Дедушка П (fb2)


Настройки текста:



noslnosl ДЕДУШКА П

Часть 1

Глава 1

Как так вышло, что я оказался в теле маглорожденного одиннадцатилетнего волшебника, едущего в Хогвартс-экспрессе?! Это сложный вопрос, на который обычный человек, выросший в двадцатом веке, вам вряд ли сумеет ответить. Но факт остаётся фактом, я, начиная с семи лет, помню свою прошлую жизнь, в которой был самым обычным среднестатистическим гражданином сначала СССР, затем РФ. Прожив долгую жизнь, я ещё долгое время портил нервы государственным служащим, получая повышенную пенсию, и помер от старости. Под конец жизни я хоть и страдал маразмом, но до самого конца был довольно бодрым стариком, пользовался разными гаджетами, играл в компьютерные игры и мог о себе сам позаботиться, моей прыткости удивлялись все близкие, а внуки устали ждать, когда я отъеду на тот свет и можно будет начать делить имущество.

Когда в семь лет у меня пробудились воспоминания о прошлой жизни в ином мире будущего, то раздумывал над вопросом, стоит ли поделиться этой радостной новостью с родителями, но в итоге решил сохранить сей факт в секрете. Я предложил маме с папой вкладывать деньги в компьютерные и производящие программное обеспечение фирмы… Но какой родитель будет слушать бред семилетнего отпрыска? Все мои попытки донести идеи реального обогащения были провальными и вызывали лишь смех родни… Идиоты! Они могли за двадцать лет превратить жалкие накопления в размере пяти тысяч фунтов в несколько миллионов той же валюты, но слушать ребёнка мы не будем, мы же взрослые, давайте поржём и растреплем причёску малышу…

Видимо, проблема заключалась в том, что я никому не говорил и не собирался делиться тем, что помню прошлую жизнь. Это мой козырь, который даст преимущество как минимум в начале пути, поскольку жизненный опыт взрослого человека сложно недооценивать.

Я стал наслаждаться новой жизнью на полную катушку, всё же хорошо быть молодым и здоровым. Одно печалило, я отличался от своих сверстников небольшим ростом, можно было сказать, что я карлик. Хотя, почему можно? Именно так и заявили все доктора, по которым меня таскали родители. Хоть я и карлик, но на границе планки обычного человека, то есть ниже своих сверстников, но не настолько сильно, чтобы дышать им в пупок. Доктора объяснили, что это генетическое отклонение и подобное не лечится, хотя мои родители вполне обычного роста, и они больше расстраивались по этому поводу, чем я. По прогнозам специалистов, став взрослым, я не вырасту выше ста сорока сантиметров. В прошлой жизни у меня был средний рост, поэтому этот факт на некоторое время меня серьёзно опечалил, но молодость и возможность прожить жизнь заново быстро примирили с этим фактом.

Жизнь человека низкого роста сложна и в то же время почти никогда не бывает скучной. Со мной постоянно происходили забавные, а порой и неприятные ситуации. Как-то одноклассник в школе меня спросил: «Гарри, откуда ты берёшь все те истории, о которых рассказываешь»? На что я ему ответил: «Чувак, я карлик, чтобы со мной случилась какая-то ерунда, надо просто встать и ждать!».

Но помимо проблем, связанных с низким ростом, иногда со мной происходили совсем уж странные вещи, например, я научился взглядом гнуть ложки, пару раз во время испытываемых сильных эмоций заставлял летать по комнате предметы и один раз так не хотел есть варёную брокколи, что блюдо сгорело прямо в тарелке.

Летом тысяча девятьсот девяносто первого года к нам домой припёрлась стрёмная дамочка бальзаковского возраста. На ней была надета мантия, напоминающая судейскую, и остроконечная шляпа, в которой она выглядела как каноничная ведьма и словно просилась прыгнуть в костёр инквизиции (слава блестящим яйцам помершего раньше меня кота — эта структура давно канула в лету). Эта мадам в ультимативной форме заявила, что я волшебник и должен учиться в какой-то школе Хогвартс, расположенной в заднице мира, в смысле, в Шотландии…

Да какой в задницу я волшебник, если не смог уговорить родителей купить акции нескольких перспективных контор, чтобы в будущем не работать как папа Карло, а плевать в потолок и жить на дивиденды?! Какая в пятую точку Шотландия?! Там же холодно, как на севере родной России, а я южанин, тепло люблю…

Ах да, если кто не понял, то новая жизнь у меня началась не как в прошлый раз, в советской крестьянской семье, а в Великобритании, более того, в Лондоне! Пусть и на окраине в старом районе, зато столица, а не какой-то там задрипенск, вроде Коукворта, о котором недавно писали в газетах, что там после закрытия фабрики работы почти не осталось, зато имеется повышенный уровень преступности. К тому же на этот раз мне повезло родиться не в довоенное время, а в восьмидесятом году, ближе к благам цивилизации и засилью товаров китайского производства.

Конечно, я понял, что душа с воспоминаниями переродилась в параллельном мире. О подобном писали в художественной литературе мои современники. Попаданец, перерожденец… Да пофиг! Я-то думал, что помру, и имейся оно всё конским детородным органом, делите наследство, детишки и внуки, а тут такой конфуз вышел… Нет, я, конечно, был атеистом и бога, в душу его мать, на три буквы посылал, а буддистские храмы, наоборот, пару раз посещал, но чтобы оно так отразилось, даже не думал!

И вот, еду… В красном, злоездучем паровозе с толпой малолетних волшебников. Нашёл пустующим единственное купе, блин, у туалета в последнем вагоне, и устроился как белый человек! Естественно, долго моё одиночество не продлилось. Вскоре в купе завалился лохматый мелкий чертила, похожий на Джона Леннона своими очками-велосипедами. Это лохматое чудо втащило в купе нереально огромный чемодан и клетку с полярной совой, лишь после этого он обнаружил, что тут уже занято. Пофиг, пляшем, мне для щегла места не жалко.

— Простите, — обратился ко мне очкастый пацан, оценив мой рост, он смутился, словно сам виноват в том, что я стал таким, — можно присоединиться к вам, а то все купе заняты?

Мой низкий рост почти никогда не мешал в общении, наоборот, люди почти всегда из-за этого относились ко мне с благодушием. Больше бесит, когда у окружающих проскальзывает сочувствие, которое мне нафиг не сдалось и портит самооценку. Жизнь — это величайшее сокровище, и я благодарен мирозданию за то, что мне дали второй шанс насладиться этим чудом, ну а то, что я ростом метр с кепкой, ещё ничего не значит, я такой же человек. Зато девушки любят карликов, им интересно узнать, какие они в постели… По крайней мере, я так думаю, поскольку ещё не было возможности проверить это ввиду слишком малого возраста.

— Ну, во-первых, здравствуй, мой юный друг! Рад видеть тебя в этой обители реальности. Во-вторых, чувствуй себя как дома, располагайся…

— Спасибо, — выпалил юноша, после чего водрузил клетку с совой на маленький столик и задвинул сундук под сиденье. — Я Гарри, — сказал он.

— Прикольно, я тоже! Как посмотрю, наши родители прямо таки блещут оригинальностью! Не мудрено, ты же тоже в восьмидесятых родился…

— Ну да… — недоумённо протянул парень.

— Ты что, не в курсе что ли?! — пацан отрицательно покачал головой. — Ну, ты даёшь! Словно не в Англии живёшь! В то время, когда мы родились, плюс минус несколько лет, у королевы не так давно родился внук, которого назвали принц Гарри, в восьмидесятые после этого был бум называть детей именем Гарри! Чудак, ты что, в чулане, что ли жил?!

В моём мире принц Гарри родился в Англии на несколько лет позже, примерно ближе к середине восьмидесятых, в этом же мире всё несколько иначе, тут действительно в королевской семье в январе восьмидесятого года родился мальчик, которого назвали Гарри. С этого момента данное имя стало на некоторое время невероятно популярным в Великобритании, многих родившихся в этом году мальчиков называли именно так. У меня в классе в младшей школе из пятнадцати пацанов помимо меня было ещё четыре Гарри, но учителя не путались, поскольку у англичан в учебных заведениях принято обращаться к ученикам по фамилии, как в принципе было и у нас в советской школе.

Мальчишка смутился и уткнулся взглядом в пол, слегка покраснев.

— Да ладно! Ты гонишь! Что, реально в чулане жил?!

— Ну… — протянул мальчишка. — Да! У меня целый год жил паук, я звал его Эдвард…

Я приложил обе ладони к лицу. Тут дверь купе отворилась и в проёме появилась голова рыжего одиннадцатилетнего мальчишки, нос которого был испачкан в саже или в чём-то подобном.

— Все купе заняты, можно я тут расположусь? — сказал рыжий пацанёнок.

Второй парнишка вопросительно взглянул на меня.

— Вход фунт, выход пять! — шутливым тоном произнёс я.

— Эм… — протянул рыжий паренёк. — Пожалуй, я лучше присоединюсь к братьям в вагоне третьекурсников! — он тут же с громким грохотом захлопнул дверь в купе и убежал. Из коридора послышался приглушённый голос: — Мерлинов лепрекон! Эти гоблинокровки на всё готовы пойти, лишь бы денег заработать…

Мистер «кусочек Битлов» уставился на меня укоризненным взглядом.

— Чувак, это шутка была! — говорю я ему. — Чувство юмора! Слышал о таком?! Это когда один человек шутит и много смеётся!

— Ну-у… — протянул очкарик.

— Ты песни знаешь? — Я решил отвлечь пацана, непонимающего юмор, заодно развеяться и припомнить родину, которой до сих пор продолжаю считать Россию.

— А? — Гарри сразу прекратил рефлексировать и уставился на меня с интересом. — Нет… Моему кузену на день рождения как-то дарили плеер, но он его быстро сломал. Зато мне удавалось смотреть телевизор вместе с дядей и тётей! — заявил он с гордостью.

— Чудак, я боюсь представить, какой разрыв шаблона тебя ожидает, когда в мире станет широко распространён интернет, если ты за радость считаешь посмотреть зомби-ящик! Забей вообще на эту ерунду! Ты грёбаный волшебник, у тебя есть оружие нереальной мощности — волшебная палочка! Пистолет фигня, из него только убить можно, а об этой палке я читал! Ею можно проклясть, исцелить, пульт от телика подогнать, если совсем в лом за ним подниматься! Смекаешь?!

Насчёт пистолета на самом деле я так не считаю, поскольку очень люблю огнестрельное оружие, а волшебная палочка для меня нечто новое. Но когда узнал, какие вещи при помощи неё можно делать, то был поражён, как такую опасную вещь доверяют малолетним волшебникам. Удивлялся до тех пор, пока в одной из книг не наткнулся на пояснение, что волшебная палочка лишь инструмент, концентратор магии, облегчающий колдовство, а волшебство творит человек, то есть волшебник. То есть маги опасны сами по себе.

Мальчишка живо закивал головой, как китайский болванчик.

— А… Что бы ты там понимал?! — Я махнул правой рукой в сторону парня и внимательно осмотрел его.

Парень, представившийся как Гарри, был одет в ношеную одежду на несколько размеров больше: рубашка, словно снятая с ребёнка-толстяка, такие же брюки, ремень вовсе в два раза обёрнут вокруг талии, словно ранее им пользовался слонопотам из сказки про Винни-Пуха. Видимо, родители у него не из богатых и закупались в секонд-хенде на вырост. Это ещё ничего, вот я в его возрасте в сшитой из мешковины безразмерной рубахе ходил и штаны были вовсе старые отцовские, подвёрнутые на треть, а вместо ремня пользовался верёвкой.

— Давай споём!

— Я песен не знаю, — сказал мальчик, но так, что было понятно, что он согласен.

— Я научу, но песня будет на русском языке.

— Но я не знаю этого языка, — испуганно сказал тёзка.

— Окей-хоккей! Для тебя не постесняюсь, и переведу смысл на английский.

Через полчаса по вагону разносились жуткие завывания с притопами.

Ойса, ты ойса, ты меня не бойся,
Я тебя не трону, ты не беспокойся!
Воландеморт молодой, купил поросёнка,
Две недели целовал, думал что девчонка!
Ойса, ты ойса, ты меня не бойся,
Я тебя не трону, ты не беспокойся!
По реке плывёт колдун и руками машет,
А на нём стоит казак и чегой-то пляшет![1]

На третьем куплете дверь в купе резко отворилась, и внутрь заглянул щеголеватый блондинчик, наш ровесник, в сопровождении двоих крепышей-плохишей.

— Я слышал, в этом купе едет Гарри… — произнёс блондинчик, растягивая слова.

— Ну, так! — я не дал ему договорить, ухмыльнулся и приосанился. — Ясное дело! Слава бежит впереди меня! Я, мать твою… За ногу ещё во младенчестве держал и за титьку дёргал, Гарри! Самый натуральный!

— Я, Малфой! Драко Малфой! — манерно растягивая слова, произнёс блондинчик, протягивая мне свою потную культяпку.

— Я пошутил… На самом деле я, мать его, Воландеморт! — широко улыбаясь, чуть ли не скалясь, отвечаю пацану.

Об этом террористе я пару раз читал, он настолько запугал общественность, что его имя до сих пор боятся произносить, хотя чувак давно уже кони двинул.

Блондинчик побледнел, как и пара его сопровождающих, лишь очкарик-сосед сохранил невозмутимый вид. Тут у меня в голове сложилось, где слышал фамилию Малфой. Ради разнообразия слушал сплетни на магическом базаре, в смысле в Косом и Лютном переулках. Эти чудики, Малфои, были под гипнозом, ну или заклятьем, типа цыганского гипноза, работали на того самого террориста, Воландеморта. Понятно, отчего блондинчик струхнул.

— Передавай привет отцу и никому ни слова! — вместо того, чтобы разуверить ребёнка, довожу шутку до логического конца и картинно подмигиваю.

Купе было моментально освобождено от посторонних, и мы вновь остались одни с соседом-очкариком.

— Слушай, эти волшебники что, совсем чувства юмора не имеют?

— Не знаю, — честно ответил юный Джон Леннон.

— Бог с ними, или против них. Я ещё много песен знаю, давай продолжим.

Вскоре по вагону вновь разносились вопли на ломанном русском.

Полно вам волшебники, горе горевать,
Оставим тоску-печаль во-тёмном во-лесу.
Будем привыкать к шотландской стороне,
Волшебники-волшебнички, не бойтесь ничего!
Мы поём-поём про волшебное житьё,
Отпусти директор на волшебную палочку поглядеть!
Чтоб моя волшебная палочка, чисто смазана была,
Чтобы по тревоге палочка к бою заряжена была![2]

— А ты на какой факультет хочешь поступить? — спросил очкарик.

— Да мне пофиг!

— Как так?! Я бы не хотел оказаться на Слизерине, ведь там учился Воландеморт! — заявил мальчишка.

— И что с того?! Ну, учился террорист на каком-то факультете… У нас в Великобритании почти все политики в Кембридже учились, после чего со счастливыми улыбками посылали на смерть в тысячи раз больше людей, чем Воландеморт перебил. Отчего-то желающих учиться в Кембридже, от этого меньше не становится! Гарри, друг мой юный, ты не правильно расставляешь приоритеты! Скажи, какой факультет считают самым стрёмным?!

— Пуффендуй?! — предположил мальчик.

— Именно! А знаешь почему?!

Мальчик покачал головой в стороны.

— Потому что они самые крутые! Сам подумай! Пуффендуйцы выращивают травки… Основа для зелий, для наркоты, для всего самого ценного… Они деньги гребут лопатами! А это значит что?!

— Не знаю, — неуверенно ответил пацан.

— Ну и зря! Головой думать надо, а не только есть в неё! Это значит, что они не хотят привлекать к себе внимания, поэтому ведут себя как увальни. Те, у кого деньги, тем более большие деньги, и в руках держат весь бизнес магической Англии, специально строят из себя тюфяков, до которых никому нет дела, чтобы пока остальные грызутся, спокойно делать деньги! Вот так вот, Гарри, учись, пока я живой!

— То есть, ты собираешься поступать на Пуффендуй?! — спросил мальчик. — Но ведь неизвестно, как происходит распределение!

— Надо уметь читать между строк, хотя достаточно и просто умения читать… В «Истории Хогвартса» чёрным по белому написано, что распределением на факультеты занимается артефакт — старая шляпа. Я так думаю, что, как и любой артефакт, её легко нае… В смысле, обмануть! Видимо, она читает мысли учеников, иначе приходит в голову только то, что все уже заранее распределены или же распределение происходит случайным образом. Если верно первое, то просто достаточно думать о том, на какой факультет хочешь поступить. Я собираюсь волшебные травки выращивать и делать на этом большие деньги, поэтому буду проситься в Пуффендуй!

— Я ухаживал за розами тёти, это лучше, чем многие иные занятия, но мне не нравится возиться с землёй, — произнёс Гарри, морщась от неприятных воспоминаний. — Только боюсь, что меня не примут ни на какой факультет.

— А чего бояться-то? Пойдёшь обратно в школу, будешь учить математику. Рекомендую учиться на программиста, очень хлебная и ненапряжная профессия! Но математику надо знать очень хорошо!

Вижу, что пацан напрягся. Я бы и сам напрягся от подобного заявления, ведь маги не дадут спокойно жить не обученному волшебнику.

— Ладно, давай проверим. Бери свою шаманскую палку-копалку и сотвори самое простое заклинание из книжки, чтобы убедиться, что ты волшебник! Я их все за остаток лета перепробовал, туфта на постном масле, кроме Вингардиум Левиоса. Практически телекинез, можно не вставая с кровати любую видимую вещь прилететь заставить!

Гарри достал волшебную палочку. Дверь в купе распахнулась в очередной раз. В проёме появилась юная девичья голова с растрёпанными каштановыми кудрями и несколько длинными передними зубами, которая оглядела купе своими карими глазами с видом руководителя, неожиданно нагрянувшего к подчинённым с проверкой.

— Вы не видели тут жабу? Невил потерял, а я помогаю ему искать! — заявила наглым тоном девочка, словно копируя плохую учительницу из порно фильма. — О! Вы колдуете! Можно посмотреть?! — не дожидаясь разрешения, девочка рухнула пятой точкой на диван возле меня.

— Вообще-то, это интимный вопрос, но раз ты хочешь на такое посмотреть… — Достаю свою палочку, взмахиваю. — Членус, в два раза увеличинус!

— Э-э-э… — на девочку напал ступор, а сосед Гарри с трудом удерживался от того, чтобы засмеяться. — Вы уверены, что это правильное заклинание?! Я о таком не читала! Оно вообще сработало?

— Поверь мне, заклинание сработало, как положено! Или желаешь проверить?! Так уж и быть, можешь пощупать!

— Нет-нет, спасибо! — девочка моментально покраснела как помидор и пулей выбежала из купе.

Сосед-очкарик, наконец, принял шутку, как положено, и громко рассмеялся, после того, как мы остались одни.

— Гарри, эту песню ты должен знать обязательно! Подхватывай!

Чёрный ворон, что ж ты вьёшься, над моею головой,
Ты добычи не дождёшься, чёрный ворон, я не твой![3]

На станцию назначения мы прибыли в темноте. Шотландия, как и ожидалась, оказалась той ещё задницей — холодно, промозглый ветер продирает до нутра, а это ещё только первое сентября, что же будет дальше?

Выйдя из поезда, обнаружил огромного бородатого бомжа с лицом олигофрена. Он мог бы починить крышу на моей даче в прошлом мире, не отрываясь от земли. Этот монстр размахивал древним масляным светильником, который судя по размерам, раньше был обычным уличным фонарём.

— Первокурсники, ко мне! Все сюда! — громогласно провозгласил мега-бомж.

Сказать, что мне стало страшно, это преуменьшить, я чуть не отложил кладку кирпичей. И что, обязательно надо было нас везти в такую глухомань, чтобы отдать на растерзание бомжу-великану?! А можно было просто, ну не знаю, на органы разобрать?! Что-то я не горю желанием к нему идти.

— Гарри, как дела? — воскликнул монстр, глядя на меня.

А-а-а-а… Откуда он меня знает? Не смотри на меня, большой бомж, я против общения с такими монстрами! Вот, он тоже Гарри, возьми лучше его! А может быть, он о делах у мини-Леннона поинтересовался?

— Слышь, Гарри, ты этого бомжа знаешь?!

— Это Хагрид, — возмущённо ответил мини-Леннон. — Он лесник в Хогвартсе. И он водил меня в Косой переулок!

— То есть, тебя не смущает что он великан, что он выглядит, как преступный элемент и общается с маленькими детьми?

— Хагрид хороший! — словно защищая обижаемого хулиганами воробушка, а не огромного грязного мужика с всклокоченной бородой, воскликнул Леннон.

— Допустим. Мне вот что интересно, почему за мной пришла строгая училка, к тому же заместитель директора, а за тобой лесник? Наверное, круче было бы, если бы за тобой прислали уборщицу, или вообще, окликнул с улицы мимо проходящий бездомный…

— Его попросил директор Дамблдор, — смущённо произнёс ребёнок.

Добравшись до берега озера, мы залезли в деревянные лодки.

— Хм…

— Что!? — Гарри-Леннон резко вскинулся, словно вновь приготовился защищать своего приятеля великана.

— Да вот, думаю, какую рыбу можно поймать в этом озере и на что? Как думаешь, на червя или на хлеб?

— Э-э-э… — мальчишка почесал зигзагообразный шрам над правой бровью.

— Я тоже думаю, что лучше на опарыша! Но где его в Шотландской глубинке возьмёшь? Не самим же разводить?!

— Тут нельзя ловить рыбу! — раздался над ухом знакомый командный голос, который исходил от ещё одной пассажирки «нашего пароходства», той самой лохматой девчонки, что пулей покидала наше купе в поезде.

— О! Знакомые лица! — обрадованно воскликнул я. — Ты же так и не посмотрела на результат работы заклинания!

— Это вы! — испуганно воскликнула лохматая девочка с выдающими верхними резцами.

— А кто же ещё? Я и не заметил, что к нам кто-то присоединился… Ну да ладно. Что ты там говорила про рыбалку?

— Я читала, что в этом озере водится гигантский кальмар! — заявила девочка.

— Шикарно! Копчёные щупальца кальмара замечательно идут к пиву, они такие жирные и вкусные, как сало, только кальмар. Что ещё можно поймать в этом озере?

— Я не это имела в виду, — возмущённо воскликнула девочка. — Кальмар — достопримечательность Хогвартса, его нельзя есть!

— Если нельзя, но очень сильно хочется и никто не увидит, то можно. Поверь опытному человеку, у которого рыбнадзор трижды конфисковал снасти.

— И вообще, мы слишком молоды, чтобы пить пиво, — вдруг, словно нащупала устойчивую почву под ногами, девочка стала говорить увереннее.

— Откуда взялось это «мы»? Я вроде бы никому и не предлагал. Тем более уверен, что тут в лучшем случае можно будет достать эль верхового брожения и втридорога, поскольку контрабанда. Ну, ничего, я тут в магазине зельеварения таких классных алхимических прибамбасов накупил: змеевик, закрытый медный алхимический котёл номер 10, что означает, что он на десять литров жидкости. В общем, жить можно. Я уже заочно влюблён в зельеварение! А вы любите зелья так же, как люблю их я?!

Дети впали в ступор. Первой очнулась шустрая лохматая девочка.

— Зачем тебе медный котёл? — спросила лохматая. — У нас в письме было написано, что необходим оловянный котёл номер 2!

— Женщинам не понять тонкое искусство алхимии! — с гордым видом заявляю девочке. — Кстати, меня зовут Гарри, а как к тебе обращаться? А то буду звать «Эй ты», но не думаю, что оценишь…

— Я Гермиона Грейнджер! — гордо вскинув голову, заявила девочка. — И вообще, что за дискриминация? Неужели ты из тех парней, которые считают девушек ниже себя?!

А вот это прозвучало обидно, словно намёк на мой рост.

— А то! Я родом из семьи потомственных крестьян, так что считаю, что мужик пашет и скотину пасёт, а баба калачи печёт! Иначе не семья получается, а ерунда полная. Хотя бабушка у меня знатным алхимиком была! Уж она в этом искусстве хорошо разбиралась, к ней из соседних деревень за зельем приезжали…

О да! Самогонку моя бабка из прошлой жизни гнала отменную, я как-то закатанную банку с этим «зельем» в погребе нашёл, она там лет тридцать пролежала — лучшие коньяки отдыхают.

Мы выгрузились из лодок. Лохматая Грейнджер вцепилась в меня, словно клещ, а Гарри-Леннон испугался напора девочки, и отбился от нас, постаравшись держаться подальше.

— Так ты из потомственных волшебников? — тут же спросила Гермиона.

— Скорее уж, алхимиков! — Я усмехнулся, вспоминая, как сам долгое время увлекался приготовлением самогона.

На меня кинула оценивающий взгляд кареглазая девочка-блондинка, которая из-за лица, на котором не отображалось эмоций, казалась старше своих одиннадцати-двенадцати лет. Судя по одежде из дорогих тканей и поведению, она из богачей или аристократок, что не всегда одно и то же.

— Расскажи о волшебниках! — тут же приказным тоном потребовала Грейнджер. — Ты знаешь, как нас будут учить?

— Что тут знать? Всё как обычно — берёшь волшебную палочку и машешь от парты и до обеда!

Девочка словила когнитивный диссонанс, не сумев сразу свести воедино переиначенную российскую армейскую присказку.

Лесник, после того, как все сошли на берег, проводил до входа в замок и передал на попечение той самой дамочке, которая знакомила меня с Косым переулком. Нас повели по замку и вскоре оставили в относительно небольшом помещении, за дверью слышался многоголосый гул, который способны создать футбольные болельщики и дети.

Вдруг кто-то истошно завизжал, от чего у меня временно заложило уши. Оказалось, что причиной криков стала дюжина призраков, просочившихся в помещение. Это сразу породило вопрос — стоит ли бояться призраков тому, кто уже один раз умер? И вообще, как появляются призраки? Может быть, какое-то волшебство удерживает души волшебников в замке? Я бы хотел после смерти вновь переродиться, а не застрять навечно в виде призрака.

Пока я был погружён в свои мысли, призраки завели с испуганными детьми диалог.

— Эй, монах, — окликаю полного призрака в монашеской рясе. — Ты на каком факультете такую ряху наел?!

— Я учился на факультете Пуффендуй, — гордо заявил полный призрак, — мой любимый факультет, знаете ли! Надеюсь, вы попадёте туда.

— Я так и знал! Если распределение не профанация, я точно хочу поступить туда! По твоей ряхе видно, что кормят там на убой! А вы как, кроме того, как детишек пугать, что-то ещё умеете? Ну, там, если попрошу соседку припугнуть, которая у нас с порога молоко ворует?!

— Простите, юноша, — добродушно произнёс полный призрак в рясе, — но мы не можем покидать стены замка. А так бы я с удовольствием вам помог в столь благородном деле, как запугивание воров!

— Это печально…

Но пообщаться с призраком монаха нам не дали, пришла «злая училка» Макгонагалл и прогнала привидений. А ведь явно всё специально подстроено, хотя непонятно для чего. Видимо, традиция запугивать детей перед распределением. В Англии вообще много глупых традиций.

Нас вывели в Большой зал, напоминающий заводскую столовую: множество столов с лавками, за которыми сидят одинаково одетые люди. К этому моменту лохматушка Грейнджер пришла в себя и тут же вскинула голову кверху, под потолком оказалась голограмма звёздного неба. В прошлой жизни вирусная реклама меня как-то перенаправила на сайт, торгующий всякими гаджетами, там была в продаже компактная установка, которая транслирует на потолок голограмму, можно сделать звёздное небо или любую иную картинку загрузить, очень похоже.

— Этот потолок специально так зачаровали, чтобы он был похож на небо, — тоном опытного экскурсовода поведала Гермиона. — Я читала об этом в Истории Хогвартса.

Девочка явно старается привлечь к себе внимание окружающих, но не знает как, а ещё в ней чувствуется неудовлетворённая жажда лидерства. В общем, типичная активистка-коммунистка, в моей прошлой молодости такие становились старостами, парторгами и занимали прочие мозговыносящие должности. Меня таким не напугать, а дети постарались держаться от Грейнджер подальше. Девочка, видя индифферентную реакцию, подошла ко мне ближе.

— На встроенный телевизор похоже, — вскинув голову к потолку, отвечаю девочке с учётом современных технологий. — Такое чувство, будто на крыше установили видеокамеру, а на потолок транслируют изображение, как на экран.

— Да, я тоже так подумала, — сказала Гермиона. — А ты что, знаком с магловским миром?

— Так ты из этих?

— Каких этих? — спросила Грейнджер.

— Которые обычных людей презирают!

— Нет! — возмутилась девочка. — У меня родители стоматологи. С чего ты так решил?

— Ну как же?! Нормальный человек не станет своих родителей обзывать маглами, едва лишь влившись в общество волшебников. Одно дело, если бы ты прожила тут несколько лет, а другое, когда второй раз с волшебниками общаешься. Вот я и подумал, что ты из тех, которые простых людей не любят.

— Ну, так все же называют, — смущённо произнесла Грейнджер.

— Эх, ты, активистка-комсомолка! Балда! Кто все? Скажи, я такое говорил? Или вон тот шкет, который раньше рядом со мной был, а теперь пялится на говорящую шляпу на табурете?!

— Говорящая шляпа?! — девочка тут же оживилась и развернулась, чтобы посмотреть на представление.

Шляпа запела жутким голосом без аккомпанемента, и Гермиона тут же забыла о разговоре.

— Гадство! Купите нормальный магнитофон и крутите хорошую музыку! За что нам эти пытки? — тихо возмущался я противному и скрипучему голосу поющей шляпы. — Или наймите вашему волшебному шлемофону репетиторов по вокалу и искусству стихосложения! Это же не стихи, а попса самая натуральная, хоть сейчас на бит накладывай, бородатой бабе вручай и на Евровидение посылай!

Когда шляпа закончила пытку пением, весь зал зааплодировал. Как я их понимаю! Сам безмерно благодарен, что этот ужас закончился!

Вперёд выдвинулась Минерва Макгонагалл. В руках она держала развёрнутый свиток.

— Сейчас я буду произносить имя, — произнесла Макгонагалл, — названный должен пройти, присесть на табурет и примерить Распределяющую шляпу. Итак, начнём. Адамс, Гарри!

О! Кажись, меня зовут.

Выхожу из толпы и иду к трёхногому табурету. Мой рост, как обычно, привлёк повышенное внимание, но не вызвал особого ажиотажа.

Интересно, как часто школяров отпускают в деревню и насколько хорошо досматривают? Наверняка старшеклассники алкоголь закупают, а учителя большую часть конфискуют. Если они в деревню редко ходят, то можно будет неплохо развернуться с бизнесом, продавая им самогон собственного изготовления. Глядишь, к окончанию школы небольшой капитал будет иметься, а в худшем случае хотя бы на мелкие расходы наличность будет в карманах водиться. Только вот в чём вопрос — из чего самогон гнать?

Я дошёл до точки назначения и присел на табурет, Минерва Макгонагалл опустила на мою голову Распределяющую шляпу.

Тут же теплицы вроде как есть? Надо будет там посмотреть, что из растительности имеется, а если что, то и договориться с преподавателем о выделении грядки под мои фрукты — овощи!

— ПУФФЕНДУЙ! — громко выкрикнула шляпа.

Мне сдержанно зааплодировали дети из-за стола, за которым все сидели с нашивками барсуков на мантиях. Встаю и направляюсь к этому столу.

За дальнейшим распределением я не особо наблюдал, размышляя над тем, из чего гнать самогон и где раздобыть баки под брагу. Трансфигурация не годится, поскольку это всего лишь временное превращение, а я не хочу лишиться браги из-за закончившего действие заклинания, к тому же пока не владею заклинаниями. Эх, надо было с собой ещё баки брать, но и так сундук полный, а сумку с расширением родители купили самую дешёвую и всего одну. Экономят на единственном ребёнке! Ещё возмущались, что почти половину дома в сумку запихал! Нет, им что, жалко? Я в такую задницу уехал, мало ли что понадобится? А инструментом отец всё равно не пользовался. Кстати! У меня же слесарный инструмент есть! Можно попробовать бочки для браги сделать.

Ага, Гарри-Леннон попал на Гриффиндор, лохматушка Грейнджер туда же, как и тот рыжий парнишка, который не понял шутки-юмора. Хулиганистый блондинчик с парой бандитских рож попал на Слизерин, понятное дело, факультет как раз для мажоров. Справа над ухом без умолку трещит недавно распределившийся кареглазый, щекастенький шатен.

— Что говоришь? — переспрашиваю у паренька.

— Я говорю, что рад поступить на факультет барсуков! — произнёс мальчишка. — Когда к нам домой в июле пришла Минерва Макгонагалл, и сказала, что я волшебник и должен пойти учиться в Хогвартсе, родители не поверили. Я замечал за собой странности, но никогда не думал, что являюсь волшебником! У меня родители — обычные люди, они хотели отдать меня в Итон, более того, я уже прошёл собеседование.

— Ничего себе! — Я тут же оживился.

Видно, что паренёк из обеспеченных англичан. В Итон абы кого не берут, мало обладать незаурядным умом, надо ещё быть аристократом или очень обеспеченным человеком. Там на сотню мест записано четыре тысячи человек, причём детей записывают с рождения, то есть даже среди богатеев очень жесткий конкурс с вероятностью попасть в школу один к сорока.

— Не жалеешь? Я бы лучше в Итон пошёл, после этой школы можно в любой колледж поступить и деньги лопатой грести, а тут нам светит стать заштатными колдунами без особых перспектив. Ах да, я Гарри Адамс! — Протягиваю парню руку для рукопожатия.

— Меня зовут Джастин, — представился мальчик. — Джастин Финч-Флетчли, приятно познакомиться, Гарри!

— Рад знакомству, Джастин.

— Мама с папой расстроились, что мне придётся идти в какую-то школу для волшебников, а не в Итон, — поведал Финч-Флетчли, — но профессор Макгонагалл заявила, что по закону волшебников я обязан отучиться в школе магии минимум пять лет, иначе мне заблокируют дар и сотрут память о визите.

— Ага, меня эта стерва также сагитировала! — народ стал с интересом прислушиваться к нашему разговору, из-за чего я понизил голос. — Я потом законы и кое-какую литературу почитал — это полная дичь! Маги реально могут стереть память и в случае отказа от обучения в Хогвартсе или другой школе магии, заблокировать дар. Только вот кое-чего эта дамочка, напоминающая престарелую звезду порно, не пояснила, например, что волшебник с заблокированным даром живёт максимум тридцать лет, то есть как минимум вдвое меньше, чем обычный человек!

— Ой! — Джастин Финч-Флетчли побледнел. — А мои родители чуть не отказались! Это что выходит, я мог бы умереть молодым?

— Ага, вот так запросто! Но это фигня! Если к нам с тобой, и ещё одной девочке, приходила заместитель директора, то сироту Гарри Поттера знакомил с миром волшебников огромный бомж!

— Что?! — удивлённо воскликнула девушка примерно четырнадцати лет, сидевшая в метре от нас. — Не может быть! Ведь Гарри Поттер национальный герой! Какой бомж мог его водить по Косому переулку?

— Кажется, его зовут Хагрид, он нас у поезда встречал. Такой: огромный, волосатый и перегаром за милю несёт!

За столом начались бурные обсуждения о том, насколько это странно, что маглорожденых магов водит в Косой переулок целый заместитель директора, а национального героя лесник-алкоголик.

После ужина нас отвели в общежитие, старосты задвинули небольшую воодушевляющую речёвку, которую я, привыкший к подобным собраниям при советском союзе, пропустил мимо ушей, после чего старосты развели первокурсников по комнатам.

Комната представляет собой полукруглое помещение с углублениями, в которых располагаются четыре кровати. Меня поселили в комнате с уже знакомым Джастином Финч-Флетчли, а в соседней комнате живут трое: Эрни Макмиллан — белобрысый, голубоглазый, круглолицый парнишка, чистокровный волшебник в десятом поколении; Захария Смит, тоже блондин, но кареглазый и полукровка; и третий пассажир по имени Уэйн Хопкинс — худенький и сероглазый брюнет-полукровка.

Честно говоря, подобное распределение по комнатам для меня хоть и было странным, но оказалось выгодным. В одной комнате живут чистокровный маг и пара полукровок, в другой пара маглорожденых, то есть я и Джастин. Да я только рад, что на вполне приличных размеров помещение нас всего двое, а потомственные маги довольствуются аналогичной комнатой на троих! Ещё больше был бы рад, если бы меня поселили в эту комнату одного…

Глава 2

Несколько дней нас пичкали теорией и упражнениями для развития кистей рук. Я успел расспросить пацанов постарше, у которых выяснил, что неподалёку от общаги расположена кухня, и уже на третий день навестил её.

Для того чтобы попасть на кухню, надо было пройти по коридору до натюрморта с «весёлыми фруктами» и пощекотать грушу на данной картине. Груша сразу начала хохотать и превратилась в зелёную ручку, с помощью которой удалось открыть проход.

Кухня оказалась нереально огромной, размером с Большой зал, то есть столовую, в которой нас три раза в день кормят. Больше всего меня поразили слуги, которыми оказались уродливые карлики-имбецы… Эти карлики были не просто уродливы, они имели огромные уши и большие крючковатые носы, а также были лысыми, как мои пятки! Но при этом, эти низкорослые ребята оказались крайне добродушны и услужливы.

Честно говоря, встреча с этими уродцами подняла мою самооценку на небывалую высоту, ведь встретить кого-то ниже себя было приятно, а то уже достало то, что я самый мелкий в школе. Ещё больше радости доставила мысль о том, что я, по крайней мере, довольно симпатичный.

Стоило лишь заикнуться о том, что мне нужна кормёжка на двух человек (на себя и щегла-соседа), как моментально была собрана поляна на десятерых. Я карликов от души отблагодарил, предлагал ответную услугу, но они всячески отнекивались и широко улыбались. Я уж думал, что начнут обнимать до смерти, но до этого не дошло. Видать, у карликов дефицит общения или что-то вроде того, но, несмотря на жуткую внешность и первоначальное мнение об умственной отсталости этих ребят, они мне очень понравились, классные ребята!

— Тебя как зовут? — спрашиваю карлика, который подогнал мне полную корзину продовольствия.

— Тимми, сэр! — радостно пропищал морщинистый ушастик.

— Тимми, братишка, от души благодарю! Прямо выручил! Особая благодарность за заварку, а то этот тыквенный сок просто жесть! Чем могу отплатить за такое?

— Что вы, сэр волшебник?! Тимми рад вам помочь! — радостно пропищал уродец.

— Ну что же, дают — бери, а бьют — беги, так ещё мои родители говорили! Слушай, тут вот какая тема… Вы же всю школу тыквенным соком поите? А ведь его почти никто не пьёт! Недопитый тыквенный сок куда возвращается в конце дня?

— Лишний сок сливается нами в большой чан, а в конце дня его приходится выливать на улицу, — печально произнёс Тимми.

— Блин… — протянул я. — Тимми, дружище! Как же так?! Продукт переводите! Давай договоримся, вы мне весь тыквенный сок, который после еды остаётся, будете передавать, а я уж ему точно применение найду!

— Ох! Сэр волшебник, — произнёс карлик, — Тимми только рад будет, если продукты не будут напрасно потрачены! Мы вам отдадим весь тыквенный сок, который соберём в конце дня!

— Слушай… Тут вот какая загвоздка… У меня нет баков, куда этот сок собрать!

— Тимми и другие домовые эльфы найдут для вас старые баки для сока! — пропищал карлик.

— Спасибо! Тимми, ты лучший парень, которого я встречал в этих суровых краях, хоть лысый и страшный! Ну да ладно, не очкуй, нам, мужикам, достаточно быть чуть красивей обезьяны, а жену найдём. Я тебе лично помогу с баскетболисткой познакомиться!

— Спасибо, сэр волшебник, — пропищал карлик, — но Тимми, домовой эльф, ему никак не получится жить с девушкой-человеком!

— Ладно. Но если что, обращайся, я помогу, чем смогу! Поверь, Гарри Адамс помнит, что такое благодарность!

С этого дня место двух ниш с кроватями заняли огромные старые кастрюли с брагой из тыквенного сока. Оставшиеся две кровати были придвинуты к нашим с Финч-Флетчли, тем самым, расширив их до огромных двуспальных. У меня пошёл процесс… Самогонный аппарат, чтобы не вонять там, где живу, собрал в одной из пустующих комнат неподалёку от общаги, вход в которую зачаровал один из старшекурсников, за что я его отблагодарил первой полученной бутылкой первача. Самое первое заклинание, которым я овладел в совершенстве, было Агуаменти, оно позволяет создать воду, которая очень нужна для охлаждения змеевика.

Бизнес пошёл в гору! Самогонный аппарат выдаёт полтора литра семидесятиградусного продукта в час. К сожалению, день весьма загружен, поэтому удаётся выделить всего два-три часа на «алхимию». Совмещая полезное с очень полезным, в это же время я делаю домашние задания. Два-четыре литра самогона в день — это очень приличный результат и хорошая практика в заклинании Агуаменти! Продукцию для самогона мне постоянно поставляли местные повара-карлики, за что я им безмерно благодарен. Классные парни, хоть страшные! Для очистки напитка использовал заранее в достатке закупленный в аптеке активированный уголь, так что напиток получается отменного качества. Для своих, Пуффендуйцев, делаю тыквенный «Виски» двойной перегонки и тройной очистки, градусы у которого плавают в районе семидесяти четырёх — семидесяти шести градусов. Прочим факультетам толкаю первач одинарной очистки, который расходится, как горячие пирожки на вокзале. Моё благосостояние растёт на глазах.

Как оказалось, студентам в местной деревеньке легально продают лишь слабоалкогольное Сливочное пиво, а виски можно достать лишь втридорога и из-под полы. Мой же продукт мгновенно раскупается старшекурсниками по цене недорогого магазинного виски. Если учесть, что брага не стоит ничего, то конечная себестоимость продукта совсем копеечная. Цену медного котла и змеевика отбил всего за две недели! Дальше я стал лишь богатеть, чему неимоверно радовался. К тому же обзавёлся знакомствами. Меня знает каждый парень со всех факультетов, начиная с шестого курса и старше, и каждый считает меня своим приятелем!

Казалось бы, что сложного в том, чтобы собрать самогонный аппарат? У каждого школяра имеется всё необходимое для этого, к тому же есть такой интересный предмет, как Зельеварение. Но бедняги-старшекурсники с трудом проносили контрабандное лёгкое пиво, пока в Хогвартсе не появился я.

Больше всего мне полюбились уроки Зельеварения, которые вёл прикольный тридцатилетний парнишка с закосом под гота. Малолеткам Северус Снейп казался жутким и злобным типом, мне же он показался почти душкой. Ну что там — это зельеварение?! Просто нарезай продукты ровно, да запускай в котёл вовремя, очень напоминает обычную готовку. При варке борща тоже если упустишь момент или не так нарежешь продукты, то вкус получится не тот. Например, если не зажарить или не затушить свеклу отдельно на сковороде, а закинуть её сразу крупными кусками, то вместо борща получим «Буряк», так и в зельях. Если нарезать какой-нибудь корешок не тонкой соломкой, как написано в рецепте, а кубиками, то получится туфта, а если всё сделать правильно, то классная штука. Детям такие тонкости сложно понять, вот наш преподаватель и бесится. Ему бы студентам преподавать, а не малолетним щеглам.

Уже целый месяц длится учёба волшебным наукам. Меня сильно удивило, что в этой школе не преподают обычных уроков. Я-то думал, что это будет нечто похожее на ПТУ, то есть когда дают и обычные уроки, и по производственному магическому профилю, а на деле оказалось, что волшебники забили на обычное образование. А ещё тут заставляли использовать перья и чернила вместо нормальных авторучек. Получив пару раз штрафные балы за заляпанные чернилами и написанные, словно курица лапой эссе, и один раз отработку у Аргуса Филча, местного вечно бурчащего завхоза за использование на уроке авторучки вместо пера, пришлось придумывать обходные пути. Стоит ли упоминать, что многие дети писали как курица лапой и с кучей ошибок, за что получали взыскания?

Ничего, я же не пальцем деланый! За пару флаконов старшекурсник с Райвенкло зачаровал весь мой запас авторучек, мне надо было только на каждую капнуть своей кровью. Зато теперь никто не обращает внимания, чем я пишу. Мне удобно и почерк стал нормальным.

Радует, что я получил школьное образование во времена существования СССР, который в этом мире правители в очередной раз развалили — целых восемь классов отучился! А вот как будут без таких нужных базовых знаний социализироваться выпускники Хогвартса? Они же не знают элементарных вещей, не имеют представления о химии, физике, биологии старших классов. Такое ощущение, словно детей-волшебников специально ограждают от мира обычных людей, ведь закончив Хогвартс, невозможно будет пойти учиться в обычный колледж и устроиться на нормальную работу, следовательно, придётся искать работу в резервации магов. А тут кастовое общество, аристократы пинают члены или занимают руководящие должности, чистокровные волшебники и полукровки работают на нормальных должностях, а маглорожденные вроде меня — это люди третьего сорта, которым не заполучить нормальной работы. За месяц в школе магии я переговорил со многими старшеклассниками и успел понять, в какую задницу попал. Но альтернатива помереть молодым меня совершенно не радовала, следовательно, остаётся лишь выучиться положенный срок. Естественно, после того, как меня шантажом заставили пойти сюда учиться, я не испытывал тёплых чувств к Минерве Макгонагалл, более того, я эту стерву ненавижу!

На выходе из Большого зала, стоило пройти десяток метров, как ко мне подошла весьма колоритная девушка. Среднего роста блондинка, стройная и молодая, возраста в районе тридцати лет. Из-под больших очков с толстыми линзами в роговой оправе, были видны серые глаза, которые казались нереально большими. Тонкие худые пальцы были украшены простенькими колечками, на запястьях надеты фенечки и браслеты с замысловатыми узорами, на шее навешено много бус и цепочек. Завершало композицию длинное мешковатое платье болотного оттенка, и большая пёстрая шаль, в которую была завёрнута девушка. В целом сложилось мнение, будто образ девушки — это смесь стилей уличной цыганки и хиппи. Одежда её очень сильно уродовала и визуально старила, если не приглядываться, то можно подумать, что даме за пятьдесят лет и она выжила из ума, но если быть немного внимательным, то можно заметь гладкую кожу и подбородок, какой бывает лишь у молодых или сделавших пластическую операцию, а также живой взгляд из-под очков, которым девушка с интересом осматривала меня.

— Внутреннее Око привело меня сюда! — возвышенным тоном произнесла девушка. — Я предвидела, как покупаю у вас то, что мне надо!

— С кем имею честь говорить?

— Сивилла Патриция Трелони, преподаватель прорицаний, — уже без театральщины представилась девушка.

— Гарри Адамс, рад знакомству. Цены знаете?

— Да, — подтвердила собеседница. — Я тоже рада с вами познакомиться, молодой человек.

— Смотри, Сивилла, есть ширпотреб для всех, есть элитный напиток, но он на два сикля дороже. Есть новый эксклюзивный продукт: настойки на ежевике, клюкве, шиповнике и кофейная настойка — эти на четыре сикля дороже. Есть абсент, но он стоит по полтора галеона за бутылку.

— Я бы хотела взять попробовать всё, — растерянно сказала Трелони. — Но, к сожалению, взяла с собой только два галеона.

— Ничего страшного, пойдём к тебе, на месте расплатишься. К тому же не вижу у тебя сумки, ты же не в руках всё понесёшь? V.I.P. клиентам доставка на дом!

Девушка обрадовалась и повела меня за собой в Северную башню. Нам пришлось подняться на самый верх к чердаку на тесную площадку. На месте Трелони взмахнула волшебной палочкой и прошептала заклинание, распахнулся люк, ведущий на чердак, и сверху опустилась верёвочная лестница. Поднявшись по верёвочной лестнице, мы оказались в помещении, которое является чем-то средним между мансардой и старомодной чайной. В комнате, погружённой в красноватый полумрак, теснились примерно двадцать круглых столиков в окружении обитых пестрой тканью кресел и мягких пуфиков. Шторы на окнах задёрнуты, многочисленные лампы задрапированы тёмно-красным шёлком. Было очень тепло и душно, в камине под заставленной странными вещицами каминной полкой горел огонь, издавая тяжёлый дурманящий аромат. Круглые стены опоясаны полками. Чего только на них не было: запылённые птичьи перья, огарки свечей, пухлые колоды потрёпанных карт, бесчисленные магические кристаллы и полчища чайных чашек.

Минуя это помещение, мы зашли в неприметную задрапированную занавесью дверь, оказавшись в большой спальне. Тут расположился огромный дубовый шкаф для одежды, комод, двуспальная кровать и письменный стол с удобным старинным креслом рядом с ним. Помещение было декорировано в том же хипповском стиле, что и чайная комната, за тем исключением, что в углу стояла батарея пустых винных бутылок.

Я молча выгрузил на стол по одному экземпляру своей продукции. Обожаю сумки с расширенным пространством! Даже в самую дешёвую помещаются все нужные книги и канцелярия, инструменты и продукция. Не приходится усложнять продажи самогонки, люди подходят, платят деньги и получают на руки готовую продукцию, которую я ношу с собой.

Трелони расплатилась со мной.

— Третий глаз мне подсказывает, что нам надо выпить чая! — театрально произнесла Сивилла.

— От чая не откажусь. А можно тебя попросить снять очки?

— Странная просьба. — Трелони растерялась и неуверенно сняла очки. Как и ожидалось, она оказалась довольно красивой и молодой девушкой.

— Ты симпатичная и молодая. Не понимаю, зачем себя намеренно уродуешь? Или же это, чтобы студенты не домогались?

— Чай сам себя не приготовит, — смущённо произнесла девушка, поспешно возвращая очки на место.

— Понятно… Значит Снейп тоже не просто так ходит таким мрачным, наверное, школьниц пытается отпугнуть, всё же один из самых молодых учителей мужского пола. Хотя на самом деле подобный мрачный образ, наоборот, должен привлекать к нему повышенное внимание соплюшек от пятнадцати лет.

— О! У тебя сильное внутреннее око! — заявила Сивилла. — Хочешь, я научу тебя им пользоваться?

— У меня есть предложение получше, как насчёт массажа? Он замечательно снимает напряжение, а тебе это надо. Бухать — не лучший выход.

— Что?! — девушка растерялась, не ожидая подобного предложения от карлика-малолетки.

— Да ты не беспокойся! Я отличный массажист, к тому же у меня там ещё ничего не работает, так что можешь не думать ничего такого…

— Можно попробовать, — неуверенно сказала Сивилла. Я, честно говоря, не ожидал согласия, а просто брякнул вроде как в шутку, поэтому удивился такому ответу. — А что для этого надо?

— Ложись на кровать лицом вниз и сними верхнюю одежду. Я пока выйду, чтобы тебя не стеснять.

— Хорошо, — неуверенно произнесла девушка.

Я вышел и вернулся в комнату спустя полминуты. Сивилла была раздета по пояс и лежала, вжавшись грудью в кровать. Она была напряжена и нервничала. Как и ожидалась, под одеждой оказалось красивое и молодое тело, стройная хрупкая фигура, небольшая грудь полуторного размера, которую сложно было разглядеть сбоку.

— Спокойствие, только спокойствие. Я так сто раз делал!

Достаю из сумки детский крем, подхожу к девушке и начинаю намазывать ей спину, смазываю свои руки, после чего приступаю к массажу. Поняв, что всё в пределах приличий, девушка стала расслабляться, а вскоре и получать удовольствие от размятых мышц. Видя такое дело, я не удержался и потихоньку перешёл к эротическому массажу. То, что у меня ещё не стоит, ещё не значит, что не могу доставить девушке удовольствие и получать эстетическое наслаждение от вида обнажённого тела и самого процесса. Сивилла так сильно возбудилась, что «не обратила внимания» на то, что я её полностью раздел. При помощи «волшебных» пальчиков и языка я несколько раз довёл девушку до оргазма, решив на этом остановиться.

Когда Трелони пришла в себя и стала адекватно воспринимать реальность, сразу же смутилась из-за того, что была обнажена и из-за ситуации в целом.

— О, Мерлин! — тихо произнесла Сивилла. — Как же так? Я же не хотела такого…

— Подумаешь, стала сетаконщицей! — слегка усмехаюсь. — Не переживай, главное, что тебе понравилось и никто об этом не узнает.

— Но как же так? — взволнованно прошептала Трелони, пытаясь прикрыть грудь простынёй. — Ты же ещё ребёнок!

— Значит, не такой уж и ребёнок. Тебе сколько лет?

— Двадцать девять, — ответила девушка.

— Вот видишь! Ты ещё совсем молодая, к тому же очень привлекательная. Между нами всего восемнадцать лет разницы, что для долгожителей-волшебников полная ерунда. Не мудрено, что я не удержался от вида такой очаровательной полуобнажённой девушки. И вообще, я выполнял важную миссию! Мой «третий глаз» сообщил, что надо поступить именно так! Я снял с тебя венец безбрачия. Теперь можешь смело найти себе привлекательного парня и начать серьёзные отношения. Например, меня! — залихватски подмигиваю покрасневшей девушке.

— А не слишком ли ты молод для подобных рассуждений? — с сомнением в голосе спросила Трелони. Тут она резко сменила тон, закатила глаза и немного приспустила простыню, слегка обнажая грудь, после чего загробным голосом поведала. — Рождённый дважды завоюет сердце одинокой провидицы, и они обретут любовь… Он найдёт секрет долгой жизни… Многие будут недовольны этим, но он останется безнаказанным!

Трелони уронила голову на грудь и захрипела, после чего встрепенулась и, очнувшись, посмотрела на меня.

— Ради Мерлина, извини меня, дорогой мальчик, — сказала она уже нормальным голосом, но так, словно еще до конца не пришла в себя, — сегодня такой странный день… Я, кажется, задремала на минутку…

— Милая Сивилла, зачем ты себя обманываешь? Насколько понимаю с учётом прочитанной литературы, ты пророчица и только что сделала предсказание.

— Да? — девушка удивилась. — И что же я такого сказала?

— Что мы полюбим друг друга, я найду секрет бессмертия, и мы будем жить долго и счастливо!

Я выдал свою версию предсказания, чтобы проверить, настоящее это пророчество или розыгрыш. Из прочитанной литературы стало известно, что пророки не помнят правдивых пророчеств, а ещё, что любое пророчество — это всего лишь одна из основных вариаций будущего, которую можно изменить. Хотя большинство литературы на этот счёт «размазывались маслом по хлебу», то есть не давало чёткого определения, что такое пророчества, а некоторые авторы даже утверждали, что пророчество это чётко предопределённая судьба, которую нельзя изменить. Как по мне, то первый вариант выглядит вернее, поскольку мы живём в настоящем, а будущего ещё не существует. А ещё, слова девушки о любви можно трактовать двояко: то ли каждый из нас по отдельности найдёт любовь, то ли мы вместе обретём любовь, и непонятно, что вообще подразумевается под словом «любовь», то ли платоническое чувство, то ли секс, так что я выдал наиболее выгодную для себя интерпретацию.

Сивилла Трелони, похоже, была ошарашена подобной новостью и, видимо, немного испугалась.

— Полюбим друг друга? Секрет бессмертия?! — удивлённо произнесла Трелони. — Мой дорогой, таким не шутят!

— Завязывай с бухлом, — подмигиваю девушке. — А то реально, получится не предсказание, а плохая шутка. Мне алкоголички не нравятся!

Сивилла спохватилась, заметив, что у неё обнажена грудь, и она подтянула простыню под подбородок. Девушка с сомнением кинула взгляд на батарею бутылок самогона, или как местные его называют — Виски.

— В самом деле, ты молодая, красивая девушка, не дело это — травить себя алкоголем. Мне горючего не жалко, просто обидно знать, что такая прелестница может спиться.

Девушка нахмурилась и посмотрела на меня суровым взглядом.

— Думаю, ты тоже слегка вздремнул, мой дорогой, — произнесла Трелони. — Разумеется, я никогда не позволила бы себе предсказать подобную нелепицу! И вообще, это всё тебе приснилось! Я к тебе не подходила и ничего не покупала, а ты не был у меня в гостях, и между нами ничего не было!

— Да-да, мне всё приснилось! — ещё раз подмигиваю слегка покрасневшей девушке. — В таком случае, меня тут не должно быть, так что всего хорошего. Сивилла, был рад познакомиться с таким нежным персиком, а также был счастлив увидеть такой же прекрасный сон, как и ты.

После этого я покинул апартаменты преподавателя Прорицаний, и в прекрасном настроении отправился в общежитие Пуффендуя.

По дороге я напевал песенку.

Каждую пятницу Хогвартс в говно!
Но каждый понедельник все огурцом!
Но каждую пятницу Хогвартс в говно!
Мы волшебники из школы чародейства и волшебства,
У нас есть мантии и волшебная палочка.
Мы учимся в школе магии и волшебства,
Я гоню отличный самогон!
И каждую пятницу Хогвартс в говно!
И каждую субботу он тоже в говно!
И половину воскресенья Хогвартс в говно!
Но каждый понедельник все огурцом![4]

Глава 3

Сегодня, во второе воскресенье октября, шотландская погода порадовала солнечным деньком, а мне стало скучно… Скучающий юный волшебник — это авантюрист в кубе, даже если ему давно перевалило за девяносто лет. Возможно, магия заменяет шило в одном месте, и даже не одно, постоянно хочется двигаться и что-то делать.

Продукции у меня нагнано с запасом на пару месяцев, поэтому решил прогуляться по лесу.

Нас стращали Запретным лесом, говорили, что там водятся опасные твари, но я считаю, что самой опасной тварью был и остаётся человек. Возможно, как волшебник я чуть больше чем ноль, но уже давно мистер Кольт уравнял всех людей.

Оставшись в комнате один, я стал проверять и заряжать ружьё…

Кто-то спросит — откуда у одиннадцатилетнего пацана ружьё? Мне повезло…

У нас по соседству через несколько домов жил ворчливый одинокий дедок, но я и сам таким был совсем недавно, поэтому почти сразу нашёл с ним общий язык. Частенько навещал старину Джеферсона, он поил меня чаем с пирожными, мы с ним общались на разные интересные темы. Ну не с детьми же мне было общаться в семилетнем возрасте? Это в школе за четыре года я более-менее социализировался, а первое время был ещё тем букой, родители даже некоторое время водили меня к детскому психологу. Потихоньку я сумел смириться с тем, что приходится общаться со «сверстниками», но это был трудный путь, наполненный сломанными носами и тоннами сарказма, вылитого на неокрепшие умы окружающих. А если ещё учесть, что всегда оставался самым низким среди сверстников, то пришлось вдвойне попотеть, чтобы отвоевать место под солнцем, а не стать забитым изгоем. Последнее мне так и так не светило, поскольку нисколько не стеснялся пускать в ход кулаки, язык и подключать к решению проблем взрослых.

Так вот, старина Джон Джеферсон был заядлым охотником, но уже стал староват для вылазок на природу. Зато ружья и боеприпасы у него имелись в неприличных количествах, и это несмотря на довольно строгое английское оружейное законодательство. Как-то после года общения за чашечкой чая Джон мне признался, что боится смерти, на что я ему сказал: «Дружище Джон, в смерти нет ничего страшного. Я сам помер, будучи чуть старше тебя, и вот, снова копчу воздух». Что удивительно, старик сразу поверил. Он мне ответил: «Теперь понятно, отчего ты такой умный и с тобой интересно поговорить. Странно было слышать грамотные рассуждения об охоте от восьмилетки. А я-то думал… Спасибо, Гарри, теперь, зная, что смерть — это ещё не конец, помирать не страшно!».

Джеферсон стал единственным, кто узнал мой секрет, но он унёс его с собой на тот свет, а я больше не допускал подобной ошибки в разговорах с людьми.

Когда мне было девять, старина Джеферсон отъехал на реинкарнацию… Надеюсь, что его душа переродилась и он счастлив. А потом выяснился забавный казус — Джон оставил всё своё имущество в наследство мне. Естественно, власти должны были изъять оружие, но у меня были ключи от дома и знание, где и что лежит, так что до того, как явился бобби, я спрятал всё оружие и патроны в тайнике в подвале. Наследство было оформлено на меня, хотя до совершеннолетия им распоряжаются родители, но продать дом не могут. Так что на жизнь не жалуюсь, в свои девять лет я стал собственником кирпичного двухэтажного коттеджа в старинном районе Лондона, а это дорогого стоит.

Через полгода к нам заявились местные бобби в поисках оружия старика, естественно, ничего не нашли. А когда я стал обладателем сумки с расширением, то весь арсенал перекочевал туда. С оружием я обращаться умею, в прошлой жизни я начал охотиться на мелкую дичь с десяти лет, будучи взрослым долгое время увлекался охотой, пока не стал подслеповат и немощен для такого хобби, прямо как Джеферсон.

Так что у меня имеется пара вертикальных двустволок, одна из которых крупнокалиберная, одна горизонтальная двустволка, помповый дробовик и каким-то чудом затесалась винтовка Мосина. Плюс имеются приличные запасы патронов.

Я оделся в охотничий камуфляж, зарядил горизонтальное ружьё 12 калибра мелкой дробью, повесил на пояс патронташ, надел амулет отвода глаз, которым со мной за крупную партию виски, приобретённую на празднование дня рождения, расплатился старшекурсник Райвенкло. После приготовлений я отправился в Запретный лес.

Амулет не делает человека невидимым. Насколько я понял, он транслирует желание не обращать внимания на носителя висюльки, но при этом все будут старательно обходить и объезжать владельца амулета, если стоишь у кого-то на пути. Обычных людей такая штука пробирает капитально, те не обратят внимания, даже если будешь в открытую обчищать их карманы, а с магами сложнее, они носителя видят, но он им кажется обычным и совершенно не примечательным, словно привычный предмет интерьера. Студенты старших курсов раньше использовали такие амулеты, чтобы проносить в замок алкоголь, я же могу ходить с ружьём в руках, а преподаватели будут думать, что это волшебная палочка. Конечно, если намеренно привлечь к себе внимание, то действие амулета будет подавлено волей мага, но для этого надо сделать что-то из ряда вон выходящее: громко закричать, выстрелить, начать танцевать стриптиз. Но даже так, ружьё выносил в сумке, а поверх камуфляжа накинул мантию. На амулет надейся, а сам не плошай!

Обойдя Чёрное озеро, я зашёл в лес. Немного пройдя вглубь, обнаружил звериную тропу, по которой с осторожностью двинулся, повесив ружьё на плечо. Минут через двадцать я услышал небольшой шорох в кустах, так что сразу остановился, замер и приготовил ружьё к стрельбе.

Внимательно приглядываюсь к кусту. Вдруг, оттуда вылез вначале один, затем ещё два паука. Просто писец, каких больших чернобыльских пауков! Жуткие твари размером с крупного английского дога. Их тела были покрыты густой черной шерстью, восемь пар глаз светились потусторонним светом на черных безобразных головах. Эти твари устрашающе защелкали челюстями.

Недолго думая, стреляю в одного, затем во второго паука дробью, раня обоих в головы. Опускаю ружьё, которое повисает на ремне на правом плече. Третий монстр, щёлкая своими жуткими жвалами, прыгает на меня. Каким-то чудом успеваю выдернуть из кобуры волшебную палочку и использую отработанное сотни раз заклинание.

— Агуаменти! — громко восклицаю я.

Из волшебной палочки ударила мощная, но непродолжительная струя воды, которая словно выпущенная из пожарного брандспойта, попала пауку в грудь прямо в полёте. Монстра отбросило назад, он врезался в близстоящее дерево, затем неудачно упал на землю, приземлившись на многострадальное брюхо, паук жутко заверещал. Вскочив на лапы, он быстро припустил бегом в лес. Я сделал то же самое, только развернулся в сторону замка, и со всех ног рванул в ту сторону. Лишь когда деревья стали более редкими, а вдалеке в просветы показались очертания замка, я прекратил бежать и упал без сил прямо на землю.

— Ну и мутанты тут! Чёртов лес, я в него теперь точно ни ногой! — сквозь хрипы произнёс я. — Я думал, волшебники преувеличивают… Нет уж, теперь, когда будут говорить, что где-то опасно, я туда ни за что не сунусь!

Дрожащими руками я перезарядил ружьё, на этот раз картечью вместо дроби. Ещё снарядил картечью дробовик, там всё же семь патронов, а если загнать патрон в патронник, то и восемь можно получить.

Даже после пары выстрелов двенадцатым калибром у меня болело отбитое отдачей плечо, но это малая цена за спасение жизни. Я слишком маленький и лёгкий для подобных фокусов, хорошо ещё, что стрелял мелкой дробью, иначе синячище был бы приличным, а отдачей меня могло бы сбить с ног.

Чтобы успокоить нервы, пришлось приложиться к своей элитной продукции. Порядочно отхлебнув из бутылки, я занюхал листиком, поднятым с земли. Самогонка помогла, вместо страха почувствовал жуткую усталость и сонливость.

На выходе из леса меня окончательно развезло, но всё же умудрился не промазать мимо горлышка сумки и спрятал туда ружья. После кое-как смог натянуть на себя мантию и поплёлся в сторону замка. Что странно, но возле замка не было заметно копошения, словно никто не слышал выстрелов, или не обратил на них внимания. Я понимаю, что дети частенько взрывают волшебные петарды, продающиеся в магазине «Зонко», сам слышал несколько раз, но это не значит, что надо настолько на подобное забить болт!

Я проходил мимо небольшой компании первокурсников, расположившихся на пикник на берегу озера.

— Эй, Гарри! — окликнул меня паренёк из компании, состоящей из пары отдыхающих.

Приглядевшись, по шраму на лбу, круглым очкам и ношеным вещам большого размера, я узнал Гарри-Леннона. С ним был рыжий мальчишка, состроивший противную рожицу, словно он совершенно не рад посторонним людям.

А как они меня увидели?

Рука потянулась нащупать амулет отвода глаз, но не обнаружила его на месте. Я уж было хотел запаниковать, но вспомнил, что положил его в сумку.

— Привет, Джон! Привет, рыжий! — говорю пацанам, подходя ближе.

— Я не Джон! — обиженно произнёс почти Леннон.

— Я не… — хотел было возмутиться рыжий. — Я Рон Уизли!

— Гарри, ты так и не раскрыл в себе волшебный дар, под названием «чувство юмора»?

Перед глазами стала сильно качаться картинка и некоторые предметы стали двоиться. Непонятно, то ли земля сильно кружится, то ли меня шатает от выпитого алкоголя. Точно! Зря листиком занюхивал, это он во всём виноват! Наверняка это был неправильный волшебный лист, который делает неправильные запахи. Тут всё неправильное, если пауки, то мутанты жутких размеров, если дети, то колдуны!

— Я помню, что ты Гарри, сложно не запомнить такое же имя, как у меня. Просто ты очень похож на Джона Леннона. Так что отныне нарекаю тебя Джон!

— Эй, проваливай отсюда! — воскликнул Рон Уизли. — Нам тут увальни-Пуффы не нужны!

— Рон! — возмущённо сказал приятелю Гарри Поттер.

— Да ладно, если хочешь, то пусть остаётся, — пошёл на попятный Рон Уизли.

— Извини, — тихо произнёс Гарри, — садись с нами.

Я с удовольствием сел на тряпку, которая, по всей видимости, является чей-то мантией.

— А что ты делал в Запретном лесу? — спросил Рон Уизли. — Туда же нельзя ходить!

— Там на опушке есть особая веточка. Каждый Пуффендуец должен туда дойти и померить длину… — Перевожу взгляд на паховую область. — И сделать на ветке зарубку. У кого зарубка окажется дальше, тот и главный на факультете!

Ну не говорить же пацанам, что на охоту ходил и сам чуть не стал обедом Чернобыльских пауков? Этак недалеко до того, как у меня всё оружие изымут и могут из школы пинком под зад выгнать. А это означает раннюю смерть, так что нафиг!

— Вот же вы тупые! — радостно воскликнул Уизли.

— И кто победил? — спросил краснеющий, то ли за приятеля, то ли из-за темы обсуждения, Гарри Поттер.

— Это тайна нашего факультета, которую никому нельзя разглашать. Но вот что вам скажу — я рад, что у нас не учится негров. А то мне бы ничего не светило в будущем, когда подрасту в нужных местах!

— Подтяжки Мерлина! — экспрессивно воскликнул Уизли. — А у нас целых два негра! А что, у них?!. — Он развёл руками в стороны, словно рыбак, демонстрирующий улов в виде небольшого размера карасика.

— Ага, если бы! Бывает, что зарубка и в руку длиной! — Я руками показал «рыбину» размером в полметра, при этом перейдя на таинственный шёпот, словно выдаю вселенскую тайну.

Да уж, из-за выпитой самогонки меня капитально понесло на «сказки», а ещё сошлось желание выговориться и уши, готовые наматывать лапшу.

