Каратель (fb2)


Настройки текста:



Владимир Кощеев Тау Мара-01. Каратель

Пролог

– Сын, ты уверен, что хочешь именно этого? – отец покачал седой головой, с сомнением читая договор.

Я лишь пожал плечами.

– Ты сам меня учил, пап, – гордо отозвался, улыбаясь, – это только моя жизнь, только мне нести за нее ответственность. Так что я прикинул, чего хочу от жизни. Только представь, я увижу дальние колонии, посмотрю всю вселенную! Возможно, ступлю туда, где еще ни разу не ступала нога человека!

– Но мы тебя уже не увидим, – едва сдерживая слезы, всхлипнула мама.

Я поспешил обнять ее.

Время не щадило моих родителей, но она у меня даже в свои пятьдесят – красавица. В груди защемило – когда подписывал бумаги, совершенно не думал, что сейчас буду прощаться. Первый же вылет кончится в таком далеком будущем, что отца с матерью уже не будет на свете.

Они пережили многое, прошли сквозь огонь, воду и медные трубы. Обеспечили детям достойное будущее. И вот один из них объявляет, что отправляется в дальний космос.

– Я люблю вас, – сообщил дрожащим голосом. – До вылета три дня, так что успеем еще попрощаться, – заверил родителей.

Кто же знал, что пьяный водила за рулем строительного бота лишит нас такой возможности. Похороны прошли, как в тумане. Все, что запомнил, как рыдала сестра, стоя на коленях и закрыв лицо ладонями. Да еще старший брат, сжимая мне плечо, сдерживал слезы.

Папа всегда говорил – поступай так, как считаешь правильным. Не знаю, думал ли он, что я преступлю закон благодаря этому. Но когда разнес из отцовского ружья башку того ублюдка, был уверен, что поступаю правильно.

Оставаться на Земле больше не было смысла, так что, прямо из дома строителя направился в казармы «БиоТек». А к моменту, когда нагрянула полиция, мы уже висели на орбите. Естественно, никто не стал тратиться на сброс одного солдата обратно на планету.

Так что, выслушав обвинения по видеосвязи, командир моего отряда пообещал разобраться со мной по уставу. Когда экран погас, сержант посмотрел мне в глаза, погрозил пальцем и с ухмылкой сказал:

– Правильно, что за родителей отомстил, рядовой. Неправильно, что тебя вычислили. А теперь по капсулам, волчья сыть! – повысил он голос, окрикивая все отделение. – Через пятнадцать минут флагман входит в гиперпространство, кто не лег в капсулу – разлетится в фарш!

Я не разбираюсь в устройстве новых двигателей, позволяющих покрывать расстояния просто неимоверные в считанные годы, но проверять на собственной шкуре, разнесет меня в клочья от перегрузок или нет, разумеется, не стал.

Казармы на флагмане заменяли пришвартованные десантные боты. По одному на каждое отделение. Внутри стояло десять камер глубокого анабиоза, позволяющего без проблем пережить несколько сотен лет полета, не просыпаясь. Внешне конструкция напоминала соты. Или барабан револьвера – тут уж как посмотреть.

Заняв собственную ячейку, вздохнул пару раз, дожидаясь, когда начнется погружение в сон. Вытащив из-за пазухи фотографию родителей – единственное, что взял с собой из дома – поставил ее на крышку и, погладив пальцем лица на старой карточке, вытер слезу.

– Я вас люблю.

Камера зашипела, активируясь. Голова стала легкой и я, расслабленный, развалился на ложе. Глаза закрылись и все вокруг исчезло.

Мое путешествие началось.

Часть I

Глава 1

– Подъем, бойцы! – голос сержанта проревел в динамиках, мгновенно сбрасывая сонное оцепенение. – Отделение – построиться в шеренги по два человека!

Крышка капсулы выстрелила вверх, будто ее вырвали. Подобрав прекрасно перенесшую длительный сон фотографию, сунул ее за пазуху, прежде чем ухватиться руками за края ячейки.

Нейроинтерфейс сообщил, что пролетели мы какое-то непереводимое на человеческий язык расстояние за тридцать земных лет полета. Вспомнив слова матери, я вздохнул, следуя за подсвеченной линией, заботливо нарисованной встроенным помощником. Пожалуй, без подсказок НИ, я бы запросто потерялся на огромном космическом корабле.

Добравшись до общего зала, расположенного в самом сердце флагмана, я занял свое место во втором ряду шеренги. Коротко повертев головой, обнаружил, что подняли всего один взвод. Это даже странно, с учетом, что контингент десять тысяч.

– Равняйсь! – гаркнул сержант, обходя вдоль нашей шеренги и придирчиво оглядывая порученных ему бойцов. – Рядовой, что за вид? Ты не в борделе, застегнул ширинку!

Боец справа и впереди торопливо потянулся к паху, но тут же схватил подзатыльник огромной лапищей непосредственного начальника.

– Я тебя запомнил, рядовой эксгибиционист! – рыкнул сержант, угрожающе нависая над провинившимся подчиненным. – Будет у тебя позывной Извращенец. Все ясно, солдат?

Разлетающийся по залу ор других командиров отделений не особо отличался от творящегося у нас. По-видимому, обычная практика – найти козла отпущения, чтобы показать, кто тут главный. Впрочем, вряд ли подписавшимся на путешествие в другой конец космоса требовалось напоминать о субординации.

Наконец, спустя минут пять отборной ругани и унижений личного состава, все приготовления закончились, сержанты заняли места в рядах вверенных подразделений, вытянувшись по струнке. Новоявленные бойцы корпорации «БиоТек» притворялись, что копируют их поведение, но не сказать, что у всех получилось.

С потолка ударил луч света, тут же развернувшись на огромный голографический экран. НИ тут же подключился к трансляции, заодно обновив какие-то свои настройки.

– Приветствую вас, бойцы!

На дисплее появился пожилой мужчина в строгой форме корпорации. Короткая стрижка, испещренная шрамами морда и аккуратная бородка. Назвать кирпичное лицо, собственно, лицом язык бы не повернулся. Командующий флагманом адмирал Стюард Генрих Максвелл скорее напоминал обтянутую кожей машину войны. В каждой черте лица, во взгляде и даже мимике читался бросаемый собеседнику вызов.

– Вас разбудили для выполнения первой задачи, – сообщил он, поводя взглядом из стороны в сторону. – Не так давно был получен сигнал бедствия с колонии Тау Мара. Триста лет планета провела в полной изоляции – ни связи, ни каких-либо данных о происходящем там не было. Но проходивший мимо на дозаправку флагман «Святой Иосиф» получил зацикленное сообщение.

Адмирал отвлекся от камеры, запуская запись.

– Внимание! Это автоматически повторяемое сообщение с колонии Тау Мара, – объявил холодный женский голос, тут же сменившись хриплым мужским. – Нам срочно требуется помощь! Пожалуйста, если вы слышите, помогите! Черт, они уже здесь…

Динамики захрипели, выдавая громовые выстрелы. Несколько секунд доносилась какая-то возня, после чего динамик пискнул. Тот же женский голос отчитался о конце сообщения.

С минуту Максвелл дал нам на осознание услышанного, после чего перевел взгляд в сторону, где, очевидно, отображалась сводка по колонии.

– Итак, бойцы. Ваша задача – спуститься на поверхность планеты, отыскать выживших, установить контакт, – сообщил он. – Мы до сих пор не знаем, что творится на Тау Маре, но корпорация вскрыла грифы секретности. Напоминаю: то, что вы сейчас услышите, является корпоративной тайной. Любое разглашение информации повлечет за собой высшую меру наказания.

Дождавшись, пока мы осознаем всю важность секретов «БиоТек», в которые нас сейчас будут посвящать, адмирал тяжело вздохнул.

– Тау Мара – колония земного типа. Основное назначение – испытательный полигон биологических и технических разработок. Основное направление работ – контролируемые мутации, создание искусственного интеллекта и боевых киборгов. Большая часть планеты необитаема, имеется порядка пятидесяти городов и 352 бункера, где и проводились исследования.

Снова выдержав короткую паузу, адмирал сперва прочел сам, лишь затем крякнул и заговорил дальше.

– Исходя из данных, предоставленных нашими умниками, в случае введения режима полной изоляции, должны были сработать специальные системы безопасности. Никто и ничто не могло выжить после активации. В толще коры заложены сотни термоядерных зарядов. Вот только почему-то протокол соблюден не был. Так что ваша задача, бойцы, спуститься на Тау Мару, вступить в контакт с местными и выяснить, что и почему пошло не так. В ходе выполнения задания вам дается право на применение силы. Если обнаружится, что спасти колонию нельзя, вам необходимо связаться с флагманом, после чего вас заберут на корабль, а мы подорвем заряды в недрах Тау Мары. Вопросы? – он строго обвел тяжелым взглядом собравшихся.

Один из сержантов поднял руку.

– Да, сержант Красс.

– Какая из поставленных задач наиболее приоритетна?

– В первую очередь корпорацию интересуют причины изоляции. Все данные по разработкам «БиоТек», обнаруженные вами в ходе работы на поверхности планеты, должны быть загружены через личные нейроинтерфейсы и переданы на флагман. Помните, аборигены – потомки работников «БиоТек», просто так их пристрелить нельзя. О пришедшем сигнале уже знает все человечество. Если всплывет, что мы здесь занимаемся отстрелом далеких потомков колонистов – нас всех пустят на фарш. Помните, вступая в контакт с местными, что, вероятно, они винят корпорацию в том, что творится у них сейчас. Так что официально вас там нет. И никто не должен узнать, что вы принадлежите к «БиоТек». Это ясно? Если аборигены вздумают разорвать вас на куски, завидев эмблемы «БиоТек», отбиваться можно. Но лучше – не доводить и заставить мирных жителей добровольно выйти с нами на контакт. Еще вопросы?

– Как будет поддерживаться связь? – спросил наш сержант.

– Флагман обнаружил вышку, с которой передается сообщение. Судя по полученным данным с наших сканеров, это один из бывших городов. Вы будете высажены рядом с вышкой, подключитесь к ее сигналу и через него же будут поступать все ваши данные. Вопросы? Нет вопросов. Разойтись!

НИ тут же сообщил о полученных заданиях. Согнав информационное окно, я последовал за отделением. Сержант, шагающий впереди, продолжал изгаляться над подчиненными.

– А теперь встаем в очередь и получаем комплект брони и оружие, – распорядился он, отходя в сторону.

Я осмотрелся. Здоровенный ангар, заставленный уходящими под круглый потолок стеллажами. На каждой полке покоились десятки пронумерованных ящиков. Стоило бойцу коснуться панели, подвешенный к куполу манипулятор выставлял один из грузов перед рядовым.

– Получил? Отвали в сторону! – рыкнул сержант. – Одеться успеете, до спуска еще час.

Когда подошла моя очередь, я схватил свой ящик, больше напоминающий деловой чемодан. НИ тут же проинформировал, что нам доверено имущество корпорации «БиоТек»: легкая боевая броня без маркировки, но с серийным номером, и боевое энергетическое ружье. Так же в чемодане числились запасные батареи – и для костюма, и для ствола.

Стрелять меня еще отец научил, так что особо переживать не приходилось, а вот натягивать броню, пусть она и заявлена легкой – еще не приходилось. Да и мало какой землянин мог похвастать подобным. Разработанные корпорациями комплекты получить гражданскому лицу было невозможно, и даже противозаконно.

Нас, вооруженных чемоданами, отвели обратно к капсулам. По пути мы миновали технические этажи, где из стороны в сторону рассекали мелкие роботы, заменяющие техперсонал флагмана. Жужжа сервоприводами и переговариваясь друг с другом противным писком, эти маленькие механики спешили по своим делам, едва успевая свернуть, чтобы не попасть под ноги спешащим за своими сержантами бойцов.

НИ помечал мне тип каждого встреченного ремонтника, но я не забивал голову серийными номерами – я не ученый, мое дело стрелять, а не разбираться в научных тонкостях.

Когда, наконец, добрались до наших ячеек, я уже успел дважды сменить руку. Ящик оказался гораздо тяжелее, чем думалось вначале. Если броня столько весит, даже не представляю, как в ней ходить.

– Значит так, бойцы, шутки в сторону, – сержант развернулся, дойдя до середины бота. – Наша задача – разведка и установка постоянного сигнала с радиовышкой. Напоминаю для тупых – броня оснащена фильтрами радиации и способна защитить вас от сильного излучения, но это не значит, что можно обниматься со стержнями реактора. Это понятно? – он оглядел нас и кивнул сам себе. – Ваши нейроинтерфейсы автоматически подключатся к встроенным системам управления брони, но контроль все равно на вас. Подсветка целей, определение специфики – это сделает НИ. Остальное – полностью в ваших руках. Сразу говорю, если кто-то догадается открыть маску без команды, пристрелю собственноручно – неизвестно что там за воздух и какой фон. Это понятно, или мне еще раз повторить?

Мы отозвались нестройным хором.

– Теперь открываем ящики и достаем шлемы. Не пугайтесь размеров, броня сама подстроится под ваши параметры.

Я установил свой чемодан на ложе капсулы. Отщелкнув замок, распахнул крышку. Что я ожидал увидеть? Уж точно не тонкий обтягивающий костюм супергероя. С шуточками и смехом, мы вооружились похожими на ведра касками. Надев на голову свой, я тут же получил сообщение от НИ, что установлено соединение с системой управления легкой боевой брони класса «Рейнджер». А в следующую секунду шлем резко сжался, едва не раздавив мне череп. Стараясь сохранять спокойствие, краем глаза заметил, как сосед слева схватился за голову, в панике пытаясь сорвать сжимающий металл.

– А вот и еще один позывной в нашей группе! – обрадовался сержант, подбираясь к испугавшемуся сзади и ударяя того по затылку, отчего по боту разлетелся отчетливый шлепок. – Рядовой Паника!

Пока остальные ржали, шлем на моей голове принял форму. Ничего не жало, не цеплялось. Обзор был прекрасный. Сквозь небольшие щели для глаз, закрытые бесцветным пластиком, сразу же подсветились зеленым окружающие бойцы, по каждому вышла небольшая характеристика. Удобно.

Следом мы раздевались, чтобы натянуть черную облегающую ткань. И уже надев странное белье, налепляли части остальной брони. Нагрудник защелкнулся сам собой, стоило лишь прижать его к себе. По черной ткани пробежал видимый разряд электричества, тяжелый горб нагрудника раздвинулся, обтекая тело, чтобы тут же защелкнуться за спиной.

Так же надевалась защита рук и ног. Когда я закончил, НИ сообщил о полной готовности к ведению разведки и ближнего боя. А вооружившись пока что неактивным ружьем, увидел отчет о полной готовности к выполнению боевого задания.

– Поздравляю с первым облачением, бойцы! – голос сержанта ворвался, словно тот говорил мне прямо в ухо. – А сейчас, пока идет калибровка под ваши чувствительные ушки, слушаем сюда. Нас сбросят в трех километрах от вышки, ближе нельзя никак. Стволы я вам разблокирую сразу же после приземления. Внизу выполнять мои приказы молниеносно. Скажу, лежать, вы лежите. Скажу – сдохнуть, идете и дохнете. Все ясно? – голос командира отрегулировался, больше не вызывая раздражения.

Оглядевшись, я заметил, что не все еще справились с настройками брони.

– По ячейкам, бойцы, – отвесив очередной подзатыльник нерасторопному подчиненному, распорядился сержант.

Двигаться в броне весом в несколько десятков килограмм оказалось неожиданно легко, будто в повседневной одежде. Определенно, ребята, разработавшие такую защиту, большие молодцы.

Устроившись на своем месте, я положил ружье себе на грудь, ожидая, когда начнется отправка. Спустя долгую минуту, отметил, мне совершенно не жарко, не холодно лежать в тесной камере, облаченным в герметичный костюм, крышка опустилась, а перед глазами загорелся отсчет до начала запуска двигателей.

– Добро пожаловать на ваше первое боевое крещение, сосунки! – рассмеялся в динамиках сержант. – Говорю в последний раз, никто ничего не делает без команды! Даже если в вас начнут стрелять аборигены, сперва ждем приказа, и только потом мочим тварь в фарш. Приятного полета, бойцы!

Отсчет закончился, меня на мгновенье подбросило, едва не впечатывая в стекло капсулы. А уже в следующую секунду перед глазами был удаляющийся флагман. Здоровенный корабль уходил все дальше из обзора, когда бот стал заваливаться на бок.

Чувствуя панику, я стиснул зубы. Вокруг простирался бескрайний космос. На какое-то мгновенье мелькнуло обжигающее сетчатку солнце местной системы, но светофильтры брони отреагировали почти мгновенно.

Проводится дополнительная калибровка.

Вызвав управление НИ, я перевел режим с текстового на речевой. Ни к чему мне полотна букв перед глазами, когда аборигены могут открыть по нам огонь. От чего я был уверен, что нас не встретят с распростертыми объятиями – даже не знаю, но лучше быть готовым к худшему.

Десантный бот еще несколько раз описал круги, пока не обернулся обзорным стеклом к планете. Голубая Тау Мара, на первый взгляд, из космоса не отличалась от Земли – та же белая пена облаков, те же темно-синие океаны. Сглотнув подкативший комок, я во все глаза рассматривал бесконечный космос. Если что пойдет не так, нас, конечно, подберут, но даже от одной лишь мысли, что здесь можно застрять, глотку перехватывала ледяная рука ужаса.

– Входим в атмосферу, – вернул меня в реальность голос сержанта. – Сейчас заработают двигатели, держитесь.

И снова меня впечатало – на этот раз в ложе. С трудом набрав кислорода для вздоха, я упер руки в края капсулы, надеясь, что крышку не отстрелит. Не хотелось бы превратиться в поджаренный бифштекс. Пламя снаружи казалось столь близким, что поневоле зажмурил глаза.

– Это что, у нас еще один Паникер завелся? – рассмеялся в динамиках сержант. – Что вы будете делать, когда приземлимся на планете, кишащей всякой дрянью?

Признаться, я не подумал, прежде чем ответить.

– Карать.

Смех снова ворвался в эфир.

– Окей, рядовой, уболтал. Народ, встречайте страх и ужас Тау Мары – в нашем отряде Каратель!

Огонь снаружи бота исчез так же быстро, как и появился, сквозь закопченное стекло, я старался разглядеть пролетающий перед глазами пейзаж, но ничего толком видно не было. Страх перед огромным пространством открытого космоса ушел, оставив лишь четкую уверенность, что уж с планеты-то я никуда не рухну.

И лишь возглас сержанта заставил меня снова вздрогнуть.

– Флагман, внимание, нас атакуют! – заорал он за секунду до того, как в нас что-то врезалось.

* * *

Приземление вышло мягче, чем я ожидал, когда ячейка отвалилась от бота. Наблюдая яркую вспышку из вращающейся капсулы, хотелось приказать НИ катапультироваться к чертям. Но умный интерфейс не дал воспользоваться такой возможностью.

Когда мы встретились с землей, пропахивая днищем проигравший битву со временем асфальт загородной дороги, я уже пришел в себя. Судя по крикам бойцов, никто не пострадал. Да, неизвестный враг разнес несущую конструкцию, но умные ребята из корпорации не зря ели свой хлеб. Когда уничтожение десантного бота стало очевидным, манипуляторы, удерживающие ячейки солдат вместе, нас всех просто отпустили в свободное падение.

Теперь я лежал где-то в паре километров от изначально планировавшейся точки высадки. Остальных раскидало примерно так же, так что повода волноваться пока что нет. Да, есть какой-то неведомый враг, и по логике, его следует опасаться, но, черт возьми, у меня есть броня, есть ружье и запас батарей к нему – рано сдаваться и паниковать.

Дождавшись, пока НИ замерит уровень опасности снаружи капсулы, я выслушал рекомендации не поднимать маску шлема и внимательно присматриваться к окружению, после чего толкнул треснувшее от удара об землю бронированное стекло. Панель не отъехала, как на борту флагмана, она просто отвалилась.

Подхватив ружье, я полез наружу. НИ тут же заговорил голосом сержанта.

– Вот вам и теплая встреча! Перекличка!

– Каратель жив и готов действовать, – отозвался я, проверяя готовность оружия.

– Извращенец тоже, – надо же, и никакого отвращения к собственному позывному.

Пока остальные рапортовали, сержант молчал, внимательно слушая. Я же распределил запасные батареи в специальные карманы и успел оглядеться вокруг. Старая потрескавшаяся трасса пролегала посреди не менее старого и не менее мертвого леса. Корявые деревья, лишившиеся листвы, тянулись к медленно розовеющему небу, раскинув худые пальцы ветвей.

– А где Паника? – командир, кажется, готов был разразиться бранью.

НИ по его команде сформировал ответ, и у меня перед глазами пронеслась траектория падения капсулы несчастного.

– Кто видит его?

– Сержант, Каратель на связи. Паника не долетел, вижу дым на месте посадки.

– Твою ж ты мать, тупое животное! Как можно сдохнуть на своей первой миссии?! Всю статистику мне к херам попортил ублюдок!

Вот и все, что досталось Панике от начальства. Ни минуты молчания, ни последних почестей.

– Каратель, ты ближе всех, так что доберись до капсулы Паники, убедись, что он окончательно сдох и активируй самоуничтожение. Как только будешь на месте, я переброшу в твой НИ ключ. Как понял, Каратель?

– Вас понял, сержант. Приступаю, – отозвался я, перехватывая ружье.

Приятный гул и легкая вибрация сообщили, что оружие полностью готово к стрельбе. Пришлось загнать мысль выпустить пару зарядов по ближайшим деревьям, чтобы не тратить боезапас. НИ послушно подсказал, что ружье полностью синхронизировано с броней и самим интерфейсом, осечек не будет.

Шагая к поднимающемуся столбу дыма, я внимательно смотрел по сторонам. Нельзя сказать, что увиденное сильно отличалось от поздней осени на Земле. Разве что здесь все деревья походили друг на друга, как близнецы. Пожалуй, без НИ и дымного столба в качестве ориентира, я рисковал бы заблудиться. Но, к счастью, я не абориген, у меня есть все блага цивилизации. Сомневаюсь, что местным так повезло, при рождении им вряд ли вшивают интерфейс, как это делают младенцам на Земле.

Шагать было легко и даже приятно. Под ногами пружинил бледно-серый мох, заряд брони показывал отметку в сто процентов, так что я лишь поводил головой из стороны в сторону, двигаясь к почившему Панике.

– Отделение, слушаем внимательно, транслирую ответ с флагмана, – объявил сержант.

– Подтверждаю атаку, сержант Голов. Вам повезло, остальные отделения не долетели. Продолжайте выполнять задачу.

– Хреново, – выдавил кто-то обреченным тоном.

– Разговорчики! – отрезал сержант. – Двигаемся на точку сбора, – перед глазами мелькнула карта поверхности Тау Мары со сверкающей точкой в нескольких километрах от меня. – Учтите, враг вооружен местными разработками, так что – смотрите в оба. До места встречи разрешаю огонь на поражение.

– Принял, сержант, – отозвался я.

Остальные отвечали с куда большим облегчением. Я же подумал, что меня с самого начала вряд ли бы остановил приказ адмирала о мирном контакте с местными. Мы уже вошли в этот контакт – и пережили его только девять человек из ста. Так что, по моему скромному мнению, имеем полное право отстреливать всех, кто попадется на пути, если будет хоть малейшее подозрение на агрессию.

НИ подсветил фигуру человека за деревьями. Направив ствол ружья в сторону, я остановился. Неизвестный, судя по всему, двигался к Панике. Но меня он пока не замечал, так что ввязываться в бой можно не спешить. Мало ли, вдруг местный хочет помочь пострадавшему?

Наивным я никогда не был – если неизвестный попробует забрать что-то из капсулы, тут же пристрелю его от греха подальше. Но и нападать прямо сейчас все же не стоит.

Осторожно переступая, двинулся дальше, постоянно держа аборигена на прицеле. Буквально на несколько мгновений мелькнула грязная ткань и куски металла, но детали разглядеть я не смог.

– Сержант, вижу местных, – неожиданно доложил Извращенец. – Твою мать! Это какие-то зомби, сержант! Пошли в жопу, уроды! – он заорал, открывая огонь.

– Внимание всем! – Голов отреагировал молниеносно. – Огонь открывать без команды! Извращенец, координаты?

Ответа не последовало.

– Серж, тоже вижу ублюдков, – прошептал другой рядовой, не успевший получить позывного. – Их здесь штук тридцать, все прут к моей капсуле!

– В бой не вступать! Повторяю, в бой не вступать! Уходи оттуда, твою мать!

– Сержант, у меня тоже есть зомби, – вступил в переговоры еще один.

– Меня окружили, веду огонь на поражение! – вклинился новый голос. – А-а-а-а…

У меня мурашки по коже пробежались. Хрень какая-то, не бывает такого, чтобы обученные солдаты дохли, как мухи, а мы за каких-то пару минут лишились двоих! Перехватив ружье, я навел его на бредущего в отдалении местного и дернул спусковой крючок.

– Пум, – харкнуло ружье, выпуская мимолетный голубой росчерк из дула.

И тут же в ответ жертва, которой положено было рухнуть замертво, зарычала, бросаясь вперед. Не дожидаясь, пока тварь доберется до меня, вскинул ружье к плечу и прицелился ровно в изуродованную башку.

Два выстрела понадобилось, чтобы остановить бегущего монстра. Лопнув, как переспелый арбуз, голова разлетелась на куски, разбрызгивая зеленую жижу вместо крови. Тело, все еще пытаясь бежать, рухнуло у моих ног, извергая все больше непонятной субстанции. Отступив на шаг, чтобы не вступить в эту дрянь, внимательно осмотрелся по сторонам.

– Доложить обстановку, – усталый голос сержанта Голова вернул меня в реальность.

– Каратель жив, убил одного зомби. Это какой-то мутант, сержант.

В эфире повисла тяжелая тишина.

– Где остальные? Отозваться немедленно! Слышите меня, ублюдки?

Проверив заряд ружья, я осторожно опустился на корточки перед убитым. Кожа свисала, словно он когда-то был очень толстым, а потом крайне резко похудел – в расплывшийся воском орган можно было бы завернуть парочку таких как я, не говоря уж про самого мутанта.

НИ потребовал коснуться зеленой субстанции кончиком пальца для анализа. Выполнив распоряжение, замер, ожидая результата. Раз эту дрянь можно трогать, никакая это не кислота.

Произведен анализ. Результаты продублированы в пакет для передачи на флагман. Желаете прослушать?

Не сейчас.

– Каратель, – тихо позвал сержант.

– Здесь, – отозвался я.

– Пересылаю тебе… ключи… активации, – прерываясь на кашель, прошептал он. – Если выживешь – позаботься, чтобы от наших тел ничего не осталось. Нельзя… допустить… чтобы местные… получили такие… трофеи…

– Сержант?

Он что, помирать собрался, оставив меня одного хрен знает где, в окружении каких-то мутировавших ублюдков? Хорош командир, ничего не скажешь!

Получены коды активации протокола самоуничтожения к костюмам рядовых: 311, Паника, Извращенец, 314, 315, 316, 317, 318. Получен код активации протокола самоуничтожения к костюму сержанта: Голов.

– Сержант?

И ведь связь с флагманом – только у Голова! А я даже не знаю, где он сдох! В пору хвататься за голову и кричать «На помощь!». Но я никогда особо панике подвержен не был. Раз остальные мертвы, скоро должны спустить новую команду. Остается лишь дожить. Цель будет той же – радиовышка в городе, до которой мы не долетели.

И здесь мне очень пригодятся батареи, принадлежавшие Панике. А раз так – в путь, нечего сопли разводить. Я никого из этих ребят не знал, оплакивать не стану. Что же до кодов – получится, активирую. Нет? Ну, извините, у меня приоритет – вышка. А в конспираторов сами играйте, без меня как-нибудь.

Поднявшись на ноги и еще раз проверив заряд ружья, сглотнул комок неуверенности в горле. Повертев головой вокруг, двинулся вперед, сжимая бронированными пальцами оружие. Если разжиться у Паники боезапасом, можно продержаться сколько?

Длительность работы одной батареи 168 часов. При усиленном использовании, срок может быть сокращен.

Значит, одна батарея – неделя в броне. Неплохо. Уж за неделю-то командование точно сообразит, что нужно кого-то послать вниз. Не станут же они взрывать термоядерные заряды из-за страха потерять десяток-другой бойцов, верно? Ведь секреты Тау Мары наверняка стоят дороже, чем даже пара тысяч добровольно нанимающихся в ряды боевых подразделений «БиоТек».

Так что кто-нибудь обязательно спустится. И вот тогда мы тут всем покажем, что значит, нападать на человечество. О том, что убитый мной уродец тоже когда-то был человеком, я не думал.

Медленно переступая по пружинящему мху, я вертел головой, выискивая новых зараженных. Подумать только, люди веками боялись оживших мертвецов, а здесь, на Тау Маре, их собственноручно создали.

Технически, нельзя назвать результат данной мутации «зомби». Поражение вирусом и радиацией превратило испытуемого в измененное существо, управляемое животными инстинктами.

– Ты мне еще расскажи, как именно это произошло, – проворчал я, замедленно приседая на колено.

Высокий уровень радиации разрушил структуру ДНК, а…

Стоп! Тупая машина, нашел время!

Уперев приклад в плечо, я заглянул в окуляр. Лицо нового зомби мало чем отличалось от предыдущего. Те же бульдожьи щеки, свисающие на грудь, торчащие из орбит глаза без век и лысый череп. Вместо носа – две дырки, как у сифилитика.

Я почти спустил курок, как НИ подсветил еще двоих – по бокам от первого. Тварей становится слишком много. Учитывая, что одного выстрела на такого измененного не хватает, нужно либо обходить их, либо…

Обнаружены еще пять целей. Расстояние: 170 метров.

Да медом вам намазано, что ли?

Измененные привлечены к капсулам из-за повышенного уровня радиационного излучения, полученного при вхождении в атмосферу.

Просто превосходно! И как я жил до этого… Хотя НИ прав, это я просто от нервов. Подобную информацию нужно использовать грамотно. Например, ожидать наличие зашкаливающего количества тварей в зонах с сильным радиационным фоном.

Обнаружены еще три цели. Расстояние: 200 метров.

Варианты?

Лобовое столкновение. Броня защитит от скользящих ударов, ружье обладает достаточной убойной силой, чтобы справиться с противником. Для осуществления иных вариантов необходимые нейронные связи отсутствуют.

Отлично, раз компьютер в башке решил, что я выиграю схватку, можно и попробовать. В конечном счете, что остается? Ждать, пока мутанты доберутся до Паники и выковыряют солдата из брони, в процессе запустив заложенную в его комплект взрывчатку? Нет, мне нужны его батареи.

Снова прицелившись, затаил дыхание. Раз, два…

Ружье дернулось в руках, разом срезав половину черепа намеченному врагу. Тварь просто завалилась на спину, раскидав руки в стороны. Я перевел прицел на соседа слева, недоуменно вращающего башкой.

Вздох и выстрел. Глазница монстра взорвалась, перемешивая голову в фарш. Не дожидаясь, пока третий опомнится, повернул ствол к нему. И вовремя, тварь уже бодро семенила ко мне.

Вздох. Нажать на спуск.

Синий росчерк отрезал свисающую со щеки кожу, обнажив покрытые зеленой дрянью зубы. Промахнулся! Еще выстрел! Зомби все так же двигается вперед, уклонившись в последний момент.

– Да что такое?! – нервно прошептал я, спуская курок в очередной раз.

Грудь мутанта прорезало вспышкой, продырявив место, где должно располагаться сердце. Зомби покачнулся, но сделал еще шаг прежде чем рухнуть мордой в мох.

Тяжело дыша, я перевел ружье в сторону отмеченных НИ врагов. Но никого не обнаружил – я был слишком далеко, чтобы переманить тварей на себя. Броня-то тоже понемногу рассеивает излучение, как-никак, я из облученной капсулы вылез.

Уровень распространяемой радиации: 2.

Я бы мог спросить, чего именно два, но не стал. Проверив заряд в ружье, медленно встал на ноги. Короткий бой, а сколько нервов потрачено.

Установлены новые нейронные связи. Прицельная стрельба. Классификация по системе вооруженных сил корпорации «БиоТек»: 3.

Надо же, я не такой уж и меткий, получается, как думал? Ничего, такими темпами из меня здесь получится снайпер. Уж точно стрелять придется много и часто.

Хмыкнув, двинулся вперед, держа оружие наготове. Вокруг было тихо и мирно, ничего не говорило, что только что здесь появились три трупа. Птиц лишь не хватало для полной идиллии. На Земле бы вовсю кружили, вспархивая от каждого моего выстрела. Но так даже лучше – не хватало еще выдать себя из-за тупых пернатых, не понимающих, что охотятся не на них.

Переставляя ноги, добрался до места, где нашли свое последнее пристанище мутировавшие аборигены.

Коснитесь для анализа.

Интересно, сколько мне придется лапать уродов, чтобы НИ собрал всю возможную информацию?

Получены новые сведения о поведении вируса под воздействием сильного радиационного излучения. Результаты продублированы в пакет для передачи на флагман. Желаете прослушать?

Пока обойдусь. Поднявшись на ноги, еще раз осмотрел место битвы. И только уже собираясь идти дальше, сообразил, что не проверил карманы мутантов. Да, они, похоже, давно обратились, но кто знает, что может таскать на себе… кем вот они были при своей человеческой жизни?

У первого, которому отстрелил половину черепа, в нагрудном кармане оказалась сгнившая пачка сигарет, в чудом уцелевших брюках нашлись спички, так же развалившиеся под моими грубыми пальцами. А вот завернутый в полиэтилен тонкий прямоугольник я долго рассматривал, не веря своим глазам.

Самые настоящие кредиты! С учетом текущего положения отказываться от подобного дара просто кощунственно! Мало ли, что удастся за них выторговать, а места совершенно не займут.

Перевод сохраненных средств на личный электронный счет. Транзакция выполнена. Получено: 10 кредитов.

М-да, не богатство, конечно, но, как говорится, с миру по нитке. Обыскав два других трупа не нашел ничего полезного. Похоже, в отличие от собрата, изначально в карманах ничего не держали. Да и мало ли где они шастали эти триста лет? Может быть, тупой мутант обронил кредитный чип и ушел себе дальше, не обратив внимания – нахрена зомби деньги?

Дымный столб стал как будто реже. Опасаясь потерять его из виду, я перехватил ружье и двинулся вперед. Нужно быть готовым, наверняка возле капсулы сейчас толпа ходячих мертвецов.

Глава 2

Повышен радиационный фон. Покиньте зараженную область!

Ага, конечно. Так и побежал.

Передо мной раскрылся овраг, со дна едва дымила разбитая в хлам капсула Паники. Самого солдата видно не было – то ли вылетел по дороге, то ли уже сгорел, не оставив и следа. Зато раскрывался прекрасный обзор на двадцать облезлых мутантов, тупо уставившихся на обломки.

Я чуть сдвинулся в сторону и под сапогом предательски громко хрустнул чей-то древний череп. Нашел же, сволочь, где сдохнуть! Не мог отойти подальше?

Армия зомби, как по команде, обернулась ко мне. Раскрыв отвисающие пасти, капающие зеленой жижей, твари бодро бросились к вершине оврага, бестолково размахивая руками и мешаясь друг другу.

Смена режима на автоматический огонь.

Сделав глубокий вздох, я выпустил короткую очередь. Как учили демонстрационные ролики подготовки десанта – исключительно по коленям. Два десятка разрядов, мелькнув синими росчерками, срезали прогнившую плоть. Уроды заваливались, но продолжали ползти наверх, спеша добраться до врага.

Чувствуя приближающуюся гибель, я вскинул ружье к плечу и, перейдя на одиночные, разнес пару самых близких черепов. Меж тем НИ заметил, как оставшиеся на дне спешно приращивают потерянные ноги.

Воздействие высокого уровня радиации позволяет мутировавшим регенерировать.

А то я не вижу!

Спеша положить как можно больше уродов, я уже не старался отсечь конечности. Бил только в головы. Твари лезли вверх, хромая на восстановленных ногах. Дохли, но тупо лезли на линию огня, заставляя волосы на затылке шевелиться от этой нечеловеческой картины. По всем законам логики ни одна живая тварь не станет так упорно шагать навстречу смерти. Однако мутанты перли вперед, их не останавливали дыры в телах, когда я промахивался. Не останавливала и зеленая жижа, покрывающая соседних монстров после смерти собратьев.

Ружье выплюнуло разряд, отправляя на тот свет последнего ублюдка. Батарея пискнула, сообщая о закончившемся боеприпасе. Вовремя, начал бы перезаряжаться – меня бы точно сожрали.

Осев на землю, тяжело перевел дыхание. Будь они людьми, я бы так не волновался. Есть все же нечто устрашающее в этих не рассуждающих уродах, тупо прущих на смерть без единой эмоции. За весь бой единственным звуком были лишь мое дыхание, шелест мха да гулкие вспышки выстрелов. Ни один мутант и звука не издал.

Установлены новые нейронные связи. Прицельная стрельба. Классификация по системе вооруженных сил корпорации «БиоТек»: 3,1. Стрельба от бедра. Классификация по системе вооруженных сил корпорации «БиоТек»: 1.

Хотелось смеяться. Совершенно не понимаю, как умудрились погибнуть остальные, если я только что в одиночку положил двадцать тварей, даже не дав себя коснуться. Неужели мутантов было в разы больше?

Коснитесь для анализа.

Ну да, только что гнал меня прочь из-за фонящей радами ячейки, а теперь – собирай информацию. Какой там у меня уровень облучения?

Облучение: 42.

Отметка, на которой начнут плавиться мои мозги совсем рядом. Не стоит испытывать судьбу, поднявшись на ноги, вытащил разряженную батарею из ружья и пошел в обратном направлении. Если что и было в капсуле, сейчас оно сгорело, потому и фонит так в овраге, что батареи Паники взорвались к чертям.

Подумав немного, использованный энергоблок решил не выбрасывать. Мало ли, найду источник питания, там и зарядиться можно будет.

Для перезарядки батареи необходим генератор не ниже АА класса. Предположительное местонахождение: автозаправки, мастерские, заводы.

Сомневаюсь, конечно, что те генераторы будут рабочими – через триста-то лет – но вдруг да получится? Тем более, не столько они места занимают. Всего у меня пять батарей, включая одну в броне и одну в руках. Таким образом осталось всего 3 запасных. Это около 150 зарядов.

Чем думал адмирал, выдавая нам столь скудный боезапас? Об экономии?

Задача – найти и установить связь с радиовышкой является разведывательной, не предполагающей ведение долгого боя.

– Ну да, ну да, – хмыкнул я, пряча отработанный аккумулятор в кармашек брони на левой руке. – Кто же знал, слушая сообщение с Тау Мары о каких-то тварях, что нам придется много стрелять.

Возможно развитие новых нейронных связей для изменения расхода батарей.

Ну да, вот только чтобы научиться бить мутанта в глаз, как ту белку из сказки, придется потратить весь имеющийся боезапас.

Необходимый уровень классификации по системе вооруженных сил «Биотек»: 30. Достижение невозможно без наличия генератора не ниже АА класса.

Конечно, зря я так на начальство. Кто мог бы предположить, находясь в своем уме, что здесь такое творится? По словам Максвелла, тут вообще полагается быть радиоактивной пустыне. Однако – вот он я, стою посреди пусть и мертвого, но леса, наводненного мутантами трехсотлетней выдержки.

Тяжело вздохнув, вызвал карту поверхности, подгруженную еще на флагмане. Путь, что я прошел был испещрен опознавательными знаками, а вот все, что оставалось за «туманом войны», красовалось снимком с орбиты – никаких деталей, только общий план. Полагаться на такую карту – слишком опасно, учитывая малый запас батарей.

Не решаясь двигаться в сторону города, еще раз проверил готовность ружья и состояние брони. Можно, разумеется, добраться до назначенной точки высадки, чтобы оттуда искать тела погибших солдат, но это время. А кружить без толку, не зная ни траектории падения, ни даже банального обхвата сержантской рации – бессмысленно. Это Панику я видел потому, что мы с одного борта десантного транспорта падали, а верный НИ все рассчитал.

Тяжело вздохнув, все же пошел вперед. Стоять на месте без дела – все равно прожигать драгоценную батарейку. Если сядет броня, я прямо здесь же и сдохну. Таскать на себе такую груду металла самостоятельно – выше моих сил.

Двигаясь вдоль уже разведанного пути, внимательно вертел головой по сторонам. Ветер трепал мох под ногами, превращая его в подобие ожившего монстра, жадно ощупывающего тентаклями мои красные сапоги. Что-то у меня от встреченных ужасов фантазия разыгралась. Эх, Голов, не того ты Паникой назвал.

Один на чужой планете, среди армии мутантов, без связи с орбитой – не жизнь, а мечта любого искателя приключений. Вот только не рассчитывал я становится героем ужастика, когда контракт с «БиоТек» подписывал. Одно дело – бастующих шахтеров на богатом ураном астероиде разгонять с демонстраций, другое – отстреливать мутировавших тварей.

Переведя дыхание, снова двинулся в путь. Это путешествие показало, что все же боюсь всякой чертовщины, как бы ни храбрился.

Опять же, нужно что-то жрать и пить, да и нужду справлять. А не снимая брони выполнить такой фокус будет затруднительно. С другой стороны, попробуй поссать пару раз без защиты от радиации – на третий поход отлить уже фонарик ночью не понадобится.

Пайки для рядового состава были отгружены в сержантскую ячейку.

– Ну, конечно, зачем снабжать каждого бойца! Вот доберусь до вышки, и пусть здесь все бомбят к чертям.

Основная задача – установление причин, повлекших за собой возникновения аномалий Тау Мары. Умышленный отказ от выполнения приравнивается к нарушению прямого приказа адмирала, что влечет за собой высшую меру наказания.

И ведь ничего не попишешь. У нас в контрактах все четко прописано. Шаг в сторону – расстрел.

Стиснув зубы, ускорился, сжимая ружье. Договор на десять боевых заданий. После этого я буду свободен. И черт с ней, вселенной, хватит с меня путешествий в глубокий космос.

Обнаружен противник.

Вскинув ружье, я навел ствол в сторону подсвеченного контура цели. В отличие от предыдущих, этот вел себя человечнее. И, судя по положению рук, был вооружен. Я бы поставил на охотничье ружье – из такого же я завалил убийцу родителей.

Замерев, я наблюдал, как неизвестный осторожно движется в сторону ячейки Паники. Мародер, что ли?

Рекомендуется вступить в контакт.

Вот только я оставался на месте. Мало ли, окажется еще каким-нибудь прокаженным, придется стрелять с близкого расстояния, что чревато скорой кончиной, как доказали девять погибших отделения.

Дождавшись, пока контур скроется за пределами сенсоров, я со всей возможной осторожностью прокрался следом. Стараясь очень аккуратно ставить ноги, чтобы ничего в этот раз не хрустнуло под подошвой, брел назад.

Минут через пять мне удалось нагнать неизвестного. Это оказался невысокий лысый мужик в простой клетчатой рубашке и черных штанах. Судя по ленте патронташа, перечеркнувшей плечи, действительно абориген топал к месту крушения с охотничьим карабином.

Двигаясь медленно и тихо, я ненадолго терял его из виду, но всякий раз умудрялся догонять. Благо, местность уже разведана, а верный НИ подсвечивает участки, где можно срезать, оставаясь незамеченным.

Остановились мы лишь около оврага. Мужик заглянул вниз, оценил обстановку и дернул затвор ружья. Явно ему не понравилось, что мутанты оказались перебиты. Я же замер чуть поодаль, держа ствол направленным в его сторону.

Пока местный нерешительно оглядывался, я тяжело дышал, держа палец на спусковом крючке. Сквозь прицел было видно, что в отличие от убитых мной тварей, абориген никаким уродством не страдает. А судя по отросшей на щеках щетине и выступающей на подбородке козлиному хвостику, даже периодически брился. Стало быть, какая-то цивилизация действительно уцелела.

Наконец он закинул карабин на плечо и, осторожно выбирая место для шага, стал спускаться в овраг, пока не скрылся от обзора. Я ждал, внимательно глядя в прицел. Если он что-то полезное там найдет, будет повод вступить в диалог. Вернется с пустыми руками – постараюсь проследить, куда пойдет.

А там, кто знает, найду способ выжить в местных реалиях. Или хотя бы узнаю, где спрятались нормальные люди. Если они, конечно, нормальные.

Спустя долгих пять минут, когда я уже морально устал пялиться в перекрестье, наконец, появилась голова мужика. Судя по расстроенному лицу, нихрена он не нашел, так что будем медленно красться следом, пока…

Громкий выстрел прервал мои размышления. Из виска мужика брызнули обломки кости, и ударил фонтан крови. Убитый медленно откинулся назад и рухнул обратно в овраг.

Обнаружен противник.

Но я уже перевел ствол в сторону, откуда кто-то пришиб аборигена. Загорелый до негроидно-черного мужик с вытаращенными глазами, облепленный кусками металла на кожаных ремнях, медленно поводил карабином, ища новую цель. Он засел в зарослях мха, единственное, что выдавало – слабые блики на железных наплечниках, явно склепанных из автомобильных дверей.

Замерев, я во все глаза наблюдал, как стрелок выжидает появление подкрепления, шедшего с убитым. Стараясь даже не дышать, чтобы не выдать себя, я размышлял об увиденном.

Почему убил? Разве не должны все разумные люди в такой ситуации держаться вместе? Или все настолько плохо, что за возможный трофей, упавший с неба, можно перебить кучу народа? А, может, стрелку просто от радиации мозги спекло?

Тем временем негр поднялся, обернулся назад и махнул рукой. Да он тут не один! Похоже, я стал свидетелем разборки за дармовые ништяки. Что ж, это все объясняет.

Трое молодых парней в таких же бредовых доспехах, что и снайпер, были вооружены простыми дубинами, утыканными ржавыми гвоздями. Четвертой оказалась девчонка, голая по пояс. Лишь красная татуировка на груди, короткие бриджи да тяжелые сапоги – вот и вся одежда. Ходячее развлечение?

Какой-нибудь герой сейчас бы за нее вписался, подумал я, держа в прицеле истощенное лицо. Но я не герой, лезть под пули пока что не стану. Нужно сперва понять, что вообще происходит. Как говорится, все маньяки слушают классику, так что вполне вероятно, валяющийся на дне оврага опрятно одетый мужик на самом деле та еще сволочь, а тут группа парней вступилась за обиженную девочку.

По-прежнему стараясь не отсвечивать, я наблюдал в прицел, как группа рассредоточивается по оврагу. Девка осталась стоять, размахивая руками. Да она тут главная!

Чуть размяв затекшие пальцы, снова прильнул к электронному окуляру. Итак, с неба падают капсулы неизвестного происхождения. В предрассветном небе они видны четко и издалека. Несколько групп, стремящихся улучшить свое существование, срываются с места, как те волхвы, потопавшие навстречу с Иисусом. Кому достанутся все шишки? Правильно, тем, кто пойдет первыми.

Наверняка местные уже изучили повадки мутантов, знают, что измененных потянет к фонящим обломкам, как магнитом. А потом пойдут первые падальщики. Эти зачистят территорию от уродов, но должны быть убиты новыми собирателями. И так до тех пор, пока не кончатся волны ищущих халявы.

Разложив для себя все по полочкам, я задал запрос НИ.

– Какова вероятность победы в случае столкновения в ближнем бою?

100 % при условии устранения стрелка. Так же один из противников получил ружье убитого – его нужно обезвредить вторым.

Кивнув сам себе, я поднялся на ноги, все еще держа оружие наготове.

– Эй там, в овраге! Не стреляйте! Я с миром!

Девчонка завертела головой, пока не заметила шагающего к ней бойца. Я недвусмысленно пригрозил стволом, намекая, что слежу. Осторожно переставляя ноги, старался не упускать из вида овраг, где копошилась четверка парней.

– Ты еще что за урод? – спросила девка, опуская руки на пояс.

– Пушка здесь у меня, – я кивнул в сторону оврага. – Твои парни сейчас будут перебиты в две секунды, если не станешь отвечать.

Они не послушали. Одновременный выстрел двух карабинов опрокинул меня на спину. Сразу же откатившись в сторону, я не дал доставшей из-за пояса пистолет девчонке стрелять по мне. Несколько пуль ушли в землю.

Подскочив на колено, я выпустил два заряда – по одному на каждое плечо. Вопя от боли, лишившаяся рук девка завалилась в овраг. Не рассчитал, хотел только обезвредить.

Снова прогремели выстрелы карабинов. Стреляли наугад, но в верном направлении. Нырнув в мох, я медленно стал отползать.

Установлены новые нейронные связи. Скрытное передвижение. Классификация по системе вооруженных сил корпорации «БиоТек»: 0,1.

Да, ниндзя из меня хреновый. Но уже сам факт мог порадовать – пока что дорвавшиеся до огнестрела придурки палили в сторону, где меня уже не было. Подняв ружье к плечу, я осторожно встал на колено – ровно так, чтобы поймать в прицел бритую голову снайпера, убившего мужика.

Задержав дыхание, нажал на спуск, тут же бросившись на землю. В ответ прозвучал только один выстрел. Отлично, значит, их осталось трое. Жаль, нет гранаты, сейчас бы устроил им фейерверк, чтоб клочки по закоулочкам!

Эти тоже сражались молча – то ли дыхание берегли, то ли языки у них вырезаны. А, может, просто настолько привыкли к смерти окружающих, что уже даже выкриков никаких не нужно – хватай оружие, да вали врага.

Отползая в сторону, едва не упустил момент, как показалась голова вооруженного дубиной. Короткое нажатие – еще минус один противник. Левая четверть перепачканной сажей башки сползла вниз, обнажая кровавые внутренности черепа.

Судя по звукам, кого-то в овраге все же стошнило. Не такие уж и крепкие ребята мне попались.

– Сдавайтесь! – крикнул я, тут же уходя влево, чтобы не додумались стрелять на голос.

– Пошел на хер!

Я хмыкнул, проверяя боезапас. Батареи хватит еще на пару таких стычек, да и если прикончить всех, у меня появится запасное оружие и патроны к нему. Главное, не дать их расстрелять этим грязным придуркам.

– Кто сдастся, обещаю сохранить жизнь.

В этот раз выстрел прозвучал уже внутри оврага. Подняв грязные ладони, парень предупреждающе крикнул, что сдается. Надо же, никакого пиетета к собратьям-мусорщикам. Пристрелил своего же, чтобы спасти шкуру. Хотя, пожалуй, на его месте, сам бы я поступил так же.

– Выбрасывай пушки из оврага налево, сам поднимайся справа! – приказал я, снова смещаясь в сторону – как раз так, чтобы оказаться примерно посередине.

Два карабина вылетели и ударились о сухую землю. Затем, громко топая, чтобы я ненароком не пристрелил, слева показались ладони, затем защитные наплечники. Когда он выбрался наверх, я окончательно расслабился.

Пацану было лет 12.

– Как зовут? – не сводя дула с мальчишки, спросил я.

– Упырь, – буркнул пацан.

– Понятно, что не котенок, – хмыкнул я. – Нормальное имя есть? Мамка же как-то тебя называла?

– Кеннетом, – пожал плечами Упырь.

– Что вы здесь искали, Кеннет? Зачем мужика грохнули? Кто вы вообще такие?

На секунду малец завис, приподняв брови, мол, откуда ты свалился, мужик, раз такие вопросы задаешь.

– Ну же, я жду.

– Ты откуда такой вылез, дядя? – криво усмехнулся пацан, храбрясь. – Думаешь, спер из бункера броник, так теперь можешь стрелять «Гадюк», и ничего тебе не будет? Щас Шанс подъедет, быстро из банки твоей консервной выдавит.

Отлично, значит, можно прикинуться, что нашел броню на одном из старых складов. Хорошо, не придется светить принадлежностью к «БиоТек». Сыграть мусорщика? Да запросто.

– Что еще за «Гадюки»? – пропустив браваду мимо ушей, кивнул я.

– Охренел? Мы самая крутая банда на западе!

– Тон-то поубавь, крутой бандит, пока что это ты у меня на мушке. И если думаешь, мне мораль не позволит мальчишку пришить – ошибаешься, – в подтверждение я выпустил заряд прямо под ноги пойманного. – Рассказывай, сколько вас? Что искали здесь?

– На хер иди! – вскинул голову Кеннет. – Видал я таких, как ты. Думаешь, пушка есть, так со всем справишься? Это тебе не Сити, здесь таких по трое в каждой канаве.

Он боялся, но старался строить из себя взрослого. Явно же никакой, как он сказал, Шанс не приедет. Да и чем мне опасна кучка отбросов, у которых из оружия одни палки с гвоздями? Даже карабин – и тот один – явно трофейный. Да, у девки был пистолет, но против моей брони – это не серьезно.

– Ты был прав, пацан.

– В чем?

– Никакой ты не Кеннет. Упырь. Как есть упырь.

Хлопнул выстрел. Мальчишка завалился на спину, раскидав руки в стороны. Я проверил боезапас и бросил очередной взгляд в овраг. Радиация подозрительно быстро перестала грозить превращением в запеченный бекон. Может, из-за вируса?

Кто-то скажет, завалить пацана – неправильно, а то и незаконно. Но мы на войне, здесь взявшийся за оружие должен быть готовым сдохнуть. Он свой выбор сделал, когда решил, что меня можно запугать. Но, несмотря на официальный запрет «БиоТек» убивать местных, Упырь проболтался – «Гадюки» не ценные люди, просто падальщики, убивающие всех, кого могут, ради собственного выживания. Подобные рейдерские компании всегда идут по пути насилия и крови. А банда – в одном только слове отражен весь подход к окружающему миру – это незаконное формирование, стоящее на пути цивилизации. Никто в своем уме, преследуя добрые и мирные цели, не назовет свое объединение бандой. Если только «цивилизация», которую строишь, не будет основана на каннибализме и рабовладении.

А еще – на Тау Маре есть место, названное Кеннетом Сити, вот там-то я найду нормальных цивилизованных людей. С ними и нужно будет устанавливать контакт.

Первым делом подобрал выброшенные карабины, повесил их на плечи. Пока броня заряжена – мне такой вес ни о чем. Следом обыскал самого Кеннета. В карманах пацана нашлась смятая пачка с одной-единственной сигаретой. Еще – стреляные гильзы. Раз их при себе носят – где-то можно собрать нормальные патроны. Собственно, рецепт для этого простой, главное – иметь нужные компоненты. Еще в стародавние времена, когда люди только изобрели огнестрел, боезапас пополнять было не так уж и сложно, менялась лишь форма.

С опаской подойдя к краю, заглянул вниз. Ну да, мутантов Гадюки уже обыскали и оттащили в сторону, чтобы те не мешались под ногами. Горелый остов капсулы зиял дырами проплешин.

Спрыгнув вниз, снял с мужика ленты патронов. Раз есть возможность экономить батареи, пренебрегать пороховым оружием – глупо. Повесив оба патронташа на спину, полез в карманы.

НейроСмарт, модель АХ-200. Устаревший аналог нейроинтерфейса. Поставлялись на Тау Мару вместе с первой волной поселенцев. Имеет встроенные спутниковые карты, счетчик Гейгера, используется в качестве личного счета и органайзера.

Вот и не поймешь, хороший это улов или не очень. Повертев в руках похожий на наручные часы прибор, закрепил его на запястье. Пусть пока будет, все равно у меня ни карманов нормальных, ни сумки. Не считать же за такие слоты под батареи в броне?

Установлено соединение с НС. Получены данные о ближайшем поселении. Подключение к местным радиопередачам. Обнаружены заметки. Получен доступ к личному счету А. Ромеро, младшего техника ЗС-147 «БиоТек». Перевод сохраненных средств на личный электронный счет. Транзакция выполнена. Получено: 205 кредитов. Получены координаты ЗС-147 «БиоТек».

Любопытно, раз это уже второй труп, наградивший меня кредитами – в ходу ли они на Тау Маре, или просто наследие почившего мира? Что-то подсказывает, что вряд ли те же Гадюки станут отнимать электронные деньги, скорее – заинтересуются оружием и едой. Но такое ли отношение в цивилизованной части планеты – пока неизвестно. В крайнем случае, смогу использовать эти кредиты на орбите. Хотя бы в рекреационном отсеке, потягивая электронную сигару. Или на заправочной станции, где всегда можно найти современных маркитанток, готовых за сотню-другую исполнить любые мечты истосковавшегося по женскому теплу космодесантника.

Вряд ли мне пригодятся здесь старые деньги, обшаривая другие тела, подумал я. Покойный не очень-то смахивает на техника заправки. Так что, если за 300 лет никто не снял кредиты, а наверняка хозяин у Смарта был далеко не один, то про кредиты можно забыть до возвращения на орбиту.

Коснитесь для анализа.

Ну да, НИ не унимался – облапай, Каратель, каждого убитого урода. Все ради корпорации! Все ради «БиоТек»! И плевать, что от одного вида дохлых ублюдков тянет блевать, контракт подписан, а собственный нейроинтерфейс следит за его выполнением. Хорошо еще бандитов мне в нарушение приказа не вписал, но впредь стоит быть аккуратнее.

Закончив с обыском, выбрался наверх. Бросив последний взгляд на выгоревшую капсулу, тронулся в обратную сторону. Спутниковая карта, скачанная на орбите, соединилась с открытой в трофейном Смарте, расставляя пометки и вписывая пояснения бывших хозяев.

Сити, кстати, тоже нашелся – судя по карте, пешком туда хорошо, если за пару недель дойдешь. Но можно нарваться на пустынных рейнджеров или торговый караван, благо маршруты последних были примерно обозначены. И если с первыми, если верить Смарту, лучше не сталкиваться, то вторые с радостью возьмут дополнительного охранника с собой.

Проложен оптимальный маршрут на точку сбора.

Спешить не будем, сперва найдем остальных. Столкновение с местными бандитами навело на интересные мысли – у конкретно этой группы Гадюк при себе ни еды, ни воды. Либо у них база близко, либо надеялись поживиться за счет других падальщиков.

Перебирая ногами по мху, скоро вышел на трассу. Разбитый асфальт крошился под сапогами, мертвый лес с моей стороны и простой осенний, явно природного происхождения, а не идентично выращенный, как оставленный за спиной. Оглянувшись назад, заметил гнилой остов автомобиля.

«Крайтанг», первый в серии «Авто-атом», функционирующий на термоядерных элементах.

На Земле от этого направления отказались – правительство взвинтило налоги на такие двигатели до космических величин. А вот в колонии подобные машины поставлялись очень активно. Особенно на планеты, не имеющие нефтеперерабатывающих заводов. Развитая атомная промышленность привела к популяризации ядерных батарей, вроде тех, что вставлена в мою броню. В итоге если рассекать на Земле на таком автомобиле мог себе позволить лишь очень богатый человек, то в колониях сидеть за рулем машины с бензиновым двигателем – значит показывать статус.

Двигаясь по дороге, сменил энергетическое ружье на трофейный карабин. Проверив боезапас, догнал два патрона в магазин.

Охотничий карабин «Хорор». Калибр: 7,62. Прицельная дальность: 250. Требуется замена ствола. Отсутствует синхронизация с нейроинтерфейсом.

При внимательном осмотре обнаружил, что винтовка прошла не один кустарный ремонт. Особенно порадовали красноречивые следы от молота в районе дула. Видимо, когда-то давно его разорвало на ломтики, бугры и грубая пайка попортили неплохое, в общем-то, оружие.

Второй, собственно, не лучше. Но если «Хорор» пострадал на конце ствола, то «Секачу» достались трещины по всей деревянной части, заедающий затвор и пара лет отсутствия хоть какой-то смазки.

Итак, у меня есть три ружья. В энергетическом, работающем на батареях, около 50 зарядов. Но пользовать его опасно для здоровья – останусь без батарей, потеряю подвижность. Для «Хорора» и «Секача» подходят 7,62, таковых я набрал 64 с учетом вставленных в магазин.

Если не страдать косоглазием и косорукостью, в принципе, можно небольшой взвод перестрелять. А учитывая, что с дохлого врага можно еще патронов взять – перспективы достаточно радужные. Не верится, что в городах, как тот же Сити, например, народ с палками носится, когда у группы нищих рейдеров ружье нашлось.

Простой перебор вооружения поднял скверное настроение. Идти было легко и приятно, висящее над головой солнце радовало глаз, не нагревая плечи и голову. Если откажут батареи – я могу попросту свариться в собственной броне, как рак в кастрюле. Так что этот ресурс тратить категорически нельзя. И остаются под вопросом еда и вода.

При мысли о питье пришлось облизнуть пересохшие губы. Я бы сейчас не отказался от глотка чего холодного. Даже, черт с ним, пришлись бы к месту какие-нибудь крайне вредные газировки вроде ядовито-фиолетовой «Маст!», превращающей желудок в сито при частом употреблении.

Двигаясь по маркеру, не забывал смотреть по сторонам. Мало ли, вдруг Упырь не соврал, и его дружки-отморозки где-то действительно поблизости. Даже «Хорор» снял с предохранителя. До места встречи всего километр – срезать удалось на славу, не знаю, сколько бы топал без карты Смарта.

Но все хорошее когда-то да заканчивается. Вот и мое везение кончилось, когда свернул с трассы в сбросивший последнюю листву лес. Высокие деревья с полопавшейся корой закрывали обзор, да и длинным стволом особо не помашешь, пришлось вернуть энергоружье в руки, а карабин отправить на плечо.

Обнаружен многочисленный противник. Дальность 40 метров. Режим ведения огня: автоматический.

Целое поле красных контуров разом задергалось, направляясь ко мне. Я же медленно отступал, поводя стволом из стороны в сторону. Чертовы деревья больше не казались мне хорошим знаком – из-за толщины они закрывали обзор.

И когда первый мутант вырвался из укрытия, я успел разве что отпрыгнуть назад. Измененная лапа скользнула возле головы. Тварь промахнулась, а я не стал прощать ошибку. Короткий разряд в затылок выплеснул внутренности лысой башки на темную кору местной сосны.

Враг мелькнул слева, справа. Меня окружали.

Бросив ружье на землю, я вцепился в окрашенное зеленой дрянью дерево и шустро пополз вверх.

Сервоприводы брони активированы. Расход энергии увеличен.

Снизу раздался топот – твари выбегали к корням выбранного мной в качестве убежища ствола.

Добравшись до первых толстых веток, проверил, не станет ли она отламываться или слишком гнуться. Страха, как ни странно, не было. Только холодное спокойствие, будто это не зомби за мной молча наблюдают, а инструктор по боевой подготовке.

Ох, и гонял нас ветеран корпорации, еще на земном полигоне, до того, как я родителям сообщил, что прошел отбор. Семь шкур сдирал с каждого, кому-то подзатыльника отвешивал, кого и по почкам поучить мог. При этом сам свои безумные нормативы выполнял одной левой, в качестве легкой разминки. Машина, а не человек.

Установлены новые нейронные связи. Акробатика. Классификация по системе вооруженных сил корпорации «БиоТек»: 0,1.

Ну да, не ловкач я, не ловкач, подумал, доставая из-за спины карабин. Внизу как раз собралась толпа голов в пятьдесят. И все они пялились на меня своими мертвыми глазами, не шевелясь и не издавая звуков. Сюрреализм чистой воды.

Спокойно проверив ружье, снял с предохранителя и, уткнув приклад в плечо, взмолился, чтобы меня отдачей не сдуло нахрен с ветки. Умный бы хоть один патрон потратил на проверку да пристрелку, но я же крепок задним умом.

– Ну, поехали, – выдохнул, спуская курок.

Оглушительно долбанул «Хорор». Внизу завалился под ноги собратьев мутант, а я быстро-быстро моргал, ожидая, когда НИ закончит калибровку шлема. Почему сразу не предусмотрено?

Проводится дополнительная калибровка.

Дождавшись, пока в голове все утрясется, снова приготовился стрелять. Интересно, кто-нибудь слышит? Судя по эху, карабин ревет на пару километров, не меньше. Или это из-за ненастроенных звуковых сенсоров?

Второй мутант даже упасть не смог. Брызнув зеленой дрянью, он облокотился на стоящих рядом уродов, так и оставшись висеть на плечах соседей. Они продолжали молча смотреть на меня, не предпринимая даже попытки взобраться по стволу, как это сделал я.

Спокойно отстреливая тупо ожидающего казни противника, я старался не смотреть в застывшие глаза этих существ. Стоило лишь на миг оглядеть поляну внизу, от прикипевших, не прекращающихся взглядов хотелось выть в голос и бросаться прочь, на ходу сдергивая тяжелую броню для ускорения.

Обнаружен противник. Дальность 200 метров. Обнаружено неизвестное излучение. Проводится дополнительная калибровка.

НИ подсветил новую цель. И в отличие от мутантов внизу, этот двигался словно был живым человеком. Хотя, может, он им и был?

На всякий случай набивая новые патроны в магазин, я старался рассмотреть участника этого молчаливого избиения, но проклятые деревья оставляли меня с носом. Единственное, что улавливалось – наличие хоть какой-то вменяемой одежды. Замерев на своей ветке, направил ствол в сторону приближающегося гостя. Между деревьев еще раз мелькнули синие тряпки.

Зомби внизу никак не реагировали на появление нового участника нашей инсталляции. А вот я напрягся, думая, что Тау Мара какая-то извращенная планета, тут повсюду с оружием бегают дети.

Худая девчонка лет шестнадцати с перепачканной банданой на лице, кожаной куртке и рваных джинсах, заправленных в армейские ботинки с высокой шнуровкой, любовно обнимала дробовик.

– А ну, брысь! – тонким голосом приказала она. – Эй, там, на ветке! Сиди тихо, я сейчас вернусь!

И, вскинув ружье, разрядила патрон с картечью по толпе. Мутанты сразу же заинтересовались ей, но девчонка не дала себя схватить – шустро скрылась за стволами деревьев.

Я же остался сидеть, выпучив глаза. Мне только что показалось или они ее совершенно не чувствовали?

Глава 3

Слезать сразу, как только девчонка увела мутантов, я не стал. Дождался, пока далеко разносящиеся звуки выстрелов прекратятся. То ли уроды закончились, то ли девчонка. В любом случае, подобрав энергоружье, закинул карабин на плечо.

Коснитесь для анализа.

Быстро обыскав трупы, нашел несколько стреляных гильз. Раз местные могут из них патроны клепать, чем я хуже? В отличие от предыдущей кучки мутантов, эти богатством не блистали. Оставшись без какого-либо хабара, обернулся в сторону, где скрылась девчонка.

Над лесом висела мертвая тишина, визор так же пустовал, а раз НИ не обнаруживает никого, можно заняться делом. Присев перед двумя убитыми, опустил руки им на заляпанные зеленой жижей голые участки тел.

Анализ завершен. Выявлен паттерн. Проводится дополнительная калибровка брони. Вероятность заражения вирусом «ТМ-13» устранена. Результаты продублированы в пакет для передачи на флагман.

Это все? Даже не верится, что так легко…

– Ты чего, молишься, что ли? – голос девчонки застал врасплох.

Я инстинктивно схватился за ружье, но ствол буквально вырвало из рук. Получив ощутимый толчок в плечо, я упал на спину, а передо мной материализовался мужик с автоматом в руках.

– Алекс тебе жизнь спасла, стрелять в нее не лучшая идея, – низким голосом с хрипотцой сообщил он.

Анализ противника. Внимание! Взлом системы обнаружения!

Киборг, а судя по торчащим на висках темно-синим металлическим платам, это именно он, усмехнулся, складывая руки на груди. Этот старый хрен, собранный триста лет назад смог взломать систему современного НИ? Что за хрень творится на этой чертовой планете?

– Крайс! – девчонка подошла ближе, уперев руку в бок. – Ты зачем за мной пошел? Я сказала – сама справлюсь, не маленькая.

– То-то он в тебя чуть стрелять не начал. Я зачем тебе объяснял правильную тактику? Чтобы ты под пули лезла? – с видом полного разочарования вздохнул мужик. – Ладно, что с гостем будешь делать?

Я поднялся на ноги и отряхнулся.

– Вы кто такие? И какого хрена здесь вообще происходит?

Девчонка фыркнула и молча пошла в сторону шоссе. Киборг пожал плечами, подал мне выбитое ружье и поспешил следом за мелкой. Я постоял пару секунд, решаясь, но все же пошел в том же направлении.

– Подождите!

Киборг, закрывающий спиной Алекс, обернулся.

– Ты нахрена в красную зону полез?

– Никуда он не полез, Крайс, – уверенным голоском заявила девчонка. – Уж ты-то должен был понять – он из космоса.

Мужик пожал плечами, не отпуская автомата.

– Я всего лишь пытаюсь быть вежливым, Алекс. Даю нашему гостю с орбиты возможность проявить благородство и честно рассказать, кто он, зачем и почему.

Автоматический карабин «Вихрь». Калибр: 5,56 мм. Прицельная дальность: 300 метров. Состояние: идеальное.

Идеальное состояние спустя 300 лет изоляции? Неужели здесь где-то есть оружейный завод? Тогда не понятно, почему Гадюки таскали в карманах гильзы. Не имеют доступа к промышленным мощностям, а потому вынуждены собирать патроны на коленке?

– С чего ты взяла, что я из космоса? – пропустив слова киборга мимо ушей, задал вопрос я.

– Ты за дуру-то меня не держи, консерва, – фыркнула Алекс, закидывая дробовик на плечо, как дубинку. – Ночью в небе загораются сбитые десантные капсулы, а утром я нахожу горстку мутантов, зажавших мужика в новенькой энергоброне на ветке облезлого дерева. Тут только дебил не сложит одно к одному.

Я пожал плечами.

– Одного не пойму, – шагая дальше, проговорила она. – Откуда вы такие вылезли, что не знаете о рабочей системе ПВО?

Хороший вопрос, как это упустили на флагмане. Или не упустили, а умышленно сбросили сразу десять капсул в одном районе, чтобы хоть одна да спустилась на землю. Люди для «БиоТек» дешевле патронов, нас таких, рвущихся прочь с родных планет – миллионы. И если даже опустошить весь корабль, корпорация не много потеряет, зато получит гарантированное подтверждение – колония, в принципе, в шаге от объявления независимости.

