Любовь (fb2)


Настройки текста:



Таша Танари Танцующая среди ветров. Любовь

АННОТАЦИЯ

Продолжение истории о милой юной магичке и ее харизматичных друзьях. Перипетии в отношениях между демонами, драконами, эксцентричными магами, еще и обаятельное порождение междумирья затесалось в эту разношерстную, но весьма теплую компанию. Помимо прочего, никто не отменял распутывания клубков старых тайн, избавления от коварных интриг и как минимум спасение своей шкурки, а как максимум хрупкого баланса между мирами триквестра.

Найдется ли среди всего этого хаоса время на любовь? Обязательно найдется. Иначе и быть не может, когда в одном не в меру своенравном драконе начинает закипать кровь. То, что он привык считать своим, другим он отдавать не намерен.


* * *

Намного раньше начала событий, в одном из миров триквестра

У края обрыва в бездну стоял высокий мужчина и, устремив восхищенный взгляд в небо, неотрывно следил за полетом дракона. И столько нежности плескалось в его взгляде, что позавидовала бы сама человеческая богиня любви. Но боги давно покинули миры триквестра и лишь изредка снисходили до гласа вопрошающих. А мужчина стоял и смотрел, как смысл всей его жизни, частичка души, самое дорогое для него существо наслаждается танцем со Стихией. Он счастливо улыбнулся, и волна живительной силы окатила пространство вокруг. Буквально окатила: поляна под его ногами покрылась пестрым ковром из распустившихся цветов. Воздух наполнил тонкий аромат дождя и гардении — ее аромат, аромат их любви.

Изящная драконица, заметив наблюдающего за ней человека, перестала вести себя, словно шаловливый ребенок, и начала грациозно снижаться. Она знала: любимый легко может подняться к ней в небо, но не станет этого делать, предпочитая наблюдать со стороны. Он всегда помнил об их различии, и никакие слова не могли внушить ему обратное. Свободолюбивая, не признающая условностей, не терпящая ограничений, упрямая и решительная крылатая рептилия очень трепетно относилась к переживаниям своего избранника. Пожалуй, одно его мнение после собственного и имело для нее хоть какое-то значение.

Мужчина, поняв, куда направляется его пара, отвернулся и отошел от края обрыва. Замер, растерянно разглядывая внезапно зацветший луг, еще недавно слабо зеленевший на пути всех ветров. "Да уж", — подумалось ему, — "Шаэр бы не одобрил". Впрочем, его друг всегда отличался излишней осторожностью и благоразумием. В их дружной тройке именно Шаэру отводилась роль всегда холодного рассудка, именно благодаря ему их связь с любимой до сих пор удавалось сохранить в тайне. Хотя крови Шаэр попил им немало, беспрестанно делая внушения и читая нотации. Все без толку, чувства захватывали разум любовников в плен, а тот и не думал сопротивляться, позорно капитулируя навстречу счастью.

— Как мальчишка, — пробормотал мужчина, укоряя себя за столь нетипичное поведение, и тут же ощутил ласковые руки на талии.

— Ты что-то сказал? — промурлыкал родной голос. Любимая потерлась щекой о его плечо.

Против воли губы мужчины расплылись в блаженной улыбке, он на мгновение прикрыл глаза от удовольствия. Затем развернулся, и теперь уже прекрасная девушка оказалась заключенной в нежных объятиях. Она засмеялась, этот смех отразился в душе ее спутника мириадами восторженных искорок истинной радости. Так хорошо, так правильно: ощущать ее рядом, жить и дышать только ею. К сожалению, больше не найдется ни одного безумца, согласного с подобными утверждениями. Даже Шаэр до последнего сопротивлялся, пытаясь взывать к их сознательности, наивный. Это как если бы слепой рассказывал узревшему радугу о красоте серой пелены мрака.

И все же, время от времени червячок нависшей угрозы омрачал мысли мужчины. Он должен позаботиться о ней, попытаться объяснить. Слишком высокую цену они заплатят за свои ошибки. Их разлучат навсегда, тут можно не сомневаться, но вряд ли этим ограничатся.

— Милая, — пальцы мужчины скользнули по волосам избранницы, — я боюсь за тебя. — Мелодичный смех тут же смолк, и девушка нахмурилась.

— Рик, ты опять? Я думала, мы давно все выяснили. И тогда за водопадом ты признал поражение. — Она лукаво улыбнулась.

В глазах драконицы заплясали соблазнительные огоньки. Тонкие пальчики как бы невзначай проскользнули под рубашку обнимающего ее мужчины и, невесомо вспорхнув по позвоночнику, едва-едва оцарапали кожу. Рик коварно ухмыльнулся, разгадав ее замысел, и поцеловал. Когда он отстранился, оба тяжело дышали, но это не помешало ему собраться и продолжить неприятный разговор.

— Шаэр сказал, глава Совета вспоминал про тебя сегодня. Он увлечен идеей укрепить род Шайген. Золотой и Сияющая — достойный союз для гордого народа. — Из горла девушки вырвался гневный рык, а глаза вмиг потемнели.

— Этому не бывать, — рявкнула она, непроизвольно выпуская когти. Мужчина поморщился от боли. — Прости, — тут же спохватилась и взяла себя в руки его любимая.

— Мелочи, — откликнулся Рик, подмечая, как она уже залечивает ранки. — Я все понимаю и сразу знал о царящих порядках. Я готов отступить, лишь бы тебе не угрожала опасность. Находиться рядом пусть так, чем потерять насовсем. — Рик замолчал, слова давались с огромным трудом, сердце разрывалось на части, но не сказать он не мог. — Несси, уходи, прошу тебя. Сейчас уходи. Потом я не смогу отпустить, просто не смогу.

— Нет, — резко ответила драконица. — Даже если ты готов, то я нет. Я сделала выбор осознанно и не изменю решения. — И уже намного ласковее добавила: Глупый, разве я смогу жить без тебя, без твоей теплой улыбки, твоего любящего взгляда?

Девушка зажмурилась и потерлась подбородком о грудь своего единственного.

— Драконы однолюбы, если находят свою истинную пару, то никогда от нее не отказываются. И плевала я на все матримониальные планы главы. Папочка всегда слишком много придавал значения чистоте крови. За сотни прожитых лет он утратил способность испытывать хоть какие-то эмоции, остался один сухой расчет. Жаль, нет возможности удрать отсюда куда подальше, но я справлюсь. Главное, не смей думать, что я найду счастье с другим. Запомни, я пойду до конца, и никто меня не остановит, даже вы на пару с Шаэром.

Она улыбнулась, а Рик подумал, как может такая невинная улыбка и обманчиво доверчивое личико скрывать под собой столь упрямый характер и несгибаемую волю.

— Несси…

— Тшшш-ш-ш, — драконица приложила палец к его губам, — это мой выбор. Прими и смирись. Ты мой навсегда, только ты.

Мужчина застонал, раздираемый противоречивыми чувствами, но звук голоса подхватил и унес ветер. А частичка его души осталась стоять рядом, все так же по-детски обезоруживающе улыбаясь. Обманчивый облик, он знал. Еще он знал, что никогда уже не сможет от нее отказаться. Рик тоже сделал свой выбор: теперь до конца и вместе.

ГЛАВА 1

Я сидела на обочине дороги, обнимала пыльный сапог и задумчиво покусывала травинку, не в силах избавиться от настойчивого ощущения, что это я уже проходила. Как бы нелепо это не выглядело, но подобную ситуацию мне уже определенно довелось испытывать раньше. Нервно хихикнула и мрачно посмотрела на шумно причитающего возницу. Низенький толстенький человек беспрестанно утирал со лба и шеи пот, а еще жаловался. На жизнь, на погоду, на судьбу, на жену, даже на меня. Впрочем, поймав негодующий взгляд, он осекся. Видимо, вспомнил, что оплату за проезд получит в конечной точке назначения, а туда-то как раз, насколько понимаю, попасть мне в ближайшее время не светит. Правильно рассудив, мой спутник перестал стенать и вполне вменяемо обратился ко мне:

— Госпожа, колесо чинить это надолго. — Он виновато пожал плечами. — До темна провожусь, не раньше. Здесь недалеко гостевой дом имеется, придорожный, около часа ходьбы, и вы на месте. Там и обождите, а я, как управлюсь, сразу за вами.

Я печально вздохнула, вернула сапог на положенное место, то есть на свою ногу, и легко поднялась с земли. Отряхнула штаны, подхватила рюкзак. Да, не так я представляла начало новой жизни, совершенно не так. Кивнув несчастному извозчику, которому предстояло возиться на жаре и в пыли, приводя в порядок транспортное средство, коротко бросила: — Хорошо. — И потопала вперед по тракту, ведущему в сторону столицы нашей Империи.

Несмотря на раннюю осень, погода стояла все еще теплая, даже слишком. Шурша опавшими желтыми листьями, я монотонно перебирала ногами и горестно размышляла о вселенской подлости. Солнце играло в небе яркими бликами, легкий ветерок пытался принести глоток свежести, увы, безуспешно. Птичий гомон наполнял окрестности звонким щебетом, а на душе было как-то паршиво.

Еще утором, покидая усадьбу лорда Андраша, я испытывала предвкушение от путешествия и открывающихся передо мной перспектив. Как же, сам ниор Альтамус Форт Абигайл, чье имя широко известно в некоторых кругах, чтобы это ни значило, согласился взять меня в ученицы. С ниором я познакомилась при весьма неприятных обстоятельствах, и не сказать, чтобы он мне понравился. Но, как известно, первое впечатление часто бывает обманчивым, и общий язык мы с Альтом все же нашли. Хотя до сих пор не понимаю, почему он согласился возиться со мной. Маг я, с его слов, посредственный, потенциалом обладаю средним.

Возможно, из-за просьбы одного нашего общего с ниором приятеля — Иллюзора Фелисана, по неведомым причинам очень благодушно ко мне расположенного. Именно он настойчиво советовал обратиться к Альтамусу, а тому — обо мне позаботиться. Даже друзья: парочка взбалмошных демонов и один не в меру горделивый дракон очень удивились такому нежному общению с порождением междумирья, существом чистой магии, путешественником среди троп на гранях иных миров, а для меня просто большим, добрым и бесконечно потрясающим котом. Лис, несмотря на свой внушительный облик сильного и опасного хищника, больше похожего на пантеру с примесью рыси, никогда не вызывал у меня страха. С самого первого момента нашего знакомства я испытывала к нему безграничное доверие и, похоже, ему это нравилось.

Он спас мне жизнь своим подарком — цепочкой, впитавшей огромное количество энергии атакующего заклинания при нападении бандитов. Рука непроизвольно потянулась к шее, привычно нащупывая серебристую змейку. Пальцы замерли, ощутив тепло висевшего на цепочке кристалла. Еще один подарок от еще одного друга. Прощальный. И друга ли? Как все не просто у нас сложилось с надменным, заносчивым, своенравным и таким бесконечно близким и родным драконом. Стоп, вот об этом я думать сейчас не буду. И вообще, никогда не буду.

Возвращаясь к семейству лорда, за прошедший год они стали мне практически второй семьей. И провожая сегодня, лорд Гарнет обнял так крепко, так по-отечески. А Мариэль, несмотря на искрящееся в глазах счастье в связи со вчерашним бракосочетанием с горячо любимым ею лордом Ноланом, не смогла сдержать выступивших слезинок. Я заметила, как она украдкой смахнула их, прячась за мужем. Уже тогда в сознание закралось первое подозрение о предстоящих трудностях, а воодушевление начало сменяться тоскливой неизвестностью перед будущим. Когда же, не преодолев и половины пути до Кираты, мы остановились, и возница, сыпля проклятиями, попросил подождать снаружи повозки, пока он выяснит причину поломки, я окончательно осознала — день испорчен.

Поэтому сейчас, шагая по широкой дороге и перебирая в голове воспоминания о событиях прошлогодней давности, мне не удалось порадоваться ни теплому дню, ни ярким осенним краскам живописных пейзажей. Только глухое раздражение, ведь снова в собственный день рождения я иду неизвестно куда в полном одиночестве. Словно и не было между моими семнадцатью и восемнадцатью ничего интересного. Но это не так, лично для меня обозначенный период прошел очень насыщенно. Тем не менее, факт остается фактом: я одна, впереди дорога, а у меня как бы праздник. Не сдержавшись, от души пнула камень и свернула на очередном повороте.

Извозчик не обманул. Действительно, предаваясь излюбленному процессу самокопания, я незаметно осилила путь до обозначенной гостиницы. Хм, а ничего такая, думала, все будет намного хуже. Хотя чего удивляться, все-таки на пути к столице располагается. Немного приободрившись, я быстро преодолела оставшееся до здания расстояние и уверенно вошла внутрь. Чисто, опрятно, интерьер подобран со вкусом. Направилась к стойке со скучающим управителем и поинтересовалась, есть ли свободные комнаты. Комнаты-то были, но вот пока он излишне долго копался в своих бумаженциях, я внезапно передумала отсиживаться в четырех стенах и двинулась в сторону бара. В самом деле, именинница я сегодня или где?

Заказав ягодного эля, оглядела просторный зал с немногочисленными посетителями. В центре, за сдвинутыми столиками, явно что-то праздновала шумная компания из пяти человек. В углу, закутавшись в дорожный плащ, сидел одинокий путник и меланхолично потягивал из огромной кружки напиток. Разглядывать пристальнее не решилась, он всем своим видом выражал, насколько желает отгородиться от окружающего мира и любопытных глаз. Что ж, его право. У окна, ближе к выходу, обедала парочка в возрасте, наверное, супруги. Более никого в зоне видимости не наблюдалось, и я вернулась к изучению меню.

Выбрав несколько блюд и десерт, гулять так гулять, сосредоточено приступила к поглощению вкусностей. Наливальщик за стойкой периодически на меня поглядывал, но я не спешила заговаривать, и он таки не выдержал первым.

— Вид у вас какой-то удрученный, — выдал характеристику этот проницательный человек.

— Да день, знаете ли, не задался. Так бывает. — Мужчина активно покивал и с энтузиазмом подтвердил.

— Бывает, но это все мелочи. Плюньте на них, точно вам говорю.

Крайне удивилась подобному подходу к делу, но искренняя забота подкупала. Поэтому я улыбнулась и как можно беспечнее ответила.

— Конечно мелочи, обязательно последую вашему совету.

Мужчина мне подмигнул и вернулся к протиранию бокалов. Когда я покончила с едой, он поинтересовался — не повторить ли эль. Я отрицательно качнула головой, рассудив, что дальнейшее распитие в одиночестве — ну совсем не комильфо.

— Дама скучает? — На мое плечо опустилась чья-то горячая рука.

Обернулась и обнаружила неприятно скалящегося рыжебородого парня. Вроде я его видела среди шумно пирующих.

— Нет, мне весьма комфортно в компании с самой собой, — холодно ответила я и дернула плечом, избавляясь от наглого прикосновения. Мутные от хмеля глаза подошедшего сузились.

— Рэм, возвращался бы ты к своим, — мягко, но в тоже время настойчиво проговорил разом подобравшийся наливальщик.

Подвыпивший хам собрался что-то возразить, его опередили приятели.

— Борода, долго тебя еще ждать?

— Рэма только за смертью посылать.

— Эй, рыжий, чего застрял?

Парень недобро на меня зыркнул, потом на наливальщика и, бросив горсть монет на стойку, заказал еще выпивки и ушел. Я пожала плечами: мало ли кого встретишь, всем не угодишь и плевать на нежные чувства разных наглых рож. Однако осадок остался, и мужчина за стойкой, заметив мое состояние, поспешил подбодрить.

— Не обращайте внимания. Перепил немного вот и границ не видит, наплюйте. Но если желаете спокойствия, лучше поднимитесь в комнату наверху. — Невольно я улыбнулась. Его отношение к неприятностям забавляло, наплевательское такое.

— Спасибо. Не думаю, что задержусь здесь надолго, за мной должны приехать ближе к вечеру. — Мужчина тряхнул головой, мол, дело ваше.

Я взяла кружку горячего чая и разместилась за столом, самым дальним ото всех посетителей. Достала из рюкзака книгу по ядам и погрузилась в чтение, надеясь скоротать время. Увлекшись, не заметила, как пролетело несколько часов, начало смеркаться. В помещении зажгли светильники, отчего пространство за окном стало казаться еще темнее. Огляделась, народу прибавилось, но все равно оставалось много пустующих мест. В углу по-прежнему сидел человек в плаще, даже позу не сменил. Компания празднующих увеличилась, и с их стороны неслись пошлые шуточки. Я поморщилась, может, и правда, следовало снять номер на время ожидания извозчика. Где он, кстати, запропастился? По моим подсчетам, должен появиться в самое ближайшее время. Убрала книгу, допила остывший чай и размяла затекшие ноги. Поразмыслив, решила сходить на улицу, подышать вечерним воздухом. Вероятно, придется ночевать тут и уже утром думать, как добираться до Кираты.

Осенние сумерки наполняли ароматы готовящейся еды из гостиницы вперемешку с приносимыми ветром запахами лесной прохлады и прелой травы. Стрекот просыпающихся ночных насекомых дополнял последние трели дневных птиц. В эту полифонию периодически врывались громкие взрывы хохота пирующих. Я отошла от входа и завернула за угол гостиницы, в надежде высмотреть ожидаемую повозку. Увы, дорога оставалась тиха и пустынна. На большом дворе с хозяйственными постройками позади главного здания царило безмолвие. Наслаждаясь теплым вечером, я закрыла глаза и подставила лицо восточному ветру, ветру обновления. Люблю это время года: когда лето еще не сложило до конца полномочия, и сырая промозглость осени не успела вступить в права. Замечательный и ужасно короткий период, но оттого он и ценен.

Сзади послышались шаги и приглушенные голоса. Я нахмурилась, почувствовав тревогу, стало неуютно и одиноко. Поежилась, обхватывая плечи руками, и поспешила вернуться в гостиницу. Не тут-то было, путь заступили двое гадко ухмыляющихся мужчин, исключая сомнения, по чью именно душу они явились. Резко развернулась и попыталась смыться обходным путем, неприятностей совсем не хотелось. Из-за угла вывернул еще один силуэт, его я узнала сразу. Рыжий бородатый парень шатающейся походкой направился в мою сторону. А ведь несколько часов назад я открытым текстом пояснила, что совсем не рада общению с ним.

Страх от сложившейся ситуации незамедлительно пополз по позвоночнику. Я оцепенела, чувствуя, как холодеют пальцы, несмотря на теплый вечер. Некстати вспомнился Крэк с такой же сальной улыбочкой, и мое сердце забилось быстрее. Так стоп. Дант не зря вдалбливал в мою голову прописные истины, не зря заставлял скакать на тоненьких досочках над утыканными гвоздями бочками. Страх — драгоценность, если уметь им управлять, если ты его контролируешь, а не наоборот. И я взяла себя в руки. Мозг начал анализировать расстановку сил, просчитывать дальнейшее поведение и варианты развития событий. Я уже не та беззащитная девочка, которую можно легко обидеть. За плечами почти год нещадных тренировок с демоном из Нижнего Мира и драконом из Верхнего. Меня не запугать горстке пьяных олухов, с перепою потянувшихся за приключениями.

Я многообещающе улыбнулась рыжему, и он споткнулся, видимо, ожидая совсем иную реакцию. Ладно, не удалось избежать проблем, встретим их с открытым забралом. Парень, успевший взять себя в руки, нагло поинтересовался:

— Повеселимся, цыпочка? Ты же не думала, что Рэм Щипач простит хамство? Я не из тех, кто прощает отказ. Здесь я устанавливаю правила и…

— Без понятия кто ты, и твое прозвище мне ни о чем не говорит, — перебила я его. Вот честно, надоело слушать его примитивное бахвальство. — Я проездом. Хочешь повеселиться — давай. Только все же предпочитаю мирно решать возникшие недоразумения. Могу принести извинения, если ненароком задела твои чувства, и будем считать инцидент исчерпанным.

Бородач отчего-то взбесился и почти зарычал. Надо полагать, слишком спокойное поведение жертвы его нервировало. А вот подельники рыжего почувствовали подвох, раз я до сих пор не взмолилась о пощаде, и нерешительно замерли. Расклад мне не нравился, уверенности в благоприятном исходе не было, но и возможности для отступления не оставалось. Пришлось продолжить стоять и собирать страх в тугую пружину, готовясь в любой момент к удару.

— Ладно, понял, ты не в курсе. Но это не отменяет наказания, — не захотел идти на мировую противник и подал знак приятелям.

Я среагировала быстрее, чем до них дошло. Пригнулась и откатилась в сторону, чтобы тут же вскочить и принять удобную для обороны стойку. Первый незадачливый вояка в растерянности сидел на земле и забористо матерился. Он промахнулся, пытаясь схватить меня, и по инерции со всего маха клюнул носом землю. Второй попробовал взять реванш грубой силой и тоже просчитался. Голос демона будто звучал в моей голове: "Использовать энергию нападающего, точность, скорость и внимание — вот твое главное оружие". Высшие, сейчас я убедилась, насколько прав был Шанти, дрессируя меня на ненавистных снарядах, и многочасовые поединки с Дантом не прошли даром. Тело реагировало мгновенно, опережая даже команды мозга. Я просто чувствовала, как лучше увернуться и куда направить силу, чтобы соперник потерпел неудачу.

Щипача, очевидно, очень разозлила легкость, с которой мне удалось уронить мужиков, и играющая при этом на моих губах непроизвольная улыбка. Последняя, кстати, никоим образом не была связана с происходящим, а исключительно с воспоминаниями о дорогих мне нелюдях. Опростоволосившиеся подельники рыжего смотрели теперь с откровенной ненавистью.

— Ах ты, мымра, решила выпустить когти? — перешли они на оскорбления. — Тебе же хуже.

Отвечать я не стала, какой смысл в пустых перебранках с невменяемыми субъектами? Прикинула шансы по прорыву к входу в гостиницу, перспектива вырисовывалась так себе. Обидчики с земли поднялись и снова двинулись на меня уже слажено и одновременно. Игры кончились, сейчас не до жалости. Уйти от столкновения с двумя превышающими меня по размерам и массе мужчинами не получится, значит, вспомним преподанные демоном грязные, но весьма действенные приемы. Вскоре поскуливающие тела вновь валялись на земле, перемежая стоны руганью. У одного был поврежден нос, второму я попала ногой по самому ценному месту. Все, теперь надо успевать добежать до спасительного убежища.

— Не так быстро, — предупредил Рэм. — Я еще не закончил. — И гад достал нож. В слабом свете фонаря блеснул серый металл. Ой, как все плохо.

Сделав вид, что споткнулась, я наклонилась поправить шнуровку на сапоге. Когда выпрямилась — в правой руке держала тессен, а левой крепко сжимала сантенсу.

— Развлечемся, говоришь? — хрипло произнесла я, удивляясь непривычному звучанию голоса. — Начинай.

Щипач обиженно посмотрел и сплюнул. На лице парня отражалась борьба между попранной гордостью, пьяной решительностью и недоумением над моей реакцией. Вполне возможно, он бы и отстал, если бы был трезвый, но в его состоянии уязвленное самолюбие победило. С диким воплем Рэм бросился на меня и естественно получил сдачи. Поднырнув под обезумевшей тушей, я развернулась, раскрыла веер и пропорола ему правый бок, неглубоко, но наверняка болезненно. После чего от души пнула под зад, придавая ускорения и так падающему телу. Тело взвыло и, выставив вперед руки, очень даже ловко сгруппировалось. Ну все, бежать. Не успела, Рэм догнал и больно дернул за волосы. От боли я вскрикнула, чем вызвала довольный смех у рыжего проходимца. Но он опять меня недооценил, а я уже была ну о-о-очень злая. Схватив руку, которой парень в меня вцепился, дернула его на себя и одновременно с этим нанесла удар выше локтя. Хватка ослабла. Это позволило мне вывернуться и всадить сантенсу в ногу противника. Рэм распахнул подернутые мутной пеленой глаза и заорал, падая на землю, схватился за раненую ногу.

На вопли покалеченного парня начал выползать народ. Я без промедления бросилась в сторону светящегося входа в гостиницу. Оказавшись внутри, прямиком направилась к барной стойке и заказала чего покрепче. Только когда по пищеводу разлилось тепло, заметила, как трясутся руки. Сейчас, осознавая случившееся, я ощутила нервную дрожь, реальность оказалась намного страшнее тренировочного поединка. Наливальщик, видя мое состояние, молча повторил порцию алкоголя и искоса взглянул в сторону дверей. Оттуда доносилась ругань, туда-сюда сновали приятели рыжего Рэма. Я продолжала сидеть в оцепенении, не в силах сдвинуться с места, а желательно было бы убраться отсюда подальше, да хотя бы в комнату наверху.

— Алистер, привет. Какая приятная встреча. Где твоя подруга?

Я не сразу поняла, к кому обращаются, но звучание имени заставило поднять глаза на говорившего. Высокий худощавый парень, немного старше меня, смотрел прямо и вежливо улыбался. Вроде я его раньше встречала, или нет?

— Простите, мы знакомы?

— Забыла? — он улыбнулся еще шире. — Ты тогда мало на кого смотрела. Мы были в одной таверне в Кирате, когда вы с Лили туда заглянули. — Он мечтательно прикрыл глаза. — Хороший вечер получился. Так ты одна?

Да, теперь я вспомнила. Точно, он весь вечер бросал томные взгляды на мою любимую демоницу, а она весело отплясывала и щедро раздаривала улыбки, никого не подпуская слишком близко. Н-да, знали бы они, насколько опасна эта девушка, удрали бы подальше подобру-поздорову. Подруге после исчезновения Шанти иногда удавалось вытащить меня в столицу, развеяться. И хотя развлекалась в основном она сама, а я лишь тихонечко наблюдала за ее выкрутасами, мне нравились эти странные гулянки. Передо мной стояла очередная жертва коварных чар Лили, ожидая ответа.

— Да, я одна. Лили уехала… ммм, на родину, — почти честно призналась я.

— Жаль, — не стал скрывать разочарования парень. — Я Дейк. Слушай, ты выглядишь напуганной, случилось чего?

Ответить я не успела, к нам подошли двое молодчиков с гневными, ну пусть будет, лицами.

— Ты, мелкая пигалица, пойдем выйдем. Расскажешь, за что ты так Рэма покалечила, заодно извинишься. — Один из мужчин гадко ухмыльнулся и потянул ко мне руку.

Дейк среагировал мгновенно. Оттеснив скандалистов и загораживая меня, очень холодно и весьма доступно посоветовал последним… эээ, идти лесом. Я оценила. Выглядел он куда менее внушительно, чем подошедшие, зато слова его звучали настолько уверенно, что дошло даже до пьяного мозга возмутителей спокойствия — парень имеет все основания так с ними разговаривать. Хмуро глянув в сторону, куда указал мой новый, или правильнее сказать старый, знакомый, вояки заметили компанию крепких молодых мужчин и сообразили, что перевес силы совсем не в их пользу. А посему переругиваясь, дабы сохранить видимость остатков собственного достоинства, благоразумно ретировались. Я благодарно посмотрела на Дейка.

— Чего они пристали? — Я криво улыбнулась.

— Да вот, с приятелем их во мнении не сошлась, и как следствие травма. У него. — Бровь собеседника взметнулась вверх.

— Ого, ничего себе. Ты опасная. — Пожала плечами. — Ладно, забей на недоумков, мы в обиду не дадим, а пить в одиночестве — плохая идея. — Парень недвусмысленно кивнул на мою кружку.

Хотела возразить, мол, это для снятия стресса, но отчего-то лишь робко пожаловалась:

— У меня сегодня вообще-то день рождения.

— Тем более, айда к нам. И веселее, и надежнее.

Дейк приглашающим жестом махнул вглубь зала, где уже существенно прибавилось посетителей. В другое время я бы, скорее всего, отказалась от подобного предложения и ушла наверх, но сейчас согласилась. В конце концов, у меня праздник, день выдался, мягко говоря, преотвратный, и я чувствую, как тело до сих пор потряхивает. Плевать на все разумные доводы, только бы не оставаться одной. Легкомысленно? Да и пусть.

Среди внушительной компании Дейка, действительно, оказалось очень весело. Сама не заметила, как расслабилась и перестала чувствовать неловкость. Все ребята легкие в общении и крайне доброжелательные. Мы много смеялись, потом пили и танцевали. Выходили подышать свежим воздухом, снова пили и смеялись. Кто-то предложил соревноваться. В чем? Не помню, но было увлекательно, меня хвалили. После же вновь поздравляли и убежденно заверяли. По какому поводу? Кто его теперь знает. Кстати, о чем-то долго спорили, было дело. В итоге я всем утерла нос и доказала свою правоту, это точно. И дым, цветной такой, стелился по полу, искрился. Народу понравилось. А в конце маленький взрыв, ну так, ради развлечения и уже на улице. Хотя все равно кто-то долго ругался, а лошади на конюшне беспокойно ржали. Но мы не прониклись, зато меня после этого, кажется, обнимать стали чаще. И поздравлять.

Затем ко мне подсел немного странный товарищ вроде бы совсем не из новых приятелей. В голове всплывали смутные образы, в попытках опознать неизвестного. Ба, да это же тот тип, просидевший весь вечер в углу, кутаясь в свой потрепанный плащ. Ого, он, оказывается, до сих пор не ушел. Так-так и что ему нужно? Ой, припомнила, как он забавно морщил нос, а вот что говорил — уже не очень.

Стоп, а почему он несет меня по ступенькам наверх, закинув на плечо? Непонятно, пытаюсь возмутиться. Получается лишь слабо мяукнуть. Самое удивительное, отчего это мне совсем не страшно? Будто бы так и надо. Чувства уверенно сообщают — все хорошо, для волнения нет причин. Бархатный голос неизвестного, вторя моим мыслям, подтверждает:

— Малышка, все хорошо, тебе пора спать.

И я ему верю. Улыбаюсь и даже покрепче обнимаю скрытного чудака. Пора так пора, спорить не хочется. Значит, буду спать, тем более, глазки сами закрываются. Вот после этой мысли я уже окончательно ничего не помню.

ГЛАВА 2

Утро бывает всяким, каких только пробуждений не случалось в моей жизни. Особенным разнообразием отличился прошлый год. Когда один мелкий дракон по моей же, как ни странно, просьбе оттачивал изощренные методы бодрящего подъема на тренировки. Да, Шанти в этом деле спец, что есть, того не отнять. Но такого утра… эээ, болезненного, с неприятным подташниванием и подозрительными провалами в памяти я еще не испытывала. И утро ли за окном? Уж слишком настойчиво терзает мое страдающее зрение яркий назойливый лучик. Ох, как же гадко. Причем сие еще мягко сказано. А где я, собственно, нахожусь?

От последней мысли стало тревожно. Я резко села, усиленно фокусируясь на окружающей обстановке. А-а-ааа, вот это напрасно, вот это я совсем не подумавши. В макушку словно спицу воткнули, а внутри черепа гулко застучало. Легкая тошнота перешла во вполне реальную угрозу, меня аж в холодный пот бросило. Но все неприятности показались сущими пустяками, когда я разглядела беззаботно дрыхнувшего рядом парня. Совершенно точно, вне всяких сомнений, крайне достоверно мне ни разу не известного, блин, постороннего парня. Дохлый гоблин, как низко я пала. Осознание собственной глупости немного отодвинуло терзания физические, любезно пропустив на первый план терзания душевные, высокоморальные, нравственные, так сказать. Ы-ы-ы, позорище тебе, Алиса, выговор и порицание.

Пока сидела, обхватив голову руками, и предавалась самобичеванию в попытке вспомнить вчерашнее, по редким крупицам воссоздавая картину случившегося, этот наглый гусь преспокойненько еще и ногу на меня закинул, и рукой подгреб поближе. У-у-ууу, я взвыла и отпихнула негодника. Он смешно сморщил нос, будто отгоняя пушинки, сладко потянулся, выпустил мое сопротивляющееся тельце и, отвернувшись, мирно продолжил сопеть. Нет, ну вы видели? Я тут в полном недоумении, несчастная такая со всех сторон, а он спит и в ус не дует. Возмущенно пихнула его в бок — ноль реакции. Ущипнула за руку — не шевелится.

— Да демоны тебя побери, ты кто такой вообще и что тут делаешь? — заорала ему в ухо, одновременно пытаясь спихнуть с кровати на пол.

Тяжелый, зараза, и уперся нарочно. Ага, значит, не так уж и спит. Выдернула перышко из подушки и принялась нещадно тыкать им в бессовестное ухо возмутителя моего душевного спокойствия. Как ни странно, экзекуция подействовала. Он спрятал ухо, прикрывшись рукой, и зафыркал. Ну прямо как кот.

И уже оттуда, из-под руки, донеслось приглушенное:

— Имей совесть, малышка. Ты мне и так до утра спать не давала.

Пришлось снова напрячься в безуспешных попытках подстегнуть память и узнать, каким именно образом я не давала ему спать. От полученных откровений оставалось лишь открывать и закрывать беззвучно рот, уподобляясь рыбе, выброшенной на берег. Спустя некоторую паузу парень продолжил:

— Кстати, с демонами ты в пролете. Они меня при всем желании побрать не смогут, так что заканчивай ругаться. — И засопел, ровно так, аки младенец. Мне бы столь крепкие нервы.

Я горестно застонала и поплелась окунать голову в холодную воду. Помогло не особо. Высшие, сколько же я вчера выпила? Видимо, этот крайне животрепещущий в настоящий момент вопрос я озвучила вслух. Потому что тут же услышала тягучий, чуть с ленцой, бархатный голос.

— Много. Скажу больше, так много, что я удивился. — Вот наглая морда, еще издевается.

— Ты помогал, что ли? — пробурчала в ответ, стараясь лишний раз не шевелиться.

— Нет, со стороны наблюдал.

— Очень… ммм, благородно, — не удержалась от шпильки.

— Именно, — невозмутимо согласились со мной и таки приняли вертикальное положение.

На меня открыто посмотрел невысокий черноволосый молодой парень, со встрепанной шевелюрой и зелеными глазищами. И я не я, если в его взгляде сейчас не промелькнула насмешка, но какая-то добрая, совсем не обидная. Красивый, отметила мимоходом, изучая случайного… эээ, партнера по сну? Блин, стыдно-то как. Видимо, я покраснела, потому что улыбка на его лице стала шире. Кот блудливый. Кстати, в самом деле, было что-то такое неуловимо кошачье в его манере плавно двигаться, в чертах лица и в привычке смешно морщить нос.

— Ладно, — смилостивился зеленоглазый красавец, — спрашивай. Вижу ведь, ты ничего не помнишь.

— Очень великодушно, — фыркнула я и принялась формулировать первый вопрос. — Э-э-э, мы, ну-у-у, в общем… ты тут как оказался?

— Тебя принес, спать уложил, рядом лег. Устал, знаешь ли, тоже. — Он хмыкнул. Ладно, уже легче.

— А почему ты меня взялся носить?

— Воспитание не позволяло бросить очаровательную особу на произвол судьбы. — Его глаза хитро сузились. Ну-ну, сделаем вид, что поверила.

— Ты кто такой вообще?

— Кто я? Ну скажем… добрый волшебник, похож? — Ой, что-то мне это напоминает или кого-то… Ага, и вот глазками этот кто-то точь-в-точь также сверкает.

— Не похож. Зато на одного знакомого очень смахиваешь, — доверительно поделилась я с парнем.

Схватив его за руку, потащила к окну, он от неожиданности не сопротивлялся. В следующее мгновение я вытолкала незнакомца по пояс за борт и начала пристально вглядываться в воздушные потоки. Ну, так и есть, ветер вокруг него уплотняется, застывает и рассыпается крошечными завихрениями.

— Лис, хитрюга эдакая, чуть до обморока меня не довел. Иди скорее сюда, жульман усатый, очень-очень рада тебя видеть, — Я повисла на довольно скалящемся парне, с наслаждением сжимая его в объятиях.

— Так и знал, что быстро догадаешься, — промурлыкал негодник. — Который раз тебя пытаюсь провести, и увы мне несчастному. — При этом он зажмурился с блаженной улыбочкой и на несчастного ну совсем, ни капельки не походил. — Даже в шкуру человечью влез, а ты одно свое — раскусила.

Лис весьма неубедительно вздохнул. Я же счастливая прижалась к теплому боку друга и с удивлением заметила, что не чувствую последствий вчерашних возлияний.

— А где похмелье? Твоя работа, — больше утвердительно, чем интересуясь, подметила я.

— Ага. Вернуть?

— Не-не, спасибо, как есть — хорошо.

Тут вспомнился извозчик, обещавший за мной приехать, я заозиралась в поисках сумки, теперь нового искать придется.

— Поздравляю с боевым испытанием, не зря демоненок с тобой возился.

До меня медленно доходил смысл сказанных слов. Демоненок — это про Данта? Сколько тогда самому Фелисану лет и какова его сила? — это мысленно.

— Ты видел? Ты все время был там? — это вслух.

— А то, — ответил друг, — проследил за тобой, проконтролировал. Мало ли, растеряться могла или еще что. Но ты молодчина, прямо горжусь тобой, — Я захихикала. Лис говорил, словно самолично натаскивал меня, и его возложенные надежды оправдались. Все равно приятно, очень.

— Страшно было, — призналась я. Он погладил меня по голове.

— Конечно, потому и хвалю. Справилась, со страхом, в первую очередь, совладала.

Знала бы о присутствии Лиса, ни за что не стала бы драться. Однако подобные мысли я оставила при себе.

— Кстати, еще раз спасибо за цепочку. Она мне жизнь спасла.

Показала ему шею с уже посветлевшим и почти незаметным тоненьким шрамом. След от ожога, оставшийся после нападения на нас с Шанти разбойниками, которым мы имели неосторожность перейти дорогу. Иллюзор нахмурился и задумчиво поводил пальцем вдоль цепочки, задерживая взгляд на подвеске-кристалле.

— Все шрам убрал, — сухо констатировал он. — Малышка, а куда твой дракон смотрел? — осуждающе спросил Лис. Я печально опустила глаза.

— Сама подставилась. Думала, его убить хотят, а он же без магии был, вот и влезла. Шанти мне еще долго потом высказывал. — Мой волшебный приятель недовольно поджал губы, но комментировать не стал. Зато спросил:

— И где он?

— Улетел, — решив не вдаваться в подробности, ответила я и все же не удержалась от протяжного вздоха.

— Угу, вижу, — совсем уж недобро сверкнул зеленым глазом друг, пристально меня изучая. — Я ведь предупреждал его.

— Ли-и-ис, дырку на мне протрешь, — попыталась отшутиться я. — Альтамус сказал, что ты на меня ментальные щиты поставил.

Парень улыбнулся, ну чисто по-кошачьи, такая лапочка.

— Это ж мои щиты, — мурлыкнул хитрюга, — следовательно…

Договаривать он не стал, и так ясно.

— Перестань, — попыталась воззвать к его совести, — ты меня смущаешь. — Котишка, точнее теперь человечишка, открыто рассмеялся.

— Еще и не начинал смущать, а ты, между прочим, вчера занятно время проводила. Оставалось только диву даваться. Это на тебе тесное общение с демонами настолько сказалось? — Я лишь цыкнула, спрятав лицо у него на груди.

— Мне стыдно, правда-правда. Очень.

— Скажи это несчастному толстяку, имевшему неосторожность войти в гостиницу, когда ты изволила ножичками кидаться.

— Чего-о-о? — начала сползать на пол, благо приятель успел подхватить. — Я не могла.

— Отчего же, вполне себе метко кидала. Молодец демоненок, говорю же. Все заценили. Ну, кроме того перепуганного посетителя, который на тебя круглыми глазами смотрел и пытался сказать что-то, но его увели.

— Эм, — в голову закрались смутные подозрения, — толстенький, говоришь? А какого роста и во что одет?

— Да. Мелкий, с тебя примерно, может, чуть выше и круглый весь, как шарик. Одет… хм, особо не разглядывал. Куртка вроде коричневая… О, сапоги красные, в глаза бросаются, странный выбор.

Я хлопнула себя по лбу и все-таки съехала на пол. Как неловко получилось, следовало бы извиниться. Лис проследил за моей реакцией и поинтересовался:

— Знакомый твой, что ли?

— Извозчик, должен был до столицы довезти от имения лорда, но по дороге колесо сломалось, и я сюда потопала, его ждать. Потом этот рыжий и все как-то навалилось, Дейк подошел… В общем, итог ты видел.

Я скорбно сложила на груди руки, а эта кошачья пародия замерла, глядя в пространство поверх меня, и захихикала.

— Да ладно, нормально все с твоим кучером. Он ждет внизу, опасается правда, но ты вчера столь убедительно его поприветствовала, что он не решился уехать один. Вину за собой чувствует, он же тебе эту гостиницу присоветовал, так ведь? — У меня отвисла челюсть.

— Как… как ты узнал? — Но только рукой махнула, посмотрев в лукавые зеленые глазищи, обрамленные длинными пушистыми ресницами. Ну ясно, нашла что спрашивать у насквозь магического существа.

— Едем? Вдруг мужик передумает. — Лис подмигнул и подхватил мой рюкзак.

Я покорно побрела за ним, все еще пребывая в легкой растерянности. Извозчик, действительно, обнаружился за одним из столиков. Заметив меня, он как-то весь побледнел, чуть не подавился чаем и поспешно утер со лба пот. М-да, раньше на мое появление так не реагировали.

— Здравствуйте, уважаемый, — поприветствовала мужчину, не зная, куда девать глаза. — Прошу простить за вчерашнее. Я ничего не имела… эээ, против вас конкретно, мне очень жаль. Спасибо за то, что все-таки приехали и дождались.

Извозчик недоверчиво на меня покосился, потом на Лиса, затем неуверенно кивнул и вымученно улыбнулся. Я вздохнула. Будем считать, извинения приняты.

Уже в повозке на пути в Кирату я продолжила выяснять у друга обстоятельства вчерашних событий. Больше остального меня волновало все связанное с его загадочной персоной.

— Ты хитрюга, как в гостинице оказался? — принялась выпытывать я. Он беззаботно пожал плечами.

— Просто знал — ты там появишься. — Понятно, что ничего не понятно.

— Зачем я тебе понадобилась и почему сразу не подошел?

— Вот любопытный нос. — Парень потянулся, прогибая спину в пояснице и выставив вперед руки. Еле удержалась, чтобы не почесать его за ушком, милаха. — Соскучился по тебе. Устроит такой ответ? — С сомнением покачала головой, но промолчала. — Не подошел сразу, потому что до последнего сомневался, стоит ли вмешиваться в твою жизнь. Когда же вы с развеселой компанией закончили соревноваться в метании ножей по мишени, устроили показательные спецэффекты из каких-то мелких шариков, перепугав половину народа, а в довершение всего провели серию скромных взрывов, тестируя на прочность неизвестно откуда взявшиеся доспехи, я не выдержал и унес тебя спать. Вы как раз начали обсуждать какую-то новую идею и, судя по всему, успокаиваться не планировали. А ты, между прочим, на ногах еле держалась, при этом подозрительно бодро умудрялась вести почти светские разговоры на научные темы. Малышка, ну кто бы мог подумать, не ожидал.

— Сама не ожидала, — тихо призналась я, беспрестанно взъерошивая челку. По мере его повествования становилось все неудобнее. Если бы существовали границы неловкости, за которые нельзя переступать, то моя совесть давно смяла бы все барьеры к упырям собачьим.

— Перестань, — прекратив улыбаться, серьезно проговорил Лис, — у тебя стресс был и организм не подготовленный. Ничего же непоправимого не случилось, да и я рядом все время находился. Поэтому ты и расслабилась в компании того паренька, пришлось немного поработать с вашим восприятием.

Я обняла друга, уткнувшись в теплую шею. Сунула руку в карман и выудила маленький восковой шарик, задумчиво повертела и переложила в сумку. Весь запас истратила, потом восполню.

— Лис, а ты куда едешь?

— А ты? — вопросом на вопрос ответил он.

— К Альтамусу, он согласился со мной заниматься. — Парень хитро подмигнул.

— Ну, тогда и я к нему. Давненько не видел оболтуса.

Почесала нос, в моем мире все снова начало вставать с ног на голову. Самое удивительное, мне это безумно нравилось.

— Давай подремлем пока, а то ночка выдалась насыщенная, — предложил Лис, подгребая меня к себе поближе. Не стала возражать, только пробормотала из-под его подмышки.

— Почему я в извозчика-то кидалась? — Сверху хмыкнули.

— Так мишень аккурат над входом висела, вы туда и швырялись. А он возьми да и зайди, когда ты, стоя на столе и громко декламируя, как именно это надо делать, отправила в полет свое оружие. Кстати, ты выиграла пари.

Никогда не буду больше столько пить, подумала я и заснула.


Жилище Абигайла располагалось почти в центре города в ухоженном квартале, где повсюду на подоконниках в маленьких горшочках цвели комнатные растения, а дома поражали яркостью красок. Между голубым и зеленым зданиями приютился небольшой двухэтажный домик, желтый, как само солнышко. Весь второй этаж принадлежал ниору.

— О, Алиска, заходи, — поприветствовал маг, совершенно не удивившись моему появлению. Словно мы только вчера последний раз виделись. Впрочем, он и на присутствие Лиса отреагировал достаточно флегматично.

— И ты с ней, не ожидал. Хотя… — вот и все что сказал этот крайне эксцентричный мужчина. После чего скрылся в глубине коридора, бросив через плечо: — Располагайтесь.

Лис, ничуть не смутившись, протопал внутрь. Видимо, они друг друга и так отлично понимали. Через некоторое время до меня донесся бархатистый голос:

— Малышка, где застряла? Выбирай комнату, правая или левая.

Озадаченная нестандартным приемом, я поспешила на звук. Наскоро выбрала ту, что поменьше, зато с большой кроватью. Закинула сумку в шкаф и последовала за Лисом на кухню, где нас за столом уже ждал Форт Абигайл. Рядом с ним дымились две большие чашки с чем-то очень ароматным, уловила ягодные нотки и мяту. На серебряном блюде горкой возвышались печеньки.

— Выглядишь озабоченным, — без предисловий приступил к беседе Лис, ловко подцепив с краю нижнюю вкусняшку. При этом умудрился не обрушить башенку.

— Есть повод, — не стал отпираться Альт. — Только вчера вернулся домой, и сразу извещение: дядюшке за каким-то делом понадобился. Судя по всему, пахнет это очередной пакостью, иначе бы он не стал ко мне обращаться. Не внушают оптимизма и меры предосторожности, предпринятые для моего вызова.

— Когда на ковер?

— Сегодня хотел, но получив твое сообщение, отложил поход к родне до завтра.

Я тихонько прихлебывала вкусный напиток похожий на кисель и помалкивала, как вдруг обо мне вспомнили.

— Алиса, — обратился ниор, — ты со мной.

— Как скажешь. Далеко это? — Лис подозрительно усмехнулся. Мне о чем-то не известно?

— Нет, тут же в центре. — Кивнула, надо так надо, у меня все равно планов нет. Осторожно взяла верхнюю печеньку, не рискуя последовать виртуозной ловкости Иллюзора.

— Ты с нами? — спросил у него Альт.

— Сам знаешь, предпочитаю не вмешиваться в ваши дела.

— Знаю, — и мой наставник нахмурился собственным мыслям.

Затем он все-таки вспомнил о правилах гостеприимства и поинтересовался, как мы добрались. Я переглянулась с Лисом и нейтрально ответила:

— Нормально, не без приключений, но в целом все хорошо.

Абигайл рассеяно кивнул, предаваясь размышлениям. Лис ободряюще мне улыбнулся и обрушил кондитерскую пирамидку. Сдается, это было сделано нарочно.

— Альт, я пойду тогда? Обустроюсь, помоюсь и вообще отдохну с дороги.

— А? Да, конечно иди. Белье и другие необходимые принадлежности возьми в шкафу в гостиной. — Ниор тут же утратил ко мне интерес и обратился к псевдо котику: — Ты в последнее время не замечал ничего странного в магическом поле на гранях?

Оу, похоже, я напрочь забыта. Уже из соседней комнаты услышала, тягучий голос друга.

— Твой вызов никак не связан с колебаниями, во всяком случае, напрямую. А вообще, не вижу смысла напрягаться раньше времени. Ты бы знал, чего малышка вчера учудила…

Вот ведь пушистый сплетник, впрочем, ему я прощу что угодно. Плотно закрыла дверь в свою комнату и огляделась. В отличие от покоев в усадьбе лорда, нынешняя обитель отличалась весьма скромными размерами. Зато имелась большущая кровать, письменный стол и внушительный платяной шкаф, сбоку от которого обнаружилась ванная. Довольно потерла ручки, тут-то мне никто не помешает наслаждаться мирскими удовольствиями. На мгновение накатила ностальгия по борьбе с драконом за право первого занять сие бесценное помещение, но я сразу же пресекла крамольные мысли на корню. Шанти остался в прошлом, он сам так решил, а я… полностью одобрила его выбор. Постелила белье на кровать, переложила вещи из рюкзака в шкаф и отправилась отмокать в теплой водичке с ароматной пеной.

Несколькими часами позже меня застал Лис за расчесыванием волос.

— Как впечатления? — не стесняясь, ввалился он в комнату.

— Замечательные, только к Альту пока не привыкла. Он такой… ммм, необычный. — Иллюзор ухмыльнулся.

— Скоро перестанешь замечать. Поверь, нет человека надежнее, если уж он принял в свой круг, то никогда не даст в обиду. — Я неопределенно повела плечами, поживем — увидим.

— Какие планы на вечер?

— Дай-ка подумать. Как тебе идея отметить встречу? — Я вздрогнула, слишком свежи были воспоминания о вчерашних увеселениях. Зеленоглазый интриган это заметил и захихикал. — Да ладно, я пошутил, ложись и отдыхай. Альт умчался по делам, а я хотел покопаться в его библиотеке.

Я послушно забралась на кровать и устроилась поудобнее.

— Лис, посиди со мной, если не в тягость.

— Не в тягость. — Парень занырнул под одеяло и ласково погладил по голове. — Засыпай, малышка. — Обняла его за талию, устроив голову на плече.

— Как тебе удается быть одинаково милым и в облике котика, и в виде человека? — Над ухом тихонько фыркнули.

— Спи, — еще раз повторил он, и вскоре я провалилась в забвение.


Разбудил меня запах свежей выпечки. Скоренько выбравшись из постели, умылась, переоделась и потянулась навстречу дивному аромату. Представшую взору картину, я не смогла бы представить и в самой изощренной фантазии. У плиты, подвязавшись передником с веселенькой расцветочкой, ловко орудовал ниор Форт Абигайл. Причем никакой магии я не уловила, блины он пек более чем натурально, без мухлежа. На его слегка крючковатом носе виднелись следы от муки, а живые серые глаза при виде меня засияли. Такого Альтамуса я не знала.

— Ага, уже встала, прошу к столу. — Он ткнул длинным пальцем на мое место.

Передвигаясь немного прерывисто, резковато, словно по-птичьи, он поставил передо мной чашку и блюдце. Я искренне улыбнулась. Лис перестал мурлыкать тихую песенку, отошел от окна и положил себе щедрую стопку блинков. Залил их сметаной, после чего с видом наисчастливейшего в мире кота, ой, человека принялся методично поглощать завтрак. Не удержавшись, таки потрепала его за ухом, в ответ он лишь довольно зажмурился, не прерывая своего занятия.

— Очень вкусно, — похвалила я стряпню мага. Тот кивнул и, закинув последнюю порцию на блюдо, подсел к нам.

— Как спалось на новом месте?

— Отлично. Думаю, здесь есть заслуга Фелисана. — Тот махнул рукой, давая понять, какие это мелочи.

— Я рад. — Альт прищурился и внимательно на меня посмотрел. — Номер раз, зачем дракон оставил этот кристалл? Номер два, знаешь, что твой резерв увеличился? — Я перестала жевать и честно ответила.

— Первое, понятия не имею зачем, думала на память. — Мужчины переглянулись, и Альт странно хмыкнул. Кстати, как он понял, что на мне подарок Шанти? — Второе, нет, откуда бы? А что, правда, увеличился?

— Ага, но не спеши радоваться, тут что-то непонятное. Лис, что скажешь?

— Вижу возросший потенциал, но он как пустое вместилище. — Абигайл согласно кивнул. — Силы не сказать, чтобы выдающиеся, но при этом аномально большой резерв. Обычно он растет пропорционально возможным способностям мага, а не наоборот. Во всяком случае, в ваших мирах.

— Признавайся, Алиска, что в жизни интересного случилось в последнее время? — продолжил допытываться ниор, направляя на меня перст. О, я и забыла об этой его дурацкой привычке.

— Ничего, — растерянно взлохматила челку. Альт посмотрел с сомнением.

— Правда? Хм, наверняка что-то было. У всего всегда есть причины.

— Ей вчера восемнадцать исполнилось. Это же у вас совершеннолетием считается, насколько я знаю, — внес лепту Иллюзор. — Может оно? Нечто подобное мне доводилось видеть, правда, в другой реальности.

Альт хлопнул себя по лбу и ответил:

— Вполне возможно. Но, согласись, странно.

— Соглашусь, — лениво подтвердил Лис, обмакивая очередной блинчик в варенье.

— И что с того? — поинтересовалась я с живейшим любопытством.

— А ничего, — услужливо ответил Абигайл. — По сути для тебя с практической точки зрения ничего не изменилось, а вот с теоретической… Ну да пока не важно, все равно ты остаешься средненькой необученной ниорой. Поэтому не задавайся, а начинай наматывать на ус любую поступающую от меня информацию.

Вот теперь эта серая лунь снова стала походить на того, с кем я познакомилась несколько месяцев назад. Только его слова и поведение уже не вызывали во мне раздражения. Я просто покорно кивнула и допила чай.

— Как ты будешь меня учить? — Альт задумчиво почесал кончик носа.

— Как получится. — У меня даже глаза в удивлении расширились от подобной откровенности. — А что ты хотела? Предупреждал же, что ни разу не учитель.

Я перевела взгляд на умиротворенного Лиса, но тот не проявлял никакого интереса к беседе. Хотя сам же сосватал это чудо мне в наставники. Альтамус продолжил:

— Поэтому просто держись рядом, а я по ходу стану объяснять свои действия. С теорией между делом разберемся. Как по мне, так на практике куда интереснее и нагляднее. — Я не нашла что возразить, и в очередной раз послушно кивнула.

— Ну, ладно. Сбирайся, нам пора.

— Да я, в общем-то, готова.

— Хорошо. — Альт снял фартук и открыл портал. — Тогда двигаем. — Подошел и взял меня за руку.

Я и пикнуть не успела, как нас поглотило, веющее холодком, ничто. В следующее мгновение мы уже стояли посреди огромного кабинета с дорогой обстановкой. На ниоре появилась его любимая серая хламида, а на лице застыло выражение серьезной сосредоточенности. Зато я все еще растерянно хлопала глазами от столь резкого исполнения предложения двинуть в дорогу. Причем в этой роскошной комнате я почувствовала себя крошечной и очень бедно одетой, что ну совсем не прибавляло уверенности. Напротив нас сидел крепко сложенный мужчина с суровым лицом и цепким взглядом. И смотрел он именно на меня, задумчиво-изучающе так. Я поежилась и принялась усиленно разглядывать украшенные замысловатой резьбой стол и кресло хозяина кабинета. Тот, в свою очередь, произнес низким голосом:

— Альт, ты не мог по-человечьи прийти, а? Расстояние-то смешное. — Потом неожиданно тепло улыбнулся и добавил: — Хотя, кого я спрашиваю? Рад видеть тебя, племянник.

ГЛАВА 3

Шантиграан Стэн Акатоши

Вызов в плату Совета Старейшин задерживался. Уже около получаса я мерил шагами просторный коридор с двумя громадными, высотой во всю стену, окнами. В одном из них отражался закат первого светила, в другом — восход второго. Чудесное зрелище. В обычное время мне нравилось наблюдать за пересменкой главных звезд. Солнце оплетало Алнаир багровыми нитями, погружаясь в облачную бездну, и тут же, словно давая шанс на новую жизнь, поднималось следующее, яркое, чистое, практически белое с легкой отдачей в аквамарин. Восхитительно, особенно с учетом того, что в эти моменты столица Небесной Долины начинала отсвечивать россыпью бриллиантовых бликов. Здания в моем мире снаружи покрывают листами закаленного цветного стекла, черепица тоже из разряда прочных светоотражающих материалов. Поэтому два раза в сутки все обжитые уголки Верхнего Мира погружаются в безумный танец световых всполохов.

Но столицу я всегда любил больше. Ее архитектурное разнообразие великолепно подчеркивало красоту столь привычного, но от того не менее впечатляющего явления, как ежедневный обход звезд. И именно с моего нынешнего места открывался самый потрясающий вид, потому что здание Совета располагалось на возвышенности, будто нависая над остальным городом. Воздушное, с изящными витиеватыми арками, соединяющими светлые коридоры, на первый взгляд даже хрупкое, но эта призрачная незащищенность могла обмануть только гостей Верхнего Мира. Дворец Совета со всеми его витражными палатами стоял на горе Аршата много тысячелетий, и само время, казалось, над ним не властно.

К главному входу вела длинная лестница. В детстве я все пытался сосчитать количество ступеней, но неизменно сбивался в районе третьей сотни. Да, ее протяженность так и осталась загадкой. Моему народу подобные препятствия не доставляли никакого неудобства, к нашим услугам крылья, магия, порталы на самый худой конец. Хотя нет, прямым порталом простому обывателю в здание не попасть, незримая защитная сеть не пропустит. А что касается крайне редких аудиенций из смежных миров триквестра, совсем немощные здесь ни разу не появлялись. Впрочем, ввиду закрытости нашего мира, драконов никогда особо не волновали неудобства и переживания соседствующих представителей других рас.

Сейчас же мне не удавалось сосредоточиться ни на чем конкретном. Даже расплескавшийся океан солнечных брызг, поглотивших Алнаир, не смог отвлечь от мрачных мыслей. Вчера я явственно испытал на себе то чувство, когда кровь закипает. Буквально осознал значение слов — жечь изнутри. Меня именно жгло, кровь, словно воспламенялась, игнорируя принадлежность к Стихии огня. Драконы по происхождению относятся к разным кланам и семействам, мой дом Стэн — дом огненных драконов. Пламя являлось нашей сущностью, нашей природой. С малых лет воспитанников Стэн учили им управлять, держать под контролем его мощь и разрушающую силу. Теперь я понимал, как глупо поступил, поддавшись импульсу, позволив возобладать эмоциям над всегда холодным рассудком. Оставлять камень с каплей моей крови человечке оказалось верхом идиотизма. Но вот незадача, она не была одной из многих, и я давно привык считать ее своей. Дурацкая драконья собственническая черта, теперь расплачиваюсь.

