Любовь (fb2)


Настройки текста:





Таша Танари Танцующая среди ветров. Любовь

АННОТАЦИЯ

Продолжение истории о милой юной магичке и ее харизматичных друзьях. Перипетии в отношениях между демонами, драконами, эксцентричными магами, еще и обаятельное порождение междумирья затесалось в эту разношерстную, но весьма теплую компанию. Помимо прочего, никто не отменял распутывания клубков старых тайн, избавления от коварных интриг и как минимум спасение своей шкурки, а как максимум хрупкого баланса между мирами триквестра.

Найдется ли среди всего этого хаоса время на любовь? Обязательно найдется. Иначе и быть не может, когда в одном не в меру своенравном драконе начинает закипать кровь. То, что он привык считать своим, другим он отдавать не намерен.


* * *

Намного раньше начала событий, в одном из миров триквестра

У края обрыва в бездну стоял высокий мужчина и, устремив восхищенный взгляд в небо, неотрывно следил за полетом дракона. И столько нежности плескалось в его взгляде, что позавидовала бы сама человеческая богиня любви. Но боги давно покинули миры триквестра и лишь изредка снисходили до гласа вопрошающих. А мужчина стоял и смотрел, как смысл всей его жизни, частичка души, самое дорогое для него существо наслаждается танцем со Стихией. Он счастливо улыбнулся, и волна живительной силы окатила пространство вокруг. Буквально окатила: поляна под его ногами покрылась пестрым ковром из распустившихся цветов. Воздух наполнил тонкий аромат дождя и гардении — ее аромат, аромат их любви.

Изящная драконица, заметив наблюдающего за ней человека, перестала вести себя, словно шаловливый ребенок, и начала грациозно снижаться. Она знала: любимый легко может подняться к ней в небо, но не станет этого делать, предпочитая наблюдать со стороны. Он всегда помнил об их различии, и никакие слова не могли внушить ему обратное. Свободолюбивая, не признающая условностей, не терпящая ограничений, упрямая и решительная крылатая рептилия очень трепетно относилась к переживаниям своего избранника. Пожалуй, одно его мнение после собственного и имело для нее хоть какое-то значение.

Мужчина, поняв, куда направляется его пара, отвернулся и отошел от края обрыва. Замер, растерянно разглядывая внезапно зацветший луг, еще недавно слабо зеленевший на пути всех ветров. "Да уж", — подумалось ему, — "Шаэр бы не одобрил". Впрочем, его друг всегда отличался излишней осторожностью и благоразумием. В их дружной тройке именно Шаэру отводилась роль всегда холодного рассудка, именно благодаря ему их связь с любимой до сих пор удавалось сохранить в тайне. Хотя крови Шаэр попил им немало, беспрестанно делая внушения и читая нотации. Все без толку, чувства захватывали разум любовников в плен, а тот и не думал сопротивляться, позорно капитулируя навстречу счастью.

— Как мальчишка, — пробормотал мужчина, укоряя себя за столь нетипичное поведение, и тут же ощутил ласковые руки на талии.

— Ты что-то сказал? — промурлыкал родной голос. Любимая потерлась щекой о его плечо.

Против воли губы мужчины расплылись в блаженной улыбке, он на мгновение прикрыл глаза от удовольствия. Затем развернулся, и теперь уже прекрасная девушка оказалась заключенной в нежных объятиях. Она засмеялась, этот смех отразился в душе ее спутника мириадами восторженных искорок истинной радости. Так хорошо, так правильно: ощущать ее рядом, жить и дышать только ею. К сожалению, больше не найдется ни одного безумца, согласного с подобными утверждениями. Даже Шаэр до последнего сопротивлялся, пытаясь взывать к их сознательности, наивный. Это как если бы слепой рассказывал узревшему радугу о красоте серой пелены мрака.

И все же, время от времени червячок нависшей угрозы омрачал мысли мужчины. Он должен позаботиться о ней, попытаться объяснить. Слишком высокую цену они заплатят за свои ошибки. Их разлучат навсегда, тут можно не сомневаться, но вряд ли этим ограничатся.

— Милая, — пальцы мужчины скользнули по волосам избранницы, — я боюсь за тебя. — Мелодичный смех тут же смолк, и девушка нахмурилась.

— Рик, ты опять? Я думала, мы давно все выяснили. И тогда за водопадом ты признал поражение. — Она лукаво улыбнулась.

В глазах драконицы заплясали соблазнительные огоньки. Тонкие пальчики как бы невзначай проскользнули под рубашку обнимающего ее мужчины и, невесомо вспорхнув по позвоночнику, едва-едва оцарапали кожу. Рик коварно ухмыльнулся, разгадав ее замысел, и поцеловал. Когда он отстранился, оба тяжело дышали, но это не помешало ему собраться и продолжить неприятный разговор.

— Шаэр сказал, глава Совета вспоминал про тебя сегодня. Он увлечен идеей укрепить род Шайген. Золотой и Сияющая — достойный союз для гордого народа. — Из горла девушки вырвался гневный рык, а глаза вмиг потемнели.

— Этому не бывать, — рявкнула