Мне бы в небо. Часть 2 (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


AnnotationВторая часть романа "Мне бы в небо" посвящена возвращению домой. Аврора, после встречи с людьми, живущими на берегу моря и занявшими в её сердце особенный уголок, возвращается туда, где "не видно звёзд", в большой город В.. Там главную героиню ждёт горячо и преданно любящий её Гай, работа в издательстве, недописанная книга. Аврора не без труда вливается в свою прежнюю жизнь, но временами отдаётся воспоминаниям о шуме морских волн и о тех чувствах, которые она испытала рядом с Францем... В эти моменты она даже представить не может, насколько близка их следующая встреча.. Лето медленно переходит в осень, привязанность в тягость, а дружба в признание.


Мне бы в небо. Часть 2

Часть 2. Там, где не видно звёзд


Мне бы в небо. Часть 2


Мне бы в небо. Часть 2


Татевик Гамбарян


Часть 2. Там, где не видно звёзд


Мне бы в небо

Татевик

Часть 2. Там, где не видно звезд.

__________________________________

Мы не решаем, что нам чувствовать, - мы чувствуем, что можем, чем запаслось сердце, то и идет в ход, а мое сердце все еще полно тобой.

Фредерик Бегбедер «Уна & Сэлинджер»

Глава 1.

Мой город встречал меня дождями. Пришлось сверху футболки надеть теплый кардиган, закутаться в него и ждать. Вокзал опустел, толпа рассеялась, осталась я со своим чемоданом, промокшая и уставшая, с остывшим стаканчиком кофе в руке. Ноги в отрытых босоножках промокли, к горлу подступил сухой кашель. Мне хотелось плакать. Не знаю, от чего именно. Я почувствовала какую-то безысходность, одиночество. Такой большой город, так много людей, а я одна посреди этой серости.

И как только передо мной возник силуэт мужчины в клетчатой рубашке, аккуратно заправленной в брюки, я расплакалась. Он обнял меня, а я прижалась к нему всем своим замерзшим телом. И на душе стало спокойнее. Я теперь дома, и здесь он - Гай, теплый и уютный.

Мы, наверное, нелепо смотрелись с ним со стороны: важный, деловой мужчина и растрепанная, промокшая до ниточки девушка, с размазанной тушью и дрожащими коленками. Вокруг ни души, только крупные капли дождя, с силой бьющиеся об асфальт, звук приближающегося поезда, и где-то вдалеке бродячая собака, скрывающаяся под железными лавочками.

Я отдала этой собаке всю еду, которую мама аккуратно сложила в мою сумку, и, взглянув в грустные глаза, погладила ее по мокрой морде. Сзади нас злился Гай, но он выглядел слишком замученным, чтобы что-то говорить. Только, когда мы сели в машину, он вежливо протянул мне влажные салфетки и попросил вытереть ими руки.

- Прошу тебя, Аврора, больше не трогай уличных животных, от них можно подцепить какую угодно заразу, - сказал он и завел машину.

Теперь я проснулась окончательно. Моя привычная жизнь снова со мной, и в ней голос Гая, тихая музыка, играющая в его машине, длинные дороги, у которых нет конца, магазины со светящимися вывесками, модно одетые люди. Я смотрела в окно и так ждала вида моря, но перед глазами мелькали только многоэтажки, бутики и рестораны. И никаких волн, бьющихся о берег.

Ты уезжаешь на два месяца из своего родного города, а приезжаешь в совершенно чужой. Такое может быть, если только родной город - родной, только потому, что ты там родилась.

Проходит время, и ты обязательно возвращаешься... только без души. Она остается в совершенно другом месте. Наверное, абсолютное счастье выглядит так - в своем любимом городе и со своими любимыми людьми. Но такого не бывает.... Если и бывает, то ты вскоре просыпаешься, потому что сон не может длиться дольше, чем жизнь.

Я сидела напротив яркого монитора и старалась сосредоточиться на романе, который мне приходилось редактировать. Перед глазами мелькали слова и предложения, никак не связывающиеся между собой по смыслу. Собственные мысли не давали приступить к работе.

В кабинете становилось душно. Я встала и приоткрыла окно. Небо заволокло серыми тучами, мелкий дождик моросил по крышам. За всю пасмурную неделю ни разу не выглянуло солнце, и я ощущала, как меня заключает в свои объятия преждевременная осенняя хандра.

В дверь постучались, и через секунду на пороге появилась высокая блондинка с красной помадой, одетая в стиле восьмидесятых. Это была Софи.

- Аврора, давай выпьем кофе? А то я сейчас впаду в глубокую депрессию. Глаза закрываются, в своих мечтах я уже давно дома, сплю, закутанная в теплое одеяло, - она села на мое рабочее место и повернулась вместе со стулом ко мне.

- Даже не знаю, у меня так много работы накопилось, - сказала я, сев на подоконник, - даа, выглядишь неважно. Опять всю ночь гуляла?

- Ооо, - вздохнула она, ехидно улыбнувшись, - не то, чтобы гуляла. Познакомилась в кафе с мужчиной, и мы всю ночь катались по городу на его шикарной машине.

- Теперь все понятно.

- Нет, ты даже не можешь себе представить, какой он. Красавец, богатый, конечно, ему лет пятьдесят, но возраст для меня не имеет значения.

- Даже если бы ему было шестьдесят?

- Пусть, но при условии, что он сможет доставить мне удовольствие, - снова эта самодовольная ухмылка нарисовалась на лице Софи.

Я решила промолчать. С Софи можно было весело провести время иногда, но не более того. Наши интересы во многом расходились, ей нравилось наряжаться и почти каждый вечер заваливаться с подругами в какой-нибудь бар или клуб, а я предпочитала театры и кино. Но, несмотря на свой ночной образ жизни, Софи любила книги и творческих людей. С ней можно было обсудить Гюго, фильмы с Одри Хепберн и классическую музыку. Вообще, эта двадцатишестилетняя девушка меня всегда удивляла своим неординарным и противоречивым характером.

- Ладно, пошли пить кофе, - я спрыгнула с подоконника, взяла сумку  и обернулась к Софи, - готова?

- Да, - она поправила яркую зеленую юбку, которая задралась наверх, - пошли в кофейню, здесь недалеко.

- Ну, рассказывай, как съездила к родителям? - блондинка откинулась на спинку стула и посмотрела на меня, - тебе так идет загар.

- Хорошо. До сих пор не могу поверить в то, что все-таки вернулась.

- Не хотела возвращаться?

- Не хотела.

- И не надо было. Человек должен быть там, где ему хорошо, вроде так говорится?

- Почти. Но у меня другой случай. Работа, квартира, Гай и многое другое.

- Я тебя умоляю! - Софи повысила голос, чем обратила к себе внимание почти всех посетителей кофейни, - квартиру можно продать, с работы уволиться, а с Гаем расстаться.

- Не могу поверить, что ты так просто говоришь об этом.

- Да, говорю. Квартира и работа не должны тебя держать здесь. А вот Гай... с ним сложнее, конечно. Но я всегда думала, что он тебе не пара, уж прости.

- Почему? - удивилась я.

Софи никогда не говорила мне об этом. Возможно, потому что я старалась не обсуждать с ней свою личную жизнь. Да и не только с ней... мне не нравилось говорить с другими людьми о Гае и о себе.

- Не знаю. Он какой-то странный. Нет, безусловно, хороший парень, любит тебя, но знаешь, в его глазах какая-то дикость, когда ты рядом. Будто он одержим тобой.

- Он любит меня, в этом все дело.

- Любит, конечно. Но любовь бывает разной, согласись? Иногда мужчина смотрит на свою возлюбленную с нежностью и теплотой, иногда с желанием обладать ею, а иногда с какой-то безумной привязанностью и одержимостью. Последних я боюсь больше всего... Никогда не знаешь, что можно ожидать от таких чувств.

- Ты говоришь о Гае так, словно он сумасшедший, - я усмехнулась, - поверь, он не зависит ни от кого. Я не встречала более независимого человека, чем он... Так что, давай поменяем тему. Я не могу уехать отсюда, как бы сильно мне этого ни хотелось. Здесь есть человек, с которым я могу построить свое будущее, который заботится обо мне. А там совсем по-другому. Не представляю, кем бы работала в деревне, а родителям не хочется причинять лишние неудобства. Да и напечатать свои книги возможно здесь, в городе. Там даже нет типографии.

- А что там есть? - Софи отпила свой латте, - расскажи.

- Там есть море... - я погрузилась в приятные воспоминания, которые вызвали улыбку на лице, - есть замечательные люди...

- Так-так, а можно подробнее про людей. Что за довольная физиономия у тебя?

- Софи, не начинай.

- И щечки зарумянились, - засмеялась блондинка, приблизившись к моему лицу, - что-то интересное произошло там, ох, чую я.

- Ты бредишь, - засмеялась я, закрыв лицо от ее пристального взгляда руками, - не смотри так на меня.

- Понятно все. Но рано или поздно я докопаюсь до истины, ты ведь меня знаешь.

Мне осталось отредактировать несколько страниц печатного текста. Я отпила глоток остывшего чая, в котором плавал кусочек выжатого лимона,  и сонно уставилась на монитор. Какой-то современный автор писал о психологии мужчин и женщин, ссылаясь на теорию Фрейда, делал заключения о том, что со временем ничего не меняется, духовная составляющая уходит на второй план, над людьми доминирует физическое влечение, на первом месте тело, желание обладать другим человеком. Во мне просыпался бурный протест против всего того, что писал этот человек, хотелось позвонить ему и возмутиться, сказать о том, что не все люди такие ущербные, какими он их описывает.

Чтобы отвлечься от всего этого, я взяла в руки телефон и открыла папку с фотографиями. Вот и все впечатления, собранные здесь...

Что такое жизнь? Это череда впечатлений. Тех, которые мы осознанно или неосознанно собираем в памяти подобно альбому с фотографиями,  а потом листаем его, вникая в эти моменты, навсегда ушедшие от нас. Это единственное, что останется с нами и после жизни.

На этом фото мы с Валери под каштановым деревом в первый день знакомства. Она прижалась ко мне так, словно мы с ней давно знакомы. И с Луисом у нас много фотографий, везде он строит смешные гримасы, щекочет меня, чтобы я плохо получилась на фото. А вот моя любимая... Тео, Франц, Валери, Луис и я, нас снимал Жак в последний вечер около костра... пусть и на фото почти не видно наших лиц, но кажется, что глаза блестят у всех  от счастья.

Я уехала от них почти четыре дня назад... и уже скучаю. Начала скучать сразу после того, как вышла из поезда. Мы каждый вечер разговариваем с Валери по телефону, с Луисом, Францем и Тео я ежедневно переписываюсь в социальных сетях, но все равноощущаю острую нехватку в общении с ними.

Стоило мне отложить телефон в сторонку, как на экране появилось оповещение о новом смс-сообщении. От Франца:

Привет, Аврора. Как дела? Я сегодня бегал с утра по побережью и думал о тебе. Жаль, что ты уехала.

Привет, Франц. Я теперь тоже бегаю по утрам, правда под мелким дождем и в ветровке. И тоже думаю о тебе. О вас всех.

Я нажала «отправить», и, снова убрав телефон, приблизилась к монитору. На этот раз на панели управления появился значокв виде конверта. Я нажала на него.

Франц: увидел, что ты онлайн и решил написать здесь, не мешаю?

Аврора: нет, мне не хочется работать

Франц: часто думаешь о нас?

Аврора: да

Франц: а о ком чаще всего?

Аврора: какой ответ ты хочешь услышать?

Франц: догадайся

Я сползла по спинке стула, улыбаясь, а в душе нарастала буря. Я провела влажными от волнения ладонями по волосам и посмотрела в окно. Вечереет. Скоро за мной заедет Гай...

Франц: ты так долго думаешь?

Аврора: нет, просто пить захотелось

Франц: а на вопрос ответишь?

Аврора: о Валери больше всего думаю

Франц: точно?

Аврора: наверное

Франц: а я о тебе думаю постоянно

Аврора: будь осторожен, так и влюбиться можно

Франц: поздно, я уже влюбился

Я отвернулась от монитора. Наверное, никогда в жизни мое сердце так не стучало. И я боялась, как бы оно и вовсе не остановилось после этого... Удивительно то, что я догадывалась о чувствах Франца, но все равно его признание стало для меня неожиданным и полностью повергло в замешательство. Некоторое время я сидела спиной к компьютеру и, пропуская через себя волны противоречивых чувств, старалась придумать ответ. Скорее не ответ, а что-нибудь... но мое молчание все сказало за меня. Когда я обернулась к открытому чату, его уже не было в сети.

Мне не хотелось оставлять его без ответа. Молчание - знак согласия, в лучшем случае  - знак сомнения, а мне никак нельзя показывать этого.

Аврора: Франц, тебе лучше забыть об этом. Уверена в том, что это временная симпатия, и она обязательно пройдет...

Я отправила это сообщение и выключила компьютер. Не получалось думать о работе, совсем...

Позвонил Гай и предупредил о том, что скоро будет на месте. Я взяла сумку, стопку распечатанных листов под руку и, погасив свет, вышла из кабинета. В офисе уже никого не было. Я шла по пустому коридору, стены которого были завешаны картинами, встретила охранника, которому отдала ключи, и вышла на улицу.

Дождь прекратился, но сырость после него осталась. В воздухе смешались запахи мокрой травы и влажного асфальта. Я не заметила, как оказалась посередине большой лужи, опомнившись, поняла, что ноги в замшевых туфлях на небольшом каблуке уже совсем мокрые. Как раз в этот момент ко мне подъехала машина Гая.

- Привет, - он улыбнулся мне, когда я села в машину, - ты почему такая замученная?

- Много работы, - сказала я.

- В последнее время она тебя сильно утомляет. Может, уволишься?

- Зачем?

- Не вижу смысла тебе работать, - он завел машину, - я зарабатываю достаточно, ты бы могла просто заниматься домашними делами, когда мы станем жить вместе. Ну и писать свои книги... если тебе так хочется.

- Я не ради денег работаю...

- А ради чего?

- Не важно, - я уставилась в окно напротив, за которым нарисовался красивый закат, - мы уже столько раз обсуждали эту тему. И ты по-прежнему просишь меня уйти с работы.

- Я забочусь о тебе, Аврора.

- Нет, ты защищаешь свои интересы.

- О Господи, что с тобой такое? Неудачный день?

- Обычный. Просто не нужно просить меня уволиться с работы. Я уйду тогда, когда найду что-нибудь интереснее.

- Я не хочу, чтобы ты работала, когда мы поженимся. Можешь забыть об этом, - сказал он твердо, со спокойным выражением лица, - если хочешь быть моей женой.

- Не ставь мне условий, Гай...

- С тобой по-другому не получается. Мне не нравятся эти странные мужчины, с которыми ты общаешься на работе, какие-то они подозрительные, в смешных шарфиках, с дурацкими шуточками. Строят из себя писателей.... А про женщин я вообще молчу. Чего стоит только одна Софи...

- Прекрати оскорблять моих знакомых.

- Они даже не твои друзья. Не понимаю, зачем ты их защищаешь...

- Потому что ты с ними не знаком и судишь их поверхностно.

- Сколько «бывших» было у Софи? Десять, двадцать?

- Почему меня должно это беспокоить? Или тебя?

- Не хочу, чтобы ты общалась с подобной компанией.

- Бесполезно... - я вздохнула, - лучше молчать...

- Согласен. Тем более, когда нет достойных и уместных оправданий.

- Ну вот, доехали... - Гай нарушил молчание, которое мы хранили во время всего пути.

- Зайдешь?

- Хорошо, - на его лице появилась тень улыбки, - зайду, но ненадолго.

Я открыла дверь и впустила в квартиру первым Гая. Он разулся и прошел в гостиную, я еще некоторое время стояла в прихожей и смотрела на себя в зеркало. Уставшая, с небрежным пучком, поспешно собранным на затылке, в свободной льняной кофте, заправленной в джинсы. И с каким-то потерянным взглядом, который, надеюсь, останется незамеченным мужчиной, который ждет меня в своих объятиях, сидя на диване.

- Будешь чай? - когда я зашла в комнату, Гай устало переключал каналы телевизора.

- Нет, не хочу ничего. Лучше иди, посиди со мной.

Я легла на диван и положила голову ему на колени. Он убрал с моего лица непослушные пряди волос и мягко улыбнулся.

- Обижаешься?

- Нет... я привыкла, что мы не понимаем друг друга.

- Все изменится, обещаю.

- Хочется в это верить.

- Что делала сегодня на работе?

- Редактировала книгу о психологии мужчин и женщин. Она бы тебе не понравилась, противоречит твоим религиозным убеждениям.

- Обидно, что в наше время в книги заключают аморальный смысл... ведь они - хранители культуры. Наш век будут судить по этим самым книгам, которые пишут современные авторы. И как будущее поколение охарактеризует нас? Как людей, не верящих в Бога, людей, упустивших смысл жизни и гонящихся за мимолетными удовольствиями.... Страшно сравнивать, какие ценности заключали в книгах до нас и теперь, во время нас. Мы деградируем, опускаемся все ниже и ниже по шкале человечности.

-Верно. Мне иногда приходится читать то, что совсем не хочется и то, с чем я не согласна, в этом, наверное, и есть единственный минус профессии редактора.

- Ну а твоя книга? - Он погладил меня по щеке. - Ты ее писала, пока была у родителей?

- Немного...

- И о чем она?

- О любви... - задумчиво произнесла я, смотря на плавающих рыб в аквариуме.

- А я и не сомневался. Все твои предыдущие романы тоже о любви.

- Этот роман будет особенным.

- Почему?

- Пока не знаю... мне так кажется.

- Писательница моя.

Гай поднял меня и усадил к себе на коленки. Он поцеловал мои волосы и крепко прижал мою голову к своей груди.

Он никогда не говорит мне о том, как я ему нужна. Заключает в свои крепкие и теплые объятия, прижимается своей колючей щекой к моей щеке, вдыхает запах моих волос, умиротворенно закрывает глаза... и молчит. Однажды, во время ссоры, в порыве злости и отчаяния я закричала, что не нужна ему, а он, стоя напротив и крепко сжимая мои пальцы в своей руке, спокойно сказал, что мужчина не должен говорить, как сильно нуждается в женщине, он должен сделать так, чтобы она сама это почувствовала.

Когда Гай ушел, я устроилась в мягком кресле у окна с горячей кружкой чая. Одиночество меня никогда не угнетало. Наоборот, чем больше я находилась наедине с ним (одиночество с некоторых пор олицетворяло для меня тихого и понимающего человека), тем сильнее привязывалась к нему. Но иногда хотелось разбавить его чем-то, и я наведывалась в гости к своим замечательным соседкам, которые относились ко мне с материнской заботой, угощали выпечкой и наставляли на путь истинный.

В этом и заключается моя жизнь в большом городе В... С тех пор, как родители уехали, она круто изменилась, несколько раз сделав полный поворот вокруг своей оси. И я до сих пор не могу привыкнуть к этим изменениям. Кажется, будто живу, будто существую, но не в своей жизни... возможно ли это?

Я задремала. Меня разбудил телефонный звонок.

- Алло, - сонно протянула я.

- Аврора! Ты не представляешь, что я тебе скажу!

Радостный голос Валери сразу же привел меня в чувства.

- Валери, как я рада тебя слышать!

- Ты сидишь? Если нет, то лучше сядь! Я тебе сейчас такое скажу, - не могла угомониться рыжая подруга.

- Сижу, говори скорее, не томи!

- Мы едем к тебе! Аврора, мы едем в большой город. Юхуууу!

По моему телу прошелся ураган мурашек, конечности стали ватными. Радость вдруг охватила меня и закружила в невесомом танце, оторвав мои ноги от твердой земли. Радость и изумление, волнение и восторг застали мое и без того обеспокоенное сердце врасплох, и с тех пор оно билось, предвкушая долгожданную встречу...

Глава 2.

Гай заехал за мной рано утром, и по пути на работу, узнав, что я не успела позавтракать, остановился возле кафе. Я заказала пасту в сливочном соусе с зеленым горошком и посыпанным сверхусыром пармезан, аппетитно облизнулась и принялась за блюдо. Гай заказал себе зеленый чай, он позавтракал дома и на данный момент с улыбкой на губах наблюдал за тем, как я отправляю непослушные макароны в рот.

- Ты очень красиво ешь, мне нравится, - вдруг сказал он.

- Красиво ем? Это что-то новенькое.

- А ты говоришь, что я не делаю тебе комплименты.

- Говорю из-за вредности, - я вытерла губы салфеткой и улыбнулась ему, - кстати, мне нужно тебе кое-что сказать.

- Слушаю.

- Помнишь, я тебе рассказывала про Луиса, Валери и остальных ребят, которые живут в деревне?

- Помню, ты с ними познакомилась, и вы весело проводили время... - Гай сказал это с неким упреком, от чего я поежилась.

- Да, именно. Вчера звонила Валери...

- Она тебе каждый день звонит. И не только она...

- Они все приедут в город, и некоторое время поживут у меня...

- Что? - Гай не смог скрыть своего изумления, - зачем?

- Валери хочет поступить в медицинский университет, у Франца отбор в футбольную команду, а Луис и Тео за компанию, никогда не бывали в больших городах.

- Сказать, что я в шоке - ничего не сказать.

- Но почему? Они же мои друзья.

- Аврора, три взрослых парня в твоем доме? Тебе не кажется, что это слишком? - Гай нервно теребил в руках чехол телефона.

- Ну и что? С ними Валери. И вообще... - у меня в горле все пересохло, и я потянулась за стаканом воды, - мы очень сблизились.... Их семьи хорошо общаются с моими родителями, я не могу отказать им.

- Я не удивлюсь, если узнаю, что ты сама их позвала!

- Да, сама. Потому что не вижу в этом ничегоплохого. Я говорила им, что если они приедут в город, могут остановиться в моем доме.

- Я в шоке.

- Если Валери поступит, она останется жить в моей квартире.

- А если Франц пройдет отбор, тоже будет жить с тобой? - язвительно поинтересовался Гай.

- Нет... Послушай, я понимаю, как ты сейчас чувствуешь себя. Но я вас познакомлю, ты убедишься, что они хорошие люди, вы подружитесь.

- Не уверен.

- Гай, не будь таким резким...

- Мне нужно подумать обо всем.

- Как всегда, - я закрыла лицо ладонями, - ты даже не хочешь меня понять.

- Официант, принесите счет, пожалуйста, - сказал Гай мимо проходящему парню, -  Аврора, собирайся, я отвезу тебя на работу.

- Если хочешь, можешь позвонить моим родителям...

- Зачем?

- Папа любит Луиса как собственного сына.

- Прекращай, я опаздываю на работу.

Я глубоко вздохнула и встала из-за стола. Гай укрылся от меня своим хладнокровием словно бронежилетом, и уже никакие мои уговоры не способны были смягчить его.

-Когда они приедут? - спросил он, когда я собиралась выйти из машины.

- Через неделю...

- Понятно.

- Пока, - я хлопнула дверью и быстрыми шагами направилась к зданию типографии.

- Аврора, доброе утро!

В лифте я встретила Роберта,высокого худого писателя с торчащими в разные стороны темными волосами и с небрежной щетиной.

- Оно не совсем доброе, - сказала я, нажав кнопку этажа.

- Не у тебя одной. Отказались напечатать мою новую книгу, я в отчаянии.

- Почему?

-Говорят, слишком много философских мыслей и слишком мало интересных сюжетных линий.

- Мне жаль, - я положила руку на плечо подавленного мужчины, - просто они ничего не понимают в настоящей прозе.

- Это так грустно.

- Согласна.

- Я теперь на долгое время впаду в глубокую депрессию...

- Как я тебя понимаю. Кажется, я уже впала...

- Может быть, поужинаем вместе? - мужчина сощурил свои темные глаза и улыбнулся мне, - тогдамы сможем поднять настроение друг другу.

- Прости, но у тебя сегодня неудачный день во всех смыслах.

- Это значит, ты мне отказала?

