Игра на любовном поле (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Сьюзен Мейер Игра на любовном поле

Глава первая


— Знаешь, дорогой, а я беременна, — сообщила Тия Каприотти отцу будущего ребенка Дрю Уоллису, поднявшись на высокое крыльцо его шикарного дома.

Дрю, потеряв дар речи от неожиданности, взъерошил свои черные блестящие волосы и сверкнул карими глазами. Затем схватил молодую женщину за плечи и потащил ее в гостиную.

Он закрыл стеклянную дверь и через секунду нервно спросил:

— Так о чем ты? Повтори.

— Я жду ребенка, — Тия спокойно подняла на него огромные голубые глаза.

— О боже! — Дрю тяжело вздохнул и присел на диван.

Будущая мама молчала, надеясь только на одно: молодой мужчина, должен обязательно вспомнить тот вечер, когда они встретились на вечеринке в Питтсбурге.

Правда, тогда Дрю был совершенно беззаботен. Не предполагал же, что наткнется на кого-либо из уроженцев своего родного городка Колхаун-Корнерс, находящегося за многие километры от Питтсбурга.

Хозяин вечеринки, представив ему Тию, не назвал ее фамилии, поэтому Дрю и не сообразил, что симпатичная девушка — это его бывшая юная соседка, уехавшая учиться в престижный университет шесть лет назад.

Но Тия вернулась и… решила немного поразвлечься. А увидев на вечеринке обожаемого ею чуть ли не с детства Дрю Уоллиса, окончательно потеряла голову. К тому же девушка решила, что Дрю моментально влюбился в нее, ведь не случайно флиртовал с ней весь вечер. Точно влюбился — по-настоящему и безоглядно. Тия почувствовала себя счастливой. О таких отношениях с Уоллисом она мечтала, еще учась в школе…

В тот день Дрю поехал к Тии домой. Он не смог отказаться от приглашения переполненной эмоциями девушки посетить ее скромное, но уютное гнездышко. Так она охарактеризовала свой особнячок.

После интимной близости у них не было друг к другу никаких претензий. Проблемы появились позже, когда Дрю наконец-то осознал, что Тия Каприотти — не какая-то там обычная девчонка с окраины Питтсбурга, а, можно сказать, настоящая леди из очень солидной семьи, в которую Уоллис по многим причинам попадать не собирался.

Дрю был взбешен. Неужели Тия не понимала, что творит? Он никогда бы не связался с дочерью человека, который помог ему в бизнесе, помог открыть собственный конезавод. Дрю не хотел использовать ситуацию для развития личных отношений. Это не соответствовало его принципам. И вообще он старался не заводить романов с молоденькими, неопытными девицами. А с Тией у них была разница в двенадцать лет. Во избежание всяческих недоразумений Уоллис предпочитал дам постарше.

После вспышки гнева он немного успокоился.

Тия же безмолвно смотрела на него и думала: да, этот человек напрочь лишен чувства сострадания и… романтики.

Дрю Уоллис расстроился из-за того, что занимался любовью с некогда известной ему особой! А что ужасного-то произошло? Она не виновата, что он не узнал ее сразу. И потом, представьте себе, начал отчитывать. Как же Тия разозлилась! В конце концов, она уже взрослый человек. У нее есть приличная работа, у нее есть свой дом, она — серьезная девушка. Кстати, даже в солидном банке ей спокойно выделяют кредиты! Это о многом говорит. А Дрю относится к ней как к легкомысленной дурочке! Возмутительно!

Именно об этом она и заявила Уоллису, прежде чем попрощаться с ним.

А потом Тия никак не могла успокоиться. Молодая женщина понимала, что Дрю не обрадует известие об ее беременности, однако она все равно пришла к нему. Хотела сообщить, борясь с чувством обиды и надеясь в душе на примирение, что в целом ему не о чем беспокоиться и что она постарается вырастить ребенка сама. Трудная задача.

— Не волнуйся, я справлюсь с ситуацией, — произнесла Тия с вызовом. — У меня хватит сил и денег. Слышишь? Хватит.

— Молодец, просто молодец. А я могу сказать что-либо по этому поводу? Или ты решительно лишаешь меня права голоса? — спросил Дрю.

— Если честно, то я очень хочу, чтобы ты заботился о нашем ребенке. Но я не могу принуждать тебя к этому. Поступай как хочешь, как подсказывает тебе сердце. Повторяю, я справлюсь. — Тия нахмурилась.

Дрю изумленно посмотрел на нее.

— То есть ты уже все решила окончательно?

— В общем да, — Тия колебалась. — Тем более что у меня, кажется, нет иного выхода…

— Однако ребенок должен носить фамилию отца. Так принято.

Тия сразу же вспомнила о своем папе. Бен Каприотти всегда говорил подобные слова, когда узнавал об очередной несчастной матери-одиночке.

— Насколько я понимаю, первое, что мы должны сделать, так это… официально пожениться, — с пафосом в голосе неожиданно произнес Дрю.

Сердце Тии невольно подпрыгнуло от радости. Перспектива стать супругой человека, о котором она мечтала с четырнадцати лет, нет, с более раннего возраста, естественно, прельщала ее. Но Тия не была уверена, что Дрю действительно жаждет жениться на ней. Да и сама она по некоторым причинам сейчас не хотела этого.

— Я пришла сюда не затем, чтобы добиваться официального брака с тобой. Ребенок может и так получить твою фамилию. Дело в другом…

— Но мы должны соблюдать некие приличия. — Дрю чуть не застонал. — И я не хочу, чтобы меня называли подлецом. Кроме того, может пострадать репутация твоего отца. Он же вторично выставил свою кандидатуру на пост мэра города…

— Разве это так важно сейчас? — с сомнением спросила она.

Бен Каприотти был мэром Колхаун-Корнерса с тех пор, как Тии исполнилось шесть лет, и никто никогда не выступал против его кандидатуры. Однако ситуация в последнее время резко изменилась.

— А ты знаешь, что у твоего уважаемого папы впервые за двадцать лет появился соперник по предвыборной кампании? — спросил Дрю у Тии. — Если не знаешь, то докладываю: его зовут Оги Мэллой. И главный козырь его программы состоит в том, что твой отец не сможет быть мэром далее, ибо серьезно болен. Ведь в прошлом году у него был инфаркт, верно? Все знают о случившемся, знают, что Бен постоянно принимает лекарства, вот Оги и бьет на это. Твердит и твердит, что твой отец уже слишком слаб для поста мэра. С ним согласен и Марк Феган, редактор газеты «Колхаун-Корнерс кроникл». Он в последнее время часто публикует статьи в поддержку Мэллоя.

Тия возмутилась:

— Своими действиями Марк может спровоцировать у моего отца очередной инфаркт. Неужели он не понимает этого? Он просто чудовище.

— Какая ты наивная. Политика — жестокая вещь. Там не место сантиментам и жалости. Но забудем пока про выборы. В конце концов, это не наша с тобой проблема. Сейчас нам надо решать другую. Даже не представляю, как твой отец отреагирует на сообщение о том, что ты забеременела от меня. И всего-то после одной-единственной ночи…

Тия присела рядом с Дрю. Она не знала, что сказать. Однако волнение Уоллиса передалось и ей.

Молодая женщина снова подумала о своем отце. С его пошатнувшимся здоровьем нельзя сильно нервничать. Любая неожиданная и не слишком приятная новость может вызвать у него стресс, а значит, и дальнейшее ухудшение состояния. О самом плохом Тия боялась даже думать.

— Что будем делать? — Она растерялась. — Предлагаю поступить так: расскажем все папе после выборов.

— Выборы начнутся лишь через шесть месяцев. Ты собираешься прятаться все это время? Лучше сообщить Бену о твоей беременности сейчас, пока его напряжение от предвыборной гонки не достигло пика.

Тия принялась обдумывать слова Дрю. Он же, вскочив на ноги, стал нервно мерить шагами просторный холл, грохоча ботинками по деревянному полу. Внезапно Уоллис резко повернулся и внимательно посмотрел на Тию. Проницательный взгляд его карих глаз, казалось, проникал в самую душу. О чем сейчас думал Дрю? Непонятно.

Молодая женщина разволновалась еще больше. Она стала нервно обмахивать лицо руками. Мало того, что их разговор не клеился, мало того, что стоял слишком жаркий июньский день, еще и от внезапно возникшего возбуждения перехватывало дыхание. Уж очень привлекательно выглядел Уоллис.

Длинные крепкие ноги в стильных джинсах, широкие плечи и грудь, обтянутые модной футболкой, сильные мускулистые руки, до которых так и хотелось дотронуться…

Тия сглотнула. Главное — не показывать своих эмоций.

А Дрю продолжил диалог:

— Только не нужно усложнять ситуацию. Скажем твоему отцу, что да — мы тайно встречались, потом ты забеременела и мы решили пожениться. Никто и глазом не моргнет. Удивляться-то тут нечему. А дальше мы просто ради приличия будем изображать дружную семейную пару, но видеться постоянно нам вовсе не обязательно. Тем более что ты работаешь в Питтсбурге, я живу в Колхаун-Корнерсе, в общем, нас разделяет некоторое расстояние. Ну, будем проводить вместе выходные, чтобы окружающие понимали — мы все-таки периодически общаемся друг с другом. Однако после рождения ребенка можем сразу развестись. И в данном случае, спорим, никто не удивится. Скажут только одно: живя в разных городах, трудно сохранить брак, вот он и развалился. Нас не осудят.

Дрю ждал реакции Тии.

— Пожалуй, твои доводы разумны, — произнесла она. — Хорошо, можно и пожениться. А не захочешь видеться часто, не будем. Зато появится серьезное оправдание для нашего развода. Конечно, ситуация для меня станет не слишком приятной, но что поделать… Главное — у меня скоро родится ребенок. Мои родители, надеюсь, будут счастливы. Они давно мечтали о внуках. В общем, давай действительно сыграем хоть и показную, но свадьбу. — Тия печально улыбнулась.

В холле повисла напряженная тишина.

Дрю и Тия, обмениваясь пристальными взглядами, молчали.

Молодая женщина нервничала. Она понимала, их женитьба будет совсем не такой, какой она себе ее представляла, но с этим остается только смириться. Успокаивало лишь то, что и Дрю Уоллис оказался вовсе не тем очаровательным принцем, о котором она мечтала еще в юном возрасте. Значит, не стоит и сильно расстраиваться, если они после свадьбы окончательно разбегутся.

Внезапно Дрю, схватив свою ковбойскую шляпу с крючка рядом с дверью, предложил:

— А пойдем, расскажем все твоим родителям прямо сейчас.

— Сейчас? — Она густо покраснела.

— Нечего тянуть. Доверься мне. Я хорошо знаю, как нужно действовать в сложных ситуациях.

От предчувствия встречи и серьезного разговора с близкими людьми Тия вздрогнула. А вдруг они осудят ее, не поймут, разозлятся на то, что она связалась с мужчиной намного старше? Но Дрю так красив! Хотя и в этом нет ничего хорошего. Наверняка у него было полно женщин. Она не настолько наивна, чтобы не понимать этого. Тридцатишестилетний супермен живет в одиночестве? Никто такому не поверит. Дрю и сейчас, уж точно, с кем-нибудь да встречается.

Тия окончательно расстроилась.

— А я не отбираю тебя у какой-нибудь сногсшибательной, но сердитой дамы? — прямо спросила она.

Уже схватившийся за ручку двери Дрю повернулся к Тии и выдохнул:

— Не отбираешь.

— А разве у тебя нет постоянной подруги?

— Какая разница? Но если даже и есть, мы ведь с тобой не собираемся долго жить в браке. Так что она потерпит… — Дрю посмотрел на Тию как-то многозначительно. — Ну ладно, не обращай внимания на мои слова. Ладно? Все равно ничего не поймешь…

Она вышла на улицу раньше Дрю и устремилась вперед. Думала только об одном: скоро, хоть и не каждый день, ей придется общаться с законным супругом, обладающим просто несносным характером.

— Ситуация становится забавной, — сказала Тия, когда Дрю догнал ее.

— Забавной до невозможности! — ответил он, подойдя к грузовику, стоящему напротив гаража.

Дрю открыл дверцу и жестом пригласил Тию в кабину.

Она усмехнулась и надменно заявила:

— Нет уж, спасибо. Я поеду на своей машине.

— Как хочешь, — он помахал ей на прощание рукой.

Полюбовавшись с улицы в очередной раз своим красным спортивным автомобилем, Тия быстро уселась внутрь, хлопнула дверцей и рванула вперед.

Дрю, разозлившись, ударил ногой по передним шинам грузовика. Уехала, красотка, ну и ладно. Так спокойнее.

Он взобрался в кабину, однако никак не мог завести мотор. Уоллис уронил голову на руль. Черт возьми, сплошное невезение. Хотя… Дрю встрепенулся. Разве нет повода для радости? У него, у разуверившегося в жизни человека, будет ребенок! При этой мысли на сердце у мужчины потеплело, но… потом он ощутил настоящий ужас. С ролью отца-то справиться можно, однако как быть с Тией? Воспринимать ее всерьез? Увольте. Ему хватило Сэнди.

Жена и до развода мотала ему нервы, а после и вовсе издевалась над ним в компании со своим дружком и к тому же обобрала бывшего супруга до нитки.

Дрю зажмурился. Лучше не вспоминать прошлое. Но мысли о недавних временах назойливо лезли в голову.

Сэнди не была его первой любовью. Однако она сразу показалась ему какой-то особенной — девушка обладала неординарной внешностью, острым умом, веселым нравом и притягивала к себе как магнит. Дрю, когда смотрел на нее, благодарил судьбу за щедрый подарок. Иметь рядом с собой такое очарование — предел мечтаний.

Но однажды случилось то, что случилось. Сэнди неожиданно потребовала развода. Дрю был просто уничтожен. Он посчитал это неудачной шуткой, но быстро опустился с небес на землю. Его супруга была настроена серьезно. А он до последнего момента не верил в реальность происходящего, принялся умолять жену подумать, обещал исправить ошибки в своем поведении. Увы, ничего не помогло.

Сэнди вручила ему чемодан, сообщила, что собирается поменять дверные замки, и выставила его на улицу.

Дрю простоял напротив дома около часа. Он даже не мог сдвинуться с места. Находился в полной прострации. Так его все потрясло. Мужчина был сбит с толку и не знал, как дальше жить. Все рухнуло в одночасье.

После официального развода Дрю узнал, что Сэнди вернулась к своему бывшему приятелю Маку. И тогда Уоллис, пребывая в состоянии полнейшего отчаяния, сотворил ужасное. Он сильно избил парня, за что отсидел некоторое время в тюрьме.

И за решеткой, и потом, на свободе, Дрю не находил себе места. Господи, как же он страдал! Оказывается, он любил без взаимности. Сэнди предала его и потом снова вышла замуж. Дрю постоянно задавался вопросом, что в нем не так, почему его отвергли? Он не находил ответов и чувствовал себя несчастной жертвой.

А теперь еще эта Тия, которая подловила его!

И как он только сразу не узнал эту девчонку, не понял, с кем провел ночь любви? Но ведь Тия Каприотти очень сильно изменилась. Она выглядела теперь совершенно взрослой девушкой. Вот Дрю и не удержался. Тем более что его знакомая незнакомка сама была весьма напориста.

Ладно, все уладится, попытался успокоить себя Уоллис. В общем-то, по натуре он был оптимистом.

Дрю подъехал к дому родителей Тии, который весьма походил на его собственный — белого цвета особняк, построенный во французском колониальном стиле. Однако дом Каприотти хотя и побелили, но складывали из красного кирпича, затем множество раз перестраивали. Дрю, как бывший архитектор, сразу понял это.

Тем не менее дом ему все равно очень понравился. Дрю сразу же подумал об его хозяине.

В свое время Бен Каприотти пришел ему на помощь. После развода с Сэнди Дрю лишился половины своей архитектурной фирмы, а потом и вовсе, не желая больше общаться с бывшей женой, решил покончить с этим бизнесом. Заняться другим посоветовал Бен. Он согласился научить его всему, что касается разведения лошадей. Новое дело отвлекло Дрю от черных мыслей. Бен спас его от депрессии. И чем же ему отплатил Уоллис? Тия беременна. От него. Как теперь оправдываться перед ее отцом?

Если бы можно было повернуть время вспять! Он никогда бы не занялся любовью с дочерью Бена в ту майскую ночь! Но это произошло, так что следует достойно выходить из сложившейся ситуации.


* * *


Выпрыгнув из грузовика, Дрю подошел к Тии, которая уже стояла на крыльце дома родителей.

— Ну, ты готов к разговору с моими близкими? — тихо спросила она.

Дрю взял Тию за руку и прямо посмотрел в ее глаза. Вот этого-то и не следовало делать! Он неожиданно разволновался. Ему показалось, что перед ним два огромных голубых озера. Они будто затягивали в свои глубины. Дрю тряхнул головой. Наваждение какое-то.

Однако Тия оставалась спокойной. Она пыталась держать себя в руках.

Дрю вздохнул и произнес:

— Нам на некоторое время придется стать артистами. — Он продолжал нервничать и вдруг подумал: черт побери, как можно жениться на очаровательной молодой женщине, но не делить с ней в будущем постель? Маразм какой-то.

Но Дрю не собирается продолжать интимные отношения с Тией. Он отведет ее в церковь лишь ради приличия. Тия — единственная дочь Бена, а Дрю не хочет огорчать своего наставника. Пусть Бен Каприотти думает, что они по-настоящему полюбили друг друга. Только бы он не слишком нервничал: это скажется на здоровье.

Да. Дрю придется как можно искреннее доказывать, что он неравнодушен к Тии. Трудная задача. Но у него все наверняка получится. А потом? Потом держать себя в узде он сумеет…

— Если мы при твоих родителях нежно обнимемся, то сможем сразу убедить их в том, что мы не просто друзья, — произнес Дрю.

Тия облизнула губы. Она с вожделением посмотрела на Уоллиса.

Тот едва не застонал. Вот бестия, подумал взбудораженный мужчина. Неужели снова хочет соблазнить меня? А может, Тия действительно к нему неровно дышит? Дрю знал, что женщины, за исключением Сэнди, в общем-то, его любят. Он практически никогда не вызывал у них отвращения. Правда, с Тией какой-то особый случай. Она ведет себя неадекватно. То гонит, то манит… А вдруг через некоторое время возненавидит его? Вот сейчас они убедят ее родителей во взаимной безумной любви и желании обвенчаться, а потом разругаются в пух и прах. И что дальше? Кому от этого будет хорошо? Дрю окончательно запутался в своих мыслях.

— Значит, так, — произнес он нарочито строго. — Ничего из того, что я буду говорить, беседуя с твоим отцом и с твоей матерью, ради бога, не принимай на свой счет. Понятно? — Он смело вошел в парадную дверь большого дома.

Тия поспешила за ним.

— Мама, папа, где вы? — спросила она, оказавшись в холле.

— Мы в кабинете, дорогая, — отозвалась ее мать. — Иди сюда.

— Хороню, хорошо, — беспечно протараторила Тия, — но я не одна.

У Дрю защемило сердце. Он хотел немного оттянуть момент встречи, хотел окончательно успокоиться, однако понимал: время идет и нужно быстрее кончать со всей этой историей.

Схватив Тию за руку, Дрю Уоллис потащил молодую женщину в кабинет ее отца.

Родители Тии — Бен и Элизабет — сидели на старом кожаном диване и просматривали отчеты о работе конезавода.

Как только Дрю и Тия вошли, Элизабет подняла на них свои очень красивые зеленые глаза и пристально посмотрела на парочку.

— Привет, мам, привет, пап! — выпалила Тия, а потом внезапно брякнула: — Мы с Дрю хотим пожениться.

Ее отец был ошеломлен. Отложив компьютерную распечатку в сторону, он с ужасом воззрился на дочь и тихо спросил:

— Что ты сказала, милая?

— Мы скоро поженимся, — произнес Дрю, сжимая руку Тии и надеясь, что она поймет его намек: мол, дай я все улажу сам.

Бен подошел к ним ближе.

— Я не понял. Моя дочь… моя единственная дочь… моя девочка… собирается выйти замуж за человека, который на целых двенадцать лет старше ее?

— Я знаю, что это со стороны выглядит плохо, — начала оправдываться Тия, но Дрю снова сжал руку невесты.

— Уважаемый Бен, раз уж мы сообщили вам о нашей предстоящей свадьбе, я вынужден раскрыть еще одну карту. Тия беременна. От меня.

Бен ахнул и прижал руку к груди.

Тия, вскрикнув от испуга, бросилась к отцу.

— Бен; — воскликнула Элизабет, — пожалуйста, успокойся. Тебе нельзя волноваться. — Она соскочила с дивана и подбежала к шкафчику с таблетками.

Бен Каприотти отмахнулся:

— Не нужно лекарств, дорогая. Со мной все в порядке. А вот вы оба просто ненормальные, — он с укоризной посмотрел на дочь и ее приятеля. — Но, впрочем, то, что вы решили пожениться, — это правильно. Только о беременности Тии до окончания выборов не должна знать ни одна живая душа. Сплетни — страшная сила. Они могут навредить мне, понимаете?

Дрю и Тия одновременно утвердительно кивнули.

— Нет, Тия, ты ничего не понимаешь, — Бен покачал головой. — Ты живешь в Питтсбурге и не читаешь нашу местную газету. Марк Феган постоянно обсуждает на ее полосах состояние моего здоровья, — Бен махнул рукой и встал с дивана, походил немного по комнате. — Ладно, забудь об этом! Предвыборная кампания — моя проблема, с которой я справлюсь сам, а вот вы оба справляйтесь с другим — быстрее готовьтесь к свадьбе.

Произнеся короткую, но эмоциональную речь, Бен вновь уселся на диван и принялся просматривать очередные счета.

Элизабет поспешно вывела Дрю и Тию из кабинета. Закрыв дверь, она тихо сказала:

— А мы даже не знали, что вы встречаетесь. Вот так сюрприз!

— Признаюсь — мы встречались совсем недолго, — произнес Дрю, мысленно поздравляя себя за сообразительность. Ведь не ляпнул же, что они провели вместе всего одну ночь!

— Но мы очень счастливы, — добавила Тия.

Понимая, что ее слова — ложь, Дрю мог только догадываться, зачем она такое сказала. Вероятно, это было единственное, чем она могла порадовать на данном этапе свою мать.

— Надеюсь, с папой все сейчас в порядке? — тихо спросила Тия.

Элизабет приоткрыла дверь кабинета и шепотом произнесла:

— Все нормально. Он выносливый человек. Конечно, Бен разволновался. Но не вы первые и не вы последние в этом мире — сообщаете о предстоящем рождении ребенка и желании пожениться, — мать Тии глубоко вздохнула. — Бена сильнее выводят из себя служебные хлопоты…

— Жаль, что нам пришлось сообщать обо всем в такое неподходящее время, — повинилась Тия.

— И когда же вы собираетесь пожениться? И сколько будет гостей на свадьбе? — Элизабет ласково посмотрела на дочь.

— Я думаю, мы обойдемся без гостей, лишь зарегистрируем наши отношения, и все, — произнес, поеживаясь, Дрю.

— Как? Свадьбы в привычном понимании этого слова не будет? — Элизабет в недоумении вскинула брови.

— Извините, но нам сейчас как-то не до этого, нужно лишь побыстрее заполнить необходимые для бракосочетания бумаги. Время поджимает. — У Дрю вспотел лоб. — В общем, если мы поженимся без всяких церемоний, будет лучше…

— Но я всего за пару дней смогла бы организовать грандиозный прием в честь такого семейного праздника, — настаивала Элизабет. — У нас большой дом, пригласим родственников, друзей, знакомых. Сделаем все как положено. — Элизабет умоляюще посмотрела на Дрю, лицо которого стало мрачнее тучи.

Тия постаралась успокоить мать:

— Я думаю, это великолепная идея. Мы все немного повеселимся, да и папа слегка отвлечется от предвыборной кампании. Только пусть прием все же будет как можно скромнее. Зачем нам лишняя шумиха?

— Вот и договорились, — произнесла довольная Элизабет. — Значит, свадьба все-таки состоится.

