Чудовище для красавца (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Елена ТроицкаяЧудовище для красавца

Пролог

Пламя жадно охватило свежее полено. Вначале неловко, но всё смелее и требовательнее обволокло, подчиняя своей разрушительной силе. Ласкало обжигающими лапами, лизало языками, раздевало бесстыдницу, обнажая светлую древесину с капельками сока. Шипя, тот испарялся в огне страсти. Вечный танец жизни и смерти рождал звёздочки искр. Они едва не вылетали из камина, грозясь попортить ковёр, но гасли, не преодолев и половины пути. Угасли и страсти на широком ложе, чей огонь мог обжечь так же, как каминный тёзка.

­— Ах, — Онёр прильнула к боку любовника с обожанием кошки и промурлыкала: — Неужели всё так кончится, мой милый Леонар?

Во власти женщины находился обворожительный молодой человек. Лазурные глаза в обрамлении пушистых ресниц блестели ярче драгоценных камней, украшая холёное лицо аристократа. Его длинные пальцы путались в её шоколадных локонах, вжимали сильнее во влажный бархат, ещё не остывший от любовной страсти. Лунный свет создавал блики на бледной коже, отчего казалось, будто перед ней изваяние великого скульптора, а не живой человек.

Мягкий голос разрушил иллюзию:

­ — Любимая моя, поверь. Если бы не требование отца, мне бы и в голову не пришло жениться.

— Но не на мне, — служанка нахмурила тонкие бровки. В порыве нежности она зарылась в львиную гриву золотых волос, рассыпанных солнечным ореолом на тёмной простыни.

— Да, не на служанке, — лорд Леонар огладил лицо любовницы большим пальцем, провёл по подбородку вниз, пока не услышал польстивший ему стон. — Таково требование отца. Однако, желанная моя, не стоит волноваться. Я найду себе настолько всем неугодную, некрасивую, мерзкую девку, что у семьи просто не останется выбора, как признать нашу связь и наших будущих детей.

— Ах, Леонар, насколько же неказистой, уродливой и несветской дурочкой должна быть твоя невеста, чтобы батюшка признал нашу любовь?

— Онёр, — мужчина навис над возлюбленной, — не сомневайся во мне. Я найду такую уродину, что у отца и мысли не возникнет одобрить брак.

Огонь в камине удовлетворённо потрескивал сгоревшим в его пламени поленом и обратился тлеющими углями былой страсти, наутро став просто золой.

Глава 1

Из дневника графа Коллума Хичтон.

«…Как любого знатного мужчину меня окружало много женщин. Как у любого богатого мужчины, у меня было достаточно желания этим пользоваться. Большинство из этих женщин метило в мои содержанки, но ни одну я при себе так и не оставил.

Сердце желало не яркого и горячего соприкосновения тел, а мягкого и хрупкого счастья единения душ. Парадокс, но мои богатства и слава известного моряка стали причиной магнетического влечения ко мне охотниц за безбедным существованием. Женщины, могшие стать моей настоящей половинкой, напротив, бежали под напором интриг расторопных охотниц за кошелем.

Я уже был готов встретить седину в одиночестве, когда под моей опекой оказалась очень странная женщина. Не будет громким заявление: сама судьба организовала нашу встречу...»


Страстный разговор со служанкой произошёл накануне злополучного дня, когда отцу благородного семейства – виконту Мансу Фаилхаиту – надоело терпеть любовные похождения сына.

О связи благородного лорда Леонара Сей1 Фаилхаита, единственного сына виконта Манса Фаилхаита, знали все домочадцы и многие соседи. Никто из них не видел в этом ничего особенного. Старшие мужчины усмехались, вспоминая младые года, женщины морщили пудреные носики, убеждённые, что дурость выветрится, а жена найдется. Юные девы, имеющие возможность стать невестой знатного лорда, точно также не считали связь со служанкой достойным их внимания поступком. Считали придурью молодого и горячего мужчины. Беспокоилась лишь семья, на чью голову пала незавидная участь войны с единственным сыном. Вернее сказать, с его упрямством слепого барана элитной породы. За рога которого взять не удавалось.

Каждый обед оборачивался семейной сценой, достойной красного занавеса в конце и аплодисментов победителю. Впрочем, по прошествии последней пары лет эти мероприятия потеряли остроту и напоминали исполнение супружеского долга на сороковом году брака: не хочется, а надо.

Жена виконта, Левизия Фаилхаит, – женщина сухопарая, капризная и без грамма былой красоты – славилась скандальным нравом и любовью к сыну. Она первая подняла шум о внебрачной связи, и с тех пор не могла перестать упрекать Леонара.

— Дорогой мой сын, — Левизия отложила столовый прибор и нахмурилась, — мне так больно начинать вновь этот разговор.

— Ох, мама, — отмахнулся вилкой с насаженной на ней креветкой Леонар, — так не начинайте же.

— Но разве я могу? — мать тяжело вздохнула, именно сегодня её муж настроился на решительные действия. А почесть начать наступление отдал ей, как главной участнице «разбалования» наследника: ах, ты мой маленький, ты мой единственный, как тебе можно что-то запрещать!..

Одно радовало лорда Манса: несмотря на порочность связи с низкой Пай2, его сын не имел иных недостатков. Он ловко вёл дела и уже успешно замещал отца на посту главы фабрики, имел трезвую голову – простите Боги – не позволяя себе иными путями позорить родовое имя. За ним не водились ни кутежи, ни большие растраты, ни громкие скандалы. И если дома вёл себя Леонар вольно и развязно, то в делах компании его подменял собранный и холодный человек, с хваткой, не допускающей непозволительного поведения.

— Мама, я прошу, не надо. Мы столь часто говорили о моём решении, что мне стало казаться: я живу одним днём, проживая его по кругу. Ибо ни один день не обходился без этой обтесанной нами темы.

Мадам Левизия перевела обречённый взгляд на продолжающего меланхолично кушать суп супруга и притворно кашлянула. Лорд Манс обратил на неё не больше внимания, чем на подлетевшую к ложке муху. Он всегда был невозмутимым мужчиной, и, в отличие от супруги, сохранил и ясность взглядов, и тень красоты в осунувшемся лице. Лишь доев суп, поднял голову и нарочито небрежно, со знанием дела произнес:

— Вы и ваша матушка тему действительно пообтесали, да ничего из неё не вытесали. Ни стул там, ни табурет, ни мне гроба.

Семья Фаилхаит, как и многие знатные люди, владела землей и людьми. К сожалению, предкам не досталось ни богатых на металлы шахт, ни пригодных для земледелия полей. Зато пожалованные прошлым королём земли выделялись обильными лесами, будто именно с этой точки и начиналось сотворение мира. Помимо банального – заповедники, охотничьи угодья — прапрадед лорда нашёл, как извлечь из дерева максимальную прибыль. Мебельная фабрика с клеймом имени Фаилхаитов приносит ничуть не меньше, чем рудники, а в бедные годы и того больше: магазины из мебельных быстро становятся мастерскими гробовщика.

— Отец? — удивился Леонар. Обычно Лорд Манс не участвовал в трениях на эту тему. Да, не одобрял, да, по лицу читалось, что он обо всём этом думает, но в открытую не высказывался, тем более таким скользким образом. — Я вовсе не желаю довести вас до смертного одра.

— Знаю, что не желаешь, — Манс отпил вина, любуясь танцами рубиновых отблесков. — Это и не понадобится, Леонар. Время не даёт мне забыть о себе и, думаю, настал час с тобой нам поговорить.

— Говорите, — напрягся единственный сын дома Фаилхаит.

— Не здесь. В моём кабинете, без свидетелей.

Мадам Левизия было ахнула, но решила не вмешиваться с драматическими и женскими аллюрами в чисто мужской разговор. Притихла в ожидании развязки.

— Пойдёмте же, — встал из-за стола Леонар.

— После десерта, — степенно осадил его старший лорд и дождался, когда перед ним поставят тарелку с источающим вишневый запах рулетом. — Сядь, сын. Набегаться ты ещё успеешь.


Кабинет старшего лорда не отличался вычурностью. Могло даже показаться, будто кабинет обставлен бедно, если не знать истинной стоимости дерева, из цельного куска которого сделан массивный стол, и цены самоцветов затейливой мозаики на его задней стенке, обращенной к двери. Глупых людей, не знавших цен на товары, в окружении виконта не встречалось. Потому дорого обставленный кабинет сразу внушал уважение.

Будучи маленьким мальчиком Леонар входил в кабинет, и всегда первым его взгляд цеплял мозаику стола, изображающую голубку с зажатой в клюве ветвью мира. Её глазки блестели изумрудами, а перья отражали блеск лазуритов.

Отец не сел за стол, а устроился в удобном кресле у камина. Настраивая своим поведением вовсе не на деловой лад. Леонар сел во второе кресло и потянулся к бутылке вина, загодя поставленной на низкий резной столик. Наливать сразу не стал, изучил этикетку.

— Семьсот тридцать второй, хороший выбор, отец. В тот год винодельня семьи Браско перевыполнила план по продаже дешёвого суррогата, так много выросло винограда, — скривился младший Фаилхаит.

— Да, хороший был год, — не оценил иронии лорд Манс, — семья Браско до краёв пополнила коллекцию вин дорогих сортов, виноград для которых растила лишь на одном склоне.

Отец забрал бутылку из рук сына и наполнил два хрупких пузатых бокала с гербом семьи на витиеватой ножке – почтовый голубь, застывший не то при взмахе крыльев, не то в падении. По комнате разлился аромат дорогого вина с пряностями. Горячительный напиток, который уважающий себя мужчина должен беречь до особого случая. Леонар понял, это он и есть – особый случай. И был заранее уверен: ему затея отца не понравится. А то, что старик точно что-то задумал, Леонар не сомневался.

— Выпей, сын, — не требовал, а просил Манс, но отказать, когда просят, тяжелее.

Придавая уверенность себе и своим словам, юный лорд перешел с родителем на «ты»:

— И что же мне туда добавили, папа? — так сын позволял звать отца лишь наедине или в узком семейном кругу. — Приворот? Отворот? Сразу яд?

— Если бы мог, то капнул бы валерианы.

— Неужто ждёт меня настолько неприятная беседа?

— По её завершении ты разобьёшь это дорогое вино и испортишь им ковер. Хотя, возможно, твоя ярость изменит направление, и ты меня придушишь.

— Отец, — возмутился Леонар, — у меня и мыслей нет причинить зло.

— Будут, — заверил его Лорд Манс и отпил из бокала. — А вино прекрасное, выпей.

Леонар послушно поднёс бокал к губам. От удовольствия он даже прикрыл глаза, так прекрасно оказалось вино. Но послевкусие разочаровало, предстоял тяжелый разговор.

— Говори, папа, что ты задумал? — потребовал он скорейшего разрешения беседы.

— Женить тебя, естественно.

— Пап! — рыкнул Леонар. — Не говори мне, что ты уже решил, на ком, и одобрил?!

— Нет, разве я мог столь глупо поступить? — сразу успокоил его лорд Манс. — Ведь с женщиной тебе долго жить, детей растить и держать честь семьи. Но, главное, тебе предстоит выбранную невесту полюбить. Ты должен выбрать сам.

— Я сделал выбор.

— Да, сделал, — старший Лорд глотнул ещё вина и ухмыльнулся, — в твои года я тоже был горяч. Порою глуп и упрям. Но, знаешь, тебя не просят бросать свою Пай. Тебя просят жениться.

— Но, пап, я хочу жениться на женщине, которую люблю! Да, Онёр – Пай, но почему я не могу взять её в жены? Пусть не быть нам желанными гостями при дворе, но я буду желанен в своём доме и постели.

Манс слушал сына и потягивал вино из бокала. По окончании тирады он поставил опустевший сосуд и, нахмурившись, сказал:

— Леонар, положение нашей семьи шаткое. И это – моя вина. — Дождавшись любопытного взгляда, он продолжил: — В глаза тебе никто не скажет, да и прошли дни, полные обидных шепотков. Твоя мать не была Пай, однако и благородной Сеа она не являлась. Рожденная в семье маркиза вне брака, Левизия не имела возможности быть удостоенной чести даже Уль3, её лишили права наследования королевских привилегий и обеспечения, сделав Ут4. Своим выбором я нанес глубокую рану статусу семьи. Потребовалось много времени стянуть края и скрепить их неровным швом, но люди ещё помнят, и твой неосторожный шаг может открыть зажившую было рану.

Леонар слушал, бледнея всё сильнее. Он понимал. И теперь жалел, что раньше не знал о семейном положении. Если дом Фаилхаит продолжит чернить свое имя, то он лишится королевских привилегий, а с ними и беспошлинного провоза товаров. Потеряет часть лесов и фабрик. Почтовый голубь падёт, принеся дурную весть…

Но разве он должен поставить счастье семьи выше своего?

— Что ты предлагаешь, папа?

Лорд окинул сына оценивающим взглядом, удивился, как тот похож на него, и передал ему заранее заготовленную бумагу. Сын вырвал её из рук отца грубо, резко, едва не порезав пальцы. Не узнать завещание – сложно: массивный, подбитый по краям металлом пергамент в полтора раза тяжелее любого документа. К великому сожалению многих юных людей, такой пергамент вступал в силу не только после смерти родителя, но и при жизни требовал выполнения капризов старших рода.

Чем дольше Леонар читал, тем больше он сомневался в здравомыслии отца. Хотя, пожалуй, должен был вначале подумать о собственном. Метнул вопросительный взгляд в надежде: вдруг всё окажется шуткой. Но нет, Лорд Фаилхаит серьёзен, как никогда.

— Отец, ты шутишь?

— Нет, сын, шутки кончились.

— В таком случае, могу предположить – сошёл с ума?

— Спроси любого, мой ум кристально чист.

— А юмор ироничен. Пап, — вскипел сын, — эти условия выполнить нереально!

— Отчего же, Леонар?

— От того! Ты хочешь… — младший дома Фаилхаит вскочил и начал ходить по комнате кругами, взмахивая крылом завещания, будто желал улететь: — Сеа женщин и без того по пальцам пересчитать можно, но Сеа с приданным в пятнадцать тысяч золотых!!! — Леонар с возмущением перечитал строчку с указанной сумой и повторил, силясь поверить: — В пятнадцать тысяч золотых! Невозможно! Ты мне на принцессе советуешь жениться? У неё и то столько может не наскрестись!

Отец сыновьих страданий не разделил. Изучил бутылку вина – всё никак не мог решить: налить ещё или не стоит. Налил и, пригубив, сказал:

— Отчего же сразу на принцессе. Но женись, если хочешь. И если она согласится. Хотя, как я знаю, её уже завещали другому.

— Но Сеа с приданным в пятнадцать тысяч? Папа, невозможно.

— Мелким шрифтом, внизу, — указал отец куда смотреть.

Приписка заставила уголок рта Леонара дернуться. Он вслух прочитал:

— Допустимой будет считаться невеста, чьё имущество – земли и предприятия, переданные ей в дар родителями – в пересчете на золотые монеты оставит в сумме пятнадцать тысяч золотых.

Леонар простонал. Уж лучше бы невыполнимый поиск невесты с заранее провальным результатом, чем такой тонкий намек на трёх знакомых Сеа.

— Мог просто указать имена, — горько заметил младший Фаилхаит.

— Зачем? — улыбнулся отец. — Я не хотел тебя ограничивать.

— Смешно пап, очень. Итак, думаю, ты хочешь видеть моей женой Рицуну Сеа Даэль.

— Хорошая девочка, — кивнул Лорд Манс.

— Тощая дурнушка, а ещё заика.

— Потому за неё столько и дают, — невесело подтвердил старший Фаилхаит.

— А Иберис Сеа Мортан, по-твоему, тоже хороша? — дожидаться слов отца Леонар не стал, дал характеристику сам: — Да при встрече с ней в тёмном коридоре удар может хватить! Глазки поросячьи, губы большие, талии нет.

Младшего Лорда передернуло, а старший вспомнил ещё одно имя:

— А как тебе Центаура Сеа Гайла?..

— Пап, — с легким ужасом остановил попытку начать описание достоинств указанной женщины Леонар, и озвучил главное: — Она меня раздавит.

Манс Фаилхаит помолчал минуту и улыбнулся сыну:

— Тогда ищи других достойных женщин.

— Мало же ты для поисков дал времени, — в ответ.

— Не проси, больше времени не дам. Три месяца, сын. Если за три месяца ты не приведешь под нашу крышу подходящую невесту, я лишу тебя наследства. И быть тебе не Сей, а Кей5.

Угроза была не шуточная.

— Я – твой единственный наследник, — тоном «отец, одумайся» напомнил сын.

— А толку? — грустная улыбка была достаточным ответом: не передумает. — Если женишься на Пай – будет что с наследником, что без.

Хрупкий бокал с дорогим вином таки полетел на пол.


Покидал кабинет Леонар в расстроенных чувствах. Он, конечно, предполагал возможное вмешательство отца в его судьбу, но решения с жёстким принуждением даже представить не мог. До последнего надеялся на снисхождение родственников, великолепно понимая, что не получит снисхождения знатных родов. Но шанс ещё был. Если не изменить судьбу, то облегчить, или хотя бы оттянуть момент неизбежного.

На следующий день, после горячих объятий с любимой, он спешно собрался и начал поиски очень богатой, но очень страшной невесты.


Небо хмурилось, будто знало, с какой целью трясется в карете человек. Шаловливые ветра затеяли брачные игры. Бросили в извозчика букет осенней листвы и, заливисто хохоча, хлопнули рамой окна, устремились гонять по колдобинам дороги песок и сор. Извозчик плотнее прикрыл шею воротником, негодуя над горячим нравом молодого господина, который так резко принял приглашение на бал. Пожилой мужчина обратил взор на небеса и вопросил у них хмурым взглядом: будет дождь или нет?

Отдаленный раскат грома ответил на его вопрос.

Леонар, как и извозчик, и небеса, был хмур. Он сам не одобрял своих мыслей и поступка, которого не мог не совершить. Привести в семью женщину – и затем вышвырнуть. После подобного позора будет неслыханной удачей, не лишись она привилегий. Шанс её найти мужа резко упадет. И вот так Леонар собирался разрушить чью-то жизнь. Он сам себе казался ужасным человеком.

Карету качнуло последний раз, перед тем как она поехала по ровной дороге. Мужчина выглянул в окно и увидел вдалеке поместье «Уэльский холм».

Невзирая на обманчивое название, никаких холмов поблизости с поместьем не возвышалось. Как и холма, на котором якобы оно должно стоять и в честь которого называться. Вольность архитектора в названии своего творения приводила в недоумение многих арендаторов. Поэтому благородные дамы и господа предпочитали звать поместье просто Уэльским. Местом балов и праздных встреч. Каждая уважающая себя семья хоть раз, но пользовалась величественным зданием со множеством комнат и залов. Но ни одна из них так и не выкупила «Уэльский холм» в постоянное пользование.

Мимо проехала дорогая карета с бархатными занавесками на окнах и витым задником, с искусно воссозданным клеймом маркиза Гайла – кланяющимся медведем. По крайней мере, это так выглядело. Возможно, зверь собирался встать на задние лапы, а может, просто нюхал землю. Это как с голубем семьи Фаилхаит – точно не знаешь взмахивает ли он крыльями, чтобы взлететь, или падает без сил на землю.

Тяжеловесная дочь, маркиза Центуара Сей Гайла выглянула из окна, заметила карету потенциального жениха и послала воздушный поцелуй.

Леонар пожелал было догнать карету, вывести маркиза на деловой разговор и определиться с выбором в пользу некрасивой толстушки, но сдержался. Ни в коем случае нельзя ссориться с семьей маркиза Гайла. Он был и оставался выгодным поставщиком самоцветов на фабрики семьи Фаилхаит.

Нет. Нужно найти кого-то иного. Женщину из Сеа, но не из круга высокопоставленных лиц. По крайней мере, не из круга знакомых высокопоставленных лиц. Весьма прискорбен запрет на брак со вдовами. На этих голубушках могли жениться лишь вдовцы. Грешным делом лорд даже задумался найти чахоточную умирающую, для которой брак был бы счастливым стечением обстоятельств и последним желанием, после исполнения которого она отошла бы в мир иной. Желательно сразу после оглашения фразы «Объявляю вас мужем и женой» и до брачной ночи.

— Какие недостойные мысли в вашей голове, лорд, — опечалился окончательно Леонар и с тяжёлым сердцем вышел из кареты.

Он уже не единожды посещал Уэльское поместье и заключил несколько успешных сделок между танцами с жаждущими внимания девицами, клюнувшими на его красоту. Бросающаяся в глаза роскошь больше не вызывала у него восхищения. Зоркий глаз заметил изменения. Леонар сразу понял, кому поместье обязано обновкой.

— А вы, дорогой мой Тённер, времени зря не теряли.

Юноша младше Леонара резко оглянулся, и моментально расплылся в приветливой улыбке. Друг детства, единственный, кто мог сравниться с ним по обаянию и желанности у женского пола.

— Дорогой мой друг! Не ожидал вас здесь встретить.

— Потому, смотрю, скучал? — подошёл к нему вплотную лорд и кивнул на фривольно напомаженную тоненькую особу.

— Заметил?

— Не заметить сложно: такого качества аксамит поставляет лишь семья Тамир. Но я не ведал, что ту партию мебели на обивку ты поставишь в Уэльский.

Друг с гордостью окинул взглядом обитые стулья и диванчики зала. За скупку мебели у друга за полцены он вины не чувствовал. Да и Леонар его не обвинял. Не спросил же, на что ему заготовки.

— Я сам был удивлен, — Тённер улыбнулся шире и вновь бросил взгляд на фривольного вида девушку. — И вот, из остатков что вышло.

Оба мужчины смотрели на платье из аксамита с легкой иронией повара, точно знающего, как перебить запах тухлятины. Леонар лишь головой покачал. Если его ахиллесовой пятой была одна Пай, то пята друга распространялась на весь прекрасный пол.

— Ты прости меня, но я сегодня по делам здесь, — скривился лорд, вспомнив, какие демоны загнали его на этот бал.

— И по каким же?

Разделять вину на двоих за будущее обесчещивание Леонар не желал. Хотя, если кто и поднаторел в избавлении девиц от чести – так это великий бабник Тённер Уль Тамир. Что примечательно, ловили за руку его редко, а получал он ещё реже. Дураком Тённер не был и жертвами страсти выбирал девиц из Ут и Пай, которым подобная связь не могла навредить больше, чем их собственная глупость.

— По важным, — отрезал сын виконта и поспешил освободить место заждавшейся ласки зазнобе, которая сразу завладела вниманием друга, отвлекая его от мысли о странном поведении Леонара.

Под шорох дорогого бархата, вычурного глазета и дешевого казимира, красивый юноша шел по краю зала в поисках одного человека. От смеси духов – предмета роскоши и восхищения дам разного круга – першило в горле, а от блеска украшений слезились глаза.

Леди Рицуна, та, кого бы виконт Фаилхаит был не прочь видеть невестой сына –дурнушка, заикающаяся через слово – преградила лорду дорогу.

— Ми-милорд, — поклонилась она, — мне с-столь лестно, что вы приня-няли приглашение бат-тюшки.

— Миледи, — поклон в ответ, — я до последнего не ведал о своём счастье.

Выбора не оставалось, пришлось отдать маркизе танец. А после – долго раскланиваться, обещая до конца вечера потанцевать ещё раз. Нет, её Леонар не мог выбрать. Маркизы стояли куда выше виконтов и имели гораздо больше полномочий. При желании они могли закопать обидчика во всех смыслах фразы: как в долги, так и в землю. К тому же, несмотря на желание виконта Манса Фаилхаита, отец Рицуны не горел желанием поднимать виконта до маркиза. Говорят, он уже нашёл дочери приемлемую партию в мужья, но подтверждения этим слухам не было.

Нужный человек нашёлся там, где лорд Фаилхаит и ожидал его встретить.

Герцог Риаль Хонтийский наслаждался танцами из неприметного угла, откуда наблюдал за людьми похлеще деревенских бабок, точно знающих всё и обо всех. Уже постаревший, но всё такой же остроглазый, выслужившийся в герцоги мужчина сразу заметил приближающегося к нему молодого человека и вздернул бровь от удивления. Его покой обычно боялись нарушить праздною беседой.

— Ваша светлость, — Леонар выказал уважение низким поклоном. — Не буду врать, будто удивлен вашему присутствию, и размениваться на ничего под собой не имеющие речи.

Приближенное к королю лицо вытянулось ещё больше. Подошедшего юношу он знал по чужим словам, по торговым делам и не по годам хорошей репутации. А ещё узнавал золотую макушку, такую же, как в молодости у его отца.

— Милорд Леонар, сын виконта Манса – я не ошибся? — вопрос из вежливости, ошибиться старый волк не мог, иначе давно бы покинул сыскную службу короля без головы.

— Да, ваша светлость.

— Проблемы?

— Сугубо семейного лада, — юный лорд позволил себе улыбнуться. — Вы позволите вас в них посвятить?

Герцог не понимал, с какого толку к нему могли подойти с настолько незначительным делом.

— Вы, должно быть, задаётесь вопросом, почему я к вам обратился, — угадал его мысли Леонар Фаилхаит и пояснил: — Дело деликатное, и только вы обладаете нужной мне информацией.

Зазвучала музыка, и кавалеры вновь закружили дев по залу. Огни свечей затрепетали, словно факелы Ада, зашуршали юбки, как крылья небожителей, застучали каблуки, будто за грешником уже близок кортёж, и Леонар едва не одумался.

— Что вам надо, молодой человек? Сомневаетесь в выборе невесты? Али в её чести и благосостоянии? — герцог улыбнулся. Он точно так же был юн когда-то, и стоял перед выбором матери его детей. Сомневался до последнего, в конце концов признав выбор отца. Риаль с улыбкой вспомнил, какого ужаса натерпелась его невеста за время допросов, проведённых со всем возможным пристрастием. Под конец она уже была готова стать обычной Ут, уйти в монастырь, или блаженно утопиться в море – но на свадьбу долго не соглашалась.

Леонар принял улыбку на свой счёт и, пока не передумал, сказал:

— Требования моего отца весьма завышены. Прошу простить, я не имею права оглашать о причинах этих требований, но нахожусь из-за них в поисках невесты Сеа, обладающей состоянием в пятнадцать тысяч золотых. — Леонар соврал, забыв «упомянуть» о сноске.

Долгая практика не позволила герцогу измениться в лице ещё больше, но от удивления он едва по-сельски не присвистнул.

— Ваша светлость, Вы один все семьи по именам и чинам помните, всех их дочерей знаете. Подскажите, куда податься? Кого искать?

Начальник сыскной службы чуть нахмурил брови. Нет, подобная информация не могла навредить, разве что сам мальчик использует её себе во вред, но всё же герцог сомневался. Да и разве выберет её юный лорд – ту девушку, о которой он расскажет.

— Юный друг, — начал Риаль Хонтийский, — я знаю одну особу, идущую и по более высокой цене. Но, не думайте, не просто так она ещё без мужа. На денег падких много было люда.

— О ком вы?

— Вы слышали о доме Хичтон?

Лорд задумался. Фамилия резанула слух, но никого из Хичтонов он не знал. Не видел на балах, в беседах не упоминал, однако память продолжала настаивать, что фамилия, дескать, знакомая. Наконец он вспомнил:

— Торговая компания Хичтон. Крупнейшая за прошлые пятьдесят лет. Даже моя семья доверяет ей. Именно её корабли до сих пор ответственны за перевозку по морю наших товаров. Ваша светлость, я думал, Хичтон – это название компании.

— Вашу растерянность легко понять, — ироничная улыбка коснулась тонких губ герцога. — Люди, не вертящие хвостами в высшем обществе, как будто не существуют. Граф Коллум Хичтон, увы, упокоился с миром десять лет назад. И передал своё состояние единственной дочери – Химемии Сеа Хичтон.

У Леонара зарябило в глазах. Ему только что рассказали о незамужней и по какой-то причине всеми отвергнутой дочери «императора морей», унаследовавшей великую торговую корпорацию, благодаря которой в прошлом королевство Эстар открыло для себя новые торговые пути, вышло из финансового кризиса и не потеряло часть островных земель, которые король заложил, избегая войны. Такому человеку, как граф Хичтон, король мог предложить невероятные привилегии. И они переходили в семью будущего мужа его единственной дочери. Так почему никто не прибрал к рукам такое завидное сокровище?

— Вы сказали, было много желающих. Какова же причина их отсутствия сейчас?

Герцог Риаль погрустнел.

— Деталей разглашать права не имею. Да, сам – позор мне – не знаю всего. Скажу, что известно, и о чем из вежливости молчат. Однажды случился пожар. Граф сильно обгорел в попытках спасти жену и дочь. К жене не успел – она заживо сгорела, прикрывая собой ребенка. Сами понимаете, юноша, лекари сделали для девочки, что могли, но вид её поныне ужасен.

Глава 2

Из дневника графа Коллума Хичтон.

«…Есть много разных дев. Моя попытка их описать свелась бы к описанию доступности в постели. Есть непорочные служительницы чести, порочные служительницы плоти, и те, кто между ними: склонные полагаться на ситуацию, а не на положение в обществе.

Не подумайте, будто я делю женщин только по столь низменным чертам. Их красота тоже достойна слова. Все женщины прекрасны в своём разнообразии юных тел, спрятанных в упаковку из оборочек и бантиков. Юные и зрелые, хилые и полные, каждая хороша по-своему. И пусть меня считают испорченным, но я люблю их красоту. Такой я человек.

А теперь ответьте мне, за что я полюбил лишенную красоты и доступности женщину?

Я встретил её после бури. Корабль чудом уцелел, и матросы приходили в себя, а я любовался спокойными водами, благословляя Великого. Но жизнь, судно и мои товары были не единственным, что Великий спас.

— Человек за бортом! — услышал я и увидал её.

На дрейфующем обломке лежала женщина. Естественно, она была нами спасена. И, признаю, вначале меня она испугала. Но стоило мне взглянуть в её глаза...

Черный жемчуг глаз – единственное её украшение, и я притворился, будто не был им сражен…»


Если ехал на бал лорд с тяжелым сердцем, то возвращался с него в глубокой задумчивости. Хмурые небеса негодовали: по карете стучали редкие, но крупные капли дождя, будто слёзы по загубленной судьбе девушки, чью жизнь Леонар собирался окончательно разрушить.

Он перестал видеть зло в предстоящем поступке. Если жизнь той девушки уже в руинах, если её уже никто не возьмёт в жены, то, по его мнению, он не мог нанести ей особого вреда. Да и кто удивится отказу такой женщине, которая не бывает в высшем обществе, и чей облик так ужасен, как он себе успел представить. Его простят. Её не посмеют осудить. Для предстоящей аферы лучше кандидатки не найти. Да отец, только увидев её, сразу поймёт, как неразумны его условия. И тут же их отменит.

Леонар выдохнул, устав себя убеждать. Всё решено, поворачивать уж поздно.


— Она так страшна, как ты говоришь? — спросила Онёр, скидывая верхнее платье. Её чуткие пальцы поднесли к мужским губам бокал вина и тот послушно выпил его до дна. Приятное тепло разлилось по телу и подарило облегченье от напряжения дня.

— О да, Ременсоны подтвердили, — посмеялся лорд, вспоминая, с каким лицом рассказывала ему эту историю младшая дочь дома Ременсон. — Знаешь, их старший сын, говорят, даже побывал в поместье Хичтонов и бежал оттуда, забыв шляпу. Потому, любимая, не волнуйся, скоро отец изменит своё мнение и позволит нам быть вместе.

— Но батюшка так упрям.

— Я тоже, в этом мы похожи.

— Но мы так долго не увидимся, — расстроилась Онёр медленно отходя к буфету.

— И я буду так скучать.

— Потому я приготовила тебе подарок, — женщина достала из низа шкафа заранее припрятанную бутылку дорогого вина. — Всё, что было, за неё отдала, зато ты будешь помнить обо мне в дороге, — улыбнулась она, увлекая любовника на кровать.


Скупо оповестив отца и мать о своём отъезде, Леонар снарядил карету в долгий путь. Изучил карту, обсудил с извозчиком маршрут, выбрал из вещей лучшую рубашку с расшитыми кружевом манжетами – специально для торжественных моментов – и упаковал к другой парадной одежде во вместительный саквояж. В дорогу одел простую рубаху без кружев, заправил в дорожные брюки из мягкой оленьей кожи, которые плотно обтягивали узкие бёдра. Небрежно накинутый сверху строгий жилет подчеркнул красоту стана. Поверх лег свободный сюртук, завершающий образ прекрасного странника.

«Странник» оценил отражение, подобрал шляпу с низкого столика и заскочил к брадобрею. Его любимой нравилась отросшая золотая грива, но ежедневная борьба с ней порою утомляла лорда. Чуть вьющиеся волосы не желали лежать прилизанными и непокорно топорщились, точно грива льва, создавая обманчиво небрежный образ в глазах женщин.

Провожали его родители. Левизия на сына нарадоваться не могла: наконец-то бросил дурить. А Манс смотрел строго, будто знал о намечающемся низком поступке сына. Одна Онёр глядела из окна кухни гордая и счастливая, будто весь план придумала она и очень этому рада.

Путь предстоял долгий. До земель покойного графа Хичтон почти две недели пути. А дальше нужно было найти поместье, в котором уединилась графиня Химемия. По словам сестры Ремара Ременсона, он искал его три дня.

Ночевка на природе не внушала Леонару доверия. Заядлым охотником он не был, как и путешественником – этому он предпочитал комфорт. Извозчик пообещал, что частью они будут успевать до гостевых домов знатных особ, частью до постоялых дворов, то есть, в карете ночевать не придётся. О том, что обратно доведётся ехать, деля карету с, вероятно, самой некрасивой женщиной в мире, Леонар старался не думать. Перед его глазами возлежала соблазнительная Онёр. Всё ради неё и их будущего счастья. Он сделает всё. А сейчас он выпьет немного подаренного ею вина и успокоится.

Лес пах, как и вся затея, гнилой листвой, непрерывно шуршащей под колёсами. От шума удалось спастись, плотнее прикрыв окна и шторы, а от запаха избавиться никак не получалось. Он будто пропитал одежду и набивку сидений. Пара капель розового масла мало исправили положение. Наоборот, добавили фантазии новых нот: напомнили запах кладбища с увядшими цветами на камнях.

— Я же не убивать еду, — попытка убедить совесть кусаться менее болезненно не увенчалась успехом. Кусалась не она, а дурное предчувствие.

Через три дня лес сменился посевными полями семьи Ременсон – той самой, имевшей отношение к сомнительному удовольствию грядущего сватовства. Самый пик сбора урожая, сотни селян трудились не покладая рук, спеша убрать как можно больше зерна до следующего дождя. Как и многие землевладельцы, Ременсоны не баловали селян низкими налогами на дома, и большинство строений, попавшихся на пути Леонара, выглядели бедно, – под стать заморенным работягам. Их внешний вид портил картину: резко выделялся на фоне богатого урожая. Сами собой перед глазами заплясали цифры цен на зерно.

Леонар давно уяснил, что вмешиваться в дела, его на прямую не касающиеся, не стоит. Но не удержался спросить Ремара Ременсон об увиденной картине. Именно в его гостевом доме лорд провёл первую ночь, ради этой встречи сделав небольшой крюк.

— Так почему же так бедны твои люди?

В ответ барон лишь пожал плечами:

— Они прилагают недостаточно сил. Но с чего ты о них спросил?

— Их бедный вид испоганил вид на урожай.

— Не беда, отдам указ покупать ткани дороже, — ухмыльнулся землевладелец.

— А лучше сбавь налог.

— И потеряю прибыль. Друг, они получают всё, что нужно. А раз им нравится ходить в рванье, не моего ума это дело.

Красивым барона назвать было сложно, да и обаянием он не обладал, что не вязалось с его самомнением, количество которого пугало отсутствием качества. Задевать этого человека не стоило. Сын виконта поджал губы и поспешил сменить тему:

— Не злись, — примирительно отозвался Леонар и откинулся на спинку дивана, — лучше дай совет. Ты, как мужчина женатый, должен понимать меня, пока что холостого.

Советы получать Ремар терпеть не мог, а вот давать любил, потому упоминание о бедности сельчан сразу простил.

— Жениться вздумал?

— Отец заставляет. Вот, еду на встречу.

— К кому же?

Сын дома Фаилхаит как мог расслабился и сказал, будто понятия не имеет об уродствах женщины, к которой собирался свататься:

— Графиня Химемия Сеа Хичтон, слышал о такой?

Ремар враз изменился в лице. Побледнел и заерзал псом на оледеневшей подстилке.

— Слышал, — отозвался он хмурясь.

— Говорят, и видел?

— Не совсем, — признался Ремар. — Так ты знаешь о моём сватовстве?

— Сестра твоя рассказала.

— Плетей бы ей, — зло буркнул землевладелец и рассерженно спросил: — Ты точно к ней?

— Да, я к ней, — танцевать вокруг темы надоело Леонару, но по иному общаться Ремар не умел, и юный Фаилхаит терпеливо улыбался ему.

— Зачем?

— Отец же, говорю, заставил.

— Ну раз отец, — Ременсон сглотнул, с неохотой признаваясь: — Я её не видел. Ехал ночью, три дня искал поместье, так мою карету какой-то зверь опрокинул. С огромными крыльями, — эмоционально развел руки он, — а когда дошли до поместья Хичтонов, то увидели в окне жуткую фигуру в белом. Так зайти и не решился. Кузнец помог с каретой, и – в обратный путь. У селян тех спрашивали, что за зверь на нас напал, а они плечами пожимали и смотрели так, будто смеялись.

Леонар передёрнул плечами. Вот это новости! А вдруг он ведьму едет сватать? Она его зачарует, обворожит, зельями приворотными опоит, какой уродиной бы не была, а он, глупец, видеть прекрасную деву будет. Нет, ничего у ведьмы не выйдет! У него уже есть любимая!

Со слов Ремара удалось наметить приблизительное месторасположение дома графини.

Поутру, распрощавшись с соседом, Леонар двинулся дальше. Узнанное о графине ему не нравилось, но план менять он не стал. У кого останавливался, говорил, что в поисках невесты, и весь вечер, а порой и день, мучился с незамужними дочерями высокопоставленных людей. Убежденные в своей неповторимости и красоте, они наперебой предлагали ему себя. Пережив пару таких мучительных обедов и ужинов, Леонар начал отдавать предпочтение постоялым домам: беднее, но тише. Однако, со временем и они перестали попадаться на пути.

На землях семьи Хичтон встретилось удивительно мало поместий, гостевых домов для привилегированных персон и постоялых дворов. Всё больше крупные сёла, охотничьи угодья да глухие места.

Леонар на одной из стоянок даже на карету посмотрел оценивающим взглядом: не слишком ли дорого выглядит, не решат ли на нее разбойники напасть. Оценил: был бы разбойником, напал бы. Но Бог миловал, селяне выглядели куда приличнее увиденных на полях Ременсона. Сытые, ухоженные, степенно гуляющие. А в лесах вместо разбойников – одни грибники да охотники. Будто нет у селян хозяина и учрежденных им налогов.

Единственный сын виконта дома Фаилхаит подумал, что действительно нет. Раз графиня обожжена и больна, то ей и дела нет до сбора налогов. Но как-то же она платит ежегодные королю? Или, может – невероятно! – в этом и есть её привилегия: держать земли и компанию без налогов? Подобная мысль казалась слишком невозможной. Если бы подобная привилегия существовала, женщину и с пятачком, и с пятой ногой, и с внебрачным ребенком, но давно прибрали бы к рукам. А то, что ведьма, так даже лучше – в устрашение соседей.

Селяне с неохотой, но указали дорогу. Однако, сколько их не спрашивали, о своей госпоже они и слова не сказали. Кто замолкал, кто сразу скрывался в доме. Всё было очень странно.

До прибытия к поместью Хичтонов, прозванному безумным архитектором «Гнездо ласточки», оставалось не больше дня, когда упомянутая Ремаром Ременсоном птица, опрокинувшая его карету, появилась.

Заметил её извозчик. Охнул, ахнул и свалился с луки, едва не попав под колеса. Леонар выглянул в окно, но неизвестной огромной птицы не увидел. Со слов извозчика огромной – он только это и приметил – тени с крыльями. Им карету она не перевернула, хотя убыток нанесла – одна бутылка вина. Эх, пропал подарок Онёр, а он хотел растянуть его ещё и на обратный путь.

— Думаете, хищник местных лесов? — поинтересовался Леонар у бывшего охотника, ныне его извозчика.

— Не видал я таких, — признался старик, — не орел, не беркут, больше альбатроса. Разве что, у мореплавателей потом спросить: говорят, чудес они лицезрели столько, что удивляться перестали.

Больше та птица на глаза не попадалась, хотя в небо специально смотрели, но не мелькнула она ни впереди, ни сзади, ни в поле, ни над лесом.

Колоски пшеницы застучали по стенам кареты, мелкие декоративные камешки захрустели под колесами. Лес расступился, и перед сыном виконта предстало самое маленькое из всех ранее виденных им поместий. Не знай он цены за кованные ворота и вымощенную камнем дорожку, решил бы, что видит гостевой дом не особо богатого Ут. Облицовка поместья удивила сложностью и необычностью, пахло от неё чем-то иноземным. С удивлением принюхавшись, Леонар отметил, что воздух возле поместья другой, похожий на грозовой или морской. Неужто, прав – и это дом ведьмы? Летает по ночам и в небеса молнии пускает.

Из окна второго этажа за ним кто-то наблюдал, но рассмотреть любопытного не удалось – белая тень отошла от стекла.

По позвоночнику юного лорда прошлась холодная волна, и он едва не струсил, но вспомнил об Онёр и устоял.

Для незваных гостей у ворот висел колокол, он издал громкий, мелодичный, долго играющий эхом звон. Почти сразу из дверей поместья вышел сурового вида мужчина в свободном сюртуке, вооружённый таким взглядом, будто в руках у него не связка ключей, а топор, и он собирался им воспользоваться. Встречающий ограничился элементарной вежливостью не вовремя побеспокоенного хозяина:

— С кем имею честь общаться? — не спешил открывать он, вёл диалог через кованое решето ворот.

— Прошу простить за столь неожиданный визит, я сын виконта Манса Фаилхаита, Леонар Сей Фаилхаит, — человек за воротами промолчал, и лорд продолжил: — Прошу прощения ещё раз, я не рискнул посылать гонца и слать письма, ибо я по делам личного характера. И, так как мое прибытие неожиданное, я не вправе рассчитывать на ваше гостеприимство, но, надеюсь, ваша госпожа уделит мне время...

— Говорите – за чем вы к нам? — грубо прервал сурового вида человек, не желающий размениваться на поклоны и расшаркивания.

Юлить Леонар не стал:

— Я желаю свидеться с графиней Химемией Сеа Хичтон и предложить ей стать моей женой.

Показалось, человек посуровел ещё больше, но дверь открыл:

— Проходите.

Столь нерадушная встреча не располагала к долгому засиживанию в гостях. Извозчик даже карету заводить во двор не стал, только у слуги попросил лошадкам торбы наполнить, и воды из колодца натаскать. А Леонар снял шляпу и морально приготовился к встрече с хозяйкой дома. К ней он ещё в лесу начал готовиться: переоделся, причесался, побрился и надушился. Всё для представления себя в лучшем виде.

При ближайшем рассмотрении могло показаться, будто стены поместья слепили из влажного песка, а крышу из камышовой травы. Иллюзия не желала развеиваться, а звенящий ключами провожатый не собирался рассказывать о столь интересном феномене.

Широкая дверь с затейливым орнаментом пустила в необычайно маленький зал – обставленный, впрочем, со вкусом. Из зала – по коридору в небольшую гостевую. Лорд никак не мог избавиться от чуждости «Ласточкиного гнезда». Чужим казалось решительно всё: мебель неизвестных марок, клейма давно закрытых фабрик, прекрасный хрусталь за стёклами буфетов, необычайно мягкие ковры, полотна неопознанных им художников и запах соли и воды. А ещё каких-то лекарств. Последнее не удивило, ведь графиня обгорела ещё будучи ребенком, должно быть, ей нужна постоянная помощь лекаря.

В гостевой Леонар сел на диван, но тут же охнул и пересел правее. Неужели пружина старого дивана соскочила с основы, или оставленная рукодельницей игла уколола? Он не угадал, на подушках лежало большое рябое перо. Удивленный необычной находкой, лорд поднял перо и, не сумев определить птицу, поискал у пера вместилище для чернил. Не найдя, отложил на стол и забыл о нём.

Служанка поднесла чай, заморский кофе и сладкое к ним.

Ожидавший вина и закусок, Леонар на мгновение растерялся, забыв, к кому пожаловал на прием. Мужчинам вино для хорошего настроения нужно, а женщинам – горячие напитки да сладкое к ним.

Чай был душистым, с незнакомым привкусом, а пирожные вкусными, хоть и приторными. Лорд даже улыбнулся: все женщины, кого он знал, любили баловать себя подобными вкусностями и принимать их в дар. А он в доме молодой девицы, вкусами от прочих не отличающейся. Даже судьба была к ней жестока.

Поместье удивляло тишиной. По коридорам не ходили слуги, не ругались во дворе дворовые, не рубили топором дрова. Только ветер за окном играл симфонию золотой осени, да суровый ключник перебирал связку, словно храмовник чётки.

— У вас немного слуг? — поинтересовался Леонар, обращаясь к суровому человеку, продолжавшему сверлить его взглядом.

— Сколько нужно, — короткий, не располагающий к продолжению темы ответ.

Леонар поспешил допить чай и перешёл к главному:

— Когда я смогу встретиться с леди Химемией, или с её опекуном?

— Я опекун.

— О, Боги, — не удержался Леонар, — и вы не в восторге от идеи брака?

— Именно.

Единственный сын виконта вдруг понял, кого видит перед собой: выправка, короткие фразы, взгляд – перед ним стоял человек военный, закалённый на полях брани, и просто не умеющий по-иному излагать свои мысли, кроме как чётко и прямо. Неудивительно, что после смерти графа и болезни его дочери компания потеряла лишь треть активов, сохранив самые ценные из них, и поныне получая приличную прибыль, сдавая корабли в аренду. Возможно, именно благодаря этому человеку компания Хичтон не была распродана по частям, а сохранила целостность до сего времени.

— Почему?

— Вы не кажетесь мне достойным человеком, милорд.

«Как он прав,» — отвести взгляд Леонар и не думал, но и спорить не желал.

— Позвольте судить леди. Если буду я ей не люб, то покину ваш дом незамедлительно.

— Очень на это надеюсь, — бросил бывший военный и покинул гостевую, оставляя лорда изучать мозаику волн на потолке и набираться храбрости.


Графиня наблюдала приезд гостя из окна. Она впервые видела настолько красивого юношу. В голове у девушки всё перевернулось, и она не сразу взяла себя в руки. Высокий, выше адмирала Крочека, с яркими глазами и светлыми волосами, он напомнил ей прекрасного золотого фазана, вышагивающего по вызолоченной солнцем траве.

За окном уже никого не было, но Химемия продолжала бросать взгляды во двор, надеясь вновь увидеть фигуру молодого человека, так поразившего её воображение.

— Миледи, прошу. Нет, молю: подумайте ещё раз!.. — бывший адмирал покачал головой. Хотя в комнате кроме его голоса другой не звучал, он будто получил ответ: — Нет, нет, вы правы, но… Ах, какую глупость вы совершаете… Я вовсе не считаю вас глупой, но ваше решение… да, я понимаю ваше мнение… нет, миледи, позвольте не согласиться… В таком случае, Химемия, я надеюсь он удерёт с воплями!

Бывший адмирал Крочек хлопнул дверью и быстрым громким шагом спустился вниз. А Химемия тяжело выдохнула, поискала сочувствия у лекаря, не нашла. Лекарь точно так же, как и адмирал, качал головой:

— Я тоже думаю, что ваше решение глупое… Да, я пойду с вами… Что вы, разве я имею право вас оставить?.. Потому что я ваш друг… Однако, то, что вы просите… Вы ведь понимаете, какую боль испытаете? ... В таком случае, молитесь богам – только они вам судьи. И я тоже надеюсь, что человек, пришедший за вами, сбежит. Ради вас обоих.

«Не сбежит…»


Леонар прождал до вечера. Лишь с первыми зажженными свечами его повели в верхние комнаты, на встречу с графиней. Накрутил лорд себя знатно, потому был глубоко разочарован увиденным.

Мужчина оторопел. Бежать, впрочем, не собирался. Он ждал встречи в худшем случае – с ведьмой со всеми вытекающими сказочными уродствами, в лучшем – с обгоревшей девушкой: лысой и страшной. Но встретила его тонкая маленькая фигурка, закутанная в отделанный вышивкой белый бурнус6 с глубоким капюшоном, из-под которого виднелась белая маска, целиком скрывающая лицо. Руки графини от плеча до локтя так плотно были забинтованы, что просто невозможно определить их состояние. Ниже локтя кожу скрывали дамские перчатки с грубоватым кружевом на окантовке. Свободное платье простого кроя с оборками в пол скрывало всё остальное.

Через прорези маски на него смотрели глаза цвета чёрного жемчуга и внимательно изучали. Они видели породистое лицо аристократа, дорогие одежды, прилагающиеся к ним аксессуары, безусловно, заметили кольцо с печатью рода Фаилхаит. И неудовлетворенно продолжили скользить по фигуре. Остановились на его лазурных очах.

По правую руку от графини стоял её опекун, по левую – высокий, худощавый человек болезненного вида, от которого на всю комнату разило травами – лекарь.

Так и не дождавшись приличествующих встрече фраз, Леонар преставился первым:

— Позвольте представиться, Леонард Сей Фаилхаит – единственный сын благородного дома Фаилхаит, виконта Манса Фаилхаита. Я прошу вас, миледи Химемия Сеа Хичтон, снизойти до моего прошения стать моей невестой. А после одобрения выбора старшими дома – женой.

Нельзя увидеть, изменилось ли лицо девушки под маской, но пальчиком она очертила быструю петельку: продолжай.

Чем продолжить речь в окружении молчаливых слуг и графини, сын виконта не представлял. А ещё этот чужой запах, царящее напряжение действовали на него не хуже, чем ладан на нечисть. Будь он менее гордым, менее смелым, любил бы он меньше Онёр – повернул бы прочь.

— Графиня желает знать: помимо корысти, отчего ваш выбор пал на неё, — произнес опекун Химемии адмирал Крочек.

— Завещание отца, — раскрыл карты Леонар, — он лишит меня королевских привилегий и сделает Кей, если я не приведу ему невесту с прилагающимися ей пятнадцатью тысячами золотых.

Прячущаяся за маской графиня посмотрела на опекуна и чуть кивнула головой на лорда. Если они и перешептывались, то шепота Леонар не слышал.

— Графиня вам сочувствует, но, всё же, причина падения выбора именно на неё ей до сих пор не ясна.

Сын Виконта облачил унизительное признание в оболочку красивых слов:

— Прошу простить мне обидные слова, но я надеюсь на отрицательное решение отца в вопросе брака, и изменение завещания. Моё сердце уже отдано другой, и я храню ей верность. Но брак с ней не угоден моей семье, и даже губителен.

— Другими словами, милорд, вы хотите использовать девичью честь в корыстных целях… — бывший адмирал не сдержался, едва по-простому не выбросил лорда за дверь, и уже сделал шаг вперед, но путь ему преградила тонкая ручка в бинтах и перчатке.

— Миледи?.. Да… понимаю… но!... Хорошо.

Леонар продолжал стоять прямо, словно ожидающий плети вор. Ждал он встретить в «ласточкином гнезде» израненную затворницу, а увидел полноправную хозяйку положения. И от этой хозяйки у лорда начинало неприятно сосать под ложечкой.

— Графиня Химемия Сеа Хичтон согласится на ваше предложение только при соблюдении нескольких условий. Первое: с ней должен поехать её лекарь, и никто, кроме него, не будет иметь права лечить госпожу Химемию. Второе: лекарь будет выполнять и функции гувернантки для госпожи.

Болезненного вида мужчина склонился в поклоне:

— Остин Хест, к вашим услугам, милорд.

— Позвольте, но мужчина… — попытка лорда Леонара возразить привела к повышению голоса оглашающего условия.

— Третье: госпожа Химемия сама решит, когда снять маску. Без её на то разрешения ни один представитель вашей семьи, даже старший в доме, не будет иметь права снять маску или заставить её это сделать. То же правило касается перчаток. Четвертое: вам оно не понравится, — с иронией заметил адмирал и огласил: — если ваш достопочтимый отец сочтёт госпожу Химемию достойной, – она станет вашей полноправной женой. Однако нарушение одного из озвученных условий приведёт к потере принадлежащих невесте королевских привилегий. Все эти условия будут прописаны в вашем добрачном и далее в брачном договорах.

Мышеловка захлопнулась. Хитрый кот сам не понял, как оказался в клетке, а глупая мышь самодовольно диктовала хищнику правила, зная: у него нет выбора. Он вытерпит всё ради другой женщины – любимой. И пусть ошибка с выбором жертвы аферы встанет костью в горле и задушит, его любовь к ней будет жить.

— Вы согласны, милорд?

— Лишь один вопрос, — лорд поколебался мгновение, — почему миледи сама не озвучивает свои желания?

— Она немая, — огорошил адмирал Крочек. — Так каково ваше решение?

Решиться сложно. Всё произошло не так, как Леонар планировал, и не он сел сверху положения. Впору было отказываться и уходить, но куда? Осталось не более полутора месяцев на поиски новой жертвы аферы, и не факт, что новые поиски увенчаются успехом. Леонар решил: обгоревшая немая – лучший вариант напугать отца.

— Да. Я согласен.

Точка поставлена, вещи собираются, бумаги подписываются, а Леонар тонет в понимании возможного будущего. Что, если отец даст добро на брак? О, нет, он не может. Чем так повинен Леонар, чтобы заслужить подобное наказание? Определенно, ничем. А Онёр, что скажет она? Нет, не будет такого! Конечно же, отец откажет.

— Вы уверены? — обратился к лорду лекарь Остин Хест.

— Я уверен лишь в своем желании быть с любимой женщиной.

— Надеюсь на ваше благоразумие. Наша девочка сильна духом, но мне не хотелось бы знать, что вы довели её до слез.

Тон лекаря породил подозрения у Леонара, даже надежду: если графиня и лекарь любовники? Подобным фактом можно склонить чашу весов решения отца на отказ, если вдруг он будет сомневаться. К его сожалению, завершение разговора опровергло подозрения:

— Вы исключительно заботливы.

