Цитадели гордыни. Ученик (fb2)


Настройки текста:



Алекс Каменев Цитадели гордыни. Ученик

Пролог

В конце семнадцатого, начале восемнадцатого столетия на Земле открылись сотни аномальных зон. Жившие поблизости люди через какое-то время обнаружили, что получили способности, называемые в книгах не иначе, как магическими.

Несколько лет их существование оставалось в секрете. Те, кто становился чародеем, очень скоро поняли, что их могущество ограниченно рамками нахождения поблизости от источника силы. Это вынуждало их оставаться, не уезжать, набираясь сил и опыта, чтобы не терять обретенную власть над неведомым.

Но рано или поздно всему приходит конец. Вскоре о «дивных землях» стало известно. Случайные слухи, обмолвки в тавернах обрели очертания конкретных мест.

Против новоявленных колдунов немедленно выступили сначала церковные, а затем и светские власти.

В разных странах борьба происходила по-разному. Где-то противостояние выходило особенно жарким и не останавливалось долгие годы. Где-то все заканчивалось так толком и не начавшись.

Для поклонников тотального истребления «зловредных пособников дьявола» стало гигантским провалом превращение самих святых воинов в того, с кем они прибывали сражаться. Хватало нескольких дней, чтобы происходили процессы трансформации обычного человека в «проклятого чернокнижника».

Время шло. Проблемы государств никуда не исчезли. Человеческое общество не изменило давним привычкам решать проблемы агрессивными способами, на первый план вновь вышли прежние обиды и начались новые войны.

К тому же, стало понятно, что, те кого еще совсем недавно мамаши пугали по ночам непослушных чад перед сном, не могли творить свое колдовство за четко очерченными границами.

Были поставлены оцепления, чтобы число чернокнижников больше не росло. Иногда даже велась торговля. Горячая фаза битв понемногу сошла на нет.

Столетия шли за столетием. Уходили старые предрассудки, развивалась наука. И постепенно чародеи вновь вернулись в обычное общество. Хотя до полной интеграции дело все равно не дошло.

Уже не известно точно, когда именно магические токи прекратили делать из людей одаренных. Но в конечном итоге так получилось, что только дети, рожденные у двух колдунов, получали по наследству от родителей дивный дар.

Это спровоцировало изменения в среде самих чародеев, они превратились в кланы. И каждый источник был закреплен за определенной семьей. Появилась более или менее внятная внутренняя структура власти, где во главе стояли Патриархи, или как они себя сами называли — Князья Пустоты.

Между кланами наладилась кое-какая связь и общение. Поначалу на уровне стран, где они находились, а позже и по всему миру.

Ведь чтобы не снижать численность одаренных, требовалось заключать браки только между своими.

Вокруг источников магии были построены башни, замки, а кое-где и настоящие крепости. За нежелание их хозяев склонять голову перед кем-то бы ни было, среди простого люда они получили прозвание — Цитадели гордыни.

Ученик

Осторожно, там помидоры, — слегка запоздалое предупреждение не помешало свежим томатам высыпаться из газетного кулька и весело подпрыгивая рассыпаться по примятой зеленой траве.

— Я же предупреждала, — сказала Светка, недовольно наклоняясь за упавшими овощами.

Серега виновато пожал плечами. Пытаясь вытащить из багажника одновременно два пакета и большую плетенную корзину, он не удержал последнюю в горизонтальном положении, вызвав тем самым небольшой инцидент.

Хлопнула передняя дверь с пассажирского места. Довольно потягиваясь, из старенькой Нивы выбралась Анька.

— Красота-то какая, — чуть ли не промурлыкала она, глядя на широкую водную гладь неподалеку.

— Хорошо поспала? — проворчала Светка, намекая подруге слегка раздраженным взглядом на необходимость содействия.

Стройное девичье тело в коротких шортах и топике легко крутанулось на месте, развернувшись от берега.

— Просто замечательно, — проказливо ответила Анька, но все же пошла помогать выгружать вещи.

Толик, успевший дойди до ровной площадки с лежащими на земле бревнами, выступающими в роли удобных лавок, разворошил небольшую кучку золы и произнес:

— Костер разведем здесь.

Серега, успевший вытащить оба объемных целлофановых пакета скептически хмыкнул:

— Как будто где-то еще можно.

— Можно где угодно, — отозвался Толя. — Хоть там, — его палец ткнулся куда-то вдоль берега, где пестрели зарослей камышей. — Хоть там, — рука поменяла направление, указав на опушку леса в полусотни метрах от нас.

— Нет, мальчики, — сразу же заныла Аня. — Давайте у воды.

— Да у воды, у воды, — проворчал Серега, единственный из парней кто пока делал хоть что-то полезное, таща продукты к будущему место отдыха.

Стоило об этом подумать, как Светка моментально вспомнила о моем существовании.

— А ты чего встал? Бери давай корзину и неси туда же. Нам еще надо дрова собирать, — девушка не удержалась и ядовито напомнила: — Потому что кое-кто, не будем называть его имени вслух, не захотел покупать готовые угли.

Без труда догадавшись в чью именно сторону направлен выпад, Серега на ходу оглянулся назад, попытавшись оправдаться:

— Так в лес ведь поехали. Нафига этот мешок с углем нужен здесь? Да и большой он. И так с трудом поместились. Машина-то не резиновая.

— И денег стоит, — поддержал его я. — Зачем тратиться, если можно вполне обойтись хворостом?

Светка с готовностью заявила:

— Ну раз вы все такие умные, то кандидаты в поход за топливом для костра определены. Считайте себя добровольцами.

— Яволь! — шутливо вскинув руку в пионерском приветствии покладисто согласился я.

— Иди-иди. И чтобы надолго хватило. Бегать потом куда-то еще…

Прислонив к одному из бревен припасы, Серый сделал мне страшное лицо, постаравшись оказаться за спиной самой хозяйственной из девчонок.

Я ухмыльнулся. И махнув рукой, направился в сторону небольшой чащи. Благо она находилась недалеко от стоянки. Серега поплелся следом.

От скошенного луга шел приятный запах свежих трав. После города вдыхать его казалось сущим наслаждением.

Губы сами раздвинулись в улыбке. Классно тут. Захотелось рухнуть на зеленый ковер под ногами, бесцельно уставиться в бездонное голубое небо над головой и лежать, ни о чем не думая и ничего не делая.

— Сумки еще не все вытащили, — донесся нам в спину Анькин голос, когда мы уже прошагали треть дороги. — Самые тяжелые оставили.

— Толян пусть займется, — обернувшись крикнул я, не останавливаясь.

Анька еще что-то сказала, но уже неразборчиво. Ругалась, наверное. Ну и пусть. Дрова тоже нужны. А то из чего костер прикажете делать? Шашлыки на солнышке не поджаришь.

Управились быстро. Сначала свалив все в общую кучу, а потом разделив ее на две примерно равные части, для удобства носки. Сухостоя здесь хватало. Набрав по внушительной охапке, мы пошли назад, то и дело выворачивая шею, стараясь смотреть под ноги. Серега уже пару раз споткнулся, не увидав из-за веток перед глазами выглядывающие из-под почвы изгибающиеся корни.

Пыхтя и сопя дотащились до ровной площадки. Девчонки уже вовсю хозяйничали, раскладывая еду на припасенных газетках и пакетах.

— Эй, вы чего, уже жрать собрались? — возмущенно возопил Серега, с удовольствием сбросив дрова в центр вытоптанной круга. — А шашлыки зачем тогда везли?

— Вот-вот, — поддержал его Толик, с удовольствием прикладываясь к полторашке с пивом.

— А ты чего без нас уже пьешь? Да еще и с горла. Стаканчики же взяли специально, — теперь уже спросил я хмуро глядя, как наш единственный водитель надирается. — Палатки кто ставить будет? По пьяни в темноте собрался этим заниматься?

Проходящая мимо Светка чмокнула меня в губы.

— Мой герой. Спасибо, что сходили.

Серега, увидав полученную мной награду сразу же завопил:

— А мне? Я тоже ходил. Чуть не грохнулся с этими дурацкими деревяшками.

И скакнул к Аньке, наклоняясь вперед и вытягивая губы трубочкой. Засмеявшись, девушка сунула туда кусочек черного хлеба, который до этого нарезала аккуратными ровными рядами.

— Тьфу ты, — огорчился Серый, но хлеб все же сжевал.

— Вик прав, насчет палаток, лучше поставить заранее, — сказала Светка, указывая на крышу машины, где на багажнике крепко привязанными покоились вытянутые нейлоновые мешки разного цвета.

Толик сделав еще один глоток, поставил пластиковую бутылку на землю и пошел к своей старенькой Ниве, на ходу предупреждая:

— С палатками поосторожнее. Я их у одного знакомого односельчанина взял. Если порвем или сломаем, платить мне придется. Так что имейте в виду.

— Да не вопрос, — откликнулся я.

Вообще, всей поездке за город мы обязаны Толяну и его родственникам. Которые, вот уж диво-дивное, смогли договорится с директрисой о нашем отбытии на все выходные. Обычно старая грымза была не столь уступчива и категорически не шла на контакт. Во всяком случае, за все время, а это почитай с самого рождения, проведенное в школе-интернате, мне никогда не приходилось слышать о подобных прецедентах в прошлом.

Год назад Толику повезло. Его нашли тетка и дядя, случайно узнавшие, что у них есть родной племянник, живущий в учреждении для сирот. Порядочные люди, они его сразу же забрали к себе и увезли домой, в деревню.

К его чести, старый друг не забыл о нас и периодически навещал, поддерживая какие-никакие отношения.

Вот и недавно, когда закончился учебный год и подходил день рождения Светки, он позвонил и предложил организовать выезд к себе в гости. Мы, конечно, согласились. Такие развлечения нам нечасто удавалось устраивать.

Его дядя приехал и отвез нас к себе. Дома не остались, родственники Толяна возражать не стали, позволили провести время на природе. Даже машину тому дали. А то тащиться до озера десять километров пешкодралом совсем бы упарились. С такой-то кучей вещей.

И вот мы здесь, отдыхаем…

— А кто-нибудь раньше уже это делал? — спросил Серега, разглядывая сложенные импортные палатки, с видом натуралиста, впервые увидавшего редкий вид насекомого прямо у себя под носом.

— Да что ты как маленький, — Светка оттолкнула парня в сторону, решительно берясь за молнию на пластиковом мешке.

К моему, да и остальных удивлению, она довольно быстро разобралась с иностранной продукцией, установив и укрепив вытянутую ярко оранжевую полусферу на земле.

— Ну ты даешь, — восхищенно покачал головой Серый. — Прям завзятая туристка.

— Инструкцию читать надо, — проворчала моя девушка. — Тут даже полный кретин поймет, что и как делать. Но ты у нас, как обычно, исключение из правил.

Коротко хохотнув, я резво завозился с другим чехлом, не желая ударять в грязь лицом в таком плевом деле.

Собрать еще одно место для ночевки удалось действительно очень легко. Через десять минут три палатки стояли полностью готовыми. Две двухместные, одна одноместная.

Подойдя к последней, похожей на полукруглый пенал, Анька решительно заявила:

— Моя. И пусть кто-нибудь попробует ночью полезть. Это я с собой возьму.

При последних словах она продемонстрировала острый кончик, подхваченного только что шампура. Серега, на кого заточенное острие было недвусмысленно направленно, медленно попятился назад:

— А я что? Я же ничего и не думал.

— Вот и не думай, — воинственно заявила Аня, размахивая железной палкой. — А то мигом наколю. Имей в виду.

Пробормотав что-то о сбрендивших бабах, Серый начал возиться с пивом, разливая в вытащенные из пакета пластиковые стаканчики.

— А может водочки? — спросил он, спустя какое-то время.

Толик, возившийся с костром, нравоучительно поднял указательный палец вверх:

— Какая тебе водочка? Пока шашлыки не будут готовы, даже и не мечтай.

Заявление встретило с моей стороны одобрение. Если честно, я бы вообще предпочел обойтись одним пивом, не любил высокоградусный алкоголь. Но народ не поймет. Да и что там пить — одна бутылка на пятерых. Еще и под жаренное мясо. А вот его мы взяли немало.

Хотя стоп. Для девчонок бутылка красного вина припасена. Так что водку давить будем втроем.

— Слушай, Толян, — спросил я, усаживаясь на бревно, получив перед этим наполненный до краев пол-литровую пластиковую одноразовую емкость, — а как это озеро называется? Здоровое вроде.

Отлипнув от наконец заполыхавшей кучи хвороста, Толя глянул на простирающуюся водную поверхность, играющую множеством солнечных зайчиков, прищурился, наблюдая за ними, потом перевел взгляд на меня.

— Это не озеро, это плотина.

Неожиданное заявление вызывало у меня недоумение.

— Чего? Какая еще плотина?

Толик встал на ноги, отряхнул джинсы на коленях.

— Обыкновенная. Видишь вон там вдалеке полоску дороги? Она как раз проходит по ней. Там слив идет. А река течет с запада.

Его рука описала круг показывая места о которых шла речь. Я завертел головой.

Саму речку рассмотреть не удалось. Она похоже текла где-то за холмами. А вот асфальтовая нитка, выбегающая из-за стены деревьев в полукилометре от нас, просматривалась отлично.

— Типа водохранилища что ли? — неуверенно протянул я.

— Типа того, — не стал из себя строить умника Толян. — Для сельского хозяйства строили. Вроде бы. Или для разведения рыбы. Не в курсе подробностей.

Вся компания дружно уставилась на водоем, принятый всеми сначала за обыкновенное озеро.

— Прикольно, — сказал Анька, выразив общее мнение после нескольких секунд наблюдения.

— Ага, — безразлично поддакнул Толик.

Он явно уже успел за год проживания в деревне насмотреться на местную достопримечательность.

Я тоже вскоре отвернулся, занявшись куда более приятным делом: дегустацией пива, сидя на бревне у костра.

Серый с девчонками пошли к берегу проверять, как там насчет купания. Холодно или уже вполне сойдет.

— Виктор, тебе ведь семнадцать недавно стукнуло, через год выпуск, надумал уже куда идти? — вскоре нарушил тишину Толя, подкладывая в огонь новые порции топлива.

Отхлебнув из стакана глоток не фильтрованного, я пожал плечами.

— Да как все — в профтехучилище. Куда еще-то?

— А что не в универ? У тебя же оценки вроде всегда неплохие были. Отличником не стал еще?

Моя голова качнулась в отрицании. Становится зубрилой-умником в интернате? Ищи дураков. Зачем осложнять себе жизнь абсолютно лишними нападками от сверстников? Я эту простую истину понял еще в четвертом классе, когда первый и последний раз закончил вторую четверть с одними пятерками.

Да и толку с этих оценок? Все халявные места на козырные факультеты в универах давно поделены между «своими людьми». Остается только платная основа, на что бабла у таких, как я, естественно нет.

А идти учится куда-то еще значило терять впустую время. Толку получить бесполезный диплом по левой специальности, по которому в жизни ни одной минуты не будешь работать? Для коллекции? Чтобы при случае хвастануть наличием высшего образования? Да ну на фиг. Глупость.

Вон, куча народу сидит в офисах, перебирая бумажки, спросишь через одного — учились на совершенно другие профессии. Нет уж, я пять лет тратить за просто так не хочу.

— Да нее, мне в техникум норм. Подберу что-нибудь, отучусь и рвану на север. Там деньги зашибают только так, — правдиво ответил я, поделившись общими планами на будущее. — Ловить в городе нечего.

— Это точно, — согласился Толян.

Костер полыхал вовсю. Принесенные ветки сжирались почти мгновенно. Такими темпами скоро придется тащить новую порцию сушняка. Иначе на вечер не хватит. Вряд ли кто-нибудь захочет болтаться потом по лесу в темноте.

— Еще надо, — будто подслушав мои мысли буркнул Толик, уставившись в огонь. — Углей пока маловато.

Я промычал нечто невразумительное, но все же поднялся с бревна.

— Серый! — выкрик без проблем достал до троицы на берегу.

Чего они там делают вообще? Лягушек что ли ловят? Пусть еще предложат зажарить для хавчика, гурманы французские блин.

— А? — донесся невнятный ответ.

— Пошли еще раз за дровами. Не хватает.

Серега опять что-то сказал, однако тянуть не стал и направился обратно к лагерной стоянке.

— Че вы там таким интересным занимались? — спросил я, когда мы второй раз пошли в сторону леса.

— Да там прямо у берега рыбины плавают. Здоровенные жуть, — поделился новостями Серый. — Походу это не просто заводь. Наверное, выращивают еще здесь всякую речную живность.

— Забавно, — хмыкнул я. — А удочек мы не прихватили. Поймали бы чего может. Надо будет у Толика спросить, может завтра сгоняет в деревню, одолжит у кого.

На этот раз старались выбирать ветки потолще. Что потребовало определенных усилий. Из-за этого провозились намного дольше. Пришли звать, а заодно и помогать девчонки. Обратно возвращались уже вчетвером, неся внушительный запас древесины, должный хватить и на сегодня, и на завтра уж точно.

По приходу, Светка, тоже успевшая переодеться в короткие шортики с подвязанной под грудью рубашкой, бесцеремонно уместилась ко мне под бок, стоило присесть на облюбованное ранее бревнышко.

Вытянув длинные ноги с едва заметными загаром, она с удовольствием произнесла:

— Хорошо здесь, — и тут же последовал вопрос невпопад: — Где мои солнечные очки? Никто не видел?

Я молча покачал головой. Что ни говори, жизнь без девушек конечно станет пресной и скучной, но все боги этого мира, как же иногда хотелось, чтобы они исчезли. Хотя бы ненадолго.

Сидеть стало совсем неудобно. А пиво пить и подавно. И ведь не скажешь ничего. Сразу обвинят в невесть чем. Вплоть до вопроса: может мне вообще отсюда уйти?

— Что там с мясом? Его убрать куда-нибудь не надо? Может в воду пока засунуть? А то два ведерка так и стоят под солнцем, — рассеяно буркнул я, схитрив и найдя способ занять чрезвычайно активную подругу.

Так и есть. Не удержалась, пошла проверять. Я свободно вздохнул. Последовал сильный глоток.

Заметивший мои манипуляции Толик, без проблем разгадал причину прозвучавших вопросов и, гад такой, не скрываясь рассмеялся.

— Ну вы и парочка, — сказал он.

— Да пошел ты, — беззлобно донеслось от меня.

Серега уместил зад на соседнюю круглую деревяшку. Легкий щелчок выбил из появившейся пачки сигарету фильтром вперед.

— Будет кто? — предложил он, доставая из другого кармана зажигалку.

Я качнул головой, Толик последовал моему примеру. Странно, в отличие от меня, он вроде раньше дымил.

— Бросил чтоль? — тоже припомнил старые времена Серый, глядя на него.

— Ага. Типа надоело, — не стал делать из этого какую-то новость Толян.

— Бывает, — философский заметил Серега и прикурил. Неприятный запах табака заставил поморщиться.

— Только туда выдыхай, — сказал я, подбородком указав на край площадки. — А то еще эту гадость нюхать.

Вернувшиеся от машины девчонки поддержали мою просьбу. Анька так и вообще высказалась куда резче, обозвав единственного в компании курильщика выхлопной трубой.

Говорить что-то в ответ Серый не стал. Стоически вытерпел все нападки, не выбрасывая дымящуюся тонкую белую трубочку, зажатую между пальцев правой руки.

— А это еще кто? — спросила Светка, к этому времени успевшая вновь усесться, облокотившись на меня на этот раз уже слева и всей спиной.

— Где? — проронил Толян.

Импровизированный мангал из четырех, поставленных на попа кирпичей, уже принял на себя первые шампуры, утыканные сочащимися соком маринада кусками сырого мяса. Как раз появилось достаточно угля для готовки первых порций.

— Вон, едут.

Далеко-далеко на дороге показались небольшие точки. Разглядеть что-то в подробностях не представлялось возможным.

Невесть откуда в руках у Толика появился небольшой бинокль, направленный на шоссе, проходящее через плотину.

Я изумленно моргнул. Во дает. Чисто Копперфильд. Раз — и стоит, изображает из себя капитана на мостике корабля в дальних морях-океанах.

— Ух ты, — пораженно выдохнул он.

— Что там? — заинтересовался я.

Не поленился встать, осторожно подвинув Светку чуть в сторону. Девушка сначала заворчала, а затем улеглась на всю длину бревна, изящно изогнув правую ногу.

Пробежав мельком взглядом по стройной женской конечности, я шагнул к охающего другу и беззастенчиво выдернул у него средство для наблюдения.

Рядом встал Серый, дожидаясь своей очереди глянуть на то, что вызывало такую реакцию у обычно сдержанного Толяна.

Прижатые к глазам окуляры мгновенно приблизили прямую линию междугородней трассы. Чуть покрутившись, я наткнулся на искомые объекты почти сразу же. И, как и в случае с первым зрителем, у меня вырвалось восхищенное:

— Ничего себе! Вот это машины!

Тут уж Серега не выдержал и постарался заполучить биноколь из моих рук. Первые секунды мне удалось слегка поупираться, но потом все же пришлось расстаться с устройством. Нетерпеливые восклицания от девчонок, тоже заинтересовавшихся зрелищем, сказали, что очередь на оптическое устройство стремительно вырастает.

За ту минуту пока кавалькада черных, как сама ночь машин, пронеслась и скрылась где-то за горизонтом, все пятеро успели полюбоваться на необычных гостей.

— Три внедорожника, две обычные легковушки, — со знанием дела поделился мыслями единственный среди нас водитель.

— Ну ты сказал — обычные, — моментально прицепился Серега. — Эти крутые тачки никак не могут быть обычными. Силуэты видал? На капли ртути похожи.

— Ртуть серая, — педантично заметил я. — Скорее на сгустки битума.

Даже промчавшиеся джипы имели зализанные обтекаемые формы, поневоле вызывая ассоциации с машинами, виденными в голливудских блокбастерах.

— Короче — очень крутые тачки, — подвел итог короткий дискуссии Толя. — Каждая стоит, наверное, как десять новых Нив.

— Да уж, точно не меньше, — проехавшие авто оказали впечатления и на Аньку со Светкой.

Последовала пауза, все вновь вернулись к костру. Толик снова занялся шашлыками. Остальные расселись вокруг. Я бросил на землю походный коврик и уселся, прислонившись к бревну. Светка разместилась рядом.

— Тачки круты, — повторил Толик спустя какое-то время, — а вот те, кто в них ехал — уроды.

Сделав глоток из стакана с пивом (блин, другие бутылки тоже надо опустить в воду, нагреется ведь), я без труда догадался о ком он так нелицеприятно отозвался.

— Чем тебе колдуны насолили?

— Колдуны? — заинтересовано приподняла голову Аня, смахнув длинную челку в сторону.

— А кто еще? — я пожал плечами. — Тут же в сотне километрах их земли. Кортеж определенно их. Слишком уж приметные машины для чиновников местного ранга или предпринимателей средней руки.

— Гады они, — подтвердил мои слова Толик довольно неоригинальной фразой. — Заботятся только о себе. Пооткрывали у себя магические лечебницы и за большие бабки лечат там только богатеев. На обычных людей им плевать. Всегда было плевать.

— Ты это про что? — спросил Серега.

— Вспомни уроки истории: когда эти пиявки делали для страны что-то хорошее? Во всех войнах стояли в стороне. А во времена революции семнадцатого года вообще заявили о нейтралитете. Тогда куча народа погибла, а этим хоть бы хны. Никого не пускали к себе. Даже своих дружков аристократов, у кого не имелось способностей. Миллионы умерли. Включая императора и всю его семью.

Я глянул на шипящее мясо, постепенно покрывающееся приятной на вид поджаристой коркой. Осталось недолго.

— Когда это ты успел стать монархистом? — удивилась Светка. А я, со смешком добавил:

— Так они от конкурентов избавлялись. Тогда в число избранных входили дворяне, а их там целые толпы ходили, а после революции — остались обычные люди и чародеи. Вот и все, — сделав еще один глоток, я продолжил: — А вообще, это конечно же бред. Как сам советовал, вспомни историю — колдуны никогда не являлись чистыми выходцами из числа благородных семейств того времени. Отбор шел совсем по другому признаку, а не из-за факта рождения в определенной семье. Коммунисты, пришедшие к власти, отлично это понимали, поэтому и смогли с ними вполне сносно наладить отношения. А после развала СССР и нынешние правители.

Анька, хрустя яблоком, тоже присоединилась к разговору:

— Во вторую мировую все кланы принимали у себя раненых и занимались ими бесплатно.

Серега не утерпел и спросил:

— Всегда не понимал, почему в России их тоже называют — кланами? За бугром понятно, это их словечко. Наши свое что-то придумать не могли что ли?

— Когда появились магические источники, правил Петр Первый, он много иностранцев к себе таскал. Вот с чьей-то легкой руки и повелось, — объяснил я, прекрасно помнивший параграф в учебнике о том периоде.

Толик достал пару пластиковых тарелок и начал сгружать туда готовые шашлыки.

— И все равно, гады они все, — упрямо отрезал он.

— Ребята, — протянула Светка, — давайте не будем о политике.

— Правильно, — поддержал ее Серега. — Из-за этого пищеварение нарушается. Лучше приступим к дегустации. Пахнет аппетитно.

Руки парня с легко читаемым намерениями потянулись к одной из мясных горок. Я усмехнулся, запах и впрямь заставлял забыть обо всем на свете.

Ну колдуны. Ну поехали куда-то. Ну живут у себя, ведя полузамкнутый образ жизни. Ну и что? Лично мне до этого нет никакого дела. Своих проблем хватало с избытком. Мы не затем сюда выбирались, чтобы обсуждать всякую ерунду. Есть чем заняться куда более приятным.

С этой мыслю, я приобнял Светку, опустив руку на ее тонкую талию. Девушка обернулась и словно угадав мое желание с легкой улыбкой потянулась за поцелуем.

Прикоснутся к алым губам не получилось. Невесть отчего тело вдруг пронзила страшная боль. Как будто кто-то одновременно вонзил тысячи мелких и чрезвычайно острых иголок, обжигающих кожу жгучим холодом.

Рухнув на бок, я с громким стоном покатился по земле. Неподалеку с визгом упала Аня. Толик и Серега растерянно замерли не понимая, что происходит. Света попыталась помочь, но всего лишь одно прикосновение заставило ее с криком отдернуть руку назад.

Не выдержав, сознание начало покидать меня, уносясь в неведомые дали забытья.

* * *

— Ну что там? Выяснили что стряслось?

— Да. Импульс от «точек». Радиус воздействия от восьмидесяти до двухсот процентов по первоначальной окружности магических зон. Длительность — от семи до двенадцати секунд.

— По всей Земле?

— По всей Земле.

— Дерьмо какое-то.

— Полностью согласен.

— Что группы наблюдения?

— Говорят, маги зашевелились. Ездят по территориям, попавшими под удар. Опрашивают население. И еще — забирают некоторых людей с собой.

— Забирают? К себе что ли?

— Насколько можно судить по их передвижениям — да. И это совсем не похоже на обычный найм работников. Тут явно что-то другое. И оно определенно носит массовый характер по всей стране. Пока сообщили о девятнадцати случаях, но думаю это не предел.

— Физическое воздействие? Нажим против воли?

— Нет. Договариваются. В основном при помощи денег. Официальных жалоб нет. Никто не бежит в полицию писать заявление на колдунов. Все проходит в рамках простых разговоров. Даже без словесных угроз.

— Дерьмо.

— Полностью согласен.

— Ты мне тут не паясничай. А то мигом отправишься север от снега очищать.

— И не думал. Просто слово — «дерьмо», удивительно точно подходит для описание произошедшей ситуации.

— Остряк. Что там с последствиями? Задетые территория стали обладать… эээ… свойствами маго-зон?

— Нет. Это в первую очередь проверили. Отрицательно по всем параметрам. Парни из центрального рядом с владениями Тереньтевых все прочесали, чуть ли не на коленях ползали. Никаких флуктуаций.

— Значит одномоментный импульс?

— Выходит, что так.

— И что думаешь? Сами колдуны сотворили? Или…

— Скорее всего именно — «или». Мы тут провели сравнительный анализ по всему миру. Данные оказались весьма любопытными. Всплеск зарегистрировали абсолютно у всех точек. Без исключений. И что самое интересно — везде началось в одно и то же время. Секунда в секунду. Точность чуть ли не до десятой запятой. Парни из компьютерного отдела за головы схватились, когда провели окончательные расчеты. Говорят, такую синхронность невозможно сотворить внешним воздействием.

— Сами источники?

— Определенно. Хотя маги наверняка заранее догадывались о возникновение импульса.

— Есть доказательства? Мне скоро наверх на доклад идти, туманные предположения там не любят, предпочитают конкретику и факты.

— Клан Строгановых.

— Это те, которые из Холодного Предела? Стихия Льда?

— Да, они. За три часа до инцидента их самолет вместо того, чтобы воспользоваться частной посадочной площадкой на землях клана, запросил разрешение на посадку в ближайшем городе, где есть аэропорт. Оттуда прилетевшие пассажиры уехали на машинах. Ребятки точно были в курсе, что в ближайшее время что-то произойдет. Не до минут или часов, но примерное окно они определили. Поэтому и не стали приближаться к источнику по воздуху.

— Так, так, так. Это все?

— Есть еще несколько случаев, косвенно свидетельствующих о несомненной осведомленности колдунов. Я распечатаю файл со списком, если хотите.

— Хочу. Обязательно распечатай. Начальство обязательно заинтересуется.

— Хорошо. Сделаю.

— Что-то еще?

— Да. Пару минут назад прислали выводы из аналитического отдела. И они намного хуже того, что мы обсуждали ранее.

— Мне придется еще сказать — дерьмо?

— Думаю этим словом вы уже не ограничитесь.

— Ладно, хорош нагнетать. Говори уже, что там аналитики наговорили?

— Это по поводу тех людей, кого маги забирают к себе. Первоначально мы думали, что это пострадавшие, и что их увозят лечить. Чтобы по-быстрому нейтрализовать возможный негативный резонанс в информационном поле. Погасить волну негатива до широкого распространения в СМИ, так сказать. Мол, оказываем помощь. Выплачиваем компенсации за полученный ущерб. Сами знаете, какая может подняться в обществе истерика от происшествия.

— А на самом деле?

— Есть предположение, что колдуны забирают людей, прошедших инициацию.

— Стоп. Что? Какую еще инициацию?

— Ну или по-простому — превращение.

— Ты хочешь сказать…

— Именно. С высокой долей вероятности можно утверждать, что впервые за триста с лишним лет, одаренными стали не через рождение, а напрямую от магического воздействия. Как в самом начале появления источников на Земле. И это не только у нас, такое творится по всему миру. Количество магов всего за несколько секунд выросло на несколько тысяч.

— Мда… Пожалуй, ты прав, тут нужны слова покрепче.

— Полностью с вами согласен.

* * *

Пробуждение оказалось тяжелым. Ноющая боль волнами проносилась по телу от пяток до макушки, не давая ни секунды покоя. Словно под кожей сновало множество тараканов с острыми лезвиями на спине из хитина. Вредные насекомые не останавливались и не замирали ни на мгновение, продолжая свой бег по бесконечному кругу.

С трудом приподняв веки, почти сразу же пришлось обратно зажмуриться. На глаза навернулись слезы от яркого света.

Тараканы вдруг превратились в капли холодной жидкости, весело побежавшей по венам, принося определенное успокоение. Уже не так неприятно, как раньше, но все еще далеко до обычного состояния.

В голове вдруг как-то резко прояснилось. Будто кто-то переключил рубильник, избавив от тумана после сна или что скорее всего, беспамятного забытья.

Точно. Меня же вырубило на берегу озера. То есть, водохранилища. Мы стояли, готовились перекусить только-только поджаренными шашлыками, а потом меня и Аньку накрыло какой-то фигней. Отчетливо помню, как она и я попадали на землю и катались, крича от неожиданно возникшей боли, пока не потеряли сознание.

Память о прошлом вернулась легко. Никаких проблем с воспоминаниями не было. В отличие от дальнейших событий. Что с нами произошло? И главное — куда делись друзья и где я сам сейчас находился?

Охлажденный металл продолжал циркулировать все больше и больше приводя организм в какое-то подобие порядка. Не знаю, что это, но действовало оно вполне эффективно. Буквально через пару минут появились силы, чтобы приподнять голову и оглядеться.

Так и знал. Больничная палата. Светлые стены, широкая кровать, рядом стоит какая-то аппаратура, от нее идут трубки к обоим рукам, неподалеку пара легких пластиковых стульев и низкая белая тумбочка.

Устало откинулся назад и повернул голову в сторону довольного большого окна с узким подоконником. За стеклом виднелся кусочек яркого голубого безоблачного неба.

Значит больница? Похоже Толян привез с озера. И кажется не в районную, а в городскую. Если судить по окружающей обстановке. Медицинское оборудование очень уж крутое для сельской местности. Недешевые стеклопакеты, чистенько, чуть ли не стерильно. Все блестит и навевает мысли о новизне. Прямо палата для вип-персон, а не для обычных больных.

В мозгу сразу же щелкнуло. Тогда каким боком здесь я? Простой сирота, ученик школы-интерната не имеющий за душой ни гроша не может рассчитывать на такие хоромы. Меня если бы куда и уложили, то максимум в общую комнату, где ютится одновременно человек двадцать, а то и вовсе оставили бы в коридоре на полуразвалившейся каталке под дырявой простыней. Уже точно не тащили бы в место, больше подходящее для каких-нибудь влиятельных чуваков с толстыми кошельками.

Неожиданно открытие поневоле заставило опять приподняться. Куда это меня занесло интересно? Сильно сомневаюсь, что в обычную поликлинику.

Помниться, когда навещали Серегу в четвертой городской, куда этот балбес попал после перелома руки, умудрившись вывалиться со второго этажа из класса по русскому, там и близко не наблюдались подобных условий.

Никаких отдельных палат, никаких навороченных устройств, похожих на те, что показывают в зарубежных фильмах, все просто, без выкрутасов, характерно для российской провинциальной глубинки, остающейся десятилетиями подряд на том же уровне, что и в семидесятых годах прошлого века.

У нас не Штаты и не Европа, где о здоровье граждан заботятся на ура. Хотя, стоп, это не из той оперы. Без страховки у буржуев тоже не слишком полечишься. В случае чего без колебаний выбросят на улицу. Капитализм он такой.

Поерзав, я развернулся сначала вправо, затем влево, наклоняясь к стоящим на подставках механизмам с включенными плоскими экранчиками, множеством трубочек, переключателей и кнопочек.

Пригляделся, рассматривая надписи. Странно, все на русском. И хотя в основном это были непонятные аббревиатуры разной степени протяженности, характерные для кириллицы — «Д», «Ц» и «Г» присутствовали в изрядном количестве. В латинице таких буковок точно нет, значит по-нашему писано.

Выходит, пока в России. Это немного обрадовало. Не улыбалось очнуться где-то далеко за бугром.

Не сдержался, спустил ноги на пол. Поежился от холодной поверхности.

И только тут обнаружил, что стою почти голый, а вместо одежды нечто непонятное, без рукавов, доходящее до колен и при этом открытое со спины.

— Что за фигня? — пробормотал я, озадаченно разглядывая новый наряд.

Увидав ручку скрытого в стене шкафчика, сделал шаг к нему и тотчас же замер на месте. Торчащие из руки проводки натянулись и не дали далеко отойти.

Пришлось возвращаться. Взглянув на воткнутые в вены иголки на мгновение стало дурно. Гадость какая. В голове поневоле мелькнуло опасение о совсем недавно прошедшей боли. Вдруг снова начнется, если избавлюсь от капельницы?

Мимолетное колебание осталось позади так же быстро, как и возникло. Победа осталась за желанием освободиться.

Один резкий рывок, второй. И оба прозрачных проводка с острыми стальными наконечниками отлетели в сторону. Ранки закрыл кусочками пластыря, которыми они предусмотрительно прикреплялись.

Постоял на месте, проверяя внутреннее самочувствие. Вроде ничего не болело. Злобные букашки с лезвиями бесследно исчезли. Хорошо, не хотелось возвращения этого состояния.

Таким надо пытать отъявленных бандитов, а не безобидных подростков. Обязательно сознаются во всех преступлениях.

Снова подошел к узкой дверце, дернул на себя и с любопытством заглянул внутрь. Ничего, две пустые полочки, чуть ниже два крючка. Ни обуви, ни одежды.

Почесав затылок, двинулся к окну. Комната, оказалась намного более просторной, чем виделось с кровати. Пришлось сделать пять шагов, пока дошел до чего-то похожего на подоконник.

Внизу с высоты трех-четырех этажей обнаружилась парковая зона, с ровными пешеходными тропинками с аккуратными кустами живой изгороди, вдоль них через каждые метров десять стояли небольшие скамеечки. Людей не видать. Обычный солнечный летний день. Тишь да благодать.

Через секунду разглядывания идиллии на улице, я начал судорожно щипать свою правую руку. Потому что вдруг понял, что деревья на аллее чуть дальше дорожек стояли абсолютно белые.

Не крашенные и не цветущие, как яблони, а по-настоящему белые. Ствол, каждый отдельные листочек, кора, все до последнего кончика веточки имели окрас, как у свежего снега.

Я не биолог и слабо разбираюсь в ботанике, но точно уверен, таких деревьев в природе не существует. По крайней мере, в нормальной природе.

Шея вытянулась вперед, а глаза чуть прищурились. Да нет. Все верно. Белые деревья.

— Бред какой-то, это еще что? — шепотом спросил сам себя, не переставая ожесточенно мучить правую руку, в тайне надеясь проснуться.

Или меня так накачали, что начались глюки? Кто его знает, что там шло через трубочки. Вливали какую-нибудь дрянь, вот теперь и ловлю приходы. Деревья белые мерещатся. Не хватает прыгающих розовых слонов и летающих пурпурных крокодилов. Вот тогда точно будет полный набор.

Взгляд сам метнулся к голубому небу. Фуу, нет, крокодилы и слоны откладываются. На небосводе ни облачка.

По-идиотски хихикнув, и чего только в голову не придет, я оставил руку в покое и снова развернулся к палате.

Откуда-то появилась твердая уверенность, что отсюда надо валить. И чем быстрее, тем лучше. Плевать на одежду, хоть голым, главное выбраться. Нехорошие предчувствия от этого места начали нарастать, несмотря на царившие внутри чистоту и порядок.

Не для таких как я эти хоромы. Как бы после не пришлось платить. И ладно бы обычными деньгами, а вдруг почку захотят вырезать? Кто их знает, этих «благодетелей»?

Точно. Валить. И как можно быстрее.

Я двинулся к плотно закрытой двери, мысленно прикидывая, что буду делать, если она окажется запертой.

Однако дойти не успел. Даже за ручку не успел взяться, как она сама повернулась. Дверь бесшумно отворилась, впуская внутрь незнакомого парня.

Чуть выше меня, слегка шире в плечах, в бежевом пиджаке и серой сорочке, он походил на мальчика из золотой молодежи собравшегося на тусовку в один из модных клубов, куда мне еще долго не видать дороги из-за цен на входной билет, а главное стоимости барных напитков.

Вздернутый подбородок и снисходительный взгляд сверху вниз подчеркивали образ надменного богатея.

— Ты кто? — спросил я без обидняков.

Губы парня презрительно изогнулись из-за чего его вид стал еще больше высокомерным. И ведь не старше меня, а ведет себя, как не пойми кто.

Пижон хренов… Мысленно ругнулся я, но вслух ничего говорить не стал. Успеется.

— Меня зовут Андрей Строганов, для тебя — Андрей Григорович, — представился он, вся так же глядя на меня, как на неведомую зверушку. — Будешь делать все что я прикажу, иначе последует наказание. Меня послали присмотреть за тобой, чтобы ты вел себя прилично.

— Нормально. Встал уже, — ответил я, оглядываясь на пустующую кровать. — А прилично это как?

— Как я скажу. Понял?

Тон его барского голоса, такого снисходительного с нотками презрения заставляли чувствовать себя насекомым, которому повезло, что к нему вообще обращаются.

Я с ходу взбесился. Вообще, меня трудно назвать любителем драк или хулиганом. Но, как и все дети, выросшие без родителей в интернате, я с самого раннего детства познал одну простую истину — ни в коем случае никому и никогда не спускай обид. Даже если наезжает кто-нибудь более крупный и сильный, лучше быть избитым раз или два, чем прогнуться, став чьей-нибудь шестеркой или объектом для издевательств в дальнейшем. Задиры быстро отстанут, поняв, что ловить с тобой нечего.

Поэтому мои дальнейшие действия вовсе не были каким-то необдуманным импульсом.

На самом деле все просто. Почему-то такие индивиды считали, что если кто-то даст слабину, то его можно запрягать и впредь, катаясь верхом, как на лошадке и заставляя выполнят приказания, как слуге.

Я понятия не имел где нахожусь и что здесь происходит. Но одно очевидно, стоящий передо мною хлыщ уже не отцепится. Еще до прихода сюда он составил обо мне мнение, как о слабаке, которого можно шпынять и указывать что делать. А это уже не есть хорошо.

— Понял, Андрей Григорьевич, понял, — ответил я. — Как не понять.

Резкий удар коленом прямо в пах моднику моментально заставил того согнуться пополам. По палате разнеся громкий стон. Еще один выпад, уже по голове, отправил хамло на пол.

В ответ тишина. Неужели вырубил? Удивительно. Никогда не считал себя великим бойцом. Это у нас Толян увлекается боксом, с одного удара может положить противника гораздо больше и тяжелее себя. Доводилось как-то наблюдать. Я на его фоне так, серединка на половинку.

— И что теперь делать? — спросил сам себя не зная, что предпринимать в дальнейшем.

Честно говоря, после ударов, я подспудно ожидал, что внутрь ворвутся охранники, медсестры или еще кто. Ситуация настигнет апогея и станет хоть что-нибудь известно.

Но нет, тишина. Пижон лежит на полу, а в палату никто и не думает заглядывать.

Так, стоп, чего-то он лежит как-то слишком уж тихо. Надеюсь я его не убил? Быстро наклонился и проверил пульс на шее. Вроде дышит. Фу, еще не хватало становиться убийцей.

Черт, чего теперь делать-то? И бил-то вроде не слишком сильно. Так, скорее попугать, показав намерение защищаться.

И тут же сам себя одернул: показать намерение? Коленом по черепу? Другого способа не придумал, умник?

— Ладно, сам нарвался. Вел бы себя, как нормальный человек, остался бы целым, — пробормотал я.

Перешагнув через лежащее тело, потянул дверь и выглянул в приоткрывшуюся щель. Там обнаружилось то, что и должно быть на выходе из больничной палаты: широкий коридор со все теми же светлыми стенами. Только здесь еще горели длинные лампы на потолке, должно быть окна находились слишком далеко для естественного освещения.

Никого из персонала не видать. И звуков никаких. Тихо, как на кладбище. Воображение живо нарисовало картинку из жуткого ужастика про больницу, где пациентов разделывают на органы. Привозят сюда тех, кого не станут сильно искать, режут на куски, а потом продают на черном рынке.

После просмотренной в достаточном количестве голливудской продукции и не такое начнет мерещиться.

Достаточно себя напугав, я осторожно прикрыл дверь, повернулся к вырубленному хлыщу и с удовольствием его пнул.

— Почки мои захотели, уроды? Я вам дам почки…

Вдруг стало понятно, что предпринять. Первоначальное желание валить отсюда куда подальше, теперь обрело вполне сносную перспективу и средство для его достижения.

Наклонился и стал раздевать лежащую в бесознанке тушку. Без церемоний, не аккуратно, я стянул с него сначала штаны, потом пиджак и рубашку. Последними были носки с легкими летними туфлями.

— Опана, — пораженно произнес я, разглядывая находки из вытряхнутого кармана брюк.

Скрепленная зажимом пачка тысячных купюр и последняя модель айфона не оказались сюрпризом, вполне джентельменский набор для молодого повесы. А вот ключи с брелоком действительно удивили. Причем не сами ключи от машины, а то, какой значок блестел серебром на матовой черной поверхности.

На первый взгляд это походило на кошку в прыжке, если не знать, что это на самом деле. Я к счастью знал, так как видел несколько раз похожие в интернете.

— Значит мы на Ягуаре катаемся, — усмехнулся я с искренним интересом разглядывая значок фирмы, выпускающей всемирно известные суперкары. — Какая прелесть. Не против, если я возьму себе? Ну и ладненько, верну чуть позже. Правда, еще бы узнать где у вас тут гараж. Чую, придется постараться, чтобы найти выход из этой богадельни.

Моднявый буржуин остался безучастным к процедуре экспроприации, никак не отреагировав на столь наглую выходку.

Во блин. Здорово я ему все же врезал. Может перегнул палку? И тут же сам себе возразил — да нет, скорее добавить бы не мешало. Знаю этот вальяжный развязный тон. Такие как он чувствуют себя хозяевами жизни, а всех остальных пылью у себя под ногами. Пошел он…

Быстренько переодевшись в трофейные шмотки, выскользнул наружу и вдоль стеночки двинулся влево по коридору. Судить не берусь там ли выход, но ведь двигаться куда-то надо.

По пути попадались двери, похожие на те, что были у меня в палате. Попытки открыть хоть одну ни к чему не привели.

И как назло, ни одной карты-схемы на случай эвакуации. Их тут пожарная безопасность совсем не трясет что ли? Безобразие.

Неторопливо и в то же время, иногда переходя на бег, я шел вперед, надеясь в конце коридора увидеть долгожданный выход на лестницу. В случае тупика, придется идти обратно, а потом топать в другом направлении, что явно повысит риск быть пойманным.

Безлюдный, тихий коридор очень сильно действовал на нервы, давая не на шутку разыграться фантазии.

Зловещие доктора-психопаты в круглых очечках начали мерещиться уже на пятой минуте ходьбы. В залитых кровью операционных, эти маньяки разделывали людей, как скот, вынимали сердце, печень и почки, которые потом медленно укладывали в небольшие чемоданчики, выложенные сухим льдом. Чтобы вскоре заняться новыми жертвами. Например, идиотами, без спроса шастающими по пустым больничным коридорам.

Внезапно открывавшаяся дверь, в тот момент, когда я проходил мимо, очень удачно совпала с беспокойными мыслями. Так что все дальнейшие действия являлись скорее реакцией на них, чем действительно осознанным поступком.

Появившийся за приоткрытой створкой мужик не успел удивиться, как получил в морду прямым хуком справа. Дернув головой, он отшатнулся назад, споткнулся об что-то и со всех размаха грохнулся на пол, успев в полете зацепиться затылком за край удачно подвернувшегося стола. Где и остался лежать, не подавая признаком жизни.

Я замер в дверном проеме.

— Да вы надо мною издеваетесь, — проворчал я, глядя на уже второе за сегодня тело, отправленное в бессознательное состояние по моей вине.

Здорово, меня все-таки накачали лекарствами. Никогда до этого не замечал за собой паранойи вкупе с приступами беспричинного страха.

Врезал мужику и слова тому не дав сказать. Это же надо. Совсем уже голова поехала. С этим срочно надо что-то делать.

Но все дальнейшие действия пришлось отложить на потом. Мой взгляд переместился с неподвижного тела на стол с многочисленными бумагами. В следующее мгновение я уже обо всем позабыл. Потому что в одной из раскрытых папок отчетливо виднелась фотография с уж очень знакомым лицом.

— Какого черта здесь происходит? — вслух спросил я, подходя ближе. — Это же Анька!

Обычная канцелярская папка с надписью — «Личное дело» содержала внутри несколько листков печатного текста. Там было все: дата и место рождения, где родилась, предполагаемые родители, еще много разных данных, порой весьма личного характера.

Перебирая бумаги, я хмурился все сильнее. Это не могло быть случайностью. Кто-то специально собрал информацию, систематизировал ее и упорядочил, практически уместив всю жизнь моей подруги в несколько машинописных листов.

Рядом лежала стопка точно таких же досье на других людей. Осененный внезапной догадкой, я начал судорожно искать себя. И уже вскоре смотрел на свое собственное дело. В нем тоже присутствовали подробности моей не слишком богатой на события жизни. Вплоть до результатов физического и психологического обследования. Ерунда какая-то, и когда я их проходил, хотелось бы знать?

Отбросив с отвращением документы в сторону, я злобно уставился на хозяина комнаты. Судя по форменной одежде он здешний охранник или вроде того. С ним определенно стоило пообщаться на предмет назначения этого учреждения. Все это явно неспроста и имеет какую-то конкретную цель. Как и наше здесь с Анькой появление.

Вспомнив о подруге, я вздрогнул. Тупой идиот, ты, о чем вообще думаешь? Отсюда надо валить и как можно скорее. Плевать на все остальное. В первую очередь надо сбежать отсюда. Ты же не Рэмбо, чтобы противостоять толпе, что, наверняка, находится в здании.

Кстати о Рэмбо. Это штука точно пригодится в дальнейшем. Замеченная ранее кобура, висящая на одном из стульев в углу, выпустила на свет довольно внушительный пистолет.

Оружие оказалось тяжелее чем я ожидал. Зато разобраться с устройством вышло довольно легко. Хоть на что-то пригодились часы просмотренных кинофильмов.

На лицо лежащего упитанного охранника полилась вода из найденной здесь же бутылки минералки. До этого я уже успел проверить у него пульс и убедился, что с ним все в относительном порядке. На голове будет ссадина, но в целом он вроде как не слишком пострадал от падения.

— Что? Что? — захрипел мужик, пытаясь перевернуться на бок.

— Лежать, — я жестко пихнул его ногой назад.

Глаза охранника раскрылись и сфокусировались на мне.

— Ты еще кто?

Слегка наклонившись вперед и держа перед собой пистолет, я криво усмехнулся.

— Как будто сам не знаешь. Где Аня Серебрякова?

— Кто?

Его взгляд выражал столь сильное непонимание, что не увидь раньше я папки с делами, то запросто мог повестись на уловку.

Большой палец правой руки надавал на курок, взводя его в боевое положение. Снятый предохранитель уже показывал красную точку, демонстрируя готовность к стрельбе.

Не очень уверенно, я навел дуло прямо на грудь охранника, крепко зажав пистолет в обеих ладонях.

Какой он все-таки тяжелый зараза…

— На счет три, стена позади тебя окраситься в красный, — копируя героя из старых боевиков выдал я.

Сощуренный правый глаз уставился на охранника через прицел и это ему похоже совсем не понравилось. На лбу жиртреста, как по мановению волшебной палочки выступили крупные капли пота.

— В какой палате находится Аня Серебрякова? — повторил я вопрос, затем начал обещанный счет: — Раз… два…

Видимо в этот момент я и впрямь выглядел, как человек, готовый начать стрелять. Что несколько странно, учитывая, что никакой уверенности у меня на самом деле не было и в помине.

Понятия не имею, смог бы я все-таки спустить курок или все закончилось бы еще одним ударом в лоб упертому барану, но он все же сдался:

— Операционная номер три. Второй этаж, пятая дверь от лестничного пролета.

— Операционная? — переспросил я.

— Да. Она там прямо сейчас.

— Ну вы и уроды, — не сдержавшись, прошипел я.

Твердая рукоять пистолета врезалась в лоб охранника, тот охнул. Грубым пинком перевернув его на живот, я завел ему руки за спину и перетянул их скотчем, предупредительно лежащем на одном из стульев. Рот тоже заклеил здоровенным куском липкой ленты. Напоследок плотно притворил за собой дверь.

А потом начался бег. Сначала до конца коридора, к лестничным пролетам. Затем вниз до площадки с большой цифрой — «2» на бетонной стене. И дальше уже по новому коридору с отчетом комнат от пройденного входа-выхода.

— Раз, два, три, четыре, пять. Вот она. Это здесь.

Не останавливаясь я ворвался туда, держа пистолет перед собой. И сразу же остановился, уставившись на кучку докторов, в голубых халатах, шапочках и масках на мордах, стоящих вокруг операционного стола. Тут же находились подставки на колесиках, где лежали довольно зловещего вида инструменты, хищно блестевшие хромом.

Капец. Ну чисто пыточная.

— А ну отвалили все нахрен! — заорал я, потрясая оружием. — Все отошли к стене! Стреляю без предупреждения!

Шестеро из семи сразу же выполнили приказ, шустро выстроившись справа в один ряд. Седьмой, последний, находившийся у изголовья, не стал ничего предпринимать, оставшись на месте.

Я взглянул на лежащее тело. Все за исключением головы скрывала белая простыня. Это была Анька. С закрытыми глазами, убранными назад волосами, бледная, но несомненно она.

— Приводи ее в чувство! — рявкнул я, обращаясь к главному доктору, указывая стволом на подругу.

Карие глаза на лице, полностью скрытой медицинской маской изучающе пробежались по мне, словно оценивая решимость противника.

— Не сомневайся. Если что завалю всех, — угрюмо пообещал я, вновь беря на прицел замершего у стола хрена в голубом.

Тот молча кивнул. Подошел к одному из подносов на колесиках, взял шприц и профессионально сделал лежащей девушке укол.

— Сколь ждать? — спросил я, пытаясь уловить шум за дверьми в коридоре.

Что-то никто так и не идет спасать местный персонал. Это тоже очень напрягало. Как бы засаду не организовали на разбушевавшихся пациентов. Перестреляют из-за угла и всех делов.

— Недолго, — ответил доктор, делая осторожный шаг назад.

Я наоборот приблизился. И сразу же поражен но застыл. То, что раньше принималось мною за целую простыню, оказалось двумя полосками белой ткани, уложенных впритык друг к другу за исключением центра, где оставался просвет.

Но меня изумило не это, а голый живот Аньки с множеством нанесенных темным маркером линий на коже.

— Это что такое? Вы что, по ним собирались ее резать? — приглушенным голосом выдохнул я.

Бред оказался не бредом вовсе. Тут и в правду творилась нехорошая хрень. Людей в натуре резали, как скот.

Я с неприкрытой ненавистью уставился на мясника, напротив. Руки сами подняли пистолет на уровне груди.

— Ах вы больные ублюдки! Да вы тут все спятили! Гребанные психи!

Главный что-то промямлил. Я лишь услышал слово — «наука» и мне этого оказалось достаточно.

Щелкнул курок. В комнате громом раздался выстрел. Отдача дернула руки назад, задирая ствол к потолку. Запахло сгоревшим порохом. На чистой поверхности голубого халата хирурга появилась маленькое пятнышко, стремительно увеличившееся в размерах от хлынувшей крови.

Не удовлетворившись одним выстрелом, я еще несколько раз нажал на курок, пока тот наконец не рухнул назад на спину.

Меня охватила дрожь. Никогда до этого не убивал людей. И эта мысль начала стремительно овладевать разумом, вгоняя в ступор оцепенения.

Я стоял и смотрел на лежащее тело с множеством пулевых ранений и не знал, что делать дальше, не в силах отвести от мертвеца взгляда.

— Вик? — раздался сбоку голос. — Что случилось? Где мы?

Медленно, как в замедленной сьемке моя голова повернулась на звук. Анька очнулась и теперь приподнималась, оперившись на локти.

Ее испуганный вид, моментально придал мне силы, волевым усилием заставив выбросить из головы лишнее.

— Ты, снимай халат и давай его сюда, — приказал я одной фигуре из тех, кто все так же стоял у правой стены операционной.

— Что происходит? — снова спросила Анька уже окончательно придя в себя и с удивлением оглядываясь вокруг.

— Ничего, все в порядке, — ответил я. — Уже в порядке. Но нам надо уходить отсюда, как можно скорее. Держи, оденься.

Передав ей голубой халат, я помог девушке слезть со стола.

— Всем развернутся спиной, встать на колени, положить руки на голову, — прорычал я оставшимся в живых докторам, недвусмысленно поводя в их сторону еще горячим стволом.

Это подействовало. Как один, упыри, дружно повернулись, упав на пол чуть ли не быстрее, чем прозвучали слова приказа.

Гребанный мясники… Кончить бы их всех прямо тут… Да боюсь решимости уже не хватит. А жаль…

— Оделась? Пошли, — я потянул подругу к выходу, обхватив за талию.

Мы вывалились в коридор и двинулись в направлении выхода.

Что-то мне нехорошо, — простонала Анька, слегка притормаживая.

— Это, наверное, из-за наркоза, — сказал я, не слишком уверенно. — Потерпи немного, нам нельзя сейчас останавливаться.

Ступеньки вниз, лестничные пролеты, первый этаж, дальше вниз, не задерживаясь до самого тупика, где находилась дверь в подземный гараж. Я двигался так быстро, как только мог. Пистолет оттягивал правую руку, левая поддерживала девушку.

— Мне плохо, — вновь пожаловалась Аня, сбавляя шаг.

— Уже пришли, — приободрил ее я, посильнее прижимая к себе. — Сейчас возьмем машину.

Вгляделся в мрачный полумрак безлюдной парковки. Забавно и здесь не видать людей. Где все сотрудники? Выходной у них сегодня что ли?

Пискнул брелок на связке ключей. За ближайшей бетонной колонной мигнули светом фары еще невидимого авто с плавным переливчатым звуком.

— Отлично, — пробормотал я. — Средство передвижения есть.

Понтовый Ягуар выглядел точно так, как выглядят суперкары стоимостью в несколько сотен тысяч зеленых рублей. Стильно, дорого и чрезвычайно эффектно. Точную модель трудно назвать, что ни говори, а разбирался я в них не очень. Но серый кабриолет с кожаным салоном смотрелся весьма и весьма. Этого не отнять.

— Это что? — спросила Анька даже, выпрямившись от неожиданности.

— Наш билет отсюда, — бесхитростно ответил я, распахивая дверцу со стороны водителя. — Садись, прокачу с ветерком.

Не выдержав, коротко хохотнул. Нервы гудели натянутыми струнами. Чувствовал еще немного и меня окончательно накроет отходняк. Слишком уж много навалилось за очень за очень короткий промежуток времени. Появилось желание завопить во весь голос, стремясь избавиться от поселившегося внутри напряжения.

Аня уселась на пассажирское место, ее глаза с подозрением уставились на то, как я вставлял ключ в гнездо зажигания, проворачивал его, вызывая рокот заработавшего мотора.

— Ты где ключи взял? Это чья машина? И где мы вообще находимся? — посыпались вопросы от девушки.

К счастью что-то отвечать не пришлось, уже на последних словах, Аня расслабленно откинулась в кресле, устало прикрыв глаза.

Убедившись, что с ней все нормально и это только последствия от незапланированного резкого пробуждения, я переключил внимание на управление машиной.

— Так, что у нас тут. Две педали, значит коробка автомат. Одна газ, другая тормоз. Что дальше?

Не знаю почему, но разговор сам с собой помогал сосредоточиться на решении возникшей проблемы, до этого момента я еще ни разу не бывал за рулем, лишь в общем представляя, что нужно делать.

Двигатель негромко урчал, разгоняя угрюмую тишину современного подземелья. Где-то вдали послышался неясный гул, все сильнее начинающий напоминать торопливый топот множества ног.

Не по нашу ли душу идут? Тогда почему с другого конца, а не сзади?

Еще немного поколебавшись, я нажал на одну из педалей, крепко ухватившись за руль.

И ничего. Тачка не сдвинулась с места. Чертыхнувшись, нажал на другую педаль и моментально последовала реакция: шикарный суперкар со всей дури рванул назад и врезался в бетонную стенку. Скрежет сминаемого металла и хруст ломающегося пластика заставили мучительно сморщиться.

Трындец задним фарам. Ремонт точно влетит в немаленькую копеечку.

— Нашел, о чем переживать, — прошептал я.

Блин, похоже не туда поставил переключатель коробки передач, вместо движения вперед — на задний ход.

Перевел рычаг на другую отметку и очень-очень медленно нажал еще раз на газ. Машина дернулась и поехала. С радости, я тут же отпустил педаль, и Ягуар резко остановился.

Мда, не выйдет из меня Шумахера. Да и ладно. Звуки шагов все сильнее начинали приближаться.

Глубоко вдохнув и выдохнув пару раз, предпринял еще одну попытку объездить норовистого стального конягу. И на третий раз сделать это получилось уже намного легче.

Правда тут же встала проблема конкретного направления. Где находился выезд в этом сером бетонном лабиринте я понятия не имел. Дурацкая парковка имела весьма внушительные размеры.

Положившись на удачу, я поехал наугад, лишь бы подальше от надвигающегося шума.

И о чудо — уже через пару минут увидел подъем с широким светлым проемом, где виднелись кроны белых мутантов деревьев на фоне ясного неба.

Толком порадоваться везению не получилось. Прямо на выезде стояла будка с охранником внутри, а дорогу перегораживал длинный шлагбаум.

Я нерешительно остановился, не зная, как поступить. Но тут, Аня заворочалась и негромко застонала. Это решило все. Возвращаться в операционную под нож ни в коем случае нельзя. Ни для нее, ни для меня. Будь что будет.

Щелкнули дважды ремни безопасности. Педаль газа до предела утонула в полу. Двигатель рыкнул и машина чуть ли не скакнула вперед. Удерживая правой рукою руль, левой я начал стрелять в блестящий стеклом пропускной пункт.

Охранник среагировал моментально, упал на пол и не стал изображать из себя героя.

Удар о лобовое стекло железной палки, авто тряхануло, и мы выскочили наружу, подлетев на небольшой горке.

— Даааа, — заорал я, в полном восторге.

Мощная спортивная тачка буквально вынесла нас из полутемных переулков подземной парковки. Тяжело приземлившись, Ягуар подпрыгнул и быстро покатил дальше.

В следующее мгновение окружающий мир вдруг померк и наступила абсолютная темнота. Это продлилось недолго, всего пару секунд, а когда вновь появился свет, я обнаружил себя лежащим на все той же больничной кровати.

* * *

Какой-то мужик в темном костюме наклонился надо мною и с улыбкой осведомился:

— Ну и как тебе поездка?

Ошеломленно дернувшись, я обвел взглядом комнату, покинутую меньше часа назад.

— Что произошло? Как я сюда вернулся?

Голос прозвучал хрипло, в горле запершило, захотелось пить. Как будто угадав мои мысли, незнакомец поднес наполовину наполненный прозрачный стакан.

— Воды?

Не став изображать из себя партизана на допросе в гестапо, я жадно отхлебнул из предложенного стакана. Продышался и снова уставился на посетителей в палате. Благодаря наклону кровати, сделать это удалось без труда.

Кроме высокого крепыша, заговорившего первым, тут находились женщина в строгом деловом костюме с папкой на изгибе локтя и что самое удивительное — тот самый пижон, владелец угнанного мною серебристого Ягуара.

Парень, выглядел целым и невредимым, спокойно стоял скрестив руки на груди, глядя на меня совсем не как на человека, совсем недавно избившего его до потери сознания.

— Что, уже пришел в себя? — криво усмехнулся я.

К моему изумлению, мажорчик вполне спокойно воспринял вопрос и никак не прокомментировал дерзкое замечание. Обычно такие типы очень остро реагируют на подобное обращение. Да и взгляд его сильно изменился с нашей первой, и она же последняя, встречи. В нем уже не замечалось надменности с презрением к окружающим. Лишь спокойствие и равнодушие, какое обычно бывает, когда смотрят на незнакомых людей.

Странно, раньше он не производил впечатление нормального. Притворялся? Зачем нужен этот спектакль? И что тут вообще творится в конце концов? Где Аня? Где машина? Как я очутился снова в больнице?

Весь список вопросов тотчас же был адресован мужику, вроде как бывшего здесь за главного.

Негромко звякнул стакан, вновь поставленный на тумбочку рядом.

— Меня зовут Мстислав Игоревич Строганов, можно просто — Мстислав, — представился он. — Это Андрей, ты его уже кажется видел. А это Лариса Ивановна.

Я хмуро уставился на него. Мне эти имена сейчас вообще без надобности. В первую очередь интересовали дела куда более важные.

Правильно угадав настрой собеседника, мужик не стал испытывать моего терпения и уже без всяких отвлечений принялся говорить, объясняя произошедшее:

— Ты никуда не выходил. С самого приезда сюда.

Заявление вызывало вполне ожидаемую реакцию, мое лицо скривилось в недоверчивой гримасе. Чего он гонит? Я же несколько минут назад ездил по унылой в своей безликости подземной парковке, ища выезд оттуда. А потом устроил таран со стрельбой, пытаясь удрать от преследователей. Мне это что, все привиделось?

Должно быть последнюю фразу, я пробормотал вслух, потому что Мстислав улыбнулся и утвердительно закивал.

— Можно сказать и так. Андрей у нас специализируется на ментальной магии. Он создал у тебя в разуме иллюзию реального мира, где ты и находился до настоящего пробуждения.

И вот тут до меня дошло. Магия, Строгановы, крутая больничная палата. Да ведь я в Холодном Пределе, знаменитых землях колдовского клана.

В горле снова стремительно пересохло, накатила слабость, а по коже дружным строем промаршировал легион боязливых мурашек.

Ничего себе влип. Попал так попал. Из цепких лап колдунов будет не так просто выбраться. Эти своего никогда не упустят. На их территории вроде даже обычная полиция не имела власти. Законы на первый взгляд такие же, как и по всей стране, но все службы правопорядка исключительно местные, для иногородних существовал полный запрет на любую деятельность в «дивных краях».

Формально все чинно и благородно, а копнуть глубже: типичное «государство в государстве» со всеми признаками экстерриториальности.

Прикончат меня здесь и ничего им за этого не будет. Напишут в причине смерти: несчастный случай и привет…

— Чего вам от меня надо? — я исподлобья уставился на колдунов.

Никакого доверия к этим хмырям у меня не было и в помине. В народе с давних времен ходили недобрые слухи о кланах и о том, как они поступают с простыми людьми.

— Правильнее спросить: почему именно ты здесь, и зачем мы тратили время, привлекая ментата? — нравоучительно подняв вверх указательный палец заявил мужик.

Я угрюмо насупился.

— Ну и зачем?

Женщина с черной кожаной папкой печально заметила:

— Какой невежливый мальчик. Все нынешнее поколение только и делает, что грубит старшим. Никакого воспитания.

Мой взгляд зло пробежался по вполне стройной фигуре. Слегка за тридцать, с ухоженным лицом и более чем привлекательной внешностью, она никак не тянула на какую-нибудь старуху от кого обычно можно услышать похожие слова.

Открыть рот и сказать что-то ядовитое не успел, парень по имени Андрей решил наконец тоже присоединиться к беседе:

— При создании образа иллюзорного мира не использовалось определенных сценариев. Только толчок к действию в самом начале, при моем появлении, в качестве фактора раздражения, — размеренным и скучным голосом проронил он. — Обо всем остальном позаботилось твое собственное воображение.

— Да неужели? — недоверчиво в ответ протянул я.

Воспоминание о недавнем приключении все же казались слишком реальными, чтобы верить в какие-то внушения от местных экстрасенсов.

— Именно так, — утвердительно кивнул парень. — Я хочу сказать, что никаких докторов-психопатов здесь нет и никогда не было. Все, что ты там увидел — это плод твоих собственных подсознательных страхов, скорее всего проявившихся под влиянием множества просмотренных ужастиков. А твое недоверие сейчас, всего лишь отголосок прошедшего кошмара. Вот и все.

Андрей повернулся к Мстиславу:

— Я больше не нужен? Тот кивнул.