— Дрю, — обратилась Тия к Уоллису, — что скажешь по этому поводу? Кстати, если у тебя нет желания помогать мне и маме в организации предстоящей свадьбы, ради бога, можешь пока идти. Отпускаем.

Дрю, облегченно вздохнув, начал прощаться:

— Извините, я должен покинуть вас на время.

— Так вы уезжаете? — спросила слегка расстроенная Элизабет.

— Я не слишком разбираюсь во всех этих делах. Извините еще раз.

— А ты, дорогая, останешься сегодня у нас? — Мать Тии вопросительно посмотрела на дочь. Затем она понимающе улыбнулась: — Хочешь побыть с любимым наедине? Что ж, вполне объяснимая вещь.


Глава вторая


Дрю впал в состояние шока. Мать Тии всерьез решила, что они влюблены друг в друга. Только этого еще не хватало.

Испугавшись, что Элизабет начнет донимать их дальнейшими расспросами, он обхватил Тию за плечи и подтолкнул ее к выходу. Она попыталась вырваться. Бесполезно.

— Тия забыла, что ей уже нужно возвращаться домой. У нас полно дел. — Он многозначительно посмотрел на ее мать и даже имел наглость дать ей совет: — А вы ступайте в кабинет Бена и проверьте, как там ваш муж. Позвоните, пожалуйста, нам завтра утром. Тогда мы и прибудем, обсудим подготовку к свадьбе. Или Тия приедет одна… Ну, в общем, как вам захочется. — Дрю театрально раскланялся и… вытолкнул свою так называемую невесту за порог.

Она чуть не набросилась на него с кулаками. Нельзя же столь бесцеремонно обращаться с ней и с ее матерью!

Стоя на крыльце, Тия никак не могла успокоиться. Молодая женщина смотрела на Дрю Уоллиса с ненавистью.

А он потащил ее к автостоянке.

— Только тихо. Никаких истерик. Если не будем шуметь, никто и не заметит, что мы приехали на разных машинах.

Усадив Тию в ее спортивный автомобиль, Дрю бросился к своему грузовику. Оба направились в сторону дома Уоллиса. Такова была изначальная договоренность.

Припарковавшись напротив гаража Дрю, Тия прошла в прихожую его особняка и бросила ключи от машины на старинный комод.

— Если бы ты дал мне немного времени, я успела бы обсудить с матерью все свадебные дела, и еще сегодня вечером, и даже ночью. Тогда мне не пришлось бы возвращаться сюда!

— Но ведь наш спектакль продолжается. — Дрю хитро посмотрел наТию. — По сценарию, мы, кажется, безумно любим друг друга. Так что не сильно старайся избавиться от меня. Испортишь всю игру. А мы же еще должны проводить ночи вместе, — Дрю засмеялся. — В платонические чувства двух молодых супругов никто не поверит.

Тия замерла. От его последних слов ее бросило в жар, у молодой женщины участилось сердцебиение. Дрю умен, он настоящий психолог. Ведь знает, что нравится ей. Вот и издевается. Но как же ей было хорошо с Уоллисом в ту майскую ночь, месяц назад. Невероятно хорошо. Неужели между ними ничего больше не произойдет? А ей так хочется, чтобы Дрю снова ее приласкал…

У Тии от волнения закружилась голова. Она оперлась о перила, чтобы не упасть. Через минуту-другую пришла в себя и, гордо расправив плечи, направилась в гостиную. Надо было поговорить с Дрю серьезно. В очередной раз.

Он уже сидел на роскошном белом диване, откинувшись на его спинку и положив обутые ноги на журнальный столик.

Дрю выглядел вызывающе.

Самоуверенный тип, подумала Тия, но как же красив, как сексуален! И скоро будет ее законным супругом. Липовым, напомнила она самой себе. Нечего и рассчитывать на продолжение страстных интимных отношений.

— По-моему, твоя мать что-то заподозрила, — произнес Дрю. — Кажется, мы играли неубедительно. Нам придется поработать над сценарием нашего спектакля еще, продумать детали, может, даже заключить брачный контракт.

Тия широко распахнула глаза и приоткрыла рот от удивления.

— Но я не собираюсь претендовать на твои деньги! — воскликнула она.

— А ты думаешь, мне нужны твои? — Дрю усмехнулся. — Однако в цивилизованных странах так положено — перед свадьбой подписывать некоторые бумаги, в смысле контракта.

Тия оказалась сбитой с толку. Ведь Дрю явно считал ее богатой. А у нее-то, пусть она и хорохорилась, денег было не так уж и много. Тия начала по-настоящему работать всего два года назад и не успела собрать достаточной суммы для безбедной жизни. Все ее средства в основном уходили на выплату кредита за дом. Правда, немного помогали родители, но Тия не хотела зависеть от них.

— Какой там контракт. У меня же практически нет денег, — наконец призналась она.

— Значит, мне придется подумать о своих финансах. Они нуждаются в защите.

Что ж, Дрю Уоллис показал наконец истинное лицо. Тия хмыкнула. А она-то в девичьих мечтах представляла его бескорыстным рыцарем. Он же оказался скупым и расчетливым брюзгой. Противно-то как.

— Ты настоящий жлоб! — Тия не удержалась от грубости.

— Честно говоря, моя дорогая, меня абсолютно не интересует твое отношение ко мне. — Он поднялся с дивана и налил себе виски. — Что желает леди? Лимонада, холодного чая, молока?

— Ничего я не хочу, — солгала она и погрузилась в невеселые мысли.

Молодая женщина вспомнила, что было утром.

Она забежала в рекламную фирму, где работала, отпросилась на некоторое время по личным делам и, не осознавая толком, что делает, помчалась на встречу с Дрю Уоллисом. Решила сообщить ему об его предстоящем отцовстве. Но она не собиралась выходить за него замуж, даже ради приличия, даже формально. А он вдруг решил, что они должны обязательно пожениться. Пусть, мол, ребенок растет при наличии, так сказать, официального отца. Тогда, по мнению Дрю, будут соблюдены хоть какие-то нормы общественной морали. Впрочем, может, он и прав. Во всяком случае, так бы рассудил наверняка и ее папа.

Тия сразу вспомнила, о нем. Сейчас с папочкой, слава богу, все в порядке. А вот его дочери, увы, придется несладко. Проводить время рядом с человеком, который ее на дух не переносит, станет настоящей пыткой. Хотела бы она в ту ночь, проведенную месяц назад с Дрю, знать его подлинную сущность. Уоллис, кажется, достаточно сложный, непредсказуемый и жесткий человек.

— Я не стану спать с тобой, — вдруг бухнула она.

Он медленно осмотрел ее с головы до ног, отставив в сторону бокал с виски. Ей даже показалось, будто Дрю очень серьезно воспринял ее слова. Но молодая женщина ошиблась.

— А я разве предлагал тебе подобное? — Он, не удержавшись, рассмеялся.

Тию охватили смущение и обида. Однако мисс Каприотти быстро справилась со своими эмоциями и утешила себя следующей мыслью: она не верит, что Дрю совершенно равнодушен к ней! Он же так на нее смотрит.

Подойдя к дивану, Дрю взбил мягкую подушку и подложил ее себе под локоть.

— Давай все-таки поговорим о брачном контракте, — демонстративно сухо предложил он.

— Снова ты об этом. Я же сказала: у меня нет денег, а твои мне не нужны. Правда, речь когда-нибудь может пойти и о недвижимости… Но мы же с тобой женимся понарошку. Что ты ко мне пристал? Если хочешь, лучше обращайся к своему адвокату, потому что у меня такового нет.

— Хорошо, пригласим моего. Однако тебе нужно будет внимательно прочитать наш контракт, прежде чем подписывать его.

— А ты что, собираешься меня обмануть?

— Нет, просто я хочу, чтобы ты научилась защищать свои права. Брак — это такое же деловое соглашение, как и многие другие.

Тия почувствовала легкое головокружение. Какой же нудный этот Уоллис! Как он действует ей на нервы!

Она нащупала рукой стоящее рядом кресло, обтянутое шелком. Только бы не упасть от перенапряжения.

Дрю мгновенно оказался рядом.

— Спокойно! С тобой все в порядке? — Он искренне разволновался.

— Да, все хорошо, просто сегодня очень тяжелый день. Я устала.

— Тогда поговорим завтра утром. В этом доме в течение двух недель нам никто не станет мешать. Моя домработница, мисс Эрнандес, уехала к своей сестре в Миннеаполис. Так что мы здесь совершенно одни. — Он неожиданно притянул Тию к себе.

Она постаралась высвободиться из его объятий. Боялась, что снова не устоит перед таким красавцем.

— Пойду возьму сумку из автомобиля, а потом ты покажешь мне, где я смогу разместиться на ночлег.

— Я сам принесу твою сумку, — сказал Дрю, схватив Тию за плечи и направив к лестнице наверх. — Выбирай там любую комнату, но только не ту, что в конце коридора: она моя. Я бы предоставил ее тебе, если бы ты захотела, однако после отъезда домработницы там жуткий беспорядок. Другие же комнаты убраны. — С этими словами Дрю вышел через парадную дверь.

Тия поднялась на второй этаж особняка. Проходя по коридору, она заглядывала в каждую из имеющихся наверху комнат и ахала от изумления. Все они были прекрасно декорированы и со вкусом обставлены.

И тогда Тия Каприотти поняла, почему Дрю Уоллис хочет заключить с ней брачный контракт. Он был достаточно богатым человеком, а тут появилась она, да еще беременная. Со стороны может показаться, что молоденькая женщина специально все подстроила, дабы завладеть состоянием миллионера. И разве мало таких случаев?

Тия покачала головой. Нет, она связалась с Дрю подругам причинам. Может, когда-нибудь он поймет это.

Молодая, женщина печально улыбнулась и отправилась спать.

Наступившее утро было достаточно солнечным.

Дрю, слегка прищурив глаза, изучал свежую прессу. Но затем, поддавшись неведомому импульсу, мгновенно оторвался от чтения и увидел Тию, стоящую в дверном проеме кухни. Уоллис позабыл обо всем на свете. Внезапно возникшее желание захлестнуло его, подобно цунами.

Тия выглядела весьма и весьма соблазнительно. Ее роскошную грудь обтягивала белая короткая футболка, открывавшая взору полоску живота… Дрю сразу же вспомнил, как мягка кожа Тии, как приятен ее запах и как им было хорошо тогда, в ту майскую ночь в Питтсбурге…

Но он вдруг задумался над одним вопросом: а не слишком ли быстро Тия отдалась ему? Дрю не любил доступных девиц. Ведь ни о каких серьезных чувствах в процессе общения с ними и говорить не стоило. А Дрю жаждал глубоких, длительных отношений. Но если Тия вздумала вытянуть из него деньги, то у красавицы ничего не получится. Он, Дрю Уоллис, не позволит водить себя за нос, раскусит ее моментально.

Тия подошла к Дрю, как-то неловко поддерживая руками свои брючки.

— Кажется, я поторопилась с покупкой. Выбрала неподходящий размер, — она потянула брюки вверх. — Они мне слишком велики, черт возьми.

— На моей конюшне полно веревок, — с иронией произнес Дрю, — можно подвязаться одной из них. Впрочем, как ни странно, тебе идут широкие штанишки. — Он чуть не поперхнулся от смеха, а затем добавил: — Шутки шутками, но ты поторопись. Прими душ, если еще этого не сделала, и надень что-нибудь поприличнее на выход.

— Мы куда-то идем?

— Нам же нужно, согласно правилам нашей игры, показываться вместе на людях? Обязательно нужно. Так что переодевайся и ступай на улицу. Я подожду тебя в машине.

Тия не стала спорить, чему Уоллис очень сильно обрадовался.

Через двадцать минут она подошла к Дрю, беседующему со своими помощниками Джимом и Питом.

— Вы помните Тию Каприотти? — спросил он их, обнимая ее за плечи. — Это дочь Бена.

Джим улыбнулся. Пит снял шляпу. Тия в знак приветствия кивнула головой.

— Мы отправляемся позавтракать, — произнес Дрю, не давая возможности парням пообщаться с Тией. — Вернемся к одиннадцати часам. Тогда я и проверю вашу работу.

Джим и Пит откланялись и быстро двинулись к конюшням.

Дрю подвел Тию к грузовику.

— Может, нам лучше поехать на моей машине? робко спросила она. — В ней меня, по крайней мере, не укачивает. А в грузовике я моментально сникну. Не хочешь же ты, чтобы у меня был зеленый цвет лица и чтобы меня, извини, стошнило прямо в кабине.

Дрю вздохнул.

— Ну хорошо, только за руль сяду я сам.

— Дрю, я беременна, но не больна, — Тия округлила глаза, — мне нетрудно сейчас водить свою «ласточку».

— Нет, я видел, как ты носишься, — он взял у нее ключи. — Машину поведу я, и точка. Хочу добраться до места назначения в целости и сохранности.

Усадив Тию в ее спортивный автомобиль, Дрю занял место водителя. Включив двигатель и услышав звук, похожий на урчание кошечки, он улыбнулся.

— Отличная машина, — произнес он, но вдруг нахмурился. Дрю понял — кажется, его одурачили.

Тия, когда он говорил о брачном договоре, прикидывалась бедненькой девочкой, практически не имеющей денег ни в кошельке, ни на счетах. И что же выясняется? И как он сразу не сообразил? Нищие девицы не разъезжают на таких дорогих автомобилях.

Она будто прочитала его мысли.

— Я получила эту машину в подарок от родителей после окончания университета.

Ах, так это подарок! Дрю хмыкнул.

— А ты устроилась на работу после учебы?

— Я же говорила, тружусь в рекламном агентстве, — спокойно произнесла она.

— Но твой отец рассказывал мне, что у тебя вроде были другие планы. Неужели ты считаешь, что нашла себе лучшее применение, рекламируя колготки?

— Ну почему же только колготки? — засмеялась Тия. — Сейчас, например, наша компания специализируется на… овсянке и на йогуртах.

— Здорово. Значит, продажа овсянки важнее точных наук или медицины, например?

— Нет, конечно. Но у меня нет способностей к этим наукам, хотя я и обладаю аналитическим умом. И вообще, мне нравится то, чем я занимаюсь, — она пожала плечами. — К тому же, поднявшись по служебной лестнице, я получу приличную прибавку к зарплате. Мне обещали.

Дрю, одолеваемый противоречивыми мыслями, задумался. Значит, Тия Каприотти не из тех, кто стремится к выгодному браку? Значит, она сама пытается заработать себе на жизнь? Но, если ей не нужны от него деньги, какого дьявола она полезла к нему в Питтсбурге? Неужели по безумной любви?

Он продолжил диалог:

— Итак, как я понял, у тебя есть неплохая работа. Отлично. Просто отлично.

— У меня еще есть и уютный дом, — напомнила она.

— Ну, тогда тебе точно нужен брачный контракт.

Тия рассмеялась.

— Но я до сих пор выплачиваю кредит…

— Значит, деньги тебе все же требуются. Понятно.

Тия слегка разозлилась, качнув головой:

— А кому они не нужны? Но еще раз повторяю: я собираюсь зарабатывать их сама. Возможно, я стану исполнительным директором компании. Есть и такая перспектива.

Дрю поерзал на сиденье. Да, видно, Тия вполне самостоятельный человек, и ей явно не требуются его капиталы.

Он снова вспомнил ночь в Питтсбурге. Значит, девушка отдалась ему, так сказать, бескорыстно. А то, что забеременеет с первого захода, об этом, видимо, просто не подумала. Так ее переполняли эмоции.

Он сглотнул, внезапно разволновавшись. В маленьком автомобиле они сидели очень близко друг к другу, почти соприкасаясь локтями.

Дрю вдруг охватила симпатия к своей спутнице. Какая же она все-таки привлекательная, какая сексуальная. И скоро они будут проводить вместе все выходные! Но удержится ли он от соблазна заключить ее в объятия? А если он не возьмет себя в руки, что произойдет? Понятное дело что. Дрю бросило в жар. Он уже сейчас мечтал о близости с Тией и ничего не мог с собой поделать.

Припарковавшись у закусочной, Дрю провел Тию внутрь.

Повсюду витал аромат кофе, ветчины и кленового сиропа.

— Доброе утро, Дрю! — поприветствовала его Элейн Джонсон — высокая упитанная дама, жена владельца заведения Билла Джонсона. — Здравствуй, Тия! — обратилась она к спутнице Уоллиса.

— Вот приехали позавтракать, — сообщил Дрю. — Есть что-нибудь вкусненькое?

— Конечно, есть, — Элейн весело улыбнулась. — Накормим вас, как в самых лучших ресторанах.

Они удобно расположились за небольшим столиком.

Тия, немного помолчав, спросила у Дрю:

— И что дальше?

— Дальше? Дальше мы позавтракаем и прилюдно поцелуемся, чтобы убедить окружающих в своей безумной любви друг — к другу, — быстро ответил Дрю.

Произнося это, он понимал: из сложившейся ситуации выпутаться будет трудно. Он попал в какое-то слишком щепетильное положение. Сначала переспал с Тией, затем стал принуждать ее ради будущего ребенка выйти за него замуж формально, но потом снова вдруг захотел близости с этой женщиной. Совсем запутался, чувствовал себя даже каким-то подлецом. Зачем морочить бедняжке голову?

— Значит, поцелуемся… — Она слегка покраснела.

— И нежно обнимемся, при этом. У нас же через две недели свадьба. Кроме того, если мы начнем игру прямо здесь, слухи о наших отношениях моментально дойдут до Рейни Феган.

— Ты имеешь в виду дочь редактора местной газеты Марка Фегана? И что она станет делать, узнав о нас, как ты думаешь?

— Тиснет какую-нибудь статейку. Ведь именно Рейни копается в личной жизни членов твоей семьи. Напишет обязательно и о тебе. Поверь, газетчиков интересует не только состояние здоровья твоего отца. Кстати, сам Марк Феган, например, часто рассказывает в газетных публикациях о том, чем занимались твои братья, будучи подростками, и постоянно задается вопросом, почему их ни разу не арестовали за хулиганское поведение? Марк обвиняет Бена в следующем: мэр неоднократно, чтобы спасти сыновей от суда, использовал свое влияние, свое служебное положение…

— Ты шутишь?

— Нет, не шучу. Поэтому и хочу, чтобы Рейни, пусть даже через слухи, узнала, что хотя бы дочь Бена Каприотти, то есть ты, — положительная героиня. Ей предложил руку и сердце очень серьезный человек — значит, она порядочная девушка. Рейни и ее папаша сразу успокоятся. Нельзя же бесконечно писать о вашей семье лишь всякие гадости…

— Как ты все продумал! Ну и ну. Молодец.

— Я — умный парень, и я сделаю так, чтобы твой отец перестал нервничать из-за всяких журналюг.

Тия благодарно улыбнулась своему собеседнику.

А Дрю вдруг заволновался. К ним со злорадным выражением лица направлялся Осей Бартон.

В груди Дрю все сжалось. Сейчас этот тип начнет его подкалывать. Осей, завсегдатай местных баров, любил поиздеваться над знакомыми, особенно когда видел их с какими-нибудь новыми девицами. У самого-то в личной жизни были большие проблемы, вот и завидовал другим.

Дрю напрягся. Но он же должен изображать любовь. Так что деваться некуда.

Уоллис нежно взял Тию за руку и многозначительно посмотрел ей в глаза.

А потом он заметил, что почти все присутствующие в закусочной с удивлением и безумным интересом таращатся в их сторону. Вот публика! Дай только повод посплетничать.

Выйдя из кафе после завтрака, Дрю и Тия направились в супермаркет, чтобы купить кое-какие продукты.

И вдруг Дрю заметил спешащую им навстречу… Рейни Феган.

— Ну, я же говорил, что она нас выследит, — прошептал Дрю, — вот ищейка!

Рейни, запыхавшись, подбежала к ним.

— Тия! — она схватила девушку за руку. — О боже, а я и не знала, что ты вернулась домой!

— Представь себе, вернулась, — Тия с нежностью посмотрела на Дрю.

Рейни удивленно вскинула брови.

— Понимаю ваш интерес, мисс Любопытство, — Дрю хитро прищурился. — Докладываю сразу: мы с Тией встречаемся и у нас серьезные отношения, — спокойно произнес он.

Взбудораженная Рейни, похожая в громадных очках и мешковатой одежде на старую деву, поправила растрепавшиеся волосы.

— Я говорю это затем, — продолжил Дрю, — чтобы не давать тебе повода писать в своей газете всякие пакости о членах семьи Каприотти.

— Рейни сразу скуксилась.

— И хватит рассказывать избирателям об ужасном состоянии здоровья Бена. Он — крепкий мужик. А то, что сообщаешь ты, вводит людей в заблуждение.

— Но он не сможет больше быть мэром, не хватит сил, — журналистка стояла на своей точке зрения.

— Папа проработал весь год после инфаркта, — принялась защищать отца Тия. — Ты и твой папаша заблуждаетесь насчет его нетрудоспособности.

— Нет, не заблуждаемся. Бен сошел с дистанции, — Рейни начинала злиться. — Городу нужен молодой и энергичный руководитель, поэтому мы в своей редакции…

— Будете и дальше раздувать из мухи слона, — продолжил за нее Дрю. — Оставьте Бена Каприотти в покое.

Рейни упрямо покачала головой.

— Он должен снять свою кандидатуру с выборов. Пусть уступит место другим, — журналистка вздохнула и посмотрела на Тию с сожалением. — Извини, было приятно повидаться.

Произнеся это, она удалилась.

— У меня возникло ощущение, что раньше вы с Рейни дружили, — сделал неожиданное заключение Дрю.

— Дружили. В школе. А объединило нас следующее: мы обе были изгоями. Я казалась всем слишком умной, а Рейни была дочерью человека, способного предать немедленной огласке любой неблаговидный поступок. Вот нас и не любили. Так что нам пришлось держаться вместе.

Дрю понимающе кивнул, а потом предложил зайти в цветочный магазин, мимо которого они чуть не прошли. Тия согласилась.

Он, придерживая свою спутницу за талию, повел ее к прилавку.

— Чем могу быть полезен? — доброжелательно спросил у молодых людей владелец магазина Сэм Джеффриз.

— Через две недели наша свадьба, — весело произнес Дрю.

— Вот так сюрприз! — Сэм улыбнулся.

Уоллис ответил ему тем же.

— Моей невесте хочется самой взглянуть на варианты свадебных композиций.

— У меня есть шикарный каталог, где представлены все букеты, начиная от того, который невеста держит при венчании, и заканчивая тем, какой она бросает в толпу гостей в момент окончания торжества.

— Но наша свадьба будет весьма скромной, — как бы невзначай произнесла Тия. — И народу соберется немного…

Сэм открыл огромных размеров фолиант.

— Милая, без цветов-то вы все равно не обойдетесь. — Он показал ей несколько фотографий с чудными букетами, предложив отметить, какие именно понравились Тии больше всего.

Ее охватило странное чувство. Ведь предстоящая свадьба будет лишь формальной, а тут получается, что она автоматически готовится к ней по-серьезному. Может, еще и клятву верности произнесет на церемонии? Нет, ситуацию надо менять в корне. Как бы не переборщить.


* * *


Всю дорогу к дому родителей Тии ее новоиспеченный жених молчал. Выражение лица Уоллиса было мрачным, он явно что-то просчитывал.

А Тия повторяла про себя одно: Дрю женится на ней только в знак благодарности к ее отцу, папа ведь когда-то очень помог ему…

Она слегка расстроилась. Дрю Уоллис совершенно не любит ее. И нечего даже мечтать о возвышенных чувствах с его стороны. Свои же не стоит показывать, а то в будущем придется еще хуже.

Подъехав к особняку супругов Каприотти, Дрю извинился перед Тией и отправился восвояси. Нужно было проверить работу помощников на конюшне.

Тия даже обрадовалась. Есть время обсудить с матерью подготовку к свадьбе.

Проболтали два часа.

Вернувшись через некоторое время в дом Уоллиса, она обнаружила, что особняк пуст. Тия пару раз осмотрелась, подошла к телефону. На автоответчике никаких сообщений. Полный вакуум. Может, Дрю никому и не нужен. Грустный вывод, очень грустный.