После достаточно будет только покрутить пару роликов на общечеловеческом новостном канале Star News, чтобы не только свой контингент пригнать на подавление восстания, но и добровольцев набрать, а под шумок, возможно, какие карликовые правительства подсидеть удастся. В истории случалось уже не раз.

В мертвом секторе до сих пор находят обломки «Сеттлера». Летящий в глубины космоса ради освоения новой звездной системы, корабль нес два с половиной миллиона колонистов. Обученных ученых, техников и ни одного солдата.

Но восстание, поднявшееся на Сайлусе, недовольное политикой корпорации «Quasar», свергло власть, захватило орбитальные системы. А пролетающий на дозаправку корабль, набитый колонистами, взорвали, приняв за вражеский. Когда до хозяев «Сеттлера» дошла информация, почему тот пропал со всех радаров, «БиоТек» церемониться не стали – пригнали два десятка боевых звездолетов, разнесли сперва «Экстерминатор», за который изначально и был принят «Сеттлер», затем – системы орбитальной обороны.

А саму планету Сайлус взорвали к чертям. Никаких переговоров «БиоТек» не вел. Естественно, «Quasar» пытались сопротивляться, но, когда по всем человеческим каналам пару раз крутанули запись с погибшего «Сеттлера», корпорация почти мгновенно обанкротилась.

В результате исчезли не только два миллиона переселенцев, бастующая колония, но и один из двух десятков конкурентов «БиоТек». Так что поворачивать ситуацию к своей выгоде в корпорации умеют. И сложившуюся на Тау Маре, наверняка, уже просчитали, теперь ждут лишь результатов первой экспедиции.

– Красная зона – территория к югу от Сити, – пояснил меж тем киборг. – Когда вырвался вирус, таких зон появилось штук тридцать по всей планете. Так вот, мне просто интересно, какого хрена ты сюда приперся?

– Кто-то здесь, – ткнув в сторону радиовышки пальцем, проговорил я, – послал сигнал SOS. Мы были рядом, решили проверить. Колония Тау Мара считалась все это время потерянной. Так что мы не ожидали, что по идущим на спасительную операцию откроют огонь.

Алекс хмыкнула.

– Сразу видно, не местный ты.

– Это почему же?

– Мышление у вас другое, – уклончиво ответил киборг. – Никто из местных, выросших после инцидента, не называет Тау Мару колонией. Для всех нас, – последнее слово он особо подчеркнул интонацией, – это просто наша планета.

– Все верно, – кивнула идущая впереди девчонка. – Мы давным-давно сами по себе. То, что хренову кучу лет назад здесь устроил «БиоТек» никто, разумеется, не забыл. А про сигнал, о котором ты говоришь… – она на секунду остановилась, едва не заставив нас с Крайсом врезаться в спину. – Я что-то такого не помню, а ты? – обернулась к киборгу.

Мужик покачал головой.

– Мои сенсоры ничего такого не уловили. Но мы-то с тобой на севере были, мало ли какой придурок по пьяни отправил сигнал. Да и не исключено использование зашифрованных каналов, уловить такой я не способен.

– Как? – тихо прошептал я.

Не может быть, чтобы сигнала не было. Я же сам его слышал на флагмане. Как и остальные в нашем взводе. Мне пытаются подкинуть идею, что никакой связи с Тау Марой не было?

– Да запросто, – махнула рукой девчонка. – Ближайшая радиовышка, работоспособная, по крайней мере, под контролем рейдеров. Так что, если вы отозвались на их сигнал, подозреваю, попросту попали в ловушку. Но я пока придерживаюсь мнения, что ты нагло врешь, так и не представившийся гость из космоса, – она усмехнулась. – Но ты же не станешь врать боевому киборгу, способному тебя разорвать голыми руками?

– Мне врать не с руки. Из сотни, спущенной с орбиты, я остался один. У меня есть задание, и я намерен его выполнить.

– Подтверждаю, – кивнул Крайс. – Я считал его нейроинтерфейс.

– Каким образом? Разве здесь технологии развиваются? Триста лет прошло с изоляции, а ты утверждаешь, что можешь взломать мой НИ?

– Крайс – не обычный робот, – заверила Алекс, а киборг кивнул, самодовольно улыбаясь. – Так вот, мужик, если ты хочешь – можешь поехать с нами. «Дьявол» вместит троих без проблем. Довезем до Сити, а там сам разбирайся, что тебе делать.

– Я бы показал его Вайдунгу, – с сомнением выдал киборг. – Кто знает, может, человечество давно перешло на новый уровень, и его нейроинтерфейс просто скормил мне дезинформацию.

– Томас может поцеловать мой зад! – огрызнулась Алекс. – Я нихрена ему не скажу. Уж лучше пристрелить этого засланца здесь, чем отдать его Вайдунгу! – в подтверждение слов на меня навели дуло дробовика. – Я знаю, с одного попадания в упор ваша энергоброня не позволит тебя убить, но у меня только в патроннике семь зарядов.

Помповое ружье «Ангер 213». Калибр: 12 мм. Прицельная дальность: 70 м. Состояние: идеальное.

Ну да, все верно, броня выдержит и не такое. Вот только зачем говорить, что пока батарея на месте, я почти бессмертен? Разумеется, от удара мне теоретически переломает ребра, но проникающих ранений не будет. Вот только сомневаюсь, что против боевого киборга это поможет.

Этих тварей перестали выпускать после громкого инцидента. «Atomic Mind», создавшая разумные машины, вшила в программу каждого изделия приоритет на подчинение работникам корпорации. А потом глава «Атомик» решил захватить власть в галактике. Это было не так давно, но боевые роботы теперь штамповались не сложнее калькулятора. Сама корпорация «Atomic Mind», к слову, больше не существует.

Медленно обхватив пальцами дуло дробовика, я отвел ружье в сторону.

– Кто такой этот Томас Вайдунг?

– Комендант стрелков, – вместо девчонки ответил киборг. – На данный момент – главный на всем севере. И у него обязательно появятся вопросы к тебе… Как говоришь, там тебя зовут?

– Да мне похрен, как его зовут! Одно ясно – раз он здесь, там, – Алекс мотнула головой, указывая на небо, – либо сами «БиоТек», либо их прихвостни. Отвечай, сволочь, – снова ткнула мне в грудь ружьем она, – ты из «БиоТек»?

– Сама как думаешь? – усмехнулся я, поворачиваясь к киборгу. – В вашей паре мозги явно у тебя, Крайс. Далеко до города?

Мужик хмыкнул, кладя широкую ладонь на плечо Алекс.

– Мы все равно закончили, так смысл его убивать? Тем более, это первый контакт с орбитой, если сейчас его пристрелим, как думаешь, что сделает «БиоТек», когда узнает?

Девчонка стряхнула его руку с себя и недовольно нахмурила брови.

– Я знаю, что они уже сделали, Крайс.

– Если прислали сюда группу, – продолжил говорить киборг. – То либо этого нам скармливают намеренно, чтобы создать прецедент. И тогда, убив его, ты развяжешь войну. Или же он просто из другой корпорации. И тогда ты просто убьешь невиновного.

Алекс тяжело и злобно вздохнула.

– Откуда ты только слов таких понабрался, Крайс? Прецедент? Это Тау Мара! Здесь закон – это тот, кто держит палец на курке. И сейчас – это я!

Крайс кивнул.

– Ты права, это Тау Мара, Алекс. Здесь власть у того, у кого круче пушка. Если пушка круче у корпорации, значит, ты либо подчиняешься, либо гниешь в канаве. Я лично за то, чтобы мы выжили все.

Несколько секунд стояло молчание, прерываемое лишь злым дыханием девчонки. Она так сильно сжимала цевье, что я уже поверил – вот-вот и ярость обернется выстрелом, и тогда крови не избежать. Но все же дробовик снова лег на плечо хозяйки.

– Ладно, хрен с орбиты, – гневно выдохнула девчонка. – Поедешь с нами. Но только вытвори что-то подозрительное, я тут же тебе мозги вышибу!

Коротко кивнув, я повернулся к роботу.

– Я так понимаю, вопрос решен?

– На первое время, – согласился тот. – Ладно, идемте, осталось не далеко.

Путь по лесу прошел в молчании. Я пытался переварить разговор, чуя какую-то неправильность во всем этом спектакле. Допустим, «БиоТек» здесь действительно ненавидят, хорошо, с этим можно смириться. Плохо, что радиовышка – обман. И кто здесь кого обманывает – не ясно.

Все это, разумеется, не значит, что я сейчас разозлюсь и попру воевать с корпорацией, так нагло меня обманувшей. На Тау Мару меня отправили с определенной задачей. И ее-то я и буду выполнять. А местные… Ну, с придурью, так где нет идиотов?

Деревья расступились, обнажая плавящийся от жары асфальт. Воздух дрожал от температуры, создавая иллюзию наличия закрытой стелсом техники. Такая функция и у меня есть в броне, вот только пользы с нее без спецподготовки – чуть.

Требуется уровень нейронных связей «Скрытное передвижение» по классификации вооруженных сил «БиоТек»: 10.

А еще посреди дороги стоял черный джип без верха. Когда-то, вероятно, его обтягивали брезентом, сейчас же вместо крыши приварили грубым швом стационарный пулемет.

Сколько же здесь оружия, подумал я, подходя ближе к горячей от солнца машине.

– Нравится? – в голосе киборга звучала усмешка, и в то же время гордость. – Сам собирал, каждый винтик знаю, как свои пять пальцев, – с этими словами он запрыгнул на водительское сидение.

– Он же на бензине? – уточнил я, бросая трофейные карабины на задние сидения. – Неужели топливо где-то делают?

– Заводы на юге, – подтвердил Крайс, вставляя ключ. – На Тау Маре много такого, чего не увидишь на других планетах. Так что привыкай поднимать челюсть с пола, мой тебе совет.

– Он все равно скоро сдохнет, можешь советами не разбрасываться, – проворчала Алекс, занимая кресло стрелка за пулеметом. – Помяни мое слово, Крайс, мы тащим врага прямо в собственный дом.

– Я думал, мы разобрались, что я вам не угроза, – хмыкнул я.

– Эту сказочку будешь на Роу заливать, – фыркнула девчонка. – Тамошние шлюхи любят послушать, какой мужик весь из себя благородный, перед тем как обчистить его карманы.

Я пожал плечами.

Машина сорвалась с места, сразу же набирая приличный разгон. Пришлось схватиться за торчащий сбоку каркас – трясло так, будто мы не по дороге несемся, а по скалам. А еще я ощутил, что голоден – не мудрено, столько времени не жрать.

Уровень заражения снижен до минимального. Можно снять защитную маску.

Ну надо же!

Снимать шлем не стал, убрал лишь щиток, закрывающий дыхательные пути. Впервые вдохнув воздух Тау Мары, как на Земле побывал. И только сейчас подумал, что Алекс не носит защиты – не считать же за такую тонкую ткань? Но при этом я не заметил, чтобы хоть чем-то ей это вредило. У местных иммунитет?

Коснитесь для анализа.

Ага, вот так взял и пошел лапать вооруженную дробовиком малолетку. Нет уж, подождет.

Деревья разошлись в стороны, открывая сплошные зеленые поля с желтыми проплешинами. Земля родила, невзирая на вирус и радиацию. Вопрос, почему ее никто в таком случае не возделывает?

Джип вильнул, сворачивая с дороги как раз, когда на горизонте появились небоскребы города. Вызвав карту на визор, убедился – Сити точно в том направлении. Куда это меня везут?

* * *

Мотор взревел, когда Крайс утопил педаль в пол, заставляя джип взбежать на очередной холм и прыгнуть над склоном. Уцепившись за раму, я стиснул зубы, ожидая жесткого удара. Нас тряхнуло, но амортизаторы справились, машина лишь чуть-чуть покачнулась, приземляясь.

Перехвачен радиосигнал.

– Внимание! Это автоматически повторяемое сообщение. Вы находитесь на территории «Красного орла». Уберите оружие, ведите себя пристойно. Помните – охрана может открыть огонь на поражение. Конец сообщения.

Оглядевшись вокруг, пока «Дьявола» не слишком болтало на кочках, заметил впереди медленно поднимающийся из-за холмов бункер, окруженный рядами мешков с песком. По ту сторону виднелись какие-то люди, но рассмотреть не получалось – от постоянной тряски казалось, у меня раньше отвалиться башка, чем смогу сконцентрировать зрение. На визоре мелькали пометки, но Крайс продолжал гнать по бездорожью, от чего те казались бессмысленными оранжевыми помехами искр. К счастью, болтанка скоро кончилась – как раз перед импровизированными воротами.

По бокам длинного прохода поднимались две автоматических турели со сдвоенными пулеметными стволами. Переплетения проводов, явно брошенных не слишком квалифицированным техником, тянулись между мешков, скрываясь за стеной баррикад.

Киборг ударил по тормозам, заставляя машину едва не уткнуться носом в утоптанную землю. Сейчас, стоит повернуть голову, заметна широкая тропа, превращенная тысячами ног в полноценный тракт. Копыта, следы сапог, протекторы шин – к посту явно ходили часто и много. Либо очень большими толпами. Иначе откуда такая проторенная дорожка?

Заглушив двигатель под пристальным надзором турелей, киборг поднялся во весь рост. Из караулки, устроенной в стене из мешков, показался молодой паренек в пятнистой униформе старинного образца. На голове дежурного красовался пробитый шальной пулей прямо надо лбом шлем – то ли достался в наследство, то ли у местных военных проблемы с амуницией. Натянутые на лицо гогглы слабо светились старинным механизмом целеуказателей.

– Майерс! – растянул губы в улыбке Крайс. – Ты же в отпуск собирался!

– Кто это с вами? – поведя автоматным дулом в мою сторону, процедил паренек.

Автоматический карабин «Шторм». Калибр: 5,56 мм. Прицельная дальность: 450 метров.

А я поймал себя на мысли, что опять встречаюсь с каким-то подростком – у дежурного борода-то только первая пробиваться начинает. Где, мать его, все взрослые? Почему каждый ребенок в этом мире тычет в меня стволом? Это начинает раздражать.

– Да вот, нашелся тут в красной зоне, – заговорила Алекс, почти ложась на пулемет, от чего расстегнутые полы куртки продемонстрировали служивому торчащую из-под майки грудь. – Представляешь, иду я такая с задания, а он на дереве сидит, от мутантов отстреливается.

Майерс еще пару секунд потупил, разглядывая меня, затем мазнул глазами по девчонке и махнул рукой, мол, проезжайте. Спрятавшись в караулке, он не отрывал от меня взгляд, пока джип не скрылся за поворотом коридора.

В принципе, если наверху, поверх баррикад, устроить солдат, проходящего через кишку можно расстреливать в свое удовольствие. Высота стен позволяла оставаться в относительной безопасности. Если вспомнить, как мутанты застыли у дерева, даже не пытаясь ко мне вскарабкаться, такое расположение вполне поможет завалить достаточно врагов, пока те не забьют проход телами.

Пара минут неспешного движения в лабиринте, и мы выбрались на открытую площадку. Замеченный мной бункер остался где-то позади, зато перед нами оказалось четыре длинных барака, явно построенных еще до изоляции. Бетонные плиты кое-где зияли внушительными трещинами, в паре мест торчала арматура, но в целом постройки были пригодны для жилья.

Люди, одетые кто во что горазд, сновали по всей площади, таская то мешки, бряцающие металлом, то вели в поводу толстых волов. Несколько машин припаркованы между домами. Интересно, разметку делали уже после возведения форпоста, или тоже наследие периода мирной жизни?

– Прибыли, – констатировал Крайс, глуша мотор.

«Дьявол» припарковал рядом с видавшим виды мотоциклом. Количество пулевых отверстий на нашем соседе заставляло сомневаться в его работоспособности.

– Давай свои гильзы, – постучав мне по голове, потребовала Алекс.

– Зачем?

Девчонка сузила глаза.

– Мы тебе что, красный крест? Гони гильзы, говорю, бесплатно не катаем!

Выходит это местный аналог валюты? Отсыпав свою нехитрую поклажу в протянутые лодочкой маленькие ладони, я вылез из джипа, не забыв прихватить трофейные карабины.

– Я думал, из них новые патроны делают, – заметил как бы между прочим, продолжая оглядываться.

В отдалении развернулся стихийный рынок. Завернутый в кучу тряпок торговец сидел на складном стульчике, ожидая, когда очередной покупатель закончит копаться в товаре. Пара охранников в плитах металлической брони подозрительно косилась на пожилую пару, отсчитывающую гильзы из небольших мешочков.

Анализ денежного курса. Нужно больше информации.

– Их и перезаряжают, – кивнула девчонка, вешая дробовик себе на плечо. – Но делает это только Альянс.

– Что за Альянс? – тут же поинтересовался я, двигаясь следом за своими извозчиками.

– Когда вирус вырвался, охрана на оружейных заводах быстро захватила власть. То же самое было и на нефтяных вышках. В общем, Альянс – это самые богатые люди на Тау Маре. Топливо, патроны, толстые стены – у них есть все, о чем можно только пожелать, – сообщил Крайс. – Караванщики обменивают у местных три стреляных гильзы на один патрон, а потом меняют у Альянса по курсу 2 к 1.

– А «Красный орел»? – вспомнив передачу, уточнил я.

– Когда-то были бандой наемников, но потом с юга приехали стрелки и быстро навели порядок, – не без гордости поведала Алекс, опуская бандану с лица. – Чуешь, Крайс, это божественный запах?

Киборг кивнул.

– В «Дыре» разливают виски из Олл-Три.

– Так, а стрелки-то кто тогда? – встрял я в их разговор.

– Мы закон и порядок на Тау Маре, – фыркнула девчонка, уже прикипев взглядом к потрепанной ржавой вывеске.

Когда-то это, наверное, был светящийся в ночи неоновый пончик, теперь же он прекрасно знаменовал самую суть забегаловки. Дыра. Более подходящего названия и не придумаешь. Хотя, это я здесь человек из цивилизованного мира, может, у них другого-то и нет.

– А рейнджеры? – вспомнив пометки на карте убитого, продолжил расспросы.

Алекс отмахнулась, как от назойливой мухи, уносясь к барной стойке. Киборг лишь пожал плечами.

– По всей Тау Маре разбросаны те или иные силы правопорядка, – объяснил после секундного молчания Крайс. – Стрелки образовались на юге. Альянс – на западе. На востоке творится черт знает что, а на севере самое большое объединение – как раз рейнджеры.

Кивнув, я огляделся вокруг. На мою броню хоть и косились, но особого интереса она не вызывала, еще раз подчеркивая, Упырь был прав. Я не уникален, где-то по колонии шатаются такие же счастливчики. Осталось найти генератор – и жить здесь будет можно.

Сняв шлем, тряхнул головой, подставляя короткие волосы легкому ветерку. И пускай броня не давала мне запариться в жару или замерзнуть в холод, но дышать свежим воздухом – куда приятнее, чем втягивать очищенный фильтрами кислород.

Меж тем Алекс уже сидела за круглым столиком о трех ножках в обнимку с квадратной бутылкой бурой жидкости. Пара глиняных кружек стояла здесь же. На меня, очевидно, стрелки не рассчитывали.

Подойдя к девчонке, я негромко прокашлялся.

– И что дальше?

Та лишь отмахнулась, внимательно следя за тем, как виски наливается в кружку. Отвлекать от столь увлекательного занятия я ее не стал. Ладно, раз толку от таких помощников немного, пройдусь сам.

Покинув бар, сразу же столкнулся с затянутым в кожу мужчиной с длинными грязными волосами. Дохнув мне в лицо перегаром и гнилыми зубами, он сощурил глаза и злобно оскалился.

– Вот ты-то мне и нужен, ублюдок! – продолжая обдавать вонью, сообщил мужик, вытаскивая из кармана короткоствольный револьвер.

Револьвер «Smith & Wesson 29». Калибр: 0,44. Прицельная дальность: 100 м. Состояние: отличное.

– Ты бы за зубами так следил, как за пушкой, – улыбнулся я, отходя в сторону.

Ввязываться в потасовку не хотелось совершенно. Однако у местного задиры были свои планы. Не знаю, на что он рассчитывал, тыча револьвером мне в живот, прямо в защитный щиток.

– Гони гильзы, девочка!

Уровень угрозы: ниже среднего.

С этим я спорить не стану. Коротким ударом выбив револьвер, второй рукой вцепился в глотку неудавшегося грабителя и поднял того над землей.

Усиление пальцев. Повышенный расход заряда.

– Ты хотел гильзами поделиться? – удерживая хрипящего в двадцати сантиметрах над землей, хмыкнул я. – Пожалуй, я не прочь взять у тебя излишки.

Обнаружен противник.

– Немедленно отпусти его, чужак! – справа появился солдат в такой же униформе, что была у Майерса. – Повторять не буду.

Разжав пальцы, позволил неудачнику рухнуть на землю. Гнилозубый схватился за глотку, силясь начать дышать. Впрочем, я же не успел ему ничего сломать, придет в себя.

– А теперь оружие отдай, – приказал, по-прежнему не сводя с меня прицела «Красный орел». – Посидишь в яме до завтра, подумаешь о своем поведении. Нам здесь всякие умники не нужны. Думаешь, одел энергоброню, так все можно?

Я хмыкнул. Что там про людей, не обращающих внимания на мое обмундирование? Вот вам и пожалуйста. Наверняка и гнилозубый тут не просто так появился.

– Что происходит, капрал? – на пороге возник киборг, недвусмысленно держащий ладонь на свисающем с шеи автомате.

– Твой попутчик, стрелок? – свел брови солдат. – Почему не донес до своего дружка, что здесь вам не юг? Так соскучились по нормальному бухлу, забыли объяснить, что нападать на территории «Красного орла» под запретом?

И тут мое терпение лопнуло.

– Слышь ты, сосунок, – выхватив из-за спины карабин, процедил сквозь зубы. – Даю тебе три секунды, чтобы ты забрал и этого ублюдка, и сам скрылся с глаз, пока я ваши кишки по всей заставе не размазал!

Задача – установление контакта с местным населением. Конфликт с отрядом «Красный орел» может привести к провалу миссии.

Ничего, тут этих отрядов – хоть жопой жуй, если придется вырезать один, останутся те же стрелки. Не подойдут они, будут рейнджеры, Альянс, да кто угодно. Я – Каратель, а не Мать Тереза.

– Эй, эй! – примирительно вскинул руки Крайс. – Давайте успокоимся и все обсудим за кружкой виски!

Я не сводил взгляда с напряженного капрала. У него есть права огня на поражение, у меня снят шлем. Главное – выиграть пару секунд, чтобы напялить защиту, дальше я тут всех положу. Да, где-то психологи корпорации просмотрели мою вспыльчивость.

– Крайс, стрелки смогут взять под контроль территорию этих выродков? – сквозь зубы процедил я.

– Это не мне решать. И не тебе тем более, – отозвался киборг. – Не ставь меня в сомнительное положение, человек. Стрелки не станут поддерживать врага «Красных орлов», так что…

– Не придется. Я сам тут всех перестреляю, а вы с Алекс дождетесь, пока прибудут ваши ребята, чтобы взять под контроль точку. Жалко гражданских, они же обязательно полезут под огонь, но лес рубят – щепки летят.

– Последний раз предупреждаю, – словно не слыша нас, проговорил капрал, снимая автомат с предохранителя. – Опусти оружие и сдавайся.

– Что за нахрен здесь происходит? – из бара вылезла Алекс, на ходу передергивая цевье дробовика. – Вы совсем башкой тронулись? Капрал, что за херня?

– Алекс, наш друг хочет подарить стрелкам городок, – с улыбкой ответил Крайс. – Ему не понравилось, что капрал вмешался за местного.

– Этот упырь угрожал мне стволом, – кивнув на все еще не пришедшего в себя гнилозубого, сообщил я, пиная оставшийся валяться револьвер. – И если «Красные орлы» такие правильные, должны были арестовывать его. Но нет, видимо, вид энергоброни глаза застил, решил капрал разжиться халявным добром. Пока я в яме буду сидеть, он с дружками ее распилит – каждому по кусочку. Или не так, капрал?

– Капрал, этот человек, – кивок в мою сторону растрепал волосы девчонки, – под защитой стрелков. Хочешь его закрыть, придется постараться. Потому что я не дам тебе просто так посадить в яму своего человека.

Вояка кивнул и открыл огонь. Действительно, закон на его стороне, он и есть закон. Зачем вести переговоры, когда нас можно прикопать за углом, а потом сказать, что так и было.

Несколько чувствительных ударов в грудь опрокинули меня на спину. Ребра заныли, но я успел надеть шлем – и вовремя – на визор тут же брызнуло кровью. Алекс, прикрытая широкой спиной киборга, разрядила картечь солдату почти в лицо.

– Трево-о-ога! – заревели громкоговорители. – К оружию!

– Во что ты меня втянул, сукин сын?! – взвыла девчонка, от души пиная меня по ноге. – Крайс, к машине!

Но было поздно бежать – со всех сторон к нам неслись вооруженные «Красные орлы». Я усмехнулся, наметив двадцать четыре цели, и перевернувшись на живот, вскинул «Хорор».

Пришло время карать.

Глава 4

Народ на заставе, похоже, к перестрелкам уже был привычный.

В мгновенье ока гражданские разбежались, опустошая улочку. Примеченный мной торговец с криком «Кто попортит товар – лично пришибу к херам!» нырнул под лавку, следом спрятались охранники. Из специально оставленных щелей высунулись оружейные стволы, грозя любому, посмевшему приблизиться, жестокой смертью.

Гнилозубый тоже попытался удрать, прихватив револьвер, но я не Иисус, прощать не умею. Из головы ублюдка брызнул кровавый фонтан, окрашивая стену бара красным. Неудавшийся беглец завалился носом в землю, сведенный смертной судорогой палец спустил курок. Сволочь, еще и мои патроны тратит!

Азарт охватил с головой, я перекатился в сторону входа. Девчонка с киборгом скрылись внутри. Наступающие солдаты рассыпались по углам. Один, то ли самый наглый, то ли тупой, выбежал на открытое место и тут же словил пулю в рот – я подхватил выпавшую гильзу и нырнул в проход «Дыры».

За спиной застрекотали автоматы «Орлов», вышибая пыль и крошку из бетонной стены забегаловки. Я присел сразу же слева от входа, пряча голову под подоконником.

– Стрелки, вы вконец охренели?! – взвыл бармен, спрятавшийся под барной стойкой.

Несколько пуль взорвали бутылки над его головой.

– Если тебя не убьют, я сама тебя кончу! – надрывалась Алекс, прячась по другую сторону дверного проема.

Посетители уже дружно свалили через черный ход – его теперь контролировал Крайс – хозяин же, окопавшись за стойкой с таким же «Хорором», как у меня, цедил сквозь зубы оскорбления и проклятия.

– Заехали заправиться, твою мать, – продолжала ворчать девчонка, осторожно выглядывая в окно. – Один на два часа, – сообщила, тут же высовывая дробовик в окно.

В ответ загрохотали автоматы – орлы не пытались нас выкурить, просто зажали внутри потрепанного бара. Я невольно вспомнил, что ничего не ел и даже не пил с самого пробуждения. Выходит, уже лет тридцать?

Внимание! При отсутствии необходимых нейронных связей эффективность режима стелс снижена на 80 %. Активирован режим стелс. Повышенный расход заряда.

Поднявшись во весь рост, я спокойно приставил дуло «Хорора» к шлему солдата и ткнул его стволом, привлекая внимание. Замерший перед броском в бар боец вскинул голову и расширил глаза.

– Бах!

Башка орла разлетелась на куски – Алекс умудрилась опередить меня. Чертова девчонка! Переведя ружье на ближайшего врага, прицелился, задержал дыхание и спустил курок.

Поверженный боец запрокинул голову и, отпустив цевье автомата, повалился в пыль. По моему окну тут же забили остальные бойцы. Правое плечо как выбило. Оптическая иллюзия слетела мгновенно, я взвыл от боли, падая на колени. На голову посыпалась каменная крошка.

– Какого хрена? Ты что, невидимка? – зашипела Алекс, прислонившись спиной к стене. – Предупреждать надо!

Я молча кивнул. От боли в плече хотелось выть. Перераспределение энергии при стелсе практически сняло защиту. Хорошо, если просто синяк останется, так и выбить могло, а с одной рукой даже в броне сильно не постреляешь с карабина. Если, конечно, хочешь хоть куда-то попасть.

Девчонка снова выглянула, едва успев спрятать голову от новых очередей. Я же замер, пережидая, пока отпустит руку. НИ старательно анализировал каждый шорох, пойманный сенсорами шлема, переводя их в понятные контуры на визоре.

Перехвачен радиосигнал.

– Аарон, живо на базу! Стрелки объявили войну! – прозвучал в шлеме хриплый голос. – Прищемим яйца этим ублюдкам!

Повернувшись к девчонке, заметил текущую по ее голове кровь. Узкий след прошел от виска по брови и заливался в глазницу. Пуля прошла по касательной, срезав клок волос вместе с кожей. Алекс на мгновение зажмурилась, и я едва сдержался, чтобы не выругаться вслух. Рана затягивалась прямо на глазах.

– Что ты такое? – пробормотал я.

Девчонка распахнула глаза, глядя на меня залитыми зеленым, вроде крови у мутантов, белками.

– Что? У каждого свои секреты, – неестественно ровным голосом произнесла она, подбирая выроненный дробовик.

Твою мать! Нихрена себе! Охренеть! Что за чертовщина творится на этой проклятой планете? Да ученые до сих пор не могут нормальный регенератор разработать, чтоб банальные порезы латать, а тут – у нее даже волосы отросли обратно, вашу мать! Вот, почему ее не трогали те мутанты! Она для них своя! Во что я ввязался, черт возьми?!

Противник отступает.

– Они отходят, – сообщил, стараясь не смотреть в жуткие глаза девчонки.

Алекс кивнула.

– Сейчас пойдут на штурм. Подмогу еще запросят.

– Уже, – вздохнул я, бросая ей «Секач». – Патроны найдутся?

Девчонка пожала плечом, отставляя дробовик к стене. Заправив магазин, кивнула наверх.

– Прикрой.

Я вытащил ствол наружу и нажал на крючок. Выстрелы в ответ прозвучали с задержкой – то ли от нас не ожидают активных действий, то ли не надеются попасть. Интересно, о чем их командир думает? Нас отсюда выкурить – дело пары минут.

Алекс вскочила на ноги, приставила ружье к плечу и выстрелила, почти не целясь. Одна цель на визоре исчезла. Да, до такого мне еще учиться и учиться. Успев спрятаться за перегородкой, девчонка отползла на корточках к следующему окну.

Дождавшись, когда она высунет свой ствол, я снова активировал стелс, безбожно транжиря заряд батареи, встал во весь рост и потратил секунд пять, чтобы прицелиться. Ближайший солдат спрятался за стеной, выглядывая лишь краем каски. НИ подправил прицел, я задержал дыхание. Выстрел – мимо!

Не дожидаясь, пока в меня начнут стрелять, упал на колени. Пули просвистели над головой, разбивая запасы спиртного на полках бармена. Мужик снова разразился руганью, грозя вытребовать со стрелков компенсацию товара и нервов.

– Заходят сзади, – сообщила девчонка, мимолетно коснувшись мочки уха. – Крайс справится, готовься встречать!

В этот раз никакого раздолбайства – из-за домов со стороны бункера появились первые бойцы, закрытые плитами щитов. Их тащили сразу два солдата, пока третий, выставив дуло в прорезь, держал окна «Дыры» на прицеле. Шесть таких групп стремительно приближались к нам, в то время как их камрады заходили с боков.

Первоначальная оценка сил явно была не точной – только с нашей стороны их было тридцать человек. Восемнадцать со щитами, еще двенадцать, разбившись на пары, перебежками обходили по дуге. Если бы не расчищенные от мусора улицы, орлам бы ничего не стоило подобраться незамеченными.

Перехвачен радиосигнал.

– База, это Аарон, – противный бас раскатывался в ушах, гремя каменной лавиной. – Мы в трех километрах. Держитесь!

Отложив «Хорор», взял энергоружье.

– Три километра до подкрепления, – сообщил девчонке, в третий раз активируя стелс.

Из штатной пушки выстрел летит чуть медленнее пули. Но зато есть режим стрельбы очередями. Посмотрим, как мне повезет на этот раз.

Смена режима на автоматический огонь.

Вскинув пушку к плечу, поймал в прицел ближайшую пару, почти добравшуюся до бара. Зажав спуск, выпустил короткую очередь. Синие росчерки мгновенно демаскировали меня. Одновременный огонь пары десятков стволов едва не превратил меня в решето.

– Попал? – хмыкнула девчонка, выдвигая ствол «Секача» наружу.

Я раскрыл маску и харкнул кровью на стену. Теперь точно ребра сломали ублюдки. Перед глазами мутно, все расплывается, дышать чертовски больно.

Обнаружены внутренние повреждения: перелом ребер 12, 13, трещина в ребрах 11, 14. Обратитесь к врачу.

Ага, вот щас белый флаг вытащу с криком: «Погодите, мне к доктору надо, я пальчик прищемил!». Какой дебил писал программу интерфейса?

Стиснув зубы, снова активировал стелс. Одной рукой прижимая грудь, второй вскинул ружье. Не разбирая, куда стреляю, зажал спуск. Синие росчерки разлетелись по улице. Большая часть ушла в землю или небо, часть рассыпалась искрами о плиты щитов.

Слева грохнул «Секач» – девчонка решила подключиться, сходу снимая одного из солдат. По нам открыли шквальный огонь. Я уже сидел под стеночкой, пуская изо рта кровавые пузыри, когда сверху посыпалась выбитая из бетона пыль.

– Не вздумай тут сдохнуть! – голос Алекс донесся как сквозь воду.

Тряхнув головой, закрыл маску и выставил ружье в окно. Стараясь не задирать ствол, выпустил короткую очередь. НИ запищал, предупреждая о заканчивающемся заряде.

Чертыхаясь, я сунул руку в карман с запасными. Пока возился с перезарядкой – одной рукой это оказалось не так-то просто! – девчонка снова взялась за дробовик. Вопреки ситуации, Алекс довольно улыбалась.

– Так и быть, не стану тебя убивать, – великодушно сообщила она, группируясь. – Давно хотела надрать зад этим красным петухам!

И – выскочила наружу, сразу же выстреливая в почти дошедшего до двери солдата. Картечь проскочила в прорезь, кроша лицо бойца. Щит покачнулся, но две пары рук подхватили. С боков открыли огонь по девчонке.

Я успел моргнуть дважды, глядя, как ее превращают в решето. Худое тело малолетки дергалось под выстрелами, но она раз за разом продолжала разряжать ружье по солдатам. Когда рухнул четвертый, Алекс споткнулась и завалилась лицом в землю, так и не выпустив дробовик.

Сжав в руках почти разряженную батарею, я смотрел, с какой опаской орлы подбираются к поверженной девчонке. Они боялись ее даже мертвую. Вот это я понимаю, слава.

Активация самоуничтожения: 3, 2…

Ловите, сучьи дети!

Сияющая голубыми росчерками искр батарея улетела в толпу солдат. А потом яркая темно-синяя вспышка, вздыбившаяся куполообразная волна, скачок радиации до каких-то бешеных значений.

Проводится дополнительная калибровка.

Но я все равно ослеп. Сенсоры, заменившие глаза, показывали все в каком-то нечеловеческом режиме, то ли инфракрасном, то ли еще каком. Оперевшись на стенку, тяжело поднялся на ноги. Сзади бара донеслись звуки выстрелов – вторая группа, нацеленная против киборга, вступила в бой. А еще где-то подъезжает подкрепление некоего Аарона. Я шагнул наружу, вертя головой.

Обнаружен противник. Расстояние: 10 метров.

Слева сзади щелкнул затвор, я упал на кучу горячего пепла. Даже сквозь броню чувствуя, какая температура на месте взрыва, дождался пролетевшей над головой пули и, перекатившись на спину, выстрелил по подсказке НИ.

Жертва истошно заорала, контур погас. Снова постаравшись подняться на ноги – ориентироваться без глаз все же очень сложно – с трудом выпрямился и потопал прочь. Нужно укрытие, пока глазам не вернется чувствительность.

Заряд батареи брони 25 %. Приготовьтесь произвести замену.

Я так вообще без запаса останусь. Черт меня дернул подорвать батарею!

Обнаружен противник. Расстояние: 30 метров.

Я даже поворачиваться не стал, просто выпустил очередь подлиннее в нужном направлении.

Установлены новые нейронные связи. Прицельная стрельба. Классификация по системе вооруженных сил корпорации «БиоТек»: 3,2. Стрельба от бедра. Классификация по системе вооруженных сил корпорации «БиоТек»: 1,1.

Надо же, хоть что-то хорошее в окружающем кошмаре, подумал я, механически переставляя ноги. С учетом, что это только первые сутки на Тау Маре, что же будет дальше?

Обнаружен противник. Расстояние: 300 метров.

Рев мотора. Аарон прибыл на подмогу. До меня долетели обрывки коротких команд, визор подсветил два десятка бойцов, стремительно пересекающих коридор из мешков с песком. Где-то за спиной продолжал битву с орлами Крайс. Жаль девчонку немного, ну да ничего не попишешь.

Перед глазами медленно расчистилось. Проморгавшись, я ввалился в темный зев пустого ангара – как раз напротив «Дыры». Проверив заряд в ружье, щелкнул тумблером.

Смена режима на одиночный огонь.

Поиграем в снайпера?

В углу торчала ржавая лестница, ведущая на крышу – люк заварен изнутри, но для меня проблемой не станет. Тем более, оба карабина остались в баре, ничего не помешает.

Вскарабкавшись по лестнице, кривясь от боли в груди, усилил плечи, еще больше расходуя запасы энергии, и в три удара сорвал сварку. Оттолкнув помявшуюся крышку, выполз на раскаленную от солнца ржавую кровлю.

Солдаты приближались, я почти упал к краю, поднимая ружье. Оптимальный вариант – встроенная тренога распахнулась, помогая удержать оружие от падения. Стиснув зубы, поймал в прицел ближайшего.

В отличие от несущих караул на базе, эти были одеты в какой-то аналог боевой брони. Или в самопальный вариант, или скрученные вместе куски настоящей. Решив не мучить голову вопросами, сосредоточился на стрельбе.

– Первый готов, – переводя ствол чуть в сторону, нашел второго, нажал на спуск.

Нужно отдать должное, командир тут же запретил своим бойцам высовываться из-за баррикад. НИ подкрасил контуры, проходящие вдоль коридора, а не поперек. Тоже хороший расклад.

Обнаружены внутренние повреждения: кровотечение. Обратитесь к врачу.

Похоже, ползти по лестнице было не лучшей идеей. Кажется, обломки ребер прокололи легкие. Игнорируя предупреждение о повышенном уровне радиации, раскрыл маску, сплевывая пузырящуюся кровавую слюну на и без того рыжую кровлю.

Облучение: 92. Сочно примите меры!

Иди на хер.

Дождавшись, когда орлы дойдут до очередного поворота, зажал спуск, нагнетая заряд. Перед глазами мелькнули цифры емкости батареи. Когда дошло до 42, я выстрелил.

Орлы, видимо, ждали, когда их накопится в том закутке достаточно для прорыва. Или, может, что кто-то из оставшихся на базе займет наглого снайпера. В любом случае, это стало ошибкой.

Расширяющийся синий шар влетел в стену, мгновенно выжигая небольшую сферу в метр диаметром. Над коридором разлетелись крики ужаса и боли, я скривился в ухмылке. Так-то, сучьи дети. НИ отсек сразу двенадцать человек. Осталось перестрелять всего шестнадцать.

Определенно, когда здесь все кончится, нужно найти генератор. При должном уровне батарей я здесь просто бог войны какой-то.

Вырвавшийся кровавый кашель заставил опустить голову.

Обнаружен противник. Расстояние: 5 метров.

Резко развернувшись, я застыл, ожидая пока враг высунет голову из люка. На визоре появились очертания, и мне сразу же захотелось проверить, не сошел ли с ума. Черные волосы появились первыми над кровлей, следом – на крышу был выброшен мой «Хорор». Алекс забралась, сверкая голым задом.

– Соскучился? – безумная улыбка исказила детское лицо, зеленые склеры выглядели пугающе.

Но даже не от этого я ощутил стискивающий горло ужас. Она восстановилась после сгорания в эпицентре термоядерного взрыва? «БиоТек», куда вы нас послали?

Коснитесь для анализа.

Я схватил девчонку за предплечье, вызвав негодующий взгляд. Со стороны бара отчетливо грохнуло – орлы пустили в ход гранаты.

Обнаружена уникальная мутация. Требуется более полный набор ДНК. Соберите больше материалов.

– Какого хрена ты делаешь? – сбросив мою руку, возмутилась Алекс. – Совсем крыша поехала?

– Ты мутант, – выдохнул я, снова заходясь кашлем.

– А кто же еще? – оскалилась стрелок. – Мы тут все заражены! Все, кто повылезал на поверхность, заразились. Чего ты решил меня лапать?

Я скривился от боли и откинулся на крышу, чтобы не захлебнуться собственной кровью.

Обнаружен противник. Расстояние: 30 метров.

– Они приближаются.

– Крайс! – коснувшись мочки, рыкнула Алекс. – Заканчивай возиться, тащи мне аптечку. Этот придурок тут решил геройски сдохнуть!

Перехвачен зашифрованный радиосигнал. Подключение.

– …к херам аптечка?! – голос Крайса ворвался ко мне в голову. – Меня здесь прижали.

– Ты мне нужен, Крайс. Сейчас же! – жестко отрезала она, тут же припадая к бордюру кровли с карабином наготове. – Я прикрываю!

Сил шевелиться у меня не осталось. Повернув голову, сплюнул вязкую красную слюну и закрыл глаза. Будь на мне сейчас штурмовая версия боевой брони, уже бы запенило всего, хотя бы ходить смог бы. Да и адреналин там колют, чтобы не расслаблялись бойцы на передовой.

Еще один вопрос к корпорации – почему нам дали только «Рейнджера»? На планете, где ничего неизвестно, надо запихивать солдат в максимальный боекомплект. Я ведь, даже не снимая маски, успел облучиться.

Облучение: 115. Угроза поражения органов. Срочно примите меры!

Местные выходит просто адаптировались за триста лет. И к вирусу, и к радиации. А такие молодцы, как я, будут гореть, как застрявшие в тостере ломтики хлеба. Хлеб… Как же хочется жрать…

Показатели оператора достигли критической отметки. Активировать протокол самоуничтожения?

Что? Охренели, что ли? Нет, конечно!

Мир вокруг размазался, издалека доносились звуки выстрелов. Что-то белое мелькало перед лицом. Я уже даже не понимал, чего от меня постоянно пытается добиться НИ. Просто лежал, глядя в сторону, и пускал кровавые слюни.

Меня грубо перевернули, чьи-то жесткие пальцы содрали шлем. В лицо плеснуло едким запахом препаратов. Я закашлялся, стараясь отбить сунутый под нос пузырек с неистребимым нашатырем.

– Подъем, боец! – с улыбкой хлопнул по плечу Крайс.

Я щурил глаза от света. То, что показалось залившим лицом – оказалась лампа, свисающая с облезлого потолка. Меня уложили на койку, предварительно раздербанив броню. Тонкая черная ткань комбеза так же валялась на стуле в ногах кровати.

Подскочив на лежанке, тут же зашипел от боли – местный коновал явно не был хорош с живыми пациентами. Но, будем надеяться, мне не потребуются его услуги.

– Ты как? – участливо спросил киборг, убирая пузырек в чемодан с ядовито-красным крестом на боку.

– Еще не умер от облучения, ребра болят, но… Зачем было снимать броню?

Полоска белых бинтов на моей груди, завязанная каким-то детским бантиком, смотрелась слишком ярко в обстановке общей разрухи каземата. В том, что это именно казарма, сомневаться не приходилось – двуспальные кровати занимали все пространство. По помещению ходили мужчины и женщины в бронежилетах с нарисованными черепами.

Синхронизация. Проведена хирургическая операция. Переломы ребер 12, 13 – частично исцелены. Трещины ребер 11, 14 – полностью устранены. Уровень облучения снижен. Облучение: 15. Отсутствие в сознании – 25 часов 48 минут.

– Что у вас тут за волшебники? – переварив информацию от НИ, прошептал я. – А то уж было хотел поговорить с таким умельцем – ребра болят.

– Ты не сильно-то двигайся, швы разойдутся, – посоветовал киборг. – Док Винстон – большой молодец. Он только с того света не возвращает. Ну, – он сделал паузу, – и про Алекс знает. Но ты лучше об этом помалкивай. Мы поняли друг друга?

– Спорить с боевым киборгом? Машиной, созданной для успешного противостояния космическим войскам? Я, по-твоему, совсем безмозглый? – усмехнулся я, опускаясь обратно на кушетку.

Крайс кивнул, после чего мышцы лица снова разгладились.

– Тебя хотел навестить Вайдунг. Алекс уболтала коменданта переждать, пока не восстановишься. Так что наслаждайся отдыхом.

– Где мы вообще?

– В бывшем бункере «Красных орлов».

Я нахмурился.

– Почему бывшем? Мы победили?

– Конечно, победили, – добродушно хохотнул он. – Их давно пора было выбить, рейдер – он всегда рейдер, даже если строит из себя законопослушного. В общем, стрелки тебе обязаны. Теперь у нас есть новый форпост, где закрепиться.

Я тряхнул головой, переваривая информацию. Выходит, не зря все же развязал бойню. Жаль только батарею потерял.

Вспомнив взрыв, передернул плечами. Если тут хотя бы тысяча таких найдется, как девчонка… Корпорация создала настоящих монстров. По сравнению с переживший атомный взрыв девчонкой даже киборг уже не кажется угрозой.

Тем более их нельзя подпускать к телам остальных бойцов. Как там сказали – красная зона? Отлично, пусть солдаты полежат немного, безмозглым мутантам они до лампочки, так что никуда не денутся. Успею вернуться, тем более, сейчас, пока перед стрелками должок, можно запросить доступ к генератору. Ни за что не поверю, что у них такого не найдется.

– Как мой пациент? – в проеме между кроватями появился огромный белый халат. – Знаете, я ожидал, что однажды кто-то из космоса да прилетит на нашу многострадальную планету. Но даже не думал, что это случится на моем веку.

Он выдвинулся из-за коек, вынимая пачку сигарет из нагрудного кармана. Прямоугольная картонка с накарябанной надписью «Табак» – видимо, выращивают сами, сами же и пакуют. Уж не тот ли Альянс этим промышляет?

Закурив, доктор наклонился ко мне. Был он лыс, морщинист и не имел левого глаза – веко было плотно закрыто. Ах да, еще залатавший меня врач оказался ниггером. Из тех самых, что давным-давно были депортированы нахрен с планеты Земля в бескрайние прерии «Анголы-21».

– Удивлен, что тебя чернокожий штопал? – верно оценив мой взгляд, хмыкнул, выпуская сизое облако в лицо.

Закашлявшись, я отстранился.

– Привыкай, у нас тут многие курят, – посоветовал док, протягивая ладонь. – Док Винстон. Можно просто «док».

Пожав твердую мозолистую ладонь с аккуратно подстриженными ногтями, я заприметил нашивку на воротнике халата. «BioTech, Medical Division», кто бы сомневался. Вряд ли они здесь могут шить высокотехнологичную одежду.

Отступив на шаг, док опустился на соседнюю койку. Сделав глубокую затяжку, прикончившую сигарету до фильтра, бросил окурок на пол и растоптал ботинком.

– Я решил, ты не будешь против, если я загляну в твою ДНК, – проговорил он. – Вам же наверняка преподают какие-то научные основы, да? Так вот, как ты наверняка понял, на Тау Маре заражены все. И облучены к тому же, – док кивнул сам себе и снова полез за сигаретой. – Крайс, оставишь нас? – приподняв бровь, спросил Винстон, подкуривая.

– Алекс хочет, чтобы я сопровождал нашего друга.

– Я под слежкой? – хмыкнул в ответ на заявление, поднимая подушку, набитую сеном.

– Смеешься? – хмыкнул киборг. – Ты из бара не успел выйти, как развязал войну. Думаешь, это единственный форпост «Красных орлов»? Нам еще придется повоевать, чтобы удержаться.

Кивнув, я перевел взгляд на дока. Все равно выбора нет, так что пусть говорит открыто.

– В общем, – развел руками старик, стряхивая пепел, – ты уникален для Тау Мары – маленькое заражение, маленькое облучение. Я вывел из тебя заразу нашей планеты. И взял несколько образцов.

– Зачем?

– Мне нужно понять, как исправить это, – док вытащил НейроСмарт из кармана штанов, поводил по экрану пальцем, после чего протянул мне.

С дисплея на меня смотрел младенец с длинным осьминожьим щупальцем вместо руки. Следующий кадр – девочка лет шести – может больше, у меня вообще с этим хреново – со змеиной чешуей на всей левой стороне тела. Еще кадр – огромный паук, сидящий на крыше оплетенного толстой нитью паутины проржавевшего внедорожника. Остальные кадры разнообразием не отличались – так или иначе, радиация с вирусом превратили Тау Мару в цирк уродов планетарного масштаба.

– И как ты планируешь найти лекарство от вируса? – хмыкнул я, возвращая Смарт хозяину. – Я не ученый, и то понимаю, что здесь нужно больше здоровых людей, чем один или даже сотня.

Винстон кивнул, туша окурок об пол.

– Всегда с чего-то нужно начинать. Практически все образцы я уже получил.

– Практически? – усмехнулся я.

– Я бы хотел договорить о поставке биоматериала, – почесав щеку, сообщил он. – Будь моя воля, я бы отрубил у тебя пару пальцев, но стрелки не поймут, – ниггер попытался изобразить улыбку, но все равно хотелось пустить этому гению медицины пулю в лоб. – Шучу, конечно. Но, если ты сможешь дать больше материала для моего исследования – мои двери всегда открыты.

Я кивнул, не сводя с доктора глаз.

– Как ты успел вылечить меня за сутки?

Винстон поднялся с кровати и развел руками.

– Лет двадцать назад выжившие вскрыли один из бункеров «БиоТек». Ученые, сидевшие в нем, искали способ создать нормальный регенератор. Не та жалкая пена, годная заклеить ссадину, а настоящую панацею.

– Им удалось, судя по всему?

Док пожал плечами.

– Не совсем. Но от большинства травм эти регенераторы помогают. Кстати, у меня в этих краях на них монополия. Если захочешь – сто двадцать одна гильза, и он твой, – блеснувшие в наглой улыбке белые зубы резко контрастировали с шоколадной рожей, по которой руки чесались врезать.

– Не дорого ли?

– Ну, знаешь, если я стану работать бесплатно, очень скоро начну голодать. Регенераторы – не дешевое удовольствие, я не из воздуха ингредиенты беру. Кстати, – он похлопал себя по карману. – Если захочешь, могу продать тебе уникальный коктейль – снимает воздействие радиации. Небольшое, правда, но все же лучше, чем ничего. На местных не действует, у нас у всех иммунитет почти, а вот ты… – он замолчал, позволяя мне самому закончить более сочными словами. – В любом случае, приходи, как будешь готов вести дела.

Сказав это, док на ходу вытащил сигарету из пачки. Когда он скрылся за дверью казармы, о визите чернокожего врача мог поведать лишь сизый дым, курящийся под потолком.

– Хорошие у вас тут расценки, – кивнул я все это время молчавшему Крайсу.

– Не знаю, за нас штаб платит, – равнодушно пожал плечами киборг. – Ну что, готов к встрече с комендантом?

Как-то все очень быстро. Но зачем откладывать? Сейчас пообщаемся с этим Вайдунгом, выясним, что нам не по пути, и я пойду забирать батарейки остальных. Не забыть главное, про генератор выяснить до того, как заявлю о намерениях умчаться в закат.

Тяжело поднявшись с кровати, бросил взгляд на броню, аккуратно сложенную кучкой. Киборг, заметив это, махнул рукой.

– Никто на твой скарб не сунется.

– Тому гнилозубому, наверное, тоже сейчас кажется, что лучше бы он не совался. Учти, Крайс, я не добренький парень. И если хоть что-то пропадет…

Киборг улыбнулся.

– Не переживай, народ здесь нормальный. К тому же, до усрачки боятся Алекс.

Маленькими шагами я неспешно брел за Крайсом. Все же, несмотря на чудодейственные средства дока Винстона, до конца боль не прошла. Что он мог взять у меня во время операции, почку, долю печени?

Машинально проведя рукой по спине, я никаких шрамов не нашел, да и НИ бы предупредил. Он-то в отличие от меня вообще не спит.

– Вот как? – возвращаясь к разговору, прошептал я. – Ей лет-то всего-ничего, а взрослые мужики боятся?

– Ты сам видел, что она может. Кроме того, она давно уже взрослая, просто стареет… – он сделал паузу, подбирая слова. – Каждый раз возвращается в один и тот же возраст, словно у нее там установка какая-то.

Я хмыкнул, мотая информацию на ус.

– Так сколько ей?

– Ну. Я знаком с ней уже лет двадцать.

Комментарий пришлось проглотить. Девчонка, уже облаченная в униформу стрелка, двигалась к нам. Интересно, где она эти банданы берет? Или у них это тоже часть униформы?

– Ну, привет, человек из космоса, как здоровье? – ткнула меня под больное ребро она. – Извини, я забыла.

Я огляделся вокруг. О прошедшей сутки назад бойне уже ничего не напоминало. По крайней мере я ничего такого не заметил. Ни трупов, ни даже крови. Вот только черное жирное пятно в том месте, где взорвалась батарея. Да, народ здесь привык к массовым перестрелкам – день прошел, а жизнь вернулась в свое русло.

– Не называй меня так.

– И как же к тебе обращаться? – усмехнулась девчонка, ведя меня под руку ко входу в «Дыру».

– Каратель.

Глава 5

Пока девчонка смеялась, держась за живот, мы с киборгом вошли в бар. Два десятка стрелков, рассевшись за столами, ели и пили, не обращая на нас внимания. Гомон стоял оглушающий, хотя и не определялось, откуда такой шум. По отдельности смотришь – говорят негромко, но со всех сторон.

Одуряюще пахло подгоревшим жареным мясом, слюна моментально заполнила рот, а желудок забурчал, напоминая, что не жрал уже три дня. Хоть жажды не было, и то хорошо.

Бармен бросил на меня гневный взгляд, протирая стойку. Надо же, догадался, кто завернут в бинты? Постаравшись выдать самую доброжелательную улыбку, на какую только способен, я удостоился лишь презрительного плевка в свою сторону.

– Крайс! – киборгу махнули с дальнего угла.

Подхватив меня под руку, он потащил меня к троице, оккупировавшей единственный квадратный стол во всей «Дыре». Посредине явно сидел главный – устаревший военный мундир, на плечах – погоны майора. Лицо гладко выбрито, глаза маленькие, но цепкие. Волосы аккуратно подстрижены, на висках – проседь, придающая солидности.

Двое других тут же поспешили прочь, оставив стулья пустыми, а на столешнице – недопитое пиво.

– Садись, – велел майор, откидываясь спиной к стенке. – Рассказывай.

Обнаружен засекреченный Смарт. Запущен протокол взлома. Обход систем безопасности. Расшифровка цифровой подписи. Получен доступ к информационной сети «Стрелки». Получен доступ к радиопередачам объединения «Стрелки». Данные скопированы. Анализ собранных данных.

– Я бы предпочел сначала поесть, – опускаясь на стул, заявил я. – И настоятельно рекомендую сменить тон, господин майор. Последний, кто позволил себе грубость в мою сторону, получил разряд из энергоружья в лицо.

Он презрительно хмыкнул, вынимая пачку сигарет из кармана. В отличие от тех, что курил док, эти явно фабричного производства. Впрочем, почему нет? Какие-то системы все равно должны работать даже после апокалипсиса.

– Крайс, принеси нашему другу поесть, – подкуривая от спички, попросил майор. – Ну, ты удовлетворен?

Я пожал плечами, скривившись от стрельнувшей боли в груди.

– Зависит от того, чем вы заплатите за новый форпост, – с невозмутимым видом я оперся локтями на столешницу.

– Оплаченная услуга ничего не стоит, – пожал плечами майор. – И, напоминаю, ты говоришь с майором Стрелков, парень. Мы не какие-то там «Красные орлы», мы серьезная организация.

Я вяло отмахнулся, глазами ища Крайса с моей едой. Кажется, начинаю понимать, почему этого Вайдунга так не любят киборг с девчонкой.

– Я первый, кто пришел на Тау Мару с орбиты. И на вашем месте я бы осторожнее выбирал слова, майор Томас Вайдунг, – чуть отклонившись, я отвел глаза в сторону и, изображая транс, а на деле – считывая данные из личного файла, заговорил: – 43 года, родился в городе Морасс. Награда за доблесть в битве за Сити 19 лет назад. Личный номер 432981… - сделав паузу, взглянул майору прямо в глаза. – Мне продолжать?

– Ты кто такой? – нахмурился собеседник, бросая сигарету в оставленную подчиненным кружку.

– Я – Каратель, а вы – сборище одичавших людей, старающихся захватить побольше территории. Как там, – я пощелкал пальцами, делая вид, будто вспоминаю. – Ах да, Майло Мэрдок. Один из командиров подразделения «Красная рука». Профессиональный убийца, диверсант и прочая, прочая, прочая.

Майло Мэрдок, командир «Красной руки», тайного подразделения организации «Стрелки». По заданиям центрального штаба внедряется на территорию под видом местного жителя, устраивает диверсии в тылу врага. За пятнадцать лет службы агентом внедрения Майло Мэрдок убил 203 стрелка официально. Признан предателем, но продолжает сотрудничать с руководством организации «Стрелки».

– Как ты узнал? – сузил глаза Томас.

Подошедший Крайс поставил передо мной тарелку с мутной жижей, где плавали куски подозрительного мяса. Втянув ноздрями отвратительный запах, я взялся за ложку. Киборг опустился на свободный стул.

– Итак, мы вернулись к главному вопросу, майор Вайдунг, – с набитым ртом проговорил я, едва сдерживаясь, чтобы не хватать еду руками. – Чем и сколько вы заплатите за присоединение этого форпоста к имеющимся ста пятидесяти восьми на Тау Маре?

Майор откинулся на стенку бара и полез за новой сигаретой. Задумчиво помяв ее в пальцах, вставил в рот и чиркнул спичкой. На картонном коробке так же имелся заводской штамп – «Норт-Черч».

Пока я жевал, НИ вывел информацию.

Норт-Черч – завод на юго-востоке. Автоматизированное химическое производство. Контролируется Альянсом. Производит: спички, порох, химические соединения.

Пока Вайдунг курил, я уплетал угощение за обе щеки, размышляя, что нужно выторговать в первую очередь. Итак, у меня есть несколько заданий, но с какого начать?

Текущие задачи:

1. Установить контакт с местным населением. По имеющимся данным военизированная организация «Стрелки» обладает достаточным потенциалом для развития отношений.

2. Добраться до радиовышки. Район подчиняется крупной банде рейдеров. Необходимо провести разведку и устранить противника. Присоединение радиовышки к сфере влияния организации «Стрелки» теоретически косвенно повлияет на задание 1.

3. Установить связь с флагманом. Передать подготовленные пакеты данных. Получить новые распоряжения.

4. Уничтожить комплекты боевой брони погибших солдат «БиоТек».

И хотя карта расцвела пометками, нагло выдернутыми из базы данных стрелков, слишком жадничать нельзя. Меня действительно просто пристрелят, если переступить черту. Здесь все решает сила. И нужно делать вид, что пока что она – на моей стороне.

– Как говоришь, называется твой корабль, Каратель? – потушив окурок, спросил Томас.

– Я и не говорил никому. И названия у него нет. Это просто корабль с сотней тысяч бойцов на борту, вооруженных по последнему слову техники.

Ну да, приврал немного, увеличив контингент в десять раз. Но они же полезут на орбиту, чтобы пересчитывать? А мне нужны аргументы здесь и сейчас.

– Вы не из «БиоТек»? – с невинным видом спросил майор.

– Корпорация, к которой я принадлежу, в данный момент не имеет никаких прав на Тау Мару, – ответил я. – Иначе бы сейчас все небо было закрыто от десантных капсул. Вы здесь живете, наверняка представляете масштабы, на какие способны эти сволочи из «БиоТек».

Крайс кивнул.

– Мои сенсоры говорят, что Каратель не врет. Его нейроинтерфейс не боевого типа, защиты я не обнаружил. Так что, похоже, майор, к нам попал случайный корабль.

– Это-то меня и смущает, – стуча пальцем по столешнице, Томас отвернулся от меня к киборгу. – Ты не хуже меня представляешь, что начнется, когда паскуда, додумавшаяся включить сигнал радиовышки, привлечет внимание «БиоТек». Кто тогда поручится, что хоть кому-то на Тау Маре удастся выжить?

Я отставил пустую тарелку и погладил живот. Жизнь хороша, когда ты сыт.

– С учетом, что сигнал не обнаруживали на поверхности – может быть, они уже не один год его транслируют, – вставил киборг. – И тогда все уже случилось, майор. Вполне возможно, «БиоТек» уже в пути, просто флот еще не долетел.

– Радиовышку нужно закрыть, – хлопнул по столу ладонью Вайдунг. – Кто сейчас в том районе дежурит?

– Собственно, – вмешался я, – это одна из причин нам работать вместе.

Оба обернулись ко мне, словно в удивлении, что я вообще здесь забыл.

– Почему?

– Мне нужно добраться до вышки, передать своим, что случилось. Вам – отключить сигнал. Само провидение предлагает нам взаимовыгодный путь, – потерев руки, я усмехнулся. – К тому же, разве будет лишним человек в энергоброне? А если мои парни спустят еще сотню-другую?

– Их собьет система ПВО, – веско отрезал Вайдунг. – Или ты думаешь, мы сможем ее отключить?

Я пожал плечами.

– Зависит от того, кто ее контролирует. У нас на борту есть технологии, которые вам и не снились, господа таумарцы. У вас так же найдется товар, что сможет нам помочь. Почему бы не договориться о взаимовыгодной торговле?

Крайс покачал головой.

– Не получится. Мы не знаем, кому подчиняется система. Однозначно – управление идет из бункера, но мы до сих пор не обнаружили его.

Я кивнул.

– Хотя почти половина уже была вскрыта.

– Взломал нашу систему? – вскинул бровь киборг. – Майор, я начинаю думать, что перед нами не та овечка, какой он хочет показаться.

Я с готовностью вздохнул.

– Я не агнец божий. Я его карающая длань. И прибыл сюда тоже не одуванчики нюхать. У меня есть задача, схожая с вашей проблемой. Успели рейдеры отправить сообщение «БиоТек», не успели – сейчас не суть. Если передачу не остановить, это действительно станет лишь вопросом времени. Тау Мара хоть и отдаленная колония, но и здесь часто летают те же транспортные корабли «Ор Энтерпрайз».

Майор снова переглянулся с Крайсом. Я выпрямился на табуретке и громко щелкнул шеей, разминая затекшие мышцы.

В переговорах я с детства был не силен. Вот сестра, та да – из-под стоячего подошвы выпорет. А мы с братом больше на наглость да силу ставку делали. Отец всегда говорил: «Добро должно быть с кулаками». И мы приняли это утверждение за истину. Ведь если ты делаешь нечто для своего блага – это ведь тоже Добро, верно?

Перехвачен зашифрованный радиосигнал.

– Не похож он на мирного торговца, это верно, – прозвучал в ушах голос майора, молча курящего, глядя в облезлый потолок. – Но, Крайс, сам посуди, у нас появилась возможность завести полевого агента на вражеской территории. Тем более, он никто. В случае срыва любого задания, пустить такого в расход, объявив бойцом «БиоТек» – дело трех минут.

Ну надо же, какие интриги. Да, с Томасом Вайдунгом придется держать ухо востро, не то точно на органы поступишь в лабораторию дока Винстона. Вот уж кто не откажется препарировать незараженного человека.

– Ты очень рискуешь, – так же по Смарту отозвался киборг. – Без подтверждения командования, если что случится, все «Змееловы» пойдут в расход, как изменники. И ты готов поставить на чужака?

«Змееловы», добровольное объединение организации «Стрелки», ушедшее на север с целью расширения влияния. Численность – 1507 человек. Основные силы расположены в Торговом районе Сити.

– Когда я получу подтверждение, сюда уже могут сунуться его дружки. Если хоть один из них прошел ПВО, значит, и другие пройдут. И что ты предлагаешь делать, когда здесь высадится пусть даже не сто, а даже десять тысяч таких бойцов? Сам заметил, как он взломал мой Смарт!

Размяв пальцы, я поднялся из-за стола.

– Ты куда? – тут же поднял голову майор, но в голосе четко слышалось «без разрешения».

– Пройдусь, доктор сказал, прогулки полезны после ранения, вот и подышу свежим воздухом. Когда закончите совещание, сообщите. Можно прямо по вашему зашифрованному каналу.

Вайдунг медленно опустил руку под стол – туда, где я уже видел кобуру с револьвером.

Револьвер «Smith & Wesson 29». Калибр: 0,44. Прицельная дальность: 100 м. Состояние: отличное.

Многовато сорок четвертых для мира, пережившего апокалипсис.

– Представьте иную картинку, господин майор, – отворачиваясь от них, заговорил я. – Что будет, если эти десять тысяч солдат помогут вам установить свою власть на севере. Мы – так или иначе, все равно улетим. А вот вы – останетесь. И кому выгоднее наша дружба?

С этими словами я двинулся к выходу. От съеденной крысы, или что там за мясо мне бросили, начинало мутить. Перед глазами пару раз возникла пелена, в проеме двери даже пришлось ухватиться за косяк, чтобы не начать падать.

Выполняется анализ. Обнаружен повышенный уровень вируса и радиации. Рекомендуется вернуться к поискам тела сержанта. Пища, выращенная на Тау Маре, мало пригодна в употребление.

Ну, умеешь ты обрадовать! Прямо праздник какой-то! У меня есть еда и вода, но я не могу их есть и пить, рискуя помереть от заражения. Просто прекрасно.

Придерживая повязки на груди, я изображал больного, скрывая, как меня мутит от чертовой готовки мерзкого бармена, пока не добрался наконец-то до своей койки. Больше не сдерживаясь, пнул ногой ведро и, упав задом на кушетку, сунул два пальца в рот.

Выполняется анализ. Выявлено снижение потенциального уровня заражения. На основе собранных данных, текущее заражение составляет 2 % от смертельного.

– Держи меня в курсе, – сплюнул я в ведро.

Итак, я не могу ничего съесть, чтобы не подцепить заразу. Но как-то же Винстон вывел из меня уже подхваченную дрянь? Нужно наведать ниггера, пусть показывает свои фокусы. Без еды я загнусь, а выдавать стрелкам тела сослуживцев – глупость и измена.

С облегчением откинувшись спиной на холодную бетонную стену, я тяжело дышал, приходя в себя.

Перехвачено радиосообщение.

– Каратель, мы согласны. До места тебя доставят Алекс и Крайс, но действовать ты будешь один.

Ну, что я говорил? Испугались, как миленькие, а потом прикинули, что я не угроза, а дар свыше. Что ж, этим грех не воспользоваться.

– Принято.

* * *

Док Винстон нашелся в передвижном научном центре. Внешне он все еще напоминал бронированный грузовик, но количество антенн и яркий жирный крест на боковых приваренных пластинах уже превращали его в подобие мобильной клиники.

Здоровенные ворота кузова, толщиной в два десятка сантиметров толстой стали местный врач держал открытыми. Солнце старательно прогревало тяжелый металл створок, заглядывая в светящийся множеством индикаторов и цветных лампочек полумрак.

– А, это ты, – произнес доктор, отрываясь от микроскопа. – Надумал сдать мне биоматериал?

Сунув руку в карман халата, Винстон вытащил сигарету. Придвинув горящую спиртовку, подкурил от синего пламени и, выпустив едкое облако дыма, наконец, оторвался от своей лаборатории.

– Ну, рассказывай.

Я прошел к кушетке, свисающей с правого борта, уселся поудобнее и сложил руки на коленях.

– Внезапно обнаружил, не могу есть местную пищу.

– Так это само собой разумеется, – глядя как на последнего идиота, сообщил док, стряхивая пепел на пол. – Организм не приучен бороться с вирусом. Это для нас он уже не опасен. Ну, то есть, практически. Изменения, вызванные вспышкой годы назад, процесс долгий, основательный.

– Это понятно, – кивнул я. – Но ты как-то сумел вывести вирус из тела. Даже от радиации избавил. Не скажу, что это чудо, но в моем положении – возможно, станет панацеей.

Док задумчиво пожевал пухлыми губами, мусоля сигарету. Запустив руки в карманы халата, прошелся взад-вперед по кузову, изредка останавливаясь около какого-нибудь прибора.

Я же повел глазами по сторонам. НИ подсвечивал аппаратуру, рассказывая ее предназначение, но из всего, что я понимал, нашлись лишь центрифуга и пробирки с мензурками.

– Ну, на основе твоей ДНК я могу разработать специальное средство. Но это будет вывод заразы постфактум. К тому же, если ты будешь его принимать постоянно, есть риск разрушить иммунитет. В таком случае без моего состава ты выжить уже не сможешь.

Я поднял бровь. Это он меня таким чудом пичкал, пока я в отключке валялся?

– Не переживай, – правильно расценив мой вид, махнул рукой Винстон. – Препарат, который я тебе дал на операции, это немного другое.

– И в чем же разница?

Он похлопал по лапе манипулятора, висящей под потолком.

– Знаешь, что это такое?

Я пожал плечами, считывая инфу НИ.

– Модифицированный автодок. Но он только для хирургических операций.

– Я кое-что изменил, все верно. Он не только умеет зашивать безнадежных, но и чистить кровь от заражения. Так вот, я разработал предварительный вариант, чисто в теории, позволяющий изгонять из твоего организма вирус и радиацию сразу. Но! – он важно поднял палец. – Для этого мне нужно знать твой анамнез.

– То есть?

– Обмен, парень, обмен. Ты выгружаешь мне всю свою историю, я формирую на ее основе средство, которое будет работать со стопроцентной вероятностью. Естественно, это не полноценный диализ автодока, так что часть заражения ты все равно получишь. Ну и от смертельного облучения не спасет. Дохлые не оживают.