Забавно, сначала Алистер не приняла подарок. Я точно знал, потому как долгое время не ощущал ее. Несколько месяцев прошли в полном неведении, и только Высшие Силы ведают, насколько тяжело мне дались эти дни. Раз за разом я заставлял себя выбросить из головы любую мысль, любое воспоминание о девушке и каждую ночь едва удерживался от соблазна проникнуть в ее сны, узнать все ли с ней в порядке. Когда она решилась надеть кристалл, я моментально понял, какую огромную ошибку совершил. Не зря подобные амулеты мы дарим только своим избранным. Обычная традиция, не более, казалось мне тогда, и видел в своем жесте лишь средство для наблюдения и защиты. Теперь я понял насколько все сложнее, не стоило пренебрегать мудростью предков.

Драконья кровь — сама по себе источник мощнейшей магической активности, а переданная добровольно с определенными целями… В конечном итоге, присутствие Лисы в моей жизни стало постоянным, что никак не способствовало планам начать относиться к ней иначе. Девушка, несмотря на пожелание никогда больше меня не видеть, частенько гладила теплый камешек, я же в эти моменты замирал и таял от прилива нежности. Ее или своей, пойди разберись. А вчера ее кто-то касался, нагло, собственнически. Кровь незамедлительно дала знать мне об этом, болезненно выжигая изнутри. Умом я понимал, девчонка вольна выбирать любой путь, но…

Я жил слишком долго с ней рядом, привык считать своей человечкой, чересчур близко подпустил, позволив войти в мой круг, и уж тем более не стоило оставлять ей свою кровь. Дант прав, тысячу раз прав, но, конечно, я никогда ему в этом не признаюсь. Ему, импульсивному, порою движимому инстинктами демону, контроль которого всегда уступал моей сознательности. И вот теперь я очутился в наиглупейшем положении, а именно этот демон, как ни прискорбно, оказался гораздо проницательнее. Его забота и беспокойство одновременно раздражали и заставляли думать. Подумать было над чем, однако я так и не смог последовать совету друга. Противоестественно и бесперспективно шептал разум, а сердце напоминало о боли, которую я испытал, думая, что Алистер умерла.

На меня она смотрела иначе, чем на других, это нравилось. Даже малейшие поползновения в ее сторону воспринимались в штыки, но осознание причин пришло намного позже. Помню, сидя в дешевой таверне, сам себе удивлялся, наблюдая за танцем тогда еще нескладной и малознакомой мне девочки с обычным представителем ее племени. Удивлялся, ощутив злость, поддался порыву эмоций и тупо устроил поджог. Лиса же потом еще и лекцию попыталась прочесть о правилах поведения в общественных местах, забавная. Далее был наглый гном с чрезмерно заинтересованным взглядом, а наивная и неопытная девушка ничего не замечала. Все ее полные нежности взгляды принадлежали лишь мне, и, о Высшие, как это льстило. Мне она дарила настоящие чувства, во мне видела опору и защиту, только рядом со мной открывалась по-настоящему.

Как Лисе это удавалось, до сих пор загадка. Ведь для человечки я был просто рептилией, ящером, не способным и на сотую долю настоящих возможностей. Но она смотрела на меня, прикасалась, и я забывал, что закован в ланталловые кандалы, снова ощущал в себе силы, власть и могущество. Даже демоном Лиса скорее любовалась, нежели всерьез испытывала к нему тягу. Я все замечал, упиваясь собственной значимостью и превосходством, напрасно. Мне понравилось о ней заботиться, разгадывать и просто быть рядом, проживая вместе каждый день ее маленькой жизни.

Я не сумел вовремя остановиться, осознание этого злило больше всего. А еще то, что Дант предупреждал, и не только он. Иллюзорный Кот — редкое порождение междумирья, по странному стечению обстоятельств испытывающий к Алистер теплые чувства, раскусил меня раньше, чем я сам понял что происходит. Где та грань, за которой можно оставить непонятные, неуместные, глупые чувства и вернуться к прежней размеренной жизни? Эта девушка, не задумываясь, поменяла свою жизнь на мою, без всякой выгоды, без понимания кто я. Просто потому что я ей дорог, просто потому что считала другом. Драконы такого не забывают, но и редко кому из нас выпадает подобное счастье — мы слишком самодостаточны и независимы. Безусловная же любовь подкупает.

Я и так пребывал во взвинченном состоянии, от сумбурных мыслей и разлившегося в крови ядовитого пламени ревности, а тут еще неожиданный вызов с требованием вернуться в Алнаир и предстать пред ясные очи главы Совета. Пришлось спешно покидать резиденцию Оливьеров и лететь домой. И теперь я вынужден, несмотря на свое без того поганое настроение, топтаться взад-вперед по приторно светлому коридору. Не припомню, чтобы меня когда-либо держали под дверью, особенно если учесть от кого исходила инициатива с аудиенцией. Тем не менее, я здесь, ожидаю вызова и чувствую, как волна глухого раздражения рискует захлестнуть все вокруг. Терпение подошло к концу как раз тогда, когда в пределах видимости появилась Шира.

Я едва ли не простонал от досады. Что тут делает эта самовлюбленная гордячка? Еще не хватало терпеть ее язвительные замечания, а уж она своего не упустит. Деваться было некуда, безуспешно поозиравшись, смирился с неизбежностью общения с уже заприметившей меня драконицей. Напялил маску холодной невозмутимости, коротко кивнул, идущей навстречу, высокой блондинке, отдавая дань этикету, и попытался проскочить в оставленную приоткрытой дверь. Значит, с ней глава Совета так долго решал вопросы? Что-то не нравится мне это все больше и шире. Не тут-то было, девушка специально перегородила проход и, ехидно улыбаясь, почти пропела:

— Какие лица, давненько тебя не видела. Отчего столь редко балуешь своим присутствием?

— Приветствую, — как можно нейтральнее произнес я. Развлекать Ширу своим недовольством в планы не входило. — Дела, знаешь ли. Меня ждут, разреши пройти.

— Конечно-конечно, только зря спешишь. Теперь твои дела стали моей заботой. — Она победно ухмыльнулась.

— Да ну, в самом деле? — Я почувствовал, что уже на пределе, не хватало сорваться на глупую провокацию. Она дернула плечиком.

— Не хочешь, не верь. Сейчас сам все узнаешь. — Вновь расплылась в сладкой улыбочке. — А все-таки заходи иногда в гости, не забывай старых друзей. Вот и мама твоя сетовала, что ты совсем от рук отбился.

— Ага, спасибо за информацию. Как давно ты стала подрабатывать посыльным? — Глаза девушки гневно вспыхнули — а не надо было лезть в мои личные дела. Впрочем, она быстро взяла себя в руки и почти нормально ответила:

— Мы случайно встретились, и она правда волнуется.

— Разберусь, — бросил я, оттесняя Ширу с прохода. Не оборачиваясь, в несколько шагов преодолел расстояние до зала Совета. Уже из-за закрывающейся двери услышал возмущенное бормотание, Ширайанара всегда любила оставить за собой последнее слово.

Палата Высокого Собрания пустовала. На нижнем ярусе рядом с трибуной сидела одинокая фигура, причем не в церемониальном хитоне, а в традиционном костюме. Ясно, предстоит неофициальный разговор, тем интереснее. Мне махнули рукой, приглашая сесть рядом. Я молча повиновался и, скрестив руки на груди, приготовился ждать, когда глава Совета заговорит первым. В конце концов, по его милости я оказался здесь, да еще был вынужден томиться у порога.

— Рад видеть. Отчего такой недовольный вид? — Недопустимо открыто выказывать возмущение в адрес главы Совета Старейшин. Но сейчас, без свидетелей, я не удержался и даже не испытывал по этому поводу сожалений, нагло пользуясь положением.

— Вы заставили ждать. Всегда считал, что пунктуальность есть признак уважения. — Мужчина напротив иронично вскинул бровь, по-видимому, тоже не испытывая угрызений совести.

— Ничего страшного, иногда бывает полезно найти время поразмыслить о том, о сем. Считай, тебе услугу оказали.

Что за день такой, они меня всем скопом довести собрались? И это я еще маму не видел. Молчу, изображаю статую. Жду, когда он перестанет издеваться и перейдет к делу. Вот чего у главы не отнять, так это понимания границ, через которые лучше не переходить. Поэтому, окинув меня внимательным взглядом, он продолжил уже спокойным тоном:

— Хорошо, в твою жизнь я пока лезть не стану. До сих пор не было повода в тебе сомневаться, но от задания о подозрительной возне со сбором магически заряженного сырья в Среднем Мире ты отстранен. — Не знаю, каким чудом удалось сохранить выдержку. Я ожидал чего угодно, только не этого.

— Могу я поинтересоваться, в связи с чем принято подобное решение? — как можно безразличнее задал свой вопрос. ГЛАВА усмехнулся — на официальном собрании постановления Совета не обсуждаются, но ответил:

— Сложилось впечатление, что твоя личная заинтересованность возросла настолько, что ты неоправданно долгое время пренебрегал своими прямыми обязанностями.

— Вы прекрасно осведомлены о причинах моего поведения. К чему такого рода меры?

— Предпочитаю превентивные действия, как правило, они весьма эффективны.

Да, в этом весь мой отец. Интересно, много он знает? И в какой форме это преподнесли? Наверняка и без Ширы не обошлось, после нашего расставания давнее соперничество только возросло. Уверен, ни о чем серьезном глава не догадывается, слишком неправдоподобно, да и он отлично меня знает. Даже Данту всего не известно, откуда бы пронюхать остальным. Если бы Совет заподозрил неладное, я бы сейчас держал ответ перед Высоким Собранием, а не приватничал с главой, позволяя открытую демонстрацию мнения по обсуждаемому вопросу.

— Не понимаю о чем вы, и считаю решение об отстранении неоправданным. Меня вызвали из Нижнего Мира, где совместно с демонами разрабатывалась стратегия дальнейших действий.

— Знаешь, я давно живу и много чего повидал, поэтому предпочитаю подстраховаться. И я прекрасно осведомлен, где ты находился, — тихо сказал, сидящий рядом отец.

Просочившийся свозь витражное окно цветной луч покорно улегся у его ног. Костюм ему очень идет, вдруг подумал я непонятно к чему. Когда там мама вернулась? Углубиться в отвлеченные мысли мне не дали.

— Мое решение не обсуждается. Все материалы передашь Шире, она завтра отравляется в Подземное Царство.

Я гневно сжал кулаки от вопиющей несправедливости. Между прочим, именно я пострадал больше всех. Был вынужден уймову кучу времени проторчать в Среднем Мире, лишившись благ и удовольствий, оказавшись в ловушке ланталлового ошейника. И теперь меня вздумали так просто задвинуть? Надо полагать, от главы не укрылось мое состояние. Мне на плечо опустилась теплая ладонь, и спокойный голос вывел из состояния тихого озверения.

— Аан, ты нужен мне здесь. Есть личное поручение, и не хотелось бы делать его достоянием широкой общественности, особенно Совета. — Он выдержал паузу, дав прочувствовать и осознать сказанное.

Удивление настолько затмило мой разум, что даже злость отступила. ГЛАВА хочет действовать за спиной остальных старейшин? Вот уж точно не ожидал. Мой расчетливый, рассудительный, крайне требовательный к порядкам отец и вдруг подобное. Подозреваю, он и главой Совета стал благодаря своей принципиальности, невозмутимости и более чем прагматичному подходу к жизни, и уж никак не за красивые глазки. Дракон напротив меня вздохнул

— Да-да, все именно так, как ты услышал. Надеюсь, теперь понятно, почему в этом деле понадобился именно ты. Кому еще я могу доверить столь деликатный вопрос? О прежнем задании не волнуйся, Шира хоть и отличается не самым приятным характером, в работе достойна уважения.

Я мысленно усмехнулся. Забавно, но Ширайанара нравилась маме ровно настолько, насколько скептически относился к ней папа. Конечно, это касалось только ее личных качеств. Должен признать, как сотрудник Управления по Надзору за Смежными Мирами она была одной из лучших.

— Ладно, понял. Готов слушать.

Глава Совета Старейшин движением руки активировал контур тишины. Еще одно доказательство, что он занимает свое место по праву. Осторожность и предусмотрительность прежде всего.

— Много лет назад я потерял друга. Он покинул наш мир, прихватив с собой весьма ценную вещь. Я предупреждал: начнется охота, план заранее обречен на провал, но он не пожелал услышать. — Отец на мгновение позволил себе горькую усмешку, потом собрался и продолжил. — Как ни странно, ему удалось не одно столетие избегать преследования со стороны Совета Старейшин.

Похоже, этот дракон был действительно силен и умен — водить за нос вездесущий Совет, дело крайне обременительное.

— В конечном итоге все закончилось, как я и говорил: его нашли и казнили. Вернее, попытались пленить, выясняя судьбу украденного, но он предпочел пожертвовать жизнью и унести свою тайну в могилу. Таким образом, единственная ниточка, связывающая нас с похищенной загадкой, оборвалась.

В моей голове роилось множество вопросов, однако я покорно ждал, безусловно заинтересованный откровениями отца. Помолчав немного, глава продолжил:

— Когда Рик сбежал я еще только входил в состав Совета, а не возглавлял его. Информация о нем находилась под печатью строжайшей секретности. Меня не посвящали в детали, тем более все знали, что мы были близки, и я попадал под повышенное внимание. Даже после избрания в должность Главы Совета Старейшин пришлось по крупицам воссоздавать картину произошедшего — где-то додумывая и догадываясь, опираясь чаще на логику, чем на достоверные сведения.

Мои брови уже устали ползти вверх и просто застряли в районе макушки. Я давно наплевал на сохранение видимости незаинтересованного лица. Беглянец еще и Хранителем оказался, эк его все достало. Что, интересно, такого загадочного он мог утащить, раз его кучу лет по смежным мирам гоняли.

— Короче говоря, до недавнего времени я считал, что его затея провалилась. Уж очень сомнительные шансы на успех она имела изначально. Но теперь что-то изменилось, и я уже не так уверен в своих предположениях. Выходит, я все-таки недооценил упертый нрав друга, а он своего добился.

— Пап, не находишь, что начал изъясняться несколько путанно? Теряю нить повествования, — честно признался я.

Он неожиданно вздрогнул и перевел на меня взгляд из пустоты. Словно только сейчас вспомнил, что не сам с собой разговаривает, а излагает суть дела для выполнения поручения.

— Да, ты прав, это все лирика. Запоминай, повторять не буду, записывать не советую. — Я недовольно скривился, отца, конечно же, не проняло. — Тебе нужно знать следующее: сбежавший Хранитель был магом-универсалом, место его гибели находится во владениях человеческой Империи Среднего Мира, не более часа лету от первой точки перехода в Нижний Мир. Совет полагает, что через нее Рик в очередной раз пытался сбежать, я считаю иначе. Мне нужна любая информация о его последних годах перед смертью, его связи, контакты. Все способное вывести на то, что он так долго оберегал ценой своей жизни. Докладывать о результатах только при личном контакте. В помощь возьми своих демонов, одному сложно, но не слишком посвящай их в детали.

Моя челюсть, кажется, разбилась при падении о гранитный пол. Предстоит копаться в прошлом человека, даже не дракона. Теперь до меня дошел весь размах нелепости старого происшествия, которое так рьяно хранили от посторонних глаз и ушей. Хранителем Источника Силы и одновременно магом-универсалом мог быть только чистокровный человек. Именно человек обставил весь Совет Старейшин, спер у них нечто жутко важное, при этом еще и за нос их водил не одно столетие. Да ему впору аплодировать стоя. Начинаю испытывать к людям уважение, ну хотя бы к некоторым из них.

Но больше всего поразил тот факт, что мой принципиальный, крайне скептически настроенный, если не сказать, предубежденный в отношении всех рас Среднего Мира отец дружил с человеком. Причем настолько, что спустя много лет продолжает докапываться до истины, рискуя собственным положением. Мало того, позволил привлечь к деликатному делу практически посторонних. Все-таки подобный инцидент входил в категорию внутренних проблем Верхнего Мира, и возможность участия демонов свидетельствует о сильной заинтересованности главы в успешном исходе задания. И да, исходной информации маловато. Осталось много вопросов и сложилось впечатление, будто меня посылают туда — не знаю куда, дабы принести то — не знаю что.

— Слушай, ты ведь прилично не договариваешь, так? — Отец посуровел.

— Ты меня слышал? Я же сказал — печать высокой секретности. При всем желании не могу посветить тебя в детали, не подвергая излишней опасности. Еще не хватало, чтобы потом по допросам затаскали. А это случится, если старейшины прознают о твоей причастности.

— Хорошо, но у меня все равно есть несколько вопросов.

— Спрашивай, постараюсь ответить.

— Первое, я так понял, Хранитель был человеком — универсалы сильнейшая категория магов, в Среднем Мире подобные рождаются не каждое столетие. Как вышло, что его не смогли отследить по ауре? Шлейф от тонкого тела должен выдавать своего обладателя. Даже отказавшись от использования магии, скрываться будет очень сложно. Как бы ловко он не маскировался, для старейшин раскрыть истину труда не составит. Или я не прав? — Глава кивнул и охотно пояснил:

— Прав. Только Рик добровольно отказался от силы. Бывший Хранитель ушел из Небесной Долины с примитивными способностями среднестатистического мага, если не сказать слабого. Это и позволило ему раствориться в толпе, затеряться среди множества ничем неприметных рас Среднего Мира. — Я недоверчиво посмотрел на отца.

— Разве такое возможно?

— Сынок, мы говорим о действительно выдающемся человеке. Он вел исследовательские разработки, занимался тестированием особенностей нематериальной структуры магического поля. — Глава вздохнул. — Как оказалось — успешно. Так что, да, для него отказ от магии стал возможен. — Я не смог скрыть скепсиса относительно услышанного, и отец тихо добавил: — Аан, я лично присутствовал при этом

Тут возразить мне уже было нечего. Сильфы небесные, как много я не знаю о собственном родителе? Вот живешь себе спокойно, и вдруг выясняется. Ладно, у меня еще будет время, чтобы все осмыслить.

— Ты забыл сказать, что именно бывший Хранитель украл у нашего народа. — Глава Совета скривился, будто мои слова показались ему неприятными

— Не совсем украл. Скажем так, он взял то, что отчасти принадлежало и ему тоже. Там сложная ситуация с правами получалась, никто не собирался уступать. Знаешь же, какие драконы собственники, старейшины не смогли смириться с проигрышем. Печальный итог данного противостояния тебе известен.

— Ты так и не ответил, что конкретно это была за вещь.

— Тебе знать ни к чему. — Я аж фыркнул от подобного заявления. Видимо, сидящий рядом мужчина тоже понимал некоторую абсурдность последнего заявления, потому что уже мягче продолжил: — Мне не известно, что оно собой представляло, могу лишь догадываться. Но предположения настолько смелые и неправдоподобные, что если бы не долгая возня в Совете за поиски утраченного, я бы уверился в бредовости своих идей. Делиться соображениями на данном этапе не считаю нужным, дальше посмотрим на твои успехи. Все, вопрос закрыт.

— Хорошенькое дельце получается. Я похож на всесильного, видящего прошлое и будущее? Как ты представляешь мои успехи, если не говоришь что необходимо найти.

— Не ерничай. Найти нужно любую информацию о жизни Рика после исчезновения из Небесной Долины. Остальное — моя забота. Пока требуется просто любая информация, касательно этого дела. Тебе незачем искать то, что мой друг так успешно спрятал, если даже Совет в полном составе не сумел добраться до желаемого.

— Угу, но что-то для отправной точки все равно понадобится.

— Держи. — Глава протянул крупный, величиной почти с ладонь, символ принадлежности к Хранителям Источника Силы. Я видел подобные атрибуты знаков отличия на нынешних Хранителях, однако этот немного отличался, своей древностью, что ли. Местами кулон потемнел, кое-где потускнели камни и вообще явственно ощущался налет прошедшего времени. — Потеряешь, убью. — Очень серьезно проинформировал отец, оторвав от созерцания подвески. Я хмыкнул

— Не дурак, соображаю насколько он ценный. Откуда он у тебя?

— Говорил же, маг был моим другом. Когда я понял, что он задумал, легко опередил других старейшин и наведался в его дом прежде, чем там устроили тотальный обыск. — Отец снова отрешенно посмотрел куда-то вглубь воспоминаний.

Нет, его лицо не выражало ничего особенного. Привычная сосредоточенность, прямая осанка и внешне расслабленно сложенные на коленях руки. Но таковым все выглядело для посторонних, я же знал его слишком хорошо, чтобы поверить в показное спокойствие. Ему больно, по-настоящему трудно вспоминать те события. Это выдавали и чуть сжатые в упрямом изгибе губы, и легкий прищур янтарных глаз. Он сдерживал истинные эмоции, и я его понимал. Главе Совета Старейшин не пристало выставлять чувства напоказ, в нашем мире вообще подобное не слишком ценится. С близкими мы еще можем позволить себе проявлять слабость. Да и то, если закрытость не вошла настолько в привычку, что срослась с внутренним я, если за столетия поддержки самоконтроля не утратились способности делиться переживаниями. Я спрятал кулон во внутренний карман хитона.

— Говоришь, в последний раз его видели у первой точки перехода в Нижний Мир, — пробормотал я, прикидывая, с чего начну сбор информации.

— Да. И рассчитываю, что на этот раз при возникновении… хм, непредвиденных обстоятельств, ты первым делом обратишься ко мне, а не станешь проявлять поразительно нелогичное упрямство. — Я оскалился и, пользуясь все еще активным контуром тишины над помещением, нагло ответил:

— Я угодил в ловушку не только по своей вине, просчет старейшин также имел место быть. Дальнейшие действия я направлял исключительно на достижение результатов поставленной задачи, несмотря на сложившуюся ситуацию.

Да, весьма смело упрекать Совет в недальновидности, но как приятно. Никто не ожидал от людей подобной подозрительности, а в итоге в блокирующем магию ошейнике ходил я.

— Не наглей, — одернул глава. — Я закрыл на это глаза, так как ты с друзьями действительно продвинулся в поисках. Но никогда не поверю, что высший демон не мог со мной связаться и передать информацию о твоем положении. И вот интересно, по какой такой причине мой сын предпочел остаться в столь неприятном для него положении. Разумеется, кроме очевидной, — отец усмехнулся, — и официальной версии твоей истории.

— Мы закончили? — развивать скользкую тему не хотелось. Глава кивнул, уже на выходе из палаты Совета я услышал его голос

— Вчера мама вернулась, соскучилась по тебе.

Я улыбнулся. Ну точно, костюм он надел не просто так, свидание намечается. Шаэрриан Стэн Акатоши по-прежнему трепетно обожает свою избранницу, сколько бы лет они ни были вместе, несмотря на все ее свободолюбивые порывы.

— Она, конечно, не дома? — Отец хмыкнул. — Понял, загляну к ней, — ответил я и вышел.

Но сначала все же заскочу домой, приму ванну и переоденусь. Завтра ждут новые дела по разгадке папиной тайны. В том, что он не сказал и половины я не сомневался. По дороге мысленно набросал план первых шагов. Глава прав, помощь понадобится. Но отвлекать Данта не хотелось — ему без того есть чем заняться, оно и понятно, наследник рода как-никак. А Лили… Лили я еще до конца не простил столь вероломного вмешательства в судьбу моей человечки. Взбалмошная и своенравная демоница не имела права без моего согласия звать Лису в Подземное Царство. На мой взгляд, сие равноценно пропуску на встречу со смертью. И будь Лили хоть трижды крон-принцесса, уберечь такое слабое, наивное создание виделось проблематичным. Но это на мой взгляд. Конечно же, сама подруга так не считала, и переубедить не смог бы никто. Да и какой смысл? Печать приглашения с руки подопечной не сотрешь, все сделано официально и согласно правилам

Р-р-ррр, ощутил вновь накатившее раздражение, мне точно необходимо перенаправить внимание в другое русло. Новое задание получалось очень кстати, надеюсь, оно отвлечет от мыслей о Лисе. Неправильно и странно все у нас вышло. Почему девушка разозлилась, узнав о моей второй ипостаси? Казалось, в образе сильфида я ее более чем устраивал. Наше общение во снах подтверждало — фантома она не боится. Тогда в чем причина гневной реакции? Лишь в неосведомленности, кто именно гость ее грез? По мне, налицо полное отсутствие логики. Я же видел, она испытывала ко мне нежные чувства, потому и не собирался посвящать в тонкости драконьей физиологии. Наличие дополнительных ипостасей осложнило бы ситуацию, меня устраивало, что для Алистер я только рептилия и ничего больше.

Я долго не решался признаться себе, что попросту боюсь допустить и мысли о связи с этой девушкой. Перворожденный, представитель гордого драконьего племени и человек. Да мы и в качестве друзей-то их не рассматриваем. Впрочем, как выяснилось, рассматриваем: отец дружил с магом, действительно дружил. Оправдывая родителя, могу объяснить это лишь тем, что маг являлся универсалом, Хранителем Источника и жил в нашем мире. Но Лиса — совсем иное.

Странное дело, хрупкое создание, прочно отвоевавшее место в моем сердце, танцует с ветрами во сне. Несмотря на полное отсутствие знаний о драконьем укладе, ее сновидения посещают образы Сильфов. Загадка, которую я не смог разгадать, не успел. Меня попросту вычеркнули из жизни, прямо и в грубой форме предложив исчезнуть из поля зрения упрямой человечки. Я никому не позволял разговаривать с собой в таком тоне, и уж конечно на это не имела права она — даже не равная мне. Зато ее сей факт как раз никогда не смущал.

С самого первого дня знакомства Лиса выражала чувства настолько открыто и искренне, что у меня не получилось остаться равнодушным. Надо было сразу запретить ей ко мне прикасаться, но девушка болезненно отреагировала на намек о подобном, а потом очень бурно переживала мнимую утрату моего присутствия, в итоге я не сумел отказать. Да и разве бы это помогло? Она сначала лезла обниматься, а уже после соображала, что делает. И мне понравилось. Сначала я внушил себе оправдание про привычку, но откровенно говоря, мне действительно нравилось, когда она вторгалась в личное пространство. Признание этого стало настоящим потрясением.

Всю жизнь я смотрел на людей как на низших созданий, и вдруг обнаружил трепетную привязанность к их представительнице. Прошло много времени, прежде чем я это принял, но недостаточно, чтобы смирился. Наверняка сумею перебороть странную тягу к девчонке. Жаль только, что наше расставание произошло после ссоры. Я планировал иногда навещать ее и присматривать, а в тайне ото всех пробирался бы в Лисины сны, наслаждаясь чистыми эмоциями. Ментальная связь в облике сильфида имеет неоспоримые преимущества: нельзя обмануть, нельзя скрыть ни единого чувства.

Но все разом изменилось, мне указали на дверь, а я не привык к подобному обращению. Утешало одно — несмотря на слова, тело девушки по-прежнему реагировало на меня, выдавая истинное отношение. Даже после того, как стало известно, что я и есть призрачный фантом из грез. Почему-то подтверждение ее влечения оказалось важным, но вот свою кровь я оставил напрасно. Как теперь отстраниться от человечки, если при каждом ее недопустимом прикосновении к мужчине в крови закипает огонь? Как ни прискорбно признавать, мой поступок — полнейшей верх идиотизма.

Единственное утешение, так я могу контролировать степень угрожающей Алистер опасности. Что весьма актуально с учетом приглашения наведаться в Царство и умением Лисы попадать в ненужное время в ненужные места. Кроме того, я знаю, когда ей хорошо или она про меня вспоминает, это как глоток чистейшей, незамутненной безусловной любви. Как раньше, до открывшихся подробностей, мной дорожили просто за то, что я есть. Пекло, какой бардак творится в голове. Кто бы мне сказал о таком еще год назад, я бы плюнул ему в глаз, не задумываясь, и после долго смеялся над извращенной фантазией шутника.

Резко выдохнув, с головой ушел под воду и сидел там до тех пор, пока сердце не начало гулко стучать в висках от недостатка воздуха. Это всегда помогало привести чувства в порядок и разобраться с мыслями. Что, если не вода, может противопоставиться огненной Стихии? Вынырнув, продолжил думать над воплощением замыслов отца. Да, его совет насчет привлечения демонов хорош: они отлично владеют магией крови, у них превосходный нюх на всякие поисковые мероприятия. Но в мои планы входил некто иной.

Предложу сотрудничество приятелю Лилиан — полукровке Дэйвису Иро Террелу. Мы неплохо сработались, разыскивая Алистер, и он здорово тогда помог. Нормальный парень, хоть и с вампирской примесью, и для предстоящей затеи последнее очень хорошо. В общем, завтра я должен найти Дэйва, надеюсь, он ничем особенным сейчас не занят. Иначе придется отрывать близнецов от работы, а Данталиан и Лилиан Оливьер слишком значимые персоны Нижнего Мира, чтобы так просто вытаскивать их в Средний.

Никто не отменял дела о поиске главаря шайки, что опутала всю человеческую Империю сетью контрафактных складов с барахлом, обладающим сильным магическим потенциалом. При этом сами люди — исполнители, не более, а вот кто стоит во главе, еще предстоит узнать. Как выяснилось, замешаны и демоны, и наши, что уж совсем выглядит безумно. Спрашивается, зачем некто копит столько силы? На ум приходят неутешительные выводы, причем не мне одному. Так что друзьям хватит забот на ближайшее время. Ну все, я готов. Теперь к маме, а затем вновь на неопределенное время предстоит покинуть пределы родного мира.

ГЛАВА 4

— Да? Тоже счастлив тебя лицезреть. Не могу сказать, что сильно скучал, но все же дядюшка у меня один. Посему так и быть могу обнять.

После такого приветствия со стороны Абигайла я даже стесняться на некоторое время перестала. Подобное обращение, на мой взгляд, грубовато. Названный дядюшкой раскатисто рассмеялся и, погрозив пальцем племяннику, ответил:

— Смотрю, время над тобой не властно. Ты все такой же циник.

— Ты ко мне несправедлив, — с деланной обидой в голосе произнес Альтамус, устраиваясь в кресле напротив стола.

Естественно приглашения для этого ему не потребовалось. Зато я осталась стоять посреди комнаты, чувствуя себя весьма неуютно, а главное, не к месту. Абигайл тем временем продолжил увещевать:

— Просто я как рассуждаю, если бы ты так уж жаждал выразить взыгравшие родственные чувства, то пришел бы в гости. Помнишь еще, где я живу, верно? Сам сказал, расстояние между дворцом и моим скромным жилищем смешное, его преодоление не займет слишком много твоего бесценного времени. И что в итоге? А я скажу. — Он перегнулся через стол и, понизив голос, запальчиво произнес: — Тебе что-то понадобилось. Поэтому давай перейдем к делу, я, видишь ли, не один. И вообще, терпеть не могу это место, оно навевает на меня неприятные воспоминания. Быстрее начнем, раньше закончим.

И я еще возмущалась, что он с лордом фривольно общался и драконом не впечатлился, равно как и демонами. Да этот чуткий человек совершенно непробиваем. Кстати, Альт сказал дворец, я не ослышалась? Пожалуйста, пусть я что-то неправильно поняла. В самом деле, не притащил же он меня в какой-то дворец. Хотя почему какой-то? Вблизи его жилья есть лишь одно здание, подходящее под столь громкое именование. Тролли зеленые, мы в Императорском дворце? От подобной мысли резко стало не доставать воздуха, я непроизвольно всхлипнула. Напрасно, о своей несдержанности тут же пришлось пожалеть. Суровый мужчина отвлекся от паясничавшего родственника, так и не прокомментировав пламенную речь последнего, вспомнил о моем присутствии и вновь принялся изучать. Страстно захотелось научиться сотворять порталы, ну или хотя бы превращаться в насекомых.

— Ты прав, — задумчиво произнес похититель спокойствия, — дело действительно крайне важное. С удовольствием приступил бы к его обсуждению, но ты за какой-то надобностью приволок лишние уши. — Обсуждаемые уши мгновенно опалило жаром, а я от души пожелала Альтамусу провалиться в самые низы Царства демонов, и чтобы его там пытали.

— Кстати да, — вспомнил обо мне этот несносный тип, — знакомься. Алистер Дэйл, говори не стесняясь, ручаюсь за нее.

— Алиска, — это уже ко мне, — представляю главу Тайной Канцелярии Императора и по совместительству моего родного дядю Корвина Форт Абигайла.

Ног я не чувствовала, удивительно как еще стоять умудрялась. Меня хватило только на кивок в сторону старшего Абигайла. Наконец-то мой сумасшедший наставник сообразил, что из присутствующих я одна осталась стоять посреди помещения с высоченным потолком. Он вскочил со своего насеста, а я неожиданно быстро оказалась в кресле. Ниор пристроился на подлокотнике рядом и, по видимости, его все устраивало. Чего нельзя было сказать про меня, потому что хуже стояния в центре зала под пристальным взглядом легендарного главы Тайной Канцелярии нашей Империи оказалось сидение в ужасающей от него близости. Мерещилось, что он видит даже мысли, проносящиеся в моей голове, и точно знает, с какой частотой бьется мое сердце. Если выйду отсюда невредимой, убью Альта, а потом надеру уши Лису за такого учителя.

Главный страж порядка презрительно скривился и небрежно произнес:

— Ошибочка вышла, время берет свое. Ты явно повредился рассудком.

— Считаешь? — недобро прищурился мой горе-наставник. — Тогда мы пошли, спасибо за приглашение и за чай, которого нам не предложили.

Я вжалась в спинку кресла, заметив, как гневно сверкнули глаза у Корвина. Но тот быстро совладал с эмоциями и начертил рукой в воздухе замысловатый знак. Прошло несколько томительных минут, когда никто из присутствующих не нарушал молчания. В кабинет вошел слуга с чайным подносом, аккуратно составил чашечки и заварник на низенький столик, пододвинул его к нам. Альт с видимым удовольствием и победной ухмылкой отпил еще дымящуюся жидкость, его примеру последовал и… хм, гостеприимный хозяин. Я повертела кружку в руках, не рискуя отхлебнуть, вдруг подавлюсь.

— Может, пояснишь в связи с чем, ты начал таскать за собой юных девиц? — первым не выдержал затянувшейся паузы старший из Абигалов. — Откуда столько безграничного доверия? — Теперь он смотрел откровенно изучающе, как бы прикидывая, что именно могло затмить мозг племянника.

По всей видимости, ответа на мне он не нашел, зато растянул губы в неприятной улыбке. Стало очень обидно. Я совсем не ожидала подобной встречи, признаться, сильно испугалась и растерялась, но оскорблять меня чуть ли не прямым текстом — перебор, не собираюсь терпеть такое отношение. Кто дал ему право на гнусные намеки? Возмутиться не успела, за меня это сделал Альтамус.

— Поясню, если хочешь. Но впредь попрошу относиться к этой девушке с уважением, и следи, пожалуйста, за словами и мимикой. Очень заметно, что именно ты о нас с ней подумал. — Корвин весьма удивился, впрочем, я тоже. Кто бы ожидал от ниора такой отповеди? Казнь Альтамуса отменяется. — Алистер — моя ученица, перспективный специалист. Имеет особую склонность к зельеварению и неплохой опыт, а к ядам, вообще, питает странную нежную привязанность. — На меня посмотрели уже с долей заинтересованности. Ладно, амнистия вредине по всем статьям.

— Неожиданно, — глубокомысленно изрек сидящий напротив мужчина. — Никогда бы не представил тебя в роли учителя.

— Сам в шоке, — искренне поделился его племянник. — Все меняется, мне стало скучно.

— Тебе? — недоверчиво хохотнул глава Канцелярии. — Шел бы тогда ко мне на службу — и повеселишься, и пользу Империи принесешь. — Альтамус скривился, словно съел нечто кислое.

— Поздно, я уже, видишь, при деле. На добровольных началах подправляю ряды магов недоучек. — Снова начала чувствовать себя лишней на этом празднике остроумия.

Внезапно Корвин Форт Абигайл одарил меня очаровательной улыбкой и произнес:

— Алистер, прошу прощения за не слишком удачное начало знакомства. Если оболтус за вас поручился, то не имею никаких оснований не доверять вам в дальнейшем.

Пришлось выдавить ответную улыбку, боюсь, она получилась менее великолепной, чем у моего собеседника.

— Ничего страшного, могу вас отчасти понять. Приятно, что вы более не подозреваете меня в недостойном поведении. — Бровь Корвина взлетела вверх, Альтамус демонстративно фыркнул.

— Знакомство состоялось, мы выяснили, кто о ком и почему скучал, и даже выпили чаю, предлагаю перейти к делу, — резко сменил тему ниор, вновь принимая сосредоточенный вид.

Корвин отставил чашку, с его лица слетели посторонние эмоции. Передо мной сидел человек, которому хорошо подошли бы такие эпитеты, как холодный, опасный, жесткий и даже злой. Да, сейчас он выглядел злым и раздосадованным.

— Из имперского хранилища пятого уровня исчез очень ценный документ, потенциально несущий угрозу, попади он не в те руки. Вот точно уверен, причастные к похищению руки я бы не одобрил.

— Так понимаю, никто ничего не видел, не слышал, ведать не ведает? — без тени иронии уточнил мой учитель.

— Именно.

— Пытали? — Старший Абигайл покосился на меня, немного помедлил и коротко кивнул племяннику.

— Пятый уровень, тут не до шуток. Всех на уши поставили: стражу, любого, кто мог хоть что-то заметить. Как прохлопали, я не понимаю. Просто не понимаю.

— Да-а-а, утерли вам нос.

— Альт, — рыкнул Корвин, ожесточенно сцепив пальцы в замок.

— Ясно-ясно, — миролюбиво ответил ниор, шаря в карманах безразмерного балахона. — Где-то тут у меня было, сейчас. О, вот она. — Абигайл извлек на свет небольшую записную книжонку и принялся ее перелистывать.

Мы с главой Тайной Канцелярии заинтересованно следили за его странными действиями и ждали пояснений. Разыскав нужную запись, Альт потребовал ручку и бумагу. Несколькими небрежными движениями перечертил непонятный символ и протянул листок дяде.

— Попробуй вот это. Предварительно глушишь магический фон, чистишь ауру подчиняемого, затем наносишь на затылок печать, иначе он не доживет до конца допроса. — Корвин с любопытством изучал рисунок.

— Я такого еще не встречал. Совсем новое?

— Ага, моя недавняя разработка. Видишь нестандартное пересечение пятой и восьмой линий, сходящихся в узел? Идущие из него лучи дают подъем трех главных потоков и усиливают воздействие требования подчинения. Вот эта звезда, — ниор ткнул пальцем в схему, — позволяет выловить даже хорошо затертые воспоминания. При условии ментального вмешательства в мозг допрашиваемого ранее. А раз у вас складывается такая идеальная картина, не сомневаюсь, что оно было.

— Очень интересно. Вот только… — Глава Канцелярии не успел договорить, его раздраженно перебил Альтамус

— Ищи среди своих. На пятый уровень извне добраться нереально, слишком уж энергетически затратно, и следов останется немеряно. Нет, тут работали тоньше. Ищи крысу, Корвин.

Суровый мужчина встал с кресла и порывисто пересек кабинет из угла в угол. Я отметила, что кроме прочего он очень высок, а по манере двигаться схож с племянником. Когда главный страж принял решение и перестал хмуриться, нас пригласили проследовать к месту происшествия.

Самые худшие опасения оправдались. Испытывая чувство неловкости, я топала по переходам, коридорам и лестницам в компании одного встрепанного, но при этом совершенно свободно себя ощущающего среди роскошных интерьеров, мужчины и второго, безукоризненно опрятного и собранного. Недоуменные, а порой и пренебрежительные взгляды встречных направленные на меня, лишь усугубляли ситуацию, добавляя минусов к самооценке.

Красота и достаток присутствовали здесь повсюду. Начиная от пола из ценной эльфийской древесины, а в сортах этого продукта лорд Гарнет научил разбираться чуть ли не с закрытыми глазами, и заканчивая одетыми с иголочки служащими столичной имперской резиденции. На стенах — расшитые драгоценными камнями картины, в вазонах из цельного желтого мрамора — дивные растения. Изящные, воздушные лестницы, инкрустированные позолотой и перламутром. Я бы с удовольствием остановилась рассмотреть все до мельчайших подробностей, но мой конвой одним только видом отбивал желание лишний раз повернуть голову в сторону.

Вскоре мы спустились на несколько этажей вниз. По мере углубления в дворцовые подвалы, любопытствующие лица стали появляться реже, заодно и обстановка заметно упростилась. Путь закончился в крошечном помещении, обитом изнутри матовым металлом. За спиной с легким щелчком закрылись двери, все посторонние звуки исчезли, погружая в ощущение отрезанности от мира. Яркий свет над головой померк, из стен полился более мягкий, приглушенный. Жутковато, если честно. Спасибо Альту, ниор ободряюще подмигнул и незаметно, даже не касаясь меня, умудрился опереться на руки так, что я почувствовала защищенность. Все-таки он хороший, Лис прав, просто стоит привыкнуть к некоторым особенностям характера учителя.

Совершенно точно мы двигались, но из-за атмосферы отчужденности, сложно было определить, в каком направлении и как долго происходило перемещение. Сияя белизной, вновь вспыхнул потолок, пришлось зажмуриться, привыкая. Двери распахнулись, и мы покинули странную комнатку, сразу попадая в круглый зал без окон. Вдоль стен тянулось несметное количество стеллажей, поделенных на сектора. Каждому сектору соответствовали определенные размеры ячеек, заполняющих пространство между полок. В центре стояло некое подобие трибуны с толстенным фолиантом на ней. Сложилось впечатление, что Альтамус здесь не впервой, ниор уверенно направился к одному из отделений хранилища.

— Не хочешь взглянуть на гримуар? — раздался позади меня голос Корвина.

— Думаю, в нем не осталось ничего способного пролить свет на личности похитителей или направление, в котором умыкнули документ. Я прав? — Глава Тайной Канцелярии, теперь с интересом следящий за действиями племянника, недовольно скривил губы

— Прав.

— Кстати, а что именно умыкнули? — Корвин потемнел в лице и с досадой в голосе ответил:

— Манускрипт Триединства.

— Умертвие вонючее, я не ослышался? Из имперского хранилища пропал самый древний трактат, датированный началом ведения хроник от сотворения миров? Ну что сказать, поздравляю. В такой… эээ, — тут Альт покосился на меня и, видимо, передумал озвучивать крутящиеся на языке мысли, а лишь дипломатично закончил: — глубокой луже я ваше ведомство еще не припомню.

Глава этого ведомства расстроено махнул рукой на племянника.

— Знаю, без тебя тошно. Что делать-то? Ведь ни одной зацепки не оставили.

— Ну, одно направление я уже подсказал, копай среди своих. Кто-то слил засекреченные данные, иначе сюда никак не пробраться. А в остальном… Вероятно, теперь стоит ожидать локального конца света, и это в лучшем случае.

— Не драматизируй. Тут хранилась только часть манускрипта, та, где упоминалось о балансе.

— Самая интересная, между прочим, часть. — Недовольно уточнил Форт Абигайл, подходя к нам.

— Без остальных кусочков она малопригодна к использованию.

— О да, собери коллекцию и слей три самостоятельных мира в одно невообразимое нечто. Кто-то реально вознамерился стать новым богом?

— Может, все не так плохо, как мы думаем, а? — робко, что совсем не вязалось с обликом сильного и сурового мужчины, спросил Корвин.

— Не знаю, но то, что от ситуации дурно пахнет, могу сказать со стопроцентной уверенностью. Где остальные части трактата?

— Что-то у орков, что-то у эльфов, кусок гномам достался. Да в принципе все, кто входит в страны содружества, имеют хоть по паре страниц. Но только у нас и у орков главы по равновесному состоянию, а у эльфов теоретические выкладки по обоснованию положения точек перехода.

— Даже не думай, я к ушастым не отправлюсь. Хватило прошлого раза. Эти напыщенные… — и опять быстрый взгляд в мою сторону, — …представители дивного народа меня бесят. Впрочем, теперь у нас это взаимно.

— Я в курсе, — мрачно подтвердил глава Тайной Канцелярии. — В страны содружества направлены послы с представителями моего ведомства, всех предупредят. Меры по усилению охраны будут приняты.

— И? Почему-то остается ощущение, что ты недоговариваешь.

— Навести орков, — сдался Корвин. — У нас с ними в последнее время напряженные отношения, а у тебя связи. Альт, ради Империи.

— Неубедительно. И нет смысла давить на мои патриотические чувства. — Ниор скрестил руки на груди.

— Если в руки воров попадут обе части манускрипта, наша и орочья, весь триквестр окажется в опасности. Там информации хватит, чтобы разобраться в логике построения связок между мирами.

— Это-то меня и смущает. Знаешь, — задумчиво протянул Абигайл, — ведь подобные дела не один год планируются. Все очень и очень плохо.

— Это значит, да? — с надеждой спросил его дядя.

— Это значит, что ты меня нагло эксплуатируешь, а я такой добрый делаю вид, что совсем ничего не замечаю. — Корвин с заметным облегчением выдохнул. — И сейчас я тоже немного попользуюсь ситуацией. Алиса, встань возле вон той ячейки. — Альт указал пальцем направление.

Я удивилась, уже успев смириться со своей декоративной ролью, но просьбу ниора выполнила.

— Закрой глаза, попытайся увидеть окружающий мир всеми доступными органами чувств, кроме зрения. — Легко сказать. Беспомощно застыла с прикрытыми веками, в голове продолжали вертеться бессвязные обрывки мыслей. — Так, я понял. Доставай свой веер, попробуем зайти с другого бока.

Это ему Лис успел доложить о моей экипировке? Послушно достала из сапога тессен. Глава Тайной Канцелярии Императора наблюдал скептически, но не комментировал. Альт подошел ко мне вплотную, встал за спиной, положил руки на плечи. Склонился к уху и шепотом начал говорить:

— Расслабься, отрешись ото всего. Ничего нет, только ты и твоя Стихия. Дыши глубоко и размеренно. Сосредоточься на дыхании, вдох-выдох, разведи руки в сторону. — Он сам помог мне это сделать. — Вот так, хорошо, умница. Вдох-выдох, почувствуй воздух. Помоги себе, создай потоки.

Учитель легонько надавил на запястье, я раскрыла веер. Затем он плавно поводил моей рукой, подталкивая к каким-то действиям, при этом, не переставая говорить успокаивающим тоном, будто погружая в транс. Сначала было трудно, я отвлекалась, чувствуя чужое дыхание на коже, но постепенно обстановка смазалась и поплыла. Стали важны только звук его голоса и ощущение собственного состояния покоя, как при медитациях. Потоки воздуха, созданные перемещающимся в руках тессеном, окрепли, показывая пока еще мутноватые картинки. Увлекшись новыми открытиями, непроизвольно начала выводить веер в таких плоскостях, чтобы слабый ручеек видений не прерывался, а становился глубже и полноводнее. Абигайл уже не касался меня и молчал. Мои движения интуитивно следовали за Стихией, образуя завихрения, открывая образы прошлого, запечатленные воздухом.

Перед глазами мелькали люди, события, сцены, наполненные допросами, восторженными эмоциями и откровенным унынием. Высшие, разобрать что-либо в этой мешанине казалось невозможным. У меня закружилась голова, на плечи снова легли теплые руки ниора.

— Тише, хватит, достаточно. Теперь закрой глаза и ни о чем не думай. Ты в контакте со Стихией, просто смотри внутренним зрением и чувствуй.

И я увидела, мир вокруг заиграл иными красками. Пространство заполнилось множеством разноцветных, замысловато переплетенных нитей. Одни из них были тонкими и непрочными, другие, наоборот, выделялись крепостью и яркостью свечения. — Мои губы растянулись в улыбке.

— Отлично, — услышала я голос Альта. — Это магический фон. Нити — потоки энергетических связок, каждая отвечает за какое-либо воздействие, например, заклинание. Цвет характеризует Стихию и характер эмоций, вложенных в волшбу. Чем темнее, тем больше недовольства и обратно. Толщина показывает силу и давность примененного воздействия. Здесь хранится очень много магически активных вещей, поэтому ты видишь все в таком перепутанном виде. Потоки пересекаются, сворачиваются в клубки. Постарайся углубиться, смотри мимо них. Они лишь фон. Что ты видишь?

Мысленно представила, как перехожу на следующий уровень, раздвигаю нити и погружаюсь сквозь них. Постепенно цветная паутина стала блекнуть и уже не рябила перед внутренним взором, позволяя оглядеться. Много следов, много слепков из непонятных субстанций, что-то еще, определение чему я никак не могла подобрать. В углу, которым изначально заинтересовался Форт Абигайл, я различила самые яркие пятна, но внимание привлекало не это. Потянувшись мысленно к Северному ветру, привычно попросила очищения сознания и ясности восприятия. Воздух вокруг меня мгновенно откликнулся, по телу пробежал знакомый холодок. После чего удалось обнаружить источник свечения — тоненькая волосинка, совсем незаметная ранее, лежала около нижней открытой ячейки. Если бы не исходящее от нее желтое сияние на этом плане восприятия, то я бы ни за что ее не разглядела.

Шагнула в ту сторону, но сразу почувствовала сильную слабость и покачнулась. Повезло, что Альт успел среагировать и поддержал.

— Не так быстро, с непривычки может вести. Ты же впервые в жизни намеренно и грамотно воспользовалась своей силой, задействовав собственный магический резерв, — как несмышленышу проговорил он.

— М-м-м, там что-то есть, я заметила. Похожее на волос, и от него исходит свет.

— Точно волос, а свечение, потому что ниоры до нас поработали, применив заклинания для обнаружения следов похитителей: отпечатков, ниток с одежды, волос, физиологических жидкостей и прочего.

Как интересно. Никогда не задавалась вопросом, какие именно методы в работе применяет служба Тайной Канцелярии Императора.

— Альт прав, — подтвердил слова племянника Корвин. — Волос остался невостребованным, их было несколько идентичных. Один образец взяли для исследований, а этот после расследования выкинут вместе с остальным мусором. К слову сказать, их находка не дала результатов. Они принадлежат нашему сотруднику.

— А говоришь, зацепок нет, — заметил Альтамус. Глава теневой службы скривился

— Мы его допросили, он чист.

— Все может быть, — глаза ниора недобро сузились. — Вам виднее.

— Серьезно, идеальные воспоминания. Вмешательство менталиста не обнаружено.

— Но печатью принуждения я бы на твоем месте воспользовался, мало ли. Лучше перебдеть, не зря же его волос на поисковые чары отозвался.

— По работе тут многие из моих ребят бывают, а хранящиеся здесь вещи создают сильные помехи, вот и вышла погрешность. Я лично его проверял, ну чист он.

— Я свое слово сказал, ты же для этого меня вызвал. Повторять не буду. Дальше смотри сам.

— Хорошо, понял. Заметил что-то стоящее?

— Нет, красиво сработано. Только одного не учли — попасть сюда можно всего одним путем и это важно. Пока остальные сосредоточили внимание на хранилище, я детально изучил подъемник. И вот что интересно, в тонком поле присутствует остаточная демоническая компонента. Тебя ни на какие размышления это не наводит? — Корвин выругался.

— Только этого еще мне не хватало.

— А можно… — подала голос я и сразу пожалела об этом. Под перекрестным взглядом мужчин стало неуютно, но отступать теперь поздно. — Можно взять волосок с собой, если он вам все равно не нужен. — Брови главного стража поползли вверх, а мой наставник развеселился. — Ну, мне в голову одна идея пришла, хотелось бы поэкспериментировать. Сейчас рано о ней говорить, это лишь предположение. — Я окончательно стушевалась.

Немного поразмыслив, старший Абигайл согласился:

— Забирай. Только сама не трогай, подожди. — Он достал бумажный конвертик, волосок дрогнул и поднялся в воздух, чтобы послушно забраться внутрь. Корвин улыбнулся, заметив мое удивление. — Потом, когда будешь… хм, экспериментировать, перчатки надень. — Спрятала конверт в сумку и кивнула.

— Ну что, возвращаемся? — Альт уже спешил к выходу.

— Орки — ты обещал, — кинул ему в след довольный родственник.

— Склерозом еще не страдаю, — пробурчал ниор.

Вернувшись в кабинет, младший Абигайл снова открыл портал.

— Зря ухищряешься, все равно они со всей свитой уехали в загородную резиденцию. Твои меры предосторожности излишни, — насмешливо прокомментировал действия племянника Корвин. — Шел бы себе, как все обычные люди.

— Я необычный, — невозмутимо откликнулся Альт и протянул мне руку. — И вообще, мне так больше нравится.

Его дядя скептически хмыкнул, а меня разобрало любопытство: кто эти загадочные они? В следующий миг нас окутало бодрящее ничто, отвлеченные мысли разом вылетели из головы. Когда я открыла глаза, мы стояли в парке, у той самой ротонды, где чуть меньше года назад Дант и Шанти поджидали нас с Лили после памятного похода за теплыми вещами. Да-а-а, как много успело измениться.

— Я думала, сразу к тебе переместимся.

— Да ну, погода отличная, можно и прогуляться.

— Тогда почему было не выйти обычным способом? — провокационно вопросила я, строя невинную моську.

— Сложилось впечатление, что во дворце ты чувствовала себя неловко. Но если желаешь, давай вернемся, побудешь некоторое время объектом развлечений у местных обитателей. — Какой наблюдательный, и уел, и с себя тему перевел. Я недовольно нахохлилась.

— Твоими стараниями, между прочим. Зачем меня во дворец притащил? Это же немыслимо. И не предупредил даже. — Альт беспечно пожал плечами.

— Я же сказал, теперь везде со мной будешь. Так что заканчивай возмущаться и начинай морально готовиться к поездке к оркам. Вот, предупреждаю, — весело подмигивая, съехидничал он.

Н-да-а-а, во что я ввязалась. А как спокойно текли мои денечки в усадьбе лорда.

— Кстати, чему ты хочешь научиться больше всего? В смысле в магии. — Я задумалась, перебирая в уме желания. — Не спеши с ответом, хорошенько взвесь. Это должно быть нечто очень важное для тебя. — Поощрил Альт, словно прочитав мои мысли.

И вот нет бы заподозрить подвох, что-то слишком он добренький. Куда там, я вся растаяла от предвкушения скорого исполнения заветной мечты.

— Левитация, — ответила без колебаний. Да, это самое главное для меня умение. Я смогу летать, сама.

— Отличный выбор, — похвалил этот мухожук. — Научу…

— О, как круто. Я самая счастливая в мире, — пустилась в пляс, перебивая его на полуслове.

— …В последнюю очередь.

— Что-о-о? — Споткнулась и почувствовала, как улыбка сползает с лица. И ведь он не шутит. Точно вижу, по глазам невинно-бессовестным, сдержит слово. — Да ты… ты… Знаешь кто ты после этого?

— Ага, лучший учитель. Бросай попытки испепелить меня взглядом, и пошли есть. Обед мы пропустили, так хоть поужинаем. Я угощаю.

— Сама в состоянии за себя заплатить, — пробурчала я, не желая иметь с черствой булкой ничего общего.

— Пойми, — начал разглагольствовать Абигайл, подталкивая меня вперед по дорожке, — у тебя появился огромный стимул учиться, впереди столь вожделенная цель. Согласись, я прав. — Он говорил с серьезным лицом, но в серых глазах притаились смешинки. — Уверен, для достижения мечты, ты станешь выкладываться по полной.

— Я и так бы прилежно занималась.

— Но теперь веселее. Мне. Должен же я тоже получать удовольствие. Не дуйся, эгоистичная девочка, и шагай быстрее, я голоден. — Удрученно вздохнула.

— Злыдень ты. В императорский дворец притащил, на ковер перед главой Тайной Канцелярии бросил. Еще и издеваешься.

— У-у-у, да ты плакса, с кем связался. Смотри на все проще, Алиса. Сегодня ты изнутри поглазела на главный дворец Империи, пообщалась с великим и не таким уж и ужасным главным стражем, а кроме того, получила возможность учиться в три раза усерднее. Когда-нибудь я же все-таки объясню тебе как левитировать. И ты освоила магическое зрение. Чем не повод считать день удачным? — Мне лукаво подмигнули.

— Это да. — Хоть и старалась сохранить недовольную мину, губы растянулись в улыбке. — Классное ощущение.

Ладно, ниор большой, ему видней. Спорить и обижаться перехотелось.

— Кто бы мог подумать, что ты родной племянник, можно сказать, правой руки Императора.

— Тоже мне честь, — фыркнул учитель. Я и самому Императору родственник через пятое колено. Они там любят вести длинные списки витиеватостей кровных уз.

— Обалдеть, — Я даже остановилась, осмысливая его слова. Меня дернули за рукав, напоминая, что императорская родня все еще голодная.

— Почему ты тогда так странно себя ведешь?

— В смысле, странно?

— Ну, по идее, ты рос среди сплошной аристократии. У подобных людей должны быть безупречные манеры и… — я оценивающе посмотрела на его безразмерный балахон, — соответствующие пристрастия к одежде и окружающим вещам. Дома у тебя все очень просто, любимый наряд — вот эта ряса, а манеры, уж извини, удивляюсь, как тебя до сих пор никто не побил за столь неординарное поведение. — Абигайл криво ухмыльнулся и невесело ответил:

— Маленькая ты еще, Алиска, ничего не понимаешь. Сыт я по горло такой жизнью, ненавижу лицемерие, подобострастие, лизоблюдство и показное изъявление вежливости, политесы наигранные. Даже не представляешь, какое это насквозь лживое место. Нет уж, пусть без меня там варятся. А побить меня, — он снова развеселился, — забавная мысль. С интересом понаблюдаю, развлекусь.

Задумалась над его словами, что-то в них было. Я ведь совсем далека от политики, прожила всю жизнь на периферии Империи и столицу-то первый раз только в прошлом году увидела. Наверняка, у Альта есть основания, чтобы так говорить. И сам он такой тоже, поди, неспроста. Впрочем, я начинаю привыкать. Открыто посмотрела в глаза ниору и искренне улыбнулась.

