я уже пыталась задавать ему вопросы. Ведь первый раз в своей жизни встретила такого очаровательного и удивительного БОМЖа и мне было интересно что-то узнать о прошлом понравившегося мужчины. Но он очень умело переводил разговор на другую тему. А вот теперь оказалось, что воспитывался лишь матерью…

Наш разговор прервал звонок домофона.

— Кого еще принесло? — вопросил мужчина, устало возвращаясь на диванчик. — Макс бы так быстро не успел обернуться.

— Скорее всего доставка еды. Надеюсь, тебе понравится китайская лапша. — ни слова не говоря, он поднялся и пошел открывать дверь. Я же принялась приводить себя в порядок. Проскочила мысль, что неплохо бы переодеться, а не встречать незнакомого мужчину в шелковом коротком халатике. Правда, очень надеялась, что этот Макс надолго у меня не задержится. Только этого не хватало.

Секс на какое-то время отвлек от мрачных мыслей о Калинине, но только стоило вспомнить… Сразу появилось какое-то непонятное чувство. Не сказать, что неприятное… просто непривычное. Интуиция мне что-то усердно нашептывала, а я никак не могла разобрать, как относиться к данной ситуации. Разум твердит выкручиваться самой, а сердце велело довериться новому избраннику.

Но вместо того, чтобы пойти переодеться, отправилась в гостиную посмотреть, как чувствовал себя Калинин и захватить телефон, чтобы позвонить родителям. Как бы мне не хотелось этого делать, ко оттягивать неизбежное было бессмысленно. Бывший жених по-прежнему оставался на полу, только ему каким-то чудом удалось перевернуться на спит-. Теперь он лежал и посылал мне злые взгляды. Чуть приглядевшись, не смогла не рассмеяться. Ян в качестве кляпа использовал половую тряпку, которой вчера пыталась затереть ужасное кофейное пятно, но так и не убрала. Ни пятно, ни тряпку.

Для начала добавила в Контакты неизвестный номер, а чуть позднее набрала знакомый. Отец долго не брал трубку. Уже успел подняться курьер из доставки и позвонить в дверь. По поводу оплаты заказа не волновалась. Необходимая сумма была приготовлена заблаговременно и лежала в коридоре на тумбочке. На самом видном месте. Ян просто не мог ее не заметить… а уже немного узнав его, не удивилась бы, что решит полностью оплатить заказ сам. Оставалось только дивиться, как он может позволить себе подобное. Но в этот момент такие вещи меня особо не волновали.

— Дочка, привет, — услышала довольный голос отца. Звонила по скайпу, на этот раз не использовав видеозвонок. Тут же последовал ожидаемый вопрос. Прежде я никогда не пользовалась обычным вызовом. Пришлось соврать, что у телефона возникли проблемы с камерой. Уж, очень не хотелось, чтобы родитель случайно не увидел валяющего Калинина или бездумно шастающего по квартире Яна. Не удивилась бы, что у последнего хватило наглости подойти, приобнять сзади и сказать: «Здравствуйте!».

Обрисовав в общих чертах ситуацию, рассказала лишь о предательстве жениха, о глупой затее с поддельным новым суженым, о том, что ложь всплыла на поверхность в самый неподходящий момент и об угрозах Калинина.

— Дворник? — весело хмыкнул отец. — Дочка, ты серьезно? — Ян появился в гостиной, облокотился на косяк и прислушался к нашему разговору. Я лишь благодарно кивнула в знак того, что решил не вмешиваться.

— Пап, а чему ты так радуешься? — хмуро осведомилась у родителя.

— Просто я думал… Впрочем, это неважно. Зря переживаешь. Это так называемая антиреклама, наоборот, может принести свои плоды. Моя дочь не брезгует общаться с простыми работягами, кто бы мог подумать? — словно, сам у себя спросил отец. Вздохнула. Я не просто не брезговала общаться, я еще и спать с собой позволяла и была очень довольна этим фактом. Ян оказался превосходным любовником, ни чета бывшего жениху. Правда, если бы кто-то вчера утром мне сказал о подобном развитии событий, посмеялась в лицо. Я считала себя выше… да, я много чего считала. Как-то уж резко пересмотрела свои взгляды на жизнь. Поэтому неприятно стало, но не удивилась такому восприятию меня собственным отцом.

— Если все хорошо, маме не говори, — жалобно попросила. Вот уж кто мне бы прочитал целую лекцию о непристойном поведении.

— Да, уж не скажу, — протянул отец. — Хочешь с ней пообщаться?

— Нет.

— Тогда прощаюсь, мы собираемся на танцы. — отключившись, вздохнула. Завидовала родителям. Тридцать лет вместе, а до сих пор ходят на танцы.

— Все в порядке? — уточнил дворник.

— Угу.

— Идем, поужинаем и поговорим. У нас, к сожалению, не так много времени.

Кивнула, соглашаясь. Проследовала за мужчиной на кухню. По пути отметила, что деньги, лежавшие на тумбочки в коридоре, остались нетронутыми. С одной стороны, было приятно, что встретила нескадерного мужчину, с другой… почувствовала себя отчего-то неудобно.

— Мне надо несколько дней, чтобы уладить дела в твоем городке, — произнес Ян. когда мы сели за стол.

— Ян, я тебе не успела сказать, но у меня уже заказаны билеты в Москву.

— Когда?

— Завтра. Во второй половине дня.

— Отель ты тоже уже забронировала? — довольно хмыкнул он. Отчего-то ожидала, что он воспримет подобную информацию несколько иначе.

— Нет.

— И где ты собираешься жить?

— Сначала у сестры, затем планировала снять отдельную квартиру.

— Поэтому согласилась поехать со мной в Москву? — более глупого вопроса было невозможно вообразить. Досадливо фыркнула.

— Больше совсем нет вариантов?

— Варианты есть… Но мне очень интересно, как ты представляешь себе будущее со мной?

— Ты ведь сам сказал, что на кусок хлеба и крышу над головой для себя и своей женщины всегда сумеешь заработать. — парировала.

— Сказал… Но сдается мне. что тебе этого будет мало.

— Скажи мне прямо. Ты сожалеешь, что позвал меня с собой? Ведь это подразумевало под собой какие-то отношения, надеюсь?

— Именно так. Ангел мой. Отношения… — протянул он. — Вот и пытаюсь понять, чего ты ждешь от меня.

— Чего и любая нормальная девушка: внимания, заботы и поддержки. — умолчала, что неплохо бы дополнить сей комплект уважением и любовью. Последнее было весьма актуально. Сама, весьма вероятно, уже успела влюбиться. Приходилось признавать, что других вариантов не было. Иначе чем объяснить собственное поведение? Не могла я так резко за сутки пересмотреть свои жизненные принципы и приоритеты. Отец был прав. Я была на себя не похожа. Нет, не жалела ни капли, что связалась с Яном. Просто признавала, как факт. Тяжело мне придется, если не получу в ответ взаимности на собственные чувства.

— И будешь жить со мной? — вопрос оказался неожиданным. Я как-то не планировала жить с кем-то, но мне хватило пары секунд, чтобы принять решение. Положительное решение. Кивнула. — Хм. А мой Ангел понимает, что это будет что-то очень простое и малогабаритное?

— Мне все равно, Ян. Я не настолько избалована. Для меня главное наличие удобной кровати и горячей воды, — он хмыкнул.

— Думаю, с этим у нас проблем не возникнет.

Еще минут десять мы обсуждали планы на совместную жизнь. Договорились, что Ян проводит меня завтра на вокзал. Сам приедет в столицу через несколько дней и сразу позвонит. Мне было легко и радостно. Проблемы с Калининым снова отступили на второй план, пока не раздался звонок в дверь.

— Запахнись, — посоветовал Ян. Окинула себя и ужаснулась. Выглядела я весьма распутно. Из почти распахнувшего халата кокетливо выглядывала грудь, облаченная в прозрачное кружевное бюстье. В таком виде только соблазнять незнакомых друзей своего мужчины. — Идем, познакомлю.

Мы, не спеша, дошли до двери. Нетерпеливый друг моего дворника позвонил еще раз.

— Макс?

— Я, дружище. Открывай, — но Ян не спешил исполнить просьбу друга, вместо этого чуть отошел от меня и пристально осмотрел. — Отправить бы тебя переодеться. — вздохнул он. Сообразил! — Ну да, ладно. Только постарайся не делать лишних движений, — он поправил на мне шелковый халатик.

Неудивительно, что полы опять чуть разъехались. Шелк — невероятно гладкий и скользкий материал, а крой не предполагал никаких других застежек, кроме пояска из того же шелка. Раздался очередной звонок в дверь, но вместо того, чтобы открыть, Ян притянул к себе и поцеловал. Жарко. Быстро. Но у меня даже от непродолжительной ласки чуть закружилась голова, а эмоции пришли в настоящее смятение. Поэтому я пропустила тот момент, когда дворник все-таки открыл дверь своему нетерпеливому другу.

— Наконец-то, — раздраженно выдохнул он. — Сам звал, а теперь на лестнице держит. Кстати, чего звал? Что такого срочного стряслось, что ты меня сорвал? A-а, я тебя спрашиваю? — тараторил он без умолку. Меня он еще не имел счастья увидеть. Мощная фигура дворника загораживала весь дверной проем. Мне вот тоже было крайне любопытно, для чего Ян пригласил своего друга. На мой вопрос мужчина отвечать отказался, нагло проигнорировав.

— Притормози, — миролюбиво произнес мой любовник и подвинулся, пропуская друга внутрь.

Сначала я услышала свист, потом увидела его. Макс производил приятное впечатление. Высокий. Статный. Дорого одетый. Та-ак… Кажется, еще один любитель одеться в секонд-хэнде.

— А ты, смотрю, неплохо устроился, — протянул он. — Ну, и лицемер же ты, Кравцов, — он грубо в плечо пихнул Яна, вваливаясь в коридор. — Зачетная телка, — констатировал он, изучающе оглядев меня и присвистнул еще раз. Мне делали разные комплименты. Много. Часто. Но вот зачеткой телкой назвали в первый раз. Правда, у меня за последние два дня много чего в первый раз произошло. — Не думал, что в этом Мухосранске подобные экземпляры водятся. Сам справиться, видимо, не можешь? Поэтому позвал? — усмехнулся он и протянул руку, представляясь.

— Максим Савицкий. Для тебя, принцесса, просто Макс.

— Ангелина, — это сказала не я, это сказал Ян. Ян, который бесцеремонно отпихнул столь же бесцеремонного друга. Пока этот Макс оставлял очень двоякое впечатление. Импозантная внешность и сущность очередного мудака. Дворник подошел ко мне и обнял, давая понять, что делиться не намерен. — Это только моя принцесса. Твоя ждет тебя в гостиной, — усмехнулся дворник.

Савицкий принялся деловито разуваться и раздеваться. — Кстати, Ангелина теперь важная часть моей жизни. Надеюсь, ты это усвоишь и не будешь пробовать на ней свои обычные подкаты, — внимательно посмотрела на застывшего на секунду расшнуровывавшего зимние ботинки мужчину. Он, не меняя позы, внимательно посмотрел на Яна.

— А как же…

— Заткнись! — обрубил Ян, а мне вот стало интересно услышать продолжение этого «а как же…». Савицкий производил впечатление еще более наглого и беспринципного типа, чем мой любовник.

Узнать причину его замешательства было бы крайне любопытно. Но я не решилась спросить. Да, и глупо. Была более, чем уверена, что мне не ответят.

— Показывай мне мою принцессу, — скомандовал Максим. Максим, который весь подобрался. Он даже около зеркала на пару секунд завис, поправляя прическу, когда Ян объявил, что нас ждут в гостиной. Не удержалась и весело хмыкнула. Калинин — принцесса… Ну, да.

Ян двинулся к нужной двери и в тот же самый момент его друг проявил активность и первым ворвался в гостиную, да, так и застыл в дверях.

— Кравцов, ты офигел?! — возмущенно завопил Максим, в полкорпуса поворачиваясь к Яну. Ни

Ян, ни я не смогли сдержать веселой улыбки, настолько изменилось самодовольное лицо. Бедный мальчик только что выяснил, что плохо вел себя и подарка на Новый год не будет… или что, вообще. Деда Мороза не существует… настолько обиженным он выглядел.

— А что такого? — с сарказмом произнес мой дворник. — Ты же у нас любишь разнообразие.

— Только, если вместе с тобой, — мужчине удалось довольно быстро взять себя в руки.

— А что… — задумчиво протянул Ян. — это идея! — уткнулась в плечо своего любовника, чтобы не заржать, отказываясь представлять этих двоих и их «разнообразие». — Ангел мой, а приготовь нам кофе. — дворник чуть повернулся, приобнял и прошептал:

— И переоденься, пожалуйста. — оставила этих двоих наедине с «принцессой» и отправилась в соседнюю комнату, не до конца прикрыв за собой дверь. Подслушивать специально не собиралась, но вот разговор мужчин был интересен сам по себе, поэтому не удержалась и оставила себе возможность. Только вот услышать ничего не удалось. Я-то может до конца дверь не удосужилась закрыть, зато дверь гостиной была надежна заперта.

— Ты сума сошел?! Я отказываюсь! — это первое, что услышала, когда распахнула дверь в гостиную, чтобы позвать мужчин на кухню. Кофе был готов, но вот официанткой я быть не собиралась.

— В общем, я с тобой согласен. Ничего не произойдет. Просто не люблю шантажистов, — спокойно парировал Ян. — И не забывай, что ты мне должен. Дай подумать… — кто-то театрально громко возмущенно вздохнул.

— Ладно, твоя взяла. — сдался Максим.

— Ангел мой, кофе уже готов? — мне, продолжавшей стоять в дверях, но при этом оставаясь невидимой для мужчин, стыдно не стало.

— Готов.

Мужчины торжество хранили молчание и медленно цедили горьковатый напиток. Ян оставался абсолютно спокойным, а Макс выглядел крайне недовольным. Я молча ерзала какое-то время на диванчике, а потом все-таки не выдержала:

— Вы не хотите рассказать, что замышляете?

— Нет, — ухмыльнулся Ян. — но мой Ангел побудет фотографом.

Не успела удивиться, когда пустая чашка демонстративно громко быта водружена на блюдце:

— Где тут ближайший секс-шоп? — угрюмо поинтересовался друг моего дворника, а я окончательно впала в легкую прострацию. Эти двое меня доведут…

— Ян, что вы задумали? — прицепилась к своему дворнику, как только его друг отправился в секс-шоп за ловушками. Надо отметить, что Макс повозмущался и посочувствовал Яну, что у него такая непрактичная девушка, когда выяснилось, что я понятия не имела о местонахождении подобного магазина. Такой отповеди я сроду не слышала. Мне даже стало стыдно на какую-то секунду, пока до меня не дошло, в чем меня пытались обвинить. Ян только стоял и посмеивался, даже не подумав вставить хоть слово в мою защиту. Правда, выставил друга довольно быстро, едва позволив тому одеться.

— Зависит от того, что принесет нам Дед Мороз, — отшутился он и утащил на кухню ужинать.

Савицкий отсутствовал больше часа. Я уже полностью успокоилась относительно ситуации с Калининым, положившись на судьбу, вернее, на двух друзей-обормотов. Мы с Яном успели спокойно поужинать и немного поговорить о предстоящем переезде. А в тот момент, когда принялись упоенно целоваться, раздался звонок от домофона.

— Ты готова? — поинтересовался мужчина, ссаживая меня со своих колен на кухонный диванчик.

Я не успела ответить, когда он ушел открывать дверь.

Максим вернулся с тремя пакетами. Пакетами весьма нейтральными на вид. если не знать об их содержимом. Два поставил на пол возле себя, а один с лукавой улыбкой протянул мне:

— Это тебе понадобится, принцесса, если захочешь удержать Кравцова, — Максим принялся раздеваться, я же достала из пакета сначала одну коробку, затем другую. Мило! Брезгливо засунула оба «подарка» обратно в пакет. В первой коробке быт наряд сексуальной медсестрички, во второй развратной горничной. Никогда не представляла себя, играющей с любовником в ролевые игры. Хотя… если задуматься, наверное, это неплохое разнообразие… когда-нибудь потом, когда прискучит обычный секс.

Подавив первое желание с возмущением запустить подарком в ухмыляющегося нахала, унесла пакет к себе в комнату. Даже засунула обе коробки в чемодан, чтобы не забыть о них. Стоило лишь представить, что начнется, если мама найдет подобное в моих вещах.

Пока прятала улики, оба мужчины уже успели переместиться в гостиную.

— Ты его боком разверни! — посоветовал Макс Яну, который пытался стянуть штаны с активно дрыгавшего ногами Калинина.

— Лучше бы помог, чем советовать! — огрызнулся мой дворник.

— Вы что делаете? — оторопела, когда увидела сдернутые, так любимые мамой, бардовые портьеры в руках у Савицкого.

— Создаем интерьер, принцесса. — друг Яна деловито застелил бардовой тряпкой диван в гостиной. Снял со стены фотографии и сложил стопочкой на тумбочке. — И не стой, как соляной столб, лучше покупки разбери.

К тому моменту, как добралась до мешков. Яну с помощью Максима удалось справиться с штанами Калинина. Сейчас тот лежал, оседланный Максом, в семейниках и свитере и что-то возмущенно мычал.

— Боже! — закрыла глаза. Держать секс-амуницию в руках было чрезвычайно неприятно, поэтому попросту вывалила содержимое пакетов на пол. В этот момент была так шокирована сделанными покупками, что даже не задумалась об их стоимости.

Двумя пальцами приподняла плетку и сразу же отложила в сторону. Какой-то резиновый шарик с ремешками и дыркой посередине, о назначении которого даже думать не хотелось. Латексные трусы. Много трусов… некоторые с весьма интересными приспособлениями и отверстиями. Майки. Маски… Кажется. Савицкий скупил весь секс-шоп.

— О, Боже! — снова повторила.

— Кляп неси!

— Что?

— Кляп. — нетерпеливо повторил Максим, который взял организацию мероприятия на себя.

Кляпом оказалась эта ужасная штука с дыркой и ремешками. Смотреть, как деловито Савицкий заменил половую тряпку на секс-игрушку не смогла. Оставалось только не думать, откуда у друга Яна взялся подобный опыт.

Я никогда не считала себя ханжой, но сейчас не могла спокойно смотреть на происходящее.

— Мне надо выпить, — произнесла больше для себя, чем для мужчин, которые увлеченно спорили о том, с чего начать. Схватила бутылку с коньяком из бара и ускользнула на кухню. Уже сейчас мне было понятно, что задумали эти двое. С одной стороны, подобный компромат заставит навсегда забыть Калинина обо мне. С другой… А с другой, мне придется во всем этом участвовать. Пусть по ту сторону камеры, но все же… Даже думать не хотела об этом, когда наливала себе вторую стопку…

— Ангел мой, ты куда пропала? — на кухне появился Ян. Мне стоило бросить на него краткий взор, как я снова налила себе и залпом выпила очередную стопку.

— Ик!

— Лина, — протянул дворник и отобрал у меня на треть опустошенную бутылку.

— Ты! — ткнула пальцем в рядом стоящего мужчину. Мужчину, который выглядел чрезвычайно вызывающе и сексуально. Наверное, на другом представителе мужского пола черные, чересчур облегающие трусы и майка из латекса, меня бы рассмешили, а этому мерзавцу даже шло. Я еще раз икнула, пытаясь справится с охватившим меня желанием немедленно стащить это безобразие.

— Я, Ангел мой, я, — дворник легко вздернул меня на ноги. — А вот ты, моя бедовая, хоть стоять можешь?

— Могу, — облокотилась на этого латексного извращенца и все-таки не удержалась и ущипнула за попу.

— Понятно, — Ян усадил меня обратно за стол и водрузил передо мной стакан холодной воды. — Выпей, пока я кофе сварю.

Мы молчали. Уж не знаю, о чем думал Ян, а я размышляла о том, что с этим мужчиной очень скоро превращусь в алкоголичку. Ведь дала себе слово больше не пить… клялась… божилась… но не удержалась. Тем не менее оторвать взгляда от упругих ягодиц, затянутых в черный латекс, так и не смогла. Чем больше смотрела, тем острее понимала, что мне абсолютно все равно. Моя мораль и нравственность уступили желанию просто подчиниться обстоятельствам. Уж не знаю, какими способами, но Ян незаметно для меня добился того, что я его безоговорочно стала доверять ему и принимать все, как должное.

— Вы там уснули? — в дверном проеме появился Савицкий в аналогичной экипировке. Я уже успела сделать несколько маленьких глоточков горячего и крепкого напитка. Алкогольный дурман чуть отступил, но вот восприятие мира не стало другим. Друг Яна был сложен не менее восхитительно, чем он сам. Только вот его появление вызвало отнюдь не желание… заливистый смех. Улыбнулся и дворник:

— А тебе идет, приятель.