Прошло еще несколько часов. Уоллис не появлялся. Тия уже начинала злиться. Как этот тип обращается с ней? Бросил на произвол судьбы и испарился. И где он сейчас находится? Или что-то, не дай бог, случилось?

Когда Дрю наконец появился, ее нервы были уже на пределе.

— Ну и где ты был? — спросила она строго. Он одарил ее снисходительным взглядом. — А с чего это я должен перед тобой отчитываться?

— Я не прошу никаких отчетов, просто я долго находилась в твоем доме одна, не знала, где ты мотаешься… Я, как ни странно, волновалась. Даже не стала есть без тебя.

— Зря. В холодильнике полно продуктов. Сверкнув глазами, она повернулась и направилась в кухню.

— Спасибо, что сообщил об этом. Значит, я могу чувствовать себя здесь хозяйкой?

— Само собой разумеется. Мы ведь собираемся пожениться, — он прошел за ней. — Кстати, я все-таки принес брачный контракт.

Тия замерла на месте. Так вот почему Дрю долго отсутствовал! Он получал документ, который положит конец всем его беспокойствам. С такой бумагой его не обманет даже самая отъявленная аферистка.

— Великолепно, — Тия подошла к холодильнику, достала оттуда мясо, сыр, зелень и положила все на стол. — Так где я должна поставить подпись?

— На последней странице, — он протянул ей контракт.

— Дай, пожалуйста, ручку, — попросила она.

— Но сначала прочитай бумагу…

— Я должна это сделать обязательно?

— Конечно, — тихо произнес он.

Педантичный Дрю Уоллис желает, чтобы она изучила все пункты? Хотя, может, он и прав. Только полный идиот возьмется подписывать важный документ, как следует не прочитав его.

— Хорошо. Я ознакомлюсь с этой бумагой.

Сделав сэндвич, Тия присела на стул и быстро просмотрела текст брачного контракта. Согласно ему, каждая сторона после развода должна была остаться с тем имуществом, которое имела до вступления в брак. Однако последний параграф смутил Тию.

— Очень смешно, — она бросила документ на стол.

— И что именно тебя рассмешило?

— Я, кажется, говорила тебе, что мне не нужны твои деньги. А согласно данному контракту, за его подписание я получу сто тысяч долларов. С какой это стати?

— Эти деньги пойдут на погашение твоего кредита. Только не думай, что я стараюсь для тебя. Все ради нашего будущего ребенка. Я хочу, чтобы у него была крыша над головой.

— Проживем без твоей помощи. Сколько можно повторять? — Тия гордо вскинула голову.

— Нет, мы оба буДем отвечать за судьбу малыша, — резко произнес Дрю. — Я очень серьезно отношусь к таким вещам. Ты должна это понять.

Тия пристально посмотрела на него.

Да он, оказывается, порядочный мужчина.

Взяв ручку, она быстро подписала контракт.

— Завтра ты должна поехать к своим родителям, — продолжил он.

— Но мы уже обговорили с мамой сценарий свадьбы.

— А с отцом ты побеседовала? Нельзя же его игнорировать.

— Да, ты прав.

— Вот поэтому и слушай старших. Поведай папочке о своих планах. И пусть он увидит тебя веселой и счастливой.

— Хорошо, я так и сделаю, — Тия согласно кивнула, проникаясь к Дрю еще большим уважением.

— А потом сразу возвращайся в Питтсбург.

— Договорились, — Тия снова сникла.

Дрю выпроваживает ее? Значит, он к ней действительно совершенно равнодушен. Но все-таки, несмотря на это, Дрю Уоллис — хороший человек.

Съев сэндвич и выпив молока, Тия отправилась спать.


Утром она никак не могла встать, чувствовала невероятную усталость. Поэтому повернулась на другой бок и снова заснула. К тому моменту, когда она поднялась с постели, Дрю уже ушёл.

Постаравшись свыкнуться с мыслью, что он будет игнорировать ее постоянно, молодая женщина приняла душ, оделась и отправилась к родителям.

Мать Тии пребывала в хорошем настроении, а вот отец девушки был явно расстроен. С тех пор как она сообщила ему о предстоящем замужестве, Бен Каприотти потерял покой. Его что-то смущало.

Тия решила не придавать этому большого значения. Она лишь вспомнила о своих братьях Джерико и Рике. Папа тоже часто сердился на них, и тогда мальчишки покинули родительский дом, пожелав жить отдельно. Бен Каприотти сильно разозлился, его никак не могли успокоить. Но время лечит, он простил сыновей.

А потом отец погрузился в предвыборную гонку и практически полностью отдался делам. Нет, он не забывал о своих близких. Однако на политической кухне было столько хлопот, что приходилось работать днями и ночами.

Вернувшись в Питтсбург, Тия почувствовала себя совершенно измотанной, но она радовалась тому, что теперь не нужно притворяться, изображая из себя счастливую невесту.

Сняв туфли, молодая женщина прошла в гостиную и включила автоответчик. Сообщение от рассерженного босса окончательно испортило ей настроение. На работе возникли проблемы, и ей придется потрудиться в выходные.


Глава третья


А потом наступил день свадьбы.

Однако настроение у Тии было ужасным. Она выходит замуж за человека, который не испытывает к ней никаких чувств. Подтверждением тому стал последний пример: когда Тия позвонила Дрю и сообщила о невозможности провести с ним субботу и воскресенье, он… обрадовался. Тия была очень обижена, хотя и постаралась скрыть это, разговаривала с Уоллисом бодрым и безразличным тоном.

Но какой Дрю все-таки бессердечный, подумала она. Неужели не понимает, что он ей очень нравится? Тии хотелось плакать, хотелось сбежать и забыть обо всем на свете, лишь бы не страдать.

Однако она обещала соблюдать условия затеянной ими игры. Свадебное платье и фата были уже приготовлены. Отступать некуда.

Тия грустно улыбнулась. Идти под венец с человеком, которому ты совершенно не. нужна… Что может быть печальнее? Молодая женщина никогда бы не подумала, что судьба преподнесет ей такой неприятный сюрприз.

Тия уткнулась в подушку и всхлипнула.

В дверь спальни постучали.

— Кто там? — Тия высунула голову из-под одеяла.

— Это всего лишь я, — весело произнесла ее мать. — Вот, принесла тебе завтрак. Ты должна как следует подкрепиться перед свадьбой. Приятного аппетита!

— Спасибо, — Тия встала с кровати и взяла из рук матери поднос.

— А что это ты хмурая? — спросила вдруг разволновавшаяся женщина у дочери. — Сегодня такой торжественный день… — Она поправила складки атласного свадебного платья, которое висело на открытой дверце шкафа.

Да, денек просто замечательный. В кавычках. Тия горько улыбнулась.

— Большое тебе спасибо, мамочка, за хлопоты. Устала, наверное?

— Ничего. А как у тебя дела на работе? Что за проблемы? — спросила Элизабет.

— Ерунда. Кое-какие накладки. Шеф покричал немного, но я постараюсь исправить свои ошибки.

— Конечно, исправишь, дочка, ты же умница. А сейчас приводи себя в порядок. У тебя ведь сегодня свадьба. Не забыла? К торжеству практически все приготовлено, и жареные цыплятки в том числе. — Элизабет направилась к двери. — Нужно сделать еще кое-что…

— Помочь?

— Не надо, я справлюсь сама.

Мать Тии вышла.

Девушка благодарно посмотрела ей вслед. Милая, добрая мама. И так радуется за дочь, и все принимает за чистую монету. Тия откинулась на подушки. А вот отец чувствует подвох, может, поэтому и не разговаривает с дочерью. Он не любит, когда от него что-то скрывают. Поделиться с ним секретом? Тия не была готова к этому, но все же, быстро надев шорты и футболку, отправилась к отцу.

В это время Бен Каприотти находился в кабинете Джима Такера — главного мастера конезавода. Мужчины обсуждали служебные дела.

Тия осторожно постучала в дверь и затем вошла.

Бен воззрился на дочь с удивлением.

— Тия, ты почему так одета? — недовольно спросил он.

— Но, папа… Свадьба начнется только ближе к вечеру, а сейчас утро.

— А зачем пришла сюда? Хочешь поговорить?

— Ну, в общем-то, да, — Тия нервно рассмеялась.

Бен вздохнул.

— Извини, Джим, — обратился он к мастеру. — Обсудим наши проблемы позже…

Такер понимающе кивнул.

Но Тия вдруг испугалась. Если она сейчас все расскажет отцу, станет еще хуже. Не дай бог, ему сделается плохо. Так что она будет играть роль счастливой невесты до конца.

— Знаешь, папа, — Тия отступила назад, — я лучше пойду.

Бен Каприотти вопросительно взглянул на дочь.

— Увидимся в пять вечера. — Она помахала рукой.

Тия, чтобы расслабиться, решила принять ванну. После этой процедуры у нее даже настроение улучшилось.

Примерно через час появилась мама с двумя кузинами Тии — Мэгги и Энни, которым были предназначены на свадьбе две одинаковые роли — подружек невесты. Комната Тии наполнилась огромными коробками с платьями розового цвета и практически такого же оттенка шляпами.

Мэгги и Энни быстро облачились в свои новые наряды, Тия же надела атласное свадебное платье.

А потом Элизабет выпроводила девушек из комнаты и поставила перед дочерью старинную шкатулку.

— Что там, мама? — с интересом спросила Тия.

— Семейная реликвия, — Элизабет загадочно улыбнулась.

— Можно посмотреть? — Тия сделала глубокий вдох и открыла ящичек. — Какой великолепный жемчуг! — Она смутилась. — Но я не могу взять это, ведь ожерелье наверняка принадлежало бабушке…

— Теперь оно твое. А если у тебя родится девочка, — Элизабет ласково погладила животик Тии, — в день ее свадьбы ты передашь эту уникальную вещь уже ей:

— Но, мама, я не могу принять такой дорогой подарок, мне неудобно… — Тия разволновалась.

Элизабет надела жемчужное ожерелье на шею дочери.

— Ты говоришь ерунду, ты просто обязана это принять. Такова наша семейная традиция. А теперь пойдем, — Элизабет потянула Тию к двери.

Тия прикоснулась рукой к ожерелью. Может, сейчас признаться матери во всем? Может, пока не поздно, отменить свадьбу? Молодую женщину охватила паника. Как лучше поступить?

— Спасибо за подарок, — Тия вздохнула. — Она приняла решение продолжать игру.

Элизабет слегка насторожилась.

— О чем это ты задумалась? Мне даже на мгновение показалось, что ты струсила и не пойдешь замуж. Отказаться от такой партии было бы глупостью. Дрю Уоллис — хороший, порядочный человек, он всегда мне нравился. О лучшем зяте я и не мечтала. Я рада, что ты выбрала в спутники жизни именно Уоллиса.

Бен Каприотти стоял у дверей с каменным выражением лица.

В отличие от жены и подружек невесты, которые говорили без умолку, он все время молчал. Лишь терпеливо ждал начала свадьбы.

И вот заиграла музыка.

Тия, увидев своего будущего мужа, обомлела. Он выглядел просто роскошно. В дорогом смокинге смотрелся как настоящий денди.

Ободряюще улыбаясь, он всем своим видом будто говорил: «Доверься мне, крошка, и я не подведу тебя».

Внезапно Тия поняла, что ее мать права. Дрю, очевидно, действительно неплохой человек. С таким, как он, можно иметь дело. Уоллис казался ей сейчас идеалом. По крайней мере, Дрю производил на окружающих очень хорошее впечатление.

Они подошли к алтарю, и Тию охватило странное чувство. Сейчас ей казалось, что нет никакой игры. У них настоящая свадьба, по взаимной любви.

Тия поправила фату и погладила рукой жемчужное ожерелье. Она очень волновалась.

Молодая женщина посмотрела в сторону матери.

Глаза Элизабет были наполнены слезами. Ее девочка выросла и выходит замуж. Какое трогательное событие.

Бен Каприотти подошел к дочери и поднял ее фату. Наконец он сменил гнев на милость и приветливо улыбнулся.

— Ты очень красива, моя принцесса, — отец нежно поцеловал Тию в щеку.

— Папа, ты больше не сердишься на меня? — спросила она шепотом.

— Нет, дорогая. Я понял, что ты стала взрослой и вправе сама делать свой выбор. И ты, очевидно, сейчас счастлива. И я желаю тебе прожить с мужем вместе много, много лет… — Бен подвел ее кДрю.

Тия взяла протянутую женихом руку и вдруг осознала: отец благословил их брак. Знал бы он, бедный, правду…

Ситуация еще больше осложнилась. Тия нервничала. Все происходящее казалось ей какой-то фантасмагорией.

Повторяя слова клятвы за священником, молодая женщина чуть не упала в обморок. Дрю вовремя подхватил ее под локоть, а потом… заявил о своей неземной любви к невесте. И говорил он это так искренне, что Тия на какое-то мгновение ему поверила. Но нет, Дрю Уоллис не любит ее! Они заключили свадебную сделку только ради их общего ребенка, только из-за малыша…

— Можете поцеловать невесту, — торжественно произнес священник.

Дрю повернулся к Тии, и глаза их встретились. Взгляд жениха был серьезным и многозначительным.

Тия вымученно улыбнулась.

Наклонив голову, Дрю припал к губам невесты. Она обняла его за шею. Тия дрожала от волнения. Дрю удивил ее — целовал слишком страстно. И молодая женщина растаяла. Она придвинулась к жениху и прижалась к нему всем телом.

Тия сразу же вспомнила о проведенной с Дрю ночи в Питтсбурге. Сколько же было тогда эмоций, сколько нежности, сколько ласк… Они очень подходили друг другу. Увы, продолжения интимных отношений не последовало. Так уж получилось.

В толпе гостей начали раздаваться тихие смешки. Слегка закашлялся отец Тии, священник неловко переминался с ноги на ногу.

Боже! Тия покраснела. Она совсем потеряла голову — никак не могла оторваться от жениха. И Дрю отстранился от нее не сразу. Но потом, поборов сексуальное притяжение, они все-таки расцепили объятия.

Дрю попытался отшутиться.

— Извините, — обратился он к гостям. — Но дело молодое, сами понимаете. В следующий раз, если мы будем целоваться слишком долго, предлагаю вылить на нас ведро воды.

Присутствующие весело рассмеялись, а Тия снова покраснела.

Дрю в знак поддержки слегка пожал ее руку. Будто намеревался этим жестом намекнуть, что отношения между ними складываются как нельзя лучше.

Тия улыбнулась жениху, нет — мужу. Ведь они только что обменялись кольцами.

Публика гуляла от души, засыпая молодоженов поздравлениями. Но Тию не отпускало чувство тревоги. Не слишком ли она увлеклась происходящим? Нужно помнить, что это игра, спектакль. А потом последует развод. Только об этом, естественно, пока еще никто не знает.

Тия повернулась к одному из гостей принять очередное поздравление. И вдруг к ней подскочил какой-то огромный мужчина. Заключив ее в объятия, чмокнул в щеку. Потом великан отстранился от нее и принялся рассматривать, как лошадку на аукционе.

— Чтоб тебя, Дрю, ну и девчонку отхватил! — громогласно заявил незнакомец. — Самое хорошенькое существо в этой местности! Надеюсь, теперь ты с женой не ошибся…

— Кто это? — Тия рассмеялась, с трудом приходя в себя после крепких объятий великана.

— Дрю! — возмутилась миниатюрная рыжеволосая женщина, стоящая рядом с незнакомцем. — Разве ты не сказал ей о нас? Безобразие. Я мать этого противного мальчишки.

Тия открыла рот от удивления.

— Его бывшая жена, — заявила мать Дрю, — превратила парня в настоящего невежу. Был бы он другим, представил бы своих родителей невесте сразу. Что ж, я сделаю это сама. Меня зовут Вивиан.

— Приятно познакомиться с вами, — выдавила смущенная Тия, не ожидавшая, что Дрю пригласит родителей, живущих в Оклахоме, на свою липовую свадьбу.

— А это мой муж Том.

— Меня зовут Великан Том! — поправил жену отец Дрю и снова крепко обнял Тию.

— Папа, не забывай, что она беременна, — тихонько прошептал Дрю. — Ты не хочешь повременить с объятиями?

— Да, да, извини, дорогая, — Великан Том отпустил невестку.

— Все хорошо, — Тия подавила смешок. Она понимала, что Дрю вряд ли сообщил родителям о том, что их брак — фикция. — Я так рада, что вы здесь.

— И почему Дрю не предупредил тебя о нашем приезде? — Вивиан погрозила сыну пальцем. — Бессовестный.

— Мам, сегодня к столу подают твое любимое блюдо, из креветок, — доложил Дрю, пытаясь подлизаться.

Вивиан весело рассмеялась.

— Вот хитрец! Знает, чем ублажить старуху. Ну ладно, прощаю за все. А сейчас мне нужно хоть немного прийти в себя. Устала от долгой дороги.

— Пойдем, отведаем для начала креветок, Виви, — позвал жену Великан Том.

— Обязательно, — откликнулась она.

Дрю вырвал Тию из толпы друзей и соседей.

— Нужно поговорить.

Они прошли в одну из комнат, и Дрю закрыл за собой дверь.

— Мне следовало бы представить тебя моим родителям заранее, — сказал он.

— Но у нас ведь необычная свадьба. Так что не переживай. Не представил раньше, и ладно. Хотя мне очень понравились и твоя мама, и твой папа.

— Они такие же нелепые, как и я.

— Разве можно так говорить о самых близких людях? — Тия осуждающе покачала головой. — Вивиан и Том — такие милые. И мне кажется, они станут великолепными бабушкой и дедушкой.

— Угу. И избалуют нашего малыша до невозможности. Уж я-то знаю своих стариков…

— Ну, будем сдерживать их порывы…

— Договорились. А теперь предлагаю пойти поужинать.

— С удовольствием. Я умираю с голоду. — Тия подошла к двери и вдруг внезапно остановилась, бросив на Дрю взгляд через плечо. — Ты и не представляешь, каким бывает аппетит у беременной женщины. Тебе придется следить за своей тарелкой, Дрю. Я не отвечаю за свои действия, могу слопать и твою порцию…

Дрю рассмеялся и взял Тию за руку.

Молодую женщину внезапно охватило странное чувство. Ей показалось, что она попала в сильное биополе любви. Нет, этого не может быть. Дрю просто талантливый артист. И сейчас играет. Ну и пусть себе тешится.

— Когда Дрю сказал мне, что снова женится, — местный ветеринар Мэтт поднял бокал с шампанским, — у меня едва не случился инфаркт. Я спросил у Дрю: «Неужели жизнь с первой женой ничему тебя, друг, не научила? Твоя стервочка разбила тебе сердце и обобрала до нитки…»

Тия смущенно наклонила голову. И зачем только этот человек напоминает Дрю об отношениях с прежней супругой?

Но Мэтт продолжал:

— Однако потом Дрю сообщил мне, что женится на Тии Каприотти, и я остолбенел. Учитывая прошлое Дрю Уоллиса, я не мог поверить в то, что Бен Каприотти разрешит ему приближаться к своей дочери.

Гости расхохотались.

— Кроме того, я не предполагал, что сама Тия сойдется с ним. Не слишком ли она для него хороша? Он-то, посмотрите, просто уродец.

Снова раздался смех.

Тия улыбнулась.

Любая девушка, любая женщина из присутствующих на свадьбе могла бы помечтать о таком красавце и согласилась бы проводить с ним время.

— Но как же я рад, что эти молодые люди поженились! — Мэтт снова поднял бокал. — Так выпьем за счастливую пару!

Не зная, чего ожидать дальше, Тия с волнением посмотрела на своего мужа.

К ее облегчению, Дрю мило улыбался, потом поднес бокал с шампанским к ее бокалу. Они переплели руки, и фотограф сделал свадебный снимок.

Когда ужин закончился, Дрю и Тия смешались с толпой гостей.

Дрю подошел к одному из своих приятелей и начал о чем-то с ним говорить.

Тия решила пообщаться с Вивиан.

— А я представляла себе на месте новой жены Дрю совершенно другую женщину, — честно заявила Тии свекровь.

— Я вам не нравлюсь? — Тия вопросительно посмотрела на мать Уоллиса.

— Ну что ты, дело не в этом, — Вивиан взяла невестку под руку и повела под тенистое дерево. — Хочешь поговорить по душам?

— Да, конечно.

— Ну, тогда слушай. — Вивиан сделала серьезное лицо. — Я, естественно, очень хорошо знаю своего сына. Он резкий, он жесткий, он педантичный…

— А также честный и справедливый, — продолжила Тия.

— Так тебе удалось рассмотреть в нем положительные качества? — Вивиан ждала ответа.

— Их трудно не заметить, — Тия улыбнулась.

Мать Дрю облегченно вздохнула.

— Да. Мой сын в целом очень неплохой человек. Но я должна рассказать тебе кое-что о его первой жене. Сэнди была просто ужасной особой, — Вивиан состроила гримасу отвращения. — Однако Дрю долго не понимал ее настоящей сущности. Он делал для нее все. А она изменила моему мальчику. Закрутила роман на стороне. После развода Дрю безоговорочно отдал ей половину имущества, пожертвовал своей фирмой, которую открыл еще до женитьбы, но Сэнди все равно была недовольна, обливала, мерзавка, его грязью… А потом Дрю где-то увидел ее с любовником. Господи, как же мой сыночек переживал. Предательство Сэнди выбило его из колеи. Ты понимаешь меня?

— Да, — Тия кивнула. — Когда обманывают те, кого мы любим по-настоящему, это ужасно.

— Дрю, по-моему, до сих пор не может очухаться. Вот и бывает иногда слишком резким. Но ты постарайся набраться терпения. Я верю, что ты выведешь его из состояния стресса. Обещаешь?

Тия сглотнула. Как она может такое обещать, если они с Дрю уже заранее договорились развестись?

— Я постараюсь, я очень постараюсь, — Тия не решилась раскрыть матери Уоллиса их секрет.

— Никто не знает о том, как Дрю тяжело переживал свой развод, — продолжила Вивиан. — Он ведь, несмотря ни на что, очень любил Сэнди. И не жалел для нее ничего. Но бог с ней. Ты, Тия, спасешь моего сыночка. Ты мне внушаешь доверие.

Тия приветливо улыбнулась, но ее сердце сжалось от сострадания к Вивиан. Наверное, эта милая женщина пролила много слез из-за неприятностей, возникших у ее сына в семье. Но может, ее обрадует то, что она через несколько месяцев обретет внука или внучку? Конечно, обрадует. Тия не сомневалась в этом.

Бен Каприотти решительно подошел к своему новому родственнику и спросил:

— Дрю, не хочешь поговорить? Есть о чем.

Уоллис согласно кивнул, ибо знал, что разговор с отцом Тии неизбежен.

— Прости меня, — неожиданно произнес Бен, войдя вместе с. Дрю в свой кабинет.

— Простить? За что? — удивился Уоллис.

Бен прерывисто вздохнул.

— За то, что я сразу не поверил в твои чувства к моей дочери. Ведь ты хорошо относишься к ней, верно? Конечно, я понимаю, после тяжелого развода тебе трудно перестроиться, влюбиться, что называется, до потери сознания. Но ты сделал правильный выбор. Тия — умна и добра. И она будет тебе прекрасной женой.

Дрю молчал, не зная, что сказать.

— А еще я открою один секрет, — Бен подмигнул зятю. — Моя дочь обожала тебя чуть ли не с пеленок. Обожала и любила. По-настоящему. Дрю с удивлением посмотрел на тестя.

— Только не прикидывайся и не говори, что ты ничего не знал. — Бен слегка нахмурился. — Девочка так и млела, увидев тебя. Мы с Элизабет заметили это давным-давно. Только, ради бога, не рассказывай Тии о нашем разговоре!

— Хорошо, не стану, — пообещал Дрю, испытывая чувство неловкости.

Тия давно любила его? При мысли об этом у разволновавшегося мужчины сжалось сердце. Но он никогда не воспринимал ее всерьез. И в ту сумасшедшую ночь в Питтсбурге тоже… А она-то, оказывается, легла с ним в постель не просто так. Она подарила себя любимому человеку.