— Вы думаете, почему на Пуффендуе нет негров, а их всех отправляют на Гриффиндор?! Они же тогда у нас главными будут!

— Ничего себе! — обрадовался Уизли.

— Только, тц! — подношу к губам указательный палец. — Это тайна! Ладно, парни, что-то я устал, пойду спать.

С трудом поднявшись с подстилки, я нашарил в сумке амулет отвода глаз, надел его и пошёл в общежитие. До кровати дошёл на автомате, механически перебирая ногами, упал на неё прямо в уличной одежде и тут же отключился.

* * *

На следующий день я страдал от похмелья, тело болело после экстремальной пробежки, на плече налился синяк от приклада ружья и на каждом уроке, кроме Истории магии, которую вёл призрак-пофигист, получал штрафные баллы за то, что спал.

Несколько недель я приходил в себя. Не успел до конца выздороветь, как в один день перед завтраком в зале общежития обнаружил, что все первокурсники перевозбуждены. Из разговоров выяснилось, что сегодня состоятся уроки полётов. Да, я слышал, как последнюю неделю у первокурсников в гостиной все разговоры ведутся вокруг темы полётов, но думал, это просто неисчерпаемая тема, вроде местного травмоопасного спорта — квиддича.

Квиддич оказался ещё глупее и непонятней бейсбола: толпа народа летает на мётлах, уворачиваясь от шаров и рискуя превратиться в фарш, забивают друг другу голы, но выигрывает та команда, ловец которой поймал птичку-артефакт. Не, ну бред же! Было бы лучше, если бы игра ограничилась забиваемыми мячами, а для ловли птички стоит выделить отдельное соревнование.

— Эй, Эрни! — окликаю однокурсника Эрни Макмиллана.

— Гарри, привет, — произнёс Макмиллан.

— Ты же чистокровный и во всей этой ерунде разбираешься. Что вообще происходит?

— Уроки полётов! — радостно произнёс мальчишка.

— Круто! Нам что, по окончанию Хогвартса лицензию PPL или даже CPL выдадут?!

— Что?! — непонимающе спросил Эрни.

— Я говорю, нам лицензию частного или коммерческого пилота дадут? Даже не подозревал, что кроме магии в Хогвартсе учат чему-то полезному!

— Эм… — Макмиллан завис, замерев на одном месте и непонимающе хлопая ресницами. — Никаких лицензий нам не дадут. Мама рассказывала, что просто будет один урок полётов. Ну, там, научат взлетать, садиться, управлять и всё, летай, сколько влезет, только маглам на глаза не попадайся.

— Не понял. Как это можно научиться летать за одно занятие? А как же теория? Аэродинамика, оценка погодных условий, влияние порывов ветра при заходе на посадку, ориентирование в воздушном пространстве и многое другое?!

— Да какая теория? — Эрни беспечно отмахнулся рукой. — Просто садись, зажимай между ног древко и лети! Я так сто раз делал!

— Погоди! Стоп-стоп, не гони коней. Какое древко? Откуда в самолёте такая деталь? Не слышал о таком. Нас вообще, на чём будут учить летать?!

— Какой самолёт? — непонимающе спросил Макмиллан.

— Обычный самолёт, на котором люди летают!

— А-а-а! — понимающе протянул Макмиллан. — Ты, наверное, имеешь в виду маглов… Нет, никаких самолётов не будет, нас будут учить летать на мётлах.

— На мётлах?! Ты прикалываешься?

— Нет, я серьёзен, — ответил мальчик.

— Я-то всегда думал, что полёты на мётлах — это фаллический образ, приписанный пуританами ведьмам, поскольку они, таким образом, реализовывали свою подсознательную недостижимую тягу к размножению с прекрасной девушкой. Нет, я слышал о квиддиче, что спортсмены летают на мётлах, но думал, что эти веники нужны для большего драйва и зрелищности… Ну, например, сажают игроков на вертикально стоящее древко метлы анусом, и кто больше продержится в таких полётах, тот и молодец!

Кажется, я сломал мальчика. Он широко распахнул глаза, открыл рот и замер в таком положение, смотря на меня со смесью восхищения и ужаса. В помещении на мгновение стало тише, поскольку ближайшие люди замолкли. Вдруг от тех, кто слышал наш разговор, раздались взрывы оглушающего и безудержного смеха. Прочие дети заинтересовались, по какому поводу веселье, им пересказывали моё виденье квиддича, и смех усиливался, пока каждый из присутствующих в гостиной Пуффендуйцев не присоединился к этой лихорадке веселья.

После ужина шутка расползлась по остальным факультетам, теперь лихорадило всю школу. То тут, то там, можно было увидеть, как очередной студент шепчет приятелям на ухо историю, при этом показывая жест, как указательный палец погружается в кольцо из большого и указательного пальца другой руки, после чего все начинают ржать.

На урок мы шли вместе с Джастином Финч-Флетчли, он жутко переживал.

— Гарри, а если у меня ничего не получится или упаду с метлы и разобьюсь? — спросил он.

— Не бойся, сотни магов каждый год учатся летать на этих вениках. Ты главное запомни, что для взаимодействия с метлой, нужно показать ей, что она может тебе доверять, что в тебе тоже есть душа дворника! Для этого надо встать возле метлы и произнести особое заклинание, которое звучит так: «Не хочу учиться»! Запомни, это очень важно! Если не скажешь заклинание, то метла не взлетит!

— Ха-ха-ха-ха! — Громким смехом Уэйн Хопкинс, который шёл немного позади, разрушил шутку. — Душа дворника! Аха-ха-ха!

— Так ты пошутил? — обиженным тоном спросил у меня Джастин.

— Конечно, Джастин. Я хотел поднять тебе настроение, а то ты загрузился настолько, что смотреть больно.

Урок полётов прошёл спокойно. Мы с Райвенкловцами разобрали метлы, взлетели, отработали элементы управления метлой, взлёт с посадкой, и на этом всё. Не понимаю, с чего было нагнетать вокруг этого такой ажиотаж? Конечно, я бы с большим удовольствием отучился на пилота гражданской авиации — это более полезные знания.

Вообще, я не понимаю волшебников. Они рассуждают о статуте секретности, о том, что от обычных людей надо шифроваться, но при этом летают на мётлах. Да каждый знает о том, что на мётлах летают только ведьмы! Если обычный человек увидит такой полёт, то сразу всё поймёт. Хочешь хорошо спрятать — положи на видное место. Почему бы не летать на самолётах? Есть же маленькие самолёты, к тому же чары уменьшения могут позволить положить самолёт хоть в карман. А если уж волшебники смогли заставить летать веник, то изначально предназначенный для полётов транспорт могут усовершенствовать до идеала. Не надо будет тратить бензин и сильно маскироваться, летай себе, сколько душе угодно. Можно сделать вертикальный взлёт и посадку, этим никого не удивить, просто люди будут думать, что используется особая модель самолёта, которой управляет лётчик-ас. И вообще, самолёт комфортнее, в нём не дует ветер в лицо, можно развить намного большую скорость. На крайний случай можно летать на маленьких летающих тарелках, тогда обычные люди будут думать не на волшебников, а на инопланетян. Так сказать, отвести от себя подозрения, переведя всё внимание на космос.

* * *

К Хэллоуину я окончательно пришёл в норму. Праздник нечисти меня порадовал обилием блюд из тыквы, обещая небывалый объём браги. Но я не любитель тыквенных яств, поэтому вместо того, чтобы пойти на ужин, решил прогуляться по школе.

Прогулка завела меня в коридор второго этажа, через несколько метров в нос ударил жуткий запах давно нестиранных прелых носков, причём складывалось такое ощущение, словно тут где-то прорвало целый склад с этими носками. К этому запаху примешивалась вонь навозной кучи. Неподалёку раздалось громкое пыхтение, после которого вдруг из-за угла коридора вышел здоровенный и уродливый бугай, в нём было около четырёх метров роста. У очередного встреченного мутанта была тусклая гранитно-серая кожа, бугристое тело, напоминающее валун, которое венчала крошечная лысая голова, больше похожая на кокосовый орех. Этот уродец имел короткие ноги толщиной с дерево и плоские мозолистые ступни. Руки у него были, как у орангутанга, то есть намного длиннее ног, гигантская дубина, которую этот тип держал в руке, волочилась за ним по полу. Именно это чудо-юдо издавало амбре, способное сразить похлеще вражеской артиллерии.

Этот мутант остановился и застыл посреди коридора, нагнулся и посмотрел на меня. Он зашевелил длинными ушами, кажется, пытаясь принять какое-то решение. Процесс затянулся, потому что мозг у этого типа, если судить по размерам головы, был крошечный. Пока он что-то там решал, я полез в сумку за заряженным дробовиком. В конце концов, этот здоровяк пришёл к какому-то решению, и что-то подсказывало, что оно мне не понравится!

— Бесплатно не наливаю! — грозно воскликнул я, от чего здоровяк замер на месте и уставился на меня своими маленькими глазками.

— Хрю-хру-хрум?! — донеслось непонятное хрюканье от вонючего гиганта.

— Деньги гони, тогда будет виски! У Гарри не забалуешь! — возмущённо крикнул я, получше упирая в плечо приклад дробовика. — Иж, чего выдумали, виски на халяву хотят! Палкой тут никого не удивишь, тут без палки только Филч ходит! Гони галеон и будет тебе флакон! А то вон, в одной набедренной повязке ходишь, мне даже интересно, откуда ты деньги доставать будешь?!

— Ар-р! — донеслось грозное рычание от здоровяка, и он с угрожающими намерениями двинулся в мою сторону, поднимая дубину на плечо.

Из бокового туалета появилась знакомая лохматая голова комсомолки из Гриффиндора. Первое и единственное, что увидела Гермиона Грейнджер, был этот огромный и вонючий здоровяк, который с рыком заносил дубину, он проходил как раз мимо открытой двери туалета. Девочка в ужасе застыла и очень громко завизжала, от чего гигант замер и перевёл внимание с меня на Гермиону.

— Получай, фашист, гранату!

Я прицелился в голову чудовища, расставил ноги шире, чтобы меня не унесло отдачей, словно пушинку, и нажал на спусковой крючок. Раздался громкий выстрел, за которым последовал жуткий вой раненого чудовища. Картечь нанесла ему серьёзные, но не смертельные раны головы и груди. Отдача от выстрела была чудовищной для моего тщедушного тела, намного сильнее, чем от заряда мелкой дроби. Я с трудом устоял на ногах, передёрнул цевьё, из эжектора вылетела гильза и ударилась о стену. Гермиона завизжала ещё громче, словно перешла на ультразвук, при этом не сдвинулась с места ни на миллиметр. Я вновь прицелился и ещё раз выстрелил. На этот раз картечь выбила монстру глаза, он ослеп и зарычал ещё громче. Здоровяк сделал несколько шагов в мою сторону, но до него оставалось ещё метров пять, он стал вслепую крушить всё вокруг, выбивая камни из стенной кладки. Вновь передёргиваю цевьё, целюсь и стреляю. Повторяю процедуру до тех пор, пока в дробовике не закончились патроны. Картечь нанесла серьёзные ранения мутанту, и видимо, одно из попаданий повредило мозг, поскольку огромная туша с грохотом завалилась назад, перегораживая весь коридор. Девичий визг прекратился, поскольку Гермиона от страха потеряла сознание. В коридоре стоит удушливый запах жжёного пороха, смешанный с жуткой вонью, исходящей от монстра.

Я, не соображая, что делаю, закинул уже бесполезное оружие в сумку и быстро собрал с пола гильзы, после чего со всех ног рванул в сторону общежития Пуффендуя. В коридоре наткнулся на гомонящую толпу сокурсников, незаметно влился в коллектив и вместе со всеми втянулся в общагу. В комнате переоделся в чистые вещи и принял душ, чтобы смыть запах пороха.

Когда я вышел из душа, на своей кровати сидел возбуждённый Джастин Финч-Флетчли.

— Гарри, ты где был?

— А? — я плохо расслышал парня, поскольку от громкой стрельбы в замкнутом помещении сильно заложило уши, казалось, что всё вокруг до сих пор звенит, как во время стрельбы. По крови гуляет адреналин, а плечо, отбитое намного сильнее, чем в прошлый раз, болит просто до ужаса.

— Я говорю, ты где был? Там, во время праздничного ужина, в Большой зал забежал профессор Квирелл, — не дожидаясь ответа, стал рассказывать Джастин. — Он такой забегает и кричит: «Тролль! В подземелье тролль!», и потерял сознание. А потом нас всех заставили разойтись по общежитиям.

— Я недалеко от общаги гулял, не люблю тыкву.

Так вот что это была за образина! Тролль! И он явно не за моей наливкой сюда пришёл. А Квирелл, тупой растыка! Перепутать подземелье со вторым этажом, это надо быть альтернативно одарённым. О, великий Будда, за что мне это?! Целых пять лет в аду, под названием школа выживания Хогвартс! В лесу мутанты, в коридорах мутанты, а вокруг толпы вооружённых волшебными палками детишек!

— Повезло, — сказал Джастин. — Пойдём в гостиную?

— Ну, пойдём.

В гостиной оказалось столпотворение, тут стоял такой гул, словно я попал в огромный пчелиный улей. Все делились с приятелями своими переживаниями. Вдруг в зал зашла профессор Помона Спраут, наш декан и преподаватель моего любимого предмета — Гербологии. Наш декан — мировая женщина! Добродушная дама средних лет, низенькая, кругленькая, розовощёкая, обожает свой предмет и студентов своего факультета. Обычно она носит простую одежду, как правило, перепачканную в земле, оно и понятно, женщине постоянно приходиться возиться с огородом. Пепельные волосы профессор Спраут укладывает кое-как, просто чтобы не лезли в глаза и не мешали работе, и прикрывает их старой остроконечной шляпой.

Эх, дача, родненькая, где ты там? В Лондоне фрукты-овощи особо не вырастишь.

— Профессор, что там? — спросил у декана наш староста Габриэль Трумэн, ученик шестого курса, шатен, среднего роста и плотного телосложения.

В зале наступила полная тишина, всем хотелось услышать последние новости.

— Угроза миновала, — приятным голосом с тёплыми нотками поведала декан. — Тролль забрался в коридор второго этажа и напал на первокурсницу Гриффиндора. Но туда, вместо того, чтобы пойти в гостиную своего факультета, побежали искать приключения другие первокурсники львов: Гарри Поттер и Рон Уизли. Профессора их обнаружили возле тела мёртвого горного тролля.

Дети ахнули, но вновь замолкли, вслушиваясь в слова декана.

— Они убили тролля каким-то неизвестным заклинанием, — продолжила рассказывать Помона Спраут. — Но не признались, что же это за чары.

— Видимо, какое-то черномагическое заклинание! — заметил староста. — Ведь известно, что шкура тролля устойчива к заклинаниям. Понятное дело, что они не признаются.

— Их наказали? — раздался из толпы чей-то девичий голос.

— С них сняли с каждого по пятьдесят баллов и назначили месяц отработок у Филча, — сказала Спраут. — Преподаватели тоже решили, что дети где-то вычитали тёмное заклинание и решили его опробовать на тролле!

У меня словно гора свалилась с плеч. Фух, пронесло! Хорошо, что взял в школу оружие. Как знал, что в этой грёбаной Шотландии ружья не будут лишними.

— Но за такое же исключают! Разве нет?! — удивлённо спросил Габриэль Трумэн.

— Это же Гарри Поттер и Уизли! — с улыбкой поведала Помона. — Первый, национальный герой и любимчик директора с Макгонагалл, а второй… Хм… Уизли, можно сказать, друзья директора. Только никому ни слова о том, что узнали! — грозно припечатала декан. — Это не должно выйти за пределы факультета.

Вот же… Это выходит, что мне повезло дважды! Я-то не герой и семья не дружит с директором, вмиг бы выперли из школы за уничтожение редкого мутанта! Баллами вряд ли удалось бы отделаться. Хорошо, что собрал гильзы. Но почему никто не обратил внимания на картечь и запах горелого пороха? Или волшебники совсем не разбираются в реалиях обычных людей? Неужели они не слышали о ружьях?!

После стрельбы у меня на плече образовался здоровенный синяк и на следующий день я не смог без боли шевелить рукой. Идти к местной медсестре не решился, поскольку знающие люди сразу бы сложили два и два, найдя истинного виновника убийства реликтового мутанта.

После урока я наведался в библиотеку и обложился трактатами по целительским зельям. Нашёл несколько очень нужных рецептов, но не с моим опытом и больной рукой варить подобные составы. К тому же нужных ингредиентов нет в наличии, поскольку я покупал лишь стандартный школьный набор первокурсника, который весь ушёл в класс зельеварения. К счастью, с хорошими знакомствами и деньгами достать что-либо не составляет проблем.

Я попросил совета у завсегдатая, которого постоянно ко мне засылают за добавкой, старшекурсника моего факультета по имени Барри Стоун, жизнерадостный полный подросток, ученик шестого курса с тёмными, вечно растрёпанными волосами.

— Хо! Гарри, ты от чего это лечиться собрался? — спросил Барри.

— Да вот, любовница оставила синяков, боюсь, что остальные мои девушки будут ревновать…

— Ха-ха-ха-ха! — разразился счастливым хохотом толстяк Барри. — Отличная шутка, надо будет запомнить.

— Так что с зельями?

— Шестикурсник Эдди Вилкинс из воронов отлично варит зелья, можно у него купить, — ответил Барри и ненадолго задумался. — Можно кого-то из наших попросить сварить, в обмен на горючее, наверняка кто-то согласится. Но у Эдди ходовые зелья могут быть уже готовые. Если студентам не доверяешь, то, как вариант, можно заказать через каталог в аптеке Косого переулка, но товар придёт только послезавтра в лучшем случае и будет стоить намного дороже.

— Меня Вилкинс вполне устроит. Это такой высокий, худой шатен?

— Ага, он! — радостно подтвердил Барри Стоун. — Ты его знаешь или вас познакомить?

— Знаю, сам схожу. Барри, спасибо за помощь.

— Так мы же Пуффендуйцы, должны помогать друг другу, — ответил Барри и дружелюбно хлопнул меня по больному плечу, от чего я скривился от боли. — Воу! Что, плечо болит?

— Ага! Страстная попалась штучка!

— Ха-ха-ха-ха! — рассмеялся Стоун. — Давай, малец, не болей!

Попасть к воронам проще простого, у них нет паролей, достаточно отгадать загадку. Я сходил в их гостиную, попросил знакомого старшекурсника позвать Вилкинса.

С зельеваром мы договорились быстро. Цены у него оказались в два раза ниже, чем в Косом переулке, к тому же у парня оказались наварены готовые самые ходовые зелья и даже целые наборы. Парень молодец, так же как и я зарабатывает на будущее, начиная со школьной скамьи.

Я скупил весь запас зелий, среди которых было два набора, которые можно охарактеризовать как «Домашняя аптечка на все случаи жизни». Тут была противоожоговая мазь и зелья: для ускорения роста костей, ускорения заживления ран, от простуды, от кашля, от диареи, от отравлений, укрепляющее, витаминное, кроветворное, противоядие от любовных зелий и стандартные дезактиваторы неизвестных зелий и ядов, от которых пронесёт дальше, чем будешь видеть, зато останешься жив. Ну и конечно в самых больших количествах мне достались: противопохмельное (моя прелесть, где же ты было пару недель назад) и противозачаточное (на будущее пригодится, благо у него большой срок годности).

Вообще, торгово-денежные отношения в Хогвартсе цветут и пахнут. За деньги тут можно купить очень многое. Самые ходовые товары: порнография, сладости, сигареты, алкоголь, зелья и готовые домашние задания. Некоторые студенты принимают ставки на самые разные события, устраивая тотализатор. Преподаватели закрывают глаза на подпольный бизнес и нарушения, если не попадаться, и намерено не привлекать к себе повышенное внимание. Например, старшекурсники по выходным безбожно бухают, но пока они это делают, не попадаясь, то всё гладко, но стоит кому-то спалиться, тогда для него наступит «буря в пустыне».

Кстати, насчёт разобщённой классовости общества волшебников. Наш факультет считается самым тихим и мирным, но тут, как ни на каком ином факультете чувствуется разделение людей на «разные сорта». Взять, к примеру, то, как у нас на факультете людей заселяют в комнаты. Маглорожденные волшебники живут с маглорожденными, а чистокровные маги живут с полукровками. Не скажу, что нас принижают или как-то иначе обижают, наоборот, мы Пуффендуйцы, а значит свои, но глядя на другие факультеты, чувствуется, что не всё так гладко. Например, на Пуффендуе нет чернокожих магов, индусов и китайцев, только белые люди, максимум смески. На Райвенкло учатся: китайцы, евреи, индусы. На Гриффиндор вообще всех подряд посылают, все негры в Хогвартсе учились на этом факультете, ирландцы тоже, почти все отморозки и тупицы идут именно туда. Вот вам и Пуффендуй, скажи после этого, что это факультет для увальней! Скорее, это факультет для сахибов, и всякие не подходящие по формату не пройдут, будут «зарезаны» Распределяющей шляпой.

Я вывел следующую схему распределения: чистокровных аристократов, а также богатых или талантливых полукровок распределяют к змеям; всех адекватных «белых» людей отправляют к барсукам; всех отморозков, не считая аристократов, а также чёрных, рыжих и тупых распределяют ко львам; а к воронам направляют фриков и любителей учёбы, которые недостаточно хороши для Пуффендуя, но слишком адекватны для Гриффиндора.

Самым ценным приобретением я считаю Рябиновый отвар. Мы его будем варить только на втором курсе — это довольно сложное, но крайне полезное зелье. Я размазал пару капель Рябинового отвара по синяку и принял внутрь ещё десять капель, после этого все синяки прошли всего за пару часов. А если увеличить дозу зелья, то можно намного ускорить процесс исцеления, но как мне объяснили — это вредно, поскольку в организме накапливаются токсины, и некоторое время нельзя будет пользоваться этим зельем, так что если рана не тяжёлая, то лучше использовать малую дозу и потерпеть.

О, великий Будда! Всего два часа и синяка нет! Это чудо. Обычно синяки заживают очень долго, тем более такие обширные, а маги предпочтут выпить флакон и быстро выздороветь, чем ждать «целых» несколько часов до исцеления.

Я обожаю зельеварение всё больше и больше! Снейп, держись, ты поделишься со мной всеми знаниями о зельях, или же я засуну тебе в задницу дробовик и заставлю это сделать силой!

Ладно-ладно, я погорячился, силой не заставить человека учить, да и вообще, у Снейпа зимой снега не допросишься, а уж о дополнительных занятиях можно не мечтать. Я поступил проще и договорился с Райвенкловцем Вилкинсом о репетиторстве.

Самый надёжный способ получить желаемое — товарно-денежные отношения, ты платишь деньги и получаешь за это товар или услугу. Добровольцы, если они не комсомольцы-энтузиасты, вроде Гермионы Грейнджер, будут работать на отвали, поскольку они не заинтересованы в конечном результате. Но если человек получает за репетиторство деньги, то он как минимум обязан их отработать и дать материал, причём если он хочет, чтобы его вновь наняли и заплатили деньги, то должен подать материал хорошо и в полной мере.

Вышло вполне ожидаемо, Вилкинс занимался со мной зельеварением половину воскресенья, за что получил честно заработанные деньги. Он дал мне то, без чего было бы сложно — учебный план! То есть парень ввёл меня в тему, что вообще такое зельеварение и как становятся мастерами-зельеварами, надиктовал длинный список литературы и в каком порядке с ней знакомиться, а также посоветовал простые рецепты полезных зелий с недорогими компонентами для отработки процесса варки. В общем, надавал заданий сразу на два-три месяца, потом можно будет провести ещё одно платное занятие. Такое обучение очень удобно и выходит недорогим, но пригодно лишь для людей, которые сами стремятся обучаться, а не для большинства детей, которых надо заставлять учиться.

Эдди Вилкинс чистокровный маг из небогатой семьи потомственных зельеваров. Вообще, для меня дико звучало словосочетание зельевары и небогатые, поскольку сложно было уложить в голове два этих понятия. В моём понимании, люди, которые занимаются варкой зелий, должны по определению быть обеспеченными, хотя глядя на Северуса Снейпа, приходит понимание, что это не совсем так. Напрямую не спрашивал, но в целом было понятно, что эксперименты связанные с варкой новых зелий требуют большого расхода дорогостоящих ингредиентов, на которые и уходят почти все заработанные средства.

Самым противным в зельях оказались ингредиенты, если знать, из чего состоят отвары, то пить подобное не захочется, но эффективность их настолько велика, что приходится бороться с брезгливостью. Уж насколько я не брезгливый, ещё с войны считаю: «шо летомо, шо ползомо, всё съедобно», и то было очень тяжело.

После того, как набил руку, решил приготовить Рябиновый отвар. К сожалению, первую варку запорол, но вот второе зелье получилось, как положено, хоть и не идеально. Я смешал несколько миллиграмм Рябинового отвара с вазелином, пару тюбиков которого привёз с собой в школу с кучей других лекарств. Испытания на себе показали, что получилась отличная ранозаживляющая мазь.

К сожалению, практика зельеварения действительно оказалась крайне дорогостоящим занятием, всего за месяц у меня улетели все заработанные на самогоне деньги, но ни капельки не пожалел об этом, ведь такие навыки пригодятся в будущем и могут принести неплохую прибыль.

Остро встал вопрос: где раздобыть денег? Самогонка даёт пусть стабильный, но не столь большой доход, как бы хотелось. Будь в школе больше потребителей, то можно было бы развернуться более широко, но чего нет, того нет. А выходить на деревенский рынок Хогсмита бессмысленно, поскольку там и так продаются недорогие магазинные виски.

Я раздобыл справочники аптек и других магазинов Косого переулка, чтобы каждый раз не спрашивать их у пацанов, после чего тщательно проштудировал раздел цен. Оказалось, что убитые мной пауки называются Акромантулы и их яд довольно высоко ценится, только собирать яд желательно сразу после убийства паука-мутанта. С одного грохнутого мной паука можно было получить примерно двадцать галеонов, то есть примерно сто фунтов. Это выходит, я двести фунтов профукал! Вот же гадство! Ещё и патроны потратил.

Знал бы, что деньги можно заработать, то не сбегал бы, а вначале распотрошил бы монстров. Хотя нет, это было слишком опасно. Надо придумать что-то… Хм… А что если закидывать подстреленные туши мутантов в сумку с расширенным пространством, улетать с места охоты, потом в спокойной обстановке их потрошить?! В таком случае мне понадобится довольно дорогой артефакт с расширением, а также какой-нибудь летающий артефакт. Жаль, что местные используют лишь мётлы, хотя в книге «История магии» говорится о том, что раньше волшебники чего только не зачаровывали для полётов: бочки, щиты, кресла, ковры. Хотя ковры-самолёты использовались Английскими магами до начала 20 века, но потом их запретил отдел магического правопорядка, но они до сих пор используются на востоке. Видимо это как у нас правительство поддерживало отечественный автопром, хоть наши машины и были хуже зарубежных, а тут ещё наверняка замешаны интересы чистокровных, которые держат этот бизнес и имеют в Министерстве магии своих людей.

Изучение цен на ингредиенты показало, что больше всего можно выручить за Единорога. Я нашёл в библиотеке книгу по этим животным и вооружился справочниками по законам. Из прочитанной литературы удалось выяснить, что единорог, это ходячая лошадь, набитая деньгами. Очень ценятся волосы единорога: из них делают сердцевины для волшебных палочек, повязки для ран и дорогостоящую одежду, которая улучшает здоровье. Кровь единорога, серебряная и светящаяся, обладает очень мощным исцеляющим эффектом и может вернуть человека к жизни, даже если он находится на волосок от смерти. Рог единорога входит в состав некоторых зелий и также обладает невероятной целебной силой. Эти рогатые волшебные лошади избегают контактов с людьми. И скорее они подпустят к себе волшебницу, чем волшебника. Бегают единороги так резво, что поймать их почти невозможно, а ещё с лёгкостью могут насадить врага на свой рог. Конечно, с вооружённым огнестрельным оружием охотником единорогу не справиться, да что уж там, обычный арбалет или лук решает проблему с прыткостью зверя. Их бы всех давно истребили, если бы не две вещи. Первая — это то, что с выпитой кровью единорога в мага попадает мощное проклятье, только вот какое именно, нигде не поясняется, что довольно странно. Во-вторых, эти коняшки находятся под пристальным контролем Министерства магии, поскольку приносят гораздо больший доход в живом виде. Егеря собирают на звериных тропах с деревьев шерсть единорога, продажа которой облагается высоким налогом, тем самым Министерство магии получает стабильный доход с продажи шерсти. Единорогов никогда не убивают, но когда находят мёртвых, которых загрыз хищник или убил браконьер, то берут кровь и рог, но это происходит очень редко, потому их рог и кровь стоят очень дорого. Странно, что нигде ничего не написано про мясо, видимо оно тоже целебное, но наверняка и там имеется какая-то проблема. Молоко единорога оздоравливает, прибавляет сил и в зависимости от выпитого количества продлевает жизнь даже обычному человеку на 5-15 лет, а если пить каждый день, то теоретически можно прожить вдвое дольше, но этого никто не проверял, поскольку достать такое молоко почти что невозможно.

По законам охота на единорогов уголовно наказуемое преступление, за которое светит пожизненный срок в тюрьме Азкабан, в то время как охота на акромантулов не запрещена. Но вполне логично, что пауки-мутанты слишком опасны, поэтому меня не тянет их отстреливать, а за единорога не хочется садиться в тюрьму, к тому же даже если я его подстрелю, то кому продавать товар?! Желательно сразу скинуть целую тушу, хотя можно и разделать, если это принесёт больший доход. Но никто не будет связываться с неизвестным маглорожденным, вероятнее всего, если подкатить с предложением о продаже запрещённых ингредиентов, меня сдадут властям, если не прикопают по-тихому. Это не самогонка, тут всё серьёзно, наверняка всё схвачено и поделено. Можно попробовать остричь коняшек, я в этом теле пока ещё девственник, так что может прокатить, тем более что шерсть единорога — разрешённый ингредиент, которым можно свободно торговать.

В любом случае мне нужен артефакт для полётов и более вместительная сумка с расширением, а то имеющейся катастрофически не хватает. Поскольку с полётами выбирать не приходится, надо брать метлу. На всё нужны деньги, причём много денег, и опять возвращаюсь к первоначальному вопросу — где их взять?!

Глава 4

Приближалось Рождество, а это означало скорый приход зимних каникул. К сожалению, всего неделя отдыха, из которой пару дней займёт дорога на поезде. Я узнал, что у магов есть и иные способы путешествия: камины-порталы, порталы или же порт-ключи (предмет, использующийся для того, чтобы перенести волшебников из одного места в другое), аппарация (если пользоваться терминами из научной фантастики, то телепортация), а также автобус Ночной рыцарь.

Если честно, я бы предпочёл воспользоваться порталом и сразу оказаться в Лондоне, а не тащиться на поезде, но это пока невозможно. Во-первых, поездка на Хогвартс-экспрессе — это традиция и никто не отпустит ребёнка моего возраста хотя бы в тот же Хогсмит, чтобы воспользоваться камином-порталом. Во-вторых, приобрести легальный порт-ключ дорого и несовершеннолетнему почти невозможно, а нелегальный без серьёзных связей достать практически нереально. Дело в том, что Министерство магии получает с продажи порталов неприлично высокие доходы, плюс осуществляет жесткий контроль в этой сфере, для чего существует Отдел магического транспорта, включающий в себя Портальное управление. Собственноручное создание порталов является серьезным преступлением, а вот про наказание за использование уже созданных порталов я ничего не обнаружил, следовательно, эта дыра оставлена в законе специально, то есть достаточно не признаваться, что ты сам создал портал. Кстати, изготовление вещей с расширенным пространством тоже противозаконно, поскольку Министерство магии продаёт на подобную деятельность лицензии, и все подобные вещи проходят регистрацию, но этим занимаются сами лицензированные производители. Конечно, все закрывают глаза на зачарованные вещи, даже у нашего лесника карманы с расширением, а он явно не покупал свою шубейку, так что тут опять же история как с порталами, делать без лицензии вроде как нельзя, а пользоваться никто не запрещает. То есть опять же, если не признаваться в том, что ты сам зачаровал артефакт, то всё должно быть в порядке.

Стоит отметить, что в отличие от аппарации, портал не имеет ограничений по расстоянию перемещения, а это значит, можно путешествовать в любую точку мира, где побывал и сделал привязку к порт-ключу. Именно поэтому Министерство не любит, когда маги используют порталы, ведь так они не могут отследить перемещения волшебников. Ещё одно преимущество портала перед другими видами магического транспорта — возможность перемещения большой группы людей и возможность использования его несовершеннолетними волшебниками. Даже обычные люди могут перемещаться с помощью портала.

Я хотел научиться чарам для создания порталов и заклинанию Незримого расширения, но информацию о них можно найти только в запретной секции, оттого в последнее время было грустное настроение. Всё усугублялось тем, что в замке до ужаса холодно. Тут и в начале осени было не жарко, а уж зимой вообще ужас. Залы общежитий, спальни и Большой зал отапливаются огромными каминами, КПД которых смехотворно низок, а коридоры и учебные классы не отапливаются! Что самое интересное, никого из студентов этот факт не удивляет. У нас дома тоже отсутствовало отопление, только камин в зале, который топится зимой, а в постели полагается спать в тёплой пижаме и будучи закутанным в несколько одеял. Я к такому с трудом смог привыкнуть, как-то в прошлой жизни привык к тому, что всюду в доме должно быть тепло.

Немного погрустив, я решил спросить совета у знающего человека, поэтому отправился на поиски толстяка Барри Стоуна. Оный был обнаружен в прекрасном расположении духа в компании своих соседей по комнате: первым был Стэнли Квибек, худой и высокий черноволосый полукровка с горбатым носом, похоже, когда-то поломанным и неправильно сросшимся, а вторым парнем оказался Квентин Квибли, чистокровный волшебник, он не особо привлекателен, кажется, у парня несколько поколений назад в родню затесался гоблин, но если и было такое, то давно и сейчас об этом напоминает лишь полутораметровый рост и плотное телосложение с грубыми чертами лица.

— Привет, парни! Найдётся немного времени на просвещение молодёжи?!

— О! Здорова, Гарри! — радостно воскликнул Барри Стоун.

— Привет, — сдержанно произнёс Стэнли Квибек.

— Привет! — радостно сказал Квентин Квибли. — Чем можем помочь нашему факультетскому «алхимику»?!

— Да вот, хочу выучить чары для создания порт-ключей и заклинание Незримого расширения, но книги по ним находятся в запретной секции.

— Да уж, дела… — Барри почесал затылок.

— Хм… — Квентин Квибли ухмыльнулся. — Барри, ну ты лопух! — Он дружески пихнул приятеля локтём. — Слушай меня, малёк, я плохого не посоветую! Значит так, ищешь в библиотеке в секции домоводства книгу под названием «Сто способов выдворить из дома надоевших родственников». Там найдёшь чары для создания портала.

— Да ладно! Так просто?! — я несколько удивился.

Барри и Стэнли тоже удивились, видимо впервые слышат об этом.

— Ага, всё легко и просто, — подтвердил Квентин. — А заклинание незримого расширения можно найти в секции «Волшебное строительство и ремонт». Точного названия не помню, вроде бы «Как улучшить маленькое жилище» или что-то похожее.

— Спасибо большое, Квентин, ты мне очень помог!

— Спасибо не булькает! — ухмыльнувшись, поведал Квентин Квибли.

— Погоди, — прервал товарища Барри Стоун. — Малёк, ты же первокурсник. Как ты будешь учить такие сложные заклинания? Их вроде раньше шестого-седьмого курса не проходят.

— Ерунда. Циркачи мартышку могут научить играть на скрипке, а медведя ездить на уницикле, а уж разумный человек при большом желании сумеет овладеть вожделенными чарами!

Я нашёл в библиотеке нужные книги, там помимо уже озвученных заклинаний оказалось ещё много иных. В способах выдворения гостей предлагалось превратить в портал какую-то вещь и сделать так, чтобы надоевший гость взялся за этот предмет. Ещё там было много интересных способов избавления от гостей, например, предлагалось усыпить гостя и вынести его чарами левитации из дома или подлить в еду слабительное и сказать, что туалет сломался.

В книге по ремонту жилья помимо заклинания Незримого расширения было несколько полезных заклинаний, которые мне приглянулись: Репаро — заклинание для починки вещей; заклинание Вечного приклеивания — как ясно из названия, навсегда приклеивает предметы друг к другу, насколько я понял, происходит взаимопроникновение молекул, но не имеющие обычного образования волшебники о таких высоких материях не подозревают; Глиссео — превращение любой поверхности в идеально ровную.

Фактически, используя эти чары, можно набрать кучу булыжников, сделать им идеально ровную поверхность со всех сторон, затем склеить друг с другом, таким образом, получив каменный монолитный фундамент или стены.

Я переписал в конспект все интересующие чары и приступил к их изучению.

* * *

На рождественские каникулы с радостью отправился домой. Поезд прибыл в Лондон вечером.

На следующий день с утра я с трудом отпросился у родителей и на метро поехал к Косому переулку.

Чаринг Кросс роуд, на которой расположен паб Дырявый котёл, через который проходит путь в магическую улочку, оказался заполнен множеством людей, ещё больше народу в связи с приближающимся праздником оказалось в пабе, в Дырявом котле были заняты все столики. Вообще, этот паб довольно антуражный, он выполнен в средневековом стиле и видимо для полного антуража поддерживается полнейшая антисанитария, к примеру, деревянные столы и лавки никто не убирает, видимо расчёт на то, что волшебники если захотят, то используют очищающие чары.

Пройдя через чёрный ход, я оказался на заднем дворе заведения. Прикоснувшись волшебной палочкой к стене, открыл проход в Косой переулок. Как и в прошлые посещения, мне предстала извилистая улица с каменной мостовой. По обеим сторонам возвышались старинные двух и трёхэтажные дома, на первых этажах которых располагались различные магазины. По обеим сторонам расположилось множество лотков с товарами, из-за которых громко зазывали продавцы, раньше этих ребят не было, видимо это пред рождественская торговля. Волшебников в Косом переулке было невероятно много, шагу было нельзя ступить, чтобы на кого-нибудь не наткнуться.

Кое-как я добрался до магазина подержанных мётел «Сплинтер и Крик». Внутри оказалась небольшая лавка, вдоль стен которой на стойках было установлено множество мётел, покупателей тут, как ни странно, не оказалось.

— Добрый день, молодой человек! — радостно воскликнул продавец, пожилой пузатый волшебник с седыми волосами и лёгкой сетью морщин вокруг глаз. — Ищете метлу для квиддича?!

— Здравствуйте. Нет, мне нужна надёжная и недорогая метла.

— Молодой человек, вам повезло, — радостно произнёс продавец. — Нам недавно сдали Нимбус 1000, одна из лучших полётных мётел последнего столетия! Всего за семь галеонов эта красавица будет ваша!

Мужчина мне продемонстрировал одну из мётел с зелёной рукоятью из непонятного дерева и такого же цвета плотно подогнанными друг другу прутьями. У метлы было изогнутая рукоять и утолщение в начале, видимо, чтобы руки не соскальзывали.

— Семь галеонов?! И какого года выпуска это чудо?

— Шестьдесят пятого, — ответил продавец и немного скис, — но она как новенькая! Её настоящая цена как минимум в три раза выше, даже с учётом возраста! Этой метлой владела девушка, она лишь пару лет играла на ней в школьной команде Хогвартса в квиддич, и после этого не пользовалась. Домовик поддерживал метлу в идеальном состоянии! Чтобы вы знали, Нимбус 1000 способен развивать до ста миль в час, а также может поворачивать на 360 градусов в любой точке пространства! Но это не всё, эта метла сочетает в себе надёжность легендарного Дубуча-79 и простоту управления Чистомёта! Хоть она и спортивная, но сложно придумать что-то лучшее для повседневного использования. Ведь усиленное древко способно выдерживать огромные нагрузки, а метла может поднимать груз до двухсот килограммов!

— А что ещё есть?

— Могу предложить Дубруч-79 всего за три галеона, — ответил продавец.

— Это который стал легендой до шестьдесят пятого года? Дайте угадаю, 79 означает год выпуска и явно не в нашем веке?!

— Ну, метла не молодая, ей уже сто десять лет, но всё ещё на ходу, — сказал продавец. — Хотите, могу предложить Хвостатую звезду, всего два галеона.

— Погодите, это не та самая Хвостатая звезда, которые выпускались в пятидесятых и у них со временем выветривались чары?!

Даже я дуб дубом в мётлах краем уха слышал, как народ ржал над Роном Уизли, который хвастался именно такой моделью метлы. Мальчишки потом ещё долго расписывали недостатки этого веника.

— Она самая, — продавец флегматично пожал плечами. — Ну, а что вы хотите за два галеона? Чары ещё лет десять будут выветриваться, так что полетать ещё можно… Если невысоко и медленно. Для детей самое оно!

— А почему Нимбус, если он так хорош, стоит всего семь галеонов?

— Эм… — продавец задумался, видимо соображая, то ли соврать, то ли сказать правду. — Видите ли, молодой человек, вы, должно быть, заметили, что метла Слизеринских цветов?

— Это сложно не заметить.

— Хозяйка, как вы понимаете, была фанаткой своего факультета и покрасила метлу особым экспериментальным зельем, которое не только сделало её зелёной, но и усилило древко, сделав метлу прочнее, — стал рассказывать продавец. — Только вот удалить этот состав, как и перекрасить метлу у нас не получилось. Как вы знаете, аристократы не станут покупать бывшую в употреблении метлу, это по статусу не положено, а выпускники других факультетов не станут летать на метле Слизеринских расцветок.

— Пять галеонов, и я её покупаю.

— Побойтесь Мерлина! — экспрессивно воскликнул продавец. — Как можно? Вы хотите меня разорить?!

— Я сам не хочу разориться, тем более, вы правильно сказали, эта метла никому не нужна в таком колере! Пять!

— Семь и это окончательная цена! — сказал продавец. — Я не могу скинуть ни кната, эта метла и так продаётся практически по себестоимости, ведь мы её получили не даром.

— Нет, ну это несерьёзно! Вы мне прямо таки выкручиваете руки. Шесть галеонов!

— Семь и я подарю вам набор для ухода за мётлами! — заявил продавец.

— Согласен!

Магазин я покидал в самом радужном настроении. Метлу положил в сумку с расширенным пространством.

Вот ещё, придумают же — Слизеринские цвета! С каких это пор зелёный стал чьим-то цветом? Может быть, листва у деревьев тоже Слизеринская? Или мне голубые джинсы не носить, потому что лиц нетрадиционной ориентации называют голубыми?! Ещё и набор для ухода смог выторговать, очень удачная сделка. Всего тридцать пять фунтов и у меня имеется летающая штука со скоростными характеристиками сверхлёгкого самолёта. Надеюсь, меня не обманули и это действительно хорошая метла.

Интересно, если я на метлу установлю тюнинг, она не сломается?!

Выйдя из Дырявого котла, я направился в ближайший магазин спортивных товаров, где на выделенные родителями фунты приобрёл удобное велосипедное седло и руль. Затем завернул в строительный магазин, где купил кусок плотной резины, прочные хомуты и гайки с болтами.

Дома я забрался в отцов гараж, которым он не пользуется, и принялся за тюнинг покупки. Из резины вырезал прокладки и подложил их на рукоять метлы под широкие хомуты, которыми закрепил примерно посередине древка велосипедное седло и в начале метлы установил велосипедный руль.

Попробовал полетать прямо в гараже. Опыт оказался удачным, метла летала и хорошо управлялась, сидеть на ней было на удивление удобно, а держаться за руль намного приятней, чем горбиться и держаться за саму метлу. Под конец ударился головой о потолок.

Осталось устранить последний минус, а точнее, отсутствие стремян или попросту — упора для ног. Когда ноги болтаются в воздухе — это невероятно неудобно.

В гараже были найдены старые водопроводные трубы. Я привёл их в порядок при помощи очищающих и восстанавливающих чар, затем зажал в тисках и, нагревая заклинанием Инсендио, ударами молотка выгнул трубы как положено. Дрелью просверлил у конца труб по паре дырок и метчиком нарезал в отверстиях резьбу-шестёрку. Затем в эти трубы вдел более тонкие трубы, и закрепил их ввёрнутыми болтами. От подросткового велосипеда открутил педали и приклеил их к нижним трубкам чарами Вечного приклеивания. Затем теми же чарами приклеил верхние трубки к поворотным петлям, которые в свою очередь прикрепил к самому прочному хомуту. В петлях расширил отверстия и нарезал резьбу. Последним этапом стало закрепление получившейся конструкции на древке метлы через резиновую прокладку. В итоге у меня получилась метла, отдалённо напоминающая раму велосипеда без колёс: впереди велосипедный руль, далее вниз отходят способные регулироваться по длине металлические трубы, выполняющие роль стремян, затем широкое и мягкое велосипедное седло и завершает композицию зелёное хвостовое оперение летающей метлы. Причём благодаря поворотным петлям можно складывать стремена вдоль древка, чтобы метла поместилась в сумку.

Довольный собой, убрал тюнингованную метлу в сумку и поднялся в свою комнату. Принял душ, чтобы смыть грязь, собранную в гараже во время работы. Как только собирался прилечь отдохнуть, раздался стук в окно. Одёрнув штору, обнаружил за окном почтовую сову. Пришлось открывать окно и выстуживать и так не жаркую комнату. Как только я снял письмо с лапы почтальона, сова тут же улетела обратно. Разворачиваю послание.

Дорогой мистер Адамс!

Мы получили донесение, что в месте Вашего проживания сегодня вечером было применено множество заклинаний: Эскуро, Репаро, Инсендио, чары Вечного приклеивания.

Как Вам известно, несовершеннолетним волшебникам запрещено вне школы использовать приемы чародейства. Ещё одна такая провинность, и Вас исключат из школы Хогвартс согласно Указу, предусматривающему разумное ограничение волшебства несовершеннолетних (1875 г., параграф С).

Также напоминаем, что любой акт волшебства, способный привлечь внимание не умеющего колдовать сообщества (маглы), является серьёзным нарушением закона согласно Статуту секретности Международной конфедерации колдунов и магов.

Счастливых каникул!

Искренне Ваша, Муфалда Хмелкирк.
Сектор борьбы с неправомерным использованием магии.
Министерство магии.

Вот же су… Самки собаки! Они как-то за мной следят. Но как? Чары, следящие за домом? Или может быть, на волшебной палочке? Но ведь чистокровные рассказывали, что они дома без проблем колдуют! Это что же получается, я вроде как маг, а использовать волшебство не могу? Мало того, ещё мои магические действия где-то в Министерстве магии отслеживаются и фиксируются.

Так, давай судить логически. Я пользовался сумкой с расширением, один раз активировал для проверки амулет отвода глаз и вчера вечером сварил простейшее укрепляющее зелье для отца, заболевшего простудой. Он почти сразу же после выпитого зелья пошёл на поправку, но не это главное. Главное в том, что вся эта магия нигде не вызвала отклика, но стоило перейти на чары при помощи волшебной палочки, как Министерству всё стало известно. Отсюда делаем вывод, что Оливандер чмо, а его палки палят пользователей по полной программе! Понятно, что его, скорее всего, заставляют встраивать в артефакты следилки, ведь наверняка, это лишняя работа, но хотя бы предупредить об этом он мог?! Скотина старая! Надо самому научиться делать волшебные палочки, а то зависеть от палённых палок мне не хочется.

Блин, столько дел: изучить зельеварение и самые полезные заклинания, научиться делать волшебные палочки, заработать денег и всё желательно успеть за пять лет, поскольку не желаю оставаться в смертельно опасном замке больше положенного, а потом мне никто не даст доступ к знаниям бесплатно.

А как хитро всё придумано с этим запретом на колдовство. Чистокровные волшебники могут спокойно колдовать, в то время как маглорожденым этого делать нельзя, причём мера наказания действенная как раз против таких же как я. Чистокровный если вылетит из Хогвартса, то продолжит учёбу на дому или в другую школу поступит, а маглорожденым сотрут память и обрекут на быструю кончину из-за блокировки дара. Наверняка какие-то нацисты из чистокровных волшебников провели этот закон.

Ну что же, от использования волшебной палочки вне Хогвартса придётся впредь воздержаться.

* * *

По возвращению в Хогвартс я продолжил торговлю самогоном, занятия зельеварением и помимо заклинаний первого курса, которые изучал на «отвали», тренировал одно единственное, но очень сложное заклинание Незримого расширения. Помимо этого я чуть ли не поселился в библиотеке, разыскивая всю возможную информацию о волшебных палочках. Как оказалось, эта информация находится в общем доступе и изготовить подобный артефакт довольно просто. Для изготовления волшебной палочки нужно знать парочку специализированных заклинаний: для нанесения рун и для помещения внутрь деревяшки магической сердцевины, ещё уметь варить парочку особых зелий для вымачивания древесины и сердцевины. В принципе, процесс простой, но трудоёмкий и надо знать руны и нумерологию, которые у нас будут преподавать с третьего курса. Нумерология нужна чтобы рассчитать индивидуальную рунную цепочку для максимальной синхронизации артефакта и волшебника, чему так же служат различные сочетания древесины и сердцевины. Из этого выходит, что продаваемые Оливандером палочки — ширпотреб. Для уже известных сочетаний сердцевин и древесины имеются готовые варианты рунных цепочек, так что я вполне могу попытаться сделать свою палочку.

В этих же книгах вычитал очень полезную информацию о заклинании «надзора за волшебными палочками». Оказывается, все официальные производители концентраторов обязаны вплетать это заклинание в структуру Волшебной палочки, тем самым связывая их с артефактом в министерстве, который фиксирует все применённые чары.

Из прочитанной информации удалось сделать вывод, что отслеживание чар происходит постоянно, как и за местоположением волшебников с концентраторами, но тревожная запись производится другим артефактом, который настроен на то, что если внесённый в список маг (все ученики Хогвартса от 11 до 17 лет) находится вне определённой зоны: Хогвартс, Косой переулок, Хогсмит, Министерство магии, места проживания волшебников, железнодорожный путь Хогвартс-экспресса; то все применённые при помощи Волшебной палочки заклинания фиксируются артефактом, затем дежурный волшебник смотрит отчёт и пишет предупреждения. Как правило, первый раз предупреждают, на второй раз дело об использовании чар выносят на судебные слушания. Единственным оправданием применения волшебства вне магических мест до совершеннолетия может быть самооборона, в противном случае, можно вылететь из школы с соответствующими последствиями. Есть ещё несколько моментов. Во-первых, дальность фиксирующего артефакта ограничена Великобританией, то есть о колдовстве в другой стране никто не узнает. Во-вторых, у артефакта есть буфер памяти, который отображает только последние двадцать заклинаний. То есть никто не сможет узнать, какое заклинание использовалось год назад и если использовать запрещённые чары в магическом посёлке, а затем двадцать раз применить простое «детское» заклинание, то без свидетелей доказать использование запрещёнки будет почти что невозможно. В-третьих, даже если волшебной палочкой ребёнка воспользуется кто-то другой, все шишки падут на владельца, и доказать что ты не преступник будет непросто. Из этого следует, что за своим концентратором надо следить так же строго, как за огнестрельным оружием. В-четвёртых, если я сделаю свою волшебную палочку без следящего блока, то смогу колдовать сколько влезет и никто об этом не узнает.

Я всю голову сломал, думая над тем, как заработать, в итоге родилась довольно интересная схема. Если волосы единорога стоят дорого и их продажа легальна, то почему бы не остричь этих рогатых коняшек?! Не обязательно же для этого единорога убивать, обычные люди придумали довольно эффективный способ — усыпление! Можно стрельнуть дротиком, смазанным снотворным и пока лошадь спит, обрить её. Проблема лишь в том, что единорог волшебное животное, а это значит, что ему нужно особо мощное снотворное. Полагаю, зелье Живой смерти вполне сойдёт и даже противоядия не понадобится, поскольку кровь единорога его быстро нейтрализует, но надеюсь, что даст мне время разжиться волосами.

* * *

К марту я, наконец, овладел заклинанием Незримого расширения! Это был прорыв. Сложнейшие и крайне необходимые чары. Есть несколько типов наложения этого заклинания. В первом варианте заклинание создаёт некое пространство, вход в которое привязан к определённому предмету. Размер этого расширенного пространства зависит от вложенных сил. Того, что могу вложить в это заклинание я, пока хватает на пять-десять кубометров, я пока не научился точно регулировать эти чары, поэтому все зачарованные карманы обладают разной вместимостью. Это пространство не требует подпитки (кроме криво наложенных чар, фактически брака, у меня таких было много, они без подпитки схлопываются со звуком взорвавшейся петарды, вываливая всё содержимое) и существует неизвестно где. Очень напоминает домены демонов из книг фэнтези. Второй вариант наложения заклинания использует привязку к предмету, например, расширение комнаты, шкафа, сундука и тому подобное. Этот метод требует предварительного нанесения магических маркеров в виде простых рун, чтобы обозначить точки, по которым проводится расширение. Получается что-то вроде детской раскраски, где надо нарисовать рисунок, объединяя точки. Рунами надо пометить длину, ширину и высоту, на которые необходимо увеличить пространство.

* * *

На пасхальные каникулы редко кто ездит домой, поскольку выходит, что два дня тратится на дорогу ради того, чтобы два дня отдохнуть с родными. Многие предпочитают на эти четыре дня оставаться в замке. Я же был одним из немногих, кто отправился на каникулы домой в почти пустом поезде.

В субботу я с трудом вырвался из дома, наведался в Косой переулок и обменял всю накопленную магическую наличность на фунты. Затем посетил магазин спортивных товаров, который становится моим любимым магазином в обычной части Лондона.

Итак, для усыпления животного можно использовать специальные воздушные ружья для ветеринаров, мелкокалиберное ружьё, заряжаемое строительным патроном со шприцом-дротиком, но вполне сойдёт и обычная переломная воздушка или даже самый простой арбалет. К сожалению, из-за ограниченного бюджета оставалось лишь облизываться на такие заманчивые штуки. Пришлось ограничиться приобретением двух штук тетивы для арбалета.

Следующим посетил ветеринарный магазин для фермеров, где приобрёл коробку инъекционных дротиков и машинку для стрижки овец, работающую от двенадцати вольт.

Последним на сегодня стало посещение автомагазина, где был приобретён автомобильный аккумулятор и самое недорогое зарядное устройство. Эти покупки съели все оставшиеся из заработанных за зиму и часть весны денег. Вот когда начинаешь жалеть, что народ поголовно не бухает по-чёрному, а лишь единицы выпивают в выходные. И это я ещё перед каникулами неплохую распродажу самогонки устроил.

В воскресенье полдня провёл в отцовом гараже и подвале своего коттеджа, собирая в один из расширенных карманов всевозможный металлический хлам. Вторую половину дня пришлось сидеть за праздничным столом с понаехавшей роднёй. К вечеру нестерпимо хотелось использовать один из советов из книжки «Сто способов выдворить из дома надоевших родственников».

* * *

Вернувшись в Хогвартс, в своей комнате, приспособленной под перегонку самогонки, я приступил к изготовлению арбалета. Ложе изготовил из полена, которым топят камины. Не стал извращаться и сделал обычное пистолетное ложе. Честно говоря, рога было сделать проще, поскольку большую часть работы с металлом выполнял при помощи чар. Из тормозных трубок от старого Форда Джеферсона я сделал три болта, на концах которых закрепил вместо наконечника — инъекционные шприцы, заполненные зельем Живой смерти. Ещё один болт был пристрелочным с обычным наконечником. Арбалет получился слабым, но метров на 30–50 он добивает без проблем, а мне как раз такой слабый и нужен был, чтобы ненароком не убить ценного зверя.

В общей сложности ушло три недели на изготовление оружия, зелья и боеприпасов. Закончил в аккурат девятого мая, очень значимый для русских праздник, который как раз пришёлся на субботу. Погода стояла чудесная, захотелось с кем-нибудь поделиться радостью, и я направился к Трелони.

Я прогулялся вдоль Чёрного озера и нарвал полевых цветов, которые убрал в один из расширенных карманов. Затем поднялся на верх северной башни.

— Йоу! Сивилла, ты там живая?! — громко кричу в люк.

Сверху раздался топот, грохот, люк открылся, и на меня с удивлением уставились огромные глаза из-под очков. Волосы у Трелони были взлохмачены, платье слегка помято, а от неё самой исходил лёгкий… Хотелось сказать: «Лёгкий цветочный аромат», но нет! Это был запах выпитого алкоголя, видимо вина.

— Бухаешь и меня не позвала?!

— Моё третье око сказало, что ты придёшь ко мне! — тут же не растерявшись, произнесла Трелони, спуская мне верёвочную лестницу.

Поднявшись наверх, я внимательно осмотрел Сивиллу Трелони, от чего она смутилась. Жестом фокусника извлекаю из кармана букет цветов и вручаю девушке, которая приняв букет, замерла в прострации…

— Сегодня день Победы! Это дело надо отметить.

Присаживаюсь за ближайший столик и выставляю на него бутылку Хреновухи. Это настойка самогонки с мёдом и корнем хрена, невероятная вкуснятина.

— Дорогой мальчик, ты слишком мал для того, чтобы пить алкоголь, — произнесла отвисшая Трелони.

— Ничего страшного, я только за компанию пригублю по пять капель. Если бы хотел напиться, то сделал бы это в одиночестве, а эксклюзивную Хреновуху ты больше нигде не попробуешь!

Я решил пропеть куплет песни Бориса Гребенщикова, тут же переведённый на английский язык.

Ну-ка мечи стаканы на стол,
Ну-ка мечи стаканы на стол;
Ну-ка мечи стаканы на стол,
И прочую посуду.
Все говорят, что пить нельзя,
Все говорят, что пить нельзя;
Все говорят, что пить нельзя,
А я говорю, что буду.[5]

— Нет-нет, мой хороший, — возразила Трелони, — так нельзя! Ты ещё маленький! Давай, я лучше сделаю для тебя чай с травками.

— Сивилла, какая ты скучная… Ты хоть понимаешь, какой сегодня великий день? Девятое мая, ты понимаешь?! Наши советские войска к хренам расхреначили фашистов! День Победы! Ты говоришь, что пить нельзя, а я говорю, что буду! Давай, лучше закуску организуй, а то пойду нажрусь в волшебном лесу, усну под кустом и меня сожрут гигантские пауки-мутанты. Ты этого хочешь?

— Ладно, — с трудом согласилась девушка. — Но только пару капель на понюхать!

— Я так и говорю!

Сивилла Трелони в миг накрыла стол различной снедью и поставила пару больших стаканов под названием роксы, которые предназначены для употребления виски и по вместимости не уступят гранённым. Я налил ей пятьдесят грамм, себе накапал, чтобы слегка прикрыть донышко.

Так мы и стали выпивать, я пять капель, Трелони пятьдесят грамм. Из кармана я достал игральные карты, и мы с энтузиазмом стали резаться в «Дурака». Поскольку не стояло задачи напиться по-быстрому, а скорее нам обоим хотелось приятно провести время, то мы просидели за столом около пяти часов, сыграв бесчисленное количество карточных партий и опустошив литровую бутылку хреновухи. В результате оба были пьяные в сопли. Если я ещё спокойно стоял на ногах, то вот Трелони мазало совсем жёстко, ведь до этого она ещё приняла хереса и выпила практически в одиночку весь флакон разбавленной до 40 градусов самогонки, я же из литра опустошил максимум грамм сто, что для моего веса и возраста было неприлично много.

Пришлось уложить девушку в кровать, иначе она бы уснула прямо на полу. Если бы не магия, я бы не справился с подобной задачей.

Что происходит с пьяным человеком вне зависимости от расы и страны проживания? Его тянет на приключения. А если он ко всему прочему ещё и русский, живёт на буржуйской стороне и на календаре девятое мая?! Тут сам Будда велел найти переключатель на пятую точку!

Я переоделся в камуфляж, вооружился дробовиком заряженным картечью и отправился в Запретный лес. Пришлось до темноты лазить по буеракам, выискивая следы копытных. Хорошая погода и алкоголь не способствовали прекращению приключений, а наоборот стимулировали их. Одно хорошо, найденные следы каких-то копытных животных вели в сторону, противоположную той, где на меня напали акромантулы. Долгие поиски привели к тому, что уже в темноте я обнаружил полянку, на которой, судя по огромному количеству следов и сочной траве, по идее пасутся рогатые лошади или как минимум мустанги. Единорогов тут не было, видимо они приходят столоваться днём. Я решил сделать в кустах засидку.

Поскольку работал в темноте, то пришлось достать кемпинговый фонарь, работающий от батареек. Вначале хотел копать яму лопатой, но пару раз копнув, вспомнил, что теперь я волшебник. После этого работа закипела — заклинанием Вингардиум левиоса было довольно просто переносить землю и брёвна, найденные в округе, а для очистки стволов очень помогали выученные строительные чары.

Раньше я бы сделал обычную засидку, но теперь с волшебством разошёлся на полную катушку. В итоге вместо засидки получилась небольшая землянка, оборудованная удобным отнорком с бойницей для стрельбы в сторону поляны, которая на улице ещё была замаскирована кустами. Землянка была накрыта брёвнышками, присыпана землёй, сверху положен дёрн, но на этом я не остановился. Темнота не помеха для пьяного мага с фонариком, так что на подземное помещение легло заклинание незримого расширения, и оно стало размером в полтора раза больше уже более похожим на нормальную землянку, примерно три метра в ширину, пять метров в длину и три метра в высоту. Последними на помещение легли недавно заученные чары, в одностороннем направлении приглушающие звуки, то есть даже если я тут буду во всё горло орать песни, меня снаружи почти не будет слышно, зато я слышу всё как обычно. На остатках магических сил трансфигурировал землю в кровать и завалился спать.

Среди ночи я был разбужен жалобным лошадиным ржанием. В первую очередь обнаружил сразу несколько неприятных вещей. Во-первых, заклинание трансфигурации выдохлось, и я оказался спящим на голой земле, хорошо хотя бы то, что она была сухой. Во-вторых, у меня дико трещала голова, и болело тело. В-третьих, сели батарейки в фонаре, и я оказался в полной темноте. Так что вместо того, чтобы кинуться к амбразуре, я нащупал волшебную палочку и наколдовал шарик осветительного заклинания Люмос, затем полез в сумку за антипохмельным зельем, которое вылакал в один присест. После этого сразу стало легче, и я стал искать ружьё. Дробовик оказался стоящим прислонённым к стенке. На улице лошадь уже не ржала, она хрипела, и я задумался над тем, какой хищник её задрал и стоит ли вместо ружья взять арбалет. Поскольку я пришёл на охоту без смертоубийств, то отложил дробовик и вооружился арбалетом, который зарядил стрелой со шприц-наконечником, заряженным Напитком Живой смерти.

Пришлось гасить Люмос и в темноте пробираться к амбразуре. Пока глаза перестроились и смогли нормально видеть освещённую луной поляну, лошадь прекратила даже хрипеть. В лунном свете мне удалось разглядеть человеческую фигуру по уши замотанную в чёрный балахон-мантию, из-за чего было ясно, что это волшебник. Достаточно сравнить то, в чём я пошёл на охоту, и то, в чём он, обычные люди при походе в лес вряд ли наденут мантию.

Маг прильнул к туше белоснежного единорога с жемчужной гривой и стройными ногами и пил из него кровь! Он или идиот, или мы разные книжки читаем, или колдун настолько отчаялся, что ему плевать на проклятье. Нет бы, как нормальные волшебники, сварить зелье на крови, другими ингредиентами нивелируя действие проклятья Единорогов, пусть эффект слабее, зато почти безвредно. И вообще, зачем ради крови убивать такого крупного зверя? Взял бы немного на свои нужды и дал лошади восстановиться. Вот что за браконьеры пошли, а?! Он же, сволочь такая, на мою добычу покусился! Я тут первым был. Ну, гад, ты у меня сейчас попляшешь!

Я стал целиться из арбалета в кажущуюся маленькой фигуру колдуна-браконьера, но к сожалению, не успел выстрелить, как колдун оторвался от уже не шевелящейся туши единорога и двинулся в сторону Хогвартса. У меня закружилась голова, поскольку антипохмельное зелье ещё не до конца подействовало, поэтому выпустил мишень из вида. Колдун скрылся в кустах и послышалось характерное журчание тонкой струйки льющейся воды. Затем вновь раздался хруст веток, браконьер вышел на поляну и вновь пошёл к туше единорога.

Сволочь, давай-давай, наклонись к лошадке, я тебе в задницу-то стрелу засажу по самые гланды, будешь знать, как у дедушки добычу отнимать! Я снова стал наводить арбалет на колдуна. Он подошел к мертвому животному, опустился на колени и склонился над огромной рваной раной в боку единорога. И… начал пить кровь.

— А-А-А-А-А! — раздался слева визгливый детский крик.

За криком послышался треск веток, словно кто-то сломя голову бросился бежать через лес, я увидел, как какой-то белобрысый мальчишка в школьной мантии скрывается в лесу, за ним бежит крупный чёрный пёс, кажется, я видел его — это собака лесника. Ещё один пацан в школьной мантии замер на краю поляне, словно соляной столб. Этого хлопчика я сразу признал по оригинальной форме круглых очков, у нас в школе один такой и зовут его Гарри Поттер.

Браконьер в балахоне поднял голову, и уставился на Гарри. Поттер отчетливо видел, как с невидимого лица браконьера на балахон капала светящаяся кровь единорога. Колдун поднялся с земли и сделал несколько быстрых шагов по направлению к Гарри, а Поттер от испуга даже не мог пошевелиться.

Я получше прицелился и выстрелил, целясь в конкурента-браконьера. Стрела попала прямо в пятую точку колдуна, отчего он высоко подпрыгнул на месте и из-под капюшона послышался приглушённый мат. Если бы этот тип заикался, я бы наверняка сказал, что это наш самый худший после призрака преподаватель — профессор ЗОТИ, Квиринус Квирелл. По идее, такая доза напитка Живой смерти должна была свалить мага на месте, но он лишь зашатался, словно пьяный, неловко взмахнул руками и с хлопком аппарировал в неизвестном направлении.

Дальше началась какая-то ерунда. На поляну с топотом выбежали кентавры и стали на повышенных тонах общаться с Гарри Поттером и друг с другом. Всё напоминало низкобюджетную постановку, в которой упоминалось проклятье Единорогов и о том, что в школе спрятан Философский камень. Затем на поляну вылетела Гермиона Грейнджер и Хагрид, после чего началась вторая часть «Марлезонского балета», в которой Гермиона висла на Поттере, заливала его мантию соплями и пыталась придушить мальчишку объятьями. Под конец дети уехали к замку верхом на кентавре.

Вот же гадство! Что за день такой?! Квирелл решил браконьерствовать на моих единорогов, причём убивая и бросая драгоценную тушу. Ещё эти долбанные кентавры дохлого единорога прихватизировали себе! В школе якобы прячут самый могущественный артефакт магического мира, дарующий бессмертие и об этом известно почти всем первокурсникам, полуграмотному леснику и кентаврам, которые вообще в глубине леса живут!

Я ни черта не понимаю, что происходит в этом мире!

Одно плохо, Квирел или кто там был, наверняка отойдёт от напитка Живой смерти, поскольку в его организме плещется огромное количество крови единорога. А так бы точно было известно, преподаватель ЗОТИ или кто-то другой решил браконьерствовать. Если бы не выпитая кровь единорога и Квирелл завтра на занятия не пришёл бы, то всё стало бы понятно, но ведь придёт в любом случае. В Хогвартсе даже преподаватели аппарировать не могут, поэтому надеюсь, что этот козёл спит сейчас прямо на земле где-нибудь в трущобах и его толпой имеют озабоченные мужеложцы!

Глава 5

До утра по поляне топтались кентавры, поэтому мне пришлось просидеть в землянке всю ночь, но я не стал расстраиваться, а вновь трансфигурировал кровать и уснул. Рано утром поляна оказалась свободна, но из-за свежей крови сородича единороги сюда вряд ли придут в ближайшее время.

За это время вся натёкшая с единорога кровь впиталась в землю и оказалась непригодна для сбора. Эти сволочные кентавры помимо того, что утащили с собой драгоценную тушу единорога, даже обобрали все ветки, на которых остались клочки волос животного! Более чем уверен, что у этих полуконей-полулюдей та часть, которая человеческая, досталась от евреев!

До замка добрался очень быстро на модернизированной метле, которая помимо удобства демонстрировала невероятные лётные показатели. Кое-что меня смущало в этой метле — она спортивная и чересчур манёвренная, оттого слишком остро реагирует на руль. Я опасался, что в какой-то момент метла сделает кульбит, и мы полетим в разные стороны. Поэтому после завтрака я ушёл в свою комнату-мастерскую и стал модернизировать артефакт. Из своей старой мантии, которая уже порвалась в некоторых местах, при помощи заклинания Вечного приклеивания я наделал прочных тканевых полос. В ход также пошли лямки и фурнитура от моего школьного рюкзака. В результате практических «курсов кройки и шитья» получилась страховочная система в виде жилета из ремней, которые в двух местах намертво закреплены на древке метлы. Даже если я вылечу из седла, то максимум что случится — повисну под метлой, а она без управления должна будет плавно спланировать вниз.