— Я принимал роды у жены господина Коллума и лечил как его, так и Химемию после пожара. В этом доме она всем как дочь.

В подтверждение сказанному, провожать графиню вышла старая кухарка, уже виденная Леонаром служанка и её официальный опекун. Они не желали отпускать «бедную девочку» с «ужасным человеком» в «крысиное гнездо». И грозились всеми возможными проклятиями, если кто-то посмеет обидеть их малышку.

Столь вопиющую непочтительность сын виконта пережил молча, и лишь кивнул на прощание домочадцам «Ласточкиного гнезда». К его счастью, невеста поехала в отдельной карете с лекарем, чем позволила жениху насладиться отсутствием невесты и её спрятанного за маской лика ещё две недели.

Не успел Леонар задуматься над дальнейшим развитием событий, как, проезжая через деревню, услышал шум. Он выглянул и с немалым удивлением увидел, как люди машут вслед карете графини Хичтон, а несколько детей бегут следом и кричат: возвращайся поскорее! Его карету с гербом семьи Фаилхаит они будто и не видели, чем били по гордости и рождали новые вопросы.

Глава 3

Из дневника графа Коллума Хичтон.

«…В начале мне было просто интересно. Такая необычная, некрасивая, своевольная и сильная – она не могла называться женщиной высшего общества, а для Пай имела изрядную долю гордости.

Не могла никому принадлежать, не собиралась никому служить – потерявшая свой дом воительница. Она осталась на моём корабле. Во время пути стояла на носу диковинным украшением, и лучше подзорной трубы видела опасности. Уже трижды корабль избежал потопления благодаря её чутью.

Ей не нужны были облеченные в драгоценности благодарности. Она всего лишь желала быть рядом. Буквально рядом.

Женщина преследовала меня. Оборачиваясь, я всегда знал: она будет стоять за моею спиной.

Наверное, поэтому в начале я злился на её навязчивое присутствие…»


Лорд Фаилхаит сохранял спокойствие вплоть до знакомых территорий. Впервые он задался вопросом, что же он наделал, когда кареты остановились у гостевого дома семьи Браско, знаменитых виноделов. К счастью, резиденция пустовала, и приняли их слуги, чем немного отсрочили муку представления будущей невесты.

Одно хорошо, совесть больше не напоминала о себе, взирая на избранную Сеа и не наблюдая тешащую себя надеждами невинную деву.

Графиня вела себя на удивление скромно и поразительно тихо. Она не обращалась к лорду, не просила ничего через лекаря, только смотрела на него, и иногда смотрела в его сторону. Леонар не забыл о её немоте, но удивился, когда, помимо прочего, не смог расслышать стука каблучков. Он едва избежал позора на привале, собираясь прыгнуть в кусты – так неожиданно и тихо подкралась графиня. Возможно, испуг диктовался лесом и ночной мглой, но лорд склонялся к мысли о жути, которую графиня наводила и без атрибутов демонов.

Секрет тихих шагов открылся после одной из остановок, когда Химемия поднималась обратно в карету: вместо подбитых подковками сапог она носила меховые мокасины – обувь охотников, чем порадовала извозчика. Бывалый охотник быстро нашёл общий язык с лекарем, и даже немного поговорил с возможной будущей госпожой через него. О чем был тот разговор, Леонар не слышал, но видел, как извозчик снимает перед графиней шляпу и широко ей улыбается. Ещё долго лорд мучил себя желанием спросить Пай, о чем он говорил с графиней, и улучил для этого момент на следующей остановке. Вначале сын виконта посмотрел, чем заняты невеста и её слуга.

Лекарь Хест, временно исполняющий обязанности извозчика, встал с луки и налил воды белой кобылке, а его госпожа протянула торбу с овсом. Сын виконта заметил: графиня Химемия неравнодушно относилась к белому. Белая кобыла, белая накидка, белые бинты, белые кружева, белая маска. В ночи всё это выглядело выделяющимся пятном света неуспокоенного духа.

— О чём вы говорили? — спросил Леонар извозчика.

— О, простите, милорд. Мы просто у одного мастера обувку купили. Ваша невеста, оказалось, хорошо разбирается и уважает разных лесных зверей. Как такому не удивиться и не поклониться.

От услышанного Леонар начал коситься на невесту чаще, чем вызвал недовольные взгляды лекаря и недоуменные извозчика. Один не позволял себе воли высказывать недовольства, а бывший охотник никогда не вмешивался в дела знатной семьи. А Химемия продолжала жечь спину жениха любопытными взглядами, ничуть не прячась и ничуть не стыдясь своего интереса.

Как ни старался, а неприятный момент настал. Благо, не семья Ременсон приютила их в последнюю ночь пути, чьё высокомерие могло плохо сказаться на и без того скверном настроении лорда. Сделав крюк и скользнув по пахотным землям семьи Мастрайз, карета остановилась у поместья давнего друга Леонара – Тённера Уль Тамира. Сын виконта решил, что легче будет объясниться с другом, а заодно напиться, скидывая накопившееся напряжение.

Тённер не удивился другу. Они часто, ещё будучи мальчишками, сбегали из своих домов в гости друг другу, но вот привезенной Леонаром девушке Тённер поразился до глубины души. Впрочем, воспитанный в благородном обществе он не позволил себе ни словом, ни жестом обидеть даму – помогла многолетняя практика общения с прекрасным (и не очень) полом.

— Друг мой, что это? — спросил он, когда гостью разместили в западной спальне, а её лекаря в соседней каморке.

— Говорю же, моя невеста.

Тённер Уль Тамир выпил из горла. Исходя из жестов, которыми он пытался передать весь ужас, Леонар сделал вывод: в кои-то веки у друга не хватало слов. Вместо оды красоте, спросил с затаенною надеждой:

— И как оно там, под маской? — вдруг за ней не следы страшных ожогов, а красота, недостойная взору смертных.

— После пожара? А сам как думаешь? — горько произнес Леонар и с готовностью отпил из второй открытой бутылки. На этикетке этих тар два селянина с красными лицами и носами чокались деревянными кубками.

В отличие от балов, юноши в компании друг друга пили плебейское пиво. Оно не нуждалось в годах выдержки и имело горький привкус будущего с легкой ироничной сладостью послевкусия настоящего, и долго щипало язык напоминанием неотвратимости последствий принятых решений.

— Я не думаю, Леонар, я предаюсь неге и мечтам.

— Удиви, какое место в твоих мечтах занимаю я, — хохотнул лорд, чем заставил Тённера подавиться глотком напитка.

— Стороннее. Не уводящее от меня прекрасных женщин. Правда, в тех мечтах такого странного поступка, как женитьба на заведомо ужасной незнакомке, не стояло. Это же кошмар.

— Кошмар будет, если отец одобрит.

— А он может, — передернул плечами Тённер. — Мой бы точно не отказал. Она же графиня. И пятнадцать тысяч. Плюс привилегии. А в довесок – компания Хичтон, которая дороже всего из перечисленного. Что же ты делать будешь?

Лорд задумался. Прислушался к деловой хватке, с отвращением замечая, как крепко обняла она возможность заполучить всё перечисленное. Прикинул мысли отца на этот счёт и, закрыв глаза, вымученно застонал. И пал на диван, выплескивая на пол недопитое пиво.

— Умирать. В жутких муках.


Ещё до того, как карета въехала на земли поместья Фаилхаит, виконт уже знал о возвращении сына и наказал накрыть стол для семейного ужина. Семья подготовилась ко встрече с невесткой. Отец, как и обычно, хранил величественное молчание, а мать не могла сдержать волнения. А ещё триумфа. Она уже больше десятка раз вызывала к себе Пай Онёр и с воодушевлением предлагала ей перейти в служение соседям, которые как раз ищут расторопного слугу, и всё напоминала о скорой свадьбе сына.

Онёр не выдавала своих чувств, и в поклонах утверждала, что лучше этого дома ещё не видела, и нигде так хорошо не служится, как здесь. Лишь раз намекнула, что если господин Леонар откажется от её услуг, она, так и быть, во слезах и с горем покинет столь чудесный дом.

Мадам Левизия поджимала губки, но сама выгнать служанку не смела, боясь спугнуть покорность сына. А карета с гербом Фаилхаита уже подъехала к поместью в сопровождении второй, без опознавательных клейм и флагов. Обе кареты остановились, и из них начали выбираться люди. Слуги поспешили помочь лорду с чемоданами, а извозчику с лошадьми. Пара служанок и шустрый мальчонка с готовностью шагнули к гостям, но отшатнулись и застыли в нерешительности, поглядывая на хозяина дома.

Виконт Манс Фаилхаит не видел причин сумятицы, но нахмурился, заранее подозревая сына. Мадам Левизия вытянула тонкую шею в попытке рассмотреть происходящее и не потерять достоинства, уподобляясь Пай, вскочившим с мест и подорвавшимся к окну.

Леонар вёл невесту за руку, хотя перебороть отвращение смог не сразу. Всё думал нащупать под тканью перчатки ожоги, волдыри, или того хуже – ощутить холодную слизь болезни. Но Бог миловал, его руки коснулось сухое тепло живого человека и мягкий ворс одежды. Как и подобает будущему мужу, юный лорд шёл с гордостью за свой выбор.

Выбор поразил семью до глубины души. Даже отец не сдержал удивления, переходящего в откровенное изумление. Не говоря уже о матери, которая ловила ртом воздух, не в силах произнести и слова. Слуги старательно делали вид принадлежности к предметам быта. Но удержаться от оханий и аханий не могли.

Одна Онёр улыбалась из дальнего угла, теряясь на фоне цветастого ковра и общего удивления. Сын виконта не заметил любимую служанку, и не мог сравнить их довольно улыбающиеся лица, а то удивился бы, как те похожи. Пока всё шло по плану.

— Графиня Химемия Сеа Хичтон. Дочь покойного графа Коллума Хичтон, — представил Леонар избранницу семье и, дождавшись, когда графиня изобразит приличествующий поклон, поклонился следом.

Усугубляя и без того специфический вид, Химемия была одета неподобающим образом. Для представления семье жениха на ней должны были быть одеты лучшие украшения и платья, а не домашний контуш7 без вышивки. Его единственное очарование – складки на спине и шлейф – скрылись всё под тем же белым бурнусом. Одежда не выделялась ни блеском драгоценных пуговиц, ни золотом лент, не имела даже драгоценной броши. Леонар мог с уверенностью сказать, что, не представь он её по титулу, и родители приняли бы графиню за дочь зажиточного селянина. На этом юный лорд не остановился, представил сопровождающего графиню человека:

— Остин Хест, лекарь миледи Химемии, — поясняя: — по некоторым печальным обстоятельствам леди Химемия не может обходиться без ежедневного лечения.

Мать схватилась за сердце и, не сиди она, осела бы на пол. В отличие от неё, выдержке виконта мог позавидовать сам король. Манс Фаилхаит с непроницаемым лицом высидел ужин, во время которого никто ничего не съел. Затем встал, распорядился приготовить гостевые комнаты, обязал супругу позаботиться о благосостоянии гостьи лично, и попросил сына пройти к нему в кабинет.

Все указания были розданы нарочито тихим голосом, внезапно наэлектризовавшим атмосферу сильнее разряда молнии. Ослушаться главу дома никто не посмел.


В этот раз отец сел за стол и, хуже этого, надел пенсне. Всем видом говоря: разговор будет долгий, основательный, и не в вашу пользу, молодой человек. Впору было бросаться в ноги и каяться.

— Хичтон, значит, — проговорил отец, просматривая кое-какие бумаги с гербом, мало подходящим для повелителя морей. Герб семьи Хичтон – это пёрышко в потоках ветра, странный символ. — Наслышан. И об их горе тоже. Итак, сын, не желаешь ли исповедаться?

— Папа, вы на святого не тянете, что бы исповеди принимать.

— А ты – не великий грешник, и такую дурость учудил, — виконт откинул документ и посмотрел на сына сквозь стекла.

— Неужто думал, вид её отвадит от моего решения?

— Возможно, — уклонился от прямого ответа Леонар.

— Давай же глянем на прилагающийся бедной девочке багаж.

Гора бумаг на столе отца выросла, и он с упоением мыши зашуршал в ней, всё больше и больше меняясь в лице: да, очень богатая девочка. Дойдя до брачного договора, пожилой мужчина не сдержал усмешки. Бумагу с привилегиями, вернее, её заверенную копию, виконт передал сыну, убежденный, что по бумаге тот лишь скользнул взглядом, не вчитываясь в подробности. Пусть оценит сейчас, когда уже поздно.

Леонар оценил, перечитал и потянулся к воротнику, ослабляя узел. Он уже понимал, отец не откажет в свадьбе с графиней. Более того, он будет настаивать. В числе прочих значилась привилегия беспошлинного провоза многих товаров. Три порта. Корабли. Ценные бумаги. И земли, с которых король установил минимальные налоги.

— Отец, я готов покаяться.

— Поздно, сын. Решение принято.

— Но посмотри же на брачный договор! — вытянул из кипы бумаг Леонар ту самую.

Виконт прочитал в задумчивости условия, ничему не удивился и перевернул, думая найти подвох на изнанке документа.

— Вам не кажутся условия странными, отец?

— Нет, всё предельно ясно и просто, сын.

Паникуя, юный лорд вспомнил о неподтверждённых догадках:

— Её лекарь – ещё и её гувернантка! Он же мужчина, а помогает ей переодеваться и видит её ежедневно в непристойном виде!

— Он – лекарь, — равнодушно отозвался Манс Фаилхаит, — а она девушка, которая доверяет ему лечить её обезображенное огнём тело. Я не вижу в этом ни грамма похоти, сын мой.

— А если она уже не девица?

— Вот и проверишь. Но чего эта проверка будет стоить?

— Не смейся, папа! Моей жизни это будет стоить! Счастья! И ночных кошмаров!

— А ещё благополучия семьи, если ты посмеешь снять с госпожи Химемии маску. Девочка, по всей видимости, ужасно переживает из-за своего внешнего вида. Раз готова подать жалобу в королевскую канцелярию.

С ненавистью Леонар ещё раз перечитал условия пребывания графини в статусе невесты. Всё правильно: если кто не уважит желания Химемии оставаться с закрытым ликом, всей семье грозил позор. Девушка обещалась подать жалобу в королевскую канцелярию. А так как графы выше виконтов, их жалобу всенепременно удовлетворят в полной мере. Ещё и ославят виновника негодования высокой масти.

Пункт «закрытого лица» переходил и в брачный договор. По которому следовало ждать, пока графиня сама снимет маску.

— И вы не думаете, что всё это может быть игрой? Если вы одобрите и, уже будучи моей женой, с неё слетит этот проклятый кусок фарфора, мы лишимся обещанных привилегий!

— Надеюсь, сын, ты не желаешь сделать личную трагедию семейной?

— Нет папа, я не настолько подлый.

— Я этому рад...

— Но, посмотри на это, — Леонар указал на графу о предках рода: — Жена графа Хичтона, её род и вовсе неизвестен! А если Пай?

— То не тебе его судить, — отрезал отец. — И, не забудь, граф Коллум Хичтон был моряком, и мог жену себе из неведомых земель добыть.

— Ты её хоть видел?

Тут Виконт Манс смутился.

— Её никто не видел, разве что на корабле, в порту и краем глаза. Её Коллум пуще ценных накладных прятал. Но где кончаются сказки Пай и начинается дворянская интрига? Пустое это было всё, — виконт криво улыбнулся. — Сын, ты даже не представляешь, какая это удача – немая жена. А теперь ступай. Освободи место страждущей.

Мать ждала Леонара на выходе из кабинета виконта. Без слов прочитав ответ на лице сына, женщина с боевым кличем ворвалась в обитель деловых документов и подняла такой ор, какой раньше никогда себе не позволяла. Слуги попрятались в соседних комнатах и за углами, ждали окончательного решения главы семьи, которое обещало стать темой сплетен целого поколения челяди.

Из какофонии выделялся такой смысл: единственную кровинку сгноить решил строгий батюшка. В назидание женив на чучеле болотном. А ей внуков, столь же «прекрасных», нянчить приказал.

Леонар за первым же углом, с надеждой, ждал конца скандала. Он мог представить, как отец отмахивается, заявляя, что, дескать, ожоги по наследству не передаются, в отличие от привилегий. На что Левизия взбеленилась, напомнив, что её он и без привилегий взял, и завизжала неупокоенным духом, услышав в ответ «Уже жалею».

Вылетела женщина из кабинета ещё быстрее, чем влетала. Отдышалась, подобрала юбки и задрала нос, не ведая, куда девать возмущение поступком мужа. Скрылась за дверью гостевой спальни и долго и приглушенно рыдала. А её сын постоял ещё немного, и отправился к себе.

Что ему теперь делать? Онёр скоро узнает о решении отца. А ведь Леонар ради неё затеял выбор самой страшной невесты. Вот же темные Боги, какой бес в него вселился, что всем жизнь он испоганил?.. И себе, в том числе.

Любимая поджидала его у дверей комнаты. Леонар увидел её, и с трудом удержал в себе стон боли. Вот она, его прекрасная дева: темноволосая, голубоглазая, длинноногая Онёр. Даже одежда служанки не могла скрыть восхитительные прелести юной особы. Только его…только его…

— Онёр, — проскулил сын виконта нашкодившим щенком. С этой женщиной он терял не только голову, но и гордость.

Главная служанка поджала губки и отвела взгляд. Она посторонилась, пропуская лорда в его покои, собираясь уйти.

— Постой, я не этого хотел! — юноша обхватил её плечи, повернул к себе с желанием заглянуть в глаза.

— Ничего страшного, милорд, — холодно отозвалась Онёр, продолжая прятать взгляд. — Я же всего лишь служанка. И, в любом случае, проигрываю благородной госпоже. Даже такой, как эта.

Леонар крепко обнял любовницу и прошептал ей на ухо:

— Прости, любимая. Приходи сегодня вечером ко мне. Обещаю, я всё объясню. Мы найдем способ обойти законы, которые мешают нам быть счастливыми. Ну же, посмотри на меня.

Онёр позволила повернуть себе голову, и Леонар увидел в её глазах слезы. За них он возненавидел себя ещё больше.

— Ты придешь?

— Я подумаю.

Главная служанка вырвалась, поправила сползший чепчик и ушла в сторону лестницы, направляясь на кухню.

Леонар зашёл в свою комнату, переоделся в более простые одежды и спустился в обеденную. Настроение не располагало к приятному застолью, оттого лорд не удивился, не найдя никого в обеденной. Никого – так показалось в начале, а затем он заметил её.

Графиня Химемия стояла спиной к нему и поправляла маску. Капюшон девушка сняла и Леонар с содроганием увидел забинтованную голову. Воображение живо нарисовало лысую и обожженную макушку, и юный лорд в отвращении поморщился. В отличие от домочадцев поместья Фаилхаит, невеста аппетит не теряла и успела поесть в отсутствии слуг. А возможно, слуги были, увидели скрытые под фарфором шрамы и убежали в ужасе.

Графиня повернулась к Леонару и чуть склонила голову в бок.

— Отец одобрил, — прошипел сын виконта и спешно покинул обеденную, ощущая смену чувства голода сосущей яростью к переигравшей его графине. Она-то точно рада. Продала себя втридорога и нашла дурака-мужа. А дураку осталось искать способ избавиться от неугодной невесты.

Он развернулся и спешно вышел во двор, прошёл до беседки под мелким осенним дождем и остановился под крышей. Дикий виноград в тёплую пору густо увивал беседку с трех сторон; с приходом осени листья теряли упругость и цвет, сохли и опадали, создавая из уютного строения жутковатый образ обглоданной туши с торчащими из неё ветвями костей.

Постепенно огни свечей в окнах гасли, а лорд успокаивался. Остудив голову, продрогнув, и вспомнив о возможном приходе в его спальню Онёр, он поспешил обратно. За время его отсутствия слуги успели убрать стол, и обеденная выглядела вновь безупречно чистой. Леонар взял из шкафа канделябр, заставил стенной светильник на масле пожаловать воску три огонька и отправился к себе.

В его комнате кто-то был. В начале он решил – Онёр, и очень обрадовался, но почувствовал запах моря. Тот самый, который заполнял «Ласточкино гнездо». Затем сын виконта увидел в стороне кровати два блестящих, будто сами по себе, глаза. Странно зашуршала ткань, а может когти чудовища рвали балдахин и Леонар не выдержал, отшатнулся. Поймал себя на трусости и приблизился к продолжающему на него смотреть монстру.

На его постели сидела графиня Химемия Сеа Хичтон и смотрела на хозяина комнаты через прорези белой маски. Она была всё в той же одежде и даже бурнус не сняла. Сидела и блестела глазами, в то время как лорд поражался бестактности, наглости и бесстрашию этой дурной девицы.

Хотелось накинуться на неё и прижать в постели, укрыв лицо подушкой. Придушить, лишь после задумавшись о сокрытии тела.

— Зачем вы здесь? — не то спросил, не то зарычал Леонар. — Рады, небось? Так для вас удачно всё обернулось? Молчите, смеётесь? Скажите, вам весело смотреть на мои потуги быть с любимой, и на моё горе от согласия отца на свадьбу с такой, как вы?

Ответа он не мог получить. А звать лекаря, дабы тот перевел непонятные ему жесты и наклоны голов, не стал. Его и не интересовали ответы. Просто сдернул с кровати неугодную невесту и потянул к двери. Тонкая кисть Химемии, совсем как у ребенка, едва не хрустнула от грубой мужской хватки, но в ярости мужчина этого не заметил. Не успел он открыть дверь, как в неё постучались.

Леонар растерялся.

Это Онёр? Точно она. Что она подумает, если увидит в его опочивальне скрывающую уродства будущую жену, а постель помятой?.. О, нет! Он не может этого допустить.

Идея родилась быстрее, чем лорд успел отнести её к безумным. Подхватив под мышки оказавшуюся невообразимо легкой графиню, он поставил её в шкаф. И приказал:

— Ни звука! — затем закрыл дверь шкафа, машинально повернул ключ, и поспешил открыть любимой.

Онёр хмурилась тучкой, словно ребенок дула губки и роняла слезинки одну за другой из своих прекрасных небесных глаз.

— Не плачь, моя Онёр! — на слёзы любимой Леонар не мог не реагировать. Быстрее самого исстрадавшегося по ласке моряка, сгрёб девушку и унёс к кровати. Усадил на ложе и вспомнил, что не заготовил вина на этот вечер, ни фруктов, ни меда. Не будет же он лить в бокал воду.

— Ах, ты приготовил для нас вино? — услышал он. И правда, меж кроватью и стеной стояла бутылка из запасов отца. Возможно, она осталась с прошлых лет, когда он и Уль Тамир сидели в этой спальне и обсуждали разведённых на поцелуи женщин.

Подав бокал и получив в ответ удивленный взгляд, пристыженно принёс второй.

— До дна, — скомандовала Онёр, и лорд со служанкой опустошили бокалы на брудершафт.

Вино, не иначе как креплёное, приятно заволокло туманом мысли и помогло сконцентрироваться на главном, на любимой женщине. Она здесь, она с ним, она только его, а остальное не важно. Остальное приложится.

— Любимая моя, если бы я только мог всё изменить…

— Тссс, — женщина приложила пальчик к его губам и утянула на кровать, — слова пусты. На них мы ещё отыщем время.


Химемия прожила недолгую жизнь, ей пришлось рано повзрослеть и понять, как непросто искать счастье. Графиня научилась бороться за право жить и гордиться тем, чем она являлась. Но она всё ещё была юна и невинна, и потому несказанно удивилась творящемуся в комнате действию. В первые мгновения не поняла, прислушалась – осознала, и залилась краской.

Не может быть! Неужели о ней забыли?

Девушка толкнула дубовую дверь, но та не шелохнулась, закрытая на ключ. Трудолюбивой мышью поскреблась – как мыши ей внимание и уделили. Постучалась костяшками пальцев, но люди в комнате уже не придали бы значения самому старику с косой, явись он по их души. Пришлось бы тому ждать, вежливо покашливая в сторонке.

Ну что ж…

Графиня сняла маску, достала припрятанную гроздь винограда из внутреннего кармана бурнуса и воспользовалась скважиной для ключа, бесстыдным образом наблюдая за творящимся бесчинством. В «Ласточкином гнезде» со служанкой на спор точно также она подсмотрела в щель баньки в мужской день. Тогда ей влетело нравоучительных речей, часть из которых она бы не поленилась процитировать, кабы могла.

Легкая улыбка тронула лицо, и Химемия поспешила положить в рот виноградинку. Она понимала: утром лорд вспомнит о невольном зрителе.


Леонар сладко потянулся. Его возлюбленная упорхнула выполнять обязанности главной служанки, но ложе ещё хранило её тепло и не отпускало в жуткую реальность, в которой лорд совершил большую глупость и теперь обязан был взять в жены великую страхолюдину. Главное, его любимая Онёр простила сей кошмар. Она поверила ему и не возненавидела.

В голове стучала настойчивая мысль о важном, но забытом. Однако Леонар не вспомнил, о чём пытался напомнить ему внутренний голосок, пока не распахнул шкаф и не увидел знакомую фигурку: белая маска, белая накидка, черные глаза. Такого изумленного взгляда Химемия не смогла добиться даже от грабителя, застигшего её нагой. Тот просто квакнул неразумно и выпал из окна, аки ваза. Повезло ему немногим больше вазы. Если бы не Остин – похоронили бы.

Леонар отшатнулся, повис на двери шкафа и не нашёл слов оправдания. Храмовой барышней краснеть не стал, но и прикрыться не поленился. Благо ночная сорочка осталась висеть на изголовье кровати нетронутой. Вспомнил, что сам же поставил невесту в шкаф, ключ повернул, а дальше не до неё было – была Онёр. Испытал юноша скорее не раскаяние, а растерянность.

— Кажется, я обязан вам сказать спасибо, — сказал он. — За тихое изображение моли.

Химемия склонила голову к плечу и заблестела глазками насмешливо. Спала она с удобством королевской кошки на дорогом меху шуб. Не мудрствуя лукаво, девушка скинула на дно шкафа все наряды и до утра нежилась в получившемся гнезде, ни один из элементов которого надевать теперь Леонар не хотел.

Мужчина посторонился и пропустил низкорослую графиню по своим делам. Окинул взглядом критика гнездо и вызвал колокольчиком слугу. Тот быстро всё унёс, оставив хозяина любоваться обездоленным нутром шкафа. На дне лишь перо из шляпы осталось. Лорд поднял его и повертел в руках: тонкое, мягкое, темно-серое в затейливую белую крапинку. Если и от шляпы, то не от его.


Лекарь не стал теснить семейного светилу, жившего поближе к опочивальне виконта. Остин Хест занял чердак. Отчего Пай поместья смеялись, будто у них завёлся вампир. Болезненный мужчина на шутку отозвался искусственным смехом и предложил желающим сдать кровь. В ответ ему тоже фальшиво засмеялись, резко утягивая шейные платки.

— Неужто мышью летать неудобно? Клыками плоть прокусывать, — посмеялся поваренок.

— Ничуть, — улыбнулся Остин и с той же холодной улыбкой продолжил: — Но я вампир особый. В коршуна обращаюсь и печень выклёвываю. Это удобно, а вот ставни крыльями раздвигать – нет.

Мальчонка побледнел, затрясся и ветром унёсся жуткие сплетни разносить. Химемия с ним едва не столкнулась. При виде графини несчастный Пай едва не перевалился через перила. Удержался, и со скоростью гоночного скакуна улетел прочь.

— Миледи, где вы были?

Лекарь в момент растерял страшный вид голодного вампира, приобретя взамен строго-озабоченный вид гувернантки, точно уверенной, что воспитанница провела ночь в постели портового грузчика.

— Не смейтесь, Химемия, я очень волновался. В вашей комнате вас нет, во дворе – нет, а в опочивальне младшего рода… что вы там делали?.. Боги, а почему в шкафу?.. Надеюсь, вы понимаете, что это нездоровое увлечение для юной девушки?.. Ах, вот оно что... Вы уверены?

Графиня начала импульсивно махать руками, ходить из угла в угол – и всё это в тишине. Загляни вновь в дверь слуга – и он убежал бы прочь быстрее прошлого забега, решив, будто происходит магический ритуал.

Остин молчал, наблюдая за леди, и, наконец, покачал головой.

— Вы неповторимы в проказах, но интриги этой семьи могут плохо для вас закончиться. Миледи, прошу, пока ещё не поздно, откажитесь от затеи! Как бы не тронул ваше юное сердце молодой лорд, вашу жизнь я ценю куда больше, даже с весом разбитого сердца.

Дверь плотно закрыли, для надежности подставили стул. Ключ оставили в скважине – защита от любопытных.

Щёлкнула заклёпка, одна, вторая, полетела на пол деревянная брошка, за нею бурнус. Стоял бы кто за дверью, он расслышал бы необычный хлопок, будто старательная прачка резко расправила на ветру влажную простынь.

Старые бинты в одну миску – прокипятить и использовать по новой, новые – готовы оказаться на теле юной девы.

— Вот здесь, Химемия, придется вырвать. Но можно просто потуже забинтовать… Как скажете, хозяйка – вы… О нет, меня обижает ваше желание вредить себе. И только. Вот ваша матушка! ... Ах, да… простите, не будем о покойной. Вас ждут за утренним приемом пищи, следует поторопиться.


По утрам семья Фаилхаит собиралась в восточной столовой. Приятной комнате в светлых тонах, куда утром первыми проникали лучи солнца через искусно созданный витраж. Он изображал всё того же не то взлетающего, не то падающего почтового голубка.

Повара не дождались от хозяев пожеланий и приготовили несколько блюд, желая удовлетворить самые притязательные взыскания. И теперь в ужасе слышали от служанок о невостребованных шедеврах. Гадая, кого из них уволят.

Семья Фаилхаит сидела за столом в полной тишине. Расторопный слуга подготовил место и для нового её члена, и на четвертый стул смотрели с трепетным ожиданием его воспламенения. Должная занять свободное место вошла тихо. Всё того же фасона платье, всё та же накидка с капюшоном, и фарфоровая маска белого цвета, напоминающая о посмертном лике, лицезреть который в гробовом ящике не отказалась бы мадам Левизия.

Единственная пока женщина семьи Фаилхаит поджала губы и всем видом показала, как не рада гостье. Её муж, напротив, расплылся в улыбке:

— Доброго утра, леди Хичтон.

Химемия поклонилась, расторопный слуга отодвинул ей стул. Задвинул и отдернул руку, когда случайно коснулся девушки. По поместью с вечера ходило море слухов. О причинах уродства невесты – в том числе. Одна версия упоминала проказу, другая – чуму, самая волшебная – проклятие. Причём, шустрые слуги заметили отсутствие новой госпожи в её покоях, а утром один Пай видел, как графиня выходит из опочивальни молодого лорда.

Леонар с ужасом услышал, прячась за углом, как две дурочки с упоением рассказывали сказку о глупом лорде, надеявшемся на превращение страшнушки в прекрасную деву. Но вот – поцелуй не помог, и решили попробовать средство подейственней.

Взгляд Онёр из угла комнаты, где стояли дежурные слуги, говорил, что ту сказку она тоже слышала. Какую версию о причине отсутствия в покоях будущей жены дома Фаилхаит слышали родители, Леонар побоялся представлять. Даже думать о сидящей напротив мумии, как о будущей жене, ему было до ужаса мерзостно.

Графиня не притронулась ни к еде, ни к питью. В её маске были отверстия для глаз, но отсутствовали для рта. И она просто сидела без движения – казалось, без дыхания: жутким образом куклы с обрезанными веревочками – вместилище злобного духа.

— Сын, какие планы на утро? — отвратительно бодро спросил виконт Манс. Его голос разбил напрягающую всех тишину и, вспомнив о приличиях, Леонар и его мать взялись за столовые приборы.

— Посетить фабрику, отец, — с трудом сглатывая ложку рисового пудинга, ответил юный лорд. — Плановая проверка. Вы со мной?

— Какое рвение в делах. Если бы и раньше не замечал за тобой подобного, решил бы, что ты пытаешься сбежать. — Улыбка виконта стала шире, и жена наградила мужа полным яда взглядом. — Хорошо, пойдём. Заодно обсудим, как и когда нам объявить о предстоящей свадьбе.

Леонар окончательно сник. Если и были у него надежды на возможность отказаться от брака, то после оглашения отказ принесёт семье несостоявшегося мужа не меньше позора, чем свадьба с Пай. Юный лорд планировал освобождение от брака, хотел сыграть отказом, но до оглашения и до официального венчания. Леонару оставалось ещё раз просить отца снизойти до сына и отменить помолвку.

Пока собирались, он всё бросал полные мольбы взгляды на главную служанку: смотри, я стараюсь для нас; верь мне, я спасу наше счастье.

Химемия встала и вновь поклонилась, без слов прося её простить. Торопливо покинула комнату и поднялась к себе. Взяла свечу, дорожное одеяло, дневник отца и спешно зашла в опочивальню Леонара. Расстелила одеяло в шкафу, повесила свечу на крючок для шубы и прикрыла двери, прислушавшись к возникшей суете.

Когда виконт с сыном покинули поместье, виконтесса Левизия настойчиво искала будущую невестку. Затем ей начали помогать слуги и Химемия провернула ключ, отрезая возможность встречи с материнской любовью госпожи Левизии.

Глава 4

Из дневника графа Коллума Хичтон.

«Меня дивит её беспечность. Жизнерадостная легкость поражает, и я готов укорить её в накипи безумия, что может подхватить моряк в пенах волн. И обвиняю – а она смеётся.

Почему смеётся?

В кораблекрушении она потеряла любимые просторы – небеса, но не отчаялась, утешилась, и перекинула любовь на мой корабль. И пусть название его «Яркая звезда», и плаваем мы тоже в голубых просторах, и нас кидает на волнах в короткие полеты – к реальной вышине мы отношенья не имеем. Но у неё другое мнение.

О, как я был этим недоволен!

Всегда себе на уме – эта женщина творит, что хочет. Сегодня она порвала паруса. А завтра перережет мне горло? Нет! Надо высадить её поближе к скалам, и пускай живет как хочет! Парусину завтра привезут, и мы сумеем выбраться из порта. А там всего двадцать миль, и мы с нею простимся…

… Ночь вышла штормовая. Три корабля пошли ко дну. Мне престало принести много извинений этой ведьме. Кто знает, может, она чувствует беду?..»


Неожиданный обитатель шкафа сильно разозлил Леонара. Лорд не сразу оправился от шока. Он провёл несколько часов в попытках выкурить из мебели испоганившую ему жизнь графиню. Он кричал, бил по дверце, пытался вскрыть замок ножом для фруктов, но так и не заставил девушку выйти. Вконец изведя себя, лорд сел, облокотившись на шкаф, и взмолился:

— Миледи, я умоляю вас. Отмените ваши притязания, а я заберу обещание. Прошу, возвращайтесь домой. Будем жить дальше, будто мы и не встречались. Госпожа Химемия, я не могу стать вашим мужем, я никогда не буду вам верен и не смогу относиться к вам с уважением. Прошу, пока не поздно, и мы не начали ненавидеть друг друга – разойдемся. Вы слушаете меня, миледи?

Тень свечи плясала на стене бросая отблески огня, будто щеголяя перед каминными углями красотой горячих юбок. Одобрительный треск разломившегося уголька прозвучал громом аплодисментов – единственным звуком за последнюю минуту. Из шкафа не донеслось ни скрежета, ни стука. Зато во входной двери повернулся ключ. Так войти в покои лорда могла только одна женщина, он сам отдал ей ключ от сердца и от двери. Словно тень, в полумрак опочивальни скользнула Онёр.

— Мой дорогой, почему ты на полу? Неужели события последних дней так обессилили тебя?

— О, Онёр. Мои силы вернулись вместе с твоим прекрасным ликом, — лорд бросился в объятия любимой женщины. — Да, последние события для нас обоих – удар. Но мы переживем, мы справимся.

— Я тоже в это верю, — они долго сидели на полу обнявшись. — Ты завтра занят?

— Ради тебя – освобожусь.

— Тогда, возможно, милорд соблаговолит украсть свою даму к реке?

— Какое соблазнительное предложение, никак от него не отказаться, — Леонар уже было вкусил страсть алых губ любимой, но вспомнил о незваном госте так тихо изображавшем платяную моль. — Не здесь. Сегодня удивительная ночь. Пойдем же, насладимся осенней тишиной.

Мужчина потянул Онёр к двери, и та игриво шлепнула его по кисти.

— Возьми одеяло, глупый. А я погрею нам вина.

Химемия наблюдала за сборами с благодарностью. Провести ещё одну ночь под звуки страсти ей вовсе не хотелось. Вот лорд ушёл с пушистым пледом, а вот служанка греет бутыль в чугунке. На лице ни тени былого наслаждения: складка меж бровями напряжения, да равнодушное стремление скорее закончить начатое дело.

Онёр достала из кармана в четверо сложенный листок. Внутри конвертика крупинки, красные, словно кровь. Цвет страсти растворился с тихим шипением заморского вина на дне бутылки и обратил хмельной напиток в одуряющее зелье.

Графиня уже всё знала, но, получив доказательства глазами, не удержала разочарованного всхлипа.

Главная служанка удивленно повернулась на странный звук, прислушалась, но посчитала игрой воображения. Возможно, уголёк распил воды из чугунка, заскрипел и раскололся, а может в комнате по соседству ушлый дворовой уединился с пышногрудой поварихой, а может, ленивый кот догнал мышь и придушил. В опочивальне лорда никого быть не могло, и никто не видел её преступления – так думала служанка. А Химемия грустила о чужой судьбе, как прежде, прячась в недрах шкафа. За себя графиня переживать и не думала.


На утро следующего дня служанки громко разнесли, как будто видели графиню с топором. Она всю комнату свою на щепки разнесла.

Химемия на это лишь покачала головой. Все вещи она хранила под бдительным оком лекаря и в чей-то каверзе пострадало имущество поместья, не её. Потому подобное вначале совсем не огорчило.

— Ах, она ещё и буйная! — плаксиво обратилась мадам Левизия к мужу за завтраком. — Вся гостевая в клочья. Даже занавески на клочки. Наш семейный лекарь подтвердит, графиня выжила из ума, нельзя ей замуж за нашего сына.

Сама графиня, услышав обвинения, лишь голову повернула. Под маской нельзя было сказать расстроена она, насмехается или удивлена вопиющей несправедливостью. Леонар слушал новость с интересом. Не он придумал выставить невесту выжившей из ума, но он не мог сказать, будто подобный расклад ему не нравился. Впрочем, вопреки соблазну, в его планах не стаяло раскрыть убежище графини, так как это бы повлекло за собой вопросы и насмешки. Но, самое главное, о ночевке невесты в его покоях узнала бы Онёр!

— Полно вам, — ничуть не удивился обвинениям виконт Манс Фаилхаит, — если из-за такой глупости отменять бракосочетание, то вас, моя дорогая Левизия, я бы в жены не взял.

Виконтесса поджала губки и углубилась в изучение недр тарелки. За ней водились по молодости шумные скандалы с вазами об стенки. А во время беременности она то плакала, то смеялась, напоминая душевнобольную. Всё это, и даже больше, её муж пережил с философским спокойствием. Разгромом одной комнаты его не испугать. Но то было лишь началом.

Очень скоро стремление извести невесту Химемия оценила и спряталась в комнате лекаря.

Пай поместья вдруг растеряли страх и с завидным упорством начали ронять посуду, стараясь чем-нибудь облить графиню; спотыкаться, желая толкнуть неугодную гостью дома; наступать на подол бурнуса, пытаясь снять накидку. Последней каплей стала ваза, «случайно» вылетевшая из окна во двор, где пыталась уединиться Химемия.

— Я предупреждал, — покачал головой Остин Хест, меняя намоченные бинты и помогая смыть простоквашу – прощальный подарок вазы. — Вас будут пытаться выжить из поместья, и это лишь начало. Вернёмся домой?.. Ох, и почему вы так уперлись?

Графиня неопределенно махнула рукой, вгрызаясь в яблоко. Она питалась украдкой в темноте шкафа и здесь, под защитой друга. В дверь чердака постучались. Графиня сразу же схватила маску, затянула потуже узел, а руки спрятала в рукавах платья.

— Войдите, — позволил Остин.

В чердачную обитель несмело вошел Леонар. Он осматривался по сторонам, будто ожидал увидеть не чистое помещение, полное ароматов трав и снадобий, а ведьмову пещеру с пучками крыс, висящих над котлами. Заметил невесту и стушевался на мгновенье.

— Прошу меня простить, вас просит наш семейный лекарь.

— А, господин Харис? Подойду через мгновение.

Лорд еще раз окинул взглядом сгорбившийся холмик под наскоро накинутой накидкой и вышел.

— Миледи, вам нужно спрятаться, коли хотите продолжать. А мне позвольте исполнить лекарский долг. Есть болезни, с которыми помочь сам себе даже великий лекарь не в состоянии.

Кровожадное лицо Остина позабавило графиню, и она позволила себе очень тихо посмеяться.

— Миледи, вашей просьбе я внял. Приходите вечером. А сейчас, давайте перевяжем вас бинтами.


Дни Химемия проводила в неизвестных слугам закоулках дома. Её не слышали и не видели до обязательных встреч семьи по утрам, пропускать которые считалось неприлично, и ужинам, пропуск которых могли расценить как неуважение. Обедали домочадцы дома редко. Манс Фаилхаит мог засиживаться и даже ночевать на работе, его сын перенял отцовскую привычку. Потому в обед графиня не появлялась. Но неизменно возникала по вечерам в шкафу.

Хозяин шкафа будто смирился с незапланированным заселением мебели: вещи бросал на стулья или складывал в соседний, для тонкой одежды. В начале Леонар тешил себя надеждой запереть девушку внутри, но узнал, что ключей от шкафа два и второй у графини. Сломать замок он не решился. И, вот кошмар, невеста приходила аки призрак, даже при закрытой двери в комнате.

Слуги не спрашивали, хотя и шептались, что лорду нужен второй платяной шкаф для верхней одежды, а тот, что есть, переполнен.

— Молью, — добавлял лорд с рычанием. — Эй, моль, достопочтимые родители желают видеть нас.

Больше всего Леонар злился на себя за выбор непокорной девки, а лишь затем на графиню, за обман ожиданий.

Она вышла с гордо поднятой головой, будто вовсе не из темных недр шкафа, а из родного дома, где она полноправная хозяйка. В глазах немой вопрос: зачем мне идти, я же ничего не ем на людях, не хочу своим уродством их пугать; да и привилегии вы ещё не получили, что бы их терять.

К черту привилегии!

Подавшись порыву, Леонар дернулся вперед, вытянул руку и схватил пустоту. Химемия с проворством лани увернулась от его руки, как от стрелы, и уже стояла у двери. В глазах искры смеха: подловить хотели, лорд, в коридоре вам это не удастся – люди смотрят.

Люди действительно смотрели. Особенно выразительно выглядела мать, пожелавшая видеть сына до завтрака, не желая после отвлекать его от дел и документов. А тут из комнаты единственного сына скорым шагом вышел ужас, не достойный даже стоять с ним рядом. Какие отвратительные ожоги, должно быть, прячет графиня в благородной упаковке! Насмешливый – так она решила – поклон в ответ на гнев, и вот, невеста уже покинула ее взор.

— Зачем она заходила, сын? — чуть истерично спросила виконтесса Левизия.

— Умела б говорить – сказала, — отмахнулся Леонар, не пожелавший развивать тему, боясь опозориться ещё сильнее. — Чем я обязан вам, мама?

— Сын мой, хочу узнать, ты же не желаешь на самом деле обвенчаться с графиней?

— Отца решение я не намерен обсуждать, но ты права. Я желал его лишь попугать своим стремленьем. За это поплатился.

— Наказание его излишне сурово! — виконтесса прижала руки к груди. — Мы не должны позволить вхождению в семью подобного позора.

Леонар чуть вздернул бровь. По мнению матери связь с Пай была грехом не меньшим.

— Вы правы, мама. К тому же, у меня уже есть любимая, и я хотел бы обвенчаться с ней.

— Ах, — мадам Левизия не нашла что сказать в защиту или оправдание. — Полно, сын, пора спускаться вниз, — подобрала юбки и вышла.

Юный лорд с трудом высидел за столом положенный час. Притворялся, что не видит нарочито небрежных действий слуг по отношению к Химемии: салфетку подмочат, на рукав капнут, суп неосторожно поставят, вино на подол нальют. И вроде следовало бы ему, как и матери улыбаться, да неприятно стало, как и отцу, который это безобразие остановил. Одного Пай уволил без рекомендаций, остальные сами вразумились.

Не смотря на нежелание графини есть за общим столом, ей подавали те же блюда что и остальным членам семьи. Затем уносили как были полные тарелки. А она сидела бледной тенью, не отвечала на вопросы, не могла задать своих и смотрела на сына виконта, сидящего напротив. И от такого соседства у юного лорда портился аппетит.

Подали десерт, и Леонар смог покинуть дом.

Онёр ждала его в беседке у розового куста, которому осенняя непогода нравилась больше летнего зноя. Куст цвёл и пах одуряюще прекрасно, собой он дополнял облик скромной служанки и напоминал её прелестные алые губы. Влюбленные обнялись.

— У меня не более двух часов, любимый, — проворковала Онёр. — Давай уйдем, где нас никто не будет видеть.

Они направились к реке, где сладкое журчание успокаивало волнение дней. Немного пахло тиной, сонно квакали лягушки и стрекотали пьяные стрекозы. Они, как и бабочки, в преддверии зимы старались жить последним днём и успеть налетаться перед неминуемой смертью, лишь изредка садясь на сухие травинки осоки и вновь взмывая ввысь.

Укромный уголок склона с одной стороны возвышался песочной насыпью, изъеденный норами ласточек, он больше напоминал обронённый великаном кусок сыра. С двух других сторон любовное гнездышко защищала от ветра и взгляда густая заросль разнотравья по грудь. А впереди открывался вид на заросший берег, облюбованный бойкими мальчишками, любившими поутру удить в кустах рыбу. Благо, сегодня никого не было, и никто не должен был помешать.

Любовники расстелили одеяло, кокетливо подначивая друг друга выровнять края. В корзине служанка принесла вино и фрукты, собираясь по традиции в начале пригубить напиток. Но не успели.

Только Леонар открыл бутылку, как Онёр охнула, а некто позади мужчины вырвал бутылку и закинул далеко в воду. Когда и как успела подойти графиня Химемия Сеа Хичтон, ни один не видел, и не слышал её шагов. Будто ветер принёс, или мракобесы подсобили.

— Да как ты смеешь! — мгновенно напустился на неё лорд, но излить гнев ни словом, ни делом не успел.

Графиня в тот же миг отшатнулась и зайцем с огорода бросилась бежать. Лорд – следом, словно охотничий пес, преследующий добычу. Вот только где гончая не пройдет, прыткий ушастый проскачет. Леонар с оторопью остановился у колючих кустов и нагнулся, с интересом всматриваясь в проделанную брешь. Сумасшедшая уродина проделала в них дырку, часть примяв ковром. Такого поведения, пожалуй, он не ожидал.

— Ты это видела?

Огорошенный Леонар вернулся к любимой женщине, которая показалась неожиданно бледной. Онёр быстро взяла себя в руки и сказала:

— Ой, брось. Она же твоя будущая жена. Ревнует, — а сама подумала: «Знает!»

— Да какая мне она жена! — едва не сплюнул лорд, словно полевой селянин. Помнишь же, почему выбрал именно её.

— Но что же делать, вас с ней поженят.

— Я буду продолжать пытаться отговорить отца. Но, даже если и придется вступить с графиней в брак, Онёр, верь, для меня есть только ты. А к этой, — Леонар брезгливо поморщился, — мне даже прикасаться охоты нет. Возможно, под бинтами струпья, а может гной, и он заразен.

— А, может, извести её?

— Гляжу, ты начала. Твоя работа? Я о слугах.

Главная служанка заерзала и потупилась, признаваясь:

— Думала отпугнуть. Показать, как ей не рады.

— Не из пугливых она, — сын виконта за неимением вина взялся за яблоко.

— А если припугнуть сильнее?

— Как это?

— Ну, — Онёр сжала на своем горле тонкие пальцы.

Леонар аж подавился фруктом:

— Ты о таком даже не думай! Всем всё сразу станет ясно! Не дайте Боги она помрёт, позор на голову семьи Фаилхаит. Заподозрят тебя, и наградой будет плаха.

— А если заказать… Знаешь, тем, кому святого в жизни нет? — Онёр не отпускала идею избавиться раз и навсегда от конкурентки. — Её и лекаря в лесу прикопают, сожгут карету, сгубят лошадей. Никто не сможет доказать, указать на душегуба.

— Онёр, душа моя, ты меня пугаешь. Как можно так спокойно говорить о чей-то смерти? Тем более её накликать!

— Прости, — вновь потупилась Онёр и вздохнула, — я просто сильно тебя люблю. И думаю, ты достоин большего, чем эта калека.

— Мы достойны, — сжал её руки в своих мужчина.

Онёр польщённо улыбнулась и спросила:

— А не расскажешь мне, что в брачном договоре?

— Зачем тебе? Обычный договор.

— Ну, интересно. Иногда бывают очень странные условия.

Леонар колебался мгновение, другое и неохотно ответил:

— Прости, но я права не имею открывать его детали. Даже той, кого так люблю.

Служанка помрачнела, скрывать досаду она умела.


Сухая колючая трава безжалостно хлестала ноги. Даже чулки не защищали от ранящих ударов. Но Химемия не сбавляла темп, с разбега ухнула в заросли борщевика, хорошо уже сушеного. Его сменил жуть какой колючий репейник. К витой изгороди выбралась кикимора обыкновенная, старательно претворяющаяся мумией: вся в репейных головках на сбившихся бинтах, одежда в дырках, в глазах огоньки азарта.

Она проползла под витой изгородью, оставила ей на память кусок платья, зато успела затаиться и разминуться с виконтессой. Графиня знала: столкновение со старшей женщиной поместья ничем хорошим для неё не кончится. Застучали подкованные сапожки, захрустели мелкие камушки на дорожке, и мадам Левизия прошла в сторону фонтана.

Улучив момент, Химемия пересекла дорожку и оказалась в соседних зарослях усыхающих цветов, печально свесивших лысые головки. Пролезла под кусты. Едва не заскулила – шипы розы ножами впились в кожу. Рванувшись раз, рванувшись два, на третий Химемия Сеа Хичтон выбралась и достигла стены.

Прислушалась, кто-то спешил к кустам.

Садовник проскакал вдоль сада и громко забранился на мальчишек, которые розы обломали. Пошел за садовыми ножницами. Химемия выдохнула, поправила маску и сбившиеся бинты, и так ловко и быстро забралась по лазе к чердачному окну, будто не графиня, а домушница.

— Химемия, что за вид? — только и воскликнул Остин.

Ответом ему послужил горестный девичий вздох провинившегося ребенка. Точно такой же, как, когда девочка явилась домой мокрая, в диковинных сережках из ряски и с лягушкой в руках. К печали Остина в этот раз госпожа не за лягушкой вела охоту.

Свежие бинты окрасились в красный и пришлось их бинтовать куда туже обычного. Даже маску, и ту по краям забинтовали. А на голове едва шов не пришлось делать, так неудачно пропорола кожу.

— По что такие жертвы, дитя моё?

В ответ лишь новый вздох. Как объяснить, девушка не знала. Увидела прекрасного юношу и пожелала новой встречи. Она всё поняла, когда почуяла аромат дурного снадобья от гостя «Ласточкиного гнезда». И возжелала быть рядом с человеком, от которого юное сердечко вдруг забилось чаще. Спасти.

— Но он вас не слышит, Химемия. Может, отступитесь? ... Как знаете.

Надев на тело накрахмаленную сорочку, Химемия повозилась и достала платье с меховым воротником – подарок заграничных гостей из мест, где царствует зима больше половины года. К нему не полагались пояса, и оно стекало в пол, скрывая округлости фигуры. А рукава, неприлично длинные и широкие, как у монашеской рясы, могли служить тайником для вора. Расшитые жемчугом подол и центр внешность платья не улучшали. Может, наряд знатные дамы и считали ужасным, зато в спине не жал, а для графини это было главным.

И тут дверь чердака хлопнула, да с такою силой, что на хрупкую женщину подумать сложно. Левизия сама не ожидала подобного громкого вхождения, думала, дверь закрыта, и ударила по ней со всей немалой силой своего негодования.

— Прошу простить, — холодно произнесла она и нашла, кого искала.

Обмотанная голова со следами крови на бинтах чуть наклонилась в поклоне, ни единого клочка изуродованной кожи нельзя было увидеть, но виконтесса могла представить, и от воображаемой картины женщину едва не начало тошнить. Левизия с трудом натянула улыбку:

— Я хотела бы попросить у вас немного сонного настоя, — обратилась виконтесса к лекарю, затем к графине: — А вас уделить мне время. Сейчас. Хочу обсудить с вами семейные дела.

Химемия бросила полный надежды взгляд на лекаря, на окно, снова на лекаря (тот отрицательно мотнул головой) и поклонилась, уходя за виконтессой, которая с брезгливым видом прятала в кармане стеклянный пузырёк – залог крепкого сна.

Едва переступив порог, на тонком запястье сомкнулась покрытая морщинами рука. Девушка не издала ни звука, и позволила себя вести по лестнице, затем по коридору. К печали графини, на пути не встретилось ни одного слуги. Ей даже почудилось, будто мадам ведет её в погреб, где и придушит, закатав безвольное тело в бочонок для солений. Но Левизия завела невестку в отведенную гостье комнату. После инсценированного буйства в ней царил бардак, убраться слуги и не подумали. А давать им такой приказ никто не стал.

Свисали рваной паутиной шторы, под ногами мешались обломки стульев, у шкафа печально повисли дверки, а по количеству осколков на полу можно было бы предположить, что находишься в гончарной мастерской, у которой очень криволапый хозяин.

— Теперь слушай меня! — злая мадам развернула к себе невестку. Графиня встала прямо, ничем не показывая страх или неуверенность. Если только всмотреться в глаза, можно заметить тень беспокойства. Но, что виконтессе до чужих глаз, когда в глаза родному сыну не взглянуть. Сдалась ей его любовница. Погуляли бы пару лет и бросил бы он её. Но брак – это навсегда. — Ты не выйдешь замуж за моего сына!

Графиня наклонила в бок голову. А Левизия продолжила лютовать:

— Я знаю, что тебе нужно! Извести моего мальчика! Подставить его! Я видела ваш брачный договор! Так вот, ничего у тебя не выйдет! Я не позволю! Слышишь?! Ты слышишь меня?!