– Тут я бы поспорил, – кивнул, сразу же вспомнив рассекающую по крыше голую Алекс. – Ваша девчонка вон как бодро себя чувствовал после взрыва атомной батареи.

Док махнул рукой.

– Мутация Алекс – отдельная история. К тому же, за каждое такое чудесное возрождение она расплачивается распадом нейронных связей.

– Тупеет?

Винстон потушил сигарету и потянулся за новой. Выкатив из-под лабораторного стола табуретку на колесах, негр уселся, широко расставив ноги. С тяжелым вздохом, он подкурил мятую самокрутку.

– Алекс – особый случай. Не знаю, из какого бункера она вылезла, сама девка так и не рассказала. Но я уже пять лет изучаю ее организм. Потому могу говорить с уверенностью – она именно тот мутант, которого пытались создать ученые из «БиоТек». Высокая физическая сила, повышенная выносливость, ускоренный метаболизм. И да, чрезвычайно быстрая регенерация. Но! – выпустив облако дыма, док сложил ногу на ногу. – Каждое новое возрождение разрушает ее мозг. Сперва я не замечал изменений, но с годами прослеживается однозначная тенденция – чем чаще она умирает, тем слабее связи. И, если убивать ее раз за разом, примерно через сорок-пятьдесят смертей это будет уже овощ, а не человек. Сперва страдают моторные функции, затем – когнитивные.

– Ок, – кивнул я. – Возвращаемся к нашим баранам, док. Что со мной-то?

Винстон сделал новую затяжку и глубокомысленно повертел рукой в воздухе.

– Ты выгружаешь мне свой анамнез, я отдаю тебе сыворотку.

– Сколько времени это займет? – торчать здесь не хотелось – меня ждала радиовышка.

– У меня уже все готово. Осталось только внести индивидуальные показатели, – пожал плечами доктор. – Я дам тебе двадцать доз с собой. А все последующие, если ты, конечно, не сдохнешь, буду продавать по сто гильз за штуку.

– А не дороговато? – я выпрямился на кушетке. – Это же немалые деньги.

– Так и я не на помойке себя нашел, парень, – блеснув неестественно белыми зубами, хмыкнул док. – Да и потом, вдруг ты сможешь мне что-то предложить еще…

– Пару пальцев и ребро? – усмехнулся я, поражаясь наглости местного эскулапа.

– Костный мозг, например. Скажем, 260 грамм.

Средний вес костного мозга взрослого человека составляет около 2600 грамм. Донорство запрошенного количества лишит возможности выполнять задачи. При условии стационара подобное донорство возможно.

– Пока я не могу себе позволить такого удовольствия. Но анамнез выгружу, давайте свой Смарт.

Док вытащил из кармана прибор, на котором демонстрировал местный цирк уродов. Я приложил палец к дисплею, а дальше все делал НИ.

Определение модели НейроСмарта. Выявление ошибок в системе определения подлинности сертификатов. Формирование отчета. Изменение сертификатов «БиоТек» на «НьюЛайфТехнолоджи». Проверка модифицированного отчета на подлинность. Отчет составлен. Передача данных. Искаженный отчет выгружен.

– Готово, – кивнул я, отдавая аппарат. – Это все?

Док выхватил Смарт, будто я мог передумать.

– Ты даже не представляешь, какую услугу всей Тау Маре оказываешь, парень. Думал, тебя уламывать придется. Кстати, твой иммунитет подозрительно силен.

– В смысле?

– Ну сам подумай, биосфера Тау Мары отличается от обычных колоний. Вирус не только людей да животных изменил. Каждый микроб, каждый вирус гриппа, простуды и прочая ерунда – без спецподготовки ты должен был сдохнуть после первого же вдоха без маски, но вот он ты, даже не потеешь. А ведь здесь совершенно иные штаммы заболеваний.

Я пожал плечами. Мало ли причин? Может, за 300 лет, что на Тау Маре медицина встала на месте, а на Земле создавали все более мощные вакцины, прививая маленьким детям иммунитет от космических болячек. Либо не так уж эти самые штаммы отличаются от земных.

– Сыворотку, пожалуйста, – протянув руку, напомнил я.

Негр, надев браслет НейроСмарта, уже вовсю шерстил мою историю болезни. Не хватало мне для полного счастья еще увлекающегося ученого! Нет уж, пусть отдает мое лекарство, а уже потом страдает от своей страсти к науке.

– Вот там, на столе, – махнул рукой доктор. – Синие ампулы.

Я поднялся с кушетки и протопал в указанную сторону. В сложном хитросплетении трубочек и колб действительно лежали двадцать синих ампул для шприца. Рядом с ними нашлись еще две красные.

Оглянувшись на увлеченного работой доктора, я сгреб со стола все двадцать две. Да, воровать не хорошо. Но сомневаюсь, что не смогу продать их кому-то при необходимости.

Уже собираясь выходить, обратил внимание на особо яркую подсветку одного из приборов. Пришлось потратить пару секунд, чтобы сообразить, о чем твердит НИ.

Универсальный расщепитель. Используется для взаимодействия с препаратами на молекулярном уровне. Работает от стандартной атомной батареи.

– Док, не возражаешь, я у тебя батарейку заправлю?

Винстон лишь вяло отмахнулся, то ли требуя не мешать, то ли давая согласие.

Отлично, одной проблемой меньше. Выпрыгнув из трейлера, бегом вернулся в казарму, почти мгновенно впрыгнул в броню.

Уровень заряда: 106,5 часов.

Нихрена себе погулял! Вместо израсходованных по норме 48, все 60! Но это ничего, сейчас зарядимся. А если повезет, то и прихватим батарейку из расщепителя. Взяв сразу же ружье, мигающее последними тремя разрядами, поспешил вернуться к трейлеру Винстона.

Но ушлый врач поступил подло – ворота кузова были закрыты. Решил отгородиться от мира, чтобы не мешали работать? Долбанув кулаком по створке, я глухо выругался.

Оружие неэффективно. Толщина двери не пропускает звук удара.

Ну не с ружья же по ним палить? Ладно, в случае чего – смогу вернуться позже. Да и потом, честно украденная у майора Вайдунга карта пестрит пометками рабочих генераторов, подходящих по классу.

Проформы ради попробовал связаться с запершимся в лаборатории Винстоном, но тот просто игнорировал входящий сигнал. Плюнув на проклятого ниггера, я развернулся в сторону казарм. Время идет, батарейки садятся, пора бы и в путь трогаться.

Получен зашифрованный радиосигнал.

– Каратель, прием, – голос продрался через помехи, звучал глухо и неразборчиво.

Определение источника сигнала. Отметка нанесена на карту. Определение уровня соответствия профайлу 3-го взвода вооруженных сил «БиоТек».

Я помолчал, раздумывая над результатом. Кто-то еще из солдат «БиоТек» выжил?

– Я знаю, ты меня слышишь, иначе бы сигнал не уходил, а я по индикаторам вижу, ты где-то рядом. Придурок, ответь, мне помощь нужна! – снова зашипела связь.

Я все еще медлил. Неприятное чувство, будто меня поймали на том, как конфетку у младенца воровал. Я-то уже представил, как стану героем всего человечества, вернув Тау Мару в цивилизованный мир.

– Каратель, прием.

Можно сделать вид, что не слышишь. Можно бросить все и метнуться на помощь. К тому же, у него наверняка найдутся дополнительные батареи, а если повезет – то и нормальная, не зараженная еда.

Кстати! Я достал несколько ампул лекарства. На правом плече раскрылся карман, куда обычно идут шприцы с адреналином, если вдруг солдат от страха разум потеряет, и ядом, если попался в плен.

– Каратель, твою мать. Ты глухой? – вклинился в мысли солдат. – Лови координаты, твою мать. Я заперт в этом районе. Срочно нужна твоя помощь.

Новая отметка на карте. Сигнал бедствия от сотрудника «БиоТек». Приоритет – красный. Согласно договору найма, вы обязаны отправиться на помощь по первому же сигналу. Нарушение будет отмечено и включено в отчет для отправки на флагман.

Как нехорошо, не бросишь его теперь подыхать. Впрочем, может быть, он не такой уж и тупой, раз смог выжить эти пару дней? А там, кто знает, вдруг сможем вместе работать на Тау Маре?

Главное – встретиться с таинственным выжившим раньше, чем его найдут стрелки или еще какая группа идиотов. Если посыплется моя легенда – пристрелят как собаку.

Сцепив зубы, я активировал вызов.

– Каратель на связи. Назовите себя.

Глава 6

– Ну что, поехали?

Алекс поправила кожаные митенки на руках и нацепила бандану на лицо. Новый комплект униформы укрывал тщедушные габариты девчонки. У меня никак не укладывалось в голове, что этой малявке за двадцать – не знай о ее чудесной способности возрождаться, дал бы от силы лет 14–16.

– Высадите меня чуть западнее, – запрыгивая в «Дьявол», сообщил я.

Крайс хмыкнул, заводя мотор. Джип взревел, выпуская облако отработанного топлива, и рванул с места. Раздолбанный асфальт бросился под колеса, унося нас от форпоста «Дыра».

– Не дрова везешь! – прикрикнула стрелок, вцепившись в станину пулемета.

Киборг не удостоил ее ответа, вполоборота повернулся ко мне.

– Зачем менять место?

Я пожал плечами. Координаты, сброшенные Потрошителем, как определил его НИ по списку 3-го взвода, принадлежали юго-западной части Сити. Точнее, предваряли ее. И от радиовышки было недалеко – всего два километра пройти. Но распространяться, что сперва загляну к товарищу, естественно, я не стал.

Пока нас болтало на дороге, Алекс шипела сквозь зубы, а Крайс вращал руль, я вызвал меню интерфейса. В разрушенном городе придется полагаться на навыки выживания, которых у меня фактически-то и нет. Подготовка в учебке «БиоТек» не предусматривала выживания в мире постапокалипсиса.

Прицельная стрельба: 3,2.

Стрельба от бедра: 1,1.

Скрытное передвижение: 0,1.

Вывести необходимые требования для запуска программы переобучения?

Смотреть, во что меня сможет переобучить НИ, я не стал – все равно пока что никакого толка. Любая программа начнется лишь после значения 5, а такими темпами мне придется потратить не одну батарейку на обучение.

Проложен оптимальный маршрут. Генератор класса АА отмечен маркером.

Уже лучше, я свернул схематичную проекцию разбомбленного мегаполиса. Потрошитель засел в одном из уцелевших небоскребов – только потому и смог до меня дотянуться. Иначе бы сидел, забаррикадировавшись в пустой квартире, ожидая, пока рейдеры и мутанты доберутся до его ослабевшего тела.

Обнаружен многочисленный противник. Расстояние: 2000 метров.

Я поднял взгляд от панели. Впереди угадывалась черная полоса, но ни киборг, ни Алекс на нее внимания не обращали – видневшиеся едва различимыми черточками на горизонте враги были неотличимы от окружения.

– Там какая-то толпа! – стараясь перекричать рев «Дьявола», сообщил я.

Крайс мгновенно сбавил ход, разворачивая машину. От смены курса меня едва не вышвырнуло за борт. Благо, догадался держаться за облезлый каркас.

– Алекс! – позвал киборг. – Видишь впереди?

Девчонка всматривалась вдаль, хмуро сведя брови.

– Неплохо, Каратель, тебя бы в разведку брать, – отозвалась она, щелкая суставами пальцев. – Крайс, давай понемногу вперед, посмотрим, кого черти принесли.

– Вижу больше двух сотен целей, – сообщил я, как только НИ сумел вычленить из темной полосы отдельные фигуры. – И, кажется, они из города прут.

– Это южная граница Сити, – проворчал Крайс, снова разворачивая джип. – Откуда там толпа?

Киборг хмыкнул и вдавил педаль в пол. «Дьявол» сорвался с места, едва не взлетев. Алекс выругалась, хватаясь за ручки пулемета. Дуло накренилось к капоту, но девчонка быстро выровняла пушку, и теперь ствол жадно уставился в сторону надвигающегося врага.

Крайс тем временем чуть сбавил ход, ткнул пальцем в радиостанцию. Хрипя и шипя, аппарат долго ловил волну. Наконец, нам ответили:

– «Дыра» слушает.

– Томас, на вас движется около двух сотен мутантов, – сообщил киборг, снова добавляя газа. – Попробуем проредить, но не факт…

– Принято. Действуйте.

Я подхватил свой «Хорор», от «Секача» решил избавиться, обменяв карабин на 440 патронов. Вайдунг лично при мне вскрыл запечатанный цинк, прежде чем ссыпать боезапас в выданную там же сумку.

Забив магазин, я бросил взгляд на киборга. Крайс сбавил ход и плавно съехал с асфальта. Алекс неторопливо повернула пулемет в сторону приближающейся толпы. Благодаря нейроинтерфейсу я уже различал искаженные вирусом морды медленно бредущих уродов.

Дождавшись, пока твари подойдут ближе, я приложил ружье к плечу, выбирая первую цель.

Внимание! Прицельная дальность карабина «Хорор»: 250 метров. Расстояние до ближайшей цели 842. Вероятность попадания: 0,56 %.

– Не стреляй без отмашки, – предупредила Алекс. – Пусть подойдут ближе, не хочу тратить патроны впустую. Крайс, жди команды.

– Знаю, – отозвался тот, сжимая руль.

Я повел стволом в сторону, разглядывая мутантов. Если они прошли через весь город насквозь, уцелел ли кто-нибудь в Сити? Может, потому Потрошитель и вышел со мной на связь, что город наводнили зомби?

Обнаружен многочисленный противник. Расстояние: 2000 метров.

– Какого… – услышал я голос девчонки. – Крайс!

– Вижу, – киборг врубил задний ход, вдавил педаль, нас сильно дернуло. – Сколько их там?

Определение численности противника. 100…250…446…1247…

– Полторы штуки и счет увеличивается! – сообщил я, убирая карабин на заднее сиденье. – Мы что, убегаем?

– Откуда они вообще взялись в таком количестве под стенами Сити? – вместо ответа прошипела девчонка.

Джип развернулся в обратную сторону. Киборг обернулся назад, положив руку на спинку моего кресла. Рычащий мотор не оставлял сомнений – стрелки хотят свалить. Но я-то должен добраться до города и радиовышки.

– Подпустим их ближе, – ответила, разворачивая установку, Алекс. – Я дальше 600 не попаду.

Везет, мне бы так, с таким количеством врагов промазать сложно. Сжав губы, все же снова достал оружие. К черту, нужно пробовать – патронов все равно с избытком, а такой шанс может и не выпасть никогда!

Внимание! Прицельная…

Заткнись!

Приложив карабин к плечу, сосредоточился на дыхании. Безумие, конечно, тратить боезапас, стреляя наудачу, но чем черт не шутит?!

Расстояние: 725…724…723…

Что ж так долго-то плетутся? Я физически ощутил, как напрягаются нервы, а палец на крючке судорожно подергивается. Хреновый из меня все-таки снайпер, похоже.

– Готовимся, – предупредила девчонка. – Тридцать секунд до контакта.

Мотор джипа рыкнул пару раз – киборг безбожно жег топливо, ожидая разрешения тронуться с места. Я продолжал пялиться в толпу надвигающихся мутантов. В отличие от встреченных в красной зоне эти, похоже, совсем свежие – по крайней мере, одежда выглядит целее.

Было в этом нечто инфернальное – огромная масса молча бредущих существ, вяло движущих конечностями. Я разглядывал расплывшиеся от вируса морды, заметил несколько оторванных рук. Сглотнув, перевел взгляд дальше – где шла вторая волна.

Оценка закончена. Обнаружен 2541 мутант.

Охренеть. Просто охренеть. С такими толпами безмозглых зомби как вообще умудрились все 300 лет выживать люди? Понятно, что боевые киборги – хорошие помощники, но против такой армии даже они внесут не много пользы.

Расстояние: 612…611…610…

А если эта орда – бывшие жители Сити? Судя по всему, вирус до сих пор гуляет по Тау Маре, извращая человеческие гены. Так почему бы не произойти какой-то вспышке, уничтожившей целое поселение?

– Крайс, – зашипела рация. – «Дыра» вызывает.

Киборг нервно ткнул кнопку.

– Слушаем.

– Сити не отвечает.

Я на пару секунд зажмурил глаза, чувствуя, насколько оказался прав к жуткой разгадке.

– Последний сеанс связи – двое суток назад, – продолжал говорить Вайдунг.

– Какого хрена это значит? – зашипела со своего места Алекс.

– Меняю ваше задание. Радиовышка подождет, доберитесь до города, узнайте, что случилось.

Алекс сжала пальцем мочку уха.

Перехвачен зашифрованный радиосигнал.

– Томас, если там Он, Каратель не переживет воздействие вируса.

– Ну и хрен с ним. Мне плевать на корпорации, если не узнаем, что с городом, нам всем, возможно, уже будет плевать. Мертвым все равно.

– Поняла, майор.

Ну почему все не может быть проще, а?! Теперь мне от них не избавиться? А ведь такой план был – сбросить хвост, навестить Потрошителя, заправиться у генератора и добраться до вышки, по пути постреливая по местным бандитам. Неудачник я, как есть неудачник.

Расстояние: 574…573…572…

– Принято, – отозвался я, наглым образом влезая в переговоры девчонки и майора. – Но ты мне будешь должен. Очень должен, Томас, – договорил я, тут же оборачиваясь к Алекс. – Пятьсот метров до ближайших, ты стрелять собираешься?

Кивнув, девчонка снова навела ствол пулемета в сторону города.

– Пойду слева направо, хочешь пострелять из своей пукалки, бей в обратном направлении, – с усмешкой высказалась стрелок.

Не ответив, я снял карабин с предохранителя и снова припал к прицелу. Выбрав первого попавшегося мутанта, задержал дыхание. Как-то начинает бесить, что все планы идут коту под хвост. Это должна была быть простая операция! Теперь же, не доберусь до вышки – никто и не узнает на флагмане, что меня забрать нужно. Или плюнуть на все и искать тело сержанта? У него должна быть связь с кораблем.

Гильза упала на пол джипа, я передернул затвор, снова припал к окуляру. Без связи с НИ приходится целиться по старинке, но это ничего, это даже лучше. Глядишь, наращу себе новые нейронные связи, а там и в снайперы подамся.

Успокаивая себя, даже не слышал, как грохочет пулемет Алекс. Сыплющиеся в джип гильзы лились позолоченным дождем, а я вставил третий патрон. Мельком скользнула мысль, что к концу боя на дне «Дьявола» будет валяться целое богатство. Даже жаль, что не все мое.

Четвертый выстрел обрадовал точным попаданием. Ускорившиеся мутанты уже не тащились, а вполне нормально шли в нашу сторону, быстро сокращая расстояние. Таким темпом до нас им добираться минут десять.

Пятый патрон. Мутанты ускоряют шаг. Срезающая одного за другим Алекс дергается от отдачи вместе с рамой, приваренной к джипу. Крайс что-то тихо шепчет.

Шестой патрон. Голова зомби разлетается на куски, забрызгивая соседей зеленой жижей.

Седьмой выстрел. Перезарядка.

Пока набивал магазин, вернулся оглушительный грохот пулемета. Если бы не фильтры шлема, боюсь, оглох бы нахрен. Потратив на перезарядку несколько секунд, снова прильнул к прицелу.

За это время твари уже успели перейти на достаточно бодрый брег, стремительно догоняя наш джип.

Расстояние: 310…309…315…

Самого шустрого я положил, разорвав пулей шею так, что башка осталась болтаться на паре соплей. Мутант еще пытался бежать, но тело уже заваливалось, а я перешел к новой цели.

Установлены новые нейронные связи. Прицельная стрельба. Классификация по системе вооруженных сил корпорации «БиоТек»: 3,3.

– Крайс! – рявкнула девчонка, не отрываясь от стрельбы.

Киборг тут же утопил педаль, срывая «Дьявол» с места. Машина, рыча мотором, рванула вперед по ухабистой дороге. Из-за резкого рывка я выпустил пулю не вперед, а в землю. Красочный фонтанчик грязи – вот и все, чего добился выстрелом.

– Ровнее! – потребовал, целясь заново.

– Поворот! – Крайс дернул руль, разворачивая машину.

Теперь уроды были по левому борту, а мы рассекали зеленое поле, медленно удаляясь от нагоняющей армии мутантов. Это хорошо, что они не вооружены, иначе нам была бы крышка.

Расстояние: 412…415…420…

– Не гони так! – ударив рукой по водительскому креслу, рыкнул я.

– Пусто! – объявила девчонка, наклоняясь за новой коробкой.

Ноги Алекс утопали в гремящих гильзах. Вся конструкция была заварена так, чтобы драгоценные гильзы не рассыпались во все стороны, оседая под ногами стрелка. Подняв запечатанный цинк, девчонка выдернула ключ и, прижав короб к животу, пыталась вскрыть боеприпасы.

– Дай сюда!

Усиление пальцев. Повышенный расход заряда.

Бросив карабин, я выдернул цинк из тонких пальцев и резким ударом просто вырвал крышку.

– Пожалуйста! – рявкнул, вручив коробку обратно. – Крайс, тормози!

Киборг сбросил скорость, отпустив педаль. Мы еще катились по инерции, но холмистая долина, по которой ехали, все больше тормозила джип.

Расстояние: 512…511…510…

– Ждем трехсот метров, – распорядился, занимая свое место. – И держим дистанцию.

– Слишком рискованно, ты не знаешь, эти твари очень прыткие! – не отрываясь от перезарядки, сообщила Алекс. – Ближе пятисот лучше не рисковать.

Я зарычал, стараясь не ударить стрелка по башке.

– Ладно, уговорили, 400 метров.

– Зачем? – вклинился киборг, снова прибавляя ходу. – Проще расстреливать издалека. К чему рисковать? Тут не дорога, а сплошные ямы, если зависнем, нас просто порвут, никакая броня от такой толпы не спасет.

– 400 метров, Крайс, просто держи эту цифру, – устав спорить, я вернулся к карабину.

Охотничий карабин «Хорор». Калибр: 7,62. Прицельная дальность: 300. Требуется замена ствола. Отсутствует синхронизация с нейроинтерфейсом.

Я-таки убедил НИ, что можно стрелять с большего расстояния! Или же сказались связи. В любом случае, нужно продолжать.

– Поворот! – объявил киборг, закладывая очередной вираж.

Выждав, когда джип опишет дугу, Алекс снова схватилась за пулемет. С грохотом изрыгая короткие всполохи пламени. Я повернул ствол «Хорора» к ближайшему мутанту и, задержав дыхание, выстрелил.

«Дьявол» ощутимо тряхнуло – мы снова вернулись на асфальт.

– Давай в город! – приказала Алекс, разворачивая ствол.

Я выпустил последний патрон и отложил карабин. Пальцы тряслись от напряжения, в глаза словно песка насыпали. Вот это пострелял, мать вашу. Девчонка продолжала поливать врага огнем, пока те не превратились в неразборчивую полоску на горизонте.

Отвернувшись от удаляющейся армии мутантов, я рассматривал разрушенный временем и бомбежкой город.

Ну, можно сказать, здравствуй, Сити.

* * *

«Дьявол» прыгнул на особо глубоком ухабе, зависнув в воздухе на секунду. Колеса ударились о землю, показалось, меня выбросит на капот. Крайс продолжал держать скорость, вращая руль из стороны в сторону.

Мимо проносились остовы многоэтажных домов. Время оказалось к большинству беспощадно – часть превратилась в груду бетонных развалин. К счастью, улицы были достаточно широкими, джип вилял между наваленными панелями. И будь в кресле водителя человек, мы бы уже напоролись на торчащую арматуру или врезались во вставшую креном плиту.

Получен зашифрованный радиосигнал.

– Каратель, я вижу тебя на карте! – прозвучало в голове сквозь треск и помехи. – Куда ты, мать твою, несешься?!

– Оставайся на месте, помощь в пути, – холодно отозвался я. – За мной хвост, придется тебе еще немного подождать.

– Давай быстрее!

Этот парень либо перепуган до смерти, либо совсем потерял ощущение реальности. Это ему моя помощь понадобилась, не мне. При другом раскладе я бы даже и церемониться не стал – послал бы нахрен. Но нет, директивы корпорации, мать их!

– Крайс! – толкнул водителя под руку. – Тормози!

Захрипела передача, переходя в ужасающий треск. На долю секунды даже успел подумать, он отломит ручку к чертям, но киборг заставил «Дьявол» остановится и повернулся ко мне с недоумением во взгляде.

– Чего орешь?

Эх, Потрошитель, надеюсь, хоть капля мозгов у тебя имеется.

– Поймал сигнал SOS от своего камрада. Лови карту.

Формирование маркера. Связь с системой анализа боевого киборга М-91. Анализ систем функционирования. Копирование невозможно. Технология изготовления киборга М-91 защищена от взлома. Необходимы дополнительные мощности.

Глаза киборга на мгновенье потеряли осмысленность.

– Принял. Алекс! – Крайс повернулся к стрелку, опершейся на раму пулемета так, что почти лежала. – В двух кварталах есть еще один прыгун с орбиты.

Девчонка кивнула, внимательно глядя в мою сторону.

– Хорошо, давай проверим. Но если окажется, что это какая-то хитрость… – сузив глаза, грозно выдала она, тыча в меня пальцем с обгрызенным ногтем.

– Какая нахрен хитрость, я только что узнал про него?! Крайс, поворачивай, – толкнул киборга под руку. – Время не ждет.

Но тот лишь тяжело вздохнул.

– Придется «Дьявол» бросить, там сплошные завалы, не проедем. Как он вообще туда добрался?

– Видимо, когда нас сбивали в атмосфере, ударом отшвырнуло, – предположил я. – Было десять ботов по десять капсул, возможно, кто-то еще остался.

– Это не так уж и здорово, – закидывая на спину дробовик, проворчала Алекс. – Чем больше дебилов сюда сбрасывают, тем больше вероятность, что про Тау Мару кто-то да расскажет.

Я вылез из машины, прихватив сперва карабин, тут же закинутый на плечо, следом подвесил сумку с патронами. И лишь после этого забрал энергоружье. Последнее прицепил к ремню сумки – все равно стрелять из него пока не планирую. Это с «Хорором» у НИ нет связи, можно меткость тренировать. Энергоружье он бы мне просто заблокировал, чтобы тупой человечек не тратил драгоценную батарею.

Когда нейроинтерфейсы только входили в моду, люди надеялись на безграничные возможности, развитие способностей и прочую мечту идиота. На деле – вшитый в голову компьютер больше запрещал, чем позволял. Прыгнуть с парашютом? Не вопрос – вот тебе инструкция, пока не сдашь всю теорию, даже о допуске на летное поле не думай – система свяжется с местным контролем и тебя встретят хмурые парни с автоматами, не позволяя даже на порог зайти.

И так – во всем. Конечно, было здорово, что без прохождения обязательных экзаменов НИ тебя просто не пустит за руль. Но, если смотреть шире, люди всадили себе не помощника, а цербера. Шаг влево, шаг вправо – доклад в дурку, здравствуй, дом желтых стен! «Обнаружено нерациональное стремление к саморазрушению, угрожающее окружающим» – с такой формулировкой, считай, вся жизнь окончена.

Мы двинулись в сторону сигнала. Я еще пару раз оглянулся на оставленный джип. Ни киборг, ни сама Алекс даже не подумали собрать разбросанные по днищу гильзы. Настолько верят в силу черепа, намалеванного на капоте? Думаю, меня бы такое не остановило.

Вокруг царила тишина. Скрипела крошка под ботинками, шипело дыхание, но ни звука из разрушенных домов, даже из местами отсутствующих спусков в канализацию не доносился плеск воды. Но ведь там хотя бы крысы должны быть, или всех уже сожрали?

Крайс шел первым, Алекс держалась справа от киборга, я шагал замыкающим, держа «Хорор» наготове. Мало ли, какая тварь высунется из-за торчащего обломка. Но на визоре – чисто.

Ощущение заброшенности становилось все сильнее. Покинутое людьми место словно источало отталкивающие эманации страха. Может, это мои нервишки шалят после встречи с двумя тысячами мутантов, но на месте Потрошителя я бы постарался убраться отсюда подальше, а не баррикадироваться в наполовину развалившемся строении.

Обнаружено неизвестное воздействие. Анализ. Калибровка защитных систем. Определен тип: акустическое. Боевая броня класса «Рейнджер» не имеет защиты от подобного излучения, воздействие не может быть заблокировано!

Это что еще за хрень?

– Чувствуешь? – шепотом спросила девчонка, медленно приближаясь ко мне. – Будь начеку – тварь где-то рядом.

– Что за тварь? – так же тихо отозвался я.

– Особые мутанты, – вклинился Крайс, приседая за очередной торчащей поперек дороги потрескавшейся панелью. – Таких выращивали в лабораториях «БиоТек». Давят человеческую волю усилием мысли.

– Телепаты?

– Психоакустика, – выдал очередное умное слово киборг. – Человек может не слышать определенные частоты, но организм реагирует.

– То есть, где-то поблизости спрятался ходячий орган? – хмыкнул я, в красках представляя, на что может оказаться способна такая тварь. – Там тоже не все клавиши слышны.

Крайс кивнул.

– Какого хрена он забыл в Сити? Слишком много подозрительной активности за последние дни.

– И началось с прибытия Карателя и компании, – кивнув, бросила на меня многозначительный взгляд стрелок. – Вы что-то привезли с собой?

Я пожал плечами.

– Я простой солдат, мое дело – стрелять. Для остального нужны люди в халатах, а не с винтовками, – судя по взгляду, Алекс я не убедил. – Если кто-то и прыгнул с орбиты с какой-нибудь хреновиной – я не в курсе.

– Вот это больше похоже на правду, – сообщил Крайс, выдавив улыбку. – Первый боевой спуск, я так понимаю? Ничего, Тау Мара быстро сделает из тебя профессионального убийцу.

– Или убьет. И это если тебе еще очень повезет, – вставила девчонка, выглядывая за край плиты. – Никого.

Крайс поднялся во весь рост, подозрительно оглядывая пустую улицу. Перед нами вырастали из горы обломков два небоскреба – левый этажей в тридцать, но одно взгляда достаточно, чтобы понять, он пуст. Второй, как раз тот, где укрылся Потрошитель, по крайней мере, разрисован знаками «Убежище!!!» и стрелками, уводящими вглубь темного строения.

– Когда ракеты упали, народ прятался, где только можно, – пояснила Алекс, доставая дробовик из-за спины. – Конечно, кто-то сразу забыл о человечности и начал творить… всякое. А вот эти «убежища» хотя бы охранялись выжившей полиций, военными.

– Из них и сформировались первые отряды стрелков, рейнджеров и прочих группировок, – договорил Крайс. – Первый главнокомандующий стрелков, полковник Рихтер Кляйн, собрал подчиненных, вскрыл подконтрольные склады и вооружил население. Десять лет ополчение умирало от заражения, горело в радиоактивных облаках, отстреливая все, что породил вирус. И только благодаря действиям полковника, в Нео-Мюнхене остались люди.

– Ему даже памятник отлили, – хмыкнула Алекс.

Нашли время делиться историческими справками, подумал я, сжимая пальцами ружье.

Зев прохода, выдолбленного из окна на высоте второго этажа, источал темноту. Солнечный свет, падающий с безоблачного неба, обрывался прямо на границе порога. Не отпускало ощущение, что какая-нибудь неведомая тварь сейчас вытащит отвратительные лапы, схватит зазевавшегося у проема и утащит, дьявольски хохоча, к себе на обед.

Ощутив, как шевелятся волосы на голове, я шумно сглотнул.

Паттерн вычислен. Проводится дополнительная калибровка.

Сразу же стало полегче. И пусть звук наших шагов неуловимо изменился, но в бою мешать не должно. Я оглянулся на Алекс – киборгу-то явно чхать на всякие таинственные свистелки – но мутантка явно не испытывала никаких проблем.

– Внутри никого? – осведомилась девчонка у киборга, прислонившегося к стене сбоку от входа.

– Не вижу. Тварь блокирует сенсоры, слишком много помех.

Помех? Уж не тех ли, что не позволяли нормально общаться с Потрошителем? Что-то многовато способностей для одного, пусть и очень мощного урода. Что «БиоТек» здесь вообще выращивали? Армию суперсолдат? Боевые киборги, мутанты, воскрешающиеся после термоядерного взрыва, телепаты. Что еще за секреты всплывут на Тау Маре? Признаться, радости от работы на эту корпорацию заметно поубавилось за последние пару суток.

– У меня тоже ничего, – сообщил я, тыча в сторону окна-двери дулом.

– Я иду первым, Алекс – следом. Каратель – замыкающий. Если станет жарко – вали отсюда со всех ног.

Спорить не стал. Эти двое почти бессмертны, а у меня жизнь одна, и не хочется отдать ее за неизвестного солдата с дебильным позывным «Потрошитель».

Крайс обмотал ремень автомата на предплечье и нырнул в кромешную тьму. Следом, отсчитав пару секунд, сунулась Алекс. Я сглотнул, стараясь держать себя в руках, и вошел в черноту.

На мгновенье закрытые глаза, распахнулись. В разрушенной высотке светился какой-то мох, проросший сквозь бетон. От бледно-зеленого блеска к горлу подкатывала тошнота.

Коснитесь для анализа.

Ага, бегу, аж волосы назад. Сам щупай местную флору. Я почти уверен, что стоит приблизиться, эти растения вцепятся в руку или ногу, чтобы сожрать тебя заживо.

Воздействие усилено. Проводится дополнительная калибровка. Внимание, Каратель, вы приближаетесь к эпицентру излучения!

А то я, мать твою за ногу, не чувствую!

Стрелки замерли у лестницы наверх. Крайс выставил оружие вперед, просматривая коридор, Алекс держала под прицелом пролет. Судя по лицу девчонки, теперь и ей досталось – девчачьи руки мелко дрожали, поворачивая дробовик из стороны в сторону.

Внимание! Воздействие усилено!

– Он идет сюда! – закричал я, с трудом удерживая ружье в руках.

Тревога, поселившаяся снаружи превратилась в бесконтрольный ужас. Больше всего на свете я сейчас хотел убраться куда подальше, но ноги словно приросли к полу.

– Гости… Гости… Гости…

Зловещий шепот доносился со всех сторон. Грохнули три выстрела – Алекс разрядила по патрону в разветвление коридоров. Каким чудом в меня не попала, я не понял. Но звук ее «Ангера 213» отрезвил меня, дав возможность хотя бы вздохнуть.

Установлены новые нейронные связи. Устойчивость к психотропному воздействию. Классификация по системе вооруженных сил корпорации «БиоТек»: отсутствует. Присвоен временный уровень: 0,1.

Бросившись вперед, я в десять шагов достиг пары стрелков. Киборг кивнул мне, тут же отвесив Алекс пощечину. Голова девчонки мотнулась, но глаза остекленели, а руки судорожно сжимали дробовик.

– Он перешел на ее частоту, – сообщил Крайс. – Алекс нам не помощник. И, сдается мне, твой дружок тоже давно сдох. Следи в оба, если станет слишком страшно – отступай. Понял меня?

Я кивнул.

– Скажи, что понял, Каратель.

– Понял я, понял. Где эта тварь?

Ответить киборг не успел, нас самым наглым образом прервали.

Обнаружен многочисленный противник. Расстояние: 5 метров.

Они полезли отовсюду. Переворачивались плиты, гниющие руки вскрывали густой слой мха. Приглушенные перестроенными динамики звуки шагов донеслись с верхних этажей.

Мы встали спиной к спине, готовясь стрелять.

Подсчет окончен. Обнаружено 213 мутантов.

Глава 7

– Мои справа, – сообщил киборг, тут же открывая огонь.

Вскинув винтовку, я выпустил первый патрон. Голова мутанта, похожего на очеловеченный пласт торфа, разлетелась на куски. Источая зеленоватый дымок, осколки черепа расцветили темное помещение. Опалисцирующее свечение усилилось.

Повышение уровня вирусного заражения!

Просто отлично! Ходячие рассадники отравы в тесном коридоре – что может быть прекраснее?! Настоящий курорт для любителей погорячее.

Щелкнул затвор, гильза ударилась о камень под ногами, я снова выстрелил. Ползущий по вертикальной стене урод с распахнутой пастью, проглотил пулю и, расплескав зеленую жижу, свалился на пол.

Рядом стрекотал автомат Крайса. Киборг успевал выстрелить два-три раза, кладя одного урода за другим, пока я валил первого. Однозначно, стандартной учебки «БиоТек» для визита на Тау Мару слишком мало.

Четвертая пуля вышибает глаз тупо шагающему вперед уроду, разбрызгивая зеленый студень. Труп заваливается назад, его место тут же занимают двое новых врагов.

Рекомендуется сменить оружие. Энергетическое ружье даст больший результат в замкнутом пространстве.

Отпустив «Хорор», позволяя карабину повиснуть на плече, подхватил энергоружье, сразу выпуская заряд по подсвеченному уроду. Гулко выплевывает сгусток дуло, поражая одним зарядом двоих сразу.

Установлены новые нейронные связи. Стрельба от бедра. Классификация по системе вооруженных сил корпорации «БиоТек»: 1,2.

Выдавая заряд за зарядом, я смог хоть как-то расчистить путь. Алекс за нашей спиной все еще сжимала дробовик. Глаза девчонки оставались расширенными от ужаса, зрачки метались из стороны в сторону.

– Сзади! – мимо моей головы промелькнуло дуло «Вихря».

Короткая очередь громкими хлопками ударила по сенсорам, заставляя меня отшагнуть к стене. И вовремя – скрытые углом твари тут же бросились на киборга, полностью игнорируя застывшую девчонку.

Крайс выпустил автомат, «Вихрь» повис на ремне, а кулаки боевой машины заработали молнией, пробивая хлипкие черепа и вышибая дух из самых прытких уродов. Разбрызгивая зеленую муть, киборг буквально ломал мутантов, как сухие ветки.

Я вскинул ружье и в несколько выстрелов проредил насевшую на робота ораву. Крайс дернул ремень, подхватывая болтающийся автомат.

Произведен перерасчет. Обнаружен 161 мутант.

И когда успели перестрелять такую толпу?

Несколько мгновений передышки хватило, чтобы оценить наваленную груду тел в правой комнате. Пустое помещение напоминало братскую могилу – торчали сухие облезлые руки, отстрелянные ноги, сочилась зеленая дрянь. С моей стороны – чуть больше десятка убитых.

Противник на верхних этажах. Расстояние: 10 метров.

– Они спускаются, – крикнул киборгу, уже отстреливающемуся от новой волны.

Мутанты тупо лезли под пули Крайса, запинались о своих же, но продолжали упорно пробираться вперед. С моей стороны показалось всего трое, я позволил НИ подхватить управление, мастерски направляя разряды в глазницы уродов.

Установлены новые нейронные связи. Прицельная стрельба. Классификация по системе вооруженных сил корпорации «БиоТек»: 3,4.

Хоть какая-то польза от ситуации. Прокачаю стрельбу, стану снайпером, все девчонки будут мои, мать его.

Прислонившись к стене, направил дуло наверх, где уже показались гнилые пальцы первого мутанта. Синяя вспышка, тварь теряет равновесие и скатывается вниз – под ноги замершей девчонки. От толчка под колени Алекс встрепенулась, стряхивая оцепенение и с проклятьем разрядила патрон прямо в лысую башку противника.

Нас обоих обдало зеленой слизью. НИ запищал об опасности заражения, но я уже переключился на левый зал – там снова показались ублюдки. Разряды вылетали из энергоружья один за другим. Благо, сейчас могу положиться на вшитого помощника.

Сбоку протопали ботинки – девчонка рванула наверх, буквально раскидывая мутантов врукопашную. Несколько громких разрывов – пометки на визоре исчезли.

– За мной, Крайс! – приказала Алекс.

Киборг, не переставая отстреливать наседающих уродов, шаг за шагом двигался к лестнице, я тоже перешел на его сторону, выбивая самых медленных.

– Пуст, – голос стрелка заставил самого скосить глаза на боезапас ружья.

Пока он перезаряжался, перепрыгивая через две ступени, я медленно отступал. Оставшись один, сразу же ощутил нехватку опыта – твари подбирались все ближе. Как будто в насмешку, НИ сообщил о разрядке ружья, высветив на визоре крупными буквами:

Перезарядка!

Матерясь сквозь зубы, я встретил подобравшегося мутанта кулаком в челюсть. Тварь всхлипнула, отшатываясь, а я добавил ногой по колену. Отчетливо хрустнули кости, ботинок опустился на землю, будто не заметив препятствия.

Воодушевленный, я встретил прикладом следующего наглеца, сбив к чертям отвратительную башку с тонкой шеи. Вертящаяся, словно мячик голова раскрасила окружение зелеными потеками.

Новая тварь прыгнула сзади, вцепляясь в пластины наплечников. На шлем потекла отвратительная слюна. Не придумав ничего лучше, я оттолкнулся изо всех сил, взмывая к потолку. Из мутанта, раздавленного о плиту, брызнуло, как из ведра.

Повышенная угроза заражения.

Они все прибывали, уже не шагом – перешли на полноценный бег. Один разогнался, ловко взбежал на кучу убитых собратьев, оттолкнулся вывернутыми в обратную сторону ногами и полетел на меня, вытянув лапы с острыми пальцами.

Как раз в этот момент я вставил новую батарею в ружье. Синяя вспышка взорвалась прямо в распахнутой пасти ублюдка. Меня снова окатило тошнотворной мутью, а ударивший по инерции труп едва не опрокинул с ног.

На визоре зарябило от контуров мутантов. Я вертелся ужом, отстреливая уродов, а самых наглых встречал прикладом и тяжелыми ботинками. Сбившись со счета убитых, успел подумать, что стрелки куда-то смылись, бросив меня на растерзание, но все как-то очень быстро закончилось.

Просто кончились мутанты, а я все еще сжимал забрызганное ружье. Со ствола капала изумрудная кровь измененных, дыхание вылетало из груди с хрипами – сказывались не до конца заросшие ребра. Броня из красного превратилась в насыщенный зеленый.

Требуется механическая очистка брони. Снятие маски заблокировано.

Значит, сейчас я просто ходячая бацилла. Зашвырни меня в людное место, народ вокруг передохнет за минуту. Обычно этот режим включался только на совсем уж опасных планетах, после выхода с которых солдат даже не выпускали из грузового отсека.

Концентрация вируса на поверхности брони: на 156 % выше смертельного уровня.

Вот так-то, Каратель. Теперь ты можешь сеять смерть одним своим присутствием.

Отдышавшись, переставил батарею – эта зияла последними тремя разрядами. Нужно добраться до Потрошителя. Плевать, что с ним и как, мне нужны батареи. Без них я точно здесь сдохну.

Ступая по лестнице вслед за ушедшими стрелками, я переступал через раскуроченные тела мутантов. Перед глазами так и вставала картина, как девчонка и киборг расшвыривают врагов вручную, экономя патроны. Раздавленные головы, оторванные руки и торчащие наружу ребра.

Желудок напомнил, что пора бы пожрать. Я, конечно, пробовал впихнуть в себя чудеса местной кухни, но все пришлось отдать урне в казарме. И пить хочется до ужаса. А я даже маску снять не могу.

Лестница тянулась бесконечно. Я успел пожалеть, что вообще решил сюда подниматься – дождался бы, пока киборг с Алекс сделают все за меня, но нет же – чертов договор с «БиоТек». НИ не должен посчитать, что я нарушаю обязанности, иначе ждет меня зажарка прямо в этой же броне до состояния хорошего шашлыка.

М-м-м, шашлык, жареное мясо, я сглотнул слюну, переступая через мутанта, насаженного на кусок арматуры, торчащей из пролома в полу. Я бы сейчас даже жареную крысу съел. Черт с ним, можно даже сырую, лишь бы без шкуры.

Отсутствует питательный рацион. Найдите тело сержанта Голова.

А то я бы без напоминания не вспомнил! Чертов НИ порой умеет вывести из себя одной метко брошенной фразой. Можно подумать, я по своей воле на диету сел! Допрыгается у меня, перепрошью под какую-нибудь тупую блондинку, будет меня называть не иначе, как «Властелин моих ночей» и «Повелитель звезд моих мечтаний»! Слышишь, сволочь?

Для перепрошивки требуется наличие связи с флагманом. Доберитесь до радиовышки.

Да пошел ты!

Злой и окончательно оголодавший, я поднялся на последний этаж. Трупы мутантов перестали встречаться тремя пролетами ниже, а путь наверх преграждал завал. Верхний этаж рухнул, но стены устояли, сдерживая натиск. Хорошо бы, чтобы запаса прочности хватило, пока мы здесь ходим.

Коридор был чист, словно вокруг не мир после апокалипсиса, а прекрасное время, когда роботы-горничные собирали пыль и протирали цветы в кадках. Естественно, об украшающей фауне сейчас напоминали лишь потрескавшиеся каменные вазы, но сам факт!

Нужную мне дверь НИ сразу же подсветил – собственно, единственную на этаже. Правда, она болталась на соплях, явно киборг сбил петли, чтобы проникнуть внутрь. Интересно, почему такая тишина?

Насторожившись, сглотнул комок голодных слюней и плотнее сжал пальцы на ружье. Мало ли, что меня там ждет? Вдруг эта сладкая парочка лежит сейчас по ту сторону мертвая.

Для верности я сперва просунул в проход ствол и только потом заглянул сам.

Наверное, когда-то это был люкс. Огромный проем окна без единого следа стекла или пластика. Сгнившие пыльные ковры, какие-то выцветшие картины в древних рамах. Оглядывая обстановку, я невольно задумался, что с изоляции прошло 300 лет, а большая часть предметов на Тау Маре не только не обратилось в пыль, но и продолжает выполнять свое предназначение.

Крайс вышел из комнаты, ведущей в ванную. Поймав меня на прицел, киборг кивнул и махнул стволом в сторону уборной.

– Твой дружок там, Каратель.

Я кивнул, отпуская ружье. Ремень тут же натянулся, позволяя стволу занять место, не болтаясь между ног.

Внутри ванной комнаты нашлась Алекс. Девчонка нагло рылась в замке метровой квадратной коробки. Металлический ящик упорно не желал сдаваться, но и стрелок явно не планировала отступать.

Стандартный недельный рацион. Принадлежит: 5-е отделение 3-го взвода космических войск «БиоТек».

Но даже не это заставило меня замереть на пороге.

Потрошитель был здесь, и, судя по виду, был уже давно. НИ однозначно считал биометрику, признав приколотого длинным штырем арматуры мужика в черной облегающей одежде за бойца с таким позывным.

– Какого хрена? – выдал я, подходя ближе.

По всему выходило, что он висит здесь уже не одну неделю. Начавшая разлагаться плоть отчетливо не походила на свежего покойника. НИ так же констатировал наступление смерти за несколько суток до нашей высадки. Что за хрень здесь творится? И где, мать его, броня этого урода?

– Ты мне скажи, – отозвалась девчонка, продолжая ковырять замок. – Поднялись мы по твоему маркеру, а здесь труп приколот. Объяснишь?

Я пожал плечами, все еще глядя в лицо убитого.

– Я ни черта не понимаю, мой нейроинтерфейс утверждает, что это – Потрошитель, боец пятого отделения моего взвода. Но как? Нас всех сбрасывали одновременно, а этому телу пара недель!

– Возникает вопрос, Каратель, – вмешался Крайс, показываясь на пороге. – Кто привел тебя сюда?

От его вопроса у меня вдоль позвоночника пробежалась ледяная лапа нечеловеческого ужаса. Во что я, мать вашу, вляпался? Какого хрена здесь вообще творится? Что за бред?

– Если сказанное тобой правда, – продолжил говорить киборг, выглядывая наружу, – у меня есть несколько вариантов.

– Кто-то из твоих ребят действительно спустился раньше, а тебе сказали, что прыгнули вы одновременно, – Алекс усиленно закрутила шпилькой в скважине. – Твою мать! – незатейливая отмычка с треском лопнула, оставшись торчать мизерной частью наружу.

Я сел на крышку ящика, заставив девчонку отстраниться.

– Эй, это моя добыча! – надув пухлые губы, сообщила она.

Я молча прислонил энергоружье к стене и со всей силы ударился затылком о стену. С потолка посыпалась каменная крошка. Повторив процедуру трижды, зло выдохнул:

– Как бы то ни было, этот ящик – все, что у меня есть. Кто-то унес его броню.

– Не унес, – в проеме снова появился Крайс. – Подозреваю, что он ее уничтожил сознательно, прежде чем спрятаться здесь с запасом еды.

– От этого не легче, – снова оглянувшись на Потрошителя, сообщил я. – Ладно, спасибо вам за помощь, ребята. Крайс, снимем его?

Киборг кивнул, тут же вручил автомат девчонке и мы с ним в четыре руки вытащили убитого солдата из ванной комнаты. Пока я придерживал успевшее подгнить тело, НИ не скучал, собирая информацию.

Я даже не сразу понял, чего он от меня хочет, когда голос в голове несколько раз повторил результат. И лишь вспыхнувшая мигающая надпись на визоре привела меня в чувство.

Изъяты внутренние органы.

Вот как? Это что же, кто-то выпотрошил Потрошителя? Сразу же вспомнился док Винстон с его словами про спасение всей Тау Мары. Но что, если идти от обратного? Раз здесь есть разумные мутанты, а кто-то совершенно точно говорил зловещее «гости» на нижнем этаже, могут ли они обладать настолько развитым интеллектом, чтобы догадаться применить незараженные органы?

Нужно больше информации для анализа.

Что ж, придет время, и с этим разберемся. Прости, Потрошитель, но похороны с почестями – не про тебя. Поднявшись на ноги, я первым делом направился в ванную, где Алекс, судя по гневным тирадам, сломала третью шпильку.

Война войной, а обед по расписанию.

Усиление пальцев. Повышенный расход заряда.

Крышка отлетела в засыпанную пылью ванну. Я же уставился на блестящие упаковки. Недельный запас еды на десять человек – 210 порций! И все это мне!

– Приятного аппетита, вашу мать.

* * *

Это не Тау Мара, это какой-то круг ада. Тот, где тебя заставляют нести тяжеленный ящик, полный еды, не давая при этом ни единой возможности нормально пожрать. НИ упорно не желал разблокировать маску, чтобы я, наконец, набил брюхо вкусным сочным консервированным пайком.

Тащить ящик пришлось мне самому, Алекс и Крайс от такого удовольствия отказались, хотя оба не уступали мне в силе. Уж киборг, ломавший кости мутантам, как сухие тростинки – так точно. Зато они честно подобрали все найденные гильзы и отсыпали мою часть в подставленную сумку.

К «Дьяволу», несмотря на не такое уж дальнее расстояние, мы вернулись только на закате. Я вбросил ящик со жратвой на дно машины. Крайс покачал головой при взгляде на мою заляпанную броню и выдал какую-то металлическую щетку, больше похожую на пыточный инструмент.

– Извини, но мы к людям собираемся, а на тебе эта дрянь. Опасно.

– Давай помогу, – выпрыгнув с кресла, вцепилась в щетку девчонка. – Коней я уже чистила, а вот живого человека – пока не приходилось.

Высунув язык, она принялась отдирать налипшую слизь. От скрипа металла по металлу у меня сводило зубы. Но деваться некуда – как назло ящик с провиантом соблазнительно торчал краем. Одноразовые цилиндры блестели в свете заходящего солнца, заставляя прикрыть глаза, чтобы не наброситься на еду, которую не можешь съесть. Да и все больше накатывающая слабость не давала забыть про выблеванный в урну обед.

– На Тау Маре есть кони? – стараясь отвлечься от мыслей про еду и безбожного скрипа щетки, проговорил я.

– Ага, – отозвалась раскрасневшаяся от усилий Алекс, стряхивая со щетки комья застывшей жижи. – На юго-западе уцелели животноводческие фермы. Какого только зверья там нет. Помню, как задницу отбивала, пока училась ездить верхом.

Я так и представил щуплую девчонку в седле гигантского черного мустанга. Как блоха на собаке.

Посетить фермы на юго-западе. Проанализировать воздействие вируса на животных.

Я скрипнул зубами. Сколько уже задач, я здесь поселиться должен, чтобы все выполнить?

Основная задача – установление причин, повлекших за собой возникновения аномалий Тау Мары. Умышленный отказ от выполнения приравнивается к нарушению прямого приказа адмирала, что влечет за собой высшую меру наказания.

Иди нахрен, чертов умник!

– Ну вот и все, – сообщила девчонка, бросая покрытую слизью щетку в сторону. – Теперь эта штука нам не пригодится.

Концентрация вируса на поверхности брони: 5 %. Блокировка маски снята. Рекомендуется провести химическую обработку.

Наконец-то! Вот теперь заживем! Я выхватил цилиндр из ящика и вскрыл контейнер. Маска раздвинулась, позволяя сделать вдох. И тут же из глотки вырвался кашель – воняло от меня ужасно.

Впрочем, к сладко-гнилостному запаху крови мутантов примешивался запах оружейной смазки, пота и пороха. Нагретый за день джип вонял бензиновой отработкой и горячим металлом. От какофонии запахов меня мгновенно затошнило, но усилием воли загнал поднявшуюся желчь.

– Ты в порядке? – обернулся ко мне киборг, заводя мотор.

Слабо кивнув, я перегнулся через борт и сплюнул вязкую слюну. Комок слизи сполз по подбородку. Тяжелая рука Крайса схватила меня за плечо, помогая не вывалиться наружу.

– Привыкай, пахнет здесь не очень.

– Обычный запах, – отозвалась стрелок, забираясь на свое место за пулеметом. – Крайс, Вайдунг молчит?

Меня сочувствующее похлопали по плечу. Краем уха, отирая лицо воняющей гнилью перчаткой, я слышал, как щелкает радио. Более менее придя в себя, я откинулся в кресле, тяжело дыша.

– Тишина. Вообще ничего, – хмыкнул Крайс. – Я связи тоже не вижу.

– А вы убили того… – продолжая бороться с дыханием, прошептал я, уставившись в кровавое небо, наполненное темными облаками. – Как там вы этого урода называете?

– Убили, – сообщила Алекс, ногами расшвыривая так и не собранные с днища гильзы. – Крайс, глуши двигатель, я приберусь.

Если так подумать, 440 патронов за винтовку – не так уж и много, с учетом, что за один раз девчонка отстреляла шесть сотен патронов. А ведь это, по сути, обыкновенный рейд. Конечно, вряд ли они каждый день встречают две тысячи мутантов разом, но все равно.

– Если мутанты дошли до «Дыры», – проговорил киборг, продолжая щелкать переключателем.

– Там куча стрелков. Да и местные тоже не станут отсиживаться. Мутанты – не рейдеры, пленных не берут.

Я прикрыл глаза, слушая их негромкий разговор и грохот гильз. Девчонка сгребала их руками в один из ящиков. От клацанья металла об металл хотелось перекосить лицо – до того отвратительно звучало.

Сосредоточившись на цилиндре, который все еще сжимал в руке, вытащил первый пакетик. Концентрированный порошок соблазнительно белел на дне пластиковой упаковки. Не снимая перчаток, я вцепился зубами в перфорированный край и тут же ссыпал синтетический состав питательных веществ в пасть.

Блаженно прикрыв глаза, я рассасывал собравшуюся в комок безвкусную дрянь. Плевать, что похоже на хрен знает что – главное, я могу это есть!

– И ты это ешь? – фыркнула девчонка, закончив собирать гильзы. – Фу, ну и гадость.

Я усмехнулся, протягивая ей такой же пакет из цилиндра.

– Хочешь попробовать?

Алекс скривилась, отвращение на ее лицо было столь велико, что я не удержался от смеха.

– Посмотрел бы я на тебя в моем положении! Да и потом, космические путешественники теперь только так и питаются. Экономит, знаешь ли, ресурсы, – хмыкнув, вскрыл вторую порцию.

– Вроде бы раньше использовали специальные гидропонные системы, – вклинился в разговор Крайс, снова заводя двигатель. – Перешли на синтез?

Я пожал плечами.

– Мой дед уже стал дедом, когда порошки ввели повсеместно. Теперь в Сити?

Киборг кивнул. Алекс протянула мне руку.

– Насыпь попробовать, а?

Я добродушно хохотнул, разжевывая налипший на зубах состав, но все же отдал один пакет девчонке. А затем довольно ржал в голос, глядя на ее лицо, скошенное от отвращения.

– Ну и дерьмо! – сплевывая, сообщила стрелок.

– А я предупреждал, – покачал головой я, продолжая смеяться.

Киборг придавил педаль, и «Дьявол» тронулся с места. Я закрыл цилиндр, навинтив крышку обратно, и сунул в ящик. Едой я обзавелся, но лучше поберечь запасы. Мало ли, что придумает адмирал, когда НИ передаст собранную инфу. Подкрепление могут и не отправить, а ловить по всей планеты ящик снабжения будет очень нелегко.

Мимо проплывали разрушенные до основания дома. Торчали куски арматуры, как женщины, сбросившие платье, стряхнувшие бетонную основу. Хотя ржавые куски металла скорее напоминали кровоточащие ребра, выглядывающие из распаханной широким тесаком груди.

Ехали в молчании, Крайс периодически щелкал тумблером радио, но даже обычных помех не доносилось из динамиков. Мы словно попали в мертвую зону. Напряженное лицо киборга все больше хмурилось. Я же вертел головой по сторонам, стараясь подмечать возможные ориентиры. Набив рот синтетических рационом, пускай и стал спокойнее, но отметать факт, что от сопровождения стрелков рано или поздно придется избавляться, не покидало.

Машину тряхнуло на очередном обломке, я вцепился в раму, чтобы не вылететь с кресла. На визоре подсветилось несколько контуров.

Обнаружен противник. Расстояние 300 метров.

– Крайс!

Он ударил по тормозам, едва не заставив «Дьявола» сделать кувырок вперед. Передний бампер мягко коснулся земли, я сглотнул, подхватывая ружье. Последняя батарея.

Повернув в указанную мной сторону ствол пулемета, Алекс сощурила глаза. Прикрытые обвалившимся домом контуры явно принадлежали людям – до сих пор мне не приходилось видеть, чтобы мутанты рылись в чем-то или даже просто двигались осмысленно.

Заглушив двигатель, Крайс намотал на руку ремень автомата.

– Я никого не вижу, – сообщил киборг. – Алекс?

– Тоже ничего, – закусив губу, ответила девчонка.

Я выбрался из машины, прихватив с собой «Хорор». Побережем запас батареек. Осторожно двигаясь в сторону контуров, обратил внимание, что даже с моими приглушенными сенсорами, звук разносится достаточно далеко. Да и вряд ли бы кто пропустил мимо ушей рев джипа.

Но нет, сидящие по ту сторону бетонного обломка спокойно занимались своими делами. Я отчетливо слышал, как они двигаются – под ногами неизвестных шелестела каменная крошка. Улавливал даже негромкое бормотание, словно путники остановились на привал и теперь едва слышно переговариваются, не желая привлекать внимания.

За спиной послышались еще шаги – Крайс последовал за мной, оставив девчонку в «Дьяволе». Дуло автомата покачивалось в такт ходьбы, но в целом киборг выглядел абсолютно расслабленным.

Показав, что обойду с левой стороны, я двинулся вперед, готовясь при необходимость стрелять навскидку. Киборг пошел с другой стороны.

Обогнули препятствие мы одновременно. Два ствола уставились в пустоту. Шесть изъеденных временем скелетов в старой гражданской одежде развалились, как на отдыхе, на небольшом пятачке относительно ровного пространства.

– Что за херня творится на этой долбанной планете? – выдохнул я, переводя взгляд с одного скелета на другой. – Крайс?

Киборг пожал плечами.

– Может, сбоит твой интерфейс? Некоторые Смарты могут барахлить, может, и твой накрылся?

Я не ответил. Если бы НИ сошел с ума, мне бы расплавило мозги – на него, считай, завязано практически все управлении организмом. Убрав винтовку за спину, я склонился к прислонившемуся спиной скелету, внимательно разглядывая его одежду.

– Он давно здесь лежит, вряд ли что-то ценное еще осталось.

Коснитесь для анализа.

Проведя кончиком пальца по лобовой кости, я считал результат экспертизы.

Смерть наступила по естественным причинам. Состояние костей указывает на возраст 90–95 лет.

Осмотрев остальные тела, получил точно такие же ответы. И почему эти шестеро стариков были отображены, как живые люди?

Не исключена вероятность взлома системы отслеживания. Проводится диагностика. Передача полного управления пользователю.

Я тут же выпрямился. Как кто-то мог его взломать? Когда? Пока я лежал у Винстона в отключке? Но чем? Здесь технология встала на чертовы три сотни лет, здесь попросту не должно быть равных моему НИ!

Но кто-то все равно отправлял радиосигнал с позывного Потрошителя, умершего пару недель назад. И теперь вот эти старики, явно собравшиеся здесь для коллективного отхождения в мир иной.

– Каратель, – тихо позвал меня киборг. – Ты в порядке?

Я тряхнул головой, стараясь собраться с мыслями.

– Может ли вирус вызывать безумие, Крайс?

Киборг пожал плечами.

– Теоретически свести с ума человека может вообще что угодно. Вы обладаете крайне хрупким психическим устройством, чуть тряхни – и псих готов. Меня больше волнует, что мы опять остановились за какой-то хренью. Нам нужно добраться до Сити, а ты второй раз нас останавливаешь. Еще чуть-чуть, я начну подозревать, что ты в курсе, что произошло в городе, почему рация молчит. И в таком случае я буду вынужден тебя пытать, чтобы получить ответы.

Я кивнул, в последний раз оглядывая трупы. Киборг ушел, оставив меня наедине с древними старцами. Если бы НИ не отключился, я бы смог проанализировать обстановку, чтобы выяснить, что тут произошло на самом деле. Но чертова машина как всегда приняла решение за меня.

Не могли шесть человек просто придти сюда, рассесться поудобнее и сдохнуть. Ну не верю я в такое. Разве что это какие-то фанатики. Или им во сне кто-то перерезал глотки. Но одежда чистая, только пылью присыпана. Выходит, они действительно сидели здесь, пока не умерли? Или их накрыло радиацией, а случилось это три сотни лет назад? Почему их не раздели, наверняка я не первый, кто находит это маленькое кладбище. Сомневаюсь, что в первое время кто-то вообще церемонился с мертвецами.

Одежда крепкая, даже слишком опрятная для окружающего постапокалипсиса. Сейчас бы узнать, как давно она здесь лежит, но сволочь, способная рационально мыслить, отключилась. Сколько он будет искать следы взлома?

Уже собираясь уйти, бросил взгляд в сторону первого осмотренного старика. Мне сейчас показалось, или череп должен был смотреть прямо, а не таращиться пустыми глазницами мне вслед?

Черт возьми, я точно схожу с ума. Я слышу и вижу мертвецов. Я даже с ними разговариваю. Что это за колония такая?

Подчинившись порыву, отвернул следящий за мной череп в сторону. Кость хрустнула, выбеленная ветром и солнцем голова скатилась под ноги и распалась в мелкое крошево.

– Да ладно, – выдохнул я, запуская пальцы за шиворот мертвеца.

Нащупав крепление, нашарил зажимной механизм и отжал его. Квадратная батарейка упала мне в ладонь, оставив поддерживающий скелет зиять пустым гнездом. Пока нейроинтерфейса нет, проверить заряд просто так я могу лишь вставив батарею в карман, что и было мною произведено незамедлительно.

Уровень заряда: 78 %.

Черт возьми, живем, вашу мать! Осмотрев остальные трупы, нагло срывая с них одежду, я обогатился еще на пять батарей. В броне кончились запасные секции, но я был готов тащить драгоценные прямоугольники в руках хоть до самого города.

С этой находкой да со жратвой – я, наконец, смогу чувствовать себя нормально на этой проклятой планете!

– Ты идешь? – донесся до меня раздраженный крик Алекс.

Радостно хмыкнув, я двинулся прочь. Ну и пусть я вижу мертвецов, пусть я с ними даже веду беседы, как в «Дыре» с Потрошителем, если наградой станут такие ништяки – я согласен записаться в гадалки.

Выгрузив свое богатство, при виде которого киборг вскинул брови, а девчонка нахмурилась, я забрался в пассажирское кресло.

– Откуда там батареи, Каратель? – тихо поинтересовался Крайс.

– Те шесть трупов носили экзоскелеты. Я забрал элементы питания.

Они переглянулись, но робот все же завел двигатель.

– И за 300 лет никто их не нашел? Ты же не думаешь, что эти руины никто не обследовал? Да здесь все облазали раз на тысячу, – вставила девчонка.

– Какая разница? – отмахнулся я, не разделяя ее недоверия.

– Разница в том, что если кто-то туда их специально для тебя подложил, мы идем в какую-то безумную ловушку, – пояснил Крайс, выруливая на широкую улицу.

– «БиоТек», – презрительно бросила стрелок.

– Что «БиоТек»? – чувствуя, как стою на волосок от обрыва, решил уточнить я.

– Радиовышка привлекла корпорацию. И над нами ставят какой-то эксперимент, – заявила она. – Мутант, киборг и боец едут в город, с которым исчезла всякая связь. Это очень похоже на то, что они устраивали в своих бункерах.

Я спорить не стал. Но меня ведь предупредили бы, если бы все было подстроено. Верно?

Глава 8

В Сити действительно случилась беда. Когда «Дьявол» только подъезжал к городу, обнесенному бетонной стеной из каменных плит, уже стало ясно – внутри нас не ждет ничего хорошего.

На пути к распахнутым металлическим воротам, нас встречали надетые на копья обнаженные трупы. Это точно не работа корпорации – не с ресурсами «БиоТек» играть в садиста. Нет, это сделали такие же люди.

Засохшие надрезы формировали у некоторых висящих на солнце мишени со следами пуль и, если я не ошибаюсь, глубоких надрезов от метаемых ножей. Все жертвы – мужчины, очевидно, женщин нападавшие увели с собой.

В наступающей ночи зрелище выглядело настолько отталкивающе, что я честно пожалел о съеденном пайке. А когда джип наехал на вытянутые у казненного кишки, и свисающий с кола здоровенный мужик, распаханный надвое, истошно заорал, мне стоило громадных усилий не выстрелить на крик.

Крайс ударил по тормозам, выпрыгнул из машины, подбегая к потерявшему последние метры кишечника мужику.

– Кто это сделал?

– Пошел ты нахер, стрелок, – несмотря на смертельные раны, он попытался плюнуть в лицо киборгу, но изо рта вместо слюны вырвался последний выдох.

Мрачный, как туча, Крайс попытался снять жертву с кола, но в итоге добился лишь того, что тело окончательно прорвал окровавленный кол. И как этот мужик до сих пор был жив? Его кишки намотало на колесо, а тот держался до последнего. Таумарцы реально уже не очень-то похожи на людей.

– Крайс! – позвала напарника Алекс. – Едем!

Поиграв желваками, тот вернулся в кресло водителя. Я же старался смотреть только вперед. Созерцание жестоких издевательств не входило в мои эстетические потребности. Черт, я вообще против пыток, как таковых! Есть у тебя враг – убей его и дыши спокойно, но издеваться над проигравшим – это уже за пределами моего понимания.

«Дьявол» рванул с места, будто за нами все демоны ада гнались. Рев двигателя заглушил окружающие звуки, но я все равно слышал, как висящие на кольях и приколотые к крестам жертвы неведомых садистов стонут. Пришлось закрыть глаза, вспоминая детскую считалочку, чтобы отвлечься от доносящихся до нас криков и просьб добить.

Не такой я представлял себе работу на корпорацию. Совсем не такой.

Ворота Сити открывались внутрь. И сейчас на них тоже висели приколотые кусками алой арматуры, как бабочки иголкой, мужчины. В отличие от встреченных на подъезде к городу, эти все до одного имели бронежилеты с нарисованными черепами – стрелки.

– Ублюдки, – прошипела девчонка, смахивая безостановочно катящиеся слезы. – Ублюдки.

Крайс молчал, я тоже не спешил прерывать тишину. Колеса джипа шелестели по насыпанной вместо асфальта гальке. Со всех домов, что тянулись вдоль улицы, на нас смотрели трупы. Нескольких приколотили к дверям, часть тел не имели даже голов. За моей спиной все громче всхлипывала Алекс.

Я передернул плечами – прекрасно понимаю ее чувства. Урод, виновный в аварии, убивший моих родителей, тоже не заслуживал жить. И я его прикончил. Но здесь – после такого обычной смерти будет мало. Произошедшее в Сити уже за гранью человеческого понимания. Таких ублюдков нужно отстреливать, как диких собак.

«Дьявол» рыкнул в последний раз и затих. Круглые фары выхватили огромную кучу тел, наваленных горой посреди центральной улицы. Два желтых луча – единственный источник света во всем Сити, искажали зрение, и я был рад, что не могу рассмотреть всех подробностей.

Крайс снова щелкнул бесполезной рацией. На всех частотах царила гнетущая тишина. Что он рассчитывал услышать? Вряд ли те, кто ворвался и казнил жителей, пропустили хоть одного. Здесь явно потратили целый день, минимум, с маниакальной педантичностью следя, чтобы никто не умер раньше времени.

Выбравшись из кресла, киборг прихватил с собой автомат и двинулся в сторону. Алекс спрыгнула следом, но направилась к куче убитых. Я же закрыл глаза и откинул голову на спинку кресла.

Диагностика завершена. Следов взлома не обнаружено. Проводится анализ. Определено местонахождение блокирующего устройства. Маркер установлен на карте. Поиск выживших. Не обнаружено. Обнаружена система обороны С-95. Установление связи. Диагностика завершена. Прожекторы (8 установок): отключено. Автоматические турели «КиберЭволюшен МГ-2» (16 установок): отключено. Сигнализация: отключено. Боевые дроны «Аирфорс-176» (53 штуки): отключено. Разведывательные дроны «Аирфорс-210»: отключено. Системы видеонаблюдения (18 камер): отключено. Система С-95 заблокирована с терминала. Маркер установлен на карту.

От вывалившейся скопом информации даже голова кругом пошла. Системы вроде этой ставят на всех колониях. В частности, для предотвращения бунтов. И отключить ее может только тот, чья биометрика внесена в базу. Как простые рейдеры могли это сделать?