— Не меньше, чем тебе, — отозвался в своей циничной манере Савицкий. — Я там тружусь, как пчелка, а они тут кофейком балуются. — он придвинул табуретку и присел за стол.

Прошло всего несколько минут, а я уже довольно спокойно воспринимала кухонные посиделки за чашечкой черного кофе в компании латексных извращенцев.

— Ты как, детка? — поинтересовался дворник.

— Нормально, — не то, чтобы совсем, но во всяком случае я сама смогла дойти до гостиной и не устроить истерику, когда увидела бывшего жениха. А он выглядел просто потрясающе комично. С кляпом во рту-, кожаном ошейнике с недлинным поводком и уже в знакомых латексных трусах, которые на нем отчего-то висели.

— Ты, кажется, не угадал с размером, — ткнула пальцем в проходящего мимо Савицкого.

— А что должен был? — огрызнулся он. — Нет, спасибо бы сказала, — проигнорировала его негодование.

— Не заботишься ты о своей принцессе. — ляпнула в ответ. Улыбающийся Ян придержат меня в дверях.

— Давай, с этим завязывать, — бросил Макс и явно не мне.

— Детка, возьми телефон. Сделаешь пару снимков и отправимся спать.

— Но я не хочу спать! — возразила.

— А чего хочется моему Ангелу?!

— Ну, — протянула загадочно. В моем не до конца протрезвевшем сознании родилось несколько интересных и весьма неприличных идей, что можно сделать с мужчиной в таком самобытном одеянии… впрочем, я уже сама была готова приодеться в подаренное Максом.

— Ладно, — усмехнулся мой дворник, — обсудим это чуть позже, когда останемся наедине.

Ян присоединился к своему другу, который уже успел натянуть на лицо маску. Я несколько секунд смотрела на эту латексную парочку, а потом стала… нет, не смеяться, откровенно ржать.

Выглядели они оба более, чем впечатляюще. Максим попытался разложить вяло сопротивляющегося Калинина, заставив смотреть того в камеру. Тот либо устал, либо понял всю тщетность своего положения.

— Слушай, — неожиданно проявила инициативу, — может, тебе его оседлать?

— И как ты себе это представляешь?

— Ну, поставь его на карачки, да, за ошейник потяни.

— У тебя богатый опыт, принцесса?! — отметил Макс, пытаясь выполнить указания. Было непонятно, то ли утверждает, то ли спрашивает.

— Скорее фантазия, — я сделала еще ряд снимков. В них не было ничего откровенного, просто весьма провокационное. Двое неизвестных мужчин в латексе и масках и Калинин в роли раба. Все прикрыто, но тем не менее, если бы кто-то увидел сие художественные шедевры, бывший жених был мгновенно ославлен на весь наш небольшой городок, а его ориентация поставлена под явное сомнение.

Мужчины какое-то время принимали разные комичные позы, уже больше гримасничая, чем занимаясь делом. Мы все отлично проводили время, за исключением Калинина. Я не переставала смеяться. Дошло до того, что из пострадавшей губы снова потекла кровь.

— Ох, Ангел мой. — дворник бережно коснулся ранки, промакивая ее дезинфицирующим раствором. — Чуть не забыл, — Ян подобрал плетку и пару раз хлестнул Калинина по ягодицам. — Может, хочешь отыграться? — поинтересовался он, вкладывая мне в руку орудие мести. — Особого вреда не причинит, но дискомфорт завтра доставит.

— А знаешь, хочу. — неожиданно выдала, крепче сжимая плетку б руке. У меня не было в планах мстить бывшему жениху, я, вообще, была противницей насилия. Но в данный момент с удовольствием нанесла несколько ударов по услужливо оголенной Максом тощей заднице бывшего жениха.

Глава 10

Утро началось с почти привычной за последние дни головной боли. Я поворочалась, не сразу сообразив, что нахожусь в постели не одна. Горячая, чуть шершавая ладонь заскользила по обнаженному телу:

— Все-таки плохо? — уточнили над ухом.

— Угу.

— На тумбочке стакан. Выпей. — пробурчал недовольный сонный голос, после чего рука исчезла. Мужчина повернулся на другой бок, перетянув одеяло.

«Вот же!», — угрюмо подумала и потянулась за стаканом с какой-то жидкостью. Вкус показался знакомым. Кажется, Ян успел заблаговременно позаботиться о моем состоянии, а теперь бессовестно дрых.

Я полежала еще какое-то время, давая себе возможности прийти в чувства. Мысли никак не желали выстраиваться в ровные ряды, скакали с одного воспоминания на другое. Но большинство размытых воспоминаний казалось отрывками из какого-то сюрреалистичного сна. Я не стала будить Яна, чтобы допросить. Поднялась и отправилась на поиски мобильного телефона. Заглянула в гостиную. Мамины любимые бордовые шторы, как и полагалось, висели на окнах, а вовсе не служили декорациями к постановке эротических этюдов. Вообще, ничего не напоминало о вчерашнем разгуле. Даже посуда на кухне была вымыта, а мусор выброшен. Все было так, как полагалось в квартире степенной, порядочной семьи.

Мобильный телефон не нашла. Пришлось звонить себе с городского. Звонок раздался из спальни.

— Лина, — простонал Ян, затаскивая подушку себе на лицо.

Огляделась, пытаясь сориентироваться. Но до меня не сразу дошло, что смартфон весело вибрировал где-то в кучке вещей на полу. Схватив мобильный телефон, уселась прямо на пол. Открыла Галерею и застонала уже сама. Все, что казалось дурным сном, оказалось правдой. Два латексных извращенца в масках и Калинин в роли раба в разных позах. Фотографий много. Девяносто пять процентов из них из-за паршивого качества сразу можно было удалить, но и того, что оставалось, хватило, чтобы заключить, что вечер удался. Никто меня шантажировать не посмеет, а вот я могу с бывшим женихом при наличии такого потрясающего компромата делать все, что угодно.

Ужасно захотелось переслать парочку фотографий предательнице Аньке, но делать этого не стала. Ну, ее… Мне вовсе не хотелось ей давать в руки такой карт-бланш. Ведь ей хватит ума самой начать шантажировать Петра, требуя на ней жениться. А мне совсем не хотелось облегчать судьбу этим двоим. Пускай теперь сами разбираются в каше, которую заварили… Я бы, наверное, поняла и простила, если бы они пришли ко мне и рассказали о своих чувствах, а не ткнули ими перед самой свадьбой. Пусть не только моя семья попала на деньги в связи с подготовкой к свадьбе… я отлично знала, что мама стребовала с Калининых расписку, ведь материальные расходы должны были нести обе семьи.

— Возвращайся в постель, детка. — позвал Ян, отвлекая меня от грустных мыслей. Решила, что родители в материальных вопросах разберутся сами. А для меня история с предателями была завершена. Меня ждали Москва и непонятные до конца отношения с дворником.

Посмотрела на часы. Было, действительно, довольно рано. Я собиралась вернуться в постель, но перед этим все-таки отправилась в душ, в очередной раз пообещав себе забыть об алкоголе навсегда. Не нравилось мне рано по утрам просыпаться с головной болью и несвязными воспоминаниями.

Второй раз проснулась уже в более благожелательном настроении.

— Какая же ты у меня красивая. — прошептал Ян, прежде чем впиться поцелуем в губы. Он даже не пожелал доброго утра и не спросил, как себя чувствовала… просто увлек в очередное увлекательное путешествие, весьма эротического характера.

Путешествовали мы довольно долго, я почти опоздала на поезд. Повезло хотя бы, что чемодан практически был собран накануне. Косметику, зубную щетку и расческу запихивала впопыхах, стоя в одном сапоге, как говорят.

Все дорогу до вокзала мы безбожно целовались в такси, а потом и на перроне около поезда.

— Я уже скучаю, — произнесла, крепко прижимаясь к мужчине.

— Лина… Я через пару дней появлюсь. — Яну с трудом удалось оторвать меня от себя и засунуть в уже отходящий поезд. В вагоне я прислонилась к окну, чтобы еще раз взглянуть на любимого мужчину.

«Ангелина, ты вляпалась!», — констатировала, когда поезд набрал скорость. Я не только успела влюбиться в практически незнакомого мужчину и теперь прекрасно осознавала данный факт, этот представитель мужского пола меня еще весьма заинтриговал.

Днем между ласками у меня была возможность обдумать вчерашнюю ситуацию. Я даже, немного слушаясь, успела полазить в интернет-магазинах интимного характера. Вывод был неудивительным, амуниция для вчерашнего спектакля обошлась Савицкому в целое состояние.

— Кто твой друг? — прямо спросила у дворника.

— В каком смысле? — нахмурился Ян.

— Чем он занимается? — перефразировала вопрос.

— Он охранник, — скептически посмотрела на любовника.

Простой охранник просто не мог позволить себе подобные покупки, да еще и для совсем незнакомой девицы. Предполагать, что Ян отдаст ему деньги, тоже было довольно глупо… если не предположить, что Ян тоже совсем не тот, за кого себя выдавал. Такие мысли посещали меня и ранее. Не был Кравцов похож на обычного дворника или рабочего со стройки. Слишком правильная речь, слишком уверен в себе… именно уверен, а не как большинство самодовольных парней из нашего городка, спесь которых ни на чем не основана. Пусть знала Яна всего несколько дней, но ощущение, что он точно знал, что делал… что нес ответственность за собственные слова и поступки, не покидала. Именно ситуация с Калининым заставила взглянуть на любовника по-новому.

Что касалось самого бывшего жениха… Даже не поинтересовалась ни его судьбой, ни тем, куда пропала вся сексуальная атрибутика вчерашнего вечера. Мне было не особенно интересно, а уверенность, что мужчины все сделали правильно, засела чрезвычайно глубоко в сознании. Поэтому не позвонила Калинину, убедиться, что тот жив и здоров.

— Ян, а кто ты? Только не говори мне, что обычный дворник, оказавшийся проездом в нашем городе, — мне было важно услышать правду, но мужчина опять попытался уйти от ответа:

— Я, действительно, в вашем городке случайно. Как и Макс, Ангел мой, ты сама видела, кем я работал, — произнес он.

— Видела, — пришлось согласиться. Но это ничего не меняло. Я понятия не имела, что заставило такого мужчину ночевать в комнате с гастарбайтерами. Ведь я видела вчера сменщика Яна. Вот его сфера деятельности не вызывала у меня никаких вопросов. Настоящий дворник. По-русски говорит с акцентом. Внешностью обладал весьма непритязательной. Манеры, повадки… ничего не наводило на размышления. А мой… какой-то слишком уверенный для обычного дворника. Почему он не жил у своего явно небедного друга? Ведь, в конце концов, могли снять простую квартирку или комнату на двоих… Одни вопросы. Вопросы, на которые ответы мне, похоже, давать никто не собирался.

— Ян, — сделала новую попытку.

— Ангел мой, — Ян приложит палец к губам, заставляя замолчать, — тебе так важен мой социальный статус? — задумалась на секунду над вопросом. Был ли мне важен статус мужчины, которого я выбрала? Безусловно, был… но не настолько, чтобы ссориться или препираться из-за этого. Поэтому покачала головой в знак отрицания. — Тогда просто смирись и получай удовольствие, — губ коснулись чужие губы, заставляя быстро забыть о собственных размышлениях.

Это решение мне далось удивительно легко. Мне, действительно, было наплевать на его социальный статус. Я просто хотела этого мужчину… хотела видеть не только в постели, но и в своей жизни, рядом с собой, как спутника… а в будущем и супруга. Решила для себя, что у него скорее всего какая-то черная полоса в жизни. Ведь сам говорит, что каким-то образом получил высшее образование. А дворники и рабочие на стройке не получали подобных знаний… Единственное, что пугало и как-то объясняло новый социальный статус Яна, страсть к игре.

Проигрался… Потерял все. Вот с этим бы я смириться не смогла. Алкоголизм, наркомания, зависимость от игры… Это то, что навсегда могло отвратить даже от самого лучшего мужчины. На алкоголика и наркомана Ян не тянул. А вот его страсть к авантюрам… Вчера, когда они обсуждали с другом план мести Калинину, у моего любовника так горели глаза…

С трудом заставила себя перестать думать об этом, сосредоточившись на настоящем. Решила, что время поможет. Оно обязательно расставит все по своим местам. Даст ответы на все вопросы. Если Ян окажется игроком, мы разойдемся. Других причин для расставания я не видела… во всяком случае с моей стороны.

Сама не заметила, как задремала. Очнулась от суетившихся в вагоне людей. Поезд подходил к Москве… У меня оставалось достаточно времени, чтобы спокойно заказать такси по интернету. В нашей семье не было принято суетиться и отвлекать кого-то от дел. Поэтому мне пришлось самостоятельно добираться до дома сестры.

— Ангелина, — Ольга затащила в квартиру и обняла, даже не дав мне раздеться.

— Почему ты не сказала? — вместо приветствия, обиженно произнесла и осторожно ткнула пальцем в порядком округлившийся животик сестры.

— Ты ведь знаешь… — замялась девушка. — Да, что мы стоим, раздевайся и проходи! — да, знала. Знала и отлично понимала, отчего сестра молчала. Они с мужем уже несколько лет довольно безуспешно пытались родить наследника. Ольга три раза была беременна. Три раза, о которых знала я и родители. А сколько было таких, о которых она с супругом промолчали, страшно вообразить… Каждая такая беременность заканчивалась выкидышем, поэтому ничего удивительного в том, что она не захотела говорить заранее.

— Родители знают?

— Нет. Когда уезжали, не обратили внимания, — довольно улыбнулась она.

— В этот раз… все нормально? — осторожно спросила.

— Первый, самый опасный триместр, позади. Дальше посмотрим, — не стала делать прогнозов девушка, хотя и имела на это все основания. В конце концов, выбранная профессия вполне позволяла дать самой себе заключение. Не стала настаивать. Разделась и коснулась губами щеки родственницы, понимая, как соскучилась.

— Поздравляю.

— Спасибо, — тихо произнесла она, а в уголках глаз я заметила не пророненные слезы.

Мы прошли на кухню и сели пить чай. Было уже достаточно поздно, но не виделись целых три месяца и нам было, о чем поговорить. Ведь несколько дней назад я так спешила вернуться домой и на встречу к предателю-жениху, что даже не заглянула повидать Оьгу, хотя и летела через Москву.

Разница в возрасте почти шесть лет практически для нас ничего не значила. Удивительно, но мы всегда отлично общались. Именно сестра, а не мама, стала для меня в свое время проводником во взрослую жизнь. Пусть девушка перебралась в Москву более десяти лет назад и виделись мы теперь довольно редко, это не помешало нам сохранить теплые, дружеские отношения.

Ольга не стала задавать вопросов, когда я позвонила ей и попросилась пожить некоторое время, пока не подыщу квартирку. Лишь поинтересовалась, чем может помочь.

— Не удивлена, что тебе предложили постоянную работу, — констатировала она, когда я поведала, что через две недели меня ждет собеседование в «Сомелье». — У тебя особый талант к иностранным языкам.

— Пока рано об этом говорить, — как и сестра, я не слишком любила делить шкуру неубитого медведя. Это с Яном вела себя, несвойственно себе же. Еще толком не узнав мужчину, уже решила, что хочу за него замуж. Правду, видимо, говорят, что влюбленность лишает рассудка. — когда подпишу договор, тогда будет повод для обсуждения.

— Хорошо, — легко согласилась она. — А как Петр воспринял новость? Он ведь не собирался перебираться в столицу, — при упоминании бывшего жениха сначала поморщилась, потом улыбнулась, вспомнив компромат, хранившийся на телефоне. Надо будет купить флешку и переписать туда информацию, пока кто-нибудь чужой случайно не увидел.

— Мы расстались. Вернее, он меня бросил. Пока я была во Франции, спутался с Анькой, — сестра лишь приоткрыта рот. — Ты ведь помнишь Ерофееву? Мы были лучшими подругами.

— Кажется, — медленно начала она. — тебя это не слишком расстраивает.

— Совсем не расстраивает. — может, не стоило ей говорить о Яне, но мне хотелось хоть с кем-нибудь обсудить создавшееся положение. Услышать, что не сошла с ума. Хотя подобное образумление вряд ли бы помогло. Я бы все равно сделала то, что считала нужным. Продолжила с ним встречаться.

— Ты меня удивила. — осторожно произнесла сестра, когда я завершила укороченный и упрощенный пересказ своего нового романа.

— И ты туда же. — вздохнула, вспоминая реакцию отца. А ведь тот еще не знал, что я не только наняла дворника, но уже присмотрела родителям нового зятя.

— Кому-то уже рассказала?

— Отцу. Только первую часть истории. Он не знает, что я встречаюсь с Яном и буду тебе благодарна, если родители какое-то время останутся в неведении. Хочу понять, как у нас далеко это может зайти.

— А знаешь, я рада. — Ольга улыбнулась. — Петр тебе абсолютно не подходил и очень мне не нравился. Мутный он какой-то.

— Ты никогда не говорила.

— А ты никогда особо не интересовалась ни чьим мнением. Всегда была практичной и четко представляющей, чего хочешь добиться в жизни. Тебе тогда было четырнадцать или пятнадцать, а я приехала домой на каникулы. В тот год Калинин перевелся в вашу школу. Ты несколько месяцев присматривалась к нему, чтобы потом объявить, что он подходит тебе в мужья, — улыбнулась. Я, действительно, была довольно прагматичной. А Петр отличался от всех моих одноклассников. Когда он только перевелся в нашу школу, задирал нос и пытался поставить себя выше других. По юношеской глупости мне понравилось такое поведение. Остановила свой выбор на новом однокласснике и больше ни на кого не смотрела. А ведь в том же университете за мной пытались ухаживать куда более достойные кандидаты. Все-таки я очень глупая. Но хорошо, что случилось то, что случилось. Хуже было бы, если бы глаза открылись, так сказать, в процессе… мне бы было под или за тридцать и у нас уже был бы ребенок…

— Идите уже спать. — на кухне появился зевающий Денис. — У вас впереди еще куча времени повспоминать прошлое, перемыть знакомым косточки и даже всплакнуть. — посмотрела на часы и обомлела. А мы, действительно, слишком засиделись. Это мне завтра никуда не надо вставать, а ведь Ольге с утра на работу…

— Спокойной ночи. Я рада, что ты приехала. — сестра поднялась из-за стола и покинула кухню.

— Прости, Ден, — повинилась. — Я не подумала.

— Ничего, — вздохнул муж сестры, — но ты ведь понимаешь… — я все понимала. Сестра беременна и ей нужен был полноценный отдых.

Жизнь шла своим чередом.

Прошло два дня с момента моего приезда в Москву. В первый день я отсыпалась, разбирала вещи, а весь вечер провела с Ольгой в ресторане, в который мы пошли отпраздновать ее беременность и начало моей новой жизни. А, если по правде, попросту сбежали от ее мужа и его чрезмерной опеки. Как выяснилось, он звонил ей каждый час, узнать о самочувствии, и даже нанял домработницу, только чтобы супруга не переутомлялась.

Второй день я гуляла по магазинам, покупая разные необходимые мелочи, которые все-таки забыла взять из дома. Периодически доставала мобильный телефон из сумочки, аппарат молчал. Ни звонка, ни даже жалкой смс от Яна.

Под вечер не выдержала, позвонила сама. Мобильный телефон был отключен. Я сделала еще одну попытку связаться с ним через час. Безуспешно. Еще одну минут через сорок. Все оставалось точно также. Возникла закономерная мысль, что меня в очередной раз бросили. Вернулась к сестре и заперлась в своей комнате. Уткнулась в подушку и заревела. Очень боялась, что могу привлечь ненужное внимание.

Неожиданно мобильный телефон ожил. Схватила, собираясь зашвырнуть куда-нибудь. Ни с кем разговаривать желания не возникало.

— Да, — всхлипнула, когда на экране высветилось знакомое улыбающееся лицо.

— Ангел мой, что-то случилось? — вместо приветствия поинтересовался Ян.

— Ты где? — проигнорировала вопрос.

— Хороший вопрос, — хмыкнул он. — Я еще не в Москве и меня не будет дня три-четыре. Так чем расстроена моя принцесса?

— Ничем, — даже ведь не соврала. Хоть и не понравилось, что планируемая встреча откладывалась, по крайней мере, про меня не забыли. Неожиданно осознала, что вела себя, как полная дура. Устроила истерику почти на пустом месте. Ведь Ян ясно сказал, что, когда приедет, позвонит. Сам. У нас не было договора созваниваться каждый день.

Внешний фон, сопровождающий наш диалог, был странным. Но я только сейчас стала вслушиваться в звуки, окружающие Яна. Странно, но мне показалось, что это была иностранная речь.