— Давай вернемся к гостям, — Бен кивнул в сторону двери.

Дрю вздохнул и направился вслед за тестем.

Но, приблизившись к двери, Бен вдруг неожиданно развернулся и хлопнул Дрю ладонью по плечу:

— Да, забыл предупредить тебя, друг. Как следует запомни одно: если ты когда-нибудь обидишь мою дочь, я тебя пристрелю.

— Понял, — Дрю нервно рассмеялся и поспешил к жене. Подойдя к Тии, он нежно взял ее за руку.

— Объявляется танец молодоженов!

Гости услышали это из уст местной знаменитости, очень талантливого и голосистого певца, приглашенного на свадьбу. Кстати, вел он себя достаточно дерзко — не сводил с Тии глаз.

Дрю даже заревновал, Впрочем, неудивительно, что на его супругу обращают внимание другие мужчины. Она весьма привлекательная особа.

Дрю обнял жену за талию, Тия положила руку ему на плечо, и они закружились в танце.

Закружились и мысли Уоллиса. Все шло совсем не так, как он планировал. Дрю уже казалось, что их свадьба из разряда липовой переходит на какой-то другой уровень. Еще этот певун на нервы действует. Смотрит и смотрит на Тию. Дрю начинал злиться. Но значит, он неравнодушен к своей новоиспеченной супруге? И почему так хочется немедленно остаться с ней наедине? Обычное примитивное влечение? Нет, что-то большее…

А вдруг он влюбился в эту молодую красивую леди по-настоящему? К тому же она теперь его хоть и формальная, но жена, вынашивает его ребенка. Разве это плохо? Дрю захотел провести с ней предстоящую ночь, другую, третью…

Нет, это невозможно. Они ведь договорились: никаких интимных отношений у них не будет. Нужно придерживаться жестких правил игры.

Только бы устоять. Главное — держаться от Тии подальше по возвращении домой после свадебного приема!


Глава четвертая


Тия украдкой посмотрела на Дрю, когда тот уселся за руль своего нового «мерседеса».

Всю дорогу Уоллис молчал. Она никак не могла понять, почему. Ее муж вел себя непредсказуемо. Во время их свадебного танца нежно смотрел на нее, теперь же полностью замкнулся, погрузившись в какие-то, видимо, не очень веселые мысли. Может, вспоминает свое прошлое? По словам его матери, он так настрадался: предала бывшая жена, обманула и обокрала. Чего уж тут приятного? Конечно, Дрю не хотел, чтобы подобное повторилось.

Остановившись у дома, Дрю выключил двигатель, открыл дверцу машины со стороны Тии и помог ей выбраться наружу. Она улыбнулась и поблагодарила его.

— Всегда к твоим услугам, в любой ситуации, — тихо и серьезно произнес Дрю.

Тия была удивлена. Фраза прозвучала двусмысленно. Или ей показалось?

Только не поддаваться эмоциям. Дрю, естественно, имел в виду их договоренность относительно ребенка, не более. Они постараются, каждый со своей стороны, сделать для малыша все возможное, но личные отношения будут поддерживать только формально и вообще Скоро разведутся.

Тия прекрасно понимала это, но в душе… в душе надеялась на другое. Ведь она любила Дрю. Однако завоевать его сердце у нее не получится. Дрю Уоллис был крепким орешком. Молодая женщина совсем сникла, ей стало очень грустно.

Тия направилась к крыльцу, чуть приподняла платье и взбежала вверх по ступенькам.

Когда она дотронулась до ручки входной двери, Дрю, подскочив к жене, быстро развернул ее к себе.

— А ты ничего не забыла? — он страстно посмотрел на Тию своими жгучими карими глазами.

Она растерялась.

Дрю был каким-то странным. И вообще, о чем он говорит?

— Я не понимаю тебя, — Тия совсем разволновалась, увидев жадный взгляд хоть и липового, но мужа.

А он повел себя и вовсе неадекватно. Подхватил Тию на руки и прижал к своей груди.

Молодая женщина замерла. Их лица находились совсем близко друг от друга.

В своих мечтах Тия множество раз представляла себе подобную сцену, однако и не надеялась, что она станет реальностью.

И Тия расслабилась. Обняв Дрю за шею, она вдохнула аромат его кожи, затем погрузила пальцы в его густые темные волосы.

Первоначальный сценарий их спектакля рушился. Ситуация менялась. К тому же Тия моментально вспомнила, какой Дрю великолепный любовник. Ее сердце забилось чаще, у нее перехватило дыхание…

А Дрю продолжал пожирать ее взглядом, затем произнес с дрожью в голосе:

— Как тебе известно, мне не повезло в первом браке. Да, не повезло. И что касается второго…

Тия сглотнула.

— Но мы же договорились, что после рождения ребенка разведемся.

Дрю снова пристально посмотрел на нее.

— Но до этого-то все равно будем считаться мужем и женой. Еще целых восемь месяцев. Господи, я окончательно запутался. Мы сами, добровольно попали в какой-то клубок противоречий. — Дрю усмехнулся. — Как же разматывать его, не поддаваясь чувствам и эмоциям? Однако я не хочу больше рисковать…

Хотя Тия и была разочарована его последними словами, она посчитала их разумными.

— Да, действительно, — сказала Тия. — Лучше всего не рисковать. — Она облизнула пересохшие губы.

Но что плохого в том, если они сейчас, например, займутся любовью? Тию захлестнуло желание. Природа брала свое.

А может, остаться в Колхаун-Корнерсе навсегда? В конце концов, у нее появился здесь официальный муж. Надо растопить его сердце, завоевать его любовь.

Тия вздохнула. Но как же ее работа, ее рекламные проекты? Она должна решить возникшие на службе проблемы, доказать свою состоятельность…

Что же касается Дрю, да — он хорош, он красив, сексуален и обаятелен, но он же не любит ее и никогда не отдаст ей свое сердце. Борись не борись — бесполезно. Тия чуть не всхлипнула от отчаяния.

— Отпусти меня, пожалуйста, — она вырвалась из объятий Дрю. — Ты же сказал, тебе лучше не рисковать. Вот и давай разойдемся по своим комнатам.

— Хорошо. — Он отстранился от Тии. — Тем более что пора спать. Нам нужно отдохнуть друг от друга.

— Ну, я пойду, — нарочито весело произнесла Тия. — Утром встретимся.

Дрю посмотрел в сторону бара. Ему вдруг резко захотелось выпить. Тия, перехватив взгляд Уоллиса, в душе не осудила его. Она бы тоже сейчас не отказалась от бокала хорошего вина, если бы не беременность.

Тия еще раз попрощалась с Дрю.

— Спокойной ночи, — с каким-то странным сожалением произнес он и слабо улыбнулся.

Очутившись в выделенной ей комнате, Тия облегченно вздохнула. Она моментально сбросила узкие туфли, сняла фату и жемчужное ожерелье.

Вот только платье снять никак не удавалось. Изогнувшись, Тия попыталась расстегнуть молнию сзади — бесполезно. Одной не справиться. Мешал крючок у ворота.

Чертыхнувшись, Тия ринулась вниз. За помощью.

Дрю стоял у окна с бокалом вина в руке и мечтательно смотрел на звездное небо.

Она виновато откашлялась и протараторила скороговоркой:

— Извини, что побеспокоила. Никак не могу расстегнуть молнию на платье…

Он поставил бокал на подоконник и повернулся к Тии.

— Помочь?

— Да, если можно.

Дрю быстро справился с молнией. Сложное задание он выполнил на «отлично», лишь слегка прикоснувшись к коже молодой женщины.

Платье скользнуло вниз, но Тия успела подхватить его. Прикрывая грудь, она поблагодарила Дрю и пулей выскочила из комнаты.


— Доброе утро. — Тия томно потянулась.

— Здравствуй, — Дрю не отрываясь смотрел на свою так называемую жену. Он тяжело дышал, ибо даже ее голос вдруг начал волновать его.

Ему так хотелось провести с ней эту ночь, что не было сил терпеть. Но он поборол себя. Если бы они занялись любовью, их брак стал бы настоящим. А как же договоренность? Нет, нужно соблюдать правила затеянной ими игры. В противном случае и нечего было заваривать всю эту кашу.

Ну а эмоции, чувства? С ними-то что делать? Дрю все больше и больше нравилась Тия. И зачем разводиться с ней? Получать очередной стресс? Пусть их брак считается формальным, все равно они общаются и даже находятся под одной крышей. И никакой неприязни друг к другу не испытывают. Можно, конечно, расстаться даже и сейчас. Но есть ли в этом смысл?

— Если бы ты встала на двадцать минут позже, все бы уже было съедено и мисс Эрнандес отправила бы тебя на конюшню поглощать на завтрак сено, — Дрю весело рассмеялся.

— О, я никогда бы так не поступила! — воскликнула домработница Уоллиса — невысокая, полная, улыбчивая женщина. Она пододвинула Тии стул. — Доброе утро, дорогая. Я не могу поверить в то, что произошло. Пробыла у сестры всего-то пару недель, а вернувшись, узнала, что вы с Дрю поженились. Да знаешь, с кем ты связалась? — Эрнандес закатила глаза. — Ты просто ненормальная. Этот мужчина тебя замучает. — Домработница захихикала. — Ой, я шучу. Я очень рада за вас обоих, — произнесла она с мексиканским акцентом.

— То-то же, — Дрю ухмыльнулся.

— Ты, мой мальчик, не ухмыляйся, пожалуйста, — продолжила мисс Эрнандес, махнув кофейником в сторону Дрю. — Я иногда играю с матерью твоей жены в карты. Если будешь плохо обращаться с Тией, мы объединимся и зададим тебе жару. — Она снова хихикнула.

— А я не боюсь, — заявил Дрю. — Делайте со мной, что хотите.

Однако, вспомнив про мать Тии, он слегка нахмурился. Элизабет явно о чем-то догадывалась и, кажется, в целом не слишком доверяла ему. Вполне объяснимо. Подозрительность матери Тии имела право на существование. Ведь они и ее втянули в свою игру. Дрю стало стыдно. Но назад уже хода не было.

Он посмотрел на домработницу. А вдруг она догадается, что их с Тией брак фиктивный? Все, конечно, тут же разболтает. Нельзя этого допустить. Надо как-то усыпить ее бдительность.

— Я очень люблю свою жену, — неожиданно бухнул Дрю. — А ты, дорогая моя, — он обратился к мисс Эрнандес, — должна готовить еще лучше, чтобы угодить ей.

— Ах ты, бессовестный! Разве я готовлю плохо? И зачем я только здесь работаю? — Эрнандес, сделав вид, что обиделась, подошла к двери.

— Но я очень хорошо тебе плачу, — подчеркнул Дрю, — так что не дуйся. — А когда домработница все-таки вышла, он повернулся к Тии и заявил: — Если она знает твою маму, у нас могут возникнуть проблемы.

— Они частенько играют вместе в карты, — Тия нервно перекладывала с места на место столовые приборы.

— Значит, сплетничают.

— Они просто общаются.

— Разницы никакой, — Дрю снова нахмурился.

Тия вздохнула, а он невольно посмотрел на ее грудь, которую обтягивала мягкая ткань пижамы. Дрю снова охватило желание, однако он постарался справиться с ним.

— Нам нужно вести себя осмотрительно. Так, чтобы Эрнандес не догадалась, что наш брак ненастоящий.

— Ты противоречишь самому себе. Как могут влюбленные друг в друга муж и жена вести себя осмотрительно? Тем более в первые дни после свадьбы. Да они не вылезают из постели… — Тия засмеялась.

Дрю сокрушенно покачал головой.

— Тогда что же нам делать? Прятаться от Эрнандес в спальне? Лишь бы убедить ее в том, что мы не липовая пара? Она же находится в этом доме постоянно. Будет в курсе всех наших «семейных» дел.

Тия старалась не встречаться с ним взглядом, лишь слегка постукивала по столу то вилкой, то ложкой.

— У тебя что-то с нервами? — домработница снова появилась в кухне. — Прекрати стучать, милая.

Тия отложила столовые приборы в сторону, а Дрю схватился за газету, одновременно поинтересовавшись самочувствием жены:

— Как ты, дорогая? — Он быстренько вошел в роль заботливого мужа. — Наверное, хочешь есть? Эриандес приготовит все, что ты пожелаешь.

— Не откажусь от вареных яиц и поджаристого тоста, — Тия приветливо улыбнулась домработнице.

— А как насчет оладий? — спросила Эрнандес.

— С удовольствием. А нет ли овощного рагу? — Тия не страдала отсутствием аппетита.

— Могу приготовить, мэм.

— Отлично, — молодая женщина снова улыбнулась. — А пока я поем фруктов.

— Ну и обжорка! — пошутила мисс Эрнандес.

Дрю наклонился к ее уху и прошептал:

— Открою тебе наш секрет. Никто еще не знает об этом. Однако Тия беременна. Поэтому корми ее хорошенько и впредь.

— Беременна?! — Эрнандес воздела руки к небу. — У нас будет ребеночек! Какое счастье!

— Для тебя не слишком большое — прибавится стирки.

— А я обожаю стирать! — Умилению мисс Эрнандес не было предела. Она даже тайком смахнула со щеки слезинку.


* * *


Когда молодожены снова остались наедине, Тия произнесла:

— Ты совсем растрогал бедную тетушку Эрнандес. Стоило ли?

— Я знаю, как она любит малышей. Пусть радуется. — Дрю оглядел кухню. — И все же у нас по-прежнему остается одна проблема.

— Какая именно? — Тия с тревогой посмотрела на Дрю.

— Если бы мы были счастливыми молодоженами, то не поднялись бы так рано, да и ночевали бы, естественно, вместе…

— Ты прав, — простонала Тия.

— В общем, сейчас я проскользну наверх, застелю кровать в твоей комнате, а потом потихоньку перенесем твои вещи в мою спальню. Ясно?

Тия молчала. Не следует так поступать, подумала она. Им едва удалось сдержаться этой ночью, а что будет дальше? Спать в одной кровати! О нет. Тогда секс неизбежен.

— Успокойся, — Дрю прочитал ее мысли. — Я устрою себе ложе на полу.

— Бред какой-то. — Тия скривилась.

— Ты можешь предложить что-то получше? Ты… Снова вошла домработница.

— Воркуете, голубки? — Она поставила перед Тией тарелку с яйцами и румяными тостами, которые приготовила в так называемой поварской. — Сейчас принесу оладьи.

— Крутись-вертись, дорогая.

— Какой же ты нахал! — Эрнандес хлопнула Дрю по плечу. — Совсем загонял бедную женщину. Ты — чудовище!

— Она без ума от меня, — сообщил Дрю, наклонившись к Тии.

— А по-моему, твоя домработница готова разорвать тебя на куски…

— Тогда мне здесь больше делать нечего. — Он поднялся из-за стола и прошептал: — Перенесем твои вещи в мою комнату, как только ты позавтракаешь.

Дрю многозначительно посмотрел в ее огромные голубые глаза, а затем… припал к ее губам в страстном поцелуе.

Он достаточно долго не отрывался от жены. Пусть мисс Эрнандес увидит, как он любит свою супругу. Все должно быть по-настоящему.


Глава пятая


Тия позавтракала, вышла из-за стола и быстро поднялась наверх, чтобы перенести свои вещи в спальню Дрю.

Мисс Эрнандес этого и не заметила. Продолжала хлопотать на кухне.

Тия огляделась. Комната Дрю показалась ей просто шикарной.

Развесив свою одежду в шкафах, молодая женщина снова спустилась вниз и вышла на парадное крыльцо немного подышать воздухом.

Тии нравилось иногда побыть в полном одиночестве, но ее покой был неожиданно нарушен. К дому Дрю подъехала Рейни Феган.

— Привет, Тия, — произнесла она, выходя из маленького синего автомобиля. — Как твои дела? — Рейни подтянула мешковатые джинсы.

— У меня все в порядке, — Тия пыталась справиться с раздражением.

— Ну и отлично, — журналистка подошла к крыльцу. — Извини, что беспокою тебя, но во время вашей свадьбы произошла небольшая накладка. Священник случайно оставил ваше свидетельство о браке в своем кармане. Он попросил меня как можно быстрее передать документ тебе.

Тия вежливо улыбнулась и поблагодарила Рейни за услугу. А все-таки ее школьная подруга — неплохая, и не случайно Тия доверяла ей когда-то свои самые сокровенные тайны, а однажды поведала о любви к Дрю Уоллису. Но потом пути подруг разошлись. Они практически не общались.

— Священник сказал, что ваша свадьба с Дрю всем очень понравилась.

— Я рада, — Тию внезапно охватило чувство вины, и она смущенно прибавила: — Извини, что не пригласила тебя. Но ведь в наших отношениях с тобой в последнее время появилось столько проблем…

Рейни почему-то засмеялась.

— Понимаю, я со страшной силой мечу ядовитые стрелы в твоего отца!

— Но зачем? — резко спросила Тия. — Ты ведь добрая. И умная. Однако распускаешь политические сплетни. Я всегда считала, что ты предназначена для чего-то другого. Нет, взялась травить дорогого мне человека. А ведь мой отец сделал много хорошего…

— Да ничего он особенного не сделал. — Рейни вздохнула. — С тех пор как Бен Каприотти занял пост мэра, лучше в городке не стало. Работы для молодежи нет, растет преступность, — журналистка снова вздохнула. — Посмотри правде в глаза, Тия. Да, твой отец — хороший человек, но он оторвался от жизни, он ничего не хочет менять, он — консерватор. Кстати, и ты вышла замуж за одного из таких. Только не обижайся. Ну, счастливо! Надеюсь, еще увидимся. — С этими словами Рейни Феган удалилась.

Тия долго смотрела ей вслед. Права ее школьная подруга или не права?

И что изменится, если у городка Колхаун-Корнерс появится новый мэр? Будут ли эти перемены к лучшему? Сложный вопрос.

Как только автомобиль Рейни Феган скрылся за поворотом, появился Дрю.

— И что ей было здесь нужно? — со злостью спросил он.

Тия помахала конвертом со свидетельством о браке.

— Случайно осталось у священника.

Дрю взял конверт, заглянул внутрь и простонал:

— Да здесь чек от Мэтта за ветеринарные услуги. Все перепутали. И как чек попал к священнику? Ладно, завтра разберемся. — Дрю покачал головой. — Ничего не понимаю. Хотя… Рейни приехала сюда, чтобы отдать наше свидетельство о браке? Хитрый ход. Морочила голову.

— Ты хочешь сказать, что она искала предлог побывать здесь, что она будет и дальше следить за нами? — Тия прищурилась.

Дрю покачал головой.

— Не исключено. Газетчики — они такие. И кто знает, что сейчас на уме у твоей бывшей подруги? Явно затевает какую-то очередную игру. Хочет убедиться, любим ли мы друг друга на самом деле. Вот и примчалась, чертова ищейка. Лучше держаться от нее подальше. Или наоборот? Надо подумать. Ох уж эта Рейни!

Тия, внимательно выслушав рассуждения Дрю, посмотрела на него с восхищением. Умен и рассудителен. У нее прекрасный муж.

Но как же Тия разозлилась на Рейни Феган! Тоже мне, золотое перо. Интриганка и злюка.

Дрю пребывал в очень дурном настроении. Его почему-то все раздражало.

Когда он вошел в гостиную, то чуть не выругался.

Дамы, на его взгляд, чересчур перестарались.

На столе — посуда из дорогого фарфора, хрусталь, в центре — ваза с алыми розами, несколько бутылок шампанского…

— Мило, — проскрежетал Дрю, — а что, собственно, происходит?

— Да ничего особенного, — Тия глотнула виноградного сока. — Вот решили с Эрнандес устроить торжественный ужин. Надо же отметить наше с тобой бракосочетание, так сказать, в кругу семьи…

Черт побери! Да Тия совсем обнаглела, подумал Дрю. Она ведет себя в его доме как хозяйка, она не просто перенесла свои вещи в его спальню и разложила их по всем шкафам, Тия, страшно сказать, свою зубную щетку поставила в его стакан рядом с раковиной. Просто возмутительно!

Да не будь здесь мисс Эрнандес, Дрю разобрался бы с липовой женой по полной программе. Однако теперь придется изображать из себя влюбленного мужа! Другого выхода нет.

— Разве это не красиво? — радостно прощебетала Тия, указывая на шикарно сервированный стол и подставляя Дрю свои губы.

Он быстро поцеловал супругу. Потом более страстно. Играть так играть..

— Очень красиво. — Дрю после поцелуев повернулся к домработнице: — Эрнандес, если хочешь, можешь идти. Тебе же нужно отдохнуть.

Пожилая женщина хитро улыбнулась.

— Ухожу, ухожу. Ах, как я вам завидую. Медовый месяц — это сказка. И где моя молодость?

Дрю театрально рассмеялся:

— Может, мы еще найдем тебе дружка. А теперь до свидания.

Недовольно фыркнув, Эрнандес вышла. Дрю расположился во главе стола, Тия напротив.

— По-моему, ты был со своей домработницей сейчас излишне резок. — Тия позволила себе сделать Дрю замечание.

— Она следит за нами, как и Рейни.

Тия ахнула.

— Зачем ей это? Ну ладно Рейни. С ней все ясно. Она работает на Оги Мэллоя — соперника моего отца по выборам, а вот у мисс Эрнандес нет для слежки за нами никаких причин.

— Да. Скучающая тетушка просто развлекается, — с сарказмом произнес Дрю.

— Но я сразу нашла с ней общий язык.

— Конечно, конечно. И она наверняка хочет спасти тебя от такого монстра, как я. И учит, как меня перевоспитать, как исправить мой несносный характер…

Тия рассмеялась, потом сосредоточилась на содержимом своей тарелки.

Они ужинали в практически полной тишине.

Дрю вдруг счел это подозрительным. Он пересел поближе к Тии и попросил:

— Хихикни, пожалуйста!

— Зачем? — Она посмотрела на него с удивлением.

— Пусть Эрнандес думает, что мы воркуем, как влюбленные голубки. Наверняка подслушивает за дверью.

— Какая глупость, — прошептала Тия. Дрю пожал плечами.

— А если я прав? Но так не хочется подниматься с места… Я ленивый.

Тия рассмеялась:

— Ты наговариваешь на себя. Ты замечательный. Во всех отношениях.

Она слегка разволновалась. Пламя свечей, стоящих по обе стороны от букета роз, озарило ее смущенное лицо. Тия опустила глаза. Ей так захотелось прижаться к Дрю.

И он понял ее состояние. И занялся бы с ней любовью немедленно. Но про себя выругался. Мисс Эрнандес точно стояла за дверью.

— А может, мне уволить свою домработницу? — Дрю аж покраснел от злости.

— Не делай этого! Пожалей человека.

— Но из-за ее присутствия в доме много проблем.

— Проблемы появились здесь с моим появлением, — уточнила Тия. — Однако я сегодня все равно отсюда уезжаю…

— Сегодня?

— Я должна появиться на работе рано утром. Мне нужно выспаться. Но у себя. Отбываю сразу после ужина.

Дрю почувствовал разочарование.

— А в следующие выходные приедешь?

— Постараюсь, если ты считаешь это хорошей идеей.

— Но мы же изначально так договаривались.

Забыла про условия нашей игры?

— Да нет, не забыла. — Она посмотрела на свою пустую тарелку, как бы убеждаясь, что ужин окончен. — Поднимусь наверх, возьму сумку с косметикой. А вещи, с твоего разрешения, оставлю в доме. Все равно ведь приеду на следующей неделе…

— Конечно, оставляй. — Настроение Дрю менялось постоянно.

Он проводил Тию до автомобиля. С мисс Эрнандес, как ни странно, они не столкнулись.

— Ну, увидимся вечером в пятницу, — произнесла Тия.

Дрю кивнул.

— Не поцелуешь меня на прощание? — Она была настроена игриво.

Уоллис даже удивился. Не слишком ли супруга разошлась? Однако он выполнил просьбу мило улыбающейся жены. Быстро поцеловал Тию.

Потом он долго смотрел вслед ее удаляющемуся автомобилю, долго махал рукой. И лишь через некоторое время поспешил в свой дом.