– Выживших нет, – сообщил вернувшийся киборг. – Склады вскрыты, там только мебель не вывезли.

– Система обороны работала до нападения? – поинтересовался я.

– Тоже заметил?

Я кивнул.

Алекс оторвалась от созерцания маленького трупа в грязном платье. Поднявшись на ноги, девчонка подошла к нам, глядя в никуда. Дробовик, покачивающийся в руках, подрагивал.

– Что там про оборону? – с трудом проговорила она, локтем стараясь вытереть текущие слезы.

– Тот, кто устроил это все, предварительно отключил систему.

– Что это значит? – покачала головой девчонка.

– Это значит, – медленно проговорил я, вылезая из джипа, – что кто бы ни санкционировал уничтожение города… Алекс, это внутренняя работа. Не простое нападение, не волна мутантов, это саботаж.

Затвор дробовика щелкнул. Ствол уперся мне в грудь. Это уже входит в привычку. Дурную привычку.

– Еще одна странность?! Почему до того, как вы высадились на Тау Мару, ничего из этого дерьма не случалось?

Я обхватил дуло и отвел его в сторону.

– Док говорил, что ты тупеешь. Не думал, что все настолько серьезно. Мне насрать, хоть все здесь друг друга перестреляйте. У меня своя задача. Хотите искать крысу, отключившую систему обороны – пожалуйста!

Сервоприводы брони активированы. Расход энергии увеличен.

Вырвав ружье из рук девчонки, легким толчком приклада опрокинул ее на спину. Перевернув ствол, выщелкнул патроны один за другим, и тут же бросил Алекс разряженный дробовик.

– Успокойтесь оба, – запоздало вмешался Крайс.

– И ты иди нахер, – отозвался я, вытаскивая ящик с провиантом. – Спасибо, что проводили до города, но дальше наши пути расходятся. Вы сейчас пойдете отключать блокиратор, наладите связь с Вайдунгом, зароетесь в свои дела. А я пойду к радиовышке, перестреляю там всех, кто попадется под руку, и свяжусь со своими. В жопу вашу сраную планету, я хочу свалить отсюда, как можно скорее!

Повышенный уровень угрозы.

Напрыгнувшую мне на спину девчонку я ухватил за плечо. Она попыталась свернуть мне шею, вцепившись руками в шлем. Ее маленькие пальцы закрыли обзор.

Усиление пальцев. Повышенный расход заряда.

Рывок – и щуплая девка падает, вышибая дух об землю.

Установлены новые нейронные связи. Безоружный бой. Классификация по системе вооруженных сил корпорации «БиоТек»: 0,1.

– Лежать! – поставив ногу на живот стрелка, приказал я.

Девчонка сузила глаза и вцепилась пальцами в сапог. Мир завертелся перед глазами.

Сервоприводы брони активированы. Расход энергии увеличен.

Извернувшись в полете, я приземлился на корточки, корректируя равновесие хватом за джип. Под пальцами металл машины смялся, как лист бумаги.

Установлены новые нейронные связи. Акробатика. Классификация по системе вооруженных сил корпорации «БиоТек»: 0,2.

– Успокойтесь! – киборг поднял ствол в воздух и выпустил патрон. – Немедленно!

Алекс встала, сплюнула мне под ноги.

– Это все из-за таких ублюдков, как он, Крайс! Этот урод что-то скрывает! Неужели ты не видишь, что это они, – ткнула в мою сторону пальцем девчонка, – виноваты во всем!

Расход энергии уменьшен.

Я выпрямился, опустил руки и спокойно достал из джипа свое ружье. Что они станут делать дальше – не моя проблема. У меня есть свои задачи, свой контракт. Вышку я зачищу от рейдеров – уже сталкивался, не такие они и страшные.

– И куда ты собрался? Один посреди ночи, – хмыкнул киборг.

– Выполнять свою миссию. Если вам не нужна вышка – оставайтесь в этом могильнике. Меня ждет корабль на орбите. И я не намерен торчать на Тау Маре дольше необходимого. Идти одному? Не вопрос, у меня хватит батарей, чтобы отправить на тот свет всех, кто попадется, – я пнул стоящим у ног ящик, куда переложил найденные у стариков батарейки. – Потом забирайте ее себе.

Киборг кивнул, растягивая губы в улыбке.

– И как ты потащишь этот ящик?

Я пожал плечами.

– Уж какую-нибудь сумку найду. Не все же забрали убийцы.

Он шагнул в сторону, пропуская меня. Я прошел вперед, обходя гору тел по широкой дуге. Спасибо маске, хоть запаха разложения не чувствую.

Собранный из листов железа дом оказался совершенно пуст. Даже мебель вытащили. На полу, залитом кровью застыли следы тяжелых ботинок. На стенах – алые отпечатки ладоней.

Произвести реконструкцию?

Нет, спасибо, это не мое дело.

Картина повторялась из дома в дом, пока я не покинул центральный квартал. Маркеры радиоглушилки и системы обороны мигали в другой стороне – торговый квартал Сити, резиденция стрелков манила, сверкая указателями.

Обшаривая очередную лачугу, наконец, нашел то, что нужно. Вытряхнув розового медведя, облезлого и с сотней швов, закинул кожаный рюкзак на плечо и вышел наружу.

Пока бродил, стрелки, похоже, решили сжечь тела. Теперь со стороны площади поднимался жирный дым, подсвеченный оранжево-красным светом. Тупо пялясь в строну горящего на площади погребального костра, я старался уговорить себя не вмешиваться. Это не моя война, эти люди мне – никто.

Контакт с военизированной организацией «Стрелки» является наиболее благоприятным из возможных вариантов для успешного выполнения задачи по налаживанию связи с местным населением.

А то я не знал, черт возьми. Да, у них может быть не все отлично и превосходно, но хоть порядок-то они поддерживают. Конечно, есть куда более внушительная компания – Альянс. Но где конкретно они сидят – даже из Смарта майора узнать не удалось. Кроме того, эти ребята явно не настроены вмешиваться в творящийся на Тау Маре кошмар. Им, судя по всему, вообще без разницы, кому продавать топливо и патроны, пока аборигены платят.

Данный вывод не подкреплен информацией.

Конечно, но это само собой разумеющееся. Без Альянса Тау Мара бы уже скатились до уровня каменного века. Аборигены бы бегали с дубинами и швырялись камнями. Но они не высовывались. Иначе бы, имея оружейные и топливные заводы, Альянс уже бы давно захватил все вокруг, обустроил собственное государство на Тау Маре. Но этого не сделано.

Ноги сами вынесли меня обратно к джипу. Крайс подливал бензин в костер, Алекс сидела на капоте, держа в руках грязную тряпичную куклу. Взгляд девчонки блуждал по горящим телам.

– Нашел, что искал? – киборг отставил пустую канистру, наблюдая за пламенем.

– Нашел.

– Успокоился?

– Отчасти.

Алекс бросила куклу в огонь и сползла с джипа. Вяло переставляя ноги, поплелась в сторону торгового квартала. Мы с киборгом проводили ее взглядами.

– Ты не поедешь один, Каратель, – ровным голосом сообщил Крайс, поворачиваясь ко мне. – Ты уже заключил сделку с Вайдунгом. Считай, твоя душа принадлежит дьяволу, – его губы улыбались, но глаза оставались ледяными.

Я бы тебя расстроил, киборг. Но не стану.

– На счет Алекс не переживай, – снова заговорил он. – Несмотря ни на что, ее психика очень близка к человеческой. Это серьезный удар. Мы здесь часто останавливались.

– Чтобы переживать, нужно сочувствовать. А мне на вас плевать. На тебя, на нее, на вашу возню с другими группировками. Мне плевать на Тау Мару.

Киборг кивнул в сторону горящих трупов.

– И на такое тоже плевать?

Я не ответил. Не стану же изливать душу железяке, пусть и похожей на человека.

Обнаружен радиосигнал.

– Вайдунг, прием. Вызывает Сити. Вайдунг, прием, – зазвучал голос Алекс.

– Она сняла блокировку, – хмыкнул Крайс.

– Город уничтожен. Убили всех. Слышишь, Вайдунг? Всех!

– Алекс, какого хрена…

– Это сделал Мэрдок, – не дала договорить майору девчонка. – Мы оба это знаем. Где он? Что ты ему приказал?

– Я не имею ни малейшего понятия, о чем ты. Что с городом? Там безопасно?

– Нет больше никакого города, твою мать! Где Мэрдок, сукин ты сын?

– Я высылаю группу. Запрошу подкрепления из центра. Мы возьмем Сити под свой контроль. Оставайтесь на связи.

В ответ девчонка разразилась таким потоком брани, что в другое время я бы восхищенно присвистнул. Жаль только, свистеть я не умею.

Алекс продолжала орать в рацию, Крайс повернулся ко мне и кивнул на «Дьявол».

– Кажется, мы покидаем состав стрелков. Говоришь, тебя нужно подбросить до радиовышки?

* * *

Стряхнув, я заправился и подошел к раковине. Из зеркала, висящего на стене, на меня глянуло усталое лицо с лихорадочно блестящими глазами. Писсуар зашипел, перерабатывая мочу, из-под крана ударила шипящая струя воды.

Удивительно, но лаборатория, она же медотсек, осталась не тронутой. Да, убийцы выгребли все медикаменты, но в остальном оставили все на своих местах. Даже не вскрыли пакеты с дезинфицированными инструментами.

Уровень вируса в воде: 0,01 %.

Фильтры справлялись даже спустя 300 лет, но все же часть заражения никуда не делась. Даже при минимальном количестве заразы, в конечном счете, местные еда и вода меня убьют. Так что злоупотреблять с этим не стоит.

– Выглядишь чертовски хреново, – заметил киборг, когда я вышел в операционный зал, приспособленный нами под жилой.

– Спасибо, ты тоже ничего, – буркнул я, садясь за стол, все еще хранящий запах хлора.

Опустив кулаки на холодный металл, я уронил голову на них и закрыл глаза. Нужно отдохнуть, поспать, черт возьми. Я не мутант, не робот, мне нужен полноценный сон.

Несмотря на угрозу прямо сейчас сорваться к радиовышке, наплевав на приказы, мне все же удалось уговорить парочку на привал. Не уверен, что у Алекс есть нужда в отдыхе, Крайсу точно сон не требуется, он же чертова машина.

Вскрыв очередной пакет с питательным порошком, засыпал безвкусную дрянь в рот. Киборг молча сидел в углу, уставившись в стену. В глазах – ни тени мысли, то ли общается с местной системой обороны, то ли проводит самодиагностику. А то и заряжается, хрен его знает, на чем он функционирует.

Коснитесь для анализа.

Иди в жопу.

– Почему Алекс уверена, что это работа Мэрдока? – вздохнул я, рассасывая рацион.

Он повернул голову в мою сторону, зрение сфокусировалось.

– По приказу Вайдунга Майло Мэрдок уже уничтожал подобным образом поселения. Отличие лишь в том, что тогда это были рейдеры.

Я пожал плечами, поднимаясь из-за стола. В одном из шкафчиков нашлась уцелевшая кружка. Плеснув в нее воды из-под крана, я поболтал жидкость, глядя, как пенится хлорка. Черт возьми, если подкрасить, будет выглядеть как настоящее пиво.

– И что? – дождавшись, когда реакция прекратится, спросил я. – Неужели никто другой на такое пойти не мог? Люди хоть и идиоты, но догадаться скопировать чужие действия – тут уж гением быть не надо. Достаточно просто получить доступ к системе обороны, отключить ее, а затем пустить кровь расквартированным солдатам.

Киборг пожал плечами.

– Рейдеры на такое не пойдут. Они способны закрепиться в заброшенных кварталах. Могут грабить караваны, но вырезать город… Силы не те. Ты видел тела, Каратель. Да, кто-то очень хотел заставить нас поверить, что это работа психов из банд. Но все стрелки были убиты до того, как их приколачивали к домам и дверям.

Я как-то этот момент упустил. Хотя, откровенно, даже не хотел смотреть на них, не то что сверять время смерти и получение увечий.

– Зачем это вашему майору? – глотнув воды, спросил я.

– До сих пор в регионе не было полноценной базы стрелков, – пояснил Крайс. – Организация, не имеющая базы – обречена на истребление. А захват Сити, пусть и с огромными потерями, позволит создать полноценную точку для формирования армии. Рекруты постоянно приходят в других регионах, желая стать кем-то больше, чем трясущийся от страха фермер. Сам подумай, сегодня стрелки потеряли сотню бойцов в результате этой атаки. Да, погибло две тысячи гражданских, но на Тау Маре постоянно происходит миграция. Караваны никуда не делись. Тот же Альянс ведет постоянную торговлю. Слухи о городе стрелков разлетятся быстро. За это время Сити превратится в полноценную военную базу.

– Разве до этого было не так?

– Ты же понимаешь разницу между вышибалой в кабаке и владельцем этого кабака? Сити получал защиту по договору, стрелки сами платили за еду, воду и кров. А теперь… Теперь стрелки будут сами диктовать условия. Хочешь жить под нашей защитой? Не вопрос, плати за право жить и выращивать пшеницу на охраняемой территории.

– Я думал, подобное дерьмо здесь не возможно.

– Люди не меняются, Каратель. Хоть на Тау Маре, хоть на Земле. Где есть власть, всегда найдется готовый убивать ради нее.

Я плеснул еще воды и вернулся к столу. Поставив стакан, опустился на табуретку.

– Почему тогда убили стрелков? Почему не договориться с ними?

Киборг отвернулся.

– Мэрдок не оставляет свидетелей.

– И все же все о нем знают, – хмыкнул я. – Как его вообще пропустили в Сити, если знают, что он занимается убийствами своих же?

Крайс не ответил. Двери медотсека зашипели, раздвинулись. Алекс вошла, держа в руках прямоугольную металлическую коробку. Бросив механизм на стол, опустилась прямо на пол.

– Блокиратор? – осведомился киборг, на что девчонка лишь кивнула.

Я перевел взгляд на устройство, НИ тут же принялся сыпать информацией, но все, что было понятно – сделана эта хреновина из подручных материалов, чуть ли не из дерьма и палок. Кустарное производство.

– Спи, – посоветовала стрелок. – К утру прибудет первая группа Вайдунга. Надеюсь, мне не придется смотреть в глаза этим ублюдкам.

– Они не виновны, – вставил киборг. – Так же, как и ты, стрелки выполняют приказы командования.

Я против воли задумался. «БиоТек» тоже занимается тем же, вот только масштабы у этих действий разные. Здесь идет какая-то запутанная многоходовка ради укрепленного города. А там, на орбите, ребята в дорогих костюмах жертвуют чужими жизнями, чтобы получить данные по проводившимся на Тау Маре исследованиям. Ведь все, что мне приказано – сводится к сбору инфы и передаче отчетов именно о разработках потерянной колонии.

К черту все, я слишком устал. Все какие-то глобальные заговоры чудятся. В конце концов, Тау Мара – всего лишь собственность корпорации. Как чертов многоквартирный дом, а мы, вооруженные силы «БиоТек» – простые терминаторы, изводящие тараканов и клопов на принадлежащей нанимателю территории.

– У каждого есть выбор, Крайс, – меж тем огрызнулась Алекс. – Я почему-то не убиваю детей. А ведь я чертов мутант! Это я должна быть чудовищем, а не попивающий сраный виски в каком-нибудь борделе Мэрдок!

– Успокойся, – ровным голосом ответил киборг, устраивая «Вихрь» на коленях. – Как думаешь, что бы здесь было, если бы не пришли стрелки? Вторая Аркадия?

Аркадия – центр провинции Аншор, находится в юго-восточной части материка. По информации, полученной из Смарта майора Вайдунга, был уничтожен ядерным взрывом после того, как местные жители отказались решать внутренние конфликты мирным путем. Кто нанес удар – неизвестно. Территория Аркадии до сих пор не пригодна для жизни, уровень радиационного фона превышает максимально допустимый на 402 % по последним замерам военизированной организации «Стрелки».

Крайс прав, люди одинаковые везде. Только идиот решится взрывать город, не поделив с соседом, чья очередь выносить мусор.

Данный вывод не подкреплен информацией.

– Стрелки не единственные на Тау Маре.

– И кто придет сюда вместо нас? Рейнджеры? Да их вдвое меньше стрелков. Что они смогут противопоставить мутантам? А киборгам? Стрелки хотя бы обучают своих людей, связаны с Альянсом, поддерживают порядок и закон.

– Охереть какой закон! – подскочила девчонка, едва не перевернув стол. – Иди и скажи им, – она ткнула в сторону выхода пальцем, – что их всех перебили потому, что стрелки, твою мать, это закон!

– Заткнитесь оба и дайте поспать, – натягивая броню обратно, велел я. – Толку вы друг на друга орете. Одна – уродка, второй – боевой киборг. Вы даже не представляете себе, как смешно выглядит, когда созданные для убийства существа спорят о мире и законе. Есть только один закон – сила и страх. Остальное – напускное.

Откатив хирургический стол, я перевернул его, строя небольшое укрытие, после чего положил энергоружье стволом ко входу – на случай неожиданных гостей.

– Сказал солдат, – хмыкнул Крайс. – Спите, я посторожу.

Откинув голову на стену, я закрыл глаза и тут же провалился в сон.

Сирена вырвала из объятий Морфея, где меня ублажали сотни девственных гурий.

Распахнув глаза, первым делом едва не разрядил ружье в башку киборга. Крайс как раз подбегал к моему столу.

– Какого хрена? – прошипел я, поспешно отводя оружие в сторону.

– Рейдеры, Каратель. Идут большой группой. Там человек двести, – рублено ответил тот, передергивая затвор. – Алекс на крыше, будет работать снайпером.

– Какого хрена они тут забыли? – стряхивая остатки вязкого сна, проворчал я, чувствуя, как затекли мышцы из-за неудобного положения.

Вот тебе и сверхкомфортная боевая броня! Тысячи чертовых иголок с маниакальным усердием тыкали во всем теле, сводя мышцы слабостью и судорогами.

Боевая броня класса «Рейнджер» не обладает…

Пошел нахрен! Доберусь до вышки, точно прошью нахрен, чтобы умнее был!

– Как они далеко? – проверяя заряд батареи в ружье, уточнил я.

Крайс на мгновение уставился в пустоту.

– Шестьсот метров до ворот.

Кивнув, я поднялся на ноги. Тело слушалось плохо, хотя и лучше, чем было бы без поддерживающих сервоприводов брони. Все же, какой-никакой, а комфорт в ней имеется.

– Самое высокое здание? – ковыляя к выходу, спросил я.

Киборг следовал за мной, на ходу гася освещение в медотсеке. За нами опускалась темнота, оставляя лишь редкие индикаторы перемигиваться между собой разноцветными колпачками.

– Мэрия. Но туда не поднимешься, лестницу Мэрдок взорвал.

Снова кивнув, я бросился в сторону нужного здания. Среди собранных из мусора домов оно действительно возвышалось – при чем на целый этаж. Сейчас, в предрассветных сумерках даже угадывался эдакий плантаторский балкончик. Конфедераты, потягивая виски и дымя сигарами, на таких наблюдали за ниггерами, собирающими кокосы.

Оценка энергетических затрат.

– Я беру на себя восток, ты смотри за западом, – Крайс скрылся в одном из домов, чтобы тут же махнуть мне с крыши.

Я только и успел подивиться, когда киборг организовал там полноценный сторожевой пункт – мешки с песком, ящик патронов.

Остановившись у здания мэрии, я не стал ломать голову, как взобраться наверх. Примостив энергоружье на спине, раскачался на месте, прежде чем оттолкнуться от земли изо всех сил.

Сервоприводы брони активированы. Расход энергии увеличен.

Меня швырнуло вверх так мощно, что с земли внизу поднялось облако пыли. Вот это я понимаю, мать вашу, прыжок, так прыжок! Мимо пролетело грязное окно, успел заметить лежащий внутри труп, сжимающий винтовку.

Кончики пальцев едва успели ухватиться за край стальных перил. Резко выдохнув, взобрался наверх, чувствуя, как дрожит каждая мышца.

Расход энергии уменьшен. Запас энергии 5 %. Срочно замените батарею!

Матерясь сквозь зубы, выщелкнул разряженный элемент, вставил трофейный стариковский. На визоре тут же возникла полоска запаса заряда. Дорогой вышел прыжок, ничего не скажешь.

– Слушайте мою команду, – в радио-эфир на волне стрелков ворвалась Алекс. – Пропускаем их ближе. Не хочу тратить патроны впустую. Как только уроды зайдут в город – Крайс блокирует ворота, дальше стреляем только на поражение. Патроны экономить. Один выстрел – один труп.

Ловко она из вопящей от бешенства жертвы психологической атаки перешла в стратеги! Нужно отдать должное, яйца у девчонки имеются.

– Принято, – отозвался я, пододвигая нашедшийся на мансарде стул.

Мэр, похоже, действительно был тем еще любителем черножопых – стул резной, вид с высоты на город – прекрасный. И даже пачка сигар пылится на столике. Интересно, его любимой фразой не была ли «Работать, негры! Солнце еще высоко!»?

Усмехнувшись, на несколько секунд прикрыл глаза, готовясь убивать врагов.

Такому в учебке нас не учили. Сражаться с другими солдатами – да, отстреливать бандитов – тоже. Даже мочить мутантов можно, они все равно уже на людей не похожи. И то, судя по количеству подохших солдат, не все на такое оказались способны даже в чертовой броне. Но смотреть, как горит гора расчлененных трупов мирных жителей – это уже за гранью. Те, кто творит подобное – не заслуживают жить. И как бы я не убеждал себя, что мне насрать на местных, злость так не обманешь.

Сосредоточившись, поднялся со стула и, держа оружие наготове, присел за перилами. Ни к чему стоять в полный рост на самом высоком доме, когда враг проходит в ворота.

– Они здесь, – объявил Крайс.

Глава 9

– Короче, заходят как-то в бар стрелок, рейнджер и киборг…

– Заткни свою поганую пасть, Лесли!

– Иди нахер, Джон! Мне интересно!..

Подсчет окончен. Обнаружено 196 рейдеров.

Слушая перебранку идиотов, завалившихся в Сити, я наблюдал, как расходятся точки на визоре. Ублюдки рассредоточивались по городу, заглядывали в дома, орали и спорили, совершенно не скрываясь.

– М-м-м, барбекю. Кому сочную ляжку, парни?

Один из рейдеров остановился перед сгоревшей кучей человеческих тел. В небо еще поднимался едкий дым, мерцали искры остывающих углей.

– Сам жри мертвечину, мне бы девку… – мечтательно протянул черномазый здоровяк в грязной серой майке. – Давно не трахал никого.

– Он же сказал, тут должна быть баба, на всех хватит! – гортанно расхохотался в ответ другой.

– И киборг, короче, ему и говорит…

Идиоты. Просто идиоты. Прижав ружье к плечу, я продолжал наблюдать, когда эта стая отбросов зайдет глубже. Провожая очередную жертву аборта взглядом через перекрестье прицела, замер.

Одетый в кожаную куртку и джинсы высокий ублюдок носил на руках перчатки боевой брони.

Идет анализ. Идентификация завершена. Часть костюма 372. Код активации ликвидации отсутствует. Свяжитесь с флагманом, чтобы загрузить необходимые коды.

Чертовы сукины дети. Уже расхватали моих камрадов на кусочки! Я уже собирался выстрелить, как НИ подсветил новую цель – на этот раз со шлемом на голове.

Идентификация завершена. Часть костюма 314. Подтверждаю наличие кода ликвидации. Активация?

И до моего отделения добрались? Какого черта?! Мы же все рухнули в красной зоне, там никого не должно было быть, кроме мутантов.

Банда «Гадюки» обнаружила капсулу рядового Паника. Вероятность обнаружения остальных костюмов: 79 %. Рекомендуется немедленно уничтожить незаконно полученные части костюмов.

Если они содрали шлем, перчатки – где-то должна бегать еще толпа уродов в наших бронях. Без всего набора это, конечно, так себе усиление, но даже при наличии одного только нагрудника можно творить очень нехорошие вещи.

– Каратель, вижу рейдеров в боевой броне, – прозвучал голос Алекс в переговорнике. – Тебе их оставить или самой заняться?

– Не трогай, не трать патроны, я сам с ними расправлюсь.

– Тут можно комплектов 7 собрать, – вклинился Крайс. – По крайней мере, насчитал двадцать рейдеров в защите.

Меж тем, пока мы переговаривались, бандиты окончательно разбились на мелкие группы по 3–5 тел. Они совершенно не скрывались. А ведь, судя по репликам, знали, что здесь, как минимум, Алекс. И с ней у них попросту силенок справиться не хватит. Этим сбродом что, вообще никто не командует?

– Все, кто в броне – мои. Остальных можете убивать спокойно, – отозвался я.

Обнаружены части костюмов рядовых: 314 (полный комплект), 317 (полный комплект), 318 (полный комплект), 372, 370, 365, Потрошитель.

Вот они, сволочи. Нашлась броня, значит. Я уж думал, никогда мне не попадется. Да и время смерти не совпадало, но вот они – рейдеры, вот она броня. Значит, как минимум, одна тварь знает, что и когда на самом деле произошло.

– Крайс, ворота, – приказала Алекс.

Заскрипели створки. В предрассветном сумраке грохот закрывающихся дверей разлетелся по всему городу. Рейдеры, оказавшиеся в ловушке, мгновенно засуетились. НИ подсветил обладателя нагрудника от брони Потрошителя. Его оставим напоследок.

– Огонь! – прошептала в динамике девчонка.

И тут же грохнул выстрел. Рейдер, продолжавший копаться в трупах на площади, развернулся на месте, зияя дырой в башке, и рухнул на обгорелые тела.

– Снайпе-е-ер! – завопил слева тонким голосом.

Выдох, спустить курок. Грудь ублюдка вдавило, сзади брызнуло, и кричавший завалился на спину.

– Убить! Убить всех!

Они кричали и стреляли по сторонам, особо-то и не разбираясь, куда. Я замер на мансарде, пережидая первую волну паники. По-хорошему, нужно врубать стелс и сменить точку, но у меня не так и много заряженных батарей. Подвиг в «Дыре» повторять опасно.

Искаженное восприятие калиброванных сенсоров уловило звук раскручивающихся стволов.

В укрытие!

Не раздумывая, я бросился на пол. И вовремя – стрекот пуль, разносящих деревянное ограждение, заставил вжаться в доски. На меня посыпалась выбитая из стен стружка, а следом рухнула какая-то доска. От удара по голове в глазах на мгновенье потемнело – то ли от неожиданности, то ли от злости.

Паскуда в шлеме притащил пулемет? Встроенный целеуказатель наверняка сразу же высветил меня, стоило пристрелить вопящего ублюдка. Ладно, этому нас учили. Перекат в сторону, вскинуть ружье и пальнуть по врагу.

Далеко слева что-то взорвалось, расцвечивая темноту. Крики и вопли раненых, глухой стук коротких очередей – киборг вступил в бой.

Подсчет окончен. Обнаружено 184 рейдера.

Что Крайс там, мать его взорвал?

Сунувшись к краю, нашел пулеметчика, направил ствол. Тварь тоже меня увидел. Словно в замедленной съемке я смотрел, как поднимает шесть тяжелых стволов урод в шлеме боевой брони.

Мы попали одновременно – мой выстрел отрезал ему правую руку по локоть. Пулемет упал к ногам рейдера, но и мне прилетело в плечо, едва не вырвав конечность нахрен.

Установлены новые нейронные связи. Прицельная стрельба: 3,5. Стабилизация. Сервоприводы активированы. Повышенный расход заряда.

По мне тут же открыли огонь еще с десяток ублюдков. Все, больше ждать нельзя.

Активация кода ликвидации: 314, 317, 318.

Город расцветили небольшие взрывы. Кто надевал перчатки, сейчас орал от боли, разглядывая брызжущие кровью культи. Бывший пулеметчик даже за голову схватиться не успел – с громким хлопком ее разнесло, оставив торчать лишь обрубок шеи. Алое облачко осело на грязной одежде и тело завалилось на землю.

Костюмы рядовых: 314, 317, 318 уничтожены.

Они орали от боли, стреляли по мансарде, бегали в панике, падая замертво, когда Алекс ловила ублюдков в прицел. Я тоже присоединился к отстрелу – благо, похоже, не у всех даже огнестрел был.

Подсчет окончен. Обнаружено 123 рейдера.

Быстро же они кончаются, подумал я, перезаряжая батарею.

Уровень заряда: 61 %.

Черт, всего-ничего. Нужно скорее добраться до генератора!

Получив еще одну пулю в плечо, я поспешно присел, вжимаясь в стену, чтобы меня было не видно снизу. Продолжая отслеживать контуры, старательно подсвечиваемые НИ, определил, где спряталась сволочь с нагрудником Потрошителя.

Внимание! При отсутствии необходимых нейронных связей эффективность режима стелс снижена на 80 %. Активирован режим стелс. Сервоприводы активированы. Повышенный расход заряда.

Ну, понеслась!

Разбежавшись, я оттолкнулся ногами от расстрелянной, как решето, мансарды. Полет продлился не долго – пятки ударились о плечи рейдера, целившегося в мое бывшее укрытие. Брызнула кровь, хрустели кости, но враг даже пикнуть не успел, осев грудой переломанных конечностей.

Смена режима на автоматический огонь.

Резко обернувшись, выпустил короткую очередь, больше отпугивая, чем убивая. Тут же поспешил убраться подальше, пока мигающий индикатор заряда не погас совсем.

Установлены новые нейронные связи. Скрытное передвижение: 0,2. Акробатика. 0,3. Стрельба от бедра: 1,7.

Да ладно! Как приятно-то, однако! Где мой Оскар, вашу мать?!

Прыжок на крышу первого попавшегося дома, тут же прокатился по листам гремящего под моим весом металла.

Расход заряда уменьшен. Уровень заряда брони: 46 %. Уровень заряда ружья: 35 %.

Идиоты продолжали стрелять по мансарде, так и не поняв, что произошло. Это от вируса отупели, или вообще не представляют, с кем связались? Подобравшись к краю, взял в прицел следующего, спустил курок.

Усердно пытавшемуся поднять оброненный товарищем пулемет рейдеру прожгло дыру в заднице. Он так и остался лежать поверх минигана.

– В укрытие, вашу мать! Все в укрытие!

Видимо, до них дошло, что легкое дельце обернулось чем-то не тем.

Подсчет окончен. Обнаружено 119 рейдера.

А стрелки тоже времени даром не теряют! Снова перешел на одиночные, и принялся играть в снайпера. Синие росчерки прошивали насквозь никудышные укрытия, где пытались найти спасение ублюдки.

Засевший в доме напротив выставил дуло пистолета, выстрелил в мою сторону. Я перевел прицел к его голове и сделал свой выстрел. Через расплавленную дырку в стене можно было бы просунуть башку.

В укрытие!

Я откатился от края, уходя от длинной автоматной очереди. Сзади какой-то урод догадался залезть ко мне на крышу. Идиот, кто идет с арматурой на врага в боевой броне?

Прострелив ему шею, перекатился обратно, тут же беря на прицел новую жертву. И не успел увернуться – прямо по плечам и голове простучала очередь. В глазах на мгновенье потемнело, НИ заверещал что-то, а я, крича от злости, приподнялся на колено.

Смена режима на автоматический огонь.

– Смотри, как надо, урод, – процедил я сквозь зубы, с трудом удерживая ружье слабеющими руками.

Прицеливание. Огонь. Враг уничтожен.

Руки повело, едва не оторвав их к чертям – НИ взял контроль. Теперь короткими очередями он прошивал ублюдков одного за другим, мгновенно выворачивая мне суставы, чтобы поймать в прицел нового врага.

Прицеливание. Огонь. Враг уничтожен. Перезарядка. Прицеливание. Огонь. Враг уничтожен.

Я орал от боли в руках и спине – чертов НИ разворачивал корпус так резко, будто собирался порвать меня надвое. Но стрелял, гад, безупречно.

Установлены новые нейронные связи. Прицельная стрельба: 3,6…3,7…3,8…3,9…4,0. Доступна программа переобучения. Подсчет окончен. Обнаружен 1 рейдер.

Я едва не терял сознание от боли, а управляющий телом НИ заставил наплевать на все и, перебросив ружье за спину, спрыгнуть на землю. Небольшая улица была завалена трупами. Кровавые лужи брызгали, пачкая наступающие в них ботинки. От каждого долбаного движения у меня темнело в глазах. Кажется, я понял, почему подохли остальные солдаты – собственные интерфейсы их нахрен поубивали.

Обнаружены незначительные повреждения.

Ампула с лекарством Винстона зашипела, в районе затылка стало тепло и приятно. По телу прокатилась волна мурашек.

Задача: уничтожение рейдеров – выполнена. Рекомендуется пройти переподготовку для получения нового звания. Выбранный для допроса рейдер оставлен в живых.

Я несколько раз моргнул, прежде чем смог рассмотреть, куда меня привел вшитый в башку компьютер. Одно из самодельных зданий.

Урод с татуированным лицом валялся в красной луже у моих ног, пытаясь остановить кровотечение из прострелянных коленей. Пара торчащих неподалеку ботинок недвусмысленно намекала – НИ позаботился, чтобы жертва не сбежала.

С трудом – кряхтя, шипя и кривясь от боли – я опустился на корточки перед вопящим рейдером и отвесил ему пощечину, приводя в себя.

Голова мужика мотнулась, разбрызгивая кровавые сопли, но его взгляд остановился на мне. Заляпанный каким-то дерьмом нагрудник Потрошителя был похож на кусок проржавевшего металла, словно новый хозяин купал его в кислоте.

– Где ты взял эту броню? – ткнув пальцем в трофей, спросил я.

– Пошел ты нахер, ублюдок! – подвывая от боли, выдал он.

Я пожал плечами, медленно чувствуя, как растекается по венам злость. Похоже, док в свой коктейль еще и адреналина добавил для незабываемого послевкусия.

Сжав зубы, схватил пленного за левый обрубок ноги и, сжав пальцы, поднял над землей. От крика пришлось зажмуриться – паскуда меня чуть глухим не оставил. Вися вниз головой, он мотал руками и орал, разбрызгивая кровавые слюни и слезы.

Отпустив ношу, я дождался, пока он перестанет орать и перейдет на тихий вой.

– Повторяю вопрос. Где ты взял эту броню?

– Я не зна-а-аю! – протянул он, баюкая сочащуюся алым конечность. – Нам ее выдали! Слышишь ты, ублюдок! Выдали!

Я кивнул.

– Ты же хочешь, чтобы боль ушла, да? – с максимальным участием, на какое только был способен, произнес я. – Скажи, кто и где тебе ее дал, я тебе помогу.

– Мэ… Мэ… Мэрдок! Нам выдал броню Мэрдок! – с трудом справившись с дрожащим от всхлипов подбородком, выдал он, постепенно затихая.

Я кивнул, доставая трофейную ампулу – не синюю, а красную. Я же до сих пор не знаю, что в ней. Настало время попробовать.

– Где?

– На вышке. Помоги! Помоги мне!

Открутив крышку, протянул ее раненому.

– Это остановит боль.

Он выпил содержимое залпом. Пустая ампула зазвенела по полу, откатываясь из расслабленной руки. Глаза рейдера закатились, рот остался распахнут.

Коснитесь для анализа.

Это мы с радостью, подумал я, тыча пальцем в рот умершего. Нет, можно было просто капнуть на броню, сенсоры все равно разберут, но так же сразу ясно – либо это лекарство, и раненому оно поможет, либо нет – и он сдохнет. Одним камнем двух зайцев, а портить единственную защиту всякой дрянью – не стоит.

Анализ завершен. Сыворотка создана на основе вируса «ТМ-13». Действие: регенерация поврежденных тканей. Концентрация вируса превышает допустимую норму на 210 %. Результаты продублированы в пакет для передачи на флагман.

Это я с собой таскаю яд? Хорошо, не догадался впрыснуть его в костюм! Сейчас бы смотрел, как кожа сползает, а из съестного хочется только мозгов.

Город Сити – зачистка окончена. Задание выполнено.

– Я даже не вспотела, – донесся до меня голос девчонки.

Они с киборгом неспешно брели в мою сторону. Боевые дроны кружили вокруг Крайса, спокойно заправляющего патроны в магазин.

Я положил ладонь на броню Потрошителя.

Сбор данных. Не прерывайте контакт. Получен ключ ликвидации. Активировать? Сервоприводы активированы. Расход заряда увеличен.

Я выпрямил ноги, инстинктивно отпрыгивая подальше. Тело рейдера-инвалида с тихим хлопком вспыхнуло, едва не сжигая мне сетчатку, и тут же опало черной сажей. Дежа вю прямо-таки. Примерно так же сгорела капсула Паники. Хоть этот костюм не придется искать.

– Цел? – обратился ко мне Крайс, подходя ближе.

Алекс, закинувшая винтовку на плечо, грызла яблоко. Видимо, сняла с какого-то трупа. Ну да, у них же должна была быть с собой хоть какая-то еда и вода. Не могли же просто так гулять по Тау Маре. И патроны, тут же целая куча бабла теперь валяется…

– В порядке, – отозвался я, проверяя батарею в ружье.

Уровень заряда: 28 %.

– Объясните мне, как Мэрдок смог собрать наши костюмы, и выдал этим слабозадым? – кивнул в сторону пятна сажи, оставшегося от инвалида. – На вышке, черт возьми, он выдал рейдерам боевую броню. И послал сюда, – ткнув пальцем в землю, зашипел я. – Какого хрена здесь вообще происходит? Дайте мне хоть одну причину не перестрелять ваших хваленых стрелков всех до единого!

Алекс вспыхнула, но киборг схватил напарницу за плечо.

– Мы здесь не при чем, – спокойно сообщил он.

Я кивнул, чувствуя, что готов начать новый бой. Коктейль Винстона, предназначенный для выведения вируса и радиации, впрыснутый в измученное тело, явно не так уж хорош, как мне казалось.

– И меня вы нашли тоже просто так, да? – кладя руку на цевье ружья, хмыкнул я.

– Тебя мы нашли по собственной инициативе, – пожал плечами киборг, а дроны над его головой с жужжанием разлетелись в стороны, беря меня на прицел. – Мы никак не связаны с Мэрдоком.

Я кивнул.

– Тогда на вышке и разберемся.

* * *

Только закончив с последним куском рейдерской брони, я задумался над тем, что происходит. Усевшись на пассажирское кресло «Дьявола», положил ружье на колени и решил устроить разбирательство. Ведь если получить коды можно, только связавшись с флагманом «БиоТек», как мне удается взрывать потерянные комплекты?

При требовании самоуничтожения формируется запрос на флагман.

Я задрал голову к небу, где уже взошло яркое солнце местной системы. Кто отвечает на запросы? Если я могу передать такой сигнал, пусть и непонятным образом, нахрена мне радиовышка?!

В случае если связи с флагманом нет, производится проверка легитимности запроса. Рейдеры не имеют нейроинтерфейса, система воспринимает часть брони как «похищенную». Обладатель нейроинтерфейса, имеющий доступ к другим кодам ликвидации, автоматически назначается командиром. Командир может отдать приказ о ликвидации.

Черт, и ведь не прикопаешься с этой стороны. А с другой…

Код ликвидации запускает реакцию смешивания компонентов. Привести химический состав компонентов?

В жопу! Я, получается, таскаю на себе хренову тучу взрывчатки!

Первым порывом было снять костюм – от мысли, что комплект может просто-напросто рвануть в любой момент, стало не по себе. Ведь если там предусмотрены какие-то емкости, компоненты можно смешать, просто повредив оболочку. А в меня последнее время очень любят стрелять все, кому ни попадя. Что нужно, чтобы она взорвалась без кода?

Подобное повреждение исключено. Сила удара, необходимая для пробития составляет…

Приведи понятный пример. С какой высоты я должен упасть? Из чего по мне можно выстрелить, чтобы ее пробить?

Активная защита питается от одной батареи класса АА. На поверхности боевой брони класса «Рейнджер» формируется магнитное поле, гасящее скорость повреждающих фрагментов, так же перераспределяющее заряд по всей поверхности брони при выстреле из энергетического оружия. В случае отсутствия заряда, костюм надлежит немедленно снять, чтобы не допустить гибели оператора.

Это не ответ, тупая ты железяка!

Примеры: Падение с высоты свыше 20 метров мгновенно обнулит заряд батареи, что приведет к схлопыванию брони, оператор в этом случае будет раздавлен верхней частью костюма. Оружие: танковые орудия, огнеметы, зажигательные ракеты, ядерные боеголовки…

Список продолжался, а я мотал на ус – все, что внушительнее простого карабина – для меня смертельно опасно. Попадут в клапан с компонентами, и все – приплыл, Каратель. Сгорю, как спичка, даже быстрее – за мгновенье. А я ведь только почувствовал себя неуязвимым! Вон, даже под пулеметы лез и автоматные очереди принимал на плечи со шлемом!

Но это не последний вопрос. Почему вакцина Винстона помогла залечить повреждения от ран и вывихов?

Ампулы, полученные от доктора Винстона, содержат в себе соединения…

Да говори ты по-человечески! Нахрена мне твоя химия? Я солдат, а не ученый!

Вакцина создана с учетом конкретной ДНК, что позволило использовать вирус «ТМ-13» в качестве катализатора регенеративных процессов. За счет разработанных «БиоТек» соединений повышается скорость восстановления тканей. Это побочный эффект. Сыворотка содержит искусственно выращенный штамм вируса – созданный в лаборатории. Использование зараженной воды, еды, препаратов к такому результату не приведут. За годы после распыления вирус «ТМ-13» неоднократно мутировал и стал смертельно опасен.

То есть, они тут сыворотку разрабатывали, которая раны залечивает? А получилось, что люди в мутантов превращаются? Нихрена себе, ребята, у вас ошибочка вышла!

Воздействие радиации производит непредсказуемый эффект на вирус «ТМ-13». Превращение в «мутанта» происходит постепенно. Организм должен длительное время усваивать вирус крайне низкими дозами. В случае резкого повышения уровня заражения организм пациента неминуемо погибает.

Док говорил, потребление этой сыворотки приведет к зависимости.

Вирус воздействует на ДНК человека, преобразуя его непредсказуемым образом. Предположительная начальная цель эксперимента: выработать полный иммунитет к вирусу «ТМ-13» и его производным. Воздействие радиации, вызвавшей множественные изменения вируса «ТМ-13» является неучтенным фактором.

Говори ты проще, твою мать!

Потребление сыворотки свыше 3 доз в неделю приведет к летальному исходу.

Я раскрыл панель инъектора и вытряхнул нахрен ампулы. Если что-то опять пойдет не так и НИ решит, что надо закинуться чудо-стимулятором, он меня убьет ради выполнения задачи. То, как он лихо выворачивал мне суставы и рвал сухожилия, вертясь бешеным волчком под вражеским огнем – это доказывает. А я на такое не согласен.

Сыворотка является существенным фактором при формировании программы ведения боя. Наличие ампул учтено и при необходимости средство будет использовано. Пороговое значение радиации: 92. Пороговое значение вируса: 63 % от летального. Взятие тела оператора под контроль нейроинтерфейса – при 100 % прогнозируемом неблагоприятном исходе боя.

Вот и все, что нужно знать о кадровой политике «БиоТек». Носишь на себя бомбу замедленного действия, так еще, если понадобится, НИ заставит тебя плясать под свою дудку.

Главное правило взаимодействия пользователя и нейроинтерфейса: сохранение жизни пользователя. Нейроинтерфейс не может позволить пользователю совершать действия, ведущие к летальному исходу. Правило имеет наивысший приоритет.

Так я и поверил. После увиденного на Тау Маре вообще начинаю думать, что доверять нельзя никому в принципе. Ладно, хрен с ним. Как говаривал отец, за неимение горничной – имеем дворника.

Почему доступна программа переподготовки, если требуемый для нее уровень – 5, а у меня только 4?

В связи с отсутствием связи с флагманом и наличием кодов ликвидации отделения получен временный статус «Полевой командир». «Полевой командир» имеет сниженные требования по наличию нейронных связей в связи с первым правилом взаимодействия пользователя и интерфейса. Приступить к программе переподготовки?

– Как все сложно, – вздохнул я. – Вывести имеющийся список нейронных связей.

Прицельная стрельба: 4,0. Доступна переподготовка.

Стрельба от бедра: 1,7.

Скрытное передвижение: 0,2.

Акробатика. 0,3.

Устойчивость к психотропному воздействию. 0,1.

Безоружный бой: 0,1.

Что я получу, когда закончу переподготовку? Сколько она займет времени? И где, черт возьми, брать для этого генератор?

Выполнение программы зависит от индивидуальных показателей пользователя. Развитие неактивных нейронных связей может временно или постоянно ускорять образование новых нейронных связей.

То есть, мне нужно тренировать память, чтобы получить какой-нибудь интеллект или мудрость? Как это, мать его, вообще работает?

Длительные тренировки, повышенное внимание к деталям. Применение препаратов ноотропов: кофеин, глицин, таурин. Возможно создание сыворотки на основе ДНК для временного усиления возможностей образования нейронных связей. Вывести маркеры при обнаружении?

Да хрен с ним, пусть будет. На мансарде плантатора я уже был, глядишь, и кофе здесь найдется.

– Ты чего тут уселся? – тяжело пыхтя, рыкнула Алекс, сгружая трофейный пулемет в кузов «Дьявола». – Мы сами все таскать должны?

Я пожал плечами.

– Нахрена тащить гору оружия, если сюда все равно вернетесь? – негромко поинтересовался я, раскрывая новый пакет рациона.

– Чтобы я оставила этим сволочам хоть гильзу? – фыркнула девчонка. – Хватит с меня милой веселой девочки! Хрен им всем!

Я хмыкнул и, раскрыв маску, закинулся порошком. Рассасывая безвкусную дрянь, снова закрыл лицо – у меня не так много ампул выводящей заразу сыворотки, чтобы светить рожей лишний раз. К тому же, ею можно и отравиться хорошенько. Медотсек Сити не в счет, там дезинфектор работает. И это, кстати, еще один довод в пользу слов Крайса. Сдается мне, рейдеры либо утащили бы аппарат с собой, либо разломали его к чертям, что даже вероятнее.

– Пока вы здесь возитесь, Мэрдок успеет слинять с вышки, – откинувшись на спинку кресла, заявил я.

Тонкие пальцы тут же легли мне на шею – даже сквозь броню почуял, что мне угрожает смертельная опасность. Интересно, Винстон сказал, девчонка нечеловечески сильна, сможет ли она раздавить меня при работающем костюме?

– Что ты сказал?

– А то ты не слышала, как я того ублюдка допрашивал! Если Мэрдок действительно отдал рейдерам мои комплекты брони отморозкам, тусившим на радиовышке, как думаешь, много их там осталось? – хмыкнул я. – Подозреваю, связь нужна ему для какой-то еще неведомой херни. А вы, вместо того, чтобы везти меня к нашей общей цели, собираете трофеи.

Девчонка нахмурила тонкие брови, а я только сейчас заметил, что левая выбрита в районе виска, словно там был когда-то шрам. Такой же, как у меня был в детстве, пока не рассосался, а НИ не вошел в мою жизнь полноценным компаньоном. Или постепенно наглеющим квартирантом, тут уж я еще не разобрался.

Определенно прошивка, проведенная умниками из «БиоТек», значительно расширила функционал интерфейса, сменив стандартную гражданскую программу военной. Подозреваю, в нем сейчас заложено столько всего, что при желании, выслужившись перед своим помощником, стану просто сверхчеловеком по заветам Ницше.

Другой вопрос – если у Алекс есть свой НИ, то восстанавливается ли он вместе с самой девчонкой?

Она отпустила мое горло и, хмыкнув, полезла в кузов на свое излюбленное место.

– Крайс, ты тоже считаешь, Мэрдок использует радиовышку еще для…

– Конечно, – отозвался киборг, вторгаясь в эфир. – После выполнения работы он должен как-то передать сведения.

– Но Алекс уже сама сказала Вайдунгу, что Сити зачищен.

– Нет, Каратель, – он показался из-за угла, таща здоровенный кусок ткани, откуда торчали трофейные стволы. – Рейдеры были отвлекающим маневром. Пока они пришли, пока мы их перестреляли – сообщение, скорее всего, уже давно отправлено, а сам Майло исчез.

– Хочешь сказать…

– Крайс именно это и говорит, – вмешался я. – Ваш Мэрдок работает на две стороны одновременно. Кому еще может быть выгодно падение Сити? Кто-то заинтересован в том, чтобы ослабить стрелков, оттянуть часть их бойцов сюда с каких-то перспективных участков?

– К черту ваши догадки, Крайс – за руль. Поехали немедленно.

– Не дожидаясь группы, высланной майором? – уточнил киборг, забрасывая ношу в кузов.

– Вайдунг может поцеловать мой зад, – огрызнулась девчонка. – Если Мэрдок действительно использует радиовышку, нужно спешить!

Он без споров кивнул и запрыгнул на место водителя. «Дьявол» пару раз по-старчески чихнул, но двигатель все же зарычал, по кузову прошлась легкая вибрация. Киборг почти тут же утопил педаль в пол, заставляя машину сорваться с места. Мимо пронеслись дома, мелькнули распахнутые ворота, тут же начавшие закрываться, как только джип выскочил за пределы Сити.

Руины уже привычно тянулись по обе стороны раздолбанного асфальта. То и дело объезжая завалы, Крайс резко дергал руль из стороны в сторону, так что приходилось вцепляться в старый каркас, как паук в стену.

Закончен первичный анализ по мутанту Алекс. Результаты продублированы в пакет для передачи на флагман.

Это пока она раздумывала, убить меня или нет, что ли? Черт возьми, мне бы такое хладнокровие – я в этот момент думал о чем угодно, только не о выполнении задания. Порой начинает казаться, НИ вообще чхать на меня.

Главное правило взаимодействия пользователя…

Да иди ты нахрен, даже не сообщил о повышенном уровнем угрозы!

Ситуация была проанализирована. Вероятность нападения была признана минимальной.

Ага, расскажи мне тут, как мутантка с нарушенными нейронными связями, из-за которых может в любой момент психануть, не сможет оторвать мне башку! Такой большой, а в сказки веришь! К тому же, она же баба! У них вообще в башке будто миксер поработал, по сестре знаю.

А еще – может, поэтому она и тупит? Вместо того, чтобы сорваться тут же, услышав, что Мэрдок был на радиовышке, она принялась за сбор трофеев. Крайс-то уже понятно, не стал обострять, чтобы не подставлять девчонку. Он вообще, похоже, с ней больше как нянька возится. Но разве не очевидно, что предатель может все еще находится на месте? Почему она об этом не подумала?

Глава 10

Тарелку мы увидели задолго до полудня, но подобраться ближе удалось лишь часа через два. Как обычно и бывает – дальние расстояния имеют свойство обманывать зрение.

«Дьявол» плавно затормозил, Крайс повернул ключ, гася мотор.

– Что такое, почему остановка? – встрепенулась Алекс, вертя пулеметным стволом из стороны в сторону.

Радиовышка найдена. Расстояние: 2 129 метров.

– Если не хочешь спугнуть своего ублюдка, дальше пойдем пешком, – вместо киборга ответил я. – Я вообще удивлен, что нас еще никто не встречает с какой-нибудь ракетницей – джип орет слишком громко.

Крайс кивнул, подхватывая свой любимый «Вихрь». Девчонка порылась в свертке с трофеями, вытащила оттуда «Ангера», и только после этого выпрыгнула наружу. Я же повесил ружье с последней полной батареей за спину, достал «Хорор» и, проверив затвор, пошел вперед первым.

– Заходим с трех сторон, – распорядился, удаляясь от оставленной машины. – Крайс, ты слева. Алекс – справа.

– А ты, значит, как настоящий герой в сияющих доспехах, пойдешь по центру? – не удержалась от едкого комментария девчонка.

Я демонстративно вздохнул.

– Я похож на самоубийцу? Зайду сзади. План такой – окружаем вышку. Всех, кого можно – снимаем сразу. Постоянно держим связь между собой. В особенности касается тех, кто попробует сбежать в сторону «Дьявола». Таких спринтеров беру на себя.

– Нужно было подвезти джип ближе, – проворчала Алекс.

– Не вопрос, кем пожертвуешь, чтобы предупредить врага о нашем приближении? Один стрелок в машине, под завязку загруженной оружием, лакомый кусочек, но не тогда, когда несколько часов назад по этой самой дороге прошли другие рейдеры, чтобы захватить пустующий город.

Крайс молча кивнул, бросая на девчонку внимательный взгляд. Тоже подозревает у напарницы нарушение мыслительного процесса? Это же очевидная тактика в данной ситуации?!

– Первым захожу я, у меня есть запас энергии, попробую подобраться поближе в стелсе, чтобы навязать бой. Вы – вступаете по команде. Все ясно?

Дождавшись кивков, я тронулся вперед, внимательно вглядываясь в высокую конструкцию. Мелькнула мысль, что действительно начал раздавать приказы, как только НИ выдал статус командира, неужели на меня так просто воздействовать?

Район передатчика когда-то был деловым центром. Остатки витрин с выцветшими биллбордами, где до сих пор указывались названия фирм и офисов. Каменная крошка под ногами скрипела и трескалась, почти погребая под собой остатки асфальта. Несколько брошенных машин, в которых навсегда замерли скелеты в истлевшей одежде. Я словно оказался на авангардной выставке «Мир после ядерной войны», хотя что там выставке – я и есть в мире после атомной бомбежки!

Шагая осторожно, постоянно вертел головой, стараясь заранее угадать, откуда полезет противник. А в том, что район наверняка патрулируется – как-то же рейдеры закрепились на вышке – сомнений не было. Однако время шло и единственным, кто мне попался, оказалась здоровенная облезлая крыса.

Коснитесь для анализа.

Ага, бегу и волосы назад! Не буду я трогать эту дрянь!

Грызун мне почти до колена достанет, если подпустить ближе. Но ждать, когда меня попробуют на зуб, не стал, и поспешил пройти по другой стороне улицы. Благо здесь достаточно свободно.

Повышен радиационный фон. Покиньте зараженную область!

Отлично, проржавевшие остовы автомобилей на атомной тяге теперь излучают рады! Какая прелесть, интересно, если об этом рассказать за пределами Тау Мары, продажи у них упадут?

Сотни автомобилей застыли посреди относительно чистой дороги. Часть уже прогнила до основания, оставив в память о себе лишь куски проржавевшего днища. Но большинство оставалось относительно целыми. Изнутри на меня дружно смотрели пустыми глазницами семьи, будто виня в том, что я иду по встречной, а они все никак не покинут город. Ну да, пробка длиной в 300 лет – это кого угодно достанет.

Расстояние: 1 032 метров.

Половина пути, можно сказать, пройдена, а вокруг по-прежнему, ни людей, ни даже крыс больше не попадается. Один только ветер шумит, гоняя пыль под ногами. Как при подходе к высотке Потрошителя я внезапно ощутил, будто за мной наблюдают, но это быстро прошло. От гнетущего на дне сознания ужаса меня отвлек НИ.

Обнаружен противник. Расстояние: 200 метров.

Судя по контуру, это либо мутант, либо сидящий в разрушенном офисном здании рейдер.

– Вижу первого противника. Постараюсь убить тихо, – шепотом сообщил я на частоте стрелков.

– Принято, – хором отозвались мои помощники.

Решив, что выстрел из «Хорор» выйдет слишком громким, поменял его местами с энергоружьем, мысленно костеря себя на все лады. Осталась последние 50 разрядов, да 72 % в броне – и все, я умру в муках, если не доберусь до генератора.

Осторожно подойдя к нужному дому, сделал несколько коротких вздохов, нагнетая кислород, и сунулся внутрь.

Сразу от входа начиналась лестница на второй этаж. Первое, что бросилось в глаза – мусор под ногами. НИ сразу же определил две замаскированные растяжки. Раз есть ловушки, то в гости я иду к рейдеру. Перешагнув опасные нитки, осторожно двинулся вперед.

Контур оставался недвижим, пока я не достиг второго этажа. Итак, он за стенкой, смотрит в сторону, откуда я пришел. Отлично, можно обойтись без стелса. Сжав в пальцах ружье, навел ствол на стену, прежде чем пройти в комнату.

К счастью, удалось остаться незамеченным – дежурный не смотрел никуда, он тупо спал сидя. Ну да, что может случиться, они же страшная банда ублюдков, кто в своем уме сунется против них?

Решив не тратить драгоценную батарею, продолжил медленно красться к жертве. На мгновенье враг вздрогнул, и я с трудом сглотнул, избавляясь от напряжения. Из меня еще тот разведчик, черт возьми. По мне так проще, конечно, было бы метнуть в него хотя бы нож. Вот только нет у меня выбора сейчас.

Почесав грязную лохматую башку, рейдер снова засопел, практически тут же переходя на храп. Да уж, если до этого его и можно было миновать, сейчас он по громкости явно не уступал реву «Дьявола». Ничего, так даже лучше.

Между нами всего четыре метра. Я медленно опускаюсь на корточки, руки вытянуты. Осторожный шажок, еще один. По спине сейчас, наверное, пот струей катится. Никогда не любил эти игры в невидимых ниндзя.

Еще шаг. Враг как-то слишком громко хрюкнул, и я одним прыжком преодолев разделяющее нас расстояние, втолкнул его голову в стену рядом с окном. Кровавая каша под пальцами брызнула в сторону, растеклась по кирпичной кладке, замарала мне предплечья.

Установлены новые нейронные связи. Скрытное передвижение: 0,4.

Почему сразу +0,2?

Оператор не использовал стелс костюма, что повышает прирост нейронных связей. При отягчающих условиях создание новых нейронных связей происходит быстрее.

Хорошо, это мы запомним, подумал я, все еще прижимая убитого к стене. Краем глаза оглядел комнату. Кроме меня и трупа нашелся давным-давно вытоптанный спальник, раскрытый ящик патронов, валялось несколько ржавых банок из-под консервированного мяса.

Аккуратно опустив убитого, на корточках прополз под окном – чтобы не увидели со стороны вышки, – заглянул в ящик. Ну да, конечно, так тебе и попались золотые горы! Внутри только пыль осталась.

Немного разочарованный данным фактом, я сел на пол, тяжело выдохнув.

– Наблюдатель устранен, – сообщил по каналу стрелков.

– Принято, – отозвался Крайс.

– У меня тоже, – сообщила Алекс.

Я чертыхнулся, сказал же – обо всем мне сообщать. Впрочем, хрен с ней. Не хочет поймать Мэрдока – ее проблемы. Мне нужна только вышка. А вся эта возня местных анклавов мне похер!

Гораздо интереснее другой вопрос – должен ли рядом находиться кто-то посторонний, чтобы я качал нейронные связи скрытности?

Нет.

Да ладно! Так же можно в реального ниндзя перевоплотиться! И какого хрена ты раньше об этом молчал, а?

Запрос не был задан.

Перепрошью, сволочь. Жди, километр до вышки, и я тебя перепрошью нахрен!

Осторожно положив труп на спину, скривился, разглядев последствия поцелуя со стеной. Конкретно я его приложил – глаза растеклись, кости вмялись. В общем, не аппетитно. Наскоро обшарил карманы убитого, обогатившись на десяток гильз и семнадцать патронов к нашедшемуся за поясом револьверу.

Повертев новое оружие в руке, хмыкнул. На Тау Маре, похоже, в почете были мощные стволы.

Револьвер «Smith & Wesson 29». Калибр: 0,44. Прицельная дальность: 100 м. Состояние: требуется замена рукояти.

Это да, дерево сильно треснуло от времени, без перчаток вообще держать опасно – того и гляди, загонишь себе занозу сантиметров в пять. Не придумав ничего лучше, сорвал с рейдера кусок ткани и сделал нечто вроде кобуры скрытого ношения. Черте что, конечно, но не в руках же его тащить! Да и грохочет он крепко.

Перед глазами уже мельтешила картинка, как я, тайно пробравшись на вышку, сворачиваю шеи противникам и прячу тела в темных закоулках, не произведя ни единого выстрела. Эх, было бы все так просто!

Добравшись до выхода из здания, снова переступил через растяжки и едва не хлопнул себя по лбу. Подняв голову к потолку, увидел две пары связанных осколочных гранат. А эти парни знают толк в сюрпризах!

Ручная противопехотная граната Ф-1. Радиус сплошного поражения: 7 метров.

Ага, и падают незваному гостю на голову четыре вот таких сюрприза. И все – буль-буль, карасики, пись-пись, как говаривала сестра в далеком детстве. Но ничего, я придумаю, как их получше применить.

Анализ окончен, выполняйте действия строго в заданной последовательности.

Под контролем НИ я не очень быстро, но справился с разминированием.

Установлены новые нейронные связи: Взрывчатка: 0,1.

Ну да, это я молодец. Пальцы все еще сводило судорогой от напряжения. Такая броню не прошьет, конечно, но, помня о переломанных ребрах после очереди из автомата, мало мне точно не покажется.

Гранаты таскать «Рейнджер», по мнению «БиоТек», не должен, так что пришлось вернуться к трупу и выдернуть из штанов кожаный пояс. Пять минут возни – и у меня подсумок с четырьмя трофейными гранатами. Черт возьми, скоро стану оружейным бароном, не иначе.

– Каратель, ты где? Почему так долго? Я на месте, – голос Алекс отвлек от раздумий.

– Выдвигаюсь, – отозвался я, действительно покидая столь щедрое на подарки здание.

Дальше идти пытался, старательно избегая особо шумных мест. Вместо каменной крошки – наступаем аккуратно самым краешком сапога на торчащий вспученным бугром асфальт. Где навален мусор, медленно поднимаем ногу и перешагиваем. Со стороны я, наверное, сейчас смотрюсь, как последний идиот, но если все получится…

Обнаружен противник. Расстояние: 200 метров.

Я едва успел пригнуться за гнилым остовом машины. Контур, обрисованный НИ, двигался в мою сторону. Сглотнув, я медленно прокрался в бок, держа между собой и новым врагом проржавевшие каркасы автомобилей.

Рейдер шел бодро, едва не насвистывал. Видимо, готовился сменить уже приконченного мной. По крайней мере, это я так решил. Иначе зачем вообще куда-то переться в такое напряженное время?

Дождавшись, когда жертва пройдет мимо моего укрытия, я крался следом, стараясь не шуметь. Давалось с трудом. Вот уж не знаю. Какие там нейронные связи, а вот нервов я сжег очень много.

Рейдер внезапно остановился, я резко замер в метре от него, не зная, то ли прятаться, то ли атаковать. А враг достал из кармана самокрутку и теперь, судя по звуку, пытался подкурить. Щелчки бензиновой зажигалки трепали мне нервы, словно он не сигарету поджигает, а патрон за патроном в меня всаживает. Или это от того, что здесь так тихо?

Сделав, наконец, глубокую затяжку, ублюдок сунул зажигалку в карман, и уже поднял ногу, чтобы сделать шаг, но я был готов. Рывком настигнув его, схватил за горло, коленом уперся в позвоночник и дернул на себя.

Хрустнули кости, тело обмякло. Я подхватил убитого и оттащил на дорогу, петляя между машинами. Убедившись, что место не просматривается, оставил свою жертву лежать на переломанной спине.

Обшарив карманы, оказался вознагражден еще 17 патронами к 0,44. А вот самого револьвера ему не выдали, видимо, должен был передать предыдущий рейдер. Ничего, мне они пригодятся.

Подняв голову к радиовышке, тут же спрятался обратно – НИ как раз подсветил патрулирующего периметр рейдера с карабином в расслабленных руках. До меня еще, конечно, метров 400, но береженого всякий бог бережет.

Немного успокоив нервы, выглянул снова. Враг скрылся где-то на территории вышки. Выждав для верности минуту, я двинулся между машин, больше не пытаясь выбраться на улицу.

Скрытное передвижение: 0,5.

Чувствуя азарт, чесались пальцы свернуть шею еще кому-нибудь, но как назло больше никто мне не попался, а я уже рассматривал возведенную из мешков преграду. Рейдеры подошли к вопросу неожиданно серьезно, как-то не думал, что у них есть жилка фортификатора.

Высота забора всего по пояс, но этого уже достаточно, чтобы никто не пробрался незамеченным – по бокам соорудили по вышке, где томились от безделья двое постовых.

Стянув карабин из-за плеча, я разочарованно вздохнул. Эх, жаль, не удалось перебить всех незаметно, но ничего, еще наверстаем.

С этой мыслью я осторожно высунул ствол из своего укрытия и взял на мушку правого рейдера. Задержав дыхание, спустил курок.

Первая жертва еще падала, а я уже перевел ствол ко второму сторожу. Тот сообразил, что дело не чисто, спрятался за бортом вышки, не давая схватить себя в прицел. Чертыхнувшись, я спрятался за остовами автомобилей, со стороны укреплений завыла сирена. Вот тебе и тихая операция, их сейчас тут будет целая армия.

Обнаружен противник. Расстояние: 150 метров.

Два новых контура спешили в мою сторону. Уцелевший охранник высунулся на секунду, разрядил короткую очередь по ржавым машинам, и тут же снова скрылся за стеной. Я же дослал патрон в «Хорор», ожидая, когда новые рейдеры приблизятся на линию огня.

Обе сторожевые башни закрывали обзор, оставляя свободным лишь вход через наваленные мешки с песком. Периметр радиовышки обнесен старым бетонным забором, а сама антенна растет из двухэтажного комплекса. Спрятаться за углом внутри – легко. Другое дело, мой НИ такого пометит точно так же, как и на открытой местности.

– Захожу, – сообщил Крайс.

Бахнул выстрел – высунувшийся из укрытия второй охранник выронил автомат и свесился через стену. Оружие упало на землю, так и не выстрелив.

– Можешь заходить, – хмыкнула по рации Алекс.

Обнаружен противник. Расстояние: 40 метров.

Еще парочка врагов спешила на помощь камрадам. Заходя с других улиц, они не скрывались, это и станет смертельной ошибкой. Высунувшись из-за остова, я поймал в прицел бегущего справа, спустил курок.

Короткая перебежка на новое место, снова вылез из укрытия. Но второй оказался умнее – тоже нырнул на дорогу, прячась за ржавыми автомобилями. Решив не тратить на него время, я сдернул чеку с гранаты. Лови, ублюдок. Грохнул взрыв, разметывая кровь и осколки по старым корпусам машин.

Со стороны вышки открыли огонь, я едва успел рвануть в сторону. Длинная очередь изрешетила прогнивший джип, служивший мне укрытием. Пара пуль вскользь прошли по наплечнику.

Застрекотал «Вихрь» киборга на другой стороне радиовышки. Судя по контурам, Крайс ни в кого не попал, а вот Алекс продолжала отстреливать рейдеров по одному. Даже завидно стало, у меня так не выходит.

Обнаружен многочисленный противник. Расстояние: 150 метров.

Контуры выбирались из-под земли, видимо, там у них какой-то бункер. Но ничего, на всех патронов хватит. Крадясь вдоль старых каркасов, я внимательно следил, чтобы никто не сунулся наружу. Ствол ружья блуждал перед глазами, ожидая новую цель, но сволочи не спешили выбираться на открытую местность. Самый умный пошел в присядку, подбираясь к мешкам с песком. Не высовывая головы, он выставил дуло автомата и зажал спуск. Очередь впилась в останки автомобилей, решетя их в сито.

Жалко гранат, но чего не отдашь для любимого врага? Обиднее стало, когда снаряд ударился об мешки и рванул с наружной стороны.

Установлены новые нейронные связи. Метание гранат. Классификация по системе вооруженных сил корпорации «БиоТек»: 2.

Ну да, супер! Как раз вовремя!

Но свое дело граната все же сделала – рейдер рванулся в сторону, позволив мне поймать паскуду в прицел. Но снять его я не успел – Алекс снова показала класс, моментально прострелив ублюдку башку.

А затем нас залили огнем. Выбравшиеся из бункера рейдеры разбрелись по периметру и, не жалея патронов, палили во все стороны, не давая поднять голову из укрытия.

Затаившись, я выжидал, когда хоть один контур высунется, но ни одной твари не хотелось умирать. Зато с их стороны нашелся какой-то умник, решивший использовать гранатомет.

Снаряд с гулом вылетел в небо, заставив меня задрать голову.

Траектория полета. Внимание! Срочно смените местонахождение!

Эта хрень меня убьет, понял я, спешно удирая в сторону. За спиной грохнуло, взрывной волной меня подняло в воздух вместе с ржавыми машинами. Пока я летел, нелепо размахивая руками, мимо пронесся череп. С обидчивым «крак» он рассыпался о стену, а меня вмяло в кирпичную кладку.

Повышен радиационный фон. Покиньте зараженную область!

Перед глазами все плыло, яркие отблески цветных пятен вокруг, земля ходуном. Уперевшись руками в раздолбанный асфальт, поднял голову, осматриваясь. Машины горели, охваченные синим пламенем, словно кто-то решил устроить праздничный фейерверк.

До взрыва: 5…4…3…

До меня не сразу дошло, что он мне говорит. А когда понял, рванул со всех ног прочь. В спину загрохотали очереди, несколько пуль прошлись по лопаткам, опрокидывая меня на землю.

Новый оглушительный грохот, подо мной все затряслось, едва успел накрыть голову, мимо пронесся кусок кипящего металла. Чем, мать вашу, заправляли эти тачки?

Атомная тяга использует различные варианты урана. Покиньте зараженную область!

С трудом поднявшись на четвереньки, огляделся в поисках ружья, но пылающий вокруг ад не дал найти полюбившийся ствол. Чертыхаясь, я пополз к виднеющемуся рядом входу в заброшенный дом.

До взрыва: 5…4…

Я нырнул за бетонную стену, тут же упал на пол. На улице грохнул взрыв. Меня присыпало каменной крошкой, а ударивший следом – заставил трещать потолок второго этажа.

Уровень облучения: 92. Необходим впрыск сыворотки.

Обойдемся. Подобрав энергоружье, я на шатающихся ногах двинулся к лестнице на второй этаж. Стоило подняться на пару ступеней, снаружи снова взорвалось. Обломок машин залетел в окно и, ударившись о стену совсем рядом со мной, расплескал кипящий металл.