— Мне пора, Ангелина, — не дождавшись моих ответных слов, не пообещав позвонить… или чего-то еще, Ян просто отключился. Оставил меня в сомнениях. Вроде бы поговорили, но что-то было явно не так…

Следующий раз Ян объявился через два дня. Я. чтобы хоть чем-то занять себя, встречалась с риелтором. Цены на съемную недвижимость в Москве оказались несколько более высокими, чем я себе представляла. Ничего катастрофического, но однокомнатная квартира или студия с хорошим ремонтом, мебелью и техникой недалеко от метро стоила весьма порядочно. Я даже успела посмотреть несколько весьма бюджетных вариантов. Но комната в густонаселенной коммуналке с текущей сантехникой не была пределом моих мечтаний. Сейчас понимала, как погорячилась, согласившись жить с Яном. Как и то, что он не придет в восторг, если я сама сниму подходящее жилье и поставлю его перед фактом.

— Да.

— Здравствуй, мой Ангел. Занята?

— Нет. — я. расстроенная, сидела в кондитерской и уныло ковыряла ложечкой черничный десерт.

— Где ты сейчас? — назвала ему ближайшую станцию метро. Мы как раз только что посмотрели очередную замызганную однокомнатную квартиру. Цена более, чем приемлемая, но не состояние квартиры. Поэтому отправилась в ближайшее кофе, чтобы немного поднять себе настроение.

— Увидеться хочешь?

— Хочу. — ответила и только потом осознала, что мне предлагали. — Ты уже приехал?

— Да.

Закончив разговор, оставила недоеденный десерт и чуть ли не бегом отправилась в метро.

— Ян. — повисла на любимом. Его я увидела сразу, стоило мне выйти из подземного перехода.

Увидела и, позабыв обо всем, бросилась к нему.

— Ангелина! — мужчина чуть коснулся губами моих губ и обнял. А я успела заметить, какой измученный вид у него был. — Пойдем? — он не дал мне насладиться встречей, осторожно отцепил от себя и взял за руку.

— Куда?

— Скоро увидишь, детка. — хмыкнул мой дворник. — Так чем ты была расстроена два дня назад? — спросил. Не ожидавшая подобного вопроса ответила правду:

— Телефон был вне зоны действия сети. Решила, что ты потерял ко мне интерес.

— Я был занят, — с укором ответил.

— Ты хотя бы скучал? — допытывалась у него. Черт, сама осознавала, что несла какую-то чушь… в чем-то упрекала, но остановиться просто не могла.

— Ангелина!

— Ты плохо выглядишь, — решила переменить тему, кажется, весьма неудачно.

— Просто не выспался, — он неожиданно остановился и дернул на себя, чтобы больно впиться мне в рот страстным поцелуем. — Мы не с того начали, — прокомментировал свои действия. — За последние трое суток я спал максимум часов шесть. Старался, как можно скорее освободиться. Как думаешь, скучал?

— Прости меня, — стало очень стыдно за свои сомнения и упреки, но я ничего не знала о делах своего мужчины. А вел он себя так, словно, какой-нибудь бизнесмен, а не обычный дворник или строитель. Сутками пропадать на работе мог муж моей сестры, но тот занимал довольно важную должность.

— Никогда не сомневайся во мне, — мы продолжили путь. Неожиданно мужчина свернул в какой- то двор.

— Так куда мы идем? — поинтересовалась.

— Терпением мой Ангел явно не отличается. — усмехнулся он, увлекая меня к ближайшему подъезду. Когда Ян приложил таблетку к домофону и открыл дверь, нахмурилась. Дом был достаточно новый и, судя по всему, не самый дешевый. Это не элитное жилье. Но вполне добротное здание из красного кирпича в двух шагах от метро. Прямо на первом этаже остановились у неплохой металлической двери. Хватило несколько секунд, чтобы дворник справился с замком и, чуть отойдя, пропустил меня внутрь квартиры. Первое, на что обратила внимание, шкаф-купе с зеркалом и весьма приличный ремонт в коридоре. Свет загорелся почти сразу, стоило мне зайти в квартиру. — Я снял нам квартиру, — прокомментировал мужчина, — Раздевайся, проходи и осматривайся. Ничего особенного, но чистенько и удобно расположена.

Снять шубку помог Ян. Принялась разуваться. Все это время гнала от себя мысли о том, что подобное жилье не по карману обычному дворнику или строителю. Я почти с точностью до тысячи могла определить стоимость аренды.

Кажется, настало время откровенно поговорить с Яном. Только вот я уже как-то пыталась…

Попыталась и в этот, но мне даже не дали заговорить. Стоило лишь повернуться, как оказалась в объятиях. Ян приподнял и притиснул к двери.

— Я слишком скучал, Ангел мой, — прошептал он, прежде чем принялся страстно ласкать. — С ума сходил. Прости, что не звонил. Просто бы не выдержал, — каждое короткое предложение сопровождал очень откровенной лаской, позволяя мне окончательно расслабиться в его объятиях. Расслабиться морально. Ведь жалкий червячок сомнения не давал полностью довериться мужчине. Как бы занят не был, не понимала, почему нельзя уделить минуту-две. чтобы позвонить или написать. А это объяснение очень логичное… очень мужское.

— Нравится? — поинтересовался Ян. когда я обошла квартиру в очередной раз. Просто, но очень уютно. Хороший ремонт. Минимум необходимой мебели и техники.

— Мне очень нравится. Во сколько нам это обойдется?

— Не понял.

— Сколько мы будем платить за аренду? — переформулировала вопрос.

— Никаких мы, Ангел мой.

— Я думала, ты хотел, чтобы мы жили вместе, — нахмурилась.

— Хотел и хочу.

— Тогда я не понимаю. Нормально ведь, когда пара скидывается на аренду съемной квартиры…

— Может, в других парах нормально. Но ты явно ни на что скидываться не будешь. Уже сказал, но могу повторить. На кусок хлеба и крышу над головой для своей женщины я заработать в состоянии. Надеюсь, это понятно?!

— Понятно, — вздохнула.

— Обсуждать это не будем.

— Не будем. Но Ян…

— Да, Ангел мой?!

— Кто ты? Обычный рабочий не может позволить себе съем подобного жилья.

— Может, обычный не может, а какой-нибудь прораб вполне, — хмыкнул он.

— Ты уже успел найти работу?

— Не то, чтобы успел… Но да, работа у меня есть. Вполне себе неплохо оплачиваемая. Поэтому тебе не стоит забивать свою головку ненужными размышлениями. Голодать и жить в коробке под мостом со мной тебе не придется.

— Ян!

— Завтра мне с утра на работу. Рано. Возвращаться буду довольно поздно. Но сегодня я весь в твоем распоряжении. Хочешь, можем, куда-нибудь сходить, вещи перевезти или еще что-нибудь придумать.

— Еще что-нибудь.

— Что же хочет, мой Ангел?

— Ангел хочет много всего, но сейчас ты будешь отдыхать. А вещи я способна перевезти самостоятельно. — демонстративно вернулась к не до конца разобранной постели и стащила покрывало. — Марш в кровать, — приказала. Смотреть на то, как Ян периодически зевал, было невыносимо. Сама забралась в постель, показывая пример.

Этим вечером осталась ночевать у Яна, предупредив сестру. А на следующий день, спокойно взяв такси, перевезла свои вещи.

С тех пор, как я поселилась у Яна. прошло чуть больше недели. Все эти дни пыталась обустраиваться и не отравить любимого мужчину. Готовить не умела, но чем-то кормить уставшего и голодного, возвращающегося с работы Яна, было необходимо. Выручали полуфабрикаты, но отчего-то мне хотелось научиться готовить что-то более-менее натуральное, а не то, что можно выложить в кастрюлю или на сковородку и просто разогреть.

— Я безнадежна, — констатировала, снова спалив обычную яичницу. Я настолько была безрукой, что у меня даже не получалось разбить яйца, сохранив в целости желтки, которые обожал выковыривать Ян. Ян, который уже по привычке отобрал у меня лопатку, выкинул содержимое сковороды в помойку, и по-быстрому соорудил новую, добавив к яичнице несколько ломтиков бекона.

Ян, вообще, оказался потрясающим сожителем. Он отлично умел готовить, в отличие от меня. На прошлых выходных баловал меня своей стряпней. В субботу приготовил мясо по-французски, а в воскресенье рыбу в кляре. Мне только оставалось задаваться вопросом, как и откуда.

— Мать поздно приходила с работы. Я лет с двенадцати готовлю сам. А жрать картошку или макароны с тушенкой быстро надоело. Вот и научился.

В готовке я оказалась, действительно, полным профаном. Макароны даже сварить нормально не могла, все слипались. Рис переваривала. А когда чистила картошку, то обычная превращалась в дорогую мини. Зато мне неожиданно понравилось вести домашнее хозяйство. Не то, чтобы бегать по квартире с тряпкой и шваброй, было пределом моих мечтаний, но… Мне нравилось заботиться о Яне. Никогда прежде я, не переносившая домашние хлопоты, с таким энтузиазмом не наводила порядок. Мой дворник сам по себе был достаточно аккуратным. Не разбрасывал вонючие носки по всей квартире. Складывал грязные тарелки в посудомоечную машину сразу после еды. Ежедневно выкидывал мусор, не дожидаясь моего напоминания. Мог даже одежду постирать, загрузив стиральную машинку однотипными вещами. А ведь, действительно, уходил довольно рано и приходил поздно. Но все равно каждый день находил достаточно времени и сил, чтобы не только заниматься со мной любовью, но и пообщаться, и в чем-то помочь, если была необходимость.

С каждым прожитым совместным днем понимала, насколько мне повезло встретить такого мужчину. Я даже не мечтала о чем-то подобном. Жизнь с Яном была легкой и почти беззаботной. Никогда бы не подумала, что обычные домашние хлопоты будут в радость, а не наводить тоску и уныние. Ведь прежде, когда только планировали свадьбу с Калининым, я, как огня, боялась этого занудного быта. Ян же даже не позволял ходить за покупками. Был против таскания мной тяжелых пакетов. Когда я только поселилась у него, холодильник был полностью забит под завязку. Мне оставалось покупать лишь свежий хлеб и молоко. Ведь Ян даже запомнил сорт моих любимых йогуртов, чему я очень удивилась, с утра отыскав их на полке в холодильнике. А в прошлые выходные основательно закупился на новую неделю. Вместе бродить по огромному супермаркету и выбирать продукты, оказалось удивительно увлекательным занятием. А для меня еще и новым. Ведь раньше от всех домашних забот меня ограждала мать.

Но все-таки я с нетерпением отсчитывала дни, оставшиеся до приезда Олега Борисовича.

Этим утром Ян, как обычно, поцеловав на прощание и пожелав удачи, ушел из дома в начале восьмого. Все прошедшие дни, проводив любимого, отправлялась в постель, досыпать. Но не сегодня… Сегодня в полдень у меня должно было состояться собеседование.

Неожиданно я очень сильно нервничала. Вроде бы не было особых причин. Собеседование скорее носило формальный характер. С Олегом Борисовичем мы плотно работали в течении трех месяцев, знала, что он остался очень мною доволен… иначе бы не предложил продолжить сотрудничество. Даже вчера вечером созвонились и подтвердили договоренности. Но все-таки что- то меня достаточно сильно волновало…

Глава 11

Было без четверти двенадцать. Я сидела в приемной головного офиса «Сомелье». Как и ожидала, у солидной компании офис оказался более, чем респектабельным. Одного расположения в одном из небоскребов в Москва-Сити было уже достаточно, чтобы заявить о серьезных намерениях фирмы.

Завибрировал мобильный телефонный, звук на котором я заранее отключила. Посмотрев на дисплей, улыбнулась. Звонил Ян. Похоже, решил пожелать мне удачи. Вышла в коридор, чтобы не отвлекать секретаря господина Старкова и не вызывать ненужное любопытство у будущей коллеги.

В том, что мы в скором времени станем коллегами, как-то не сомневалась, хоть и волновалась по- прежнему.

— Детка, мне надо, чтобы ты приехала. — Ян назвал ресторан на улице, расположенной почти в центре Москвы.

— Когда? — немного ошалела от такого начала разговора. Ожидала поддержки, но никак не требования.

— Сейчас, — выпалил мой дворник.

— Ян, — напомнила осторожно, — у меня собеседование через пятнадцать минут.

— Знаю. Мне жаль. — пауза в пару секунд. — Но у меня горит сделка с немцами. Речь идет о десятках миллионов, — слышала, но отказывалась воспринимать информацию. Вернее, информация пока не желала усваиваться сознанием. Ян никак не желал ассоциироваться со сделкой с немцами на несколько десятков миллионов. Хотя я понимала, что он не обычный дворник или строитель… но как-то смирилась с мыслью, что прораб. А прорабы получали весьма неплохо, это известно всем. Я удовольствовалась тем объяснением, а теперь ощущала себя полной дурой. — Мне нужен переводчик. Жду, — все. Просто повесил трубку. Больше никаких тебе объяснений.

«Ну, Ян! Ну…», — удивительно, но, когда я через полминуты тупого и бессмысленного созерцания погасшего дисплея на мобильном телефоне смогла осознать новую реальность, я не злилась. Наоборот, решение приняла мгновенно.

Вернулась в приемную господина Старкова за верхней одеждой и, ничего не объясняя, покинула помещение.

— Ангелина Игоревна, вы куда? — опешила секретарша, но я ей ничего не сказала. Даже не попрощалась.

«Любовь моя, на этот раз тебе придется дать объяснения и очень подробные», — с такой установкой я садилась в метро.

Ресторан нашла довольно быстро. Как оказалось, на входе меня уже ждали. Молодой человек в дорогом, даже на вид, костюме и распахнутой дубленке нервно переминался с ноги на ногу рядом со входом в ресторан.

— Ангелина Игоревна? — уточнил он, когда я прошла мимо.

— Да, — застыла в дверях и обернулась к импозантному молодому человеку лет тридцати двух- тридцати пяти.

— Меня зовут Юрий Соколовский. Мне приказано вас встретить, — представился мужчина. Он же помог мне раздеться и, оставшись с моей шубкой около гардероба, указал нужное направление.

Яна увидела сразу. Он выгодно отличался даже среди дорого и изысканно одетой публики. Заметив меня, что-то коротко бросил своим спутникам, коих я насчитала целых шесть человек… надо же, целая делегация. Сказал, кивнул и направился ко мне.

Встретив меня на полпути, наклонится и коснулся губами губ:

— Спасибо, детка.

— Ян?

— Все объяснения потом. Надеюсь, ты не позабывала по дороге немецкий, — хмыкнул он. Вот же, мерзавец, даже в такой момент решит попилить.

Немецкий я не позабыла, но пришлось мне очень несладко. Переговоры очень быстро набрали определенный темп. Я неплохо владела немецким языком, но недостаточно хорошо для того, чтобы вот так с наскока участвовать в деловых переговорах на тему строительства. Правда, мне очень пригодится трехмесячный французский опыт. Поэтому худо-бедно, но как-то и что-то переводила. Даже, кажется, неплохо судя по довольным рожам участников с обеих сторон.

Уже через полчаса выяснила, что немцы собирались вложить очень крупную сумму денег в строительство коттеджного поселка. Таунхаусы… много таунхаусов в ближайшем пригороде, как нынче теперь принято говорить, в Новой Москве. Таунхаусов, построенных по какой-то инновационной технологии. Вот тут вышла небольшая заминка. Так представителям компании, в которой работал мой дворник, ничего объяснить не смогла. Хотя один из немцев пустился в подробный рассказ о технологиях строительства и преимуществах. Дешевый, экологически чистый способ.

Мне не позволяли даже воды выпить. Несколько часов говорили, говорили и говорили. Часто, просто перебивая друг друга. Насколько поняла, Ян немного владел языком. Не настолько хорошо, чтобы самому общаться с немцами, но достаточно для того, чтобы понимать половину из сказанного.

К концу затянувшегося обеда мне стало ясно. Кравцов — наглый врун и обманщик. Нет, он, действительно, имел отношение к строительству. Только вот он не работал в строительной компании, он владел ей. Той самой пресловутой «Л-Строй», которая, как написано в интернете, якобы обанкротилась несколько лет назад.

У меня пока не было возможности проанализировать собственные чувства и эмоции, но уже одно точно осознавала, мне было наплевать. Наплевать на его статус и деньги. Дворник или миллионер… Мне разницы не было абсолютно никакой. Я любила Яна. Любила настолько сильно, что даже не могла раньше представить себя способной на такие глубокие чувства. Именно по этой причине бросила, не раздумывая, возможность удачно устроиться в жизни и поехала к нему, потому что попросил о помощи. Именно поэтому даже не злилась из-за того, что все это время он меня обманывал, рассказывая небылицы.

«Интересно, насколько ты богат, скотина?», — промелькнула мысль, когда переговоры подошли к концу, а Ян предложит гостям воспользоваться всеми преимуществами пятизвездочного отеля. К слову сказать, его отеля.

Вспомнила о том, что у Яна не было прописки. А зачем она ему, когда у него есть целый отель? Эта мысль заставила меня мысленно усмехнуться. Захотелось от души дать Яну подзатыльник, а потом расцеловать.

Впрочем, подобная возможность должна была скоро представиться. Судя по довольно успешным переговорам, будущие партнеры прощались. Новый раунд переговоров должен быт состояться завтра в девять утра. А пока немцы желали освежиться и приобщиться к вечерней и ночной жизни столицы.

Словно, черт из табакерки, появился новый переводчик. Мужчина лет сорока. В отличии от меня виртуозно владеющий языком.

Оставив немцев на господина Соколовского и появившегося переводчика, Ян утянул меня из ресторана.

Мы молчали, пока поднимались на лифте. Вокруг были люди, а мне не хотелось устраивать публичный скандал. Вроде бы не злилась, но не была уверена в своих возможностях. Не хотела произнести что-то резкое и грубое. Ян же молчал, поэтому пришлось и мне. Единственное, обнял и прошептал новое «Спасибо».

— Устала? — поинтересовался он, когда мы оказались в номере отеля. Номер быт шикарным.

Судя по всему, номер люкс или даже президентский. Правда, подобное я видела только на картинках и судить не бралась. Но этот номер не шел ни в какое сравнение с обычными номерами, в каких мне приходилось бывать. А ведь отдыхала с родителями и за три месяца работы во Франции сменила пару десятков отелей разной категории, поэтому судить могла. — Конечно устала, — сам же ответил на заданный вопрос. — Иди в душ. Ужин я закажу.

— Ян?!

— Все объяснения потом, — снова повторил он, только в отличии от прошлого раза сдерживающего фактора в роли немцев с их весьма перспективной сделкой на кону в этот раз не существовало.

— Какое потом?! — возмутилась. — Ты не находишь, что я достаточно ждала и заслуживаю хоть каких-то объяснений?

— Ведь для тебя стараюсь, глупая, — Ян подошел и обнял, крепко прижимая к тебе. — Хотел ведь создать более комфортные условия.

— И придумать очередную сказку? — насупилась. Двигаться не хотелось. Я чуть ли не полностью облокотилась на Яна. В его объятиях было так хорошо и надежно и, действительно, с непривычки устала, проболтав, не прерываясь, почти целый рабочий день.

— Вообще-то, я тебя никогда не обманывал, — заметил он.

— Угу, — миролюбиво согласилась. — только сказал, что устроился на работу прорабом.

— Не так, Ангел мой, — хохотнул Ян. — Я сказал, если память меня не подводит, что прораб вполне может позволить себе подобное жилье.

— Плут! — не удержалась, выпуталась из объятий и стукнула Яна кулачком в плечо. Ведь он был прав. Если смотреть на даваемые им пояснения, он никогда не говорил: «Я сделал что-то…». Все ответы в основном сводились к «может позволить…», «характерно для…». — Аферист! Пройдоха!

— Детка, я всегда подозревал, что у тебя весьма богатый лексикон, — хмыкнул он, за что получил очередной несильный удар. Ссориться я бы не стала в любом случае, но меня очень порадовало, что он откровенно не лгал. Не договаривал, говорил образно, но не врал.

— Ты, действительно, работал охранником? Ты, золотой мальчик?!

— Работал. А детство у меня было не то. чтобы бедное, но малообеспеченное. Может, все-таки я закажу ужин? Если ты кушать не хочешь, то хотя бы поем я.

— Хорошо, — согласилась, сама обнимая и прижимаясь к груди Яна. — Только к чему был весь этот цирк с дворником и гастарбайтерами?

— Поспорили. Ты мне, между прочим, стоила дорогого спорткара. Желтого, — Ян так горестно вздохнул, что я не выдержала и рассмеялась.