Я вообще не понимаю, как волшебники столь безбашенно летают на бешеных скоростях на голом древке. Было бы понятно, если бы там были какие-то амортизирующие чары, но таковых нет, только укрепляющие, чтобы метла не сломалась, и полётные. Оно и понятно, на столь небольшой объект сложно поместить слишком много рун, а наложенные чары со временем выдыхаются. Ещё не понимаю, как подобным транспортом пользуются парни. У меня после уроков Полётов жутко болела промежность, бедные яйки словно всосались вглубь тела и боялись появляться на свет даже после схода с пыточного лётного средства на землю. Я уж думал, что девочкой стану после такого. Зато на тюнинговой метле летать одно сплошное удовольствие: велосипедная посадка, руки замечательно лежат на руле, ноги в стременах удобно вытянутые, пятая точка удобно умощена на мягкое сиденье, теперь ещё страховка от падения, наклоняться вперёд, назад и в бока не составляет труда. Благодаря высококачественному покрытию, нанесённому прошлой хозяйкой транспортного средства, резиновые прокладки не стёрли руны. В общем, с этой метлой мне повезло.

Пожалуй, после того, как научусь делать волшебную палочку хотя бы для себя, поищу всё про летающие артефакты. Летать мне понравилось, но предпочитаю делать это с комфортом. Разбогатею, вырасту, куплю самолёт, зачарую его и буду летать как нормальный человек, не экономя на топливе и техническом обслуживании.

Как и ожидалось, в понедельник Квирелл явился на занятия и более того, если раньше он выглядел больным и усталым, то после выходных он стал выглядеть намного здоровее, что стало для меня неопровержимым доказательством, что именно этот гад-браконьер испортил мне охоту! Что интересно, он настолько бездарно истратил ресурсы, что хотелось придушить гадёныша… Зла не хватает, стоит подумать о том, сколько крови зазря пролилось.

Кстати, я нашёл ещё пару пропущенных книг по единорогам, прочитал их, и стало понятно, почему Квирелл убил единорога. Оказывается, если у животного взять немного крови и оно останется живым или же если брать у мёртвого, то эффект действия крови окажется намного ослабленным. Чтобы получить все положительные исцеляющие эффекты от выпитой крови, надо отпить как можно больше и убить животное, в таком случае срабатывает нечто наподобие ритуала передачи здоровья магического зверя, но с этим убийца заполучает и серьёзное проклятье. В последней книге про проклятье было сказано немного больше, но в виде теории, суть которой сводилась к тому, что душа убийцы единорога получает особую метку, из-за которой можно не рассчитывать на реинкарнацию. И если нет-нет, да мелькала в голове мыслишка продлить жизнь за счёт убийства единорога, то теперь её как отрезало. Я уже однажды перерождался и точно знаю о существовании реинкарнации, так что не хочу рисковать душой.

В следующую субботу я проснулся рано утром, ещё затемно. Первым делом навестил карликов-поваров, меня встретил заспанный домовой эльф Тимми.

— Привет, Тимми!

— Здравствуйте, сэр волшебник Гарри, — произнёс карлик-повар.

— Извини, что разбудил, как-то не подумал, что в четыре утра все ещё спят.

— Ничего страшного, сэр волшебник Гарри, — ответил Тимми, — мы, домовые эльфы, всё равно рано встаём, чтобы приготовить завтрак для всех. Тимми встал всего на пять минут раньше, чем обычно.

— Ничего себе! Ну и график у вас… Тимми, дружище, сколько хоть вам денег платят?

— Домовые эльфы не нуждаются в деньгах, — ответил Тимми. — Мы служим волшебникам и получаем за это магическую силу, без которой не можем жить. В Хогвартсе хорошо, тут много магии.

— Погоди, ты хочешь сказать, что вам не платят деньгами, а платят магией? А вы что, сами не можете магию вырабатывать?

— Нет, — карлик покачал головой в стороны, при этом его огромные уши забавно затряслись. — Много лет назад наши предки жили в мире, в котором было очень много магии, но мир начал разрушаться и им пришлось переселиться в другой. Они пришли в этот мир, а тут было очень плохо — магии совсем мало, но волшебники решили спасти наших предков и дали магию в ответ за преданную службу.

— Интересно. Я так понял, что вы можете жить, подпитываясь от места, насыщенного магией.

— Не только, — ответил Тимми, — мы ещё можем быть привязанными к определённому волшебнику. Пока жив волшебник и цела его магия, то домовой эльф тоже будет жить.

— А волшебнику от этого не будет плохо?

— Нет, что вы, сэр волшебник! — воскликнул Тимми. — Нам надо немного магии, это волшебнику никак не навредит, наоборот, постоянный отток магии сделает хозяина со временем немного сильнее.

— А какой вам смысл служить магам, если можете жить в Хогвартсе и подобных местах?

— В Хогвартсе хорошо, тут самая большая община домовых эльфов в Англии, но даже тут магия ограничена. Кому-то из нас приходиться заканчивать жить, чтобы родился новый член общины, — ответил Тимми. — Раньше маги брали нас к себе, это было очень хорошо, поскольку позволяло жить большему количеству домовых эльфов, но в последнее время это происходит всё реже.

— Стоп! Тимми, поправь меня, если не прав, но ты говоришь, что любой волшебник может прийти и сказать: «Хочу себе домового эльфа», и после этого он получит себе идеального слугу, которому не надо платить денег?!

— Да, сэр волшебник Гарри, — подтвердил Тимми.

— Это круто! Я тоже хочу иметь личного повара. Как подобное можно организовать?

— Тогда вам надо получить разрешение директора школы, сэр волшебник Гарри, — произнёс Тимми.

— И что, он так запросто даст разрешение?

— Конечно! — Тимми в подтверждение закивал головой, от чего его уши-лопухи захлопали по голове. — Только надо заплатить тысячу галеонов.

— Ох, ёпта! Штука золотых! Вот тебе и бескорыстное самаритянство… А говоришь, бесплатно. Тимми, ты хоть понимаешь, насколько это серьёзная сумма? Это пять тысяч фунтов! На эти деньги можно купить небольшую квартиру, пусть и не в Лондоне.

— Видимо, это действительно много, — печально произнёс карлик, — Тимми плохо разбирается в деньгах, закупками у нас занимаются другие эльфы.

— Ты заставил меня серьёзно задуматься. Спасибо за информацию, я подумаю над вопросом взять себе кого-то из ваших.

— Это очень хорошо! — радостно заявил карлик-повар. — Тимми будет рад, если такой хороший волшебник станет хозяином одному из моих сородичей. Но… Сэр волшебник Гарри, позвольте узнать, зачем вы зашли на кухню? Тимми может вам чем-то помочь?

— Точно! Я собираюсь на прогулку, можешь собрать с собой еды?

— Конечно! — с радостью согласился домовой эльф.

После моей просьбы дать еды для пикника он тут же надавал про запас еды и напитков, после чего я покинул замок и на своей супер-метле полетел в сторону засидки. На месте удалось обосноваться уже с восходом солнца. За поеданием вкусных, пусть и холодных вчерашних пирожков, запиваемых яблочным соком, прошло несколько часов.

Я продолжал размышлять над полученной информацией. Выходит, что маги вроде как спасают от вымирания расу магов-инопланетян, за что те пожизненно работают на хозяина. С одной стороны — это рабство, но с другой стороны, кто будет просто так делиться волшебством? Если давать домовикам магию просто так, то это получатся паразиты. Волшебники древности всё очень ловко провернули, сделав вроде как великое одолжение, но при этом, приобретя преданных слуг-волшебников, то есть бесплатную рабочую силу. Только почему нам не рассказывают о том, что можно заполучить себе такого слугу? Конечно, тысяча галеонов — это очень большая сумма, но если посчитать стоимость наёмного слуги, да ещё волшебника, то эта сумма даже смешная. Они же могут готовить, стирать, убирать, почти что жена, только тратиться не надо, разве что похоть не удовлетворят. Хотя… Извращенцев хватает, некоторые ксенофилы могут и на таких карликов-уродцев позариться. Итак, ставлю себе задачу — к концу обучения постараться накопить нужную сумму и выкупить толкового домового эльфа. Мало того, что эти товарищи крайне полезные в хозяйстве, так ещё и самому сильнее в магическом плане можно стать.

Вскоре на поляну осторожно выбралось семейство, состоящее из десятка единорогов. Белоснежные златогривые красавцы косили глазами как дикие лошади и приступили к пощипыванию травы. Я выбрал самого крупного и лохматого жеребца, видимо вожака табуна. Арбалет был взведён, так что оставалось прицелиться и выстрелить. Дротик с напитком Живой смерти попал жеребцу прямо в круп, тот громко заржал и встал на дыбы, забив по воздуху копытами. Единорога зашатало, словно пьяного, он ещё раз громко заржал, и весь табун очень быстро побежал как можно дальше от поляны. Шатаясь, подстреленный жеребец попытался убежать вслед за табуном, но через пару десятков метров у него подогнулись ноги, он завалился на бок и уснул.

Я оставил арбалет в землянке и быстро выдвинулся наружу к спящему зверю. Подбежав к туше единорога, я достал из сумки автомобильный аккумулятор и машинку для стрижки овец. Накинул клеммы проводов подстригальной машинки на клеммы батареи, после этого достал из сумки полиэтиленовую плёнку, распрямил её, волшебной палочкой при помощи заклинания Локомотор приподнял тушу рогатой лошади и просунул под неё плёнку. После этого опустил единорога, включил машинку для стрижки овец и стал обривать зверя наголо. Я успел сбрить гриву, хвост и волосы с половины туловища, как услышал вдалеке топот копыт.

— Локомотор!

Взмахом волшебной палочки я поднял тушу единорога, который выглядит очень… Футуристично… Ни гривы, ни хвоста, половина тела лысая, половина волосатая… Быстро схватившись за углы пакета, собрал его вместе с содержимым в подобие мешка, сунул под подмышку машинку для стрижки, схватил за ручку тяжеленный автомобильный аккумулятор и рванул к землянке. Едва успел закрыть за собой люк, как услышал на земле громкий топот и ржание кентавров.

Я заполз в укрытие и стал в амбразуру рассматривать, что происходит на поляне. А там из леса выскакивали вооружённые луками кентавры, немного пробежав по траве, они останавливались, замирали подобно статуям и увеличившимися до размера блюдец глазами таращились на лысого единорога.

— Юпитер сегодня особенно яркий! — заявил кентавр с белокурыми волосами и белым телом в черных пятнах.

— Ага! — подтвердил коричневый кентавр. — Боюсь, что Юпитер совсем уж ярок, как бы его вновь не переименовали в Нибиру!

— Единорог живой и вскоре очнётся, — произнёс кентавр с коричневой шевелюрой, при этом его тело было белым в коричневых пятнах.

— Эм… — протянул черный кентавр с небольшими белыми пятнами, — а мы будем искать того, кто это сделал?!

— Кентавры не должны мешать тому, что предсказано звездами, — высокопарно заявил белокурый кентавр.

— Точно! — подтвердил коричневый получеловек-полуконь. — Ну его нафиг! Это вам не Воландеморт с Поттером, Марс в зените фигня, а вот ярость Нибиру — это ИГО-ГО и ФЫР-ФЫР-ФЫР!

— Ты прав, Рейн, сойти с ума никому не хочется, — согласно сказал беловолосый кентавр. — Лучше даже не знать, кому и зачем это понадобилось, главное, что священное животное живо и цело… Относительно… Вскоре лето, так что не замёрзнет.

— Как бы самим не быть остриженным, — произнёс коричневый кентавр и зябко передёрнул плечами.

Через полчаса единорог пришёл в себя. Пошатываясь, он поднялся на ноги и ошалело кося глазами, посмотрел на свой лысый круп и отсутствующий хвост. Если бы рогатый конь мог говорить, то это была бы матерная конструкция, означавшая краткое: «Что происходит? Где хвост и шерсть?!».

Очухавшись, единорог ускакал в том же направлении, что и табун в самом начале. После этого кентавры разошлись. Выждав ещё час, я покинул землянку и улетел в замок.

Я даже успел попасть на обед в Большом зале, после которого закрылся в своей комнате-мастерской и приступил к подсчёту добычи. Взвешивание показало, что я насобирал два килограмма триста тридцать семь грамм шерсти, что при цене 10 галеонов за унцию… Выходит чуть больше четырёх тысяч фунтов, если продавать на чёрном рынке! Деньги весьма приличные, если учесть, что у моего нынешнего отца зарплата пятьсот семьдесят фунтов, а мама домохозяйка, при этом мы живём довольно неплохо, по крайней мере, не нищенствуем.

Естественно, что продавать буду на чёрном рынке и скорее всего даже не в Англии. Официальный международный порт-ключ стоит десять галеонов, конечно, это дорого, целых пятьдесят фунтов, но это за использование в оба конца. К сожалению, портальная магия оказалась очень сложной и я ею ещё не овладел. К тому же для создания порт-ключа надо снять координаты точки назначения, то есть побывать там, куда создаётся портал, так что если бы и умел создавать порталы, то в другую страну таким образом не смог бы выбраться.

В следующее воскресенье я вновь рано утром полетел в сторону засидки, только с высоты ещё издалека обнаружил подозрительные шевеления возле поляны. Зависнув на месте, я достал из сумки бинокль, доставшийся в наследство от старины Джеферсона, и стал осматривать окрестности. Возле облюбованной единорогами поляны в засаде сидело несколько кентавров.

Похоже, больше не удастся поохотиться. Ну и ладно, полечу назад в замок, и больше не буду заниматься подобным. Всё же даже за подобный фокус с бритьём светит пожизненный срок в Азкабане, а мне свобода очень дорога.

* * *

Последняя неделя прошла в жуткой суете и подготовке к экзаменам. Я был уверен в своей готовности, за пару дней перечитал все конспекты, поэтому в отличие от большинства школьников был спокоен и свободное время проводил в библиотеке, выписывая рецепты зелий и полезные заклинания.

Началась череда экзаменов, замок был похож на растревоженный улей: дети носились по коридорам с бешеными глазами, читали и писали на любых поверхностях, жутко переживали. В общем, бедлам стоял тот ещё, никому не хотелось вылететь из школы. Особенно сильно переживали маглорожденные и полукровные волшебники, которые весь год клали на учёбу детородный орган, ведь им в случае проваленных экзаменов предстоит участь более страшная, чем обычное исключение.

На улице стояла очень тёплая погода, которая меня неимоверно радовала, навевая воспоминания о жарком южном регионе России, в котором я жил в прошлой жизни. А вот английские дети такую погоду воспринимали с трудом, они потели, пыхтели и считали, что погода неимоверно жаркая. Хотя соглашусь, что одних щелей в рамах не хватало для нормальной вентиляции, а форточек отчего-то в кабинетах предусмотрено не было, оттого в кабинетах было душно.

Вначале у нас принимали теоретические экзамены, которые пришлось писать заколдованными перьями, то есть мне не удалось использовать привычную авторучку. Поскольку писал перьями впервые, то мазня получилась знатная, за что, несмотря на полный ответ, по большинству предметов мне снизили оценки.

Затем были практические экзамены. На чарах надо было заставить танцевать ананас, а поскольку я тренировал в основном полезные чары, а бесполезными занимался лишь на уроках, то последние не запомнились. Забавно, я могу создать расширенное пространство, что не каждый выпускник умеет, но не могу заставить плясать ананас. В итоге так и не вспомнил нужные чары и воспользовался заклинанием Вингардиум левиоса, изобразив фруктом что-то похожее на припадок эпилептика, за что получил минимальную проходную оценку.

Профессор Макгонагалл дала задание превратить мышь в табакерку. Трансфигурацию я уважаю и отрабатывал как следует, но превращение живого в неживое — это уровень следующего курса и было лишь на последних занятиях, я же делал упор на тщательную отработку превращений неживое-неживое, которое выходит замечательно, о чём говорит, ну хотя бы кровать, созданная из земли, поэтому моя шкатулка оказалась с ушами и лапами, за что получил минимальную проходную оценку. Зато на экзамене по зельеварению я оттянулся на полную катушку. Нам задали сварить зелье Стирающее память, все дети жутко перенервничали, пытаясь вспомнить, как приготовить зелье. Я даже не пробовал запоминать подобные вещи, потому достал записную книжку с выписанными рецептами зелий.

— Мистер Адамс, что вы делаете? — грозным голосом спросил профессор Снейп.

— Ищу рецепт экзаменационного зелья.

— Мистер Адамс, на моём занятии запрещены любые шпаргалки! — суровым тоном сказал Снейп.

— Профессор Снейп, это не шпаргалка, а моя личная книга с рецептами зелий. Рецептов зелий просто невероятное множество и если вы обладаете идеальной памятью и можете запомнить их все, то я, как и большинство волшебников, к величайшему сожалению, не обладаю подобными способностями. Прошу позволить использовать привычные способы приготовления зелий, иначе за результат не ручаюсь. Вы, как преподаватель, готовы отвечать за взорванный класс?

— Мистер Адамс, если вы воспользуетесь шпаргалкой, то я поставлю вам низшую оценку! — заявил Снейп.

— Профессор Снейп, и всё же я настаиваю на том, что человеческая память не идеальна и для правильной готовки зелья любителями, коими являются ученики, необходимо зримое напоминание, что именно они готовят. Если бы мы в Хогвартсе только и делали, что варили зелья, устраивая как минимум несколько десятков варок каждого состава, то было бы понятно ваше требование. Но мы варили каждое зелье один или два раза за которые невозможно идеально запомнить все нюансы варки того или иного состава. Напоминаю, что в списке, прилагаемом к письму из Хогвартса, не было указано, что студентам необходимо иметь ингредиенты для отработки варки зелий, только минимум для занятий, купить их негде и не на что, так что получается, что ваши требования совершенно необоснованные и пристрастные!

Все школьники притихли, втянули головы в плечи и затаили дыхание, боясь вызвать на себя гнев преподавателя. А Снейп не на шутку разозлился.

— Минус двадцать баллов с Пуффендуя! — гневно произнёс Снейп.

— Хорошо. И всё же, можно пользоваться подготовленной литературой во избежание ошибок?

— Раз вы у нас такой «особенный», то вам можно! — ехидно с сарказмом произнёс профессор.

— Благодарю за понимание.

Естественно, это вызвало недовольство у прочих студентов, которые не использовали записей, но мне как-то от их недовольства ни горячо, ни холодно.

Я пожал плечами, раскрыл записи на нужном составе, сделал пару вдохов, чтобы успокоиться и приступил к варке. Снейп кружил вокруг меня, словно коршун. Стараясь вывести из себя, но до моей тёщи из прошлой жизни ему было далеко, так что мужик обломился. Зелье вышло среднего качества, что для первокурсника, который варит его во второй раз, очень пристойный результат, но Снейп, как и обещал, поставил мне удовлетворительно, то есть минимальный проходной балл. Я не расстроился, поскольку главное за пять лет из школы не вылететь, а на оценки и факультетские баллы плевать хотел с Астрономической башни.

По итогам года оказалось, что я жуткий троечник и неумеха, в общем, типичный тупица-Пуффендуец. Моя перепалка со Снейпом стала сплетней номер один, но из-за напряжённой поры как-то быстро трансформировалась. Забавным было то, что уже на следующий день роль спорщика была присуждена Гарри Поттеру, а я отошёл на задний план и был забыт. Это классическая работа «брехучего телефона», первый рассказал о перепалке между Гарри Адамсом и Северусом Снейпом, у другого сплетника Гарри Адамс сократился до просто Гарри, а у третьего он превратился в Гарри Поттера, поскольку Адамс никому не интересен, а Поттер тоже Гарри, но знаменитость местного разлива и часто препирался со Снейпом. Сам же Поттер не понимал, откуда родились такие слухи и почему к нему подходят люди с разных факультетов, одобрительно хлопают по плечу, жмут руки и благодарят за то, что осадил Снейпа.

Последним экзаменом была история магии, это был самый простой из всех экзаменов, нам надо было в течение часа письменно ответить на вопросы теста об известных волшебниках. Тест — это не сочинение писать, достаточно хотя бы учебник прочитать, чтобы ответить верно хотя бы на половину вопросов, в то время когда трети правильных ответов вполне достаточно для проходной оценки.

После экзамена я решил сварить зелье для вымачивания сердцевины волшебной палочки, оно очень сложное и не хочется в случае ошибки лишиться дома, а Хогвартса мне не жалко, главное самому уцелеть. К тому же тут больше шансов быть собранным из запчастей, нежели в обычной больнице.

Чтобы в случае вероятного взрыва не выдать своего кабинета-мастерской для самогоноварения, пришлось искать помещение для экспериментальной варки. Я выбрал третий этаж в стороне запретного коридора, там не было ни одного работающего класса, только заброшенные помещения. Отойдя как можно дальше от запретного коридора, я зашёл в приглянувшийся класс. Тут было очень пыльно, на полу валялись сломанные парты и стулья. Волшебной палочкой быстро убрал сломанную мебель к стенам, чарами очистил помещение от пыли. Удовлетворившись результатом, поставил неподалёку от двери треногу, это было сделано для того, чтобы в случае бурной реакции успеть выскочить из класса, на треногу водрузил котёл, рядом поставил более-менее целую парту, очистил её и выложил на столешницу ингредиенты.

Первые три этапа варки прошли как положено по инструкции, затем я закинул в котёл листья семицветика и зелье в котле побурело. Такой реакции предусмотрено не было. Кидаю взгляд на листок с рецептом и приходит понимание, что только что допустил серьёзную ошибку. Надо было вначале добавить толчённой коры дуба, а лишь затем листья семицветика. Зелье как-то подозрительно забурлило, раздалось шипение, я от греха подальше выскочил из класса и рванул со всех ног по пустому коридору. Метров через десять упал на живот, прикрыл руками голову и открыл рот в ожидании взрыва. Время шло, а взрыва всё не было.

Мне надоело лежать, поэтому поднялся на ноги и отряхнулся. Досчитав до ста, решил посмотреть, что же там с зельем происходит. Медленно я двинулся по замковому коридору в сторону кабинета, на подходе послышалось шипение, которое становилось всё тише. Затем раздался звон и грохот упавшей треноги, который раздался вновь, но уже намного глуше, словно тренога провалилась на этаж ниже. Заглянув в открытый дверной проём, я обнаружил интересную картину: в полу имеется сквозная дыра радиусом примерно пол метра, края которой слегка парят и шипят, но процесс стремительно идёт на спад. Я про подобную реакцию только слышал, а видеть не довелось, хотя поговаривают, что первокурсник Гриффиндора Невил Лонгботтом чуть ли не каждое занятие зельеварения подобный фокус проворачивает. Не зря же класс зельеварения расположен в подвале.

Заглянув в дыру, я обнаружил внизу остатки котла, у которого разъело всё днище и стенки, а так же там лежала тренога, от которой осталась в лучшем случае половина. Палево, однако!

— Акцию остатки треноги и котла!

Попытка призвать улики при помощи заклинания оказалась провальной. Видимо остатки зелья блокируют волшебство.

Так не пойдёт. Мне никак нельзя попадаться на месте преступления, а медный котёл был только у одного студента младших курсов, так что найти виновника разрушений будет легко и просто.

Собираю оставшиеся ингредиенты и рецепт с поверхности парты, саму парту трансфигурирую в верёвочную лестницу, которую прикрепляю к полу чарами Приклеивания. Достаю из сумки и надеваю перчатки из кожи дракона. Дождавшись, когда края отверстия прекратят шипеть, опускаю лестницу вниз. Немного постояв и поняв, что её не спешит разъедать, начинаю спуск вниз.

Вместо ожидаемой аналогичной комнаты внизу оказался большой зал с высокими потолками. Зал был пуст, но почти по центру его чуть правее образовавшейся дыры стоит ростовое зеркало, выполненное в виде домика с башнями с рамой, покрытой позолотой или крашенной под золото.

Быстро собираю улики, касаясь останков котла и треноги исключительно защитными перчатками. Лишь убрав вещи в один из расширенных карманов, обратил более пристальное внимание на зеркало. На раме задом наперёд написано: «Я показываю не ваше лицо, но ваше самое горячее желание». Прочитать эту фразу было просто.

Единственное зеркало в закрытом помещении это неспроста. Может быть эта штука дорогая? Позолота точно на неплохую сумму потянет, да и само зеркало можно старьёвщикам загнать за приличные деньги. Но оно слишком большое и в сумку не пролезет, а ничего под зачарование необходимых размеров у меня с собой нет. Возможно, что это даже артефакт, который ещё дороже можно загнать на чёрном рынке заграницей.

Я подошёл ближе к зеркалу… Не о том думаю. Нафиг зеркало, тут проблема иного рода — огромная дырка в потолке! Эх, мне бы сейчас камней, любых да побольше, чтобы заделать дыру в потолке!..

В зеркале я увидел свое отражение — бледное, испуганное лицо. Но мгновение спустя отражение оживилось и подмигнуло мне. Двойник засунул руку в свой карман и вытащил оттуда кроваво-красный бесформенный камень размером с четвертинку кирпича и напоминающий необработанный рубин. Потом парень из зеркала, снова подмигнув, засунул камень обратно в карман, единственный, который у меня остался без расширенного пространства. Я тут же ощутил у себя в кармане что-то тяжелое. Каким-то образом этот тип передал мне желаемое.

— Спасибо, парень, — насмешливо говорю своему отражению, — только боюсь, что одного маленького кирпичика мне будет маловато, чтобы заделать дыру в потолке. Может у тебя там есть запас посолиднее, а то этим разве что дверь подпереть можно…

Парень в зеркале пожал плечами и развёл руки в стороны, показывая, что больше ничего не осталось.

— Ладно. И на том спасибо.

Я полез вверх по верёвочной лестнице, достал её и отменил трансфигурацию, после чего стал судорожно соображать, что же делать. Достаю из кармана камень и осматриваю его. Действительно на необработанный рубин похоже. Может быть, он драгоценный или хотя бы полудрагоценный? В любом случае, лучше никому не знать, где и что я нашёл. Убираю полученный камень в карман с расширенным пространством.

Думай, старый, думай скорее! Итак, что ты имеешь? Волшебную палочку и кучу бесполезных для починки дыр вещей. Строительные чары… Точно! Но откуда брать камни?! Может из стен или пола? Но тогда будет заметно. А, ладно. Попробую из стены, авось сразу не заметят дыры, а потом пусть попробуют найти концы…

Стены замка оказались пропитаны магией и не поддавались трансфигурации и чарам. С полами оказалась та же самая проблема. Это насколько же мощное зелье-кислота у меня получилось, что разъело всё к чертям собачьим?!

Может быть, просто трансфигурировать парту и временно заделать дырку? Но трансфигурация в лучшем случае часов восемь продержится, а нам ещё неделю в Хогвартсе куковать, могут и найти виновника.

А, пофиг, сделаю, как получится, а там будь что будет! Тут же начинаю при помощи чар курочить парты, отделяя от них столешницы. Собрав стопку трухлявых столешниц, заклинанием Вечного приклеивания объединил их в единый толстый брикет. Всей древесины с трудом хватило, чтобы получить толщину, аналогичную толщине пола. Низ и верх покрасил красящими чарами под цвет камня и нанёс линии и точки, делая внешние стороны неотличимыми от пола и потолка. Этот брикет примерно обкромсал по размеру отверстия и поместил его туда, слегка уменьшив при помощи трансфигурации. Когда отменил трансфигурацию, брикет вернул свой прежний размер, отчего упёрся в края ямы. Он опасно затрещал и слегка выгнулся дугой, словно пробка в горлышке бутылки, намертво закупорив отверстие. Если внимательно не приглядываться, то даже не заметно, что тут не каменный пол.

Закончив, решил не испытывать судьбу и рванул из коридора третьего этажа как можно дальше, а точнее, в общежитие Пуффендуя. На ходу раз за разом наколдовывал простейшее заклинание света — Люмос, делал это для того, чтобы забить буфер следящего артефакта, чтобы никто не сумел связать строительные чары и небрежно заделанную дырку в полу.

До конца учебного года в школе была тишина, у учеников младших курсов закончились экзамены, а у старшекурсников они продолжались, поэтому отстрелявшаяся ребятня отдыхала на свежем воздухе, стараясь придумать занятия для развлечения, а старшие ребята не покупали моей огненной продукции. Я стал ещё больше пропадать в библиотеке, стараясь обнаружить как можно больше полезных зелий и чар.

Единственное, что меня насторожило — пропажа Квирелла. Он перестал появляться во время приёмов пищи, и на этот счёт не было никаких объявлений. Ещё Гарри Поттер целую неделю пролежал в больничном крыле, все думали, что мальчик перенапрягся из-за экзаменов и на нервной почве заболел.

Первые дни я был несколько напряжён, ожидая, что меня в любой момент могут вызвать на допрос по поводу сломанного потолка, но ничего подобного не происходило.

В предпоследний день нахождения в школе магии после обеда я выполз из библиотеки и вместе со всеми студентами спустился в Большой зал на праздничный банкет. Поскольку соревнование между факультетами в седьмой раз подряд выиграл Слизерин, то зал был оформлен в зелено-серебряной цветовой гамме. На стене за преподавательским столом висело огромное знамя Слизерина, на котором была изображена змея.

Вскоре поднялся Дамблдор и стал задвигать речь. Произошло небывалое и никем не ожидаемое, директор походя начислил кучу баллов: Рону Уизли, Гермионе Грейнджер, Гарри Поттеру и Невилу Лонгботтому, из-за чего факультет Гриффиндор, который был по очкам на последнем месте, неожиданно победил. Это вызвало шок абсолютно у всех, начиная от учеников и заканчивая учителями. Мягко говоря, директор очень жестоко подставил этих четверых детей, ребятам за такое как минимум могут устроить тёмную сразу три факультета, причём Дамблдор не сказал, за что конкретно дал баллы. Причина награждения звучала крайне бредово: за лучшую игру в шахматы; за умение использовать логику; за выдержку и храбрость; за отвагу противостоять друзьям!

Черт подери, большего бреда я в жизни не слышал! С таким же успехом можно было наградить за чистые носки, красивые глаза или по любой иной надуманной причине. Это выглядело так, словно Дамблдор подсуживает своему любимому факультету. Что удивительно, после некоторого шока зал взорвался аплодисментами, хлопали все факультеты кроме Слизерина, а змейки были грустными и злыми. Я же не хлопал, поскольку, во-первых, считал эту балльную систему бредом, во-вторых, не понимал, как можно даже будучи директором, настолько наплевательски относиться к правилам, самим же установленным. Дети реально верили и зарабатывали эти баллы, для них было за счастье показать, что они чего-то добились, и тут какой-то сумасшедший старик из-за прихоти угодить любимчикам втоптал всех в грязь и показал, что установленные правила ничего не значат.

Будь я на самом деле двенадцатилетним мальчиком, то на месте Слизеринцев после подобного плевка вообще наплевал бы на баллы и стал подстраивать подлянки Гриффиндорцам в огромных количествах, особенно четвёрке озвученных первокурсников. Дети немного порадуются победе и забудут об этом дне, но не все. Слизеринцы в большинстве своём аристократы, которые подобного не прощают и запомнят такую подлянку надолго. Неужели директору для чего-то надо было затравить этих бедных ребят или специально стравить между собой факультеты? Или же это изощрённая подстава для аристократов, ведь прозвучало имя Гарри Поттера и его друзей, которые теперь все поголовно станут персонами нон грата в среде аристократии, но тронуть национального героя никто не посмеет, а если тронут, то закономерно получат ответ от Дамблдора и Министерства магии. Но ладно Поттер и Уизли, эти под протекторатом Дамблдора, но куда лезет маглорожденная Грейнджер? Неужели она не понимает, что роет себе на могилу? Хотя… Что может понимать маленькая девочка, тем более зубрилка, оторванная от реальной жизни? Ничего!

Ладно, это не моё дело. В мире ежедневно происходит множество куда более неприятных вещей, но никому до этого нет дела. Тут самому бы до шестнадцатилетия дожить, вынести побольше полезных знаний и заработать как можно больше денег, при этом неплохо было бы не попасть в тюрьму для магов и не покалечиться при очередной варке зелья или при встрече с магическим мутантом…

— Гарри, представляешь как круто?! — радостно крикнул мне в ухо Джастин Финч-Флетчли.

— Что круто?

— Что в этом году Слизерин не победил! — довольным тоном сказал он.

— Не вижу в этом ничего хорошего. Мне кажется, что директор ведёт себя совершенно не подобающим образом для подобной должности.

— Не понимаю твоего неудовольствия, Слизерин же проиграл! — сказал сидящий с другой стороны Эрни Макмиллан.

— Как раз таки это не нормально. Если бы Дамблдор указал реальную, а не надуманную причину начисления баллов, например, идеальная учёба со всеми высшими оценками и отсутствием взысканий, тогда было бы понятно, но начислять баллы за храбрость… Это полная дичь! Слизеринцы честно пыжились, зарабатывали эти баллы, а их так жестоко обломали. Это похоже на издевательство и подсуживание любимчикам!

Утром следующего дня нам объявили оценки, выдали письменные предупреждения о запрете колдовства во время каникул и оправили на поезде в Лондон. Покидал это жуткое место я с преогромным удовольствием. Когда сел в паровоз, меня стало потихоньку отпускать от напряжения последних дней.

Глава 6

Мои планы на поездку в другую страну для реализации добычи чуть не были разрушены родителями. Совсем забыл, что двенадцатилетнему пацану нереально сложно путешествовать по миру, даже если он волшебник, особенно если у него есть любящие родители, давно не видевшие дитя.

Пришлось уговорить родителей отправить меня в пионерский лагерь на территории России, а точнее в «Орлёнок», поскольку всемирно известный «Артек» сейчас находится на территории отделившейся год назад Украины. Главным аргументом стало то, что там отдых обойдётся очень дёшево, а магические способы путешествия очень быстры, относительно дёшевы и крайне надёжны.

Поскольку я не находился на содержании родителей в течение целого года, плюс они сдавали в аренду мой коттедж, то кое-какие накопления имелись. Я не стал показывать то, что у меня тоже имеется наличность, тем более всех накопленных денег едва хватало на порт-ключ до Москвы и обратно. Поездка в детский лагерь была выбрана не просто так, ведь для Министерства магии тоже нужна обоснованная причина для продажи порт-ключа в другую страну несовершеннолетнему магу. А тут, всех всё должно устроить, и у меня будет день на то, чтобы посетить магический чёрный рынок в столице России.

Родителей пришлось убеждать в том, что магический метод путешествия будет дешевле, быстрее и безопаснее. Это было самое простое, сложности начались после этого.

Купить путёвку в зарубежный детский лагерь не так уж и просто, но и не сложно. Дело в том, что раньше СССР с распростёртыми объятьями принимало иностранных детей из дальнего зарубежья, изъявивших желание отдыхать в детских лагерях Артек или Орлёнок, поскольку таких детей было очень мало, а руководству страны надо было показать, что связи с западом сильны. В общем, это чисто политический пиар. СССР распался, но у власти остались всё те же люди, изменилось лишь благосостояние людей и количество престижных лагерей в сторону уменьшения. Поэтому, стоило бы обычному английскому ребёнку с родителями обратиться в Российское посольство с просьбой отправиться в престижный детский лагерь, как вопрос решился бы словно по волшебству. Пусть все путёвки уже распределены, но для нескольких иностранных студентов для поддержания престижа страны всегда можно найти койко-место. Но, это если бы я был обычным студентом. Я же был магом. Что бы там ни втирало Министерство магии о статуте секретности, но те, кому надо, о волшебниках были осведомлены — об этом мне стало понятно довольно быстро.

Стоило мне с мамой зайти в здание посольства России, как вскоре к нам подошёл неприметный мужчина в классическом костюме чёрного цвета с короткой причёской и с цепким взглядом. При взгляде на него сразу возникали мысли о сотрудниках КГБ.

— Добрый день, — проникновенным тоном, приковывая к себе внимание, произнёс мужчина на хорошем английском. — Господа маги, что вам понадобилось в Российском посольстве?

Вот это поворот! А тут, оказывается, о магах осведомлены и похоже на то, что в некоторых местах стоят детекторы, благодаря которым обнаруживают волшебников, только эти детекторы не достаточно точны, чтобы определить одного волшебника в группе. Возможно, такие детекторы могут быть установлены во многих стратегически важных местах, только непонятно, как они работают.

Самое странное заключалось в том, что мама не видела этого мужчину и не обращала на него никакого внимания. Стоило ему приблизиться к нам, как мама перестала обращать внимание и на меня, отвлекшись на разглядывание информационного стенда. Из этого я сделал вывод, что подошедший мужчина использует какую-то разновидность амулета отвода глаз и по всей видимости является волшебником.

— Из магов тут только я, сэр, моя мама обычный человек. Я хочу поехать в детский лагерь «Орлёнок», мы с мамой пришли в посольство, чтобы выяснить возможность такой поездки.

— Интересно… Вижу, что маг тут лишь один… — Мужчина оживился и с интересом рассмотрел меня. — Вы гражданин Великобритании?

— Да, я англичанин.

— Это странно… — Мужчина смерил меня подозрительным взглядом. — Англичанин, ещё и волшебник, собирается поехать в обычный детский лагерь в другой стране. Кстати, вы в курсе существования Статута секретности? Если бы я был обычным человеком, то вы бы его только что нарушили.

— Вы сами обратились к нам, как к магам, так что как минимум знаете о существовании волшебного мира и без нас. К тому же используете какой-то амулет или чары, из-за которых обычные люди не обращают на нас внимания, чего обычный человек не может сделать. Что вы нашли странного в том, что двенадцатилетний мальчик решил отдохнуть в детском лагере?

— Ну как минимум то, что волшебники, по крайней мере, европейские, стараются абстрагироваться от обычных людей, — ответил мужчина. — И если ехать в лагерь, то почему в Россию?

— Я учил русский язык, и мы на днях с семьёй подсчитали, что в вашей стране трёхнедельный отдых обойдётся дешевле, чем недельный отдых в Великобритании. К тому же мне стало известно, что иностранцы редко изъявляют подобное желание, а они нужны для поднятия престижа вашей страны. Если ещё учесть путешествие при помощи порт-ключа, то убирается проблема больших расстояний. Я из семьи обычных людей без магического дара и несметных богатств не имеем, так что приходится считать деньги. Если можно дёшево отдохнуть в элитном детском лагере, вместо дорогого третьесортного, почему бы не сделать этого?

— Значит, маглорожденый волшебник и учишься в Хогвартсе? — спросил мужчина.

— Именно так.

— Довольно интересная и не по годам разумная позиция, — мужчина тепло улыбнулся. — Юноша, зовите меня мистер Иванов. Как к вам обращаться?

— Меня зовут Гарри Адамс.

— Итак, мистер Адамс, — стал говорить мистер Иванов, — возможно, вы не знали, но в Орлёнке существует специализированный корпус для детей-волшебников, но помимо этого у нас в стране есть и другие лагеря для «одарённых» детей… В нашей стране маги более лояльно относятся к обычным людям, и у нас нет классового разделения по чистоте крови, поскольку в начале прошлого века аристократию упразднили не только в обычном мире… Я не припомню ситуации, чтобы в детский лагерь нашей страны приезжал отдохнуть ребёнок-волшебник из дальнего зарубежья, но полагаю, для этого нет никаких препятствий. Вы твёрдо намерены поехать в Орлёнок?

— Конечно! Иначе бы сидел дома на попе ровно.

— В таком случае, мне надо посоветоваться с руководством, — произнёс мистер Иванов. — Это не должно занять много времени. В случае положительного решения, вам останется пройти со мной формальное собеседование, чтобы получить российскую визу.

Волшебник (теперь я не сомневался в том, что этот мистер Иванов маг) удалился в расположенный в холле кабинет. С его уходом мама отошла от информационного стенда.

— Гарри, пойдём, поищем, у кого спросить о покупке путёвки и поездке в Россию, — сказала мама.

— Мамуль, погоди с этим. Я уже договорился с местным магом, пока ты отвлеклась, так что вскоре получу ответ.

— Магом? — удивлённо спросила мама. — Но я никого не видела?

— На тебя воздействовали амулетом, чтобы никого не видела, точнее, не обращала внимания. Мне и самому это не нравится, но деваться некуда.

Мама недовольно нахмурилась. Вполне естественно, что ей не нравилось, что некто может совершенно невозбранно воздействовать на сознание и об этом не станет известно. Кажется, я догадываюсь, как появляются маглорожденные дети и начинаю сомневаться, что мой отец является таковым и на биологическом уровне… Не зря же нас ещё на первом курсе учат варить зелье, принятие которого стирает отрезок памяти в обратном порядке в зависимости от дозы: десяток капель удалит воспоминания о последнем часе жизни, выпитый флакон способен удалить из памяти неделю, а полный котелок сотрёт год. А ведь ещё есть заклинания, воздействующие на сознание жертвы, правда их учат на старших курсах…

Минут через десять ожидания из кабинета вышел мистер Иванов, мама по-прежнему его не видела, и стоило мужчине приблизиться, как она отвлеклась на разглядывание потолка.

— Мистер Адамс, рад заявить, что ваша просьба удовлетворена, — радостно произнёс мистер Иванов. — Руководство дало добро на вашу поездку в магическую группу Орлёнка. Более того, наше государство берёт на себя все расходы, включая доставку до места назначения — это не будет вам стоить ни пенни. Или же вам привычней название кнат?

— Не важно, хоть ботсванской пулой назовите. А у вас какая валюта в ходу?

Чёрт подери! Они что, меня будут вести от и до?! Не на такое я рассчитывал. Думал — что перемещусь в Москву, схожу на магический базар, толкну товар и дальше поеду в лагерь.

— Рубли, — ответил мистер Иванов. — Галеоны и прочие валюты в ходу лишь в магических торговых кварталах, но в наших магических магазинах в принципе принимают любую валюту. Осталась лишь формальность, пройдёмте в мой кабинет для собеседования.

— Простите, мистер Иванов, вы могли бы не воздействовать на мою маму? Если я вдруг пропаду, это её серьёзно взволнует.

— Простите, мистер Адамс, но я не могу отменить действие, как у вас говорят «маглооталкивающего» амулета, а снимать его не положено по инструкции. Давайте я пока зайду в кабинет, а вы объясните своей маме ситуацию и зайдёте после этого.

— Хорошо.

Мистер Иванов удалился в тот же кабинет, мама перестала рассматривать потолок.

— Мама, я пошёл на собеседование для получения визы у русских волшебников. Подожди меня тут.

— Что, ты опять с кем-то общался? — удивлённо спросила мама.

— Всё с тем же магом. Не переживай, меня не съедят и тебя в обиду не дам.

— Это очень неприятно, знать, что ты столь беззащитна… — произнесла мама и поджала губы. — Я подожду тебя, иди же…

Я зашёл в кабинет, обставленный довольно вычурно, но в то же время строго. По центру стоит резной лакированный стол, покрытый зелёным сукном, на нём стоят бронзовые лампы с красивыми тканевыми абажурами, перед столом стоит два удобных деревянных резных стула в тон к столу, тоже покрытые зелёным сукном и со стороны хозяина кабинета стоит удобное кресло в таком же стиле. Стены покрыты резными деревянными панелями и украшены картинами, в наружной стене вмонтирован большой ростовой камин, видимо выполняющий функцию портала. На столе стоит хрустальный шар, который можно было бы принять за гадательный, если бы я перед экзаменами не листал справочник распространённых артефактов, среди которых встречалась «Сфера Правды». Этот шар был очень похож на артефакт, позволяющий владельцу, на которого настроена сфера, определять ложь и правду. Подобный артефакт стоит неприлично дорого и редко кем используется, но он всё равно очень распространён.

— Мистер Адамс, прошу, присаживайтесь, — произнёс мистер Иванов, восседая в главном кресле за столом.

Мужчина указал рукой на одно из свободных кресел напротив себя, и я его незамедлительно занял.

— Как вас зовут? — спросил мистер Иванов.

— Гарри Пагсли Адамс.

— Это ваше полное имя? — спросил мужчина.

— Да.

Хозяин кабинета посмотрел на Сферу Правды и слегка нахмурился.

— Юноша, не стоит врать, я могу отличить ложь от правды.

— Это же Сфера Правды? — Кидаю взгляд на артефакт и получаю лёгкий подтверждающий кивок от мужчины. — Гарри Александр Пагсли Семён Адамс.

— Хм… — Мужчина задумался на некоторое время.

У меня в голове проскочила мысль: а не потому ли, что в магическом мире имеются такие артефакты, у одного странного волшебника очень длинное имя? Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор — кажется, именно так было написано в письме из Хогвартса… Может быть, он тоже помнит свою прошлую жизнь? Если пойти дальше, то можно предположить, что у магов подобное пробуждение памяти из прошлой жизни случается чаще, чем у простых людей.

— Вы приходитесь родственником знаменитому волшебному клану тёмных магов и некромантов Аддамсов? — спросил мужчина, с интересом рассматривая меня.

— Кому?

— Вы родились в семье обычных людей? — спросил он же.

— Да.

— Сколько вам лет? — спросил мужчина.

— Двенадцать.

— Вы собираетесь совершать противоправные действия на территории России? — задал очередной вопрос мистер Иванов.

— Сложный вопрос. Намерено — нет, но если понадобится, например, для спасения жизни, то воспользуюсь любыми средствами.

Я говорил искренне, поскольку продажа шерсти единорога не противоправное действие.

— Вы состоите на службе у государства, в преступных организациях или в тайных орденах? — спросил мужчина.

— Нет.

— Спасибо, больше вопросов не имею, — сказал мистер Иванов. — Приходите ко мне первого июля к восьми утра, я переправлю вас через служебный портальный камин.

— Хорошо. Скажите, а можно будет помимо отдыха в детском лагере, как-то посетить магические торговые кварталы в России? И где можно найти информацию об их расположении?

— Вряд ли, — мужчина отрицательно покачал головой. — Если вы едете без взрослых сопровождающих, то это будет проблематично. Наши люди смогут сопроводить вас лишь до эвакобазы-гостиницы в Туапсе, оттуда вас на автобусе повезут в детский лагерь.

— Скажите, а как путешествуют другие маги? Например, если бы я решил полететь с родителями на самолёте, мне что, тоже пришлось бы со сложностями получать визу у магов? Как вообще устроена система волшебных путешествий?

— Вообще, обычно маги путешествуют через министерства, комитеты и иные управляющие образования своих государств, прибывая порт-ключом в определённое место, как правило, в правительственное представительство государства, в которое направляется маг, — стал пояснять мистер Иванов. — Обычному волшебнику и в голову не придёт лететь на самолёте, разве что рождённому в семье обычных людей. На случай выявления магов в большинстве крупных аэропортов и почти во всех посольствах государств установлены артефакты-детекторы, на срабатывание которых аппарируют дежурные маги или дежурят сквибы, но у вас в Англии такого нет.

— Но разве существуют артефакты, способные выявить мага?

— Конечно, такие артефакты существуют, но они крайне сложные и невероятно дорогие, поэтому, например, в Англии, такой всего один, который находит одарённых для обучения в школе магии, — ответил мужчина. — Но обычно в международных аэропортах используют амулеты, которые фиксируют не магов, а активные чары, например, на амулетах или волшебных палочках, именно из-за сработавшего на вашу волшебную палочку амулета мне стало известно о нахождении волшебника на территории посольства. Печально видеть, что английская школа магии даёт столь низкий уровень образования своим ученикам, не поясняя простейших основ…

Чары? То есть, если взять то, что я знаю о волшебной палочке, то из активных чар там только заклинание контроля, связывающее данный волшебный предмет с артефактом в министерстве, что-то вроде магического аналога радиосвязи. Остальные чары там пассивные. Кстати, предметы с пространственным расширением тоже относятся к пассивным чарам. То есть теоретически, если быть без артефактов с активными чарами, то фиг кто волшебника обнаружит, поскольку дорогой детектор магов вряд ли будет стоять где-то кроме как в резиденции правителя, или же надо иметь волшебную палочку собственного изготовления без активных чар. Артефакты с пространственным расширением тоже никто не заметит, так что на самолётах можно путешествовать без проблем, особенно до совершеннолетия, если родители обычные люди, по документам которых ты будешь летать, как ребёнок, вписанный в паспорт одного из родителей.

— А можно перевестись в Русскую школу магии и переехать жить в вашу страну?

— Вы уже учитесь в Хогвартсе, поэтому подобное невозможно, — сказал мужчина. — Поступая в школу волшебства, вы заключаете магический контракт, по которому обязаны отучиться, как минимум пять лет в школе.

— Спасибо вам, мистер Иванов, я рад, что всё разрешилось так быстро и удачно.

Попрощавшись с послом, мы с мамой покинули посольство. За недолгое время общения с русским волшебником удалось выяснить многие интересные вещи, о которых нам никто не рассказывал и нигде не написано. А если где-то и написано, то подобные книги тщательно скрыты от глаз любопытных детей.

* * *

В положенный день я пришёл в Российское посольство, почти сразу же был встречен мистером Ивановым. Для меня активировали портальный камин, при помощи которого я перенёсся в город Туапсе в какое-то государственное учреждение. Там меня встретил средних лет хмурый и молчаливый мужчина, судя по всему, волшебник. Встречающий проводил меня до мини-гостиницы, из которой детей забирают в детский лагерь Орлёнок и передал на попечение пионер-вожатому, молодому парню, по всей видимости, лет девятнадцати-двадцати.

Вожатый оказался высокого роста блондином со спортивной фигурой, он представился Семёном и тут же отвёл меня к группе ребят, готовящихся для посадки в автобус. Второй вожатой, хотя вернее будет сказать воспитательницей, оказалась девушка примерно тридцати лет с химической завивкой русых волос, слегка полноватая и с округлым добродушным лицом. Она представилась как Надежда Сергеевна, из-за того, что попросила обращаться к себе как к учительнице по имени отчеству, создалось ощущение, будто Семён добрый, а девушка сурова. Вожатых и воспитателей можно было легко определить помимо возраста (отдыхающие дети были не старше пятнадцати лет, а вожатые старше восемнадцати) ещё и по форменной одежде: тёмно-синие брюки или юбка, белая рубашка с короткими рукавами и красный пионерский галстук, повязанный на шее. Тут оказалось огромное множество детей, от вида которых рябило в глазах, а от разговоров создавался невообразимый гул, напоминающий аналогичный в Большом зале Хогвартса.

Маг, сдав меня на руки вожатому, тут же бесшумно «испарился». Обычные люди не обратили на это внимания, я же узнал в методе перемещения аппарацию, которой очень хочу овладеть как минимум к окончанию школы, но ей обучают лишь с семнадцати лет на платных министерских курсах и обязательно надо получать лицензию на аппарацию, что-то вроде обучения вождению и получения водительских прав.

Дети были такими же как и в Англии, шумными и приставучими, моя же голова была занята мыслями о том, как лучше всего незаметно смотаться на местный магический рынок, так что видя отсутствие реакции, ко мне никто не лез с предложением дружбы и активными обсуждениями.

Когда мы заехали на территорию я был в восторге от красоты и уюта этого лагеря. По приезду на место к нам пришли другие воспитатели и стали вызывать по спискам детей, собирая в группы. Меня отобрали в одну из групп и с другими детьми отвели в часть лагеря, называемую «Солнечный». На группу примерно из двадцати детей в возрасте двенадцати-четырнадцати лет, у нас оказалось двое вожатых: молодая девушка, низенькая, стройная брюнетка с длинными схваченными в хвост волосами в возрасте около восемнадцати лет по имени Алина, и высокий худой парень с короткими русыми волосами, ему на вид лет двадцать, а зовут Иван. Оба вожатых вызывали исключительно положительные эмоции.

— Итак, дети, — произнёс Иван, построив нас перед двухэтажным жёлтым коттеджем. — Все вы в этом отряде являетесь магически одарёнными. Напоминаю, что на каникулах пользоваться магией запрещено. Никаких концентраторов: посохов, жезлов, колец, браслетов и волшебных палочек!

— А бубном пользоваться можно? — спросил четырнадцатилетний черноволосый паренёк с узкими глазами и округлым щекастым лицом, чем сильно напоминал бурята.

— Никаких магических предметов! — сурово произнёс вожатый. — Бубном тоже пользоваться запрещено. Вообще никакой магии в присутствии обычных людей. Артефактами, зачарованными сумками и прочими волшебными вещами можно пользоваться только внутри домика, в котором вы будете жить. Это всем понятно?

Дети дружно пробурчали себе под нос: «Понятно».

— Также, чтобы не было никаких драк, тем более с использованием магии. Если на обычную драку ещё можно будет закрыть глаза, если она была вызвана уважительной причиной, то использование волшебства будет караться по законам о статуте секретности! — Иван обвёл всех суровым взглядом и убедившись, что все услышали, улыбнулся и более мягким тоном продолжил. — В этом году к нам в лагерь впервые приехал иностранец, учащийся в школе магии Хогвартс. Кто из вас Гарри Адамс?

— Здравствуйте. Я Гарри Адамс. — Поднимаю вверх правую руку.

У меня оказался довольно чувствительный иностранный акцент, поскольку речевой аппарат не был привычен к русской речи, хотя отлично понимаю речь, поскольку долгую жизнь прожил, будучи русским. К примеру, при разговоре я глотал букву «Р», поскольку не было тренировок с логопедом, а англичане такую букву произносят мягко или не произносят вовсе. Вместо «Здравствуйте» у меня получилось что-то похожее на «Сдластвуйте». Это вызвало лёгкие улыбки у окружающих.

— Ты говоришь на русском языке? — спросил вожатый.

— Говорю, и смею надеяться, что неплохо.

Детвора тут же заголосила, причём они завалили меня вопросами и восклицаниями одновременно, отчего сумел разобрать лишь немногое.

— А ты, правда, в Хогвартсе учишься?

— Как там?

— Ух ты, настоящий англичанин!

— А чему вас учат в вашей школе магии?

— Тихо! — громко воскликнул вожатый, затыкая всех. — Потом у вас будет целых три недели, чтобы пообщаться, а пока пора распределиться по комнатам.

Меня поселили в небольшой комнате на втором этаже, в которой было три одноместных кровати, один трёхдверный шкаф и единственный маленький прикроватный столик. Соседями стали двое двенадцатилетних мальчишек. Полный и молчаливый беловолосый Стас Старовойтов и худой подвижный черноволосый чуваш Александр Абаськин.

— Ты, правда, англичанин? — не выдержав, спросил Саша.

— Ага.

— И как там, в Хогвартсе? — тут же выпалил он же.

— Ужасно. Старый замок, холодно, поскольку отопления нет, в коридорах дует, никуда с территории замка уходить нельзя, в лесу рядом со школой и по самой школе магические мутанты ходят. За год учёбы на меня нападали акромантулы и горный тролль, еле выжил.

— Ничего себе! — воскликнул Саша.

— Жуть какая! — произнёс Стас. — Как хорошо, что я в Колдотворце учусь, у нас в школе ни троллей, ни прочих опасных тварей нет, плюс тепло, хотя и интернат, домой только на каникулы отпускают…

— Ага, у нас в Чародейке тоже такого нет, тепло и кормят хорошо! — выпалил Саша.

— А чему вас учат в русских школах волшебства?

— Ну… — протянул Саша. — Нас обучают школе Волхования, Заклятий при помощи концентратора-кольца, Зельеварению, началам Целительства, и обычные школьные предметы, вроде математики, биологии, истории и тому подобное. Есть ещё Магический Труд, там мальчиков учат основам артефакторики, а у девочек Домоводство, их там учат всяким разным штукам, типа плетения оберегов, рунной вышивке и всему такому.

— У нас то же самое, — сказал Стас. — А вас чему учат?

— У нас весь упор идёт на колдовство при помощи волшебной палочки. Плюс Гербология, Астрономия и Зельеварение. Обычных школьных предметов нет.

— Круто! — радостно воскликнул Саша. — Это у вас что, нет противной математики?

— Ага.

— Везёт же некоторым! — завистливо сказал Саша.

— Ну, вы и буржуи! — с завистью произнёс Стас. — Жируете…

— А что за кольцо-концентратор?

— Вот, — Стас протянул правую руку и на ней появился массивный перстень с чёрным овальным кристаллом. — Он обычно невидимый, чтобы простецы не обращали внимания.

— У меня такой же. — Саша продемонстрировал свой перстень-концентратор, который ничем не отличался от предыдущего.

— Они у вас что, одинаковые?

— Конечно, они стандартные, — ответил Стас.

— А как же синхронизация?

— Не знаю что это, но когда перстень покупают, на него надо капнуть кровью владельца, после этого он активируется, — сказал Стас.

— А чем занимаются ваши родители?

— У меня папа работает сантехником в ЖЭК, а мама кладовщиком, — ответил Саша.

— А у меня папа целитель, а мама сидит дома с младшей сестрёнкой, она обычный человек, а папа волшебник, — ответил Стас.

— Целитель — это хорошо… А вы, может быть, знаете, сколько в магазине стоит шерсть единорога?

— Не знаю, — Саша отрицательно покачал головой.

— А я знаю! — лучась довольствием, сказал Стас. — Я когда с папой ходил в аптеку, видел, что шерсть единорога стоит три с половиной доллара за грамм.

Ого! Быстрые подсчёты показали, что в рознице мой тючок добытой шерсти будет стоить более чем на пару тысяч долларов дороже, нежели в Англии.

— Круто! А у твоего отца есть знакомые, кто бы мог купить шерсть?

— Ну… — Стас задумался. — Он обычно покупает немного для зелий и изготовления повязок.

— А можешь написать отцу и спросить, готов ли он купить большую партию шерсти единорога по цене на десять процентов ниже рыночной?

— Даже не знаю. — Стас задумался.

— Ты напиши письмо домой, а взрослые пусть думают…

Дальше я отдыхал в детском лагере как обычный ребёнок, на общих мероприятиях оттягиваясь на полную катушку. Купание в море, обильное питание и здоровый сон — тут присутствовали все составляющие хорошего отдыха. Стоит ещё учесть тот факт, что в Орлёнке была большая библиотека, в которой имелась невидимая обычным людям секция магической литературы на русском языке. Так что всё свободное время я проводил за чтением книг и выписыванием русских заклинаний из области Целительства, Волхования и чар. Приходилось придирчиво выбирать самые полезные чары, но они в большинстве были заточены под использование перстня-концентратора, которым я надеялся разжиться.

В следующее воскресенье в лагере был родительский день. Мне удалось встретиться с отцом Стаса, Сергеем Семёновичем, который ухватился за идею покупки ценного ингредиента по сниженной цене. Когда он выяснил количество продаваемой шерсти, то выпал в прострацию. Я оставил себе немного шерсти для зелий и продал мужчине 2,3 килограмма. Ещё договорились, что он купит для меня перстень-концентратор и учебники по магии за все одиннадцать классов, затем пришлёт посылку вместе с письмом для сына.

По итогам торговли у меня на руках оказалось семь тысяч долларов и контакты Сергея Семёновича, который предложил в случае наличия ценных ингредиентов напрямую обращаться к нему. Сделка оказалась весьма прибыльной для нас обоих. В рознице официально такое количество ценных ингредиентов стоит чуть больше восьми тысяч долларов, я продал всё за семь тысяч двести пятьдесят баксов, из которых две сотни пошли на покупку волшебного перстня и полсотни на литературу. В Косом переулке то же самое количество шерсти стоило бы в рознице на восемьсот баксов дешевле, что-то в районе шести тысяч четырёхсот долларов. Видимо на более низкой цене такого товара в Англии сказывается меньшее количество магов и наличие заповедника с единорогами. В России такой заповедник тоже имеется, но тут живёт как минимум в три раза больше магов и существует целых две крупных школы волшебства.

За всё время отдыха нас четыре раза вывозили на разные экскурсии, но я так и не смог вырваться за территорию лагеря и попасть в торговые магические кварталы. Отец Стаса прислал перстень-концентратор, который я сразу же активировал и сделал невидимым, но колдовать даже не стал пробовать, помня о Статуте секретности. Ещё в посылке лежали учебники, которые были уменьшены и увеличились, стоило их лишь извлечь из посылки. Книг оказалась приличная стопка — это были все учебники по магии за все годы обучения в российской школе волшебства. Всего полсотни потрёпанных учебников, выпущенных в районе от пятидесятых до семидесятых годов двадцатого века. Явно мужчина старался сэкономить и купил их в букинистическом магазине или же отдал свои старые книги, но для меня главным было содержимое, а не красота обложек. Мы в принципе так и договаривались, что он пришлёт самые недорогие книги, поэтому я был очень благодарен магу за потраченное время и помощь.

О русских волшебниках стоит сказать одно — они обычные. В смысле, почти ничем, кроме специфического жаргона, не отличаются от обычных российских граждан. Они учатся в школе магии одиннадцать лет, начиная с семилетнего возраста, получают стандартное среднее школьное образование, а не как в Хогвартсе, плюс ещё существует профессиональное училище для обучения специальности, в которое примерно половина выпускников школ магии поступает после школы. Там на протяжении трёх-четырёх лет детей учат по специальности: Целитель, Зельевар, Артефактор, Маг-милиционер, Ботаник, Магозоолог, Менталист, Посол и тому подобное. Последнее, кстати, это должность мага при иностранном посольстве. Официально такие волшебники числятся как сотрудники спецслужб, которыми, по сути, и являются, за что получают приличную зарплату и по выслуге лет пенсию от государства. Маги-милиционеры тоже числятся в особом автономном подразделении спецслужб, имеют офицерские звания и выходят на пенсию по выслуге лет. Остальным волшебникам сложнее, поскольку им на пенсию от государства рассчитывать не приходится, оттого профессии стража порядка и консула пользуются повышенной популярностью у российских магов.

По окончанию путёвки, меня в Туапсе с автобуса встретил тот же волшебник, который отвёл в гостиницу по приезду и камином переправил в Лондон.

От российского посольства в Лондоне на метро спокойно добрался до дома, где был встречен радостными и охающими родителями. Пришлось делиться восторгами от прекрасного отдыха и рассуждать, насколько лучше построено магическое образование в далёкой стране.

Самое шикарное заключается в том, что волшебство при помощи перстня фиксируется только на территории России, поэтому в Англии я могу совершенно свободно пользоваться этим концентратором, плюс перстень по желанию хозяина может становиться невидимым. Поэтому вместо запланированного изготовления волшебной палочки я приступил к отработке полезных заклинаний при помощи иной системы волшебства.

* * *

В начале августа пришло письмо из Хогвартса со списком рекомендуемой литературы и вещей. Через пару дней после получения письма, я смотался в Косой переулок и закупил всё по списку, плюс полностью обновил гардероб, поскольку старая одежда потрепалась. Деньги на покупки выделили родители. Помимо прочего я заглянул в гоблинский банк, который предоставляет для волшебников довольно обширный список услуг. Я намеревался выяснить возможность приобретения акций одной крупной компании.

Захожу в банк Гринготтс. В большом мраморном холле гоблины работают за высокой стойкой. Возле каждого клерка лежат большие банковские книги (гроссбухи). Одни гоблины что-то пишут, другие взвешивают на высокоточных весах драгоценные камни, третьи проверяют подлинность поступивших в банк золотых монет. Из холла в разные стороны ведёт большое количество дверей, через которые гоблины проводят посетителей. Подхожу к свободному банковскому клерку-гоблину, существу небольшого роста с удлинёнными ступнями и кистями, который одет в фирменный красный камзол с золотым шитьём.

— Здравствуйте, сэр. Банк Гринготтс предоставляет услуги по приобретению акций в мире обычных людей?

— Здравствуйте, сэр, — произнёс гоблин и оскалился в хищной улыбке. — Да. Наш банк предоставляет подобные услуги. Давайте я провожу вас к нужному специалисту.

Меня провели в один из боковых кабинетов с единственной мебелью в виде вычурного резного стола, за которым сидел пожилой гоблин в таком же камзоле, как и на остальных клерках. Провожатый тут же удалился.

— Добрый день, сэр. Я бы хотел вложить деньги в акции в мире обычных людей. Мне сказали, что надо обратиться к вам.

— Присаживайтесь, — сказал пожилой гоблин и показал рукой на стул для посетителей. — Меня зовут Златожмых. Я занимаюсь инвестициями в магловском мире.

— Гарри Адамс.

С удобством устроившись в кресле, я осмотрел гоблина, он внимательно осмотрел меня и слегка усмехнулся.

— Сколько и куда вы желаете вложить?

— Вначале стоит выяснить, сколько стоят услуги банка в инвестиционной сфере.

— Один процент от стоимости покупки ценных бумаг, — ответил гоблин.

— Вы охерели?! — восклицаю, выпучив на гоблина глаза. — Да в обычном магловском банке это стоит не дороже десятой процента!

— Если не нравится, то и обращайтесь в магловский банк, — с наглой ухмылкой заявил гоблин.

— Обязательно обращусь, как только достигну совершеннолетия. Не обольщайтесь на свой счёт. То, что Гриннготс единственный банк в магической Англии, ещё не значит, что он единственный в мире!

— Хм… — Гоблин нахмурился и с интересом посмотрел на меня уже без прежней ухмылки. — Нарожают потомство с гоблинской хваткой… — Констатировал он. — Вечно с вами проблемы… Вот с чистокровными просто, эти ид… Индивидуумы презирают обычный мир. Так что, будете делать вложения?

— Да. Я хочу приобрести акции компании «Эппл» на сумму семь тысяч долларов.

— Молодой человек, таки послушайте старого гоблина, зачем вам нужна эта американская контора? — произнёс гоблин. — У неё никаких перспектив. Если хотите заработать, то рекомендую вкладывать в нефтяные компании.

— Не сомневаюсь, что нефтяные компании качают, но я желаю вложиться в акции «Эппл».

— Позвольте поинтересоваться, вам таки кто-то порекомендовал эту фирму? — спросил гоблин.

— Ага, порекомендовал… — Про себя же подумал: — Само время…

— Что же, таки деньги ваши, — гоблин развёл в стороны руками, — вам и рисковать ими, моё же дело маленькое…

Оказалось, что эти евреи-карлики дерут целый процент за подобную услугу, хотя в обычном мире услуга финансовой организации в приобретении акций стоит в десять раз дешевле. Родителям светить незаконно заработанные деньги побоялся, поскольку в таком случае пришлось бы потратить тонны нервов. Пришлось согласиться на грабительское предложение, поскольку гоблины не смотрят на возраст клиента. Так я стал обладателем небольшого пакета акций перспективной компьютерной фирмы, жаль, что денег мало, а то вложил бы больше. Я помню, что ещё Майкрософт неплохо поднимется, но вроде бы с Эппл можно получить больший доход. К несчастью, я не финансист и знаком с рынком акций на уровне обывателя, поэтому приходится действовать осторожно.

Дома, полистав учебники, понял, что нас капитально так нае… Обманули… Вместо учебников по ЗОТИ оказалась стопка средненького качества фэнтези от первого лица в стиле Марти Сью авторства некоего Гилдероя Локхарта. Я так понял, что ЗОТИ некий бесполезный предмет, который в Хогвартсе преподаётся лишь для галочки, а о настоящей опасности магического мира детям необходимо узнавать на практике самостоятельно в коридорах замка и в Запретном лесу. Выжил за год жизни в замке — молодец, помер — ну что же, значит, практику по ЗОТИ не зачтём…

Учебники на русском языке явно были составлены профессионалами своего дела, а не абы как написанные сложным языком учебники для Хогвартса. Чувствовался основательный подход советских учителей по школе Макаренко. К сожалению, без диплома о среднем образовании поступить в русское училище мне не светит. Да и вообще, русские маги крайне неохотно принимают на обучение иностранцев, особенно из стран дальнего зарубежья, так что остаётся лишь заниматься самостоятельным изучением предметов.

Из прочитанных за лето книг мне стало понятно, что русская школа даёт базу для дальнейшего обучения, фактически, закладывая фундамент в виде большого количества теории и разнообразных бытовых заклинаний, полезных в обычной жизни. Это примерно как лицей с углублённым изучением определённой науки, которой отводится некоторое количество учебного времени. В Хогвартсе же делается упор на практику и обучение волшебству, жертвуя обычным образованием. Выпускник Хогвартса в практических умениях волшебства превосходит среднего выпускника Колдотворца или Чародейки, находясь ближе к уровню выпускников профессионального магического училища, но без определённой специальности, а именно по общему уровню магических знаний. Обучение же по профессии происходит на местах, сочетая практику с теорией, даваемой наставниками. То есть, целителей учат в госпитале Св. Мунго, стражей порядка в соответствующем департаменте министерства, а вот серьёзным артефактором или зельеваром стать сложнее, поскольку весь подобный бизнес находится в руках потомственных магов и они семейным секретам абы кого не учат, либо учат за бешеные деньги.