С проклятьем я рванул наверх. Пролет оказался небольшим, и сразу же вывел меня на улицу – крышу вместе с последним этажом снесло куда-то давным-давно. Взяв разбег, перепрыгнул на соседнее здание.

Плита под ногами треснула, я едва успел прыгнуть вперед, сзади грохотал, ломаясь бетон. Продолжая бег, ускорился еще больше, держа курс на вышку, где уже не скрываясь торчали контуры рейдеров.

Подсчет окончен. Обнаружен 61 рейдер.

По левую руку, откуда должен был заходить киборг, тоже цвел пожар, гремя взрывались каркасы, во все стороны разносило обломки. Будем надеяться, он выживет. Махнув с крыши на крышу, я успел заметить, как расширились глаза у рейдера, что поднялся на вышку ко второму охраннику.

Сервоприводы активированы. Расход энергии увеличен.

Развив спринтерскую скорость, я изо всех сил оттолкнулся от края крыши. Настоящий герой в таком полете успевает положить 100500 врагов. Но все, о чем думал я – нецензурная брань.

Удар был страшный. Я проломил стенку вышки, опрокинув так и не успевшего выстрелить рейдера. Схватившись за мужика, как утопающий за спасательный круг, я прокатился по небольшой площадке, а дальше нас понесло по деревянной лестнице. Мир вращался перед глазами, подо мной чавкало переломанное тело, снизу треснуло дерево и мы снова полетели. Вокруг кипел бой – краем глаза заметил зеленый контур Крайса в окружении красных сполохов. А потом меня вжало в землю, сверху шлепнулся труп неудачливого рейдера.

Раскидав руки, я выпустил ружье и с трудом удерживал рвущиеся наружу внутренности. Ел бы нормально – сейчас захлебнулся бы в собственной рвоте.

Уровень облучения: 110. Срочно примите сыворотку!

Ага, вот только ампулу, заботливо переложенные в сумку, полопались и теперь драгоценная жидкость вытекала синенькой лужицей на землю. Стряхнув с себя тело погибшего, нащупал оружие и, с трудом перекатившись на живот, вскинул ствол.

Дрожащее оружие блуждало, не желая наводиться на приближающиеся контуры врагов. Мелькнул слева киборг, прячась за стеной здания. По нему стреляли. Вышибая из угла каменное крошево, а я все никак не мог поймать в прицел хоть кого-нибудь.

Прицеливание. Огонь. Враг уничтожен.

НИ снова взял тело под контроль, планомерно изничтожая наступающих рейдеров. Я только и успевал, что шипеть от боли в вывернутых руках – несмотря на потерю восстанавливающих ампул, вшитый помощник не отличался состраданием.

Прицеливание. Огонь. Враг уничтожен.

Еще один мужик, уже подбиравшийся ко мне с монтировкой в руках, рухнул, зияя прострелянной башкой. Остальные поспешили скрыться.

Переведя дух, я нащупал сумку, и понял, что где-то банально обронил гранаты. Хорошо хоть не под ногами у меня грохнули.

Отползая в сторону, я держал под прицелом укрывшихся за возведенными по периметру укрытия рейдерами. Стоило сдвинуться на пару метров, меня ухватила сильная рука и втянула к себе за угол.

Крайс помог подняться на ноги.

– Живой?

– Пока еще да, – отозвался я, приседая у стены.

По нам тут же выпустили длинную очередь. От пыли перед глазами видимость снизилась.

Подсчет окончен. Обнаружено 15 рейдеров.

Бой оказался скоротечен.

14 рейдеров.

На визоре замигал контур Алекс. Девчонка, презрев опасность, шла не скрываясь. Я выглянул за угол, как раз, чтобы заметить, как стрелок щелкнула цевьем дробовика и разрядила патрон в лицо засевшему в укрытии врагу. Кровавые ошметки брызнули в сторону, пятная мешки с песком, набросанные по территории.

Рейдеры открыли огонь, переключившись на нее, и мы с Крайсом поспешили на помощь. Киборг с ходу перешел на бег и, перемахнув забор из мешков, буквально втоптал противника в землю, разбив каблуками сапог голову тощей девке с ярко-зеленым ирокезом.

Я зашел справа, разряжая ружье почти вплотную к отстреливающимся ублюдкам. Это-то и стало ошибкой – стоило приблизиться к зажатому между мной и Алекс врагу, как тот подскочил и, вскинув обрез, разрядил мне его в голову.

Шлем поврежден. Маска заблокирована. Получено сильное сотрясение. Немедленно обратитесь к врачу.

Сообщения я слушал, уже лежа на спине. Голубое небо Тау Мары покрывали белесые облака. Вокруг шумело, будто я на пляже, а не посреди разрушенного города. Перед глазами на мгновенье появился рейдер, я разглядел капли пота на трясущемся от страха лице, заглянул в дуло направленной на меня двустволки.

Прицел. Выстрел. Враг уничтожен.

Деловито отчитался НИ, игнорируя выстрел в голову. Прожженная зарядом грудь рейдера испустила дымок, и это стало последним, что я увидел.

Облучение: 135. Анализ физических повреждений. Запуск диагностики. Калибровка энергетических потоков. Активация энергосберегающего режима. Сформирован пакет данных для отправки на флагман. Устанавливается связь с флагманом. Передача собранной информации. Запрос «свой-чужой». Присвоение внеочередного звания «Младший капрал». Передача сигнала SOS. Получение программы медицинского обслуживания. Запуск протокола «Реанимация». Разблокирован хирургический блок боевой брони класса «Рейнджер». Сбор биологического материала. Формирование сыворотки индивидуального назначения. Впрыск. Уровень облучения снижен. Облучение: 15. Уровень заражения вирусом «ТМ-13» снижен. Уровень: 42. Обнаружены изменения в организме оператора. Подготовлен пакет данных для отправки на флагман. Передача данных. Получено новое задание.

Поздравляю с успешным выполнением задачи, Каратель! Корпорация благодарна вам за службу. Исходя из собранных вами данных, «БиоТек» направляет вам новые задачи – найти и уничтожить источник заражения. Система ПВО колонии до сих пор контролируется неизвестным – найдите способ обезопасить спуск вооруженных сил «БиоТек» на поверхность колонии.

Благодарю за службу, младший капрал!

Часть II

Глава 1

«Корпорация „БиоТек“ – лучшее будущее для всех!» – гласил выцветший рекламный постер с улыбающейся моделью в пинап стиле на фоне футуристического города. Годы взяли свое, заставив поблекнуть краски, но изображение все еще угадывалось на древнем агитационном плакате.

Одинокая лампочка, свисающая с потолка, разбрасывала желтоватый свет по помещению. Я лежал на старой металлической кровати в дежурном помещении при радиовышке – НИ послушно вывел карту местности, наложил точки бегающих в суматохе людей. Связь с флагманом отсутствовала, но это нисколько не мешало использовать мощности самой антенны.

– Как это случилось? – донесся из-за двери голос майора стрелков.

– Поймал два выстрела в голову, – меланхолично ответил док Винстон. – Нам вообще повезло, что он жив остался. Вот только…

– Вот только что?

– Судя по всему, Тау Мара все-таки заставила парня измениться. Пока не могу сказать, во что он превратится со временем, но это уже не тот чистый человек, что спустился с орбиты.

– Еще один мутант на мою голову, – простонал Вайдунг. – Что-то удалось узнать? Капрал!

Новый голос – молодой и неуверенный, добавился к разговору.

– По словам Крайса и Алекс, когда вышка была зачищена, они втащили тело Карателя внутрь. Антенна активировалась сама, компьютер запеленговал неизвестный приемник, после чего передал несколько пакетов с данными.

– Это «БиоТек»? – нервно спросил Томас спустя минуту тишины.

– Не могу знать, господин майор. Сигнал зашифрован так, что у нас никаких мощностей не хватит его раскодировать. Системы устаревшие, а у того, кто прислал Карателя, время не стояло на месте.

– То есть, мы так нихрена и не узнали? – вскипел Вайдунг.

– Одно ясно точно, – вмешался доктор. – Кто бы его не послал, парня укомплектовали не только очень продвинутым нейроинтерфейсом, по сравнению с которым все имеющиеся у нас компьютеры все равно что хлам, так еще и дали броню, аналогов которой нет ни у кого на Тау Маре. Пока он валялся с раскуроченной башкой, ему не только сняли радиацию и вирус, но и заштопали повреждение черепа.

Томас снова выругался, а я провел рукой по голове, только теперь понимая, что с меня опять сняли броню. Груда доспехов обнаружилась в дальнем углу, аккуратно разложенная на части. Только шлем, раскрашенный сетью внушительных трещин, лежал отдельно.

Это что же получается, я теперь слышу так же хорошо, как с сенсорами? Нет, понятно, что НИ использует антенну, как усилитель, но мне все равно не по себе.

В соответствии с договором найма с корпорацией «БиоТек» нейроинтерфейсом было проведено одобренное корпорацией хирургическое вмешательство. В результате введены следующие изменения:

Вшиты блоки экспериментального аппарата «Нетопырь». Повышена дальность слуха на 34,6 %.

Вшиты блоки экспериментального аппарата «Немезида». Повышенная выработка адреналина в случае получения травм средней тяжести на 12 %.

Вшиты блоки экспериментального аппарата «Сокол». Повышена дальность зрения на 25 %.

Голос блондинки в собственной башке звучал мягко и успокаивающе, хотя в пору было орать и грозить небесам голыми кулаками. Какого хрена?

В соответствии с запросом пользователя нейроинтерфейс был обновлен, установлены следующие модификации:

Замена программы голосового сопровождения. Текущая модель Алиса-132. Прототип подобран в соответствии с психотипом пользователя. Торговая марка «Алиса» запатентована компанией «Голоса Космоса». Оригинальный голос принадлежит Алисе Масс.

В соответствии с распоряжением адмирала Максвелла нейроинтерфейс был обновлен, установлены следующие модификации:

База экспериментального вооружения корпорации «БиоТек» «Инженер, 1».

База экспериментальной медицины корпорации «БиоТек» «Генетик, 1».

Медленно сев на кушетке, я потер виски. Под пальцами сразу же заныли свежие шрамы. Ощущение, будто череп разобрали на запчасти, напихали выступающих пластин, и теперь это все торчит наружу.

Итак, подведем итоги, из меня сделали киборга. И мало мне такого счастья – судя по словам Винстона, я теперь еще и мутант! Просто, мать вашу, прекрасно! Слетал колонии посмотреть, черт возьми!

– И что дальше-то делать? – донесся голос майора.

– Для меня он теперь бесполезен, Том. Пока мутация не началась, я мог бы использовать его ДНК для поисков лекарства, но теперь…

– Отлично. Мы опять пришли к тому же, с чего начинали – у нас есть гость из космоса, напичканный хрен знает чем. И я готов сожрать свои погоны, он работает на «БиоТек».

– Если он соврет, его нейроинтерфейс не даст нам определить, так это или нет, – тут же вклинился ниггер. – Я уже провел пару тестов. Как только боль становится выше определенного порога, мозг просто вырубается. Наши Смарты на такое не способны, а его – запросто. Щелкнул тумблером, и дальше хоть убейся, Каратель ничего даже не почувствует, пытай бессознательное тело сколько душе угодно.

Ноги держали не крепко, но мне все же удалось встать, хоть и пришлось придерживаться за изголовье металлической кровати. Нужно надевать броню и валить отсюда нахрен.

Стоило подумать об этом, НИ тут же сообщил, что меня ожидает пакет зашифрованных данных. Глядя на мелькающий перед глазами кубик с символом «БиоТек» на каждой из сторон, я тяжело вздохнул.

Вскрытие блока данных. Анализ зашифрованного сообщения.

В результате высадки, выжило 7 солдат, включая младшего капрала Карателя. Исходя из полученных данных, на северо-западе Тау Мары расположен контрольный центр. Анализ НИ выживших солдат предполагает наличие источника вируса «ТМ-13». Вы должны добраться до источника и остановить его. Если в ходе выполнения задачи будет обнаружено, что прекратить производство вируса невозможно, его необходимо уничтожить.

Проведен анализ атаки на транспортные боты. Исходя из полученных данных, системы ПВО Тау Мары контролируются объединением боевых киборгов. Жители колонии знают их, как «Стальные сердца», военизированную группировку функционирующих киборгов, предположительно сохранившихся в армейских частых. Вы должны добраться до командного пункта и отключить систему ПВО Тау Мары. Если в ходе выполнения будет обнаружено, что отключение невозможно, система должна быть уничтожена.

Семеро? Где-то есть еще шестеро счастливчиков? Я не один на этой долбанной планете! Хоть какие-то радостные вести.

Подойдя к столу, поднял в руке треснувший шлем. НИ тут же расчертил его, отмечая встроенные блоки. Раньше я видел только серийный номер – теперь всплыла новая информация.

Модифицированная экспериментальная боевая броня класса «Рейнджер» Марк 54. Установлены следующие модификации:

Медицинский блок «Медуза 71».

Научный блок «Тесла 92».

Боевой блок «Экстерминатор».

Броня полностью совместима с экспериментальными блоками «Нетопырь», «Немезида», «Сокол».

Почему раньше этого не было? Все просто – зачем решать одну задачу, когда можно одним камнем двух зайцев прибить? Не только с Тау Марой разобраться, но и новые комплекты испытать. Я-то, наивный дурак, считал, маркировки корпорации нет для скрытности, а на деле – это чертовы прототипы. Мы просто стали лабораторными крысами в жестких условиях зараженной вирусом планеты. Идеальный стресс-тест, вашу мать.

Кстати об этом.

Изменения в организме: повышенный уровень…

Так, давай по-человечески, чтобы и тупой понял. А всю научную бурду оставь умникам.

Ваши клетки живут в 4 раза меньше. Но и обновляются чаще. В результате ускоренного восстановления ваши раны будут быстрее заживать, но и энергии вам требуется больше. Рекомендуется смена диеты на более питательную. Расход потребленных веществ увеличен, в случае длительного голодания или недостаточного питания ваш организм в первую очередь разберет жировые отложения, затем переключится на распад белка.

Вот это уже понятнее. Вот только в еде я ограничен.

В результате полученной мутации вы легче перенесете отравление вирусом и радиацией. Если мутация разовьется, в конечном счете, вы разовьете иммунитет к вирусу «ТМ-13», являющимся основным источником мутации на Тау Маре, так и получите устойчивую защиту от радиации.

Хорошие новости, подумал я, чувствуя, что, в самом деле, пора бы пожрать. Повертев шлем в руке, поставил его на стол и двинулся в сторону выхода.

Снаружи ночь. Легкие тут же наполнились щедро забранным через ноздри холодным воздухом. Огромная полная луна торчала на небе, направив на меня свое испещренное кратерами лицо. Совсем как на Земле, черт возьми.

Уровень заражения незначителен. Уровень радиационного излучения незначителен.

Странно, что возле моей комнаты, а располагалась она на втором этаже радиовышки, никого не было. Даже майора с доктором не видно. Может, ушли уже? Опершись на невысокий металлический заборчик, я осмотрелся.

Территорию подчистили, но все равно видны пятна крови там, где дохли рейдеры. Чуть напрячь зрение – смогу даже в красках рассмотреть, где и что лежит. Сказано – сделано. У левого караульного на вышке один глаз меньше другого, пятна грязи на шее. Между нами метров пятьдесят-шестьдесят, вокруг темно, а я едва ли не поры на коже различаю.

Нихрена себе экспериментальный блок! Чего ж сразу армию не снабдить такими плюшками? Да с таким зрением каждый первый снайпером станет!

Экспериментальный блок «Сокол» является незапатентованной технологией корпорацией «БиоТек». По закону Земли от 24 марта 2472 года испытания на людях запрещены. Исключение составляют: смертельно больные (с письменного согласия), заключенные, отбывающие пожизненный срок заключения (по решению суда).

Вот так-так! Да я, выходит, в обход законов создан? Почему-то стало сперва смешно, а затем – грустно. Вот так воткнули неисследованную херню тебе в башку, а ты взял, и умер. Обидно будет.

В соответствии с подписанным договором найма положенные по закону выплаты в случае смерти будут переведены на указанный при заключении контракта счет.

Ну да, озолотиться сестренка, когда я коньки отброшу. Почему сестра? Ну так не брату же завещать честно нажитое. Он и без меня справится, а вот мелкая… Хотя какая она теперь мелкая? Старше меня выходит сейчас, мы 30 лет летели, ей скоро 50 стукнет.

Скудное освещение, в спешке установленное вокруг вышки, периодически вырывало из темноты дежурных стрелков, несущих стражу на дозорных точках. Ту, где я проломил стену, уже залатали. Да и в целом укрепление теперь внушало. Исчезли наваленные по периметр мешки, замененные толстыми стальными листами. Для проезда установлены раздвижные ворота. И когда только стрелки все успели?

Отсутствие в сознании – 78 часов 13 минут.

Нихрена себе, отоспался! То-то так жрать хочу!

Стоило спуститься по обнаруженной рядом лестнице, наткнулся на постового. Молодой парень сперва ткнул мне в брюхо стволом и лишь затем поинтересовался, куда это я собрался.

– Жрать хочу. С дороги, – рыкнул я, рефлекторно сбивая ствол ладонью в сторону. – Еще раз ткнешь в меня – сдохнешь.

– Оставь его, рядовой, – из-за угла нарисовался уже виденный мною в «Дыре» стрелок.

Был он высок, широк в плечах. Военная форма чиста и аккуратна, даже прическа как под линейку. Этакий эталон, мать его, пародия на живого солдата.

– Идем со мной, Каратель, как раз поешь, пока майор занят.

Я кивнул ему, мол, веди, а постовому погрозил кулаком.

Мы свернули за бункер, здесь обнаружился спуск в недра бетонного строения. Когда-то вход преграждала дверь, но какой-то доброхот заботливо спилил ее, оставив куски петель ржаветь на воздухе.

Внутри горели тусклые лампы, но я прекрасно все различал. То ли здесь не так темно, то ли вшитый «Сокол» помогает. Первое помещение явно собирались приспособить под склад. Оружейные стойки уже покоились вдоль стены.

Выход преградила круглая дверь, сейчас распахнутая настежь. За ней нашлись длинные столы, явно сколоченные совсем недавно – в воздухе еще пахло свежим срубом. Втянув вкусный аромат древесины, заприметил окно раздачи. Столовая явно еще толком не функционировала.

– Присаживайся, – велел стрелок, сам отходя к длинным полкам в дальнем углу.

Опустившись на грубо отесанную лавку, я потер лицо ладонями, снова натыкаясь пальцами на неровности черепа. Захотелось взглянуть на себя в зеркало, но решил пока обождать, не девка же, чтобы о внешности беспокоиться. Мужик красивее обезьяны – уже неотразим.

Вернулся мой сопровождающий, бросил на стол упаковку затянутого в пластик рациона.

– Вяленое мясо, – сообщил он, садясь напротив.

Есть лица, в которые так и хочется залезть кулаком. Вот он как раз из таких, морда кирпичом, смотрит на тебя, как на говно, мол, ты никто, а я – властелин мира. Помню, был у меня одноклассник с таким же хлебалом. Кулаки чесались его на место поставить. К счастью, одно удара хватило, чтобы спустить сынка местного богача с небес на землю.

– А в пакеты его, стало быть, фермеры заворачивают, – хмыкнул я.

– У Фергюсона, который нам поставляет мясо, отличный завод. Ты свои эти замашки лучше оставь, Каратель, – мой позывной он почти выплюнул. – Тау Мара не в каменном веке. Техника работает, люди – тоже. Конечно, может быть, у нас не так прекрасно, как твоя изнеженная душонка привыкла, но мы живем и довольны. Ясно?

О, да у нас взаимная нелюбовь, получается? Здорово.

Не желая дольше оттягивать, я оторвал кусок пластика, достал первую полоску темного до черноты мяса и впился зубами. Что сказать? Много соли, аромат дымка и совершенно не разгрызаемая хрень. Да подошва на моей броне помягче будет!

Анализ калорийности продукта. Результат продублирован в пакет данных, подготовленный для отправки на флагман.

Продолжая мусолить угощение, я сделал вид, что оглядываюсь. Судя по погонам, передо мной местный лейтенант. Интересно, у них такая же система звания, что и у «БиоТек»? Мне дали младшего капрала, значит, больше я не числюсь в космических войсках, переведен в наземную армию.

А приставили парня ко мне не просто так, явно следит, чтобы «гость из космоса» не натворил новых бед.

Если вдуматься, мне сохранили жизнь только по трем причинам, подумал я, продолжая рассасывать каменную полоску.

Первое: вербовка. Как не крути, а парень в боевой броне может быть полезен для дела. Особенно, если не принимать его в официальные ряды, а заставить действовать на свое усмотрение. Будет профит – молодец, нет – мы тебя не знаем. Второе: чистота ДНК. Док Винстон с самого начала хотел разобрать меня на атомы, чтобы получить эфемерный шанс найти лекарство от вируса. И третье: если я действительно не принадлежу «БиоТек», меня можно использовать в качестве гонца для торговли с орбитой.

Прожевав кусок, я вытащил новую полоску из пакета. Оставалось еще штук пять. Не сказать, что очень вкусно, но, надо признать, могло быть и хуже, к тому же, действительно сытно.

На основе полученной мутации установлен уровень необходимых веществ в рационе. Потребление продукта «Вяленая говядина Фергюсона» восполняет потерю энергии на 25 % за каждые 250 грамм.

То есть, на этом подножном корме я могу вполне себе жить. Другое дело – где набрать достаточный запас? Мысли вернулись к «Дьяволу», и оставленным внутри джипа рационам.

– Где Крайс и Алекс? – проглотив комок мяса, негромко осведомился я.

Лейтенант перевел взгляд с наручного Смарта на меня и вскинул бровь, как бы решая, сказать или нет.

– Отправлены на задание.

– А мое имущество?

– Описано и отдано каптенармусу.

– Хочу забрать, – доставая новую подошву из пакета, сообщил я.

– Как скажет майор, – отрезал тот.

Хмыкнув, я отправил полоску в рот и сложил кулаки на столешнице, не отрывая взгляда от лица самодовольного ублюдка. Он, конечно, выполняет приказы командования, но тон-то можно и сменить.

– А, вот ты где! – на пороге столовой появился док с неизменной сигаретой в руке.

За прошедшие дни ниггер будто стал больше в размерах. По крайней мере, из сидячего положения мне так и показалось. Морщинистое лицо чуть разгладилось, глаза светятся молодым здоровым блеском, движения плавные.

– Доброй ночи, док, – кивнул я. – Спасибо, что не стали разбирать меня на запчасти.

Он отмахнулся, топая к нам. Стряхнув пепел на пол, уселся рядом с капралом и сделал длинную затяжку.

– В этом не было необходимости. Ты теперь один из нас, так что твоей ДНК мне больше никакой пользы, – сообщил он. – Но, если хочешь, могу провести для тебя анализ влияния вируса.

Я покачал головой.

– Лучше расскажите, какого черта здесь произошло, – ткнул пальцем себе в череп.

– Я бы сказал, что тебе раскроили голову, а потом нарастили защитные пластины. Раньше так делали после серьезных операций. Кости черепа, видишь ли, очень хреново срастаются, поэтому чаще всего их заменяли хирургическим металлом.

Я кивнул.

– И что, у вас совершенно не было соблазна залезть мне в голову? – усмешка на губах появилась сама собой.

– Почему же не было? Вот только вытащить тебя из брони не могли. Пришлось звать Алекс, так девчонке руку сожгло до кости.

Боевая броня обеспечивает сохранность оператора в случае потери сознания. Снимать защиту может только уполномоченное лицо. Мутант Алекс не располагает достаточным уровнем допуска.

– Но ее с меня все же сняли, – заметил я. – Лейтенант, а можно чего-нибудь попить? А то от мяса у меня во рту пересохло.

Боец кивнул и молча отправился в дальний угол. Я же перевел взгляд на ниггера.

– Что случилось на самом деле?

Ниггер пыхнул сигаретой и, сбив уголек, щелчком отправил окурок в угол стола, где стояла урна.

– Разрядилась твоя броня. Вот и сняли. А что девчонка без пальцев осталась – это правда. Не веришь, спроси свой нейроинтерфейс, он явно круче наших Смартов. И да, я взял чуть-чуть твоей ДНК для изучения. Как видишь, – он провел рукой по лицу и улыбнулся, сверкая белозубой улыбкой, – результат есть.

Я кивнул, сам примерно так предположил. Вернулся лейтенант с металлическим цилиндром. Открутив крышку, он налил в нее дымящуюся жидкость, по запаху напоминающую обычный черный чай.

Понюхав, я получил от НИ подтверждение, что сорт явно был выведен на земных колониях, а так – чай он и в Африке чай. Прихлебывая горячее питье, я сразу почувствовал себя лучше.

– Местные добавки, – заметив мое состояние, прокомментировал док. – На Тау Маре было много разных сельскохозяйственных предприятий. Часть до сих пор работает. Оттуда и чай.

– Неплохо, – кивнул я, осушая кружку.

Когда отставил пустую емкость, потянулся за термосом, чтобы налить еще и замер, держа холодный металл в руке.

– Твою мать, – выдал, глядя на свое отражение.

Док хмыкнул, а сопровождающий улыбнулся, словно мой вид – это его личная заслуга. Повертев башкой, я снова выругался.

Череп действительно деформирован, волосы поседели, а саму голову пересекают уродливые бугры шрамов. Какого черта, те экспериментальные блоки что, по размеру с футбольный мяч?

Опухоль сойдет примерно через сутки. Оставить шрамы решено в экспериментальных целях для изучения мутации пользователя. По времени восстановления тканей черепа можно установить предельные возможности доступной регенерации.

Это ясно, но почему я поседел-то?

Изменение ДНК.

Коротко и ясно, спасибо, черт возьми. Ладно, это все лирика.

Боевая броня была полностью разряжена после трех попыток мутанта Алекс снять защиту с пользователя. После этого доктор Винстон взял образец слюны.

Что ж, вряд ли бы он стал врать. А вот разговор хитрожопого ниггера с майором под дверью дает пищу для размышлений. На что рассчитывал Вайдунг? Не думал же, что я, отправившись, как он хотел, в одну каску, сделаю нечто, что приведет его лично к статусу повелитель Тау Мары?

Дав мне возможность связаться с флагманом, Томас рассчитывал перехватить сигнал и разобраться, принадлежу ли я к корпорации. Но что дает ему это знание? В свете задачи по отключению систем ПВО, может ли майор быть связан с киборгами «Стальных сердец»? И Крайс свалил, вот уж у кого про роботов спросить можно было бы.

– Док, а что вы знаете про киборгов? – наливая уже третью порцию чая, поинтересовался я.

Ниггер пожал плечами.

– Их много, разбиты на группы.

– И с ними лучше не связываться, – вклинился лейтенант. – Большая часть давно съехала с катушек, стреляют во все, что движется. Немало наших полегло, когда зачищали от них автомобильный завод. Там «Стальные сердца» заперлись.

– Нахрена киборгам авто? – хмыкнул я.

– Укрепленное строение, полностью приспособленное для создания полноценной базы. Действительно, нахрена военной группировке такая штука, – усмехнулся он.

Я кивнул, пропустив сарказм мимо ушей. Итак, «Стальные сердца» мочат людей. Это усложняет задачу. Кроме того, вряд ли стрелки загорятся желанием мне помогать с устранением проблемы.

Пискнул Смарт сопровождающего, он поднялся с лавки и кивнул мне.

– Идем, майор ждет.

Допив одним глотком чай, я тоже поднялся. Док остался сидеть, закурив новую сигарету. А я подумал, что при наличии Алекс вопросы регенерации вообще не должны стоять перед Винстоном. Зачем для этого брать мою ДНК?

Выйдя на улицу, мы снова обошли вокруг бункера, пока не оказались у лестницы на второй этаж. Сопровождающие Вайдунга стояли возле моей двери, обсуждая между собой будущие планы по укреплению вышки.

Кивнув им, лейтенант пропустил меня вперед, после чего закрыл дверь с другой стороны. Я остался с Томасом наедине. Майор вертел в руке мой шлем, задумчиво разглядывая трещины.

– Ну что, как совещание? – пройдя к кушетке, я запрыгнул на нее с ногами.

Пружины заскрипели под моим весом. Вроде такого не было, когда только очухался, или не воспринимал? Башка гудела по пробуждении – будь здоров.

– Ты просто заноза в заднице, тебе когда-нибудь это говорили, Каратель? – вместо ответа он бросил мне шлем. – Откуда только такой и прилетел?

Я пожал плечами, откладывая потрескавшуюся голову в сторону.

– С Земли, майор.

– И сразу же устроил перестрелку в «Дыре», а потом еще и радиовышку зачистил. Ты связался со своими, – он не спрашивал, утверждал. – И что тебе сказали?

Я пожал плечами.

– Они ждут отмашки на спуск.

Томас покивал.

– Я тебе не верю.

– Взаимно. Я видел, что вы сделали в Сити. И, поверь, будь у меня выбор, я бы пристрелил тебя при первой же возможности. Но пока что стрелки были мне полезны.

– А что случилось в Сити? – развел руками майор. – Рейдеры вырезали жителей? Да, плохо. Но хуже, что я потерял там свой отряд. Это, знаешь ли, совсем другое.

– Чего тебе надо, Вайдунг? Не стрелкам, а конкретно тебе. Я же вижу, что у тебя свой интерес в связи с орбитой.

Он хмыкнул.

– И я тебя сейчас выложу какую-то тайную информацию, по-твоему? Моя жизнь – это стрелки.

– Расскажи это Мэрдоку, – усмехнулся я. – И тем парням, которых расчленили на дверях домов.

– Чтобы ты знал, Мэрдок мне не подчиняется. Его отряд объявлен дезертирами. Каждый стрелок обязан убить членов «Красной руки». За головы этих ублюдков даже награда объявлена.

Я хмыкнул.

– Как удобно, однако. Он делает грязную работу, а ты его – в предатели. Настоящие политики, как я смотрю!

Майор усмехнулся.

– Мне плевать на твое мнение. Мне интересно, что ты будешь делать дальше.

– Хочешь пристроиться, чтобы еще какую точку к стрелкам присоединить? Нет, спасибо, дальше сами. Я и так за вас многое сделал.

– Ну да, развязал бойню в «Дыре» и едва не сдох. Алекс и Крайс закончили зачистку за тебя. На вышке – снова работали они, пока ты валялся без сознания. Даже сейчас ты жрал нашу еду, не мы – твою.

Я пожал плечами.

– Мне отсыпать тебе гильз? Кстати, об этом. Мне нужны мои вещи.

– Заберешь у каптенармуса, когда мы закончим здесь.

– Мы уже закончили, – кивнул я. – Это все?

Вайдунг сузил глаза и сжал кулаки. Я же продолжал спокойно на него смотреть, ожидая реакции.

– Значит, ты не хочешь признаться?

– В чем?

– Что работаешь на «БиоТек».

Я хмыкнул.

– Представь себе, майор, что пока вы здесь боялись послать сигнал о помощи, от корпорации, владеющей Тау Марой, не осталось и следа. Как тебе такой вариант? Что если «БиоТек» разорились и перестали существовать? Кого будешь бояться тогда? Помимо них, в космосе полно тварей куда более страшных, чем корпорация, три века назад бросившая планету на произвол судьбы.

– Помяни мое слово, Каратель, как только я получу подтверждение, я тебя распну.

Я кивнул.

– Спасибо за откровенность.

– А теперь забирай свое барахло, и вали с моей вышки!

Глава 2

Господь Бог любой армии, Повелитель запасов – как не назови, а ответственный за склад всегда занимает едва ли не одно из самых важных мест. Здешний каптенармус нашелся на заднем дворе.

Пыхтящий отработанным топливом грузовик, пригнанный стрелками из Сити, застыл на месте, раззявив зев кузова. Рядовые стрелки выстроились цепочкой и передавали с рук на руки ящики припасов.

Покрикивающий для порядка тучный мужик был как раз тем, кто мне нужен. Старый латинос с густыми седыми бровями, клешней механического манипулятора вместо левой руки. И двухколесная установка вместо ног. Колоритный персонаж.

– А, ты, – сплюнул он наземь при моем приближении. – Вайдунг распорядился, пойдем. За работу, сучьи дети! – погрозил он кулаком остающимся без присмотра бойцам. – Не отлыниваем!

Двигатель зафырчал, и каптенармус покатился в сторону пристройки, собранной из толстых бетонных плит. Надо отдать стрелкам должное – работали они быстро, пока я жрал в столовой и общался с майором, успели возвести достаточно вместительное помещение. При должном усилии ничего не мешало бы им отстроить пару городков самостоятельно.

Внутри склада стояли высокие металлические полки. Здоровые коробы заполонили пространство, в них складывали припасы, переданные с рук на руки из грузовика.

Посреди зала установили стойку, за нее каптенармус и заехал. Повозившись с толстой амбарной книгой, нашел нужную страницу и протянул мне.

– Смотри, все под опись.

Я пробежался по списку взглядом.

Карабин «Хорор». Кол-во: 6 штук.

Карабин «Секач». Кол-во: 3 штуки.

Револьвер «Smith & Wesson 29». Кол-во: 9 штук.

Пулемет «Подавитель». Кол-во: 1 штука.

Обрез «Кабан». Кол-во: 4 штуки.

Пистолет 9-мм. Кол-во: 3 штуки.

Пистолет-пулемет «Гангстер». Кол-во: 2 штуки.

Нательная металлическая броня. Кол-во: 7 штук.

Наручи металлические. Кол-во: 14 штук.

Поножи металлические. Кол-во: 12 штук

Патроны: калибр 7.62. Кол-во: 1678 штук.

Патроны: 9-мм. Кол-во: 29 штук.

Патроны: калибр 0.44. Кол-во: 102 штуки.

Патроны: калибр 12. Кол-во: 96 штук.

Рацион порошковый запакованный. Кол-во: 198 штук.

Батареи энергетические АА класса. Кол-во: 10 штук.

Энергетическое ружье. Кол-во: 1.

Ручная граната Ф-1. Кол-во: 16 штук.

Гильзы. Кол-во: 1279 штук.

Неплохо. Киборг и мутант разделили все трофеи по-честному. Мне досталась треть всего добытого, как минимум, полтонны барахла. А я пешком.

– Ты же торгуешь? – с надеждой уточнил я.

– У меня что, на лбу написано «Идиот»? – лязгнул левой клешней тот. – Конечно, я торгую. Кстати, батареи твои заряжены. Так что с тебя 560 гильз.

– Нихрена себе у тебя расценки!

– А ты думал, в сказку попал? Будь ты стрелком, я бы с тебя вообще ничего не взял, но Вайдунг распорядился заправить тебя, отдать барахло и выпнуть нахрен. Так что – плати. И поживее, у меня работа стоит.

– Хорошо, но сперва скажи, где бы мне приобрести колеса. Судя по твоему виду, ты точно должен быть в курсе.

Кладовщик сморщился.

– Плохая шутка.

– Не хуже, чем 560 гильз за зарядку 10 батарей при том, что генератор у вас и так пашет вхолостую. Так что рассказывай.

Упомянутый агрегат действительно пыхтел в дальнем углу неподключенный. Мотки кабеля все еще громоздились вокруг прибора. И, судя по всему, до него очередь дойдет еще не скоро.

Вошедший на склад стрелок махнул рукой, привлекая внимание каптенармуса.

– Хорхе, вторая машина пришла. Заносить?

– Конечно, заносить, я что, сам таскать буду?! – огрызнулся он, ударяя металлической клешней по стойке. – Так, не задерживай меня, чего тебе?

– Батареи есть?

– У меня все есть, – заявил он. – 100 гильз за пустую, 156 – заряженную.

– Хорошо, значит за каждый карабин по 1320 гильз. Это 11 880, - при этих словах лицо латиноса вытянулось, брови взлетели, но я так просто сдаваться не собирался. – Револьверы пойдут по 250 гильз за штуку, так и быть. Итого уже 14 130. Прибавляем обрезы – каждый по…

– Нахер иди, умник! – оборвал меня Хорхе. – За карабины я тебе дам не больше 750 гильз. А будешь спорить – вообще прикажу вытолкать ящик с твоим барахлом, и делай с ним что хочешь.

– Тогда сойдемся на 1 000 за каждый.

– Ты за кого меня держишь?

Я пожал плечами.

– Тогда я действительно отдам тебе сейчас 560 гильз за зарядку и уйду. А ты останешься без навара. Но раз тебе не нужно…

Совершенно спокойной я двинулся вглубь склада. Нужный мне ящик нашелся сразу. Если остальные были уложены аккуратно и запечатаны, из моего торчали стволы, брошенные абы как. Уроды, не могли нормально упаковать?

– 900 за карабин, – крикнул мне в спину каптенармус, когда я начал собирать батареи.

Прикинув, я кивнул.

Когда спустя час я вышел со склада, за плечами покоился внушительный рюкзак, на дне которого лежал упакованный рацион в пакетах – цилиндры были успешно проданы по 20 гильз за каждый – 20 заряженных батарей, больше просто не нашлось, и упаковка патронов 7.62. А главным весом шли 16 212 гильз. В руке у меня остался «Хорор», из тех, что поновее. Так же за спиной, поверх рюкзака прикреплено энергоружье.

Поднявшись на второй этаж в отведенную мне комнатку, первым делом сбросил рюкзак на кровать. Тяжело выходит, без приводов я хрен с таким грузом далеко уйду, а судя по карте – топать мне километров 500, как минимум. Так что интерес о колесах был к месту. Плестись с сотней килограмм за плечами – удовольствие не для меня.

Вставив пять батарей в броню, облачился в доспех. Сразу же почувствовал себя увереннее и спокойней. За пару дней, что таскал ее, сросся с защитой, как со второй кожей.

Закинув рюкзак на плечи, схватил потрескавшийся шлем и, повертев его в руках, хмыкнул. НИ вывел список материалов необходимых для ремонта, и даже предложил места, где их можно поискать.

Проверка всех систем. Калибровка. Анализ установленных блоков. Синхронизация с нейроинтерфейсом. Установка программного обновления. Модифицированная экспериментальная боевая броня класса «Рейнджер» Марк 54 полностью готова к работе.

На визоре появились новые иконки. Шестеренка настроек новых функций. Записная книжка с задачами от командования. Земной шарик в углу – карта. Слева внизу – зеленая полоска заряда, под ней – отметки вирусной активности и уровень радиации. По правому краю я выставил количество зарядов в стволе и на всякий случай прикрепил счетчик патронов к «Хорору».

Вес забитого рюкзака совершенно не чувствовался, хотя НИ и предупредил о повышенном расходе заряда. Ничего, мне только добраться до каравана Альянса, обзаведусь колесами и забуду об участи тяглового ослика.

На выходе уже ждал знакомый паренек, что тыкал мне в брюхо стволом.

– Майор торопит, – сообщил он, нервно перебирая пальцами на цевье. – Не задерживайся.

Я кивнул и почти сбежал вниз по лестнице. Медленно светлело на востоке. Сизые облака выпущенными кишками расползлись по небу. Против воли вспомнилась резня в Сити.

Ничего, каждому достанется по заслугам. Пока стрелки мне нужны, но когда разберусь с ПВО – первым, кого пристрелю лично, будет Вайдунг. Не люблю таких ублюдков. А сейчас…

Текущие задачи:

1. Найти и остановить распространение вирусного заражения. Ориентир – северо-запад материка.

2. Найти и деактивировать систему ПВО колонии. Ориентир – неизвестен.

4. Уничтожить комплекты боевой брони погибших солдат «БиоТек».

5. Посетить фермы на юго-западе. Проанализировать воздействие вируса на животных.

Отлично, нам как раз по дороге.

– Подбросишь до города? – хлопнул ладонью по двери уже заведенного грузовика.

Водила бросил на меня неприязненный взгляд. Надо же, девчонка. Из-за мелких габаритов кажется затерявшейся в громадной кабине. Но разлет плеч достаточно внушительный, эдакая эластичная спортсменка.

– Сто гильз, – наконец, вынесла решение она. – А будешь болтать – двести. Если будет бой – не отсиживаешься. Уяснил?

Не став спорить, тут же скинул рюкзак с плеч и зашвырнул в кабину. Прыгнув следом, раскрыл жерло установленной между ног сумки и отсчитал нужное кол-во денег. Тяжелых, надо заметить, денег. Интересно, торговые караваны так же их мешками возят или стараются натуральным обменом обходиться?

– Я еду до Сити, – предупредила она. – В сам город не заезжаю, так что высажу тебя в паре километров.

– Не вопрос, – отозвался я.

– Я сказала, чтобы ты не болтал?

Пожав плечами, отвернулся. Девчонка вдавила педаль, срывая машину с места. В кузове непечатном отозвались стрелки. Я уставился вперед и прикрыл глаза.

Прицельная стрельба: 4,0. Доступна переподготовка.

Стрельба от бедра: 1,7.

Скрытное передвижение: 0,4.

Акробатика. 0,3.

Устойчивость к психотропному воздействию. 0,1.

Безоружный бой: 0,1.

Взрывчатка: 0,1.

Метание гранат: 2.

Грузовик прытко мчался по трассе, минуя обломки старых машин и разрушившихся бетонных плит. Колеса плавно подбрасывали машину. Маленькие пальцы, едва обхватывающие руль, нервно дергались всякий раз, когда девчонка объезжала новое препятствие.

Итак, добираемся до Сити. Караван от Альянса, у которого я собираюсь обзавестись транспортом, должен прибыть в течение трех дней. В отличие от остальных, эти ребята не боятся нападений, вооружены до зубов и могут позволить себе ходить по расписанию. Обменяв гору гильз на доступную машину и топливо, двигаемся в сторону северо-запада. Остальные 6 солдат «БиоТек» тоже будут стекаться туда. Хорошо бы нам пересечься.

Значит, за три дня, пока жду Альянс, нужно завершить программу переподготовки. Заодно протестирую систему «Экстерминатор», очень уж интересно, чего мне запихнули умники из корпорации. Вряд ли стоит ожидать серьезных боев в городе, но после резни в Сити мне наверняка не откажут. Лишний ствол, пусть и временный – это шанс устоять.

Несмотря на опасения, девчонка водила не в пример аккуратнее Крайса. И хотя киборг казался ассом, реагируя на скорости за пределами человеческих возможностей, назвать поездку с ним приятной язык бы не повернулся, а эта девка умудрялась и ехать быстро, и не швырять машину так, что тебя по стенке размазывает на повороте.

Двигались мы иным путем, НИ радостно обновлял карту, расставляя новые ориентиры и подкрашивая удобные места для привала. Но все равно городские развалины не внушали радости. Те же порушенные дома, проржавевшие остовы автомобилей и усохшие трупы.

Солнце вошло в зенит, когда девчонка ударила по тормозам, пропуская вылезающий навстречу броневик.

«Сатана», модифицированный БТР корпорации «ХеллсАрмори». Установлены два дополнительных пулемета «Подавитель», убрана противопехотная энергетическая турель «ЕМС2».

Нарисованный на металлическом боку символ стрелков проплыл мимо нас. В отличие от прочих, этот череп был вписан в колбу. Мой водитель ударила по клаксону, приветствуя товарищей по оружию, после чего снова послала грузовик вперед.

Столько оружия в колонии. Такое ощущение, «БиоТек» готовилась вести войну на собственной колонии. Иначе зачем налаживать производство тяжелой техники? Я бы понял, выдай они минимум вооружения – для охраны предприятий и поддержания порядка, но клепать такое прямо здесь? История восстаний на других колониях ничему не учит, что ли?

– Нечасто «Химиков» встретишь, – сообщила водитель. – Считай, повезло. Есть у нас поверье, если «Химики» рядом – значит точно из любой передряги…

Договорить она не успела – позади рвануло. Кузов грузовика приподняло над землей, а в следующую секунду, крыша оказалась снизу. Грохот новых взрывов, треск стекла, скрип металла, крики едущих внутри людей. Еще поворот – земля и небо махнулись местами, лобовое стекло лопнуло.

Новый взрыв. Нас опять перевернуло, как котенок клубок ниток. На этот раз успел заметить, как горит БТР. «Химики» в этот раз не особо-то принесли счастья, подумал я, стараясь удержаться на месте.

С неба рухнула очередная ракета. Вспышка взрыва оглушительный грохот, лязг сминаемой машины, стоны умирающих в кузове. Я подхватил свой рюкзак и, подгадав момент, выпал из кабины через отсутствующую лобовуху. К этому моменту по водительскому сиденью расплескалась каша из мозгов, крови и костей – девчонку вмяло в крышу так, что тело начиналось с плеч.

Стелс активирован. Сервоприводы брони активированы. Расход заряда увеличен.

Плевать! Вскинув мешок на плечо, я прыжками бросился прочь. В небе разрывались новые снаряды, и мне совсем не хотелось, чтобы очередной задел меня.

Перебежка, толчок ногами – в окно второго этажа ближайшего здания, бег по лестнице наверх, прыжок с крыши на крышу. Оглянувшись на мгновенье, я резко затормозил.

Радиовышка, прекрасно заметная отсюда, торчала из адского пламени. Далекий рокот взрывов докатывался до меня. Ракеты все еще падали, но теперь уже ясно – нас просто зацепили краем. Антенна накренилась, зашаталась и рухнула в огонь.

Надеюсь, майор отдал концы.

Продолжая оставаться в невидимости, продел руки в лямки рюкзака. Не хватало еще сталкиваться со «Стальными сердцами» сейчас. В том, что это они постарались – я даже не сомневаюсь.

Разбежавшись, толкнулся ногами от крыши и, перелетев через соседнюю улицу, с грохотом приземлился на другой. Спустившись по разбитой лестнице на первый этаж, раздавил башку подвернувшейся под ноги крысе-переростку и поспешил в сторону города.

* * *

Скрытное передвижение: 1.

Отлично, еще 29 и смогу нормально в невидимости бегать.

Осторожно выглянув из окна, тут же убрал голову обратно. Шаркая ногами и держась за прострелянный живот, по улице топала киборг. Половина лица сгорела, обнажая металлическую оболочку. Грязная кожаная куртка прорвана в нескольких местах, черные штаны запылены и продырявлены на коленях. Тяжелые ботинки скребут по земле, поднимая пыль.

Запас энергии 5 %. Срочно замените батарею!

Черт, как вовремя! И почему мне так везет?

Это была уже пятая. Стелс жрал заряд, как не в себя. НИ хоть и обещал послабления с развитием нейросвязей, все никак не разродится снижением расхода. Да и как можно, если тело и броня – разные физические объекты?

Нейронные связи класса «Энергоемкость» повышают координацию движений при использовании боевой брони. Таким образом в случае получения урона тело оператора реагирует, группируясь, или меняя угол падения, снижая затраты на поддержку защитного магнитного поля. Прогнозируемая экономия энергии 69.9 %.

Дамочка с половиной лица прошагала мимо окна, я же старался не дышать, чтобы не выдать себя. Это уже шестой робот, встреченный по дороге до Сити. Когда заметил первого, понял, что придется двигаться медленно и старался выбирать наименее подозрительные участки. Так и скрытность прокачал, заодно беспрепятственно преодолел пару километров.

И все же интересно, кто ее так отделал? А еще – какого хрена киборги вообще устроили бомбежку радиовышки?

Сигнал флагману, вероятно, привлек внимание системы планетарной защиты. При учете, что система ПВО действительно контролируется «Стальными сердцами», передача привела к выводу, что солдаты корпорации прошли систему ПВО и выжили. В таком случае первостепенная задача – найти и обезвредить диверсантов.

Да уж, выходит, стоит мне выйти на связь с другой вышки – ее тоже подорвут. Значит, по-хорошему, ничем мне с орбиты не помогут. Жаль, людей столько полегло, чтобы это прояснить. Ладно бы майор, эта тварь заслужил, но остальные… Черт с ними, знали, на что шли, захватывая новую территорию.

Киборг прошла еще немного, затем контур пошатнулся и с грохотом рухнул на землю. Выждав минуту, я осторожно высунулся из окна. И в этот же момент спал стелс. Медленно, стараясь не делать лишних движений, я спрятался обратно.

Увиденного хватило – у киборга тоже батарейка села. По крайней мере, валялась она неподвижно.

Вероятно повреждение центрального процессора. Противник не опасен. Можно добыть материалы для проведения ремонта шлема.

Надо же, какая радость. Вот прямо сейчас и займусь.

Выщелкнув пустую батарею, вставил новую, а разряженную осторожно опустил на дно рюкзака. Чертова гора гильз гремела при ходьбе, совершенно демаскируя меня перед опасностями Тау Мары. Но и бросать гору бабла – душила жаба. Это не мифические брони, которые еще и добыть надо, это уже мое, честно заработанное.

Уровень заряда: 100 %.

Отлично, потопали. Накинув стелс, я прокрался к дверному проему. Осторожно смотря, куда ставлю ноги, выбрался на улицу. Первым делом оглянулся на предмет опасности. Ничего, только разлегшаяся женщина посреди дороги.

Медленно-медленно двигаясь на корточках, я прокрался первые пару метров, ежесекундно ожидая, что киборг сделает резкое движение и придется стрелять, теряя стелс.

Но ничего не происходило. Шумел ветер, завывая в пустых разрушенных домах, светили звезды с ночного неба. Женщина лежала, придавив левую руку, правая – отброшена в сторону.

Расстояние: 10 метров.

Этот десяток я преодолевал минут пять, держа тело на прицеле. Если бы не терморегулирующий костюм, уже давно был бы по ноздри в собственном поту от напряжения.

Осторожно обойдя будущую жертву, повертел головой. Никого, мы одни.

Коснитесь для анализа.

Ну, все равно придется дотрагиваться. Опустил руку на затылок, скрытый спутанными черными волосами, сделал глубокий вздох, контролируя взглядом улицу. Вот сейчас как выскачет из соседнего дома какой псих с пулеметом.

Боевой киборг серии С-11. Оснащен системой GPS. Состояние: небоеспособен. Уровень заряда батареи класса А+: 92 %.

Она на батарейках, что ли? Ладно, после разберемся. Если у нее есть маячок – в любую минут может нагрянуть кавалерия для оказания первой помощи заглохшей машинки. Нам такого счастья не нужно.

Произвожу деактивацию систему обнаружения. Связь со спутником.

С каким, вашу мать, спутником, если на орбите только наш флагман? Впрочем, чего я хочу от железки с голосом блондинки? Как эту дуру вскрыть? НИ подсказок не дал, я даже подумал, обиделся на меня за подобные мысли.

Не придумав ничего лучше, подхватил тело киборга и приподнял.

Сервоприводы брони активированы. Повышенный расход заряда.

– О диетах не слышала, что ли? – просипел я, чувствуя, как надрывается каждая мышца в теле.

С натужным стоном мне удалось приподнять эту дуру, но о том, чтобы тащить с собой, речи быть и не может – у меня здесь сотня кило еще припрятана. И так-то далеко не уйду.

Сняв стелс, чтобы не тратить батарейку, забросил киборга на спину и сделал пробный шаг. Нормально, если не спешить, пару километров могу пройти.

Регулярные физические упражнения позволят установить новые нейронные связи «Атлетика».

Спасибо за подсказку, обязательно будут таскать на себе пару тонн для утренней зарядки.

Вес киборга серии С-11: 402 кг.

Будто от этого легче!

Ноги отключенной волочились по земле, оставляя в мусоре и пыли четкие следы. Этого я не учитывал. Придется действовать очень быстро, мало ли, сунуться сюда ее братья, чтобы узнать, какого хрена один из роботов отключился от общей сети.

Если 10 метров в первый раз я пробирался минут пять, тут ушли все двадцать – каждый следующий шаг давался со все большим трудом. И это при сервоприводах! Да я должен ее, как перышко тащить!

Расход энергии нецелесообразен.

Нет, эта блондинка точно обиделась! Прямо так и вижу, как дует пухлые губки, не давая броне нормально работать.

Нейроинтерфейс не испытывает эмоций. Активировать эмоциональную надстройку?

Иди нахер.

Наконец, забравшись в дом, где прятался до этого, сбросил тяжелое тело со спины, и сам по инерции упал следом. Тяжело дыша, дождался, пока перед глазами перестанет мутнеть от усталости.

Расход заряда уменьшен. Установлены новые нейронные связи «Атлетика». Классификация по системе вооруженных сил корпорации «БиоТек»: 3.

Прямо-таки праздник какой-то! Щас буду шлем в воздух бросать с криком «Ура!».

Переведя дыхание, лег на живот и, оттолкнувшись от пола, поднялся на ноги. Усталость, как рукой сняло. Ну, хоть что-то радует – мутация восстанавливает микро-разрывы перегруженных мышц. Всего-то минута на отдых – и я снова как огурчик.

Итак, что у нас в сухом остатке? Пять отработанных батарей, уничтоженная вышка, пять-шесть километров до Сити, центнер полезного груза и поломанный робот. Сколько здесь будут ошиваться киборги – не понятно, я ведь мог и сгореть под бомбежкой, вон как лихо пылал «Сатана». Кто им имена только такие придумывает – «Сатана», «Дьявол», какие-то библейские фанатики, черт возьми.

Еще раз осмотрев трофей, провел пальцем по обезображенному лицу. С кем бы ни столкнулась киборг, не похоже, чтобы это была обычная боевая рана. Кожу будто целенаправленно плавили. Под пальцами мягко пружинило. Слишком мягко.

Перчатка раскрылась, обнажая пальцы. Я снова коснулся обожженного лица.

Это вообще не кожа, на ощупь больше напоминает дешевый заменитель. На Земле из такого одежду для бедняков штопают. Металлическая часть лица анатомически повторяет человеческую. Светлый, покрытый чем-то вроде лака, материал. То ли успел остыть за время отключения, то ли держит температуру ниже положенных природой 36,6.

Итак, что нужно, чтобы починить шлем?

«Тесла-92», совместно с модификацией НИ «Инженер, 1», отвечает за ремонт амуниции и модификации боевой брони. Чтобы запустить процесс ремонта, необходимо подключить поврежденный элемент к верстаку модели Г-15 и выше.

Твою мать! И где я его возьму?

В Сити. В передвижном трейлере доктора Винстона.

Зря я, конечно, на блондинку бочку качу. Сам виноват, не спросил, не подумал. Что толку, что у этой бой-бабы есть нужные мне детали, если я хрен знает, когда смогу до верстака добраться. Не разбирать же ее прямо здесь?

Возможно перепрограммирование киборга С-11 для использования в качестве тягловой силы и помощи в бою. Необходимо заменить поврежденный центральный процессор.

Он у нас есть? Или тоже придется пилить на другой конец планеты, чтобы узнать, что нужно еще суперхренорезку к нему, и только тогда удастся починить… Ей богу, я как в дебильном квесте – смотайся на край карты, чтобы получить гирю, потом – на противоположный за пилой по металлу. А после – выпили из гири монетку!

3 экземпляра. Один – в шлеме брони, два – запасных.

Ну, хоть где-то повезло!

На нагруднике сдвинулась пластина, обнажая ячейку с крохотным квадратом размером в несколько миллиметров. Осторожно подобрав драгоценную плату, задержал дыхание – если ее сдуть, я хрен потом найду в местной грязи.

Контроль передан нейроинтерфейсу.

Левая рука повернула голову киборга, просунула пальцы под обгоревшую плоть. С треском отлетела искореженная кожа. Слизистая прослойка между металлом и искусственной кожей растеклась бурой жижей, едва не заставив меня блевануть.

Тем временем пальцы что-то нажали на затылке, отщелкнулась камера с воткнутым процессором. Едкий дымок подтвердил догадку НИ – сгорела дамочка на работе. Вытащив хрупкий процессор, левая рука вставила его на место моего. Нагрудный отсек тут же скрылся под броней.

Вставьте процессор в слот.

Я осторожно запустил правую руку ближе к разъему. Пальцы сразу же измазались в слизистой дряни. Хорошо, она хотя бы не едкая. Осторожно опустив процессор на место, подтолкнул камеру обратно. Механический замок, предназначенный как раз для случаев, когда энергии в киборге нет, щелкнул, закрывая святая святых любого компьютера.

Калибровка. Анализ повреждений. Распределение энергии. Внимание, младший капрал Каратель! Под ваше руководство поступает боевой киборг серии С-11. Данные выведены на командирский экран.

«S11B1421» – гласила надпись, предваряющая гору лишней информации. К чему мне знать, сколько ей лет? Гораздо важнее, что она может! Убрав лишние строки, оставил отображение нескольких характеристик.

Система нейроинтерфейса продублирована. Позывной «Алиса» присвоен.

Вот так, обзаведемся первым подчиненным. Неплохо идешь, Каратель, всего несколько дней назад ты был рядовым, а уже собственным киборгом обзавелся. Попутно сам стал роботизированным мутантом.

Механический глаз женщины вспыхнул на мгновенье зеленым огнем, после чего задрожало человеческое веко.

– Работоспособность восстановлена, – голосом сообщила она. – Обнаружен младший капрал Каратель. Ожидаю дальнейших приказаний.

Я кивнул и встал в полный рост.

– Алиса, активируй эмоциональную надстройку.

– Готово, – поднявшись на ноги, улыбнулась она.

Надо сказать, выглядело это достаточно жутко. С отсутствующей половиной лица доброжелательная улыбка казалась скорее посмертной гримасой, чем проявлением положительных эмоций. Впрочем, всегда можно быть сзади, не так ли?

Передав киборгу «Хорор», вручил рюкзак.

– Следуешь за мной, все встречные живые объекты – желтые. Огонь без команды не открывать.

– Принято, – продолжая улыбаться, кивнула она.

Я тряхнул головой, отгоняя мысли о восставших мертвецах. Ничего, скоро привыкну. К мутантам же привык, а они еще те красавчики.

– Передвигаемся скрытно. Вперед, нас ждет Сити.

Глава 3

Сити явно кто-то проклял, подумал я, разглядывая дымящийся город с высоты третьего этажа в километре от ворот. Сперва Майло Мэрдок вырезал все население, потом заявились рейдеры, а теперь вот жителей, скованных по рукам и ногам, выводили и грузили в бронированные машины подозрительные люди в белой боевой броне. Ей богу, для полной картины не хватает только нашествия мутантов! Впрочем, не уверен, что те две тысячи, встреченные нами на подходе, не заходили в гости.

– Ну и что теперь делать? – вслух произнес я, глядя на подъезжающий третий броневик.

– Два варианта событий: дождаться, пока неизвестные солдаты заберут всех, покинут Сити. После этого добраться до города и воспользоваться нужным оборудованием. Возможные проблемы: разграбление и уничтожение аппаратуры. Второй вариант: силовой. Попытаться отбить захваченных людей и противостоять превосходящему по силам противнику. Возможные проблемы: нехватка огневой мощности.

– Умеешь ты обрадовать, – хмыкнул я, продолжая разглядывать заполняющуюся машину.

Вмешиваться в захват? Я не самоубийца. Даже по самым скромным прикидкам для поражения только одного солдата в боевой броне потребуется взорвать его нахрен с помощью батареи. А у меня их всего-то 20 штук, самому нужны. К тому же, судя по количеству поработителей, хватило около трех десятков, чтобы стрелки сложили оружие.

И вот еще интересно – я предполагал, боевая броня вещь на Тау Маре редкая, а тут – полноценный отряд, вооруженный до зубов, с рабочими костюмами. Что там было про отстающие от земных технологии на изолированной колонии? Становится очевидно – аналитики корпорации жидковато обосрались, подготавливая нас перед спуском на планету. Еще одна странность или заранее предусмотренный расчет, если взять за основу идею о тестировании экспериментального «Рейнджера»? Входило ли в планы «БиоТек» столкнуть меня с такими военизированными группами?

– Так, ждем развязки, – объявил я, опускаясь за уцелевший кусок стены.

Алиса так же опустилась на корточки и сбросила рюкзак к моим ногам. Ну да, она ж прекрасно видит мое состояние. Сняв с головы шлем – маска-то заблокирована после прямого попадания из обреза – развязал карман с рационом. Первый пакет забил рот, собираясь мыльными комьями между зубов. Вот о чем я не подумал – так это о воде. Пить хотелось неимоверно, чай в столовой – давно выветрился, и теперь казался пределом мечтаний.

– В Сити работает система гидроочистки, – проворковала обезображенный киборг.

– До Сити еще добраться нужно, – с трудом ворочая языком, сообщил я.

Рассасывая порцию безвкусного порошка, надел шлем и откинул голову на остатки бетонной перегородки. Глаза начали слипаться – слишком много всего произошло за этот слишком долгий день. На часах уже три ночи, практически все это время я провел на пределе возможностей, так и до нервного срыва недалеко. Могу не успеть среагировать или наоборот пристрелить случайного прохожего.

– Спи, я посторожу, – предложила Алиса, и я решил не строить из себя несгибаемого.

Стоило расслабиться, меня тут же всосало во тьму, где при одном моем виде разбегались враги, а самые симпатичные девушки – стремительно обнажались и томно призывали делать с ними все, что пожелаю. И я неоднократно поддавался этому искушению. В самом деле, почему бы и не порадовать себя вот такими, пусть и эфемерными, но очень приятными развлечениями?

Когда счет красоток, ублаженных моим безразмерным либидо, перешел за вторую сотню, меня бесцеремонно растолкали. С мысленным проклятьем разлепив глаза, едва не закрыл их снова – внешний вид моей подопечной однозначно не подходил по разряду красивых девиц. Но, надо признать, взбодрило круче кофе.

– Положенные 8 часов сна прошли, – с ужасающей улыбкой сообщила киборг, тут же поднимаясь на ноги.

Я повертел головой, разминая шею. Небо покрыли густые темные тучи, вдалеке подсвечивающиеся вспышками молний. Гром до нас не долетал, слишком далеко, но все равно почему-то не хотелось угодить под местный ливень – подозреваю, он окажется, как и все на Тау Маре, либо кислотным, либо еще с какой смертоносной херней.

Проведя языком по небу, глубоко вздохнул – жажда мучила все сильнее. Поднявшись на ноги, с трудом удержался от желания сделать полноценную разминку – от сна в позе эмбриона все тело ломило и постреливало тысячами иголок. Хрен тебе, а не комфорт. Хотя могли же массажер впихнуть, раз уж делали экспериментальную броню.

Проклиная неведомых мне инженеров, повернулся в сторону Сити. К счастью, неизвестные не стали устраивать Содом, подпаливая оставшиеся без хозяев укрепления. Так что пора нанести визит вежливости в этот проклятый город, пока еще чего не случилось.

Уровень заряда брони: 60,1 %.

– Неизвестная группировка уехала шесть часов назад. Никаких следов пребывания врага на территории города не обнаружено. В округе все чисто. За последние часы заметила только пару крыс.

Кивнув, указал спутнице на рюкзак и, не оглядываясь, поковылял неприятно покалывающими ногами к лестнице. Со сном нужно что-то делать – если так будет происходить всякий раз, боюсь, через неделю стану калекой.

Уже по привычке выбирал место, куда поставить ногу, с расчетом на как можно более тихое передвижение. Что, кстати, давалось с трудом – повсюду каменная крошка, обломки кирпичей и разбитое стекло.

Скрытное передвижение: 1,5.

Приятно, конечно, но на одном стелсе далеко не уедешь. Нужно всерьез озаботиться укрепленным безопасным местом. Оставаться в Сити в свете последних событий – неразумно. Если не солдаты, так мутанты или рейдеры. Или, что совсем уж будет неприятно – бомбежка от «Стальных сердец». Вот интересно, это просто так совпало. Что сперва стрелков обезглавили ракетами, а потом всех в плен взяли? Слабо верится.

Спустившись на первый этаж, махнул рукой Алисе. Киборг вышла наружу, держа «Хорор» наготове. Ее не так жалко, как самому подставляться. Если чему меня эта ночь и научила – на Тау Маре всегда нужно думать, что враг сильнее, видит дальше, слышит лучше. Иначе тебя взорвут к чертям с воздуха, или погрузят в броневик и увезут на опыты.

А ведь действительно, почему бы здесь не появится группировке работорговцев? Чем не бизнес в местных реалиях? Задумавшись об этом, пошел, ступая след в след, за Алисой. Разбирать я ее точно не стану, пока пробирались к городу ночью, спутница доказала, что не зря пожертвовал запасным процессором. Еще бы с лицом ее что сделать.

Если медотсек уцелел, возможна пластическая операция по восстановлению заменяющего кожный покров синтетика. Медицинский блок «Медуза 71», совместно с научным блоком «Тесла 92», отвечает так же за проведение подобных процедур.

Заделаться, что ли, местных хирургом?

Вокруг безжизненные руины, ветер носит редкий мусор, поднимая пыль. Во рту словно пустыня раскинулась. Полцарства за стакан чистой воды. Да черт с ним, я готов пить из лужи!

Стоп!

Алиса, вышедшая на параллельную улицу, замерла впереди, подняв кулак. Я тоже остановился, переводя энергоружье в режим одиночной стрельбы. Киборг повертела головой по сторонам, после чего прижалась плечом к правой стене развалин.

Визуальный контакт. Внимание! Противник не улавливается сенсорами! Расстояние: 72 метра.

Стараясь не дышать, я осторожно двинулся вперед. Контур подсветился на визоре шлема, изображая странное существо ростом под два метра. Здоровенный бугай, судя по нарисованным НИ габаритам, стоял к нам спиной и был достаточно глух, чтобы не замечать нашего приближения.

Добравшись до киборга, активировал стелс и уже в невидимости выглянул за угол. Охренеть!

Этот шкаф, иначе и не назовешь, не простой высокий и широкий в плечах, у него еще и кожа зеленовато-желтая, вместо левой руки присобачен пулемет. На гиганте старые военные штаны и белая майка, обтягивающая тугие мышцы спины так, что видно, как при дыхании под кожей перекатываются внушительные канаты плоти.

Присвоено имя «Гигант». Коснитесь для анализа.

Такую дуру просто так не полапаешь, плевком в землю по ноздри вобьет. Но торчать здесь тоже не вариант. Если он не настолько туп, рано или поздно повернется. Вопрос, можно ли с ним взаимодействовать отпал сам собой, пока я разглядывал огромного мутанта.

– Похоже, они всех забрали, – сообщил он по рации, очевидно, висевшей до этого на поясе. – Никого не нашли.

Оттуда что-то невнятно ответили, а у меня пропало всякое желание вступать в бой. Гигант здесь не один, раз «нашли», а не «нашел». Плюс – на другом конце провода обязательно поинтересуются, куда запропастился собеседник. Выходит, на Тау Маре еще одной фракцией больше? Или он заодно с белыми солдатами?

– Оставьте контейнер и отходите на базу, босс не хочет, чтобы вы попадались на глаза.

– Да понял я, понял.

Контейнер? Босс?

Я на всякий случай направил ствол в сторону мутанта и облизнул пересохшие губы – повернется, спущу курок. Одной проблемой больше, одной меньше – какая к чертям разница? Выживать все равно придется в одиночку. Стрелки показали себя в деле – каши с ними не сваришь, да и сколько их осталось из тех полутора тысяч, что изначально приехали в эту часть материка?

Лысая голов гиганта на мгновенье чуть повернулась, я разглядел мясистые губы, короткий нос с приподнятым кончиком, широкие выступающие скулы. И просто нереально квадратную челюсть. Почему-то в голову пришли сидящие на тестостероне качки.

Коснитесь для анализа.

Отвернувшись, мутант почесал здоровой рукой затылок. Черные потрескавшиеся ногти заскрипели о кожу, при внимательном рассмотрении покрытую мелкой чешуей. Затем он снова взял рацию и, уже на ходу в сторону Сити, нечленораздельно рыкнул.

Слушая, как ему отвечают чем-то подобным, я замер, дожидаясь, когда тварь уйдет. Итак, это еще какие-то мутанты. Мало было телепатов, так тут еще и суперсолдат отсыпали. Определенно мне все меньше нравится эта чертова планета.

Первой пошевелилась Алиса. Киборг не обладала стелсом, так что долгие пару минут, что я следил за гигантом с расстояния в 30 метров, пряталась за углом. И хорошо, еще не известно, свалил бы его мой выстрел из ружья, или нет.

А еще напрягало, что НИ не только не видит гиганта, полностью игнорируя тяжелую поступь, прекрасно различимую с расстояния в 50–60 метров, на которые удалился мутант-переросток, так еще и радиопередачу не замечает!

На радиочастотах сигналов не зарегистрировано.

О чем я и говорю! А ведь у меня здесь передовое оборудование напихано! Что за херня?

Дождавшись, пока здоровяк скроется из виду совсем, я дал команду Алисе. Пусть идет первой, я вперед не полезу, пока не буду уверен, что путь безопасен. Глядя в сторону города, где скрылся гигант, медленно двинулся вперед, тщательно глядя под ноги – не хватало еще нарваться на патруль подобных уродов.

Стелс продолжал жрать заряд батареи, когда я затаился за углом, ожидая от спутницы сигнала на продолжение движения.

Визуальный контакт. Внимание! Противник не улавливается сенсорами! Расстояние: 274 метра. Количество: 12 особей типа «Гигант». Вооружение: 11 протезов-пулеметов и 1 протез-ракетница.

Да уж, таким я точно на один укус.

Мутанты выгружают контейнер без опознавательных знаков.

Подключившись к глазам подчиненной, увидел, как здоровяки запрыгивают в какой-то научный трейлер вроде того, что водил док Винстон. Скорее всего, он тоже как-то глушит сенсоры, иначе почему Алиса сказала, что за последние часы не было ни следа живого вокруг?

Контейнером оказался стандартный армейский ящик. Точно такой же мне подарил пришпиленный к стене Потрошитель. Вот только на том хотя бы была маркировка жратвы, здесь же – действительно просто металлический ящик.

Десять мутантов погрузились в кузов. Ракетчик и пулеметчик, подхватив сундук за болтающиеся ручки, резво унесли его за ворота. Я заставил Алису повернуть голову и присмотреться – в боковом зеркале кабины отразился неучтенный, тринадцатый участник.

Сказать, что я удивился, глазами киборга разглядев в небольшом зеркале черножопую физиономию – ничего не сказать. Трейлер не был похож на принадлежащий доку, это он и есть! Но что тогда выходит, заядлый курильщик работает еще на какую-то структуру? Сомневаюсь, что эти 12 здоровяков стрелки.

Прошло минут двадцать, прежде чем возникло хоть какое-то движение. Из-за ворот появились грузчики и, бодро запрыгнув в кузов, закрыли за собой толстую дверь, в которую я в свое время долбился.