Как бы мне не было интересно узнать все… совсем все о жизни моего дворника, ведь он для меня останется навсегда дворником, решила, что его предложение весьма разумно и отправилась в душ. В душ, где провела довольно порядочно времени. Горячие и упругие струи воды, буквально, подарили новую жизнь, забирая все заботы прошедшего дня и возвращая силы. Я облачилась в огромный махровый халат. Рукава подвернула, а вот подол чуть волочился по полу.

— Наконец-то, — произнес уже раздетый Ян. — уже решил, что ты с горя утопилась, и пора вылавливать хладный труп.

— Ну, извини. — хмыкнула. Должен был бы уже привыкнуть, что я очень любила плескаться.

Ян приблизился, сгреб в объятия и коротко поцеловал.

— Сейчас принесут ужин. Ангел мой. Он бесплатный. Никаких чаевых или прочей лабуды. Я быстро.

Ужин и Ян появились почти одновременно. На стук в дверь из ванной комнаты показался мужчина, с накинутым на бедра полотенцем. Капельки воды призывно скатывались по мощному телу. Я с трудом заставила себя оставаться в кресле. Безумно хотелось подойти, опуститься на колени и начать их слизывать.

«Нам необходимо поговорить», — произнесла, как мантру. А потом повторила снова и снова, пока мой дворник вкатывал в номер тележку с заказанным ужином.

— Нравится? — хмыкнул Ян.

— Очень нравится, — облизнулась, а только после оторвалась от созерцания влажных кубиков пресса и посмотрела на тележку. Ян стоял совсем близко, держал в левой руке крышку от блюда и ухмылялся. А ведь я даже не заметила, как мне продемонстрировали заказ.

— А что тебе конкретно нравится, Лина?

— Ты нравишься, — не смутилась и снова вернулась к интересующей меня части тела. Это было гораздо интереснее, чем заказанная рыба с овощами на пару. — А вот этого делать не надо, — опередила дворника, который поднес руку к полотенцу, явно собираясь от него избавиться. — Нам необходимо поговорить, — повторила вслух уже порядком набившую оскомину фразу.

— Может, сначала поужинаем? — предложил мужчина. Ян явно не горел желанием вести откровенные беседы.

— А мы не можем совместить? — потянулась ко второй тарелке, посмотреть, что Ян заказал себе.

Та же рыба с овощами на пару. Что же. весьма предусмотрительно. У меня вполне бы хватило наглости забрать себе его тарелку, если бы вместо рыбы он заказал себе, например, стейк.

— Пожалуй. — Ян подтащил кресло чуть ближе к столику. — Я тебе уже рассказывал, что воспитывался только матерью. Мать жила в небольшом городке, скорее даже поселке городского типа. У нас было градообразующее предприятие. Там работали почти все местные жители, в том числе и моя мать. Отец приехал по каким-то делам из Москвы. Познакомились. Понравились друг другу. Он уехал, а она через какое-то время поняла, что беременна. Пыталась связаться с ним. но он не проявил особого интереса. Как уже выяснил потом, отец меня не совсем бросил. Он регулярно присылал неплохие денежные переводы. Только вот моя мать отчего-то их не тратила, складывала на банковский счет. Возможно, проявляла ненужную гордость. Не мне ее судить. Скажу сразу, жили мы достаточно скромно, денег не всегда хватало. Отцовские переводы очень бы пригодились. Но вышло, как вышло. Впервые отца увидел, когда мне исполнилось шестнадцать лет. Он приехал, представился и предложил уехать с ним. Я был подростком. Сначала не хотел ничего слушать, обижался, а потом, когда понял, что мать копила его деньги, вместо того, чтобы обеспечивать нам нормальную жизнь, психанул и согласился. Мне ведь приходилось подрабатывать с четырнадцати лет, чтобы помочь матери. В общем, так я оказался в Москве. Новая школа, новое окружение. У меня быстро сорвало башню от вседозволенности. Отец не занимался моим воспитанием, просто снабжал деньгами. Снабжал в неограниченном количестве. Я почти сразу угодил в дурную компанию и уже к семнадцати был отправлен на учебу в Англию. Там провел около двух с половиной лет. Мне было девятнадцать, когда случилось несчастье. Отец попал в больницу. Мне пришлось срочно вернуться. Там уже выяснил, что он давно был болен. Проблемы с сердцем. Ни жены, ни других детей не имел. Видимо, поэтому забрал меня. Я из-за юношеской глупости не спрашивал, боялся услышать ответ. Поэтому теперь могу только предполагать. В общем, я, Молодой кретин, ломанулся управлять семейным предприятием. Это уже потом мозгов поприбавилось, отошел от руководства и стал учиться. А поначалу никого не слушал, умудрился чуть ли не полностью разорить детище отца. Несколько предприятий пришлось признать банкротами и отдать под внешнее управление. Отец в это же самое время скончался, завещав мне все свое состояние. Врачи с самого начала давали неутешительные прогнозы, но иногда думаю, что своими неосмотрительными действиями ускорил его смерть.

— Ян. — накрыта его руку своей. — что было, то было.

— Знаю. Ангел мой. Это сейчас я вполне успешный бизнесмен, но первые годы после смерти отца дались мне очень нелегко. Если бы не его близкий друг, дядя Миша, вероятно, ты бы сейчас, действительно, встречалась с дворником, — грустно хмыкнул. Теперь становилось понятно, отчего

Ян не хотел вспоминать о своем прошлом. Тяжело ему пришлось. Но мне было важно, что он решил поделиться этим со мной, а не отделался очередной отговоркой.

— Ну, и встречалась бы, — легко согласилась. — Думаешь, это имеет какое-то значение? Совсем никакого.

— Даже так?

— Именно так, — улыбнулась.

— Значит, скажешь это Максу. Возможно, тогда мне не засчитают новый проигрыш.

— Ты опять на что-то поспорил? — так, кажется, я все-таки связалась с игроманом. Таким специфическим. — И что это за спор, который вынудил тебя устроиться на работу- дворником в наш ЖЭК?

— Поспорил, — повинился он. — Макс не поверил, что тебе будет достаточно моей неотразимости. Сказал, что ты месяц не протянешь с простым работягой. Кстати, это он нам подобрал квартирку. Повезло, что побрезговал посещать коммуналки и снял что-то более-менее приличное.

— Расскажи все с самого начала.

— У меня есть девушка… была, — повинился Ян. Начало его признание не слишком воодушевляло. — Я тебе говорил, что не привык размениваться в отношениях. По молодости нагулялся, последние несколько лет встречался с Викой. Виктория Романовски, она модель. Вряд ли ты о ней слышала. Не слишком известная и востребованная. Плюс ко всему уже в том возрасте, когда молодые наступают на пятки. Мы планировали совместный отпуск. У меня он был впервые за последние два года. Собирались несколько недель провести только вдвоем на островах, — слушать подобное было крайне неприятно, но я не перебивала. Подозревала, что Ян не жил монахом. Но вот, честное адово, лучше бы он оказался заправским бабником, чем имел многолетние отношения с одной женщиной. Не удивлюсь, что и предложение во время этого отпуска собирался ей сделать. — Но ей неожиданно предложили контракт в Европе. Возможно, я бы согласился с ее планом. Но она даже не спросила моего мнения, просто решила, что обязан полететь вместе с ней. Заказала нам билеты. Мне это не слишком пришлось по душе. Ненавижу, когда за меня принимают решения. Мы поссорились, она уехала одна. Мы с друзьями вечером по пятницам обычно играем в покер. Имей в виду- это, Ангел мой. Это не обсуждается и отказываться я не намерен, — выдохнула с облегчением.

Как бы он не относился к этой Виктории, похоже, ей больше не было места в его жизни. — В общем, я тогда напился и поспорил с Максом. Мы должны были заработать денег честным трудом в незнакомом городе, не имея при себе ничего. Кто больше, тот победил. Выбрали наугад населенный пункт близ Москвы, так я оказался в твоем городке. Мы оказались. Потому что приняли решение следить друг за другом. У меня быт снят номер в отеле, там деньги, карты, нормальная одежда, машина на парковке. Когда понял, что у нас может что-то получиться, наплевал на спор, посетил отель. А, между прочим, я бы мог победить. Если бы мой Ангел оказался более щедрым и заплатил мне запрошенную десятку…

— Жалеешь? — не выдержала, перебив любимого.

— Пойми, Ангелина, — Ян грациозно поднялся, подошел к небрежно сброшенным в кучу вещами и извлек мобильный телефон, — мне было жалко с ней расставаться, — под нос мне сунули мобильный телефон. На большом экране красовалась до невозможности роскошная машина с плавными, изогнутыми линиями. В машинах я разбиралась относительно неплохо. Знала основные марки и модели. Эта же быта незнакомой. Спорткар. Желтый. Явно очень дорогой.

— Когда ты отправился в свой отель? — решила уточнить.

— Перед нашим свиданием, — неверующе посмотрела на Яна. Значит, рискнул свой дорогой игрушкой просто ради шанса. Весьма призрачного шанса. Ведь тогда мне даже в дурном сне не могло привидеться, что я окажусь в отношениях с дворником.

— Удивил.

— Я сам себя удивил. Ведь не сомневался ни минуты.

— Похоже, у нас это взаимно. Я как-то тоже очень быстро смирилась с твоей «профессией».

— Ох. Ангел мой. — мужчина легко откатил тележку с недоеденным ужином. Приблизился и неожиданно поднял на руки, садясь в мое кресло уже со мной на руках. — всегда считал это бредом, — запустил руки под махровый халат, под которым ничего не было. — но. похоже, ты создана специально для меня.

— Ян. — простонала, позволяя себя поцеловать, а после совратить. Хотя, кто кого в итоге совратил, большой вопрос. Лично я последние полчаса, слушая рассказ Яна, мечтала избавить его от полотенца.

— И сколько я должна была считать тебя обычным дворником? — задала вопрос, нежась в его объятиях.

— Минимум месяц. Если бы не этот остолоп, нанятый переводчик, ничего бы не произошло.

Этот болван сегодня с утра умудрился попасть в аварию. Поэтому пришлось выдернуть тебя.

— Я рада, что так получилось.

— Что касается «Сомелье»… Я неплохо знаю сына владельца, — неожиданно произнес Ян. — Если хочешь, позвоню и все объясню, организую тебе новое собеседование. А, вообще, шла бы ты работать ко мне. Думаю, контракт с немцами мы заключим. В штат все равно придется брать постоянного переводчика. А ты у меня умненькая девочка. Конечно, не сразу… но впоследствии могла бы курировать весь проект. Оклад положу приличный. Пойдешь? — думала я недолго. Я всегда была достаточно прагматичной. Судя по всему, компания у Яна была весьма солидная, открывающая неплохие перспективы для карьерного роста. Ведь меня не только привлекали иностранные языки, меня интересовал также менеджмент. Иначе давно устроилась бы в бюро переводов, как сделало большинство моих бывших одногруппников. Чем меня так привлекало трудоустройство в «Сомелье», так это работой не обычным переводчиком, а менеджером со знанием иностранного языка.

— Пойду.

— Вот и договорились.

— А какая у меня будет зарплата?

— Думаешь, обижу свою девушку?

— Ну, не знаю, — замялась, но все же собиралась выяснить финансовые вопросы до конца. — Сколько, Ян? — спросила прямо. Ян аж в лице переменился. Только что мялась, а тут смотрю прямо в глаза и спокойно интересуюсь.

— Сто плюс премии. Устроит?

— Для начала, — хищно произнесла. На самом деле о такой зарплате молодому специалисту с минимальным опытом можно было только мечтать.

— Для начала, значит… — фыркнул он и неожиданно защекотал.

— Ян, — протянула, — ну, не надо, — смеялась и отбрыкивалась. — Лучше скажи, что мы теперь будем делать?

— Как что? — удивился мужчина и перестал меня домогаться. — Жить.

— Вместе?

— Вместе.

— Где?

— Я, вообще-то, живу тут. Хотя, если тебе не нравится, можем, подыскать подходящую квартирку… но, учитывая, что готовить ты не умеешь, отель нам подходит больше.

— Вот же повезло, — фыркнула, вспоминая, что у Яна не было регистрации, — связалась с БОМЖом из номера люкс.

— Ну, признай, что БОМЖ из номера люкс привлекательнее обычного дворника?

— Спорить не буду. Но, по правде, мне очень нравилась та непритязательная жизнь в скромной однушке.

— Мне тоже, Ангелина. Мне тоже. Детка, — он замялся, — есть кое-что, что я тебе не рассказал.

— Мм?

— Я не сказал своей девушке о том, что мы расстались. Она думает, что у нас обычная ссора. Ссора, какие случались прежде и довольно часто. Ждал, когда она вернется. Не хочу сообщать по телефону или смс, как-то это не слишком красиво, — не понравилось такое бережное отношение.

Сказать по телефону не может… Много слишком чести какой-то там Виктории. На самом деле, может, это было правильно. Я же просто злилась и ревновала. — Были мысли слетать в Европу после того, как ты уехала в Москву. Я и собирался. Но неожиданно подвернулся этот контракт с немцами.

— Ты ее любишь? — напряженно спросила. Ведь бывает, когда дороги сразу несколько девушек и не можешь выбрать. Очень боялась того момента, когда они встретятся. Вдруг временно угаснувшие чувства вспыхнут заново? Все-таки несколько лет встречаться абы с кем Ян явно бы не стал.

— И поэтому сплю с тобой? — насупилась. Не такого ответа ждала. — Конечно, нет, детка.

— А ме… — я не хотела, честно. Фраза вырвалась сама собой.

Ян приложил палец к губам, заставляя оборвать себя на полуслове:

— Мы слишком мало знакомы. О чувствах к тебе я пока говорить не готов, — с несвойственной ему серьезностью произнес мужчина.

— Но ты с ней расстанешься?

— А сама, как думаешь? А, вообще, хватит болтать, — он поднялся вместе со мной на руках и отправился в спальню. Разговоры на сегодня, судя по игривому настрою Яна, были окончены.

Глава 12

Рано утром Ян разбудил меня нежными поцелуями. За прошедшие совместные пробуждения подобное стало настолько привычным, что я не сразу вспомнила, где нахожусь… и с кем, вернее, не так… с кем я отлично осознавала, а вот новый статус своего мужчины принять пока не смогла.

Сложно было воспринимать самоуверенного дворника БОМЖом из номера люкс. Мне так понравилось данное определение… Только подумать… а ведь, если кому-то сказать, просто не поверят.

— Доброе утро. Ангел мой! — Ян потянулся и стал нагло выпихивать меня из постели.

— Ты что делаешь, мерзавец? — вцепилась в его руку.

— Вставай, детка, и отправляйся в душ. Знаю я, сколько ты там просидишь. А нам еще надо позавтракать и не опоздать на встречу. Поедем сегодня смотреть участок.

— Какую встречу? — села и потянулась. Ян был прав, если куда-то надо собираться, то встать неплохо. Ну, не могла я ограничиться по утрам пятиминутным приемом душа. Мне надо было понежиться…

— А ты уже забыла, что вчера устроилась на работу? — ехидно спросил он. — Или думаешь, если спишь со своим боссом, то сможешь опаздывать или прогуливать? Это не пройдет, Ангелина.

— Ты серьезно? Хочешь, чтобы я снова переводила? Но я ведь даже не подготовилась. Ты бы хоть сказал вчера… — попыталась возмутиться, Ян резко дернул за ногу и уронил на постель.

— Я говорю сейчас, — он навис сверху. — Меня все устраивает. Если что-то пойдет не так, олух будет на подхвате. Так что не волнуйся, — Ян попытался поцеловать, но я его отпихнула и резко села.

— Какой еще олух?

— Переводчик от фирмы.

— Но мне даже нечего надеть! И косметика… — замолчала, оборвав себя. Мой блуждающий взгляд наткнулся на мой же чемодан. — Ян… Это что?.. Как?..

— Ты переехала, — спокойно сообщил мне этот пройдоха. Когда только успел?! — Так что ты будешь на завтрак? Мой шеф-повар готовит чудесные блинчики…

Легко жить с мужчиной, когда он решает большинство созданных им же проблем. В отеле жила с Яном уже почти две недели, столько же и работала. Как ни странно, на работе довольно легко влилась в новый коллектив. Может потому, что и команда, которая впоследствии будет заниматься проектом, финансируемым немцами, тоже была новой. Немцы вернулись на родину. Контракт пока не подписали. Но это было делом времени, за работу взялись юристы. А я засела за словари. Не то, чтобы у меня совсем не было опыта в составлении юридических документов, но некоторые тонкости требовали особого уточнения и контроля. Предупредила Яна, он, не раздумывая, нанял мне «проверяющего» переводчика, если можно так выразиться. Пока все шло довольно гладко. Маленькие огрехи, конечно, случались. Но с кем их не бывает…

На внутреннюю почту пришло очередное письмо от нашего юридического отдела. Им не понравились изменения, предложенные немцами в пункте 13.4. Села составлять письмо, когда зазвучала любимая мелодия на мобильном телефоне.

— Да, — звонил Ян. Ян, который просил не слишком афишировать наши отношения. Он не скрывал их, например, мы часто вместе приезжали по утрам или ходили на обед. Но не позволял себе никаких вольностей по отношению ко мне, когда мы находились в офисе. Никаких объятий или поцелуев при его подчиненных.

— Ты занята, детка?

— Не больше, чем обычно. Твой юридический отдел опять недоволен.

— Это нормально. Прошлый контракт не могли подписать почти два месяца, так что крепись, — хмыкнул он, я лишь тяжело вздохнула. Не то, чтобы мне было очень сложно… Но подобная однообразная работа не радовала. Какая-то она была муторная. Сейчас с таким удовольствием вспоминала три месяца своей стажировки во Франции. Договоры на поставку с маленькими виноградниками заключались куда быстрее и легче. Но с другой стороны, это всего лишь работа, притом довольно любимая и весьма неплохо оплачиваемая. А вечером меня ждал Ян, именно это заставило улыбнуться.

— Хочешь что-то предложить? — за прошедшие две недели Ян ни разу в разгар рабочего дня не звонил узнать, занята ли я. А с совместного обеда мы вернулись только полтора часа назад.

— Угу. Может, поднимешься ко мне?

— Ладно, — согласилась. Кто я такая, чтобы спорить с боссом?!

Отключился, даже не попрощавшись. Впрочем, я уже успела привыкнуть к такой его манере общения. Спокойно перевела компьютер в ждущий режим, чтобы никто не мог воспользоваться, и покинула офис.

Ян определил меня в проектный отдел. Через пару-тройку недель, когда основные пункты договора будут утверждены обеими сторонами, мы ждали немецких инженеров, которые собирались участвовать в планировке зданий. Я с нетерпением ожидала этого момента. Переводить живое общение и узнавать что-то новое, было куда интереснее того, чем занималась сейчас. Проектный отдел был расположен этажом ниже его основного офиса.

К моему удивлению. Инночки не оказалось на месте. Поэтому я прошла через приемную, но все-таки постучала, прежде чем войти.

— Войдите.

— Ян?! — открыла дверь, да так и застыла. Непривычно было видеть мужчину, вальяжно развалившегося в кресле и закинувшего ноги на рабочий стол. Не то, чтобы я часто бывала у него в кабинете, но вот к такому его развязному отношению к работе была не готова. — А Инна где?

— Отпустил к стоматологу. Ее не будет часа три, — Ян хищно прищурился, — а мне вот очень не хочется работать, — прикрыла дверь, облокачиваясь на нее спиной.

— А от меня чего хочешь?

— У меня никогда не было секса с секретаршей, — нагло заявил бывший дворник, чем несколько ошарашил меня. — Видишь ли, у моего отца в секретарях ходила Валентина Матвеевна. Строгая женщина в годах и в теле. Как понимаешь, ее не того… не хотелось, в общем. А когда я образумился, счел, что романтические и рабочие отношения смешивать не стоит.

— Ян?! — попыталась образумить мужчину. Слушать о том, как он не хотел некую Валентину Матвеевну желания не было.

— Ангел мой, побудешь моей секретаршей? — добил меня этот аферист. Сразу как-то вспомнились подаренные Максом, но так и не распакованные эротические костюмы. А ведь предупреждал меня Савицкий о специфических пристрастиях любимого. Впрочем, ничего против ролевых игр я не имела.

— Побуду, — тяжело вздохнула. — Что делать-то надо?

— Не знаю. Можешь кофе приготовить или пасьянс пока разложить. Все, свободна, — помахал рукой, предлагая убраться из его кабинета. — Понадобишься, позову, — Ян, похоже, уже начал вживаться в роль. Я лишь возмущенно выдохнула, но спорить не стала. Вышла и прикрыта за собой дверь. Тут же раздался телефонный звонок и включился автоответчик: «Офис «Л-Строй». Оставьте, пожалуйста, ваше сообщение после звукового сигнала». Удобно, ничего не скажешь.