Я вместо ответа кивнула и вышла из лифта. Напоследок наградила его самодовольным взглядом, от которого он нахмурился. Не люблю наглых мужчин, особенно таких, которые уверены, что любая женщина в мире мечтает поужинать с ними. Роберт писал книги, которые к тому же печатались, и он относился к тем многочисленным холостякам, не желающим жениться в ближайшие лет двадцать, и прожигающим свою жизнь среди молоденьких девиц, покоренных писательским даром.

- Аврора, - в коридоре меня догнала Софи, - доброе утро. У меня завтра день рождения, мы собираемся с девочками сходить в бар. Я приглашаю тебя.

- Спасибо, - я окинула блондинку в ярко-красном платье с глубоким декольте взглядом, который ее рассмешил.

- Слишком глубокое, да?

- Эмм... - я почесала затылок, - для меня да, но тебе к лицу красный.

- Забавная, - она потрепала мои волосы, - присоединяйся к нам, будет весело.

- Постараюсь, дорогая, - сказала я, взмахнув своими длинными волосами.

Софи сделала комплимент моей прическе и позволила мне, наконец, дойти до своего кабинета.  Я незамедлительно приступила к работе, закончила с первой книгой, принялась за вторую, пропустила обед. Честно говоря, я старалась отвлечься от настойчивых мыслей, нагло лезущих в мою голову, а работа в чем-то помогала этому. Но мысль о том, что через несколько дней я увижу Франца, не оставляла  меня ни на секунду.

Что я почувствую, увидев его? Кажется, моя внезапная влюбленность к этому сероглазому парню уже угасала. Расстояние заглушает все, даже такие сильные чувства, которые заполняли меня почти все лето. Мне хотелось верить в то, что встретившись друг другом, нас ничего не будет объединять кроме дружеского тепла, но я знала, что заблуждаюсь. Он в меня влюблен, и в его отношении ко мне ощущается еле заметное упорство, а я в свою очередь пытаюсь убедить себя в том, что не испытываю ничего....  Из-за страха.

Я не собираюсь расставаться с Гаем ради воздушных, прозрачных отношений с Францем. Позволить нашей истории продолжаться - как отправиться в далекое плавание без корабля на маленькой непрочной лодке. Риск застать сильнейшую бурю очень велик; я могу утонуть в этом человеке словно в открытом, переменчивом море.

Кроме того, я не могу причинить боль Гаю. Я люблю его. Пусть и эту своеобразную любовь невозможно объяснить словами. Но она есть, она совершенно реальна, более того, она крепка. Ее не исчерпать ничем, она вросла в мое сердце подобно тому, как корни дерева врастают в твердую почву, зная, что найдут там убежище.

Я предала нашу верность. Еще в тот момент, когда увидела Франца и позволила своим ногам оторваться от земли.... Разве я могла противиться этому? Может  быть, и не могла, но это не успокаивает меня, когда я смотрю на свое отражение в зеркале. Я вижу предателя, который не смог подавить безумное влечение и разочаровал в первую очередь сам себя.

Поверьте, если человек уважает себя, то не избежит душевных терзаний, не важно, насколько далеко он сбился от своего правильного пути. Даже малейший, незначительный шаг в другую сторону - это уже измена. А те, кто этого не признают, просто тешат себя иллюзиями и пустыми оправданиями.

К счастью, рабочий день подошел к концу, и я почти выбежала из этого душного помещения на свежий воздух. Погода исправилась, и кусочек лета все-таки остался в большом городе В... Я решила прогуляться пешком до метро, не хотелось звонить Гаю, тем более, я прекрасно понимала, чем вызвано его недовольство. Но я слишком сильно хотела увидеть мою волшебную четверку и ни за что на свете не смогла бы отказаться от времени, которое могу провести с ними.

Во мне произошли яркие перемены, вызванные предвкушением встречи с ними. Осенняя хандра отошла на второй план, появилось желание прикупить новой одежды, изменить прическуи сделать пирсинг. Эта идея давно таилась в моей безумной голове, но ее всячески пытался изгнать оттуда Гай. Проснувшись сегодня утром, я поняла, что мне хочется совершить какой-нибудь поступок, выходящий за грани моего целомудрия. И по дороге к метро я зашла в тату-салон.

Мне прокололи хрящик уха, и я, довольная тем, что поборола еще один свой страх, с приливом странного энтузиазма, вернулась домой. С порога мне в нос ударил аппетитный запах еды, я застала на кухне Рене, она тихо напевала какую-то французскую песенку и мешала на сковородке деревянной лопаткой белые шампиньоны.

- Аврора, - она встретила меня своейбелоснежной улыбкой, - я решила приготовить твои любимые шампиньоны. Разговаривали с утра с твоей матерью, и она напомнила мне, как ты их любишь.

- Да, очень люблю, - сказала я, вдохнув чарующий запах.

- Рассказывай, - Рене вновь повернулась к плите, когда я опустилась на стул возле окна с нежно-голубыми занавесками, - как на работе дела?

- Как обычно. Сегодня один писатель хотел пригласить меня на ужин, но я красиво ему отказала.

- Только Гаю не говори об этом, ему и так не нравится твоя работа.

- Гаю вообще не нравится, когда женщина работает.

- И я его могу понять, - Рене тоже села за стол, напротив меня, - ты такая хорошенькая, страшно отпускать на работу, где много голодных мужчин.

- Которым нет до меня никакого дела, - резюмировала я.

- Сама-то веришь, в то, что говоришь?

- По крайней мере, мне хочется верить в это. Я так устала от всего, честно.

- Моя милая, - Рене заботливо погладила меня по голове, - что с тобой такое? Я думала, ты хорошо отдохнула, набралась сил. Аврора, ты проколола себе ухо? Совсем обезумела?

Взгляд Рене упал на мое красное ухо. Я засмеялась, посмотрев на ее ошарашенное лицо.

- Это всего лишь пирсинг, - сказала я, переведя дыхание после приступа смеха, - а у тебя такое смешное лицо, будто я сделала на лбу татуировку.

- Даже не знала, что в этом месте можно вставить сережку, - она покачала головой.

- Теперь знаешь,  - хихикнула я.

- Несносная девчонка.

- Кстати, хотела поделиться с тобой. Ко мне приезжают друзья, я так хочу познакомить их с тобой.

- Знаю, твоя мама говорила.

- Они так отличаются от всех людей, которых мы с тобой встречаем в городе. Ты увидишь.

- Хорошо, дорогая, - Рене поправила свои волосы и снова принялась за готовку.

Шампиньоны получились вкусными. Мы с Рене наелись их до обжорства, после устроились на диване, посмотрели старую, но самую любимую экранизацию «Гордость и предубеждение» по книге Джейн Остин. Когда Рене заснула, прижав к себе свои острые коленки, я накрыла ее пледом и вернулась на кухню.

Два часа я посвятила своей книге. Мне оставалось дописать последнюю главу и отдать ее на оценку писательнице, с которой мы познакомились благодаря моей работе. Это первый роман, о котором хотелось рассказать. И он с первой и до последней страницы должен был быть обо мне. Странно обнажать перед читателями свою душу, открывать ее совершенно незнакомым людям, но порой это становится необходимостью. Тогда, когда в жизни наступает переломный момент, когда понимаешь, что собственные мысли заводят в тупик. Так и появляется книга, где множество страниц, исписанных одними лишь ощущениями.

Однажды я подумала о том, что могу помогать людям. Тем, что пишу. Вдруг у кого-то такая же история, как и у меня? И как минимум, когда он будет читать мою книгу, подумает о том, что не одинок в своих переживаниях.

 В детстве я написала маленький рассказ, в который вложила все свои переживания. Совершенно случайно мама нашла его и прочитала. И, как мне казалось, с этого дня ее отношение ко мне изменилось. Она стала разговаривать со мной. Долгими вечерами, когда отец задерживался на работе, мы с ней говорили обо всем, и благодаря этому, у меня никогда не было секретов от нее. Это я и называю особой связью, которая соединяет нас за много километров друг от друга. Связь, которая с годами не пропадает.

- Алло, - я ответила на телефонный звонок.

- Аврора... - голос Гая звучал тревожно.

- Что случилось?

- Мне придется на две недели уехать в другой город из-за работы. Ничего не могу сделать, чтобы отказаться от этой командировки.

- А зачем от нее отказываться?

- Я не хочу оставлять тебя наедине с этими парнями.

- Ты о ком?

- О твоих друзьях из провинции.

- Гай... - я глубоко вздохнула, - мы друзья. Они младше меня, намного... нет причины беспокоиться.

- Не знаю... - немного помолчав, сказал он.

- Что ты не знаешь?

- Ты любишь меня?

- Да, - искренне сказала я, - ты не веришь мне?

- Верю.

- Когда уезжаешь?

- Через два дня.

- Так скоро...

- Я приеду завтра к тебе. Поговорим.

- Хорошо, родной. Пока.

Гай уезжает.... Франц приезжает. Ирония судьбы или нелепая случайность? Я уронила голову на руки, вытянутые на столе. От чего-то неприятная дрожь прошлась по всему телу. Если жизнь бросает мне вызов, я приму его... только не знаю, достойно или же недостойно. В любом случае, во всем этом чувствуется неизбежность... моя неизбежность.

Глава 3.

- Я уже скучаю... - Гай спрятал лицо в моих волосах, - целых две недели буду чувствовать себя как на ножах.

- Почему? - я слабо улыбнулась и провела пальцами по его колючей щеке, - побрился бы хоть, а то твои деловые партнеры не будут воспринимать тебя всерьез.

- Ты говоришь глупости, - он перехватил мое запястье, - скажи, что тоже будешь скучать.

- Буду.

- Мне иногда кажется, что у тебя ледяное сердце, и я все не могу растопить его своей любовью.

- Теперь глупости говоришь ты?

- Я просто не хочу уезжать.

- Посмотри на меня, - я взяла его лицо в ладони, - столько лет я не подводила тебя. И не подведу...

- Разочарование врывается в нашу жизнь внезапно и никогда не стучится перед тем, как войти в нее.

Я промолчала, потому что внутри себя согласилась с ним. Мы стояли напротив моего дома и уже минут двадцать прощались. Говорили друг другу нежности, но нам обоим казалось, что их не хватит на такой долгий срок, поэтому мы старались растянуть это время.

- Только отвечай на все мои звонки. Я знаю твой характер; увлечешься своими друзьями и совсем выпадешь из реальности.

- Хорошо, буду спать с телефоном в руке.

- Не пропадай допоздна на улице...

- Гай, - я нахмурилась, - ты ведешь себя как мой папа.

- Как жаль, что твои родители не рядом с тобой.

- Мои родители доверяют мне, в отличие от тебя.

- Ладно, мне пора, через час самолет.

- Напиши, как только взлетишь и приземлишься.

- Аврора... - он крепко прижал меня к своему телу, - я приеду, и наша жизнь изменится.

- Почему? - у меня в висках застучало так сильно, что я ухватилась за плечи Гая, чтобы не потерять равновесие.

- Я приеду и сделаю тебе предложение.

Я даже не заметила того, как по моей щеке скатилась слеза, которую Гай тут же вытер своими губами. Он поцеловал мой лоб, долго целовал мои веки и разомкнул объятия.

- До встречи, - сказал он и сел в машину.

Через окно Гай следил за моей реакцией. Догадываясь об этом, я вдохнула в легкие больше воздуха и улыбнулась ему. Послала воздушный поцелуй. Он показал жестом руки, что поймал его и с блестящими глазами отъехал от моей дрожащей фигуры.

Я бежала вверх по ступенькам, еле переводя сбивавшееся дыхание. Бросилась к телефону, как только распахнула дверь квартиры. Мне хотелось немедленно поделиться новостью с мамой. Но как только я нажала на вызов и тихие гудки эхом отозвались возле моего уха, засомневалась. Не знаю, что именно служило причиной моего сомнения, ведь каждую мать обрадовала бы новость о том, что ее дочь скоро выйдет замуж, да еще за такого идеального мужчину как Гай. Я оправдала себя тем, что он еще не сделал мне официального предложения и стоит рассказать родителям, когда у меня на пальце уже будет сиять колечко.

Этот вечер оказался для меня не менее напряженным, чем утро и весь прошедший день. Я не могла отвлечься ничем; ни написанием своего романа, ни прочтением другого, ни просмотром фильма, ни разговором с Валери. Я словно сумасшедшая ходила из одной комнаты в другую, отмеряла шагами всю квартиру, всматривалась в потолок, стены, обклеенные светлыми обоями в мелкий цветочек. Когда мои нервы окончательно сдались, я заключила себя в ванной, встала под холодный душ, который привел меня немного в чувства.

Гай отправлял любовные сообщения уже из другого города, видимо, его переполняли романтические чувства. Я отвечала на них, ласково и нежно, при этом изо всех сил старалась держать свое сердце в грудной клетке, с каждой секундой казалось, что оно вырвется оттуда и переломает мне все кости. Наконец я заснула, под двумя теплыми одеялами и с телефоном в руке.

Наутро выяснилось, что я простудилась. Рене зашла отдать почту и застала меня, совершенно обессиленную, в постели. Она потрогала мой лоб, недовольно поморщилась и пошла за градусником.

- Почти 38,9!-она с горечью вынесла вердикт,  сидя у моей кровати.

-Неудивительно, я чувствую себя в невесомости. Знаешь, так даже спокойнее.

- Ну что ты опять такое говоришь! Позвоню лучше твоей матери.

- Не нужно, - запротестовала я, - она станет беспокоиться обо мне. Ведь ничего серьезного не случилось, всего лишь температура.

- Очень высокая.

- Бывает. Сейчас выпью чая с лимоном и все пройдет. Я просто обязана выздороветь до среды.

- А что в среду?

- Друзья приезжают. Не могу же я их встретить вот так, в постели... - я вздохнула.

- Деваться некуда, - Рене развела руками, - пойду, приготовлю тебе чай и принесу таблетки.

- Спасибо, дорогая Рене. - Жалобно проскулила я и укуталась с головой в одеяло.

Не буду делиться  теми мыслями, которые кружились над моей головой, пока я два дня, больная и глубоко задумчивая, лежала в кровати. Иногда человеку хочется найти время для того, чтобы подумать, полежать в тишине, закрыть глаза, остаться наедине с собой и со своими мыслями. А когда это внезапно случается, ему хочется убежать от самого себя. Он понимает, насколько запутан и потерян в себе, и ему легче снова забыться, окунувшись в шумный круговорот своей жизни....  Наши мысли заводят нас в тупик.

Поэтому, проще сказать себе «не думай» иотвернуться к стенке, но лучшее лекарство от собственных мыслей - книга. Ты переносишься в чужую жизнь, забыв о своей, переживаешь чувства, незнакомые тебе ранее. Поэтому, все это время я провела с книгой в руках.

Кроме того, я получала смски, полные заботы и любви от своих друзей. Валери и Луис звонили мне несколько раз в день, Тео и Франц реже, так как были заняты тренировками. Особенно Франц, он готовился к отбору, и все свое свободное время проводил на футбольном поле. Но все равно не забывал обо мне и каждые два часа спрашивал, как я там... Родители тоже звонили, когда я говорила с мамой, сдерживала себя, чтобы не рассказать про Гая и его планы относительно нашего с ним будущего.

Время идет слишком медленно, когда ты ждешь, и несется со скоростью света, когда ты наслаждаешься тем, чего так долго ждал. Возможно, в этом заключается весь смысл мироздания. Мы учимся ценить то неповторимое мгновение, которое подарила жизнь.

Все эти дни до встречи с ними я считала часы, минуты, иногда даже секунды. И мое счастье было безграничным, когда в квартиру сначала вошла Валери, моя нимфа с темно-медными, тяжелыми локонами на плечах, за ней Луис с искрящимися глазами, Тео с блестящей улыбкой и Франц, при виде которого мое сердце запрыгало в груди. Я не могла угадать, что он переживал в миг нашей встречи, но я видела в его глазах настоящий восторг. Казалось, он не мог поверить, что видит меня наяву, стоял в прихожей, прислонившись к стене, с улыбкой наблюдал за мной. Я бросилась в распахнутые объятия Валери, мы с ней покружились по всей квартире, потом меня подхватил Луис, потом Тео, и я, наконец, оказалась напротив Франца. Не сдерживая своих эмоций, я повисла у него на шее, он, поддавшись внезапным чувствам, обхватил меня обеими руками за талию и притянул к себе. Мои глаза закрылись, словно под гипнозом, я вдыхала его запах, наполняя им все свои легкие.

Мы почувствовали неловкость, когда заметили удивленные взгляды в нашу сторону. Франц опомнился и отпустил меня, я отошла от него на несколько шагов и внезапно залилась громким хохотом. К счастью, мои друзья поддержали меня, и мы минут пять смеялись как ненормальные, держась за животы.

Когда все успокоились, какое-то напряжение, еле ощутимое в воздухе, рассеялось, и мы все вместе уселись на большой диван.

- Я не могу поверить, что мы приехали,  - Валери ухватилась за голову, - просто не могу в это поверить.

- И я не могу поверить, - Луис взял мою руку и поцеловал ее, - красавица, мы так скучали по тебе.

Я чмокнула Луиса в щеку и снова обняла Валери. Ощущала внутри себя такую эйфорию... и совсем забыла о болезни. Недомогание и температуру как рукой сняло.

- Простите, что я не смогла вас встретить. Так сильно жалею об этом.

- Брось, - сказала Валери, - мы приехали на такси. Нас подвез очень доброжелательный мужчина. Прокатились почти по всему городу, я просто в восторге.

- Все еще впереди, я покажу вам нашу большую деревню.

- Наша деревня ничто по сравнению с вашей деревней, - засмеялся Тео.

- Ваша деревня все равно лучше, - я подмигнула ему. - Вы не голодны? Рене приготовила лазанью, сама я еще утром была не в состоянии встать с постели.

- Увидела нас и выздоровела.

- Да, Луис. Я так рада, что вы приехали.

- А мы как рады, - он положил руку на мое плечо, - мы по тебе очень сильно скучали.

- И я скучала, родные.

Столько всего хотелось сказать им всем, но я потеряла дар речи. Никакими словами нельзя выразить свое счастье, если оно настоящее и безграничное. Как и печаль. Все самое искреннее мы переживаем душой, глубоко внутри себя,  а не мыслями вслух.

Наши широкие улыбки говорили все за нас. Но недолго, конечно. Уже спустя час мы активно болтали обо всем на свете, делились теми моментами, которые прожили отдельно друг от друга. Ближе к вечеру к нам присоединилась Рене, она осталась в восторге от моих друзей и когда я ее провожала, успела шепнуть мне на ухо:

- Франц просто душка.

Я закатила глаза, Рене ущипнула меня за живот и убежала. «Ей ведь пятьдесят лет, а она ведет себя как ребенок. Смотришь на эту женщину в возрасте и не боишься стареть» - думала я по дороге в гостиную.

- Валери будет спать в моей комнате. Двое парней могут устроиться на диване, а кому-то придется поспать на полу.

- Я могу, - вызвался Тео, - полезно для спины.

- Это значит, я проведу ночь с Францем? - Луис театрально искривил лицо, - боже, только не с ним.

- А что, боишься не сдержаться? - усмехнулся Франц.

- Боюсь подцепить какую-нибудь заразу, - довольно произнес Луис, уже чувствуя себя победителем в словесной схватке.

- Я бы сейчас сказал...

- Так говори.

- Тут девушки, помолчу, - Франц посмотрел на меня.

- Хватит вам собачиться, - вмешалась Валери, - сказала Аврора, что будете вместе спать, значит так и будет. Иначе придется вам провести ночь на улице.

- Ладно тебе, не заводись.

- Заткнись, - бросила Валери.

-Рыжая ведьма...  - уже тише сказал Луис.

Мы с Францем все это время переглядывались и смеялись, Тео уже засыпал, уронив голову на спинку стула.

Мы с Валери постелили парням в гостиной, сами ушли спать в мою комнату. Нам всем хотелось побыть дольше друг с другом, не спать ночью, но усталость взяла вверх над желаниями и Франц, Луис и Тео спустя некоторое время погрузились в свои сны.

- Я так рада, что мы можем болтать с тобой перед сном, как в старые добрые времена, - сказала Валери, когда я потушила свет и легла рядом с ней.

- Думала, приеду в город, вновь окунусь в атмосферу своей прежней жизни. Но на деле все оказалось намного сложнее. Мне до ужаса хотелось вернуться в наше лето, - я повернула свое лицо к ней.

- И мне.

- Расскажи, как вы на это решились.

- Благодаря тебе.  - Валери улыбнулась в полумраке. - Ты приехала, вся такая интересная, яркая, талантливая. И я подумала, что тоже хочу быть похожей на тебя. Нет, не книги писать... но добиться чего-нибудь в жизни. Родители былине против, они знают, что здесь я буду в твоих надежных руках.

- Как все удачно сложилось.

- А Франц и так должен был приехать сюда. Ты разве не знала?

- Знала.

- У него через неделю отбор. Он весь на нервах.

- Представляю. А у тебя когда экзамены?

- Через месяц, надеюсь, ты поможешь мне к ним подготовиться.

- Конечно. Все будет хорошо.

- Чудесная моя, - Валери обняла меня. - Расскажи, что у тебя нового?

- У меня... почти ничего. Работаю, заканчиваю роман.

- Как Гай? Ты же нас познакомишь с ним?

- Когда он вернется из командировки.

- А когда он вернется?

- Через две недели. Он сказал, что сделает мне предложение, когда приедет.

- Правда? - вскрикнула рыжая девушка, приподнявшись с постели.

- Тише ты, разбудишь парней.

- Аврора, - не унималасьВалери, - ты выходишь замуж? Я не знаю, плакать мне или смеяться.

- Спать, - ответила я, рассмеявшись, - а утром будет видно.

- Я не усну теперь.

- А ты представь, каково мне.

- Оу, - Валери снова упала на подушки.

- Сама не могу поверить в это... - прошептала я. Скорее тишине, чем рядом лежащей девушке. Она и не услышала, когда я повернулась, глаза Валери, обрамленные вереницей пушистых ресниц, были закрыты.

Этой ночью я почти не сомкнула глаз. В ночном спокойствии я слушала, как бьется мое неспокойное сердце. От того, что в соседней комнате лежит человек, с которым меня связывает невидимая нить судьбы. Я ведь не могла знать того, что он тоже не спит; его глазабыли обращены к яркому полукругу на небе, а мысли заполнены мной до самых краев.

Глава 4.

Я не могла дождаться наступления утра. Снова и снова возвращалась взглядом к старым настенным часам, и как только стрелка циферблата приблизилась к шести, бесшумно поднялась с постели. Валери сладко спала, обняв подушку, я минуту любовалась ее красотой, после чего в ночной майке и коротких шортах вышла из комнаты.

Гостиную освещали яркие лучи солнца, я даже немного зажмурила глаза, чтобы разглядеть своих спящих друзей. Тео чуть слышно сопел, повернувшись к стенке, рука Луиса лежала на его талии. Я с трудом сдержалась, чтобы не рассмеяться, представив суровое лицо Тео, когда он проснется рядом с романтичным Луисом в такой позе. Франц спал на матрасе, видимо, перед сном они с Тео поменялись местами. Я приблизилась к нему и немного наклонилась, чтобы увидеть его лицо. Мое желание поцеловать чуть раскрытые губы было почти непреодолимым, я опустилась на колени рядом с его спящей фигурой.

Удивительно, как одного человека может притягивать к другому. Какая-то необъяснимая сила, которая ведет твое тело против твоей воли. И невозможно сопротивляться. Да и не хочется. В это мгновение разум отключается, в закон вступают высшие силы вселенной, и ты становишься пешкой в чьих-то могущественных руках.

Может быть, это Любовь управляет тобой как марионеткой? Дергает за нужные ниточки, указывает путь...

Вы чувствовали когда-нибудь силу любви? Если, будучи в здравом рассудке, ломали свою жизнь, причиняли окружающим боль, совершали безумные поступки, боялись себя, но продолжали идти... к одному единственному человеку, то  вам должно быть знакомо это бессилие.

В этом вся любовь. Она забирает твою силу, и с каждым вздохом ты становишься слабее, а она сильнее...