За отработкой заклинаний, выполняемых при помощи перстня-концентратора, быстро пролетел остаток лета.

Помня о том, что лучше знать что-то одно в идеале, чем многое по вершкам, я не распылял силы, а с упорством носорога отрабатывал небольшой набор простейших чар: Леви — универсальные чары левитации (аналог Вингардиум Левиоса, но позволяющий поднимать как предметы, так и живые объекты, при желании даже себя); Апорт — манящие чары (аналог Акцио); Дезо — заклинание дезориентации (аналог Конфундус); Оморочка — заклятье отвода глаз (аналог Маглооталкивающих чар); Тпру — чары парализации (аналог Петрификус Тоталус); Щимт — универсальный магический щит (аналог Протего).

Как понял из книг, названия у этих заклинаний специально сделаны короткие, чтобы можно было при необходимости очень быстро их использовать. Чем короче слово-ключ, тем быстрее кастуется заклинание, но при этом из-за этого и из-за универсальности эти заклинания потребляют больше магических сил, чем заклятья, заточенные под конкретную задачу и объект. Вначале я задался вопросом, почему бы просто не назвать магическую защиту «Щит». После углубления в вопрос осознал, что у волшебников, которые на подсознание вбивают ассоциацию Слово-Заклинание, при словах общего употребления может произойти непроизвольное срабатывание чар, поэтому в Англии учат колдовать на Латинском, а в России употребляют или редкие, устаревшие и старославянские слова, или вот такие слова-мутанты.

Раньше я был небогат, поэтому в этой жизни поставил целью серьёзно разбогатеть или хотя бы стать достаточно обеспеченным, чтобы ни в чём не нуждаться. Для этого надо начать закладывать фундамент капитала, чем раньше, тем лучше. Но как заработать, даже будучи волшебником? В магическом сообществе уже всё схвачено и у маглорожденного волшебника, по крайней мере, в Англии, нет перспектив, чтобы разбогатеть. В обычном мире пришлось бы учиться в престижном заведении, потом упорно работать или иметь деловую жилку и особый склад ума, чтобы заниматься бизнесом. Раньше я был честным человеком, но успел осознать, что честность и богатство лежат по разные стороны баррикад. То есть чтобы стать обеспеченным, надо или пахать день и ночь в поте лица, причём скорее умственно, нежели физически, поскольку физический труд всегда низко котировался в плане оплаты, либо наступить на горло совести и стать «бизнесменом».

Магия открывает огромные перспективы, но всё же не безгранична. У волшебников есть своя полиция и тюрьмы, так что за криминал с использованием магии можно вляпаться даже серьёзнее, чем за обычные преступления. Но! Изучение магического законодательства позволило найти кое-какие лазейки. У Английских магов совершенно не порицается использовать на обычных людях заклинания, воздействующие на разум, наоборот, они даже рекомендуются, к тому же многие вещи, которые считаются преступными у обычных людей, не являются таковыми у магов. Например, Канабис является всего лишь ингредиентом для зелий и его выращивание и торговля не преследуется по законам Английских волшебников, как и торговля огнестрельным оружием. С оружием связываться крайне опасно, а вот наркотики…

Почитав законодательство Великобритании, выяснил, что торговля марихуаной считается преступлением класса «В», то есть это класс преступлений, за которые дают срок до 14 лет лишения свободы, но за торговлю оружием можно сесть с 14 летнего возраста. До четырнадцати лет меня в обычном мире за наркотики никак наказать не могут, даже если поймают на продаже крупной партии марихуаны, совесть у меня почти умерла вместе с прошлым телом, по крайней мере, на здоровье англичан откровенно плевать. С 14 лет и до исполнения 18 лет максимум, что грозит за торговлю и хранение наркотиков — это выговор или предупреждение родителям о штрафе. Так это меня ещё поймать надо, что с амулетом отвода глаз задача нереальная, а магам на такие преступления плевать. Вот и выходит, что у меня есть пять лет, чтобы разбогатеть.

Конечно, всё что связано с криминалом, довольно опасно, особенно одиночке-малолетке, но можно придумать варианты оптового сбыта, например, наняв взрослого мага для охраны во время совершения сделки купли-продажи. Заниматься контрабандой наркоты дело опасное и наверняка там всё схвачено, к тому же для приобретения партии марихуаны нужны деньги. Оптимальным выходом вижу выращивание растений. В Косом переулке как-то видел портативную оранжерею, которая размером с сундук, но при этом внутри расширено пространство, свет и полив осуществляется автоматически за счёт встроенных чар, остаётся лишь вовремя удобрять и следить за ростом растений. Такая штука стоит дорого, всех моих денег не хватит, но ведь можно зачаровать сундук самостоятельно как минимум на расширение, а поливать по графику не вижу проблем. Останется лишь решить вопрос с освещением. Электричества в Хогвартсе нет, а генератор обойдётся дорого, поэтому придётся искать нужные чары в библиотеке. Думаю, к зиме смогу сделать нужный сундук-оранжерею.

В итоге начало августа я потратил на поиск места, где купить семена для посадки культивированной конопли с высоким содержанием наркотических веществ. Оказалось всё достаточно просто, в одной из газет для огородников, в которых решено было поискать в первую очередь, удалось найти объявление:

Голландская компания занимается поставкой семян цветов и иных растений.

Позвонив по указанному телефону, удалось выяснить, что под «иными растениями» подразумевались именно те, о которых я подумал. Цена на отборную коноплю ядрёного сорта «АК-47» оказалось смешной — одно семечко за один доллар! Я набрал посадочных семян на пятьсот баксов и они после предоплаты пришли по почте в течении трёх дней.

По отзывам поставщика семян, который рекомендовал именно этот сорт для посадки новичком, «АК-47» является неприхотливым южным растением, не требующим особого ухода и способным расти как в теплицах, так и на улице, к тому же содержит большое количество наркотических веществ, отчего пользуется хорошим спросом.

Глава 7

Первого сентября я, как в прошлом году, поехал в Хогвартс на красном паровозе с платформы 9 и ¾. Едва оказавшись на гудящей от большого количества волшебников платформе, я сразу с грустью вспомнил спокойный месяц лета, когда мог наслаждаться одиночеством.

В поезде встретился с соседом по комнате Джастином Финч-Флетчли, и мы проговорили всю дорогу. Парень делился восторгами от поездки с родителями в Испанию, где они провели месяц, снимая Виллу на «Золотой миле», я же рассказал об отдыхе в Орлёнке, упустив скользкие моменты и не раскрывая козырей, например, умолчал о том, что приобрёл перстень-концентратор.

— Не может быть! — восторженно воскликнул Джастин. — Неужели у русских маги и маглы отдыхают вместе?

— Быстро же ты перенял волшебный сленг. Мне и в голову не придёт называть обычных людей презрительным словом «маглы», всё-таки среди них присутствуют мои родители.

Вроде пожурил пацана, а сам задумался, а не говорил ли так же? Ответ на этот вопрос я не нашёл.

— Ой. — Мальчик опустил глаза к полу. — Мои родители тоже обычные люди. Просто все так говорят, вот и я… Ну, понимаешь…

— Понимаю, сленг окружения очень прилипчив.

— Но это так странно, что русские волшебники не пользуются волшебной палочкой, — сказал Джастин.

— На самом деле ничего странного. Волшебные палочки чисто европейская тема, как и мётлы для полётов, и заклинания на Латыни. Я выяснил, что в мире существует более десятка крупных школ волшебства, но при этом с волшебной палочкой учат обращаться только в четырёх: Хогвартс, Шармбатон, Дурмстранг и вроде бы Австралийская школа магии. Все остальные школы учат разному: в России используют перстни, в Америке тоже, а в Африке до сих пор колдуют по старинке при помощи бубна и заговоров, в Японии самобытная магия, основанная на ритуалистике, в Китае и Индии тоже не пользуются концентраторами, маги развивают своё тело. Единственное, что едино для всего мира — это зельеварение. А полёты это вообще отдельная тема. Во всём мире волшебники летают на зачарованных частных самолётах, а для развлечения наибольшей популярностью пользуются «Аэроборды» — это такие летающие доски, ставшие популярными после одного известного фильма.

— Ты имеешь в виду «Назад в будущее»? — спросил Джастин. — Я его смотрел. Аэроборд — это круто, я бы хотел себе такую доску, всяко лучше метлы будет! А почему в Косом переулке такого не продаётся?

— Потому что наше Министерство магии наложило запрет на иностранные артефакты и все эти вещи продавать на территории Великобритании незаконно, а в другие страны мало кто из наших волшебников путешествует. Я вообще хочу себе купить зачарованный самолёт, но он стоит не дешевле обычного самолёта. К сожалению, в Англии на таком не полетаешь, если ты не министерская шишка, так что в последнее время я стал задумываться об иммиграции в другую страну.

— Смотри! — воскликнул Джастин и показал пальцем в окно.

Там действительно было на что посмотреть: старенький, бирюзового цвета автомобиль спикировал с небес на уровень немногим выше мелькающих по обочине деревьев, затем плавно набрал высоту, скрывшись из поля зрения, видимо зависнув над поездом.

— Это же был летающий автомобиль, — произнёс Джастин.

— Согласен, я этот летающий объект опознал как Форд Англия лохматого года выпуска. А говорят, что у нас запрещено магловскую технику зачаровывать. Как думаешь, кто-то из Министерских шишек или их детишек развлекается?

— Похоже на то, — задумчиво протянул Джастин. — Вряд ли маглорожденный или полукровка сможет себе позволить настолько откровенно нарушать закон. Но летающий автомобиль — это круто! Хотел бы я иметь летающий Феррари или Ламборджини…

— Согласен. Но куда нам, обычным смертным, до магических «шишек»… Не знаешь, что за такое нарушение Статута секретности светит: Азкабан или штраф?

— Нет, — ответил Джастин, — я законы не читал. А ты вроде что-то такое из библиотеки брал же?

— Я магическое законодательство изучал, но там всё настолько сложно, запутано и написано тяжёлым канцелярским языком, что вычитал основное, но не всё. Про летающие машины там точно ничего не было.

— Странно это, — с задумчивым видом произнёс Джастин. — Видимо кто-то тоже «Назад в будущее» смотрел, но тогда это должен быть маглорожденный, но…

— Не думаю. У маглорожденного мага не найдётся связей откупиться от наказания за использование такой игрушки. Скорее, кто-то из чистокровных, не чурающихся миром обычных людей.

— Может быть Уизли? — предположил Джастин.

— Очень похоже. Отец шишка в министерстве, в покровителях у них Дамблдор, который вообще мега-босс, и вроде как показательно обычных людей «любят»… Вот же сволочи! Это же надо так связями пользоваться для откровенного нарушения закона, в то время как обычным магам всё запрещают?! Одно слово — рыжие!

До школы доехали без проблем. На этот раз мы, в отличие от первокурсников, добирались до замка на каретах, которые везли страхолюдные лысые лошади чёрного цвета с огромными кожистыми крыльями, они были больше похожими на скелет, обтянутый гладкой шелковистой кожей. Что удивительно, этих монструозных лошадей-мутантов никто из детей не видел, считая, что кареты едут сами по себе.

У поезда, как и в прошлом году, первокурсников встречал Хагрид.

— Как думаешь, а Хагрид с кем-то встречается? — смотря на полувеликана, спросил Финч-Флетчли.

— Вряд ли.

— А что, если они встречаются с Макгонагалл? — поинтересовался мальчик.

— Да ну, ты что… Это же будет словно натирание кия мелом!

— Что? — с удивлением переспросил Джастин.

— Забудь. Так, к слову пришлось.

На церемонии распределения из преподавателей отсутствовал Северус Снейп, зато присутствовал некто иной — писатель книжек фэнтези, Гилдерой Локхарт. Я узнал этого молодого красивого мужчину со светлыми золотистыми волосами и ярко-голубыми глазами по фотографиям, которые были на всех его книгах. Он был одет в сине-голубую мантию и сверкал во все стороны белоснежной улыбкой.

— Это что, Локхарт? — спросил Джастин Финч-Флетчли, тоже узнав писателя. — А что он тут делает?

— Видимо, будет преподавать ЗОТИ. Вот же жук! Воспользовался своим положением преподавателя и под видом учебников распродал всем студентам свои художественные книжки! Похоже, ЗОТИ нас принципиально не хотят учить, зачем вообще в программу включают, если ничему не учат, нанимая преподавателей чудаков на большую букву «М»? Я бы лучше в это время самостоятельно позанимался или отдохнул.

— Я читал, что Локхарт победил целый клан вампиров и ещё кучу опасных тварей истребил, — сказал Джастин. — Может быть, он будет хорошо преподавать?

— Джастин, я тоже могу всякого понаписать, например, как мужественно истребляю полчища акромантулов. Уж тебе не знать о жанре фантастики должно быть стыдно. Лучше «Конан Варвар» почитай, я взял с собой подборку из двадцати книг, написано более качественно и реалистично.

— Думаешь, он это всё выдумал? — спросил Джастин.

— Может быть, кто-нибудь за кружечкой пива рассказал о реальной охоте на опасных тварей, а Локхарт творчески воплотил это на бумаге. Ты посмотри на этого типа, какой из него боец? На Рембо он никак не тянет, скорее похож на гомика или метросексуала, который боится запачкать маникюр любым действием.

— Но всё же, он же взрослый волшебник, наверняка то, что Локхарт писатель, никак не отобразится на занятиях, — уверенно произнёс Джастин.

— Наивный… Если человек изначально вместо учебников рекомендует художественную литературу, то будь уверен, ничего хорошего от занятий ждать не приходиться. Готов поспорить на десять галеонов.

— А давай! Мне лишние галеоны не помешают! — радостно заявил Финч-Флетчли.

— А мама с папой не будут ругаться? Полсотни фунтов — это приличная сумма.

— Нормально, — Джастин небрежно махнул правой рукой. — Мне папа дал на карманные расходы тысячу фунтов, которые я в Гринготтсе обменял на галеоны.

— В таком случае спорим на десять золотых, что до конца года Локхарт не научит нас и половине необходимого минимума, предусмотренного программой прошлых лет.

— Спорим, — тут же согласился Джастин.

Мы пожали друг другу руки.

— Эрни, разбей, — обращаюсь я к Макмиллану, который с интересом прислушивался к нашему спору.

— Легко, — согласился Эрни и разбил ребром ладони наше рукопожатие. — Кстати, парни, вы заметили, что на ужине отсутствует Поттер и Уизли?

— Нет, мне как-то пофиг на чужих парней, они мне не родня и не друзья.

— А может быть, это Рон с Гарри Поттером летел на той машине? — предположил Джастин.

— Машине? Какой машине? — спросил Эрни.

— Когда мы ехали в Хогвартс-экспрессе, то видели летящую над поездом машину, — стал рассказывать Джастин. — Это такое магловское транспортное средство для поездок. Мы ещё тогда подумали, что тот, кто зачаровал эту штуку, явно работает в министерстве и увлекается маглами, в голову сразу пришли Уизли.

— Похоже на то, — задумчиво протянул Эрни. — Я слышал, что мистер Уизли занимает пост начальника «Отдела по борьбе с незаконным использованием изобретений маглов».

— Вот мозаика и сложилась. Где работаю, там и нарушаю. Не будет же он сам себя наказывать? Только вот с какого бока там Поттер?

— Так они же с Роном Уизли вроде как друзья, — сказал Эрни.

— С такими друзьями и врагов не надо, быстрее на тот свет отправят или под Азкабан подведут…

— Это да… — протянул Эрни Макмиллан.

На выходе из Большого зала у меня состоялась грандиозная распродажа самогона, старшекурсники скупили почти все запасы, чтобы отпраздновать начало учебного года. Поочерёдно ко мне подходили гонцы с разных факультетов, а остатки разошлись уже в общежитие Пуффендуя.

Со следующего дня начались учебные будни. У нас были те же самые предметы, что и в прошлом году: чары, трансфигурация, астрономия, гербология, зельеварение, история магии и ЗОТИ. Я вновь расчехлил самогонный аппарат и приступил к выгонке продукции.

На завтраке Рону Уизли пришёл «Громовещатель», красный конверт, который на весь Большой зал противным визгливым голосом его мамаши оповещал всех о том, что пацан украл отцовский летающий автомобиль, что подтвердило наши догадки.

На ЗОТИ, как и ожидалось, оказался цирк вместо урока. Нам выдали тесты, в которых требовалось указать увлечения и хотелки Гилдероя Локхарта, отчего Джастин Финч-Флетчли скис, поняв, что в конце года ему придётся расстаться с десятком золотых кругляшей.

На гербологии я остался после урока и обратился к нашему декану.

— Профессор Спраут, вы могли бы меня проконсультировать?

— Да-да, мой хороший, — добродушно отозвалась мадам Спраут. — Что ты хотел узнать?

— Понимаете, я хочу сделать портативную теплицу для выращивания растений, поскольку на покупную нет денег. Для этого уже освоил заклинание Незримого расширения, хотя оно не всегда выходит и расширение получается небольшим, но всё же работает.

— Ох, Мерлин великий! — радостно произнесла мадам Спраут. — Второкурсник и овладел чарами, которые не каждому семикурснику по силам! Удивительно. Так что ты хочешь узнать?

— В теплице же надо сделать освещение, автоматический полив. Где можно найти описание подобных чар?

— Мой хороший, — произнесла мадам Спраут, — эти чары из области артефакторики вне программы Хогвартса, ты уверен, что справишься? Там надо хорошо знать руны.

— А куда деваться? Если надо, то освою. И разве нет уже готовых рунных конструкций и чар?

— Есть, всё есть, — ответила женщина. — В Хогвартсе очень хорошая библиотека, но эти чары можно найти лишь в Запретной секции. Кстати… — Мадам Спраут задумалась. — Заклинание Незримого расширения тоже из Запретной секции. Как тебе удалось его найти?

— Добрые люди помогли.

— Ну что же, раз ты у нас такой талантливый мальчик, то я выпишу тебе разрешение со списком литературы, в которой имеются нужные заклинания, — обрадовала меня мадам Спраут. — Если сделаешь теплицу к концу года, то покажи её мне, я проверю правильность наложения заклинаний и, лишь когда я буду убеждена, что всё безопасно, сможешь ею пользоваться. Если что-то будет непонятно, то обращайся ко мне за помощью.

— Спасибо вам огромное! А когда сделаю теплицу, у вас можно будет позаимствовать земли и немного удобрений?

— Конечно, мой хороший, — тепло улыбнувшись, произнесла мадам Спраут. — Но только, если не очень много.

После трансфигурации я подошёл к профессору Макгонагалл. Хоть и не люблю эту дамочку, но для пользы дела готов терпеть.

— Профессор, разрешите вопрос?

— Да, юноша, я вас слушаю, — строгим голосом произнесла декан Гриффиндора.

— Я слышал, что существует заклинание постоянной трансфигурации для однородной материи. Мне надо для постройки теплицы изменить форму дерева на готовое изделие. Скажите, пожалуйста, где можно найти описание нужного заклинания?

— Юноша, — строго сказала Макгонагалл, выражая недовольство, сжав губы и нахмурившись, — мы будем проходить это заклинание на пятом курсе. Сейчас вам ещё рано знать подобное. Придёт время, и изучите всё на общих основаниях.

— Спасибо. Извините, что отвлёк вас.

Развернувшись, я покинул класс трансфигурации, при этом мысленно матеря заместителя директора. Не зря мне эта стерва не нравится. Как будто ей сложно назвать нужную литературу, я же не просил меня научить этому заклинанию. По ней сразу видно, что тётка крайне противная, преподаёт ужасно, плохо объясняя предмет, дополнительной литературы не даёт, консультаций не проводит. Возможно, для студентов своего факультета она и делает исключения, хотя сомневаюсь.

Пришлось задать аналогичный вопрос одному из шестикурсников. Оказалось, что нужное заклинание имеется в учебнике трансфигурации за пятый курс. Одолжить учебник у одного из пятикурсников Пуффендуя не составило труда.

С разрешением от декана я стал частым посетителем Запретной секции, выписывая из книг нужные действия, готовые рунные цепочки и чары. В свободное время отрабатывал заклинание Постоянной трансфигурации, которое оказалось довольно сложным. Помимо прочего отрабатывал всё тот же набор заклинаний при помощи перстня-концентратора, что и летом, поскольку собирался вбить эти чары на уровень рефлексов. В Хогвартсе оказалось гораздо проще колдовать, нежели дома. Я мог отрабатывать заклинания в три раза дольше и это несмотря на практику на уроках обязательных, но зачастую бесполезных чар. Но всё равно, лучшим моим заклинанием продолжает оставаться Агуаменти.

Три недели я гнал самогон, попутно отрабатывая заклинания, под конец заметил, что заклинание создания воды у меня стало получаться без произношения вслух. Это стало открытием — оказывается и подобное возможно. Консультация со старшекурсниками приоткрыла завесу «тайны», которая вовсе не секрет. Выяснилось, что некоторые простые заклинания, если их очень долго тренировать и забить на уровень рефлексов, можно использовать невербально, а если тренироваться совсем уж долго и упорно, то можно обойтись и без волшебной палочки, лишь при помощи слов. Невербальное беспалочковое колдовство считается вершиной мастерства, волшебники считают, что оно доступно лишь великим магам, но насколько я понял, просто надо тренироваться очень серьёзно и долго, на что почти ни у кого не хватает терпения. Сложные заклинания, вроде Незримого расширения или Постоянной трансфигурации считается невозможным выполнить без волшебной палочки и невербально, хотя и тут есть варианты, вроде использования рун и ритуалов, не требующих концентраторов.

Для изготовления теплицы понадобился материал, а точнее древесина. Встал вопрос — где взять необходимое? Запретный лес рядом, но не буду же там рубить деревья? В принципе можно и срубить, но возникает проблема с транспортировкой. Я решил поступить проще и в субботу после завтрака пошёл к хижине лесника. Стучусь ногой во входную дверь бревенчатой избушки.

— Иду, — раздался из домика громоподобный бас лесника. Дверь распахнулась, и на меня с удивлением сверху вниз посмотрел волосатый гигант, от которого в нос шибал запах пота и сивухи. — Ты эта, чаво тут? Ко мне что ли?

Из-за ноги лесника пытался вылезти слюнявый и здоровенный чёрный пёс неизвестной мне породы, которого уже не раз доводилось видеть.

— Назад, Клык, — рявкнул на пса Хагрид и запихнул его ногой в помещение.

— Здравствуйте мистер Хагрид. Меня зовут Гарри Адамс.

— Пуффендуец, — утвердительно сказал гигант. — Какой я тебе мистер? Зови меня просто, Хагрид. Так чего хотел-то?

— Хагрид, мне для тренировки трансфигурации нужна древесина. Желательно дуб, распиленный на крупные чурбаки. Меняю на бутылку виски.

— Так это, — Хагрид с задумчивым видом почесал макушку, — у меня этого добра навалом. Бери, сколько хочешь. — Он показал на кучу здоровенных чурбаков, лежащих неподалёку от избушки под навесом.

— Хагрид, вы могли бы помочь с транспортировкой?

— Запросто, — ответил лесник.

Я отобрал лучших дубовых чушек из имеющихся, здоровяк поместил на каждую руку по паре полуметровых чурбаков в обхвате сантиметров сорок, причём с таким видом, словно они ничего не весят, и помог донести до коридора, в котором у меня расположен замаскированный «алхимический» кабинет. Я достал из постоянно носимой сумки литровый флакон семидесятиградусного первача и вручил леснику. Тот скептически осмотрел посудину, которая в его огромной ладони смотрелась, как сувенирный фанфурик.

— Спасибо, — произнёс Хагрид, пряча бутылку в карман. — Хороший ты парень, Гарри. Если что, обращайся, я завсегда помогу.

— Спасибо вам, Хагрид.

Бизнес и никакого мошенничества. Хорошо, что нам в коридоре встретилось мало людей, в основном старшекурсники, которые лишь молча провожали нас удивлёнными взглядами.

На добытых чурбаках я стал отрабатывать заклинание Постоянной трансфигурации, потратив на это почти два месяца. За это время две чушки полностью были уничтожены, превратившись в труху, но в итоге упорных тренировок у меня через месяц, наконец, стало получаться частично пользоваться заклинанием. Вначале лишь мог отрезать от целого дерева куски, особенно если заранее пометить линию отреза. Затем научился изменять форму маленького кусочка дерева размером с кулак, превращая бесформенные щепки в рейки, кубики, параллелепипеды, пирамиды, шары. Затем стали выходить более сложные фигуры: тарелка, кастрюля, чайник и тому подобное. К концу октября смог делать простейшие изменения формы с куском дерева размером с голову взрослого человека, но этого было мало для задуманного сундука. Удалось осознать, что чем выше контроль, тем больше материала удаётся преобразовать. Для повышения контроля я стал делать более сложные вещи: солдатиков, маленькие скульптуры, шахматы и многое другое, требующее большой концентрации и точности детализации.

Естественно, если уделить всё внимание чему-то одному, то страдает всё остальное, я не стал исключением, поэтому обычные занятия делал на отвали, за что постоянно получал штрафные баллы и низшие оценки «тролли». К тому же, идею отработки до идеала использования ограниченного набора русских заклинаний я не оставил и по полчаса в день с утра и столько же времени вечером посвящал тренировкам с перстнем-концентратором. Каждый вечер я валился на кровать полностью обессиленным и сразу же засыпал. Среди недели приходилось пить Укрепляющее зелье, чтобы дожить до выходных, благо оно при употреблении раз в неделю безвредно.

В одной из книжек в Запретной секции удалось вычитать, что в период активного роста с 11 до 18 лет постоянное опустошение магического резерва сказывается положительно на росте магической силы, только большинство юных волшебников ленится, поэтому современные маги вырастают слабыми по магической мощи.

Я так понял, что те, кто в юности занимался не жалея себя, становились сильными магами. В Англии известные сильные маги, о которых я слышал — это: Дамблдор, Воландеморт, Флитвик, Снейп. Как оказалось, наш профессор зельеварения, каким бы чудаком ни был, считается сильным и умелым магом. Видимо в молодости ему пришлось немало попотеть, вот он и относится к студентам, как к баранам и лентяям, сравнивая всех с собой в том же возрасте. Но Северус Снейп не прав, нельзя судить других по себе, хотя по-другому не получается. Какой нормальный ребёнок думает о тренировках и саморазвитии, тем более без волшебного пинка от родителей, живя в интернате? Таких ребят единицы, ведь для изнурительных тренировок необходим серьёзный стимул, который от хорошей жизни вряд ли появится. У меня за плечами опыт долгой жизни, я прекрасно понимаю, что сейчас закладываю фундамент будущего благополучия, то есть лучше сейчас несколько лет буду тренироваться до упада, но зато потом стану сильнее. А чем сильнее маг, тем он дольше может прожить, так что это ещё один серьёзный стимул. Но взять для примера моего соседа по комнате, Джастина, какой у него стимул? У него богатые родители и были огромные перспективы в мире обычных людей, фактически парень чуть ли не отбывает повинность, учась в Хогвартсе. Детям хочется играть, отдыхать и веселиться, их нужно мотивировать, а в Хогвартсе из мотивации только кнут (и то, весьма сомнительный) в виде отработок и снятия баллов, и никакого пряника. Начисление баллов является пряником лишь для заучек-ботаников вроде Гермионы Грейнджер, которые учатся не потому что это им надо, а потому что так сказали учителя.

Самое удивительное в том, что такая необходимая книга с очень важной информацией, причём совершенно не опасной для читателя, находится в Запретной секции. Это очень странно…

* * *

В последний день октября вся школа предвкушала банкет в честь праздника Хэллоуина. Большой зал был по традиции украшен живыми летучими мышами и фонарями, сделанными из огромных тыкв Хагрида — внутри каждой тыквы могло поместиться три человека! Ходили слухи, что Дамблдор пригласил на праздник труппу танцующих скелетов.

Ровно в семь часов вечера в Большом зале, где призывно сияли свечи и на столах поблескивали золотые блюда, начался праздничный банкет. Мне пришлось постараться, чтобы найти блюда без содержания тыквы, любителем которой не являюсь. Танцующие скелеты действительно были, но ещё стоял жуткий шум от разговоров детворы, поэтому задерживаться на празднике я не стал. Быстро перекусив, набрал с собой еды и отправился прогуляться по школе.

В коридоре третьего этажа я увидел спину быстро удаляющейся фигуры маленькой рыжей девочки, которая держала в руке банку с краской. Она скрылась за поворотом. Я прошёл по коридору и на подходе к туалету обнаружил, что впереди что-то сияет. На стене между двух окон огромными буквами были начертаны слова, блестящие в свете факелов:

«ТАЙНАЯ КОМНАТА СНОВА ОТКРЫТА, ТРЕПЕЩИТЕ, ВРАГИ НАСЛЕДНИКА!»

Но это было не всё, на полу из туалета, который славится тем, что там обитает призрак плачущей девочки, натекла большая лужа воды. Над надписью висел предмет, издали казавшийся мрачной тенью, который при ближайшем рассмотрении оказался Миссис Норрис, кошкой школьного завхоза. Окоченевшая кошка была подвешена за хвост на скобу для факела, выпученные глаза животного были широко раскрыты.

Я думал, что девочки должны любить кошек. Это же кого настолько достала кошка, что её решили проклясть столь оригинальным способом? Хотя… Кто у нас в школе рыжий? Ну, конечно же, Уизли. Из рыжих маленьких девочек я знаю только одну, поступившую в этом году — Джинни Уизли. Вечно эти рыжие создают проблемы и, пользуясь своим привилегированным положением, творят, что хотят. Близнецы невозбранно издеваются над другими школьниками, а преподаватели называют это шутками, их отец и Рон нарушают законы, младшая дочка над кошками издевается, их мамаша издевается над нашим слухом своим визгом, присылая детям Вопилеры. Так и чешутся руки поставить всех Уизли раком к стенке, спустить штаны и выстрелить в пятую точку каждому зарядом соли!

Так, стоп, не о том думаю. Если меня поймают на месте преступления, то во всём обвинят. Это Уизли всё по барабану, а меня мигом из школы выпрут без разбирательств. Ходу отсюда и как можно быстрее.

Я ещё думал о том, чтобы сбежать, а ноги уже вовсю несли моё хиленькое тело как можно дальше из этого коридора в сторону общежития Пуффендуя. К счастью, удалось скрыться с места преступления вовремя и не попасться никому на глаза.

Уже в своей комнате я размышлял над надписью. Что девочка хотела этим сказать? Тайная комната, враги наследника… Похоже, что юная Гриффиндорка таким незамысловатым трюком хотела отвести от себя подозрения, переведя все стрелки на Слизерин.

В комнату ворвался Джастин.

— Гарри, ты тут? — взволнованно воскликнул пацан. — Ты представляешь, что произошло? Кто-то проклял и подвесил кошку завхоза за хвост в коридоре третьего этажа! А ты где был?

— Здесь. Ты же знаешь, я не люблю тыкву. Кстати, я набрал пирожков с капустой и повидлом, будешь?

— Класс! — радостно заявил Джастин. — Сейчас в животе нет места, но немного попозже обязательно перекусим. Но ты не дослушал, там ещё была надпись: «Трепещите враги наследника, Тайная комната открыта»! А ещё на месте преступления поймали Гарри Поттера, Рона Уизли и Гермиону Грейнджер. Все думают, что это они сделали.

— А я всегда говорил, что во всём виноваты рыжие! Если в Хогвартсе случилась какая-то ерунда, ищи рыжего и найдёшь виновника.

Забавно получилось. Сестричка накосячила, а шишки пали на брата с дружком-Леноном. Но ребята тупые, надо же, наткнувшись на такой косяк, остаться возле него до прихода свидетелей. Бедная Гермиона, она выбрала совсем не ту компанию, мало того, что уже занесена в список нежелательных персон во всех чистокровных семьях и работа в любых структурах магического мира ей закрыта, так она продолжает копать себе могилу. Всё же быть умным и разумным, вещи несколько разные, что в очередной раз подтвердилось.

Несколько дней все школьники постоянно говорили о Миссис Норрис, а всё из-за завхоза Филча, который от горя из-за пострадавшей любимицы съехал с нарезки. Старик постоянно крутился в коридоре третьего этажа, будто ожидая поймать виновника преступления, и пытался стереть надпись на стене. У Филча ничего не вышло, видимо рыжая добавила в краску какое-то зелье, вроде того, каким покрыта моя метла, теперь краску можно удалить только с частью стены, а как мною уже было выяснено — это задача не из простых, по крайней мере к заклинаниям стены устойчивы, а это означает, что надо либо закрашивать надпись сверху, что тоже может оказаться проблемой, либо срезать верхнюю часть камней. Старик Филч прятался в коридорах, кидался на учеников, ища любой повод для наказаний. Самыми оригинальными его придирками были: «чересчур громкое дыхание» и «слишком счастливый вид». Я тоже не оказался обделён вниманием старика и получил замечание за «слишком радостную ухмылку».

Джинни Уизли ходила по школе сама не своя, оно и понятно, девочка переживала, что её поймают, но преподаватели не спешили расследовать преступление, словно им было абсолютно наплевать на происшествие.

У нас был урок Гербологии вместе с Гриффиндором и Джастин Финч-Флетчли старался держаться как можно ближе ко мне.

— Гарри, — сказал мне Джастин, — все говорят, что это Поттер заколдовал Миссис Норрис. Эта надпись, старшекурсники говорили, что она означает опасность для маглорожденных. А что, если Поттер решит переключиться на нас?

— Не бойся, это не Поттер. Но явно кто-то из Гриффиндорцев, только они настолько отмороженные и настолько сильно не любят Слизеринцев, чтобы подобное провернуть.

Следующим уроком у нас была трансфигурация, а у Гриффиндорцев зельеварение. После трансфигурации мы с Джастином пошли на обед, после которого решили зайти в библиотеку, точнее я решил, поскольку почти всегда так делаю, а Финч-Флетчли решил составить мне компанию, поскольку стал бояться ходить по школе в одиночку. По пути нам встретился Гарри Поттер, идущий навстречу. Поттер открыл рот, чтобы что-то сказать, а Джастин его явно испугался.

— Гарри, бежим отсюда, это же Поттер! — громко зашептал мне на ухо Джастин и с силой потянул за рукав. — Он нас убьёт, как ту кошку!

Посмотрев на соседа, я понял, что он действительно боится. Печально вздохнув, развернулся и пошёл быстрым шагом вместе с ним, решив проводить пацана до общежития и затем в одиночестве вернуться в библиотеку.

Проводив Джастина до общежития, я вернулся в библиотеку.

Локхарт на своих занятиях вообще не давал никакого материала, лишь устраивал театральные мини-представления по мотивам своих книг.

Я продолжал изучать книги из запретной секции, углубившись в изучение рун, чтобы расшифровать смысл стандартных рунных схем для изготовления артефактных теплиц. По утрам и вечерам продолжал тренироваться с волшебной палочкой и перстнем-концентратором.

Через несколько дней после встречи в коридоре с Поттером, заметил удивительную картину, Гермиона Грейнджер в компании Поттера и Уизли подошла к библиотекарю мадам Пинс, нервной сухопарой женщине, похожей на голодного стервятника, протянула той лист бумаги, к которому библиотекарь проявила повышенное внимание.

— «Сильнодействующие зелья»? — подозрительно повторила мадам Пинс и попыталась взять у Гермионы бумагу.

— А можно оставить себе разрешение? — робко спросила Гермиона.

— Да ладно тебе. — Рон Уизли вырвал у нее лист и протянул мадам Пинс. — Достанешь другой автограф. Локхарт распишется на чем угодно, только заикнись.

Вот же хитрая девица, развела Локхарта! Восхищаюсь умом Гермионы, если бы она его ещё не использовала себе во вред, увязая в мутных делишках рыжих, а думала о своём благополучии, было бы вообще замечательно. А вообще, попросить Локхарта поставить автограф на разрешении для посещения Запретной секции — гениально! Буду иметь в виду.

Мадам Пинс посмотрела бумагу на свет, будто сомневалась в ее подлинности, ушла с ней и минут через пять вернулась, держа в руках большой ветхий том. Гермиона осторожно спрятала книгу в портфель, и троица малолетних хулиганов медленно вышла из библиотеки с самым невинным видом.

Я подошёл к библиотекарю и протянул своё разрешение на чтение книг в Запретной секции, дама одарила меня хищным взглядом и попыталась вырвать бумагу из рук, но это мы уже проходили.

— Мадам Пинс, за что вы так не любите труд нашего милого декана?

— С чего вы это взяли? — удивлённо спросила женщина.

— Как же?! — я экспрессивно развёл в сторону руками. — У меня серьёзная исследовательская работа по Гербологии в области изготовления портативных теплиц, вам ли этого не знать? Неужели вы считаете, что студент обязан каждый день отвлекать бедную мадам Спраут, чтобы она выписала очередное разрешение? Разве мы с вами не решили ещё в первый раз, что разрешение на посещение Запретной секции останется у меня до конца года?

— Да-да, конечно, — согласилась библиотекарь, хищным взглядом провожая бумагу, которую я спрятал в сумку.

Интересно, зачем этой троице малолетних бандитов понадобились «Сильнодействующие зелья»? Кстати, мне бы тоже не помешало ознакомиться с этой замечательной книгой.

* * *

В промозглую субботу вся школа была растревожена из-за предстоящего квиддичного матча между Гриффиндором и Слизерином. На улице собиралась разразиться гроза, да и я не любитель подобных развлечений, поэтому стал чуть ли не единственным из студентов, оставшихся в замке.

Когда в комнату ввалился промокший до нитки, но при этом счастливый Джастин, я понял, что поступил правильно, всё же сидеть на ветру и под дождём на открытом воздухе в начале ноября на севере Шотландии — это не то, что способствует прибавлению здоровья.

— Гарри, ты зря не пошёл на квиддич! — радостно заявил Финч-Флетчли. — За Поттером охотился бладжер и тот выписывал такие фигуры высшего пилотажа, что закачаешься. Печально, что из-за дождя было плохо видно.

— Меня под холодный ноябрьский дождь выгонят лишь большие деньги или нужда, так что наоборот, даже рад, что не пошёл смотреть на попытки суицида Поттера.

— Гарри, ты зануда! — заявил Джастин.

— Знаю и горжусь этим! И не зануда, а разумный товарищ. Было ещё что-то, ради чего стоило разводить в нашей комнате лужу размером с Хуанхэ?

— Поттера под конец сбил бладжер, Гарри упал с метлы и сломал руку, — продолжил рассказывать Джастин. — Ему попытался помочь профессор Локхарт, но сделал только хуже. Я не видел, но люди говорят, что Локхарт удалил Поттеру все кости из руки.

— Супер! Ты уже попрощался со своими галеонами, или всё ещё теплишь надежду, что этот гомик Локхарт, научит нас чему-то полезному?

— Не трави душу, — печально ответил Джастин. — Я уже понял, что этот ряженный петух нас ничему не научит. Могу отдать тебе выигрыш хоть сейчас.

— Не-не-не, давай делать всё по-честному, спорили на конец года, значит перед отъездом и расплатишься.

* * *

На следующий день по школе курсировали слухи, что Колина Криви, первокурсника Гриффиндора, который вечно таскался с фотоаппаратом за Гарри Поттером, постигла участь кошки Филча, то есть он оказался парализован тем же проклятьем.

Интересно, чем Криви насолил рыжей девице? Неужели приревновала к Поттеру? Похоже на то. Более интересно то, что преподаватели не стали расследовать этот инцидент, хотя найти виновника не представляет проблем. Мне совершенно не нравится, что в этой школе творится чёрте что, и всем на это наплевать. Интересно, где эта девица выучила такое заклинание? Хотя, Уизли же чистокровные, видимо нашла что-то в семейной библиотеке. Но как легко девочка переключилась с животных на людей, сразу видно начинающего серийного маньяка, надо быть с ней осторожным. Похоже, что девочка теперь будет проклинать всех, кто на неё косо посмотрел и приблизился к Поттеру, видимо, она помешана на очкарике. А директор наверняка знает о том, кто чудит и будет всячески выгораживать дочку своих протеже, о чём говорит то, что делу не дали официальную огласку. В очередной раз подтвердилось отношение к маглорожденным волшебникам, как к мусору даже со стороны учителей. Если бы пострадал чистокровный маг, то в школе начался бы форменный кипиш.

В понедельник я исподтишка наблюдал за Джинни Уизли, на ней не было лица, видимо малолетняя преступница опасалась раскрытия, но при этом безнаказанность привела к тому, что стало понятно — маньячка на этом не остановится, и как только утихнут курсирующие по школе слухи, она начнёт искать новую жертву. Я даже стал подумывать о том, чтобы по-тихому придушить малолетнюю стерву, но за это светит Азкабан, поэтому пока лишь отслеживал реакцию рыжей проклинательницы, стараясь держаться от неё подальше и не поворачиваться спиной.

Активные детишки решили разбогатеть на страхах окружающих, в тайне от учителей началась повальная торговля фальшивыми талисманами, амулетами и прочими оберегами.

Первокурсники боялись ходить в одиночку, боясь, что не ровен час кто-нибудь нападет.

Троица — Уизли, Грейнджер, Поттер вела себя крайне подозрительно, постоянно бегая на третий этаж в туалет, в котором обитает призрак плаксы Миртл, из-за чего туда никто не ходит. Я как-то решил проверить, чем же они там заняты, и в одной из кабинок наткнулся на накрытый котёл с недоваренным зельем и рядом на подоконнике лежал рецепт под названием «Оборотное зелье» с частью вычеркнутых ингредиентов. Да уж, конспирация на «высшем» уровне…

— А что ты тут делаешь? — с интересом спросила девочка-призрак. — Это женский туалет и мальчикам тут не место!

— Это в первую очередь человеческий туалет и призракам тут не место. И вообще, у тебя под носом троица второкурсников варит запрещённое зелье, ты в курсе, что сокрытие подобной информации означает соучастие в преступлении? Ты же понимаешь, что делают маги с призраками-преступниками?

— Ты противный мальчишка! — заявила девочка-призрак и нырнула в унитаз, поднимая тучу брызг.

Я удалился из туалета, не став ничего предпринимать. Теперь стало понятно, зачем Грейнджер была нужна та книга про зелья из Запретной секции. Кстати, о самом зелье я лишь краем уха слышал от моего репетитора, семикурсника с Райвенкло, к которому надо будет и в этом году наведаться. Оборотное зелье позволяет на час превратиться в другого человека. Странно, неужели дети решили заняться шпионажем или у них уже наступил тот возраст, когда хочется испытать новые ощущения в постельных играх?

Вполне естественно, что я тоже захотел изучить ту самую книгу «Сильнодействующие зелья». Поскольку Спраут мне дала доступ к литературе, связанной с изготовлением портативной теплицы, то обращаться к ней бесполезно. Но уже на следующий день воспользовался проверенным методом и получил у Локхарта десяток автографов на пустых листах бумаги, из которых затем, используя образец от Спраут, сделал разрешения на посещение Запретной секции, вписав туда приличный список присмотренной литературы по зельям, рунам, чарам и ритуалам.

Глава 8

На следующей неделе в Большом зале вывесили объявление об открытии Дуэльного клуба. Мне стало интересно, что же это за зверь. Насколько в курсе, Филиус Флитвик является знаменитым дуэлянтом на волшебных палочках.

После ужина в восемь часов я со всеми Пуффендуйцами зашёл в Большой зал. Обеденные столы были убраны, под бархатно-черным потолком горели свечи, вдоль одной стены возведены золотые подмостки. Собралась чуть ли не вся школа — в руках дети держали волшебные палочки, их лица взволнованны.

На помостки вышел Гилдерой Локхарт в лиловой мантии в сопровождении Северуса Снейпа. Локхарт взмахнул рукой, требуя тишины.

Писатель стал толкать речь о своём величии и о том, что он станет преподавать дуэли, я не стал дослушивать этот бред, развернулся и, проталкиваясь через толпу учеников, пошёл в сторону общежития.

Если преподавать будет Локхарт, то всё сведётся к фарсу, лучше сам буду продолжать тренироваться.

На выходе из зала успел заметить, как Снейп заклинанием разоружения от души приложил Локхарта, впечатывая того в стену.

Добравшись до пустого общежития, я завалился на кровать с книгой по рунным цепочкам и продолжил вникать в расшифровку. Рунные заклинания мне напоминали программирование: руны — подобие алфавита, рунные цепочки — программный код. К сожалению, с принципами программирования я был знаком лишь понаслышке, поскольку, когда эта тема стала популярна, я был слишком стар для обучения и далёк от компьютерной темы, хотя сын лет за двадцать до моей смерти подарил мне компьютер, которым я неплохо научился пользоваться. Компьютер сменился ноутбуком, затем моноблоком, затем мне достался от внука шлем виртуальной реальности, в котором я и отправился на реинкарнацию прямо во время боя в компьютерную игру жанра РПГ.

Не успел прочитать и половины книги, как в комнату влетел до жути напуганный Джастин Финч-Флетчли.

— Джастин, ты чего такой наскипидаренный, словно змею увидел?

— Гарри, это не смешно, — нервно воскликнул Джастин. — Поттер натравил на меня гигантскую змею!

— Поттер и змею? Ну-ка, рассказывай подробней.

Мальчик не сразу смог рассказать, вначале пришлось напоить его водой.

— Локхарт вызвал на показательную дуэль Поттера и Малфоя, — начал рассказывать Джастин, активно жестикулируя руками. — Они начали сражаться и Малфой каким-то заклинанием призвал магическую змею, такая здоровенная гадина, что просто жуть! Локхарт откинул змею в мою сторону и тут Поттер жутким голосом как зашипит на неё! Змея зашипела в ответ и стала готовиться броситься на меня, но тут профессор Снейп её уничтожил! Поттер точно тёмный маг и хочет меня убить! Я слышал от старшекурсников, что только тёмные маги умеют говорить со змеями.

— Не школа, а полигон выживания, — я тяжело вздохнул. — Теперь понимаешь, почему я сразу ушёл? И вообще, с чего ты взял, что Поттер говорил со змеёй, может он просто прикалывался?

— Нет, он точно говорил с ней на змеином языке, — уверенным тоном заявил мальчик. — Она его слушалась, это все видели!

— Ты в курсе, что змеи глухие? Они воспринимают вибрации, нюхают раздвоенным языком и у них тепловое зрение, а слуха у змей точно нет — это учёные доказали, а они вскрыли немало этих гадов.

— Не знаю как, но змея точно слышала Поттера и слушалась его, — продолжил настаивать Джастин. — Наверное, это какая-то тёмная магия. Как теперь быть? Поттер, раз начал, то теперь точно меня проклянёт…

— Серо-буро-козявчатая магия, — насмешливым тоном отвечаю соседу. — Не бойся, просто ходи со мной, я тебя никаким тёмным магам в обиду не дам.

— Я от тебя ни на шаг не отойду! — клятвенно заверил Джастин.

— Хотел бы сказать, что счастлив подобной перспективе, но давай хотя бы в туалет я сам буду ходить!

— Я не это имел в виду, — смущённо произнёс Финч-Флетчли.

— Погоди!

В голове закрутились мысли про змеиный яд и если бы в жизни было всё как в мультиках, то в моих глазах сейчас бы появились знаки долларов.

— Поттер при помощи магии умеет приказывать змеям? А этому можно научиться?

— Не знаю, — ответил Джастин. — Зачем тебе? Это же тёмная магия!

— Да хоть цвета «мокрый асфальт»! Ты хоть понимаешь, какие это открывает перспективы? В лесу этих змей полно, а их яд стоит бешеных денег! Ты в аптеке Косого переулка кроме стандартных ингредиентов хоть на что-нибудь иное смотрел?

— Нет. — Джастин отрицательно покачал головой. — Что, неужели так дорого?

— Яд гадюки, которых дофига и больше, стоит 50 галеонов за грамм, то есть в скупке это примерно 45 галеонов. Яд гюрзы стоит 80 галеонов за грамм, а яд бумсланга и вовсе стоит 300 галеонов! Ты хоть понимаешь, что умение приказывать змеям — это золотое дно?! Конечно, для получения одного грамма надо надоить сотню гадюк, но с таким умением — это один поход в лес. Прикинь — сходил в лес, набрал яда с обычных гадюк и получил за это больше двухсот фунтов! Вот же Поттеру фортануло…

— Ты что, ему завидуешь? — Джастин был шокирован. — Я думал, мы друзья!

— Друзья, но разве это мешает мне мечтать о богатстве и крутой суперспособности? Джастин, ты неправильно расставляешь приоритеты. Не надо думать, что способность говорить со змеями — это тёмная магия, думай, что это суперспособность, вроде как у супергероев из комиксов, например, как мутация Росомахи или как способность Человека-паука. А Поттера можешь не опасаться, я с ним знаком ещё с первой поездки в Хогвартс-экспрессе, мы вместе в одном купе добирались, так что поговорю с ним, чтобы к тебе не лез, в крайнем случае, дам в лоб так, что у него очки на задницу съедут!

— Думаешь, что это вроде способности супергероев? — протянул Джастин. — То есть можно распорядиться для спасения людей, а можно стать суперзлодеем, как Доктор Зло?

— Ага, именно так.

— Ты же поговоришь с Поттером? — спросил сосед.

— Поговорю, не парься.

На следующий день я выловил Поттера после обеда в Большом зале, он очень удачно оказался без хвостика в виде рыжего пацана и лохматой девицы, а народ «героя» стал сторониться после вчерашнего, так что мы оказались вдвоём в пустом коридоре.

— Поттер, можно тебя на пару слов?

— Гарри? — удивлённо спросил Поттер. — Привет, ты что-то хотел?

— Да. Говорят, ты умеешь змеям приказывать. Поделись секретом, где и как этому можно научиться?

— Я не учился, — смущенно с долей возмущения ответил малец. — Я говорил со змеями всего два раза. Как-то в зоопарке поговорил с питоном, а в следующий раз только вчера. Я и не знал, что владею Парселтангом. А ты что, хочешь уметь говорить со змеями? Все говорят, что это тёмный дар и стали меня бояться.

— Глупцы, это же классная способность! Значит, ты не знаешь, как этому научиться?

— Нет, — ответил Поттер.

— Кстати, ты зачем на моего друга Джастина вчера натравил змеюку?

— Я не делал этого! — возмущённо воскликнул Поттер. — Я приказал змее замереть, а все подумали, что науськиваю!

— А, ну раз так, то другое дело. Ты молодец, парень!

— Ты, правда, так думаешь? — доверчиво спросил мальчик. — То есть… Ну ты понимаешь, все меня опасаются, считают тёмным волшебником и наследником Слизерина.

— Ерунда. Умение приказывать змеям — это круто. Только прошу тебя, не пугай больше Джастина, лучше даже не приближайся к нему. Он парень нервный, слухам верит, к тому же змеи испугался до ужаса, так что можешь считать, что ты стал у Финч-Флетчли персональным страхом, что-то вроде боязни высоты. Ярко выраженная Поттерофобия на лицо!

— Хорошо, постараюсь, — ответил Поттер, — но я лишь хотел его спасти. Если бы я не закричал на змею, она бы проглотила этого несчастного Финча.

— Благими намерениями выложена дорога в ад. И вообще, поверь умному человеку, люди очень неблагодарные существа, делая им добро, не стоит ожидать, что тебе за это будут благодарны, скорее выйдет наоборот, тебя посчитают виновником всех бед и обвинят незнамо в чём. Поэтому самое лучшее — это товарно денежные отношения, где всё честно. Люди платят деньги и получают услугу. В следующий раз, когда тебя попросят отразить лбом смертельное заклинание, сразу называй цену в твёрдой золотой валюте, галеонах, причём как минимум с шестью нулями!

— Не думаю, что захочу повторить подобное, — Поттер криво усмехнулся и потёр зигзагообразный шрам на лбу. — А вообще, я бы хотел объяснить Джастину, что случилось на самом деле. Ты можешь сказать, где он?

— Гарри, не стоит. Парень напуган и его никак не разубедить, ты его только ещё больше напугаешь. Я ему сам всё скажу.

Значит, всё не так просто, как хотелось. Придётся навестить библиотеку.

После обеда у нас из-за снегопада отменили урок Гербологии, поскольку наш декан решила сама укутать мандрагоры, не доверив это ответственное дело ученикам. Поэтому я направил стопы в библиотеку.

В библиотеке сидели парни-однокурсники с моего факультета: Эрни Макмиллан и Уэйн Хопкинс. Они бурно, но тихо обсуждали вчерашнее нападение и роль в этом Гарри Поттера, после чего сошлись во мнении, что Поттер наследник Слизерина в чёрт знает каком колене и убивает всех, кто ему не нравится. Кошку Филча за то, что завхоз на героя ругался, Колина Криви за то, что тот его преследовал, а Джастина Поттер попытался убить потому что выяснил, что тот маглорожденный.

В принципе выводы были бы правильные, если не знать, что всё дело рук Джинни Уизли.

Я взял из Запретной секции книгу под названием «Волшебные дары» и постарался выяснить о Парселтанге. Книга была ветхой и написанной архаичным языком, а полезной информации оказалось очень мало. Удалось выяснить лишь то, что у потомственных волшебников, если они были ярко выраженными специалистами своего дела или проводили на себе особые ритуалы, дети могут наследовать некие «родовые дары». Как понял — это некая склонность к определённому магическому ремеслу, например, потомку зельеваров во многих поколениях будет проще даваться варка зелий, потомку артефакторов проще даются зачарования и тому подобное. Про Парселтанг говорилось, что его, скорее всего, можно приобрести при помощи неизвестного ритуала.

Не успел дочитать книгу до конца, как подошло время приёма пищи.

— Гарри, — окликнул меня Эрни Макмиллан. — Скоро ужин, мы идём в Большой зал. Ты с нами?

— А что, есть другие варианты? Конечно с вами, только книгу сдам.

Сдав книгу Пинс, мы пошли в Большой зал. По пути наткнулись на гомонящую толпу, состоящую из трёх преподавателей: Филиуса Флитвика, Минервы Макгонагалл и Авроры Синистры, а также одного полтергейста и одного ученика, с которым я расстался после обеда. Ещё было видно, что на полу лежит без движения Джастин Финч-Флетчли, устремив в потолок остекленевшие от ужаса глаза. Рядом с ним лежит привидение Почти Безголовый Ник, но не туманно-прозрачный, как все духи, а словно измазанный сажей. Возле тел стоит ошарашенный Гарри Поттер.

— Попался! — ликующе воскликнул Эрни, тыча в Поттера пальцем.

— Сейчас же замолчите, Макмиллан, — призвала его к порядку Макгонагалл.

Паривший под потолком полтергейст Пивз широко улыбался, обозревая происходящее. Учителя наклонились над распростертыми телами. Пивз тут же сочинил песенку:

Гарри Поттер, ты злодей
Убивец духов и людей!

— Прекрати, Пивз, — прикрикнула на полтергейста профессор Макгонагалл.

Пивз отлетел подальше и показал Гарри Поттеру язык.

Профессор Флитвик и профессор Синистра, преподаватель астрономии, осторожно подняли и понесли Джастина в больничное крыло. Задачу транспортировки парализованного призрака решила профессор Макгонагалл — наколдовала из воздуха большущий веер, дала его Эрни и объяснила, как им действовать. Гордый Эрни замахал веером, и черный призрак, как под действием антигравитации, поплыл наверх к месту своего обитания. В коридоре остались только я, Хопкинс, Поттер и профессор Макгонагалл.

— Пойдемте, Поттер, — сказала женщина суровым тоном.

— Профессор, это не я, — жалобным тоном сказал Поттер. — Гарри, это не я, поверь мне!

— Не мне это решать, — заявила Макгонагалл и повела Поттера в сторону директорского кабинета.

Я стоял, словно громом поражённый.

— Джастин, дружище, что же тебе в общаге не сиделось? — тихо прошептал я. — Я найду эту шалаву и натяну на дуло по самые помидоры!

— Спокойно, Гарри, — сказал Хопкинс, и положил мне на плечо руку. — Я слышал, это можно вылечить зельем из мандрагор. Я знаю, что Джастин был твоим другом.

— Уэйн, не говори «был», он ещё живой. В Большой зал, ходу.

Я намеревался найти, выследить и грохнуть рыжую самку собаки, напавшую на моего приятеля. Пусть ей покровительствует хоть сам Бог или Дьявол, клал я прибор на Дамблдора и Азкабан!

Пока мы дошли до Большого зала, я немного успокоился и стал мыслить рационально. Наказать рыжую тварь надо, но надо провернуть всё тихо и чтобы не попасться. В тюрьму я не хочу, как и лишиться жизни, но к Джастину успел привязаться и не позволю, чтобы какая-то малолетняя маньячка-колдунья проклинала моих близких! Эх, жаль, что времена не те, а то без всякой жалости спалил бы рехнувшуюся ведьму на костре.

Нашёл за столом Гриффиндора Джинни Уизли, она была нервной и осунувшейся.

На следующий день после завтрака ко мне в коридоре на выходе из Большого зала подошёл расстроенный Гарри Поттер.

— Гарри, я хотел сказать, что не делал этого, — произнёс Поттер. — Я знаю, что вы дружили с Джастином, но я его не проклинал.

— Поттер, я тебе верю и ни в чём не виню.

— Правда? — неверующе спросил Поттер.

— Да.

— Но все ваши считают, что это сделал я, — с печалью произнёс Поттер.

— Знаю, но я так же знаю и то, что ты ни в чём не виноват. Так что забудь и постарайся больше не подставляться.

С этого момента пришлось забросить основные тренировки и начать слежку за девочкой. В шпионаже очень помогал амулет отвода глаз, раздобытый на первом курсе, который на младшекурсниках работал намного лучше, чем на опытных волшебниках. К сожалению, круглосуточно следить не вышло, учёбу и сон никто не отменял. Я намеревался застать девочку в одиночестве и отомстить маньячке, но она всё время была в компании. К тому же тренировки всех заклинаний сменились отработкой одного единственного заклинания, предназначенного для стирания памяти — Обливейт. Убивать девочку я передумал, но отомстить хотел, а оставлять воспоминания о нападении было бы глупо, я ещё хочу жить.

На Рождественские каникулы почти все школьники постарались уехать домой, остались лишь все Уизли, Поттер, Грейнджер, Драко Малфой со своими слугами-телохранителями, Гойлом и Крэббом. Пуффендуйцы и Райвенкловцы, напуганные нападениями, разъехались все поголовно, я остался в замке единственным из своего факультета. В связи с малочисленностью оставшихся в школе людей, преподаватели и студенты ели за одним столом.

Сегодня в празднично наряженном Большом зале состоялся шикарный Рождественский ужин. Первыми с ужина удалилась троица Слизеринцев. Гермиона что-то зашипела на ухо Рону Уизли, и тот стал с огромной скоростью заглатывать один за другим пудинги. Девочка чуть ли не силой потянула Рона из-за стола, за ними молчаливо поплёлся Поттер, и что интересно, эта компания двинулась за Слизеринцами.

Затем ужинать закончили остальные рыжие, они встали из-за стола и я пошёл следом за Джинни Уизли. К сожалению, она шла в компании старших братьев: пары близнецов и старосты Перси. Когда они заходили в общежитие, несмотря на то, что успел выучить наизусть пароль от входа в гостиную Грифов, не стал дожидаться закрытия картины с нарисованной Полной дамой. Совершенно спокойно идя в нескольких метрах за четвёркой рыжих, я прошёл через дверной проём и оказался в гостиной Гриффиндора. У входа стоит доска объявлений, большое помещение уставлено старыми диванчиками, креслами и письменными столиками, в одной из стен встроен огромный камин. Я развалился в одном из кресел.

Вначале, когда только начал следить за Джинни, то переживал, что буду обнаружен, но как показала практика, амулет работает замечательно. Если молчать и не делать резких движений, то меня никто не замечает, словно пустое место, можно идти в метре от волшебника и ему будет плевать на твоё присутствие.

— Ну что, Дред, пойдём, доварим ту гадость? — сказал один из близнецов Уизли, обращаясь к другому.

— Конечно, Фордж, — согласился второй близнец.

— Опять ерундой занимаетесь, — занудным голосом выдал старший из рыжих. — Лучше бы за ум взялись, как старшие братья, чем хулиганить.

— Фордж, мне кажется или кто-то действительно испортил воздух? — провозгласил один из близнецов.

— Братец Дрэд — это всё задница, большая говорящая задница, имя которой начинается на «П», — вторил другой близнец.

И как Перси их терпит? Я бы уже обоим прописал горячих вытолочек или же так отшутился в ответ, в добавок обложив матом, что они не скоро захотели бы так плохо шутить впредь.

Перси Уизли тяжело вдохнул и, стараясь сохранять важный вид, удалился в сторону спален. Близнецы с ухмылкой переглянулись и ушли вслед за Перси.

Джинни украдкой огляделась вокруг, не обращая на меня внимания, и проскользнула в противоположную сторону к спальням девочек. С одной стороны — это шанс, ведь девочка осталась одна в общежитии, но есть несколько препятствий. Во-первых, лестница, которая становится невероятно скользкой и убирает ступеньки, стоит к ней приблизиться мальчику. Во-вторых, если Джинни поднимет шум, то прибегут её братья и скорее всего, ещё и учителя. В-третьих, в школе слишком мало людей и подозрения в случае нападения на ученицу падут на узкий круг лиц. Лестница легко преодолевается при помощи метлы, тишину просто создать при помощи заклинания тишины, которым я овладел ещё на первом курсе, а вот последний факт — единственное, что меня останавливает от визита в девичью спальню. Поэтому пришлось продолжить сидеть в кресле, ожидая, пока Джинни решит куда-нибудь прогуляться.

Пока ждал, в голове зародилась мысль. Вообще, почему я решил, что девочка нападает просто так? Конечно, ей это может просто нравиться, но это же мир магии и волшебства, может оказаться так, что она нападает для проведения какого-то ритуала. Может быть, младшая Уизли нашла какой-то ритуал и решила стать красивее, а для этого нужны особым образом проклятые жертвы.

Долго ждать не пришлось. Вскоре Джинни спустилась по лестнице из женского общежития, у неё был такой вид, словно девочка находится под действием наркотиков: расширенные зрачки и странная походка, а в руках зажата какая-то чёрная тетрадь. Девочка оглядела зал, вновь проигнорировав тихо сидящего в кресле меня, и направилась к выходу.

Выждав немного, я пошёл следом за рыжей девицей, держась на удалении и ориентируясь в большей степени на звук звонких шагов. Я был обут в кеды с мягкой подошвой, хоть зимой в них и холодно, зато ступал тихо, так что не пришлось использовать заклинаний.

Путешествие завершилось в коридоре третьего этажа, девочки тут не было, хотя из-за угла от лестничного пролёта слышал, что шаги прекратили доноситься примерно на середине коридора. Это оказалось то самое место со злополучной надписью, где была подвешена кошка завхоза, видимо Джинни зашла в туалет плаксы Миртл. Я аккуратно приоткрыл дверь туалета и успел увидеть лишь, как стена по центру помещения вместе с раковиной задвигается на место, перекрывая вход, видимо в тайный проход. Призрака на месте не оказалось.

Да уж, девочка полна секретов. Похоже, это вход в ту самую Тайную комнату, о которой говорится в надписи, только вот зачем об открытии комнаты было уведомлять всю школу? Ни черта не понимаю, что происходит!

Тщательный осмотр показал, что та самая раковина оборудована отличающимся от остальных краном в виде змеи, и этот кран не работает. Простучав стены туалета, осознал, что именно на месте злополучной раковины стук звучит так, словно там пустота. Попытка повернуть кран, нажатие на него и раковину не привели ни к чему, было непонятно, как активируется механизм открытия тайного прохода.

Похоже на то, что тут используется какая-то магия. Вроде мы учили какое-то заклинание отпирания. Вспомнил.

— Алохомора! — направляю отпирающие чары на раковину.

Использованное заклинание не помогло.

— Алохомора максима!

Даже усиленная версия чар не сработала.

Видимо, тут поможет только нужное заклинание или лом.

Я решил дождаться возвращения рыжей, замер сбоку от прохода, достал и зарядил картечью дробовик и приготовился к встрече. Злость за друга переполняла меня настолько сильно, что уже было плевать на отсутствие алиби. Все факты на лицо — Джинни и есть та самая маньячка, что напала на Джастина. А ждать объективного наказания виновницы от её же покровителя — затея заранее обречённая на провал. Скорее меня сделают крайним, назвав Наследником.

Примерно через полчаса ожидания раздался скрежещущий звук, и стена с раковиной отъехала в бок. Из проёма показалась рыжая голова Джинни Уизли, я от души приложил по ней прикладом дробовика. Девочка рухнула на землю, как подкошенная, у неё из рук на пол туалета выпала чёрная тетрадь.

Хватаю Джинни за волосы и втягиваю из потайного хода, который так и остался открытым. Вырываю у неё из руки волшебную палочку и кладу оную себе в карман.

— Ну что, самка собаки, думала, что останешься безнаказанной?

Отпускаю волосы, распрямляюсь и бью её ногой в живот.

— Это тебе за Джастина, юная маньячка! Наследник недоделанный! Врагов надо выбирать осмотрительно, некоторые могут вместо того, чтобы беречься, разнести твою гнилую черепушку тучей брызг!

— Что? — тихо прохрипела девочка, пытаясь встать на четвереньки, и сильно шатаясь. Она явно получила серьёзное сотрясение мозга от удара прикладом и никак не могла прийти в себя. — Что происходит? За что? Где я?

— На, сволочь! — Ещё раз припечатываю ногой в живот. — Мне в детстве говорили, что девочек бить нельзя, но ты не она, ты маньячка, а против таких тварей законы не работают! Зачем ты прокляла моего друга, рыжая самка собаки?

— Я ничего не делала, — заливаясь слезами, хрипло произнесла Джинни. — Пожалуйста, не бей меня!

— Конечно, все вы так говорите, когда дело дойдёт до наказания за преступления. Я ничего не делала, я не виновата. Только вот вход в Тайную комнату, который ты только что при мне открыла, говорит об обратном. У меня есть три вопроса, дав правильный ответ на которые, у тебя есть шанс остаться в живых. Как и зачем, и что мне с тобой делать?!

— Но я, правда, ничего не делала, — сквозь слёзы выдавила из себя девочка, больше не делая попыток встать и свернувшись клубком.

— Детка, я в молодости через войну прошёл, фрицев бомбой подрывал и их кишки на нож наматывал, меня детскими слезами не разжалобить, так что прекрати врать и отвечай на вопросы, а то загоню дуло ружья тебе в задницу по самые гланды и полюбуюсь фонтаном из мозгов!

— Это не я, правда! — тихо сказала девочка. — Это всё дневник! Он заставлял меня…

— Ну-ну. Продолжай. Что за дневник, где, кто, когда и с кем?

— Я не знаю, как он у меня оказался, — начала тихо сквозь слёзы рассказывать напуганная до ужаса Джинни Уизли, — я нашла его вложенным в книгу после посещения Косого переулка летом. Я решила использовать тетрадь в качестве личного дневника, стала писать туда, а он начал отвечать мне. Мы так хорошо общались, а потом… Потом в школе я стала замечать за собой провалы в памяти, которые совпадали по времени с нападением на учеников.

— Брехня, я чую, что ты врёшь!

Лёгкий удар прикладом по пальцам левой руки скорее сильнее напугал девочку, чем причинил ей серьёзный вред.

— Пожалуйста, не бей меня, — захныкала Джинни. — Да, я помнила что делаю! Я помню, как варила зелье для несмываемой краски, как убивала петухов Хагрида, как спускалась вниз в тайную комнату и говорила с василиском, как натравливала василиска на кошку Филча и учеников, которые мне не нравились, но это происходило словно во сне, я была будто сторонним наблюдателем, в то время, как моим телом кто-то управлял. Я лишь сильно-сильно желала, чтобы никто не умер, поэтому вместо того, чтобы превратиться в камень, ученики и кошка всего лишь оказались парализованными. Я не хотела никому зла… Прошу, не убивай меня! Я не хотела… Нет…

— Как открывать проходы в Тайную комнату и что за василиск?

— Проходы открываются паролем «Откройся», сказанном на змеином языке, — ответила девочка. — А василиск, это оставленный Салазаром Слизерином гигантский змей, он подчиняется наследнику и живёт в Тайной комнате. Он ужасен и огромен, около пятидесяти футов в длину, обладает убивающим взглядом и невероятной силы ядом.

— Мда… Чем дальше в лес, тем толще партизаны… Ты же понимаешь, что я всё равно не могу тебя отпустить после всего, что ты натворила? Отговорки по типу «я не хотела» пройдут лишь с глупцами или с твоей роднёй. Если бы ты на самом деле не хотела никому причинять вред, то сдала бы тёмный артефакт, которым, по всей видимости, является эта тетрадь — учителям. Ты же продолжала нападать, причём на тех, кто не нравится тебе, а не якобы духу дневника.

— Я боялась, — хныча, ответила Джинни. — Боялась, что меня накажут, а после нападения на Криви испугалась ещё сильнее. Том говорил, что ничего страшного не случилось, что он не виноват, я хотела ему поверить.