— Спасибо тебе.

— За что? — удивился Абигайл.

— А за все, — не захотела я вдаваться в подробности. Но он, кажется, и так отлично понял, потому что ласково потрепал меня по щеке и ничего не стал уточнять.

Некоторое время мы молча шагали по мощеным улочкам города, я разглядывала пестрые вывески лавок и магазинчиков. Потом стало скучно.

— Альт, а как ты познакомился с лордом Гарнетом? — Мой спутник погрустнел, его и без того тонкие, резковатые черты лица как будто заострились.

— Случайно заметил, ему очень плохо было. — Я подумала, что зря начала эту тему и решила больше ни о чем не спрашивать. Говорят же, молчание — золото. Но Альтамус внезапно огорошил. — Орсон Андраш, его сын, мы вроде как дружили, насколько со мной вообще можно дружить. Он у дяди работал, хороший человек, честный, порядочный, тоже подхалимства не выносил. Многим не нравилась его принципиальность, но ниор он был сильный, его боялись и помалкивали. Гарнета я пожалел тогда просто, он уже на грани находился, после которой не возвращаются. Ни о чем не жалею, — уже более весело закончил Форт Абигайл.

— Да, лорд Гарнет удивительный человек, — согласилась я.

Эксцентричный ниор вызывал во мне все больше симпатии. Не важно, как он себя ведет, за него говорят поступки. Вот и меня своему дяде в обиду не дал, и в хранилище поддерживал.

— Пришли. Завязывай с расспросами, на сегодня ты лимит исчерпала.

Я особо не возражала. Почувствовав аппетитные запахи, сразу захотела есть и сосредоточила внимание на перечне предлагаемых блюд. Кроме пищи для ума, весьма неплохо принять пищу для тела. Живот целиком и полностью согласился с мыслями, выдав тихую руладу. На ближайшие сорок минут мы с Альтом были потеряны для общества.

ГЛАВА 5

Насыщенный день, ничего не скажешь. Вернулись домой под вечер, когда густые сумерки обнимали город широким покрывалом. Альт, не сказав ни слова, сразу умчался в сторону кабинета. Сложилось впечатление, что он воспринимает меня не как гостя, а как полноправного жителя этого дома, а потому совершенно не заморачивается за мой досуг и другие мелочи. Пожала плечами, глядя на исчезающую из виду встрепанную русую шевелюру, тем лучше, меня все устраивает. В комнате я застала презабавную картину: на широкой кровати, расположившись в вальяжной позе, мирно посапывал… кот. Большой такой, размером с пантеру. Котишка тряхнул ухом, и его рысья серебристая кисточка колыхнулась в такт движению. Пышные усы оказались примяты, чему способствовали в беспорядке разбросанные книги, в которых он и закопался.

Сладко потянувшись, Лис приоткрыл зеленый глаз и промурлыкал.

— Уже вернулись, а я библиотеку Альта малость ограбил. Забавные у него собрания попадаются.

— Такие забавные, что ты уснул? — Подошла и с удовольствием запустила обе руки в шелковистый темный мех. В качестве парня он мне тоже нравится, но по котику я соскучилась.

— Задремал немного, всяко бывает. — Иллюзор широко зевнул, демонстрируя внушительных размеров клыки и острые зубы между ними, длинным хвостом пощекотал мне шею. — Как сходили?

— Да как-то так, неоднозначно. — На меня сверкнули заинтересованным, хитрым глазом и подставили голову для поглаживания. — Ты же знал, куда мы идем и кто у него дядя?

— Предположим-м-мрр. — Почесала ласкушу за ушком. Ну вот как на него возмущаться и вести воспитательную работу? Решительно невозможно.

— Мог бы и предупредить, — вяло упрекнула я, полностью разомлев и сдавая позиции.

— Зачем? Я знал, что мелкий тебя в обиду не даст.

— Кто? — Оторопело вытаращила глаза, забыв о причине разбора полетов.

— Абигайл, который Альтамус, — лениво пояснил Лис.

— Ты его мелким зовешь? А он знает? — Котик щекотно фыркнул мне в ладони и ехидно сморщил нос.

— Знает, только не слишком с того в восторге.

— Могу его понять. — Образ высокого, уверенного в себе, одаренного ниора с подобным прозвищем совсем не вязался. — Лис, почему мелкий? — Хитрюга заурчал от удовольствия, вот интриган.

— А ты у него спроси.

— Ага, и получи в лоб. У него вообще на все вопросы лимит. Он, знаешь ли, на них строго дозированно отвечает.

— Ничем не могу помочь, не моя история.

— Ладно, я без того догадываюсь о некоторых причинах. А ну признавайся, сколько тебе лет?

— Малышка, ты такими категориями не смыслишь, — вновь попытался уйти от ответа пушистый хитрован.

— Ничего-ничего, как-нибудь напрягусь и пойму. Не юли.

Я принялась ласкать ему брюшко, стараясь сделать кота посговорчивее. Под мягкой шкуркой ощутимо бугрились сильные мышцы крепкого хищника. Просто эта опасная киса сейчас пребывала в расслабленном состоянии. Лис задумался, что-то прикидывая в уме.

— На твою систему исчисления, навроде пяти тысяч лет. Приблизительно само собой. — Моя челюсть отвисла.

— Тогда ясно, почему Альт мелкий, а я малышка. — Иллюзор захихикал, исчезая из виду и оставляя только трясущиеся ушки с кисточками. Из пустоты донесся его тягучий и довольный голос:

— И поэтому тоже.

Ушки пропали. Через некоторое время на кровати проявился зеленоглазый красавец, сверкающий белозубой улыбкой. Парень сидел в позе лотоса и подгребал под себя книги. Я взяла одну, прочитала название: "Основы построения пространственных переходов в условиях искажения межмировой материи". Да под такое, конечно, уснешь, хотя кому что. Пролистала несколько страниц, не поняла ни слова. Молчу уж про схемы. Закрыла и передала ухмыляющемуся другу.

— Веселенькое чтиво.

— А то. Так что интересного во дворце было?

— О, много чего. Сначала я струхнула под суровым взглядом Корвина, но потом Альт сказал, что я с ним и это не обсуждается. Глава Канцелярии немного повозмущался, но в итоге принял меня. Ох, и натерпелась, — пожаловалась я в конце. Лис слегка нахмурился. — Зато я освоила магическое зрение, и это так удивительно. Пространство вокруг нас такое… такое другое. И нити, нити, куда ни посмотри, разные цветные следы, яркие и тусклые всполохи. — Иллюзор снова заулыбался, слушая мою восторженную и сбивчивую речь

— С почином, малышка.

— А еще вот, смотри. — Я полезла в сумку за конвертом с волоском, достала и протянула другу. Тот, не открывая, подержал его в руке и вернул.

— И зачем он тебе?

— Мне вот тоже очень интересно.

Обернулась, в проходе, привалившись к косяку, стоял Альт.

— Я видела у тебя комнату с разным оборудованием. Ты в ней эксперименты проводишь, да? Хочу проверить одну идею на этом волоске, дашь воспользоваться своими реактивами?

Ниор отлепился от дверного проема и, пройдя внутрь, уселся на стул, по обыкновению оседлав его спинкой вперед.

— Что за идея?

— Не хочу говорить раньше времени, давай я сначала попробую. Все равно волос никому не нужен, и его бы выкинули. Если ход моих мыслей окажется не полным бредом, то потом все подробно объясню.

— Алиска, ты пугаешь. Не успела приехать, уже химичить собралась. А если ты тут все разнесешь?

— У тебя защита стоит везде, ничего не случится. Весь город в руинах поляжет, а твоя нора целехонькая останется. — Мое зеленоглазое чудо невинно хлопало длинными ресницами, словно и не он только что сдал с потрохами своего приятеля. Форт Абигайл метнул на Лиса выразительно-убийственный взгляд. — Да брось, я верю в малышку. Не жадничай. Неужели не любопытно, что она придумала?

Альтамус еще немного подумал, положив голову на руки, покоившиеся на спинке стула, но в итоге сдался.

— Ладно, только отложи исследовательский зуд на некоторое время. Сегодня остаток дня тренируешься с магическим зрением, нужно отработать навык до почти мгновенного перехода. Завтра выдвигаемся к оркам.

— Ого, путешествие наметилось? В связи с чем? — оживился Лис.

Альт рассказал о случившемся во дворце и все, о чем мы разговаривали с Корвином.

— Манускрипт Триединства, насколько я понимаю, это информация по организации связки ваших миров?

— Да. Еще в древности предки раздергали его на кусочки и стали хранить отдельно, для общей же безопасности. У каждого народа имеется тщательно оберегаемая часть документа.

— Ой, весело тут у вас. Не зря я решил задержаться.

Мы с учителем переглянулись, нам весело не было, совсем.

— В общем, пока пусть Алиса оттачивает новое умение. Утром выдвигаемся в путь.

— Я с вами. — Альт кивнул, поставил стул на место и вышел.

Вечер прошел спокойно. Фелисан создавал иллюзии, различимые только магическим зрением, а я рассказывала ему о том, что видела. Поначалу долго возилась и настраивалась, вспоминая свои ощущения в хранилище, когда слова учителя помогали сконцентрироваться, и пришедшую следом волну острого иного восприятия реальности. Получалось не каждый раз и не с первой попытки, пришлось доставать тессен и помогать себе. В очередной раз возблагодарила Данта за дальновидность, как повезло подружиться с этим демоном. Лис от скуки снова принялся за чтение. Часа через два напряженной работы у меня стало прилично получаться. Я отложила в сторону веер и продолжила заниматься без него.

— Вижу красное пламя в форме звезды, оно движется из кухни в коридор.

— Принято, меняю. — Друг перевернул страницу и невозмутимо продолжил чтение.

Я проморгалась, возвращаясь к обычному зрению, чтобы начать заново. Теперь на переход от одного способа восприятия к другому мне требовалось около пяти минут.

— Две нити. Черная тянется через комнату и исчезает в окне. Белая, — я напряглась, — с ней что-то не то, мелькает все время, меняя положение, и изгибается.

— А сейчас? — Мельтешение замедлилось, и я улыбнулась.

— Ли-и-ис, она в буквы сложилась. В мое имя.

— Принято. Малышка, ты еще живая?

Вот да, меня пошатывало. С непривычки тело заполнила слабость, в голове немного шумело.

— Вроде того.

— Кажется, тебе достаточно. В другой раз продолжишь.

— Давай последний. Мне нравится.

— Да? Ну смотри, последний раз и спать, а то бледная вся.

— О, я ауру Альта вижу, она радужная. Он неподвижно сидит в гостиной… вот встал, к нам идет.

Из восторженного состояния меня вывел смех друга. Что, я ошиблась?

— Ой, сказители. — Симпатяга смахнул с глаза выступившую слезинку. — Чего не придумают в попытках объяснить непонятное, под целую теорию подвели и доказательств на три страницы. — Я удивленно посмотрела на Лиса.

— Что за веселье? Почему не занимаемся? — Абигайл вплыл в открытую дверь.

— Да она так занимается, что скоро в обморок упадет. Твою ауру рассмотрела, истинную.

— А-а-а, это хорошо. Я экранку снял.

— Хорошо, что упадет?

— Хорошо, что разглядела. Тогда чего гогочешь?

— Вся ваша теория о расчетной массе переноса материи в пространстве полная чушь. Согласно ее постулатам, — Лис ткнул пальцем в начало страницы, — я сейчас должен сушить когти за гранью. Мало того, — он сделал страшные глаза, — ни одной тропы якобы не существует, то есть совсем. Сожги эту книгу, как антинаучную, она не достойна находиться в твоей библиотеке.

— Ишь какой скорый на расправу. В ней есть пара неплохих идей, а вообще, стыдно потешаться над менее осведомленными в подобных вопросах. Они хотя бы попытались. — Парень с кошачьими повадками скептически скривился.

— Попытка не удалась.

— Ребят, я пока пойду, умоюсь. Спать хочу — не могу, — вклинилась я.

Не глядя в мою сторону, они дружно кивнули и продолжили спорить. Махнула рукой и утопала в ванную. Когда вернулась, ни книг, ни Альта в комнате не было, зато на кровати, довольно жмурясь, развалился здоровенный котище. Занырнула под одеяло и прижалась к теплому боку друга. Глаза слипались, но один вопрос я задать успею.

— Почему Альтамус носит экранку на ауре?

— М-м-м, — послышался сонный голос, — малышка, ты когда-нибудь теряешь интерес к пространству?

— Ну-у-у, интересно же.

— Он универсал. Вот и маскируется под обычного мага, чтобы меньше светиться. Все логично.

Ему, может, и логично, а у меня появился новый ворох вопросов. Но задавать их сил уже не было, да и отвечать на них, похоже, Лис сейчас не настроен.

— Ты…

— Ш-ш-ш, все потом. Отдыхай.

Привычно погладила теплый кристалл с тлеющей в темноте искоркой. Ласково обвела пальцем по контуру неправильной формы. Словно его второпях выцарапали из цельной породы, не слишком заботясь о красоте. Милый дракоша, где ты? Увидимся ли мы когда-нибудь? Мне тебя так не хватает… Мысли начали путаться, и я окончательно провалилась в сон.


Полет. Ощущение свободы и силы. Что-то неуловимо изменилось, хотя на первый взгляд все по-прежнему. Повинуясь зову, направилась в сторону призрачных гостей своих сновидений. Вперед и вперед, влекомая подобно мотыльку на сияющий свет. Ветер ласкал, обнимал и играл со мной. Я кружилась с ним в танце и улыбалась, подстраиваясь под его настроение, позволяя направлять. Осознавая всю мощь Стихии, мне нравилось испытывать легкие, щекочущие прикосновения. Это было сродни развлечению хищника с куда более слабой добычей, но я знала — он никогда не обидит. Здесь я своя, здесь меня ждут и всегда рады, поэтому лишь весело рассмеялась, полностью отдаваясь безумному танцу. Я словно стала сильнее и увереннее, появилось предчувствие чего-то нового.

Взгляд упал на едва заметную, слабо мерцающую нить. Руки сами потянулись к ней, сердце затрепетало от осознания: она берет начало из меня. Что это? От прикосновения нить дрогнула и запульсировала, распространяя вокруг себя легкий древесно-терпкий аромат. М-м-м, он показался смутно знакомым. Куда она ведет? Золотой лучик, немного окрепнув, заструился в пространстве, преодолевая расстояния. Завороженная новым явлением, я последовала за ним. Ветер подхватил меня, даруя невидимые крылья, в такой странной компании я и продолжила путь. Казалось, нить живет своей жизнью, заманивая в бесконечность. Она то слегка окрашивалась в багряные тона, то светилась ярко-алым, но затем неизменно возвращалась к медовому оттенку спокойного пламени.

Увлеченная погоней за неуловимым явлением я перестала обращать внимание на восхитительные, загадочные пейзажи, что проносились подо мной. Вот-вот и я найду ответ, узнаю, куда же она так стремится. Впереди показались танцующие фантомы, они протянули руки, приветствуя и приглашая присоединиться в их круг. От призрачных существ исходили волны тепла и радости. Вспомнился последний танец с сильфидом Шанти, чувственный, завлекающий, уносящий сознание в бездну, оставляя общее дыхание на двоих и ощущение ритма. С грустью посмотрела на трепещущую золотистую нить, прижала руки к груди, отыскивая ее начало, свет продолжал струиться сквозь ладони. Больше не оглядываясь, полетела к переменчивым силуэтам. Да, я станцую с ними, как и всегда, как и много других ночей и снов назад. Выплесну в этом танце всю накопившуюся усталость, всю затаенную боль от утраты дорогого сердцу дракоши, всю обиду и недопонимание, а потом откроюсь светлому чувству, принимая поддержку от своих таинственных видений. Они меня заждались.


Внезапное пробуждение, просто в какой-то момент я резко распахнула глаза, отдохнувшая и бодрая. Фелисана рядом не было, ни в виде кота, ни в виде человека. Тем лучше, сердце заходилось в сбивчивом ритме. Каждый раз, как только я думаю, что все уже видела и ко всему привыкла, происходит нечто невообразимо новое, снова путает и сбивает с толку. Прикрыла веки, восстанавливая в памяти золотистую трепещущую нить, ощутила ее аромат. На мгновение разгадка забрезжила рядом, светлая мысль, которая все объяснит. В мою реальность ворвался знакомый громкий голос:

— Алиска, хватит дрыхнуть, пора собираться. Скорее покончим с этим делом, мне очень не нравится возня вокруг манускрипта.

Светлая мысль, если она и собиралась появиться, обиженно махнула хвостом и умчалась в неизвестном направлении. Я разочарованно вздохнула и посмотрела на возмутителя спокойствия. Его голова торчала между дверью и косяком и, прищурившись, меня разглядывала.

— Я не сплю. Ты в курсе, что неприлично вламываться в комнату к молодым девушкам ни свет ни заря и смущать их столь пристально изучая?

— О как. А к немолодым можно? — Альт изобразил великую заинтересованность в данном вопросе.

— И к немолодым нельзя, вообще ни к каким. — Я была непреклонна, но когда его волновало чужое мнение.

— Ну да, а если ей плохо стало? В силу возраста. Ты своей гипертрофированной вежливостью просто-напросто угробишь человека, не оказав ему первую помощь. — Я задумалась, потом возмущенно фыркнула.

— Да ну тебя. Вечно все изворотишь. Что за бредовый диалог? — Ниор ухмыльнулся.

— Так вот, заруби себе на носу. Во-первых, я твой учитель, а это как лекарь, ему без разницы молодая ты там или пожилая. Понимаешь, к чему я веду, да? Заметь, сама напросилась. Во-вторых, ни свет ни заря давно кончились, на дворе полдень.

Мало того, что ввалился в комнату и потревожил мои хрупкие размышления, но еще и сообщил мимоходом, что я для него создание с неопределенной характеристикой. Вот так захочешь почувствовать себя восхитительно-обворожительной, и фиг. Абигайл скрылся, из коридора донеслись его слова:

— Ты бы с камешком своим аккуратнее обращалась. Ящер, конечно, гад, но, поди, не за этим его оставил.

Я резко села и застыла с высунутым языком, который в совершенно детском порыве показала ниору, когда он вышел. Это что сейчас было? Кто-нибудь объяснит, что он имел в виду? От Абигайла я не добьюсь больше ни слова, раз он предпочел бормотать предупреждения, избегая смотреть мне в глаза. Ой, а ну их всех в Лысую Пустошь, песок считать. И знать ничего и не хочу. У меня новая жизнь, в ней нет места прошлому. Быстро оделась и пошла умываться.

К завтраку я появилась в благодушном расположении духа, и именно к завтраку. Несмотря на слова Альта, его помятый вид и вид зевающего Лиса доказывали — они и сами лишь недавно поднялись с постели. Щедро наложила себе яичницы, присыпав зеленью. Ароматный горьковато-терпкий напиток бодрил, помогая ясно мыслить. Настроение уверенно ползло в гору. Мужчины или парни, я уже боюсь определять их возрастную категорию, в общем, мои вечно молодые друзья опять затеяли вчерашний спор. Лис настаивал на уничтожении, бросающего тень на правила мироздания, нелепого опуса, а Альт чисто из вредности и духа противоречия приводил аргументы в защиту книги, причем вовсе не отрицал ее несостоятельность. Шутливая перебранка, казалось, доставляла обоим искреннее удовольствие, и никто не собирался сдавать своих позиций.

Я забралась с ногами на широкое кресло позади обеденной зоны и с наслаждением отпивала мелкими глоточками свой утренний заряд бодрости. За окном с ветки на ветку прыгали задорные пичуги, шумно выясняя отношения. На кухне царила атмосфера обволакивающего умиротворения, словно вся семья в сборе, и так оно и должно быть. Губы расплылись в широкую улыбку, подумалось, что такого домашнего Форт Абигайла вряд ли знает много народу. Сей факт страшно льстил, как маленькому несмышленышу, допущенному до чего-то важного, сакрального. Когда ты сразу преисполняешься значимостью момента и гордостью от оказанного доверия. Очень по-детски, но вот так я себя и ощущала. Из ленивых раздумий меня вырвал все тот же вездесущий ниор.

— Тебе хватит полчаса на сборы?

— Ага. Мы через портал пойдем?

— Не сразу. В середине пути воспользуемся, чтобы сократить дорогу.

— Почему?

— Потому. Отсюда на такое расстояние неудобно расчет делать, а из-за естественного магического фона города увеличивается вероятностная кривая по времени. Кроме прочего, в конечном пункте защита стоит — все бы так просто в чужие владения вламывались. Как ты себе это представляешь? Границы вообще-то охраняются.

Пожала плечами, до сегодняшнего дня я никак и ничего себе не представляла.

— Ты же мощь — универсал. Думала для тебя это не проблема, — не захотела я признаваться в собственной недальновидности, а заодно и поддеть, мстя за свое пробуждение.

— Ну и что, — нисколько не смутился Альт. — Правил приличия никто не отменял. Мы же в роли послов дружественного государства выступать собираемся.

Справедливое замечание, возразить нечего. Значит, ему все-таки под силу взломать защиту границ орков, как интересно. А что еще ему под силу?

— Что за кривая по времени? — перевела я разговор в более конструктивное русло.

— Ты в курсе, что открывая пространственный портал заранее достоверно не известно, какой период отсчета пройдет с момента, как ты шагнешь в пустоту? — Я кивнула, об особенности подобных путешествий мне рассказывал Дант.

— Не больше реального времени, затрачиваемого на физическое путешествие при самом идеальном раскладе, а насколько меньше — как повезет. — Абигайл посмотрел на меня одобрительно.

— Да. Так вот, можно повысить шансы на то, чтобы этот промежуток оказался меньше. Нужно выбрать благоприятные условия в месте открытия перехода, чем меньше посторонних факторов, влияющих на магический фон, тем чище настройка на местность, а значит — портал сработает эффективнее. Поэтому сокращать будем не из Кираты, а из ближайших к ней окрестностей. Есть у меня местечко для этих целей облюбованное.

— Поняла, уже испаряюсь, — ответила я и поспешила в комнату за вещами.

Из города мы выбрались относительно быстро, наняв повозку. Правда, Лис всю дорогу фыркал и разбрасывался страдальческими взглядами, демонстрируя, что он думает по поводу такого способа передвижения. Почему-то данный вид транспорта ему совсем не нравился, котишка и в прошлый раз выглядел не очень довольным, когда мы ехали в гости к Альту. Но тогда мы почти всю дорогу продрыхли, и это сильно облегчило жизнь. Абигайл, устав смотреть на гримасничающего Иллюзора, как бы ни к кому не обращаясь, произнес:

— Сам захотел ехать с нами.

Лис в последний раз демонстративно вздохнул и отвернулся к окну, подгребая меня под бок. Ободряя, погладила его руку, шепнула:

— В самом деле, если так сильно раздражает, встретились бы там.

— Нет, — он решительно отверг мою идею. — Придется играть по правилам, раз связался с вами, пусть уж все по-человечески будет, а то неинтересно.

Абсолютно непонятная логика. Но не стоило забывать, что под личиной зеленоглазого молодого мужчины скрывалась пятитысячелетняя сущность порождения междумирья со своими представлениями о жизни и тем, как ему ей распоряжаться. За границами Кираты Абигайл то ли сжалился над Лисом, то ли и сам собирался прогуляться, тем не менее, он отпустил извозчика, и дальше мы отправились пешком. Благо погода еще располагала к прогулкам. Путь пролегал вдоль теперь знакомого мне тракта, только немного в стороне — не по проезжей дороге, а по лесной тропе. Причем, по всей видимости, пользующейся спросом, настолько ее качественно вытоптали.

Солнце клонилось к горизонту, наливаясь алым. Птицы пели, как сумасшедшие, выводя разномастные трели в одном им ведомом соревновании. Я заметила, именно перед закатом все зверье ненадолго оживляется, торопясь успеть насладиться последними минутами стремительно тающего дня. Ветерок трепал волосы, понемногу холодало. Мы вяло перекидывались редкими фразами, думая каждый о своем. С дороги время от времени доносился перестук колес да окрики возничих. Как долго предстоит идти и куда мы должны в итоге попасть, я не знала, но спрашивать не хотелось. Судя по сосредоточенному выражению лица Альтамуса, он что-то просчитывал, отвлеки его сейчас — отхватишь щедрую порцию язвительных комментариев. Мне такое счастье без всякой надобности. Наоборот, надо подловить ниора в благодушном настроении и расспрасить о чем-нибудь интересном.

Как раз собралась дернуть Лиса за рукав, бесшумно привлекая внимание, чтобы продолжить вчерашний разговор, как из-за кустов примерно в полусотне шагов от нас вышли несколько мужчин совершенно разбойничьего вида. Они слаженно двинулись нам на встречу, громко переговариваясь и не пытаясь скрыть своих намерений. Я насчитала семь человек. Альт оторвался от размышлений и остановился.

— Нет, это даже забавно, — усмехнулся он. — Алиска, начинаю понимать, почему чешуйчатый над тобой так трясется. Дар привлекать в жизнь… хм, неординарные ситуации с опасным уклоном — обременительная штука. — "Трясся", мысленно поправила я и хмуро ответила:

— Не вижу ничего забавного, я тут не при чем.

— Конечно, малышка, оно само, — ехидно поддержал друга Лис. — Заметь, это становится доброй традицией. — Поймав мой негодующий взгляд, он весело поправился: — Или не доброй.

Угу, я оглядела спутников. Высокий, но довольно худощавый ниор и едва достающий ему до уха Иллюзор, завернутый в потасканный плащ, не выглядели людьми, способными дать отпор шайке из семерых крепких мужиков. Про себя вовсе молчу: еще ниже Лиса и уже Альта, на их фоне смотрелась мелкой козявкой. Может, поэтому незнакомцы продолжали самоуверенно улыбаться, полностью убежденные в превосходстве.

— Куда идем, чего несем? — Вперед выступил крепыш с подбитым глазом, что не мешало ему вторым здоровым цепко осматривать наши пожитки.

Абигайл держал в руках объемную сумку, куда сложил гостинцы для орков. Похоже, у него там действительно хорошие связи, раз он так расстарался. Вот она-то больше всего и привлекала внимание проходимцев. Фелисан невинно моргал, не выражая ни испуга, ни негодования, лишь уголки его губ дрогнули в полуусмешке. Альт опустил поклажу и с вызовом скрестил руки на груди. Ой, в недобрый для себя час эти неудачники вышли на дело. Стоя между сильнейшим ниором Империи и существом, состоящим из магии в чистом виде, я с интересом следила за событиями, немного сочувствуя еще ничего не подозревающим разбойникам, но только совсем чуть-чуть. Все-таки они сами нарвались и заслужили справедливое возмездие.

— Позволю себе поинтересоваться, — спокойно начал Альтамус, — тебе что с того? Желаешь помочь донести? — Незнакомцы переглянулись и довольно осклабились.

— Донести — это я завсегда, но тебе моя помощь не понравится.

— Да ну? Спешу огорчить, не нуждаюсь в сторонних услугах. И раз мы все выяснили, то я с друзьями, пожалуй, пойду.

Шепотом поинтересовалась у Фелисана, беззаботно наблюдающего за балаганом:

— Зачем он с ними вообще разговаривает? Ясно же, что миром не уйдут и нас не отпустят. — Друг широко улыбнулся, и его улыбка подозрительно напоминала хищный оскал, что на лице человека смотрелось жутковато.

— Он дает им шанс убраться, чтобы не тратить на них время. Но до таких тупиц пока дойдет… Хотя вон те двое позади наконец-то напрягли извилины.

Присмотрелась в указанном направлении. Действительно, парочка долговязых громил пыталась донести какую-то мысль до, надо полагать, главаря, пока не встревающего в перебранку. Не успела я полностью осознать, кого вновь повстречала на пути, как Лис уже озвучил эту мысль:

— Малышка, да тут твой рыжий поклонник.

— А? — Альт повернул голову в нашу сторону. — Какой еще поклонник?

— Которого она с его дружками в лужу посадила. Эй, бородач, как нога? — громко поинтересовался Лис с такой непосредственностью, что разбойники обалдели.

Лицо Рэма Щипача вытягивалось все больше по мере узнавания меня, а от того насколько спокойно и даже дерзко для жертв мы себя вели, в итоге совсем перекосило. Видать, все-таки дошло, что он снова влип в неприятности. Зато мои щеки едва не заболели от растянувшейся до ушей улыбки, чем кислее становился рыжий, тем довольнее ощущала себя я. Справедливость все же существует. Высшие Силы, день удался.

ГЛАВА 6

— Вот как? — Ниор недобро прищурился. — Тогда извиняйте, тут без вариантов: шанс на мирный исход вы упустили. Из-за него, кстати. — Альт обвиняюще ткнул длинным пальцем в побелевшего Щипача.

Излюбленный жест Абигайла меня совершенно добил, заставив откровенно хихикать. Рэм схватился за голову и застонал, одаривая меня взглядом полным ненависти. Сам виноват, нечего было напиваться и приставать к беззащитным девушкам, о дальнейших гнусностях вообще помолчу. Его приятели теперь в полном составе сообразили, что странная троица им вряд ли по зубам, и мелкими шажочками начали отступление. В итоге впереди в одиночестве остался главный затейник.

— Стоять, — рявкнул Форт Абигайл. Позорное бегство, тщательно маскируемое под обычное перетаптывание на месте, мгновенно прекратилось.

Сначала подумала, это его окрик на них так подействовал, но взглянув на хитрющего Лиса, поняла: внезапное послушание разбойников всецело заслуга Иллюзора. Как ни странно, главарю возможность двигаться оставили, чем он и поспешил воспользоваться. Рэм, не замечающий происходящего за спиной, перевел злобный взгляд на ниора и достал нож. Я не удержалась от комментария:

— Послушай, ты издеваешься? Мы ведь это проходили не так давно, вон у тебя и нога все еще перевязана. Совсем на ошибках не учишься.

Мое веселье испарилось, накатила злость. Глядя в алчные, излучающие враждебность, глаза я отчетливо осознала — таких людей жалеть нельзя, они понимают только язык силы. Вспомнилось, как рыжий негодяй, ведомый сиюминутным желанием и уязвленным самолюбием, не погнушался напасть на одинокую девушку, да еще и дружков прихватил. Вспомнился жестокий и отвратительный Крэк, чуть не угробивший меня в старом здании архива. Стало одновременно противно и грустно, захотелось причинить вред Щипачу, чтобы он на своей шкуре испытал какого быть жертвой.

На плечи легли теплые ладони, я почувствовала волну спокойствия. Приступ ярости отступил, уносимый знакомыми эманациями, исходящими от моего зеленоглазого друга. Откинулась ему на грудь, прикрывая глаза, и почти беззвучно прошептала: "Спасибо", Лис обнял меня. Рэм, немного поколебавшись, все-таки перешел к активным действиям. Прыгнув на беспечно стоящего к нему полубоком Абигайла, наверное, он верил в свое численное превосходство. И зря. Его приятели не двигались и только отчаянно вращали очами, на далеких от прежней самоуверенности лицах.

Я дернулась, желая предупредить учителя, хоть и знала, что рыжий не представляет для него серьезной угрозы. Если уж он с Лили умудрился справиться, на минуточку высшим демоном, что ему может сделать какой-то далекий от здравомыслия человек. Лис мягко сдержал мой порыв. Глаза Альта блеснули серым металлом, он вскинул руку, и горе-разбойник остался безоружным. Щипач удивленно рассматривал свою пустую ладонь, нож улетел далеко в кусты. Осмыслив произошедшее, Рэм обернулся к приятелям и злобно выругался. Если опустить непечатные слова, смысл брани сводился к короткой фразе: одна маленькая я водит дружбу с ниором. Да, гений эрудиции, я такая. И на твои крысиные зубы нашлась каменная буханка, обломайся.

Форт Абигайл раздраженно вздохнул и потер виски, будто прикидывая, что делать с олухами дальше. Было видно, ему очень не хочется с ними возиться и жаль времени, но и бросить безнаказанными, чтобы они и дальше продолжали третировать народ — нельзя. Рыжий главарь подуспокоился и нервно теребил бороду, изредка бросая на меня неприязненные взгляды, словно это я виновата, что он вздумал нас ограбить.

— Что решил? — спросил Фелисан.

— Придется задержаться и проработать этих молодчиков, — нехотя ответил Альтамус. — Отправляй их следом. Найдем мало-мальски пригодную поляну и приступим, не на дороге же с ними разбираться. — Лис ухмыльнулся, увлекая меня вперед мимо беспомощных разбойников. За нами двинулся Альт, до слуха донесся его веселый с ехидцей голос:

— Ты горел желанием понести мою сумку? Держи. Благодарности не жди, но так и быть с паршивой овцы хоть шерсти клок. — Я улыбнулась — Альтамус он такой Альтамус. Отыскав подходящее место, Альт махнул рукой Лису. — Привал.

Вся шайка рыжего с ним во главе, и правда, напоминала небольшую отару овец, покорно бредущую за пастухом. Глуповатое выражение лиц, синхронные движения, отсутствие естественных для ситуации эмоций — со стороны это выглядело даже жутковато. Мне раньше не доводилось видеть, на что способны друзья в полной мере, поэтому я наблюдала за всем с живейшим интересом. Ниор поочередно обошел каждого из мужчин, ненадолго задерживая руки у них над головами, на некоторых после этого он смотрел с откровенным отвращением.

— Ментальный уровень, — шепнул Лис, — он считал их воспоминания и прикинул тяжесть преступлений.

— Это разве не запрещено? — Друг фыркнул.

— Тебе лучше знать ваши законы. Мне так вообще глубоко безразлична их участь. — Действительно, нашла о чем беспокоиться.

Дальше, Альт отвел троих в сторону, в его взгляде вновь появился металлический отблеск. Он направил ладони в сторону груди мужчин, те, как приклеенные, смотрели ему в глаза и едва слюни не пускали. Мой учитель заговорил ровным голосом, но от его звучания у меня пробежал холодок по коже.

— Сейчас быстро отсюда убираетесь, возвращаетесь домой к своим семьям. Все что натворили — исправите, возместите ущерб деньгами и работой. Еще раз потянет на приключения или захочется легкой наживы — пеняйте на себя. При первой же оплошности, запустится механизм разбалансировки организма. Как следствие, бессонница, головные боли, преждевременное старение и другие приятные мелочи. Сами прибежите сдаваться и каяться, это я вам гарантирую. Уловили общий смысл? — Разбойники кивнули, в их взгляде появилась осмысленность. — Свободны.

Фелисан лениво потянулся, а жертвы собственной подлости опрометью кинулись прочь, резво скрываясь за деревьями. И почему мне кажется, что им еще крупно повезло?

Еще с тремя Форт Абигайл не стал даже разговаривать, сразу вскинул руки и с брезгливым выражением лица произнес заклинание. Мужчин окутало неяркое зеленоватое свечение, вскоре рассеявшееся, как и не было. Ниор достал из сумки бумагу и карандаш, начал что-то записывать. Я поспешила перейти на магическое зрение, не зря вчера тренировалась до потери сознания, сегодня это далось намного проще и, можно сказать, привычнее. На шеях разбойников сияли петли из невидимой ранее энергетической нити, подобие удавок тянулось длинными хвостами к Альтамусу, образуя поводок. Учитель дописал, сложил листок вчетверо, протянул его одному из ожидающих своей участи негодяев. Тот покорно взял послание и убрал в карман.

— Ждите, — коротко бросил им Абигайл и развернулся к главарю. — Иди сюда, с тобой отдельная история.

Рэм нервно сглотнул, но подчинился. Такого жесткого Альтамуса я никогда не видела, даже когда меня допрашивал очень злой лорд Гарнет, ниор был куда более благодушно настроен. От этого становилось немного не по себе. Я придвинулась поближе к Лису, равнодушно взирающему на действия друга. Новое заклинание и бывший главарь распущенной шайки дернулся, как от удара, на его лбу выступили капли пота.

— Уяснил, в чем был не прав? — холодно поинтересовался Форт Абигайл.

— Д-д-да.

— Хорошо, но ничего не меняет. — Рэм посерел. — Прежде чем присоединиться к дружкам, ответь на несколько вопросов. Врать не советую, больнее себе сделаешь. — Рыжий обреченно кивнул в знак понимания и согласия. — Кто заказчик?

— Не понимаю о чем ты… вы… — Щипач выглядел растерянным и напуганным.

— Ах, да. Столько времени прошло, ты уже и забыл, — вкрадчиво ответил Альтамус. Я заметила, как он сжал кулаки до побелевших костяшек. — Андраш, Орсон Андраш. Ни о чем не говорит это имя? — Бородатый мужчина затравленно посмотрел на ниора, потом на нас с Иллюзором и робко ответил.

— Нет. — Альт нахмурился, пристально буравя взглядом лоб допрашиваемого.

Я похолодела. Передо мной ясно, до мельчайших деталей, предстал образ сумрачной комнаты с плотно задернутыми шторами и заставленной в беспорядке вещами. И сидящего в кресле мужчины. Сильного мужчины, обезумевшего от горя, сгорбленного и уставшего. Не в лучшее время я застала лорда Гарнета, видимо, действительно обладаю способностью появляться там, где не следует. В голову закрались нехорошие подозрения. Какое отношение к старшему сыну лорда имеет рыжий проходимец? Ведь неспроста Альт так разозлился.

— Допустим. Зайдем с другого конца. Вспоминай задание, за которое ты получил чересчур щедрое вознаграждение. И, главное, задача-то плевая, подстроить несчастный случай на дороге: лошади взбесились, карета перевернулась, рядом глубокий овраг, никто не выжил. Ну, вспомнил? — Теперь Рэм побледнел и задрожал. — Вижу, что вспомнил. Повторяю вопрос, кто заказчик?

— Не знаю, правда. Он не представлялся и вообще ничьих имен не называл. Мы оговорили в какое время и на какой дороге нужно сделать засаду, после — где забрать деньги.

— Тебя просили устранить только ниора. Какого демона ты угробил целую семью? — Альт едва сдерживался, чтобы не сорваться.

— Это случайность. Мы не знали, что все выйдет именно так. Я никого не убивал.

— Ты нет, — сухо согласился Форт Абигайл. — Но ты отдал приказ. Жалкий ублюдок, испугался оставлять свидетелей. Там были дети.

— Они бы все равно не выжили, слишком много ран и…

— Не тебе решать, — оборвал негодяя учитель и тихо произнес в пространство: — У них был шанс выжить.

Не знаю, что на меня нашло в тот момент, но я почувствовала, как меня затапливает волна ужаса, боли и злости. Сдерживаемое отчаяние, когда верный друг и соратник лорда Гарнета господин Лейтон Линн, меряющий нервными шагами библиотеку, рассказывал историю трагедии семейства Андрашей, его боль, моя боль, боль хозяина усадьбы, все сплелось в тугой узел, рвущейся наружу, неизвестно откуда взявшейся силы. Попросту не захотела ее сдерживать, позволила произойти тому, что желало быть совершенным. Ударила наотмашь, чувствуя под пальцами упругую воздушную плеть. Рэм закричал от боли и упал на колени перед Абигайлом.

Легкое удивление отразилось на лице ниора, сменяясь пониманием. Лис шумно выдохнул, погладил меня по волосам, но успокаивать не стал. Правильно, сейчас я должна была сама совладать со своим гневом. Не такая уж я и добрая девочка, как оказалось. Прикрыла глаза, восстанавливая дыхание и чувствуя слабость во всем теле. Сколько же энергии я вложила в удар? Что со мной, разве так можно? Смесь удовлетворения, растерянности и осуждения к себе — вот что я теперь ощущала. Из ступора вывел голос Альтамуса:

— Алиса, подойди. — Неловко подчинилась, вставая рядом с ним и стараясь не смотреть в переполненные страхом глаза разбойника. — Раз так вышло, давай все сделаем правильно. Вызови воздушный удар еще раз.

Замотала головой. Во-первых, неправильно бить несопротивляющуюся, безоружную жертву. Во-вторых, сил на повторение просто не оставалось. Ниор словно прочитал мои мысли.

— Я не прошу его бить, хотя поверь, он это заслужил в полной мере. Призови воздух осознанно, не используй, просто почувствуй в руках эту плеть. На подобное тебе хватит резерва. — И видя мое сомнение, добавил: — Ты должна научиться контролю. Спонтанные выбросы силы не самое лучшее решение проблем. Зафиксируй свое состояние, запомни его до мельчайших подробностей, тогда в следующий раз, достаточно будет просто представить и пожелать. То, что сейчас произошло, относится к разделу боевой стихийной магии, такие вещи всегда завязаны на эмоции. Действуй.

Признавая его правоту, сосредоточилась на испытанном: злость, гнев, желание восстановить справедливость, смесь сопереживания чужому горю со своим собственным. Вдруг и с моим отцом произошел вот такой же вовсе не несчастный случай, ведь проводить расследование отказались. Воззвала к Стихии, мысленно сконцентрировала в руках воздушные потоки, представляя, как они превращаются в прочные плети. Кончики пальцев закололо знакомое чувство. Получилось.

— Хорошо, ты молодец, — подтвердил догадку Альтамус. — Запомни, самоконтроль — великая вещь. Но не следует корить себя за случившееся, он того не стоит. Теперь позволь мне закончить.

Я вернулась на прежнее место, повиснув на молчаливом Лисе.

— Давай прогуляемся, — вдруг предложил он.

Удивленно посмотрела в зеленые глазищи и неожиданно для себя согласилась. Узнать правду о гибели Орсона Андраша хотелось, но все что сочтет нужным, Альт мне скажет. Продолжать смотреть на допрос было сложно, особенно после того, как сама не сдержалась. Мы углубились в лес, оставив Абигайла разбираться с разбойниками.

— Что за история с этим Орсоном? — спросил Лис, спустя некоторое время.

— М-м-м? — Я все еще пребывала в подавленном состоянии.

— Судя по реакции, вы с мелким его знали.

— Нет, то есть не совсем. Альт знал, они вроде дружили, а я… Я почти весь прошлый год жила и работала у отца Орсона — лорда Гарнета. Их семья стала мне близка. Понимаешь, однажды я увидела то, что совсем не предназначалось для посторонних глаз. Старший лорд до сих пор сильно переживает утрату. Альтамус вытащил его, вернул к нормальной жизни, но накануне дня предшествующего трагедии лорд Гарнет теряет над собой контроль и впадает в отчаяние, пытаясь заглушить его спиртным. Я тогда напугалась очень, но меня перехватил давний друг хозяина усадьбы и по совместительству его управляющий. Господин Линн объяснил причину поведения лорда, попросил, постараться понять, так как тот ко мне привязался и что я напоминаю ему погибшую внучку. Мне после увиденного и услышанного плохо было, все навалилось разом, про отца своего вспомнила.

Лис мягко ступал по опавшей листве и молчал, давая мне выговориться, и только когда я закончила, тихо попросил:

— Расскажи о нем?

— О ком? Об отце? — Он кивнул.

— Да нечего особо рассказывать. Папа умер, когда мне было пять, я мало помню. Со временем память потускнела, теряя последнее, что я хранила в ней о нем, зато и боль смягчилась. Те события живо напомнили об утрате — он тоже погиб при несчастном случае с туманными обстоятельствами. Никто ничего выяснять не захотел, отделались формальными бумажками. Тогда, конечно, я этим не интересовалась, понимание и закономерные вопросы пришли позже. Однако бередить старые мамины раны не хотелось, и я старалась сильно к ней не приставать.

— Что ты о нем помнишь? — Несмотря на ситуацию, я улыбнулась. Мое зеленоглазое чудо умеет задавать правильные вопросы.

— Папа был немного сумасшедшим, в смысле крайне увлеченным человеком, обожающим все новое. Он постоянно что-то изобретал и исследовал. Для общественности он вел себя слишком странно, поэтому не припоминаю, чтобы у него имелись друзья, но, по-моему, он и не стремился ими обзаводиться. — От слов об отце на душе потеплело. — Папа любил громко разговаривать, размахивая при этом руками. От него пахло дождем, это хорошо помню — он шутил, мол, это слезы одной красивой тучки, с которой он когда-то давно повстречался. Папа выбрал мне имя, но я лишь недавно узнала его значение. — Лис удивленно на меня посмотрел.

— Ты не знала про эти цветы? — Я фыркнула.

— Откуда бы, если они у нас не растут? — Друг смущенно сморщил нос. — Еще папа говорил, что когда я вырасту, то подружусь с ветром, мне нужно будет многому научиться, и он мне обязательно поможет. Однажды они с мамой даже повздорили — он предупреждал ее, что когда мне исполнится восемнадцать, мы уедем из Латиума, а она не хотела. Это мне уже мама позже рассказывала. Она, наверное, еще и поэтому меня отпустила, знала, что отец так бы и сделал.

— Как интересно, — произнес Лис, сверкая глазищами в сумерках.

— Но потом он погиб, и все изменилось. Я сильно на отца похожа и внешне, и по характеру, многие привычки от него достались. Выросла, но с окружением как-то не сложилось. Шумным компаниям всегда предпочитала уединение. Я вроде бы и пыталась, но, видимо, плохо. — Развела руками, признавая полное поражение в этом деле.

— Ты к себе не справедлива. Среди твоих друзей одни сплошные неординарные личности. — Он забавно округлил глаза, я тихо рассмеялась.

— Обычными их очно не назовешь. Но это произошло много позже и я имела в виду немного другое.

— Да я понял. Твой отец был магом?

— Не могу утверждать точно, скорее больше ученым. Владел слабенькой силой, библиотеку зачаровал с книгами и так по мелочи. Не помню, чтобы он ею пользовался при мне, старался избегать магии, утверждая, что голова и руки ему не для красоты даны.

— Думаешь, чтобы он сказал, узнай, с кем ты водишь теперь дружбу? — Хитро прищурившись, спросил Лис.

— О, уверена, папа был бы в восторге. Хотя… пожалуй, демоны и дракон это перебор, а вы с Альтом вполне подходящая компания. — Лис весело расхохотался и потрепал меня по щеке.

— Давай возвращаться, скоро совсем стемнеет. Сдается, мелкий уже закончил.

Я неодобрительно покачала головой, никак не привыкну к прозвищу ниора, придумал же. Хитрый котик ловко заговорил мне зубы, вернее, сделал так, что я сама болтала и отвлеклась от событий на поляне, а заодно и успокоилась.

— Да, а мы еще не дошли до места построения перехода.

Фелисан оказался прав. Впрочем, разве могло быть иначе? Наверняка, он точно знал, что все закончилось. Задумчивый Абигайл встретил нас в одиночестве.

— Ночуем тут, — сообщил он. — Нет смысла идти куда-либо сегодня. Потеряли уйму времени, успокаивает, что хоть не зря. Располагайтесь.

Я присела на корягу, торчавшую из земли, и озадачено вспушила челку. С чего начать? Хотелось о многом расспросить Альтамуса. Мужчины, не обращая на меня внимания, принялись обустраивать нашу стоянку. Один колдовал что-то с охранными контурами, второй развел огонь и даже приволок дичи.

В опустившейся мягким пологом темноте разнеслись аппетитные запахи жареного мяса. Костер уютно потрескивал, отбрасывая пляшущие тени. Мы натаскали лапника и устроили подобие лежанок. Сытно поужинав, я бездумно таращилась на пламя, позволяя сонливости одержать верх. Никакого разговора не получилось, но может, оно и к лучшему — пусть уляжется. Было заметно, что Альт еще раздражен и не особо расположен к общению.

— Малышка, ложись уже, а то так сидя и уснешь. — Не возражая, перебралась на импровизированную постель.

Несмотря на теплые дни, ночи становились по-осеннему прохладными. Я свернулась калачиком, сберегая тепло, и накрылась плащом. Мужчины негромко переговаривались, вслушиваться было лень. Сосредоточилась на дыхании, постепенно погружаясь в пограничное состояние между явью и сном. Отсчет времени внутри замедлился, а затем и вовсе пропал. Сколько я так пролежала — неизвестно, почему-то окончательно заснуть не удалось. Рядом аккуратно опустился друг, почувствовала горячую руку на талии, спине тоже стало ощутимо теплее. Только сейчас поняла, как озябла.

— Замерзла? — разобрала я тягучий голос у самого уха. — Погрею, ты спи.

Завозилась, устраиваясь поудобнее в объятиях Лиса. Одна его рука легонько поглаживала мои волосы, вторая — живот. От этих прикосновений я медленно уплывала в царство грез, а вскоре и совсем забылась.


На этот раз сновидения меня не посещали, и я отлично отдохнула, невзирая на сомнительное удобство походной ночевки. Возможно, в большей степени благодаря Иллюзору, тепло и защиту которого, я все время отчетливо ощущала. С сожалением высунула нос в довольно свежее утро, набралась храбрости и резко встала. Поежилась, похлопывая себя руками, и огляделась по сторонам. Затухший костер испускал последний слабый дымок, наполняя окрестности приятным копчено-хвойным ароматом. Хмурый Альт вручил мне остатки прихваченного из дома пирога и кружку горячего чая.

— Где Лис? — поинтересовалась я, так и не отыскав глазами друга.

— Не выдержал, — Альтамус вяло улыбнулся. — Отправился лапы разминать, встретимся теперь у перехода.

Быстро покончила с завтраком, подхватила сумку и помахала ждущему меня учителю, сообщая о готовности. Безмолвно мы продолжили путь: Альтамус заговаривать не желал, все еще пребывая в плохом настроении, я тоже не рисковала к нему лезть. Новый день потихоньку вступал в свои права. Выглянуло солнышко, лес наполнился птичьим гомоном, то и дело дорогу перебегали мелкие зверушки. К тому времени, как я запыхалась поспевать за длинноногим ниором и набралась смелости попросить о привале, он сам замедлил ход и неожиданно поинтересовался:

— Устала?

— Есть немного, далеко нам еще?

— Нет, почти рядом. Вон к тому дереву с раздвоенным стволом идем. — Он указал направление пальцем, я довольно выдохнула.

— Альт, ты мне расскажешь… о том, что вчера было. — Робко посмотрела на серьезное лицо учителя.

— Зачем тебе?

— Мне важно знать. Сложно объяснить, но…

— Хорошо, — прервал он путанные объяснения. — Только давай не сейчас. Надо обдумать, позже вернемся к этому разговору. — Я согласно кивнула.

Фелисан поджидал нас на обозначенном дереве, вольготно устроившись среди веток и свесив хвост. Абигайл открыл портал. Лис первым исчез в мерцающей арке перехода, следом без колебаний шагнула я. Вынырнув в незнакомой местности, тут же сделала шаг в сторону, чтобы сразу увидеть Альтамуса. Начинаю привыкать к покалывающему холодком ощущению безвременья, на сей раз переход дался легко и не вызвал особых волнений. Магия медленно, но верно входила в мою новую жизнь и становилась ее частью.

— Мы почти на месте, — оглядевшись, удовлетворенно отметил Альт.

— Мелкий, ты молодчина. Во времени всего минут двадцать потеряли. — Рядом со мной стоял симпатяга Лис в человеческом облике и очаровательно улыбался.

Абигайл недовольно на него зыркнул, но одергивать не стал. Мы прошагали еще около получаса, потом ниор скомандовал привал, плюхнулся прямо на землю и вытянул ноги.

— Все, сидим и отдыхаем. Скоро нас найдут.

Мы устроились рядом, я достала из сумки припасы и раздала друзьям, все дружно заработали челюстями. Местность отличалась от привычных глазу пейзажей: бескрайние просторы равнин, покрытые едва начавшей желтеть травой, гораздо реже попадались кустарники, а деревья и подавно. Впрочем, вдалеке все же просматривался жидкий лесок. Другая растительность, более теплый климат. Напрягла память, вспоминая карту Среднего Мира. Мы сейчас находились за западными границами Империи, позади остались река, мой родной город, Болотные Топи и широкая полоса плоскогорья.

Альт знал, о чем говорил, не успели закончить с перекусом, как к нам пожаловали гости. Высокие воинственно настроенные мужчины с серой кожей и сильно развитой мускулатурой, коротко обритыми головами и множеством замысловатых украшений, покрывающих руки. Однако эти же самые руки очень уверенно держали оружие, и обманываться на их счет не приходилось. Нас обступили степные орки. Один из них что-то спросил на неизвестном мне языке, Форт Абигайл, улыбаясь, ответил. Вообще, я заметила, после портала настроение учителя улучшилось, словно он оставил неприятные воспоминания по ту сторону условной черты. Это радовало, потому что того хмурого и неприветливого Альта я откровенно побаивалась. Теперь он снова выглядел привычным встрепанным магом. Дернула Лиса за рукав.

— Я ничегошеньки не понимаю. — Он усмехнулся.

— Было бы странно, если бы было наоборот.

— Неудобственно как-то, — пожаловалась я, искренне сожалея.

Друг хмыкнул, потрепал меня по щеке и, отойдя в сторону, обломал с ближайшего куста пару веток. Придирчиво их осмотрел, выбрал более толстую и укоротил ее. Полученную палочку длиной с палец он насадил на неизвестно откуда взявшуюся нить.

— Держи.

Покладисто приняла его дар. Очевидно же, что просто так страдать ерундой Иллюзор бы не вознамерился. Нацепила условное украшение на запястье и, о чудо, в тот же момент поняла речь орков. Благодарно взглянула на Лиса, тот лишь смешно сморщил нос.

— А я сама смогу с ними объясняться?

— Малышка, обижаешь, конечно сможешь. — Я широко улыбнулась, завидуя себе за столь шикарного друга.

— Идем. — Альт перевел внимание на нас. — Стражи проводят к вождю.

Молча побрели за серокожими спутниками, вскоре показались многочисленные купола походных шатров. Наша компания приблизилась к орочьему поселению. Я во все глаза разглядывала новый для себя мир доселе невиданного быта и традиций. Остановились мы у самого высокого и богато вышитого жилища, вход в которое охраняли воины — суровые бесстрастные лица, угрожающая и несколько отталкивающая внешность. После короткого доклада о цели визита нас пропустили.

Внутри оказалось уютно и светло. Мягкое освещение проникало через прозрачные сетчатые лоскуты импровизированных окошек. Пол устилали ковры с коротким ворсом и затейливыми рисунками — лично я заподозрила в них наличие особого обережного смысла. Множество подушек, низенький столик с чайными приборами, красивые орнаменты на пологе. В центре за столом сидел пожилой орк, при виде нас, его губы расплылись в улыбке.

— Какие гости, какие лица. Рад видеть. Альтамус-дагай, что привело тебя в наши края? Не ожидал. — Абигайл приветливо улыбнулся в ответ.

— Дела, к сожалению. Тоже очень рад встрече, Стингард. Здоров сам? Здорова семья?

— Благополучно, все здравствуют, — прогромыхал упомянутый Стингард. — Представляй гостей, примем как родных.

— Фелисан…

— Флеминг-Альварес — подхватил голос Альта Лис, с жутко хитрым видом. Что-то было в этой его игре по правилам, что-то авантюрное. А еще я сильно сомневалась, что это действительно его фамилия. Интересно она у него вообще есть? Уточню потом, главное, не забыть.

— И Алистер Дейл — моя ученица, — закончил ниор.

Вождь кивнул и внимательно на нас посмотрел, после приветливо махнул рукой, приглашая приблизиться и принять участие в чаепитии.

— О каких делах ты толкуешь, Альтамус Форт Абигайл?

— Манускрипт Триединства, — не стал ходить вокруг да около Альт. — Вождь посуровел, его глаза сузились в подозрительном прищуре. Ниор продолжил: — Из главного хранилища Империи украдена часть документа, есть основания подозревать, что и за вашей частью начнется охота.

— Откровенное заявление, Альт-смотрящий вдаль.

— Знаю, и мне не слишком приятно говорить об этом, но тем не менее такова реальность. Сохранность вашей части манускрипта является главенствующей, потому я здесь. — Вождь кивнул и задумчиво отпил из большой пиалы. Мы все последовали его примеру.

— Тебе известно о недобрых делах, что творятся на наших землях? — поинтересовался Стингард.

— Весьма опосредовано, — туманно ответил Абигайл.

— Ты и твои друзья мои гости, не будем сегодня о делах, — неожиданно заявил вождь и улыбнулся. — Я слишком рад тебя видеть, устроим Тиксанас в вашу честь. — Альт лишь склонил голову в почтительном жесте.

Оказывается, он все-таки умеет вести себя сдержано. Я продолжала открывать новые грани своего учителя.

— Так тому и быть, — удовлетворенно подвел итог разговору вождь.

ГЛАВА 7

Нас повели в гостевой купол — временное пристанище и дом. По дороге я без устали вертела головой, стараясь рассмотреть как можно больше. Всегда думала, орочье поселение должно выглядеть более устрашающе и неказисто. Тут же все вокруг пропиталось атмосферой кочевой самобытности, удивительно сочетавшей тепло и уют. Пестрые вышивки, узорчатая утварь, громоздившаяся прямо возле входов в шатры, лишь располагали к хозяевам, не только войны и драки входили в круг их интересов. Проявлялась особенная, уникальная культура без покрывала из домыслов и искаженных представлений. По узким тропкам-улочкам степенно передвигались женщины в просторных одеждах, волосы почти всех украшали многочисленные бусины, цветные камешки, перышки. Выглядели они подстать своим мужчинам: излишне суровые черты лиц, подтянутые, крупные тела. Вокруг них с радостными, громкими криками сновала детвора.

Ватага шкодливых орочат нас заметила и притихла, с любопытством разглядывая новоприбывших, затем раздались счастливые выкрики:

— Дядя Альт. Дядя Альт, приехал. Альтамус-дагай, вернулся.

Горстка разновозрастных детишек говорливым ручейком потекла к моему учителю, который, в свою очередь, сейчас сиял не хуже солнца. Ловко поймав на руки малышку в зеленом костюмчике, он принялся ее щекотать. Девочка довольно заверещала и ткнула в нос ниору, надо полагать, свою гордость — ожерелье из чьих-то зубов.

— Дядя Альт, вот что мне папа подарил на праздник Укхулан, — похвалился ребенок. — Мой папа настоящий воин. — Абигайл широко улыбнулся.

— Конечно. А уж какие я привез подарки. — Он поцокал языком, подогревая и без того предвкушающую ребятню. Глаза малышей, можно сказать, светились от нетерпения и любопытства.

— Идите за проводником, позже вас найду, — обернулся и посоветовал нам Альт. — Это надолго, меня сейчас так просто не отпустят.