Я села за рабочий стол и подергала мышкой. Экран загорелся, но следовало ожидать, что и как мой, запросил пароль на вход. Прошло, наверное, минуты три. Сидеть и смотреть на погасший экран быстро надоело. Ян не вызывал. Лазать в ящиках чужого стола не сочла возможным. Опять раздался звонок и сработал автоответчик.

Уже собиралась, действительно, приготовить кофе. Себе, не ему.

Неожиданно в дверях появилась расфуфыренная молодая брюнетка. Ее я узнала сразу. Не удержалась две недели назад, когда Ян рассказал о своей бывшей девушке, и прогуглила Викторию Романовски.

— У себя? — надменно бросила мадам и, не дожидаясь ответа, прошла к двери в кабинет.

Ощутила едкую смесь облегчения и волнения. С одной стороны, сама явилась. Значит, скоро вопрос с разрывом Яна с этой мадам будет решен окончательно. Все эти две недели я гнала от себя неприятную мысль, что встречаюсь вроде как с несвободным мужчиной. С другой… Ян никак не показывал, что заинтересован в продолжении отношений с этой Викторией. Но все-таки какой-то червячок сомнения засуетился в душе. Надо было признать, что госпожа Романовски быта восхитительна. Вся. От кончиков пальцев до кончиков волос. Волос, которые, кстати, не секлись, и ни один из них не выбивался из прически. Она явилась, словно, отфотошопленная копия самой себя. Я теперь понимала, отчего у нее не складывалась модельная карьера. В жизни она выглядела куда лучше, чем на фотографиях. Хотя и там быта довольно привлекательной. Я, всегда считающая себя красавицей, рядом с ней почувствовала себя ущербной. Нет, понимала, что Яна держит рядом со мной не только моя внешняя привлекательность, но все-таки такой хищной красотки рядом с собой опасалась. Красотки, которая, как та думала, имела все права на моего мужчину.

Не стесняясь, поднялась и отправилась к двери в кабинет, подслушивать. Почти сразу чуть не получила этой самой дверью по лбу. Вовремя услышала приближающийся цокот каблучков и отскочила.

— Ангелина, меня не будет где-то час, — Ян открыт дверь, пропуская вперед себя госпожу Романовски.

— Как скажите. Ян Архипович, — парочка удалилась, а я осталась в офисе Яна. Одна. Снова зазвонил телефон и сработал автоответчик.

Так поняла, мне было приказано дожидаться босса в приемной. Терпеть не могла ждать.

Подумывала вернуться на рабочее место и заняться переводом, чтобы скрасить ожидание. А Ян… Ян позвонит, когда вернется и обо всем расскажет. Но что-то меня удержало в его офисе.

Я приготовила себе кофе и развалилась на диване прямо в его кабинете. Достала мобильный телефон и стала коротать время, как приличная секретарша в ожидании своего босса. Для достоверности эффекта еще можно было бы достать вонючий лак и покрасить ногти, но вот беда, у меня нанесен шеллак.

Неожиданно мое внимание привлекла картинка в одной из социальных сетей. Сексуальный мужской торс и броское название «Сегодня я твоя» автора Евы Горской заставили перейти по ссылке. Аннотация романа интриговала, открыла… и пропала.

Экран мобильного телефона стал менее ярким, неожиданно сообщая, что осталось менее пятнадцати процентов от заряда и предлагая воспользоваться зарядным устройством. Опомнилась. Посмотрела на время и ахнула. Я настолько увлеклась чтением неизвестного ранее мне автора, что не заметила, как пролетело почти три часа.

Прошло три часа, а Ян так и не появился, и не позвонил.

Поднялась, немного размялась и вышла в приемную. Стояла около навороченной кофеварки, ожидая приготовления латте, когда услышала, как открылась дверь в приемную.

— Ян! — повернулась, натыкаясь на вернувшегося секретаря.

— Ангелина, что ты здесь делаешь? — вопрос меня нисколько не смутил, меня больше заботило длительное отсутствие моего любимого. Предполагала, что Виктория могла устроить скандал, но очень надеялась, что успокаивание бывшей девушки не закончится у них в постели. Думала, ему позвонить и выяснить, чем обусловлена его задержка, но не стала. Ян очень не любил, когда лезли в его дела. А своих обещаний мужчина придерживался всегда достаточно четко. Убеждала себя, что что-то пошло не так или возникли какие-то обстоятельства, которые не позволили вернуться в офис.

— Ян просил дождаться его, — не стала вдаваться в излишнее подробности. Хочет, пусть выводы делает сама.

— Ян Архипович не у себя? — отчего-то обеспокоилась девушка. До конца не раздевшись, она подошла к столу и качала быстро листать ежедневник. — А у него в пять назначена очень важная встреча с поставщиками.

— В офисе?

— Да.

— Ну, может, еще вернется, — Ян был довольно обязательным. Вряд ли забыт о важной встрече из-за разрыва с бывшей девушкой. — Я пойду. Вернется, скажешь, что ушла работать.

До конца рабочего дня оставалось больше часа. Часа, в течении которого я ничего не сделала. Часа, который показался мне удивительно длинным. Часа, за который я вся извелась. Часа, за который я все-таки не выдержала ожидания… Сначала позвонила в приемную. Инна обеспокоенно сообщила, что Ян так и не вернулся. Более того, его мобильный телефон был отключен. Набрала сама, знакомый женский голос привычно сообщил: «Абонент вне зоны действия сети».

Из-за специфики работы моего дворника, да и просто для удобства, мне еще в первый день была выдана ключ-карта от номера-люкс, в котором мы жили. Вернулась в номер и заказала себе ужин. Скорее по привычке. Голода не чувствовала, хотя и прошло довольно много времени после обеда.

— Ян, где же ты? — произнесла, отчаянно сжимая в руках мобильный телефон. Монотонный женский голос только что опять сообщил: «Абонент вне зоны действия сети».

Восемь часов.

Девять часов.

Десять часов.

Одиннадцать часов.

Полночь.

Я ворочалась в постели, ко все-таки в какой-то момент не выдержала и тревожно заснула.

— Ян?! — сонно выдохнула, когда почувствовала, как меня неосторожно перевернули и стали ласкать. Мужчина не отозвался. Обняла, ощупывая и осознавая, что он… любимый и живой.

Ян потянулся, чтобы поцеловать. Меня окатило мерзким запахом перегара. Чуть повернула лицо, поцелуй пришелся куда-то в скулу. Но выдохнула с облегчением. Даже нашла объяснение его мерзкому поведению. Ведь отключил телефон, чтобы спокойно напиться. Заставил меня поволноваться и пережить несколько часов настоящего ада. Решила, что многолетний разрыв дался ему нелегко, захотелось просто немного побыть в одиночестве. Главным было то. что вернулся… и вернулся ко мне.

— Моя! — с каким-то отчаянием прошептал он.

— Твоя! — подтвердила, а дальше началось какое-то безумие. До самого утра мы занимались любовью. Страстно. Словно, в последний раз. Но ему, казалось, даже этого было недостаточно…

Уставшая в какой-то момент я просто отключилась. Проснулась от телефонного звонка.

— Да. — нашарила телефон на прикроватной тумбочке и приняла вызов, даже не удосужившись посмотреть, кто звонил.

— Лина, ты что спишь? — издевательски спросил Алексей, назначенный главным в группе, занимающейся проектом с немцами.

— Да.

— Ты время видела? — посмотрела и ахнула. — С добрым обедом! — ехидно заметил он.

Огляделась в поисках своего дворника. Его не было. Ни его, никакой-либо записки. Можно было бы предположить, что чудесная ночь мне приснилась, если бы не характерный бардак на постели и приятная ломота во всем теле. — Сегодня на работу собираешься или записать прогул? — усмехнулся Алексей. Он был отличным мужчиной. С ним всегда можно было договориться. Прекрасно знала, что, если звонил сам, выговора за прогул можно было не опасаться. Но все-таки опоздание на работу на несколько часов было неприемлемо.

— Буду сразу после обеда.

— Ладно, а то наши уже тебя потеряли, — коллега попрощался и повесил трубку.

Все-таки позволила себе понежиться в постели еще пять минуток, после чего соскочила с кровати и отправилась в душ. Сегодня попыталась максимально сократить водные процедуру, но все равно провела в ванной комнате гораздо больше времени, чем проводит среднестатистический гражданин Российской Федерации.

На работу приехала через пятнадцать минут после окончания обеда и, раздевшись, сразу отправилась к Яну. Мне просто необходимо было выяснить, что происходит. Вчера ночью нам было не до разговоров, впрочем, Ян был не в том состоянии… Утром я пыталась ему звонить, но услышала уже набившую оскомину фразу «Абонент вне зоны действия сети». Смс о том, что абонент появлялся в этой самой сети, тоже не приходили. Следовало, что мой дворник даже не удосужился включить мобильный телефон. Подобное его поведение весьма настораживало.

Заглянула в офис к Кравцову. Инна, как порядочная секретарша, тыкала наманикюренным пальчиком в сотовый телефон.

— Привет! Ян у себя?

— Нет, так и не появился, — отозвалась она, не отрываясь от экрана. — Я уже не знаю, что отвечать, — пожаловалась девушка, соизволив оторваться от экрана и посмотреть на меня. — Может, ты хоть знаешь, когда он придет?

— Думаешь, я бы стала спрашивать?

— Но вы же вроде… — секретарь замялась, а я, не прощаясь, отправилась на рабочее место.

За время моего вчерашнего и сегодняшнего отсутствия скопилось очень много писем с обеих сторон, от нашего юридического отдела и от немецкого.

— Ждали тебя. — прокомментировала Зоя, помощница Алексея.

— Но у нас ведь есть более опытный переводчик.

— Есть, но его без твоего разрешения никто не подпустит к договорам. Приказ начальства, — емко заметила девушка. А я даже не знала, что меня так ценят. Стало приятно.

Я с головой погрузилась в работу. Даже подключив Глеба Аркадьевича, мы с трудом смогли к концу рабочего дня разобраться со всеми письмами. О Яне старалась не думать, но периодически смотрела на мобильный телефон. Очень надеялась, что придет смс, извещающая, что абонент появился в сети. Возвращаясь в отель, все равно еще раз набрала номер Яна. Уже с практически привычным результатом.

«Любимый, что же ты со мной делаешь?», — если в течении дня я отвлекала себя работой от дурных мыслей, то за сорок минут чуть не довела себя до истерики. К моему облегчению, Ян оказался в отеле. Мирно дрых на убранной постели. Дрых в верхнейодежде, а рядом валялось несколько пустых бутылок из-под элитного спиртного.

Разозлилась. Если я вчера смогла спокойно воспринять факт его исчезновения и возвращения в невменяемом состоянии, просто потому что обрадовалась… живой… невредимый… Сегодня прощать подобное поведение была не намерена. Очень захотелось всю эту пустую эксклюзивную тару разбить о его дурную башку.

Залезла по постель и грубо потрясла:

- Ян?!

— Мм, — что-то промычал мужчина и попытался отпихнуть меня.

— Ах, так! — разозлилась. Ухватила его за ногу и стащила с кровати. С кровати, на которой мне предстояло провести сегодняшнюю ночь. Выбежала в гостиную и схватила вазу со свежими цветами. Не слишком задумываясь, перевернула над головой мужчины, орошая водой и цветами.

— Мм… Лина, — он протер рукавом лицо и открыл глаза, пытаясь сфокусироваться на мне, — ты что творишь?

— Это что ты творишь?! — заорала я. — Нажрался, как свинья! Телефон отключил! В офисе не появился! Что я должна думать?! — к концу тирады моя злость стала стихать. У любимого был такой жалкий и смешной вид. Он успел сесть, облокотившись на постель. Несколько лепестков остались на мокрых взъерошенных волосах. Мне очень захотелось опуститься рядом с ним, обнять, поцеловать… Но сдержала желания, такого отношения допускать к себе было нельзя. Видела, к чему может привести потакание собственным желаниям. А Ян последние сутки вел себя, как скотина. Понимала, что, вероятно, у него что-то произошло, но это не было поводом заставлять меня нервничать. Он больше не был один, а в отношениях подобное поведение было неуместно.

— Не кричи, — взмолился он. — Лучше закажи кофе и чего-нибудь поесть, а я пока схожу в душ.

— Ладно, — с трудом согласилась. Желание снова запустить в него чем-нибудь усилилось многократно, но отлично понимала, что шансов получить нормальные объяснения мне это не прибавит. Зато кофе, сытная еда и горячий душ могли привести мужчину в чувство.

Прошло полчаса. Смотрела, как Ян с влажными уже после душа волосами медленно пил кофе.

Пил и молчал. А вот я молчать больше была не намерена:

— Ты ничего не хочешь мне объяснить?

— Не хочу, — тяжело вздохнул, — но придется. Одевайся.

— Куда мы?

— Прокатимся.

— Ты ведь не собираешься в таком состоянии сесть за руль? — уточнила у него и отправилась к шкафу. Собиралась переодеться. Ехать куда-то в строгом офисном костюме было не слишком удобно.

— Нет, — привычно усмехнулся, — такси возьмем.

Распахнула шкаф и обомлела. Кроме дорогих костюмов моего дворника только ряд пустых вешалок.

— А где мои вещи? — шокировано спросила, разворачиваясь к Яну.

— Это сюрприз, — горько ответил. Я сюрпризы не слишком любила. Особенно вот такие. Но как бы не пыталась узнать, в чем дело. Ян отшучивался, либо отмалчивался. Было видно, что он не настроен на разговор. А в такси, вообще, сделал вид, что задремал. Просто откинулся на подголовник и прикрыл глаза.

— Приехали. С вас пятьсот тридцать рублей, — сообщил таксист, останавливаясь около дома.

Старый, но добротный дом в черте Садового кольца.

Ян сунул ему тысячную купюру и, не дожидаясь сдачи, выбрался из машины, подавая мне руку. Приняла.

— Зачем мы здесь? — в очередной раз поинтересовалась у него. Понятно, что скорее всего приехали смотреть квартиру. Весьма вероятно, что мои вещи уже находились внутри. Только мне вот совсем не хотелось думать о том, что Ян таким оригинальным способом решил со мной расстаться.

— Пойдем внутрь, поговорим, — Ян достал из кармана ключи и передал мне. — Зайди в подъезд, детка, чтоб не мерзнуть. Я только сдачу заберу, — смотрела, как он уселся обратно на заднее сидение и закрыт дверь. Я никуда не пошла, смотрела, как он что-то втолковывал таксисту, подсознательно ожидая каждую секунду, что вот сейчас автомобиль тронется, увозя от меня Яна. Но очень надеялась, что мой мужчина так со мной не поступит.

Не поступил. Вылез из машины и подошел ко мне.

— Ангелина?!

— Все нормально?

— А то?! — нарочито весело ответил, отбирая ключи и сам открывая входную дверь.

Поднялись на третий этаж. Судя по ремонту в парадной, дом быт с весьма солидными жильцами. Пусть консьержа или охраны не было, зато на каждом этаже заметила несколько камер видео наблюдения.

— Надеюсь, тебе понравится. — прокомментировал он, стоило нам оказаться внутри квартиры. Ян положил ключи от квартиры в коридоре на тумбочку. Я начала раздеваться. Он помог снять шубку и повесить ее. Только вот сам так и остался в дубленке. — Квартира хорошая. Оплачена на одиннадцать месяцев. Сама аренда и коммуналка. Тебе ни о чем не нужно будет беспокоиться. Договор на столе на кухне. Если что-то понадобится, там есть телефон хозяина.

— Ян, что происходит?

— Мы расстаемся. Я договорился с Гектором. Это сын хозяина «Сомелье», о котором я тебе говорил. Он сейчас в отъезде. Но по возвращению в Москву, обещал связаться с тобой. Думаю, никаких проблем с новым трудоустройством у тебя не возникнет, — мой разум отказывался воспринимать полученную информацию. Ян говорил о нашем расставании, словно, о чем-то несущественном, например, об изменении погоды.

Пока собиралась с мыслями, пытаясь узнать причину столь странного поведения мужчины, он вышел за дверь.

— Почему? — открыта дверь и кинулась за ним. Выбежала прямо босиком, потому что обуться даже не подумала. Ян уже успел спуститься на один пролет. — Что я сделала не так? Ян?!

Он развернулся и поднялся на несколько ступеней.

— Вернись в квартиру. Не хватало, чтобы ты еще просудилась.

— Да, плевать мне! — заорала. — Ян?! Почему?

— Не устраивай скандал, Лина. Мне и так тяжело, — опешила от подобной отповеди. Тем не менее Ян поднялся и приблизился ко мне.

— А мне легко, можно подумать. — огрызнулась в ответ. Бывший дворник подхватил за талию и приподнял. Так и внес в квартиру, только там поставил на пол. Затем снова резко поднял и, усадив на коридорную тумбу, отчаянно поцеловал. Его руки с безумством умалишенного заскользили по моему телу. Я боялась пошевелиться, чтобы не спугнуть его. Но Ян остановился сам:

— Я не должен, — произнес и снова потянулся, чтобы поцеловать.

На этот раз не удержалась и ответила. Сколько продолжалась наше безумство, сказать бы не смогла. Безумство, которое опять прервал Ян:

— Я не должен, — остановил сам себя и на этот раз чуть отошел, облокачиваясь о дверной косяк.

— Ян?! — просяще простонала, так как не соображала, что происходит. То он целует с дикой страстью, то отталкивает. К тому же тело настойчиво требовало продолжения, путая итак затуманенный рассудок. Мне несвойственно было молить о внимании раньше, но Ян поломал все мои установки и жизненные причины просто снес к чертям. — Ян, пожалуйста!

— Нам необходимо остановиться. Будет только хуже, а секс ничего не исправит, — он, словно, ушат холодной воды на меня вылил. Заставил взять чувства и эмоции под контроль.

— Я заслуживаю объяснений, — более резко, чем хотелось бы, произнесла.

— Знаю.

— И? — впервые за время нашего знакомства Ян не осмелился смотреть мне в глаза. Стоило мне поймать его взгляд, как он опустил голову, уставившись в пол.

— Я тебе говорил, что воспитывался без отца. Это очень нелегко и травматично для детской психики. Не хочу, чтобы мой сын прошел через это. Моя девушка беременна, и я женюсь на ней, — это были последние слова, произнесенные им. Ян, не прощаясь, развернулся и вышел за дверь. На этот раз я не кинулась за ним.

Спрыгнула и пошла осматривать свою новую квартиру. Несколько минут слонялась по огромной квартире. Спальня, гостиная, небольшой кабинет, два санузла и гардеробная, в которой были аккуратно развешаны и разложены мои вещи. Что же, Ян постарался создать мне максимально комфортные условия. Зонированная кухня, разделенная на рабочую зону с обеденным столом и мягким удобным уголком в другой ее части. Отличная планировка. Можно пригласить соседку или подругу, чтобы пообщаться, продолжая заниматься домашними делами. На кухонном столе, как и обещал Кравцов, нашла договор на съем квартиры. Увидев месячную сумму аренды, присвистнула. Что же, мой бывший явно не поскупился, обеспечивая мне комфорт. Открыла холодильник. Он оказался даже заполнен. Вытащила любимый йогурт и только тут полностью осознала произошедшее.

Истерика накрыла с головой. Бросив нетронутый йогурт прямо на пол, заревела и опустилась на пол. Рыдала долго… очень долго. Слезы просто не желали заканчиваться.

В какой-то момент добрела до спальни, да, так и рухнула на постель в офисном костюме. Обняв подушку, снова заревела. Я ведь даже не успела сказать ему, что люблю…

Глава 13

Утром проснулась и поняла, что натворила. Дорогой офисный костюм был нещадно испорчен. Смотреть на себя в зеркало было страшно. Не смытая на ночь косметика после многочасовой истерики гарантировала роль в любом ужастике.

— Поздравляю! — сообщила своему отражению в зеркале и поплескала на лицо холодной воды, чтобы окончательно прийти в себя, а затем полезла в душ.

Пока мылась, поняла, что Ян уж точно не стоит того, чтобы жалеть себя. Я. вообще, не склонна была устраивать скандалы и истерики. Спасибо ему, конечно, за устройство моей дальнейшей судьбы… Я еще окончательно не поняла, что делать с его так называемым подарком в виде снятой почти на год квартиры и будущего трудоустройства в «Сомелье». Что меня возьмут на столь ранее вожделенную должность, даже не сомневалась. Наверное, я была слишком практичной, чтобы отказаться от комфорта. Гордой я тоже была, но пока не съезжать, не искать другую работу была не намерена. Моя гордость проявится в другом, я не собиралась бегать за Яном или обрывать ему телефон, умоляя вернуться ко мне. Чтобы не случилось, но жизнь продолжалась…

Кушать не хотелось, но все-таки заставила себя позавтракать. Я пила вкусный и явно дорогой чай, уныло ковыряя ложечкой черничный йогурт, когда завибрировал телефон, извещая о пришедшем сообщении.