— Нет, все в порядке. Можешь идти.

Модный буржуин молча развернулся и не прощаясь, вышел за дверь. Женщина тоже засобиралась:

— Я тоже, пожалуй, оставлю вас. Мне тут делать уже нечего. Раз уж результат вышел в твою пользу.

Вслед за Андреем из палаты вышла Лариса Ивановна, мы со здоровяком остались одни.

— Что значит: «результат вышел в твою пользу»? — немедленно поинтересовался я.

Мужик пододвинул от стены один из стульев, расслабленно уселся на него и только после этого соизволил ответить:

— Лучше я начну по порядку. Иначе разговор у нас может затянутся. А у меня еще полно дел с другими новичками. Не только тебя сегодня надо проверить.

Сделав небольшую паузу, Мстислав оценивающе взглянул мне прямо в глаза. Широкоплечий, с короткой прической он чем-то напоминал военного.

Я не стал ничего спрашивать, молча уставившись на собеседника. Чувствую, начну что-то вякать, этот амбал запросто может свалить, ничего не объяснив о том, что здесь вообще происходит.

А это, надо признать, меня, как непосредственного участника, весьма сильно интересовало.

— Итак. Вчера в четырнадцать пятнадцать по столичному времени произошел выброс маго-энергии из всех источников на Земле. Как это случилось, каковы изначальные причины — сейчас неизвестно. Обсуждения идут до сих пор, пока никаких конкретных выводов нет. Зато последствия стали видны чуть ли не сразу. Некоторые из обычных людей, находившихся на территории клана попадали на землю и неожиданно начали проявлять признаки одаренных. Буквально мгновенно.

Я вспомнил, как мы с Анькой катались на берегу, крича от жгучей боли. Похоже не нам одним так «повезло».

— Произошла инициация. Впервые за двести лет маги появились не через рождение, а через внешнее воздействие. Как в старину.

— Хотите сказать, — медленно выговорил я, тщательно подбирая слова. — Я превратился в колдуна?

Мстислав преспокойно кивнул. Ничего себе выдержка. Как будто каждый день у него такое происходит.

На какое-то мгновение мне еще больше поплохело. Уж не знаю почему, но становиться магом мне не очень хотелось.

— Зачем эти игры с разумом? — резко спросил я. — И откуда мне знать, что мир вокруг не продолжение этих ваших «иллюзий»? Может я до сих пор лежу где-нибудь в безсознанке, а вы мне тут всякую фигню втираете.

Здоровяк пожал мощными плечами, чуть помолчал и снисходительно осведомился:

— И зачем нам этим заниматься? Одного раза достаточно. Постоянно воздействие слишком затратно. Ты же не думаешь, что на тебя будут тратить столько ресурсов?

— А зачем вообще было начинать? — парировал я.

— Простая проверка. Видишь ли, всех одаренных условно делят на две категории: Воины и Созидатели. Воины, как понятно из названия, это боевые маги. Созидатели — это все остальные.

Услышанные термины, мне показались слегка напыщенными. Я почти сразу перебил Мстислава:

— Почему тогда не Разрушители? По аналогии с Созидателями?

— Потому что Воины, тоже имеют способности к созиданию. Называть их разрушителями — не слишком правильно, — пояснил он.

Немного приподняв и вытянув вперед руку, Мстислав сделал круговое движение кистью. Воздух моментально сгустился, пошел искривленными синими линиями. Ощутимо дохнуло холодом. Вокруг пустой ладони непонятно откуда возникла небольшая круговерть снежинок, ставшая быстро собираться в вытянутую узкую форму.

Миг и буквально из воздуха соткался кинжал с изукрашенной резьбой рукояткой и длинным острым клинком.

Охренеть! Настоящая магия. Только что я стал свидетелем проявления реального волшебства! Глазам своим не верю!

Я уставился на абсолютно белый клинок, в полном шоке от увиденного. Никогда прежде, за всю свою жизнь, мне не приходилось ничего подобного наблюдать. Да еще так близко.

— В отличие от обычных людей, где в солдата можно превратить даже самого отъявленного пацифиста при должной муштре и наличии достаточного количества времени, магов просто так натренировать использовать свой дар для боя нельзя, — непринужденно продолжил говорить Мстислав, поигрывая призванным оружием.

Здоровяк оказался колдуном. Для меня это стало подлинным сюрпризом. Не ожидал, что маги могут иметь внешность амбалов с огромными кулачищами. Я их представлял себе несколько иными. Думал это только та тетка и золотой мальчик рядом. А вон оно как вышло.

— Нажать на курок автомата или на кнопку запуска ракеты, далеко не то же самое, что применить заклинание против живого человека. Тут важен дух, сильная воля и определенный склад характера. Мы искусственно подогрели у тебя страх и посмотрели, что ты станешь делать и как реагировать.

— Короче, использовали, как лабораторную крысу для опытов, — недовольно произнес я.

Колдун, крутанув кинжал легкомысленно кивнул. Гладкое лезвие стеклянной поверхностью заиграло яркими искрами. И хотя оно выглядело очень хрупким и легким, предчувствие говорило, что в случае необходимости его острие легко пробьет хоть танковую броню.

— Если нравится — можешь называть это так. Сидеть и переубеждать тебя не буду. Но ты должен понять одну вещь: раньше мы с самого рождения готовили детей, отслеживая малейшие изменения на всем протяжении взросления. С вами это сделать уже не получится. Без испытания, позже может случиться непоправимое. От состояния психики очень многое зависит. Человек, страдающий от депрессии, чувства вины и любых других негативных эмоций, влияющих на внутренний настрой, не сотворит ни одного заклинания.

— Хотите сказать, что я какой-то отморозок, убивающий людей и потом не испытывающий от сотворенного раскаяния? — вытаращился я в изумлении. — Вы за кого меня принимаете?

Мстислав улыбнулся.

— Все люди разные. Кто-то в случае появления опасности бросится бежать, кто-то застынет на месте, а кто-то пойдет навстречу, сохраняя хладнокровие и взяв себя в руки. Для этого нужен очень высокий уровень самоконтроля. Так что — нет, ты не отморозок. Ты тот, кто сможет применять магию в бою. Кто готов сделать все необходимое, чтобы уничтожить противника. И после, не думать о том, что сделал нечто плохое. У тебя более чем, подходящий склад ума для Детей Вьюги.

Новое выражение сразу же заинтересовало меня.

— Дети Вьюги? — переспросил я, немного приподнимая правую бровь и не удержавшись добавил с усмешкой: — Кружок местной самодеятельности?

Колдуну понравился мой настрой, его губы тоже разошлись в тонкой ухмылке.

— Вроде того, — пробурчал он. — Учимся помаленьку, как отбиваться от всяких хулиганов и других нехороших людей.

Я не был дураком и в общем-то догадался, о чем идет речь. Боевое крыло. Организация, отвечающая за безопасность. Они имелись у всех кланов. И о них тоже ходило довольно много страшных легенд.

Безжалостные исполнители воли Патриархов, эти ребятки зачастую внушали ужас врагу еще до начала сражения, одним лишь намеком на свое появление.

— У меня есть выбор? — спросил я.

Мстислав очень легко для своей крупной фигуры поднялся со стола.

— Конечно есть, — отозвался он. — Мы никого не держим. Ты в любой момент можешь уйти.

— Вот так вот просто? — недоверчиво произнес я.

— Вот так вот просто, — подтвердил колдун, делая шаг к выходу. Взявшись за ручку, он остановился, заглянул за плечо и добавил:

— Ты парень не глупый должен понимать, что возвращения к прежней жизни для тебя уже не будет в любом случае. Если не Строгановы, то обязательно кто-то другой. И это еще не самый плохой выбор. Новыми одаренными уже наверняка заинтересовались человеческие спецслужбы. Без защиты клана, они смогут сделать с тобой, все что угодно. Попадешь к ним — сильно пожалеешь, что не умер сразу же на том озере.

— Это не озеро, а плотина, — машинально поправил я, бездумно уставившись в пустую стену напротив.

Мстислав ничего не сказал, молча потянул дверь на себя. Но я успел еще спросить до его окончательного ухода:

— Вы сказали — человеческие спецслужбы. А разве мы теперь не люди?

Главный боевик клана Строгановых остановился, снова взглянув мне прямо в глаза.

— Врать не буду, — заявил он до отвращения серьезным голосом. — На самом деле, это очень сложный вопрос, ответ, на который ищут уже много столетий. Однако есть те, кто утверждает, что различия между нашими видами зашли так далеко, что ни о каком близком родстве уже говорить не приходиться.

— Но вы похожи на человека, — с сомнением протянул я. — По крайней мере все внешние признаки присутствуют в достаточно количестве. Или у вас под одеждой кожа зеленого цвета?

Колдун негромко рассмеялся.

— Чуть позже, на уроках биологии вам еще расскажут про влияние и развитие магической энергетики на живые организмы. Особенно, касательно имеющих разум. Вот тогда ты и сможешь решить, относить себя к человеческому виду или же нет.

Дверная ручка снова подалась вниз под крепкой рукой. Я занервничал, события происходили слишком быстро. Мы ведь так толком и не поговорили ни о чем, а этот здоровяк уже кажется считает, что я на все согласен и подписался.

— Аня здесь? — быстро спросил я. — И где мои друзья? Света, Толян и Серега? Они были с нами на озере.

— Анна Серебрякова в соседней палате, — торопливо рассказал Мстислав, успевший перед этим коротко глянуть на дисплей вытащенного смартфона. Кажется, он и впрямь куда-то опаздывал. — Твои друзья отправлены обратно в город. О них позаботились. После выпуска каждый из них получит помощь для дальнейшего обустройства в жизни. За них не волнуйся. В школу-интернат от лица клана также был сделан благотворительный взнос на внушительную сумму.

— Я хочу их увидеть, — как можно более твердым голосом заявил я. Маг покачал головой.

— Хочешь им добра — лучше забудь о них навсегда. В противном случае навлечешь на себя и на друзей кучу неприятностей. В том числе и с возможным смертельным исходом. И не думай, что это я тебе угрожаю. Вовсе нет. Просто в мире полно людей, которые обязательно захотят найти способ достать тебя и тебе подобных через близких. Ты даже не представляешь, какую кашу заварил этот проклятый импульс и особенно появление столь большого числа новых одаренных.

Больше ничего не сказав, Мстислав стремительно вышел, оставив меня в палате наедине с тяжелыми мыслями о Светке и покинутых друзьях.

* * *

— Кто начнет? — спросил князь, занимая место во главе стола.

— Могу я, — слегка приподняла руку Лариса Ивановна, отвечающая за мирную сторону жизни магического сообщества.

— Длань Порядка, — нисколько не удивился глава клана проявленной инициативе от своей ближайшей помощницы, иногда называемой его левой рукой. — А что скажет Длань Войны?

Сидевший справа крупный мужчина неопределенно пожал плечами.

— Как будет угодно князю, — сказал он, наклоняясь чуть вперед и опираясь на гладкую поверхность края стола.

Помещение, с преобладанием чистого белого и светло голубого, любого неподготовленного могло запросто ввергнуть в ступор слегка экстравагантным дизайном. Оно походило на пещеру, вырубленную прямиком в центре огромного куска льда. Что некоторых вводило в некоторое смущение и желание побыстрее покинуть казавшуюся негостеприимным комнату.

Всех, за исключением тех, кто сейчас находился за длинным вытянутым столом из белого мрамора. Для членов рода Строгановых, ярых последователей стихии льда, такая обстановка казалось родной и приятной глазу.

— После проведенной проверки, из ста двадцати двух претендентов было выявлено тридцать один подходящий кандидат для моего направления, — монотонным голосом докладчика начал маг, отвечающий за боевую составляющую жизни клана.

— Тридцать один из ста двадцати двух? Всего четверть? — почти сразу перебил его князь. — Почему так мало?

— Из-за природы происхождения испытуемых, — вместо боевика ответила женщина слева от главы. — Их не готовили целенаправленно в воины. Они выросли в обычном обществе, где воспитание не носило какой-то определенной цели.

Основным из направлений деятельности рода традиционно являлась подготовка боевых магов, и большая часть клана состояла как раз из них. Кроме Холодного Предела они так же защищали земли союзников. Которые в свою очередь специализировались на других делах, крайне полезных для членов альянса.

Строгановы состояли в так называемом — Триумвирате. Куда кроме них входили Демидовы (основное занятие — металлургия и оружейное дело на основе магии) и Мамонтовы (торговля на региональном и международном уровнях).

Но не всем в клане нравилось, что их специализацией является война. Определенная часть во главе с Ларисой, советником князя, хотела увеличить мирную долю составляющей местного социума. Что, естественно, не нравилось основной фракции во главе со Мстиславом.

Для последнего было настоящей катастрофой, что процент новичков, пригодных в боевые маги, оказался столь невелик. И это, не говоря о других более глобальных последствиях, коснувшихся всего внешнего мира.

В общем, поводов для радости не наблюдалось. В отличие от той же Длани Порядка. Сидевшей сейчас напротив и радостно улыбавшейся белоснежной улыбкой.

У нее настроение сегодня отличное.

— Остальных вы значит рекомендуете направить на обучение по иному направлению? — спросил князь.

— У нас нет другого выбора.

Женский голос не скрываясь лучился довольством. Впервые за многие годы, его хозяйка получила возможность расширить сферу контроля за счет значительного увеличения подчиненных.

На сегодняшний момент в клане состояло четыреста восемьдесят пять одаренных. Из них только семьдесят девять занимались магическими ремеслами исключительно мирного характера. Все прочие или непосредственно входили в боевые отряды Детей Вьюги или же имели к ним непосредственное отношение.

— Как вообще додумались до такого способа? Может он дает неверные данные. Вы не задумывались об этом?

Несмотря на то, что перед тем, как проводить первое ментальное вмешательство князю в мельчайших подробностях докладывали о причинах использования именно этого метода, он не преминул еще раз поинтересоваться на его счет. Слишком уж не понравились ему озвученные итоги.

— Исключено, — печально заявил Мстислав, его тоже не устраивало соотношение количества пригодных к войне во внезапном пополнении. — По большей части это простые обыватели, не приспособленные и не подготовленные к экстремальным ситуациям, не то что к участию в реальных боевых действиях. За редким исключением, все они показали очень высокую степень покорности, нежелания доводить ситуацию до конфликта и низкую степень агрессивности.

— Короче, к нам пригнали стадо баранов, — заржал Петр с середины стола.

Высокий худощавый блондин в слегка неряшливом свитере и простых джинсах отвечал за исследовательский отдел.

От других участников совета послышались сдержанные смешки. Слишком уж заразительно прозвучал смех научника.

Князь не стал делать тому замечания, вместо этого скрестил пальцы, тяжело облокотившись на них острым подбородком. Его взгляд задумчиво устремился на высокие створки закрытых дверей в дальнем конце зала.

— За редким исключением, можно сказать и так, — тоже не стал одергивать младшего по клановой иерархии весельчака Мстислав.

Глава встрепенулся.

— Например?

— Есть кое-какие новички, показывающие высокий потенциал. Думаю, из них выйдет толк в будущем. Один из парней, в созданной иллюзорной симуляции умудрился выбраться из здания клиники на угнанном авто. Причем не один, а прихватив с собой подругу. Очень перспективный молодой человек.

— Типичный выходец из школы-интерната. Имеет скверный характер, параноидальную недоверчивость к большей части общества, особенно к взрослым. Неуправляемый, склонный к жестоким поступкам. При обычных обстоятельствах он скорее всего закончил бы жизнь за решеткой, — не преминула язвительно вставить Лариса Ивановна.

На что князь слегка ворчливо заметил:

— В нашей жизни без здоровой доли паранойи не обойтись. Это можно сказать, жизненная необходимость. А про доверие к нынешнему обществу и я бы вообще промолчал.

Женщина поджала губы, но спорить не стала. Хотя совещание и шло в неформальной обстановке, никто ни на секунду не забывал, кем является мужчина с седыми волосами во главе стола.

Пытаться перечить Патриарху? Ну уж нет. Есть куда более спокойные способы покончить с собой.

Искусственное создание стрессовых ситуаций с дополнительным стимулированием страха позволило провести хоть какой-то отбор. Как вы знаете, уже долгие годы, одаренные появлялись совсем иным способом. У нас попросту нет методики для взрослых людей, — честно признался Мстислав. — По сути, мы сейчас действуем наугад.

— Кстати об этом, — снова подал голос Петр, но уже без шутливых замечаний. — Мои парни немного покопались в архивах, провели кое-какие изыскания и пришли к выводу, что раствор-блокиратор надо отключать. Пусть лучше воздействие магического излучения на новичков идет в полной мере, как в былые времена.

— Тогда почти каждый четвертый, а то и третий, погибал, — резко заметила Лариса Ивановна. — Предлагаешь обречь на смерть такое количество неофитов? Это безумие!

— В таком случае, имеется вполне реальный риск получить вместо сотни магов, сотню недомагов, — пожал плечами исследователь. — Чем дольше вы нейтрализуете магические потоки, тем сильнее происходит деформация внутренней энергетики. Структура нарушается, идет вразнос, что ведет к искажениям потоков. Представляете, кто из них получится потом? Колдовать они может и смогут, но дальше уровня — Адепта уже точно не поднимутся.

Рука князя тяжело опустилась на стол.

— Это неприемлемо, — мрачно заявил он. Советница упрямо нахмурилась.

— Как я понимаю, это всего лишь неподтвержденные на практике предположения нашего научного отдела. Мы не можем, да и никто не может знать наверняка. Подобное происходит впервые. Нельзя обрекать людей на гибель, лишь основываясь на полуистлевших листках старых хроник и голых догадок от теоретиков.

— Это не голые догадки, а вполне себе научные выводы, — не сдавался Петр. — Будем упорствовать и вести их за ручку, пытаясь сгладить этап окончательной инициации — обязательно потеряем всех до одного. И это говорю не только я, научники Демидовых тоже согласны со мною.

— Они пришли к тем же выводам? — прищурился князь.

— Да.

Наступила пауза, разрушенная негромким вопросом, сказанным тоном, от которого у всех присутствующих пробежал холодок между лопаток:

— Поручишься за это жизнью?

Молодой ученый, занимающийся изучением магии, как отдельным разделом науки, стойко выдержал взгляд голубых глаз главы клана.

— Да. Поручусь. Нельзя дальше использовать блокиратор. Это только навредит. Не спорю, им будет очень больно, но поступать по-другому — значит проиграть еще до начала битвы. Ни о каких новых одаренных уже не будет идти речи. Намеренная нейтрализация влияния маго-излучения безвозвратно навредит энергетической структуре неофитов. О процессе обучения новых членов можно сразу же забыть.

Князь кивнул, как будто ожидая подобный ответ.

— Значит решено. Все капельницы снять. Прекратить ввод раствора блокиратора. Основную часть пусть оставят в больнице, привяжут к койкам и если возможно помогут обезболивающими.

— Обычные лекарства не помогут, — негромко проинформировала Лариса Ивановна. — Воздействие идет на весь организм. Ни одна химия не сможет с этим справиться. Многие умрут от шока уже в первые часы.

Помолчав, она грустно добавила:

— Я тоже читала старые фолианты в библиотеке Башни. Князь сурово сдвинул брови на переносицу.

— Тогда ты должна понимать нашу ответственность. Сейчас нельзя рисковать занимаясь экспериментами. Будем действовать так, как три столетия назад. Люди приходили в «дивные земли», где подвергались воздействию источников. Кто-то выживал и обретал могущество над неведомым, а кто-то умирал, оставаясь ни с чем. За власть всегда приходиться платить.

Сидящие за столом закивали. Их лидер говорил правильные вещи. Зачем клану калеки, не способные управлять магическими потоками?

— Я еще не закончил, — глава повернулся к Мстиславу. — Выбери пятерых из тех тридцати одного и отведи их в Ледяные Чертоги.

Воин удивился.

— Зачем?

— Чем ближе к источнику, а значит и Башне, тем мощнее его влияние. Следовательно — потенциальные возможности будущих магов. Посмотрим, удаться ли нам получить хоть одного Повелителя. Я бы отправил туда всех до одного, но уж больно рискованно так поступать. Нам сейчас очень нужна свежая кровь.

Длань Войны кивнул, принимая приказ к исполнению. А вот его вечный оппонент не преминула снова подать голос:

— Эти пятеро точно умрут. Зачем посылать их на гарантированную смерть?

Князь поднялся с места, скрежетнули ножки отодвигаемого массивного белоснежного стула, больше походившего на небольшой трон.

— Потому что нельзя забывать, что мы не одним в этом мире. Вчера не только клан Строгановых получил неожиданный подарок в виде новоявленных одаренных. Многие заметили необычное поведение источников, но никто не ожидал, что они преподнесут нам столь внезапный сюрприз.

Сделав несколько шагов вдоль стола, глава клана резко остановился и уставился на помощницу.

— Как думаешь, Лариса, количество людей, затронутых инициации, как-то зависит от общего числа людей, попавших под всплеск?

Вопрос застал женщину врасплох. Она не думала об этом.

— И заодно напомни, через какие ступени проходят получившие силу управлять тем, что сейчас называется — магией?

— Ученик, Адепт, Маг, Повелитель стихий, — послушно перечислила советница князя.

— Вместо мага — чародей или колдун, а еще можно волшебник, в разных странах называют по-разному, — въедливо поправил Петр.

— Скажи спасибо, что не ведуны и волхвы. Три столетия назад нас так называли, — со смешком добавил Роман, сидевший посередине.

Его приглушенный смех напоминал похрюкивание небольшого кабанчика, только что нашедшего желуди в опавшей листве. Упитанная фигура, заключенная в тесный костюм, еще больше подчеркивала это сходство. Он был слабеньким магом, но зато потрясающе разбирался в финансах, гениально ведя дела, связанные с многочисленным имуществом клана.

За столом опять наступило веселье. Народ наперебой принялся придумывать синонимы для колдунов.

Старший в роде Строгановых мучительно поморщился. Он вдруг вспомнил за что не любил устраивать общие собрания, предпочитая обсуждение возникших острых проблем в узком кругу.

Вроде взрослые и уважаемый люди, а иногда начинают вести себя хуже детей…

Сухо щелкнули крепкие пальцы, мигнули лампы на потолке, по углам комнаты зашевелились тени, а в воздухе мгновенно похолодало. Температура в комнате стала стремительно падать, по стенкам откуда ни возьмись зазмеился иней.

В зале резко наступила мертвая тишина. Сидящие за столом замерли на месте боясь лишний раз пошевелиться. Никто не хотел навлекать на себя гнев князя в полной мере.

То, что произошло, так ерунда, легкое напоминание о силе Патриарха, не более. В противном случае, воспитательный момент мог закончится куда как болезненней.

— Итак, — как ни в чем продолжил князь. — Я достаточно привлек ваше внимание?

Все также молча последовали кивки. Никто не рискнул раскрыть рот. Даже неугомонный Петр.

А глава клана вновь скривился, правда на этот раз уже мысленно. Может он ошибся, что в тот раз произвел замену всех до одного? Может следовало оставить в совете старых, проверенных годами соратников?

Промелькнуло воспоминание о поражении в битве на Светлой. Восемь лет прошло, а в памяти все еще свежи картины тех дней. Тогда клан потерял двенадцать боевых магов и без счета обычных солдат. Невероятно чудовищные потери за один бой. Украшенные сединами командиры показали себя далеко не с лучшей стороны, допустив ошибки, приведшие к полному разгрому и почти к поражению в войне.

Именно после этого, вся верхушка отправилась на покой. В диком гневе, князь избавился от всех, кто в те времена входил в Совет, заменив их подрастающим поколением.

Возможно все же не стоило идти на столь радикальные шаги?

— Прошедший импульс, давший миру множество новых владык над стихиями, — князь употребил одно из старых обозначений магов, — привело к очень большим изменениям. Мы пока это не чувствуем, но надо уметь заглядывать в будущее. Как ты думаешь, Лариса, сколько в других кланах появилось инициированных? Особенно, меня интересует, клан Пинтелли, чьи владения примыкают в густонаселенному Риму. Воздействие далеко выходило за пределы обычного влияния источника. Можешь сказать сколько сейчас итальянцев, да и просто туристов, случайно оказавшихся в то время в городе, получили возможность использовать дар?

Длань Порядка потеряно молчала, с этой точки зрения она не смотрела на ситуацию. В отличие от Мстислава. Тот одобрительно кивал чуть ли не на каждое слово главы клана.

— Молчишь? Не думала об этом? А зря. Обстановка изменилась. Прежний баланс сил рухнул, и никто уже не знает, что случится дальше. Поэтому нам придется рискнуть и попытаться заиметь хотя бы одного одаренного с потенциалом уровня Повелителя Льда. В противном случае, клан Строгановых падет. Слишком много у нас врагов и слишком многие из них жаждут нашей крови.

— Нужно опередить их, — заявил вдруг командир Детей Вьюги. — Ударим заранее, пока они не вошли в полную силу. Никто не отменял превентивные меры. Устроим карательные рейды на их территорию прямо сейчас. Князь задумчиво скрестил руки на груди.

— А что, неплохая идея. Обсудим подробности наедине, — сказал он, затем повернулся к остальным и добавил: — Принимайтесь за работу. С этого момента клан Строгановых полностью переходит на военное положение.

* * *

На обед дали овсяную кашу, перемешанную с кусочками сушенных фруктов, белый хлеб, чутка джема вместо масла и стакан апельсинового сока. Аппетита особого не наблюдалось, но сам не заметил, как все проглотил.

Симпатичная медсестра, принесшая поднос, строго-настрого предупредила о запрете снимать капельницу. В противном случае обещали сильные боли, вплоть до новой потери сознания.

Уже не представляю почему, но я ей поверил. Чувствовал себя и в самом деле не очень. Не как в том иллюзорно-галлюциногенном мире, где облегчение наступило сразу, стоило подняться с кровати. Сейчас, слабость давала о себе знать все время, прошедшее после пробуждения.

Конечно, мелькали подозрения, что это подстава и следует побыстрее избавиться от проводков и сдернуть отсюда куда подальше. Но опять же, очень сильно сомневаюсь, что удаться повторить прошлый подвиг с воображаемыми пустыми коридорами, одним охранником и кучкой перепуганных докторов.

Более чем уверен, здесь все куда серьезнее и подростка, кому исполнилось недавно семнадцать, скрутят в мгновение ока. Я же не Джеймс Бонд или его американизированный двойник — Джейсон Борн, в совершенстве владеющий всеми видами рукопашного боя, умеющий стрелять из любого оружия и водящий все, что имеет колеса, а заодно и крылья с винтами. Против амбала, типа Мстислава я не боец.

Короче, о подвигах ненадолго придется забыть. Стоит посидеть, обдумать все хорошенько. Может посоветоваться с другими страдальцами…

Ну точно, Анька же где-то здесь поблизости. Тот Гарри Поттер под анаболиками упоминал, что она в соседней палате.

А я тут разлегся и размышляю о какой-то ерунде. Надо навестить подругу и поскорее.

Тяжело встав с кровати, сделал шаг вперед, на секунду позабыв о проводках в венах. Впрочем, зря волновался. После натяжения, стойка с капельницей послушно подкатилась, не дав разорвать контакт между нами.

Должно быть больничный персонал догадался, что не все пациенты станут оставаться в постели и позаботился о том, чтобы дурацкие трубки не выдернули случайно.

Мысленно чертыхнувшись, принялся осматривать шкафчик, врезанный в стену. И о чудо! На этот раз, вместо пустых полок меня ждал спортивный костюм серого цвета, футболка, трусы, и легкие кеды с носками.

Одевайся и хоть прямо сейчас выходи на беговую дорожку. Какая предусмотрительность.

И вот тут наступили проблемы. Оказалось, не так-то просто одеться, будучи подключенным к капельнице. Особенно, касаемо верхней части тела. Поневоле пришлось избавляться от иголок в руке.

Выдернул — и тут же пожалел об этом. Боль наступила мгновенно. Миллионы острых шипов воткнулись в кожу по всему телу и начали медленно проникать внутрь, с садисткой неторопливостью погружаясь в плоть, вызывая тем самым страшные мучения.

— Ох, — от неожиданности я даже упал на одно колено. — Ничего себе пробрало.

Как можно быстрее одев футболку и плюнув на куртку, я воткнул иголку обратно, надеясь, что делаю все верно и попаду точно в вену.

Повезло. Не промазал. Облегчение пришло через пару секунд. Что бы там ни вводилось, оно действовало с умопомрачительной скоростью.

— Лучше завязать с экспериментами, — едва слышно пробормотал я, хватаясь за стойку на колесиках, где висел прозрачный пакет с обезболивающим, и двигаясь в сторону выхода.

Найти Аньку не составило труда. Вышел, прошел пять метров, удивленно пялясь на толпы народу, сновавшие туда-сюда (в наведенной иллюзией здесь никого не встречалось, а тут прямо столпотворение) и заглянул в соседнюю палату, расположенную справа по коридору.

— Вик? — Аня уставилась в раскрытый настежь проем двери с весьма удивленным видом.

Походу ей обо мне не сообщили, в отличие о ее присутствие мне. Конспираторы хреновы.

— Ага, — подтвердил я, входя внутрь. — Ты как?

— Нормально вроде, — ответила самая близкая подруга Светки. — Уже не так плохо, как на берегу вчера.

— Ну да, — согласился я, подойдя ближе. — Я тогда думал, что сдохну от боли. Накрыло не по-детски.

Анька подобрала ноги, позволив усесться на край кровати.

— Ты уже знаешь, что мы в Холодном Пределе, в клинике у магов? — спросила она приглушенным голосом, с опаской глядя на полуоткрытую дверь. — Меня погружали в сон, где какой-то урод пытался приставать ко мне. Представляешь? Потом сказали, что это проверка и что все новички проходят некий отбор. Только ничего толком так и не объяснили. Что за отбор? Куда? Посоветовали отдыхать и смылись. Их тут целая делегация оттиралась.

Я кивнул. Знакомая ситуация.

— Мы попали под инициацию. Чего-то там с источниками случилось, и магия выплеснулась во внешний мир. Нам с тобой не повезло, мы попали под эту хрень, — как мог, я принялся рассказывать, про то что на данный момент понял сам. — А все эти глюки с видениями — что-то вроде сортировки по типу. Воины и Создатели.

Воины и Созидатели? — глаза девчонки пораженно расширились. — Это еще кто?

Я замялся, не зная точно, как ответить. Если по поводу первых никаких сомнений не возникало — боевые маги, что может быть понятнее? — то по поводу последних, точной информации у меня не имелось.

Чем там занимались остальные колдуны, не занятые войной? Лекари что ли? Скорее всего. А кто еще? Не картошку же они выращивали в самом деле. Или колдуны становились агрономами тоже?

Кланы как-то не шибко распространялись о своих повседневных занятиях с остальным светом. Не удосуживались держать в курсе простых людей. Редиски такие… Сиди теперь, гадай.

— Воины — это боевые маги, — все же выдал я. — А Созидатели — это мирные маги.

Тут же последовал вопрос, заданный непосредственным тоном:

— А мирные — это как?

Ох уже эти женщины. Так и знал, что спросит.

— Мирные — это мирные, — туманно объяснил я. — Те что миром занимаются, чего непонятно?

Анька глубокомысленно кивнула. Хотя более чем уверен, она сама ни черта не поняла из услышанного. Как, впрочем, и я.

— Тебе что сказали? — продолжил я.

— О чем? — девушка поправила сбившееся одеяло.

— Куда тебя определили? Ты вообще догнала, что мы с тобой вроде как стали колдунами?

Признаться честно, я и сам до конца не верил, что происходящее правда. Вчера ты обычный воспитанник школы-интерната для сирот, а сегодня могущественный маг.

Ну или не очень могущественный. Главное маг. Есть от чего начать сомневаться. Как-то это все казалось слишком фантастичным и неправдоподобным.

Бац и колдун. Разве так бывает? Чудеса да и только…

— Я до сих пор не могу в это поверить, — призналась Аня, высказав сомнения, что сейчас одолевали меня. — Может нам это снится? С озера привезли в больницу, где мы сейчас с тобой лежим под наркозом. Или что-то вроде того.

— Ну да, сниться, — проворчал я. — Не с нашим везением. И не в общем сновидении. Что-то не слышал о таком раньше, чтобы два больных в отключке могли общаться между собой.

— А может ты мне просто снишься. Как и я тебе. Отдельно друг от друга? — продолжала упорствовать подруга детства.

Я неторопливо сполз с кровати, подошел к окну, втайне опасаясь опять увидеть белые деревья. У себя в палате как-то не догадался выглянуть и проверить.

В отличие от иллюзорного, реальный мир не радовал погодой. На улице лениво моросил летний дождик, смывая пыль с зеленых листьев подстриженных кустарников и ровных асфальтовых дорожек.

И никаких жутковатых деревьев. Ничего похожего в радиусе обзора третьего этажа. Что лично меня очень обрадовало.

Облокотившись на миниатюрный подоконник, я уперся лбом в стекло, наблюдая за мелкими каплями, неспешно спускающимися по гладкой поверхности.

— Ерунда это все, — буркнул я, не оборачиваясь. — Мы не спим. Все происходит на самом деле. Наяву.

Анька ничего не стала говорить, настаивая на версии глюков. И я был за это ей благодарен. Совершенно не хотелось спорить и пытаться что-то доказывать.

Собственно, мне сейчас вообще ничего не хотелось предпринимать и ни о чем говорить. Просто стоять и пялиться на дождь за окном. Судя по редким белесым облачками на небе, он скоро закончится и день вновь засияет солнечным светом. На него тоже будет приятно смотреть, ни о чем не думая.

Накрыло какой-то апатией и безразличием. Побочные эффекты лекарства? Или разум обалдел от прошедших событий и захотел побыть в относительной тишине и покое, чтобы привести мысли в порядок? Хотелось бы верить.

— Привет, — раздался от двери новый голос. — Как жизня? Скучаете?

Отходняк не пробил еще?

Я не спеша повернулся. В палату заглядывал какой-то худощавый парнишка примерно моего возраста.

— Тебе чего надо? — досадливо бросил я.

— Да ничего. Просто так. Решил проверить соседей. Не знал, что здесь селят по двое. У вас че, одна кровать на двоих?

Анька вспыхнула.

— Он ко мне пришел. А тебя никто не звал.

Пацан нисколько не смущаясь от резкой отповеди в свой адрес, преспокойно шагнул внутрь и произнес:

— Меня Стае зовут. А вас?

Ничего не говоря, я откинулся назад. Затылок приятно коснулся прохладной поверхности стеклопакета. Что-то меня конкретно накрыло. Странно, вроде только что все было в порядке. Не в полном конечно, но все же чувствовал себя получше. А тут поплохело.

Аня с легко различимым недовольством в глазах, все же ответила:

— Это Вик, я Аня. Мы из одного школы-интерната.

Пацан был одет в точную копию спортивного костюма, как у меня. Включая ветровку, оставленную в палате. И что особенно примечательно — тоже тащил за собой тележку с капельницей. И похоже нисколько не стеснялся от этого. Проследив за моим взглядом, он указал на мой агрегат и заметил:

— Тоже догнал, что без этой штуки вштыривать начинает? Я когда вытащил иголки, думал там же сдохну, так и не встав с пола. Ладно хоть медсестричка зашла и поставила обратно. Чуть ласты не склеил.

— Угу, — промычал я. — Меня и сейчас колбасит не хило.

Стае подошел и со знанием дела взялся за небольшую пластиковую выпуклость, болтающуюся чуть пониже прозрачной емкости с жидкостью.

— У тебя дозатор на минимуме. Прибавить надо, — заметил он, крутя едва заметный ролик. — Я как-то в больничке после автоаварии отлеживался, научился всяким премудростям.

Ничего себе, а я на эту фиговину даже не обратил внимания.

— Круто, — признал я, сразу же ощутив, как возвращается былое самочувствие. — Спасибо.

— Да без проблем. Все в одной тарелке сидим.

Я хмыкнул. Какое образное сравнение. И главное — очень верное. Осталась сущая ерунда: понять, кто и как нас будет жрать.

— Вас где подобрали?

— На водохранилище, где плотина на федеральной трассе, — не став делать из наших приключений секрет, поведала Аня. — А тебя?

Парень сделал пару шагов назад, облокотился на стену плечом, в левой руке удерживая шест с держателем капельницы.

— Знаю, бывал. Там еще рыбалка классная. Сиди, да успевай собирать улов, — сказал он. — А меня из дома забрали. Из Краснопевки. Слышали? Это деревня в тридцати километрах от города.

Мы с Анькой синхронно покачали головами.

— А как тебя забрали? — спросила девушка. — В смысле просто приехали и увезли? Или что? А как же родители?

Впервые за время короткого знакомства на лице Стаса появилось выражение легкого смущения. Походу он и сам до конца не понимал, как вообще такое могло произойти.

— Ну «эти», — последовал неопределенный жест рукой, куда-то в направлении потолка, — сказали, что если не уеду с ними, будет только хуже. И если предки хотят, чтобы сын остался в живых, то пусть лучше соглашаются. Вроде денег много отвалили. Батя сначала ни в какую, но я говорят чуть ли не выть стал, вот он и отпустил. Их кстати, пригласили переехать сюда, обещали работу, отдельную квартиру, очень большую.

Такой подробный рассказ мне показался странным.

— А ты откуда знаешь? Про дом и работу? Разве ты не валялся в отключке?

Стае бесхитростно пожал плечами.

— По телефону поговорил. Мне сразу дали звякнуть родителям. Точнее даже настояли на звонке. Они уже завтра сюда приедут. Продажу дома и хозяйства взяла на себя какая-то крутая адвокатская контора из столицы.

Я неприятно удивился.

— Тебе дали позвонить? А мне сказали, что нельзя. Типа с друзьями лучше не говорить. И вообще, забыть навсегда.

Анька тотчас же вскинулась.

— Тебе так сказали?

— Да, — подтвердил я. — Вроде как через них могут попытаться надавить на нас. Полагаю, им переезжать в Холодный Предел и кучу бабла не предлагали.

Парень немного виновато пробормотал:

— Может это только близким родственникам? Анька сердито стукнула кулачком по постели.

— Это несправедливо. Почему мы должны отказываться от близких, а другие нет?

Я сделал к ней шаг и успокаивающе взял за руку. Чувствовалось, еще немного и на ее лице появится слезы. А мне совсем не хотелось наблюдать, как она будет реветь.

— Забей, — как можно ободряюще произнес я. — Их заявления сделаны специально, чтобы никто не стал дергаться. Посмотрим, что будет дальше. Уверен, мы сможем еще увидеть ребят. Вряд ли им тут нужны враждебно настроенные колдуны. Обязательно постараются договориться. Иначе какой смысл нас забирать? Делать самим себе врагов, настраивая против себя заранее?

Глупость же.

Анька обдумала мои слова.

— Считаешь нас не станут держать здесь насильно?

— Конечно нет, — поддержал меня Стае. — Маги не дураки, чтобы вредить будущим членам собственного клана. Вдруг кто-то потом захочет отыграться и предать?

— Вот-вот, — вставил я. — Так что не парься. Не пропала никуда твоя Светка. И парни тоже в порядке. Скоро с ними встретимся. Без вариантов.

Девушка провела рукой по глазам, на ее губах возникла слабая улыбка.

— Она такая же твоя, как и моя, — заявила она, намекая на Светку. Я усмехнулся.

— Есть такое дело.

Настроение в комнате скакнуло на пару градусов выше. И хотя мы видели Стаса первый раз в жизни, причастность и вовлеченность в общую ситуацию делали нас, если не друзьями, то приятелями уж точно.

Как, наверное, со всеми остальными пациентами клинки волей судьбы, попавшие под инициацию.

— Если подумать, то все не так уж и плохо, — сообщил наш новый знакомый. — Все знают, колдуны всегда при бабле. При очень большом бабле — хочу обратить внимание.

Анька кивнула, у меня по лицу пробежала усмешка. Что ни говори, а он прав. В нашей «великой и могучей стране», не имея блатных связей и родственников среди чиновников разного ранга пробиться в жизни почти невозможно.

Даже подняться на уровень среднего класса составит проблему, не говоря уже о чем-то другом. Обязательно подомнут, вежливо попросят поделиться доходом, в случае отказа или выдавят, или просто отожмут собственность. И неважно, насколько человек умен и талантлив, главное наличие нужных знакомых в определенных кругах.

В тех же Штатах, могли ли создателя Фейсбука подвинуть и практически выпнуть из страны? Да миллион раз — нет. А у нас пожалуйста. Без лишнего шума и пыли избавились от чувака.

Он конечно не пропал и быстро создал себе другую компанию (мозги то остались на месте), но уже точно ничего не забыл и вряд ли вернется обратно. А это, как ни посмотри, огромный минус всему государству.

Ни о каких равных возможностях в современной России речи не шло. Стать рабочим в нефтегазовой сфере с приличной зарплатой для простых обывателей можно. А вот получить должность старшего управляющего без протекции сверху — никогда. Сиди и не рыпайся, для этого есть родственники важных людей.

— Сомневаюсь, что нам дадут деньги на халяву, — скептично произнес я. — По любому придется отрабатывать. Как минимум, теми же магами.

Анька меня поддержала. У почти выпускницы интернатовской школы по-другому и быть не могло. Мы рано познали такие понятия, как «меркантилизм» и «цинизм». Люди стараются в основном для себя. А если вдруг и встречаются добрые самаритяне, бескорыстно помогающие другим, то на нашем пути они пока что к сожалению, не попадались.

— Но это не отменяет факта наличия внушительных средств у потенциальных работодателей, — продолжил говорить я. — Деньги у них водятся, это трудно оспоримый факт. И скорее всего нас обязательно постараются подписать на что-то. Я не знаю, что у них тут за порядки, но пахать за еду точно не придеться.

Стае обрадованно поддакнул:

— Вот и я о чем говорю. Все будет тип-топ. Я вовсе не имел ввиду, что нам сразу дадут крутые тачки, шмотки, хату и кучу нала крупными купюрами. Ясно дело попотеть придеться. Но это ведь стоит того.

Забавно, судя по тону и забегавшим глазкам, это жилистый худощавый парнишка именно так об этом и подумал вначале. Ну чисто Серега, тот тоже всегда мечтал получить все нахаляву и сразу, не прилагая к этому лишних усилий.

С другой стороны, а кто бы так не хотел?

Неожиданно из коридора послышались громкие голоса. В проеме приоткрытой двери промелькнул силуэт. Человек резко затормозил и вернулся назад, заглядывая в нашу палату:

— Я нашел его, — сказал он, входя внутрь и неотрывно глядя на меня.

Что, естественно мне совсем не понравилось. Рослый парень за двадцать никак не походил на сотрудника из медперсонала.

С короткой стрижкой, затянутый в абсолютно белый комбинезон с защитными гибкими вставками, с гарнитурой в ухе и пистолетом на бедре он напоминал сотрудника службы безопасности, а то и солдата.

Острые скулы и волевой квадратный подбородок еще больше подчеркивали этот образ. Парня можно хоть сейчас помещать на агитационные плакаты, зазывающие на контрактную армейскую службу.

Я на его фоне смотрелся мягко говоря не солидно. Это не зазевавшийся толстый охранник, при необходимости скрутит и пикнуть не успеешь.

— Виктор, ты должен пройти с нами, — заявил он, делая шаг в мою сторону и заодно протягивая руку вперед.

— Зачем? — инстинктивно я отшатнулся назад.

Задница уперлась в узкий подоконник, а спина в оконное стекло.

— Что вам от него надо? — с тревогой в голосе спросила Анька.

Стае остался стоять на месте, ничего не говоря, напряженно глядя на нежданных гостей.

За плечом первого, появился еще один, чуть ли не его брат-близнец. В таком же белом комбезе, очевидно военного образца и с кобурой на боку.

— Спокойно, не надо паники. Нас послал Мстислав. Тебе надо проехать с нами.

Мой взгляд случайно зацепился за эмблему на правой стороне груди обоих: голубая шестилучевая снежинка, изукрашенная узорами.

Поначалу она напомнила одну из тех фигурок, что дети вырезают из бумаги на Новый Год. Но приглядевшись, стало понятно, что таким рисунком ребенка скорее испугаешь, чем обрадуешь. Слишком уж опасно выглядели острые заточенные грани с холодным отблеском по краям. Это изображение оружия, а не красивая картинка. Так и представляешь, как эти штука втыкаются в человеческие тела, вспарывая плоть не хуже хирургических скальпелей.

К горлу подкатил комок, я гулко сглотнул. Идти куда-то с людьми, у кого на одежде присутствовали подобные символы категорически не хотелось.

— Мы из Детей Вьюги, — представился тот, что вошел первым. — Не нужно беспокоиться.

Честно говоря, это заявление у меня не вызвало никаких положительных эмоций. Скорее наоборот. Когда говорят — не нужно беспокоится, значит надо уже начинать беспокоится.

— Да что ты с ним возишься? Коли давай компенсатор и тащи в машину, — процедил другой, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу.

Первый гневно обернулся и шикнул на слишком разговорчивого.

— Заткнись.

После снова повернулся ко мне. Его руки расслабленно поднялись на уровне плеч открытыми ладонями вперед.

— Слушай, Виктор, давай не будем доставлять друг другу проблем. Идем с нами, тебя уже ждут внизу.

От меня последовал вполне логичный вопрос, щедро приправленный нотками подозрения:

— Кто ждет? И зачем?

Солдат тяжело вздохнул. Было видно, что ему не слишком нравилось уговаривать вредного подростка и что он еле сдерживается.

— Тебя и несколько других пациентов переведут в другое место. Помнишь про проверку?

— Да, — все еще недоверчиво протянул я. — Туда увозят всех Воинов что ли?

Парень в необычной униформе коротко качнул головой.

— Не всех. Только тех, кого выбрали отдельно. Тут Стае вмешался в разговор:

— Эй, меня тоже определили в боевые маги. Мне тоже с вами ехать?

— Нет, — последовало еще одно движение короткостриженой головы. — Только Виктор. И еще несколько человек. Их отобрали уже после, из общего списка. Для особой подготовки.

Стае покосился на меня с нескрываемой завистью. Он похоже думал, что речь идет о каком-то магическом суперспецназе, куда берут только избранных.

— Я могу еще раз пройти ваш тест, могу и больше людей поколотить, — воинственно пробасил парень, отлипаясь от стены.

Боевик клана Строгановых усмехнулся.

— Кое-кто не просто бил по морде, — проронил он, недвусмысленно кивая в мою сторону. — Некоторые из испытуемых предпочитали действовать куда более агрессивно, основательно разбираясь с врагами. Из них и формируется дополнительная группа.

Стае непонимающе уставился на солдата, потом он что-то разглядел в его глазах и поражен но развернулся ко мне:

— Ты что там убил кого-то? Ну ты даешь!

Понятное дело, эта не та тема, которую мне бы хотелось обсуждать. Тем более в присутствии Аньки. Та тоже уже пялилась на меня, как будто увидела первый раз.

— Эти козлы, хотели тебя разрезать на несколько частей, — без прикрас поведал я ей об обстоятельствах в созданной иллюзии. — Вот я и не сдержался. Сам не ожидал, что способен на такое.

Стае нервно хохотнул.

— Ничего себе — не сдержался. Ты там кучу народа что ли завалил? Ну, ты братан силен!

Аня слегка побледнела, ей стало плохо. У меня наоборот вспыхнула злость. Да что это за хрень твориться, а? Спасаешь девчонку, а ей дурно становится от методов, которыми это сделано. Где в этом мире справедливость?

К счастью, спустя секунду выяснилось, что волновало ее вовсе не то, что я там кого-то прибил, а нечто другое.

— Меня хотели разрезать? За что?

Я злорадно ткнул пальцем в совсем обалдевшую от того куда повернул разговор парочку в белом:

— А ты вот у этих хмырей спроси, чем они тут занимаются. Живодеры, хреновы…

Боец возмущенно вскинулся:

— Это была всего лишь иллюзия! Стае тоже развеселился.

— Да ладно, — протянул он с улыбкой на все лицо. — У меня в видении трое психов пытались поджечь мой дом. Ну я им показал. Бам… бам… бам… Всем покрошил морды в кровавую юшку.

Пацан сделал несколько ударов по воображаемым врагам, имитирую прошедшими бой.

На физиономиях бойцов Детей Вьюги синхронно промелькнуло страдальческое выражение. Так и читалось на их лицах: мы пошли на службу за славой, а приходится с детьми нянчится.

— Ну хватит, — решительно припечатал первый и резко шагнул ко мне, доставая откуда-то из-за спины нечто напоминающее пистолет.

Я дернулся в бок, пытаясь уйти в право, но неудачно. В районе шеи кольнуло и внутри начал стремительно разливаться жидкий азот.

— Это тоже самое, что шло через капельницу, — объяснил солдат, убирая устройство, оказавшееся шприц-инъектором, и заодно выдергивая иголки из вены. — Только с большей долей концентрации вещества на объем. Не понадобится тащить за собой лишнее.

Он оттолкнул стойку на колесиках в сторону. А потом его правая рука железной хваткой схватила мой локоть. Больше ничего не слушая и не пытаясь уговаривать, меня буквально потащили из палаты.

Зажатый с двух сторон на пример задержанного, я пошел по больничному коридору. Встречные люди торопливо расступались перед нами, прижимаясь к стенам.

Не по узким лестничным пролетам, как в наведенной иллюзии, а в прекрасно освещенном и по современному оформленном лифте, мы спустились на первый этаж.

Промелькнул смазанным пятном хайтековский холл, гостеприимно распахнулись створки дверей, под влиянием фотоэлементов, выпуская небольшую процессию под моросящий дождь на улицу.

— Какого черта? Я же в одной футболке, — возмутился я. — Промокну ведь.

Не слушая, парочка амбалов подвела меня к стоящей на подъездной площадке приземистой шестиколесной машине молочного цвета.

Это еще что за фигня? Что за аппарат такой? Броневик что ли? Ни разу ничего похожего не видел. А на правом боку все та же снежинка.

Беззвучно опустилась задняя аппарель, толчок в спину и ноги уже сами несут по едва заметным выпуклостям на металлическом спуске наверх, прямиком в теплый салон.

Внутри уже сидело четверо, в спортивных костюмах, как у меня. Похоже хозяева клиники не стали заморачиваться, купив всем поступившим пациентам одинаковую одежку.

Щелкнула закрывшаяся бронированная дверь с вертикальным подъемом, автоматический мигнули лампы, зажигаясь под потолком. Уместившись на крайнем к выходу кресле, я настороженно оглядел по очереди своих внезапных попутчиков.

Два парня постарше меня, плечистые и подтянутые, оба напоминали тех двух утырков, что меня притащили сюда. Мужик лет под сорок, небритый, неряшливый, на вид, будто с бодуна. И девчонка лет семнадцати, с растрепанными темными волосами.

— Здравстье, — прокашлявшись буркнул я, перед этим успев подергать за рычаг справа и убедиться, что выйти отсюда просто так не получится.

Транспорт вздрогнул и плавно покатил неведомо куда.

— И тебе не хворать, — подал голос самый старший в закрытом салоне. — Меня дядя Гена зовут. Мы пока тебя ждали, успели уже познакомиться.

— Ты чего, сбежать что ли пытался? — с ухмылкой осведомился один из качков. — Говорят долго найти не могли. Даже бойцов отправили на помощь в поиске.

Я пожал плечами.

— В соседнюю палату заглянули не сразу. Подругу навещал.

— Сергей.

— Игорь.

Парни по очереди представились. Я кивнул.

Парни по очереди представились. Я кивнул.

— Виктор.

Единственная в компании девушка чуть помедлила, но потом все же тоже сказала свое имя:

— Полина.

Наступила неловкая пауза. Какая обычно бывает, когда незнакомые люди не знают с чего начать разговор.

— Куда нас везут? — не выдержав спросил я ни к кому конкретно не обращаясь. — Никто не в курсе?

Дядя Гена махнул рукой на Игоря.

— Вон у нас сидит самый осведомленный. Он и раньше служил колдунам. Так, Игорек? Ничем не хочешь поделиться с народом? Чего задумали твои хозяева? Утром вроде обо всем договорились, а тут хватают и тащат непонятно куда. Не по-людски это.

Крепко сложенный парень лет двадцати досадливо поморщился. Кажется, его уже не раз пытали одними и теми же вопросами.

— Да не знаю я, говорил же уже, — произнес он. — Как и вы, вчера упал на землю, стало плохо. Прямо со стрельбища увезли в больницу, где и очнулся сегодня под блокиратором. А чуть позже медсестра проводила в фойе вниз, где меня и приняли. Вот и все.

— Что за блокиратор? — быстро спросил я.

— Та, жидкость, что всем кололи, — вместо боевика клана ответила Полина. — Она нейтрализует влияние магического излучения на организм.

Я задумался, переваривая ее слова. Звучало надо сказать, совершенно непонятно.

— А я думал, что это обезболивающее. Зачем этот блокиратор вообще нужен?

В разговор вновь вступил Игорь:

— Чтобы развивающиеся каналы внутренней энергетики не сжечь сразу. Я сам плохо в этом разбираюсь. Знаю, лишь что его вводят для плавного перехода инициации. В противном случае можно запросто загнуться от болевого шока. В старину вроде как, такое очень часто случалось. Хотя утверждать точно не буду. Я всего лишь обычный рядовой из третьей группы прикрытия Лазаря.

— Лазаря? Это еще кто?

— Один из боевых магов Холодного Предела. Лазарь Строганов. Мы обеспечивали его защиту.

Естественно, у меня сразу же возникло множество других вопросов. Однако получить на них ответы прямо сейчас не вышло. В беседу включился тезка Сереги:

— За год службы в мотострелках под Новороссийском ни разу не видели таких бэтееров. Что за модель такая? Иностранная? Или это из новья, еще не принятого на вооружение? Круто смотрится, особенно снаружи.

Я припомнил низкий силуэт на шести колесах. Не большой поклонник военной техники, но парняга вроде прав. Эта машинка точно не из наших. А то сразу бы на площадь выкатили в День Победы на парад, как те агрегаты, показанные пару лет назад, но вроде так и не пошедшие в серию.

Находясь внутри, сразу заметно, что техника прошла все испытания и давно уже активно используется по назначению.

— Бронированное транспортное средство для перевозки личного состава модульной конструкции «Цербер», — представил нам машину Игорь слегка торжественным голосом. — Утомлять подробностями ТТХ не буду, скажу лишь, что в производстве активно используются наработки военно-промышленного концерна семьи Демидовых с применением сплавов, обработанных магией, а также другой нетрадиционной составляющей.

Полина, не сдержавшись, громко хмыкнула. Парень моментально на нее посмотрел.

— Нетрадиционная составляющая — это вовсе не то, о чем ты подумала. Так иногда называют применение магических технологий в составе обычных механизмов.

— А почему в армию не поставляете? — спросил Сергей с нарастающим интересом осматриваясь и глядя на обстановку внутри уже по новой.

— В российскую? — Игорь пренебрежительно махнул рукой. — Для армии численностью в несколько сотен тысяч человек, Цербер слишком дорог. Точно цену не скажу, но она определенно не по карману для МО РФ. Как и большая часть вооружений, выпускаемых кланом Демидовых. Ее закупают только всякие спецуры в ограниченных количествах. Алхимия с конструктами на маго-основе слишком затратная вещь.

Я нетерпеливо поерзал. Все это конечно, чрезвычайно интересно и познавательно, вот только на мой первый вопрос так до сих пор никто и не ответил.

— Так куда мы все-таки едем? Выдернули из больницы, силой притащили сюда. Какое-то нехорошее предчувствие от этой внезапной поездки. Как бы не на расстрел везли.

Попытка пошутить в последней фразе вызвала не совсем ту реакцию, что ожидалась. Вместо нервных смешков, все дружно замерли, уставившись на серую стенку, что отделяла десантный отсек от водительской кабины.

Никакого у людей чувства юмора…

Спустя какое-то время, Игорь перегнулся через сиденье и нажал на одну из кнопок вытянутой длинной панели, видневшейся на перегородке.

С легким жужжанием с потолка опустилось сразу три плоских экрана, ничего не показывающих кроме мельтешения бесцветных помех.

— Камеры отключили. Попробую единую боевую сеть. Еще через пару секунд, он откинулся обратно.

— Все вырубили. Ничего не пашет. Нас наглухо отрезали.

Отлично. Стоило начинать волноваться? Что-то мне колдуны все меньше и меньше нравились.

Дальнейшая дорога прошла в полном молчании. Поняв, что хозяева ведут себя весьма негостеприимно и что не известно, что будет в конце пути, у всей пятерки пассажиров крутого броневика совершенно пропало желание к общению.

Когда машина наконец остановилась, и задняя аппарель медленно опустилась вниз, я вылезал наружу с определенной опаской, не зная точно, чего ожидать.

И почти сразу же замер в остолбенении. Потому что всего в нескольких десятках метрах впереди преспокойно стояли те самые, распроклятые и невозможные в обычной природе белые деревья из иллюзорного мира.

— Приехали, — сказал я, отшатнувшись назад.

В шоке от увиденного, я сделал два шага назад и наткнулся спиной на выходящую из транспорта Полину:

— Эй, осторожней, — возмущенно воскликнула девушка, чуть не поскользнувшись на ребристой поверхности железного трапа.

— В чем дело? Что за затор образовался? — произнес дядя Гена, пытаясь обойти нас справа.

Моя рука взметнулась вверх, указывая вытянутым пальцем на невероятную рощу, видневшуюся неподалеку.

— Вы их тоже видите? — спросил я.

Серега и Игорь, уже успевшие спрыгнуть на землю, (должно быть высадка из боевой машины для них являлась вполне привычным занятием) разом развернулись в направлении белых деревьев.

Полина и дядя Гена тоже встали, как вкопанные разглядывая необычное зрелище.

— Я вижу, — первой откликнулась девушка. — Прикольно смотрятся.

— У меня такие в иллюзии стояли под окном. Я щипать себя забодался, пытаясь проснуться, — пожаловался я. — Думаете, это тоже виртуальное испытание? И мы находимся в одном из воображаемых миров?

Внезапной вопрос заставил всех призадуматься. Всех, за исключением Игоря, он глядел на деревья без всякого удивления. Было заметно, что он вполне спокойно воспринял необыкновенный пейзаж.

И только я хотел приступить к расспросам: мол, чего это все разинули рты, а бывший боевик клана стоит, будто ничего особенного не происходит? Как парень вполне непринужденно объяснил:

— Это Замерзший лес. Раньше так близко бывать не приходилось, но я много раз слышал о нем и видел множество фотографий.

— Что еще за Замерзший лес? — сердито спросил дядя Гена.

— Я точно не знаю, могу рассказать лишь…

Договорить Игорю не дали. Из-за борта военной машины вынырнули давешние сопровождающие. Оба солдата кроме пистолетов обзавелась штурмовыми винтовками наперевес. Оружие имело арктический камуфляж и было обвешано дополнительными приспособлениями, как новогодняя елка игрушками.

Что особенно гадко, ядовито зеленые лучи лазерных целеуказателей уже работали, скользя точно по нашим телам.

Через несколько секунд, к ним присоединились еще трое солдат, с таким же недружественным настроем.

И откуда только взялись? Корпус бэтеера скрывал еще одну машину? Похоже на то. Иначе объяснить появление новых «имперских штурмовиков» невозможно. Должно быть мы ехали не в одиночестве, как минимум в составе небольшой колонны.

— Вам туда, — обратился к нам боец, что пытался уговорить меня выйти из палаты с миром.

Ствол очень круто выглядевшей винтовки качнулся в сторону заколдованного леса. Изумрудный лучик попрыгали по белой стене и вернулся к изначальным мишеням. То есть к нам.

Только тут я обратил внимание, мы стояли на обычной земле со слегка примятой зеленой травой, а дальше уже начинался самый настоящий снежный покров. Граница между летом и зимой проходила всего в паре метров от нас.

— Что за фигня? — пробормотал я, разглядывая идеально ровную линию, тянувшуюся с запада на восток. — Как такое вообще возможно? Там зима что ли?

Соратники по несчастью дружно посмотрели вниз, ошарашенные увиденным не меньше меня. Кажется, даже Игорь не ожидал увидеть ничего подобного.

— Магия, — глубокомысленно произнес дядя Гена.

Солдатам надоело стоять без дела. Послышались нехорошие звуки передергиваемых затворов.

— У вас есть пять секунд, чтобы зайти туда, — предостерег все тот же боец. — После чего мы откроем огонь на поражение.

Вооруженная пятерка выстроилась полукругом направив ярко зеленые лучи прицелов прямо на нас. По одному на каждого.

Какая скорострельность у этих малышек? Шестьсот выстрелов в минуту? Семьсот? В любом случае, мало никому не покажется. Перестреляют за доли секунды.

— Мда, шутка про расстрел оказалась пророческой, — мрачно заметил Сергей, делая шаг в сторону невидимой границы.

— Ты куда? — попытался остановиться его дядя Гена.

— А что? У нас есть выбор? Сильно сомневаюсь, что с ними удастся договориться. Посмотри на них. Они выполнят приказ во что бы то ни стало. А я не хочу получать пулю просто так. Лучше уж попытать счастье там, — парень кивнул в сторону белого лесного массива.

— Согласна, — поддержала Полина, направляясь вслед за первопроходцем. — Глупо стоять и умолять о пощаде. Судя по харям, им жалость неведома. Убьют без раздумий, если не пошевелимся.

— Три… — тем временем разносился громким голосом отчет выделенного времени с интервалом примерно в пять секунд, четыре.

— Да пошли вы нахер, — пробурчал бывший сослуживец дисциплинированных исполнителей и в несколько прыжков пересек магическую линию, разделяющую солнечный летний день от покрытой снегом опушки.

Поразительный контраст! И впрямь — магия.

Я тоже не заставил себя ждать, поскорее удаляясь от враждебно настроенных людей, вооруженных автоматическим оружием.

И сразу же передернул плечами. Блин, холодрыга какая. Под ногами захрустел снег. Легкие полукеды определенно не подходили для этой погоды. Да и вообще вся одежда.

— Смотрите! — воскликнула Полина, тыча пальцем куда-то наверх.

Уже второй раз за последние пять минут, мы замерли на месте с отвисшими челюстями.

Над верхушками деревьев, далеко уходя в небеса, стояла невообразимо высокая башня. Очень тонкая, без окон, без балкончиков и без единой трещины или строительной стяжки, с острым шпилем, теряющимся в белесых облачках, отсюда она казалась выточенной из единого куска льда.

— А это еще что за Останкино? — выдохнул дядя Гена, как и все послушно встав с запрокинутой назад головой.

— Башня, — ответил Игорь. — Источник магии Холодного Предела.

— Почему она не падает? — Сергей критически разглядывал слишком стройные пропорции местной достопримечательности.

— У нее же основа почти такая же узкая, как и средняя часть. И тянется очень высоко. Сколько в ней? Метров триста?

Я оценивающе посмотрел на медленно плывущие по небу облака, иногда скрывающие самый кончик вершины небывалого строения.

— Скорее семьсот. А то и вся тысяча, — предположил я.

— Километр? — удивленно развернулся ко мне Сергей. — Да ну. Не может такого быть. О ней бы давно уже всем растрезвонили. Самая высокое здание в мире бы получилось. Я как-то смотрел передачу про небоскребы. Пока что самый высокий — чуть больше восьмисот метров находится в Дубае.

Я равнодушно пожал плечами. Такие подробности мне не известны. Зато беспокоило кое-что другое.

— Лично меня сейчас больше интересует не высота этой избушки, а почему мы ее не видели, когда стояли за границей лета и зимы? Вспомните, там виднелся только лес. Мы бы сразу заметили эту бандуру.

— Верно, — согласился со мной дядя Гена. — Не было этой штуки, когда вышли из броневика.

Игорь чуть помялся, но потом все же выдал:

— Я слышал, центральная часть Холодного Предела бессрочно закрыта для полетов всех видов воздушного транспорта. Приказ для всех — облетать это место в обязательном порядке. Нарушителей сбивают без предупреждения.

— Но ее все равно должны увидеть с большого расстояния. Нет необходимости подлетать слишком близко, — тут же возразила Полина. — И это, не говоря уже о всяких спутниках на орбите.

— Закрывают магией, — догадался я, с беспокойством оглядываясь назад.

Вооруженные солдаты никуда не уехали, продолжая стоять на фоне белоснежных шестиколесных машин, внимательно отслеживая каждое наше движение.

— Как бы палить прямо оттуда не начали, — Сергей тоже заметил неподвижность конвоиров. — Стволы тюнингованы по самое не балуйся. И хрен пойми что за модель.

Игорь мельком глянул на бывших коллег и без всякого интереса заметил:

— Пехотные стрелковые комплексы, универсальный вариант, продукция заводов Демидовых. Так как мы в маго-зоне, то скорее всего заряжены пулями — СП-11М. Если что, срежут нас короткими очередями секунды за две, не более.

— Какая-то нерадостная перспектива, — протянул я, делая еще несколько шагов подальше от необычной границы. — Пойдемте что ли? Пока эти хмыри не вздумали потренироваться в стрельбе по живым мишеням. Как я понимаю, нам надо к этой башне?

Игорь не слишком уверенно кивнул, но все же не преминул объяснить:

— Просто так стрелять не будут. Скорее всего приказ касался лишь доставки определенных лиц до заданной точки. Что уже собственно говоря сделано. Вот в случае попытки возврата — другой разговор. Запросто можно дождаться подарка. Хотя и не понятно, почему все так категорично.

Осторожно попробовав землю перед собой и убедившись, что ноги не проваливаются глубоко в снег, а холод не так силен, как показалось вначале, я повеселевшим голосом произнес:

— Это они с нами отморозками не церемонятся. А с теми, кто в больнице, до сих пор ведут себя вежливо и предупредительно, — чуть помолчав, я себе под нос добавил: — Наверное не стоило наглухо валить того психа. Одной раны достаточно. Сидел бы сейчас в своей палате и жрал порционный джем.

Услышав мое бормотание, дядя Гена хохотнул.

— Ох уж эта молодежь. Все бы ей посидеть где-нибудь в сторонке и желательно с лакомством в руках.

— Еще компьютер не помешает, — проворчала Полина. — Или телек на крайний случай.

— Я бы тоже не отказался сейчас развалиться перед большим экраном с баночкой пива, — мечтательно произнес Сергей.

Теперь уже заулыбались все. В основном нервно и напряженно. Никому из присутствующих не хотелось здесь находиться, стоя перед зловещим лесом и четко понимая, что вскоре туда придется зайти.

Еще немного потоптавшись, небольшая группа все же двинулась вперед. А куда деваться? Под пули автоматчиков? Все слова о том, что мы стали колдунами сейчас выглядели смешно и нелепо. Тренированные парни в военной экипировке, крепко сжимающие крутые штурмовые винтовки в данный момент казались опаснее всех магов вместе взятых, что бы там о них не говорили ранее.

— Как думаете, далеко до этого фаллоса? — спросил Сергей, как только позади остались первые деревья.

— Думаю, Князю будет любопытно узнать, что некоторым личностям напоминает его Башня, — усмехнулся Игорь.

— Как мило, — скривилась Полина.

Я не стал вступать в дискуссию. Формы колдовской башни лично меня не слишком волновали. А если бы вдруг все же пришлось с чем-нибудь сравнивать, то я бы сказал, что она напоминает гигантскую сосульку, поставленную верх ногами.