Франц открыл глаза. Он немного удивился, увидев меня, лежащую рядом с собой на узеньком матрасе.

- Как ты умудрилась поместиться тут? - спросил он с улыбкой, обернувшись ко мне, - давай я подвинусь, положи голову на подушку.

- Мне удобно, - сказала я, смутившись. Только сейчас мне представилась вся абсурдность этой ситуации. Что я вообще делаю рядом с ним? Как это случилось?

- С добрым утром, - рассмеявшись, сказал он.

- Для тебя оно точно доброе. Ты, наверное, думаешь, как я тут оказалась.

- Если честно... я не думаю об этом. Я просто счастлив, что ты здесь.

- Правда? - вырвалось у меня. Какими все-таки смешными и наивными становятся девушки, когда влюбляются...

- Разве не видно?

Я промолчала. Спрятала свое лицо между подушкой и его теплым плечом.

- Сколько время?

- Шесть...

- Ого.

- Прости, если разбудила тебя.

- А я и не спал. Трудно приспособиться к новому месту.

- Только поэтому?

- Нет, соврал. Может, ты посмотришь на меня?

- Ладно. - Я убрала с лица волосы. - Только не пугайся, я сама только что проснулась.

- Удивительная... - прошептали его губы.

И у меня возникло ощущение, будто я лечу. Как долго можно находиться в состоянии полета? Когда уже настанет миг приземления... или падения?

Мы молчали, когда нужно было говорить. Смотрели друг другу в глаза и тонули, каждый в своих мечтах. Слова всегда возвращают в реальность, а нам этого никак не хотелось.

Когда я проснулась, первое что увидела  перед собой - серые глаза Франца, напоминающие пасмурное небо.

- Уснула...

- На два часа.

- А мне показалось, что просто моргнула. Ты все это время смотрел на меня?

-  Да. Ты похожа на ангелочка, когда спишь.

- Франц...

- Серьезно, я не мог не смотреть.

- Боже, что же происходит с нами? - Я закрыла лицо руками.

- Хочешь услышать правильный ответ?

- В том то и дело, что не хочу...

- Тогда давай просто помолчим... Вместе, - тихо добавил он.

Его задели мои слова. Франц не умел скрывать свои чувства, он даже не пытался делать это. Состояние души сразу же отражалось на его лице. Многие мужчины изо всех сил стараются подавить в себе эту особенность, Гай тоже относился к ним. А я никогда не понимала, почему человек должен прятать свои эмоции, будь он мужчиной или женщиной. А как еще мы можем понимать друг друга? Порой говорить не хочется, нужные слова не находятся, а читать мысли люди еще не научились.

Мы неохотно встали с твердой постели, Франц вышел на балкон подышать свежим воздухом, я умылась и вернулась в свою комнату. Валери уже проснулась, она сидела на кровати, скрестив ноги, и с интересом рассматривала какие-то фотографии.

- Что это у тебя?

Она не заметила, как я вошла, поэтому вздрогнула, услышав мой голос.

- Фотографии, лежали на тумбочке.

- Старые снимки родителей. Что-то странное нашло на меня вчера, и я решила их посмотреть. Хотя, когда болеешь, странное каждую минуту лезет в голову.

- Мне это знакомо. - Валери оторвала взгляд от фотографий и посмотрела на меня. -  Какая же у тебя мама красавица. Знаешь, я смотрю на нее и понимаю, что женщина может быть прекрасна в любом возрасте, абсолютно в любом. И нельзя сказать, в двадцать лет она была красивее или сейчас, разная красота и неоспоримая.

- Я тоже всегда думаю об этом, когда смотрю на нее.

- Вы очень похожи. Обе прекрасны, как внешне, так и внутренне.

- Спасибо, - я слабо улыбнулась ей.

- Что с тобой? Ты выглядишь расстроенной.

- Скорее больной. Давай приготовим что-нибудь парням, они скоро проснутся, а со вчерашнего обеда ничего не осталось.

- Давай. Они все спят еще?

- Франц на балконе.

- Что он там делает в такую погоду? Мокнет?

- Наверное.

- Боже, какой же он трагичный. Наверное, вспомнил одну из своих бывших подружек.

Мне было неприятно все это слушать, но я не подала виду. Мысль о том, что Франц в эти минуты думает обо мне, почему-то успокаивала, хоть я и понимала, что это плохой знак.

Днем погода исправилась; на чистом голубом небе появилась радуга, солнце залило верхушки деревьев золотистым светом. Мне не терпелось показать город моим друзьям, поэтому я предложила прогуляться по центру.

Валери взяла с собой фотоаппарат, и вспышки преследовали нас почти на каждом шагу. В метро все дурачились. Оказывается, Луис и Тео в первый раз пользовались подобным транспортным средством. Я была поражена тем, что в современном мире еще остались люди, которые открывают для себя что-то новое, которые чему-то удивляются, и мне было забавно наблюдать за восторженными лицами парней.

Что я могу рассказать о городе В...? С самого детства называю его очень просто  - большой город. Я была маленькой, и все эти здания, дороги казались мне бесконечными, огромными. Я чувствовала себя минипутом из книги Люка Бессона.

Мой город красивый, хоть и шумный. Но есть в нем такие потаенные места, о которых мало кто знает.  Я люблю приходить туда с книжкой или с музыкой, и на несколько часов теряться среди деревьев и высокой зелени. А потом возвращаться в тот круговорот событий, за которыми порой не успеваешь угнаться.

В городе В... легко заблудиться. Здесь много улиц, переулков и закоулков. Много бутиков, ресторанов, уличных кафе, салонов красоты. Повсюду висят театральные и концертные афиши, вывески магазинов, рекламные объявления.

Я навсегда запомню наше первое свидание с Гаем. Мы прогуливались по центру города, он все время молчал, а я говорила и говорила. Потом он мне купил мороженое в вафельном рожке, я боялась, что оно растает. Если совсем честно, то и самого Гая я немного боялась... он казался мне таким серьезным, взрослым. Но потом я заметила, что рядом со мной он всегда улыбается, даже когда злой и ему не хочется...

Спустя время мы стали парой и как-то решили прогуляться в том же месте. Когда мы проходили мимо большой афиши балета «Лебединое озеро» и я остановилась возле него на несколько минут, он мне сказал:

- Знаешь, в какой момент я влюбился в тебя? Когда понял, что все девушки, с которыми я раньше прогуливался по городу, засматривались на приезжающие мимо машины, на витрины дорогих бутиков, на прохожих, а ты останавливала долгий взгляд только на театральных афишах, всегда замедляла шаги, чтобы успеть прочитать всю информацию о новой театральной постановке, начинала восхищенно рассказывать мне про театр. Я тогда не любил театры, но в тебя влюбился без памяти.

Мне нравится культурный окрас этого города - здесь живет много интересных людей, привлекающих своей неординарной внешностью и непредсказуемыми поступками. А еще можно одеваться как тебе вздумается, читать, сидя на тротуаре, бегать, когда все идут, покупать сладкую вату и есть ее по дороге домой, и никто не осудит тебя, не посмотрит косо. Все слишком заняты своей личной жизнью, чтобы обращать внимание на то, что происходит вокруг.

Но мои друзья поражались всему. Валери с полуоткрытым ртом рассматривала девушек с татуировками, пирсингами, красными или зелеными волосами, парни сворачивали шеи из-за мимо едущих дорогих автомобилей, я следила за их реакцией, и становилось смешно.

- Неужели вы никогда не были в большом городе? - спросила я, когда мы остановились возле ларька купить мороженое.

- Я нет, - ответил Луис, - один раз всего, в детстве. Сам не понимаю, как так получилось. В нашем маленьком городке все по-другому...

- Да, - согласилась я, - у вас нет девушек с разрисованными руками, согласна. Но поменьше крутите головой, это уже выглядит подозрительно.

- Не знаю как вам, но мне хочется остаться тут навсегда, - влезла в разговор Валери, - я больше не вернусь в деревню. Побреюсь налысо, сделаю себе пирсинг и буду жить в городе долго и счастливо.

- А без всякого уродства тебе тут не разрешат остаться? - съязвил Луис.

- Теперь представьте лысую Валери в белом халате врача, - я рассмеялась, - жутко.

- Уф, может не поступать на медицинский?

- Может  просто не трогать свою прекрасную шевелюру?

- Я подумаю, дорогая.

- Кто хочет мороженое? - к нам подошел Франц, - разбирайте. Кто какое любит?

- Мне шоколадное, - отозвался Тео.

- И мне шоколадное, - Валери взяла из рук парня два рожка, - держи, Тео.

-А ты? -Франц обратился ко мне.

- Я не люблю мороженое, если честно. Но за компанию. Давай мне любое.

- Девушка, которая не любит мороженое? - улыбнулся он.

- И такое бывает, - я пожала плечами, - равнодушна к сладкому.

- Не понимаю я тебя, - Луис покачал головой, - мне ванильное, дружище.

- Смотрите, какая чудесная погода. Вы приехали и привезли вместе с собой кусочек лета.

- А я думал, почему у меня сумка такая тяжелая, - весело сказал Тео.

- Фонтаны, - восторженно воскликнула Валери, - я обожаю фонтаны.

- Хочешь искупаться? - Франц схватил ее за талию и чуть приподнял над землей.

- Смотри, сейчас договоришься и сам искупаешься, - не растерялась девушка.

- У тебя такой острый язык.

- Это мой иммунитет против вас.

- Аврора, а почему ты не знакомишь нас с Гаем? - вдруг поинтересовался Луис. Мы с ним немного отстали от всех, и теперь шли медленно, ведя легкую и приятную беседу.

- Вы здесь только второй день, еще успею.

- Да, но он бы мог сегодня гулять с нами.

- Если бы был в городе. Уехал на две недели в командировку.

- А кем он работает? Вы давно вместе? Мне Валери что-то рассказывала, кажется, не помню... Хочется знать, с кем связала свою судьбу наша красавица.

- С очень хорошим человеком, не беспокойся.

- Все равно... я хочу с ним познакомиться.

- Познакомишься, - заверила я его.

- А в остальном? Как дела у тебя?

- Замечательно, - мы с Луисом сели на скамейку. - А у тебя?

- Тоже. Правда... есть кое-что.

- Рассказывай.

- Ты же вроде разбираешься в делах сердечных?

- С чего ты взял? Я создаю такое впечатление?

- Да. Нет. Не знаю... - засмеялся Луис. - Ты пишешь книги, они разве не о любви?

- В большей степени о любви, - вздохнула я, посмотрев на своих друзей, развлекающихся возле фонтанов, - но иногда кажется, что я сама в этом ничего не понимаю. Ты опять в кого-то влюбился?

Сначала Луис сделал вид, что его задели мои слова, потом его лицо расплылось в улыбке.

- Как ты догадалась?

- Луис, только не смеши меня. По тебе же видно -  ходишь, опустив нос, вид задумчивый, еще и про сердечные дела у меня интересуешься.

- Жаль, что я такой предсказуемый. А ты не ревнуешь меня к другой?

- Я, конечно, обожаю тебя.... - я толкнула его в плечо, - ладно, давай рассказывай.

- Короче... в нашу деревню переехала одна девушка с семьей. Ее зовут Вера. Такая красавица, длинные косы, голубые глаза.

- Русская краса, - напела я.

- Да.

- Ты в нее влюбился?

- Да.

- Вы знакомы?

- Да... Нет.

- Луис.

- Аврора.

Мы с ним разразились громким, продолжительным хохотом, который, видимо, дошел до наших друзей. Через секунду Франц опустился рядом со мной на скамейку.

- Веселитесь без нас?

- Ты что тут  забыл, - Луис закатил глаза, - мы с Авророй вообще-то разговариваем.

- Я вижу, как вы разговаривайте.

- Пусть Франц посидит с нами, Луис. Не вредничай.

- Я не буду при нем ничего рассказывать.

- Он тебе про Веру рассказывал?

- Про кого? - Луис придал своему лицу удивленный вид.

- У меня уже болит живот от смеха. Дайте передохнуть, - откашлявшись, протянула я.

- Ладно, в следующий раз поговорим, - серьезно сказал Луис.

- Ты хотел сказать «ладно, в следующий раз я поплачу у тебя на плече»?

- Франц, я же просила.

- Хорошо, - он подмигнул Луису, - тебе снова повезло.

Валери захотела в кино, Франц и Тео на час задержали нас в спортивном магазине, поздно вечером у Луиса возникло желание поесть гамбургеров, и наконец, после долгого и насыщенного эмоциями дня, мы уставшие, но веселые, вернулись домой. Я зашла в комнату переодеться, когда раздался неожиданный звонок. В трубке послышался женский голос, который я не сразу узнала.

- Привет, Аврора. Я хочу с тобой серьезно поговорить.

- Простите, но вы кто? - я села на кровать и постаралась одной рукой натянуть на себя домашнюю футболку.

-  Это Эжени. Помнишь меня?

- Припоминаю... - не скрывая изумления в голосе, ответила я.

- Чудно, иначе бы разговор не получился.

- Что-то случилось? - поинтересовалась я, уловив в ее речи печальные ноты.

- Вообще-то случилось...да, - призналась девушка, - извини, что беспокою тебя в такой поздний час.

Эжени была любезна, что удивляло. Тот образ, который сложился в моей голове после единственной встречи с ней на пляже, не имел ничего общего с той девушкой, которая сейчас разговаривала со мной по телефону. Я, конечно, догадывалась, о чем пойдет речь, но решила сделать вид, что ее звонок очень заинтриговал меня.

- Ничего страшного, я еще не собираюсь ложиться.

- Ты хотела сказать, вы не собирайтесь ложиться...

- Да, - мои подозрения подтвердились, и я тут же потеряла интерес к этому разговору, - мы еще не собираемся ложиться спать.

- Аврора, ты же знаешь, что у нас с Францем отношения...

- Да? Я думала, вы расстались.

- Мы не расстались, дорогая, - Эжени понемногу возвращалась в свой привычный образ, - не знаю, откуда  у тебя такая информация. У нас просто сложный период.

- Понятно, - вяло произнесла я.

- Я просто хотела спросить у тебя, что ты к нему чувствуешь.

- Что? - переспросила я. Вопрос был слишком прямой и застал меня врасплох.

- Скажи мне правду. Ты влюблена во Франца?

- Эжени, я не понимаю твоей тревоги. Если ты думаешь, что я хочу увести твоего любимого, то хочу сказать, что это глубокое заблуждение. Мы с Францем друзья и ничего больше. Тем более, он младше, а еще моя личная жизнь заботит меня намного больше, чем ваши отношения.

- Я сама так думаю, - с явным облегчением сказала Эжени.

- Если ты думаешь так, зачем позвонила? Убедиться?

- Можно и так сказать.

- Или ты сомневаешься в нем? Тогда позвони лучше Францу в следующий раз.

- Ты злишься на меня?

- Нет... - успокоилась я, - просто у меня своих проблем хватает.

- Понимаю. Но я хотела бы сказать тебе спасибо. Твой приезд нас немного поссорил, а отъезд примирил. А примирение после ссоры всегда приятное.

- Очень рада за вас, - сказала я с безразличием.

- Ладно, было приятно пообщаться с тобой. Надеюсь, в будущем мы станем подругами, если вы с Францем, как ты говоришь, такие близкие друзья.

- Конечно, Эжени, я не против.

- Тогда спокойной ночи. И не говори ему, пожалуйста, что я звонила.

- Хорошо. Пока.

Я сидела с телефоном в руке, когда в комнату зашла Валери. По моему озадаченному виду она сразу поняла, что я с кем-то разговаривала.

- Родители? - она села на тумбочку.

- Нет, Эжени.

- Эжени?

- Да.

- Что хотела эта ненормальная?

- Спрашивала, что я чувствую к Францу.

- Чего? - прыснула от смеха рыжая, - она правда ненормальная. Ревнует его к каждой девушке, которая живет на планете Земля.

- Я думала, они расстались...

- Их не понять. Точнее, его не понять. Они по сто раз на дню расстаются и мирятся. Кажется, оба получает от этого дикое удовольствие.

- А я тут причем?

- Ну, если честно, я не удивлена, - Валери задумчиво посмотрела на меня, - знаешь, я ведь кое о чем не рассказала тебе...

- Почему?

- Не хотела загружать твою чудную головку всяким бредом, но... - она плавно переместилась с тумбочки на кровать, - мы с Францем говорили о тебе, когда ты уехала.

- Ммм... - мой взгляд блуждал по комнате, а ладони вспотели от волнения, - о чем именно вы говорили?

- Он сказал, что ты девушка его мечты.

- Так и сказал? - я улыбнулась, от смущения опустив глаза.

- Да, так и сказал. Он много что еще говорил....

Я молчала, потому что боялась произнести что-то лишнее. Меня переполняли эмоции. Хотелось говорить с Валери о Франце, о наших с ним чувствах, о том, что скрыто от ее глаз.

- Я сначала не придала этому никакого значения, - продолжала Валери, - думала, что ситуация аналогичная, как и с Луисом. Но потом мои подозрения только усугубились. Франц постоянно говорил о тебе со мной. Я знаю, что он целыми днями писал тебе. Про Эжени вообще забыл. Она попросила меня встретиться, и целый час проплакала на моем плече. Я, конечно, потом сразу вернулась домой и помыла кофту. Короче говоря, все серьезно. Наш сероглазый принц влюблен безмерно и безответно в принцессу Аврору.

- А почему ты не рассказывала мне об этом?

-Потому что не хотела вмешиваться в ваши отношения с Гаем. Я понимаю, как неуместно выглядит Франц со своими чувствами...

- Ты не говорила ему про Гая?

- Нет, мне стало жаль его. Извини.

- Не извиняйся.

- Я подумала, что мы приедем, и он сам все увидит.

- Да, так и будет... - печально сказала я.

- Ладно, не вешай нос. Франц должен понимать, что ты создана не для него. Вы из разных миров.

- Да...

- Ты у меня такая волшебная, - Валери с нежностью прижалась ко мне, - неудивительно, что в тебя все влюбляются. А Франц своего не упустит. Он влюбляется чаще, чем дышит.

- Какая шумная ночь... - сказала Валери.

Мы с ней сидели на балконе, укрывшись пледом, и ждали падающих звезд. Деревья ожили под покровительством ветра, они раскачивались в такт музыке, которая звучала в моей голове. Из полуоткрытых окон доносились голоса соседей, в темноте, освещенной только уличными фонарями, двигались чьи-то фигуры.

В деревне, с наступлением темноты, с улиц исчезают люди, они растворяются во внезапной тишине, природа, поддавшись законам жизни, тоже засыпает. А ночь в городе совсем другая. Люди не спят, они бодрствуют. Им просто жаль то время, которое безвозвратно теряется во сне. Я давно заметила, что жители мегаполисов боятся бездействия, они каждую секунду что-то делают, о чем-то думают, постоянно спешат, даже когда спешить некуда. И даже ночь они используют в пользу себе; работают, пишут кандидатские, общаются с друзьями, выясняют отношения.

 Неужели люди никогда не поймут, что бездействие чаще всего рождается в действии. Можно постоянно двигаться, но в этом нет никакого смысла, если не видно конечной остановки. Жизнь коротка, да, но лучше прожить ее осмысленно, иногда делая паузы для раздумий, чем так... постоянно в движении, в каком-то повседневном хаосе мыслей и событий.

- Вы почему такие кислые? - Тео приоткрыл дверь балкона и высунул голову, - давайте фильм смотреть, Луис уже включил.

- Что за фильм? - Зевая, спросила Валери.

- Самый страшный в истории ужасов.

- Чувствую, я засну под него, - вставая, промямлила рыжая, - ты идешь?

Я покачала головой и ответила, что хочу немного побыть в одиночестве. Усталость не позволяла покинуть удобное сидячее место, которые мы соорудили из подушек. Уходя, Валери и Тео предупредили, что если в ближайшее время я не присоединюсь ко всем, они вернутся за мной.

Не пришлось надолго оставаться одной, Франц опустился на подушки и протянул мне пачку хлопьев.

- Я не ем чипсы, поэтому купил вот это. Шоколадные, угощайся.

- Спасибо, - я немного подвинулась, и он устроился рядом со мной, - а фильм?

- Видел уже, вообще не страшный.

- Я так и думала. Но, то, что не страшно для тебя и меня, страшно для Луиса.

- Для Луиса даже страшно то, что не страшно детям в детском саду.

- Ты его все время цепляешь, он не обижается?

- Иногда. Но уже привык. На самом деле, я его очень люблю, только никому не говори.

- Не скажу.

- А почему ты сидишь одна?

- Не знаю. Франц... - я сделала долгую паузу, во время которой он не сводил взгляда с моего лица, - мне звонила Эжени.

- Зачем?

 Мое сообщение совсем не удивило Франца. Наверное, Эжени не в первый раз звонит его приятельницам...

- Она просила не рассказывать тебе об этом, но я не вижу смысла скрывать. Просто попроси свою подружку больше так не делать. Я не люблю, когда меня в чем-то незаслуженно обвиняют.

- А в чем она тебя обвиняла?

- В то, что я увожу тебя у нее.

- Она безмозглая.

- Ты так называешь свою девушку?

- Она не моя девушка, - Франц вздохнул,- точнее, была ей, но сейчас...

- Почему бы вам просто не поговорить об этом?

- О чем?

- О наших с тобой отношениях. Скажи ей о том, что их нет.

- И никогда не будет?

- Франц... - мой взгляд растворился в глубокой темноте, - прости...

- Аврора, ты не можешь мне врать. Я вижу, что происходит между нами. Ты хочешь этого также как и я. - Он взял меня за руку. - Чего ты боишься? Тебя беспокоит разница в возрасте или то, что я не могу пока предложить ничего больше, чем просто отношения? А мне очень хочется, я обещаю, что устроюсь в городе, найду работу, буду играть в профессиональном клубе, ты не пожалеешь, если доверишься мне.

- Ты говоришь глупости, - я попыталась отдернуть руку, но он крепко сжимал ее, - Франц, все это сказки.

- Почему? Я влюбился в тебя с первого взгляда. Я сам не верил, что такое бывает, но когда ты появилась в тот день на пляже, мне показалось, что моя жизнь изменилась в эту самую секунду. Поверь, так и случилось.

- Какая ужасная ночь... - я закрыла лицо руками.

Франц обнял меня и поцеловал мои пальцы. Я сидела рядом с ним словно парализованная, он говорил о своих чувствах, а я молчала и не двигалась.

Мы совсем забыли об остальных, и к счастью, они о нас тоже. Я каждую минуту обещала себе рассказать ему про Гая, но время шло, сумерки рассеивались, город просыпался, а я не могла найти нужных слов. Мы так и заснули; на балконе, в обнимку, лежа на подушках.

Глава 5.

Нас разбудила утренняя прохлада. Мелкий дождик моросил по асфальту, ветер подгонял хмурые облака, а мы лежали в объятиях друг друга и не чувствовали холода.

Время останавливается в тот момент, когда два любящих человека просыпаютсяв тепле объятий и встречаются взглядами. Любуются друг другом, утопают в нежности, чувствуют счастье, которое так похоже на забвение. Они оба существуют только в этот миг, существуют в нем до тех пор, пока не наступит полное пробуждение.

- Нам нужно вставать, - я провела пальцами по ярко очерченным скулам Франца, - иначе кто-нибудь проснется и увидит нас здесь.

- Но сначала ты мне расскажешь то, о чем умолчала вчера, - его лицо приблизилось к моему лицу и застыло в нескольких миллиметрах, - я жду.

- Ты думаешь, я что-то скрываю от тебя? - я смотрела на его губы и в своих мечтах уже давно их целовала.

- Я в этом уверен. Знаю, тебя что-то мучит, ты не до конца откровенна со мной. А я хочу знать все, даже если мне это не понравится.

- Даже если тебе от этого будет больно?

- Да, - он посмотрел на меня, - знай, рядом с тобой я перенесу любую боль.

- Франц, - я коснулась его холодных пальцев, - мне не хочется, чтобы ты ненавидел меня. А если я стану откровенничать с тобой, то так и будет. Может, мы просто все закончим? Точнее, не будем ничего начинать....