С удивлением в одном из мессенджеров обнаружила сообщение от Терезы. С ней мы познакомились во время моей стажировки в «Сомелье». Тереза была старшей дочерью владельца виноградников, у которого мы прогостили почти три недели. Мы сначала остановились в местной гостинице, а потом перебрались на виллу к месье Мартену. С Терезой у меня сложилось весьма теплые отношения. Конечно, подругами мы не стали, но иногда переписывались. Вот и сейчас от нее пришло поздравление со свадьбой. Я ведь не сказала ей, что рассталась с предателем-женихом.

Черт, а ведь и правда, сегодня должна была состояться моя свадьба с Петром Калининым. Как быстро пролетел этот месяц. Впрочем, я ни о чем не жалела…

Я поблагодарила девушку, не став объяснять, что бракосочетание отменилось. Захотелось вернуться к себе в город, под родительский кров. Родителей видела около трех недель назад. Они тогда возвращались из отпуска и задержались на пару дней в Москве, чтобы пообщаться со мной и с сестрой. Я им ничего не сказала о Яне, слишком мало были знакомы, хоть и жили уже вместе. Теперь вот была рада такой предусмотрительности. Никому ничего не придется объяснять. Разве что сестре… но она поймет и не станет задавать ненужных вопросов.

Но я быстро привела себя в чувство, резонно напомнив, что жалость — крайне непродуктивное чувство. А чем еще можно было заниматься под родительской крышей? Точно не думать о будущем…

Решая, чем себя занять, зарегистрировалась на сайте, предоставляющем услуги репетиторов онлайн. Пусть я не нуждалась в деньгах, но лишними они тоже не были. Тем более свободное время до возвращения некого Гектора надо было чем-то занять. Цены на собственные услуги выставила крайне низкие, надеясь, что к вечеру уже появятся первые клиенты. А там положительные отзывы, и расценки можно будет поднять.

Чтобы хоть чем-то заняться, не слоняться весь день по пустой квартире и не жалеть себя, решила отправиться в какой-нибудь музей или торговый центр за покупками. Вечером собиралась позвонить сестре, чтобы договориться о встрече. Но меня опять отвлек телефонный звонок.

К моему удивлению опять звонил Алексей:

— Ангелина, это уже не смешно! — рванул с места в карьер.

— Доброе утро!

— Рад, что ты хотя бы не спишь, — едко заметил он. — Но, какого черта, ты не на работе?

— Я там больше не появлюсь, — вообще, надо бы было съездить в офис. Хотя бы для того, чтобы забрать документы и получить расчет. В конце концов, я честно отработала две недели и заработала минимум пятьдесят тысяч рублей. Еще не понимала, как будет оформлено мое увольнение. Правда, в данный момент моральных сил в себе на такой подвиг не находила. Вот пройдет несколько дней…

Возможно, Ян подумает и об этом. Возможно, мне привезут все на дом.

— Это еще почему?

— Кравцов меня уволил, — в трубке повисла тишина.

— С какой стати? Меня почему никто в известность не поставил?

— Спроси у него, если хочешь. — просто ответила, не желая вдаваться в подробности. Хотя, более чем уверена, весь коллектив догадывался о романтических отношениях, связывающих меня и владельца «Л-Строй». Пусть мы не выставляли их напоказ, но Ян, не стесняясь, заходил за мной на обед или после работы, когда был в офисе. — Ладно, Леш, мне пора, — выдавила из себя. — Всего доброго! — отключилась и отключила мобильный телефон. Ни с кем не хотела разговаривать, а ведь желающие всегда найдутся, когда тебе это не надо.

Я, действительно, отправилась по магазинам. Просто хотелось себя чем-то порадовать. С собой у меня из дома были захвачены в основном офисные вещи, а мне хотелось праздника. Поэтому купила себе нарядное шелковое платьишко, туфельки и сумочку к нему. Пока не понимала, как, но собиралась в ближайшее время выгулять новый наряд.

В конце концов, никто мне не мешал зарегистрироваться на сайте знакомств и отправиться на свидание. Пусть сердечко было разбито, но я не собиралась ставить крест на своей личной жизни. Может не сразу, но пройдет месяц-другой… планировала начать с кем-то встречаться. Ян сделал свой выбор, сделаю и я.

Как я и рассчитывала, у меня уже появились первые ученики, записавшие на пробное бесплатное занятие. Только вот все это было завтра… а сегодня… сегодня я была предоставлена самой себе.

Возвращалась домой, подумывая оставить покупки и, позвонив, напроситься на ужин к сестре. Мне не хотелось проводить вечер одной. К тому же готовить я не умела, а заказывать пиццу или суши не было желания.

Войдя в квартиру, сразу поняла, здесь кто-то был.

— Ян? — позвала. Тишина.

Подумала, что, возможно, хозяин квартиры… но ему было бы странно перекладывать мои вещи. Да, и по условиям договора он не имел права посещать квартиру без согласования со мной.

Может, была не права. Надо было вызвать полицию, но дверь вскрыта не была. Я разделась и осторожное осмотрела квартиру. Было убрано, а на плите и в холодильнике меня ждала приготовленная пища.

— Ты либо добрая фея. либо к квартире прилагается домработница. — констатировала я.

Пришлось искать телефон владельца и звонить. Виктор Борисович очень удивился, когда я озвучила ему свое видение ситуации. Наверное, решил, что в квартиросъемщики ему досталась ненормальная девица с претензиями.

К сестре не поехала, оставшись дома. Была вынуждена признать, что повар из неизвестного был отменный.

На следующий день решила остаться дома и познакомиться с этим неизвестным, который занимался в моей съемной квартире хозяйством. В итоге почти весь день провела за компьютером. В перерывах между занятиями развлекала себя просмотром американского ситкома и чтением книг. К вечеру у меня появилось два постоянных ученика, которые пожелали продолжить изучение немецкого. Отчего-то именно на него был огромный спрос, хотя английский и французский тоже присутствовали в моем резюме. Отличную я себе профессию выбрала. Чтобы не случилось, деньги, пусть и не слишком большие, будут всегда.

За целый день неизвестный так и не дал о себе знать. Уже, когда ложилась спать, вынужденно констатировала, что потеряла целый день. Впрочем, упорства мне было не занимать. Следующий день тоже собиралась провести дома.

Проснулась, позавтракала и полезла в интернет. На десять у меня было назначено еще одно занятие. На этот раз потенциальный ученик интересовался английским.

Занятие подходило к концу, когда услышала, как кто-то возился с входной дверью. Я еще позавчера вечером предусмотрительно воспользовалась цепочкой, хоть как-то обезопасив себя от нежелательного вторжения.

Раздался звонок в дверь.

Извинившись и прервав занятие, поспешила в коридор.

— Вы кто? — без особых церемоний или расшаркиваний поинтересовалась у неизвестного.

— Ангелина Игоревна? — голос принадлежал, судя по всему, женщине в возрасте. Посмотрела в глазок. Лица не увидела, но дама была весьма упитанная.

— Да.

— Откройте, пожалуйста.

— Я задала вопрос.

— Меня зовут Марьяна Сергеевна Гаврилова. Я представляю услуги компании «Уютный дом». Меня нанял вам в помощь господин Кравцов.

«Ну, Ян!».

Он даже о такой мелочи позаботился. Что ж, не уволил меня, как полагается? Оставил своих подчиненных без переводчика, а договор с немцами поставил под угрозу срыва. Вчера ближе к вечеру мне позвонил Алексей и жалостливо умолял посмотреть новую редакцию контракта. Кравцов, судя по всему, в офисе так и не появлялся.

Я мягко, но бескомпромиссно отказала.

— Вы домработница?

— Да, — я без особого желания открыла дверь. Видеть никого не хотелось, но заниматься домашним хозяйством не хотелось еще больше.

— Сдайте ключи, — ошарашила женщину. Приятная. Опрятно выглядящая. На вид лет сорока пяти. — Будете приходить по предварительному согласованию. Телефон оставлю. Без моего присутствия не желаю видеть вас в квартире. Это понятно?

— Да, — замялась женщина, видимо, не ожидавшая подобного приема.

— Ваши услуги оплачены?

— Да.

— На сколько?

— На месяц с пронацией договора, — улыбнулась. Пожалуй, впервые за последние дни.

— Вы, наверное, имеете в виду пролонгацию договора?

— Может, и так, — согласилась женщина. — Кто эти зарубежные слова разберет?!

— Подождите меня на кухне, — распорядилась. — Мне необходимо закончить дела. Через десять минут освобожусь и поговорим об условиях, на которых вас наняли, — забрала ключи и вернулась в кабинет, чтобы закончить урок.

По условиям договора, который домработница удачно захватила с собой, Марьяна Сергеевна должна была приходить каждые два дня. В круг ее обязанностей входило все. Буквально, все. Стирка, глажка, уборка, готовка… даже закупка продуктов, на которые быта выделена определенная сумма.

Что ж, я почти со всем согласилась, только так часто присутствие незнакомой женщины мне было не нужно. Сочла, что два раза в неделю более, чем достаточно. Домработница очень облегчала жизнь.

С момента расставания с Яном прошло чуть больше недели. Марьяна Сергеевна появлялась еще дважды и строго в моем присутствии. Я выбрала пять постоянных учеников, этого было более чем достаточно, чтобы занять свое свободное время. Таинственный Гектор, сын владельца «Сомелье», так и не объявился. Либо до сих пор находился в отъезде, либо решил, что такой проблемный сотрудник, как я, ему не нужен. А я ведь, действительно, быта проблемной. Непостоянной в собственных решениях. Олег Борисович мог подтвердить. Сначала отказалась от дальнейшего сотрудничества. Передумала, упросила дать мне шанс. А затем вовсе показала себя во всей красе, ничего не объясняя и не извиняясь, просто сбежала за пару минут до назначенной встречи. Очень жалела, что, хотя бы не написала письмо с извинениями господину Старкову в тот день, когда открылась афера Яна. Было стыдно. Да, и казалось, что моя жизнь уже устроена. А вышло так. как вышло… А я бы сейчас не отказалась от подобной работы. Они гарантировали поездки во Францию несколько раз в год. Ведь требовалось не только заключать новые контракты, но и следить за тщательным исполнением уже заключенных. А при моем знании языков, я вполне могла рассчитывать не только на Францию… ведь «Сомелье» работали напрямую с виноделами по всему миру.

Решила, что, если Гектор не объявится на следующей неделе, то буду искать себе другую работу. Выбор у меня был огромный. От работы ресепшионистом в хорошем отеле до преподавателя иностранного языка на каких-нибудь курсах. Решила просматривать все вакансии, на которых требовалось отличное знание языка. Например, одна из моих бывших одногруппниц устроилась на работу в фирму продажником. Менеджером по продаже вертолетов на экспорт. Получала по слухам очень приличные деньги.

За эти дни я довольно много общалась с бывшими одногруппниками. Несколько человек, как и я, перебрались в Москву. Сейчас активно обсуждали возможность встречи. Я собиралась обязательно пойти. Я, вообще, активно общалась, решив социализироваться. Это занимало много времени и давало возможность не вспоминать о Яне так часто.

Все складывалось относительно неплохо. Днем мне удавалось себя как-то отвлекать, ночью спала отлично. Но вот время перед сном давалось очень тяжело. Мне не хватало его. Очень. Не хватало объятий, его шуток, улыбок. Особенно скучало по его «Ангел мой». Но я нашла в себе силы удалить все совместные фотографии с телефона. Оставила только одну на память, но и ту переписала на флешку с компроматом на Калинина, чтобы даже случайно не попала на глаза. Я не была мазохисткой, поэтому от большинства брошенных женщин, не названивала общим знакомым, чтобы узнать о нем хоть какие-нибудь новости, и не гуглила имя любимого или его невесты. Может, мне было интересно, как у него дела, но я каждый раз себя одергивала, жестоко напоминая, что наши пути разошлись.

Этот день не отличался ничем от предыдущих девяти, проведенных без Яна. Я сидела возле компьютера и мелкими глотками пила латте. Снятая Яном для меня квартира имела даже навороченную кофемашину, поэтому я могла наслаждаться любимым напитком, не выходя из дома.

До занятия с очередным учеником оставалось еще около полутора часов, но мне сегодня не спалось. Поднялась около семи утра и больше уснуть не смогла. Шея немного затекла. Голова разболелась. Потерла шею и плечи и, прикрыв глаза, откинулась на подголовник достаточно комфортного кресла. Глубоко вздохнула и обомлела. Прямо надо мной висела огромная сосиска… или не сосиска, но разбираться было особенно некогда. Вскочила и бросилась к двери.

Дурацкие натяжные потолки. Дурацкий сосед сверху. Мне вовсе не улыбалось выяснять отношения с хозяином моей квартиры, но, похоже, выхода мне не оставили.

Быстро поднялась на верхний этаж и позвонила в квартиру. Открывать мне не спешили. Позвонила еще раз.

«Надеюсь, этот кретин дома», — выругалась про себя. Мне совсем не хотелось вызывать аварийку и оставлять весь стояк без воды.

— Кто там? — поинтересовался явно сонный, ко приятный мужской голос.

— Соседка снизу. Вы устроили потоп!

— Ничего я не устраивал, — пробурчал мужчина, а я услышала лязг замка. — Доброе утро! И не надо так орать! — он демонстративно засунул палец в ухо, словно, прочищал его.

— Извините, — машинально ответила. — Что значит не устраивали? У меня потолок похож на вымя от коровы. — мужик хохотнул. А я оценивающе осмотрела соседа. Приятный и подтянутый. Лет тридцати трех-тридцати пяти. И в чудесных бордовых семейных трусах.

— Хотел бы я на это посмотреть, — отозвался сосед.

— Еще насмотритесь, — буркнула в ответ, — но сначала позвольте убедиться, что у вас ничего не течет.

— Проходи, красавица. — он посторонился. Влетела в квартиру. Планировка быта такой же, во всяком случае я так решила. Только вот там, где в моей квартире располагался кабинет, сосед устроил сауну. Может, у него ничего не текло, но проблема-то была.

— Сухо, — деловито заявил он.

— Сухо, зато у меня будет очень даже сыро, когда прорвет. Одевайся и пойдемте смотреть, — вылетела из квартиры. Теперь предстояло пообщаться с хозяином. За время моего отсутствия сосиска превратилась в знатную сардельку. Я быстро написала ученику, отменяя занятие, и перенесла ноутбук в спальню.

Целый день провела в обществе оравы мужчин. Все они решали, что делать… только ни черта не делали. Оказалось, что трубы располагались в межэтажных перекрытиях. Чтобы устранить течь необходимо было вскрыть либо пол, либо потолок. Хозяин моей квартиры очень не хотел испортить евроремонт, а сосед сверху отказывался ломать дорогостоящую сауну.

— Продолжим завтра, — сообщил работник управляющей компании. Я только возмущенно выдохнула. Мало того, что весь день испортили и отключили горячую воду… Нет, в моей чудесной квартире был установлен водонагреватель, но терпеть еще один день общество незнакомых мужиков, мне совсем не хотелось.

— Хорошая идея. Может, мы выпьем и обсудим? — предложил хозяин моего съемного жилья, обращаясь к соседу сверху. Сосед представился Алексом и весь день делал мне недвусмысленные комплименты.

— Может, но не сегодня. Сегодня я веду на ужин вашу очаровательную квартирантку, — отозвался тот. Я не сразу сообразила, что речь шла обо мне. — Должен же я хоть чем-то загладить неприятные впечатления от знакомства.

— Послушайте, вы… — начала я, а потом подумала, какого черта, я молодая и свободная, а сосед сверху — весьма интересный мужчина. Он, конечно, несколько старше, чем бы мне хотелось, но лучше провести вечер с приятным собеседником, чем в одиночестве. Я ведь давно обдумывала идею сходить на свидание, а тут шанс представился сам собой, — хотя бы меня для начала спросили?

— А я спрашиваю, пойдешь?

— Пойду.

Отвратительно начавшийся день обещал закончиться достаточно интересно и приятно. Особых романтических отношений я не планировала, но отказываться от нового перспективного знакомства считала глупым.

Мне захотелось нарядиться. Вспомнила об очень красивом шелковом платье, купленном в первый день моей свободной жизни. Его и надела.

— О! — выдал мне. Алекс, когда я сбросила шубку в ресторане. Он в отличии от Яна даже не подумал помочь мне раздеться. — Ты отлично выглядишь. Ангелина.

— Я знаю.

— Обычно девушки благодарят за комплимент. — заметил он.

— Это быт комплимент? — наигранно смутилась. — Я думала, констатация факта, — мой партнер рассмеялся.

— Мне нравятся уверенные и знающие себе цену девушки, — в этот момент к нам подошел официант. Алекс предложил сделать заказ. Даже раздумывать не стала. Мне страшно весь день хотелось рыбы. Я даже подумывала позвонить Марьяне Сергеевне, но делать это, когда из твоего жилья устроили проходной двор, было крайне неудобно.

Мы болтали ни о чем минут двадцать. Сосед оказался писателем-фантастом и, кажется, расстроился, когда его псевдоним не вызвал у меня бурю восторга… он у меня, вообще, ничего не вызвал, потому что оказался незнаком. Я успела немного рассказать о себе, обронив, что нахожусь в поиске работы. А что? Уже по опыту знала, что можно найти то, что ищешь, в самых неожиданных местах. На стажировку в «Сомелье» попала случайно. Ни на что не рассчитывая, отослала резюме и сопроводительное письмо на пяти языках.

Появился официант и, объявив название блюда, водрузил передо мной деревянную доску со штырьками, на которых крепился шампур. Заказала шашлык из лосося. Неоднократно пробовала подобное блюдо, но вот такую подачу видела впервые.

Правда, мне очень быстро стало не до оформления, как и до самого блюда… Неожиданная тошнота накатила и я, извинившись, едва успела добежать до туалета. Я сегодня не ела почти весь день, так что ничем отравиться просто не могла.

Опустошив желудок, стояла, облокотившись на раковину и пытаясь собраться с мыслями. Меня уже и раньше посещали подобные думы, но я их отчаянно гнала прочь. У меня была задержка, довольна приличная, что при приеме гормональных таблеток, в общем-то. не слишком возможно. Но я все списала на сильный стресс, полученный от общения с Яном. Собиралась сходить к сестре, но все откладывала. Внезапная тошнота навевала более интересные мысли, только вот с двойным предохранением забеременеть казалось еще более маловероятным.

Похоже, откладывать больше не стоило. Завтра собиралась навестить сестру…

Умывшись холодной водой, вернулась за столик.

— Алекс, извини, но я плохо себе чувствую. Похоже, отравилась йогуртом. Мы можем вернуться домой?

— Конечно, — мужчина нахмурился. Видимо, совсем не так плакировал закончить вечер. Но рассчитался и никак не выказал своего разочарования, за что быта ему весьма благодарна.

Ресторан выбирал Алекс и находился он в пятнадцати минутах езды от нашего дома.

Возвращались на его внедорожнике. Только вот разговор на обратном пути не клеился. Сосед сверху о чем-то размышлял, а мне, вообще, было не до бесед, меня еще немного мутило.

— Жаль, что вечер закончился, не начавшись, — грустно усмехнулся он. — Может, попробуем как- нибудь еще? Не зря ведь говорят, что первый блин комом.

— Может быть, — через силу заставила себя улыбнуться.

Около двери в мою квартиру Алекс задержался с явным намерением меня поцеловать.

— Спокойной ночи, — пресекла его попытку меня обнять, быстро открыта дверь и проскользнула в квартиру.

— Спокойной ночи, Ангелина, — услышала, когда закрывала дверь на цепочку.

Ольга работала в одной из частных клиник гинекологом. Клиника специализировалась на «полном цикле» лечения бесплодия. Оно, конечно, странно, но по словам самой сестры, часто обычными пациентками становились женщины без характерных проблем. Отчего-то принято было считать, что именно в подобной клинике можно найти высококвалифицированного специалиста.

Поэтому я не слишком удивилась, когда из соседнего кабинета вышла знакомая брюнетка. Я только чуть выше приподняла журнал, чтобы она меня не узнала. Порадовалась, что, хотя бы Ян не сопровождал свою невесту, а, может, уже и жену к врачу.

Правда, радовалась ровно до того момента, пока сестра, посмотрев на анализы, чуть улыбнулась и объявила:

— Ты беременна! Тебя поздравлять? — не удержалась и все-таки заплакала. Я это уже и так знала.

Вчера не выдержала и отправилась в круглосуточную аптеку за тестом на беременность. Купила шесть разных и все они были солидарны в одном: у меня будет ребенок. Ребенок от Яна. — Только не говори, что ты собралась делать аборт. — встревоженно вскрикнула Ольга и схватила меня за руку.

