Сказочная бюрократия (Сборник рассказов) (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Магазинников Иван Сказочная бюрократия

Лицензированный герой

— Эй, дракон, выползай из своей проклятой пещеры! — рыцарь поднял коня на дыбы и прочертил сверкающим клинком эффектную дугу.

— Зачем? — неразборчиво донеслось из темного провала в скале.

— Смерть твоя пришла!

— Хм. Любопытный аргумент. Скажи ей, чтобы зашла попозже. И сам тоже — попозже приходи.

— Ты что, издеваешься? Я пришел к тебе биться насмерть за руку прекрасной принцессы, проехал сотни миль, одолел по пути сотни врагов…

— Так уж и сотни?

— Шестьдесят четыре гуманоида, двенадцать бестий и около двадцать представителей криминального общества. Ну, немного меньше…

— Да я про мили. Судя по говору, ты из Орулокской провинции. А от нее до моей пещеры от силы двести миль. Но уж никак не сотни.

— А я по кривым дорогам ехал! — вывернулся рыцарь. — А вот ты, судя по всему, даже какой-нибудь захудалой принцессой не разжился. Иначе давно бы уже…

— А-а-а! Помогите! — раздался вдруг из пещеры перепуганный женский вопль. Человек умолк на полуслове.

— Ладно, ладно, выхожу. Хоть посмотрю на тебя, сердешного.

Из пещеры выбрался дракон. Не гигант, но и не маленький, не бурый, но и не черный. В общем, самый обыкновенный дракон. Он вытянул свою шею и обнюхал рыцаря с ног до головы.

— Хм. Настоящий. А лицензия на спасение прекрасных принцесс у тебя есть?

— А как же! — зашуршал вынимаемым свитком рыцарь, — Два месяца назад продлил.

— Хм… Артур ди'Брелье, граф… Ого! Граф… Это ты вовремя, давненько я деликатесами не баловался. Староват стал, от простой крестьянины или баронинщины уже живот пучить начинает. Так. Выдана… Действительна до… Печати в порядке…

— А ты жарить их пробовал? — участливо спросил граф.

— Ты меня за кого принимаешь? Все в лучшем виде! Глянь-ка на это, — дракон протянул ему свиток. Рыцарь с опаской выхватил его из зубов дракона и развернул:

— Повар третьей категории? Лицензирован Вебуржским двором. Особые достижения в гуманоидной кухне… Слушай, друг, да с твоим талантом…

— Господа, вы друг друга вообще убивать собираетесь? — раздался из пещеры девичий голос.

— А ну, цыц! Все должно быть в соответствии с протоколом. Сейчас бланк смертного поединка заполним по всей форме, и начнем. — Дракон вытащил разлинеенный свиток. — Так. Лошадь, одна штука. Прививки все сделаны? А ты знаю я вас, на любом барахле готовы разъезжать, а мне потом животом майся.

Граф молча протянул ему справку.

— Ты читать-то умеешь? — умехнулась лошадь.

— Опа. — Дракон аж сел от удивления, — Говорящая? А разрешение на использование маго-модифицированной лошади у тебя есть? И справка от экозоологов?

— Это у нее наследственное, — пояснил Артур, протягивая родословную.

— Понятно, — буркнул дракон, быстро пробежавшись по бумаге взглядом. — Ну, раз так, то можно и начать. Вовремя ты, как раз к обеду. И в деревню лететь за провизией не придется…

— Ну наконец-то!!! — хором выдохнули принцесса и лошадь.

— Эй-эй! Погоди. А откуда я знаю, что у тебя там принцесса? Может, ты девку крестьянскую в пещеру посадил? — спохватился вдруг рыцарь. — А ну-ка тащи ее документы! И родословную тоже. Мне самосаженка не нужна. Абы на кого я свою лицензию разменивать не желаю.

— Хорошо, сейчас будут тебе документы, — согласился дракон и исчез в пещере.

Рыцарь слез с коня, размять ноги. Из пещеры раздался отчаянный вопль дракона:

— То есть как это — нет?!! А где они?

Артур снова вскочил на коня и принял третью позу из «Рыцарского справочника угрожающих поз», издание 3, дополненное с картинками, и принялся ждать дракона. Из пещеры раздались звуки возни.

— Это не мое дело! Да хоть сама нарисуй! — снова заорал кому-то дракон, а потом все стихло…

…Рыцарь Артур и дракон — которого, кстати, звали Семизграилом — сидели молча не невысоком пригорке у пещеры. Первым молчание прервал граф:

— Да ладно, ты не расстраивайся. Поймаешь себе еще одну принцессу.

— Думаешь, это так просто? Я и эту-то на живца брал. Разбросал драгоценности по дороге и в засаду сел. Так она все до последнего колечка подобрала. И куда только спрятала? Платье на ней с лоскут, один карман — и тот дырявый. А там и корона вигийская была, и набор золотой посуды, и копье Григория Змеевержца… Тьфу!

Плевок дракона испепелил пару ближайших деревьев. Ящер опустил голову и вздохнул.

— Отвезу ее в Льер, в Номенклаторий. Пусть уже там выясняют, кто такая, да почему без документов. Может, она вообще не зарегистрированная? — Рыцарь вытащил из ножен меч и начал пускать солнечные зайчики по камням его лезвием.

— Бррр… Хорошо еще, что я есть не стал. А то кто ее знает, без справок-то?

— И чего она там так долго возится? — Артур бросил взгляд в сторону пещеры. — Вещей у нее много?

— Женщины, — философски отозвался дракон.

— Мальчики, а я уже готова, — раздался звонкий голосок, и из пещеры выскользнула гибкая девичья фигурка. Оценив размеры ее крошечного платья и открывающиеся перспективы, рыцарь было расправил плечи, но тут же помрачнел, вспомнив про отсутствие справок. Он повернулся к дракону.

— Ну, бывай, хвостатый. Рад был встрече. Может, как-нибудь в другой раз сложится…

— И тебе всего наилучшего.

— Кстати. У тебя там через пару недель разрешение на полеты заканчивается. Ты бы продлил его, пока не поздно. А то ведь эта волокита может знаешь сколько тянуться?

— Знаю, — вздохнул дракон, — На днях поеду талоны на пропитание получать, вот заодно и разрешение продлю.

— И все же, ты бы попробовал где-нибудь в столице поваром пристроиться. С твоим-то талантом принцесс по пещерам прятать — только ревматизм за зря зарабатывать.

— Спасибо за совет. Прощай, граф.


Обняв воина на прощание, дракон разбежался и взмыл в небо. Рыцарь аккуратно поднял девушку в седло, а сам ловко взвился следом, усевшись позади. Хотел, было, обнять девушку, чтобы, не дай бог, не свалилась, но в последний момент отдернул руку и поджал губы, вспомнив про определенные обстоятельства.

— Н-но! — крикнул он, и пришпорил жеребца. А в голове его крутилась одна лишь мысль: «Талоны на сено заканчиваются. Надо бы пополнить запасы, пока конь копыта не откинул»…

Универсальная отмычка

— Пожалуйста, отойдите от меня на два шага, — раздался женский голос.

— Ого! Говорящая дверь? — отпрыгнул к стене человек в черной одежде, сжимающий в руках связку отмычек.

— С вашего позволения, я — механический замок четвертой категории. Не советую совать в меня это вульгарное и примитивное орудие взлома.

— Действительно, как-то неуважительно по отношению к вам. Попробую поискать что-нибудь поприличнее.

Грабитель склонился над сумкой и начал в ней рыться. Разогнувшись, он обратился к говорящему замку:

— Послушайте, давайте не будет напрасно тратить время. У меня восьмая категория квалификации в механическом взломе. Так что вскрыть вас — это лишь вопрос времени.

— И я должна вам поверить на слово?

— Конечно же нет! — вор вытащил свиток и развернул его перед замком.

— Хм… Действительно — восьмая… Ну что ж, я подчиняюсь силе, превосходящей мою, — вздохнул замок и щелкнул. Дверь открылась.

— Не силе, а умению. Приятно было иметь с вами дело, леди! — элегантно склонившись, поцеловал дверную ручку грабитель.

Он вошел в комнату и зажег магический светильник: перед ним была еще одна дверь. Снова зазвенев отмычками, вор шагнул к двери, но был остановлен окриком:

— Стой, нарушитель! Испепелю!

— Эй-эй, ты, декорация с ручкой, поосторожнее с угрозами.

— Это не угроза, а констатация фактов. Ты не относишься к списку разрешенных к допуску персон, — голос на этот раз был мужской — даже юношеский.

— А? — лицо взломщика удивленно вытянулось, — Ты это кому сказал?

— Неидентифицированному лицу, располагающемуся передо мной.

— Хм. Мне то есть? А скажи-ка мне, любезный дверь, что ты такое?

— Я не дверь. Я — интеллектуальное запорное устройство пятой категории.

— Надо же, какое совпадение! У меня здесь как раз завалялась настойка разрыв-травы. Если не ошибаюсь, то это лучшее средство против таких как ты умников.

— Разрыв-трава и любые ее производные числятся в Реестре как запрещенные к свободному распространению и использованию средства, — в голосе замка проскользнула нотка страха.

— А еще в Реестре числится вот такая бумага, — помахал документом вор, — читать-то умеешь? Рецепт на приобретение настойки. А вот разрешение на использование. И свежая лицензия на уничтожение интеллектуальных замков по седьмой уровень включительно!

— Но… Это же… Вы меня хотите…

— Именно! Две капли, и твои внутренности превратятся в пыль. Впрочем… Есть и другой вариант…

Человек склонился к замку и зашептал прямо в скважину. После недолгих уговоров замок щелкнул, открываясь:

— Проходи, неизвестный нарушитель. Я склоняюсь перед грубой силой и угрозой полного уничтожения.

— Конечно-конечно, — ухмыльнулся вор и, взвалив сумку на плечо, шагнул в следующую комнату.

— Ну, а ты у нас что за хитрый механизм? — с порога обратился он к замку.

— Хитрость — это для слабаков, — раздался в ответ раскатистый басок.

— Да уж, на слабака ты точно не похож, — согласился вор, присмотревшись.

Замок был большой. Даже огромный. Из прекрасной ишемской стали характерного зеленоватого оттенка. Такой с ходу не возьмешь. Проще избавиться от двери вокруг, чем от него самого, и поэтому такие замки называли «силовыми».

— Ладно. Смотри, что у меня есть, — достал грабитель очередную бумагу.

— Раз-ре-ше-ние… На… Ис-поль-зо-ва-ние… — по слогам начал читать замок.

— Так не годится, лучше я сам. «На использование пробивного механизма таранного типа». Между прочим, очень тяжелая штука, насилу дотащил. Думал уже, что не пригодится, а тут как раз ты…

— А может, не надо?

— Что не надо?

— Ну это… Механизмом типа тараном…

— Таранного типа. Я что, получается, зря надрывался? Да и за дверь мне как-то попасть нужно. Так что, ты меня извини, но…

Не успел он договорить, как замок громко щелкнул, открываясь.

— Хм. Вот это уже мужской разговор, — хлопнул взломщик по двери, — Уважаю!..


…Были еще комнаты и еще хитрые говорящие замки. И на каждый из них у странного визитера находились какие-то бумаги: справки, лицензии, разрешения и даже одно завещание. Магические, механические и пространственные запирающие механизмы пасовали перед ними, и, наконец, грабитель проник в самое сердце сокровищницы…

Там, за золотой дверью, запертой на магический замок девятой категории, знающий пять атакующих, три защитных и одно восстанавливающее заклинание, находилось самое ценное сокровище правителя Амшера.

Простой медный кувшин.