Нисколько не сожалея о своей участи, он полез в сумку, извлекая на свет первые гостинцы. Да-а-а, на что там разбойники покусились? На святое — детское собрание разной всячины, начиная от сладостей и заканчивая ножичками и рогатками. Я потрясенно покачала головой, перехватила Лиса под локоть и пошла за воином, еле сдерживающим улыбку и отчаянно пытающимся сохранить грозный вид. Кстати, Лис удивленным не выглядел.

— Скажи, что я не сплю. Я видела то же, что и ты?

— Мелкий в свое время долго жил среди орков, — ответил Лис. — Потом и вовсе отличился, вернув верховному шаману сына, которого уже и не надеялись найти.

— Как это? — глуповато уточнила я. Как он умудрился сына потерять?

— Слушай, я в детали не вникал. Знаю только, что мать пропавшего была человеческой женщиной и вроде как ей вся эта жизнь надоела, — он обвел рукой поселение. — Потому в конечном итоге и сбежала, прихватив с собой ребенка. Где договорилась, где заплатила, в общем, помогли ей скрыться и затеряться — так и не нашли беглянку. Прошло много лет, дамочка та померла от какой-то хвори, а полукровка жил и в ус не дул, что он один из наследников правящего клана. А тут Абигайл влез со своими открывшимися новыми способностями, они, видите ли, с шаманом эксперименты проводили. Не знаю, чего да как, короче, нашел он того паренька и в родные пенаты вернул. Вот и вся история. Если интересно, у Альта подробности спроси, это не тайна. После свалившегося на высокопоставленного отца счастья, мелкого вообще в клан приняли и знаками отличия наградили.

— Ну и ну, теперь ясно, почему Корвин так жаждал отрядить на это дело Альта. Действительно, у него связи. — Друг кивнул.

— Его кандидатура для посольской миссии самая удачная, если принять во внимание напряженные отношения между людьми и степным народом.

— А ты откуда знаешь о нашей политической обстановке? — Лис подмигнул.

— Я много чем интересуюсь, тем более когда это касается меня лично. И раз уж я с вами… — Заканчивать мысль не потребовалось, все и так было предельно ясно.

— Скажи, что вождь имел в виду, говоря "устроим Тиксанас в вашу честь"?

— Насколько мне известно, это своеобразное праздничное застолье по поводу прибытия дорогих гостей, с песнями, плясками и полным погружением в шаманские ритуалы.

Я слегка напряглась, события закручивались слишком быстро. Несмотря на природное любопытство, я не чувствовала уверенности, что готова настолько проникнуться духом орочьего племени. Лис легко разгадал ход моих мыслей.

— Трусишка, будет весело. — Надеюсь, мое впечатление в конечном итоге совпадет с мнением котишки.

Тем временем мы добрались до будущего жилья. Провожатый сообщил, что в нашем распоряжении около двух часов до начала праздника, и ушел. Внутри шатра оказалось очень и очень уютно. Гораздо проще, чем у вождя, и не столь дорого, но нам ведь и не нужно производить ни на кого впечатление роскошным убранством. Главное, все необходимое имелось в наличии. Пол выстилали ковры, уложенные прямо поверх земли. Напротив входа разместился закуток с кухонной утварью и низким столом. Два небольших сетчатых окна и, самое невероятное, прозрачный верх купола. Сейчас в него отлично просматривалось голубое небо с пушистыми облаками, а ночью, лежа в теплом гнезде, можно будет любоваться звездами.

Я подошла к сложенным горкой шкурам и погладила длинный ворс, надо полагать, из них мы устроим лежанку вместо кроватей. Множество разного размера и отделки подушек, каких-то вышитых лоскутов и пушистых кисточек, свешивающихся по периметру шатра, уже не удивили. И конечно, стоит упомянуть о костяных резных статуэтках в виде животных, украшающих периметр купола. Пока я обустраивала новый дом для нашего удобства: расстилала шкуры, раскладывала подушки и разбиралась с кухонными принадлежностями, Фелисан создал в центре помещения небольшое магическое пламя — сразу стало ощутимо теплее. Внутрь шатра вошел Альтамус.

— О, уже обживаетесь, отлично. Я принес традиционные накидки на Тиксанас.

Мне протянули нечто из приятной на ощупь плотной ткани, расшитой цветными деревянными бусинами. Накидка напоминала примитивный кафтан без рукавов и с высокими клинообразными разрезами по бокам, а еще это чудо было изрешечено мелкими дырочками. Если присмотреться, то из них складывался определенный порядок, в котором я заподозрила узор. Мой наряд отличался от мужских желтым цветом, тогда как на Иллюзоре и учителе красовались синие накидки.

— Интересные костюмы, — подытожила я, чувствуя себя непривычно в странной одежде поверх собственной.

— Не занудствуй, расслабься и получай удовольствие, — отмахнулся Альтамус и весело добавил: — Тем более выбора у нас все равно нет. Если уж Стингард решил гулять, то так оно и будет.

За входным пологом послышалась возня, и в шатер ввалился рослый воин с более приятными чертами лица, чем у его соплеменников.

— Альт-дагай, слышал, ты притащил свой великолепный зад в наши края, — проревел новоприбывший. — Еще и со спутниками, даже не поверил сначала — ты же одиночка. Теперь вижу, не врет молва. — Нас поочередно смерили оценивающим взглядом.

Глаза гостя слегка расширились, когда он дошел до меня. На лице отразилось сначала удивление, потом узнавание, наконец, он расплылся в широкой улыбке. Я тоже его вспомнила, далее мы одновременно прокричали:

— Алиса.

— Зумагар.

Меня смели в железных объятиях так крепко, что я всерьез начала опасаться за здоровье. Пока пыталась донести эту мысль до веселого полуорка и что-то слабо пищала, на помощь пришел Абигайл.

— Полегче, Зум, раздавишь ее.

— Ой, действительно, ты такая хрупкая. Прости, не подрасчитал немного. — Получив свободу, я судорожно вздохнула полной грудью.

— Знакомы, значит. — Сделал совершенно верные выводы мой учитель. — Сколько живу, столько и убеждаюсь: три мира, слышите, целых три, а все равно тесно.

— Ничего не тесно, — возразил Зум. — Это, Альт-дагай, называется кармические связи. Кому положено встретиться, так и случится. Судьбе оно виднее, кого сталкивать.

— Интересная трактовка мотивов поступков старушки Судьбы, — прокомментировал Лис.

Зумагар ему подмигнул и протянул огромную ручищу. Лис едва ли дотягивал тому до плеча и на фоне полуорка казался изящной миниатюрой. Мужчины обменялись приветствиями.

— Так как тебя, Алиса, занесло в такую компанию? Помнится, ты раньше с демонами время коротала. — Зум снова хохотнул, потом уже серьезно добавил: — Ну и напугала ты нас в Стыдливой Нимфе. Я чуть не поседел, когда понял, что ты исчезла.

Я непроизвольно скривилась, вспоминать пренеприятнейший эпизод из прошлого не хотелось. Попытка сходить подышать свежим воздухом обернулась множеством ушибов и ссадин, треснутыми ребрами, а на десерт напряженным разговором с обоими лордами. Мысли плавно перетекли к Шанти — после того случая он перестал называть меня исключительно полным именем. Вместо кислого выражения на моем лице заиграла улыбка. Вот загадочная девичья душа. Кто-нибудь сможет объяснить, по какой непредсказуемой траектории в голове скачут мысли? Полуорк по-своему истолковал мою реакцию.

— Да, главное, все обошлось. Теперь, гляжу, ты в надежных руках. — Я пожала плечами.

— Не жалуюсь. Триквестр тесен — свела дорога.

— Ладно болтать, еще пообщаетесь, — вклинился Форт Абигайл. — Пойдемте, опаздывать нехорошо. Особенно если учесть, что мы там главные гости.

— Ты прав. Я же, собственно, за этим и шел, хотел лично вас встретить и проводить.

По дороге я с наслаждением вдыхала запахи степных цветов. Дул легкий южный ветерок, словно приветствуя и приглашая присоединиться к всеобщему веселью. Подняла руку и мысленно его погладила: "Да милый, сейчас твое время. Осень всегда символизировала плодородие, для сегодняшних шаманских обрядов ты подходишь лучше других. Все эмоции окажутся в твоей власти".

Альт и Зумагар, переговариваясь о своем, нас опередили. Лис мне шепнул:

— Забавно, что вы знакомы. Он как раз тот самый пропавший наследник, о котором я недавно рассказывал. — Я сбилась с шага. Да быть не может. На всякий случай так же шепотом уточнила, впрочем, не сомневаясь в положительности ответа:

— Зумагар родной сын верховного шамана? Если я не путаю, кровный родственник второго по значимости орка над всеми их кланами.

— Ага, так и есть. А ты не знала?

— Нет. Когда мы познакомились не до того было, день рождения Данта и Лили отмечали. Думала он просто наемник. — Лис смешно фыркнул.

— С демонятами, значит, общается? Ой, как у вас тут все-таки интересно. Так что тебя удивляет? Наоборот все логично.

— В смысле? — растерянно переспросила я. — Ничего не логично, ты меня вообще запутал.

— Демоны у нас кто? — Почувствовала легкое раздражение.

— Кто-кто? Демоны это демоны, чего опять кругами ходишь? — Друг, проигнорировав мое возмущение, захихикал.

— Ты, малышка, бесподобна. Ладно, демоны это демоны, в самом деле. Не заморачивайся. — С подозрением на него посмотрела. Невинному виду хитрюги позавидовал бы сам пречистый дух.

К тому времени мы уже пришли к месту проведения праздника-встречи Тиксанаса, поэтому продолжать разговор и дальше не получилось. Нас усадили за длинный низкий стол прямо посреди огромной поляны под открытым небом. Во главе него на подушках чинно восседал вождь. По правую руку от него сел Зумагар, по левую — Альтамус, рядом с последним устроились и мы с Фелисаном. Остальные места занимали незнакомые орки, судя по всему, имеющие отношение к высшим клановым кастам. В некотором отдалении за столами поменьше расположились другие семьи общины. На глаза попадались только взрослые представители степного народа, детей видно не было. В центре поляны горел огромный костер, озаряющий светом пламени всю округу. Как и меня, женщин украшали накидки желтых оттенков, а вот мужчин — от синего до светло-голубого.

Передо мной стояла глубокая пиала с чем-то наваристым, дымящимся и пахнущим травами и специями. Рядом лежали лепешки светлого хлеба, присыпанные черными мелкими семечками. В изобилии присутствовали блюда с овощами, зеленью, корнеплодами. В широких мисках светлели неопознанного назначения соусы и много чего еще такого, что я бы даже и попробовать не рискнула. Просто потому, что не находила подходящего определения. Вне всяких сомнений, стол был накрыт с размахом.

Стингард поднял руку, и гомон присутствующих сразу же стих. Звучным, глубоким голосом вождь наполнил пространство вечерних сумерек:

— Мы рады приветствовать в наших землях своего сына и друга, а так же его спутников. Альтамус-смотрящий вдаль, пусть и дальше тропы судьбы приводят тебя под общий свод неба над нашими головами. Не забывай старых друзей, и да будет на пользу нынешний Тиксанас.

Все подняли налитые до краев кубки с темной, пахнущей солено-пряным ароматом жидкостью. Я последовала их примеру.

— Не бойся, Алиска. Кровь животных давно впиталась в почву, а этот напиток ничем не хуже бодрящего вина, — шепнул мне на ухо учитель. Я вздрогнула, осознавая, что именно держу сейчас в руках. — Пей смело, верь мне.

Зажмурилась и залпом осушила кубок, стараясь не думать о последствиях. Потому что верила ему. Отовсюду послышались дружные выкрики: — Ухтанарр-го. Ухтанарр-го.

Альт тепло улыбнулся и потрепал меня по волосам.

— Молодец, девочка. Все правильно, так и должно быть. Без доверия нет никаких отношений, на доверии строятся все остальные связи. Считай, что прошла испытание, ученица.

— Что они кричат? — спросила я, не зная как реагировать на его слова.

— Они приветствуют дорогих гостей.

— Альт, ты такой… такой… — Задохнулась, пытаясь выразить словами переполнявшие меня сейчас чувства.

За последние сутки я узнала об эксцентричном ниоре больше, чем за все остальное время. С него слетели маски и наносная шелуха, Форт Абигайл открывался с совершенно иной стороны, очень настоящей. И то, как встречали его орки, говорило о многом. Ведь по сути, это все было ради него и в честь него. В голове зашумело, по телу разлилась теплая нега, унося ясные мысли в неизвестные дали, все ощущения разом обострились. Внятно изъясняться стало затруднительно, Альтамус усмехнулся.

— Я понял. Это даже приятно, хотя непривычно. Начинаю понимать чешуйчатого — твой неподдельный восторг и непосредственность любое черствое сердце растопят. Хорошо, что церемониальный кубок наполняют только один раз. Скоро отпустит. — Мне подмигнули и с невозмутимым видом отвернулись к вождю.

Раздались мерные удары в огромный бубен, между ними полилась вибрирующая мелодия. Я отвела взгляд от учителя и посмотрела в сторону костра, где пятеро широкоплечих орков творили волшебство. Их лица и руки покрывала вязь замысловатых узоров, ярко выделяющихся на темной коже. Одеты они были в шкуры животных, на головах красовались черепа, я сумела распознать только волчий. Воины начали двигаться под завораживающий ритм. Шаман запел низким, чуть ли не утробным голосом, не переставая бить в бубен. Танец и песня все убыстрялись, наращивая темп и силу. Тело резонировало, подпитываемое обостренными чувствами.

— Поешь, — вывел меня из транса Лис.

Я послушно обмакнула кусочек хлебной лепешки в пиалу с наваристой мясной похлебкой. М-м-м, очень вкусно, во мне резко проснулся сильный голод. Спустя время, полностью насытившись и так и не рискнув экспериментировать с неизвестными блюдами, я блаженно зажмурилась. От курящихся благовоний, незнакомых ароматов и ритуального напитка душа словно парила над телом. Странное дело, вроде бы мы находились на открытом воздухе, но окутывающей пространство аромамагии это совсем не мешало. Казалось, я нахожусь в пограничной реальности между явью и сном, испытывая при этом необыкновенный прилив энергии. Хочется пуститься в пляс, позволить вовлечь себя в чарующий танец жрецов. К этому моменту уже многие орки вышли на центр поляны, вокруг костра образовалась движущаяся в едином ритме толпа из желтых и синих фигур.

— Хочешь присоединиться? — спросил Лис, словно почувствовав мой настрой и желание отдаться во власть шаманской музыки.

Согласно кивнула, ощущая в душе необъяснимый трепет. В голове то и дело вспыхивали яркие картинки прошлого. Воздух дрожал от напряжения и плотными кольцами, подобно кругам на воде, расходился от изукрашенного росписью бубна. С готовностью схватила протянутую другом руку. Каждая частичка тела была наполнена искрящимся счастьем.

— Идем.

Мы присоединились к другим танцующим. Рядом мелькали незнакомые лица, в иной ситуации показавшиеся даже страшными, но не теперь. Сейчас эти грозные мужчины и женщины слились в единый поток, каплей которого стала и я. Условные границы стерлись, осталось только восприятие истинной гармонии в ее первозданном виде. Музыка, ритм, запахи, чувства.

— Твой танец не похож на орочьи пляски, — заметил Лис. Я широко улыбнулась.

— Верно, это мой собственный танец. В своих снах я его танцевала уже многие десятки раз. — Брови друга удивленно взметнулись вверх.

— Вот как? Неожиданно. Малышка, ты не престаешь меня удивлять. — Руки Лиса легко обвили мою талию и притянули к себе. — Покажи мне, научи, — почти потребовал он.

Я подалась вперед и звонко рассмеялась. Фелисан замечательно чувствовал ритм и умело подстраивался. Освобожденное сознание продолжало полет на недосягаемой высоте, где очень хорошо и весело. Сколько длилось это безумие определить невозможно. Сама я испытывала необычайную легкость, а сердце иногда сбивалось с привычного темпа. Волосы и кожу пропитали ароматы благовоний. Рядом показался Альт, он доброжелательно погладил меня по голове и посоветовал отправляться спать. Спать совсем не хотелось, но спорить я не решилась.

Под руку с Лисом я покорно отправилась в наш шатер. Котишка лукаво улыбался, всем видом выражая, какое удовольствие ему доставил сегодняшний вечер, и я полностью была с ним согласна. Хорошо, что я позаботилась обо всем заранее — не пришлось возиться с обустройством постели. С наслаждением развалившись на мягких шкурах, оглядела свод купола. Все верно, как я и думала — шикарный вид на ясное звездное небо. Высшие, как прекрасно. Вокруг меня словно все пропиталось волшебством, оно витало в воздухе, пьянило, завораживало. Лис, по обыкновению, устроился рядом и внимательно изучал меня, будто впервые увидел.

— Что? — смутившись, спросила я. Его глаза, горящие в темноте изумрудами, казалось, смотрели мне прямо в душу.

— Ничего, — откликнулся друг. — Не знал, что ты так умеешь. Этот танец, однажды я уже…

— Поцелуй меня, — не дала ему закончить, перебив на полуслове. В воздухе повисло молчание, потом он все же ответил:

— Зачем?

— Не знаю, — искренне призналась я. — Ночь волшебная и ты… волшебный. — Он негромко рассмеялся, а за границами нашего купола раздавалось мерное звучание шаманского бубна.

— Да ночь такая, но что если завтра ты начнешь стесняться и сильно пожалеешь о своей просьбе?

— Ну, ты же можешь сделать так, что я и не вспомню.

И снова тихий смех наполнил пространство. В центре шатра на мгновение взметнулся и вновь едва затеплился магический огонек, возвращая атмосферу таинственности.

— Могу, — согласился друг. — Но ты не забудешь. Не хочу, чтобы ты забывала. — Фелисан еще немного поколебался, а я затаилась, слушая его дыхание и стараясь попадать своим в такт. Наконец Лис принял решение. — А знаешь, так даже лучше получится. Давай, если действительно этого хочешь.

И он меня поцеловал, медленно склонившись, как бы давая возможность передумать. Но я не собиралась отказываться от своей идеи, лишь прикрыла веки. Смотреть в пронзительные зеленые глазищи просто не хватило духа. Мягко, нежно, аккуратно его губы накрыли мои, и я непроизвольно выдохнула, наслаждаясь приятным, волшебным, как весь этот вечер, чувством. Так целует друг, брат, очень близкий человек. Было безумно приятно, но никакого разжигающего желание влечения не возникало. То ли это его пресловутый контроль, то ли что-то еще… Мы словно стояли на острие лезвия, не отклоняясь ни в одну из сторон, за чертой которой, уже не будет возврата.

— Ты сладкий, — поделилась впечатлениями, когда он отстранился и оперся на локоть, слегка нависая надо мной. — У тебя вкус ягод и леденцов, как в детстве. — Лис широко улыбнулся и довольно зажмурился. Провела ладонью по его теплой щеке, очертила пальцем любимую, слегка лукавую улыбку.

— Лис, — вырвалось у меня со вздохом, — кто же ты? Что за непостижимое нечто?

— А разве твои друзья не сказали после той встречи в лесу?

Я вспомнила эту эпичную встречу, когда Дант, Лили и Шанти, округлив глаза, удивленно таращились на хитрого котишку, не в силах поверить в то, что перед ними Иллюзор. Тогда даже вечно надменного дракона проняло, и он уважительно склонил голову перед Фелисаном.

— Кое-что рассказывали, — подтвердила я, — но мало. Ребята считали твое существование просто легендой.

Пришлось очень настойчиво вытрясать из них информацию, даже простимулировать расшвыриванием случайно подвернувшихся под руку носков. От такой убедительности Шанти едва не загрыз меня, причем в самом прямом смысле. Ох и натерпелась я. Мысли плавно соскользнули к образу любимого дракоши и его завораживающих янтарных глаз. Усилием воли заставила себя вернуться к реальности.

Лис тем временем откинулся на подушки и, заложив руки за голову, задумчиво рассматривал сверкающее мириадами звезд небо, будто думая о чем-то таком же далеком. Когда я уже перестала надеяться на ответ, он заговорил:

— Далеко за гранью бытия, в царстве хаоса, там, где не действуют законы твоего мира, в месте, что принято называть Изнанкой Миров, проложено множество троп. Если уметь по ним ходить, можно путешествовать между мирами. Их много, невозможно и сосчитать — вселенные, планеты, звездные туннели, острова средоточия жизни.

Я слушала, затаив дыхание, ощущая себя допущенной до высшего знания и замирая от страха, что он сейчас замолчит, от этого в груди сворачивалось тугой воронкой необъяснимое чувство. Мозг лихорадочно пытался осознать, каково это — побывать за гранью, видеть собственными глазами все эти параллельные миры, жить в них, путешествовать…

— Возвращаясь к хаосу. В любой, даже такой, казалось бы, неупорядоченной системе, рано или поздно происходит отклонение от относительного состояния покоя. Причин я касаться не буду, тебе достаточно просто знать: в какой-то момент случается спонтанный выброс материи, которая больше не принадлежит хаосу, но остается его частью. — Он вздохнул. — Алиса, это очень сложно объяснить, а я бы не хотел скатиться до неизвестных тебе научных терминов. Ты спрашивала, что я такое — я отвечу. Внезапно на одной из троп меж границ реальностей, в полной изоляции от всего живого, в густом, вязком мареве туманной серости встает на лапы маленький одинокий котенок, который с рождения может практически все. Он сам определяет, кем и чем ему быть: пол, форму, предпочтения. Остается только вырасти и научиться жить в той среде, что его породила. Перед ним открыты любые дороги, он открывает глаза, точно зная, куда идти и что делать, и начинает свой путь длиною в бесконечность. Я — дитя хаоса, у меня нет матери, нет семьи. Я долго живу и видел много иных миров, иных богов, иных существ. Я наблюдал, как создавались и гибли целые эпохи, был свидетелем трагедий в масштабах от одной живой души до грандиозных катастроф. Так кто же я, Алиса?

Я протянула руки и нежно обняла Лиса, потерлась щекой о его плечо и уютно устроилась сбоку.

— Ты самое потрясающее создание, которое я когда-либо встречала, а еще мой друг. Я люблю тебя всем сердцем. Возможно, в границах множества вселенных это и мелочь, но в моих личных границах это важно. Ты больше не одинокий маленький котенок, теперь ты умный, сильный и бесконечно добрый кот. Во всяком случае, для меня, — добавила я, немного подумав. — Парень громко фыркнул.

— Существенная поправка, уж точно.

Он развернулся, перехватывая меня покрепче, и я уткнулась носом ему в грудь.

— Спи, малышка, завтра будет новый день. Я постерегу твой сон.

Стоит ли говорить, что заснула я быстро и со счастливой улыбкой на губах, нежась в теплых объятиях любимого друга. В душе царили спокойствие и легкость.


За спиной привычные воздушные крылья, полет, танец ветра меж локонов волос и трепет сердца от радостного предвкушения. Призрачные фантомы ждут меня, я слышу их зов. Снова по ту сторону яви обнаружила таинственную нить, в этот раз она пульсировала алым, ярко, тревожно. У меня появилось чувство недовольства. Как странно, с чего бы? Столько вопросов и не у кого спросить ответы. Протянула руку, следуя за путеводной нитью, она упруго завибрировала под пальцами. В прошлый раз она была мягкая и податливая, сейчас — словно натянутая струна. Опять я ощутила терпкий, древесно-пряный аромат, стоило дотронуться до нити.

Растерянность и любопытство сплелись в желании разгадать эту загадку. Беспокоило навязчивое присутствие глухого раздражения, а ведь я засыпала абсолютно счастливой. Торопясь во всем разобраться, проигнорировала манящий зов существ, похожих на описанных в старой рукописи сильфов. Внизу мелькали сонные лощины, укрытые туманами поля, снежные шапки гор, серебряные зеркала озер. Я же продолжала лететь за дрожащей негодованием нитью, пытаясь не обращать внимания на ее все больше наливающийся красным цвет. В какой-то момент зов стал настолько сильным, что я остановилась. Нужно выбрать, чего я хочу больше: танцевать с переменчивыми духами, купаясь в их любви и ласке, или понять, куда ведет таинственная нить, берущая начало там, где бьется мое сердце. В прошлый раз я отказалась от поиска ответов, а значит, теперь мне необходимо во всем разобраться.

Однако погоня за трепещущей на ветру эфемерной нитью не продлилась долго, из сна меня бесцеремонно вырвал чей-то громкий вопль. Резко села, соображая, что происходит вокруг. За тонкими стенами шатра слышались топот, крики, суета, в окошках мелькали отсветы факелов. Сон как рукой сняло, что-то явно случилось.

— Алиса, будь тут, никуда не уходи, — раздался от входа голос Лиса. — Выясню, в чем причина переполоха, и вернусь, хорошо?

Кивнула, группируясь всем телом, словно от этого стало безопаснее. Только когда он ушел, дошло, что в темноте логичнее было бы отвечать вслух. Хотя это же Иллюзор, наверное, он все равно видел. Тревога и беспокойство завладели мыслями. Что могло случиться в послепраздничную ночь? Где Альтамус? И связан ли с ним переполох? К тому моменту, как в купол вернулся Фелисан, я уже места себе не находила. Воображение услужливо рисовало одну страшную картину за другой. Я набросилась на друга с расспросами.

— Что там? Рассказывай скорее. С Альтом все в порядке? Почему все стоят на ушах?

— Малышка, полегче, давай по порядку. — Он поймал меня и усадил на постель. — Начнем с того, что ты успокоишься, ничего смертельного не случилось.

Облегченно выдохнула, немного расслабляясь, и с ожиданием уставилась в зеленые глазищи друга. Магическое пламя в центре шатра разгорелось ярче.

— Уже лучше, — уловил перемены в моем настроении Лис. — Была попытка выкрасть вторую часть манускрипта, Альт там сейчас разбирается. Вот и все.

— Все? — Я недоверчиво покачала головой. — Точно ли?

— Ну да, развивать тему перебитых постовых, считаю излишним. — Лис нехотя развел руками. — Алиса, если ты волнуешься за мелкого, то ему ничего не грозит. Если за документ, то подробности мы узнаем, когда он вернется. Я не успел многого выяснить. От того, что ты будешь дергаться, ничего не изменится.

Так-то он прав, но вот попробуй тут обрети душевное равновесие, когда отовсюду до слуха доносятся взволнованные голоса.

— Пойду чего-нибудь горячего заварю, — ответила я, понимая, что уснуть мне все равно не удастся, а занять себя нужно.

— Давай, хорошая идея, — одобрил Лис.

Пока возилась с плошками и разбиралась что где, в шатер вернулся Форт Абигайл, нервный и злой.

— Сволочи, — выругался он с порога. — И ведь выбрали время. Кто же знал, кто знал? Теперь только волосы на себе рвать и остается.

Он, не глядя на нас, размашисто проследовал к столу и забрал у меня из рук чашку с дымящимся чаем. Сложилось впечатление, что он никого особо не отражает и больше сам с собой разговаривает. Видимо, не у меня одной, так как Лис поднялся на ноги и, подойдя вплотную к другу, помахал рукой перед его носом.

— Эй, ты тут? — Альтамус озадаченно посмотрел на Иллюзора, потом резко хлопнул по столу ладонью.

— Тут, — зло ответил он. — Не успели, всего на один день не успели. Надо было прибить тех уродов в лесу, и не терять время. Могли же успеть. Завтра обязательно пошлю весточку Корвину, пусть из них всю душу вынет, скоты.

— Ну ладно, хорош ругаться, — одернул Фелисан. — Алиса и так вся дрожит, а ты нагнетаешь.

Альт, будто только сейчас заметив мое присутствие, криво улыбнулся.

— Прости, Алиска, не хотел пугать. Думал, ты спишь.

Поспишь здесь, ага. Но об этом я благоразумно умолчала. Налила себе новую порцию чая и обессилено опустилась на подушки.

— Раз уж мы все равно не спим, и ты, надо полагать, закончил со всем, что мог сделать полезного, рассказывай, — озвучил мое невысказанное желание Лис. — Дальше видно будет, что да как.

ГЛАВА 8

Шантиграан Стэн Акатоши

Доламывая очередное ни в чем не повинное, и так искореженное средой обитания, дерево, я услышал за спиной шаги Дэйва. Характерный шелест его нетопыринных крыльев ни с чем не перепутаешь.

— Ты бы полегче, приятель, — посоветовал полукровка, оглядев учиненный разгром. — Что взбесило тебя на этот раз? Может, поделиться? Хоть буду знать, от чего страдаю.

— Нет. — Он хмыкнул и пожал плечами.

— Ну, я так и думал. Тогда вернемся к делу, давай кулон.

Протянул ему подвеску бывшего Хранителя, он принялся над ней колдовать. В подобную атрибутику всегда закладывается часть силы хозяина, проще всего это сделать через кровь. И сейчас, когда-то пролитая на кулон кровь друга моего отца, послужит нам отличным ориентиром. В том, что демон с примесью вампира успешно справится с поставленной задачей, я не сомневался.

Дэйвис оказался легким в общении и понятливым парнем. Он сразу уловил суть дела, и мне не пришлось долго распинаться, обрисовывая план предстоящих действий. Полукровка не надоедал разговорами, не лез с выпытыванием подробностей, потому я быстро проникся симпатией к приятелю Лилиан и даже допустил между нами неформальное общение. Глупо было бы демонстрировать высокомерие, когда сам обратился за помощью.

Пока он занимался плетением поисковых чар и восстановлением эталонного состава крови, многие столетия назад заключенной в регалию Хранителей Источника Силы, я уселся на траву и погрузился в мрачные мысли. Последние несколько дней, надо признаться, я только этим и занимался. Дэйв прав. Поразительно, как он до сих пор еще не вспылил? Я бы на его месте давно разозлился на столь ненормального спутника, а этот лишь флегматично наблюдает, не вмешиваясь. Потом надо будет отблагодарить его как следует. В голову закралась проказливая мыслишка: не подстроить ли им с Лили "незапланированную" встречу? Насколько я понял, у подруги с этим полукровкой весьма запутанные отношения. Тут же настроение провалилось в самую тьму девятого круга Подземного Царства. У кого, спрашивается, они простые? Едва сдержался, чтобы снова не дать воли раздражению.

Меня неистово жгло изнутри, раздирало от гнева и ревности. Мою. Мою человечку кто-то постоянно нагло ласкает. Как же это бесит, и с каким трудом удается отвлечься от ненавистных чувств. Попробуй успокойся, когда внутри бушует пламя противоречия. Я уже сто раз проклял идею вложить в амулет Лисы свою кровь. Теперь она требовала восстановления справедливости, реально причиняя боль. Ей не объяснишь, что у меня нет прав на девушку, даже не принадлежащую моему миру. Хотя… как выяснилось, некоторые права все же есть.

Недавно я обнаружил в тонком плане едва заметную связующую нить. Здорово обескураженный, я перерыл кучу книг в библиотеке Собрания Совета, прежде чем понял, что это такое, и вознес хвалу Высшим Силам, что не полез с расспросами к отцу, как собирался вначале. Моя странная привязанность к человеческой девочке усилилась, несмотря на расстояние и то, что мы больше не видимся и не общаемся. Нет, я и раньше мог ее чувствовать, благодаря оставленному кристаллу, но то было совсем иное.

Явление, похожее на трепещущую нить не возникает лишь из-за наличия у кого-либо капли твоей крови. Все же подобные амулеты могут укрепить только имеющиеся чувства, а не создать их на пустом месте. А это значит… до боли прикусил губу, чтобы не зарычать в голос — подарок стал первым этапом к серьезному сближению, когда ты определяешься с выбором пары. Но ведь бред — я и человечка? Ментальная связь с партнером и не у всех драконов-то образуется. Какого демона ее зачатки появились между нами?

Союз, заранее обреченный на запрет Старейшин, и ни один дракон Верхнего Мира не выскажется в поддержку. В чем и когда я совершил ошибку? Неужели слова Данта были пророческими, и это действительно последствия моей необдуманной прихоти? Друг говорил и еще об одном: люди такие слабые в вопросах близости. В то, что Лиса столь быстро нашла любовь, верить не хотелось. Каждый раз, когда она гладила оставленный мной камешек, я чувствовал — девушка обо мне думает. В прошлый раз я ощутил Лисин призыв, остро осознавая, как ей необходим, тогда-то и заметил тонкую ниточку, берущую начало из моей ауры. Стечение обстоятельств, что я находился в тот момент в призрачной ипостаси, иначе бы еще не скоро разобрался, что к чему.

Но как тогда понимать собственнические реакции организма на прикосновения к ней постороннего? Ведь кого-то она к себе подпустила. Вот вам и люди, их привязанности так же не надежны, как и их жизнь. Когда все повторилось, я испугался. Мою пару целует другой. Кровь кипела, требуя вмешаться, стало страшно, что я не совладаю с эмоциями, найду негодяя и… хм, причиню ему вред. После такого Лиса точно вычеркнет меня из своей жизни. Перекинулся в рептилию и выместил гнев на скалах, пожирающее пламя ненадолго успокоило душу.

Проклятье, все становится запутаннее. Я не знаю, что с этим делать и как поступать. Если верить книгам, связь не должна усиливаться без подпитки и тесного контакта, но ужасала одна лишь мысль: пожелай девушка меня найти, и ей это окажется по силам. А вдруг потребует, чтобы я сам пришел, смогу ли воспротивиться? Впрочем, вряд ли подобное случится — откуда Лисе знать о новых узах, да и замену, надо полагать, мне уже нашли. Давненько не припомню, чтобы на душе было так погано, даже когда ходил в ошейнике, жизнь казалась веселее. И поделиться не с кем — свои никогда не поймут, демоны… н-да, демонам я тоже не скажу.

— Дружище, ау. Ты тут? Хорош мечтать, я закончил. — Перед моим носом щелкал пальцами Дэйв. Я раздраженно скрипнул зубами, вырываясь из вязких, неприятных размышлений на поверхность реальности. — С тобой точно все в порядке? Я уже несколько минут пытаюсь привлечь внимание.

— Не уверен, — нехотя признался я. — Но и обсуждать это не собираюсь.

— Кто бы сомневался, — фыркнул приятель. — Раз очнулся, слушай, что я раскопал.

Я мгновенно вытряхнул из головы все лишнее и сосредоточился на деле, засунув переживания куда подальше, мысленно еще и дверкой подперев. В пекло.

— Ты говорил, через эту точку перехода Хранитель планировал удрать в Нижний Мир? — Я кивнул, именно так сказал отец. — С большой долей вероятности, он вовсе не собирался никуда бежать. Ментальных привязок к обозначенному месту нет, сдается, человек всего лишь хотел, чтобы так подумали. Ну, кстати, он своего добился. Здесь повсюду следы разыгравшегося сражения, все перемешано настолько, что даже мне с трудом удалось отделить реальное от вымышленного. — Нечто подобное и подозревал глава Совета.

— Не понял, зачем создавать сложности? Почему бы, в самом деле, не сбежать? Выступать в одиночку против отряда ловцов — чистое безумие.

— Хороший вопрос. И вот что я подумал, пока ты тут медитировал со злобным выражением лица. — Пропустил подколку Дэйва мимо ушей. — Если у тебя есть нечто ценное, за чем идет охота, и ты знаешь — за тобой скоро придут, как ты поступишь? — Немного поразмыслив, я ответил:

— Припрячу сокровище на достаточно видном месте, а сам постараюсь увести преследователей по ложному следу. — Дэйв удовлетворенно кивнул.

— Вот ты себе и ответил. Мое мнение — он их облапошил. Согласись, если Хранителю…

— Бывшему Хранителю, — поправил я, сам не знаю зачем. Неужели драконье уязвленное самолюбие отозвалось памятью предков?

— Хорошо, бывшему Хранителю, не суть важно. Если ему удавалось столько времени скрываться, наверняка он был не дурак.

— Уж наверняка. — С этим спорить не приходилось.

— Следовательно, имеем все основания предполагать, что он мог намеренно притащить преследователей к точке перехода, чтобы заставить их поверить в нужную ему сказку и отвлечь от похищенного. Здесь сильнейший межпространственный магический фон, многое можно списать на его искажающий эффект, а заодно и скрыть свои истинные мысли. Если уметь, конечно. Я допускаю, что бывший Хранитель умел.

— Кроме предположений и домыслов есть конкретные факты? — Сочинять сюжет старой истории можно было бы и не выходя из дома. Полукровка загадочно улыбнулся, видимо, догадавшись, о чем я подумал.

— В том-то и дело. К этому месту привязки никакой, оно для него ничего не значило и важной роли в жизни не играло. Зато неподалеку я чувствую нечто интересное, что-то есть там такое, что крепко связывало погибшего человека с этим миром. Все по-настоящему для нас ценное, к чему испытываем сильные чувства, как якорь, удерживает в информационном поле отпечатки — отражения этих чувств. Я улавливаю старые блеклые следы в тонком плане пространства, они указывают на север.

— Отлично, Дэйв. Признаюсь, я удивлен. Не думал, что можно так быстро раскопать эту историю — столько лет прошло.

— Кровь, — задумчиво откликнулся приятель, теребя в руках потускневший от времени кулон. — Вопросы крови порой очень причудливы. Ее можно сравнить с чернилами вечной рукописи Жизни. Даже после ухода носителя за грань, они не выцветают и не стираются.

Что-то в его словах заставило насторожиться, некий ускользающий двойной смысл, но у меня не было настроения ломать голову еще и над этим. Пусть философствует, главное, дело продвигается.

— Тогда полетели, посмотрим, что же так привлекало человеческого мага в том месте, откуда он старательно отвел преследователей. Если ментальные привязки души до сих пор оставляют следы, должно быть, там что-то важное.

Про себя же я подумал, о степени вероятности разыскать похищенное — слабо верилось, что это окажется настолько просто. И почему отец не захотел посвящать меня в детали? Сейчас бы не пришлось тыкаться вслепую. Но ничего, скоро ему придется приоткрыть завесу старых тайн, либо я сам докопаюсь до истины.

— Не так быстро. Я, конечно, многое могу, но тут предстоит очень тонкая работа. Понадобятся кое-какие инструменты и дополнительные силы.

Я вопросительно посмотрел на Дэйвиса — что-то он темнит. Тот скривился под моим пристальным и молчаливым взглядом.

— Давай завтра продолжим? Я пока вернусь в Подземное Царство и, — он замялся, — все подготовлю.

— Дэйв? — вкрадчиво начал я. — Понимаю, у всех свои секреты, но… — я осекся, заметив его перекошенное от злости лицо. С минуту мы просто молчали, потом он успокоился и взял себя в руки.

— Мне нужна свежая кровь для подпитки своего магического потенциала. Для того, что мы собираемся провернуть, потребуется затратить уйму энергии. Объяснять дальше или сам догадываешься? — ровным голосом проговорил полукровка. — Тут рядом есть человеческий город, как тебе идея раздобыть парочку жертв среди его населения? — Да-а-а, я был не так уж далек от истины в своих предположениях.

— Понял. Ты прав, это лишнее. — Никогда не испытывал особого сострадания к людям до встречи с Алистер. Вспомнился мелкий мальчишка, во весь дух улепетывающий от разъяренных бандогов, тогда я впервые вмешался в жизнь человека, встав между ним и собаками. Все из-за нее, в присутствии Лисы многое менялось, я сам менялся. — Только поясни мне, пожалуйста, — продолжил я подчеркнуто спокойным тоном, — отчего такая бурная реакция на невинный вопрос? — Дэйв сжал кулаки и с вызовом на меня посмотрел.

— Тебе не понять, дракон. Вы всегда предпочитали занимать позицию сторонних наблюдателей, сохраняя статус благородных и честных. Только знаешь, что я об этом думаю? Боязнь замарать руки намного хуже, чем ярлык темного кровожадного и беспринципного монстра. Мы честнее и осознано взял на себя эту ответственность.

Я выдохнул. Вот оно что — вампирские корни среднего круга порождают необоснованные комплексы. Сейчас самое время разобраться и более не поднимать эту тему. В конце концов, любые разногласия, недоверие и недопонимание могут навредить моей цели. Я заговорил спокойно и уверенно, глядя на приятеля в упор.

— Ввязываться в споры подобного толка у меня нет никакого желания, все равно каждый останется при своем мнении. Позиции, занимаемые жителями Верхнего и Нижнего миров по отношению к народам Среднего, известны и не нами придуманы, оставим это уж как повелось. Говорить буду исключительно за себя и только потому, что мне приятны сложившиеся между нами отношения. Не хотелось бы все испортить из-за досадной мелочи. Я не считаю себя святошей и прекрасно осведомлен о том, на что способны драконы, преследуя собственные интересы — пролитой крови и в нашей истории хватает. Мне глубоко безразличны жизни этого мира, и этическая сторона твоей природы так же мало заботит. Дэйв, я дружу с Оливьерами. Не говорит ли это само за себя?

— Они высшие, это другое.

— Ты тоже. Та крошечная вампирская примесь, которая не дает тебе покоя, меня совершенно не смущает. В первом круге полно сильнейших вампиров.

— Но они навсегда останутся на более низкой ступени в иерархии, все они выходцы с третьего круга.

— Слушай, тебя больше бесит, что я презрительно отнесусь к потребности использования свежей крови и методе ее добычи или то, что ты не считаешь себя ровней Лили из-за происхождения? — Дэйв выпустил когти, начиная трансформироваться, и зарычал. — Спокойно, спокойно, — Я поднял руки. — Но давай называть вещи своими именами. Нас здесь двое, и я хочу быть предельно откровенным. Я же уже говорил, что ты мне нравишься.

Взгляд демона потух, постепенно из его тела исчезало напряжение. Он снова стал в состоянии трезво оценивать реальность.

— И все же, возвращаясь к затронутой теме, что тебя так злит?

— Все, — обреченно выдохнул Дэйв. — Ты сразу поддержал идею не трогать людей, хотя сам же говоришь, тебе на них плевать. И это вампирское наследие… оно как клеймо вечного второго сорта среди равных мне.

— Поддержал, потому что если у тебя есть иные варианты, то к чему лишняя жестокость? Что касается второго, поверь, это все только в твоей голове. Тебе нужно принять себя таким, какой ты есть. По своей сути и природе ты высший демон. Хотя бы одно то, что ты и сам не захотел пользоваться ситуацией и под благовидным предлогом закусывать людьми, уже ставит тебя на вершину иерархии. Ты разумен и способен контролировать инстинкты, четко разграничивая, что и для чего делаешь. Неужели ты думаешь, что Лилиан разделила бы свою постель со вторым сортом? Она видит в тебе куда больше, чем ты сам. Ты для нее не просто увлечение, раз столько лет она скрывала ваши отношения. Насколько я знаю эту взбалмошную демоницу, дружить и любить она умеет. — Видя, что Дэйв хочет вставить слово, я поспешил добавить. — И вот тебе еще пища для размышлений: та из высших, что пошла на союз с вампиром, считала ли она, что катится по наклонной? Не думаю. Такие вещи, как зарождение новой жизни, среди демонов подобного уровня без любви не происходят, а значит, этот шаг был вполне осознанный. Поэтому вытрясай глупости из головы, нам всем равнофигительны твои методы и родословная. — Дэйв вымученно усмехнулся.

— Даже если вам — да, то Астагарту — нет. — Тут я не сдержал улыбки.

— Он ее не остановит, не сможет. — Демон скептически прищурился. Я охотно пояснил.

— Во-первых, слишком любит, чтобы не прислушаться к ее мнению по такому личному вопросу. А во-вторых, мы говорим о Лили, она скорее перевернет все девять кругов, чем позволит кому-либо распоряжаться своей судьбой. — Теперь Дэйв уже искренне хохотал.

Да, мы оба очень хорошо знали характер обсуждаемой демоницы, чтобы с легкостью представить, на что она способна в гневе — Царство вздрогнет. Отсмеявшись, приятель хлопнул меня по плечу.

— Ну и хитрец же ты. Не думал, что буду откровенничать с малознакомым типом, да еще и драконом. При нашей первой встрече ты выглядел так, словно все вокруг пыль под твоими ногами. — Я развел руками.

— А как бы ты себя вел, оказавшись запертым в тело ящерицы-переростка? Мне, знаешь ли, не сладко тогда было, мир вокруг выглядел несколько мрачноватым. — Дэйв хмыкнул.

— Да, паршивая ситуация, но ты держался молодцом. Никому и в голову не пришло усомниться в твоем сиятельном происхождении, истинный дракон — он в любом виде дракон. Признаться, я поменял мнение о тебе, когда мы разыскивали ту человечку. Оказалось, вы там в своей изоляции еще не закостенели окончательно, и ты не такой надменный засранец, каким хочешь казаться, чувства тебе не чужды.

— Сомнительная похвала, — через силу выдавил я — при воспоминаниях о тех событиях и Алистер по сердцу словно лезвием резануло.

Я потом больше суток провел у ее кровати, согревая и нашептывая все известные заговоры на исцеление, извинялся и обещал, что все будет хорошо. Она спала крепко, восстанавливалась — ничего не помнит. Зато я помню каждую минуту этой изощренной пытки: перед тобой лежит изувеченное маленькое хрупкое тело, и ты чувствуешь абсолютную беспомощность. И защитить не смог, и вылечить не в состоянии, и даже обнять нормально — проклятый ланталл. Уже тогда я начал смутно сознавать, что испытываю к Лисе нечто большее, чем дружескую привязанность, но убедил себя — это просто гнев вперемешку с состраданием дают такой эффект. К тому же я очень вымотался за то время, что мы ее искали — казалось бы, вот она рядом, лишь протяни руку, но ни дотронуться, ни спросить…

Я с трудом вынырнул из накатившего лавиной потока воспоминаний, перескакивающих с одного на другое. Видимо, что-то все же успело отразиться на моем лице, потому что Дэйв перестал улыбаться и серьезно спросил:

— Это она? Из-за нее ты уже который день не в себе? — Он хлопнул себя по лбу. — Мог бы и сразу догадаться, вот отчего ты так озверел, когда мы ее нашли.

Я недовольно скривился — не стоило мне терять контроль, ни тогда, ни сейчас.

— Ты делаешь поспешные выводы, — как можно равнодушнее ответил я.

— Нет, погоди. Нам еще вместе Асур знает сколько времени предстоит провести. И не ты ли сейчас между делом залез ко мне в душу? Давай выкладывай, что не так с этой девчонкой.

— Все не так, — досадливо пробормотал я и прикрыл глаза. Неожиданно захотелось поделиться, настолько невыносимо было вариться во всем этом котле в одиночестве. — Слишком запутано, сам не понимаю что к чему, — откровенно признался я.

— Вот уж не думал, что стану свидетелем столь… хм, неординарной ситуации. Я погляжу, у тебя все намного гаже. — Проницательности демона можно было позавидовать.

— Ты не представляешь насколько. Я сам себя загнал в ловушку, а теперь "наслаждаюсь" последствиями.

— Знаешь, — задумчиво произнес Дэйвис, — я далеко не советчик в подобных делах, мои успехи ты видел, но одно могу сказать с уверенностью, испытав на собственном опыте: если девушка тебе так дорога, что без нее на изнанку выворачивает, не теряй время, решай проблемы по мере их поступления. Я почти двадцать лет все думаю да размышляю, но у нас время есть. У людей такого ценного ресурса в запасе нет, и может случиться, что когда ты определишься, ее уже просто не будет. Нужно успевать ловить счастье тогда, когда судьба предоставляет шанс.

— Я подумаю над твоими словами, — мрачно закончил я неприятный разговор. — Теперь давай о задании. Возвращайся в Царство, делай все необходимое, я буду ждать тебя на этом же месте через сутки. Успеешь?

— Да. Тогда до встречи.

Дэйв распахнул крылья и взмыл вверх. Я проводил взглядом его стремительно исчезающий темный силуэт. Все-таки отличный парень — чувствует границу, когда нужно останавливаться и переключаться на первостепенные задачи. Я был ему благодарен и за тактичность, и за терпеливость, и за работу. Последние же его слова заставили меня посмотреть на ситуацию под совершенно иным углом. Я настолько сосредоточился на себе и причинах против, что упустил из виду очевидное: даже если я смогу преодолеть внешние преграды, у меня попросту может не остаться времени. И это только добавило забот в мою и без того забитую мыслями голову. Готов ли я, соединившись со своей парой наперекор всему миру, потом ее так скоро потерять? Я решительно поднялся и, выйдя на открытое пространство, перекинулся. В следующее мгновение огромные крылья уносили меня в царство ветров и свободы. Требовалось о многом подумать, и простор поднебесья отличное место для этого.


Я стоял у кромки воды так близко, что рисковал замочить ноги. Сирма — остров-хранитель Источника Силы, дарующего просветление и покой страждущему. А мне именно сейчас, как никогда, хотелось получить хоть толику просветления. Устав терзаться, я пришел в Храм Драконьей мудрости в надежде найти ответы. Сколько я тут сидел, безразлично уставившись в глубину молчаливых вод Источника, неизвестно. Я и раньше навещал Храм, но это была лишь дань традициям, способствующая обретению ясности ума, ничего более. Факт причастности к чему-то эфемерно возвышенному вызывал во мне лишь ассоциации со старыми обрядами предков, самих не слишком уверенных в правильности толкований своих видений. Никогда не относился серьезно к духовной составляющей Силы и, видимо, напрасно…

Я четко знал, чего хочу от жизни и что интересного могу предложить ей взамен. Так длилось долго, и меня все устраивало до тех пор, пока не встретил ее. Несси. Как горько и одновременно сладко. Век за веком я не находил отклика в своей заблудшей душе, увлеченный совсем иного рода страстями… и вот, случилось. Что же будет дальше? А дальше было легко и одновременно невыносимо сложно. Как я ни ломал голову, универсального решения не находилось. Я понимал несостоятельность выводов одного лишь разума, но все равно продолжал цепляться за действительность, посылая к праматери раздирающие душу противоречия. Упрямый, даже слишком. Но в этот раз сдался. Поэтому когда все мое существо вопило об обратном, я проигнорировал его крик и приготовился внимать голосу предков. Убедил себя, что они были умнее и понимали, что есть что. Я ошибался, но не в предках, в себе. Что есть искусство для одного, то совершенно бездарно для другого. Силой воли я подавил рвущиеся наружу эмоции — чужая невеста, моя пара, мое все. Голова плыла от воспоминаний, принадлежащих не мне, было очень сложно отделить чье-то прошлое от своей собственной жизни. И я застрял над мутным ничто, не понимая, где игра воображения, а где реальность. Где сам я, а где чужой мне мужчина — бывший Хранитель. Наши сознания тесно переплелись, смешивая и путая чувства.

На плечи опустились теплые ладони, и знакомый голос развеял гнетущий мрак:

— Аан, не ожидал тебя здесь встретить. — Я вздрогнул, выныривая из состояния странного транса, отошел от воды и склонил голову, приветствуя отца.

— Я тоже удивлен. Что это было? — Глава Совета только хмыкнул

— Силы… они даруют много просветления, если очень пожелать. Но нужно быть осторожным, они же и много отбирают, — словно самому себе почти пропел Шаэрриан. Я тряхнул головой, избавляясь от остатков наваждения, раз уж он тут, стоит поговорить о деле.

— Пап, есть новости по твоему заданию. — Он мгновенно посерьезнел. Конечно, дела всегда превыше всего, в этом весь мой отец. — Не так много, но все-таки. — Вокруг нас замерцал контур тишины. — Ты был прав в своих предположениях, бывший Хранитель не прятался в Нижнем Мире, он уводил ловцов по ложному следу. Все привязки на тонком плане сосредоточены севернее точки перехода в другой мир, Дэйв говорит, там есть что-то очень значащее в судьбе твоего друга. Завтра мы отправимся туда и постараемся выяснить все, что сможем. — Отец удовлетворенно кивнул своим мыслям и уточнил:

— Дэйв, это кто?

— Высший демон, но у него в предках вампир потоптался, поэтому я к нему и обратился. Кто лучше смог бы сработать с магией крови? — Глава развеселился

— Ты меня поражаешь в последнее время. Хотя на сей раз твои странные связи оказались весьма полезными для задания. Ладно, тебе виднее, с кем водить дружбу.

— Кто бы говорил, — не удержался я, раздосадованный его пренебрежительным тоном. Впрочем, а чего я ждал? Типичная драконья реакция, сам такой… был еще недавно. Как ни странно, отец не разозлился на мою дерзость, а лишь хитро подмигнул.

— Не наглей. Твои намеки меня не трогают, и да, за ту дружбу с человеком мне не стыдно — в душе он был истинным драконом. — Глава перестал улыбаться, вновь на его лице появилось выражение скорби, как тогда в зале Совета. Что же за история у них там произошла?

— Ты не собираешься поделиться информацией? Той, что ты предоставил, катастрофически не хватает.

— Нет, пока ты не нашел ничего стоящего, — довольно резко ответил он. Упертый, а еще мне пеняет за это.

— Тогда объясни, что за ерунда со мной творилась, когда ты пришел? Кто такая Несси? Что происходит? Почему именно сейчас? Раньше ничего подобного не случалось. — Отец нахмурился.

— Что творилось, я уже сказал. Ты отчаянно просил ответов, Сила тебе их дала.

— Это ответы? — разозлился я. — В пекло такие ответы, я чуть рассудком не повредился и все равно ничего не понял.

— Потому что не надо лезть туда, где ничего не смыслишь, — грубо оборвал меня отец. — Для этого у нас есть Хранители, которые умеют общаться с Источником. Я же предупредил, тут нужна осторожность.

— Я и прежде приходил сюда подумать, — пробурчал я, сознавая, что отчасти он прав. Отец в свою очередь смерил меня долгим внимательным взглядом.

— Значит, что-то поменялось в твоей жизни, кардинально поменялось. — Меня прошиб озноб — не хватало только его расспросов сейчас. Но глава отвернулся и продолжил разглядывать темные воды Источника. — Случилось и еще кое-что. Почему, думаешь, я затеял возню с давно канувшей в лету историей?

— И почему же?

— Источник. Ко мне пришли Хранители и сообщили, что с ним что-то не так, они не смогли понять что именно. Свойства не изменились, вроде бы и нет причин для волнений, но он словно бы проснулся, словно хочет чем-то поделиться.

— И-и-и? — я окончательно запутался.

— Я догадываюсь о причинах такого его поведения, но мне нужны факты. И твоя задача представить мне эти факты, — резко закончил глава Совета. — Все, будет что сказать, приходи — поговорим.

— Погоди, ты не ответил, кто такая Несси? — крикнул я, пока он не успел уйти.

Отец замер, потом с силой потер лицо руками, будто собираясь с мыслями.

— Что ты видел, Аан? Что чувствовал?

Некоторое время я раздумывал над ответом. Меня бесило, что вместо объяснения он снова задает мне вопросы, причем опасные вопросы. Не навредит ли мне сейчас откровенность? Да и сложно передать словами всю ту смесь ощущений и видений, что выплеснул на меня Источник. Наконец я ответил:

— Это было, как если бы чужие воспоминания тесно переплели с моей реальностью. Я был одновременно и кем-то, кто очень сильно любил эту девушку и самим собой, со своими собственными… чувствами. — И вновь меня одарили задумчивым, пристальным взглядом, от которого стало не по себе. Однако на этот раз глава снизошел до ответа:

— Несси была парой бывшего Хранителя, участь которого тебе известна. Трое друзей: Я, Рик и Несси, вечно неразлучный треугольник.

— Но Хранитель принадлежал человеческой расе, — воскликнул я, хватаясь за голову. — Как такое возможно?

— Никак. Вот потому-то он и плохо кончил. И она… тоже, — уже мягче завершил гневную отповедь отец. — Давай не будем о прошлом. Хотя бы пока ты не найдешь чего-нибудь стоящего, чтобы копаться в этой незаживающей ране. — Откровение отца стало неожиданностью. Я проглотил рвущиеся с языка вопросы и кивнул, признавая его право.

Развернувшись, собрался покинуть этот остров, со всеми его секретами и духовным просветлением, от которого на душе становится еще более тошно. Что хотели сказать мне предки? Что мне уготована такая же судьба, как и этому Рику или той отчаянной драконице, что имела глупость полюбить человека? Что ничего путного из связи с Алистер не выйдет? Что она мне чужая, а я цепляюсь за воспоминания о ней? Она моя пара… и в то же время у меня нет на нее прав. Сильфы небесные, можно сколько угодно проводить параллели и все равно ни на шаг не приблизиться к истине. Меня окликнул отец:

— Аан, будь благоразумен, не совершай ошибок там, где до тебя уже свернули шеи. — Я остановился и вопросительно изогнул бровь. Отец невесело усмехнулся. — Знаю-знаю, ты очень серьезный, рассудительность — твоя вторая натура, никаких необдуманных или плохо взвешенных решений, но все же ты не камень. Силы не стали бы тебя предупреждать просто так. Раз ты настолько запутался, что Источник откликнулся без посредничества Хранителей, я делаю вывод, что у тебя серьезные проблемы. И очевидно пока ты ими делиться не собираешься.

Да, этот дракон всегда был умен, не зря он занимает свое место в Совете. Я как можно спокойнее ответил:

— Я не собираюсь повторять ничьих ошибок, но и преувеличивать значимость странных откровений предков тоже не стану. — Про себя же добавил: что со всем этим делать, я буду решать только сам. Я и никто больше.

Глава Совета укоризненно покачал головой, но больше не сказал ни слова. Я вышел из Храма и, перекинувшись, расправил крылья. Пора возвращаться в Средний Мир, лучше займусь делом вместо самокопания.

Дэйв ждал меня в условленном месте. Коротко его поприветствовав, я не стал опускаться на землю. Он распахнул свои крылья и тоже взмыл в небо, прикрывая нас пологом сокрытия. Правильно, мы не так далеко от обжитых территорий, данная мера предосторожности будет не лишней. Приятель двигался медленно, нащупывая одному ему заметные путеводные ниточки, на лице застыла маска хищника, почуявшего добычу. Через некоторое время, настроившись на его волну, я тоже начал различать едва уловимые остаточные следы в тонком плане пространства, но мне, в отличие от Дэйва, они мало о чем говорили. Подозреваю, что многое из того, что я сумел заметить, стало столь очевидным именно благодаря его вмешательству. С помощником я не прогадал, Иро Террел отлично знал, что и как делать.