Войдя в спальню, Дрю рухнул на кровать. Он вдыхал ароматы парфюма, оставшиеся после Тии, и думал лишь об одном: сегодня он точно не уснет.


Глава шестая


Утром, когда Дрю вошел в кухню, мисс Эрнандес была уже там.

— Я слышала, как ты всю ночь ходил по дому.

Дрю промолчал и направился к столу.

— А может, тебе поехать в Питтсбург? — она посмотрела на него с намеком.

Его охватило раздражение. Домработница сует нос не в свои дела. Он по-своему любил ее, но Эрнандес слишком много на себя берет. Будет донимать теперь до конца дня. Ладно, никуда не денешься. Придется все-таки с ней общаться.

— И для чего мне туда ехать? — как можно спокойнее спросил он.

— Ну, я не знаю, — она пожала плечами. — Может, для того, чтобы встретить жену, когда она придет с работы?

— Мисс Эрнандес, мы с Тией так не договаривались. Сейчас не время болтаться у нее под ногами. Она просила пока не беспокоить ее. У Тии какие-то проблемы на службе.

— Тем более. Значит, ей немедленно нужна поддержка мужа.

Дрю даже зажмурился от злости. Домработница достала его окончательно. Ни за что не оставит в покое. И назови он сейчас хоть любую уважительную причину, по которой он не собирается ехать в Питтсбург, все равно Эрнандес скажет, что он плохой муж для своей жены.

— Мне расхотелось завтракать, — Дрю выскочил из кухни и схватился за шляпу.

Черт побери, его дом превратился в особняк ужасов. Кругом витают дурманящие голову ароматы Тии, и мисс Эрнандес постоянно издевается над ним, будто хозяйка пыточной камеры.

Прыгнув в грузовик, Дрю направился в город.

Перекусит там.

Но когда он вошел в кафе, его ждал неприятный сюрприз. За столиком в глубине зала сидел Марк Феган — отец Рейни. Он беседовал с каким-то незнакомым Дрю мужчиной. Только этого еще не хватало. Дрю не собирался общаться с Марком и его дружками. Он вообще не любил журналистов.

Дрю вышел за дверь. Может, Феган и его приятель уже позавтракали и сейчас покинут кафе? Нужно подождать.

Через несколько минут продолжающие беседовать на ходу мужчины поднялись со своих мест. Дрю облегченно вздохнул. Теперь он сможет поесть спокойно.

Но, встав между закусочной и магазином запчастей, Дрю решил подождать еще. Пусть Марк и его знакомый удалятся окончательно.

Дрю затаился, но, когда мужчины остановились недалеко от него, он вздрогнул, потому что услышал следующее:

— Я возмущен. Я вне себя. — Лысый дядечка лет шестидесяти аж раскраснелся. — Да. Своими статьями вы помогаете нам, выставляя Бена Каприотти в негативном свете. Однако этого мало для того, чтобы он окончательно снял свою кандидатуру с выборов. И почему вы не пишете о том, что в ноябре следует голосовать именно за Оги Мэллоя?

— Сделаем, все сделаем. — Марк явно нервничал.

— А вы забыли, чем еще обещали помочь нам? В плане избавления от Каприотти. Когда вы, наконец, займетесь его дочерью? — Лысый совсем рассердился.

— Вы имеете в виду ее брак? Но здесь копать не стоит. — Марк нервно поправил воротничок рубашки. — Она влюбилась в Дрю Уоллиса еще будучи подростком. И вообще их свадьба никого не удивила.

Дрю был ошеломлен. Значит, о них говорят чуть ли не по всему городу? Ну и дела.

— Тогда пишите, что у замечательной дочери Бена Каприотти серьезные проблемы на работе, что ей грозит скорое увольнение, — собеседник Марка Фегана продолжал сердиться.

— Но в борьбе против Бена это вряд ли поможет. — Марк несколько растерялся.

— Поможет. Главное — вызвать у него очередной стресс, выбить из колеи. У него ведь слабое здоровье…

— Он крепче, чем я ожидал, — совсем раскиснув, произнес Феган.

— Меня это не волнует. Вы обещали нам помочь избавиться от Бена? Действуйте дальше. Нечего пасовать. А то в следующий раз я приеду не один, а с теми ребятами, которые давали вам деньги. Провал нашего общего дела их не устроит.

С этими словами незнакомец прыгнул в автомобиль и уехал прочь.

Марк Феган какое-то время отрешенно смотрел ему вслед, потом тяжело вздохнул, развернулся и направился по Мейн-стрит в сторону редакции своей газеты.

Дрю медленно приходил в себя. То, что он услышал, было очень серьезно. Бена Каприотти хотят устранить. В способах не стесняются.

Но что же случилось на работе у Тии? Спросить у ее родителей? Тогда они поймут, что молодожены практически не общаются. Это их снова насторожит. Дрю лишние проблемы ни к чему.

Однако Уоллис все же решил заехать к тестю и теще. Поговорить о том, о сем. В непринужденной беседе можно узнать многое. А вдруг Тии нужна срочная помощь? Он не должен оставлять законную супругу в беде.

Дрю направился к своему грузовику. Через десять минут он подъехал к дому Каприотти. Бен, опершись ногой о нижнюю планку забора, с любовью наблюдал за гнедой кобылкой, бегающей во дворе.

— Разве не красавица? — Он улыбнулся.

— У нее будут потрясающие жеребята, — откликнулся Дрю. — Как жизнь, Бен? Какие планы на будущее?

— Выборы. Главное — выборы. Можно и рискнуть. В последний раз.

Дрю кивнул. Он не решился сообщить Бену об услышанном недавно. Вдруг ему станет плохо?

— Зачем приехал? — Бен вопросительно посмотрел на Дрю.

— Да так, пообщаться. — Дрю пожал плечами, уже решив, что не станет напрямую спрашивать тестя о проблемах его дочери на работе. Он слегка ткнул Бена кулаком в предплечье. — Думаю, я просто соскучился по вашей персоне, мистер.

— Хитришь, — усмехнулся Бен. — Ты всегда приходишь, когда тебе что-то нужно. Давай, колись.

— Мне тоскливо без Тии, — Дрю снова пожал плечами. — И мне нужно с кем-то поговорить.

— А мисс Эрнандес тебе не хватает? — Бен рассмеялся.

— Она либо кричит на меня, будто мать родная, либо вынуждает поедать так надоевшие мне овощи, — Дрю скривился. — С Тией как-то спокойнее.

— Понимаю. И вообще моя дочь — замечательная. Правда, мало общается с отцом, — Бен нахмурился. — Стала какой-то неразговорчивой.

— Серьезно? И даже не рассказывает тебе о своих проблемах?

— А что, таковые есть? — Бен насторожился. — Вы поссорились?

— Нет, нет! — запротестовал Дрю. — Все в порядке. Ну, думаю, мне пора идти.

— Элизабет испекла оладьи.

В животе у Дрю заурчало. Голодный Уоллис, не удержавшись, откликнулся на приглашение тестя перекусить.

Пройдя в дом Каприотти, он захотел сразу же позвонить Тии. Однако не решился. Толком пока не знал, что ей сказать.


Тия подъехала к особняку Дрю в пятницу вечером.

Она выглядела уставшей и измотанной. Доконали проблемы на работе.

В целом неделя началась неплохо. Тия вплотную занялась своими проектами, но ее огорчало поведение сотрудников агентства. Когда она пыталась с кем-либо заговорить, ее коллеги почему-то в основном отмалчивались.

Некоторые с ней даже не здоровались, а Гленн Олсен — шеф Тии — смотрел на ненавистную подчиненную, все время ухмыляясь.

Тия совсем расстроилась. Провалилась реклама йогуртов? Печально. Но есть ведь и другие проекты. Однако Олсен выставил Тию полным непрофессионалом и настроил против девушки коллектив. Выходило так, что она глупа и не способна работать с людьми.

Войдя в дом Дрю, Тия оставила сумку в прихожей. И сразу же, едва успев выпрямиться, почувствовала чьи-то крепкие объятия.

Мисс Эрнандес засуетилась вокруг нее со страшной силой.

— Почему ты приехала так поздно, ты сегодня обедала, ты не слишком устала?

— Ради бога, оставь ее в покое, — послышался из гостиной недовольный голос Дрю.

Сердце Тии замерло. Она весь день ждала встречи с мужем. А увидев его, почувствовала невероятное спокойствие на душе.

Как же Тия соскучилась по Дрю! Ей захотелось просто присесть рядом с ним и… поплакать от радости. Она ведь вернулась в дом своего законного супруга. А как ее муж красив! Темные густые волосы, обрамляющие загорелое лицо, широкие плечи, мускулистая грудь… Дрю выглядел настоящим атлетом, настоящим богатырем.

Дрю вошел в прихожую и обнял жену за талию, а затем нежно поцеловал. Пусть мисс Эрнандес видит, как они любят друг друга.

Тия в свою очередь обвила рукой его шею, вдыхая запах его кожи.

— Нам нужно поговорить, — тихо прошептал Дрю.

И вдруг Тия поняла, что он опять играет. А она-то, дурочка, поверила в искренность его чувств, ей показалось, что Уоллис действительно к ней неравнодушен.

Молодую женщину охватило разочарование, однако она, чтобы не показывать своих подлинных эмоций, отстранилась от мужа с лучезарной улыбкой.

Тия с показной нежностью посмотрела сначала на него, потом на мисс Эрнандес.

— Мне вас так не хватало… Обоих.

Домработница Дрю схватила Тию за руку и повела ее в кухню.

— Ты должна обязательно поесть!

— Но нам нужно поговорить с Тией. Наедине. — Дрю снова начал злиться.

— Потерпите, мистер Уоллис. Девочка явно голодна.

Тия беспомощно посмотрела на мужа и отправилась вслед за Эрнандес. Дрю поплелся за ними. Подойдя к дубовому столу, Тия произнесла:

— И есть хочется, и отдохнуть. Я так устала.

— Понял? — Эрнандес вмешалась опять. — Она не в настроении, чтобы оставаться с тобой наедине.

Тия ахнула. Что-то сейчас будет?

Дрю держался из последних сил. Он был готов убить свою любимую, но бестактную домработницу.

— Если ты, Эрнандес, думаешь, что под разговорами наедине я подразумеваю секс, то ошибаешься. Я действительно хочу побеседовать с женой. Но не в твоем присутствии.

Эрнандес фыркнула.

— Ладно, скоро уйду. Только не злись.

— Хорошо, не буду, — Дрю уселся за стол.

— Могу предложить спагетти, — обратилась домработница к Тии. — В сегодняшнем меню также мясной рулет, ростбиф и овощи. Выбирай любое блюдо.

— Съем все. — Тия засмеялась. — Вы же знаете, какой у меня аппетит.

Мисс Эрнандес удовлетворенно кивнула.


* * *


Когда домработница Дрю отправилась за едой, он быстро подвинулся к жене.

— Нам и вправду нужно поговорить, — Уоллис пристально посмотрел Тии в глаза.

— Дрю, но я действительно очень устала.

Он сочувственно улыбнулся ей, а потом спросил:

— А что тебя, собственно, так утомило?

— Некоторые проблемы на работе. Только не приставай с расспросами, — она умоляюще посмотрела на мужа. — Слушай, я так хочу спать. Поговорим завтра. Ладно?

Дрю обреченно вздохнул, однако не стал спорить с ней, тем более что уже подошла мисс Эрнандес и поставила перед Тией тарелку со спагетти.

— Съешь сначала это. Здесь много углеводов, которые придают силы, — с умным видом произнесла Эрнандес и улыбнулась, потом с намеком заявила: — Знаешь, Тия, а мистер Уоллис — настоящий джентльмен. Он ни за что не потревожит уставшую супругу.

Дрю про себя чертыхнулся. Вот баба! И почему она так рано вернулась от своей сестры?

— Да, я обязательно дам супруге отдохнуть… Эрнандес перебила его:

— Тогда тебе следует спать в гостевой комнате.

— Здравствуйте! — выпалил Дрю. Он, как безумно влюбленный молодожен, страстно схватил Тию за руку. — С чего это мне ночевать отдельно от законной супруги? А может, ей захочется расслабиться…

— Предложишь ей свои способы? — съязвила Эрнандес. — Как для тех дамочек, которые уходили от тебя порой на рассвете? Я все видела, проказник.

Дрю схватился за голову. Эта дьяволица решила доконать его!

— Эрнандес, ты замолчишь, наконец, или нет? В противном случае я за себя не ручаюсь.

Домработница одарила Дрю скептическим взглядом.

— Неужели побьешь беззащитную женщину?

В их перепалку вмешалась Тия:

— Да хватит вам цапаться, угомонитесь.

Дрю с надеждой посмотрел на жену. Ее общество нравилось ему все больше и больше.

— Тия, дорогая, спаси меня. Иначе я сойду с ума.

Мисс Эрнандес хмыкнула и удалилась в дальний отсек кухни, отгороженный от общего зала специальной ширмой.

Дрю какое-то время смотрел на Тию молча, потом спросил:

— Так как же мы сегодня будем ночевать? Вместе или порознь?

— А давай-ка вспомним правила нашей игры. Мы ведь безумно влюблены друг в друга, верно? Значит, мне следует вести себя так, будто я очень соскучилась по тебе, значит… — Тия зарделась.

Они обменялись понимающими взглядами. Сердце Дрю забилось сильнее. Возникшее желание подавить было очень трудно.

Глядя в огромные голубые глаза Тии, он внезапно понял: ему очень нравится эта женщина, может быть, он даже любит ее. И, несомненно, он хочет заключить Тию в объятия. Но почему она так напряжена? Какие проблемы ее Донимают? Нужно найти к ней подход, и тогда она расскажет ему все. И он обязательно протянет ей руку помощи.

— А вот и мясной рулетик, — пропела Эрнандес, ставя на стол большую тарелку.

— Прекрасно! — Тия снова набросилась на еду.

Дрю же, чтобы Эрнандес не донимала его больше своими выпадами, принялся рассказывать дамам о… буднях конезавода. Тема для них, конечно, оказалась сверхинтересной. Домработница быстро испарилась, а Тия, поначалу слушавшая мужа как всякая порядочная жена, стала вдруг клевать носом.

Уоллис потрепал супругу по плечу.

— Извини, что говорил так долго, — он состроил забавную гримасу.

— Ой, кажется, я заснула. — Тия рассмеялась. — Наелась на ночь, и вот результат. Кошмар.

Они поднялись из-за стола.

— Завтра утром я должен подняться очень рано, много дел… — Дрю ждал реакции Тии.

— Понятно, — как-то неуверенно произнесла она.

— Ну, расходимся? — Дрю лукаво улыбнулся. Тия сцепила пальцы рук.

— Расслабься, дорогая, — он указал ей наверх. — Спальня там. Но почему ты так напряжена? Может, хочешь наброситься на меня?

Она загадочно улыбнулась и не ответила.


* * *


На второй этаж они поднимались вместе. И вместе зашли в огромную комнату Дрю.

— Кстати, у меня есть спальный мешок, — сообщил он. — Вот в нем я и спрячусь после душа. А ты пойдешь в ванную?

Тия отправилась мыться первой.

Дрю подошел к шкафу и достал спальник. Развернув его, он услышал шум воды. Да, поговорить, видимо, не удастся. Тия после вечерних процедур наверняка сразу же заснет. Так намаялась за день.

Он вздохнул, схватил полотенце и направился в другую ванную комнату. Принял душ, почистил зубы…

А в это время Тия уже скрылась под одеялом.

Когда Дрю подошел к ее кровати, она взбивала подушку. Все никак не могла устроиться поудобнее.

— Тебе нужно просто успокоиться, — посоветовал Дрю.

— Не получается. У меня была тяжелая неделя, — Тия вздохнула.

— Расскажи, что происходит? У тебя проблемы на работе?

— Да, пустяки…

Дрю, посмотрев на спальный мешок, отбросил его в сторону.

— Давай поговорим о пустяках, — он присел на край кровати.

— Тебе не стоит спать на полу, — Тия засмеялась.

— Пытаешься сменить тему беседы? Хитрюга. — Он слегка ущипнул ее за щеку. — Нет, я все-таки должен спрятаться во избежание всяческих искушений в своей норке. — Дрю снова схватился за мешок.

Тия вздохнула, а потом выключила свет.

Проклятье! Дрю едва сдерживал стоны, слыша шуршание простыней. Ему хотелось наброситься на Тию незамедлительно. Вот ситуация! Спит на полу! Один! А молодая жена в это время присутствует в комнате.

Внезапно снова зажегся свет.

— У тебя такая огромная кровать, что мне здесь даже страшно одной. — Тия откинула широкое одеяло. — Дрю, ложись на краешек. Я боюсь ночных кошмаров.

Он растерялся. Как лучше поступить?

— Спи, Тия. Все будет в порядке. Она снова выключила свет. Наступила какая-то странная тишина.

Дрю почувствовал себя неловко. Просто полным идиотом. Жена приглашает его в кровать, а он ни с места. В такую ситуацию Уоллис еще не попадал.

Он нервно заерзал в своем спальном мешке, потом услышал, как вздыхает Тия.

— У меня на работе крупные неприятности, — вдруг произнесла она куда-то в пустоту. — Когда я только пришла в агентство, сразу же распространились слухи, будто меня готовят на руководящую должность…

— Что ж, ты умна. Все объясняется просто, — откликнулся из пустоты Дрю.

— Но коллективу и моему главному начальнику это не понравилось, — продолжила Тия. — А теперь со мной вообще никто не разговаривает. Меня хотят выжить. Провалив же рекламную кампанию с йогуртами, я дала Гленну и все карты в руки.

Дрю, выбравшись из своего спального мешка, присел.

— Но, может, ты преувеличиваешь опасность?

— Нет. Гленн Олсен — мой босс — очень коварный человек. Он держит у себя людей лишь тогда, когда ему это выгодно. Стоит только хоть немного оступиться, все, тебе конец. Сначала Гленн хвалил меня, а потом, после моих сбоев в работе, возненавидел. Сначала он хотел присвоить некоторые мои идеи себе, а потом, узнав об их бесперспективности, сделал из меня полную дуру. Но я не дура и уже догадываюсь, под каким предлогом будет проходить мое увольнение.

— Я понял. В общем, по-моему, Олсен боится тебя. А ты смогла бы руководить им?

— Я? — Тия немного помолчала. — Ну, в принципе, да. Извини за нескромность, но говорят, что я очень талантлива. К тому же у меня есть специальное образование…

— А опыт управленческой работы у тебя имеется?

— Я изучала основы бизнеса в университете.

— Итак, ты готова стать начальником, а Гленну придется получиться. Я правильно все понял? — Дрю помолчав, продолжил: — К сожалению, думаю, что не все сотрудники агентства тебя поймут. Тебе же многие завидуют, некоторые наверняка и вовсе не любят. Считают молоденькой выскочкой. Значит, делаем вывод: единственный для тебя способ удержаться на месте — заполучить в свой отдел настоящего друга. Ты должна поговорить с начальником отдела кадров и попросить себе в напарники человека из другого подразделения, умного человека, испытывающего к тебе искреннюю симпатию. И вы вместе добьетесь больших успехов, а твои враги сразу же умолкнут. В противном случае предстанут обычными глупцами.

Тия прониклась речью Дрю.

— Дорогой, ты такой умный. Но как я могу требовать от отдела кадров перевода человека из другого подразделения? Я же обычная служащая. Никто меня и слушать не станет.

Дрю Уоллис назидательно произнес:

— Нужно постоянно всем доказывать, что ты — личность. Так докажи. Действуй, будь напористой, и перед тобой не устоит никто. И тебе навстречу пойдет любой начальник.


Глава седьмая


В следующую пятницу Тия приехала к своему мужу в прекрасном настроении.

— Дрю, ты где?

Она, как обычно, бросила сумку в холле, потом заглянула в гостиную, затем — в кухню. Уоллиса там не было. Значит, он наверху?

Дрю уже спускался по лестнице.

Тия облегченно вздохнула.

— Здравствуй, дорогая, как дела? — Он приблизился к жене.

— Это было великолепно! — воскликнула она, вставая на цыпочки, чтобы поцеловать Дрю в знак благодарности. — Спасибо тебе за все! — Она чмокнула его в щеку.

— Мой план сработал? — Дрю просиял.

— Практически полностью, — улыбнулась Тия. — Правда, Гленн продолжает вредничать, однако начальник отдела кадров прислал мне на подмогу отличную стенографистку, с которой у нас всегда были прекрасные отношения.

Дрю искренне порадовался за супругу.

— Но подробности потом, знаешь, я очень хочу есть. — Тия засмеялась. — А мисс Эрнандес дома?

— Она весь день колдовала на кухне, — доложил Дрю. — Так что нас наверняка ждет великолепный ужин. — Дрю обнял Тию за плечи:

Молодая женщина почувствовала невероятное умиротворение. Тии казалось, будто она вернулась в родной, дом, где живут близкие ей люди, где тепло и уютно, где всегда помогут и поймут.

И как хорошо, что сейчас рядом ее друг — Дрю Уоллис. Нет, они больше чем друзья. Пусть не притворяется, что он равнодушен к ней как к женщине. Она же видит, как он смотрит на нее, как пылают страстью его глаза…

— А вот и наша куколка! — пропела мисс Эрнандес, вырастая перед молодоженами. — Чего бы ты хотела на ужин?

— А что ты приготовила? Эрнандес придвинула Тии стул.

— Тушеное мясо, картофельное пюре, морковь в сметане и чудный пирог на десерт.

— О, потрясающе! — с восторгом воскликнула Тия.

— А меня-то вы накормите? — Дрю сделал обиженное лицо. — Мне тоже хочется есть.

— Мистер Дрю, взгляните на свой живот. Кажется, вы набираете вес, — в очередной раз съязвила его домработница. — Да вы просто толстяк.

Тия расхохоталась.

— Вот злыдня-то, — Дрю с укором посмотрел на Эрнандес. — Решила уморить меня голодом.

Домработница поспешила за подносами, на которых уже стояли тарелки с приготовленными блюдами.

Дрю снова обратился к Тии:

— Вернемся к разговору о твоей работе. Что за стенографистка?

— Ее зовут Мэриан. Она просто ас своего дела. Только вот в личной жизни ей не везет. С мужем давно развелась, осталась одна с ребенком… Но она сильная. Держит себя в руках. — Тия улыбнулась. — Так и надо. По-другому нельзя.

Мисс Эрнандес поставила перед женой Дрю тарелку с едой. И его не обделила.

— Только не переедайте, мой господин, — домработница хихикнула, поливая блюда аппетитным соусом.

Дрю нахмурился, а Тия продолжила свой рассказ уже в присутствии Эрнандес.

— У Мэриан большой опыт работы. Она трудилась секретарем в суде, в банке, в одной технической фирме, а потом пришла в наше рекламное агентство. У нас ведь платят очень приличные деньги.

— Итак, как я понял, объединившись, вы свернете горы и станете непобедимыми…

— Надеюсь. Мы ладим между собой и уже кое-что обсудили.

— А другие сотрудники твоего отдела изменили поведение? Начали снова общаться с тобой? — спросил Дрю.

— Пока не все, — Тия покачала головой. — Но время меняет людей. Нужно только немного подождать. Жизнь — сложная штука. Однако я верю, что налажу контакт со своим коллективом.

— Обязательно наладишь, — Эрнандес взялась собирать пустые тарелки со стола. — Ты же умница. Ты — молодец во всем. — Она сердито посмотрела на Дрю. — Не то что некоторые…

Тия рассмеялась.

— Ну, а как у вас тут дела? — Она решила сменить тему разговора.

— Великолепно. Недавно прикупил новую породистую лошадку, — сообщил Дрю. — А в целом никаких новостей. Скажи, а Мэриан допускает своего бывшего мужа к ребенку? — неожиданно спросил он.

Тия кивнула:

— По-моему, да. Они вроде бы обо всем договорились еще несколько лет назад…

— Ну и хорошо. — Дрю, делая вид, что эта тема его больше не интересует, поднялся с места. — Мне нужно сходить на конюшню. Проверить, как там дела…

Тия вытерла рот салфеткой.