Химемия кивнула, и этот кивок расценили ответом на вопрос не о слухе, а о причине свадьбы.

— Ах ты ведьма! — Левизия ударила ладонью наотмашь и по маске пошла тонкая трещина, но и виконтесса поплатилась отбитой рукой.

Подумала мгновение и попыталась схватить маску и стянуть её. Пусть падет бесчестие на их семью. Пусть ползёт слух о доме Фаилхаит, как о семье, запятнанной позором, пусть канцелярия снимет часть привилегий, но её мальчик не пожертвует своим счастьем, не женится на калеке.

Графиня отшатнулась, наступила на подол платья, споткнулась о сломанную ножку стула и взмахнула рукой. Виконтесса охнула, удар пришелся по ладони.

— Да как ты смеешь!

Женская драка не длилась долго, из кармана выпал пузырек настоя и разбился об пол. Густой дым изгнал Левизию из комнаты и заставил прикрыть нос. Душащий мятный запах, казалось, попадал в нос даже через кожу. Она хлопнула дверью и со злорадством слушала, как с другой стороны в неё скребутся, кашляют. Постояла, подержала, и с чувством выполненного долга ушла в свои покои. Возможно, вскоре она узнает о глупой смерти безумной графини. Ах, не могла уснуть – и по глупости разбила пузырек настоя.

В начале за дверью гостевой сохранялась тишина. Затем, с едва слышным скрипом, она открылась и выпустила покачивающуюся фигурку. Химемия еле переставляла ноги, в полусне добралась до покоев лорда, забралась в шкаф и закрыла глаза.

Сонное зелье дóлжно было употреблять по капельке на стакан воды.


Весь день Леонар провел в делах. А единственный перерыв испоганила невеста! Эта вредная девка знала о его любви к другой, знала, почему он не желал настоящей свадьбы и будто изводила его.

— Ничего, даже если женюсь, я сумею доказать: у калеки не все дома! По кустам лазает, бутылки в реку кидает, в шкафу спит. Вот запрут её, где надо. Да даже если сослать по причине здоровья в северную резиденцию до конца дней – уже свобода.

Перед дверью ворчать лорд перестал. Даже устыдился недостойного будущего виконта поведения. Вернее, если свадьбе быть, то графа. Одной из привилегий семьи Хичтон был переходящий мужу графский титул.

Вошёл к себе. В начале Леонару показалось будто всё как обычно, пока взгляд не упал на тяжелую дубовую дверь шкафа. Химемия всегда запирала его и когда уходила, и когда была внутри, странно было видеть шкаф на распашку.

Юноша воровато оглянулся и думал запереть и шкаф, и комнату, отрезая невесте и впредь пользоваться этой мебелью взамен кровати, но, оказалось, Химемия уже внутри. С досады поморщившись, Леонар было закрыл шкаф, но заподозрил неладное. Нагнулся, придвинул свечку и побледнел.

Бинты в крови, на маске трещина, голова висит как у дохлого куренка, и поза, будто девушка упала, а не приняла её сама. Сын виконта тронул забинтованную голову основой канделябра и похолодел – та безвольно покачнулась.

Что, если его Онёр посмела-таки, и придушила конкурентку?!

Подавив брезгливость, потряс за плечи. Забыв об отвращении выволок из шкафа и припал ухом к груди. Сердце билось. Но сколько он не звал, не тряс, графиня не просыпалась. Бинты чуть сбились и на руке открыли вид на жуткую царапину.

Если его Онёр виновна, её ж казнят!

Думая об этом, мужчина подхватил неугодную невесту и понес к лекарю. В начале побежал налево и только после поворота вспомнил, что у графини лекарь свой. Повернул обратно и к лестнице бегом.

Вбежал наверх. К чердачной двери. Закрыта. Не размениваясь на слова, со всей силой ударил ногой и ту выбило вовнутрь.

Остин даже удивиться не успел, увидел, ради кого весь шум, и о возмущении забыл. Бросил настолько ядовитый взгляд, что, будь лорд суеверным, сложил бы знак защиты.

— Что произошло?

— Когда я пришел, она уже была такой. Мне вам помочь?

— Да, уйдите с глаз долой! И посторожите у дверей! Или забыли об условиях договора? Никто не имеет права видеть графиню Химемию Сеа Хичтон без маски!

На скорую руку укрывшись ширмой, Остин чуть наклонился и вдохнув оставшийся на одежде аромат все понял. И кто виновник, и как лечить.

— Вы можете идти, — сказал он лорду.

— Я останусь, — продолжил стоять у дверей Леонар. — Хочу узнать, что произошло.

Лекарь печально произнес:

— Если бы только вы хотели узнать это для обличения виновных, а не с просьбой промолчать.

— С чего вы взяли? — сын виконта прикрыл глаза, именно так недостойно он и хотел поступить. Защитить любимую Онёр, ценой чести.

Ответа лорд не дождался. Лекарь закончил с воспитанницей и приладил обратно дверь.

— Идите, господин. И благодарю вас за своевременную заботу о Химемии. — неожиданно добрым тоном поблагодарил Остин Хест и сказал на последок: — Она ещё совсем юна, и иногда совершает необдуманные глупые поступки. Вы просто знайте, она это не со зла, и очень часто во чьё-то благо. И если вдруг возжелала быть подле вас, то ищите в этом смысл. Я не буду ничего вам говорить. Но ошибается наша девочка не часто.

Глава 5

Из дневника графа Коллума Хичтон.

«Мне стоит признать: я обессилен.

Она легко прокладывает дорожку в мою душу и скоро обещает стать кем-то большим, чем обычная безбилетница на корабле. Добрая, всегда готовая помочь, эта женщина удивляет.

Порою неприятно.

Какое-то время я отчаянно пытался ссадить её с корабля и в этом не преуспел. Будто мысли читала: при подходе к берегам она пряталась, и найти её не могли ни кок, ни лекарь, ни поломой, ни впередсмотрящий, ни я. Хотя за мной эта дева порой как тень ходила.

Но то былое.

Однажды приключился шторм. Уверен, будь мы на берегах, порвала бы безбилетница паруса, как уже было. К счастью, наш корабль уцелел, но сел на мель. А на море воцарился штиль, и вскоре у нас кончились вода и еда. Боюсь догадываться, что было бы с нами, не найди эта удивительная женщина воду.

Все эти дни простоя на пустынных берегах она не попадалась на глаза, и я грешным делом думал – умерла. Но тут явилась, и с улыбкой повела за собою. Будто волшебница с прутиком – походила и нашла место, где копать.

Из земли забил источник...»


За ужином невесту никто не видел, не нашли её в гостевой спальне, на завтрак она не соизволила явиться. А лорд не счёл себя обязанным упоминать о болезни, или иначе оправдываться за невесту и выдавать знание о настоящей причине отсутствия графини за столом. Молчала и мать, хотя именно ей давали право судить недостойное поведение служанок и господ. Она могла весь приём говорить о пятне на чьем-то платье или забытом поклоне, раздувая сущую ерунду до масштаба катастрофы. А тут пропущенные приёмы пищи, когда каждый друг другу желает доброй ночи и удачного утра. Но мать молчала. Даже не ела. Всё сильнее и сильнее бледнела.

Её надежда найти поутру труп или услышать крики слуг сменились беспокойством. Мертвые не ходят, а раз неугодной невесты на месте нет, то где она? И как теперь отомстит? Расскажет сыну, мужу? Нет, она нема, да и мстить лучше без скандалов… У лекаря её не стоит более брать лекарств. Ах, лекарь! Он же сам дал ей сонное зелье!

— Сын мой, возможно, ты знаешь, где же наша гостья? — спросил виконт подозрительно.

— Прости, отец, я не знаю. Должно быть, лекарь знает. Вчера я видел кровь на нашей гостье, должно быть, раны вновь открылись.

Аппетита не было и у Леонара, а при упоминании крови он отставил тарелку. Молодой лорд плохо спал, всё думал о «действиях во благо» и преступлении Онёр, которая, как назло, не разделила ночью с ним постель. Даже не зашла, оставив мучиться сомнениями. С утра лорд её искал на кухне и спрашивал у поварят, но те лишь кланялись и говорили, что не видели Онёр. Ответственная за стол Пай ответила:

— Онёр сказала, ей в город надо. Ещё с вечера уехала. Обещала к обеду быть.

Напряжение царило до обеда. Ни виконт, ни его сын не уехали из поместья, провозившись с бумагами в кабинете. Спустились к столу при звоне курантов больших часов, и удивились, когда к ним присоединилась Химемия.

Виконтесса вцепилась в салфетку и побледнела. Обвини её невестка и подай в королевскую канцелярию жалобу – не сносить головы. Напрягся и Леонар, готовый в любую минуту встать на защиту любимой. Он и не подозревал об истинном виновнике недавнего недомогания графини.

Девушку сопровождал лекарь. Он говорил за Химемию:

— Моя госпожа просит прощения за доставленное беспокойство, у неё открылись старые раны, и она не могла участвовать в общих застольях.

Мадам Левизия очень удивилась – неужели она не обвинит её? – и испугалась. Теперь у графини есть карта против неё. Она ахнула, схватилась за сердце и со словами «мне дурно» раскинулась на стуле, позволяя слугам и семье приводить себя в чувство.

Химемия восприняла суету равнодушно. Села на свободный стул и замерла статуей. Разве что зевала временами, от чего её маска странно, даже страшно, шевелилась, натягивая бинты. Зевков не было видно, но было слышно, и они оказались столь заразительными, что двое Пай у стен и сам Леонар тоже раззевались и начали клевать носами.

Юный лорд бросал на невесту благодарные взгляды: не выдала. В ответ получал сонные. А после обеда нашлась и Онёр, и дело немного запуталось.

— О, моя Онёр! — сын виконта крепко прижал к себе любимую, и не важно, что кухня – не место для нежностей, и слуги смотрят. Мужчина взял за руку любимую и повёл в укромный угол дома. — Нам надо немедленно поговорить.

На лице Онёр отразилось удивление, она покорно пошла за лордом, не выражая опасений, но, сумей тот заглянуть в душу этой женщине – и увидел бы взведенный арбалет.

Первое, о чём служанка подумала, услышав от любовника слова «Я все знаю, Онёр» – не о покушении, которое имел в виду Леонар, а о зелье, запас которого Пай пополнила в городе.

Арбалет взведён и палец у спускового крючка – лишь тронуть кончиком мизинца и спрятанный под платьем нож пойдёт в дело, но её остановили следующие слова влюбленного лорда:

— Это ты напала на графиню. Как не разумно! Я же говорил, этого делать ни в коем случае нельзя!

Арбалет лег на полку, рука служанки уже не на ноже. Она вздохнула с облегчением, с улыбкой говоря:

— Прости, но я не пойму, о чём ты. Вот, только воротилась. Какое покушение?

Леонар не мог не верить блеску этих глаз и милой улыбке. Пусть даже она врёт, лишь он один слышал её слова у реки и заподозрил. Другим и в голову не могло прийти обвинить старшую служанку, ведь на тот момент Онёр была в отъезде. А он любимую не выдаст. Но может, правда, не она?

— Так ты не знаешь? Вчера графиню отравили.

— Сегодня она не выглядела больной, — возразила служанка. — Да и лекарь всем сказал про открывшиеся раны.

Замявшись, мужчина понял: про отравление пускали слухи слуги, он лишь видел кровь на бинтах, да тело без сознания. Лекарь ему причины не озвучил, но отнёсся спокойно. Лорд растерялся: неужели он сам себе придумал сказку и поверил в неё? Вот глупец! Но это значит, Онёр не виновата.

— А я испугался, — Леонар счастливо улыбнулся: — Прости, ты права. Это всё моя поспешность в суждениях. Но мы вчера говорили, и я подумал… Не важно. Я ошибся. Моя Онёр никогда бы на такое не пошла. Ведь так, любимая?

— Ты прав, — она его поцеловала, украдкой пряча нож меж посуды. — Пойдем, мой лорд. Раз вы меня уже украли, так не потратить ли нам с пользой время?

Леонар было воспылал, собрался с духом, но тут же скис:

— Прости, дела.

Онёр проводила любовника огорченным взглядом и дождавшись, когда он удалится, зло щелкнула пальцами. Ничего, у неё ещё есть вечер для очередной дозы любовного напитка.

Из-за обеденной суеты виконт Манс Фаилхаит так и не озвучил желаемого, и пришлось ему ждать до ужина, когда сын вернулся с фабрики, куда отвозил важный документ о покупке фурнитуры. Ему удалось заметить расхождения в смете и конечных ценах поставщика, и вовремя переоформить договор с новыми цифрами – до того, как это стало досадной ошибкой на репутации мебельной компании Фаилхаит.

Когда все собрались за столом и откушали первых яств, виконт громко обратился к сыну:

— Леонар, думаю ты понимаешь, что дольше откладывать нельзя.

— О чем вы, отец?

— О помолвке, конечно.

Одним только взглядом сын дал родителю понять, как противна ему идея публичного позора. Ведь после уже не отвертеться. Все родственники и соседи будут знать, а бумаги окажутся у короля на подписи.

Графиня тоже дернулась и воззрилась на главу семьи в легком замешательстве. Но на неё лорд не смотрел, он отложил приборы и недовольно попросил:

— Прошу, отец, давай повременим.

— Зачем? Куда тянуть?

Взгляд недовольства сменился немой мольбой. Но старший рода не давал слабины:

— У тебя есть время насладиться свободой, сын. Пока все письма будут написаны, пока их все отправлю, пока договорюсь о дате со святым отцом – месяц пройдет.

— За этот месяц, я надеюсь, ты одумаешься!

Леонар бросил на стол салфетку и вышел из комнаты. О, как он был зол! Как хотел схватить подаренный именной меч и повергнуть врага! Не стал себе отказывать и отошел на хозяйский двор, где Пай рубил дрова. Хотел избавиться от гнетущего чувства падения в пучину из огня, где он сгорал от чувства предательства любимой. И перед сотнею людей он должен был у алтаря соврать о том, что будет уважать жену. О любви вопроса просто не стояло.

Юный лорд умело вёл дела отца, разбирался в документах, знал толк в договорах, но владение мечом, увы, так и не освоил. Махал им, словно топором: скорее себя поранит, чем по пню попадет. Попал. Меч застрял. Но свою задачу рубило выполнил – Леонару полегчало.

Было время, хотел юноша идти в военные, да мать пожалел. Кому судьба даёт двоих, троих детей – а ей, вот, одного. Углубился в экономические науки, освоил управление, с тех пор оружие в руках держал лишь на охоте. Или вот, раритетом помахать, душу успокоить.

Пошёл обратно, мимо парка с гостевым, пока пустым, домом. Лорд не сомневался, вскоре его заполнят люди, или он плохо знал отца: письма уже готовы. Прошёл правей дорожки, минуя высохший колодец: пустой внутри, а сверху потрескавшийся камень, оплетенный высохшим вьюнком, как будто путами обвязанный. Его оставили для красоты, по мнению Леонара – весьма сомнительной. Как будто призрак старика, но не в поместье, как полагается, а на задворках.

О призраке лорд подумал и увидал его впереди – белое пятно мазнуло по дороге. В упавшей темноте оно хорошо виднелось сквозь деревья: куда пошла Химемия?

В том, что это именно она, Леонар не сомневался. Только привезённая им невеста вечно носила белое и имела столь незначительный рост, даже поварята выше.

Пошел за ней, всё размышляя: а может, вправду, графиня – ведьма? А может, верно – не в себе? Тогда бы он легко избавился от неугодного обряда. Его бы не посмели обручить с нечистою душой.

Нашлась нечистая легко. Графиня Хичтон стояла меж деревьев спиной к нему и с рук кормила лань. Красивую, молодую, всю в пятнышках. И та покорно принимала листки салата и кусочки хлеба.

Ручная, решил мужчина и подошёл поближе.

Под стопой внезапно громко хрустнуло. Звук эхом разошелся от деревьев, и вздрогнули и лань и девушка. Химемия обернулась. И маски на ней не было. Леонар успел испугаться, вскочить, навоображать уродств, но не увидеть их – всё скрыл глубокий капюшон. Первой побежала лань, за ней, не уступая в скорости, девица, только подол накидки по ветру стегнул.

— Куда? — вдогонку крикнул Леонар и только после посмотрел, на что он наступил. Осколки маски из фарфора повторно хрустнули, их не смог бы уже собрать и мастер.

Прошёл вперед. Но ночь уже брала узды правления. Макушки деревьев решетили небо, с которого крысилась недоспелая луна. Света она давала недостаточно, и следы беглецов потерялись в осенней листве. Постояв ещё немного, лорд повернул обратно.

Его раздирал ком противоречий: что он видел? Мистическая картина вновь пронеслась перед глазами и, вот беда, интриговала и пугала. Хотелось спросить графиню о ночных прогулках, если та соблаговолит вернуться. В лесу завыли волки, и Леонар метнулся вновь к парковой оградке, позвал, но ответа не дождался и поспешил в поместье.

В комнату он даже испугался заходить: а вдруг невеста уже там. Пока он блуждал средь деревьев и мыслей, она первой пришла. Внутри и вправду кто-то был, но не Химемия, – Онёр. Прекрасная служанка лежала на одеяле, ничуть не стыдясь нагой красоты.

Сын виконта разом думать перестал о лани и графине. Возможно, потеряв маску, она и вовсе не выйдет из леса, поселится в берлоге. А то, что та картина никак не хочет вылетать из головы, так это с удивления. Не каждый день увидеть можно, как некто кормит лесного зверя с рук, затем бежит с ним рядом.

— О чём задумался, — сладко прошептала в ушко Онёр и нависла над мужчиной.

— О венчании. Ты слышала, отец рассылает приглашения. Уверен, с утра наймёт гонцов.

— И это так тяготит тебя?

— А тебя?

— Я уже смирилась, — призналась Пай, — главное, чтобы нас не разлучили. Тогда мы сможем быть вдвоём. Невеста, думаю, всё понимает. Пока она нам лишь разок помешала.

— Да кто её поймет. Немая.

— И это хорошо. Ни слова упрека, ни криков скандала, ни единого звука, за это и выпьем.

Бокалы со звоном встретили и разошлись, но губ так и не коснулись.

В оконное стекло ударилось и отлетело нечто большое. Развернулось, стрясло с осинки последнюю листву и распустило крылья огромного размаха. Тут уж не до пролитого вина. Люди всполошились, из комнат выбежали и с испугом толкались в коридорах.

Птица покружила возле дома и повернула в лес.

Где-то заухала сова, проснулся зяблик и сонно заклокотал, забеспокоился глухарь, а редкий в здешних лесах грифон заинтересованно вылез из берлоги. Зверь расправил крылья, потоптал львиными лапами листву и вытянул орлиную голову, не понимая, кто посмел прийти к его дому. Узнал и дико удивился. Вздыбил гриву, зарычал, да связываться не решился – и медленно удалился в глубь леса, где обитало привычное ему зверье.


О будущей свадьбе единственного сына Фаилхаит заговорили. Все соседи обсуждали личность жениха и невесты. И если с самим Леонаром всё было предельно ясно, таинственная дочь дома Хичтон с разных слов представляла разное зрелище. Особенно старались очернить несостоявшиеся невесты лорда. Упитанная Центаура Сеа Гайла убеждала подруг, что якобы графиня с пятачком. А Иберис Сеа Мортан добавила когтей, да неухоженных, звериных, длинных. Рицуна Сеа Даэль, до последнего надеющаяся на первенство в сердце Леонара, просто рыдала. Зато её маменька не отказала себе в удовольствии распространить сплетню, якобы у графини на лице нет кожи, а на голове волос. К этому описанию не придрались.

Слуги поместья Фаилхаит, что отлучались в город, кивали, говоря:

— Вся в бинтах, на лице маска. А лекарь, говорят, по ночам кровь пьет.

Боясь предстать трусом, Ремар Ременсон, сбежавший со сватовства графини, добавил деталей образу Химемии: волчий хвост да клыки. Сказал, будто она за ним бежала, вцепиться пыталась, а хвостом мухоморы сшибала. Слуги поверили и с соседями описаниями обменялись. Картины смешались.

Огня в пламя обсуждений добавил Тённер, который ратовал за друга, и не хотел ему несчастной судьбы. Он пригласил художника, и тот нарисовал со слов сплетников карикатурный ужас.

— Друг мой, — Леонар перевернул рисунок страшной рожей (лицом сей шедевр не назовёшь) к столу и отодвинул, — ты меня поддержать пытаешься или склонить к прогулке к реке, с камнем на шее?

— Поддержать! За кого ты меня принимаешь? — возмутился Тённер, едва не давясь пивом.

— За счастливого и неженатого.

Друг, у которого провёл половину дня Леонар, ухмылялся. Ему брак ещё долго не грозил, вначале папочка отгуляется.

— А как твоя «люблю её больше жизни»?

— Говорит, мой брак неважен. Главное, чтобы нас не разлучили. Ты знаешь, как сильно я её люблю?

— Да, ты мне напоминаешь об этом регулярно, — отмахнулся Уль Тамир. — Друг, твой отец не изменит решения? Может, ещё есть шанс?

— Не знаю, Тённер, но даже если не изменит, наш брак будет фиктивен на все сто процентов.

— А она? Я о графине. Что она думает об этом?

— Не ведаю. Немая. И странная.

— Очень странная? — заинтересовался друг.

— Довольно-таки, — сын виконта задумался, и понял, что самое странное, это не ночёвки в шкафу и не кормежка лани. А ещё глаза необычного темного цвета. — Например, её взгляд, он полон сочувствия. Будто, это не она в детстве обгорела, а я обжёгся, — Леонар потер висок. — Давай сменим тему. Завтра прибудут первые родные и говорить будут они лишь о Химемии и обо мне. Больше тем не будет вовсе.


Родственники стекались не первый день. И было их не меньше восемнадцати человек, ведь приезжали они семьями. В начале старший брат виконта, его жена, сын и дочь. По роду он, как и виконт, принадлежал дому Фаилхаит, но не имел таких широких привилегий. За ним приехала младшая сестра с мужем и двумя дочерьми. После свадьбы сестра стала баронессой Вейра. Тетушка Эльнара, уже не вспомнить кому она родня по древу, приехала одна с собачкой на руках. Последним заявился кузен виконта, священник Властенас. Леонару он напомнил наполненный до краев толстый бочонок, которому ушлые мальчишки нахлобучили парик, да тот сполз, и вышло: спереди как бритый, а сзади кудрявая и длинная коса.

Гостевой дом был занят полностью, в нём не осталось ни одной свободной комнаты. Особо близкие родственники, упомянутые выше, поселились в поместье Фаилхаит, едва не вытеснив хозяев.

Всё это время невесту прятали всеми возможными способами, до официального представления родственникам. Вернее, бросили это дело на голову жениха. Обвинив отца в чёрствости и не упоминая, что невеста и без того живёт в его комнате довольно долгое время, сын принял кредо.

Ела убогая в платяном убежище, почти оттуда не выходя. Леонар не погнушался припереть дверь шкафа, на молящие поскрипывания обещая сводить в туалетную комнату, когда перестанут заглядывать слуги. Ему даже показалось это забавным, как выгул охотничьей псины. Разве что обидно было, что не встретится с Онёр.

— Вот какая суета. И всё из-за вас, — заявил он Химемии, провожая её среди ночи к лекарю. — А знаете, зачем я помогаю прятать вас?

Графиня пожала тонкими плечиками и придержала новую маску всё из того же белого фарфора. Леонар подозревал о складе этого изделия в одном из привезенных чемоданов.

— Хочу произвести фурор. Пусть все разом поразятся и отговорят отца. Хотите мне помочь?

В ответ Химемия издала звук, похожий на тихий смешок и вошла к лекарю, который тут же закрыл двери, огрев напоследок лорда неприятным взглядом.

Вначале лорду очень хотелось войти и убедиться, что реальность не так страшна, как те рисунки, что распространил его друг, но сдержался. А в скважину смотреть, словно мальчишка, постыдился. Один раз чуть уже не нагнулся, когда из-за чердачной двери раздался девичий визг. Потом всхлип. Затем все стихло. А через пять минут Химемия вышла в новых бинтах.

На языке мужчины повис вопрос, но он его сглотнул. Зачем знать о чужом несчастье, если сочувствовать не собираешься, а смех считаешь недостойным? Отвёл графиню обратно молча, и дождавшись, пока в шкафу стихнут звуки, лёг на кровать. В шкафу вновь послышалось шелестение. Странно так, будто кто-то шершавые листы друг о друга потер. Он повторился пару раз и всё стихло.

Повторился снова среди ночи и разбудил не хуже ушата воды. Да что же это?

Леонар встал, подкрался к шкафу, приник ухом к двери и ничего, кроме тишины, услышать ему не довелось. Он поспешил обратно на кровать. Утром намечалось представление, и не хотелось смотреть на него через зевки и сонные глаза.

***

— Ну где, где же невеста, — скрежетала тетушка Эльнара. Как дама глубоко пожилая, и как ведьма страшная, она цеплялась глазами-колючками за всех домочадцев.

— Полно вам, тётушка, — виконт сел за обеденный стол с опозданием. Перед представлением он захотел лично обратиться к графине Сеа Хичтон с просьбой набраться терпения и не обращать внимания на поведение его родни. Однако, не застал её в покоях.

— Я требую, — престарелая тетушка била о пол тростью и дула ноздри, будто хотела почуять запах новой родственницы.

— Она скоро спустится, — заверил её Леонар, тоже опоздавший и пришедший после отца. Он обмолвился парой слов с Онёр и успел подарить ей поцелуй, пообещав отдаться ночью страсти, подальше от глаз всех домочадцев и гостей.

— К чему столько скрытности, брат? — обратился к Мансу лорд Край – брат, оставшийся без титула виконта, но при части привилегий. — Мы знаем, как она страшна. Нам просто интересно, не наврали ли о её существовании. Всё-таки графиня, а после свадьбы мой племянник станет графом.

Виконт не ответил, вместо него слово перенял будущий жених:

— Я рад, дядя, что вас интересует лишь её наличие, а не внешность, — Леонар позволил себе откинуться на стуле.

— А я рад, что её внешность не интересует вас. Иначе, как бы вы получили столько привилегий.

Оспаривать колкие слова сын виконта не стал. Пусть лучше думают: он охотник за приданным (по их мнению, несомненно), а не влюбленный дурак.

Манс кивнул чему-то, с братом так и не заговорил, а обратился к молчаливой племяннице, дочери Края – Амброзии Сеа Фаилхаит:

— Вы вот очень красивы, моя племянница.

— Спасибо, — зарделась румяная девушка.

— Но что будет, если вашу красоту похитят?

— Ой, не надо такие страсти говорить, — побледнела Амброзия. — Какая же жена без милого лица и ясных глаз? А хрупкой фигуры? Дядя, это же такой кошмар – некрасивая жена. Вот вы бы на такой женились? Ах, не отвечайте, я вот стараюсь и выгляжу великолепно.

— Наверное, и в обучении вас хвалят?

— Конечно, музыка и пение. А также меня учили рисовать.

— Леонар тоже освоил школу искусств.

Юный лорд поморщился: то, что отец назвал осваиванием искусств, было всего лишь умением рисовать простейшие портреты и пейзажи. Считать цифры Леонар любил больше. Пока он думал о неоправданной похвале, отец продолжил:

— Но музыка ему так и не далась. А вы, извольте узнать, играете?

Амброзия будто этого и ждала:

— Отец, позволите? — обратилась она к Краю, и тот позволил.

В зал вкатили инструмент. Он, словно прялка, имел колесо сбоку, но в остальном напоминал конька без головы, в которого сложили блестящие при свете свеч полусферы. От большего к меньшему. Всё это дело, как пианино, накрывалось крышкой, сейчас же открытой для услады глаз. Запахло уксусом – сферы частично были погружены в его раствор. При повороте колеса они заблестели от влаги.

— Стеклянная гармоника, — хвастовство, от которого удержаться Амброзия была не в силах.

— Какая редкость, — восхитились гости.

— Какая пакость, — шепнул под нос Леонар. Он ещё не слышал ни одного приличного выступления на сём пыточном аппарате для ушей.

— Возможно, дочь соблаговолит нам сыграть в комнате отдыха, после плотного обеда, — самодовольно улыбался лишенный титула дворянин.

— Всенепременно, — пообещала его дочь.

Гармонику покатили в зал для отдыха, в дверях обеденной пересекаясь с графиней, которая бросила весьма заинтересованный взгляд на гармонику.

Виконт Манс заметил её и поспешил подняться, объявляя:

— А вот и наша долгожданная дочь8.

Родственники повернули головы, некоторые неприлично развернулись на стульях, и впились иглами взглядов в смело идущую к столу фигурку. Вопреки обычному, Химемия не одела белого платья, на ней красовался черный траурный наряд, на фоне которого белые бинты и маска смотрелись особенно пугающими. Глаза бусинками неожиданно зло блестели через прорези, а подкованные каблучки били по полу, отбивая траурный марш.

Леонар не удержал в руке бокал и тот богато украсил скатерть алым пятном, скатился на край стола и разбился вдребезги о пол. В наполненной липким страхом тишине его звон раздался особенно громко. Даже тетушка Эльнара не могла выдавить слова возмущения, застыла с широко открытыми глазами. А молоденькая дочка Края забыла потерять сознание, зато его лишился кузен Властенас.

Химемия согласилась подыграть Леонару и произвела незабываемый эффект. Даже когда она села, никто не посмел и слова произнести. Лишь виконт выпил из бокала вина и обратил свой вопросительный взгляд на сына, который не ожидал, что кинутая им фраза о «произвести фурор» будет принята всерьёз и исполнена столь ярко.

— Брат, — Край сглотнул и перевёл взгляд на племянника, — и ты мальчик, вы не должны подвергать семью такому позору.

Химемия не шелохнулась, Леонар нахмурился, родственники насторожились, будто волки, завидевшие падаль, и лишь виконт великодушно улыбнулся.

— Позор? Брат, где его ты углядел? Или раны девочки уменьшают её знатность и достоинство?

— Нет, брат. Я просто не могу поверить, что сей брак сочтут счастливым, — за неимением нужных слов, Край попытался перевести тему, — вот вы, дочь моя, желали бы красивого жениха? А вы, сын, красивую невесту?

— Да, — ответили его дети, растерянно и боязливо. Графиня напоминала им старую гравюру «Смерть». И ссориться с ней совершенно не хотелось.

— И к чему здесь красота? — неожиданно заявил Леонар: — Вас выдадут не за красивых, а за достойных. А те, кого вы любите сейчас, останутся на краю дороги вашей жизни. А красота супругов определится привилегиями, данными королём…

Продолжить тему ему не дал отец. Он не знал, к чему мог привести монолог сына, но пожелал вмешаться:

— А потому деву, за которой стоит столь много привилегий, считать убогой никак нельзя.

По кругу пошла бумага с описью привилегий. Копия, но уже заверенная нотариусом и имеющая туже убедительную силу, что и оригинал.

Сын виконта поморщился: он лишь хотел укорить семью за так хранимую ими честь, поддерживаемую жертвами детей во имя её увеличения, но лишь оказал услугу отцу. Оставалось бросать печальный взгляд на подносящих блюда служанок. Среди них была и Онёр.

Последним бумагу договора смог оценить кузен виконта, священник Властенас. Мужчина долго бегал взглядом по всем пунктам, покивал головой, признал женитьбу удачной, от того для семьи безусловно счастливой.

После обеда все желающие собрались в просторном зале для отдыха, отделанном в светлых тонах. Повсюду стояли мягкие диваны и кресла, шкафы в комнате наполнялись развлекательной литературой, а бар легкими винами. Нашлась там и прунелле9, и тутовый джин. Весьма неблагородные, но любимые многими напитки.

Гости поместья расселись кто за карточный стол, кто ближе к шкафам и любовным романам: большинство выбирали место исходя из удаленности от страшной графини в черном.

Как и обещала Амброзия, она усладила слух своей игрой на стеклянной гармонике, и, как и ожидал Леонар – её игра была ни чуть не лучше слышанных им ранее. Ему, как будущему жениху, не престало бегать от невесты, и он сидел рядом с ней, от того Леонар был единственным, увидевшим жадный блеск черных глаз графини.

— Хотите сыграть? — поинтересовался юный лорд едва слышно.

В ответ тяжелый вздох – хочет – и демонстрация рук в перчатках.

— Ах да, для игры вам нужны голые пальцы, — злорадно заметил Леонар и присоединился к играющим в вист10.

Графиня хмурилась, продолжая бросать алчные взгляды на гармонику.

Весь день прошел в обсуждениях предстоящего венчания, резкого обогащения главной ветви семьи, в карточных играх, распитии напитков в честь здоровья молодых и обещаниях непременно дорогих даров на обряд.

Одна виконтесса молчала весь день и вечер. Не обращалась она ни к мужу, ни к гостям. Была тиха, как мышка, и ждала, когда сможет обратиться к святому отцу без лишних глаз-ушей. Такой момент настал, когда уставшие гости начали расходиться по комнатам и в гостевой дом.

Левизия Фаилхаит сжала губы и догнала Властенаса почти у самых дверей покоев.

— Прошу, подождите, — взмолилась она. — Мне надо с вами серьезно поговорить.

— Чем могу помочь вам, миледи?

— Ох, прошу, вы можете звать меня Левизией. Мы же одна семья. Но не об этом я сейчас. Должна спросить. А может, вы ошиблись? А что, если присутствие графини для нас губительно?

— Есть подозрения? — подобрался священнослужитель.

— О, да. Но все они, увы, неочевидны. Поймите правильно, я – мать. Моему сердцу больно, когда муж неволит сына. Но не о том я, а о его невесте. Мой Леонар, похоже, одурманен.

— Вы подозреваете приворот?

— У меня нет доказательств. Но с приездом графини вдруг стало неспокойно. Вы не подумайте, не мне одной. Слуги вдруг стали замечать в ночи какой-то вой, они клялись, что видели большую птицу. Могу понять, когда о призраке говорят: с такой в ночи столкнуться – легко попутать. Но поведение сына изменилось. А приворачивать и привораживать могут лишь колдуньи.

— Обвинения в колдовстве серьезны.

— Потому и прошу помощи. Ах, может, всё это лишь игра воображения, но может, и реальность.

Отец Властенас признал саму возможность. Потёр знак света на груди и сказал:

— Я пошлю письмо одному знакомому, он мастер – тихо всё узнает. Живёт здесь неподалеку.

— Ах, я вам так благодарна.

— Не стоит, это богоугодное дело, — заверил её священник и поспешил к себе. Он написал письмо и отослал по голубиной почте. И то письмо сулило суету, но позже.

А пока, в ночи, когда все спали и не знали о предстоящих событиях, Химемия не удержалась и, словно шкодный мальчонка, на цыпочках прокралась к инструменту. Её перчатки упали на пол небрежными клочками белого тумана в сумрак ночи темного камня пола. И вот тонкие голые пальчики скользнули по полусферам гладкого стекла. Один лишь поворот – и влажного.

Тишину ночи разрезал первый звук: ни стон, ни крик, ни скрип, ни истязание стекла. Звук переливчатый и восхитительно прекрасный, как хор крылатых ангелов, взирающих с небес. И говор в нём, и гром, и смех, и плач новорожденного, и слёзы за всё, потерянное людом. И в каждой ноте, немыслимой до дрожи, била сила, и пробуждала ото сна. Желанье испугаться мешалось с восхищеньем, чужим уменьем и с жаждой знать, кто же тот умелец, что так встревожил сердце.

Однако, стоило первым любопытным ступить в коридор, как песни звук затих, словно растворился призраком во тьме. А неизвестный исполнитель легко, как перышко на гербе невесты, выпорхнул из комнаты.

Впервые Леонар не знал, что и думать. Кто играл – понял, найдя перчатки на полу у инструмента. Но вот как отнестись к такой забаве, он не знал. Игра восхитила до глубины души. Затронула, и показалось, будто пережил он первый миг рождения. Впервые видит день и ночь, и ощущает запах морской волны.

Виду не подал, вернулся в себе, а в шкафу вновь моль платяная заперлась. Будто и не пропадала среди ночи. Её перчатки он бросил на край стула.

— Прекрасней исполнения слышать мне не доводилось, — еле слышно прошептал лорд, уверенный: его слова ушей до невесты не дойдут.

Химемия зарделась. Она услышала.


Наутро говорили только о ночном концерте. Кто играл – предположений было уйма. В одном сходились – не хозяйка инструмента, но и варианта с графиней не наблюдалось. Одни в уверенности были, что играла Пай. А почему бы нет, стеклянная гармоника редкий инструмент, а «серафимы», они же музыкальные стаканчики, любая служанка разложить по столу сумеет. Но вот сыграть не каждая сможет. Для этого нужен превосходный музыкальный слух, который развивать у Пай времени не может быть.

Химемия, не взирая на весь восторг от исполненной песни, испытывала смятение.

Её тревожил утренний туман и зыбкая кроваво красная черта на горизонте. И этот холод, пробирающийся с окна, и еле слышное карканье вороны. Удар топора и щепок стук. А в камине треск угля. И, будто в шутку, кот приволок из амбара крысу в дом. Да к сожалению, той тварью подавилась псина тетушки Эльнары. Вот уж кто крику поднял, дом перебудил. С того и началось волнение.

Графиня не видела беды, но чувствовала её. А кому в поместье этом беда грозила – лишь Химемия могла понять. И потому, решила не упускать сегодня лорда с глаз, и всюду следовать за ним.

— Так, это не смешно, — резко повернулся Леонар. Он столкнулся взглядом с будущей невестой, но не понял затаившейся в черных глазах тревоги. — Почему сегодня вы никак не оставите меня в покое?

Вместо ответа девушка спустилась с лестницы, откуда наблюдала, и вцепилась в край рубахи лорда, будто дитё за подол матери. О, как она этим его злила. Он не мог ни пойти к Онёр, ни отправиться в город по делам, и даже поехать на охоту. Она следовала за ним, ещё и близко-близко. Пугала Пай и знатную родню, и оставляла позади их пары шепотки.

Но злость, хоть и не пропадала, ум не туманила. Вела себя невеста больно странно.

— Что с вами?

Ответа он не ждал, да и не могла ему Химемия истолковать без слов. Стояла рядом и держала край рубахи и тряслась, как та подстреленная весною лань. Всё по сторонам глядела – откуда ждать беды?

— И почему сегодня?

Она вдруг посмотрела ему в глаза, и в черном жемчуге засиял надежды океан, но свет погас и очи опустились. Что хотела этим сказать графиня, лорд не понимал. Позволил и дальше тягаться за собой. Никакой работы с таким конвоем не выходило, и к вечеру мужчина отказался от встречи за приличествующей знатным господам беседой, и пал на ложе солдатом на поле боя. Желал он одного – заснуть.

Ему не дали. И ладно бы Онёр, – его любимая как сквозь землю провалилась. И если днём ещё Пай отвечали, где она и чем так сильно занята, то к вечеру лишь разводили руками.

По хрустящей белой насыпи приехала чёрная карета. Слегка изношенная и издающая неприятный скрип от непривычной тяжести на ось. Возничий встал и пнул скрипучее колесо, и только после помог наружу выйти трём людям.

Один весь в шрамах – страшный, жуть. Второй лысый, но не стар. Третий зевал от скуки и выглядел обычно. Все трое были в темных одеждах и с белыми платками – знак дозволения богов. Не то храмовники, не то из королевской службы.

Они прошли по дороге навстречу дворовому и очень вежливо вопросили хозяина дома. Леонар наблюдал из окна, как отец провожал гостей в дом. Поздний визит не удивил: последние дни служители света часто посещали дом для обсуждения предстоящего венчания, с которым Леонар смирился. Подумаешь, свадьба – это ещё не конец жизни, и Онёр права, их любовь никуда не денется.

С прибытием гостей Химемия забеспокоилась сильнее. Хотела даже что-то показать Леонару жестами, но опустила руки. Померила бесшумными шагами комнату и вышла, чем удивила. Весь день тягалась следом, а тут ушла. Прошла до библиотеки и села в кресло ждать. Сын виконта обрадовался долгожданному покою, думал было уже спуститься и поискать любимую на кухне, как в дверь тихо постучали.

То был отец и был он обеспокоен.

Леонар почти что изумился. Виконту не престало поздней ночью без причины беспокоить, на крайний случай он мог послать слугу, а раз отец пришел своими ногами, то дело важное и деликатное.

— Иди за мной, — коротко и властно приказал он. Сын ослушаться не думал. Хотел спросить, но воздержался, и до последнего считал виною суматохи проблемы с фабрикой: а вдруг сгорела!

Причина оказалась невероятной.

— Графиню обвиняют в колдовстве, — коротко пояснил Манс Фаилхаит. И в озвученное можно было бы поверить, не скажи он следующего: — Будто она тебя приворожила приворотным зельем.

В колдовстве обвинить Леонар невесту мог, к тому же с удовольствием. Но себя в приворожении – увольте. Сын состроил столь яркую гримасу, что отец легко её прочел:

— Вот и я считаю – ложь. Она в библиотеке, с ней три человека от королевской службы. Просили привести тебя.

Химемия, как ни в чем не бывало, сидела в глубоком кресле у стола с грудою книг, и листала одну из них. На людей возле себя она внимания обращала не больше, чем лошадь на муху. А людям не хватало факелов для полноты картины линча, вилы успешно заменяли недобрые взгляды и слова. Впрочем, людей возле стояло только двое из обещанных троих.

Пока Леонар подходил к креслу, в глубине которого сидела возможная ведьма, он вспоминал всё странное, что с ним происходило. И многое казалось неотвратимым доказательством вины в волшбе, что, впрочем, не каралось смертью в королевстве Эстар. Сам юный лорд в подобной теме не разбирался. Он знал о всяких силах, которые дарует кровь и бог, но в детали не вдавался. В его семье столь редкие дар али проклятье ни разу не встречались. Да и среди знакомых вроде никто не колдовал. А единственная известная пара колдунов служила королю.

В библиотеке, помимо двоих служебных лиц, виконта, графини и Леонара – никого не было. Когда сын виконта подошёл и с сомнением взглянул на Химемию, та в ответ нахмурилась и тот, что лыс сказал:

— Не приворот. Скорее поверю в отворот. Вот вы скажите, — он обратился к молодому лорду, — вы любите графиню?

Леонар удивлённо вздернул брови. Покосился на Химемию и тут же расхохотался:

— Да вы, должно быть, шутите!

Лысый человек пожал плечами и слово взял с виду обычный молодой священник, только сонный:

— А вы не чувствуете влечения к молодой жене?

В ответ лорд отшатнулся, и как суеверный селянин, окрестил будущую жену очищающим символом:

— Чур меня. Наш брак выгоден, и только.

Химемия тяжело вздохнула и кивнула.

— Но это вы её выбрали? Верно? — не сдавался сонный гость.

— Да, — подтвердил Леонар и весьма насмешливо заверил: — Пытался найти самую страшную и испугать отца. Но того вполне устроили прилагаемые к жуткой внешности привилегии. Так что, я тут – подневольное лицо.

Виконт хмуро посмотрел на сына, но отрицать не стал.

Тут в помещение вошел мужчина с лицом, покрытым шрамами. Но не они стали источником косых взглядов жителей поместья, а его длинные острые уши, отведенные назад. Он лишь краем глаза посмотрел на виконта, Леонара и Химемию. Убедился в оказанном на них впечатлении и поставил на стол бокал.

— Вижу, юноша не приворожён, но следы приворота я нашел.

«Полукровка», — вдруг понял Леонар. — «Не ожидал увидеть такого на королевской службе!»

Подобных Леонар впервые видел и смотрел, не отводя взгляда. А вот виконт знавал полукровок, и лишь слегка поднял брови. Им закон не писан, и они, бывало, пополняли ряды разбойников, а вовсе не солдат.

— Вам, молодой человек, знаком бокал? — спросил остроухий человек.

Наемник кивнул на сосуд. Его мог узнать любой, не только из семьи Фаилхаит. Обычный бокал с широким горлышком и оттиском семьи у тонкой ножки. Подобные имелись во всех имениях.

— В наборе таких аж сорок штук. Чем этот отличается от остальных?

— Тем, что в него наливали приворот, — коротко ответил полукровка и спрыснул сосуд чем-то прозрачным. Бокал налился цветом. Чуть видный розовый оттенок. Полукровка пожал плечами. — Впрочем, вижу, не для вас он. Привороженных сразу видно. Они при своих девах верны и слюнявы словно кобели, — мужчина потёр шрам на лбу и более заинтересованно посмотрел на графиню. — Вы дочь Коллума Хичтон? Я прав?

Химемия кивнула.

— Понимаю, тот пожар и ваша мать…— помрачнел наёмник и бросил долгий взгляд на руки девушки, та спрятала их за спиной.

Лысый попросил:

— Покажите привилегии, с которыми вас допустили в этот дом.

Бумагу предоставил сам виконт. Её прочли, аж засвистели, и, переглянувшись, самый молодой вдруг заявил Леонару:

— Если вдруг графиню не возьмете в жены, чур, в очереди следующий я.

— Не выйдет, — шепнул ему остроухий и криво улыбнулся, — не твоего полёта птица. Вы извините нас, милорды, леди. Последняя проверка. Госпожа Химемия, — он обратился к графине, — прошу вас пройти со мною. Вы не подумайте, но мне нужно убедиться, что на ваших руках нет следов искомого нами зелья.

Графиня чуть сузила глаза, кивнула. Подала мужчине руку и с ним отошла в одну из комнат для чтения. И вот, когда прикрыта дверь, наемник улыбнулся.

— Я рад вас видеть, графиня! Смотрю, вы в поисках семейного очага?

Девушка прикрыла дверь плотнее и повернулась к мужчине, развела руками.

— Вот как, отчего же вы в сомнениях? Мне уж было думалось, это вы шалите с приворотом.

Совершенно не женский жест – сжатая в кулак ладонь – смотрелся дюже глупо, сложенный из маленькой девичьей кисти.

— Ну, хорошо. Я до последнего верил в вашу непорочность. Так почему вы здесь? — полукровка улыбался, наблюдая, как девушка шагала из угла в угол и махала руками.

— А здесь прошу вас поподробнее… Понятно. Да, вы очень помогли! Тут дело в том, что в городе уже давно на черном рынке продают эликсиры страсти, и мы два года, как не можем выйти на их завод.

Графиня посмотрела вверх и в бок и лишь затем на старого знакомого.

— Да, очень жаль, что закон запрещает не зелья зла, а лишь их создание. Стоит дорого, действие имеет слабое, но люди побогаче, бывает, используют его в аферах. Чуть-чуть приворожат и раскошелят. Но это мелочи. Однако ж, стервецы, прятаться умеют. Коли делали б они вещи пострашнее, давно бы их нашли, но привороты наш король проблемой не считает, хотя и сам под ними побывал. Три дня.

Химемия тихо засмеялась.

— Да, вы тоже слышали? Жена, — усмехнулся наемник, — решила чувства подновить. Но ведь не действует зараза, коли не было до этого заинтересованности. ...Понимаю вас. И уважаю ваши чувства… Конечно, верю. И нет, я не работаю на королевскую канцелярию, как обычно – вольный ветер, одинокий волк. Просто, как узнал о гостье этого поместья – я о вас – решил навестить. И помня о неуплаченном долге, я жду от вас письма, леди. Мне стыдно вспоминать моё паденье из окна, но ваша доброта спасла мне жизнь, и потому я помогу, не взирая на сложность дела… Да, миледи, решаю проблемы радикально.

На этом разговор был окончен. Графиня Сеа Хичтон изобразила реверанс.

Полукровка и Химемия вышли обратно в читальный зал библиотеки и распрощались.

— Бывайте, знатные господа. А вам, графиня, желаю не ошибиться в выборе. Удачи.

Три странных человека спешно покинули поместье Фаилхаит. На все вопросы «Кто были они?», участники ночного разговора заявляли любопытным: «Из храма, срочно надо было уточнить детали.» Но то всё утром, а пока всем надлежало вернуться к ночному сну.


Леонар держал бокал в руках. Взгляд его устремлялся в темные небеса, на лунную дольку, как в чаинках застрявшую в прозрачных облаках. Свет её озарял красивое лицо с обвиняющим взором. Будто луна в чём-то виновата. Взгляд тяжело упал на вошедшую Химемию. Вот она, истинная виновница его дум.

— Я вас, графиня, ждал. Желаю поговорить, — начал он спокойно.

Девушка задумчиво склонила голову чуть влево и кивком дала согласие. Садиться должным не сочла и остановилась в ожидании. Ей предстояло стать участником монолога, ибо диалогом он не мог быть по определению.

— Довольно любопытно знать, что кто-то ищет твоего расположения. Но вот таким вот образом! Простите, мне претят подобные методы! А вам?

И как же тут ответить? Может быть кивнуть? Или покачать головой? Едино, по-своему всё поймет мужчина. Химемия неопределенно вздохнула, не желая давать повод сомневаться в ней ещё сильней.

— Даже странно, отчего вы раньше не придумали сей занимательный план. Что проще – отравить. Нальете в кубок – выпью, и думаете, проникнусь чувствами?

Сдержаться графиня не сумела. Покачала головой и отступила на шаг. Лорд, напротив, вперед шагнул.

— Вам стоит признаться, леди. Ваших рук дело?

Графиня уперлась спиной в закрытую дверь и напряглась. Мужчина продолжал наступление, с каждым словом становясь всё ближе и склоняясь над ней всё ниже.

— Вам следует признаться! — требовал юный лорд. — И отказаться от права быть моей невестой!

Химемия затрясла головой. Она не знала, как сказать, но понимала боль разочарования. Потому молчала, желая сохранить чужое сердце. А её в тот час оказалось под ударом.

Молчи она и дальше, не затряси головой, Леонар просто бы расстроился и выставил невесту прочь из своих покоев, но сочтя «нет» ответом, он поднял для удара руку. Уже настроился, но понял, какой дурной поступок он совершает, и опустил ладонь. Смутился, наблюдая, как сжавшая юбку девушка не спешит её отпускать, а глаза поднимать.

— Снимите маску, — просил он. — Позвольте мне увидеть, каких демонов под ней вы прячете. Вы злитесь или полны печали? Лжете или искренни? За этой маской я вас не пойму.

Юный виконт смотрел в тёмные глаза: в них отражался лунный свет и океан сомнений. Графиня не выполнила просьбу – ушла в платяной шкаф. И долго в нём рыдала.

Глава 6

Из дневника графа Коллума Хичтон.

«… Отменная рыбалка. Хотя, пожалуй, правильнее назвать случившееся охотой.

Касатку заметили издалека. Подготовили шлюпку и гарпун, и вот, выбирали смельчака, который добудет нам всем мяса. Каково же было удивленье, когда на шлюпке оказалась зоркая безбилетница. Естественно, я попытался запретить: подошёл и попросил её обратно на судно. Но, вот незадача, эта женщина мне дала гарпун и затолкала в лодку.

Команда приняла идею «на ура» и отказаться значило признать свое бессилие против морской твари. Пришлось снимать дорогие одежды и сапоги.

Признаю, там было очень опасно, касатка нас едва не съела, но, демон, было весело…»


Снег выпал раньше положенного и принёс с собой брата Мороза и сестру Метель. Белая семья неделю обживалась в знакомых краях: разгоняла по норам зазевавшихся медведей и барсуков; деловито обхаживала деревья, стрясая остатки жухлой листвы; порошила снегом дорожки и тропки, скрывая ещё зеленую траву под блестящим покрывалом; сковывала водоёмы корочкой молочного ледка.

Солнце низко склонило голову, отказываясь светить по-летнему ярко и долго. Будто дремало над полосой заката несколько часов, а затем укрывалось ночным одеялом.

Сороки трезвонили о природном бунте наряду с голосистыми воронами. Зайцы внимали птичьему крику и деловито обновляли серые гардеробы на белые шубки. Им вторили шустрые белки, выбелившие спинки. Шустрые зверьки вовсю хвастались обновками, прыгая по деревьям.

В саду возле поместья Фаилхаит, на черных голых ветках висели забытые яблоки с шапками снега. А рядом чудные алогрудые плоды – снегири, слетелись стайкой на фруктовый пир. Последними яблочками лакомилась ещё одна залетная птица.

— Химемия! — вне себя от беспокойства кричал из чердачного окна лекарь. — Немедленно слезь с дерева и одень сапоги и шубу!

Девушка спрятала ещё два яблока за пазуху и легко спрыгнула в снег. Побарахталась в сугробе и спешно накинула светлую шубейку. Влажные от талого снега ноги сунула в сапожки с серебрёными заклепками. Чихнула и, придерживая маску, поспешила из сада вдоль стены поместья.

— Вот проказница! — с досадой махнул рукой Остин Хест. — Не свадьба тебе нужна, а ремень! — говорил он себе в успокоение. На самом деле лекарь радовался, что, не смотря на отношение жителей поместья девочка осталась всё таким же бодрым сорванцом.

Химемия несла трофейные плоды к себе, вернее, в шкаф Леонара, в котором упрямо продолжала жить.

Молодой лорд давно остыл и понял беспочвенность недавних подозрений, однако извинения он не принес. И вот, кошмар, все эти дни никак не мог поговорить с Онёр. То нет её, то занята, то просит не беспокоить.

— Обиделась, возможно? — решил так лорд и повернулся к вошедшей графине. Поперхнулся.

Привыкнуть к странностям нежеланной невесты с одной стороны было легко, с другой дико. Вот, например, сейчас она предстала в мокрой шубке, вся в соре из веток и с выпирающим животом, как будто бы на сносях. Руки убрала и разродилась – из-под подола выпали подмерзшие садовые плоды и по полу раскатились.

Графиня пискнула и начала их подбирать. А сын виконта призадумался: может стоит промолчать?

— Мне передать вам следует, что завтра мы отправляемся на зверя. Охоту организовывает моя семья и если вы хотите, то можете остаться дома. Вас все поймут.

Химемия едва опять не упустила яблоки гулять. Предчувствие беды, с того дня, как нагрянули из тайной службы короля, не делось никуда. Всё росло и крепло. Словно вино набирало силы, дабы удивить. Графиня присела в кресле и повела рукой: с чего решили вы, мой лорд, что откажусь я?

— Я видел, вы неплохо ладите с животными. И мне казалось, вам будет жаль по ним стрелять. Хотя, о чем я. Ведь женщины не для охоты – вы будете стоять в сторонке и ждать, пока к вам не придут хвастаться трофеем.

Графиня Сеа Хичтон фыркнула и сложила руки на груди. Всем видом уверяя: она не робкого десятка. Лорд чуть скривился. Он представил улыбку на обожженных огнем губах и его передернуло.

— Хорошо. Вы, полагаю, умеете держаться в седле?

Кивок в ответ.