Вскоре я отвлекся от разгадывания изощренного ребуса с привязкой на крови. Местность вокруг становилась все более знакомой, и мне это очень не нравилось. Я бывал уже здесь при обстоятельствах, которые вспоминать не хотелось. Тем более сейчас, когда требовалось сосредоточиться на поставленной цели. Спустя час я окончательно уверился, куда именно мы летим. Латиум — родной городок человечки, что так упорно, даже не желая того, напоминает о своем присутствии в моей жизни. Проклятье, почему именно здесь приспичило наследить опальному Хранителю? Я стараюсь не думать о Лисе, стараюсь выбросить из головы все лишнее, а судьба приводит меня в ее город. И как это расценивать? Как тонкое издевательство богов или как знак перед неизбежностью?

— За лесом ощущается город, по всему выходит, нам туда. — Отвлекшись, не заметил, как приблизился демон.

— Я так и понял, — мрачно поделился своей догадкой.

— Да? Делаешь успехи, — не понял моей горькой иронии Дэйв. — Хотя ты прав, здесь сильно фонит, можно и сориентироваться.

Я только фыркнул на его умозаключения. Мое настроение не укрылось от наблюдательного демона.

— Ты выглядишь, словно тебя на казнь приговорили или нет, не так. Словно все накапливаемые веками сокровища разом испарились у тебя из-под носа, ну или облюбованную принцессу до тебя съел уже кто-то.

Я кисло ухмыльнулся, правда, полагаю, что получился неслабый оскал, в нынешней-то ипостаси. Но он поймет — специфика жителей наших миров давно научила разбирать эмоции собеседника в любой форме и обличии. Глупая старая шутка, распространенная, причем уже на полном серьезе, среди малообразованного населения Среднего Мира, не смогла вызвать искренней улыбки. Возвращаться в этот город было равносильно сумасшедшему, испытывающему удовольствие от причиняемой ему боли. Все события, так или иначе относящиеся к последнему совместному с Алистер вечеру, я нещадно гнал прочь, запрещая себе любые воспоминания. И пожалуйста, вот тебе на блюдечке, наслаждайся глупый дракон.

— Не злись, найдем мы вашу потеряшку, — подбодрил Дэйв, по-своему истолковав мое поведение.

Да, если я раньше не спалю тут все, к тому самому демону. Стоп, хватит ныть. Я на задании, в бездну посторонние чувства. Сейчас просто спущусь и выполню все, что потребуется. Неприятное совпадение и не более, это ничего не значит и не меняет. На пути мог оказаться любой город, прежде всего нужно думать головой, четко разграничивая чувства с необходимостью ясно мыслить. Я набрал воздуха в легкие, как перед погружением в воду.

— Ну что, ты готов? — предвкушая развлечение, спросил Дэйвис.

— Да, — уверенно и без тени посторонних эмоций произнес я, перевоплощаясь в туманную дымку сильфида. Сознание оставалось холодным, я равнодушно окинул взглядом небольшой провинциальный городишко на периферии человеческой Империи. Передо мной стояла совершенно конкретная цель, и ничто другое на данный момент не заботило.

— Отлично. Тогда приступим, — весело откликнулся демон, пряча крылья, и хитро мне подмигнул.

— Приступим, — эхом повторил я.

Я выясню все ваши тайны, уважаемый Шаэрриан Стэн Акатоши. Больше того, я выясню, что же такого драгоценного забрал с собой безумный Хранитель. Возможно, раскапывая эту историю, получится найти ответы и на свои вопросы. Моим разумом завладел азарт и решимость. Теперь это стало делом принципа.

ГЛАВА 9

Утро встретило меня поземкой тумана, стелющегося по земле, влажной жухлой травой и бодрящим холодком. Я выглядывала из шатра в поисках друзей, которых, проснувшись, не застала на месте. Собралась с духом и решительно шагнула из теплого жилища на свежий, и даже очень, воздух. Куда они все подевались? Уснула я ближе к рассвету — сначала Альт рассказывал о случившемся, а потом в моей голове долго крутились дурные мысли.

Что удалось понять из пояснений ниора, так это то, что нужную часть манускрипта все-таки не украли. Оказывается, у орков предусмотрена очень оригинальная система защиты: кочуя с места на место, они не таскают с собой ценнейшие документы, а обращаются к их эфемерным проекциям. Удобно придумано. Поскольку такие бумаги не вещественны, их нельзя потерять или испортить при переездах, зато доступ к их содержимому неограничен. Сами же оригиналы хранятся в секретном месте, о котором знает лишь узкий круг посвященных.

Но рано я обрадовалась. Напавшие на стражу, как сказал Абигайл, прекрасно знали об этом факте, поэтому изначально шли не на кражу. Они просто скопировали образы текста манускрипта. Причем, не среагируй Альтамус так быстро, возможно, никто бы и не догадался, что за операцию провернули негодяи. Следы бы истаяли, как первый снег, а магов уровня моего учителя у орков нет, да и магия у них совсем иного рода. Больше всего Альта злило, что все провернули практически у него под носом, и появись мы раньше или не затей вождь праздник, он бы успел обезопасить документ. Я его понимала. Некто чересчур осведомленный о внутренних делах различных государств и весьма могущественный, чтобы взломать защиту, в очередной раз ушел с победой, не раскрыв своего инкогнито.

Форт Абигайл снова был хмур, как грозовая туча. В этот раз и допрашивать некого — охрана убита, воры исчезли. По тому, как аккуратно все организовали, не оставив после себя зацепок, преступление очень походило на кражу из имперского хранилища. Да и такой внезапный интерес к старому манускрипту не походил на простое совпадение. Альт сказал, что мы задержимся здесь еще на несколько дней, но не на тот срок, который он планировал изначально. Ниору хотелось скорее вернуться в Кирату, чтобы переговорить с главой Тайной Канцелярии и что-то проверить. У орков же требовалось тщательнее укрепить защиту, в том числе и обезопасить связь с оригиналами документов.

Ступая по мокрой траве и кутаясь в плащ, я то и дело вертела головой в надежде обнаружить друзей. Может, они с утра пораньше ушли к вождю или трудятся на месте происшествия? Все оказалось намного прозаичнее. В просвете между шатрами я заметила мелькающую растрепанную макушку Альта, а до слуха донесся насмешливый голос Лиса. Обрадованная, я поспешила в том направлении и вскоре вышла на небольшую поляну, где застала неожиданную картину. Раздетый по пояс Форт Абигайл, плавно двигаясь, ловко управлялся с деревянным шестом, используя его в качестве оружия. Я даже засмотрелась, как высокий худощавый и подтянутый ниор легко отражает атаки молодого орка. Мне открылась еще одна грань учителя. Неподалеку, на расстеленном на траве покрывале, сидели Лис и Зумагар и следили за поединком. Я подошла к ним и опустилась рядом.

— Привет, — дружно поприветствовали они, а Лис добавил: — Думал, ты подольше поспишь, поздно же легли. — Я пожала плечами и поежилась.

— Ну, вот так. Слушай, неужели ему не холодно? — кивнула в сторону Альта. Зум хохотнул.

— Точно, скорее ему жарко. Это только с виду кажется, что он почти не напрягается, на самом деле Уртан хороший воин. Так что Альт-дагай нормально выкладывается.

— Не знала, что он вообще так умеет, думала, одной магией обходится.

— Он долго жил среди нас, пришлось научиться, а то какой из него сын племени, — подмигнул мне Зум. Я ткнула Лиса в бок.

— И ты так умеешь?

— Так — нет, по-другому умею. — Друг ласково потрепал меня по щеке, а я вспомнила прошлый вечер, до переполоха, и наш поцелуй. Все как он и сказал — я не забыла, но и не ощущала неловкости, между нами ничего не изменилось. Только если стали еще чуть ближе. Со мной-то и так ясно, а вот откровения Лиса наводили на мысль, что это взаимно. Я улыбнулась.

— Как по-другому? На мечах?

— На мечах тоже могу, да. — На меня насмешливо смотрели два зеленых глаза.

— А зачем тебе?

— Для разнообразия, чтобы не скучать. — Друг хитро прищурился. — Какое только занятное искусство не встретишь в мирах.

— Понятно, — протянула я. — Почему тогда я не видела при тебе оружия?

— Малышка, ну зачем оно мне? — Он захихикал. — Лишний вес таскать. Если понадобится, я и без него обойдусь. — Перед моим мысленным взором встал образ сильного опасного хищника, а Лис добавил, понизив голос: — Тем более, достать оружие не такая уж и проблема. — Он поднял руку и раскрыл ладонь, на ней лежала точная копия моего тессена. Свой я хорошо чувствовала в голенище сапога. Поняла, что сижу рядом с Иллюзорным котом и задаю дурацкие вопросы.

— Зум? — окликнула я полуорка. Несмотря на случившееся ночью, он не выглядел расстроенным, хотя погибли его соплеменники.

— Слушаю. — Он перестал следить за поединком и повернул ко мне голову.

— Сильно много вчера вашего народу пострадало?

— Не печалься о них. Умерли хорошие воины, исполняя свой долг перед племенем. Достойная смерть для моих собратьев, у нас не принято грустить по ушедшим с честью. Об их спокойствии за чертой позаботятся живые, мы обязательно найдем виновников. Найдем и отомстим.

Суровый народ — суровые порядки. За мирными картинами их жизненного уклада я совсем забыла о той стороне орков, что известна каждому человеку в Империи. Они сильны, выносливы, мстительны и очень воинственны. И сейчас Зумагар подтвердил это. Я кивнула, принимая его слова, и снова засмотрелась на Альтамуса. Движения четкие, выверенные, местами плавные, где-то, наоборот, резкие, их можно было сравнить с танцем. На обнаженном торсе поблескивали капельки пота, отражая солнце. Я дернула Лиса за рукав.

— Есть у Альта любимая?

— Ну ты спросила. Хочешь попытать счастья? — ушел от прямого ответа этот интриган. Я поперхнулась и возмущенно уставилась на Лиса, но заметив в его лукавом взгляде притаившиеся смешинки, сообразила, что он просто дурачится.

— Нет, мне такое счастье без надобности. Так есть?

— Понятия не имею, никогда не интересовался, если честно. — Я разочарованно выдохнула, впервые задумавшись о том, что Абигайла можно рассматривать и в таком качестве. — Зато я точно знаю, что кое-кто спит и видит заполучить сие сомнительное звание. — Лис сделал заговорщицкое лицо и прошептал: — Кто-то весьма высокопоставленный.

Зумагар, который все отлично расслышал, добавил:

— Вот удивил так удивил, с его-то способностями. Мне вообще любопытно, как его Император до сих пор не женил?

— Его, пожалуй, женишь, — Лис развеселился. — Он сам кого угодно женит, догонит и еще раз женит.

— Однако при этом Альт упорно избегает встречи с кем-то во дворце, — блеснула я познаниями. — С учетом наличия высокопоставленной поклонницы или не одной… — развить мысль не успела. К нам подошел мрачный Абигайл.

— Кости мне перемываем, значит. — Он неодобрительно покосился на невинную моську Иллюзора. — Зум, ну ладно эти, что с них взять — мелочь необученная, а Лису вообще все одно, лишь бы поразвлечься. Но ты-то куда? — Ниор укоризненно покачал головой.

Мне стало одновременно очень неловко и смешно. И надо же было затеять подобный разговор с утра пораньше? Зум сделал вид, что ни о чем таком мы тут вовсе и не разговаривали.

— Холодно, — попыталась я сменить тему, — а ты раздетый, продует — заболеешь.

Вот лучше бы молчала. Еще с ночи не слишком довольный Альт, многообещающе мне улыбнулся и почти пропел, хватая за руку и заставляя встать:

— Холодно тебе, Алиска? Ничего, сейчас согреешься. — Ой, не нравится мне такое начало. Предатели в лицах полуорка и Иллюзора предпочли не встревать. И если от Зумагара я и не ждала ничего особенного, то вот от Лиса… Ладно-ладно, я запомнила. — Помнится, Фелисан рассказывал про твои достижения в самообороне, — еще более ласковым тоном, чем прежде, вкрадчиво проговорил мой учитель. — Давай покажи, что умеешь.

Он без предупреждения сделал выпад в мою сторону. Если бы не вымуштрованные Дантом в свое время реакции, ходить бы мне со сломанным носом. Хотя смею тешить себя надеждой, что Альт все-таки просчитывал действия и не допустил бы подобного. Мной завладел дикий азарт, а ведь давненько я не тренировалась, почему бы и не воспользоваться предложением? Принимая вызов, достала веер и прошла в центр поляны. Краем глаза подметила, что сюда начали подтягиваться местные всех возрастов. Да уж, неважно какая страна и какой мир — народ всегда любил зрелища. Форт Абигайл встал напротив, прищурился, протянул руку и поманил меня.

— Начинай.

Я вспомнила одно из золотых правил моего любимого демона: непредсказуемость сбивает с толку. Ожидающего нападения Альта мне так просто не подловить, поэтому я сделала шаг ему на встречу, поскользнулась на влажной траве, нелепо вскинула руки и начала падать. Со стороны зрителей донеслись смешки. Учитель машинально подстраховал меня, не давая растянуться на земле. Все, как я и рассчитала — из такого положения и именно сейчас вполне можно начинать. Резко вывернулась из его рук, сделала подсечку и уронила ниора. Веселье вокруг разом стихло. Не давая ему опомниться, перешла в нападение, пользуясь созданным преимуществом. Через какое-то время я действительно почувствовала, что не просто согрелась — мне стало жарко.

Альт умело чередовал различные тактики ведения боя, стараясь меня запутать. Я от него не отставала, но и концентрация внимания требовалась колоссальная, стоило лишь на миг отвлечься, и он тут же наносил меткий удар. На моем теле появилось изрядное количество синяков. Я тоже пару раз зацепила острыми краями веера самодовольного ниора. В нашем противостоянии меня выручала возможность мельтешить тессеном у него перед носом, ограничивая обзор и вызывая раздражение. Мешая Альту сосредоточиться, я использовала не самые честные приемчики из демонического арсенала.

Ха, в моем случае приходилось забыть о благородстве. Во-первых, у ниора изначально передо мной были преимущества, и требовалось уравнять шансы, во-вторых, все же меня в данной сфере натаскивало существо, далекое от ведения честных сражений. Уж с ним-то я научилась избегать самых неожиданных выпадов противника. Тем более Дант готовил меня не для поединков на публику, а для действительно опасных ситуаций, когда на кону жизнь. Так что по-другому я и не умела. Еще немного покружившись по поляне, почувствовала, что начинаю уставать. И хотя я еще держалась, отражая атаки Альта, но сама теперь на рожон не лезла. Наверное, он это заметил, потому что остановился, опустил шест и, удовлетворенно кивнув, подытожил:

— Неплохо, Дант хорошо над тобой потрудился. Лис не сильно преувеличил, расписывая твои достижения. — Вот уж похвалил, так похвалил… Хотя, от него и это можно считать верхом благодати.

— Спасибо, — пробормотала я, восстанавливая дыхание. Все-таки он меня прилично загонял, а я давно не тренировалась. Одно радовало, холод теперь мне точно не досаждал. — Видел бы ты, как они надо мной измывались, — посетовала я, вспоминая полосу препятствий с кучей самодельных снарядов и ненавистные бочки с гвоздями. Ниор впервые за все утро искренне улыбнулся, в его серых глазах промелькнуло что-то вроде одобрения и теплоты.

— Кто они?

— Так там все руку приложили… или лапу, — добавила я, делая поправку на Шанти.

— А-а-а, понятно. Ладно, свой любопытный нос ты отработала, так и быть. Но теперь каждый день пока мы тут живем, будешь со мной разминаться — выносливости тебе не хватает. — Первым порывом захотелось возмутиться. Чего это мне одной отдуваться приходится? Ведь его личную жизнь не только я обсуждала. Затем пришла к выводу, что мне же и лучше — все в пользу, и согласно кивнула.

— Чем теперь займемся?

— Не знаю как ты, а я бы искупался, тут озеро рядом. — Я с ужасом прикинула температуру воды, воображение услужливо нарисовало мое синюшное тельце, как результат подобной помывки. Ниор засмеялся.

— Вижу, ты в восторге от моего предложения.

— Ну как сказать, помыться-то я "за", но вот в озере…

— Малышка, у тебя же есть я, — прервал мои терзания Лис, — а это кое-что да значит. — Я с обожанием посмотрела на друга.

— Тогда сейчас моемся, завтракаем, а после идем к вождю — дела есть. — Подытожил Форт Абигайл, накидывая на плечи любимую хламиду.

Да-а-а, дружба с Иллюзором состоит из одних сплошных преимуществ, я даже простила ему бездействие, когда Альт вытащил меня на поле и заставил отрабатывать наш общий легкомысленный разговор. Накупавшись в теплой водичке в огромной бадье, посвежевшая и благоухающая я довольно мурлыкала любимую песенку про ветер. Осталось пройтись лечебной мазью по своим синякам, и я готова. За этим занятием меня и застали друзья. У обоих были влажные волосы, значит, и Лис любитель натурального единения с природой, несмотря на погоду. По мановению рук Иллюзора моя импровизированная купальня исчезла, освобождая пространство внутри шатра. Ребята принесли корзинки с едой, я быстренько разложила ее по тарелкам. Ниор заварил чай, и мы наконец-то сели завтракать.

— Альт, а что означает приставка дагай? — поинтересовалась я. Давно хотела спросить у него, да постоянно что-нибудь отвлекало.

— Это уважительное именование, когда подчеркивается статус и значимость того к кому обращаются. Еще выражение симпатии и дружеского отношения.

— А "смотрящий вдаль"? — Ниор ухмыльнулся.

— Из тебя вопросы сыплются, как из мифического артефакта изобилия.

— Вот-вот, и я ей о том же, — наигранно вздохнув, поддержал друга Лис.

— Эй, мне же надо развиваться, это вполне естественный интерес, — возмутилась я. — Из вас же ничего не вытянешь, пока в лоб не спросишь. И то у кое-кого на все лимит. — Передразнивая Альтамуса, я ткнула в него пальцем.

— Ладно-ладно, я разве против? — сдал позиции мой учитель. — "Смотрящий вдаль" это второе имя, данное мне при принятии в клан Алой Зари, к нему, кстати, принадлежит и Зумагар. Ну а что оно значит не трудно догадаться, особенно учитывая ту историю, что тебе разболтал этот котище.

— Которую из? — невинно уточнила я, возвращая Лису мелкую подставу.

— Все, — улыбнулся Альт. Лис возмущенно фыркнул и щелкнул меня по носу.

Так за дружеской болтовней мы покончили с едой и отправились в шатер вождя. Темы ночного происшествия намеренно никто не касался. Стингард встретил нас приветливо, но по его лицу было заметно, что он раздосадован. Обменявшись приветствиями, мужчины, в числе которых присутствовали и незнакомые мне орки, начали обсуждать дела и планировать первоочередные действия. Я быстро заскучала — их речи изобиловала терминами и непонятными фразами, связанными со специфической волшбой степного народа.

Мой взгляд бесцельно блуждал по убранству помещения, изредка задерживаясь на ярких деталях. Пока я не заметила маленькую бусину на красной ленте, сплетенной хитрым узором. Находка походила на один из браслетов, которые носили орки. Наверное, кто-то зацепился, и лента порвалась. Она лежала около молодого воина, кажется, Зум называл его Уртан. Может, он и есть хозяин потеряшки? Я не рискнула встревать с такими глупостями в серьезную беседу, поэтому украдкой подобрала браслет, чтобы позже передать его Альту или вождю — они дальше сами разберутся, кому вернуть.

Положила вещицу в карман, и задумалась о своих странных снах. Все стало только запутаннее — к танцующим сильфам присоединились новые тайны. Что за нить берет начало из моей груди? И почему в прошлый раз она светилась золотистым цветом, а сегодня стала яркой алой? Куда она ведет и что означает? Отчего во мне возникло чувство гнева? Раньше в таких снах я испытывала радость, легкость и счастье от ощущения полета, да и засыпала я умиротворенной. Вопросы, вопросы, вопросы. В следующий раз обязательно прослежу за загадочной нитью до конца. Одно было ясно: призрачные фантомы никак не связаны с новым явлением, нить вела в другую сторону. Углубившись в себя, я не сразу заметила, что собрание закончилось.

— Алиса, хватит медитировать, — потормошил меня Альт. — Ты идешь с нами в схрон или тут останешься? — В шатре кроме нашей троицы и вождя уже никого не было, Стингард снисходительно поглядывал на меня и посмеивался в кулак.

— Видимо, мы несколько утомили юную ученицу, — произнес вождь, окончательно смущая меня. Неловко вышло, и как меня угораздило пропустить все на свете?

— Задумалась… немного, — неуверенно оправдалась я, замечая, как улыбка хозяина шатра становится еще шире. — Конечно я с вами.

Мы покинули купол и проследовали к схрону, вокруг которого вчера и произошла шумиха. Внутри я перестроила зрение на восприятие магического поля и подивилась сходству увиденного с тем, что мы обнаружили в имперском хранилище. Если отбросить привычные фоновые цветные нити, составляющие потоки энергетических связок, то остальное выглядело до безобразия чистым, словно и не проникали сюда злоумышленники, и не проворачивали тут темные делишки. Я подошла к учителю, задумчиво уставившемуся на ветхий лист бумаги. Вблизи стало заметно, что это вовсе и не бумага, а ее призрачная проекция. Но до чего похожа, как настоящая. Поверх нее я различила налет серой дымки.

— Это я зафиксировал след, — пояснил Альт, заметивший мой интерес, — чтобы к утру не пропал. Так выглядят чары подражания. Когда я здесь появился, они еще не успели до конца развеяться, поэтому удалось легко догадаться о том, кто и зачем здесь был.

— Больше ничего?

— К сожалению, — с досадой откликнулся Абигайл.

— Вижу шесть черных воронок, — осознавая новое открытие, поделилась я.

— Это места смерти охранников, — ответил за ниора Лис.

— Вот, значит, как она выглядит в тонком плане пространства, — пробормотала я себе под нос. Стало тоскливо — страшно воочию наблюдать неизбежность ухода за грань.

— Не всегда так. Зависит от причины гибели живого существа.

— Сейчас важно другое, — напомнил Альтамус. — Лис, присоединяйся, лишняя помощь не повредит. Алиса, просто смотри и не вмешивайся. Появятся вопросы — запоминай, потом задашь. Давайте покончим с этим делом и уже будем спокойны хотя бы за оригиналы.

К сложному плетению чар ниора протянулось два разных силовых потока — Иллюзора и вождя племени. В принципе, все происходящее подчинялось определенной логике, которую я разгадала и без пояснений. Форт Абигайл вычистил налет от следов заклинания подражания, после чего окутал проекцию не только манускрипта Триединства, но и других хранившихся в схроне документов сетью золотистых искорок. Полагаю, они призваны надежно защищать от любого внешнего магического воздействия. Далее Альт потянул к себе едва различимую ниточку связи с оригиналами и принялся над ней колдовать. Вот тут я ничего не поняла, кроме того, что это очень сложная и тонкая работа ниора-универсала. В его волшбе сплетались разные Стихии и каждая гармонично дополняла предыдущую.

Я старательно сосредоточилась на происходящем, пытаясь запомнить хоть толику из увиденного. Удивительное смешение структур Стихий казалось смутно знакомым. Не зрению или не сознанию, а внутреннему восприятию, будто мне доводилось испытывать подобные хитросплетения магии на себе. Странно, ведь моя Стихия только воздух. В любом случае я продолжала жадно впитывать новые знания. Примерно через час напряженной работы, за который никто не проронил ни слова — требовалась максимальная концентрация внимания, Абигайл удовлетворенно кивнул и устало улыбнулся.

— Ну вот, теперь тут любой ногу сломит, пытаясь продраться через путаницу разных по своей природе чар. Магия стихий, хаоса, и духов — мало кому подобное окажется по зубам.

— Спасибо, Альт-дагай, ты многое сделал для нас, — произнес Стингард, утирая со лба испарину. Ниор криво улыбнулся, на его лице можно было прочесть досаду — много, но не достаточно. Чужие руки добрались и до второй части манускрипта.

— Завтра навешаю ловушек по периметру и обновлю охранные заклинания, а на сегодня достаточно. Предлагаю пообедать, — подвел итог Форт Абигайл.

Снаружи нас встретило ласковое, безмятежное солнышко, я сощурилась от яркого света и с удовольствием подставила лицо его лучам. Оставшуюся часть дня я провела в компании Лиса, Альт усвистел по делам. Хотя еще забегал на чай Зумагар, спросил, что нового я знаю о Данте. К сожалению, поделиться мне было не чем, я и сама давно не видела друга. Вечером мы с Иллюзором пошли прогуляться по орочьему становищу и его окрестностям, а когда вернулись в свой купол, там уже крепко спал Альтамус.

В похожем распорядке пролетела неделя. С утра верный своему слову ниор гонял меня по поляне — хитрец быстро выучил мои приемчики и теперь ловко уворачивался, достать его стало практически невозможно. Приходилось на ходу импровизировать и изобретать изощренные каверзы. Я тоже подметила его стиль и теперь подставлялась намного реже. В конечном итоге мы оба получали удовольствие от происходящего. Лис над нами посмеивался, наблюдая со стороны. После завтрака ребята уходили на совет, меня с собой больше не брали, чему я была безмерно рада. Потом мы что-нибудь магичили или Альт учил новым премудростям в обращении с воздушной Стихией. Теперь у меня с легкостью получалась воздушная плеть, силовой удар, управление потоками ветра, еще удавалось поставить слабенький щит. Вечерами мы гуляли или сидели у костра, слушая захватывающие предания степных орков.

В последнюю ночь верховный жрец устроил ритуальные пляски с вызовом духов природы, он возносил им молитвы с просьбами о благодатной осени и мягкой зиме. Не знаю, насколько это все работает, но со стороны выглядело красиво. Под действием магии звуков и ароматов я опять погрузилась в легкий транс, схожий с медитативным состоянием, но в этот раз связь с реальностью не потеряла.

Было жаль покидать столь радушно встретивших нас орков. За прошедшие дни я увидела их жизнь изнутри, узнала многое об обычаях и порядках, перестала воспринимать как полудикую кровожадную расу, избавившись от предрассудков. Да и вообще, проведенное в гостях время пошло мне только на пользу. Спасибо Альту за то, что он взял меня с собой в это путешествие. Но все когда-нибудь подходит к концу, и, выйдя из портала в знакомый пейзаж, оставалось лишь с легкой ностальгией запечатать очередную ячейку памяти.

ГЛАВА 10

В Империи стояла стылая погода. Осень окончательно прогнала лето и вступила в свои законные права, напоминая о грядущих холодах. Я поежилась от резкого ветра и плотнее запахнула плащ — вот тебе и дома.

— Предлагаю, не заниматься извращениями и переместиться домой старым добрым магическим способом, — с сочувствием глядя на подрагивающую меня высказался Лис. Хотя подозреваю, ему и самому жутко не хотелось опять трястись в повозке, запряженной лошадьми.

— Да, — согласился Альт, — погода не располагает к пешим прогулкам.

— Полностью поддерживаю, — вставила и я пару слов.

Форт Абигайл открыл новый портал, и через несколько мгновений мы, счастливо улыбаясь, стояли посреди его просторной гостиной. В гостях хорошо, а дома лучше.

— Минус три часа, но это того стоило, — с наслаждением потягиваясь и прогибая спину заметил Лис.

— Такое ощущение, что у тебя внутри встроенный хронометр, — рассмеялась я. — Очень удобно. — Друг сверкнул зеленым глазом.

— Не жалуюсь.

— Ладно, хочу успеть к Корвину заскочить, — поделился с нами Альт. — Алиса, пока меня не будет, в кабинет с реактивами не лазь. И вообще, разбери теорию построения охранных чар и выучи парочку соответствующих заклинаний. Лис поможет, если вопросы возникнут. Вернусь — проверю, как усвоила.

Учитель взял из вазочки на столе пару черствых сухариков и снова скрылся в рамке перехода. Когда тот за ним закрылся, я вздохнула:

— Невозможный тип. — Лис расхохотался.

— Ну, малышка, кто сказал, что будет легко? Я тебя еще в нашу первую встречу предупреждал — характер у него не сахарный. — Потом с восхищением добавил: — Силен мелкий — три пространственных портала подряд, и резерв расходует с умом.

Я на это только головой покачала. То, что Абигайл крут, давно не новость, а вот какие отношения связывают друзей я так и не разгадала. Лис то уподоблялся задиристому младшему брату, позволяя Альтамусу отчитывать себя и вообще выглядеть более зрелым; то спорил с ним о чем-нибудь на равных, а в следующий момент мог взирать на ниора подобно умудренному годами старцу, подтрунивая над ним, и при этом гордился успехами друга так, будто в том была его заслуга.

— Ты со мной? — С надеждой посмотрела на Лиса. — Для начала надо книги в библиотеке подобрать.

— Куда ж я денусь. — Меня добродушно потрепали по макушке. — Но только пообещай, что мы потратим на твои занятия не весь вечер. Есть идея, как провести его более приятно. Зубрежка хоть и полезная, но оттого не менее нудная.

— Да я разве против? Все претензии к Альту.

— Ну да, а то я тебя не знаю, — весело погрозил пальцем Лис. — Только пусти к новым знаниям, потом за уши не оттащишь. В этом в с мелким очень похожи.

Остаток дня прошел мирно и плодотворно. Фелисан помог найти нужную литературу и указывал на ошибки в плетении чар. Я упрямо раз за разом повторяла заклинания, заучивая и попутно тренируясь в волшбе. К тому времени, как мой мозг уже отказывался работать, вернулся и сам виновник учебных пыток. Погонял по теории, удовлетворился моими успехами и великодушно разрешил отдыхать. Лис напоследок запустил в меня книгой, я вскинула воздушный щит, кажется, в сотый раз за вечер. Она оттолкнулась от взметнувшейся Стихии и приземлилась на пол, жалобно шурша листами, я укоризненно посмотрела на друга. Тот истаял, словно его и не было, в зоне видимости осталась только обезоруживающая улыбка. Вот хитрюга.

— Талмуд мне не нравился, в нем второй закон излучения биополей переврали. — На ковер, мягко спружинив, приземлилось массивное кошачье тело, Иллюзор окинул пространство хозяйским взглядом и властно распорядился:

— Всем отдыхать, жду вас через пять минут в гостиной. — После чего грациозно удалился.

Когда мы с Альтом пришли в указанное место, там уже уютно потрескивал поленьями камин. Переменчивые тени путешествовали из угла в угол в сгустившихся сумерках, на столе стояла бутылка вина и ваза с фруктами. Темный хищник с блестящей в отсветах пламени шкурой мирно лежал возле огня и жмурился. Мы расположились в глубоких креслах рядом с ним, Альт разлил вино по бокалам. С каждым глотком по телу разливалась теплая волна, я чувствовала себя в то время и в том месте.

Странные, порою очень непредсказуемые мужчины стали частью моей жизни, их присутствие вселяло уверенность и ощущение того, что все идет именно так, как и должно. В конкретно данный момент они являлись моей семьей, где всегда можно получить поддержку и добрый совет, а если потребуется, то критическое, зато правдивое замечание. Выходит, я нашла новый дом? Который по счету? Когда закончится мой путь, и я построю собственный дом, не воспользуюсь чьей-то протянутой рукой, а протяну свою, согревая других вокруг?

Абигайл смотрел на огонь и молчал, Лис расслабленно прижал уши и тихо мурчал. Показалось, что именно сейчас можно задать давно терзавшие меня вопросы. Для храбрости набрала больше воздуха в грудь и начала:

— Альт, расскажи о Щипаче. Что случилось с ним и остальными, когда мы с Лисом ушли?

— М-м-м? Ты об этой падали? — выходя из состояния задумчивости, откликнулся Абигайл. — Ничего особенного, в приказном порядке я велел им идти на поклон к Корвину. Это его дело им подобных наказывать, не хотелось руки марать. — И через паузу добавил: — Хотя, может, и зря.

От его слов на душе стало легче — какими бы гнусными уродами ни были встретившиеся нам разбойники, сознавать причастность Альта к вершению чужих судеб не хотелось. Наверное, с моей стороны это желание выглядело по-детски, и ситуация предполагала крайние меры, но все же так было спокойнее. Пусть груз ответственности ляжет на чьи-нибудь другие уполномоченные плечи.

— За что они так со старшим сыном лорда Андраша? — продолжила допытываться я.

— Просто заказ, ничего личного. Беспринципные твари брались за любую работу, где хорошо платили, — ниора передернуло, — им не впервой выпало марать руки в крови. Пока я размышляла над следующим вопросом, он вдруг добавил: — Знаешь, Алиска, тебе тогда очень повезло у таверны. Они сильно напились и не ожидали, что ты сможешь постоять за себя, это и спасло. Иначе бы легко отделаться не удалось, несмотря на все твои умения. — Поежилась от воспоминаний — очень может быть.

— Мне потом знакомые помогли, численный перевес оказался на нашей стороне, — тихо пробормотала я. — Да и Лис издали следил, у них не было шансов.

— Все так, но не сложись удачно звезды, — Альт резко выдохнул, — даже думать страшно. Рыжий вроде молод еще, а столько грязи накопить успел. Дант хорошо тебя натаскал, на совесть.

Не сговариваясь, мы улыбнулись — понятия демон и совесть в одном предложении звучали несколько нелепо. Тем не менее, для меня он был хранителем, а не тем, кем являлся по своей сути. Порой друг не щадил мои чувства, иногда его слова задевали, но поступки Данталиана значили больше. Сердце сдавило щемящее чувство тоски, я так соскучилась по бесшабашной парочке близнецов. Опасных — да, страшных — для кого-то возможно, но очень близких для меня. И пусть они хоть трижды самые отъявленные демоны, от них я видела только добро, и не мне судить их.

— А что с заказчиком? Рэм смог внятно ответить?

— Не особо. Тот, кто хотел смерти Орсона отлично понимал, чью жизнь оплатил — следы зачищены. Задачу наемникам ставили через посредников, да и те лишний раз не светились. Все связанное с их личностями в сознании главаря смазано, словно восприятие намеренно исказили. Опасались, что шайку могут найти, все-таки ниор занимал высокий пост при дворе. Я сложил сбивчивые объяснения рыжего с тем, что вытряс из его головы, и получил смутный образ, мелькавший чаще остальных. Тощий белобрысый мужик и связанный с ним обрывок слова "маис" или "карис". Я не понял что это, похоже, главарь подслушал разговора блондина, оттого и воспоминания остались не тронутыми, застряв несущественной деталью глубоко в подсознании.

Смутная догадка вертелась у меня в голове, никак не желая оформиться в ясную мысль. Альт замолчал и допил вино. Раз за разом я прокручивала его слова, пытаясь поймать ускользающий хвост туманной идеи.

— Марис, — Внезапной вспышкой пришло озарение.

Тут же сама испугалась выдвинутого предположения, будто негодяй мог восстать из мертвых и явиться по мою душу. Да и где связь между ним, мной и Орсоном Андрашем? Альтамус удивленно вскинул брови и ткнул в мою сторону пальцем.

— Что? Повтори.

— Марис, — уже спокойнее произнесла я. — На ум пришел образ, навеянный твоим рассказом: белые волосы, созвучное имя, худой. — Альт резко выпрямился и пристально на меня посмотрел, словно хищная птица, которая увидела свой будущий завтрак, пока еще бегающий и ни о чем не подозревающий. Под этим взглядом стало очень неуютно.

— Не смотри на меня так, пожалуйста, — попросила я. — Просто старые призраки прошлого до сих пор не дают покоя, только и всего.

— Рассказывай, — велел ниор, смягчая металлический блеск во взоре.

— Да что рассказывать, ты и так примерно все знаешь. Марис был одним из тех, кто держал в клетке Шанти. Потом и я к ним по глупости угодила, а затем еще и сожгла логово, где они нас с дракошей оставили. Дальше началась охота, ее конец тебе известен — Марис погиб, я вернулась к лорду. Это все та же история, которую я рассказывала на любезно устроенном вами с лордом Гарнетом допросе. — Альт фыркнул, Лис заинтересованно навострил уши, хотя головы в нашу сторону не повернул.

— Это и не допрос был вовсе, просто побеседовали.

— Ну конечно, теперь-то я знаю, как выглядят твои допросы, а тогда у меня сердце от страха в ногах пряталось. Если бы Шанти не оттянул на себя внимание и не влез в разговор, я бы, наверное, ничего внятного так и не смогла сформулировать.

— Да? Не думал, что ты так перепугалась. Вроде нормально поговорили, все выяснили.

— Чего уж теперь, — я улыбнулась. Сейчас, когда все в прошлом, его взгляд на ситуацию меня позабавил. — Я к тому, что глупость на ум пришла, не обращай внимания. Сама не знаю, почему вдруг Марис вспомнился.

— Не скажи, — возразил ниор. — Дай сам посмотрю. — Я растерянно захлопала глазами. — Не бойся, больно не сделаю, да и глубоко не полезу. — Испуганно замотала головой и смутилась. Он нахмурился, потом расплылся в понимающей улыбке. — Даю слово, все твои… хм, секреты останутся таковыми. — Почувствовала, как потеплели кончики ушей, и решительно скрестила руки на груди. — Не упрямься, я же для дела, а не из праздного любопытства. Мне нужно посмотреть на этого Мариса твоими глазами, чтобы сравнить со смазанным образом, выдранным из памяти, как его, Щипача.

Моя уверенность пошатнулась, учитель был прав — надо использовать любую даже самую маловероятную зацепку, но открывать сознание и впускать кого-либо в потаенные закоулки души очень не хотелось. Хитрый Абигайл продолжил подтачивать мой воинственный настрой:

— Алиса, помнишь о доверии? Ты же не задумываясь выпила ритуальный кубок. Я никогда не использую увиденное против тебя, ни одна живая, да и мертвая тоже, душа ничего от меня не узнает. — Я, терзаемая сомнениями, покосилась на Лиса, но тот делал вид, что дрыхнет. — Ну же, если боишься за чешуйчатого, а по-моему больше тебе скрывать в столь нежном возрасте нечего, то для меня и так все очевидно. — Ну вот, теперь у меня и щеки запылали. Неужели мое отношение к Шанти настолько заметно, что Альт без труда все понял?

— Хорошо, — решилась я наконец и сама удивилась своему хриплому голосу. Поднялась и подошла к встрепанному мужчине, меньше всего походившему на учителя. — Делай, что нужно. Если это поможет наказать виновных за гибель части семьи лорда Гарнета, я не могу отказаться от подобного шанса. Только, — бросила на Альтамуса короткий взгляд из-под опущенных ресниц, — ты обещал. Не хочу возвращаться к этому, все в прошлом. — Абигайл посерьезнел, странно хмыкнул и зачем-то погладил меня по голове. После чего негромко позвал:

— Лис.

— Малышка, ты уверена? Если не хочешь, то и мучай себя, — мгновенно откликнулся котик, перестав делать вид, что его тут вообще как бы и нет. Недовольное лицо ниора в ответ на свои слова он проигнорировал.

— Все в порядке, я уверена.

— Хорошо. — Лис встал, подошел ко мне и ткнулся в ладонь влажным носом, пощекотав усами. Я почувствовала, как из тела уходит напряжение, погладила друга по блестящему меху. — Действуй, — обратился он к Абигайлу, — я убрал щиты.

Альт тут же поднялся и навис надо мной, его глаза вспыхнули жидким серебром. Когда прохладные пальцы ниора коснулись моих висков, я непроизвольно вздрогнула.

— Не бойся, — почти ласково попросил он, — я аккуратно.

В голове появилось непривычное ощущение, будто слабый ветерок решил поиграть с моими мыслями. Там, где дотрагивался Альтамус, покалывало холодом, а по позвоночнику, наоборот, разлилось тепло. Воздействие длилось недолго, я особо и сообразить ничего не успела, как ниор снова опустился в кресло. Лис дернул ухом, и серебристая кисточка на нем качнулась в такт движению. Я взяла со стола бокал, залпом допила его содержимое, потом спросила:

— Ну что?

— Это он, — просто ответил Альт. Я растерянно вспушила челку — вот так совпадение, тоже села. — Как причудливо переплетаются связи, — задумчиво проговорил учитель. — И все же триквестр тесен.

— Но зачем Марису потребовалась смерть Орсона? А еще получается, что после гибели его самого, оборвалась последняя ниточка, ведущая к ответу?

— Со слов дяди, старший сын Гарнета вел дело по истреблению магически положительных существ в столичном округе и связывал его с участившимися случаями хищения редких артефактов, а незадолго до смерти сам Орсон обмолвился, что вышел на след крупной шайки контрабандистов. Он был сильным ниором огненной Стихии, дотошным и внимательным, очень вероятно, он сумел что-то раскопать и связать разрозненные факты в единое целое.

Я задумалась, если догадки Абигайла верны, то все опять возвращается к той истории, которой сильно интересовались драконы и демоны, да и не только они. Куда же влез Орсон, и что ему удалось выяснить? К сожалению, этого мы теперь никогда не узнаем. Но то, что некими могущественными силами ведется крупная многоходовая игра, где жизни размениваются без сожаления, становилось очевидным. Тем временем Альт продолжил:

— Что касается последней ниточки… Блондин был лишь посредником, найдем главного — найдем ответственного за гибель целой семьи. — Глаза Абигайла недобро сверкнули.

Мне очень не нравилось, что все мои друзья так или иначе связаны с этим опасным делом. Они сильные, но и противник могуч и неуловим. В сердце тупой иголкой воткнулось чувство тревоги.

— Что ты собираешься предпринять? — мой голос предательски дрогнул, и это не укрылось от внимательного ниора.

— Пока ничего, — беспечно отозвался Форт Абигайл. — Буду пить вино и наслаждаться хорошей компанией. Лис, дружище, из каких закрытых погребов ты умыкнул сие чудо? Сдается, его родина вне границ ближайших трех миров. — Альт улыбался и выглядел совершенно расслабленным, но его глаза еще не утратили металлического отблеска. Лис смешно сморщил нос и ответил:

— Какая проницательность. Только почему ты это понял, лишь допивая бутылку? — Ниор покаянно развел руками.

— Бывает. А давай ты еще что-нибудь подобное достанешь, а?

— На кухне еще две стоят.

— О, ты очень предусмотрителен, — восхитился Альт.

Иллюзорный кот вальяжно вышел из комнаты, и не успела я дощипать веточку винограда, как на пороге появился невысокий зеленоглазый красавец. В одной руке он держал бутылку, аналогичную предыдущей, во второй — еще один бокал. Альтамус разлил вино, Лис занял прежнее место на полу у камина, усевшись в излюбленную позу со скрещенными ногами. Смена темы и шутливый тон отвлекли меня от неприятных мыслей. Хоть я и понимала, что сделали они это нарочно, не смогла сдержать улыбку, глядя на лукавое лицо Иллюзора.

Ниор же сейчас выглядел совсем домашним и нисколько не внушал пиетета. Облаченный в рубашку с расстегнутым воротом и простого кроя серые брюки, он небрежно развалился в кресле. Я выбросила из головы все лишнее и настроилась хорошо провести время. Если друзья непрозрачно намекнули, что грустные темы закрыты, то так тому и быть

— Альт, — я хитро прищурилась, — давай, раз уж сегодня вечер откровений, ты расскажешь что-нибудь о себе?

— Поддерживаю, справедливое предложение, — тут же подпел мне Лис.

Альтамус вкинул вверх длинный палец и погрозил наглым вторженцам в лице меня и котишки в его личную жизнь. Вторженцы не прониклись и продолжили невинно смотреть на свою жертву.

— С чего вдруг у нас вечер откровений? — сделал слабую попытку пресечь провокацию Альт.

— А кто только что копался в голове у юной особы? — невозмутимо парировал Фелисан. Я согласно покивала.

— А ты?

— А я уже пооткровенничал с ней в ночь Тиксанаса. — Лис мне подмигнул. — Твоя очередь. — Форт Абигайл со вздохом сдался:

— Ладно, что тебя интересует, любопытный нос?

— Как вы с Лисом познакомились?

— Он разве тебе еще не все разболтал? — Я отрицательно качнула головой. — Может, ты расскажешь? — обратился к другу ниор.

— Нет, мелкий, это твоя жизнь. Что сочтешь нужным, то и поведаешь.

Удивительно, как дитя хаоса умудряется сочетать несовместимые вещи: строго соблюдает границы, проявляя уважение к чужому внутреннему миру, и одновременно с этим позволяет себе весьма нахальное поведение. Альт кинул на меня последний обреченный взгляд, допил вино, принял вид одухотворенного барда и начал вещать:

— Сия темная история случилась давно. Так давно, что достоверно ее уже никто и не помнит, лишь предания остались ходить среди народа.

— А-а-альт, — Я с укором посмотрела на него. — Хватит дурачиться, давай по-нормальному.

— Нормально, так нормально, — стерев с лица напыщенное выражение, ответил друг. — Только предупреждаю, там не все было долго и счастливо, так что ты сама напросилась. — Он задумчиво почесал нос. — Начну немного издалека, чтобы тебе понятнее стало, раз уж решили быть полностью откровенными. Итак, как это обычно случается, один хороший мальчик встретил не менее чудесную девочку, и они друг друга полюбили. — Я покосилась на Абигайла — обещал же больше не шутить. Но его спокойное лицо и отстраненный взгляд убедили меня, что ниор сейчас абсолютно серьезен. Я замерла, а он продолжал:

— Настолько сильно полюбили, что мальчик пошел наперекор всем советчикам, семье и общепринятым правилам. Несмотря на простое происхождение своей избранницы, он все равно на ней женился. И все бы хорошо, но молодая супруга так и не прижилась при дворе. Над ней смеялись, ей строили пакости, унижали и часто указывали на ее место. Но она терпела, ведь ей было ради кого сносить невзгоды. Хороший мальчик много работал и за всеми государственными делами не замечал, как украдкой иногда смахивает слезинку любимая, а та, в свою очередь, не хотела расстраивать мужа придворными дрязгами. Высший свет жесток и обладает изощренной фантазией, конечно же, все проворачивалось аккуратно, так, чтобы и уличить было не в чем. За хитросплетением слов, брошенных мимоходом, не сразу открывается их истинный смысл. Вроде ничего особенного, всего лишь вежливо поддержали беседу, а на душе у жертвы подобного словоблудия потом саднят раны.

Я не понимала, к чему он рассказывает эту историю, как она связана с ним и Лисом, но перебивать не решилась. Следующая фраза Альтамуса все объяснила и заставила меня крепко вцепиться в подлокотник кресла, чтобы сдержать эмоции.

— Маме завидовали, отчаянно и с ненавистью во взглядах. Многие хотели оказаться на ее месте и так и не простили того, что обычной девушке без титула досталось все, а ими, высокородными и безупречными, пренебрегли. Когда родился я, травля началась на новом уровне. На свет появился не просто наследник, а маг-универсал — огромная редкостью в Империи. В одно мгновение простолюдинка взлетела слишком высоко, такое знать, — Альт будто выплюнул это слово, — перенести не смогла. К тому же в будущем обидчики видели в маме опасность, со столь могущественным отпрыском можно сполна отомстить за годы унижений. От меня не укрылось происходящее. Я замечал мамины слезы, ее подавленное настроение, — ниор печально изогнул уголки рта, — но был еще мал, чтобы осознать, в чем дело, не искушен в придворных интригах, она же никогда не жаловалась. Наоборот, старалась скрыть любую тень переживаний, боясь омрачить наши с отцом жизни. Понимание пришло ко мне гораздо позже, я взрослел, а мама болела. Она заболела, когда мне было шесть лет, к десяти умерла. Мои способности раскрылись в полной мере не сразу, я не смог ничего для нее сделать.

Альт отпил вина и надолго замолчал, глядя в огонь. В его серых глазах расплескалась невысказанная боль и тоска. Я подавила в себе желание подойти, обнять своего странного, часто несдержанного учителя. Никто из присутствующих не нарушал тишину, казалось все замерло в вечернем сумраке комнаты. Только из приоткрытого окна доносился едва слышный стрекот цикадусов, да пламя в камине с мерным гулом жадно поглощало поленья.

Я мысленно отругала себя, за то, что из всех тем выбрала именно эту. Собирались приятно провести вечер, а в итоге опять пришли к грустной теме. Кто же знал, что Альт будет откровенным настолько? Видимо, доверие в нашем случае он считал обоюдным чувством и честно подошел к вопросу. Сегодня я открыла сознание перед человеком, который сдержит данное мне слово, можно не сомневаться. Абигайл вновь заговорил, прекращая мои раздумья:

— Сколько себя помню, почти все вокруг видели во мне средство, замечательный инструмент, открывающий огромные перспективы его обладателю. Под видом добродетели, заинтересованности, дружбы и множеством иных масок всегда скрывалась одна истина — втереться в доверие и использовать. Я научился замечать на себе алчущие взгляды, вот как обернулась для меня другая сторона сильного дара. На мамином примере понял, как отличить настоящие чувства от притворных, искренность от лжи. А после ее смерти и вовсе пришлось быстро повзрослеть, иначе остался бы безвольной куклой в умелых руках самого удачливого кукловода. Отец зациклился на своем горе, искренне уверенный, что обо мне есть, кому позаботиться. Лучшие учителя, няньки, надсмотрщики и огромный выводок бездельников, под тем или иным предлогом положенных молодому дарованию.

Альт прервался и разлил по бокалам остатки вина, потом выдохнул, будто перевернул страницу в книге своей жизни, оставив все плохое позади, подмигнул мне.

— Ну что, Алиска, уже пожалела о своей опрометчивой просьбе? — От резкой смены тона я на мгновение растерялась, затем отрицательно помотала головой. Абигайл усмехнулся. — Вот мы и подошли к вопросу о Фелисане.

Упомянутый друг громко фыркнул и широко улыбнулся.

— Мне опостылели напускное великолепие вкупе с изысканными манерами, расшаркивание и льстивые речи, когда стоит лишь отвернуться и с языка собеседника закапает яд. В общем, спустя еще два года я послал весь высший свет в… кхм, куда подальше, и сбежал от такой замечательной жизни. К тому времени я уже много чего умел и не слишком волновался, как проживу. Вот так и блуждал по Империи, присматриваясь к обычной жизни изнутри, убеждаясь в правильности выводов насчет оставленного позади окружения — за границами дворцовых сводов многое выглядело иначе. Я стал свободным, никто не смотрел на меня, как на великое чудо, параллельно прикидывая, как бы им половчее воспользоваться. Мне нравилось быть тем, кто я есть, без необходимости притворяться и держать лицо. — Альт, закатил глаза и улыбнулся воспоминаниям. — Отличное было время.

— Точно, ты рисковал на кучу лет застрять в развитии, наслаждаясь свалившейся на тебя свободой. — Лис назидательно поднял палец вверх. — Подросток с твоим потенциалом, освоивший начальные знания магического искусства и лишь частично владеющий контролем — это, я вам скажу, ядреная смесь. — Абигайл рассмеялся, а я подумала, через что ему прошлось пройти, чтобы стать самим собой, вернее остаться.

Ведь действительно, вместе с сильным даром приходит и большая ответственность. Своими способностями еще нужно научиться правильно пользоваться. Теперь-то я это отлично знаю — вспышка гнева и воздушная плеть в руках ясно продемонстрировали, чем может обернуться неконтролируемая сила. У Альта ее намного больше. Страшно представить, что подобный дар может оказаться в руках того же Рэма или Мариса.

— Ты говоришь совсем как тогда, — отсмеявшись, проговорил ниор. Лис ухмыльнулся.

— Ничего не изменилось. Только мальчик вырос и стал мужчиной, в остальном все как прежде. Не отвлекайся, сказитель.

— Ну да, в один из дней вольной жизни на моем пути встретился необычный зверь, думаю, ты уже догадалась, как он выглядел. — Пришел мой черед улыбаться, вспоминая первую встречу с Фелисаном.

— Знаешь, Алиса, — задумчиво проговорил наш зеленоглазый друг, — мелкий тоже попытался меня накормить… фруктовым пирогом. — Теперь я рассмеялась в голос, глядя на притворно насупившегося ниора.

— Что было, то и предложил, — пробубнил он себе под нос.

— Полагаю, и твое угощение привередливый котик отверг? — сквозь смех поинтересовалась я. Альт кивнул, а Лис заметил:

— И что с вас взять? Ну не люблю я такое в кошачьей ипостаси, дети одно слово. Зато какие, последнее предложили — добрые.

— Добрей не сыщешь, — скептически отмахнулся Абигайл. Я тоже засомневалась в своей добродетели, особенно после недавних событий.

— С чего вы вообще решили, что я голодный? — возмутился Иллюзор. Мы с учителем переглянулись и дружно пожали плечами. Я ответила:

— Не голодный. Просто ты такой классный, мне тебя отпускать не хотелось, вот и придумала, как время потянуть. — Альтамус согласно кивнул.

— Именно.

— Малышня, — весело пожурил и сам-то недалеко ушедший по виду молодой парень, легко поднялся с пола и пересел на подлокотник моего кресла.

— Так или иначе, Лис пожелал со мной остаться и всему научить. — Альт подмигнул. — И мне приятно думать, что пирог тоже внес в это лепту. — Фелисан загадочно улыбнулся и зажмурился.

— Только из-за него и остался. Веришь, нет? — Я прыснула и уткнулась носом в друга, он погладил меня по голове.

— Вот, — многозначительно ткнул пальцем в нашу сторону Альт, — беспроигрышный ход и Алиска сему живое доказательство.

— Так мы вместе и путешествовали, — подвел итог рассказу Лис. — Мелкий учился и развивал дар, а я, как мог, помогал.

— Скромняга, — умилился ниор. — Он еще и воспитывать меня умудрялся.

— Неблагодарное, кстати, занятие, — пожаловался Лис. — Я перестала хихикать и с восторгом посмотрела на друзей.

Теперь мне стали понятны их отношения. Фелисан был Альтамусу не просто другом, но и наставником. А учитывая относительность понятия возраста для моего зеленоглазого чуда, не удивительно, что он легко совмещал в себе и мудрого, опытного мага и шаловливого, нахального кота — дитя хаоса. Образ Абигайла также раскрылся в ином свете, объяснялись многие его поступки и мотивы поведения. Сейчас я сама себе завидовала — рядом сидели такие неординарные личности, запросто шутили и дурачились, позволяя забыть о той пропасти, что нас, по сути, разделяет.

— Как же ты попал к оркам? — спросила я Альта.

— Можно сказать, случайно. Я облазил всю Империю и начал выбираться за ее пределы, так судьба и свела меня со степным народом. Знаешь, Алиса, несмотря на самостоятельность, независимость и любовь к свободе, все равно рано или поздно каждому захочется вернуться домой. Всем нужна семья, все хотят, чтобы их ждали. Моей семьей стали орки, я устал ходить чужими тропами.

Ниор прервался и одобрительно зацокал языком, принимая из рук Лиса кусок поджаренного мяса на тонкой шпажке. И когда котик успел позаботиться об ужине? Я и не заметила.

— Друг, ты сегодня просто добрый волшебник какой-то, — впиваясь зубами в сочную румяную корочку, пробубнил Альтамус.

— Я всегда такой, — самодовольно ответил Иллюзор, подмигивая мне. После чего я тоже получила свою порцию вкусности.

По комнате поплыл аппетитный аромат, я поспешила последовать примеру учителя, пока еще не подавилась собственными слюнками. Расправившись с угощением, Абигайл продолжил начатую мысль:

— У орков, в отличие от людей, все гораздо проще, нет раздутых экивоков и многослойных подтекстов. Они честнее и искреннее. Если бы не вопросы политики с вынужденной игрой по общим правилам, то встретить ведущего пространные беседы орка было бы невозможно. Мне понравилось их отношение к жизни, к собратьям. Всегда точно знаешь, что о тебе думает тот или иной член племени, они не изворачиваются в угоду этикету и прямо говорят, если что-то не устраивает. В общем, я решил, что мой дом будет там, туда я буду возвращаться, когда все достанет.

— А я смог продолжить свой путь, — мурчащим голосом закончил Лис, дожевывая поздний ужин.

— Вот и вся история. Да, на сегодня твой лимит вопросов исчерпан, — предвосхищая мой энтузиазм, добавил Форт Абигайл и улыбнулся. Я протяжно вздохнула — всегда так, на самом интересном месте.

— Я спать, — сладко потягиваясь, сообщил Фелисан и скрылся в темноте коридора.

— Спасибо за доверие и доброй ночи, — сказала я Альту на прощание. Он кивнул и промолчал. Уже на пороге меня догнал его тихий голос:

— Не носи подарок дракона, не стоит. — Я резко выдохнула, не веря своим ушам, и медленно повернулась.

— Что?

— Ты слышала. Просто поверь, так будет лучше. — Мое сердце забилось часто-часто, в груди что-то противно задрожало. Почему все упорно считают, что мне нужно вычеркнуть Шанти из своей жизни? Сначала Дант, теперь Альт. Стараясь не выдать всколыхнувшихся чувств, я ответила резче, чем планировала:

— Ты обещал, что мы никогда не коснемся этой темы. Сказала же, все в прошлом. — Абигайл грустно покачал головой и наклонился вперед.

— Алиса, мы и не касаемся. Я всего лишь посоветовал не носить его подарок, а это часть твоего настоящего.

— Но почему?

— Да потому что не стоит он того, — тоже повысил тон ниор и с досадой хлопнул рукой по бедру. — Ты молодая еще, многое не замечаешь. Ну подумай, зачем держать при себе воспоминания, которые тянут в прошлое? Решила забыть — забывай, только без полумер. — Я разозлилась.

— Другом-то он мне остался. Я не хочу вычеркивать все хорошее, что было, это часть меня, моей жизни. — Абигайл обидно фыркнул и скрестил руки на груди.

— Алис, это просто совет, ты вольна поступать, как знаешь. Но на правах человека, больше твоего пожившего и повидавшего, и раз уж ты мне доверяешь, я считаю необходимым предупредить: то, чем ты сейчас занимаешься, это самообман. Ты потратишь впустую много лет, пока до тебя дойдет — тут нет будущего. Ваша дружба, может, и была хороша, но до определенной черты. Теперь ее нет, не лги себе. — Все-таки я не удержалась, взгляд затуманился от слез.

— Ты не понимаешь.

— Это ты не понимаешь. Больно, да. Но лучше один раз вырвать это чувство, чем годами просиживать над пустой иллюзией. Такие, как он, не идут против правил, у драконов очень жесткая иерархия и незыблемые традиции на протяжении многих тысячелетий. Я вообще удивляюсь, как далеко чешуйчатый осмелился зайти, но это его не красит. Ведь он ушел, значит, все решил. Ожидаемо.