— Какой Том?

— Это парень, который разговаривал со мной на страницах дневника, — пояснила Джинни. — Прошу, не убивай меня! Я сделаю что угодно!

— Если я тебя отпущу, то твои покровители меня посадят в Азкабан, так что тебя проще убить и скинуть тело в проход к Тайной комнате, списав всё на «наследника». Назови хоть один аргумент сохранить тебе жизнь.

— Я дам магическую клятву, что никому ничего не расскажу, — сказала Джинни, с надеждой в голосе.

— Деточка, о магических клятвах я читал, но для Непреложного обета нужен третий маг, а магический контракт никто из нас составлять не умеет.

Девочка испугалась, и стала судорожно соображать. Она попыталась сесть и это у неё получилось. Джинни облокотилась спиной о ближайшую стену и посмотрела на меня.

— Я знаю! — радостно воскликнула она.

— Что знаешь?

— Знаю магическую клятву, не требующую посредников, — с надеждой произнесла Джинни. — Вычитала в маминой книге, которую она прячет в тайнике. Древняя клятва служения господину. Слуга не может передавать никакой информации о господине. Я дам тебе эту клятву!

— Ну, попробуй.

— Господин должен представить в уме знак, личный герб, приложить волшебную палочку к плечу, а слуга прочитать клятву, — пояснила Джинни.

— Окей.

Перекладываю дробовик в левую руку, достаю волшебную палочку и смотрю, куда приложить. Джинни, смотря на меня со страхом, закатала рукав на левой руке, и я приложил палочку к плечу, представляя красивую бабочку. Что может быть невиннее бабочки? Когда на руке у несовершеннолетней девушки появляется татуировка бабочки, а она не признаётся, откуда такой узор, то почти со стопроцентной вероятностью взрослые подумают, что это подростковый бунт и девочка в тайне сделала себе тату. Кому придёт в голову, что такой невинный узор является меткой?

— Как тебя зовут? — спросила Джинни дрожащим голосом. — Надо полное имя и после слов клятвы, ты должен сказать, своё полное имя и сказать, что принимаешь клятву и моё полное имя.

— Гарри Александр Пагсли Семён Адамс.

— Я, Джиневра Молли Уизли, клянусь своей сутью и магией вручить свою жизнь своему господину Гарри Александру Пагсли Семёну Адамсу. Клянусь служить ему, пока господин жив, клянусь не причинять прямой или косвенный вред своему господину, клянусь не разглашать секретов господина без его на то согласия и выполнять его приказы.

— Я, Гарри Александр Пагсли Семён Адамс, принимаю клятву Джиневры Молли Уизли.

Из моей волшебной палочки вытянулись сотни золотистых нитей, которые окутали нас двоих. А на плече девочки появилась татуировка в виде красивой бабочки. После этого почувствовал связь с Джинни, сконцентрировавшись на которой, мог почувствовать её местоположение и состояние здоровья, которое в настоящий момент было не очень хорошим, а также понял, что при желании могу потянуть из слуги магию или причинить ей боль по этой связи.

— Ну что же, клятва — это хорошо, но я ей всё равно не доверяю. Поэтому…

Начинаю выписывать недавно заученную вязь заклинания, Джинни с ужасом следит за моими действиями, не понимая, чего ожидать.

— Обливейт! — Накладываю на неё заклинание лишения памяти.

Джинни замерла, её глаза стали словно стеклянные, расширились зрачки, а взгляд оказался направленным в одну точку.

— Забудь всё, начиная от момента, как сегодня ты покинула гостиную своего факультета, направляясь в этот коридор.

Затем я достал из сумки перчатки из кожи дракона надел их и подобрал опасный артефакт, который поместил в один из расширенных карманов мантии. Дробовик убрал в сумку. Вытащил из кармана волшебную палочку девочки и кинул на пол у выхода из туалета. Оставил Джинни сидящей на полу с остекленевшим взглядом, и направился на выход из туалета, покидая который, с опаской покосился на открытый лаз к Тайной комнате.

Придя в общежитие, достал из кармана дневник и положил в камин, но эта чертова хрень не хотела гореть. Прошло пару часов и ничего не изменилось. Видимо, тетрадь защищена какими-то чарами, но сжечь можно что угодно, даже металл, просто бывает недостаточно температуры.

Я трансфигурировал один из стульев в кузнечные меха, воздух из которых направил в камин и стал качать меха. Поток воздуха разжёг пламя сильнее, оно горело с громким треском. До меня донёсся нестерпимый жар и из камина стали вылетать искры, которые грозили пожаром.

При помощи волшебной палочки наложил заклинание, приглушающее звуки, чтобы треском поленьев никого не привлечь, затем решаю перстнем-концентратором создать магический щит.

— Щимт! — произношу заклинание на русском и выставляю щит напротив камина.

Жар тут же стал намного более терпимый, а все искры не могли преодолеть марево магического щита. Я продолжил качать меха с большей силой, от чего пламя в камине разгорелось намного сильнее и дневник, наконец, начал тлеть. Магический щит стал потреблять гораздо больше магических сил, и удерживать его стало тяжелее.

Я поднажал на меха, покрываясь потом от двойных усилий: физических и магических. Из дневника полились черные чернила, от которых поленья в камине зашипели и стали дымить, словно горящие покрышки. Тетрадь стала тлеть быстрее и внезапно из неё появилась полупрозрачная призрачная фигура подростка примерно шестнадцати-семнадцати лет, он стал распахивать рот и корчиться, словно сгорающий заживо человек, видимо ещё и кричал, но до меня не доносилось ни звука, благодаря заклинанию, не пропускающему звуки. Так продолжалось несколько секунд. Вдруг призрак развеялся, словно разогнанный солнечным светом утренний туман, дневник прекратил истекать чернилами и загорелся, как и положено бумажному изделию.

Я прекратил качать меха и почувствовал, что уже не могу удерживать магический щит. Прекратил подпитку защиты, отошёл к ближайшему креслу и рухнул в него, поскольку с трудом держался на ватных ногах. Магический щит продержался ещё несколько секунд и пропал, затем кончилась магия, вложенная в трансфигурацию, и меха превратились обратно в стул.

Чары тишины тоже исчерпали вложенные силы, и до меня донёсся звонкий треск догорающих углей, от которых шёл сильный жар.

Что за ерунда тут творится? Кому понадобилось подкидывать девочке тёмный артефакт? Что это вообще была за тетрадь? Судя по всему, там был запечатан дух какого-то пацана, который мог брать под контроль тех, кто долгое время контактирует с дневником. Почему такой артефакт никто не обнаружил? Хотя последнее понятно, видимо он относится к пассивным, которые почти невозможно обнаружить.

Набравшись сил, я с трудом доковылял до своей спальни. Стоило голове коснуться подушки, как я тут же погрузился в страну Морфея.

На следующий день с утра до меня дошло, что вчера натворил дел на приличный срок заключения в Азкабане, оттого жутко переживал. Спустившись на завтрак в Большой зал, старательно давил эмоции, чтобы не привлекать к себе внимания.

Обнаружил, что уже все оставшиеся в замке люди сидят за столом, не хватало только Джинни и Грейнджер. Если с мелкой Уизли понятно, что случилось, то вот куда подевалась Гермиона — не понятно. Все Гриффиндорцы были хмурые и злые, особенно семейство рыжих, они все отсели подальше от Поттера и кидали злобные взгляды на лучащегося довольствием Драко Малфоя и очкастого героя, словно не были уверены, кого больше ненавидеть. Четвёрка рыжих парней поигрывала желваками. Учителя выглядели обеспокоенными и кидали на всех учеников подозрительные взгляды, особое внимание уделяя Поттеру.

Свободные места оставались возле Поттера, который казался отщепенцем, даже его всегдашний хвостик Рон отсел подальше и сверлил злобным взглядом, ещё место было возле Гойла, я выбрал в качестве соседа очкарика. Поттер выглядел очень расстроенным и кидал опасливые взгляды на семейство Уизли.

Из-за стола поднялся Дамблдор, который осмотрел нас наигранно добродушным взглядом.

— Итак, раз все оставшиеся в Хогвартсе собрались, то у меня есть для вас объявление, — произнёс директор. — Вчера вечером произошло нападение на ученицу первого курса, Джиневру Уизли. Девочку нашли сильно избитой в туалете третьего этажа со следами применения заклинания стирания памяти.

Малфой в ответ на это мерзко ухмыльнулся.

Да-да! Избитой и со стёртой памятью, зато живой… И всё равно я считаю, что правильно сделал, отмудохав эту маньячку в отместку за нападение на Джастина, пусть и действовала она якобы по принуждению артефакта, но меня не наебёшь, хрен на ландыш не похож, хрен большой, а ландыш маленький!

Уизли ещё больше разозлились и все четверо просверлили Малфоя злобными взглядами, Драко же в ответ на это ещё шире расплылся гадостной улыбкой.

— К счастью, в отличие от прошлых студентов, она вскоре вылечится, — произнёс директор. — Коридор третьего этажа объявляется запретным, его нельзя посещать никому, кто не желает погибнуть мучительной смертью.

Опять «Запретный коридор», и вновь третий этаж. Видимо вход в Тайную комнату так и не закрылся.

После объявления директора завтрак проходил в напряжённой атмосфере.

— Гарри, — обратился я шёпотом к сидящему рядом Поттеру, — что случилось? Где твоя подружка, она же вроде бы тоже осталась в школе?

— Эм… — протянул Поттер и после зашептал мне на ухо, но в тишине этот громкий шопот должны были слышать все присутствующие, которые делали вид, словно им ни капельки не интересно. — Вчера с Гермионой случилась неприятность, она… Э-э-э… Заболела и я проводил её в больничное крыло, а после этого, возвращаясь в общежитие, обнаружил Джинни в туалете плаксы Миртл. Там ещё в стене был открыт тайный проход, ведущий в Тайную комнату, а Джинни была избита и сидела на полу с остекленевшим взглядом. У неё была порвана мантия, а лицо всё в слезах и синяках. Тут прилетел призрак Миртл, она подняла шум и сбежались учителя. Меня обнаружили и посчитали тем, кто напал на Уизли. Но я этого не делал!

— Да… Дела. Поттер, я удивлён, что в такой ситуации тебя до сих пор не арестовали авроры.

— Но я, правда, ни на кого не нападал! — громко воскликнул Поттер, чем навлёк на себя радостный взгляд Малфоя, злобные и не сулящие добра взгляды четырёх Уизли и осуждающие преподавателей. — Ты что, тоже веришь, что это я Наследник? — Гарри вновь перешёл на шёпот.

— Не знаю, даже что и думать. — Мне хотелось отвести от себя подозрения, поэтому хоть и знаю, кто стоит за нападениями, но не стал показывать этого. К тому же Поттер мне никто, всего лишь знакомый. — Сам посуди, ты говоришь со змеями, что говорит о родстве со Слизерином, по школе происходят странные нападения, кого-то проклинают, кого-то избивают, а рядом всё время находят одного и того же человека. А теперь ещё и непонятный тайный вход. Например, откуда ты знаешь, что он ведёт в Тайную комнату? Будь я следователем, то этих доказательств было бы достаточно, чтобы закрыть как минимум в камеру предварительного заключения.

— Да всё тут ясно, — лучась довольствием, мерзким голосом произнёс Драко Малфой. — Поттер, я рад, что хоть кто-то решился вычистить магический мир от мусора в виде грязнокровок и Предателей крови! Так держать! Я готов пожать тебе руку. Берегись, карликовый Пуффендуец, ты следующий! — Последнее он сказал мне.

— Тихо! — грозно произнесла Макгонагалл. — Минус десять баллов Слизерину и мистер Малфой, сегодня вас ожидает отработка у Филча.

Драко тут же скис, резко встал из-за стола и направился на выход из Большого зала.

Поттер встал из-за стола и с поникшим видом отправился в сторону общежития Гриффиндора. За ним подорвались Уизли, явно не с намерением подарить фиалки, на что тут же среагировал Дамблдор, грозно посмотрев на рыжую четвёрку.

— Мои мальчики, — грозным тоном с наигранной мягкостью произнёс директор, — я надеюсь, вы не будете совершать глупостей. Учителя сами разберутся в том, кто виноват и накажут виновных. Я бы не хотел сообщать вашим родителям об исключении из школы…

Уизли тут же сдулись и уже не так уверенно поплелись на выход.

Я тоже не стал задерживаться и отправился в сторону общежития Пуффендуя, по пути забежав на кухню и затарившись у карликов-поваров снедью с запасом на пару дней.

На обед я всё же пошёл. Компания была такая же, как и утром, за тем исключением, что на третьем этаже стояли авроры в красных мантиях.

В начале принятия пищи Дамблдор встал из-за стола и постучал по бокалу, привлекая внимание окружающих.

— Итак, вы могли заметить, что в школе сейчас находятся авроры и мракоборцы, — сказал директор. — Я их вызвал, чтобы разобраться с проблемой. Просьба ко всем учащимся — после ужина отправиться по своим общежитиям и не покидать их до утра, пока сотрудники министерства устраняют угрозу ученикам. Еду вам в виде исключения доставят прямо в спальню.

— Что за угроза? Разве они не должны арестовать Поттера?! — выкрикнул Рон Уизли, одарив «избранного» злобным взглядом.

— Ну-ну, мой мальчик, — добродушно произнёс Дамблдор. — Гарри ни в чём не виноват, он лишь хотел помочь твоей сестре. Мракоборцы устраняют настоящую угрозу.

Директор был не очень убедителен, словно он сам не верит в то, что Поттер невиновен. Это выглядело так, будто директор выгораживает Гарри Поттера. Я же осознал, что магические полицейские приехали уничтожить или забрать из школы василиска, очередного магического мутанта, которые тут встречаются каждый год на каждом углу.

Надеюсь, что дальше василиска дело не зайдёт и всё спишут на него, разве что кроме избиения Джинни. Возможно, что директор обо всём догадался, и я раскрыт, но пока всё выглядит так, словно подозревают лишь одного Поттера.

Весь вечер я пробыл в одиночестве в общежитии Пуффендуя. Чтобы не переживать зазря, отрабатывал до автоматизма небольшой набор русских заклинаний. Несколько раз гостиную навещала декан Спраут, чтобы проверить, на месте ли я, убедившись, что всё в порядке, она удалялась в теплицы. Когда она забежала в очередной раз уже под вечер, я был вымотан отработкой чар и устало развалился в кресле.

— Гарри, ты в порядке? — спросила декан.

— Да, спасибо мадам Спраут.

— Ты выглядишь усталым, не заболел? — с беспокойством спросила женщина. — Может быть, тебя отвести в больничное крыло?

— Спасибо, но не стоит беспокоится. Я переживал из-за случившегося в школе, и чтобы не нервничать, занимался отработкой заклинаний, вот и устал. Что там вообще случилось, может быть, вы расскажете? А то директор только нагоняет туману.

Декан ненадолго задумалась.

— Хорошо, мой хороший, слушай, только никому с чужих факультетов не говори об этом, — сказала она. — Поттер нашёл в туалете третьего этажа, где обитает призрак Миртл Уорен, избитую Джинни Уизли, у которой стёрли последний час памяти. По крайней мере, так утверждает сам Поттер, а директор его прикрывает, придерживаясь этой версии, не позволяя аврорам допросить своего «золотого мальчика». В туалете был обнаружен открытый потайной лаз, ведущий к Тайной комнате. Дамблдор со Снейпом и Флитвиком исследовали лаз и обнаружили там шкуру гигантской змеи, после чего директор вызвал мракоборцев. Мракоборцы исследовали лаз, вскрыли внизу ещё одну зачарованную дверь и обнаружили большой зал, где обитал гигантский василиск, видимо оставленный в школе ещё самим Салазаром Слизерином.

— А что вообще за василиск такой? И что за мракоборцы?

— Мой хороший, василиск — это огромная химера, выведенная при помощи тёмной магии, имеющая вид змеи. Они живут невероятно долго, вырастая до невероятных размеров. Тот, что обитал под замком, был в длину 50 футов, — поведала декан. Я в уме прикинул, что это около 15 метров. — Василиски одни из самых опасных магических созданий, они имеют невероятной силы яд, который нейтрализуется только слезами феникса и взглядом обращают в камень всё живое, а если смотреть через отражение, как это было с Криви и Финч-Флетчли, то жертву парализует. А мракоборцы, это подразделение отдела правопорядка, которое занимается опасными тварями и проклятьями.

— Значит, на учеников нападал василиск?

— Именно, — кивком подтвердила женщина. — Как мы сами не догадались, даже уму непостижимо! Но… То что скажу дальше, это секрет, только для внутрифакультетского пользования — василиск сам бы не стал нападать, ведь до этого он обитал под замком тысячу лет и никого не трогал. Химеру явно натравливал на учеников змееуст, а в школе известен лишь один ученик, владеющий парселтангом, его же, как ты правильно заметил вчера в Большом зале, всегда ловили с поличным на месте преступления. Мой хороший, прошу тебя, даже не вздумай приближаться к Гарри Поттеру, мало ли, что там напел мракоборцам Дамблдор, я считаю, что это всё дело рук этого мальчишки. Ты понял? Никому с других факультетов не говори и на нашем факультете не упоминай, что тебе об этом сказала я!

— Конечно, мадам Спраут. Я всё понимаю, у вас могут быть проблемы с директором. Я расскажу старшекурсникам, но так, будто услышал слухи. Но… Всё выглядит так, будто Поттер собирался спуститься к василиску, а его застукала Джинни и он её избил, а потом как-то сумел стереть память. Это же очевидно!

— Умница, — похвалила меня декан и тепло улыбнулась. — Это очевидно всем, поэтому директор и прикрывает Поттера. Как продвигаются твои изыскания с изготовлением теплицы?

— Отлично, но пока только идут подготовительные изыскания. Я уже нашёл все необходимые заклинания и расшифровал рунные цепочки заклинаний полива и освещения, сейчас только отрабатываю заклинание постоянной трансфигурации, а то за раз не могу преобразовать даже материала на одну доску.

— Ого! — восхищённо произнесла декан. — Невероятно! Такие чары и в двенадцать лет… А кто тебя научил заклинанию постоянной трансфигурации? Неужели Макгонагалл?

— Ага, как же! — Я скривил лицо, будто съел лимон. — У профессора Макгонагалл воды в море не допросишься, если бы она не сдерживалась, то послала бы меня матом, а так просто вежливо, но сурово сказала, что мне не стоит знать заклинаний больше, чем положено моему курсу, после чего предложила дожидаться пятого курса, чтобы изучить всё на общих основаниях.

— Это в её стиле. — Помона Спраут покивала головой своим мыслям. — Минерва хорошая женщина, но как декан и преподаватель… Ну да ладно, это наши дела, в которые ученикам не стоит вникать. Значит, ты сам изучил заклинание?

— Сам. Парни с шестого и пятого курсов помогли.

— Да ты мой хороший! — Декан тепло улыбнулась и потрепала рукой меня по голове, разворошив всё подобие причёски. — Я рада, что у меня на факультете учатся такие одарённые дети. Только печально, что другие учителя на тебя жалуются, говорят, оценки у тебя плохие.

— Это плохо? Просто я стараюсь уделять внимание более сложным и полезным заклинаниям.

— Ничего плохого в этом нет, — произнесла мадам Спраут. — Главное, не запускай обычную учёбу, чтобы сдать все экзамены хотя бы на минимальную оценку. Мы Пуффендуйцы, а это значит, что делаем важные вещи, а не те, которые таковыми считаются.

— Мадам Спраут, так что там с василиском? Его обезвредили? Никто не пострадал?

— Мракоборцы обездвижили василиска и удалили его из школы, — сказала декан. — Они были с защитными амулетами, но пятерых из них увезли парализованными в госпиталь Мунго. Туда же отправили наших парализованных учеников. Целители обещали быстро поставить всех на ноги, так что уже после рождественских каникул Джастин присоединится к тебе и продолжит обучение.

— Это отличная новость. А почему так не сделали раньше?

— Хороший вопрос, — протянула мадам Спраут. — Все преподаватели им задавались. Видимо, директор не хотел поднимать скандал, ведь пострадали «всего лишь» маглорожденные и кошка, он рассчитывал на мои мандрагоры и навыки в варке зелий профессора Снейпа. Но теперь пострадала чистокровная Уизли, плюс о лазе в Тайную комнату благодаря Поттеру стало известно многим, вот Альбусу и пришлось срочно подключать мракоборцев.

Глава 9

После каникул все парализованные василиском вернулись в школу и продолжили обучение. Вся школа выяснила, что виновником происшествия стал василиск, которого мракоборцы вывезли в заповедник, а неофициально виновником стали считать Гарри Поттера. С очкариком можно было увидеть лишь Гермиону Грейнджер, поскольку Рон Уизли старательно игнорировал Поттера.

Джинни Уизли не помнила о нашей встрече в туалете, но судя по всему, прекрасно помнила, что является виновницей нападений. Её выпустили из больничного крыла уже через пять дней после нашей встречи.

Я вернулся к отработке заклинания постоянной трансфигурации и отрабатывал до идеала русские заклинания.

После нового года самогонка расходилась, как горячие пирожки на вокзале.

Из-за скандала с василиском и нападениями на учеников Дамблдора чуть не подвинули с поста директора школы, но он всё же смог удержаться на этой должности. А вот с поста главы Визенгамота, суда для волшебников, его подвинули. Дамблдор подал это, как личную инициативу, будто стал стар и устал работать сразу на нескольких должностях, но в то, что подобный шаг сделан добровольно, верили лишь наивные волшебники.

В середине января я уже мог трансфигурировать кусок древесины такого размера, что получалась стенка размером полметра на полметра, после чего приступил к изготовлению сундука. Сделал из оставшихся дубовых чушек — деревянные заготовки, затем собрал их в короб при помощи заклинания Вечного приклеивания. Это был самый лёгкий этап сборки, потребовавший долгой подготовки. Быстрее было бы выпилить всё ножовкой вручную или даже вырубить топором, но постоянное изменение вещества уж больно полезная вещь, которую мало кто из школьников-волшебников способен оценить по достоинству, скорее даже — самое полезное из того, чему учат на Трансфигурации. Получился большой сундук размером метр в длину и по полметра в ширину и высоту.

Ещё две недели я после уроков пропадал в прихватизированной комнате для самогоноварения, нанося руны на поверхность будущей теплицы. Внутри сундука были нанесены стандартные для подобных артефактов рунные цепочки: руны освещения с регулировкой автоматического переключения на режимы день-ночь; руны для поддержания заданной температуры воздуха внутри теплицы; руны для дозированного полива в определённое время; заклинание вентиляции; маркеры для заклинания Незримого расширения. Снаружи сундука нанёс руны для стандартного уменьшения сундука с облегчением веса, которые после активации способны уменьшить теплицу до размеров небольшой шкатулки, которая свободно помещается в сумку или большой карман.

Заклинание незримого расширения внутрь сундука наносил в субботу, выложившись для этого на полную катушку. Казалось, будто выдавил из себя всю магию, я испытывал сильную усталость, ощущения были схожи с самочувствием на Рождество, когда пришлось сжигать ту жуткую тетрадь. Но расширение вышло на славу, самое мощное из когда-либо получавшихся у меня, хотя и не такое большое, какое хотелось бы — пятьдесят четыре кубических метра, то есть 3х3х6 метров. Чтобы спускаться в сундук, пришлось соорудить приставную деревянную лестницу, а для посадки сделать деревянные кадки и заполнить их землёй с драконьим навозом. Дерево пришлось вновь выменивать у лесника Хагрида на самогон, на что он охотно согласился, а вот за землёй с навозом пришлось отправиться к мадам Спраут в теплицы.

— Добрый день, профессор.

— Здравствуй, мой хороший, — поприветствовала меня декан, отряхивая руки от земли. — Рассказывай, что ты хотел?

— Я завершил работу над теплицей, вы говорили, что проверите правильность выполненных работ и поделитесь землёй с навозом.

— Уже так быстро? — удивлённо спросила женщина. — Хорошо, сейчас закончу и пойдем, посмотрим, что ты там сделал.

Пока мы шли к спальне через гостиную Пуффендуя, дети очень удивлялись повышенному вниманию декана, они, кажется, решили, что идёт внеплановая проверка и резко засуетились. Большинство детворы сорвались со своих мест и рванули в сторону комнат наводить порядок и прятать запрещёнку. Вскоре мы пришли в нашу с Джастином комнату, и я продемонстрировал декану здоровенный сундук, который даже не был покрыт лаком или краской, просто дерево исчерченное рунами. Джастина на месте не было.

Декан достала волшебную палочку и стала плести незнакомые сложные чары.

— Мадам Спраут, а что это были за чары? — спрашиваю, дождавшись завершения колдовства.

— Это диагностические чары, они предназначены для того, чтобы визуализировать для использующего волшебника магические линии, например, руны или наложенные чары, — пояснила декан. — Такие же чары используют колдомедики, чтобы визуализировать проклятья и магические поражения.

— Интересно. А где можно почитать об этих чарах? Я бы хотел им научиться.

— Записывай… — Декан тут же надиктовала список литературы, причём все книги находятся в общем доступе.

Когда я заканчивал записывать список литературы, в комнату ворвался Джастин Финч-Флетчли, который имел вид лихой и придурковатый, видимо, чтобы видом своим не смущать начальство. Только вот профессора он не рассмотрел, поскольку декан Спраут стояла левее от входа.

— Гарри! — воскликнул Джастин, оставив за спиной профессора гербологии. — Шухер! Я слышал от пацанов, что декан решила провести проверку запрещёнки в комнатах студентов! Скорее, надо всё спрятать!

Смотрю на удивлённую мадам Спраут, которая с интересом прислушивается к словам Джастина.

— Джастин, нам не о чем переживать, ведь у нас нет ничего запрещённого! — с нажимом говорю пацану.

— Как же нет?! — широко разведя в стороны руки, воскликнул мальчишка. — А как же твоя брага?!

Твою мать! Идиот! Хотелось заорать матом вслух, но сдержался и составил многоэтажную конструкцию в уме…

— Так-так-так, — грозно произнесла декан, — Гарри Адамс, какие интересные новости можно услышать! Ты ничего не хочешь мне рассказать?

Сжав правую руку в кулак, стучу костяшками пальцев себе по лбу, тем самым демонстрирую Джастину, что о нём думаю. Финч-Флетчли, услышав голос мадам Спраут у себя за спиной, подпрыгнул как ужаленный в пятую точку, после чего увидел и осознал мой жест, страшно выпучил глаза и медленно, словно в замедленной съёмке, обернулся назад.

— Профессор Спраут?! — пуча глаза, словно жаба, протянул Джастин.

— Нет, блин, богарт! — не выдержав, прокомментировал я. Но решил, мальчик может и поверить, несмотря на вложенный во фразу сарказм. — Декан Спраут помогала мне с оценкой качества сделанной портативной теплицы.

— Мистер Адамс, хватит заговаривать окружающим зубы, — грозным тоном сказала декан, — что там с брагой?

— А что с ней будет? Стоит себе, бродит.

— Видимо, она в этих подозрительных чанах, стоящих у стены? — спросила декан, срывая ткань, которой были накрыты баки, после чего открыла крышку одного из чанов, понюхала забродивший тыквенный сок и поморщилась. — И зачем, стесняюсь спросить, вам понадобилось столько браги?

— Исключительно для алхимических изысканий.

— Так вот кто виновник того, что старшекурсники каждые выходные пьяны! — протянула декан. — А мы-то думали, что «алхимические изыскания» проводит кто-то из старших студентов. И зачем вам это надо?

— Мадам Спраут, ну что вы, в самом деле, задаёте такие детские вопросы? Алхимическое сырьё всегда пользовалось повышенным спросом, а если есть покупатель, то найдётся и продавец.

— Ну-ну, — протянула профессор. — А откуда такое количество тыквенного сока? Прямо промышленные масштабы, судя по имеющимся ёмкостям.

— Так его же почти никто не пьёт! Я беру некондиционный продукт, который в конце дня должны вылить и превращаю его в высоколиквидные активы.

— Значит так, — грозно припечатала декан, приковывая к себе всё внимание, — я ничего не видела, но этого тут быть не должно! Спальни необходимы для проживания студентов и иная деятельность кроме сна и учёбы тут запрещена! Если ещё раз увижу нечто подобное… — Женщина грозно посмотрела на меня и сделала многозначительную паузу. — Надеюсь, мы друг друга поняли, мистер Адамс?

— Да, всё предельно понятно, мадам Спраут. Можно уже продолжить изучать теплицу, а то страсть как охота посадить семена?

— С вашей теплицей всё в полном порядке, чему я, честно говоря, серьёзно удивлена, — сказала мадам Спраут. — Признайтесь, вам помогали старшекурсники?

— Нет, всё сам, ручки-то вот они! — Демонстрирую декану пару конечностей.

— За отличную работу по изготовлению артефакта ставлю вам превосходно по годовому экзамену по гербологии за этот курс, — произнесла Спраут. — Мистер Адамс, можете смело пользоваться теплицей. Зайдите потом ко мне, выдам вам землю и удобрения. В конце года предоставите отчёт о росте растений, это вам зачтётся вместо всех оставшихся эссе. Ещё назначаю вам неделю отработок у мистера Филча за «алхимические изыскания».

Сказав это, декан покинула спальню.

— Джастин, ты дундук, причём полный! Знал бы, не бил бы наследника Слизерина по почкам и дал бы тебе отлежаться в больничном крыле до летних каникул, пока мандрагора не поспеет.

— Что? — удивлённо спросил Финч-Флетчли.

— Блин! Я тоже дундук, раз не умею следить за своим языком…

— Ты избил «Наследника»? Так это из-за тебя обнаружили тайную комнату, а меня с Колином перевели в больницу? — радостно спросил мальчик.

— Джастин, я очень расстроился, когда узнал о случившемся с тобой. Поэтому некоторое время выслеживал Наследника, подкараулил и попинал от души. Но, надеюсь, ты об этом никому не расскажешь, ведь если об этом станет известно, то меня выпрут из школы… Ведь этот якобы «наследник» был протеже директора и действовал с его одобрения.

— Не может быть! — воскликнул Джастин. — То есть, это всё из-за директора Дамблдора?

— Джастин, не будь наивным чукотским юношей. Всё в школе происходит с попустительства директора. Когда пострадала чистокровная девушка, то уже на следующий день василиск был пойман. Понимаешь? Мы с тобой маглорожденные, что для таких, как Малфой, что для Дамблдора и Макгонагалл. Мы для британских магов волшебники третьего сорта, и если помрём, то никто из них даже свечку не поставит и не всплакнёт.

— Спасибо тебе, Гарри! — радостно воскликнул мальчик и бросился меня обнимать. — Я знал, что мы друзья! Я никому ничего не расскажу! — Тут Джастин замер. — Погоди, но ведь я слышал, что из чистокровных пострадала только Джинни Уизли, а она, говорят, была избита…

— Простое совпадение.

Я не стал говорить соседу, что Наследником была Джинни.

— Это был Поттер? — спросил Джастин. — Ведь все говорят, что это он наследник.

— Поттер просто лох, на которого просто повесить любую ерунду, поскольку он не умеет отпираться и вечно лезет, куда не просят, вот и оказывается в каждой бочке затычкой.

— Но, тогда кто это был и как ты об этом узнал? — спросил Джастин.

— Кто, не скажу, пусть это останется моим маленьким секретом. А узнал просто — я видел, как Наследник писал краской на стене те слова, но боялся выдавать этого человека, а когда ты пострадал, то выследил и поймал оного на выходе из лаза в Тайную комнату, после этого нападения прекратились. Это достаточные аргументы?

— Да уж, более чем достаточно, — согласился Джастин. — Спасибо, друг!

— Пожалуйста. Но за подставу перед деканом тебе по-хорошему горячих вытолочек прописать надо бы…

— Гарри, прости, я же не знал, что профессор стоит прямо за спиной, — повинился Джастин. — И вообще, ты мог бы предупредить!

Фляги с брагой пришлось переносить в комнату с самогонным аппаратом.

После памятного разговора Финч-Флетчли стал меня чуть ли не обожествлять, он постоянно таскался со мной, старался всячески помочь, пришлось привлекать парня к своим делам. Джастин помогал гнать самогон, обустраивать грядки в теплице, выращивать канабис. Я не видел в этом ничего плохого, поскольку даже если кто и запалит за подобными занятиями, то мы до совершеннолетия неподсудны и магам на коноплю плевать. Хотя деньгами с пацаном делиться был не намерен, он как Гекельберри Финн, работал на чистом энтузиазме.

Целую неделю я ходил на отработки у завхоза, который выдавал задания по типу «мыть полы от двери и до отбоя». Из-за этого пришлось пожертвовать вечерними тренировками. Благо, что отработки заняли всего лишь неделю.

С начала февраля я занялся обустройством теплицы. Пришлось перетаскать кучу земли и удобрить всё драконьим навозом. Чтобы соорудить больше грядок, пришлось делать очень узкие проходы. Одновременно с обустройством мест для посадки начал проращивать семечки канабиса. Поскольку я начал вести дневник для Спраут, то растения были переименованы в «помидорки».

Из ста пятидесяти семян «помидорок» проросли всего сто три, после чего они были пересажены примерно так же, как сажается огородная рассада для дачи. Ещё два куста погибли после пересадки в грунт, так что в итоге остался всего сто один куст, которые с трудом удалось разместить в маленькой теплице.

К этому времени тема с нападениями василиска была обмусолена донельзя и дети полностью успокоились, больше не было торговли амулетами.

Мадам Спраут радовалась вошедшим в подростковый период мандрагорам и обещала скорое исцеление кошки завхоза, хотя школьники не разделяли её энтузиазма.

Четырнадцатого февраля громко напомнил о себе Локхарт. Он устроил эпичное празднование дня Святого Валентина. Большой зал был украшен пышными, ядовито-розовыми цветами, с голубого потолка прямо в еду сыпались конфетти в виде сердечек, а по залу шныряли садовые гномы, разносящие валентинки. Гномы были вооружены маленькими арфами, а на спинах у них были закреплены золотые крылышки, они явно изображали купидонов, но самое жестокое в этой вакханалии — «говорящие открытки». Гнусным шепелявым голосом гномы зачитывали некоторые поздравления, причём от них было не отвязаться.

— Странно, — произнёс Джастин, — я не думал, что садовые гномы умеют говорить.

— А меня больше волнует, как Локхарт их заставил разносить валентинки. Насколько помню, садовые гномы частично разумные, но они магические вредители. Не думаю, что с ними можно договориться. Как думаешь, зелье или Империо?

— Империо? Что это? — спросил Джастин.

— Ну, ты даёшь! Джастин, второй год жить в волшебном мире и не знать о трёх запрещённых заклинаниях: Империо — заклинание подчинения, Круцио — заклятье боли, Авада Кедавра — смертельное заклинание. Все они неотразимые и за их применение к человеку светит пожизненное заключение в тюрьме для магов. Только вот, сколько ни читал, так и не встретил упоминаний о том, будет ли грозить наказание за применение непростительных к нелюдям.

— Гарри, ты затронул интересную тему, — произнёс проходивший мимо старшекурсник Барри Стоун. Он перешёл на таинственный шёпот. — Я услышал, о чём вы тут говорили, так что позвольте, развею сомнения. Три Непростительных заклинания являются таковыми, только если использовать их к людям, причём не важно, к магам или маглам. Но никто не будет наказывать за использование Непростительных, например, на зверях или нелюдях. Более того, эти заклинания знают многие волшебники, особенной популярностью Империо пользуется у фермеров, и у нас на шестом курсе есть посвящение, когда семикурсники обучают преемников этим трём заклинаниям. Конечно, это тайна нашего факультета, хотя уверен, на Слизерине тоже есть похожая традиция. А вот в Райвенкло и Гриффиндоре сомневаюсь, первые индивидуалисты, а у вторых слишком загажены мозги.

— Барри, я собираюсь учиться до пятого курса, всё равно у маглорожденного в магическом мире Англии никаких перспектив, а Хогвартс изобилует опасностями и не радует комфортом. Как насчёт досрочного обучения? С меня поляна.

— Давай так, после летних экзаменов ты проставляешь виски на весь выпуск седьмого курса нашего факультета для празднования отвальной, я за это научу тебя нужным заклинаниям, — предложил Барри.

— Договорились!

Пожимаю ладонь Барри. После этого семикурсник с довольным выражением лица ушёл из Большого зала.

— Гарри, ты что! — возмущённо зашептал Джастин. — Ты же слышал, что это опасные заклинания, за которые дают срок в тюрьме. Зачем тебе они?

Чтобы услышать, о чём мы шепчемся, подтянулся Эрни Макмиллан. Он подсел ко мне ближе и навострил уши.

— Джастин, ты что, не слышал Барри? Он же чётко сказал, что срок дают только за использование на людях, а заклинания очень полезные, особенно для фермеров, может быть, я животноводством захочу заняться, как без Империо быть? Захочешь стадо коров загнать, и придётся за ними ходить. А так, наложил заклинание и приказал вечером вернуться в загон, лежи, кури и плюй в потолок. А безболезненно и без агонии убить свинью или корову — это знаешь как полезно? Во время смерти животное выделяет большое количество адреналина, из-за чего портится вкус мяса, а после Авады мясо должно быть вкуснее, поскольку скотина не успеет испугаться.

— Это правда, — произнёс Эрни. — У меня дядя Свен держит ферму, он занимается разведением кур, кроликов и коз для ритуалов и добычи безоара. Ну и яйца с молоком тоже добывает. За животными смотрит домовик, ну там, кормит, доит, яйца собирает. Дядя Свен говорил, что проще на пастушью собаку наложить Империо, чем обучать её командам, да и коз проще заимперить, чем постоянно следить за ними. Экономия на работниках, следовательно, продукция будет дешевле и прибыль больше.

— Тогда я тоже хочу выучить эти заклинания, — тут же сориентировался Джастин. — Хотя и не собираюсь становиться фермером, но мало ли.

— Мне это удовольствие встанет примерно в десять галеонов, но полагаю, Барри не будет против присутствия ещё одного человека.

— Двух человек, и я в доле, — тут же предложил Эрни. — А чего так дорого-то?

— Барри в обмен на обучение заклинаниям попросил обеспечить виски на выпускной. Учитывая, сколько семикурсники бухают на этом празднике, то это где-то десять литров, которые ещё предстоит подготовить, как раз десять галеонов теряю на таком щедром подарке. Тут ещё благодаря одному товарищу, — кошусь на Финч-Флетчли, — наш декан узнала о том, кто в Хогвартсе делает виски…

— Джастин, вот от кого не ожидал… — осуждающе произнёс Эрни.

— Я не виноват, — смущённо пробурчал Джастин. — Оно само как-то получилось… Гарри, ты что, теперь до конца жизни будешь вспоминать об этом?

— Конечно! Я ещё внукам расскажу о таком эпичном провале.

Эрни захрюкал, стараясь не рассмеяться вслух.

Я по выработавшейся перед рождеством привычке обратил внимание на стол Гриффиндора на одну рыжую первокурсницу, в этот момент Джинни Уизли потёрла левое плечо и нахмурилась, видимо почувствовала по магической связи внимание своего сюзерена.

После того случая в туалете плаксы Миртл пришлось закрывать брешь в важных знаниях и основательно изучить всё связанное с магическими клятвами. Если магические контракты и Непреложный обет были в открытом доступе, то про клятвы сутью удалось откопать лишь единственный фолиант в Запретной секции под названием «Как заставить врагов и демонов повиноваться». Оказалось, что клятвы сутью — самые сильные, нарушение которых грозит магу разрушением души. Тот вариант клятвы, которую дала мне Джинни, совсем старинный вариант вассальной клятвы, которой уже в средневековье считался рабской. Такую клятву давали заклятые враги завоевателям, после чего им можно было сохранить жизнь без опаски. Современные вассальные клятвы намного более щадящие и сутью давно никто не клянётся.

Джинни с вожделением, но украдкой посматривала на Поттера. Рон Уизли, что удивительно, вновь сидел рядом с очкастым героем и нет-нет, но косился на сестру. Видимо девочка дала братьям втык, убедив их, что Гарри Поттер ни в чём не виноват. Тут к Гарри Поттеру подошёл один из купидонов, он повалил пытавшегося сбежать Поттера и картавя, стал зачитывать стихотворение:

Его глаза хоть видят слабо,
Но зеленей, чем чаодея жаба,
А волосы его чейней тоски,
Чейнее классной гьифельной доски.
О, Божество, хочу, чтоб сейдце мне отдал,
Геой, что с Темным Лойдом совладал!

Судя по повышенному вниманию Джинни, именно она является автором этого «гениального» произведения.

Меня пропёрло на веселье, тут же довольно громко стал напевать на мотив известной в прежнем мире пародийной песни:

Его глаза хоть видят слабо,
Но зеленей, чем чародея жаба!
Эх лук, лучок, золотая луковица.
Ты ко мне не пришёл,
А я твоя лишь дурочка!
Чернее классной грифельной доски.
О, Божество, хочу, чтоб сердце мне отдал,
Герой, что с Темным Лордом совладал!
Эх лук, лучок, золотая луковица.
Ты ко мне не пришёл,
А я твоя лишь дурочка!

Когда пошёл петь песню по второму кругу, ко мне присоединились Эрни Макмиллан и Джастин Финч-Флетчли. Народ стал посмеиваться. На третьем круге уже все парни с шестого и седьмого курсов за нашим столом напевали эту песенку, к ним присоединилось несколько девушек, народ понял, что это такая шутка. Четвёртого круга никто не выдержал, поскольку ржали почти все в Большом зале, лишь Гарри Поттер, краснея, как варённый рак, убегал из помещения, к нему присоединилась Джинни Уизли.

— Эрни, ты говорил, что твой дядя добывает из коз безоар, но он же образовывается не у всех животных, а только у больных, да и коз не напасёшься. Или есть какие-то методики?

— Дядя рассказывал, но я плохо помню, — ответил Макмиллан. — Он вроде поит коз недорогим зельем, а безоар извлекается раз в месяц при помощи заклинания.

В воскресенье я наведался в гости к Сивилле Трелони в северную башню. Достал бесполезную книгу Локхарта, поднял её при помощи левитации и постучал в люк, на какой-то момент сделав эту макулатуру полезной. Через некоторое время Трелони открыла люк и была удивлена, увидев внизу меня, затем она сильно смутилась и щеки слегка залились краской.

— Привет, красавица! Что-то мы давно не виделись. Я тут домино с собой в школу привёз, как насчёт партии за рюмкой чая?

— Внутреннее око подсказало, что ты придёшь ко мне, — стараясь говорить уверенно, поведала Трелони и спустила вниз веревочную лестницу.

Когда я поднялся наверх, почуял от девушки лёгкий запах вина.

— Утро, а ты уже прибухиваешь? Если начать пить в пятницу, то можно из двух выходных сделать три, видимо ты этим принципом пользуешься?

— Я пять капель, для здоровья, — оправдывающимся тоном ответила Трелони. — Мой хороший, ты же сказал, что принёс до-ми-но… Это что такое?

— Всё время забываю, что многие волшебники с миром обычных людей плохо знакомы. Домино — это настольная игра, очень интересная, но лучше в неё играть в компании от трёх человек и выше, но за неимением лучшего мы и вдвоём развлечёмся. Кстати, я не с пустыми руками.

Тут же выкладываю на ближайший стол батарею бутылок разных настоек.

— Мой хороший, на этот раз ты меня не проведёшь, — твёрдым тоном заявила Трелони. — Маленьким мальчикам нельзя пить, поэтому я тебе не позволю употреблять алкоголь!

— А разве кто-то говорил о том, что я собираюсь пить? Это всё тебе в виде презента, не с пустыми же руками идти в гости.

На этот раз мы действительно пили чай и играли в домино. Во время игры общались на разные темы, я многое узнал о девушке, ей явно недостаёт общения, поэтому она говорила много.

— Один раз я пошёл в магазин, и там на меня наткнулась девушка, которая страдала ахондрофобией — это боязнь карликов и лилипутов.

— Что, неужели у маглов подобное существует? — спросила Трелони.

— Прикинь, эта ерунда реально существует! И это происходит не так: «Ой, какой он стрёмный». Нет, это происходит так: «А-а-а-а! ГОСПОДИ ИИСУСЕ! Спасите, помогите! А-а-а»! Спрашивается, какого хрена? Почему меня никто не предупредил, что в магазине будет женщина, боящаяся карликов? Если бы я знал, то пришёл бы в шлеме викинга с огромными рогами, размахивал руками, рычал и грозно вращал глазами! Но я же не знал о том, что эта женщина боится карликов, поэтому стал оглядываться и смотреть. Может быть, она увидела какую-то знаменитость, вот и удивилась. Но ничего подобного, она испугалась меня, маленького мальчика низкого роста.

— Не может быть! — Трелони очень удивилась. — И что было дальше?

— Я её спрашиваю: «Мадам, что случилось»? Она мне отвечает: «Я боюсь лилипутов»! На что я ответил дамочке: «Хорошо. Во-первых, пошла нахер! Понятно? Во-вторых, как можно меня бояться?! Как вообще можно бояться карликов? Эта херня не заразна!».

— Ох, мой хороший, эти маглы такие странные, — сказала Трелони. — У меня отец был маглом, но он был нормальным человеком.

Мы с Сивиллой душевно посидели, напоследок рассказал несколько бородатых анекдотов и ближе под вечер, оставив девушку в хорошем настроении, я удалился в общежитие.

С того дня я стал по воскресеньям навещать преподавателя прорицаний чтобы пообщаться за чашечкой чая и сыграть в настольные игры.

«Помидорки» на драконьем навозе росли очень быстро. Вегетативный рост под круглосуточным освещением продолжался до середины марта, кусты вымахали до половины высоты теплицы. С этого момента я перевёл режим освещения на двенадцать часов в сутки, чтобы начался рост соцветий и добавил ещё немного удобрений.

Пока ещё Райвенкловец Вилкинс учится в школе, я взял у него ещё один частный урок по зельеварению, после чего заказал по почте ингредиенты и продолжил тренировки в варке разных зелий. Тренировки по отработке заклинаний не забрасывал, стараясь хотя бы небольшой набор русских заклинаний довести до невербального срабатывания. Чары, выпущенные без звука и волшебной палочки (из невидимого перстня), даже если они будут самые простые, могут оказаться намного эффективнее самых мощных и запрещённых заклинаний.

На пасхальных каникулах я не поехал домой, поскольку в этом не было нужды. Нам, второкурсникам, раздали список дополнительных предметов для изучения с третьего курса. Полагается выбрать минимум два дополнительных занятия: Нумерология, Древние руны, Прорицания, Магловедение, Уход за магическими существами (УЗМС).

Мне хотелось взять все предметы, кроме магловедения, ведь для меня это бесполезная трата времени. Руны и нумерология в любом случае нужны, ведь руны нужны в создании амулетов и артефактов, а нумерология учит правильно рассчитывать расположение рун, создавать новые заклинания и многое другое, в общем, крайне полезные занятия, которые мне нельзя игнорировать. Прорицания ведёт Сивилла и, хотя я в ясновидении не одарён, но ради Трелони можно было бы походить. Подумав, решил не брать этот предмет, поскольку время и здоровье не резиновые. А вот УЗМС я сразу взял, поскольку знания о магических мутантах точно не будут лишними. В итоге набралось сразу три предмета, хотя почти все выбирали по принципу «лишь бы легче было», то есть почти весь второй курс Пуффендуйцев записался на УЗМС и Прорицания или же Прорицания и Магловедение.

— Вы слышали о Хагриде? — сказал Эрни Макмиллан, обращаясь ко мне и Джастину Финч-Флетчли.

— Что мы о нём должны были слышать?

— Я случайно услышал, как Гарри Поттер с заучкой Грейнджер обсуждали Хагрида, — стал повествовать Эрни. — Оказывается, в сороковых годах Хагрида выгнали из школы на третьем курсе за убийство плаксы Миртл, а недавно его оправдали, ведь был найден настоящий виновник, василиск, а на суде, который устроил Дамблдор, директор доказал, что Хагрид не змееуст.

— Ну и Мерлин с ним, — отмахнулся я. — Мне как-то лесник не очень интересен, если разговор не идёт о деловых отношениях.

* * *

В конце мая произошло сразу два события. В теплицах мадам Спраут поспели мандрагоры и Снейп сварил зелье, благодаря которому исцелили парализованную василиском кошку и призрака. А у меня поспели «помидорки», они вымахали под самый потолок, кусты больше напоминали маленькие густые деревья, имели толстые стволы и были покрыты огромным количеством «шишек». Я срезал все кусты и там же повесил их сушиться, отключив в портативной теплице подачу воды и воздуха, в теплице стоял удушающий смолянистый запах марихуаны, а я даже не представлял, кому и за сколько буду продавать такой специфический урожай.

Затем началась сдача экзаменов. На гербологии я сдал декану дневник, в котором подробно был описан рост «помидорок», за что получил по годовому экзамену высшую оценку автоматом. Чары, историю и зельеварение сдал тоже на высший балл, а вот за трансфигурацию получил низшую проходную оценку «удовлетворительно», поскольку всё внимание уделил заклинанию постоянной трансфигурации, пустив на самотёк превращения живого в неживое и обратно.

Гилдерою Локхарту, преподавателю ЗОТИ, слава Будде, не стали продлять контракт на следующий год, но зато у него было просто сдать экзамен. Гилдерой всем выставлял высшие оценки автоматом, но у писателя начались проблемы, поскольку пятый и седьмой курс сдавали экзамены СОВ и ЖАБА Министерской комиссии, а поскольку Локхарт ничему не учил, многие старшекурсники завалили эти экзамены. У министерских служащих возникли вопросы, а учил ли учитель хоть чему-то, на что получили однозначный ответ — нет! Сразу же собрался попечительский совет, главой которого был Люциус Малфой, и попечители подали иск на Локхарта за манкирование обязанностями, и на директора Дамблдора за то, что платил зарплату человеку, который ничему не учил. Дамблдор умудрился отмазаться, оправдываясь тем, что ничего не знал и думал, что раз Локхарт герой, то учит хорошо, но директорское кресло под ним зашаталось, ведь это был его не первый косяк в этом году. А вот Локхарту, похоже, что предстояло выплатить приличную неустойку школе.

Три недели июньских экзаменов пролетели незаметно, в предпоследний день перед отъездом ко мне подошёл выпускающийся из школы Барри Стоун.

— Ну что, Гарри, ты готов выучить Непростительные заклинания? — спросил он.

— Конечно, я всегда открыт для новых знаний о волшебстве. Барри, можно к нам присоединятся Джастин Финч-Флетчли и Эрни Макмиллан?

— Мне всё равно, скольких человек учить, — ответил Барри. — Ты приготовил, то что я просил?

— Спрашиваешь!

Выставляю на пол ряд, состоящий из двух десятков полулитровых бутылок самогона, которые Барри сноровисто стал собирать в свою сумку с расширенным пространством.

Затем я позвал парней.

— Так, мелюзга, — произнёс Барри. — То, что я вам покажу, на людях не применять, поскольку за это светит пожизненный срок в Азкабане, тюрьме для волшебников. И никому не говорите, что владеете подобными заклинаниями. Хоть использование непростительных на нелюди и на животных ненаказуемо, но если властям станет об этом известно, у вас могут быть проблемы. И ещё, сейчас покажу вам одно тайное место, о нём вы никому не должны говорить, обычно об этой комнате ученики седьмого курса по окончании школы сообщают пятикурсникам.

Барри отвёл нас на восьмой этаж к картине Варнавы Вздрюченного, который на полотне пытался научить троллей танцевать балет.

— Смотрите и запоминайте, — произнёс Барри, — это «Комната по желанию» или «Выручай комната». Она может принять вид почти любого помещения и если вам надо будет уединиться, то можете ею воспользоваться. Для активации надо пройти мимо картины Варнавы Вздрюченного трижды, чётко представляя, какое помещение желаете получить. Пока в Комнате кто-нибудь находится, она не может измениться. Если не знаешь, чем стала Комната в настоящий момент, в неё нельзя войти.

Барри Стоун зажмурился и стал ходить влево и вправо мимо картины, пока в стене не появилась самая обычная деревянная дверь. Барри открыл дверь и мы с любопыством заглянули внутрь.

— Заходим, нечего стоять в коридоре, — прикрикнул на нас выпускник.

Мы зашли в Выручай комнату и оказались в просторном тренировочном зале, выполненном в стиле конца девятнадцатого века, у одной из стен стояли деревянные мишени.

Барри трансфигурировал бесформенные мишени в крупных мышей, затем запускал в них по очереди по одному из непростительных заклинаний. Затем стал нам объяснять, как ими пользоваться. Эффект заклинаний был жуткий: от Круцио трансфигурированные грызуны дико верещали от боли и судорожно дёргались, от Империо они становились полностью подвластны заклинателю, а от Авада Кедавра помирали, после чего обращались вновь деревянными мишенями.

Мы проторчали в этом помещении половину дня, пробуя применить показанные заклинания, но они оказались сложными, поскольку был необходим особый эмоциональный настрой. Для пытки надо было желать причинить боль, для подчинения желание управлять существом, а для убийства надо было желать смерти противнику. Я единственный, у кого заклинания получились, поскольку сумел правильно настроить себя, а Джастин и Эрни не смогли выполнить ни одного заклинания.

— Не печальтесь, парни, — сказал пацанам Барри, — почти ни у кого с первого раза не получается. Тренируйтесь, теперь вы знаете как, так что умение приложится. Главное, на людях не используйте.

Покидали Выручай комнату все усталые и напуганные эффектами непростительных, особенно ужасно было от лицезрения эффекта Круцио. Я и Барри чувствовали себя немного лучше Джастина с Эрни, я прошёл войну и успел пожить в век широкого распространения интернета, так что и не такое видел, а Барри уже был привычен, ведь когда-то сам отрабатывал эти заклинания.

На следующий день вся школа гудела, а старшекурсники пьянствовали. У меня раскупили все запасы алкоголя.

Наутро следующего дня школьники на Хогвартс-экспрессе отправились в Лондон. Садясь в поезд, я рассматривал окружающих и понимал, что дети очень быстро растут. Мои однокурсники уже на голову были выше меня, уже в этом году я смотрелся как первокурсник, даже младше, дальше эта пропасть будет продолжать расти.

Глава 10

Просто ли продать наркотики? Возможно, если это небольшая партия или хотя бы полкилограмма, то вполне реально реализовать всё в розницу, а если это пятьдесят килограмм шишек отборной конопли и много мешков листьев?

Я не ожидал, что результат будет настолько отменным. Вообще, точно не скажу, поскольку раньше никогда не связывался с выращиванием наркотических средств, разве что дикая конопля на даче вырастала, но это не показатель. Теоретически, примерно полкилограмма с куста никак не получить, но драконий навоз творит чудеса и это при том, что особо за «помидорками» не ухаживал, доверив всё магической автоматике. Пятьдесят килограмм! О, Будда, куда их деть, да так, чтобы остаться живым и при деньгах?

Первый день каникул я делился сильно урезанной версией об учёбе в Хогвартсе и выслушивал рассказы родителей.

Оказывается, папа ещё осенью сменил работу. Приятель помог ему устроиться мелким начальником в офис, занимающийся продажами изделий из стали, теперь он зарабатывает в три раза больше, чем на прежней работе.

Вечером того же дня уговорил родителей отпустить меня в Косой переулок и уже на следующий день отправился в магический квартал. Отец отвёз меня на своей новенькой машине Лэнд Ровер Дискавери до входа в паб «Дырявый котёл».

Первым делом я зашёл в аптеку, чтобы ещё раз посмотреть список ингредиентов. Канабиса среди всего разнообразия не обнаружил, поэтому просто спустил почти все заработанные на самогоне средства на ингредиенты, чтобы летом тренироваться в варке зелий. Покупки сложил в расширенный карман мантии и отправился дальше в сторону Лютного переулка.

Вообще, у карликов есть плюсы, поскольку в определённом возрасте мы почти что перестаём расти, то не надо каждый год покупать одежду большего размера, я до сих пор хожу в мантии, которую купил ещё для первого курса, хотя для похода по магазинам на всякий случай снял значок факультета и трансфигурировал нашивку с барсуком в ткань под цвет мантии. В магическом квартале уже можно использовать волшебную палочку, по крайней мере, следящий артефакт Министерства магии ничего не зафиксирует, поэтому колдовал без опасений.

Если в обычной части Лондона на меня часто обращали внимание прохожие, то в магическом квартале я сливался с толпой, поскольку среди магов много полукровок с другими расами, в том числе и низкорослыми, вроде потомков гоблинов, то и коротышек тут предостаточно.

Кстати, из-за карликовости многие волшебники считают меня полукровкой, хотя на Пуффендуе я не скрывал, что маглорожденный, но все продолжают считать полукровкой, думая, что стесняюсь того, что в предках затесался гоблин или кто-то из низкорослых Фейри. Также слух о моей полукровности подогрели Слизеринцы. Девочка, с которой я плыл в лодке на первом курсе, оказалась чистокровной волшебницей Дафной Гринграсс. Видимо девочка на своём факультете поделилась тем, что я считал шуткой, называя свою бабушку-самогонщицу из прошлой жизни — алхимиком, новость расползлась и достигла ушей всех заинтересованных, именно поэтому со мной не брезговали контактировать даже чистокровные аристократы в Мерлин знает каком колене. Я-то наивный русский парень думал, что общаться почти со всеми старшекурсниками выходит легко и просто из-за того, что такой компанейский.

Вообще, карликов многие любят, надо мной все, в том числе и в Хогвартсе, частенько смеются, но в основном по-доброму. Будь я действительно маленьким мальчиком, то мог бы воспринять всё в штыки и обидеться на окружающих. Хорошо, что в силу большого жизненного опыта и добродушного характера, к которым примешивается изрядная доля самоиронии и цинизма, воспринимаю всё легко и как должное, окружающие люди замечают это, поэтому относятся ко мне, как к равному, а не как к клоуну и мальчику для битья.

Лютный переулок практически не изменился с моего прошлого визита, всё те же лавки, торгующие всякой ерундой, вроде тёмных артефактов, убивающих владельца, которые представляют интерес разве что для коллекционеров, магазин, торгующий сушёными головами или другой, торгующий изделиями из кости, в том числе мебелью. Тут есть паб «Белая Виверна», причём намного более приличный, чем «Дырявый котёл», букмекерская контора, похоронное бюро, цирюльня и многие другие заведения, в некоторые из которых я так и не сумел попасть, видимо, они как-то зачарованы для посещения только своими. Кстати, тут же в самом начале имеется магазин, торгующий амулетами и артефактами, я всё собираюсь туда заглянуть и прикупить защитных и полезных штук, но всё время дохожу досюда с пустыми карманами, истратив почти всю наличность. Надо будет как-нибудь прийти в этот магазин с деньгами и основательно закупиться.

Единственное отличие от посещения Лютного в девяносто первом году, тут появились какие-то мутные личности, причём практически у самого входа в переулок стояла торговка, старая ведьма с подносом в руках, который висел на ремне на шее, как у коробейников, на подносе высилась горка ногтей, причём, судя по их виду — человеческих! Старуха алчно смотрела на меня, скаля почерневшие зубы.

Интересно, у неё ногти кто-то покупает? Видимо, они нужны для каких-то зелий или ритуалов, но столько ногтей можно собрать разве что с покойников. Ну и гадость… А о стоматологе, видимо, она ничего не слышала, как и о зелье, позволяющем вырастить зубы. Это что надо делать, при том, что имеешь волшебную палочку и магическую силу, чтобы не суметь купить не самые дорогие ингредиенты для зелья, позволяющего обновить все зубы?

Поодаль через пару магазинов из тёмного прохода между лавками на меня обратили внимание пара колдунов бомжеватого вида, они стали друг с другом подозрительно перешёптываться.

— Ты не заблудился, мой мальчик? — спросила у меня старуха-торговка, окидывая жадным взглядом.

Интересно, зачем я ей сдался, просто хочет развлечься, напугав ребёнка, или же ведьма с местным криминалом связана и хочет меня на органы продать?

Внимательно всматриваюсь в старуху, прищурившись и раздумывая, в случае конфликта заклинанием паралича кинуть или сразу достать дробовик и засадить по выстрелу над головами старухи и бомжей?

— Пародируешь Альбуса? У тебя плохо получается, вот доживёшь хотя бы до моего возраста, тогда можешь попробовать. И вообще, лучше бы ты пирожками торговала, их охотней будут раскупать, чем этот мусор. Кто вообще последнюю сотню лет использует такие устаревшие рецепты?

Я предположил, что в современном обществе вряд ли могли придумать как-то использовать человеческие ногти, отсюда сделал вывод, что они используются в старинных рецептах и, скорее всего, угадал. Я постарался изобразить из себя этакого не молодого мага, который превратился в ребёнка, а поскольку поведение моё и взгляд не детские, а у магов какой только ерунды не происходит, то поверить можно легко. Судя по ошарашенному виду торговки и бомжей, сделавших вид, будто я им ни капельки не интересен, вариант оказался не самым худшим.

Фыркнув, я продолжил путь до лавки «Яды и отравы Шайверетча». Снаружи магазин выглядит непрезентабельно: обшарпанная дверь, на замызганной витрине выставлены всевозможные разноцветные флаконы. Тяну на себя дверь и захожу внутрь.

Внутри всё оказалось гораздо лучше, чем снаружи, помещение чистое и отделано деревянными панелями, на полу паркет. Тут нет стойки-прилавка, привычной по прочим магазинам, зато имеется пара удобных старинных диванчиков, стоящих напротив друг друга, между которыми стоит журнальный столик. В глубине лавки приглушённо зазвенел колокольчик.

Я присел на один из диванов и стал ожидать хозяина или продавца.

Ждать пришлось недолго, секунд через десять из неприметной боковой двери в помещение зашёл волшебник в возрасте на вид около пятидесяти лет с тёмными, коротко стриженными волосами, которые были слегка припорошены сединой. Он осмотрел меня пристальным взглядом, в котором читалась опасность, такой взгляд можно встретить у людей, тесно связанных с криминалом, я таких немало повидал.

Лавка, торгующая ядами от вредителей и паразитов, не может приносить большого дохода, но судя по дорогущей мантии и одежде под ней, этот мужчина зарабатывает очень большие деньги, следовательно, он точно связан с криминалом, а магазин нужен исключительно для отмывания доходов и прикрытия незаконной деятельности. Я явно правильно угадал, к кому надо обратиться. Только вот как человеку с улицы предложить на продажу наркоту местному воротиле?

— Мальчик, ты не заблудился? — спросил у меня мужчина, после внимательного рассматривания. — Или тебя кто-то прислал?

— Добрый день, мистер Шайверетч. Не заблудился. Не смотрите на внешний возраст. Знающие люди рекомендовали моим боссам вас, как человека со связями… — Делаю многозначительную паузу. — Можно сказать, что я пришёл прощупать почву для деловых переговоров о продаже специфического товара из-за границы…

— Так-так, интересно, — произнёс мужчина и присел на соседний диван. — И кто же меня мог рекомендовать?

— Извиняюсь, но мне это неведомо, — натягиваю на лицо насмешливую улыбку. — Неужели вы думаете, что кто-то доверит такую информацию переговорщику?

— И почему же твои боссы не прислали кого-то более взрослого? — насмешливо спросил мужчина.

— Может быть потому, что старше дедушки Александра Семёновича среди этой шайки-лейки никого не нашлось?! — с хитрым прищуром и русским акцентом, отвечаю мужчине.

— Русские, — скривившись, словно от съеденного лимона, сказал мужчина. Его тон с насмешливого сменился на деловой. — И что же «вашим» понадобилось на нашем рынке толкнуть?

— Вот пробник.

Кидаю на стол пару пакетиков, в одном лежат шишки, во втором листья канабиса.

— Наркота? — удивлённо произнёс мужчина и отрицательно покачал головой. — Мы таким не торгуем, да и не пользуется такой товар спросом среди магов.

— Так это среди магов, зато маглы с охотой такое покупают и по вашим законам волшебников за такую торговлю не наказывают. Или хотите сказать, что у вас нет выходов на магловский рынок? Ни за что не поверю.

— Зови меня Йорг, — произнёс мужчина. — Ты прав, кое-какие варианты имеются, я даже готов выступить посредником, скажем, за десять процентов от цены товара. Только вначале хотелось бы уточнить, о какой партии идёт речь?

— А какую надо?

— Даже так? — Шайверетч удивлённо вскинул брови. — То есть, по поводу цены нет вопросов?

— Мистер Йорг, мы оба прекрасно знаем, что десять процентов — это стандартная ставка посредника, и он не меньше продавца заинтересован в том, чтобы цена на товар была максимально высокой.

— И всё же, хотелось бы знать, о каком количестве товара договариваться? — спросил Шайверетч.

— Ну, допустим, пусть для ровного счёта будет пятьдесят килограммов шишек и двести килограммов ботвы. Ориентируйтесь на цену в 3000 фунтов за килограмм шишек, листья стоят копейки, то есть в разы дешевле.

Цену я рассчитал примерно, поскольку почти каждый шустрый уличный мальчишка, знал примерные розничные цены на наркотики, расспросить знакомых со школы пацанов и от них рассчитать оптовые не составило труда.

— Тридцать тысяч галеонов?! — Йорг присвистнул, прикинув свою прибыль.

Моя выручка при известных ценах получается приличная, по примерным прикидкам около четверти миллиона фунтов, из которых десятая часть должна достаться посреднику.

— В целом должно получиться больше.

— А почему, мистер Александр, вы используете для расчётов магловскую валюту? — спросил Йорг.

— В России у волшебников в ходу в основном доллары, там гоблинов не любят, а рубль в нынешние неспокойные времена, связанные с переделом власти у маглов, серьёзно колбасит… В любом случае деньги, они и в Африке деньги, не вижу смысла делить их на магловские и волшебные, они не пахнут. Тем более торговля планируется с маглами.

— Думаю, мы договоримся, — сказал Йорг. — Мне понадобится время на поиск покупателя. Предлагаю встретиться через две недели.

— Надеюсь, вы не держите меня за мальчика, коим выгляжу? — Нагло ухмыляюсь. — Как насчёт того, чтобы работать, как и положено солидным магам?

— Намекаешь на магический контракт? — спросил Йорг. — Я наоборот, обеими руками за, не хотелось бы быть кинутым, только об этом можно будет говорить после того, как найду покупателя.

— Вижу, мы прекрасно друг друга поняли. Рад иметь дело с деловым волшебником. За сим откланиваюсь, я зайду к вам в первую субботу июля.

— Рад был познакомиться, мистер Александр, — сказал Йорг.

На прощание мы пожали друг другу руки, и я удалился из данного заведения в сторону Косого переулка.

Ну и авантюра, моё бедное очко вибрирует в ритме перфоратора, сжимаясь десять тысяч раз в минуту.

Теперь стоит продумать о том, как себя обезопасить во время следующих переговоров и сделки купли продажи, а то ведь бандиты могут запросто кинуть и прибить, даже не дав пикнуть.

Не думал, что когда-нибудь стану заключать торговые сделки с представителями криминала, если это дело выгорит, больше я на такое не подпишусь и с наркотой завяжу. Мне стоило невероятных усилий вести себя спокойно и нагло, выдавая себя за старого волшебника в юном теле и одновременно с этим за представителя русской мафии. Дальше будет всё сложнее, мне нужна охрана, причём волшебники и желательно обученные, но где таких найти? Возможно, где-то можно и нанять, но где на это взять деньги и найти выходы на таких магов? Почти всё, что заработал за год, я уже потратил, на продаже самогонки ученикам закрытой школы особо много не заработаешь.

Когда я вышел из Дырявого котла, то обнаружил у входа огромного чёрного пса, который был мне ростом примерно по грудь. У пса была свалявшаяся шерсть, он был худым и измождённым, но при этом взгляд, которым на меня посмотрела собака, был до невозможности умным. Породу определить я не сумел, хотя раньше увлекался собаками и держал нескольких псов, пока не стал слишком стар, чтобы их выгуливать, после чего завёл кота, поэтому записал животину в «двор-терьеры». С одной стороны было страшно находиться рядом с такой здоровенной псиной, с другой, пёс не проявлял агрессии и, увидев, что я обратил на него пристальное внимание, завилял хвостом и так жалостно посмотрел, что невольно захотелось покормить животное.

— Жрать хочешь? — спрашиваю у пса.

Собака тут же активней завиляла хвостом и слегка привстала, прекрасно поняв мой вопрос.

— Умный пёс, даже странно, что «двор-терьер».

Залезаю в карман и вынимаю оттуда снаряженный матерью бутерброд, который мне дали «на дорожку», посетовав на то, что кафе дорогие, а ребёнок будет голодным ходить.

— Держи.

Протягиваю бутерброд с колбасой и сыром псу, тот аккуратно взял зубами его у меня из руки и с видом аристократа стал аккуратно есть.

— Ну, точно домашний! Как же ты на улице оказался? Неужели хозяин помер? Такого умницу вряд ли выгнали бы на улицу.