— Тогда нам следует сходить и выбрать вам лошадку попокорней.

Яблоки улетели в шкаф, шубка оросила волною брызг, и вот – графиня полна энтузиазма, заискивающе смотрит то на дверь, то на жениха. Не отказывать же, когда сам предложил. И Леонар встал, стряхнул с колена пару капель, лениво облачился в сыромятную рубаху, набросил сверху дубленую куртку. И всё под неустанным взглядом ничуть не смутившейся девицы. Смутилась не она, а он. Припомнил, как закрыл в шкафу, когда со всею страстью любил Онёр.

Не выдержав заминки, Химемия уцепилась за край мужской куртки и потянула, торопясь скорее посмотреть на лошадей.

Та пара белых, которые привезли её карету, встретили гостей конюшни ржанием. Кобылка закивала головой и ткнулась в ладошку хозяйки, где был кусочек сахара. Конь, такой же белой масти, в нетерпении забил копытом, выпрашивая угощенье. Ему досталась сахарная морковь.

Конь виконта – немолодой уже мерин – меланхолично жевал в крайнем стойле бурак, и на гостей смотреть он смысла не видел.

«Вот уж скотина, отец по себе выбирал», — подумал Леонар и подошел к соседнему от коня отца стойлу с крепконогим жеребцом вороной масти.

— Нравится? — обратился мужчина к девушке, продолжающей подкармливать свою пару коников. Химемия обернулась и прошлась оценивающим взглядом по горячему жеребцу, нетерпеливому, как и его хозяин, и столь же благородному. Придирчиво прищурилась и неуверенно развела руками.

— Чем же он вам не по нраву? — удивился лорд Фаилхаит. Раида он покупал у надежных заводчиков, и конь стал отличным вложением средств, уже не раз доказывающий свою стать, красоту и был причиной зависти соседей. Кобыл к нему записалось на год вперед – вот какой чудесный жеребец. — Вы не разбираетесь в конях?

Графиня пожала плечами и ещё раз посмотрев на жеребца, вдруг указала на своего коня. Белый, хорошо сбитый, но лишенный изящности и лёгкости, так важной в знатном обществе.

Леонар лишь снисходительно улыбнулся и позвал конюха. На конюшне служили двое. Один мужчина, старше молодого лорда, и мальчик сирота. Подошли к хозяину они оба: один из каптёрки вышел, второй из крайнего стойла.

— Чем вам помочь, милорд? — отозвался старший.

— На завтрашней охоте я буду вот на том красавце, — кивок на Райда, — к рассвету чтобы был готов.

— Будет сделано милорд. А ваша… леди?

Химемия похлопала по шее своей кобылки и скормила ей ещё одну морковку. Лошадка удовлетворенно зафырчала, игриво выдувая воздух на маску хозяйки, шутливо вытянула бархатные губы в поисках завязок. За это получила травинкой по храпу.

Мужчины хмыкнули, оценив разницу между лошадкой и конем, женщиной и мужиком, и занялись каждый своим делом. Конюх – лошадьми, лорд – повёл из конюшни графиню, которая продолжала бросать назад на Раида неодобрительные взгляды.

Из конюшни первой выбежала Химемия. Она завертелась на месте, широко расставив руки, и упала в снег, рисуя собой снежного ангела. Встала и с гордым видом указала на получившийся кошмар рукой. Лорд тут же заметил, что одеты её руки в вязаное безобразие. В отличие от нормальных девушек из знатных семей, графиня в холод надела селянские вязанные исподочки11 в причудливый узор с птичками. А сверху не менее неблагородные шубницы.

Увидев впервые сей элемент одежды, Леонар ожидал от невесты, что она наденет на ноги пимы из сваленной овечьей шерсти. Однако графиня отдала предпочтение кожаной обувке на низком каблучке.

Странно, но брезгливости Леонар больше не испытывал. Даже мог позавидовать резко скачущей невесте, которая за прожитые в поместье два месяца пообвыклась, и рядом с будущим мужем вела себя добродушно и беспечно глупо. Ведь знала же, что не люба она. Впрочем, больше, чем на совместную прогулку, графиня не претендовала, потому сильно не раздражала.

Снежок прилетел метко и неожиданно.

— Вы убиты, милорд! — посмеялся глупый мальчик сирота, отпущенный конюхом гулять. Глупый, потому что умному не пришло бы в голову бросать в хозяина снегом. Не успел сын виконта забраниться, как ему в голову прилетел ещё один снежок. Химемия схватилась за живот от смеха наблюдая весьма неумное выражение лица поражённого чужой наглостью человека.

Ещё один снежок сбил с мужчины шапку.

— Ах вы… Плети вам!

Вместо плети Леонар тоже слепил шар из снега и запустил его по кривой оси.

— Не попали, милорд! — хохотал мальчишка. Его смеху вторила графиня. Тихий звенящий смех, казалось, мог оглушить.

— Двое на одного! Ну, вы у меня попляшете, борзые!

Виконт, шедший в конюшню распорядиться подготовить коней ему и его жене, сильно удивился взрослому сыну, играющему в снежки. Но вмешаться жене в это, по её мнению недостойное зрелище, не позволил. А ещё одного зрителя не заметил, но и Онёр сочла вмешательство лишним.

Снежок метко попал в голову и сшиб шапку графини. Она упала и обнажила развязавшейся шнурок на забинтованной голове. Девушка отвернулась, спешно поправляя беспорядок, а Леонар оказался близко, подкрадывался к охапкой снега, и увидел…

Бинт сбился и открыл место, где у человека положено быть уху. Вот только уха лорд не увидел, но и обезображенной кожи не нашёл. Зато рассмотрел мышастую прядь волос, отливающую серебряным крапом. Обзор вновь загородила мохнатая шапка. А дальше любопытный муж получил клок снега в благородное лицо.

Лишь раз Химемия отвлеклась и получила ещё раз снегом, когда резко посмотрела в сторону конюшни. Поникла, будто что-то знала, но не желала говорить.


Ванная располагалась в углу дома и больше напоминала выходящий наружу природный источник – так искусно задекорировал её архитектор. Подогревалась вода огнём, очаги которого прятались под чугунной чашей в камнях. Прятать было где, чаша имела размер небольшого бассейна.

Желая доказать самому себе, что за глупой игрой он не потерял благородство, Леонар хотел предложить Химемии первой воспользоваться ванной, но, дойдя до дверей, удивился – он остался один. В какой момент невеста его покинула, Леонар не знал, но предположил: графиня ушла к лекарю.

«Возможно, ей нельзя мыться обычной водой», — подумал сын виконта.

Юный лорд задумался, но не вспомнил, чтобы ощущал какой-то посторонний запах от девушки. От неё продолжало пахнуть морем даже после продолжительной игры. А ещё он начинал подозревать, что его бесстыдно дурят.

— Кажется, я о ней слишком много думаю, — вслух произнес сын виконта.

— О ком же ты много думаешь, мой Леонар, — отозвался голос из чаши.

Его ждали.

Онёр встала. Нижняя рубаха соблазнительно облепила чувственную грудь, аппетитные бедра и вуалью подвенечного платья утонула в воде, расправляя щупальца кружев.

— Ты потерял дар речи, любимый мой?

Леонар пришел в себя, судорожно, на ощупь ища щеколду, чтобы обезопаситься от визита незваных гостей.

— Я просто сильно удивлен, любимая. В последние недели ты будто избегала моего взора.

— Прости, мне стоило подумать. Так много навалилось, — женщина облокотилась на край чаши и призывно развела руки. — Но хватит дум. Сегодня я твоя.

Привороженный красотою лорд как был, в сырой одежде, вошёл в горячую, отдающую травой воду. Содрогнулся всем телом от обжигающего тепла после холода зимы и в три шага достиг желанной женщины. Её объятия грели, обольщали и покоряли. Руки умело раздевали, а губы танцевали задавая такт.

Дымка мути отпрянула от сливающихся тел. Уплыли корабли-одеяния от резкой волны страсти. Прибились к краям чаши и потонули взметнув белым флагом рукава, пошли на дно под тяжестью драгоценных пуговиц рубахи, теперь они, словно пиратский клад, поблескивали на беспокойном дне волнующегося моря.

Волны били, выплескивали воду на пол пока не настал штиль и утолившие телесный голод люди не откинулись на край чаши.

— Я уже волновался, что ты начала ненавидеть меня, Онёр, — прижал к себе любимую Леонар. На столике стоял пригубленный бокал и сухофрукты с тремя конфетками в шуршащей упаковке. Одну лорд держал во рту – подарок с поцелуя. Вкус приторный – отрава для мужчины. Но он её сглотнул, не признаваясь, как не люб ему подобный вкус.

— О, нет! Как я могла? Я просто растерялась. Ты знаешь, всё так быстро изменилось. И ты уж скоро женатый человек. А я… вдруг я тебе наскучу?

— О чем ты? Я тебя люблю! И никогда не брошу!

— Ты успокоил мое сердце, — Онёр взяла бокал и выпила, но свой лорд так и не поднял повторно. Он не подозревал любимую, но относиться стал к вину с большим недоверием.

— Завтра на охоту, — вздохнул Леонар, ополаскивая руки от шоколада игриво подаренного губам любимой. — Ты присоединишься?

— Прости, но не могу. Гостей встречать положено большим столом. Поэтому всё слуги будут при делах. И я.

— Как жаль.

— Мне тоже, но знаю я, как обойти печаль. С тебя трофей: прекрасный, редкий.

Сын виконта с улыбкой пообещал привезти такой.

Настало время расходиться – вода остыла и остудила голову. Вопрос сухой одежды решили просто – вызвали колокольчиком слугу. И тот, за смущением пряча неодобрение, принёс одно простое платье и комплект мужского костюма.

В свои покои шёл молодой лорд с двумя оставшимися конфетами в кармане. Онёр просила забрать их. Оказалось, она взяла конфеты без разрешения из гостевой и теперь боялась, вдруг остальные Пай заметят. Не мог же Леонар ей отказать в подобной мелочи.

Послышались шаги по лестнице, и лорд котом скрылся за колонной, потушил свечу. Прошел кузен, с ним двое слуг – привести в порядок ванну и нагреть воды. Незамеченным пошёл Леонар в тени, и, будто вор, прокрался на второй этаж. Лорд очень тихо прошёлся по коридору. Попал к себе никем не пойманный подельник с двумя конфетами в кармане. Он посмеялся над собой, ведь совсем недавно с гордостью шагал из комнаты служанки, а тут вдруг кольнуло ощущение вины.

Но перед кем ему винить себя? Да и за что?

Онёр всё понимает и всё ему прощает. Ради неё все эти жертвы. А может, глупо даже полагать, ему перед невестой неудобно? За что? Её предупреждали, что любит он другую. И всё же, как-то глупо выходит дело. И куда теперь девать конфеты?

Из шкафа лился свет – вот и ответ.

Леонар постучал в дверь шкафа и ему открыли почти сразу. Химемия одела маску второпях, и та немного скосилась вправо. Её одежда вообще была вся в беспорядке – переодевалась в ночное одеяние и гостей не ожидала. И вышло, что поверх ночной рубахи висел бурнус, а маска еле прикрывала кожу. Графиня махнула на свечу, и та погасла. Недра шкафа обратились гигантской темной глоткой, лишь глаза невесты вопросительно блестели, словно две приманки чудо-рыбы. В ответ ей дали конфеты и пожелали добрых снов.

Химемия удивленно зашуршала угощеньем, вкусила и смаковала ещё минуты две.

На утро Леонар нашёл замену сладостям – два яблока лежали на его столе. И очень кстати: перед охотой ели скудно, если успевали. К поданному вину лорд не притронулся, попил воды. Постучал в шкаф, но ответа не дождался. Графиня ушла гораздо раньше и нашлась уже у конюшни в собравшейся толпе. И вновь неодобрительно смотрела на гнедого Раида.

Что ей не нравилось? Может, нетерпенье удалого жеребца, его рывки поводьев и попытки встать на дыбы? Так это от желанья пуститься вскачь!

Сама графиня уверенно сидела в седле своей кобылки, которая с благодарностью фырчала и кокетливо прикрывала глаза пушистыми ресницами. Совершенно не понимающая, отчего её знакомые четвероногие так напряжены и нетерпеливы, а двуногие вооружены.

Чужих не звали. Хотя явился без приглашения старый друг Леонара – Тённер Уль Тамир, чему сын виконта несказанно обрадовался и крепко обнял вместо слов. Торговец тканью присмотрелся к невесте друга. Спросил:

— Её пока не заклевали?

— Как видишь, что даже удивляет. Убогую жалеют.

— А что у неё за лошадь? Где-то я такую видал. Неужто степная? — спросил Тённер.

— Дикая? — удивился лорд, присматриваясь к невероятно спокойной крепкой скотине.

— Похожа. Ноги крепкие, хоть и коротковаты. Такая, как коза, по скату заберётся, да спрыгнет и дальше побежит.

— Да ну тебя, — посмеялся Леонар, — ноги поломает. Да и смотри, какая спокойная. Дикие такими не бывают.

— Верно мыслишь. Не благородная.

Женщинам никто оружия не дал. Для них охота – лишь прогулка, где каждая чей-то талисман, и дама служит для принятия бахвальств в виде мертвых туш животных. Мужчины же имели луки, арбалеты и ножи. Большинство с оттиском семьи, и все из прекрасной первосортной древесины-стали.

У ног коней заплясали длинноногие гончие. Пегие спины волнами разошлись и окружили столпотворение. Кони в нетерпении жевали недоуздки, копали копытами едва схватившийся корочкой снег. Все ждали, когда виконт объявит о начале развлечения.

Охотничий рог издал свой клич – пока один, короткий, и кони понесли.

Смеялись дамы и девицы. Мужчины грозно потрясали луками пока не видимому зверю. Кони недовольно всхрапывали, желая увеличить скорость. Псы лаяли, распугивая затаившихся в кустах лисиц. Снег взвился тучей. Охота началась.


Стоянку организовали за день до срока, на проплешине леса. Круглой, словно блин, с узором из кустов бузины и барбариса, в центре которой блестели каплями масла крыши шатров. Из леса высыпались всадники, с собаками вперемешку. Чуть впереди и в отдалении торопились выжлятники12. Им навстречу спешил доезжачий13, свистом успокаивая возбуждённых собак и принимая стаю. Совершались последние приготовления перед загоном зверя, давая благородным возможность набраться сил перед основным действом.

Кавалькада распалась на кутавшихся в дорогие меха дам, собравшихся на праздную беседу, и охотников, спешившихся перед долгим сидением в седле. Кто проверял колчаны, кто ноги коней, кто заводил арбалеты – все при деле. И все успевали между делами уделить пару минутам милым дамам.

Женщины – все на стройных лошадях, благородных с виду, в амазонках, не уступающих шику бальным нарядам, одна другой краше, шумно засмеялись, обсуждая меж собой, кому они благоволят. Дочери баронессы косились на Тённера и уже придумали как его делить, а Амброзия стреляла глазками на одного из псовых командиров.

Неловко Химемия остановила лошадку возле них и смех увял. На ней не красовалось ни дорогого платья, ни даже соболиной шапки. Как будто селянская дочь пристала к кавалькаде, или чья служанка. К тому же, маска и бинты пугали неизвестностью. Фантазия предоставляла всё новые картины возможных увечий под ними и не располагала к началу беседы.

Графиня мешать не стала и медленно отъехала к шатру с лисой. Рыжая жертва притворялась шапкой в клетке, не желая доставлять людям удовольствие и услаждать их взор своим хвостом, мелькающим в снегах. Казалась совсем ручной. Но люди знали, открой ей клетку - и понесется зверь стрелой. Усладит взор и мельтешением хвоста, и визгом ужаса, и криком боли.

Химемия спешилась.

Зверь подобрался, вскинул морду. Рыжие глаза не без удивления смотрели на подошедшую к клетке девушку. Лис протянул сквозь прутья нос и шумно задышал, позволил почесать себя за ухом. С нетерпением он наблюдал за борьбой с замком.

— Что вы делаете, графиня?

Девушка отдернула руку от замка и оглянулась. В проходе стояли Леонар и Тённер, смотрели с интересом.

— Миледи, если просунете пальцы сквозь прутья, лиса вам их откусит, — предупредил продавец тканей, не приближаясь к клетке.

— А если выпустите зверя, то вас могут счесть приемлемой заменой, — понял задумку невесты Леонар. — Охота за невестой. Неплохая идея. Заменим только луки на мешки – и вас, я надеюсь, кто-то унесет с собою как трофей.

За маской не было видно, но графиня нахмурилась. Поставила руки в боки и указала на клетку.

— Не делайте глупостей графиня, — сын виконта кивнул на спешащих к шатру выжлятников. — Если вы откроете клетку лисы сейчас, она не сможет пробежать через ряды собак – её разорвут.

Леонар не признался, но не отказался бы от подобного. Ведь его Онёр просила редкий дар, а лиса таковым быть не могла. Возможно, зайди он дальше в лес – и встретится ему олень, – достойный дар любимой.

Девушка опустила руки, огорченная откровением, и ещё раз посмотрела на лису, продолжающую шевелить ушами в попытках понять, о чём говорят люди.

Вошли двое выжлятников, оба в охотничьих костюмах – не дорогих, но ладных – не обратили внимания на столпотворение господ, подхватили за рога-ручки клетку и понесли ближе к краю поля. Лиса враз перестала изображать ручную: ощерилась, бросилась на решетку и бешенной вцепилась в прутья, сбрызнула слюной людей.

— Беги давай, безумная! — открыли клетку ей на краю леса.

Зверь того и ждал, молнией метнулся прочь, мгновенно затерялся в свежевыпавшем снегу, пробил белую заслонку сугроба и был таков. Глазами не найти, а псы учуют. Да и без них на белом покрывале видны следы.

Собаки беспокойно заметались, но их держали крепко. Самый крупный кобелина скулил щенком в нетерпении крови и погони, но его осадил более опытный, да мелкий вожак. Выжлятник прошёлся вдоль ряда привязанных собак, проверил каждую: лапы, морду, уши, хвост. Одну отсеял, остальных спустил.

Псы заметались сворой без мозгов. Не сразу веря в свое счастье, дружно припали носами в снег, рыскали в поисках следов. Нашли и гурьбою понеслись вглубь леса.

Знатные господа вновь оседлали скакунов и приготовились к загону зверя, их дамы отъехали на своих лошадках к краю, чтобы не мешать, и любоваться представлением не пачкая костюмов. Засвистал подгонщик, доезжачий крикнул на шаловливого кобеля и стук копыт удаляющихся всадников начал теряться в общем шуме.

В начале первый пес завыл: заносчиво и звонко. За ним второй – басовито, сильно. Третий взял ноту с оттенком стали, бьющей по мечу. Вой слился в рёв, с меняющимся тембром. Гончие гнали жертву жарко, дружно, и глас их отдавал не чуждой дикой пряности гармонией опытных убийц.

Боевому кличу женщины внимали, сморщив носики. Присутствующая среди прочих тетушка Эльнара утверждала, что в годы её молодости стаи воспитывали куда как лучше, и те не позволяли себе такую спесь и вой. Мадам Левизия, на чьи плечи легло увеселение престарелой родственницы, соглашалась, не сильно вслушиваясь в её речи. Она глазами искала успевшую куда-то пропасть Химемию. Среди молодых и отцветавших дам её было не видно. Ни у шатров, ни у леса. Это беспокоило виконтессу, а ещё её волновала подпортившаяся погода.

Снегопад начался с мелкой сыпи, размером едва ли с наконечник иглы, но медленно рос в размерах и уже блистал искусным кружевом, видимым невооруженным взглядом. Ветер усилился. Шатры затрясли подолами, на них, словно кавалеры на защиту дамской чести, бросились слуги с подвязками.

Уже не было слышно собачьего лая и криков людей. То ли лис завел дальше обычного, то ли гончие потеряли след и сами завели в лесную трущобу. А может, случилось что?

Не только материнское сердце беспокоилось о судьбе Леонара, спрятавшаяся в лесу Химемия также беспокойно всматривалась вдаль. Она гладила по холке лошадь, легшую в снег под защиту кустов, и прятала под накидкой обладателя рыжего хвоста. Зверь высовывал длинную морду из укрытия и шумно втягивал носом морозный воздух. Покружив по лесу, рыжая жертва вернулась обратно и принесла с собой новую волну беспокойства. Лиса здесь, а благородные господа обратно не торопятся.

Солнышко едва просматривалось из-за густого покрывала облаков, достигло зимнего пика и начало отправляться в обратный путь по небосклону.

Утешало, что юный лорд участвовал в охоте не один. С ним был его друг, отец и другие родственники. В подобном окружении попасть в беду лорд не должен был. Но чувство приближающегося рока подъедало ножки убеждений. Вера в безопасность юноши в окружении родни свалилась с пьедестала, стоило услышать крик Властенаса. Кузен торопился, его лошадь громко храпела, перебивая голос священника.

Объяснить в чем дело святой отец смог лишь отдышавшись:

— Конь Леонара Сей Фаилхаита унес лорда! Как бешенный пеной начал истекать и побежал! Мы не успели ничего поделать. Следом отправились, но куда до племенного хантера нашим лошадкам, убёг. А следы метель занесла.

Химемия обмерла. Ведь чуяла неладное, а предотвратить не смогла.

Белая лошадь поднялась из снега, отряхнулась и дождалась, пока всадница скинет прочь дамское седло и сядет по-мужски. Зимним ветром, частью вьюги понеслась графиня среди деревьев. Но никто этого не видел за поднявшейся суматохой.

А ветер всё крепчал, и метель обратилась вьюгой, затем бураном, и не то, что следы – всадники не видели головы лошади перед собой. Люди упрямо не бросали поиски, но не они первые нашли юного лорда.


Леонар вел коня за собаками, пока те не заскулили – потеряли след лисы. Собирался вместе со всеми возвращаться на стоянку и каяться в отсутствии трофеев, когда дорогу всадникам перебежал благородный олень. Да не безрогая самочка, а в самом расцвете сил самец, с ветвящимися ладонями рогов. Бросил пугливый взгляд на смерть свою и скрылся. Собакам только того и надо было. Лис не чета оленю. Охота продолжилась с куда большим рвением. Вот только Раид под Леонаром вел себя дюже странно: то взвизгивал по-кобылиному, поддавал задком и весь дрожал, как загнанный. Но зверь был близок, и лорд не отказался от погони.

Как результат – позорное падение. Все всадники продолжили охоту, а он махнул рукой: в порядке я!

Он помнил, Раид вдруг закашлял пеной и резко взвился на дыбы, затем лягнул невидимого ворога и повалился на бок. Сын виконта думал, в него попал болт и конь ранен, но тот проворно встал и вновь начал поддавать ногами. Лорд остановил его, погладил по шее, осмотрел ноги – не поломал ли часом. В порядке ноги. Так отчего же вел себя так странно конь? Решил двигаться обратно и вновь вскочил в седло. То была его ошибка – конь понёс как бешеный!

Мелькали стволы сосен и лиственниц, бил в лицо злой ветер, конь истошно выл, как подстреленный. Леонар хотел спрыгнуть, дождался просвета меж деревьев и оттолкнулся от седла. Ему не хватило выучки: левая нога застряла в стремени, и он повис вниз головой, захлебываясь снегом. Раид стегнул хвостом, дал ещё раз задними ногами, задел хозяина и сбросил его. Унёсся прочь.

Леонар остался один посреди поляны с гудящей головой и без сил на то, что бы встать. В глазах плыло. Руки будто заковало в кандалы с гирями на концах цепей, такими тяжелыми они казались. Снег обжег жаром пекарской печи, забился за ворот, взялся за оставшиеся без перчаток руки, ветер загонял его в глаза и нос. Мужчине захотелось спать, но он упрямо сопротивлялся этому желанию, веря в скорое спасение.

Пронзительно завыли волки. В голове чуть прояснилось и Леонар нашел силы приподняться. Зрение казалось чуждым органом и видело всё блеклым, расплывчатым. Перед мужчиной плясали три серые тени. Они кружили, не решаясь напасть. Казалось лаяли, или даже говорили. Уши отказывались слышать, и звуки поступали через вату боли. Один, самый крупный, ухватил лорда за ногу и потащил.

— Не трогайте меня! Кыш! — язык заплетался, слова выходили неразборчивыми. Пнуть ногой тварь не удавалось, и всё скоро должно было закончиться. Не будет в его жизни нежеланного брака, не будет любимой Онёр, он падет в недра вечности, утонет в котле бесконечности. К нему придет смерть. Вот уж волки за руки взяли.

Гигантская тень накрыла лорда. Большая птица упала с неба. Заскулили волки, а может, закричали люди. А может, всё это ему казалось, но он точно видел взмах серого крыла и слышал оглушающий крик. А затем лорда подняло в хмурые небеса.

«Не съели волки, достанусь я грифонам. Или с островов прилетела Рух и несёт меня в гнездо птенцам на забаву? Кажется, я это не узнáю – засыпаю», — Леонар отдался судьбе и отбыл в мир покоя.


Поиски Леонара Сей Фаилхаита велись добрый час. Коня так и не нашли. Скотина поплутала заячьими тропками, наделала следов им под стать и испарилась в поднявшейся снежной мгле. Буран успел спрятать следы, прежде чем сойти на нет. Дважды на пути встречались волки. Напасть не пытались, щерились только и молча скрывались за деревьями. Уж думать начали, съели единственного сына виконта Манса, как юный лорд нашелся.

Леонар лежал на снежном холме, чуть присыпанный холодною мукою, словно не в ту пору вылезший подснежник. Он мучился горячкой и бредил до самой стоянки об огромной птице, которая распугала от него волков. Встречали охотников всем скопом, скорее мешая, чем помогая. Особенно женщины с их картинными «мне дурно».


Взбадривали сына виконта вином, обрабатывали раны и торопились с люлькой меж лошадиных спин, куда и водрузили раненного. За суматохой лишь на середине пути заметив еще одну пропажу.

— Да где же эта девка? — не сдержался Тённер.

Пропала графиня. Остановка смерти была подобна, потому отрядили из выжлятников двух человек и двух охотников на поиски, остальные поспешили к поместью.

Графиню Хичтон нашли на стоянке. Знаками она дала понять, что её сбросила лошадь, испугавшаяся криков и паники. Задержавшись на полчаса, псовый воспитатель нашел белую коняжку и вернул владелице. Таким составом они вернулись к поместью, где продолжалась суета.

Леонара постиг удар по голове, и лекарь сделал всё что мог, но не ручался за исцеление. Уже было послано письмо в город, с мольбой прислать опытного врачевателя, и безутешная мать сторожила посыльного у ворот поместья. А тем временем нашелся в доме ещё один человек, способный хоть немного облегчить участь молодого лорда.

— Я прошу вас пропустить меня, — требовал Остин Хест.

— Но что вы можете, молодой человек? — упорствовал господин Харис – лекарь семьи Фаилхаит.

— В начале позвольте посмотреть на раны лорда. Уверен, мои знания могут принести пользу.

Против были большинство родственников. По их мнению, Леонара не должен был лечить едва знакомый человек. Они собирались дождаться городского врачевателя с опытом много больше семейного лекаря.

Недалеко от двери вертелась пара слуг, среди них была Онёр. Главная Пай плакала и просила спасти лорда и просила пустить её к нему. Но, как и Остина, служанку к лорду не пускали. Лишь одна особа не спрашивала разрешения, Химемия вошла через окно. Впрочем, об этом так никто и не узнал. Когда Харис вернулся к пациенту, она уже стояла у постели Леонара и поила его водой. В комнате нестерпимо пахло чем-то жженым. Не говоря ни слова, и не дожидаясь возмущения лекаря, графиня вышла к родственникам. Прошла через их расступившиеся ряды, и за ней ушел Остин Хест. В обители лекарственного духа девушка сорвала с себя маску, и он ахнул:

— Что произошло, девочка моя? На тебе лица нет!


Онёр вытирала слезы кружевным платочком и шла в сторону конюшни с ведром овощных обрезков. Уже стемнело и в напускной печали не было нужды, но женщина играла до победного конца. Вернее, до ворот конюшни. А там в тени стоял мужчина. Он дико быстро оказался рядом и вот уже Пай с зажатым ртом и заломленными назад руками внутри строения. Над нею трое мужиков похабно шутят и хохочут.

— Хорош хохмить! — окрысилась Онёр и встала, скинула накидку, шапку и шубницы. — Нашли забаву!

— Так дело сделано, отчего не похохмить, — улыбнулся старший из мужчин и обнял строптивую девицу, но та легко оттолкнула от себя и скривилась:

— Ах, если бы, Дафне!

— Неужто жив ещё? — удивился средний брат.

— Жив, Парис, молодой лорд жив.

— Не может быть! Я же видел – конь его по голове лягнул! — негодовал младший из братьев.

— Я тоже ясно видела ужасную рану, Чикут. Но столь же ясно я слышала и слова лекаря. Он уверяет, что лорду полегчало.

— Не может быть! — братья расстроено бросили под ноги шапки. А старший свою ещё и потоптал: — Так что же делать нам теперь? Тот план был так хорош!

— Хорош, Дафне, диво как хорош. Мой тоже мне казался идеалом. Совратить, женить и утопить семью Фаилхаит в болоте утраты привилегий.

— Но я коня хворным зельем напоил и алкоголем! — негодовал старший брат. — Шип под седло подстроил!

— А я оленя подготовил, — к негодованию присоединился средний брат – Парис. — Прям перед носом лорда тот проскакал.

От огорченных заверений, что сделал все возможное, не удержался и младший брат:

— А я волков спустил. И что же, всё напрасно?

— И это так обидно! — Онёр оперлась на коновязь и с неохотою спросила: — Так что же там произошло? Что помешало вам по плану оттащить ублюдка, да скормить волкам?

Тут мужики переглянулись и боязливо отозвались. Начал Парис:

— Буран был жуткий. Мы сами мало поняли. Но с неба вдруг упала птица. Думали, грифон – вроде как похожа тень была, но тот бы сразу кровь добыче пустил. А этот зверь унес с собой и — вот беда! — не тронул.

Продолжил старший:

— То крылатое нас раскидало в раз. Как заорет! Мы все оглохли. Не вру, сестра. Все правда. В себя в том поле мы целых полчаса приходили.

— Да верю я, — махнула рукой главная служанка. — Не первые уж, кто о птице говорит. Ах, жаль, она его не сожрала, или о камни не разбила.

— Так, может, нам пора его, — Чикун достал нож и провел тупой стороной клинка по горлу.

— Тебя - пора, — набычилась Онёр, — деликатней нужно быть, братки. Или вы уже хотите стать украшеньем виселиц? Нет, так не артачьтесь и делайте по-моему.

Онёр сняла с ведра тряпье с обрезками и под ним нашлись и мясо и вино. — Обедайте, братки. Нам нужны силы для нового удара по семье Фаилхаит.

— Спасибо, сестра! Ты прям наша атаманша!

Мужчины больше не менялись на слова и взялись за пищу, а атаманша заметила лишние глаза.

— Дафне, — тихонько позвала она и указала на бледного мальчонку не вовремя вернувшегося в конюшню.

Сирота вздрогнул, шапку в снег уронил, взметнул из-под сапог снег, но убежать не смог, став угощением для волков.

Глава 7

Из дневника графа Коллума Хичтон.

«…Женщина на корабле – к беде.

Дурак тот, кто не верит в это. И я дурак, раз позволил вначале остаться одной, а затем подвёз другую.

В порту одна кокетка вымолила взять её на борт. Короткое плаванье в три дня: с одного края острова в другой; перевезти грузы из одного порта в соседний. Кабы знал, к чему это приведёт, ни за какие деньги бы не позволил ещё одной бабе меня сопровождать.

Кокетка меня пыталась заполучить. Ну и пусть, я не против женских ласк, но вот ей это не удалось. Вмешалась безбилетница… До этого я думал, что нет ничего страшнее пьяной драки. Оказалось, есть: когда две женщины рвут друг другу космы. Что ж, не престало моряку удивляться факту, что все беды исключительно от женщин…»


В кабинете виконта на рабочем столе танцевал свой последний танец огонёк в потёках воска затухающей свечи. Уже почти не было света, но старший Фаилхаит всё не решался зажечь вторую. Сидел в глубокой задумчивости постаревшего мужчины, утратившего за годы былую хватку. Догадки мучили, кусали, но всё никак не получали подтверждения, оставаясь эфемерной тьмой в закоулках мыслей.

В кабинет вошёл мальчишка. Шустрый поварёнок, сын главной стряпухи. Манса из всех достоинств мальчика интересовал самый невостребованный:

— Ты шустро бегаешь. Да и никто на тебя не подумает. Бери письмо, седлай коня и доберись до западной провинции. Там отыщи Герцога Риаль Хонтийского. Передай ему письмо лично в руки. Справишься – и мать твоя получит десять серебрушек.

Поварёнок ахнул. Такого богатства он и в руках не держал, а мать его годами копила. Да и то, в пересчёте на медь и олово. Серебро, а тем паче золото, являлось монетой благородных господ.

— Но ежели не справишься или кому разболтаешь, то вместо денег плетей получишь: и ты, и мать твоя. Понял, мальчик?

Мальчонка закивал, схватил письмо, за пазуху засунул и, вооружившись списком лекарственных трав, метнулся вниз. Глупцом мальчонка не был, оттого на корм волкам и не пошёл. Подумаешь, послали в город с поручением купить лекарств.

Старый лорд устало откинулся на спинку кресла и дунул на свечу. Та, трепеща от ужаса, нагнулась низко-низко и умерла.


У господина Хариса царил похожий запах, что витал следом за Остином Хестом. Удел всех лекарей – насквозь пропахнуть горечью трав и потерять своё здоровье во благо заболевших, как удел всех шляпников – сойти с ума от паров ртути. Но господин Харис выглядел куда как более здоровым, в отличие от лекаря графини. И так же быстро выздоравливал его пациент.

Леонару полегчало уже на утро следующего дня. Ему пока запретили напрягаться и вставать, и даже встречаться с людьми: посетителей не пускали. На этом подозрительная забота не закончилась, и юный лорд узнал, что кормят его не с общего стола. Объяснить, в чём дело, виконт соблаговолил лишь к вечеру.

— В чём дело, отец?!

— Я не знаю, в чём оно, — Манс Фаилхаит сел на стул возле постели сына и задумчиво продолжил: — Возможно, всё это – лишь череда досадных совпадений, возможно – бред стареющего дурака, а может – прав я, и у нас беда.

— Не думаете же вы, что неудачная охота – это подстроенное дело? — удивился Леонар. — Бред, отец! Случилось всё по моему недогляду. Конь захворал, а я на то не обратил внимания. Он вёл себя в начале ладно, ну а потом, я помню, плохо.

— Возможно, бред, — согласился старый лорд. — А может, нет. Коня твоего так и не сыскали.

— Ох, Раид. Жаль его.

— Не очень. Уж слишком был он горячим для хантера. А на одной красоте дальше выставок ты не уедешь.

— Я буду осторожней в выборе следующего коня, отец.

— Да, ты получил урок. Но то пустое. Коня мы не нашли, зато нашли седло. Вернее, ту часть, что не обгрызли волки. И в том седле был шип.

Леонар Сей Фаилхаит ощутил, как холодная рука предположений скользит вверх по хребту.

— Вы думаете, меня хотели извести?

— Да, уверен. И потому найму сыскаря. Но вот какое дело, сын мой. Не говори об этом никому: ни жене, ни другу, ни родичам, ни даже своей Пай. Особенно ей, — Манс поднял руку, прося не начинать возмущенных тирад: — Я ни на что не намекаю, сын. Просто у служанок длинный язычок. Надеюсь, ты ей не поведал о брачном договоре?

— О нет, о тех условиях я умолчал. Не бойтесь, отец, я уже сам начинаю опасаться. И буду осторожней. И вот ещё, — Леонар вспомнил как неодобрительно отнеслась к его коню невеста, — графине почему-то не понравился мой Раид. Она всё предлагала сесть на её конька.

— Ты её подозреваешь?

Юный лорд покачал головой:

— Нет, мне кажется, графиня не мыслит зла мне. Напротив – будто пыталась предупредить, — сказал и впал в задумчивость. Он вспомнил, как вела себя Химемия с Онёр, как кинула бутылку, как убежала.

— Из списка возможных кандидатов на мерзавца я её поспешу вычеркнуть, — сказал виконт, — пойду уже. А ты лежи. Набирайся сил. Когда поправишься – решим, как быть.

Отец ушёл, оставив после себя море беспокойства. Леонар потрогал повязку на голове и с болью подумал о возможности получения столь страшной раны не по своей глупости, а по злому умыслу. Но кто и за что с ним так поступил?


Герцог дал рекомендации на отставного сыскаря. Старик, ещё древнее тетушки Эльнары, прибыл в расшатанной карете. С ним был один лишь чемодан, и очень много знаний в голове. Уртик титулов не носил, семьи не имел, но заслужил уважение Риаль Хонтийского за службу былую, и нежелание с этой службы уходить. Герцог напускал старого пса на вот такие подозрительные дела семей, которые боялись разглашения. И Уртик при деле, и обид нет.

Представился сыскарь далеким родственником Фаилхаита из Ут. Виконт легенду подтвердил и заверил домашних, что именно он послал приглашение незнатному родственнику. Ко всеобщему недоумению поселили Уртика в поместье, а не в гостевом доме. И очень скоро Манс понял, почему герцог в ответном письме употребил словосочетание «спустил с поводка старика».

Перед стариком на кофейном столике лежало перевернутое кверху брюхом конное седло. В центре вишневой кляксы гнутый шип смотрелся осиной в поле маков. Невзрачно одетый старик принял доказательство, сверился с записями и пришёл к определенным выводам:

— Я вас услышал, — три раза, в такт своим словам кивнул Уртик. — И удивлён, как много странного в обычном с виду доме. Детали охоты узнал у доезжачего. Теперь же поищем здесь. Позволите начать с конюшни?

— С чего же не с графини? — удивился виконт. Ему казалось, она в истории самый таинственный и любопытный элемент. И обязана заинтересовать сыскаря.

— На неё мой взор падет, когда я ближе подойду к творящейся беде. Вы не волнуйтесь, разберёмся, кто виновен.

После разговора сыскарь под видом любопытного старика закутался в манто и, опираясь на резную трость, дошёл до ворот конюшни. Брюзжа, как это могут только люди глубоко преклонных лет, он стребовал проведать мерина.

Открыл ворота конюшни Дафне и тут же дрогнул, на столько жгучий был взгляд гостя.

— Прошу вас, проходите, — наклонился конюх.

— Пройду, — буркнул Уртик и неспешно вошёл. В начале прошёл в конец и посмотрел на старого коняку, который верой-правдой ему служил все двадцать лет. Затем стал уходить, но остановился у стойла с белою кобылой. В соседнем – белого коня увидел. Удивился:

— Не благородные?

— Это графини кони, — коротко ответил конюх, стараясь больше не смотреть в глаза старику, и изо всех сил делал вид, как он пытается поддерживать порядок. Сено так и летало с вил.

— Той самой невесты? — изобразил живое удивление старик. — Слухи до меня дошли, что страшна она. Хуже смерти. Правда это?

Дафне взволнованно сглотнул. Обычно благородные к конюшенским лишь по делу обращались, а не для болтовни. Но этот старикан, говорили, из ветви лишённых наследства, от того и не задирает нос. Так решил конюх и ответил:

— Да вот, не знаем. Все Пай, читай, спорят. В маске же ходит.

— Понятно. — Уртик вытянул шею, заглянул за перегородку и удивился: — А с чего так в стойлах неугодно?

— Так вот, мальчишка был тут у меня подспорьем, да пропал недавно. Один теперь тягаю, а коней тут много.

— Какой мальчишка? — заинтересовался Уртик.

— Да сельский сирота.

— И когда же он пропал?

— Да вот, пожалуй, после случая того с падением сына виконта. Убёг в город, а не вернулся. То ли к кому сбежал, то ли прирезали ребенка.

— Печально это: и сиротка, и падение. Не стало бы у нас и жениха, как этого маленького Пай, коли не удача.

— Да, удачи юному лорду не занимать.

Старик ещё немного побрюзжал, походил шурша раскиданной соломой и спросил, увидав пустое стойло:

— А конь тот, с которого юный лорд упал, он разве не под вашим был присмотром?

— Моим, — Дафне напрягся, — но, клянусь, я никаких странностей за ним не замечал. Отличный был жеребчик. Племенной.

— Ну, боги с ним, — махнул рукой Уртик, — вы только моего не уморите старика, — добавил он и покинул конюшню.

Поплотнее закутался в манто от ветра и, скрепя по замерзшему пласту снега, отошёл к холмику колодца. Не задержался, но взглядом пса скользнул в ту сторону. На его каменном краю виднелось сквозь снег пятно. Зоркий глаз определил: кровь.

А было всё так, решил Уртик: мальчонку тут убили, чтобы не кричал. Возможно, он участвовал и знал, а может быть, услышал чего. За то и поплатился. Но кто был душегубцем? Всё просто. Конюшенский мальчишка права не имел уходить далеко, и в поместье его бы не пустили. А значит, что бы он не увидал, или где чего не сделал бы, а это было у стойла лошадей.

«След найден», — сыскарь остался собой доволен.


Новый гость поместья дал повод Левизии Фаилхаит обратиться к мужу:

— Манс, кто этот человек? Он нам не родня, — уверенно сказала она, разрушая тишину кабинета.

— Не родня, — подтвердил Манс откладывая бумаги. Виконт, как и должно занятому человеку, работал. Нельзя было по делам семьи упустить дела компании, а то, не ровен час, семья могла стать банкротом из-за простой ошибки. — Он сыскарь.

— О, боже мой! Так, полагаете, то происшествие – не случайно?!

— Всё может быть. И потому, прошу вас, держите за зубами все ваши мысли, — грозно потребовал виконт. — Как спросит, так ответите.

— Как я могу, неужто вы и меня подозреваете?

— Лишь в глупости и неуёмном желании выдворить невесту. А мне нужен истинный виновник, если есть он. Если нет его, я лично перед всеми извинюсь. А теперь уйдите. Я и без того устал, — мужчина отмахнулся от жены и вновь углубился в цифры документов.

— Да как вы можете?! Вы же его отец! А он ваш единственный ребенок! А эта, не побоюсь браниться, девка! С неё все наши беды начались!

— Левизия, жена моя, скажу вам больше: ВСЕ беды из-за женщин, младых и древних.

— Вы не серьезны, милорд?!

— Я откровенен! — рассердился виконт. —А вы наседка для взрослого петуха!

Ушла мадам Левизия в слезах и с убеждением в жестокости мужчин. То был уж поздний вечер, и все жильцы покинули гостиную, направляясь по своим покоям. И даже Леонар пренебрёг наставлениями лекаря и направился к себе.

Лорд устал от опеки и жалости к своей персоне, а ещё он устал от восклицаний: случилось чудо! Старого лекаря семьи сильно удивляло столь быстрое исцеление, и он слишком часто восхищался этим фактом.

Досадный случай, который отец принял за умышленное членовредительство, оставил шрам. Не на лице, а у виска: за светлой гривой волос незаметным, но бугрящимся напоминанием под кончиками пальцев – стоило провести рукой по волосам.

Подумать страшно о судьбе, ежели удар пришелся бы чуть правее. Но даже так, лекарь удивлялся, как всё быстро зажило. А также он удивлялся, находя возле лорда Химемию. Графиня попадала в комнату с закрытыми дверьми, стоило Харису отлучиться на мгновение. Вначале Леонар больше времени проводил в забытьи и не реагировал на присутствие невесты, но как оправился, также подивился. Пути прихода «моли» не выдал, купленный за сухофрукты и орехи. Харис сам ему готовил и, увы, талантом в этом деле не обладал.

И вот, молодой лорд выбрался из стен лекарской, желая оказаться в своей опочивальне, поспать в нормальной большой кровати, поесть нормальную еду и услыхать, как в его шкафу шуршит одеждою невеста. Он даже себе не мог признаться, как привычен стал ему тот звук.

Он шёл и думал обо всём с ним произошедшем. В тот миг показалось странным: вот он, на воле, но не спешит к Онёр. Но это от усталости, с ней он непременно встретится при свете дня. Она же волновалась за него, ведь никого, помимо лекаря в лекарскую не допускали. Желание увидеться с любимой отошло на второй план, на первом был сон и вопрос к невесте, которая умудрялась появляться в лекарской, не взирая на запреты.

К изумлению Леонара невеста в шкафу отсутствовала. Она его даже не закрыла. Поддавшись любопытству, мужчина заглянул внутрь и оценил аскетичное убранство: масляная лампа, одеяло, стопка книг, конфета и два пера.

«И снова перья», — подумал лорд и тут всё вспомнил: боль, снег, волков и птицу. Невиданный зверь отнёс его в безопасное место, согрел крыльями и покинул, лишь когда услышал приближение людей. Идеи неслись быстроногими конями. Самой ладной показалась мысль о домашнем звере.

Графиня жила в лесу, недалеко от её поместья видели птицу, и вместе с графиней сей зверь прибыл в его поместье. Получалось, по воле невесты был спасен Леонар, и это немного пугало юношу. Причиной подобной доброты могла быть и корысть. Хотя тут он признавал: Химемия, возможно, просто не хотела терять будущего мужа. Или, что немного грело, проявила должное чистой душе сочувствие.

В любом случае, сын виконта ощутил непреодолимое желание поблагодарить владелицу крылатого зверя и постучал в соседнюю дверь. Ответа не дождался, покои Химемии Сеа Хичтон так и не были обжиты.

Уже подумав, что девушка может быть у лекаря, мужчина повернул обратно, как заметил скользящую по коридору тень. Тонкая фигурка бесшумно плыла без свечки по направлению к западной лестнице. Не знай Леонар, кто может так бесшумно ступать, принял бы видение за призрака. Немного подождал и отправился следом. Лихорадочно размышлял, что могло понадобиться невесте в той стороне. Если бы Химемия направилась вниз на кухню, можно было бы прекращать следить, но графиня шла вверх по лестнице. Второго входа на чердак в поместье не было, а с этой стороны находился вход в декоративную пристройку, похожую на башню.

Строили её ещё во времена отца Манса Фаилхаита, деда Леонара, с которым ему не удалось встретиться вживую. Нельзя сказать, что башня украшала поместье, но и не выбивалась из общего вида ансамбля постройки. Однако, она не несла никакого практического смысла. Так было, пока виконт не сделал в ней голубятню. К сожалению, птиц взял мор, с тех пор пристройка пустовала и немного пахла птичьим срамом.

«Неужели графиня поселила в ней большую птицу?» — удивлённо подумал молодой лорд, следуя за ней. Дошёл до лестницы, поднялся – и оказался в одиночестве на зимнем холоде. В пристройке Химемии не нашлось и спрятаться здесь было негде. Леонар спустился вниз, метнулся в правый коридор, прошёл вперед, но нет её – пропала.

Встретился ему лишь один пожилой мужчина, в котором он не опознал сыскаря. Ему лорд коротко кивнул, приветствуя. В ответ – лёгкий наклон головы и старческий укор беречь здоровье. Мужчины разошлись.

Лёгкое головокружение вернуло трезвость мысли и Леонар ушёл к себе. Подумал и попытался закрыть дверь на ключ. Как оказалось, замок сменили. Неловко вспомнив об Онёр, которой больше к нему в обитель не прокрасться, он звякнул в колокольчик и принял у слуги отца свой новый ключ. Ничего, он сделает ей новый. Позже.

О том, как Химемия попадет обратно в шкаф, лорд не подумал, уж слишком ловко его невеста пользовалась окнами, не обращая внимания на высоту. Как будто невесте не знакомо понятие постоянства плоти и она сама во тьме приобретает крылья.

В ответ его фантазиям по дому скользнула тень, затрепетали свечи и нечто большое издало пронзительно громкий клич. Свет померк, погасли даже масляные лампы, предсмертно задребезжало столовое стекло. А затем гул клича сменился песнью. Птица печально пела, подражала шуму волков и плачу чаек. Тянулись ноты, переливались, звенели, и вдруг всё стихло.

Пай зажигали канделябры, за дверью рос гул голосов, а Леонар смотрел в окно и искал источник песни. Но таинственной птицы след простыл. Утром нашли подарок от неё – немного перьев и сбитую шапку снега с крыши, у бывшей голубятни. Пострадала стеклянная посуда, потрескались несколько бутылок дорогого вина. Один слуга долго лежал без сознания – испугался.

О ночном разгуле загадочной птицы говорили многие, особенно тема интересовала Уртика, который заметил следы приземления птицы у старого колодца. Он сводил все факты и медленно подходил ближе. Даже внутрь заглянул, но ничего, помимо тьмы в утробе его жерла, не нашёл. Колодец выглядел пустым и был давно заброшен, а следы крови спрятал снегопад. Возможно, птица тоже увидала кровь?

— Вам что-то нужно, уважаемый? — окликнул сыскаря Дафне.

— Да вот, колодец пустой увидел. Зачем он вам?

— Для красоты.

— Давно бы перебрали. Вот во времена моей юности такого не было. Не нужен – снесли. А нужен – возвели, — забрюзжал Уртик, скрывая истинные мысли. Даже тростью замахал, изображая возмущение.

— На то господская воля, — не стал спорить Дафне, успокоенный ответом.

Сыскарь ещё немного поворчал для виду, и ушёл в поместье, искать жену виконта. Мадам Левизия нашлась в светлой комнате с витражом, куда медленно стекались родственники на завтрак. Она безмолвно сидела за длинным столом, на стуле с резной спинкой. Мягкий желтый бархат её платья подчеркивал уныние женщины. Подошедший к ней сыскарь настроения ей не прибавил.

— Мне о вас сказали, — тихо вымолвила она.

— Я рад, что не придется объяснять, — Уртик бегло осмотрелся. Тетушка Эльнара и пара младых дев шушукались об «отвратительной графине» у дальнего края и подслушать не могли. — Прошу лишь, подтвердите мысли. Вы правда думаете, сему виной графиня? — он снова осмотрелся, будто ища глазами упомянутую Сеа.

— Да. Я так считаю, — взбодрилась госпожа Левизия, с надеждой посмотрела на Уртика, как участника общей тайны.

— И в чём её участие в недавних бедах обстоит?

— Как в чём? — удивилась непониманию виконтесса. — Она же – само зло. Вы не представляете, как тяжело моему сыну её терпеть! Она же страшна, как смерть! И жаждет извести Леонара. Я мать, я чувствую такие вещи! И знаете, она каким-то образом попадала в лекарскую, и это при закрытых дверях! Возможно, ведьма! И я уверена, она подливала приворот!

— А это не доказано, — осадил Уртик Левизию. — Мадам, успокойтесь. Я разберусь. А вам не следует бросать вину на голову одной лишь леди. Я полагаю, вокруг творится заговор. Но участников ещё не определил.

Разговор прервал вошедший Леонар. За ним хвостом шла юная графиня. Увидав сына и причину своей тревоги, мать ахнула и тут же поспешила к ним навстречу. Сын чуть скривился. Он хорошо понимал, как тяжело ему будет весь день, ведь все родственники посчитают своим долгом сказать, как они рады его выздоровлению. И все, буквально все, будут уповать на шрам, как на трещину в красоте.

Химемия, едва завидев виконтессу, повернулась к столу и села поодаль. С утра ей выдалось услышать благодарности от юного лорда и множество предположений о её участии в его спасении. Будь она без маски – и Леонар насладился бы алыми щеками невесты, а так – лишь увидал задорный блеск чёрных глаз и кивок в ответ, принятие слов.

— Ох, мама, не начинайте. Я прошу, — отмахнулся от матери молодой лорд и поспешил за невестой. Сел напротив неё в ожидании подноса блюд.

Вскоре все родственники собрались и по очереди осыпали выздоровевшего Леонара словами участия. Затем в зал внесли блюда, и одной из разносчиц была Онёр. Она бросала полные обиды взгляды на любовника и шмыгала аккуратным носиком, когда была с ним рядом. Эти простые уловки дали желаемый Пай результат: Леонар почувствовал вину.

Химемия с трудом сглотнула вязкую слюну, когда её жених покорно выпил бокал вина за свое здоровье. Ей захотелось взвыть, хоть она и не знала наверняка: отравлено вино ядом страсти или чистое. А вдруг, в напитке иной яд? Что, если Леонар умрет?!

Мучимая страхами, графиня вдруг встала и ушла. Это обрадовало всех и развязало языки. Лишь Леонар недоуменно оглянулся вслед невесте. Но не успел он задаться вопросом о странностях обычно невозмутимой девушки, как его взяли в оборот. Разговор медленно перетёк с проблем здоровья на ночное явление птицы. Лорд о предположениях своих умолчал и предоставил родственникам гадать. Затем вдруг поддержал идею поисков, и вместе с группой добровольцев во главе с храбрящимся святым отцом отправился осматривать хозяйский двор и ближайший лес. Уртик умело затесался в их ряды и сопровождал, заодно прощупывая родню.

Женщины отправились искать невесту, желая выведать причину её побега с завтрака. Но где им отыскать Химемию, когда даже опекун не мог порой её найти. Они и не смогли. Никто не смог. Да и не подумал искать в подвальном помещении кухни.

Графиня пришла в холодный погребок с единственной целью: найти и уничтожить злое зелье. Она шла не наугад, именно в это помещение Онёр заглядывала часто. Но куда она могла запрятать отравленные вина? И где искать сам приворот?

Химемия методично обыскивала все углы. Как можно тише открывала шкафы и пряталась при малейшем шуме сверху. Дверь с лестницей, ведущей в погребок, была запрятана в шкафу, и если бы кто надумал спуститься, то дал бы знать скрипом двери. Сей шумный факт графиня узнала загодя. Она тоже нашумела, спускаясь. Ей повезло остаться незамеченной.

В одном буфете, старом и негожем с виду, нашлись бутылки с оттиском семьи Браско. Все сосуды выглядели целыми, печати были на своих местах. Но напрягало, что эти бутыли запрятали отдельно от остальных. На свет рубиновая жидкость не выдавала злого зелья, но Химемия решила не рисковать. Удар дна бутылки о подставленный на пол камешек проделал брешь. Закапало. Опасаясь, что шум привлечет внимание, графиня поторопилась испортить две оставшиеся бутыли и поставила их по местам. Запахло винным духом.

На этом дело не окончилось. Графиня Сеа Хичтон искала по углам, за бочками с соленьями, за шкафами, в старых домовых отчетах – везде, где только можно. Она была уверена: порошок Онёр прятала не у себя в каморке, а где-то здесь. Прислушалась. На кухне шум и гам, её не должны услышать. Как будто чёрт стегнул: она зло отодвинула один шкаф, другой и третий – ничего. Уронила крынку сливок, разбила треснувшую вазу и тут в углу заметила тряпицу. Подкралась, подняла. Сия вещица была в разбитой вазе и пахла странно. Искусственно. На каменный пол бисеринами бус посыпались алые кристаллы, их девушка втоптала в грязь и замела к крысиным норкам.