Мутную и щедро припорошенную легкими хлопьями свежего снега, сосульку очень большого размера.

Удивительно, ходьба по лесу получилась не такой сложной, как ожидалось. Деревья словно сами расступались перед идущими людьми, а земля уплотнялась, образовывая некое подобие протоптанной широкой тропинки.

Хотя при попытке заглянуть дальше, перед глазами всегда вставала несокрушимая стена из белых стволов.

Чудеса, да и только…

Слегка приотстав, мне захотелось рассмотреть необычные деревья поближе и я сделал шаг к ближайшему с правой стороны.

И тотчас с проклятиями рухнул на задницу, не удержав равновесия после того, как нога вдруг по колено провалилась в сугроб.

— Что за дела? — возопил я, быстро стряхивая налипший на штаны и обувь снег.

— Что случилось? — Полина приостановилась.

Трое мужиков едва удостоили происшествие взглядом, продолжив шагать дальше. Наверное, подумали, что пацан сам виноват и нечего лезть куда не просят.

Сволочи такие… Хотя может и правы. Сдались мне эти деревья?

— Захотел потрогать кору дерева и подошел ближе, чем надо. Или дальше, тут уж как посмотреть, — объяснил я свое поведение девушке. — Не похожи они на замерзшие. Скорее мутанты какие-то.

Полина остановилась рядом, внимательно разглядывая свисающие нижние ветки с ненормальными белыми листьями.

— Выглядят живыми. И точно не покрашенными. Раздосадованный я поднялся на ноги.

— Вот и я про что. Думал убедиться окончательно. Не вышло. Шаг влево, шаг вправо — расстрел. Как будто нас ведут по зачарованному лесному коридору. Даже жутко становится.

Полина ничего не сказала на замечание. Молча развернулась и пошла дальше.

Я еще раз глянул под ноги, перевел взгляд на снежную поверхность вокруг стволов деревьев. Блин, ну никакой разницы не заметно, хоть убей, и там, и там белая, слегка волнистая поверхность. А стоило отойти, как сразу же последовало превращение из твердого в мягкое. Да к тому же зима, окружающая нас сейчас, моментально дала о себе знать. Холод проявился мгновенно.

Чертова магия. Так и спятить недолго. Потом решив не заморачиваться и плюнуть на окружающие странности, я быстро догнал девчонку и поинтересовался:

— Слушай, я понимаю, как в нашу плохую компанию попали Игорь и Сергей. Служба, армия — то, да се. Даже дядя Гена в общем-то подходит под определенные параметры. Но ты-то как к нам попала?

Полина резко остановилась и уставилась на меня, для большей внушительности ткнув мне в грудь маленьким, но довольно твердым кулачком.

— А ты сам, как сюда попал? Кого прикончил в видениях? — спросила она, испытывающее глядя мне прямо в глаза.

От ее слишком серьезного вида, делающего семнадцатилетнюю девчонку намного старше своего возраста, мне стало не очень уютно.

— Да знакомую выручал, вот там и попался один, — почему-то промямлил я, растеряв весь настрой, вспоминать убийство было неприятно. — Выбора в общем-то не оставалось. Знаешь как бывает: или ты, или тебя. Вот и все.

Девушка зло усмехнулась.

— Врешь! — уверенно заявила она. — Там специально оставляли простор для дальнейших действий. Дело можно было решить миром. В крайнем случае просто уйти.

Я подозрительно на нее уставился.

— А ты откуда знаешь?

Полина снова двинулась по невидимой волшебной дорожке, проходящей сквозь измененный под действием магии лес.

— Догадалась, — спустя пару секунд фыркнула она. — И ты бы догадался, если бы остановился и подумал о прошедшей проверке более внимательно, разобрав все по мелочам и разложив по полочкам. Хотя ты мужик, а у вас с концентрацией внимания всегда имелись проблемы.

— Ты это о чем? — слегка оскорбленным тоном осведомился я.

Последняя фраза, сказанная пренебрежительным женским голосом, меня покоробила. Всего лишь несколькими словами она умудрилась передать целый океан презрения, направленный на представителей мужского пола.

Феминистка чертова…

— Вспомни, что там с тобой случилось, — отозвалась Полина. — Если хорошенько подумать, то могла ситуация закончится как-то иначе? Не отвечай и так вижу, что могла. Но ты не пошел по этому пути, ты все сделал иначе. И поэтому сейчас ты, как и я, находишься здесь. Мы привыкли всегда доводить дело до конца. И никак иначе.

Любопытное в своей неопределенности утверждение встретило у меня закономерное сомнение. Откуда этой пигалице знать подробности отбора?

Или она права и все подстроили с возможностью двойного исхода? Дурацкие психологические тестирования. Поговорить бы с теми, кто их моделировал.

— Сначала ко мне пытался приставать один парень. Я его оттолкнула, — начала рассказывать об иллюзорном мире, созданном ментатом, Полина, — и сильно ударила. Он начал проявлять больше агрессии. Я ответила тем же. Вошли еще двое, повалили на пол и начали стаскивать одежду, явно собираясь изнасиловать. Разорвали блузку, успели снять юбку. Потом наши роли поменялись. У одного торчал за поясом нож, я выхватила его и полоснула самого тяжелого. Тот упал и начал орать. Другие отскочили в разные стороны. И вот тут возник момент, дававший мне возможность выбора дальнейших поступков.

Слушая ее, я вспомнил, что сказала Анька. К ней тоже приставал парень. Но она похоже действовала не столь решительно, как эта девчонка.

И произошло пробуждение. Наблюдатели поняли, что большего от нее не стоит ждать и психику лучше не травмировать. А с Полиной все вышло по-другому.

— Какого выбора? — полюбопытствовал я.

— Приоткрытая дверь. Мелочь, казалось бы, а все-таки выход, — ответила девушка. — Я могла вскочить и убежать. Времени оставалось достаточно. И никто бы меня не успел схватить. Но я этого не сделала. Вместо этого развернулась и взялась поудобнее за нож.

Чувствуя, как у меня пробегают мурашки по коже, я осторожно уточнил:

— И что ты сделала потом?

Вроде ответ и так очевиден, но мне хотелось услышать его от нее. Чтобы убедиться, что не схожу с ума и все действительно именно так.

— Я их убила. Всех троих. Десяток раз пырнула каждого. Затем всем перерезала горло от уха до уха, — хладнокровным голосом рассказала девушка. — В одних трусиках, в изорванный блузке, залитая кровью с головы до ног, я стояла и смотрела на три мертвых тела и знаешь, что я при этом испытывала? Вину, раскаяние, страх? Нет. Лишь удовлетворение от сделанного.

Совершенно ошалевший от поведанной истории, я шагал и не знал, что ответить. Ничего себе знакомую нашел. Девица явно с большими тараканами в голове.

— А знаешь откуда меня взяли после импульса? — не останавливаясь продолжила говорить Полина.

— Откуда? — на автомате спросил я.

— Из тюремного автобуса. Меня, как раз везли из городского суда в колонию, после вынесения приговора. Дома я зарезала отчима, потому что он пытался напасть на меня с той же целью, что и те трое дохлых придурка. Дали восемь лет, как взрослой. А тут так подвезло. Попала под инициацию. И вот я снова на свободе. Воодушевляет, не так ли?

Уже совсем охреневший я молчал. Потом все же не выдержал:

— Да ладно. Хорош гнать, — недоверчиво произнес я.

Самое паршивое, что ее рассказ звучал не так уж неправдоподобно. Кто его знает, чем мои попутчики занимались раньше. Сергей и Игорь запросто могли быть членами какой-нибудь жестокой преступной группировки. А добродушный Дядя Гена, страдающий от похмелья мужичок, вполне мог оказаться маньяком-убийцей.

Блин, ну и денек. Голова уже кругом от всего этого дурдома. Теперь начну подозревать всех подряд.

Полина, не выдержав, прыснула.

— Да, я пошутила, — заявила она с улыбкой, и тут же сделала лицо кирпичом и окончила предельно серьезно: — А может и нет. Сам думай, если что.

Качнув головой, я мысленно отпустил в адрес сумасшедшей девицы пару далеко нелестных эпитетов.

— И нафига ты мне все это рассказала?

— Чтобы ты понял, что я хороший союзник, — откровенно призналась девушка.

— Зачем? — от меня последовал повторный вопрос.

Полина сбавила шаг, одновременно придерживая меня за руку.

— Как думаешь, куда мы идем? Волшебный лес, таинственная тропа, возникающая из воздуха — все это конечно, впечатляет и очень красиво. Но куда именно мы направляемся? И главное — с какой целью? Ты уже думал об этом?

И что тут прикажете отвечать? Что от последних событий у меня каша в голове и что вчерашний день на озере уже кажется далеким прошлым, а жизнь в интернате и вовсе полуистлевшим миражом?

Отвечу честно — засмеет. Еще и поиздевается вволю.

— Дополнительное испытание? Хотят выявить лучших из лучших? — предположил я, припомнив то, что говорил солдат в палате Аньки.

— Это понятно, — нетерпеливо согласилась Полина. — А по существу? Как именно будет происходить второй уровень проверки? Знаешь?

Я покачал головой. Откуда? Кто этих колдунов разберет. Может мы вообще до сих пор находимся в больнице. Лежим себе смирно в кроватях, а над нами водит ладонями ментальный маг.

— Сначала я думала, что это опять иллюзия, — подтверждая мои мысли заявила Полина. — Но потом все же отказалась от этой идеи. Слишком уж все сложно и долго происходит. В прошлый раз, действие началось сразу. Какой смысл имитировать поездку на военной машине в течении получаса? Это абсолютно ненужная трата времени. Нет, мы на самом деле в реальном мире. Замысел в другом.

— В чем? — заинтригованный, я чуть наклонился в ее сторону.

Девушка помолчала, словно обдумывая, следует ли со мною делиться своими размышлениями.

— У нас говорят: раз уж сказал — «а», то говори и — «б», — подстегнул я упрямую собеседницу.

Полина остро взглянула на меня.

— Что если нас хотят заставить драться друг против друга? И ведут сейчас как раз на какую-нибудь арену, — выдала она. — А долгая дорога нужна, чтобы кандидаты успели узнать друг друга поближе. Тогда будет сложно ударить соседа, тем более убить его. Хотят посмотреть, кто из нас самый стойкий. Как тебе такое испытание?

— Да ну нафиг, — выдохнул я.

И все равно с опаской взглянул в спину идущих впереди трех мужчин.

— Мы с тобой тут самые слабые, в случае заварушки, шансов выжить меньше всего, — негромко произнесла Полина, тоже глядя в том направлении. — Просто физически не потянем против этих бугаев.

— И что ты предлагаешь?

Я спрашивал не потому что действительно поверил в слова девчонки. Они звучали слишком дико и фантастично даже для нашей ситуации. Но знаете, как говорят: лучше перебдеть, чем недобдеть. Подстраховаться определено не будет лишним. Последние события показали, что колдуны способны на многое. Как минимум логика у них точно отличается от обычной.

— Будем держаться вместе. И драться прикрывая друг друга. По крайней мере, до тех пор, пока не останемся в живых только вдвоем.

Мой напряженный взгляд скользнул по девичьему лицу. Она говорила более чем серьезно.

— А потом? — спросил я, втайне уже догадавшись об ответе.

По губам девушки скользнула холодная улыбка. Она не ответила, но и так было все понятно.

Оставшись одни, мы с ней начнем драться уже между собой. До самого конца. Неплохое продолжение дня. Просто замечательное.

Мы пошли дальше. Замерзший лес продолжал молчаливо расступаться перед идущими путниками, создавая удобную тропинку, где не чувствовался холод, а снег под ногами не проваливался, а едва заметно похрустывал.

Сложно сказать, сколько именно мы так двигались. Двадцать минут? Тридцать? Час? Время как будто застыло. Лишь нескончаемая масса белых деревьев все так же окружала со всех сторон идущую группу.

В какой-то момент, вырвавшийся вперед Сергей вдруг остановился и уставился на что-то, пока еще не видное нам.

Неосознанно остальная четверка прибавила шагу, стремясь увидеть нечто, заинтересовавшее их товарища.

Короткий спринт закончился так же резко, как и старт. Как по мановению волшебной палочки лес кончился, и мы вдруг обнаружили, что стоим на опушке, а прямо перед нами возвышается огромная башня из льда.

Вокруг нее виднелись многочисленные невысокие постройки, такого же светло-синего вперемешку с белым окрасом, они опоясывали магическое сооружение со всех сторон. Одного и двухэтажные, различных размеров и форм, здания составляли единый ансамбль, органично вписывающийся в общий пейзаж на фоне Замерзшего леса.

— Красиво, — прошептала Полина, глядя на необыкновенные творения неведомого архитектора. — Кто их построил?

Игорь довольно хмурым взглядом обвел блестевшие на солнце строения и мрачно ответил:

— Ледяные Чертоги. Пару столетий назад, все чародеи Холодного Предела жили здесь. Мне говорили, что это самое опасное место в землях клана, не считая самой Башни.

Я слегка придвинулся к Полине и прошептал ей на ухо:

— Вряд ли бы нас сюда тащили, чтобы затеять банальную драку насмерть.

Она раздраженно дернула плечом, ничего не сказав в ответ. Ну и ладно. Подумаешь. Хорошо, хоть бредни про гладиаторские бои, так и остались бреднями. Меня подобная ситуация более чем устраивала.

— Ну пойдем что ли? — предложил дядя Гена. — Посмотрим, как раньше жили колдуны. Может какие сувениры прихватим.

Бывший боевик клана усмехнулся.

— Я не говорил, что здесь больше никто не живет. Я сказал, что раньше ВСЕ МАГИ жили здесь. Сейчас сюда заходит лишь малая часть из верхушки. Включая, самого князя, понятное дело. И опять же — поручиться за достоверность не берусь, но некоторые утверждали, что нынешнее поколение просто не может здесь находиться долгое время. Тут излучение источника слишком велико и не все его могут выдержать.

— Разве чем больше, тем не лучше? — поинтересовался я. — Колдовать проще и легче. Нет?

Игорь пожал плечами.

— Вроде нет. Радиус магической зоны от источника — пятьдесят километров. Площадь всех земель чуть меньше восьми тысяч. Чем ближе к краю, тем тяжелее творить заклятья, так как уровень магического излучения падает. Но также — чем ближе к центру, тем сложнее удерживать контроль. Давление на энергетику возрастает в разы, не всем удается сохранять ясность мышления.

Парень помолчал и добавил:

— Но все это лишь слухи, как дело обстоит на самом деле никому, кроме магов не известно. Они не любят общаться с простыми людьми.

Дядя Гена гулко хлопнул Игоря по плечу.

— Ну теперь, ты тоже почти один из них. Скоро сам сможешь задирать нос и смотреть на других свысока.

Я усмехнулся. Кто, о чем мечтает. А вот лично меня обуревали более чем простые желания. Выжить там. Не сдохнуть среди этих дурацких мутантов-деревьев. Снова встретить друзей, особенно Светку. На данный момент, ничего большего мне совсем не хотелось.

Мы двинулись вперед. Уже через пару шагов, стало понятно, что волшебные свойства снежного покрова исчезли, сугроб снова превратился в сугроб. Не очень глубокий, но от этого не менее неприятный.

Температура резко скакнула вниз. Все вдруг вспомнили, что одеты далеко не по погоде. Поэтому шаг прибавился сам собой. Чем дальше шли, тем становилось хуже. Очень скоро стало казаться, что стужа проникла под кожу и начала вымораживать внутренности. Его величество Холод побежал по венам, сковывая конечности, принося с собой боль и мучения.

С проклятиями и ругательствами наша компашка в летних спортивных костюмах рванула вперед, напрямую к видневшемуся отсюда входу в виде изящной изукрашенной арки из чистого льда, надеясь найти там убежище.

Тяжелые створки узких дверей без труда поддались под общим напором, распахнулись, гостеприимно предлагая войти внутрь.

Мы ввалились в проем беспорядочной толпой, стуча зубами и обхватив себя за плечи, в попытке сохранить хоть капельку тепла.

Нас не интересовало ничего, кроме стремления согреться. Продолговатый зал с высоким сводчатым потолком из прозрачного стекла остался без внимания, как и предшествующая ему небольшая комнатка-прихожая. В них не было ничего, что могло давать тепло, а значит являлись для нас бесполезными.

Вся пятерка, не сговариваясь рванула вперед, увидав в другом конце следующий выход. Может там найдется что-то полезное?

Мы успели пересечь пустой зал наполовину, когда произошло страшное: бегущий чуть впереди Сергей, вдруг споткнулся и в следующее мгновение начал заваливаться вперед.

Но не это испугало до жуткого ужаса. Еще в падении, фигура парня начала стремительно покрываться коркой льда, и о гладкий пол уже ударялся не живой человек, а замороженная скульптура.

Все происходило как в замедленной съемке. Вот он начинает терять равновесие. Очень медленно наклоняется по ходу движения, прямо на ходу превращаясь в кусок льда в виде себя самого.

Раздался глухой удар. Брызнули во все стороны острые осколки, широко разлетаясь по полу.

— Ааа, — вскрикнул от неожиданности Игорь.

Дядя Гена присоединился к нему, но высказал свое отношение к произошедшему более емко и с обильным применением «великого и могучего».

Я и Полина в ступоре застыли на месте, едва успев затормозить и не наступить на обломки, бывшие совсем недавно единым человеческим телом.

В следующую секунду я почувствовал, как боль, казавшаяся и до этого нестерпимой, начинает очень быстро нарастать, добираясь до самых удаленных частей организма.

Из горла вырвался дикий крик, сил сдерживаться уже не оставалось. Рядом завопили остальные.

Первым рухнул Игорь, за ним дядя Гена. Перед тем, как упасть, они тоже покрылись льдом сверху до низу и закончили свои дни в виде разбросанных кусочков насквозь промороженной плоти.

Мне казалось, что еще немного и тоже я к ним присоединяюсь, настолько глубоко проник холод. Но этого не случилось. В какой-то момент, он начал отступать, оставляя после себя ощущение спокойствия и умиротворения.

Это было настолько необычно и неожиданно, что еще долгое время, я просто стоял не в силах поверить, что все уже кончилось.

Через некоторое время справа почувствовалось движение. Осторожно повернув голову, увидел, что Полина тоже в порядке, стоит рядом и глядит вниз, где лежали останки наших попутчиков.

Повернувшись, она взглянула на меня. В глазах девушки не плескался ужас и страх от случившегося. Вместо них виднелась спокойная уверенность в собственном праве остаться в живых, когда другие погибли.

Возникло ощущение, что в моем взгляде сейчас заметно нечто похожее.

Ни слова не говоря, мы неторопливо обошли мертвые тела стороной и направились в другой конец зала. Прошли одну комнату, вторую, третью… Украшенные ледяными колонами, причудливыми барельефами и величественными статуями помещение сменяли одно за другим. Не знаю откуда, но мы точно знали дорогу.

Перед самым выходом, Полина взяла меня за руку. Высокие двери мы открыли вместе и вышли на улицу.

Там нас уже ждали. Две приземистые шестиколесные боевых машины замерли на ровной асфальтированной дороге, подходящей вплотную к зданию, из которого мы появились.

Пятеро солдат уже не держали оружие наизготовку. Вместо этого, они застыли по стойке смирно, выстроившись в единую линию почетного караула, отдавая честь новым боевым магам клана Строгановых.

Все так же молча, продолжая держаться за руки, мы прошли мимо не обращая ни на них внимания и забрались внутрь первого броневика. Аппарель дрогнула и медленно начала подъем, отрезая нас от внешнего мира.

Еще через несколько секунд, машина тронулась и поехала.

* * *

— Получилось, князь? — осведомился Мстислав, заходя в кабинет.

Глава клана кивнул. Вокруг его глаз собралась мелкая россыпь морщинок, заметная больше обычного.

— Очень тяжело. Потребовалось много сил, чтобы провести их через Замерзший лес, постепенно перестраивая мощность давления магического излучения, — сказал он.

Командир Детей Вьюги понимающе кивнул. Да уж, то что сотворил Патриарх далеко не многим под силу. Во всем мире найдется всего лишь пять-шесть магов, способных на нечто подобное. На протяжении целого часа сдерживать мощь магического источника, контролируя его на заданном участке пространства.

— Но это того стоило. Вместо одного, род получил сразу двух Повелителей Льда. Я видел, что отобранная пятерка хороша, но не рассчитывал получить больше чем одного, — признался князь.

Мстислав почтительно склонил голову. Расчет оправдался. Три забранные жизни стоили двух сильных магов.

— Я узнал кое-что интересное, пока их вел, — произнес старший Строганов задумчивым голосом.

— Что? — послушно спросил его помощник, имеющий титул — Длань Войны.

— По поводу Андрея, у тебя никогда не возникало подозрений? Не замечал за ним, ничего странного? — поинтересовался князь.

Мстислав добросовестно попытался вспомнить все что только можно о единственном в их клане ментальном маге.

— Вроде бы нет, — ответил он. — А что?

Князь неторопливо побарабанил по гладкой поверхности стола, чуть откинулся назад и после этого произнес:

— Девчонка сказала, что в иллюзиях присутствовали дополнительные варианты, какие не ставились в изначальные рамки. Они влияли на поведение испытуемых.

— Саботаж?

Главный боевик клана стремительно подобрался, готовый действовать по слову господина, найти и покарать изменника прямо сейчас.

— Точно не знаю, — вздохнул князь. — Может это какое-то проявление пацифизма. Попал мальчик под чары Ларисы и захотел выслужиться перед кумиром. Бывает. А может действовал по чьему-то указу намеренно. Это уже гораздо хуже. Пока что трудно сказать наверняка. В любом случае, пусть твои орлы из службы контрразведки проверят его самым тщательным образом. И желательно не один раз.

— Будет сделано, ваша светлость.

Вдруг карман Мстислава негромко завибрировал и заиграл звонкой переливчатой мелодией. Странно, когда он приходил на аудиенцию, то всегда ставил беззвучный режим. Плоская коробочка незамедлительно появилась на свет. На экране красными буквами горело срочное сообщение.

— Что там? — князь моментально понял, что случилось, нечто экстраординарное.

Никогда раньше, первый воин не позволял себе таких вольностей в его присутствии.

Лицо Мстислава приняло ожесточенное выражение.

— Только что, границу Холодного Предела нарушили девять вертолетов Сикорский УШ-60 Им удалось прорвать внешний периметр обороны. Сейчас они на низкой высоте продвигаются в глубь клановых земель.

Глава рода Строгановых неторопливо поднялся из-за стола.

— Похоже кто-то решил устроить нам то, что совсем недавно мы собирались устроить клану Пинтелли, — заметил он. — На нашу территорию организовали набег. Любопытно… Полагаю, ты знаешь, что делать?

Мстислав мрачно кивнул и быстрым шагом покинул кабинет, на ходу отдавая распоряжения по телефону.

* * *

К концу поездки начало отпускать. Чувство покоя и умиротворения постепенно растворилось и кануло в лето. Состояние отрешенности, захватившее разум после окончания инициации бесследно исчезли. Из машины уже выбирался не боевой маг, каким я себя ощущал на прогулке по Ледяным Чертогам, а обычный подросток.

Рядом сбежала с опущенного трапа Полина. Проигнорировав поданную руку, она остановилась и зябко передернула плечами.

— А вот и дом, — негромко произнес я, разглядывая подъездную дорогу к больнице.

Нас привезли обратно, остановившись на том же самом месте и на той же самой парковке, откуда часа три назад забрали.

В кой-то веке удалось разглядеть здание, где разместили попавших под магический импульс бедолаге ближайшей округи.

Никто не подходил и не торопил идти внутрь, делать какие-нибудь процедуры или сдавать анализы. Парочка человек в униформе больничного персонала, стоящая у входа, держалась на почтительном расстоянии. Как и солдаты сопровождения, после остановки ни проявившие никакой активности.

А клиника и впрямь поражала размерами. Десятиэтажное здание лазурного цвета имело форму изогнутого овала и тянулось влево и вправо не меньше, чем на три сотни метров. Внушительная махина. Этого не отнять.

Чуть дальше стоянки начиналась парковая территория, радующая глаз обильной зеленью. Тут вообще, куда ни глянь, виднелось довольно много растений. Аккуратно подстриженные кусты, идеально ровные газоны и ухоженные цветочные клумбы встречались повсюду.

И никакого лишнего шума. Ни рокота машин, ни гула, создаваемого толпой людей, проживающих на небольшой территории.

Мы определенно не в городе. Забавно. До этой минуты, я почему-то думал иначе.

— Куда пойдем? — подала голос Полина.

Ей надоело стоять на парковке рядом с белым футуристичным бэтээром и пялиться на окружающую природу.

— Полагаю туда, — мой палец ткнулся в сторону раздвижных дверей под небольшим козырьком, где скучали двое в медицинских одеждах.

— В палаты? — сморщилась девушка. — Не хочу. Там отвратительно пахнет. Стерильностью и антисептиками.

— Да? — удивился я. — Не заметил. Да и если подумать, какие еще должны витать запахи в больнице? Вот если бы чем-то воняло, тогда стоило начинать беспокоиться.

Губы девушки презрительно скривились.

— А это и есть вонь.

— Какие мы нежные… — едва слышно пробормотал я, повторно оглядываясь.

Протяжное громкое шипение, раздавшееся за кронами деревьев на другой стороне дороги (асфальт ровный, как тарелочка, даже на центральных улицах перед мэрией родного города такого не увидишь), застало врасплох.

Резко повернулся на звук. Чистое голубое небо расчертили белесые тонкие шлейфы, уходящие по крутой траектории сначала вверх, а потом по крутой оси свернувшие на горизонтальную плоскость.

— Фига себе, — выпалил я, глядя на то, что на первый взгляд напоминало работу пусковых ракетных систем. — В кого это они там стреляют?

У входа в клинику началась суета. В нашу сторону рвануло сразу пятеро человек, выскочивших изнутри, как чертики из табакерки. Позади заударяли открываемые и закрываемые двери.

— Быстро внутрь, — закричал старший из солдат, подхватывая нас под руки.

Полина возмущенно дернулась и закричала:

— Хватит меня лапать! Осел!

Боец отшатнулся. Ему не хотелось вступать в пререкания с будущей колдуньей. И уж тем более злить ее.

Послышалась новая серия басовитых хлопков. Следом прогремели гулкие звуки разрывов. После что-то громко ухнуло и горизонт вдалеке расцвел красным маревом пожара.

Бесцеремонно толкнул девчонку в сторону клиники, не удовлетворился этим и обхватил ее за талию, буквально таща к уже распахнутым настежь дверям.

Попытка вывернуться Полине не принесла успеха. Она с негодованием попыталась что-то сказать, но мне наплевать. Надо быстрее валить с открытого пространства.

Об этом громогласно кричал инстинкт самосохранения, и я не собирался от него беспечно отмахиваться.

Влетели под защиту кирпичных стен здания больницы на всех порах. Солдаты, медсестры, доктора — вся толпа вбежала вперемешку в хорошо освещенное фойе, оформленное в стиле хайтека.

— В лифт, — скомандовал главный сопровождающий из конвоя, перехватывая свое чудо-оружие стволом вниз.

Ну и пушка. Уже в который раз удивился я. Такими агрегатами впору вооружать звездный десант для войны с пришельцами на далеких планетах.

— Поедете на другом!

Поднятая ладонь, затянутая в тактические перчатки с кевларовыми накладками, бесцеремонно остановила поток желающих проехаться с нами. Сотрудники клиники послушно замерли, не пытаясь спорить с солдатом. Мы остались одни.

Вздрогнув, кабина начала движение. И что самое интересное, не вверх, как ожидалось подспудно, а куда-то вниз.

Что-же логично. Где, как не под землей пережидать горячую фазу боевых действий? А судя по недавним спецэффектам, ничем другим это быть не могло.

— На вас что, кто-то напал? — раздраженно осведомилась Полина, зло скрестив руки на руки.

Трое бойцов, заскочивших с нами в лифт молчали. Затем один, все тот же главный, любезно пояснил:

— Не только на нас. И скорее всего, не столько на нас, как на вас. А точнее — в основном, как раз из-за вас.

Произнесенные чуть ли не скороговоркой фразы в первые мгновение ввели в ступор. Больно уж мудрено они прозвучали. Но спустя пару вздохов, поняв и осознав их значение, становится ясным смысл, того, что конкретно хотел донести боевик клана Строгановых.

— То есть, это из-за нас там началась война? — охренел я, делая страшные глаза девчонке рядом, чтобы она не вздумала снова лезть со своими капризами.

Вот ведь странно дело. Еще совсем недавно вела себя вполне нормально и адекватно, а сейчас превратилась в образец вздорной девицы, постоянно недовольной всеми и вся.

Или это может у нее запоздалая реакция на случившиеся недавно события? Словила нехилый шок от увиденных смертей и теперь пытается скрыть срыв за нетипичным поведением. Залезть в скорлупу и представать, что ты это уже не ты, и все, что произошло, тебя никоим образом не касается.

Я мысленно усмехнулся. Ничего себе загнул. Прямо заправский психоаналитик. Хоть сейчас открывай кабинет и начинай принимать пациентов. А что? Деньги должны быть хорошие. Сиди в уютном кресле, покачивайся, делай вид, что записываешь за всякими ненормальными психами, а сам прикидывай, какие цифры проставить при выставлении счета. Не работа — мечта.

— Так что, он прав, это за нами пришли? — поторопила солдата Полина.

Тот неохотно кивнул, не став углубляться в подробности. Да и что может быть непонятного? Все лежит на поверхности. Соперники Строгановых не хотят, чтобы у них появились новые маги. И, как и все колдуны, они вознамерились решить возникшую проблему самым эффективным способом. А что может быть эффективнее, чем вооруженное нападение для окончательного вычеркивания инициированных из числа живых людей?

— Дела… — протянул я, тяжело прислоняясь к зеркальной стенке кабины.

Старший боец замер, его рука прикоснулась к гарнитуре, выдавая процесс получения новых приказов.

— Все кончено, — проинформировал он нас, натягивая на лицо ободряющую улыбку. — Можно возвращаться.

Нажатая кнопка затормозила лифт, чтобы отправить его навверх. Так и не доехав до конца, кабина рванула в обратном направлении, на этажи с палатами.

— Из-за чего поднялась суматоха? — поинтересовался я, впрочем не слишком надеясь на ответ.

Чуть помедлив, словно сомневаясь говорить ли правду, солдат тем не менее произнес:

— Произошло несанкционированное проникновение в воздушное пространство Холодного Предела. На данный момент угроза частично устранена. Семь нарушителей полностью уничтожены. Еще два смогли произвести вынужденную посадку. Район уже оцеплен, зона вторжения локализована. Она находится в пятнадцати километрах отсюда и не представляет для пациентов непосредственной опасности. В настоящее время проводятся мероприятия по установлению окончательного контроля.

Я глубокомысленно закивал, а Полина в ответ гадко усмехнулась.

— Какие красивые слова, скрывающие убийства. Зачем эти красивости? Почему бы не сказать прямо — сейчас идет добивание выживших. Четко и ясно. А главное предельно точно.

— Да заткнись ты уже, — не выдержав рявкнул я. — Если какие-то бараны, прилетали нас убивать, а вместо этого сами сдохли, то лично я этому только рад.

Полина взбеленилась, ее крепкий кулачок весьма ощутимо ткнулся в мое право плечо.

— Сам заткнись! Ты что, придурок, не понимаешь, что эти уроды, нас чуть не заморозили насмерть в тех халупах из льда? Память короткая? Забыл уже, как те трое падали, разлетаясь по полу миллионами мутных осколков?!

Под конец она уже натуральным образом кричала. И что самое неприятное, безостановочно колотила мое многострадальное тело.

— Совсем сбрендила? Отвали! Я отшатнулся назад.

— Дурак! — не осталась она в долгу, напоследок пнув меня по голени и отойдя как можно дальше.

Дернулся от вспыхнувшей боли. Но все же сдержался и подавил желание дать сдачи. Вместо этого качнулся в противоположную сторону. Остаток пути прошел в тишине. В знакомый больничный коридор выходили не глядя друг на друга, в гробовом молчании.

Оказавшись в своей палате рухнул на кровать и уставился в потолок бездумным взглядом. Странно это все. Тело нигде не болело, никаких негативных эффектов от внезапной прогулки, куда уезжало пятеро, а вернулось только двое, не ощущалось.

Боевой маг? Да не смешите меня. Абсолютно не чувствуя себя им. Колдуны явно где-то напортачили. Понять бы еще где и как это коснется меня лично. Становится живой ледышкой категорически не хотелось.

— Вик? — от дверей донесся голос.

Приподняв голову, увидел Аньку, несмело заглядывающую через порог.

— Ага, — откликнулся я с неудовольствием поднимаясь. Хотелось еще поваляться ничего толком не делая.

— Ты живой? — спросила девушка, входя внутрь, как будто так не видно. — Слушай, у нас тут такое творилось. Ужас просто. Как только тебя увели, всех насильно уложили на койки, зафиксировали ремнями, выдернули капельницы и оставили одних. Было так больно, думала умру…

— А потом пришло успокоение и состояние, как после пяти кружок пива? — докончил я.

Аня наморщила лоб.

— Скорее, как после пары бокалов красного вина или одной стопки водки, — возразила она.

— Угу, — согласился я задумчивым мычанием.

— У тебя так же было? Куда вас вообще отвозили?

Я уселся, подогнув одну ногу в колене. Небрежно свернутое в клубок одеяло очень удачно подвернулось в качестве спинки импровизированного седалища.

— В лес, по грибы, — предельно серьезным голосом ответил я и не давая возникнуть новым вопросам сразу же поинтересовался: — Вы долго лежали? Боль сколько примерно длилась?

Девушка пожала плечами.

— Не знаю. Не засекала. Да и часов все равно нет. И мобильника тоже. Откуда знаю? Кажется, довольно долго. А ты когда приехал?

Теперь уже у меня лоб пошел морщинами.

— Минут пять назад, — честно признался я. — А тебя когда отпустило?

— Полчаса назад где-то, — сообщила Аня. — А что?

Я неопределенно махнул рукой. Не сходится что-то. С учетом дороги туда и обратно, блужданиям по тропинке, чертогам — все это должно было занять приличное количество времени.

— А ты вообще чувствуешь себя… — я замялся не зная точно, как сформулировать вопрос.

— Магом? — помогла мне Анька.

— Ну да, — облегченно выдохнул я. — Замечаешь какие-то изменения?

Девушка беспечно качнула головой.

— До этого еще рано. Внутренняя энергетика только развернулась, ей еще следует упорядочить и укрепить общую структуру. Для этого понадобится несколько дней и целый комплекс специальных упражнений.

Я выпучил от удивления глаза.

— А ты это откуда знаешь?

Увидав мой ошарашенный вид, подруга весело рассмеялась.

— Лекари рассказали. Они делали обход вместе с обычными докторами, проверяя энергетические каналы инициированных.

Последние слова она произнесла, тщательно следя за произношением. Явно цитировала кого-то из тех приходивших «хилов».

Тоже мне повторюшка…

— Нам никто ни хрена не объяснял, — пробурчал я. — Запихнули в кузов бэтера и повезли под присмотром автоматчиков в какой-то дурацкий замерзший лес.

Тут я оживился и подскочив зачастил:

— Прикинь, у них там посреди земель торчит высоченная башня, а вокруг нее самая настоящая зима. Представляешь, лежит снег, торчат белые деревья, холод, как на северном полюсе, а всего в паре метров проходит граница, где обычное лето. Натуральный дурдом. Я когда увидел, думал у меня крыша поехала и глюки начались.

— Ничего себе, — Анька пораженно открыла рот. — Правда что ли? И вас туда завезли? Зачем?

Я опять откинулся на сбитое одеяло, облокотившись на него правым локтем.

— Да черт его знает. Нет, сначала все шло нормально. Даже не замерз никто, магия защищала и вела сквозь лес. А потом закрутился форменный беспредел. Сначала стало жутко холодно. Пробирало прямо до печенок, а одеты все… сама видишь как.

Позже началось и вовсе сумасшествие. Мы забежали в какие-то здания из льда…

— Из льда? — удивилась девушка.

— Ну они так выглядели снаружи. Может из чего еще. Да неважно… Главное, когда мы там оказались и рванули дальше, чтобы где-нибудь погреться, Сергей, Игорь и дядя Гена — они сначала с нами приехали, — все трое прямо на наших глазах превратились в ледяные статуи и разбились. Прикинь, как долбанный хрустальные вазы разбились. Полный аут.

— Обалдеть, — выдохнула Аня.

Начав говорить, я уже не мог остановиться и тараторил, стремясь выговориться.

— Ага, — поддакнул я. — Я тоже думал там сдохну. Потом как-то выбрались. Накрыло чем-то непонятным, равнодушием что ли, не знаю, как толком объяснить. Короче, вышли оттуда. А снаружи, угадай кто? Те самые солдаты, которые перед этим дурдомом нас собирались пристрелить, если не зайдем в лес. Представляешь?

Девушка всплеснула руками.

— В вас хотели стрелять? Это же незаконно!

На моих губах заплясала саркастическая ухмылка.

— Ну да, конечно, будут эти сволочи беспокоится о законе. Если еще не в курсе, здесь они и есть закон. Я про Холодный Предел, если не поняла.

— Да поняла я.

Устало проведя рукой по затылку, я окончил сумбурный рассказ категоричный заявлением:

— Короче, все они тут козлы конкретные. Людей мочат, как насекомых. И по-хорошему надо бы нам с тобой валить отсюда поскорее. Да боюсь уже не выпустят, гады. И про магические способности походу наврали с три короба. Я до сих пор ни черта не чувствую. Хотя чуть не сдох в этом гребанном морозильнике.

По телу побежала нервная дрожь.

— Время мало прошло, — заметила Анька. Я вдруг на нее разозлился.

— Да какое к черту время? Ты что не слышишь, что я тебе говорю? Там людей убивали, превращая их в натуральные ледышки.

Сказал и тут же осекся. Блин, чего это со мной. Прямо, как Полина заговорил. А точнее — завопил. Еще не хватало, вести себя как плаксивая девчонка. Надо взять себя в руки.

Впрочем, Полину вряд ли можно назвать плаксивой. Такая скорее заставит реветь других, чем сама проронит хоть каплю слезы.

— Ладно, ты извини, чего-то нервы ни к черту, — повинился я перед Анькой. — Просто люди умерли больно уж жутко. Вспоминаю, до сих пор мурашки по коже. Я ведь тоже думал, что так же грохнусь и останется от меня горка осколков, насквозь промороженной плоти. Никому не пожелаю ничего подобного…

Девушка печально кивнула.

— Знаешь, нам об этом не говорили, но мне кажется, не все с этого этажа выжили. Когда только проснулась, я приоткрывала дверь и видела, как на каталке кого-то везли к лифту. Не знаю, кто это был, но его полностью накрыли белой простыней. С головой.

Непроизвольно вздрогнул. На ум моментально пришел мир, созданный ментальным магом с хирургами-маньяками.

Да… Не хило все завертелось. Такими темпами скоро окончательно спятим и будем весело хихикать, пускать слюни, валяясь в собственных испражнениях.

Полный аут…

За окном вдруг раскатисто громыхнуло. Да так громко, что оконные стекла задрожали.

Не тратя время на всякие восклицания, я ловко перекатился на другую сторону кровати, спрыгнул на пол и метнулся к окну. Пришлось наклонятся вбок и вытягивать шею, чтобы рассмотреть происходящее.

Внизу на парковке, видневшейся справа, уже вовсю шла перестрелка. Из двух серых микроавтобусов с одинаковыми зелеными наклейками на боку выскакивали люди с оружием наизготовку. Им противостояли охранники больницы и солдаты в знакомых белых комбезах.

На повороте в сторону магистрали полыхал огромный костер, все что осталось от подорванной легковушки.

Треск автоматных очередей с четвертого этажа через стеклопакет напоминал стрекот кузнечиков в наступающих сумерках и поэтому не казался чем-то опасным. Если бы не взрыв, мы вообще могли не обратить внимание на начавшееся нападение.

— Что там происходит? — рядом ткнулась Анька, ее глаза настолько расширились, что стали походить на два чайных блюдца.

Ничего не ответив, я молча стукнулся лбом о поверхность окна и медленно покрутил головой, разминая шею. Удивляться уже надоело. Наплевать на все, буду воспринимать происходящее, как само собой разумеющееся.

— Видали что твориться на улице? — в комнату влетел Стае, на ходу подпрыгивая на одной ноге и пытаясь удержать сползающие шлепанцы. — Рад, что ты в порядке, Вик. Знал, ты сможешь.

Последнюю фразу я не понял, но спрашивать, что имелось в виду не стал. Он как ни в чем не бывало хлопнул меня по плечу и пристроился с другого бока, уставившись на творившееся внизу представление.

Нападающие, вооруженные крупными автоматическими винтовками, без устали вели обстрел занявших оборону боевиков клана Строгановых. Последним, белая форма, определенно не помогала, а скорее приносила вред своей слишком яркой расцветкой.

Вот так вот. Не будут выделываться. Снежинка у них может и крутая, но городской камуфляж сейчас им бы точно больше помог.

— Нафиг они одели эти лохмотья? Отсюда они похожи на здоровенные ходячие презервативы, — ругнулся Стае. — Они же, как на ладони для врагов.

— Не гони, — осадил его я. — Прикид выглядит очень круто. Особенно вблизи. Но в бою это явно не помогает. В этом ты прав.

Нетерпеливо поерзав, устраиваясь поудобнее, Анька вдруг поинтересовалась:

— Тогда почему никто из них до сих пор не убит и даже, кажется, не ранен? В отличие от нападающих. Гляди, сколько у них уже людей неподвижно лежит на земле.

Я вытянул шею, пытаясь заглянуть еще дальше. К сожалению (или к счастью, тут уж как посмотреть) моя палата находилась не прямо над парковой, где развернулось сражение, а значительно дальше, что здорово мешало обзору.

— Может перейдем в другую комнату или найдем другое окно? — предложил я.

Обсудить идею толком не вышло. События понеслись вскачь и стали слишком захватывающими, чтобы пропускать хоть секунду.

Со стороны дороги в поворот на больницу резко вписался темный автомобиль. Вильнул, обходя догорающие останки, сделал еще один разворот и резко остановился, точно напротив машин нападающих.

— Ауди, — прошептал Стае, успевший рассмотреть известный всему миру символ из четверки соединенных колец. — В-8, наверное. Или другая спортивная модель.

— Да тихо ты! — с негодованием прошипела Анька, кому до марки приехавшего автомобиля не было никакого дела.

Враги не заставили себя долго ждать и с удовольствием переключились на столь удобно разместившуюся мишень.

На пришельца буквально обрушился дождь из свинца, грозя за мгновение превратить творение немецкого автопрома в решето вместе с находящимися внутри пассажирами.

Я даже дышать перестал, боясь пропустить хоть мгновение развернувшейся драмы. Ведь очевидно, что столь эффектно появившемуся наглецу сейчас настанет конец.

Но этого не произошло. Все случилось ровно наоборот. Выпущенный град пуль словно застывал в невидимом киселе, зависая в воздухе на пару мгновений, а потом падал на асфальт безвредными кусочками смятого металла.

— Да это же маг! Там внутри маг! — в полном восторге воскликнула Анька, от переизбытка чувств ударяя ладонью по оконной раме.

Открылась дверца с тонированным стеклом, из салона на улицу ступил высокий мужчина в идеальном пошитом черном костюме. Секунду постояв, нисколько не заботясь о том, что по нему стреляют сразу из десятка стволов, колдун сделал шаг вперед, при этом аккуратно прикрыв за собой дверь.

— Трындец придуркам, — высказал я мнение об итоге будущей схватки между пижоном и кучкой вооруженных огнестрельным оружием доходяг.

— Зря они сюда сунулись, — согласился со мной Стае. — Щас этот Джеймс Бонд их всех укупунктурит.

— Какой красивый, — с женской непоследовательностью заметила Анька в первую очередь обратив внимание на внешность нового действующего лица, а не на то, как пули перед ним замирают на месте.

Вокруг одиноко стоящей фигуры воздух начал быстро густеть и уплотнятся. Невесть откуда возникли хлопья снега, завертевшие стремительный хоровод.

Один вздох и руки колдуна окутались голубым сиянием. Оно начало пульсировать и быстро менять цвета, становясь ослепительном и все больше походя на белое пламя. Причем таким ярким и насыщенным, что захотелось отвести взгляд в сторону.

В следующую секунду мужик из ауди поочередно метнул в противников получившиеся сгустки необыкновенного огня. С левой ладони в один микроавтобус. С правой в соседний. Молниеносно они пролетели вперед, врезались во вражеский транспорт и превратили его в огромные куски льда. Которые спустя еще одно мгновение взорвались, разлетаясь во все стороны тысячей осколков многогранных кристаллов.

Половина противников замертво рухнула наземь, превратившись в окровавленные куски изрезанного мяса, бывшее когда-то живыми людьми.

Увидав постигшую товарищей участь, оставшиеся попытались отступить, ведя беспорядочную пальбу.

Но боевой маг клана Строгановых еще не закончил.

Взметнулся вверх кружащийся вокруг него снег, на ходу превращаясь в огромные снежинки.

Неподвижно зависнув в воздухе, они словно дали полюбоваться собой всем желающим.

Еще одно небрежное движение кисти рук чародея и смертоносные подарки отправились в свободный полет, самостоятельно находя врагов и безжалостно поражая их беззащитные тела.

Сквозь металлические кузова, сквозь стекла — ничто для них не становилось преградой. Творения колдовского мастерства росчерками серебряных линий промелькнули над парковкой, без промаха попадая в нападающих и разя каждого насмерть.

— Вот черт! — выдохнул я.

Появление всего лишь одного мага решило исход схватки в тот же момент, как он выбрался из своей шикарной машины. Короткая схватка закончилась почти моментально.

— Обалдеть! — не отставал от меня Стае в плане выражения восхищения боевыми навыками колдуна.

Анька ничего не сказала. В самый кровавый момент убийственной атаки она отвернулась и закрыла глаза.

— Что, он уже кажется не таким симпатичным? — поддел ее Стае. Девушка сердито насупилась.

— Он защищал своих, — спокойно заметил я. — Имел полное право. Делал все что необходимо.

Отлипнув от стекла, на котором мы чуть не распластались в последние секунды, стремясь не пропустить самые значительные моменты магической атаки, я двинулся в сторону двери.

— Пойдем найдем другое место, откуда смотреть. Хочу увидеть парковку поближе. Может еще кто в живых остался, и маг ими займется. Вроде за поворотом от лифта коридор продолжается и там тоже есть палаты с окнами на эту сторону.

— Классная идея, — обрадованно заорал Стае.

Он с ходу рванул так, что успел выскочить в проем первым. И почти сразу же остановился, потеряв один тапок.

— Елки… — ругнулся пацан нагибаясь поднять строптивую обувь.

Злорадно ухмыляясь над незадачливым торопыгой, я обогнул его и быстрым шагом двинулся в конец коридора, туда, где ранее заметил закуток, ведущий к интересующему нас повороту в следующий ряд больничных палат.

Негромко тренькнул звоночек приехавшего лифта. Все еще оглядываясь через плечо на продолжавшегося возиться Стаса и только выходящую из двери Аньку, я медленно начал поворачиваться на звук.

Металлические створки разъехались в стороны. В кабине стоял всего один человек. И я не сразу понял, что мне в нем не понравилось, а когда все же понял, то длинный ствол, спрятанного за спиной автомата, уже начал подниматься вверх, беря меня и весь коридор на прицел.

Время застыло. Я уставился на черное дуло, откуда уже через секунду вырвется смерть. И с поразительной ясностью увидел картины ближайшего будущего.

Убийства. Окрашенные красным светлые стены и пол. Крики ужаса и мольбы о пощаде. Попытки убежать и беспощадная стрельба в спину. И множество-множество жертв с не менее большим количеством пулевых ранении. Скоро четвертый этаж превратится в натуральный филиал ада.

Видение было столь ярким и четким, что как будто на краткий момент мне удалось опередить время и заглянуть за ту грань, что недоступна обычному смертному. Оно показалось столь ужасным, что допустить его реального воплощения я никак позволить не мог…

Сначала закололи кончики пальцев, затем небольшие и при этом очень болезненные уколы пронеслись вверх по руке, достигая плеч и впиваясь острыми коготками в шею и голову.

Воздух перестал быть бесплотным и обрел упругость желе. Почти сразу же оно превратилось в жидкость и потоком захлестнуло меня, начав вливаться в миллион невидимых иголок, торчащих сейчас по всему моему телу.

Боль и наслаждение захлестнули одновременно. Я чувствовал, как энергия проникает внутрь, наполняя организм до предела.

Она приносила ни с чем не сравнимое ощущение. Это было лучше секса, алкоголя и всего того, что я испытывал до сих пор. Я как будто нырнул в океан блаженства и счастья, погрузившись туда с головой.

В какой-то миг я даже забыл где нахожусь и что вокруг происходит. А когда вспомнил и открыл глаза, то оказалось, что ствол автомата все еще продолжает неторопливый подъем.

Стал вдруг смешно. И этого человека я испугался? Какая глупость. Он, как и его нелепая железяка, не представляют для меня никакой опасности.

От избытка чувств, я развел ладони и радостно хлопнул в ладоши. Наполнявшая тело энергия выплеснулась наружу. Пространство коридора исказилось, пошло волнами, со скоростью метеора рвануло вперед, туда, где с распахнутыми дверями стоял лифт, по пути взрывая лампы на потолке, вспучивая пол, ломая стенную обивку и разбивая в мелкие щепки декоративные пластиковые панели.

Человека с оружием просто смело, подхватило и со страшной силой ударило о стенку кабины, изломав, как тряпичную куклу.

Постояв и поглядев на разгромленный коридор с искореженными лифтом на дальнем конце, я неторопливо начал оседать на колени. Что-то мне стало нехорошо…

* * *

— Итак, докладывай. Что опять там случилось?

— Происшествие в Холодном Пределе.

— Снова Строгановы? Что же ледышкам так неймется? Что у них опять стряслось?

— Нападение. На территорию клана проникло несколько хорошо вооруженных групп боевиков. В том числе с применением воздушного транспорта.

— Подробнее.

— Одиннадцать Sikorsky 11H-60 Black Hawk. Два были сбиты на внешнем периметре обороны. Девять сумели прорваться дальше.

— Но явно не очень далеко. Я прав? Как быстро им устроили «падение черного ястреба»?

— Очень быстро. Я бы даже сказал, чрезвычайно быстро. Семь из девяти подбили почти сразу же. Еще два сумели приземлиться. Но так как сели они на территории Холодного Предела, полагаю их пассажиров тоже больше никто живыми не увидит. Строгановы весьма трепетно относятся к границам собственных владений. А также очень жестоко карают за нападения на своих людей. Бывали прецеденты.

— Намекаешь на случай с кланом Балдырхановых?

— Да. Вы тоже о нем слышали?

— Конечно. Кто не слышал о мести князя Кирилла Строганова? Он в тот раз перебил целый клан. И не просто перебил, а уничтожил вместе с источником.

— Я тоже читал весьма обширные доклады из наших архивов. Как Владыки Холода пришли в степь. Как сначала они убили всех живых на территории вражеского клана, не щадя ни женщин, ни детей, истребляя всех подчистую. И как потом осадили замок, сердце источника Балдырханов. Никто не предполагал, что глава Строгановых лично придет и сотворит «Ледяной разлом». Тридцать лет назад весь мир пришел в ужас от содеянного в далеких азиатских полях.

— А что ты хотел? Убили его жену и сына. Князь пришел в ярость и покарал обидчиков.

— По оценкам экспертов, суммарная выходная мощность от сотворенного заклинания равнялась четыремстам килотоннам в тротиловом эквиваленте. Это полностью соответствует ядерному заряду стратегического назначения. В то время правительства многих стран встали на уши, обнаружив, что колдуны способны сотворить подобные разрушения в столь гигантских масштабах.

— Да уж, пересрались тогда все здорово…

— Что не помешало через пару десятков лет другому колдовскому клану объявить войну Строгановым.

— Ну, полагаю другие маги тоже способны на похожие фокусы. К тому же время имеет привычку затенять воспоминания. Память притупляется. Враг, вселяющий раньше безграничный ужас, уже не кажется таким страшным.

— Видимо так же подумали Олсоны, организовав нынешнее нападение на Холодный Предел.

— Олсоны? Норвежцы из Согне-Фьорда? Стихия Ветра?

— У вас поразительная память на стихийную классификация по кланам, шеф.

— Они там совсем посходили с ума? Неужели недоделанные викинги возомнили себя скандинавскими богами? Не боятся, что их Ундредал поглотит вечный ледник? Строгановы ведь их в мелкую пыль разотрут. Мощь двух этих кланов не соразмерна.

— Скорее всего вы правы. Судя по тому, что обратно никто не вернулся, ваша оценка соотношения сил противников уже начала подтверждаться на практике.

— Кстати, ты сказал, что в атаке участвовали вертолеты. Для перелета через государственную границу требуется особое разрешение. Неужели замешан кто-то из правительства? Тогда в скором времени нас ожидают горячие деньки.

— Как будто сейчас безмятежный отдых, живем, как на вулкане…

— Не ворчи. Тебе платят очень приличную зарплаты не за то, чтобы ты тут пасьянсы раскладывал. Отдел мониторинга магической активности — это тебе не хухры-мухры.

— Вы совершенно правы, шеф. Это намного хуже.

— Юморист. Хватит дурью мается и принимайся… В чем дело?

— Пришло срочное сообщение с пометкой — «красная — три нуля».

— Что там?

— По всей планете зарегистрированы множество нападений магических кланов друг на друга. Похоже атака на Строгановых являлась всего лишь первой ласточкой. Интервенции в чужие маго-владения происходят повсюду. Колдуны словно сорвались с цепи.

— Отлично. Нам только глобальной магической войны сейчас не хватало…

* * *

Князь раздраженно отбросил планшет в сторону. Портативный компьютер с электронным докладом о происшествии прокатился по гладкой поверхности стола и замер на самом краю, чудом не перевалившись на пол.

— Невероятно! — зло процедил старший Строганов. — От многих ожидал, но точно не от Олсонов.

Мстислав, дисциплинированно замерший рядом, поморщился:

— Скорее всего им помогали. Очень сильно. Как изнутри, так и снаружи. Организовали воздушный коридор, предоставили услуги предателя…

Владыка Холодного Предела при упоминании изменника скрипнул зубами, а его обычно слегка голубоватые зрачки налились сумрачной синевой.

— Андрей, — чуть ли не выплюнул он имя ментального мага. — Вы уже нашли этого мелкого гаденыша?

Командир Детей Вьюги печально покачал головой.

— Он успел скрыться. Еще до начала атаки покинул Предел. На машине, в сторону ближайшего города. У него имелась масса путей, чтобы сбежать. Поезд, самолет, тот же автомобиль. Вероятно, предатель уже успел далеко уйти. У нас меньше возможностей на обычных территориях. С учетом помощи пересечении воздушного пространства, ему могли помочь с отходом люди из правительства.

— Ты уже знаешь, кто все это затеял?

Боевой маг сделал паузу. Дальнейшие слова запросто могли развязать войну между кланами. Торопиться бросать обвинения в этой ситуации слишком опасно. Нужны доказательства. И твердые. Которые обычно проходят под названием «железобетонные».

— Точной уверенности нет. Возможности имелись у многих. Князь хмуро уставился на помощника.

— Боишься? — сказал он. — И правильно делаешь. Я и без тебя уже знаю, что это Тереньтевы. Засранцы копили злость и поджидали удобного момента многие годы. Сами в открытую нападать испугались, послали других.

Брови Мстислава сдвинулись к переносице.

— Вы уверены? — недоверчиво спросил он. — Просто, если смотреть на картину в целом, на итоги атаки, то вышло как-то не очень серьезно. В нападении в основном участвовали люди-наемники. Только в двух вертолетах летели боевые маги. После работы зенитно-ракетных комплексов они посадили вертушки на землю и попытались оказаться сопротивление. Естественно, неудачно. Взять живыми никого не удалось, но зачистить остатки предполагаемого десанта не составило большого труда.

— А что с клиникой? На подземную парковку едва не заехали фургоны, набитые взрывчаткой. Этой дряни хватало превратить все здание в мелкую крошку. Тебе это тоже кажется несерьезным? В один момент, мы могли потерять всех новых одаренных.

Лицо Мстислава потемнело. Критика господина звучала заслуженно. Это был его прокол. А точнее тех, кто отвечал за внутреннюю безопасность на землях клана.

— Андрей достал для них пропуски, благодаря чему они смогли проехать так далеко. Если бы не повышенные меры контроля на въезде, то вариант с подрывом вполне мог осуществиться. Именно поэтому они не послали по земле магов. Их бы сразу обнаружили. В любом случае — вина лежит на мне и моих людях. Если князю угодно, я готов понести наказание.

Мужчина с фигурой тяжелоатлета безропотно склонил голову, полностью признавая над собой власть высокого худощавого старика за столом. Но вместо удовлетворения от проявленной покорности лицо последнего еще больше перекосило от злости.

— Хватит тут строить из себя мученика. Думаешь тебе одному сейчас тяжело? Вместо того, чтобы изображать из себя жертвенного агнца, ты бы лучше начинал думать о том, что начало твориться в мире. Видел уже последние сводки?

Главный боевой маг сообразил, что за произнесенными ворчливым тоном последними словами скрывалось невысказанное прощение. Он благодарно поклонился князю еще раз. Тот ответил едва заметным кивком.

— Множественные нападения на «дивные земли» по всей планете, — сообщил Мстислав. — Кланы атакуют друг друга повсеместно, стремясь добраться до инициированных людей. Либо для их уничтожения, либо для захвата в плен и вывоза на свою территорию. За прошедшие двое суток после импульса зафиксировано уже больше двухсот столкновений. Как с применением обычного оружия, так и с помощью мощных боевых заклятий. В ход пошло все, что имелось в арсенале.

— Верно. И самое забавное, агрессия в основном исходила от более слабых кланов. Они моментально сообразили куда дело клонится и поспешили задавить проблему в зародыше.

Мстислав недоуменно нахмурился.

— Вы про выросшее количество одаренных? Но ведь мы тоже испугались и хотели напасть на многочисленный итальянский клан, не дав тому вырасти еще больше.

Князь сердито поджал губы.

— Мы не испугались — мы опасались. Существенная разница. Если бы мы испугались, то уже давно бы топтались на землях каких-нибудь ротозеев, вдавливая в почву замороженные куски их мертвых тел. Вместо торопливой атаки на ближайших соседей, Строгановы занялись размещением прибывших неофитов. Как и большинство сильных кланов. В отличие от других, которые хоть и получили в распоряжение много новых одаренных, но вместо того, чтобы заняться ими, поспешили организовать нападения, бросаясь чуть ли не в самоубийственные атаки. Нам еще с Олсонами повезло. Имелись случаи куда тяжелее.

— Но зачем они это делают?

Князь слегка удивленно взглянул на верного вассала.

— Еще не понял? Причины лежат на поверхности.

Боевому магу понадобилось две секунды, чтобы догадаться, о чем идет речь.

— Способ появления одаренных, — выдал он.

— Именно, — одобрительно произнес глава клана Строгановых. — Браки только между магами. Пары подбирали заранее, зачастую до самого рождения будущих жениха и невесты. Все попытки передать магические способности детям через новомодные биотехнологии с применением генной инженерии потерпели крах. Только старый проверенный способ гарантировал появление у ребенка достаточно мощной внутренней энергетики для умений создавать чары.

Мстислав оживленно указал:

— Существовало два самых важных ресурса: источники магии, спрятанные в Цитаделях, и одаренные, способные управлять исходящей оттуда силой.

— Верно. В нашем сообществе сложилась определенная схема взаимоотношений между владыками стихий, где присутствовала целая система мер и противовесов. Она не была идеальна и зачастую не срабатывала как надо, порою вызывая целые войны. Но если посмотреть на три сотни лет с момента появления магии — она вполне неплохо себя зарекомендовала.

— До позавчерашнего дня, — констатировал главный боевик Строгановых. — Когда один из столпов, обеспечивающих стабильность не сменился на нечто более продуктивное. Что вызвало утрату ценности прежнего способа появления одаренных.

Князь легко для своего возраста поднялся со стула и прошел к небольшому столику с напитками. Звякнула хрустальная пробка графина опускаясь на серебряный поднос. Весело зажурчал напиток, стекая по толстым стеклянным стенкам. По комнате поплыл пряный запах черничной настойки.

— Слом системы, — внушительно произнес глава клана, возвращаясь обратно за стол, по пути сунув в ладонь подчиненного наполненный стакан, — вот что нас поджидало. Садись, не стой столбом.

Мстислав присел на гостевой стул и пригубил любезно поданный напиток. Он пил в редких случаях, предпочитая более традиционную водку, но отказываться конечно не стал.

Небольшое количество людей, способных повелевать неведомым, ограничивало возможность одновременного контроля нескольких источников разом. Существовал риск ослабить защиту собственных территории, — продолжил мысль главы боевой маг. — Большинство кланов являлись по сути простым банком с биологическим материалом для более сильных игроков. Они не давали вассальные присяги, не преклонялись ни перед кем, имея на своих землях абсолютную власть — внешне все выглядело более чем прилично. Однако на самом деле вся эта мелкая шушера ничего по сути не значила. В мире всегда имелись куда более крупные и опасные хищники. Вот только у них не имелось возможностей подмять под себя остальных. Можно уничтожить целый клан, можно захватить его источник или даже разрушить. Но удержать его надолго — совсем другая история.

— Мало одаренных, — рассеяно высказался Мстислав. — Поэтому небольшие кланы переполошились. Они догадались, что их ждет в случае появления сразу большого числа инициированных.

Князь кивнул.

— Система рухнула в одночасье и похоронила под собой прежний порядок. Зачем пытаться договариваться с каким-то напыщенным индюком на предмет женитьбы его племянниц или дочерей, если можно просто перебить их всех и забрать источник себе? Теперь человеческих ресурсов на подобные действия хватает с избытком. Слабые поняли эту простую мысль первыми. И поспешили ударить, по большей степени от отчаяния, чем действительно на что-то надеясь.

В кабинете повисла пауза. Оба из присутствующих обдумывали сложившуюся ситуацию. Не каждый день мир переворачивался с ног на голову. Грядут великие перемены и от этого никуда не деться. Не спрятаться и не скрыться.

— Самое печальное во всем этом, что их страхи вполне обоснованы, — тонкие пальцы князя медленно сжались на выступающем конце подлокотника стула, послышался негромкий треск темно-коричневого дерева. — Уже вечером первого дня со мной связался Демидов с предложением совместного вторжения на земли Проскуровых. С тотальным истреблением последних и взятием их источника под руку Триумвирата.

— И что вы ответили? — осторожно поинтересовался Мстислав. Глаза старшего Строганова опасно блеснули.

— А сам как думаешь? Убедил, что сейчас не время, лучше подождать и посмотреть на поведение других. Как видишь, данный подход оказался абсолютно оправданным.

Чуть помолчав, князь добавил:

— Впрочем, сейчас это все уже совершенно неважно. Полчаса назад закончились переговоры и вскоре обстановка снова стабилизируется. Собственно говоря, за этим я тебя и позвал, рассказать об итогах прошедшей видеоконференции.

— Великие магические рода договорились прекратить смуту? — без труда догадался Длань Войны.

Старый чародей неторопливо приподнял стакан, салютуя проницательности подчиненного.

Всем участникам выдвинут ультиматум немедленного прекращения любых боевых действий. Кто-то из умников просчитал последствия от продолжения массовых столкновений, ведущих к значительному снижению популяций среди одаренных. Вместо роста, нас бы ожидал существенный спад. На восстановление от которого потребуются долгие годы. Получив такой невероятный дар от источников, мы чуть не потеряли его, уничтожив в пламени всеобщего недоверия и ненависти. Опыт человеческих войн показал, к чему может привести подобное безрассудное поведение.

Поднявшись, князь подошел к одной из стен. Его рука небрежно скользнула по мутной поверхности, делая ее прозрачной вслед за движением, тем самым создавая широкое окно и открывая вид на панораму Замерзшего леса.

В отличие от зала Совета, личный кабинет главы клана находился не в офисном здании посреди единственного в Холодном Пределе города, а в одном из строений Чертогов. И ледяные стены здесь были самыми что ни на есть настоящими, а не простой имитацией от модных дизайнеров.

Прошли те времена, когда все маги жили вблизи Башни. Теперь лишь немногие способны находиться здесь сколь угодно долго и не испытывать неудобств от слишком сильного излучения силы источника.

Кирилл Строганов тяжело вздохнул. Привыкнув к войне, он долгое время не замечал таких очевидных вещей.

С каждым новым поколением маги становились слабее, постепенно вырождаясь и уже напоминая бледную тень своих блистательных предков. Это творилось со всеми без исключения. А благодаря техническому развитию многие совершенно не обращали внимания на деградацию, предпочитая заменять природные способности искусственными механизмами.

Зачем тренироваться в одиночных боевых чарах, если скорострельная винтовка поразит противника в сто крат быстрее? Магические щиты заменит броня, современная медицина придет на замену лечебным заклятьям. Не успеешь опомниться и произойдет превращение кланов в отдельные семейные корпорации, коих в мире уже насчитывалось немалое количество.

Владыкам стихий немного оставалось. Еще лет сто, может двести. Дальше шло полное вырождение. Страшную тайну открыли Патриархи Орловых и Ван Хоторнов на недавних переговорах по связи, предоставив выкладки целого научного института, специально ориентированного на эти проблемы.

Оказывается, они уже давно проводили исследования, заметив тенденцию около полувека назад. И с тех пор постоянно искали способ предотвратить грядущую катастрофу.

Конечно же, переданные записи проверили и перепроверили многократно, поручив это дело своим специалистам. Но все подтвердилось. К великому сожалению.

И вот такой подарок от самих источников. А они его чуть не угробили в вечном стремлении к сохранению личной власти, богатству, могуществу. То, что чародеи получили исключительно благодаря наличию магии.

Какая злая ирония…

— Так значит Олсонам сойдет это с рук. Как и Тереньтевым? — негромко подал голос Мстислав, решившись нарушить задумчивость его светлости.

Князь обернулся, отвлекаясь от нерадостных мыслей о возможно плачевном будущем одаренных этого мира.

— Да, — подтвердил он. — Никаких ответных действий. И это еще не все, о чем мы договорились. Ранее просчитанные оценки о возможном количестве инициированных следует изменить в сторону многократного увеличения. Число потенциальных неофитов достигает отметки в триста-четыреста процентов от количества ныне живущих. И это только по предварительным подсчетам. Вполне возможно, что вскоре цифра вырастет еще раз.

— В четыре раза больше? — пораженно выдохнул командир Детей Вьюги. — Так много? Невероятно! Разве такое возможно?

Кирилл Строганов отошел от волшебного окна, созданного им прямо в стене.

— Похоже на то, — заложив руки за спину он неторопливо прогулялся по весьма обширному кабинету. — Так же, к соглашению о долговременном перемирии прилагается дополнительный список из обязательных требований для всех кланов. Его выработали коллегиально на основе текущей обстановки. Сразу скажу — лично я не возражал, хотя кое-кто и считал, что Строгановы займут непримиримую позицию по этому поводу.