- Послушай, - он присел и потянул меня за собой, - ты не хочешь мне говорить, что уже встречаешься с кем-то, да?

- Но... откуда ты знаешь?

Я готовилась к этому разговору на протяжении нескольких недель, но теперь мне хотелось уйти от него. То, что таится в твоей душе, кажется, так и будет навечно в заточении, но вдруг в один момент туда врывается сильнейший ветер, разрывает цепи, ломает замки, и все, что ты с таким усердием хранила, оказывается на свободе помимо твоей воли. И весь мир переворачивается у тебя на глазах.

- Аврора, давай будем честными. Я уверен, что ты испытываешь ко мне сильные чувства, раньше сомневался, но теперь, когда приехал...

- Да, я не могу отрицать этого...

- Либо ты неуверенная в себе, либо тебя что-то беспокоит, совесть, например.

- Франц, - мне хотелось закрыть уши руками и ничего больше не слышать, - только не говори мне это слово.

- Совесть?

- Да, оно словно лезвие ножа, глубоко ранит меня.... Слова не имеют никакого смысла, пока не произнесены вслух.

- Скажи, вы давно вместе? Если да, то почему? Ты же не любишь его.

- Откуда тебе знать, что такое любовь? - Я вся дрожала от волнения.

- Я не говорю, что знаю.

- Временное помутнение точно не любовь, поверь мне.

- Ты называешь наши чувства временным помутнением? - в его взгляде бушевало потрясение, - но почему?

- О какой любви можно говорить? Мы знакомы несколько месяцев, у тебя своя жизнь, у меня моя.

- А какое это имеет отношение к любви?

- Большое, - отрезала я, - никогда не думала, что способна на такое. Слишком далеко мы зашли... и в этом виновата только я.

- Это говоришь ты? Или просто озвучиваешь его мысли?

- Ты не знаешь Гая...

- И не хочу знать. Он держит тебя в клетке, для меня этого достаточно, чтобы ненавидеть его.

- Нет никакой клетки, просто ты слишком легкомысленный и не понимаешь, как человек может страдать из-за своих необдуманных поступков.

- Я не верю тебе.

- И не нужно...

- Ты не можешь сопротивляться любви. И твои поступки доказательство этому.

- Нет никакой любви, - я повысила голос, - и ты лучше меня знаешь это.

- Время покажет... - сказал он разочарованно.

Мне хотелось снова возразить ему, но дверь балкона скрипнула и показалась лохматая голова Луиса.

- Вы чего тут разорались? - Он протер все еще сонные глаза и уставился на нас, - что происходит? Аврора, ты спала тут? И ты, Франц? - Его голос дрогнул.

Минуту мы переглядывались с Францем, после чего  я, с большим усилием, вернула своему лицу беззаботный вид и встала с подушек.

- Нет, конечно, - я улыбнулась Луису, - Франц спал здесь, а я пришла узнать, не замерз ли он ночью.

- Да? - Блондин окинул меня неуверенным взглядом.

- Да, - твердо сказал Франц.

- Ну ладно. А я спал как младенец, вчерашняя прогулка по городу меня серьезно утомила. Но хочется еще, сегодня пойдем куда-нибудь?

- Пока не знаю, мне нужно будет заехать на работу, а потом я обещала Валери показать медицинский университет.

- Ладно, тогда мы с парнями прогуляемся.

- Я не смогу, у меня другие планы.

- Какие? - Луис удивленно посмотрел на Франца.

- Личные. - Бросил Франц через плечо и зашел в квартиру.

- Что это с ним?

-Не знаю, - я пожала плечами, - наверное, замерз и стал раздражительным.

- А кто его просил считать звезды ночью? Безнадежный романтик. Ты как себя чувствуешь, красавица?

- Хорошо, - ответила я, изо всех сил сдерживая слезы.

- Что ты сказала шефу? - спросила Валери, когда мы вышли из здания типографии на улицу.

- Что ко мне приехали родственники и мне нужна хотя бы неделя, чтобы насладиться их обществом.

- И он не против?

- Я буду работать дома, а ему все равно.

- Идеально, - девушка заключила пальцы в «замочек», - значит, у нас впереди целая неделя сумасшествия. А потом поступление, отбор, работа, приезд Гая, отъезд Тео и Луиса.

- Буду молиться, чтобы эта неделя продолжалась как можно дольше.

- А мне понравилось у тебя на работе. Такая интересная атмосфера, а еще эта девушка в зеленой юбке, забыла, как ее зовут.

- Софи.

- Ах да, у нее красивое имя. Почему ты не была на ее дне рождении? Она обижена на тебя.

- Я заболела и забыла предупредить ее, - я виновато опустила голову, - но все равно сделаю ей подарок. Куплю красивые бусы на шею.

- Она забавная.

- А еще слишком любопытная.

- И болтливая. Про разрез на юбке я вообще молчу, - Валери вытаращила глаза, - если бы я была мужчиной...

- Дурочка моя, - я поцеловала ее волосы, - ненормальная.

Мы собирались перейти дорогу, как вдруг рядом раздался громкий сигнал автомобиля. Валери подскочила на месте от испуга, я уже приготовилась обрушить на голову навязчивого водителя все проклятия мира, когда окно машины опустилось, и оттуда выглянуло добродушное лицо Жака. Возмущение Валери только наросло от этого вида, она скрестила руки на груди и направила на бедного парня пронзительный, недовольный взгляд.

- Я вас напугал? - Он виновато нахмурился, - простите. Просто увидел и очень обрадовался, случайно вышло.

- Ничего страшного, Жак, - я любезно улыбнулась ему, - мы рады тебя видеть. Как поживаешь?

- И я рад. Спасибо, все хорошо. Куда путь держите?

- Я хотела показать Валери медицинский университет, она будет поступать в этом месяце.

- Хорошая новость, - обрадовался Жак и посмотрел на Валери, - какое именно направление тебя интересует? У меня сестра окулист.

- А я хочу в морге работать.

- Серьезно? -рот парня приоткрылся и застыл.

- Да, а что тут такого? - все так же спокойно и надменно спросила рыжая.

- Она шутит, - вмешалась я, - Валери любит шутить.

- Ясно... - Жак приподнял брови,- я отвезу вас, садитесь. Отказы не принимаются.

Мы уселись на задние сиденья, Валери скромно устроилась возле окна, я оказалась в центре и всю дорогу вела с Жаком ничем не примечательную беседу о работе, учебе. Он пригласил нас всех на выходные в свой загородный дом, я не смогла отказаться, даже под прицелом зловещего взгляда Валери. Когда мы вышли из машины и Жак, попрощавшись, уехал, подруга буквально повисла у меня на руке:

- Зачем ты согласилась? Он же такой зануда, лучше лежать дома на диване перед телевизором, чем слушать его скучные истории, - ее голос перешел в нытье.

- А мне кажется, ты так не считаешь, - я усмехнулась и выдернула руку, - просто признайся, что ты в него влюблена, и твое недовольство - это просто защитная реакция.

- Не могу поверить, что ты так думаешь.

- Не могу поверить, что ты собираешься это отрицать.

- Аврора!

- Милая, мы все влюбляемся. Вдруг встречаем какого-то человека и чувствуем, как земля исчезает из-под ног. Даже дышать рядом с ним становится сложно. И знаешь, что самое удивительное? Возможно, он даже не догадывается, как дорог нам.... Не знает, сколько места выделено в нашем сердце для него, сколько бессонных ночей посвящено его образу, сколько мечтаний подарено ему...

-Ладно... - Валери покорно склонила свою рыжую голову, и на ее щеках появился яркий румянец, - невозможно тебе врать, ты видишь меня насквозь.

- Давай вечером поговорим об этом, - я коснулась ее плеча, - а сейчас посмотри вперед. Здесь ты будешь учиться, если сдашь экзамены.

- Это было лет пять назад. Я сидела в гостиной, делала уроки, переживала по поводу того, что на лице веснушек стало еще больше. Как раз в этом возрасте у меня было кучу комплексов, мне казалось, что волосы цвета ржавчины, веснушки похожи на прыщи или какой-то дефект, бедра слишком широкие. Наверное, все девочки в тринадцать лет такие, но я смотрела на своих одноклассниц и думала, что у них не может быть никаких комплексов, ведь они такие красивые и нравятся мальчишкам. И, совсем потерявшись в своих мыслях, я не услышала, как к нам пришли гости, как папа ушел их встречать, как мама засуетилась. И вдруг в гостиную вошел он... - Валери засмеялась, закрыв лицо руками. - Такой забавный, я как вспомню, смешно становится. У него были модные джинсы, футболка с картинкой моей любимой рок-группы, волосы почти до плеч... Сложно его представить таким сейчас, да ведь? Он стал героем моих снов. Честное слово, я видела его почти каждую ночь... и для маленькой девочки было непонятно, почему образ двадцатилетнего парня преследует ее повсюду. Я только одной подружке рассказала о нем, а она назвала его «стариком». Конечно, мои ровесницы сходили с ума по одноклассникам, старшеклассникам, а я днем и ночью рисовала его на последнем листочке тетради.

- Как же мило это, Валери. Столько чувств в твоем сердце, оказывается.

- А кому они нужны? Точно не ему... Мы ведь знакомы долгие годы, семьи очень близко общаются, столько раз ночевали в одном доме, проводили вместе время, а он ни разу не проявил ко мне никакого внимания. Кто я для него? Всего лишь маленькая деревенская девочка, которая один раз от волнения пролила на него кофе... - грустно всхлипнула Валери.

- Но эта маленькая девочка выросла и превратилась в прекрасную девушку. Гадкий утенок перевоплотился в белоснежного лебедя. Ты разве не читала эту сказку?

- Читала, но это всего лишь сказка...

- Жизнь очень часто становится сказкой.

- Но я не могу сделать так, чтобы он влюбился в меня.

- Не нужно этого делать. Ты просто должна любить себя такой, какая ты есть. Верить в то, что ты красива, умна, интересна. Я могу этот список продолжать бесконечно. И не для того, чтобы сделать тебе приятное, а потому что это правда.

- Он же не видит меня такой, иногда создается ощущение, что он вообще не видит меня. А еще я веду себя при нем так нелепо, глупею на глазах.

- Значит, он не твой человек. Рядом со своим ты будешь самой беззаботной и самой очаровательной девушкой на свете.

- Ладно... - Валери уткнулась носом в мои колени, - если я буду вести себя как полная дура, когда мы поедем в его загородный дом, ты мне скажи. А еще лучше, закрой в какой-нибудь комнате и не выпускай.

- Когда-нибудь вы поменяетесь местами, он пригласит тебя на свидание, а ты из-за вредности откажешь ему. Но только если будешь уверена в том, что он повторит свою попытку...

- А как я пойму это?

- Никак, я пошутила. Если он искренне захочет, чтобы ты была с ним, обязательно попробует еще. И не один раз, а много, пока ты не согласишься.

- Ты начиталась сказок и теперь свято в них веришь... - усмехнулась подруга, - но глубоко в душе знаешь, что нет на свете ничего такого...

- Может быть, - я откинула голову назад и позволила волосам коснуться открытой спины, - но лучше жить с верой, чем без нее.

Жак позвонил мне через два дня и настойчиво напомнил о моем обещании собрать всех у него дома на выходных. Я кивала головой, стоя у окна, следила за тем, как меняется выражение лица Валери. Рыжая девушка,нарезая фрукты, старалась уловить каждое мое слово, сказанное в телефон.

- Да, Жак, да... нам очень хочется приехать к тебе. Парни загорелись, Тео предложил пойти все вместе на рыбалку, ты вроде говорил, что у вас там есть озеро. Мы все хотим, правда. Но есть небольшая проблема...У меня в субботу день рождения, я не думала еще, как собираюсь праздновать...

Спустя минут пять я отключила телефон и села за стол. Валери вопросительно посмотрела на меня.

- Жак предложил отпраздновать мой день у него в загородном доме. Как тебе?

- Эм... а он не знает, что ты уезжаешь на выходные к Гаю?

- Я никуда не поеду. Гай не сможет оставить работу и провести даже день со мной. И приехать он не сможет.

- Как жаль... - вздохнула подруга.

- Первый раз за четыре года его не будет на моем празднике.

- Он будет мысленно с тобой.

- Я удивляюсь, Валери. Как будто жизнь испытывает меня.

- О чем ты?

- Я просто огорчена...

- Так, не грусти, - девушка спрыгнула со стула и обняла меня за плечи, - мы организуем тебе лучший праздник. Чтобы на всю жизнь запомнился. А выйдешь скоро замуж и будешь каждый год со своим Гаем отмечать, нудно, романтично, однообразно...

- Прекрати это, - я засмеялась, повернувшись к ней, - мы никогда не будем такими.

- Кто знает, - она обнажила свои белые зубки, - после замужества все становятся одинаковыми.

- Значит, и ты станешь такой.

- Нет, я никогда не выйду замуж.

- А если Жак сделает тебе предложение? Откажешь?

- Естественно, - Валери гордо прошлась по всей кухне, - выходить замуж за этого зануду? Шутишь что ли...

- Да, да, я сделаю вид, будто верю тебе.

- Давай лучше подумаем о твоем дне. Загородный дом - хорошая идея. Еще бы он был пустой... без всяких подозрительных личностей.

Я понимала, что происходит в моей жизни. Наверное, этот период можно назвать «проверкой на прочность», всем парам хоть раз в жизни приходится пройти через это, а мы с Гаем не стали исключением. За все время наших отношений мы оба плыли по спокойному течению, рядом, не задумываясь о мелких волнах, которые встречались на нашем пути. Гай вел вперед, давая надежду на будущее, я позволяла вести себя. Знала, к чему в итоге мы должны  прийти. Он не относился к тем людям, которые делают что-то в своей жизни просто так. Если начал, то обязательно для чего-то.

Теперь же буря в пустыне. Шторм в открытом море. Град среди ясного дня. Эти явления частые гости в нашей жизни. Я ведь говорю не о природных явлениях... В человеческой душе всегда какая-то своя погода.

На расстоянии нам было сложно сохранять спокойствие. Гай все время сомневался во мне. Он писал каждый час, и если я не отвечала моментально на сообщение, то его мысли обращались к самому плохому. Из-за этого мы постоянно ругались, общение стало в тягость, я понимала, что мне намного радостнее, когда он молчит... Тот факт, что мы не увидимся на мой день рождения из-за его работы еще больше усугубил и без того напряженную ситуацию.

Не скучать по любимому человеку, когда он далеко от тебя - первый признак того, что он уже давно не любимый... А иначе как можно жить без воздуха, но в тоже время спокойно дышать?

Я скучала по Гаю как по родному человеку, мне не хватало его присутствия, но не хотелось объятий и поцелуев. Стало страшно от самой себя, особенно от того, что в моих переживаниях не было места для него...

Я все время думала о Франце, который в последние дни почти не разговаривал со мной. Он проводил время в одиночестве, лежал в комнате с наушниками или вообще уходил гулять и возвращался поздно. Мы все смотрели кино, болтали друг с другом до самого рассвета, а он спал, отвернувшись от нас к стене. Я старалась скрыть от друзей свое скверное настроение, но плохо получалось, они замечали какую-то неопределенность, которая связывала меня и Франца.

Глава 6.

В какой момент к тебе приходит осознание, что лето ушло и вместе с ним ушли твои ожидания? Когда рано утром ты открываешь окно, чтобы поздороваться с солнцем, а воздух встречает прохладой, мелкие капли дождя стекают по еще сонному лицу и лишь солнечные лучи заботливо обнимают тебя из последних сил, словно прощаясь. И радуга в знак утешения окрашивает небо в оттенки исчезающего лета.

Когда наступает сентябрь, главное - не поддаваться отчаянию. И по-прежнему искать теплоту в окружающем мире. В сентябре всем людям немного грустно, они находят утешение друг в друге, окутываясь в нежность и заботу, чтобы пережить вместе эту общую потерю.

Но мой сентябрь еще не наступил. Точнее... лето подарило мне еще один, последний шанс отогреть свое сердце перед приходом золотой осени.

7 сентября Валери проснулась раньше всех, а я сделала вид, что все еще сплю. Она, не издавая ни звука, казалось, и вовсе не дыша, оделась и вышла из комнаты, по дороге еще раз обернулась, чтобы убедиться, что незначительный скрип двери не потревожил мой сон.

Когда ее шаги стихли, я открыла глаза. За окном светило яркое солнце, слишком летнее для сентября, и подумалось мне, что природа самая первая вручает свой подарок имениннице.

Спустя время я услышала голоса своих друзей в гостиной, они старались говорить шепотом, но у Тео не совсем получалось. Меня забавляла вся эта ситуация, и долгие полчаса я находилась в приятном ожидании.

Дверь открылась, и на пороге появился Луис, весь купающийся в солнечном свете. Он, недолго думая, проскочил расстояние от двери до моей кровати и нырнул в одеяла, потом на мою долю выпала череда мучительной щекотки, и наконец, тяжело дыша, он упал на подушки.

- С днем рождения, красавица.

- Сумасшедший, - я пыталась перевести дыхание, - а нельзя было с самого начала ограничиться этими словами?

- Нет, тебе же понравилось, - он снова потянул ко мне свои руки, но я, не рассчитав силу удара, оттолкнула его ногой, и бедный Луис оказался на полу.

- Луи, - я повисла над ним, - тебе больно?

- Радуйся, у тебя сегодня день рождения, и я не буду сильно бить тебя.

- Спасибо,  - я виновато улыбнулась, - давай помогу встать.

- Ладно, одевайся и пошли, - поправив одежду, блондин подошел к окну, - я не буду смотреть.

Я хихикнула, слезла с кровати, схватила из гардероба первое попавшееся платье, надела и подкралась к Луису. Он обернулся до того момента, как я собиралась повиснуть у него на плечах, скрутил мне руки и вывел из комнаты, невзирая на мои мольбы помиловать.

В гостиную блондин затащил меня спиной, но я уже видела, как от наших шагов отлетают в стороны куча маленьких воздушных шаров разных цветов. Когда Луис отпустил меня, я обернулась и застыла, охваченная бурным восхищением. Вся гостиная, эта вся большая комната была заполнена воздушными шарами, я даже не могла представить, сколько времени и сил мои друзья потратили на их надувание. Они лежали на полу, висели на стенах, на потолке. В середине этого безумия стояли счастливые Валери и Тео. Франц, ощущающий какую-то неловкость, топтался рядом с ними, но тоже не мог сдержать улыбки.

- С днем рождения еще раз, - сказал Луис, обняв меня.

- Спасибо, мои любимые, - закричала я восторженно, когда Валери и Тео присоединились к нашим объятиям.

Мы отпустили друг друга, и я принялась искать взглядом Франца, но его не оказалось в комнате. Вдруг в арке, объединяющей прихожую и гостиную, показался огромный букет ромашек, а потом и голова парня. Я оглушила всех своим визгом, стояла, не в силах пошевелиться, пока Франц с ромашками добирался до меня. Он передал их в мои руки, нежно коснулся моей щеки своими губами, я растворилась в аромате цветов и его одеколона.

- Поздравляем тебя, - он немного волновался, - хотим, чтобы ты всегда улыбалась, потому что твоя улыбка способна осветить даже самые темные уголки человеческой души...твоя улыбка дарит надежду.

- Спасибо, - произнесла я почти шепотом, прижимая ромашки к своей груди, - у меня больше нет слов.

- Будь счастлива по-настоящему, - сказал Франц.

- А теперь танцы! - Валери закружилась по всей комнате.

Тео включил музыку, и нас всех унесло в беззаботное веселье. Даже Франц радовался, когда я набирала в охапку много воздушных шаров и выпускала их над головами друзей, забираясь на диван или стул. Мой день только начинался, а я уже не хотела, чтобы он когда-нибудь заканчивался. Я знала, что сегодня буду по-настоящему счастлива.

Через час приехал Жак. Он преподнес мне букет алых роз, крепко обнял и пожелал всего наилучшего. Валери и Франц с недовольными лицами стояли в стороне. Тео и Луис сложили пакеты с продуктами в багажник машины, помогли вынести сумки с одеждой (мы собирались провести два дня загородом). Я уже садилась в машину, как увидела Рене. Она стояла возле подъезда в цветочном платье и с подарочной упаковкой в руках.

- Сейчас вернусь, - сказала я и выскочила на улицу.

- Моя девочка, - Рене обняла меня, - с днем рождения. В моих глазах ты совсем не взрослеешь, все та же коротышка с зеленовато-карими глазами и копной каштановых волос. Худышка моя.

 Я смеялась, обнимая женщину в ответ. Она вручила мне коробочку и попросила открыть ее в час своего рождения.

- Но я не помню... если честно.

- Я помню, ты родилась ровно в одиннадцать часов пятьдесят пять минут, когда до полуночи оставалось всего ничего. Твоя мама любит шутить, что тебе хотелось родиться именно седьмого сентября, именно в этот день.

- Мое любимое число семь, может быть, поэтому.

- Наверное, - женщина погладила меня по щеке, - твое рождение стало настоящим праздником. Весь дом радовался. Мы тогда плохо жили, без работы и надежды на лучшее завтра. И ты была единственной радостью для нас в эти тяжелые дни.

- Я помню все, и знаешь, что самое удивительное? Я скучаю по этим временам... Столько душевности было в каждом дне, а что сейчас? Люди живут хорошо, зарабатывают большие деньги, путешествуют, но у них не остается времени друг на друга.

- Да, дорогая, - в изумрудных глазах Рене заблестели маленькие кристаллы, - но давай не будем о грустном. У меня только одно желание - видеть тебя счастливой.

- Странно, - я печально усмехнулась, - сегодня все желают мне настоящего счастья. Будто бы сейчас я не счастлива.

- Нет, просто все очень любят тебя и переживают.

- Ладно. Я обязательно привезу тебе кусочек торта.

- Главное, выполни мою просьбу, - она потрясла в руке маленькую коробочку и отдала ее мне, - хорошо вам провести время. И привет ребятам.

- Смотри, они тебе уже полчаса машут, - я показала Рене на машину, из окон которой высунулись головы и руки моих друзей.

- Какие забавные. В городе уже не встретишь такую искреннюю молодежь. Я помолюсь за ваше благополучие.

- Спасибо, - я поцеловала Рене в щеку и побежала к машине.

Тео сел вперед, из нашей четверки он был самым могущественным в теле, остальным пришлось ехать на задних сидениях, но джип Жака был достаточно вместительным, поэтому нам не на что было жаловаться. Меня посадили у окна, так как я плохо переносила долгие поездки в машине, рядом со мной оказался Франц в наушниках.

- А сколько часов ехать? - спросил Тео, с любопытством осматривая салон машины.

- Два, - ответил Жак, - я надеюсь, вы не утомитесь.

- Главное, чтобы Авроре плохо не стало, - Тео повернулся ко мне, - скажешь, если что?

Я кивнула и открыла окно, но это мало чем помогло. На улице стояла невыносимая жара, а в салоне машины было душно. Не терпелось выехать из города и вдохнуть чистый воздух, оставить все свои мысли здесь, в суматошной толпе, которой были наполнены улицы.

Пока мы ехали по городу, Луис, Валери и Тео не отрывали зачарованных взглядов от окон, Жак рассказывал про достопримечательности, которые мелькали и тут же исчезали из виду. Один лишь Франц выглядел безучастным, он сидел, закрыв глаза и погрузившись в музыку, которая доносилась до меня.

Минули городские пейзажи, и нашему взору открылась панорама лугов и чистого, без единого облака неба. Я вздохнула полной грудью и высунула голову, волосы тут же унеслись навстречу ветру. Тео и Жак вели какую-то скучную беседу об автомобилях, Валери погрузилась в книгу, Луис спал.

- Может, включим музыку и приободримся немного? А то подъем в шесть утра как-то ощущается, - сказала я.

- Без проблем, - сразу же отреагировал Жак.

Он включил клубную музыку, и мы с Валери переглянулись, скорчив лица. Зато Луис проснулся и даже подергал немного ногой в такт музыке. Мне оставалось смириться, и я облокотилась обратно на спинку сидения. Моя голова находилась на уровне плеча Франца, я некоторое время смотрела в окно, потом на его красивое лицо. У него была привычка кусать губы, хмурить брови и шевелить кончиком носа, я любовалась им,  пока он не открыл глаза и посмотрел на меня.