Родственники благородного семейства Фаилхаит обследовали двор и лес, оставаясь видимыми из поместья. Друг Леонара, Тённер, частенько за дни болезни друга приезжавший в гости, приехал вновь, и был несказанно рад выздоровлению юного лорда. Он и Леонар держались вместе, не столько увлеченные поиском птицы, сколько обсуждая прошедшую охоту.

— Но это странно, друг. Твой отец уверен в причастности других людей к несчастью? — интересовался Тённер.

— Да, и я начинаю ему верить.

— Неужели есть причины для подобных дум?

— Не могу сказать так. Но – шип в седле, — Леонар едва заметно передернул плечами, — женитьба эта, птица, охота, волки, с Онёр беда: обиделась. И вроде ничего особенного, но сердце ноет.

— Это всё волнение перед венчанием, мой друг.

— Я тоже так считаю. Однако, меня беспокоит одна деталь. Когда конь убежал, и я лежал на растерзание волкам, они вцепились мне в руки-ноги и потащили. А коли такое было, то где следы?.. — сын виконта оголил запястье и продемонстрировал их чистоту. — Пригрезилось мне, что не волков та птица распугала, а людей. Ах, если бы не удар по голове.

— Шрам остался? — лорд показал, и друг скривился: — Выглядит не очень. Но на диво быстро зажил. Зато, наверное, твоя зазноба от тебя не отходила?

Леонар припомнил, кто от него не отходил, и повторил гримасу друга.

— От меня лишь травник ни на шаг. А стоило им отвлечься, как через окно пробиралась она…

— Онёр?

— Химемия.

— О, боги! Вот уж причина поскорей выздороветь.

Юный лорд хмыкнул и, задумавшись, сказал:

— Мне кажется, меня дурят с упоением. Может, нет на ней никаких ожогов?

— Или то мечты. Неужто, ты начал остывать к Пай и теплеешь к невесте?

— Не может быть, — сказал-отрезал Леонар, а сам себе ещё раз повторил: — Не может быть.


Онёр спустилась в погребок. Запах вина вначале не привлек её внимания. В погребе извечно пахло то приятно, то паршиво – зависело от расторопности служанок. Беспокойство зародилось, когда она дошла до старого буфета. Алые разводы говорили, что разлили вино на полках. Догадка подтвердилась: разбились её бутылки с приворотом. Ужасное предположение заставило искать запасы и – о нет! – их извели! Пай нашла втоптанные в грязь кристаллы.

— Ах ты, мразь! — мгновенно догадалась женщина, кого винить, и бросилась из погребка. Она не собиралась мириться с игрой благородной девки. Заспешила во двор и свистнула дворового: — Парис! Тише. Возьми топор и иди за мной.

Люди во дворе на суетливую служанку даже взгляд не бросили, увлечённые поисками следов неведомого зверя. Подумаешь, служанка, подумаешь, дворовой – возможно, пришли дров попросить для ванной. Предположить, что пара слуг замыслили преступление, лордам в тот момент фантазии не хватило.

— Эта мразь! Я подозревала, что она догадывается! — бушевала Онёр.

— Что случилось, сестра? — спросил Парис, когда они минули людный участок пути.

— Приворот. Она изничтожила его подчистую!

— Найдем её, сестра!

Химемия на тот момент шла по второму этажу. Она спускалась вниз из башни, где думала надо всем произошедшим, и после желала уединиться в шкафу с книжкой. На свою беду выбрала девушка путь безлюдный. Встретить Онёр и дворового графиня не ожидала, и эта встреча стала для неё до крайности неприятным сюрпризом. Заметив топор, метнулась обратно, но не вверх, а по лестнице вниз. Бурнус стегал краями и, словно вожжи, подгонял. За ней гнались. С какою целью, графиня не знала. Возможно, попугать, а может быть – убить! Предполагала худшее и удивила проворностью лесного зверя.


Леонар сам от себя не ждал подобных мыслей и растерянно застыл в поисках ответов. Он посмотрел на родной дом – возможно, тот подскажет. На белых стенах отразятся слова ответов, или окна вдруг распахнутся и сложатся в подсказку. А может, призрак предков вынырнет из погреба и прошепчет заветные слова. Так и получилось. Вернее, близко к этому.

Одно окно открылось, и из него, словно белка, прыгнула невеста. Она с проворностью зверька зацепилась за парапет и подтянулась выше к сливной трубе. Накидка яростно стегнула на ветру опереньем райской птицы, платье бесстыдно задралось до панталон, и девушка испуганно прижалась к холодной стали, но не остановилась, поднялась к окну в комнату Леонара. Вскарабкалась вовнутрь. Тут из окна, откуда она так опасно прыгнула, выглянула наружу Пай. Шоколадная коса взметнулась, растрепалась, глаза блеснули злобой, и служанка убралась обратно. Вместо неё показался дворовой с топором. Тоже посмотрел наверх со злобой.

— О, Боже мой! — Тённер первым опомнился. — Да что же это?

Мужчины опрометью кинулись ко входу в поместье, затем, не раздеваясь, вверх по лестнице, столкнулись с каким-то родственником, оттолкнули. Не услышав и трети фразы возмущения, добрались до распахнутой двери. Замок был взломан топором и инструмент уже ударил по шкафу, откуда доносились всхлипы ужаса.

— Что здесь происходит?!! — подобного тона Леонар от себя не ожидал. Так он кричал лишь один раз на работников фабрики, когда те затеяли бунт и остановили деревообрабатывающие станки.

Леонар вырвал топор у дворового и загородил собою шкаф, Тённер оттолкнул служанку и обнажил складной арбалет. В отличие от сына виконта, Уль Тамир нередко вел дела с людьми небогатого круга, и иногда был вынужден прибегать к неблагородным способам самозащиты. И потому носил такие постоянно, прятал под одеждой.

— Могу узнать, что здесь происходит? — спокойно спросил он, переводя острие болта то на Париса, то на Онёр.

Юный лорд Сей Фаилхаит осаждать друга не стал, смотрел он на любимую без ласки и с немым вопросом. Ответ на который желал получить как можно скорее.

— Вы не так всё поняли, — заискивающе начала Онёр. — Я услышала шум и пошла проверить. И увидела кого-то. В тени коридора не разобралась. Я испугалась и позвала дворового. А неизвестный проник в вашу комнату, мой лорд. Я попросила вскрыть дверь.

Её словам дворовой болванчиком закивал головою.

— Не очень верится, — Тённер видел нерешительность друга и удержал нить переговоров у себя: — А поподробнее?

— Я говорю же, — чуть повысила голос служанка, продолжая смотреть лишь на Леонара: — Услышала шум, увидела, что кто-то залез к вам и попросила вскрыть дворового дверь.

Сын виконта ей мог поверить, но не его друг, полный сомнений после увиденных трюков на стене поместья. Графиня отчаянно бежала от преследования и перепутать столь необычную личность с вором было сложно.

Дверь шкафа приоткрылась и показалась спрятанная под капюшоном голова и блестящие от слез в вырезах маски глаза. Графиня тут же уцепилась за Леонара и прижалась к нему сзади, прося защиты. Её трясло как при горячке, но обличительных указов пальцем мужчины не дождались. И растерялись.

— Графиня? Они вас обижали? — словно несмышлёного ребенка спросил её Тённер. В ответ тишина.

— Если вы продолжите стоять, и не укажете на виновника ваших слез, то, выходит, Онёр просто делала, что должна была, — к таким выводам пришел сын виконта.

Друг посмотрел на него в легком замешательстве. С одной стороны, он прав, и если обвинений нет, то некого винить. С другой же выходило, будто Леонар поверил столь глупым речам, которые просто не могли быть правдивыми: если бы хоть кто-то из слуг заметил вора, то поднял бы крик, а не звал бы дворового с топором.

— Друг мой, а не находимся ли мы при сцене ревности? — Тённер попробовал зайти с другого края.

— Онёр, ты правда хотела причинить вред благородной графине Сеа Хичтон? — напрямую спросил виновницу юный лорд.

— Как я могла? — заплакала в ответ она. — Я просто растерялась. И теперь, выходит, грабитель не грабитель. Но что она делает в вашем шкафу, мой Леонар?

«Живет», — едва не ляпнул благородный лорд, но удержался. К нему пришло облегчение. Онёр не мыслила о дурном, она просто слишком много на себя взяла. Вот и вся беда.

— Как хорошо, а я уж было подумал о плохом.

— Друг мой, неужто ты поверил? — удивился Тённер Уль Тамир.

— Конечно, — Леонар ответил простодушно, чем потряс друга до глубины души.

— Тогда все вон! — вновь взял бразды торговец тканью и Пай его послушались. Лишь Онёр перед уходом одарила сына виконта обиженным взором. Дворовой убрался едва ли не бегом. Когда звук шагов утих, Тённер спросил Леонара: — Друг мой, а если бы здесь были пара мужиков, то что бы ты подумал?

— Но не было же, — удивился лорд, — была Онёр.

— Была, — подтвердил Тённер и посмотрел на успокоившуюся графиню.

Химемия глубоко вздохнула, отцепилась от пальто будущего мужа, шагнув обратно в шкаф и вновь в нём заперлась.

Уль Тамир потряс головой, как будто выбивая хмель и произнес:

— Помилуй друг, но женщина, которую я увидал, не сходится с портретом, что ты мне описал.

— Отчего же? — удивился молодой лорд. — Маска, бинты, бурнус, всё на месте.

— О нет, глупец, я о другой особе, — хохотнул Тённер. — Ты описал мне нежную любовницу, а увидал я грозную ревнивицу, которая была готова убивать.

Глава 8

Из дневника графа Коллума Хичтон.

«… Порой я вспоминаю свою мать.

Она ушла немного раньше моего отца, и особо не занималась моим воспитанием, предоставив это дело няньке. Однако я хорошо помню её странную привычку:

Порой мать надевала свадебное платье. И говорила: «Ах, зачем я вышла за него?». Начинала бранить отца на все лады, затем неожиданно хвалить.

Отец говорил: мать не в себе. И женщина, с которою свела меня судьба, похоже, тоже. Когда я спросил её имя, она сказала, что должна испытать меня. …

Что ж, вся наша жизнь – одно большое испытанье…»


Онёр и дворовой оправдались перед виконтом и виконтессой. В их устах история приобрела такой оттенок:

— Я слышала, как говорят, что то падение – это покушение. Как будто кто-то опоил коня. И будто охотятся на нашего господина. Ах, какой кошмар! — вытерла слёзы Онёр. — А тут эта графиня, и лазает по стенам. Не признала, каюсь! И не позвала господ, а дворового. Я просто растерялась! Испугалась за молодого господина. Ведь в его комнату проникли… а там эта женщина!

Виконт и виконтесса выслушали молча. За самоуправство положено было три раза плетью по спине. Но, опасаясь вмешательства сына, благородные родители ограничились выговором и отправили слуг заниматься своими обязанностями.

— И как вам это? — напрямую спросил Манс сыскаря.

— Как сказать… — Уртик присутствовал на допросе слуг, изображая любителя вина. Но, как слуги ушли, бокал был отставлен, а пьяный вид преобразился в собранность: — …Не подкопаться вроде. Любовница же. И может, просто ревность, а это – попытка устранить соперницу. А может, и продолжение следа, что взял я от конюшни. Одно скажу: готовится беда, вы правы. Я постараюсь её предотвратить и виновных обличить.

— О, Боже мой, — схватилась за сердце виконтесса. — Вы думаете, наши слуги нам враги?

— Не все, — заверил старый Уртик, — но главная служанка и ваш конюх в начале списка тех, кому не стоит доверять. Однако, обвинить их не могу – нет доказательств. А если дело сделать гласным, семью покроют пятна позора.

— Тогда я прошу вашего совета, — виконт поднялся и тяжело подошёл к запрятанному за картинной сейфу. Отворил, взял несколько бумаг. — Что скажете?

Сыскарь достал из кармана пенсне, побегал глазами по строчкам брачного договора и покивал своим мыслям:

— Необычно, это верно. Условия чудны, согласен. Всё похоже на аферу, не могу не поймать себя на подобной мысли. Графиня незаурядна, это так. И эти чудеса, что видели мы утром… Должен признать, я не знал девиц, да, боги, даже сыскарей, что так умело лазают по стенам. Но выгоды ей вам вредить я не вижу. Всё, что есть в брачном договоре – это слова: уважайте мои желания прятать лицо и руки. Вот если бы в договоре упоминались деньги за снятие маски, я бы рекомендовал быстрее разорвать помолвку. А так, возможно, её стоит ускорить.

Мадам Левизия ахнула от возмущения, но её муж жестом попросил молчания. Он сказал:

— Ускорить, значит… Почему бы нет. Возможно, это что-то да решит.

— Решит, — сыскарь задумался. — Зложелатели могут показать себя и сделать ряд ошибок, по которым их будет возможно переловить.

— Но если… если вдруг они добьются своего и Леонар... — всхлипнула виконтесса.

Уртик поспешил её успокоить:

— Да. Чтобы, не дайте боги, этого не произошло, мне нужно разрешение: пригласите на венчание нескольких людей… — наскоро сделанный список перекочевал в руки Манса Фаилхаита, и он согласно закивал.

— Надеюсь, скоро мы избавимся от недоброжелателей.


— Нас просят подойти в кабинет отца, — постучался в шкаф Леонар. Ответа не дождался. — Вам лучше выйти, леди. Иначе я схожу за универсальным средством открытия дверей – топором. Благо, теперь я верю – он действенен.

Лорд скривился своим словам и бросил взгляд на раскуроченную входную дверь. Угрожать он не хотел, но долго уговаривать не желал.

Шкаф приоткрылся и, к удивлению юного лорда, Химемия вышла. Посмотрела на него с грустью и поправила помятое платье. Бинты все разболтались, и девушка пониже опустила голову, спряталась в капюшон.

Леонар всё думал задать вопрос о произошедшем, но не мог найти подходящих слов. А вдруг, его Онёр действительно виновна и пошла бы на убийство. Он боялся мыслить, что простить подобного не смог бы. А вдруг, он полюбил своё о ней представление, а не саму Онёр.

Так, мучаясь сомнениями, добрели лорд с графиней до кабинета виконта. Там их ждали сам виконт и его жена.

— Прошу вас сесть, — потребовал Манс Фаилхаит и дождался исполнения. Жених и невеста сели в кресла. — У меня к вам важный разговор. Прошу, не перебивайте. Во-первых, должен вам сказать, что дату венчания перенесли. Оно состоится не весной, а через неделю.

— Но как же так? — возмутился Леонар.

Даже Химемия вскочила с места и протянула вперед ладони, будто прося остановиться лошадь. Но виконт – не лошадь, останавливаться не думал.

— Так нужно, не перебивайте. Это не всё. Есть основания полагать, сын мой, что вас хотят убить, — дождавшись понимания на бледном лице Леонара, виконт продолжил: — И потому, с этого часа, я прошу вас не отходить друг от друга ни на шаг. О довольно странном убежище графини я в курсе.

— Не может быть, — всплеснула руками мать. — До свадьбы жить в одной комнате! И с кем…

— Левизия, прошу! Или я напомню, что с твоего допущения наш сын завел роман со служанкой! — осадил её муж. — Итак, вот о чём я вас прошу: держитесь вместе, готовьтесь к венчанию. И, Леонар, твою Пай чтобы я рядом с тобой не видел.

— Я понял вас, отец, — неожиданно покорно ответил сын. Он и сам думал воздержаться от встреч с любимой, пока не разберется с кашей в голове.

Встал, но уйти не успел.

— Подожди минутку. Графиня, вы не оставите нас наедине?

Сеа Хичтон вышла, и юный лорд посмотрел на отца в недоумении:

— Я слушаю, папа.

— Ты, надеюсь, понимаешь, что твоей любовнице нет веры? Не отвечай, послушай. Никто не требует у тебя телесных страстей к невесте, но, может, ты присмотришься к ней, как к человеку? Уверен, ты уже оценил те качества, что она нам показала.

— Что вы имеете ввиду?

— Глаз с неё не спускать, имею в виду! — потребовал глава семьи Фаилхаит. — Если прав сыскарь, и наша семья оказалась под ударом, то и твоя невеста тоже. Пока мы не имеем права афишировать проблему. Но я уже вижу нашу несостоятельность справиться с бедой, и потому ты должен оберегать графиню. Сам понимаешь, к чему может привести её кончина.


Она ждала его за дверью. Печально опущенная голова и взгляд в никуда.

— Я удивлен. Вы будто против быстрого венчания?

Химемия вздохнула и уцепилась за его рукав. Посмотрела с осуждением. Но понять о причинах поведения Леонар не мог.

— Может, вы уже передумали вступать со мною в брак?

В ответ качанье головой: нет, не передумала. И жест: а вы?

— Что за вопрос. Я только и жду от вас отказа, — нахмурился юный лорд. — Хотя, возможно, вы облегчите мне душу, если откроете лицо.

Графиня Сеа Хичтон коснулась маски, провела кончиками пальцев по её краям и отдёрнула руку – обожглась желанием. С печалью посмотрела, будто говоря: а что потом? Что даст вам знание секрета?

— Как хотите, — вздохнул Леонар, не сильно жалевший о потерянной возможности увидеть лицо будущей жены. — Но, может, после свадьбы вы его откроете?

Химемия задумалась и вдруг кивнула.

Молодой лорд повел плечами. Он уже не знал, что думать. Лгала ли графиня об ожогах, или они правдивы? В любом из случаев он уже не думал противиться воле отца. Да и не противна ему более невеста. Добра и молчалива, сильна, как духом, так и телом. Немного озорна и вовсе даже не чудна. Наверное, он мог бы с нею жить.

От дум очнулся Леонар уже при входе на чердак. Графине нужно было сменить повязки, и он покорно дождался конца процедуры у дверей. Прислушивался к необычному монологу. Лекарь говорил, словно отвечал и уговаривал, и злился на ответы. Но голос слышал лорд лишь его. Химемия не произнесла ни звука.

— Прошу, одумайтесь! Уедем прочь! Зачем вам этот мальчик, которому вы даже не любы… Неужели вас не убедить? Ведь это просто жалость!.. Ах, нет, дитя мое, я вам не указчик, но я боюсь. С утра вас едва спасти успели. А завтра может так не повезти… Вы встали на чужом пути…. Нет, я вас не осуждаю.

После таких речей вышла к лорду графиня измотанной и ещё более печальной. Вновь уцепилась за край мужского одеяния и чуть прищурилась. Что она хотела?

— Стало быть, мне нужно вас развлекать?

Девушка чуть наклонила в бок головку и удивленно повела рукой: с чего вы так решили?

— Ну, не стоять же нам на месте, — идея пришла неожиданно. Вначале она больно уколола, ведь раньше он и подумать боялся о прилюдном появлении с невестой, но Леонар лишь усмехнулся. Никто не смел его судить. — Предлагаю посетить фабрику нашей семьи. Думаю, вам будет интересно.


Мадам Левизия видела, как её сын с ужасной графиней покинули поместье на карете. Она вновь в слезах бросилась к мужу.

— Прошу, одумайся! Ведь брак – это навсегда! Эта уродливая девка испортит ему жизнь!

— С чего ты так решила? — виконт уже отложил папку с деловыми документами и потягивал вино. — Вон, наш сын уже смирился и не противится. Они договорятся жить в мире.

— Я в это слабо верю! А вдруг, именно она нашего мальчика пытается извести?

— А, разбаловал я вас! — потер виски постаревший лорд. — Где ты видишь мальчика? Леонар – мужчина! Он юн ещё, и не вкусил всех страхов жизни. Не видел голода и войн. Изнежили мужика. Возможно, именно эта девочка научит.

— Чему же она его научит?

— Не быть слепцом! И не падать к ногам обольстительных служанок. И, кстати, не вы ли когда-то наняли Онёр?

Виконтесса задохнулась возмущением и, вздернув нос, ушла. А её муж устало просмотрел одну бумагу и задумался, кто и когда наточил на его семейство зуб.


Химемия Сеа Хичтон ахала от восхищения. Из-за роста она напоминала ребёнка в карнавальной маске. Платье и накидка скрывали формы. Оттого Леонар скорее ощущал себя на выгуле сестры, а не невесты. «А почему бы и нет», — решил он. Коли быть ей невестой, то можно и наладить отношения, хотя бы до родственного терпения.

Лорд всю дорогу думал о странностях судьбы. И об Онёр, от воспоминаний о которой уже не так трепетало сердце. Скорее, возбуждалась плоть. Друг Тённер сказал однажды:

— Я назову любимой лишь ту любимую, с которой захочу делить не только ласки на кровати, но и беседы, увлеченья, уважение и жизнь. Тогда, друг мой, скажу я, что люблю.

Столь философского изречения от Уль Тамира Леонар не ждал, и потому запомнил…

Химемия держалась за пальто мужчины, и это выглядело странно. Юный лорд перехватил её руку и положил себе на локоть. На удивленный взгляд он не ответил, всё ещё пребывая в думах. И машинально рассказывал о семейном прошлом. О дедушке, которого не знал, о первых фабриках, о матери и об отце, о времени, когда был ещё слишком мал. Его не перебивали. Не потому, что не могли. Графиня просто слушала и была очень рада узнать немного больше о Леонаре. Затем они вошли на фабрику и младший Фаилхаит провел экскурсию.

Фабрика шумела гневным ульем. Смешались звуки голосов и шум инструментов. Пахло древесиной, лаком и жжёным углем. Люди, все перепачканные в смоле, сновали меж цехов. В одних стояли лишь пеньки и доски, в других уже полноценные заготовки, а в третьих рабочие обрабатывали и лакировали, собирали мебель. И всё стучало, гремело, кричало и походило на загнанного зверя. Но вот, прогудели трубы – и разом утихли люди и станки. Рабочие покинули места и развернули свертки. Обеденное время наступило.

— Вам нравится? — спросил Сей Фаилхаит, хотя по взгляду видел: очень. — Будет лучше, если мы продолжим осматривать достопримечательности позже. Могу предложить обед в ресторане «Рубенс».

В ответ Химемия покачала головой и вдруг повела в уголок с готовыми столами. Её бурнус имел немало тайных отделений, из которых показались сухофрукты, орехи, мёд и даже завернутая в три маринованных листа жареная рыба. Смущённый взгляд графини ответил на утренний вопрос кухарки: куда же делась рыба?

— А я всё думал на поварят, — посмеялся Леонар и положил в рот дольку яблока. — Вы ревностно храните за маской лицо, графиня. Оно того стоит? — в ответ кивок и вздох. — Раз свадьба скоро, то после вы же откроете лицо, как обещали?

Химемия занервничала, замяла в пальцах юбку и вновь кивнула.

Леонар хотел было спросить о том, что произошло, когда Онёр и дворовой напали на неё, но удержался. Нет, он должен знать, но не сейчас, когда в сердце ещё теплится надежда.

— Вы кушайте, я отойду, — он встал и вышел из помещения, посторожил у двери. Ему хотелось чуть схитрить и оглянуться, но предусмотрительная графиня села спиной, отрезав саму возможность увидеть её лик.

Потом они гуляли по дорожкам. В спокойном молчании любовались зимними пейзажами, затем катались на карете. Тишина не угнетала, она казалась уютной емкостью для слов, будто слова в ней были, но почему-то Леонар никак не мог понять их. Он так задумался, что задремал, и по приезду в семейное поместье уже крепко спал. Химемия его разбудила лишь с третьей попытки.

«Проснитесь, Леонар. Здесь холодно. Вы можете простыть.»

Юный лорд распахнул глаза. Он мог поклясться, что слышал голос. Дивный, прелестный голосок соловушки. Но нет, с ним в карете лишь графиня, которая смотрела с немым теплом.

— Когда мы встретились, вы выпытали из меня причины для брака с вами. Но с тех пор я так и не узнал о ваших. Жаль, вы не можете сказать.

Графиня, умей она говорить, не знала бы, как ответить. Возможно, проще было промолчать, но как же больно хранить в себе все переживания.

Двор встретил суетой. Новость о переносе даты свадьбы всполошила всех и затянула в эту суматоху главных виновников торжества. Родственники радовались возможности задержаться и принять участие в венчании, удачно избежав повторной поездки сюда по той же самой причине (вначале полагалось лишь поздравить с помолвкой, затем вернуться восвояси и приехать опять лишь к дате свадебного торжества). Властенас спешно готовил храм и выбирал благоприятную новую дату.

Онёр тоже суетилась. К вечеру того же дня попыталась привлечь внимание Леонара и натолкнулась на виноватый взгляд, который мужчина поспешил отвести. И поняла: бой её уже проигран.

— Ты уверена, сестра? — Дафне, Парис и Чикут до последнего верили в возможность обойтись малой кровью. Признавали великолепие первоначально созданного плана.

Три брата и сестра поступили на службу в поместье Фаилхаит, устроились каждый на своей должности и вели незаметный образ жизни, стараясь не привлекать внимания и не мелькать перед глазами благородных. Лишь у Онёр была важная миссия. Она росла красавицей, и вскоре смогла приворожить единственного сына Манса Фаилхаита (что нужно для зреющего мужчины: улыбки, взгляды, постельные утехи и немного приворота).

Всё шло как нельзя лучше. Леонар казался послушным инструментом и мог в любой момент разрушить благополучие своей семьи. Осталось его лишь подтолкнуть в верном направлении и тайно обручить с Онёр. Фаилхаиты покрылись бы позором и лишились всех привилегий – это была бы достойная месть. Но планы рухнули, когда в поместье он привез графиню Сеа Хичтон.

До её приезда Онёр смеялась: он не отвертится, он любит лишь меня, он просто хочет попугать отца. Потом уже до крови кусала пальцы. Графиня оказалась догадливой и лезла не в свои дела. Теперь же она представляла реальную угрозу. И, тварь, тиха, как мышь. Смей она повод Леонару дать для сомнений, и пришлось бы их обоих убирать. Впрочем, так и выходит дело. Убрать обоих и завершить месть.

— Ты так и не узнала о деталях брачного договора, — укорил сестру Дафне.

— Не узнала, — с вызовом произнесла Пай, — документ охраняют куда сильнее, чем даже дела фабрики. А Леонар удержал язык за зубами, всё-таки отца он слушается и уважает. Спроси я кого другого – и навлекла бы на себя подозрение.

— Ты уже навлекла, — Чикут сплюнул на пол шелуху от семечек, — когда подбила Париса побегать с топором.

— Замолкни!

Дафне громко топнул:

— Все замолкните! Я думаю! — конюх пожевал травинку, посмотрел на братьев и сестру и произнес: — Тот план с обедом для волков тоже был неплох, но мы все провалились.

— И всё та птица! — вклинился Парис и получил затрещину.

— Нам нужен новый план, — продолжал Дафне. — Причём меня беспокоит любопытный старичок, который появился здесь недавно.

— С тросточкой? — уточнил Парис. — Да, он меня потом расспрашивал как я оказался с топором в покоях молодого лорда.

— Нас все расспрашивали, — отмахнулся конюх и нахмурился, — но только он задавал верные вопросы.

— Нам его убить? — спросила Чикут.

— Нет, — Онёр задумалась, — сиротку искать никто не будет, а вот его смерть может сыграть плохую службу. Придется продать мамину брошь, зато мы сможем нанять соглядатаев и банду наёмников.

— Но ты же так любила эту брошь! — возмутился Парис.

— Мать я любила больше, — парировала Онёр. — Она простит, когда мы отомстим гнилой семейке.


Венчание назначили на день второго бога – Гармонии. По стечению неведомых человечеству обстоятельств именно в этот день Великий взял выходной, ибо природа ни на йоту не могла похвастаться обещанной гармонией. Рассорилась с порядком и устроила шум и гам на все окрестные земли.

Ветер бил бичом по покатым крупам запряженных коней, и те пытались сорваться вскачь, путая удары ветра с ударами извозчика. Снег прицельно бил по окнам комьями с кулак, а мороз расщедрился и покрыл скользкой корочкой все главные дороги от поместья.

Всю неделю до назначенной даты Леонар и Химемия провели вдвоём, не отходя друг от друга дольше чем на несколько минут, и дальше чем на несколько метров. Чем больше времени они были вместе, тем больше узнавал лорд о будущей жене. О её внешности он всё ещё не имел истинного представления, но о нраве узнал в достатке. Графиня была добра, храбра, не лила слезу по пустякам и оказалась на диву сильной. В шутку предложив ей побороться на руках, лорд ещё долго потирал ладонь и проверял: не сломана ли. Удивляться способности в использовании стен как дорог, а окон как дверей перестал. Жаль, не мог узнать, откуда такая сила. И сказал спасибо, что его позора как мужчины никто не видел.

Леонар так старательно избегал семью, что приобрел привычку день проводить в документах на заводе. Его даже не стесняли клопы на постоялом дворе. Их он считал меньшей угрозой здоровью, чем толпа бегающей родни, всеми силами пытающейся помочь с предстоящем событием.

Невеста полностью его поддерживала в этом. Ей едва удавалось утром улизнуть от всевидящего ока женщин и приглашенных портных. Ибо времени мало, а платье невесты не готово.

Мадам Левизия в суматохе не принимала участия. Днями напролет жаловалась на здоровье и лежала в постели. Уверяла мужа, что немедленно излечится, если он изменит своё решение о скорой свадьбе. Виконт Манс на провокации не поддавался. Он легко вычислил, с чей руки пришлось пережить ночной приём тайной службы короля и уже провёл тщательную беседу с кузеном, который дал обещание быть осмотрительней в своей добродетельности.

Как бы хорошо Химемия не пряталась, а непосредственное участие в приготовлениях ей всё же пришлось принять. Амброзия Сеа Фаилхаит — молоденькая дурочка, она же двоюродная сестра Леонара подстерегла её за три дня до обряда и заставила и её и Леонара посетить портных.

Амброзия не знала умеренности в восхвалении себя и своих умений, при этом мало понимала в окружающем её мире. Из всех мужчин предпочитала одетых в мундиры солдат, а всё, о чём она могла говорить – это наряды. Не пришлось складывать известные числа, чтобы понять, почему Амброзия вызвалась помогать с приготовлениями. На фоне замотанной в бинты Химемии она чувствовала себя и выглядела едва ли не королевой, способной диктовать условия.

Того, кто попросил эту дурочку сопровождать венчающихся, молодые очень хотели придушить.

Портной вначале возмущался: как он, великий Ханс, может снимать мерки с одетой женщины. Затем утих, когда столь долго ожидаемые жертвы едва не покинули его каморку – пытались сбежать. Скрипя зубами снял мерки и начал труд.

Свадебные хлопоты едва ли тронули невесту. Её тревожила Онёр. Служанка присмирела, не попадалась на глаза Леонару и будто бы в поместье не жила. Не видно её было и за работой. Как оказалось, в наказание за самоуправство служанка занята чисткой погребка. И всё же эта тишина беспокоила графиню.

Гости и жильцы поместья всё чаще по ночам слышали мелодичные трели неизвестной птицы и иногда замечали тень. При свете дня птица не попадалась на глаза, и местные охотники лишь пожимали плечами: не видели, не знаем.

Один раз Леонару показалось, будто он заметил в окне чужую тень, но выглянув, увидел лишь, как по двору сновали людские фигуры. Он не знал, что те люди пытаются выследить и убить птицу, что в прошлый раз им помешала. Не подозревал, что эти люди пытаются извести его семью, и что в день свадьбы едва не достигнут своей цели.

Настал тот день, в который происходит перелом, и человек не обременённый становится обязанным жене. Особенно напрягали будущего мужа лживые слова любви, но он решил, что скажет их, не соврав про уважение, а дальше – будь что будет.

С Онёр Леонар смог свидеться лишь раз за это время, но она на него даже не взглянула. Это причинило боль, ведь он мечтал о ночи с ней, а остался с одними лишь воспоминаниями.

В одеждах тёмных из дорогостоящего сукна, с излишне вычерненным золотым теснением, жених был готов. На каждой пуговице – герб, и это было лишь верхнее пальто. Под ним белая рубашка с накрахмаленными манжетами и жабо. Штаны в тон костюму – тёмные, со стрелкой. Сапоги с острыми носами. Обычно художественно небрежную гриву прилизали, как коровьим языком. А выражение лица Леонара могло поспорить с людьми, не успевшими опохмелиться. Химемия бы посмеялась, будь её состояние получше. Но девушку трясло.

Женщины, которые помогали подбирать наряды, сетовали на невозможность нанести макияж и сделать достойную прическу. Смотря на их бледные лица, графиня испытывала радость. Ей бы не понравилось ходить со столь сложными узорами из кос и с таким количеством шпилек в волосах. А уж есть мел и пить уксус для бледности лица она однозначно была не готова.

Остин Хест упаковал её в белый наряд с обилием оборок и кружев, и всё просил остановиться. Он уже написал письмо домой и всё грозился пригласить опекуна. Графиня умоляла этого не делать.

Адмирала Крочека она без меры любила как отца, но знала, какой шум он может поднять, и плевать, что благородные, и на чужой позор плевать тоже – лишь бы она, Химемия, была жива и здорова. И потому она просила лекаря не поступать так. И он послушал.

В белой маске, в белом платье, в укрытой кружевным платком поверх бинтов, девица внушала ужас. Даже Леонар дрогнул при её виде, когда она в сопровождении женской части семьи прошла к карете.

— Какой кошмар, — не скрывал он отношения к наряду и усмехнулся, говоря: — Да, знаю, я выгляжу не лучше.

Карет стояло строем больше десяти. Отдельно – для господ, и две поплоше – для челяди. И одна, богато украшенная резьбой, запряженная парой белых коней – для будущих супругов. Помимо клейма на задней части, над ней развевался двусторонний флаг. С одной стороны – герб семьи Фаилхаит, почтовый голубок. С другой – герб Хичтон, пёрышко. На случай, если в обратный путь предстояло ехать в темноте, у козел висели заправленные до краев масляные лампы. Колёса кареты жениха и невесты тоже выделялись: они выглядели тоньше, и ясень на них пришёлся светлее.

Не смотря на то, что бракосочетание проводилось без требуемого шика и конного сопровождения с играющими на трубах музыкантами, об удобстве гостей позаботились надлежащим образом. Их кареты выглядели дорого и внутри имели весьма удобные сидения, которые по желанию откидывались назад.

По совету Уртика наняли нескольких людей из сыскного отделения. Большая часть из них удачно села на козлы взамен кучеров, другая – на горки14 в сопровождении.

— Вы нервничаете? — спросил Леонар невесту. Та сжала юбку в кулаки и кротко опустила голову. — Не стоит. Уверен, мы сможем проявлять друг к другу уважение.

Ах, если бы только это волновало графиню. Её беспокойные мысли метались в ожидании страшной беды. До храма ехать было далеко, почти четыре часа. За это время могло произойти всё, что угодно.

За час пути дурное предчувствие чуть с ума не свело графиню. Химемия ждала беды отовсюду. Даже Леонар, в начале просто нервничающий из-за предстоящего обряда, перенял её настрой и начал выглядывать в окно, незнамо что ища глазами. Он первым заметил тревожный знак:

— Леди, как вы думаете, кто они?

С виду – обычные селяне, шли мимо. Одна крытая повозка со стариком, остальные люди – пешие. Все в бобровых шубах и с мешками. Они обходили кареты по обочинам дороги. Шли не спеша, о чём-то говорили, пока крытая повозка не поравнялась с каретой будущих супругов.

Графиня пискнула от испуга и потянула Леонара на себя. Он не удержался на сиденье и упал на пол кареты, где уже лежала Химемия. И очень вовремя.

Сквозь щели повозки заблестели огни выстрелов оружия, полетели блестящие головки-шарики снарядов. Засвистело. Везде слышался звон стекла. С виду крепкая древесина легко поддалась напору разрывных снарядов. Дыхнуло холодом.

Сидели бы лорд и графиня на своих местах – уже отходили бы в мир иной, а так лишь испугались. Леонар вскочил и посмотрел в разбитое окошко на пустующие козлы. Кучер лежал в крови, под копытами беспокойно переступающих коней. Химемия одним взглядом не ограничилась и протиснулась в брешь, схватила кнут и стегнула им изо всех сил.

Вокруг шёл бой. Вооруженные кто чем, слуги не могли сопротивляться разбойникам, но сыскари удивили наличием метательных орудий и арбалетов. Тренькали струны тетивы, кричали люди, ржали раненые кони.

К карете молодых не могли подойти ни родственники, ни сыскари, ни разбойники. Под градом стрел с обоих сторон карета быстро теряла остатки былой красоты. Никто не знал, живы ли молодые, или уже нет. А тут ещё кони понесли.

Химемию откинуло назад, порезало о битое стекло, и уронило в объятия мужчины. Она пискнула, сильнее прижавшись к мужскому боку. Леонар удерживал девушку от нового падения. Карету безжалостно трясло: кони сошли с накатанной дороги и едва не тонули в вязком снегу, который коварно прятался под замороженной корочкой. Коней подстегивал свист болтов. Не выдержав, лорд привстал и посмотрел в заднее, на зло судьбе уцелевшее, окно.

— Нас преследуют, — коротко сказал он и начал вынимать чемодан из-под сиденья: — Спасибо предусмотрительности отца.

В чемодане лежал малый арбалет и семь болтов. Зарядить такой даже на спине лошади просто, а уж в карете – совсем легко. Графиня разбила уцелевшее окно и Леонар разрядил орудие: как если бы то был простой олень или глухарь, всадник мёртвым телом пал под ноги скакуна. Но времени свой поступок осмыслить не нашлось, и второй болт покинул карету: не попал. Третий тоже мимо. Четвертый сбил второго преследователя наземь, но не убил. Вдогонку за экипажем понеслись слова проклятий.

Карету затрясло особо сильно. Одно колесо сорвалось с оси и экипаж накренился. Лошади захрипели, заржали от натуги и всё перевернулось. Как пуговицы в банке, пассажиров затрясло и опрокинуло. Карета медленно остановилась.

Сначала было тихо. Затем единственная оставшаяся дверь откинулась, и из неё, как из люка, боязливо вылезли пассажиры. Никто их больше не преследовал.

Глава 9

Из дневника графа Коллума Хичтон.

«…Мой разум весь в дыму, а тело пожирает пламя. Иногда я прихожу в себя и продолжаю писать в этой потрепанной тетради...

Тот день всё ещё царит перед глазами, и мне не отмахнуться от него. Огонь! Взрывы! Треск мачты! Крики! И два пылающих тела. Виновники заплатили сполна. Но это не вернуло потерянного счастья.

Я покалечен, а моя жена мертва. Дочь выжила, но её будущее туманно…

Я ухожу с тяжёлым сердцем. Но я надеюсь, что в будущем найдётся тот, кто убережёт Химемию от пламени, от слёз и горя. Кто будет рядом во время шторма и в тихих водах. Нет, я не надеюсь, я молю!»

Это последняя запись Коллума Хичтона.


Зимний лес в преддверии вечера представлял жуткое зрелище для двух потерявшихся в нем людей. Казалось, сама природа против чужаков и шепчет заклинание изгнания.

Пушистые ели отважно скрипели в ответ на повелительные удары переменчивого ветра. Голые дубы скрежетали сухими ветками, словно мясники ножами. Им аккомпанировал дробный стук древесного барабанщика – дятла. Мелкие корольки мелодично свистели меж собой, как сельские ребятишки, за монету готовые показать, где можно покушать и заночевать. За ту же монету они могли помочь и обратной стороне, волкам: указать, где можно поживиться.

Стоило Леонару подумать сие, как какой-то зверь сломал настил сугроба, хрустнув тонкими ветвями бузины, и птицы смолкли. То был не волк, а обычный рыжий лис: он высунул любопытную морду из норы и с интересом наблюдал за невольными гостями леса. Прядал ушами, как любопытная дворняга, но на близкое знакомство не претендовал, продолжая прятаться у входа в норку.

Графиня не смотрела на испугавшегося леса лорда. Её заняло страшное зрелище звериной боли. Лошади, запряжённые в экипаж, лежали без возможности подняться. Они запутались в упряжи и поломанных оглоблях: одна со сломанной ногой, вторая хрипела, захлебываясь пеной. Химемия подошла почти вплотную. Протянула руки и медленно сделала последний шаг. Её рука коснулась тяжело вздымавшегося бока и враз намокла в пене и крови. Всё тщетно, несчастным не помочь. Погладила, прося её простить, и повернулась к Леонару, который тоже увидал, во что превратились свадебные скакуны. Сеа Хичтон с решимостью в глазах протянула руку требуя арбалет.

Леонар уже терял коней. Один раз по-глупому сгубил прыжком через овраг. Тогда его рука не поднялась, и несчастную скотину заживо съели волки. Второй раз не заметил слетевшей подковы, и конь повредил колено. Недавно Райд сгинул на охоте. Теперь вот – свадебная пара.

Со вздохом он оттеснил невесту, прицелился, и первая коняга перестала сучить ногами. Перезарядил. Вторая отошла за первой в лучший мир. С этого арбалета убили человека и двух лошадей, а в голове всего лишь мелькнула мысль: осталось два болта.

— Проклятье, — выплюнул юный лорд и отвернулся. — Ещё месяц назад я считал брак худшим, что могло со мной произойти. Как я ошибался!

Графиня разделяла его печаль. Было слышно, как она хлюпнула носом и отвернулась. Ушла за лежащую на боку карету, где несколько минут предавалась печали. Затем закуталась в шторку из салона кареты и забралась на экипаж сверху, высматривая помощь и врагов.

— Никто за нами не идёт, — Леонар не выпускал из рук арбалета, ожидая погони, пока это дело не стало безнадёжным. — Как думаете, миледи, нам стоит продолжить ждать или пойти навстречу?

В ответ Химемия зажгла две масляные лампы, указывая на колею от колес кареты.

— А вы уверены, что нас будут ждать с распростертыми объятьями? Что, если в этой битве победу одержала другая сторона?

Сказав это, юный лорд поджал губы, старательно отгоняя от себя картину смерти его родителей и прочих родственников, но она настойчиво являлась перед ним, как неизбежный рок. Бандиты приходили не воровать, это ясно. Всё, что произошло – заранее спланированная засада с единственной целью: убийство. Иначе почему тот залп дробью был сделан в карету жениха с невестой, а не в сопровождение, которое могло быть вооружено?

Мужчина невольно себя ощупал: он вышел из передряги без травм. И всё благодаря Химемии. Не заставь она его упасть, не подстегни коня – хоронили бы в закрытом ящике. Чуть ранее он видел кровь на её одежде, на боку. Невеста помощь не приняла, отмахнулась: ерунда. Для подтверждения наклонилась вправо-влево.

Холод кусал не хуже волков, чьи завывания слышались в отдалении. Наряды для свадебного обряда предназначались для услады глаз и не давали благостного тепла. Лорд признал суждения леди верными. Ждать более не имело смысла. Они могли замерзнуть или дождаться вовсе не спасителей. Поэтому медленно пошли по пропаханной каретой колее. Графиня, как представитель слабого пола – чуть позади, юный лорд – впереди.

Была идея свернуть правее и идти параллельно проделанному каретой пути, но сын виконта опасался потеряться. Снег едва припорошил колеи, однако уже в ста метрах впереди ничего не давал рассмотреть. А природа часто играла и водила путников кругами, и те умирали от холода и голода, находясь в километре от спасения.

— Вы же и по деревьям, уверен, лазаете не хуже, чем по стенам? — спросил Леонар, не столько ожидая узнать ответ, сколько желая разбить тишину и не задумываться о предстоящей встрече. — Тогда вы сможете бежать, если нас будут ждать бандиты.

В ответ – мотанье головой. С такой идеей Химемия не могла согласиться. Она приблизилась и крепко ухватилась за мужской рукав. В глазах её блестела надежда и вера в лучшее.

По веткам заскользила пара зябликов. Забилась в покинутое беличье гнездо и уже оттуда громко просвистела, объявляя о спускающейся на лес ночи. Темнело быстро, но блеск снега от пятачка луны и две чадящие лампы давали достаточно света для пути. Вновь где-то недалеко завыли волки. Они не подходили к идущим путникам, но будто ждали впереди. Чем дальше шли, тем ближе становилась волчья песня. Тот нападавший, кого просто ранило болтом Леонара, на пути так и не встретился. Убежал он, или звери оттащили, несостоявшиеся новобрачные так и не узнали.

А убитого обгладывали волки: с приближением людей ощерились и бросили добычу, облизывая сытые морды шершавыми языками. Сын виконта загородил страшную картину состоявшегося пира от графини, удерживая её слева и обходя останки справа. Янтарные глаза ещё долго провожали удаляющиеся спины, но ни один зверь следом не пошёл.

Раздались шаги впереди, голоса. Кто-то выкрикивал их имена. Прошли ещё немного, и им навстречу вышел человек из королевской армии. Убрал оружие и поблагодарил богов, что нашлись, повёл их к месту нападения. Карет прибавилось: то были королевские служивые – лекари и стража. Один сыскарь кому-то был родней из высших армейских чинов, и попросил о патрулировании дороги в этот зимний день. Благодаря ему погибли лишь слуги и два сыскаря, да пострадали экипажи. Из знатных господ много раненых, но ни одного убитого.

— Леонар! — Левизия бросилась к сыну. Даже Манс не сдержал чувств и торопился следом, желая убедиться, что из лесу вышел его единственный наследник, а не призрак.

— Я цел, — устало выдавил сын, ощущая ужас от вида смерти.

У кромки леса уложены штабелями десяток бандитов. У некоторых не хватало головы – состоялась казнь. Троих связанных уводили люди из службы короля. А рядом с Леонаром низкая тоненькая фигурка в белом платье, которая дрожит и льнёт к его теплому боку:

— Мы целы, — добавил он.

Химемия продолжала крепко держаться за Леонара и смотрела вокруг с немым вопросом «за что вас хотят убить, милорд; и, главное, кому вы так насолили, что вражда приняла подобный оборот?». Таким вопросом лорд мучился и сам.

Молодых проводили в уцелевшую карету и, снарядив вооруженным сопровождением, отправили в поместье. О свадьбе в день крови15 не могло быть и речи.

Родители ехали отдельно, во второй карете. Их тоже сопровождали стражи порядка.

— Даже Бог против этого брака! — нашла новую опору в увещеваниях Левизия, чтобы беспокоить мужа желанием отменить венчание.

— Не Бог, а кто-то, к нему отношения не имеющий, Левизия, — виконт устало откинулся на спинку сидения в карете. — Прошу, давайте оставим тему. Боюсь, нам теперь не до свадьбы.

Произошедшее говорило о невозможности и дальше утаивать семейную проблему, и очень скоро дело должно стать официальным.

— Мне очень жаль, — склонил голову Уртик. Он ехал вместе с виконтом и виконтессой. Покушение на их карету сыскари отбили без потерь. — Ошибочно было полагать, что поспешность приведёт к разгадке тайны. До этого момента мне казалось, мы имеем дело с осторожным злоумышленником. Теперь же, боюсь, выводы таковы: на вас открыли охоту влиятельные люди. У прочих не хватило бы средств нанять подобных специалистов для убиения. И они более не намерены скрывать свои намеренья.

— Себя вам не в чем упрекнуть, — лорд Манс поморщился, — мне стоило давно обратиться в королевскую канцелярию. Признаю: я зря считал повод недостойным и опасался позора. Теперь же придется отдаться на милость сыскному отделению и согласиться на полное расследование.

— Позволите сказать? — Уртик наморщил лоб.

— Говорите.

— Мне кажется, что все происходящее – месть. Уж слишком рьяно убить пытаются вашего сына. Вы уверены, что вам не в чем себя винить? — спросил отставной сыскарь. — Возможно, вы были виновником смерти чьего-то наследника?

— Нет. За мною есть грехи, но ни одного убийства, — заверил Виконт.

Следующие три дня напоминали ад, которым так любили пугать прихожан святых домов. Конечно, без огня и котлов, но общая атмосфера вряд ли могла уступить описанному в святом писании. Схоронившие ближних, слуги не сдерживали слёз и обвиняли друг друга в произошедшем. А прибывшие с официальной депешей сыскари день изо дня теребили эти раны. Они опрашивали всех, так как допрошенные разбойники не знали, кто их нанял. Пойманные душегубцы лишь говорили, что во тьме и под капюшоном не видели лица, а голос был мужской. А единственный, кто мог бы его узнать, сгинул в волчьей пасти.

Леонар, как и его отец, не смог вспомнить, кому он причинил зло, достойное смертельной кары. Он был откровенен и вспомнил все грешки, на которые сыскари лишь покачали головой: не стоило разлитое пиво и уведённый из-под носа мелкий контракт разыгравшихся страстей.

Невесте уделили особое внимание. Хотели снять маску, но получили на руки копию брачного договора и опустили руки. Что, в общем, никак бы не помогло делу, по их мнению. К тому же, для сыскарей допрос благородных всегда становился головной болью, ибо знатный человек имел право и не отвечать на них. Графиня и не могла ответить. Зато виконтесса под давлением мужа рассказала много фактов о слугах поместья.

Семь лет назад она наняла двенадцать человек к уже имеющимся восьми. Так получилось, что, отслужив своё, пожилые слуги и их дети решили покинуть старые посты. Узнав об этом, к поместью сразу же пришли несколько девушек, юношей и детей. В основном, все бедняки и сироты. Не смотря на вздорный нрав, Левизия хорошо относилась к детям и наняла трех служанок (одной из которых была Онёр), конюха, поварят, коридорных и дворовых. У многих не было никаких бумаг и первое трудовое письмо составлялось именно Левизией, но лишь со слов людей. Тогда она пожалела бедную Онёр, которой было всего лишь двенадцать лет. По её словам, она потеряла в пожаре всю родню и была полна печали. В работе была исполнительна, умна, потому дослужилась до старшей служанки. Момент, когда между ней и Леонаром закрутился роман, виконтесса упустила.

Онёр всегда держалась особняком, при этом казалась доброй со всеми. Родственников во время пути к храму она не теряла, но делала скорбный вид и при надобности утешала лишившихся любовников служанок. Её, как и всех, подвергли допросу, но не нашли, за что зацепиться. Разве что история с топором и дворовым могла напрячь, но приведённые в оправдание доводы в свете случившегося покушения на охоте оправдали Онёр.

Главная служанка понимала, что дальше вести игру деликатно уже не в силах и принялась готовить сокрушительный удар по семье Фаилхаит. Её братья, о родстве с которыми никто не знал, уже всё подготовили. Осталось подождать, когда сыскари опустят руки и позволят исполнить задуманное.

За пару дней сыскари опросили родню и отпустили всех по домам. Кузены, братья и сёстры не благодарили, уезжали молча. Вина за пережитый ими ужас полностью легла на виконта Манса, и тот покорно её принял, как и разрыв связей с некоторыми из родственников. Одна тётушка Эльнара голосила, в подробностях разнося вести о несостоятельности дома Фаилхаит. К сожалению, от возможности приехать к родственникам и поголосить повторно она не отказалась.

Очень скоро королевские сыскари отвернулись от теории личной обиды на виконта или его сына и перенесли своё внимание на перетряхивание деловых контрактов мебельной фабрики. Один Уртик держался за ниточку, ведущую от памятной охоты. В отличие от официальных сыскарей, которые уже сбросили крючки с главной служанки и конюха, он продолжал их подозревать, следить за ними, за что и поплатился. Но в начале его пропажи не хватились, то случилось позже.

Когда допрашивали Леонара, он не смог со спокойным сердцем сказать, что убил человека. Химемия в тот момент будто ощутила всё его смятение и боль, и обняла. Он сидел, она стояла, так что вышло, что её подбородок лёг на его голову, а руки обвили шею. В нос юноши ударил запах соли и моря – неизменные спутники Химемии.

Графиня не могла обличить виновных. В начале она жалела обманутое мужское сердце, сейчас же застывала в страхе. Она боялась, что, укажи она на Онёр, и тугой клубок чужой интриги задушит её в переплетении нитей. Как если бы противником была гидра. Ты рубишь голову – а на её месте вырастают две. Единственное, что возможно сделать для победы – срубить одновременно все. Или можно прятаться. Её мать в прошлом выбрала долгою игру ухода от посторонних глаз. Из-за того не осталось ни одного портрета с запечатлённым ликом. И муж, вместо того, чтобы вывести её в люди, ей потакал.

Химемия машинально потеребила завязку на маске. Думала: а сможет ли она поступить иначе? Примет ли семья Фаилхаит её настоящую, или в ужасе отвергнет? Готов ли Леонар увидеть правду, не испугавшись? Она чувствовала растущую симпатию лорда к себе, но не ощущала желаемой любви.

Мужчина смотрел на действия графини, с надеждой ждал, но желаемого снятия маски не дождался. Он видел смятение девушки, но не решался торопить. Его грела сладкая надежда о лживых ожогах и пугала возможность их реальности. Впрочем, эти страхи уже начинали блекнуть. Со вздохом он спросил:

— Нам не стоит выходить из поместья, чем же заняться?

Только услышав бесцветный голос Леонара, больше подходящий начавшему чахнуть в клетке зверьку, графиня поставила своей целью взбодрить мужчину.

Начали с игры в шахматы: графиня – шесть побед, лорд – три. Затем он проиграл ей в прятки. Причём в пределах одной комнаты. Когда юноша поднял руки вверх, девушка спрыгнула откуда-то с потолка – напугала до полусмерти. Но самым занимательным и недостойным занятием дня стала для них добыча пищи.

Дело в том, что из-за всего случившегося большая часть жителей и гостей предпочитали обедать и ужинать в своих покоях. Но приказать принести поднос с яствами молодым показалось неинтересным, и они решили на спор утащить с кухни снедь.

Леонар просто не мог ей проиграть. Он же вырос в поместье и в детстве легко утягивал сладости до обеда, однако, и тут он проиграл. Химемия – виртуозная воришка: прокралась к полкам и утянула кувшин с молоком. Обмоталась вся колбасой и, миновав стряпуху под столом, поживилась сухофруктами. Вот с такой добычей она предстала перед женихом. Тот подивился проворству и прокрался следующим, попался сразу.

— Ох, лорд, вы с повелением? — спросила его стряпуха.

— Нет, — покраснел сын виконта, — я хотел у вас попросить немного рыбы. Если есть.

— Прошу вас.

Юный лорд взял поднос с недавно запечённым осетром. Поднёс его невесте как покаяние.

— Вор из меня никудышный, — с улыбкой ответил он на насмешливый взгляд графини.