Мстислав тоже поднялся, чтобы не сидеть одному в присутствии главы клана.

— Что-то сильно плохое? — он догадался, что речь пойдет о не слишком приятных вещах.

По крайней мере для рода Строгановых точно.

— Не то чтобы плохое, но и радоваться этому я бы не стал. Там всего два пункта. Первый: все новые инициированные не могут считаться чьими-то, в независимости от того, где они попали под импульс. С нашими ста двадцати двумя неофитами, из которых в живых осталось чуть меньше сотни — нам это выгодно. Имеется возможность переманить у других больше одаренных.

Главный боевик клана обрадованно кивнул. Новости отличные. Благодаря деньгам и влиянию они смогут увеличить количество новобранцев. Подбирая не тыкаясь наугад, а в зависимости от определенных наклонностей.

— А вот второе условие уже не столь привлекательно. В течении недели, будут созданы магические школы для обучения большей части неофитов. Их расположат на землях наиболее уважаемых и добропорядочных кланов, — князь замолчал и ворчливым голосом добавил: — Почему-то выдвинутое мной предложение использовать для этого Холодный Предел не встретило у большинства одобрения.

По губам Мстислава скользнула скупая улыбка. Несогласных можно понять. Владыки Холода, если и известны чем в мире, то уж точно не добродетелью. Мало кто хотел связываться с теми, кого с рождения готовили к войне.

— Зачем это все? Хотят использовать учеников в качестве заложников?

— Общий контроль и возможность совместного наблюдения. По задумке такой порядок должен предотвратить попытки силовых акций для захвата инициированных с чужих земель кланов. В этом случае, против агрессора выступят все остальные, а не один атакованный род.

— Нам это в минус. Система наставничества у Строгановых отточена до совершенства. Схема: «учитель-ученик» работает уже третье столетия и до сих пор не подводила нас. Мы потеряем возможность готовить боевых магов под себя.

Голова князья качнулась в согласии.

— Верно. Для нас это плохо. Но тут есть один нюанс, о чем ты еще не успел подумать. Большое количество одаренных в клане — это несомненно хорошо. Даже отлично. Правда при это возникает закономерный вопрос: как их всех обучить, используя старые методы?

Мстислав открыл рот. И тут же захлопнул его обратно. Об этом он действительно еще не задумывался.

— Вот и я так же не знал, что предпринять. Наша методика подготовки с индивидуальным подходом к каждому для выявления сильнейших сторон и воспитании идеальных воинов сейчас оборачивается слабостью. Одно успокаивает — остальные окажутся в не лучшей ситуации.

— Так значит мы отправим всех инициированных в эти новые школы? Другого выбора нет?

— Именно так. Это в сказках, один в поле — воин. Идти против сильнейших на планете магических кланов в одиночку? Нет. Я еще не настолько обезумел.

Командир Детей Вьюги сложил на груди руки. На дорогой ткани темно-синего костюма внушительно вздулись бицепсы.

— Выходит зря вы старались, таща ту пятерку сюда? Выживших может завербовать потом кто-то другой. Раз уж объявлено о нейтральном статусе всех неофитов из числа инициированных от импульса.

Князь хитро улыбнулся. И весело погрозил пальцем Мстиславу.

— Откуда такие упаднические настроения? Ничего подобного. В соглашении говориться об одаренных, свободных от стихий. Полина и Виктор, насквозь пересекли Замерзший лес, тем самым пройдя посвящение Холоду. Они уже наши. И этого никто не сможет отменить.

В кабинете раздался сухой старческий смех.

— Сомневаюсь, что кто-нибудь из кланов сделал нечто подобное. Так что оба потенциальных Повелителя Льда полностью принадлежат Строгановым. Я об этом, кстати проинформировал всех заинтересованных лиц на видеоконференции совещания глав великих родов. Ты бы видел их лица. Всеволод Орлов чуть не подавился, когда услышал об этом. Он кажется был готов взять свои слова о совместном обучении обратно. Еще не вступив на стартовую линию, «ледышки», — тут князь передразнил записных остряков, любящих обзывать последователей стихии льда разными неблагозвучными прозвищами, — уже обогнали всех на два шага. Ха-ха, клянусь вековечным холодом, давно я не видел ничего смешнее их вытянутых рож…

Мстислав тактично дал главе клана время отсмеяться, затем все же решил уточнить:

— Значит они остаются в Холодном Пределе? Девчонка и парнишка?

Князь тут же резко осекся и недовольно взглянул на подчиненного.

— Нет, — сердито пояснил он. — К сожалению, отстоять обоих не удалось. В школу поедет один. И я склонен выбрать Виктора. Он вроде покрепче девчонки. Видел уже записи из больничного коридора?

Не дожидаясь ответа, старший Строганов взял все тот же злосчастный планшет, начавший уже покрываться инеем (температура в комнате оставалась далеко не летней, но специальная техника и не такие перепады могла выдержать), без труда нашел необходимый файл и запустил его, с удовольствием протянув помощнику.

Тот не заставил себя уговаривать и уже второй раз за утро послушно посмотрел короткий ролик. Как и в первый раз, бывалого воина зацепил момент, когда семнадцатилетний подросток открывал глаза, а вместо обычных карих зрачков там плескалась яркая синева.

— Видел, как он его? — комментируя падения боевика в кабине лифта, поинтересовался князь. — На одной голой силе воле впитал энергию, провел через себя и швырнул во врага. Прирожденный воин.

— Да, у него большой потенциал. Может тогда следует отправить девчонку? И где, вообще будет располагаться школа?

— Нет, лучше парня. Он более стабилен, как в психологическом, так и в эмоциональном плане. А с Полиной еще придется поработать.

Глава клана снова уселся на свой стул, откинувшись на высокую спинку.

— А вот за то, что меня все-таки вынудили одного из них отправить вместе со всеми, удалось кое-что выторговать. Общих школ в России пока будет две. Одна в Сибири, ближе к Дальнему Востоку, на территории Охотниковых. Другая в центральном районе, — князь сделал небольшую паузу и вкрадчивым тоном закончил: — на землях Мамонтовых.

Мстислав откровенно удивился.

— И они согласились? Они же наши ближайшие союзники. Входят в Триумвират. Об этом каждой собаке известно.

— А еще Мамонтовы именитые финансисты, ведущие дела со всем миром. За триста лет за ними закрепилась вполне подходящая репутация порядочных и надежных деловых партнеров. Так что никто в общем-то сильно и не возражал. За исключением Орлова. Но тот больше для вида возникал, все еще недовольный тем, что мне удалось провести нестандартное посвящение стихиям сразу двум ученикам.

— Понятно.

— И кстати, имей в виду, что если все получится, то нам тоже придется заводить собственную школу. Мир изменился. И я не собираюсь оставаться на обочине и отставать от других. Новых одаренных уже стало больше, чем старых. Это вносит серьезные коррективы во все аспекты жизни. Надо начинать думать не как прежде. Кто знает, какие еще сюрпризы принесут источники в будущем.

* * *

Прошло пять дней с момента нападения. За это время все попытки повторить фокус, продемонстрированный в коридоре, заканчивались неудачей.

Сделать еще раз нечто подобное у меня никак не получалось. Одно хорошо — слова колдунов, хоть и случайно, полностью подтвердились на практике. Мы действительно стали одними из них.

Удивительно, но мертвый мужик, приехавший на лифте с автоматом к нам на этаж, не преследовал меня в кошмарах и не занимал ум муками совести.

Он пришел убивать нас, а вместо этого умер сам. Казалось бы, простое и банальное объяснение. Но оно удивительным образом сработало, как надо. Никаких переживаний от совершенного убийства я не испытывал. Мой поступок был полностью оправдан и абсолютно необходим. В противном случае, на этаже могло появиться множеством других трупов. В том числе и моих друзей. Поэтому никаких терзаний в дальнейшем не последовало.

Может эти иллюзорные тесты не так уж и неправы, сортируя людей по способностям относиться к убийствам и становиться боевыми магами? Сомневаюсь, что Анька, смогла бы так легко пережить то, что забрала у человека жизнь. Даже в случае самообороны.

Не знаю. Сложный вопрос. И честно говоря, не хочется получать на него правдивый ответ. Боюсь, мне он может не слишком понравиться.

В любом случае, жизнь продолжалась. Нас оставили в больнице, сильно ограничив передвижение и не выпуская на улицу.

Мы ели, спали, смотрели телевизор, болтались по этажу, разговаривали, ходили знакомиться с другими товарищами по спонтанной инициации. Снова ложились спать и просыпались ранним утром.

С одной стороны, распорядок напоминал день в интернате. Завтрак по расписанию, все дружно строятся и идут в столовую одной группой. Обед. Ужин. Время отбоя и подъема в одно и то же время, без исключений.

Но на этом сходство заканчивалось. Здесь не проводились занятия и учителя не стояли постоянно над головой, следя за каждым шагом. Нас полностью предоставили самим себе.

Поначалу это привело в восторг и в какой-то степени понравилось. Для нас с Анькой простой выезд на озеро уже считался огромным событием, побегом от надоевшей опеки.

Однако вскоре стало понятно, что первое впечатление оказалось обманчивым. Здесь попросту не было чем заняться. И очень скоро обитатели четвертого этажа начали лезть на стены от скуки.

К тому же выяснилось, что возраст основного контингента пациентов составлял от пятнадцати до двадцати пяти лет (все остальные не прошли через вторую фазу развертывания «внутренней энергетики», как называли процесс местные эскулапы). Представляете, что здесь творилось? Тот еще зоопарк…

Наконец произошло событие, немного разнообразившее мою серую повседневность. В палату заглянул один из солдат в белом комбезе, аккуратно положил на тумбочку плотный пластиковый пакет на застежке и ни слова не говоря вышел наружу.

Заинтригованный до глубины души, я понятное дело, сразу же вскрыл посылку и вытряхнул содержимое на кровать.

— Что мне тут почтальон Печкин прислал? — задумчиво пробормотал я, вороша выпавшие предметы.

Первой вещью, попавшей под руку, стал плоский мобильный телефон. Samsung Galaxy последней модели имел уже активированную сим-карту, внушительную сумму на счете и был полностью готов к работе.

— Любопытно…

До дрожи в коленках захотелось тут же позвонить Светке. Прямо здесь и сейчас набрать номер и услышать такой любимый голос.

Пальцы сами вывели экран из спящего режима, запустили виртуальную клаву с цифрами… и замерли.

В голове пронеслись воспоминание о недавно виденной перестрелке, людях с оружием и последовавшем побоище.

Нам так толком и не объяснили, что произошло, и кто напал. Ограничились общими успокаивающими фразами с призывами не беспокоиться. Но ведь от этого, опасность никуда не исчезла. Она до сих пор оставалась где-то там снаружи, готовая повторить нападение еще раз.

Что если здоровяк-чародей прав? И пытаясь связаться с друзьями, я подставляю их под удар?

Слишком много фильмов я посмотрел, где героям говорят, что-то не делать, грозя ужасными последствиями и несчастьями, а они поступают наоборот. Идиоты никого не слушают и получается именно так, как их предупреждали заранее.

Не стану ли я сам таким дураком, много позже, проливающим море слез от случившейся трагедии?

С опаской положив трубку на кровать, я уставился на нее, как на ядовитую змею. Воображение живо нарисовало, как в огромные черные джипы затаскивают Светку, Серегу и Толяна, увозя в непроглядную темную ночь.

Нет, так дело не пойдет. Лучше все-таки повременить, наверное. Все равно, пока выбраться отсюда не представлялось возможным. Какой толк от простого звонка? Вот доберусь до города и тогда уже можно будет с друзьями связаться.

Отложив дорогущую мобилу в сторону, занялся другими предметами. Коих, в общем-то лежало на покрывале не так уж и много. Две книжечки в безымянных обложках и кожаный портмоне.

В бумажнике нашлись десять тысяч разными купюрами, пластиковая карта Альфа-банка и парочка визитных карточек. На первой значилось:

— «Строганов Мстислав Игоревич. Исполнительный директор частной охранной компании «Вьюга».

С номером телефона, электронным и юридическим адресом. В общем, все как полагается у приличных контор.

На второй картонке надпись виднелась другая:

— «Билецкий Дмитрий Антонович. Сотрудник частной охранной компании «Вьюга».

Тут все повторялось, за исключением телефона для связи.

— Интересно девки пляшут, — негромко проговорил я. — Первого знаю, а вот кто второй? И на черта положили карточки? В телефон не могли забить? Неандертальцы…

Распахнутые книжки вызвали еще больше удивления, граничащее с шоком. Это были паспорта. Обычный внутренний и заграничный. Но что самое удивительно, рядом с моей фотографией (и где только успели взять?) находилось совсем не мое имя. Дата и место рождения правильные. А вот фамилия совершенно другая.

— Строганов Виктор Владимирович, — медленно вслух прочитал я, опускаясь на кровать.

Что за дела? Когда это я успел стать родственником тому качку-колдуну?

Дернулся и заиграл телефон рядом. Я непроизвольно вздрогнул и отодвинулся. Затем все же глянул на экран и шепотом выругался.

— «Мстислав».

Коротко, емко и главное очень доходчиво сообщала надпись на экране, кто желал со мной пообщаться. Вспомнишь, как говориться…

Хорошо еще, что фотку свою не загрузил. От его короткостриженой ряхи мне бы точно еще больше стало не по себе.

— Алло, — сказал я, отвечая на звонок.

Глупо пытаться шкериться и притворятся, что меня здесь нет. Все равно достанет, если понадобится.

— Рад, что ты не стал делать глупости, — раздался голос первого встреченного мною в жизни колдуна.

— Это вы о чем? — немедленно отозвался я, напряженно глядя на пол под ногами.

— О попытках связаться с друзьями. Получив телефон, ты не принялся им сразу же названивать. Что характеризует тебя с положительной стороны.

— Прослушиваете? — кисло осведомился я, начав бесцельно возить туда-сюда паспорта по синему покрывалу.

В трубке послышался негромкий смех.

— Скорее держим руку на пульсе. Нам ведь не надо, чтобы ты начал звонить куда попало. Кто знает, куда заведет твое желание пообщаться.

— Ну-ну… Так чего надо? И что это за шутки с документами на другую фамилию? Не помню, чтобы изъявлял желание становится Строгановым.

— А у тебя уже другого выбора нет. Помнишь Замерзший лес?

Я непроизвольно передернул плечами. Заколдованная чаща, в отличие от мертвеца в лифте, мне снилась с завидным постоянством. Про то, как я все-таки свернул с волшебной тропинки, отстал от остальных и плутал по сугробам между стволами белых деревьев, постепенно коченея от холода.

Бррр… Ужас просто.

— Вам бы этот лесок сжечь с концами. Или спилить под корень. Для дальнейшей продажи, в виде экзотической древесины, — сумрачным голосом предложил я. — Все одно пользы больше.

Мстиславу моя идея категорически не понравилась.

— Ты сам не понимаешь, о чем говоришь, — сказал он враз построжевшим тоном. — И насчет фамилии — тебе бы радоваться, а не возмущаться. Тебя приняли в род. Гордись.

Я неразборчиво пробубнил пожелание всем благодетелям отправляется куда подальше с их нежданными дарами.

— Что-что? Не расслышал, — повысил голос здоровяк.

— Я говорю — чего надо? Звоните зачем? — внятно произнес я, покосившись на дверь.

Вот будет номер, если он сейчас зайдет сюда.

— Спускайся. Внизу у крыльца тебя ждет машина, — рыкнуло в трубке и приятный женский голос с интонациями бездушной машины вежливо сообщил, что разговор закончен.

Фыркнув, я отбросил мобилу в сторону. Заколебался. Идти, не идти? А выбор собственно есть? Наверное, все-таки нет.

Рассовал полученные подарки по карманам и направился к лифту, гадая про себя, сработает ли кнопка фойе или нет. До этого момента, кроме столовой на втором этаже, нас никуда не пускали.

Нет, на этот раз техника позволили спуститься ниже. Добраться до выхода не составило никаких проблем. Даже встреченные по пути сотрудники больницы в своих неизменных голубых одеждах, не пробовали стопорнуть разгуливающего без спросу подростка.

Выйдя через автоматические раздвижные двери на улицу, я увидел обещанный автомобиль.

Угольно черный мерседес представительского класса стоял прямо на подъездной дорожке. Дверца на пассажирском сиденье сзади была предусмотрительно распахнута настежь.

Притормозив, я бросил тоскливый взгляд через плечо на оставшуюся позади клинику, мысленно ругнулся еще раз, костеря дурацкую вылазку на озеро, приведшую меня сюда, и полез в салон.

Автомобиль мягко тронулся и вырулил с больничной парковки. Спереди и сзади пристроились два одинаковых темных внедорожника. Кавалькада с ходу набрала приличную скорость и понеслась куда-то на запад.

В салоне витал запах новой кожи, дорогого мужского парфюма и богатства. Инкрустированные деревом панели на дверце с множеством кнопок и темно-серые миниатюрные шторки на окнах еще больше подчеркивали атмосферу дороговизны автомобиля.

— Не заартачился? Молодец, — с переднего пассажирского сиденья обернулся Мстислав.

Он и водитель щеголяли в элегантных деловых костюмах. В отличие от меня, продолжавшего носить все те же спортивки с тоненькой серой курткой и полукедами. Уверен, выгляжу я здесь совершенно не к месту.

На самом краю сознанию промелькнуло чувство стыда. Совсем не заметно и краешком, но все же возникло ощущение неудобства.

— А что, имелся вариант, где я не прихожу? — с искренним любопытством глянул в глаза здоровяку, пытаясь рассмотреть там ответ на скрытый вопрос: оставался ли вариант, где в случае необходимости ко мне применяли силу.

Проживший не один десяток весьма непростых лет, колдун понимающе усмехнулся.

— Не бойся, — он без проблем заметил скрытый подтекст, определив причины моего беспокойства, — никто бы не стал тебя заковывать в наручники, одевать черный мешок на голову и вести под усиленной охраной пятерки тяжеловооруженных конвоиров.

Озвученная перспектива возможного будущего поневоле вызвала волну мелкой дрожи. Ничего себе успокоил.

— Забыли про борт военного самолета и Гуантанамо, — я вернул боевому магу дерзкую ухмылку. — В плохих голливудских боевиках так пугают задержанных преступников в подвальных комнатах для допроса. Я что арестован?

Мгновенная ответная реакция встретила у здоровяка одобрение.

— Не теряешься. Это хорошо, — он поощрительно кивнул. — Ты даже не представляешь сколько людей, фактически воспитанных на образцах западного кинематографа, после этих слов начинают мямлить и выкладывать все что угодно, забывая, что они находятся отнюдь не в Америке. И бояться им надо совершенно иного.

Колдун сделал паузу и внушительно добавил:

— Что в целом не отменяет факта наличия у нас возможностей найти все необходимое для осуществления данной фантазии. Вплоть до военного самолета. Если конечно придется…

Заявление прозвучало так серьезно, что не поверить ему я не мог. То есть, захотят, легко организуют для клиента и наручники, и бесформенную оранжевую робу, и тюремных охранников в колоритной униформе, и борт тяжелого транспортника с полетом в полную неизвестность.

Прелестно… С этих ухарей станется подкупить пиндосов и договориться о временном помещении в настоящую амерскую тюрьму для террористов на Кубе.

— Так куда едем? — я не стал развивать неприятную тему, предпочитая не проверять насколько далеко простираются границы черного юмора собеседника.

— В город. Увидишь своих друзей перед тем, как сесть на рейс, чтобы у тебя потом не возникало желания удрать обратно, — Мстислав сел вполоборота, зорко отслеживая мою реакцию.

А я и вправду обрадовался. На целую секунду, поверил, что все так и будет. Пока не вспомнил, где нахожусь, и кто сейчас сидит впереди.

— Вы же говорили, что это опасно. И какой еще рейс? Я никуда лететь не собирался.

Вместо ответа, колдун небрежно бросил мне на колени черную папку. При раскрытии оказавшуюся планшетом в обложке.

— У меня уже труба есть, с полным набором прослушки, — я покрутил полученный девайс в воздухе. — Что за модель? Первый раз такое вижу.

Очень тонкий и без единого значка выпускающей фирмы у него совсем не было рамок. Мстислав легко догадался о причинах появления на моем лице выражения недоумения.

— Делали по спецзаказу. Слышал, как всяким шишкам, по типу глав крупных межнациональных корпораций изготавливают технику по эксклюзивным проектам? Тут та же история. В мире всего тридцать один подобный компьютер. И один из них твой. Попробуй, включи.

Палец послушно утопил едва заметную выпуклость на боку планшета. Загорелся экран, выходя из спящего режима. Легкое касание указательным пальцем вверх и сенсорный дисплей стал активным.

— Заблокировано, — прочитал я горящую красным строчку. — Ваша хреновина не фурычит.

— Приложи большой палец на подсвеченный прямоугольник слева и поставь так, чтобы фронтальная камера смотрела на твое лицо, — последовало небрежное объяснение.

Колдун снова уставился на дорогу впереди, оставив меня самому разбираться с подарком.

Выполненные по совету манипуляции вызывали у портативного компа смену заставки. Появилось сразу несколько расчерченных окошек. В одном шло распознавание отпечатка пальца, в других сканировалось лицо и радужка сетчатки глаза.

— ДНК теста не хватает и пароля на двадцать одну цифру, — проворчал я, глядя на работу сложной электроники.

Очень скоро, проверка закончилась и мне предоставили полный доступ. На вполне типичном рабочем столе находилось с десяток иконок.

Первое что бросалось в глаза, никаких привычных названий тут не присутствовало. Что особенно странно, все исключительно на кириллице, без единой буквы латиницы. Это явно не обычный планшет на платформе андройда.

— Слышал когда-нибудь о даркнете? — незаметно для своей комплекции Мстислав опять уселся, развернувшись наполовину на заднее сиденье.

— Ну да. Только пользоваться не приходилось, — я наконец нашел знакомое слово и ткнул на иконку.

Развернулось окошко меню. Ничего особенного, обычные пункты настройки любого похожего девайса. Экран, безопасность, звук, параметры соединения и другая похожая муть.

— Если вкратце, у кланов тоже есть нечто подобное, только еще более закрытое. Называется — магонетом. И не спрашивай почему. Молодые ребята программисты, занимающиеся разработкой, придумывали название. Это отдельная сеть ресурсов, соединенных исключительно между собой. Туда нельзя зайти просто так, все внешние запросы отсекаются и не дают отклика, ни одна поисковая система их не индексирует. Нажми на пиктограмму с изображением снежинки.

Выйдя на рабочий стол, ткнул в указанный символ. Раскрылось нечто похожее на браузер с уже открытой страничкой.

— Клан Строгановых, — я прочел вслух затейливо украшенную шапку сетевого ресурса.

На сайте, как и везде у моих недавно обретенных родственничков преобладали цвета белого, голубого и насыщенного синего. Хотя стоило признать, выглядело оформление стильно и современно.

— Зайди на вкладку — «История» и внимательно ознакомься с содержимым, — продолжил инструктировать Мстислав. — Тебе следует узнать о взаимоотношениях между теми, кого ты называешь — колдунами, и о том, что вообще представляет из себя понятие — «магический клан». Это очень важно в свете предстоящих событий.

Мне совершенно не понравились интонации его последних слов и от меня сразу же последовал настороженный вопрос:

— Какие еще предстоящие события?

Здоровяк как-то сразу заткнулся, видимо поняв, что раньше времени раскрыл карты.

— Слушайте, — сказал я, откладывая дорогую игрушку в сторону, — вы явно от меня чего-то хотите, может к чему-то готовите. Не знаю в чем тут конкретно дело, но это определенно важно для вас. И подозреваю, не только лично для вас, господин Мстислав, а для всего вашего клана. Я уже давно не маленький мальчик, так что давайте не будем пудрить друг другу мозги. Предлагаю объяснить все по-хорошему, чтобы наши отношения и впредь оставались доверительными. Вы же этого хотите, не так ли?

Колдун посмотрел на меня долгим изучающим взглядом, слегка кивнул, будто отвечая на собственные мысли о сидящем позади пареньке и преспокойно повернулся спиной.

— Сначала прочитай информацию. Иначе придется слишком многое объяснять. Большую часть ты не поймешь и примешься задавать множество ненужных вопросов. Будь добр, сэкономь нервы мне и время себе, внимательно изучив выделенный раздел. Там не так уж и много, если не зацикливаться на подробностях. Справишься быстро. Пробегись по основам. А уж после поговорим.

Поняв, что большего не добиться, я снова потянулся к планшету. Сомневаюсь, что качать права и строить из себя капризного ребенка, требующего немедленных ответов будет сейчас рационально. Подчинимся и попробуем последовать настоятельным рекомендациям.

Указанная вкладка содержала хронологическую таблицу со времен основания клана. Скупые строчки имели краткое заглавие и ссылки в конце для подробного ознакомления с прошедшим событием.

Ткнув в самую первую дату, я пробежал глазами текст развернувшейся странички. В нем шло описание экспедиции в одна тысяча семьсот первом году тогда еще простой семьи купцов и промышленников Строгановых. Как они нашли источник и как начали его исследовать в поисках возможной выгоды.

Сухой канцелярский язык, каким шло повествование, очень быстро нагнал скуку. Да и чего греха таить, меня не слишком интересовали эпизоды далекого прошлого. Ну жили они там двести-триста лет назад. Ну и что? Куда большее значение имела недавняя история.

Пролистав вниз на более ранние годы, я наткнулся на дополнительные сноски по конкретным направлениям жизнедеятельности клана. Тут было все. Война, торговля, политика, родственные связи, взаимоотношения с другими магическими родами. И надо признать, тематическая раскладка меня увлекла куда больше нудного перечисления хронологии.

Не заметил, как пролетело полчаса. И за время изучения мне стало известно куда больше о колдунах, чем любой простой обыватель узнавал о них за всю свою жизнь из открытых источников информации.

Лично мое внимание привлекли три аспекта, показавшиеся молодому члену магического сообщества наиболее важными.

Первое — это непосредственный состав клановой структуры. Раньше, я почему-то, как и, наверное, большинство обычных людей, считал, что все маги, состоящие в каком-либо клане, автоматически входят в правящий род.

То есть, если в клане Строгановых на сегодняшний момент чуть менее пятисот обученных магов, то все они являются Строгановыми. Абсолютно неверное утверждение.

Оказалось, эту фамилию носило всего лишь три десятка человек, имеющих самые сильные магические способности. А все остальные являлись некими «приближенными», давшими клятву верности.

И отсюда следовал второй факт, невероятно меня поразивший. Кровные родственные связи не имели такой большой силы, как можно подумать, глядя на способ роста популяции одаренных. Колдуны не стали заморачиваться подобными мелочами, пойдя по пути естественного отбора.

Наличие сильного дара у родителей не гарантировал появление такого же у их потомства. Случалось, всякое. Природа обожала подкидывать неожиданности. Порой не слишком приятные.

Короче говоря, от слабых детей легко отказывались, передавая их из главной семьи во второстепенные и поступали наоборот — забирали перспективного ребенка к себе, давая ему фамилию Строгановых.

Недурно да? Такой себе евгенистический метод по выращиванию наиболее сильных особей среди одаренных.

Последний, третий момент, заставивший почесать в задумчивости затылок был строгий запрет для всех членов клана вмешиваться в дела человеческого социума за пределами магических зон.

Идет вторая мировая война? Плевать! Никто не идет на фронт и не помогает людям себя защищать или же нападать на других. Воюют Германия и СССР, а кланы, живущие на их территории ни при каких обстоятельствах не влезают в конфликт.

Звучит дико и крайне не патриотично, но зато весьма эффективно в плане практического выживания. За три сотни лет маги поняли, что самым лучшим способом не стать врагом обычным людям будет никогда не вмешиваться в их разборки.

Правда Гитлер со своим Аненербе пытался привлечь немецкие кланы на свою сторону, как и коммунисты, и американцы после, но все заканчивалось всегда одинаково: категоричным отказом. Ни у кого не вышло заставить колдунов работать на себя.

Тут надо объяснить, что несмотря на внешнюю похожесть «дивные земли» отличались от большинства территории мира. Патриархи при помощи магической энергии могли здесь вытворять такое, от чего ум заходил за разум. Они буквально становились богами на отдельно выбранном участке планеты.

Сбросили атомную бомбу? Не беда. Пара заклятий и самое мощное оружие, придуманное человечеством, превращается в кучу бесполезного железа. И дело в каких-нибудь убойных боевых чарах, разрушающих сам фугас. Просто непосредственно здесь и сейчас чуть-чуть изменяются физические законы и процесс деления ядер уже проходит не так, как надо для организации взрыва.

Впечатляет, не правда ли? А если к этому прибавить способность Князей Пустоты самим аккумулировать и пропускать через себя количество энергии достаточной для создания заклинаний по мощности сравнимым со стратегической ядерной боеголовкой, то становится понятно, почему люди в конечном итоге предпочли не лезть к кланам и не пытаться навязывать им свою волю.

Несомненно, колдуны прекрасно понимали, что в случае чрезмерного обострения способ для их полного уничтожения обязательно найдется. Поэтому еще с середины девятнадцатого столетия появилось обязательное для всех кланов правило не вмешиваться в политику государств, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания и главное — никого не настраивать против себя.

Как не пыжься и не строй из себя всесильного повелителя стихий, противовес в плане числа колдунов и обычных людей всегда перевешивал в пользу последних. Особенно сегодня. Попробуй, перебей семь миллиардов. Да всех магов затопчут, победив одним лишь количественным преимуществом.

Ну, а в остальном, по большому счету, колдуны оставались вполне обычным сообществом. Они точно так же любили, ненавидели, тянулись к знаниям или богатству, стремились стать лучше, на жизненном пути совершая плохие и добрые поступки. Ничего экстраординарного. Все, как везде в этом слегка безумном мире…

— Ну как? — Мстислав отвлек мое внимание от изучения следующего абзаца. — Одолел основы?

— Весьма познавательно чтиво, — признал я. — Особенно раздел про войны. Прямо серпентарий какой-то. Сегодня сватаем девчонку, а завтра предъявляем ультиматум после отказа, грозя спалить целый порт. Очень воодушевляет.

Боевой маг недовольно сдвинул брови, ему не понравился мой ернический тон. Не дав ему открыть рот, я с энтузиазмом продолжил:

— А традиция выбрасывать слабых неофитов из старшего рода и отдавать их на воспитание в чужие семьи вызывает целый океан положительных эмоций. Сразу видно, это придумали подлинные ценители человеческих ценностей. Вы там случайно, нацистам ничего не советовали, когда они пришли к власти? Потому что от этого так и веет фашизмом.

Здоровяк на переднем сиденье терпеливо выслушал поток язвительных замечаний. На его лице не дрогнул ни один мускул при сравнении с самым кровавым диктаторским режимом за всю историю человечества, повинным в смерти не одного десятка миллионов человек.

— Нам до них далеко, — безмятежно проронил он. — И ты забыл про Спарту, у них тоже вроде было что-то подобное, разве нет? Ах да, они же бросали своих младенцев со скалы, а не отдавали в обеспеченные семьи, где родители зарабатывают кучу денег, имеют огромные дома и живут в сто крат лучше королей тех времен.

Под конец голос колдуна ничуть не уступал моему по насыщенности сарказмом.

— И все равно они чужие, — упрямо повторил я.

Поняв, что переубедить меня прямо сейчас будет невозможно, Мстислав небрежно махнул рукой.

— Это вопрос выживания, а не нравственности, — пояснил он. — Ты еще слишком молод и не понимаешь, что иногда приходится руководствоваться принципом меньше зла, для достижения определенных результатов на благо близких людей. Я прекрасно осознаю причины твоего возмущения. Ты вырос в школе-интернате и считаешь, что нет ничего важнее наличия родителей. Но не надо драматизировать. У тех детей они есть. И можешь мне поверить, они вполне счастливы. Как и другие, получившие фамилию Строгановых при обнаружении сильного дара.

Я угрюмо молчал, не находя слов для возражений. То есть, слова-то как раз имелись и весьма сочные, но очень сомневаюсь, что боевой маг воспримет их, как аргументы. Скорее презрительно скривиться, мысленно посетовав на детскую обиду подопечного и отвернется, не став ничего отвечать.

Ругаться нельзя. Неохота, чтобы меня воспринимали, как тупого малолетку не способного трезво мыслить. Но и придумать что-то убедительное не получалось.

Проклятый рационализм. Всегда трудно возражать против поступков, совершенных на основе логики. Принцип меньшего зла, чтоб его…

— Все равно, так неправильно, — хмуро повторил я, не сдаваясь. Мстислав спокойно кивнул.

— Ты прав, это не справедливо. Как и миллиард других вещей, совершаемых каждый день в этом мире. Но мы в первую очередь должны заботиться о своих и следить, чтобы клан Строгановых продолжал существовать. Потому что для нас это будет правильным. Ты меня понимаешь?

От меня последовал неохотный кивок. Я его понял. В конце концов, кто я такой, чтобы лезть с нравоучениями к роду, с трехсотлетней историей? За годы лишь увеличивающий свое влияние и могущество. На их фоне, сирота из приютской школы казался всего лишь мелкой песчинкой.

Мужчина внимательно следил за моим лицом и остался довольным появившимся выражением смирения.

— Держи, — крепкая рука протянула вперед пластиковую карточку.

— Она твоя.

— Что это? — взяв в руки белый прямоугольник с витиеватым лазурным рисунком, я недоуменно повертел ее. — В бумажнике уже лежала одна банковская карта от Альф-банка. Эта зачем?

— Она другая. Персональная карта члена семьи Строгановых. Нужна не только для получения денег, но и для много другого. Банковская карта, электронный ключ доступа и личный идентификатор — три в одном. На обратной стороне есть номер телефона — это единая служба содействия. Попадешь в неприятности, звонишь туда, объясняешь, что случилось и ждешь решения. Нужен будет адвокат, пришлют адвоката. Что-то еще — получишь в любой момент. Вплоть до заказа отдельного самолета для срочного вылета в любую точку мира. Твои индивидуальные данные уже включены в базу данных. Иначе планшет не признал бы тебя.

Задумчиво постучав ногтем по экрану мобильного компьютера, я признал:

— Звучит весомо, — и тут же поинтересовался: — Полина получила те же подарки? Мы теперь брат и сестра?

Мстислав на секунду задумался.

— Скорее кузен и кузина. Названные — если тебе будет так угодно, — сказал он, чуть помолчал и уточнил: — А может все же брат и сестра. Вы же проходили через Замерзший лес вместе. Это соединяет не хуже родственных уз.

Я усмехнулся. То же мне, мыслитель нашелся. Хотя рад, спорить не буду. Всегда мечтал иметь сестру или брата.

— Открой галерею предков, она где-то наверху.

Вернувшись к активному дисплею с открытым сайтом клана Строгановых, послушно нашел необходимую вкладку.

— Ткни в конец коридора. Все смотреть слишком долго.

Сначала не догнав, о чем идет речь, я нажал на большой треугольник, каким обычно обозначают начало видеозаписи.

— Это что? Трехмерная экскурсия? — спросил, удивленно разглядывая изображение коридора с высоким разрешением, оформленного под старину.

Горели по бокам пиксельные факелы с голубым пламенем, на полу лежал ковер с толстым ворсом, а по бокам на стенах висели картины в изукрашенных деревянных рамках.

Все выглядело старомодно, величественно и крайне аристократично. Глядя на представленный коридор на ум приходили древние родовые поместья, на протяжении многих поколений служащих домом для благородных семей.

— Точная копия настоящей портретной галереи семьи Строгановых. Оригинал находится в Чертогах льда, — объяснил Мстислав.

— Экстравагантно, — донеслось от меня. Колдун улыбнулся.

— Мы же не дикари. Активно пользуемся достижениями современной цивилизации. Посмотри на последние работы художников.

Обещающие интонации его голоса мне не очень понравились. Но я все же нашел кнопку и перешел в конец извилистого виртуального коридора.

И тут же приподнял брови в удивлении. Две висящие рядом картины в добрых полтора метра диаметром изображали меня и Полину.

Девушка, одетая в строгий брючный костюм, стояла сложив руки на груди, в одном из тех помпезных залов со сводчатыми потолками и колоннами из льда, через который мы с ней проходили. Выглядела она донельзя взросло, исполненная величия.

Меня одели в модный серый пиджак и черную футболку, поместив на фоне Замерзшего леса. Я стоял, засунув руки в карманы брюк и совсем не обращал внимание на лежащий вокруг снег. Слева и справа расположились белый тигр с ярко синими глазами и снежный барс огромных размеров. Видок у меня был тоже совершенно не по годам и прямо кричал о важности его обладателя.

— Ну вы даете, — я ткнул в картину, повернув планшет экраном к Мстиславу. — Да это же не я. Совершенно не похож. Какой-то надутый индюк. У него взгляд так и сочится надменностью. А эти зверюги? Да если бы я встретил этих монстров в живую, то обосрался бы от страха, а не стоял, как ни в чем не бывало. Вы только поглядите на них. Это же натуральные чудовища. Кто поверит, что я не удрал от них, как только увидел?

— Ты себя недооцениваешь.

— Ну-ну… — с сомнением протянул я, после встрепенулся и припомнил: — Вы так и не ответили на мой первый вопрос. Зачем я вам так нужен и почему остальные, попавшие под магический выброс, остались в больнице.

Пока говорил, взгляд сам вернулся к дисплею, где рядом с моим расположился портрет Полины. Несмотря на ворчание картины, так и притягивали, заставляя возвращаться к ним снова и снова. Неведомый художник несомненно являлся подлинным мастером своего дела.

— И при чем тут она? Почему нас взяли в клан, приняли в род Строгановых, а других нет? Это как-то связано с Замерзшим лесом?

Голова Мстислава согласно качнулась. Он снова уставился в лобовое стекло, следя за дорогой.

— Введение прочел? — спросил он, не оборачиваясь. — Там, где про ступени магического развития?

— Адепты, ученики… да что-то такое мелькало. А что?

— Это ответ на твой вопрос. Вы с Полиной прошли стихийное посвящение и у вас обоих обнаружился потенциал стать одними из Повелителей Льда. Это всего на ступеньку ниже самого Патриарха.

Вернувшись на главную страничку сайта, я снова перешел в раздел истории клана.

— Ну ясно… — совершенно без энтузиазма произнес я. — Кстати, а почему Князь Пустоты? А не просто Патриарх? Не хватало крутых прозвищ, решили расширить ассортимент?

На самом деле я находился в некотором замешательстве от обилия информации, переварить такой объем, да еще касаемо себя самого, никак толком не получилось. И пытался скрыть это состояние за отвлеченными вопросами.

Елки… А ведь я считал себя довольно неглупым. Чувствую сейчас себя полным болваном. Или, как минимум, конкретным тормозом.

Мстислав помолчал, словно раздумывая отвечать или нет, но потом все же соизволил подать голос:

— Говорят, сами источники — это не какие-то материальные предметы, а некие «астральные» провалы в ткани реальности. Оттуда идет постоянный поток магической энергии, которая попадая в наш мир, после определенного времени начинает рассеиваться. И ведут эти разломы не куда-то в другие миры, а в абсолютную пустоту, где ничего нет, кроме самой магии. Поэтому Патриархи сами себя называют — Князья Пустоты.

Обдумав услышанное под мерное покачивание головой, я въедливо заметил:

— То есть, вы сами никогда не видели источник? Не приближались к нему.

Мое ехидное замечание пришлось колдуну не по вкусу. Я даже ощутил исходящие от него волны раздражения. Ха — какие мы ранимые.

— Никто не видел источники воочию, кроме Патриархов. И давай закроем эту тему. Тем более, мы уже приехали в город.

Я вскинулся, отодвигая шторку вбок. Действительно, не заметил, как за окном сменился пейзаж. Вместо трассы появились здания на городских улицах. По тротуарам неспешно прогуливались пешеходы, а на перекрестках весело сменялись цвета светофоров.

Кортеж проследовал по оживленному проспекту, аккуратно сворачивая и притормаживая где надо, не нарушая правил дорожного движения.

Уже очень скоро машины остановились в тени высокого дома, встав точно напротив железных ворот девятнадцатой школы-интерната для детей-сирот.

— Дом, милый дом, — проговорил я, потянувшись к ручке на дверце.

Здоровяк, спереди не поворачивая головы назад, спокойно протянул:

— Куда это ты собрался? Мы сюда не за этим приехали.

Я удивленно уставился на него с недоумением во взгляде:

— А зачем тогда? Разве не попрощаться с друзьями?

Колдун обернулся через плечо, кожаное кресло едва заметно скрипнуло, протестуя против нажима на спинку столь большой массы.

— Именно за этим. Но ты не будешь с ними встречаться лично. Глянь вон туда, направо. На скамейке под деревьями сидят не твои приятели? Как видишь, они в полном порядке и вполне счастливы. Стоит ли тебе появляться, чтобы подвергать их жизнь никому ненужной опасности?

Мне ничего не оставалось, как посмотреть в указанном направлении. На деревянной лавке, привычном месте для сбора нашей компании после обеда в большую перемену, находились Светка, Серега и еще пара ребят из нашего класса. И, что особенно грустно, они и впрямь не походили на людей, недавно потерявших близкого друга.

Моя бывшая подруга весело улыбалась, слушая рассказ одного кретина, раньше пытавшегося увязаться за ней и не имевшего ни одного шанса, пока я находился рядом.

Сердце предательски кольнуло, а в глазах защипало. Простая идиллическая картина в одну секунду вызвала целую бурю эмоций. Захотелось выскочить наружу, перебежать дорогу и перебравшись через сетчатый забор встать перед теми, кого я считал самыми близкими людьми в своей такой еще непродолжительной жизни.

— Не стоит, — мягко заметил Мстислав. — Перестань держаться за прошлую жизнь. У тебя впереди новая. И не думай, что они тебя предали. Им сказали, что тебя ждет великое будущее и они за тебя были счастливы. Всей школе, а твоим друзьям дополнительно — помогут устроиться в жизни. Не стоит о них переживать. Отпусти их так же, как они отпустили тебя. Видишь? Они продолжают жить. И тебе стоит поступить так же.

Боевой маг замолчал, дожидаясь моего ответа. А что я мог ему сказать? Что он скорее всего прав? Ну наверное так и есть. Но от этого отнюдь не становилось легче.

— Какое твое решение? Если все еще хочешь выйти, я тебя не буду останавливать, — снова донесся спокойный голос Мстислава.

Я крепко сжал зубы, с трудом удерживаясь, чтобы не нагрубить в ответ.

— Нет, — выдохнул я, задергивая шторку обратно, — едем в аэропорт. Или куда мы там собирались. Вы правы, я не хочу, чтобы они из-за меня попали в неприятности.

Здоровяк неторопливо кивнул, его рука небрежно махнула водителю. Машина тронулись и в сопровождении двух внедорожников продолжила путь.

* * *

Полет на частном самолете начался точно так, как его показывали в кино. Никаких залов ожидания, никаких очередей на кассе и никаких проверок документов. Лишь отдельный трап возле ангара и приветливый персонал, предлагающий подняться на борт.

Роскошный салон в бежевых тонах ничуть не уступал по уровню комфортабельности мерседесу и произвел на меня сильное впечатление.

Я пялился на обстановку вокруг, никак не веря, что это на самом деле происходит со мной.

Реактивная птичка стоимостью в несколько десятков миллионов зеленых рублей легко поднялась в воздух, унося нас со взлетной площадки.

Когда симпатичная стюардесса, сверкая стройными ножками, выглядывающими из-под бордовой мини юбки, протягивала мне узкий бокал с шампанским, мило улыбаясь и демонстрируя при наклоне глубокий вырез в белой блузке с такими восхитительными полушариями — признаться честно вся хандра от так и не состоявшейся встречи с друзьями куда-то испарилась.

Ну или по крайней мере отошла на второй план, вытеснив на первый мысли совсем о другом.

Трудно печалиться наблюдая за столь прелестным созданием, готовым выполнить любую твою прихоть…

Хлоп! Свернутый в трубочку журнал треснул по моей макушке. Из-за спины появился Мстислав, ловко перехватил цепкими пальцами бокал и злорадно ухмыляясь сказал:

— Не отвлекайся! Мы еще не закончили, — он кивнул девушке и добавил: — Спасибо Елена. Оставь нас, пожалуйста.

Бортпроводница кивнула, бросила на меня извиняющий взгляд и пошла в носовую часть, на ходу покачивая упругими бедрами.

Наблюдая за совершенными формами, я неосознанно наклонился в проход, стремясь, как можно дольше не упустить их из виду.

Хлоп! Последовал еще один несильный удар.

— Молод ыщо, — явно пародируя кого-то из старых актеров прогундосил Мстислав и сразу же задорно расхохотался.

Потирая голову, я скривил губы в крайней неприветливой улыбке.

— Нехороший вы все-таки человек, господин Мстислав. Самая натуральная — «редиска».

— Любишь советские фильмы? Молодец. А я уж думал, совсем ты пропащий.

— Неа, — поспешил разочаровать вредного собеседника я. — Просто как-то наткнулся в нете на трекере на это старье, переработанное в высоком качестве. Вот и захотелось глянуть, как оно там смотрится сейчас. Любителем меня трудно назвать.

Говоря эти слова, я нет-нет да и косился на закрытую створку, надеясь увидеть в проеме соблазнительный силуэт ушедшей Елены.

Покачав головой, Мстислав уселся на диван, стоящий справа от моего кресла. Незаметное движение и со столика рядом, прямиком к нему в руки проплыл по воздуху деревянный ящик размером с большую книгу.

Господи, все никак не могу привыкнуть, что этот бугай является самым что ни на есть настоящим колдуном. С его комплекцией впору выступать на соревнованиях по пауэрлифтингу, а не заставлять летать предметы по щелчку пальцев.

— Итак, общие положения ты, как я понял, уяснил, — колдун небрежно закинул ногу на ногу.

Я кивнул. По дороге сюда, он успел мне поведать куда мы летим и зачем. Не скажу, что мне затея понравилась, но судя по всему, иного выхода у меня попросту не имелось.

Полинке повезло, она осталась в Холодном Пределе и получила статус личной ученицы самого князя Кирилла. А меня, идиота, направили в другой клан, по сути превратив в натуральную мишень для наемных убийц.

Как тут не радоваться жизни? Невообразимые перспективы… Ага, как же. Тут бы выжить и то хорошо. После ознакомления с краткой версией истории кланов, я стал сильно сомневаться в своем дальнейшем благополучии. Они ведь чисто пауки в банке. И меня собираются туда бросить. Вдохновляет просто до колик в печенках…

— Что это? — я подозрительно покосился на нечто, напоминающее дорогую шкатулку. — Если там ствол в подарок, то я только за. Желательно автоматический, с лазерными целеуказателем и двумя увеличенными обоймами.

По губам Мстислава бледной тенью пробежала улыбка, показывая, что он оценил услышанную шутку.

Знал бы он, что это вовсе не шутка и что мне правда очень сильно захотелось обзавестись каким-нибудь оружием. Желательно калибром побольше и с внушительным запасом боеприпасов.

— Нет это кое-что получше. Ты же не думал, что мы отправим тебя в загон со львами совсем без защиты? Держи, уверен, тебе понравится.

Протягивая лакированный ящичек, боевой маг резко остановился, словно к чему-то прислушиваясь.

— Что такое? — я напряженно замер в кресле и завертел головой.

— Кажется у нас проблемы, — как-то буднично произнес Мстислав, вставая и продолжая удерживать на весу, так и не отданный подарок.

И почти сразу же после его слов, самолет ощутимо тряхнуло…

— Что это было?

С беспокойством оглядываюсь, ожидая что самолет дернется и резко начнет изменять курс. Например, свалившись в крутое пике. Грохнутся с высоты в десяток километров, находясь внутри консервной банки, разучившейся летать — не очень приятное времяпрепровождение.

На ум мгновенно пришли сцены с авиакатастрофами из кино¬триллеров. И первая среди прочих — из Пункта назначения. Их там очень красочно выдирало из салона, засасывая в пробоину.

Метнулся к ближайшему иллюминатору. Полузакрытая створка рывком поднялась, полностью утопая в верхнем пазе, без помех позволяя глянуть наружу.

Длинные белые плоскости крыльев на фоне редких пушистых облачков на первый взгляд не имели каких-либо повреждений. Это обрадовало.

И сразу же напряженно начинаю хмуриться, вдруг осознав, что там, куда смотрю, не хватает очень важных деталей, необходимых для того, чтобы эта штука продолжала передвигаться по воздуху.

— Где двигатели? — охреневшим голосом спрашиваю я, оборачиваясь к Мстиславу.

Колдун все так же стоит в проходе и кажется нисколько не переживает от творящегося вокруг бардака. Услышав мой идиотский вопрос и ошарашенное лицо, не выдерживает и улыбается.

— Успокойся. Они на месте. Это малый реактивный самолет, а не гигант вроде крупного пассажирского Боинга. Здесь движки рядом с хвостом, а не на крыльях. И я тебя уверяю — они точно не отвалились. Иначе мы бы сразу это заметили, начав стремительно падать вниз.

Подогнул ногу и сел в кресло, устало откидываюсь назад. — Тогда что случилось? Воздушная яма?

К скрытому ужасу здоровяк не спешил подтверждать мою оптимистичную теорию. Вместо этого последовало движение в сторону кабины пилотов. Правда дойти до дверей у него так и не вышло.

— На нас совершена двойная атака. Средние ракеты класса «воздух-воздух». Сработала автоматическая система защиты, — в проеме показался мужик в форменной белой рубашке и черных брюках.

За его плечом маячила симпатичная мордашка Елены с выражением легкой встревоженности.

— Истребитель? Здесь? — Мстислав приподнял брови.

— Радар показывает быстро приближающуюся отметку. Капитан предполагает, что у нас около трех минут. Возможно чуть меньше. И напоминает, что комплекс подавления не сможет ничего противопоставить обычному пушечному обстрелу. Скорее всего нас все-таки собьют.

Ничего себе известия! И что прикажете делать мне? Я как-то не сподобился в последнее время научиться летать. По телу пробежала дрожь при мысли о приближающейся смерти. Как-то не так я представлял себе свой конец.

Проклятье! Да и не думал об никогда! Что за дерьмо?! Погибать в таком возрасте?!

Командир Детей Вьюги неторопливо положил шкатулку на диван, отбрасывая крышку назад и сохраняя ледяное спокойствие спросил:

— Что внизу? — и тут же последовало уточнение: — Под нами есть населенные пункты поблизости?

Второй пилот неуверенно покачал головой.

— Убедитесь в этом. В случае необходимости разрешаю сменить курс. Времени немного, но хоть что-то. Про истребитель не волнуйтесь. Им займусь я.

Летчик чуть помялся, но все же заметил:

— Как прикажете. Но все же настоятельно рекомендую воспользоваться индивидуальными средствами спасения.

Я встрепенулся и даже привстал.

— А что это?

Последовал ответ, совершенно не вызвавший приток положительных эмоций.

— Парашюты.

Я-то надеялся на какие-нибудь супер-пупер отстыковывающиеся летающие капсулы, а не банальные куски полотна на веревочках, с которыми сдохнуть ничуть нетруднее, чем в самом самолете.

Рухнув обратно, махнул рукой пилоту, показывая, что говорить больше не о чем.

— Что это ты так распереживался? — Мстислав наклонился над деревянным ящиком, доставая оттуда какую-то блестящую штуку.

— Если это не телепорт на землю, то не нахожу радости для возникшей ситуации. И не совсем понимаю, почему вы ведете себя так…

Боевой маг взглянул с интересом. — Как?

— Безмятежно, — буркнул я, с зарождающимся любопытством глядя на так и не полученный подарок, оказавшийся начищенной до блеска кольчужной перчаткой. — Это еще что? Не знал, что вы увлекаетесь историческими реконструкциями.

На секунду физиономия бугая приняла озадаченное выражение. Он не сразу понял, о чем идет речь.

— Да нет, — сказал он, натягивая на свою лапищу стальной аксессуар доспехов воинов древности. — Это амулет. Боевой амулет, изготовленный в лабораториях Демидовых.

— Не понял, разве за пределами маго-зон можно колдовать? — сказал и тут же осекся, вспомнив эпизод с летящей по воздуху тяжелой на вид лакированной шкатулкой.

Получается все рассказы об ограничениях могущества в границах «дивных земель» полная чушь? И колдуны вполне себе могут творить чары в любой точке мира? Ничего себе день открытий. Все больше и больше узнаю о магах такого, о чем другие вообще понятия не имеют.

Мстислав не стал отвечать. Он замер, встав спиной к носу самолета, как бы глядя назад. Блестящая перчатка (а сталь ли это вообще, может серебро?) смотрелась совершенно несуразно на фоне шикарного делового костюма, но хозяину похоже на это было совсем наплевать.

Я во все глаза уставился на застывшую фигуру качка-гэндальфа стремясь не упустить момент, когда начнется волшебство.

Секунда, вторая… третья… десятая. Ничего не происходило. Прошли три минуты, данные вторым пилотом на появление преследователя вблизи самолета. Колдун стоял, не двигался и кажется ничего не предпринимал.

Повторный взгляд в иллюминатор, в попытке разглядеть вражеский истребитель, естественно ни к чему не привел. Как тут вообще можно что-нибудь разглядеть?

Поерзал в кресле, устраиваясь поудобнее, про себя прикинул: не сходить ли к Елене и не попросить бокал шампанского? Все одно веселей будет сидеть и пялиться на этого истукана.

Мысли о смерти куда-то испарились и больше на напоминали о себе. Накатило ощущение расслабленности. Почему-то пришла уверенность, что все будет в порядке и массивный бугай, стоящий сейчас в проходе, позаботится о том, чтобы мы долетели до цели нашего путешествия.

В самом деле, не самоубийца же он, явно что-то предпринимает, просто я этого не вижу.

Тихонько приподнявшись, сделал шаг к задернутой шторке. Бедная девушка уже наверное вся испереживалась, следовало ее побыстрее успокоить, может даже покрепче обнять…

— Куда это ты собрался? — голос сзади так и сочился сарказмом.

Вздрогнув, я замер, медленно развернулся. Мстислав больше не пялился в пустоту, а стоял, уставившись в мою спину. Его руки расслабленно висели вдоль тела. Снятая перчатка уже лежала на красной бархатной ткани в открытой шкатулке.

— Уже все? — я постарался сделать как можно более невинное лицо.

— Вместо того, чтобы попытаться проследить за моей работой с магическими токами, ты вознамерился приударить за стюардессой, — толстый палец ощутимо ткнулся мне в грудь в обвиняющем жесте.

— Как я это должен делать, если ни черта не знаю? — вполне резонно поинтересовался я. — Вы встали столбом и ничего не делали. Вот я и подумал, что будет лучше оставить вас наедине и не мешать. Разве нет? Что вообще произошло?

Мстислав укоризненно покачал головой.

— Очень надеюсь, впоследствии ты изменишь свое поведение и станешь в первую очередь думать не о юбках, а о более важных вещах.

Снова очутившись в комфортабельном кресле с удобными мягкими подлокотниками, я пожал плечами:

— Все может быть, — посмотрел на перчатку и повторно спросил: — Так что все-таки произошло? Удалось избавиться от врага? Неужели сбили его этой железякой?

Колдун уселся на диван, небрежно подвинув деревянную коробочку в сторону.

— Она называется — «Плечо ангела». Работает, в качестве накопителя. Позволяет создавать чары за пределами магических зон. А также значительно упрощает процесс оперирования энергией в начале обучения. Хотел подарить тебе, но теперь сомневаюсь.

— Почему? — в моем голосе проскользнули возмущенные нотки. — Сами виноваты. Меня же ничему не обучали. Вместо того, чтобы давать сходить людям с ума на протяжении целой недели в больнице, лучше бы организовали какие-нибудь вступительные курсы по начальному овладению магией. Так что, все претензии, можете смело адресовать тому идиоту, кто распорядился запереть прошедших инициацию, ничего им толком не объяснив. На крайняк могли подогнать планшет на несколько дней раньше. Раз уж, по вашим словам, я такой особенный.

Здоровяк сердито насупился. Вот это номер. Уж не он ли инициатор этой «гениальной» идеи? Тогда понятно причины его недовольства.

А огрызался я нисколько не боясь ответной реакции. В конце концов, чего они от меня ждали в сложившихся обстоятельствах? Что я буду дисциплинировано сидеть на пятой точке, с восторгом наблюдая за превратившемся в памятник себе самому колдуна? Да пошли они. Лучше умирать (или ждать смерти, тут уж как повезет) в объятьях симпатичной милашки, чем изображая из себя примерного ученика.

— У нас из-за этого импульса и так проблем с избытком. Толком не успеваем разгребать завалы. Катастрофически не хватает людей, — недовольно объяснил он, чуть помедлил и подхватив зачарованную перчатку, бросил ее точнехонько мне на колени. — Заряд кончился. Будет восстанавливаться в любом месте, где присутствует магическое излучение. Чем плотнее и насыщеннее, тем быстрее.

Взяв в руки амулет, я удивленно заметил:

— Какая легкая. А на вид и не скажешь. Облегченная сталь? — спрашивал, а сам не был уверен, что такая действительно существует. Не металлург же, в самом деле.

— Нет, это мифрил, особый сплав, имеющий определенные свойства, недоступные обычным металлам.

Я самым натуральным образом выпучил глаза, пораженный от услышанного названия.

— У вас там адамантия случайно нет? — спросил с неприкрытой ухмылкой.

Реакция собеседница удивила. Теперь уж Мстислав уставился на меня, как будто услышал небесное откровение.

— Откуда тебе известно об этом? Это проект по разработке новейшего типа брони. Проходит по высшему уровню секретности, — сказал он.

Признаюсь честно, глядя на его ошарашенное лицо, я не знал, то ли мне плакать, то ли смеяться.

— Вы похоже в компьютерные игры совершенно не играете. Как и не читаете развлекательную фэнтезийную литературу, — я погладил теплый на ощупь металл. — В отличие от ваших ученых, изобретателей и разработчиков. Ну или кто у вас там этим занимается.

После моих слов родственничек, размером с хороший дубовый шкаф, моментально расслабился.

— Так это они не сами придумали, а позаимствовали у кого-то, — произнес он, откидываясь и вытягивая правую руку не спинке дивана. — Лентяи, никакого воображения.

Я усмехнулся повторно.

— Так что там случилось с тем, кто по нам стрелял? Его уже можно списывать в утиль? И часто у вас такое бывает? Я про ракетные обстрелы летящих самолетов.

Мстислав небрежно отмахнулся рукой.

— Об истребителе можешь больше не беспокоиться. Оба его движка внезапно перестали работать, покрывшись внушительным слоем инея. Насколько понимаю, он уже рухнул где-то в лесах, вдали от любых населенных пунктов.

— Кто его послал?

Меня и впрямь интересовал этот вопрос. Утренние подозрения о возможных покушениях неожиданно проявились во всей своей смертоносной красе в реальности. Есть от чего начинать волноваться.

— Скорее всего работа Андрея. Промыл мозги каком-нибудь вояке, тот без разрешения поднял машину в воздух и устроил на нас охоту. К счастью, не слишком удачную для себя самого. На территории клана Мамонтовых такое провернуть он уже точно не сможет.

— Вы в этом настолько уверены? — спросил я, все никак не расставаясь с кольчужным творением неведомых мастеров.

— Более чем. Иначе этого покушения не случилось бы. Слишком рискованно. Намного проще это сделать на земле.

Прозвучало не очень уверенно. Кажется Мстислав и сам не ожидал ничего подобного. Отправить истребитель для ликвидации целей. Прямо скажем, противник на мелочи не разменивался.

Сзади налетел легкий цветочный аромат. Не оборачиваясь, я понял, что в салоне появилась наша несравненная бортпроводница.

— Подлетаем к Златограду. Ориентировочное время посадки — десять минут. Прошу пристегнуться и приготовиться.

Не слушая возражений, она наклонилась ко мне. Ловкие пальчики застегнули ремень, перед этим успев едва заметно погладить меня по плечам. От мимолетных нежных прикосновений захотелось зажмуриться от удовольствия.

Молча наблюдавший за мной Мстислав, вместо ожидаемого совета взять себя в руки, молча указал подбородком на иллюминатор справа от кресла.

Пришлось приложить немало усилий, чтобы отвлечься от завлекательной женской фигурки поблизости и переключить внимание на город внизу.

Но оно несомненно того стоило.

Столица клана волшебников-финансистов поражала воображение небывалым размахом. Десятки небоскребов разных форм и размеров возвышались на многие сотни метров, упираясь в голубые небеса, сверкая на солнце сталью, стеклом и пластиком. Идеально прямые классические прямоугольники, круглые, похожие на толстые башни, извилистые, соединенные между собой отдельные прозрачными переходами — каких только зданий здесь не было. От разнообразия рябило в глазах и не хотелось отводить взгляда от фантастического пейзажа.

— Обалдеть!

— Нравится? — Мстислав улыбнулся. — Добро пожаловать в Златоград. Город семьи Мамонтовых. Ближайших союзников клана Строгановых и одного из трех членов Триумвирата.

* * *

Алиса поправила сбившуюся от налетевшего ветерка прическу и с нетерпением уставилась на мать, остановившись в полуметре от раскрытой дверцы лимузина. Черное нутро роскошного авто манило приятной прохладой работающего климат-контроля. Но садиться внутрь, не дождавшись разрешения от главы делегации, значило нарушить порядок.

На летном поле аэропорта сегодня многолюдно. Частные, отдельные чартерные пассажирские рейсы — самолеты садились один за другим, выпуская наружу прилетавших гостей. Вереницы машин подъезжали и уезжали через раздвижные ворота на дальнем конце, уносясь в сторону возвышавшегося вдали мегополиса.

Все за исключением Волконских. Они приземлились уже десять минут назад, но так и не продвинулись дальше любезно поданных автомобилей. Вместо того, чтобы сесть и уехать, как поступали все остальные, княгине вдруг захотелось сделать крайне важный звонок прямо со взлетного поля.

— Ну мама, сколько можно, здесь же жарко, — Алиса картинно провела рукой по абсолютно сухому лбу. — У меня случится солнечный удар. Я уже чувствую его приближение.

Мать бросила строгий взгляд на дочь, тонкая плитка телефона отодвинулась от уха на пару сантиметров.

— Не стоит спешить тогда, когда все вокруг бегут, — прозвучала одна из старых пословиц рода Волконских. — Еще важнее, уметь заметить, что не ты один следуешь этому правилу.

Девушка замолчала, украдкой осмотрелась, бросая косые взгляды на застывших охранников, помощников и секретарей.

Трудно поверить, что речь шла о них. Прислуга для многих влиятельных господ уже давно потеряла привычные человеческие черты и воспринималось на уровне удобной бытовой техники.

Значит речь не о них, а о ком-то еще. Алиса расширяла радиус обзора и моментально заметила то, на что чуть ли не прямым текстом намекнула мать.

В сотне метрах справа застыл кортеж клана Курбатовых. И хотя они прилетели почти в одно и то же время с ними, никто из них так до сих пор и не тронулся с места.

Мужчины и женщины в свободных одеждах цвета свежей листвы стояли, непринужденно беседуя друг с другом. Словно находились не рядом с ангаром на одном из участков взлетной площадки, а на каком-нибудь светском приеме.

И чего они там столпились? Неужели кого-то ждут? Очень странно. Представители этого гордого клана не из тех, кто привык стоять в ожидании кого-то другого. Скорее это их будут ждать в нетерпении.

Настороженный девичий взгляд скользнул дальше к еще одной группке людей рядом с тремя массивными темными внедорожниками. Те тоже ничего не предпринимали, не делая ни малейших попыток скрыться от слишком жарких лучей солнца внутри уютных салонов дорогих авто.

— Ну, что скажешь? — незаметно для Алисы княгиня закончила разговор и подошла ближе.

Налетел еще один порыв ветра, взметнулись края платья. Ниспадающий водопадом однотонный алый наряд чем-то напоминал тогу древнеримских сенаторов с двумя усовершенствованиями в пику современной моде в виде глубоких вырезов, где так и мелькали загорелые стройные ножки, обнаженные почти до середины бедра.

— Курбатовы чего-то ждут и смотрят ну ту компанию, как будто ожидая, что они предпримут. Только я не вижу, кто это, — указательный пальчик, унизанный перстнями, на мгновение замер, указывая в направлении второй группы людей, затем рука продолжила движение, притворяясь, что поправляет прическу.

— Ты могла бы подумать, — предложила мать, не скрываясь глядя в указанном направлении. — Если внимательно присмотреться, то можно заметить, что машины у неизвестных стоят не боком к полосам посадочного поля, а передом. О чем это может говорить?

Алиса нахмурила изящно подведенные бровки, старательно имитируя активный мыслительный процесс. Мать любила когда она, находясь с ней наедине вела себя именно так (в отличие от моментов, когда рядом был кто-то еще, тогда следовало сохранять на лице каменную неподвижность при любых обстоятельствах и ни в коем случае не выдавать своих эмоций).

— Они не прилетели, а приехали. Значит это кто-то из здешних хозяев. Кто-то из Мамонтовых.

Княгиня изобразила похлопывание, не касаясь ладонями друг об друга.

— Умничка моя. Прелестница, — женщина аккуратно подхватила дочь под локоток и сделала с ней пару шагов вдоль черного, как сама ночь, длинного лимузина с зализанными обводами. — Ты могла бы догадаться об этом и без подсказки. Если бы потрудилась хоть на секунду задуматься.

Похвала и последовавший за ним выговор девушка встретила стойко. Она уже привыкла к подобному поведению матери.

— А теперь попробуем порассуждать дальше. Почему Курбатовы не спешат в люксовые номера одной из самых лучших гостиниц города, а стоят здесь на жаре, цепко наблюдая за Мамонтовыми? И самый главный вопрос — кого встречают известные купцы и торговцы, да еще приехав заранее? Уверена, там всего лишь племянник или кто-то рангом пониже, вряд ли старшие из рода, но все равно это знак внимания. И его определенно заслужили не все прибывавшие представители кланов.

— Они даже к Прохоровым не подошли. А это очень сильный и влиятельный клан, — припомнила Алиса самолет с затейливым изображением падающей капли воды, заключенной в круг, недавно прокатившийся по взлетной дорожке неподалеку.

— Я бы больше сказала — и не взглянули в их сторону. Хотя финансистов трудно в этом винить. Водяные в последнее время умудрились перессориться со многими семьями.

Как раз в этот момент на посадку зашел еще один самолет. На белом киле сочными пятнами выделялись три переплетенных между собой язычка оранжевого пламени.

— Орловы. Вот кого они ждут. Смотри, мама. Уж к ним-то Мамонтовы точно подойдут. Вот кого они встречали.

Женщина с идеально ровной осанкой проводила взглядом эмблему, чьи хозяева подчинили своей волей такую строптивую и вместе с тем мощную стихию.

— Уверена? — спросила она дочь нейтральным тоном. Та посмотрела на нее с искренним изумлением.

— А кого еще? Гляди, самолет разворачивается к ним. Вон и машины подъезжают.

И действительно, из-за дальних ангаров показалась внушительная кавалькада роскошных автомобилей самых последних моделей.