- Как ты себя чувствуешь?

- Хорошо, - ответила я, - а ты?

- Голова немного болит.

- Из-за того, что вы всю ночь надували шарики?

- Нет, - он протер глаза, - я бы все равно не спал.

- Почему?

- Ты знаешь, почему.

- Не знаю.

- Знаешь, - Франц улыбнулся и убрал с моего лица прядь волос, - я уже давно думаю о тебе вместо того, чтобы спать.

Мы вновь замолчали. Я положила голову ему на плечо и всю оставшуюся дорогу дремала. Он нежно коснулся губами моего лба,думая, что я сплю. Мое сердце ликовало от того, что он рядом, что задевает меня своим дыханием, ласкает взглядом. За вечность этих минут я бы все на свете отдала.

- Приехали, - довольно сообщил Жак, - вот наш загородный дом. Не могу не похвастаться и сказать, что мы с отцом тоже участвовали в его строительстве.

Я с трудом открыла глаза и оглянулась. Коттедж окружали высокие ворота, через которые виднелись большие деревянные окна, крыльцо, мансарда, ухоженный сад.

- Какая красота, - промолвила Валери, прижав ладони к щекам.

- Нравится? - Жак обернулся к ней.

- Очень... - девушка заметно покраснела.

Мы шли по узкой дорожке, выложенной дворовой плиткой, любовались пышными деревьями, окружающими нас с обеих сторон. Тропинка вела прямо к крыльцу дома. В глубине сада я заметила беседку, а рядом с ней две качели на цепях.

Жак открыл дверь и впустил нас внутрь. Мы оказались в прихожей, отделанной под старину, с левой стороны от нас находилась винтовая лестница, ведущая на второй этаж, с правой -  дверь с витражами.

- Чувствуйте себя как дома, - сказал Жак, заметив нашу общую растерянность, - там гостиная, кухня, наверху две комнаты, ванная, уборная. И бильярдная. Дом не очень большой, но уютный. На заднем дворике бассейн.

- Не очень большой? Шутишь? - Хмыкнул Луис.

- По сравнению с нашим домом в городе он маленький.

Я обратила внимание на лицо Валери, которая умудрялась закатывать глаза за спиной Жака, тем самым смешила меня и Тео.

- Ладно, проходите. Сейчас выпьем чего-нибудь освежающего, и я покажу вам дом. А потом придумаем что-нибудь интересное для вечера.

Мы прошли в просторную гостиную, обставленную мебелью из темного дерева. В середине комнаты находился камин, по обе стороны от него полки с книгами. На стенах висели семейные фотографии, которые мы рассматривали, пока Жак находился на кухне.

- Шикарный дом, конечно, - Луис упал на мягкий диван, - вот бы нам такой построить в деревне.

- Зачем строить такой храм в глуши? Лучше загородом, ближе к цивилизации, - Валери провела рукой по статуэтке орла.

- Ну не знаю, - Тео осмотрелся и почесал затылок, - больше похоже не на дом, а на музей. В доме должно быть уютно. Но от собственного бассейна на заднем дворе я бы не отказался.

- Зачем вам бассейн? У вас есть море. - Сказала я.

- Верно, - согласился парень. - Я море ни на что не променяю.

После прогулки по дому мы разобрали вещи, Тео и Луис заняли одну комнату, мы с Валери другую, а Жак и Франц согласились спать в гостиной.

- Но это условности, кончено, - заметил Жак, - где хочется, там и спите.

- Давайте решим, что готовить, - Жак собрал всех на кухне, - Аврора, что бы ты хотела?

- Я даже не знаю... Честно говоря, ничего такого. Хотела приготовить салаты, десерт, ну а вы можете сделать барбекю.

- Хорошо, а на кухне тебе больше не нужны помощники?

- Валери. Ну и хватит. - Улыбнулась я.

- Ладно. Франц, возьми мясо, оно в морозилке, мы с парнями ждем тебя на заднем дворе.

- Жак такой хороший, - я проводила парня взглядом, - заботится о нас.

- Выскочка какой-то, - сказал Франц, обыскивая огромный холодильник.

- Кое-кто завидует, кажется. - Валери скрестиларуки на груди.

- Чему? Состоянию его папочки?

- Он же сказал, что тоже работает, помогает отцу. Наша семья давно знакома с их семьей, и Жак очень трудолюбивый.

- А что ты так яростно защищаешь его? Влюбилась?

- Что? - Валери сжала кулаки, - что за вздор. Если я защищаю человека, значит, люблю его?

- Ты - да. - Безразлично бросил Франц через плечо.

- Уф, как же ты раздражаешь. Посмотри для начала в зеркало, увидишь, как выглядят влюбленные и несчастные.

Я дернула подругу за руку, чтобы она замолчала. Но Валери, которая загорелась как спичка, ничего не останавливало, она изо всех сил старалась как можно больнее задеть Франца.

- Хватит! - Не вытерпев их словесной перепалки, закричала я. Оба замолчали и уставились на меня.

- Ты и кричать умеешь? Ого. - Валери виновато закусила губу.

- Да, умею! Вы хотите испортить мне праздник? Если да, то спешу обрадовать, что у вас это хорошо получается!

- Мы вовсе не этого хотим... - тихо промямлила девушка.

- Что-то не заметно! - Я оставила пакеты с продуктами и вышла прочь из кухни.

По дороге в комнату я еле сдерживалась, чтобы не заплакать. В свой день рождения всегда становилась сентиментальной, а в этот раз эмоции из меня так и рвались наружу. Я оказалась одна и сразу же бросилась к телефону. Мама прислала сообщение, полное добрых слов и любви, обещала позвонить ближе к вечеру. Почитала поздравления от друзей, однокурсников, коллег по работе, от читателей моего блога, который я уже давно вела. И ни единого слова от Гая. Неужели он меня не поздравит сегодня? Я легла на мягкую кровать, отвернулась к окну и сама не заметила, как уснула.

Когда я проснулась, солнце все также ярко светило в глаза. За окном слышались голоса моих друзей, через открытую форточку в комнату пробирался запах барбекю. Я переоделась в легкое ситцевое платье и спустилась вниз.

Валери побежала мне на встречу. Я обняла ее, и мы вместе подошли к парням. Тео и Луис жарили мясо, Франц и Жак скрывались от солнечных лучей в беседке, играли в карты.

- Проснулась, красавица? - Луис подмигнул мне, - мы скучали. А еще я придумал, как отпраздновать твой день рождения.

-  Правда? - Я взъерошила его светлые волосы. - Поделишься со мной?

- Нет, это будет сюрпризом. Тебе придется еще какое-то время провести в доме. Пока мы тут все устроим.

- Хорошо, но при условии, что Жак позволит мне посмотреть книги.

- Спрашиваешь еще? - к нам подошел Жак, - смотри все. Более того, я подарю тебе любую книгу, которую захочешь.

- Не нужно, что ты... Это ваша домашняя библиотека.

- Ну и что? Родители были бы не против. Считай, что это они тебя поздравили.

- Даже не знаю, что и сказать...

- Поблагодари за подарок и хватит на этом.

- Спасибо... - Я улыбнулась парню. - Тогда удаляюсь... через сколько вернуться?

- Сейчас солнце взойдет уже, - Луис посмотрел на небо, - через часик где-то мы позовем тебя. Хорошо?

- Какие вы загадочные. Ну ладно, до встречи.

Я отпустила руку Валери и направилась к дому. Час пролетел незаметно. Среди множества книг я нашла сборник стихов Байрона и устроилась с ней на мансарде, откуда открывался прекрасный вид на зеленые холмы. Я привыкла читать стихи вслух, так мне удавалось целиком погрузиться в настроение поэта и услышать собственный голос, который доносился до меня словно издалека. Байрон многое знал о любви...


О, только б огонь этих глаз целовать


Я тысячи раз не устал бы желать.


Всегда погружать мои губы в их свет -


В одном поцелуе прошло бы сто лет.



Но разве душа утомится, любя.


Все льнул бы к тебе, целовал бы тебя,


Ничто б не могло губ от губ оторвать:


Мы все б целовались опять и опять;



И пусть поцелуям не будет числа,


Как зернам на ниве, где жатва спела.


И мысль о разлуке не стоит труда:


Могу ль изменить? Никогда, никогда.

Я закрыла книгу, услышав  шаги... Повернулась, но никого не было. И вдруг чьи-то руки легли на мои плечи. Аромат морского бриза окутал меня, Франц опустился рядом со мной на колени, я, находясь в каком-то неведомом бреду, приблизила к нему свое лицо, глаза сами закрылись... и мои полураскрытые губы накрылись теплотой его губ. Он запустил пальцы в мои распущенные волосы, чуть наклонил мою голову и поцелуй стал более чувственным.

Я выронила книгу из рук, отчего раздался грохот, разбудивший мое сознание. Франца не было... Я резко встала с кресло-качалки и оглянулась. Не может быть, чтобы я придумала все это...

- Теперь можем открыть тебе глаза, - Валери сняла повязку и повернула меня лицом к светящейся вдали беседке, украшенной маленькими разноцветными огоньками.

- Как красиво... - я  обернулась к рыжей подруге, - у меня нет слов! Скорее пошли туда.

- Сейчас пойдем, - девушка снова вязла меня под руку.

 Мы шли по тропинке, ведущий вглубь сада. Верхушки деревьев медленно погружались в сумерки, небо окрасилось в нежные багровые оттенки, дул приятный южный ветерок, который играл с моими распущенными, уже длинными волосами. Я видела силуэты моих друзей, они махали нам, пока мы приближались.

Как только мы оказались рядом с ними, Тео подал мне руку и помог подняться по ступенькам, ведущим в просторную, деревянную беседку. Посередине стоял накрытый стол, его украшали благоухающие цветы в вазах и горящие свечи, тени от огоньков мелькали повсюду.

Я уселась на скамейке между Луисом и Валери. Тео, Жак и Франц сидели напротив.

- Аврора, позволь сказать несколько слов для начала, - Жак поднялся со своего места, и все наше внимание переключилось на него, - хочется поздравить тебя с днем рождения еще раз. Пожелать покоренных высот, искренних чувств и всего наилучшего. Ты прекрасная девушка, достойная счастья. Я знаю, что у тебя есть друг, ему очень повезло с тобой. Желаю вам счастливого совместного будущего.

В этот момент я смотрела не на Жака, а на Франца и старалась выдержать его долгий, пронизывающий насквозь взгляд, в котором отражалась вся душевная боль. Не зря говорят, что глаза - зеркало души...

- А еще хочу восхититься твоими друзьями, мне лестно находиться в вашем кругу, чувствуется какая-то особенная, теплая дружеская атмосфера. Они очень старались для тебя сегодня, вижу, что ты оценила их старания по достоинству. А теперь давайте чокнемся.

- Спасибо, Жак, - я улыбнулась парню,  тоже очень рада, что ты сегодня с нами. Спасибо за вечер, за дом, за помощь.

И в ночной тишине раздался звон наших бокалов.

Мы сидели до поздней ночи, разговаривали, смеялись, вспоминали истории из жизни. Потом Тео включил музыку и пригласил меня на танец. Я была приятно удивлена, когда увидела за своей спиной еще одну танцующую парочку - Жак и Валери медленно кружились и о чем-то перешептывались. Девушка держалась достойно, но по ее дрожащим коленкам можно было догадаться, как сильно она волнуется. Жак же выглядел уверенным в себе, увлеченным, его поведение со стороны выглядело как флирт.

«Надеюсь, Валери выдержит это испытание» - думала я, улыбаясь Тео.

Луис подливал мне красное вино, я пила его глотками, но через некоторое время почувствовала легкое головокружение. Звонок родителей стал поводом для уединения, я извинилась перед друзьями и отдалилась от беседки. Разговаривала, пока шла к бассейну.

- Мамочка, я так рада слышать твой голос. Расскажи, как у вас дела?

- Хорошо, Аврора. Кроме того, что твой отец простудился, когда ранним утром разгружал судно. Стою и завариваю ему чай с лимоном. Чуть позже передам трубку, хочет поздравить тебя.

- Пусть скорее выздоравливает, - я села на край бассейна и опустила ноги в блестящую воду, осыпанную звездами. - Так сильно скучаю.

- Мы тоже скучаем, дорогая. Как Гай? Он поздравил тебя?

-Да, конечно... - соврала я, - мы сейчас в загородном доме Жака, празднуем. Мне устроили незабываемый день рождения.

- Молодцы. Но все же, расскажи, как у вас с Гаем? Не ругаетесь?

- Иногда, - я вздохнула, поняв, что мама настроена на разговор о нем, - но нечего рассказывать. Он сейчас весь в работе, у него не всегда хватает времени на меня.

- Ничего, Гай знает, как лучше. Он старается для вашего совместного будущего. А его родители? Ты ходишь к ним в гости?

- Давно не была. - Сказав это, я поняла, что с моего приезда в город В... ни разу не увиделась с его семьей. - Но обязательно исправлю это, как только приедет Гай. Думаю, тогда многое изменится...

- Хорошо. А когда уезжают ребята? Как Валери?

- Готовится к экзаменам, у Франца послезавтра отбор, он волнуется. А Луис и Тео приедут через несколько дней, мы еще не покупали им билет.

- Передай, что мы держим за него кулачки. Я много о чем еще хотела поговорить с тобой, но оставим это на потом. Сейчас передаю телефон папе.

- Аврора? - В трубке прозвучал хриплый голос папы, - дочка, поздравляю тебя с днем рождения.

- Спасибо, папочка.

- Я купил тебе подарок, подарю, когда встретимся, - сухой кашель прервал его речь.

- Выздоравливай, пап. Это главное.

- Все хорошо у тебя? Никто не обижает?

- Нет, никто.

- Ладно, твоя мать отбирает у меня телефон и сует вместо него какие-то мерзкие таблетки. Потом поговорим.

- Конечно, слушайся маму. Пока, люблю.

Я положила телефон рядом с собой и подняла глаза на небо. Сегодня звезды сияли ярче, чем обычно, и это не могло не радовать. В городе их почти не было видно. А теперь мне казалось, что я снова в тех безмятежных днях, на ромашковом поле, босиком...

Одно омрачало мой день - молчание Гая. Я не могла, не имела права ощущать себя счастливой, пока знала, что где-то на свете есть человек, который несчастлив из-за меня...

С каждым днем я понимала, что Гай прав, Франц не должен был приезжать сюда. Но я бы сделала все ради того, чтобы он приехал. С тех пор, как я уехала из деревни, думала только об одном - о нашей новой встрече.

Я вспомнила о подарке Рене и достала из сумочки маленькую коробочку, повертела ее в руках. Даже мыслей не было по поводу того, что может быть в ней. Но просьбу Рене я не могла не выполнить, поэтому внимательно следила за временем. Через пятнадцать минут я должна открыть коробочку, как она и просила.

Я услышала шаги за спиной и обернулась. У дерева стоял Франц, половину его лица закрывала тень от ветки, но я видела загадочную улыбку его губ. Он подошел ко мне.

- Там все веселятся, Луис учит танцевать ча-ча-ча, ты точно хочешь это пропустить?

- Ни за что на свете не пропущу. Только просьбу Рене выполню и вернусь.

- Какую просьбу? - Франц сел на корточки рядом со мной.

- Да так...

- Что в коробке?

- Скоро узнаю.

- Понятно теперь.

- Что тебе понятно? - я одарила его озорным взглядом и отвернулась к воде, - ничего тебе не понятно.

- Мне все понятно, - он повернул мое лицо к себе, - абсолютно все.

- И что же? - прошептала я, закрывая глаза.

- Все, - шепнул он, медленно приближаясь к моим губам.

- Все... - я выдохнула, почувствовав его дыхание.

- Мне сегодня снилось, как мы целовались...

- Франц. Это только сон...

- Но мы можем сделать так, чтобы он стал реальностью. - Франц коснулся кончиком носа моей щеки.

- Нельзя, - я приложила палец к его губам, и мои ресницы прижались к его закрытым векам, - нельзя...

- Аврора...

Я летела в бездну, обессиленная. Под ногами больше не чувствовала твердой почвы, и мира вокруг не стало. Только он и я, во всей вселенной, мы заполняли эту нескончаемую пустоту. Моя грудь тяжело вздымалась под силой желания, я обхватила его лицо своими ладонями, он притянул меня за талию к себе, и стоя на коленях перед ним, я сдалась.

- Поцелуй, - мой собственный голос был незнаком мне в эту секунду.

Наши губы сомкнулись, и я обвела руками его шею, чтобы не  поддаться велению разума и сбежать от него. Этот миг не должен был заканчиваться никогда... Я шевелила крыльями за спиной, пока он целовал меня. Нежно и неуверенно, потом настойчиво, отчего я начала чувствовать вкус его поцелуя.  Иногда я забывала дышать...

Мы не могли оторваться друг от друга, желание любить становилось сильнее. Франц положил меня на траву и продолжал целовать, я уже привыкла к нему, к его губам, которые сначала казались мне чужими.

- Франц... - я отталкивала его от себя, - прошу тебя.

- Прости... - его тяжелое тело упало рядом со мной.

- Скажи, что это был всего лишь сон...

Он молчал. Я смотрела на его профиль, на влажные от долгого поцелуя губы. И закрывала рукой свои, чтобы вновь не поддаться искушению.

- Это был сон...

Никакой реакции. Он лежал как мертвый. И завороженно смотрел на небо.

Я поднялась, стряхнула с платья землю, взяла телефон, коробочку Рене, и, не оглянувшись, побежала вглубь сада, прочь от соблазна, от чувств, разъедающих мое сердце.

Остановилась, вспомнив об обещании. Посмотрела на часы, 00:15. Стало грустно, от того, что упустила момент.  Я сползла вниз по стволу дерева, села на траву и заплакала. Наедине с собой можно было проявить слабость, дать волю слезам, упрекнуть себя во всем, возненавидеть.

Мне все же удалось успокоиться после безутешных рыданий, я размазала слезы по щекам и взяла в руки коробочку, открыла ее. Луч света от уличного ночника падал на мои руки, он освещал маленький бархатистый мешочек, лежащий на моих ладонях. Я еще раз проверила содержимое коробки перед тем, как взглянуть на подарок, нашла маленький белый конверт. Развернула его. Хоть и освещение было не ярким, мне без труда удалось прочитать следующие слова:

Любимая.

Поздравляю. Тебе уже двадцать два, а когда мы познакомились, было всего восемнадцать... И с каждым годом ты все прекраснее.

Не знаю, что пожелать,  я не обладаю твоим красноречием. Ты говоришь, что смысл жизни в любви, поэтому я тебе ее и желаю. Прости, что не рядом, знай, я скучаю. Сколько лишних слов... а все потому, что я боюсь написать о самом главном.

С недавних пор я понял, что не смогу жить без тебя. Ты - смысл моей жизни, Аврора, точнее, стала им, как только позволила моему сердцу любить.Теперь я прошу позволить мне любить тебя вечно.

Мой подарок символичен... открой. Если ты наденешь его, это будет означать «да».

Прости, что заставил тебя томиться в ожидании, я должен был сделать это раньше.

С любовью,

Гай

Письмо задрожало в моих руках, как только я прошлась взглядом по последним строчкам... « Мой подарок символичен... открой. Если ты наденешь его, это будет означать «да» » - снова прочитала я, но уже вслух, и эти слова эхом отдались в моем сознании. Что он хочет этим сказать? Что? Я спрашивала себя об этом много раз, пока рассматривала маленький зеленый мешочек у себя на ладони. Наверное, никогда в жизни я не слышала и не чувствовала так отчетливо удары своего сердца.

Спустя минуты я вертела на указательном пальце кольцо, не надевая его до конца. Оно было потрясающим: из белого золота, в середине красовался прозрачный камень, наверное, бриллиант - посмела предположить я, зная Гая и его нрав. Странно, но при этом я не думала ни о чем. Волнение оставило меня, чувства притупились, и мной овладело какое-то безразличие. Я была готова к такому стечению обстоятельств, может быть, поэтому...

Я выглядела спокойной и слишком легкой, когда вернулась к друзьям. Луис увел меня танцевать, от него пахло вином и сигаретами.

- Луис, ты куришь? - Спросила я, немного отстранившись от него.

- Нет, - он снова притянул меня к себе, - Жак курит, а я просто попробовал.

- Зачем?

- Не знаю, - блондин пожал плечами.

- Мне больше нравится, когда от тебя пахнет мятной жвачкой.

- Разве девушкам не нравятся брутальные парни?

- Боже... - я положила голову ему на плечо, - иногда мне кажется, что ты один такой на свете.

- Какой?

-Замечательный.

- Что с тобой? - он поцеловал меня в макушку, - ты странная.

- Просто я счастлива.

- Правда?

- Да, только сейчас поняла...

Иногда нужно было просто закрыть глаза и представить наш поцелуй. И счастье, словно родной человек, обнимало меня своими теплыми руками. Как прекрасно переживать эти ощущения снова и снова, но уже в воспоминаниях. Я не жалела о том, что произошло, потому что была счастлива в этот миг. Мы живем ради того, чтобы быть счастливыми, разве нет?

Франц по-прежнему не сводил с меня глаз, но смотрел он теперь как-то иначе... так, словно отныне я принадлежу ему. Он больше не сомневался в том, что нужен мне, это читалось в его взгляде, в улыбке, в каждом движении.

Мое тело совсем обмякло в руках Луиса.... Я решила расслабиться и ни о чем не думать. Только сегодня, только один день, только сейчас. И даже забыла загадать желание, когда двадцать две свечи на торте одновременно потухли перед моим лицом.

Глава 7.

Я проснулась в объятиях Франца. Шторы в комнате были плотно задвинуты и не пропускали солнечный свет.  Я слушала тишину,  в которой время от времени улавливала звуки улицы; шуршанье деревьев, пение птиц, голоса кузнечиков, спрятавшихся в траве.

Рядом с нами спал Луис, его тяжелая рука лежала на моей спине. Возле наших ног комочком свернулась Валери, ее спящее лицо наполовину закрывали мокрые, рыжие волосы. Я окинула комнату сонным взглядом в поисках Тео и заметила его на диване, одна рука свисала вниз, другой он закрывал лицо. Я крепче прижалась к груди Франца и закрыла глаза, теперь его сердце спокойно билось возле моего уха.

Я старалась восстановить в памяти события ночи. Мы с Луисом танцевали, потом с Францем. Жак пригласил Валери еще на один танец. Потерялся Тео, которого мы потом нашли в бассейне. Франц и Луис подняли меня и бросили в воду, то же самое случилось с Валери. Мы плавали, играли в утопленника (им был Луис, так как он и подкинул нам идею), ближе к утру замерзли, грелись возле камина, рассказывали страшные истории, и, кажется, я заснула... и теперь оказалась здесь, на большой кровати, в комнате, которая предназначалась только мне и моей рыжей подруге.

- Спишь? - тихо спросил Франц.

- Уже давно не сплю.

- Жаль, что твой день рождения так быстро закончился.

- Все хорошее быстро заканчивается, - я подняла на него глаза,- но мы можем сохранить этот день в своей памяти.

- И надеяться, что он когда-нибудь повторится?

- Да, никто не может запретить мечтать.

- Нет, - Франц погладил мое лицо, - все зависит от нас. Если захотим, повторим.

- Мы не всегда можем делать то, что нам хочется.

- Аврора, ты странная. Живешь по каким-то выдуманным правилам, которые сама же и нарушаешь. Тогда какой смысл во всем этом? Не проще прекратить это делать? Жить, как тебе хочется, быть рядом с теми, с кем хочется...

- Почему ты такой эгоист?

- А почему бы и нет? Мы живем один раз, неужели кто-то может запретить нам любить?

- Но мне не запрещают любить... - я улыбнулась, - наоборот, у меня есть все для любви.

- Я хочу его увидеть.

- Кого?

- Гая.

- Зачем?

- Хочу познакомиться с человеком, который забирает себе мою мечту. Просто посмотреть на него.