Мне было стыдно и горько обсуждать настолько личное с Альтамусом, который теперь все про меня знает. Задевали его во многом правдивые слова. Однако глубоко внутри упрямо теплилось что-то яркое, светлое. Я верила в то, что они все ошибаются, и что должен найтись способ, нет ничего невозможного, если оба захотят сделать шаг навстречу друг другу. А может, всего лишь хотела верить? Вдруг Альт прав? Я запуталась, мне так мало известно о Верхнем Мире. Ниор подошел и смахнул слезинки с моей щеки, я отвернулась, пряча свою слабость.

— Не хотел, чтобы так вышло, хотел только предупредить — не носи. Они не люди, драконы мыслят иначе, другими категориями. Не путай опеку с любовью, это не одно и то же. И к нам они всегда будут относиться со снисхождением, никогда на равных. Именно по этой причине я никогда не соглашусь присоединиться к их Хранителям. — Я вытерла глаза рукавом и с удивлением посмотрела на Абигайла, он усмехнулся.

— Да, и такое случалось. Но я предпочел остаться среди своих, наплевав на заморочки надменных ящеров. Пусть думают что угодно, мы-то с тобой знаем, что сами они дураки. — На последнюю фразу я против воли улыбнулась — настолько по-детски он меня успокаивал, словно мне всего пять лет.

— Шанти он…

— Он поступил очень глупо, по меньшей мере два раза, — не дал мне заступиться за друга учитель. — Уверен, ящер уже и сам пожалел, что отдал тебе амулет.

— Да что в нем такого? — Ниор вздохнул и отвел взгляд.

— Я достоверно не знаю о его свойствах, но чувствую силу и могу строить предположения о ее природе. Да это и не важно, ты сама для себя реши — кто он тебе и зачем. А потом прикинь перспективы: даже если он спустится, — Альт иронично скривил губы, — "с небес на землю", для тебя он все равно сможет быть лишь бесплотным духом. Оно тебе надо?

Внезапно Форт Абигайл сжал кулаки и зло сказал:

— Дать бы ему в морду за то, что голову тебе заморочил. Уж он-то прекрасно осведомлен о своих порядках, гад хвостатый.

— Не надо, Альт. Я тоже хороша, там все сложно, в общем. — Учитель покачал головой.

— Ладно, не обижайся, а про подарок подумай. Поздно уже, иди спать.

Добравшись до комнаты, я потеряно опустилась на кровать и зажала в пальцах тот самый камешек. В груди нарастал жар, словно разворошили слабо тлеющие угли. В голове беспорядочным вихрем кружились невеселые мысли. Я умылась, переоделась и забралась под одеяло, чувствуя холод и пустоту вокруг себя. Долго лежала с открытыми глазами, пытаясь унять дрожь. Мой зеленоглазый друг так и не появился — как всегда очень чуток, мне действительно сейчас следовало побыть одной. Альт прав, нужно определиться. Я сняла с цепочки подарок Шанти и осторожно положила на прикроватную тумбочку, спрятала руки под одеяло. Так и уснула, глядя на слабо мерцающую в темноте красную сердцевинку кулона. Не было ни слез, ни снов, только пустота — я отпускаю тебя, мой дракоша.

ГЛАВА 11

Практически весь следующий день я осталась предоставлена самой себе. Альта утром дома уже не было, а Лис забежал на минутку, чмокнул в макушку, сообщил, что хочет размять лапы, и тоже куда-то удрал. Таким образом, вся огромная квартира Форт Абигайла оказалась в моем личном распоряжении. Однако желание что-либо исследовать отсутствовало, да и вообще, хотелось лежать и лениться — давненько со мной подобного не случалось. Сползала на кухню и приготовила парочку бутербродов, после чего вернулась в свою комнату, старательно избегая смотреть в сторону тумбочки, на которой с ночи лежал подарок Шанти.

Когда нападает хандра, лучшее спасение это книга, и желательно веселая. Отставив поднос с едой, я помчалась в библиотеку за лекарством для души, там меня ждало полнейшее разочарование. Могла бы и раньше сообразить: ну откуда у Альта взяться легкой, ни к чему не обязывающей литературе? Я пересмотрела множество полок с книгами и уже была близка к признанию поражения, но мне повезло, в самом дальнем шкафу нашелся томик с какими-то морскими приключениями. На радостях я изобразила подобие танца победителя. Так оно даже лучше — никакой романтики. Вернулась к себе, завернулась в плед и погрузилась в чужой мир с чужими жизнями.

Мой расчет оправдался. Я так увлеклась книгой, что совсем позабыла о времени, и очнулась только тогда, когда за окном сгустились сумерки. Читать стало затруднительно. Ленивый день, как я его окрестила, пора было прекращать. Неохотно закрыла страницы, почесала нос и встряхнула головой — а ну-ка соберись. Решительно взяла теплый камешек, подошла к шкафу и достала шкатулку с дорогими сердцу мелочами: мамины письма, папин подарок на день рождения и прочее — моя крошечная кладовая воспоминаний. Туда же осторожно я положила прозрачный кристалл, здесь ему самое место. Пора бы мне, в самом деле, посмотреть по сторонам и перестать питать несбыточные иллюзии.

Мысленно похвалила себя за мужество и улыбнулась — в коридоре раздались знакомые голоса. Убрала шкатулку на место, после чего поторопилась встретить друзей, ребята опять о чем-то спорили. Завидев меня, Альт громко спросил:

— Надеюсь, пока меня не было, ты не разнесла всю квартиру в приступе неуемного любопытства?

— Обижаешь. Я из комнаты и носу-то не высовывала, ну почти.

— Неужели, — он удивленно вздернул бровь и прикрыл глаза. — Действительно, все в порядке.

— Чем занималась? — полюбопытствовал Лис. Я пожала плечами.

— Читала.

— Теперь понятно, — фыркнул Альтамус.

— Ну, еще бы, — одновременно с ним произнес Фелисан.

— Да ну вас, — я шутливо махнула на них рукой, — вам не угодишь.

— Ладно, предлагаю после ужина разрешить одной маленькой и очень послушной девочке провести ряд экспериментов, в качестве награды за примерное поведение, — великодушно расщедрился Абигайл. — Ты свою добычу-то не потеряла еще? — Я счастливо подпрыгнула на месте.

— Не-а.

— Тогда пошли сначала есть.

Быстро справившись с ужином, я попеременно поглядывала то на степенно жующих мужчин, то на дверь. Первым не выдержал и возмутился Лис:

— Малышка, я так подавлюсь. Иди уже, не смущай нас. — Ниор согласно кивнул и, воздев палец кверху, напутствовал:

— Только аккуратно, если что-то неизвестное захочешь взять, прежде спроси.

Пообещала, что все будет в лучшем виде, и умчалась экспериментировать. Прежде чем отправиться в лабораторный кабинет, я заглянула к себе и взяла нужную книгу с пошаговой инструкцией предстоящего действа. Мой план был прост: еще в имперском хранилище я вспомнила один некогда прочитанный старый рецепт зелья "Поиска подобия", кажется, так оно называлось. Главное, в его состав входили простейшие ингредиенты, и не требовалось никаких сложностей в процессе варки.

Однако, как всегда в подобных якобы легких случаях, существовала одна неприятная деталь. Зелье было ну очень дурно пахнущим, причем аромат не устранялся ни одним магическим способом, а проветривать естественным — оказывалось не эффективно. Запах, моментально въедался во все, с чем контактировал, и имел необычайную устойчивость. Мало находилось смельчаков, готовых вынести подобные пытки, поэтому, как только почтенные ниоры изобрели иные действенные поисковые методы, все вздохнули с облегчением и в прямом и в переносном смысле, а данный рецепт благополучно забыли. Когда я натолкнулась на него в книге, долго хихикала, живо представив описанную историю, наверное, благодаря этому и запомнила.

Зато теперь зелье может пригодиться там, где не сработали привычные чары. А вдруг? Интересно же. Подготовив все необходимое, начала провокационную деятельность. Пока в котелке закипала смесь, я осторожно извлекла волосок, не касаясь голыми руками, и поместила его под увеличительное стекло. Сбегала в библиотеку, принесла отложенные заранее книги и закопалась в них. Попутно поглядывала, как набирает нужную консистенцию готовящееся варево. Ну, пока ничего так, терпимо — открытое настежь окно вполне спасало.

Мыслила я таким образом: в волосе содержится небольшое количество влаги, а она отличный носитель информации. Есть вероятность, что по структуре кристаллов воды и их ориентации удастся выяснить, подвергался ли воздействию заклятий сотрудник Корвина. Ведь глава Тайной Канцелярии уверен, что тот не виновен. Что если он просто ничего не помнит? Могли же и ему в мозгах покопаться? Первым делом я проверю, есть ли что-то интересное в остаточной влаге исследуемого образца. Вторым — с помощью зелья "Поиска подобия" попробую обнаружить направление, в котором нужно искать носителя таких же чар, а если получится кое-что усовершенствовать, то, возможно, и того, кто их накладывал.

Цепочка действий вырисовывалась более-менее логичная, но существовало много допущений. У меня совсем не было уверенности, что из этого вообще хоть что-то выйдет, поэтому и не хотела ничего ребятам рассказывать. Одни сплошные гипотезы да предположения, многое я прямо сейчас выискивала в книгах: сверяя свои догадки с теорией, следуя инструкциям, производя нужные манипуляции. Как это внятно обосновать Альту, привыкшему оперировать научными терминами, я не знала. Оставалось уповать на везение, а факты уже по результатам обсудим.

С кристаллами я не ошиблась, спустя час кропотливой работы, получилось вычленить несколько повторяющихся цепочек состоящих из одинаково ориентированных групп. Причем они явно выбивались из общей мирной картины остальных связующих звеньев. Теперь требовалось расшифровать полученные данные. Они подходили под два заклинания: "Полного подчинения" и "Отложенного действия, разрушающего внутреннюю сущность". Но и тут у меня отсутствовала уверенность — в обоих случаях находились небольшие отличия от указанных в книге примеров. Кроме того, я могла что-то упустить, все же у меня не так много опыта в подобных делах. Зато с такими результатами уже есть смысл обращаться к Абигайлу.

Когда я дошла до использования зелья, то отчетливо осознала, почему предки забросили такой простой и эффективный метод поиска потеряшек. Да, пока оно готовилось, еще ничего было, но вот потом… Стоило открыть крышку, как в нос ударил резкий, удушающе гадкий запах, я аж прослезилась. Как, спрашивается, из самого простого состава получается убойное оружие обонятельного поражения? Ассоциации с непередаваемым сочетанием тухлой рыбы и болотных газов не могли описать всю палитру ароматов, которые беспрепятственно проникали в щели, окутывали предметы и поглощали весь свежий воздух.

Стараясь дышать через раз, я стоически отмерила нужную порцию желтовато-зеленой жижи и окунула в нее подготовленную заранее часть волоса. Приникла к увеличителю и приготовилась с жадностью следить за предполагаемыми изменениями. Однако ничего не происходило, и я почувствовала себя обманутой. То ли рецепт оказался неправильным, все-таки ему больше нескольких столетий, мог и не дойти до нас в оригинальном виде, то ли я допустила неточность в приготовлении. В любом случае обидно, столько мучений и зазря. Не успела додумать сию печальную мысль, как в помещение ввалился взъерошенный и возмущенный до глубины души Форт Абигайл.

— Алиска, ты издеваешься? — с порога завопил он. — Что за мерзкая вонь? — Негодованию ниора не было меры, разве что стоящий в проходе Лис, так и не решившийся зайти, мог сравниться с Альтом по степени потрясения. На лице Иллюзора застыла восхитительная смесь страдания и брезгливости, так, наверное, только он умеет.

— Малышка, за что? — разомкнув уста, простонал Лис и сморщил нос. — А если бы я в кошачьей ипостаси был? Смерти моей захотела? — Зеленоглазый красавец картинно закатил глаза. — Ты даже ту охранную гадость с нашей первой встречи переплюнула.

Я виновато глядела на друзей и пыталась подобрать слова оправдания на нескончаемый поток вопросов. Пока я переминалась с ноги на ногу, подметила, что все попытки Абигайла уничтожить неприятные последствия моих исследований не дают результатов. Не соврала книга, впрочем, нашла чему радоваться. Ниор раздраженно перебирал одно заклинание за другим, но пока безуспешно.

— Ли-и-ис, — простонал он, отчаявшись, — сделай хоть ты что-нибудь. К тому времени, как разгадаю в чем подвох, концы отдам от этой вонищи.

Иллюзор перестал кривляться и тоже принялся сосредоточенно колдовать. Со всем этим переполохом я отвлеклась от проводимого опыта. Кабинет озарила яркая вспышка и тут же погасла. Альт перестал бормотать проклятья и с любопытством уставился на окутанный красным свечением волос. В этот момент Лис победил досадный побочный эффект старинного зелья и дышать стало ощутимо легче. Поэтому первым делом мы дружно вздохнули полной грудью, а уж потом начался допрос одной маленькой меня.

— Рассказывай, — велел Абигайл, оседлав стул вперед спинкой и указывая на меня пальцем. — Что получилось?

Я взъерошила челку и призналась:

— Честно говоря, не особо-то и получилось. Мне жаль, что… э-э-э, отравила вас, правда. Надеялась, что цель оправдает средства.

Альт прищурился, встал со стула и подошел к столу. Долго разглядывал результаты моих трудов, полистал заложенные страницы книг, хмыкнул.

— Давай по порядку, а там посмотрим, получилось или нет.

Я поведала друзьям свою идею о кристаллах воды, как носителях информации, рассказала о полученных выводах и поделилась сомнениями, после чего перешла к истории с зельем и закончила признанием неутешительных результатов.

— Как видишь, никакого поиска не случилось. До вашего появления, я вообще думала, что допустила ошибку, а потом, — кивнула на стол, где под увеличительным стеклом мерцал волосок, — он засветился. Но путеводная стрелка не сдвинулась с места, значит, все зря.

Лис задумчиво крутанул тоненькую металлическую стрелочку, связанную заклинанием поиска с зельем. Она сделала несколько полных оборотов и вернулась в изначальное положение.

— Ты себя недооцениваешь, — весело ответил Абигайл, перестав сердиться за испорченный воздух. — Идея с водой хороша. Мы настолько привыкли полагаться на свои силы, что иной раз взгляд на ситуацию под совершенно иным углом бывает очень полезен. Держу пари, Корвину и в голову не приходило подобное, дальше стандартных методов он не заходил. А ведь ты действительно выявила заклятие подчинения, только, похоже, здесь использовали какую-то его разновидность, поэтому ребятам из Тайной Канцелярии и не удалось ничего считать. Нужно, конечно, более детально все изучить, но я предполагаю, что оно активируется в определенные моменты, а не действует постоянно, отсюда и трудности с опознанием.

— Но схемы цепочек отличаются от тех, что я нашла в книгах, — напомнила я ниору.

— Правильно, во-первых, как я уже сказал, это нестандартное заклинание, а во-вторых…

— Ай. Какого? — Я выдернула руку из кармана и недоуменно поглядела на обожженные пальцы.

А зачем я туда вообще полезла? Ой, теперь уже все равно. Потрясла пострадавшей конечностью, взяла со стола перчатки и вытащила на свет плетеный браслет с ярко пылающей, будто раскаленной, бусиной в центре. Бли-и-ин, я ж про него совершенно забыла, как неудобно. Хотела подобрать, чтобы вернуть, а в итоге умыкнула. Но почему бусина внезапно нагрелась? Что за чепуха? Хотя оказавшись на свободе, она сразу перестала так ослепительно сиять, померкнув и приобретя красноватый оттенок.

— Занятно, — изрек Лис, разглядывая поисковую стрелочку.

Тоненькая зачарованная пластинка бешено вращалась, словно сошла с ума. Альт весь подобрался, будто напал на след, перехватил мою руку с браслетом и поднес к обнаруженному в хранилище волоску. Его мерцание и мерцание бусины медленно приходили к одному виду. Я следила за загадочным действом и перебирала в уме причины его возникновения. Воцарившуюся в кабинете тишину нарушил довольный голос Абигайла.

— Вот и ответы. Алиска, ты молодчина, — Знать бы еще в чем? С сомнением посмотрела на учителя, его энтузиазма я не разделяла.

— Если честно, я ничего не понимаю, — призналась я. Альт беспечно махнул рукой.

— Ты же сказала зелье для поиска подобий, вот они и притянулись. Оба образца подверглись магическому воздействию одной и той же природы.

— Но стрелка не показывает направление, значит что-то неправильно.

— Малышка, — вмешался Лис, — нельзя определить местоположение того, что в этом мире отсутствует. — Я окончательно запуталась и в очередной раз взъерошила челку, он улыбнулся. — Смотри, стрелка вращается, следовательно ты все сделала правильно, и она в рабочем состоянии. Характер же ее поведения наводит на мысль — найти то, что ты желаешь невозможно. Отсюда логично предположить — искомый объект вне границ мира ищущего.

— Верно, — ткнул пальцем в Лиса ниор. — Согласен с выводами, но все равно проверим. Сейчас меня больше интересует, откуда у тебя это? — Учитель кивнул на браслет.

— Подобрала на собрании в шатре Стингарда, хотела ему или тебе потом отдать и забыла. — Альт нахмурился и коротко бросил:

— Ясно. — Потом немного подумал и добавил: — Подробнее расскажи.

— Вообще, мне показалось, что хозяин вещички тот воин, с которым ты тренировался. Зум вроде бы называл его Уртан. — Я вопросительно посмотрела на Иллюзора, тот согласно кивнул. — Но я не уверена, просто браслет ближе всего к нему лежал.

— Ясно, — все так же сухо и кратко ответил Форт Абигайл.

— И что же именно? — мягко полюбопытствовал Лис. Альт раздраженно дернул плечом и снова оседлал стул.

— Хищения частей манускрипта тщательно спланированы одной и той же группой лиц, отлично осведомленных о вещах весьма конфиденциальных, это раз. Истинные кукловоды находятся за пределами Среднего Мира, это два. Своей сетью они уже давно и прочно оплели входящих в круг их интересов представителей различных рас, это три. Все это давно не новость, но теперь появились конкретные зацепки. Надо сообщить Корвину и подумать. Их я заберу. — Ниор встал и подошел к столу, аккуратно сложил образцы волоска и браслет в бумажный конверт. — И да, Алиса, можешь попросить у меня что-нибудь в качестве поощрения. — Не успела я осмыслить щедрое предложение учителя, как он внес корректировку: — Учить левитации не буду. — Лис фыркнул, а мне осталось только открыть и закрыть рот.

— Подумаю тогда, — буркнула я и насупилась. Вот что за человек?

— Свалишься, лечи тебя потом, — игнорируя мое возмущение, весело пояснил Альт. — Рано еще, научись сначала простым вещам. Ладно, я ушел. — И он действительно, открыв портал, исчез из кабинета.

Остаток вечера прошел спокойно. Я дочитывала начатую книжку, а большая хищная киса дремала у меня в ногах. Звук захлопнувшейся входной двери заставил нас обоих навострить уши. Я неохотно вылезла из теплого гнезда и пошла встречать вернувшегося Альтамуса. Интересно же узнать, что они придумали. Хм, а еще по какому принципу он выбирает, когда дверями воспользоваться, а когда магией? Вместо учителя в центре гостиной стоял и озирался глава Тайной Канцелярии Императора.

— Здрасти, — пискнула я, прикидывая, чтобы все это значило. Корвин Форт Абигайл одарил меня дежурной улыбкой, проводил внимательным взглядом вальяжно вошедшего Иллюзорного кота и, наконец, тоже поздоровался:

— Приветствую, юная леди. А где мой негостеприимный племянничек?

— Разве вы не встречались с ним? Я думала, Альт направился к вам еще несколько часов назад.

— Как интересно. Нет, не видел. — Я развела руками. — Ладно, вы не возражаете, если я его здесь подожду? — больше из вежливости, нежели действительно нуждаясь в моем разрешении, поинтересовался серый кардинал. Не дожидаясь ответа, устроился в кресле и достал из-за пазухи папку с бумагами.

— А вдруг с ним что-то случилось? — обеспокоенно задала я вопрос, адресованный Лису. Тот отрицательно качнул мохнатой головой, кисточки на его ушах при этом затрепетали, переливаясь серебром. Корвин снова пристально посмотрел на кота.

— Не волнуйтесь понапрасну, — подал голос глава Канцелярии, — в этом мире мало что действительно может навредить Альтамусу.

Внутри неприятно похолодело, его слова эхом пронеслись в голове — "в этом мире". Тем временем дядя Альта продолжил:

— Мне крайне важно переговорить с ним, но если Альт не вернется в течение полутора часов, я буду вынужден откланяться. Кроме того, не хотелось бы вас обременять своим присутствием, прошу, не обращайте на меня внимания, продолжайте заниматься прежними делами. Считайте, что меня тут и нет, это сугубо неофициальный визит, по-родственному, так сказать.

Я облегченно выдохнула, потому как понятия не имела, о чем разговаривать с этим человеком и как себя вести в его присутствии, кивнула ему. Впрочем, глава Тайной Канцелярии уже увлеченно читал свои бумаги и, казалось, утратил ко мне всякий интерес. Тихо покинула гостиную. В комнате я поинтересовалась у Лиса:

— Как он попал в дом? Неужели у Альта нет мощной защиты от проникновения.

— Видимо, для родственников существуют послабления, — беспечно ответил котишка и развалился у меня под боком. — Корвин сильный маг — раз прошел, значит, есть допуск. — Я поежилась — неуютно осознавать, что в доме находится посторонний. — Да брось, я же рядом. Чего напряглась? Хочешь, у тебя ночевать останусь?

— Хочу, — без раздумий ответила я. Лис исчез, а вскоре проявился широко улыбающимся парнем.

Мы расселись на кровати и стали тренироваться в управлении воздушными потоками. Вернее, я тренировалась, а друг просто дурачился. Вымотавшись настолько, что уже даже присутствие Корвина меня перестало волновать, я залезла под одеяло. Под боком у Лиса было тепло и спокойно, его грудь мерно взымалась и опускалась, одной рукой он перебирал мои волосы. Сон подкрался быстро и незаметно.


Абигайла я увидела только на следующий день после обеда. Взъерошенный ниор увлеченно копался в недрах большущего деревянного шкафа, больше похожего на раздувшийся до невероятных размеров сундук.

— Привет, тебя Корвин вчера искал, говорил, что-то важное. — Альт рассеяно кивнул и, не оборачиваясь, ответил:

— Знаю, мы уже пообщались. — Я замялась, не зная удобно ли спрашивать, куда в таком случае он отправился вчера, если не к дяде. Мало ли, какие личные дела могут иметься у учителя? Но Альтамус, сам не ведая того, удовлетворил мое любопытство: — Стингард передавал тебе привет и выражал огромную благодарность. — Вот так новость, хотя приятно.

— Так, значит, ты вчера к оркам вернулся? А я была уверена, что во дворец отправился. — Форт Абигайл выпрямился и небрежно махнул рукой.

— Ничего, разговор с дядей мог подождать, днем раньше, днем позже — не критично теперь уже. А вот с Уртаном разобраться срочно требовалось, жалко парня. Он один выжил из тех, на ком печати принуждения стояли.

— Так все-таки хозяин браслета — он?

— Да. — Улыбаясь, ниор достал сверток, от которого взметнулась пыль и затанцевала в лучах выглянувшего солнца. — Я снял с него заклинание и подлечил, но если не знать, что ищешь — не заметишь. Осторожные сволочи и хитрые. — Я не стала уточнять, кого он обласкал, зато спросила другое:

— Ему ничего не будет за… предательство? — Альт хмыкнул.

— Только разве что собственная совесть заест. Алиска, ну какое предательство? Он и не помнит ничего. Я по крупицам его сознание восстанавливал и личность собирал, там такое наворочено. А иначе им снова могли воспользоваться, навредив общине, если бы Уртан раньше не погиб. Так что, можно сказать, ты орку жизнь спасла.

Не много бы стоили мои действия без вмешательства учителя, я ведь и про браслет-то совершенно забыла. Это же он и еще Лис выстроили в логическую цепочку результаты моих экспериментов.

— Зато теперь я знаю, с чем мы имеем дело, — он ласково погладил свою ношу. — Вот, пойду полистаю, освежу в памяти.

— А чего хотел Корвин? — пользуясь благодушным настроением учителя, полюбопытствовала я.

— Хитрый нос, я все вижу.

— Что уже лимит исчерпался?

— Ладно, так и быть, заслужила — ничего для тебя интересного. У него возникли проблемы с эльфийским посольством, что-то от наших вестей долго нет, вот дядюшка и забеспокоился. В свете последних событий, замечу, вполне обоснованно. Все я ушел, меня нет.

Я развернулась, чтобы тоже заняться своими делами, но Альтамус меня окликнул:

— Погоди. — Размашистыми шагами он проследовал в сторону библиотеки и вернулся оттуда с двумя книгами. — Вот, там закладки, учи. Вечером проверю, и потренируемся на практике. — После чего он окончательно удалился из поля зрения.

Я покачала головой и улыбнулась своим мыслям. Узнав Альта поближе, я перестала обращать внимания на его часто эксцентричное поведение, он стал своим, а манера общения более не вызывала раздражения.

ГЛАВА 12

Дни побежали за днями, мой досуг заполняли учеба и приятное времяпровождение с друзьями. В доме Форт Абигайла не существовало никакого распорядка, что весьма соответствовало духу хозяина. Любые мероприятия случались спонтанно. Предугадать, что придет в голову ниору в следующий момент, было невозможно. Подобный образ жизни так разительно отличался от того четко спланированного, чуть ли не по графику, к которому я привыкла в усадьбе лорда. И хотя многое происходило иначе, интересностей хватало и мне все нравилось. То мы что-нибудь увлеченно исследовали, то тренировались до умопомрачения, бывало, перемещались в какое-нибудь красивое безлюдное место и затевали дружеский поединок или просто гуляли по городу.

Альт подкидывал интересные задачи, решая которые приходилось поломать голову. Редко когда выпадало просто сидеть и заучивать постулаты из книг, как он и обещал, большую часть времени занимала практика. Учитель заставлял до всего доходить самостоятельно, пусть не с первого раза и с ошибками, но самой. Оттого и новое запоминалось быстрее. Лис был всегда рядом, не давал скучать и отпускал шуточки, только подстегивающие желание доказать, что я на многое способна. Насыщенные событиями дни не оставляли возможности углубляться в себя, вытесняли мысли о прошлом. Я успокоилась и перестала внутренне сжиматься при воспоминаниях о драконе.

Такой сумасшедшей компанией мы излазили всю Кирату. Я уже довольно хорошо ориентировалась в городе и даже договорилась с хозяином одной лавочки, который согласился брать для сбыта мази, настойки, крема и прочие творения, что я щедро создавала в кабинете Абигайла в часы вдохновения. Делать что-либо вместе с ребятами было ужасно интересно: начиная от простого общения и заканчивая учебой. Ходячие кладези бесценных знаний, они охотно делились всем, что считали нужным и полезным для меня. Альт, как учитель, оказался строг и дотошен, не прекращал занятия до тех пор, пока я не выполняла задание точь-в-точь, как он требовал. Но при этом я не чувствовала давления, все что он говорил и делал, казалось разумным.

Этот воистину уникальный человек мог с легкостью изобретать упражнения буквально на ровном месте, вплетая мое развитие в повседневную жизнь. Конечно не все, но многое я учила, можно сказать, играючи, совмещая с увлекательным походом, например, на ярмарку или в парк. Я настолько привыкла к своей новой неупорядоченной жизни, что любая безумная идея от Альтамуса или Лиса встречалась на "ура", какой бы странной она не выглядела со стороны. Даже если это предложение посреди ночи наведаться в Болотные топи, разыскать перепончато-крылую лягушку Риулью и проверить защитит ли от ее выделений его новое заклинание нейтрализации ядов, а заодно и запас торсянок пополнить для опытов.

Друзья стоили друг друга, мне очень нравилось наблюдать за их спорами и тем, с какой заботой Лис относится к Альту, а тот в свою очередь к Иллюзору. Учитывая характер Форт Абигайла, последнее умиляло меня еще больше. Хотя с первого взгляда и не догадаешься. Я поняла одну простую вещь: любовь и забота не обязательно связаны со словами или активными действиями, подчас многое состоит из мелких штрихов, деталей, порою вовсе незаметных. Но именно из них соткано уютное покрывало близости, которое защищает от холода внешнего мира. Такие едва уловимые поступки я стала замечать со стороны друзей и в свой адрес, стараясь при любой возможности отвечать им тем же. Помимо магии ребята между делом, не акцентируя на этом внимания, учили меня не менее важным вещам, таким как доверие, дружба, ответственность, забота, терпение, ласка и многое другое столь важное в отношениях.

Конечно, я и раньше имела понятия об этих нехитрых истинах, но сейчас они открывались намного глубже, порою заставляя смотреть под совершенно иным углом на старые события. Друзья создавали ситуации или просто рассказывали свои удивительные истории из долгой жизни, а мне оставалось смотреть, внимательно слушать и делать выводы, думая, анализируя, пытаясь уловить ту самую неявную суть. Я четко уяснила — во всем, что говорил или делал Альт, да и Лис тоже, всегда скрывался неочевидный смысл, отчего процесс обучения становился еще увлекательнее. Так незаметно пролетело около пары месяцев.

А сегодня пришло письмо от мамы, и я спешила домой, кутаясь от холода в меховой плащ, чтобы в спокойной обстановке его прочесть. Несмотря на радость от долгожданной весточки, слова мамы в конце сильно встревожили меня. Она писала, что сильно скучает и в доме без меня стало пусто. Одно время ей постоянно чудилось, будто за домом кто-то наблюдает, она не раз ощущала постороннее присутствие, даже попросила тетушку Гвен немного пожить у нас. Свое беспокойство мама пыталась скрыть за иронией, якобы от переживаний у нее слишком разыгралось воображение. И пусть мама списывала все на общую усталость и хандру, я не спешила с легкостью отринуть любые невероятные подозрения.

Вдруг для мамы существует реальная угроза? Последний прожитый год научил меня относиться к такого рода вещам менее беспечно. Бывает, неприятности возникают неожиданно, откуда совсем не ждешь. Может ли это оказаться отголоском встречи с шайкой проходимцев, которым я перешла дорогу? Существует ли хоть крошечная вероятность, что со смертью злополучной троицы мои проблемы не закончились? Ведь были и другие заинтересованные лица. Или же у меня просто развилась мания преследования? За такими невеселыми думами меня застал Лис.

Конечно же, сразу уловил напряжение и поинтересовался в чем дело. Я поделилась с другом сомнениями. В голову пришла идея, и мне хотелось услышать его мнение.

— Скажи, тебе не составит труда перенести меня ненадолго домой? Я очень соскучилась по маме, заодно бы ее успокоила. А может, удастся выяснить, действительно ли есть причины для опасений. Ты же наверняка сможешь что-нибудь почувствовать, если кто-то следит за домом.

— Да, вполне возможно, — тягучим голосом ответил Лис и почесал нос. — Если тебе так будет спокойнее, не вижу проблем потратить пару дней на подобное путешествие. Это даже интересно. Мелкого только предупреди, но я думаю, он не станет возражать.

В восторге я чмокнула друга щеку и помчалась разыскивать Абигайла. Ниор сидел на кухне и увлеченно поглощал свежие булочки.

— Альт, — с порога приступила я к делу, — одобри мне отсутствие на несколько дней, хочу навестить маму. — Он перестал жевать и махнул рукой на стул, приглашая тоже присесть.

— Сколько дней? Почему именно сейчас? Я нужен? — коротко, по-деловому спросил учитель, возвращаясь к еде. Я вспушила челку и, поразмыслив, ответила:

— Думаю, пары дней хватит. Нет, Лис уже согласился меня перенести. — Альтамус кивнул и выжидающе на меня посмотрел. Я вкратце пересказала конец маминого письма и поделилась переживаниями.

— Хорошо, — ответил он после недолгой паузы. — Ты права, проверить стоит, хотя бы для того, чтобы убедиться, что все в порядке. Когда выдвигаетесь? — Я пожала плечами.

— Еще не обсуждали, но если Лис не будет против, то можно и сегодня. — Ниор весело улыбнулся, отчего его резковатые черты лица сразу смягчились.

— Не будет, этот любопытный кот не упустит нового опыта.

— Не поняла, — рассеяно переспросила я, внутренне ликуя, что все складывается удачно.

Я опасалась, что Альт не воспримет с должным вниманием смутные ощущения незнакомой ему женщины. Все-таки ниор относился к весьма прагматичным людям, и оставалась вероятность, что он отмахнется от моих волнений, сочтя их результатом разыгравшегося воображением. Но Абигайл удивил и тут.

— Я говорю, ты его за порогом держать собралась или маме своей как-то представишь?

С запозданием, но до меня все же дошел смысл его слов. Почувствовала, как от смущения потеплели кончики ушей — о такой детали я совсем не подумала. Альт, заметив мою реакцию, только хмыкнул.

— Скажу как есть — друг, и вообще, это не важно.

— Я разве что-то сказал? — Альт хитро прищурился и ткнул в меня пальцем. — Ты спросила — я пояснил, все.

— Ладно, ты прелесть. Знаешь, да?

— Дуй давай, ты заслужила выходные. Не вижу здесь ничего особенного.

Радостно пискнув, я помчалась обратно в комнату. Быстро собралась и вопросительно глянула на Иллюзора.

— Готова? Тогда давай руку, так будет проще и безопаснее. Держись рядом, ни на что не реагируй, ничего не бойся. — Я подошла и вложила в теплую ладонь друга свою. В голове успела промелькнуть тень удивления — чего бы вдруг мне бояться, я же уже ходила через порталы? В следующее мгновение его слова стали понятны.

В прошлых путешествиях через пространственные переходы я не успевала осознать происходящее, мгновенно оказываясь в нужном месте, лишь легкий покалывающий холодок и ощущение ничто вокруг. Теперь все выглядело иначе. Все вокруг застилала серая мутная пелена, такая вязкая, что, кажется, в ней невозможно даже дышать. На расстоянии вытянутой руки ничего не видно, сколько ни напрягай зрение. Полное отсутствие звуков, будто ты оглох или все живое рядом вымерло, чередовалось с внезапно накатывающими волнами страшных искаженных шумов, в которых чудились чьи-то стоны, хрипы, топот и шорохи. Я сильнее сжала ладонь Лиса и придвинулась к нему ближе. Почувствовала исходящее от друга спокойствие и немного расслабилась.

Под ногами едва различимым мороком виднелась блеклая полоска тропы, правильнее сказать, намека на тропу. Краски выцвели, обступившая тоскливая унылость сводила с ума, ощущение иной реальности давило, и только по-прежнему яркие зеленые глаза Фелисана сияли, как путеводные звезды. Понятие времени и пространства стерлось начисто, отпусти меня Иллюзор сейчас, и я мгновенно потеряла бы направление. Сколько мы здесь находились, куда шли и шли ли вообще, сказать было трудно. Я сосредоточила внимание на крепко сжимающим мои пальцы друге, который своим теплом напоминал о чувствах. Цеплялась за знакомые изумрудные искорки, как за единственное, что служило напоминанием о своем "я" и реальной жизни, не давало раствориться в вездесущей безликой пелене изнанки миров.

Внезапно она исчезла, а меня ослепил чистейший белый свет, яркий настолько, что на глаза выступили слезы, и пришлось для начала проморгаться, чтобы хоть что-то рассмотреть. Получив возможность снова ощущать и осязать, первым делом отметила, что вообще-то на улице довольно пасмурно и дует холодный пронизывающий ветер. Потом рассмотрела ухмыляющуюся мордаху Лиса, который внимательно следил за мной. Далее узнала местность и сообразила, что мы стоим на соседней улице от родного дома, и вокруг ни души. Легкие наполнил знакомый с детства воздух с ароматами сырой древесины, рыбы и свежего хлеба.

— Это был… интересный опыт, — полностью придя в себя, прокомментировала я наше перемещение.

— Да, теперь ты имеешь немного представления о хаосе, — ответил друг. — Сильно трудно далось?

— Твое присутствие рядом прилично облегчило путь, а иначе… — Я развела руками. Лис посерьезнел.

— Нет никакого иначе, одной тебе ход за грань закрыт. — Опасливо покосилась на Иллюзора, пожалуй, впервые за все время нашего знакомства настолько серьезного. Сейчас, несмотря на молодое лицо, он выглядел очень взрослым, слишком взрослым. Друг тряхнул головой и снова стал прежним: чуть лукавая улыбка, хитрые глазищи, тягучие нотки в голосе. — Зато в твоем мире мы не потеряли ни секунды на дорогу. Неплохо, правда?

Фелисан светился от удовольствия. Стало понятно, что там, в жутком мареве густой серости он чувствует себя, словно птица в небе, прекрасно ориентируясь и черпая силы.

— Наверное, — с сомнением протянула я. Путешествия через порталы мне понравились больше, даже с учетом их непредсказуемого поведения в сокращении времени. — Ума не приложу, как ты там выжил, — вырвались у меня слова искреннего удивления. Друг заливисто расхохотался.

— Малышка, ты такая забавная. Это всего лишь верхний уровень для мелочей вроде перемещения в пределах одного мира. Я родился в куда более глубоких слоях хаоса.

Оставалось только потрясенно открыть рот и протяжно вздохнуть. Представлять, что может быть еще глубже, моя фантазия отказывалась. Зато Лис всю оставшуюся дорогу до дома надо мной хихикал.

Маму я застала на кухне, судя по запахам, она готовила что-то вкусненькое.

— Алиса? — На несколько секунд мама растерянно замерла, потом бросилась обнимать меня, приговаривая: — Как так? Вот неожиданность. Почему не написала, что собираешься приехать? Я бы подготовилась. — Я с удовольствием повисла на ее хрупкой фигурке и погладила по мягким русым волосам, убранным спереди под косынку.

— Мам, ну какие приготовления? Я высокое посольство, что ли? Да и, если честно, сама не думала еще вчера, что все так сложится. Зато сюрприз получился.

— Да-да, — рассеянно откликнулась она и обратила внимание на стоящего в проходе Лиса. Я спохватилась и представила его:

— Знакомься, это Фелисан — мой хороший друг. Он маг, и именно благодаря ему я смогла вырваться ненадолго домой. Лис, это моя мама Иннара Дэйл.

— Очень приятно познакомиться, — уважительно кивнул Иллюзор.

— Да, мне тоже, — ответила мама и покосилась на меня. В глазах у нее застыли вопросы. Прав был Альтамус, предупреждая о подобной реакции, как всегда дальновиден. Лис проказливо улыбнулся, тоже заметив ее взгляд, и ободряюще мне подмигнул. — Проходите, пожалуйста. Хотите чего-нибудь?

— Спасибо, позже с удовольствием к вам присоединюсь. Пока же не буду смущать своим присутствием, пойду прогуляюсь, осмотрю окрестности. — И прежде, чем мама успела сказать хоть слово, друг развернулся и скрылся из виду.

— Алистер Дэйл, — сурово заговорила мама, как только за Лисом закрылась дверь, — ты сейчас же мне все расскажешь и желательно по порядку. — Ее расплывшиеся в улыбке губы смазали все устрашающее впечатление. — Как же я рада тебя видеть.

— Я тоже. Здорово, да? Очень удобно, когда твои друзья — ниоры высшего класса. Можно в одно мгновение оказаться там, где пожелаешь.

— Ты есть хочешь? — Мама вернулась к готовке.

— Не-а, но пахнет аппетитно. — Я налила себе воды из графина и уселась за стол.

— Мне твой учитель представлялся более… хм, взрослым, в преклонных годах.

Я хлопнула себя по лбу. Ну конечно, ведь последнее письмо домой я написала еще из усадьбы лорда. Тогда я без подробностей упомянула о предстоящем периоде обучения у Форт Абигайла в столице и о его высоком магическом даре, совершенно не уделяя внимания внешности ниора. Видимо, она, как и я в свое время, представила седовласого старца или что-то близкое к тому. А уж о появлении в моей жизни Иллюзора я и сама тогда не подозревала.

— Это не он, — поспешила я объяснить. — Но Альтамус тоже еще вполне молод, во всяком случае, на вид ему больше тридцати лет не дашь, а то и меньше. Лис наш общий с учителем друг, он не местный, приехал погостить и сейчас живет у Альта. — По идее я не солгала ни единым словом, стараясь обрисовать ситуацию, но и не желая сообщать об истинном происхождении Иллюзорного кота.

— Вот как? — Мама отвернулась от плиты и внимательно на меня посмотрела. — Приятный молодой человек. У тебя точно все в порядке? — Я поперхнулась глотком воды.

— Да. Почему ты спрашиваешь?

— Не знаю. Просто ты появилась столь внезапно, как снег на голову, да еще и с другом. Я в последнее время такая мнительная стала. — Я отодвинула чашку и заглянула ей в глаза.

— Мамуль, я сегодня получила твое письмо, поэтому и решила все бросить и навестить тебя. Благо со способностями моих друзей можно не беспокоиться о потраченном на дорогу времени.

— Действительно, впечатляет. Но если тебе хорошо, то я только рада. Ты у меня умница, я доверяю твоему выбору. — Что-то в ее словах меня смущало, но отложив это, я перешла к более важным вещам:

— На самом деле, меня очень встревожили твои слова об ощущении постороннего присутствия рядом с домом. Последний год научил меня доверять и прислушиваться к подобным предупреждениям. Я попросила Лиса посмотреть все ли у нас тут хорошо — и тебе, и мне спокойнее будет. — Мама вздохнула и покачала головой.

— Не стоило мне писать об этом.

— Ну как это не стоило, ты чего? И вообще, сложись все иначе, когда бы мы еще увиделись. — Она перестал хмуриться, и маленькая морщинка на переносице разгладилась.

— Правду говорят: не было бы счастья, да несчастье помогло. — Мама подошла и погладила меня по голове. — Расскажешь мне все-все-все о себе, хорошо? Как жила, что делала. В письмах ведь многого не передашь, да и такие они редкие.

— Конечно, только давай позже немного. Сейчас, поди, Лис вернется, будем ужинать. — Она кивнула.

— Он красивый.

— Да-а-а, — без всякой задней мысли подтвердила я, всегда искренне восхищаясь другом. — А еще добрый, заботливый и надежный, как скала. Мне очень с ним повезло, да и с остальными тоже. За прошедшее время, что меня не было дома, судьба свела со столькими замечательными людьми, — мысленно добавив "и не людьми", продолжила: — словно компенсируя отсутствие друзей за все предыдущие годы.

В кухне бесшумно появился Лис и обворожительно улыбнулся. Я вскочила со стула, схватила друга за рукав и потащила показывать дом, бросив перед уходом маме:

— Мы быстро, только покажу свою комнату и гостевую, а потом будем есть.

Когда мы оказались с ним наедине, тут же спросила:

— Удалось что-то почувствовать или обнаружить?

— Полегче, малышка, покалечишь, — пожаловался зеленоглазый хитрюга, осторожно высвобождая руку из моего захвата. — Все чисто, если кто тут и был, то уже давно покинул округу. Во всяком случае, сейчас дому точно не угрожает никакая опасность. — Я облегченно выдохнула.

— Отлично. Просто камень с души. Теперь можно и расслабиться.

— Твоя комната? — спросил Лис, указывая на приоткрытую дверь.

— Да, пойдем. А вон та напротив будет твоей. — Он ухмыльнулся и хитро сощурил глаза.

— Мне все нравится.

— Слушай, а чего ты такой довольный? — Я с подозрением на него посмотрела.

— Наслаждаюсь новыми впечатлениями, что такого? — невинно моргнул Лис. — Любопытно посмотреть на твою прежнюю жизнь, это интересно. Узнать тебя с другой стороны. — Он хихикнул и погладил висящий на стене детский рисунок крысоловки.

— Мне тогда лет пять было, — смущенно пробормотала я. — Впрочем, с тех пор мои художественные навыки не особо изменились. Вот мама красиво рисует.

— Здесь чувствуется сильная энергетика, — между делом сообщил друг, уже разглядывая коллекцию книг на полках. — В доме, — пояснил он после короткой паузы. Я пожала плечами.

— Пойдем поедим, а потом ты сможешь все-все тут изучить.

— Прямо таки все? — коварно уточнил Иллюзор, жмурясь от предвкушения. — Я очень любознателен.

— Мне скрывать нечего, — не поддалась я на провокацию и поманила друга к выходу.

Вечер прошел в уютной семейной обстановке. Оказалось, я очень отвыкла от дома и от посиделок с мамой за чаем с вареньем. Разомлев от счастья, я наслаждалась жизнью. За ужином Лис мало разговаривал, лишь учтиво отвечал на редкие мамины вопросы. После же почти сразу скрылся в моей комнате, предоставив нам полную свободу общения. Мы рассказывали друг другу о произошедших в жизни событиях, делились впечатлениями. Я показывала, чему успела научиться, и ловила восхищенные взгляды мамы. Ее очень заинтересовала история Мариэль, мы вместе посочувствовали утрате лорда Гарнета, а рассказ о путешествии к оркам она слушала чуть ли не затаив дыхание.

Время пролетело незаметно, меня отпустили спать уже глубоко за полночь. Оказавшись у себя, я прямо в потемках практически на ощупь быстренько переоделась и забралась под одеяло. Скользнула рукой по чему-то теплому и мягкому и догадалась, что один любопытный котик поленился переползать в выделенную ему комнату. Обняла друга и прижалась покрепче, в ответ он довольно заурчал. Так и заснула.


Этой ночью я танцевала с ветрами одна. Полет продолжался и продолжался, но никто меня не звал и не ждал. Трепещущая путеводная ниточка, то вспыхивала золотым, то начинала алеть. Мне хотелось поймать ее, но она ускользала. Странное ощущение: вроде ты кого-то ждешь, а кого — забыл. А может, и не ждешь вовсе, может, просто тоскуешь. Меня обволакивал поток чужих эмоций, приходилось постоянно напоминать себе, что это всего лишь сон. Путешествие в никуда так и не раскрыло тайну загадочной нити, я снова не успела. Утро наступило слишком быстро, вынуждая оставить все вопросы в ночных грезах.

Солнечный лучик, невесть как пробившийся свозь пелену затянутого неба, уверенно обосновался на моей подушке, он-то меня и разбудил. Аромат свежей выпечки заставил выползти из теплой постельки и поспешить на завтрак.

— Доброе, — весело поприветствовала я маму, — Ты не видела Фелисана? Его нигде нет. — Она на меня как-то странно посмотрела и ответила:

— Видела, он еще рано утром ушел. Сказал, хочет посмотреть город. — Я недовольно поджала губы.

— Вот ведь, мог бы и меня дождаться. С удовольствием бы ему все рассказала и показала.

— У меня сложилось впечатление, что он в состоянии о себе позаботиться. Знаешь, вообще твой… э-э-э, друг странный. — Я беспечно плюхнулась на стул и налила чая из заварника.

— Ну да, он своеобразный. У меня все друзья с причудами, не обращай внимания.

— Я не о том, я о ваших отношениях.

— Не поняла? — Я не донесла до рта кусок пирога.

— Алиса, он из твоей комнаты утром уходил. — На меня испытующе посмотрели.

Блин, как теперь объяснить ей, что своенравный котишка обожает дрыхнуть там, где ему заблагорассудится, и чаще всего это место оказывается около меня? Оправдывайся теперь, что ты не… кто? Да-да, то самое. Я не успела соорудить в голове связную, достойную озвучивания конструкцию, мама заговорила вновь:

— Ты очень изменилась, стала увереннее в себе, повзрослела. Мне сложно разглядеть в расцветшей сильной духом девушке ту нескладную девочку, которая упрямо отправилась в свой путь, не слушая никаких доводов. Ты еще больше стала походить на отца. — Она вздохнула и присела рядом. — Мне нравится видеть тебя такой. Я рада, что ты чувствуешь себя счастливой, а твоя жизнь полна увлекательных событий. Просто меня удивляют ваши отношения с Фелисаном, я теряюсь. Ты представляешь его как друга, но он ночует у тебя. Он смотрит на тебя, как на ребенка, а выглядит при этом не намного старше. Он часто тебя касается, ты порою даже не замечаешь, настолько естественны и привычны все ваши движения. На первый взгляд может показаться, что вы пара. Однако стоит присмотреться, и начинаешь видеть в его поведении скорее родственную заботу, нежели романтические чувства. Вот я и спрашиваю, что между вами происходит? Не хочу, чтобы ты потом расстраивалась.

От такой длинной речи я на некоторое время впала в ступор — вот, значит, как мы выглядим со стороны. И когда она успела так тонко все подметить, вроде они всего ничего общались. Но если подумать, она права, а я действительно уже давно воспринимаю близость друга, как нечто само собой разумеющееся.

— Ты очень проницательна, но тут нет ничего такого, из-за чего бы мне пришлось расстраиваться. Не волнуйся, пожалуйста. Лис и правда мне больше чем друг, столько раз он меня оберегал и защищал. Если бы была возможность выбрать брата, то никого другого, кроме него, на этом месте я бы не смогла представить. Но это все. А остальное… Мам, он сильно не отсюда, в смысле не из нашего мира, и еще его можно условно назвать оборотнем. — Она испуганно охнула, и я поспешила уточнить: — Лис перевоплощается в большого кота, нечто среднее между рысью и пантерой, с кисточками на ушах и пушистым хвостом. Про возраст ты тоже не ошиблась, его внешность обманчива. Просто мы не так часто раньше сталкивались даже с ниорами, чего уж говорить о сущностях из иных миров. Я не знала, как сказать, да и стоит ли. Прости.

— Понятно. — Мама вся напряглась, встала и нервно отошла к окну. — Почему он с тобой, какой у него интерес в таком случае?

— Не знаю, — честно ответила я, и сама раньше задававшаяся этим вопросом. — Могу только предположить. Всем нужна семья, порою так хочется почувствовать себя нужным и самому позаботиться о ком-то. У Лиса нет родных в привычном для нас понимании, возможно поэтому. Вообще, трудно судить о мотивах его поведения, он слишком иной. Но мне все равно. Он мне дорог такой, какой есть, без поиска скрытого смысла.

— И много у тебя знакомых из… м-м-м, не нашего мира?

— Есть несколько, — осторожно ответила я. — Мама шумно выдохнула. — Вот поэтому я и не говорила.

— Я поняла, просто нужно время, чтобы свыкнуться с новыми подробностями твоей жизни. Главное, ты здорова, вполне всем довольна и даже многому научилась. — Я кивнула, полностью соглашаясь с вышесказанным, и продолжила завтракать. Проглотив последний кусочек, сказала:

— Спасибо. Мне легче от того, что ты теперь знаешь.

— Я всегда поддержу тебя, только не отгораживайся. Когда ты вернешься в Кирату?

— Думала завтра вечером.

— Тогда у нас еще есть время и это радует.

День пролетел быстро, я почти все время была рядом с мамой. Мы сходили в гости к тетушке Гвен — приятная женщина совсем не изменилась. Отнесли законченные картины в художественную лавку — мама по-прежнему рисовала на заказ. Ее работы разъезжались по всей Империи и приносили хоть и не огромный, но стабильный доход. Затем сообща хлопотали по хозяйству, болтали о пустяках и наслаждались обществом друг друга. Сами слова не имели большого значения, достаточно просто быть рядом с любимым человеком. Когда стало смеркаться, домой вернулся Лис, судя по его довольной физиономии, он тоже приятно провел время.

— Ага, вот и мой самостоятельный друг, — укоризненно поприветствовала я его.

— Да, очень занятный городок, — невозмутимо откликнулся парень. — Латиум, верно я запомнил?

— Верно, — ответила мама. — Чем же наша провинция вас заинтересовала? — Мне тоже стало жутко любопытно, той же Кирате город вне сомнений проигрывал.

— Магическое поле этой местности испещрено дырами. В хаотическом порядке происходит спонтанное блокирование силовых потоков, отчего рвутся нити, образующие общий фон. — Лис пожал плечами, словно подводя итог очевидному. — Людям пользоваться магией в Латиуме затруднительно. Полагаю, именно поэтому здесь очень мало ниоров, да и те с низким потенциалом. Вот я и говорю — прелюбопытное место.

— Ничего себе, впервые слышу об этом, — Я с удивлением посмотрела на друга.

— Серьезно? Впрочем, чего удивляться, тут одного человеческого магического зрения мало. Я смотрел иначе. — Он бросил короткий взгляд на маму, но она промолчала. — Мне стало интересно, отчего возникла такая аномалия. Вы в курсе, что под вашим озером огромнейшие залежи ланталловой руды? — вдруг спросил Лис. Мы с мамой переглянулись — для обеих информация оказалась полной неожиданностью. Иллюзор, проследив за реакцией, заметил: — Я отчего-то так и думал. В любом случае это и есть ответ на причины возникновения неупорядоченной блокировки человеческой магии. Волшба тех, кто привязан к другим источникам Сил, может осложниться, но не критично.

— Поздно уже, — сказала мама, — всем доброй ночи. Мы попрощались, и она ушла. Наверное, ей не по себе от таких разговоров, непривычно.

Упоминание о ланталле навеяло воспоминания о Шанти, чтобы отвлечься, я спросила у Лиса:

— Чем еще интересно нестандартное поведение магического поля? — Друг уселся рядом и немного поразмыслив, ответил:

— Например, здесь удобно было бы скрываться — глушатся силы, искажается аура мага. Полагаю, и свойства многих артефактов изменятся, окажись они под воздействием излучаемого рудой фона. Наверное, для Империи хорошо, что никто не знает о существующей в Латиуме аномалии, иначе к вам бы хлынул поток нечистых на руку магов и торговцев с черного рынка. — Да, перспектива превращения рыбохозяйственного городишки в темный оплот беззакония ужасала. От страшных картин, услужливо нарисованных воображением, меня отвлек вопрос Лиса:

— Ты рассказала Иннаре Дэйл о моей сущности?

— Не все и только в общих чертах. Как ты понял? — Он загадочно улыбнулся.

— Она стала смотреть на меня по-другому.

— А-а-а, — я подлезла ему под руку и умостилась подмышкой, обняла за талию, — мама волновалась, не хотелось обманывать ее, а как объяснить иначе — не знала.

— Все правильно, я не в обиде. Идем спать?

— Погоди, сейчас. Хочу прояснить один момент. — Зеленые глаза друга с любопытством сверкнули в мою сторону. — Почему с тех пор, как мы оказались здесь, я практически перестала тебя видеть? Ты же мог взять меня с собой на осмотр достопримечательностей. — Последнее слово меня развеселило, в Латиуме кроме плотины и смотреть то не на что.

— Зачем? Я отлично ориентируюсь в пространстве и могу о себе позаботиться, а у тебя всего два дня, чтобы побыть с близким человеком. Я счел, что так будет лучше. Вы сможете без стеснения обо всем поговорить, ведь за год твоего отсутствия многое накопилось. — Я выбралась из уютных объятий, выпрямилась и посмотрела Лису в глаза.

— Спасибо за заботу, но ты ошибся. Я тебе уже говорила раньше, повторю снова: я люблю тебя всем сердцем. Твое присутствие рядом ценно для меня в любое время. Не стоит думать, будто что-то изменилось, только потому, что я оказалась дома. — Он открыл рот, но я не дала ему ничего сказать, накрыв губы рукой. — Ты стал для меня частью семьи и значишь гораздо больше, чем просто друг. Не уходи завтра никуда, побудь с нами. Ты здесь не лишний, и даже думать не смей о подобном. — Иллюзор убрал мою ладонь от своего лица и долго молчал, размышляя о чем-то. — Прости, — не выдержала я и нарушила воцарившуюся тишину, — коряво объяснила, да? Просто я так чувствую. Иногда бывает трудно выразить словами, переполняющие душу эмоции. Вроде говоришь-говоришь, а все не то.

— Думаю, я правильно тебя понял. — Его сияющей улыбкой можно было разогнать тучи над всей Империей. Я облегченно выдохнула и потянулась, чтобы погладить Лиса по волосам. Он перехватил мою руку и осторожно ее поцеловал.

— Это значит — да, ты останешься?

— Это много что значит, — хитрый котишка опять ушел от прямого ответа, — но я останусь завтра в доме. Ты очень убедительна. Говоришь, сложно выражать чувства словами? Пожалуй. Я поступлю проще.

Он наклонился и легонько коснулся моих губ своими, внимательно следя за моей реакцией. Я улыбнулась и крепко обняла друга.

— Стоит признать, что твой способ объясняться куда лучше. — Он хихикнул и истаял прямо в моих объятиях. Вот только что сидел рядом, а теперь я ощущаю под пальцами лишь воздух. — Жаль он не универсальный и не подходит к некоторым случаям, — закончила я мысль уже в пустоту.

— Малышка, с кем ты там разговариваешь? — за спиной послышался знакомый веселый голос. Я обернулась и встретилась с насмешливым взглядом изумрудных глаз огромного кота.

— Да так, ни с кем. Не обращай внимания, я вообще странная. — Кисточки на ушах Фелисана закачались, как если бы он рассмеялся в голос.

— Я бы вздремнуть не отказался, — потягиваясь, намекнул он. — Обещаю никому не рассказывать о твоих причудах.

— Очень великодушно. — Показала Лису язык. — Ладно, спать и правда пора.

ГЛАВА 13

Как Лис и обещал, весь следующий день он провел в нашем с мамой обществе. Принимал участие в разговорах и даже иногда шутил. Под конец мама заметно расслабилась и перестала относиться к нему с настороженностью, что меня очень порадовало. К сожалению, все хорошее быстро заканчивается. Пришла пора возвращаться в Кирату к Альтамусу, занятиям и другим делам.

Погружение в слои хаоса во второй раз далось легче — теперь я знала, чего ожидать. Но все равно лишний раз перемещаться подобным образом желания не возникало. Довольная жизнью в целом и наполненная счастьем конкретно сейчас, я вбежала в свою комнату в доме ниора. Хотелось поделиться замечательным настроением со всем миром. Здорово побывать дома.

Нечто неуловимое заставило меня остановиться и оглядеться по сторонам. Вроде бы все на своих местах, ничего не изменилось, но странное ощущение не покидало, заставляя озираться в поисках причины. За окном уже стемнело, поэтому слабое свечение на уровне плеч не осталось незамеченным. Заинтригованная, быстро пересекла комнату и распахнула оконную створку настежь. Снаружи, легонько покачиваясь на ветру, парила небольшая сфера похожая на мыльный пузырь, а в ней сияли три крошечные звездочки — алистерии, излучая мягкий голубоватый свет.