— Если можно, я пойду с тобой. Мне хочется посмотреть на новую кобылку.

— Посмотришь завтра, а сейчас лучше отдохни, прими душ… В общем, я скоро вернусь.

Дрю провел в конюшне целый час. Здесь накопилось много дел.


В дом он вернулся уже ближе к ночи.

Свет погашен, тишина.

Дрю поднялся в спальню.

На огромной кровати тихонько посапывала Тия. Дрю не стал включать свет, чтобы ее не разбудить. Он прошел в дальнюю ванную и встал под душ. Потом, закутавшись в халат, поспешил в комнату.

Дрю развернул на полу спальный мешок и только приготовился в него нырнуть, как на прикроватной тумбочке зажглась лампа.

— Неужели ты будешь снова спать в этом дурацком мешке? — спросила Тия.

— Почему бы и нет? — Дрю прерывисто вздохнул.

— Но кровать такая большая… Найдется место и для тебя. И не обязательно прикасаться друг к другу…

Легко сказать, подумал Дрю. Лежать рядом с прекрасной женщиной, вдыхать ароматы, исходящие от нее, и не прикасаться к ней? Он же мужчина! Разве в такой ситуации можно справиться со своими эмоциями? Нет, уж лучше он скроется в спальном мешке.

— Значит, ты не хочешь ложиться на эту кровать? — спросила Тия. — Ну, тогда я пойду в другую спальню. Расположусь там. Может, без меня ты покинешь наконец свое лежбище на полу и устроишься на ночлег по-нормальному. Твоя кроватка ждет тебя. — Тия вылезла из-под одеяла, надела шлепанцы и побрела к двери.

Дрю не знал, что делать. Остановить Тию? Он уже еле справлялся со своим желанием обладать ею. В розовых шортиках и облегающей футболке такого же цвета она была неотразима и соблазнительна. Да. Ситуация пикантная.

— Тия, не уходи, — он сглотнул.

— Я не могу видеть, как мой хоть и липовый, но муж лежит в спальном мешке на полу. Маразм какой-то. Располагайся спокойно на своей кровати…

— Но послушай… — Дрю ударился в панику. — Мы же ненастоящие супруги…

— Совсем одичал. — Тия рассмеялась. — Разве это так важно?

— Хорошо, я, устал, и мне надоело спорить. — Дрю рванул к огромной мягкой кровати и рухнул в постель как подкошенный.

Тия, подумав немного, снова сбросила шлепанцы и… устроилась на той же кровати, но, правда, подальше от Дрю, с другой стороны.

— Вот видишь, — произнесла она спокойно, — здесь хватит места обоим.

— Хватит, конечно, хватит, — прорычал он.

Тия выключила свет и продолжила диалог в темноте:

— Хочу в очередной раз поблагодарить тебя. Мне так помогли твои советы. Теперь в моем агентстве совершенно другая обстановка. И возможно, я скоро стану достаточно большим начальником. В общем, мои проблемы постепенно улаживаются. А вот ты сейчас явно не в духе. Ив чем только дело, не пойму…

Дрю вздохнул. Кажется, его женушка весьма хитрая особа. Не поймет она, в чем дело… Прикидывается. Уоллис начинал злиться.

— Ну ладно, спи, — порекомендовал он Тии. — Достаточно разговоров.

— Ты что разворчался? — Тия снова включила свет. — Хочешь испортить наши отношения? Дрю, но ведь у нас будет ребенок. Мы связаны друг с другом по жизни, нам не надо быть врагами.

— Однако и настоящими друзьями мы все равно не станем, — Дрю, как и Тия, присел в кровати.

— Это почему же? — Она нахмурилась.

— Потому что, потому… — Он прервался, ибо все его мысли моментально перепутались. Дрю не отрываясь смотрел на грудь Тии. Сквозь тонкую ткань футболки пробивались наружу взбухшие соски. Дрю замер от волнения и продолжил сдавленным голосом: — Потому что между мужчиной и женщиной дружбы быть не может в принципе.

— Какая ерунда! — воскликнула Тия.

— Ну, хорошо. Предположим, ты права. Мы сумеем все-таки подружиться. И у нас, в нашей странной семье, все будет замечательно. И мы станем первой в мире счастливой молодой парой, которую объединяют, смешно, конечно, говорить, лишь платонические отношения. А потом мы, как договаривались, начнем бракоразводный процесс. И что дальше? В любом случае расстанемся врагами.

— Ты настроен слишком пессимистично. — Тия снова нахмурилась.

— Отчего это тебя удивляет? Я уже пережил один развод. И знаю, что это такое. — Дрю потер виски. — А ведь я любил свою бывшую жену, и какой-то неистовой любовью. И мы не говорили с ней о дружбе, мы просто каждый день предавались безумной страсти. Но потом Сэнди меня обманула, она изменила мне. Боже, как я страдал. А еще сделал вывод — с женщинами нормально общаться невозможно и лучше не завязывать с ними серьезных отношений…

— То есть ты хочешь сказать, что, поскольку у нас договорной брак, значит, после развода ты и мучиться не будешь?

— Само собой, — спокойно заявил Дрю.

Тия рассмеялась. Но признание Уоллиса ее слегка задело.

— В общем, как я поняла, ты ко мне совершенно равнодушен. А может, хватит дурачить самого себя? Мне кажется, между нами давно зажглась некая искорка…

— Из искры возгорится пламя…

— Дрю, ты невыносим, — Тия вздохнула.

— Это часть моей стратегии. К слову, я еще и очень требователен: к себе и к своим друзьям. И очень не люблю лживых дамочек. И буду впредь бдителен во всем…

— В тебе говорят личные обиды, твои комплексы. — Тия снова выключила свет со своей стороны.

Дрю последовал ее примеру, а потом со злостью произнес:

— Мои обиды — это мои обиды. И я никому не позволю лезть мне в душу. Что же касается женщин, то я еще не встретил такую, которая бы полностью соответствовала моему идеалу…

Тия отвернулась от него, натянув на себя одеяло.

— Большое спасибо, Дрю, — буркнула она в пространство, — ты очень деликатно намекнул мне, что я не соответствую твоим требованиям. На этом предлагаю закончить наш диалог. Только не стоит оскорблять меня, лежа со мной в одной кровати…

Дрю понял, что наговорил лишнего. Но было уже поздно. Тия страшно обиделась.

У него все сжалось в груди. И почему только он так несдержан на язык? Вот и с Сэнди они постоянно ссорились. Дрю снова вспомнил свой предыдущий брак. Они с женой ругались по многим причинам. Впрочем, чаще именно Сэнди была инициатором скандалов. Например, постоянно обвиняла его в том, что он слишком поздно приходит с работы. Но ведь Дрю вкалывал не просто так — хотел, чтобы его жена ни в чем не нуждалась. Она не оценила этого. Черт, лучше не вспоминать прошлое.

Дрю тяжело вздохнул. После развода он очень боялся всерьез связываться с женщинами. Они все напоминали ему о несчастливом браке. Очередного поражения Дрю Уоллис не желал.

Но он все-таки нехорошо поступает по отношению к Тии. Зачем доводит ее своими откровениями? У него снова сжалось сердце. В конце концов, она беременна от него. Нельзя же так обращаться с будущей матерью.

Однако Дрю не планировал создавать с ней семью. Нет, он, конечно, будет помогать, но пусть Тия постарается найти себе другого мужчину, который искренне, по-настоящему полюбит ее.

И вдруг в душе у Дрю все перевернулось. Он внезапно почувствовал ревность. Нет, он даже не хотел представлять себе Тию рядом с другим. Она такая красивая, такая умная, такая обаятельная. Она должна принадлежать только ему. Дрю даже зажмурился, испугавшись собственных мыслей.

А потом он вспомнил про их с Тией договоренность — после рождения ребенка развестись.

Дрю задумался. Не в состоянии заснуть, он ворочался с боку на бок.

Развестись.

Уоллис давно возненавидел это слово. Даже сочетание букв бесило его.

Он вдохнул аромат, исходящий от Тин.

Но почему, собственно, он должен расставаться с этой привлекательной молодой женщиной? Его никто не заставляет. Лучше поступить по-другому. Перевести их отношения в разряд интимных. А чем все кончится, покажет время. Но Дрю так и не решился прикоснуться к Тии. Его что-то сдерживало.


Глава восьмая


Вышагивая мимо стойл в конюшне, Дрю чувствовал, как успокаиваются его нервы. Негромкое фырканье лошадей действовало на него умиротворяюще.

Проблемы личного плана отодвинулись куда-то в сторону.

Дрю наблюдал за работой конюхов. Молодцы, ребята. Содержат животных в чистоте и порядке. Уоллис взялся помогать одному из них расчесывать гриву лошадке. Потом он поспешил в контору, долго отвечал на телефонные звонки и проверял бухгалтерию.

Тия появилась на пороге кабинета Дрю ближе к полудню. Не могла же она сидеть дома одна. Очень скучно.

Одернув симпатичную футболку, Тия улыбнулась.

— Привет!

Дрю с раздражением бросил на стол карандаш. Чего ж ей не улыбаться-то, ведь наверняка хорошо выспалась! Не представляла, как чувствует себя ее муж.

Но разве можно злиться на беременную женщину? Непростительно.

Дрю в душе отругал себя. Он постарался изменить свое настроение и с нежностью посмотрел на Тию. А все-таки она очень хороша, и так сексуальна, и так приятно пахнет… С ума можно сойти.

Дрю тихо вздохнул.

— Как дела?

— Звонил мой отец.

— По какому поводу?

— Он просил об одной услуге, — Тия сделала серьезное лицо. — Сегодня вечером состоится званый ужин с участием его сторонников по выборам. Ему нужно выступить на этом мероприятии с речью, но он простудился.

— Надеюсь, не слишком сильно? — осведомился взволнованный Дрю.

— Нет, не сильно, но папа все равно чувствует слабость. Поэтому он хочет, чтобы кто-нибудь из его окружения произнес речь за него…

— О нет, — Дрю округлил глаза. — Из меня плохой оратор, я даже не могу нормально произнести короткий тост!

— Ты не понял, Дрю. Отец явно намекал на меня… — Она пожала плечами. — У меня есть в этом деле опыт, и вообще, я не боюсь выступать перед публикой, мне это дается очень легко. Главное — произвести хорошее впечатление. Успеть поприветствовать многочисленных гостей, повосхищаться талантом поваров, приготовивших изысканный ужин, отвесить побольше комплиментов прибывшим дамам… Все элементарно!

— А зачем, собственно, ты мне это говоришь? — Дрю прищурился.

— Затем, что ты должен пойти со мной. Я ведь замужем. Одной на приеме появляться неприлично. Папа сказал, что ты обязательно должен присутствовать там.

— И все увидят, как мы счастливы, — Дрю вздохнул.

— Но ты же сам говорил: нам нужно бывать на людях вместе и почаще.

— Говорил, говорил.

— Вот и отлично. — Тия улыбнулась. — Это мероприятие даже не изменит твой распорядок дня. Начнешь ужинать ровно в семь. С одной лишь разницей — на приеме.

Произнеся это, Тия повернулась и вышла. Дрю испытал странное чувство благодарности по отношению к ней. Прошедшей ночью они достаточно сильно поссорились, а Тия сделала вид, что ничего ужасного не произошло. Он обидел ее, а она ведет себя деликатно. Потрясающая женщина! И никого особо не нагружает своими проблемами. И очень надежна. История со званым ужином — тому подтверждение. Решила помочь своему отцу в непростом деле. Вести прием — ерунда? Нет, эта задача не каждому по зубам.

Дрю все больше уважал Тию. И нечего с ней постоянно спорить, поучать ее, лучше окружить заботой. Ведь устает наверняка, бедняжка. Только в дороге к его дому проводит по нескольку часов. В общем, надо менять ситуацию.


Когда Дрю и Тия появились в каминном зале самого известного клуба городка Колхаун-Корнерс, их сразу окружили сторонники Бена Каприотти.

— Тия, как чувствует себя твой отец? — Джордж Томпсон, один из приглашенных, был явно обеспокоен.

Тия поспешила сообщить ему, что все в порядке и что папа скоро появится на людях.

— Надеюсь, у Бена нет слишком серьезных проблем со здоровьем? — спросила подошедшая Мэри Зупан.

— Да нет же. — Тия улыбнулась. — Отец всего лишь слегка простудился.

— Господи, я боялся, что эти статейки в газете окончательно доконали нашего дорогого Бена, — произнес Том Граттан — высокий худой мужчина лет шестидесяти пяти. — В нашем возрасте человеку трудно переносить разного рода стрессы.

— Газетчики все равно не сломят Бена, — заявил Дрю, опередив Тию. — Марк Феган пытается его запугать, но у него этот номер, не пройдет. Никогда.

Дрю на некоторое время взял на себя роль, отведенную Тии. Он старался убедить присутствующих, что у Бена Каприотти нет никаких особых проблем со здоровьем.

— Забудьте о прошлогоднем инфаркте Бена, — призывал Дрю. — Бен — крепкий и сильный мужчина. Он победит все болезни. Голосуйте за него! Пусть он снова станет мэром этого городка. Лучшей кандидатуры не найти.

— Выпьем за Бена Каприотти! — Том Граттан поднял свой бокал.

Собравшиеся вокруг поддержали тост.

Тия улыбнулась Дрю. Он оказался не просто привлекательным мужчиной, но и одним из самых лояльных к ее отцу. Она была очень благодарна мужу за это и сейчас понимала, что любит его по-настоящему.

Дрю в ее глазах представал героем. Он не боялся врагов ее семьи, не боялся высказывать свое мнение, он был красноречив и невероятно умен.

И почему только его бывшая жена не оценила всех его достоинств? Странная женщина. Сколько Дрю из-за нее пережил, сколько выстрадал… Неудивительно, что сейчас он осторожничает, общаясь с представительницами слабого пола. Нет, он не трусит. Просто никого больше не хочет пускать в свою душу.


* * *


— Как хорошо, что на этой неделе газета Марка Фегана не выходила вообще, — произнесла Джулия Дженкинс, прерывая размышления Тии.

— Газета Фегана не выходила? — Тия с удивлением посмотрела на Джулию — домохозяйку лет сорока, сильно интересующуюся политикой.

— Нет, — заявила Дженкинс. — И это вызывает недоумение. Газетчики редко делают перерыв. А может, готовят какую-нибудь бомбу, сверхсенсацию? Не случайно Рейни — дочь Марка Фегана — куда-то исчезла. Видимо, где-то собирает материал для очередной взрывной статейки.

Дрю подошел к Тии и взял ее за руку.

— Да бог с ней, с этой Рейни, — он улыбнулся собравшимся. — Давайте не будем сегодня вспоминать о ней. А газета… что газета… Не выходила, и ладно.

Присутствующие рассмеялись. Однако Тия насторожилась: если Дрю старается перевести разговор на другую тему, значит, ему что-то известно о Рейни. Как бы узнать, что именно?

А Дрю продолжал непринужденно общаться с гостями:

— Господа, не пора ли приступить к ужину? Повара очень старались, официанты наготове…

Публика начала рассаживаться по своим местам.

Дрю повел Тию к центральному столу.

— Ты готова к выступлению? — спросил он.

— Да, — ответила она, понимая, что сейчас не время задавать вопросы о Рейни. — Только не думаю, что мне придется толкать речь. Тебе это удается лучше, и ты умеешь держать все под контролем. — Она улыбнулась.

— Спасибо за похвалу. — Дрю склонил голову. — Я буду и дальше стараться.

Тия посмотрела на него с восхищением. На этого человека можно положиться. Он надежен и всегда поможет в трудную минуту.

— Но речь все-таки будешь произносить ты, я не могу отнять у тебя заслуженную привилегию, — заявил Уоллис.

Он еще и благороден, подумала Тия.

Она блестяще выполнила свою миссию. Выслушав дочь Бена Каприотти, гости аплодировали ей стоя. А потом принялись поглощать аппетитные закуски.

Тия тоже не отказывалась от предложенных блюд, но все время думала о Рейни. Чем занимается сейчас ее бывшая подруга? Журналистка явно в поиске. А Дрю что-то скрывает. Он не случайно прервал разговор о выходе местной газеты. Хочет уберечь жену от лишних стрессов? Возможно. Значит, он заботится о ней, значит, к ней неравнодушен? Тия надеялась на это. Очень надеялась.

Однако Дрю в целом хоть и, судя по его поступкам, надежный, но непредсказуемый человек. Доверять ли ему полностью?

Тия задумалась. Если бы он ее любил так же страстно, как свою бывшую супругу, Тия отдала бы ему всю себя без остатка. Они смогли бы стать самой счастливой парой на земле.

Но Дрю наверняка постоянно вспоминает Сэнди. Он никак не может перестроиться. Тия вздохнула. Нет, она не нужна ему как женщина. Та майская ночь была единственной ночью любви в их жизни. А ведь Тия мечтала об Уоллисе чуть ли не с детства и, когда выросла, все время думала о нем. Однако его сердце завоевать очень трудно. Или просто нужно подождать? Время меняет людей.

Тия снова вздохнула. Если бы только Дрю намекнул ей на то, что готов выйти за рамки дружеских отношений… Она бы, не колеблясь, бросилась в омут любви. А если они проведут вместе хотя бы еще одну ночь, Тия будет так ласкова и нежна, что Дрю Уоллис обязательно проникнется искренностью ее чувств.


После ужина Тия и Дрю попрощались с участниками приема и, сев в «мерседес», поехали в дом Уоллиса.

Дрю показался Тии слишком задумчивым. В чем дело?

Решив нарушить молчание, воцарившееся в машине, она произнесла:

— По-моему, ты от меня что-то скрываешь. Есть информация об очередных кознях журналистов?

Дрю молчал, продолжая внимательно следить за дорогой.

— Ты не хочешь разговаривать? — Тия с сожалением улыбнулась.

— Я устал. — Дрю наконец-то посмотрел на нее.

— Не могу тебя понять, — продолжила Тия. — То ты приветлив и обходителен, то резок и угрюм. Вот и сейчас тебя что-то мучает. Поделись секретами, не стесняйся. — Помедлив мгновение, она снова спросила: — Все дело в Рейни Феган, в ее отце? Они готовят очередную атаку?

Дрю несколько раз тяжко вздохнул. Рассказать Тии или нет о случайно услышанном им недавно возле закусочной разговоре?

Он пребывал в нерешительности. Стоит ли огорчать жену? Она ведь беременна, ей нельзя сильно волноваться.

Нет, Тия должна знать все.

— На прошлой неделе я случайно услышал разговор Марка Фегана с каким-то неизвестным мне мужчиной, — наконец произнес Дрю.

Тия почувствовала, облегчение. Супруг все-таки решился довериться ей. Это приятно. Она беззаботно спросила:

— Разговор был о моем отце?

— И не только о нем.

— О ком и о чем еще?

Дрю снова замолчал, а потом выпалил:

— Какие-то типы, очевидно, купили Марка Фегана. Судя по всему, заключена некая сделка: редактор газеты и его свита поспособствуют избранию на пост мэра города Колхаун-Корнерс одиозного Оги Мэллоя, а его сторонники отблагодарят журналистов материально.

— По слухам, Мэллой хочет заняться переделом местных земель, — мрачно заявила Тия. — Он собирается изменить некоторые законы. Мой отец ему мешает в этом. И даже очень.

— Ясное дело, — ухмыльнулся Дрю.

— А почему газета Фегана не выходила на прошлой неделе? Есть какая-то взаимосвязь?

— Откуда мне знать? Предполагаю лишь одно. Они хотели выдать несколько сенсаций, но, по всей видимости, у журналюг что-то сорвалось. Еще я слышал, что Фегану советовали подготовить к выпуску статью… о тебе.

— Обо мне? — Тия ахнула от удивления.

— Лысый, который говорил с Марком, знал, что тебя собираются увольнять, и порекомендовал Фегану обратить на это внимание. Правда, Марк заявил, что предвыборная кампания твоего отца и твое предстоящее увольнение — две совершенно разные вещи и что твои проблемы на работе никак не смогут повлиять на имидж весьма уважаемого в городе Бена, но взяться за тебя все же пообещал. Вот таким образом они вознамерились вызвать у твоего папы очередной стресс и окончательно согнать его с дистанции.

Тия впала в состояние шока.

— Спасибо, Дрю, за рассказ. И за то, что посоветовал мне, как вести себя на работе. Скорее всего, ты спас семью Каприотти.

Дрю пожал плечами.

Когда они подъехали к дому Уоллиса, Тия молча вышла из машины. Она была просто потрясена рассказом о кознях противников ее отца. И почему только Дрю не поделился информацией с ней раньше? Она не знала, сердиться на него или нет. Может, он хотел как лучше, берег ее?

Войдя в кухню, Дрю включил верхний свет и спросил, не хочет ли она еще перекусить.

— Нет, что ты. Не хочу. — Она покачала головой.

— Тогда пойдем спать. Они поднялись наверх.

Как только вошли в спальню, Дрю сразу же снял галстук и расстегнул рубашку. Он очень устал, ему хотелось сбросить с себя не только груз проблем, но и всю одежду. И его совершенно не смущало присутствие Тии в комнате. Дрю казался каким-то отрешенным.

Но когда и Тия стала раздеваться, снимая платье, Уоллис сразу же встрепенулся.

— А ты сегодня на приеме отлично выглядела, — заявил он.

Тия, повесив свой наряд в шкаф, повернулась и нежно улыбнулась мужу. Дрю ранее практически не делал ей комплиментов. Что же случилось сейчас?

— И знаешь, тебе очень идет синий цвет.

— Красный, синий, голубой — выбирай себе любой, — Тия рассмеялась и направилась в ванную комнату.

У зеркала она задумалась. Если она правильно поняла, Дрю предпринимает стремительные попытки к улучшению отношений между ними. Замечательно. Но пусть сейчас он побудет в одиночестве, разберется в своих эмоциях. Что случится дальше? Время покажет.

Тия сглотнула, снова вспомнив ночь, которую они провели вместе в Питтсбурге. Тогда, опьяненные желанием, молодые люди не хотели слышать голос разума. Отдавались страсти безрассудно. А может, так и нужно. Может, и сейчас им требуется именно это?

Быстро приняв душ, она надела пижаму и вошла в спальню.

Дрю появился в комнате, побывав в другой ванной.

Тия легла на левую сторону кровати, Дрю — на край справа.

Оба глубоко вздохнули и в напряжении затихли.

— Спокойной ночи, — наконец сдавленным шепотом произнесла она.

— Спокойной и доброй, — Дрю повернулся на бок.

И вдруг на Тию что-то нашло. Нет, подумала она, я не оставлю тебя в покое, никогда. Будешь бездействовать, я соблазню тебя сама.

Дрю проснулся от странного ощущения. Ему показалось, что его ноздри щекочет нечто мягкое. Он провел рукой по носу и открыл глаза. Над ним склонилась Тия. Пряди ее волос касались его лица.

От неожиданности он даже растерялся, но потом его охватило неистовое желание. И еще Дрю понял, что если сейчас же не выберется из кровати, то, естественно, не совладает с собой.

Он в панике отодвинулся от Тии, но она, проявив напористость, прижалась к нему бедром. Дрю весь напрягся.

— Хоть кто-нибудь меня поцелует, хоть кто-нибудь пожелает доброго утра? — сонным, но кокетливым голоском спросила Тия.

Дрю очень хотел поцеловать ее, однако он сознавал, что тогда одним поцелуем они не ограничатся. А поддавшись эмоциям, оба создадут себе новые проблемы.

— Ну поцелуй же меня, — Тия не отставала, соблазнительно вытянувшись рядом.

Дрю боролся с собой как мог. Нет, надо выдержать. Брак у них фиктивный, любви никакой, отношения, можно сказать, деловые. И нечего поддаваться каким-то непонятным желаниям. Уоллис зажмурился. Нужно быть сильным. Только бы не смотреть на эту соблазнительную женщину.

Устав от ожидания, Тия подалась вперед и коснулась его рта своими мягкими губами.

Дрю охватило невероятное блаженство. Понимая, что теряет самоконтроль, он быстро отстранился от Тии. Следует выбраться из кровати сейчас же! Но тело Дрю отказывалось слышать голос рассудка.