Первая группа встрепенулась и сдвинулась навстречу к медленно подкатывающему самолету.

— Курбатовы ждали Орловых. Зверь вступил в союз с Пламенем, — прокомментировала произошедшее княгиня.

— Мамонтовы не сдвинулись с места, — обратила внимание Алиса. — До них недалеко, но никто не подходит.

— Потому что они здесь не за этим. Официальная встреча с кланом Орловых, Курбатовых и всеми остальными пройдет в главной купеческой башне. У порога ворот встречают лишь обычные слуги со стражниками, — княгиня кивнула в сторону небольшой кучки служащих из администрации аэропорта переходивших от трапа к трапу, одинаково приветствуя всех прибывающих. — Такова традиция. Хозяева будут у входа в сам дом.

— Но ведь кого-то они все-таки ждут, — девушка раздраженно нахмурилась. Она не любила чего-то не понимать и оставаться в неведение. — Если не Орловы, то кто?

Женщина незаметно вздохнула, изящная рука, украшенная тонким браслетом из белого золота, легко опустилась на плечо дочери, чуть задев брильянтовую застежку яркого красного платья.

— Милая, сколько раз я тебе говорила, что твоя внешность это еще далеко не все. Умение соблазнять мужчин бесполезно, если ты не будешь знать зачем это делаешь.

Девушка сердито поджала идеально подведенные вишневые губы. Чаша терпения от этой дурацкой поездки, куда и ехать-то не хотела, переполнилась.

— Ордену Крови конец. Пойми ты уже наконец и смирись, — запальчиво сказала Алиса, сбросив руку матери. — Никому не нужны расчеты для заключения брака с прогнозом по способностям будущих детей. За один день в мире появилось одаренных в несколько раз больше, чем было до этого. Генеалогия отдельных родов, анализ наследственности уходящих на несколько поколений, подборы жениха и невесты заранее — все безвозвратно кануло в прошлое.

Княгиня Волконская слушала дочь молча, внимательно и не реагируя на ее оскорбительный тон.

— Закончила? — спросила она, когда княжна выдохлась и замолкла.

— А теперь послушай меня. Круг Возрождения всегда останется востребованном в этом мире. Единичный случай вовсе не означает тенденцию. Магический выброс произошел всего один раз. Никто не знает, что будет дальше. И все кланы обязательно захотят подстраховаться, заимев к себе в род самых сильных и самых способных претендентов из одаренных. Как поступали и прежде. Орден существует уже не одну сотню лет и поверь мне, он не исчезнет из-за какой-то случайности. Родовые программы обязательно продолжат существование. К нам и другим кланам, входящим в него, будут продолжать обращаться всегда. До тех пор, пока на Земле не исчезнет сама сущность магии и люди, способные передавать дивный дар по наследству. Поэтому прекращай истерику и лучше приглядись к символу на том самолете. Ты наконец догадалась, кого на самом деле приехали встречать Мамонтовы?

Ухоженное лицо с безупречным макияжем повернулось в сторону еще одного самолета. Невесть какого за этот день, приземлившегося в аэропорту.

— Снежинка, — охнула Алиса.

Княгиня кивнула. Но неожиданно ее плечи опустились вниз, а всегда правильная осанка вдруг уже не стала казаться такой идеальной. На лице женщины появилось выражение печали.

— Верно, дочь, снежинка. Прилетели Строгановы, — сказала она грустно. — Ты видела, что творилось в мире в последние дни? Нападения, повсеместные атаки друга на друга, убийства, разорения. Я не лукавила, когда говорила, что Орден продолжит жить в изменившемся мире. Но я не уверена, что он сможет защищать нас так как раньше. Слишком многие познали страх. Слишком многие вкусили крови. В это неспокойное время нашему роду нужны другие покровители. Более могущественные и более безжалостные. Те, кому побоятся бросить вызов даже самые сильные кланы.

Девушка с недоверием взглянула на мать.

— Ты шутишь? Владыки Холода? Они ненавидят Круг Возрождения и никогда не согласятся на союз с родом оттуда.

— Князь Кирилл хищник по натуре, как и вся его свора. Они не умеют ничего, кроме убивать других магов. В этом им нет равных. Поэтому Мамонтовы отдельно отправили близких родственников встречать их людей. Грядет время новых альянсов, и они не хотят потерять такого союзника. За ледышками закрепилась репутация грозных бойцов и нам надо сделать все возможное, чтобы заслужить их расположение. Главы великих родов стараются делать вид, что все еще могут сохранить мир в былой неизменности, избежав мировой бойни, наподобие той, что случилась всего неделю назад. Создают общие школы, пытаются договариваться. Но все это всего лишь видимость и мираж. Недавние нападения показали, что страх полностью овладел разумом большинства Патриархов. Уже очень скоро начнется война и от нее будет очень трудно укрыться.

Длинный монолог не оставил княжну равнодушной. Высокая красавица стала очень серьезной.

— Так что же нам делать? И почему Строгановы, а не те же Орловы?

Княгиня мягко подхватила дочь под руки и повела в сторону стоящего неподалеку лимузина.

— Несмотря на все их недостатки, Владыки Холода отличаются крайней приверженностью однажды данному слову. Орловы больше политики, чем воины, они могут передумать в любой момент и расторгнуть союз, если подумают, что им это уже не выгодно. Поэтому, милая, основное внимание тебе предстоит уделить не им, а нашим будущим друзьям из Предела. Необходимо завязать знакомство, а возможно и дружбу с кем-нибудь из них. От этого зависит будущее рода Волконских. Ты понимаешь меня, моя дорогая?

Алиса покорно склонила голову.

— Да, мама. Я все сделаю.

* * *

Произошедший в полете инцидент немного повлиял на время прибытия. В аэропорту нас уже с нетерпением ожидали.

— Григорий Мамонтов, Виктор Строганов, — Мстислав не утруждая себя долгими церемониями по-быстрому представил меня мужику лет тридцати-тридцати пяти, стоящему впереди встречающей толпы безликих людей.

Дорогой костюм, золотые запонки на рукавах, в галстуке блестит бриллиантовая заколка, на руках роскошные часы, стоимостью в несколько тысяч долларов, а на голове идеальный пробор, выполненный самыми лучшими стилистами. Этот парень явно трудился не на средних этажах офисных небоскребов. Прямо образец успешного молодого банкира.

— Очень приятно, — неожиданно крепкая ладонь сжала мою руку в рукопожатии.

— Взаимно, — ответил я, не теряясь.

Две недели назад от встречи с такой представительной личностью, я бы скорее всего смешался и не знал, что сказать. Общая стоимость прикида этого бизнесмена тянула на годовую зарплату среднего инженера.

А теперь ничего, стою, ручкаюсь и нисколь не смущаюсь. Пережитые потрясения последних дней привили иммунитет к демонстрации богаства и кардинально поменяли отношение к жизни.

— Ты поедешь с Григорием, он отвезет тебя в твое временное жилище, — сказал Мстислав слегка подталкивая меня к одной из машин.

— А вы куда? — спросил я в спину здоровяку, решительно зашагавшему к крупному внедорожнику с распахнутой настежь дверцей.

— На собрание. Сюда прикатила куча народа, предстоит решить последние организационный вопросы по создаваемой школе. Не бойся, мы с тобой еще сегодня увидимся. Чуть позже.

Проследив за уезжающим черным джипом, я перевел взгляд на члена магического клана, занимающегося таким необычным для колдунов делом, как финансы.

— Прошу, — Григорий гостеприимно повел рукой, приглашая меня сесть в приземистый седан неизвестной мне модели.

Вежливо улыбнувшись, я полез внутрь. Захлопали дверцы. Удивительно, но в отличие от Мстислава, укатившего на одной машине, нас сопровождал целый эскорт.

Мне понадобилось пара секунд, чтобы сообразить в чем тут дело. Перекаченному «гарри потеру» не очень-то и нужна охрана. Скорее это от него придется спасаться, если у кого-то вдруг появится идиотская мысль напасть на правую руку князя Холодного Предела.

Эх… Поскорее бы и мне научиться всем этим крутым боевым чарам. Интересно когда там начнутся занятия…

Дорога заняла не больше двадцати минут. И все это время, я с восторгом выглядывал из окна. Никогда не думал, что окажусь в центре современного мегаполиса.

Молодой Мамонтов негромко комментировал местные достопримечательности, через раз обещая провести более подробную экскурсию при самом удобном случае.

Я слушал в пол уха, более занятый открывающимися видами. Златоград поражал. Красотой, ухоженностью и ультрасовременным дизайном.

Поднимаясь на лифте в выделенные исключительно для меня жилые апартаменты в высотном квартирном комплексе, я все никак не мог прийти в себя после короткой поездки. На парня, никогда не уезжавшего в жизни дальше обычного провинциального городка, огромный мегаполис произвел неизгладимое впечатление.

Переступая порог с деревянной шкатулкой под мышкой в одной руке и планшетом в другой, я все еще находился в восторженном состоянии, поэтому не сразу заметил, что сопровождающие куда-то исчезли, оставив меня одного.

Пожав плечами, я двинулся дальше, но почти сразу резко затормозил в проеме дверей, ведущих в гостиную. У стеклянной стены с видом на город стоял широкоплечий мужчина в уже набившем оскомину строгом темно костюме и галстуке. При моем появлении он медленно повернулся, вынимая руки из карманов брюк.

— Виктор Строганов? — спросил незнакомец и не ожидая ответа добавил: — Пришла пора умирать.

В ту же секунду вокруг его правой ладони начало зарождаться темно-синее пламя с холодным мертвым оттенком.

Застыв живописной композицией посреди ультрасовременно обставленной комнаты мы с магом какое-то время стояли, молча уставившись друг на друга.

Наконец, мне надоело изображать из себя статую. Тяжеленая шкатулка полетела на ближайший диванчик, приземлилась, мягко спружинила и замерла на плоде фантазии модных дизайнеров.

С планшетом, так неосторожно поступать не стал, аккуратно положив его на столик поблизости.

— Пожрать есть тут чего? С самого утра ничего не ел, живот уже к спине липнет, — фамильярно спросил я, раскованной походкой двигаясь к широкому проходу в дальнем конце комнаты, где виднелся изогнутый толстый кран, стойка и огромный двухдверный холодильник залихватски черного цвета. — Кухня там?

Маг опешил. Он явно не ожидал от предполагаемой жертвы нападения столь наглого поведения. Синие всполохи колдовского огня начали медленно спадать, изогнутыми струйками всасываясь обратно в руку с дорогими часами на запястье.

Не обращая на него внимания, я прошествовал мимо и преспокойно направился в так заинтересовавшее меня помещение, где определенно имелся шанс найти хоть что-то съедобное.

— Мстислав рассказал обо мне? — раздалось сзади недовольно, пока шло изучение открытого холодильника.

— Ага, — беспечно ответил я. — Обмолвился, когда втирал про организацию школы на землях клана, занимающегося финансовыми делами. Признаюсь, меня тогда так поразило существование колдунов-банкиров, что я не очень обратил внимание на момент про вас. И только войдя сюда, вспомнил предупреждение. Здравствуйте, Дмитрий. Вас ведь так зовут? Дмитрий Антонович Билецкий?

Боевой маг клана Строгановых с досадой кивнул.

— Предполагалось, что ты не будешь оповещен о моем появлении.

Выгрузив пару запечатанных пакетов и запаянные в пластик контейнеры на кухонную стойку, я со скепсисом взглянул на собеседника:

— Любите пугать детей? Какое-то недостойное занятие для воина, не находите?

Последовало еще одно недовольное кривляние физиономии.

— Было необходимо проверить твою способность реагировать в экстремальной ситуации. Посмотреть на реакцию в условиях враждебной среды.

Я прекратил возиться с пакетами, пытаясь справиться с крепкой упаковкой и пораженно уставился на мужика:

— Издеваетесь? Да у меня этот ваш экстрим случился уже не один раз за последние несколько дней. Не могли просмотреть записи? Хотя бы ту, где придурок с автоматом красочно влетает в кабину лифта. Не приходило в голову, что здесь запросто могло случиться нечто похожее? Мне-то конечно плевать, ваша жизнь, но блин, поиск новой квартиры и дальнейшие разбирательства могли занять немало времени. А кушать хочется до безобразия.

Услышав неловкую шутку, Дмитрий усмехнулся. И не раздраженно и вспыльчиво, а по-доброму, отлично понимая, что обижаться на семнадцатилетнего пацана слишком глупо.

— Дополнительная проверка никогда не повредит, — маг обошел меня и не слушая возражений решительно побросал все брикеты с полуфабрикатами обратно в морозильную камеру.

— Закажем свежее. Внизу есть ресторан. Принесут прямо сюда. А пока можешь перекусить этим, — мне в руки ткнулась наполненная тарелка. — Мясная нарезка, хватит слегка заморить червячка.

Взяв телефон (ничего себе, эта изогнутая волнистая фиговина — телефон? А я думал — предмет интерьера) мужик быстро надиктовал заказ оператору.

— Картошка жареная с грибами, салат из свежих овощей, стакан апельсинового сока, два кусочка белого хлеба. Спасибо.

— Это все? — спросил я с некоторым разочарованием.

Признаюсь честно, находясь в столь круто обставленных апартаментах, мне хотелось попробовать нечто совершенно иное. Экзотичное, если позволите, а не то, чем обычно питался до этого. Картоху я и сам мог сварганить, прямо здесь и сейчас.

— А ты что хотел? Запеченную в собственном соку до хрустящей корочки кабанью ляжку? Или может рулет из оленины под ягодным соусом? — с сарказмом раздвинул губы в улыбке мой новый знакомый.

Ни разу не слышал о таких блюдах, но слюнки потекли мгновенно. Живот предательски заурчал. Да так громко, что Дмитрий услышал.

— Я бы не отказался, — ответил я. — А можно?

— Если согласен подождать четыре-пять часов, то почему бы и нет? Правда платить будешь со своей карточки, а там установлен порог трат на каждый месяц, если ты еще не знал. Насколько помню свое ученичество, клан выделял не так уж много на одного человека. И не забывай, где ты находишься. Это Златоград, далеко не обычный город. Цены здесь идут наравне со столичными, а то и повыше.

Информация заставила задуматься. А действительно, с чего это я решил, что у меня безлимитный счет? Кто даст подростку банковские карты без внешнего контроля расходования средств?

— Ты уже похоже представлял себя за рулем крутой тачки за сто тысяч американских долларов, в окружении длинноногих девиц и поездки на веселые тусовки? — голос мага так и сочился язвительностью, под конец похолодел и стал очень строгим: — Это не сериал про богатых и знаменитых. Это реальная жизнь. Не стану лукавить, все члены клана Строгановых весьма обеспеченные люди, они могут позволить себя многое. Но не стоит принимать это на собственный счет. Пока что ты всего лишь ученик, толком не доказавший, что от тебя будет толк в будущем. Здесь идет двустороннее движение. Прежде чем что-то получить, надо что-то отдать.

Тонко нарезанные ломтики ветчины, буженины и салями приятно щекотали ноздри аппетитным запахом. Пришлось приложить усилия, чтобы отвлечься и сосредоточиться на разговоре.

— И что от меня потребуют? — спросил, облокачиваясь на массивную столешницу и взбираясь на один из высоких барных стульев неподалеку.

— Верности клану. Преданности роду. Все как обычно, ничего экстраординарного, — последовал ответ без прикрас. — Хотя для тебя на первом месте сейчас — усердие в плане учебы. И если ты не против, предлагаю приступить прямо сейчас. Мстислав объяснил мою роль в твоей жизни на ближайшие месяцы?

— Учитель и телохранитель. Или вроде того, — припомнил я слова командира Детей Вьюги.

— В целом верно. Я буду за тобой присматривать, пока ты будешь обучаться в новой школе. Параллельно давая тебе дополнительные уроки по боевой магии. Но самое главное — я буду учить тебя сражаться. Молодой Строганов должен уметь это делать лучше всех остальных. И у меня в этом деле имеется весьма неплохой опыт.

Кусочек мяса отправился в рот. Переживал, наслаждаясь вкусом. Поискал глазами хлеб для бутерброда, не нашел и снова потянулся к плоской тарелке. Сойдет и так. Есть хотелось неимоверно.

— Звучит здорово. И когда вы начнете меня учить драться? Дмитрий удивился.

— Разве я так сказал? При чем тут банальные драки? Пришла моя очередь приподнимать брови.

— В смысле? А как? Вы же тол ько что сами сказали…

— Я буду учить тебя убивать, а не драться. Не хватать за грудки, рисуясь на публику, а вырывать кадык, действуя с абсолютной жестокостью. Не бить с широким замахом по морде, а проводить связки ударов по уязвимым местам. Никаких лишних кривляний. Никаких игр. Никаких драматических стоек над телом поверженного врага, как в голливудских блокбастерах. И уж точно никакой высокопарной болтовни перед схваткой. Реальный бой — это не спорт, где по татами прыгают ребятки в разноцветном кимоно, производя красивые захваты и бросая соперников через бедро. Все действия направленны на достижения лишь одной цели — как можно быстрее и эффективнее уничтожить противника, затратив при этом как можно меньше ресурсов. Именно этому я буду тебя обучать. Улавливаешь разницу?

Впечатленный яростным монологом, я застыл с зажатым между пальцев очередным ломтиком буженины.

— Звучит жутковато, — признал я. — И при этом почему-то невероятно захватывающе.

Боевой маг усмехнулся, распознав нотки удивления, прозвучавшие в конце фразы. Сам не ожидал от себя такого необычного отношения.

— Это потому что ты в душе воин, а не ремесленник. Заметь — ты не сказал, что испугался. Это о многом говорит. Обычные обыватели в первую очередь испытали бы страх, услышав нечто подобное. Иногда эта особенность простых людей бывает весьма полезна. Ее можно использовать в своих целях, не доводя до непосредственного насилия. Но для истинного боевого мага такое поведение смертельно опасно. Любое колебание или неуверенность ведет к срыву. Впрочем, об этом чуть позже. Для начала тебе предстоит овладеть основами.

Заинтригованный, я даже чуть наклонился вперед. Ну вот, наконец, началось. Сейчас меня научат бросаться ледяными стрелами, замораживать землю и всяким другим поистине интересным штукам, от которых так и захватывало дух.

— Пошли, тут не слишком удобно.

Мужик поднялся и направился в покинутую ранее гостиную. Я поплелся следом, позабыв о мясной тарелке, усталости, голоде и прочих отвлекающих мелочах. Кровь забурлила, меня охватило радостное возбуждение от встречи с чем-то невероятным.

Предыдущие неудачи повторить трюк с телекинезом (или что я там умудрился учудить в больничном коридоре, до сих пор ведь не знаю) раз за разом все сильнее вселяли в сознание неуверенность в собственных силах, вплоть до сомнений, что это действительно произошло на самом деле со мной, а не с кем-то другим.

Настало время избавиться от возникшей неопределенности.

— Садись, — Дмитрий указал в центр комнаты, небрежным пасом открытой ладони отодвигая газетный столик подальше.

— Круто, — выдохнул я, наблюдая как стеклянная конструкция передвигается без какого-либо непосредственного физического контакта.

Послушно подгибаю колени, подбирая ноги под себя и усаживаясь, что называется — «по-турецки», не забывая внимательно отслеживать дальнейшие действия наставника.

— Не шевелись, — колдун обошел меня по кругу, водя рукой по воздуху, иногда будто похлопывая по невидимой поверхности. — Все. Сделано.

— Что сделано? — отозвался я, попытавшись встать и тут же плюхнулся обратно, натолкнувшись головой на невидимую преграду. — Эй, это еще что?

— Ничего опасного. Всего лишь силовой пузырь. Он препятствует материальному проникновению всему, за исключением воздуха. Попробуй, вытяни руку.

Я ткнул указательным пальцем перед собой. Кончик мягко погрузился в некую упругую субстанцию.

— Чисто силовое поле, — буркнул я, продолжая нажим и усиливая давление. — Порвется?

Страха не было. Кроме необычного соприкосновения с призрачным контуром никаких негативных воздействий больше не ощущалось.

— Не порвется, — уверил Дмитрий. — Не от обычного удара. Потребуется инструмент из более тонких материй.

— Да? — протянул я. — Например?

По квартире разнесся гулкий звук входного звонка. Колдун шагнул в дверной проем и пошел отпирать, успев на ходу бросить через плечо:

— Энергия. То что называется магией. Попробуй почувствовать ее и сфокусировать в нужной точке. Пузырь сразу же схлопнется.

Вернулся он назад не один, молодой парень в форменной ливрее вкатил в комнату столик на колесиках. Нисколько не удивившись нахождению одного из постояльцев на полу, по настоятельной указке колдуна официант выгрузил тарелки прямо на невысокий диванчик и вышел наружу.

— Персонал привык, что в гостевом крыле останавливаются подчас необычные люди, — прокомментировал поведение парня маг и сразу же продолжил: — Удобно? Как видишь, оставаясь на месте, тебе не удастся дотянутся до еды. Придется постараться и продвинуться дальше. Но для этого нужно проткнуть окружающую тебя пленку. Совет напоследок — не верь, а знай, что вокруг тебя течет магическая сила. Она так же реальна, как ты или я. Желаю удачи.

Не слушая возражений, засранец в пошитом на заказ итальянском костюме испарился, оставив меня одного.

— Ну охренеть, просто… — протянул я, не зная, как еще реагировать на возникшую ситуацию.

Есть все еще хотелось очень сильно. Миниатюрные полоски мяса лишь раззадорили аппетит подрастающего организма, требуя немедленного продолжения банкета.

Никогда не думал, что обычная поджаренная картошка с грибами может источать такие ароматные и завлекающие запахи. А свежий салат? Уууу… Запах от блюд поплыл по комнате, вызывая нервное сглатывание.

Я уже не хотел просто есть. Я хотел самым натуральным образом жрать. Прямо здесь и прямо сейчас. Какие разносолы и деликатесы? Дайте мне хоть маленький кусочек чего-нибудь съедобного…


Сосредоточиться получилось не сразу. Первые пять минут ушли на попытки опровержения факта слома волшебной преграды обычным усилием рук или ног. Возня сопровождалась пыхтением, сопением, приглушенными ругательствами. И ни к какому конкретному результату не привела.

— Как он там сказал — не верь, а знай? — прошептал я, снова усаживаясь в позу медитирующего будды. — Энергия существует, ее просто надо почувствовать.

Веки сомкнулись, дыхание стало глубоким и редким. Я попытался ощутить то, чем пользовались колдуны для создания чар.

Поначалу казалось, что ничего не выходит, что все это бред и чепуха. Вместо некого просветления потянуло со страшной силой в сон. Чуть не всхрапнул в какой-то момент и не свалился на спину.

Но вот потом… Потом и в самом деле что-то случилось. Трудно описать словами. Просто в какой-то момент, вдруг пришло понимание о неком присутствии рядом. Не человека и не животного, а не чего-то иного. Как колыхание занавески от налетевшего ветерка.

Первоначально энергия именно так и воспринималась — едва заметными порывами летнего ветра, приятно ласкающего кожу легкими прикосновением. Затем воздух сгустился и уже стал напоминать поток воды, весело сбегающей по горному ущелью в сопровождении бесчисленного количества мелких брызг.

Маленькие капельки останавливалась, прилипали, проникали, начиная бежать внутри тела по каком-то извилистому закольцованному маршруту. Все быстрее и быстрее, не останавливаясь ни на секунду, чтобы позже исчезнуть, растворившись в великом ничто.

Энергия приходила, испарялась и уходила, продолжая бесконечный бег внутри организма.

Я внезапно понял, что данный процесс не возник только что. Это происходило со мной уже несколько дней, с того самого времени, когда замерзшие насмерть фигуры вдребезги разбились в том злополучном зале Чертогах льда.

Именно тогда все и случилось. Именно тогда все и началось. Не знаю почему я этого не чувствовал раньше. Может не обращал внимания, может просто не хотел этого делать. На уровне подсознания боялся лишиться привычного состояния принадлежности к роду людскому.

Потому что Мстислав был полностью прав — обычные люди отличаются от колдунов так же сильно, как один вид животных отличается от другого. Различия не в цвете коже, разрезе глаз или любом другом идиотском внешнем признаке. Все гораздо глубже и намного серьезнее.

Они… Нет. Уже не они. Мы, те кого называют «магами» уже давно не относимся в хомо сапиенс, представляя по сути совершенно отдельную расу.

Поначалу невероятное открытие захватило своим грациозным размахом. Еще бы, не каждый день, понимаешь, что превратился в существо совершенно другого вида. Но затем пришло понимание абсолютной верности данного факта.

Как же иначе? Колдуны не являются людьми. Странное, что еще эту простую мысль не поняли все остальные. Это ведь так логично. Почему никто до нее не додумался раньше?

Осознав, что меня начинает уводить далеко в сторону и на горизонте проступают вопросы совсем уж философского ранга, встряхнулся, сосредотачиваясь на первоначальном задании.

И о чудо.

Стоило очистить разум и «оглядеться» вокруг, как невидимый раньше пузырь, четко проступил перед взором.

Не в виде какого-то определенного предмета с вещественной формой. Нет, скорее он напоминал полупрозрачное дрожание воздуха, как бывает, когда тепло соприкасается с холодом.

Проткнуть его? Да нет ничего проще. Стоит лишь слегка напрячься и выплеснуть часть бегущей внутри энергии на призрачную стенку, сформировав из нее конусообразную пирамиду прямо перед самым «броском».

Хоп. И плотное марево порвалось, исчезнув в едва заметной слабой вспышке.

— Делов-то, — пробормотал я устало наклоняясь вперед.

Неожиданно спина и ногу заныли, тело затекло, как будто провело в одном положении долгое время.

Сзади раздалось ленивое похлопывание.

— Я уж думал ты заснул в такой позе, беря пример с индийских йогов.

Ну конечно, кто же еще. Мстислав Игоревич Строганов собственной персоной. Уселся на одну из кушеток у дальней стены с видом естествоиспытателя, наблюдающего за любопытным экспериментом.

— И вам доброго вечера, — отозвался я со вздохом протягивая руку к желанным тарелкам.

Ну блин. Остыло. Фига себе, это же сколько я плавал в нирване? Выходит не меньше трех-четырех часов.

Поразительно, как незаметно пролетело время. И за окном уже начинает смеркается. Дела…

— Оставь, — махнул колдун своей здоровенной лапищей. — Собирайся, пойдем вниз, пообедаем. Ты заслужил. И не беспокойся, я угощаю.

— Видели Дмитрия Антоновича? — с трудом разогнув колени поднимаюсь на ноги, припомнив намеки на установленные границы в денежном содержании.

Командир Детей Вьюги встал, положив руки в карманы. Он без проблем догадался куда клонится разговор.

— А ты как думал? Станешь мажором и будешь тратить бабки на телок и бухло? — подражая подростковому сленгу донеслось от него со смешинкой. — Я думал ты парень сообразительный, должен понимать, что в этом мире бесплатной халявы не бывает. За все приходиться платить. Не обязательно деньгами, возможно чем-то другим, но рано или поздно счет все равно выставляют.

С удовольствием помахав руками, я остро взглянул на колдуна и выдал однажды услышанную фразу:

— Никто ничего не дает просто так — все приходиться брать самому.

Мстислав довольно хмыкнул.

— Нет, вы только его послушайте. Как правильно сказано. Сам придумал?

Пришлось его разочаровать.

— Нет, где-то слышал и запомнил.

— Все равно молодец. Не каждый услышав, обратит внимание, а услышав — постарается запомнить. Подобное поведение заслуживает уважения. В большинстве своем люди почему-то думают, что другие им что-то должны или чем-то обязаны. И не устают напоминать об этом всем окружающим.

Я пожал плечами. Несмотря на юный возраст, мое отношение к жизни нельзя называть легкомысленным и уж точно в нем нет желания кому-то пожаловаться на собственную судьбу.

Детство в интернате способствовало развитию совсем иного мировоззрения. Такие как я, смотрят на мир совершенно другими глазами по сравнению с теми, кто вырос в нормальной семье.

Ничего особенного, обычная психология. Становление личности напрямую зависит от внешней среды (ох уж это современное телевидение, чего-то только там не увидишь).

— Тебе еще повезло, до импульса за учениками надзор осуществлялся еще строже. Не беспокойся, с голоду не умрешь, но и пошиковать не получиться.

— Мне бы переодеться не помешает, — я обратил внимание на свою далеко не презентабельную одежду.

Все тот же спортивный костюм немаркого серого цвета. Уже неделю ношу. Нет, мог бы и дольше, конечно, но пара джинс и футболка с кроссовками все же предпочтительнее будут. Да и стоят они вряд ли слишком уж дорого.

— И кстати, почему вы тут все шастаете в пиджаках и галстуках? Уверен, они у вас конечно не дешевые, всякие «бриони» и «армани», но честно говоря, раньше я представлял себе колдунов несколько по-иному. Видел в сети ролики, где маги щеголяли в крутых разноцветных шмотках, похожие на настоящих волшебников, а не на топ-менеджеров из трансатлантических корпораций.

Мстислав негромко рассмеялся.

— Это все влияние наших союзников. С легкой руки Мамонтовых, и Строгановы, и Демидовы начали использовать более строгий классический стиль. Дрескод не обязательный, но почему-то большинство начало ему следовать. Как сказал мне однажды один из парней: не охота походить на яркое пугало, мы же в двадцать первом веке живем. Похоже его точку зрения разделяют многие из Триумвирата.

— А остальные кланы? — осведомился я, одновременно с этим пытаясь засунуть планшет в свернутую куртку и гадая куда девать массивный лакированный ящичек с волшебной перчаткой.

— Остальные имеют собственное мнение по данному вопросу и одеваются как хотят, зачастую придерживаясь весьма экстравагантных вкусов и взглядов. Ты еще успеешь убедиться в этом воочию, — ответил колдун, без интереса наблюдая за моими потугами. — Да оставь ее здесь. Отсюда не украдут. Жилой комплекс хоть и не гостиница в чистом виде, сюда помещают только своих, но и не проходной двор. Служебные квартиры для временно командированных. К тому же, мы легко отследим амулет, если что. Бросай. Пойдем, у меня тоже разгорелся аппетит. Ты не представляешь, какими нудными зачастую бывают переговоры на собрании, где присутствуют представители сразу нескольких кланов.

Оставив в покое шкатулку, я шагнул к выходу. Мы направились вниз на обед. А точнее уже на ужин. Спортивки так и остались на мне. Найти замену сейчас не представлялось возможным.

Да и плевать. Хотелось бы взглянуть на того, кто попробует выставить Мстислава из ресторана.

Когда створки лифта закрывались, он покосился на меня и спросил с веселой ухмылкой:

— Слышал ты любишь мясо дикого кабана?

Из меня вырвался мучительный стон. Чую, неосторожно проявленная заинтересованность мне еще долго будет аукаться.

* * *

Утро следующего дня началось с ранней побудки. Дмитрий бесцеремонно растолкал меня, заставил умыться, одеться и выйти на улицу. Где нас уже ждала массивная туша черного внедорожника с затемненными окнами.

Мощный джип, чем-то напоминающий танк, отвез мою полусонную тушку и переодевшегося в нечто спортивное мага на площадку в форме идеального квадрата с покрытием из утрамбованного до каменной твердости белого песка.

Отлично. Мое первое посещение настоящего магического полигона. Не думал, что полевые занятия начнутся так скоро.

Для начала, меня заставили пробежать двадцать кругов. Сделать несколько разминочных упражнений, подтянуться, отжаться, присесть. Честно слово, как будто попал на занятия физкультурой. А как же магия?

Оказалось, выражение: «в здоровом теле — здоровый дух» для боевых магов как ни для кого актуально. Чем лучше физическое состояние, тем проще управлять энергетическими потоками.

— Зачастую схватка выходит за обычные рамки применения магических заклинаний, — сказал Дмитрий, стоя посреди тренировочной площадки. — Швырять «морозные копья» и вызывать «лазурный снегопад» иногда бывает недостаточно для уничтожения врага. Защитные чары сложно пробить, особенно у опытных колдунов. В этом случае в дело вступает умение сражаться в ближнем бою.

Фигура учителя вдруг поплыла, потеряла четкие очертания и окуталась белыми всполохами. Маг стал выше ростом, в его руках возникли два льдистых прямых меча. Он уже не напоминал обычного человека, а походил на смазанную проекцию, серебристую тень не имеющую определенного силуэта.

Вздох — и боевик клана Строгановых в мгновение ока исчез и появился на границе полигона в сотне метрах справа.

Выдох — новое перемещение и колыхающийся сгусток с двумя видневшимися кончиками клинков соткался неподалеку от меня, обозначив удар в район живота и шеи.

— Ничего себе, — восхищенно выдохнул я. — Круть!

— «Скачок» — позволяет передвигаться с высокой скоростью на близкие расстояния. В бою бывает просто незаменим. Особенно если противников несколько, — пояснил Дмитрий.

Его голос раздавался из этой непонятной белесой мути, звучал глуховато, хотя и вполне отчетливо.

— То, что ты сейчас перед собой видишь называется — «боевая ипостась». Все боевые маги умеют ее использовать. Кокон магической энергии обволакивает тело, фокусируется на организме, на короткий промежуток времени изменяя его. Воин становиться значительно сильнее и быстрее себя прежнего. Некоторые умеют проводить полную трансформацию, полностью видоизменяясь на физическом уровне. Например, оборотни. У них процесс заходит особенно далеко. Или маги боевого отряда «Паладины» из клана фон Бергеров. Они становятся похожими на двухметровых рыцарей в металлических латах, вооруженные огромными двуручными мечами.

Мельтешение начало спадать, исчезая, возвращая Дмитрию его привычный человеческий облик. Остро заточенные длинные мечи истончились, как будто всасываясь в руки колдуна.

— А у Детей Вьюги нет определенного образа? — поинтересовался я, разглядывая наставника чуть ли нес восхищением.

Нет, ну это просто атас. У меня не было слов, чтобы выразить свой восторг. Проведенная демонстрация произвела невообразимое впечатление. Ни один ролик в интернете не мог сравниться с показанной вблизи настоящей магической трансформой.

— В целом наши бойцы в боевой ипостаси становятся похожи на то, что ты увидел сейчас у меня.

— Вас словно макнули в густой кисель тумана, вытащили, а он полностью не стек обратно, — как мог я описал то, на что походил Дмитрий во время перевоплощения.

Тот покачал головой.

— Бывает и так. Но обычно говорят, что это напоминает снежные смерчи. Должно быть из-за постоянного быстрого передвижения форма подвергается дополнительной деформации.

— В любом случае — это было очень круто. Я тоже так смогу? Дмитрий кивнул, принимая похвалу, как должное.

— Тебе пока что это недоступно. Сегодня остановимся на более простом и практичном навыке — создании магического щита. Из вчерашнего занятия ты уже должен был понять, как управлять энергией на первоначальном уровне. Теперь попробуем применить знания на практике. Скажем, создать «хрустальную мантию». Заклятье, призванное защитить хозяина от внешних угроз. Ничего сложного, просто смотри на меня и в точности повторяй мои действия.

Я приготовился, скользнув в состояние, где текущая вокруг магическая сила ощущалась на материальном уровне. Делать переходы становилось все легче и почти не занимало много времени. Вечером, еще до того, как лечь спать, целых два часа только тем и занимался, что снова и снова переходил невидимую грань чувств обычного человека и одаренного.

Мой новый наставник застыл на месте, впитывая энергию и пропуская ее через свои внутренние энергетические каналы, чтобы ранее необузданная стихия получила свойства податливого невесомого материала, который можно будет изменять по собственному желанию одной лишь силой волей.

Первым появилась дрожащая линия изогнутой ленты, повисев над головой колдуна, она обернулась вокруг, став похожей на призрачную корону.

Раз — резкое движение голых рук растянули в стороны парящий круг.

Два — он рухнул вниз, по пути превращаясь прозрачную пленку с зернистой поверхностью.

В отличие от силового пузыря, раздавленного мною вчера, «мантия» не пружинила под давлением, оставаясь твердой и прохладной на ощупь. Как очень толстое стекло с искажениями.

— Сформированный каркас нуждается в постоянной подпитке. Иначе заклятье развеется, и ты останешься беззащитным, — последовало продолжения урока. — Но ты также должен понимать, что если держать его слишком долго, то последует «истощение». Очень опасное состояние, когда способности управлять энергией исчезает. Бывает нескольких ступеней. От необходимости небольшой передышки в пару часов до летального исхода. Последний бывает с одаренными вздумавшими пробовать пропустить через себя столько энергии, сколько их энергетика не способна выдержать. Такие случаи, к сожалению, тоже неоднократно случались. Всегда находится неофит, считающий себя одареннее, чем он есть на самом деле. Имей это в виду. Почувствуешь, что начинаешь «выгорать», сразу же прекращай творить чары. Лучше проваляться пару недель в больничке, чем попасть на два метра под землю.

Ничего себе название смерти. Ярко сказано: «на два метра под землю…»

— Теперь ты. Пробуй, — скомандовал Дмитрий, отходя на несколько шагов в сторону.

Боялся похоже. Как бы неопытный ученик чего не натворил.

Оправданная осторожность. Я и сам не был уверен, что все получиться с первого раза.

Как оказалось, опасения были совершенно напрасны. У меня довольно легко получилось сотворить заклинание «хрустальной мантии», окутав себя магической завесой.

— Неплохо. Обрати внимание, это стандартное построение. Можно делать еще быстрее, не отвлекаясь на лишние пасы руками. Создай рисунок мысленно, еще до того, как энергия начнет появляться.

Маг говорил, но при этом смотрел каким-то странным взглядом, будто ожидая увидеть нечто невероятное.

Я попытался последовать рекомендациям, сказанные сухим тоном крайне въедливого наставника. На этот раз закрепить контур не вышло так быстро. Точнее говоря, вообще ни хрена не получилось. Сила развеялась, не успев толком сформироваться.

— Осторожнее, неконтролируемый сброс энергии может запросто оторвать голову самому колдуну, — недовольно пояснил Дмитрий, в его голосе проскользнули разочарованные нотки. — Это тебе не нейтрально заряженный силовой пузырь, а полуактивные боевые чары.

— Раньше надо было предупреждать, — огрызнулся я, с опаской провожая взглядом голубую искорку, медленно опадающую на землю.

За секунду до этого она чуть коснулась моей правой щеки, вызвав легким прикосновением острый укол леденящего холода. Влетит такая в башку и привет, пишите письма мелким почерком…

— Ладно, пока оставим. Перейдем ко второму важному заклинанию — «Алмазный щит». Его особенность в том, что в отличие от мантии, он закрывает не со всех сторон, а лишь с одного ракурса. Представь обычный средневековый тяжелый пехотный щит размером в человеческий рост. По форме он в точности напоминает его. Огромным плюсом является невероятная стойкость этого заклинания. Данная магическая защита легко выдержит удар из современных переносных ракетных комплексов, снаряженных тандемным бронебойным снарядом. Не шучу. Проводились полевые эксперименты, а также испытания в реальном бою.

— А какие существуют самые мощные магические чары для обороны? — спросил я, не торопясь приступать к новому заклятью.

Дмитрий ответил сразу же, будто ожидал подобный вопрос и подготовился заранее:

«Сфера отрицания». Она создает поле, полностью нейтрализующее работу механизмов, чужой магии, любых видов электроники в радиусе примерно сотни метров. Очень сильная магия. У нее так же есть логичное продолжение под названием — «Купол неприступности». Но это уже чары высшего порядка, нам неподвластные. Их могут сотворить только патриархи на землях клана. Продолжительность, стабильность и общая площадь участка, где действует заклинание зависит от индивидуальных способностей каждого князя. Например, его светлость князь Кирилл легко накрывает весь Холодный Предел. А есть те, кто вынужден ограничиваться лишь собственным замком.

Я с жадностью внимал рассказу, пытаясь запомнить каждое слово. Но продолжения не последовало, наставник резко прервался:

— Ладно, продолжим. Вернемся в «алмазному щиту». После его изучения, приступим к этапу, который называется закреплением полученных навыков на практике. А помогут нам в этом, воооон те добрые люди.

Оборачиваясь туда куда указывал палец боевого мага, я предчувствовал какой-то подвох. Но к чести Максима Антоновича его изощренность в плане организации учебного процесса превзошла все мои ожидания.

На кромке песчаной площадки стояли трое высоких парней, облаченные в пустынный натовский камуфляж. И что самое неприятное, у каждого из них на изгибе локтя покоилось внушительного размера помповое ружье.

Блин, похоже тренировка переходит в слегка экстремальную стадию…

* * *

Златоград значительно отличался от обычных городов, расположенных в магических зонах. И вовсе не из-за высоких небоскребов и наличия ультрасовременной городской инфраструктуры, которой могли позавидовать любые мегаполисы на Земле.

Главным отличием, выделявшим его из числа других многочисленных поселений, основанных на дивных землях, являлась его невероятная открытость для внешнего мира и количество людей, постоянно здесь проживающих. Ни один другой город магов не мог похвастать таким.

Как правило, одаренные не очень любили пускать к себе обычных людей, стараясь держать их подальше. И уж тем более речи не шло о постоянном нахождении на клановых территориях без поступления на службу с обязательной клятвой верности.

Так повелось с тех времен, когда люди еще пытались взять штурмом колдовские твердыни, чтобы перебить там всех обитателей. Нотки взаимного недоверия прошли сквозь века, дотянувшись до начала двадцать первого века.

Естественно, это не значит, что кланы вели какой-то замкнутый образ жизни, с тотальной изоляцией от всего. Нет, контакты были, и подчас весьма обширные, как деловые, так и личные, но на этом все и заканчивалось. Позволять постоянно жить на своей земле чужакам колдуны категорически запрещали.

Так поступали почти все магические рода. Все, за исключением Мамонтовых. Банкиры не стали заморачиваться старыми предрассудками, позволив свободно селиться у себя всем желающим.

Ну или почти всем. Кое-какие ограничения все-же присутствовали. Всякая мелочь, вроде отсутствия судимости за насильственные преступления, враждебного отношение к одаренным и наличием достаточных денежных средств на счету.

Больше запретов не существовало. Приезжай. Хочешь на время, отдохнуть в клубном районе. Хочешь навсегда, прикупив квартиру в одном из коммерческих жилых комплексов. Главное не нарушай местных законов и к тебе не будет претензий.

Хотя, кое-какие запреты здесь все-же тоже имелись. В конце концов, это был все-таки город магов.

В некоторые заведения обычных людей не пускали, хозяева предпочитали клиентов исключительно из одаренных и не желали видеть у себя кого-то еще.

А кое-где пошли еще дальше и занимались обслуживанием персон, принадлежащих исключительно к родам, основателям кланам, хозяевам магических источников. Тех самых, чьи фамилии носили властвующие семьи. Элита из элит. Те, кто стоял на вершине колдовского сообщества.

Как раз в одном из таких ресторанов, Алиса Волконская назначила встречу, заказав там столик для позднего завтрака.

Интерьер в древнегреческом стиле с мраморными колоннадами, имитацией развалин и зачарованными рисунками на стенах изображающие «живой» морской берег на пару со средиземноморской кухней, идеально подходили для неспешной беседы, давно не видевшихся подруг.

— Я до сих пор не понимаю, зачем нас сюда отправили? — сразу же после объятий и поцелуев начала жаловаться Инга Глинская.

— И я, — поддержала родную сестру Тина, даже не делая попыток прикоснуться к меню, услужливо подданного официанткой, одетой в белоснежной хитон, женскую одежду времен древней Эллады.

Клан Глинских владел стихией Леса и в основном занимался сельским хозяйством, специализируясь на выращивании фруктов и овощей с особыми, магическими свойствами.

Не хочешь принимать химические препараты — идешь к ним. В ассортименте почти все, что выпускает современная фармацевтика. Съешь нужную грушу, и потенция тебя не оставит всю ночь, никакая виагра с ней не сравнится. Болит голова — не беда, вишневое варенье, изготовленное по волшебному рецепту, моментально избавит от утомительного недуга.

Поклонники всего натурального их просто обожали. Правда от действительно чего-то серьезного зачарованные плоды спасти не могли. Да и стоили они невероятно дорого.

Хотя это не мешало очередям перед магазинами Глинских становиться меньше и уж тем более совсем исчезать.

— Потому что вы, как всегда, не обращаете ни на что кроме себя любимых, внимание, — Катерина Мечникова, четвертая и последняя девушка за столом, бросила пренебрежительной взгляд на сестер.

Род Мечниковых владел несколькими десятками предприятий, выпускающих электронику, модернизированную для долговременного функционирования в присутствии магического излучения. Как гражданского, так и военного назначения.

Простая техника, сделанная где-нибудь в Южной Корее или Сингапуре в дивных землях, тоже работала. Однако срок ее эксплуатации значительно снижался в сравнении от заявленных заводских установок. Вместо трех-пяти лет, всего год или два. Не больше.

— Мы тоже этим грешим, — покладисто заметила Алиса не давая разгореться спору.

Судя по вспыхнувшему взгляду Инги, она как раз собиралась сказать какую-нибудь гадость.

Клан Волконских знали во всем мире, как непревзойденных целителей. Они практиковали Магию Жизни, в основном специализируясь на самих одаренных, выявляя определенные закономерности в генеалогических древах и стараясь предугадать какой силы ребенок появится у тех или иных родителей.

Впрочем, обычным людям они тоже предоставляли услуги. Процедуры омоложения, избавления от болезней, перед которыми спасовала обычная медицина — многие из богатейших людей планеты, готовы были расстаться с целым состоянием, лишь бы попасть к ним на прием.

— Мы уже прошли первые этапы обучения. Нас готовили с самого детства. Зачем снова возвращаться к истокам? Эта дурацкая школа — шаг назад. И гигантский, — объяснила недовольство Тина.

— Кое-кто иногда сам не умеет думать, раздавая направо и налево нелепые распоряжения.

Полные губки девушки капризно надулись. Алиса улыбнулась на скрытую подколку патриарху рода Глинских. Катя же наоборот еще больше разозлилась.

— Неделю назад произошло множество стычек. Может у вас в глухомани не придали этому значения, но читать-то вы должны уметь и слушать других умных людей. Неужели не понимаете, чем все это может закончиться? Очнитесь наконец, старый мир рухнул. Будете продолжать летать в облаках, сможете лично в этом убедиться, когда ваши угодья сожгут, а вас самих будут трахать толпой солдаты-захватчики, прямо на земле, раздвинув вам ноги так широко, как вы еще их никогда в жизни не раздвигали.

Яростная вспышка застала остальных девушек врасплох. Никто не ожидал столь бурной реакции от обычно флегматичной Катерины.

— В чем дело? У тебя что-то случилось? — заботливо спросила Алиса, накрывая подрагивающую ладонь подруги своей.

Унизанные золотыми перстнями пальцы осторожно сжались на худом запястье.

— Пашу убили, — всхлипнув ответила Катя. — Скоты Храмовы и Ураевы подловили его машину на трассе, когда вторглись в наши земли. Мы, конечно, отбились, перебили почти всех агрессоров, но многих они успели захватить с собой. Включая брата.

Новость о смерти их ровесника подействовала на молодых колдуний, как гром среди ясного неба. Они, несомненно, слышали о творящихся беспорядках, вспыхнувших несколько дней назад, после того проклятого импульса, создавшего множество новых одаренных и тем самым повлиявшего на существующий миропорядок. Но до этого момента никого из присутствующих последствия не задевали столь близко и таким трагическим образом.

— Мне очень жаль, милая, — Тина присоединились, крепко сжав другую руку плачущей подруги.

Секунду спустя ее примеру последовала Инга, забывшая о злости на недавнее замечание о своей глупости.

— Он был хорошим парнем, — сказала она, делая знак принести вина. — Нам всем его будет не хватать.

На какое-то время за столом наступила неловкая тишина. Никто из девушек не привык горевать и не знал, как себя вести в такой ситуации.

Подошли официантки, сноровисто разлили по высоким бокалам красное вино и испарились.

— Боже, как стыдно, — Катерина вытерла кончиком салфетки намокшие глаза.

Девушка наперебой принялись ее успокаивать и говорить, что все в порядке и они бы сами так себя повели. Все понимают, как ей сейчас тяжело и готовы сделать что угодно, чтобы помочь.

— Не надо, я уже в порядке. Простите меня за эту слабость. Что-то я расклеилась немного. Все случилось так быстро… Вы не представляете, как это страшно может быть. Тебе говорят о гибели брата, а ты просто не понимаешь, что происходит, не знаешь, что сказать в ответ, никак не веря в происходящее.

— Ужасно…

— Какой кошмар…

— Не волнуйся, мы с тобой…

Через силу улыбнувшись, девушка с благодарностью посмотрела на подруг.

— Ладно хватит. Не будем грустить. Мы с вами не виделись уже несколько месяцев, уверена, нам есть что рассказать друг другу.

Какое-то время за столом протекала обычная болтовня в основном состоящая из непроверенных слухов и сплетен об общих знакомых.

В конце концов, как-то так получилось, разговор снова зашел о причине, позволившей им встретиться вновь.

— Я все равно не понимаю, почему нас сюда прислали, — виновато покосившись на Катерину повторила Тина. — Насколько известно, эта школа создается для недавно инициированных. Вроде их слишком много для обычных методов обучения, какой применяли с нами. Мы уже знаем все, что им будут вдалбливать в головы ближайший год. Какой смысл сюда приезжать истинным магам?

Странная оговорка не осталась без внимания. Алиса немедленно поинтересовалась:

— Ты, о чем? Каким еще «истинным магам»?

Одна из Глинских смущенно запнулась, ответила вторая сестра, перед этим отпив из стоящего рядом бокала:

— Так стали называть тех, кто получил дар через рождение, а не через случайный импульс закоротившего источника. Многие недовольны и считают их недостойными встать на один уровень с нами.

Княжна Волконская презрительно скривила идеальное красивое лицо с едва заметным макияжем.

— Абсолютная глупость. Те, кто так считают еще не поняли, насколько изменился мир. И отвечая на твой первый вопрос — могу сказать, раз уж тебя не удосужились еще просветить старшие родственники, все кланы направили в школу подходящего возраста детей для одного — установить дружеские отношения с как можно большим количеством неофитов. Потому что в будущем, через тот самый год-полтора, когда их внутренняя энергетика достаточно окрепнет, придет время выбирать посвящение какой стихии им проходить. И чем больше выберут то или иное направление претенденты, тем больше получит силы клан, практикующий данную магию. Неужели вам не объяснили это?

Спросила и замолкла, успев увидеть промелькнувшее выражение скуки на лицах девчонок. Все им сказали, все разжевали. Просто сестры не желали слушать стариков, предпочитая иметь собственное мнение на происходящее.

— В любом случае, — подытожила Алиса, — вам выбирать, как поступать. Лично мне, мать настоятельно советовала, кроме всего прочего, начинать сводить знакомства с представителями тех кланов, к кому раньше мы не осмеливались близко приближаться. Грядет страшное время. Недавние нападения лишь пролог куда более кровавых событий. Согласна, сейчас, в обстановке шикарного ресторана, это звучит дико и несуразно, но Катерина уже успела убедиться на собственном опыте в том, что страхи отнюдь не беспочвенны.

На этот раз тишина за столом носила напряженный характер. Сказанные пророческим тоном слова никому не понравились.

— А как же Орден? — подала голос Тина. — Вам опасаться нечего. Род Волконских обязательно защитят.

— Уверена? — желчно поинтересовалась Алиса. — Орден — это всего лишь неформальный союз нескольких кланов. У него нет отдельных армий, всего лишь политическое влияние. Которое, учитывая нынешние обстоятельства, уже скорее всего в прошлом. Нужны союзники, обладающие реальности силой и властью. Такие, как Строгановы или Орловы, умеющие подкреплять свою точку зрения не только словом, но и умелыми дружинами за спиной.

А вот эти слова поразили уже Катерину Мечникову. И наоборот, встретились сестрами Глинскими, как вполне разумные объяснения. Внезапно роли поменялись. Прежде, кто возражал, встал на сторону княжны, а другая начала недоверчиво качать головой.

— Хаоса не будет. Ты перегибаешь палку, Алиса, — спокойно произнесла девушка, недавно потерявшая брата. — Я тоже поначалу думала, что война неизбежна, но посмотри: все успокоилось, мы снова сосуществуем вместе. Самые могущественные из кланов предупредили зачинщиков о недопущении дальнейших нападений и те безропотно подчинились. Уверена, виновные уже скоро понесут заслуженное наказание и жизнь войдет в прежнее русло.

Она говорила так, словно пыталась успокоить не подруг, а саму себя. Должно быть потрясение от недавней атаки и потеря близкого человека повлияли на нее намного сильнее, чем Катя сама думала.

— А уж считать Строгановых хорошими союзниками вообще полная чушь. Они всего лишь цепные псы Мамонтовых. Так всегда говорил мой отец и я ему верю, — закончила девушка.

Княжна Волконская и сестры Глинские неуверенно переглянулись. В отличие от дочери рода Мечниковых, у них на счет данного вопроса имелось несколько иное мнение. Они прекрасно помнили, как несколько лет назад понадобились усилия сразу трех сильнейших кланов России, чтобы утихомирить разбушевавшихся ледышек. При этом обе стороны понесли столь серьезные потери, что говорить о чей-то капитуляции совершенно точно не приходилось.

Строгановы сели за стол переговоров. Но многие до сих пор считали, что Владыки Холода сделали это не под нажимом, а потому что сами этого захотели. Поняли, что конечный итог будет безрадостным для всех и согласились погасить конфликт.

Дальнейшая бурная деятельность князя Кирилла по реорганизации клана с привлечением на руководящие посты молодых кадров еще больше укрепили общественное мнение в том к этому магическому роду лучше не лезть. Повелитель Холодного Предела усвоил урок и сделал соответствующие выводы, став после проигрыша, как и все умные люди, еще более сильным.

Была еще деталь, обращающая на себя внимание при изучении клана Строгановых. Но говорить о ней вслух Алиса не стала, не желая оскорблять подруг и дружины их семей.

В отличие от большинства магов, ледышки намного лучше взаимодействовали с обычными солдатами формируя вместе с ними полноценный боевые подразделения. Многие одаренные пренебрежительно относились к людям, не умеющим творить чары, считая тех намного ниже себя, презирая и как следствие недооценивая.

Конечно, другие кланы тоже использовали огнестрельное оружие, современную военную технику и вообще любые другие достижения развитой технической цивилизации. Все же они не были дураками и отлично понимали преимущество, что предоставляют современные способы ведения войны.

Но при всем при этом, боевые маги, как, впрочем, и все другие одаренные, не высоко ставили способности обычных смертных, считая их скорее дополнением, чем реальным подспорьем.

Ведь не случайно крепости дивных земель называли — Цитадели гордыни. Маги считали себя выше всех остальных и ни за что не желали отказываться от статуса избранных.

Строгановы подходили к делу иначе. Для них на первом месте стояли рациональность и эффективность. Дети Вьюги формировали отдельные тактические единицы в симбиозе боевого мага и великолепно оснащенных солдат. Они действовали сообща, слаженно и умело прикрывая друг друга для достижения полного превосходства на поле боя.

Другие колдуны так не могли. Они не хотели ставить себя на один уровень с «презренными людишками». Для них в приоритете оставалась схема отношений — «господин и слуга», а не «командир и боец». И подобное положение оставалось незыблемым уже многие сотни лет. А точнее с того самого дня, как на Земле появились магические источники.

Способность повелевать «неведомым» кружила голову лучше наличия самой неограниченной власти.

— Девчонки… — жалобно протянула Тина по очереди заглядывая подругам в глаза с наигранной мольбой во взгляде, — ну давайте поговорим о чем-нибудь более приятном. Реально, представляете, что будет, если бы нас сейчас услышали посторонние? О нас анекдоты начали бы ходить еще до того, как был бы оплачен счет за этот завтрак.

— Точно, ржали бы в голос, — согласно кивнула Инга, поддерживая сестру. — Хватит о политике. Мне она уже надоела до безобразия. В конце концов, мы собрались не для того, чтобы обсуждать серьезные дела. Для этого, слава богу, пока что есть родители и старшие родственники.

Молодые колдуньи немного подумав, вынуждено признали правоту Инги, предпочтя уже второй раз за утро свернуть разговор в другом направлении. На этот раз попытка оказалась более удачной. До самого конца встречи больше уже никто не поднимал неприятные «взрослые» темы.

* * *

Тело болело. Основательно так болело, чуть ли не во всех местах. Или мне это просто чудилось? Черт его знает. В любом случае, развалившись на заднем сиденье черного Юкона, двигаться мне категорически не хотелось, потому что каждое лишнее движение вызывало новую вспышку боли, волной расходившуюся от кончиков ног до самой макушки.

Мдааа… Ничего себе разминочка… Как только не убили, ироды… Целый день длилась экзекуция под названием «отработка практических знаний».

Помощники наставника, вооруженные дробовиками, изрядно погоняли меня по магическом полигону, раньше казавшийся вполне приличных размеров, но после появления на нем трех противников, вдруг съежившемуся до неприлично малой площадки.

Одно хорошо. Теперь я эти распроклятые «хрустальную мантию» и «алмазный щит» смогу выполнить даже вскочив в пять утра. Чары въелись чуть ли не на уровень безусловных рефлексов.

— Больно? Терпи, казак, атаманом будешь, — пошутил Дмитрий, выворачивая руль вправо.

— Ох… Чем эти гады садили? Резиновыми пулями чтоль? — вздохнул я, задирая футболку и с опаской принимаясь разглядывать синеватые потеки на животе. — На мне живого места нет. А если бы в голову попали?

Боевой маг хмыкнул.

— Не страшно. У тебя же там кость. Чего опасаться.

Остряк хренов… Врезать бы ему по башке. Желательно чем-нибудь потяжелее. И сидит удобно, спиной. Да вот двигаться совсем не охота…

— Пули не резиновые, а пластиковые, — ощутив, как молчание становиться каким-то нехорошим, Дмитрий поспешил разрядить обстановку. — Тебе ничего не угрожало. Собственно, большую часть выстрелов я и так смягчал очень сильно. Ты ведь не надел защитное снаряжение…

У меня аж дыхание перехватило от возмущения.

— Как будто мне его кто-то предлагал, — чуть ли не возопил я. — Вы же просто сказали: «ставь щит, как можно быстрее, выбирая тот, какой сейчас лучше всего подходит». И понеслось. Ваши мясники забегали, то обходя со всех сторон, то становясь рядом и начиная одновременный обстрел, усиливая давление с одной ракурса по «мантии».

— Надо было ставить алмазный щит, — палец мага поднялся вверх в нравоучительном жесте.

Замечание вызвало у меня еще большую буру негодования.

— Так я и ставил. Но эти тараканы бегали слишком быстро. Так же нечестно.

Протяжно завизжали остановившиеся колеса. Дмитрий резко нажал на тормоза. Машину повело влево, черная махина дернулась и замерла на обочине.

Боевой маг Строгановых повернулся назад. Его левая рука покоилась на руле, а правым локоть уперся в панель между сиденьями.

— Запомни простое правило: в реальном бою нет таких понятий, как честно и нечестно. Времена благородных рыцарей давно канули в лету. Сегодня войны ведут по-другому. Грязно, подло, с ударами исподтишка, с предательством и коварством. Ты понимаешь, о чем я толкую?

Я угрюмо кивнул, мысленно стукая себя по лбу. Действительно дурак, нашел на что жаловаться.

Наставник развернулся обратно.

— Я не утверждаю, что подобное поведение правильно и заслуживает уважения. Вовсе нет. У нормальных людей это должно вызывать чувство омерзения. Это абсолютно нормальная и полностью оправданная реакция. Но мы с тобой не простые обыватели, у нас нет возможности морщить нос и отводить с негодованием взгляд в сторону. Враг не даст нам такой поблажки. Боевой маг должен быть готов ко всему и всегда. В противном случае он долго не проживет.

— Предлагаете бить в спину? — мрачно осведомился я.

— Если возникнет необходимость — несомненно. И обязательно без колебаний, чтобы не упустить шанс, — легко согласился Дмитрий. — Тут все очень просто — или ты, или тебя, другого исхода обычно не бывает. Наверняка ты уже слышал это выражение, но можешь мне поверить, оно нисколько не утратило своей актуальности. Боевых магов не берут в плен.

А вот это уже интересно. Ни о чем подобном он раньше не говорил.

— Почему? — спросил я, даже позабыв о боли.

— Слишком сложные потребуются чары, чтобы отрезать колдуна от его дара и поддерживать их долгое время. Проще убить или отпустить. Но никак не везти с собой, постоянно опасаясь нападения.

Впечатленный неожиданным откровением я покачал головой.

— Сурово.

Дмитрий пожал плечами.

— Считай это спецификой профессии. Наша первостепенная задача охранять и защищать клан Строгановых, людей проживающих в Холодном Пределе. Все остальное вторично. Вот на чем тебе следует сосредоточиться.

Через плечо наставника перелетел небольшой пузырек, плюхнувшись мне точно на пузо.

— Выпей. Обезболивающая и укрепляющая настойка. Через пару минут будешь, как новенький.

Далее в полет отправились бумажник и мобильник, уже перехваченные мною на лету.

Ключ в замке зажигания повернулся, внедорожник съехал с обочины и покатился по трассе. Полигон находился в пригороде и до центра Златограда еще предстояло доехать.

Остановились минут через двадцать. К этому моменту я чувствовал себя уже на все сто. Открывал дверь и ступал на тротуар не измученный жесткой тренировкой пацан, а готовый к новым свершениям молодой неофит.

Вокруг снова возвышались каменные джунгли современного мегаполиса. По многополосной дороге нескончаемой лентой катились машины, куда-то шли толпы народу, светилась неоном реклама, повсюду раздавался гул оживленной городской улицы.

С мягким жужжанием опустилось стекло на переднем сиденье со стороны пассажира. Дмитрий наклонился вперед:

— Прогуляйся. Тебе вроде нужна обновка. Здесь полно подходящих магазинов. Деньги есть, но помни про установленный лимит.

— Вы оставляете меня одного? — удивился я.

— А что? Боишься?

Увидав, как я вскинулся, маг усмехнулся, махнул рукой и тронул руль, ювелирно вливая массивный Юкон в плотный поток автомобилей.


Слегка сбитый с толку неожиданной обретенной свободой, я оглянулся и сразу же приметил вывеску на чистом русском, сообщающую о большом ассортименте одежды для всех возрастов и полов.

Удачно. Не придется шариться долго. В идеале найти бы большой торговый центр, где обувь и шмотки зачастую располагаются на одном этаже. Но так тоже ничего, сойдет.

Покупка и переодевание не заняли много времени. Приветливый и крайне услужливый персонал подобрал для меня несколько смен, в основном состоящих из джине, футболок, рубашек с короткими рукавами, парочкой спортивных толстовок и полного набора из нижнего белья. Ноги тоже не оставили в беде, присоединив к кедам пару вполне удобных кроссовок неприметной темной расцветки.

Все это счастье обошлось мне в двадцать семь тысяч рублей. Сумасшедшие деньги для меня прежнего. Но я так рассудил, лучше потрачусь один раз, чем потом буду снова бегать по магазинам.

К тому же, десятка наличными так и оставалась в бумажнике не тронутой. Тоже вполне приличный запас на всякий случай. Плюс карта Альфа-Банка продолжала лежать в одном из кармашков. Не знаю сколько там, но явно не пусто.

В общем, не пропаду. Не заставят же меня платить за жилье и жратву каждый день. Ни в жизнь не поверю в подобное крохоборство.

Попросив отправить пакеты с одеждой вместе со старым спортивным костюмом по адресу, найденному в мобильнике, я вновь вышел на улицу.

Немного постоял, разглядывая широкий проспект. Потихоньку в свои права вступал вечер, но от этого народу, как и машин, на улицах не становилось меньше, зато ярких огней прибавлялось все больше.

Прогулялся до лоточника, купил ход-дог (прямо, как в кино о Нью-Йорке, обалдеть просто), неторопливо жуя медленно побрел, с удовольствием вертя головой по сторонам, стараясь не упустить ни одной детали.

Классно здесь. Пусть и немного шумно. Надо будет обязательно найти экскурсионного гида и прошвырнуться по туристическому маршруту. Заезжих зевак должны ведь куда-то водить. Тоже хочу глянуть на местные достопримечательности.

Точно! Мне ведь Григорий Мамонтов обещал нечто подобное. Позвонить ему что ли? Было бы прикольно этого франта вытащить из его роскошного кабинета с верхних этажей и заставить походить по городу, напомнив о данном однажды обещании.

Представив картину, как элегантно одетый банкир таскается с толпой галдящих туристов, я не выдержал и по-дурацки хихикнул.

Вот это был бы номер. Эх, жаль, что затея неосуществима. Финансист обязательно найдет отговорку или на крайняк наймет персонального гида.

Громкий рык мотора, раздавшийся справа, диссонансом выбился из ставшего уже привычным городского шума.

Притормозил, заглядывая в большой переулок откуда прилетел привлекающий внимание звук.

— Ух ты, — не выдержал я, разглядывая картинку, как будто сошедшею с экрана, где шел показ кинофильма «Форсаж».

Причем не последние части, где герои занимались непонятно чем и вся история давно превратилась в фарс, а первые две, где еще показывали настоящие гонки.

Спортивные разноцветные тачки, длинноногие девицы в откровенных нарядах, крутые парни в татуировках — все присутствовало и находилось буквально в паре десятках метрах чуть дальше.

Обалдевший от внезапной находки, я, как зачарованный пошел туда, на ходу продолжая жевать бутерброд.

Далеко заходить не стал, решил не привлекать к себе лишнего внимания. Остановился у первой ярко оранжевой Ламборджини с карбоновыми вставками, тянущимися по низу.

Приземистая машина вблизи оказалась еще круче, чем на картинках в интернете.

— Эй, — крикнул кто-то.

Вслед за окриком издалека проскользнула волна искажения в энергетическом поле. Я ощутил ее в мгновение ока, даже не прилагая лишних усилий.

Удивительное чувство. Точно знать, что сейчас произойдет. И быть к этому абсолютно готовым. Кто-то начал сворачивать магическую силу, формируя заклятье.

Назвать его или определить, что оно делает мне конечно не удалось. Зато направление воздействия виделось однозначно. То место, где я находился прямо сейчас.

Структура, свернутая в виде плети должна была ударить по мне… В это мгновение…

Сохраняя спокойствие, я сделал небольшой шаг вперед, откусывая на ходу очередной кусок от хот-дога (в просторечии именуемый обычной сосиской в тесте, заправленный горчицей и кетчупом) и становясь чуть ближе к роскошному спорткару яркого цвета.

По затылку пролетел ветерок, взъерошил волосы и бесследно растворился в сгущающихся сумерках раннего вечера.

Кто-то хотел толкнуть меня воздушным ударом и промахнулся. Забавно. Еще вчера я бы такой фокус точно не смог провернуть. Вот что значит тренировки на истощения. Буду иметь в виду и заниматься еще усерднее.

— Ха, Аллан, да ты промазал, — донесся чей-то пренебрежительный выкрик.

Следом послышался заливистый смех. Народ рассмешил прокол одного из них.

— Заткнись! — прорычал кто-то и следом добавил: — Эй, ты оборванец, отвали от моей тачки!