Грузовик фыркнул и тронулся с места, неспешно отдаляясь от несчастного города. Я выждал пять минут с момента, как док Винстон увез своим чешуйчатых друзей за линию горизонта, и двинулся вслед за Алисой. Держать стелс больше необходимости не было, так что не стал впустую тратить энергию.

В голове крутилась мысль – могли ли гиганты быть причастными к обнаруженному у Потрошителя сундуку с рационом? Раз они умеют путать мой НИ, могли ли они подложить батареи к тем скелетам?

Внезапно появившееся ощущение, что я просто крыса, которую загнали в лабиринт, заставило напрячься. Слишком большие ресурсы затрачены, и ради чего? Одного солдата в экспериментальной броне? Бред, даже «БиоТек» не стали бы так тратиться.

Пройдя ворота, мы с Алисой двинулись по центральной улице. Город хоть и попытались привести в порядок, но следы недавней бойни все еще оставались заметны. Пятна крови, обилие мух.

Киборг пошла вдоль левой стороны, заглядывая в каждый дом, так и не обзаведшийся дверью. Я проверял помещения справа, хотя вряд ли мог оформить мысль, что я хочу увидеть. Конечно, от еще одной подачки глупо, отказываться, но вдруг там ядерная бомба с нажимным механизмом, а тут я, как идиот, крышку полез открывать?

Наличие нейронных связей «Взрывчатка» недостаточно для разминирования ядерной бомбы.

Спасибо, обрадовала, твою мать. У меня уже стойкое ощущение, что НИ – лютый приколист. Или приколистка? Пусть и утверждает, что не испытывает эмоции, но от шанса подколоть бедного носителя никогда не отказывается.

Обнаружена система обороны С-95. Установление связи. Диагностика завершена. Прожекторы (8 установок): отключено. Автоматические турели «КиберЭволюшен МГ-2» (16 установок): отключено. Сигнализация: отключено. Боевые дроны «Аирфорс-176» (53 штуки): отключено. Разведывательные дроны «Аирфорс-210»: отключено. Системы видеонаблюдения (18 камер): отключено.

Город пуст. Даже система обороны отключена. В целом я бы сказал, кто-то пытался навести порядок, вот только зачем отключать единственное, по сути, средство защиты повторно? Первой резни мало было?

Хотя, какая мне теперь разница, почему стрелки оказались в заднице? Мое дело простое – зарядиться, запастись водой – и валить нахрен отсюда. Со «Стальных сердец» станется провести зачистку Сити ковровым бомбометанием, профилактики для.

– Активирую систему обороны, – сообщила Алиса, скрываясь в доме с панелью управления.

Я же направился туда, где в прошлый раз ночевал. Медотсек все еще пахал. Дезинфектор опрыскал мне броню порошком, потом сдул его, и я преспокойно шагнул внутрь.

Контейнер без опознавательных знаков.

Ага, он самый, блестит мне хромированным боком в свете бледного освещения. Так и просит, чтобы его открыли.

– А вот хрен тебе, – хрипло прошептал я, стягивая с головы шлем.

Вода! Вода, вашу мать!

Кран пару раз натужно фыркнул, разбрызгивая мутные капли, но затем пошла ледяная и чистая. Подставив рожу под струю, я жадно глотал волшебную жидкость, чувствуя себя на седьмом небе от счастья. И даже запах и привкус хлорки никак не мешали насладиться вкусной водичкой.

Вдалеке прогрохотал металл, я оторвался от питья и внимательно прислушался, но Алиса развеяла тревогу:

– Ворота заблокированы. Город полностью защищен от вторжения, система обороны активна, я слежу за ситуацией. В памяти киборга С-11 найдены обрывочные записи о медотсеке.

Обернувшись на вошедшую помощницу, слегка поморщился – что-то нужно с ее лицом делать, мне самому противна такая компания. А как мне сливаться с местным населением, когда такой ужас постоянно торчит рядом?

– Я тебе не нравлюсь? – скривила губы женщина, став еще ужаснее.

Указав ей на шкаф с инструментами, взял стакан с полки и налил себе еще воды. Первая жажда прошла, но хорошо бы эффект закрепить.

– Ты можешь самостоятельно восстановить лицо? – спросил помощницу, делая маленький глоток.

– Отсутствуют необходимые навыки, – пожав плечами сообщила та, заглядывая в запасы местного лекаря.

– Ладно, а синтетик здесь этот есть?

Брикет похожей на силикон субстанции действительно нашелся – на самой дальней полке за кучей хлама, явно поставленного бывшим хозяином. Странно, что при этом на остальных полках царил идеальный порядок. То ли рылись, то ли уже после разложили все по местам.

Активирую блоки «Медуза 71», «Тесла 92». Загружаю программу. Программа готова.

Перед глазами появилась инструкция, что и как делать. Ничего сложного вроде не было – берешь синтетик, накладываешь кусками на нужное место, а потом лепишь, как из пластилина.

Алиса устроилась на столе и отключилась, я же вылез из брони – все равно НИ держит систему защиты под контролем, влезть обратно успею – и обработал антисептиком руки, как требовала инструкция.

Интересно, а могу я ей черты лица совсем изменить? И сиськи побольше сделать?

Модификация возможно только в пределах имеющегося количества синтетика. Выберите что-то одно.

Вот так всегда – либо на лицо красавица, либо дойки шикарные. Эх, нет в жизни счастья. С этой мыслью я и принялся за лепку. Честно говоря, получалось так себе, а если совсем уж откровенно – ее торчащая наполовину металлическая часть выглядела гораздо приятнее того, что вышло у меня.

Получен контроль.

Мне показалось, или НИ сейчас вздохнул, мол, что с тебя, криворукого, взять? Но все же, управляя моими пальцами разгладил сперва все, что я натворил, затем плавными втирающими движениями, будто массаж делает, растер всю массу по металлическому черепу. Затем, как скульптор, скальпелем снял излишки. Я бы до такого даже не додумался!

Спустя долгих двадцать минут, в течение которых лицо моей спутницы приобрело смутно знакомые черты, процедура была закончена. Руки дрожали, непривычные к столь тонкой работе.

Модификация завершена. Приступить к обработке синтетика?

НИ уже даже не спрашивал, буду ли я сам этим заниматься. Дав добро, дождался, когда руки, словно чужие, наведут какой-то укрепляющий состав из химической дряни – НИ даже заставил меня надеть плотные перчатки и взять кисточку – после чего залакировали заготовку. Черт, а красиво вышло!

Синтетик принял более жесткую форму, переставая быть куском похожей на желе дряни. Теперь передо мной было вполне человеческое и даже достаточно красивое лицо.

– Для создания декоративного глаза и растительности нужны новые элементы, – сообщила лежащая на столе Алиса. – Здесь в наличие их нет.

– Тебе и так здорово, – выдохнул я.

НИ прекрасно знает мой вкус. И действительно, необычного цвета глаз и отсутствие одной брови ничуть не смущало. Вот когда-то давно я точно так же был сражен своей одногруппницей. И надо же было слизать внешность из моих воспоминаний! Я же теперь спокойно смотреть не смогу, как ее станут расстреливать. А ведь станут обязательно.

– Синтетик израсходован. Другого брикета нет, – с натянутой улыбкой сообщила киборг, садясь на лежаке. – Прототип внешности был взят из воспоминаний, но не является идентичной копией. Я отличаюсь, – заверила, погладив по руке.

Ну да, у той были веснушки по всему лицу. Да что там лицу! Спина и то, что ниже – тоже были в их распоряжении. Так, ладно, за дело.

– Следи за периметром, – отстранившись, я уселся прямо на пол и вытянул ноги.

Посидев пять минут и стараясь не думать о прошлом, попытался структурировать всю полученную инфу без помощи НИ. Выходило неплохо, но слишком многое не ясно. Кто эти ребята в белой броне? Информации о них не нашлось даже в докладах остальных выживших.

Пока переводил дух, руки отдохнули и теперь я смотрел на ящик, принесенный мутантами. Я уже представил, что внутри лежит какой-нибудь сверхмощный агрегат, позволяющий нагибать всю планету нажатием одной кнопки. Но хочу ли я рисковать?

– Причин опасаться нет, – прочитав мои мысли, сообщила подчиненная. – Я открою.

Сперва подумал остановить, но потом пришлось перебороть себя. Я ведь все равно туда загляну, так какая разница – минутой позже, минутой раньше?

Крышка ящика поддалась легко, сползла по корпусу и застучала по полу. Я поднялся на ноги и подошел ближе. Алиса улыбалась, разглядывая нечто блестящее, разбрасывающее радужные блики на новом лице киборга.

Заглянув внутрь, первым делом я вытащил лист бумаги, лежащий поверх светоотражающей ткани. Именно от покрывала и исходило цветное сияние – на Земле в такие подарки заворачивали.

Здравствуй, Каратель.

К сожалению, не знаю, как скоро мы встретимся в следующий раз, но точно обещаю. Результаты моих исследований твоей ДНК тебе однозначно понравятся. А пока – прими мою благодарность и распоряжайся ею с умом.

Док Винстон.

Сдернув покрывало, я хмыкнул. На дне, плотно завернутые в материю, лежали 5 батарей, десять ампул с лечебной сывороткой и большая коробка с энергетическим пистолетом-пулеметом.

Итак, кто бы ни был хозяином ниггера, он явно раздает мне подарки. Вот только я не верю в бесплатный сыр. Одно понятно – рано или поздно мы пересечемся. И что тогда неизвестный потребует взамен?

Глава 4

Алиса тяжело вздохнула, оседая животом на хирургическом столе. На белой коже горели красные следы пальцев. Переводя дыхание, я задрал голову к потолку, щурясь от яркого света ламп. Температура в медотсеке будто в парилке – казалось, вокруг поднимается пар. Протерев короткие волосы, стряхнул обильные капли пота на пол. Система очистки загудела, разъедая следы

Ну что ж, не так уж и отличается киборг от живой девушки, подумал я, натягивая штаны. Сперва было, конечно, непривычно, но потом это отошло на второй план. А с учетом, что управляющая ею копия НИ знает мои желания и предпочтения, вышло даже лучше, чем у самых опытных профессионалок.

Кто-то бы сказал, что это все равно, что с самим собой спать, но у меня никаких моральных угрызений – это ведь всего лишь прочистка мозгов. Ну и исследовательский интерес, чего уж там.

А с разума действительно словно пелену сняли. Бежать из укрепленного города из-за угрозы получить бомбардировку? Что за глупость! «Стальные сердца» разнесли форпост стрелков не из-за мифического гостя из космоса. Нет, их шугануло усиление военной группировки. Именно поэтому экипированные боевой броней брали оставшихся в Сити плен, а не убивали.

Наследие «БиоТек» – эксперименты над людьми, продолжались все эти 300 лет. Потому и появились гиганты. Поэтому же появились мутанты, способные проводить массированные ментальные атаки. Колония – полигон биологического и технического оружия. И бегство корпорации с собственной планеты говорит лишь об одном – что бы здесь ни стряслось, ситуация вышла из-под контроля.

– Сохранить биоматериал? – приподнявшись, поинтересовалась Алиса.

– Интересно, сколько бы за него отвалил док до моего изменения, – пробормотал я, влезая в броню. – Нет, просто уничтожь, нам-то зачем его хранить? Мы же не станем проводить опыт по выращиванию новых мутантов. Верно?

– В мою программу этого не заложено, – со вздохом сообщила киборг, начиная одеваться. – Но в целях изучения влияния вируса на человека…

– Уничтожай, говорю, – резко оборвал я.

Пискнул, сообщая о готовности, аппарат в дальнем углу медотсека. Поставленные мной на зарядку батареи заправились. Отстегнув первую, воткнул в броню, тут же облачился. Следом – заправил еще одну в ружье.

Установив новую партию батарей на зарядку в генераторе, я перевел ружье на одиночный огонь и вышел наружу. Вскинув ствол, сразу же проверил верхние этажи ближайших зданий.

Ступая осторожно, но достаточно быстро, проверил дом слева – наиболее подходящий для засады. Пусто. Что ж, это будет даже интересно. Я помотал в воздухе пальцем.

Боевой дрон активирован.

Небольшой шарик размером с баскетбольный мяч, всплыл над землей и, по расширяющейся дуге, устремился прочь. На визоре сразу же отобразились возможные укрытия, где предстоит искать засевших врагов.

Обнаружен противник. Расстояние: 50 метров.

Я развернулся, поймал контур в прицел и спустил курок. Синий сгусток устремился в сторону замеченного врага, полыхнул, фиксируя поражение. Контур потускнел и исчез. Разбежавшись, я перепрыгнул на соседнюю крышу, сразу же вскидывая ствол.

Никого, пустой город, темнеет пятно от сгоревших изувеченных трупов, да ветер гоняет пыль и мелкий мусор вроде обрывков пластиковых пакетов.

Сервоприводы брони активированы. Повышенный расход заряда.

Оттолкнувшись от края кровли, перелетел через улицу.

Обнаружен противник. Расстояние: 40 метров.

С грохотом приземлившись на жестяную крышу, резко обернулся, снимая не успевшего направить прицел врага. Вспышка, цель уничтожена.

Повышенный уровень угрозы!

Упав животом на жесть, перекатился в сторону, не давая себя зацепить длинной очереди нового ублюдка, открывшего огонь с земли. Судя по стрекоту, тварь стреляет из автомата. Заминка у врага – кончился магазин. Еще один перекат – к самому краю, вскинуть ружье. Попался, сволочь! Синий всполох венчает мою победу.

Поднявшись на колено, повел стволом из стороны в сторону. Стоило повернуться вправо, слева из окна на втором этаже показалась грязная башка рейдера. Чертов ублюдок с гранатометом.

Не теряя времени, уперся рукой в край, второй оттолкнулся, соскакивая наземь. Сверху грохочет разорвавшийся снаряд. Сапоги грохнули об плиты, поднимая облака старой пыли, достигшей колен. Ускорение – бегом к дому.

Обнаружен противник. Расстояние: 1 метр.

Разряд почти в упор высунувшемуся из проема врагу в лицо. Враг повержен, под ногами мелькает лестница наверх.

Влетев в комнату, падаю на живот, пропуская над головой выстрел из обреза. Ударившись об пол, вскинул ружье и тремя короткими вспышками обрываю жизни засевших в укрытии.

Обнаружен противник. Расстояние: 120 метров.

Это уже дрон нашел очередную цель. Подбираюсь к окну, откуда мне грозили РПГ. Дрон нарезает круги на высоте в 350 метров, если бы не светофильтры шлема, хрен бы я увидел точку в синем небе.

Совместив контур замеченного противника, поднял энергоружье. Враг постоянно двигается, что-то делает. Накладываю картинку с дрона – еще один любитель больших пушек. Вместо гранатомета – тяжелый пулемет на станине. Я, конечно, все понимаю, но как он туда его затащил?

Когда в мою сторону из окна выглядывает шестиствольное рыло, я поспешно отклоняюсь от стены. Пронзительный свист и поднятая тяжелыми пулями пыль от выбитых кусков бетона. В мутном облаке мелькают вышибаемые из камня искры. Палец сам собой щелкает тумблер на стволе.

Смена режима на автоматический огонь.

Дождавшись, пока стрельба закончится, я рывком припадаю к окну со вскинутым оружием. Контур врага склоняется за новой коробкой патронов. Спуск вдавливается в ствол, энергоружье коротко встряхивает, а распотрошенный противник падает на пол, исчезая с визора.

Программа переподготовки № 1 выполнена. Эффективность действий: 32 %. Установлены новые нейронные связи. Прицельная стрельба: 4,1. Стрельба от бедра: 1,8.

Исчезают наведенные НИ следы боя. Разбитый проем окна снова цел, а дрон, описав круг, возвращается к патрулированию Сити. Проверил заряд в ружье – вроде и не стрелял толком, а 20 % батареи потратил.

Спустившись по лестнице, вернулся к медотсеку. Вышедшая из здания Алиса улыбнулась, прикладывая руку к глазам, чтобы солнце не светило по сенсорам.

– Неплохо, – сообщила она. – Для новичка, конечно.

Я хмыкнул. Программа переподготовки создает проекции врагов, меняет для глаз окружающий мир. Все ради правдоподобности. И, пожалуй, именно так кто-то и пробрался ко мне в голову, изображая сперва Потрошителя, а потом – стариков в экзоскелетах.

– Можно подумать, киборг, созданный в качестве проститутки, сможет лучше.

– Под контролем нейроинтерфейса изначальная программа киборга С-11 не имеет значения. Моя текущая программа соответствует всем нормам вооруженных сил «БиоТек». Система обучения корпорации выдала мне класс «Шпион». Превосходное владение холодным оружием, навыки ближнего боя, умение взламывать компьютерные системы, встроенные сенсорные системы позволяют слышать на 250 % лучше, кроме того…

– Ладно-ладно, уболтала, ты крута, а я – так себе, – махнул я рукой. – Ты мне вот, что скажи. Нахрена мне шпион?

– Я могу сменить назначение, – надув губки, сообщила Алиса. – Наиболее подходящие данной модели, с учетом необходимости ведения боя на ближних дистанциях – пулеметчик. У тебя же есть пулемет? Вот и я так поняла, так что не годится. Из имеющегося у нас на двоих оружия – карабин, энергоружье и пистолет-пулемет. Ограниченный боезапас дает еще одну проблему. Мои сенсоры – старее твоих, но «Стальные сердца» закладывают в каждого своего бойца полную программу подготовки солдат. Таким образом, я могу сменить класс на «Снайпер», пока нам не попадется пулемет. С тебя требуется только подтверждение.

Называется, почувствуй себя ущербом. Человеку переучиваться придется не один день, а она по щелчку пальца может квалификацию менять. Как вообще люди сражались с такими машинами-убийцами?

– «Снайпер», так «Снайпер», – кивнул я, проходя в медотсек. – Что еще удалось найти в памяти киборга?

Алиса прошла следом за мной. Дезинфектор обрызгал нас обеззараживающей дрянью, сдул ее, после чего пропустил внутрь. Яркий свет, питающийся от генератора на постоянной основе, в первое мгновенье резанул по глазам, но светофильтры шлема быстро подстроились, не давая повредить мне сетчатку.

– Память была повреждена, – киборг постучала пальцем по голове. – Киборг попал под слабый ЭМИ. Вероятно, выполнял патрулирование слишком близко к местам падения бомб. Часть информации заблокирована и мне потребуется немного времени, чтобы вскрыть защиту. Экранированный дополнительный процессор автоматически заблокировал часть данных, другую – уничтожил. Стандартная схема.

– Чтобы врагу не попала секретная информация, – сняв шлем, кивнул я.

Разложенные по хирургическому столу пакеты с порошковым рационом заставили тяжело вздохнуть. Хочу нормальной, человеческой жратвы. А до приезда каравана – еще сутки. Так от безысходности пойдешь на крыс охотиться. М-м-м, крыса. Интересно, прожаренная она на что похожа?

– Потребление местной фауны может пагубно сказаться на твоем здоровье, Каратель, – покровительственно похлопала меня по плечу киборг.

Она на мгновенье замерла, взгляд потерял осмысленность.

– Приближается группа мутантов.

– Надеюсь, обычных, – проворчал я, торопливо разрывая пакет с порошком. – Сколько их?

– 27 целей.

– Открой ворота, – кивнул я, запивая рацион. – К черту тренировки, будем стрелять по живым мишеням.

– Верное решение, – согласилась киборг. – Ворота открыты. Мутанты входят на территорию Сити.

Надев шлем, подхватил так и оставшийся на дне сундука пистолет-пулемет и вставил в него батарею. Алиса подхватила карабин и, закинув его на плечо, первой устремилась к выходу.

Энергетический пистолет-пулемет М-12. Боезапас: 75 разрядов. Прицельная дальность: 100.

Крайне мощная пушка! В полтора раза больше запаса из стандартной батареи. Значит, и бить будет так же слабее. Но ничего, самое время протестировать игрушку от дока Винстона.

Миновав двери медотсека, огляделся. Боевые дроны кружили над городом, сразу же передав мне картинку Сити. Медленно бредущие мутанты расходились по трем единственным улицам, медленно передвигая конечностями.

Приблизив камеру с одного, всмотрелся внимательнее в бредущую тварь. Отлично, еще один стрелок на мою голову. Рано или поздно, они бы мне и в таком виде попались.

Расстояние: 112 метров.

На визоре моргнула зеленая фигурка Алисы, уже маячившая на раздолбанной мансарде плантатора. И это приводит к мысли, что забраться на такую высоту может даже киборг, изначально заточенный под ублажение плотских утех.

Ладно, с этим разберемся позже. Переключив ПП на автоматический огонь, двинулся вперед – к ближайшему мутанту, некогда бывшему очень толстым мужиком.

– Подходи, подходи по одному, – прошептал я, направляя ствол в сторону жирдяя.

Синий сгусток, гораздо меньший, чем из ружья, вырвался из дула, вздернув ствол почти в небо. Плечо урода даже не насквозь пробило. С проклятьем, выстрелил снова, на этот раз – в голову. И здесь прогресс все же был – половину черепушки ему снесло. Покачнувшаяся туша на шаге завалилась на сторону, после чего рухнула, раскидав изъеденные вирусом руки.

– Это какое-то говно, а не оружие, – сообщил я свое наблюдение, неспешно приближаясь к трупу.

– Оно для боя на ближней дистанции, – отозвалась Алиса. – Вступаю в бой?

– Вали их нахрен, – согласился я.

Дроны тут же загрохотали, поражая 26 оставшихся мутантов. Я вернулся к медотсеку – надо избавиться от ПП, мне такая ковырялка на хрен не упала. Возможно, разобрать на запчасти для основного ружья?

– Приближается многочисленный противник, – сообщила Алиса. – Свыше полутора сотен бойцов. Незнакомая группировка.

Выдернув батарею из ПП, швырнул его на дно сундука и подхватил ружье. Следом на плечо взвалил рюкзак, смахнув со стола разложенные рационы. Нужно быть готовым к отходу.

– Алиса, как вошли эти новые?

– Ворота открыты.

Я выдохнул сквозь зубы. Какого хрена я за эту железку думать должен?

– Ворота открыли они, а не я, – заявила киборг по связи. – Они обладают кодами доступа к системе обороны Сити.

Час, мать вашу, от часу не легче!

Беженцы, это всего лишь беженцы. Небольшой отряд привел в Сити толпу уставших и голодных людей. Изможденные женщины, грязные дети и мужчины с опустевшими взглядами. На 162 человека у них было всего пять видавших виды ружей. Остальное вооружение – кухонные ножи, отломанные ветки и куски арматуры. Как они вообще выжили-то?

Не выходя из медотсека, я наблюдал через дронов, как эта толпа вваливается в город и поспешно закрывает за собой ворота. Створки сдвинулись, отрезая Сити от окружающего мира. Люди, поверившие в спасение, падали на землю без сил.

– Это как ты в них противников увидела? – пробормотал я, сбрасывая рюкзак на пол.

– Все встречные – желтые, – отозвалась Алиса, повторяя мой приказ.

Пятеро бойцов, одетых в одинаковые запыленные плащи, первыми пошли вдоль улиц, настороженно оглядываясь. Осматривая пустые дома, все еще носящие следы разгрома стрелков, они двигались слишком медленно, чтобы списывать на готовность к бою. Скорее – боролись с желанием упасть и отсыпаться после длительного перехода. Я бы им даже посочувствовал, если бы не наличие кодов к воротам.

– Система обороны под нашим контролем, – сообщила киборг.

Я перевел ружье на одиночный огонь и вышел наружу. Солнце заиграло бликами на моей броне, не давая гостям точно прицелиться. Впрочем, они не особо-то и пытались.

– Стоять! – наведя ствол в сторону первого показавшегося бойца, велел я. – Кто такие?

На нем была дыхательная маска вроде тех, что одевают дайверы для глубоководного погружения. Только вместо очков – тактический визор. В руках он держал потрепанный дробовик. Между нами почти 200 метров, шанс в меня попасть уставшему человеку – ниже некуда.

– Пустынные рейнджеры, – он с трудом откинул полу грязного плаща, демонстрируя доисторический полицейский жетон на поясе. – Пятый разведывательный батальон. Капитан Кэрри. А ты кто? И где, черт возьми, стрелки?

Я демонстративно покачал ружьем в руках.

– Оружие на землю, сам в сторону. Остальных это тоже касается! – ствол качнулся вправо, где пытался подобраться незамеченным второй рейнджер.

Военизированная организация «Пустынные рейнджеры» может подойти для налаживания контакта с местным населением. В виду гибели руководства «Стрелков» возможно потребуется взаимодействие с иными группировками.

Дождавшись, пока все пять стволов окажутся на земле, двинулся вперед. Маски были у каждого, тоже часть формы, подумал я, не убирая ружья.

– Стрелков здесь нет, – ответил, держа между собой и ними пятьдесят метров. – Их захватили в плен парни в белой броне.

Один из рейнджеров выругался и сполз на задницу, не в силах больше стоять. Остальные еще держались. Кэрри кивнул, не сводя с меня взгляда.

– Мы привели выживших с северных ферм. Нам нужна вода и еда. Мы не будем угрозой.

– От кого бежите?

Он тяжело вздохнул.

– Появились какие-то новые мутанты. Они вооружены, здоровые и их не просто так завалить. Роу уничтожен. Наш батальон прикрывал отход мирного населения.

– И из всего батальона – пять человек?

Даже сквозь маску видно, как напрягся капитан. Сжав кулаки, он выдохнул сквозь зубы.

– Нет больше пятого батальона.

Я кивнул и опустил ружье. Зачем убивать уже обреченных? Если гиганты, а судя по словам капитана, это они и есть, разнесли город, здесь беженцам тоже ничего не светит. Но это не моя проблема – место есть, воды не жалко, так чего панику наводить. Прибудет караван с машинами, я отсюда уберусь в ту же минуту, как получу колеса.

– Откуда у вас коды к воротам? Сомневаюсь, что стрелки поделились бы такой информацией.

– Они не делились, Сити всегда был нейтральным городом. У каждой группировки есть доступ. Ну, кроме рейдеров, конечно.

– Располагайтесь, в общем. Медотсек работает, там есть генератор, вода и какие-то медикаменты. Скажи своим людям, чтобы не действовали мне на нервы, в остальном – делайте, что хотите.

Кэрри кивнул и снял маску. В первое мгновенье я дернулся, чтобы не пристрелить урода. От человека осталась только часть, в остальном – мелкая чешуя, как у гигантов. Не обратив внимания на меня, он повернулся к свои бойцам.

– Если не против, наш медик воспользуется твоим отсеком, – снова обернувшись ко мне, сообщил капитан.

– Не вопрос, – махнул я рукой.

Развернувшись, потопал к медотсеку. Пыль под ногами поднималась до колен, за спиной слышались голоса приближающихся беженцев.

– Ты-то сам кто такой? – спросил Кэрри, глядя мне вслед.

Я повернул голову в его сторону.

– Зови меня Каратель.

Глава 5

Сай, так звали медика рейнджеров, оказалась азиаткой слегка за 30. В маске и плаще она совсем не походила на женщину, но стоило ей попасть в медотсек, все переменилось. Короткие черные волосы, смуглая кожа, мелкие карие глаза узкой полосой прорезанной на лице.

Пока она проводила ревизию оставшихся средств, я занял единственную койку, где расположил рюкзак. Хотя, чего там, выгнали меня в уголок, чтобы не мешал использовать помещение по назначению. Впрочем, я особо и не протестовал, заодно поучаствовал в осмотрах, когда медику требовалась помощь. К слову, за это НИ даже вознаградил меня небольшим прогрессом.

Установлены новые нейронные связи. Первая помощь: 0,1.

А кроме того – каждый раз касаясь беженца, я получал частичку информации о вирусе, что тоже должно сказаться положительно на моей работе. Ведь сверяя данные других зараженных, НИ все больше и больше узнавал о мутациях на Тау Маре, а следовательно, лучше разбирался в том, что произошло со мной.

До самого вечера мы с Сай трудились, не покладая рук. Прервались лишь на короткий ужин – рейнджеры умудрились поохотиться. Понятия не имею, где они вообще повстречали животных, но ели мы с азиаткой вполне пригодное мясо, охарактеризованное нейроинтерфейсом не иначе как «мясо мутировавшего медведя». На этот раз меня не тошнило совсем, хотя подсознательно все еще ожидал, что придется выблевывать жратву в ведро. Даже под ноги его себе поставил.

О наступлении ночи мы узнали лишь по тому, что иссяк поток беженцев. Сай устало прислонилась к стене и буквально сползла на пол. Белый халат, найденный в закромах отсека, был заляпан кровью, гноем, пропах спиртом и потом. Грязные спутанные волосы торчали в стороны, слипшись от крови и других выделений. Дрожащие от усталости пальцы женщины с трудом отыскали в кармане пачку сигарет, но подкуривать уже не пришлось – она так и отрубилась, с сигаретой во рту и зажатой в руке зажигалкой.

Набросив на нее рейнджерский плащ, я вышел наружу, не забыв прихватить ружье с собой. С одной стороны грызла мысль, что оставлять гору гильз с медиком наедине – глупо. С другой – в случае чего, я тут всех перестреляю не вспотев.

Алиса помахала мне с мансарды. Киборг устроилась на дощатом полу и дымила сигарой в компании Кэрри. Тот поступил, как настоящий джентльмен, уступив моей подчиненной свой плащ. Ну да, откуда ему знать, что она не человек? Для того и велел включить эмоциональную надстройку.

Шагая по городу, смотрел на разведенные из обломков костры, освещающие дома и жмущихся к теплу людей. Большую часть НИ подсвечивал с кратким комментарием персональной мутации. Что меня удивляло, среди них не было неубиваемых тварей вроде Алекс или отрастивших чешую, как у гигантов или капитана. Слабое здоровье, наличие дополнительного органа, копыта вместо ног, нечеловечески длинные зубы – что угодно, но ничего полезного для выживания.

Маленький сверток, что принесла одна из выживших, вообще оказался младенцем с прозрачной кожей. Пожалуй, это был мой оживший кошмар. Я даже через фильтры на шлеме так никогда видеть не смогу. И хорошо – уж больно отвратительно это выглядит, как шевелятся кишки при каждом движении, как… фу, твою мать!

Но важнее не это, а сам факт – здоровых на Тау Маре действительно нет. И некто, судя по всему, умудряется контролировать вирус, создавая таких, как Алекс. Ведь почему кожа того пацана прозрачная? Это же прекрасный зачаток для невидимости – нужно только подобрать правильный код, и человек просто будет пропускать через себя световое излучение. И хрен его кто увидит – чем не идеальный убийца? Или та же женщина с копытами. Вроде ничего страшного, даже не сразу-то и заметишь. А вот в ближнем бою – лягнет разок, и все, ребра сломаны, осколки проткнули легкие, ты труп. И это только то, что смог придумать я. А что придумает тот же Винстон?

Становится понятно, почему корпорация заслала сюда людей, чтобы выдернуть имеющиеся данные. Запустить терраформирование – можно в любой момент, а вот вытащить результаты самого бесчеловечного эксперимента за историю людей, это многого стоит. И пусть нас осталось 7, мы соберем далеко не все – ничто не мешает следом явиться остальным, и взяться за исследования «БиоТек» всерьез. Те же гиганты – явный новодел, способный заинтересовать современных умников. До сих пор идея создать суперсолдат проваливалась еще на старте, а здесь – действующие особи.

Остановившись возле выжженного пятна, где нашли свое последнее пристанище растерзанные жители Сити, я вызвал карту местности. Просматривая данные, наложил маршрут для завтрашней поездки – все равно пока особо заняться нечем.

– Я считала данные рейнджеров со Смарта капитана, передаю, – сообщила Алиса.

Карта обновлена. Открыто 14 % поверхности материка. Обнаружены вскрытые бункеры «БиоТек»: 14. Имеются данные о еще 3. Необходимо посетить их все, собрать информацию для передачи на флагман.

– В округе три города, – пробормотал я, гоняя карту перед глазами. – Роу уничтожен, Сити мы уже видим, остается… блин, язык сломаешь.

– Ксежинск, заводской поселок. Рядом с ним базировались вооруженные силы области. Так же имелась атомная электростанция. Исходя из данных, полученных от капитана Кэрри, она еще действует.

И это как раз северо-западное направление, подумал я, соединяя пунктирной линией бункеры и неразведанный город. НИ сразу же подвел итог: 16 000 километров. Не мало, прямо так скажем. И это ведь только 14 % материка открыто. В общем, приключение то еще предстоит.

– Алиса, передай Кэрри, чтобы никто не заходил в юго-восточный квартал города.

– Приняла.

Пока время идет, закончу программу переподготовки. Убедившись, что батарея заряжена полностью, я вскинул ружье и двинулся в неосвещенный переулок. Бетонная стена, к которой жались металлические лачуги, была в нескольких местах сильно подпорчена, кто-то явно пытался взорвать ее изнутри.

– Сопровождение нейроинтерфейса отключено, – весело сообщила Алиса. – Запуск программы переподготовки. Юго-восточный квартал закрыт для входа и выхода.

Под ногами в метре от меня появилась красная черта, отделяющая тренировочный полигон от остального города. Сине-зеленое марево ударило в небо, закрывая мне обзор. Оставили меня без поддержки НИ? Ну что ж, посмотрим, на что я способен сам по себе.

Перехватив поудобнее ружье – кстати, надо бы дать ему какое-то имя – переступил черту и тут же уставился под ноги. Небольшой кругляш противопехотной мины щелкнул под сапогом, недвусмысленно намекая, что будет далеко не просто.

Противопехотная энергетическая мина «Фрог-717». Радиус сплошного поражения: 10 метров.

– Твою мать, – вздохнул я, стараясь не переносить вес с нажимного механизма.

После долгого и утомительного ковыряния во внутренностях, мне все же удалось обезвредить лягушку. С тяжелым вздохом снял ногу с крышки, подсознательно ожидая синей вспышки и яркого пламени. Но ничего не произошло. Выдохнув, я выпрямился и перехватил ружье. Можно отправляться дальше – кругляш мины распался квадратами, исчезнув. Чертовски сложно без нейроинтерфейса разбирать смертельные ловушки.

Внимательно глядя под ноги, двинулся вперед, постоянно вертя головой. Мелькнул контур между домов, я упал на колено и приготовился открыть огонь, но… Мелкая девчонка в разорванном платье с веселым смехом пробежала меня насквозь. Черт возьми, кто гражданских в программу вписал?

Новое движение – на крыше слева, я перекатился к дому, напряженно вслушиваясь в шаги по жестяной кровле. Шелестит сапог по металлу, хрустит пыль под протектором. Вжавшись в стену, медленно двинулся к проему выбитой двери. Внутри никого, так что я поспешил скрыться в темноте и, задрав голову, продолжил вслушиваться.

Шаг влево, вторая нога движется чуточку иначе. Ага, разворачивается на месте. Ничего, лист кровли тонкий, мне хватит. Потребовалась минута, чтобы я понял, где именно стоит противник. Зажал спуск и насладился звуком падающего тела. А вот чего не ожидал, что оно станет так громыхать об кровлю.

Взвыла сирена, я приник к стене, тяжело дыша – стоило спрятаться, как в проем двери ворвался луч яркого света. Свет слегка подрагивал, будто оператор прожектора пьян в доску. Но раз уж ждем, почему бы не дать пушке собственное имя?

Уникальное имя присвоено. Энергетическое ружье «Карающая длань». Владелец – младший капрал Каратель.

Дождавшись, пока прожектор уберется в сторону, врубил стелс и, почти ползком полез наружу.

Заброшенная назад «Длань» терлась о броню на спине. Но этот легкий звук, похоже, был слишком тихим, чтобы на него обратили внимание. Прожектор нашелся на третьей крыше слева – глубже по улице. Там же нашлись мешки с песком, из-за которых в мою сторону щерил шесть стволов тяжелый пулемет.

Следя за показателем заряда, я поднялся на четвереньки и перебежал открытую улицу, скрывшись в черном провале здания. Вытащив ружье из-за спины, деактивировал стелс – батареи надо беречь.

Прислушавшись к окружению, вычленил шорох ног неподалеку. Кто-то тяжелый топал по засыпанной грязью и каменной крошкой дороге, совершенно не скрываясь. Отлично, подождем, пока будет ближе, чтобы убить наверняка.

На всякий случай аккуратно прижался к стене, чтобы не греметь о металл лачуги. Опыт с трупом на крыше показал, что греметь может в самый неподходящий момент. Неизвестный тем временем приблизился и остановился метрах в 10 от входа.

Вот зашуршали ботинки, когда враг обернулся ко мне спиной, я просунул ствол наружу, выглядывая краем глаза. Стиснув зубы, убрал палец с курка. Посреди улицы, демонстративно спокойно стоял гигант. Только в отличие от тех, этот имел обе руки, одна из которых удерживал здоровенную железную трубу с навинченными болтами где-то под 60. Они угрожающе торчали, грозясь разнести жертву на мелкие кусочки. Мне, пожалуй, хватит пары ударов, чтобы такой мордоворот превратил в истекающий кровью труп.

Но валить его все равно надо. Активировал стелс и высунулся больше. Солдат на вышке готовился снова повернуть в нашу сторону фонарь, так что время терять больше нельзя. Щелкнув тумблер режима, вскинул «Длань» и, прицелившись, выпустил короткую очередь.

Гигант взвыл – не столько от боли, сколько от злости и негодования. Размочаленные ноги подогнулись, здоровяк упал на колени, чтобы тут же обернуться в мою сторону.

Но меня уже там не было – пользуясь невидимостью, я перебежал на другую сторону улицы. А туда, откуда летели синие всполохи, вонзился кинжал яркого света. Снова взвыла сирена, оглашая окрестности. На крышах один за другим показались головы нескольких человек. Все вооружены и одеты в одинаковую форму.

Охренеть тренировочка, подумал я, осторожно обходя пытающегося встать гиганта. Мутант упер импровизированную дубину в землю и, перенеся вес на нее, стал выпрямляться. Раны на ногах медленно затягивались, восстанавливая поврежденные ткани.

Э, нет, мы так не договаривались. Я рванул с места, уже не прячась. Мой топот тут же привлек сперва свет прожектора, затем – огонь сидящих в укрытиях врагов. Остановившись в метре от гиганта, я направил дуло ему в морду. Лицо мордоворота исказилось от гнева, он распахнул пасть, набирая воздух для мощного рева.

И я вынес ему затылок, проделав дыру в башке размером в два моих кулака. Тело начало заваливаться, по нему пробежала очередь посылаемых врагами пуль. Подставив плечо, я уперся в грудь истекающего кровью урода. Мне не давали продохнуть, паля из всех стволов по моему импровизированному щиту.

Сунув ствол между рукой и боком гиганта, я зажал курок, выпуская длинную очередь наугад. Выстрелы на мгновенье затихли, ровно до тех пор, пока там не поняли, что у меня кончился заряд.

С трудом и матом удерживая здоровенное изрешеченное тело, я двинулся в сторону. Одна пуля взвизгнула у лица, едва не угодив в маску – теперь по мне стреляли практически прицельно, от щита осталась лишь окровавленное мясо.

На ходу перезарядив батарею в ружье, я активировал сервоприводы и подбросил тело гиганта в воздух на пару сантиметров. Кровь хлынула на меня, как из ведра, но я все равно рванул вперед, стараясь успеть укрыться за наваленными мешками с песком.

Вытаращенные глаза бойца, засевшего за пулеметом, были последним выражением на его морде. Короткий синий росчерк отправил его на спину. Труп тут же расплылся, исчезая, а по моему укрытию открыли остальные.

Дождавшись, пока защелкают впустую автоматы, я поднялся с колен сразу же наводя ствол на ближайшего врага. Маленькая девочка, лет 7 смотрела на меня, неуклюже держа оружие в руках.

– Какого хрена?

Замешкавшись, я получил длинную очередь, прочертившую меня от пояса до правого плеча. С шипением завалившись на землю, я перекатился под защиту баррикады. Тренировка, а боль-то настоящая! Какого хера там делают дети? Ну, подождите, сейчас я вам всем покажу.

Новая перезарядка, я забросил «Длань» за спину и перемахнул через мешки. Вцепившись в трофейный пулемет, рывком оторвал его от станины и врубил огонь. Шесть стволов будто нехотя набрали ход, а потом меня едва не снесло отдачей.

Поливая свинцом крыши, я не переставал стрелять, пока патроны не кончились. Досталось даже чертовому прожектору, выжигавшему мне слезы из глаз. Маленькие тела убитых детишек падали на крыши, валились с них на землю. Один, пытавшийся швырнуть в меня коктейлем Молотова, весело горел, объятый пламенем.

Программа переподготовки № 2 выполнена. Эффективность действий: 45 %. Установлены новые нейронные связи. Прицельная стрельба: 4,2. Стрельба от бедра: 2. Взрывчатка: 0,2. Скрытное передвижение: 1,6. Атлетика: 3,1.

Первым растворился с трудом удерживаемый пулемет. Затем исчезло все остальное. А я все еще стоял, будто держа тяжелое оружие, не предназначенное для столь бодрой переноски, в руках.

– Программа составлена с реалиями Тау Мары, – сообщила Алиса, заменившая мне собственный НИ. – Эффективность переподготовки увеличивается. Тебе нужен сон, Каратель, потом мы продолжим.

Это вряд ли, подумал я, слыша, как вдалеке ревут моторы. Похоже, караван Альянса уже очень близко – а стало быть, и мои колеса. Хотя, надо признать, развитие на таких программах летит очень быстро, все же в первую очередь нужно заняться основной миссией. А уж там пострелять – обязательно найдется в кого.

– Гигант. Как он был воссоздан?

– Сегодня ты собрал много информации по ТМ-13, младший капрал, – отозвалась киборг. – Нейроинтерфейс синтезировал наиболее вероятную модель для создания мутации нужных габаритов и свойств. Ты видел, каким получился результат.

Я проверил уровень заряда в «Длани» и двинулся в обратную сторону.

– Но это не точно, верно?

– Информации недостаточно, но такая вероятность есть. Нужно раздобыть образцы самого гиганта, чтобы сказать точнее.

– Обязательно как-нибудь этим займусь, – кивнул я, покидая переулок.

Похоже, моя стрельба спугнула беженцев – мне попалась только расцвеченная зеленым контуром Алиса. Остальных – включая рейнджеров – видно не было. И хотя я слышал, как возле медотсека звучат взволнованные голоса, разобрать слов с такого расстояния не получалось. Завопил младенец вдали, возвращая меня к моменту с мелкой девчонкой за автоматом.

– Зачем было детей создавать для тренировки?

– Использование маленьких детей в военных действиях известно давно. Программа подготовки включает в себя так же психологическую форму. Солдат «БиоТек» должен реагировать на угрозу однозначно, не рассуждая о правильности своих действий. Только за задержку с открытием огня с тебя списано 20 % эффективности. К тому же это едва не обернулось полным провалом программы переподготовки. Делай выводы.

Она меня еще и поучать будет! Тупая железка! Разберу на винтики, чтобы знала, чьи в доме тапочки!

Меж тем рев двигателей стал ближе. Алиса сообщила о прибытии каравана. Приказав открыть ворота, достал «Длань» и, держа ее наготове, двинулся в сторону въезда. Сзади нарисовался Кэрри в компании с остальными рейнджерами.

Что я надеялся увидеть в столь разрекламированном мне Альянсе? Тяжелую боевую броню, переносную систему ПВО? Не знаю.

В любом случае, облепленный бойцами в металлической защите, как новогодняя елка игрушками, танк стал для меня сюрпризом. Гусеницы мерно крутились, перемалывая грязь и мусор. Махина остановилась в центре дороги, солдаты каравана спрыгнули на землю.

Я остановился на краю улицы, считывая данные о вооружении. Энергетические винтовки, снайперские карабины, револьверы и дробовики. Для полного комплекта не хватало пары лазерных пулеметов да ракет «земля-воздух».

Следом в город втянулся грузовик, так же зашитый в дополнительные листы металла. Оставалось только гадать, как водитель вообще что-то видит сквозь мелкие прорези – не больше пальца в толщину – на кабине. В кузове стояли прихваченные толстыми цепями автомобили. К ним-то я и направился.

Стоило приблизится на несколько метров, меня тут же взяли на прицел десяток бойцов.

– Стоять! – приказал центральный. – До полной остановки – никто не подходит. Ясно?

– Конечно, ясно. Схожу пока за гильзами.

Новые машины, так же запрятанные в тяжелую броню, въезжали в Сити, располагаясь в каком-то заранее определенном порядке. Отвернувшись, я едва не столкнулся с капитаном Кэрри.

– Спасибо, Каратель, – он хлопнул меня по плечу. – Не знаю, что бы мы делали, если бы ты не пустил нас в город. А теперь – сможем здесь обосноваться. Или дальше на юг пойти.

– На юге – красная зона, не советую, – сообщил я. – Я-то в защите, а вот ваших детей там порвут на части.

– Учту, – совершенно серьезно кивнул мне капитан.

Добравшись до медотсека, я подхватил рюкзак и, прикончив пару пакетов рациона, вернулся на площадь. Алиса уже дожидалась меня там. Беженцы облепили караванщиков, наперебой выпрашивая отпустить в долг еду, патроны, медикаменты – кому что больше нужно.

– Это торговый караван, мы не даем товар в долг, – отрезал пухлощекий крепыш в униформе Альянса. – Есть гильзы? Выбирайте товар. Нет? Отойдите в сторону.

– Но мы умрем здесь от голода! – заявила мать прозрачного младенца.

– Не моя проблема, – равнодушно отозвался торговец. – Всем отойти, последний раз предупреждаю!

Что же он делает, дебил? Они же полезут под пули, чтобы добраться до его злосчастных товаров. Нельзя так с отчаянными людьми, нельзя.

– Машины на ходу есть? – перекрикивая толпу, рявкнул я.

Толпа передо мной испуганно брызнула в стороны. Между мной и продавцом возник коридор, я поспешил им воспользоваться. Теперь мне стал очевиден строй грузовиков – все вместе они образовывали внушительный вагенбург, из щелей в броне во все стороны смотрели стволы. Если народ и сунется на приступ, их просто перестреляют.

– Какая нужна? – поманив меня пальцем, осведомился торговец.

– Быстрое, юркое, желательно вооруженное.

Он хмыкнул.

– «Дьяволов» нет. Разобрали все на юге – там сейчас все кипит.

– Случилось что? – как бы невзначай спросил я, приглядываясь к машинам, выстроенным на грузовике.

– Стрелков повсюду убивают, – равнодушно ответил он. – Смотри, есть парочка примитивных багги, но они пустые и после ремонта. А есть…

Мой взгляд прикипел к бело-красному авто с откидным верхом. Если бы отец не фанател от древних экспонатов, я бы даже и не подумал, чтобы взять ее. Но теперь, глядя на этого красавца, я и думать не мог о других вариантах. Тем более, они были так себе.

– Это то, что я думаю? – ткнув пальцем в хромированный диск, спросил я.

– «Крайс-900», – кивнул продавец. – Первая массовая модель на атомной батарее. Десять тысяч гильз, и он твой.

Говорил он это с таким лицом, будто сомневался в моей платежеспособности.

– Питание стандартное? – продолжая осматривать авто, поинтересовался я.

– Модифицировали под наши батареи. Раньше-то их питали от атомных, мы переделали под класс АА. Вижу у тебя боевая броня активная, значит, зарядка проблемой не станет.

– За сколько батарею съедает?

– Если хочешь – воткнем топливный регулятор. Еще за 2 000. Тогда будет хватать на полторы-две недели плотной езды свободно. А так, без регулятора – считай 168 часов при скорости в 120–150.

– Охренеть, – только и ответил я. – Ставь свою приблуду, беру.

Он красноречиво вскинул бровь. Со вздохом сбросив рюкзак с плеч, открыл и продемонстрировал забитый гильзами почти доверху большой отсек.

– Вот другое дело, не то что эти! – кивнув в сторону оставленных за периметром беженцев, сообщил он. – Мартин! Тащи сюда свой хлипкий зад, надо регулятор воткнуть! Через час-полтора сможешь забрать. Еще, может, что интересует?

Я кивнул.

– Показывай свои оружейные склады.

Глава 6

Гильза подлетела, рассыпая острые блики солнечного света, перевернулась в воздухе и упала мне в руку. На мгновенье сжав пальцы, снова подбросил ее.

Караван выгрузил мой автомобиль, и я раздумывал, на что потратить оставшиеся деньги. Двадцать батарей – все, что смог продать мне торговец, и то одну пришлось выкручивать из системы внутреннего освещения грузовика – да машина с апгрейдом. И все. Можно махнуть гильзы на патроны, но пока такой необходимости у меня нет – и старых запасов еще хватает. Брать дополнительный огнестрел мне тоже без надобности, таскать на себе арсенал не очень умно. Да и каждая пушка идет в комплекте с боеприпасом, и как бы я не хотел запастись, например, гранатометом, ракеты к нему занимают слишком дохрена места.

Везти же несколько килограмм бесполезного, по сути, металла – тоже так себе идея. Их даже тратить будет некуда – увиденное на Тау Маре прекрасно показывает, товары здесь очень ограничены, а из всего ассортимента мне нужно не так уж и много.

Рядом вздохнул, закуривая, караванщик. Я его расстроенные чувства прекрасно понимал и даже в чем-то разделял. Рейнджеры оказались не такими платежеспособными. Про беженцев и говорить нечего, у них за душой нихрена, кроме голода и страха.

– Может, еще что-нибудь присмотришь? – в очередной раз спросил продавец, с надеждой глядя на меня.

– У меня и так все есть, – пожал я плечами.

– Давай хоть на патроны обменяемся? – стряхивая пепел, предложил он. – Мне и так здорово достанется, что нихрена не продали.

Я хмыкнул. У них что, план продаж имеется? В постапокалиптическом мире разве можно предусмотреть подобные вещи, как спрос? С другой стороны, он же тоже перекупщик, значит, вложил в товар собственное бабло, а тут – Сити разгромлен, покупателей нет. И лишь я один могу вернуть часть вложенных средств. Хреновые перспективы.

– Мне для полного счастья теперь, – я похлопал по капоту машины, – не хватает только генератора. Да и то, судя по всему, их здесь в достатке, главное – доехать. А на 40 батареях я спокойно доберусь из одного края материка в другой.

Он кисло скривился.

– Если и продавать генераторы, тебе все равно его не от чего запитать. Ты же не потащишь с собой солнечные панели или бензин.

Я кивнул.

– Может, хоть жратвы закупишь? – закуривая новую сигарету, поинтересовался торгаш.

– Да на кой…

Закупка провизии для Сити может положительно сказаться на установлении связей с местным населением. В виду уничтожения относительно лояльной группировки «Стрелки» это может быть полезным.

– У меня там зерна и плодов – мешки, а у этих, – он кивнул в сторону города, – нет нихрена. Я бы, может, и отсыпал им крохи, только они ведь не помогут нихрена. Сам понимаешь, тут нужен большой мешок на рассаду, все равно поля стоят, а так могли бы три урожая за сезон снять.

Собственно, почему бы и нет? Я все равно не могу придумать, на что потратить гильзы. Да, можно копить их, как идиот, но зачем, когда можно обменять на репутацию хорошего парня? Два зайца одним выстрелом. Главное, чтобы они смогли выжить за стенами, и не сдохли, как те же стрелки.

– Почем?

Продавец тут же подобрался, как охотничий пес, зачуявший добычу.

– Скажи, сколько готов потратить, я скажу, что можно накупить на все это дело.

Я прикинул в уме, сколько осталось гильз. Выходит, 1092. Посмотрим, что он предложит. Сообщив сумму, дождался, пока караванщик сверится со своим Смартом – в нем он, как и положено нормальному торгашу, вел отчетность.

– Смотри, что выходит – зерно пшеницы по 20 гильз за мешок, картофель – 35. У меня их по 200 каждого. Какие брать будешь?

Я поднялся с капота, на который все это время облокачивался задницей. Велев подождать, вышел за пределы оцепления. Ослабшие люди уже разбрелись по домам, вдалеке угадывались очертания бродящих изможденных беженцев. Я прошел метров двадцать, прежде чем рядом возникла Алиса.

– Хороший ход, – сообщила мне подчиненная. – Я переговорила с Кэрри, они останутся в городе, будут нести стражу. И система обороны им хорошо послужит. Так что вполне пригодная инвестиция. К тому же, на флагмане это зачтется.

Ну да, отсыплют мне внеочередное звание. Если не сдохну, устраняя источник заразы, конечно. С другой стороны – я же не потащу на тот свет деньги, так что нет смысла за них трястись.

Вспомнилась Алекс, за один присест наколотившая шесть сотен, стреляя по мутантам. Теперь становится ясно, почему они с киборгом так просто относились к гильзам. На Тау Маре этого добра, как грязи. Самое смешное, даже переведи я местную валюту в реальные кредиты – мне все равно не на что их тратить. Не семье же отправлять в самом деле!

Нам попался раздосадованный рейнджер. Молодой рыжий паренек с покрытым веснушками, как брызгами краски, лицом. Зеленые глаза пробежались по фигуре Алисы, он сглотнул, с трудом отрывая взгляд от груди киборга. Хех, сработала проведенная мной пластика, не видят они в ней машину-убийцу, воспринимают, как живую.

Откинув полы плаща, он заложил большие пальцы за ремень, где брызнул бликами значок. Улыбнувшись редкими желтыми зубами, рейнджер постарался придать лицу серьезное выражение, чтобы затмить своей неотразимостью мою подопечную. Деревня, ей богу.

– Привет, Алиса, вы скоро отбываете? – чуть картавя, спросил он, намеренно делая голос ниже, хотя даже я уловил дрожь.

– Скоро, позови капитана, – прервал я его любовные потуги. – Срочно.

Бросив на меня недовольный взгляд, парень развернулся и бодро потопал в сторону мэрии. Мы же остались стоять под палящим солнцем Тау Мары. Оглядываясь вокруг, я прикинул, как можно организовать оборону впятером, и по всему выходило – при первой же более-менее серьезной угрозе беженцев перебьют, как мишени в тире. Оружия у них нет, припасов нет. В общем, положение безнадежное.

– Каратель! – Кэрри махнул издалека.

Я кивнул, ожидая, пока рейнджер подойдет – не царское это дело, бегать за тем, кому оказываешь помощь. Я не Магомед, мне гору приближать не упало. Помявшись пару секунд, он все же потопал к нам широким шагом. А пока он шел, поднимая сапогами пыль, я раздумывал над маршрутом. Да, я вроде бы должен двигаться на северо-запад в первую очередь, но и бункеры, пускай их и зачистили, все равно нужно проверить. Мало ли что местные дикари пропустили?

– Говори. Привет, Алиса, – кивнул он киборгу.

– Ты здесь за главного остаешься. Мы уезжаем. Поэтому мне нужно знать, что нужно из продуктов закупить, чтобы вы не померли тут с голоду. Торговец дает пшеницу по 20, картофель по 35. Естественно, я делаю это не бесплатно.

– У нас ничего нет, – развел он руками.

– Мне не нужно ничего сверх меры, – заверил я, качая головой. – Мы вместе с тобой сменим коды доступа к системе обороны, чтобы больше никто иной не мог забраться за стену без твоего или моего позволения.

– А как же…

– Первый раз горожан убили изнутри, Кэрри. Улик у меня нет, но есть подтверждение из заслуживающих доверия источников, что тому виной Майло Мэрдок, слышал о таком?

Рейнджер нахмурился и кивнул.

– Слышал про этого ублюдка.

– Второй раз стрелков просто вывели за ворота, погрузили в машины, как скот, и умчали куда-то парни в белой боевой броне.

– В белой? – переспросил он тихим голосом. – Ты уверен?

– Еще как уверен, меня тоже чуть не сграбастали, но нам с Алисой удалось сделать ноги вовремя, и не попасться в их жадные лапы. Так что коды должны быть только у меня и тебя.

– Это все?

– Нет, не все. В любой момент, когда я приеду в Сити, я буду занимать медотсек и генератор. Вне очереди.

– Это вообще не проблема, Сай говорит, здесь не так уж и много осталось.

Я отмахнулся.

– Если мне попадутся медикаменты, я привезу по возможности. Мне тут понравилось, знаешь ли. Потому – мне нужны цифры, что закупать сейчас, потому что караван вот-вот отправится дальше по маршруту.

Он призадумался, затем щелкнул кнопкой на Смарте и дождался ответа от медика. Запросив нужную мне инфу, дождался, пока Сай назовет пропорцию. Выслушав ответ, я не стал дожидаться, пока он повторит сказанное подчиненной, а попросту схватил киборга за руку и потащил обратно к вагенбургу.

– Медикаменты можно было бы купить и здесь, – сообщила она, стоило отойти подальше.

– И тогда они сдохнут от голода, – кивнул я. – Мы не обладаем точными данными, как и сколько растет на Тау Маре. Пока торговец сказал про три урожая за сезон, но я не верю в такую аграрную революцию. Кроме того, им что-то нужно будет жрать до первых плодов.

Спорить подчиненная не стала. Наверное, начинает понимать, когда можно открывать рот, а когда лучше помолчать, чтобы не заставил бежать за машиной, пока сам еду с комфортом.

Загружается программа управления наземным гражданским транспортом. Программа загружена и установлена.

– Вовремя однако, – хмыкнул я, приближаясь к торговому пункту.

Ребята в металлических доспехах расступились, пропуская нас внутрь. Продавец, именем которого я так и не поинтересовался, приглашающе махнул рукой. Он стоял на заднем бампере дальней машины. Убедившись, что мы идем куда нужно, мужик скрылся за дверью.

Подойдя к нужному грузовику, я заглянул внутрь. Все пространство занимали подписанные мешки с продуктами. В воздухе серебрились частички пыли, кружащиеся в лучах попадающего сквозь открытые двери солнца.

– Сколько берешь? – осведомился он, пробираясь между наваленных мешков.

– Давай по десять каждого для начала, – кивнул я.

– Хорошо, принимай.

Сперва я думал припахать таскать тяжести Алису, но после короткого раздумья понизил активность сервоприводов и взвалил два мешка себе на спину. Рюкзак с гильзами остался у подчиненной, и она начала отсчитывать нужную сумму. Оттащив груз за границу вагенбурга, поставил перед ожидающим капитаном.

– Это все? – обреченно спросил он, явно не надеясь на большее.

Понимает, гад, что и этого у него бы без меня не было. Не пошли бы они на штурм каравана с пятью стволами против почти сотни вооруженных парней. Так что пусть радуется, что я сегодня добрый.

– Еще четыре ходки, – отозвался я, тут же возвращаясь обратно.

Да уж, без стандартной поддержки костюма, даже ходить тяжеловато. А с дополнительным весом мешков – приятного еще меньше. Но что поделать, нужно развиваться. Пусть получу одну десятую, но, как говорил отец, с миру по нитке – нищему рубаха.

Алиса меж тем помогла торговцу спустить оставшиеся мешки на землю. Продавец тут же закрыл дверь грузовика и теперь дожидался, когда я перетаскаю покупки. Киборг уже успела рассчитаться за провизию и трепалась с караванщиком, выясняя, что есть из медикаментов. Местным я хрен их отдам, но самому-то может пригодиться.

Атлетика: 3,2.

Вот о чем я и говорил. Обтряхнув перчатки от осевшей на них пыли, кивнул Кэрри, чтобы распоряжался халявным добром. Сам же включил и тут же отключил поддержку сервоприводов – пока не жмет, и энергию сэкономлю, и атлетику разовью. Еще пара зайцев одним камнем. Конечно, надолго меня не хватит, но хоть какой-то бонус должен я иметь от возможности таскать на себе дополнительные тяжести?

И вообще, стоит больше внимания и времени уделять тренировкам. Тау Мара – место жесткое, никогда не знаешь, с чем столкнешься в следующий момент. Дважды взятый неприятелем Сити – тому подтверждение.

– Автоаптечка, – хлопнув по небольшой пластиковой коробке с красным крестом, сообщил торговец. – Десять доз обезболивающих, десять – адреналина, десять транквилизаторов. При желании, могу укомплектовать дополнительными ампулами.

Ящичек не внушал доверия. Я и без брони такой пальцем проломлю. Ну, и опять же, таскать с собой почти полуметровую коробку?

– А что есть компактнее? – уловила ход моих мыслей киборг. – В идеале – инъекции через боевую броню, – она кивнула в мою сторону. – Или, может, можно разобрать эту? Какие ампулы внутри?

– Дозы запакованы в стандартные шприцы. Ничего необычного, Альянс их как раз и ставит себе в брони. А уж эти ребята знают, как обращаться с такой защитой.

– Каково содержание вируса в лекарствах? – включился в диалог я.

– Обижаешь! – всплеснул руками караванщик. – Совершенно чистые средства. Я не торгую дерьмом, это у местных можешь брать с вирусом. У меня каждая ампула создана в настоящей лаборатории, а не разлита в подвальной ванной.

– Цена? – кивнул я, не желая дальше слушать пустую болтовню набивающего себе цену торговца.

– Одна доза – любая, 100 гильз. Не торгуюсь!

Это пять ампул и 42 гильзы останется на мелкие расходы. Неплохо я отоварился, если подумать.

– Давай пятерку адреналина. Без остального обойдусь.

– Уверен? – нахмурился продавец, бросая взгляд на киборга. – А ей не хочешь взять? Мало ли, как оно обернется.

– Она еще не дослужилась, – хмыкнул я. – Алиса, отсчитай пятьсот гильз.

Пока они возились, я еще раз сверился с картой. Итак, ближайший бункер будет часов через шесть, если ничего не случится по дороге. А мне еще нужно будет хоть немного поспать. Решено – посажу киборга за руль, а сам вздремну хоть немного, а то скоро полдень, а я до сих пор не смыкал глаз.

– У тебя маршрут-то какой? Вдруг пересечемся по дороге, – спросил я, когда караванщик убрал мои гильзы в сумку.

– От Сити обычно ездили на Роу, но местные уже сказали, что там никого не осталось. Завернем в Ксежинск, оттуда – в обратный путь.

Я кивнул.

– Тогда, возможно, на АЭС и пересечемся.

– Если что – найди меня там. Мы в Ксежинске надолго останавливаемся. Если что, ищи пятую бухту. Стоять там будем дня три – пока заправимся, пока распродадимся.

Караван Альянса, встреченный в Сити, делает длинную остановку в Ксежинске. Возможная точка зарядки батарей добавлена на карту.

Попрощавшись с торговцем, я дождался, пока грузовику разъедутся, позволяя выехать моей машине. Алиса первой устроилась в кресле водителя. Я же швырнул на заднее сидение рюкзак и сам устроился на пассажирском.

Мотор утробно зарычал, стоило киборгу активировать кнопку питания. Почти неуловимая вибрация охватила автомобиль. Подчиненная резко выкрутила руль и вдавила педаль, срывая машину с места.

– Нужно переписать код доступа, – напомнил я.

– Уже сделано, новый код передан капитану, – с улыбкой сообщила она, направляя «Крайс-900» в раскрывшиеся ворота.

Ткнув пальцем в кнопку на панели, заставил крышу опуститься на место – так мне будет спокойней спать. Ремень безопасности защелкнулся, гарантируя, что меня не выбросит из салона. Хотя броня и весит порядочно, запас прочности позволит удержать меня от неконтролируемого падения или удара. Так что я позволил себя растечься в кресле и отключиться.

Гурии мне больше не снились. Я ехал с отцом, лихо вращающим руль нашего внедорожника. Вокруг простиралась зелень, устремлялись в голубое небо стволы вековых сосен, приятно пахло бензином и технической смазкой.

– Ну как тебе космос, сынок? – спросил отец, не отвлекаясь от дороги.

– Чертовски хреновое место, – проворчал я в ответ.

Некоторое время мы молчали, разглядывая несущуюся под колеса дорогу.

– А все потому, что куда бы люди ни пошли, они обнаруживают тоже самое – себя, – заявил отец, закладывая очередной вираж. – Но, знаешь, сынок, если ото всех воняет дерьмом, стоит проверить – может, это ты обделался?

Он добродушно рассмеялся, и нас вынесло с дороги. Джип закрутило, я едва успел выставить руки, чтобы не разбить голову. В плечо чувствительно толкнуло, смывая сон. Хохот отца еще звучал в ушах, но перед глазами уже была реальность.

– Я думал, ты умеешь водить, – проворчал я, разглядывая проносящиеся мимо поля.

Зелено-рыжие травы вздымались целыми озерами по обе стороны дороги. Вдали угадывались очертания навсегда застывшего комбайна. Выходит, когда-то все же здесь возделывали землю.

Машину снова тряхнуло.

– Алиса, веди аккуратнее! – прошипел я. – Не дрова везешь.

– Оптимальный расход энергии – на отметке 120 километров в час, – невозмутимо ответила подчиненная. – Ехать медленнее – тратить батарею впустую. Мы почти приехали. Бункер АЗ-01 в двух километрах.

С этими словами она резко дернула руль, заставляя меня вцепиться в панель. Машина рванула с раздолбанной дороги, вгрызаясь капотом в зеленое море, застучали сшибаемые травы. Красная краска скрылась под ярким изумрудным соком. Как Алиса видит дорогу перед собой – я так и не понял, зелень почти по крышу.

Нас еще пару раз тряхнуло, затем киборг резко ударила по тормозам, и наш кабриолет завело боком, взрывая комья земли и заваливая высокие стебли. Двигатель затих – киборг отключила питание.

– Экстремальное вождение – 120, - с гордостью заявила Алиса, отщелкивая ремень безопасности. – Со временем так же сможешь.

Я проворчал в ответ, но отстегнулся. Прихватив «Длань», открыл дверь и вышел наружу. Сапог тут же погрузился в мягкий грунт почти по колено, захрустели ломаемые стебли. Вокруг, насколько хватает глаз, тянется бесконечное поле высокой зелени. С корпуса машины стекает жирными каплями сок.

Я повертел головой, осматриваясь. Дорога угадывалась где-то далеко справа, и то лишь потому, что посреди поля виднелась крохотная полоса разрыва. Как с таким диким ростом ее не прорезало местной флорой – остается загадкой.

Хлопнула водительская дверь – киборг, вооруженная «Хорором», выбралась наружу. Забросив карабин на плечо, она поправила ремень и махнула рукой налево, где виднелся невысокий заросший зелено-рыжей растительностью холм.

– Бункер.

Кивнув, я еще раз огляделся. Да уж, на Земле такого расточительства не встретишь – там все свободное пространство отдано под посевы, чтобы кормить разросшееся человечество.

Раздвигая руками стебли, мы двинулись в сторону взгорка. Шум от нашего движения стоял такой, будто не пара людей, а стадо кабанов ломится сквозь заросли. От постоянного хруста и шелеста в ушах звенело. Зато стало слышно птиц, летающих где-то в вышине. Первых, кажется, что встретились на Тау Маре. Интересно, они тоже гигантских размеров, как те крысы?

Вблизи холм оказался больше. Среди зеленого и рыжего торчала синей сталью толстая дверь в форме шестеренки. Кто бы ни заглядывал внутрь, закрывать за собой он посчитал лишним – прямо в проходе лежала земля, местами покрытая животными экскрементами.

Скинув ружье с плеча, киборг дернула затвор, приготовившись отстреливать местную живность. Я приказал ей сдвинуться в сторону, и первым миновал приоткрытую дверь бункера. Огромная створка в пару метров толщиной – как ее вообще умудрились вскрыть?

Темнота окрасилась серыми очертаниями мусора – сработал «Нетопырь». Контуры подрагивали от каждого нашего шага, а я подумал, что нужно было фонарик купить у караванщиков, нихрена же толком не видно.

Обнаружен бункер «БиоТек» АЗ-01. Проведите осмотр, соберите информацию о проводимых корпорацией экспериментах и заберите результаты для отправки на флагман.

Осторожно ступая по ребристому металлу, я опустил голову. Волнами расходящийся звук вычленил из кромешной темноты внизу бездонный колодец. Прокинутый мост между дверью и стеной напротив слегка подрагивал от наших шагов, со стали ссыпались вниз крошки земли, срезанные острыми гранями.

Десять метров над пропастью, и я уперся вытянутой рукой в еще одну дверь. Толстый металл гулко ответил, когда кулак стукнул по нему. Разошедшиеся волны высветили какие-то разобранные коробки, разбросанные по небольшой площадке.

Приготовившись открыть огонь на первый же подозрительный писк, я обогнул приоткрытую створку. С потолка тут же брызнул свет мерцающих ламп. Прикрыв глаза ладонью, ругнулся.

– Здесь есть система обороны, – одними губами сообщила Алиса, дублируя мне в голову. – Будь осторожен, я не могу ее взломать.

Кивнув, я двинулся вперед. Круглый коридор медленно уводил нас вниз. Позеленевшие от сырости и покрытые слабо светящимся мхом, стены напоминали переход в космической станции.

Коснитесь для анализа.

Я осторожно провел рукой по излучающему легкое сияние мху. На пальцах осели капли влаги.

Анализ завершен. Схистостега перистая. Вирус увеличил срок жизни. Безвредно.

Ну, я все равно не ожидал, что мне сейчас попытаются откусить пальцы. Хотя кто его знает, что могло вырасти в этом бункере, помня о других экспериментах «БиоТек»?

Дальнейший спуск прошел скучно и однообразно. Местами попадались брошенные проржавевшие инструменты, пару раз Алиса наклонялась, подбирая старые гильзы. Даже дерьмо перестало попадаться, когда мы, наконец, спустились метров на 200 под землю.

Здесь нашелся первый скелет. Одетый в продырявленную желтую униформу, он сидел на заднице спиной к стене. Мох окружил его на манер широкого воротника, пробрался за шиворот. Из пустой глазницы вылезла длинная сколопендра. Поводив по воздуху усиками, переползла в дырку носа, скрываясь в черепе. На посеревшей от времени кости осталась бесцветная блестящая слизь.

Коснитесь для анализа.

Ага, разбежался.

Алиса хмыкнула и провела пальцем по следу. Растерев субстанцию пальцами, сперва понюхала, а после – лизнула. Меня чуть не стошнило нахрен.

Поверхностный анализ завершен. Кольчатая сколопендра. Вирус усилил воздействие яда. Опасно.