Собака, словно меня поняла, у неё стал такой грустный вид, от которого стало ясно, что я угадал. Пёс пару раз махнул хвостом, тыкнул меня мордой в руку.

— Извини, больше еды нет, я как-то не рассчитывал на то, что придётся кормить дворняг, а с моим ростом много еды не надо.

Развернувшись, я пошёл в сторону метро, собака последовала следом за мной.

— Ты чего это удумал? Неужели со мной решил увязаться?

Пёс поджал хвост, изображая раскаяние.

— Эх, хоть и чёрный, но очень на моего Мухтара похож, тот тоже был до жути сообразительным. Ладно, пошли, только при условии, что будешь себя хорошо вести. Будешь Мухтаром.

Пёс слегка рыкнул.

— Не нравится? Ну, тогда даже не знаю, как тебя назвать.

Я почесал в затылке и задумался.

— У меня с фантазией на имена всегда было туго, так что, раз ты чёрный, значит будешь Блэк.

Пёс не стал возражать, наоборот, он радостно завилял хвостом.

— Неужели угадал? Вообще шикарно! Ладно, пошли. Слушай внимательно! Сейчас мы спустимся в метро, там ты должен будешь быстро и незаметно проскользнуть через турникет, при этом делай вид, словно ты не со мной, но после прохождения турникета держись рядом. Там будет эскалатор, это такая движущаяся лестница, не бойся её… Хотя, зачем я тебе всё это говорю, как выходцу из деревни? Всё равно не поймёшь. Пошли.

Пёс, словно заправский ниндзя, проскользнул через турникет за каким-то толстым мужиком, затем присоединился ко мне. Он с ужасом ступил на эскалатор и поехал на нём рядом со мной, крутя головой в разные стороны, с интересом туриста впервые увидевшего метро, рассматривая станцию подземки. До ближайшей к дому станции мы добрались без происшествий, люди боялись собаки и отходили от нас подальше, пес же совершенно спокойно сидел рядом со мной на полу, с таким же любопытством осматриваясь вокруг.

Дома я не стал заводить пса через парадную дверь, чтобы не шокировать раньше времени маму. Поэтому открыл ворота гаража и запустил собаку туда.

— Сиди тут, я пойду, разведаю обстановку в доме. Ничего не трогай, а то самогонный аппарат — это мой кормилец в Хогвартсе, без него никуда.

Пёс с интересом осматривал мою лабораторию, в которую превратился гараж. У торцевой стены стоит слесарный стол с тисками и инструментами, у боковой стены стол с самогонным аппаратом, который каждый раз уезжая домой, я забираю с собой, там же стоит латунный котёл для зелий, которым со мной за самогонку расплатился один из семикурсников. Рядом со столом стоит мой сундук-теплица.

Я пошёл на кухню и обнаружил, что мамы дома нет, видимо она ушла в гости к соседке, а это надолго, пока всем в округе косточки не перемоют и не выпьют пару литров чая, они не успокоятся.

Взяв в холодильнике еды и набрав в пустую бутылку воды, я отправился в гараж. Там достал из сумки с расширением оловянный котёл, поскольку собачьей миски дома нет, а из похожей посуды нашёл лишь одну глубокую миску. В миску налил воды, а в котелок положил еду и поставил их у входа в гараж. Пёс сразу же набросился на еду, что понятно, наверняка долго голодал, а домашние собаки не приспособлены на улице выживать.

Пока Блэк ел, я полез в аптечку с зельями и с сомнением посмотрел на укрепляющее. С другой стороны, я отца таким поил, ему помогло быстро вылечить простуду, значит и собаке должно помочь.

— Так, Блэк, это Укрепляющее зелье, ты будешь хорошим псом и сам его выпьешь, или тебе сделать клизму?

Собака на время оторвалась от миски с едой и с интересом посмотрела на флакон с зельем, зажатый в моей руке, а на предложение сделать клизму, жалобно заскулила.

Выливая зелье в миску с водой, я не рассчитывал на сознательность пса, уже распрощался с этим флаконом, но что удивительно, Блэк начал с жадностью и без всякого понукания лакать из миски с зельем, которое честно говоря, на вкус было отвратительным.

— Хороший пёс, молодец. Знаю, противно, зато польза налицо. Может тебе ещё какое зелье споить в виде эксперимента? Хотя ничего, чтобы тебе помогло, в голову не приходит. Может пару капель Рябинового отвара?

Пёс вылакал всю миску с Укрепляющим зельем и радостно завилял хвостом на предложение.

— Точно, должно помочь! Если у тебя раны есть, а они после трудной жизни на улице должны быть, то зелье необходимо, а от пары капель интоксикации не должно быть.

Тут же плеснул в миску ещё воды и добавил туда пару капель Рябинового отвара. Пёс тут же всё вылакал, после чего с сожалением посмотрел на пустой котелок из-под еды.

— М-да… — Я почесал в макушке. — Дела! Ну и здоровый же ты лось, Блэк! Тебя не прокормить и пользы ноль. Может быть, использовать тебя в качестве ездового пса? А что, карлик верхом на здоровенной собаке, вот умора-то будет!

Собака, словно всё поняла, оскалила пасть в подобии улыбки и так активно стала махать хвостом, что стала бить им себя по бокам.

— Ладно, сейчас ещё что-нибудь соображу.

Пришлось скормить псу ещё часть запасов из холодильника.

Пока Блэк насыщался, я нашёл в своих записях рецепт простого зелья от блох для домашних животных и приступил к варке. Собака с интересом наблюдала за моими манипуляциями.

— Так, раз ты теперь сыт, то пора искупаться и вывести блох.

Я направился в ванную, пёс радостно гавкнул и потрусил за мной, из-за плотного перекуса переваливаясь с лапы на лапу.

На удивление, собака совершенно спокойно восприняла помывку, я бы даже сказал, что Блэк наслаждался процессом. Это в очередной раз подтвердило мою догадку по поводу того, что он раньше был домашним и приучен к мытью. После обработки зельем против блох и просушки феном, я расчесал собаку своей старой расчёской. Собака после всех процедур приобрела вид ухоженного пушистого красавца, который больше не вонял мокрой дворовой псиной, а благоухал ромашками.

После помывки пса пришлось отмывать ванную и протереть влажной тряпкой полы.

Поскольку я сегодня ещё не тренировался в заклинаниях, то решил что сейчас самое время.

Как обычно делаю дома, расставил пластиковые бутылки у ворот внутри гаража и стал сбивать их заклинанием «Тпру», сопровождаем резким взмахом руки, направляемой на мишень, затем расставлял по местам другим заклятьем «Леви». Со стороны это выглядело так, словно я выпускаю заклинания прямо из руки, а выбранные мной русские чары выгодно отличались тем, что не имели подсветки и были невидимы. Поэтому о том, что заклинание всё же было успешно активировано, можно было узнать по мишеням-бутылкам, которые с большой скоростью отлетали и с грохотом ударялись о ворота. Пёс проследовал за мной, сел в уголке и выпученными глазами наблюдал за моими упражнениями. Если бы Блэк был человеком, я бы подумал, что он до крайности обалдел.

— Уф, устал. В Хогвартсе легче колдовать и восстанавливаться. — Сказал я обалдевшему псу, вытирая выступивший пот. — После смерти старины Джеферсона мне не с кем было поговорить по душам, ну не с детишками в школе делиться секретами? Родителям тоже ничего не расскажешь, они обычные люди и если узнают, насколько опасен этот магический интернат, то инфаркт гарантирован. А ты, слушатель благодарный, а главное, никому рассказать не сможешь. Эти идиоты, после моей шутки про бабушку самогонщицу, вроде как «она была великим алхимиком», меня стали считать полукровкой с кровью гоблинов. Самое забавное, что и гоблин в банке тоже посчитал меня таковым. Как будто у обычных людей не может родиться карлик-маг!

Вечером, когда родители вернулись домой, у меня состоялся долгий неприятный разговор, по результатам которого удалось убедить их в том, что у нас будет жить собака, которую мне «подарил знакомый». Уличного пса они бы точно не потерпели. Родители у меня хорошие, да и как можно устоять перед обаянием карлика? Мы милые, особенно когда хотим добиться именно такого эффекта.

Псу пришлось варить большую кастрюлю каши с мясом на весь день, поскольку ест он много, причём как я понял, любит вкусно питаться.

Во время очередной готовки еды для пса, он лапой пододвинул мне соль.

— Блэк, ты не обалдел? Собаки же соль не едят в таком количестве как люди.

Пёс просящим тоном заскулил.

— Ладно, посолю и сделаю как для себя.

В итоге пёс с удовольствием уплёл кашу, которую и я бы тоже спокойно мог есть.

На выделенные карманные деньги я накупил обрезков свинины и костей для навара, чтобы готовить с ними еду для собаки. На пробу взял сухого собачьего корма, но Блэк воротил от него нос.

— Блэк, а ты привередливый товарищ! Ладно, сегодня у нас по плану изготовление волшебной палочки. Я ещё в прошлом году собирался сделать палочку без встроенных чар надзора, но руки не дошли.

Первым делом я приступил к варке зелья. Собака хоть и не лезла под руку, но крутилась вблизи от котла.

— Так, пёсик, отойди от котла. В прошлый раз, когда я варил эту бурду, зелье расплавило котёл и насквозь прожгло зачарованный пол в Хогвартсе, пришлось сооружать заплатку из гнилой древесины, чтобы не спалиться. Надеюсь, в эту дырку никто не провалился…

Пёс залаял так, словно рассмеялся.

— Отлично, у меня даже собака с чувством юмора, не то, что знакомый Гриффиндорец, Гарри Поттер, который шуток не понимает.

— Ау?! — Блэк замер при упоминании имени очкастого пацана, словно спрашивая «кто такой» или как будто ему знакомо это имя.

— Я над ним с рыжим пацаном пошутил как-то в ответ за то, что его друг назвал меня тупым. Сказал им, что у нас на Пуффендуе выбирают главу по длине члена, и мы каждый год ходим мерить длину детородного органа, делая зарубку на бревне в Запретном лесу, так они повелись и потом пошли искать это бревно!

— Аф-аф-аф-аф! — словно кашляя от смеха, тихо залаял пёс, после чего упал на пол и забавно накрыл передними лапами глаза, сделав классический «фейспалм».

После упоминания опасности зелья, пёс отошёл в дальний угол гаража, с опаской косясь на котелок.

На этот раз я соблюдал рецептуру до мельчайших деталей и сварил зелье как положено.

Следующие несколько дней я изготавливал саму деревяшку, которая станет корпусом волшебной палочки. Из зубила, зажатого в тисках, соорудил резец, установил дрель в деревянной станине. В патрон дрели зажал деревяшку и стал её обтачивать с помощью самодельного резца. За день сделал сразу три заготовки.

Ещё несколько дней ушло на то, чтобы вырезать нужные руны на палочке, причём первую деревяшку загубил в самом начале ещё в первый день, вторую к середине второго дня, и лишь к концу четвёртого дня третья заготовка получилась как по инструкции.

Следующий день вымачивал волшебную палочку. Пока она вымачивалась, сварил более простое зелье для сердцевины.

— Видишь, собачка, приходиться всё ручками делать. А всё из-за дискриминационных законов Министерства магии, которое запрещает колдовать волшебной палочкой вне школы. Так бы руны быстрее вырезал… Наверное… Вот как быть с заклинанием для помещения внутрь сердцевины? Придётся в Косой переулок ехать. Наверное, сниму в «Белой Виверне» комнату и там зачарую палочку.

— Аф! — громко гавкнул пёс.

— А куда деваться? Хорошо хоть, что у меня шерсть единорога осталась для эксперимента, как раз пойдёт на начинку волшебной палочки. Зато потом смогу безбоязненно колдовать почти что где и когда захочу. Хотя в Виверну мне нельзя соваться, если Шайверетч меня увидит и узнает, то авантюра может провалиться. Как думаешь, где можно найти волшебников для охраны на незаконную сделку?

— Аф? — вопросительно гавкнул пёс.

— Я тут решил бюджет поправить за счёт продажи выращенной в школе запретной травки, сделка ожидается на полсотни тысяч галеонов, а у меня ни пенса не осталось на найм телохранителей, да и не знаю где и как это сделать. Прикинь, я притворился представителем русской мафии, вроде как взрослый волшебник в облике маленького мальчика, вычислил, что этот тип, Йорг Шайверетч, имеет отношение к криминалу и решил продать траву через него за десятую долю стоимости. Но боюсь, что пятьдесят тысяч галеонов вскружат колдуну голову и он меня попросту грохнет.

Собака замерла с выпученными глазами после упоминания суммы.

Тут пёс сделал то, чего я никак не ожидал. Он стал преображаться, довольно быстро превратившись в человека.

Передо мной на полу сидел высокий худой и заросший мужчина с длинными волосами и неаккуратной клочковатой бородой. У него были серые глаза, такие же, как у пса, жёлтые зубы оскалились в усмешке, кожа была мертвенно бледной, словно человек прожил долгое время без солнца. Из одежды на нём была старая потрёпанная мантия, место которой на помойке, надетая на замызганную серую робу, в каких обычно наряжают сумасшедших в психбольницах.

Теперь я замер в шоке, не зная, что сказать или сделать. То ли бежать с криками о помощи, то ли кинуть в него заклинание паралича.

Великолепно! У меня дома неделю жил волшебник в виде пса.

Я был настолько поражён, что не мог с собой совладать и принять правильное решение, просто пялясь на волшебника, и безмолвно распахивая рот, словно рыба, выкинутая на берег.

— Ты что совсем с ума сошёл? Какого дракла ты собрался лезть в Лютный?! — экспрессивно спросил мужчина.

— Какого хера?! Чувак, ты кто такой?!

— Эй, Гарри, не бойся, я всё объясню! — произнёс мужчина.

— Было бы неплохо. А то думаешь, что взял домой умную собаку, а оказывается, что анимага. Ты не охренел часом?! Хорошо ещё, что мы в одной постели не спали, а то это точно была бы педофилия!

— Гарри, ты что, я не такой! — возмущённо воскликнул мужик.

— В таком случае не молчи, давай, говори, кто ты и что тебе надо, иначе достану ружье, и ты узнаешь, что такое картечь. Тролль такого не пережил, так что и тебе вряд ли понравится…

— Слушай, успокойся, я не желаю тебе зла, — сказал мужчина, — просто услышал про Лютный и стал переживать. Ты там можешь серьёзно пострадать, тем более, связываясь с криминалом.

— А-то я не знаю! Ты не ответил на вопрос.

— Я Сириус Блэк, — сказал мужчина и оскалился в улыбке, вновь демонстрируя желтые зубы.

— Твоё имя мне ни о чём не говорит. Зачем ты увязался за мной?

— Понимаешь, — Блэк замялся, — ты только поверь, я говорю правду… Двенадцать лет назад меня бросили в тюрьму за преступления, которые я не совершал. А недавно я сбежал из Азкабана.

— Так, стоп! Блэк, ты же понимаешь, что верить на слово беглому зэку — это верх неблагоразумия?

— Конечно, это звучит бредово, но поверь, я говорю правду! — воскликнул Блэк.

— За что сидел?

— За якобы выдачу лучших друзей Воландеморту, — печально поведал Блэк.

— За такое в тюрьму не сажают. Но мне пофиг, будь ты хоть серийным маньяком. Мы сейчас составим магический контракт, в который внесём пункты о не причинении вреда мне и моим родителям с твоей стороны и о сохранении моих секретов, которых ты узнал слишком много.

— Запросто, — с радостью согласился Блэк.

О контрактах я читал и переписывал для себя те варианты, которые считал самыми необходимыми. Достал тетрадь с образцом типового магического контракта и пергамент, который стал покрывать рунами проклятья, которое падёт на волшебника, нарушившего контракт.

Блэк на удивление спокойно дождался, когда я закончу работу над контрактом, который в одностороннем порядке уберегает меня и моих родителей от причинения вреда Сириусом Блэком. Затем с таким же спокойствием он проколол булавкой свой палец и поставил подпись кровью на зачарованном пергаменте. Лишь после этого меня слегка отпустило напряжение.

— Итак, ты беглый зэк-волшебник, я правильно понимаю?

— Выходит, что так, — подтвердил Блэк.

— Тебе нужна кормёжка, зелья для выздоровления, одежда и крыша над головой, поэтому ты решил прибиться к маглорожденному волшебнику?

— Примерно так, — согласился Блэк. — Но ты не думай ничего плохого, я бы вскоре ушёл.

— Блэк, ты обалдел? Мало того, что лишаешь меня умнейшей собаки, к которой я уже успел привыкнуть, так ещё и смыться хочешь? Даже не думай! Так, мне нужен телохранитель на время сделки по продаже травы. Я тебе заплачу, скажем, один процент от сделки, плюс кормёжка, одежда, зелья и проживание в моём доме до конца лета.

— Какое щедрое предложение, — саркастически протянул Блэк. — А почему бандиту ты платишь десять процентов, а мне один?

— Потому что десять процентов, это стандартная ставка посредника, он должен найти покупателя и договориться о цене, что нелегко. А ты лишь телохранитель и не в тех условиях, чтобы торговаться. Наверняка тебе после зоны нужны деньги и даже пятьсот галеонов явно не будут лишними.

— Я возьмусь за это дело, но не ради денег, а чтобы ты не пострадал. Славный ты парень, Гарри, будет жаль, если тебя продадут на ингредиенты, — произнёс Блэк. — Хотя от платы не откажусь.

— При родителях будешь псом. Ну а пока, надо бы сварить тебе ещё укрепляющих зелий, восстановить зубы и привести в порядок. Садись, буду тебя стричь.

— А ты умеешь? — спросил Блэк, с опаской присаживаясь на стул.

— Не переживай, если не умею, на тебе и научусь. Больше чем лысым всё равно не станешь.

На самом деле стричь не сложно, я в прошлой жизни сам стриг сыновей и внуков. Поэтому подравнял Сириусу бороду и волосы довольно аккуратно.

Пришлось сменить рацион «собаке», поскольку теперь я знал, что это человек, то и кормил тем, что ели мы с родителями.

Пару дней я в компании неугомонного беглого зэка варил разные зелья, которые спаивал Блэку, похожему на узника концлагеря. Он был такой худой и болезненный, что даже удивительно.

— Слушай, Блэк, вас там на зоне вообще кормили?

— Кормили, — Сириус усмехнулся, — овсянка два раза в день и хорошо, если в ней окажутся волокна мяса или растительное масло.

— А содержание какое?

— Я сидел в одиночной камере, — сказал Блэк. — Периодически к нам заглядывали дементоры и выпивали все счастливые эмоции вместе с частью волшебной силы.

— Да ты гонишь! Как можно двенадцать лет просидеть в одиночке и не поехать крышей? Ты, конечно, не самый здоровый человек, которого я видел, скажу больше, ты точно псих, другой бы не согласился за еду и низкую оплату помогать ребёнку-карлику продать крупную партию наркоты, но всё же более-менее адекватен…

— Аха-ха-ха-ха! — разразился лающим смехом Блэк. — Сохранить рассудок мне помогло умение обращаться псом. Я почти всё время, за исключением проверок аврорами, находился в виде пса. Дементоры не проявляют интереса к животным.

— Ладно, это всё лирика. Сейчас мы едем в Дырявый котёл, чтобы зачаровать волшебную палочку. А то телохранитель без инструмента будет совершенно не эффективен. Я забыл спросить, ты вообще колдовать умеешь, ну кроме анимагии?

— Обижаешь, — возмущённо произнёс Блэк, — конечно умею!

Блэк превратился в пса, я надел ему на шею ошейник и поводок, за что заслужил обидчивый взгляд.

— А ты как думал? Без поводка ты дворняга, а так — домашний любимец.

Пёс смирился с подобным поворотом, и мы поехали на Чаринг Кросс Роуд. В Дырявом котле я снял комнату и поднялся в неё вместе с псом. В комнате Блэк превратился в самого себя. Я стал при помощи чар, накладываемых своей волшебной палочкой, помещать пропитанные зельем волосы единорога в деревянную заготовку.

— Никогда не занимался созданием волшебных палочек, — сказал Блэк, с интересом рассматривая результат. — Мы с парнями в школе больше артефактами занимались и анимагией. Волшебную карту сделали, которая показывает всех обитателей замка, я ещё мотоцикл на полёты зачаровал.

— Вингардиум Левиоса, — проверяю новую волшебную палочку.

Чары сработали хорошо, так же просто, как с родной палочкой, даже капельку легче. Протягиваю её Блэку.

— Сириус, попробуй.

— Люмос, — Блэк зажёг огонёк на конце волшебной палочки. — Нокс. — Ту же его погасил. — Отлично! — одобрительно сказал Блэк. — Не как родная, но сойдёт.

— Я под себя делал, специально выбирал сорт древесины и руны, осталось только лаком и защитным зельем покрыть. Можешь пока пользоваться, но когда раздобудешь другую палочку, эту вернёшь.

— Не думал, что маглорожденный второкурсник сможет сделать волшебную палочку, — ухмыльнувшись, произнёс Блэк.

— А вся общественность не думала, что кто-то умудрится сбежать из Азкабана. Кстати, о твоём побеге ни слуху, ни духу, я думал, что такое событие будет широко освещаться в прессе, всё же не рядовое происшествие.

— Охранники из людей редко делают обход, примерно раз в месяц, — поведал Блэк. — Они настолько полагаются на дементоров и прочные тюремные стены, что в основном лишь убирают из камер мёртвые тела или выпускают на волю тех, чей срок заключения истёк. Так что о моём побеге могли ещё не узнать или боятся поднимать шумиху. А еду в камеры перемещают домовики, которые вряд ли будут докладывать, что им пришлось доставить на чашку овсянки меньше.

— В любом случае, тебя надо замаскировать, причём обычными способами. Ещё одежда… Блин, мне срочно нужны деньги, а то последние спустил на аренду номера! Превращайся, пойдём в Косой переулок.

— Зачем? — Спросил Блэк.

— Увидишь.

Сириус превратился в пса и мы прошли в магический торговый квартал. Там добрались до аптеки Малпеппера. За прилавком стоял молодой парень низкого роста.

— Здравствуйте, юноша, — произнёс продавец. — Чего желаете?

— Я в Запретном лесу нашёл немного шерсти единорога, хочу продать.

— Ну что же, я готов её купить по цене восемь галеонов за унцию, — произнёс торговец.

— Вот, пожалуйста. — Я выложил на прилавок большую часть остатков шерсти, как раз унцию. Из добытой шерсти осталось всего несколько грамм, но и те вскоре уйдут на целительские зелья для Блэка.

Мистер Малпеппер взвесил товар и отсчитал мне восемь галеонов. Конечно, по сравнению с ценами в России это форменный грабёж, но сейчас деньги нужны очень сильно.

Далее мы с Блэком дошли до банка Гринготтс, где я обменял вырученные галеоны на сорок фунтов.

Больше не стали задерживаться в магическом квартале, минуя Дырявый котёл, вышли в обычную часть Лондона.

— Сейчас заглянем в Депот Шоп, купим тебе одежду.

Пёс сделал большие глаза, намекая, что не понял, о чём я говорю.

— Ну, Депот Шоп, в смысле магазин списанного армейского снаряжения. У обычных людей существуют армии, для солдат в огромных количествах производят армейскую форму и обмундирование. Всё это годами хранится на складах и выдаётся солдатам. Когда истекает срок хранения, одежда за небольшую цену распродаётся в специализированных магазинах. Одежда новая и качество у неё, как у почти любой армейской одежды, очень высокое. Уж извини, но за сорок фунтов я не смогу одеть тебя в «Харродз».

Собака опять непонимающе посмотрела на меня.

— Харродз, чтобы ты знал, это один из самых известных бутиков в Лондоне, в котором одеваются очень богатые люди. Блэк, как можно не знать таких элементарных вещей? То, что ты волшебник, не исключает того, что ты британец, стыдно должно быть.

Неподалёку от Чарин Кросс Роуд в шаговой доступности как раз был нужный магазин, в него мы и зашли. Продавец, молодой рыжий парень, по всей видимости ирландец, грозно посмотрел на меня.

— Эй, мальчик, к нам с собаками нельзя входить! — воскликнул продавец.

— Здравствуйте сэр. Это мой пёс-поводырь, я слабовидящий.

— Оу! — протянул продавец. — Тогда ладно. А ты не слишком маленький, чтобы ходить один по улицам?

— Я карлик, сэр. Мне уже тринадцать лет… Почти… Тридцатого июля исполнится.

— Извини, мальчик, я не знал, что ты особенный, — извиняющимся тоном сказал продавец. — Ты что-то хотел?

— Да, хочу сделать подарок дяде, он любитель одежды в стиле милитари. Надо пару комплектов формы, пяток трусов, маек и носков на худого мужчину ростом пять футов девять дюймов. Ещё пару летних берцев сорок четвёртого размера.

— Форма по пять фунтов за штаны и куртку, берцы стоят пятнадцать и за нижнее бельё ещё семнадцать фунтов. Всего сорок два фунта. У тебя есть такие деньги? — спросил продавец.

— У меня всего сорок фунтов.

— В таком случае, нижнее бельё будет в четырёх экземплярах, — выдал продавец.

— Хорошо, беру.

Ирландец упаковал покупки в пакеты. Когда я вышел на улицу, то надел амулет отвода глаз и убрал все покупки в сумку с расширением.

Дома Блэк превратился в человека, я ему отдал свой амулет, чтобы родители не обращали внимания на постороннего мужика, живущего с ними под одной крышей. Сириус принял душ и переоделся в нормальную одежду. Военная форма ему шла, он в ней напоминал болезненного вида солдата британской армии, который прибыл на побывку после ранения.

Глава 11

Поскольку моя первая незарегистрированная палочка оказалась у Сириуса, то пришлось начать делать вторую. Используя ту самую волшебную палочку, при помощи постоянной трансфигурации сделать заготовку оказалось легко и просто. Нанести руны при помощи чар с непривычки оказалось гораздо сложнее, но намного быстрее, чем вручную. Я запорол семнадцать заготовок и потратил три дня, чтобы сделать нормальную заготовку с рунами. Зелий оставался ещё приличный запас, поэтому не составило труда вымочить сердцевину и древесину, а затем поместить сердцевину внутрь деревянной заготовки.

Остатки шерсти единорога ушли на зелья для исцеления Сириуса. Он ежедневно принимал укрепляющее, витаминное и восстанавливающее зелья и ел за двоих. С каждым днём вид у мужчины становился более здоровым, зубы побелели, но бледность и худоба всё же осталась.

В пятницу мы поработали над внешностью Блэка. Ничего сверхъестественного, просто при помощи чар он, по моему совету перекрасился в блондина и сказал, что заклинание продержится пару суток.

В субботу утром мы выдвинулись на встречу с Шайверетчем. Помимо светлых волос, выдал Блэку отцовские тёмные очки на половину лица, такие были модными в восьмидесятых. Он вооружился парой волшебных палочек, одну из которых повесил в кобуру на пояс, а вторую в нарукавную кобуру, которую трансфигурировал из моей старой кожаной куртки. Помимо этого он повесил на пояс здоровенный охотничий нож, доставшийся мне от Джеферсона. Блэк выглядел весьма колоритно на фоне волшебников: одетый в военную форму британского солдата длинноволосый блондин с то ли аристократически, то ли болезненно бледной кожей, треть лица спрятана под тёмными очками. В целом он напоминал сурового охранника-мага, притом благодаря амулету отвода глаз на него почти никто не обращал внимания, разве что редкие маги иногда бросали взгляд и, разглядев, теряли всякий интерес.

Блэк при помощи аппарации перенёс нас в Косой переулок на специально предназначенную для подобных перемещений площадь перед банком Гринготтс. По Лютному переулку, который начинается сразу за углом банка, мы шли спокойно, никто из местных отбросов не стал лезть к маленькому мальчику. Возле лавки «Яды и отравы Шайверетча» ошивалась пара типов подозрительной наружности, в которых я заподозрил подельников Йорга.

В лавке оказался хозяин, который явно ожидал меня, он был слегка возбуждён и имел радостный вид. Блэк зашёл первым, внимательно осмотрел магазинчик и тихонечко встал в углу, обозревая всё помещение. Шайверетч внимательно осмотрел Сириуса, преодолев чары амулета отвода глаз и слегка нахмурился.

— Добрый день, Йорг. Рад тебя видеть.

— Здравствуй, Александр, — сказал Шайверетч. — Я ждал твоего прихода. А это… — Он многозначительно покосился на Блэка.

— Не обращай внимания на моего сопровождающего, как и я не обращаю внимания на твоих соглядатаев, что пасутся на улице.

— Присаживайся, — Йорг показал на диван, куда я спокойно присел. Хозяин лавки сел напротив.

— Чем порадуешь?

— Я вышел на нужных маглов. Они согласились купить весь товар за двести пятьдесят тысяч фунтов, — сразу же выдал Шайверетч. — Сделка назначена на завтра в полдень в ресторане «Капитал», который расположен по адресу Хаммерсмит Бродвей, дом 30. Там будет забронирован кабинет на мистера Самерса. Полагаю, теперь пора заключить магический контракт.

— Да, это будет оптимально. Что с маглами? Почему ресторан?

— Глава у них сквиб, он знает о волшебстве, поэтому не удивится, если товар передадут в сумке с расширением, — поведал Шайверетч. — Поэтому ресторан был признан оптимальным для передачи груза любого объёма.

У Шайверетча оказался подготовлен контракт в двух экземплярах с приемлемыми условиями, оставалось только вписать имена. В контракте оговаривались разные условия: не разглашение информации о сделке, оплата услуг Йорга, которую я обязуюсь выполнить в полной мере, не нападение друг на друга до времени совершения сделки и сутки после неё и ещё несколько незначительных нюансов. В целом это был обычный магический контракт с серьёзным проклятьем, который позволяет нескольким волшебникам совершить противозаконную сделку без опаски быть кинутым партнёром. Жаль, что такой же договор нельзя заключить с обычными людьми. В магическом контракте, в отличие от некоторых клятв, желательно, но не обязательно писать полное имя, главное в нём магия волшебника, поэтому я ограничился коротким: «Александр Семёнович». Мы оба подписались под своими экземплярами, обменялись рукопожатиями и на этом расстались. После этого я с Сириусом удалился из лавки, и Блэк меня при помощи аппарации перенёс домой.

Дома я одной из незарегистрированных волшебных палочек зачаровал заклинанием незримого расширения обычный мешок и загрузил в него мусорные пакеты, в которые расфасовал траву.

Для встречи подготовил классический костюм, у которого зачаровал на расширение карманы, в один из которых положил свёрнутый мешок с травой.

В воскресенье мы с Сириусом на метро поехали к месту встречи. Сириус обновил чары на волосах и был одет так же, как и в прошлый раз. Я в костюме смотрелся забавно, как и полагается ребёнку-карлику.

В шикарном ресторане, коим оказался Капитал, несколько столиков были заняты, но как-то странно, за ними сидели крепкие мужчины в костюмах, у них топорщились пиджаки с левой стороны, и явно парни держали там не конфеты. Сириус тоже обратил внимание на мужчин и слегка напрягся, но они, будучи обычными людьми, видели лишь меня. Причём бандиты взирали на меня с таким непередаваемым удивлением и радостью на лице. Один из бандитов оказался арабом, наряженный в такой же костюм, как и прочие посетители, он сидел в одиночестве за ближайшим к выходу столиком.

— А-а-а! — донеслось восклицание от этого самого араба. — Ахмет, бистро пиздуй сюда! — воскликнул он на английском с арабским акцентом. — Ахмет, бистро тащи свою задницу сюда, ты даже не представляешь, на что я сейчас смотрю!

К нему подошёл официант, тоже оказавшийся арабом, только молодым и гладковыбритым. Бородатый показал пальцем на меня, и официант замер, он с удивлением и радостью на лице стал меня рассматривать.

— Ты видишь то же что и я? — спросил бородатый араб у официанта.

— Да, Мухамед! — согласился с ним обалдевший молодой араб.

Мы с Сириусом пошли дальше к кабинкам в сопровождении девушки-хостес, которой я при входе сообщил, что пришёл на встречу с мистером Самерсом. Мы завернули за угол, но за спиной была слышна громкая речь на английском с акцентом.

— Ты не представляешь, что я сейчас видел, Ахмет! — радостно делился с официантом бородатый араб. — Если бы я мог словами описать то, что вижу, я бы смог это описать только как — счастье! Я вижу счастье! Когда я умру, нахер те семьдесят две девственницы, я хочу одного такого карлика!

Нас привели к закрытой кабинке, возле которой стояла пара мордоворотов с каменными лицами.

— Куда? — процедил один из охранников.

— Мистер Александр, у меня назначена встреча с мистером Самерсом.

— А?! — удивлённо воскликнул охранник и замер, смотря на меня сверху вниз. — Что за херня? — вопросил он.

— Билл, впусти гостя, — донёсся приглушённый и едва слышимый голос из кабинки.

— Да-да, мистер Самерс, — раболепно пролепетал охранник, открывая дверку в кабинет, запустив меня внутрь.

Сириус встал возле кабинки рядом с охранниками.

Внутри сидел пожилой седой полный мужчина, у него был властный вид, а лицо испещрено морщинами. Он был одет в дорогой костюм, на руке красовался золотой Ролекс, а почти все пальцы унизаны золотыми перстнями. Напротив него сидел нервничающий Шайверетч.

— А вот и мистер Александр пожаловал, — сказал Шайверетч, насмешливо улыбаясь пожилому мужчине, который в шоке разглядывал меня.

Самерс даже протёр глаза и махнул головой, словно отгоняя глюки.

— Позвольте представить, мистер Александр, что прибыл к нам из далёкой России, — сказал Йорг сквибу. — А это, мистер Самерс, — адресовал он уже мне.

Диван для меня оказался высоковат, поэтому пришлось запрыгивать на него.

— Рад знакомству, мистер Самерс.

— Эм… — протянул мафиози. — Я тоже рад. Вы один?

— Моя охрана предпочитает находиться под чарами отвода глаз.

Посылаю мафиози хитрую улыбку.

— Мистер Самерс, — обратился к мужчине Йорг, — не смотрите на рост и возраст мистера Александра. Я более чем уверен, что он старше меня. Вам ли не знать, что некоторые маги отличаются повышенной эксцентричностью, особенно те, которым перевалило за сотню лет?!

— Вы правы, Йорг, мне уже больше сотни, но предпочитаю считать себя молодым. Так забавно наблюдать за реакцией окружающих… Но речь не об этом. Мистер Самерс, вы принесли деньги?

— Конечно, как и договаривались двести пятьдесят тысяч фунтов, — сказал Самерс. — А вы принесли товар?

— Всё, как и условились. Пятьдесят килограммов шишек и двести ботвы. Но вначале хотелось бы увидеть деньги.

Мужчина достал из-под стола увесистую спортивную сумку, раскрыл её и продемонстрировал пачки стофунтовых банкнот. Я в свою очередь достал из кармана мешок и протянул мафиози, после чего придвинул к себе сумку с деньгами и стал их пересчитывать. Самерс в это время вынимал из мешка огромные пакеты с травой, вскрывал их и проверял товар. Процесс затянулся на долгое время, Шайверетч в это время скучал. Комнатка оказалась завалена мешками с травой, Самерс улыбался, как кот, объевшийся сметаной.

— Билли, Джимми, — позвал охранников Самерс. — Отнесите всё в подсобку и взвесьте на кухонных весах.

Крепыши с натугой в несколько ходок перетаскали мешки. Вскоре они оба вернулись, Билл заглянул в кабинет и многозначительно кивнул боссу.

Я отсчитал и положил на стол двадцать пять тысяч фунтов, которые пододвинул Шайверетчу, остальные деньги убрал в карман костюма. Йорг со сноровкой фокусника сгрёб оплату, и пачки банкнот пропали у него в карманах, которые явно тоже были расширены.

— Ну что могу сказать, деньги все, как и договаривались. Вас устраивает товар?

— Да, качество аналогично предоставленным образцам и вес соответствует договорённости, — произнёс Самерс. — С вами приятно иметь дела, мистер Александр, если будет ещё аналогичный товар, то можете обращаться ко мне напрямую.

— Непременно. Рад был увидеться, господа, мне пора.

Пожав мужчинам руки, я вышел из кабинки и кивнул Блэку. За мной последовал Шайверетч и сразу же заметил Блэка.

Сириус взял меня за руку и аппарировал прямиком в гараж дома моих родителей.

— Фух! Блэк, спасибо тебе огромное! Всё прошло намного лучше, чем я ожидал, но второй раз на такую авантюру не подпишусь! Увидев, сколько народа притащил на встречу мафиози, я уж было думал, что покину ресторан вперёд ногами.

— Да уж! — протянул Блэк. — Авантюра даже круче тех, что проворачивали мы с друзьями в Хогвартсе… В опасные игры играешь, Гарри! Есть более безопасные способы заработать, зачем тебе это надо?

— Деньги, Сириус… Без них жить тяжело в нашем обществе, что среди волшебников, что среди маглов. В мире существует мало способов легального заработка, и все они требуют больших усилий или невероятного ума. Теперь, имея начальный капитал, я могу себе позволить больше не связываться с криминалом.

Отсчитав две с половиной тысячи фунтов, я расплатился с Блэком.

— Блэк, какие планы?

— Если будешь не против, я поживу у тебя до конца лета, а потом мне надо будет наведаться в Хогвартс и найти одного человека, — туманно поведал Блэк.

— Я не против, ты мне серьёзно помог, а заключённый между нами контракт поможет сохранить мне с семьёй жизнь и тайну, так что за это не переживаю. Скажи, как так вышло, что ты сидел двенадцать лет и сбежал только недавно? Или ты всё это время учился анимагии?

— Нет-нет, — ответил Блэк. — Анимагии мы с друзьями научились ещё на пятом курсе учёбы в Хогвартсе. Дементоры серьёзно воздействуют на сознание, у меня все эти годы крутилась мысль «я не виновен», плюс в виде пса мысли текут немного иначе. В тюрьме не до учёбы, тут имеющиеся навыки не растерять бы. Я просто боролся за свой рассудок. А тут в Азкабан пришёл с проверкой министр Фадж, я попросил у него почитать газету и он её оставил. А в газете был он!

— Он?

— Тот, кто предал Джеймса и Лили! — лицо Блэка исказила злобная гримаса. — Точнее, колдография, где он в своей анимагической форме сидел на плече пацана, о семье которого была статья.

— Не совсем понимаю… Точнее, совсем не понимаю!

— Мы боролись против Тёмного Лорда, последний стал охотиться за семьёй Джеймса и чтобы скрыться, было использовано заклинание сокрытия — Фиделиус, — стал рассказывать Блэк.

— Не слышал о таком.

— Для Фиделиуса необходимо двое: тот, кто накладывает чары и тот, кто становится хранителем секрета. Заклятье накладывается на определённую территорию и об этом месте известно лишь хранителю тайны, другие не могут видеть и найти сокрытое Фиделиусом. Хранитель может рассказать о месте, сообщив его адрес устно или написав на бумажке, тогда человек может увидеть это место. Если Хранитель погибает, то Хранителями становятся остальные люди, которые знали «адрес Фиделиуса». Джеймс предложил мне стать хранителем, но я предложил одного из нашей компании, Питера Петтигрю, поскольку все знали, что мы с Джеймсом друзья и за мной стали бы охотиться, а Питер был неприметным и никчёмным.

— Не понятно. Если было нужно два человека, почему не сделать хранителем самого Джеймса или его жену? Разве это не было бы безопасней?

— Мерлиновы подштанники! — воскликнул Сириус. — Мы об этом как-то не подумали.

— Так что там было дальше?

— Дальше Тёмный Лорд пришёл убивать семью Джеймса, — печально поведал Сириус. — Этот гадёныш, Петтигрю, предал нас! Когда я пришёл домой к Джеймсу, то обнаружил его мёртвым на полу, в тоже время к дому прибыл Хагрид, посланный Дамблдором, я передал Гарри, сына Джеймса, и свой летающий мотоцикл Хагриду, после чего рванул в погоню за крысёнышем. Я настиг его, у нас завязался бой, Петтигрю прилюдно обвинил меня в предательстве Поттеров, создав при этом оглушительный взрыв. Я думал, что он погиб в этом взрыве, но как в последствии оказалось, я лишь умудрился отрезать ему палец заклинанием Секо, а этот гад под шумок превратился в крысу и сбежал. Меня на этом же месте поймали авроры, я был в неадекватном состоянии, стоял и смеялся, радуясь от того, что думал, будто Петтигрю убился. Авроры меня обвинили в убийстве маглов, которых убил Питер и в предательстве Джеймса, я же считал себя виноватым в их смерти, поскольку предложил кандидатуру Питера в качестве хранителя, и когда мне задали вопрос: «Виновен ли я»? Я ответил: «Да».

— Погоди, но это же самооговор, разве подобного достаточно в суде для вынесения вердикта? А как же сыворотка правды, чтение мыслей и многое другое, что позволит построить реальную картину происходящего?

— Нельзя допрашивать волшебников с использованием магических средств, — пояснил Блэк. — Существует масса способов обмануть Веритасерум и Легилименцию, к тому же на каждом маге висит куча магических контрактов, а под действием Веритасерума можно разгласить секретные сведения и получить проклятье. Во время судебного допроса волшебникам блокируют магию и допрашивают обычным образом, в большинстве случаев им верят на слово.

— То есть, достаточно сказать, что ты невиновен, что, например, находился под действием заклинания Империо, и тебя отпустят?

— Я слышал, что так многие Пожиратели соскочили, но одних лишь слов недостаточно, деньги и положение в обществе играют существенную роль, — сказал Блэк. — Маглорожденного будут судить жёстче, нежели потомственного и богатого аристократа.

— Так что там с хранителем? Как он вообще на фотографию попал?

— Питер имеет анимагический облик крысы, — пояснил Блэк. — Он сидел на плече младшего пацана семейства Уизли, видимо, притворяется домашним питомцем и скрывается в семье Молли и Артура.

— Я смотрю, анимагия весьма полезна. Можешь научить?

— Конечно, о чём речь! — с радостью согласился Блэк.

— Погоди… До меня только сейчас дошло, что ты говоришь о Роне Уизли. Этот Петтигрю в облике крысы притворяется его питомцем и живёт в Хогвартсе?! Рон спит в одной комнате с взрослым мужиком?!

— Да! И я достану гадёныша и убью! — скрипя зубами, произнёс Блэк.

— Тебе будет проблематично это осуществить, а главное — опасно. Не боишься снова в Азкабан залететь? Может проще нанять киллера, а самому попивать Пина Коладу на тропическом острове в окружении красоток?

— Я хочу лично отомстить этому гаду! — зло протянул Блэк. — Гарри, ты же поможешь мне?

— Блэк, мне не послышалось, ты только что предложил тринадцатилетнему карлику помочь тебе поймать взрослого волшебника?

— Согласен, плохая идея, но мне просто некого больше просить о помощи, — ответил Блэк.

— Я помогу, но за это ты меня будешь учить магии и будешь должен. Я хочу овладеть анимагией и уметь зачаровывать предметы.

— Договорились, — радостно произнёс Блэк.

Вообще, настроение у парня скачет, что в очередной раз подтверждает его ненормальность, но вроде он не буйный псих, если речь не заходит о крысе-Петтигрю.

— Блэк, а аппарации можешь меня научить? Уж больно полезный навык.

— Могу, но сейчас нельзя, — ответил собеседник. — Аппарации можно обучаться с шестнадцати — семнадцати лет, и не потому, что обучением занимается Министерство магии и даёт на неё лицензию, на это в принципе можно наплевать, я не слышал, чтобы эту лицензию кто-то проверял. Дело в том, что организм подростка лишь к этому возрасту становится готовым к самостоятельной аппарации, раньше это принесёт непоправимый вред магической силе, можно даже сквибом стать. Иначе бы все чистокровные учили своих детей аппарировать ещё в детстве.

— А порталы ты делать умеешь?

— Нет, порталы я не изучал, — ответил мужчина.

— Слушай, я всё забываю спросить, а ты чистокровный или маглорожденный маг?

— Я чистокровный волшебник в Мерлин знает, каком поколении, — ответил мужчина. — Род Блэк очень древний. Кстати, ты говоришь, что маглорожденный, но матушка нас в детстве заставляла учить родословные, и я слышал о роде Аддамс, это род потомственных некромантов. Они пару столетий назад, когда начались гонения на «тёмные искусства», эмигрировали в Америку. Ты случайно не в родне с этими Аддамсами? Может быть, ты потомок сквибов?

— Без понятия. Мой дед Пагсли, в честь которого мне дали второе имя, вроде бы родом из США, но отец о родне старается не упоминать, словно он сирота, мы общаемся только с мамиными родственниками.

— Интересно… — Блэк задумался. — Если ты потомок такого известного рода, тогда понятно желание твоего отца не распространяться об этом. В Великобритании не любят «тёмные искусства» и лишь из-за принадлежности к роду некромантов можно серьёзно вляпаться. И понятна твоя тяга к авантюрам, Аддамсы всегда славились отмороженностью, как впрочем, и Блэки — это наследственное.

— Любопытно. Но я предпочту не копаться в семейном прошлом, особенно если оно пованивает тухлятиной. Лучше буду жить, как и прежде, считая себя маглорожденным магом. Ты мне вот что скажи, раз ваш род чистокровный, разве у тебя не должно быть имущества, заначки какой-нибудь на чёрный день?

— На самом деле имущество имеется, — стал отвечать Блэк. — Коттедж, в который мне лучше не соваться, и дом на площади Гриммо, прикрытый Фиделиусом. Но он мне не принадлежит, там матушка живёт, а у нас с ней ужасные отношения, причём настолько, что в возрасте шестнадцати лет мне пришлось сбежать из дома. Вначале после побега я настолько отчаялся, что собирался туда наведаться, но теперь, имея крышу над головой и приличную кормёжку, предпочту обождать с подобным шагом.

— У вас дома, наверное, библиотека имеется?

— А как же! — гордо заявил Блэк. — Библиотека есть, но скорее это небольшой набор книг, с настоящей не сравнится.

— Знаешь что, Блэк, думаю, тебе стоит помириться с матушкой. Уж больно мне хочется засесть в вашей семейной библиотеке. Естественно, с твоего позволения!

— Я подумаю над этим, — Блэк передёрнул плечами и поёжился, как от холода. — Возможно, в будущем придётся так поступить.

— Блэк, слушай, ты беглый преступник. Не знаю, насколько хорошо работает законодательство магической Англии, судя по всему не очень, но даже если сумеешь отмазаться от предательства Поттеров, то доказать не причастность к убийству маглов будет сложно, плюс тебе могут припаять побег из тюрьмы. Но скорее всего министр отдаст аврорам приказ тебя убить, якобы при сопротивлении аресту. Нет человека, нет проблемы. И как при этом ты собираешься оставаться жить в Англии? Не проще свалить в другую страну?

— Но… — Блэк задумался. — А как же Петтигрю? А ещё тут же живёт сын Лили и Джеймса.

— Сириус, ты не вспоминал о Гарри Поттере двенадцать лет и вдруг воспылал к нему любовью? Ты только что рассказал, что отдал его огромному туповатому леснику и рванул убивать предателя. Ты дружил с Джеймсом, а на его ребёнка тебе плевать, ведь так?

— Мерлин! Какая же я сволочь! — Воскликнул Блэк и вцепился в свои волосы, словно собрался их вырвать. — Ты прав, я должен был позаботиться о Гарри, но там же был Хагрид!

— Я бы Хагриду не доверил ничего сложнее прополки огорода, а уж маленького ребёнка точно, слишком великан неуклюж и простоват. Или ты считаешь, что этот здоровяк знает и умеет, как обращаться с годовалыми детьми? Вряд ли… Признай, Блэк, тебе плевать на Гарри Поттера, ты просто испытываешь чувство вины из-за смерти друга, а на самом деле ты эгоист, который хочет мести и ничего больше. Это нормально, все мы эгоисты, а уж после двенадцати лет заключения в камере-одиночке не поехать крышей, это вообще было бы странно.

— Я должен посмотреть на Гарри Поттера, узнать, как он живёт! — тут же воскликнул Блэк.

— Ну, сходи. Ты знаешь, где он живёт?

— Наверняка у тётки, сестры Лили. Она была ближайшим родственником. Мы с Джеймсом были на её свадьбе, они с мужем живут в Литтл Унгинге.

— Так аппарируй куда-нибудь поблизости, превратись в собаку и посмотри на пацана, чего сопли жевать?

— Ты прав, так и сделаю! — сказал Блэк, после чего не откладывая в долгий ящик аппарировал прямо из гаража.

Несколько часов спустя Блэк вернулся, он был на взводе.

— Гарри, это ужасно! — воскликнул Блэк.

— Что такое?

— Ты представляешь, эти Дурсли его заставляют работать, в то время как их ребёнок-толстяк ничего не делает! А Гарри подстригает цветы, убирается и готовит еду, словно домовой эльф!

— Ты чего так разоряешься. Они его бьют?

— Нет, такого не заметил, — ответил Блэк. — Но я готов был перегрызть глотки этим чёртовым маглам, за то, что они так обращаются с сыном Джеймса!

— Ой, Блэк, тебя просто в детстве много баловали и мало ремнём по жопе лупили! На самом деле — это нормальная практика. Детей надо привлекать к труду с раннего возраста, иначе вырастут бессмысленные потребители, не приспособленные к жизни. Видимо, эти Дурсли желают воспитать из Поттера нормального человека, а на своего сына забили. Ну, или как вариант, их родной сын, может быть, является умственно отсталым, поэтому они его балуют и закармливают. Вообще, ребёнок должен быть постоянно чем-то занят, иначе найдёт себе приключение, порой опасное для жизни. Будучи поверхностно знаком с Гарри Поттером, я могу сказать, что он ещё тот авантюрист, вечно ищет какие-то самоубийственные приключения, как мисс Марпл, постоянно суёт свой нос в чужие дела. Так что труд ему только на пользу, наверняка опекуны знают об авантюрном характере подопечного, вот и оберегают его как умеют. Пацан наработается, устанет и мысли о поиске приключений будут вытеснены мыслями о сне. Вот скажи, не умей я работать руками, смог бы сделать незарегистрированную волшебную палочку, да ещё так ловко?

— Если подумать с этой стороны, то вряд ли, — ответил Блэк. — Ты так ловко управлялся с этими магловскими штуками. Но… Гарри же богат, Джеймс оставил ему большое наследство. Почему он одет в старую одежду не по размеру?

— Насколько понимаю, состоянием до совершеннолетия могут распоряжаться опекуны, а они у него маглы. Верно?

— Да, Петуния и её муж, стопроцентные маглы, — подтвердил Блэк.

— И как, по-твоему, они пойдут в Гринготтс? Выходит, что Дурсли содержат пацана за свой счёт. Во-первых, Гарри Поттер Дурслям не родной сын, они могли бы отдать его в интернат, но не сделали этого. Во-вторых, одежда стоит недёшево, и на детях чуть ли не горит, постоянно рвётся, так что вполне нормально, когда в семье одежда детей большего размера достаётся детям с меньшим размером. Это нормальная практика в обычных семьях и ничего такого криминального в этом нет. Он же не голым ходит… Конечно, младшим детям может быть обидно, что они ходят не в новом, но это глупые детские обиды, которым ты, как взрослый человек, не должен быть подвержен. Пацан подрастёт, получит наследство, и тогда уже будет одеваться, как пожелает. Если он сыт, здоров и одет, то не вижу смысла устраивать истерики на пустом месте. Или думаешь, беглый зек с расстройством психики может дать сироте больше? Блэк, подумай, ты о себе не умеешь заботиться, не то, что о ребёнке.

— Мерлин побери! — воскликнул Блэк. — Ты прав… Я ничего не могу дать Гарри Поттеру, и сделаю только хуже, тем более, будучи нищим и бездомным… Погоди, но как тогда я могу заботиться о тебе?

— А обо мне не надо заботиться. Блэк, если ты не заметил, то я ответственный молодой человек, взрослый не по годам. Если и подписываюсь на авантюры, то знаю, какими последствиями это грозит, но кто не рискует, тот не пьёт шампанского и не ест бутерброды с чёрной икрой. Я против бессмысленного риска и приключений. У меня есть родители, которые будут заботиться до совершеннолетия, от тебя же достаточно обучения, а это не то же самое, что забота.

— Но в таком случае, я могу учить и Гарри Поттера, — сказал Блэк.

— Можешь. Но вначале тебе стоит сменить внешность, сделать новые документы, например, под мага с другого континента. Все думают, что ты преступник, поэтому дальше оставаться Сириусом Блэком для тебя вредно. Стань каким-нибудь Джоном Смитом, легализируйся, представься дальним родственником отца Поттера, и учи сколько душе угодно.

— Но как сменить внешность? Я метаморфизмом не владею. Не пить же постоянно оборотное зелье? — вопросил Блэк.

— Сириус, маглы умеют делать пластические операции. Найди в мире обычных людей пластического хирурга, подчини его, заставь сделать тебе операцию по смене внешности, сотри память об этом. Шрамы от операции подлечишь Рябиновым отваром. Потом сделай документы где-нибудь в стране третьего мира, и всё, ты уже не Блэк, а солидный иностранный волшебник без тёмного прошлого, переехавший жить в Англию. Конечно, это всё потребует денег, возможно не малых, но как показывает практика, заработать не проблема.

— У меня есть деньги, семейство Блэк одно из самых богатых в магической Англии, но до них сложно будет добраться, — ответил Сириус. — Похоже, что всё же придётся идти на поклон к матушке… Удивительно, как ты много знаешь. Я так и поступлю, но не сейчас…

На следующий день я наведался в банк Гринготтс, Сириус сопровождал меня в полюбившемся облике блондина-военного под амулетом отвода глаз. Некоторые маги видели Блэка, но принимали его за моего охранника, которого он старательно изображал.

Сириус решил наведаться к поверенному роду Блэк, чтобы выяснить насчёт доступных средств. Я подошёл к одному из свободных гоблинов за стойкой.

— Добрый день, сэр. Проводите меня к мистеру Златожмыху.

— Добрый день, сэр, — поприветствовал меня гоблин, широко оскалившись. — Пройдёмте со мной.

Гоблин проводил меня до нужного кабинета, зашёл внутрь и вскоре вышел оттуда.

— Мистер Златожмых вас ожидает, проходите, — сказал гоблин и удалился обратно в сторону стойки.

— Добрый день, мистер Златожмых, — говорю старику гоблину, который занимается инвестициями в мире обычных людей.

Прохожу и присаживаюсь в кресло для посетителей.

— Ой, вэй! Рад приветствовать вас, мистер Адамс. Я знал, что вы таки вновь придёте ко мне. Вам явно от предков досталась деловая жилка. Что на этот раз? Будете покупать акции или скорректируете прежние инвестиции?

— Новые вложения.

— Неужели опять будете покупать акции бесперспективных магловских фирм? — спросил гоблин.

— Наоборот, буду покупать ценные бумаги очень перспективных фирм. На сто двадцать тысяч фунтов акций Эппл и на сто тысяч акций фирмы Майкрософт.

— Ого! Вы таки кого-то ограбили? — насмешливо спросил Златожмых. — В прошлый раз вы оперировали гораздо меньшей суммой…

— Ну что вы… Зачем грабить, если торговлей можно заработать гораздо больше?!

— Разумно, — согласился Златожмых. — И что вы нашли в этих фирмах? Нефть, газ и сталь, вот куда надо вкладывать деньги! Но, желание клиента закон…

Я вложил все деньги в акции «Майкрософт» и «Эппл», цена на вторые лишь немного поднялась с прошлого года. На акции потратил 220 тысяч фунтов плюс процент гоблина, в итоге у меня осталось всего триста фунтов.

Блэка пришлось ждать довольно долго. Он вышел от поверенного, будучи расстроенным и удивлённым. Он не обращал внимания на окружающих, в том числе не заметил меня.

— Эй, ты в порядке? — спрашиваю у Блэка.

— А? — Он с удивлением осмотрел меня. — А, это ты, Гарри. Извини, просто узнал плохие новости.

— Давай домой перенесёмся и расскажешь.

Мы вышли из Гринготтса и с площади перед ним Блэк при помощи аппарации перенёс нас в гараж дома моих родителей.

— Что произошло, что тебя так расстроило?

— Я узнал, что моя мама умерла, пока я сидел в тюрьме, а брат Регулус пропал без вести и скорее всего тоже уже не числится в списке живых, — поведал Сириус. — Так что я теперь стал главой рода Блэк.

— Конечно, смерть всегда плохо, но ищи во всём положительные моменты. Теперь у тебя есть деньги и свой дом. Ведь есть?

— Да, это так, — ответил Блэк с понурым видом. — От родителей мне досталось огромное состояние. Но я не ожидал, что мама так рано умрёт, она не была такой уж старой, волшебники вообще могут жить очень долго.

— Если хотят, то возможно, но если нет стимула к жизни? Ты говорил о маме, значит, отец умер раньше?

— Так и есть, — ответил Блэк.

— Смотри, муж умер, один ребёнок пропал без вести, второй мотает пожизненный срок в тюрьме, откуда тут появится желание жить? Лучше скажи, ты имеешь удалённый доступ к деньгам? Не придётся каждый раз навещать банк, чтобы снять небольшую сумму золотых? Гоблины тебя не сдадут Министерству магии?

— Вряд ли гоблины сдадут такого крупного клиента, как Блэки, — ответил Сириус. — Если я погибну, то счета рода будут заморожены на тридцать лет, поскольку у меня нет наследника, следовательно, несколько сотен миллионов галеонов зависнут, не принося Гринготтсу прибыли. Я приобрёл у гоблинов кошелёк с привязкой к счёту и теперь могу брать из хранилища сколько угодно средств.

— А если кошелёк украдут?

— Там привязка на крови, так что ни у кого другого он работать не будет, — пояснил Блэк. — Если кошелёк украдут, то придётся покупать новый.

— А если на тебя наложат заклятье подвластия и прикажут доставать деньги, пока они не кончатся в хранилище? Или заставят написать завещание под принуждением и убьют тебя?

— Тогда я буду доставать деньги, пока они не кончатся. Но в хранилище лежит всего три миллиона галеонов и каждый год туда начисляется рента от трёхсот до пятисот тысяч. Остальные средства вложены в дело и без моего присутствия их не вывести из оборота, — ответил Блэк. — Но с завещанием такой трюк не пройдёт, его должен заверить поверенный и целитель, который должен убедиться в том, что клиент не находится под действием принуждающих чар и зелий.

— Интересно. Так какие планы?

— Наведаюсь в отчий дом, — ответил Блэк. — Я хоть и не люблю дом на Гриммо, но больше некуда деваться. Он, по крайней мере, защищён Фиделиусом и прочими чарами, мой отец был специалистом в защитных заклинаниях и наложил их все, которые знал. Хочешь пойти со мной?

— Конечно.

До места мы добирались общественным транспортом, то есть на метро. Площадь Гриммо оказалась в самом центре Лондона в нескольких минутах ходьбы от вокзала Кинг Кросс и неподалёку от Риджентс парк в котором расположен Лондонский зоопарк. Мы пришли и оказались между домами одиннадцать и тринадцать.

— Подожди тут, я скоро вернусь, — сказал Блэк, сделал шаг вперёд и словно растворился.

Мне пришлось прождать на месте около двадцати минут. Блэк появился передо мной, словно соткался из воздуха, его одежда и волосы запылилась. Он стал отряхиваться. Поднимая кучу пыли.

— Кха-кха, — откашлялся Сириус. — Дома грязно, домовик отлынивал от работы, там просто кошмар что творится! Держи, прочти и верни назад.

Блэк протянул мне бумажку, на которой было написано:

Площадь Гриммо, дом 12.

Стоило прочесть эти слова, как между домами 11 и 13 появился до сего момента мне невидимый дом с грязными кирпичными стенами и закопчёнными окнами. Вход в здание оформлен крыльцом с истёртыми каменными ступенями. Видавшая виды дверь выкрашена в чёрный цвет, краска со временем потрескалась и местами осыпалась. У двери не было ни замочной скважины, ни ящика для писем, зато имелся серебряный дверной молоток в форме извивающейся змеи.

Вернув Сириусу бумажку, я пошёл за ним внутрь появившегося жилища.

Глава 12

— Добро пожаловать в дом семьи Блэк, — с пафосом произнёс Сириус. И уже нормальным тоном добавил. — От меня не отходи ни на шаг, Мерлин знает, что тут успело завестись, например, боггарты. У нас дома ещё были опасные артефакты, так что лучше ничего не трогай, как бы безопасно это ни выглядело.

— Что за боггарты?

— Разновидность привидений, которые принимают вид самого большого страха волшебника, — пояснил Блэк. — Вы разве ещё не проходили их по ЗОТИ?

— У нас по ЗОТИ были ужасные учителя и таких тварей ещё не проходили.

— Должен предупредить, на первом этаже висят портреты предков, матушка Вальпурга чересчур шумна, — предупредил Блэк.

Пройдя через прихожую, мы оказались в длинном и мрачном коридоре с отстающими от стен обоями и вытертым ковром на полу. Над головой тускло отсвечивает затянутая паутиной люстра, на стенах вкривь и вкось висят потемневшие от времени портреты. И люстра, и подсвечники на расшатанном столе оформлены в виде змей. За парой длинных, изъеденных молью бархатных портьер, раздвинутых в стороны, находится портрет, как понимаю, матушки Сириуса, Вальпурги Блэк в натуральную величину. Это желтолицая старуха в черном чепце и с туго обтянутой кожей лицом. Портрет женщины безмолвно выкрикивал, по всей видимости, ругательства. Стены были отделаны деревянными панелями, на полу положен дубовый паркет. Всё покрыто изрядным слоем пыли, которая поднимается в воздух, стоит на неё ступить ногой.

— Чего это происходит? — Киваю в сторону портрета.

— Это моя матушка, — насмешливо произнёс Блэк. — Я пробовал снять портрет, но мама ещё перед смертью закрепила его заклинанием Вечного приклеивания, так что ничего не вышло. Пришлось наложить на портреты чары безмолвия, а то уж больно они неприятно ругаются.

В конце коридора находится дверь, ещё одна дверь расположена посередине коридора. Наверх ведет тёмная лестница. Над ней на декоративных пластинах расположены отрубленные головы домовых эльфов закреплённые по типу охотничьих трофеев наподобие голов оленей, у всех — одинаковые вытянутые носы-рыльца и огромные уши.

— За торцевой дверью спуск на кухню с кладовкой и чуланом, в котором живёт домовик, там же находится котельная, боковая дверь ведёт в столовую. Лестница ведёт в гостиную, там же расположена ванная комната, — пояснил Сириус. — Тут не убрано, так что не обращай внимания на бардак. На третьем и четвёртом этаже расположены спальни, ещё есть чердак.

— Неплохой домик, только дизайн мрачноват. А что, на такой большой дом всего одна ванная комната?

— Всего одна, — согласился Блэк. — Её делали ещё в начале века.

— А что насчёт книг? Я думал, у вас имеется библиотека.

— Нет, библиотеки нет, все книги хранятся в гостиной, — ответил Сириус.

Мы поднялись в гостиную в которой расположен большой камин, друг напротив друга стоит пара старинных диванов, в углу установлено пианино со скамьёй, большие окна занавешены старыми пыльными портьерами, а одна из стен уставлена стеллажами с книгами. На полу лежит старый пыльный и потёртый ковёр, наверху висит большая люстра.

Неподалёку от входа в помещение стоял старый домовой эльф. Он был морщинистым и подслеповато щурился, большие уши и нос свисали вниз. На домовике была надета старая тряпка, которая уже истлела и напоминала ветошь серо-грязного цвета. Домовой эльф стоял на месте и что-то по-стариковски тихо и неразборчиво бормотал себе под нос.

— Это Кричер, наш домовой эльф, — презрительно выдал Сириус. — Он служит в доме Блэков уже не первое столетие.

— Здравствуй, Кричер. Рад знакомству. Я Гарри Адамс, ученик Сириуса.

Домовой эльф замер, прекратил бормотание и был явно удивлен.

— Кричер не видел юного хозяина, — промолвил он, поворачиваясь и кланяясь мне. Смотря в пол, он довольно невнятно добавил. — Противный маленький друг предателя.

— Забавный старикан. Чем он вообще питался, если в доме никто не жил долгое время? Сириус, а чего он так непрезентабельно выглядит? Ты бы дал Кричеру хотя бы тряпку поприличней этой ветоши.

— Предатель привёл в благородный дом Блэков своего мелкого дружка… — смотря на нас очень недоброжелательно, продолжил свое бормотание старый домовой эльф. — Маленький друг предателя, нагло там стоит… Ох, если б моя госпожа знала, ох, она бы заплакала. Предатель, что он здесь делает? Кричер не знает…

— Заткнись, Кричер, — пренебрежительно с гневом воскликнул Сириус. — Не смей оскорблять моего гостя!

— Сириус, ты чего так остро реагируешь? Кричер прожил один в доме долгое время, плюс он уже стар. У стариков такие болезни, вроде бормотания гадостей — это норма. Маразм и прочие неприятные болезни. Лучше пожалел бы старого слугу и магией подкормил. Мне в Хогвартсе один домовой эльф рассказывал, что они в магии нуждаются.

— Маленький друг хозяина жалеет старого Кричера, — пробормотал старый домовик. — Если бы госпожа Кричера увидела его в такой компании, ох, чтоб она сказала?

— Интересно, — произнёс Сириус. — Ты чем занят, Кричер? Разве я не приказал тебе убираться?

Кричер согнулся в смехотворно низком поклоне, касаясь своим круглым носом пола.

— Встань, — нетерпеливо приказал Сириус. — Я спросил, чем ты занят?

— Кричер убирает, — сказал эльф. — Кричер живет, чтобы работать в Благородном Доме Блэков.

— Н-да, и поэтому он грязный как никогда, — возразил Сириус.

— Господину всегда нравились его маленькие шутки, — Кричер опять поклонился и продолжил шепотом. — Господин был противной неблагодарной свиньей, которая разбила сердце своей матери…

— У моей матери не было сердца, Кричер, — нахмурился Сириус. — Она жила исключительно благодаря своей злости.

Кричер опять поклонился.

— Независимо от того, что говорит господин, — неистово бормотал старый домовик, — Господин не достоин даже того, чтобы вытереть слизь с туфлей своей матери. Ох, моя бедная госпожа, что бы она сказала, увидев, как Кричер прислуживает ему, как бы она его ненавидела, какое это было бы разочарование…

— Что ты собирался делать? — холодно прервал речь домовика Сириус. — Почему ты до сих пор не избавился от портретов в коридоре и от гобеленов?

— Госпожа никогда не простит Кричеру выкинутых гобеленов, которые семь столетий хранились в семье. Кричер должен спасти их. Кричер не позволит Господину уничтожить их, — быстро пробормотал эльф.

— Я так и думал, — сказал Сириус, бросая презрительный взгляд на слугу. — Я не сомневаюсь, что матушка наложила еще одни чары Вечного приклеивания на другую сторону портретов и гобеленов, но если я смогу от них избавиться, я всё повыкидываю. Сгинь с глаз моих, Кричер.

Казалось, Кричер не мог не повиноваться прямому приказу, но взгляд, которым он наградил Сириуса, был полон самой глубокой ненависти, и всю дорогу из комнаты он продолжал бормотать.

— …возвращается, видишь ли, из Азкабана, приказывает Кричеру, что он должен делать. Ох, моя бедная госпожа, что бы она сказала, если бы узнала, чем занимается её сын? Она отказалась от него, и вот он вернулся, говорят, что он тоже убийца…

— Продолжай бормотать и я стану убийцей! — Сириус раздраженно захлопнул за эльфом дверь.

— Сириус, я не люблю влезать в чужие разборки, но ты зря так обращаешься со стариком. Если он служил вашей семье много лет, то, как минимум достоин уважительного отношения. Мало ли, что он там бормочет.

— Я понимаю, что он слишком долго жил один, — сказал Сириус, — исполняя чокнутые приказы маминого портрета и разговаривая сам с собой, но он всегда был тупицей…

— Если он тебе так не нравится, то избавься, зачем мучить старика и мучатся самому?

— Я не могу его отпустить, он слишком много знает о роде и теперь, о моём побеге из Азкабана, — кратко объяснил Сириус. — А если дам свободу, то шок просто убьет его. Попробуй предложить ему оставить дом, увидишь его реакцию.

— В таком случае дай ему простую работу, чтобы на глаза не попадался, и не трави душу. И вообще, скажи мне, зачем ты решил избавиться от семейных гобеленов? Ты бы ещё выкинул всё, что нажито непосильным трудом предков.

— И выкину! — экспрессивно заявил Сириус. — Мне противно находиться в этом доме, тут всё напоминает о родителях… Пошли, покажу.

Сириус спустился вниз и показал на семейный гобелен.

— Я был здесь раньше, — Сириус показал на маленькую круглую обугленную дырку в гобелене, будто прожженную сигаретой. — Моя прекрасная старушка-мать выжгла меня после того, как я сбежал из дома. Кричер с радостью рассказал эту историю, стоило мне войти в дом.