До меня только сейчас дошло, что оба человека говорят с заметным акцентом. Иностранцы? Здесь?

На секунду я удивился, пока не вспомнил, что это не Холодный Предел, куда и обычных людей почти не пускают, а Златоград, вотчина клана Мамонтовых, известных дельцов, ведущих торговлю по всему миру.

— Ты оглох, придурок? — не унимался владелец оранжевого чуда. — Я сказал пошел прочь отсюда, пока снова не получил!

Данное утверждение показалось мне спорным. Он же не попал, о каком повторном ударе может идти речь? Парень явно не дружит с логикой.

Уверенный топот приближался. Откусив здоровенный кусок, я развернулся к подходившим людям, не переставая жевать и постаравшись сделать лицо, как можно попроще. Ввязываться в драку не хотелось совершенно.

Впереди всех шагал парень среднего роста, худощавого сложения, он остановился в паре метров от меня.

— Слышь, утырок, а ну быстро сделал ноги, пока их тебе не переломали.

Озвученная угроза в обрамлении забугорного акцента для русского уха прозвучала очень странно и непривычно. Где он таких слов поднабрался? У приятелей чтоль? Полная жесть.

— Ну все, сам нарвался…

Внезапно пацан замолк, завороженным взглядом уставившись на мою левую руку. Его левое веко начало предательски дергаться.

Проследив куда, он смотрел, я увидел, что небрежно отодвинутый хот-дог находится в непосредственной близости от его блестящей четырехколесной игрушки. И что самое страшное, капля сочного кетчупа вот-вот грозила рухнуть и попасть прямиком в открытое окно дорого автомобиля. Слишком близко я к нему подошел.

Упс, чуть-ка недоглядел. Еще немного и салон Ламборджини уже не выглядел бы так свежо и ново. Мой косяк, признаю. Парнягу можно понять.

Осторожно отведя руку в сторону, я растянул губы в виноватой улыбке.

Наверное, не стоило этого делать. Вместо того, чтобы успокоится, харя буржуя пошла красными пятнами.

Трындец. Чувак конкретно взбесился. Кажись, драки все же не избежать. Блин, недоеденный бутер жалко. Придется выкидывать. Или успею осторожно положить его куда-нибудь? Крыша оранжевой тачки как раз рядом и выглядит вполне себе чистой…

— Стой, Кэмпбелл! Забыл где находишься? — хлестким ударом раздался еще один выкрик.

Решительно раздвинув толпу вперед вышла стройная девушка, в обтягивающих джинсах и короткой кожаной куртке.

— Это Златоград, а не земли твоего клана. Здесь законы гостеприимства священны. Думаешь полиция уже не наблюдает за нами через «Недремлющее око»? Попробуешь что-нибудь выкинуть, они сразу же вызовут «хранителей тишины». И тебе крупно повезет, если будут дежурить люди Мамонтовых. Тебя просто пристрелят. А вот если нарвешься на кого-нибудь из Детей Вьюги, кончится все уже не так хорошо. Они тебя выпотрошат и повесят сушиться где-нибудь на центральных улицах, чтобы другим неповадно было нарушать покой добрых жителей Златограда.

Упоминание боевого отряда клана Строгановых подействовало на присутствующих как ушат холодной воды. Еще недавно царившее веселье стремительно испарилось. Видимо репутация обитателей Холодного Предела была прекрасна известна и далеко за пределами страны.

Что-то пробормотав, парень оттер меня от своей тачки и уселся за руль оранжевой Ламборджини.

— Поехали гонять, — заорал он, не глядя на меня. — Чего здесь сидеть просто так?

Многие поддержали его одобрительным гулом и побежали рассаживаться по своим шикарным спортивным авто.

Я сделал шаг назад, отправляя в рот последний кусок хот-дога и старательно его пережевывая. Надо бы водички купить, запить. Суховато что-то.

— Поедешь с нами? — предложение от той самой решительно настроенной девицы застало врасплох.

Не ожидал, что красотка, будто сошедшая с обложки глянцевого журнала, обратиться ко мне, да еще позовет покататься с собой.

Я пожал плечами.

— Почему нет? Поехали.

* * *

Князь не слишком любил свой кабинет во Дворце советников, считая попытку дизайнеров воспроизвести оригинальную обстановку в Чертогах не слишком удачной. Хотя и не столь раздражающей, как современные офисные помещения.

Выполненная в виде ледяного грота комната имела выход на открытый балкон с перилами из чистейшего мрамора, высокими окнами со стеклами, изукрашенными искусственными морозными узорами и мощными дубовыми дверями, с особой тщательностью вырезанным изображением шестилучевой снежинки.

Посреди стоял большой стол в форме небрежно обработанного куска льда. Кресло могло похвастаться столь высокой спинкой, что название — трон, подходило ему куда больше обычного скучного названия.

И конечно же техника. Она была здесь повсюду. Скрытые в элементах интерьера устройства позволяли круглосуточно оставаться на связи держа под контролем и управляя таким сложным объединением как магический клан.

Вот и сегодня, вместо банального телефонного разговора утро главы началось с переговоров по видеосвязи.

— Линия безопасна? — по привычке спросил князь Кирилл, глядя на огромный экран, всего пару секунд назад возникший из-за отъехавшей вверх декоративной панели.

— Да, ваша светлость. Спецы недавно сменили протокол безопасности, — так же привычно ответил Мстислав, знавший заранее о чем в первую очередь спросит повелитель. — Последняя версия алгоритма шифрования нашего спутникового канала не уступает тем, по которым отдают приказ на пуски ядерных ракет. Его нельзя перехватить и уж тем более взломать. Говорить можно вполне свободно.

Князь удовлетворенно кивнул. Несмотря ни на что, у старого мага периодически возникали опасения по поводу современных коммуникационных технических средств. Отказываться от столь удобного инструмента он, конечно же, ни в коем случае не собирался. Как некоторые идиоты, замшелые в своих архаичных убеждениях, что все старое всегда лучше (серьезно, попадались и такие индивиды среди одаренных). Но периодически слышать от помощника заверения в надежности и безопасности электронных механизмов ему все-таки нравилось, они его успокаивали.

— Ну и отлично, — князь довольно смежил веки. — Как там мальчишка? Дмитрий уже занялся им?

Командир Детей Вьюги кивнул. Главный боевой маг рода Строгановых сейчас находился в одном из небоскребов в Златограде, утрясая последние вопросы по поводу создания магической школы. На фоне сидящего в кресле колдуна виднелась прозрачная стена с урбанистическим пейзажем вечернего мегаполиса.

— Да, первые уроки прошли вчера и сегодня. — И?

Мстислав помялся, не зная точно, как выразить мысль.

— Первые результаты выглядят необычно. Они…

— Феноменальны, — докончил князь. — Ты это хотел сказать? Потому что Полина тоже показывает невероятную усвояемость изученного материала. Особенно его дальнейшее практическое применение. На создание «Ледяного копья» у нее ушло всего около часа времени. Подобная скорость овладения чарами, выходит за привычные рамки. Никогда раньше ни один из учеников за все триста с лишним лет существования клана не демонстрировал подобных способностей.

Глава рода Строгановых возбужденно побарабанил пальцами о гладкую столешницу.

— Чего молчишь? Мальчишка проявляет такие же умения?

Длань Войны склонил голову в легком поклоне, подтверждая слова господина.

— Совершенно верно. Всего за один день Виктор выучил два довольно непростых заклятья, закрепив их на уровне автоматизма путем многократного повторения. Брови князя слегка приподнялись вверх.

— Сколько раз? — он нетерпеливо наклонился чуть вперед к горящему экрану на стене. — Сколько раз он их сотворил?

— Не меньше сотни… Князь тяжело выдохнул.

— Не может быть. Что с ним? Отправили в больницу? Почему Дмитрий не пресек?

Лицо здоровяка расплылось в улыбке.

— В том-то и дело. Парень в абсолютном порядке. Не считая пары синяков от прилетевших пластиковых пуль, никакой усталости внутренней энергетики не зафиксировано. Она легко справилась с нагрузкой, пропуская через себя внушительные потоки магической силы. Развертка произошла намного раньше ожидаемого времени и на более глубоком уровне. Предполагалось, что энергетическая структура достигнет данного показателя лишь через пять-семь лет. А вместо этого…

— Мы фактически имеем готовых Повелителей, но не обладающих нужными знаниями, — подытожил Кирилл и негромко добавил: — Ничего похожего нам раньше не встречалось…

Возникла небольшая пауза. Князь встал, неторопливо прогулялся до распахнутых настежь дверей на открытую террасу, без интереса выглянул наружу, где властвовало зеленые и голубые цвета лета в разгаре, вернулся обратно.

— Я тебе пока об этом не говорил, — старший Строганов облокотился на стол, — через два дня, после того, как мальчишка и девчонка вышли живыми из Чертогов, я повторил эксперимент с новыми инициированными.

Командир Детей Вьюги нахмурился.

— Полный цикл? Также через Замерзший лес? Князь кивнул.

— Да, все полностью идентично тому, через что прошли Виктор с Полиной. Сначала первую пятерку, потом вторую, за ней еще одну. Всего три группы, по пять человек в каждой. Итого пятнадцать.

Видя, что хозяин Холодного Предела не спешит радовать проведенным экспериментам, Мстислав понял, что итог вышел совершенно не таким, как ожидалось.

— Сколько выжило? — осторожно спросил он. Князь тяжело взглянул прямо в глаза помощнику.

— Ни одного. Погибли все до единого.

Скрестив руки на груди, старик снова уселся в кресло, расслабленно откинувшись назад.

— Все пятнадцать умерли, — повторил он. — Представляешь? Вместо двух выживших из первых пяти. Довольно любопытная статистика не находишь?

Боевой маг помолчал, обдумывая известия. У него не возникло ни тени сомнения или осуждения действиями главы клана. Очевидно, что впечатленный успехом первого эксперимента, он захотел получить еще больше неофитов, потенциальных Повелителей Льда и попробовал повторить его снова.

А затем еще раз. И еще. Получая на выходе одни лишь трупы, вместо новых учеников с внушительным потенциалом.

С точки зрения Мстислава поступок был полностью оправдан, учитывая сложившуюся обстановку внешнего мира.

— От чего так случилось? Если условия сохранялись прежними, то по закону вероятности не могли умереть все пятнадцать испытуемых.

Князь торжествующе вскинул руку.

— Отличное замечание, мой друг. Ты как всегда на высоте, очень тонко подметил главную проблему: условия не остались прежними. Параметры излучения источника изменились. Точнее, они менялись с того самого момента, как возник и исчез импульс. Магическое поле нестабильно. Его плотность, то увеличивается, то затихает. Собственно говоря, именно из-за него я сейчас нахожусь здесь, а не в залах Чертогах. Там все оборудование вышло из строя. Электронная техника рядом с Башней отказывается работать напрочь. Кто-то из умников засекал время, привозил сотовый телефон, и не обычный, а специально модернизированный для дивных земель и смотрел, сколько он проработает. Не больше минуты. Вот так вот. Импульс был всего лишь первый ласточкой. Источник продолжает шалить. Это напрямую повлияло на попытки провести новые посвящения стихиям. Я попросту не смог сдержать напор, сделав процесс более упорядоченным.

Под конец голос старшего Строганова звучал недовольно. Ему не понравилось признаваться в собственной слабости. Хотя бы и самому доверенному помощнику.

— И это еще не самое худшее. Похожие процессы протекают повсеместно, у всех известных источников. Аналитики предрекают новый выброс далеко за пределы магических зон. И как следствие — появление новых инициированных. Или другого проявления нестабильности маго-излучения.

Мстиславу не понравилось окончание фразы.

— В каком смысле? — маг недовольно насупился. И так творилось, черт-те что, а тут еще «обрадовали» обещанием с появлением дополнительных неприятностей.

— Не знаю, — признался князь — Может источники рванут, как термоядерные фугасы. Может начнут расширяться, захватывая новые территории. А может и вовсе исчезнут с планеты. Никто не даст гарантий, какой именно вариант превратится в жизнь. В любом случае, ничего хорошего ожидать не приходиться. Мы же так и не поняли, откуда они возникли на матушке Земле. Или кто их сюда послал. Такая вероятность, к сожалению, тоже присутствует.

Взгляд главы клана рассеяно пробежался по левой колонке с данными на экране, куда выводилась информация о передаваемом спутниковом сигнале.

— Каковы наши действия? — нарушил молчание очередным вопросом боевой маг.

Его деятельная натура настоятельно требовала реакции на изменившуюся обстановку. Сидеть ровно и чего-то ждать не для него.

Подготовить эвакуацию жителей Холодного Предела? Перевести все активы в другие места, разместить и оборудовать дополнительные компактные районы для долговременного проживания?

— Успокойся. Если источники рванут, то на планете никто не выживет, — махнул рукой князь. — Спастись никому и нигде не удаться. Уже провели необходимые замеры — это даже не третья мировая. Будет все намного хуже и печальнее. Умрут все. Включая глубоководных океанских обитателей. Материки сдвинутся, земная кора станет похожа на водную гладь во время шторма. Снесет все подчистую. Останется разве что в космос удрать. Но учитывая общую технологическую отсталость в данном вопросе, протянуть наверху долго тоже не получится.

Пессимистичный сценарий естественно не вызвал энтузиазма. Кому охота знать, что в случае катастрофы спрятаться будет попросту негде?

— Но для нас пока это всего лишь голая теория одного из возможных вариантов будущего, — продолжил князь — Причем самая паршивая. И с учетом того, что в случае ее наступления никак повлиять на ситуацию не выйдет, предлагаю сосредоточиться на других делах, не столь пугающих и фантастичных.

— Конечно, ваша светлость, — Мстислав встряхнулся.

Нечего забивать голову всякой ерундой, которая к тому же еще является всего лишь одной из множества вероятностей.

— Проблема вот в чем. В отличие от других мест, в Африке не прекращаются разборки между племенами, контролирующих маго-источники. Их, как ты знаешь, на черном континенте больше пяти десятков и магия вуду зарекомендовала себя, как одно из самых опасных направлений в волшебном искусстве.

Слегка сбитый с толку резким поворотом разговора, командир Детей Вьюги не стал ничего уточнять, предпочтя молча внимать господину.

— Несоблюдение перемирия вызвало у многих недовольство, и кое-кто предлагает проучить «вождей», посмевших пойти против мнения большинства.

Мстислав мысленно хмыкнул. Скорее меньшинства, но при этом самых могущественных.

— Начать подготовку экспедиционного корпуса? — деловито поинтересовался он. — Будут карательные рейды?

Князь как-то разом поскучнел и неопределенно заметил:

— Вполне возможно и будут. Некоторые горячие головы предлагают организовывать полномасштабное объединенное вторжение с тотальным захватом всех дивных земель в Африке. Причем инициатива исходит от тех же лиц, что предлагали создать общие школы. Существует опасение, что какой-нибудь ушлый вождь объединит племена под своей властью и начнет экспансию в другие районы. Сначала в Европу, затем в Азию, Ближний Восток, Америку, Евразию. Конечно, это полная чушь, но кое-кто хочет использовать страх перед вторжением в других целях.

Здоровяку в костюме за пять тысяч долларов понадобилось пару секунд, чтобы сообразить, о чем идет речь.

— Идея не сработала? Напряжение между кланами остается? Никто не хочет верить соседу и для этого выдумывают нового врага для объединения? Думаете получится?

По лицу старшего из рода Строгановых проскользнула жестокая усмешка.

— Конечно нет. Пролитая несколько дней назад кровь, стычки, нападения — просто так не забудутся. Прибавь к ним непонятное поведение источников. Нет. Ничего у них не выйдет. Разборки у негров — всего лишь следствие наступившего хаоса. Его удалось удержать на несколько дней, может недель, но разрушительные процессы уже никому не остановить. Слишком долго некоторые кланы удерживались, в пределах всего лишь одного источника. Они давно жаждали расширения, но недостаток одаренных пресекал замыслы на корню. Теперь ситуация стала благоприятной для агрессивно настроенной части, кому слишком тесно в старых границах. Войны не избежать. То, что мы наблюдаем сейчас — затишье перед бурей. И можешь мне поверить, такого стихийного бедствия планета еще знала.

Следующую фразу Мстислав говорил медленно, стараясь аккуратно подбирать слова:

— А мы тоже из тех, кому тесно? Или нас устраивает сложившаяся ситуация?

Боевой маг с ожиданием уставился на князя, готовый услышать любой ответ. Его с самого раннего детства обучали применять магию для войны. Скажут — надо воевать, он без сомнений пойдет. Но все же изначальные причины хотелось бы знать заранее. Потому что нет ничего опаснее, чем воин, не знающий ради чего он сражается.

— Благодаря тесному союзу с кланами Мамонтовых и Демидовых, Строгановы никогда не чувствовали себя запертыми в тесной клетке, — пояснил князь. — Наши дружины всегда охраняли не только свои земли, но и земли союзников. Что определенным образом повлияло на царившее среди боевых магов настроения. У нас нет нетерпеливых героев, жаждущих завоеваний. В какой-то степени, мы и так владели сразу тремя «дивными землями», из-за того, что несли за них ответственность. Так что — нет, никакой тесноты Строгановы не испытывают.

Князь Кирилл внимательно поглядел на собеседника, пытаясь понять, понял ли тот его скрытый посыл пресекать любые попытки подчиненных поддерживать идею глобальной войны. Голова Мстислав качнулась в согласии.

— Однако, — продолжил глава. — Это не значит, что мы останемся в стороне и не постараемся улучшить позиции нашего клана. Согласись, будет глупо стоять и смотреть, как другие начнут обретать могущество с подчинением себе новых источников. В конечном итоге, эти засранцы обязательно обратят свой взор в нашу сторону.

— Думаете, слабые кланы перебьют? Их сейчас очень много в мире. Независимых родов.

— Не сомневайся. Резню устроят страшную. Нерастраченные амбиции, смешанные с гордыней и непомерным тщеславием, обязательно выплеснуться наружу. Ничуть не хуже последнего магического импульса. Это будет даже не война — бойня. Где все пойдут против всех.

Мстислав нетерпеливо поправил задравшийся слишком высоко рукав пиджака, оперся на правый подлокотник:

— Как мы будем действовать? Реагировать или бить на упреждение? Необходимо перетасовать отряды и основную часть сконцентрировать в Холодном Пределе.

Глава клана нахмурил брови.

— Дело вот в чем. Проблема несколько сложнее, чем выглядит на первый взгляд. Как и в случае с источниками, существует несколько вариантов развития событий. Один из них крайне неприятный для всех магов. Самые слабые из кланов могут не выдержать и обратиться за защитой к национальным правительствам тех стран, где располагаются их дивные земли. Полагаю, не стоит тебе говорить, к чему в конечном итоге может это привести.

— Люди получат доступ к источникам, — не сомневаясь припечатал главный боевой маг.

— Верно. И это совершенно не хорошо для остальных кланов, сохранивших независимость. Другие правительства тоже захотят заиметь у себя собственную маго-зону. Равновесие между нашими цивилизациями, построенное за три сотни лет, канет в небытие и обернется противостоянием. Аналитики совместно с провидцами Мамонтовых уверенно прогнозируют вспышки насилия по всему миру. В конце концов все закончится войной.

Князь взял небольшую паузу и продолжил только через минуту, успев сделать пару глотков из высокого бокала с чистой водой.

— В другом случае, имеется вероятность попытки объединения кланов по национальному и территориальному признаку для построения крупных союзов, чтобы пережить неспокойное время. Европа отдельно, Северная и Южная Америки отдельно, Азия, Ближний Восток и Тихоокеанский регион с Австралией — отдельно. Создание общих школ очень сильно влияет на реализацию данного варианта дальнейших событий.

— Разделение по странам? — удивился Мстислав. — Но это же бред. В отличие от людей, маги никогда не мыслили категориями деления по национальному признаку. Нас слишком мало…

На этом месте маг споткнулся. Еще одно обстоятельство на что повлияло увеличение численности одаренных.

Князь поцокал языком и укоризненно покачал указательным пальцем.

— Уже нет.

Мстислав задумчиво постучал ногтем по столу перед собой.

— И какой из вариантов самый реалистичный? К чему нам готовиться?

Лидер клана Строгановых покачал головой.

— Это неважно. Любая из возможных линий будущего так или иначе ведет к всеобщей войне. Сила инерций слишком велика. Это как обрушение карточного домика. Появление нескольких десятков тысяч одаренных спровоцировало вспышку насилия между кланами. Баланс рухнул. Возникла центральная точка отчета, откуда любые линии неизменно ведут лишь к одной развязке. Так объяснили аналитики и провидцы. Как сам понимаешь, причин не доверять им у меня нет.

— Тогда может нам не ввязываться в затею со школой? Увезти всех обратно?

— Нет, школа нужна. Во-первых, удобно собрать инициированных в одном месте. Легче защищать и контролировать. Во-вторых, это земли Мамонтовых, у нас будет преимущество. И в-третьих, рано или поздно наступит мир, если удержим школу и сохраним учеников, многие вступят в кланы Триумвирата, потому что другие попросту сгинут.

— Звучит неплохо, — признал Мстислав. — А что с парнишкой? Отправить его обратно к вам? Пусть учится вместе с девчонкой. Раз уж у них такие непревзойденные способности, слишком расточительно держать его здесь. Полагаю, индивидуальное обучение пойдет ему на пользу. Ничего не хочу сказать против Дмитрия Билецкого, у него достаточно богатый опыт в наставничестве, однако…

— Нет, — решительно прервал младшего родственника князь. — Положение Виктора остается прежним. Он нужен там. Как гарант моего слова и в качестве меры успокоения для других участников проекта. Провидцы Мамонтовых дали нам фору разглядев вероятности будущего, не стоит преждевременно рушить все поспешными действиям. К тому же, парню не повредит поближе познакомиться со сверстниками из других семей. Некоторые из них станут во главе своих кланов в будущем, ему не помешает наладить с ними дружеские отношения заранее.

— Как прикажете, ваша светлость.

* * *

Серебристый Порш ходко шел по трассе, лихо вписываясь в крутые повороты и играючи обходя редкие попутки, предпочитающие держать установленный скоростной лимит в сгущающихся сумерках.

Изящные пальчики девушки цепко держали руль, управляя мощным спорткаром со сноровкой опытного водителя.

— … продолжение новостного выпуска, — вместо заводного музыкального ритма, идеально подходившего для быстрой езды, магнитола вдруг разродилась женским голосом ведущей с радио.

— Пока большинство кланов решило пойти по пути примирения и прощения, наши братья с Африканского материка не стали прислушиваться к голосу разума и продолжили выяснять отношения между собой, в вековечном стремлении к обретению безграничной власти над соседними магическими владениями. На этот момент уже достоверно известно о гибели больше семидесяти полноправных магов… напомню нашим слушателям, что в Африке преобладающей формой магии является некромантия, взявшая свои корни из средневекового культа вуду…

Я вытаращился на приборную доску авто в немом изумлении. Что это за радио такое? Откуда им известно о магах?

— … вызванный внезапным всплеском магического излучения кризис до сих не преодолен. Некоторые эксперты считают, что стремление сохранить мир не приведет к успеху из-за слишком большого числа жертв, появившегося на следующий день после начала инцидента. Многие не захотят смириться с потерями и обязательно постараются отомстить. Учитывая, что объектами нападения стали в основном сильные кланы, трудно прогнозировать к чему в конечном итоге приведет их жажда мести. Сегодня у нас в гостях один из людей, посвятивших свою жизнь изучению истории взаимоотношений между магическими родами России. Глеб Федорович Глазунов. Здравствуйте, Глеб Федорович.

— Здравствуйте, Таня, — вместо бойкой ведущей появился мягкий мужской баритон. — Здравствуйте, уважаемые слушатели.

Не давая приглашенному эксперту времени на раскачку диджей сразу же взяла быка за рога, задавая вопросы.

— Так что скажете, Глеб Федорович, правдиво ли утверждение, что атакованные кланы не забудут вероломные нападения и обязательно постараются ответить своим недругам? И не когда-нибудь потом, через несколько месяцев или лет, а прямо сейчас, в течении ближайших дней и недель?

— Судя по тому, что нам известно на данном этапе, говорить о прощении, конечно же, не приходится. Да, основная часть вроде согласилась на перемирие и совместную работу по создании школ для появившихся неофитов. Однако, не стоит сбрасывать со счетов личности патриархов, кому нанесли оскорбления вероломными атаками. Достаточно вспомнить князя Кирилла Строганова. Многие помнят, как он расправляется со своими врагами. В одном случае, это даже привело к…

— … уничтожению целого магического источника, — перебила эксперта ведущая. — Да все знают эту поистине трагическую историю. Вы полагаете, Владыки Холода попробуют повторить тот трюк снова? Тогда я не завидую роду Олсонов. Им определенно придется несладко.

Мужчина приглушенно рассмеялся.

— Вы абсолютно правы, дорогая Танечка. Я не знаю, о чем думали норвежцы, организовывая нападение, но им однозначно стоит начать искать убежища за пределами собственных земель. Рано или поздно, наши милые друзья, обожающие превращать все в лед, заявятся к ним в гости. И я более чем уверен, что для Олсонов это ничем хорошим не кончится…

Алиса резко нажала на кнопку, переключая приемник на другую волну. Снова появилась музыка. На этот раз какой-то тяжелый зарубежный рок, а не просто клубная танцевальная мелодия.

— Что это за радиостанция? — спросил я с нескрываемым удивлением.

Мой палец по провинциальному ткнулся в голубой дисплей в обрамлении пластиковой панельки.

Девушка с непониманием глянула на магнитолу.

— ИМС, — прозвучала странная аббревиатура и сразу же за ней последовала расшифровка: — Информационная медийная сеть. Ее обычного называют — «сеткой». А что? Ты еще не слышал о ней? У них есть радио, канал на ТВ, ресурс в интернете. Это отдельный холдинг, предназначенный для освещения жизни исключительно магического сообщества. В основном там говорят о новостях. Сейчас без этого никуда. Маги тоже живут в двадцать первом веке.

На данное замечание мне ничего не оставалось, как уважительно покачать головой. Действительно, броневики у них есть, здоровенный пушки тоже, частные самолеты, еще куча всякой собственности (один мегаполис чего стоит, оставшийся позади). Почему бы не заиметь отдельную медийную компанию?

— У них трансляции по всему миру на всех языках. Бывает интересно послушать или посмотреть репортажи из других мест, находящихся далеко от дома. Всем интересно, как там дела у других.

— Здорово, — согласился я.

Молодая волшебница бросила на меня острый взгляд.

— Мы с тобой так и не представились друг другу, — произнесла она, не забывая поглядывать на дорогу.

Порш слегка снизил скорость. Кавалькада дорогих спортивных авто начала отрываться вперед.

— Алиса, — ко мне протянулась изящная женская ладонь.

— Виктор, — я осторожно пожал ее.

— Так откуда ты Виктор и что делаешь в Златограде? — сразу же последовал вопрос, сказанный наигранно небрежным тоном.

Но обмануться было трудно, судя по голосу, ее действительно интересовал ответ на казалось простой вопрос. А мне в свою очередь совсем не хотелось раскрываться перед человеком, впервые увиденным всего полчаса назад.

Да и вообще, стоило ли садиться и ехать с ней? Не спорю, фигурка у девчонки что надо. Все при ней и минутная слабость с моей стороны вполне оправдана. Но все эти колдовские заморочки не слабо так действовали на нервы возможными последствиями от неожиданного знакомства.

Черт его знает, кто эта куколка. Может ее семья в вековой ссоре со Строгановыми? Скажу что-нибудь не то и завезут меня на заброшенный завод, где и закопают по-тихому.

Краткий экскурс в историю колдовских кланов произвел сильное впечатление. Разборки у магов шли нешуточные и как правило длились долгие годы.

— А разве не ясно? — туманно ответил я вопросом на вопрос. Последовал еще один взгляд. На этот раз оценивающий.

— Ты почувствовал заклятье этого идиота Аллана. И ушел от него за секунду до удара, — с утвердительными интонациями начала говорить девчонка. — Значит ты знаком с магией.

Глупо пытаться отрицать озвученный вывод. Глядя со стороны, мои телодвижения скорее всего смотрелись крайне подозрительно и списать все на случайность попросту невозможно.

Я неопределенно пожал плечами, не подтверждая, но и не отрицая слова собеседницы.

— Но судя по твоему возрасту и национальной принадлежности, ты никак не можешь быть членом одного из кланов России, иначе я бы тебя обязательно знала, — продолжила рассуждать вслух Алиса. — Следовательно ты можешь быть только одним человеком.

Последовала небольшая задержка. Тоже мне, актриса больших театров, нашла где устраивать драматическую паузу.

И тем не менее, я решил подыграть ей.

— Кем? — спросил я, втайне надеясь, что она сейчас не ляпнет, что видела меня с боевым магом, состоящего на службе одного очень известного семейства. Тогда ни о каком инкогнито речи быть не может.

— Одним из инициированных. Счастливчик, попавший под магический выброс и обретший впоследствии дар.

Я напряженно ждал продолжения. И оно последовало, но совершенно иное, чем я опасался.

— Вас начали свозить к Мамонтовым для обучения в школе. Должно быть ты отбился от группы и захотел погулять по городу в одиночестве.

Сделал вид, что она угадала и мне нисколько не стыдно за свое поведение. Алиса весело рассмеялась.

— Плохой мальчишка, — слегка прохладные пальцы девушки игриво потрепали мою щеку.

Довольный, как кот, объевшийся сметаны, я улыбнулся. Со стороны юной колдуньи последовала еще одна порция завлекательного смеха.

Блин, либо я ничего не понимаю, либо эта красотка со мной заигрывает. Наверное, надо действовать поактивнее. Девчонки не любят рохлей и мямлей. Положить руку ей на коленку? Черт, а если все не так, как кажется? Она же магичка, может у них это по-другому? Как выкинете меня на полном ходу из тачки, напоследок наградив звонкой оплеухой. А что? Запросто возможна и такая реакция.

Пока колебался, мы продолжали ехать и приступить к более решительным действиям не удалось.

— Вон они. Уже приехали, — Алиса задорно подмигнула мне, как будто догадываясь, о чем я последние секунды напряженно размышлял.

Порш легко вписался в последний поворот и заехал на открытую ровную площадку, находившуюся на небольшом возвышении рядом с дорогой и уже заставленную спортивными тачками. Хлопнула дверца, стройная фигурка испарилась с водительского сиденья.

Ругая себя последними словами, я тоже полез наружу.

— Пойдем, не отставай, — как ни странно, моя спутница не захотела бросать случайного попутчика.

Честно говоря, оглядываясь на царившую вокруг автопати, я думал, что она моментально забудет о мимолетной прихоти и бросит меня одного сразу же по приезду на место. Однако этого не случилось. Мы пошли вместе, изображая из себя дружескую пару. Хотя были знакомы всего ничего.

А вечеринка и впрямь поражала. Юные маги умели веселиться и активно использовали при этом свой дар. Например, вместо скучных и банальных прожекторов или ламп, в воздухе висели разноцветные шары, дающие приглушенное мягкое освещение. А музыка звучала так, будто где-то наверху находились невидимые колонки.

— Смотри, вон дорожный указатель, — Алиса подхватила меня под руку и указала вниз. — От него и по прямой до следующего перекрестка по трассе ровно два километра. Гоняются там.

И действительно, две приземистые машины как раз в этот момент выдвинулись вперед, встав в одну линию. На середину дороги вышла симпатичная девица на высоких каблуках, в коротких шортиках и обтягивающем топике. Постояла, покрасовалась в свете фар, позволяя зрителям полюбоваться на свою фигурку. И только после этого взмахнула платком, давая знак гонщикам.

Взвизгнули шины по асфальту, два железных коня рванули с места с приличным ускорением, набирая скорость по мере удаления от линии старта, сияя во тьме яркой неоновой подсветкой.

— Классно, — признал я.

— Алиса, привет. Сколько лет, сколько зим, — откуда-то сбоку вдруг раздался мужской голос и опять с иностранным акцентом.

К нам подошел высокий парень лет семнадцати-девятнадцати, держа в руках три бутылки пива.

— А я тебя сразу узнал, — заявил он, приобнимая девушку, тут же отстраняясь и протягивая ей одну из бутылок. — Кто твой друг? Его я вроде не знаю.

Еще одна стеклянная емкость беспардонно ткнулась мне прямо в ладонь. Парень был очень крупный, широкоплечий и от этого казался еще более шумным. Говорил он громко, не стесняясь показывать, как ему хорошо и весело.

— Это Виктор, мы недавно встретились. Он один из инициированных, — представила меня Алиса, кладя мне руку на плечо. — А это Карл. Он из немецкого клана фон Бергеров.

Большая ладонь крепко пожала мою.

— Ааа, приехал в школу? — пророкотал фриц. — Я вот тоже прикатил сюда из-за этого. Наблюдателем. Все нынче с ума посходили из-за этих дурацких школ.

Слегка наклонившись к уху Алисы, я шепотом поинтересовался:

— Откуда он так хорошо знает русский? Тот англичанин тоже говорил довольно неплохо. У магов есть какой-то способ быстрого изучения языков?

Девушка фыркнула и не обращая внимания на слабую попытку протеста с моей стороны обратилась к парню:

— Карл, наш друг интересуется, почему все гости в Златограде говорят исключительно на русском.

Гигант сразу же погрустнел.

— У Мамонтовых совершенно нет чувства юмора, — печально произнес он.

Я непонимающе посмотрел сначала на него, потом на Алису. В отличие от подошедшего парня, она в этом время не выглядела расстроенной, а скорее чрезвычайно чем-то довольной. Полные вишневого цвета губы растянулись в широкой улыбке.

— В смысле? Вы о чем? — с нарастающим любопытством спросил я.

Чуть ли не хохоча и едва сдерживая смех, молодая колдунья поведала мне причину своего веселья и унылого выражения на лице германца.

— Лет десять назад, на помолвке дочери одного из французских родов и племянника князя Мамонтова, все объявления и официальные речи проходили только на французском. На вопрос патриарха, почему нет перевода на русский язык, организаторы ответили ему, такова традиция. Точно не известно, так ли это было на самом деле или влиятельному русскому клану просто пытались досадить, но последствия последовали незамедлительно. В Златограде было навсегда запрещено использовать любой другой язык кроме русского, а все Мамонтовы теперь обязаны вести переговоры с иностранными партнерами исключительно через переводчиков. Въезд во владения клана без знания разговорного русского также закрыт.

Карл печально вздохнул.

— Проклятые жабоеды подставили всех. Хочешь не хочешь, а пришлось нанимать репетитора. Вы бы знали, сколько я потратил времени, денег и усилий, пока не овладел на приличном уровне вашим языком.

Не сдержавшись я хмыкнул. Надо сказать, поведение банкиров мне пришлось по душе. Вспоминая все эти выставки с идиотскими названиями типа: Арми-2017 и ХейлиРаша, организованными правительством России, поневоле проникнешься уважением к верхушке магического клана. До сих пор помню, как покоробило, когда впервые увидел эти странные слова, написанные кириллицей. Никакого уважения к языку собственной страны. Впрочем, для чиновников это скорее всего уже и не так. Они здесь больше во временной командировке, чем на постоянной работе. Дети уже учатся за бугром, жены и любовницы занимаются шопингом там же. Осталось дотерпеть свой срок до конца и можно смело присоединяться к ним, доживая свой век на «заслуженном отдыхе». Ловить ведь никто не собирается…

А колдуны молодцы. Плевать они хотели на озабоченность иностранцев. Сделали как им удобнее и нисколько не парятся от этого. Лично мне такое поведение более чем импонировало.

Сделав глоток, я огляделся, снизу раздался еще один рык моторов, сообщая о старте очередной пары гонщиков.

Карл принялся рассказывать какую-то длинную и запутанную историю, в основном обращаясь к Алисе.

А я вдруг понял, что мне стало скучно и единственным желанием было поехать домой и завалиться спать. Все-таки прошедший день оказался весьма насыщенным и утомительным.

— Эй, ты, любитель пачкать чужие машины. Как насчет небольшого состязания?

Придумать повод чтобы смыться обратно в городе я не успел. К нашей небольшой компании подошел тот самый хозяин оранжевой Ламборджини. Англичанин встал неподалеку, положил руки на пояс и уставился, ожидая ответа на брошенный вызов.

Сказанное надменным и пренебрежительным тоном предложение вызвало у недавнего знакомого неподдельное удивление. Парень повернулся к Аллану, чуть разводя руками в стороны и поинтересовался:

— О чем это вы, уважаемый? Не совсем понимаю вас.

Алиса и Карл расступились, давая противникам возможность без преград встать друг напротив друга.

— Чего непонятного? — не выдержал Кэмпбелл. — Разве не видно, где мы находимся и чем занимаемся?

На этом месте он сделал паузу, закончив крайне издевательским тоном:

— Впрочем я действительно кое-что забыл. Ты ведь приехал не сам и машины у тебя нет.

От прихлебателей Аллана раздались язвительные смешки, быстро подхваченные собравшейся вокруг толпой остальных участников автопати. Кое-кто даже позволил себе негромкие выкрики:

— Правильно, нечего ему тут делать…

— Пусть проваливает…

— Здесь тусуются только истинные маги…

Услышав последнее выражение Алиса мучительно поморщилась. Она уже успела поделиться новым трендом, ставшим модным в последние дни среди сверстников с матерью.

И не сказать, чтобы княгиня Волконская пришла от известий в восторг. Глупость некоторых представителей магических семей вызвала у нее приступ острой ярости. Что не мудрено. Подобное разделение нисколько не способствовало разрешению вспыхнувшего кризиса в сообществе колдунов. Скорее наоборот: еще больше усугубляло его дальнейшее развитие.

— Слышал, нищеброд? Тебе здесь не место. Нет машины — нет гонок. Нет гонок — нет приглашения на вечеринку. Вход открыт только телкам с упругими попками, — не уставал изгаляться Аллан, глядя нахальными глазами на молчавшего новичка. — Или ты тоже хочешь примерить на себя что-нибудь в обтяжку? Без проблем, думаю мы найдем тебе короткую юбочку и маечку. Сможешь постоять в сторонке. Может кто захочет себе и такую подружку.

Раздался новый взрыв хохота. Уже не приглушенного, а оглушительного. Народ веселился вовсю.

Алиса с тревогой взглянула на Виктора. Когда она брала его с собой, то не сообразила, что злопамятный Аллан обязательно сделает еще одну попытку зацепить того, кто чуть не испачкал его обожаемую «малышку».

Стоило поступить по-другому. Не приглашать его сюда, а взять телефон и потом встретиться. Человек способный почувствовать магический удар загодя и уйти от него, получив инициацию всего несколько дней назад, обязательно должен заинтересовать клан. Именно о таких знакомствах говорила мать, когда делала наставления.

— Кажется разговор начинался про какое-то соревнование. Разве не так?

Стоящий до последнего мгновения чуть в стороне Карл неожиданно выступил вперед. Высокий и крупный, он моментально приковал к себе внимание глубоким басом. А его вопрос вызвал заминку у зачинщика конфликта.

— Я обращался не к вам, герр фон Бергер, — вежливо отметил Аллан, немного отодвигаясь влево.

Рядом с гигантом он чувствовал себя не слишком уютно.

— Какая разница? — беспечно пожал тот широкими плечами. — Ты хотел погонять и сказал об этом в открытую. Думаю, идея отличная.

— Но у него нет машины, — нервно возразил молодой маг, уже не выглядевшей столь самоуверенно, как раньше.

Неожиданная поддержка пришлому со стороны члена одного из сильнейших боевых кланов планеты застала его врасплох. Он не думал, что за бродягу, случайно оказавшемуся в их компании кто-то будет по-настоящему заступаться. Даже поступок Алисы воспринимался скорее сиюсекундным порывом, капризом и желанием насолить, чем действительно тщательно обдуманным поступком.

— Я дам, — легко ответил Карл, вновь пожимая плечами, мол какая ерунда, было бы что обсуждать.

Его поведение подстегнуло девушку. Княжна сделала шаг вперед и решительно заявила:

— Я тоже согласна предоставить свой Порш, если вдруг Виктора не устроит Корвет.

Толпа окончательно затихла. Подобного развития никто не ожидал. Аллан и его приятели стояли с растерянным видом, переминаясь с ноги на ногу, не зная что предпринять.

— Правильно, пусть погоняются. Нафига мы тогда вообще сюда приперлись, — внезапно раздался еще один голос откуда-то сзади с чистым русским говором. — Я тоже могу дать свою тачку.

— И я… — послышался еще один выкрик.

— Моя лучше, бери мой Мустанг.

— Да твой Мустанг годиться только для поездок на дачу. Эй, парень! Бери мой Ягуар. Не успеешь опомниться, как очутишься на финише.

— Не гони. Я тебя всего полчаса назад сделал. Не слушай его, пацан. Садись за руль моего тюнингованного Мерина с модифицированным движком.

— Лучше мой Мазерати…

Предложения посыпались горохом. Нашлось большое количество желающих дать свой автомобиль на заявленную гонку.

Ясное дело, в основном люди кричали, желая похвастаться наличием у себя крутой четырехколесной игрушки, а не чтобы реально посадить туда какого-то незнакомца.

И тем не менее, выкрики поспособствовали коренному изменению настроения толпы. Еще недавно выступающие единым фронтом на стороне Аллана, присутствующие уже жаждали очередного развлечения.

Взгляд Алисы случайно упал на того, кому предлагали сесть за руль авто, стоимостью в несколько десятков, а то и сотен тысяч долларов. К ее удивлению, парень не выглядел растерянным или смущенным от происходящего. Он вполне спокойно стоял, заложив руки за спину, слегка наклонив голову на бок.

Поразительное хладнокровие. Девушке еще больше захотелось, чтобы этот парнишка в дальнейшем выбрал их клан и стихию для дальнейшего обучения. Он определенно будет полезен роду Волконских.

— Я пожалуй все же приму предложение первого человека, — мягко улыбнувшись произнес Виктор. — Если Карл, все еще не против.

— Конечно не против, черт возьми! — громогласно ответил фон Бергер, кладя руки на пояс и с вызовом уставившись на замершего неподалеку англичанина.

Невооруженным глазом было видно, что тот ему совершенно не нравится. И немецкий маг рад проучить наглого невежду хотя бы и чужими руками.

Аллан зло сжал челюсть, идеально ровные зубы негромко скрежетнули показывая насколько в дурном духе находится их хозяин.

— Хорошо, я принимаю вызов, — ответил он вскидывая подбородок вверх.

Карл не преминул язвительно указать на ошибку:

— Помнится, это ты подошел и начал вопить о соревновании. Забыл что ли уже? Бывают проблемы с памятью? Может тебе обратиться к доктору?

Теперь уже всем стало ясным, что фон Бергер имеет что-то против Кэмпбелла и не боится открыто показывать свою неприязнь.

Хотя, чего бояться будущему Паладину? Боевые маги из этого отряда всегда славились безрассудной смелостью и презрением к опасности любого типа.

— Я все прекрасно помню. И никогда ничего не забываю, — Аллан с яростью уставился на говорившего гиганта.

Алиса встревоженно завертела головой, ища кого-нибудь кто сможет в случае необходимости встать между этими двумя. Как бы не вспыхнула драка прямо тут.

— Эй, так мы едем или нет? — вновь подал голос Виктор.

— Едем, — чуть ли не прорычал Аллан, не отрывая взора от Карла, потом резко развернулся и зашагал к оранжевому спорткару.

Вслед ему устремился гулкий хохот фон Бергера, довольного тем, что удалось вывести из себя заносчивого островитянина.

— Что с тобой? — обеспокоено спросила Алиса Карла негромким голосом. — Раньше ты никогда не бросался так на людей.

Карл повернул к ней голову.

— Это отродье не человек. Как и вся его поганая семейка, — тяжело роняя слова ответил он. — Клянусь честью, если бы не дурацкое перемирие, я бы уже давно находился на землях Кэмпбеллов с радостью круша их безмозглые черепушки.

Девушка чуть не отшатнулась назад, настолько короткая эмоциональная речь молодого мага была пропитана жгучей ненавистью.

Гадать о причинах ее появления долго не пришлось. Разгадка оказалась весьма простой и довольно предсказуемой: род Аллана участвовал в недавнем нападении на клан фон Бергеров совместно с другими семьями, кто считал последних угрозой своему существованию.

Видимо, княгиня все-таки права. Никто не забудет прошедших событий. Желающих отомстить слишком много. А значит война близка, как никогда.

Тем временем гонщики выехали на линию старта. Синий Корвет держался вполне уверенно. Скрытые опасения, что Виктор не умеет водить к счастью не оправдались.

Уже который за вечер раз Алиса мысленно поздравила себя с неплохим выбором. Еще не начав учиться, она уже начала обзаводиться знакомствами с перспективными новичками. Княгиня определенно будет довольна наследницей.

— Думаешь победит? — спросила княжна, пытаясь не выдать нотки неуверенности в голосе.

Кто-то сотворил чары дальновиденья и подвесил в воздух объемный экран, куда передавались кадры прямиком с трассы.

— Возможно. Мне он показался довольно боевым парнем. Но деньги бы все же ставить не спешил, — откровенно поведал Карл, кивая на толпу, где уже вовсю начали делать ставки.

— Тогда зачем дал машину? Если не веришь в победу.

Маг из семьи фон Бергеров равнодушно пожал мощными плечами.

— Почему бы и нет? Может случится чудо и он выставит этого индюка Кэмпбелла неудачником перед всеми. Такое зрелище стоит риска потерять машину, — Карл помолчал и под конец честно признался: — К тому же я все равно хотел ее скоро менять. Вот и повод появится.

Алиса поморщилась, но перед этим успев отвернуть лицо в сторону. Шагнула к народу и демонстративно поставила на Виктора одну тысячу в американских долларах, мельком успев отметить, что на стихийно возникшем тотализаторе принимали любые деньги. Фунты, евро — записи делали на разные суммы, скрупулезно помечая ставки на смартфонах.

Оборотистые малые. Мелькнула озорная мысль попозже доложить о спонтанной коммерческой деятельности Мамонтовым.

Кроме иностранных языков, торговцы страсть как не любили, когда кто-нибудь пытался нажиться на их территориях. Финансовые контроллеры из налоговой зачастую могли быть пострашнее боевых магов из Хранителей Тишины.

Те что, убьют и забудут. А эти вытрясут все до последней копейки, оставят без штанов, еще и кучу штрафов навесят. Будешь потом отрабатывать, остаток жизни отдавая две трети дохода на погашения долга. Тут уж самому жить не захочется.

Подумала и тут же отбросила мысль в сторону. Узнают друзья, сразу же отвернутся. Становиться изгоем Алисе совсем не хотелось…

Взвизгнули шины по асфальту. Две гоночные машины резво скакнули вперед, оставляя позади шлейф белесого дыма от разогретых покрышек.

Застывшая в одном положении проекция показывала вид сверху, позволяя следить за перипетией гонки со всеми подробностями.

Алису легонько кольнуло иглой зависти к неведомому творцу заклинания. Передаваемая картинка запросто могла поспорить по четкости с самыми современными телевизорами последних моделей.

Княжна завертела головой, желая увидеть того, кто стоит неподвижно, занятый наведением чар. Неплохо бы запомнить на всякий случай. Может в будущем пригодится.

К сожалению, не повезло. Ничего заметить не удалось. Почти все находящиеся на площадке люди, сейчас, как никогда полно олицетворяли собой выражение — «застыть соляной фигурой». Все неотрывно смотрели на состязание, боясь пропустить хоть мгновение из спонтанно возникшего шоу.

— Отстает, — рассеяно буркнул Карл, комментирую происходящее на огромном магическом экране.

И вправду, Корвет проигрывал противнику уже на два корпуса.

Высказать собственное мнение о возможном проигрыше Виктора Алисе не удалось. В следующее мгновение машина фон Бергера вдруг странно дернулась, испустила из выхлопных труб сдвоенную струю синего пламени и пришпоренным мустангом устремилась вперед с приличным ускорением.

— Нашел кнопку закиси азота, — все таким же безразличным голосом сообщил Карл. — Довольно вовремя.

Синий спорткар с умопомрачительной скоростью несся по трассе легко обогнав оранжевого соперника.

До финиша оставалась сущая мелочь. Еще чуть-чуть и…

Глаза Алисы с ужасом распахнулись. Не желая проигрывать, Аллан, вместо того чтобы жать на газ, прямо сквозь лобовое стекло метнул в быстро удаляющееся авто противника магический сгусток.

— «Воздушные лезвия», — невозмутимо расшифровал неизвестные княжне чары фон Бергер. — Неплохой ход. Абсолютно недопустимый для обычных гонок, но в плане тактики очень верный. На такой скорости проколотый шины сделают из Корвета стопроцентный гроб.

Карл глядел на зрелище с безразличием опытного хирурга перед операционным столом. От его веселости не осталось и следа. Воспоминание о недавней атаке на земли клана дали о себе знать, спровоцировав резкий спад настроения.

Девушка открыла рот, собираясь высказать все что думает о подобном отстраненном подходе и тут же осеклась. Потому что вместо аварии, на дороге творилось непонятное.

Выпущенные боевые чары не достигли цели, растворившись в едва заметной вспышке, не дойдя до Корвета буквально пару метров. А еще через секунду, они снова появились, на этот раз двигаясь в противоположном направлении.

— Ого, — уважительно качнул головой Карл. — «Зеркальный щит». А паренек-то не так прост, как кажется.

Княжна растерянно заморгала. Защитные заклинания не отводящие и не поглощающие вражеские удары, а отправляющие их обратно относились к очень сложным чарам. Ни один неофит, ученик или адепт не могли сотворить ничего похожего.

— А нет. Ошибся. Заклятье создали дистанционно, — не успокаивался Карл. — Видимо у нашего знакомого имеются весьма могущественные друзья-покровители. И весьма умелые.

Какая точность в наведении. Ювелирная работа. Не хотел бы я столкнуться в бою с этими виртуозами.

Виктор показался Алисе милым, слегка самоуверенным мальчиком, перспективным кандидатом на вступление в клан Волконских. С кем планировалось немного пофлиртовать, организовать небольшую влюбленность (ничего серьезного разумеется), чтобы в определенный момент подтолкнуть в нужную сторону при выборе дальнейшей судьбы.

А теперь что выходит? Неужели она так жестоко ошиблась?

— Возвращаются. Индюку придется здорово выложиться на ремонт.

Девушка снова взглянула на магический экран. Обе машины уже двигались обратно. Синий Корвет без единой царапинки, оранжевый Ламборджини с помятым кузовом.

К чести Аллана, он сумел увернуться от посланных обратно смертоносных подарков и даже притормозить, прежде чем скатиться в кювет и чувствительно приложиться о каменные обломки в беспорядке валяющиеся на земле.

На площадке участников встречали аплодисментами, быстро перешедшими в овации с громким свистом и криками.

Разъяренный Кэмпбелл выскочил из побитого спорткара с перекошенной от злобы физиономией.

— Это нечестно! — с ходу закричал он. — Ему кто-то помог!

С каменным выражением на лице Карл, оказавшийся ближе всех, безразлично пожал плечами.

— Правилами не запрещено, — сказал он, чуть подумал и добавил: — Вообще-то и не было никаких правил. Ничего не оговаривалось заранее. О чем ты прекрасно знал. Поэтому и применил «Воздушные лезвия». Ах да, прости — «попытался» применить «Воздушные лезвия».

Глубокий бас далеко разнесся над толпой, вызвав еще одну волну смеха. Кулаки Аллана сжались, он сделал шаг вперед…

И сразу же остановился, словно налетел на кирпичную стену. Ярость еще не настолько затмила ему разум, чтобы кидаться на одного из фон Бергеров. Имелись куда менее болезненные способы быстро покончить с собой.

Вместо этого, англичанин выбрал себе другой объект для атаки. Разгневанный взгляд мага обратился на победителя гонок. Уже не сдерживаясь Аллан двинулся к нему. Виктор медленно обернулся.

Именно тогда случилось то, о чем много позже Алиса вспоминала неоднократно.

Это не была схватка двух начинающих колдунов или мальчишечьей дракой семнадцатилетние подростков. Ничего подобного и близко не произошло. Наоборот, стороннему наблюдателю могло показаться, что конфликт закончился мирно и все разошлись, не доведя дело до горячей фазы.

Просто в какую-то секунду в невысоком пареньке что-то неуловимым образом изменилось. Осанка, поза, взгляд, наклон головы — трудно сказать, что конкретно. Но это подействовало на всех.

В какой-то момент от фигуры новичка повеяло чем-то нехорошим и крайне опасным. Будто по магическому полю пробежала рябь враждебной энергии. Касаясь людей, вызывая легкими, едва заметными прикосновениями стылый холод приближающейся смерти.

На интуитивном уровне это почувствовал каждый. Неожиданно стало понято, что перед Алланом стоит вовсе не беззащитная жертва, готовая покорно принять наказание, а собранный воин, готовый биться до последнего вздоха.

Это было так невероятно и вместе с тем настолько очевидно, что толпа напряженно замерла, ожидая увидеть, как один из соперников прямо здесь и прямо сейчас умрет.

Кэмпбелл тоже ощутил это. И вместо того, чтобы продолжать идти, он застыл на месте, растеряно глядя на преобразившегося противника.

Над толпой растеклась мертвящая тишина. Она продолжалась целых десять ударов сердца. И закончилась совсем не так, как многие ожидали.

Послышалось мягкое рычание работающего двигателя. Со стороны трассы на площадку величественно и неотвратимо въехал огромный черный джип.

Хлопнула пассажирская дверь. На землю ступил высокий крепкий мужчина с короткой прической. В пошитом на заказ темном костюме и в дорогих туфлях (богатая молодежь превосходно умела замечать и распознавать подобные вещи), он смотрелся на автопати совершенно не к месту.

И все равно, ни у кого и мысли не возникло как-то помешать неожиданному гостью, настолько убийственный от него исходил поток магической силы.

Боевой маг в полной красе. Не та персона, с кем охота связываться. Достойных соперников для него здесь не имелось в наличии.

Разве что Карл, уже почти закончивший обучение. Но и он вряд ли смог бы противостоять пришельцу на равных. Опыт все-таки значил не мало.

Спокойно оглядев по очереди юношей и девушек, незнакомец немного помолчал, а потом произнес:

— Виктор Владимирович, вам не пора домой?

По рядам ребят пробежала волна пораженных вздохов. Полноправный. Боевой. Маг. Обращался по имени-отечеству к какому-то бродяжке. Неслыханно!

Виктор невозмутимо кивнул и направился к предупредительно распахнутой двери внедорожника. По пути, он остановился рядом с Карлом, протянул ему ключи от Корвета:

— Спасибо, — поблагодарил он его, затем посмотрел на девушку, слегка улыбнулся и сказал: — Было приятно познакомиться, Алиса. Думаю, мы скоро увидимся.

Под продолжавшееся молчание, джип выехал с площадки, оставив позади ошарашенных свидетелей небывалого происшествия.

И только спустя какое-то время фон Бергер произнес негромким задумчивым голосом:

— Хотел бы я знать, у кого в няньках могут быть бойцы из Детей Вьюги.

Княжна резко обернулась к нему, дико вытаращив глаза.

— Откуда ты знаешь, кто это был?

— А у кого еще могут быть номера Златоградского гарнизона? — пожал широкими плечами немец, как будто объясняя прописные истины.

В ответ от Алисы донесся мучительные стон.

— А я его еще хотела влюбить в себя этого милого мальчика. Карл несмело хохотнул.

— С этим ты точно промахнулась подруга. Если это тот, о ком я думаю, то определение — «милый мальчик» к нему вряд ли подходит.

Они помолчали, каждый думая о своем. Девушка мучительно вспоминала генеалогическое древо великих родов Триумвирата, пытаясь угадать кого из верхушки кланов им повезло встретить. Она так старалась, что ее усилия не остались незамеченным. Услышав бормотание под нос с перечислением имен здравствующих членов семей Строгановых, Демидовых и Мамонтовых, Карл снисходительно заметил:

— Можешь не напрягаться. Его скорее всего еще не успели внести в общедоступную базу.

Княжна остановилась.

— О чем ты?

— А ты еще не знаешь? — удивился молодой немецкий маг. — У Строгановых внеплановое пополнение. Два неофита с уровнем — Повелители Льда. Скорее всего Виктор один из них.

* * *

Утро следующего дня началось с ранней побудки, как и вчера. Опять едва теплый кофе, быстрое одевание и машина внизу.

А вот время поездки оказалось короче, вылезали мы не рядом с магическим полигоном, а на парковке самого настоящего стадиона, расположенного в пригороде.

— Что это? — спросил я.

Не удержался и широко зевнул, оглядывая многочисленные здания, видневшиеся через дорогу. Стекло, железо, сталь и бетон — классика современной городской архитектуры. От одинакового вида коробок сводило скулы от скуки.

Вновь уставился на спортивное сооружение. По размерам оно совсем не дотягивало до уровня суперразвитых городов. Маловат что-то.

О чем я и не преминул сообщить Дмитрию.

— Заметил? Хорошо. Можешь познакомиться с первой российской магической школой. Вон те постройки — относятся как раз к ней. Офисные здания не сдали заказчикам, выкупили, переделав в рекордно сжатые сроки для обучения почти трех тысяч человек. Слева корпуса аудиторий, столовые, библиотеки, другие помещения. Справа ряд кампусов общежитий для постоянного проживания. Они уходят еще дальше, отсюда не видно. Вон там еще одна парковка. Везде проведены необходимые коммуникации, устроены мини-полигоны, залы для медитации, дополнительные спортивные площадки, парковые зоны и даже парочка небольших концертных арен. Управляющие Мамонтовых здорово попотели, организовывая все это.

Я изучающе осмотрел представленный комплекс построек. Признаться честно, отсюда они выглядели не очень-то впечатляющее.

— Это будет типа студенческий городок что ли? — наконец спросил я, указывая далеко на восток, где дорогу перегораживал шлагбаум, а рядом стояла белая будка охранника.

Забавно, задремав в машине, я не заметил, как мы проезжали данный небольшой блокпост.

— Верно. Отдельный студенческий городок, — подтвердил Дмитрий.

— Классно, — без энтузиазма произнес я и снова растянул рот в широком зевке. Спать хотелось неимоверно.

Маг покосился на меня и усмехнулся.

— В следующий раз будешь знать, как шляться допоздна где попало.

Я недовольно скривился. Вчера, когда ехали домой, этот зануда мне все мозги прокомпостировал, ставя в вину слишком безрассудное поведения. Не спорю, он конечно во многом прав, но нельзя ведь напоминать об этом каждый полчаса. С ума сойти можно…

— Ты бы поблагодарил группу прикрытия, что успела защитить тебя на той идиотской выходке, что называлась — гонка. Еще бы чуть-чуть и конец. При аварии на такой скорости от машины не остается ничего кроме большого куска металлолома. Не говоря уж о водителе. Надеюсь теперь тебе понятно, что «хрустальная мантия» предназначена исключительно для индивидуальной защиты и совсем не годится для накрытия объектов большого размера.

Ничего не оставалось, как еще раз кивнуть, натянув на лицо тоскливое выражение. Что тут скажешь? Сглупил не по детский. Не отрицаю.

— Послушайте, Дмитрий, — проникновенно начал я. — Вчера я уже об этом говорил, но повторюсь еще раз. Вы абсолютно правы. Мне не стоило уезжать из города, ведясь на красивую мордашку красотки в серебристом Порше. И тем более глупо было участвовать в гонке, принимая вызов от какого-то урода, без оглядки бросаясь фактически в авантюру. Все так. Маг из группы наблюдения спас меня — и можете мне поверить, я искренне благодарен ему и всем людям, участвовавшим в операции. Честно. Не вру.

От меня последовала длинная пауза, Дмитрий похвально качал головой. Правда дальнейшие мои слова уже не вызвали столь сильного одобрения.

— Но мы бы не могли уже забыть этот эпизод и двигаться дальше? — спросил я. — В самом деле, сколько уже можно…

— Столько, сколько нужно, — маг прервал меня, наставительно подняв указательный палец вверх, чуть подумал и продолжил: — Но ты прав, хватит разговоров. Пора приниматься за учебу. И в качестве разминки ты пробежишь семь кругов на стадионе. Это чуть меньше трех километров. Полагаю, для начала хватит.

Из меня вырвался протяжный стон. Да он издевается. Три кэмэ, да тут сдохнешь, пока добежишь…

Не сдох. Даже больше того, до финиша я дополз не на брюхе, а пришел на своих двоих. Точнее доковылял, но кому важны мелкие детали. Главное добрался. Тяжело дыша, в насквозь пропитанной потом футболке и с сырыми волосами, но все же преодолел всю дистанцию.

— Разве вы не должны меня учить магии, — согнувшись пополам и чуть не рухнув на резиновое покрытие беговой дорожки, спросил я.

— Мы проходили это вчера, — перед моим носом появилась бутылка с водой. — Уже забыл? В здоровом теле…

— Да-да, — здоровый дух, помню…

Сделав жадный глоток, я с удовольствием запрокинул головой назад.

— Не расслабляемся. Теперь туда, — Дмитрий махнул рукой назад.

Посмотрев в том направлении, я с ужасом увидел там целый лесочек гимнастических снарядов, турников, стоек с продольными перекладинами и еще кучи всего, чему и названия трудно придумать.

— Вперед, — не слушая возражений, маг погнал мою полусдохшую тушку к ближайшему турнику. — Умеешь правильно подтягиваться?

— Чего там уметь? — я с отвращением уставился на железную конструкцию перед собой. Лезть туда совершенно не хотелось.

— Значит нет, — сделал вывод из моего короткого заявления Дмитрий. — На исходную. Сначала свободный вис, ладони на ширине плеч, далеко не разводи. Не напрягай руки. Делай вдох и на выдохе плавно делай подъем. Подбородок должен зайти за перекладину. Вниз — снова вдох, подъем — выдох.

Уже на девятый раз я, полностью охреневший, повис безвольным мешком, не имея сил на следующее подтягивание.

— Маловато, — критическим взглядом оглядев мое изможденное лицо, заметил учитель. — Ну да ладно. Переходим ко второй фазе. Не спрыгивай! Попробуй медленно начать вбирать в себя разлитую вокруг магическую энергию. Дай ей возможность течь через тебя и внутри тебя. Чувствуешь изменения?

Я прислушался к себе. Действительно, ощущения изменились. Скользнув в состояние взаимодействия с магией, тело как будто получило второе дыхание Усталость отошла на задний план, вместо нее организм наполнила бодрость и сила.

Уже без напряжения последовали новая серия подтягиваний. Рисуясь, я через раз менял положение головы, сначала касаясь железяку затылком, а потом вновь подбородком.

Наставник снисходительно воспринял ребяческую выходку, на ходу продолжая давать инструкции:

— Твоя кровь наполняется энергией, она циркулирует по венам, достигая каждой клеточки организма, давая ему небывалую силу и ловкость… Но это еще не все. Теперь постарайся сосредоточиться и не отпускать ее полностью. Перехватывай энергию, как только она покинула твое тело и снова втягивая обратно. Вбирай силу, создавая бесконечный замкнутый круг.

Следование советам привело к поразительным результатам. Организм получил бесконечный заряд энергии и превратился в неостанавливающийся механизм.

Вверх-вниз, вверх-вниз. Руки на автомате поднимали и опускали тело, совсем не испытывая утомления от чрезмерных физических нагрузок.

— Не забывай дышать. Правильное дыхание — залог успешного выполнения любого упражнения, — напутствовал меня Дмитрий.

Вверх-вниз, вверх-вниз…

— Не вздумай пытаться остановить циркуляцию и полностью закрыть доступ во внешнюю среду. Энергия всегда должная обновляться. Небольшими порциями, но обязательно постоянно.

Вверх-вниз, вверх-вниз…

— Так, отлично, — маг подошел чуть ближе. — А теперь постепенно начинай сбавлять обороты. Высвобождай энергию. Неторопливо, осторожно, плавно. Отлично. Полный стоп. Свободный вис. Поболтай немного ногами. Хорошо. Спрыгивай. Молодец. Как себя чувствуешь? Устал?

После того, как ноги коснулись земли, на меня и вправду накатила неимоверная усталость, поэтому на последний вопрос последовал слабый кивок.

— Нормально. Все так и должно быть.

Дмитрий встал сбоку и показал мне экран смартфона.

— Что это? — я с интересом уставился на дисплей, где отображалась моя фигура на турнике. — Вы записывали? Зачем?

— Сейчас, промотаю чуть дальше. Вот. Обрати внимание с этого места на себя.

Я послушно уставился и почти сразу же пораженно охнул. Вокруг моего тела на записи воздух начал искажаться, образуя нечто напоминающее полупрозрачную дымку. И это еще не все. Чем больше проходило времени, тем более мутной она становились.

— Вокруг тела образуется силовой каркас. Видишь? Это начальная фаза боевой ипостаси.

— Ничего себе, — выдохнул я. — А я вроде ничего и не заметил.

— Для тебя визуально ничего не изменилось, энергия текла свободно, не закрывая обзор. Посторонний человек — другое дело. Чем выше насыщенность энергетического потока, тем больше становятся заметными проявления в настоящем мире. Помнишь «хрустальную мантию»? Думаешь почему ее так назвали? Не из-за свойства же хрусталя оставаться прочным. Все дело во внешнем виде. При активации заклятья на полную мощь силуэт мага заключается в блестящую сферу, составленную из множества стеклянных осколков. Со стороны она кажется сделанной из хрусталя.

Представив описанную картинку, я уважительно поцокал языком.

— Круто должно быть смотрится. Алмазный щит из той же серии? Мне он не казался похожим на сделанный из алмазов.

Дмитрий отрицательно покачал головой.

— Нет. Здесь уже все дело именно в природных свойствах этого драгоценного камня. Несокрушимость и невероятная твердость. Отсюда и название.

Маг убрал телефон, вновь став донельзя серьезным и сосредоточенным.

— Передохнул? Тогда продолжим. Стоит признать, ты неплохо прогрессируешь, но я почему-то уверен, что если приложить чуть больше усилий, то получиться еще лучше.

Тренировка продолжилась. Без заклинаний, исключительно путем физических упражнений с периодичным переходом в боевую ипостась, тяжелая, изнуряющая, выматывающая до предела.

Короткий обед, небольшой отдых и все начиналось по новой. Учитель строго следовал некому графику, четко чередуя периоды активности с краткосрочными передышками.


Мы пробыли на этом проклятом стадионе до самого вечера. По окончании ни о каких прогулках по городу уже речи не шло. В своем временное пристанище я вваливался с единственной мыслью: упасть на кровать и не двигаться, настолько меня измотала пытка, которую Дмитрий почему-то называл «учебным процессом».

К тому же следовало хорошенько отоспаться, ведь завтра предстоял не менее тяжелый день. Начало учебного года в Златоградском Лицее Магии.

Торжественное мероприятие по случаю открытия первого в истории России, а возможно и мира (точных сведений у меня на этот счет не имелось) учебного заведения по овладению магическими искусствами не запомнилось ничем примечательным, кроме длинных речей каких-то важных господ с трибун, установленных прямо перед корпусами, еще совсем недавно выполнявшими совсем иные функции.

Потом скучающий народ оперативно разбили на три многочисленные группы по возрастной категории (пятнадцать-семнадцать лет — первая, восемнадцать-двадцать — вторая и двадцать один-двадцать пять — третья), те в свою очередь еще на более мелкие и разогнали по разным, довольно вместительным, аудиториям.