Я задохнулась от нахлынувших воспоминаний, на глаза сами собой навернулись слезы. Как цветы могли здесь очутиться? Каким образом удалось сохранить это хрупкое чудо, что распускается в полнолуние и вскоре снова прячется на дне водоема? Вдоволь налюбовавшись, я протянула руки к сфере, но стоило до него дотронуться, как защитная оболочка исчезла, и свечение нежных лепестков начало медленно угасать. Теперь на моей ладони лежали три маленьких плотно закрытых бутона, я бережно уложила их на тумбочку и устроилась рядом.

Восторг прошел, его место заняли смешанные чувства. Меня не покидала уверенность — такое послание мог оставить только Шанти, ведь именно он показал мне, как цветут эти дивные растения. Он был здесь? Зачем? Хотел меня видеть или таким оригинальным способом поставил жирную точку в нашем знакомстве? Почему сейчас, когда я смирилась с мыслями о том, что он все забыл и больше никогда не появится в моей жизни? От изобилия вопросов голова пошла кругом, а в душе… В душе зарождалась буря.

Вредный дракон, сколько можно мучить меня? Что за внезапный интерес спустя огромное количество времени, когда я так ждала встречи с ним? Хотя бы во сне. Но нет, понадобилось заявиться лично и изощренно разворошить тщательно закопанные чувства. Убью, вот увижу и пристукну чем-нибудь. Я хрипло рассмеялась собственным мыслям, сознавая несостоятельность своей угрозы. Однако подступившая злость требовала выхода, появилось нестерпимое желание сделать что-нибудь отчаянно-безрассудное, пускай глупое, лишь бы ему назло. А есть ли ему до меня вообще дело? Не знаю. Я встала и решительно направилась в ванную.

Из зеркала на меня смотрела девушка с лихорадочным блеском в глазах, бледная и растрепанная. Я ей криво усмехнулась, вышло горько и некрасиво. Плевать. Взяла ножницы и обрезала волосы, оставив длину до плеч. Будто с ними можно отбросить воспоминания, как ящерица избавляется от хвоста. Стало ли легче? Не особо, но в голову пришла безумная идея. Помнится, Шанти не хотел, чтобы я совалась в Подземное Царство. Отлично, пора навестить близнецов, я по ним сильно соскучилась, заодно развеяться, кардинально сменить обстановку, почувствовать привкус опасности. Вот теперь полегчало.

Посмотрела на запястье и погладила метку-приглашение. А еще, еще надо последовать советам друзей — на драконе свет клином не сошелся. Пора посмотреть по сторонам. Кому нужна любовь? Глупости это все. Дант прав, кого волнует серьезность? Нужно просто получать удовольствие, перестав зацикливаться на запретном плоде. Решено. Я вернулась в комнату и смахнула нежные бутончики в ящик, нечего им лежать на виду. В дверь коротко постучали, затем на пороге показался Лис.

— Ты пойдешь… — он осекся, разглядев меня. — Что случилось?

— Ничего, небольшие перемены, только и всего. — Удивительно, с какой легкостью дались мне слова.

— Неожиданно. — Друг подошел ближе, обеспокоенно заглянул в глаза. — Ты бледная и руки дрожат. Значит, ничего?

— Верно. Хочу в Нижний Мир прогуляться. Зря, что ли, с приглашением на руке хожу?

— Ну-ну, — он вздохнул. — Дай поправлю. — Лис провел несколько раз ладонью по волосам. — Так лучше.

— Ты мне прическу поправил? — Желание проверить результат не появилось, безразлично все.

— Навроде того. Ты точно решила? — Почему-то он не стал отговаривать, тем лучше.

— Да.

— Хорошо. Когда?

— Завтра отправлюсь к точке перехода, как доберусь до нее — так сразу. — Фелисан нахмурился и потер переносицу.

— А мелкий? — Пожала плечами.

— Мне жаль, но я так решила. Буду надеяться, он поймет, и когда вернусь, — мысленно добавила "если вернусь", — продолжит со мной заниматься.

— Малышка, ты еще не поняла? — Я вопросительно посмотрела на друга. — Сама увидишь, — не стал он пояснять.

— Он кстати дома?

— Нет.

— Значит, завтра с ним поговорю.

— Вдруг ты за ночь передумаешь? У вас говорят: утро мудрее вечера.

— Сомневаюсь, — я отрицательно покачала головой.

— Остаться с тобой?

— Не стоит. — Мое зеленоглазое чудо даже уточнять ничего не стал, просто кивнул и вышел.


Как я и думала, на утро ничего не изменилось. А увядшие за ночь цветы, лишь укрепили меня в мыслях о необходимости прогуляться к демонам. Интересно, Лис предупредил Альта о моей прихоти? Когда я озвучила ниору свои планы, он не только ни высказал неодобрения, но и поддержал меня. От этого я растерялась, не зная, что и думать. Учитель же подлил мне ароматный горький напиток из зерен таши, который и сам обожал, и нас с Лисом подсадил, после чего невозмутимо распорядился:

— Сейчас позавтракаем и выдвигаемся. Возражения есть? Возражений нет, отлично.

— Ты чего? Не ожидала подобного энтузиазма.

— Ну и странно. — Альтамус сделал вид, что удивился. — Я вроде бы всегда за любые приключения. Тем более, как раз собирался в Царство, а тут и ты желание изъявила. — Я с подозрением уставилась на невинную моську Лиса.

— Не смотри, я не при чем. Я еще вчера сказал, что он тебя одну туда не отпустит.

— Альт, не надо…

— Не надо что? — перебил ниор. — Сопровождать в безумном походе в бездну? Или потакать твоей прихоти? Не обольщайся, сказал же, и так собирался навестить сие злачное место.

— С чего бы вдруг? — Я все никак не могла поверить в то, что мои планы не просто одобрили, но и путешествие намечается в дружной компании.

— Не зря Корвин за посольство волновался, — прозрачно намекнул Альт. Я чуть не подавилась и отставила кружку в сторону.

— Что, в самом деле? И у эльфов тоже? — Форт Абигайл кивнул.

— И все ниточки ведут в Нижний Мир.

Не знаю, чего было больше в мотивах поведения друзей: заботы обо мне или личных интересов, но казалось, что первое главенствует, хоть они и не хотели этого показывать. В итоге мы покинули столицу втроем и спустя час стояли около второй точки перехода. Той самой, которая находилась недалеко от памятного приморского города Вегарда. Отчего-то я не чувствовала даже тени волнения или беспокойства, не говоря уж о страхе, словно собиралась на самую обычную прогулку, а не в мир темных сущностей. Может, потому что я не одна?

— Алиса, сейчас каждый сам по себе, — серьезно произнес Альтамус. — Мы пересечем границу миров порознь, но на той стороне сразу тебя найдем. Не бойся. Ты идешь по приглашению, мы с Лисом в соответствии со своими силами и способностями. Без должного уровня силы переход или не пропустит, или поглотит, как пищу, тут как повезет.

Я поежилась от откровений ниора, но все равно не передумала. На руке еще полгода назад отпечатался знак, он должен обеспечить сохранность моей скромной персоны. Кивнула, показывая, что поняла его.

— Пойду первым, — предупредил Фелисан, — за мной Алиса. Альт, ты замыкаешь. — Мой зеленоглазый друг окутался серой дымкой и исчез из этого плана бытия.

Я присмотрелась к обозначенной точке пространства, на первый взгляд она выглядела, как ничем не примечательная местность, коих полно в нашей стране. Но при более пристальном изучении становилось заметно, что воздух вокруг трепещет и колеблется, такое бывает от жаркого пламени над костром. Очертания предметов размылись, и обрисовался контур высокой арки, туда мне и следовало шагнуть. С улыбкой на губах и легким сердцем именно это я и сделала, отбросив лишние мысли. Непривычное чувство, будто множество щупалец обвивает тело, исследует его на только им ведомые свойства, пожалуй, это было даже приятно, хоть и странно. Долго раздумывать над ощущениями не получилось, очень быстро я оказалась стоящей на просторной каменной площадке.

Ко мне подошел Лис в кошачьей ипостаси, спустя мгновение рядом возник и Альтамус. Все в сборе, прекрасно. Что дальше? А дальше над нашими головами раздался звучный женский голос:

— Альтамус Форт Абигайл. Так-так, неожиданно. А ну иди сюда. Есть, значит, в жизни справедливость.

Я недоуменно уставилась в направлении, откуда слышался звук. Высокая, чуть полновата брюнетка с пышными формами, многообещающей улыбкой, больше походившей на демонстрацию острых клыков, и недобрым прищуром взирала на моего учителя, совершенно игнорируя его спутников, то есть нас.

— Мелиора, о чем ты толкуешь? — невозмутимо откликнулся Альт. — Я при чем? Кто виноват, что ты оказалась слишком близко к пентаграмме призыва? Конкретно тебя я не звал, на все воля Высших Сил. — Несмотря на нелепость ситуации ниор умудрялся довольно ухмыляться. Брюнетка оскалилась и продемонстрировала свой когтистый маникюр. Лично я в ее облике ничего веселого не находила.

— Я тебя предупреждала, чтобы ты мне больше никогда не попадался? — взревела она.

— Что делать, обстоятельства иной раз сильнее наших желаний. — Абигайл развел руками с самым невинным видом. Вообще, было не похоже, чтобы он хоть каплю впечатлился грозным видом собеседницы.

— Мелиора, погоди учинять разборки, — прервал наступление, надо полагать, демоницы, возникший словно из ниоткуда, статный привлекательный мужчина с жесткими чертами лица и хищной улыбкой. — Кто тут у нас еще? Как интересно, нынче человечки по доброй воле в Царство заглядывают? Совсем народ наверху обезумел. — Он наигранно всплеснул руками. После чего резким движением цепко схватил меня за подбородок и заставил запрокинуть голову. Я и пикнуть не успела, стало, мягко говоря, неуютно.

— На твоем месте, я бы воздержался от подобных действий, — предупредил мужчину Лис. — Разуй глаза — она под защитой асурендр.

К нашей компании подошли двое вооруженных до зубов мужчин. Да откуда они все берутся? Вроде вот еще даже и близко никого не было.

— Фенрир, кошак прав, у нее официальное приглашение первого дома. Проход засвидетельствовал, мы на посту чуть со стульев не попадали. Человечку надлежит сопроводить к милорду. — Вышеозначенный скривился, будто ему на хвост наступили, но руки от меня убрал. Лис презрительно фыркнул в сторону так неучтиво его окрестившего стража.

— Допустим, — неохотно ответил Фенрир, бесцеремонно рассматривая мое запястье, — а этих-то никто не звал.

— Они со мной, — нагло заявила я, удивляясь собственному тону. — Ты же не хочешь потом оправдываться перед милордом, что и почему сделал не так?

Это была чистой воды импровизация, просто порыв, так как я сначала испугалась, а потом в противовес разозлилась. В самом деле, ведет себя, словно он тут хозяин, руки еще распускает, так что нечего перед ним щепетильничать. Я понятия не имела, кем так смело сейчас пригрозила нахалу. Главное, что он отлично представлял, о ком идет речь. Друзья, не сговариваясь, изумленно на меня посмотрели. Потом Альт ухмыльнулся, а Лис перестал скалиться, на его морде появилось знакомое шаловливое выражение.

— Еще поговорим, — прошипела демоница, обращаясь к ниору. — До встречи.

— Всенепременно, — беспечно отозвался Альт и подмигнул ей.

Зачем он провоцировал и так разъяренную девушку, я не поняла, зато сама удостоилась улыбки Фенрира, больше походящей на злобную гримасу.

— Прошу следовать за мной. — Не дожидаясь ответа, он зашагал в сторону широкой каменной лестницы и даже не обернулся ни разу. Вот откуда столько самоуверенности?

Впрочем, за ним мы все же пошли. Фенрир держался впереди на некотором расстоянии все же недостаточном, чтобы не расслышать слов, произнесенных любым из нас. И раз уж поговорить не получалось, то я, пользуясь случаем, вертела по сторонам головой и рассматривала новый мир. Совершенно иная обстановка, ничем не походящая на привычный глазу пейзаж, вызывала смешанные чувства. Над головой вместо неба — темный свод, усыпанный мириадами крошечных поблескивающих светил, напоминающих звезды. Они давали равномерный, рассеянный свет, создающий атмосферу мрачной таинственности. Этому же способствовало отсутствие ярких красок, все вокруг выглядело сдержанным и торжественно-холодным. Много темного камня, высоких зданий, уходящих шпилями далеко за границы видимости, много красных и желтых огней, льющихся из стрельчатых арок и ниш, дополняющих впечатление ночи среди дня. А, кстати, день ли у них сейчас? Может, время в Нижнем Мире течет иначе, чем в нашем?

Поражал единый ансамбль застройки, будто перед тобой не город, а гигантский целостный организм, если такое сравнение вообще можно применить к совокупности зданий, мостов, переходов, лестниц, куполов, дорог, оградительных стен. Нигде не заметно ни кустика, ни травинки. Редкие деревья, что попадались по пути, были усыпаны золотисто-бурой листвой. В низинах клубился фиолетовый туман, скорее всего, обманчивое освещение придавало ему столь необычный цвет. Холода я не чувствовала равно как и тепла, странное ощущение отсутствия погоды сбивало с толку. Дул слабый ветерок, но и он казался лишенным своей главной составляющей, в нем не чувствовалось жизни — что есть, что нет. Похоже, осень здесь поселилась навечно — это время года больше всего соответствовало окружающей действительности.

Тем временем мы миновали очередной мост, вторым уровнем нависший над улицей с паутиной сплетенных в сеть зданий, и остановились у величественного строения, достойного называться дворцом. За высокой решетчатой оградой темнели стены с необычными овальными окнами, на ставнях которых проблескивал серый металл. Из окон лился теплый свет, высокие колонны, поддерживающие арочный свод входа, обвивали каменные змеи с разинутыми пастями, с карнизов башен, сверкая алыми глазками, взлетали летучие мыши.

Дворец стоял на возвышении, нависая над всем остальным городом. За счет многоуровневой системы застройки я и не заметила, как высоко мы забрались, переходя от одной полого вьющейся лестницы к другой. К парадному входу опять-таки вела лестница, только куда более крутая, с широкими массивными ступенями из грубого неотесанного камня. Словно она не имела никакого отношения к тому утонченно-прекрасному зданию, путь к которому предваряла. Может быть, она здесь находилась задолго до того, как возник сам дворец?

Мое внимание привлек разговор на повышенных тонах. На середине лестницы, облокотившись на балюстраду, стоял высокий черноволосый мужчина с безупречными чертами лица. Сейчас их портило выражение неодобрения, он был явно раздосадован и, не стесняясь в выражениях, распекал своего спутника. Тот пытался возражать и робко оправдывался, немного склонившись вперед, будто извинялся даже своей позой. Но это не производило должного впечатления на собеседника, весь облик которого демонстрировал превосходство. Становилось очевидным — он привык отдавать приказы, привык к власти и послушанию.

Сопровождающий нашу компанию Фенрир громко хлопнул в ладоши. Мужчина прервал гневную речь и с раздражением посмотрел на возмутителя спокойствия. Затем его взгляд скользнул по нам, и холодная маска каменной статуи преобразилась в такое знакомое обаятельное лицо шебутного демона.

— Алиса? Альт? — удивленно воскликнул Данталиан. Небрежно махнул рукой провинившемуся, не отрывая от нас взгляда: — Потом договорим, исчезни.

— Знаешь их? — кисло поинтересовался Фенрир.

Я не стала дожидаться ответа друга, а помчалась вверх по ступеням навстречу раскрытым объятиям. Привычный запах костра и хвои окутал меня, стоило повиснуть на шее Данта.

— Ну чудно, — донесся недовольный голос несносного Фенрира. — И что я еще не знаю, а братец?

— Хватит скрипеть, — весело откликнулся Дант, покружил меня и поставил на землю. — Ты, кузен, не слишком-то любезно встречаешь наших гостей.

— Ваших, — въедливо уточнил вредный демон, поднимаясь к нам. Его примеру последовали Фелисан и Альтамус.

— Какими судьбами, да еще такой компанией? — подмигнул Дант ниору. — Алиса — сумасшедшая голова, не сидится тебе на месте, да? И других с собой подбила. — Дант учтиво кивнул Лису. — Приветствую тебя, Иллюзорный кот, в Подземном Царстве, будь моим гостем. — Хищник тряхнул головой, выказывая одобрение. Фенрир, уже собравшийся опять вставить какую-то реплику, поперхнулся на полуслове.

— Иллюзор? Реально? Ты меня не разводишь? — Дант рассмеялся, а Лис насмешливо ответил:

— Именно, тебе бы стоило внимательнее относиться ко всему новому. Как знать, с чем сведет судьба? Впрочем, такому молодому демоненку еще простительно подобное отсутствие проницательности. — Надо было видеть, как перекосило Фенрира после слов Лиса. Данталиан хлопнул по плечу своего родственника и представил всех по порядку:

— Запоминай и не смей обижать. Альтамус Форт Абигайл — универсал, Фелисан — Иллюзор, Алистер, — тут он плутовато усмехнулся, — моя подруга. Моя и Лилиан, это метка сестры красуется на запястье человечки.

— Ясно все, — Фенрир продолжал выглядеть недовольным. — Добро пожаловать в Подземное Царство. Большая честь, Иллюзорный кот. — Лис сдержано кивнул.

— Пойдемте внутрь, Лили обрадуется, когда узнает, какие гости пожаловали. Хотя, — он с сомнением посмотрел на ниора, — за тебя утверждать не берусь.

Абигайл расплылся в счастливой улыбке.

— Ну-ну, я разберусь. Уверен, мне удастся снять все недоразумения, если таковые имеются.

Не успели мы миновать и пары огромных богато украшенных залов, как меня снес ураган под названием Лили.

— Алиска. Вот молодец, я думала, никогда не соберешься, — Подруга крепко меня обнимала, да так, что я забеспокоилась за свою целостность.

— Я тоже рада, очень-очень. Только полегче, пожалуйста. — Демоница рассмеялась и выпустила меня. — А вы удачно к нам заглянули, как раз накануне бала Стихий. — У меня сложилось впечатление, что сие откровение стало неожиданностью только для меня. Лис и Альт удивления не выказали.

— Вы мне расскажете, где и когда успели обзавестись столь интересными связями? — глядя почему-то исключительно на меня, спросил Фенрир.

— Любопытство — страшный порок, — многозначительно обронил мой любимый демон, подмигивая.

— Я обожаю пороки в любых проявлениях, — парировал Фенрир и тоже мне подмигнул, отчего я почувствовала себя неловко. Чего это он?

— Хватит трепаться, — встряла Лили, — через четыре часа начнется бал. Вам надлежит присутствовать на церемониальной части открытия, не забыли? — Демоны дружно скривились, как от зубной боли.

— Забудешь тут, — буркнул Дант.

— Чудно, — продолжила она, как ни в чем не бывало, — забирай гостей, размещай их, я позабочусь об Алисе. Отцу представим их уже на празднике или после, посмотрим. — Раздав указания, Лилиан утянула меня за собой.

Я и пискнуть не успела, как уже потеряла друзей из виду — узнаю подругу. Перестала беспокоиться, о чем бы то ни было, и отдалась во власть ее всепоглощающей кипучей энергии.

— Что с волосами? Зачем обрезала, неудачный эксперимент? — Я досадливо скривилась.

— Захотелось разнообразия.

— О, отлично понимаю. — Я с улыбкой посмотрела не ее прическу, обрамленную широкой полосой жемчужно-белых волос, граничащих с черными, как сама тьма. Наши совместные художества уже отрасли и выглядели причудливой шалостью. — Ничего, мы и из этого красоту наведем. — Лили прищелкнула пальцами и что-то произнесла на другом языке. Вскоре в комнату, где мы теперь находились, вошли статные девушки с броской, даже несколько агрессивной внешностью.

— Дамы, это Алистер Дэйл — моя гостья, нужно подготовить ее к балу. — Они кивнули и без лишних разговоров приступили к делу.

Одна начала меня раздевать, а другая исчезла за дверью, судя по звукам льющейся воды, ведущей в ванную.

— Лили, я не уверена, что… — Подруга рассмеялась, обрывая мои попытки сопротивляться.

— Терпи. Раз уж так сложились обстоятельства, тебе полагается предстать в самом великолепном виде. Заодно первый круг узнает о твоей неприкосновенности. Удачно, да?

Я мало что поняла из ее веселого щебета. Лили все решила и эффектные дамочки рядом, видимо, тоже. Меня почти насильно, а сила у демониц оказалась не женская, погрузили в широкую ванну, наполненную теплой водой, отливающей аквамарином. Вылили туда каких-то ароматных настоек, шустро меня растерли, ополоснули, а в следующий момент уже покрывали кожу загадочной субстанцией, от которой она начинала красиво мерцать. Все проделали с такой ловкостью и быстротой, что я и возмутиться-то, как следует, не успела. А потом стало поздно, на меня из зеркала смотрела очень привлекательная девушка с сияющими глазами и немного безумной улыбкой.

Даже прическу умудрились соорудить из того небольшого остатка былой роскоши, коим я теперь располагала. Причем, она смотрелась действительно красиво, мне понравилось: плечи и шея оголены, вдоль висков оставлены вьющиеся пряди, украшенные крошечными жемчужинками. Получился немного плутоватый образ, который наряду с не похожими на примерных девочек демоницами выглядел органично. Платье подобрали соответствующее, я только плотнее запахнула халат, увидев на кровати то, во что предлагалось облачиться. Но слушать возражения, конечно, никто не стал, а вскоре мне самой перехотелось спорить.

Легкая облегающая полупрозрачная ткань удивительного кроя села идеально по фигуре. Глубокий темно-бордовый цвет подчеркивал карие глаза и выгодно оттенял мою внешность. У нас я ничего подобного не встречала, даже приблизительно. Ну когда еще и где представится возможность походить в такой красоте? Смелый разрез до бедра, скрытый в свободно спадающем подоле, и не менее откровенный вырез на спине до самого копчика не смогли заставить меня отказаться от чудесного наряда. Сейчас моя внешность очень соответствовала внутреннему настрою, я ведь за этим наведалась в Подземное Царство — захотела кардинальных изменений, захотела совершать сумасбродства и послать в пекло хорошее поведение. Вот и удобный случай перейти от желаний к действиям.

— Алиска, шикарно, — восхитилась Лили и повертела меня вокруг собственной оси, придирчиво разглядывая. — Последняя деталь, — она нанесла мне на губы содержимое крошечного флакона, от чего на них появился блеск с легким алым оттенком, — готово.

За неожиданными сборами я толком не успела ее ни о чем расспросить. Где мы? Какие у нее новости? И вообще, я же так соскучилась, а тут и поговорить некогда. Помощницы бесшумно исчезли, и мы с Лили остались вдвоем.

— Нравится комната? Будешь в ней жить, — перешла на новую тему подруга.

Я рассеяно огляделась по сторонам. Наверное, так и должны выглядеть дворцовые покои, а обстановка производила именно такое впечатление: высоченные потолки, обилие драпировок и тканей в отделке, необъятных размеров кровать. Во всем усматривался масштаб и сдержанное величие. Чуть мрачновато, но в целом мне действительно понравилось, необычно.

— Вы никогда не упоминали, что живете во дворце. — Меня посетила смутная догадка — близнецы принадлежат к аристократам, надо полагать.

— К слову не пришлось. Да и зачем, разве это имеет значение? — Я собиралась ответить, но она всплеснула руками и заторопилась на выход. — Время, Алиса, время. Пора.

Меня снова повели по нескончаемым переходам и лестницам, пышно украшенным коридорам, мимо просторных залов с уставленными яствами столами, вдоль бассейна, наполненного бирюзовой водой, она в нем бурлила и пенилась. Далее на пути встретилась вереница дверей, через которые деловито сновали слуги. Поражало обилие разнообразных источников света от канделябров со свечами до мягко сияющих магических сфер. Цветы отсутствовали, уступив декоративную роль изящной кованой отделке и красиво обработанным минералам, блестящим разноцветными гранями.

Мы в последний раз миновали очередную балюстраду и ступили на длинную ковровую дорожку, контрастирующую с белым мрамором пола. В центре круглого помещения стоял постамент инкрустированный золотом и драгоценными камнями, на нем располагались четыре широкие чаши, различающиеся только цветом. К нам приблизились ребята и отвлекли меня от созерцания. Они тоже переоделись, даже Абигайл сменил любимую бесформенную хламиду на светский костюм, который ему невероятно шел. Сразу стало заметно высокородное происхождение моего учителя.

— Алиса, тебя не узнать, — подмигнул мне Дант, приобнимая. — Ты еще помнишь о моем предложении? — Он произнес это с таким невинным лицом и столь серьезно, будто речь шла о спасении мира, не иначе. Я не удержалась и захихикала, двинув его плечом.

— Прекрати. Это все Лили виновата, я тоже себя еле узнала.

— Что за предложение? — полюбопытствовал Фенрир.

Он сменил облачение воина на выгодно подчеркивающую фигуру парадную одежду и стал похож на посланника богов, спустившегося с небес на землю. Только если у Данта все черты лица были идеальны, словно у ожившей статуи гениального скульптора, то у этого демона красота складывалась из неуловимого баланса противоречивости и гармонии, делая его облик опасно притягательным. Даже шрам на скуле нисколько не портил мужчину, оставляя простор для фантазии — где и при каких обстоятельствах, он мог его получить? Глядя на него, я чувствовала себя мотыльком, любующимся пламенем.

— Стать моей дамой, — как ни в чем не бывало ответил Дант, я смутилась и опустила глаза в пол.

Альт и Лили разговаривали чуть в стороне и нас не слышали. Лис насмешливо фыркнул. Друг был одет в зеленую рубашку свободного кроя поверх темных брюк, заправленных в невысокие сапоги, его талию обхватывала широкая лента, расшитая золотым узором.

— Ну и ну, девочка, ты меня удивляешь, — проворковал Фенрир.

— Тебе тоже не светит, — предупредил родственника Данталиан.

— Как знать, твоя неудача еще не означает, что все обречены на провал.

— А давайте, вы перестанете себя вести, словно меня здесь нет? — рассердилась я. Демоны многозначительно переглянулись и покорно склонили головы, обозначая, что услышали меня.

— Позеры, — шепнул мне на ухо Лис, я улыбнулась.

— Пора, — присоединяясь к компании, произнесла Лили.

Кузены синхронно взмахнули руками, и зал погрузился в темноту. Я схватила Иллюзора за локоть, чувствуя себя так намного спокойнее, он легонько погладил меня по плечу. В следующее мгновение пространство вокруг озарилось алой вспышкой, и над постаментом с чашами появился мерцающий купол. В круг света шагнули Дант и Фенрир, на их лицах застыла одинаковая, какая-то неживая маска. Если бы еще минуту назад они шутливо не болтали со мной, то я бы, наверное, их не узнала и… испугалась. Несмотря на человеческий облик, они именно пугали, сейчас только слепой бы не понял, что перед ним не люди. Демоны по очереди провели рукой над каждой чашей, громко и нараспев произнося слова, смысл которых остался для меня загадкой. После чего отступили немного назад, позволяя высвободиться встрепенувшимся Стихиям.

Над белой чашей закружил воздушный вихрь, из синей — выплеснулась бирюзовая вода, перетекая в пространстве, постоянно меняя форму. В красной чаше расцвело пламя, а черная — окуталась серой пылью. Голоса демонов стали сильнее, набрали глубину, и заклинание зазвучало, отразилось от стен, наполнило помещение почти осязаемыми вибрациями. Происходящее действо завораживало. Стихии тем временем начали свой танец, погружаясь одна в другую, подчиняясь и подчиняя. Особенно мне понравилось, как двигались огонь и воздух: первый словно черпал силы из второго, защищая кружащийся в центре вихрь. Когда слух перестал отделять слова демонов от рева Стихий, и они слились в единый гул, все вдруг резко оборвалась, оставляя в голове ощущение звенящей тишины.

Затем Данталиан произнес длинную фразу все так же на неизвестном мне языке, и мгновенно вспыхнул свет. Казалось, он лился отовсюду, напрочь сдирая тени, не оставляя и намека на них, проникая даже в самые отдаленные уголки. Я зажмурилась, а открыв глаза с удивлением обнаружила, что мы окружены бесчисленным количеством гостей. Когда они все здесь появились? Мужчины были одеты примерно одинаково в строгие брючные костюмы в черно-белых тонах. Женщины сверкали ослепительными нарядами, порою весьма откровенными. Что поражало, ни на одной я не заметила украшений, а вот их спутники демонстрировали богатые перстни или массивные кулоны с драгоценными камнями.

Толпа расступилась, и я увидела на возвышении широкий… трон? Иначе не назовешь. На троне сидел кого-то смутно мне напоминающий мужчина лет пятидесяти на вид. Он был одет в ослепительно белый хитон с кроваво-красным узором по краю и такого же цвета рубином в тонком обруче, венчавшем черноволосую голову. Наконец-то у меня в голове сложилась окончательная картинка.

— Ли-и-ис, — я прильнула к уху друга и зашептала, — это то, о чем я подумала? — Друг отвлекся от происходящего и не сразу сообразил, что я спрашиваю, потом на его лице отразилось понимание. Иллюзор хитро улыбнулся и прищурил глаз.

— А о чем ты подумала?

— Дант открывает бал, они с Лили живут во дворце, а на троне, надо полагать, сидит хозяин этого дворца. И он очень похож на близнецов… — Почувствовала дрожь в ногах, продолжая постигать открывшуюся догадку.

— Или они на него, — хихикнул Лис.

— Ты-ы-ы… Чего ты мне раньше не сказал? Это же немыслимо. Я только что обнималась с принцем Подземного Царства? И бесцеремонно посоветовала ему прекратить отпускать в мой адрес шуточки?

— Наследным асурендром, — поправил меня друг, — принцев тут нет. А так да, все верно.

— И ты молчал, и они, и вообще все. Да как так?

— Забавная ты, малышка. Ну, кто молчал-то? Я их положение сразу при встрече в лесу обозначил, ты просто внимания не обратила. Они в общении с тобой не предавали этому факту никакого значения. Мелкий, сама знаешь, как ко всей царственной иерархии относится, чтобы за это заморачиваться, хотя я не знаю, когда именно он понял.

А Шанти не сказал потому что, во-первых, Дант тоже хранил его тайну, а во-вторых, демон, помнится, ясно дал понять, что и сам был бы не в восторге, начни кто распространяться о его частной жизни в обход него, — мысленно закончила я для себя перечисление.

— Вот так и вышло. — Лис плутовато улыбнулся. — Ведь я у орков тебе намекал.

В самом деле, припомнила наш разговор, когда ничего не поняв, я решила, что кот просто голову мне морочит и дурачится. Вот почему общение Зума с Дантом, с его слов, было вполне естественно. Фелисан, словно прочел мои мысли и повторил когда-то сказанное:

— А демоны у нас кто?

— Нет слов, — подытожила я.

Вот это неожиданность. Да мне бы и в голову не пришло заподозрить в этих сумасбродных ребятах наследников Подземного Царства. Между тем один из них носил меня в воздухе на руках, гонял до звездочек в глазах на полосе препятствий, заставляя снова и снова бороться со страхами; пил эль, сидя рядом на дереве и бдительно придерживая, чтобы я не свалилась; целовал, в конце концов, хоть и без спросу. А вторая бродила со мной по одежным лавкам, химичила в лаборатории, беззаботно сплетничала о парнях; осталась рядом, не давая впасть мне в истерику после спасения из лап похитителей; таскала по тавернам и даже доверила свою царственную шевелюру. Теперь я, кстати, поняла всю иронию ситуации, когда Лили вздумалось выкраситься в жемчужно-белый цвет. Среди присутствующих дам не наблюдалось ни одной светловолосой. Вообще ни одной, совсем.

Все их рассказанные истории и оброненные фразочки стали восприниматься в ином свете. Уж да, для меня сие откровение стало потрясением. А ведь в Нижнем Мире, в отличие от Среднего, вся власть сосредоточена в одних руках — хоть что-то мне было известно о смежном мире. Я по-новому взглянула на обладателя этих самых венценосных рук и ощутила, как пересохло в горле. Меня же ему скоро представят. Ну и Лили, ну удружила с приглашением. Забыла только уточнить крошечную детальку, кто ее семья и кто папа, мелочь совсем. Я бы может и рассердилась, если бы мне не было сейчас так страшно. Да у меня зубы застучали от перспективы предстать пред вон те вот пронзительные очи повелителя Царства.

Повелитель же, не подозревая о моих душевных метаниях, обвел скучающим взглядом публику, снисходительно улыбнулся и спокойно произнес: "Ишиниарра". Народ сразу расслабился, зашелестели подолы, зазвенели бокалы, зазвучала речь, сливаясь в единый поток. Ко мне подошел Фенрир и поинтересовался:

— Как открытие бала, понравилось?

— Очень, правда я ни слова не поняла из вашей с Дантом речи. — Демон рассмеялся.

— Естественно, но ты не расстраивайся, быть может, как-нибудь позже я тебе расскажу, какой в ней был смысл. — Он это произнес, понизив голос и чуть ли не мурлыкая, отчего возникла некая двусмысленность.

Мне захотелось аккуратненько выскользнуть из его довольно тесного общества и прильнуть к кому-нибудь более знакомому, согласна даже на Абигайла. Тот как раз очень эмоционально общался со встретившей нас у точки перехода демоницей в коротком платье. Сейчас она уже не выглядела возмущенной присутствием ниора, а наоборот, игриво улыбалась — вот умеет мой учитель находить подход к опасным дамочкам. Лили порхала среди гостей, источая море обаяния, как самая радушная хозяйка. Дант повел представлять Лиса отцу, и теперь они в компании с еще одним незнакомым мне высоким темноволосым мужчиной о чем-то общались. Как-то так вышло, что я осталась один на один с этим не очень-то приятным, если вспомнить наше знакомство, демоном. Он проследил за моим взглядом, блуждающим в поисках путей отступления, и усмехнулся:

— Не бойся, не съем я тебя. Во всяком случае, так быстро. — Я не удержалась и фыркнула. Он вздумал надо мной потешаться?

Наглый провокатор явно проверял меня на прочность, значит, пора отбросить правила приличия и отдаться на волю обстоятельств. Я перестала озираться и с вызовом посмотрела ему в глаза, потом якобы невзначай продемонстрировала запястье.

— Не подавишься? Я ведь могу и в горле застрять.

Сказала, а у самой сердце забилось часто-часто — все-таки непривычно общаться в подобном тоне. Но сдается, по-другому он не поймет. Фенрир выразительно посмотрел на метку приглашения, показывая, что намек понял, затем одним движением сгреб меня в охапку, я даже испугаться не успела, и прошептал на ухо, заставляя непроизвольно вздрагивать от ощущения горячего дыхания на своей коже:

— Милая, я же говорил, что приветствую пороки в любых их проявлениях. И с аппетитом у меня все в порядке, просто буду внимательно смотреть в тарелку и тщательно жевать.

Демон медленно, едва касаясь, провел рукой вдоль моего тела от талии до бедра. С видимым удовольствием занырнул в разрез на подоле, легко-легко пробежал пальцами по ноге и моментально выпустил. Как ни странно, мне понравилось — уж себе-то я в этом могла честно признаться. Сознанием завладело бесстрашие, граничащее с безрассудством. Внимание опасного мужчины вызывало дрожь и ответный интерес, я никак не могла определиться в своем к нему отношении: то ли он меня раздражает, то ли я нахожу его пригодным для общения. Но что демон не оставлял меня равнодушной — факт.

Фенрир протянул мне бокал, пригубил из своего, будто не было сейчас никакой сцены и неоднозначных намеков, вполне нейтрально продолжил:

— Давай уточним одну вещь. Мой отец — родной брат повелителя, смекаешь, да? — Он насмешливо вздернул бровь. — Та печать, что создает у тебя иллюзию безопасности, дарована домом Оливьеров, моим домом. Так что, милая, конечно, я тоже стану оберегать тебя ото всех. — Я недоверчиво на него покосилась. — Ото всех кроме себя, — Фенрир широко улыбнулся, причем понять шутит он или серьезен, я не смогла.

ГЛАВА 14

В это время вокруг стало совсем суетно, нас незаметно оттеснили в сторону, и я потеряла друзей из виду. К моему спутнику постоянно кто-то подходил поздороваться и засвидетельствовать почтение, мне же доставались любопытные взгляды полные недоумения, а некоторые откровенной насмешки. В итоге настроение совершенно испортилось и находилось в странной нестабильности, то ли послать всех в бездну, то ли расплакаться. Результат вылился в непредсказуемые даже для меня самой действия. Я по-хозяйски взяла Фенрира под локоток и капризно потребовала:

— Милый, ты обещал познакомить меня со своей семьей.

Вообще-то, подобным образом я собиралась пробиться поближе к друзьям, коих атаковали многочисленные гости, а "милым" передразнила нахального демона, с чего-то решившего, что меня можно так называть. Но вид вытянувшихся физиономий очередной надменно осматривающей меня дамочки и Фенрира — позабавил. Правда, последний быстро сориентировался и взял себя в руки. Небрежно махнул собеседнице и, не снизойдя до вежливого прощания, развернулся ко мне, обнял, ощутимо впиваясь пальцами в ребра, прошептал:

— Хочешь поиграть? — Я фыркнула.

— С демоном? Я еще пока в своем уме. — Фенрир издевательски вздернул бровь, мол, не похоже.

— Что же, я охотно выполню твою просьбу. — Он потащил меня в центр к постаменту с чашами. Не успела я опомниться, как наглый демон уже громогласно объявил:

— Официальная гостья семьи Оливьер — Алистер Дэйл, человек, Средний Мир. Просим беречь и жаловать.

Странное дело, вроде бы все вокруг продолжали веселиться, занимаясь исключительно собой, но я отчетливо поняла, что его слова расслышал каждый присутствующий. Или воспринял? Метка на запястье обожгла кожу, совсем как тогда, когда впервые на нем появилась. Именно это и привело меня в чувство: зря я столь вольно общалась с малознакомым демоном, да еще асурендром. Внутри поселилась уверенность — приглашение Лилиан обрело силу. Повелитель Подземного Царства слегка нахмурился и одарил меня тяжелым взглядом. Тут же рядом возникли все те, кого я так жаждала видеть еще минуту назад: Альт, Лили, Дант. Лис и до этого, стоявший рядом, ободряюще мне кивнул.

— Добро пожаловать, — наконец произнес Повелитель низким, даже можно сказать, давящим голосом и вопросительно посмотрел на детей. Вторая фраза за вечер, которую мне довелось от него услышать. Судя по всему, он вообще был немногословен. Или не посчитал меня достойной большего?

— Простите, милорд, что не по форме, я хотела представить вас в более подходящее время, — заискивающе произнесла Лилиан и едва заметно поморщилась. — С Фелисаном, видела, вы познакомились, второй спутник Алистер — Альтамус Форт Абигайл, человек, Средний Мир, маг-универсал.

Пользуясь тем, что внимание отца сосредоточено на Лили и Альтамусе, Дант наступил Фенриру на ногу и тихо прошипел:

— Какого ты творишь?

— Она сама попросила, — и бровью не повел его вредный братец. Возможности возмутиться в сложившейся ситуации у меня не было, хорошо, что Дант не впечатлился его ответом и многообещающе закончил:

— Поговорим еще.

Фенрир недовольно оскалился и почему-то очень странно посмотрел на меня. Я не смогла определить, какое чувство отразилось в его глазах, но видела, как они вспыхнули шальным огнем.

— Милорд Астагарт Оливьер — Повелитель Подземного Царства, — безо всяких расшаркиваний закончила Лили и недобро покосилась на кузена.

— Приветствую, Темный лорд. — Альт почтительно склонил голову, я последовала его примеру.

Следующее событие лишило меня дара речи — Повелитель, закончив изучать нашу разношерстную компанию, внезапно улыбнулся, приобретая еще большее сходство с сыном, слегка развернулся в сторону своего молчаливого спутника и произнес:

— Эрдан, я выиграл спор, с тебя награда. — Тот, к кому он обратился, явно не разделял радости Астагарта.

И если внешность повелителя вызывала трепет, а излучаемая энергетика — желание держаться от него подальше, то этот демон откровенно пугал. Жесткий, цепкий взгляд, плотно сжатые тонкие губы, та же царственная величественность с которой он взирал на всех вокруг, только было что-то еще, внушающее истинный ужас. Себе я объяснила это тем, что все-таки очень привыкла к Данту, и соответственно лицо его отца казалось приятнее, хотя назвать добряком Астагарта язык бы тоже не повернулся.

— Как скажешь, — надменно процедил Эрдан, пристально буравя меня. После чего представился сам: — Эрданур Оливьер, обойдемся без титулов.

Допускаю, что семейство Оливьеров может быть многочисленным, но после того, как мне украдкой подмигнул Фенрир, я укрепилась в мысли, что это и есть его родитель, собственно, родной брат повелителя.

— У нас еще будет время для встречи, сейчас вынужден заняться не терпящими отлагательств церемониями. — Астагарт прочертил в воздухе какой-то символ, он вспыхнул алым пламенем, Эрданур повторил его жест. — Фелисан, неожиданное знакомство, но мне приятно, что оно состоялось. — В следующий миг оба Темных лорда исчезли.

— Иди сюда, — глухо прорычала Лили и отрастила длиннющие когти в цвет к своему серебристому платью.

— Держи себя в руках, — посоветовал объект ее негодования и прикрылся мной, как живым щитом.

— Отпусти ее, — с ноткой угрозы продолжила наступать подруга.

— Лили, он прав, здесь не место выяснять отношения. Мы хозяева бала, помнишь? — Дант положил руку на плечо сестры. Демоница неохотно тряхнула головой, и голубые искорки исчезли из ее глаз, на руках по-прежнему красовался безупречный маникюр.

— Повезло тебе, — процедила Лили.

— Ой, да чего вы так всполошились? Еще спасибо сказать должны, что избавил всех от нудной церемонии. Прикиньте, сколько бы времени пришлось проторчать в ожидании своей очереди на аудиенцию. Выбрали ночку для знакомств, — Фенрир закатил глаза, — сегодня только ленивый к дяде не подкатится с какой-нибудь просьбой или просьбочкой. Ну-у-у, — он невинно улыбнулся, — где мои благодарности и овации? Спас вам вечер.

— Спасибо, — кривляясь, съехидничал Дант. — Но в другой раз, будь любезен, не лезь в то, что тебя не касается. Алису Лили пригласила, ей и отвечать, и метку активировать.

— Вот это новости, — тут же стер с лица веселье Фенрир. — Это всех касается, она гарантировала человечке защиту дома. И вообще, о каком другом разе ты говоришь? У вас еще много в запасе овечек, рискнувших водить дружбу с волками?

— Я полагаю, — вмешался в семейную разборку Лис, — нет смысла продолжать этот разговор. Ты поступил опрометчиво, поддавшись импульсу, учись сдерживаться, иначе плохо закончишь. — Фенрир гневно раздул ноздри и продемонстрировал клыки.

— Ты мне угрожаешь? — в его голосе слышалась сдерживаемая ярость.

— Делать мне больше нечего, — игнорируя злющего демона, пожал плечами Лис, будто речь шла о сущей безделице. Иллюзор выглядел совершенно безмятежно. — Я лишь напомнил о статусе асурендра, тебе непозволительно вести себя, уподобляясь низшим. Контроль — прежде всего.

Фенрир недовольно скривил губы, но успокоился. Довольная отповедью Фелисана Лили не упустила возможности поддеть родственника:

— Так и быть, сочту твою выходку глупой шалостью. Но ты рисковал — если бы отца эта ситуация не позабавила, еще неизвестно, как бы он отреагировал.

— Разве я похож на дурака? Я знал, что Астагарт поспорил с моим отцом, выкинешь ты сегодня какую-нибудь свою шуточку или нет.

— Рискованно, — подтвердил слова сестры Дант.

— Выиграть-то он хотел, тут любой повод сгодится. Чего вы такие занудные? У Темных лордов сегодня самая обременительная ночь в году, развлекаются, как могут. Пошли тоже, а то я утомился объясняться.

Близнецы переглянулись и одновременно ткнули с двух сторон кузена под ребра. Он охнул и согнулся, а когда выпрямился, на его лице сияла обворожительная улыбка.

— Как будем веселиться? Предлагаю смотаться отсюда под шумок.

— Сам же знаешь, что не выйдет, — миролюбиво ответила Лили. — Иди и отрабатывай свою провинность, а я пока Алисе все покажу. — Фенрир насупился.

— Неблагодарная. Ладно, у тебя есть час, потом я умываю руки. Вообще-то, я открывал этот бал, сил потратил, между прочим, уйму.

Их перебранка напомнила мне о прежних временах, когда не было никаких асурендров, а была только парочка бесшабашных демонов, готовых на любое приключение, да один жутко мудрый дракоша, заменяющий нам и голос разума, и голос совести. Незаметно для себя я расслабилась.

Альт и Лис, сдав меня на попечение Лилиан, дружно растворились в толпе гостей, следом за ними нас покинули Дант с Фенриром. Подруга непривычно раскаивающимся голосом спросила:

— Сильно напугалась? Прости, что так вышло, я хотела все иначе сделать. Сегодня, и правда, предстоит слишком сумасшедшая ночь.

— Нормально все, я уже успокоилась. Просто очень неожиданно, могла бы сказать, кто ваш отец. — Он просияла и сразу приняла прежний вид, сообщающий миру, что эта девушка и раскаяние не знают о существовании друг друга.

— Я тоже не ожидала, что ты тут появишься. — Она хихикнула. — В принципе не думала, что рискнешь к нам сунуться. Отчаянная ты, Алиска. — Я криво улыбнулась.

— Лучше расскажи, что случилось? Я ничего не поняла из вашего разговора.

— Просто все. Приглашая тебя, я засвидетельствовала покровительство всех членов семьи без их на то ведома. Не смертельно, но вон, сама видела, как кузен напыжился, ты же такая хрупкая, мало ли что. Царство не самое лучшее место для людей. — Я только хмыкнула на ее откровения. Спрашивается, какого тролля она вообще заварила всю эту кашу? Добрая девочка. Хотя о чем это я — что взять с демоницы?

Лили продолжала куда-то целенаправленно идти, прочь от шума и музыки, не замечая моей реакции и объясняя на ходу: — Папуля довольно вспыльчивый, трудно было предугадать его реакцию на мою выходку — к нам в таком качестве люди еще не забредали. А Фенрир в обход меня вывалил на него новости без подготовки почвы, мало того, даже не удосужился соблюсти положенные формальности. Вот мы и напряглись, но все же хорошо теперь, так что забудь.

— Легко тебе говорить — забудь. Можешь пообещать, что мне больше не придется сталкиваться с твоим венценосным родителем? — с надеждой поинтересовалась я.

— Увы, если он захочет, то придется.

— Отличная перспектива. — Я схватила с подноса пробегающего мимо слуги бокал и осушила его не глядя. На вино похоже, только в конце горло обжигает.

— Попала я из-за вас с Дантом. В жизни бы в Царство не сунулась, зная, во что это выльется. Никакое любопытство бы меня не пересилило. Крон-принцесса или как мне тебя величать? Теперь ясно, чего перед вами демоны в "Стыдливой Нимфе" головы склоняли. — Она хитро прищурилась.

— Давай сделаем вид, что ничего не изменилось?

— Я попробую, — вздохнула и уже спокойнее закончила, — все равно понятия не имею, как положено обращаться со столь высокопоставленными особами. — Лили весело рассмеялась.

— Вот и чудно. Идем, покажу дворец.

За разговорами и знакомством с домом друзей мы вышли на открытую площадку с узорчатыми ограждениями, отсюда открывался восхитительный вид на город. Внизу кипела и бурлила жизнь — жители праздновали. Время летело с какой-то сумасшедшей скоростью, мне показалось, что не прошло и получаса с того момента, как мы с подругой покинули главный бальный зал, но появившийся, словно из ниоткуда, Фенрир недовольно сообщил, что пора бы уже и сменить его на ответственном посту.

— Сейчас все самое интересное начнется, — жалобно проговорила Лили.

— А то, — Он довольно ухмыльнулся. — Думала, я просто так великодушно тебя отпустил в начале?

Подруга посмотрела на меня и нерешительно замерла, о чем-то раздумывая.

— Не волнуйся, я позабочусь о нашей бесценной гостье. — Фенрир выделил предпоследнее слово.

— Хорошо. Алиска, не скучай. — Лили махнула рукой и быстро растворилась в сумеречных тенях.

Я осталась наедине с внушающим опасения демоном и даже примерно не представляла, где сейчас находятся друзья. Зябко поежилась и мысленно себя отругала: сама захотела острых ощущений, сама завалилась в Нижний Мир, Лис с Альтом могли и не сопровождать меня, пора привыкать к самостоятельности. Вздернула подбородок и расправила плечи. Фенрир, поглядывающий все это время на меня с легкой насмешкой, внезапно оказался сзади. Его руки сомкнулись на моих плечах, слегка надавливая и заставляя развернуться.

— Послушай, — начала я возмущаться, но он перебил, шикнув.

— Смотри вверх.

Подняла голову и обомлела — в сводах темного купола, служившего небом иному миру, распускался яркий огненный цветок, сотканный из множества трепещущих язычков пламени. Я тут же позабыла о несносном демоне и стала увлеченно следить за разворачивающимся представлением. Огонь танцевал, принимая причудливые формы, а вокруг него искрилась разноцветными бликами река. Стихии схлестнулись и осыпали землю дождем из мерцающих пылинок. Подставила руку, ловя их — ладошка заблестела, словно на нее упали настоящие драгоценности. Тем временем к видению присоединилась Стихия воздуха, рисуя на сверкающей пыльце замысловатый узор.

Когда я подумала, что ничего удивительнее произойти уже не может, масштабную проекцию, озаряющую город, заслонила темная глыба, сотканная из мелкой каменной крошки. Расколовшись, она пошла трещинами и осыпалась в ровную линию, из которой, уподобляясь растущему стебельку, излился бирюзовый ручеек. Его венчал алый бутон чистого пламени, ветер раскачивал иллюзию, оживляя картинку, заставляя верить в происходящее чудо.

— Понравилось? — раздался вкрадчивый голос у самого уха. Я вздрогнула, по оголенной шее скользнуло теплое дыхание. Пока я, выпав из реальности, любовалась игрой Стихий, Фенрир продолжал очень близко стоять позади, положив руки на перила по бокам от меня.

— Это было восхитительно, — выдохнула я, чувствуя неловкость.

— Согласен, — искренне ответил демон. — Пойдем внутрь?

Я развернулась и уткнулась ему в грудь, задрала голову, встречаясь с огненными всполохами в темных глазах, смутилась сильнее. Сейчас он был совершенно спокоен, не провоцировал, не пытался запугать. Такой Фенрир мне нравился больше. Поддалась порыву, запоздало удивляясь своему безрассудству, и провела пальцами по его шраму на скуле, тихо спросила:

— Расскажешь потом, как это вышло? — Удивление на лице демона сменилось плутоватым выражением.

— Только если ты со мной потанцуешь.

— Боюсь, что я не… — Он приложил палец к моим губам, вынуждая замолчать.

— Я все сделаю сам, тебе останется лишь расслабиться и не мешать.

Не успела опомниться, как Фенрир щелкнул пальцами, и едва слышная на площадке музыка, доносившаяся из бальных залов, зазвучала намного громче, а меня уже уверенно вели в изысканном танце. Действительно, стоило просто чувствовать его движения, остальное происходило как-то само собой, тем более свидетелей, оценить и покритиковать, вокруг не наблюдалось. Самоуверенный демон с невинной улыбкой пропутешествовал пальцами вдоль моего позвоночника, неприкрытая ничем спина мгновенно покрылась щекочущими мурашками. Он склонился, вынуждая меня прогнуться назад, и едва уловимо коснулся губами ключицы. Пока я осмысливала произошедшее, Фенрир отстранился, и мы оказались на расстоянии вытянутых рук, задевая друг друга лишь кончиками пальцев. Время потекло иначе, каждое мгновение ощущалось очень остро и ясно.

Я кружусь в такт мелодии, затем направляемая партнером перетекаю из одного положения в другое. И вновь на доли секунды он прижимается тесно-тесно, закидывает мою ногу себе на бедро, словно невзначай скользит ладонью немного выше, чем допустимо. Я снова не успеваю возмутиться, танец продолжается, а демон с вежливой улыбкой отходит на несколько шагов. Только и остается, как внутренне посетовать на свой легкомысленный наряд. А в следующий момент я чувствую, как вдоль тела, повторяя изгибы, медленно продвигаются теплые руки. Занятный танец, ничего не скажешь. Главное непонятно, так задумано или у нас чистая импровизация?

Я подчиняюсь ему, следуя точно шаг в шаг, мне нравится ощущать прикосновения Фенрира. В принципе, я догадываюсь, к чему все идет, но больше не испытываю желания сопротивляться. Поэтому когда он берет меня в кольцо рук и произносит тихие слова на незнакомом языке, я лишь улыбаюсь и продолжаю двигаться. Демон снова стоит позади, я не вижу его лица, но чувствую дыхание на спине и даже не сомневаюсь — он тоже улыбается. Голос Фенрира обволакивает, не понимая ни слова, я готова слушать его вечность. Магия — такая магия. Вокруг плещется сила, по нарастающей, толчок за толчком, будто назревает буря, но это сейчас не имеет значения. Я отдаюсь во власть сиюминутного порыва, ловя момент удовольствия. В завораживающих словах мужчины улавливаю свое имя, внутри пробегает горячий разряд, и я выгибаюсь навстречу демону. На самой высокой ноте мелодия обрывается, танец окончен, а губы обжигает поцелуй. Такой незнакомый, такой завлекающий.

Он не был похож на легкие, полные нежности поцелуи сильфида Шанти, отличался он и от мягкого, осторожного прикосновения Лиса, и даже Дант, в тот единственный раз, лишь ненавязчиво предложил разделить с ним всю яркость эмоций. Фенрир же целовал настойчиво, властно, заражая своим напором, заставляя платить ему той же монетой. Я не испытывала сейчас ни страха, ни смущения. Ведь это мне и было нужно — кружиться на острие клинка, играя в прятки с чувствами. Закрыла глаза и всецело растворилась в объятиях демона, безразличная к любым последствиям своего безумного поступка.

Робкая мысль слабо шевельнула хвостом — неправильно все, так нельзя, но ее тут же смыл поток холодной дождевой воды, заодно остужая разгоряченное тело и сознание. Фенрир отпустил меня и подставил лицо под падающие капли, влага тоненькими ручейками стекала с волос, кончика носа, приятно холодила пылающие губы.

— Стихии шалят, — проговорил он, глядя куда-то вдаль. — Ночь такая, сегодня их время. — Он накинул мне на плечи откуда-то взявшийся огромный платок, завернув в него чуть ли не целиком. Мы одновременно тихо рассмеялись.

— Хитрый ты, — подвела я итог нашему совместному времяпровождению.

— Считаешь? — Фенрир снова встал позади и устроил подбородок на моей макушке.

— Разве нет? То угрожаешь, то соблазняешь.

— И это еще не все, что я для тебя приготовил, — в его интонациях промелькнули игривые нотки.

— Опять пугаешь?

— Как можно, милая. Предупреждаю.

— Ты сказал, сегодня балом правят Стихии. Мне нравится эта ночь. — Мужчина ничего не ответил. Мы молча стояли и любовались на утонувший в серой пелене город, не обращая внимания на усиливающийся дождь. От Фенрира исходило ощутимое тепло, и я перестала дрожать.

— Мило, — на площадке появился Данталиан, — а мы вас уже обыскались. Сдается, кто-то этому очень поспособствовал. — Мой кавалер насмешливо фыркнул.

— Я думал, это очевидно.

— Ага, я два раза мимо проходил и никого не заметил.

— Плохо смотрел, наверное. — В глазах Фенрира заплясали смешинки.

— Вот вы где, — к нам присоединились остальные друзья.

— Я же говорила, что тут их оставляла. Как можно было кругами бродить? — из тени донесся мелодичный голосок Лилиан.

— Поздно уже, — заметил Альтамус.

— Ты промокла, — в тон другу откликнулся Лис, и я поймала на себе его внимательный взгляд.

— Понято, — не стала я спорить и взяла под руку Фелисана. Только сейчас осознавая, как на самом деле вымоталась и устала. Поистине день выдался богатый на события и впечатления. Очень захотелось очутиться в теплой кроватке, свернуться клубочком и сладко уснуть, желательно без сновидений.

Выяснилось, что комнаты Альта и Лиса расположены в другом крыле дворца. Лили в счастливом порыве выделила мне покои неподалеку от своих, не озаботившись тем, где разместили остальных гостей. Лис вызвался провожать. Хозяева, для которых праздник был еще далеко не окончен, пожелали доброй ночи и покинули нас. Абигайл сказал, что успел уладить еще не все недоразумения, поэтому спать пока не планирует. Я махнула ему рукой и побрела отдыхать. Мой зеленоглазый друг всю дорогу молчал, отчего складывалось впечатление, что он сердится.

Пока я умывалась и переодевалась, большой кот устроился на краю огромной кровати и, надо полагать, уходить никуда не собирался. За все время он не произнес ни слова, что меня только больше настораживало. Отчего-то думалось — он прекрасно осведомлен о произошедшем между мной и Фенриром, но друг продолжал хранить спокойствие и не заговаривал. Я зажмурилась, хотя в темноте и так ничего не видно, и все же спросила, задержав дыхание:

— Осуждаешь меня? — Было крайне важно услышать ответ. Наверное, потому что я и сама считала, что вела себя не слишком правильно сегодня вечером. Так бывает, когда чувствуешь за собой огрехи, ждешь порицания ото всех вокруг, а его задумчивость лишь добавляла сомнений.

— А должен? — спустя недолгую паузу донесся до меня тягучий голос Лиса.

— Не знаю. Показалось, ты не одобряешь того, что случилось. — Он фыркнул и ткнулся мне в руку влажным носом, потом отодвинулся и уточнил:

— А что случилось? — Почувствовала, как потеплели уши — хорошо, что темно. Вот ведь хитрый интриган.

— Почему-то я думаю, ты и так знаешь.