- Это ты хочешь забрать его мечту себе...

Франц задумчиво посмотрел на меня. Я, не сказав ни слова, обняла его, он спрятал свое лицо в моих влажных волосах.

- Почему он все это время был с тобой, а не я? - у него дрожал голос.

- Я не знаю...

- Это несправедливо. Тогда зачем мы встретились?

- Не знаю...

- Он обнимает тебя? Целует?

- Франц, хватит, - я отвернулась от него, - пожалуйста, молчи.

- Прости, - он вновь приблизился ко мне, и я почувствовала его дыхание на своем затылке, - но мне не хочется отпускать тебя. Ты моямечта...

- Нет.

- Скажи, где мне найти такую, как ты? Где? Я уверен, что даже если обойду всю планету, мне не встретится девушка, похожая на тебя. У нее будут совсем другие глаза, волосы, руки, не будет родинки на плече, не будет ямочки только на правой щеке, когда она улыбнется. Она сможет рассмешить меня одним лишь взглядом? А смех? Что мне делать, если захочется услышать твой смех? Только ты можешь так искренне смеяться, не думая, как в этот момент выглядишь со стороны. Она будет, глядя мне в глаза, строить смешные рожицы и избегать серьезных разговоров? Будет танцевать без музыки и также аппетитно есть дольку лимона? Нет... Нету второй такой ненормальной на свете, понимаешь?

- Франц, ты встретишь другую и полюбишь ее. У тебя впереди вся жизнь.

- Ошибаешься, если не ты, значит никто...

- Послушай, - я чуть повернула голову и позволила ему поцеловать меня в щеку, - откуда ты знаешь?

- Я в этом уверен.

 - Не бывает такого.

- Бывает... - сказал он, обняв меня.

- Голубки, почему вы так рано проснулись? Не спится что ли? - послышался хриплый голос Луиса.

Мы с Францем переглянулись, будто сообщники и сразу же отпрянули друг от друга.

- Эй, я с вами разговариваю. Только не притворяйтесь спящими, я слышал ваш разговор.

- Луис! - Я приподнялась на локтях и повернулась к нему, - какой еще разговор?

- Да ладно вам, - отмахнулся блондин с довольной физиономией, - не притворяйтесь. Я все знаю, - уже более серьезно сказал он, сев на кровать.

- Что ты знаешь? - Передразнил парня Франц.

- То, что вы влюбленные пингвины, вот.

Нам нечем было возразить Луису,  мне стало неловко, и я старалась не пересекаться с ним взглядами. Мы трое замолчали на время, потом переглянулись и засмеялись.

- Ладно, ребят разбудим, - немного успокоившись, уже тише произнес Луис, - но если честно, моя детская психика травмирована из-за вас двоих.

- Рано или поздно это должно было случиться.

- Помолчал бы. Твои чары не могли обойти стороной хотя бы нашу Аврору?

- Они на нее не действуют, расслабься.

- Точно? - Луис посмотрел на меня.

Я лишь улыбнулась ему и пожала плечами. Хотелось скорее закрыть эту тему разговора. К моему счастью, парни больше ее не затрагивали. Проснулся Тео, и начались обсуждения вчерашнего дня, потом издевательства над спящей Валери. Луис изображал шамана и проводил над сестрой магические ритуалы, мы все катались со смеху на кровати, держась за животы. А когда Валери проснулась, Луису досталось, он отделался синяком на локте и царапиной на спине.

Никто не вспоминал о Жаке до тех пор, пока мы не спустились вниз и нашли на кухне записку от него.

Друзья, пришлось по срочному делу уехать в город. Вернусь в обед, пока веселитесь без меня. Вся вчерашняя еда в холодильнике.

Жак.

Я обратила внимание на лицо Валери, которое заметно погрустнело, и, пока парни отвлеклись на поиски еды, увела ее в другую комнату.

- Рассказывай, - посадила растрепанную девушку в кресло, а сама уселась на ковер возле нее, - я вчера упустила что-то очень важное?

- Эээ... нет... - Валери почесала затылок, - мы два раза танцевали и все.

- О чем он с тобой разговаривал?

- Не помню, - девушка  забавно надула губки, - моя девичья память когда-нибудь погубит меня.

- Он флиртовал с тобой, я видела.

- Да? Значит, так выглядит флирт?

- Да. - Я уверенно кивнула.

- С ума сойти... - Валери откинулась на спинку кресла, - само его величество, Жак флиртовал со мной. Я правильно выговорила это слово?

- Правильно.

- И что делать?

- Ничего, глупышка, - я села на колени рыжей девушки и постаралась привести ее прическу в порядок, - радуйся.

- И все?

- А что еще? Хочешь сделать ему предложение?

- Пусть он делает.

- Ох, как мы заговорили.

- Есть повод, он со мной флир... флит... ну это слово.

- Ха-ха-ха.

Жак вернулся в обещанное время и свозил нас на озеро. Мы купались в пока еще теплой воде, наслаждались последними летними мгновениями, играли в волейбол у сетки. А когда пришло время отъезда - приуныли. Собрали вещи, и, не прекращая благодарить Жака за чудесные выходные, уселись в машину. Обратный путь занял намного меньше времени, и, примерно через час, мы присоединились к городскому движению.

Дома нас ждали одни заботы. Я сразу же бросилась проверять электронную почту, но долгожданного письма от знакомой писательницы, которая должна была прочитать мой роман, так и не нашла. Зато мой электронный ящик завалили письмами с работы, Софи одна не справлялась со скверным характером директора и умоляла меня вернуться. Луис заказал билеты на поезд, через сутки они с Тео возвращались в деревню. Валери звонила в университет, узнать расписание вступительных экзаменов, и чуть не упала, когда выяснила, что они уже на следующей неделе.

- У тебя все получится, мы верим в тебя, - сказала я, взяв из рук растерянной подруги трубку.

Парни ушли играть в футбол, Валери уселась за учебники, а я погрузилась в работу. Так уныло прошел остаток дня. Вечером начался сильный дождь, я с трудом закрыла окна, борясь со сквозняком, задвинула шторы. Не хотелось прощаться с летом, и на душе образовалась какая-то тяжесть, будто приходилось расставаться с родным человеком на долгий срок.

Валери встретила меня в гостиной грустным взглядом, когда я села рядом с ней на диван, подсунула мне в руку шоколадную конфету.

- Не унывай, пока мы вместе, лето не закончится. И даже если за окном погода хмурится, в наших сердцах все равно будет ярко светить солнце.

-Конечно, пока твои рыжие локоны со мной, я унывать не собираюсь.

- Дай бог, я поступлю в университет, и тогда мы будем вместе.

- Ты поступишь, но насчет второго я не уверена...

Валери тут же оторвалась от книги и посмотрела на меня. Я вздохнула и отложила конфету в сторону. Достала из кармана зеленый мешочек и протянула ей.

- Что это? - девушка взяла его в руки, - какое-то украшение?

- Да, - я кивнула, - открой.

Валери послушалась и запустила пальцы внутрь. Ее глаза округлились,  брови медленно поползли вверх.

- Кольцо? - Воскликнула она. - Аврора, там кольцо!

- Это от Гая...

- С ума сойти, - Валери вскочила с дивана, - какая красота! Наверное, стоит бешеных денег. Посмотри, как светится! Бриллианты! Аврора, это подарок или... - девушка снова села рядом со мной, - или это предложение?

- Рене передала мне коробочку вчера, я думала, подарок от нее, открыла, а там кольцо и записка от Гая с предложением руки и сердца... Написал, если я надену его на палец, это будет означать «да».

- Как романтично... Мне нравится Гай, хоть я и не знакома с ним, видно, как сильно он любит тебя.

- Любит... правда любит.

- Ты сомневаешься в своих чувствах? - Валери взяла меня за руку и заглянула в мои потухшие глаза.

- Нет, мои чувства к нему неизменны.

- Тогда почему ты такая подавленная? Переживаешь, что мы расстанемся? Но почему? Гай подружится с нами и вольется в нашу компанию, разве нет?

- Я не знаю, честно... Гай совсем другой, он не похож на нас.

- Станет похож. - Рыжая улыбнулась.

- Я не понимаю, почему он хочет жениться на мне. Я все время его разочаровываю.

- Разве можно спрашивать человека, почему он тебя любит? По-моему, это преступление.

- Нельзя...

- Вот видишь, а Гай любит тебя, несмотря ни на что. И хочет создать семью, именно с тобой.

- Я боюсь потерять свободу. Мне нравится быть независимой, а рядом с ним это невозможно. Гай повсюду, его иногда слишком много.

- Потому что ты пока не принадлежишь ему, и он боится тебя потерять.

- Извини за этот разговор, я не жалуюсь на него. Но мне не с кем больше поделиться... У меня дурной характер, часто непонятный для самой себя.

- Странно, - Валери пожала плечами, - а мне все понятно. Каждому человеку иногда хочется одиночества, особенно тебе, ты привыкла жить одна. Но все изменится, о тебе будет заботиться Гай, и со временем ты привыкнешь. Просто позволь ему делать это, тогда он увидит, что ты доверяешь ему, и не будет так настойчиво требовать к себе внимания.

- Мудрая Валери, - я погладила подругу по волосам, - ты говоришь правильные вещи. Проблема не в нем, а во мне. Я всегда мечтала о настоящей любви и по-прежнему жду ее, годы летят, я взрослею, но какая-то детская мечта не покидает меня. Я верю в любовь, которая не выветривается с годами, которая всегда волнует и вдохновляет, разочаровывает иногда, но не заканчивается. И как же сжимается сердце, когда я понимаю, что реальность совсем иная, и все твердят вокруг, что нужно смириться... Где та тонкая грань, разделяющая разум и сердце? Я вижу лишь огромную пропастьмежду ними.

- Я поняла. Ты боишься, что выйдешь замуж за Гая, а потом вдруг встретишь другого... - девушка запнулась, - из твоих снов?

«Если уже не встретила...» - подумала я, покачав головой. Валери глубоко вздохнула, давая понять, что из моих запутавшихся мыслей выхода нет. Я и сама об этом знала. Мне нужно было принять решение. Или «да» или «нет». И, судя по молчанию Гая, разговор должен был состояться скоро... не по телефону. Он не боится застать меня врасплох, потому что уверен в моем согласии.

В коридоре послышались голоса парней, и я спрятала мешочек с кольцом обратно в карман.

- А что будет, когда Франц узнает? Его сердце разобьется на мелкие осколки... - тихо сказала Валери, пряча лицо за книгой.

Мне хотелось ответить подруге, но в комнату вошел Франц. Уставший, мокрый до нитки,  с взъерошенными волосами.

- О чем вы говорили? Что я должен узнать? - Спросил он, смотря на меня.

- Мы думали, вы подождете где-нибудь, пока дождь закончится... - Валери проигнорировала его вопрос.

- Аврора, - он прислонился к стене, - я жду ответа.

Я посмотрела на Валери, ища поддержки в ее лице, но она сделала вид, что погружена в книгу. Подруга дала мне понять, что я сама должна справиться с этим...

- Франц, - еле выговорила его имя, - я бы вам сказала все равно...

- Так говори. - Он старался держать себя в руках, но частые и глубокие вдохи выдавали панику, нарастающую в его душе.

- Что случилось? - В гостиную зашел Луис, за ним Тео.

- Почему у вас такие лица? - спросил Тео, окинув всех нас изумленным взглядом.

- Аврора хочет нам что-то сказать. - Ответил Франц.

- Что-то плохое? - парень подошел ко мне, - Аврора, не пугай меня так.

- Тео, все хорошо, - я попробовала улыбнуться ему, - садись рядом. Ничего не случилось, просто вы мне ближе всех на свете... и я хотела поделиться этой новостью с вами в первую очередь. Так вот... - я видела, как беспокоится Франц, но понимала, что обратного пути нет, и сказать придется, - Гай сделал мне предложение на мой день рождения...

-Предложение? - Переспросил Луис.

- Да... - я опустила глаза.

- Ого... - Тео нарушил наше долгое молчание.

- Почему вы молчите? - Я подняла взгляд на друзей. С волнением искала Франца, но его не оказалось в комнате.

- Просто это очень неожиданно... сказал Луис.

- Почему? - Валери посчитала нужным вмешаться. - Что с вами? Аврора и Гай любят друг друга, они встречаются четыре года, очень даже ожидаемо, что он сделал ей предложение! И нужно радоваться за нее.

- Я радуюсь, - разозлился Луис, - просто неожиданно, говорю же.

- Тем более, мы не знаем Гая.

- Ну и что, Тео? Если Аврора с ним, значит, он хороший человек.  - Валери отложила книгу и начала ходить по комнате, - мы должны радоваться, что жизнь нашей подруги складывается удачно.

- Аврора, а мы сможем дружить как сейчас? - Обеспокоенно спросил Луис.

- Ну что за вопрос! - Возмутиласьрыжая. - Какая разница? Она знает Гая намного дольше, чем нас, и он ей ближе, чем мы... - голос Валери задрожал.

Я все это время, молча, смотрела в окно. Капли дождя размывались на стекле, и перед моими глазами рисовалось лицо Франца; его печальные, серые глаза, слезы, которые не смели скатиться по щекам....

Не знаю, что случилось со мной в этот момент, но я резко вскочила с места, прошла мимо своих озадаченных друзей, и вышла из гостиной.

Через минуту оказалась на улице. Дождь лил как из ведра, но это не остановило меня, я бежала по лужам, прикрывая рукой лицо, чувствовала, как все мое тело поддается дрожи. Франца нигде не было, я остановилась, чтобы перевести дыхание и совершенно случайно заметила его красную футболку. Пригляделась. Он спрятался от дождя в детской беседке, и я, не раздумывая, направилась туда. Франц удивился, увидев меня, но не двинулся с места.

- Ты вся промокла и замерзла, возвращайся, - сказал он.

- Нет, - я убрала с лица мокрые волосы и подошла к нему, - давай поговорим.

- Извини, не хочется.

- Пожалуйста, - я опустилась перед ним на колени.

- Нет, - он покачал головой, - уходи.

- Мой дорогой, - я погладила его мокрые волосы, - ты меня ненавидишь теперь?

- Я себя ненавижу. - Он склонил голову. - Я не имел права тешить себя пустыми надеждами, тем более ты их мне не давала. Я смешной. И виноват во всем... Прости, что усложнял тебе жизнь, пусть Гай тоже меня простит. Ты хорошая девушка, правильная. Это я тебя хотел испортить...

- О чем ты? Не говори так. Никто не виноват. Разве мы могли бороться с этими чувствами? Ты знаешь, что нет, иначе бы боролись...

- Я не боролся со своими чувствами, как ты не понимаешь? Даже не пытался. Я наслаждался каждой секундой, проведенной с тобой, и молился, чтобы они длились как можно дольше. Я ни о чем не думал, мне было наплевать абсолютно на всех, я просто хотел быть рядом. Я готов был стать плохим для каждого человека, только для тебя оставаться хорошим. Я бы сделал все возможное, чтобы добиться твоей любви, ничего бы не остановило меня... кроме твоего нежелания.

Франц закрыл лицо и отвернулся от меня. Все его тело задрожало. Я испугалась, пошатнулась назад, но осознав, что он плачет, вновь приблизилась и обняла. Я успокаивала его, прижимая к себе, и умоляла бога, чтобы этот кошмарный день скорее закончился.

Признаюсь в первую очередь себе, что не верила ему до этой самой минуты.... Я думала, его чувства с каждым днем все больше крепнут из-за того, что они запретны. Он тянулся ко мне, как нищий тянется к сверкающим драгоценностям, но при этом совершенно ясно осознает, что их у него никогда не будет. Это блеск, желание, магнетизм; все что угодно, но не любовь. Но разве может человек так убиваться из-за одного влечения? Он рыдал на моем плече будто ребенок, а я ненавидела себя. Как я посмела играть с ним? Кто мне давал право влюблять его в себя? Зачем я улыбалась ему, зная, что он без ума от моей улыбки.... Зачем я вообще влезла в его жизнь?

Я мечтала вернуться в день нашего знакомства, за несколько минут до нашей встречи, и просто свернуть на другую дорогу. Интересно, наши души привязались бы так сильно друг к другу, если бы не та чудная встреча у моря?

Мы вернулись домой, оба мокрые и несчастные. Друзья смотрели на нас с непониманием, даже с осуждением. Но мы не искали поддержки в их взгляде. Они не смогли бы понять всю трагичность ситуации, никто кроме нас не смог бы понять.

Я приняла горячий душ, накинула на себя просторную, длинную футболку и ушла на кухню. В фильмах, главная героиня, находясь в таком положении, обязательно бы закурила, стоя у окна, но я уселась на подоконнике и, обняв колени, заплакала. Я заметила, что за последнюю неделю стала плакать больше, чем за всю свою жизнь, и этот факт не мог не беспокоить меня. Гай говорил, что я железная леди, потому что никогда не плачу. Видел бы он меня в таком состоянии...

Я вдруг поставила себя на место Гая. Он же не знает ни о чем, живет как прежде, любит меня, скучает. Может быть, чувствует... Не пишет совсем, не звонит.

Как страшно любить кого-то. Ведь этот человек совсем другой, никогда не знаешь, что происходит в его голове. Вдруг он уже давно перестал тебя любить, а ты по-прежнему не представляешь жизни без него... Вдруг он тебя никогда и не любил...

Никто не решился проведать меня, что немного облегчало мое состояние, не хотелось разговаривать даже с Валери.  Ждала, пока все уснут, и когда из гостиной перестали доноситься незначительные звуки, вышла из кухни. Во всей квартире не было света, я осторожно пробиралась вперед, ощупывая пространство, наткнулась на дверь, ведущую в мою комнату, открыла ее. Кровать, на которой спали Валери, Тео и Луис освещали уличные фонари, я стояла некоторое время возле нее, и, молча, просила прощение у своих друзей, витавших во снах.... Мне было жаль, что я испортила их последние дни, проведенные в городе. Но завтрашний, последний день, внушал надежду. Я поклялась себе, что сделаю его незабываемым для нас всех.

Я вернулась в гостиную и легла на диван, рядом с Францем. Он сразу же повернулся ко мне, но густая темнота не позволяла увидеть его лицо. Мы прислушивались к дыханию друг друга....

Ночь сводит людей с ума. Она раскрепощает, освобождает от страхов и принципов, дает волю желаниям. То, что днем кажется невероятным, ночью становится возможным...

Я растворялась в его объятиях...Каждое прикосновение дарило свободу. Мне сложно было открыть глаза, я стала ватной от его поцелуев, покрывающих мое лицо, шею, плечи, таяла, словно воск свечи и не понимала, что делаю.

Мне было незнакомо это безумие. С Гаем все иначе... он из религиозной семьи, и позволить себе прикоснуться ко мне до свадьбы - недопустимая ошибка. В этом мы с ним похожи. Я не оправдывала близость до брака, поэтому выглядела в его глазах целомудренной и чистой. Мы никогда не ночевали вместе, самое большее, что он мог допустить - это поцелуи. Но когда страсть охватывала его - он уходил.

Франц не настаивал, он позволял себе целовать меня, обнимать, ласкать мое тело, но не более... я была благодарна ему за то, что он не пользовался моей беспомощностью. Мы отстранились друг от друга только тогда, когда за окном показался ранний рассвет.

Глава 8.

Я не сомкнула глаз ни на секунду, с волнением ожидая день, наступивший такскоро. Как только подсознательно хочется продлить какой-нибудь момент, вселенная сразу же реагирует на твое тайное желание и делает все наоборот. Ночь едва промелькнула, оставив на душе свой отпечаток, и снова скрылась, будто и не было ее.

Ночь всегда представляется мне в женском обличии, только женщина может быть так призрачна, загадочна и властна над судьбами других... одна ее улыбка рушит жизни, и это самый безобидный исход, который возможен.

День готовил неожиданные сюрпризы для нас всех. И они начались с раннего утра.Я сварила кофе (хотя любила больше чай), и, прислонившись открытой спиной к окну, наслаждалась его горькостью. Казалось, будто я вся чужая, незнакомая самой себе, заново рожденная. Мне был чужд запах, которым пропиталось все тело. От волос пахло мужским одеколоном, и когда я вдыхала его, кружилась голова. Перед глазами сразу же всплывали моменты нашей ночи, и внутри все переворачивалось, то ли от отчаяния, то ли от восхищения. То, что произошло между нами, кому-то показалось бы детской шалостью... кому-то похожей на Софи, но чего это стоило мне.... Я с трудом представляла  большую крайность, чем ту, до которой мы дошли. И я не думала ни о чем, кроме того, как после всего этого буду смотреть в глаза Францу. А о Гае я даже думать боялась.

Когда на кухню вошла Валери, я опешила. Она, не взглянув на меня, прошла к холодильнику, достала молоко, и, все то время, пока варилось какао, мы обе хранили неловкое молчание. Рыжая девушка стояла спиной ко мне, у плиты, и внимательно рассматривала белый потолок, а я смотрела в окно, иногда на нее украдкой.

- Ты так и будешь игнорировать меня? - Спросила я, устав от неопределенности.

Ответ Валери был готов раньше, чем у меня возник вопрос:

- Да, как и ты делала все это время.

- Я не игнорировала тебя.

- Ты ничего не рассказывала, - Валери повернулась ко мне, - а я думала, что мы подруги. Самые настоящие. Как я могла ошибаться?

- Не говори так.

- Я делилась с тобой самым сокровенным, а тывсе скрывала от меня... - продолжала Валери, - как мне после этого доверять тебе?

- Я боялась твоего осуждения...

- Аврора, мне так обидно. Получается, за моей спиной происходило такое, а я жила, думая, что все хорошо. И только вчера, когда ты побежала за Францем, до меня дошло, наконец, что между вами есть что-то. И вместо того, чтобы услышать подтверждение от тебя, я услышала его от Луиса!

- Мне жаль... - я виновато опустила глаза.

- И мне жаль, что  я выдумала себе эту дружбу, а на самом деле ее не было.

- Неправда.

- Правда. А ведь я верила... - голос Валери становился все тише и тише, - у меня никогда не было такой близкой подруги, и мне не стоило обнадеживать себя... Ты крутила роман с нашим другом за нашими спинами. А мы думали, что у нас нерушимая дружба!

- Крутила роман? Как же мерзко звучит. Я не верю, что все это ты говоришь мне...

- А как это назвать? Как давно продолжается все? Чего еще я не знаю?

- Прости, но твои обвинения неоправданны. Знаешь, - я посмела поднять на нее глаза, - я действительно поступила ужасно и ненавижу себя за это. Но мне не жаль, что я не делилась с тобой! Потому что ты не способна понять! Ты называешь меня омерзительной? Но разве ты постаралась выслушать меня? Постаралась узнать, что творится у меня на душе? Ты ничего не заметила... в этом есть и твоя вина. Я не понимаю, как ты могла не чувствовать мое состояние, не видеть наших с Францем взглядов, не ловить скрытые смыслы в наших речах. А ведь все время находилась рядом! Даже Луис понял... А ты слишком занята своими мыслями, чтобы замечать переживания окружающих людей, не так ли?

Как только я замолчала, ко мне пришло осознание, что наговорила слишком много лишнего. Мои слова глубоко задели Валери, это было видно по ее растерянному взгляду и трепещущим губам. Еще никогда я не видела рыжую девушку в таком состоянии. Она готова была заплакать в любую секунду. Мы больше ничего не сказали друг другу. Валери ушла, оставив на плите пролитый какао, а я так и осталась стоять у окна.

На запах горелого прибежал Тео. Он окинул всю кухню настороженным взглядом, увидел остатки закипающего какао и взял турку с плиты. Поставил ее на стол и только тогда заметил меня.

- Что с тобой, Аврора?

- Ничего...

- Тогда почему ты такая грустная? - Он подошел ко мне.

- Не знаю... - я закрыла лицо руками, чтобы Тео не увидел мои слезы.

- Иди ко мне, - парень обнял меня, - не знаю, что происходит в этом доме, но я не хочу видеть твои слезы. Слышишь? Этот город плохо влияет на нас всех, хочется вернуться обратно. А ты хочешь этого?