Все еще не веря тому, что все замки остались позади, грабитель взял свою награду.

В его сумке не было настоек разрыв-травы. Не было там ни таранных механизмов, ни магических рун «Откройся!». Даже самых простых отмычек — и то не было.

Как и сам он не был вором или охотником за сокровищами. Архивариус четвертого ранга Номенклатория города Льер ни малейшего понятия не имел, как всеми этими средствами взлома пользоваться, зато он имел доступ к любым бумагам, проходящим регистрацию в Номенклатории. Собственно, кроме этих бумаг в его сумке вообще ничего не было.

— Ну, давай же, давай! — шептал он, натирая медный бок кувшинчика.

Из узкого гордышка показалась струйка желтоватого дыма и раздалось покашливание:

— Кхе-кхе. Слушаю, но не повинуюсь, о мой новый господин!

— Итак, джинн… Я приказываю, чтобы ты… Что?! Что ты сказал?

— Моя лицензия на совершение чудес закончилась три дня назад, о новый господин. Чтобы продлить лицензию, нужно подать заявку в регистратуру в письменном виде в сорока экземплярах. Заявка будет рассмотрена в течение ближайших трехсот лет, и тогда, о мой новый господин, я смогу сделать тебя хозяином Вселенной!

Пальцы побледневшего архивариуса разжались, и бесполезный кувшин с нелицензированным джинном зазвенел по мраморному полу…

Невеста для принца

— Прости, Жак, но я до сих пор не уверен, что это верное решение…

— Выше Высочество! У монархов не бывает неверных решений, вы давно уже были должны к этому привыкнуть, — камердинер подтолкнул принца к двери, над которой медленно раскачивалась вывеска с изображением короны и свадебного венца.

— Но я ведь еще не монарх, — уперся юноша.

— Тем более, у вас будет время хорошенько потренироваться в принятии безошибочных решений.

— А как же мое право на свободу выбора?

— Ваше Высочество, вы же принц! Ну откуда у принца эта свобода? К тому же, вас никто не заставляет, — с этими словами камердинер уперся плечом в спину юноши, пытаясь толкнуть того в сторону двери, но юный наследник трона уверенно стоял на ногах и толкаться никак не желал.

— И все, же где это видано, чтобы принц выбирал себе жену с помощью каких-то шарлатанов, называющих себя «службой знакомств»? Это же нонсенс!

— Ишь ты, слово-то какое отыскали мудреное, Ваше Высочество, — Жак уперся обеими ногами и с удвоенной силой навалился на принца, покраснев от натуги, — Вот неженатый в свои двадцать четыре года красавец-принц, будущий правитель не самого маленького и не самого бедного королевства — вот это нонсенс!

— Но Жак, а как же чувство? А как же любовь?

— Умоляю, Ваше Высочество, что за непрактичные сантименты? Было бы приданое поприличнее, да данные посимпатичнее, а уж любовь приложится…

Принц на что-то отвлекся, и камердинеру наконец-то удалось его втолкнуть в тут же любезно распахнувшуюся дверь…


— Ва-а-ше Высочество! — пухленькая невысокая дама тут же подскочила к ввалившемуся в комнату принцу. Коварная дверь позади захлопнулась, отрезая путь к отступлению и довольно ухмыляющегося Жака.

— Простите? — уже привычно смерил ее высокомерным взглядом принц.

Во взгляде этом одновременно светилось «А ты еще кто такая?», «Между прочим, я принц, знай свое место!», «Кто я? Где я? Зачем я? О, Боги…» и «Хочешь, с нашим палачом познакомлю?», как это умели делать только представители королевских семей.

— Разрешите представиться, фея Лоррена, сваха шестой категории.

— Фея? Но я… — принц умолк. Представить эту полноватую тетечку, беззаботно порхающую над цветами, он не мог даже при всем своем развитом воображении второго поэта в королевстве.

— Я из семейства крестных фей. Специализируюсь на устройстве судьбы молодых людей. Мы найдем вам самую лучшую, самую прекрасную, самую заботливую и глупую жену!

— Глупую?

— Ну конечно! А зачем юному принцу умная жена? К тому же, согласно статистике, двадцать процентов государственных переворотов происходит именно из-за умных жен.

— Вам виднее, — опешил принц от такой неожиданной информации.

— У вас есть какие-то пожелания? Рост? Вес? Образование? Вам помоложе и постройнее, или постарше и пофигуристее?

— Э… М… Я…

— Все понятно, — фея расплылась в любезной улыбке. — Вы хотите сами посмотреть и выбрать? Пройдемте за мной, Ваше Высочество!


Комната, в которую привела его фея-крестная, была наполнена запахом тины и целым хором лягушачьих голосов. Но едва хлопнула входная дверь, как кваканье стихло.

— Вот. Посмотрите. У нас лучший ассортимент на этом рынке услуг!

— Чего? Но это же… это же лягушки!

— Но-но-но, Ваше Высочество, не обижайте наших красавиц. Вы что — сказок не читали? У настоящего принца должна быть не обычная жена, а волшебная, расколдованная настоящим волшебным поцелуем. Так что у нас все согласно многовековым традициям.

— То есть я должен буду выбрать и поцеловать жабу? И где сказка?

— Не жабу, а заколдованную злым волшебником — между прочим, настоящим сертифицированным колдуном! — девушку. Которая тут же превратится и станет вашей возлюбленной до конца ваших дней. Каждая девушка прошла обследование у медикусов и специальные курсы будущей жены принца. Фирменные косметологические заклинания и приворотные зелья гарантируют вам прекрасную и, что в наше время немаловажно, верную жену! К тому же, в лягушачьем облике девушки менее требовательны и дольше сохраняют молодость и красоту. Три десятка юных избалованных принцесс не так уж просто содержать, уж поверьте моему опыту!

— А это не опасно?

— Мы уже сорок лет на рынке. Нашими услугами пользуются принцы более чем двадцати королевств. Собственно, с другой клиентурой мы и не работаем, у нас элитная фирма исключительно для представителей королевских семей.

— Но как я буду выбирать? У вас есть хотя бы портретики? Ну, девушек, не лягушек.

— У нас есть нечто получше портретиков. Вот! — с этими словами фея вытащила расписную тарелку и сморщенное зеленое яблоко.

— Что это? Я уже позавтракал.

— Это новейшие яблочные технологии. Новое слово в искусстве маговидения. Вот мы пускаем яблочко по кругу… И посмотрите теперь на наших лягушек!

Принц посмотрел через тарелку на самую большую жабу и едва не выронил чародейский прибор: перед ним была самая настоящая девушка. Невысокая, и с такими впечатляющими формами, что в горле у юноши тут же пересохло. Тем более, что была она совершенно обнажена.

— Ой! Простите, настройки сбились. Сейчас я все исправлю! — фея выхватила у него из рук тарелку, что-то над ней пробормотала и вернула ее назад, — Экспериментальный образец. Но все сертификаты в полном порядке.

И принц приступил к выбору. Он переходил от лягушки к лягушке… то есть от девушки к девушке, выбирая.

— Эта — разговаривает на семи языках и пишет чудесные стихи. Вон у той — диплом повара высшей категории. Эта немного глуповата, но зато обучена сорока видам массажа. Ну, здесь вы уже и так все видели… — комментировала каждую девушку фея, семеня рядом.

И тут принц встал, как громом пораженный. Это была ОНА. Его Любовь, его Судьба — его невеста. Невзрачная серая лягушка в тарелке отобразилась юной девушкой такой красоты, что принц влюбился просто без памяти. Огромные изумрудного цвета глаза были наполнены тоской и надеждой. Она смотрела на юношу и улыбалась так, как умеют улыбаться только настоящие волшебные принцессы. И принц улыбнулся ей в ответ.

— Эта! Я выбираю ее! — указал будущий монарх. Фея замялась…

— М… Дело в том, что эта девушка новенькая. Мы еще не успели ее проверить и сертифицировать. Вы можете подождать несколько лет или выбрать себе другую девушку.

— Я хочу ее! Король я, или не король?

— Вообще-то, пока что только принц. К тому же, колдун говорил что-то о дефекте зачарования.

— Не вижу никаких дефектов, одни лишь исключительные достоинства, — заявил принц не терпящим возражений тоном.

— Воля ваша, Ваше Высочество, — вздохнула фея, — Я подготовлю бумаги.

*** прошло три дня ***

— Что это такое! Что это такое, я вас спрашиваю! — бушевал принц, тряся банкой перед носом выстроившихся перед ним фей.

— Банка? С принцессой?

— С лягушкой! С самой обычной лягушкой! Которую я купил у вас.

— Мы не торгуем животными, — презрительно фыркнула главная фея.

— А это что? Вот сертификат, вот договор… Чья это печать?

Феи склонились над предъявленными бумагами.

— Хм. Действительно. Это наша девочка. Разумеется, если вы ее не подменили.

— Три дня! Три дня я ее целовал во все места сорока разными способами! Читал ей стихи и пел песни. Дарил цветы и комаров. И что?

— Что?!!! — хором отозвались феи.

— Ни-че-го! Как была жабой, так и осталась! И в кого я, спрашивается, влюбился?

— Погодите-ка! — воскликнула вдруг фея, внимательно изучавшая контракт. — А вы вообще читали, что подписываете?

— Тридцать четыре страницы? Вы думаете, их кто-нибудь когда-нибудь все читает? — отозвался принц. — Может, вы забыли мне сказать какое-нибудь заклинание?

— Вот здесь, на тридцать второй, мелким шрифтом в сносках, — фея начала зачитывать, — «Вследствие производственного чароплетного дефекта, наблюдается эффект стабилизации земноводной формы с пятилетним сроком инкапсуляции…»

— Чего? — разинул рот принц.

— Чего?!! — хором отозвались остальные феи.

— А то, что расколдуется она только через пять лет. Но, если вы хотите, то мы обменяем вам эту девушку на другую, даже без доплаты. Вы сами выберите…

Принц вспомнил чарующую улыбку красавицы. Вспомнил бездонные зеленые глаза и печальный взгляд, полный надежды. Сердце защемило, и юноша тяжело вздохнул:

— Нет. Не хочу другую. Скажите, а сколько стоит эта ваша тарелка? И запас волшебных яблок лет на пять? И комаров, только повкуснее…

Вопрос веры

Регистратор поднял голову и прислушался: за дверью раздавались гневные выкрики:

− Куда они без очереди, а?..

− Ишь ты, хитрые, как в очереди стоять, так один, а как заходить, так по трое!..

− Эх, драконоборца на вас нет!..

Дверь скрипнула и в нее просунулась драконья голова:

− Можно войти?

− Ну, если никто снаружи возражать не будет… — многозначительно кивнул человек в сторону двери.

− Не будут, − заявила еще одна драконья голова, протиснувшись в дверную щель рядом с первой.

− Однозначно, − подтвердил третий дракон, едва всунув кончик пасти в комнату.

− Э-э-э… Вы братья?

− Ага. Единотельные!

− Чего?!

− Раккул, не признал что ли? Это ж я, Горыныч.

− То есть мы, — уточнила вторая голова.

− Однозначно, − кивнула третья, и в комнату протиснулось существо, которое можно было бы принять за дракона, если бы у него была одна голова, а не три.

− Тьфу ты, − досадливо сплюнул Регистратор. − Тебя только мне не хватало.

− И за что все ваши меня так не любят, а? − грустно вздохнула вторая голова.

− Как за что! Да посмотри ты на себя, головная боль любой отчетности! − три головы при этих словах посмотрели друг на друга, − Вот как такого в Реестр заносить и справки выписывать, а? Мы же тебя даже драконом записать не можем! А все почему?