— Обними меня, милый, хотя бы разок, — не унималась Тия.

У Дрю перехватило дыхание.

— Нет, — резко ответил он.

— Пожалуйста!

Дрю простонал. Если бы Тия знала, как ему хочется сейчас заняться с ней любовью! Но существовали некие барьеры…

— Ну признайся, дорогой, я ведь нравлюсь тебе. Скажи это хотя бы ради нашего будущего ребенка. Я читала, малыш слышит все, находясь еще в утробе матери! И говорят, любовь между родителями очень важна для него, для его здоровья.

— Тия, ты пользуешься моей добротой.

Она улыбнулась и придвинулась к нему еще ближе. И Дрю обнял ее.

— Только один поцелуй, — Тия прикрыла глаза и приблизила свое лицо к его лицу.

Дрю замер. Его останавливал зануда разум. Да, Дрю постарается быть хорошим отцом для их ребенка, но он не хочет связывать себя крепкими узами любви с матерью будущего малыша. У них чисто деловое соглашение. Их брак — фантом, мираж. И через несколько месяцев он обязательно распадется. И вообще, Дрю не доверяет женщинам. Ему надоело страдать. А Тии нужно устраивать свою жизнь. Но с другим человеком. С другим? Тогда почему он заранее ревнует ее к гипотетическому любовнику? И вдруг Дрю поймал себя на мысли, что он просто обожает Тию — очаровательную, нежную и сексуальную.

И желание, охватившее его тело, стало тому подтверждением. Какой там здравый смысл…

Дрю коснулся ладонью ее спины, провел рукой по бархатистой коже, повернул Тию к себе, поцеловал в шею и… сделав нечеловеческое усилие, отстранился от нее и вскочил с кровати.

— Прости, мне нужно в душ. — Дрю готов был провалиться сквозь землю.

Нет, он не собирается продолжать интимные отношения с Тией. А огонь внезапно возникшего желания необходимо погасить. Прохладная вода утишит пыл страсти.


Глава девятая


Дрю Уоллис нервно мерил шагами свой кабинет.

На выходные снова приедет Тия.

Их отношения стали настолько запутанными, что у Дрю голова шла кругом. Сценарий их спектакля давно изменился. Они из пары, решившей только ради ребенка и ради репутации отца Тии заключить показной брак, превратились в людей, постоянно жаждущих взаимных объятий.

На круги своя уже ничего не вернуть. Дрю и Тия были неравнодушны друг к другу. Время, как и надеялась Тия, изменило их отношения в лучшую сторон}. Что же касается секса, они хотели подождать еще немного. Мечтали не о примитивном соитии, а о близости на высокой волне НАСТОЯЩЕЙ ЛЮБВИ.

Любовь, любовь. Дрю и жаждал ее снова, и боялся. Да, он уже испытывал к Тии невероятную симпатию, но вдруг их отношения закончатся, как и с Сэнди, полнейшим крахом? Второго развода, хотя он и был обговорен заранее, Дрю не переживет. И он просто потеряет уважение среди горожан, уважение своего наставника Бена Каприотти, своих родных и друзей. Потом начинать все сначала?

Он больше никогда на это не пойдет!

— Но многие браки все равно распадаются, все равно распадаются…

— С кем ты там разговариваешь?

Дрю вздрогнул. О господи, мисс Эрнандес, собственной персоной. Сейчас опять начнет его доводить. Но домработница Дрю выглядела отчего-то смущенной.

— Тебе звонит жена, — произнесла она, вручая ему переносную телефонную трубку.

— А почему ты просто не переключила ее на мою линию? — Он уставился на Эрнандес со злостью.

— Я не знаю, — она пожала плечами.

Вздохнув, Дрю схватил трубку, отлично понимая, почему домработница повела себя именно так. Хотела за дверью подслушать разговор! Нет, пора ее увольнять.

— До свидания! — сказал он ей и расстроился из-за собственной грубости. Он пожалел мисс Эрнандес. — Что угодно? — прорычал Дрю в телефонную трубку, забыв, с кем ему предстоит беседовать.

Тия даже слегка испугалась.

— Ух ты, какой у тебя грозный голос. Бодрит.

Дрю никак не мог справиться с раздражением.

— У меня очень много дел, а ты, между прочим, отвлекаешь человека от работы.

— Извини, я больше не буду. Просто хотела сказать тебе, что сегодня приехать не смогу.

— Я понял, — Дрю бросило в жар.

— Ну, счастливо! — Тия собиралась повесить трубку.

Дрю почесал затылок. Почему это она не сможет приехать? Безобразие.

— Послушай, Тия, сейчас я занят, но потом… — Дрю пытался сохранить душевное равновесие, однако ничего не получалось. — Ладно, не приедешь, и не надо, — он старался говорить как можно равнодушнее.

Дрю не случайно погрузился в дела на конезаводе. Хотел, чтобы у него не оказалось времени для личных переживаний.

И вообще, непонятно, чего добивается Тия? Надо сохранять дистанцию. Неужели его так называемая супруга забыла, что они состоят в фиктивном браке? Пусть отвяжется от него. Дрю не собирается спать с ней, не собирается налаживать серьезные отношения. Все, хватит.

— В твое отсутствие я хоть спокойно поработаю, — резко произнес он в трубку.

— О таком заявлении мечтает каждая замужняя женщина! — Ее голос слегка дрогнул.

Однако Дрю был непреклонен.

— Мечтает, и хорошо. Ну, все. Я должен идти. Тия разочарованно вздохнула, однако наигранно веселым голоском произнесла:

— Увидимся в следующие выходные.

Дрю был удивлен. Неужели она не разозлилась на него?

— Хорошо, конечно, увидимся, — обреченно пообещал он.

Тия положила трубку.

Дрю уселся за свой рабочий стол, разобрался с бумагами, затем схватил телефон и направился в дом.

— Так что, Тия на эти выходные остается в Питтс-бурге? — спросила неугомонная мисс Эрнандес.

— Да, остается, — ответил Дрю. — И прекрасно. Без нее разгребу свои дела.

— Очень серьезный господин, — усмехнулась домработница.

— Опять издеваешься? — Дрю пытался сохранять спокойствие. — У меня действительно много проблем в бизнесе.

— Понимаю, понимаю, — Эрнандес хитро прищурилась.

Дрю посмотрел на нее с подозрением. И что она все вынюхивает? Выступает в роли наблюдательницы? Потом будет докладывать матери Тии, как он обращается с ее дочерью? Ведь Эрнандес и Элизабет играют вместе в карты, значит, есть возможность почесать языком. Черт возьми! Дрю нахмурился.

— Мне кажется, Тии понравилось бы, если бы ты сам приехал к ней. Почему только она должна трястись в дороге? — Мисс Эрнандес пожала плечами.

Назойливая гражданка хочет довести его до белого каления? Дрю еле сдерживался, чтобы не нагрубить ей. Но, может, поступить так, как она советует? Отправиться к Тии самому? Правильно, он обязательно сделает это, заодно и усыпит бдительность домработницы. Пусть знает, что страстно влюбленный муж не в силах жить без своей жены и устремился на встречу с ней. А если он не поедет в Питтсбург, мисс Эрнандес сразу доложит об этом Элизабет. И мама Тии снова заподозрит неладное.

Дрю размышлял еще пару секунд, прежде чем окончательно понять, что поездка к Тии не составит для него никаких проблем. Правда, сегодня он был неучтив с женой, резко разговаривал с ней по телефону, но, может, это и к лучшему. Она не будет особо обольщаться на предмет их отношений. Пусть знает, он спешил в ее дом не потому, что сильно соскучился по ней, а по другой причине — усыпить бдительность всеведущей мисс Эрнандес. Любопытная домработница должна прочувствовать — в семейной жизни ее хозяина полный порядок.

— А знаешь, Эрнандес, ты молодец, ты — мудрая женщина. И я послушаю тебя. Что работа? Работа — не главное. Важнее отношения в семье, общение с женой, — Дрю мило улыбнулся. — Пойду-ка я наверх, упакую вещи и поеду к моей дорогой Тии.

Решив запудрить мозги домработнице окончательно, он прибавил:

— Я же так люблю свою жену, так люблю! А ты можешь взять на время моего отъезда выходные. Я оплачу их, не сомневайся. — С этими словами он повернулся и вышел из комнаты.

Дрю, естественно, не видел в этот момент лица мисс Эрнандес. Она раскрыла рот от удивления.


Когда Дрю Уоллис вечером появился в офисе жены, все просто застыли на месте.

Коллеги Тии — Лу, Лили, Джина и Мэриан — не знали, что и сказать.

— Здравствуйте, — Дрю приветливо улыбнулся.

Кстати, выглядел он потрясающе.

Модная широкополая шляпа, обтягивающая мощные плечи футболка, стильные джинсы, ботинки с заклепками… Настоящий ковбой!

Первым пришел в себя Лу — единственный мужчина в отделе.

— Рад с вами познакомиться, — произнес он, пожимая руку Уоллису. — Тия много о вас рассказывала.

— Да, да, — подтвердили Мэриан и Джина.

— Серьезно? — со смехом осведомился Дрю. — И что же, например?

— Ну, например, то, что ты просто неотразим, — Тия поднялась на цыпочки и поцеловала мужа. Она ведь не знала, с какой целью он приехал, но сильно обрадовалась его визиту. Ее сердце ликовало.

Тия поцеловала мужа еще раз, а когда отстранилась от Дрю, увидела, что Джина, Мэриан и Лили мечтательно смотрят на них.

— Может, оставить вас наедине? — спросил озадаченный Лу.

— На пару минуток, — Тия виновато улыбнулась.

Лу направился в конференц-зал.

— Девочки, за мной, — призвал он изумленную троицу.

Дамы, ворча, последовали за коллегой.

— Какая милая компания, — констатировал Дрю. — Трудно поверить, что эти люди, за исключением Мэриан, конечно, причиняли тебе зло.

— Сейчас они ведут себя корректно по одной причине: Гленн Олсен ушел.

— В самом деле?

— После того, как в отделе появилась Мэриан.

— Ух ты, вот это номер! — Дрю рассмеялся. А Тия подошла к нему и обняла его за шею. Уоллис напрягся, однако Тия не придала этому никакого значения, ибо понимала: Дрю влюбился в нее. И пусть он отвергает ее ласки, и пусть грубит по телефону, пусть дерзит и сопротивляется своим чувствам, все равно он уже попал в сети настоящей страсти. Между ними уже возникло НЕЧТО. Их влекло друг к другу со страшной силой, и у них скоро появится ребенок. ОБЩИЙ.

Не случайно Дрю примчался сюда. Не случайно провел в пути несколько часов. Они — единое целое, их союз уже не разорвать. Никогда.

Тия снова обняла Дрю. Ей нравилось чувствовать его мускулистое тело, прижиматься к нему, иметь возможность ощущать его тепло.

— А у меня для тебя сюрприз, — произнесла Тия беззаботно.

Дрю высвободился из ее объятий.

— Сюрприз? Что ты имеешь в виду?

Она показала ему снимок из поликлиники.

— Это наш ребенок.

Дрю растерялся.

— Наш ребенок?

— У нас будет девочка, — Тия засмеялась от счастья.

Глаза Дрю наполнились слезами.

— Девочка? Это хорошо. Это очень хорошо. — Он нервно сглотнул.

Тия слегка ткнула его кулаком в предплечье:

— Эй! Ты какой-то странный. Неужели все-таки не рад?

— Я просто счастлив.

— Так, может, обнимешь меня?

Будто в забытьи, Дрю отрешенно посмотрел на Тию.

— Ты поражен? — нервно спросила она.

— Я думаю, что только сейчас осознал: я стану отцом.

Тия снова обняла его за шею.

— Да, у меня тоже возникло ощущение, что ты с самого начала не вник в серьезность происходящего, — она в очередной раз поцеловала его.

Дрю медленно отступил назад, а потом бросился обнимать Тию. Он не мог оторваться от своей жены. А она просто таяла от его прикосновений.

События развивались стремительно. Тия вытащила из сумочки ключ.

— Это — отмычка от замка моего дома, — в шутку произнесла она. — Тия вручила ключ Дрю, потом написала свой адрес на бумаге. — На случай, если ты забыл, как после той вечеринки мы добирались туда.

Дрю уставился на жену, не в состоянии говорить. Она ободряюще улыбнулась.

— Я появлюсь в доме примерно через два часа. На дверце холодильника увидишь примерное меню ужина. Если захочешь, позвони в ресторан, закажи что-нибудь дополнительно.

Он автоматически кивнул, повернулся и вышел.

Как только за Дрю закрылась дверь, Тия стала пританцовывать. От счастья.

Кажется, Дрю Уоллис в ее руках.


Тия подкатила к дому на своем красном спортивном, автомобиле.

Дрю увидел это, стоя у окна в гостиной.

— Дорогой, ты где? — крикнула Тия, появившись в холле.

— Я здесь. — Он неторопливо отошел от разноцветной шторы.

Тия подскочила к нему, бросив служебный портфель на диван, и снова стала целовать мужа.

Дрю, не сдержавшись, ответил ей тем же. А потом с ним случилось нечто удивительное. И он внезапно почувствовал себя по-настоящему счастливым.

Он, Дрю Уоллис, имел возможность общаться с прекрасной женщиной. Он скоро станет отцом. У них есть дом, где можно жить с комфортом, даже два дома. Разве следует мечтать о большем? Зачем? Мещанские воззрения? Ну и пусть. Дрю желал семейного покоя, желал иметь детей, внуков. Что в этом плохого?

Он хотел получить все то, чего у него не было с Сэнди.

Ах, Сэнди, Сэнди, прощай навсегда! Тия-то нравилась Дрю больше. Он испытывал к ней не только физическое влечение, но и уважение как к своему надежному другу. А это дорогого стоит.

И скоро у них родится дочка. Дрю представил, как она играет в саду подле его дома, как учится ездить верхом, как нежно обнимает родителей. Полная идиллия!

Его сердце сжалось от умиления. Дрю стукнуло уже тридцать шесть. И он хотел иметь настоящую семью. Карьера, друзья, общение со знакомыми — все отходило на задний план.

Но вдруг и Тия предаст его? Дрю знал, каково это — страдать. Когда твое сердце разбито, не хочется жить.

Он нервно сглотнул.

Одиночество — страшная вещь.

— Я еще не распаковал свои вещи, — произнес Уоллис.

Тия беззаботно рассмеялась.

— А я и не думала, что тебе следует это делать. Ведь ты завтра, вероятно, поедешь к себе домой…

— Могу уехать прямо сейчас, — насупился Дрю. — И ты тогда тоже больше не переступай порог моего дома…

— Что? Что ты сказал? Я обожаю тебя, несмотря на все твои грубости.

— Тия, остановись. Я же не полный идиот. Между нами что-то происходит. Нам нужно разбежаться, пока не поздно. Мы с каждым разом становимся ближе друг другу.

— Некоторые сочли бы это хорошей новостью, — констатировала она.

— Только не я. У нас разница в двенадцать лет, твой отец — мой наставник, я не могу обманывать его. Мы же договорились с тобой после рождения ребенка развестись. Нам не нужно изображать любовь. Зачем вводить близких людей в заблуждение? Но, правда, есть один нюанс. Ты мне нравишься. И даже очень.

— А что в этом плохого? — она покачала головой.

— В принципе, ничего. Могу сказать больше, я с удовольствием занялся бы с тобой сексом, дабы подтвердить звание страстного мужа. Но, воспользовавшись твоим доверием, я стал бы подлецом, потому что я до конца не могу определиться в своих чувствах…

— Ты запутал и себя, и меня. Я не понимаю твоей логики, — в отчаянии произнесла Тия.

— Неудивительно. Отношения между мужчиной и женщиной — непостижимая вещь. Жизнь сумбурна. Я не уверен, что по-настоящему люблю тебя. И я не хочу, чтобы ты страдала. Сейчас, правда, мы общаемся более-менее нормально, однако через несколько месяцев разорвем наши отношения, и что? Преподнесем близким два разбитых сердца на блюдечке? Зачем все это?

— Но почему ты заранее уверен в полном провале нашего брака?

— Потому что я опытнее. А ты молода и наивна. И чересчур хороша для меня. Я циник, я жесток, я эгоист. Беги от Дрю Уоллиса, иначе будет поздно. И вообще, как ты собираешься совмещать свою работу в другом городе и наши семейные отношения? Твоя карьера под угрозой. Но ты же так упорно добивалась своего места в престижном рекламном агентстве. Вот и оставайся при своих делах. У нашего брака нет будущего.

— Дрю…

— Оставь меня! — Его голос прозвучал резче, чем ему хотелось. Однако, взглянув на расстроенную Тию, он почувствовал неловкость.

Тем не менее продолжил:

— Я отвратительный человек! Тебе нужно найти другого мужа. Неужели ты не понимаешь этого? — Дрю сорвался на крик. Он почувствовал себя зверем, загнанным в клетку. Тия связывала его по рукам и ногам.

— Успокойся. Жизнь не похожа на сказку, — пролепетала она.

— В том-то и дело. И я не сказочный и, главное, не положительный персонаж. Я очень жесток. Так что уходи с моей дороги. А если не оставишь меня в покое, я подам в суд. Через него стану опекуном ребенка. Больше мне ничего не надо.


Глава десятая


Несмотря на требование Дрю больше не приезжать в его дом, Тия в пятницу все равно появилась там.

Открыв дверь, она вошла в холл, но никак не могла решиться пройти дальше. Присела на небольшой диванчик и задумалась. Дрю заявил, что не хочет общаться с ней, требовал, чтобы она оставила его в покое. Как же ей было обидно! Однако она упрямая. Добьется своего. А Дрю успокоится. Он просто иногда бывает слишком эмоционален, и, скорее всего, в минуты приступов ярости им движет элементарный страх. Дрю боится очередного поражения в битве за личное счастье.

Она упрекнула себя в том, что не смогла сразу предвидеть возможность резкого осложнения их отношений. Сейчас было бы не так больно. Но как же Дрю расстроил ее! Накричал, унизил. А Тия уже простила его, она понимала, что Уоллис слишком уязвим.

И может, он гонит ее от себя из лучших побуждений? Не хочет, чтобы она страдала, надеясь на его любовь? Может, он, строя из себя резкого и грубого парня, таким своеобразным способом защищает ее? Зачем молодой женщине терять время на человека, который не даст ей ничего, кроме минут общения по договоренности?

Однако Тия была уверена, что она все равно нравится Дрю. И она еще поборется за него. Поэтому, и приехала снова. Ей нужно объяснить мужу, что не стоит принимать поспешных решений, не стоит в будущем расторгать их брак. Им нужно остаться вместе: НАВСЕГДА. Только этот вариант казался ей единственно правильным.

Дрю, милый Дрю. Ты же умный человек. Неужели не понимаешь, что в твоей жизни появилась любящая тебя и надежная женщина? Нельзя постоянно думать о прошлом, терзать себя мыслями о былых неудачах. Лучше идти вперед, сбросив груз переживаний, и тогда счастье улыбнется тебе. И все будет хорошо.

Главное — поверить в это.

Гордо выпрямившись, Тия открыла дверь гостиной.

— Дрю! — позвала она. Никто не ответил.

— Дрю! Я приехала.

В конце коридора открылась другая дверь. Из своей комнаты выскочила мисс Эрнандес.

— Милочка моя, здравствуй! Как доехала? Давай-ка я тебя покормлю…

Тия покачала головой.

— Пока не хочется. А где Дрю? Его что, нет дома?

— Появится только во вторник, — Эрнандес нахмурилась.

— Во вторник? — Тия онемела.

— Я нашла его путеводитель, там отмечены Багамы. Мальчик решил отдохнуть.

— Понимаю, — Тия чуть не разрыдалась.

Нет, Дрю никогда не любил и никогда не полюбит ее. Он просто элементарно сбежал. Он не хочет видеть свою жену. Ему абсолютно наплевать на ее чувства.

— Перед отъездом был каким-то ворчливым, — доложила Эрнандес.

— Он часто себя так ведет, — Тия прикусила губу.

— Но в этот раз я почему-то его пожалела, — домработница потерла висок. — У него был такой несчастный вид… — Мисс Эрнандес взяла Тию за руки. — Я не знаю, из-за чего вы поссорились, только…

— Он сказал, что в любом случае разведется со мной, а я заявила, что хочу сохранить наш брак. Дрю не хотел ничего слушать.

Тия была в отчаянии. Она совсем не нужна Дрю. Молодая женщина окончательно сникла. У нее даже заболело сердце, ей показалось, будто она сейчас упадет в обморок. Тия собрала остатки сил и, выбежав в прихожую, схватила свою сумку.

— Извини, Эрнандес. Мне нужно уехать. Может, еще увидимся…

— Тия, подожди…

Тия выскочила на крыльцо, вдохнула побольше воздуха. Как трудно дышать. Она старалась не терять самообладания. У меня все в порядке, все в порядке, твердила она самой себе. И нечего было рассчитывать на любовь Дрю. Тия схватилась за сердце. Господи, как больно. Рухнули все ее надежды, впереди — одиночество и ничего хорошего.


— Я справлюсь сам! — рявкнул Дрю, когда во вторник энергичная мисс Эрнандес ринулась помочь ему перетащить дорожные сумки в дом.

— Ну и справляйся, твердолобый сухарь, — Эрнандес обиделась.

— Как ты меня назвала? Это что-то новенькое в твоем лексиконе, — Дрю невольно рассмеялся.

— Нечего гоготать. Обидел жену и радуется. Бедная девочка.

Дрю насторожился.

— А что случилось? Она заболела? С ребенком все в порядке? — Он посерьезнел.

— В порядке, в порядке…

— Тогда нечего нервировать меня, — прорычал Дрю, снова начиная злиться на домработницу.

Мисс Эрнандес грозно нахмурилась. Она задаст перцу этому парню.

— Тия приезжала сюда в пятницу, а ты скрылся.

— Я просил, чтобы она этого не делала.

— Жестокий, бессердечный монстр…

— Ну, хватит с меня. Эрнандес, перестань со мной так разговаривать. Я, конечно, понимаю, что ты умнее всех, но есть же предел. Перестань вмешиваться в мою личную жизнь. С тех пор как ты появилась в этом доме, мне нет покоя. Но я больше не хочу выслушивать твои нотации.

— Хорошо, я покину твое логово. — Мисс Эрнандес гордо вскинула голову. — Я исчезну из твоей жизни. Тем более что у меня скоро… свадьба.

Дрю замер на месте.

— Старушка, ты выходишь замуж? Вот молодец-то! — Дрю расхохотался.

— Ничего смешного. Я возвращаюсь в Миннеаполис.

— Ну, Эрнандес, признайся, ты снова едешь к сестре?

— Я еду к мужчине, которого встретила, пока ухаживала за ней.

Дрю пристально посмотрел на свою домработницу. Выражение ее лица было очень серьезным. Уоллис понял, что она не шутит.

— Давай пройдем в дом, пожалуйста, — Дрю сразу стал вежливым.

Мисс Эрнандес холодно кивнула. Дрю оставил багаж в холле и, взяв домработницу под руку, повел ее в гостиную.

— А не выпить ли нам виски, моя дорогая? — Он подошел к бару.

Мисс Эрнандес согласно кивнула, но снова стала язвить:

— Ага, подлизываешься. Испугался. Ведь не сможешь без меня жить нормально…

Он засмеялся:

— А я попробую. Эрнандес присела на диван.

— Нет, Дрю, тебе будет меня не хватать. Ты, конечно, хозяйственный парень, станешь назло всем сам стирать свои вещи, убираться в доме, готовить, но протянешь без моей помощи лишь пару-тройку недель, не больше. Лучше моей стряпни-то нет…

Дрю со стуком поставил стакан на стойку бара.

— Думаешь, я пропаду без тебя?

— Да дело даже не во мне, — она пожала плечами. — Мужчине вообще трудно без женщины в доме. Быть одному — невеселая перспектива.

Дрю с подозрением посмотрел на Эрнандес.

— Ты на что намекаешь? Может, мне вернуть Тию? Ты это имеешь в виду?