— Прямо таки тайны мадридского двора. Когда ты умудрился сбежать из дома и почему?

— Когда мне было 16, — ответил Сириус. — Я больше не мог терпеть. Мама всё время несла чушь о чистокровности, о том, какой я никчёмный сын и нахваливала брата Регулуса. Она рассуждала о том, как замечательно будет избавиться от грязнокровок. Я их ненавидел: моих родителей, их манию насчет чистых кровей, убежденность, что Блэки чуть ли не королевской крови… Мой брат-идиот всегда им верил… Вот и он.

Сириус ткнул пальцем в самый низ дерева на имя «Регулус Блэк». Дата смерти (около 12 лет назад) следовала за датой рождения.

— Он был младше меня, — Добавил Сириус, — и был намного лучшим сыном, как мне всегда напоминали.

— Значит, он не пропал без вести, как сказали гоблины. Вообще — с этой чистокровностью какая-то кривая логика, больше напоминает нацистскую идеологию. Я бы на твоём месте тоже сбежал из дома. Но, ты же аристократ, жил на всём готовеньком, наверняка ни готовить, ни зарабатывать деньги не умел. Как жил-то?

— Вначале меня приютил мой друг, Джеймс Поттер, — начал повествовать Сириус. — Его родители очень хорошо ко мне относились. Они считали меня за второго сына. Я отдыхал у них во время школьных каникул, а когда мне стукнуло 17, я купил себе собственный дом в Лондоне. Дядя Альфард оставил мне приличное состояние — он тоже был выжжен с гобелена, наверное, именно из-за этого, но, благодаря ему я смог позаботиться о себе. Хотя меня всегда приглашали на воскресный обед к Мистеру и Миссис Поттер.

— А что с твоим домом?

— Не знаю, но туда мне нельзя соваться, наверняка авроры будут искать там в первую очередь. И продать его не получится, это вновь выведет на меня Министерство магии. Разве что найти покупателя самому или подарить его, оформив всё в мире маглов и не регистрируя в Министерстве магии.

Сириус ткнул пальцем в ещё один выжженный круг между именами Беллатриса и Нарцисса.

— А это кузина Андромеда, — сказал Сириус. — Она вышла замуж за маглорожденного волшебника, Теда Тонкса, поэтому…

— Я смотрю, тут много, кто обозначен помимо Блэков.

— Именно так, у Блэков много родни, — сказал Сириус. — Беллатриса замужем за Родольфусом Лейстренджем, они оба в Азкабане. Кузина Нарцисса замужем за Люциусом Малфоем. Даже Уизли приходятся мне роднёй, например, Артур троюродный брат.

— Так что, ты тут останешься жить или до конца лета у меня перекантуешься?

— У тебя лучше, но тут безопасней. — Блэк серьёзно задумался. — Ни Министерство магии, ни кто иной не найдёт этот дом. Отец оставил записки с адресом Фиделиуса, к тому же после его смерти я стал одним из Хранителей тайны Фиделиуса, так что могу пригласить того, кого пожелаю. Но чтобы тут жить, надо привести дом в жилой вид.

— По-хорошему, сюда бы загнать несколько рабочих бригад из клининговой компании, они бы за день дом отмыли, но я так понимаю, ты не собираешься пускать домой, кого попало. Может быть, всё же нанять магловскую фирму, а потом всем рабочим стереть память?

— Это может быть опасно для маглов, тут много проклятых вещиц, — ответил Сириус. — Вообще, я бы хотел выкинуть всё и обставить дом заново.

— Сириус, я, конечно, понимаю, что ты миллионер, но судя по всему, тут всё антикварное. Давай так, если захочешь что-то выкинуть, то лучше подари мне, а я уже придумаю, как этим распорядиться.

— Зачем тебе нужен этот хлам? — пренебрежительно спросил Блэк.

— Может быть, для кого-то и хлам, а для меня каждый пфенниг дорог! Продать то, что кто-то хотел выкинуть, будет намного лучше, чем торговать наркотой.

— Ладно, договорились, — согласился Блэк.

— Я зачарую на расширения пару сундуков, складывай всё ненужное туда.

— Ого, ты умеешь накладывать заклинание Незримого расширения? — удивлённо воскликнул Сириус. — Я и то такого не умею!

— Жизнь заставит — не так раскорячишься! А ты разве не видел, как я зачаровал мешок под траву?

— Нет, я в этот момент спал, — произнёс Сириус. — Гарри, я понимаю, что просить о таком маленького мальчика глупо, но всё же, ты же мне поможешь убраться в доме? На Кричера надежды нет, вряд ли он сможет убраться тут в одиночку или это займёт много времени.

— Никогда не думал, что буду помогать беглому зэку делать уборку в доме, но на что только не пойдёшь ради знаний и денег. А-то ещё выкинешь что-то дорогое, я потом локти кусать буду, что прощёлкал момент. Ты же научишь меня зачарованиям и анимагии?

— Конечно! — произнёс Блэк. — Я же уже согласился на это. С чего начать?

— Начни со спальни, потом кухня и ванная, в общем, основные помещения. Обычный человек большую часть времени за исключением сна проводит на кухне.

— Это не про меня, — насмешливо произнёс Сириус. — Я никогда не готовил, даже не знаю, как это делать.

— О, Будда! Сириус, ты как ребёнок. Большой такой ребёнок… Когда я учился в магловской школе, меня отправили на спортивные соревнования для «особенных» детей. Надо было пробежать определённое расстояние. Со мной в забеге участвовали дети с разными отклонениями. Один был на костылях, из-за него я не переживал, я думал, что уделаю этого парня, это не проблема. Второй сидел в инвалидном кресле. Я ещё посмотрел на него, и такой думаю: «Эй, какого чёрта? Инвалидная коляска, серьёзно?! Да это же словно допинг! У этого парня преимущества, ведь он будет ехать, а мы бежать! Если на дорожке нет ступеней, я ему проиграю». Куда мне, коротышке размером в полчеловека соревноваться с колёсным транспортом… Третий парень был умственно отсталым, он пускал слюни и мычал. И не надо его жалеть, лучше пожалей меня, ведь я участвовал в забеге, на трибуне сидел мой отец, и если бы я спросил его: «Папа, ты гордишься мной»? Он бы ответил: «Нет. Ты бежишь вместе с этим пускающим слюни овощем»! И отец не гордился мной, когда этот тип обогнал меня и пришёл к финишу первым. Жулик! Он жульничал, потому что впереди него бежала мама с зефиром в руках!

— Ха-ха-ха-ха! — Сириус громко засмеялся, у него даже брызнули слёзы от смеха. — Меня больше интересует, почему ты вспомнил об этом, упоминая меня? — спросил он после того, как отсмеялся.

— Ты мне напоминаешь того жулика… Перед тобой тоже надо бежать с зефиром в руках, конечно, не в прямом смысле этого слова, но без твёрдой руки умного человека ты пропадёшь. Прямо как настоящий домашний пёс, которому нужен заботливый хозяин.

— Это ты так тонко намекаешь на себя? — спросил Сириус. — После того, как проиграл пускающему слюни чудику?

— Блэк, я всё ещё подумываю переименовать тебя в Мухтара… И вообще, я по крайней мере участвовал в спортивных мероприятиях, я бегал. Сириус, если ты не видел, как бегает карлик, то ты даже не знаешь, что упустил. Когда карлик бежит, то открывается портал в рай! Ручки и ножки быстро мелькают — это смотрится мило и забавно, людям сразу становится весело. Думаешь, почему меня поставили в компанию с инвалидами, а не устроили забег, состоящий из пяти карликов?! Да потому что если побежит сразу пятеро таких ребят, то все зрители скончаются от переизбытка кайфа…

— Забавный ты парень, Гарри, — сказал Сириус. — Напоминаешь мне о юности. Мы с парнями тоже любили пошутить.

Я помог Блэку с уборкой. Первым делом убрали одну спальню. Сириус вываливал из шкафов все вещи и выкидывал их. Некоторые вещи были зачарованы. Сириус где-то раздобыл кучу тряпичных мешков, которые я зачаровал на расширение. Блэк скидывал туда всё подряд: старые мантии, старинные костюмы, постельное бельё, книги.

— Стоп-стоп, не кидай книги в мешок с тряпьём, складывай их в отдельный мешок. Перекрась его в другой цвет чарами, чтобы не ошибиться. А артефакты клади в другой мешок.

— Хорошо, Гарри, — согласился Сириус.

В первый день мы справились с уборкой спальни и ванной.

Родителям пришлось сказать, что провожу всё время с другом-волшебником и что у него дома мне можно колдовать, а у себя нельзя. Они с опаской разрешили мне проводить время вне дома, но всё время приходилось увиливать от их желания познакомиться с моим другом. Ещё пришлось придумывать правдоподобную ложь по поводу пропажи собаки. Я сказал, что теперь пёс живёт дома у того самого друга.

Я стал ежедневно навещать Блэка. Большую часть времени мы занимались уборкой. Сириус начал учить меня анимагии, которая оказалась очень сложным разделом трансфигурации и просто так не давалась. Помимо этого он научил меня нескольким полезным заклинаниям, благодаря которым можно было отбиться от пикси, разбивших гнездо в шторах и боггартов, которые встречались в каждом третьем шкафу. Мне ещё приходилось заниматься готовкой, поскольку Сириус не доверял своему домовому эльфу.

В доме встречались странные артефакты и ценные вещи, которые Блэк без жалости кидал в зачарованные мешки.

Однажды нам попался серебряный пинцет, который был мною опознан по прочитанной в школьной библиотеке книге «Инструменты волшебников», как артефакт для нанесения рун кровью мага. Сириус не знал, что это и как с этим работать. Я опознал предмет, но тоже не знал, как им пользоваться, поэтому, когда эта штука при моём приближении ожила и кинулась на меня в попытке проколоть кожу, то я на автомате сбил её заклинанием «Тпру», после чего запихал в мешок с артефактами.

В гостиной серебряная табакерка попыталась нас покусать, но так же отправилась в мешок.

Одна из мантий в шкафу попыталась меня задушить, но тоже была успокоена заклинанием парализации, выпущенным из перстня. Я после пинцета был настороже и палил заклинанием «Тпру» во всё, что движется.

Ещё была шкатулка, которая издавала сонные звуки, от которых мгновенно хотелось уснуть. Даже от такой полезной вещи Блэк избавился.

Помимо магических предметов были и другие, например, «Орден Мерлина Первой Степени». Если бы я его не прихватизировал, то Сириус и его бы выкинул, а вещь невероятно дорогая даже с виду, поскольку орден сделан из золота с изумрудами и бриллиантами.

Кричер пытался саботировать «уборку» или точнее, как он считал — разграбление дома Блэков. Домовой эльф пытался стащить мешки с собранным добром, но я попросил наложить Сириуса на мешки чары, которые не позволят никому кроме нас к ним прикасаться, так что мы по несколько раз на дню оттаскивали от мешков парализованного Кричера.

В принципе, домовик правильно считал, ведь я, пользуясь наивностью Сириуса, прихватизировал всё, от чего он желал избавиться, то есть практически всё содержимое дома. Но что самое жуткое, ведь Блэк действительно мог всё это выкинуть! Серебряные столовые приборы, фарфоровый обеденный набор, который судя по виду, стоит целое состояние, золотой перстень, принадлежавший отцу Сириуса, серебряный гребень, платиновые запонки — все эти предметы были с изображением герба Блэков. Старые фотографии в серебряных рамках тоже безжалостно выкидывались. Одних ценных металлов Сириус мог выбросить на десятки тысяч фунтов, это если не учитывать исторической и художественной стоимости. Обитатели фотографий были живыми, как на портретах, они ругались, но Сириус не обращал на это внимания, запихивая их в мешок.

Было немного жаль Сириуса, я не понимал, как можно выбрасывать то, что стоит приличных денег и добыто предками на протяжении многих лет, но хозяин барин. Я мысленно потирал руки и подсчитывал, сколько смогу срубить денег на продаже имущества рода Блэк. Согласившись помочь беглому зэку, я набрёл на золотую жилу.

За две недели ударного труда мы полностью вычистили дом, в котором осталась лишь мебель, стены и портреты. Мне досталась всё то, что Сириус посчитал ненужным, даже вся библиотека Блэков, все книги по волшебству. Я был на седьмом небе от счастья, в глазах мелькали доллары, а ушах стоял шелест купюр.

После того, как мешки с имуществом Блэков перекочевали в мой гараж, домовой эльф Кричер и оставшиеся портреты в доме на Гриммо 12 меня невзлюбили.

— Сириус, а что, в подвал и на чердак не полезем?

— Не вижу смысла, — ответил Сириус. — Котельная зачарована и не нуждается в обслуживании, а на чердаке не должно быть ничего кроме пыли.

— Ну что, пора сделать набег на магазины. Тебе нужно постельное бельё на все кровати, новая одежда, а то ты вроде бы богат, а продолжаешь расхаживать в дешёвой армейской форме.

— Мне нравится, — ответил Блэк. — Раньше никогда до этого не носил такой удобной одежды. Не знал, что маглы так одеваются.

— Сириус, это же военная форма, она и должна быть удобной. Это волшебники ходят в неудобных мантиях, а солдат должен одеваться не эффектно, а так, чтобы было комфортно, и чтобы противник не обнаружил.

— Сходим в тот магазин? — предложил Блэк. — Как ты его называл?

— Депот Шоп.

— Да, именно, — подтвердил Сириус. — И ещё в бутик, кажется, Харродз.

— Пошли.

Кошелёк Сириуса позволяет конвертировать галеоны в нужную валюту, достаточно положить изъятые из хранилища галеоны в специальное отделение кошелька с запиской, в которой указывается нужная валюта. Эти деньги попадают к специальному гоблину и обмениваются по нынешнему курсу с вычетом одного процента за услугу обмена. В принципе это удобно, но дорого. Но у Блэка и так были фунты, которыми я с ним расплатился за охрану, так что он не заморачивался с обменом.

Мы наведались в магазин армейского обмундирования, за прилавком сидел тот же ирландец, который меня сразу узнал.

— Привет парень, — воскликнул рыжий продавец. — Ты сегодня без пса-поводыря. Вижу, твоему дяде понравился подарок, раз он ходит в этой форме?

— У меня есть поводырь классом выше. А о последнем вам лучше спросить у него. Дядя Сириус? — Внимательно смотрю на Блэка.

— Да, это был шикарный подарок, — ответил Блэк. — Форма мне очень понравилась, теперь хочу прикупить ещё несколько комплектов. Племянник, — с сарказмом обратился ко мне он, — может быть, тебе что-то приглянулось? Не стесняйся, я тебе подарю всё, что пожелаешь.

— Автомат Калашникова и цинк с патронами. Можно ещё пистолет, например, Вальтер ППК или Глок 17.

— Хорошая шутка, — рассмеялся ирландец. — Но у нас, к сожалению, подобное не продаётся.

— А где можно купить? — на полном серьёзе спросил Сириус у продавца.

— Нигде, АК, это не игрушка, чтобы продаваться в супермаркете, — ответил ирландец.

— Гарри, у тебя же скоро день рождения? — спросил у меня Сириус.

— Через неделю.

Блэк набрал в магазине кучу военной одежды и разных прибамбасов, вроде полевого бинокля, разгрузочного жилета, фляжки, походного котелка и тактического ранца.

— Гарри, можно будет тебя попросить зачаровать ранец на расширение? — спросил Сириус.

— Запросто.

— Ты что, увлекаешься магловским оружием? — спросил он.

— Да, обожаю огнестрел. Только вот купить его проблематично, по крайней мере, официально и будучи малолеткой.

— А где у маглов можно купить такие штуки? — поинтересовался Блэк.

— Охотничье оружие продаётся в магазинах для охотников, но на него требуется разрешение, а армейское вооружение можно у военных купить, сейчас в социалистических странах русские военные возвращаются на родину, там чёрт ногу сломит и можно по дешёвке купить хоть автомат, хоть танк. А в основном у маглов бандиты оружием торгуют.

Далее мы посетили Харродз. Там Блэк спустил все оставшиеся фунты, а это более двух тысяч. Я никогда до этого не видел, как человек за час спускает такую сумму и был несколько шокирован. Хотя, учитывая цены, которые были в этом магазине, то подобные траты смотрятся смешными. Один лишь приглянувшийся Сириусу костюм обошёлся в полторы тысячи фунтов. В итоге Блэку всё же пришлось менять галеоны на фунты, чтобы приобрести постельное бельё, шторы и посуду.

Я понял, что этот человек просто не умеет считать деньги и не знает их реальной стоимости. Сложно знать цену деньгам, если никогда их не зарабатывал, а всегда жил на всём готовеньком в богатой семье. Сириус Блэк, просто избалованный ушлёпок, который не ценит ничего, что необходимо. В общем — он обычный мажор, вляпавшийся по глупости в проблемы. Он не ценил родителей, пока они были живы и до сих пор их ненавидит, даже несмотря на то, что они умерли. Хотя таких родителей, которых он описывает, очень сложно любить. Чего стоит только то, что его мамаша выжигала с древнего зачарованного гобелена всех членов семьи, кто по её мнению поступал неверно. Видимо, прав был Блэк, говоря, что авантюризм — это у них семейное. Но он неверно подобрал слова, скорее правильным будет сказать — сумасшествие, чем авантюризм. Тяга к приключениям и «стукнутый на всю голову» — совершенно разные вещи. Сириус Блэк не ценит своё имущество и презирает преданного роду слугу, на что тот отвечает тем же. Он сумел бежать из тюрьмы, но вместо того, чтобы как я советовал, сменить внешность и жить припеваючи, тратит время на то, чтобы уничтожить все упоминания о родне в своём доме и жаждет отмщения старому другу. Правильно Кричер назвал его предателем.

Я Сириуса с одной стороны понимаю, месть нужна, двенадцать лет тюремного заключения в одиночной камере в обществе дементоров нельзя прощать. Но с другой стороны, совершенно не одобряю его методов и подхода. Лучше бы он нанял киллеров, а после сделал бы из черепа врага пепельницу, попивая мохито на собственном тропическом острове, стряхивал бы в черепушку пепел от сигар, финансы ему позволяют подобное. Но он до сих пор жаждет лично выследить и прикончить Петтигрю. Идиотизм чистейшей воды.

Я стал подумывать, а не ограбить ли мне Блэка? Этот человек мне не стал слишком близок, фактически, я его использовал, увидев возможность обзавестись полезными знаниями, а впоследствии ещё и имуществом, никаких магических клятв в отношении него я не давал. Можно попробовать на Сириусе Империо и завладеть деньгами из хранилища, потом стереть ему память о нашей встрече. Три миллиона галеонов — это пятнадцать миллионов фунтов. Нереально большие деньги. Из всех о том, что мы провели долгое время вместе, знает только Кричер, но не уверен, что на него подействует Обливейт. В таком случае домового эльфа придётся грохнуть. Ещё гоблины могли нас видеть вместе, но им должно быть наплевать на разборки волшебников.

Несмотря на то, что успел немного привязаться к этому странному парню, большие деньги туманили мой разум. Такое ощущение, словно на моём плече сидит невидимый дьяволёнок и шепчет: «Он тебе никто, он всего лишь псих и беглый зэк. Гарри, 15 лямов фунтов, это около 23–24 миллионов долларов. Если всё вложить в ценные бумаги, то лет через десять можно стать миллиардером. Всего-то и надо, что грохнуть старого домового эльфа и стереть память одному двинутому волшебнику».

Но остатки совести не позволили мне пойти на подобный шаг, хотя с каждым днём общения с Блэком от совести оставалось всё меньше, он меня дико бесил своими глупыми шутками насчёт моего маленького роста, идиотскими выходками и неприспособленностью к реальной жизни.

— Мелкий, мне надо отлучиться по делам на пару дней, — сказал Сириус за день до моего дня рождения.

В последнее время Блэк стал звать меня «Мелкий» вместо имени, что меня немного бесило.

— Блэк, ты задолбал со своим мелким!

— Интересно, а твой детородный орган будет таким же, как и ты? — ухмыльнувшись, произнёс Сириус.

— Вот сейчас обидно было.

Это был мой страх, ведь я в свои почти тринадцать лет не мог похвастать большими размерами детородного органа и по этому поводу сильно переживал. В последнее время в голове мелькали мысли на этот счёт, я даже подумывал перерыть школьную библиотеку на счёт возможности увеличения члена. Конечно, он растёт до пятнадцати лет, но в прошлой жизни этот орган в том же возрасте у меня был большего размера. Всё же в бытие карлика есть минусы большие, чем рост. С маленьким ростом можно смириться и найти в этом много положительных моментов, а вот с маленьким размером пениса смириться невозможно.

— Сириус, давай без шуток на эту тему. Для меня это больная тема. Лучше скажи, может быть, у магов есть способы увеличить детородный орган?

— Не знаю, у меня такой проблемы нет, — с гордостью и наглой ухмылкой заявил Сириус.

— Сволочь ты!

— Ладно, не обижайся, — отмахнулся Сириус. — Насколько знаю, размеры тела можно изменять при помощи метаморфизма. У нас в роду были метаморфы, возможно среди тех книг, что ты забрал, найдётся нужная по развитию метаморф-магии. Но она слишком сложная, в мире существовало очень мало волшебников-метаморфов.

— Похоже, что в вашем роду всё же были те, кто имел проблему, аналогичную моей, — с ухмылкой заявляю Блэку. — Иначе, зачем бы твои предки старательно тренировались в сложном направлении магии?

— Уел, — ответил Сириус. — Вот, держи.

Он протянул мне небольшой круглый золотой предмет, напоминающий пудреницу, на крышке которого была изображена двенадцатилучевая звезда заключённая в круг.

— Что это?

— Мелкий, — сказал Сириус, — это «Сквозное зеркало». Оно служит для связи двух волшебников. Надо открыть зеркало, нажав на кнопку сбоку, затем необходимо произнести имя волшебника, с которым хочешь связаться. Мне дядя Альфард на одиннадцатилетние подарил пару этих зеркал, мы по ним постоянно общались с Джеймсом в Хогвартсе, пока отбывали отработку в разных местах замка. Попробуй, а я спущусь на этаж ниже.

Я нажал на кнопку сбоку, открыл коробочку. В открытом виде она ещё больше напоминала пудреницу, но без пудры или сотовый телефон-раскладушку. В верхней части встроено зеркало, нижняя часть гладкая.

— Позвонить абоненту Сириус Блэк, — тут же использую привычную форму активации голосового набора номера на смартфоне.

Изображение сменилось на полную тьму.

— Сириус, — говорю в зеркало, — алло! Как слышно, приём!

На зеркале появилось изображение столовой и голова Сириуса Блэка, как во время видеозвонка.

— Привет, мелкий, — радостно произнёс Сириус, — отлично тебя слышу, а ты меня как?

— Хорошо, звук чистый. На каком расстоянии работает этот гаджет?

— Это не гаджет, а артефакт, — поправил меня Сириус. — Не знаю, что ты сейчас за слово использовал, видимо, это что-то магловское.

— Ага, так у обычных людей называются маленькие высокотехнологичные устройства, например, телефон, который позволяет таким же образом связываться.

— У маглов есть такие штуки? — Блэк сильно удивился и забавно выпучил глаза. — Удивительно.

Я не стал поправляться, говоря, что ещё нет, но вскоре появятся.

— Так что насчёт расстояния?

— По идее, сквозные зеркала должны работать в любом месте на земле, — ответил Сириус. — У них в основе лежат Протеевы чары, связывающие несколько предметов воедино.

День рождения я праздновал в семейном кругу.

На следующий день ранним утром Сириус позвонил по Сквозному зеркалу.

— Эй, — донесся голос Блэка из артефакта, который я по привычке, выработанной на старости жизни, постоянно держал поблизости от себя, как делал это с сотовым телефоном. — Ты меня слышишь? Мелкий, ответь!

— Алло, — отвечаю я, привычно раскрывая сквозное зеркало, словно телефон-раскладушку и, прикладывая его к уху. — У аппарата.

— Мелкий, ты чего мне демонстрируешь своё ухо? — насмешливо спросил Блэк. — Кстати, тебе неплохо было бы почистить уши!

— Тьфу ты!

Я взял зеркало на манер планшета и посмотрел в него, разглядывая счастливое лицо Сириуса.

— Извини, по привычке вышло. Я так по телефону общался раньше. А тут нет звонка? А то странно, когда к телефону зовут, крича в него…

— Мелкий, порой мне тебя сложно понять. — Сириус покрутил головой в стороны. — Ты сегодня что делаешь?

— Уж точно похмельем не страдаю. Есть предложения?

— Приходи ко мне, я тут сюрприз для тебя приготовил, — загадочно сказал Блэк.

— Скоро приеду.

В комнату постучалась мама.

— Сынок, к тебе можно? — Не дожидаясь ответа, мама зашла в мою комнату. — Ты с кем разговаривал? Я слышала шум из твоей комнаты…

— Я говорил с другом по волшебному аналогу телефона. — Демонстрирую мама зеркальце. — Удобная штука, примерно как сотовый телефон.

— Откуда у тебя такая вещь? — спросила мама.

— Друг подарил.

— Выглядит дорого. Это что, золото?

— Без понятия. Вряд ли. Кто же будет дарить поделку из золота? — попытался отмазаться я, и мама почти поверила в это или захотела поверить.

— А нам с отцом можешь достать такие штуки, чтобы с тобой можно было поговорить? — спросила мама.

— Надо будет посмотреть в Косом переулке, если они продаются и стоят недорого, то куплю парочку.

Когда я приехал на площадь Гриммо 12, Сириус встретил меня будучи в прекрасном настроении, он весь сиял.

— Мелкий, я приготовил тебе подарок! Пошли скорее, — сказал Блэк, и повёл меня мимо приклеенных к стене молчаливо ругающихся портретов в гостиную.

На полу гостиной мне сразу же бросились в глаза пара ящиков, которые сильно выделялись на фоне комнаты, обставленной старинной мебелью. Ящики были армейской зелёной расцветки и навевали мысли об оружии. Я сразу подошёл к ним и рассмотрел короба. На одном сбоку была маркировка: «56-А-212 М, АКС 7.62», а на втором маркировка была сверху: «7,62ПСгс Обр.43».

— Это то, о чём я думаю?

— Не знаю, о чём ты думаешь, я легилименцией не владею, — ответил Сириус. — Это тебе подарок на день рождения.

Я сразу кинулся к ящикам. В первом, как и думал, оказались новенькие автоматы АКМ, аж 10 штук, плюс десять подсумков и двадцать магазинов на тридцать патронов. Во втором ящике, как и ожидалось, было два цинка с патронами к автоматам калибра 7.62х39 мм. По 660 патронов в цинке, это хоть и немного, но если экономно стрелять, то надолго хватит. Конечно, с моей комплекцией лучше было бы использовать АК-74 под патрон 5,45мм, поскольку у него отдача меньше, но в любом случае Сириус с подарком угадал на сто процентов, я этим игрушкам был неимоверно рад.

— Спасибо, Сириус, шикарный подарок! Это всё мне?

— Всё тебе, — с радостной улыбкой ответил Блэк.

— Как тебе удалось достать эту прелесть?

— По твоему совету обратился к европейским коллегам, — сказал Сириус. — В Германии оказалось довольно просто купить эти магловские штуки. Зачем они тебе нужны, ты же волшебник, причём сильный? Я видел, как ты используешь беспалочковую магию, это невероятно, особенно для маглорожденного. Ещё тогда я заподозрил, что ты совсем не маглорожденный, а когда сопоставил фамилию Аддамс с твоей, то всё сошлось.

— Сириус, ничего ты не понимаешь в пирожках с котятами. Это же оружие, которое заточено под одну задачу — убить. Узкоспециализированные вещи всегда были более эффективны, чем предметы общего спектра применения. Волшебная палочка, конечно, позволяет в руках мага убивать, лечить и делать многое другое, но её использование может быть затруднено. Можно потерять концентрацию, забыть заклинание; волшебную палочку можно потерять, проиграть в карты или увлёкшись, сломать об барабан; или может закончиться магическая сила, если до этого много колдовал, а тут вдруг понадобилось защищаться. А автомат будет работать в любых условиях. Просто наводишь его на цель, прицеливаешься, упираешь приклад в плечо и нажимаешь на спусковой крючок. Тридцать выстрелов в запасе — враг мёртв, ты жив. А уж для охоты лучше огнестрельного оружия ничего не придумано. Вот ты как далеко можешь точно попасть заклинанием?

— Метров двадцать — тридцать, — после некоторой задумчивости ответил Сириус.

— А я из АК с двухсот — трёхсот метров завалю акромантула. А если планку Пикатинни установить и оптический прицел поставить, то и с четырехсот и даже возможно с пятисот метров завалю зверя.

— Неужели магловское оружие настолько эффективно? — удивлённо спросил Блэк. — Нам говорили, что маглы стреляют из неудобных штуковин, которые надо долго перезаряжать и от них можно запросто защититься при помощи Протего.

— А давай проверим. Выедем куда-нибудь загород, повесишь на любой предмет Протего и посмотрим, насколько эффективен магический щит.

— Давай, — с радостью согласился Блэк. — Мне интересно посмотреть, как эта штука работает.

Я вскрыл один цинк с патронами и стал снаряжать магазины. Снарядив десяток магазинов, решил, что этого достаточно для стрельбы выходного дня, хотя на самом деле было жаль расходовать патроны, которые мне негде купить.

После того, как я положил в сумку с расширением автоматы и патроны, Блэк нас перенёс при помощи аппарации в какую-то лесную местность.

— Где мы?

— Край Запретного леса в дальней части от Хогвартса, — пояснил Сириус. — Мы до сюда добегали с парнями в своих звериных формах, когда гуляли с Римусом. Тут далеко до любых поселений. Ну что, пробуем?

— Ага. Наложи щит на то дерево.

Я показал пальцем на небольшое дерево, стоящее примерно в тридцати метрах от нас. Блэк достал волшебную палочку и создал щит Протего перед деревом. Я достал автомат, переключил на стрельбу одиночными, уперся в землю покрепче, чтобы от отдачи не улететь, надел на уши наушники, которые носил на уроки Гербологии, когда мы пересаживали мандрагоры. Не люблю пользоваться общественными вещами, особенно гигиенического назначения, поэтому на прошлом курсе после первого же урока заказал себе в одном из волшебных магазинов такие наушники.

Блэк ухмыльнулся, глядя на мои приготовления.

Стоило мне сделать первый выстрел, как он подпрыгнул на месте от неожиданности. Теперь уже ухмыльнулся я.

Первая пуля была отклонена щитом. Я тут же прицелился и выстрелил второй раз. Вторая не заметила сопротивления и вошла в дерево, оставив в стволе приличную выемку.

— Вот твоё хваленое Протего против автомата, — ухмыляясь, говорю обалдевшему Сириусу, сняв наушники. — Эта игрушка делает до сорока одиночных выстрелов в минуту или сотню, если стрелять очередями. И каждый ли маг может сотворить защитные чары, особенно если учесть качество преподавания ЗОТИ в Хогвартсе?

— Мерлиновы подштанники! — радостно воскликнул Сириус. — Какая крутая штуковина, этот автомат! Да если бы у нас был десяток таких во время войны с Воландемортом, мы бы в стычках положили всех Пожирателей. Малёк, дай пострелять!

— А где волшебное слово?

— Эм, — Сириус задумался. — Протего?

— Не-а! Ты «пожалуйста» забыл сказать… Ладно, держи.

Я поставил автомат на предохранитель и передал Блэку. После этого провёл инструктаж по грамотному обращению с огнестрельным оружием. Уже через пару минут Блэк с восторгом палил по мишени.

На этот раз я тренировался в защитных чарах, создавая при помощи перстня заклинание Щимт. Вначале оно совсем не держало пулю, но вскоре я научился дозировать магическую силу и сумел отразить вначале один выстрел, а под конец щит сумел затормозить две пули и ослабил третью. Блэк расстрелял три рожка, а я полностью выдохся в плане магии, более не в силах колдовать.

Глава 13

Когда мы вернулись назад в дом на Гриммо, Блэк сиял, как начищенный самовар, он ходил в обнимку с АКМ, словно маленький ребёнок с любимой игрушкой. Кажется, я сломал волшебника. Мало было камуфляжа, теперь ещё к нему присоединилось оружие. Скоро от мага Сириуса Блэка ничего не останется и в мире станет больше на одного магла, любителя оружия и стиля милитари.

— Мелкий, можно я один автомат оставлю себе? — смотря на меня щенячьими глазами, попросил Сириус.

— Оставляй. Блэк, сможешь достать ещё патронов? Ты же видишь, что они кончаются очень быстро. Цинк — это на несколько таких походов на природу. Чтобы научиться нормально стрелять, понадобится около пяти-десяти тысяч выстрелов.

— Не проблема, куплю ещё, — легкомысленно заявил Блэк, словно речь идёт не боеприпасах, а о печеньях.

После такого шикарного подарка у меня пропали все мысли об ограблении этого хорошего человека. А разве плохой человек подарит карлику-подростку ящик автоматов на день рождения?

— Гарри, это не всё, — заявил довольный Блэк. — Вот.

Он вручил мне документы, среди которых оказалась дарственная на моё имя и документы на дом в старом районе Лондона.

— Дом? Это что, твой дом, о котором ты упоминал?

— Да! — широко улыбаясь, подтвердил Сириус. — Я решил тебя отблагодарить за помощь и в Германии через магловского юриста оформил на тебя дарственную. Это было нелегко.

— И что там с домом?

— Ну… — протянул Сириус. — Он должен быть цел и вряд ли там кто-то живёт, поскольку на дом были наложены маглооталкивающие чары. Но наверняка он в ужасном состоянии. Но зато там должна быть дорогая земля, делай что хочешь — живи или продай.

— Блэк, а ты не подумал, что через меня на тебя могут выйти? Магловские полицейские так бы и сделали.

— Не думаю, — ответил Сириус. — Авроры из рук вон плохо сотрудничают с магловскими стражами порядка. Главное — не перерегистрируй дом у волшебников и не посещай его раньше, чем прекратятся мои поиски.

— И почему ты до сих пор тут, в Англии, когда давно пора лететь в Южную Корею, чтобы поправить лицо и куда-нибудь ещё, чтобы выправить документы?

— Думаешь? — Блэк задумался. — А почему Южная Корея? Я вообще не знаю где это.

И что мне на это ответить? Что в моём прежнем мире в будущем времени в Южной Корее были самые лучшие услуги пластических хирургов по соотношению цена-качество? А как дело обстоит в настоящем времени в этом мире я не в курсе.

— Не знаю, просто первое, что пришло в голову.

На следующий день я решил наведаться в Косой переулок и подписаться на магическую прессу, чтобы быть в курсе происходящего. Периодических изданий в магической Англии было немного, но учитывая малочисленность волшебников, можно сказать, что очень много. Я выбрал несколько развлекательных изданий: «Придира» — ежемесячный развлекательный журнал, «Ежедневный Пророк» и «Новости волшебного мира» — новостные газеты; и ещё несколько научных изданий: «Трансфигурация сегодня», «Практика зельеварения», «Проблемы чароведения».

Рассматривая витрины со свежей прессой в отделении почтовых сов, через которое оформлялась подписка, я застыл в шоке. С передовиц газет на меня скалился Сириус Блэк в том виде, в котором я увидел его впервые, точнее, он на фотографии был в ещё более ужасном состоянии, грязный, лохматый, худой в тюремной робе. Нынешнего Сириуса невозможно узнать в этом скалящемся в жутком оскале монстре-психопате.

— Ещё дайте, пожалуйста, свежий выпуск Ежедневного Пророка, — обращаюсь я к продавцу-волшебнику.

— Да, пожалуйста, — улыбаясь, добродушно произнёс продавец, полноватый молодой маг с пышной копной каштановых волос.

— Я смотрю, все новости лишь о Блэке.

— Да, юноша, — согласился продавец. — Этот Блэк умудрился сбежать из Азкабана, который считался неприступным. Представляешь, он был правой рукой Сам-Знаешь-Кого! Со вчерашнего дня все газеты только об этом печатают. Ежедневный Пророк несколько раз выпускал дополнительные тиражи газет, поскольку все моментально сметали с прилавков, это уже третий тираж.

Значит, о побеге Блэка стало известно общественности только вчера. Это означает, что пропажу заключённого обнаружили недавно или же долгое время Министерство магии скрывало этот факт и пыталось найти Сириуса втихаря.

Я вчитался в текст статьи.

Блэк всё ещё на свободе!

Сегодня Министерство магии сообщило, что Сириус Блэк — самый опасный преступник за всю историю тюрьмы Азкабан — до сих пор не пойман.

— Мы делаем всё возможное, чтобы найти Блэка, — заверил утром министр магии Корнелиус Фадж. — И призываем волшебное сообщество сохранять спокойствие.

Некоторые члены Международной федерации магов недовольны тем, что Фадж сообщил о происшедшем премьер-министру маглов.

— А как бы вы поступили на моём месте? — заявил Фадж, известный своим раздражительным характером. — Блэк сумасшедший. Он опасен, как для волшебников, так и для маглов. Премьер поклялся, что о волшебном происхождении Блэка не узнает ни один магл. А если и узнают, сочтут за репортёрскую утку.

Маглам сообщили, что у Блэка есть пистолет (железная дудка, которой простецы убивают друг друга). Волшебное сообщество опасается повторения бойни, устроенной Блэком двенадцать лет назад. Напомним, тогда Блэк одним проклятием умертвил сразу тринадцать человек.

Со статьи я поржал. Насчёт пистолета-дудки ошибочка вышла. У Блэка есть автомат, тот ещё тромбон… А то, что он псих, с этим соглашусь. Я уже больше месяца с Сириусом общаюсь и иначе его описать невозможно.

Я отправился на Гриммо 12. Дверь мне открыл Кричер.

— Маленький друг хозяина-предателя пожаловал, — пробурчал старый домовик. — Что желает молодой Господин? — Уже более четко спросил он.

— Я к Сириусу.

— Плохой хозяин ушёл и нескоро вернётся, — выдал Кричер. — Маленьким воришкам нечего делать в благородном доме Блэков, — тихо добавил он.

— Лучше пусть вещи дома Блэк будут лежать в одном месте в надёжных руках семейства Адамс, чем будут выброшены на улицу. Меня передёргивает от одной мысли, что такое достояние можно выкинуть. Твой хозяин после Азкабана немного сошёл с ума, ведь ни один нормальный волшебник не будет выкидывать наследство предков. Но и ты, Кричер, не можешь похвастать нормальной работой головы. Лучше бы присмотрел за хозяином и помог ему, насколько хватает сил, чем своим бурчанием раздражать его.

— Аддамс? — оживлённо воскликнул портрет Вальпурги Блэк из коридора, оставшийся без заглушающих чар. — Мари Блэк в прошлом веке вышла замуж за одного из Аддамсов, живущих в США. У них ещё было двое сыновей и вроде бы даже внуки, но я точно не помню. Фестер и Гомес, кажется, а у Гомеса были сын Пагсли и дочь Венсди. Юноша, подойдите сюда.

Я прошёл через прихожую и встал перед портретом сумасшедшей ведьмы.

— Тот самый мелкий воришка, разграбивший имущество Блэков, — презрительно фыркнула Вальпурга с портрета.

— Куда деваться, это не я такой, это жизнь такая. Лучше так, чем смотреть, как имущество растаскивают на улице бездомные. Сириус всё равно бы всё выкинул.

— Отродье! — злобно выкрикнула Вальпурга. — Не упоминай имя этого выродка!

— Что там по поводу Аддамсов? Моего дедушку звали Пагсли и он родом из США.

— Наверное, ты один из потомков Блэков. Кричер, ты что-нибудь чувствуешь?

— В молодом Господине чувствуется кровь Блэков, — с низким поклоном, сказал Кричер Вальпурге.

— Что же, по крайней мере, имущество рода досталось не грязнокровкам, а одному из потомков Блэков, — высказалась ведьма с портрета. — Хитрый, маленький воришка, если сможешь уговорить моего сына жениться и оставить продолжение рода, так и быть, я прощу тебе это воровство!

— Леди, поверьте, мне наплевать на ваше или чьё-либо позволение. Всё предельно честно, я помог вашему сыну отсидеться и прийти в себя после побега из тюрьмы, он со мной расплатился имуществом. Бизнес и никакого мошенничества. Всё сугубо добровольно, тем более как выяснилось, часть имущества Блэков перешло родственнику, не вижу в этом ничего постыдного и требующего разрешение мертвеца.

— Мерзавец! Отребье! Полукровка, мутант, урод! — гневно завопила дама с портрета, брызгая нарисованной слюной, благо, что в пределах полотна. — Вон отсюда! Как ты смеешь осквернять дом моих предков?!

— Мадам, теперь я прекрасно понимаю Сириуса. Если вы точно также кричали на него в детстве, то вполне закономерно, что сын сбежал от ненормальной мамаши. Я всё же ещё ребёнок, и когда взрослая женщина ругается так на детей, то у неё явно с головой не всё в порядке. В любом случае, без Сириуса мне нечего делать в этом доме, так что откланиваюсь.

Я отправился домой и связался с Блэком через Сквозное зеркало.

— Привет, мелкий, — ответил через зеркало Сириус. — Что-то случилось?

— Хотел обрадовать, ты знаменитость.

— Что, неужели меня объявили мужчиной года по версии журнала «Ведьмополитен»? — придуриваясь, спросил Блэк.

— Круче, мужчина века по версии всей прессы магической Англии. Позволь, зачитаю самые шикарные перлы: «Сбежал Сириус Блэк — самый опасный преступник за всю историю тюрьмы Азкабан», «Блэк сумасшедший», «Маглам сообщили, что у Блэка есть пистолет (железная дудка, которой простецы убивают друг друга)», «Правая рука Сами-Знаете-Кого». Кстати, насчёт правой руки, мне чисто для интереса, ты часто мастурбировал Воландеморту или он для этих целей пользовался левой рукой?

— Мелкий, вернусь — покусаю! — рыча, воскликнул Сириус. — Всё, что написано, полная чушь. Я никогда не был сторонником Воландеморта, наоборот, я воевал против него.

— Я просто тебя порадовать хотел новостью, что теперь всем известно о твоём побеге. Успехов.

— Спасибо, что сообщил, — поблагодарил Сириус. — Чем ещё порадуешь?

— Разве что курьёзом. Вначале я зашёл к тебе домой, мне открыл Кричер. В общем, немного пообщались с твоей матушкой, и выяснилось, что я тоже по крови Блэк, по крайней мере, домовой эльф это почуял как-то.

— Мерлин! — выругался Сириус. — Я сегодня не стал накладывать на портрет чары. Она сильно на тебя ругалась?

— Нормально, всего лишь двухэтажной конструкцией обложила и даже грязнокровкой не назвала, а только полукровкой, выродком и мутантом.

— Извини, ничего не могу поделать с этим портретом, — с виноватым видом сказал Сириус.

— Можно будет попробовать срезать портрет с куском стены.

— Не думаю, что это сработает, — скептически заметил Сириус. — Стены дома зачарованы не хуже чем в Хогвартсе.

— Если не помогает магия, то можно попробовать магловские средства, например, углошлифовальную машину. Ещё я знаю рецепт офигенного зелья, разъедает всё, в том числе и зачарованные камни!

— Надо будет над этим подумать, — сказал Блэк. — Ладно, мне пора, потом поговорим.

Сириус отключился, я тоже закрыл зеркальце.

Я решил освоить новое заклинание. Поскольку волшебная палочка для бытовых заклинаний неплохо подходит, а жизнь меня не балует спокойствием, то постарался выбрать наиболее эффективные русские заклятья для перстня. Но поскольку с атакующим арсеналом у меня всё в порядке, ведь эффективность АКМ против магического щита была доказана экспериментальным путём, то заклинание выбирал из области скрыта.

Каждый в детстве мечтал уметь становиться невидимым, но только маги могут реально стать невидимками. Для того чтобы обычные люди не видели волшебника, достаточно простых Маглооталкивающих чар, но даже самые мощные чары отвода глаз сработают не на каждом волшебнике. Существует множество заклинаний, позволяющих временно обрести невидимость, или подобно хамелеону сливаться с местностью. Есть чары, которые убирают давление на грунт, позволяя не оставлять следов на земле, убрать запах и звуки, издаваемые волшебником, но есть и сложные заклинания скрытия, позволяющие скрыть большинство спектров, способных выдать невидимку. Именно последнее я решил тренировать. Чары были неимоверно сложные из дополнительной литературы. Заклинание называется «Неви-отнюх-незвук-леви» — оно делает волшебника невидимым, неслышимым, прячет запах и скрывает следы.

Две недели я до изнеможения тренировался в сотворении заклинания скрыта при помощи перстня. В итоге заклинание стало получаться, но потребляло невероятное количество магических сил, и вначале удержать его было сложно.

Ещё неделя тренировок с заклинанием скрыта позволила увеличить время удержания чар до двадцати секунд против первоначальных пяти секунд. Я заметил, что с каждой активацией удерживать заклинание проще и на него тратится немного меньше сил, чем, например, позавчера. Такое реально оказалось почувствовать только из-за того, что чары очень сложные и затратные. В книге было сказано, что средний опытный волшебник может удерживать такое заклинание на протяжении часа. То есть, если тренироваться, то вполне можно довести время до среднего.

Я оказался, во-первых, слабым волшебником и не потому, что рождён среди обычных людей, а потому что ещё маленький. Оказывается, примерно в шестнадцать — семнадцать лет сила мага скачкообразно увеличивается. Я уже читал о том, что магическая сила постепенно растёт вместе с юным магом и если тренироваться, то в будущем можно стать намного сильнее. То есть, чем больше развиться на старте в возрасте от одиннадцати до семнадцати лет, тем сильнее станет маг, достигнув возраста «полного взросления». Во-вторых, я довольно неопытен в использовании перстня-концентратора и можно сказать, перепрыгнул через голову. Это как с волшебной палочкой, дети тренируют с каждым курсом всё более сложные и более полезные заклинания, отходя от шуточных и бесполезных чар и превращений к бытовым и условно боевым заклинаниям и зачарованиям. То есть, я тренировал всего пять заклинаний простой и средней сложности и тут же перешёл к высшему заклинанию скрыта, который изучают в училище и в основном только работники правоохранительных органов.

Вообще, можно использовать несколько разных заклинаний при помощи волшебной палочки, чтобы создать аналогичный эффект скрыта с намного меньшими затратами магической силы. Но это, во-первых, будет дольше, во-вторых, предполагает наличие волшебной палочки, а я ориентируюсь на крайний случай, когда лишён этого инструмента и надо срочно стать невидимым, чтобы свалить подальше от опасности. В-третьих, одно, пусть и длинное заклинание, активировать проще, чем четыре разных и тоже сложных и длинных.

Весь упор в тренировках я делал на магическую силу, поскольку было понятно, что не с моим телом карлика заниматься физическим развитием. Как показывает опыт Филиуса Флитвика, декана факультета Райвенкло, даже карлик может стать сильным волшебником. Главное — не лениться.

Помимо магических тренировок я потихоньку разбирал имущество Блэков. Вначале принялся разбирать тряпьё. Вся одежда сортировалась на: ветошь, нормальная и ношенная, но ещё можно восстановить. Помня о том, сколько были готовы платить всякие хипстеры и коллекционеры за старые вещи в хорошем состоянии, я намеревался на протяжении года потихоньку восстановить одежду при помощи заклинаний, а затем продать её или в случае малой цены, законсервировать и продать позже, когда движение хипстеров станет модным. Восстановление оставил до школы по нескольким причинам, основной из которых было более быстрое восстановление магических сил в пределах Хогвартса, а следующей причиной стала скука. Когда сделаны уроки, тренировки стоят поперёк горла, а длинными, холодными вечерами в шотландском замке нечего делать, то почему бы не совместить полезное с полезным, то есть восстанавливать вещи и расходовать запас магических сил, который от подобного тренируется, словно мышцы от тренировки с гирями.

Одежду разобрал быстро, а вот книги пришлось сортировать намного дольше. Тут было много чего полезного. Я нашёл большую подборку книг о метаморф-магии и отложил её для изучения. Несмотря на сложность, я хотел овладеть этой областью, чтобы суметь увеличить член, если оный не отрастёт до желаемых кондиций, и чтобы стать нормального роста.

За неделю до конца каникул мне пришлось оторваться от магических тренировок, поскольку ко мне подошла мама.

— Гарри, нам надо съездить в госпиталь, чтобы подтвердить твою инвалидность, — сказала мама.

— Я и забыл об этом. Сейчас буду готов.

Я из-за низкого роста получаю пособие по инвалидности. Точнее, получают его мои родители, но там вполне приличная сумма, на которую можно спокойно жить, естественно, одному и не шикуя.

Мы довольно быстро на метро доехали до детского госпиталя и вошли в здание. Мать отошла к стойке рецепшена, я же остался ждать в стороне. Ко мне подошёл ребёнок, мальчик на пару лет младше, но выше меня ростом. Он положил мне руку на плечо.

— Не беспокойся, тебя здесь вылечат, — с сочувствующим видом произнёс мальчик.

Что? Какого хрена?! Почему так оказывается, что больного ребёнка нельзя вырубить приёмом карате?! Это запрещено… Я приехал сюда, только чтобы пройти обследование, а этот мелкий магл собирается портить мне самооценку!

Это повторялось и повторялось, раз за разом… Мы ходили с мамой по больнице, везде бродят эти детишки, дай им Будда здоровья…

Один парень шёл по коридору, волоча за собой баллон с кислородом, но стоило ему посмотреть на меня, как он тут же остановился, начал радостно улыбаться, показал на меня пальцем и воскликнул: «Слава богу, я не этим болен! Вот был бы отстой»!

Мне всё ясно. Я прекрасно понимаю, почему люди радуются, когда видят карлика. Потому что когда я хожу по улице и вижу другого карлика, я тоже радуюсь! А если увидеть сразу двоих карликов вместе, то можно вообще потерять голову от счастья. Сразу в голове проносятся мысли: «Божички, их двое! Надеюсь, они покажут трюк! Очень на это надеюсь». Я действительно радуюсь, когда вижу маленького человека, но не думаю об этом постоянно. Я не хожу с мыслями: «Я карлик, карлик, карлик». Нет, я считаю себя обычным человеком, и лишь в таких ситуациях, когда люди намеренно на этом заостряют внимание, вспоминаю о своём невысоком росте. Но когда люди видят вместе двух карликов противоположного пола, у них включается совсем иное восприятие. В головах проносятся мысли, вроде: «Божички! Да это же как „Нэшинэл Географикс“ или „В мире животных“, но по-настоящему. Тсс… Не говори ничего, а то спугнёшь, возможно, у них сейчас брачный период»!

— Сынок, ты проголодался? — спросила мама меня после того, как мы покинули госпиталь. — Как ты смотришь на то, чтобы посидеть в кафе?

— С удовольствием.

Мы сели в кафе быстрого питания, мама пошла за едой к стойке самообслуживания, а я занял свободный столик. Мимо проходил толстый мужчина с огромными моржовыми усами. Он на мгновение замер, показал в меня указательным пальцем и радостно улыбнулся.

— А где живут лилипуты? — вопросил он.

— В грибочке с дверью! — с сарказмом отвечаю ему.

— Гы! Эй, лилипут, сделай трюк! — сказал этот мужчина.

— Мужик, съешь пакет членов! И не маленький такой пакет, в который складывают еду на вынос, а съешь, большой такой семейный пакет, для крупных покупок в супермаркете! Запихай их все себе в рот… Просто полный рот членов, пока рожа не треснет, и сожри их все! Ты меня понял?!

Мужчина опешил, замолк и замер, словно суслик перед хищником. С каждым сказанным мной словом его глаза становились всё более навыкате, он распахнул рот в попытке выдавить из себя хотя бы одно слово и начал стремительно краснеть.

Тут к замершему толстяку подошла сухопарая дамочка, на лицо напоминающая кобылу.

— Вернон, что ты тут стоишь? — обратилась дама к толстяку. — Мы с Дадличкой тебя уже заждались.

Дама ухватила толстяка за руку и повела в сторону выхода.

— Мужик, — названный Верноном повернулся ко мне, — ну ты меня понял?!

Он покраснел ещё сильнее до состояния спелого помидора, я уж было подумал, что у толстяка носом пойдёт кровь.

— Вернон, что сказал тебе этот ненормальный? — не сбавляя децибелов, во всю мощь лёгких спросила дамочка, похожая на кобылу.

— И овса задай своей кобыле! — кричу им вслед. — А то расфыркалась на всё заведение, мешая приличным людям наслаждаться гамбургерами. Или объезди её, а то, небось, у неё вся грива мхом поросла, а ты без зеркала и не знаешь, что у тебя внизу! Так хоть расскажут…

Народ, который сидел вокруг в полнейшей тишине и, задержав дыхание, чтобы не пропустить ни слова из нашего, пусть будет, диалога, не выдержал и разразился громким истерическим смехом.

— Ты! — гневно завопил толстяк. — Да я… Да ты…

Он просверлил меня гневным взглядом, выпучив глаза и забавно шевеля своими огромными усами. Гневно сжимая кулаки, мужчина, видимо порывался надавать мне по лицу, но бить карликов и тем более детей-карликов — это очень плохо. За такое в приличной стране можно надолго сесть за решётку. Он сдержался, резко развернулся и быстро пошёл на выход, таща на буксире кажущуюся маленькой на его фоне жену-кобылу, которая стала демонстрировать аналогичную реакцию и хлопала ртом не хуже рыбы, выброшенной на берег.

— Сынок, всё нормально? — обеспокоенно спросила мама, вернувшаяся из соседнего зала. — Я слышала шум…

— Всё хорошо, просто одна парочка расистов решила, что они самые нормальные, а все остальные люди — мусор под их ногами.

— Они к тебе приставали? — беспокойно спросила мама.

— Мама, ты же меня знаешь, на меня где сядешь, там и выйдешь.

— То-то всё заведение смеялось, — с натугой улыбнувшись, сказала мама. — Я по смеху сразу поняла, что с тобой что-то приключилась и сразу примчалась.

— Без еды? Как так?!

— Ой, сейчас всё принесу.

Мама ушла в обратном направлении за подносом с едой.

Я уже не раз замечал, чтобы со мной произошла какая-то хрень, достаточно выйти из дома и ждать, что в очередной раз подтвердилось.

На следующий день я поехал в Косой переулок за покупками. Письмо из школы пришло ещё в начале августа, но как показывает опыт — после получения письма в течении ближайших дней в торговый квартал устремляются толпы школьников с родителями и там становится многолюдно. Поэтому решено было выждать некоторое время.

Родители снабдили меня наличностью и первым делом, попав в Косой переулок, я направился в Гринготтс. После обмена фунтов на галеоны, проходя мимо магазина с мётлами, обнаружил у витрины толпу мальчишек, обсуждающих новую спортивную метлу «Молния». С огромным удивлением среди мальчиков был обнаружен знаменитый Гарри Поттер, который стоял у витрины и молча рассматривал метлу.

Я решил поздороваться со знакомым.

— Привет, Гарри.

Поттер вздрогнул и обернулся.

— О! Привет, Гарри, — ответил Поттер мне.

— Как дела? Не ожидал тебя увидеть в Косом переулке, тем более так поздно.

— Ну, — Поттер поправил сползшие на нос очки, — я пока живу в Дырявом котле, вот и гуляю тут…

— Что так? Из дома выгнали?

— Нет, сам ушёл, — смущаясь, ответил Поттер. — Моя тётушка, не очень хороший человек. Она наговорила много чего плохого про моих родителей, я разозлился и наложил на неё раздувающее заклинание. Она взлетела к потолку, как воздушный шар. Я же быстро ушёл из дома.

— Интересные у вас домашние разборки. Тебя за это не исключили из Хогвартса?

— Нет, но я не сомневался, что меня отчислят, — ответил Поттер. — Я до сих пор гадаю, почему так вышло.

— Хм… Ты занят? А то я за покупками приехал, может быть, составишь компанию?

— С удовольствием, — с радостью согласился Поттер. По нему было видно, что пацан не может найти себе занятие и мается дурью.

— Что за новая метла?

— Молния! — восхищённо произнёс Поттер. — Я каждый день хожу на неё любоваться. Цена не указана, но наверняка она очень дорогая. 150 миль в час за десять секунд и мгновенный тормоз, позволяющий совершать невероятные трюки.

— Меня вполне устраивает Нимбус 1000. А чтобы летать 150 миль в час на метле, это надо быть конченным камикадзе и надевать мотоциклетный шлем.

— А я бы не отказался от такой метлы, но сам такую не куплю, — поведал Поттер. — Родители мне оставили немного денег и их надо растянуть до конца учёбы.

— Да? А я слышал, что род Поттер были миллионерами и после семнадцатилетия тебя ожидает огромное наследство.

— Не знаю о таком, — Поттер невозмутимо пожал плечами.

Мы дошли до книжного магазина «Флориш и Блоттс». Вместо привычных коллекционных изданий книг с заклинаниями там стояла большая железная клетка, а в ней сотня «Чудовищных книг о чудищах». По клетке летали рваные листья — книги сцепились в ожесточенной схватке и яростно щелкали переплетами.

Мы зашли внутрь. Помещение было пустым, и к нам тут же подошёл продавец.

— Хогвартс? — спросил он. — Новые учебники?

— Да, мне нужно… — сказал Поттер.

— Посторонись! — продавец надел перчатки из драконьей кожи и рванул к клетке с хищными книгами.

— У меня уже есть такая книга, — сказал Поттер.

— А у вас? — спросил у меня продавец.

— А у меня нет.

— Дьявольские книги, — выругался продавец. — Они за день меня пять раз покусали!

От громкого треска едва не заложило уши: две «Чудовищные книги» перетягивали, как канат, третью.

— Прекратите! Уроды зловредные! — вопил продавец, усмиряя книги тростью. — Никогда больше их не закуплю! Сумасшедший дом! Это даже хуже двухсот «Невидимых книг о невидимках»! Кругленькую сумму отвалили, а найти их так и не смогли!

— Какому дебилу пришло в головы учить нас по этим книгам? Неужели Кеттлберн сошёл с ума?

— Я слышал, что Кеттлберн ушёл на пенсию и в этом году в Хогвартсе будет другой учитель, — поведал продавец. — Что ещё?

— Помимо стандартного, соберите мне все книги с третьего по седьмой курс с упором на нумерологию и руны, а по УЗМС дайте ещё старые учебники до последнего курса включительно. И ещё, расширенный курс рунного зачарования и ритуалов.

— А мне, — Поттер заглянул в список, рассылаемый школой, — «Как рассеять туман над будущим» Кассандры Ваблатски.

— Изучаете прорицание? — спросил продавец. — Как по мне, бесполезное занятие.

— Зато преподаватель молодая и горячая штучка, — подмигиваю продавцу.

— Это Трелони-то? — Продавец с ужасом стал рассматривать меня. — Да она же страшная, как сама смерть!

— Как по мне, то очень даже ничего.

— Ну и вкусы у тебя, парень! — слегка брезгливо произнёс торговец.

У меня получилась очень внушительная стопка книг. Если по всем предметам на год полагается по одной книге, то для изучения рун только на один курс нужно две книги и три рунических справочника. За пять лет обучения, книг по рунам выходит прилично, а уж по ритуалам и рунным заклинаниям вообще стопка почти равняется всем учебникам. Изучив всё это и освоив на практике, можно стать рунным магом-артефактором.

— Зачем тебе столько книг? — спросил Поттер. — Особенно по рунам.

— Во-первых, чтобы каждый год их не покупать. Вряд ли программа Хогвартса сильно изменится. Во-вторых, я ещё в прошлом году начал разбираться с рунами и понял, что это очень полезная область магии, позволяющая создавать интересные артефакты.

Дальше мы посетили магазин мантий. Следующим пунктом была аптека.

* * *

В последний день каникул меня разбудил приглушённый голос Блэка. Я раскрыл сквозное зеркало и с удивлением стал рассматривать незнакомого гладко выбритого мужчину с длинными каштановыми волосами.

— Привет, мелкий, — сказал незнакомец голосом Сириуса Блэка. — Что, не узнал?

— Привет, Сириус. Честно говоря, совершенно не узнал. Ты сделал пластику?

— Ага, как ты и советовал, — ухмыльнулся Блэк. — Отправился в Южную Корею, сделал пластическую операцию в магловской клинике, потом стёр целителям память. Подлечился Рябиновым отваром и отправился в ЮАР. Там сделал новые документы. Я теперь не Сириус Блэк, а Африканский волшебник Джон Смит.

— Оригинально…

На самом деле ничего оригинального, Джон Смит — это как в России Иван Иванов.

— Волосы покрасил?

— Не совсем, — ответил Блэк. — Заказал в ЮАР зелье, перекрашивающее волосы на постоянной основе, я теперь всегда буду таким. Конечно, жаль мои шикарные чёрные волосы, но лучше так.

— Уверен, теперь тебя внешне никто из знакомых не опознает, если не заговоришь с ними.

— Тебе из Африки привезти что-нибудь? — спросил Блэк.

— Конечно. Патронов для автомата, и побольше.

— Понял, сделаю, — ответил Блэк. — Увидимся в Хогсмите. Вас с третьего курса должны по выходным выпускать прогуляться в эту деревушку.

— Ты что, собираешься там жить?

— А почему бы и нет? — Блэк усмехнулся. — Полагаю, ничего странного не будет в том, что некий молодой волшебник по имени Джон Смит из ЮАР арендует дом в Хогсмите и будет там жить.

— На редкость умная мысль. Сириус, ты меня с каждым разом всё больше радуешь.

— Ты же поможешь мне поймать предателя? — серьёзно спросил Блэк.

— Сириус, мы уже обо всём договорились. Помогу, чем смогу.

* * *

Первого сентября я отправился в Хогвартс. На платформе 9 3/4 было как всегда шумно. Я нашёл купе, в котором уже сидели Джастин Финч-Флетчли и Эрни Макмиллан, мы поприветствовали друг друга и с радостью стали делиться новостями о проведённом лете. Вскоре к нам присоединилась Ханна Аббот, хорошенькая кареглазая девочка-блондинка с нашего факультета, которая дружила с Эрни.

Я достал игральные карты, и мы вчетвером стали играть в переводного дурака.

Погода за окном портилась, небо заволокло тучами, завыл ветер и начался ливень. Вскоре всё заволокло туманом и стемнело, в вагоне включилось освещение.

Поезд ехал все медленнее. Шум двигателя утих, зато ветер и дождь за окном как будто усилились.

Дети из любопытства начали выглядывать из своих купе.

Поезд дернулся и остановился. Судя по звукам в вагоне, с полок посыпались вещи. Неожиданно погасли все лампы, и поезд погрузился в кромешную тьму.

— Что случилось? — обеспокоено спросила Ханна.

— Странно, нам же ещё до Хогвартса долго ехать, — заметил Эрни.

— Может что-то сломалось? — предположил Джастин.

— Надо спросить у старшекурсников, — предложила Аббот.

— Сидите спокойно, сейчас по темноте не стоит метаться по тамбуру. Там таких же энтузиастов будет десяток на квадратный метр. Лучше пусть кто-нибудь наколдует Люмос.

Темнота и завывающий за окном ветер нагоняли страх. Дети стали бродить по тамбуру и заглядывать в купе с вопросами: «Вы знаете что случилось? Может дойти до машиниста?».

Эрни достал волшебную палочку и наколдовал на кончике шарик света, немного разогнавший тьму.

Вдруг вдалеке раздались истошные крики детей.

— Ой, что происходит? — вцепившись в меня стальной хваткой, дрожащим голосом спросила Ханна.

— Спокойствие, только спокойствие.

Свободной рукой успокаивающе погладил девочку по голове.

— Может сходить, посмотреть, что там? — предложил Эрни.

— Сиди на месте и не вздумай высовываться. Мало ли, какая ерунда тут происходит!

За окном мелькнула долговязая фигура в длинной мантии с глубоким капюшоном. Когда это существо проходило мимо купе, всех присутствующих обдало стужей и перехватило дыхание. Казалось, что мороз пробирается под кожу и сжимает сердце. Накатила паника и беспричинный страх, в которой я распознал «паническую атаку».

Я вспомнил, как в прошлой жизни в 41-ом году немцы захватили село, в котором жила моя тётка, у которой я в это время жил. Я был примерно в таком же возрасте, что и сейчас, глупый, оттого чрезмерно смелый. Бегал к партизанам, носил им еду. Партизаны предложили мне взорвать Дом Культуры, там в тот день на киносеанс должно было собраться много немцев, а я как подросток не вызывал особого подозрения. Естественно, с радостью согласился.

Мне вручили здоровенную плетеную корзину, в которую на дно положили здоровенную взведенную мину, сверху мины положили тряпочку и насыпали мелкой картошки, сверху картошки ещё одну тряпочку и накидали снеди: сало, хлеб, зелень, овощи.

И вот, иду я от опушки леса в сторону ДК с взведённой миной с беспечным видом, поскольку просто не представляю, как работает механизм взвода. Он мне представлялся какой-то супер штукой, которая сработает тогда, когда я буду далеко.

Возле ДК меня остановила пара немцев.

— Ты куда, мальчик? — на ломанном русском спросил один из немцев.

— Я к дяде Коле, киномеханику, ему снеди просили передать, — демонстрирую фрицам корзину.

Этот немец приподнял тряпицу, глянул на мелкий грязный картофель и не стал в нём копаться. Он выхватил из корзинки сало, зелень и хлеб, ухмыльнулся и махнул рукой, мол, иди.

Зайдя в ДК, я свернул к будке киномеханика, там меня ожидал нервничающий мужчина — дядя Коля.

— Ты чего так долго? — нервно спросил он.

— Так тяжёлая, зараза, и фрицы остановили. Дядь Коль, может кино посмотрим?

— Идём отсюда, дурень!

Схватив за плечо, мужчина вытащил меня на улицу и мы с беспечным видом прошли мимо патруля немцев.

— Всё, рвём когти к партизанам, — сказал киномеханник.

— Сегодня тётка сладкий пирог печёт, я поем и сразу же рвану.

Глупый был, не понимал всей опасности, грозящей от подобной проделки. Сладкого пирога хотелось больше, чем бежать к партизанам.

Мужик махнул рукой на идиота, и сбежал в лес к партизанам, а я отправился к тётке кушать сладкий пирог.

Вскоре громыхнуло, да так прилично, что ДК обрушился, и в его стенах полегло полсотни фрицев. А через полчаса село заполонили толпы фашистов.

По всему поселку собрали всех пацанов от одиннадцати до четырнадцати лет, в том числе и меня. Называется, покушал сладкого пирога. Вот тогда мне стало до жути страшно, и дошло, что всё же надо было бежать к партизанам.

Нас, всех мальчишек, выставили на окраине села. Вначале офицер на ломанном русском спрашивал, кто приказал взорвать мину, где прячутся солдаты, но все молчали, потому что не знали, а я молчал, потому что понимал, что лучше погибнуть героем, чем погубить сотни людей. Вскоре нервы офицера сдали, и он приказал нас расстрелять.

Очнулся я на куче трупов пацанов в яме неподалёку от места расстрела. Мне тогда невероятно повезло, словно заговорённый был. Ведь фрицы стреляли из автоматов и карабинов, а у меня было всего одно пулевое ранение, причём пуля прошла навылет и не задела ни костей, ни жизненно важных органов. Я от боли потерял сознание, и фрицы приняли за мертвеца. Ещё повезло, что стоял крайним справа и полёг там же, оттого оказался сверху кучи тел, а не снизу. Все пацаны погибли, а я один выжил. Невозможно передать словами, сколько ужаса я пережил в тот момент, когда превозмогая боль и слабость выползал с кучи мертвецов.

Потом был тяжёлый путь к партизанам, до которых добрался только чудом. Из лекарств в лесу был только мох и самогон, так что то, что я довольно быстро встал на ноги, можно объяснить лишь очередным чудом.[6]

Хорошо, что это продолжалось недолго. Стоило существу пройти мимо, как сразу стало легче, воспоминания отступили. Все дети дрожали от пережитого ужаса.

— Ч-что это было? — стуча зубами то ли от страха, то ли от холода, спросил Джастин.

— Дементор, — нахмурившись, отвечаю я.

Об этих существах мне рассказывал Блэк, но я не думал, что всё настолько плохо. Как он выжил, на протяжении двенадцати лет терпя присутствие этих жутких тварей?

— Кто? — спросила Ханна.

— Дементоры — жуткие магические твари, выпивающие магию и души, а также порождающие страхи. Они охраняют тюрьму для волшебников — Азкабан. Но непонятно, что делают эти монстры вне тюрьмы и тем более, возле поезда с детьми?

Все замолчали и пытались пережить испытанный ужас.

Поезд тронулся, а Ханна на протяжении всего пути до конечной станции не отпускала меня, словно боясь остаться в одиночестве.