Я беззвучно покивала головой и снова прижалась к Тео. Он заботливо гладил меня по волосам, пока я не успокоилась.

- А теперь расскажи мне, что происходит с тобой ис моим братом, - сказал он, когда я села на стул и подняла голову.

- Ты меня тоже возненавидишь, как и Валери.

- Нет, - улыбнулся парень, стоя напротив, - Валери любит тебя, не знаю, что случилось, но она быстро отходит. Вот увидишь, вы снова помиритесь.

- Не думаю, что после всего этого... мы столько гадостей наговорили. Это ужасно.

- Вы же девушки. Сначала наговорите глупостей, а потом только думайте, стоило ли. Бросайтесь друг в друга обидными словами, потом целуйтесь, смеясь и плача одновременно. А через секунду снова лучшие подруги. Кто вообще вас понимает? Вы и сами себя не понимаете.

- Тео, - я глубоко вздохнула, - все намного сложнее, поверь мне.

- Тогда поделись, - он положил руки мне на плечи и легко встряхнул меня, - не закрывайся от всех, ни к чему хорошему это не приведет.

- Думаю, тебе нужно поговорить об этом с Францем.

- Я не узнаю его в последнее время. Мой брат круто изменился с тех пор, как познакомился с тобой. Никогда не видел его таким задумчивым, напряженным. Куда-то из его жизни пропали все девушки и вечеринки. Знаешь, как было раньше? - Тео сел на стул рядом со мной, - раньше он возвращался домой только под утро, каждый день гулял с новой девушкой, был жутким эгоистом. Я вообще не видел, чтобы он хоть на одну девушку смотрел так, как на тебя.

- Он изменился в лучшую сторону, это хорошо.

- Благодаря тебе. Скажи, ты тоже испытываешь к нему какие-то чувства?

- Мне сложно тебе ответить.

- Твой выбор очевиден. И никто не осудит тебя за него. Мой брат переживет, главное, чтобы ты была счастлива с Гаем. У вас все серьезно, а Франц молод... и вряд ли ты бы смогла положиться на него.

- Понимаю, Тео.

- Не осуждай себя за слабость, мы все ошибаемся, - сказал парень.

- Но мне нельзя было ошибаться... - тихо прошептала я.

- Это смешно, Франц! - Луис ходил по комнате, схватившись за голову, - ты поступаешь неправильно! Возможно, тебе больше никогда не выпадет такой шанс! А ты его теряешь!

Франц собирал вещи, не обращая на блондина внимания. Я сидела на диване, молча, прижав к себе колени, и наблюдала, как Франц складывает свою одежду в большую спортивную сумку.

- Уехать с нами - это дурацкая идея! У тебя через два часа отбор!-Продолжал возмущаться Луис. -Аврора, скажи ему, я больше не могу.

Он махнул рукой на Франца и вышел из комнаты.

- Луис прав, - сказала я, - ты глупо себя ведешь.

- Я не хочу оставаться в этом городе, - бросил он, закрывая сумку.

- Даже ради своей мечты?

- Ты моя мечта.

- Нет, Франц. Ты мечтал играть в этой команде и у тебя есть реальный шанс. А ты отказываешься, принимаешь поспешные решения. Совсем не думаешь. Так нельзя делать.

- А если меня возьмут? Я буду жить в этом городе, но мне не хочется теперь, понимаешь? - он остановил на мне долгий взгляд, - я хочу уехать.

- Жаль, мне некуда уехать... чтобы ты остался.

- Это твой город и твоя жизнь. А я чужой, только мешаю. Не смотри на меня так, Аврора.

- Я никогда не прощу себя...

- Ты не виновата.

- Виновата... - я встала и подошла к нему, взяла его лицо в свои ладони, - пожалуйста, не уезжай. Ты так долго стремился к своей мечте, не отступай в последнюю секунду.

Франц накрыл мои руки своими руками, закрыл глаза и откинул голову назад. Я любовалась его лицом: губами, которые чуть потрескались, длинными ресницами, прижатыми к векам, волнистыми волосами, закрывающим морщинки на лбу.

- У тебя уже волосы отросли, - сказала я, обняв его.

- Не отпускай меня никогда...  - он обвил руками мою талию и прижал к себе мое тело, - мне так хорошо в твоих объятиях, так спокойно. Я обожаю, как пахнут твои волосы.

- Мне страшно.

- Чего ты боишься?

- Я боюсь, что одержима тобой.... Что не смогу отпустить, когда придет время, а оно обязательно придет, мы оба знаем это. Я боюсь, что мне не захочется просыпаться по утрам, если я буду знать, что наступил очередной день, в котором нет тебя.

- Я тоже этого боюсь. Но если не уеду сейчас - не уеду никогда...

 С моих губ чуть не вырвалось «не уезжай», но тишину вовремя разрушила заигравшая музыка, стоящая на звонке моего телефона. Я неохотно освободилась от объятий Франца и взяла в руки мобильный. Звонили с незнакомого номера.

- Алло, - произнесла я в трубку.

- Аврора?

Гай. Все тело на секунду покрылось мурашками от звучания его голоса. Мне вдруг привиделось, будто земля раскололась на две части, и я оказалась посередине, ожидая, когда же мое бездушное тело полетит вниз.

- Аврора? - вновь повторил он мое имя.

- Да... - сказала я, отвернувшись от Франца.

- Почему ты так долго не отвечала?

- Я... я не знаю.

- Где ты? С кем? -Спросил он взволнованно.

- Дома.

- А почему такой странный голос?

- Ты приехал? - Этот вопрос волновал и пугал меня больше всего, но я решила сразу же задать его.

- Да.

- Давно?

- Нет, час назад мой самолет приземлился в аэропорту.

- Почему ты мне не сказал?

- Хотел сделать тебе сюрприз.

- У тебя получилось... - сказала я, опустившись на диван.

- Я хочу увидеть тебя.

- Когда?

- Сейчас.

- Где? - Мое сердце начало бешено колотиться в груди.

- Посмотри в окно.

Я прижала телефон к груди и медленными шагами подошла к окну. Не знаю, как в этот момент выглядел Франц, я старалась не смотреть в его сторону.  Я увидела машину Гая, припаркованную под моим балконом.

- Я скоро спущусь... - сказала я и отключила телефон.

Когда я обернулась, Франц стоял позади меня. Бледный, словно призрак.

- Гай приехал? - спросил он, смотря на меня в упор.

- Да.

- Неожиданно.

- Да.

- Мне хочется выйти на улицу и избить его до полусмерти.

- Если ты сделаешь это, я стану презирать тебя.

- Ты думаешь, меня это волнует?

- Думаю, что волнует, - я прошла мимо Франца, чуть толкнув его в плечо, но он успел схватить меня за руку.

- Куда ты?

- Отпусти.

- Все, теперь ты забыла, что мы минуту назад обнимались?

- Замолчи.

- Замолчать? - На его лице появилась презрительная улыбка.

- Нет, говори, что тебе хочется. Продолжай проводить по мне острым лезвием ножа, оставляя кровавые следы. Продолжай это делать.

- Безумная. Я никогда не обижу тебя. Это боль вырывается наружу. Я не могу остановить ее, она словно сжирает меня изнутри.

- Франц, - я поднесла его руку к своим губам и поцеловала ее, - что ты хочешь?

- Я не знаю... - он выглядел потерянным, - я не знаю.

- Тогда отпусти меня...

- К нему?

- Да.

- И ты не вернешься больше?

- Нет.

Франц расслабил свою хватку, и я отняла руку. С трудом отвернулась от него и вышла из комнаты. Мне хотелось вернуться, но куда? Он не был готов к такому подарку судьбы. Он только хотел любить меня, но, вряд ли был готов полюбить те препятствия, которые появились бы на нашем пути. Мы выдумали мир, в котором существовали вдвоем, и который мог исчезнуть в любую минуту, чуть соприкоснувшись с реальностью. Я видела пустоту в серых глазах, отражающих наши мечты,  и снова побоялась довериться им.

Я села в машину Гая, и он тут же заключил меня в свои объятия. Мне хотелось вырваться и убежать, закричать, чтобы он не трогал мои руки... Но, я понимала, что со временем эти ужасные ощущения покинут меня, и я вновь почувствую рядом с ним любовь. Да, я по-прежнему называла это любовью. Он был чужим, но одновременно и родным. Я любила, хоть и знала, что это совсем не та любовь, которая подарит крылья, когда я буду падать.

Мы провели с ним почти весь день. Сначала гуляли по парку, потом скрывались от дождя в кафе. Я написала Луису смс, что скоро вернусь, а он попросил меня не беспокоиться. Я не знала, как сообщить Гаю о своем намерении вернуться домой. Он делился впечатлениями о командировке, рассказывал мне о городе, в котором жил все это время, и я не могла прервать его. Гай выглядел счастливым, я это сразу заметила.

- Как твои друзья? - Наконец спросил он.

- Хорошо, они возвращаются завтра в деревню. Поезд утром.

- Все?

- Нет, Валери остается. Может быть... - добавила я, запнувшись.

- А тот парень? Футболист.

- Он тоже возвращается.

- Почему?

- Я не знаю.

- Как?

- Гай, мне нужно вернуться к ним, я чувствую себя неловко. Они одни дома, а я обещала погулять с ними по городу ближе к вечеру.

- Хорошо, - к моему удивлению, согласился Гай. - Я отвезу тебя.

- Все в порядке? - Настороженно спросила я, смотря на него.

- Конечно. Почему ты спрашиваешь?

- Просто... - ответила я, накидывая на плечи вязаный жакет.

- Тогда поехали.

Гай остановил машину, и посмотрел на меня.

- Приехали, - сказал он, растирая ладони и пряча от меня свой взгляд.

- Спасибо. Я рада, что ты вернулся.

Я потянулась к нему за поцелуем, но он не пошевелился, остался сидеть в своей позе.

- Что с тобой? - я снова задала ему этот вопрос.

- Ничего.

- Ты не умеешь врать.

- Ты тоже.

- Я?

- Да. На твоем пальце нет кольца.

Я посмотрела на свои руки. Гай был прав... Я забыла надеть кольцо, подаренное им. Меня всю охватила тревога, когда я посмотрела на него.

- Просто... я не думала, что ты приедешь сегодня.

- Мне казалось, что ты его сразу наденешь.

- Да, но...

- Не говори ничего.

- Гай, - я протянула свои руки к нему, но он их оттолкнул.

- Уходи, Аврора. Тебя ждут.

- Нет, давай поговорим, - умоляюще произнесла я.

- Потом поговорим, - сказал он, отвернувшись от меня к окну, - наверное.

Я стояла у машины, словно статуя, не в силах пошевелиться. Гай отъехал от меня, а я смотрела ему в след, и слезы предательски катились по щекам. Неужели все закончилось? Все то, что нам обоим было так дорого. Неужели я разрушила наше будущее? Я тогда поняла, как страшно терять родного человека...

Нам кажется, что мы не боимся вычеркивать людей из своей жизни, что у нас хватит сил их отпустить, когда придет время, но только до тех пор, пока не видим до боли родной силуэт, покидающий нас. И вдруг возникает желание догнать, остановить, сделать все, лишь бы не дать уйти, даже если этот человек давно уже нелюбим нами. Он по-прежнему занимает особое место в нашей жизни, которое будет пустовать без него и еще долгое время никем не заполнится.

Я была готова на все, чтобы вернуть его в свою жизнь. Это и было моей главной ошибкой, едва ли не ставшей роковой.

Глава 9.

Мы сидели на открытой терассе моего любимого кафе, где подавали вкусный латте с ароматом кокоса и корицы, обменивались многозначительными взглядами, которые сопровождались затянувшимся молчанием. Город медленно погружался в сумерки, солнце, скрывшись за большим облаком, засыпало, небо залилось багряным закатом. Но в кафе посетителей становилось все больше, за соседним столиком мило беседовала молодая пара, иногда разбавляя слова нежными поцелуями. Я заглядывалась на них время от времени и снова подносила к губам горячий напиток.

- Мне сегодня хочется вспомнить нашу первую встречу, - сказал Луис, облизнув с ложки остатки мороженого, - помните этот вечер на пляже?

Я знала, что Франц смотрит на меня сейчас, хоть и не решалась взглянуть на него. Мы не раз вместе с ним вслух вспоминали наше знакомство, все последующие события, произошедшие за эти два летних месяца. Люди часто возвращаются в памяти к тем моментам, в которых были счастливы. Какая роскошь - хранить воспоминания, перебирать их, окунаясь в ушедшие дни, переживать каждое мгновение, лишь закрыв глаза, вновь чувствовать сладость первой встречи, но вместе с тем разбавленную горькостью разлуки. Тогда прошлое и настоящее сливаются в одно большое волнующее чувство, несравнимое ни с чем, непохожее ни на что.

- Я помню этот день, - Тео увлеченно скручивал салфетку в руках, - я сидел возле костра, когда вы знакомились и следил за всем издалека, но очень хотел подойти и тоже познакомиться с Авророй. Я подумал «какая красавица», хоть и не очень хорошо разглядел лицо, когда она шла мимо нас.

- А почему не подошел? - спросила я.

- Франц опередил меня, - он лукаво улыбнулся, - до сих пор уверен, что он нарочно кинул в тебя летающим диском.

- А разве не так было? - Хмыкнул Луис.

- Нет, не так, - ответил Франц, - я бы не причинил ей боль специально.

- Но ты хотел с ней познакомиться, признайся, - не унимался блондин, - как только увидел издалека ее фигуру, в свете заката, такую стройную, с распущенными волосами. Сплошная романтика.

- Луис, я бы молчал на твоем месте, - рассмеялся Тео, - мы не забыли, что ты влюбился в Аврору и целый месяц страдал из-за неразделенной любви.

- Я любил ее как сестру, - промямлил Луис, растерявшись.

- Ну да, рассказывай свои сказки кому-нибудь другому.

- Вы все неудачники, - заключила Валери, поднявшись со стула, - я отойду на пять минут.

Я смотрела на ее удаляющую спину, потом тоже встала.

- А ты куда? - спросил Луис.

- Мне нужно поговорить с ней.

- Это правильно, - он одобрительно кивнул, - вам нельзя ругаться.

Я дожидалась Валери у входа в уборную, перехватила ее руку, когда она вышла оттуда.

- Давай выйдем на улицу.

- Ладно, - согласилась она.

Я села на деревянную скамейку и позвала ее сесть рядом со мной.

- Хотела извиниться перед тобой...

- И я... - призналась Валери, - но мне было неловко подходить к тебе. Так бывает, когда я все порчу, а потом понимаю, что уже не могу ничего исправить.

- Не в этом случае, - я улыбнулась девушке, - нашу дружбу ничего не сможет испортить.

- Конечно, - Валери как ребенок захлопала в ладоши, - я так рада, что ты не обижаешься на меня.

- Мне только жаль, что мы потеряли целый день, который могли бы провести вместе.

- Я тоже думала об этом. Каждую секунду, когда хотела заговорить с тобой, но не решалась. Ладно, не будем о грустном. Лучше расскажи про вашу встречу с Гаем. Все нормально, да? - Неуверенно поинтересовалась Валери.

- Боюсь, что это еще более грустная тема, чем предыдущая.

- Оу... но теперь ты мне можешь все рассказывать. Когда знаешь, что я не буду тебя осуждать. Да я бы и не стала этого делать.

- Я не рассказывала тебе о нас не потому, что мне не хотелось.... Я просто боялась признаться в этом самой себе.

- За тебя это сделали твои чувства.

- Ты думаешь, Тео и Луис тоже поняли, что я что-то испытываю к Францу?

- Уверена. Луис точно, он еще тот хитрюга. Тео тоже все замечает, просто делает вид, что не знает.

- Он спрашивал у меня, что между мной и Францем происходит.

- Так что же происходит между вами? Честно говоря, я была в шоке. Мне казалось, что ты любишь Гая, несмотря на его сложный характер.

- Дело не в характере. Гай прекрасный человек.

- Это я уже слышала. Но все же, ответь на вопрос.

- Да, я влюблена и не вижу смысла теперь отрицать это. Влюбилась еще в нашу первую встречу.

- Значит, у вас любовь с первого взгляда, - глубоко вздохнула Валери, слабо улыбнувшись мне, - а я была уверена, что такое случается только в кино.

- Кино снимают, вдохновившись жизнью.

- Такой, как твоя. И что вы будете делать? Ты скажешь об этом Гаю?

- Никогда.

- Аврора, что ты задумала?

- Я не могу так поступить с Гаем... Мне просто нужно пережить эти чувства, и они пройдут.

- Жаль, что Франц встретился тебе позже, чем Гай.

- Я забуду Франца.

- Сможешь?

Я подняла глаза на рыжую девушку, и она задумчиво покачала головой. Валери смотрела на меня с сожалением, будто бы чувствовала всю мою боль, все страхи и переживания. Я обняла подругу.

- Но если бы у вас с Францем все получилось... - шепнула Валери, - я стала бы такой счастливой. Вы словно созданы друг для друга. Да, вы очень разные, как небо и земля, но, мне кажется, рядом вы становитесь такими похожими.

- Мне самой так кажется. С ним я совершенно другая. Знаю, что могу вести себя, как захочется, говорить, что вздумается, и все равно понравлюсь ему.

- С ним ты настоящая, - Валери заправила мои непослушные волосы обратно в пучок, - но я боюсь, что он не сможет воплотить все твои мечты в реальность. Франц слишком молод, а ты, хоть и тоже ребенок, но намного взрослее его. У тебя полный багаж жизненного опыта, из которого ты черпаешь вдохновение, а он пока что чистый лист.

Мы не заметили, как к скамейке подошел Франц. Он застегнул свою ветровку и сел рядом со мной.

- Заждались? - Спросила Валери, немного отодвинувшись от нас.

- Тео и Луис знакомятся с какими-то девушками. Им не скучно.

- А ты почему не знакомишься?

Ответа не последовало, Валери виновато протянула:

- Прости, дурацкий вопрос.

- Именно. - Подтвердил Франц, положив голову на мое плечо.

- Вы такие милые, - Валери сложила вместе ладони, - голубки.

- Снова помирились, подружки?

Рыжая кивнула. Мы хранили затянувшееся молчание, пока Валери снова не заговорила:

- Франц, ты уверен, что хочешь вернуться в деревню?

- Да.

- Не будешь сожалеть об этом всю оставшуюся жизнь?

- Все равно я упустил свой шанс, может быть, единственный.

- Да, но... - Валери тщательно обдумывала свои мысли, прежде чем их озвучить, - я не совсем о футболе говорила сейчас.

- Хочешь, чтобы я влез в чужую жизнь и разрушил ее?

- Нет... я просто хочу понять, чего тебе хочется.

- Ничего.

- Тогда как Аврора может на тебя положиться?

- А она хочет этого? Спроси у нее, хочет ли она положиться на меня?

- Прекратите, - я подняла глаза к небу, - это бессмысленный разговор.

- Вот видишь, - усмехнулся Франц, - я не буду идти против ее желаний.

- Но ты бы мог!

- Нет, не мог! - Сказал он раздраженно.

- Валери, не все зависит от Франца, поверь мне.

- Гай? Но ты же не любишь его, просто скажи ему об этом. Он не будет тебя держать, да и не сможет. Он же не тиран, поймет. Ему придется смириться. Ты сама постоянно твердишь, что Гай хороший человек. Значит, он желает тебе счастья, если хороший.

Я слушала Валери с печальной улыбкой на губах, смотрела на Франца, глаза которого сияли надеждой, и мое желание скрыться от них становилось сильнее.

Я убеждалась, что одинока в своих страданиях, и лишь мне одной нужно все исправить. Люди эгоистичны, Франц и Валери эгоисты, Франц в большей мере. Он желал счастья только себе, совершенно не думая о других людях, которых может уничтожить...

Когда мы вернулись, Луиса не оказалось за нашим столиком. Тео допивал свой капучино в одиночестве.

- Ну что, где он? - Франц упал в плетеное кресло, - опять влюбился в кого-то?

- Может, в этот раз ему повезет, - сказал Тео, стараясь перебороть зевоту, - но время не подходящее, конечно. У нас поезд в семь утра, а он за девушкой ухлестывает! Я не собираюсь его ждать.

- Никто не собирается. - Франц вопросительно посмотрел на Валери, - да ладно, успокойся. Это шутка, мы не оставим твоего ненормального брата одного в центре города. А следовало бы.

- Если бы мы всякий раз оставляли тебя одного в местах, где ты знакомился с девушками, то вряд ли ты бы сейчас был с нами... - самодовольно произнесла Валери.

- Все меняется, - спокойно ответил Франц. - Может, и Луис когда-нибудь поумнеет.

- Ты серьезно собираешься поступать в медицинский университет? - Спросил Франц у рыжей, когда мы все, кроме Луиса,  уселись за стол.

- Да, собираюсь. Я, в отличие от некоторых, свою мечту не бросаю, а иду до конца.

- Это не твоя мечта, а твоих родителей. Насколько я помню, с самого детства ты мечтала играть в рок-группе.

- И сейчас мечтаю. Но это другая мечта. И вообще, что ты лезешь ко мне со своими вопросами? Тебе плохо, и всем так должно быть?

- Я просто переживаю за тебя, глупышка. Ты мне как сестра.

- Знаю... - ласково произнесла Валери, взгляд ее смягчился, - но одно другому не мешает, правда? Я могу поступить в университет и играть в рок-группе. Врач и рокер по совместительству. Как вам?

Валери осталась недовольной нами. И приуныла, колупая вилкой кусочек пирога. Тео засыпал на ходу, откинувшись на спинку кресла. Мы с Францем переглянулись, когда наши ноги под столом коснулись, и он улыбнулся мне. Я до сих пор была без ума от его улыбки, и каждый раз чувствовала укол в области сердца, стоило только вспомнить, что уже завтра мы расстанемся с ним. Может быть, навсегда.

- В прошлый раз мне было намного легче тебя отпускать, - говорил Франц, когда мы возвращались домой, плененные красотой ночного города, - я был уверен, что мы снова встретимся. Но сейчас мне очень тяжело.

Мы шли рядом, и наши пальцы соприкасались, иногда Франц сжимал мою руку и снова неохотно отпускал, будто боялся моего протеста. Впереди шли друзья, но они не оглядывались, не разговаривали с нами, позволяли насладиться последними часами, проведенными в мире безутешных мечтаний.

- Ты выйдешь замуж и будешь счастлива, - продолжал Франц, - а я буду несчастлив до конца своих дней. Но я все равно буду улыбаться, вспоминая твое лицо. И твои глубокие карие глаза, в которые влюбился одним прекрасным, летним вечером. Я не представлял, что способен на такие чувства. Странное ощущение - каждое утро просыпаться, умываться перед зеркалом и в отражении видеть совсем другого человека.

- Мне знакомы твои ощущения. Мы оба изменились за это время.

- Только вспомни наше лето. Какими беззаботными мы казались тогда, а что сейчас?

- Значит, мы пережили то, что глубоко засело в нас, и что является таким важным для нашего будущего. Только подумай, человек может переживать годами нескончаемый поток эмоций, но ни одна из них не коснется его дна, глубины его души, а в один день он переживет нечто, что изменит его безвозвратно. Это случилось с нами.

- Поражаюсь тому, как ты умело подбираешь слова, - улыбнулся Франц, - у тебя большое будущее писательницы. Напишешь книгу обо мне?

- Я напишу книгу о нас.

- Тогда пусть хотя бы в книге мы будем вместе. Обещаешь?

Я не ответила. Франц взял меня за руку, а я не сопротивлялась.

- Почему то вспомнилась фраза о том, что иногда люди встречаются ради того, чтобы расстаться.

- И какой же в этом смысл? - Спросила я.

- Я тоже не понимаю. Может, нет никакого смысла. Вообще ни в чем.

- Смысл есть всегда, просто не все его ищут.

- Никогда не думал, что буду философствовать с девушкой. Я же футболист.

- А Валери врач-рокер, ну и что?

- Верно, - усмехнулся Франц.