Это недостойное взрослого мужчины поведение веселило. Несмотря на недавно пережитый ужас, общение с бодрой и оптимистичной девушкой дарило лёгкость, заставляло забыть на некоторое время о таинственных людях, желающих его смерти.

Он даже забыл о женщине, с которой был близок и мог невзначай столкнуться. Химемия не давала скучать и лишний раз вспоминать о былой страсти. За короткий отрезок времени графиня стала другом. Но, к её печали, о ней лорд не думал, как о женщине. Впрочем, печалиться Сеа Хичтон не собиралась. Её настолько волновала будущая реакция Леонара на правду о её теле, что она и думать не могла о романтической стороне супружеской жизни. Потом графиня немного сожалела, что не пошла на решительный шаг и не открылась.

Онёр и её братья всё подготовили для решающего шага.


Сыскари отбыли из поместья, облазив его вдоль и поперёк. Семью нанялись охранять десяток хорошо вооруженных воинов, стороживших у поместья, а не внутри. Телохранитель для сына виконта и его будущей жены ожидался в ближайшие сутки. Он не успел. А десяток сторожей оказался недостаточным для охраны большой территории, которую злоумышленники знали, как свои пять пальцев.

Новое покушение произошло в короткий промежуток времени, когда сын виконта был один и ждал графиню у двери чердака. За окном стемнело, и пора было ложиться спать, потому лорд зевал в ожидании, когда ежедневная процедура Химемии закончится.

Никто не видел единственного лучника с единственной стрелой, нацеленной на чердачное окно. Никто не знал, откуда тот стрелял. Лучник даже не особо целился, нужно было просто попасть в окно.

Что было первое: звон стекла или девичий крик – Леонар не разбирался, он дёрнул дверь и ужаснулся. Всё помещение чердака лизали языки огня. Они неистово, ненатурально быстро переползали с мебели на шторы, с тканей на потолок, трещали деревом без искр. Казалось, перед лордом живое всепожирающее существо, которое уже тянуло лапы к двум людям, прижатым к стене.

Перепуганная девушка испуганно прижималась к лекарю, а стена огня бесновалась рядом с ними, волнами закрывала обзор. Остин поднял графиню над полом, усадил себе на плечи – короткая отсрочка от смерти. Увидел Леонара и в отчаянном взгляде лекаря проступила надежда.

Лорд дёрнулся вперёд, но тут же зашипел от жара. Огонь не был обычным, и он увидел его источник, присмотревшись. Золотые блики ползали по мебели и полу. Золотое море мелких ящериц, родившихся из крови одной, прилетевшей на стреле. Пепел матери уже разлетелся по чердаку и стал пищей для её прожорливых детей, приумножая неукротимое племя огненного бога.

— О, Творец, саламандры! — Леонар отшатнулся, бросил панический взгляд на людей и крикнул: — Держитесь!!!

Он мог убежать за помощью, но знал: помощь не успеет. Леонар даже не стал думать, зачем рискует своей жизнью. Ведро воды стояло в коридоре. Мутной, грязной после мытья полов, но юному лорду было не до брезгливости. Он смело вылил помои на себя и побежал в огонь. Под ногами захрустели угольками дети пламени. Юноше казалось, он был быстрым – но времени хватило рассмотреть блеск ужаса в глазах невесты. С потолка посыпались живые угольки. От крика заложило уши.

Химемия боялась пламени. Она не могла забыть о том страшном дне, когда огонь объял её. Крик матери звенел в ушах, как похоронный колокол. Ужасный треск корабельной мачты, запах палёного и жареного перемешался с ужасной болью, от которой не было спасения.

Так было… Так снова будет?

Сильные руки обняли, прижали дрожащую от ужаса графиню и укрыли от огня. До разбитого окна ближе, чем до двери. Но как же больно. Ящерки бросались в ноги и вцеплялись в плоть капканами пламенных клыков, выдыхали белые пары. Задержись в комнате люди дольше – и задохнулись бы ядом саламандр быстрее, чем сгорели.

Остатки стекла полетели вниз, и три фигуры показались на парапете. Химемия буквально взлетела по черепице к флюгеру. Остин Хест осторожничал, вытягивал Леонара из окна, у которого сапоги и штаны буквально припеклись к коже ног. Но тот зло отмахнулся, подталкивая лекаря вперед.

— Уходи, Химемия! — кричал графине Остин.

— Бегите в сторону кухни! — уточнил юный лорд.

Девушка не слушала, она протянула руки и помогла выволочь раненного Леонара на крышу. Драгоценное время было потеряно, крыша уже горела золотым огнём. Саламандры не собирались бросать начатую охоту. Маленькие дети огня, жители далеких вулканов сжирали всё в районе горения подземных рек, они никогда не сдавались, даже если умирали, остывая на холодном воздухе.

Потухшие комочки ящерок скользили по черепице вниз, их место сразу занимали новые саламандры, агрессивнее и прожорливее прежних. Мстя за погибших сестёр и братьев, они начали разрушать опорные балки.

Крыша затрещала, шифер посыпался раскалёнными черепками. Остин упал на колени, Химемия взвизгнула и соскользнула под весом Леонара к водостоку. Лорд успел упереться в опорные ленты крыши ногами и первым делом подтолкнул опалённую девушку вверх, затем начал подтягиваться выше сам. Золотые ящерки уже переползли с чердака вниз и наслаждались пиром богатого убранства поместья, обращённого в жаровню для не успевших убежать слуг и господ.

Люди кричали и в одних нижних рубахах выбегали на улицу, на передний двор, а там светло было, как днём. В белом они терялись на снежном фоне. Их крики тонули в шуме поднимающегося ввысь золотого пламени. Всё что, они могли – это наблюдать за безжалостной стихией, за агрессивным танцем смерти, от жара которого таял снег и уходила жизнь. Не подобраться, не спасти. Поздно. Спасенья нет…

— Прыгаем! — приказал Остин Хест и соскользнул по черепице вниз.

Он держался за руку графини, а графиня держала за руку Леонара. Движение одного заставило скользить вниз всех. С воплем испуганных зайцев люди преодолели обжигающую стену огня, перетерпели впившихся в тела саламандр и подкинутые неровностью крыши взлетели. Возможно, лишь игра воображения – но на середине полёта два крыла замедлили страшное падение. Одно мгновение перед приземлением на твердый пласт, под которым их мягко приняло нутро пышного сугроба.

Они живые. Эта мысль оказалась первой и единственно важной. Обожжённые, чёрные от сажи, кашляющие, со слезящимися глазами и, тем не менее, живые. Очень скоро их окружили люди и помогли подняться.

Дышать ужасно больно, но, кашляя, они вдыхали морозный воздух и торопливо уходили от долетающих до них искр мертвых саламандр. Поддерживая, поддерживаемые, они едва осознавали, как им повезло.


Поместье сгорело дотла, со всеми спрятанными в нём богатствами и уликами. Жители отделались ожогами, испугами и потрёпанными нервами. На гостевой дом – удача – пламя не перекинулось. Конюшню чуть пожгло, но и она уцелела, как и кони. Пропажу Уртика, нескольких Пай и двух сторожей заметили не сразу. И не удивились этому. Именно они помогали выводить господ из горящего дома. Их смерть приняли как само собой разумеющуюся дань за жизнь господ.

Ждать смерти всех ящериц пришлось долго.

Леонар пострадал не так сильно, как ему казалось. Он даже вскочил и побегал возле останков дома, но так и не нашел Онёр. Сильнее всех огонь обжёг Остина Хеста. Мужчина не подавал виду, как ему плохо, пока не убедился, что его воспитанница и её будущий муж в безопасности. И только затем упал. Ожоги покрывали ноги, спину и даже плечи. Потому он, господин Харрис, Химемия и Леонар сразу покинули пепелище. Остальным пришлось ждать прибытия сыскарей.

Все, кто не пострадал от огня, стояли с тарами, наполненными талым снегом, и заливали отлетевшие угольки до тех пор, пока пожарище не оголило чёрные кости былого величия богатого убранством дома. По нему псами лазали приехавшие сыскари, чьими страшными находками становились обглоданные саламандрами, почерневшие от пламени кости людей.

Одним из погибших был Уртик – опознали кости по старым переломам, другие – просто Пай.

Виконт обратил внимание на странное совпадение смерти старого сыскаря и его упорства в поисках причины покушений на семью Фаилхаит в пределах поместья. Лорд Манс не пожелал мириться с заявлением о невозможности подтвердить или опровергнуть теорию старика, и сразу после лечения обожжённой руки отправился в королевскую канцелярию, надеясь там направить поиски в прежнее русло.

Удвоилась охрана и повторилась кутерьма с допросом, но ничего найти не удалось. Был неизвестный, и сделал выстрел в чердачное окно. Но кто он – узнать нельзя. Перетрясли всех контрабандистов, но кто и когда купил саламандру, узнать не представлялось возможным.

Семью Фаилхаит приютили соседи – семейство Ременсон, поселив в своём гостевом доме на время разбирательств. Ременсоны были в той же мере горды своим благородным поступком спасения обездоленных соседей, в какой и возмущались затратам на подобное благородство. Это, впрочем, не влияло на учтивость бесед и безвозмездность помощи.

Фаилхаиты желали как можно скорее переселиться в свою северную резиденцию, но они ещё могли понадобиться для дачи показаний, и их сыну ещё была нужна лекарская помощь, потому Фаилхаиты и задержались. Из слуг они взяли лишь двух служанок и одного юношу, на случай тяжелой работы. Стряпуха и её мальчонка отправились на север, желая продолжить служить семье Фаилхаит. Остальные Пай разошлись с рекомендательными письмами в поисках новых хозяев. За пропавших в огне помолились.

Сыскари приставили к Леонару с юной графиней двоих телохранителей, во избежание.

Новость о возможной гибели Онёр юный лорд принял стойко. Он никак не мог поверить и не верил, пока мать не принесла траурную ленту, заметив, что он убит горем. Он долго смотрел на чёрную полоску ткани и никак не мог решиться повязать её на запястье.

Лорд помнил жар ночей с любимой женщиной, помнил их короткие встречи, и в его воспоминаниях Онёр была живой. Он давно не имел возможности видеться с ней, и ему начало казаться, что любовь угасла, как огонь свечи. Потеряв же, Леонар ощутил тоску и боль от понимания: он предал её. Буквально променял на интересную и таинственную графиню, которую сам привез в дом семьи.

Сознавая свою вину и избегая мыслей о болях от ожогах, лорд взял перо и бумагу и начал рисовать. Он уже давно не прикасался к изящным искусствам, всего себя отдавая делам компании и любимой женщине. Как оказалось, навык не был потерян. Онёр вышла узнаваемой, хоть и рисовалась чёрным. Именно на эту картину Леонар и повесил ленту, приколол к стене. На оставшемся листе начал рисовать вторую девушку. Дошел до маски и смял рисунок.

Как раз принесли Остина Хеста. Леонара и лекаря графини разместили в одних покоях, где раньше жил лекарь семьи Ременсон. Не так давно этот лекарь изволил отойти в мир иной, а нового ещё не нашли.

— Химемия, — не то в бреду, не то желая увидеть госпожу, позвал Остин.

Графиня пришла через несколько минут. Вид она имела весьма дикий: белая маска подкоптилась, в глазах стояли слёзы, бинтовать саму себя у неё не вышло аккуратно, а неизменный спутник – белый бурнус – пугал пятнами гари и дырами ожогов. Но, не смотря на неопрятный вид, девушка не соглашалась с ним расстаться. Остальную одежду она позаимствовала у дочери семьи Ременсон.

Стоило ей войти, как подавленный потерей лорд отвернулся к стене. Он зашипел от боли и принял грустный девичий взгляд как новый камень к утёсу своих грехов, о который был готов разбиться.

Химемия взяла Остина за руку и вела себя незаметно, пока господин Харис не вышел из комнаты для разговора с виконтессой. Графиня достала из-под одежды подпалённые перья, провела ими над свечой и дождалась, пока весь пепел осядет в подставленном стакане с водой. Перемешала и напоила лекаря получившимся лекарством. Жар почти мгновенно спал, и мужчина смог уже осмысленно посмотреть на воспитанницу:

— Спасибо, девочка, — поблагодарил Остин Хест.

Леонар повернулся и с удивлением посмотрел на самоуправство Химемии, на что лекарь пояснил:

— Это перья удивительной птицы. Благодаря им вы выжили после падения с коня.

— Я был прав, — Леонар принял из рук невесты второй стакан и выпил горчащую воду: — Вы держали такого удивительного зверя возле поместья? Но где же он сейчас?

— Недалеко, — заверил Остин, ощущая, как боль уходит и в теле появляется легкость.

Химемия кивнула. Несмотря на весь пережитый страх, она не могла не радоваться, что люди, которые угрожали Леонару, больше не живут в его доме. Впрочем, она не строила иллюзий и понимала, что вскоре они себя проявят. В то, что эти люди погибли при пожаре, она не верила.

А когда графиня забылась беспокойным сном, между мужчинами состоялся важный разговор.

— Вам следует убедить её разорвать помолвку, — произнес лекарь дома Хичтон и поднял с пола помятый рисунок. Разгладил.

— Почему? — сам не осознавая того, упёрся сын виконта.

— Я был против с самого начала, — говорил Остин Хест, рассматривая знакомую фигуру на бумаге. — Вы прибыли в наш дом, открыто заявляя, что между вами не может быть любви. Что вы хотите использовать её, как пугало. И графиня понимала это, но всё равно позволила увезти её.

— Мне, право, стыдно за это, — Леонар отвел взгляд. — Первопричины нашей встречи воистину отвратны.

— А ваши родственники, их отвращенье и издевки?

— За них и за себя я вновь прошу прощенья!

— Мне вам выписать медаль за ваши извинения?

— Если можете – прошу, — усмешка лорда вышла горькой. — Так к чему же наш разговор?

— К тому, что вы втянули девочку в круговорот, из которого она может живой не выйти. — Остин помолчал, сложил рисунок и убрал на память перед тем, как сказать: — Если вам она не безразлична, если в вашей душе есть хоть немного теплых чувств к леди Химемии, прошу вас, прогоните её. Говорите, что хотите, но от чистого сердца. Тогда, уверен, она позволит увезти её домой.

Глава 10

Из дневника графини Химемии Сеа Хичтон.

«…В тот день я приняла много жизненно важных решений. И без сомненья говорю, что не жалею.

Люди привыкли видеть женщину хранителем огня. Решили: ей не престало быть жестокой, решительной, что ей надлежит быть под защитой мужа. И где-то я согласна. Согласна быть такой, пока могу. Но бывает, даже самая добрая тихоня выходит на тропу войны с мечом. Всё ради защиты дорогого человека…»


Сын виконта признал правоту слов лекаря, пропитанных искренней заботой к опекаемой юной графине. Ощутил правильность укора в свою сторону. Леонар и сам осуждал себя за былое поведение, корил за смерть Онёр и едва не случившуюся смерть невесты. Да, он геройски спас Химемию из огня, но не был воителем, способным и далее защищать её от предстоящих бед. Как выражались иноземцы, предприниматель – не воин.

Графиня Сеа Хичтон спала и не знала, какое разочарование её ждет по пробуждению: мужчина принял решение отказаться от брака с ней во имя её блага. Бинты на голове сбились, и через прорехи кольцами струились причудливые серо-крапчатые пряди. Ещё ни у кого Леонар не видел локонов такого странного цвета.

— Вы ведь и вправду дурите меня, миледи, — на ощупь волосы оказались необычайно мягкие, вызывали желание погладить выбившуюся прядь. Так зачем отказывать себе в малом удовольствии.

Прикосновения разбудили Химемию и она первым делом проверила, на месте ли маска и хорошо ли держатся завязки. Вот глупая, забылась и уснула!

— Ваши волнения тщетны, я не снимал и не пытался снять вашу маску. Хотя, признаю, искус был. Как мужчина кровей благородных я его поборол.

Взгляд девушки вопреки словам стал растерянным. Создалось впечатление, будто ей было бы легче, узнай мужчина правду против её нерешительной воли. Графиня села и сложила на коленях руки. Её взволновал понурый вид юного лорда.

— Нам надо поговорить… — не стал тянуть Леонар. — Нет, мне нужно вас просить.

Он дождался, пока Химемия придвинется чуть ближе:

— Расторгните соглашение на брак.

В ответ – удивлённый взгляд, на который сложно ответить словами. Кто она? Юная графиня с процветающим графством, богатая невеста и хороший человек. Нет, просто замечательный. А для него она кто? Леонар не мог ответить, он знал её недолго. Сперва ненавидел и даже опасался, затем терпел и удивлялся. И вот – пришёл на путь сожалений, что упустил то время, когда мог узнать такую удивительную девушку ближе. Открыть её секреты и обещать хранить их. Знал, как сложно найти друзей, таких как эта леди, и видел понимал, каких трудов ему стоит её оттолкнуть.

Тонкие ручки, изящные кисти в перчатках держали его руки, и так близко были глаза цвета чёрного жемчуга, в которых плескалась печаль немым вопросом.

— Я не испытываю ненависти или отвращенья к вам, и моя просьба никак не связана с уже озвученным ранее нежеланием с вами обручиться. Но обстоятельства сложились так, что за моей семьей охотятся неизвестные. И с каждым покушением всё более опасно находиться рядом с нами. Простите, леди, но вас я узнал в той мере, чтобы появилось желание защитить. И всё, что я могу, это просить уехать в родное графство.

Он не удивился, когда Химемия замотала головой. В её глазах блестели растерянность и слезы.

— Простите, Химемия, я не желаю подставлять вас под удар.

«…Всё будет хорошо. Я буду рядом. Я помогу…» — послышалось ему.

— Всё будет хорошо, — повторил он за услышанным из ниоткуда голосом. — Но если вы не согласитесь, мне придётся вам напомнить о причинах нашей встречи. Мне, право, стыдно о том думать…

Леонар помрачнел от воспоминаний причин и их исходов.

— Помните, я хотел быть с любимой женщиной?.. Так вот, теперь её уж нет в живых, а я, как последняя сволочь, никак не вспомню, за что её любил. Виню телесное желание. Трусливо называю всё прекрасное, что с нами было – самообманом. Лишь бы не вспоминать и не думать, что её больше нет, — сын виконта опустил взгляд. — Вот какой я человек, графиня. Просто ужас.

Девушка качала головой. А лорду продолжал мерещиться чуть слышный голосок:

«…Вы не плохи. И вам я всё простить готова. Не отсылайте прочь…»

— Мне очень жаль, миледи, но так нужно, — он пытался придумать, чем мог её уговорить, и заметил: — Те люди могут вновь покушаться на вас, не на меня. Но я погибну, пренебрегая своей жизнью, если снова кинусь в пламя. Прошу, подумайте над этим.

Графиня зажмурилась, с болью признала правдивость слов. Как плохо знать о том, что единственное возможное, что можешь дать ты человеку – это свой уход.

Взметнулись юбки, застучали каблучки, дверь громко хлопнула и Леонар устало откинулся на одеяло. Грусть надавила с новой силой, едва не выклянчив слезу.

— Немного подло, — заметил притворяющийся спящим Остин Хест.

— Зато она будет в безопасности.


Выйдя из покоев, Химемия застыла, словно вкопанная в землю трость. Если бы дорога была дольше, она имела бы шанс переосмыслить слова юного лорда. Но далеко идти не было нужды: старших членов семьи Фаилхаит разместили через две двери направо. Она миновала телохранителей Леонара – двух мужчин в военной форме, чинно стоящих у стены – и постучалась в дверь покоев виконта и виконтессы.

За короткую прогулку в голове всё лишь сильнее перемешалось. Неаппетитная горка из разносортных зёрен мыслей грозилась обрушиться на хрупкую девушку и задавить под сомнением правильности принятого решения. Верны ли выводы о том, что её уход облегчит защиту юного лорда?

Графиня тряхнула головой, удивляясь серым прядям, попавшим на лицо. Сжав до скрипа зубы, откинула их назад, а капюшон опустила пониже на глаза. Документы все сгорели, восстановлению многие не подлежат, среди них – брачный договор и его копии. А значит, забирать Химемии ничего не нужно. Она просто собиралась подойти и поставить Фаилхаитов перед фактом своего ухода.

Так как глава семьи Фаилхаит отсутствовал, графиня обратилась к той, кто однозначно и без вопросов разорвёт помолвку – к виконтессе. Ах, эта женщина должна быть рада. И она была рада.

Жестов на мадам Левизию графиня тратить не стала. Написала короткий абзац на листе бумаги и передала яростно шипящей мадам. Та прочитала, враз угомонила ярость и даже помогла собраться. Уговорила Ременсонов пожертвовать одним экипажем и проводила до ступенек. Раненного Остина расположили на откидных сиденьях, которые предусмотрительно ставили в кареты для долгих путешествий. В дорогу снарядили лекарствами и пожелали приятного пути.

Всё произошло слишком быстро.

Графине показалось, что кто-то смотрит в спину. Обернувшись, она успела поймать взгляд лазурных глаз, затем темная штора занавесила окно и Леонар ушёл вглубь комнаты. Он повторял себе: он поступает правильно. И повторял, что сможет вновь забрать её, когда всё разрешится.


Поздно ночью, в одиночестве, опустошив половину бутылки доброго вина, Леонар оказался во власти сожалений. Он стал виновником смерти возлюбленной и уходу хорошего друга. Как никогда близко подкралось желание напиться. Будь с ним Тённер – и оно нашло бы верное исполнение. Но в одиночку с вином приходило не забвение, а тоска. Она червем въедалась в плоть и причиняла боль.

Отец так и не вернулся. Мать уже спала. Химемия уехала. А Тённера звать среди ночи – не лучшее решение. Да и не сможет он, даже загнав коней, явиться в сей же час. Не нашлось рядом человека, с которым можно было бы поделиться болью, кто выслушал бы без осуждения.

То ли хмель это был, то ли тоска, а что-то повело лорда на балкон. Морозный воздух причинял едва ли не страдания изнеженному телу, одетому в одни легкие штаны. Кусался диким зверем и обращал выдыхаемое в пар. Но Леонар будто этого не замечал. Он облокотился на витую изгородь балкона и всмотрелся в ночную вдаль. Туда, где над шапками заснеженного леса сиял едва заметный серп луны. Молодому лорду было невдомёк, что в тот час у поместья Ременсонов ждали четверо.


Чикут у контрабандистов саламандру не покупал. Умелый лучник, он давно проник в «Крысиное братство16». И слыл в нём тёмной лошадкой. Ни один из наёмников не знал буквально ничего об этом молодом человеке: кто он и откуда. Каждому Чикут сказал, что выполняет деликатный заказ по устранению гордыни одной зазнавшейся семьи.

Как издавна у них повелось, Крысы нос в чужие дела не совали, пока им не платили за это. Потому сбывали нужное без лишних вопросов. Продали именно они ему и шип в седло, и пойло для коня, и саламандру. Главное, Чикут исправно им платил. Он, как и Онёр, не мыслил спокойной жизни, пока счастлива семья Фаилхаит. Он, как и сестра, поддерживал план с ударом по статусу, где не пришлось бы отвечать за пролитую кровь. Ведь Фаилхаиты тоже не ответили за прошлые обиды. Но, как и у сестры, терпение у Чикута кончилось. В этот раз юноша вооружился кинжалами.

Двое братьев, Дафне и Парис, также были при оружии, весь запас которого хранился в старом колодце у сгоревшего поместья. Во время суеты на пожаре они успели замести все свои следы, подкинуть четыре деревенских тушки и убить Уртика. Слаженно и четко братья и сестра обговорили новый план, и пришли его исполнить.

Охрану обезвредить было слишком просто, а телохранители наивно ждали у дверей опочивальни. А когда преступники заспорили, как лучше им проделать дело – проникнуть в дом и вынести бесчувственное тело или выстрелить через окно, когда появится в пределах видимости цель – Леонар показался на балконе. Споры улеглись, Онёр поправила одежду и вышла в лунный свет.

Как бывает на хмельную голову, человеку сложно признать реальность бытия. Всё кажется фальшивым, полным лжи, и появившаяся дева не могла быть исключением.

В тот момент Леонар мог уповать на хмель или на зыбкость мира. Он видел перед собою душу – так он посчитал. Онёр пришла к нему проститься. Она была так хороша и не прозрачна, как в книгах описывали духов. В волчьей шубке, серой шапке, словно разбогатевшая купчиха, щеголяла в подкованных сапогах. С печальной улыбкой на устах смотрела грустными глазами на любовника и пока молчала. И юный лорд не мог нарушить эту тишину боясь спугнуть виденье той, перед которой он считал себя виновным.

Онёр же сгорала от нетерпения, но играть её учил великий из учителей – жизнь. Учиться было трудно. Наказание – гнёт, голод и сон на сырой земле, но она сполна впитала знания и могла бы стать великой актрисой, но выбрала путь мести. Она не ведала, какие мысли бродят в голове любовника, но видела взгляд боли и вины и, словно дегустатор, могла определить, насколько чувство крепко. Очень крепко.

— Иди ко мне, — услышал Леонар…


Запряженная парой белых лошадей карета не торопилась. Её извозчика беспокоила пурга, вновь посетившая эти земли. Пока дорога пролегала по лесу, непогода не ощущалась, но стоило покинуть лес, как экипаж едва не перевернулся.

«Назад…»

Химемия убрала платок от глаз, услышав знакомый шёпот. Слезинка скатилась по щеке и сорвалась в полёт. Разбилась о белое кружево рукава.

«Вернись назад…»

Ветер бесновался всё сильнее. Шептал: «Вернись!», бил плетьми по лакированному боку, кидал под колёса снег и сор.

Девушка беспокойно прикоснулась к мужской руке и сжала.

— Ты в порядке, дитя?

«Я опять слышу голос.»

— Не слушай. Он, неприкаянный, толкает тебя на опасный путь. Будь сильнее и не поддавайся.

«Оно ещё ни разу не ошиблось.»

— И всегда, я повторюсь, всегда ставило тебя в опасные условия. Ты вспомни хотя бы тот раз, когда упала в реку!

«Да, я упала и поток унёс меня. Но, Остин, там я нашла тонувшего ребенка!»

— А случай с вором?

«Помилуй, я просто ощутила жар и скинула одежду. Его испуг и последующий полет случайны.»

— Он мог не испугаться, а захотеть вами овладеть!

«Но голос просил меня раздеться и не ошибся вновь. Вор испугался.»

— Вспомните тогда о молнии!

«Да, мне было страшно, и крыло болело долго. Не стоило летать в грозу. Но, Остин, голос соблазнил меня на тот полёт, и сохранил в целости деревню. Случись так, что ударило бы в крышу, и погибли б люди. Со мной же станцевала та стихия и лишь ранила. К тому же, Остин, если бы я слушала тот голос в детстве, то наш корабль не сожгло. Он мне кричал идти на палубу, а я не пошла!»

— Ты не виновата.

«Не вам решать. Но и не мне.»

«Быстрей вернись! Иначе будет поздно!»

— Химемия, ты снова его послушаешь?

«Да. Но это не единственное моё решенье. Остин, отошли письмо «эльфу». Напиши, что у нас произошло. Подробно опиши служанку и дворового. И… и пожелай мне удачи.»

Графиня надела маску и открыла дверь. Извозчик услышал, как пассажир выпрыгнул из кареты, и на мгновение его накрыла тень. А дальше ветер стих. Стихия понесла своё дитя. Она больше не звала.


Его ударили по голове и Леонар упал.

Онёр вела любовника до тени грабов, где на него и напали её братья. Сначала они хотели лишь его убить. Подкинуть бездушный труп на пепелище. Но, оглушив мужчину, передумали.

— Что толку в нашей мести, если о причинах виновники так и не узнают? — заявил Дафне. Его поддержал Парис:

— Ты прав, брат. Семейство Фаилхаит должно знать, за что лишилось сына, а сын – за что его казнят.

Один Чикут был против:

— Мне всё равно, узнает кто, или то останется тайной. Главное, они познают боль отчаяния и боль потери.

Выходило, что желающих рассказать о ненависти больше, но мужчины смотрели на Онёр и ждали её слова. Неважно, что сестра была куда младше них и являлась женщиной, по мнению мужчин – существом не холодного ума. Братья видели её как человека хладнокровного, пролившего кровь недрогнувшей рукой. Где пасовали остальные, она легко вела. А, стало быть, ей и принимать конечное решение.

Бывшая служанка нахмурилась. Она смотрела на любовника и никак не могла решить. Нет, Онёр и не думала помиловать его, она боялась наказания для семьи. Стоит только сыскарям найти следы прошлого, связать со слугами, которые якобы сгорели, как нить сложится в узор и всем всё станет ясно. Но помогать им в этом и обречь семью на смерть – женщина такого не хотела. Однако, так сладка казалась ей возможность заставить мучиться не только старших Фаилхаитов, но и этого щенка, которому пришлось надолго отдать власть над своим юным телом.

Онёр обратила взор на небеса, и будто боги услышали её желание – решили побаловать снегопадом. Хлопья обещались укрыть след, а значит, можно было и рискнуть.

— Мне думается, мы заслужили развлеченье, — сказала она. — Но – потехе час, а нам нужно поскорее скрыться.

— В запасе часов шесть, сестра, — беспокоился Чикут. — Мы не подготавливали отступления с грузом на плечах. Может, изменишь решение?

— Нет, я уже соблазнилась отомстить не только за тот грех. Уходим! Не будем тратить время!

Не успели они пройти и первой мили, как, разбивая тьму, ломая ветки деревьев, взрывая снег на них упала птица. Раскидала как котят и вновь взлетела, пошла на второй круг.

Но в этот раз Чикут был готов. Стрела арбалета тренькнула лишь раз – и тяжёлое тело упало с небес в глубокий снег.

— Кто видел, куда оно упало?


Птица подтянула раненое крыло. Царапина, но до её заживления не полетаешь. Она ещё могла бежать, но побоялась потерять из виду похитителей. Так что же делать ей? Спрятаться, сдаться или бежать?


Искали птицу, а нашли графиню. Продрогшую, всё в то же белой маске и перепачканном бурнусе.

— Убить? — Дафне обнажил меч и подошёл к дрожащей девушке.

— Есть идея лучше, — неприятно улыбнулась бывшая служанка, — берём с собой.

Испуганная Химемия не оказала сопротивления – позволила себя связать и увести к простой, гружёной бочками телеге. В нос ударил запах рыбы, тонкий слух сразу уловил, как в преддверии скорой смерти та плавает в деревянных тюрьмах.

— Голýбку к голубкý? — насмешливо уточнил Парис, который держал графиню.

— К нему, к нему, — Онёр даже не кивнула, она на новую пленницу не смотрела: беспокойно озиралась, всматриваясь в темноту. В атмосфере напряжения ни один не предложил снять с таинственной графини маску. Не до того им было.

Одна из бочек стояла без воды. Внутри неё сидел первый пленник, он всё ещё был без сознания. Но, главное, он был жив и Химемия всхлипнула от облегчения, услышав его сердцебиение. Графиню посадили к нему и накрыли сверху крышкой, погружая в темноту.

«Все хорошо, я с тобою рядом!»

Леонар на ощупь отдавал морозом. Он замерзал.

Шелест, что еженощно разносился из шкафа в покоях сына виконта, раздался в бочке. Юношу и девушку обняло тёплым «одеялом». Холод ночи отступил и скоро лорд перестал дрожать, но тот, кого он за это благодарил в беспамятстве, не заслуживал слов благодарности:

— Онёр…спасибо…Онёр…

«Ах, если бы вы были в силах меня услышать, Леонар.»

Тяжеловоз устало переставил ноги, напрягся и неохотно потянул телегу. Полозья заскользили, отмечая путь глубокими бороздками, которые неспешно засыпало снегом.


Сыскное отделение «встало на дыбы». Охраняемый ими лорд пропал из опочивальни. Из-под носа сторожей увели – единственного сына виконта Фаилхаита не уберегли. Какой позор!..

— Нет, господин, в комнату не заходили даже слуги, — оправдывались утром проштрафившиеся телохранители.

— А может, слышали чего? Или проспали?! — указывал на их некомпетентность прибывший сыскарь.

— Никак нет! — отвечали и оправдывались они.

Как и большинство сыскарей, Хатиор Браса не являлся человеком знатным, но и обычным селянином его не смог бы назвать даже самый предвзятый богач. Всегда одетый по последней моде, с идеальными манерами, с сединой в тёмных волосах и спокойным взглядом, он не мог не привлекать внимание. То его и сгубило от следующего шага на лестнице карьеры: для должности в тайной службе короля он дюже заметный и слишком выделялся. Потому так и остался старшим сыскарей. И, надо сказать, его такое положение вполне устраивало.

Итак, Хатиор явился днём, когда поиски в поместье семьи Ременсон и в окрестных землях не дали результатов. Сперва виконтесса думала: сын где-то рядом, просто желает уединения. Но слуги его не нашли и мать мгновенно запаниковала. Хатиор Браса зашёл в опочивальню и сразу вышел на балкон. Не раздумывая, прыгнул на растущее у стены дерево и слез по нему вниз.

— Как видите, это вышло тихо. Юный лорд покинул покои сам подобным образом.

— Но, господи, зачем?

Тут солидно одетый сыскарь только руками разводил. Он мог назвать тысячи причин, из-за которых человек перемещается с верхних этажей на нижний: от пьяных ног до суицида, – но ни одну из них не мог назвать как железную для пропавшего лорда. В деле было слишком много белых пятен. Он даже не мог сказать однозначно, похитили Леонара или убили.

Раскопав снег на месте нападения, нашли немного крови. Слишком мало для смертельной раны, но достаточно для сильного удара. Оглушили и унесли. Куда?

Собаки взяли след и привели к таинственному месту. На нём как будто приземлялась грудью большая птица. Повсюду много перьев и есть немного крови. А также следы нескольких человек.

Хатиор задумался, сопоставил факты с отчётом молодых коллег. Больно много было тех, кто говорил о большой птице, которую видели рядом с поместьем Фаилхаит. Но виконтесса уверяет, что не держали никаких магических зверей. А значит, птица принадлежала графине Сеа Хичтон.

Сей факт наличия диковинного зверя не удивил много повидавшего Хатиора. Люди, не ограниченные в средствах, могли себе позволить чудеса. Он больше удивлялся вероятным причинам возврата отосланной невесты:

— Боюсь, у нас двойное похищение.

Вариант с убийством сыскарь придержал: хотели бы убить – убили бы давно. Хатиор строил предположения о причинах похищения и отослал нескольких доверенных лиц в отделение, проверять догадки. А сам продолжил поиски.

Псы вывели на заснеженный путь. Поутру здесь уже успели проехать несколько карет и множество телег – у земледельцев имелось пять крупных селений, а люди в них не могли работать без гужевого транспорта. К тому же начинали работу спозаранку. Хорошо, была зима и лишь торговцы проехали этим трактом.

Голуби с письмами разлетелись по ближайшим деревням и постам. К вечеру Хатиор Браса знал точное число торговцев – пять. Один торговал тёплой одеждой и прибыл в город, где собирался остаться на три дня. Второй вёз поросят в соседнее селение. Третий – просто в гости. Четвёртый был обменщиком монет, а пятый – торговцем рыбой. Он-то и вызвал сильное подозрение. Пришлось потратить большую часть ночи и утра, опрашивая свидетелей пути телеги с бочками.

Что стало причиной подозрений? Всё просто. Во-первых, людей на телеге было слишком много для обычной торговой вылазки, и все хорошо вооружены, но на наемников не похожи. И даже если предположить, что к торговцу просто подсели путники, то почему он не повез свой дорогой товар – живую рыбу – в город Арль, что дальше от морской границы? Напротив, торговая телега шла в город Руан, где рыба не ценилась из-за близости моря. И не было ни одной торговой остановки. К тому же, не мог Хатиор не заподозрить бочки как удачные вместилища пленных людей.

До Руана шла гонка со временем, а в портовом городке время поисков закончилось. Сыскарь нашёл телегу, на ней бочки. В одной вместо рыбы нашелся убитый злоумышленниками настоящий торговец, другая была пуста, в остальных – тухлятина. Собаки привели к старому сараю на отшибе, и в нём Хатиор Браса нашёл подтверждения возможной гибели пленённой знати.


Леонар очнулся в темноте в тёплых объятиях невесты. Ужасно пахло рыбой, но этот смрад перебивал аромат моря и соли. Кляп не давал ему спросить, а немота графини ответить. Почему она здесь, с ним, разделяет тягость плена? Всё, что оставалось Леонару, это думы о случившемся.

Похитители не соизволили ни разу их проверить. И без свежего глотка воздуха, пищи и воды пленники ослабли. От пут едва ощущались руки-ноги, а от неудобных поз зудело вымотанное тело. Однако конца пути ждали с ужасом. Понимали: ничего хорошего в том конце не будет. Даже оптимистичная Химемия не держала слезы, не видя благополучного исхода.

Пришёл момент узнать, что будет дальше. И тяжеловоза, к его великой радости, осадили. Бедолага устал тянуть без отдыха. С телеги сошли на снег три брата и сестра. Похитители тоже устали, но виду не подавали. На их лицах царили злорадные улыбки, ведь вскоре они свершат долгожданную месть. Мысли эти придавали сил.

— Селедочка, надеюсь, ещё не стухла, — хохмил Дафне, открывая бочку.

Химемия и Леонар зажмурились – их ослепила белизна неба и снега. С трудом накопленное дыханием тепло вырвалось наружу и обдало склонившегося мужчину. Связанные по рукам и ногам пленники заворочались, не желая вылезать из тесноты, но их грубо извлекли из бочки и бросили на снег.

— И даже не протухли! — поддержал шутку Чикут, играя метательным ножом: намёк на участь желающих побегать.

Леонар смог посмотреть на свет без слёз и увидал Онёр. В мехах и коже, эта дева более служанку не напоминала, скорее походила на волчицу, в глазах которой плясало пламя торжества победы. Глава разбойничьей шайки, вот кем Леонар её увидел. Он пожирал её взглядом, желая задать лишь один вопрос: за что?

Вскоре лорд должен получить на него ответ.

— Тащите внутрь! — приказала атаманша, и братья поволокли пленников в сарай. В нём был спуск в подвал, в котором стоял неприятный химический запах с примесью тлена.

Химемия заартачилась, попыталась шагнуть назад и тут же была отправлена вперёд сильным толчком. Невольно толкнула Леонара, и тот в меру связанных рук придержал её, за что сам получил толчок. Несчастных с лестницы просто сбросили. Заставили пересчитать ступеньки и растянуться на земляном полу, поскуливая от синяков и ссадин.

Графиня поступила хитро. Она как будто бы ударилась головой и будто потеряла чувства: не шевелилась и дышала тихо. На самом деле Сеа Хичтон просто притворилась, выискивая шанс на спасение.

Леонар тяжело дышал и выл бы от боли в ушибленном ударом плече, но боль душевная перекрывала любые боли тела. Он всё никак не мог поверить в происходящее: его любимая Онёр выжила в пожаре и предала его любовь. Как такое может быть?

Братья поставили юного лорда на колени перед сестрой. Мешать диалогу любовников не стали. Лишь между собой перекидывались скабрёзными шутками, да и то всё шепотом.

— Какой взгляд, — смеялась бывшая служанка, — как у побитого на рынке пса. Неужто нет ни одной догадки, за что я так с тобой?

Кляп не дал вымолвить ни слова и Леонар по-простому замотал головой.

— Тогда я расскажу.


Барон Конвалария Папавер не являлся выдающимся человеком, но и никто не мог назвать его в числе ублюдков. Он жил довольно скромно в отличие от прочей знати, имел всего один надел земли и одно поместье, больше походившее на загородный сельский дом. То была земля его покойных родителей, и по бумагам земля, как и дом, не принадлежали ему.

Предприятие барона – маленький цех по изготовлению деревянных шкатулок. Всего несколько рабочих, ручной кропотливый труд и налог, который едва удавалось оплатить. Его жена была из Кеа. И он не узнавал причин позора, за который бедняжку лишили содержания и права наследовать привилегии короля – барон Папавер просто её любил. Он сам был из Ут и никогда не говорил о причинах, по которым одному из братьев досталось всё, а ему ничего.

Баронесса родила ему три сына и дочь. И, не смотря на тяготы жизни на грани бедности, семье удавалось держаться на плаву и быть счастливою четой. Пока не случилось неожиданное.

Манс Фаилхаит получил дарственную на земли барона Папавер по причине смерти единственного Сей Папавер – брата барона Конваларии. По законам королевства Эстар, если в семье больше не состоит людей Сеа, то земли отходят королевству. А оно уже само решает, кому их пожаловать.

Барон немедля отправился с поклоном к новому землевладельцу – виконту Мансу Фаилхаиту, но был изгнан со двора. Он слал письма с курьерами и голубями и ни на одно не получил ответа. Всё, чего он просил, это позволения и дальше жить на небольшом наделе. Но был этого лишен. Вскоре пришли бумаги на выселение и штрафной лист. Расплатиться Конвалария не смог, как и не смог докричаться до виконта.

Неуловимый лорд Манс был так обеспокоен делами фабрик, что упустил из виду творящееся на его земле. Он подписал бумаги, не взглянув. В то время он был излишне тороплив, да и смерть матери сказалась: пришлось уехать и готовиться к похоронам. Точно так же, не вникая в суть, он подписал требование, которое канцелярия короля рассылает, если не получила оплаты штрафов – ссылка на рудники.

Депеша пришла со стражей, и барона увели. Он не выдержал тяжелой работы и умер, а через год умерла и баронесса. Говорили, не вынесла бедняжка страданий. Дети не стали тратить деньги и драгоценности на оплату дома и ушли. Они хотели отомстить за отнятое счастье.

И сейчас они к исполнению мечты уже близки.

Кляп вынули и дали слово.

— Ты ненавидишь меня? — не веря в произнесенные слова, Леонар смотрел с надеждой. Ведь могло стать – любовь превозможёт ненависть на его отца. И юный лорд простит её.

— Я ненавижу всю твою семью, — вот как ответила Онёр. Она смотрела сверху вниз на мужчину у её ног и торжественно улыбалась: — И месть за мою семью вскоре свершится. Твой отец отнял у нас отца и мать, а мы отнимем у него единственного сына.

— Неужели ты не любишь меня? — Леонар не желал терять надежду. — А те ночи…

— Люблю? За что? — прошипела бывшая служанка. И притворно захохотала: — Ты просто избалованный мальчишка! Симпатичный, не спорю, ночи с тобой были мне не отвратны, но за что мне тебя любить? Того, чья семья виновна в смерти дорогих мне людей? За что?

Сын виконта молчал, он и сам не знал ответа. Он полюбил Онёр за её нежность и сладкие ночи, а она его… за что его можно было любить? Он не дарил ей дорогих подарков, но она сама их не принимала. Он не разделял с ней боль потери, потому что не знал об этом горе. Он не мог даже взять её в жены, потому что она бесприданница Пай. Он ничего не мог для неё сделать, находясь в неведении, он ничего не мог ей дать, кроме страсти и коротких встреч.

Взгляд сам собой упал на алхимические книги и стол, заваленный бутылками реактивов. Привороты дороги, но если научиться их готовить, найти поставщиков редких порошков и трав, то денег хватило бы и у крестьянки, не то что у разоренного семейства Ут.

— Значит, это ты подливала мне любовные зелья?

— А то! — Онёр гордо задрала голову и самодовольно усмехнулась. Братья её загоготали. — Из своих рук поила, а ты, дурак, послушно пил.

— Я тебя любил!

— Ты любил вкушать со мною зелья и веселиться по ночам, Леонар, — девушка пропела имя не с придыханием, как делала обычно, а с хорошей долей яда. — Ты не любил меня, а я тебя – тем более.

Леонар повис на руках похитителей как преступник на цепях, он потерял надежду.

— Так что же ждет меня и мою семью, Онёр? — слабым голосом спросил плененный лорд.

— Тебя ждет смерть, Леонар, — бывшая служанка вынула из голенища кинжал: — А твою семью – бесславная кончина бездетной пары. О! — она закатила глаза, — им будет больно, как было нам!

— Сестра, — окликнул её Чикут и кивнул на продолжающую притворяться графиню.

— Ах, да, — улыбнулась Онёр, — её, конечно, мы тоже не помилуем.

Сын виконта вскинул голову и побелел лицом.

— Она же вам не сделала ничего плохого! — возмутился он. — Я признаю вину своей семьи, но её вины в гибели вашей родни не вижу! Отпусти её, Онёр!

Бывшая служанка засмеялась:

— Как он запел, — захлопала в ладоши. — Уже готов умолять за эту девку? А клялся, что привез её отцу в устрашение, надеясь убедить его на нашу свадьбу. Лжец!

— Я не лгал! Онёр, я любил тебя. И раз ты не веришь в мое чувство, то я готов погибнуть от твоей руки. Но я молю: не губи невинную! Ты же… не такая…

А какая?.. Иллюзия ласковой девы разбилась вдребезги хорошо поставленным ударом. Мужчина задохнулся. Ещё удар – и он согнулся.

— Глупец, — сплюнула Пай и задумалась: — А впрочем, убивать её просто так не интересно. Братки, — обратилась она к братьям, — отпустите-ка его.

Кинжал упал к ногам тяжело дышавшего мужчины.

— Если ты действительно меня любил и сохранил сие прекрасное чувство, если ты не хочешь лишить своих родителей единственного сына, то убей её, — Онёр указала перстом на графиню и повторила: — Своими руками убей.

Глава 11

Из дневника графини Химемии Сеа Хичтон.

«Мир так устроен, нам не выжить без борьбы. Жизнь так устроена, нам не выжить без любви.

За короткое время, что я прожила, мне пришлось многое преодолеть и потерять любимых. Я помню, как это больно и тяжело. Так страшно вдруг оказаться одной с осознаньем, что могла помочь, но оказалась недостаточно сильна, умна, умела. В этот раз я справлюсь. И буду бороться до последней капли крови… Я буду сильной не только для себя…»

Порой прожитая жизнь становится беспечной песнью острого клинка перед ударом о закаленную сталь проблем. Как капля воска перед давлением на неё печати, готовая сорваться в шипящий крик и принять окончательную форму.

Перед сражениями мужчины гордо надевали военные мундиры, вооружались и брали на себя ответственность за судьбы: кому жить, а кому уйти из жизни. Выносили ежедневно хладнокровный приговор, а затем в пропитых барах заливали боль этих решений крепким пойлом. И, казалось, их мундиры старились вместе с ними и выглядели всё тяжелей.

За готовность нести тяжёлые мундиры Леонар их уважал, за гуляния в барах – презирал. Как будто двух разных людей видел – они как оборотни. Оказалось, такие есть не только среди военных, но и среди обычного люда. Одна вот, оборотниха, стояла и смотрела, как он растерянно берёт в руки нож, ещё без окончательного решения: что делать?

Было время, юный лорд даже не помышлял о возможности убить. Сама идея претила лицемерной человечности. Но вот недавно его арбалетный болт пронзил человека, и с тех пор Леонар пытался выкинуть из головы скелет, обглоданный волками. А тот всё щерился уцелевшими зубами и прокусывал ткань снов, впуская в них кошмары.

Может статься, всё с ним происходящее всего лишь новый сон, очередной кошмар? Он бредит после падения с лошади, или он всё ещё малыш и мать отпаивает его горькими лекарствами. И не было в его жизни ни любви, ни предательства.

Порез на пальце доказал – он бодрствует. И всё, что произошло и произойдёт – это его реальные решения. Ноги ему развязали и позволили подняться.

Онёр, Чикут, Дафне и Парис наслаждались зрелищем того, как знатный юный господин будет пятнать свою честь. Щерились в улыбках, кривили губы ухмылками и толкали к делу грязными подробностями. Замысел их в том, что убей он леди – и сын виконта запятнает имя благородного семейства. Впрочем, факт крови на руках юного лорда не помешал бы после убить и его, но значительно ускоряет дело крушения семьи Фаилхаит.

Юный лорд это понимал.

Леонар шёл неуверенной походкой к графине, ступни жгло, будто на них раскалённые башмаки, а в голове гудела пустота: он потерял любовь и сейчас мог потерять дорогого друга.

Склонился, занёс кинжал и… перерезал путы.

— Беги! — крикнул Леонар, и нож очертил полосу удара перед носом старшего из братьев.

Младший вскинул арбалет. Химемия вскочила, но не побежала к выходу. Она бросилась на Чикута, не дала прицелиться и повалила его наземь, хотя казалась графиня лёгкой, как пёрышко. Шипя как кошка, она неслабой хваткой вцепилась в мужчину и так сдавила, что тот аж захрипел. Спасать брата бросился Парис: девушку откинули на землю и придавили грязным сапогом.

— Что с ней делать? — Чикут спросил Онёр, которая в стороне наблюдала, как Дафне играючи уходит от неловких атак юного лорда.

— Подержи пока, — отмахнулась сестра и продолжила смотреть на избиение щенка с ножом.

Дафне играл, как волк с собакой. В отличие от лорда брат пренебрёг оружием и бил кулаками. Удары его накачанных рук легко достигали цели, и от их силы Леонара кидало из стороны в сторону. Бывший конюх хохотал, нанося очередной удар, и не был готов получить в ответ острием кинжала. Даже сам юный лорд не думал, что попадёт, но извернулся и сумел.

В этот миг из-под ног похитителей извернулась Химемия и вновь оказалась на свободе. Если бы не ворох длинных юбок, ударить ногой удалось бы посильнее. Пока Чикут поднимался, Парис наседал и всё пытался взять графиню, а та в руки не давалась, со звериной прытью успешно уклоняясь. Но даже зверь в итоге устает: её схватили в кольцо рук.

Дикий крик, казалось, смёл с ближайших полок пыль. Стеклянная посуда в шкафчиках полопалась, а та, что в отдалении – жалобно затряслась, маска графини треснула, а Чикут и Парис упали, зажимая уши.

Больше никто не мог помешать Леонару подойти к Онёр. Юный лорд, хоть и сильно удивился магическому крику, должен был закончить дело с предавшей его любовь женщиной.

Онёр отступала к химическим столам и гадала – поднимется ли у любовника на неё рука. Взгляд мужчины говорил: да. С каждым мужским шагом служанка делала шажок назад, не сводя глаз с зажатого в руках Леонара острого кинжала. Упёршись спиною в деревянную основу, подумала «Неужто нет спасенья, и месть наша не произойдет?», как нащупала рукой флакон. И бросила. Флакон был не закрыт, и из широкого горлышка на глаза Леонару выплеснулось прозрачное проклятье.

Крик боли оглушил всех в подвале. Мужчина бросил нож и принялся тереть глаза, но яд уже проник глубоко под кожу и выжигал смертоносные узоры. То была кислота.

Графиня оглянулась и увидела, как лорд упал. Как его тело затряслось и замерло. Враги перестали иметь значение, и она бросилась к нему. Молясь, чтобы не было слишком поздно.

Не добежала. Метательный нож вонзился под лопатку.

Свет померк.

Похитители не ожидали и были неприятно удивлены отпором жертв и такой внезапной развязкой подобного бедлама. Онёр продолжала стоять у алхимических столов, улыбалась скорее растерянно, чем победоносно, и едва не падала от навалившейся усталости. Дафне перевязывал раненую руку, Парис сплёвывал густую кровь, Чикут чесал ушибы.

Братья поторопили её с приходом в себя вопросом, требуя быть сильной и принять решение:

— Что будем делать дальше, сестра?

Онёр окинула взглядом почти уже мертвых: один с изуродованным лицом, вторая с кинжалом в спине. Месть почти свершилась, остался последний шаг.

— Заметать следы, братки. И у меня идея есть, как затеряться. Чикут, найми второй корабль. Поплоше. Их, — кивок на тела на земляном полу, — коли живы, не убивайте... Пока. А я займусь письмом проклятому семейству. Пусть знают, кому обязаны слезами.


Портовый город встал на уши. И хоть Хатиор Браса понимал, что проиграл, но не мог не попытать удачу и не обыскать все близстоящие халупы.

Найденный сарай осматривали тщательно. Хотя отыскать хоть что-то в обгорелых деревяшках трудно: когда прибыли сыскари, тот ещё полыхал. Пришлось потратить время на тушение огня, затем исследовать, что осталось, и довольствоваться следами запёкшейся крови на земле подвала.

— Здесь пленников пытали. Или, может, пленники пытались совершить побег, — говорил Хатиор Браса не столько для сыскарей, сколько для себя. — Крови не много. Возможно, Химемия Сеа Хичтон и Леонар Сей Фаилхаит ещё живы. Что со следами злоумышленников?

— Господин, мы нашли следы в отдалении, — отчитывался один из подчиненных, — там полозья ещё видны. Они покинули это место совсем недавно, часа не прошло.

Хатиор поднялся с колен, поспешил к коням. Он не терял надежды вернуть обоих благородных домой живыми. Но путь оборвался у морского берега. И можно было бы предположить: пора брать крюки и искать трупы на дне морском, как нашелся рыбак-свидетель.

— Там был корабль, господин, — рассказывал старик, в приливе чувств жестикулируя удочкой: — Знаете, быстроходный, узенький такой – бригантина. Всего каких-то полчаса назад. Флага не заметил. Да темно же было, а флаг мог быть чёрным. Я уж думал: «Пираты!», вот и побросал снасти да спрятался за скалы. Тут – гляжу, от берега в лодках люди плывут. Сколько? Четыре человека, если не больше. С берега плохо видать, темно же, господин. Но я видел: как забрались те с лодок на корабль, так судно пошло быстрее ветра. Неужто, и вправду были пираты, господин?

— Пираты, — отмахнулся от свидетеля Хатиор и запустил в небо голубка. Он ещё успевал нанять корабль, но не предотвратить того, что происходило за горизонтом в море…


Когда кричит чайка, её звонкий голос оповещает корабли о приближении берега – хороший знак. Но, бывает, чаек собирается не одна и не две, а больше десяти, и они вороньей стаей кружат у всплывшей брюхом кормушки. Их крик сливается в протяжный вой. Птицы голосят, как будто плачут. Слёзы им заменяют морские брызги. А волны шепчутся, дополняя картину панихиды нестройным хором. Труп дельфина исчез за огнями из бело-черных перьев не утерпевших плакальщиков, и их накрыло одеялом солёных вод, бегущих от быстроходной бригантины.

Химемию разбудили птичий плач и боль, стреляющая в спину. Воспоминания лавиной налетели и потопили в осознании случившейся беды. Её любимый мог быть мёртв, а она, вероятно, сильно ранена.