Домработница рассмеялась.

— Думай сам, а я все равно брошу тебя. На вас, мистер Дрю, свет клином не сошелся. Меня ждет другой человек. — Она хлопнула стаканчик виски. — Мы сразу почувствовали, что подходим друг другу. — Эрнандес хитро прищурилась. — Нам было хорошо вдвоем. Мы играли в гольф, в карты. Надеюсь, наше общение продолжится.

Дрю кивнул.

— И вы поженитесь.

— Обязательно.

Дрю даже немного расстроился.

— Дорогая Эрнандес, — обратился он к пожилой женщине, — не покидай меня! — Он провел рукой по своим волосам. — Со стороны может показаться, что я недолюбливаю тебя. Однако это не так. Клянусь.

— Да знаю, — она махнула рукой.

— Нет, я не позволю тебе выходить замуж за первого встречного!

Мисс Эрнандес рассмеялась.

— Я уже взрослая девочка, мне почти шестьдесят, и я буду сама решать, как мне жить дальше…

Дрю перешел на «вы».

— Значит, у вас серьезные планы на будущее? — Он хмыкнул. — А ваши родственники не предупредили вас о последствиях скоропалительных связей? Наверняка нет. Так позвольте мне заявить: не слишком разумно выходить замуж за, извините, кота в мешке.

— Ты просто невыносим, — Эрнандес ткнула его в плечо. — И кто мне дает советы? Легкомысленный тип, который женился на одной особе, проведя с ней единственную ночь любви после шумной вечеринки…

Рука Дрю со стаканом виски замерла на полпути к его губам.

— Откуда ты об этом знаешь? — Он был сражен наповал.

— У меня свои источники информации, — Эрнандес равнодушно пожала плечами.

— Кто тебе об этом сказал? Признавайся. — В голосе Дрю появились металлические нотки.

Мисс Эрнандес вся как-то сжалась.

— Хорошо. Так и быть, открою секрет. Мне сказал об этом Джо. — Она сослалась на одного из работников конезавода. — И вообще, слухи о том, что после вечеринки в Питтсбурге ты переспал с Тией, ходили давно. А твоя свадьба некоторых удивила, но не всех.

Дрю вздохнул. Он не знал, что и сказать.

— Но лично я думаю, — продолжила Эрнандес, — что ты, женившись на Тии, поступил правильно, тем самым доказав главное — ты порядочный и хороший человек. Однако, ах, я и забыла. Ты ведь связал свою судьбу с девушкой, которую едва знал. А меня воспитываешь, негодник?

— Так я хочу как лучше. Посмотри, что творится со мной, с Тией. Поскольку мы до свадьбы даже и не встречались толком, наши отношения зашли в тупик. Мы никак не можем притереться друг к другу. А если тебя ждет то же самое с твоим неизвестно откуда взявшимся женихом? Будь осторожнее, милая Эрнандес, а то быстро разведетесь после свадьбы. Мы с Тией это сделаем точно.

— А мы с Ноланом нет. Потому что не такие глупые, как вы.

Дрю вздохнул.

— Потом ты вспомнишь мое пророчество. Ваш брак рухнет.

— Хватит каркать. Я не согласна с тобой. У нас с Ноланом все получится, потому что мы оба хотим этого, — мисс Эрнандес улыбнулась.

— А ты уверена в своем друге?

— Полностью. Чутье меня никогда не подводило.

— А что, если он предаст тебя? — не унимался Дрю. — Или… извини, ради бога, неожиданно отправится в мир иной? Ведь твой друг, очевидно, уже старичок…

— У меня останутся теплые воспоминания о счастливой семейной жизни.

— Какая чушь!

— Ты циник, Дрю. Ты хоть и умный, но ничего не понимаешь. — Эрнандес поднялась с дивана. — Даже если бы я провела с человеком, которого полюбила чуть ли не с первого взгляда, всего несколько дней, я была бы счастлива.

Дрю молчал.

А Эрнандес продолжила:

— И еще я давно поняла одну вещь. Прежде чем оттолкнуть от себя человека, нужно хорошенько подумать. А если этот человек к тому же и любит тебя беззаветно, не стоит резко обращаться с ним. — Она перевела дыхание. — Вот ты отвергаешь Тию, и что дальше? Да ничего хорошего тебя без нее не ждет. Она — замечательная женщина, а ты глупыш. Мой Нолан — другой, и я не упущу возможности построить с ним семью. В общем, прощайте, мистер Дрю. Я собиралась проработать у вас еще недельки две, а теперь поняла, что должна уехать немедленно. Навстречу своему счастью. В отличие от вас, дорогой, я не собираюсь терять время даром. В паре — гораздо веселее.

Мисс Эрнандес быстро ушла в свою комнату, быстро упаковала свои вещи и через полчаса покинула дом Дрю Уоллиса. Ее маленький голубой автомобиль, словно прощаясь, фыркнул и исчез за поворотом.

Уоллис расстроился, но не рассердился. Он ведь по-своему любил Эрнандес, а значит, желал ей настоящего счастья. Пусть у нее будет все хорошо. Раз старушка встретила достойного мужчину, что в этом плохого? Любви все возрасты покорны.

Дрю задумался о своих отношениях с Тией. А им, молодым, сам бог велел объединиться. Зачем рушить недавно заключенный союз? Какой смысл? Однако на Уоллиса снова напал страх. Дрю боялся, что из их семейной жизни ничего не получится.


Глава одиннадцатая


Когда Тия ехала на ранчо своих родителей, небо то и дело озаряли вспышки молнии. Погода была ужасной. Разразился настоящий ураган.

Тия занервничала. Доберется, ли она нормально до места назначения?

Но так хотелось побыстрее увидеть маму, поделиться переживаниями с отцом.

В общем, есть о чем поговорить с близкими людьми. Продолжать формальные отношения с Дрю Уоллисом отчаявшаяся Тия больше не хотела. Нужно рассказать все родителям. Только они смогут посочувствовать, войти в ее положение, пожалеть.

Тия задумалась. Нет, они с Дрю точно не станут жить вместе. Решено.

Потемневшее небо вновь озарила вспышка молнии. По лобовому стеклу машины Тии ударили тяжелые капли дождя. Порывы сильнейшего ветра раскачивали маленький автомобиль, как лодочку в океане.

Тия сжалась от предчувствия чего-то страшного. Проезжая мимо конезавода, принадлежащего Дрю, она мертвой хваткой вцепилась в руль. Только не останавливаться. Надо иметь гордость.

Она понимала, что ведет себя неадекватно. То стремится упасть в объятия Уоллиса, то бежит от него. Но что же делать? ИДрю весьма непредсказуем. Иногда смотрит на нее нежным взглядом, а потом унижает и прогоняет ее.

Но ведь она любит его, так любит! Однако в своей безумной любви слишком беззащитна.

После нескольких часов маневрирования на своей машине по скользкой от дождя дороге Тия пришла к одному-единственному выводу: она больше не хочет выяснять отношения с Уоллисом. Хватит унижаться, надоело страдать. Лучше броситься в теплые объятия родителей. Только они будут рады ее появлению.

Тия рванула вперед. Но, попав на проселочную дорогу, она испугалась.

Вокруг лес, и ни души.

Снова сверкнула молния, грянул гром. Перед автомобилем Тии упало поврежденное стихией дерево.

Она резко свернула в сторону, затем машинально выпустила из рук обернутый кожей руль и схватилась за голову.

Сильный толчок, удар обо что-то, и молодая женщина потеряла сознание.


Надев плащ-дождевик, возбужденный Дрю вышел во двор.

Его охватило какое-то нехорошее предчувствие, какое-то жуткое беспокойство.

В такую погоду может случиться любая авария.

Дрю, будто его подталкивала неведомая сила, решил проверить, все ли в порядке на проходящей мимо его хозяйства дороге.

Уоллис ринулся сквозь плотную стену дождя. Пройдя метров сто, он увидел некое свечение. Автомобильные фары. Точно. Что-то случилось. Дрю бросился на помощь пострадавшему. Дождь хлестал по лицу, по плечам, ботинки увязали в липкой грязи, но Уоллиса это не останавливало. Он не мог бросить человека в беде.

Дрю подскочил к завалившемуся на бок автомобилю и… замер. В салоне машины он увидел Тию — с пробитой головой, залитой кровью. Уоллис резко рванул дверцу авто.

— Милая, потерпи. — Он мгновенно набрал по мобильнику номер Бена. — Тия попала в аварию, я вызываю «скорую».

До приезда врачей Дрю сделал попытку привести жену в чувство самостоятельно. Но Тия не двигалась. Его охватил жуткий страх. Дрю приложил пальцы к ее шее. Почувствовав хоть и слабую, но пульсацию, он облегченно вздохнул. Жива. Однако рана на ее голове сильно кровоточила. Что же делать? Остается ждать докторов.

Дрю сел рядом с Тией и внезапно понял, что если потеряет ее, то не сможет перенести такого удара судьбы.

— Тия, прости за все, прости, — произнес он тихо. — Я вел себя как идиот. Я хочу, чтобы ты вернулась в мой дом, хочу жить вместе с тобой. Только, пожалуйста, не покидай этот мир. У нас же должен родиться ребенок. Я не смогу без вас…

Дрю хотелось кричать. Он ведь полюбил Тию по-настоящему. А что теперь? Она уходит в страну небытия?

— Нет, Тия, ты будешь жить, и наш малыш тоже. — Уоллис воздел руки к небу. — Господи, спаси мою семью!

Сейчас Дрю понимал одно: он больше никогда не обидит свою жену, она ведь скоро станет матерью. А это — святое.

Воздух разрезал вой сирены «скорой помощи».

— Тия, держись! Врачи уже здесь. — Дрю смотрел на нее сквозь слезы.

Она прерывисто вздохнула, и ему показалось, что жена услышала его. Однако молодая женщина не двигалась. Дрю снова испугался.

— Тия, как ты? — Его охватила жуткая паника, даже заболело сердце. Неужели она умрет и он навсегда потеряет ее?

Дрю прижался лбом к ее груди.

— Тия, любовь моя, пожалуйста, не уходи, не надо.

— Дрю? Это ты? — Она наконец пришла в себя.

— Да! Да! — Он слегка отстранился от нее, пристально разглядывая ее лицо. — Это я. Я здесь, милая.

Тия слабым голосом прошептала:

— Я поехала к родителям, потом свернула куда-то не туда, потом вдруг упало дерево…

В их сторону уже бежали врачи.

— Не волнуйся, дорогая, все будет хорошо, — Дрю погладил ее руку, провел пальцами по ее лбу, отводя от раны пряди волос.

— А знаешь, Дрю, я больше не хочу обременять тебя своим присутствием, — Тия нашла в себе силы говорить. — Ты ведь любишь независимость, я исчезну из твоей жизни навсегда. Не хочу причинять тебе неудобства.

— Какую ерунду ты говоришь. — Дрю поцеловал ее в щеку. — Ничего подобного и слышать не хочу.

Их диалог нарушил врач «скорой».

— Отойдите немедленно! — закричал он, отталкивая Дрю.

Уоллис послушно отступил назад.

Спустя несколько мгновений рядом с машиной «скорой» остановился микроавтобус, из которого выпрыгнули Бен и Элизабет. Они, охваченные страшным волнением, даже не подошли к своему зятю. Дрю занервничал еще больше.

— С ней все в порядке? — крикнул Бен, подбегая вместе с женой к врачу.

Доктор что-то ответил, однако Дрю не расслышал его слов.

Уоллис боялся подойти к отцу Тии. Бен Каприотти наверняка все давно понял и теперь возненавидит липового мужа своей дочери. Ведь так получалось, что неприятности в жизни Тии возникли, когда она связалась с ним, с Дрю.

Он ретировался. Если семья Каприотти больше не захочет иметь с ним никаких дел, так ему и надо. Так и надо.

Дрю повернулся и направился к своему дому. Никто даже и не заметил отсутствия потрясенного случившимся Уоллиса.


* * *


Тия сидела на больничной кровати и беседовала с Мэриан и Лили, своими помощницами по работе. Пятидесятилетняя стенографистка и двадцатидвухлетняя художница отлично ладили между собой. Тия была довольна. Как хорошо, когда в коллективе дружеская атмосфера.

— Ну, что творится в агентстве? — спросила Тия. — Чем порадуете?

— Знаешь, тут недавно всех развеселил Лу. Такое отмочил. Он разыграл мистера Баррингтона, владельца овсяной империи, — Мэриан от смеха не могла дальше говорить.

Ее рассказ продолжила Лили:

— Лу решил сыграть роль… твоего двойника, Тия. Он одолжил у своей матери симпатичное платьице, натянул на голову темно-каштановый парик и явился в таком виде на презентацию…

— Ты шутишь? — Тия ахнула. — Потрясающе, нет слов. Вот артист.

Мэриан прислонилась к двери больничной палаты. Вдруг их смех услышит медсестра? Потребует убраться из помещения.

— И вот, — хихикнула Лили, — Лу вошел в своем замечательном наряде в зал презентаций. И… представился Тией Каприотти, пару раз на нервной почве дернув себя за усы.

— А как среагировал на все мистер Баррингтон? — Тия рассмеялась. Перед ее глазами промелькнула забавная сценка.

— Он попросил Лу присесть и на время замолчать. Но Лу никак не мог угомониться. Наш дружок кричал, что он действительно Тия Каприотти, которая провела огромную работу по рекламе овсянки, и что за этот титанический труд ее надо похвалить.

Тия снова засмеялась. Но у нее слегка разболелась голова, и молодая женщина притихла. Последствия травмы еще сказывались.

— В общем, — закончила рассказ Мэриан, — Баррингтон воздал наконец хвалу, но не Лу, конечно, а в его лице именно тебе, Тии Каприотти.

— Как мило, как приятно, — произнесла Тия.

— Кстати, поговорим еще о приятных вещах, — предложила Лили. — По коридору ходит твой муж.

— О нет! Я не смогу общаться с ним, — Тия машинально схватила за руку Мэриан.

Стенографистка сочувственно улыбнулась Тии. Она знала про их фиктивный брак и поначалу даже советовала действительно развестись с Дрю, как, собственно, они и собирались сделать. Но потом Мэриан вдруг дала Тии другой совет — попробовать все-таки наладить отношения с Уоллисом.

— Дорогая, — Мэриан ободряюще улыбнулась. — Раз твой хоть и формальный, но муж появился здесь, поговори с ним. От тебя не убудет.

— Но этот парень ненавидит меня, — Тия сокрушенно покачала головой. — А я-то что сотворила! Вместо того чтобы держаться от него подальше, вляпалась в аварию неподалеку от его дома. И как я оказалась в том месте? Ума не приложу.

Лили наклонилась и обняла Тию.

— Поговори с мужем, — посоветовала и она. — А мы пойдем. Ну, увидимся позже.

Тия с мольбой посмотрела на Мэриан. Та лишь покачала головой. Женщины вышли в коридор.

Через пару минут в палате появился Дрю.

Тия притворилась, что с величайшим интересом смотрит телепередачу. Затем бросила наигранно равнодушный взгляд в сторону мужа и небрежно сказала:

— Привет!

Тия бодрилась изо всех сил. Пусть Дрю не думает, что она без него пропадет. Пусть лучше поскорее уходит. Она ведь очень раздражала его, и особенно в последнее время. Зачем же тогда он приехал сюда? Будоражить ее нервы?

— Здравствуй! — Он вручил ей шикарный букет роз. — Это тебе.

— Спасибо, — произнесла она сдержанно, но сердце ее уже дрогнуло.

Дрю принес ей цветы? Как это приятно. Хотя, может, он просто пытается выглядеть в глазах окружающих благородным рыцарем? Скорее всего, так и есть. Ему нужна репутация порядочного парня. А порядочный человек не бросит будущую мать своего ребенка, тем более в такой ситуации.

— Здесь где-то есть кувшин с водой… — Тия попыталась слезть с кровати, однако Дрю остановил ее, придержав за предплечье.

— Я найду его сам. — Он улыбнулся.

Не в силах смотреть Дрю в глаза, Тия отодвинулась в сторону и выставила вперед руку в знак протеста.

— Пожалуйста, не трогай меня. Я хочу встать. И вообще, со мной, все в порядке, было лишь небольшое сотрясение мозга. Доктор сказал, что меня завтра выпишут.

— Я знаю, потому что звонил ему, — Дрю поставил цветы в воду.

Букет еле поместился в небольшом кувшине. Тия нервно теребила простыню.

— Раз ты звонил доктору, значит, в курсе, что с моим ребенком все в порядке?

Дрю качнул головой.

— С нашим ребенком.

— Хорошо, с нашим. — Она натянуто улыбнулась. — Но зачем ты пришел сейчас? — Тии хотелось выставить Дрю за дверь. Ведь он не любил ее. Она же мечтала провести с ним всю жизнь, но отклика в его душе не нашла. Вот и пусть убирается. — Зачем ты пришел? — Тия повторила вопрос. — Я освобождаю тебя от всех твоих обязательств по отношению к ребенку. Мы справимся сами, мне помогут близкие люди, а ты можешь создавать семью с другой женщиной. Я не собираюсь набиваться… Уходи.

Дрю сглотнул и не сдвинулся с места.

— Прощай, мы должны расстаться, разве ты не понял? — Тия закрыла глаза.

— Ты действительно хочешь, чтобы я ушел? — Дрю растерялся.

Тия сдержала вздох. С этим парнем всегда одни проблемы!

— Я хочу, чтобы ты ушел сейчас и чтобы ты вообще исчез из моей жизни. — Она в отчаянии чуть не зарыдала.

— Да. — Уоллис потер висок. — Я знаю, я заслужил такое отношение к себе.

Тия вздохнула.

— Я тебя ни в чем не виню. Мы оба совершили ошибку, потом пытались исправить ситуацию, поженившись, но мы зря связали себя узами брака. Все равно ничего хорошего не получится. У нас с тобой серьезные проблемы в общении. Решить их, по моему мнению, невозможно. Давай побыстрее разбежимся и будем жить каждый своей жизнью.

— А другого варианта ты не рассматривала? — спросил окончательно разволновавшийся Дрю.

Тия снова вздохнула и, открыв глаза, внимательно посмотрела на него.

— И что может измениться в наших отношениях?

— Может измениться многое…

— Но ты же не любишь меня! — закричала Тия.

— Знаешь, когда я увидел тебя в твоей машине после аварии, такую беззащитную, такую беспомощную, я понял… я понял, что мисс Эрнандес была права.

— Мисс Эрнандес? При чем тут твоя домработница? — Тия уже ничего не понимала.

Дрю пожал плечами.

— Перед тем как покинуть меня, она произнесла трогательную речь.

— И в чем же суть этой речи? — Тия удивленно посмотрела на него.

— В том, что нужно дорожить людьми, которые хорошо к нам относятся. Знаешь, Эрнандес встретила человека, окружившего ее невероятной заботой, и она собирается выйти за него замуж. Заявила, что ее друг по имени Нолан — очень милый и надежный мужчина, и что она оценила это, и оценила его любовь к ней, и проведет с ним остаток жизни. Тия улыбнулась.

— Так это же замечательно!

— На днях я получил от нее открытку. Эрнандес пишет, что по-настоящему счастлива, ибо не упустила возможности постоянно общаться с мужем, посланным ей Богом.

— Здорово! — Тия порадовалась за бывшую домработницу Дрю.

— Однако перед своим отъездом она на меня, представь, успела накричать. — Уоллис рассмеялся.

— Ну, тебе не привыкать…

— Но в тот раз она назвала меня настоящим идиотом, и я… с ней согласился.

Не зная, что сказать, Тия промолчала.

— На прощание моя дорогая Эрнандес заявила: я идиот, по одной причине — не ценю то, что имею, — продолжил Дрю. Он посмотрел Тии в глаза. — Ты понимаешь, о чем я?

У Тии перехватило дыхание. Она приложила руку ко лбу.

— Что такое? У тебя кружится голова? Ты в порядке?

— Ничего, ничего, все хорошо. Так о чем ты?

— Я пришел сюда, потому что, потому что… — Дрю сглотнул. — Потому что я больше не хочу тратить время впустую. Тия, ты нужна мне, поверь. Лучше тебя мне женщины не найти…

Она затаила дыхание. Она понимала, что эти слова даются Дрю с трудом, он же столько пережил после предательства своей первой жены.

— Тия, я бы очень хотел, чтобы наш брак из разряда формального перешел в другое качество — стал настоящим, — выпалил Уоллис.

Тия бросилась бы в его объятия незамедлительно, но она ждала от Дрю главных слов. Он вздохнул.

— Дорогая, а что скажешь ты? Чем ответишь?

Она помедлила, а потом произнесла:

— Я не уверена на сто процентов, что ты говоришь всерьез.

— Но я действительно хочу быть твоим настоящим мужем. — Он снова посмотрел ей в глаза.

— Этого желания недостаточно. — Она покачала головой.

— Недостаточно? — Дрю был ошеломлен. — Чего же ты потребуешь еще от влюбленного в тебя парня?

Тия опустилась на подушки. Влюбленного? Именно это она и хотела услышать. Молодая женщина была счастлива.

— Повтори, пожалуйста, свой последний вопрос, — она была на верху блаженства.

— Какой вопрос? — Он лукаво прищурился.

— Только не прикидывайся бестолковым ковбоем, — засмеялась она. — Так кто у нас тут влюбленный парень?

— Кажется, я, — улыбнулся Дрю. — Да. Точно. Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ, ТИЯ!

— Еще раз.

— Я люблю тебя!

— Скажи снова.

Дрю сдвинул брови, будто рассердившись.

— Это ты — бестолковая девочка, Я же искренне признался в своих чувствах к тебе. Что тут непонятного?

Тия выбралась из кровати и бросилась в его объятия.

— Ворчун ты мой, и все-таки я тоже тебя люблю, — призналась она.

— Но я ведь зануда, у меня тяжелый характер…

— Ты мне нравишься таким, какой ты есть. А ты очень хороший, и я хочу жить с тобой вечно…

Дрю звонко поцеловал ее в щеку.

— Когда ты выйдешь из больницы, я куплю тебе новую машину.

— Да бог с ней, с машиной, лишь бы ты был рядом. — Тия прижалась к любимому.

— Нет, я обязательно куплю тебе шикарный спортивный автомобиль. Только пообещай, что не будешь сильно гонять на нем.

— Хорошо! Хорошо! Обещаю.

— А как идут дела в твоем рекламном агентстве? — спросил Дрю. — Что рассказали твои коллеги?

— Меня там хвалили за успехи, но я решила покинуть компанию…

— Неужели ты бросишь свое любимое дело? — Дрю удивился.

Она улыбнулась.

— Нет, конечно. Я имела в виду, что уйду из агентства лишь на время. В моем положении лучше находиться дома. Но я все равно буду трудиться, руководить процессом, так сказать, на расстоянии. Думаю, у меня это получится, — не в силах удержаться, она прижалась губами к губам Дрю.

Их поцелуй был долгим.

Потом Уоллис слегка отстранился от нее и произнес:

— Я так виноват перед тобой. Ты из-за меня страдала, но я ничего, дурак, не понимал. Нет, я просто боялся…

Тия засмеялась:

— Эй, ковбои — бесстрашные люди. Разве ты не такой?

— Я буду героем во всем. — Он с нежностью посмотрел на жену. — И я стану хорошим отцом. — Дрю положил руку на ее животик. — Как ты себя чувствуешь?

— Все нормально, не беспокойся. — Она смущенно улыбнулась.

Господи, как же Тия была счастлива в этот момент! Рядом находился любимый человек — мужчина ее мечты и законный супруг, через несколько месяцев у них родится малыш, они будут все вместе жить в одном доме, принимать в нем своих родных, своих друзей… Что может быть лучше этого?

Тия с умилением посмотрела на Дрю. Как хорошо, что она встретила его тогда, на той вечеринке! Значит, судьба свела их не случайно. Бывает, что и легкомысленная на первый взгляд связь превращается в серьезные отношения.

Так случилось и с нашими героями. Им очень повезло.

ЛЮБОВЬ проявила к ним благосклонность.


Оглавление

  • Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвертая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая
  • Глава одиннадцатая