Цитадели гордыни. Ученик (fb2)


Настройки текста:





Алекс Каменев Цитадели гордыни. Ученик

Пролог

В конце семнадцатого, начале восемнадцатого столетия на Земле открылись сотни аномальных зон. Жившие поблизости люди через какое-то время обнаружили, что получили способности, называемые в книгах не иначе, как магическими.

Несколько лет их существование оставалось в секрете. Те, кто становился чародеем, очень скоро поняли, что их могущество ограниченно рамками нахождения поблизости от источника силы. Это вынуждало их оставаться, не уезжать, набираясь сил и опыта, чтобы не терять обретенную власть над неведомым.

Но рано или поздно всему приходит конец. Вскоре о «дивных землях» стало известно. Случайные слухи, обмолвки в тавернах обрели очертания конкретных мест.

Против новоявленных колдунов немедленно выступили сначала церковные, а затем и светские власти.

В разных странах борьба происходила по-разному. Где-то противостояние выходило особенно жарким и не останавливалось долгие годы. Где-то все заканчивалось так толком и не начавшись.

Для поклонников тотального истребления «зловредных пособников дьявола» стало гигантским провалом превращение самих святых воинов в того, с кем они прибывали сражаться. Хватало нескольких дней, чтобы происходили процессы трансформации обычного человека в «проклятого чернокнижника».

Время шло. Проблемы государств никуда не исчезли. Человеческое общество не изменило давним привычкам решать проблемы агрессивными способами, на первый план вновь вышли прежние обиды и начались новые войны.

К тому же, стало понятно, что, те кого еще совсем недавно мамаши пугали по ночам непослушных чад перед сном, не могли творить свое колдовство за четко очерченными границами.

Были поставлены оцепления, чтобы число чернокнижников больше не росло. Иногда даже велась торговля. Горячая фаза битв понемногу сошла на нет.

Столетия шли за столетием. Уходили старые предрассудки, развивалась наука. И постепенно чародеи вновь вернулись в обычное общество. Хотя до полной интеграции дело все равно не дошло.

Уже не известно точно, когда именно магические токи прекратили делать из людей одаренных. Но в конечном итоге так получилось, что только дети, рожденные у двух колдунов, получали по наследству от родителей дивный дар.

Это спровоцировало изменения в среде самих чародеев, они превратились в кланы. И каждый источник был закреплен за определенной семьей. Появилась более или менее внятная внутренняя структура власти, где во главе стояли Патриархи, или как они себя сами называли — Князья Пустоты.

Между кланами наладилась кое-какая связь и общение. Поначалу на уровне стран, где они находились, а позже и по всему миру.

Ведь чтобы не снижать численность одаренных, требовалось заключать браки только между своими.

Вокруг источников магии были построены башни, замки, а кое-где и настоящие крепости. За нежелание их хозяев склонять голову перед кем-то бы ни было, среди простого люда они получили прозвание — Цитадели гордыни.

Ученик

Осторожно, там помидоры, — слегка запоздалое предупреждение не помешало свежим томатам высыпаться из газетного кулька и весело подпрыгивая рассыпаться по примятой зеленой траве.

— Я же предупреждала, — сказала Светка, недовольно наклоняясь за упавшими овощами.

Серега виновато пожал плечами. Пытаясь вытащить из багажника одновременно два пакета и большую плетенную корзину, он не удержал последнюю в горизонтальном положении, вызвав тем самым небольшой инцидент.

Хлопнула передняя дверь с пассажирского места. Довольно потягиваясь, из старенькой Нивы выбралась Анька.

— Красота-то какая, — чуть ли не промурлыкала она, глядя на широкую водную гладь неподалеку.

— Хорошо поспала? — проворчала Светка, намекая подруге слегка раздраженным взглядом на необходимость содействия.

Стройное девичье тело в коротких шортах и топике легко крутанулось на месте, развернувшись от берега.

— Просто замечательно, — проказливо ответила Анька, но все же пошла помогать выгружать вещи.

Толик, успевший дойди до ровной площадки с лежащими на земле бревнами, выступающими в роли удобных лавок, разворошил небольшую кучку золы и произнес:

— Костер разведем здесь.

Серега, успевший вытащить оба объемных целлофановых пакета скептически хмыкнул:

— Как будто где-то еще можно.

— Можно где угодно, — отозвался Толя. — Хоть там, — его палец ткнулся куда-то вдоль берега, где пестрели зарослей камышей. — Хоть там, — рука поменяла направление, указав на опушку леса в полусотни метрах от нас.

— Нет, мальчики, — сразу же заныла Аня. — Давайте у воды.

— Да у воды, у