− Потому что численность драконов в государстве ведется по поголовью, и мы нарушаем отчетность и статистику, − заученно хором пропели головы.

− Верно! Мало того, что вас трое, так еще и у каждой головы свое имя. Ладно имя — фамилии-то зачем разные себе выдумали, а? Нам под тебя… под вас… новый вид существ, подлежащих регистрации заводить пришлось!

− Эй, начальник, зачем обижаешь, а? Налоги платим как положено, за троих, − изогнув шею, заглянула вторая голова Регистратору в глаза.

− Однозначно, − поддакнула третья.

− Ай, ладно. Рассказывай, с чем пожаловал, − махнул рукой человек.

− Мы отметиться, как и положено, − начала первая.

− В рамках закона, так сказать, − продолжила вторая.

− Однозначно, − привычно закончила третья голова.

− А вот на этом месте поподробнее. В рамках какого закона?

− О вероисповедании… − угрюмо заявила первая.

− Не понял. Тут же у тебя все отмечено, − зашелестел бумагами Риккул, − или сменить решил?

− Если бы, − вздохнул трехголовый дракон, − Не я, а вот этот… отступник!

С этими словами крайние головы изогнулись, с неодобрением глядя на центральную, которая под их пристальными взглядами вжалась в плечи.

− Хм… Одна голова? Если не ошибаюсь, то тебя зовут Змей Огненнокрылый?

− Огненнокрылый это я, а он у нас Горыня Гордый… Был! Променял свою западную гордость на восточную глупость.

− На мудрость, − не согласился Горыня, − на полный мудрости и осознания путь Дао. И звать меня теперь Чен Ги Мудрый.

− То есть теперь одна из вас − даосист? − брови Регистратора взметнулись вверх, − Занятно! Хорошо, пиши заявление на смену имени и фамилии, а я овормлю смену вероисповедания в трех экземплярах.

− Я в одном экземпляре сменил, − поправил его Чен Ги.

− Погоди, человек. Это еще не все бумаги, − завила третья голова.

− Ну что еще? Первая голова решила сменить пол?

− Ну как. Он же у нас теперь этот… вегетарианец.

− Однозначно! − презрительно сплюнула третья голова, испепелив мусорную корзину вместе с бумагами.

− И что?

− А все! Мяса не есть ни в какую!

− Путь Дао отрицает насилие и поглощение живой плоти, − вмешался новоявленный Чен Ги.

− Ну так и ешь плоть мертвой! Мертвой и хорошо прожаренной! − первая и самая рассудительная едва сдерживала рвущийся наружу гнев.

− Тебе не сбить меня с Пути, брат. Лучше обрати свой взор в ту же сторону, что и я.

− Да какой ты мне теперь брат? Тьфу! − на этот раз в горстку пепла превратился стул.

− В общем, доставай налоговые бумаги, счетовод, − подытожила третья.

− Налоговые?

− А то! Огнем плеваться наш Мудрый теперь тоже не может, а значит наша боеспособность падает на треть. А это уже другая категория опасности, да и работу найти будет труднее. Попробуй-ка замок штурмом взять с двумя огнедышащи головами!

− Драконы и с одной головой берут, − вскользь заметил Регистратор, и Горыныч шумно засопел, выпуская клубы дыма через ноздри:

− Ну, так они и налогов втрое меньше платят. Кстати, на одних корешках да травках далеко не улетишь. Подъемная сила и максимальная скорость полета тоже упали на треть. А значит, и воздушный налог нужно снижать.

− Про страховку, страховку не забудь, − громко зашептала третья голова.

− Точно! От этого сена у нас изжога. К медикусам по три раза на неделе летаем. А с меня и дерут втридорога, экскулапы. Как и вы — за поголовье берут.

− Кстати, давно узнать хотел. Неужто Всадника-без-головы они бесплатно обслуживают, а? − подала голос вторая голова.

− Ага. По инвалидности, однозначно! − рассмеялась третья.

− Может, вам проще его того, − черканул ладонью у горла Риккул.

− Ты это на что намекаешь, одноглавый? − нахмурились все три головы.

− Подставьте его под рыцарский меч, и одной головой… то есть одной проблемой меньше.

− Ты это что − на братоубийство нас подстрекаешь?

Трехглавый дракон выпрямился во весь рост и слегка расправил крылья, заполнив собою все пространство огромного кабинета. В комнате стало ощутимо жарче.

− Ну так ты же сам говорил, что не брат он больше вам. Дракон-вегетарианец − да вас же засмеют! Пусть и на треть, а все равно обидно.

− Ребята. Что-то я проголодался, − подал голос Чен Ги, − голодный как зверь. Как дракон! И сдается мне, что одним сеном этот голод не утолить…

И Змей Горыныч навис над побледневшим Регистратором…


…Дверь Регистратория с грохотом распахнулась, и из не вразвалочку вышел трехглавый дракон.

− Все, − заявила первая голова, − Приемный день закончился. Приходите в другой день.

− Ага. Когда они нового Регистратора пришлют, − сыто ухмыльнулась вторая.

− Однозначно! − подытожила третья, и все три головы довольно расхохотались…

Невластелин тьмы

Рыцарский конь встал на дыбы и ударил копытами в ворота Черной Башни. Неразрушимый металл не выдержал, и ворота обзавелись парой отпечатков лошадиных подков. Впрочем, таких памятных оттисков на них был уже не один десяток, а также несколько обидных надписей в адрес Властелина Тьмы, выцарапанных каким-то острым предметом. Предположительно — кончиком рыцарского меча.

— Эй, подлый Властелин, выходи на честный бой! — зычно прокричал всадник.

— Ага, счас, бегу и падаю, — тут же отозвался уставший голос откуда-то сверху.

Рыцарь стащил с шлем и поднял голову. Из окна башни выглядывала чья-то голова, увенчанная золотой короной.

— Я слышу в твоем голосе издевку, приспешник Тьмы! — начал злиться рыцарь.

— Ну, посуди сам, горячая ты голова. Как может подлый Властелин выйти на честный бой, а? Размышляя этимологически, в твоем высказывании есть некоторый диссонанс понятий.

Закованный в сияющие доспехи рыцарь открыл рот, пытаясь осмыслить услышанное.

— Че? — выдавил он наконец.

— Не выйду, я. И вообще, ты кто такой?

— А что, не видно? Я — рыцарь Света!

— Гхм. Необычное имя для воина. А что ты рыцарь, это еще баньши надвое сказала. Где доказательства?

— Вот меч, вот конь, вот сверкающий доспех на три размера больше.

— О благословенная Тьма, ниспошли ему каплю разума, — взмолился человек в короне, — Только не слишком большую, а не то голову разорвет. Мне официальный документ нужен.

— Так бы и сказал, — обрадовался рыцарь и вытащил какую-то бумагу, заляпанную жирными пятнами. Поднял ее повыше.

Властелин одел очки и вслух зачитал:

— Рыцарское свидетельство за номером… Выдано на имя… Эй, ты, внизу. Ты у кого документ украл?

— Я не крал! Я и есть рыцарь Арчибальд Медноголовый, как указано в бумаге!

— А почему сказал, что ты Света?

— Я сэр Арчибальд, сражающийся со Злом во имя Света. Рыцарь Света. Приехал сюда, чтобы вызвать тебя на бой, коварный Властелин Зла!

— Тпру! Остынь, сынок. Властелин Зла живет в соседней Черной Башне. А я — Властелин Тьмы. Ты адресом ошибся.

— Тьмы или Зла — какая мне разница? Мне подвиг нужен для отчетности! Победить злобного Властелина.

— Послушай, меднолобый…

— Медноголовый!

— Да какая разница? Ты вот скажи — у тебя разрешение на осаду Черных Башен есть?

— Разумеется. На днях получил.

— Вот и осаждай. А мне некогда, у меня еще попугай не пуган, и гули не выгуляны.

С этими словами Властелин Тьмы помахал рукою и скрылся в Башне. Ну а рыцарь взял замок в осаду согласно всем правилам, описанным в «Руководстве по осаде замков и башен сил Тьмы»…


…Прошло три дня. У рыцаря на исходе уже было терпение и сухари, когда к нему в палатку прибежал гуль с посланием.

— Гошподин. Пишмо. Пришлал, — успела прошамкать нежить, прежде чем сверкающий меч снес ей голову.

— Гхм… «Сэру рыцарю Свете… Нижайше прошу… Для смертного поединка… в полдень…» Ага! Мерзавец все же решил погибнуть в бою! — довольно улыбнувшись, воин начал готовиться к поединку: усердно молиться и точить свой клинок.


В назначенное время рыцарь ждал у ворот Башни. Он был точен, как и все силы Добра. Как и положено силам Зла, Властелин Тьмы опоздал на четыре часа.

— Прошу прощения за опоздание. Задержался в пыточной, — извинился колдун, появившись ниоткуда прямо за спиной воина. Ну что, приступим?

Рыцарь резко обернулся, выхватывая клинок.

— Защищайся, приспешник Зла! — выкрикнул он, бросаясь на мага.

— Тьмы! Приспешник Тьмы… — простонал тот, исчезая и вновь появляясь за спиной сэра Арчибальда. Он посмотрел на небо и вздохнул, — Надо бы место боя оформить соответствующе.

Властелин Тьмы хлопнул в ладоши. На ясном небе вдруг появились тучи, тут же скрывшие солнце, а вокруг места сражения закружились черные вороны.

— Ну вот, совсем другое дело! Приступим!

И сошлись меч и магия, Свет и Тьма, сила и разум… Летели заклятия, отбиваемые мечом. Сыпались удары сверкающего лезвия, натыкаясь на магическую защиту. Медленно, но неуклонно, рыцарь начал теснить черного мага, заклятия которого становились все слабее. Еще несколько ударов сердца, и Зло будет окончательно повержено!…

— Погоди, стой! — Властелин Тьмы рухнул на землю и вскинул руку.

— Прости, но норматив по пленным я уже сдал, — задыхаясь, пробормотал рыцарь, — Мне нужна твоя голова, чтобы приложить ее к отчету.

— Убив меня, ты совершишь ошибку, а не подвиг. И голова моя не годится для отчета.

— Как это, не годится? — воин замер, занеся меч для удара.

— А ты мою лицензию Темного Властелина смотрел? — злобно усмехнулся колдун.

— Но… Но ты же сам сказал! Ты явно колдун, и Черная Башня признает тебя своим хозяином.

— Да? А ты посмотри внимательнее, Арчибальд.

Рыцарь обернулся. Колдовские тучи начали стремительно таять, а вместо ворон вокруг порхали белоснежные мотыльки. Черная Башня тоже была уже совсем не черной, а самой обыкновенной — серой и невзрачной.

— Извини, друг, но буквально минуту назад срок действия моей лицензии вышел. Так что я теперь самый обычный человек. Ты по-прежнему хочешь убить меня, воин Света?

Ничего не ответив, рыцарь с силой вогнал меч в ножны и зашагал к своему коню…


Бывший Властелин Тьмы вошел в пыточную камеру. Там, прикованный цепями, сидел изможденный человек с татуировкой Регистратора первого класса на лбу.

— Ну что, заждался, небось? — колдун зажег факел и уселся на стул рядом с пленником. Протянул ему заполненный бланк. — Вот. Подписывай и ставь печать. Как обычно, на три месяца…

Едва печать коснулась горячей капли воска, башня начала темнеть, снова превращаясь в самую настоящую Башню Тьмы. Новоявленный Властелин Тьмы поднял голову к потолку и зловеще расхохотался, а за крохотным окошком ему вторили вороны…

Налог на подвиг

— Ну, чешуйчатый, будь здоров! — рыцарь хекнул, и одним ударом добил израненного дракона. Сам он настолько был вымотан сражением, что меч вывалился из ослабевших рук. — Все, отлетался.