По пути домой мы любовались ночными огоньками большого города, фотографировались возле огромных вывесок, пили кофе из автомата, слушали музыку из старых проигрывателей прямо посреди улицы, танцевали, когда никто не видел. Возвращаться домой, где нас ждали наши теплые постели,  не хотелось, мы не расставались с этой ночью до тех пор, пока улицы совсем не опустели, и смолк звук отдаленно проезжающих автомобилей.

Совсем неважно, в каком городе ты живешь, будь это модная столица, переполненная артистами и дорогими ресторанами, бизнес-центр, где небоскребы закрывают собой небо, или же маленькая провинция, где воздух пахнет природой - ты полюбишь свой город, как только туда переедут твои любимые люди. Ты станешь видеть красоту в каждом движении, в каждом человеке, который удивительным образом вписывается в это городское пространство, ты вдруг поймешь, с каким весельем можно коротать время, просто прогуливаясь по улицам, без смущения вглядываясь в лица прохожих. И даже если в твоем городе не видно звезд, они так далеки, что их невозможно поймать взором, невозможно посчитать, загадать желание, когда одна из них решит упасть, найти созвездие. Твоими звездами станут любимые люди, до которых можно дотянуться рукой, которыми можно любоваться издалека, а самое главное - их можно обнять, когда только захочется.

- Я сегодня не буду спать, - заявил Луис, когда я повернула ключ в замке и открыла дверь, - все-таки последняя ночь. Осталось четыре часа до отъезда. Да и кто знает, когда в следующий раз мы все встретимся.

- В последний раз мы тоже так думали, - сказала Валери, расстегивая шнурки кед, - а наше расставание и неделю не продлилось.

- Сейчас все по-другому, - возразил блондин, - теперь наши жизни сложились иначе: ты будешь учиться, мы с Тео работать в деревне, Аврора тоже устроит свою жизнь, а вот Франц...

- А я буду прожигать свою жизнь, как раньше, - закончил Франц.

- Ты серьезно? - Искривив рот, спросил Тео.

- Не знаю. Поживем - увидим.

- Родители будут не в восторге от такой идеи. Тебе тоже нужно найти работу в деревне, раз футбол свой забросил.

- Прорвемся, - бросил через плечо Франц, скрывшись за стеной.

- Тяжело с ним придется... - со вздохом произнесла Валери.

- Ты не спишь?

Я осторожно обернулась к Францу, стараясь не задеть спящую Валери.

- Нет, - ответила я, - мне не спится.

- И мне.

- Нам вставать через два часа.

- Можно уже не спать.

Я разглядывала в темноте его черты лица. И ночная густота понемногу рассеивалась, рисуя все более четкие линии.

- Ты красивая. Мне это не дает покоя, - вдруг сказал он.

- Не самая красивая на свете.

- Для меня самая.

- А я думала, что во мне много недостатков. Например... нос. Когда я улыбаюсь, он становится очень широким.

- Что? - Засмеялся Франц, - ты серьезно?

- Да.

- Ты прекрасна, когда улыбаешься. И я обожаю твой нос.

- Зачем ты все это говоришь мне? Чтобы я сдалась?

- Нет. Я говорю, потому что так думаю. Мне все время хочется говорить тебе, какая ты красивая и забавная.

- А я обожаю твои глаза. И морщинки на лбу.

- А улыбку? Все девушки сходят с ума по моей улыбке.

- Тогда она мне не нравится.

- Не может быть.

- Может.

- Значит, ты одна такая. Но ты врешь, я знаю.

- Какой ты самовлюбленный все-таки, - я улыбнулась, - мужчина не должен быть таким красивым, это неправильно.

- Ты просто завидуешь. И злишься, потому что я красивый и не твой.

- В чем-то ты прав.

- Я тоже злюсь. Потому что ты не моя.

- Аврора?

- М?

- Покажи мне ту смешную рожицу. Когда ты сердишься.

- Я думала, ты уже спишь.

- Нет. Пожалуйста, покажи.

Я нахмурила брови и сжала губы. Франц заулыбался.

- А теперь печальную рожицу, пожалуйста.

- Ну, хватит, - я отвернулась от него, - отстань.

- Аврора, - его рука скользнула по моей талии и чуть приподняла мою майку, - мне нравится запах твоего тела.

Мои глаза закрылись, как только мурашки пробежались по коже. Я выгнула спину словно кошка. Губы Франца коснулись мочки моего уха, и я затрепетала от удовольствия.

- Поцелуй меня в последний раз.

Я повиновалась и повернула к нему свое лицо. Он не спеша приблизил к моим губам свои губы, и наши дыхания переплелись. Я находилась во власти его губ и рук и ни секунды не могла сопротивляться.

Прощались мы долго. Вокзал уже опустел, люди скрылись в вагонах, а наша пятерка стояла возле хмуро пускающего дым поезда и не желала расставаться. Валери обнимала брата, что-то шептала ему на ухо, давала наставления, я стояла между Францем и Тео, держала их за руки и, молча, любовалась братом и сестрой.

- Хватит, я все это не запомню, - жалобно проскулил Луис, - отцепите кто-нибудь эту рыжую от меня.

- Только попробуй разочаровать родителей, я из тебя сделаю лепешку с сыром. - Пригрозила указательным пальцем Валери. - Ты теперь остаешься за старшего, должен о них заботиться. Я позвоню вам, как только сдам экзамены. Или не позвоню, если вдруг решу спрыгнуть с центрального моста, в случае неудачи.

- Ты там всех испугаешь, и они тебя возьмут без экзаменов, - Луис потрепал сестру за щеку, - у тебя все получится. Мы все верим в это. А ты следи за Авророй, не давай ее в обиду.

Об остальных диалогах во время прощания упоминать не хочется, хоть и были среди них весьма забавные. Всегда одно и тоже - теплые слова, объятия, поцелуи, печальный блеск в глазах.

Я провожала Франца взглядом до вагона, он несколько раз оборачивался, открывал рот, чтобы сказать что-то, но, засомневавшись, снова отворачивался. До самой последней секунды я думала, что он не уедет... не сможет уехать, оставив меня на этом перроне с кучей проблем, которые мы создали вместе.

Он смог. Он прекрасно осознавал, что теряет меня, отдает другому человеку, разочаровывает, и все же сел в поезд. А мне хотелось, чтобы он остался. Проснувшись утром, я поняла, что не хочу его терять. Думала об этом всю дорогу до вокзала, в миг наших последних объятий, все время, пока его фигура отдалялась от меня. Только ему не осмелилась сказать об этом.

            Глава 10.

Моей нездоровой привычкой стало закрывать перед сном глаза и представлять море, теплый песок под босыми ногами, шум волн и звуки мимо проплывающих кораблей. И каждый раз, стоя у пристани, я ждала Франца, и он всегда приходил. Загорелый, с сияющей улыбкой, с серыми морскими глазами, выделяющимися на фоне утонченного лица, с волосами пшеничного цвета, в которые я с удовольствием запускала свои пальцы. Он поднимал меня над землей, кружил, прижав к своему крепкому телу, вновь опускал, касаясь губами моего плеча. Потом мы, взявшись за руки, прогуливались по побережью и не переставали говорить о наших чувствах.

Мы часто живем одними лишь воспоминаниями и в один момент осознаем, что больны. Променяв реальную жизнь на картинки из памяти, мы становимся безумными мечтателями, теряющими всякий интерес к окружающему миру.

Я понимала, что воспоминания - это единственное, что еще связывает меня и Франца, и пока мы помним наше лето, мы думаем друг о друге.

Я видела его прежним - свободным, не обремененным тяжестью мыслей. Таким, каким он был в первый месяц нашего знакомства. Этот образ запечатлелся в моей памяти, эти дни снова и снова манили меня. Тогда мы только притягивались, мы были загадкой, которую хотелось разгадать. А теперь мы стали сами себе чужими, но близкими друг другу.

Неужели я любила его только за те воспоминания, которые он подарил мне? За серость глаз, гармонирующих с видом моря, который служил нашим фоном, за голос, сливающийся с шумом морского прибоя.За каждый миг рядом с ним, который вдохновлял меня... Значит, как только воспоминания сотрутся в памяти, чувства тоже исчезнут?

- Тебе нужно купить снотворное, если уже второй день не можешь заснуть до самого рассвета, - сказала Валери, вновь застав меня среди ночи с открытыми глазами.

- Мне тоже так кажется, - ответила я, отвернувшись к стенке.

В первую ночь мне было тяжело засыпать без Франца. С ним я совершенно забывала о сне, в последние ночи мы не спали, мы растягивали время, как могли, жалея каждую секунду, не подвластную нашим чувствам.  Я лежала в постели, все еще сохранившей его запах, обнимала подушку, с которой он спал, и жмурила глаза, не позволяя слезам скатиться по щеке. Казалось, будто моя жизнь перестала нести в себе какой-то смысл, отказавшись от него.

- Я вижу, Аврора, ты скучаешь по нему. Ты потеряла всякий интерес к жизни, а рядом с ним у тебя святились глаза.

- Пройдет, Валери. Это только первое время.

- Не знаю. Ему тоже тяжело, наверное. Но это ваше обоюдное желание.

- Это вынужденное решение.

Через три дня мне удалось с непосильным трудом влиться в привычную жизнь. Я целыми днями работала, отвлекаясь лишь на разговоры с Валери, которая коротала время за учебниками по медицине. Мы почти не выходили из дома, не хотелось верить в то, что лето окончательно покинуло нас. Иногда возникало желание выйти на балкон и погреться в лучах утреннего солнца, но ветер заставлял передумать, и мы закрывали окна, не избежав разочарования.

В один день, заранее обреченный стать скучным, наш покой нарушила Рене, ворвавшись в дом, словно ураган, с печеньем и новым альбомом Сэма Смита. Мы провели волшебный вечер, лежа на полу, слушая в пятнадцатый раз песню « I'm Not the Only One», в которой поется:

You and me, we made a vow

For better or for worse

I can't believe you let me down

But the proof's in a way it hurts.


Мы поклялись друг другу в верности,

Что бы ни случилось.

Не могу поверить, что ты подвела меня.

Но доказательства таковы, что мне больно.


В шестнадцатый раз я не выдержала и разревелась, закрывая лицо пачкой от печенья. Рене и Валери успокаивали меня, но, по привычке, которая сохранилась у меня с детства, в случае утешения, я заводилась еще больше, и моими слезами в тот вечер можно было заполнить целый океан. Зато я излила всю душу, еще долгое время после этого мне не хотелось плакать. Может быть, хотелось, но я не могла.

Пришлось все рассказать Рене. Точнее, это сделала Валери, пока я прогуливалась в одиночестве до магазина под предлогом купить хлеба. Я не сердилась на нее, мне самой давно следовало поделиться своими проблемами с такой мудрой, взрослой женщиной. Я не видела в глазах Рене осуждения, и думала о матери, которая так отличалась от нее. Ей я боялась раскрыться, становилось неспокойно и отчего-то страшно, когда я представляла наш разговор с матерью после моего длинного монолога.

- Моя милая, тебе следует разобраться в себе. Сложно пережить этот возраст, когда от тебя требуют серьезных решений, а ты не готова их принять. На хрупкие плечи вдруг наваливается такая тяжелая ноша, которую порой невозможно вынести. Но, важно понять, ради чего хочется жить. От решений, принятых тобой сейчас, зависит твое будущее.

- Я отказалась от Франца, потому что не видела нашего с ним будущего. Мне вдруг стало так страшно, Рене... не чувствовать никакой почвы под ногами. Он сам стоит на шаткой поверхности, а если я встану рядом с ним, мы разобьемся.

- Вы разобьетесь или ваши мечты? А если вы сможете приспособиться к реальности, пережить эти трудности вместе и обрести что-то новое?

- А если нет?

- Придется чем-то жертвовать, Аврора. Франц мне показался искренним молодым человеком, я сразу заметила, как он смотрит на тебя. Но правильнее было бы дать ему время. Может, его чувства погаснут со временем, да и твои тоже. Время - лучший помощник.

- Но у меня нет этого времени. Я чувствую, что если не сделаю что-нибудь, то пострадает минимум один человек.

- Гай. Ты боишься разбить сердце Гаю.

- Нет, Рене. Я боюсь убить Гая.

- Я тоже боюсь за него.

- Видишь, это замкнутый круг. У меня кружится голова от всего происходящего. Проще взять ластик и стереть себя как рисунок карандашом на бумаге. Я ненавижу брать на себя ответственность за чужую судьбу.

- Вы не встречались с Гаем после того случая с кольцом?

- Нет, и, слава богу. Я надеюсь, что Гай забыл про меня.

- Боюсь, ему легче забыть о себе, чем о тебе. У него уже давно в груди бьется твое сердце.

- И мне придется вырвать свое сердце? Он умрет, понимаешь.

- Мне жаль тебя, моя маленькая девочка. Но если Господь посылает тебе такие испытания, значит, ты с ними справишься.

- А я ведь нагрешила, Рене... Господь просто отвернулся от меня. И теперь я совсем одинока.

- Нет, Аврора. Тебе следовало бы сходить в церковь и исповедаться.

- Я не смогу сделать этого, пока живу во лжи.

- Ты справишься. У тебя чистая душа, все мы не без греха. Главное - видеть свои изъяны и стараться искоренить их.

- А любовь - это тоже изъян? Тоже недостаток?

- Любовь - это дар, который можно обратить в проклятие. Все зависит от нас, от того, как мы распорядимся этим даром.

- Мое счастье никого не должно сделать несчастным. Помнишь? Мама любила повторять эту фразу.

- Твоя мама альтруист. Она умеет думать об окружающих ее людях и это прекрасно. Но, бывало, она страдала из-за этого.

- Она меня никогда не простит.

- Простит. Но не сразу поймет. Будь к этому готова.

Я стояла возле университета и нервно теребила пуговицы на жакете. Посматривала на часы, стрелки которых чертили уже второй круг на циферблате, а Валери все не показывалась на горизонте. Я долго смотрела на маленький фургон для продажи кофе, в итоге сдалась и заказала себе большой эспрессо. Продавец, симпатичный парень в зеленой кепке, протянул мне стаканчик и бумажный пакет.

- Что это? Я просила только кофе.

- Это круассаны с яблочной начинкой. Вам нужно набрать вес.

- Вы шутите? - Улыбнулась я.

- Нет. Почему вы смеетесь?

- Обычно, мужчины просят похудеть, а не потолстеть.

- А мне нравятся девушки с формами, - не без гордости заявил он, - и я стараюсь их подкармливать, как только попадается удобный случай.

- А ваш начальник нормально к этому относится?

- Это моя машина. Я делаю все, что хочу.

- Здорово.

- Хотите прокатиться? - предложил он, пока его губы растекались в добродушной улыбке.

- Сейчас?

- Ну да.

- Эм... я жду подругу. Она должна подойти с минуты на минуту.

- Только поэтому?

- Нет. Я не сажусь в машину к незнакомым людям.

- Но мы же познакомились. Точнее, почти познакомились. - Он протянул мне свою руку. - Меня зовут Лука. А вас?

- Аврора. - Я ответила на рукопожатие. - Вы очень настойчивый молодой человек.

- Нет, просто вы мне понравились. - Честно признался он.

К счастью, наш неопределенный разговор прервала Валери. Она выхватила из моих рук круассаны и закружилась, прижимая бумажный пакет к груди. Мы с Лука переглянулись и оба одновременно засмеялись.

- Твоя подруга ненормальная. - Сказал он, пожав плечами.

- Я знаю.

- Аврора, ты чего стоишь там как вкопанная? Я сдала экзамены, понимаешь? Я стану врачом!

- Что? Ты серьезно?- Я сунула стаканчик с кофе в руку парня и подбежала к Валери. Теперь мы кружились вместе, заливаясь громким смехом. Я попыталась поднять ее, но она оказалось тяжелей, чем я думала, и мы обе оказались на земле.

- Да они обе ненормальные, -  произнес Лука, поднеся ладонь к щеке.

- Сделай нам по капучино, Лука, это нужно отметить, как следует, - сказала  я, смеясь.

- Ипобыстрее, пожалуйста, - добавила Валери, пытаясь подняться на ноги.

Мы шли по городу, опьяненные радостью, держались за руки и не переставали смеяться. У входа в парк остановились, чтобы позвонить Луису. Тот, услышав новость, орал в трубку как маленький ребенок, судя по недовольному лицуВалери, она уже успела десять раз передумать, что позвонила брату. Ее поздравляли счастливые родители, после  - Тео, который обедал у них дома. Потом Валери назвала имя, которое пробудило во мне еще не погасший огонь. Я ухватилась за железные ворота, пока она с осторожностью разговаривала с Францем.

- Как он? - Спросила я, когда мы прогуливались по узкой тропинке вдоль осеннего сада.

- Нормально. Нашел какую-то работу.

- Это хорошо.

- Видишь, у Франца получается. И ты попробуй.

- О чем ты?

- Ты поняла, о чем я. Франц может жить без тебя, он сел в поезд, уехал, не сорвался и приехал обратно, не звонит тебе и не пишет. Может, он снова влился в свою жизнь, бегает по утрам, играет в футбол, а ночью пропадает с друзьями на дискотеках. Это его жизнь, и поверь, он ее обожает.

Валери замолчала, боясь, что ее слова могут подействовать на меня самым плохим образом.

- Если это все так, я искренне порадуюсь за него.

- Прости, я погорячилась.

- Совсем нет. Иногда мне нужно помогать открыть глаза, в последнее время сложно это сделать самой.

- У тебя все будет хорошо, - сказала она, остановившись, - поверь мне.

Я снова проверила электронную почту, но желанного письма там вновь не оказалось. Валери заметила мое огорчение.

- Может, ты позвонишь этой писательнице? Вдруг она потеряла твои контакты.

- Нет, скорее всего, наброски моего романа ей не понравились. Но она не хочет меня расстраивать.

- Не делай поспешных выводов. Я тоже не верила в свои силы, но поступила. И тебе стоит поверить в себя.

- Ты бы хотела прочитать мой роман? - спросила я, отстранившись от экрана монитора и протерев глаза.

- Конечно. Я уверена, что это шедевр.

- Тогда я распечатаю его для тебя.

- Давай. Я постараюсь оценить его объективно. Но ни капельки не сомневаюсь в твоих писательских способностях.

Тем же вечером я передала Валери большую стопку распечатанных листов. Она запаслась конфетами и устроилась на кровати. Я разговаривала по телефону с родителями, при этом старалась показаться счастливой и довольной жизнью, потом легла рядом с Валери, мы завернулись в большой плед и я, в первый раз за последние дни, крепко уснула.

Меня разбудила Валери. Кто-то настойчиво звонил в дверь, а рыжая девушка спихивала меня с дивана.

- Ты кого-то ждешь? - Спросила она, когда я села на кровать, отогнав сон.

- Нет. Может, это Рене.

- Звонят уже больше пяти минут. Я побоялась открывать.

- Трусишка.

Я встала с постели и направилась к входной двери. Неохотно  посмотрела в глазок, и меня насквозь пронзило зловещей молнией в эту секунду. Я медленно открыла дверь и впустила в квартиру промокшего Гая.

- Дождь начался, а у меня нет зонтика. - Сказал он, вяло улыбнувшись.

- Я сварю тебе какао. Проходи.

- Аврора, ну кто там? Призрак или зомби? А, может, какой-нибудь красавчик, который влюбился в меня на улице и по запаху нашел квартиру?

Валери замерла, когда зашла на кухню, увидела меня и Гая. Она пробежалась глазами по нашим смущенным лицам, и, ощущая неловкость, принялась извиняться.

- Это Валери. А это Гай. Вы наслышаны друг о друге.

- Да, конечно. - Гай не растерялся. - Приятно познакомиться.

- И мне... - пробурчала Валери, не поднимая головы.

-Будешь какао? - Спросила я у рыжей девушки, та неопределенно почесала затылок.

- Посиди с нами. - Попросил ее Гай. - Познакомимся поближе.

- Эээ... ну ладно.

Спустя час мы беседовали как старые добрые друзья. Валери рассказывала Гаю о своей жизни в деревне, он рассказывал про страны, в которых успел побывать, а я, в основном, молчала, иногда вставляла короткие реплики по теме.

Наконец, Валери нашла повод оставить нас вдвоем. Когда она ушла, на кухне воцарилось молчание. Никому не хотелось начинать разговор первым, но Гай взял такую ответственностьна себя, как обычно.

- Я был удивлен тем, что ты не звонила и не писала. Ответь мне искренне - ты разлюбила меня?

- Гай... я... - меня поразила его прямолинейность, он никогда раньше не обладал этим качеством.

- Ты медлишь с ответом. Значит, мое сердце меня не обманывает?

Я не могла произнести ни слова. Волнение охватило меня. Я задрожала как осиновый лист на холодном ветру.  Гай заметил мое состояние и поспешил успокоить.

- Тебя всю трясет, - сказал он, обнимая меня, - дать тебе воды?

- Нет... - еле выговорила я.

- Прошу тебя, ответь мне. Да или нет?

- Я... я...

- Что ты делаешь со мной? - Он тряс меня, держа за плечи. - Я скоро стану сумасшедшим из-за тебя. Просто скажи, любишь ли ты меня как прежде?

Я знала, что случится, если я скажу, что люблю его. Он обнимет меня еще крепче, охваченный радостью, взлетит над землей, его глаза засияют от счастья. А если я отвечу «нет»... Мне стало жутко, когда я представила все последствия. Гай готов был заплакать, стоя на коленях напротив моей сидячей фигуры. И мне вспомнилась сцена в беседке... Франц с поникшей головой, слезы, или же капли дождя, стекающие по его лицу, мои мокрые, голые колени на деревянных досках.

Я предпочла бы умереть в тот момент, чем что-то произнести вслух. С губ моих вырывалось «да, люблю», а сердце билось о грудную клетку, выражая протест. Первый раз в жизни я не знала, как поступить. И желала, чтобы в этот момент мою судьбу кто-нибудь решил за меня.

Гай плакал, стоя ко мне спиной. Его плечи дергались в такт дождю, который барабанил по крышам. Я, переполненная жалостью, протянула к нему свою руку, и он поднес мою ладонь к своим влажным глазам. «Франц сможет прожить без меня, а Гай нет...» - вот о чем я подумала тогда.

- Давай начнем все сначала... - вдруг сказал он,  прочитав мои мысли.

- Ты не можешь простить меня.

- Могу. Я все могу простить тебе. Я поспешил, наверное, с кольцом. Забудь о нем. Давай снова любить друг друга, как и раньше, и не сковывать обстоятельствами. Я буду ждать тебя, сколько ты захочешь. Год, два, десять лет...

- Гай, ты не можешь простить мне все это... - снова сказала я, мотая головой в разные стороны.

- Могу. - Он прижал меня к своей груди. - Я могу простить. Я знаю, люди иногда сомневаются, особенно когда на них давят. Тем более ты, Аврора. Такая свободолюбивая, такая вольная птица.

- Боже мой...

- Да, обращайся к Богу. Он нам поможет пережить все трудности.

- Скажи, бог все прощает? - Я подняла заплаканные глаза на Гая.

- Да.

- Даже ложь? Мерзкую, гадкую ложь.

- Да. Но о чем ты говоришь?

- Не знаю. - Я снова положила голову ему на грудь.

- Любимая... - он гладил меня по волосам.

Бог, быть может, все прощает, но не Гай. Он никогда не простит мне моих мыслей, воспоминаний, поцелуев с другим человеком, объятий, нежности и радости, которую мы пережили за эти месяцы. Он не простит мне тех минут, в которых я была счастлива не с ним. Он возненавидит меня и никогда не простит.

Судьба сама отняла у меня Франца тогда и снова послала мне Гая. Возможно и то, что я слишком много взваливаю на свою судьбу. Но мне хотелось верить, будто бы какие-то высшие силы все решили за меня, что не  я сама отказалась от настоящей любви, ее кто-то забрал из моей жизни. И я не стала этому более противиться. Порой нужно сказать себе «так суждено» и смириться. Взять себя в руки и постараться вновь собрать мелкие осколки своего прошлого, склеить их, чтобы получилось будущее.

Я не смогла, не была готова оказаться от любви Гая, посланной мне самими небесами. Разве можно отказываться от благословления, даже когда ты его не заслуживаешь?