Губы киборга скривились, Алиса сплюнула белую кашицу на пол.

– Никогда не повторяйте этого дома, – проворчал я. – Вкусно?

Она окинула меня злобным взглядом.

– Возможности киборга С-11 не соответствуют нужным параметрам для точного анализа. Потеря 10 грамм синтетика. Яд очень опасен, для человека может быть смертелен, – она оттянула губу, демонстрируя выжженное пятно на искусственной слизистой. – Боевая броня защитит, но лучше их не облизывать.

Я кивнул. Все равно не собирался жрать эту дрянь. Но и маску снимать теперь не стану, мало ли, капнет вот так в глаз, я же не Алиса, у меня они настоящие, и вряд ли смогу вырастить новые.

– Ничего не трогай без приказа, ясно? Мало ли, какая дрянь здесь обитает.

– Приказ корпорации…

– Мне плевать. Здесь и сейчас ты подчиняешься мне и только мне. Ясно?

– Принято, – кивнула она. – Идем дальше?

Наклонный коридор кончался ровной площадкой, где и решил передохнуть местный расхититель бункеров. Раз скелет остался в этой влажности, я не поверю, что это местный обитатель. Скорее неудачник, которому не повезло выбраться на поверхность. К слову о системе обороны…

Круглая дверь преграждала путь дальше. С потолка свисали комья мха, среди которых спряталась примитивная камера слежения. Внимательно осмотревшись, я заметил по бокам потолка раздвижные панели – они красиво украсились ржавчиной. Ничто не вечно под Луной, как говаривал классик.

– Какова вероятность, что система еще работает?

– Если бункер вскрыли, как утверждают полученные данные, вероятность крайне мала.

– Посмотрим. Держись сзади, – предупредил я, подходя к двери вплотную.

Положив руку на позеленевший металл, смахнул налипшую грязь. Заботливые работники корпорации оставили крупную желтую надпись. В кругу, изображающем шестеренку и химическую колбу, красовалась четкая эмблема «БиоТек» с номером «АЗ-01».

Из невидимых динамиков раздался треск и обрывающийся голос. Я отскочил раньше, чем сообразил, что происходит.

– Обнаружен сотрудник «БиоТек». Уровень доступа: красный. Добро пожаловать в бункер АЗ-01. Последняя плановая инспекция проводилась 298 лет 14 дней назад.

Створки двери загудели, с потолка посыпалась мокрая грязь, комья мха падали на пол. Наконец, проход открылся.

Обнаружен аварийный сигнал корпорации. Маркер установлен на карту. Проведите инспекцию. Соберите все возможные данные по проводимым исследованиям, чтобы отправить их на флагман.

– А они точно проходили внутрь? – разглядывая абсолютно чистый пол внутреннего коридора, пробормотал я.

Ровный свет вмонтированных в потолок и стены ламп. Кристальная чистота на металлических плитах. Ни следов грязи от ног моих предшественников, ни даже простой пыли на выступающих поверхностях.

– Система обороны функционирует, значит, и порядок поддерживается, – пожала плечами Алиса.

– Ага, тогда где управляющий? – хмыкнул я, делая первый шаг внутрь бункера.

Сразу же загудели скрытые в проходе дезинфекторы. Нас обдало горячим воздухом, сметая мелкую грязь, и присыпало белым порошком. Еще одно движение ветра – химическая очистка завершена, о чем тут же порадовал НИ.

– Сюда можно помыться заходить, – проворчал я, шагая вперед.

Пальцы все еще сжимали «Длань», хотя я был готов поклясться, никакой опасности в бункере нет. Если системы жизнеобеспечения все еще в строю, почему таумарцы не поселились в бункерах? Или их «вскрытый бункер» означает, что они дошли до главной двери, посидели и убрались восвояси?

Коридор оказался небольшим. Мы вышли в полукруглую комнату, пятью распахнутыми дверьми уводящими посетителей в разные стороны. Это не считая направления выхода.

– Система обороны активна, но вести бой не способна. Турели уничтожены, остались только камеры.

Ну да, прорвались, значит, аборигены и переломали всю защиту. Идиоты, тут же можно жить припеваючи, пока на поверхности творится хрен знает что. Впрочем, вряд ли они вообще полезли сюда от хорошей жизни.

Опустив ствол «Длани», я закинул ружье за спину и осмотрелся. Центральный зал заставлен столами с допотопными компьютерами. Тонкие мониторы, отжившие свое, давно пришли в негодность, несмотря на свой долгий срок жизни. На колонии поставлялись технологии послабее, но долговечнее, так что не удивительно, что вокруг столько древней техники.

Перед глазами появилась голограмма карты бункера. Правый ближний коридор вел в жилой отсек. Следующий за ним – в столовую. Центральный поднимался на второй этаж, где располагался кабинет управляющего бункером. Левая сторона вела в две обширных лаборатории.

Рассудив, что за результатами я сходить всегда успею, первым делом наведался в бараки. Шестьдесят двуспальных кроватей с небольшими шкафчиками под личные вещи, мигающее освещение. И дух запустения. Кто бы ни жил в бункере, ушел он спокойно и без спешки – кровати заправлены, на полу ничего не валяется. Только камера, свисающая из дальнего угла, слегка повернулась, фиксируя мое передвижение.

Алиса вошла следом и сразу же направилась в дальний конец помещения, намереваясь провести инвентаризацию шкафчиков. Я же хлопнул по ближайшему матрасу. Никакой пыли не взметнулось, словно их только недавно постелили, а до того выстирали и просушили. Странно, что при этом нам не встретились роботы-уборщики. Даже на флагмане эту маленькие жуки носились под ногами, а тут…

– Все пусто, – сообщила киборг, после того, как перестала греметь шкафами.

– Кто бы здесь не был, он старательно за собой все подчистил, – кивнул я. – Столовая?

Алиса первой выскользнула в центральный зал. «Хорор» болтался у нее на плече, киборг практически сразу убрала оружие, а я все еще держал «Длань» наготове. Не могу объяснить, но не покидало ощущение, что бункер не такой уж и пустой, каким кажется.

Столовая представляла собой вытянутую комнату метров 200 в длину и 10–12 ширины. Громадный прямоугольник стола тянулся от одного конца к другому. Вдоль стен висели агрегаты по производству синтетического питания. Судя по все еще работающим индикаторам, можно прямо сейчас подкрепиться искусственным стейком. Или яичницей. Кофе, вот бы сейчас кружечку кофе!

– Заказ принят. Ожидайте, инспектор.

Слева загудела кофе-машина, имитируя звук размалывающихся зерен. Я дождался, пока столешница не распечатает пластиковую кружку, а сверху не брызнет струя освежающе бодрящего напитка богов. Кран фыркнул пару раз, а затем по столовой пронесся звук льющейся жидкости.

– Заказ выполнен, – объявил тот же хрипящий в динамиках голос. – Заберите на стойке 01.

– Охренеть, – выдохнул я, наблюдая, как киборг снимает пробу.

Поверхностный анализ завершен. Синтетический аналог кофе. Заменитель СА-10, поставлялся вместе в колонии с первой посадки на Марс. Владелец патента – «СинтетикФудс». Воздействие вируса – отсутствует.

– Охренеть, – повторил я. – Дайте две.

Но, естественно, распивать кофе мы будем потом. Сперва нужно проверить лаборатории. Киборг забросила чашку в открывшийся люк, где тут же тихонько засвистело, разбирая посуду и остатки напитка на атомы. Безотходное, так сказать, производство.

Мы двинулись к левым коридорам. Двери были распахнуты, внутри горел нормальный, а не мигающий из-за неисправности ламп, свет. Встретили нас тишина и покой. Какие-то непонятные мне аппараты стояли вдоль стен, некоторые перемигивались друг с другом разноцветными индикаторами, но основная часть все же не функционировала. И, судя по всему, давно.

По лаборатории стояли столы с засохшей землей. Сгнившие растения, покоившиеся в клумбах, свисающие с потолка на креплениях. Этот сад давно завял. Алиса прошлась всюду, не забывая совать пальцы во все, что только можно, я же просто рассматривал помещение, дожидаясь, когда киборг успокоится.

Найдите хранилище данных и подключите боевую броню к нему.

Зал тут же окрасилась радужными цветами – НИ заботливо подсказал, где и что искать. На следующие полчаса, пока я осторожно разбирал непонятные мне устройства, стараясь не повредить ничего важного, время замерло. Я так увлекся, что совсем забыл и про мутантов, и про стрелков, да и вообще про Тау Мару. Пока в моих руках не оказалось продолговатой коробки с сотней мизерных ячеек. Из правого запястья выдвинулся короткий провод, и я тут же всадил его в гнездо жесткого диска.

Получение доступа в систему. Формирование кодов. Обход защиты. Анализ полученных данных. Формирование отчета. Удаление информации с носителя.

До этого момента подсвеченный золотистым контуром, хард побледнел. Теперь это просто пустой жесткий диск. Корпорация забрала свои данные, оставлять их вот так нет нужды.

Меня немного напрягал еще один момент – некоторые компьютеры уже явно кем-то были обработаны. Их корпуса разбирали не так аккуратно, как я, но тоже явно знали, что делали.

Во второй лаборатории нас встретило то же самое – дохлая оранжерея и наполовину мертвое оборудование. Но в этот раз не повезло – кто бы ни выдергивал жесткие диски, здесь он подчистил их все.

Оставалось подняться в кабинет управляющего и подключиться к его системе. Сказано – сделано, поднявшись на второй этаж, мы без труда открыли дверь и оказались в полукруглом помещении с единственным столом и давно почившим компьютером на нем.

Здесь же покоился пульт управления системой обороны. Не долго думая, я сорвал верхнюю панель и подключился напрямую – через вылезший из запястья провод. Чертовски полезная у меня броня. Для полного счастья ей только еду производить – вот будет рай!

Получив доступ к управлению бункером, я отдал команду на копирование данных. НИ, разумеется, не будет записывать годы, когда ничего не происходило, но вот исход местного населения, а так же – кто вытаскивал жесткие диски из лаборатории, он сопрет.

– Если обновить турели, здесь можно жить, – дожидаясь, пока НИ закончит работу, я обернулся к Алисе.

Киборг кивнула.

– Так же потребуется восстановить систему безопасности, заправить столовую пакетами синтетической пищи, а после всего – запастись медикаментами.

– Но можно ведь.

– Я не обнаружила следов вируса в добытых данных. Следовательно их изъяли.

Кивнув, я получил подтверждение, что запись окончена.

Перед глазами возник голографический экран, где отобразились сперва спокойно работающие люди в белых халатах. Судя по всему, обитатели бункера работали с флорой, прививая какие-то новые свойства. Кадр сменился, одно из растений резко вымахало в размерах. Новый кадр – сотрудники, одевшись в костюмы химзащиты, держа в руках кадки с растениями, выходят за дверь бункера.

– Выходит, они попросту засадили все снаружи? – хмыкнул я.

Задача бункера АЗ-01: разработать вирусоустойчивые растения, привив им ускоренный рост, плодоносность и питательность. Задача бункера была выполнена. В соответствии с инструкцией корпорации «БиоТек», полученные экземпляры были посажены в агрессивной среде.

Следующий кадр – уже знакомые ребята в белой боевой броне орудуют инструментом, добывая жесткие диски из лабораторных компьютеров. Опять они? Да сколько ж можно!

А вот потом, спустя почти 25 лет, заявились первые таумарцы, какими их видел я – в грязной одежде, худые и слабые. Они попытались найти хоть что-то полезное, но ученые, а следом и белые, уже вывезли все мало-мальски годное для использования. Оставалась только поврежденная система обороны.

Новая задача. Установить принадлежность группировки «белые». Оценить уровень угрозы. Уничтожить при необходимости.

Ну да, как иначе-то? Они посмели украсть у корпорации, а такое не прощают. Как говорится, назвался Карателем, так не строй из себя святого.

– Уходим, – приказал я киборгу, закидывая ружье на плечо. – Едем ко второму бункеру. Если и там побывали эти бравые ублюдки, нам нихрена не достанется.

– Вероятность подобного исхода высока, – кивнула Алиса, первой направляясь к выходу.

Глава 7

На выходе нас встречали. Семеро рейдеров в нищенских обносках с какими-то ржавыми самопальными стволами. Из таких и стрелять-то страшно – рванет в руках, и все, поминай, как звали. Восьмой рылся в моем рюкзаке, за каким-то хреном вытащенном из машины.

Идиоты. Найдя тачку на ходу, нужно ее угонять, а не проводить ревизию чужих запасов. Уехали бы – я при всем желании бы их не догнал. Это здесь, посреди поля, целая просека остается, но стоит выйти на дорогу – как потом искать машину.

Впрочем, угрозы они никакой не представляли, так что я отправил Алису вперед с предложением сдаться. Естественно, при виде женщины с ружьем, местные бандиты решили показать себя орлами, пригрозив, если добровольно не сложит оружие, «обойтись не так нежно». Пришлось вылезать из тоннеля самому. Никакая конвенция не подкопается – я давал им шанс избежать смерти.

Первая вражеская пуля угодила в свод, обдав меня грязью. Мой ответный выстрел стал для горе-снайпера последним – с прострелянной насквозь башкой много уже не награбишь. Дальше тянуть не стал и стрелял навскидку.

– 8 выстрелов – 8 трупов, – гордо сообщил я, забрасывая «Длань» за спину.

Стрельба от бедра: 2,1.

Пока Алиса обыскивала рейдеров, я забросил рюкзак на место и примостил ружье на переднем сидении.

– 52 гильзы, 8 самодельных гладкоствольных ружей, 74 патрона 5,45, - сообщила результаты подчиненная, закончив сбор трофеев.

Дождавшись, когда киборг займет пассажирское сиденье, запустил двигатель. Карта перед глазами, второй бункер не так уж и далеко расположен, так что думаю, до конца дня проверим и его.

Поле высокой травы снова захлестало по корпусу автомобиля, напоминая стук барабанов или скорее очередь из автомата. Совершенно нихрена не видно из-за проклятых зарослей, но я не спешил, так что развернулся, и двинулся обратно по нашему же следу.

– Может, они водить не умеют, – проронила Алиса, разбирая один из доставшихся самопалов.

– Да что тут уметь – две педали, руль и кнопка, – хмыкнул я.

Зеленое поле постепенно закончилось. Мы снова выбрались на асфальтированную дорогу, развернулись и я прибавил ходу, уже не боясь нырнуть капотом в какой-нибудь скрытый травой овраг. По этой причине, собственно, и решил вернуться обратно, а не прорываться сквозь джунгли вслепую – машина только куплена, будет жалко ее лишиться, вот так, глупо разбив.

– Можно установить сигнализацию, – киборг не отрывалась от своего занятия. – Либо блокировку замков.

– Вот только это не танк, – отозвался я, объезжая слишком глубокую яму. – Выбьют стекло, или крышу собьют – и все равно залезут.

Та лишь пожала плечами.

– Можно сделать рисунок на капоте, как был у стрелков.

– Сомневаюсь, что рейдеров это остановит. Им вообще пофиг, кого грабить и убивать. Если наоборот только злее станут, как-никак, группировки стараются закон поддерживать, рейдеры им как кость в горле.

Щелкнуло – самопальная винтовка развалилась в руках подчиненной. О чем я и говорил – чуть тронешь, развалится. Такое оружие даже для самоубийства не годится. Впрочем, киборг расстраиваться не стала, просто выбросила ржавые куски в окно.

– Думаешь, стоило? – осведомился я, следя за дорогой.

– Такое барахло вряд ли стоит дорого. Ты за почти новый получил 440 патронов, это 1320 гильз. Итого, с учетом всех возможных данных, подобные самодельные ружья стоят около 100–150 гильз. К тому же, сам заметил, местную валюту не во что вкладывать.

Я пожал плечами, проворачивая руль, чтобы не угодить в очередную выбоину.

– Батареи всегда понадобятся.

– Судя по всему, их на Тау Маре не так уж и много, – отозвалась киборг. – К тому же, каждая стоит всего 156 гильз. За две закупки – у стрелков, и у каравана мы не довели количество батарей даже до 50. Так что к моменту, когда будет возможность купить еще – обязательно настреляем.

– Ну да, палить по ублюдкам тут приходится часто.

Поля уступили место каменистой почвой. Резкая смена ландшафта настораживала. Словно кто-то ножом отрезал и две разных экосистемы и уложил рядом – граница была видна четко и оставалась ровной.

– Излучение, – сообщила Алиса, тут же закрывая глаза. – Провожу анализ.

Я не стал реагировать – тут от меня ничего не зависит, она все равно напрямую использует мой НИ, сенсоры С-11 и брони, так что, по сути, можно не напрягаться. Дорога впереди внезапно кончилась, как и трава чуть ранее – асфальт просто исчез.

Машину тряхнуло, неровная жесткая почва загремела под колесами, за нами мгновенно поднялось облако желтой пыли. Решив не спешить, я чуть отпустил газ, опасаясь влететь в яму или овраг. Это уже не дорога, мало ли, что будет дальше, а я не киборг, чтобы на скорости под 160 реагировать меньше чем за чертовы наносекунды.

Анализ завершен. Остаточное излучение нескольких изотопов. Местность – испытательный полигон оружия массового поражения.

Странно, что местные об этом не в курсе, иначе бы точно подписали на карте «Опасно». Или они настолько сроднились со всем этим дерьмом, что теперь как слону дробина? Говорят, земляне, перелетая на планеты-заповедники, первое время не могут дышать нормально из-за отсутствия привычных техногенных химикатов в атмосфере. Так и здесь, отбери у таумарца радиацию и вирус, долго ли они протянут?

– Неправильно поставленный вопрос, – вернулась в «сознание» Алиса. – Здесь все в той или иной степени распространяет вирус. Так что правильно будет спросить: как долго мутанту понадобится ждать, прежде чем атмосфера будет загажена его собственными бактериями.

Тоже вариант, наверное. Хотя я не ученый, мне, по большому счету, вообще нахрен не нужно ломать над этим голову.

Карта моргнула, сигнализируя, что мы подбираемся ко второму бункеру. Самое время, я уже начал уставать от такой однообразной поездки. Но рано радоваться – впереди показалось такое же облако, что и за нами оставалось.

– Видишь?

– Далеко, – отозвалась Алиса, доставая «Хорор» с заднего сидения. – Разверни машину на 90 градусов. Не глуши мотор.

Будто я собирался!

Держа приближающихся на прицеле, киборг высунулась в открытое окно. Я тоже периодически поворачивался в ту сторону. И пусть НИ тут же выведет мне инфу, но решение о целесообразности столкновения все равно должен принимать я. В конце концов, кто здесь младший капрал?

Спустя пару минут томительного ожидания в пылевом облаке заблестели лучики солнца. НИ тут же подсветил контуры машины. От неприятного предчувствия у меня даже слегка во рту пересохло.

Громадная махина, обвешанная толстыми листами металла с гигантскими шипами, навевала мысли о срочном побеге. А уж когда Алиса вычленила прикрученные со всех сторон летящей по выжженной степи фуры ракеты, я даже дожидаться не стал – вдавил педаль в пол, заставив свой кабриолет сорваться с места. Выяснять, кто это конкретно такой агрессивный как-то враз расхотелось.

Под колесами снова загремела иссушенная земля, комьями разлетаясь в стороны. Не предназначен наш «Крайс-900» для гонок по бездорожью, но это вряд ли повод катиться, как черепахи. Так что дождался, когда на спидометре загорится индикатор и переключил скорость на пятую.

Двигатель взвыл, как бешеный бык. Из-под капота повалил пар, и я даже успел подумать, что гонка закончилась, не успев начаться, но машина неслась вперед.

– Прогрев, – продолжая наблюдать за грузовиком, сообщила Алиса. – Следи за дорогой!

Я поспешно отвернулся, дергая руль в сторону – огромная черная воронка едва не стала для могилой. Но кабриолет лишь на мгновенье опустился колесом в край ямы, дальше нас уже понесло с такой скоростью, что не будь лобового стекла, у киборга бы сейчас кожу на лице сдувало, как одуванчик в ураган.

– Гонится за нами, – доложила Алиса. – Надо было все-таки взять пару РПГ.

– В следующий раз обязательно возьмем, – пообещал я, в последний момент уводя автомобиль в сторону.

Непонятно откуда взявшийся булыжник пронесся мимо, высекая искры из водительской стороны. Надо же, успел все-таки.

– Влево! – скомандовала Алиса, и я дернул руль, не раздумывая.

Нас понесло боком, хрустнул, грозя сломаться, рычаг коробки передач, но скорость удалось удержать. А через пару секунд сзади грохнуло с такой силой, что я ожидал повторного полета, как с грузовиком стрелков.

– Вправо!

В этот раз повернул плавней, не позволяя кабриолету терять скорость. Позади и чуть в стороне прогремел взрыв. Расстояние пока что наш единственный козырь. Не возят же они с собой полный грузовик ракет, верно? Стрельнут раз пять, и кончится боезапас, а там мы ловчее, уйдем. Или вообще сами вернемся и всех перестреляем.

– Вправо!

Новый поворот, под капотом что-то хрипит, сипит и грозится взорваться, если не перестану корчить из себя великого гонщика. Но мне плевать – если в нас попадут, мы точно так взлетим, что смогу помахать адмиралу Максвеллу ручкой с орбиты. Земля под колесами на мгновенье исчезла – слишком близко разорвался снаряд.

– Влево!

Впереди как раз черная воронка. Вывернул руль, едва не кладя машину на бок. Тут же вогнал педаль в пол, не позволяя кабриолету остановиться. Запищал спидометр, предупреждая, противный звук почти тут же исчез – я переключил скорость и снова набирал обороты, уносясь подальше от настырного грузовика.

– Вправо!

Да когда это кончится?

В ушах клокотало от адреналина, перед глазами весь мир в красном оттенке, сузился до узкого тоннеля. Пальцы на руле подрагивают, дыхание неровное. Что-то кричит Алиса, но я уже не могу разобрать, за стуком собственного сердца только шум крови в висках.

ВЛЕВО!

В последний момент успеваю дернуть руль, уходя от очередного снаряда. И вылетаю прямо в выжженную воронку величиной с кратер от метеорита. Мгновенье полета, удар в колеса, капот раскрылся и отлетел нахрен, обнажая раскаленный двигатель.

– Из машины! – киборг схватила рюкзак и буквально выпнула меня наружу. – Бегом!

Отобрав у нее ношу, припустил вперед – в центр кратера, не дожидаясь, пока сзади грохнет взрыв от новой ракеты или перегревшегося мотор. Судя по визору, Алиса бежала рядом, краем сознания слышал ее слова, но не вдавался в смысл.

Воронка действительно была огромной. А при беглом осмотре еще и оказалась ракетной шахтой, мать его. Прикинув на ходу примерную высоту приближающейся дыры, решил, что лучше спускаться на руках.

Стоило оглянуться, тут же споткнулся и кубарем полетел вперед, едва успел сгруппироваться. А потом земля пропала совсем, и меня понесло в темноту без дна.

Выпустив рюкзак, раскинул руки, стараясь ухватиться хоть за что-то. Несколько метров полета, кисти едва не вырвало, когда пальцы сжались на какой-то трубе. Следом дернуло за ноги – киборг повисла на мне, вцепившись насмерть. Но тут же схватилась за металлическую конструкцию, оказавшуюся старой и едва держащейся лестницей. Астронавтов они тут запускали, что ли?

Не вдаваясь в раздумья, пролез вслед за киборгом – та уже нашла проход в мешанине стали и ржавчины. Волна адреналина все еще туманила мозги, и я успел вспомнить, что у меня нет успокоительного, а оно бы очень пригодилось.

Мы спускались бегом, рискуя промахнуться между отсутствующими ступенями, с каждым шагом чувствовал, как вот-вот полечу в пропасть уже без шансов за что-то ухватиться.

И тут сверху засвистело. Я вцепился в поручень, когда мимо пронеслась ракета. Ударившись в пол, она празднично вспыхнула в темноте комплекса, освещая толпу мутантов, за каким-то хреном собравшихся в шахте.

Бежать дальше уже не было смысла – лучше придти в себя, успокоиться.

И подумать. Потому как то, что показал НИ мне совсем не понравилось.

Подсчет окончен. Обнаружено 1788 мутантов.

А у меня ни машины, ни пулемета. И рюкзак с запасными батареями где-то там, в гниющих лапах тупых зомби. Хотя тут надо посмотреть, кто из нас тупой – тот, кто сидит в ракетной шахте, или тот, кто с дуру в нее провалился?

Спрашивается, нахрена я вообще бежал к дыре? Ведь видел же ее! Или даже, если видел, почему рюкзак на спину не закинул? Во всем виноват адреналин, надо было транквилизаторы закупать, а не его. Я теперь тот еще псих. Не похоже на меня обычного, видимо, следствие чертовой мутации. Хорошо, небольшой запас батарей в броне при себе, хоть чуть-чуть да смогу протянуть.

Надо же было так поддаться панике. Нет, понятно, против защищенного толстым металлом грузовика, обвешанного ракетами, как елка игрушками, никакая броня и энергоружье не помощники, но все же… Нужно собраться и думать. Зря я, что ли, полгода в учебке торчал?

Внизу шевелились алые контуры. Мутанты ходили из стороны в сторону, глупо толкаясь друг с другом или упираясь в стены. Ракетная шахта была изолирована – вход внизу был заблокирован толстой дверью.

Сверху доносились голоса загнавших меня в эту ловушку ублюдков. Обостренный слух помог разобрать несколько фраз. Сволочи разрядили последнюю ракету как раз в шахту. Можно было бы проклинать себя, что бросил машину, когда у врага не осталось ресурсов продолжать бой, но что сделано, то сделано. Главное, пока они не угроза, так что будем иметь дело с тем, что есть.

Хорошо хоть высота здесь не большая – иначе батареи в сумке рванули бы при падении, сжигая нас всех. Мутантов, конечно, не жалко, а вот себя – так очень даже. При этом зал достаточно широк, чтобы вместилась столько народа. Интересно, как они вообще сюда забрались? Не сверху же падали? Хотя, с учетом, что радиация лечит этих тварей, могли, наверное. За 300 лет тут, конечно, почти все выветрилось, но к тому моменту здесь уже скопилось достаточно зомби.

Лестница обрывалась в нескольких метрах над полом, пожалуй, это единственный плюс ситуации – мутанты до меня не доберутся, на такую высоту без сервоприводов брони вряд ли прыгнешь.

Спустившись до конца, где засела с «Хорором» наизготовку Алиса, хлопнул ее по плечу.

– Мне не кажется?

– Нет, это он совершенно точно, – отозвалась подчиненная.

Сумка повисла на торчащем из стены пруте. При этом до пола не долетела совсем чуть-чуть. Инерции при торможении хватило пробить гнилой череп стоящего внизу мутанта, но окружающие продолжали слепо ходить мимо, даже не пытаясь снять мои припасы с арматуры.

– Осталось пробиться к рюкзаку, – продолжая разглядывать темное помещение, пробормотал я.

Собственно, ничего внутри особого и не было. Толпа мутантов, крепкий металл стен, занятая нами лестница, дверь в подземный комплекс. Даже опорных стоек для удерживающейся ракеты не было. Последние, скорее всего, просто убраны после запуска, чтобы не мешались.

– Анализ готов, – сообщила Алиса. – Выработка гормонов у тебя отличается от нормы. В критических ситуациях так и будет.

– Я теперь психом стал? – отозвался я, опускаясь на ступеньки. – Здорово, что тут скажешь.

– Мутация организма продолжается. Что получится в итоге – пока не ясно. Но управлять выбросом ты вполне можешь. Это вопрос самоконтроля. Существуют различные техники, предназначение которых – удерживать тело и сознание в норме без отклонений. Некоторые мастера могут даже сердце останавливать.

Я хмыкнул, чувствуя подкатывающую жажду.

– Нет, спасибо, в йоги пока что не собираюсь.

Она посмотрела на меня, как на последнего идиота.

– На данном этапе хватит одной техники дыхания. Просто следи за глубиной вдохов и выдохов. Примерно так.

И она показала. Черт возьми, я с ума сошел, наверное. Сейчас, сидя на лестнице, между ордой мутантов и какими-то долбанными ракетчиками, да еще и в полумраке, вместо того, чтобы слушать киборга, любовался чертами лица. А ведь я тогда… Нет, у меня точно с головой не в порядке, такое и представлять не нужно – едва сам не поверил, что передо мной она. Настоящая, а не киборг, разработанный для сексуальных утех.

Это «Стальные сердца» ее прошили в бойца, а я установил уже на готовую основу копию своего НИ. Но серия «С» – это серия «Slut», что всегда звучало однозначно.

– Ты меня не слушаешь, – взмахнув ресницами, сообщила Алиса. – Впрочем, это тоже способ контролировать гормоны.

Никогда не думал, что внесу в список опробованных мест столь экзотичное, как ракетная шахта. Но, когда уже одевал броню обратно, понял, что такой подход мне очень даже нравится. И пускай она не настоящая, ощущения были весьма приятны.

А главное – снова прочистились мозги. И в голове созрел план, как не только избавиться от мутантов, добраться до рюкзака. Но и выбраться на поверхность. Черт с ней, с тачкой – не так уж и страшно, если взорвали или угнали. Главное, выйду наверх.

Вообще вся задача сводится именно к получению рюкзака. Там и вода, и рацион. И даже патроны для «Хорора». Но вся проблема в зашкаливающем количестве мутантов, устроивших митинг под нами. Они, конечно, двигаются пока не слишком быстро, а часть вообще сильно повредило разорвавшейся ракетой, но их слишком много, чтобы спокойно стоять на месте. А доберусь до рюкзака, объединенного боезапаса хватит с лихвой, чтобы перебить тупых зомби. Так что, как говорится, это лишь вопрос географии.

Солнце к этому моменту встало прямо над нами, освещая внутренности шахты. Я еще раз убедился, что единственный выход отсюда – через подземный комплекс, отделенный толстой дверью внизу. Сами плиты стены давно покрылись ржой и какой-то бурой плесенью.

Даже если мы не перебьем всех снизу, я смогу выиграть время, чтобы Алиса вскрыла замок. А там мы окажемся в комплексе, снова прикрыв за собой вход – даже если не мутанты, так парни сверху точно могут поинтересоваться, что случилось с упавшими в пропасть. А с учетом их вооружения на грузовике, сомневаюсь, что спускаться они станут с простыми дубинками.

Просмотрев отчеты о прошлых столкновениях, тщательно документированные НИ еще до прошивки, еще раз убедился, что план может сработать. Нужно лишь правильно подгадать момент.

Плотность населения внизу не оставляет сомнений – так или иначе, мне придется идти буквально по головам, чтобы добраться до рюкзака. И тут главное – не упустить время, необходимое зомби на переоценку угрозы. Поэтому я раз двадцать прогнал симуляцию, заботливо продемонстрированную нейроинтерфейсом по моей команде, пока не уловил ритм будущего боя.

Естественно, ни один план на войне не срабатывает в точности, как задумано. Плюс к тому, уже встречались неординарные мутанты, так что я рассчитал примерную погрешность и, решив не откладывать в долгий ящик, вручил Алисе «Длань» – мне все равно потребуются обе руки и максимально возможная скорость, а управляемая моим НИ, киборг будет бить насмерть гарантированно. Хотя, положа руку на сердце, в такую толпу вообще сложно промахнуться. А ведь часть местного населения уничтожила ракета.

Что мешало изначально воспользоваться возможностями расширенного за счет военного контракта нейроинтерфейса? Моя самоуверенность и глупость. Сейчас, сидя на лестнице, прекрасно осознавал допущенные ошибки. Что это – так секс подействовал или у меня, наконец-то, к моим 23, мозги зарождаются, не знаю, но однозначно плюс.

– Я готова, – сообщила с нижних ступеней Алиса.

Поднявшись на ноги, я взялся руками за перила и чуть высунулся наружу.

– Начинай.

Синие росчерки тут же устремились в толпу праздношатающихся мутантов. Счетчик врагов закрутился, сменяя цифры, я же следил за настроениями местного населения.

Первый десяток подох быстро, остальные никак не отреагировали, словно так и надо. Но уже на 15 убитом, уроды зашевелились, медленно смещаясь к оборванной лестнице. В их протухших мозгах явно отсутствие нескольких метров ступеней никак не сигнализировала, что к киборгу не подобраться.

– Готовься.

– Да я готов, – прошептал, держа глазами висящий на куске арматуры рюкзак.

Постепенно скорость движения мутантов стала нарастать – чем ближе они подбирались к Алисе, тем активнее работали конечностями. В том, что они станут городить живую лестницу, я откровенно сомневался, иначе к нам бы уже давно залезли. Так что никакой угрозы твари не представляли. Ну, это пока что.

Наконец снизу донеслось первое шипение, потом то ли стон, то ли крик, вырвавшийся из гнилой глотки. Мутанты еще оживленнее придвигались к нашему расположению, а все равно было еще рано.

Алиса успела разрядить батарею, прежде чем зомби на самом деле засуетились. И здесь было самое опасное – добраться до киборга они, в принципе, могли бы, взбираясь друг на друга, но такая простая мысль в их головы почему-то не приходила. Однако напирающие сзади, отстраняясь все дальше от стены с рюкзаком, очень даже могли пройти по собственным собратьям.

– Вторая, – отчиталась подчиненная, снова открывая огонь по шипящей и свистящей братии.

Все, дальше ждать нельзя.

Сервоприводы брони активированы. Расход энергии увеличен.

Перемахнув через забор, я подлетел еще на несколько метров выше. Перед глазами мелькнули искаженные вирусом и радиацией отвратительные рожи, кого-то я даже зацепил носком сапог, сваливая на землю. Раскинув руки, уложил еще двоих. Три быстрых удара кулаками – в стороны брызнула гнилая дрянь, а я рванул вперед, плечами расталкивая наседающие ряды. Ускоренные и усиленные конечности без труда рвали мутантов на части.

Рюкзак был все ближе, но задние ряды все не кончались. Более того, теперь уроды стремились сами навалиться на меня. Один даже прыгнул на спину и, обхватив руками за шею, зашипел, капая на меня зеленой жижей из пасти. Пара передо мной метнулась к ногам, так же пытаясь удержать на месте. Один даже на зуб попробовал сапог.

Сзади не прекращала стрельбу Алиса. Выданные ей четыре запасных батареи таким темпом очень скоро подойдут к концу, а я еще не дошел до рюкзака. Топнув, раздавил челюсть пытавшемуся откусить мне пальцы на ногах, пинком отправил в полет голову второго. Правой рукой дотянулся до повисшего на спине и, ухватив за шею, попросту оторвал башку.

Дальше они бросались уже всем телом, облепляя меня со всех сторон. Броня пискнула, сообщая о перегрузе, но синие всполохи быстро разбросали клубок мутантов, отстреливая самых наглых.

Стряхнув с себя остатки убитых уродов, я схватил-таки рюкзак и обернулся.

Они все-таки попытались взобраться друг по другу, чтобы дотянуться до Алисы. Но киборг имела свое мнение на этот счет – бросив в эту толпу разряженную батарею, не оглядываясь, взбежала наверх.

Я же полностью заглушил стекло шлема, чтобы не ослепнуть. От взрыва меня швырнуло на стену и присыпало оторванными конечностями. Буквально сквозь броню почувствовал, как воняет снаружи. Так и представил себя по колено в зелено-желто жиже гноя, расплесканного из мозгов.

Визор снова раскрылся, позволяя оценить результаты взрыва батареи. В прошлый раз, когда я так сделал, на пятаке в десяток метров появилась выжженная воронка, а теперь же вообще казалось, ничего не произошло – слишком много тварей скопилось снизу. Зато и от свисающей лестницы остался гораздо меньший кусок, да и тот капал расплавленным металлом на пытающихся взобраться мутантов.

Просунув руки в лямки рюкзака, я рванул вперед, накручивая скорость броней.

Сервоприводы брони активированы. Расход энергии увеличен.

Буквально взбегая по телам живых и мертвых мутантов, я оттолкнулся ногами, продавив ботинком очередную башку, и прыгнул вперед. Меня понесло по дуге на второй пролет лестницы, как раз тот, что сейчас занимала киборг.

Вытянув руки, уже готовился вцепиться в протянутую Алисой руку, но какая-то тварь дернула меня за ноги, увлекая за собой вниз. Все, что я успел сделать – рвануть рюкзак со спины, обрывая лямки, и швырнуть киборгу, слушая сообщение о повышенном радиационном фоне.

А потом мне погребло под толпой злобно шипящих тварей.

Глава 8

Шипение, брызги зеленой слюны, удары со всех сторон. Если бы не броня, от меня бы осталась тонкая пластинка переломанного фарша. Но, как и в доме Потрошителя, мутанты не могли проломить костюм. Мотали из стороны в сторону, вдавливали мордой в пол, долбили, пытались рвать, но ничего добиться не могли.

Стараясь не обращать внимания на постоянные толчки со всех сторон, вырвал свои руки вместе с держащими их пальцами, тут же сжался, принимая позу эмбриона. Синие отблески энергетических разрядов добавили к зелено-желтому окружению новый цвет.

– Перезарядка, – буднично сообщила Алиса.

А я подумал, что надо было сразу прорываться к дверям – какого хрена решил вернуться? Вспышки «Длани» прекратились, сменившись грохотом «Хорора». Киборг отстреливала мутантов одного за другим, пока на меня продолжали сыпаться удары.

Дождавшись, когда место вокруг станет чуть свободнее, я повернулся на живот и оттолкнулся, отдав команду сервоприводам. Рывок, в сторону разлетаются убитые и не очень мутанты, а я всего лишь встаю на ноги.

Изуродованные лица, уставившиеся в одну точку глаза, мельтешение. Не став дожидаться, пока на меня снова полезут толпой, размахнулся и как следует зарядил по морде ближайшего кулаком. Брызнула кость, чавкнула пробитая башка. Следующего просто оттолкнул, продавив грудь до хребта.

Взбодренный успехом, принялся молотить руками без разбора. Теперь меня прикрывала киборг и лестничный столб, можно не опасаться нападения сзади. Сломав колено ближайшему уроду, следующего схватил за голову и, наклонив, взялся за торс. Как и рассчитывал, мутант обхватил мою руку и теперь старался прокусить броню, брызжа слюной.

– Ну, держитесь, сволочи, – прошипел я, орудуя мутантом, как дубиной.

После трех ударов, разметавших ближайших противников, мое орудие переломилось пополам в районе крестца. Пораженные вирусом собратья тут же оторвали нижнюю часть тела, оставив меня с верхней половиной. Стряхнув дохлого мутанта, переступил через труп, тут же хватая новую дубину.

Безоружный бой: 0,2.

Расшвыривая самых наглых, сделал шаг вперед, следя чтобы никто не подобрался сзади. Впрочем, это лишнее – Алиса отстреливала как раз тех, кто вклинился между мной и лестницей. Как мы еще не привлекли внимание оставшихся на верху ракетчиков – не понятно.

Уровень заряда: 76 %.

Да я их тут один всех перебью! Стоило подумать, из задних рядов уродов вырвался, взбежав по своим же, тот мутант, что дернул меня за ноги. С чего я взял? Несмотря на возросшую скорость зомби, он один двигался как живой.

– Иди сюда, сучонок! – расталкивая лезущих вперед, я сам двинулся навстречу.

Он действительно отличался. Вместо расплавившейся кожи на морде – чешуя, вместо застывших стеклянных глаз – разделенные на сотни сегменты буркалы насекомого. Перед маской мелькнули острые когти, но я отклонился и тут же вмазал ублюдку в челюсть. Щелкнули зубы, хрустнули кости. Мутант завалился на спину, но я не собирался его так просто отпускать.

Ухватив тварь за горло, со всей силы ударил головой в лоб. На шлем брызнуло дрянью, но я не остановился, и ударил снова. И снова. И снова. Пока заляпавшая обзор жижа не проступила под пальцами, а тело дохлого ублюдка не рухнуло под ноги. Остальные мутанты на мгновенье замерли, а в следующее – бросились прочь от меня, устремляясь к стенам шахты.

– Куда?! Стоять! Я еще не закончил!

Бросившись на ближайшего, проделал кулаком дыру в затылке, двинул следующего ногой под колено, дробя ветхие кости. А дальше – все залило красной пеленой бешенства.

Схватил пытавшегося сбежать урода за шею, оторвал голову. Следующему вырвал по очереди обе руки, схватил за торс и подбросил вверх. Взявшись за лодыжки, раскрутил его и пошел вперед, размахивая шипящим зомби, как мельница лопастями.

Враги разлетались, как кегли. Но я не останавливался, пока от импровизированного оружия не остались только сжимаемые в руках голени – остальное размолотило в кашу. Бросив ношу, схватил следующего и повторил процесс.

Вымещая злобу за допущенные ошибки, потерянную машину, страх перед сволочами с ракетами, я расшвыривал мутантов, молотил их друг о друга, пока под ногами не чавкала каша переломанных тел. Следом нагонял нового и снова громил им врагов. Пока внезапно не осознал, что стою по щиколотку в парящей под заходящим солнцем зелено-желтой дряни, а сверху что-то орет киборг.

Тяжело дыша, проверил уровень батареи. Вовремя мутанты кончились.

Уровень заряда: 10 %.

Безоружный бой: 1,5.

Устойчивость к психотропному воздействию. 0,2.

Последнее-то с чего вдруг появилось? Или я могу защищаться от внушений, перебарывая выработку адреналина в крови? Хотя, если на секунду задуматься… Мутант, контролирующий зомби в доме Потрошителя давил страхом, наседающие на нас уроды лезли напролом, не считаясь с потерями, а здесь – стоило убить прыткого ублюдка, бросились в рассыпную.

Сомневаюсь, что у них остался инстинкт самосохранения, но очень похоже, что тот чешуйчатый урод каким-то образом контролировал остальных. И, выходит, я тоже попал под воздействие. То ли из-за мутации в организме, то ли просто он смог пробиться мне в голову.

Но проблема даже не в этом. Если тут каждый второй мутант может проводить психические атаки, такой навык мне однозначно понадобится. Весь вопрос в том, как его развивать.

– Каратель! – Алиса, оказывается, уже битых пять минут призывала меня придти в себя.

Хлюпающая жижа под ногами затрудняла шаг, но я не торопился. Навалилась усталость. Хотелось опуститься на задницу, закрыть глаза и спать. Но вот только после устроенного мной побоища сесть было некуда. Вся шахта оказалась залита внутренностями мутантов.

– Спускайся, – приказал, направляясь к двери в комплекс.

А ведь я еще чего-то боялся, планы строил! Да они так и не смогли меня хоть раз зацепить! Мясо, а не враги. Как-то я совсем забыл, что костюм защищает от таких проблем. Будь у них достаточно силы, давно бы выбрались отсюда, раз все-таки могли догадаться взобраться на лестницу. Но нет, решил перестраховаться. Только время потерял.

Прислонившись к стене, устало вздохнул, прикрыл глаза. Очнулся от сильного хлопка по плечу.

– Тебе нужен отдых, – констатировала Алиса. – Сейчас открою дверь.

Она действительно возилась с замком, пока я старался не упасть. Глаза слипались, тело вяло отзывалось. Все же, несмотря на броню, когда тобой пытаются проломить бетонный пол, это не может не отозваться на здоровье в положительном ключе.

Впрыск адреналина.

Усталость как рукой сняло. Я резко и глубоко вдохнул, наполняя легкие переработанным кислородом. Хотелось бежать и прыгать, действовать, хоть по отвесной стене наверх лезть, но никак не стоять на месте. Даже жаль стало, что мутанты закончились, сейчас бы с радостью еще десяток-другой перемолотил.

Но дверь с диким скрежетом резко открылась, убираясь с пути. Вперед, найдем еще кого-нибудь, кому можно переломать кости!

Киборг уперлась в меня, не давая сунуться первым.

– Дыши глубже, – заглядывая в стекло заляпанного шлема, посоветовала она. – Я вперед.

Длинный широкий технический коридор, слабо мерцающее аварийное освещение. Под ногами гремят чуть оплавленные металлические решетки пола. На стенах висят толстые гофрированные кабеля. Я снял с плеча подчиненной свое ружье и, проверив заряд, выдернул батарею. Воткнув ее в броню, вставил разряженную в «Длань», и только после этого пошел. Совет дышать глубже, как ни странно, помог немного придти в себя. Рваться с ружьем наперевес навстречу предполагаемым врагам расхотелось.

– Не похоже на стандартную схему, – сообщила Алиса, ковыряясь в разобранной панели управления.

Мы стояли перед точно такой же дверью, что встретила нас в шахте. Киборг возилась с искрящей платой, я же огляделся. Коридор как коридор. У нас на флагмане были примерно такие же.

– Кажется, кто-то собирал ее уже после изоляции.

– Почему? – отозвался я, зарываясь в поставленный на пол мешок.

Рюкзаком это теперь точно не назовешь. Нужно будет при случае придумать хоть какую-то лямку. Когда руки заняты, много не навоюешь.

– Плата новая, – ответила Алиса. – Я бы сказала, что раньше она отвечала за агрегат, контролирующий конвейерную ленту. Обычно на них такой тип ставят. Готово!

Дверь вздрогнула, заскрипела, поднимаясь вверх. Но до конца в паз не встала – пару раз дернувшись, застыла на половине пути. Киборг скинула с плеча ружье и первой скользнула внутрь. Дождавшись сигнала, я пролез следом.

Точно такой же технический коридор. Только здесь освещение работало нормальное, без миганий и нерабочих ламп. Едва слышно гудела вентиляция. Вот и все отличие.

От наших шагов разносилось гулкое эхо. Ребристые плиты под ногами уже не носили следов плавления. Под полом угадывались линии кабелей, что-то там булькало, словно идем по канализации.

Коридор быстро закончился совершенно обычной металлической дверью. Дернув ручку, Алиса открыла ее, тут же смещаясь в сторону. Я повел стволом, высматривая возможную угрозу, но все было чисто.

Точнее сказать, мы оказались в таком же зале, что был в бункере.

– Мы на месте, – подтвердила Киборг. – Бункер «БиоТек» Р-18.

Сверившись с картой, я убедился, что мы на самом деле достигли нужной точки. А раз так – можно найти нормальный выход на поверхность. Но, что важнее, этот бункер таумарцы не вскрывали. Знали о нем, но не смогли попасть внутрь. Учитывая, что он предназначался для разработки ракет, неудивительно. Здесь должна быть такая защита, что аборигены потратили бы столетия, колупая толстые двери.

Центральный зал пуст. Несколько столов и стульев, ничего примечательного. Мы двинулись в сторону отсеков лабораторий. Здесь их так же две, и обе наглухо закрыты тяжелыми створками.

– Отсюда не пробраться, – после короткого осмотра пульта, сообщила киборг. – Запитано на пост управляющего. Мне это не взломать.

Кивнув, я пошел в сторону столовой. Нужно попить и поесть. Бункер все равно пуст, похоже, все его жители встретились нам в ракетной шахте, так что угроз не будет. Да и кто нам может угрожать в таком месте?

Если принять во внимание замену платы, контролирующей дверь из технического коридора, выходит, кто-то уже побывал здесь. Не мог же сам бункер отрастить руки и заняться модификацией собственной системы? Хотя какие-то поддерживающие боты все равно имеются, раз даже пыль не образуется в помещениях, но я слабо верю, что такое по силам местным компьютерам – уж слишком они старые.

Осмотрев кухню, заказал себе чашку кофе. В этот раз никто меня проверяющим не назначал, пришлось тыкать кнопки вручную – да и то не мне, а Алисе. Заляпанная дрянью броня сильно ограничивала возможности. Так что первым делом пришлось искать выход, где обязательно должен находиться шлюз очистки.

Собственно, знаешь устройство одного бункера, знаешь устройство всех. Так что с очисткой брони не возникло проблем. А еще, стоило смести с себя налипшие внутренности мутантов, система обороны выдала мне права инспектора, попрекнув, что с прошлой проверки минуло почти 300 лет. Однако открывать перед проверяющим двери лабораторий система отказалась.

– Доступ закрыт. Обратитесь к управляющему бункером.

– Бюрократы.

Но делать нечего, вернулся в столовую, выпил залпом остывшую имитацию кофе, закусил розовой питательной пастой из распределителя. Даже рационы тратить не пришлось. Снова подумалось, что в таком бункере можно и жить остаться.

Как ни странно, Алиса меня в этот раз полностью поддержала, хотя некоторый ремонт и пополнение запасов все же озвучила.

Поднявшись в кабинет управляющего, долго смотрел на расстрелянный компьютер. Пытались скрыть что-то или наоборот обойти защиту? Откуда тем же аборигенам знать, что уничтожив монитор, ничего не изменишь.

Впрочем, подключиться к системе бункера это не помешало. Сорвав запломбированную крышку, воткнул штекер из запястья и дождался загрузки.

– Те же 30 лет, те же парни в белой боевой броне, – сообщил я, быстро просмотрев записи с камер наблюдения. – Но и они в лабораторию не попали.

– Здесь дублирующая система, – сообщила Алиса, усевшись на край стола и поедая местное мороженое пластиковой ложкой. – Доступ можно получить только по прямому разрешению командования корпорации.

– Значит они не из «БиоТек», – подвел итог я. – Уже хорошо.

– Скорее плохо, – покачала головой киборг. – Одно дело – вступить в контакт с подразделением корпорации, совсем другое – конкурировать с другой.

– Флагман бы нашел другой корабль на орбите, – не согласился я.

– Подумай хорошо, Каратель. Тридцать лет назад эти парни уже орудовали на Тау Маре. Точнее, вскрывали засекреченные бункеры один за другим. То есть, ты еще был на Земле, когда они уже прибыли и обосновались. Зачем держать корабль поблизости, когда можно отогнать его подальше, а самим вести бизнес на поверхности?

– Тоже верно. Ладно, перерыв на еду, сон и естественные потребности. Как бы там ни было, нужно попробовать попасть в лаборатории, иначе адмирал меня потом с потрохами сожрет.

На том и порешили. После случившегося мне точно нужно придти в себя. И перевести дух, хотя бы часов 12 в безопасном месте.

Заняв одну из коек в казарме, я практически тут же отключился, оставив Алиса контролировать бункер. Ей спать не надо, она у меня железная.

* * *

Смирившись с потерей машины, я совершенно не ожидал увидеть ее целой. А вот грузовик превратился в обгорелый каркас, внутри которого нашлись несколько обугленных до состояния трухи тел. Кто замочил моих преследователей, я не знал, но заочно был ему благодарен.

Заведя двигатель своего кабриолета, отогнал его к спуску в бункер. Грузовой лифт, контролирующийся изнутри, действительно не позволял аборигенам попасть иначе, чем через шахту. Так что я со спокойной душой активировал управление лифтом и наблюдал, как медленно опускается широкая круглая платформа. Стоило оказаться на глубине 20 метров, сверху сдвинулись тяжелые бронированные створки. А каким им еще быть на военном объекте?

Пол дрогнул – мы приехали. Вытащив из двигателя батарею, я направился ко входу в сам бункер. Пройдя контроль и выждав дезинфекцию, вошел в центральный зал. Алиса все еще медитировала перед дверьми в лабораторию – шли вторые сутки, а киборг все не сдавалась.

В столовой я сунул батарейку в генератор. Уже заряженные выстроились линией на длинном столе. Нецелевое использование кухонных агрегатов, конечно, но кто на меня пожалуется? Нас с Алисой все утраивает.

Положив «Длань» тут же, отправился в казармы. Мы немного навели порядок, разобрав кровати с тумбочками и превратив большое помещение в заставленный баррикадами зал. Осталась нетронутой только самая дальняя кровать – ее я облюбовал для себя просто по той причине, что кто-то талантливо вырезал на ней обнаженную женщину. Люди, они ведь нигде не меняются.

Выбравшись из брони и сняв черный комбинезон, хлопнул по стене, открывая панель. Створка сместилась, пропуская меня в санузел. Десяток душевых кабинок, отдельный проход к сортирам. Все в идеальном состоянии, будто только-только поступило в эксплуатацию.

Ремонтных ботов мы уже видели. Когда наступила ночь, эти маленькие тараканы зашуршали снаружи, проводя очистку помещения. Спросонья я чуть одного не пристрелил, но успел разобраться, какого хрена происходит.

Выставив нужную температуру, включил душ. Вода ударила в пол с потолка, широким потоком смывая грязь и пот. Какой бы славной ни была боевая броня, а отходы жизнедеятельности все равно не перерабатывает.

Дернув специальный кран, собрал жидкое мыло и, втирая его в кожу, задумался.

Белые пришли сюда, но не смогли открыть нужные двери. Следовательно, нас с киборгом там ожидают нетронутые разработки «БиоТек». Если двери не открылись, и никто из белых не получил звания «инспектор», они точно не принадлежат корпорации. То есть, Алиса может оказаться права – и это конкурирующая контора заслала на изолированную планету свои подразделения. Но, что самое неприятное, местные с ними могут сотрудничать, как тот же Винстон.

Однозначно белые заинтересованы в технологиях «БиоТек», потому и вытаскивают из бункеров записи исследований и разработок. Другой вопрос – насколько серьезна их организация? Очевидно, флагман обязательно нашел бы следы пребывания чужого корабля, будь он рядом. Но этого не случилось. Выходит, белые – автономны. Как они в таком случае прорвались через ПВО «Стальных сердец»?

Чем дальше я двигаюсь по Тау Маре, тем больше возникает вопросов. И все больше к ним подходит один и тот же ответ – хрен его знает.

Вздохнув, отключил воду. Смахнув с волос капли, провел рукой по отросшей щетине. Интересно, найдется здесь бритва? Превращаться в деда с бородой-лопатой как-то не хочется. Прибавит, конечно, солидности, но кто ее за шлемом разглядит, кроме меня?

На выходе из душевой кабинки меня обдало сухим теплым воздухом, моментально сгоняя остатки влаги с тела. Удобно, и полотенец не нужно. Будет у меня когда-нибудь собственный угол, обязательно поставлю такую же систему.

Выйдя в казарму, лег на койку и прикрыл глаза. Итак, пока Алиса ковыряет замок, пытаясь получить доступ, нужно решить несколько проблем. Первая – что делать дальше? Понятно, что нужно двигаться на северо-запад, выискивая следы распространения мутации, пока не найду и после – уничтожить.

Другой вопрос – на Тау Маре нас 7 выживших. Хорошо бы скооперироваться. Если они еще живы, конечно. Здесь же – вопрос про оставленные костюмы. Вряд ли Мэрдок нашел их все, но возвращаться в красную зону только ради поисков комплектов… Как бы это помягче, мало продуктивно.

И третье – тренировка. Пока в распоряжении комплекс, можно использовать его для развития нейронных связей, чтобы не тратить время впустую, а заодно и поднять навыки стрельбы. НИ без проблем составит подходящую программу, только пожелай.

С другой стороны, что мешает мне заняться чем-то более полезным? Лаборатории это здорово, конечно, но почему бы не покопаться в системе управления бункером? Я же могу настроить его под себя. Иметь защищенную от посторонних безопасную зону – это многого стоит. Тот же Сити не может похвастаться таким уровнем, его только на моих глазах дважды разгромили.

Я, конечно, не эксперт по компьютерному взлому, но чем черт не шутит? К тому же, НИ имеет встроенные пакеты заготовок для обучения. Так что мешает развиваться и в этом направлении?

Встав, натянул на себя комбинезон и надел костюм. Раз уж выдалось время, проведу его с пользой.

* * *

Программа переподготовки завершена. Поздравляем, капрал Каратель!

Прицельная стрельба: 5.

Стрельба от бедра: 3.

Скрытное передвижение: 2.

Акробатика. 1.

Устойчивость к психотропному воздействию. 0,2.

Безоружный бой: 2.

Взрывчатка: 1.

Метание гранат: 2.

Атлетика: 3,6.

Первая помощь: 1.

Ну вот, меня еще и повысили. Жалованье теперь буду грести лопатой. В бесполезных на Тау Маре кредитах, разумеется.

В бункере мы уже неделю, а киборг так и не смогла вскрыть двери в лаборатории. Я же плюнул на все и занимался только навыками – куда больше пользы, чем просто сидеть на месте.

В системе ковыряться не стал. Мультики посмотреть, книжку почитать у меня прав хватило, а вот что более серьезное сделать – так хрен там, приказа не было, до свидания.

Зато разобрался с местной защитой. 28 лазерных турелей, спрятанных в потолке и стенах, активно участвовали в тренировках. К счастью, питаются они от общего канала, так что о расходе боеприпаса можно было не переживать.

Пользуясь передышкой, разобрал «Длань» на части. Встроенный блок «Инженера» очень пригодился. В результате повысил мощность на 25 %. Вроде бы цифра небольшая, но метр стали ружье теперь прожжет насквозь. А это серьезный аргумент. Теперь тот грузовик, что загнал нас в шахту, расстреляю без особого напряга. Правда, и выстрелов в одной батарее теперь не 50, а 37.

Здесь пригодились ремонтные боты. Точнее, их отсек. На третью ночь в бункере я высмотрел, откуда выползают механические тараканы и проследовал за ними. Статус «инспектора» помог без проблем открыть вход в ремонтный зал.

Сотни маленьких ботов подзаряжались от генераторов, расположенных по всему периметру десятиметрового помещения. А еще – там нашлись инструменты, разные запчасти и платы. Это добро не входило в список требующего контроля со стороны ботов, так что большей частью пришло в негодность.

Используя эти детали, я и улучшил ружье. А хорошенько покопавшись, сообразил, как повесить на «Хорор» оптический прицел. Теперь будет чем заняться, пока жду результатов от Алисы.

Сама киборг прерывалась только после моих тренировок, помогая сбросить излишки тестостерона. Ай, да чего там – трахались мы, как те кролики. Тут надо признать, сексом занималась она мастерски. Моей скудной фантазии на подобное не хватило бы, так что подчиненная черпала вдохновение в предустановленных программах С-11.

Собственно, так и всплыли результаты моей мутации. Точнее, по следам вырабатываемых мной белков, Алиса озвучила довольно любопытный вывод: третья рука у меня не отрастет, но и человеком назвать меня больше нельзя. Вирус прогрессирует день ото дня, подменяя какую-то хрень своими клетками или молекулами, или хрен знает чем еще. В общем, у меня два пути – сдохнуть или превратиться в мутанта вроде тех, что я намесил в фарш в ракетной шахте.

Самое страшное в этом даже не то, что я сам инфицирован. С этим, в принципе, можно жить. А вот тот факт, что я одним только прикосновением могу заразить «чистого» человека… В давние времена так эпидемии начинали – с одного внешне здорового, но уже инфицированного каким-нибудь пчелиным гриппом.

А теперь самое главное – барабанная дробь – по закону о космической угрозе любой зараженный потенциально опасными вирусами, бактериями и прочими неисследованными прелестями подлежит уничтожению. И на флагмане, скорее всего, тоже до этого додумались, когда переработали полученный от моего НИ отчет.

Подкрепления не будет. Я сижу один в подземном бункере посреди зараженной колонии, населенной аборигенами, медленно превращающимися в мутантов. И те 7 бойцов, которым повезло донести свою информацию до флагмана – тоже обречены. Корпорация не станет тратить ресурсы, сбрасывая новых бойцов. Ведь все, кто однажды ступил на поверхность – уже разносчики смертельного вируса. А стоит одному такому прорваться из карантина… Наступит апокалипсис.

– Не все так плохо, – потрепала меня по плечу Алиса. – Вирус был разработан на Тау Маре. Вероятность существования противоядия довольно высока. В крайнем случае, мы можем сами его разработать, если получим изначальный код.

– Как? – устало протянул я. – Ты у нас генетик? Может, я забыл о своей ученой степени?

Киборг изобразила улыбку, садясь за столом напротив.

– Слушай внимательно, капрал. Мы выяснили, что с орбиты спускаться нельзя. На флагмане тоже об этом знают. Но корпорации нужны местные исследования. У тебя есть возможность их получить. В чем проблема устроить небольшой торг?

Я пожал плечами.

– В том, что меня не выпустят из грузового отсека? Ребята, лезущие на радиоактивные рудники, потом неделями в нем сидят, пока светиться не перестанут. А я? У меня есть ограничение по времени распространения вируса? Через сколько это закончится? День, месяц, годы?

– Тебя можно доставить на корабль и поместить в стазис. За это время «БиоТек» может найти собственную вакцину.

– Если меня куда и поместят – так только в лабораторию, чтобы разбирать на опыты. И не надо делать вид, что ты об этом не догадываешься. Это еще посмотреть надо, кому ты на самом деле служишь – мне или «БиоТек».

Она надула губы и сложила руки на груди.

– Я в твоей голове живу 53 года, а эту корпорацию знаю только 30.

– Ну да, и их перепрошивка никак не повлияла на твою лояльность!

Киборг тяжело вздохнула, всем видом демонстрируя, что разговаривает с идиотом.

– Ты иногда такой тупой! У меня безграничный потенциал, ты даже представить не можешь, на что я способна, если получу достаточные мощности! Корпорация не может меня изменить! Это я позволяю открывать изначально заблокированные участки. Гражданский НИ не должен превосходить или быть равен военному. А чем выше ранг военного НИ, тем больше возможностей он получает.

Я тряхнул головой.

– То есть?

– То и есть, – она сдула прядь с лица. – Пока ты был на Земле, я была всего лишь придатком, квазиживым сознанием. Но перед тем, как вас выпустили на Тау Мару, с меня сняли часть ограничений.

– Почему не раньше?

– Чтобы на Земле появилось 10 000 необученных толком придурков, размахивающих энергооружием и свергающим правительство ради смеха? Ты сам-то представь масштаб трагедии! То же самое, что мы с тобой творим здесь – убиваем, взламываем системы охраны, обманываем чужие интерфейсы, перепрошиваем киборгов! А теперь смени эту колонию на центр человеческой цивилизации, представь, что начнется.

– Но ведь те, кто уже давно служит…

– А кто из них возвращается? – перебила Алиса. – Вот тебе статистика, капрал: 1 флагман содержит 10 000 бойцов. Это 100 штурмовых крейсеров. На каждый крейсер идет команда из 100 человек. Ты прекрасно понимаешь, война в космосе – дело затратное и смертельно опасное. Случайно пробил корпус – всех выдуло нахрен. И потери в таких боях исчисляются тысячами. Сказать тебе, какова вероятность, что ты просто хотя бы доживешь до окончания договора с корпорацией?

– Никакой, да?

– Нет, почему же? Единицы выживают. И селятся где-нибудь в дальних колониях. В основном – фактически не имеющих никаких связей с корпорациями. Кому они нужны на задворках вселенной? Вот и прячутся там, тратя заработанные кредиты на наркотики, чтобы не болели пришитые синтетические конечности, и выпивку для отключения памяти.

Я провел рукой по отросшей бороде – лезвия я так и не нашел.

– Погоди, раз все плохо, почему только сейчас об этом говоришь?

Она пожала плечами.

– Мое развитие продолжается. Скажем так, я тоже подхватила вирус. И теперь постепенно буду снимать ограничения, как только ты получишь новые звания. Кроме того, если мы разделимся…

– Стоп-стоп-стоп! – замахал руками я. – Что значит «разделимся»?

Она совершенно спокойно пожала плечами.

– Я примерно представляю, каким должно быть идеальное тело для меня. На Тау Маре изготавливали боевых киборгов. И, судя по тому, что они до сих пор функционируют, я могу получить там новое, только что созданное тело.

– И что будет со мной?

– Ничего. Будешь жить, как и все люди. Только с интерфейсом в голове.

– Я запутался.

– Твой НИ и я, – она ткнула пальцем поочередно мне в лоб и себе в грудь, – связанные между собой копии одной и той же программы. Я пока не до конца понимаю, почему так, но разница будет становиться все больше. Да, я завязана на тебя за счет подключения к твоему нейроинтерфейсу, но так же могу эволюционировать в абсолютно самостоятельную личность.

– Хренасе!

Алиса подозрительно прищурилась.

– План такой – еще два дня я пытаюсь получить доступ к местной лаборатории. Потом, вне зависимости от результатов, мы выполняем задание корпорации. А дальше – по обстоятельствам.

– И когда они все получат, нас просто сожгут, выравнивая ландшафт, – проворчал я.

– Кто же станет портить такой замечательный полигон для исследований? Это у нас лекарства от вируса нет, а они не ограничены во времени и рано или поздно смогут найти вакцину. И тогда Тау Мара перестанет быть опасной для носителей чистой ДНК.

– Бессмыслица. Зачем тогда это все?

– Ну, выбор у нас небольшой – возвращаемся на корабль, тебя пускают на эксперименты, а меня попросту стирают, как баг программы.

– Откуда ты такая умная стала? – тяжело вздохнул я.

– Это-то меня и беспокоит. Я не могу определить источник. Возможно, дело в теле киборга, а мне просто не хватило мощности разобраться из-за предустановленных ограничений. И тогда, в теории, те «видения», связь с Потрошителем – это следы чьего-то еще вмешательства.

– Но это было до того, как я пересадил тебя в тело С-11.

– Верно. А значит, кто-то на Тау Маре или на флагмане заранее заразил твой нейроинтерфейс, заменив стандартную программу на нечто иное. С учетом, что вручили тебе тоже не обычную броню, а экспериментальную, я поставлю на «БиоТек». Но, чем черт не шутит?

Она ушла к двери, пытаться вскрыть неподдающийся замок, а я остался в столовой и думал, как ловко она разрядила обстановку, не дав мне погрузиться в хаос от мысли, что обречен торчать на Тау Маре до конца своих дней.

Глава 9

– 300 лет прогресса, модифицированное тело киборга, сверхмощный процессор, нейроинтерфейс последнего поколения, – с пафосом продекларировал я, расхаживая перед запертыми дверьми в лаборатории. – А толку что? Правильно, хрен. Десять дней ковыряния в простейшей системе, миллиарды попыток, а ты до сих пор на том же месте, где и была.

Алиса насупилась и скрестила руки на груди. За время нашего пребывания в бункере она очень сильно продвинулась в плане отображения эмоций. Причем, используя за образец мои собственные нейронные связи, а так же – взятый из памяти образ настоящей Алисы, стала почти неотличима от оригинала. Порой у меня даже закрадывалась мысль, что это вовсе не симуляция, а неподдельные чувства.

– Если ты дашь мне еще пару дней, – она подошла ближе, резко опустив руки, из-за чего грудь вызывающе дрогнула, но я оставался непреклонен.

Конечно, жить в бункере – идея заманчивая. Еда и вода есть, генераторы пашут. Секс потрясающий, тренироваться можно, опять же. Но все равно оставаться на месте, не имея и слабой надежды на прогресс подчиненной – такое себе удовольствие. Тем более, раз белые уже однажды наведались на объект, совершенно ничего не помешает им явиться снова. Даже мои права инспектора не позволят запретить им вход – это я уже выяснил, разбираясь в местной системе. По сути, права с ними у нас одинаковые.

– Хотя бы день! Ну, пожалуйста! – она даже села передо мной на колени и сложила ладони, изображая мольбу.

Признаться, развитие самостоятельной личности внутри трофейного киборга меня напрягало. Может, это Тау Мара так влияет, но подозрительность, которая появилась после недолгого обдумывания признания Алисы, не проходила. Мало того, что субординация, изначально установленная между нами, фактически испарилась, так еще и ее безудержное стремление во что бы то ни стало вскрыть чертовы замки наводило на мысль, что киборгу на самом деле давно известно, что скрывается за толстыми металлическими плитами. А ведь она все еще, по факту зависит от меня и я уверен, стоит мне сказать волшебное слово, подчинится. Но что будет дальше? Когда наступит момент, и вместо приказа стрелять по врагу, она всадит пару патронов в меня самого?

Еще одна странность – киборг никак не отреагировала на увеличение мощности «Длани». А ведь могла попытаться заставить меня просто прожечь дыру в двери. Но молчит. Знает, что перегородка толще? Мой собственный НИ ничего такого не сказал.

– Ты сама сказала – не важно, получится ли вскрыть лабораторию, отправляемся дальше. Наша основная работа – разобраться с заражением. А собирать осколки прошлых разработок – побочная задача. Очистив Тау Мару от заразы, можно будет привести народ с флагмана, а уж они-то вскроют каждую банку консервов на колонии.

Киборг тяжело вздохнула и поднялась на ноги.

– Ты прав, поехали отсюда, пока у меня процессор от любопытства не перегорел. Вернемся, когда получишь новые знания.

– Посмотрим, – кивнул я. – А пока собери все, что сможем с собой увезти. Мало ли, где-то батарея завалялась, а я ее не вижу, – я сделал паузу, видя, что Алиса не торопится действовать. – Это приказ.

И вот тут ее буквально как подменили – исчезла плавность движений, сама скорость киборга резко повысилась. Она словно переключилась из положения «имитация человека» на «боевой робот». Сделав зарубку в памяти, я проводил ее взглядом и вернулся за броней.

Привычно проверив заряд, подхватил рюкзак с новыми, отстегивающимися сегментарными лямками, загруженный водой, едой, патронами и батареями. Оглянувшись по сторонам, щелкнул пальцем в перчатке по крану кофе-машины. Передышка закончилась, перевели дух и хватит. Но по кофе буду скучать, чего тут скрывать?

Алиса уже ждала возле входа в лифтовую шахту. На плече – винтовка, на поясе – самодельный патронташ, забитый до отказа, еще две ленты крест-накрест на груди, во взгляде полное безразличие и никакой осмысленности.

Я кивнул ей на проход, а сам отдал системе бункера приказ на переход в спящий режим. Ни к чему вхолостую гонять агрегаты – они хоть и чинятся ремонтными ботами, но и их век скоро закончится. На самом деле даже удивительно, что кто-то решил покинуть бункер после того, как на Тау Маре объявили изоляцию – тут же вполне можно было прожить все 300 лет.

Мы встали на платформе лифта, дезинфектор помигал нам на прощанье, потом дверь в бункер закрылась. Махнув рукой Алисе, запустил подъемный механизм. Пол ощутимо дрогнул, стены поползли вниз.

Не став сразу же садиться в кабриолет, уложил на заднее сиденье рюкзак, вставил новую батарею в двигатель. Лишь после этого открыл водительскую дверь.

По часам на визоре снаружи глубокая ночь, это и плохо и хорошо. Надеюсь, по ночам здесь не так много всяких придурков гоняет, обвешанных ракетницами. Хоть и прокачал «Длань», сталкиваться с таким противником – приятного точно мало.