— Эй, сэр рыцарь, вы уже закончили? — раздался тихий шепот у входа в пещеру.

— Да, господин Регистратор, можете приступать к работе.

В пещеру на цыпочках прокрался сухонький человечек с огромной книгой под мышкой. Он осторожно подошел к туше дракона и потыкал ее в бок ногой.

— Итак, сегодня 25 июля в два часа пополудни, сэром рыцарем Илидором был изничтожен гад крылатый, драконом Урборофорсом именуемый, — зачастил Регистратор, записывая под собственную диктовку. — Изничтожен методом усекновения головы рыцарским мечом. Все верно, сыр рыцарь?

— Верно, — Исидор приподнял меч, демонстрируя пятна крови на лезвии.

— Можно попросить вашу лицензию драконоборца?

— Да пожалуйста. Не волнуйтесь, она не просрочена, — рыцарь протянул бумагу.

Писарь аккуратно скопировал номер и дату окончания лицензии в составляемый документ. Затем он достал измеритель и тщательно замерил габариты дракона, занеся их туда же. Отковырял чешуйку и сунул в карман — для отчетности.

— Итак. Согласно законам королевства, четвертая часть изничтоженного гада уходит в королевскую казну. Так, сэр рыцарь?

— Да, верно.

— Пятая часть идет на взнос Рыцарской Гильдии, в коей вы изволите состоять. Верно?

— Выходит, так, — сэр Илидор нахмурился, пытаясь подсчитать оставшуюся долю, но голова отозвалась дикой болью, и он махнул рукой: пусть считает тот, кому за это платят.

— Налог на недвижимость… Пять процентов!

— Погоди! На какую такую недвижимость?

— Так вот же она, лежит дохлая, не двигается. Место занимает.

— Но-но…

— Шучу, это всего лишь шутка! Вообще-то я имел в виду пещеру, за которую дракон исправно выплачивал в казну. Две тысячи квадратных футов. Она ведь теперь вам принадлежит, если в ближайшие дни родственники покойного не заявятся…

— Вот через три дня и запишешь свой налог, понял? А не то…

— Хорошо-хорошо. Пятнадцать процентов пойдет на компенсацию жителям разоряемой драконом деревни. Еще пять — за пользование воздушным пространством.

— Так он же дохлый? Какое еще пользование?

— Действительно, — вычеркнул строчку Регистратор, — Кстати, насчет родственников — им ведь тоже компенсация полагается… За моральный ущерб.

— Как объявятся, так и поговорим. Будет им… ущерб… — крутанул меч рыцарь, заставив писаря отшатнуться.

— Экологический налог. Десять процентов.

— Чего?!

— Вон какая куча в углу лежит, загрязняет экологию.

— Так она же в пещере лежит! Что она здесь загрязняет?

— Вы ведь на лошади приехали? — сменил вдруг тему Регистратор.

— Конечно. Но у нее все справки в порядке.

— А разрешение на верховую езду?

— Вот, — протянул свиток драконоборец.

— А дорожный налог уплачен? Какой пробег у животного?

— Слушай, ты, счетоводина… Я тебя зачем взял? Животное замерять, изничтожение гада освидетельствовать и подвиг в Реестр занести, чтобы я отчитаться мог! А ты тут что устроил?

— Но так ведь положено! Все должно быть по закону, у нас строгая отчетность…

— Ладно. По закону, так по закону. Что там еще я должен? Много осталось?

— Сиротский налог, цеховые взносы, меч вами был взят на прокат под пять процентов… Еще справка о здоровье…

— Я же вам показывал бумаги от медикуса!

— Да не вашего, его здоровья, — указал писарь на тушу.

— Справка о здоровье дохлого дракона?

— А вдруг он чумой болен? Так. Храмовое пожертвование и оплата услуг Регистратора первой категории. Вот, пожалуй, и все. Итого с вас четверть рыночной стоимости вот этого животного…

— Погоди… То есть это я еще и должен остался?!!

— Все по закону, — промямлил писарь. — Иначе подвиг не зачтется, и убийство признают незаконным. А это чревато последствиями…

— Ну-ка, погоди. Это что там? Неужто золото драконье? Так я сейчас разом со всеми твоими налогами разберусь, — обрадовался сэр Илидор, направляясь в сторону сокровищницы.

— Вот и чудненько, вот и замечательно! Кстати, а лицензия охотника за сокровищами у вас есть? А в гильдии состоите? Опять же, услуги оценщика, налог с трофеев…

— Нет, нет у меня лицензии, — отшатнулся рыцарь от заветных сундуков, но на лице его было написано облегчение, — А значит, и прав на эти сокровища не имею.

— Да, прав не имеете, это верно. Если только дракон не наследовал вам эти ценности. Нет? — с надеждой заглянул он воину в лицо, — Кстати, я могу продать вам лицензию. Со скидкой!

— Сейчас я тебе покажу, что такое скидка, тут как раз высоко, — надвинулся Илидор. — Кстати, я вспомнил кое-что. Когда я вошел в пещеру, то дракон уже валялся дохлый. Точно! Так оно и было!

— То есть как это?

— Да самым наглым образом! Валяется, и все. А на ком мне, спрашивается, подвиг совершать?

— Тогда вы никакого права не имеете на тушу дракона, и подвиг я зарегистрировать не могу.

— Верно, не имею, — улыбнулся рыцарь, — Не я же его убивал. Да и бес с ним, с подвигом.

— А тогда с кого я налоги брать буду? На кого факт смертоубийства записывать?

— А вон у него в пасти рыцарь какой-то застрял. Небось, змей им и подавился.

— Формально получается, что он и убил дракона, так сказать, собою?.. Надеюсь, где-то здесь лежит его сумка со всеми документами.

— Наверняка лежит, — отступая к выходу, подтвердил Илидор, с души которого сорвался камень размером с гору, — Вот с него и спрашивайте, как с убийцы.

— Ну вот, четыре формуляра потрачены впустую, — вздохнул Регистратор, вырывая страницы из своей книги, — А ведь мне за каждый из них отчитываться нужно, в трех экземплярах…

— Ты это, главное, про экологический налог не забудь! — прокричал рыцарь, вскакивая в седло и пришпоривая коня…

Спящая красавица

−Э… А может, какое-то заклинание нужно? Или знак начертить… − повернулся юноша к своей спутнице.

−Ничего не нужно. Давай уже, делай свое дело! − фея старательно работала крохотными крылышками, порхая над кроватью, в которой спала принцесса.

−Я… Я не умею…

−Принц ты или нет? Первый раз вижу принца, который не умеет целоваться. Если смущаешься, то я могу отвернуться.

−Почему не умею, — обиделся юноша, − умею, просто не по волшебному. А может быть вы ее вместо меня?..

−Давай уже целуй, оболтус! Мы сто лет этого ждали, − рявкнула фея.

Зажмурившись, принц склонился над спящей девушкой и едва коснулся губами… ее вздернутого носика.

−В губы, − сурово скомандовала волшебница.

Но тут вдруг рядом возник сухонький старичок в форменной одежде и со знаком Регистратора первой категории во лбу:

−Нет! Если вам дорога ваша свобода и жизнь, остановитесь, ваше высочество!

−Не понял… Я, конечно, многое слышал о тяготах семейной жизни, но уверен, что смогу с этим справиться. Я жениться хочу!

−Вот, смотрите, ваше высочество, здесь все записано, − старичок протянул какие-то бумаги, − «… за день до своего шестнадцатилетия принцесса Лиана и все, кто будут ее окружать, уснут магическим сном и проспят сто лет до той поры, пока отважный принц не снимет заклятье поцелуем…»

−Теорию мы знаем, я сама накладывала заклятье, − отмахнулась фея, − давайте уже к практике переходить!

−Ей еще нет шестнадцати! Если вы сейчас поцелуете девушку, то попадете под действие закона «О насильственном совращении несовершеннолетних принцесс»!

−Оставьте вы эти условности. Днем меньше, днем больше, − фея недовольно закусила губу, − Смотрите, она даже сделала прическу и надела свадебное платье.

−А палач наверняка наточил топор?

−Принцесса должна выйти замуж за своего спасителя, как и положено во всякой уважающей себя сказке.

−Да, согласно статье десятая закона «О геройских преднамеренных деяниях». Поэтому сначала вас ждет жрец и кольца, а потом палач и цепи, ваше высочество. Вы же не хотите сделать эту юную прекрасную леди вдовой на следующий день после свадьбы?

−Н-нет, − отшатнулся от девушки принц.

−К тому же, вы посмотрите на суровое лицо короля, ваше высочество. Он же вот-вот приговор зачитает! − не унимался Регистратор.

−Ага. Вот этот, что ли? − принц подошел к одной из статуй, около сотни которых окружало кровать со спящей красавицей. − Бррр… Такой на плаху отправит и не поморщится. А рядом с ним это кто, старшая сестра принцессы?

−Нет, это королева. Мать нашей красавицы. Приемная, − бросила с явной неприязнью фея.

−Хм. А выглядит ненамного старше ее. Красивая…

−Ничего удивительного − свежевыжатый сок из молодильных яблок каждое утро пить. Кстати! Со дня наложения заклятия прошел целый век. Так что нашей принцессе уже сто шестнадцать лет − тут никакой закон не подкопается.

−Вообще-то, я бы лучше выслушал мнение квалифицированного мага-крионика, − задумчиво протянул старичок, − Да и не выглядит она на сто лет.

−Я накладывала это заклинание и знаю, как оно работает. Говорю тебе как лицензированная фея первой категории. Конечно, время в магическом анабиозе длится в сотни раз медленнее, но для того, чтобы Лиана преодолела порог совершеннолетия, этого более чем достаточно.

−Между прочим, вы ведь и сами были под действием заклятия и проснулись, когда мы с его высочеством вошли в замок, да?

−И как это относится к делу? − насторожилась фея.

−А так, что срок вашей лицензии вышел лет семьдесят назад! Так что отлетите в сторону, леди, и не смущайте вверенного мне отпрыска королевских кровей своими лживыми речами.

−Госпожа фея. А как действует ваше заклинание? − подал голос принц.

−Ты целуешь девушку, она просыпается, статуи превращаются в живых людей, и мы играем вашу свадьбу. Вон там, в начале зала, стоит статуя специально приглашенного жреца.

−А если я поцелую кого-нибудь другого? Тоже все проснутся? − голос юноши звучал так, словно он принял какое-то решение и уверен, что оно не понравится другим.

−Хм. Даже и не знаю. Контур заклинания замкнут на Лиану, но ключом служит поцелуй настоящего принца… А зачем вам это?

−Действительно, что вы задумали, ваше высочество? − повернулся Регистратор.

−Неужели все это лишь для того, чтобы выдать принцессу Лиану замуж?

−Я же вам все объяснила. Злая королева решила сжить со свету приемную дочь-красавицу и прокляла ее. Проклятье должно было убить несчастную девочку в день совершеннолетия. А я изменила чары, и вместо смертельной болезни принцесса просто уснула. Так вы целовать Лиану будете, или мне искать другого кандидата?

Принц повернулся к Регистратору:

−У тебя брачный контракт с собой? Ну, по факту освобождения от зловредных чар?

−Разумеется.

−Доставай. Сейчас наше высочество жениться будет…

С этими словами принц шагнул… к статуе королевы! Приобнял ее и уверенно поцеловал прямо в каменные губы. Раздался тихий звон, и прямо на глазах каменная статуя начала оживать, превращаясь в привлекательную молодую женщину. Все остальное в заколдованном дворце осталось без изменений.