О происшествии старались не вспоминать. Я, чтобы отогнать дурные мысли, стал рассказывать анекдоты, но поскольку нормальные не мог припомнить, то рассказывал пошлые. Лучше пусть дети, услышав пошлые анекдоты, краснеют и хихикают, чем от страха будут вжиматься в сиденье.

На станции в Хогсмите мы пересели в карету и добрались до Хогвартса.

Школьники после пережитого в поезде вели себя непривычно тихо.

После церемонии распределения испуганных первокурсников со своего места поднялся директор Дамблдор и обвёл Большой зал взглядом из-под очков.

— Приветствую всех! — сказал директор школы. — Приветствую и поздравляю с началом нового учебного года в Школе чародейства и волшебства «Хогвартс»! Мне надо многое вам сказать. Начнем с самого важного и серьезного, чтобы уж больше к этому не возвращаться. Это не самое приятное известие, но зато нас сегодня ждет отменное пиршество.

Дамблдор кашлянул и продолжил:

— Как вам уже хорошо известно, в нашу школу прислали на время несколько стражей Азкабана — дементоров, которые находятся здесь по поручению Министерства магии. Сегодня вечером они производили обыск в «Хогвартс — Экспрессе». — Директор сделал многозначительную паузу. — Они будут стоять у всех выходов с территории школы, и пока они здесь, запомните хорошенько! Никто не должен даже пытаться покинуть Хогвартс без разрешения. Дементоров не проведешь ни переодеванием, ни какими-либо еще фокусами, не помогут даже мантии-невидимки. Дементоров тщетно умолять, тщетно просить прощения. Поэтому я вас очень прошу, всех и каждого, не давайте им повода причинить вам вред. Я уже говорил со старостами факультетов и двумя нашими новыми старостами школы, они будут следить, чтобы никто никогда не затевал с дементорами опасной игры.

Дамблдор опять замолчал, окинул внимательным взглядом сидящих — никто не шелохнулся, не произнес ни слова.

У меня в голове пронёсся табун матерных мыслей.

— Закончу на более приятной ноте, — продолжил Дамблдор. — Счастлив представить двух наших новых преподавателей. Во-первых, профессор Люпин, который любезно согласился занять должность преподавателя защиты от темных искусств.

Послышались редкие хлопки, известие было принято без особого энтузиазма.

— Что касается второго назначения, — вновь заговорил Дамблдор после того, как стихли жидкие аплодисменты, — должен, к сожалению, напомнить, что профессор Кеттлберн, наш специалист по уходу за магическими существами, в конце прошлого семестра подал прошение об отставке, чтобы провести больше времени с оставшимися у него руками и ногами. Так вот, с большим удовольствием сообщаю вам, что его должность согласился принять сам Рубеус Хагрид. Он будет совмещать работу лесничего с преподаванием.

— Вообще полный абсурд, — вслух возмутился я. — Лесник-алкаш, который даже не закончил школу, будет преподавать УЗМС! Дементоры будут охранять нас, словно мы опасные преступники, а не дети! Дамблдор с Фаджем на пару совсем на голову стукнутые?!

Многие со мной согласились, но были единицы, которые были возмущены, считая Дамблдора чуть ли не святым.

Глава 14

С утра староста выдал нам расписание занятий, и моё выглядело до жути странно.

Понедельник:

9:00 — Нумерология.

9:00 — УЗМС.

Обед.

13:00 — Древние руны.

— Габриэль — это что за ерунда? — спросил я у старосты.

— Что такое, Адамс? — спросил Габриэль Трумэн.

— Ты видел моё расписание?

Я пододвинул листок Трумэну. Он внимательно осмотрел его и нахмурился.

— Долбанная Макгонагалл! — выругался Трумэн. — Вечно она расписание составляет через задницу! Но стоит заметить, что мало кто берёт для изучения руны и нумерологию, и не припомню, чтобы вместе с ними брали ещё и УЗМС. Надо обратиться к декану Спраут. Адамс, рекомендую тебе отказаться от одного из предметов.

— Придётся. Я же не могу разорваться на два маленьких Гарри…

Габриэль рассмеялся.

— Куда уж тебе разрываться, ты и так мелкий, — прокомментировал Трумэн.

Пришлось наведаться к Спраут и отказаться от УЗМС. Этот предмет хоть и полезный, но учитывая, что его будет вести безграмотный, косноязычный лесник и он идёт одновременно с более нужной нумерологией, выбор становится очевидным. Ничего, изучу УЗМС сам по книгам, всё равно не собираюсь разводить магическое зверьё.

На нумерологии, которую преподаёт Септима Вектор, довольно строгая черноволосая женщина слегка за сорок лет и древних рунах, преподавателем которой является Батшеда Бабблинг, черноволосая кудрявая женщина примерно того же возраста, что и Вектор, напоминающая еврейку, ходили одни и те же студенты, причём нас там было очень мало. Из Гриффиндорцев присутствовала лишь Гермиона Грейнджер. Ещё было трое студентов Райвенкло. Из Пуффендуйцев я был единственным, выбравшим эти предметы. Но что больше удивило — из Слизеринцев никто не выбрал эти предметы для изучения.

Вводные уроки показали перспективы новых занятий, и я обрадовался, что сделал правильный выбор. Про руны и так уже знал, что они очень полезны для создания артефактов, но вначале мы будем учиться лишь их читать, будем переводить старинные тексты, написанные рунами. То, что я разбирал на втором курсе — оказывается — это уже внешкольная программа или же предназначена для дополнительного факультатива по артефакторике. Я как всегда сработал в своём репертуаре, перепрыгнув от простого к супер сложному и вернувшись обратно к азам.

Нумерология оказалась не менее полезной. Это оказался сплав волшебной алгебры и геометрии, физики и чёрт знает чего. Эта наука позволяет строить прогнозы на будущее, рассчитывать новые зелья и заклинания, разбирать на составляющие проклятья. На старших курсах мы будем изучать, правда, лишь в теории, работу разных амулетов, ознакомимся с теорией аппарации и порталов, теорией создания порт-ключей. То есть, выбрав для изучения этот предмет, я поступил в крайней степени разумно.

Лишь после уроков удалось вспомнить о договорённости с Блэком о поимке Петтигрю. Я стал наблюдать за Роном Уизли, но без амулета отвода глаз, который остался у Сириуса, это было сделать довольно сложно. Я понял, что так ничего не получится, и решил действовать иначе.

Написал записку, зачаровал её на доставку адресату. Это довольно простые чары, используемые студентами для обмена записками, начиная с первого курса.

Я знаю, что ты делала в прошлом году…

Приходи одна сегодня в восемь вечера в туалет плаксы Миртл.

Во время ужина незаметно отправил записку адресату, когда все школьники толпой вваливались в Большой зал. Бумажка залетела прямиком в карман Джинни Уизли.

Девочка почувствовала это и насторожено запустила руку в карман. Она вытащила и развернула записку. После прочтения девочка мгновенно перестала быть весёлой и жизнерадостной, резко побледнела и стала судорожно озираться вокруг.

За десять минут до назначенного времени я зашёл в тот самый туалет, который после поимки василиска был приведён в порядок. Дыра входа в Тайную комнату была закрыта, видимо мракоборцы или преподаватели разобрались с этим. Ничто не напоминало о случившемся.

Из средней кабинки прямо сквозь дверцу с любопытством высунула свою голову призрак Миртл Уорен.

— Опять ты, противный мальчишка! — гневно произнесла призрак. — Пошёл вон из моего туалета!

— Заткнись, дохлая шваль, иначе найду ритуал изгнания нежити и испытаю на тебе.

— Ненавижу! — завопила Миртл. — Вы все, мальчишки, такие противные, не любите меня.

После этого призрак использовала свой излюбленный приём — нырнула в унитаз, подняв тем самым кучу брызг.

Уизли долго ждать не пришлось, она пришла раньше назначенного времени. Через минуту дверь туалета отворилась и в неё с опаской заглянула рыжая девичья головка. Джинни уже давно обогнала меня по росту и немало удивилась, увидев в туалете парня, который был ниже её. От этого она осмелела, уже более уверенно зашла в туалет и прикрыла дверь.

— Это ты что ли решил меня шантажировать? Ты хоть знаешь, что за это с тобой сделают мои братья? — нагло заявила Уизли.

Почувствовав метку хозяин-слуга, связывающую нас, я послал по ней мысленный приказ «причинить небольшую боль».

— Ай! — воскликнула Уизли и схватилась правой рукой за левое плечо. — Что за ерунда?

Тут она перевела взгляд на меня, у девочки расширились глаза, видимо, до неё дошло, что произошло. Умная девочка…

— Нет, не может быть, — неверяще тихо сказала она, — нет…

— Да, Джинни, — я ухмыльнулся, — ты моя слуга и никому не можешь об этом рассказать. Ты сама дала мне добровольную клятву в обмен на то, чтобы я никому не выдал, что это ты нападала на учеников.

— Но… — Девочка была в шоке от услышанного. — Это ты меня избил? Не может быть, ты мелкий, всего лишь карлик, я бы сама тебя размазала тонким слоем…

Вновь посылаю небольшую боль по рабской метке. Уизли скривилась от неприятных ощущений и опять схватилась за руку.

— Не забывайся! Ты слуга, я Господин и не потерплю оскорблений от подчинённой… Итак, у нас есть два варианта сотрудничества: по-хорошему или по-плохому. Какой ты выберешь?

— А что, у меня есть выбор? — скривившись, спросила девочка.

— Конечно, выбор есть всегда. Ты можешь противиться, тогда будешь действовать против воли и получать за неподчинение боль, много боли. Или же, ты можешь действовать добровольно и получать за это в награду моё одобрение и даже деньги. Только помни о том, что если что-то расскажешь о своём Господине, то лишишься не только жизни и магии, но и твоя душа будет разрушена.

— Я читала об этом в маминой книге, — тихо сказала осунувшаяся Уизли. — Но ты что, правда, будешь мне платить деньги?

— Конечно. Но только в случае добровольного сотрудничества.

Девочка задумалась.

— Я согласна, — сказала она. — Но только если не придётся делать ничего постыдного…

— Не беспокойся, всё будет в пределах приличий.

— Так что от меня требуется, и сколько ты за это заплатишь, Господин? — В последнее слово Уизли вложила море сарказма и презрения.

— Мне нужна крыса твоего брата, Рона. Принеси её, но сделай этот так, чтобы никто, ни сам Рон, ни крыса не догадались о твоих намерениях. Помести крысу в клетку, отдай мне и получишь за это 100 галеонов.

— Всего-то? — удивлённо спросила Джинни. — Ты хочешь эту облезлую крысу и заплатишь за это целую сотню галеонов… В чём подвох?

— Никакого подвоха, Джинни. Ты выполняешь простую работу и получаешь за это деньги. Или тебе что-то не нравится?

— Я принесу тебе эту Мерлинову крысу, но если ты меня обманул… — Джинни гневно взглянула на меня.

— То что? Джинни, пойми, ты не в том положении, чтобы торговаться и угрожать. Даже если всё каким-то чудесным образом всплывёт, вспомни тот факт, что ты маньячка, Наследница Слизерина, которую остановил отважный Пуффендуец. Я просто скажу, что боялся тебя и пытался предпринять всё возможное, чтобы остановить.

— Я не делала этого… — Джинни растерялась и слегка запаниковала. — Точнее, это делала не я, меня заставили…

— Думаешь, в это поверят? У тебя есть доказательства того, что тебя заставляли, кроме твоих слов?

— Нет, но… — протянула Уизли. — Был дневник. Это всё он! Он заставлял меня натравливать василиска на грязнокровок.

— Звучит, как бредовая отговорка, не находишь?

— Эй, как тебя, я же сказала, что согласна работать на тебя, — тут же пошла на попятный Уизли.

— Меня зовут Гарри Адамс, запомни имя своего Господина.

Я решил провести эксперимент и попробовал через метку послать другое ощущение, противоположное боли.

Сконцентрировавшись на магической связи, посылаю мысль-приказ: «испытай счастье, радость, эйфорию, оргазм».

Девочка часто задышала, покраснела, что с её рыжими волосами и веснушками выглядело довольно забавно. Она приоткрыла рот и удивлёнными глазами уставилась на меня.

— Ах… Ой… — Издала Джинни эротичный стон и положила правую ладошку себе на пах, крепко сведя ноги вместе. — А-а-а-а… — Ещё более громко застонала девочка, после чего закатила глаза.

Ничего себе! Вот это у «метки» широкий спектр воздействий… Может быть, Воландеморт именно так управлял своими сторонниками? Но если с девушками всё понятно, можно чередовать пряник и кнут, наслаждение и боль, но вот с мужичками — это какое-то извращение получается. Откровенная бесконтактная содомия…

Через несколько секунд у Джинни закатились глаза, она вся обмякла, словно стала сделанной из пластилина, и устало привались спиной к дверце туалетной кабинки.

— Что это было? — хриплым голосом спросила она, немного придя в себя.

— Боль ты уже на себе испытала, хоть и самую слабую, но сильную тебе вряд ли захочется проверить в деле. Теперь же ты почувствовала на себе обратное, то, чем Господин может наградить хорошего слугу. Выбирай, что тебе больше нравится, быть хорошей и послушной девочкой, или плохой и непослушной.

Джинни стыдливо раскраснелась, пряча глаза и уставившись ими пол.

— Прошу, не надо так делать, — тихо сказала она.

— Всё зависит исключительно от тебя. Иди. Встретимся тут в это же время, надеюсь, крыса будет у тебя.

Девочка едва заметно кивнула и пулей выбежала из туалета.

— Эх… Староват я, чтобы развлекаться с такими соплюшками. Но ментальная связь не считается же за домогательства? Я её и пальцем не тронул… — Тихо вслух стал рассуждать сам с собой. И мысленно додумал. — Обычно девушки парням имеют мозги, я же поломал систему!

Достав из кармана Сквозное зеркало, я его раскрыл и увидел темноту, означающую, что Блэк носит своё зеркало в закрытом виде.

— Алло, барсук вызывает нору, приём. Нора, возьми зеркало и ответь. Барсук вызывает нору, как слышно, приём.

В зеркальце забрезжил свет, и появилось обновленное лицо Блэка.

— Нора слушает барсука, — насмешливо ответил Блэк. — Ты чего ерундой страдаешь?

— А вдруг кто-нибудь подслушает? Я чар против подслушивания не знаю, а в Хогвартсе даже у стен есть уши. Тем более у стен. Живые портреты, призраки, заклинания. Так что, батенька, шифр — наше всё!

— Понял, — сказал Блэк. — Ты чего позвал?

— Я нашёл способ достать «клиента». Мой агент за сотню галеонов согласился его передать. От тебя требуются деньги. Лучше давай сразу три сотни золотых, вдруг не выгорит, а с деньгами будет проще получить желаемое.

— Ну и голова у тебя, барсук, — уважительно протянул Сириус. — Я думал вломиться к «клиенту» и схватить его силой, а у тебя агенты среди львов. Удивительно, почему ты не на Слизерине учишься?

— Не-е… Мне нельзя в Слизерин, я ещё пожить хочу… Так что с деньгами? У меня после покупок всего пара сиклей осталось.

— А говорил, что я не умею деньги тратить, — радостно заявил Блэк. — Как можно за пару месяцев спустить несколько десятков тысяч галеонов?

— Нора, ну ты скажешь. Я все деньги в долгосрочные инвестиции вложил, а на руках всего шестьдесят галеонов оставил. Это на один раз по лавкам пройти.

— Знаешь Дракучую иву? — спросил Сириус.

— Конечно — это же местная достопримечательность. К ней никто подойти не может.

— Ты сможешь, — сказал Блэк. — Жду тебя там, через два часа, ровно в десять вечера я застопорю ветки, подам тебе сигнал и ты беги к стволу с северной стороны, я там тебе передам деньги. Там расположен тайный проход из Хогсмита на территорию Хогвартса.

— Нора, не тупи! Просто сложи монеты в мешочек, завяжи получше, чтобы кошель не развязался и когда откроешь тайный проход, кинь или при помощи чар отправь его мне. Так меньше шансов спалиться. Всё остальное по тому же плану.

— Мерлин, — воскликнул Блэк. — Так действительно будет лучше.

Я пошёл в библиотеку и стал там делать домашнее задание по рунам. Ближе к закрытию храма знаний вышел из замка наружу и добрался до Дракучей ивы. Подойдя за несколько минут до указанного времени с северной стороны, стал ожидать Блэка. Ровно в десять в огромном стволе образовался низкий тёмный проход, в котором проявились очертания фигуры человека, стоящего на четвереньках.

— Вингардиум Левиоса, — раздался от него тихий голос Блэка и в мою сторону полетел толстый кошель.

Когда кошель с приглушённым звоном монет упал у моих ног, фигура мужчины скрылась в нутре дерева и проход закрылся. Я подобрал тяжёлый мешочек с монетами, в котором было явно не три сотни, а все пятьсот галеонов, и запихал его в расширенный карман.

Возвращаясь в замок, заметил вдали очертания трёх фигур в школьных мантиях, у одного из студентов различил жёлто-красную нашивку на плече, что сразу дало понять, что тут бродят Гриффиндорцы. В той стороне находится хижина Хагрида, а судя по росту — это ученики третьего-пятого курсов.

— Неви-отнюх-незвук-леви, — при помощи перстня в темпе накладываю на себя заклинание скрыта и со всех ног несусь в сторону замка.

Заклинание продержалось всего около двадцати секунд, но за это время я успел скрыться из вида возможных свидетелей и дальше пошёл быстрым шагом. В замок зашёл без проблем и уже почти дошёл до общежития Пуффендуя, как из бокового коридора появился профессор Снейп, который при виде меня приобрёл вид человека, выигравшего в лотерею.

— Так-так, мистер Адамс, — насмешливым тоном произнёс Снейп, — нарушаете комендантский час и бродите по школе после отбоя. Нехорошо. Минус десять баллов с Пуффендуя и отработка завтра в восемь вечера у Филча.

Я печально вздохнул и посмотрел на Снейпа, как на неизбежное зло, вроде любимой кошки, разодравшей перила дивана.

— Понимаю.

— И что же вас заставило так поздно бродить по замку, мистер Адамс? — саркастически вопросил Снейп.

— Засиделся в библиотеке с заданием по рунам, потом размышлял над переводом рунного текста, а поскольку часов не имею, к сожалению, видимо слишком сильно задумался и пропустил время отбоя.

— Ничего, отработка вам позволит лучше следить за временем, — радостно заявил Снейп.

— Эх… Я вам сочувствую, профессор…

— И что же вас заставило мне сочувствовать, — зло спросил Снейп.

— Вы преподаёте зелья семи курсам в два потока, к тому же ещё являетесь деканом факультета, как слышал, варите зелья для больничного крыла, а ещё оказывается, что дежурите в ночную смену. Наверняка на сон и личные дела вам остаётся крайне мало времени. Наверное ни за дежурства, ни за зелья вам не доплачивают. Просто невероятная нагрузка даже для взрослого человека. Как тут не посочувствовать? На выпуск обязательно подарю вам виски за все заботы о студентах, за то, что вкладываете в наши дубовые головы такую нужную науку, как зельеварение.

Снейп с удивлением приподнял правую бровь и сверху вниз посмотрел на меня, словно на непонятное явление, вроде говорящей тумбочки или хомяка, перемножающего трёхзначные цифры.

— Неужели я сплю? — с сарказмом спросил Снейп. — Чтобы студент признался в том, что у него дуб вместо головы и посочувствовал профессору — это что-то новенькое…

— Профессор, можно задать вопрос?

— Вы уже его задали, мистер Адамс, — ответил Снейп.

— У нас будет факультатив алхимии?

— Если после пятого курса наберётся более пяти человек, желающих изучать алхимию, и у них будут высшие оценки по зельям, то лишь в этом случае будет организован факультатив по алхимии, — ответил профессор. — Но подобного в Хогвартсе давно не случалось. Если интересуетесь этим направлением, то учитывайте, что вам оно не грозит.

— Печально. А артефакторика?

— Мистер Адамс, — сурово произнёс профессор Снейп, — вы и так непозволительно долго задержались в коридоре. Идите в своё общежитие.

— Профессор, может быть, договоримся, как разумные люди? Я вам вручу презент, а вы отмените отработку.

— Мистер Адамс, вы предлагаете профессору взятку?! — непередаваемым тоном, в котором сочеталось невероятное удивление, смешанное с возмущением от наглости подобного предложения, спросил Снейп. Видимо до этого никто не предлагал профессору взятки, причём так нагло, все студенты бояться его до дрожи в коленях и на подобный шаг вряд ли решились бы.

— Ну что вы, взятка, это нечто крупное в денежном или ином выражении, я же предлагаю всего лишь презент. Как насчёт рецепта зелья по выращиванию кристалла для магических концентраторов?

— Русское зелье? — удивлённо спросил Снейп. — Неужели вы думаете, что мастер зелий не знает о таком? Но я удивлён, что вы знаете о нём. Интересно, откуда?

— Учебник «Продвинутые зелья» русской школы волшебства. Согласен, неудачная попытка. Не учёл, что вы можете быть знакомы с зарубежными разработками.

Я стал перебирать в уме, что ещё можно предложить в качестве взятки. Деньги точно отпадают, своё виски предлагать — так это не Спраут, Снейп сразу поймёт, кто гонит самогон и после этого мне несдобровать. По сути, мне ему нечего предложить, разве что знания. Но не предлагать же знания о перспективных инвестициях в магловском мире, которые могут принести доход в многократном размере всего лишь за отмену отработки. Но надо хотя бы перенести отработку, а то в это время у меня назначена встреча.

— Может быть, вас устроит бутылка хорошего виски? Могу заказать для вас через совиную доставку.

— Адамс, считайте, что я этого не слышал, — шипя, словно рассерженная змея, сказал Снейп, после непродолжительного шокового состояния.

— Сэр, можно хотя бы перенести отработку на послезавтра? У меня на это время назначено свидание, не хотелось бы огорчать леди неявкой на встречу.

— Адамс, минус десять баллов с Пуффендуя, и чтобы я вас больше не видел и не слышал, — шипя ещё более сердито, заявил Снейп.

— Всё-всё, ухожу-ухожу-ухожу…

Подняв руки вверх, словно сдаюсь фашистам в плен, я стал задом отступать от рассерженного профессора в сторону общежития Пуффендуя.

— Ну не получилось, — тихо пробурчал я себе под нос. — Бывает. Но попытаться стоило…

— Адамс, я всё слышу! — донеслось в спину рассерженное шипение преподавателя. — Ну и студенты наглые пошли, — возмущённо пробурчал он себе под нос.

Переносить встречу с Уизли я не стал, а упорно думал, как избежать отработки или перенести её на другое время. В голову пришла мысль договориться с завхозом, поэтому на следующий день, быстро пообедав, я рванул к коморке Филча.

Постучавшись в дверь, отворил её и заглянул внутрь.

Кабинет завхоза оказался душным, небольшим мрачным помещением без окон, расположенным в подземном этаже замка. Его освещала керосиновая лампа, свисающая с низкого потолка, которая создавала характерный запах. Вдоль двух стен стоят шкафы с ящиками для документов, на каждом наклеены по алфавиту фамилии провинившихся учеников, внутри ящиков — записи о наложенных наказаниях… На дальней стене висят начищенные до блеска цепи и кандалы. Завершает общую неприглядную картину побитое молью кресло, в котором восседает сам завхоз. Он выглядит как старик с длинными, седыми, жидкими волосами, с серыми блеклыми глазами, которые он подслеповато щурит. На Филче надета старая одежда и застиранная до тёмно-серого цвета хламида, бывшая когда-то черным то ли халатом длиной до пола, то ли мантией.

— Добрый день, мистер Филч, к вам можно?

— Чего пришёл, негодник? — скрипящим голосом с презрением спросил он.

Захожу в помещение, вынимаю из кармана пару бутылок настойки на самогоне и ставлю их на стол.

— Мистер Филч, вручаю это вам.

— Что это? — Завхоз открыл одну бутылку и понюхал. — Алкоголь в школе? — шокировано спросил он. — Ты зачем это мне принёс?

— Мне один старшекурсник сказал, что если вам поставить виски, то можно получить освобождение от отработки. Это было нелегко — раздобыть виски в замке, но я всё же смог это сделать!

— Ты что, совсем сдурел? — вопросил Филч. — Алкоголь в замке запрещён! Где ты его купил?

— Ой, я не знал… — Принимаю потерянный и невинный вид. — Раз вы говорите, что запрещено, тогда я не могу рассказать о том, у кого купил. Меня ведь потом до конца учёбы травить будут, жить не дадут…

— Первокурсник что ли? — спросил Филч.

— Нет, третий курс. Я просто карлик, вот…

— И за что отработку получил? Хулиганил, небось? — спросил завхоз.

— Нет, что вы! Засиделся в библиотеке. В гостиной шумно, в спальне тоже соседи учиться особо не дают, ну я и пристроился на подоконнике делать уроки, да засиделся. А когда спешил в общежитие, попался профессору Снейпу, — повествую, приняв грустный вид и чуть ли не пуская слезу.

— Дурень, — воскликнул завхоз. — Тот старшекурсник над тобой пошутил, причём довольно зло. За такое, — он показал на флаконы с выпивкой, — можно ещё несколько отработок заработать.

— Как же так? Вечно надо мной пытаются пошутить. Это всё из-за моего роста, — печально вздыхаю. — Но мне это некуда девать, я же не пью, так что пусть всё равно у вас остаётся.

— Как тебя зовут? — спросил Филч и проковылял к стеллажу с документами.

— Гарри Адамс.

— Так-так, Адамс.

Завхоз взял тоненькую папку с моим именем и раскрыл её.

— Странно… — протянул он. — Так, спал на уроках, спал на уроках… Ага, вот — гулял после отбоя! — Филч внимательно осмотрел меня, махнул рукой. — Иди, Адамс, можешь считать, что отработка уже была. Но чтобы такого больше не повторялось!

— Конечно, мистер Филч. Спасибо вам большое!

Я пулей вылетел из подземелий, чтобы успеть на занятия.

Прокатило! Надо же, а ведь шансы были пятьдесят на пятьдесят.

После ужина я отправился в туалет плаксы Миртл. Призрак, как обычно, заседала в средней кабинке.

— Миртл, ты готова испытать ритуал изгнания привидений? — говорю, не дожидаясь, пока призрак начнёт иметь мозги. — Ты, главное, никуда не уходи, а то ничего не получится.

Из кабинки появилась голова девочки-призрака в больших очках в роговой оправе.

— А-а-а-а! — закричала призрак, при виде меня. — Злобные карлики пришли меня убивать!

После этого Миртл исполнила свой коронный трюк с нырянием в унитаз.

Насчёт отсутствия часов я соврал преподавателю зелий. На самом деле у меня были недорогие механические часы, подаренные отцом на десятилетие, но под мантией их не было заметно.

Без пяти восемь в туалет заглянула рыжая девичья головка. Она обнаружила меня и проскользнула в помещение.

— Я принесла её, — заговорщицким шёпотом сказала девочка.

— Замечательно. Доставай.

Джини запустила руку в наплечную сумку-почтальонку, с какими ходят на занятия большинство студентов, и извлекла оттуда небольшую клетку с крысой.

— Клетка трансфигурированная и недолго продержится, — пояснила девочка. — У меня не было ничего такого, куда можно положить крысу, — смущённо добавила она. — Ты принёс деньги?

Облезлая крыса в клетке запаниковала и громко запищала.

— Не беспокойся, я своё слово держу.

Достаю из кармана объёмный кошель, полученный от Сириуса, отсчитываю из него десять стопок по десять золотых кругляшей, которые складываю на подоконник. Уизли споро сгребла монеты в сумку, радостно и жадно поблескивая глазами.

— Ты молодец, Джинни.

По магической связи подкрепляю похвалу ментальным приказом: «радость, счастье, восторг».

Поскольку Джинни и так была счастлива от того, что завладела горкой монет, а это на минуточку, целых пятьсот фунтов, средняя месячная зарплата работяги, то ментальный приказ лёг на благодатную почву, усилив имеющие чувства. Уизли посмотрела на меня с обожанием и восторгом.

— Я была рада тебе помочь, Гарри, — широко улыбнувшись, казала Джинни. — Если понадобится ещё что-то, обращайся… Конечно, не бесплатно!

— Конечно, милая. Как можно не оплатить услуги такой очаровательной девушке?

— Ну… — протянула она, слегка смущаясь и краснея от незамысловатого комплимента. — Я пойду?

— Иди. И ещё раз повторюсь, Джинни, ты умница, всё сделала как надо.

Девочка робко улыбнулась и пританцовывающей походкой покинула туалет.

Крыса в клетке продолжала бесноваться, но Сириус мне объяснил, что в замкнутом пространстве нельзя обернуться человеком, а в образе зверя невозможно ничего наколдовать, кроме обратного обращения.

Я внимательно осмотрел беснующегося грызуна и рассмотрел, что на одной передней лапе у него отсутствует палец.

Достаю из кобуры волшебную палочку.

— Петрификус Тоталус.

Накладываю на грызуна заклинание паралича.

— Конфундус.

Заодно на всякий случай прикладываю дезориентирующим заклинанием.

— Инкарцеро.

Напоследок связываю крысу трансфигурированными верёвками, из-за чего получился плотный кокон, напоминающий клубок ниток из которого торчит лишь крысиная мордочка.

Достаю Сквозное зеркало.

— Барсук вызывает нору, как слышно, приём.

Сириус, словно ожидал этого «звонка», тут же распахнул своё зеркальце и судя по дергающемуся изображению, у него от нетерпения дрожали руки.

— Привет. Ну что, как?! — нетерпеливо выкрикнул Блэк.

— Клиент у меня.

— Приходи туда же, куда и вчера. Я скоро буду там, минут пятнадцать максимум, — тут же сказал Сириус.

Я запихал клетку с крысой в сумку и добрался до Дракучей ивы. Стоило подойти к вчерашнему месту и осмотреться на наличие посторонних, как в стволе образовался проход. Оттуда появился возбуждённый Сириус и махнул мне рукой.

— Иди сюда, — негромко позвал Блэк и нажал рукой на неприметный сучок на стволе.

— А ветки не зашибут?

— Нет, я их временно остановил, — сказал Блэк.

Я прошёл к дереву, которое не проявляло признаков агрессии и напоминало самую обычную иву. После того, как я зашёл в туннель, Сириус нажал на приметный корень и проход закрылся.

Мы стали спускаться куда-то вниз под землю, это явно был какой-то подземный ход, ведущий за пределы замковой территории. С моим ростом путешествовать по туннелю не составило проблем, я шёл в полный рост и мог даже подпрыгивать, а вот Блэку пришлось согнуться знаком вопроса, поскольку потолок тут был низким. Сам туннель был грязным.

Вскоре мы вышли в тёмное грязное помещение, обставленное минимумом мебели в виде дивана с прогнившей обивкой и покосившегося шкафа. Полы были покрыты густым слоем пыли с отпечатками следов армейских ботинок Сириуса. На стенах были глубокие следы от когтей крупного животного.

— Где мы?

— Визжащая хижина в Хогсмите, — пояснил Сириус. — Мой приятель, Римус Люпин, был оборотнем и во время полнолуния удалялся в эту хижину. Мы с друзьями чтобы поддержать его, решили стать анимагами, ведь анимаги не могут обратиться в оборотня в случае укуса.

— Полезная информация. Особенно если учесть, что нашего нового преподавателя ЗОТИ зовут Римус Люпин и выглядит он как нищий больной магл.

— Нищий магл? — удивлённо переспросил Сириус. — Это как?

— Это так… У него вся одежда в заплатках, причём видно, что их ставили вручную. К тому же костюмчик магловский. Я бы сказал, что он хипстер, но вроде как сейчас подобное не в моде. Волшебники могут починить одежду при помощи волшебства, обойдясь без заплаток, поэтому магл — первое, что приходит на ум при виде Люпина.

— Римус… — Протянул Сириус. — Не знаю, вроде бы мы были дружны, но почему он появился на горизонте только сейчас? Он не делал передачи мне в тюрьму и не встречался с Гарри Поттером, я это уже выяснял. И вот, я сбегаю из Азкабана, и он вдруг откуда-то всплывает… Так, ладно, с этим потом разберусь. Где Питер?

Я достал из сумки клетку с упакованной крысой.

— Эге, как ты его, — чуть ли не присвистнул Блэк. — Упаковал, как рождественский подарок! Ха-ха-ха-ха! — Он ощерился и уставился на грузына, выхватив клетку у меня из рук. — Ну что, Питер, приятель, развлечёмся? Ты мне за всё ответишь: за смерть Джеймса и Лили, за их предательство, за мои «счастливые» двенадцать лет, проведённые на курорте Азкабан…

Крыса не пошевелилась и не прореагировала. Блэк смутился и потыкал в мордочку грызуна пальцем.

— Он живой? — спросил Сириус у меня.

— А я знаю? Я перестраховался и Петрификусом с Конфундусом отоварил, плюс связал. Кстати, клетка трансфигурированна второкурсником, так что осторожней.

— Отличная работа, мелкий, — похвалил меня Блэк, при этом прожигая ненавистным взглядом крысу. — Это точно гадёныш Петтигрю, я его узнал. Тебе хватило денег?

— Хватило и ещё несколько сотен осталось.

— Отлично, оставь себе на конфеты, — сказал Блэк.

— Сириус, тебе ещё нужен амулет отвода глаз?

— Нет, держи, — сказал Блэк и вернул мой амулет.

Я тут же надел амулет себе на шею.

— Мелкий, есть ещё вопросы? — нетерпеливо спросил Сириус, поглядывая на крысу.

— Полно. Но основной и насущный — как защититься от дементора? Мне очень не понравилось, что никак не мог защититься от его влияния.

— Основной способ защиты от дементора — это заклинание Патронус, но оно очень сложное и требует обострённых позитивных эмоций, — ответил Блэк. — Это оформленные в виде магического защитника счастливые воспоминания.

— Нет, это не мой вариант. Распалить злость для Авады проще, чем вызвать позитивные эмоции, тем более в присутствии этих тварей. Лучше скажи, как их убить.

— Не буду спрашивать, откуда тебе известно как наколдовать Аваду, — сказал Блэк. — Убить дементора в теории можно, но очень сложно. Вроде бы можно защитить сознание при помощи Окклюменции и сжечь этих тварей мощными огненными заклинаниями.

— Ладно, Сириус, не буду тебя задерживать. Смотри, чтобы крыса не сбежала.

— Я постараюсь изо всех сил, — ухмыльнувшись, сказал Блэк.

Он проводил меня до выхода из Визжащей хижины, закрыл проход, как только я покинул подземный ход.

Теперь Блэк отомстит бывшему другу, но меня совершенно не беспокоит этот факт. Петтигрю у меня ассоциировался с крысой, предателем и фашистом, а такие твари не достойны жалости и снисхождения.

У меня появилась новая задача — найти достаточно мощные огненные заклинания и методы защиты сознания, чтобы в случае встречи с дементором суметь дать отпор, а не погружаться в страшные воспоминания прошлой жизни, застывая безвольным болванчиком.

Глава 15

— Гарри, представляешь, — делился со мной новостью Джастин после того, как я вернулся в общежитие, — на первом же занятии УЗМС у третьекурсников на Драко Малфоя напал Гиппогриф!

— Гиппогриф? Это тот самый, который третьего класса опасности? Опасная магическая химера, являющаяся помесью орла и коня?

— Да, — ответил Джастин. — Он самый.

— Я знал, что неграмотному леснику нельзя доверять ведение такого опасного предмета, но чтобы он был настолько тупым, что на первый ознакомительный урок привести животное третьего класса опасности — это ни в какие ворота!

— Животных, — поправил меня Джастин. — Хагрид привёл целый табун гиппогрифов…

— Ещё лучше. Его не уволили?

— Нет, — ответил Финч-Флетчли, — но поговаривают, что Гриффиндорцы яростно с пеной у рта защищают Хагрида. Говорят, что он ни в чём не виноват и всё валят на Малфоя.

— Малфой идиот, но обвинять его в этом глупо. Учитель как раз и нужен для того, чтобы следить за малолетними дебилами, чтобы те не совались к опасным зверям. Знаешь, я даже рад, что отказался от УЗМС.

Несколько дней Малфой не появлялся в Большом зале. Сириус Блэк со мной не связывался и вообще была тишь и благодать, если не считать дементоров, парящие тени которых было видно вдали с астрономической башни во время урока астрономии.

Я искал в русских учебниках мощные огненные чары, но сильных боевых заклинаний не было даже в дополнительной литературе. В местной библиотеке тоже ничего такого не встречалось, а доступ к Запретной секции в этом году у меня отсутствовал.

В четверг Малфой показался в Большом зале и ходил по замку с видом великомученика раненного в жестокой битве: рука забинтована и на перевязи. Я вновь вспомнил себя после расстрела фашистами и с трудом удерживал насмешку. Судя по всему, там была всего лишь царапина, которую зельями давно уже залечили. Рябиновый отвар за считанные часы исцеляет довольно серьёзные раны, а перевязка — чистой воды выпендрёж.

С утра у нас с Райвенкловцами был урок ЗОТИ. Заходя в класс, я с опаской осмотрел профессора Люпина. Потрёпанный и заплатанный коричневый костюм, бледный вид, светло-каштановые волосы с проглядывающей ранней сединой, голубые глаза и мимические морщины, над губой красуются пышные усы.

Значит, оборотень. Интересная логика у директора — кто лучше научит защищаться от тёмных тварей, как не один из их представителей? Конечно, я понимаю, что ликантропия — это болезнь и считать оборотней тёмными тварями — это перегиб. Лучше бы волшебники создали центры-бункеры по обязательному нахождению оборотней во время полнолуния, чем причислять их к опасным тёмным тварям. Но Блэк прав, слишком много совпадений. Дементоры, теперь Люпин. Неужели Сириуса решили ловить на живца? Вроде как, он захочет пообщаться с бывшим другом в школе полной детей, а тут им дементоры закусят! Надо будет сказать Блэку, чтобы валил из страны, пока шумиха вокруг его имени не успокоится, а лучше…

Блин, есть идея! Надо подставить кого-то под Оборотным зельем! Среди людей полно всякой швали: бандиты, наркоманы, маньяки, убийцы, насильники. Если Оборотное не действует на простых людей, то среди магов этого добра тоже хватает. Поймать отщепенца, накачать обороткой, стереть память и… И что дальше? Интересно, если убить человека под действием оборота, он так и останется в принятом образе или через час вернётся к прежней внешности? Первый случай был бы идеальным.

Пока я размышлял, прослушал речь преподавателя. Но все студенты убирали с парт учебники.

— Джастин, я прослушал, что было? — шёпотом спрашиваю у сидящего рядом Финч-Флетчли.

— Профессор сказал, что сейчас будет практическое занятие, — шёпотом ответил Джастин.

— Ну что, готовы? — спросил Люпин. — Пойдемте со мной.

Мы вышли из класса и прошли в отделанную деревянными панелями просторную учительскую.

Люпин подошел к гардеробу, внутри что-то завозилось, и гардероб покачнулся, ручка дверцы задергалась. Я уже был знаком с подобным явлением по дому на Гриммо 12. Мы с Сириусом вычистили три шкафа с боггартами, и каждый раз эти твари пугали меня до ужаса.

— Там всего — навсего обычный боггарт, — сказал нам учитель. — Так что бояться нечего.

— Что за боггарт? — шёпотом спросил у меня Финч-Флетчли.

— Мерзкий призрак, принимающий самый страшный образ, которого боится человек.

Джастин спрятался мне за спину, что со стороны выглядело комично, плотного телосложения детина ростом около ста шестидесяти пяти сантиметров прячется за карликом ростом сто тридцать сантиметров.

— Правильно юноша, — сказал мне Люпин. — Боггарты любят темноту, — обратился он уже ко всем. — Наиболее часто они прячутся в гардеробе, под кроватью, в ящике под умывальником, одного я нашел в футляре напольных часов. Этот появился здесь только вчера. Я попросил директора оставить его для нашего сегодняшнего урока. Боггарт в гардеробе еще ни на что не похож. Он не знает, кого и чем станет пугать. Как он выглядит, неизвестно, но стоит его выпустить, он тут же станет тем, чего мы боимся больше всего на свете. С боггартом лучше сражаться вдвоем, втроем, вообще, чем вас больше, тем лучше. Он сразу теряется, не может выбрать, в кого ему превратиться. Заклинание против боггарта простое, нужно только одно: хорошенько сосредоточиться. Лучшее оружие против него — смех. Превратите его во что-нибудь смешное и рассмейтесь, он тут же исчезнет. Сперва поучим заклинание без волшебных палочек. Повторяйте за мной: «Ридикулус»!

Вначале мы отрабатывали движения без палочек. Затем мы стали размахивать волшебными палочками, как показал Люпин и выкрикивать: «Ридикулус».

— Отлично, — сказал Люпин. — И чтобы вы закрепили всё на практике, мне понадобиться помощник. — Преподаватель осмотрел всех и остановил взгляд на мне. — Вот вы, юноша, подойдите ко мне. Как вас зовут?

— Гарри Адамс, сэр.

— Гарри, чего ты боишься больше всего? — спросил Люпин.

— Лучше бы вам этого не знать, я много чего боюсь.

— А если подумать? — вновь спросил Люпин.

— Смерти близких, нищеты, ядерной войны, химической и бактериологической войны, неизлечимой эпидемии, голода, фашистов… Мне продолжать?

— Хм… — Люпин слегка нахмурился. — Действительно много страхов для такого юного волшебника. — В любом случае, если не попробуешь, не узнаешь. Как бы твой страх не проявился, просто представь это в забавном свете, наведи на боггарта волшебную палочку и произнеси заклинание: Ридикулус. Если не получится, не переживай, я рядом и помогу тебе.

— Как скажете, профессор Люпин.

— Готов? — спросил у меня Люпин. — Все отойдите назад, не мешайте Гарри.

Дети отошли как можно дальше и стали жаться у противоположной стены, я остался у шкафа один.

Преподаватель навёл волшебную палочку на гардероб и при помощи чар открыл дверцу. Из шкафа вышел немецкий солдат в форме времён второй мировой войны, его лицо было искажено в ненавидящей гримасе, рот исказился в зловещем оскале, в руках он сжимал пистолет-пулемёт МР-40 и наводил его на меня.

Я не знал, как сделать фрица смешным, но тут в голову пришла картинка из интернета, где здоровенный мужик переодет в девочку-волшебницу из японского мультика, кажется, Сейлормун.

— Эршисст дас руссише швайн! — грозно воскликнул фриц, нацеливая на меня оружие.

— Ридикулус, — произношу заклинание, представляя в голове этот образ.

Фриц сразу преобразился, он теперь был в белом парике с длинными волосами, спускающимися в виде двух кос по бокам, в белой коротенькой блузке и короткой синей юбке, под которой были видны мохнатые ноги, кажется, эта одежда называется сейлор-фуку. А в руках вместо автомата он сжимал здоровый резиновый фалос розового цвета.

Все школьники разразились смехом. Боггарт растерялся и замер на месте.

— Всё, Гарри, молодец, отходи, — сказал Люпин. — Следующий. — Он взглянул в список студентов. — Эрни Макмиллан.

М-да… А мы-то с Блэком по другому боролись с этими тварями. Сразу кидали заклинание изгнания призраков. Сильные привидения оно может лишь отогнать, а мелочёвку вроде боггартов развеивает. Одно слово — баловство… Или кому-то понадобилось выяснить наши страхи?

Дальше пошла демонстрация страхов детей. Каких только образов боггарт ни принимал, были: зомби, Фрэди Крюгер, мёртвые родители, гигантские слизни и разные животные. У одного парня с Райвенкло боггарт превратился в злобного клоуна.

— Это было ужасно, — сказал Джастин, покидая учительскую.

— Согласен.

— А почему у тебя боггарт превратился в немецкого солдата? — спросил Джастин.

— А что он сказал? — присоединился к другу Эрни.

— Ребята, страхи не должны быть рациональными и спрашивать о них не хорошо. Я же не спрашиваю, почему Джастин боится собак, а Эрни инферналов… Но так и быть, отвечу. Немец сказал: «Расстрелять русскую свинью».

— А почему русскую? — удивлённо спросил Макмиллан.

— Потому что некоторое время назад я отдыхал в детском лагере в России и там увидел кино про войну.

— А-а-а… — Протянул Джастин. — Понятно. А меня собака в детстве покусала, поэтому до сих пор их боюсь.

Кстати о птичках, а может подействовать заклинание изгнания нежити на дементоров? Они ведь имеют материальные тела. А что, если нанести руны на пули и валить этих тварей из калаша? Только всё равно желательно научиться защищать сознание.

Если так подумать, то раз у дементоров материальные тела, значит, их можно уничтожить. Например, разрубить на множество частей, сжечь, взорвать, расстрелять бронебойными патронами. Только вот эти твари передвигаются толпой и опять же, встаёт вопрос о здравом сознании волшебника. Ни о каком оружии и заклятьях не может идти речи, если ты будешь стоять столбом и предаваться самым страшным воспоминаниям.

Вечером я из своего кабинета, в котором гоню самогон, связался с Блэком.

— Барсук вызывает нору, как слышно, приём.

Сириус ответил почти сразу. У него было довольное выражение лица, а судя по деревьям на заднем плане, мужчина находился где-то в лесу.

— Привет, мелкий, — сказал он. — Что-то срочное?

— Да. Ты должен умереть!

— Что? — Сириус очень удивился и непонимающе уставился на меня. — Ты что, желаешь мне смерти?

— Не в прямом смысле. Что будет, если человек выпьет Оборотное зелье и его в этом образе убьют?

— Мерлиновы подтяжки! — радостно воскликнул Блэк. — Точно! Как я об этом не подумал… Он так и останется в этом образе, потому что магия покинет его. Только где найти волшебника?

— Используй крысу.

— Эм… — Сириус замешкался и повернул голову в сторону, рассматривая что-то внизу. — Поздно… Я его уже того…

— Быстрый ты парень…

— Этот подонок даже после смерти доставляет неприятности, — сказал Блэк и, по всей видимости, пнул ногой труп Петтигрю.

— Так найди какую-нибудь шваль.

— Погоди, — произнёс Блэк, — а как же волосы и внешность? Я же изменил цвет волос и принявший оборотное будет с новым лицом и цветом волос.

— Нора, не тупи! Лицо тебе порезали и на ДНК и ауре это вряд ли отразилось, ведь это не магические травмы, так что по идее должно остаться старое, а волосы… Обрей труп наголо или сними скальп.

— Добрый мальчик, — саркастически протянул Сириус. — Но идея хорошая. Спасибо тебе за всё! Ещё что-то? А то я немного занят.

— Нет-нет, на этом всё, отбой.

— Пока, — попрощался Блэк и закрыл крышку зеркальца.

Я тоже закрыл и убрал зеркало, после чего приступил к отработке заклинаний.

Со следующего дня я помимо усиленного изучения Древних рун стал искать информацию по рунному зачарованию, но поскольку большая часть книг находилась в Закрытой секции, видимо, чтобы предоставлять книги только старшекурсникам, подумывал попросить профессора Бабблинг дать мне туда доступ.

Вечером вспомнил о Выручай комнате, Барри Стоун говорил, что она принимает вид желаемого помещения, поэтому решил испытать это на деле.

После ужина я направился к портрету Варнавы Вздрюченного, трижды прошёл мимо него, думая о библиотеке со всеми книгами. В стене появилась дверь, я зашёл внутрь и обомлел. Мне предстала полная копия библиотеки Хогвартса.

Когда я прошёл в Закрытую секцию, то практически сразу нашёл отличия, тут было намного больше книг, чем в оригинале, появились другие секции: Некромантия, Кровная магия, Ментальная магия, Высшая Алхимия, Боевая магия, Целительство, Ритуальная магия, Демонология и другие. Тут было так много книг, что разбегались глаза, времени обучения в Хогвартсе не хватит, чтобы изучить всё.

Первое, что я сделал — это попытался вынести отсюда книгу, но этого не получилось. Взятая с полки книга «Основы ментальной магии» пропала, стоило лишь, пересечь границу выручай комнаты. Конечно, это расстроило, но я не отчаялся. Этой информации хватит на несколько жизней и всё такое вкусное, всё хочется изучить.

Я припомнил, что старшекурсники использовали заклинание копирования, чтобы лишний раз не ходить в библиотеку для возврата книг. Поэтому пошёл в обычную часть библиотеки и стал искать информацию об этом.

В итоге долгого изучения найденной литературы удалось выяснить, что существует несколько способов копирования. Первый временный — при помощи заклинания из области трансфигурации делается временная копия предмета, которая держится в зависимости от вложенной магической силы. Меня этот вариант не устроил. Есть ещё заклинание копирования из области чар, для его использования необходима пустая книга-заготовка и чернила. Принцип работы чар похож на принцип копирования при помощи копировальной техники, чарами связывается два предмета, подгоняется размер книги-заготовки под размер книги предназначенной для копирования и чернила переносят текст на чистую бумагу практически мгновенно. Чары довольно сложные, но изучить их вполне реально. Третий вариант подразумевает использование постоянной трансфигурации и требует большего количества сил. То есть, берётся дерево и чернила, или даже просто любое красящее вещество, накладывается заклинание и из дерева образуется книга, являющаяся точной копией оригинала. Это заклинание самое сложное, в книге было указано, что оно уровня мастера трансфигурации, поэтому его забраковал. Ещё удалось найти альтернативу в виде ритуального аналога этих заклинаний, представляющих собой три сложных ритуальных круга, испещрённые рунами, но вся фишка ритуалов заключается в том, что достаточно просто подавать магическую силу и получишь результат. В один круг кладёшь набор ингредиентов, в другой книгу-образец, подал магию, через некоторое время получил в третьем круге копию книги-образца. Именно так производят обычные, то есть не зачарованные книги, волшебники на небольших производствах, например, для «Флориш и Блоттс».

Когда посмотрел на часы, то было уже двенадцать часов ночи. Да уж, засиделся порядочно, теперь по коридорам бродят дежурные учителя и попасть в общежитие будет проблематично.

Я решил, что раз уже нарушил комендантский час, то стоит провести эксперимент.

Покинул Выручай комнату и стал ходить мимо портрета с танцующими троллями, представляя себе библиотеку с удобной кроватью и с ритуальным рисунком копирования книг на полу.

Когда вновь зашёл в Выручай комнату, прежняя библиотека претерпела изменения, на полу был нанесён нужный ритуальный чертёж, а в углу помещения стояла кровать. К сожалению, у меня не было с собой материалов, чтобы проверить действенность ритуала, но отчего-то крепла уверенность, что он сработает, как положено.

Почитав ещё немного, я уснул прямо тут.

Наутро пришлось выдержать напор Джастина Финч-Флетчли, который переживал о том, что я не ночевал в комнате. Но, по крайней мере, парню хватило ума не поднимать бучу, поскольку он знал о моём «тайном» кабинете.

— Джастин, ни кипишуй, у меня куча дел на будущее. Я переписываю школьные книги, чтобы собрать дома библиотеку, а это дело не из лёгких. Ты же мне друг?

— Конечно, — подтвердил Джастин.

— В таком случае никому не говори, когда я не ночую в спальне.

— Но зачем тебе книги? — спросил Джастин.

— Знание — сила! И это не я сказал, а очень умный человек, и я с ним согласен. Сам подумай, мы закончим школу и больше сюда не будет доступа. А вдруг понадобиться использовать какое-то заклинание, которого ты не знаешь? Придётся идти в Косой переулок, тратить деньги на покупку книги. А если окажется, что Министерство магии, потакая своей паранойе, запретило очередную область магических наук и этой книги в продаже больше не существует?

— Как это, запретили? — спросил Финч-Флетчли.

— Да так же, как до этого запретили больше половины направлений волшебства — легко и просто. Придёт в чью-то дурную голову, что зелья от болезней якобы «тёмные», потому что люди должны выздоравливать естественным путём, а не полагаться на лекарства, и всё, пропадёт из продажи половина книг по зельеварению. А тут раз, открыл конспект, а там есть рецепт нужного зелья.

— Да ну, ерунда какая-то, — отмахнулся Финч-Флетчли.

— Может быть и ерунда, но я лучше удовлетворю свою тягу к знаниям, а ты будь добр, прикрой меня.

— Конечно, Гарри, без проблем, — сказал Джастин. — Но ты ведёшь себя как ворон, а не как барсук.

— Ой, Джастин, в распределение на факультеты на основании определённой психологической предрасположенности верят только детишки. Слушай…

Я задвинул Финч-Флетчли свою теорию распределения по факультетам, о которой додумался раньше.

Джастин серьёзно задумался и стал пытаться вспомнить всех однокурсников и студентов других Факультетов.

— Это звучит бредово, но на нашем факультете действительно все белые и ни одного черномазого, азиата или кого-то подобного, — нахмурившись, произнёс Джастин. — Но как тогда вписываешься в факультет ты?

— А что я? Ты имеешь в виду мой малый рост? Так я, пусть и карлик, но ни негр и ни азиат, а белый человек…

— Логично, — сказал Джастин. — Честно говоря, на первом курсе ты не особо выделялся, всего лишь был немного ниже прочих, это со временем, когда все подросли, стала видна разница.

* * *

Я осознал, что взялся за слишком большое количество дел одновременно. Тут и занятия анимагией, упражнения для развития которой желательно выполнять ежедневно, и тренировка заклинаний, книги по метаморфизму из библиотеки Блэков, прочесть которые, не было времени, а тут ещё добавилась огромная библиотека, где надо скопировать как можно больше книг для изучения в будущем. Обычных занятий тоже никто не отменял и в отличие от первого и второго курсов теперь мы занимались ещё и в субботу. Увеличившаяся учебная нагрузка сократила свободное время.

Помимо прочего в моей жизни произошло знаменательное событие — утром я проснулся со стояком. А ещё начал ломаться голос. В пятницу утром, когда стал прорываться бас, надо мной ржали многие студенты. Ну да, сложно найти что-то забавней говорящего басом карлика, особенно если отсутствуют иные развлечения вроде интернета…

Я пришёл к мнению, что пока стоит сконцентрироваться на чём-то одном. Тренировку с русскими заклятьями прекращать не собирался, анимагию тоже считаю крайне полезной, но иметь детородный орган большего размера хотелось очень сильно. Скрепя сердце, пришлось поступиться последним и сконцентрироваться на заклинаниях и анимагии.

В субботу вечером, когда я тренировался в кабинете самогоноварения, из кармана, в котором лежит Сквозное зеркало, донёсся приглушённый голос Блэка.

— Нора вызывает мелкого барсука, приём, — сказал он.

Я взял «трубку» и разглядел счастливое лицо Блэка.

— Привет, мышка-норушка. Барсук у аппарата.

— Привет, мелкий, — радостно заявил Блэк. — Как дела?

— Зашиваюсь, словно не учусь, а в день по вагону с углём разгружаю. Ты по делу или просто поболтать?

— Просто поболтать предлагаю завтра, — ответил Сириус. — У вас же будет первый выход в Хогсмит.

— Я бы лучше в замке отсиделся, боязно к дементорам выбираться. Только ты ошибся, у нас в гостиной висит объявление, которое гласит, что посещение Хогсмита будет доступно лишь с конца октября.

— Что за бред? — удивился Сириус. — Неужели это из-за дементоров? У нас в Хогсмит можно было ходить по воскресеньям раз в пару недель, начиная с начала года. Ладно, придётся выводить тебя через тайный ход, ведущий к Визжащей хижине. Не бойся, тут всюду патрули авроров, отгоняющих дементоров от посёлка.

Я закатил к потолку глаза. Беглый преступник, из-за которого выставили кордоны из тёмных тварей и авроров, рассуждает о том, что авроры его с прочими жителями Хогсмита защищают от монстров, которые должны на него охотиться.

— Ты хоть понимаешь, насколько сюрреалистично это прозвучало? И почему мне кажется, что ты со всего этого ловишь кайф?

— Ха-ха-ха! — рассмеялся Блэк. — Так и есть, мелкий. Это шутка — лучшее, что я проворачивал в своей жизни!

— Ты псих! Надеюсь, ты в курсе этого?

— Ты уже не раз это говорил, но всё равно продолжаешь со мной общаться и помогать, — заявил Сириус, широко улыбаясь.

— Так что там с Хогсмитом?

— Предлагаю встретиться в девять часов у тайного хода, затем посидим в чайной «Чайный пакетик Розы Ли», — сказал Блэк.

— Почему именно там?

— Потому что это наименее популярное заведение у студентов и преподавателей, все предпочитают «Три метлы» и «Сладкое королевство», мало кто из детей ходит в чайную. По крайней мере, в моё время было именно так, — просветил меня Сириус.

— Но дети, вроде как будут в замке.

— Ты плохо знаешь студентов Хогвартса, кому надо, найдут способ выбраться в Хогсмит, — сказал Сириус.

— Договорились.

В воскресенье после завтрака я выбрался на улицу и прошёл к Дракучей иве в назначенное время. Поскольку из-за тёплой погоды на улицу выбралось много детей, пришлось забраться в ближайшие кусты и «созвониться» с Блэком. Договорившись, что он открывает проход, я наложил на себя заклинание скрыта и быстро преодолел расстояние до ствола, проскользнув в открытый тайный ход.

Мы молча добрались до Визжащей хижины, через окно дома выбрались на улицу, Блэк почистил меня заклинанием. Я надел амулет отвода глаз, и мы спокойно дошли до чайной, где Сириус заказал уединённый номер. После наложения ряда заклинаний, он кивнул мне.

— Почти забыл эти чары, — сказал Блэк. — Теперь можно говорить без опаски быть подслушанными.

— Я так понимаю, крыса мертва?

— Да, — расплывшись в счастливой улыбке, ответил Блэк. — Жаль, что ты связался со мной позже, чем Питер отправился на тот свет. Я купил в Лютном переулке Оборотное зелье и сейчас ищу волшебника из отбросов, чтобы провернуть ход с подставной смертью.

— Что после этого планируешь?

— Останусь жить в Хогсмите, надо же за тобой приглядывать, да и за Поттером не помешает пригляд, — ответил Блэк. — Начну жизнь с чистого листа. Может быть, устроюсь в следующем году в Хогвартс на должность преподавателя ЗОТИ.

— Зря. Лучше отсидись хотя бы до конца года заграницей, прожарь косточки на морском курорте, а то бледный, как моль. Забудь о том, чтобы лезть в Хогвартс. Там полно народа, который помнит тебя. Несмотря на смену внешности, у тебя осталась прежняя моторика и голос, плюс поведение вряд ли изменилось с тех пор. Любой преподаватель, тем более Дамблдор, тебя раскусят за пять секунд. Не считай других глупее себя.

— А как же наши занятия анимагией? — спросил Блэк. — А Гарри Поттер? Он, между прочим, мой крестный сын.

— Волшебники верят в Иисуса? Крестный отец — это всего лишь ничего не значащая формальность.

— Волшебники верят в богов, большая часть верит в магловского бога, мы даже празднуем Рождество и Пасху, — ответил Блэк. — Лили настояла на крещении сына.

— У нас имеются сквозные зеркала, так что если возникнут вопросы, всегда можно переговорить. А Поттер не пропадёт. В школе за ним присмотрят, дома он тоже не голодает. К тому же он уже в этом году жил отдельно от родни в Дырявом котле, и судя по цветущему виду, чувствовал себя замечательно. Не лезь к пацану. Я понимаю, что он сын твоего друга, но тут ключевое слово — друга. Я понял бы, если бы это был твой сын или твоего брата, а так со стороны интерес взрослого мужика к постороннему ребенку выглядит совершенно нездоровым.

— А ты что, считаешь себя взрослым? — Сириус ухмыльнулся. — Если так посудить, то и наше общение со стороны должно выглядеть ненормальным.

— Ты мой пёс, — сдабриваю фразу сарказмом. — Как я могу не общаться с умным пёсиком? Тем более, ты мне сильно помог, я в ответ помог тебе. А уж после шикарного подарка на день рождения ты растопил моё ледяное сердце и иначе, чем как к другу, я к тебе не могу относиться.

— Ха-ха-ха! — рассмеялся Блэк. — Уел! Обещаю быть хорошей собачкой и другом. Расскажи, что ты думаешь о Римусе?

— Думаю — эта пташка с головой продалась директору Дамблдору или кому-то ещё, и его пригласили в школу в качестве приманки для тебя. Вроде как, захочешь пообщаться с другом детства, а тут тебя либо авроры схватят, либо дементоры толпой налетят и душу выпьют. Мутный он тип…

— Знаешь, — задумчиво протянул Сириус, — у меня тоже возникали подобные мысли. Римус, он всегда был тихим и себе на уме, мы с Джеймсом после Хогвартса не особо доверяли ему.

— Скажи, а как он, будучи оборотнем, вообще попал в школу?

— Вроде бы его Дамблдор взял и даже Визжащую хижину с тайным ходом специально для Римуса построили в тоже время для того, чтобы он мог отсидеться в полнолуние.

— Вот тебе и ответ. Люпин зачем-то нужен директору и предан ему до фанатизма. Сам посуди, как оборотню ему ни за что не попасть в Хогвартс и был бы он не обученным волшебником. Тёмная тварь, да ещё не обученный маг. Знаешь, что это значит?

— Не вижу логики, — признался Блэк.

— Сразу видно чистокровного мага… У не обученных волшебников принудительно блокируют магию и после этого они живут не больше тридцати лет. То есть Дамблдор дал Люпину путёвку в жизнь, за что оборотень ему должен быть безмерно благодарен. Уверен, в школе он стучал директору на вашу компанию, рассказывал обо всех проделках. Тихушники — самые опасные ребята, из них получаются стукачи и маньяки. Да возьми хотя бы для примера дохлую крысу, он наверняка тоже был тихушником?

— Не только, он ещё был жутким трусом, — презрительно произнёс Блэк.

— Как думаешь, могли Уизли не знать, что у них в семье живёт анимаг? Или может оказаться так, что директор им приказал приютить «Петтигрю» для каких-то своих планов? Мне кажется, что Дамблдор себе на уме и ещё тот жук, преследующий непонятные цели. Взять хотя бы то, что он занимает ключевые посты в магической Британии. Глава суда, глава единственной на острове школы волшебства, глава международной комиссии магов.

— С должности главы Визенгамота его попёрли, — заметил Блэк, — но ты так складно говоришь, что сложно не задуматься над этим.

— Ладно, в задницу политику. Ты лучше мне вот что скажи — я читал о родовых алтарях, накапливающих и отдающих силу, но у тебя дома не было ни алтаря, ни заклинательной комнаты или хотя бы места для отработки заклинаний, самый обычный дом в старинном стиле. Я не нашёл никакой информации об алтарях.

— Ты где об этом читал? — спросил Блэк.

— Старая книга примерно двухсотлетней давности.

— Понятно, — Сириус усмехнулся. — Примерно сто пятьдесят лет назад Министерство магии начало активно бороться с «тёмной магией», а алтари были самой натуральной тёмной магией. Для создания и подпитки алтарей необходимы были жертвоприношения. После этого стражи порядка стали постепенно изничтожать алтари наиболее слабых чистокровных семейств. После второй мировой войны борьба с тёмной магией активизировалась наиболее сильно, многие сильные маги погибли на войне, поэтому министерские служащие стали силой врываться в поместья тех чистокровных, к кому раньше боялись являться. Алтари разрушались или изымались Отделом тайн. Именно эти действия вызвали обострение конфликта чистокровных волшебников, которых возглавил Воландеморт. Алтарь Блэков был уничтожен задолго до моего рождения.

— То есть, ты знал, что конфликт начался с принижения аристократов Министерством магии, и встал на противоположную сторону, фактически, пойдя против семьи? Блэк, это нехорошо…

— Ты прямо как моя мамочка, — ощерившись, ответил Сириус.

— Да ладно, не обижайся. Глупо обижаться на правду, какой бы она паршивой ни была. Смотри что получается, кому-то было выгодно ослабить аристократию, и это было осуществлено. Вначале уничтожили алтари. Затем повыбивали и пересажали в тюрьму самых активных чистокровных, остались лишь те маги, которые согласны плясать под дудку Министерства магии. Блэки почти в полном составе попали под раздачу, причём ты в том числе, хотя вроде как боролся на победившей стороне.

— М-да, — протянул Сириус. — Неприятная вырисовывается картина. И что делать?

— Валить из страны туда, где тепло и мухи не кусают.

— Думаешь, все беды магического мира Англии из-за Дамблдора? — задумчиво спросил Сириус.

— Вряд ли. Скорее всего, тут замешаны интересы разных групп лиц, каждая из которых тянет одеяло на себя и старается ослабить конкурентов. Но директора Дамблдора сложно назвать невинным чудаком, которым он себя выставляет.

— Знаешь, Гарри, наверное, как подстрою свою смерть, я уеду в тропики, — сказал Блэк. — Солнце, девочки, море… Если понадобится совет, можешь обращаться в любой момент по Сквозному зеркалу. Тебе нужна какая-либо помощь?

— Да. Мне нужны материалы для ритуала копирования книг, причём очень много материалов, поскольку собираюсь скопировать приличную часть Хогвартской библиотеки.

— Зачем? У тебя же уже есть библиотека Блэков, — спросил Сириус.

— Знания лишними не бывают, а книги Блэков… Ты слишком серьёзно назвал это библиотекой. Что такое пятиметровый стеллаж с книгами? Это увлекающемуся чтением человеку хватит максимум на два — три года. К тому же у вас подборка книг довольно ограничена: анимагия, зачарования, боевая магия и метаморфизм, а всё остальное либо художественная литература, либо старые школьные учебники. Кстати, я сравнил те учебники с современными, старые книги оказались толще и несут больше информации.

— Я куплю тебе всё необходимое и пришлю совой в зачарованном мешке, — заверил меня Сириус. — После разбора хлама у меня осталась парочка мешков, зачарованных тобой на расширение.

Сириус проводил меня обратно в школу. Я под скрытом отбежал от Дракучей ивы и до обеда переваривал наш разговор.

В понедельник за завтраком ко мне прилетела сова с «пустым» мешком, привязанным к лапе. Посмотреть содержимое мешка, не привлекая внимания, удалось только после обеда. Оказалось, что Сириус от душевных щедрот забил его до краёв пустыми книгами-заготовками для копирования при помощи чар и лучшими чернилами. Этого хватит чтобы скопировать как минимум половину библиотеки, а в случае использования ритуала Копирования книг, затраты магии будут в разы ниже, чем с использованием неподготовленных материалов.

С этого дня о Сириусе ничего не было слышно.

* * *

Я был настолько загружен, что ни на что не обращал внимания. Уроки, отработка заклинаний до истощения магических сил, упражнения для развития анимагии, копирование книг в Выручай комнате, углублённое изучение рун. Периодически приходилось гнать самогон на продажу, студенты по-прежнему у меня его неплохо раскупали и отказываться от небольшого дохода я не собирался. Иногда я оставался ночевать в Выручай комнате, а Джастин прикрывал моё отсутствие в спальне.

Мне стала приходить вся пресса, на которую я подписался летом. Я почитывал газеты и журналы во время приёмов пищи.

В последний понедельник сентября все студенты и преподаватели во время завтрака в Большом зале с интересом читали газету «Ежедневный Пророк». Дети громко обсуждали статью, и в помещении стоял громкий гул, от которого звенело в ушах.

Я спустился из Выручай комнаты немного позже прочих, имел не выспавшийся и помятый вид, глаза слипались, но стало очень интересно, что же так всех встревожило и вызвало ажиотаж. Взял свой экземпляр газеты у недовольной совы, которая по всей видимости устала ждать меня.

СИРИУС БЛЭК МЁРТВ

В то время, как магическое сообщество было взбудоражено побегом из Азкабана знаменитого опасного преступника Сириуса Блэка, правой руки Того-Кого-Нельзя-Называть, испуганные волшебники и колдуньи, затаив дыхание, ожидали новостей и надеялись на какие-то разъяснения со стороны Министерства магии, но их постигло жестокое разочарование.

Мы, репортёры «Ежедневного Пророка», никак не могли добиться от Министра и служащих Министерства ответа на вопросы: «Когда же поймают Сириуса Блэка»? «Какие меры для этого принимаются»?

В нашу газету пришло много писем от обеспокоенных волшебников, которые переживали о том, что их детей держат в окружении опаснейших магических созданий — дементоров. Неужели Министерство магии приравняло детей к опаснейшим преступникам, которых дементоры охраняют в Азкабане? Почему Министерство подвергает необоснованному риску самое дорогое, что есть у магов — их потомство?

В одном из разговоров с репортёром, Министр Фадж высказался, что дементоры охраняют Хогвартс и Хогсмит от нападения Сириуса Блэка.

С чего вообще в Министерстве магии решили, что беглый преступник, вместо того, чтобы обустраивать жизнь, полезет в Хогвартс, где его поджидают дементоры? На этот вопрос нам никто не ответил, хотя он закрадывался в голову всех, хотя бы капельку мыслящих волшебников и колдуний.

Как оказалась, Блэка вблизи Хогвартса никто не видел и ничего о нём не слышал. Зато поздним вечером в это воскресенье в Лютном переулке было обнару