Лениво перебирая ногами пришлось следовать за толпой. После вчерашней интенсивной тренировки тело болело и требовало покоя.

Добравшись до зала, я тихонечко примостился с краю на самом верху. Откуда принялся с любопытством осматривать большое помещение, выполненное в виде амфитеатра.

Забавно, прямо как в американских фильмах про универы. Насколько знаю, в российских институтах подобный дизайн аудиторий скорее исключение, чем правило. Во всяких крутых столичных может быть, а в обычных провинциальных довольствуются простыми классами, чуть ли не как в школах.

Дмитрий говорил, что Мамонтовы пригнали сюда целую армию рабочих, инженеров и всякого другого люда, занятого в строительстве, поставив им крайне сжаты сроки на выполнение срочных работ.

И судя по тому, что я видел сейчас, справились специалисты определенно неплохо, отработав удвоенные оклады на сто десять процентов.

— Здравствуйте, — к стоящему в центре стола вышла женщина. Гул до последнего наполнявший объемное помещение, как по волшебству начал стихать. — Меня зовут Беликова Зинаида Степановна. Я заместитель директора по учебному процессу.

Тетка, а судя по возрасту ей было никак не меньше сорока пяти-пятидесяти лет, строгим взглядом окинула заполненную под завязку аудиторию.

Не став подходить к доске позади и писать на ней свое имя, как обычно поступали в кино, она встала прямо, сложив перед собой руки в замок.

— Уверена, вы о многом хотите спросить. Часть ответов вы получили при отправке сюда, остальное узнаете, когда начнете осваиваться. Хочу сразу предупредить — это вводная лекция и она не подразумевает каких-либо лишних вопросов. Я расскажу об учебном процессе, чем вы станете здесь заниматься в ближайший год, где жить, где питаться. И конечно же, об основных направлениях в магии.

Последняя фраза вызвала закономерное оживление у будущих учеников. Отлично их понимаю, не встреться мне Мстислав и Дмитрий, я бы тоже до сих пор по большей части блуждал в потемках ничего толком не понимая. Засранцы-колдуны ведь толком ничего не рассказывали инициированным, попросту изолировав их в больницах.

— Когда мы научимся колдовать?! — выкрикнул кто-то из средних рядов.

Женщина сердито поджала губы. Видно она не привыкла, чтобы ее перебивали, к тому же делая то, о чем недавно звучало предупреждение.

— Итак, — не обращая внимания на возглас, продолжила Зинаида Степановна, — сейчас вам раздадут учебные планшеты. В них уже установлены все необходимые приложения и программы. Ваше учебное расписание появится после персональной авторизации. Вместе с доступом к журналу успеваемости. Есть постоянный выход в сетевую библиотеку Лицея, откуда в любое время можно скачать любую интересующую вас литературу. Так же в устройство встроен навигатор и загружена карта всего студенческого городка, благодаря чему заблудиться здесь невозможно. Беспроводной интернет охватывают всю площадь и дотягивается до самых укромных уголков. Поэтому, в дальнейшем оправдания: я потерялся или у меня не было связи, преподавателями в расчет приниматься не будут. Всем все понятно?

Откуда-то-то появились несколько человек с большими квадратными коробками, заполненными теми самыми обещанными портативными компами. Девайсы начали раздавать с нижних рядов, продвигаясь постепенно наверх. Очень скоро выяснилось, что паре десяткам человек на самой галерке игрушек не хватило.

Мне повезло оказаться в их числе. Что обидно, последний агрегат получила девчонка, сидевшая как раз рядом со мной.

Сотрудник Лицея (или кто там занимался распределением?) виновато пожал плечами, подхватил опустевшую коробку и быстро спустился обратно.

Вполне ожидаемо поднялся возмущенный ропот со стороны обделенных. Каждому хотелось получить прикольную вещицу.

Я молчал, не выражая недовольства. Молча подпер подбородок кулаком и продолжил наблюдение. Сидящая рядом девчонка покосилась на меня с легкой заинтересованностью. Похоже ее удивил моя невозмутимость и нежелание поднимать крик с качанием прав.

— Хочешь посмотреть? — спросила она, протягивая мне полученный планшет.

Глянув на симпатичное личико, украшенное легкой улыбкой, я улыбнулся в ответ и покачал головой. Затем, чуть помедлил и с крайне независимым видом положил на парту девайс, полученный от Мстислава.

Ультратонкий, без рамок, с суперпродвинутым дизайном, навевающим мысли о футуристичном стиле из будущего, он в мгновения ока привлек внимание моей соседки.

— Вот это да, — восхищенно прошептала она. — Ты где такой взял?

Ничего себе. Мой на его фоне кажется древним калькулятором.

Я хмыкнул на образное сравнение. Не говорить же, что эту игрушку делали по спецзаказу за очень большие деньги.

— Подарили, — кратко ответил я, нисколько не покривив душой. — Думаю не проблема позже переместить сюда все проги из учебного. На серверах Лицея наверняка должны иметься необходимы утилиты с возможностью удаленной загрузки данных.

Девчонка уважительно покачала головой.

— Понятно почему ты не паришься. С этой ракетой, тебе ничего больше не нужно.

На шум обернулись еще люди. Тотчас же заметившие, о чем идет разговор. Естественно, сразу же понеслось:

— Фига себе комп, дай глянуть.

— Че за фирма?

— Почем брал? В Южную Корею что ли недавно ездил?

— Почему именно в Южную Корею? Может он в Японии был. Сколько стоит?

На верхних партах стихийно возникло обсуждение по теме современных портативных компьютеров. Где изготавливаются самые лучшие, какова их реальная цена и почему некоторые страны не отправляют на экспорт определенные модели, оставляя самые крутые у себя.

Последнее утверждение, сказанное категоричным тоном каким-то жутко худощавым очкариком, показалось мне настолько спорным, что я даже хотел тоже вступить в разговор, но тут преподавательница не выдержала и наконец-то соизволила вмешаться.

— Еще раз повторяю, все кто сейчас не получил учебный планшет, сможет это сделать сразу же после вводной лекции, — громко заявила. — Попрошу успокоиться и сесть прямо.

Кое-как снова наступило спокойствие. Острым взглядом просканировав проблемный уголок и особо уделив внимание моей скромной фигуре, замдиректора продолжила речь:

— Мне известно, что вам уже сообщили о разделении всех одаренных на два различных вида: Воины и Созидатели. В дальнейшем обучение будет строиться с учетом проведенных тестов и полученных результатов. Всех учеников-неофитов разделят на два потока. Но на первых этапах, примерно три месяца, вы будете ходить на занятие вместе. Также, кроме всего прочего, ваша возрастная группа продолжит изучать общеобразовательные предметы, такие как: литература, русский язык, алгебра, геометрия, география и другие, проходимые в обычной школе. Это сделано для того, чтобы как минимум средний уровень образования вы все-таки получили. Дальше уже конечно пойдет совсем другая учеба.

По аудитории пробежал негромкий говорок. Никто не ожидал, что придется снова ходить на скучные школьные уроки. Все рассчитывал на необычное, новое, связанное с волшебством, а тут нате вам… Сидите, зубрите алгебру. Волей-неволей появятся грустные мысли. Думали ехали в Диснейленд, а приехали на прежнюю каторгу.

Я тоже немного прибалдел от неожиданных новостей. Дмитрий ничего подобного не упоминал. Считал, что здесь будет намного веселей. Ну или по крайней мере не так скучно, как в прежней школе.

— Не стоит расстраиваться. Большинству из вас оставался всего год-два до окончания учебы в среднем учебном заведении. Дальше следовали экзамены и поступление в университеты. Спешу обрадовать — ничего этого вам делать не придется. И говоря открыто, могу сказать, что курс по рядовым предметам очень сильно урезан и не продлится долго. В конце концов, мы здесь собрали не рядовых обывателей, живущих скучной серой жизнью, а тех, кто в будущем может стать настоящим магом. Вы будете свободны, богаты и независимы. Весь мир будет лежать у ваших ног!

А вот эти слова уже вызвали восторг и прилив подлинного энтузиазма. Блин, а мадам умеет говорить с подростками. Секунду назад большинство хмурилось и сидело повесив носы, а сейчас повсюду блестят радостные глазки, чуть ли не с обожанием уставившиеся на преподавательницу.

Я-то отлично понимал, что она врет. Или как минимум недоговаривает. Никто ничего не дает просто так — эту простую истину знали пока немногие из присутствующих ребят. В дальнейшем жизнь их несомненно научит, а пока они наяву грезили о куче бабла в карманах, дорогих шмотках и шикарных домах.

— Но для этого вам придется очень сильно постараться, — небольшая ложка дегтя уже не могла испортить воодушевленный настрой.

Да и хрен бы с ними. Не дураки, скоро сами все поймут. А не поймут — ну и ладно. У меня своих проблем хватает…


Дальше собственно началась сама лекция. Причем рассказ пошел с самых что ни на есть истоков. Про то, как на Земле появились источники, про первых одаренных, про первые стычки с людьми, преимущественно возглавляемые церковниками, о дальнейшей истории, ведущей в нынешние времена.

Ничем не прикрашенный постный рассказ, сильно напоминающий хронологическую таблицу на сайте Строгановых лично на меня подействовал как снотворное. Уже через двадцать минут непрекращающегося монолога, я устало растянулся, уткнувшись лбом в согнутый локоть и незаметно для себя задремал.

— … оба понятия — «стихия» и «магия» являются сейчас равноценными. Многим данный факт может показаться странным, но следует учитывать явление первоочередного подчинения изначальный природных стихий — «огня», «воды», «воздуха» и «земли». В дальнейшем подобный подход утвердился и стал основополагающим для всех. Поэтому в наши дни вполне нормально услышать такие на первый взгляд странные словосочетания, как «стихия леса», «стихия ветра» или «стихия жизни». Для последнего случая характерно также звучащее более благозвучно название — «магия жизни». Но повторюсь — обе приставки в данный момент считаются равнозначными…

Монотонный женский голос с характерными лекторскими нотками пробился сквозь сон, заставив меня непроизвольно всхрапнуть.

Справа раздалось приглушенное хихиканье. Недовольно приподняв голову, я огляделся. Давешняя девчонка смотрела на засоню и откровенно смеялась.

— Блин, — выдохнул я. — Она еще не закончила что ли? Умереть не встать, как долго.

Последовала еще одна порция сдавленного смеха.

— Ты начал храпеть, — обвиняющим жестом мне в плечо ткнулся тоненький девичьей пальчик. — Еще бы чуть-чуть и весь зал мог услышать. Скажи спасибо, что я тебя толкнула.

— Да? — протянул я. — Не заметил. Думал меня разбудил занудный стрекот этой тетки.

С удовольствием выпрямился, потянулся, выставив руки вверх. Спина приятно заныла. Черт, сейчас бы в горячую ванну. Или в постель на крайняк. Как же все-таки Дмитрий меня вчера загонял…

— Меня Жанна зовут, а тебя?

Маленькая ладошка несмело протянулась в мою сторону. Я осторожно ее пожал. Теплая и мягкая. Эх, прикорнуть бы сейчас на коленках этой милой малышки…

— Виктор.

— Ты откуда? Я с Урала. Жила в городке неподалеку от земель клана Гагариных. Когда произошел выброс, меня почти сразу забрали из дома. Родителям дали столько денег, что они никак не могут поверить, что все происходит на самом деле.

— Угу, — неопределенно промычал я, вспомнив короткую остановку у интерната по пути в аэропорт.

Фирменная карточка колдунов — обещают много, дают кучу бабок и увозят неофитов к себе, не рассказывая толком что их на самом деле ожидает. То, что часть склеит ласты при дальнейшей инициации — молчок. Как там говориться — мягко стелят, да жестко спать. Очень точно подходит под поведение кланов.

Девчонка наверняка не в курсах, какой процент из всех забранных добрался до школы.

Рассказать, что ли этой симпатяге о реальном положении дел?

Да нет, не стоит. И вообще, чего-то у меня скверное настроение. Нести правду в массы собрался. Тоже мне проповедник выискался.

Я коротко рассказал о себе, не вдаваясь в подробности и не упоминая Замерзший лес, заживо замороженных людей и другие ужасы, свидетелем которым я в последние дни стал.

Разумеется, имелись в случившемся и приятные моменты, однако, как и сказано выше, настроение у меня сегодня совсем паршивое.

— Может сообщите все присутствующим, о чем вы там с таким увлечением шушукаетесь? — внезапно заданный вопрос застал врасплох.

Зинаида Степановна уставила на нас с Жанной острый учительский взгляд.

Я флегматично дернул правым плечом.

— Да ни о чем серьезном. Делимся впечатлениями о прекрасной школе… Пардон — Златоградском Лицее Магии. Какие тут отличные учебные классы и прекрасная акустика. Заснуть невозможно даже на задних рядах. Ничто не может отвлечь от грызни гранита науки…

Поняв, что заключительное предложение прозвучало как-то не так, я остановился. Среди народа прошелестели сдержанные смешки.

Не отрывая от меня пронзительных глаз замдиректора холодно произнесла:

— Рассуждая о боевой магии не следует забывать о губительных последствиях, что она привносит в этот мир. В отличие от Созидателей, применяющих свой дар исключительно на пользу нашего сообщества, Воины несут с собой лишь смерть и разрушения. Говоря об этом, следует вспомнить такие кланы, как Орловы, ван Халлены, Строгановы…

Я насупился. Старая грымза, чего это она удумала? Знает кто я? Похоже на то.

— Они ничего не создают, не творят. Потому что этого попросту не умеют. Боевые маги наслаждаются чужой смертью, с радостью убивая людей и развязывая конфликты по всему миру. Тем самым каждый раз приближая его окончательное уничтожение.

Вот заливает. Шпарит, как по писанному. Что за пацифистка такая еще свалилась на мою многострадальную голову? И как она умудрилась просочиться в управляющую верхушку магической школы? Неужели не проверяли на лояльность? Или как раз дело в этом? Представительница других кланов, навязанная извне в противовес большинству Триумвирата?

Гребанная политика…

— Особенно среди данных магических родов выделяются Строгановы. Так называемые — Владыки Холода. Представители данной семьи никогда не гнушались испачкать руки в крови, занимаясь поголовным истреблением любых, кто посмел перейти им дорогу.

Мои губы растянулись в мрачную усмешку. Коза старая, да что она понимает?

Как ни странно, мой недавний негативный настрой по отношениям к колдунам исчез, заменив собой желание отстоять честь своей новой родни.

Да, мы с ними почти незнакомы и говорить о кровном родстве совсем не приходится. И все равно, теперь я ношу их фамилию, а для меня это кое-что, но все-таки значит.

— Какой там девиз у этих убийц? — продолжала говорить все так же не отрывая от меня горящего взора. — Не напомнишь классу? Виктор — член — великого — рода — Строгановых.

Последнюю фразу она произнесла напоказ, наполняя ее длинными паузами. Ученики притихли, как по команде развернулись в мою сторону, уставившись с полным изумлением.

Я исподлобья взглянул на госпожу Белкину, от нее так и веяло неприязнью, и ответил, тяжело роняя слова:

— ВСЕ. ПРЕВРАЩАЕТСЯ. В ЛЕД.


— Карга старая, — вполголоса пробурчал я, идя по коридорам Лицея и вспоминая то, что произошло в аудитории дальше.

Тишина наступила оглушительная. Некоторые присутствующие кажется перестали дышать. От простого на первый взгляд предложения повеяло чем-то нехорошим и крайне недобрым.

Ничего не скажешь, умели Строгановы нагнать жути на оппонентов. И уж не знаю, что именно замдиректора увидела в моих глазах, но она быстро отвела взгляд в сторону и нерешительно откашлялась.

— Кхээмм… — сказала женщина, отступая за стол и уже совсем не воинственно негромко добавила: — Совершенно верно…

Сразу же после звонка, знаменующего окончания вводной лекции, выходя из зала, я первым делом, что называется — «погуглил» враждебно настроенную Зинаиду Степановну в магонете.

Конкретно о ней ничего не нашлось, зато наткнулся на ссылку с описанием последнего конфликта, где участвовали Строгановы.

Если коротко, то лет восемь назад, мою новую родню довольно сильно прижали несколько кланов. Война из позиционной перешла в горячую, где наши стали очень сильно проигрывать, неся большие потери.

Владыки Холода не сдались, яростно отбивая атаки, отвечая ударом на удар, без жалости истребляя противников, используя, как магию, так и самые современные военные разработки оружейных концернов Демидовых. Включая крио-бомбы с кассетной боевой частью.

Именно применение этих поистине ужасающих боеприпасов тогда устрашило чуть ли не весь мир.

Представьте термобарический заряд на основе магических элементов, вместо океана огня, формирующего выброс невероятного холода.

Одно попадание и целый квартал превращался в экспозицию ледяных скульптур. А еще через несколько мгновений замерзшие предметы взрывались мелкими осколками, не выдерживая слишком резкого перепада температур.

Прибавить к этому отряды хорошо обученных солдат во главе с грозными боевыми магами, готовыми драться до последней капли крови, но не отступать, и станет понятным, почему Строгановым в конечном итоге предложили почетный мир.

В те времена многие колдуны выступили с идей отказа от применения магии в военных целях с максимально возможным сокращением вооружения у представителей всех кланов. Очень уж много людей погибло за короткий промежуток времени и слишком много всего оказалось разрушено.

Должно быть тетка как раз была в числе тех «рационализаторов-миротворцев».

Типа, перекуем мечи на орала, возьмемся за руки и будем водить хоровод на цветочной поляне под расслабляющую музыку…

Угу, пока туда не припрутся те, кто считает, что оружие более чем полезный инструмент для ведения переговоров.

— Перечница старая… — еще раз ругнулся я.

Я с хлопком закрыл обложку планшета. Читать про разных недоделанных хиппи — лишь аппетит себе портить. А он у меня разыгрался уже не слабо.

Учебный день начался в девять, час стояли на импровизированной линейки, еще полтора слушали нудную историю сотворения магического общества. Пора подкрепиться. Тем более, что дальше меня ждал переезд в местную общагу. Крутые апартаменты в высотном жилом комплексе были всего лишь временным пристанищем. Постоянно жить там (к моему безраздельному сожалению) мне не разрешили.

Подключившись через сеть и скачав приложение навигатора по студгородку, я без проблем нашел ближайшую столовую и двинулся в подсвеченную маркером точку.

По дороге также легко нашел все необходимые учебные программы, скачал на свой навороченный планшет, установил.

Регистрация, авторизация и…

Стоп. Оказалось, с питанием имелись кое-какие заморочки. Всего в Лицее организовали десять столовых. Из-за слишком большого количества учащихся они работали в определенных ритмах с временными интервалами разных групп.

Меня записали в группу «А-17» и прямо сейчас для меня доступна столовая под номером девять и никакая другая. Вроде как в остальных на этот час свободных мест в наличии нет.

Интересно девки пляшут. А если скажем попозже, в тринадцать тридцать? Нет, лучше сразу в четырнадцать тридцать.

О как. Судя по изменившемуся цвету в интерактивной таблице, в полтретьего я мог уже пообедать в любой из десяти столовых. Типа очередь рассосется.

Удобно сделали. Надо будет обязательно запомнить. Что любопытно, никаких ограничений в количестве приемов пищи не указывалось. Приходи, жри в три горла, хоть каждые полчаса, никто и слова не скажет. Неплохо, неплохо.

Слегка поплутав по извилистым коридорам (дурацкие обозначения лестниц и выходов на цифровой карте не сразу распознал) я в конечном итоге добрался до искомой точки.

Внушительного размера помещение с высоким потолком гудело от большого количества народа. Кажись не только мне на ум пришла здравая идея подкрепиться.

Чутка потолкавшись в очереди, набрав себе полный поднос всяких вкусностей со шведского стола, я развернулся к залу, прикидывая куда приземлиться. И почти сразу же замер, увидав как слева отчаянно махает руками Стае, привлекая мое внимание. Рядом с ним обнаружилась улыбающаяся Анька.

Вот так встреча! Шаг в ту сторону и тут же резкая остановка. Потому что справа в паре десятках метрах увидел позавчерашнюю знакомую девушку из серебристого Порше.

Алиса тоже призывно махала мне ладонью, приглашая присоединиться к их компании. Кажется, вокруг нее расселись те самые участники автопати.

Общаться с английским придурком совершенно не улыбалось. Хотя иноземцев в Лицей вроде не планировали принимать. Но все равно, лучше пойду к Аньке, с ней мы уже целых три дня не виделись (в наших условиях это почти вечность). Да и Стае, какой-никакой, а все же знакомый по заточению в больничке. Решено, лучше к ним.

Виновато улыбнувшись, я кивком указал Алисе на друзей за другим столом. Девушка посмотрела в ту сторону, видимо что-то поняла, улыбнулась в ответ, принимая безмолвные извинения.

— Ну чего ты там встал, быстрее надо топать, мы тут тебя дождаться никак не можем, — с ходу затараторил Стае, крепко сжимая мою ладонь в рукопожатии.

— Привет, Вик, — Анька не поленилась приподнялась и крепко обняла меня, как будто мы не виделись несколько лет.

Говорю же, с этой суматохой восприятие времени кардинально меняется.

— Ну как вы? Давно приехали? Чего в больнице было после моего отъезда? — спросил я, выгружая поднос на стол и усаживаясь на длинную скамейку.

— Да ничего, так же сидели, воздух пинали. Потом подвалила целая куча очень серьезных дядь и погнала нас вниз. Сначала рассадили в автобусы, потом на самолетах сюда, — просветил насчет их времяпрепровождения Стае. — Прикинь, нам банковские карточки дали, наличные, документы новые оформили.

Я заинтересованно взглянул на него.

— С новыми фамилиями?

Парень недоуменно свел брови к переносице.

— Нет, старые. Просто добавился пункт об эмансипации. Мы теперь официально дееспособны и независимы. Делаем что хотим без всякой оглядки на предков. Все по закону.

На моем лице возникла кривая усмешка. Анька мгновенно догнала что к чему и рассудительно заметила:

— За исключением тех людей, кто нам паспорта оформлял. Забыл, где находишься? Очень сильно сомневаюсь, что в случае чего нас отпустят отсюда просто так.

От меня последовал одобрительный кивок за проявленное здравомыслие старой подруги.

— Правильно. Ты бы не спешил так радоваться. Еще не вечер. Можете через пару недель придется горько пожалеть о якобы полученной «свободе». Думаешь колдуны что-то делают без причины? Наверняка, это отмазка для органов на всякий случай.

Стае слегка приуныл. Мы с Аней обменялись понимающими взглядами. Все-таки интернат есть интернат. Не жизнь в обычной семье.

— Да ладно, — я ободряюще хлопнул парня по плечу. — Не грузись, все будет нормально. И не из таких передряг выбирались.

Отпив еще немного сока, первым делом я принялся за солянку, оставив поджаристый плоскими кусочками картофель с орегано (черт его знает, что это такое, но пахло просто обалденно), печеночную котлету и овощной салат на потом.

— Ты так и не рассказал, куда тебя увезли, — пожаловалась Анька, когда все сбили первый порыв голода и принялись за вторые блюда.

Пришлось перестать жевать и кратко пересказать перипетии моего путешествия на самолете, знакомством со Златоградом и появлением в жизни таких неординарных личностей, как Дмитрий Билецкий.

— Ух ты, так тебя приняли в род, — глаза Стаса округлились.

— Ага, — без энтузиазма подтвердил я. — Приняли. Дали фамилию Строгановых. Вроде как считаюсь теперь одним из них. Уже даже успел получить за это сегодня на вводной лекции.

— В смысле? — удивилась Анька. — От кого?

— Да от замдиректора Белкиной. Она кажись боевые кланы люто ненавидит. Пытаться идти против кого-то из них в открытую у нее кишка тонка, вот и захотела походу высказать свои претензии мне. Ну, то есть попыталась это сделать. Короче наехала она на меня, а я ей ответил.

— Круто, — уважительно протянул Стае. — Значит ты теперь из «элиты».

Я с непониманием уставился на парня.

— Не понял. Ты о чем?

Он кивнул на два стола расположенных дальше справа, там где как раз находилась Алиса с друзьями.

— Их уже так успели прозвать. Сами они себя называют «истинными магами». Дети, родившиеся одаренными, а не получившие его на халяву, как мы.

Я еще раз внимательно взглянул на компанию парней и девчонок, сидевших отдельной кучкой. Невооруженным взглядом видно, что они не пускали к себе посторонних.

— Они себе даже отдельные места для парковки выбили. Прямо выставка из супердорогого автосалона. Каких там только тачек нет.

— Понтами набиты по самое не могу, — пренебрежительно бросила Анька. — Я в коридоре видела, как три фифочки вышагивали, напоказ выставляя свои шмотки из бутиков. Чисто принцессы на балу.

В голосе девушки проскользнули злые нотки. Я с удивлением посмотрел на подругу. Обычно она была более сдержанной и уравновешенной.

— Да ладно, забей, — сказал я.

Анька подозрительно на меня покосилась.

— Чего-то это такой добренький?

— Да с фига ли. Просто советую не обращать на тех куриц внимания. Тебе-то какое дело до них? Не собираешься ведь с ними дружбу заводить.

Взгляд девушки приобрел остроту рентгеновского луча.

— Ты уже с ними знаком! — торжествующе и одновременно обвиняющее выпалила она. — С мажорами тусишь, Вик?

Стае с приоткрытым ртом уставился на нас, забыв откусить поднесенный кусок хлеба.

— Что, стал одним из них, да? — Анька сердито нахмурила брови. — Чего тогда с нами уселся, мог бы сразу идти к своим новым приятелям.

Охреневший от проявленного напора, я часто-часто заморгал.

— Сбрендила что ль? — оторопев выдал я, потом дошло, что это не самый лучший вариант и добавил: — Чего это ты взбеленилась, Ань?

Имя девушки постарался произнести мягко с нотками участия, чтобы успокоить старую подругу. Сработало, наезд прекратился, не став развиваться в скандал.

— Да просто здорово меня взбесили эти прошмандовки в коридоре. Встали посреди, пальчики отогнули, смотрят на других, как на быдло. Удавила бы тварей…

Стае ухмыльнулся и принялся с удвоенным усердием опустошать тарелку перед собой.

Дааа, нехило Аньку накрыло, прямо кипятком исходит.

— У меня с ними тоже не все в порядке. Даже стычка с одним произошла, — поделился я последним происшествием. — Ничего серьезно, так ерунда, но называть кого-то из них другом я бы точно не стал.

Собственно, говоря это, я нисколько не кривил душой. Никого за исключением Алисы и здоровяка немца я на автопати не знал. Да и те двое, по сути просто случайные знакомые.

— Терпеть их не могу, — поставила точку в обсуждении представителей золотой молодежи Анька и тоже сосредоточилась на еде.

Мне ничего не оставалось, как последовать примеру друзей. И вправду, лучше не давать остывать блюдам, есть холодное уже не так вкусно. А кормили здесь (повторюсь еще раз) очень и очень неплохо.

— Тебя куда поселили? — под конец обеда, Стае достал учебный планшет и принялся там увлеченно копаться.

Парень вдруг замер оторвался от компа и посмотрел на меня с хитрым прищуром.

— Или богатенького буратино разместили в отдельном вип-пентхаусе?

— Все пентхаусы по определению относятся к статусу вип, — машинально отметил я.

Стае радостно захохотал.

— Да у тебя уже их привычки, — в полном восторге заявил он. Я скривился.

— Не гони. Эту фигню каждый знает. И вообще, меня, как и всех отправили в обычную общагу. Так что никакого особого отношения. К тому же, я бы не спешил радоваться получению фамилии известного клана. Тут две стороны медали. И вторая вполне может закончиться обыкновенным надгробием. Лицо Аньки встревоженно нахмурилось.

— Ты это о чем? Тебя могут убить?

— Любого боевого мага могут убить, — напустив на себя напускное равнодушие ответил я. — Кроме того, что они командиры, боевые маги являются также главной ударной силой военизированных отрядов кланов. Они не отсиживаются в тылу при сражениях, а идут на передний край. А там всякое может случиться.

Стае обеспокоено поерзал на металлической лавке, соединенной с длинным столом, где мы обедали.

— И часто у них тут случаются войны? — спросил он.

— Да не очень, — поспешил успокоить его я, понимая, что слишком нагнетать не стоило. — Последняя крупная чуть меньше десяти лет назад. Маги в принципе не так уж отличаются от обычных людей в плане повыяснять отношения при помощи силы. Да не парься, нам это еще долго не грозит. Сначала обучение нужно закончить. На что уйдут годы.

— Ну спасибо, — протянул Стае. — Обнадежил.

— Ага, рад стараться, обращайся еще, — пошутил я, доставая собственный планшет, чтобы найти инфу по общаге. — В каком ты говоришь кампусе?

Стае вновь перевел взгляд на работающий экран своего портативного компа.

— Д-9. Тридцать четвертая комната. Я задумчиво почесал затылок.

— Прикольно, мы походу с тобой вместе живем.

— Серьезно, — приятно удивился Стае и не слушая возражений потянул мой планшет на себя. — Дай-ка глянуть. Ха, действительно, тот же номер. Здорово. Ну привет, сосед.

Мы обменялись шутливым рукопожатиям. Анька снисходительно смотрела на наше кривляние.

— Все бы вам поиграть, мальчишки, — с видом умудренной женщины вздохнула она.

Мы рассмеялись. Впрочем, веселье для меня не продлилось долго. Подал голос мобильный из заднего кармана джине.

Увидев от кого сообщение, мне ничего не оставалось, как попрощаться с друзьями. На парковке меня ждал Дмитрий для очередной тренировки.

Ни минуты покоя. Проворчал и сразу же сам себе мысленно возразил. А ты что думал, в сказку попал? Шевелись ученик, для тебя день еще только начался.

* * *

— Ну как сегодня дела?

— Период военной активности прошел наиболее горячую точку и в настоящее время по большой части находится на нуле.

— За исключением Африки.

Верно, за исключением Африки. Там продолжаются столкновения. Что в целом неудивительно, учитывая у них полное отсутствие контроля за магической деятельностью.

— Хочешь сказать у нас лучше? Неужели ты из тех, кто верит будто правительства стран могут влиять на деятельность магических кланов, расположенных на их территории? Спешу разочаровать тебя и настоятельно рекомендую более внимательно ознакомится с Манифестом 2-18 от одна тысяча восемьсот восемнадцатого года.

— Я читал его, шеф. Просто…

— Люди не вмешиваются в дела колдунов, а колдуны не лезут в дела людей. Все очень просто. На территории магических зон они могут творить что хотят и когда хотят. Вплоть до развязывания настоящих войн. Что, кстати, они с успехом уже неоднократно и делали. Мы не контролируем магов, мы всего лишь наблюдаем за ними. Запомни и заруби себе это на носу. Тишина здесь и стычки на черном континенте не имеют к человеческим спецслужбам никакого отношения. Самые сильные кланы мира приказали большинству прекратить бесчинства, пообещав отступникам жестокое наказание и от того наступил, хоть и хрупкий, но все же мир.

— А негры не захотели подчиняться?

— Видимо да. И я подозреваю, очень скоро они об этом сильно пожалеют.

— Ожидаете карательных рейдов?

— Более чем вероятно.

— Знаете, я всегда хотел спросить: почему ни одно из национальных правительств не предлагало какому-нибудь клану защиту в обмен на более плотное сотрудничество? Уверен, много шишек из высших эшелонов власти не прочь получить полный доступ к целителям для бесплатного лечения и процедур магического омоложения.

— Ты сам ответил на свой вопрос. Владеющий магией слишком горды чтобы подчиняться каким-то презренным людишкам, какой-бы правительственный пост они не занимали. Прийти в качестве клиентов, заплатить умопомрачительную сумму за услуги, а после уйти — всегда пожалуйста. Начать отдавать приказы и считать источник с маго-зоной своей личной частной клиникой, а живущих там магом обыкновенным обслуживающим персоналом — категорически нет. Да они скорее умрут, чем допустят такую ситуацию. Одаренные считают себя избранными, выше простых людей и абсолютно точно не захотят терять свою независимость.

— Можно ведь договориться на взаимовыгодных условиях. Разве нет? Без статуса начальников и подчиненных.

— Любое вмешательство во внутреннюю кухню кланов будет восприниматься, как оказание давления. Плюс вспомни наших чиновников, и сейчас я говорю не только о России, но и о любой другой стране в мире. Этим деятелям всегда всего мало и получив уступку в одном вопросе они обязательно захотят больше. Полагаю, колдуны прекрасно осведомлены об этом и не спешат терять автономию.

— Ясно. Хотят оставаться сами себе королями.

— Причем буквально. Каждый Патриарх на землях своего клана — единоличный правитель. Кто захочет от такого отказываться?

— Думаете, так будет всегда, шеф?

— Конечно нет. Посмотри на ситуацию в целом. Магия не действует за пределами маго-зон — это правда и откровенно говоря, человеческому обществу она не так уж и не нужна, за исключением уже упомянутой волшебной медицины. Зато зависимость колдунов от достижений технологической цивилизации очевидна. Они ездят на наших машинах, летают на наших самолетах, используют самую разнообразную технику во всех сферах жизни. Начиная от простейшей бытовой и заканчивая строительством. Проникновение абсолютно. Маги еще трепыхаются, в силу инертности старого мышления, строят из себя некую особую элиту, стоящую отдельно от остального человечества, но это уже ненадолго. Лет семьдесят-сто назад может так оно и было. Однако научно-техническая революция нивелировала их способности, а в дальнейшем и обогнала их.

— Считаете колдуны добровольно станут частью цивилизации?

— Непременно. Уже лет через двадцать, магические зоны потеряют свой исключительный статус и станут обычным субъектом единого государства. Максимум на что они смогу рассчитывать — превратиться в некое подобие индейских резервации в Соединенных Штатах. Да и то вряд ли.

— Грустно звучит. Магам вряд ли это понравится.

— В прошлые века их действительно считали кем-то особенными. А теперь всего лишь экзотикой, способной творить заклинания на жалких кусках территорий. В конце концов колдуны превратятся в обычных граждан. Ну разве что чуть более привилегированными, как специалисты имеющие необыкновенные навыки. Им будут платить хорошие зарплаты, но не более. Вершить судьбы множества людей они уже никогда не смогут.

— Глобализация в конце концов дотянется до всех. И маги не исключение.

— Верно сказано, молодец.

— Кстати о мире. Нам тут прислали кое-какие интересные данные по линии Минобороны. Два их спутника в момент импульса как раз проходили над землями Холодного Предела…

— Опять Строгановы? Что-то ты не равнодушен к ледышкам в последнее время.

— Я не виноват. Просто так получилось.

— Ну ладно, что там еще у любителей баловаться со стихией льда?

— Вот, взгляните на эти фотографии. Особенно обратите внимание на две последних.

— И что это? Непонятно.

— На первых фотках общий обзор по центральной части. Так выглядит территория клана. Потом идет укрупнение.

— Ага, понятно. Так что тут у нас.

— Замерзший лес и комплекс зданий под названием — «Чертоги Льда». Нам о них давно известно.

— Угу, помню, как-то целый отчет читал по этой теме. Но что-то не припомню чтобы там упоминалась вот эта здоровая штука. Это ведь башня? Правильно?

— Так точно, башня.

— И откуда она взялась? И почему она выглядит так… эээ… странно? Она из голубого камня что ли? Когда это Строгановы успели ее построить?

— В том-то и дело, что никогда. Мы бы обязательно заметили. Аналитический отдел думает, что она стояла там постоянно. Просто ее никто не видел.

— Визуальная магическая маскировка? Интересно.

— Возможно. Пока точной информации нет. Объект был доступен для наблюдения всего несколько секунд.

— Хочешь сказать, что она сейчас снова исчезла?

— Так точно. В данный момент башня уже не фиксируется никакими средствами дистанционного обнаружения. Специально по нашей просьбе военные еще несколько раз прогоняли над данным участком разведывательные спутники. Ничего. Одни лишь здания Чертогов и белый лесной массив вокруг.

— Так… Известные ее размеры?

Специалисты провели компьютерные расчеты по изображениям. Диаметр в основании — чуть больше сотни метров. Высота — почти километр.

— Километр? Так много? Слушай, а какой сейчас самый высокий…

— Я тоже об этом подумал, шеф. На этот день, самый высокий небоскреб в мире насчитывает слегка за восемьсот метров. Эта башня неплохо его обгоняет.

— Еще бы кто знал о ней…

— Я тоже был в шоке, когда увидел выкладки. И знаете, о чем я в первую очередь после этого подумал?

— Боюсь, что да. Если мы только сейчас узнали об этой циклопической «вышке», которая находилась у нас практически под носом, то что еще могут скрывать колдовские кланы?

— Это не может не тревожить, шеф.

— И не говори…

* * *

Первая неделя, проведенная в Лицее, мне слабо запомнилась. В основном из-за чрезмерных нагрузок, организованных на полигоне Дмитрием. Начало учебного года не стала помехой для регулярных посещений загородной тренировочной площадки.

Распорядок дня учащихся начинался ровно в семь часов утра с побудки. Далее следовал обязательный разминочный комплекс для всех молодых неофитов без исключения с выполнение целой серии физических упражнений. Его необходимость обуславливалась гармоничным развитием, напрямую связанным с разверткой внутренней энергетики будущих магов.

На душ, завтрак и переодевание выделялось оставшееся время. В восемь начинались уроки. В нашем случае — обычные школьные предметы. Что творилось у старших групп неизвестно.

В двенадцать следовал обед и перерыв на отдых до половины второго. Затем наступало время занятий, непосредственно связанных с магией. Ученики делали первые шаги на стезе волшебства.

Ничего особенного, для начала просто суметь «почувствовать» магическую энергию, окружающую людей со всех сторон. То, что я умудрялся проворачивать на интуитивный уровень благодаря прогулке по Замерзшему лесу и посещению зловещих Чертогов Льда с последующим «посвящением стихии», другие далеко не сразу могли выполнить. Поэтому лично меня эти занятия не касались. Приезжал Дмитрий и забирал до самого позднего вечера.

Тренировки проходили весьма утомительно и в основном касались навыков четкого контроля за магической энергией. Никаких новых заклинаний, за исключением одного атакующего, созданного всего пару раз на практике. Лишь категоричное требование к манипулированию голой силой с ювелирной точностью.

Скажем, вобрать энергию, пропустить через себя и сформировать силовой щуп для касания по зажженной свечке. Не сбить ее на землю, не швырнуть на пару метров вперед, а обязательно очень осторожно погасить.

И надо сказать, именно подобные действия, казавшиеся на первый взгляд очень простыми, в реальности оказались весьма сложными в исполнении. С тебя буквально могло семь потов сойти, пока этот дурацкий кусок бечевки, пропитанный парафином, окончательно не потухнет.

Ну и естественно, нельзя забывать о физических нагрузках, так любимых наставником. Пробежки по два-три километра за раз уже не воспринимались чем-то экстраординарным и проходили с каждым днем все проще и проще. Частичное использование боевой ипостаси давало неплохой заряд выносливости даже при сверхвысоком темпе упражнений. В какой-то степени данное обстоятельство компенсировало невероятное давление, оказываемое на меня Дмитрием.

Потому что по сравнению с остальными учениками, мне все же приходилось пахать намного больше. Вспомнить хотя бы тот факт, что ужинать приходилось в девять часов, в отличие от семи, как большинству. Свободного времени по сути совершенно не оставалось.

Привезли, выгрузили на парковке из массивного черного внедорожника, укатили восвояси.

Добираешься до столовой, жадно наполняешь пустое брюхо, к вечеру уже прилипавшее к позвоночнику. С трудом доползаешь до комнаты в общаге, вяло отбрехиваешься от Стаса, постоянно желающего пообщаться. Делаешь домашку на завтра и засыпаешь сном мертвеца.

Самое обидное, что в воскресенье, когда я рассчитывал чутка передохнуть и смотаться с друзьями на пруд (в пределах студгородка находилось сразу четыре искусственных водоема и даже одно довольно большое природное озеро), чтобы поваляться на золотистом пляже, сделанном искусными ландшафтными дизайнерами, проклятый смартфон вновь дал о себе знать с самого раннего утра.

С глубоким отвращением глянул на до скрежета знакомую эсемеску, покачал от негодования головой, и все равно потопал к уже привычному «юкону».

До полигона ехали молча. Я молча дулся, понимая, что высказывать претензии бесполезно. Дмитрий спокойно рулил, не обращая внимания на мою недовольную физиономию.

— Семь кругов? — спросил я, с усилием толкая бронированную дверь и выбираясь наружу.

— Погоди пока бежать, — маг обошел машину.

С мягким звуковым сигналом вверх поползла задняя дверца.

— Иди сюда.

Неохотно выполнил требуемое, подходя к вместительному грузовому отделению джипа. Чего там еще? Надеюсь не дополнительный вес на лодыжки, о которых давеча вскользь упоминал учитель, комментируя необходимость увеличения нагрузок.

— О как, — мои брови поневоле скакнули вверх, когда глаза увидели содержимое багажника.

На черном мягком полотне обнаружился целый арсенал огнестрельного оружия самых разнообразных моделей.

Винтовки, пистолеты, короткоствольные автоматы. Чего тут только не лежало.

— Собираетесь открывать оружейный магазин? — осведомился я, чуть подумал, припомнив с кем говорю и кардинально изменил вопрос: — Или хотите организовать небольшую войнушку? Тут стволов хватит на целую армию.

— Юморист, — проворчал маг, наклоняясь вперед и выдергивая из боковой выемки знакомую деревянную шкатулку.

Довольно тяжелая коробка без предупреждения ткнулась мне в руки, чувствительно врезавшись в живот.

— Осторожнее не урони. А лучше сразу открывай и доставай содержимое, — последовал очередной строгий приказ-наставление.

Пришлось подчиняться, являя на свет с бархатистой подложки сверкающие изделие неведомых кузнецов из клана Демидовых.

— Она же вроде накопитель для колдовства за пределами дивных земель, — произнес я незаметно для себя применив термин для маго-зон, бывший в ходу среди одаренных.

Металлическая перчатка из особого сплава, способного удерживать внутри магическую энергию ярко блестела под лучами летнего солнца.

— Не только, — сказал Дмитрий. — Настало время познакомить тебя с ней поближе и раскрыть возможности «Плеча Ангела» полностью.

Тут маг сделал паузу и проникновенным голосом выдал такое, от чего я в совершенном непонимании нахмурился:

— Первое что следует знать — это вовсе не «Плечо Ангела».

Здорово правда? Отличный он все же преподаватель. Умеет заинтересовать ученика. Говорит одно и тут же заявляет совершенно противоположное.

— В смысле? — отозвался я с долей опаски покосившись на железяку в руках и прикидывая — не отбросить ли ее куда подальше, пока не поздно.

А то знаю я эти приколы, щас как превратиться в какую-нибудь бяку, как цапнет за седалищный нерв. Буду потом прыгать горным козлом, пытаясь избавиться от ловушки.

Успел уже убедиться в наличии у Дмитрия весьма специфичного юмора, в иных местах называемого — черным.

— Не бойся, он не опасен. Скорее наоборот, может быть весьма полезен для хозяина.

Боевой маг сделал пару шагов отходя от внедорожника.

— Он? — заинтересовано переспросил я. — Разве перчатка может быть — «им»?

— Это не перчатка, — последовало терпеливо пояснение. — Собственно говоря, амулет «Плечо Ангела» действительно существует и выглядит точно так, как ты сейчас видишь. С его помощью маги могут колдовать за границей магических зон. Однако, то что ты сейчас держишь, обладает куда более обширными функциям. Это — персональный фамильяр.

Я тупо уставился на мифриловый предмет из экипировки средневековых рыцарей.

— Фамильяр? Не понял, а они разве не живыми должны быть? — понадобилось сделать усилие, чтобы вспомнить хоть что-то про обсуждаемый предмет: — Ну там знаете, как у Бабы Яги — пухлый зеленоглазы кот. Или я что-то путаю?

Дмитрий индифферентно наблюдал, как зачарованная вещица играет солнечными зайчиками в моих руках.

— В старых преданиях возможно и упоминались духи-помощники. Но у нас под рукой нет квалифицированных некромантов для создания подобных живых артефактов. Так что, если ты не против, обойдемся нашей версией фамильяров.

Я хмыкнул. Остряк блин.

— И что он умеет делать? Случайно не превращаться в дракончика? Было бы прикольно.

Пришла пора магу растягивать рот в ехидной усмешке.

— Размечтался. В него заложены три постоянные формы. Но для начала необходимо произвести личную привязку. Мстислав Игоревич использовал его в качестве амулета, ты же сможешь воспользоваться всеми его возможностями, если проведешь одну несложную процедуру.

Повертев из стороны в сторону занятной штуковиной, я пожал плечами. Что тут сказать? Вперед и с песней. Заиметь в собственность зачарованную финтиплюшку никогда не помешает. Может получиться научить ее варить кофе и таскать ко мне по утрам в постель…

А что? Неплохо было бы…

— Как его приучать?

Дмитрий снисходительно наблюдал за эволюцией выражения на моем лице, без труда распознав царившей внутри юного ученика настрой.

— Привязать, а не приучить. Все просто. Зачерпни внешней энергии, проведи ее через себя и понемногу закачивай в фамильяр. Секунд десять, не больше. Потом забирай силу обратно. Вытягивай тоже недолго. После опять переходи на отдачу. Очередность необходимо провести не меньше пяти-семи раз, пока артефакт не «запомнит» тебя.

— Хорошо. Как скажете, — произнес я, начиная выполнять необходимые манипуляции. — Кстати, все хотел спросить. А в чем разница между амулетами и артефактами? Нет, конечно, я могу и посмотреть в учебниках, но там иногда так скучно написано, что засыпать начинаешь уже после первого абзаца.

Наставник внимательно следивший за моими действиями, объяснил, не отрывая от перчатки глаз:

— В амулеты — закладывают пассивные свойства, в артефакты — активные, — коротко сообщил он.

— Ясно, — протянул я, хотя на самом деле мало что понял. — Тогда другой вопрос. Почему «перчатка»? На кой черт делать амулет или артефакт в виде предмета, давно вышедшего из обихода? Не лучше использовать то, что не будет так выделятся в современном обществе? Она смотрелась весьма нелепо на фоне строгого делового костюма уважаемого Мстислава в салоне частного самолета.

— Удобно для концентрации силы при заклинании. Оптимальный вариант фокусировки с учетом создания энергетических потоков, — прозвучал еще один короткий ответ.

На этот раз я не стал ничего говорить, потому что ощутил, как перчатка постепенно начала нагреваться.

С некоторым недоверием переведя взгляд на нее, я осторожно попытался оказать давление через созданный ручеек чистой магии, в настоящий момент связывающий нас незримой нитью.

И о чудо, мгновенно получил отклик. Еще секунду назад абсолютно твердая и теплая на ощупь рыцарская кольчужная рукавица совершенно неожиданно вдруг «потекла» жидким металлом по ладони.

— Какого? — прошептал я, глядя на невероятные трансформацию широко распахнутыми глазами.

— Спокойно, так и должно быть. Идет собирание первой формы. Фамильяр признал тебя за хозяина и подстраивается под твои характеристики, — и уже негромко: — Демидовы все же лучшие мастера в артефакторике.

Расслышав последнюю фразу, я обеспокоено заметил:

— Будем надеется. Если она прожжет мне руку, не скажу, что останусь от этого в восторге.

Дмитрий нахмурился.

— Ты испытываешь боль? Он обжигает кожу? Так не должно быть.

На мгновение прислушавшись к себе, я вынужден признал:

— Да нет. Немного тепло.

Маг пренебрежительно махнул рукой.

— Тогда хватит маяться дурью и нагнетать панику. Лучше попробуй сконцентрироваться на артефакте. Используя волю и силу магии «прикажи» ему обрести форму браслета.

Я выполнил требуемое практически без труда послав нужный посыл…

Ну или не совсем нужный. Вместо украшения на запястье, пластичный металлический сгусток всего за одну секунду собрался в кинжал, удобно легший в ладони.

С ребристой рукояткой, с длинным извилистым лезвием из дымчато-темной стали, он завораживал убийственной красотой и производил впечатление боевого оружия, полностью готового к применению.

— Охренеть, — не сдержавшись пораженно выдохнул я, разглядывая очень крутой ножик.

Это вам не складные перочинные безделушки. Этим произведением оружейного искусства хоть сейчас можно глотки резать.

— Вторая форма. Первая перчатка-накопитель, третья браслет для постоянного ношения, — спокойно сообщил наставник и поинтересовался: — Нравится?

— Конечно, — с восторгом произнес я, с удовольствием вертя первоклассный клинок перед собой.

— Он очень эффективен против магов, в случае проникновения происходит высасывания магической энергии практически мгновенно. Хотя основная функция фамильяра все же не в этом, — поспешил умерить мой пыл Дмитрий. — Главное в нем совершенно другое. Придай форму браслета.

Мысленно обозвав Билецкого занудой, пришлось вновь возвращаться к управлению магической энергии воздействуя на живой мифрил.

Когда он принял вид невзрачного ободка шириной в три сантиметра без всяких надписей и рисунков, маг вновь приказал:

— Теперь попробуй сотворить заклятье «Ледяных стрел». Надеюсь ты не забыл еще эти чары?

— Да о чем разговор, я же их делал всего два раза в жизни, как тут забудешь, — проворчал я.

Но заклинание все же выполнил. И причем довольно непринужденно. Плетение чар у меня получалось все лучше и лучше.

Гроздь плотных магических сгустков повисла на левой руке. Одно движение и пять острых ледяных стрел полетят в любом направлении.

Лепота. Никаких тебе трудновыговариваемых словесных конструкций, никакого бубнежа на древнем забытом языке, всего лишь концентрация, волевое усилие и материализуется нужный рисунок необходимого заклинания.

— Отлично. А сейчас не убирая первого, попробуй сплести «Хрустальную мантию», — очередное приказание от учителя вызвало с моей стороны вполне ожидаемую заминку.

— Но тогда «стрелы» рассыплются, — как мне казалось вполне логично возразил я.

Это же азы магического искусства — невозможно создать одновременно два потока энергии. И дело совсем не в умениях, опыте или силе, провернуть нечто подобное просто физически невозможно.

— Еще как можно, при наличии фамильяра, — заявил Дмитрий. Оказалось, последние слова я произнес вслух. — И кончай уже напрягаться. Не воспринимай его живым организмом. Представь, что у тебя на руке устройство, помогающее колдовать. В крайнем случае, квазиживой симбионт, реагирующий на создание энергетических субстанций. Ты ведь любишь фантастические фильмы? Вот и не дрейфь.

Слегка ошарашенный необычным сравнением я неуверенно кивнул. Ни фига себе успокоил. Хотя… Если подумать, то все не так страшно и уж точно не фантастично. В последние дни, вся моя жизнь — не останавливающийся голливудский блокбастер.

— Хватит стоять. Приступай наконец, — подстегнул наставник.

И я последовал его приказу. Не скажу, что получилось сразу, спящие колдовские сосульки слева постоянно отвлекали, не давая сосредоточиться, но в конечном итоге все получилось.

Магический щит окутал мою фигуру. И «ледяные стрелы» никуда не исчезли. Зато мифриловая пластинка, обернутая на правом запястье, вместо тепла стала выделять холод. И чем дальше, тем больше.

Странно, но ощущение обжигающего мороза не доставляло каких-либо неудобств. Всего лишь легкое чувство дискомфорта, не более.

— Великолепно, — похвалил Дмитрий. — На будущее учти, второе заклятье всегда слабее первого, такова уж особенность использования фамильяра. Полагаю, на сегодня достаточно. Можешь швырнуть «стрелы» и свернуть «мантию».

Что я с большим наслаждением и сделал. Пять смазанных росчерков молнией промелькнули в воздухе, врезались в периметр и растворились в защитных чарах полигона. Следом последовал магический щит, истаявший на глазах белесой полупрозрачной дымкой.

— Так значит едем домой? — обрадовано спросил я, готовый возвращаться обратно в Лицей.

Украдкой глянул в мобилу, десять утра, времени целый вагон поваляться на бережку. Любопытно, а другие ребята тоже придут на пляж? Было бы неплохо увидеть ту же Алису в откровенном бикини…

— Ну если хочешь, — сказал Дмитрий. — Но я хотел предложить тебе немного развлечься. Все таки ты заслужил небольшой отдых.

Боевой маг подошел к все еще открытому багажнику и указал на гору оружия внутри.

— Как насчет прокатиться до стрельбища?

Я нервно сглотнул. Ничего себе дилемма: пострелять вдосталь из невообразимого количества крутых стволов или полежать на песочке, любуясь полуобнаженными женскими телами?

Нет в самом деле, ну нельзя же ставить парня перед таким сложным выбором…

* * *

Кафе располагалось на одной из неприметных пешеходных берлинских улочек. Здесь не шастали толпы туристов и не ездили автомобили, нарушая тишину и покой. Столики стояли прямо на брусчатке, помнящей времена последнего кайзера. Это было одно из тех семейных заведений, чьи хозяева не сменялись целыми поколениями. Сюда обычно приходили пообедать и поужинать в уютной и спокойной обстановке, а пенсионеры обожали здесь завтракать, мило беседуя между собой.

Одетый в неброский и вместе с тем добротный темно-коричневый костюм юноша, чем-то напоминающий студента, скромно присел за крайний столик ровно в пятнадцать минут одиннадцатого и поначалу хозяин кафе решил, что он пришел сюда всего лишь выпить чашечку кофе. Но время шло, а симпатичный молодой человек все не уходил, явно кого-то дожидаясь.

В одиннадцать часов дня владелец наконец-то смог утолить свое любопытство, увидав, как к одинокому юноше подсаживается мужчина средних лет с легкой проседью на висках.

Отец и сын? — промелькнуло у стареющего бюргера в голове — Или профессор и аспирант? Подслушивать проверяя свои догадки он конечно не стал, удалившись сразу же, как чашки со свежим кофе оказались на столешнице.

А между тем, начавшийся разговор мог легко заинтересовать разведки многих стран этого мира…

— Тебе так и не удалось достать князя, ты не смог ослабить клан и вообще ни сделал ничего чем бы мог гордиться, — начал первым мужчина немигающим взглядом глядя на парня напротив. — Я открыл тебе глаза, рассказал правду о родителях, но вместо того, чтобы отомстить за их смерть, ты трусливо сбежал, поджав хвост, не сумев выполнить ничего из задуманного.

По мере звучащих обвинений голова юноши склонялась все ниже и ниже. Он не пытался возражать, отлично понимая, что все что говорит собеседник абсолютная правда.

— Может ты забыл свою мать, которая покончила с собой, не выдержав расставания с новорожденным ребенком? Или отца, погибшего в бою за клан, отобравшего у него сына? Что скажешь, Андрей? Ты еще помнишь своих родителей или уже предпочел выбросить их из головы?

Хлестко ударившие вопросы заставили «студента» крепко сжать кулаки, медленно приподнять голову и угрюмо взглянуть на говорившего.

— Нет, я ничего не забыл, — сумрачно произнес он.

— Тогда почему князь Кирилл все еще жив и здравствует? — правая бровь мужчины выразительно приподнялась. — Или я чего-то не знаю, и глава клана Строгановых уже лежит при смерти?

Упоминание повелителя Холодного Предела вызвали не ту реакцию, что собеседник ожидал. Вместо новой вспышки злости, Андрей смущенно отвел взгляд в сторону.

— Вы не понимаете, — почти прошептал он. — Князь невероятно силен. Вокруг него сила так бурлит и клокочет. Я видел его и говорю вам — к нему невозможно незаметно подобраться.

— Тебе предоставили специальный раствор. Хватило бы одной капли на кожу и от могущественного мага ничего не осталось бы.

Молодой человек ожесточенно потер себе лоб.

— Говорю же — вы совсем не понимаете кто он. Я видел князя Строганова на расстоянии всего десяти метров и даже оттуда почувствовал насколько его переполняет магическая энергия. Он словно постоянно подключен к источнику.

Неторопливо отпив черный кофе без сливок и сахара, мужчина аккуратно поставил чашку на блюдце и резюмировал:

— Значит ты струсил. И не захотел покарать виновника смерти собственных родителей.

Юноша вспыхнул.

— Нет, я не струсил, — горячо выпалил он. — Просто думаю, что никакая отрава не сможет навредить князю Кириллу. А погибать просто так считаю слишком глупым.

— Глупым? — глаза человека опасно блеснули. — А промывать мозги несчастному военному летчику не глупо? Не глупо посылать груду летающего железа против умелого боевого мага? Ты чем думал, когда творил такое?

Не ожидавший столь сильной вспышки ярости, Андрей отшатнулся назад. Его оппонент, расслабленно откинулся на спинку стула.

— Клан Лакруа в последние годы как может налаживает связи с русским правительством. Своей ребяческой выходкой ты поставил многие договоренности под удар. Как думаешь, как отреагирует Министерство Обороны России, если узнает, что к произошедшему крушению их военного самолета причастен один из наших агентов?

Бывший член семьи Строгановых нервно побарабанил по столу, но все же осмелился возразить:

— Я не ваш агент. И вообще, чего вы от меня ждали? Обучение ментальной магии у Мамонтовых нисколько не отличается от того, чему учат в других семьях ментатов и провидцев. Давно известно, что манипулировать разумом одаренных нельзя, они сразу ощущают воздействие и успешно препятствуют ему. Я даже паршивого ученика не смогу подчинить своей воле. Ничего не оставалось, как использовать обычного человека.

Мужчина страдальчески покачал головой, словно, не веря в то, что сейчас услышал.

— А Мстислав тут причем? Твоим основным заданием был князь, а не его приспешники. Думаешь, у Строгановых что-нибудь измениться если убить одного боевого мага?

— Главного боевого мага, — уточнил Андрей. — Уверяю вас, командир Детей Вьюги занимает очень важное место в иерархии Владык Холода. Его устранение нанесло бы им сильный удар.

— Но не нанесло, — отметил собеседник молодого мага. — И раз уж на то пошло, ты мог действовать более тонко, не выдавая так явно свое участие. А значит и наше.

Наступила тяжелая пауза. Юноша в сером костюме сумел распознать скрытую угрозу в словах человека напротив и не хотел провоцировать его дальше неосторожными предложениями.

В свою очередь мужчина тоже не спешил начинать говорить, держа паузу и тем самым постепенно нагнетая атмосферу за столиком. Отчего у парня начались мелко подрагивать пальцы. Он лучше других знал на что способен тот, кто сейчас спокойно пил кофе рядом с ним.

— Ну хорошо, — наконец прервал мрачную тишину эмиссар семьи Лакруа. — Не получилось так не получилось. Сейчас уже ничего обратно не переиграть.

Юный предатель медленно выдохнул, постаравшись сделать это как можно более незаметнее.

— Вы забираете меня с собой? В замок Лагард? Примите в род?

— Разве я так сказал? — удивился мужчина. — И потом, ты ничем не заслужил такой высокой награды. Нет тебя ожидает кое-что другое.

— Что? — с напряжением в голосе спросил Андрей.

Не торопясь, француз сделал еще один маленький глоток и только затем ответил:

— Поедешь в Златоградский Лицей. Не волнуйся, мы изменим твою внешность и тебя никто не сможет узнать. Выполнишь задание и получишь место рядом с самыми сильнейшими магами Земли. Ничего сложного, всего лишь посеять смуту среди молодых учеников и сделать так, чтобы Триумвират получил на своих землях проблему, а не поддержку в лице магической школы. Справишься и в следующую нашу встречу уедешь со мной, прямиков на церемонию принятие в великий род Лакруа.

* * *

Перед центральным зданием Лицея размещалась парковая зона с аккуратно подстриженными газонами, редкими деревьями, невысокими кустарниками, посаженными в хаотичном порядке. Ученики любили здесь отдыхать, особенно после обеда в перерыве между занятиями.

Наша компания облюбовала для себя небольшой фонтанчик чуть подальше. Рядом проходила асфальтовая дорожка, позволяющая быстро добраться до любого корпуса. Так же отсюда открывался хороший обзор, дающий возможность наблюдать за всем происходящим в округе и в то же время находиться несколько в стороне, сохраняя определенное уединение.

— Слышали о тренере по йоге? — первым делом поинтересовалась Анька, подходя к невысокому и вместе с тем достаточно широкому бортику, выполняющего у нас роль скамейки.

— А что там с ним? — лениво спросил Стае, опираясь двумя руками назад с удовольствием подставляя лицо под теплые лучи солнца.

— Его уволили, — загадочным шепотом сообщила девушка, садясь рядом со мной.

Лично у меня больший интерес вызвало не сделанное заявление, а солнечные очки, увиденные на подруге.

— Дай померять, — попросил я и сразу же натянул на себя аксессуар, исключительно полезный во время жаркого лета.

Потом улегся, без спроса положив голову на колени Аньки. Та поморщилась, но гнать не стала. Она спешила поделиться свежими новостями.

Нет ничего лучшего, чем поваляться брюхом кверху после сытного обеда.

— Не помню, как его зовут, он вел занятия у нескольких групп, — затараторила девушка. — Он еще вроде бельгиец или итальянец. Короче иностранец точно.

— И чего там с ним? — осведомился Стае.

— Я же говорю — уволили его. Вы слушаете нет?

Пришла моя очередь невнятным мычанием подтверждать, что мы во внимании, ловим каждое слово на лету.

— В общем этот бельгийский итальянец приставал к девчонкам, лапал их и все такое. А одну и вовсе то ли совратил, то ли принудил к сексу.

Я и Стае одновременно приподняли головы.

— Ничего себе.

— Когда это случилось?

Недовольная тем, что мы не сразу заинтересовались рассказом, Анька из вредности немного помолчала, мучая неблагодарных слушателей. Затем все же сжалилась и продолжила:

— Оказалось это творилось почти с самого начала. Чуть ли не на первом уроке, этот урод начал лапать учениц. А те идиотки никому не жаловались. Сейчас утверждают, что думали, что это такой зарубежный подход к занятиям йогой. Представляете?

— Угу.

— Ага, — раздалось дружное от нас со Стасом.

— Тупые коровы, — не унималась Анька. — Видя их покорность слизняк осмелел и пошел дальше, заставил переспать с собой одну из девчонок.

Поправив очки, я менторским тоном заметил:

— Насильно привитая Петром Первым привычка жителей России преклоняться перед Западом пережила много веков и успешно добралась до двадцать первого века. Даже коммунисты, яростно поливая грязью «капиталистов-буржуев» всячески угождали забугорным гостям, стелились перед ними, ставя превыше собственных граждан. Страны восточной Европы, визжащие сегодня об «оккупации», жили намного лучше самой метрополии. Парадокс, но именно так вся и обстояло. И наше время не исключение. Сейчас любая женщина предпочтет иностранца даже при наличии альтернативы из своего, зарабатывающего не меньше. Так что не стоит удивляться поведению тех дурех. Они не исключение, а правило. У колдунов все по-другому. Просто любительницы факультатива по йоге не успели к этому привыкнуть и осознать свое новое положение.

Естественно, девушка моментально отреагировала, чувствительно шлепнув мне по макушке.

— Что ты такое говоришь? Стае обидно засмеялся.

— Да ладно, Вик же правду сказал. Все так и есть.

Анька наклонилась и зачерпнув в ладошку воды, окатила весельчака щедрой порцией брызг.

Парень поперхнулся и с неудовольствием принялся разглядывать свою белоснежную спортивную рубашку, оценивая нанесенный ущерб.

— А вообще, — меланхолично продолжил я, — про этого кренделя можно уже забыть. В случае настоящего изнасилования одной из неофиток, его и до города не довезут. Особенно, если конвой будет состоять из бойцов Детей Вьюги.

Друзья одновременно затихли, уставившись с ожиданием. Они знали о моих более чем плотных связях с военным подразделением боевого крыла клана Строгановых через наставника.

— Ты о чем? — с опаской спросила Анька будто боялась и не хотела услышать правдивый ответ на свой же вопрос.

— Заморозят извращенца где-нибудь в пустом поле и шандарахнут чем-нибудь тяжелым, разбивая на миллион кусочков — вот и все дела, — равнодушно объяснил я. — И могилу копать не придется, птицы подчистую сожрут за пару часов.

Я почувствовал, как Анька вздрогнула, видимо представив описанную картину. Стае тоже не спешил кидаться веселыми комментариями.

Со вздохом пришлось стягивать очки на край носа и поверх смотреть на ребят.

— А что вы хотели? У колдунов нет тюрем. Обученного мага крайне сложно держать взаперти. За тяжелые преступления проще казнить. За легкие проступки потребовать материального возмещения. Кланы предпочитают быстрое правосудие долгим судебным процессам. Есть специальные амулеты, реагирующие на ложь. Мгновенный допрос и становится ясно, кому голову с плеч долой, а кого домой отпустить. Все просто.

— Ничего себе… — протянул впечатленный Стае. — До этого момента я как-то не задумывался о таких вещах, но звучит весьма сурово.

— Туда ему и дорога, — настроение Аньки моментально сменилось с легкой оторопи на горячую поддержку радикального метода по наказанию насильника. — Будет другим урок на будущее.

— Да и правильно, — не стал спорить Стае и поспешил сменить неприятную тему разговора: — Я вот, что хотел спросить, нафига нам вообще ходить на обычные уроки?

Мой средний палец правой руки ткнулся в пластиковую дужку, вновь погружая мир в приятный сумрак. Затылок опустился на мягкие, затянутые в летники брючки коленки Анюты. Девушка все так же не возражала против нахального использования себя в качестве удобной подушки.

— И еще непонятно, зачем нам оформили банковские карточки, дали денег, а в город совсем не выпускают. Где их тратить-то?

— Тут же есть магазины, — припомнил я. — Штук пять или семь. Стае пренебрежительно махнул рукой.

— Там одни шмотки на пару со всякой ненужной мелочью, типа девчачьих бижутерий и другой ерунды, — парень досадливо кивнул на торчащие на моем носу очки.

С чем я понятное дело не мог согласиться.

— Не такие уж они и не нужные. Я вот уже подумываю купить себе пару. От солнца спасают прекрасно.

Анька не осталась в стороне от дискуссии справедливо отметив:

— Выпусти тебя в город с деньгами, через пару часов все потратишь. А здесь какой-никакой контроль. Тебя дурака к взрослой жизни приучают. Постепенно. С общеобразовательными предметами так же. Они обязательно пригодятся, а то вырастишь плохо образованными оболтусом даже правильно писать и считать не сможешь. Кому такой нужен? От тебя же девчонки шарахаться будут.

Я громко хмыкнул. Весомая угроза. Стае пробормотал нечто неразборчивое. Кажется, ругался на слишком умных баб и наступление матриархата.

— Привет, — откуда-то сверху раздался еще один женский голос.

На меня наползла чья-то тень. Нехотя приоткрыл левый глаз. Жанна. Та самая малышка, что сидела рядом на вводной лекции. И по совместительству одногруппница Аньки.

Стае, кстати, подсуетился и умудрился перевестись в мою группу «А-17». На уроки мы с ним теперь ходили вместе. Что иногда бывало очень удобно в части выполнения домашних заданий. Времени у меня постоянно не хватало.

— Привет, — донельзя любезно поприветствовал девушку Стае. Его голос прямо-таки сочился медом.