Расколдованная женщина раскрыла глаза, оказавшиеся ярко синими, и восхищенно уставилась на обнимающего ее принца.

−А вы наглец, − игриво прошептана она и огляделась, − Что здесь произошло?

−Ничего такого, что не пришлось бы вам по душе, моя королева! − он повернулся к старичку, − Давай сюда бумаги и печать. Сейчас ты нас поженишь, а потом позовешь моих воинов и прикажешь им разбить все статуи…

−Что… что ты делаешь, мальчишка!? — завизжала фея.

−Восстанавливаю историческую справедливость, — усмехнулся юноша. − Фею взять под стражу и никого не пускать… к этой… − кивнул он в сторону кровати, в которой продолжала безмятежно спать прекрасная принцесса Лиана.

−Я испепелю тебя, щенок! − надрывалась волшебница.

−Боюсь, что сперва вам нужно будет восстановить свою лицензию, леди, − испуганно промямлил старик.

−Что, съела? − королева показала фее язычок и обворожительно улыбнулась принцу, — Я согласна!

−Мне всегда нравились решительные и властные женщины, − усмехнулся юноша и их уста слились в поцелуе…

Спящая красавица-2

(альтернативная версия)

−Э… А может, какое-то заклинание нужно? Или знак начертить… − повернулся юноша к своей спутнице.

−Ничего не нужно. Давай уже, делай свое дело! − фея старательно работала крохотными крылышками, порхая над кроватью, в которой спала принцесса.

−Я… Я не умею…

−Принц ты или нет? Первый раз вижу принца, который не умеет целоваться. Если ты смущаешься, то я отвернусь.

−Почему не умею, — обиделся юноша, − умею, просто не по волшебному. А может быть вы ее вместо меня?..

−Давай уже целуй, оболтус! Мы сто лет этого ждали, − рявкнула фея.

Зажмурившись, принц склонился над спящей девушкой и едва коснулся губами… ее вздернутого носика.

−В губы, − сурово скомандовала волшебница, и юноша поцеловал красавицу прямо в бледные губы.

И едва он это сделал, статуи людей, которых в дворцовом зале было около сотни, начали оживать.

−Аххх… − всплеснула руками дама в роскошном платье и в короне, − Милый, ты только посмотри, какой красавчик! Мне мой будущий зять уже нравится. И одет очень модно.

— Не забывай, дорогая, что прошла сотня лет. Что было модным в наше время, сейчас не то что вчерашний день, а даже вчерашний век, — пробурчал проснувшийся король, с нежностью обнимая свою королеву, − Эй, стража, взять наглеца!

Сразу трое рослых молодцев в форме королевской гвардии шагнули к принцу.

−И тащите его под венец. Кстати, а как вас зовут, мой юный уже почти сын? — кокетливо обмахиваясь веером, поинтересовалась королева.

−Не под венец, а в тюрьму его! А имя свое и все прочие данные преступник расскажет дознавателям-экзекуторам под пытками.

−Папенька? − проснувшаяся принцесса и ее мать уставились на короля. − Это что, свадьбы не будет? А зачем я пол дня делала прическу и наряжалась?

Только сейчас принц заметил, что девушка была одета в самое настоящее свадебное платье, и даже фата была искусно вплетена в сложную прическу, обильно украшенную самоцветами.

−Действительно, дорогой. А зачем же мы тогда собирали на свадьбу гостей, созывали лучших поваров королевства, чтобы они тоже заснули вместе с нами? По всем законам принц, расколдовавший спящую принцессу, обязан на ней жениться!

−Пункт шестнадцатый закона «О геройских преднамеренных деяниях»! − словно ниоткуда возник юркий старичок со знаком Регистратор на лбу.

−Жреца сюда и кольца! − хлопнула в ладоши королева.

−Палача и цепи! − топнул король.

−Но почему?!! − голоса принцессы и ее матери слились в один.

−Да потому что Лиане еще не исполнилось шестнадцать.

−Так я подожду. Очень уж ваша дочь мне приглянулась, − густо покраснел принц, поймав заинтересованный взгляд своей потенциальной невесты.

−Дурак ты, твое высочество. Хотя, принц ли ты, это еще не известно…

−Но-но-но! Мои предки пятнадцать поколений… − юноша зашуршал бумагами и вытащил свиток, который у него ловко выхватил Регистратор и зачитал вслух:

−Принц Эрик Ламандский, девятнадцати лет … Потомок рода… Да, самый настоящий принц.

−Еще бы! — фыркнула фея, − Иначе бы он не смог разбудить принцессу. Мои заклинания работают очень качественно.

−Не знаю, мальчик, как в твоем королевстве, а в нашем за насильственное совращение принцессы полагаются пытки и усекновение головы…

−С-с-совращение? Но я… − побледнел вдруг принц.

−Статья двести вторая закона «О блюдении добродетелей» и восемнадцатая «О чести и достоинстве ее высочества»! − заученно протараторил Регистратор.

−Лиану целовал? Целовал…

−А ее высочество в этот момент почивать изволили, − снова встрял законник, − и согласия вам своего не давали. Кстати, а у вас лицензия на совершение геройских поступков есть? И разрешение на спасение прекрасных принцесс?

−Все есть, все бумаги… Вот…

Пока принц искал и показывал документы, королева о чем-то шепталась с феей. Наконец, волшебница улыбнулась и заявила:

−Боюсь, ваше величество, что в данном случае законы не действительны.

−Почему?

−Да потому что прошло сто лет! И нашей Лиане фактически сто пятнадцать лет.

− Вы изумительно сохранились, ваше высочество, − отвесил поклон Регистратор, − И оценивать возраст нужно именно по биологическим параметрам. Говорю вам, как бывший маг-крионик.

− В тюрьму! − подвел итог король.

− Под венец! — не осталась в долгу королева, − Нечего мне тут зятьев истреблять. Фее лучше знать, как ее заклятье действует и как считать надобно.

− Значит, тебе сейчас сто сорок… − начал было правитель, но его прервало шипение жены:

− Лучше молчи, дорогой…

− Молчу, а щенка этого на плаху.

− Папенька, − пустила слезу принцесса, − я замуж хочу.

− Глупости какие, в твои то годы еще в куклы нужно играть.

− Куклы все давно в прах превратились, за сто лет. Как и ваши законы. А девочка, быть может, впервые в жизни влюбилась, — укоризненно покачала головою фея.

− Только не за преступника-совратителя. Не хочу, чтобы моя дочь выходила стала вдовой, едва познав горести супружеской жизни. В тюрьму его!

Принц стоял посреди комнаты, беспомощно опустив руки и не веря, что все это происходит на самом деле. Совсем не так представлял он спасение заколдованной принцессы!

− Сейчас другие времена, другие люди и даже законы, — пыталась убедить Регистратора фея, но тот стоял на своем:

− Я не понаслышке знаком с крионикой. Чары глубокого сна сохраняют спящий объект в изначальном состоянии. И никто из проснувшихся не изменился за эти сто лет. А значит, налицо имел место подсудный акт совращения принцессы.

− Эй ты, − окликнул законника принц, вспомнивший кое-что из уроков по основам бюрократии, − а ну-ка, покажи свою лицензию Регистратора.

− Сию минуту, ваше высочество, − протянул тот ему бумагу.

− Так… Действительная до… Ха! Да она у тебя уже семьдесят лет не действительна! А вы? − повернулся он к стражникам, − За сто лет вам столько жалования начислили, что можно каждому по замку купить.

Гвардейцы переглянулись и опустили копья. Принц посмотрел на прекрасную принцессу, а потом на ее родственников:

− Эх вы. Лучше бы я принцессу-лягушку поцеловал. У той родственники только квакать умеют, и ни о каких законах не слышали, — он развернулся и зашагал к выходу из зала. Открыв дверь, Эрик обернулся, − Бюрократы старомодные! — выкрикнул он и выскочил прочь…

Одна голова − хорошо!

−Эге-гей! Жги! Круши! − во всю мощь драконьих легких орала правая голова, окатывая пламенем стену.

−Покажем людишкам, что значит власть огня! − вторила левая, добавляя жару.

−Уа-ха-ха! − сипела средняя, сорвав горло.

Трехглавый дракон с легкостью ушел от залпа стрел, выпущенного защитниками замка. Отстреливались те вяло, не надеясь поразить чудовище − на тройную огневую мощь ни стены, ни орудия замка рассчитаны не были. Еще пара минут, и дракон прорвется через магический заслон…

− Трепещи, человеческая самка, − проревела правая голова.

− Мы явились за тобой! − вторила левая.

− Ха. Ха. Ха, − зловеще прохрипела осипшая средняя.

Дракон подлетел в самой высокой башне в замке, наверху которой король спрятал единственную дочь. Конечно, любому здравомыслящему человеку − и дракону − покажется странным, что принцесс непременно прячут куда повыше, а не в глубоких подвалах, куда громадному дракону не протиснуться. Но короли и логика обычно ходят по разным дорогам и в разное время.

Спикировав к единственной бойнице, которая почему-то та был достаточно велика, чтобы в нее могла протиснуться даже далеко не самая хрупкая принцесса, дракон просунул в нее голову:

− Эй, есть тут кто голубых кровей?

− И приятной наружности, − втиснулась следом вторая голова.

Ответом им стал истошный и хорошо поставленный женский визг. Дракон выпустил крохотный язычок пламени к потолку, чтобы осветить комнату.

− Эй, я тебя вижу. Нога торчит из шкафа. Аппетитная, − вторая голова шумно облизнулась.

− Так нечестно! Я еще не успела спрятаться и помолиться!

− Извините, ваше высочество, но сейчас мы вас похищать будем.

− Уважаемый дракон, простите, а у вас есть лицензия на похищение прекрасных принцесс? Простите за назойливость, но таков закон, − заявила девушка, выбираясь из шкафа.

− Первая, — скомандовала одна из голов.

Метко брошенный свиток развернулся в ладонях принцессы и она зачитала:

− Выдана дракону Иллахайоро… дает право на организацию и осуществление акта хищения… так-так! Особ королевской и благородной кровей без ограничений…

− Смотри-ка, грамотная попалась, не то что предыдущая, − усмехнулась вторая голова.

− А еще я прекрасно разбираюсь в юриспруденции и законодательстве нашего королевства, − усмехнулась девушка и ткнула изящным пальчиком в дракона, − а вот ты… вы! Вы не имеете права меня похищать!

− То есть как это!? − переглянулись головы.

− А вот никак! Лицензия выдана ДРА-КО-НУ! Одному. А вас трое!

− Триедин в одном теле и трех лицах, − согласно подтвердили головы дракона. Хором.

− Тогда как лицензия выдана на одного дракона. Конечно, если бы этот документ имел силу, то я бы безропотно и даже с некоторым удовольствием похитилась. Но, увы…

− Упс, − головы переглянулись, − ошибочка вышла…

И дракон исчез. Принцесса облегченно вздохнула, с благодарностью вспоминая своего наставника. За окном снова раздались крики, рев бушующего пламени и прочие звуки сражения…

Прошло немного времени. Принцесса уже успела перевести дух и привести себя в порядок.

− Тук-тук. К вам можно? − услыхала она у окна знакомый голос.

− Нет! Я не одета, улетайте прочь!

В окно влетел свиток и медленно спланировал прямо перед принцессой.

− Я это уже видела. Ваша лицензия…

− Верно. А теперь сверяй с документом. Подойди к окну!

Девушка послушно подошла к бойнице и едва не лишилась чувств. Дракон был там, вот только не в полном комплекте. Две его шеи заканчивались не головами, а обрубками.

− Один дракон − одна голова, верно? − дракон подмигнул принцессе, − все согласно документам. Надеюсь, ты готова быть похищенной?