Осторожно приоткрыв глаза, юная графиня различила людские ноги: две женские и три пары мужских – похитители. Бок холодили доски лодки. В ушах продолжали плакать чайки. Ей было жутко до обморока, но то, что заставило её реально похолодеть – тело Леонара. Он лежал к ней спиной и не понятно, дышал ли. Весь в грязи, крови и в подранных одеждах, недвижимый, с потемневшими от влаги волосами.

«Леонар?»

Невзирая на боль в сердце и теле, Химемия не позволила себе издать ни звука. Ни единого движения похитители не должны были заметить. Она продолжала притворяться, даже когда на корабле увидела раны Леонара. Пересилила себя и, сжав зубы, благодарила всех богов, что похитители не сняли с неё маску и не увидели перекошенного от слёз лица. Они хотели – графиня слышала – но времени им не давала всех поторапливающая сестра.

Похитители бегали по кораблю, высматривали кого-то в морской дали. О пленниках будто бы забыли. Графиня даже сумела придвинуться к любимому и согреть его бок своим теплом, как услышала:

— А вот и наш бриг, — Чикут первым заметил точку приближающегося судна.

Впереди шёл корабль военного образца. Как и бригантина двухмачтовый, но не со смешанными парусами. Он всё приближался, пока не оказался почти вплотную. Казалось, доски судов вот-вот соприкоснутся и заскрипят боками, сдирая друг с дружки налипших в море гадов.

Ударилась об их борта доска, соединяя два корабля. По ней прошлись Чикут, Дафне, Парис и Онёр. Бывшая служанка шла последней и была непривычно задумчива, она оглянулась на юного лорда в последний раз – и в женском взгляде не было сожаления, лишь торжество победы. Отвернулась, продолжила путь.

Бриг шумно отплывал, и его пиратской команде было наплевать на двух оставшихся людей на борту бригантины. Их участь считали решённой.

Далее притворяться не имело смысла, и нож упал на доски пола. Хоть крови пролилось в достатке, графиня поднялась без особого труда. Нож попал ей вовсе не в спину, хоть боль стреляла именно туда.

Химемия склонилась над Леонаром и не сдержала слез.

«Прости, я не сумела предотвратить беду...»

Она не знала, может ли излечить настолько жуткие ранения, но обещала себе попытаться. Леонар не реагировал на попытки разбудить и был холоден как лёд. Продолжая настойчиво его трясти, графиня краем глаза наблюдала за удаляющимся бригом. Нет, поворачивающимся к ним боком бригом.

Свет озарил лоснящийся от влаги борт отплывшего судна, лучами заиграл в выгнувшихся парусах и бликами отразился на металле пушек.

«О, Боги!..»

Даже сильной девушке не так просто перетащить взрослого мужчину. Сеа Хичтон как могла, волокла раненного жениха к лестнице, ведущей в трюм. С её ранами она не могла уплыть, к тому же забрать в море Леонара. Разве что на дно. На шлюпку так просто не взобраться, а в одиночку опускать её на воду времени нет. Вот и вышло, что трюм – единственное место с призрачного спасения.

Память подкинула фразу отца на тему судостроения: нос – самая крепкая часть корабля. Туда девушка и стремилась. Ей всё казалось – не успеет, но успела и забиться, и укрыть Леонара, и приготовиться морально к предстоящему кошмару. Корабль мог разворачиваться к ним с единственной целью – атаковать.

Так и было.


На момент прибытия трёхмачтового клипера сыскарей на месте боя остались плавать лишь обломки: мачта, паруса, часть борта, доски шлюпок. Хатиор Браса удручённо помогал шарить в воде крюками-якорями и понимал, что он просто тянет время перед признанием очевидного: упустил злоумышленников, не спас юные жизни.

Малые парусники вернулись ни с чем, и вскоре операцию свернули. Море – не лес, корабль – не волк. Хатиор опустил руки.

Тут и голубь с письмом Онёр подоспел. Убитые горем родители получили его и едва не лишились чувств. Оно объявляло, за что убили их единственного сына, и какую семью за это обвинять.

— Барон Конвалария Папавер, — повторил вдруг постаревший виконт, — не знаю такого. И греха за собой не признаю. Но посмотрю в документах на северной вилле.

После этого обещания старый лорд упал в кресло и долго в нём сидел, скрестив ладони на лице. А Левизия после прочтения письма не произнесла ни слова. Едва не умерла под гнётом горя.


Залп. Свист ударил по чутким ушам. О ребра болезненно громко забилось сердце. Казалось, Химемия видела воочию полёт ядра, и перед глазами оживали рассказы отца о пиратах, одним разрывным снарядом из мортиры сжигающих корабли. Никто тогда не думал, что сказки Коллума Хичтона станут былью, и одной ночью пираты подожгут неприметное торговое судно. Крик матери звенел в ушах по сию пору, огонь жёг через пройденное время.

Картины прошлого поблекли, и стоявшую перед глазами картину сменило пламя недавнего пожара. Девушка вся сжалась в ожидании гибели, прижалась к телу ослепленного лорда и взмолилась родной стихии о спасении. И та услышала.

Ядро ударило в бок корабля и пропало в его утробе, увязнув в нагромождении бочек. Взрыва не последовало. Тяжело дыша и дрожа осенним листом на ветке, графиня вжималась в лорда, ощущая, как приходит болезненный жар. Каждый миг ждала удара, жаркой волны и боли.

Еще пару залпов раздробили бок судна, но добротная бригантина, с виду неказистая развалюха, на деле оказалась крепкой старушкой: не потонула и пассажиров сохранила.

Новый залп запустил в полет книппель – ядра на цепочке – они впились в нити такелажа17: порвали паруса, оборвали канаты, разбили мачту. Её падение ознаменовали грохот и всплеск. Паруса, словно бумажные, разлетались обрывками по ветру, а шум выстрелов всё не стихал.

Корабль опасно накренился, набрал воды, но вновь упрямо выпрямился. Не шёл ко дну, стойко выстоял обстрел.

Слова молитвы, которыми призывала спасение графиня, перестали звенеть в её голове как струны лютни, на каждый выстрел звеня траурными нотами колоколов. Сменились гулом тишины.

Так странно. Только что она молилась о прекращении обстрела, а тут испугалась, почему враги не атакуют. На трясущихся ногах встала, оставила раненого лежать в безопасном месте и поднялась по остаткам лестницы. Бригантина предстала перед глазами в бедственном положении.

Доски палубы встали на дыбы и рогами обломков грозили небу, покоясь мертвым деревянным лесом, с поникшими кронами обрывков парусов и тросов. Штурвал оставил свой постамент и лежал погибшим воином: разломленным и непригодным. Бакштов для шлюпок, как и сами шлюпки, качались на волнах по частям. Часть крюков для подъема лодок висели, словно в ожидании мяса с бойни. Вал для якоря утонул вместе с перебитой цепью и куском борта. В той части судна вообще почти кормы и не осталось – огрызок страшной пасти с обломками зубов.

Труп корабля – вот, что увидела Химемия. И с него им не уйти, поняла она. Но одно порадовало – враждебный бриг исчез вдали, он свою задачу выполнил. Похищенным и брошенным людям предстояло умереть без пищи и воды, а Леонару ещё от жара и раны.

Маска упала к доскам и обломкам. Её фарфоровое тело прорезали трещины. Туда же пошло ненужное тяжёлое платье: из него вышла приличная подстилка. Тянуть раненого вверх очень сложно для хрупкой девушки, к тому же её собственная рана изрядно болела. Но графиня выстояла и дотащила Леонара до палубы, где уложила его сначала просто на доски. Осмотрела страшные ранения при свете дня и печально всхлипнула. Раздела, обмыла раны морской водой, затем уложила на своё платье.

«Не страшно. Главное, он жив!»

Сжечь перья без огня не вышло, потому Химемия их просто разжевала. Вздрагивала каждый раз, когда острие кололо нёбо и щеки. Сделала компресс на раны лорда, сняла с себя ненужные теперь бинты и обмотала ему очи.

Большего для него она сделать не могла.

Ей предстояло многое. Нужно было подумать о пище и воде. Допустим, пищу добыть не стоило труда. Кусок металла, проволока и размозжённая ядром крыса в качестве приманки, а дерева вокруг хватает – удочка готова. Есть рыбу сырой не слишком вкусно, но выбор не велик. Сложнее оказалось найти воды.

Облазив весь корабль, изучив все ящики и бочки, Химемия мысленно вскричала «спасибо, Боже!»: в одной из бочек плескалась не морская, немного зеленая-живая, но пресная вода – питьевая. По правилам её следовало кипятить, но огня добыть было решительно не откуда. Пришлось по-простому кидать в неё всё найденное серебро (нашла в одном из ящиков) и немного перьев. Поить очищенной таким образом водой больного и слушать его горячий бред. Продолжать без жалости сбивать жар влажными тряпками, компрессами и криками к богам!

Леонар то звал Онёр, то обещал её простить, то бесновался и зло кричал. Химемию он тоже поминал, как заботливого друга. Звал отца и мать, и обещал им всё рассказать о причинах свалившихся горестей. Иногда говорил с Тённером о его женщинах и пытался покупать обивку. Он даже порывался встать и заполнить какие-то бумаги для завода.

Графиня едва с ним справлялась. Сын виконта не мог сам есть, и она разжевывала для него пойманную рыбу, поила тем же способом. Краснела каждый раз и убеждала себя, что не целует. Носила воду, обтирала и ждала победы над болезнью.

О своих ранениях девушка не думала, на ней всё заживало быстро. Через неделю она забыла о боли и мечтала о родных просторах вокруг, но не могла уйти далеко от Леонара, который всё никак не шёл на поправку. Раны перестали пугать, но ещё бугрились шрамы на лице, и их следовало продолжать лечить. Химемия без устали делала компрессы, ухаживала, как привыкла ухаживать за больным отцом, считала дни, недели, пока однажды юный лорд не пришёл в себя…


Темнота. Обволакивающая, живая и вечная. Темнота поглотила свет, тени и саму себя. Обратилась в пугающее ничто. Леонар Сей Фаилхаит успел познакомиться с ней, когда его и Химемию везли в бочке. Тогда он точно также мог нащупать вокруг себя крохотный мирок деревянного узилища, услышать приглушенный звук извне, но не мог увидеть ни кто их издавал, ни саму темницу. Ничто взирало на него из-под открытых век.

Закрыв глаза, мужчина понял правду: что открыты очи, что нет, тёмное ничто не уходит. Оно угнездилось в голове и перекрыло вид своим массивным телом.

Может, ещё ночь? Или он всё ещё в той бочке? Нет. С тех пор прошло немало времени. Леонар это понимал, как и правду о предательстве любимой женщины. Но дальше воспоминания тонули в глухой дымке забытья. Юный лорд пришёл в себя и начал осознавать, как тяжко его нынешнее положение.

Прислушался.

Он слышал море: шум набегающей волны, плеск разбивающейся о корабль воды, гул ветра, качающего обрывки такелажа. Их скрип, подобный песне на ржавых струнах, порождал в душе тревогу. Запахи, знакомые всем морякам, наполняли лёгкие и постоянно напоминали о невесте. Юный лорд ничего не помнил после получения страшных ран, не знал, успела ли сбежать Химемия из подвала, и не мог понять, что с ним случилось. Почему тьма не желает отступать, ведь он проснулся.

Ответ решил получить немедля и потянулся рукой к глазам. Руку сразу перехватили изящные девичьи пальцы. Он их не узнал. Тонкие, мягкие и гладкие, с острыми ноготками, они не могли принадлежать ни его матери, ни Онёр. Желая поскорее понять, кто перед ним, Леонар стал подбираться руками к лицу неизвестной девы, но дева не позволила коснуться себя. Она остановила мужскую руку и погладила её, желая успокоить.

Дёрнув свою руку, лорд освободился из жалеющих пальцев и ощупал плотные повязки на своих глазах. Хотел было подцепить и скинуть, но неизвестная девица не позволила. Руки отвела, уложила обратно на самодельную кровать и поднесла к его губам чашку с водой. Леонар с жадностью выпил её всю, осознав, как мучим жаждой.

— Что случилось? — не смотря на воду, мужской голос оставался сухим. Ответа сын виконта не дождался и сжал гладкую девичью кисть. — Где я?

И снова тишина. О нём заботилась очень немногословная леди. Немая? Неужели…? На руке не было ни одного из обещанных шрамов от огня. Однако только одной женщине могла принадлежать заботливая кисть.

— Химемия? — спросил Леонар с надеждой.

Услышав своё имя, юная графиня поднялась с колен, освобождая руку из мужских объятий. Походила возле больного взад-вперёд, будто принимала важное решение (он слышал её мягкие шаги), и вновь села на прежнее место. Взяла Леонара за руку, расправила его ладонь и написала на ней буквы пальцем.

— Да. Это я.

Задавать вопросы о лживых ожогах Леонар не стал. Его больше волновало иное.

— Я рад, что с вами всё в порядке. Но, ради всех богов, скажите: где мы?

— Мы в море. На разбитом корабле.

— А что со мной?

Ждать ответа пришлось несколько минут. Химемия боялась обнадежить быстрым выздоровлением или испугать возможностью пожизненного увечья.

— Вы ослепли. Но это временно.

Мужчина оторопел: стать ущербным в юные годы – о, Боги, за что вы наказали?!.

Воображение лихо расписало ужасы предстоящей жизни – обуза всем его друзьям и родителям. Неприкаянный и не способный о себе заботиться, кому он будет нужен?

Пришлось сжать зубы до скрежета, насильно заставить себя думать о другом:

— Мы выжили, леди. Вопреки всем злым планам, а это главное, — говорил он, больше убеждая сам себя. — Но как же мы оказались здесь, на корабле?

Химемия начала вырисовывать рассказ тонким пальчиком на вспотевшей мужской ладони. Не убрала свой страх и не упрощала весь ужас положения. Но заверяла, что боги милостиво помогли им в спасении. На корабле есть и еда, и вода, и когда он сможет крепко встать на ноги, они непременно найдут, как вернуться на берег.

Кадры памяти проносились перед внутренним взором Леонара. Его похитили, потом зачем-то схватили Химемию, их обоих везли в бочке, завели в подвал сарая и там та, кого он долгое время любил, обожгла ему глаза.

— А что Онёр?

Когда отвечала на вопрос Леонара об их положении, девушка сухо расписала, как бывшая служанка уплыла на бриге. Она не вдавалась в подробности её самочувствия и описания лица, полного торжества. Потому сейчас не знала, какой ответ дать на этот с надеждой заданный вопрос. Долго не решалась, затем начертала подрагивающим пальцем на его ладони вопрос:

— Вы всё ещё любите её?

Леонар задумался. Он смотрел внутрь себя и никак не мог решить, к какому из берегов ему следует плыть: любовь или ненависть. Заглянул гораздо глубже, в начало осенних дней, когда он наслаждался страстью и обещал Онёр взять фальшивую невесту. Вспоминал касание нежных губ и шёлк тела жаркими ночами. Воспоминания не остановили бег, и юный лорд припомнил, как всё начиналось.


Весенний сад омерзительно сильно благоухал, словно престарелая мадам, желающая скрыть тлен тела всеми духами единовременно. Виконтесса в тот год наняла нового садовника. Но оказалось, что он не знал меры и имел дурное чувство вкуса. Обоняния, вероятно, не имел вовсе.

Сад благодаря ему приобрел диковатый вид лугового поля.

По краям бордюров пестрели пролески вперемешку с незабудочником, за ними рядами цвели ирисы, закрывающие собой кусты барвинков. Синие пролески выглядывали из-под дерна под яблонями. Вместе с ними желтели дикие одуванчики, толкаясь с проклюнувшимся желтым луком. Крокусы терялись на фоне медуниц у фонтана. У правого его борта клонили тяжелые белые головки белоцветники; у левого задиристо тянулись ввысь ветреницы. По краям сада цвела сирень, перебивая аромат остальных цветов. Знатная мешанина избыточного безвкусия.

С балкона смотреть на пестрое полотно двора – вызов чувству прекрасного. Вдыхать через нос – возможность задохнуться. И только виконтесса Левизия Фаилхаит могла выйти на балкон, изображая удовольствие, и показушно подышать перенасыщенным ароматами воздухом, не желая признавать ошибочного решения найма этого садовника.

В тот год виконт Манс был слишком занят делами фабрик и позволил жене повышать своё самомнение подобным образом. И именно в тот год Леонар обратил внимание на Онёр.

В белом переднике, едва ли его старше, новая служанка помогала у фонтана. Волосы цвета шоколада, глаза, в которых можно утонуть, блестящая в лучах весеннего солнца кожа, и тонкая без всяких корсетов талия. Она ходила в окружении цветов и иногда зевала в кулачок, как благородная девица.

«Красавица», — подумал сын виконта и этой мыслью сам себе подписал приговор.

Излишне молодой, ещё не созревший, он сделал шаг во взрослый мир: нырнул в страсть с головой. Его неловкие подарки, взгляды и учтивые поступки быстро нашли отклик у служанки. Онёр не пожелала вдаваться в разговоры, вести учтивые беседы, глубже изучить свою больную душу. Она просто позволила собою овладеть и подарила им обоим первый опыт. И дальше, каждый раз, переводила любые темы на постель. И всегда приходила с бутылкой вина.


Леонару почудилось: он вновь ощущает дурманящую смесь цветочных ароматов. А рядом с ним сидит его первая любовь, Онёр. Те чувства, как и та весна, были одинаково дурны. Пыльца эмоций, как сахар, скрипела на зубах, и порой, казалось, пыталась удушить сладостью послевкусия встреч.

Болезненные воспоминания опали засохшими лепестками грёз. Как и первые цветы, любовь увяла. На месте потерянного чувства образовалась завязь боли.

Наконец юный лорд сказал:

— Когда я впервые её увидел, я влюбился. Наверное, по глупости, как же ещё. Совсем зелёный, не имеющий знаний о женской подлости, я попался в сети, — Леонар поджал губы от обиды. — Она сыграла превосходно роль скромной девы в фартуке, которую соблазняет грозный лорд. Я сам был виноват, что так попался. Молодой и глупый, выпил свой первый кубок страсти и утонул в её порывах, которые не научился остужать в себе. Онёр была обворожительно прекрасна и, очарованный, я танцевал в ритме её желаний, о которых узнал недавно. Но это всё пустое, Химемия. Вы знаете, я понял, что не любил её как человека – я любил свои ощущения с ней, но всё же не могу возненавидеть. Моя семья стала причиной её горя, и если бы она могла простить меня за это, я бы простил ей всё. Да, мы больше не смогли бы оставаться вместе, но я хотя бы не ощущал тяжелый груз на плечах. Но – не судьба. Потому я отпускаю свои чувства и могу сказать одно: я не люблю её, — он долго молчал, ожидая ответа. Не дождался, спросил: — Я навсегда ослеп, графиня? Вы сказали «временно» мне в утешенье?

В этот раз ответ Химемия писала уверенной рукой:

— Не волнуйтесь, Леонар, вы идёте на поправку. Я позабочусь о вас.

Сеа Хичтон не лгала: она заботилась со всем пиететом будущей жены, но требовала непреклонного повиновения в вопросах передвижения. За время беспамятства лорда девушка успела сохранившийся камбуз превратить в жилую комнату, куда и отвела жениха. Она просила его не покидать стен комнаты без неё.

— К чему такие ограничения, леди?

— Вы не видите, насколько плох корабль. Боюсь, передвижение в одиночку может стоить вам жизни. Поскользнётесь, упадёте за борт. Но даже до борта ещё нужно дойти, а лестница едва держится…

— Я понял вас, Химемия. Но, может, мы пройдёмся с вами вдвоём по кораблю, и вы покажете мне всё… вернее, дадите ощупать поломанные вещи?

— Вы мне не верите?

— Отнюдь. Но я не вижу иных здесь развлечений, а, раз не вижу – так хотя бы ощутить руками.

Графиня провела лорда по всему кораблю, дала ощупать каждый борт и сломанную доску, обрушенную лестницу, обрывки парусов, доказывая, что они в море и корабль им не покинуть.

И пусть бы так, Леонар смирился с положением, но вскоре начал замечать, что Химемия подолгу где-то пропадала. Он полагал, что она на палубе ждёт встречных кораблей. Однако спустя долгие часы графиня вновь являлась и приносила с собою вещи, которых в море не могло быть: овощи и фрукты, одежду и посуду. Ставший каютой камбуз приобретал жилой вид.

Леонар хотел спросить и не раз открывал рот, но сдерживался, не желая слышать ложь. Он не догадывался о причинах, которые побудят девушку солгать, но был уверен: она солжет. Верил, что настанет время, и правда себя раскроет. И Химемия будет с ним честна. Тогда, лишь тогда между ними рухнет последняя стена.

Ну а пока он подождёт, и доверится её заботливым рукам без лишних на то вопросов.

Тень крыльев скользнула по холмам. Словно чудовищная пасть, её проглотила щель между скалами и выплюнула с правого края, где росла высокая сосна. Птица взмахнула раз, другой крылами и села на макушку высокого древа. Тёмные глаза всматривались в излучину реки, где на берегу рос позеленевший ото мха дом. Казалось, дом был нежилой, и лишь дым из крыши дробил иллюзию безлюдья. Но не сам дом привлек внимание птицы, а свёртки, висящие с окон, и плетёные корзины у крыльца, полные овощей.

Живущая в доме пожилая пара успела испугаться громких хлопков и выбежать во двор, но таинственного вора не застали.


— Вы сегодня долго, — услышал Леонар шаги. Ему передали моток шерстяного одеяла. — Так и не скажете, куда ходили? Неужели в море рыбачили крюком, или договаривались с богами ветра? Жгли древесину – давали сигнал проплывающим судам?

Когда Химемия провела его по останкам корабля, на котором они дрейфовали, он поверил, что находится с ней в море и корабль им не покинуть. Но тогда опять встаёт вопрос: откуда все принесённые ею вещи?..

— Химемия, я буду рад любым объяснениям, откуда одеяло. Довольно тайн.

Сеа Хичтон вздохнула и толкнула мужчину в грудь, прося его лечь на спину. Примочки на глаза окончательно разгладили шрамы, но ещё не вернули зрение.

— Как только вы прозреете – узнаете ответ, я обещаю, — написала она на его ладони. И Леонар принял её слова. Он боялся до дрожи узнать, что глаза не излечить, а им в итоге не спастись. Вера в правдивость обещания придавала сил.

Дни текли лениво в штиль, и до барабанной дроби сердца в шторм. Порой казалось, их убьёт ударом молнии, а иногда корабль так качался, будто порывался утонуть. Но, как и говорила Химемия, боги миловали их.

Они засыпали и просыпались под шум волн, скрип корабельного дерева и под тихий шёпот голоса, который будто чудился Леонару. Иногда громче, иногда тише. Постепенно ему начало казаться, что он угадывает в шёпоте слова. Что и говорить, больше развлечений не было.

— Хотите потанцевать? — написала девушка на его ладони в особо скучный день.

— Вы предлагаете сломать мне шею? — удивился лорд с усмешкой.

Взамен ответа Химемия помогла ему подняться и повела чуть в бок, затем назад, вперёд, по кругу. «Вальс в темноте», окрестил их танец Леонар и бессовестно воспользовался случаем: ощупал партнершу где только смог. За это, естественно, сразу получил по рукам, но он успел понять, что ожогов нет и на плечах невесты. А одежда её мягка и странна.

Движение в никуда немного испугало, но графиня вела умело и не позволила партнёру наделать синяков. Она удивляла всё сильней, и её загадка никак не желала раскрываться.

Иногда графиня играла для него на серафимах. Стаканчики для этого она раскладывала на деревянный стол, и её игру лорд не мог не похвалить. Звуки и касания надолго стали для него единственными доступным развлечением, а немая невеста – единственным собеседником. Он с удовольствием рассказывал ей различные истории из жизни и порою слышал звонкий смех. Слишком звонкий для немой.

Помимо серафимов, потусторонних шепотков и смеха, к которым Леонар привык, иногда он слышал звук, который заставлял его растерянно озираться. Он слышал его довольно часто из шкафа, в котором спала графиня, и слышал его вновь в каюте. Как будто ткань о ткань тёрлась. Но после долгой слепоты, лорд начал различать и замечать множество деталей, которым раньше не придавал значения. Шуршащий, многогранный, тот звук никак не мог быть звуком тканей. Что издавало его, понять Леонар пока не мог. Хотел нащупать, но получил по рукам от графини, которая даже без маски скрывала лицо. Всё хранила тайну, считая лорда пока не готовым её принять.

Время не останавливало свой бег и приближало момент раскрытия секретов.

Глаза медленно возвращали способность видеть. Сначала юный лорд смог наблюдать размытый белый свет и тени, потом начали примешиваться краски и, наконец, у таинственных пятен появились контуры вещей. Когда графиня была с ним вместе в комнате, он мог видеть её неясный силуэт. И заметил, что у силуэта нет маски и бинтов, а за спиной опять какой-то плащ. Не белый – тёмно-серый, и объёмный. Леонару казалось – накидка с капюшоном, ибо видел он серое пятно и на голове. Присмотревшись, понял – то волосы. Его невеста не носила больше ни маски, ни бинтов, и не покрывала головы. Молчаливой тенью была рядом, и её лечение давало результат, возвращая зрение.

Леонар возбуждённо ждал момента, когда сможет разглядеть Химемию. Его верного друга, будущую жену. Он полностью решил вопрос с венчанием, определился со спутницей по жизни. А как иначе? Разве он мог отпустить её после всего произошедшего? Разве мог разорвать сплетённые вместе пути, которые могли обратиться в одну широкую дорогу их личного счастья?

Леонар понял: уважение к человеку начало превращаться во влюбленность. Но, даже признав такое, юный лорд не поднимал этой темы, страшась ответа. Ведь он втравил невесту в опасную семейную драму, и за это она могла его возненавидеть.

Но держать в себе переживания Леонар долго не смог и однажды спросил её:

— Могу ли я сделать вам новое предложение?

— Какое? — написала на его руке вопрос Химемия.

— Руки и сердца, — чуть смутился юный лорд. — Прошлое предложенье нельзя назвать приятным. Я желаю исправить картину в вашей голове, Химемия. Полагаю, она далека от идеала.

— Зачем вам это?

— Потому что я… — Леонар запнулся. Он столько раз твердил Онёр о чувстве, жгущем его изнутри, и как оказалось сложно сказать нечто похожее графине. — Вы удивительная девушка. Я видел вашу смелость, силу, и ощущаю вашу доброту. Но я… — он запнулся, — если зрение не удастся вернуть, я приму ваш отказ. Даже у доброты должен быть предел. А становиться вам обузой мне будет больно.

В ожидании ответа мужчина пытался нащупать руку графини, но пока девушка не хотела, он не мог её найти.

— Я приму ваше предложение, когда вы сможете меня увидеть, — написала она.

— Не надейтесь напугать меня шрамами, леди. Они не портят ваш характер.


Наконец, воды начали теплеть. Весна набирала силу и отняла власть у холодных дней. И однажды в привычные звуки примешались новые, чужие. Не голоса людей, нет, а свист и рокот, хлопки крыльев и устрашающее цоканье когтей по дереву. Сын виконта думал выйти, но его быстро вернули обратно в каюту и написали на руке просьбу оставаться в четырех стенах.

Мужчина протёр глаза, сидя на ворохе цветастых тряпок, и протёр глаза ещё раз. Он испугался: мир давно не был для него так чёток и ярок. Зрение вернулось. Затем вновь поплыло и вновь очертило грани. Леонар зажмурился, отсчитал про себя до десяти и разомкнул веки в ужасе, что вот сейчас он очнётся ото сна во тьме.

Он видел! Вот его постель, вернее, гора одеял. Вот стол, вернее, доски с ножками. Вот пища: рыба, фрукты и вода. Вот посуда, гребень, одеяние.

Не веря в собственное счастье, встал и, вопреки просьбе невесты не выходить, вышел за дверь. Прошёл по коридору до лестницы, поднялся, переступил свалившуюся с петель доску и воззрился исцелёнными лазуритами на небо. Аромат моря, и без того острый, обжёг свежим порывом воздуха! Свет заставил глаза заслезиться. Ветер сдул капли из глаз в далекий путь к морским просторам.

О, как оно прекрасно, море! Как ярок день, как восхитителен солнца свет, и как чудесен этот мир!

Он опустил глаза и замер.

Корабль едва не кренился в бок от количества гостей. И эти гости людьми не являлись.

Глава 12

Из дневника графини Химемии Сеа Хичтон.

«У всех есть сокровенные секреты. Их хранят для особых людей и случаев, или забивают в деревянный ящик и хоронят.

Я бы хотела похоронить свой, но он всегда со мной. Мне не сбежать от раскрытия этой тайны, не спрятаться и не притвориться, что её нет. Потому я могу лишь подготовить любимого человека и попросить меня принять такой, какая я есть».


Моряки баяли о тех, с кем их сталкивало море. Любимым персонажем корабельных сказок были хвостатые русалки – жители глубин, и дети неба – гарпии.

Так повелось. Корабль в море – жди посла из глубины, а подошёл к утёсам, посмотри на небо: к тебе спускается человек-птица. Иногда встречи выходили неприятными: случалось, русалки топили корабли, а гарпии нападали на команду. Но в большинстве своём моряки охотно торговали с полулюдом. Кто ещё продаст жемчуга на вес? А кто наловит крабов в обмен на парочку крюков, как не русалки?

С гарпиями дела моряки тоже имели, но боязливо. Однако кто ещё спустится в расщелины за драгоценными камнями, или насобирает лекарственных цветов с отвесных скал? Человек утонет-разобьётся, а им пару раз крылом взмахнуть. Но, главное, они были патрулями моря, за что им низкий поклон.

Король поддерживал такие связи.

А почему бы нет? Территории с полулюдом не делили, войн не вели, соседствовали тихонько и без громких склок. Потому истории о них до Леонара доходили в большинстве своём с положительным зачином. И в нём не развилась антипатия к тем, кто отличался.

Но вживую никого из подобных полулюдей Леонар не видел. Он даже не интересовался ими. Порой встречал в книжках и на гравюрах. Но на те изображения – гротескные и кривые – смотреть мог лишь бесстрашный. Вживую же дети неба неприглядными не выглядели. Скорее, их вид запоминался чужою красотой. Изящные, длинноногие, с большими чёрными глазами, закутанные в плащи фигуры.

Так вот, юный лорд увидел женщин и мужчин, детей небес. Рождённых ветром гарпий, живущих на скалистых утёсах, на них часто грешат, будто это они навлекают шторма и уносят в небеса людей. Говорят, они молчаливы и нелюдимы, а если берутся с людьми работать, то всегда требуют необычную оплату. И ещё, Леонар не знал ни одной истории, когда они покидали территории скал и морей и жили среди людей.

Тонкие и невысокие гарпии сидели и стояли, впиваясь когтями в деревянную плоть корабля. Закутанные в гладкие плащи из перьев, они вели бессловесный диалог с девушкой, немного от них отличающейся. Она была тоньше и ниже, и жестикулировала руками.

В попытках рассмотреть картину ближе, Леонар шагнул вперед. Тут скрипнула доска-предательница, и на мужчину по-птичьи резко повернули головы все гости корабля. Плащи расправились крыльями и сделали один лишь взмах. Поднялся ветер, он сбил мужчину с ног, а десятки гарпий поднялись в вышину и закружили над судном в небе, как предвестники холодной зимы. Большинство отправилось восвояси, только трое продолжили свое кружение над кораблем.

На палубе сталась одна крылатая – та самая, которая немного отличалась от улетевших с корабля. Изящная тонкая фигурка, невысокая обладательница серых крапчатых крыльев стояла на носу, взглядом провожала гарпий. Девушка кукольной красоты. Она смотрела с грустью в вышину, но не решалась в неё уйти. Ветер звал, трепал ей платье и прическу, но она отпустила его вздохом. Повернулась и взглянула знакомыми глазами цвета черных жемчужин в его лазурные.

Леонар ахнул. Такого исхода тайны он не ожидал.

Услышав резкий «ах!», девушка вздрогнула. Вся напружилась в ожидании горьких слов.

Желая рассмотреть, не доверяя вернувшемуся зрению, Леонар начал приближаться. С каждым шагом он видел всё больше и верил увиденному всё меньше. Прекрасное платье оказалось перьями. Сделав ещё пару шагов, лорд смог это понять. Перья росли от линии лифа, прикрывая бугорки грудей, они опускались юбкой до колен, порождая иллюзию обворожительного наряда благородной смелой девушки, пожелавшей оголить перед женихом колени. Сзади «юбка» опускалась в пол, чем создавала серый фон, позволяя насладиться белизной стройных ног.

Ещё шагнув, Леонар смог в деталях рассмотреть лицо. Но две тонкие ручки с аккуратными длинными пальчиками прикрыли всю красоту. Графиня Сеа Хичтон, а это была именно она, стыдливо покраснела.

— Прошу, не прячься больше, Химемия.

Графиня едва заметно дрогнула и опустила руки, выпрямила спину. Она несмело смотрела на Леонара, боялась увидеть в его взгляде отвращение. Но тот был слишком увлечён любованием, его поразила красота, что пряталась за маской и бинтами.

Удивительные тёмные глаза обрамляли густые длинные ресницы цвета самой ночи. Тонкая изящная линия носа, как обтесанная волнами скала. Чувственные губы – розовые лепестки – рисованы кистью божества, так они были хороши. А шею и плечи будто лепили из мрамора лучшие скульпторы поднебесной. Тело ткали посланники ветра. А руки и ноги не иначе как подарила богиня красоты.

И ни одного ожога.

— Лгунья, — ласково прошептал юный лорд.

В негодовании Химемия расправила крылья, до этого претворяющиеся шлейфом платья. «Вот тот звук!» — осознал Леонар. Он слышал его из шкафа и в комнате: звук расправляемых крыльев.

Девушка чуть повернулась в бок и подставила крылья солнцу. Склонила голову, словно вопрошая: а они красивые?

Чуть ниже лопаток из спины росли два больших крыла, серых в белую крапинку. Блики света играли с пятнышками перьев, и когда юная гарпия опустила свои крылья, показалось, что свет полетел с них брызгами лучей.

— Красота…

Леонар встал как вкопанный, не ведая, как выразить ему своего восхищения, которое топило под собой ворох вопросов. Хотелось задать их все и разом.

— Скажи, о голосе ты тоже соврала, Химемия?

Графиня глубоко вздохнула и неловко улыбнулась, чуть наморщив лоб.

«Я не лгала вам, я не умею говорить по-человечески», — услышал юный лорд голос в голове. Тот самый, что порою чудился ему как эхо.

Нет, слухи, конечно, ходили. Моряки, бывало, говорили о способности полулюда объясняться без слов. Но почему тогда...

— … я раньше вас не слышал?

Химемия виновато опустила глазки.

«Я кричала вам неоднократно, милорд, но вы оставались глухи. Такое бывает, если человека одолевают сомненья, и он не желает слышать. Вы услышали меня уже на этом корабле. Когда у вас был бред».

— Но почему вы со мной не поговорили после?

«Я не хотела заранее знать, как вы относитесь к подобным мне.»

— К гарпиям? Вы же из их числа?

Девушка повела плечами, признаваясь:

«Моя мать была одной из них. Я – лишь наполовину».

Услышав это, Леонар понял, что отличало Химемию от остальных людей-птиц. У неё были и руки и крылья за спиной, а у гарпий крылья росли вместо рук. И тут же Леонар осознал причины спрятанного облика.

К полулюду относились с напряжением, и в общество благородных им вход закрыт. Но с этим ничего не сделать даже в среде простого люда. Однако, где те нелюди? На островах, скалах и в морях. Кто в лесах, кто в горах.

В отличие от полукровок. Им не писали законов, и им нет нужды придерживаться границ. Вольные выбирать, они легко ходили рядом, и порой человек не ведал, с кем ведёт беседу. Их опасались, их боялись, им не доверяли. Например, тот ушастый человек, что нашёл следы приворота, похоже, был наёмником, но не служил никому по клятве. Лишь за деньги. Среди благородных ни одного нечеловека Леонар не знал...

Ах, нет, теперь был в курсе. Прошлая графиня, жена графа Коллума Хичтона была гарпией. Стало понятно, отчего он прятал мать и дитя. Но выходило, в верхах всё знали. И разрешили. Стало быть, ему запрещать подобную связь не станут. Да и если бы желание было, то давно его семью оповестили бы о королевском запрете на брак.

— Теперь я понимаю, — Леонар вздохнул и продолжил, несколько смущенный: — И признаю: боялись вы не зря. Узнай я сразу о вашем происхождении, страх перевесил бы. Хотя не факт, что опасенья продлились бы долго. Уж слишком вы добры.

«А если бы не прятала лицо?» — заинтересовалась крылатая дева.

— Вы меня смутили, — сын виконта чуть покраснел. — На красоту я падок, признаю. А вы красивы. И потому, согласен, вы правильно прятали прелестное лицо. Иначе я не успел бы понять, какой вы достойный человек, и сложил бы неверную картину.

Графиня вновь залилась краской и осмелилась шагнуть навстречу.

«Мне остается вам поверить».

Они стояли друг напротив друга, и не спешили окончательно сблизиться. Привыкали заново друг к другу, чуть боязливо улыбались от смелых и прямых вопросов.

— А люди в вашем графстве, они знали, кто вы?

«Естественно, не все. Но я не часто пыталась скрыть крылья за нарядом. И все же, я ночная птица, и потому летала по ночам».

— Охотились?

Картина промелькнула хищная: кровь на снегу и мертвый зверь в агонии. Леонар аж вздрогнул. Но сразу же услышал опровержение глупому вопросу:

«Что вы! Я не ем мяса, разве вы не замечали?»

Леонар пристыжено опустил глаза: не замечал. Да и как: пищу принимала юная графиня в поместье в основном тайком. Леонар припоминал, что ела крылатая дева на корабле, и ему носила конфеты, рыбу, фрукты и орехи. Мяса животных она не приносила.

Многое встало на места. И многое предстояло ещё спросить.

— Так значит, это вы летали над поместьем?

«Да. В начале – для удовольствия. А потом пыталась вам помочь».

Вспомнилось, как птичий крик едва не побил посуду в доме. И случай, когда явление птицы отвлекло Онёр, опаивающую его приворотом. Графиня выкинула в реку бутыль вина. Выходило, графиня знала правду с самого начала.

— Так значит, вы всё знали? Почему вы не рассказали об этом?

Химемия потупилась. Она искривила губы и свела брови в попытках подобрать слова.

«Возможно, я поступала глупо. Попробуйте понять. Я не могла разбить вам сердце», — девушка отвела печальный взгляд. — «Вы искренне любили фальшивый образ и не приняли бы из моих уст правды. А если бы я пошла к вашему отцу, то ваша ненависть ко мне сожгла бы слабую надежду быть вместе. Ведь, не смотря на то, что я искренне желаю вам быть счастливым, я тоже женщина, и хочу быть любимой», — смущенно призналась она. — «А позже, если бы я рассказала, Онёр и её братья убили бы вас. Ах, боюсь, в своём стремленьи не ранить, я натворила дел. Возможно, я не достойна быть рядом с вами после столь опрометчивых ошибок…»

Леонар оторопел. Сразу вспомнил охоту и печальный её итог. Вспомнил серые фигуры, кружащие у его распластанного тела, и страх приближающейся смерти.

— Как это, недостойны?! — воскликнул он. — Это вы спасли меня от тех волк…убийц?

«Да, но...»

По пути на свадьбу именно эта дева поняла, какая им уготована судьба и утянула на пол кареты.

— В экипаже, если бы не вы, нас изрешетили бы, разве не так?

«Так, но…»

Он её прогнал после того пожара, ради её же блага отказался от свадьбы, а она вернулась и разделила с ним невзгоды плена.

— Это вы не бросили меня на произвол судьбы с преступниками?

«Да, но...»

А когда его ослепили и оставили умирать, именно она была с ним и вернула его глазам возможность видеть.

— Это вы ухаживали за мной, когда я ослеп?

«Да...»

— И после этого вы говорите, что недостойны моих к вам чувств? Что вы отказываетесь от притязаний на нашу общую судьбу из-за ошибок прошлого?

Химемия краснела, словно рак, которого в кипяток окунули. Кивнула больше для видимости, чем реально веря в свой ответ. И удивлённо вскинула голову, услышав, как начал ругать себя юный лорд:

— Это не вы недостойны быть со мной, это я вас недостоин.

Услышать такие речи графиня никак не ожидала. Встрепенулась и начала убеждать в обратном:

«Как вы можете так думать?» — воскликнула она. — «Вы хороший человек!»

— И вы сможете мне это доказать? — с грустью и надеждой спросил Леонар. Сам себе он доказать подобное не мог.

«Вы очень смелый», — заверила крылатая дева.

— Где и когда я смог вас в этом убедить?

«Вы демонстрировали мне это неоднократно».

Сын виконта покачал лохматой головой. Его прическа как никогда напомнила гриву льва – такие же спутанные притягательные космы, отросшие за время морского плена.

— Я демонстрировал вам безрассудство, а не смелость. И из-за него все наши беды, вы понимаете? На охоте из-за него я попал в ловушку, и вам – вот кто смел – пришлось меня спасать. Я навлек на вас беду и один из преступников едва не сжёг нас.

«Но вы спасли меня на том пожаре? Разве на то не нужна смелость? А после вы нашли в себе силы и признали, что не в состоянии защитить меня, потому отослали. Вы решили принять огонь на себя, не пожелали лишних жертв. Это было смело».

— Разве смело было тащить вас в свое поместье, втягивать во всё это из-за того, что не придумал иного плана быть с любимой женщиной?

Химемия снисходительно улыбнулась:

«Но вы были честны со мной. Не утаили искренних стремлений, и я их приняла. За это тоже вам не следует корить себя. По правде, в день нашей первой встречи вы были тем, кто покорил моё сердце. Вы были так красивы, честны, учтивы».

— И вы клюнули на моё лицо? — не сильно удивился юный лорд, но поморщился. Все женщины смотрели вначале на его красивый лик, затем на знатность. За ширмой этих двух величин самого Леонара просто не замечали.

Графиня успокоила его:

«Нет. Ваша красота не была причиной моего желания ехать в дом вашего отца. Я почуяла от вас аромат зелья приворота. На самом деле я думала: вы желаете одурманить меня», — гарпия призналась в подозрениях. Она повернулась к морю, продолжая свой рассказ: — «Ко мне приезжало множество лжецов – охотников за привилегиями. Я видела их всех насквозь и испытывала отвращенье. Думала, вы один из них. Вскоре я поняла ошибку, Леонар. Вы были со мной честны. Вас не интересовали привилегии, и вы просили помощи. Потому я пожелала узнать: кто применил на вас то зелье. И отправилась в ваш дом».

— Вот видите, вы действовали из благородных побуждений, а я был полон лживых чувств.

«Вы лгали лишь себе», — Химемия вновь повернулась к мужчине, грустно улыбнулась: — «А я лгала вам всем. Скрывала свое происхожденье».

— Мы оба хороши.

Смущенные лорд и леди потупились. Они нашли в себе изрядно недостатков и загнали разговор в тупик сомнений. Вдруг Леонар подвел итог:

— Вот видите, мы не без пороков, но у нас обоих много благородных черт. Сойдёмся, что мы не идеальны оба, а значит, достойны чувств друг друга, — на мужское лицо скользнула лукавая улыбка: — Согласны, моя леди?

Химемия чуть прищурила глаза и кивком дала согласие.

Оставшееся между ними пространство преодолели вместе – разделив, шагнули одновременно. Робкие прикосновения рук переросли в объятия, которые согрели два беспокойных сердца.

Лорд зарылся носом в вихрь крапчатых волос, удивляясь их воздушной мягкости. А Химемия в ответ обвила руками мужчину за пояс. Подумала, и добавила к объятиям крылья. Леонар чуть вздрогнул и заметил:

— Так вот почему я насмерть не замерз с разбитой головой. Они на диво тёплые.

Крылатая девушка засмеялась и уронила голову на мужскую грудь. Ей было хорошо. Никто не гнал и не презирал, как она боялась. В глазах лорда она видела искры тёплых чувств и желала раздуть их в огонь их общего семейного очага. Но не сейчас, впереди предстояло много дел.

«Мы продолжим странный обмен любезностями или обсудим, как нам вернуться на берег?» — графиня разомкнула объятия и чуть отошла. Смущённая и беспрерывно теребящая перья юбки, она напоминала обычную девицу, хоть обычной и не была.

— У вас есть идеи? — Леонар, настолько же смущённый, тоже пытался начать думать о возвращении домой, но разум всё возвращал к мысли о делах сердечных. Пришлось проявить немало силы воли.

«Да. Но мне нужно обсудить их с вами. Все они несколько небезопасны для наших жизней».

Обсуждение перенесли в камбуз, где Химемия накрыла немудреный стол.

«Самый простой из вариантов – я могла бы вас до берега донести. О! Не удивляйтесь: я куда сильнее, чем кажусь», — графиня улыбнулась и выставила крылья на показ.

— Однако вы опасаетесь.

«Верно», — она чуть погрустнела. — «Хоть я сильна, вы всё же взрослый мужчина и имеете приличный вес. Я могу не осилить весь путь, невзирая на мою выносливость».

— Но это не единственный вариант, я полагаю.

«Да. Именно второй я обсуждала с народом неба. Но гарпии не дали мне пока ответа».

Когда девушка это говорила, она помрачнела.

— Что за вариант?

«Дотянуть корабль до берега. Они это могут, однако не хотят работать задарма. Уж не знаю, чем их соблазнить. Им ничего не надо».

— Неужели гарпии настолько не желают цивилизации: одежды, драгоценностей, лошадей, земли?

«Нет. Ничего подобного гарпиям не нужно. Морской еды, да неба».

— Чего же им охота?

Графиня отвернулась. Её лицо отобразило бушевавшее внутри противоречие.

— Значит, есть нечто, что может их заинтересовать?

«Есть! Они могут взять меня…»

— Этого я им не позволю! — с жаром заявил Леонар. — Но почему у них к вам интерес? Из-за того, что вы на половину человек?

«Нет. Я слышу голоса стихий, вот что нужно им. И если они узнают это, меня не пожелают отпускать».

— Голоса стихий? Простите, что это?

«То, что летает выше птиц, плавает глубже рыб и знает всё на свете. Этому нечто люди дали тысячи названий: рок, судьба, метель, ветер, волна, гора, плодородная земля. Оно со мною говорит и порою дает дельные советы».

— Должен признаться, подобное меня пугает.

«Не стоит бояться жизни,» — засмеялась графиня. — «Стихии – ее часть».

— Так значит, если другие гарпии узнают?.. — нахмурился лорд.

«То захотят обладать мной».

— Как много вы прячете секретов, — Леонар широко улыбнулся. — И я готов хранить их все. Однако, как же мы попросим их о помощи? Что может людей-птиц заинтересовать помимо голосов стихий?

Химемия аж лицом потемнела, будто тень на него упала, и посмотрела на свои руки:

«Такие, как я, не редкость в их племенах. Гарпиям нужны обладатели рук для некоторых работ. Думаю, вы слышали, мой лорд, страшные истории от моряков про нас».

— Про гарпий бают, будто вы нападаете на корабли и топите их. Гарпии действительно совершают подобное?

«Не совсем, Леонар», — Химемия потупилась. — «Между нашими народами есть негласное соглашенье. Ещё отец нынешнего короля заверил его с гарпиями. То соглашенье даёт право народу неба нападать на пиратские корабли. Почти все стаи ему следуют, как мне говорили».

Картина возникла перед лордом завораживающая. Черный флаг развивается по ветру, кричат люди, бьют колокола тревоги, выстрелы оглушают. Но ничто пиратам не в силах помочь, с неба падают крылатые тела и впиваются когтями в моряков.

— Но зачем им эти нападенья? — растерялся лорд, отбросивший в уме воображаемые ужасы.

«Гарпиям нужны люди», — озвучила валюту крылатая графиня.

Картина получила продолжение. Гарпии вцепляются в людей острыми когтями. Те отбиваются как могут, плачут, кровь стекает по их телам, но люди-птицы глухи к мольбам и уносят добычу в небо.

— Работорговля?

«Не совсем. Гарпии не торгуют людьми, но забирают их себе. Я не знаю точно судьбу тех, кто к ним попадает, но на материк они более не возвращаются никогда. И это происходит довольно часто. Говорят: идёшь в пираты – жди с неба свою участь».

— Ох. Я и не подозревал о подобном.

«Мне рассказал отец. Вернее, он вёл дневники, в которых писал рассуждения о наших народах и его проблемах. Должна признать, мне претит о подобном даже думать. Я воспитана по-другому. И мысли о пленении людей вызывают отвращенье».

Леонар смотрел на печальное лицо девушки, которую тяготили мысли о дурных поступках расы её матери. Пытаясь оправдать как гарпий, так и короля, мужчина сказал так:

— Не вижу ничего дурного в нападеньях на пиратский флот. Должен признать, это иронично. Они часто торгуют своими соплеменниками – людьми – и если наказанье им приходит с неба стать рабами, то так тому и быть. Ведь если пиратов ловит королевский флот, их просто вешают. Пусть лучше приносят пользу.

«Спасибо», — графиня улыбнулась, но её глаза остались блестеть от затаённой грусти. — «Я всегда считала себя жестокой, за своё одобрение подобной кары. Дело в том, что жизнь матери моей и отца отняли пираты. Я не смогла смириться с этим до конца».

Крылатая дева прикрыла глаза и поджала губы.

— Вы можете мне рассказать? — Леонар подошел к ней сзади и обнял, желая поддержать в минуту переживаний.

«Шрамы прошлого стесало время. Думаю, я могу об этом вспоминать без боли».

Её рассказ начинался в море, с капитана корабля: бравого моряка, богатого мужчины, любимца женщин, носящего титул графа, но не имеющего земли и привилегий. Звали его Коллум Уль Хичтон.

Глава 13

Из дневника графини Химемии Сеа Хичтон.

«Однажды я читала сказку «о моряке и русалке». У той истории грустный конец. Сказка моих отца и матери получила продолжение, однако не смогла закончиться словами «жили они долго и счастливо». И если бы не дневник отца, мне не удалось бы понять ту бурю противоречий, которую они преодолели, ту пропасть приключений, которые пережили.

Их больше нет. И я предаюсь печали.

Однако ощущаю себя продолженьем той драмы и думаю: ещё не поздно сделать её конец счастливой…»


Отец Коллума Уль Хичтон, такой же морской волк, начал семейное дело с пяти торговых кораблей, а сын увеличил их количество до двадцати. Передавшуюся ему деловую хватку он приправил риском и вскоре купил порт.

Это было не королевством, о котором мечтать могли многие Сеа, не привилегиями, о которых грезили Уль, но продолжением дела становления рода. Об этом мечтал старик Хичтон и передал мечту своему сыну, безземельному графу Хичтон Уль Коллуму: однажды прославить семью и стать Сеа.

Младший Хичтон принял эстафету с уважением к старику, но не мог сдержать данного ему слова – не рисковать. Он кидался в дела с горячей головой, как в объятья портовых девок после месяца без ласк, и имел успех – и там, и там.

Первым рисковым делом стал его корабль. Несмотря на все опасения, он был куплен с рук. Звали судно «Яркая звезда»: огромное трёхмачтовое чудо с просторным сухим трюмом – идеальное для перевозок из дальних стран. Корабль себя зарекомендовал отличным другом. Коллум торговал с островами дикарей, с племенами кочевников степей, с хитрецами востока, с которыми не желали связываться менее рисковые конкуренты. Отовсюду «Яркая звезда» везла дивные товары и прокладывала путь растущей компании Хичтон.

Торговля шла всё успешней. Корабли увозили булат, древесину и камни, а привозили ткани, шкуры, фрукты и специи, непрерывно увеличивая состояние торговца. Прыжком карьеры стали королевские заказы, которые он выполнял в кратчайший срок, чем увеличил свою популярность при дворе. Но всё же это не сделало его Сеа, о чём мечтал отец и сам Коллум. В награду его компании пожаловали новые корабли и пути – не передающиеся по наследству привилегии для семьи.

И когда мужчина думал сдаться, сама судьба подарила шанс. Правда, Коллум ещё не знал, чем обернётся неожиданная встреча.

В ту ночь поднялся шторм. Гремел гром. Стреляли молнии. Волны остервенело били по бортам.

Морякам к проделкам бога вод не привыкать – но даже им пришлось тяжко. Крылья ветра едва не рвали спущенные паруса «Звезды», а пики волн стремились пробить тело корабля – бились в припадке, пытаясь перевернуть сопротивляющееся стихии судно. Тщетно: опытный рулевой не дал им и шанса.

И вот, когда ветра склонили головы перед умением человека, и улетели тревожить другие корабли, вперёдсмотрящий18 прокричал:

— Человек за бортом!

Распластавшись на досках, бывших в прошлом частью корабля, дрейфовала женщина. Издалека моряки разглядели длинные волосы и обнаженные ноги, опущенные в воду, потому загорелись энтузиазмом скорее помочь несчастной. Но, чем ближе подходил плот к кораблю, тем меньше в моряках оставалось желания помочь.

Коллум с интересом наблюдал, как на палубу поднимали существо с человеческими чертами. Гарпий он уже видал. Быть честным – немного опасался. Бывало, они бросались на корабли. Обычно, правда, на пиратские. Иногда крылатые использовали мачту «Звезды» для отдыха, и хищно наблюдали сверху за моряками. Бывало, огромной стаей пролетали мимо, словно туча саранчи в поисках еды. И вот – одна из них на палубе. Ослабшая, с серьезной раной на крыле, смотрела на людей огромными черными глазами.

— Капитан, как поступим? — спросил Коллума первый помощник.

— Поможем. Долг каждого мужчины – спасать прекрасных дам, даже если у тех крылья.

Впрочем, прекрасной гарпию не посчитал ни один из моряков. Мужской пыл остывал при виде режущих дерево когтей и мощного здорового крыла. Лицо небесной девы также не вписывалось в критерии красивого: хищное, с резкими чертами, его пересекали шрамы чужих когтей.

Однако Уль Хичтон был сражен её глазами. Большие, тёмные, блестящие, как чёрный жемчуг в ожерелье благородной дамы, на фоне их всё остальное меркло. Тогда Хичтон ещё не понимал, что попал в капкан женских чар.


— Дежавю… Значит, вы похожи на отца? — предположил Леонар.

«Думаю – да, хотя без шрамов моя мама была бы красивой».

— И она, как и вы, была покрыта платьем перьев?

«Да, примерно так же. Она тоже была серой в мелкий белый крап. У гарпий востока это считается привлекательным окрасом», — с улыбкой подмигнула ему графиня.


Бортовой врач сказал:

— Летать она не будет. Перебиты сухожилия. Кости сломаны.