Именно нервозность в ее голосе заставила быстро взять себя в руки.

— Нет, конечно. — может, оно было бы правильно, но я видела, как мучилась сестра от невозможности выносить ребенка. А первый аборт был чреват неприятностями… да и просто избавиться от ребенка от любимого мужчины я бы не смогла. Хотя я прекрасно осознавала сложности, с которыми мне предстояло столкнуться. — Но как?

— Как что?

— Как… так получилось?

— Лина, что ты. как маленькая… Хочешь, чтобы я тебе прочитала лекцию про зачатие?

— Мы предохранялись, — возразила. — Таблетки. Презервативы.

— Ты рассказывала, что напилась. Это существенно снижает эффективность противозачаточных, — авторитетно заявила Ольга. — А презервативы не дают стопроцентной гарантии, — а мне захотелось выругаться, потому что я вспомнила, как сидела на кухонном столе и подшучивала над Яном, когда он проявил озабоченность.

— А это могло навредить ребенку?

— Вот это уже конструктивный диалог, — начала сестра, ко ответить не успела. Дверь распахнулась и в кабинет ввалилась, именно ввалилась, пухлая, но весьма симпатичная женщина в белом халате:

— Ты представляешь, ко мне опять приходила Романовски, — возмущенно начала женщина. — А, Оль, у тебя пациент… Ну, я тогда зайду позже.

— Соня, познакомься, это моя сестра Ангелина Титова, Софья Павловна Медведь, — я не смогла сдержать улыбки. Символично. Когда только женщина появилась, сразу подумала о добром и милом отечественном Винни-Пухе.

— Очень приятно.

— Взаимно. — мне очень редко хотелось слушать сплетни. Сейчас бы я отдала все на свете, чтобы узнать, что такое сделала невеста Яна. что так возмутило врача.

Дверь закрылась, а я вцепилась в сестру. Фигурально выражаясь, конечно.

— Оля, расскажи мне про Романовски. — попросила.

— А тебя не смущает, что есть врачебная тайна?

— Нет. — меня совершенно не смущали подобные мелочи. Я даже удивилась заданному вопросу.

— С какой стати тебя интересует эта пациентка? Ты ведь никогда не была сплетницей. — мне очень не хотелось рассказывать Ольге подробности моего расставания с Яном. Сестра только знала, что мы больше не живем вместе и не встречаемся. Я даже не сказала ей, что он оплатил мне съемную квартиру почти на целый год.

— Я тебе не говорила, но Ян меня бросил.

— Почему? — кажется, сестра быта удивлена. Хотя, ничего странного… Я не говорила ей также о том, что социальный статус Кравцова оказался несколько выше, чем мы думали.

— Его невеста оказалась беременна.

— Ты знала о невесте и встречалась с ним? — похоже, мне удалось окончательно шокировать сестру. — Или он не сказал? — предположила она.

— Он сам не знал. Планировал бросил. Хочешь угадать, кто его невеста?

— Быть не может! — девушка всплеснула руками, поднялась и налила в стакан воды. — Будешь?

— Давай, — сестра отпила из своего стакана и поставила стакан передо мной. Я к нему даже не притронулась, затаившись. Интуиция вопила, что я могу услышать нечто интересное.

— Лина, я нарушаю врачебную тайну, но Романовски не беременна, — пока еще не до конца осознала услышанное, но особого облегчения не испытала. — Тебе надо поговорить с Яном, — само собой, я собиралась поговорить с Кравцовым. Еще вчера ночью, когда поняла, что беременна. Была уверена, что бывший дворник испытывал ко мне какие-то чувства… слишком неадекватно вел себя при расставании. Бегать за ним не собиралась, но ребенок все менял… Не представляла, что Ян мог решить по поводу нас. Но хотя бы материально обеспечить себя и ребенка я была обязана… за его счет, разумеется.

— А чем была так шокирована Медведь, — снова не смогла сдержать добродушной усмешки, — когда рассказывала про ее очередной визит?

— Пересмотрела мадам ток-шоу или перечитала желтой прессы. — фыркнула сестра. — В прошлый свой визит принесла сперму и попросила ее оплодотворить.

Сделав УЗИ и получив некоторые наставления от сестры, покинула клинику. Рассматривала несколько вариантов собственного дальнейшего поведения, правда, вот итог у всех был один. Мне необходимо было сообщить Кравцову о беременности и делать это было лучше при личной встрече.

Еще не до конца уверенная в принятом решении, зашла в небольшой ресторанчик и заказала ланч. Ничего рыбного, хотя рыбы очень хотелось, ко даже от воспоминаний о запахе начинало мутить. А ведь сестра сказала, что я одна из немногочисленных счастливец, кого по утрам не тошнит.

Кравцов в своем плане по спешному избавлению от меня не учел одну маленькую деталь. Забыл или счел несущественной. У меня оставалась ключ-карта от его номера в отеле. Ключ-карта, которая позволяла беспрепятственно подняться на нужный этаж и попасть к нему в номер. Я очень рисковала столкнуться с его невестой, посетив без предварительного уведомления, но вот звонить и просить о встрече очень не хотелось. Короче, решила сделать сюрприз…

Глава 14

Я стояла перед номером люкс… перед таким знакомым и одновременно чужим. Казалось бы. прошло чуть больше недели, а у меня было ощущение, что не была здесь целую вечность.

«Активнее, Ангелина», — подбодрила себя и вставила ключ-карту в замок. Загорелась зеленая лампочка и я оказалась внутри. Осторожно, стараясь не шуметь, прикрыла за собой дверь. Я ожидала всего… например, пустой номер или госпожу Романовки, но никак не Яна, вышедшего в одном полотенце из спальни.

— Ангелина? — казалось, он быт удивлен, но в тоже время и обрадован. — Ангелина! — повторил мужчина и сделал шаг по направлению ко мне.

Я стояла ни живая, ни мертвая, не могла оторвать взгляд от мужчины, стремительно пересекавшего гостиную. Подошел, подхватил и поцеловал. Страстно. Горячо. Отчаянно.

— Пусти, ненормальный! — попыталась образумить моего любимого. Мне очень быстро стало жарко и некомфортно в шубке в теплом помещении. А Ян к тому же так крепко прижимал к себе, что, казалось, намеревался раздавить все кости.

— Зачем? — выдавил, продолжая покрывать поцелуями щеки, нос, подбородок.

— Раздеться дай. — лишь на секунду представила, как мы смотрелись со стороны. Шубка у меня была не очень длинная, до середины колена. Но все равно девушка в норковой шубке и мужчина в полотенце — весьма оригинальная композиция.

Поставил, даже отошел на два шага, давая мне свободное пространство для маневра. Стоило расстегнуть пуговички, помог стянуть шубку и убрал в шкаф.

— Ангел мой, — подхватил меня за талию и притиснул к стене. Я, ошарашенная таким напором и обрадованная оказанным горячим приемом, позволила себя увлечь. Я так соскучилась по Яну, по его поцелуям и ласкам… Сама обняла и обхватила ногами, даже не замечая, как он плавно переместил нас в спальню…

Даже в такой момент Ян не забыт о предохранении. В этом был весь он. Похоже, действительно, не хотел и боялся незапланированной беременности. Грустно усмехнулась про себя. Бояться было уже поздно. Это был превосходный шанс сообщить, что презервативы нам больше не понадобятся.

Именно маленькая заминка послужила отличным отрезвляющим эффектом. Я явилась к Яну с целью получить свое. Собиралась открыть глаза Кравцову на собственную невесту, а после поменяться с ней местами. Планировала вынудить мужчину жениться на мне, подозревала, что любимый не слишком бы противился такому моему желанию. А став законной супругой, собиралась отыграться на Яне за все. что мне пришлось испытать, и уж точно так легко не пускать его в свою постель. Только вот не учла столь горячего приема…

— Нет, — выставила руки вперед, чуть отталкивая Яна от себя. Странно, конечно, было делать это чуть ли не в самом процессе. Но наступать на грабли второй раз не собиралась. Мне изначально, как только узнала о его связи с этой мадам, нужно было настоять на их разрыве.

— У тебя кто-то есть? — вопрос несколько сбил с воинственного настроя. Я вместо того, чтобы сесть, снова плюхнулась на подушки. Ян навис сверху и зло сверкал недовольными глазами.

Страшно мне не стало, наоборот, захотелось рассмеяться. Он выглядел таким обиженным и насупленным очаровашкой, что потянуло прикоснуться к щеке или погладить по волосам, чтобы утешить и успокоить, убедить, что кроме него никого нет и не будет. Только вот ничего этого не сделала. Запретила себе поддаваться эмоциям.

«Чистый расчет, Ангелина!», — приказала себе. Не заслужил Ян. Пока не заслужил…

— Нет, — врать не стала. Он, похоже, итак ревновал.

— А что за хмырь подвозил тебя вчера вечером? — ошарашил очередным вопросом. — И зачем ты пригласила его к себе? — прорычал мой неандерталец.

— Сосед, — выдавила из себя. Возможно, это влияние беременности. Слышала, что беременные ведут себя порой весьма неадекватно. Не смогла сдержаться и улыбнулась.

— А что ты с ним вечером делала? — продолжился допрос.

— Ужинала, Ян. Просто ужинала. Постой, — я не сразу сообразила, что меня смущало во всем этом допросе с самого начала. Слишком осведомленным мой дворник был, — ты что следил за мной? — теперь настала моя очередь выдвигать обвинения. Ян опешил. Этого оказалось достаточно, чтобы оттолкнуть его и сесть, прикрывшись одеялом.

— Нет, — замялся Кравцов, — приезжал поговорить. Случайно увидел.

— Поговорить?! О чем?

— Нам обязательно это обсуждать сейчас? — с намеком на интересное положение, в котором мы оказались, спросил он.

— Обязательно! — авторитетно заявила. — Может, меня ничего ни с кем не связывает, но вот ты несвободен, мой дорогой. А спать с чужим мужчиной я больше не буду! — не представляла себя в роли очередной любовницы и быть ею точно не собиралась.

— Это временно, Ангел мой! — Ян сел напротив меня на постели и обнял подушку, частично прикрываясь. — Временно! — повторил он.

— И как это понимать? — он посмотрел на часы.

— В два у меня обед с Викой. Я собирался порвать с ней, а после поехать к тебе, — признался мужчина, чем неимоверно меня обрадовал.

— Для чего, Ян?

— Поверишь, если скажу, что я полный дурак?

— Охотно, — даже спорить не стала, только подтвердила и улыбнулась.

— Ангелина, — укоряюще произнес мужчина.

— Что сразу Ангелина? Это ты себе дал определение, не я…

— Ангел мой, — протянул он.

— Не твой.

— Но ведь будешь? Вернешься ко мне? — такой поворот в нашей запутанной истории очень облегчал ситуацию для меня. Мне весьма не хотелось выступать в роли просительницы или шантажистки. Требовать, угрожать Яну, манипулировать беременностью было не для меня. Хотя, я. не раздумывая, пошла бы на это ради нас и ради ребенка.

— Не знаю. Ян. Ты меня очень сильно обидел. Бросил, как надоевшую зверушку. Обеспечил временное пропитание и крышу над головой. Ты бы еще мне нового хозяина додумался подыскать.

— Ангелина! — возмущенно так.

— Сам ведь рассказывал, как Макс пристроил бывшую жену вашему общему другу! — возразила, меня тогда очень поразил цинизм всей истории. Это ведь надо было додуматься подослать к бывшей жене знакомого, чтобы ее разорить и вынудить вернуться к гуляке бывшему. Правда, не вышло. Знакомый сам не заметит, как влюбится, а бывшая супруга Савицкого обрела заслуженное счастье.

— Ангелина! — Ян кипел негодованием, явно хотел употребить ненормативную лексику, но сдерживался… А зря! Может быть, стало бы легче. — Ты не понимаешь, что я по-другому не мог?!

— Очень интересно, — Ян испытывал такую гамму эмоций, а я была спокойна, словно, удав. Он хотел меня, хотел моего возвращения. Это было главным. Я уже как-то передумала сообщать ему о беременности и тем более о не беременности госпожи Романовски. Сам заварил эту кашу, вот пусть сам и расхлебывает последствия. Я только очень надеялась, что мадам не успела забеременеть за прошедшую неделю или у Яна хватило ума все-таки предохраняться. Правда, от одних мыслей о том, что он целую неделю развлекался с другой, пусть даже с законной невестой, очень хотелось разбить о его дурную голову что-нибудь увесистое. — Ни разу не слышала о подобном методе расставания. Спасибо тебе, конечно, за потраченные усилия. Мне было весьма комфортно все это время. Но право, не стоило так тратиться…

— Ангелина, ты ведь не понимаешь, — так и захотелось вставить, что он повторялся, — одной твоей слезинки или мольбы хватило бы, чтобы я не смог уйти, — моему умиротворению резко наступил конец.

— Ян! — мой голос был слишком спокоен, хотя внутри меня извергался настоящий вулкан. — Ты. Меня. Пытаешься. Обвинить. В. Том. Что. Ты. Меня. Бросит? Я ничего не перепутала?!

— Нет, пытаюсь донести до тебя, что это решение мне далось нелегко.

— А ты о моих чувствах подумал?! Я ведь любила тебя!

— Любила? — кажется, он из всего сказанного услышал только одно слово. Неожиданно улыбнулся: — А теперь как?

Уже жалела, что призналась в своих чувствах. Не заслужил он. чтобы ему признавались в любви. Тем более сам не спешит открывать мне свои чувства.

— И теперь люблю, но это не играет особой роли. Я больше не та влюбленная дурочка, которая позволяла себя обманывать и закрывала глаза на все твои выходки, — другая на моем месте обиделась бы, когда узнала, что от нее скрывали статус, а, главное, девушку. А я ведь даже не упрекнула. Приняла, как должное.

— Зачем ты пришла ко мне, детка? — неожиданно он перевел тему разговора.

— Я скучала.

— Я тоже скучал, милая. — Ян отбросит мешающую подушку и резко дернул за руку на себя. Я за считанные секунды снова оказалась в его объятиях. Кожа к коже. — Скучал безумно, — лихорадочно зашептал мой дворник, покрывая шею и плечи быстрыми поцелуями. — Я настоящий кретин! Мне потребовалась целая неделя, чтобы понять, что не могу, да, и не хочу жить без тебя! Люблю тебя! Люблю так сильно, что не могу представить свое дальнейшее существование без тебя. Прости меня, Ангел мой! Прости, что сделал тебе больно! Но поверь, я мучился куда сильнее, когда понял, что натворил. Я уже сам достаточно наказал себя, — слушала и таяла в его объятиях. Но таяла недостаточно активно, а, возможно, мой прагматизм был тому причиной.

— Ты опять не думаешь обо мне и моих чувствах? — заявила, чуть отодвинувшись. — Все о себе, да, о себе! Считаешь, мне очень легко было осознавать, что любимый мужчина с другой? Ты эгоист, Ян! — окончательно выпуталась из его объятий и стала медленно одеваться. — Прежде всего эгоист, а уже потом все остальное!

— Что ты делаешь? — Ян не сдвинулся с места.

— Одеваюсь.

— Зачем? — интересный вопрос, конечно.

— Я возвращаюсь домой.

— Даже не думай, ты дождешься меня здесь. — посмотрела на часы. Оставалось не так много времени до двух часов дня. Не знала, где Ян встречался со своей невестой, но полагала, что ему пора.

— Ты мне приказываешь?

— Не приказываю, а прошу. Пожалуйста, дождись меня. Хорошо, милая?

— Ладно, — вынужденно согласилась. Хотя отлично понимала необходимость поговорить и помириться окончательно, просто так сдаваться и прощать была не намерена. Возможно, это был мой единственный шанс получить хоть что-то от Яна. Пока тот чувствовал вину, с него можно было стребовать ряд преференций. — Что ты будешь делать с ребенком?

— Ребенка я не оставлю, — непреклонно и очень серьезно заявил Ян. Это не могло не радовать в свете того, что беременна была я. — Раз уж так вышло, тебе просто придется это принять и смириться. Я собираюсь проводить с сыном достаточно времени, чтобы он не чувствовал себя брошенным. Я куплю Виктории и ребенку хорошую квартиру и буду помогать деньгами.

Ян уже поднялся и стал быстро собираться.

— Я понимаю, что ты рос без отца. Но в наше время две трети детей воспитываются в неполных семьях. Как ты, вообще, собирался жить с женщиной, к которой не чувствуешь ничего? Или все- таки что-то испытываешь?

— Что-то испытываю, — признался Ян. — Мы встречались несколько лет. Я привык. А Вика — очень привлекательная особа. Но не в этом дело. Ты, безусловно, права. Многие дети растут без отцов. Но мы говорим о моем ребенке… Мне пришлось очень сложно. В маленьком городке ты всегда на виду. Пусть сейчас иные взгляды на жизнь, но в провинции очень сильны прежние устои. Моя мать не была разведенной, она забеременела вне брака и считалась матерью-одиночкой. А это немного другое… Ангелина, тебе не понять. Ты ведь росла в полной семье. А я с детства сталкивался с насмешками и пренебрежением. С пяти лет научился драться… Но сейчас не время обсуждать мое детство. Мы поговорим об этом подробно, если захочешь, когда вернусь.

«Естественно, захочу, любимый. Можешь, даже не сомневаться», — подумала про себя, а вслух произнесла:

— Иди ко мне. Целоваться хочу.

Ян приблизился, а я встала прямо на кровати. Теперь была выше его и мне пришлось чуть наклониться, что он мог дотянуться до моих губ. Господи, как же я тосковала по нему!

— Я так скучал, детка! — бывший дворник, словно, мои мысли прочитал. Ничего не ответила, лишь крепче прижалась к мужчине.

Мы просто целовались какое-то время, пока нас не оторвал друг от друга звонок мобильного телефона.

— Да, — он принял вызов, но от меня не отошел. Продолжал обнимать, только вот теперь одной рукой.

— Ян, ты где? — театрально протянул недовольный женский голосок в трубке. У меня даже сомнений не осталось, кто звонил моему любимому. — Я жду тебя уже целых десять минут, — быстро посмотрела на наручные часы. Что-то мы увлеклись, придавшись поцелуям. Увлеклись не то слово, но Ян, кажется, наконец-то, услышал меня. Он даже попытки не сделал перевести наше общение в горизонтальную плоскость, хотя я отчетливо чувствовало его сильное желание.

Пока Виктория ныла, Ян проложил несмешную дорожку от ключицы до подбородка и отправился в обратный путь.

— Сейчас спущусь, — было что-то в этих ласках запретное, иначе бы не разрешала ласкать себя, пока общался с той, кто официально считала его своим.

— Милый, — промурлыкала девушка. — может, мне лучше подняться?

— Нет! — рявкнул он. — Жди! — отключился и обжег поцелуем мой рот лишь на краткий миг.

— Мне пора, Ангел мой. Дождись меня.

— Я пришла поговорить, — мне не хотелось так просто отпускать Яна. Постаралась заинтересовать его скорым возвращением. Мне вовсе не по нраву было сидеть тут одной, пока он будет вести беседы с лживой невестой. Я даже на миг пожалела, что не сказала ему об ее обмане. — Мне нужно кое-что сказать тебе. Очень важное.

— Мне тоже, — улыбнулся Ян. — Я люблю тебя, Ангелина! Очень сильно люблю!

— Возвращайся ко мне, — прошептала, когда за мужчиной закрылась дверь.

То, что Ян не взял верхнюю одежду, заставляло надеяться на скорое возвращение. Я прошлась по номеру, заглянула в шкафы и тумбочки. Меня неимоверно порадовало, что нигде не было женских вещей. Вообще, ничего не говорило о том. что в помещении когда-либо присутствовала чужая женщина. Зубная щетка быта в ванной комнате одна, хотя в тумбочке хранился десяток запасных. Даже понюхала постельное белье на предмет посторонних запахов. Ничего, обычный и почти привычный кондиционер с ненавязчивым цветочным запахом.

Чтобы скоротать время до возвращения Яна, полезла в интернет. Отменила на завтрашнее утро очередное занятие по немецкому языку с учеником, рассчитывая это время провести с любимым мужчиной. А потом вернулась к роману, который позавчера начала читать.

Прошло больше часа к тому времени, как я перебралась с телефоном на кровать. Яна до сих пор не было. Я упорно не понимала, о чем можно столько времени говорить с бывшей невестой. Неужели, у Виктории прямо сейчас хватило наглости выдвигать Яну ряд условий?

У меня появилось безумно навязчивая идея спуститься вниз и поставить эту мразь на место. Пыталась удержать себя, понимая, что подобного поведения мне Ян просто не простит. Умолчала, что знала. А потом вовсе устроила истерику… Но мне было наплевать. В этот раз отдавать так просто своего мужчину была не намерена. Быстро оделась и отправилась в ресторан.