Ее высочество вздохнула и показала на сумку довольно впечатляющих размеров. Еще четыре таких же стояли возле кровати.

− Судя по количеству вещей, спасаться ты не собираешься, и никакие принцы за тобой не явятся? − хмыкнул дракон, − А с виду хорошенькая, хоть и человек.

− И вовсе даже собираюсь! − топнула ножкой девушка, − Тысячи героев придут меня спасать!

− Это хорошо. Герои, они вку-у-усные… Ам! − рявкнул дракон, и принцесса потеряла сознание…


− Бедненький, сильно болит? − девушка отхлебнула из чашки и с жалостью уставилась на обрубок левой шеи.

− Дело привычки, − пожал плечами дракон, − скорее пощипывает. А вот когда отрастать начнут, вот тогда будет больно.

− И все это только ради того, чтобы заполучить меня?

−Ну, на самом деле это вышло случайно, попался там один ретивый рыцарь…

−Эй! Погоди-ка! Ты сказал «отрастать»? То есть, это не насовсем?

− Разумеется. Ты знаешь, что ящерицы умеют отращивать оторванный хвост?

− Конечно. У меня был прекрасный наставник по зверологии.

− Дракон, по сути, это та же ящерица, только покрупнее и поумнее. И огнем плюется. И с крыльями. И разговаривает… В общем, через пару месяцев братишки снова отрастут.

− Что-то я не слышала раньше про драконов, которые отращивают себе головы.

− Так то обычные, одноглавые. Трудно отрастить себе голову, если ты помер.

− И… и как оно?

− Терпимо. Правда, жрать за троих непривычно, челюсти болят, но зато и тишина, спокойствие. И делаю то, что хочу я, а не как решим голосованием. Хотя, конечно, скучать по братьям буду. Они славные ребята. Хочешь, познакомлю, как отрастут?

− Ну уж нет. Так долго я здесь задерживаться не собираюсь. Кстати, у пещеры кто-то кричит.

− Ага, − дракон прислушался, − На бой вызывает. Кажется, тебя уже спасать пришли. Ну, я пошел? Постараюсь этого рыцаря не сильно убить.

− Ты главное голову береги. И возвращайся поскорее …

Очередь на царствие

— Ну, кто тут последний? — принц Эрик соскочил с коня у хвоста очереди, которая больше походила на толпу у дворца во время государственного переворота. Вот только состояла она из людей респектабельного вида в нарядах разной степени привлекательности, дороговизны и стиля. На головах некоторых — короны всевозможных форм и размеров, и у всех на одежде сверкают фамильные гербы.

— И это все принцы? — с ужасом прошептал он.

Жаль, что советника пришлось оставить у ворот Регистратория вместе с гвардейцами, которых признали «движимым имуществом, таящим угрозу увечья и смерти» — его помощь была бы кстати.

— Принцы, герцоги, короли в изгнании, несколько графов и даже целый странствующий рыцарь! Две сотни душ, — подтвердил вяло обмахивающийся золотой короной юноша.

— И все хотят стать наследниками короля Вильгельма?

— Ты ведь тоже сюда не за справкой о совершеннолетии? Не каждый день королевства раздают даром!..


…И он был прав. Земли давно поделены между королями всех возрастов, вероисповеданий и политических взглядов. Молодые и старые, умные и глупые, все они держались за свои троны руками и ногами, а иные — так вовсе и зубами, если они еще не выпали от старости и несбалансированного питания.

Всех родственников, ближних и дальних, короли давно выгодно пристроили. Например, Короли-соседи Людвиг Восьмой и Арчибальд Угрюмый переженили по двенадцать своих детей между собой. А так как у них дочерей и сыновей было поровну, то Тасконская провинция двенадцать раз сменила подданство, выступая в роли приданого. Воевать же опасно: развяжешь войну — тут же набросятся скопом, в надежде отхватить, если не провинцию, так хоть деревеньку.

Волю умирающего от чумы короля Вильгельма — передать свой трон в руки «достойнейшему из принцев, буде такой отыщется», восприняли с энтузиазмом практически все обладатели хотя бы капли голубой крови. Добрая часть желающих отсеялась, не собрав нужных документов. Родословная в трех экземплярах (до десятого колена), справка от медикусов в двух экземплярах, регистрационная ведомость, справка о составе правящей семьи, справка о доходах королевства, документ о трудовом стаже в должности монарха или свидетельство о наследовании по праву крови — всего и не упомнишь!

Те, кто собрал все бумаги, явились в назначенный день к зданию Регистратория, на запись…


— Так кто последний? — переспросил Эрик.

— Принц Айрам, по прозвищу «Последний», — хохотнул здоровяк в короне набекрень, больше похожий на сына кузнеца. — А за крайнего у нас вон то Бледное Высочество. Верно, любезный? — обратился он к худощавому юноше с белым лицом.

— Я не крайний! Я перед вами стоял! — оскалился тот, демонстрируя внушительные клыки, — И не Бледное Высочество! Я— Принц Тьмы!

— Повозникай у меня, кровосос! Живо в глаз засвечу, — на ладони здоровяка возник огненный сгусток, вынудив принца вампиров в страхе отшатнуться.

— Эй, Рико, бледнолицый прав и стоял здесь раньше, — вмешался юноша с гербом королевства Ирем на груди. — А на трон твой папенька тоже вне очереди вскарабкался, отравив братца? Генеалогическое древо твоего рода гниловато, это все знают!

— Да я тебя сейчас! — засопел грубиян, и огненный шар вырос вдвое.

— Заткнитесь оба! — растолкав толпу наблюдавших за ссорой принцев, вышел смуглый юноша, явно уроженец восточных земель.

— Смотрите, кто пожаловал! Никак эмирский выкормыш… — расплылся в улыбке Рико, — и тебя тоже огнешаром приласкать, принц из восточной сказки?

— Джинн! Имеешь лицензию на работу с официальными документами? — в пустоту произнес смуглый и прислушался к чему-то неслышимому. — Хорошо. Тогда преврати в пыль все бумаги этого нахала. И любого, кто вздумает устраивать беспорядки!

— Эй-эй! Пошутить уже нельзя! — погасил заклинание принц Рико. — Держи своего исполнителя желаний на привязи. Так, бледный, ты теперь будешь вот за этим эльфом, а я за тобой… Кстати, а разве эльф имеет право на трон человеческого королевства?

Эльфийский принц смерил присутствующих высокомерным взглядом и сунул здоровяку под нос свиток.

— Тьфу, — сплюнул тот, — развелось полукровок, плюнуть некуда.

Эрик осмотрелся.

Споры между принцами шли повсюду. Сверкали клинки и заклинания (и как только пронесли?), летели в лица оскорбления и перчатки, хлестала кровь из носов и трещала одежда.

— …Когда мой прадед на трон взошел, твой во всю веслами на галерах махал!

— …А у тебя корона фальшивая!

— …и это родословная? Да у моей собаки вдвое больше!

— …Сами вы дурак, ваше высочество!

— …от высочества слышу!

Дрались принцы изобретательно и разнообразно. На мечах и на кулаках, магией и стенка на стенку. Иные так и вовсе с визгом вцеплялись друг другу в волосья и старались укусить куда помягче, или выхватить и изорвать бумаги соперника. Удушливая волна из ароматов сотен парфюмов и благовоний плотным облаком накрыла площадь у Регистратория, сшибая на лету ворон, голубей и даже мелких дракончиков.

— Эй, куда без очереди? — раздался голос Рико.

Принц Эрик заметил мужчину в черном плаще, пробирающегося в начало очереди.

— Это мое место! — по-бабьи взвизгнул один принц, встав на пути. Лицо юноши было в пятнах из потекшей туши и румян, а в руке он сжимал шпагу.

— Слышь ты, голубая кровь, пшел прочь с дороги, — прошипел незнакомец, показывая ему бумагу с печатью. Франт умолк и отошел в сторону.

Человек в плаще снова заработал локтями и коленями, расталкивая принцев. Где нужно — отвешивал пинка, самым упрямым — показывал загадочный документ. Увидавшие его сразу грустнели и покидали очередь. Добравшись до двери, незнакомец вскочил на возвышение.

— Господа всякие Высочества, попрошу вашего внимания! — зычно объявил он.

— Ты еще кто такой? Что-то я ни герба, ни короны не вижу, — вышел вперед один из принцев. — Из каких монархов будешь?

— Я всегда был за демократию, и, глядя на вас, еще больше убедился в верности своего политического курса. Да, я не принц, а доктор. И как раз вчера получил лицензию на исцеление королевских особ от инфекционных заболеваний, в том числе и от черной чумы.

— Так это что — королевства не будет?

— Заходите лет через сорок, — улыбнулся доктор, — а сейчас, пшли вон, господа благородные, выздоравливающему нужен покой!

Золото дракона

— Стой! Кто такой, куда едешь? — двое стражников преградили всаднику дорогу.

— Сам-то как думаешь? — усмехнулся тот, — К дракону, конечно.

— А если я пропуск спрошу? — похлопал себя по тощему кошельку стражник.

— Ну, так я его и покажу, — отозвался путник и вытащил бумагу. Лицо воина сразу же поскучнело, и он выхватил документ из рук незнакомца.

— Просроченный? — с надеждой в голосе спросил он.

— Еще даже печать не застыла.

Воин помрачнел еще больше и принялся скрупулезно изучать каждую букву.

— Вы бы это, перевернули ее, а то ведь держите вверх ногами, — любезно подсказал ему всадник.

— Ты мне здесь не это! Ты мне тут не того! Не умничай… Как там тебя?

— Так в бумагах же мое имя написано.

Стражник густо покраснел то ли от гнева, то ли от стыда.

— С какой целью?

— Он драконоборец, — узнал знак на бумаге второй воин и широко ухмыльнулся. — Небось, очередной охотник за сокровищами.

— А ты чего смеешься-то? — вскинулся всадник.

— Радуюсь. Сытого дракона всяко сторожить спокойнее.

— Проезжай, — коротко бросил первый и махнул рукой.


Всадник, которого звали Арношем, не был ни великим чародеем, ни охотником за драконьими сокровищами, хотя наложить свою руку на них очень хотел. Об этом ясно свидетельствовал его решительный взгляд, волевой подборок и пустой кошелек, который нужно было чем-то набить. Желательно тем, что выглядит как золото, звенит как золото и ценится как золото.

Стиснув рукоять ржавого меча, купленного еще утром на жалкие пару монет оставшиеся после приобретения лицензии драконоборца, он пришпорил коня, направившись к указательному камню. Подъехав ближе, он прочитал выбитую на нем надпись:

На восток — злато-серебро.

На север — каменья драгоценные и украшения дивные.

На запад — Магические артефакты и предметы ценные.

На северо-запад — Хранилище принцесс (на реконструкции).

Арнош решительно свернул на восток и пришпорил коня.

— Сто-о-ой! Кто таков? — разнесся вдруг раскатистый басок по ущелью.

— Купец Арнош Витор, — отозвался всадник, — Бывший, — немного поразмыслив, добавил он.

— Убирайся прочь, бродячий торговец! Билеты на выступления лицедеев мне не нужны, излишним весом не обременен, а пыль в пещере — это часть прогрессивного дизайна. Мне не нужны твои товары!

— Вы меня не так поняли. Я не предлагаю товары, я пришел за… за золотом. Драться насмерть с ужасным драконом!

— Хм… За золотом? Драться?

Огромная рептилия опустилась на землю прямо перед всадником и уставился на него.

— Ого! — оценил его размеры купец.

— Паршивый конь, паршивый меч и паршивый рыцарь, — вынес вердикт дракон. — Слушай, а у тебя хоть лицензия есть?