Я вяло махнул ладонью, Аня предложила присесть и нетерпеливо подтолкнула меня в спину, заставляя принять сидячее положение.

— Как дела? — прозвучал банальный вопрос.

Следом последовали не менее банальные ничего незначащие ответы. Жанна села, положив ногу на ногу. Тонкая серая юбочка натянулась, обнажая коленки и изящно облегая стройные бедра. Мы со Стасом с одинаковым интересом покосились на весьма симпатичные стройные конечности.

Анька это заметила и не преминула чувствительно врезать мне в бок. До белобрысого паршивца дотянуться ей к сожалению, не удалось. Повезло засранцу, отдуваюсь, что называется, за двоих.

— Слышали уже о вечеринке? — осведомилась Жанна, обнимая учебный планшет и толстые тетрадки для записей.

— Какой? — мгновенно отозвался Стае, делая стойку почуявшей след охотничьей гончей.

Последние дни он только и делал, что ныл о недостатках развлечений в стенах учебного заведения, поочередно называя Лицей то «каторгой», то «тюрьмой». Воскресные лежания на пляже к четвергу уже благополучно испарились из памяти, уступив место новой жажде весело провести время.

— Завтра рядом с кампусом «Л» устраивает пати Игорь Корсаков. Его семья владеет стихией воздуха. Обещают демонстрацию магии. Ходят слухи, что подобные вечеринки будут проводиться теперь каждую пятницу поочередно кем-то из «истинных магов». Приглашения ограничены.

Я зевнул. Хитрый ход со стороны золотых мальчиков и девочек. Таким образом хотят заранее привлечь на свою сторону самых перспективных неофитов с последующей вербовкой, когда придет время выбирать посвящение какой стихии проходить.

Но меня это вряд ли касается. Уже вся школа в курсе, кто я такой и почему здесь нахожусь. Выбравший сторону их не должен интересовать. Перевербовать меня не получиться. Это должен понимать даже самый оптимистично настроенный интриган.

А отпрыски магических родов все-таки молодцы, нечего сказать. Сумели преодолеть снобизм и начали действовать. Любопытно, Мамонтовы будут что-нибудь предпринимать в ответ? Триумвирату тоже не помешает провести рекламную акцию для завлечения учеников в свои ряды.

— Тебя пригласили? — подозрительно прищурилась Аня. Жанна смущенно улыбнулась и нерешительно кивнула.

— Там можно брать с собой еще одного, если кто хочет — я с радостью возьму, — поспешила оправдаться она.

Моя старая подруга по интернату насмешливо сморщила носик.

— Подумаешь, — протянула она. — Цацы какие, «места ограничены». Нам и даром не надо. Правда, ребят?

Настойчивый взгляд вынудил меня энергично закивать в подтверждении. А вот Стае, бедолага, замешкаться, за что и был удостоен задумчивым прицельным взглядом с прищуром. Как будто Анька прикидывала, как бы покарать строптивца в самое ближайшее время.

Осознав глубину прокола, парень быстро затараторил:

— Верно-верно, не нужны нам эти «пати для избранных». Пошли они на три веселых буквы. Нам и так хорошо.

Сказал и с надеждой глянул на Аню. Мол — прощен? Едва заметный наклон головы явился ему милостивым ответом.

Во дают. Комедианты блин.

— Да нет, будет здорово, — не успокаивалась Жанна, поворачиваясь к нам по очереди. — Говорят вечеринка продлиться до самого утра. Пусть Вик пойдет. С ним-то вас никто не посмеет прогнать. Он же Строганов.

Фамилия известного клана прозвучала чуть ли не с придыханием. Невооруженным взглядом было видно, что девчонка отчаянно завидует мне и вообще всем членам магических родов.

Эх, знала бы бедняжка, сколько мучений приходиться выносить на полигоне за право называться одним из «ледышек» — не стала бы об этом мечтать.

Дмитрий в последние дни совсем озверел, выжимая из юного ученика соки по максимуму. Вчера вообще полный дурдом начался. Подручные боевого мага притащили откуда-то три угольно-черных манекена, совершенно неожиданно для меня оказавшиеся зачарованными големами.

Спарринг-партнеры для рукопашного боя. Не слабо да? Эти штуковины, сделанные из упругого материала по типу резины, весь дух из меня выбили, гоняя по тренировочной площадке.

«Отработка приемов на практике с сохранением концентрации для создания боевых заклятий» — бодрое название, совершенно неправильно понятое мною на первом этапе.

Я-то по простоте душевной думал, сейчас стану Брюсом Ли, научусь кулаком пробивать доски, вертеть мельницу ногами. Или как минимум пугающе кричать — «кииияяя».

Но нет. Вместо этого меня дубасили со всех сторон, пока наставник азартно крича, советовал — «разорвать дистанцию» и «произвести контратаку».

В общем, полный трындец и никакого удовлетворения. Уверен Жанна пришла бы в «полный восторг» очутившись на моем месте.

Хотя кто ее знает, может она любительница всякого садо-маза…

Я покосился на девушку рядом. А что, ей бы кожа и латекс в обтяжку пошли. Еще хлыст в руки и вперед.

Пришлось покрутить головой, отгоняя видение. Ничего себе как реально проступил образ. Ей он и вправду подходит. Ха, даже забавно.

На ум почему-то пришел еще один эпизод, уже из позавчерашней встречи с наставником. Моя первое знакомство с мечами.

Когда крышка длинного черного кейса, извлеченного из машины, поднималась я подсознательно рассчитывал увидеть на темной бархатистой ткани пару японских катан.

И, конечно, ошибся. Увидав, как вытянулось мое лицо, Дмитрий усмехнулся и мягко пожурил за слишком большую приверженность к продукции Голливуда.

Да, это не кино. Здесь не используют холодное оружие средневековой Японии, предпочитая подходить к делу более основательно. Вместо тонкого лезвия — крепкий заостренный клинок, вместо узкого ободка гарды — два торчащих штыря в форме латинской буквы победы — «V».

Тяжелые, крепкие, с первого взгляда мечи вселяли уверенность, стоило взять одного из них в руки. Такими бронежилет пробить не проблема и голову снести не составит труда.

Даа… Неплохо тогда помахались. Мне очень понравилось. Слегка неуклюже, но все равно здорово вышло. Это было куда веселей обычных изматывающих занятий.

Не заметил, как отвлекся от разговора, погрузившись в воспоминания о прошедших днях. Время летело незаметно. Вроде еще вчера начиналось воскресенье с предложением съездить на стрельбище и вот уже новый четверг и почти окончание очередной недели. Караул. Не успеешь опомниться, как закончишь учебу. И что тогда останется в памяти? Поездки на полигон? Да ну нафиг!

— Решено, мы пойдем на тусовку, — решительно заявил я. — Пусть только попробуют не пустить. У нас демократия или где?

Не ожидавший от замолчавшего друга столь явной поддержки, Стае радостно осклабился.

— Круто, я тоже пойду.

Аня кисло взглянула на воодушевленного парня.

— Вот дадут вам пинка под зад нанятые секьюрити. Что тогда? Опозоритесь на всю школу.

Подобная перспектива показалась весьма обидной, как и возможные будущие последствия.

— Ничего, мы тоже не пальцем деланные, — туманно заметил я. — На крайняк замутим свою тусу.

— Правильно, — поддержал меня Стае.

— И вообще, почему мы обязаны всегда учиться? — разошелся я, вскакивая на бортик фонтанчика и доставая голосом до соседних лужаек, где сидели и лежали ученики из соседних классов. — Нам нужны приятные и веселые воспоминания о Лицее, а не только зубрежка и контрольные через день!

Послышались аплодисменты и выкрики одобрения, большинству пришлась по душе моя короткая эмоциональная речь.

— Мы еще здесь всего вторую неделю находимся, — въедливо отметила Анька, с ходу сшибая мой настрой.

Замер, мысленно отсчитывая прошедшее время. Вот же блин, а ведь правда, даже месяца еще не прошло. Ну дела.

Эх, а я уже рассчитывал толкнуть речь о необходимости революции и свержении диктаторского режима учительского совета с выбором президента из числа учеников.

— Вечно ты все обламываешь, — проворчал я, спрыгивая обратно.

Девушка счастливо рассмеялась. Жанна деликатно прикрыла рот, хотя по глазам видно, растягивает губы в широкой улыбке.

Ну никакого сочувствия к начинающим революционерам. Безобразие просто.

Ошарашенный яркой вспышкой энтузиазма и столь же скорым ее исчезновением, Стае чуть ли не жалобно пробормотал:

— Так мы не идем на пати к «истинным засранцам»?

— Конечно идем! — сказал я, вскидывая правую руку в ленинском жесте призыва.

И тут как по заказу на одной из дорожек появилась Алиса из рода Волконских, собственной персоной во плоти. Аристократка-колдунья в н-дцатом поколении целенаправленно двигалась в нашу сторону в компании двух удивительно похожих друг на друга девиц.

— О, какие красотки, — причмокнул Стае и тут же схлопотал подзатыльник от Аньки.

— Все сделали серьезные лица, — страшным голосом прошипел я сам не знаю зачем.

После случая в столовой, мы больше ни разу не виделись с эффектной владелицей серебристого Порше. Не то чтобы я ее избегал, просто распорядок учебного дня не оставлял свободы маневра для лишних перемещений. Погуглил конечно, про ее семейство, не без этого, но и только.

Радостно помахав рукой еще на подходе, Алиса с улыбкой поздоровалась:

— Всем привет.

Ну а что? Мы с ней вроде не в ссоре. Клан Волконских в никаких враждебных проявлениях к Строгановым никогда замечен не был. За исключением вхождения в Орден Крови. Крайне неприятную организацию, по мнению Владык Холода.

Их можно понять. Кому захочется, чтобы к тебе относились, как подопытным свинкам?

Заключать брак с уже показавшим себя одаренным — одно, планировать скрещивание детей еще до их рождения — совершенно другое. Круг Возрождения в самом натуральном смысле воспринимал магов, всего лишь как генетический материал для своих родовых программ. Волей-неволей захочешь держаться от таких индивидов подальше.

— Привет, — сказал я. — Давно не виделись. Как машина? Еще гоняетесь? Или вас тоже коснулся «комендантский час» двухмесячного карантина?

Алиса кивнула. На лицах двух девушек рядом промелькнуло выражение досады. Что тут у нас? Привыкшим к нескончаемому празднику жизни не понравилось сидеть взаперти?

— Познакомьтесь. Это Виктор Строганов. Его друзья Аня Серебрякова, Стае Белозеров и Жанна Томина, — изящный пальчик без ошибок указал на каждого называемого человека.

Ничего себе. Хорошо подготовилась. Заранее узнала не только имена, но и фамилии людей из моего окружения. Такая предусмотрительность заслуживает искренней похвалы.

— А это сестры Глинские: Инга и Тина. Девушки улыбнулись.

— Привет. Рады познакомиться.

Аня и Жанна молча кивнули. Последняя явно обрадовалась столь близкому знакомству с популярными в Лицее персонами.

— Как у вас проходят занятия с магией? — вежливо поинтересовалась Алиса.

Никто не успел толком что-то сказать, как вперед выскочил Стае, откровенно признавшись:

— Да пока не очень. Учителя попались плохие. Вот если бы моим образованием занимались такие обворожительные создания, как вы, то я бы давно стал величайшим магом вселенной.

Наш доморощенный донжуан бесцеремонно приобнял обеих сестричек вклинившись прямиков между ними.

Удивительно, но молодые колдуньи не отдернули нахала, весьма благосклонно приняв слегка настойчивые ухаживания. Игриво защебетали, между делом интересуюсь под какой литерой проходит учебная группа Стаса. А услышав обозначение «А» стали еще веселей.

Попал чувак. Как пить дать, обработают его дамочки, не успеет опомниться, как даст клятву верностью какому-нибудь клану. Надо спасать обалдуя.

Но похоже, моего соседа по комнате сейчас занимало совершенно иное, нежели мысли о службе боевым магом влиятельному роду. И оторвать его от двух милых прелестниц можно было только при помощи мощного крана.

Казанова блин. Хотя, о чем это я? Молодец пацан, отрывается по полной. Мне бы следовало последовать его примеру.

И словно отвечая на невысказанную мысль, у меня снова завибрировал телефон, напоминая о необходимости идти на парковку к уже порядком надоевшему черному внедорожнику.

* * *

Очередная встреча князя и Мстислава прошла в аэропорту клана Строгановых у огромного ангара, куда медленно подкатывал грузовой самолет, приземлившийся пару минут назад.

— Как дела с дополнительным набором дружинников, воевода? — осведомился князь, со скрещенными руками внимательно наблюдая, как воздушный гигант неторопливо пятиться назад под защиту высокой крыши. — Я так понимаю, недостатка желающих среди уволившихся из российской армии с боевым опытом нет.

Князь Кирилл иногда любил упомянуть в разговоре давно устаревшие вычурные названия, напоминавшие о старых временах и тем самым подчеркивая длительную историю существования клана.

Мстислав предпочитал использовать более современные и простые варианты обозначений.

— Все по плану, ваша светлость, — ответил командир Детей Вьюги. — Собеседования проходят каждый день, мы уже взяли на испытательный срок больше пятисот бойцов. После прохождения курса переподготовки они вольются в разные подразделения.

— Решил их разбавить нашими ветеранами? Правильно, нам ведь не нужны отряды, состоящие исключительно из новичков. Так их проще будет контролировать.

Тем временем летающий транспортник остановился, створки грузового люка медленно поползли вверх, обнажая нутро самолетного трюма.

— Пока две единицы? — спросил Мстислав, глядя, как грузчики приступают к процедуре выгрузки.

Находившийся в ангаре грузовик с прицепом трала для перевозки крупногабаритной техники сдал назад и начал разворачиваться.

— Да, пока два прототипа. Еще пять на испытательных полигонах Демидовых. Тестирование будет идти параллельно, потом сравним результаты.

— Они уже готовы к серийному производству после внесения доработок? Сколько мы сможем получить в ближайшее время?

— Достаточно, — князь успокоительно похлопал по плечу верного помощника. — В случае необходимости заводы союзников выпустят столько единиц, сколько мы запросим. Не волнуйся на этот счет.

— Уже придумали название?

— «Ирбис» — снежный барс, — ответил повелитель Холодного Предела.

Воевода дружины клана Строгановых уважительно покачал головой. Название для нового танка подходило идеально.

Именно танки сейчас выгружали из самолета, размещая на колесных платформах для дальнейшей транспортировки.

Приземистые, с низкой скошенной башней, имеющие клинообразные покатые силуэты, да к тому же покрашенные в арктический камуфляж — тяжелые махины напоминали технику пришельцев, вздумавших вторгнуться на Землю.

— Солидно, — признал Мстислав.

По тонким губам князя пробежала улыбка. Имя придумал он лично.

— А что с пехотной экипировкой? Мне докладывали «Витязь» так и не довели до ума. Вы не задевали этот вопрос при обсуждении с Демидовыми?

Князь кивнул на два больших ящика, как раз появившиеся из недр транспортника вслед за основным грузом.

— Двадцать комплектов. Все, как ты и заказывал. Закрытый шлем с интерактивным дисплеем, экзоскелет, модернизированный стрелковый комплекс и обновленная информационная-коммуникационная сеть. Каждый солдат теперь для нас стоит, как неплохой автомобиль.

— Затраты окупятся, — пообещал главный боевой маг. — Меньше потерь — нет нужды искать бойцов и заниматься их обучением снова. Боевой дух поднимется, воины будут видеть, что о них заботятся и предоставляют самое лучшее оборудование…

Старик с седыми волосами и яркими голубыми глазами нетерпеливо отмахнулся.

— Да не оправдывайся. Разве я говорил, что против? Своих людей надо беречь и заботиться, как о гражданском населении, так и о военных. Это аксиома. Такой подход способствует сплоченности клана, и Строгановы неукоснительно следуют ему уже не одну сотню лет. Тебе нет нужды убеждать меня в чем-то. Сам вспомни, я ведь дал разрешение на разработку и производство птичек, хотя за три года они так и ни разу не использовалась в реальном бою. А все почему? Потому что на обороне нельзя экономить.

Мстислав посмотрел в указанный дальний конец ангара, где стояла дежурная пара тяжелых ударных беспилотных летающих аппаратов универсального назначения (проведение бомбардировки и воздушный перехват) — «Сокол».

Еще сотня машин находилась в подземных капонирах, надежно упрятанная от возможного нападения, как с земли, так и с воздуха.

— Что-то мне подсказывает, они нам скоро обязательно пригодятся, — отозвался Мстислав.

Князь согласно кивнул.

— Более чем вероятно.

Они дождались отъезда мощных тягачей с погруженными на прицеп и тщательно укрытыми танками, затем неторопливым шагом двинулись к ждущим хозяев темных автомобилей.

— Впрочем, я позвал тебя не для того, чтобы полюбоваться на новинки ВПК Демидовых, — спустя какое-то время сообщил князь.

Мстислав ни стал задавить вопросов, дисциплинированно ожидая продолжения.

— Полчаса назад сотрудники СБ Мамонтовых задержала нашего беглеца — Андрея. Мелкий гаденыш пытался попасть в Лицей, выдав себя за одного из инициированных. Полная смена внешности, новые документы, продуманная легенда — все выполнено на самом высоком уровне и затея имела определенные шансы на осуществление, если бы не повышенные меры безопасности, принятые одновременно с открытием школы для начинающих магов. Аналитики считают, что попытка внедрения вполне могла оказаться тщательно спланированной подставой. Щенка уверили в успехе и отдали нам практически на блюдечке. После экспресс-допроса, проведенного на месте, я приказал засекретить информацию и изолировать задержанного.

— Имелись веские причины? — осведомился командир Детей Вьюги.

— Предатель утверждает, что его куратором и основным нанимателем выступал представитель клана Лакруа, — слишком буднично для важных вестей поведал князь итоги общения дознавателей с бывшим членом семьи Строгановых.

Сомневаться в квалификации следователей не приходилось, на службе Триумвирата состояли признанные мастера своего дела.

— Замок Лагард считается твердым орешком, — медленно произнес Мстислав, — а его обитатели крайне непростыми противниками.

Хозяин Чертогов Льда холодно кивнул.

— Это еще не все, — сухо добавил он. — За пару минут до твоего появления пришли новости из столицы. В одном из клубов захватили заложников, в числе которых находится одна из племянниц князя Демидова. По предварительным данным террористы имеют арабские корни. И существует высокая вероятность того, что они связаны с кланом Аль Фахани.

Мстислав чуть помедлил, обдумывая известия.

— Эмир Аль Фахани не дурак идти против нас. Его Скорпионы Пустыни может и хорошие воины, но до Детей Вьюги все равно не дотягивают. Мы без труда разгромим их. Зачем персам так рисковать?

Князь удовлетворено покачал головой.

— Мыслишь в верном направлении. Я тоже в первую очередь подумал о причинах. И знаешь к чему пришел?

Вопрос был риторический и не требовал ответа.

— Строгановых, а через нас и весь Триумвират пытаются втянуть в конфликт с двумя далеко не слабыми магическими кланами, — сказал глава рода. — Кто-то умело раздувает конфликт и планирует в нем наше участие. Без нашего ведома.

Голос старого мага налился стылым холодом, от которого даже у опытного воина, прошедшего через множество схваток, по загривку пробежали мурашки. И без подсказок было понятно, что судьба затейника, вздумавшего играть с могущественным колдовским кланом предрешена. Только он еще об этом не знает.

— Как там мальчишка? — резкий переход к другой теме не застал Мстислава врасплох.

— У него хорошие показатели. Интенсивность тренировок превосходит прежние учебные курсы. Парень усерден, не отлынивает, старается. Демонстрирует превосходные умения в сфере управления энергетическими потоками. Физическое развитие не отстает. В целом, думаю через полгода из него выйдет довольно приличный адепт.

Князь недовольно сжал губы в тонкую линию. Они преодолели половину пути до машин и остановились, не желая говорить при охране.

— Шесть месяцев, — протянул князь Кирилл. — Очень большой срок. У нас нет столько времени.

— Но он и так обгоняет все известные ранее сроки. Еще никогда одаренные не развивались с такой скоростью, — возразил главный боевой маг клана.

Старший Строганов положил руки на пояс, откинув полы пиджака назад.

— Знаю, — признал он. — Полина тоже показывает отличные результаты. За всю свою жизнь, я не видел, чтобы неофит так быстро овладевал навыками оперирования магической силой. Она как будто рефлекторно знает, что и как делать.

Широкие плечи Мстислава чуть расслабились. Он ожидал взбучку за недостаточный прогресс в обучении подающих большие надежды учеников.

— И тем не менее — этого недостаточно, — жестко довершил князь. — Мне не нужны идеальные заготовки, мне нужны готовые клинки. Прямо сейчас.

— Это невозможно, — осмелился возразить командир Детей Вьюги.

— Если с простыми заклинаниями проблем нет, то с имеющими сложную структуру возникнут закономерные трудности. Они их попросту не смогут построить. Плюс обучение вспомогательным навыкам. Благодаря применению «боевой ипостаси» ученики конечно быстрее овладевают боевыми приемами, однако пока этого недостаточно, чтобы считать их полноценными воинами.

Лицо князя приняло бесстрастное выражение. Он и без ведущего боевого мага клана знал об этом знал. Нет, ему требовалось не озвучивание проблемы, а ее решение.

— Ты помнишь о Постулатах Силы? — невозмутимо спросил старший Строганов.

Мстислав вздрогнул.

— Вы предлагаете…

— Наши предки, и я сейчас говорю о первопроходцах, о тех, кто стоял у истоков создания клана, кто подчинил своей воле стихию льда, — они не были слабаками. Они сумели отстоять свой новый дом и убивали всех врагов, годами приходивших за их жизнями, — голос старого мага звучал негромко, поневоле заставляя не шевелиться, в боязни пропустить хоть слово. — У них не было наставников и учителей, они всего добились сами. И как же они это сделали?

— «Познание через агрессию», — непослушными губами процитировал Мстислав первый постулат.

Князь жестко кивнул.

— Правильно. Ты понимаешь, о чем я говорю. Полина вместе с Лазарем отправится в Ливию, где у одной из подконтрольной нам нефтяных компании возникли сложности с местным весьма воинственным племенем, и окончательно уладит этот вопрос. Виктор полетит в Москву и будет участвовать в ликвидации ублюдков, посмевших поднять руку на члена семьи Демидовых. И это не обсуждается.

— Почему такая срочность? Разве не лучше немного подождать?

— У нас нет времени. Источники ведут себя странно, напряженность между кланами возрастает по всем миру. Покажем слабость сейчас и нас с удовольствием сожрут завтра. Выбора нет.

— Будет война? — недрогнувшим голосом осведомился Мстислав.

— Да, — глаза князя залила мрачная синева. — Война. И клянусь всеми богами, наши враги еще познают на себе силу гнева Владык Вечного Холода.

* * *

Аэропорт Бенина в пригороде Бенгази в ночное время совершенно не походил на аэропорты достаточно крупных европейских городов. Здесь царствовали темнота и безмолвие.

Причина прекращения работы после захода солнца была достаточно проста. Безопасность полетов. Никто не хотел подвергаться риску обстрела. В городе, где регулярно происходили нападения на иностранцев, в том числе с применением тяжелого вооружения, соблюдать подобные меры не казалось чрезмерным.

И тем не менее, Джером Янг стоял на краю взлетной полосы, ожидая прибытия сразу двух бортов. Пухлый конверт, переданный в нужные руки с легкостью открыл ворота воздушной гавани. Его брат-близнец, но потоньше, обеспечил лояльность технического персонала, проследивших за тем, чтобы приземление осуществилось, как надо.

Новозеландец по паспорту и космополит по сути, не бывавший на родине многие годы, Янг работал управляющим в ливийском подразделении нефтедобывающей компании «Dupon Ice» по контракту вот уже пять лет, следя за работой нескольких десятков скважин в весьма неспокойном регионе планеты.

Он не жаловался и отлично справлялся с работой, получая более чем щедрое вознаграждение за труды. Любые проблемы, возникающие вопросы, в том числе конфликтного характера, Джером умел разрешать к вящему удовольствию нанимателей без лишнего шума и пыли.

Добыча шла, нефтепроводы доставляли черное золото до прибрежных портов, груженные танкеры отправлялись к клиентам, счета пополнялись и все оставались довольны прибыльным бизнесом.

Пока в один прекрасный день, одно из племен, получавшие за охрану нефтеперегонных труб внушительные подарки в виде разнообразных товаров первой и второй необходимости (включая легкое стрелковое оружие, а как же иначе?) вдруг резко не увеличило расценки, подняв тариф сразу в три раза.

На принятие единоличного решения у мистера Янга не имелось необходимых полномочий, последовал звонок в главную штаб-квартиру, где обещали со всем разобраться.

И вот, сегодня в обед, ему наконец перезвонили, приказав обеспечить свободный аэропорт.

Джером Янг не был дураком и прекрасно был осведомлен о том, кто является конечным бенефициаром компании. Поэтому сообщение о прибытии неких лиц, для устранения возникшей проблемы воспринял с некоторой опаской. И похоже, не зря.

Глядя на заходящие на посадку серую, казавшиеся ночью абсолютно черной, пару военно-транспортных самолетов (вроде бы тяжелые российские ИЛы, хоть он мог и ошибаться), управляющий почувствовал, как у него засосало под ложечкой.

Это определенно не группа переговорщиков и уж точно не груз с подарками для жадного племени — в противном случае прилетел бы всего один транспортник.

От воздушных судов так и несло военщиной и опасностью. За долгое время вдали от Новой Зеландии, он привык доверять своему инстинкту, сейчас прямо вопящему о приближающихся неприятностях.

Самолеты коснулись земли, затормозили, неторопливо подъехали прямиком к освещенному квадрату бетонной полосы, где находилась небольшая встречающая делегация из мистера Янга и трех его ближайших помощников.

Замерли. Створки люков поползли в стороны, медленно опустилась грузовая аппарель.

Джером нервно сглотнул. Его худшие опасения подтвердились. Первым на посадочную площадку ловко спрыгнул солдат в легко узнаваемом пустынном камуфляже.

То есть нет, не солдат. Это что, женщина?

По лбу новозеландца поползли морщины. Неужели у русских магов в армии служат и женщины? Впрочем, почему бы и нет? Помниться именно в России впервые в мире закрепили равноправие полов на законодательном уровне. Сразу же после октябрьской революции семнадцатого года…

— Приветствую вас в Ливии, — улыбаясь американской белозубой улыбкой Джером сделал шаг навстречу женщине (при ближайшем рассмотрении оказавшейся девушкой, даже девчонкой) протягивая руку вперед.

Или он ошибся и это всего лишь сопровождающая груз сотрудница? Может русские колдуны все же не захотели идти на конфликт и решили утрясти дело миром? Подумаешь два самолета. Может прислали побольше оружия в дар несговорчивому племени. В пустыне весьма любили и ценили продукцию концерна Калашников.

— Мистер Янг? — глаза девушки остро блеснули, неожиданно холодная и твердая ладонь коротко пожала руку управляющего.

— Я Полина. Полина Строганова. Меня послали сюда для ликвидации возникшей угрозы. А это Лазарь Витальевич Строганов, он глава экспедиции.

Из другого самолета показался крепкий мужчина средних лет. Он не стал подходить, лишь небрежно кивнул и тотчас же принялся отдавать распоряжения.

А приказывать ему было кому. Вслед за первой парой, из недр воздушных гигантов начали выходить многочисленные и хорошо вооруженные люди в одинаковой униформе песочного цвета.

Дальше больше, с грузовых трапов скатились багги военной модели, имеющие похожий камуфляж и специальные пулеметные крепления на рамах.

О боже. Да это же целая войсковая операция! Осенило и одновременно ужаснуло Янга.

Не то чтобы его шокировал данный факт, по роду деятельности ему со всяким приходилось сталкиваться, однако быть завязанным лично с чем-то подобным напрямую, управляющему категорически не хотелось. Кто его знает, кто об этом сумеет пронюхать в будущем?

Для себя он хотел тихой и спокойной старости, а не возможных судебных разбирательств по поводу истребленного племени. Они, конечно всего лишь арабы и по сравнению с белым западным человеком ничто, но ведь всякое может случится. Придут к власти в Европе какие-нибудь бывшие беженцы и захотят устроить показательный суд, отыгрываясь за унижение своих мертвых собратьев. Оно ему надо?

И все же выбора не оставалось. Глядя в холодные глаза совсем еще юной девчонки, Янг очень четко осознал, что соскочить не удаться. Придется исполнять любые приказы, а иначе сегодня пустыня проглотит еще один труп. На этот раз строптивого и недальновидного новозеландца.

— Все готово? — осведомилась Полина. — Сопровождение из местных для конвоя ожидает нас?

Некстати вспомнились особенности воспитания в кланах. После устройства на работу, он постарался выяснить как можно больше подробностей о колдунах.

В Интернете ходили жуткие слухи о подготовке с самого рождения и о большом количестве не прошедших окончательный отбор. Кое-кто утверждал, что число боевых магов составляло пятую часть от общего количества колдунов и на столь небольшой процент имелись более чем веские причины.

Далеко не каждый человек способен убить другого без оружия и подручных средств, используя лишь голые руки. А ведь применять магию для убийства сродни такому процессу, когда нельзя зажмуриться и нажать курок. Энергию пропускали через себя, как бы на время сродняясь с ней. Не у многих хватало духа потом преобразовывать полученную силу для смерти живого разумного.

Правда это или всего лишь дикий бред, какой часто можно встретить, гуляя по сети, Джером точно не знал. Но глядя в льдистые глаза брюнетки с короткой стрижкой под каре, почему-то моментально вспомнил об этих слухах и сразу же поверил в них.

Любая оплошность, неосторожная ошибка и его прикончат. Прямо на месте. Равнодушно и без каких-либо переживаний в будущем. Забудут, как о мелком недоразумений, на секунду возникшей на пути к итоговой цели.

Хладнокровный хищник, в женском обличье, сделает все, чтобы выполнить приказ Патриарха, и никто не сможет ему помешать.

— Кхмм, понимаете, — робко произнес Джером, стараясь не встречаться взглядом с пугающими до дрожи в коленках глазами девушки. — Я не договаривался конкретно о вас. Сказал, что придется сопровождать обычный груз. Максимум пару-тройку грузовиков из точки в А в точку Б, без остановок. И все. Про военных речи не шло. Извините…

Управляющий компании выразительно посмотрел на солдат, начавших активно экипироваться. Бронежилеты, разгрузки, запасные обоймы и шлемы занимали свои места на телах бойцов в плотных армейских комбинезонах.

Только в этот момент Янг додумался по-быстрому пересчитать прибывших, вместе с уже выгруженными легкими багги.

И сейчас же не скрываясь испустил облегченный вздох. Пронесло. Никакого нападения не будет. Прилетело всего двадцать два человека и пять машин. А он уж испугался и начал бояться. Во взбунтовавшимся племени почти полторы сотни взрослых мужчин, а всего далеко за четыреста человек.

В самом деле. Не дураки же русские лезть к такой ораве хорошо вооруженных арабов силами всего одного взвода.

Конечно, эти парни наверняка превосходно подготовлены, обстреляны в бою и побывали в переделках. Но подавляющее численное преимущество еще никто не отменял. У них попросту не было шансов…

Хмм, а винтовки у ребят любопытные. Не всемирно известные русские АК-47 или американские М-16, а нечто совершенно другое. Выглядит очень стильно, красиво и вместе с тем крайне выразительно в части обозначения несомненного военного назначения.

Даже неожиданно. У Янга, как и у всех иностранцев в подавляющем большинстве, российские солдаты ассоциировалась исключительно с автоматом Калашникова и никак иначе. А тут, прямо передовой дизайн супернавороченного оружия, достойного звездной пехоты из будущего.

Мелькнула мысль позже поинтересоваться новинками оружейного ВПК России, интересно узнать, что же это за винтовки такие. Лезть с подобными вопросами к гостям показалось не слишком разумной затеей.

— Зовите старшего сюда, поговорим еще раз. У вас деньги надеюсь с собой еще остались? — вновь обратилась к управляющему валькирия двадцать первого века.

В отличие от соратников, Полина одела всего лишь облегченный бронежилет, проигнорировала шлем и вооружилась одним пистолетом.

И опять Джерома посетило странное ощущение уверенности, что девушке будет этого более чем достаточно для предстоящего боя.

— Конечно, мисс Полина, — закивал он и бросил несколько слов на английском одному из помощников.

Тот кивнул и опрометью кинулся исполнять приказ, пригласить на разговор полковника Бахира. Именно он возглавлял небольшую группу ливийских военных, нанятых за щедрое вознаграждение сопровождать предполагаемый груз.

Между тем, молодая колдунья (а кто еще в таком юном возрасте мог получить командирскую должность?) не стала терять времени даром, достала откуда-то планшет в толстом металлическом корпусе (явно военная модель) и принялась что-то помечать на сенсорном экране.

— Это ваш нефтепровод? — спросила девушка спустя какое-то время, ткнув в электронную карту тоненьким пальчиком.

Внимательно оглядев красную линию, уходящую с востока на запад и сливающуюся с серой толстой полосой, идущей с юга на север, Джером утвердительно закивал.

— Правильно, а рядом основной нефтепровод, куда идут ресурсы из других районов добычи. Вот тут ас-Калихары перекрыли наш трубопровод и здесь же развернули лагерь. Они кочевое племя и передвигаются всегда вместе. Общая численность достигает четырехсот человек.

Упоминая количество предполагаемых противников Янг надеялся произвести впечатление и может даже заставить задуматься об отмене операции. Но не тут-то было. Услышав внушительную цифру девчонка и бровью не повела.

— Хорошо, — сказала она.

Последовали еще манипуляции с портативным компьютером. Уже через минуту закончившиеся новым замечанием:

— Они все еще там. Я подключилась к одному из орбитальных спутников клана, данные инфракрасного спектра показывают скопление людей в указанном районе.

Тут уж управляющий не выдержал и осторожно подбирая слова осведомился:

— Вы и впрямь собираетесь напасть на них? Я конечно не эксперт в военном деле, но мне кажется, вас слишком мало для атаки. Разве нет? Или вы ожидаете прибытия подкрепления?

Сказал и тут же испугался собственной смелости. Что ни говори, а работа ему очень нравилась, да и жить еще тоже хотелось.

— Больше никого не будет, — внезапно раздавшийся сзади мужской голос чуть не заставил Джерома от испуга подпрыгнуть на месте.

Он быстро развернулся и увидел, что за его правым плечом спокойно стоит мужчина, представленный в начале встречи, как Лазарь. И судя по его расслабленной позе и бесстрастному выражению лица, его нисколько не волновали переживания новозеландского служащего о предстоящей силовой операции.

— Не беспокойтесь, — заявил тот. — Нас более чем достаточно для окончательно и бесповоротного улаживания возникшей проблемы. Можете мне поверить, у меня достаточно опыта в этой сфере.

Управляющий нервно сглотнул. Кто бы сомневался. Старший колдун производил впечатление весьма опасного человека.

— Тогда я бы все же хотел порекомендовать вам подумать о целесообразности вашей миссии, — сам себе удивляясь произнес Янг. — Не лучше ли будет все же договориться? Мы легко можем заплатить больше и почти не заметим этого.

— Можем, — согласился Лазарь. — И вы абсолютно правы: итоговая строчка с доходами компании почти не изменится. Но причина не в этом. Прогнемся сегодня, завтра плата увеличиться еще в два-три раза и будет стабильно расти, пока вы будете здесь находиться. Они почувствуют слабину и обязательно захотят большего. И кто знает, не потребуют ли они потом такого, чего вы не сможете дать? Например, тяжелое вооружение, наркотики, а то и вовсе женщин в рабство. Поверьте, у таких людей со временем аппетиты только разгораются.

Сказанные взвешенным и рассудительным тоном слова вселили в Джерома уверенность. Ситуация перестала казаться медленно надвигающейся катастрофой.

— Но убивать целое племя… — все же нашел в себе силы, вяло возразить он. — Вы не находите, что это уже чересчур?

— А кто говорит об истреблении? — глаза брюнетки весело блеснули. — Мы ликвидируем только половину. Состоящую исключительно из числа вооруженных мужчин. Вторую часть обязательно оставим в живых.

— Зачем?

Полина приподняла брови.

— А как же иначе? Кто-то должен потом заниматься охраной нефтепровода. Не искать же потом в пустыне новых арабов. Мы перебьем самых агрессивных, а остальным предложим обновленный договор с половиной от прежней платы. Еще и сэкономим на будущих выплатах. Разве не здорово?

Столь прагматичный подход вызывал у Янга полное одобрение.

Но вот правое веко почему-то все никак не хотело успокаиваться, дергаясь в нервном тике. Слишком уж пугающе равнодушным голосом были произнесены последние фразы совсем еще юной на вид девчонкой.

* * *

Садовую улицу перекрыли с обеих концов. Главную дорогу и переулки намертво перегородили патрульные. Все подступы к ночному клубу «Тройная луна» взяли под контроль многочисленные полицейские уже в первые полчаса после получения сообщения о взятии заложников.

Звонок раздался в три часа ночи, с тех пор до семи утра никаких изменений не последовало. Террористы не шли на контакт, снайперы и спецназ заняли позиции вокруг развлекательного заведения, не предпринимая попыток силового освобождения.

Время шло, а подвижек все не было. За исключением прибытия представителей Национального антитеррористического центра вместе с бойцами спецподразделения ФСБ, более известное всему миру, как «Альфа».

Федералы полностью оттеснили местных. Московскому СОБРу, прибывшему на вызов первым, поступил приказ взять под охрану внешний периметр. ОМОН и вовсе задействовали, как простое оцепление.

Поворчав про себя и наградив слегка грубоватых коллег с федерального уровня парой нелицеприятных эпитетов, майор Егоров отвел ребят и принялся ждать очередных указаний.

Небо на восток медленно алело, начинался рассвет нового дня.

В какой-то момент к нему подошел старый знакомый. Опер из центрального, Гена Птахов. Что он делал на захвате заложников было совершенно не понятно.

— А ты чего здесь? — слегка удивленно спросил Егоров, после крепкого рукопожатия и короткого приветствия.

— В начале сюда всех свободных согнали, даже нас, хотя и дурак мог додуматься, что мы здесь совершенно лишние. И все равно — «езжай, поступай в подчинение и оказываем любое содействие». Вот сижу и «оказываю». Первоначальный приказ так никто и не удосужился отменить. Стоим с парнями в сторонке, курим, ждем чем все закончится.

— А, ну понятно. Мы вот тоже ждем. Прибыли специалисты и нас попросили не путаться под ногами.

Птахов приподнял брови.

— Что, прям так и сказали?

— Ага, там куча начальства понаехала, бегают как ошпаренные. Говорят, в этом клубе целая куча деток весьма влиятельный людей находилась в момент захвата, — рука в тактической перчатке ткнулась вверх. — Вон какая буча началась.

Егоров поправил разгрузку на бронике и уставился на видневшейся вдали двойные стеклянные двери обложенного со всех сторон развлекательного заведения. Утренние лучи восходящего солнца делали их зеркальными, полностью непроницаемыми для невооруженных человеческих глаз.

— Я тут с Любочкой перебросился парой слов. Помнишь ее? Журналистка с НТВ. Она каким-то образом сумела пролезть через первый круг оцепления. Дальше ее понятно не пустили, но мы успел немного пообщаться.

Вздернутый носик, припухлые бантиком губки, светлые кудряшки, высокая полная грудь, обычно едва не вырывающаяся из обтягивающей белой блузки, упругая попка и длинные стройные ножки.

Да, командир СОБРа помнил Любочку, корреспондентку с телевидения, однажды приезжавшую к ним на базу делать репортаж об отряде быстрого реагирования МВД по Москве.

— И что она? — осведомился он с нескрываемым интересом. — Все еще ищет своего принца?

— Насколько знаю, с принцами у нее проблем нет, — неопределенно сказал Гена. — Собственно благодаря связям с шишками наверху, ей удалось выяснить кое-что интересно. У нее много полезных знакомств.

— Не сомневаюсь, — отозвался Борис с ехидной ухмылкой. Птахов поморщился.

— Да брось. Не сегодня стыдить женщину свободными отношениями.

Егоров пожал плечами.

— И не думал. Всем известно, какие древнейшие профессии на Земле. И как они бывают взаимосвязаны между собой, — пытаясь сохранить на лице серьезное выражение выдал он, не выдержал и все-таки рассмеялся.

— Да ну тебя, — обиделся Птахов. — Ничего не буду рассказывать.

Командир полицейского спецназа хлопнул его по плечу. Широкая мощная ладонь чуть не прижала оперуполномоченного, не имеющего крупной майорской комплекции, к земле.

— Да ладно, не обижайся. Я же пошутил. Давай, колись, чего там успела раскопать твоя подружка?

Птахов помолчал, прикидывая продолжать ли разговор или отойти обратно к коллегам из отдела. Потом все решил не портить отношения с таким полезным человеком, как Борис и поведал об услышанном от знакомой журналистки:

— Этот клуб — «Тройная луна», не просто ночная тусовка. Здесь собираются самые сливки, именное членство, полная закрытость и все такое. Не мне тебе объяснять, сам знаешь, как бывает.

Егоров кивнул. Он действительно знал о похожих местах в Москве, куда можно попасть только по приглашению и куда полицейские рейды никогда не заглядывали.

— В общем, публика отборная и про сам клуб мало кто знает, рекламных баннеров в интернете про него не увидеть. И охрана состоит далеко не из бывших боксеров. Как террористы узнали о нем и как умудрились захватить до сих пор никто понять не может. Но и это не самое главное.

Опер понизил голос и чуть наклонился к собровцу.

— Говорят, — чуть ли не прошептал он, — в деле замешаны кланы. Среди заложников кто-то из отпрысков высокопоставленных магов и от этого напряжение еще больше. Никому не хочется получить пожизненный запрет на посещение магических клиник. Поэтому операция по освобождению и не вступила в активную фазу. Звонили из таких верхов, что те, кто сюда прикатил лично, обеспокоенный за собственных чад, на их фоне выглядят обычным офисным планктоном на уровне — принеси-подай. Поэтому все и замерло, ждут представителей колдунов.

Зашипела рация, не давая майору ответить на определенно интересный рассказ. А когда закончились переговоры с замом по отряду, продолжить беседу сразу им уже не удалось. На сцене появились новый действующие лица.

Два угольно-черных Эскалейта свернули на Садовую и без остановок проследовали сквозь полицейское заграждение, прямиком туда, где находился оперативный штаб по разрешению ситуации на базе мобильных командных центров ФСБ.

Внедорожники мягко остановились, аккуратно припарковались у обочины. Захлопали дверцы. Из машин появились подтянутые мужчины в строгих деловых костюмах.

Егоров задумчиво прищурил глаза. Плавные и вместе с тем экономные движения приехавших гостей выдавали в них специалистов ближнего боя высокого класса. В бытность на службе в армейской разведке ему доводилось встречаться с такими умельцами, способными за долю секунды превратить живого человека в мертвеца без использования какого-либо оружия.

На лацканах мужчин виднелись небольшие металлические значки. Обратило на себя внимание то, что один из них услужливо открыл заднюю дверь второго автомобиля, помогая выбраться молодому парню в сером пиджаке, черной сорочке и отутюженных брюках. Юноша в отличие от коллег, не носил галстука. Зато двигался не обычной расхлябанной походкой типичного тинейджера, а почти так же, как остальная пятерка, выдавая свое далеко не классическое образование.

— А пацана-то зачем привезли? — недоуменно нахмурился Птахов.

Майор насмешливо покосился на лейтенанта из уголовно розыска.

— Этот, как ты выразился — «пацан», тебе голову оторвет, ты и опомниться не успеешь. В магических кланах готовят с пеленок, начинают учить убивать еще раньше, чем говорить. Чтоб ты знал, боевые маги — это идеальный машины убийства, — просветил он менее опытного Генку.

Птахов насупился, ему не понравились нравоучительные нотки, прозвучавшие в голосе собровца.

— А ты-то откуда знаешь? Не слышал, чтобы маги шибко распространялись о себе и своей жизни.

Егоров еще раз усмехнулся, но тайны из собственной осведомленности делать не стал.

— Когда я служил в спецназе, закрепленным по линии Главного Разведывательного Управления Минобороны РФ… Надеюсь объяснять, что за контора не надо? Так вот, нам там показывали обучающие фильмы о колдунах, как о вероятных противниках, где в подробностях приводилась информация об их жизни.

Неожиданное откровение вызвало у Гены законное удивление.

— Конечно, нам рассказывали лишь то, что было известно нашим спецслужбам и поручиться на сто процентов за достоверность я не могу, — после паузы уточнил майор. — Однако весомых причин не доверять приведенным фактам тоже в большинстве своем не имелось.

— Военные собирались воевать против колдунов? — изумился Птахов. — Они разве не занимают четкую нейтральную позицию по всем вопросам людей? Неужели видят в магах врагов?

— Военные видят во всех потенциальных противников, — весомо заявил Егоров. — Особенно тех, кто имеет ряд неподконтрольных властям земель прямо на территории страны. Впрочем, я не об этом. Ты спросил о молодой парне, я объяснил. Внешность обманчива. К тому же, заметил, как один из качков предупредительно открыл ему дверь? Явно кто-то из клановой верхушки. У них ведь основным критерием для отбора являются не кровные связи, а уровень магических способностей. Этот «пацан» скорее всего по огневой мощи — натуральная танковая бригада.

— Не здесь, лишь в маго-зонах, — быстро поправил майора лейтенант. — Здесь мы с ними на равных. Тут они обычные люди.

— Ага, — согласился Борис. — Обычные люди с далеко не обычной подготовкой. Плюс ходили слухи, что с недавнего времени у магов появились артефакты, дающие возможность колдовать где угодно, а не только там, где существует магическое излучение. Так что, я бы все же слишком не задирал нос.

К этому моменту прибывшие на джипах пятерка взрослых мужчин и юноша шестнадцати-восемнадцати лет уже успели подойти к отвечающим за операцию и влиться в активное обсуждение проблемы. Внутрь командных центров на колесах они почему-то подниматься не стали.

— Смотри, как поп и мулла отодвинулись, — хмыкнул Птахов. — До сих пор не любят слишком близкое общество колдунов.

Егоров посмотрел на указанную парочку, невесть откуда взявшуюся и уже активно предлагавшую себя на роль посредников. Что примечательно, православный выдвигал свою кандидатуру с не меньшим усердием, чем мусульманский священник.

И действительно, при появлении клановцев оба духовных лица с редким единодушием отшатнулись назад, оставив между колдунами и собой внушительную дистанцию.

— Чего это они? — не понял странных передвижений представителей двух крупнейших религии в России майор.

— А ты что не слышал о том случае?

— Каком еще случае?

Геннадий надул щеки от гордости, радостный от того, что ему представилась возможность показать осведомленность в данном вопросе.

— Несколько лет назад журналисты спросили у князя Орлова о его религиозных предпочтениях. Понятия не имею на какой именно ответ они рассчитывали, да и вообще, зачем сунулись к колдуну, но Патриарх ответил. И довольно радикально.

— Что он сказал? — Егоров повернулся к лейтенанту.

Тот немного помолчал, наслаждаясь моментом и выдал:

— Что в Бога верят убогие, кому требуются поддержка веры, как костыли для безногих. И что магам это ни к чему. Им мол, достаточно веры в себя. Представляешь? Он прямым текстом чуть ли не обозвал всех верующих на планете инвалидами, а затем настоятельно посоветовал им перестать заниматься глупостями и выздоравливать. Шум тогда поднялся знатный. Пресс-службе клана Орловых пришлось изрядно постараться, чтобы нейтрализовать разрушительный эффект от прямоты их лидера.

Егоров задумался, пытаясь вспомнить о нашумевшем скандале. Бесполезно. В те времена у него имелись куда более важные дела, чем просмотр очередных выпусков новостей.

— И что, ему ничего за это не было? Не привлекли за оскорбление чувств верующих? — в шутку осведомился он, прекрасно понимая, что достать такую могущественную фигуру, как глава магического клана, не всяким государственным структурам по плечу.

— Куда там, — махнул рукой Птахов. — Активисты провели пару пикетов у столичного представительства рода Орловых, позже безуспешно попытались организовать крестный ход на земли клана — да и все. Власти быстро замяли инцидент и настоятельно намекнули обиженным сторонам не поднимать бучу. И что они не гарантируют гражданам безопасности, если последние вдруг вздумают самовольно проникать на территорию колдунов. Пресс-секретарь Администрации Президента что-то промямлил о мире и дружбе между всеми членами общества, так дело и затихло.

— Сильно. А святые отцы выходит не забыли тот случай и до сих пор держаться с магами на расстоянии.

— В точку. Хотя думаю тем все равно. Колдуны ведь. С них, как с гуся вода. Где залезешь, там и слезешь. Что им недовольство попов? Любой конфессии.

Майор покачал головой. И непонятно толи в осуждении, толи в восхищении от безрассудности магов.

Снова заработала рация. Капитан Иволгин делал пятиминутный доклад об обстановке на периметре. Все, как и прежде — тишина и покой. Террористы никак не проявляли себя, забаррикадировавшись в ночном клубе под прикрытием заложников.

Щелкнула зажигалка, Гена закурил, с удовольствием выдохнул ароматную струю тонкой сигариллы с вишневым вкусом. Несмотря на приятный запах, Борис поморщился, собровец не любил табак в любых его проявлениях. Тем не менее замечаний не последовало. Они же не в запертой комнате, а на улице в конце концов.

— Как думаешь, начнут штурмовать? — раз участие его подчиненных определенно не планировалось, майор говорил о возможном штурме вполне спокойно.

— Если там и вправду деточки толстосумов и обитателей высоких кабинетов, то вряд ли, — чуть подумав, ответил лейтенант. — Скорее всего попытаются договориться. Рисковать не захотят. Дадут все что угодно, лишь бы их чад выпустили живыми. Побоятся использовать силовой вариант. Лишь в очень крайнем случае. Когда террористы начнут выбрасывать в окна отрезанные головы заложников. Точно не раньше.

— Красочный пример, — буркнул Егоров, ему не понравился равнодушный тон опера.

Опытный полицейский без проблем заметил раздражение собеседника.

— А что? Жалеешь их что ли? Да ладно тебе. Нашел о ком плакать. Кучка обдолбанных дегенератов, не сделавших ничего хорошего в своей непродолжительно и никчемной жизни, — голос молодого сотрудника уголовного розыска налился презрением щедро приправленным злостью на представителей золотой молодежи.

Слишком много по работе Птахову встречались непутевые детки богатых родителей, не знавшие куда девать деньги, не умевшие ничего и не желающие заниматься хоть чем-то полезным.

— Все равно. Живые люди как никак, не убийцы какие-нибудь. Окажись в заложниках уголовники-рецидивисты я бы первым предложил обстрелять клуб «Шмелями» и не рисковать жизнью спецназа. А так… не по-людски это…

Лейтенант промолчал, пожал плечами, не желая развивать дискуссию. Вместо этого поинтересовался:

— В армии вам случайно не рассказывали об принадлежности эмблем клана? Заметил у них на лацканах небольшие значки? Кому принадлежит белая звездочка? Я бы покопался в сети, да телефон уже почти сдох, берегу на крайний случай.

Командир СОБРа задумчиво посмотрел на Геннадия, все так же неторопливо продолжающего курить, изредка небрежным жестом, стряхивая пепел на ровный асфальт, перевел взгляд на широкоплечие спины высоких мужчин, затянутых в дорогие костюмы и негромким голосом поправил приятеля:

— Это не звездочка, это снежинка.

— Значит вы говорили всерьез, — задумчиво протянул я, изучая двухэтажное строение ночного клуба, сейчас осажденное силами федеральных спецслужб и столичной полиции.

* * *

Дмитрий Билецкий, боевой маг клана Строгановых и мой наставник, слегка склонил голову набок.

— Тебя что-то смущает? — осведомился он безмятежным тоном.

Я вспыхнул. Ничего себе вопросики. Смущает ли меня что-нибудь? Да, черт возьми! Еще как! Когда тебе предлагают зайти в здание полное хорошо вооруженных террористов и нейтрализовать их — это обычно не вызывает чрезмерного прилива энтузиазма. По крайней мере, лично у меня так уж точно. Это казалось полным безумием.

— Рано или поздно, полевая практика наступает у всех учеников, — невозмутимо подчеркнул колдун. — У кого-то чуть раньше, у кого-то чуть позже. Целители применяют лечебные заклинания на больных, друиды пробуют вырастить растения. Хочешь отправиться в лес возиться с травками? Могу организовать тур прямо сейчас. Правда потом ты уже не сможешь стать боевым магом, придется менять направление обучения. Думаю, тебе пойдет быть агрономом.

Вот гад. Я сердито насупился. Ловко умеет поддевать нужные струнки души. Мне очень понравилось использовать боевые заклятья. Отказываться от них категорически не хотелось.

Но блин. Две недели! Меня ведь обучали всего две недели! Это четырнадцать дней, если кто не в курсе. И за это время, показали только три заклинания, а в остальное время гоняли по стадиону или полигону, заставляя заниматься физическими упражнениями, перемешанные указаниями точного контроля магической энергии.

— Меня там прикончат, — угрюмо бросил я. — И вы лишитесь ученика.

— Будешь стоять на месте — обязательно прикончат, — безмятежно согласился Дмитрий. — Но ты ведь не совершишь такой глупости?

Нет, он все-таки издевается. Как же «повезло» с учителем. Прямо не «нарадуюсь».

— Драться ты пока не умеешь — это правда, — признал маг. — Зато благодаря активному использованию на тренировках боевой ипостаси у тебя превосходная физическая форма. Любой атлет позавидует. Ты правильно двигаешься, есть фамильяр, под завязку заполненный силой. Используй преимущество в скорости, силе и наличие магии. Уверен, у тебя все получится.

— Ободрили, — недовольно проворчал я, выдержал паузу и потребовал: — Скажите, зачем это нужно на самом деле? Для практических занятий могли найти место попроще. Встреча ночью в парке с грабителями, нападение на логово банды. А не бросать едва получившего способности ученика против целого выводка террористов, да к тому же с толпой заложников позади. Мне кажется, даже для вас это как-то слишком. Что если люди погибнут от моих неумелых действий?

Признаться честно, последним вопросом я рассчитывал поколебать уверенность Билецкого и заставить того отказаться от сумасшедшей затеи. Но вместо этого, он заявил:

— Ты должен гордиться, что тебе доверили спасти невиновных. К тому же, одна из них близкая родственница князя Давыдова. Считай принцесса. Разве тебе не охота выручить из беды очаровательную принцессу?

Он что прикалывается? Совсем крышу снесло за долгие годы на службе у колдунов? Надо ведь трезво оценивать ситуацию.

— За взрывчатку не беспокойся. Мои помощники проникнут на крышу и нейтрализуют установленные заряды.

— Заряды?! — выпалил я, обалдев от очередной «приятной» новости. — Там еще и бомбы есть?!

— Считай уже нет, — хладнокровно ответил Дмитрий. — Хватит болтать. Двигайся к указанной точке. И напоследок: если тебе мало стимула избавить мир от настоящих злодеев и спасти заложников, могу сообщить о Полине.

— А что там с ней?

Серый пиджак модного и чрезвычайно дорого бренда полетел на пыльный капот темного внедорожника. Поверх черной рубашки удобно лег гибкий кевлар легкого бронежилета. Немного подвигал плечами, вроде не жмет и не стесняет движений.

— Она сейчас в Ливии, — бесстрастно сообщил маг. — Собирается атаковать племя бедуинов численностью в несколько сотен голов, силами всего двух десятков человек, — чуть помолчал и внушительно закончил: — Пойдет на острие атаки.

Я скрежетнул зубами. Старая, как мир уловка — поймать на слабо. И что самое паршивое, в нашей ситуации более чем эффективная.

Струшу, откажусь, отступлю назад, после никогда не смогу смотреть нормально в глаза названной сестре, законно опасаясь увидеть в них брезгливость и презрение. Да и вообще любому, кто будет знать о случившейся истории.

Девчонка смогла, а парень нет. С таким клеймом жить не захочется. Тогда ни о каком возвращении в Лицей речи уже не пойдет. Да и вообще, непонятно что дальше будет.

Здорово прижали. Не отвертишься.

— Передайте мои соболезнования арабам, — хмыкнул я, настойчиво протягивая руку за видневшимся пистолетом на поясе одного из Детей Вьюги.

Голова Дмитрия отрицательно качнулась из стороны в сторону.

— Никакого оружия. Пойдешь так.

— Да вы в корень охренели, — не сдержавшись взорвался я. — Там же целое стадо отморозков, повернутых на желании попасть в рай к сорока девственницам. Как я по-вашему должен с ними справиться?

По губам наставника скользнула холодная улыбка.

— Все что нужно у тебя есть. И кстати, раньше, при подготовке боевых магов, получивших свой дар по рождению, подобные полевые занятия проводились при наступлении четырнадцати-пятнадцати лет. Тебе же уже семнадцать. Делай выводы. Не тормози.

Конечно, можно было бы возразить и заявить о чудовищной разнице в сроках ученичества, тех, кого обучали с самого детства и меня, всего несколько недель назад и думать не думавшего, что окажусь здесь и сейчас. Однако толку от продолжения болтовни определенно не выйдет. Идти по любому придется.

Не сказав больше ни слова, лишь едва заметно кивнув на прощание, я двинулся к показанному ранее окну на первом этаже, ведущей в одну из подсобок. На время сближения Дмитрий прикрыл меня чарами, позволив остаться незамеченным для противника в клубе.

Пока шел, постоянно ощущал на спине недоуменные взгляды спецназовцев. Хотя их нельзя не понять. Приезжают колдуны, ставят условия, раздают приказы направо и налево, вместо опытных спецов посылают внутрь почти подростка, не давая и рта раскрыть для возражений. Довелось поприсутствовать на совещании, где господин Билецкий весьма жестко повел себя, настаивая на собственном варианте операции по освобождению.

Впрочем, справедливости ради стоит заметить, что где-то в глубине души я подозревал, что существует подстраховка на случай провала. Два боевых мага на крыше, вооруженные амулетами «Плечо Ангела», сумеют ликвидировать угрозу и спасти посетителей заведения, ставшего ночью для них смертельной ловушкой.

Наверняка, все пройдет хорошо. Всего лишь еще одна дурацкая проверка, организованная моим слегка сумасшедшим наставником. Сто пудово он и раньше вытворял с учениками нечто подобное. Не стоило беспокоиться…

Так я себя успокаивал, перелезая через узкий оконный проем. К сожалению, не очень помогало. Меня ощутимо потряхивало. Не каждый день посылают убивать живых людей с риском самому отправиться на тот свет.

Самооборона и осознанное действие по приказу — совершенно разные вещи. Еще вопрос, смогу ли я хладнокровно и расчетливо оборвать чью-то жизнь? Одно хорошо, цели не малолетних школьницы из гимназии благородных девиц, а более чем заслуживающие смерти подонки. Вероятно, их куда легче прикончить… Очень на это надеюсь…

Мягко коснулся пола, выложенного черно-белыми плитками в шахматном порядке. Чуть пригнулся и замер. Сделал осторожный шаг и выглянул через узкую дверь.

Огляделся. Ничего особенного, кухня, как кухня, сверкают металлические столы, громоздится разнообразная посуда из нержавейки, изогнутыми хоботами торчат моющие краны из раковин, темными квадратами выделяются газовые плиты.

Где-то на втором этаже клуба находится ресторан. Сюда приезжают не только для танцев и выпивки в баре.

Прислушался. Сквозь двойные закрытые створки не проходило ни звука. Тишина. Как бы не мертвая. Да нет, бред. Судя по данным с тепловизоров в здании находилось много живых людей. Убивать еще никого не начинали. К счастью.

Вытянул чуть вперед правую руку. Привычно напрягся и понаблюдал, как браслет принимает форму кинжала.

За секунду до метаморфозы, прямо через кончики пальцев забрал часть магической энергии, заранее закаченной в сложный артефакт. Немного, примерно четверть от объема, достаточно для запуска боевой ипостаси.

А вообще, все это здорово напоминало прием из серии: «бросим в воду, посмотрим, как выплывет». Общество кланов никогда не отличалось большим гуманизмом. Чтобы держать в узде крайне самолюбивых колдунов, считающих себя исключительными созданиями, требовался весьма жесткий подход. В том числе предусматривающий метод естественного отбора.

Достаточно посмотреть на их социальное устройство. Никаких личных привязанностей через кровные узы. На первом месте стоят исключительно способности одаренных. А также умение их применять.

Выдержал, прошел испытание, вставай рядом с достойными. Нет — пошел прочь. Неудачники здесь не нужны.

Ну уж если себя показал, то награда не заставляла себя долго ждать. Богатство, власть, привилегированное положение — сильных умели ценить в магических кланах.

Главное никогда не забывай, что слабых среди колдунов не любят. Прежде чем гордо вскидывать подбородок покажи на что ты способен, а иначе уходи в безвестность, в сумрак забвения.

Я не был идиотом и прекрасно понимал, что все не так просто. Именной портрет в галерее, деньги, фамилия, статус — все может легко испариться. Правящему роду не нужны слабаки. Не покажешь себя, моментально очутишься на свалке истории, став короткой строчкой упоминания в хрониках семьи Строгановых.

Поэтому хватит дрожать и пыхтеть. Нужно брать себя в руки.

И тем не менее, коленки трястись не перестали. А над верхней губой выступила капелька пота, когда левая рука медленно приоткрывала кухонную дверь, ведущую в следующее помещение. Светло-зеленая створка мягко подалась под нажимом, приоткрывая узкую щель.

И почти сразу же остановился, с ужасом увидав, что чуть не толкнул в спину довольно здорового бугая в зеленом камуфляже с черной разгрузкой поверх и укороченным калашом через левое плечо.

Время застыло, что делать дальше не представлял. Точнее, как раз понимал, что нужно атаковать и как можно скорее, очень уж террорист находился в удобной позиции для внезапной атаки сзади. Но все равно никак не мог решиться сделать заключительный шаг.

Трудно сказать, чем бы в конечном итоге закончилось дурацкое стояние на месте, если бы мужик сам вдруг резко не развернулся.

Должно быть, заметил появление сквознячка из приоткрытой двери или просто почувствовал на себе чужой взгляд, так тоже бывает.

Как бы то ни было, его поворот предрешил мои дальнейшие действия.

Правая рука с крепко зажатым кинжалом выстрелила вперед и вверх, вгоняя в квадратный подбородок, покрытый кустистой черной бородой, лезвие по самую рукоятку.

Все случилось мгновенно и на полном автомате.

Раз и на меня падает мертвый хмырь, с торчащим клинком из нижней части головы.

К счастью, удалось подхватить довольно тяжелого амбала и с кряхтением осторожно опустить труп на шахматных пол.

— Ну и туша, — буркнул я, медленно выпрямляясь и первым делом вновь подскакивая к дверям.

Как бы дружки-приятели этого бегемота не нагрянули. Нет, тишина. Первого из двенадцати удалось убрать чисто.

Изображать Хитмана и играть в переодевание не стал. Да и бесполезно, я серьезно проигрывал в комплекции мертвому битюгу. Двинулся дальше на полусогнутых ногах, готовый в любой момент скрыться куда-нибудь в сторону.

Снова внутри затрясло. Уже не от страха, от возбуждения. По венам волнами гулял адреналин, наполняя тело небывалой легкостью.

Черт. А не хуже боевой ипостаси. Или просто так кажется? Субъективное впечатление.

Длинная барная стойка протянулась слева, стоящие вдоль высокие тонкие стулья без спинок напоминали шляпки незабитых гвоздей. Справа хаотичной россыпью были разбросаны мелкие столики. От танцпола их отделяли шторки, состоящие из свисающих разноцветных полосок. Прямо по центру виднелось основание уходящей спиралью на второй этаж лестницы.

Тишина. Ничто не нарушало покой мертвого клуба.

Ерунда какая-то, а где злые дядьки? По данным наставника, заложников согнали в зал наверху, там же находилась охрана. Но ведь не могли они оставить первый этаж совсем без присмотра? Главный вход как никак как раз здесь. Пройти чуть дальше барной стены, блистающей многочисленным арсеналом бутылок, повернуть направо и вот оно, фойе заведения.

Что-то звякнуло, послышался неясный шум из-за угла, как раз того, что вел к короткому коридору, оканчивающемуся уличными выходом.

Пригнулся, стелющимся шагом скользнул вперед, одновременно разгоняя магическую энергию и погружаясь в боевую ипостась.

Шедший мужик, точный брат-близнец того, кто сейчас мирно лежал на кухонном кафеле, не успел заметить стремительной тени, возникшей прямо перед его носом.

Хладнокровно и очень расчетливо я вонзил ему в шею кинжал и посмотрел прямо в глаза, первый раз увидев, как медленно и неотвратимо из них утекает жизнь.

Понятия не имею откуда у меня вдруг появилась эта странная собранность. Вроде совсем недавно еще переживал и боялся, а тут вдруг раз и убил. Да так легко и непринужденно, будто занимался чем-то подобным всю свою жизнь.

Влияние магии? Энергия сейчас гуляла во мне полноводной рекой. Я чувствовал, как воздух завихряется вокруг от созданного силового каркаса…

И тут слева простучали маленькие молоточки. — Тук, тук, тук.

Безобидно так, негромко. Почти незаметно. Выкрашенная в бордовый стена вспыхнула небольшими фонтанчиками, обнажая серое безликое нутро бетонной конструкции.

Кто-то обиделся на меня и открыл огонь из автомата, снабженного глушителем.

Протяжный прыжок, резвый кувырок и уход в сторону. Отдышался. Неподалеку раздался грубый мужской бас, что-то рявкающий на незнакомом языке.

На подмогу зовет, гад. Быстро меня обнаружили, поиграть в ниндзя не вышло. Да и черт с ним!

Встряхнул рукой, кинжал поплыл, втянулся, жидкой сталью облекая правую кисть, превращаясь в рыцарскую перчатку.

Короткое мысленное усилие, сила потекла наружу, формируясь в форме двух продолговатых вытянутых овалов.

Резкий шаг в сторону, колени выпрямляются поднимая во весь рост и выдвигая из-за укрытия. Стрелок стоит на лестничном пролете, за затейливыми низкими перилами из темного дерева.

Долю секунды мы неотрывно смотрим друг на друга. Темные зрачки бородача (это у них что, обязательный атрибут террористов?) с изумлением пялятся на невысокого подростка. Я прямо-таки читаю мысли на его озадаченной физиономии: должно быть один из мажоров умудрился сбежать.

Но тут он наконец замечает черный бронежилет и его глаза чуть расширяются — он понимает. Ствол автомата начинает подниматься и наводится на легкодоступную мишень.

Я не даю ему времени прицелиться. Даже нажать на курок. Легкий изящный взмах рукой от себя и воздух прочеркнули полупрозрачные серебристые искры, уже в полете обретшие плоть, превратившись в две ледяные стрелы.

Одна врезалась в грудь, свободно пройдя сквозь бронежилет джихадиста, вторая вонзилась прямиком в левый глаз, пробивая череп насквозь.

Целую секунду уже мертвый боевик простоял на месте, как