— Добрый день, — обратилась к метрдотелю, — у меня назначена встреча с Яном Кравцовым и его невестой.

— Извините, — мужчина вопросительно на меня посмотрел.

— Ангелина Титова, — представилась в ответ.

— Извините, госпожа Титова, но господин Кравцов со спутницей покинули заведение около часа назад.

Когда возвращалась в номер, подумала набрать Яна. Правда, быстро отказалась от этой затеи. Не хотелось быть слишком навязчивой, а еще больше услышать что-нибудь такое, что я никогда не смогу забыть. Решение приняла достаточно быстро, как и сделала соответствующие выводы.

Вот куда мог уйти мужчина из отеля со своей невестой, я уже не была уверена, что бывшей, когда на улице, пусть легкий, но мороз? Правильно, в этот же самый отель, только в другой номер.

Это было весьма логично. Ведь где-то Виктория должна была жить… раз не с Яном, значит, он снимал ей номер по соседству. Чем в номере занимались эти двое, даже думать не хотела… Ян после общения со мной был сильно возбужден. Только как он не понимал, что я просто не прощу ему очередной измены? А проверить-то подобное не составляло особо труда. Был очень надежный способ. Заняться сексом с ним самой…

Именно поэтому вернулась в номер люкс ждать возвращения бывшего любимого. Любимого, которого я уже не прошу никогда. Любимого, которого ради ребенка собиралась ободрать, как липку. Ежемесячно двадцать пять процентов от доходов Кравцова, подозревала, были целым состоянием. Я в отличии от его матери подобной ложной гордостью не обладала и собиралась воспользоваться всеми правами, которое мне давало российское законодательство. В отличии от большинства женщин манипулировать ребенком не собиралась. Ян был прав в одном. Ребенку нужен отец. Их общения я только приветствовала…

Как бы не убеждала себя, что приняла верное решение, все равно не смогла сдержать слез. Я лежала на кровати и ревела, уткнувшись в подушку…

Видимо, сама не заметила, как уснула. Потому что проснулась в чьих-то объятиях. Кравцов нагло пристроился ко мне сзади и прижимал к себе, оплетя руками. Глубоко вдохнула, пытаясь определить, пил ли мой дворник. Откровенным перегаром не несло, но это еще ни о чем не говорило.

Я, не особо раздумывая, несильно двинула его локтем назад.

— Мм, Ангелина. Детка, ты проснулась, — произнес он. Похоже, тоже спал. В номере было довольно темно. Время определить не представлялось возможным.

— Ты давно вернулся?

— Часа два или три назад. — Ян коснулся губами моей шеи. — в зависимости от того, сколько сейчас времени. Ты так сладко спала, что не стал будить. Видимо, задремал сам.

— Позволь узнать, что ты делаешь? — мужская рука чуть задрала свитер и стала осторожно поглаживать животик.

— Соблазняю моего Ангела. Ты не представляешь, как за эти дни я соскучился по тебе.

— Что… секса с Викторией было недостаточно? — ехидно поинтересовалась, продолжая лежать и наслаждаться неспешными ласками.

— А никакого секса не было.

— То есть сегодня ты все-таки не переспал с бывшей?! А бывшая ли она, Ян? — начала заводиться. Не хотела обвинять Яна и устраивать скандал, но, кажется, не получилось. Мужчина уложил меня на спину, а сам навис сверху. Превосходно. Ян успел раздеться. Во всяком случае верхняя часть туловища была обнажена.

— Что тебя заставляет думать, что я нарушил данное слово? — ответ прозвучал крайне спокойно, но по напряженному телу чувствовалось, что мой дворник сдерживался из последних сил.

— Дай, подумать… — протянула, абсолютно не обращая внимания на эмоциональное состояние Яна. Он не был склонен к агрессии. Мог, конечно, накричать… но не ударит же. В худшем случае, отшлепает в так называемых воспитательных целях. — В прошлый раз ты тоже собирался расстаться с этой мадам. В итоге бросил меня. Между прочим, любимый, — с сарказмом заметила, — тебе хватило полчаса, включая дорогу. А где шлялся сегодня? Насколько знаю, из ресторана вы ушли достаточно быстро.

— Это все претензии, Ангелина? Или будут еще?

— Обязательно, будут, — сообщила, чуть подумав.

— Давай-ка, кое-что проясним, милая. Я, действительно, виноват. Только по этой причине позволяю разговаривать так со мной.

— Это интересно, Ян, — может, конечно, в чем-то я перешла допустимые границы, но уж не думал ли любимый, что я буду называть его на Вы и контролировать каждое свое слово, если чем-то недовольна? Я могла и матом претензии высказать, а после послать, притом на четырех языках, если потребуется. — Но, неужели, ты думаешь, что мне есть до этого дело?

— Раньше ты такой не была.

— Ты тоже не был такой…

«… тупой, эгоистичной свиньей», — вовремя остановила себя. Мне не хотелось ругаться с Яном, но сегодня удивительно легко заводилась. Возможно, гормоны взбунтовались. Сестра предупреждала о возможных эмоциональных взрывах.

— Какой, Ангел мой?

— Ты расстался с невестой? — проигнорировала его вопрос.

— Да.

— И чем вы занимались все время после того, как покинули ресторан?

— Откуда ты знаешь про ресторан?

— Спустилась узнать, когда мне надоело тебя ждать.

— Был в ювелирном, — прекрасно! Ян меня разочаровал. Той, которую он якобы обожает и боготворит, за две недели не подарил ничего. А ту, которую собрался бросить, значит, одаривает… Не то, чтобы я ждала от Кравцова дорогах подарков… но мне, как любой девушке, было бы приятно.

А ведь бывшему дворнику покупка каких-нибудь сережек или браслетика ничего не стоила бы…

— Бывшую одаривал?

— Вообще-то, избавившись от бывшей невесты, — ехидно заметил Ян, легко спрыгивая с постели и включая светильник на прикроватной тумбочке, — собирался обзавестись новой. Вот теперь думаю, насколько резонно это, — в этот момент в меня полетела небольшая черная бархатная коробочка.

Поймала. Открыла. Кольцо с бриллиантом. Не слишком большим, но весьма немаленьким.

— Ян?! — шокировано произнесла. Кажется, таким нетривиальным способом мне пытались только что сделать предложение.

— Пойдешь за меня? — промолчала. Не такого предложения руки и сердца я ждала… — Ну? — Ян сел рядом со мной на кровати, я тоже приняла вертикальное положение.

— Нет.

— Нет? — кажется, мне удалось удивить этого мужчину. Коробочку закрыта и аккуратно вложила в руку шокированного Кравцова.

— Не надо мне делать таких одолжений.

— Ты поэтому мне отказываешь? — кивнула. — А так? — неожиданно Ян сполз с постели и опустился на одно колено. — Окажешь мне честь стать моей женой, Ангелина?

Я смотрела на любимого мужчину и не могла сдержать слез.

— Прощения попроси, — вместо положительного ответа потребовала. Понимала, что Ян уже никуда не денется от меня, когда узнает о будущем ребенке. А в эту самую секунду мне стало удивительно важно, чтобы он смирил свою гордыню и извинился, как полагается.

— Прости меня, детка, — мой дворник понял все правильно, он всегда быт чересчур сообразительным, и уже стоял на коленях. — Я, видимо, никогда не смогу оправдаться перед тобой за то, что натворил. Но очень тебя прошу, попытайся забыть и скажи мне: «Да».

— Да, — тихо произнесла, уже не контролируя собственные эмоции. Сама встала на колени и повисла на шее у Яна. Он обнял и погладил по волосам.

— Чего ты плачешь, глупая? Все ведь хорошо. Мы вместе и уже никогда не расстанемся, — наверное, это быт отличный момент сообщить ему, что он скоро станет отцом. Только вот все испортило урчание в желудке. — Ты обедала?

— Да.

— В любом случае уже пора ужинать, — в этом Ян был прав. Семь часов вечера, — а я ведь даже пообедать не успел, — пожаловался он и аккуратно отцепил мои руки, поднимаясь. — Умойся, Ангел мой. — прикоснулся губами к руке и быстро надел на палец кольцо. Кольцо оказалось нужного размера. Село, как влитое, — и больше не плачь. Не выношу женских слез, а твоих особенно, — сообщил и ушел в гостиную.

Отравилась в ванную комнату. Выглядела не лучшим образом. Тушь потекла. Спрашивается, чего разревелась? Умылась и посмотрела на себя в зеркало.

«Поздравляю, Ангелина, ты снова невеста!», — только вот прежний жених помолвочного кольца не подарил, не счел нужным.

Не могла разобраться, что чувствовала. С одной стороны, получила все, за чем приходила к Яну. С другой, мне все равно чего-то не хватало. Правда, вот чего именно, так понять и не смогла.

— Вот любишь ты ванную комнату, — Ян появился в дверях, держа в руках по бокалу, вероятно, с шампанским. — Смотри, я начать ревновать могу. Держи, — протянул мне один бокал. — Ужин сейчас принесут, а пока давай выпьем за нас.

Бокал я взяла, но с сомнением посмотрела на него. Ян коснулся моего бокала своим и отпил. Я тоже сделала совсем небольшой глоток, а после прошла мимо него и поставила бокал на журнальный столик.

— Ангелина?

— Я не буду. Мне нельзя.

— Это что еще за новости? — именно новости, дорогой. Кажется, этот момент был идеальным, чтобы сообщить Яну о будущем отцовстве. Но мне опять помешали. Стук в дверь.

Ян пошел открыть дверь, а я уже готова была выругаться. Отчего-то, как только собиралась сообщить любимому о своей беременности, что-то происходило. Словно, кто-то неведомый был против и таким нехитрым способ предостерегал о неосторожных действиях. Только я все равно не собиралась прислушиваться к подобному совету, Ян должен был узнать, и он узнает.

— Ян?! — сделала новую попытку, когда он вкатил тележку с заказанным ужином. Быстро они.

— Сегодня блюдо дня — твое любимое, между прочим, — объявил Ян. подкатив ко мне тележку и, приподняв одну из крышек, продемонстрировал мне красную рыбу в каком-то соусе. Нет, красную рыбу, безусловно, очень любила. На пару, жареную, в кляре, запеченную, в виде шашлыка… Только вот реакция была точно такая же, как вчера. Зажав рот, бросилась в ванную.

— Ты ничего не хочешь мне сказать? — поинтересовался Ян, отпуская мои волосы, которые придержал, пока опустошала желудок.

— Воды принеси, пожалуйста, — я устала поднялась с пола. Прополоскала рот проточной водой, а потом вовсе, распечатав новую зубную щетку, почистила зубы. Благодарно приняла открытую бутылочку с водой и сделала глоток.

— Сколько? — Ян, недолго думая, подхватил на руки. Вынес из ванной комнаты и уложил на кровать. Я промолчала, осознавая, что он, кажется, сам догадался. Вот, и говорить не пришлось. — Я не идиот, Лина. Эти непонятные перепады настроения, ты отказываешься от спиртного, тебя тошнит от запаха рыбы… Ты беременна, и я хочу знать, какой срок?

— Пять недель. Чуть больше, — Ян недобро прищурился и посмотрел на меня. — Ребенок твой. Если хочешь, можем провести ДНК-тест, когда родится, — быстро заговорила. Сама себя ненавидела за то, что оправдывалась, но не такой реакции ожидала от новоиспеченного жениха.

— Оправдываться не смей. Что мой, даже не сомневаюсь. Я вот тут прикинул и понял, что ты умудрилась залететь чуть ли не в день знакомства. Даже догадываюсь, когда именно. Ты хоть это понимаешь? — кивнула. До меня отчаянно не доходило, чем был так недоволен Ян. — Забеременела от БОМЖа и дворника. Ладно, сейчас мы выяснили, что я достаточно богат и ты с ребенком нуждаться явно не будешь. А чтобы ты делала, любимая, если бы все сложилось иначе?

— В каком смысле?

— Если бы не было всего этого, — он мотнул головой, явно намекая на свою обеспеченность.

— Ты хочешь спросить, избавилась бы я от ребенка?

— Да.

— Не избавилась. Даже если бы ты не предложил тогда уехать с тобой в Москву, — сказала и поняла, что не соврала. Раньше я считала себя способной сделать аборт. Например, ради карьеры. А вот теперь, когда ждала ребенка, осознала, что была просто не способна на убийство. Ян очень сильно изменил мои взгляды на жизнь.

— А вот об этом даже не смей думать. Я уже тогда был слишком очарован тобой. Если бы не повелась на простого дворника, пришлось бы открыть тебе правду.

— Ты хочешь сказать, что я слишком непритязательна?

— Что-то в этом роде, детка. — усмехнулся Ян. — Слишком нетребовательная. Слишком самостоятельная.

— Вообще-то, я всегда считала себя расчетливой.

— Ну-ну, — фыркнул Ян, — ты жила со мной и ни разу ничего не потребовала.

— Ты что все время ожидал, что я потребую у тебя… что, Ян?

— Не знаю, — признался он. Похоже, не настолько он был самоуверен, как я считала раньше. Раз хочет требований, получит:

— Купишь мне квартиру. Ты можешь бомжевать, сколько тебе вздумается. А мне и ребенку нужна московская регистрация.

— А вот просить ты не умеешь, — заметил он.

— Ян, я тебя не понимаю. К чему все эти разговоры?

— Я сам не понимаю. Просто ты так поразительно отличаешься от женщин, к которым я привык.

— Раз уж об этом зашла речь. Что просила у тебя Виктория?

— Ты лучше спроси, чего она не просила, — хмыкнул он.

— Это как?

— Я оплачивал почти все ее счета. Занятия с личным тренером, салоны красоты, одежду, квартиру, машину… В конце концов, просто давал деньги. Я привык содержать своих женщин, поэтому снял для тебя квартиру и договорился обо всем остальном. Мне даже в голову не пришло, что мог тебя этим обидеть.

— Ты не обидел. Просто я предпочла бы нормальные объяснения, а не вот такую подачку.

— Я, кажется, начинаю понимать, милая. Подожди, я все-таки закажу нам ужин, и мы продолжим. Что ты еще не ешь, скажи сразу.

— Не знаю.

— Как это?

— Я выяснила, что мне плохо от рыбы только вчера за ужином. Закажи нам стейк с овощами. На него пару дней назад никакой реакции не было, — Ян поднялся и ушел в гостиную. Услышала, как хлопнула входная дверь, похоже, избавился от тележки. С облегчением вздохнула.

— Когда ты поняла, что беременна? — сделав заказ, Ян вернулся в спальню.

— Сегодня утром была у сестры. Она гинеколог. Потом отправилась к тебе.

— Наблюдаться планируешь у нее?

— Да.

— Я хочу с ней пообщаться в ближайшие дни.

— Зачем?

— Поговорить о тебе, любимая. Понять, что можно, а что вовсе нежелательно. Тем более пора бы познакомиться с твоими родственниками. Когда ты собираешься представить семье своего мужа?

— Ты мне не муж, — фыркнула.

— Завтра утром им стану.

— Завтра?

— Сегодня ЗАГСы уже закрыты, а завтра отправимся в какой-нибудь.

— Ян, а ты меня спросить не хочешь? — немного ошалело уставилась на мужчину. Он опять все за меня решил. Не сказать, что это меня так сильно раздражало, но да, иногда бесило основательно.

— Зачем? Во-первых, ты уже согласилась. Во-вторых, у тебя нет особого выбора.

— А ты не подумал, что я хочу красивое белое платье, торжество?.. В конце концов, видеть семью рядом с собой в такой день.

— Я разве против?

— Как то. что ты предложил, соответствует тому, что хочу я.?

— Завтра зарегистрируем брак, а дальше можешь делать, что хочешь. Планируй торжество, как и где хочешь. Денег у меня достаточно, хватит на любой твой каприз.

— То есть ты предлагаешь сначала пожениться, а потом отпраздновать.?

— Да.

— Тебе абсолютно наплевать, что мне придет в голову? А если я захочу церемонию на островах?

— Значит, поедем на острова. Отдохнем заодно, — невозмутимо согласился Ян. — Тебе ведь можно летать? — можно ли мне летать, не знала. Предполагала, что можно…

— Ты невыносим! — заключила. — Ян, нам надо поговорить о Виктории.

— Мне самому не нравится вся эта ситуация, Ангел мой. К сожалению, Вика прилагается к ребенку. Хочу или нет, мне придется с ней общаться.

— Не придется.

— Лина, я ведь сказал…

— Ты можешь меня спокойно выслушать?! — перебила Яна. Пора было открыть ему глаза на бывшую невесту. Наверное, сделала глупость, когда днем отпустила на встречу, не сказав об обмане.

— Чтобы ты не сказала, это все равно ничего не изменит.

— Даже если ребенок не твой? — возмущено спросила. Мне вдруг стало любопытно, что такого эта мадам наплела Яну, раз он додумался бросить меня. Ведь, в конце концов, даже если бы госпожа Романовски была беременна, не факт, что отцом являлся Кравцов.

— Мой, — упрямо заявил мой дворник.

— Почему ты так в этом уверен? Вы полтора месяца не виделись и не спали, если ты мне опять что-то не забыл рассказать.

— Не спали и не виделись, но Вика, как и ты только что, предложила провести тест ДНК. Если в случае с тобой у меня даже сомнений не возникает, то без подтверждения отцовства я бы просто на ней не женился, — откровенно не понимала, на что рассчитывала эта мадам. Срок ее ложной беременности должен был быть минимум восемь недель. Я, конечно, ничего в этом не понимала… но тут даже после регистрации брака выкидыш не инициируешь.

— А тест ДНК уже сделали? — не разбиралась во всем этом, но слышала, что можно было сделать тест ДНК еще во время беременности.

— Нет.

— А почему ты бросил меня, не удостоверившись в отцовстве?

— Потом что идиот. Решил в тот момент, чем больше проведу с тобой времени, тем больнее обоим будет при расставании. Ангел мой, давай не возвращаться к этой теме. Я уже признал, что наломал дров.

— Ты спал с ней последнюю неделю и предохранялся? — с надеждой уточнила. Нет, безусловно, шанс был небольшой, но мне очень не хотелось, чтобы Ян из-за дурости сделал свою бывшую невесту беременной.

— Нет, — вот же. Очень боялась услышать подобный ответ. Ян отчего-то фыркнул. — Не делай такое лицо, детка. Я же сказал, что не спал с ней.

— Сегодня? — уточнила у него.

— Вообще. В смысле, я тебе не изменял, — вероятно, у меня округлились глаза, потому что Ян рассмеялся. Сложно… просто невероятно было представить, что мужчина не переспит с такой, как Виктория. Все-таки она была чертовски сексуальной женщиной.

— Почему? — ошалело произнесла.

— Во-первых, просто не хотелось. Во-вторых, было особо некогда. Когда не пил, пытался работать или тебя ревновал.

— Ревновал меня? К кому?

— Черт его знает. К французам, например. Я ведь, когда договаривался с Гектором о работе для тебя, не учел одну вещь. Попросил его сделать мне личное одолжение, он, вероятно, решил, что ты моя любовница. Он потом позвонил и стал интересоваться, как я отношусь к частым командировкам. А французы… они такие французы. В общем, завернул я собственное предложение.

— Понятно. А твой контракт с немцами?

— Под вопросом, — Ян нахмурился. — Мой зам, конечно, подсуетился, но не слишком вовремя. Ведь весь проект быт подвязан на тебя. Ты в курсе, что еще у меня работаешь?

— Ты меня до сих пор не уволил?

— Нет. Но работать ты не будешь.

— Почему?

— Тебе напомнить, что ты беременна?

— Чем работа в офисе может помешать беременности? Я даже спорить не буду. У тебя я работать не буду, но другое место в ближайшее время себе обязательно подыщу.

— Нормальная женщина только бы обрадовалась подобной возможности.

— Мы будем спорить? Я ведь все равно сделаю, как нужно мне.

— Спорить мы не будем. Но лучше у меня и под присмотром, чем где-то. Не хочешь в «Л-Строй». могу купить тебе какое-нибудь бюро переводов. — спорить мне не хотелось, хотя и было собственное мнение на этот счет. Мы опять соскочили с темы про Викторию. Не знала, что планировала мадам, но вся эта ситуация казалась очень подозрительной.

— Ян, — произнесла очень серьезно. — выслушай и не перебивай. — он кивнул. — Я встретила сегодня Викторию в клинике. Она не беременна, но явно рассчитывает на оплодотворение с помощью твоего биологического материала. — и я передала Яну подробности моей беседы с сестрой.

— Теперь общение с твоей сестрой становится насущной необходимостью.

— Ян?!

— Я знаю, детка. Врачебная тайна… и все прочее… Твоей сестре я не наврежу, но должен понять, что задумала эта мразь.


Конец


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14