Со вздохом Арнош вытащил бумагу.

— Так-так, — на носу дракона вдруг появились очки, и он всмотрелся в строчки, — Странно. А почему всего на сутки?

— Так больше и не нужно, я же из соседнего городка. Опять же, экономия.

— Я так понимаю, на мече и на лошади ты тоже сэкономил? Не могу разобрать, кто из них старше. За золото драться, значит? Ты хоть держать-то этот меч умеешь?

— Не умею, — честно сознался купец, — Ну так ведь и Ингвар не особо умел, а в один прекрасный день из разорившегося в пух и прах торговца превратился в хозяина трех собственных кораблей. А чем я хуже?

— То есть ты думаешь, что он меня победил и золото забрал?

— Я не думаю, а знаю. Он мне сам сказал…

— Сам? Ха-ха-ха! — дракон расхохотался и встал на задние лапы, широко расправив крылья, чтобы человек смог оценить его мощь.

— Двухдюймовая чешуя с антимагическим покрытием. Термо-кислото-холодо устойчивая. А еще я огнем плюю на три сотни метров. Он не рассказывал, как меня одолел?

— Может, отравил?

Дракон мотнул головой.

— Усыпил? Перехитрил? Украл? Ладно, сдаюсь.

— Эх ты… Он золото в долг взял.

— Как это, в долг? — разинул рот Арнош.

— Да вот так! — дракон прямо из воздуха вытащил огромную книгу и раскрыл ее, — Вот. Купец Ингвар, взял в займы сроком на десять лет… Дата, роспись, сумма прописью.

— То есть ты…

— А ты что думал, деревенщина? Между прочим, я мудрый и прогрессивный ящер. И уже две сотни лет как почетный член Гильдии Ростовщиков со всеми прилагающимися документами и привилегиями.

— Но ты же дракон!

— Ты что, расист? — нахмурился ящер.

— Конечно, нет!

— Ты сам посуди — зачем мне жечь дворцы и разорять сокровищницы, рискуя жизнью ради сундука с золотом, если люди сами мне его принесут, да еще и спасибо скажут? Мое золото не лежит бесполезной грудой в пещере, а вложено в активы, приумножая само себя.

— Лихо!

— А то. Так тебе на какую сумму и срок кредитную ведомость составлять? Учти, проценты у меня высокие.

— И драться совсем не нужно? Я могу просто взять денег в долг?

— В больших количествах и на длительный срок, — подтвердил дракон, — Я, понимаешь ли, особо никуда и не тороплюсь. Могу и с твоих сыновей должок затребовать.

— Хм… То есть я сейчас возьму у тебя мешок золота на пять лет…

— Смертный, не мелочись! Телегу золота на двести лет!

— Так это же… Это ж еще моим внукам достанется!

— А расплачиваться будут правнуки и их дети, — кивнул ящер.

— Не боишься, что обману? Или что они на прадеда сошлются и отдавать не станут?

Вместо ответа, дракон снова встал на задние лапы и точным плевком сжег пару деревьев в стороне.

— Распишешься кровью. Знаю я несколько таких ритуалов, что…

— Не надо подробностей, — купец сглотнул подступивший к горлу ком, — Слушай, а может, ты мне еще и принцессу посимпатичнее… ну… того… в аренду?

— Извини, принцессами давно не занимаюсь. Больно уж они хрупкие и требуют особого ухода — да так требуют, что от их визга уши закладывает. К тому же, спрос на них невелик, а портятся быстро — два-три десятка лет и все, никакого товарного вида! В общем, с золотом иметь дело и проще, и намного выгоднее.

— Жаль, — вздохнул купец, — Ладно, уважаемый, пиши … Сроком на шесть сотен лет… Пять телег, груженых золотом… Купцу Арношу Витору-Рокфеллеру…

Редкое оружие

−Куй железо, пока горячо! − уверенно заявил бородатый коротышка в красной рубахе.

−Нет. Под горячий камень вода не бежит, − не согласился второй бородач.

−Поспешишь − людям насолишь, − выдвинул встречный аргумент первый.

−Семь раз отмерь − один раз молотом ударь, − парировал второй…

Десятки таких же приземистых коренастых крепышей сновали вокруг, не обращая никакого внимания на спорщиков, стоящих посреди дороги. Могло показаться, что дело вот-вот дойдет до драки: лица оппонентов покраснели, а пальцы нервно теребили длинные бороды…


−Гномы, − пробормотал, словно выругавшись, сэр Реджинальд, наблюдая из-за угла за ссорой, − могут целый день спорить о том, нужно ставить в рукоять меча красный сапфир, или синий рубин.

−Но ведь это как раз рубины красные, а сапфиры — синие, − возразил юноша, державшийся позади.

−В том-то и дело, ваше высочество.

−А о чем они спорят? Вроде как слова и понятны, но вот смысл от меня ускользает…

−Это же гномы. Сейчас они обсуждают преимущества горячей ковки против холодной, которая медленнее, но и результат дает лучше.

−Больше похоже на плохой перевод человеческих поговорок.

−Да. Дождемся, пока они закончат. Нам нужен вон тот, в красной рубахе, − пояснил наставник и оба человека умолкли…


Ждать пришлось часа два. К счастью, выиграл гном в красной рубахе и встретил людей с широкой улыбкой:

−Ну, человеки, зачем вам понадобился мастер Лотар? То есть я?

−Понимаете, мастер, я наследный принц, и мне нужен…

−Волшебный меч гномьей работы?

−Верно! Такой, чтобы десять голов сносить одним ударом…

−Кровожадный человечек, − ухмыльнулся гном, − ты мне нравишься! Конечно, при условии что и и впрямь наследный принц.

−Я вполне платежеспособен! − возмутился юноша.

−Без бумажки ты букашка. А с бумажкой − цельный принц, − пояснил гном. − Документ давай.

Принц вытащил бумаги и протянул их гному.

−Принц Эрик… Красивое имя! У меня домашнего крыса так звали, — вчитался тот.

−Крыс Эрик?

−Крыс Принц! Ты пришел по верному адресу, человек. Волшебные мечи нынче большааая редкость. Шагайте за мной…


− …Тяжелый! − принц Эрик крутанул мечом, рассекая воздух.

−А то! Такая у него магия − весить впятеро против своего веса. Нравится?

−Да, но… Нет ли чего полегче? Я слышал, что гномы могут выковать меч легче перышка!

−Голову вверх подними, − отозвался гном.

−Что это там под потолком? Меч? Он парит?

−Легче воздуха! − гордо кивнул коротышка.

−Берем!

−Увы. Толку от него мало. Ты пробовал пером отрубить голову? Такой меч с возу − коню никакой разницы. Смекаешь?

−Кажется да, − с сожалением вздохнул юноша. − А можно все посмотреть?

Пол изучали они коллекцию мастера Лотара. Меч Устрашитель, которого боялся даже сам гном. Меч Совершенства, которые разрезали любые ножны. Огненный Клинок, который боялись сырости. Меч Теней, теряющий остроту на свету. И даже Меч Смерти, прикосновение которого было смертельным − в том числе и для хозяина.

−Но это… Это же все бесполезный хлам! − не выдержал, наконец, принц, − А мне нужен меч, который сделает меня непобедимым.

−Увы, − развел руками гном, − другого товара нет. Моя лицензия кузнеца-чароплета закончилась, а без нее нельзя ковать волшебные мечи. Приходится создавать бесполезные железки, которые даже самый въедливый Регистратор и за оружие-то не признает. Перековал мечи на орала, так сказать.

−А если продлить лицензию?

−Для этого нужно пройти проверку на квалификацию. Создать волшебный меч. Но у меня на это лицензии нет. Понятно?

−Безумие какое-то. Развели бюрократию…

−Это прядок! Если все начнут волшебные мечи ковать, то их ценность сильно упадет. А так хороший меч − большая редкость.

−И где мне искать эту редкость? − расстроился принц.

−Сходите к Томасу, к Плавильне. У него еще не вышел срок лицензии…


Увы, они опоздали на целых два часа. У порога их встретил угрюмый гном и в ответ на просьбу показать волшебные мечи привел к горну, в котором плавились остатки запрещенных клинков. Мастер отправил их к кузнецу Игрему, который успел продлить свою лицензию. Но и там их ждало разочарование: гному было дозволено ковать лишь кирки и молоты.

Миновал месяц, прежде чем путникам улыбнулась удача. Они нашли единственного, казалось, гнома, который мог ковать настоящие волшебные мечи.

−Хе-хе, да, хорошего мастера найти труднее, чем иголку в пылающем горне, − в сотый раз заявил мастер Руфус, подтверждая свои слова ударом молота.

−А меч точно будет волшебный? Сокрушать врагов и наделять силою хозяина? − в сотый раз переспросил принц.

−Не сомневайся. Зачарую по самую рукоятку.

−А можно и рукоятку тоже? Например, чтобы меч в руку сам прыгал!

−Хорошо придумал… Сделаю!

−И чтобы был говорящий, как и положено.

−Непременно. Доброе гномье напутствие перед боем тебе не помешает.

−Гномье? А можно так, чтобы он говорил по-человечьи?

Принц тут же себе представил все эти «семь раз отмерь, один отруби» или «меч от тела убитого хозяина недалеко падает». Оптимизма ему это не прибавило.

−Извини, человек. На такие чары особое разрешение нужно. У меня его нет.

−Ладно, пусть лучше молчит. Когда забирать клинок?

−Да хоть завтра, если бумаги в порядке!

−Какие бумаги? − напрягся принц.

−Согласно установленного перечня. Разрешение на холодное оружие. Лицензия на использование маго-модифицированного оружия. Справка о состоянии здоровья. Разрешение на вынос клинка за пределы Горного королевства. Справка, что магическая мощь оружия не превышает установленные нормы… Итого сорок два наименования и каждый документ чтобы в трех экземплярах.

−Проклятье! Мне же этого и за год не собрать.

−Обычно года четыре уходит, − согласился гном. − Но ты посмотри на клинок, разве он этого не стоит? Такой меч нынче − большая редкость…

−И, кажется, я догадываюсь, почему, − простонал Эрик…

(прошло пять лет…)

…Война за пустующий трон шла уже пятый год − с самого дня исчезновения единственного наследника, принца Эрика. Не было видно этой войне конца, но однажды пропавший принц вернулся.

Он въехал в столицу на вороном коне, а в руке его сверкал волшебный меч работы горных мастеров. Редкое оружие, недоступное простым смертным. И мятежники, и верные трону люди как один склонили головы перед мощью своего нового короля. Короля Эрика-Меченосца Первого!

Лицензия на убийство

— Итак, — судья Мортис дрожащей рукой вытер пол со лба, — Вам обоим нужна лицензия. Я вас правильно понял?

Две высокие фигуры в темных одеждах одновременно кивнули.

— Лицензия на убийство? — снова синхронный кивок, — Для того, чтобы вы могли убить меня. Да?

— Именно, — кивнул тот, что стоял слева.

— К-кажется д-да, — подтвердил стоящий справа.

— И это точно не дурацкая шутка и не чей-то розыгрыш? Хм… Так откуда вы, говорите?

— Гильдия Убийц. Я — килятор третьего ранга! — гордо заявил тот, что стоял слева.

— Без лицензии на убийство? Это несколько… странно.

— Увы, не успел ее продлить перед получением контракта, — развел руками убийца.

— А вы, простите, значит у нас из Невольных Охотников за Головами, да? Тоже с заказом на мою голову и тоже без лицензии?

— Это мой п-первый к-контракт, — голос второго убийцы заметно дрожал.