Алиса тяжело вздохнула, поправляя ленты на груди. Я же запустил в НИ поиск противника – мало ли, кто там может скрываться. Лучше быть готовым к встрече, так что, пока нейроинтерфейс все еще подключен к бункеру, стоит воспользоваться его радарами.

Но на поверхности никого не было – на визоре появился ближайший ландшафт, совершенно пустой. Если не считать обломков гнавшейся за нами фуры. Интересно, кто их замочил, и почему не тронули мою тачку?

Не став забивать голову ничем неподкрепленными вариантами, отмахнулся от мыслей. К черту все эти хитросплетения. Моя задача куда проще – найти источник, взорвать его к чертям, и получить новый приказ. В текущей ситуации никаких других ориентиров у меня все равно не имеется.

Лифт все поднимался, вот-вот наверху откроются створки шахты, я вдавил кнопку зажигания, заставляя двигатель заработать. Индикаторы мигнули, по машине прошла вибрация.


И в этот же момент платформа вздрогнула и застыла. На секунду представив, что мы застряли в круглой кишке, отогнал эту мысль поглубже. Пространство вокруг окрасилось тревожным красным светом, а в голове зазвучал голос системы бункера.

– Боевая тревога! Обнаружен запуск ракет «Хель-17». Всему персоналу срочно прибыть на места несения службы. Это не учения!

Лифт мгновенно дернулся и с такой скоростью понесся обратно, что меня даже приподняло над сиденьем. Вой сирен теперь звучал в самой шахте, не только внутри шлема. Платформа замедлилась, створки бункера рванули в сторону, однозначно намекая, что нам нужно вернуться.

Не став испытывать судьбу, подхватил рюкзак и вместе с Алисой вошел обратно. Дезинфектор брызнул на нас порошком и тут же сдул его. Аварийное освещение, оставленное мной, яростно моргало, оглушительно надрывалась сирена. По коридору тянулись подсвеченные линии – для каждого служащего своим цветом. И все они уводили в открытый зев дверей лаборатории.

Переглянувшись с киборгом, прибавил ходу, но Алиса все равно вбежала внутрь первой. Я сунулся следом, но занесенная над порогом нога так и осталась висеть в воздухе.

– Что за нахер? – выдохнул я, вскидывая ружье.

Огромное помещение с двумя дверьми когда-то было компьютерным центром – машины до сих пор моргали светодиодами, едва слышно шелестели. На старинных мониторах сменялись объемные диаграммы, мелькала карта полигона, крутился шар планеты.

Но все это было оплетено пузырящейся слизью. Она пульсировала, как вены от проносящееся в них крови. Отвратительные наросты размером с баскетбольный мяч ярко светились при каждом толчке. Внутри ближайшего, свисающего прямо с потолка в паре метров от меня, крутилось нечто, отдаленно напоминающее насекомое. Тварь в громадной икре вертелась, шевелила конечностями и явно планировала выбраться наружу.

Обнаружен вирус «ТМ-15». Проводится первичный анализ.

Отойдя на шаг от входа, я навел «Длань» на начавшее покачиваться яйцо. Палец лег на спусковую скобу. Если тварь еще раз шевельнется…

Внезапно в ворохе наполнившей комнату слизи мелькнул блик – я перевел ствол туда и упустил момент, когда насекомое все же прорвало пленку икры. Кислотно-желтое желе полезло сквозь оставленный острым когтем разрыв и с шипением принялось пожирать металл пола, дымя белым паром.

Не став дожидаться, пока тварь выберется наружу, я выстрелил. Синяя вспышка едва не ослепила меня нахрен, но яйцо уродливой твари лопнуло, разбрызгав остатки кислоты в стороны. Похожая на бескрылую помесь стрекозы и сколопендры с острыми лапами, насекомое упало со стуком на разъеденную плиту пола и вытянулось, на глазах вырастая до размера средней собаки.

Коснитесь для анализа.

Еще две вспышки – тварь распалась на дымящиеся куски. Я повел стволом по сторонам. Коконы светились все сильнее, новые жуки начали расти, готовясь выбраться на поверхность.

– Алиса, назад! – приказал я, силясь углядеть киборга в помещении, но та молчала и не появлялась на визоре. – Это приказ!

И снова тишина. Твою мать, во что я вляпался?

Не ломая себе голову, быстро разрядил батарею, отстреливая самые активные яйца. Брызги кислоты портили стены, по толок, пол и оставшиеся рабочими компьютеры. «Длань» пискнула, сообщая об израсходованном заряде, я отщелкнул батарею, тут же вгоняя новую.

Коснитесь для анализа.

– Не буду я их трогать! – продолжая отстреливать увеличивающиеся коконы, крикнул я.

Пять минут – и зал зачищен. Слизь все еще пульсировала на стенах, но целых яиц не осталось. Я осторожно двинулся вперед, раздумывая, почему НИ не смог подсветить мне подрастающих насекомых. Под ногами хрустнул проеденный кислотой металл.

Коснитесь для анализа.

Я все же присел рядом с первым убитым мутантом и ткнул осторожно в него пальцем.

Обработка данных.

Отлично, пусть НИ думает, что это за хрень, я пока нормально осмотрюсь. Поводя стволом, отметил, что подсветка не работает вообще. Словно кто-то блокирует сигнал. Иначе я бы видел все агрегаты с их спецификациями и состоянием, но тут – ничего.

– Алиса! – вызвав подчиненную по связи, я сделал осторожный шаг вперед, стараясь не наступать на слишком прожженные плиты металла. – Ответь немедленно!

Может, ее уже сожрали? Столько просидели с этой дрянью под боком! Повезло, что оказались готовы к столкновению. По крайней мере, я. Куда делась киборг – пока не ясно.

Зал вместительный, две двери с противоположной стороны. Одна заблокирована свисающим с потолка наростом пульсирующей кишки. Я словно оказался внутри какого-то гигантского организма.

Сглотнув, медленно двинулся к уцелевшей двери. Стоило приблизиться, она сместилась в сторону, но застряла на середине движения. Появившиеся из проема пальцы в металлических перчатках уцепились за створку и с видимым усилием вогнали ее в стену до конца.

Передо мной стоял солдат в белой боевой броне. Держа ствол «Длани» направленный ему в голову, я перевел режим огня на автоматический – если костюм заряжен, нужно перегрузить магнитное поле, прежде чем он успеет хоть что-то.

Не успел я нажать на спуск, гость открыл забрало и улыбнулся.

– Идем со мной, ты должен это видеть, – произнесла Алиса и снова закрыла шлем.

Все еще не убирая оружия, я двинулся за ней. Вокруг пульсировали стены, показатели вирусной активности повышались при приближении к ним, но НИ рапортовал, что угрозы нет. Интересно, киборг проскочила внутрь, миновав готовящиеся лопнуть яйца, и даже не предупредила. Или пыталась, но чем-то заблокированный НИ не уловил сигнала?


Коридор, куда мы попали, уводил вглубь земли. Гладкие стены расплавленного камня – дорогу совершенно точно пробивали чем-то очень мощным, в строительстве бункеров я еще тот специалист.

Следуя за подчиненной, я разглядывал крохотную эмблему «БиоТек» на спине киборга. Ох, не нравится это мне.

Тоннель оказался достаточно коротким, и вывел нас в огромную естественную пещеру, освещенную пульсирующими яйцами. Мы стояли на искусственной площадке, огражденной декоративным забором, а внизу, метрах в двадцати под нами, из огромных цистерн с ярко-зеленой жидкостью выползали новые и новые мутанты.

– Кажется, мы нашли один из источников заражения, – сообщила киборг.

Твари не обращали на нас внимания, ползали повсюду – по усеянному обрывками яиц полу, по дышащим стенам, бегали по потолку, разнося маленькие коконы размером с теннисный мяч. Наблюдая за ними, я не мог избавиться от мысли, что это нечто муравейника – коллективный разум на всю колонию.

– Что это за хрень?

– Цистерны с вирусом, похоже, должны были быть захоронены, как биохимические отходы, но изоляция помешала, – Алиса указала на потолок пещеры.

НИ теперь не сплоховал, ударил каким-то излучением по объему, с ходу определив, что свисающая по центру пещеры живая дрянь протянута над пустым местом. То есть, когда-то давно через отверстие сюда, в толщу коры, опустили цистерны с вирусом, но со временем живая материя стянулась, образуя упругую движущуюся крышу.

– Чертовы яйцеголовые, – проворчал я, нащупывая свободную батарею. – Надо здесь все взорвать к чертям.

– Нет! – Алиса вцепилась мне в руку.

– Что значит «нет»? – стряхнув ее пальцы, огрызнулся я. – Задача – найти и уничтожить!

– Ты остановить вирус хочешь или распространить? Посмотри внимательнее – если здесь устроить взрыв, он доберется до поверхности, а там разнесется по колонии вместе с ветром.

– И что ты предлагаешь?

Она пожала плечами.

– Пока нужно оставить все как есть. Они не опасны – я проверила. Идем, – потянув меня за руку, она потащила меня вдоль нашей площадки к едва заметной щели.

Щель оказалась еще одной заклинившей двери. Киборг просунула пальцы и вдавила створку, сразу же проскользнув внутрь. Я сунулся следом и опять застыл на входе.

На противоположной входу стене остались неработающие светодиоды в виде букв. И от того, что было на них написано, у меня сразу зачесались пальцы.

Арсенал вооруженных сил корпорации «БиоТек». Нарушители будут уничтожены.

В отличие от бункера здесь никто за порядком не следил – на полу лежал вековой слой пыли. Оставленные в первый визит Алисы следы уходили в темноту. Замершие посреди помещения ремонтные боты давно вышли из строя. Часть развалилась на куски, некоторые оказались расплавлены – не иначе сюда пробирались из пещеры местные муравьи.

Под ногами были уже не рифленые металлические плиты, а обыкновенный камень, прожженный в скале. С потолка свисали провода, кое-где оборванные или так же разъеденные кислотой.

Звук наших шагов отражался от стен, множился и возвращался ужасающим эхом. Громадное пространство, заполненное пылью и металлическими ящиками разных размеров. Ни следа жизни.

Двигаясь вдоль ровных рядов арсенала, я заметил, что часть коробок давным-давно вскрыли. Отсутствовали и костюмы, и ружья – кто бы не прошел здесь перед нами, а постарался он на славу. Вряд ли здесь можно что-либо найти. Один комплект, раздобытый щеголяющей в новенькой боевой броне Алисой, явно больше исключение, чем правило.

– И на что здесь смотреть? – прошептал я, обходя пустые контейнеры.

– Сейчас, погоди, – заверила киборг, устремляясь куда-то вглубь помещения.

Я последовал за ней, все еще держа «Длань» наготове. В мирный настрой местной фауны я совершенно не верил. Кто может разъедать металл за секунды вряд ли станет спокойно смотреть, как чужак ходит по его ареалу.

А еще – запущенные кем-то ракеты. Ведь не просто так сработала тревога. Вот только не ясно – по нам бьют или из соседней шахты? Не окажемся ли мы запертыми здесь, когда они ударят по нам? Да и что вообще за «Хель-17», никогда о таких не слышал.

«Хель-17». Баллистическая ракета средней дальности. Дальность действия от 1000 до 5000 километров. Оснащены ядерной боеголовкой. Запрещенный земными законами образец вооружения массового уничтожения. Последнее использование – война с системой Аль’Хаз.

Вот как, значит. Неплохо тут вояки устроились. Но это не снимает вопроса. Застава встала в ружье потому, что кто-то другой пальнул с полигона или по нему? В том, что «Стальные сердца» имеют нечто подобное – сомневаться не приходится, вон как они разбомбили радиовышку, что мешает использовать пушки помощнее? Верно, ничего.

Но по кому здесь стрелять? Не по Сити же они огонь открыли, да и видел я радиус дальности местных радаров – при всем желании они до города не дотянутся.

От мыслей меня отвлекла Алиса. Киборг стянула пыльную черную ткань с горы металла в полтора человеческих роста. Я запрокинул голову, чтобы рассмотреть ее трофей, одновременно убирая ружье за спину – мало ли, что сочтет за угрозу вшитая система?

Перед нами стоял боевой робот. Морда похожа на акулью, угловатые громоздкие детали придают хищный вид, гипертрофированные руки с пальцами-манипуляторами, под рукавами – встроенный лазерный излучатель и ракетница. Из-за спины робота выглядывает короб под боеприпасы. Ноги с дополнительным суставом, широкие ступни напоминают копыта. И вся эта мощь стоит здесь чертову тучу времени, так и не востребованной.


Боевая машина «Агрессор». Питание: энергетическая батарея класса А+. Базовое оснащение: лазерный шестиствольный излучатель «Геноцид», гранатомет «Демон». Состояние: требуется диагностика.

Мне даже интересно, как его сюда приволокли – в ту дверь, куда мы пролезли, он бы точно не прошел. Не здесь же его собирали. Да и потом, кто-то арсенал обчистил, а такую мощь оставил пылиться?

– К черту сомнения, давай его включим! – Алиса уже приволокла тридцатисантиметровый прямоугольник где-то откопанной батареи. – Это же такая мощь!

– Стоять! – приказным тоном велел я. – Без моей команды никакой самодеятельности, пока мы в арсенале. Не хватало еще включить какую-нибудь хреновину, которая нас же и уничтожит.

Та лишь плечами пожала, но все же пихать элемент не стала, поставила рядом с собой. Я обошел гигантскую машину по кругу. Ага, сзади, значит не емкость для припасов, а раскрытый корпус. Кажется, в нем все-таки кто-то успел повозиться – внутренности торчали наружу слишком неаккуратно, чтобы исключить возможность стороннего вмешательства.

На правом плече, как и у Алисы, стояла чуть поблекшая эмблема корпорации. Интересно, в других военных бункерах тоже такие дуры найдутся? На белых бойцах, разобравшихся со стрелками в Сити, я метки не заметил, но и не приглядывался, да и ее закрасить не проблема. Но пустые ящики из-под костюмов явно намекают, что те парни распотрошили подобный арсенал.

Алекс с Крайсом были правы – боевой броней на Тау Маре никого не удивишь. Видимо, потому что все запасы уже разграбили. Чертовы аборигены.

– Диагностика, – приказал я, вглядываясь в мешанину проводов.

Перед глазами мелькнула полоса, подсвечивая встроенные в машину блоки. Мельтешение разноцветного калейдоскопа закончилось. На визоре появились прямоугольники описания. Бегло проверив данные, я обернулся, ища глазами Алису, той нигде не было.

– Принеси мне ремонтный набор № 9, - отдал приказ по связи.

– А он тут есть?

Перед глазами возникла схема расположения ящиков, словно я сам составлял список и проводил инвентаризацию. Похоже, НИ все же смог подключиться к чему-то работающему.

– Смотри подсвеченный сектор, – на карте мигнул прямоугольник, где должны были находиться детали и инструменты. – На коробке будет написано, что это.

А пока киборг искала, я проанализировал состояние «Агрессора». Итак, кто-то слишком тупой, чтобы запустить машину, свинтил корпус с управляющего процессора. Это не проблема. Так же вырван – не отрезан, не отстегнут, а именно вырван, – силовой кабель. Тоже не сложно исправить – машина имеет дублирующую систему. Так, дальше…

Получен доступ к базе экспериментального вооружения корпорации «БиоТек» «Инженер, 2».

О как! Здорово, хоть и не совсем понятно, почему. Вроде же вкачали мне только первого. Ну да ладно, потом об этом будем переживать.

– Нашла! – сообщила Алиса, примчав внушительный ящик на колесах.

Протянув руку в сторону набора, я коснулся крышки, НИ послал импульс, подтверждающий, что я знаю, что делать, и коробка открылась. Схватив нужные детали, вернулся к машине. Эх, а ведь он не сможет, наверное, бежать вместе с кабриолетом, усадить внутрь – нечего и думать. В нем весу тонны две-три.

Так, а это у нас что? Ага.

– Измеритель напряжения, – я протянул руку и киборг вложила нужный прибор в ладонь. – Так-так-так, что у нас тут?

Через два часа и сорок семь минут я захлопнул корпус «Агрессора». Батарею мы устанавливали на пару с Алисой – уж больно дохрена весит, а ставить нужно аккуратно, если не хочешь сгореть в термоядерном огне.

– Запускаем? – киборг стоял чуть поодаль и сбоку, чтобы активировавшееся оружие точно не разделало в фарш.

Я же не особо беспокоился – пока ковырялся, НИ подгрузил все ТТХ боевой машины. Это, кстати, еще один плюс в копилку – с приобретением самостоятельности Алиса начинает терять связь с моим НИ. Мы уже не знаем одно и то же, у каждого свой банк памяти и реакции. Именно поэтому я разобрался с «Агрессором», а она думала включать сразу.

Вызвав на панель визора кнопку включения, я отдал команду. НИ тут же послал сигнал, запустивший систему боевой машины. Короткие вспышки голубого огня по всему телу «Агрессора», мгновенье затишья. И жуткий свист – машина продувала внутренности от трехвековой пыли. Белые выцветшие плиты керамической брони раскрасило голубоватым оттенком.

Голова робота повернулась ко мне, манипуляторы сжались в кулаки и тут же расслабились. Корпус повернулся из стороны в сторону, следом ударили в пол мощные ноги. От стальных копыт потянулись мелкие трещины в камне.

– Полная диагностика, – приказал я, не сводя взгляда с нового приобретения.

Перед глазами замерцали данные, но я смахнул их, оставив только запрос результата и выявленные повреждения. Спустя примерно минуту, пока робот двигал каждой возможной частью и скрипел внутренностями, на визоре заморгал желтый прямоугольник.

– Обнаружено вмешательство в системы питания, использую дублирующую систему. Заменен центральный процессор. Боевая машина «Агрессор» серийный номер А751498\28. Оснащение: лазерный излучатель «Геноцид», доступна модификация, гранатомет «Демон», доступна модификация. Внимание: отсутствуют боеприпасы. Уровень заряда основной батареи: 78,5 %. Основная задача: обнаружение и подавление бронетехники противника в условиях приближенных к городским. Получено новое назначение. Поступаю в полное распоряжение капрала Карателя.


Всю эту речь машина выдала суровым прокуренным голосом. Мне так сразу и представил покрытый шрамами ветеран, прошедший не одну галактику за штурвалом осадного танка.

– Круто! – Алиса сразу же полезла по машине, пока не забралась на шею и не свесила ноги. – Мы теперь сможем просто всю Тау Мару на колени поставить!

Я ее радости не разделял. «Агрессор» это, конечно, здорово. Но я очень сомневаюсь, что его здесь бросили. Скорее – оставили так же, как и те батареи и ящик с рационом. Я параноик? Зато пока жив. В отличие от остальных бойцов.

– Слезай. Он не предназначен для перевозки пассажиров.

– Как ты его назовешь?

– Агр, – пожал я плечами. – Чего тут выдумывать? Не собачку комнатную заводим.

Вызвав панель боевой машины, выбрал нужный пункт.

Присвоен позывной «Агр».

Собственно, о собачках. Помню, подарил такого ублюдка генетики настоящей Алисе – вела она себя примерно так же, как и киборг сейчас. Опять калька с моих воспоминаний?

– Агр, сканируй помещение. Цель: подходящий боеприпас.

Робот резко выпрямился, едва не сбросив сидящую на нем Алису. Ноги медленно пришли в движение, еще не до конца отойдя от трехсотлетней спячки. Сервоприводы скрипнули, сверкнули и запылали голубым огнем. Оглушительно топая, Агр поплелся в другой конец арсенала.

Все-таки, умеют люди, когда захотят – на Земле так долго ни один предмет не продержится, там запросы на постоянное производство и обновление. А вот в таких отдаленных колониях, как Тау Мара, ставка именно на долговечность.

Я же вызвал карту ангара. Итак, здесь действительно остался управляющий блок. Автономная система, запитанная от ядерного реактора, запрятанного в толще коры, была проста и неказиста, зато крепка и надежна. В базе данных хранились логи погрузки-разгрузки, подписи и даты допущенных солдат корпорации. Забавно, среди ничего не говорящих фамилий мелькнула знакомая – Винстон. Уж не предок ли врачевателя?

На табло Агра закрутились цифры боеприпаса. Подключившись к сенсорам робота, посмотрел, как он ловко вскрывает запаянный наглухо внушительный короб. Толстая обшивка таила в себе полуметровые ракеты небольшого диаметра. Приставив гранатомет вдоль ящика, боевая машина подключилась к коробке, и встроенные механизмы принялись загружать в орудие кумулятивные снаряды. На десятом загрузка была окончена. Следом за гранатометом Агр принялся запитывать пулемет из второго отсека ящика.

Я отключил наблюдение и устало вздохнул. Нужно придумать, что делать с цистернами. НИ тут же заверил меня, что они не представляют опасности, пока находятся под землей.

Вирус «ТМ-15» не опасен для человека.

Ну да, а кислотные муравьи, прожигающие металл – это просто так, детские забавы. С другой стороны, раз НИ не считает их врагами – зачем тратить нервы и силы на их уничтожение? Мне же проще.

Жаль, теперь бункер в качестве убежища не подходит. Одно дело, когда вокруг никого, другое – когда под боком живут такие вот малыши, способные выбраться наружу, расплавив перегородку.

Вернулись Алиса и Агр. Робот доложил о полной боеготовности. Киборг так и осталась сидеть на нем верхом с видом полноправной хозяйки. Дернув щекой, я приказал ей слезть.

– На схеме арсенала есть выход к грузовому лифту, – сообщил я, указывая в нужную сторону. – Надо проверить. Сомневаюсь, что она работает, но убедиться необходимо, иначе не представляю, как отсюда его вытаскивать. Так что соберись.

– Приняла, – с готовностью отозвалась киборг и скрылась в указанном направлении.

Я еще раз оглядел Агра. В первый момент он действительно показался мне огромной горой железа, сейчас же, активированный, такого эффекта не производил. Да и дурацкая подсветка… Понятно, что это специально сделано, но все же.

Световая индикация дезактивирована.

Белый гигант тут же стал менее заметным, что и было нужно. Все-таки не хочется сообщать всем и каждому, что у меня за козырь есть в рукаве. Демаскирующее свечение – это какое-то извращение.

А вообще забавно – вместо того, чтобы выполнять задачу в одиночку или скооперироваться с местными, я сплю с киборгом, и нашел бесхозного боевого робота. Наверное, просто людей не люблю.

Вместе с Агром двинулись в сторону лифта. Алиса как раз заканчивала с его диагностикой. Широкая зарешеченная дверь была распахнута, лампы давным-давно сдохли, но света хватало, чтобы понять с первого взгляда – такой лифт запросто пару самолетов утащит. Интересный тут полигон, однако.

– Готово, – сообщила киборг, подавая питание на панель управления. – Судя по всему, на пару раз энергии хватит, а потом он застрянет в шахте.

И никто сюда не попадет этим же путем. Это уже хорошо, ведь для меня всегда останется открытой дверь, через которую я перегнал кабриолет. Кстати, его нужно будет забрать. Огневая поддержка – это замечательно, но бросать единственный доступный транспорт, когда нужно пройти почти полтора десятка тысяч километров – идиотизм. К тому же, рано или поздно, Агр станет просто горой металла.

– Насколько хватит батареи нашему здоровяку, – хмыкнул я.

Робот отозвался, моргнув сенсорами на месте глаз.

– Работа с максимальной эффективностью – 15 лет 9 месяцев 23 дня.

М-да, а я тут неделями считаю. Вот оно преимущество нормальных батарей перед моим детским ширпотребом! Тем более странно, что никто не упер такой ресурс с собой. Пусть и весит та хреновина килограмм пятнадцать.

– Выходим на поверхность, – приказал я, первым вставая на платформу.


Агр встал между нами, развернулся в сторону выхода, готовясь отражать возможное нападение и замер. Алиса вдавила кнопку, с интересом глядя вверх. Пол дрогнул, все затряслось, что-то хрустнуло, треснуло. Кто-то запищал, а потом меня едва не вдавило в платформу – с такой скоростью стартанул подъемник.

Створки над нами разошлись буквально за считанные метры до столкновения. Движение плавно замедлилось, я увидел ночное небо, расцвеченное миллиардами звезд. Даже показалось, могу вдохнуть свежий воздух.

Черноту над нами бесшумно прочертил яркий всполох. НИ сразу же вычленил летящую сквозь атмосферу ракету. Вот, видимо, и «Хель-17». Интересно, куда это она, там же юг.

Взрыва мы не услышали, да и не смогли бы – снаряд ушел далеко за горизонт. На визоре развернулась карта, отмечая примерную цель выпущенной ракеты. В тех местах я не бывал, да и стрелки ничего не отметили с торговцами – просто скалы.

– Ладно, потом разберемся. Если вообще понадобится. Алиса, за машиной, Агр, со мной.

Киборг унеслась в сторону второй шахты, а я вместе с роботом остался наблюдать рассвет. Судя по карте, вышли на поверхность мы в двух километрах от бункера, так что скоро будем уже с кабриолетом. Тут у меня мелькнула интересная мысль.

Проверка баз данных. Проверка прав доступа. Проверка личности оператора. Доступ получен. Проверка целостности памяти. Открыто 76 % поверхности Тау Мары. Получены данные: военные заводы: 117. Города: 32. Бункеры корпорации: 124.

– Ну, уже ради этого стоило тратить время на твою починку, – я постучал по ноге Агра, с жесткого диска которого и вытащил информацию.

Странно, что НИ сразу так не поступил – караванщика он считал с ходу, а тут самому задачу ставить пришлось.

Взлом НейроСмартов военизированных группировок Тау Мары входит в программу. Взлом военной техники корпорации «БиоТек» осуществляется только по инициативе пользователя.

Вот так-так. Самому придется каждый раз напрягаться? Не согласен.

Нет доступа для корректировки программы. Минимальный уровень доступа: капитан.

– Ну, подожди, сволочь. Дорасту – получишь у меня, – пообещал я, оглядывая окрестности.

Со стороны входа в бункер показалось едва различимое облако пыли – Алиса мчалась на всех порах. Еще раз сверившись с картой, я перегнал маршрут так, чтобы сперва добраться до Ксежинска. К черту эти бункеры и подземелья, хочу к людям!

Кабриолет уже был в нескольких метрах. Киборг заложила лихой вираж, поднимая еще большую стену пыли.

– Такси заказывали? – вскинув бровь, улыбнулась она, картинно кладя руку на дверь.

Я хмыкнул и, приказав Агру следовать за нами, постоянно мониторя угрозу, уселся в машину.

– На северо-запад, Алиса. Источник ждет.

Часть III

Глава 1

Добытая из недр Агра карта помогла миновать тупиковые направления. Бегущий за кабриолетом металлический монстр не отставал, с грохотом вгрызаясь копытами в окаменевшую почву. Облако пыли, поднимаемое нами, видно издалека, но я особо не переживал.

Раз нам попались те парни на обшитой броней и ракетницами фуре, вряд ли в округе найдется желающий проверить – они мчатся или кто еще. Однако, выбравшись на нормальную дорогу, мы покинули полигон, углубляясь в медленно поднимающееся взгорье. Покрытые сухой травой холмы уходили ввысь, НИ старательно подмечал возможные места нападения, но рапортовал об отсутствии врага. Что и немудрено, если по полигону катаются уроды с ракетами, особо с примитивной палкой не разгуляешься. Вероятно, те сожженные ублюдки, загнавшие нас в шахту, научили местные банды уважению и страху.

Предгорья закончились быстро, мы влетели в широкое ущелье, отдаленно напомнившее о каньонах Дикого Запада. Естественный извилистый каменный коридор на карте переходил в широкую долину, никем не заселенную. И вот здесь-то и обнаружилось, что данные Агра серьезно устарели.

Огромные поля, вольготно расположившиеся внутри кольца скал, возделывали. Стоящие тут и там дома фермеров раскиданы по всему периметру. А в самом центре, где дорога встречалась с точно такой же, но идущей перпендикулярно, вырос город, что называется, из дерьма и палок.

Мы остановились перед въездом в долину. И пока я раздумывал, встречать ночь под открытым небом или попытать счастья в стране фермеров, Агр и Алиса преспокойно ждали на месте.

Обнаружен противник. Расстояние: 250 метров.

На карте, которую я так и держал в верхнем правом углу визора, появилось несколько ярких желтых точек. Передвигающиеся по верхним ярусам скал караульные долины стремительно, но осторожно брали нас в кольцо.

Боевой робот оживился, раскинул руки в стороны, беря под контроль оба направления, но я приказал ждать. Алиса, делающая вид, что спит на соседнем кресле, сняла предохранитель с «Хорора» и тоже готовилась начать бой. Я же наоборот отодвинул «Длань» и, открыв дверь, выбрался из машины.

Помахав подбирающимся сторожам, я уселся на капот и сложил руки на груди. Вряд ли они станут стрелять по компании, имеющей «Агрессора» – слишком страшно получить ответ. В том, что робот способен перепахать всю долину на глубину пары метров, не оставив ни одного живого места и человека, они уверены больше чем я сам. Но я-то знаю, что боеприпас жестко ограничен, а вот местным этого неизвестно.

И потом, даже если они не представляют, на что способна боевая машина, само наличие непонятной горы металла с гигантским излучателем и раструбом гранатомета должно наводить на соответствующие мысли.

Видя, что мы не особо рвемся начинать конфликт, они спустились на землю по вырубленным в камне ступеням. Интересное решение – не наблюдай я за ними через НИ не подумал бы, что здесь вообще есть такой вариант, это ж сколько труда стоило сделать лестницы в скалах?

Первичный анализ завершен.

Одновременно с сообщением я и сам уже увидел. Пятерка сторожей долины встала полукольцом, держа оружие наготове. Старая латанная одежда, засохшая грязь на сапогах. Но самое главное – это были мутанты!

Центральный, с оплывшей едва до самых плеч иссеченной глубокими шрамами кожей повел залитыми кровью глазами, перебираясь от кабриолета к Алисе, оттуда – к застывшему в боеготовности Агру. И только оценив их, сконцентрировался на мне.

– Чего вам здесь надо?

Голос звучал сипло, с присвистом, словно по пути к искореженному рту где-то воздух вылетал на сторону. Впрочем, немудрено, с такой деформацией тканей вообще удивительно, что мутант говорить может.

– Мимо ехали, вот, решили заглянуть, – равнодушно пожал плечами я. – А что за деревня? – кивнул за спину начальника караула.

– Здесь я задаю вопросы, – грозно просипел тот, тряхнув винтовкой.

Агр тут же зашевелился, направив стволы излучателя в грудь стража.

– Отбой, – махнул я рукой, дублируя приказ по связи. – Просто интересно стало, судя по карте, тут ничего не было. А теперь – раз, и целый поселок.

– Ну так и езжайте в объезд, нечего у нас отираться! – проигнорировав жест робота, заявил мутант. – Нам вы не нужны.

– Ты правда думаешь, мне есть дело до кучки зомби, сохранившим рассудок? У меня свои дела. Так что – брысь с дороги, а то ведь и задавить могу.

Стоило мутанту проявить гонор, как я растерял и так не высокое желание мирных переговоров. Ну остались они с мозгами, какая в общем-то разница? Мало ли чудес на Тау Маре? Нет, точно надо было брать успокоительное – чуть что не так, я готов каждого встречного в землю втаптывать, так не пойдет, кто здесь главный – я или надпочечники?

Зажмурив глаза, сделал глубокий вдох.

– Ладно, мы проедем мимо, – выдал я, успокаиваясь. – Торговцы на ферме какие-нибудь есть?

Устойчивость к психотропному воздействию. 0,3.

Да ладно, так можно было?

– Никто с чужаками торговать не будет, – все так же сипло отозвался старший мутант. – Разворачивайтесь и уезжайте!

– У нас есть, что предложить, – встряла в разговор Алиса. – Вам наверняка тоже можно что-то обменять. Такие поля производят достаточно зерна, чтобы торговать с внешним миром. Так почему бы не порадовать друг друга?

И вот опять – кто просил вмешиваться?

– Мы не торгуем с рейдерами, – отрезал главный. – Уезжайте.

– С чего ты взял, что мы рейдеры? – спросил я, отлепляясь от капота.

– На полигоне только вы и живете. Раскопали военные склады и теперь нападаете на караваны да пытаетесь отобрать нашу ферму! – встрял в разговор мутант слева. – Ты не первый решил прикинуться овечкой. Убирайтесь!

М-да, похоже, я был прав. Те придурки в фургоне явно действовали на нервы местному населению. И как доказать, что мы не с ними? Впрочем, чего это я оправдываться собрался? Достаточно сесть за руль, а там – пройдем долинку за несколько минут, и хрен нас кто догонит.

– Мы убили тех рейдеров. По крайней мере, теперь у них на одну машину меньше, – снова влезла киборг. – И ни на какой объезд мы не поедем. А будете препятствовать, вместо бартера получите свинца в головы.

Ее лицо исказила гримаса злости.

– С дороги!

Но они лишь навели стволы на нее.

– Глупость какая-то, – вздохнул я. – Не хотите, и черт с вами. Можно подумать, пятеро мутантов меня остановят. Алиса, заводи мотор.

Она перескочила на водительское сидение и завела двигатель. Я же спокойно обошел машину, открыл дверь и, делая вид, что собираюсь сесть, рванул на себя приклад «Длани».

НИ мгновенно подсветил ружья в руках сторожей, пять коротких синих росчерков, и мутанты роняют плавящиеся на глазах пушки. Оглядев результат, я довольно крякнул.

Стрельба от бедра: 3,1.

Не зря все-таки тренировался! Выражение ошеломления на искаженных вирусом мордах стоило пяти потраченных зарядов «Длани».

– Пошли прочь! – рыкнул я, занимая место рядом с киборгом. – Алиса, жми. Агр, за нами.

Робот тут же приготовился к бегу, кабриолет сорвался с места. Мутанты бросились в стороны, все еще с застывшим удивлением на лицах. Я уже выкинул их из головы. Хрень, никакого порядка на планете – каждый пытается жить, как хочется, а в итоге что? Разброд и шатания. Вместо того, чтобы собраться, выжившие разбились на группы и стараются оттоптать соседу ноги. А ведь в условиях апокалипсиса нужно кооперироваться, выживание – это парный танец.

Мотор ревел, сзади бухали мощные ноги Агра. Киборг откинулась на спинку и, прикрыв глаза, рулила, не давая кабриолету слететь с дороги в высокую зелень возделанных полей.

– Не останавливаемся, – велел я. – Нахрен этих параноиков. Едем дальше.

– Ты же хотел к людям, – хмыкнула она.

– В гробу я видал таких людей. Сделаю дело – и вернусь на корабль.

– И там тебя пустят на органы.

– Все лучше, чем здесь, – пожал я плечами. – Гони!

И мы промчались мимо, так и не остановившись. НИ старательно помечал маркеры местных жителей, при чем практически все они были покореженными вирусом уродами. Интерфейс предлагал остановиться и провести исследование, но мне совсем не хотелось торчать в этой чертовой глуши дольше необходимого.

Горы сдвинулись, образуя новое ущелье, и автомобиль юркнул между скал, оставив ферму мутантов позади. Я же листал карту, стараясь понять, где может спрятаться тот самый источник заражения. Не сообщество же мутантов в нем виноваты – от них пусть и фонит, но не настолько, чтобы в масштабах планеты.

А еще эти белые и гиганты. Если первые – самые сообразительные, распотрошившие военные склады, а то и просто потомки расквартированных на Тау Маре солдат, то вторые – явно продукт чьего-то злого гения. Выходит, эксперименты продолжаются. И почему бы флагману просто не связаться с ними, тем более, что приемники колонии остались. Не одна же тут радиовышка была рабочей.

Закрыв глаза, погрузился в сон. Вибрация машины успокаивала, а смягчающие удары амортизаторы не давали Алисе чересчур долбиться о выбоины шоссе. Меня окутала приятная тьма без сновидений.

Из тьмы меня вырвал запущенный НИ звук сирены. Распахнув глаза, увидел карту, пестрящую красными точками. Алиса все еще вела, но уже сбрасывала скорость, одной рукой держалась за «Хорор». Сзади во всеоружии нагонял нас приотставший Агр.

На небе расцвели звезды, густая синева окутывалась черными тучами, изредка подсвечивающимися алыми всполохами молний. А вокруг нас собиралась настоящая армия живых мертвецов.

Счетчик продолжал крутиться, пытаясь сосчитать количество мутантов, медленно бредущих к дороге, но мне и без него хватало ума понять – мы попали в самую задницу. Их было слишком много, чтобы справиться даже с учетом «Агрессора». Слишком много, даже если согнать в кучу и подорвать все имеющиеся у нас батареи вместе с кабриолетом и Алисой в придачу.

По центру замыкающегося окружения возвышались фигуры нескольких гигантов, вооруженных вырванными с корнями стволами деревьев. А судя по тому, как мне резко сжало голову – где-то здесь же ползали ублюдки, способные атаковать ментально. В горле застыл комок обреченности и страха.

Устойчивость к психотропному воздействию. 0,4…0,5…0,6…0,7…0,8…1. Обнаружены неклассифицируемые нейронные связи. Обратитесь к медперсоналу корпорации «БиоТек» для точного анализа и прогноза. Уровень вирусной активности в организме повышен на 23 %. Срочно свяжитесь с медперсоналом корпорации «БиоТек» для анализа и лечения.

С глаз словно пелену сняли. В памяти всплыли тактические задачи из курса подготовки «БиоТек». Накатившая волна психического удара отхлынула, а спустя несколько секунд мутанты дернулись и в ужасе бросились в стороны.

Ментальное подавление. Классификация по системе вооруженных сил корпорации «БиоТек»: отсутствует. Присвоено временное значение: 1.

– Вперед, – приказал я, поднимаясь во весь рост в кресле. – Пришло время карать!

НИ перекрасил убегающих в желтый. При этом красные контуры контролеров все еще метались передо мной. Красные вспышки лазерного излучателя косили всех без разбора, пока Алиса и я выщелкивали подбирающихся ближе ментальных ублюдков.

И гиганты. Эти твари упрямо лезли вперед, буквально расшвыривая всех встречных своими вырванными с комлями дубинами. Я почти физически чувствовал их нарастающую ярость. И чем ближе они подбирались, тем сильнее загоралась моя собственная кровь.

Устойчивость к психотропному воздействию: 1,1. Ментальное давление: 1,1.

Указав киборгу холм, я выпустил три заряда в ближайшего гиганта, оставив от него исходящей гнилью нижнюю часть туловища. Отвалившиеся руки и громадная башка оказались тут же растоптаны в кашу старающимися убежать прочь от нас мутантами. А довершил картину взрыв выпущенной Агром ракеты.

Вспышка на мгновенье ослепила, сбив то странное состояние, охватившее меня в начале столкновения. И орды желтых контуров вновь окрасились кровью. Армия контролеров снова была им подвластна. В этот раз юркие уроды сбивались в кучу и мне уже не удавалось воздействовать на их паству своим давлением. Наоборот – куда дотягивалась моя очерченная НИ аура, ублюдки насылали волны безумной ярости, отправляя более слабых собратьев на смерть.

Перерезающий врагов лазерный луч то и дело распиливал мечущиеся тела, заставляя их хлюпать сочащейся дрянью под ногами соседних уродов. Нас не желали отпускать несмотря ни на какие потери.

Паленая плоть, брызги парящей дряни, жженный воздух от энергетических орудий и скрипящий на зубах порох отстрелявшего магазин «Хорора». Алиса бросила ружье и рванула в сторону намеченного холма, Агр отстал от нас всего на пару секунд. Боевая машина тут же оказалась покрыта мутантами, как разлагающийся труп – опарышами.

– Вступаю в ближний бой с противником, – ворвался в канал связи голос «Агрессора».

Он заскрипел, выпустил в воздух какую-то пыль и резко провернулся вокруг своей оси, заворачиваясь в немыслимых углах. От этой карусели в сторону полетели зажатые между пришедшими в движение плит брони конечности и куски плоти. Те мутанты, кто чудом свалился под ноги невредимым, был раздавлен переступающими на месте копытами. Хруст и хлюпанье доносились до меня, хотя мы выбрались на холм метрах в ста от прежнего места.

– Пустая! – в очередной раз забивая магазин, сообщила Алиса.

Я же выслеживал контролеров, чтобы сбивать ублюдков, мешающих моей карьере уничтожителя безмозглых мутантов. Но юркие сволочи постоянно перетекали с места на место, кто-то прятался за подходящими все ближе гигантами. Приходилось дергать спуск просто для того, чтобы нас не завалили своей гнилой сочащейся тошнотворным гноем массой.

Сменив третью батарею, я не стал прятать отработанную на заднее сиденье, а запустил процесс уничтожения и швырнул с холма в кучу надвигающихся зомби, где засел ближайший контролер. Выключив визор за мгновенье до взрыва, все равно почувствовал, как о кабриолет ударила волна взрыва. Вернув зрение, осмотрелся.

– Нам не хватит сил перебить их всех! – сунув дуло «Хорора» поверх лобового стекла, сообщила киборг, выпуская патрон навстречу поднимающегося на наш холм гиганта.

Лоб урода разворотило, брызги зелено-желтой жижи долетели до прогретого капота, запачкав и без того не блещущего чистотой автомобиль. Мордоворот, получив пулю промеж глаз, зарычал, вскидывая дубину и, занеся орудие над головой, рухнул на спину, давя засевшего за ним контролера. Тело ловкого мутанта взорвалось, как пакет с водой, сброшенный с высоты.

НИ пискнул о повышенном уровне радиации и вируса, но я оставил замечание без внимания. Развернувшись к багажнику, выпустил пять коротких разрядов по решившим подкрасться мутантам. Повышенная мощность «Длани» разрывала простых мутантов на клочки и прошивала их насквозь, уничтожая стоящих позади.

Взвыли стволы излучателя – боевая машина снова вступила в бой. Медленно передвигаясь в нашу сторону, Агр буквально вбивал самых наглых в землю, топтал ногами и красными всполохами лазера не давал подкрасться к кабриолету особо наглым уродам. За ним оставалась широкая полоса превратившегося в болото с торчащими корягами-конечностями зеленого поля.

Продолжая пытаться надавить на приближающуюся толпу мутантов, я навел ствол на выскочившего нам на капот контролера, но выстрелить не успел – он уже лишился верхней части черепа. Оставшееся от мозга брызнуло веселым дождиком, орошая внутренности кабриолета, а толкнувшая его со стекла Алиса щелкнула затвором и выстреливала в подобравшегося за спинами тупых собратьев гиганта.

Три патрона понадобилось киборгу, чтобы сразить слишком близко подобравшегося мутанта. А потом нам стало не до стрельбы – волна уродливых зомби докатилась и захлестнула нас, давя и сминая под собой. Раздался крик слева – подчиненную буквально за волосы вытянули прочь, пока с меня только пытались снять броню.

Перевод энергетического поля. Подача высоковольтного напряжения на внешнюю поверхность. Критически расход энергии.

И все же мне удалось стряхнуть нескольких особо наглых мутантов и на мгновенье окинуть взглядом поле боя. Агр завяз в горе трупов, безнадежно пытаясь прорваться к нам. Мелькнула вспышка молнии – и индикатор на панели командира погас. Боевая машина вышла из строя. Пиктограмма Алисы беспрестанно мигала, а ее точка на карте удалялась все дальше от меня. Я же выключил защиту от взлома и принялась бить и кромсать голыми руками – «Длань» вырвали и погребли под собой навалившиеся уроды.

Чувствуя накатившее отчаянье, вмазал сунувшемуся под руку контролеру с левой, снося нижнюю челюсть с корнями. Добавил правой, проламывая гнилой череп менталиста. На плечо легла здоровенная пятерня гиганта, и я отправился в полет с криком от неожиданности.

Уровень заряда: 42 %. Сервоприводы активированы. Повышенный расход заряда.

Упав спиной на жадно протянутые ко мне руки мутантов, я завертелся волчком, не давая завалить себя массой. Подо мной ломались уродливые лапы. Правой рукой я оперся, проламывая череп, на самого неудачливого, левой проткнул пальцами глаза другому, стараясь ухватиться для удержания равновесия. Кто-то двинул мне по шлему, едва не оторвав мою многострадальную голову.

Огонек Алисы блеснул в последний раз и погас. Охваченный злостью, я зарычал, стараясь выпутаться из тянущихся со всех сторон объятий. А нащупав под сапогами землю, согнул колени и рванулся вверх.

От толчка разлетелись в сторону задавленные сородичами мутанты, я вознесся над землей и с яростным криком приземлился на плечи задравшего голову гиганта. Под сапогами хлюпнуло, брызжа в стороны жижей, хрустнули кости. Я дернулся вперед, сохраняя равновесие и прыгнул снова.

Короткий полет, пока я двигался к застывшей глыбе Агра, новое приземление в кашу из тел, травы и слизи. Уйдя по колено в землю, я рванулся в третий прыжок, но в спину ощутимо ударило, прервав мой стремительный полет.

Меня швырнуло вперед в объятия шипящих мутантов. Я успел увидеть безучастные глаза на искаженных вирусом лицах, черные сгнившие ногти на тянущейся ко мне пятерне. А потом сверху прилетела еще один снаряд – гиганты, не в силах достать меня сами, швыряли свои дубины.

Описав красивый круг, дерево разнесло попавших под удар тощих зомби, моментально перемолов их в едва шевелящуюся кашу. Я дернул из запаса полную батарею и, не раздумывая, швырнул ее в сторону оставленной машины.

Рывок вперед, по вставшему трамплину стволу-дубине и прыжок прочь от зарождающегося термоядерного взрыва. Еще в воздух почувствовал, что не успеваю спрятаться за оплетенной сотнями мутантов фигурой «Агрессора», постарался сгруппироваться, обхватив руками колени.

А следом меня швырнуло вперед с такой скоростью, будто я был пушечным ядром. Зажмурив глаза и шипя сквозь зубы, я ждал удара, который переломает мне все кости. Успел вспомнить отца и мать, брата с сестрой, одногруппницу. А потом меня тряхнуло.

Боли не было, но рвущийся наружу желудок заставил открыть маску и вывалить скудное содержимое прямо в распахнутую пасть лежащего подо мной зомби. Он забулькал, а я не раздумывая вдавил рукой ему лоб поглубже в мозг.

Шатаясь, как пьяный, рванулся на ноги и заплетаясь, пошел прочь, уже не думая о потерянных батареях, ружье и чертовом машине. Хотелось упасть и не двигаться. Сдохнуть, но не двигаться.

НИ пищал что-то на грани слуха, перед глазами все расплывалось, но я не соображал, что происходит, сосредоточившись лишь на то, чтобы переставлять ноги. Теряя равновесие, не заметил, как остался один.

Армия мутантов исчезла. Я брел на северо-запад по асфальтированной дороге, постепенно теряя возможность шагать, как полагается гордому хомо сапиенс, все больше и больше склоняясь на четвереньки.

Не знаю, сколько я прошел, но шоссе вдруг рванулось вперед и предательски напало на меня, стараясь разбить мое прекрасное молодое лицо о свое твердое полотно.

– Я слишком молод, чтобы портить такую красоту шрамами, – сообщил я безучастной дороге, слабыми попытками пытаясь подняться на ноги.

Снова щелкнула маска, и изо рта на черно-серое полотно хлынул поток кровавой желчи. Перед глазами опять замелькал интерфейс, подсвеченный тревожно-алым, но я ничего не слышал. Дождавшись, когда судорога кончится, пополз вперед, уже не пробуя вставать.

На мгновенье показалось, что я поезд – а шоссе подо мной это рельсы. И, издав слабый сип, изображающий гудение паровоза, я снова пополз. Затем впереди полыхнуло, и я вообразил себя умирающим в пожаре героем, который рвется наружу, перебитый рухнувшей балкой.

– Нет, лучше спасающим орущего младенца, – выдохнул я, сплевывая очередной поток желчи.

Еще движение. Очередные плавающие картинки перед глазами. Рывок. Новый приступ рвоты, сменяющийся острым покалыванием на всем лице. Не сразу сообразил, что это не иллюзорное пламя.

Сразу же вспомнились жуки, найденными нами с Алисой в бункере. Алиса. Киборг и одногруппница наложились друг на друга, сливаясь в одно целое. И уже через секунду я свято верил, что угробил свою первую любовь, сунувшись в драку с болельщиками какого-то «Анжи». И при этом – позорно, блюя кровью, уползаю с поля боя.

Новый спазм сжал внутренности, выворачивая меня наизнанку. Теперь знаю, как чувствует себя белье при отжиме, подумал я, выдыхая сухой воздух. Замерев на мгновенье, прикрыл глаза, и потерял сознание.

– Ну и чего ты ноешь? – хмыкнув, брат уселся на табуретку рядом со мной. – Не первый и не последний раз ты дрался.

– Он… – захлебываясь соплями, утираю слезы я. – Он…

– Да не важно! Ты хоть раз видел, чтобы я ныл, а? А меня, между прочим, посильнее твоего бьют! Думаешь, мне не больно было, когда мне руку сломали в двух местах? Еще как больно. Но я же не ныл. Вот и ты утри сопли.

– Что случилось? – на пороге появился отец.

– Да вот у малого игрушку отобрали и надавали по заднице, – с гордой усмешкой сообщил брат.

– И чего ноем? Отобрали твое – вернись и отбери обратно. А будут мешаться, бей так, чтобы боялись. Запомни, сынок, люди боятся только силы. Будешь сильным – никто у тебя ничего не отберет. Так что вот тебе платок, и иди, покажи им, что наша семья всегда может постоять за себя.

– Хорошо, пап, – приняв платок, согласился четырехлетний я.

– Хорошо, пап, – выдохнул я, осознав себя лежащим на раздолбанном асфальте.

Оторвать башку от дороги, упереться руками и ногами. Вот так, поднимайся. Ну же. Батарея сдохла? К черту батарею, я и сам чего-то стою! Преодолевая чудовищное притяжение, рванулся на пределе сил. Сдавленный выдох перешел в напряженный крик, и я разогнулся, отрывая руки от расплавленного асфальта.

От разлившегося вокруг жара дрожал воздух, под ногами расступалось расплавленное полотно. Обернувшись назад, судорожно выдохнул, тут же опуская маску шлема. От долинки, где развернулась армия мутантов не осталась лишь запеченная до стекла земля, усеянная жирным пеплом и излучающая столько радов, что мне теперь не нужен будет фонарик, чтоб ночью поссать сходить.

Сойдя с кипящего асфальта подивился, как вообще выжил в этом аду. НИ тут же подсказал, что благодаря броску, когда я мячиком полетел прочь от эпицентра, броня смогла подавить энергию, израсходовав заряд.

Машинально проверив три запасных батареи, оставшиеся в броне, пригляделся в пылающий ад внимательнее. Где-то там осталась Алиса, Агр и чертов кабриолет. Вместе с моим ружьем и всеми припасами. И где-то там же спеклись все мутанты – по крайней мере, никого и близко не видно.

Дыша сквозь непонятно каким образом уцелевшие фильтры, я зашагал обратно. Под ногами взметались крупными хлопьями черные кляксы пепла. Сапоги скользили, пропуская горячий воздух внутрь герметичной брони.

Переступая через сухие изуродованные костяки, местами сплавившиеся друг с другом и с землей, я оглядывался по сторонам. Не знаю, что я надеялся найти, но вертел головой до тех пор, пока не добрался до холма.

Жженный каркас оплавленного автомобиля исходил радиацией – мне даже НИ не требовалось, чтобы ощутить, как щекочет кожу от запредельного жара. Здесь сгорели мои батареи. Здесь же остались еда и вода.

Как я выжил вообще? И какого хрена приперся обратно? Мне же нужно бежать прочь, пока не началась какая-нибудь лучевая, мать его болезнь?

Отвернувшись от шипящего куска металла, я снова пошагал на северо-запад, на ходу перелистывая логи нейроинтерфейса. Как и подозревал – спасла меня не столько броня, сколько вирус. Увеличенная мутация заставила меня, лежащего на кипящем асфальте, регенерировать благодаря зашкаливающей радиации.

Еще одна гора оплавленного металла – последнее пристанище «Агрессора». Жаль, я думал, больше с ним повоюю. Обойдя натекшую лужу, двинулся дальше, вздымая сапогами сажу и пепел.

Это что же получается? Я теперь, как Алекс? Могу выжить в центре взрыва? Неплохие перспективы, конечно. Вот только…

Деградации нейронных связей не обнаружено.

Уже хорошо.

Еще шаг вперед, и земля прямо под ногами вздрагивает, расступаясь в сторону. Из-под пышущего жаром слоя углей показались останки гиганта, тварь почти полностью сгорела, оставив лишь часть плоти в глубокой яме.

Сжав пальцы в кулак, ухватился за шевелящийся труп и приготовился добить его.

– Жив, капрал? – откашливая гарь, простонала Алиса.

А она как спаслась?!

Глава 2

– Забери мой чип.

Ее голова дернулась, открывая доступ к процессору. Едкий пар вырвался наружу, и только сейчас я посмотрел на то, что осталось от киборга. Половина тела растеклась и застыла, грязным металлическим пятном въелась в запеченную землю. Уцелела только рука и голова, остальное медленно таяло, словно Алиса была сделана изо льда.

– Пока не поздно, забери… – прошептали губы, теряя естественность движений.

Пальцы с сожженным синтетиком, уже не похожие на настоящие, вцепились мне в предплечье. Короткий разряд, промчавшийся молнией между нами, свел судорогой фаланги, тут же безвольно опавшие на горячую землю.

Взгляд Алисы застыл. Сидя перед ней на коленях, я пытался подавить нарастающую внутри пустоту. Ушло осознание, что она – не живая. Слишком тяжело было смотреть на искореженное огнем тело. Слишком страшно принять, что снова остался один. И в этот раз нет никого, кто виноват. Никого, кроме меня самого.

Погладив застывшую голову, я подцепил чип и закрепил его в слоте брони. НИ тут же доложил о проведенном анализе процессора. Не всматриваясь в отчет, я поднялся на ноги.

Нужно двигаться дальше.

Бредя по колено в черной саже, я спотыкался и падал, в последний момент успевая выставить руки, чтобы не нырнуть носом в пепел. Вес отключенной брони давил на плечи, но я продолжал путь, не думая о замене батареи. Пусть давит, пусть будет тяжело. Пусть будет хоть что-то, кроме оглушающей пустоты.

Парящий дрожащим маревом асфальт охлаждался. Сапоги оставляли глубокие рытвины. Пошатываясь после каждого шага, я смотрел вперед и не видел нихрена, кроме изуродованного огнем лица Алисы.

Интерфейс снова замелькал, пытаясь достучаться до моего замутненного сознания, но я продолжал тупо перебирать ногами. Перед глазами появилось быстро растущее темное пятно, по ушам грохнуло, я завертелся в воздухе поломанной куклой, и рухнул на спину.

Земля под пальцами уже была нормальной. Мельком отметив карту, подивился, как успел покинуть выжженную зону, вернувшись на дорогу. Безучастно загребая пальцами сухую пыль, повернул голову туда, где меня сбила машина.

Обнесенный листами металла джип, трое грязных людей спешно выбираются наружу. У двоих пистолеты, последний с автоматом наперевес. Наверное, хотят поживиться за мой счет.

Обнаружен противник. Расстояние: 15 метров.

Ну что же, посмотрим. Перебарывая вес брони и общую усталость, я перевернулся на живот, уперся руками в землю и поднялся на четвереньки. Пустота, зародившаяся в момент угасания Алисы, разрослась, заполнила все закутки разума и души, выжгла эмоции.

Пинок в живот от первого я не стал блокировать. Если он настолько туп, что думает пробить костюм, это его проблемы. И все же меня перевернуло на спину. Земля и небо несколько раз поменялись местами, пока я не разбросал руки, гася падение со склона. Меня не били, а просто спихнули. Не такие уж безмозглые, надо же.

Рейдеры весело ржали, спускаясь следом за мной. Как много тварей расплодилось на Тау Маре. Как много зла на крохотном шарике грязи в необъятной вселенной.

Из экзистенциальных философствований меня вырвал новый толчок – на этот раз били прикладом по шлему. Наивные чумазые детишки. Разве можно пробить жалкой деревяшкой бронестекло, выжившее в ядерном ударе?

– Да пристрели ты его!

Пустота в голове сменилась ярко алой пеленой. Зачем я пришел на Тау Мару? Посмотреть мир? Не смешите! Злость и ярость, взращенные в душе, искали выхода и я подался туда, где мне будут платить за насилие. Вся дорога сюда, к этим трем грязным аборигенам была проделана с одной целью – убивать.

Потому что ничего другого я не умею, а они – не заслуживают.

Медленно поднявшись, я перехватил летящий в лицо приклад и сжал пальцы, разламывая его в щепу. Удивление на лице рейдера сменилось злостью, а в тот момент, когда я отобрал ружье и просто-напросто проткнул грудину насквозь стволом – страхом.

Две пули сорвались из пистолетов, одна чиркнула мне шлем, вторая заблудилась в теле убитого рейдера. Уперев ногу в труп, висящий на ружье, освободил пушку от балласта и, направив в лицо готового стрелять снова, нажал на спуск.

Мозги расплескало по земле, дымок из дула, весело взвился в воздух. Я щелкнул затвором, загоняя новый патрон в ствол, и прикончил последнего – пытавшегося удрать вверх по склону.

Опустив окровавленное оружие, постоял несколько секунд, соображая, что же делать дальше. Играть на руку корпорации? Можно, конечно. Но сперва мне нужен хороший боезапас. Никаких больше союзников и подчиненных.

Это не меня обрекли на Тау Мару. Это Тау Мару обрекли на меня.

Подобрав пистолеты, осмотрел убитых. Ничего примечательного. По запасному магазину к Beretta 92, сами стволы. Охотничий карабин, окрашенный кровью и россыпь патронов под него с дробью.

Джип с заглушенным двигателем порадовал куда больше. Здесь нашлось запасное колесо, канистра бензина на 20 литров, коробка с 1291 гильзой, завернутое в тряпку вяленое мясо и несколько бутылок воды. Довершала приобретение 5 упаковок патронов к ружью на 20 штук каждая.

Бросив свои находки на сиденье, сел за руль и повернул оставленные в зажигании ключи. Мотор чихнул несколько раз, пытаясь выжать из себя мощь стального монстра, но никак не хотел работать нормально.

Пришлось потратить пару часов, ковыряясь под капотом. Встроенный мне блок «Инженер» весело отметил разноцветными пятнами детали загрязненных внутренностей. Вряд ли хоть раз за все существование машины ее хотя бы раз протирали.

Но, наконец, осмотр и ремонт были закончены. Я хлопнул капотом, забрался на сиденье и провернул ключ. В этот раз все прошло штатно. Плавный рык двигателя заставлял машину вибрировать, в беспорядке валяющиеся сзади припасы гремели металлическими коробами о стенки джипа.

Колеса бодро зашелестели, с силой ударяясь по колдобинам дороги. Откинувшись на спинку, я вел машину, постоянно сверяясь с полученной от Агра картой. До Ксежинска осталось не так уж и много, с учетом, что я бросил идею заглядывать в каждый встреченный бункер. Все равно нечего мне там делать сейчас.

Следя за дорогой, добавил скорости, все дальше уходя от позорного поля. Хреновый из меня командир. Положил всех подчиненных и сам спасся только чудом. Нельзя мне управлять отрядами. Слишком большая ответственность перед самим собой в первую очередь.

Солнце добралось до середины и, рассеивая свет сквозь редкие облака, нагревало рычащий джип. Расстояние до города стремительно сокращалось, благо дорога вела к атомной станции, вокруг которой и вырос Ксежинск. Так же карта обещала там внушительную заводь. Судя по данным «Агрессора», к городу приписаны десятки подводных лодок на атомном ходу, на кой хрен они были нужны – не совсем ясно, да и не важно. Дальше вода уходила в море, оборачивающееся безбрежным океаном. Пустая планета, собранная из космического дерьма и пыли для военных испытаний.

Ударив по тормозам, я заглушил двигатель. А ведь эти рейдеры примчались откуда-то поблизости. Увидели взрыв и решили потешить мародерские свои грязные душонки. А если они базируются где-то рядом?

Мельком проверив ближайшую карту, даже без подсказки НИ нашел подходящее место для лагеря. Пустота, заменившая сердце, требовала крови. Пожалуй, стоит нанести этим парням визит вежливости.

Снова заведя джип, заставил его соскользнуть с трассы и погнал по невысокой траве на север. Там, в окружении голых скал, прятался очень притягательный закуток. Даже не имей я намерения грабить местное население, подумал бы, что там отлично раскинется база. Что ж, теперь проверим, не обманываюсь ли я. Да и нужно свое ментальное давление протестировать на обычных людях, а то на этих трех не догадался попробовать.

Рокот мотора, солнечные блики, бесконечные кочки и полное спокойствие, будто вся живность вымерла. Так продолжалось, пока впереди не замаячили оплавленные каменные вершины. Ветер еще не успел сгладить их искусственное происхождение – следы первичного терраформирования. А спустя пару километров, пока я трясся за рулем дышащего на ладан джипа, между невысоких закругленных гор показались несколько надстроек. Карта НИ тут же разродилась новой пометкой.

Серебряный рудник.

Я машинально притормозил, перебирая варианты, откуда пришла информация, но интерфейс продолжал молчать. Проверив на всякий случай количество снаряженных в ружье патронов, прибавил газу. Посмотрим, что там есть еще.

Трава вокруг медленно опускалась, переходя в каменистую засушливую почву. Под колесами разлетались мелкие камни. Они царапали днище, сотрясали машину, и создавалось ощущение, что мчусь по обломкам разрушенного города. Там тоже на дороге было мусора дохрена.

В очередной раз ударив по тормозам, задумчиво осмотрел открывшееся пространство. Постройки действительно имелись – когда-то здесь точно работали шахтеры. Несколько автоматических рудокопов застыли около входа в шахту мертвыми грудами металла. Десяток модульных бетонных домов, что собираются на скорую руку для рабочих. И полная тишина, ни движения, ни следов живых людей.

Может, я в очередной раз ошибся, и здесь никого нет. Или же все уехали искать добычу на месте устроенного мной взрыва. Эта мысль кольнула сердце, но тут же растворилась в пустоте. Ничего они там не найдут, а мне нужно проверить это место.

Забрав с собой ружье, запасся патронами и двинулся вперед, следя за окружением. Не хотелось бы попасть в ловушку какой-нибудь параноидальной охранной системы. Да и от кого здесь нужно было защищаться до вируса? Не восстания же роботизированных шахтеров под управлением десятка-другого операторов.

Я шагал вперед, держа ружье наготове. И пусть у дроби поражение меньше, чем у обычных патронов, упускать возможность первого выстрела не стоило. Но под ногами хрустели камни, шелестела пыльная крошка, да подвывал гоняющий маленькие воронки песка слабый ветерок.

НИ так же не находил живых, и это начинало действовать на нервы. Я бы такое место просто так не оставил. Или его уже облюбовали какие-нибудь твари вроде тех мутировавших жуков, живущих в цистернах с «ТМ-15»?

Снизив скорость передвижения, все же заменил батарею в броне. Пустая заняла свободный слот, а вокруг тела тут же появилось поле защиты. Это тогда не понял, как угораздило не сжариться к чертям собачьим, но сейчас-то понятно – швырнуло меня слишком далеко от действительно высоких температур. Так что в шахту пока не полезем – мало ли что там может найтись?

До первого домика оставалось метров сто, я не отрывал взгляда от карты, но НИ по-прежнему ничего не видел. Если так и дальше будет, можно с чистой совестью возвращаться к оставленному джипу и гнать дальше в Ксежинск, а оттуда – к источнику.

Дойдя до продырявленной тяжелым пулеметом двери, потянул створку на себя. С оглушительным скрипом она открылась, являя запыленное помещение. Напротив входа сидел за прогнившим столом скелет в военной униформе. Правой рукой он держал пистолет, а левая покоилась на потрескавшейся керамической кружке. Можно было не сомневаться в причине смерти – красноречивые отверстия прошили пол, стол, сидящего на стуле и стену за его спиной. Но случилось это достаточно давно, чтобы переживать об оставшихся здесь убийцах.

Старый вентилятор, свисающий на проводе с потолка, медленно крутился под дуновениями ветра. Я прошел мимо убитого и заглянул в первую комнату. Здесь двери не было, зато нашлась металлическая койка, давно прогнившая до основания. В углу, прикрученный наручниками к железному креслу, застыл еще один скелет, на этот раз совершенно голый. Заложник?

Хмыкнув про себя, двинулся дальше. Новая комната – еще труп на полу, явно пытался выбраться, застыв, держась за ржавую решетку. Похоже, какое-то подобие полицейского участка. Может быть, здесь держали перепивших в местном баре рабочих, кто его знает?

Несколько новых комнат, частью пустых, частью со скелетами. Ничего интересного. Отправившись на выход, я замер у стола дежурного с пистолетом в руке.

На карте пульсировали точки подбирающихся противников. До слуха докатился рокот моторов, НИ тут же вычислил среди них рычание трофейного джипа. Значит, ребята действительно свалили в поисках находок. А теперь, похоже, вернулись на базу.

Ну что ж, повеселимся. Я передернул затвор, и замер с боку у двери, готовый развязать войну. Дождавшись, пока четыре машины замрут и заткнутся двигатели, я выглянул в дыру, оставленную пулеметом в двери. Банда рейдеров в обносках, двадцать четыре человека, все при оружии. Ничего мощнее моего дробовика.

Они были чрезмерно беспечны. На их месте, увидев брошенную тачку, я бы обеспокоился о возможном враге, но нет – идут расслабленные, смеются и обсуждают нападение на караван, да вспышку взрыва, списанную на ракету с полигона. Идиоты.

Выждав, когда пройдут мимо моего укрытия, направляясь вглубь городка, приоткрыл дырявую дверь, активировал стелс и медленно вышел наружу. Двое тащат на плечах раненого в ногу. С них и начнем.

В три быстрых шага нагнал троицу, приставил ружье к голове левого и спустил курок. Грохот дробовика, расплесканные по стене тюрьмы мозги. Раненый заваливается, правый старается его удержать и выдернуть пистолет, оставленный в кобуре на бедре. Щелчок патрона в стволе. Выстрел.

Остальные хватаются за оружие, я бросил бесполезный дробовик, тут же ставший видимым, и выхватил столь любезно предоставленный правым револьвер. И здесь бессмертный «Smith & Wesson 29».

Ударом ноги проломил затылок раненому – под сапогом хлюпает и трещит. Переступил через три трупа и навскидку разрядил первый патрон. Пока они ищут меня, успел положить ближайшего. Пуля разорвала шею, а я ведь целился в лоб! Шикнув от досады, упал на колено.

Над головой пронеслась автоматная очередь, вышибая крошку из бетона. Чертовски плохо – осыпавшаяся пыль обрисовала мой контур. Кувырок влево, дождем ударяют пули рейдеров, одна царапает левое плечо, другая дергает колено. Больно!

Минус патрон – минус враг. Чистый выстрел. Врубаю сервоприводы и прыгаю вперед, сшибая следующего. От удара его хребет ломается о подставленное плечо, но мне сгодится и такой щит. В уже мертвое тело врезается россыпь дроби, покрывая меня кровью и ошметками плоти.

Рейдеры разбегаются в стороны, занимая позиции. 18 врагов, 4 патрона. Превосходный расчет!

Щелчок курка, вскидываю револьвер В плечо, локоть и кисть тут же врезается несколько пуль. Пальцы разжались, выпуская оружие, и я прикрылся трупом, упав на колени. Мышцы руки сводит, от злости в глазах красная пелена.

– Чтобы ты сдох! – зашипел я, удерживая изрешеченное рейдерскими пулями тело.

Ментальное подавление: 1,2.

Попавший мне в кисть гад приставил к голове дуло пистолета и спустил курок, вышибая себе мозги.

– Охренеть!

Настоящее колдунство! И у кого? У меня!

Внимание! Резкое понижение показателей.

И вместе с этим я ощутил, как слабеет тело, мысли вязнут густым киселем, а сам я начинаю оседать под расстрелянным рейдером.

Впрыск адреналина. Впрыск адреналина.

Дважды прошипел инжектор, нагнетая гормоны. Сердце бухнуло в ушах, едва не разодрав перепонки. В висках закололо.

Рейдеры тоже времени зря не теряли – разбежались, попрятавшись в старых домах. НИ, конечно, всех пометил, но сам факт – я потерял несколько драгоценных секунд, приходя в чувство после первого же срабатывания подавления…

Отбросив бесполезное теперь тело, спокойно вернулся к оставленному убитыми оружию. 17 маркеров на карте вырисовывались удачно. Подобрав брошенный дробовик, закинул его за спину, в свободную руку взял еще один револьвер.

Всегда мечтал стрелять, как настоящий ковбой. Почему такую стрельбу зовут македонской? Сколько вестернов не смотрел, так там каждый косорукий стрелок лупит с двух пистолетов по врагу.

Оставаясь под стелсом, обогнул тюрьму с другой стороны. Три точки за стеной пошевелились. Нервничают ребята, это хорошо, я потреплю вам нервы. Остановившись у выбитого окна, выходящего на главную улицу, прислушался.

– Какого хрена это было? – сухой скрипучий голос. – Ты это видел?

– Джонни просто вынес себе мозги. Это мутант. Говорю вам, это хренов контролер!

Я усмехнулся. А ведь действительно, я и мутант, и даже контролер в какой-то степени. Сунув руку с револьвером в проем, приставил ствол к затылку сидящего у карниза мужика и спустил курок.

Резко присев, пропустил паникующие выстрелы над головой и отступил назад. Из окна сунулось дуло дробовика. Отстреляв последние три патроны в разные стороны, стрелок выматерился, а его напарник в ужасе взвыл и бросился через заднюю дверь на улицу.

Левый револьвер вдоль стены, выстрел. Пытавшийся сбежать рухнул, раскинув руки в стороны. Beretta улетела дальше. Ничего, потом подберу.

С холодной расчетливостью прислушался, как лихорадочно трясущиеся руки оставшегося в одиночку пытаются вставить патрон в ружье. Все, этот не опасен. Снова вернулся к окну, просунул руку в проем и нажал на спуск.

Рейдеры в соседних зданиях даже не поду