Гарпия склонила голову, приняв приговор спокойно. Позволила обмазать раны и перебинтовать. Затем начала изучать корабль. Вначале никто не мог понять, что затеяла крылатая, зачем ищет укромные углы? Осматривает бочки, ящики, камеры, каюты. Пока в один миг её не потеряли.

Ни один матрос на корабле не смог её найти. Нашёл капитан, в своей каюте.

Крылатая сочла обиталище Хичтона подходящим местом и поселилась в большом шкафу, предварительно выкинув из него коробки с документами и пару шуб.

Коллум Уль Хичтон ругался, пытался выдворить неугодную бестию прочь, но тщетно. Гарпия всячески показывала, что место это впредь её: шипела, царапалась и, самое страшное, кричала. Чем оглушала любого поблизости себя.


— Что-то мне это напоминает, — с усмешкой прервал рассказ Леонар.

«Не гневите бога, я была куда спокойнее и на вас не бросалась! Всё же я воспитана культурными людьми. И вы сами засунули меня в шкаф», — до кончика острого носа покраснела юная графиня. Продолжила историю.


Повоевав, капитан махнул рукой. Решил: до берега потерпит. А там ссадит случайную попутчицу – да хоть с тем же шкафом! – и забудет, как страшный сон.

Так он думал, но судьба решила за него.

Очередная летняя гроза чертила узоры по ночному небу, поднятые волнами вырванные из пучины водоросли бросало на палубу, а моряки привычно готовились к противостоянию стихии. Всё как всегда, привычно. Но в тот раз случилось то, чего никто не ждал.

— Корабль! — крикнул впередсмотрящий, и капитан сразу взялся за свою трубу.

Темнота неохотно уступила намётанному глазу. Впереди шёл бриг под флагами западных островов. С той стороны обычно возили сахар – изрядно дорогой товар. Но не на таких кораблях. У островных кораблей иное расположение парусов, и ярусы не совпадали. Неужто закупили с материка?

Пока Коллум и команда рассеянно перекатывали в голове нестыковки, гарпия забралась на нос «Звезды». Словно гончая, заметившая зайца, замерла, затем издала пронзивший уши крик. Её глаза были куда острее человеческих. На том корабле растерялись, и в гривах молочных парусов хлестнула чёрная тряпица, которую приметила крылатая. Её усмотрел и граф.

— Пираты!!! — мгновенно понял капитан. — К пушкам, олухи!!!

Моряки подорвались, и ещё до того, как достигли орудий, чужой корабль поднял флаг с изображением костей. «Яркая звезда» повернулась бортом и обнажила дула пушек: пираты едва не обогнали на пару мгновений, но нет, первый залп был за «Звездой».

Гром выстрелов, свист ядер, треск дерева, людские крики – всё смешалось в звуках боя. Пираты шли на сближение, и вот в борта впиваются стальные крючья. Враги бросились по натянутым канатам на палубу и в ход пошли мечи. Звон стали, влажный всхлип метких ударов, предсмертные стенания звучали арией в усладу морскому богу битв.

Пиратов было не больше моряков, но их опыт на поле брани перевешивал. Да и вооружение играло не последнюю роль: стреляли однозарядные пистолеты, пираты одерживали вверх. Однако когда Коллум попрощался с жизнью, а выжившая команда готова была согласиться на ошейники рабов, сверху рухнула большая птица. Гарпия не могла летать, но умело спланировала с мачты и закричала громче, чем недавно. На её крик на палубу спикировали ещё трое людей-птиц.

В бою произошла заминка. Пираты испуганно взирали на бич их брата и пятились. Гарпии в ответ смотрели хищно: сузили глаза, распушили перья и готовились атаковать.

Граф Хичтон тогда первый понял, как обстоят дела. Пиратские корабли брали большими стаями, а не вот такими группками, а значит, единственное, что можно сделать – испугать. Он закричал:

— Гарпии летят! Их сотни! Прячьтесь!!!

Страх и ночь сыграли с пиратами злую шутку. В тёмном небе не разглядеть: летит кто или то блеск звезд. Больше половины поверили и, испугавшись, бросились искать укрытие. Это их сгубило. Не прошло и получаса, как всех пиратов взяли в плен, а корабль обыскали. Поломав паруса, граф отпустил их судно дрейфовать, а самих пиратов лежать связанными.

Привлеченные патрульные гарпии выбрали по одному из пленных и убрались восвояси. Остальных, как знал Коллум, они заберут с корабля довольно скоро. Ещё он думал, гарпии заберут с собой свою раненную товарку, но той после боя и след простыл.

Нашлась она на утро следующего дня.

Гарпия весь день напрашивалась на похвалу: как кошка всюду мелькала и мурлыкала под нос неведомый мотив. Пришлось похвалить и признать её заслугу. А как иначе, если она от капитана просила похвалу.

То был не единственный раз, когда зоркий глаз крылатой спасал «Яркую звезду». Через два дня она приметила скалу, о которую могло разбиться судно. А через неделю не дала разбиться вперёдсмотрящему, когда тот навернулся с мачты. А однажды поступила странно. У берегов заморских, в порту, порвала паруса, прямо перед отплытием.

Уж как бранился капитан, и плетью грозился, и крылья оторвать. Но делать было нечего, парусину ждали утром. Ночью гнев Коллума остыл: морской король с ума сошёл и волны к небесам поднял. В ту ночь погибло много кораблей, их деревянные останки прибило к берегу. И лишь «Яркая звезда» уцелела, не выйдя из порта. За это тоже пришлось гарпию благодарить. Хичтон понял: она знала о предстоящем бедствии. С этого момента он присматривался к погоде и миру, когда она начинала беспокойно ходить по такелажу, как углядевшая ястреба голубка.

Впрочем, главное гарпия совершила позже.

В тот месяц Коллум Уль Хичтон пытался трижды ссадить со «Звезды» крылатую. Но стоило судну причалить, как той и след простывал, а выходили в море – она уже на палубе. И всё время рядом: как тень за ним ходила. Капитан всё злился, ещё не зная, как она поможет в будущем.

Был шторм, которого не видели уж десять лет. Волны поднимались выше высоченных шпилей храмов, оставленных на материках, выше горизонта, и падали, разбивая корабли. Щепки их бросало на палубу «Звезды», и свет её грозился померкнуть в любой миг. Людей смывало в море, паруса рвало, голос капитана не пробивался через шум стихии. Даже крики гарпии никто не слышал, а затем… удар!

Пришли в себя на мели на острове, названия которого никто не знал, в окружении тихих вод – на море воцарился штиль.

То были дни угнетения и страха. Люди перестали быть людьми на третий день: так хотели пить и есть, что попытались пожертвовать одним во благо остальных. Тот остров не подарил ни пищи, ни воды и ждал, когда сможет завладеть телами отчаявшихся моряков.

Гарпия не попадалась на глаза и все думали: она умерла. Но, как оказалось, она нашла воду. Крылатая всех спасла.

Возможно, ей нашептала сама земля, где копать.


— Значит, ваша мама тоже могла слышать стихии?

«Предполагаю. Она не говорила этого отцу – в дневнике нет упоминаний. Наверное, это была ее тайна, которую она уберегла от остальных. Думаю, не хотела расставаться с моим папой. Иначе бы ее забрали в стаю даже без крыла».


Но всё это было между делом. А главное то, что именно на том безымянном куске суши начались отношения двух непохожих друг на друга мужчины и женщины. Гарпии граф нравился, как может нравиться крылатой красивый человек. Но вот что с ним делать, в её ужасном положении не умеющей летать – она не понимала.

Для гарпий люди с истоков дней были лишь средством, орудием, не более. Иногда гарпии с людьми торговали. Но близкие отношения как с равными старались не вести. А тут сердце предало и просило быть теснее к человеку. Это сбивало с толку.

Но не одна крылатая мучилась вопросами «как быть», Коллум также недоумевал.

Ему, знатоку дамской красоты, сперва было просто интересно наблюдать за женщиной, не похожей ни на одну из его знакомых. Затем он понял, что увлечен. А на острове мужчина осознал, что пленён. Причем граф не мог сказать, в какой момент всё так сложилось, это происходило постепенно. Просто она была всё время рядом и помогала, но не просила ни признательности, ни наград. Её не интересовали его деньги и знатность рода, подарки, украшения и балы. И граф начал замечать, как она прекрасна. А шрамы видел как вуаль, скрывающую красивые черты. Вконец он совсем замучил себя мыслями о необычной женщине… а как её зовут?

— Скажи мне своё имя, — попросил Коллум Уль Хичтон, когда ветер начал набирать силу, и моряки отремонтировали судно.

В ответ на вопрос мужчина получил смех и красивую улыбку. Гарпия покачала головой.

Корабль оказался вновь в воде и путь продолжился.

И однажды Коллум в негодовании рассказал своим людям об отказе гарпии назвать ему имя, и один из них (вроде, поломой) вспомнил:

— Мне бабка говорила – она у меня у скал жила – что народ неба имён не кажет. У них имена знают лишь ближайшая родня да их избранники. Вы, господин, если хотите, можете ей предложить вас испытать, раз имя её хотите знать. Но, как мне бабка говорила, людям их испытанья не осилить.

Совет был принят и безотлагательно применён:

— Испытай меня! — потребовал граф у сидевшей на борту крылатой девы.

Та посмотрела удивлённо, её глаза расширились, а рот чуть приоткрылся. Она не ожидала. Отвернулась. Подумала, рассматривая волны, и впервые Коллум услышал её голос в своей голове:

«Поймай меня», — потребовал он у капитана.

В тот же миг, извернувшись, гарпия взлетела, опираясь ногами на канаты, до мачты. Вверх, до «вороньего гнезда» и удивленного вперёдсмотрящего, с него спикировала вниз, до противоположного борта, и нырнула куда-то в закрама.

— Поймать… — бездумно повторил ошарашенный капитан.

— Поймать ураган и то легче, — сказал он через четверть часа.

Гарпия, даже потеряв возможность летать в небесах, неуловимой молнией металась по кораблю и в руки не давалась. То она у корзины, то на киле, то в камбузе.

Матросы сначала удивлялись догонялкам, затем начали над капитаном посмеиваться. Эк носится за девкой!

Коллум Уль Хичтон изображал полоумную белку до самых берегов, дальше его ждали дела торговые. Да какие! Королевский заказ – шанс получения привилегий, шанс стать Сеа!

Везти предстояло шелка с далекого восточного материка. Обсудив дела компании с управляющим, проверив документы, капитан вновь встал у руля – заказ короля он собирался выполнить на «Яркой звезде» самолично.

Граф вспомнил о гарпии, лишь вновь взойдя на судно. Все его мысли были о заказе, и он не пожелал более отвлекаться на догонялки за шустрой обладательницей крыльев. Решил взять хитростью.

— Опять вы промахнулись, лорд, — посмеялся рулевой, наблюдая, как Коллум собирает с палубы пустую сеть, а непойманная гарпия веселится вверху на тросе.

Неудачи ждали и с ловушкой – попался поломой. И с сонным зельем – уснули три матроса.

— Да как же мне её поймать? — негодовал Уль Хичтон спустя месяц долгого пути.

Он устал от погони и своих неудач, а ещё скучал по потерянному «хвосту», который следовал за ним по кораблю и жил в его каюте в шкафу. Он скучал и предложил отменить испытание, но получил такой ответ:

«Если ты меня не поймаешь, я уйду. Навсегда».

— Но время ещё есть?

«Пока ты не сдался – есть», — сказала она и собиралась вновь исчезнуть.

— Постой, — проявил находчивость капитан «Звезды»: — Но как быть с испытаньем для тебя?

«Для меня?» — удивилась женщина с крыльями.

— Да. Но я пока не придумал, что бы предложить для испытанья. Давай просто: удиви меня!

«Ох. Ты смел или безрассуден: предлагать такое гарпии. Но – пусть. Я придумаю, чем тебя удивить».


— Гарпии дают избранникам испытания? — спросил Леонар, с интересом наблюдая за реакцией графини.

«Да, по словам моей матери именно так они находят того, кто достоин. Но по её же словам этот выбор делается до момента, когда испытание будет придумано. Я хочу сказать, это больше походит на игру или издевательство. Ведь женщина знает, с чем справится её избранник, а с чем нет. Моя мать знала, что отец её не поймает».

— Другими словами, она была не уверена в своем желании с ним быть?

«Я была маленькой и не спросила её, но думаю, она видела проблему в своей ущербности и его человечности. Всё-таки, они довольно разные существа и привыкли жить по-разному», — она сделала паузу и улыбнулась: — «Так ты хочешь знать, что было дальше?»

— Конечно. Рассказывай.


Казалось, без его общества она вовсе не страдала. А она страдала. У гарпий многое не как у людей, но им тоже хочется быть рядом с теми, кто их любит. Хотя иногда им хватает своей любви на двоих. И чем ближе была весна, тем сильнее крепчало желание быть рядом с избранным мужчиной. А он всё никак не мог поймать её, хотя она даже не летала. А ему всё больше времени нужно было на дела торговые.

С такими мыслями выражение её лица становилось, как у каждой женщины произносящей вечную фразу: «Мужчины!»


— Так как же они стали парой? — удивился юный лорд. — И как граф из Уль стал Сеа?

«Прояви терпение, Леонар. У нас ещё много времени, так к чему гнать ветер сказа – он сдует все мелочи, а они важны».


Трюмы «Яркой звезды» обогатили восточными шелками: в каждом свертке состояние, в каждом ящике сокровище. Не будь на корабле проверенной команды, Коллум Уль Хичтон испытывал бы страх оставлять всё это без охраны. Да и с проверенными людьми беспокоила сохранность груза.

Но не о том волновался граф. Не там он должен был ожидать беды. Даже молния, бывает, бьёт дважды в одну крышу, что говорить о «пытающих счастья» под чёрным флагом.

Сопровождающие «Яркую звезду» хорошо вооруженные суда не ожидали нападения пиратского флота. Что могли четыре корабля против десяти? Их поймали в море и дали полчаса сдаться добровольно. Что делать? Капитан понимал: лишь половина предпочтет славную смерть в бою, остальные хотели жить, не важно как, даже если рабами.

Мечась между выбором чести и бесчестья, капитан нашёл средний вариант. Парламентёр принёс благую весть. Пираты отпускали на шлюпках половину команды, если остальные сдадутся им без боя. Их логика понятна: рабы дешевле хороших кораблей, которые в битве пришлось бы попортить.

— Ну, где же ты, птица, — ругался Коллум, ища крылатую безбилетницу, первой желая ссадить на шлюпку, но той и след простыл.

— Капитан, — окликнул рулевой, — её нет на борту.

— Забилась куда?

— Всё возможно. Но время истекло. Решайте, капитан.

Уль Хичтон вздохнул и приказал опускать шлюпки. На них уплывут все, кто пожелает, а он с храбрым большинством разделит участь узников. Так он решил.

Сдача в плен проходила штатно. Флотом пираты только для того и ходили – взять добычу целой. Потом за неё резали друг другу глотки, но не о том история. Вот что было дальше.

Через три дня плена (путь до материка Дефа, где продавали рабов – неделя) пираты стали нервными. Пиратский корабль изменил свой курс. Охранники клеток шептались в тот день:

— Слышал, куда повернули?

— К одному из наших новых кораблей с добычей. Он, якобы, о скалы убился.

— А слышал, в первый день на том новом корабле команду кто-то резать начал?

— Слышал, во сне по горлу. Думали, поймали ублюдка, а на следующую ночь ещё троих. Да не ножами…

— Я тоже слышал, им горло когтями рвали… А может, потому по скалам и прошёлся? Нет там уже команды?

— Чур тебя! Ещё скажи – призрак капитана их решит. А вон он, в клетке сидит! Тьфу! Но, морской бог, как же тот корабль зовётся?

— «Звездою». Так в судовом написано.

Коллум Уль Хичтон поднял голову, пораженный услышанным. Он не мог поверить и представить, что гарпия ещё на корабле и ведёт партизанскую войну. И сейчас они плывут к ней. И что же? Женщина воюет, а где же все мужи? По клеткам? Так не годится!

Переговариваться с командой было сложно. Среди прочих сидели с ними и иностранные рабы, передавать слова Коллума они едва ли могли. Но, соблазнённые свободой, старались.

В сумерках достигли скал. На них, как рыба на гарпуне, лежал корабль.

Им бы бросить затею, но шелка в трюмах обещали слишком много денег. Пиратский капитан хотел дождаться ночи, но запуганная страшилками команда была против, а вешать на рее он не хотел. Выбрал самых крикливых «храбрецов» и отправил на разведку. Спустили шлюпки – уплыли. И не вернулись.

Коллум слышал беспокойные реплики пиратской команды и ждал. Он знал, что произойдёт, и ободрял всех, кто в это не верил. А он, наверное, глупый, так как верил в играющую с ними гарпию.

Как оказалось, не зря.

Когда судно пиратов приблизилось к «Звезде» и скалам, когда вперёдсмотрящий вдруг пал на палубу мертвый, уже всё было кончено. Пернатая стая упала на палубу камнем, и половину людей просто унесло потоком в море. Вторая взялась за огнестрел и сабли. Самые сообразительные добрались до пушек, но порох вымок: раб, щуплый паренек, выбрался из клетки и совершил диверсию. А затем стащил ключи и передал их капитану. Убив сторожей и вооружившись кто чем смог, бывшие рабы искали в панике бежавшую команду и расправлялись с ними, или выгоняли на палубу. Сами туда боялись выходить.

Граф дождался криков, затем их затухания и полной тишины. Лишь после этого повёл освобожденных рабов наружу. Те в ужасе шарахнулись обратно – так много было вокруг людей-птиц.

Одна стояла к нему спиной, он обхватил её руками.

— Поймал, — серые перья с белым крапом Хичтон узнал.

«Поймал», — повернулась к нему крылатая. — «Моё имя Ясколка».

Вообразился пучок белых меленьких цветочков на скалах в горной вышине. Нежный и сильный росток, который не сгубить ветрам и холодам.

— Тебе подходит.

«Твоё испытание я тоже выполнила», — сказала Ясколка, — «я удивлю тебя».

— Ты вновь всех нас пасла. Мне достаточно удивления.

«Нет. Ты будешь удивлён», — гарпия замотала головой и указала вверх, на гарпий цвета траура: — «Эти обитают только в водах к северу отсюда. На скалах треугольника беды. Корабли они все топят, что рискнут заплыть в их воды. Не ладят они с людьми. Им в прошлом было от них горе».

Коллум Уль Хичтон сразу вспомнил о треугольнике беды и чёрных гарпиях. Те места корабли обходили, как чумные. Огромных денег стоило делать крюки, не забредая в воды, где клыками из воды щерились скалы, на которых жили черные люди-птицы. Но перебить жителей скал ни один флот не смог. Король послал их три, и все потерял. Махнул рукой, и проложили торговцы дорогостоящие пути в обход. Но эти черные спасли их. Почему? Ответ едва не заставил пасть к ногам спасительницы:

«Они готовы к миру в обмен на торговые услуги. И ты можешь стать тем, кто принесёт благую весть домой».

— Какова цена?

«Помимо разрешения на охоту на пиратов? Травля крыс на скалах. Для наших кладок и детей они смертельно опасны».

— Такая мелочь? Ох, не проблема.

Обратно в королевство шли со смешанным чувством победы и поражения. На каждую долю успеха пришелся один удар.

Они сражались и победили. Увы, многих потеряли, и имен половины погибших уж не узнать.

Они спаслись. Но не все. Кораблей с рабами было три, и где два других – увы, неизвестно.

У них теперь новый большой корабль, бывшая собственность пиратов. Но «Яркая звезда» погашена волнами, и её останки вскоре разнесёт по морскому дну.

Предстояло обсудить мир гарпий и людей с королём. И он, Хичтон – их представитель, так как предложил брак одной из них. Однако Хичтон обещался вернуться с восточными шелками, а их больше половины пошло ко дну.


— Волнующий момент, — заметил Леонар к недовольству рассказчицы, которой вновь пришлось прерваться.

«Почему же именно этот момент вас взволновал, Леонар? Вот я больше беспокоилась за судьбу отца, когда он был в плену у пиратов. И за мать, одну на корабле среди врагов».

— Не судите строго, Химемия, я просто не знал, за что вашему отцу дали так много привилегий. Каюсь, давно хотел узнать. Оказывается, за мир с черными жителями скал. А, кстати, чем они от остальных гарпий отличаются?

«Они крупнее и сильнее. Гораздо загорелее. И те условия, в которых они живут, куда суровее прибрежных скал. Они, мне мама говорила, охотятся на китов и акул, и им хватает силы принести добычу в гнезда».

Леонар вообразил черную стаю, стрелой пробивающую плоть моря и выносящую оттуда тушу гигантского кита.

— Не удивительно, что до сих пор их облик вызывает у людей природный страх. Ах, продолжайте.


Ясколка была весёлой женщиной чуть старше Коллума. Она поведала, что была среди своих жутким сорванцом и охотником за приключениями. Полжизни путешествовала со стаей патруля и, как итог – не создала семью.

Тот раз, когда команда «Яркой звезды» её спасла, она пострадала в одном из нападений. Пираты умели обороняться от гарпий, если вовремя замечали стаю. Стреляли из пушек и мортир. Использовали дробленые ядра и сбивали в море. Но гарпии имели свои способы их обмануть: нападали по ночам, при шторме, убивали вперёдсмотрящего и дозорных. Иногда посылали для этого одного из самых шустрых людей-птиц. Остальные нападали чуток позднее.

В тот раз такая честь выпала Ясколке, однако той не повезло. Ветер не шутил, бил и бранил, и в ответственный момент крылатая промахнулась. Должна была напасть человеку со спины, а вышло, что он заметил и выстрелил из однозарядного пистолета в крыло. Её сбило в море. Последующие за падением события Ясколка затруднялась описать точно. Помнила, что её стая напала на корабль, в пылу битвы корабль встретил скалы. Полетели щепки, и под руку попался обломок судна. А дальше история известна.

Король идею мира принял благосклонно. Даже очень. Простил потерю груза, одобрил брак и наградил привилегиями с передачей по наследству. Мечта семьи Хичтон сбылась – Коллум стал Сеа. На три дня. А затем женился в маленькой церквушке на морском берегу и вновь ушел бродить по морю. Не один, а с женой.

Ясколка не могла без моря и с радостью делила с мужем морские тропы. А он не видел причин сходить часто на берега. Через год она родила ребенка на корабле, первого и единственного из Сеа Хичтон – Химемию. И счастье молодой семьи длилось шесть долгих лет. Дни были полны солнца, моря и неба. Пока однажды не случилась беда, которая одну жизнь отняла и две перевернула.

Винить вперёдсмотрящего на мачте, или скрывшуюся в облачной ночи луну уж не имеет смысла. Чужой корабль плыл не за добычей, он был одним из тех работорговых посудин, кого упустили семь лет назад.

Началось все с залпа мортир, затем взрывные ядра и пожар. Огонь проник в жилые помещения. Мать загородила собой ребенка и попыталась вынести на ветер. Но её перья вспыхнули факелом, и муж уже ничем не мог помочь. Он забрал обожжённую Химемию и вынес, но на палубе их ждала загоревшаяся бочка пороха.


— И Ясколка не могла предсказать это? Не услышала голосов?

«Это не предсказание. Голоса иногда помогают, иногда нет. Они как залетные птицы, не сидят на месте. На них нельзя полагаться все всем. В тот раз не она слышала их, а я… Но не послушалась!» — слеза скатилась по щеке графини.

— Прошу, не вините себя! Вы были еще ребенком, — Леонар обнял любимую и поцеловал ее макушку. — Мне очень жаль, что с вашей семьей произошло такое горе, и вы не должны винить себя за это. То вина людей, напавших на ваш корабль, а не ваша.

«Спасибо», — девушка нашла силы чуть улыбнуться. — «Я понимаю это. Но мне все равно приятно слышать, что вы не считаете меня виновной».

— Что было дальше?

«Отец сильно пострадал. Он обгорел и был парализован. Его голову пронзили осколки, но он смог жить ещё три года после той ночи. А мама…» — Химемия запнулась и на её глазах вновь навернулись слезы. Их она стерла об рукав рубахи Леонара. — «Мне ещё не раз чудился запах жареного мяса. А уши рвал её крик. А тело жжёт… Должна признать, если бы не чудо-перья, то ложь об обожжённом лице была бы правдой…»

— А ваша мама, её перья не могли ей помочь?

Химемия помолчала. Затем сказала:

«Подобные перья редки. И это большая тайна, как и голоса. Не говорите никому. Иначе люди начнут нас убивать. Но есть предел любым силам. Когда мои перья отрасли, они уже не могли помочь отцу».

Леонар представил, как люди узнают, что есть на свете птицы, способные вылечить любой недуг, и готовят стрелы для нападения.

— Я понял вас, — он погладил невесту по голове, продолжая утешать, переживая страшный момент ее жизни. — И сохраню доверенную тайну. Прошу вас, расскажите, что было дальше?

«Мы победили. Матросы без дела не стояли и стреляли едва ли не вслепую. Случайность ли, воля богов ли, но пираты пошли ко дну».

— Давайте оставим эту тему.

«Да, оставим. Те события причинили довольно боли».

В попытке перевести тему сын виконта вспомнил об опекуне Химемии. Его она в рассказе не упоминала.

— А адмирал? Он откуда? — помянул Леонар сурового вояку.

«Адмирал Крочек? Ах, да…»


Тогда Коллум уже знал: он долго не протянет. В моменты просветления пытался найти человека, которому доверял в далекой юности. Вместе росли, вместе служили, как братья были. Но один стал торговцем и продолжил дело семьи, а второй нашёл себя в карьере военного.

Получив письмо, адмирал Крочек сразу же собрался, оставил службу и прибыл в «Ласточкино гнездо».


«Должна признать, в начале я его невзлюбила. Всё думала, он намерен заменить умирающего отца. Вела себя ужасно. Но папа слабел, и я не знала, к кому ещё могу прижаться и поплакать. Он таки стал мне вторым отцом, не просто нянькой. И, если вы не против, Леонар, я хочу пригласить его на обряд венчания. Всё же, он мне как отец».

Леонар разомкнул объятия и позволил Химемии выпрямиться. На ее лице лежала тень боли от потери близких, но ее место постепенно занимали счастливые волнения о будущем.

— Полагаю, ваш лекарь тоже будет там. А он…

«…Откуда? О! Остин Хест был ещё на первом корабле – служил на «Яркой звезде» и был в команде до захвата её пиратами. Ему не повезло остаться на одном из сбежавших судов. Был рабом четыре года, затем возвращен на родину. После пережитого в неволе он… изменился. Так говорил отец. Вы не поверите, но раньше он был очень пухлым и добродушным человеком».

— Да, поверить в это сложно, — невесело улыбнулся юный лорд, вспоминая нездоровый вид лекаря.

«Я была очень мала, когда отец и лекарь встретились снова в одном из королевских портов. Тогда отец приглашал его вновь на службу, но Остина на корабль заманить не смог. Остин стал бояться моря. Почти что ненавидеть. Что не коснулось отношения к капитану. Когда случилось горе, он сразу же откликнулся на письмо и прибыл в «Ласточкино гнездо» лечить меня и отца. И, да – я хочу его пригласить. Он тоже мой дорогой друг. Член семьи».

— Ещё я хотел бы узнать: зачем вы взяли его в поместье моей семьи? Думали, вас отравят у нас?

«Что вы!» — отмахнулась графиня. — «Мне действительно была нужна его помощь. Эти платья», — она поморщилась, — «чтобы перья не торчали, приходилось часть вырывать».

Леонар с ужасом посмотрел на девушку. Некоторые перья действительно были очень длинными и торчали бы из рукавов или из-под подола. Как, должно быть, было больно терпеть подобное.

— Мне жаль.

«Забудьте. Это было необходимо для моей маленькой лжи. Давайте лучше вернемся к теме свадьбы…»

Переключившись на обсуждение предстоящего свадебного торжества, молодая пара коротала ночь под открытым небом, пока не начала обсуждать звёзды. Одну звезду в рисунке созвездия Пламени звали Онёр.

Леонар всмотрелся в море. Подзорная труба не видела суши, не видела кораблей. Лишь тьму и блики. Где она теперь? Он ощутил себя вновь слепым, бездумно смотрящим в никуда. Графиня все понимала: он думает о той, кто его обманул и предал.

Юный лорд не понимал причины – глупость ли его, или приворот – но из головы не шли два образа. Один придуманный, второй реальный. Онёр не желала растворяться в мыслях и уплывать от тревожных берегов сомнений. Её торжествующий лик стоял перед глазами.

— Ведь уже решил, что не люблю. Винил во всех несчастьях похоть и глупость. Так почему?

«Сердцу не прикажешь», — тихонько ответили ему. — «Время лечит, но не над всеми напастями оно всесильно. Ах, если бы вы только злились, было б проще».

— Знаю. Но я не злюсь. Судьба так раскидала карты, что нам с ней не дано пойти по счастливому пути. А путь мести мне противен.

«Думаете, она удовлетворится причинённым вам страданьем?»

— Надеюсь, да. И боюсь, былые чувства смогут помешать мне принять твёрдое решенье, если она вернётся и возьмётся вновь за нож.

А что, если она начнёт охоту не за ним, а за его будущей женой? А может, за его будущим ребенком? Как быть? Имеет ли он право сомневаться дальше?

«Пойдёмте спать, милорд. Утром полегчает».


Он думал долго, ворочался во сне и, наконец, поднялся. Укрыл спящую деву и вышел на палубу. Как он и думал, одна гарпия продолжала наблюдать. Это был мужчина – гарпий. Сидел на остатках мачты, скрытый ошметком паруса. Леонар позволил себе сомневаться ещё мгновение, и вот он позвал пернатого мужчину:

— Прошу вас, спуститесь. Я хочу вам рассказать о людях, которых не будут искать в нашем королевстве. О пиратах, кто не ходит под черными парусами. Я нарисую вам их портреты. Если вы их углядите, забирайте.

Гарпий посмотрел на человека и кивнул. Дождался, пока он закончит рисовать и кивнул ещё раз, забрав портреты. Леонар никогда не думал, что привитое ему в детстве умение будет им использовано таким вот образом. Невольно вспомнилось, что траурную ленту он уже держал в руках, и смерть любимой уже оплакал.

— Прощай, Онёр.

Глава 14

Из дневника графа Леонара Фаилхаит.

«В пору юности я совершил ошибки и прошу судьбу не наказывать моих детей за них. Раз придется отвечать, пусть перед судьей предстану я. А мои дети пусть не знают бед. Ах, если бы такое могло быть, но то другая повесть. А пока впереди вся жизнь.

Наутро гарпия нашла юношу облокотившимся на мачту. Он смотрел куда-то вдаль и не видел моря-неба. Всё думал над совершённым злодеянием. И нет, он не хотел ей смерти, он просто не хотел в будущем вновь увидеть Онёр и испытать боль предательства опять. Боялся понимания её испепеляющего желания причинить страдания его семье. И своего прощения.

— Мне кажется, я предал человечность, — сказал Леонар, заметив девушку. — Отец порою говорил, что, защищая дорогое, перед нами встаёт выбор жертвы: потеря себя или сознавание бессилия. Но только сейчас я понял значение его слов.

Химемия молча обняла. Ветер шептал ей о бессмысленности утешения превращающегося в мужчину юнца. Он сделал выбор, а ей, как женщине, как будущей жене надлежит поддержать. Возможно, упомяни она свой поступок, письмо к длинноухому знакомому, – и Леонару стало бы легче. Но графиня посчитала нужным умолчать. Боялась, что мужчина обвинит её в лишении себя.


К середине дня на корабль спустилась гарпия. Чудной солнечной расцветки. Больше всего она напоминала огромную канарейку. Пернатая гостья сразу же подошла к Химемии, и между ними состоялся беззвучный диалог, по окончании которого графиня заявила:

«Они нам помогут».

— Это просто великолепная новость, — не сдержал радости сын виконта и спросил, когда посланник крылатого племени улетел: — А почему она такая яркая?

«Сама удивилась. Моя мать с востока, как и я. Там многие носят крапчатое перо. А яркие - жители далекого юга. Мы далеки от тропических островов. Возможно, она из смешанного племени», — предположила Химемия.

Опасаясь, что корабль отнесёт от места, куда прилетят за ними гарпии, соорудили якоря. Весь металл собрали, привязали к канатам и пустили в море, в надежде задержать дрейф судна. Из красной парусины сотворили яркий флаг, повесили на остатки мачты и стали ждать, много разговаривая.

Через час прибыла разноцветная тройка гарпий: та самая жёлтая, черный и рябой.

Леонар неожиданно почувствовал себя в диковинном тихом птичнике, где птицы беззвучно о чём-то спорили. Он понял это по резким взмахам рук и гримасам недовольства на острых лицах.

— Что-то произошло?

«Мне нужно посетить их дом. Лично попросить помочь», — ответила графиня. И в этом не было бы ничего такого, если бы не её беспокойство и темная тень страха на лице. — «Тебе со мной нельзя. Ни в коем случае нельзя! Даже если пригласят, нельзя!»

Перья девушки встопорщились, как у перепуганной совы, она вцепилась в мужскую руку и тот понял: Химемия дрожит. И хоть не знал причины её беспокойства, обнял и спросил:

— Но ты вернёшься?

«…да…», — неуверенный ответ.

— Не отпущу, покамест не скажешь, что вернёшься вопреки всему. Им нужны лишь твои перья и голоса. Но ты моя невеста. И я полюбил тебя.

Порозовев, графиня улыбнулась. Она давно желала услышать сердечное признание. Оно придало ей сил.

«Мне просто немного страшно. Я никогда не была в поселеньях гарпий. И не знаю, как себя вести. Но всё будет хорошо. Я вернусь», — уже куда уверенней произнесла Химемия и обняла Леонара. Смущённо, едва заметно коснулась его губами. Расправила крылья и улетела.

Мать говорила ей, что она не видела народа чудней, чем люди, и всегда скучала по племени небес. По удару волн о камни, по падениям в воду с отвесной скалы и по тому укладу жизни. Химемия боялась, что тоже полюбит это и будет испытывать тоску. Сожалеть, что выбрала жизнь с людьми, а не быть с народом неба.

Полёт – это то, чем можно наслаждаться бесконечно. Соль брызг и запах моря, блеск воды и свет из-за облаков. Стихия гарпий – небо, но дом их – острые пики скал и безлюдные берега из камня, где не живут иные расы. Таков был дом и этих гарпий. Химемия увидела его как острый чёрный пик-бутон, с едва начавшими распускаться листочками-скалами. На них, как пчелки в поисках нектара, ютились люди-птицы.

Близость теплых вод сделала стаю довольно пестрой. В ней встречались как тёмные, так и светлые перьями гарпии. Но больше всего было ярких: красных, зеленых и желтых. Как пояснил чёрный разведчик, то по причине близости горячих вод. И один из мелких тропических островов здесь неподалеку.

Приземлилась гостья и её сопровождение на скальном выступе, и тут же утонула в потоке стремления пообщаться с ней: гарпии хотели узнать, кто же к ним пришёл. То были женщины – хранители семьи на гнёздах, с малыми детьми, ещё не умеющими летать. Были среди них и гарпии с руками – но те держались в стороне и были заняты делами. Приди она одна и не миновать ей беды. Но её привели как гостя, поэтому стая была благосклонна.

«Я графиня Химемия Сеа Хичтон», — представилась она. — «Прошу народ неба о помощи».

Гарпии удивленно переглянулись. Будто не могли понять, от чего одна из них примерила наряд людей и говорит о себе как об одной из них. Химемия чуть нахмурилась в попытке подобрать слова.

«Я воспитана людьми. И потому не знаю, отчего вы смотрите в столь волнительном молчанье».

Графине показалось, она слышит шепотки, и те проходят по ней наждачкой, в попытке обтесать понятный этим птицам образ.

«Вы – наш гость», — объявил пернатый мужчина. То был уже старый гарпий, которого не держали в небе крылья. Он подошёл к ней ближе и осмотрел с головы до пят поблекшими очами. — «Мы говорим со своими, разделяя пищу. С людьми – на их лодках и берегах».

«А со мной вы как будете общаться?»

«Вы пришли с небес и делите с нами небесную волну. Потому мы разделим с вами пищу».

Химемия прошла за старым гарпием сквозь ряды любопытных острых лиц к расчищенной от камней площадке. Многие, одолеваемые любопытством, к ней протягивали крылья. Сеа Хичтон ощущала на себе прикосновения чужих перьев и каждый раз вздрагивала – было всё это для неё новым.

У народа неба не было «стола», как это было принято у бескрылых. Просто сели, кто где хотел, на камни в ожидании блюд. Пищу принесли… графиня вздрогнула: то были люди и полукровки, как она! Они раскладывали снедь на листья и плоские камни и передавали безруким, чьи крылья были наделены лишь парой чешуйчатых когтей. Ими крылатые держали пищу и посуду. Ели дары моря: мидии, рыбу и омаров. Гарпии с руками – видимо, слуги – сели, когда всех обнесли, а рабы остались стоять в стороне.

Люди выглядели плохо. Питание и жизнь на пробивающем ветру им были не по здоровью. На многих виднелись шрамы наказаний, на других ошейники, как на зверье. Худые, серые, с впалыми глазами. В основном мужчины – все с метками имен пиратов.

Химемия постаралась им не сочувствовать, помня, сколько боли такие люди нанесли её семье. К счастью, на полукровках Химемия подобного не заметила. Сытые, ухоженные птенцы, на вид довольные укладом. Шушукаются, смотрят на неё. А парни так вообще перья распушили – дай им волю, приступят к брачным танцам.

«Я здесь меньше десяти минут, а уйти хочу неимоверно», — подумала она, продолжая держать на лице милую улыбку.

«Чем можем мы помочь?» — спросил всё тот же старый гарпий, когда графиня вкусила сырой рыбы.

«Нужно дотянуть корабль к берегам. Но что вы будете просить взамен?»

Пожилой гарпий потер крылом край лица и чуть наклонил в бок голову. Он думал.

«Нам о вас рассказала другая стая. С вас она потребовала людей. Но человек у вас один…»

«Надеюсь, вы понимаете, что он не вещь, а мой муж».

«…Нам статусы людей не интересны. Главное, он не пират. И, полагаю, вы в нашу стаю не войдете?»

«Нет», — однозначный и быстрый ответ.

Гарпий чуть нахмурился:

«Почему? Среди нас много славных мужчин. Вы можете выбрать любого».

Химемия поджала губы. Что тут, что у людей – политика одна.

«Я понимаю, вас привлекает влияние семьи Хичтон. И вы хотели бы влиять через неё на людей. Однако моё присутствие среди вас дел племени не поменяет. Но мы могли бы оказать вам услугу, да не одну».

«Услугу?» — переспросил старик.

«Да. Мать говорила, при росте стаи гарпии испытывают проблемы с поиском новых скал. В то время как люди страдают от скальных наростов посреди морей. Их кропотливо наносят на карты моряки. И эти карты я могу вам дать».

Предложение было встречено полным одобрением.

Химемия, наконец, могла вздохнуть спокойно. Она радовалась тому, что часто читала дневник отца, откуда и узнала, как происходит переселение гарпий. Во многом эти существа придерживались племенного типа отношений и считали, что небеса преподносят им испытания. Молодёжь улетала на поиски вслепую и часто погибала, так и не найдя новый дом. А бывало, находила, и стаи гибли от сюрпризов нового жилья.


Леонар ждал долгие часы. Ходил по разбитой палубе, смотрел в море, смотрел в небо и боялся так и не узреть точек приближающихся людей-птиц. Где-то глубоко в душе он сжимался от страха нового предательства, но тут же корил себя за подлые мысли. И верил в скорое возвращение избранницы.

Но лишь с новым рассветом его страхи угомонились, наконец, и перестали рвать на части: показались гарпии. Сперва они проявились на горизонте россыпью крупы, затем увеличились до заблудшей стаи чаек, и, наконец, он смог их рассмотреть.

Их было очень много. Пять десятков, может, восемь. Не сосчитать. А впереди летела протягивая руки его невеста. Она упала ему в объятия, и он закружил её, смеясь над своими опасениями.

«Прости! Было сложно всех собрать и найти так много веревок. Кажется, мы неслабо напугали рыбаков», — вместе с Леонаром смеялась графиня. — «Устроили им дождь из жемчуга, затем спустились и забрали всё бечёвки и верёвки, какие там нашли. Даже паруса с лодок поснимали».

— Главное, ты вернулась, — юный лорд обнял крепче.

Работа закипела. Разбитая бригантина преобразилась: как будто её наряжали шаловливые котята, вся была обмотана веревками разных мастей. А дальше корабль пошёл вперёд, как игрушечная машинка на веревочке.

Киль резал волны, ветер дул в лицо, рядом любимый человек, и мир, казалось, вновь прекрасен.

Гарпии сменялись каждые полдня, они тянули даже ночью, и на конец седьмых суток впереди стали видны берега. Свет едва освещал деревню, а жители уже метались по улицам, будто гонимые роем пчёл. Их понять можно: не каждый день к берегам несётся разбитое «корыто», запряженное крылатыми созданиями. Стало ясно, почему из всех доступных берегов гарпии тянули именно к этому малому селению: там не было ни пушек, ни огнестрела, ни даже дальнобойных луков. А то в городах бывает: не разобрались, а пальнули.

В нетерпении Леонар исходил всю палубу, под видом полезной деятельности проверял узлы. Химемия тоже волновалась, но не о близости берегов, а о будущем. Как её примет семья жениха – вдруг отговорит его. Она же, дескать, сама отказалась и уехала.

Корабль уже шёл, цепляя дно, и резко остановился у самой суши. Гарпии тут же побросали веревки и взмыли единой стаей в небо, совершили круг внимания и улетели восвояси. А юная графиня и сын виконта подошли к разломанному борту. Леонар прыгнул в блестящую морскую гладь и скрылся под водою, а Химемия, хихикая, замерла у самой кромки. Вдруг из-под воды вынырнула рука и ухватила её за ногу.

— Ааа! — весело проголосила гарпия и тоже искупалась.

Мокрые и довольные, жених и невеста добрались до берега, где их встречали всем селом.

Люди испугались налета гарпий. Женщины и дети попрятались в погребах и лесах, так что стояли на берегу мужчины с вилами.

Задвинув крылатую деву за спину, Леонар поставленным голосом начальника всё им разъяснил. Невзирая на лохмотья вместо дорогой одежды, селяне признали в оборванце аристократа. Вскоре по небу полетел почтовый голубь с весточкой семье, а юная чета поселилась у главы селения. И если кто из благородных скажет: «Какой ужас! Носить тряпки земледельцев и жить в бедноте», — тот просто не делал этого с любимым человеком.

Неделя ожидания кареты пролетела слишком быстро. Серебро с корабля, которым Химемия обеззараживала воду, пригодилось. Отчасти благодаря ему селяне так тепло приняли и обогрели их, невзирая на крылья девы и оборванную одежду лорда. И всю неделю праздновали.

Что праздник для господ? Бал, дорогие вина и сдержанность во всем. Лишь со своим другом Леонар мог выпить пива и откровенно поговорить о чем-либо. Праздник же рыбацкий отличался от благородных сборищ знати. Брага, пляски у костра и громкий смех! Люди пили, дрались, целовались и вели себя безобразно, но так искренне и прекрасно. И Леонар с Химемией тоже веселились, позабыв, к каким родам они принадлежат, и сколько у кого привилегий короля. Они живы, мир светел и в будущем ждёт счастье! Так пусть же за это будет первый тост! А второй – за юную невесту. А третий – за спасших их крылатых. А четвертый Химемия выпила сама, отняв у увлёкшегося лорда.

«Видела бы вас матушка», — с улыбкой укорила крылатая дева.

— Её хватил бы удар, — усмехнулся опьяневший от счастья Леонар. — Просто так прекрасно. И вряд ли нам ещё хоть раз доведется так же веселиться.

«Неужто вы, милорд, не рады своему рожденью в семье виконта?»

— Рад, и ещё как! Просто в нашем обществе по-другому празднуют волнующие моменты. А вы рады родиться графиней?

Сеа Хичтон задумалась. Она вспомнила, что видела на скалах, вспомнила, сколько любви получала дома и произнесла:

«Рада. Иначе я не встретила бы вас. И не полюбила».

Поцелуй был пьяно-сладким, как и весь тот вечер. Селяне кричали: Горько! Начали считать секунды поцелуя. Священник был, как и все, навеселе, и провел обряд. И вышло всё не как планировали: без званых дорогих людей и торжественных приемов.

И молодые не жалели.

Для Леонара всё было иначе, чем с Онёр, в страстях с которой он сгорал. Его невеста, уже жена, не походила на обжигающее пламя, скорее на морской поток: прозрачный, игривый, теплый, светлый. Ей он не жаждал каждую секунду доказывать, что любит. Не доказывал, а просто напросто любил. Нежно, тонко, чувственно дарил себя и получал в ответ неуверенные ласки, объятья счастья и веру в будущее для них двоих.

А через неделю за ними приехала карета, да не одна. Сыскари, родители и лучший друг – все желали убедиться, что Леонар живой. Конечно, они сильно удивились графине Химемии Сеа Хичтон. Вернее, теперь уже графине Химемии Фаилхаит. А муж её стал графом Леонаром Фаилхаитом.

Левизия лишилась чувств. Манс лишь усмехнулся. Тённер долго тёр глаза. А сыскари едва ли пальцами не указывали. Но на всё это Леонар и Химемия внимания не обращали. Они были счастливы.

Лишь после долгого пути домой в северное поместье юный граф едва заметно вздохнул. Подумал, будут ли наказаны злодеяния той девы, которую любил он ранее.


Онёр возлежала на кровати восточного купца и наслаждалась мыслями о свершившейся мести. Она и не думала, что кто-то мог выжить в столь безвыходной ситуации. Её осведомитель доложил – семья Фаилхаитов в печали. И Онёр была удовлетворена. Отец и мать отомщены, братья купаются в остатках роскоши, а она – любимая любовница местного богатея. Жизнь не могла стать ещё лучше. Так она считала.

К её разочарованию, мир устроен хитро. И где человек берёт, за то и воздаётся: пусть кара падёт не в виде молнии с небес, а от руки другого человека, но она будет бесхитростно меткой.

Итак, Онёр наслаждалась новой жизнью, когда в её покои ворвался младший брат – Чикут. Его испуганное лицо враз согнало с Онёр всю негу.

— Что случилось? — бывшая служанка вскочила с ложа.

— Париса убили.

— Не может быть! Он с кем-то сводил счёты?

— Нет, кто это был – не видели. Похоже на исполненье Крыс19! — паниковал Чикут. — Неужели нас заказали? Фаилхаиты?

— Даже если бы они пошли против чести знатного рода, то в этом государстве нас так просто не нашли бы, — Онёр паниковала и спешно собирала ценности. Она и помыслить не могла о подобном исходе. Тем более не могла подумать, будто их найдут.

Дафне, Чикут и их сестра быстро двинулись к экипажам. Те за неделю доставили их к морю. Уж думали – спасены. Однако по окончанию пути их ждал удар.

Тонкий метательный кинжал впился Дафне в спину. Мужчина покачнулся и упал. Дафне умер.

Под крики сестры Парис увёл её к кораблям и усадил на первый идущий за границу. Грузовой, перевозить пассажиров не хотел, но деньги решили проблему и вскоре преступники плыли по морю. Перед отплытием Онёр видела необычную фигуру на берегу: длиннолицый остроухий полукровка махал им вслед, и на его губах играла зловещая улыбка.

Онёр его узнала. Видела в поместье мельком. И поняла, кто виновен в смерти её братьев. Чикут, было, натянул тетиву, но взгляд моряков образумил, и он убрал оружие.

— Отомщу… — прошипела Онёр.

В ответ воздушный поцелуй.

Через час из той страны вылетела меченная чёрным чайка и привязалась к кораблю, на котором плыли Онёр и Чикут. Чайку заметили моряки, но значения не придали. Что такое чайка в море? Для чего сопровождает их меченая птица, узнали далеко не сразу.


В северной резиденции семьи Фаилхаит отпраздновали брак повторно. Дабы мать не подражала своими криками гарпиям «Как так, взять в жены нечеловека?!», Властенас провёл ещё раз церемонию, закрепив союз на веки вечные, и поставил свою печать на дешёвом пергаменте из рыбацкого села.

Виконт Манс ответил на верещания жены, что так всё лучше пытающейся убить их семью служанки. Вновь были разосланы приглашения родне, но прибыла из приглашенных лишь тетушка Эльнара с новой собачонкой на руках. Со стороны невесты был адмирал Крочек, Остин Хест и, как ни странно, герцог Риаль Хонтийский. Он оказался другом Крочека, и им было что повспоминать. А также герцог доложил, что, к сожалению, злоумышленники пока не пойманы. Но их поиски ведутся.

Всё было так прекрасно!.. И потому, после праздничных дней, Леонар с неохотой вошёл в кабинет отца для важного разговора.

Там не было огромного стола, к которому он так привык, и который помнил. Но было много резных, обитых теплой тканью и мехами кресел. В этом кабинете камин стоял больше и куда дороже. А герб семьи украшал всю стену позади скромного стола из среза дуба.

Пройдя в глубину кабинета, юный граф утонул в одном из кресел с накинутой на его спинку белой шкурой.

Манс Фаилхаит снял очки и горько усмехнулся:

— Барон Конвалария Папавер. Как странно, я даже его не знал, — он вновь прошёлся по строчкам старого документа о территориях, нашёл прошение барона Папавера об отсрочке платы и отложил бумаги, устало потерев висок: — Одна ошибка, упущенный из внимания момент и такие громкие последствия. Признаю: я виноват в смерти родителей Онёр, но не в её выборе дороги мести.

— И ты считаешь, что понёс достаточное наказанье?

— Я считаю, что достаточно одного понимания причин и следствия случившегося. Это уже наказанье, — виконт повернул голову к окну, и свет выкрасил его лицо в мучительно желтый. — Сын, запомни это: ты – не виконт, ты – граф. А значит – выше многих, и под твоей ногой множество людей. Надеюсь, ты будешь куда осторожней меня и не совершишь ошибок, подобных моей.

— Да, отец, — Леонар вздохнул и набрался смелости спросить, о чем думал многие недели: — Как ты считаешь, папа, неужели смерть для этой женщины – верное наказание? Оно же ничего не исправит: ни в её жизни, ни в моей.

— Пустое, сын, — ответил Манс, продолжая вглядываться через стекло в весну. — Если её найдут, ты увидишь её казнь. Если нет, то однажды она может прийти к тебе с ножом. Я могу лишь сказать, что она заслуживает жалости в своём выборе, но её она не получит.

Леонар встал и поклонился. Ему не стало легче от разговора. Он лишь понял невозможность исправить совершенный грех: родителей Онёр не вернуть, её сердце не успокоить, а он так и будет сожалеть, пока однажды не простит себя.

Через неделю после разговора до Леонара дошли слухи: на один из кораблей напали гарпии и никого не тронули из моряков. Но двоих людей, которых капитан согласился взять на борт, унесли. Причем проделали это весьма грубо. Женщину выволокли на палубу, отмахиваясь от моряков крылами, желающих спасти несчастную оглушали криками. А молодого мужчину, успевшего ранить гарпий стрелами, сильно покалечили. В оправдание гарпии сказали лишь одно слово: «пираты».

Описание похищенных совпало с двумя розыскными листами. К гарпиям послали было человека поговорить: ведь надо допросить преступников. Но нелюди жёстко отказались как отдавать добычу, так и пускать людей на свои скалы. Заявили, что накажут преступников сами. На том и порешили.

Где оставшиеся двое, юный граф не знал. Но где-то глубоко в душе понимал: мертвы. Живы ли Онёр и Чикут, не известно. Да Леонар и не стремился узнать. А через год почти перестал об этом думать.

И пусть где-то были запрятаны сомнения, он сделал выбор и был готов за него платить.

Эпилог.

— Отец, вы сегодня задумчивы.

Звонкий детский голос вырвал из воспоминаний, и граф открыл глаза. Юное прелестное дитя стояло перед ним. Черноглазая в мать и высокая в отца: их дочери исполнилось семь лет.

— Ах, прости, вспомнил былое. Вы с мамой всё приготовили?

— Да. Сегодня я совершу первый полёт! — с гордостью произнесла девочка и тут же шепотом попросила: — Держите простынь покрепче, ладно? Не отпускайте! И ловите поточнее, хорошо? Не промахнитесь!

«Не забудь махать крыльями, дорогая», — вмешалась в разговор Химемия, — «И тогда нам не понадобится простыня».

Девочка покраснела и поскорее забралась на крышу. Расправила два серых крыла и на пробу ими помахала.

С высоты было видно, как прекрасна ранняя весна. Девочка смотрела, как мир вновь оживает, а снег тает, как в небе танцуют пьяные от первого тепла птицы и как её родные, там, внизу, смеются и натягивают молочно-белую простыню.

Тепло, светло – так хорошо! И пусть крылья не кажутся надежными друзьями, пусть состоится этот первый полёт – начало новой жизни.

Пояснения

[1] Сей(а) – добавочная часть к имени детей семьи, которые служат (имеют привилегии, данные королем) королевскому двору с правом наследия этих привилегий.

[2] Пай(я) – пренебрежительное название слуг аристократов.

[3] Уль - добавочная часть к имени детей семьи, которые не служат (не имеют привилегий, данных королём) королевскому двору, но имеют ограниченное количество пожалованных им привилегий с правом наследования этих привилегий.

[4] Ут - добавочная часть к имени детей семьи, которые не служат (не имеют привилегий, данных королём) королевскому двору и не имеют права наследования существующих привилегий семьи.

[5] Кей(а) – добавочная часть к имени детей семьи, которые лишились права наследования существующих привилегий семьи.

[6] Бурнус - плащ без рукавов с капюшоном.

[7] Контуш – колоколообразное свободное платье со складками на спине.

[8] Дочерью звали уже признанную невесту, воспринимая на правах законных детей.

[9] Прунелла - алкогольный напиток из диких слив, он же сливовица.

[10] Вист - карточная игра

[11] Исподочки – нижние варежки.

[12] Выжлятник – наемный псовый охотник

[13] Доезжачий – старший выжлятник

[14] Горка – ступенька сзади кареты.

[15] День крови – любой день, когда кто-то близкий умер, или человек видел смерть. Считается божьим знаком. В этот день отменяются все важные дела.

[16] Крысиное братство – название объединения наёмных убийц.

[17] Такелаж – совокупность снастей судна.

[18] Вперёдсмотрящий - матрос, назначенный для наблюдения с мачты за обстановкой во время плавания.

[19] Крыса – наемный убийца.


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Эпилог.
  • Пояснения