— Итак. У меня здесь в кабинете два убийцы, которым очень нужна моя голова. Но убить меня вы не можете, потому что у вас нет лицензии. Которые — надо же, какое чудесное совпадение! — выдаю именно я. Ничего не упустил? — подвел итог судья.

— Именно, — кивнул тот, что стоял слева.

— К-кажется д-да, — подтвердил стоящий справа.

— Прекрасно! А теперь попробуйте назвать мне хотя бы две причины, почему я должен подписать вам эту лицензию. Точнее, одному из вас — я-то один.

— Репутация Гильдии. Проваленный контракт отрицательно на ней скажется, — сделал робкую попытку более опытный убийца.

— А мне-то какое дело до ее репутации? Тем более, если я буду мертв? — вскинул бровь судья.

— Я д-дам вам п-п-половину г-гонорара, — предложил второй убийца.

— Жадина! — укоризненно покачал головою Мортис.

— Весь гонорар! И десять процентов сверху! — тут же встрял второй.

— Во-о-т. Учитесь, юноша, у более опытных коллег. К тому же, деньги он после моей смерти заберет назад с остывающего тела…

— Я могу дать гарантии. Репутация Гильдии…

— Плевал я на твою Гильдию. И на ваши деньги тоже. Какие еще будут предложения?

— Вы сами выберите свою смерть.

— Отлично! А что скажет ваш конкурент?

— Д-достойные п-похороны. Ох-хотники могут м-многое…

— Ерунда. Я по вере файерит, и мое тело будет сожжено после смерти, — отмахнулся судья.

— Ммм… А давайте попробуем зайти с другой стороны, а? — вкрадчиво предложил стоящий слева.

— Это уже становится интересно. Что вы имеете в виду?

— Пытки. Вы подписываете лицензию, а я прекращу вас пытать.

— Я плохо переношу боль. Могу умереть под пытками или потерять рассудок. Еще варианты?

— Д-дети. У в-вас есть дети. Я буду п-пытать их… — угрожающе надвинулся на судью второй убийца.

— У вас есть разрешение Экзекуторской Коллегии на превентивные истязательства? Сомневаюсь.

— Любимая собака? И разрешение не нужно…

— Сдохла год назад.

— П-подстроить в-ваше с-самоубийство. Эт-то выход. Или нес-счастный с-случай.

— Не пойдет. Иначе ты не сможешь закрыть отчет о выполнении контракта. А его, конечно же, направят в Регистраторий. Естественно, там сверят твои показания и заключение медикусов. И тогда или контракт не зачтется, или тебя признают виновным в нелицензированном убийстве, — объяснил коллеге более опытный убийца.

— Браво! Я вижу, вы хорошо осведомлены о всех тонкостях, — зааплодировал судья.

— Третий ранг так просто не дается, — гордо выпятил грудь килятор.

— Ладно, ребята, расслабьтесь. Я пришел к решению.

— В-вы п-подпишите?

— Да. Вот, смотрите, я беру бланк и вписываю туда имя. Вы внимательно смотрите, господа убийцы?

Двое переглянулись и одновременно шагнули ко столу, стараясь опередить друг друга и на ходу выхватывая оружие. Опытный килятор вытащил пару метательных ножей, в руке его молодого коллеги словно по волшебству появился крохотный самострел. Судья встал и с силой швырнул листок бумаги через головы убийц. Те одновременно бросились на пол, пытаясь вырвать листок друг у друга. С тихим треском бумага порвалась пополам, и у каждого оказался свой кусок.

— Судья… — прочитал имя килятор третьего ранга.

— М-мортис… — поднес к глазам свой кусок второй убийца.

Одновременно они подняли головы вверх и уставились на судью.

— Все верно, ребята, все верно, — законник встал и вытащил руки из-под стола. В каждой из них был мощный боевой арбалет, — Не волнуйтесь, разрешение на эти милые игрушки я продлил как раз вчера…

Звонко щелкнули спускаемые пружины самострелов. Два глухих удара раздались, когда тела упали на пол.

— Обожаю бюрократию! — улыбнулся судья Мортис и уселся снова разгребать многочисленные прошения, заявления и справки, которыми был завален вего стол и добрая половина кабинета.

Земельный вопрос

−Будь проклят тот день, когда я получил клеймо Регистратора! − шумно выдохнул господин Маркуш, пробираясь темной улочкой в сторону кладбища.

На лбу его и впрямь сверкало магическое клеймо означавшее, что он является важнейшим винтиком в системе под названием «бюрократия». Такое странное место и время встречи назначил ему некий господин, пожелавший остаться неизвестным, но очень щедрым.

−Полночь… Могилы… Полная луна… Съедят! Определенно меня съедят! Или принесут в жертву, − жалобно стонал Регистратор и прислушался к звукам, доносящимся со стороны кладбища.

Услышал он вовсе не заунывное пение и не стоны голодных зомби. Стук, грохот и резкие выкрики больше напоминали о бурлящем строительстве, чем о кладбище! Приблизившись к бронзовой ограде, господин Маркуш убедился, что так оно было.

Среди разрытых могил бодро расхаживали зомби и скелеты, таская, катая и переволакивая разнообразные строительные материалы. Наиболее сохранившиеся из них возводили самые настоящие строительные леса и строгали бревна. Прямо на глазах у Регистратора подгнивший зомби прибивал доску, вытаскивая для этого гвозди из собственной головы.

−Мертвей! Мертвей работайте, тунеядцы! − надрывался мертвец в берете Главного Зодчего. Судя по относительно свежему цвету лица, похоронен он был совсем недавно.

−Убереги меня от силы темной, от глаза черного… − забормотал наговор Маркуш, одновременно оценивая возводимое мертвецами сооружение.

−Я вижу, вы уже взялись за работу, господин Регистратор? − раздался позади него скрипучий голос.

Обернувшись на голос, перепуганный Маркуш лицом к черепу столкнулся с ухмыляющимся некромантом.

−Меня зовут Мистикус. Некромант высшей категории. И это я вызвал вас, чтобы оформить все необходимые земельные документы.

−Какие еще документы? И вообще, на каком основании вы затеяли строительство? Это ведь вы всем здесь заправляете?

−Именно так. И я имею полное право как угодно распоряжаться принадлежащей мне землей. Например, затеять строительство.

−На вашей земле?

−Конечно. Вот бумага. Часть кладбища, на которой я был похоронен пять лет назад, принадлежит мне посмертно. Вот я и решил немного обустроить свою могилу, построив Храм Света. Восстань, раб!!!

Регистратор отшатнулся и покосился на вылезающего из земли мертвеца.

−Мне нужно много рабочих рук, − извинился некромант, − а то они иногда отваливаются.

−Хорошо. Вы нашли лазейку в законе, восстав из мертвых. Но почему именно светлый Храм?

−Как почему? Подниму лежащих здесь бедолаг… Вот, кстати, моя лицензия некроманта. Действительна и после смерти, − протянул он бумагу. − И буду устраивать молебны трижды в день. У меня и священник для этого имеется свежеподнятый.

−Но зачем?! Они же все развалятся? − Маркуш демонстративно перекрестил ближайшего зомби, и тот осел на землю кучей гнилой плоти.

−Вот! А чтобы я этого не делал, эти живые мертвецы будут мне платить. Золотом, информацией или своей частью кладбища.

−Решительно не понимаю, зачем вам это. Вы же даже покинуть кладбище не сможете! Тело любого некроманта привязывается магией к земле, на которой он захоронен, чтобы избежать расползания Тьмы по всему королевству. В прочем, вы наверняка и сами это знаете.

Мимо прогремел костями скелет, толкающий тележку с кирпичами.

−Вот! Для этого я и позвал тебя. Скажи мне, Маркуш… Кстати, ничего, что я перешел на «ты»?

−В-вам м-можно, − только сейчас Регистратор в полной мере осознал, где и в чьей компании он находится, отчего начал слегка заикаться.

−Бу!!! − лысый череп, заменяющий некроманту голову, вспыхнул темным пламенем, а перепуганный человек чуть не упал на землю, когда у него отнялись ноги. К счастью, его подхватили чьи-то сильные руки. Испачканные землей и покрытые язвами мертвые руки.

−Ну как, прошла икота? − любезно склонился над ним Мистикус, погасив пламя.

−Ы! − на всякий случай утвердительно кивнул побледневший человек.

−Вот и славно. Скажи-ка мне, любезный. Если я куплю часть земли вокруг кладбища − я смогу передать ее в дар кладбищу и присоединить к его территории?

−Гхм. Ну, если вы так остро ставить вопрос… − Регистратор оглянулся. Поддерживающий его зомби ободряюще ухмыльнулся безгубым ртом, − То…

−Послушай. Давай забудем на время о некоторых… обстоятельствах нашей беседы. Говори, как есть.

−Теоретически, такое возможно. Я даже уверен, что нынешняя система законов о землевладении позволяет провернуть подобное.

−Значит, если я выкуплю соседнюю улочку, то я могу сделать ее частью моего кладбища и спокойно переночевать вон в той таверне?

−Хм… Думаю, что это возможно. Но так же никто не делает! Да и не удастся вам купить целую улицу. Там же люди живут!

−Я уверен, что они и дальше захотят… жить. Просто в каком-нибудь более благоприятном районе. Ты недооцениваешь силу страха и власть золота, мой друг. В твоем возрасте пора бы уже усвоить пару простых истин. Смотри! − некромант указал на толпу людей, собравшуюся за оградой кладбища.

−А вот и недовольные жители соседних домов! − обрадовался Маркуш, − Я знаю, что сейчас произойдет. Они начнут возмущаться и угрожать.

−Угрожать? Мне? Прорицатель из тебя никудышный. Зато, я надеюсь что ты хороший Регистратор. И сейчас оформишь нам пару десятков договором купли-продажи собственности. Почему-то вдруг все они решили переехать отсюда и продать мне свои жилища. И даже лавки!

−Хорошо. Допустим, кое-какую недвижимость вам удастся заполучить, натравив на несчастных горожан своих мертвецов. Да отпусти ты меня, наконец!

Господин Маркуш локтем изо всех сил врезал прямо по морде зомби, который до сих пор крепко его обнимал, не давая пошевелиться. От сильного удара голова оторвалась, и обезглавленное тело, отпустив человека, побрело искать свою пропажу.

−Я знаю. И у меня есть еще один вопрос к тебе, − оскалился череп, − Если я силой захвачу замок или, например, приму из рук градоправителя ключ от города… Он ведь тоже станет моим, и я все прилегающие земли смогу присоединить к кладбищу, верно?

Регистратор побледнел, пытаясь мимикрировать под зомби, и снова почувствовал, что ноги его подгибаются. Слева раздался металлический лязг, и Маркуш повернулся. Две стройные шеренги скелетов в ржавых доспехах и вооруженных самым разнообразным оружием, усиленно отрабатывали строевой шаг.

− Ну? Я жду ответа! Ты знаешь все законы − ты бы смог такое устроить?!

− Да!

− А ты смышленый, человек. И знаешь законы… Такой помощник мне пригодится! И заметь, это даже не предложение, − с этими словами некромант вытащил ритуальный нож. − Когда я все королевство превращу в кладбище, ты составишь для него новые законы. А сейчас получи свой аванс за работу… БЕССМЕРТИЕ!!!


И сомкнулась Тьма…


Оглавление

  • Лицензированный герой
  • Универсальная отмычка
  • Невеста для принца
  • Вопрос веры
  • Невластелин тьмы
  • Налог на подвиг
  • Спящая красавица
  • Спящая красавица-2
  • Одна голова − хорошо!
  • Очередь на царствие
  • Золото дракона
  • Редкое оружие
  • Лицензия на убийство
  • Земельный вопрос