— Догадываюсь, — не стал отрицать друг и замолчал. В этот раз пауза затянулась на куда более долгое время. — Кто я, чтобы осуждать? — наконец ответил он. — Алиса, я прекрасно ощущаю твои чувства, и мне не составляет труда понять мотивы поступков. Только хочется, чтобы ты была немного осмотрительнее. В любом случае, это твоя жизнь, твой путь и твои ошибки. Я не могу защитить тебя от себя самой, да и не вижу смысла. От такой заботы получится один вред, ты должна научиться уверенно стоять на ногах без чьей-либо помощи, иначе все станет временной мерой.

Некоторое время мы сидели в тишине, я обдумывала услышанное.

— Ты поэтому не вмешивался?

— Ты же готова была отправиться в этот мир одна, я не собираюсь ограждать тебя ото всего на свете. Возможно, немного проконтролирую, не более. Как иначе ты повзрослеешь? — Я почесала нос и вспушила челку, потом робко дотронулась до мягкого бока Лиса.

— Спасибо.

— Это все, что тебя беспокоило?

— Не знаю, наверное. Сложно понять происходящее сейчас в душе, но я разберусь, — пообещала я больше себе, чем другу.

— Часто через сомнения и боль мы обретаем действительно ценный опыт, начинаем различать истину, постигаем новые знания.

Я не совсем поняла, что именно он хотел до меня донести — глаза слипались, голова отказывалась думать. Лис словно почувствовал мое состояние, хотя, скорее всего, так оно и было на самом деле.

— Отдыхай, малышка, сегодня все будет хорошо, я постерегу твой сон.

Я еще нашла в себе силы погладить пушистую голову котика, после чего завернулась в одеяло. На грани яви и грез разобрала среди тихого урчания последние его слова: "Будь осторожнее с демоненком, он опасен". А кто не опасен? Задать вопрос вслух уже не получилось. Дракон, демоны, кот — все вы хищники по своей природе, но вы же и принесли в мою жизнь много света. Те же люди бываю не менее опасны. Сквозь застилающую сознание пелену, показалось, пришел тихий ответ на мои мысли: "Дант не тронет тебя из-за дракона, а у этого ограничений нет". Дальше меня окончательно сморило.


Проснулась я от непонятного шороха, похожего на шелест крыльев. Резко села, вспоминая где я, что вчера было, и пытаясь сообразить сколько сейчас времени. Первое далось легко, с последним вышло сложнее. Казалось, близится вечер, но это если бы мы сейчас были в Среднем Мире. В Нижнем же постоянно царили легкие сумерки, как в непогожий день. Свет от мелких светил на непривычном небосклоне мягко рассеивался, лишая возможности ориентироваться во времени суток. Только ночь ни с чем не перепутаешь, а вот все остальное — увы. Я выглянула в окно, ничего не определила и сосредоточилась на поиске источника шума, вскоре он обнаружился. Под потолком, запутавшись в складках балдахина над кроватью, трепыхалась маленькая летучая мышка.

Фелисана нигде не было видно, а самой ее достать даже со стула не получится. Вот если бы один вредный ниор научил меня левитировать… Вздохнув, я все-таки подставила стул, но это, как я и предвидела, не помогло. Зверек, почуяв движение в комнате, затих и только изредка попискивал.

— Не бойся, крошка, — подбодрила я его. — Сейчас, что-нибудь придумаю.

Я сконцентрировала внутри себя силу и мысленно потянула из окружающего воздуха несколько нитей. Перекрутила их в более толстые жгуты, концами которых осторожно потянулась к попавшему в западню животному, раздвигая слои ткани. С третьей попытки задуманное удалось. Высвободившаяся мышка сразу метнулась к дверям. Я поспешила ей их открыть, вот только по пути запнулась об задравшийся край ковра, потеряла равновесие и отчаянно замахала руками. Воздушные плети, все еще не рассеянные обратно в пространство, неудачно задели случайную гостью, зверек упал на пол рядом со мной. Я перепугалась, что покалечила летучую мышку, и протянула к ней руки, ойкнув, тут же отдернула — малышка меня укусила.

Рассудив, что она на это имела все основания, я добралась до двери и выпустила летунью. Быстро собралась и высунула нос в коридор — никого не видно. Что ж, попробую дойти до комнат Лилиан, а может, еще кого по дороге встречу. Мне повезло, буквально через пару шагов на горизонте замаячила голова подруги.

— О, Алиса, как ты? — Ее заспанный вид красноречиво говорил, что отдохнуть удалось не особо.

— Хорошо. Не пойму, который час?

— Ну, обед мы точно пропустили, — пожала плечами демоница. — Есть хочешь?

— Не откажусь. — Я последовала за подругой. — Не думала, что продрыхну так долго, и никто не разбудил. — Лили хихикнула.

— Да они сами только под утро разошлись. Сумасшедшая ночка выдалась.

— А я все пропустила.

— Нет, все интересное ты видела, а остальное… поверь, я бы лучше тоже спать пошла.

Тем временем мы добрались до небольшой комнаты, где в камине потрескивали дрова, плотные шторы еще сильнее способствовали созданию сумерек, а за овальным столом сидели знакомые лица.

— Вот и девочки, — хрипло поприветствовал нас Дант.

Выглядел он так, будто войско троллей на себе перетаскал — мятым и усталым, но одновременно с тем и очень домашним. Примерно такой же видок был и у Фенрира. Несмотря на их расхристанный облик, я вновь залюбовалась демонами. Расслабленные сейчас, они умиротворенно завтракали и пили вино. Рядом сидели Лис и Альт, последний тоже бодростью не блистал. Что и у него выдалась ночка бурная? Зато к Иллюзору, в отличие от остальных, не подкопаешься — все безупречно. Абигайл широко зевнул и махнул мне, приглашая сесть рядом.

— Уютно тут у вас, — заметила я, осматриваясь.

— Да, мы любим начинать день после бала в тесной компании, — откликнулся Дант, наполняя бокалы тягучей красной жидкостью.

Я осторожно покосилась на Фенрира, ожидая от него какой-нибудь язвительной реплики, но тот лишь безразлично смотрел в огонь.

— А ко мне мышка летучая заглянула. Часто они у вас по дворцу летают?

— Странно, на окнах от них защита стоит. Видимо, вчера во всеобщем хаосе пробралась как-то, — рассеяно ответила Лили, накладывая себе салат.

— Какие планы? — Мне не терпелось прогуляться по окрестности и все осмотреть.

— Я спать, — все так же, не шевелясь, ответил Фенрир.

— Аналогично, — поддержал его Дант.

— Слабаки, — фыркнула Лили и сделала пас рукой.

Парни одновременно вскочили и разъяренно заорали: — Лилиан.

— Немного льда за шиворот для бодрости никому не повредит, — ничуть не раскаиваясь, ответила подруга и ловко увернулась от настигающей ее кары в образе двух взъерошенных братцев.

— Алис, — выходя из задумчивости, обратился Альтамус.

— М-м-м? — Я краем глаза продолжала следить за разыгравшейся шуточной битвой.

— У тебя камень дракона с собой? — Неожиданный вопрос застал врасплох, я мгновенно позабыла о демонах.

— Да-а-а, — осторожно протянула, строя догадки, чтобы это значило.

— Отлично, — кивнул своим мыслям ниор. — Знаю, я просил его не носить, но это было до того, как ты решила навестить Нижний Мир. Вчера… хм, не сообразил сказать, да и не ожидал… В общем, одень-ка ты его обратно, так мне спокойнее будет.

— Ты издеваешься? — зашипела я ему на ухо.

— Серьезно, кто же знал? Сам не в восторге, но лучше подстраховаться.

С подозрением посмотрела на Абигайла. Что за игры? Развлекаться подобным образом хотелось меньше всего, но он был очень серьезен, смотрел прямо и открыто. Я недовольно выдохнула и кивнула.

— Спасибо, — шепнул одними губами Альт, чем весьма удивил. За что?

Асурендры уже перестали дурачиться и заняли прежние места. В помещение вплыла девушка во всем черном, выставила на стол еще несколько бутылок и блюдо с фруктами. Уходя, она смерила меня враждебным взглядом, под которым я чуть не подавилась. Чем же я его заслужила? Тем временем разговоры за столом продолжались, и я выбросила из головы странную девицу. Так приятно находиться здесь и сейчас, щуриться на огонь, подставляя ноги теплу, общаться и ни о чем не думать. Лис перекинулся в кота и залег неподалеку от камина, изредка шевеля ухом. Я тоже закончила есть и перебралась в глубокое кресло рядом с Иллюзором.

Ко мне подошел Дант, протянул бокал — от напитка исходил терпкий пряный аромат. Кивнула ему в знак благодарности и уже собралась отпить, как вдруг кольнуло укушенный палец, рука неловко дернулась, и несколько капель вина упали на пушистый ковер, расползаясь неровными кляксами. Зашипела сквозь зубы, коря себя за неуклюжесть. Что произошло в следующие секунды, я осознала позже. Лис резко вскинул голову, оскалился и зарычал. Мгновение, и он прыгнул, выбивая у меня злосчастный бокал, далее, не сбавляя скорости, опрокинул стул с Фенриром и навис над ним с разинутой пастью у горла. И это все буквально пока я успела пару раз моргнуть. В комнате повисла напряженная тишина.

Впрочем, растерянность присутствующих быстро сменилась совершенно разными эмоциями. Фенрир тоже отмер и заорал:

— Какого пекла? — Отчего-то он не стал трансформироваться, хотя Фелисан сейчас выглядел очень устрашающе.

Вот вам и милая киса, в таком виде я друга еще ни разу не видела: горящие зеленым потусторонним огнем глаза, шерсть вздыблена, уши плотно прижаты к голове, все тело напряжено, когти размером с добрый нож, верхняя губа задрана, обнажая внушительный ряд острых зубов. То ли Иллюзор не дал вспыльчивому демону впасть в ярость, то ли тот сам счел поведение кота обоснованным, тем не менее, если не считать агрессивный вид Лиса и злое лицо Фенрира, ничего слишком жуткого не происходило.

— Вино отравлено, — рыкнул Лис, — твоя вина.

— Что? — Изумление на лице распластавшегося на полу асурендра было настолько искренним, что я ни на минуту не усомнилась в его неосведомленности. А чуть позднее до меня дошел смысл сказанного.

Теперь уже у всех нас вытянулись лица. Дант треснул кулаком по столу и, судя по интонациям, выругался — парочку слов оттуда я знала. Лили нахмурилась и взяла в руки бутылку:

— Мы же все его пили, никто ничего не почувствовал. Как такое возможно?

Сомневаться в чутье Иллюзорного кота не приходилось, но кто посмел пойти на подобную наглость? Главное, зачем? Бессмыслица какая-то, это же равносильно подписанию себе смертного приговора. Следующие слова Фелисана многое объяснили, хотя лично мне легче не стало.

— Оно опасно только для Алисы, я уловил запах ее крови в напитке.

— Ну а я-то при чем? — несколько обижено уточнил Фенрир, выползая из-под кошачьей туши. Лис милостиво его выпустил и перестал выглядеть пугающе.

— Думай, демоненок, думай, — сурово ответил Иллюзор.

Я растерянно переводила взгляд с одного говорящего на другого и все не могла взять в толк, при чем тут я, вообще? Ситуация казалась абсурдной.

— Мышь, говоришь, летучая к тебе залетала? — о чем-то размышляя, пробормотал Дант.

— Да, укусила еще, — зачем-то пожаловалась я, потрясая раненым пальцем.

— Просто подлетела и укусила? — уточнила Лили.

Пришлось пересказать, как было дело. Близнецы переглянулись и недобро уставились на Фенрира. Но тот уже и сам метал молнии взглядом, лицо перекосилось от ярости.

— Убью, — пообещал он кому-то и умчался вон из комнаты, по пути опрокинув стул, пинком распахнув двери. Из глубин коридора донесся его гневный рык: — Иссания.

— Ребят, — подала я голос, — кто-нибудь мне объяснит, что здесь произошло? А то чувствую себя тупицей, если честно.

Дант ухмыльнулся, но потом сразу посерьезнел. Ответила Лили:

— Это была не мышь, а одна из ревнивых подружек Фенрира. — Хорошо, что я продолжала сидеть.

— Ну а я-то при чем? — повторила я слова виновника недавней свары.

— Да, в общем-то, ни при чем, — пожал плечами Дант. — Пойду, пообщаюсь кое с кем. — Он махнул рукой и тоже покинул помещение.

— На этот раз повезло, — мрачно произнес Альтамус, обращаясь к демонице. — Я думал, уж во дворце проблем не должно возникнуть. На ней же метка, — Повернулся к Лису и добавил: — Как?

— Если наши предположения верны, то она с третьего круга, такие хуже себя контролируют, а эта вампирша и в мирное время не слишком уравновешенная. Не знаю, как ее прохлопали, но Дант разберется, — хищно оскалилась подруга. — Наверное, кто-то из приглашенных гостей провел. Весьма неосмотрительный поступок, — Я поежилась — улыбка Лили обещала неприятности, на дне темных зрачков зажглись голубые искры.

— Укусив Алису, она получила доступ к ее крови, чем, полагаю, и воспользовалась, приготовив отраву узко-направленного действия, — ответил перекинувшийся в человека Лис.

До меня с большим опозданием дошел смысл их разговора. Ревность? К Фенриру? Хотя… вот не надо было прилюдно называть его милым, да и вообще. Не надо было.

— Девушка, которая принесла вино, очень зло на меня смотрела, — поделилась я.

— Киара в хороших отношениях с Иссанией, — кивнула Лили. — Знаешь, — она задумчиво на меня посмотрела, — начинаю жалеть о своем приглашении. Может, Шанти был прав? — Звук имени любимого дракоши отозвался тупой болью в груди.

— Прекрати, — резче, чем собиралась, ответила я. — Ничего же не случилось. Хватит напрягаться, пошли лучше покажешь мне что-нибудь интересное.

Лилиан дважды уговаривать не пришлось.

— Вы с нами? — спросила я у ребят. Они отрицательно помотали головами.

— Идите, мы позже вас найдем, — ответил за обоих Форт Абигайл.

Так что на прогулку по окрестностям дворца мы с подругой отправились вдвоем.

ГЛАВА 15

— Есть пожелания в выборе направления? — Лилиан уверенно двигалась по бесконечным коридорам и галереям.

— Давай спустимся в сад, я вчера видела его сверху с площадки — он прекрасен. — Подруга притормозила и удивленно на меня посмотрела.

— Ты про Сияющий Арборетум?

— Э-э-э, что? Понятия не имею о чем ты. Но да, там такая красота сияла. Я еще удивилась — у вас тут с растениями не густо, и вдруг целый сад. — Лили мелодично рассмеялась.

— Пошли. Алиска, только тебе придет в голову назвать его садом.

И что именно ее развеселило? Пожав плечами, я продолжила путь.

— С кем Дант умчался разговаривать? — С лица подруги мигом слетело беззаботное выражение.

— Не бери в голову, мальчишки разберутся. Все виновные понесут наказание.

— Да, в общем-то, я и не сомневалась, просто интересно, — растерялась я от столь резкой перемены ее настроения.

— Во дворце нельзя оборачиваться никому, кроме членов семьи и уполномоченных лиц. За порядком строго следят стражи с помощью охранной сети. Кто-то на посту совсем расслабился, раз вампир-оборотень среднего круга свободно проник в дом. — Ее клыки удлинились, голос звучал жестко. — Это недопустимо.

Если Лили так реагирует, представляю, как Дант вытрясет всю душу из виноватых. Впрочем, первый порыв жалости быстро улетучился, стоило вспомнить горящие потусторонним светом глаза Лиса и его разъяренный вид. В вине был яд, и его принесли на стол наследникам Подземного Царства.

— Пришли, — громко объявила подруга.

Я отвлеклась от размышлений и непонимающе уставилась на прекрасное собрание… камней? Присмотрелась и с трудом опознала в совершенно иномирном пейзаже то, что издали вчера приняла за сад. Вблизи моя ошибка становилась очевидной, объясняя причину недавнего веселья Лили. К слову сказать, камни тут были совсем не обычные — пространство между петляющих дорожек заполняли различные искусно обработанные горные породы с россыпью драгоценных самоцветов. Я в ступоре разглядывала изумительное зрелище. Сравнение с парком ему подходило, вот только росли здесь не цветы и не деревья.

— Но как? — вырвалось у меня.

— Нравится? — не без гордости спросила Лили. — Арборетум — особое место, здесь бездушные камни приобретают часть живой силы, и столетие за столетием медленно образуется все то великолепие, что ты сейчас видишь.

— Они и правда растут? — Подруга кивнула.

— Как любой кристалл.

— Чудо, — потрясенно выдохнула я и осторожно ступила на широкую тропинку, устланную чем-то отдаленно напоминающим мох, отчего звук шагов заглушался.

Вдоволь налюбовавшись на таинственное явление природы — вот уж точно ничего подобного в Среднем Мире не встретишь, мы отправились в город. Теральтан — столица первого круга Подземного Царства обещал массу интереснейших впечатлений.

— Что за система с кругами? — спросила я Лили, спускаясь по длиннющей лестнице уже за пределами дворцовых территорий. Различать их границы из-за особенностей архитектуры было довольно затруднительно, поэтому я пришла к такому выводу, ориентируясь на время пути и высокие шпили величественного здания.

— М-м-м? — Идущая чуть впереди демоница притормозила и обернулась. — Ах да, ты же не в курсе. Нижний Мир состоит из девяти концентрических кругов, уходящих в его бездонные глубины. Первый самый маленький по площади, здесь живут высшие демоны, вампиры, фурии, василиски и другие представители темных рас самой высокой ступени развития. Затем по нарастающей: чем ниже круг, тем больше пространства и менее развитые существа. До четвертого круга еще куда ни шло, дальше, — Лили усмехнулась, — дальше тебе знать совсем не обязательно. Ничего хорошего, если проводить аналогии с твоим миром там точно не найдешь.

— А как круги связаны? — во мне разгорелся живейший интерес.

— Это очень тонкая материя, объяснить на пальцах вряд ли получится, но не волнуйся, между ними действует одностороннее сообщение. Низшим существам без специальных пропусков наверх хода нет. Чем выше твое положение в обществе — тем больше возможностей в перемещении по миру.

— Как необычно. Мы побываем в других кругах? — Я сгорала от любопытства, позабыв о реальном положении вещей, и, не смотря на предупреждения подруги, хотела увидеть все собственными глазами. Когда еще выпадет такая уникальная возможность?

— Нет, — резко оборвала весь мой энтузиазм Лили, возвращая с небес на землю. И уже мягче добавила, видимо, заметив разочарование на моем лице: — Только если во втором. Пойми, Алиса, там реально опасно для такой хрупкой человечки, как ты. Сегодняшние же события показали, что и у нас под боком с тобой может случиться неприятность.

— Ладно, я поняла. — Спорить с разумными доводами было глупо, нужно радоваться и тому, что уже успела увидеть.

Мы прогуливались по городским площадям, заходили в различные лавки, кормили забавных мелких крылатых созданий у пруда, обрамленного рядом стройных деревьев с золотыми кронами, и я как-то совсем забыла, что Нижний Мир таит в себе все грани тьмы. Теральтан выглядел вполне мирным, сбивая с толку, заставляя верить в безобидность его жителей. Зато на обратном пути беспечности во мне поубавилось. Несколько раз поймала на себе странные, я бы даже сказала, нездоровые взгляды. Случалось, что вроде бы обычные с виду горожане резко меняли траекторию движения и начинали неестественно плавно и быстро двигаться в нашу сторону, но потом словно натыкались на незримую стену и сразу теряли всякий интерес, продолжая свой путь.

— Видела? — тоже заметив подозрительных типов, заострила мое внимание Лили. — Они чувствуют метку, но никто не поручится за менее воздержанных и разумных существ. Делай выводы.

Я сделала. И решила, что мне достаточно того, что есть. Подруга хлопнула меня по плечу, перестав изображать суровую даму, вознамерившуюся образумить глупое дитя, и вернулась к привычной веселости.

— Вернемся домой и поиздеваемся над мальчишками? — Она заговорщицки подмигнула. Я вспомнила проказу со льдом и последующие бодрые скачки ее сонных всклокоченных братьев.

— Не боишься их провоцировать? — Подруга мелодично рассмеялась.

— Не смеши. В крайнем случае, если ты такая добрая, поэкспериментируем в моей лаборатории. — Я мгновенно позабыла обо всех кругах и прочих глупостях.

— Хочу, хочу, хочу. Покажи мне ее, — Демоница усмехнулась.

— Так я и думала, есть вещи, которые не меняются.

Остаток дня прошел спокойно, мы с Лили опробовали новое зелье для восстановления целостности твердой оболочки мертвых червяков. Правда, черви были размером с мою руку. Сначала их гадкий вид меня немного коробил, но любопытство естествоиспытателя пересилило. Тем более, глядя на мой сморщенный нос, подруга поколдовала, и подопытные заблагоухали весенней свежестью. За сим милейшим занятием нас застал Лис и долго потешался — две перепачканные с головы до пят в бурой слизи девицы, сражающие ароматами цветущего поля, надо полагать, действительно веселое зрелище.

— Где все? — отмываясь, поинтересовалась я.

— Дант с Альтом обсуждают ситуацию с пропавшими частями манускрипта. — Он немного помедлил и уточнил, поигрывая бровью: — Или тебя еще кто-то интересует?

— Нет, — почти честно ответила я. — А сколько сейчас времени?

— Для ужина поздно, для сна вроде рано, — размыто ответил хитрюга.

— Кстати, не отказалась бы поесть. Лили, ты идешь?

— Я закончу тут, — рассеяно откликнулась демоница, увлеченно расковыривая очередную жертву. Я хмыкнула — подруга явно затеяла что-то еще, помимо испытания зелья.

— Тогда мы пошли? — уточнила я на всякий случай. — Ты точно не голодная?

— Да-да, я потом.

Шествуя под ручку с Лисом по пустынному коридору, я предложила утащить продукты в комнату и в спокойствии там их прикончить. Возражений не последовало. Так мы и закончили этот день, в обществе друг друга и огромного подноса с аппетитными лакомствами. Меня сморило еще в подлете к подушке, тревоги не касались засыпающего сознания.

Долго пребывать в блаженном забытьи мне не посчастливилось — вдруг отчетливо ощутила пульсирующую тревогу. Огляделась и заметила слабо мерцающую тонкую нить, блеклую настолько, что даже цвет не определить. Сон пугал — я блуждала в одиночестве среди безликой пустоты, испытывая острое чувство тоски. Никаких ориентиров, только мрак и безысходность. Что со мной? Боль в груди обжигала, и я не могла понять, в чем причина. Вокруг шелестел ветер, но не поддерживал, как прежде. Где мои крылья, где мои силы? Казалось, я потеряла что-то очень дорогое и теперь пытаюсь отыскать, но нахожу лишь отчаяние. Меня разрывала двойственность. Я ли это? Мои ли чувства или отголоски чьей-то печали? Если так, то почему они приносят столько страданий мне?

Стараясь сбежать из мучительного плена кошмара, я от всей души пожелала ответа. Хочу знать, хочу видеть. На несколько неуловимых мгновений совершенно ясно увидела прозрачную фигуру, печально смотрящую мне в самое сердце. Затем резко проснулась, испытывая нехватку воздуха. Видимо, я перестала дышать, потому что легкие жгло, меня саму колотило и бросало в жар. "Шанти" — вырвалось из саднящей груди. Я вскочила и распахнула настежь окно, пытаясь прийти в себя. Руки дрожали, такое простое действие удалось не с первого раза. Но и этого оказалось недостаточно, легче не становилось. Проклятье, в этом мире невозможно ощутить даже свежесть ночного ветра.

Как была босиком, выскочила на балкон, радуясь его наличию в своих покоях. Чувствуя под ногами холод камня, начала потихоньку успокаиваться. Дыхание выровнялось, сводившее с ума глухое отчаяние прошло. Сообразила, что Лис куда-то исчез — он бы точно уже поинтересовался, в чем дело. Может, оно и к лучшему? Это просто кошмар, ведь иногда людям снятся плохие сны. Незачем понапрасну тревожить друга. От раздумий меня отвлек чей-то смех. Перегнулась через перила — на нижнем уровне справа стояли двое. Смеялась женщина, мужчина ее обнимал. Я улыбнулась, опознав в нем Форт Абигайла. Мой эксцентричный учитель не терял времени даром, ну хоть у кого-то все идет согласно расписанию.

Посчитав, что подглядывать за ниором не слишком красиво, я развернулась с целью уйти. Ночные страхи отступили. Задуманное не удалось, практически сразу я уткнулась носом в чью-то широкую грудь, растерялась и отступила на пару шагов.

— Потрясающий наряд, — прозвучал знакомый чуть хрипловатый голос. — Только так и простудиться не долго, а я обещал тебя беречь. — В глазах Фенрира плясали озорные огоньки.

— Как ты… откуда? Ты обнаглел? — возмутилась я, неловко обхватывая себя руками.

— Тише-тише, не шуми. Ты же не хочешь привлечь лишнего внимания. — Демон кивнул в сторону парочки.

— Проваливай с моего балкона, — зашипела я. Он негромко рассмеялся.

— Как грубо. Я всего лишь мимо проходил, смотрю — тебе не спится. Что-то случилось? — Меня без спросу подхватили и с невозмутимым видом водрузили в стоящее рядом широкое кресло, накинули невесть откуда взявшимся пледом.

— Нет, — пробурчала я. — Уже нельзя просто выйти подышать? — Фенрир скептически хмыкнул.

— Можно. Отчего тогда ты на приведение похожа?

— Спасибо за комплимент. — Я продолжала задираться, хотя была рада его присутствию, оно здорово отвлекало от грустных мыслей. — Как подружка? — Демон переменился в лице. И кто только меня за язык дернул?

— Тебя она больше не побеспокоит, будь уверена, — холодно процедил он. Мне стало совестно.

— Прости.

— За что? — Фенрир выглядел искренне изумленным.

— Мне не следовало… — мои робкие попытки изъясниться прервал его хохот.

— Люди, вы такие люди, — Наглец утер несуществующие слезинки. — Как предсказуемо, я уже и забыл. — Потом он резко посерьезнел и навис надо мной. — Милая, уясни: дело вовсе не в тебе.

Я нахмурилась — он самый несносный гад, которого мне доводилось встречать. Жаль подобное не принято озвучивать вслух. Фенрир, казалось, не замечал моего настроения.

— Она посчитала, что имеет на меня права, — мрачно заключил он. — Глупо.

— Наверное, ты дал повод. — И почему бы мне не смолчать? Что за напасть.

Демон по-прежнему продолжал надо мной нависать, только теперь еще и подбородок подцепил, заставляя смотреть в бездонные черные глаза.

— Ты слишком смелая и… разговорчивая, — отстраненно заметил он. Потом провел большим пальцем по моим губам, заставляя напрячься, склонился близко-близко. Я не выдержала и зажмурилась, чувствуя, как бешено бьется сердце. — Никто не имеет права диктовать мне условия, — шепотом выдохнул он. — Никто.

Я ощутила короткий поцелуй. А может, просто померещилось? Когда открыла глаза, на балконе никого не было. Со вздохом облегчения, все-таки неожиданный гость вызывал во мне бурю смятения, прошлепала в комнату. Нервно зарылась в свои вещи и более-менее успокоилась, только когда надела на цепочку теплый кристалл с тлеющей искрой внутри. Все правильно, не зря я сейчас увидела Альтамуса — вспомнила наш утренний разговор и выполнила его просьбу. Дурной сон и внезапное появление Фенрира, словно бы отошли на задний план. Я расслабленно вздохнула и залезла под одеяло. Ну и ночка.

В голове блуждали растревоженные мысли и мешали уснуть. И с чего я вновь столь вольно обращалась к асурендру? Близкое присутствие этого демона делает меня импульсивной — сначала говорю, потом думаю. Но и он хорош, нельзя же так запросто подкрадываться к человеку посреди ночи у него в комнате. Я подняла одеяло и скептически осмотрела свой наряд, никак не рассчитанный на прием гостей. На голой коленке красовался здоровый синяк, стало смешно. Это ко мне приревновали вспыльчивого демона? Тут вспомнились его горячие губы и манящий голос, обволакивающий сознание незнакомыми словами. Спать, срочно спать. Надеюсь, до утра теперь меня ничто не побеспокоит.

Как ни странно, проснулась я в отличном самочувствии, поторопилась собраться и начать новый день. В дверь постучали, на пороге показался Фелисан.

— Вижу, сегодня ты решила встать пораньше. — Я улыбнулась зеленоглазому чуду.

— Понятия не имею о времени. Зато ощущаю необыкновенный прилив сил.

— Тогда, возможно, ты захочешь присоединиться к утренней разминке ребят?

— О, а где они? — на ходу засовывая оружие за голенища сапог, поинтересовалась я. Лис рассмеялся и потрепал меня по волосам.

— Так и думал, что не упустишь возможности. Идем, провожу.

— Благодаря твоим действиям, у меня на голове не пойми что получилось, — шутливо возмутилась я, пытаясь пригладить пальцами прическу.

— Благодаря моим действиям, — передразнил друг, — у тебя на голове еще очень даже ничего. Так что не выдумывай.

— Уел, так уел. — Я по привычке прижалась к его плечу, ощущая исходившую силу, полную спокойствия и уверенности.

За разговорами мы добрались до внушительных размеров площадки, обустроенной в одном из внутренних дворов дворца.

— Это, стесняюсь спросить, камера пыток под открытым воздухом? — вырвалось у меня. Хорошо, кроме котика расслышать было некому. Зато последний от души расхохотался.

— Тоже оценила размах? — отчаянно пытаясь говорить серьезно, ответил он. — Привыкай, Алиса, мы в Царстве демонов, а они всегда отличались… э-э-э, специфическими взглядами на некоторые вещи.

— Послы всех стран на твоем фоне отдыхают, — прокомментировала я смягченную концовку фразы друга. Он состроил невинную моську.

Моя самодельная полоса препятствий рядом с усадьбой лорда не шла ни в какое сравнение с представшим взору разнообразием снарядов, больше похожих на пыточные приспособления. После них утыканная гвоздями бочка казалась детской шалостью. Устрашающего вида деревянные конструкции, опутанные цепями; острые штыри, торчащие из земли на разной высоте; разного диаметра пламенеющие кольца, венчающие неприступного вида каменные стены; хищно скалящиеся острыми зубьями капканы и многое другое. Тут мое внимание привлекли две темные фигуры, они двигали с такой скоростью, что периодически вообще становились еле различимыми силуэтами. Когда тени остановились на короткую передышку, громко перебрасываясь ехидными шуточками, я узнала в них Данта и Фенрира.

— И вот этот человек меня тренировал? — изумленно воскликнула я.

— Он не человек. Никогда не забывай об этом, малышка, — очень серьезно произнес Лис.

— Да, ты прав конечно. Но…

А я-то считала, что многому научилась. Сокрушенно покачала головой — ему это было, как с младенцем заниматься. Демоны тем временем вновь сошлись в поединке, в этот раз Дант держал не любимый тальвар, а огромный меч, даже на вид казавшийся неподъемным. Клинок поблескивал, отражая огненные всполохи, а когда оружие соприкасалось с лезвием противника, высекался сноп серебристых искр. Звуки ударов металла о металл заполнили пространство вокруг — единственное, что нарушало тишину. Братья сражались молча, периодически и вовсе ускользая из зоны видимости.

Мы с Лисом стояли на возвышении, так и не спустившись на саму площадку. Поэтому я не сразу заметила две женские фигуры: одна принадлежала, несомненно, Лилиан, а вторая — неизвестной высокой блондинке. Девушки о чем-то переговаривались, активно жестикулируя. Насколько я поняла, среди демониц светловолосых женщин не встречается — стало любопытно. Я потянула друга за рукав, намереваясь присоединиться к ним, в этот момент ребята закончили бой.

— Алиса, ты еще не позабыла, чему я тебя учил? — громко выкрикнул Дант.

— Не забыть мне помогал Абигайл, — весело откликнулась я, все-таки устремляясь вниз.

Неожиданно Данталиан нахмурился и бросил обеспокоенный взгляд на собеседницу сестры.

— Шира, мы на сегодня закончили, — донеслись до меня его слова, обращенные к блондинке. — Через полчаса я буду в зале совещаний.

Она кивнула и направилась в сторону дверей, противоположных входу, через который пришли мы. В руках девушка несла меч, куда более изящный, нежели те, что были у парней. Наверное, тоже тренировалась. При Лилиан оружия я не заметила, но это вовсе не означало его отсутствие. Дант снова пребывал в благодушном настроении и ослепительно улыбался. Хм, а действительно ли я видела мимолетное изменение в его настроении, не показалось?

— Давай проверим, что такого интересного тебе показал маг.

— Шутишь? Я видела, что вы тут вытворяли. Ты мне поддавался. Как вообще не уснул, обучая меня? — Дант расхохотался и достал с пояса тальвар.

— Как мило, — скучающим тоном произнес Фенрир. — Только совсем не интересно. Может, лучше ты мне продемонстрируешь свои умения? — На его губах заиграла язвительная усмешка. Я с вызовом посмотрела демону в глаза и скрестила руки на груди.

— Легко, — Высшие, что я несу? Да мне и пяти минут против него не продержаться.

— В самом деле? — Бровь провокатора скептически изогнулась.

— Фенрир, — практически одновременно произнесли близнецы. Дант закончил: — Не начинай.

— Отчего же, — меня явно понесло, так хотелось вызвать одобрение у Данта, показать ему, что все отлично помню. Хоть я и осознавала, что Фенрир делать мне поблажек не будет. — Не прикончит ведь он меня на ваших глазах, — как можно небрежнее добавила я, нагло улыбаясь вредному демону. Надо полагать, он оценил мой ход — из язвительной его улыбка стала вполне открытой.

— Милая, твоя вера в меня очень похвальна. — Вот гад.

Но на друзей мои слова, видимо, все-таки возымели действие. Дант отошел в сторону, позволяя мне закончить спуск на площадку.

— Не бойся, — шепнул он, когда я проходила мимо, и подмигнул.

Легко говорить — не бойся, да у меня только что зубы не стучали. Если бы я не видела перед этим их поединок. Если бы, но я видела. И понимала, Фенриру я не соперник. Однако глупое упрямство и нежелание показать слабость самодовольному демону толкали меня на бессмысленное сопротивление очевидному. Страха я ему не покажу — много чести. Достала из сапога подаренный Дантом тессен, в другой руке привычно зажала сантенсу, улыбнулась сопернику. Краем глаза отметила, как к друзьям присоединился Альтамус. Дальше отвлекаться мне не позволили, Фенрир начал наступление.

Это было сложно. Нет, не так. Это было о-о-очень сложно. Демон не оставлял мне ни мгновения на раздумья. Только благодаря чуду и бесчисленному количеству тренировок с Дантом я не сдалась еще в первые минуты сражения. Потребовалось задействовать всю концентрацию, все свои скрытые резервы, чтобы не упасть в грязь лицом. Хотя все равно Фенрир двигался намного медленнее, чем мог себе это позволить. Я отметила это где-то в глубине сознания и тут же сосредоточилась на происходящем. На самом деле поединок длился не долго, но мне показалось, что прошла вечность. Демон остановился так же внезапно, как и начал, в его глазах плясало неведомое пламя, определить эмоции мне бы не удалось при всем желании.

— Милая, ты меня удивила, — без тени улыбки произнес он, протягивая белоснежный платок.

— Не мог обойтись без кровопускания? — прозвучал мелодичный голосок подруги.

Сейчас я заметила, как по рассеченной ткани на предплечье растекается красное пятно. Поморщилась, зажимая рану платком.

— А иначе не правдоподобно, — невозмутимо отозвался демон.

— Ты прекрасно осведомлен, что раны от зачарованной стали Ильтара нельзя залечить, как простой порез, — рыкнул Дант, он злился.

— Я тоже пострадал. И потом, игра в поддавки стала бы оскорбительна для самой дамы. — Фенрир, улыбаясь, приложил платок к рассеченной губе. Интересно, и много их у него в запасе?

Получается, мне удалось его зацепить? Я и не заметила. Дант неодобрительно покачал головой, осматривая мою рану, затем поднял глаза и тепло улыбнулся.

— Умница, — одними губами произнес он, и это стало высшей наградой. За такую похвалу я готова была повторить безумный поединок. Оно того стоило.

— Братец, сколько же времени ты натаскивал сумасшедшую человечку? — поинтересовался Фенрир.

— А может быть, дело не во мне, а в ней самой? — не оборачиваясь, ответил Дант. Он уже остановил кровь и сейчас заживлял порез. Полностью вылечить, как он и предупреждал, не вышло, но и того, что сделал друг, на мой взгляд, вполне хватило.

Я поймала неодобрительный взгляд Лиса в сторону ухмыляющегося Фенрира, но Иллюзор промолчал.

— Какого быть битым? — поддела кузена Лили.

— Восхитительно. Когда увечья наносит прелестная особа. — Наглец расплылся в провокационной улыбке. Я только зубами скрипнула от негодования, совершенно невозможный тип, — Готов повторить.

— Хватит с тебя на сегодня, — пробурчал Дант. — У нас еще есть дела, и Шира ждет. — Фенрир посерьезнел.

— Могу я поучаствовать? — подал голос Альтамус. По его непроницаемому виду я не смогла определить, о чем он думал. Дант кивнул.

— Что за дела? Тоже хочу быть в курсе. — Я подобрала с земли свое оружие.

— В другой раз, — тоном, не терпящим возражений, ответил Дант. — Сейчас тебе нужно переодеться и отдохнуть. — Вздохнула, понимая, что в данном случае спорить бесполезно.

Пришлось подчиниться, компанию до комнаты мне составил Фелисан.

— Ты знаешь, по какому поводу высокое собрание? — полюбопытствовала я из ванной.

— Полагаю, речь пойдет о ком-то, вознамерившимся стать новым богом всего триквестра, — так, словно говорил о выборе напитков к ужину, произнес Иллюзор.

Я высунула голову в дверной проем и посмотрела на его безмятежное выражение лица. Да, все-таки у него абсолютно иное восприятие реальности. Какое другу дело до очередных разборок еще одного из множества миров. Наверное, по моей озадаченной мордахе он с легкостью прочитал и мысли, потому что в следующий момент лукаво улыбнулся, заставляя залюбоваться собой.

— Малышка, все будет хорошо, — уверенно ободрил Лис. — Ты же не думаешь, что все эти ребята, — он поводил рукой в неопределенном направлении, — не справятся?

Я вздохнула и снова скрылась в ванной. На двух неглубоких параллельных порезах образовалась тонкая корочка, но почему-то все равно выделялась сукровица. Закончила с переодеванием и вернулась в комнату.

— А ты? — продолжила я разговор с прерванного места. Судя по задумчивому взгляду, друг уже давно был мыслями где-то далеко, но сразу понял, о чем я спрашиваю. Понял и протяжно вздохнул.

— А я не отсюда, — очень тихо прошептал Лис. Если бы я не видела движение его губ, то вряд ли бы разобрала слова. Нахмурившись, уточнила:

— Это проблема?

— Алиса, — парень поманил меня к себе на кровать. Когда я села рядом, развалился, устраивая голову на моих коленях. Я тут же запустила руки в его мягкие волосы, пропуская их свозь пальцы. Вот хитрюга. Почувствовала, как тревоги моментально улетучиваются. — Я не имею права вмешиваться, — проговорил он очень серьезно. Стало очевидно — все так, как он сказал, без вариантов.

— Почему? — Казалось странным, что Иллюзор, обладая почти безграничным могуществом, не может что-то решить.

— Сложный вопрос, — устремляя взгляд в окно, ответил друг. — Вопросы мироздания самые непостижимые.

— А если постараться? — Лис усмехнулся и все-таки посмотрел на меня прямо.

— Равновесие, малышка. Все дело в равновесии. — Я покачала головой и поджала губы. Фелисан умел изъясняться так, что отвечая, еще больше запутывал. — У вашей связки миров своя история и свой путь развития. Все должно быть так, как случится.

— Даже если мы все умрем? — Отчего-то он развеселился.

— Очень жизнеутверждающе, — Я легонько щелкнула его по носу. Как можно быть таким беспечным? Хотя могла ли я постичь то, что ведомо Иллюзорному коту?

— Смириться?

— Делать то, что возможно. Вот и все.

— Ты не в счет? — еще раз уточнила я на всякий случай. За что удостоилась взгляда, под которым почувствовала себя неразумным дитем.

— Я, правда, не могу. Мое влияние возможно до определенной степени сил, не вызывающей критические возмущения отдачи в хаосе. Этот уровень зависит от потенциала самого мира, где я пребываю.

— Что будет, если хаос возмутится? — Лис фыркнул, совсем как кот.

— В ином мире случиться беда. Непредсказуемые последствия, направленные на уравновешивание незапланированного вмешательства в установленный ход течения жизни.

— То есть, спасая один мир, можно погубить другой и наоборот.

— Верно. Силы возмущения всегда противоположны тем, которые повлекли за собой причину их появления.

Я немного помолчала, раздумывая над услышанным. Как всегда, все оказалось не просто. Как всегда, не существует универсального средства, способного избавить от всех проблем. За все нужно платить свою цену.

— Как ни печально признавать, не могу сказать, что это неразумно. — Лис развернулся на бок, обхватывая меня рукой за талию, уткнулся в живот и захихикал.

— Они были бы польщены, что ты оценила? — пробубнил он.

— Они? Даже спрашивать не буду. Не отвечай. — Лис, выпрямляясь, сел и погладил меня по щеке.

— Это жизнь, Алиса. Это жизнь. Я же сказал, вопросы мироздания самые трудно постижимые, тебе нужно их просто принять. — Он хитро прищурился. — Представь, чтобы натворили шаловливые котята в мирах, действуя в угоду своим желаниям? — Я понимала, что за его шутливой подачей вопроса, скрывается вполне обоснованная истина, и возразить мне было нечего.

— Ты мудр и шикарен, мой потрясающий друг. Я все уяснила. — На губах Лиса расцвела широкая улыбка, мгновенно наполняя светом пространство вокруг.

— Как насчет поесть?

— Я только "за".

ГЛАВА 16

Шантиграан Стэн Акатоши

— Ты опоздал, — отец недовольно глядел на меня из-под нахмуренных бровей. Я не стал спорить, хотя имел все основания. Во-первых, не стоит забывать — передо мной глава Совета Старейшин, во-вторых, фактически он прав. А уж какие уважительные причины меня задержали… Да и если откровенно, на словесные перепалки просто не оставалось сил. Я молча склонил голову в знак приветствия.

Последние дни дались особенно тяжело. Я постоянно пребывал на взводе, тревожась о судьбе моей несносной человечки. Отец тоже выглядел уставшим. Что же у него тут случилось, пока я отсутствовал?

— Нашелся след бывшего Хранителя, — начал я отчет, заметив, как глава активировал контур тишины. Мы находились в одном из рабочих залов дворца Совета, и весь облик отца сообщал о приватности встречи. — У тебя еще после дела? — сделал я очевидный вывод. Почему-то он упорно избегал обсуждать задание в стенах дома. Глава коротко кивнул и вскинул бровь, ожидая продолжения. Я вздохнул и перешел на отстраненно-деловой тон: — На периферии человеческой Империи, в небольшом городе, именуемом Латиум, расположенном сравнительно близко к точке перехода в Нижний Мир, обнаружились эманации, совпадающие с излучениями крови, взятыми с символа принадлежности к Хранителям. — Я протянул отцу кулон, возвращая его целым и невредимым

— Что там? — просто спросил он, принимая протянутую старинную вещицу. Но его вспыхнувшие нетерпением глаза меня не обманули.

— Там? — Я горько усмехнулся, думая сейчас о своих личных заботах. — Там его семья.

— Что? — На лице главы Совета Старейшин отразилось замешательство вперемешку с негодованием.

Я отлично его понимал. Драконы крайне редко находят замену своим истинным парам, оставаясь верными им до последнего вздоха. Да и разве может быть иначе — ментальная связь не рождается на пустом месте. Когда чувствуешь партнера, как самого себя, практически не остается поводов для разногласий, способные вызвать распад пары причины просто исчезают. Например, недопонимание, надуманные обиды и прочее. Ты настолько сближаешься со второй половиной, что она становится частью тебя самого. Правда, есть и обратная сторона медали, потеряв любимых, только единицам удается избежать участи оставаться одиноким до конца своих дней. Очень сложно согласиться на меньшее, попробовав вкус истинной любви, научившись жить вдвоем, как единое целое, испытав слияние душ и их общий полет.

Не каждому везет образовать подобный союз, но в нашем распоряжении много времени. Мы имеем возможность ждать свою судьбу столько, сколько потребуется, вступая до этого в совершенно естественные отношения в поисках половинки. Я подавил в себе очередной приступ бессилия — в конкретно моем случае время играло против меня. Не знаю, каким образом, но человеческому магу удалось установить особую связь с безумной драконицей, нарушившей все законы и традиции. Этому свидетельствовали и мои видения у Источника Силы, и неохотные слова отца. Но что взять с человека? Я непроизвольно скривился. Они гораздо легче забывают свои привязанности. И сколько бы глава не твердил, что Хранитель в душе был истинным драконом, на деле он оказался таким же, как и все люди. Он создал новую семью и прекрасно зажил с ней.

— Да. Мы нашли его дом, его женщину и… — Я замялся, раздумывая, стоит ли говорить о ребенке. Фактически, не побывай я ранее в этом месте и не будь знаком с Алистер, ни о чем более мы бы, скорее всего, не узнали. Во всяком случае, настолько подробно. С другой стороны, я не видел повода скрывать данные сведения.

— И? — Отец раздраженно налил себе в стакан воды из графина.

— Ребенка, — твердо ответил я.

— Вот, значит, как? — откликнулся глава, мигом теряя грозный вид. — Все-таки ребенка.

— Па-а-ап, я чего-то не знаю? — с подозрением уточнил я. Меня порядком злило, его упорное нежелание распространятся на тему, которой он же и велел заниматься. Глава досадливо отмахнулся от вопроса, устало потер переносицу

— Все в порядке. Просто… не ожидал, что он сможет начать новую жизнь. — Отчего-то в голосе отца вместо радости за друга сквозила жгучая тоска. Мне же все время казалось, что я упускаю из виду очевидную деталь. Она кружилась над головой и никак не желала оформляться в нужное понимание.

— Думаю, поэтому он и отводил идущих по следу ловцов в сторону точки перехода. Спасал семью, это было бы логично.

— Да-да, ты прав, — рассеяно отозвался глава Совета, погруженный в свои думы. Ох, что-то он темнит. Я прямо чувствовал, как отец недоговаривает самого важного, от этого в душе закипало глухое недовольство.

— Ты со мной вообще?

— М-м-м? — Я нахмурил брови. Желая вывести его из равновесия, неожиданно для себя задал давно терзавший вопрос и сразу пожалел об этом:

— А ты сам веришь в крепость союза между драконом и человеком? — Отец не сразу осознал мои слова, а когда все же отвлекся и осмыслил, то пришел его черед хмуриться.

— Что за вопросы, Аан? Не понимаю.

— Скажи, спустя столько времени, прожив не одну сотню лет, для тебя что-то изменилось? Как бы ты поступил сейчас, повторись подобная ситуация? — Я пытливо на него посмотрел, с замиранием сердца ожидая вердикта. Кажется, даже дышать перестал. Ответ был действительно важен, вот только я его уже знал. Глава лишь подтвердил мои догадки

— Мне не нравятся подобные мысли в твоей голове. Скажу больше, они меня пугают.

— Ты не ответил.

— Да, — резко ответил он и продолжил уже спокойнее: — Изменилось. Я стал дальновиднее, растерял глупые юношеские иллюзии. — Он посмотрел с подозрительным прищуром, словно намекая на что-то. — Сейчас бы я ни за что не стал потакать этим безумцам, — его голос сорвался, выдавая волнение. — Возможно, тогда бы они оба были живы. — Последние слова отец практически прошептал, но я смог разобрать.

— Ты винишь себя?

Это казалось таким нелепым. Уж я-то знал, что в подобных делах ни один третий не поможет и не спасет, какими бы благими намерениями не руководствовался. Отец подавил минутную слабость и перешел в наступление:

— Аан, ты решил свои проблемы? — Я скривился — вот умеет сменить тему. Моя реакция не осталась незамеченной. — Всегда был уверен в тебе, но последние события наводят на мысли.

Его слова заставили напрячься в ожидании развития этих самых мыслей. В принципе, многое я уже для себя решил, но естественно посвящать в это кого бы то ни было, в мои планы не входило.

— Ты изменился, сын, — мягко закончил глава совета. — Я чувствую.

А уж как я чувствую… Усилием воли подавил ехидное замечание. Высшие, да я вообще давно перестал себя понимать.

— У меня все в порядке, — глухо ответил я, сознавая, что получилось не слишком убедительно. Отец покачал головой. Конечно, ему и в голову не могло прийти, какие демоны меня терзали, в какой дыре я оказался, но и толики беспокойства хватило, чтобы я начал нервничать.

— Я все еще жду, что ты придешь и поделишься со мной.

— Давай о деле? Ты скажешь мне, что украл бывший Хранитель? Я не обнаружил следов присутствия ничего интересного в округе человеческого городишки. — Он пропустил мой вопрос мимо ушей, как всегда, когда не хотел отвечать прямо. Зато с минуту так пристально изучал, что я начал подозревать его в попытке залезть мне в голову. Что же его беспокоит на самом деле?

— Аан, тебе известно, что плод любви между драконом и человеком не жизнеспособен? — Я подавился воздухом, пожалуй, впервые в жизни чувствуя себя жалким. Неимоверным усилием попытался сохранить внешнюю невозмутимость.

— Откуда бы, отец? Ни один дракон еще не сошел с ума, чтобы проверить эту бредовую гипотезу. — Я осекся под его холодным взглядом. — Или…

Глава усмехнулся.

— Или. Как думаешь, почему мы не можем принимать человекоподобный облик в Среднем Мире?

— Никогда не задавался этим вопросом, — огрызнулся я, не понимая, с чего он вообще завел эту тему. — Просто есть установленный порядок, есть данность.

— Ты прав, и не стоит забывать о порядках, — вот уж что прозвучало, как намек. Неужели ему известно о моих терзаниях? Я медленно вдохнул и выдохнул, стараясь успокоиться. Слишком много всего и сразу, слишком. Меж тем глава продолжил: — Этот порядок завели Сильфы, сын. Наши ограничения с воплощениями, условие принятия в ряды Хранителей Источника иномирянина и многое другое — все это берет начало от них.

— Не понимаю, зачем ты мне сейчас все это сообщаешь. Я спрашивал о другом. Прости, но я слишком устал, чтобы вести беседы на отвлеченные темы. Хочу хотя бы просто выспаться. — Отец пожал плечами.

— Ты сам спросил о союзе человека с драконом. — Готов поклясться, в его глазах блеснуло веселье. Он сведет меня с ума.

— Ясно, — мрачно подвел я итог, не желая больше развивать неприятную тему.

Мне предстояло еще одно дело, поэтому нужно поскорее уладить вопросы с главой и хорошенько отдохнуть. Попытаться отдохнуть.

— И что же тебе ясно? Ты больше ничего не хочешь сообщить?

— Возможно позже, пока сам не уверен. У меня есть некоторые догадки, но ты не способствуешь их укреплению, — не удержался и упрекнул я отца.

— Я обещал рассказать подробнее, когда ты принесешь нечто стоящее. Ты не принес, а печать секретности еще никто не отменял.

Я не сразу сообразил, что непроизвольно сжал кулаки от злости, только проследив за взглядом главы. На его губах играла усталая полуулыбка. Будет тебе, Шаэрриан, нечто стояще, лично приволоку. Тогда посмотрим, как ты станешь улыбаться. Я тряхнул головой. Что со мной? От нервного напряжения мне с каждым днем становилось все труднее себя контролировать. Нужно срочно выяснить, куда делась девчонка. Поддавшись порыву, я все-таки пнул стул, на котором еще минуту назад сидел. Драный универсал, если забрал ее к себе в дом, мог бы и приглядывать лучше.

— Что ты намерен делать? — Почему я сегодня слышу в его словах совсем не то, что следует? Намерен, да. И сделаю. Однако вслух я произнес иное:

— Продолжу поиски. Я выполню твое задание, не волнуйся.

— Тебе надо отдохнуть. — Теперь он решил проявить заботу? Я хмыкнул, на что отец вздохнул и закатил глаза. — Может, хоть мать до тебя достучится. — Вот уж это навряд ли.

В дверях меня догнал его тихий голос:

— Хочешь ознакомиться с отчетом Ширы? — Моя голова была готова взорваться, если сейчас начну вникать еще и в то демоново дело…

— Сгораю от желания. — Судя по скептическому выражению лица главы Совета, он так и подумал.

— Ладно, иди пока. Как восстановишься, дам тебе документы.

— Они нашли хотя бы одного исполнителя? — все-таки не удержался я от вопроса. — Отец отрицательно качнул головой. Я фыркнул — тогда точно подождет.

— Возникли новые обстоятельства.

— Ты же меня отстранил? — Я с подозрением уставился на главу Совета, протягивающего мне папку с бумагами.

— Подумал, такому неугомонному хвосту, как ты, станет любопытно. — Он спрятал улыбку и сделал вид, что собирается вернуть отчет на место. С неподобающей прытью я выхватил папку из его рук.

— Так и быть, прочту на досуге.

— Аан, исчезни, пожалуйста, — уже откровенно веселясь, попросил отец. — Не желаю тебя видеть в ближайшие сутки, ты невозможен.

— Да, пап, я тоже по тебе скучал.

Мне удалось скрыться за дверью прежде, чем он успел ответить. Все, домой и спать.

Легко сказать. Который час, ворочаясь с боку на бок, я не мог найти удобное положение. Мысли вились назойливыми мошками вокруг одной запретной темы — Лисы и всего, что ее касалось. Я давно перестал считать дни и смирился с тем, что так просто эта пытка не прекратится. Нужно научиться жить с новыми чувствами, научиться их игнорировать. Закинув руки за голову, я улегся на спину и вгляделся в осыпанное сияющей крошкой темное небо. Моя детская прихоть — прозрачная часть крыши над кроватью до сих пор приносила одни сплошные положительные эмоции.

Улыбнулся, вспоминая, чего мне стоило выпросить у родителей подобный подарок. Их главным аргументом являлось то, что в мире, где у каждого жителя имеются крылья, это будет, по меньшей мере, неудобно. Но тогда мне было плевать на странные заморочки взрослых — чего мне стесняться? Впрочем, с тех пор ничего не изменилось. Шира тоже любила подолгу смотреть в небо, лежа у меня на плече. Я нахмурился, взгляд устремился на синюю папку, оставленную на тумбочке. Подавил желание немедленно ее изучить — нет, не сейчас. Снова вернулся к звездам, словно они могли дать ответ.

Когда Лиса сняла кулон с моей кровью, я почувствовал облегчение. Внутри исчезло ощущение жжения, ставшее почти привычным: слишком много времени она проводила с кем-то, слишком часто ее ласкал этот кто-то. Я со злостью запустил подушкой в корявый детский рисунок на стене. Идиот. Спрашивается, зачем я утащил эти художества из ее дома? На небольшом листе бумаги почти похожая на человека девочка обнимала зверька, почти похожего на дракона. Нравится страдать? Мало было мучений? Пожалуйста, смотри — наслаждайся. Мнимое облегчение очень быстро затмило чувство пустоты. Несмотря ни на что, она часто гладила подаренный камешек, вспоминая обо мне. Это создавало иллюзию, что я все еще остаюсь частью ее жизни. Теперь у меня нет и такой малости. Видимо, Лиса посчитала, что так будет лучше. Не мне ее судить, все движется вперед, чувства притупляются. Она всего лишь человек.

После разговора с Дэйвисом из головы все никак не выходили его слова по поводу отведенного нам времени. Я перестал отрицать возможность того, что вполне способен пойти против всего и вся, но не мог себе позволить окончательно испортить жизнь Алистер. Сколько там? Ну лет сто — сто пятьдесят, с учетом ее небольшого магического потенциала. Она должна прожить их счастливо, обзавестись семьей, продолжить род. На борьбу со Старейшинами и все лет пятьсот может уйти, если мою участь не решат раньше. Мне нечего ей предложить — в Долину путь заказан, в ее мире я совсем не гожусь в спутники. Не у демонов же нам поселиться? Бред. Выхода я не видел.

Род. Я с силой потер лицо руками. Если в душе и теплилась слабая надежда на возможную поддержку главы Совета Старейшин, то сегодня она безвозвратно угасла. Продолжение рода очень значимо в Небесной Долине, мы не плодимся так просто и часто, как те же люди. Сама природа наложила ограничения, за всю долгую жизнь у дракона не бывает больше двух-трех детей. И ими, конечно же, дорожат. Мне хотелось верить, что смогу убедить отца хоть в чем-то, ведь он видел произошедшую с его друзьями трагедию. Но глава никогда не позволит мне остаться последним в роду, даже если у родителей еще будут другие наследники, это ничего не изменит — слишком ценна новая жизнь драконенка. Я застонал, переворачиваясь на живот, и уткнулся носом в кровать. Высшие, что творится в моей голове, какие к демонам дети? Не я ли решил смириться и не портить Лисе жизнь?

Не стоило мне пытаться ее повидать, опять допустил слабость. Мы тщательно обшарили насквозь пропитавшийся запахом рыбы городишко и его окрестности — ничего. Полукровка в очередной раз вызвал во мне чувство уважения своей выносливостью и гибкостью характера. От усталости и напряжения хотелось послать все в пекло. А еще дом Лисы навевал воспоминания, и мне сильно не хватало безграничного доверия и безусловной любви, которыми она всегда щедро делилась. Просто за то, что я есть. Карие глаза человечки неизменно лучились теплотой в мой адрес, даже когда она сердилась — погреться бы в них, забыть о тревогах. И когда закончили, я не удержался. Мудрый дракон, да? Не в моем случае. Мог бы и просчитать ее реакцию, но думать тогда не было сил, я просто хотел ее видеть.

Заявляться к девушке во сне теперь нельзя, она с легкостью прочитает меня, как открытую книгу, и все поймет. И про привязки и про остальное… Это уж точно не назовешь хорошим планом по исчезновению из ее жизни. Я без особого труда отыскал местоположение Алистер, воспользовавшись установившейся между нами ментальной связью. Понять, у кого она живет, оказалось и того проще. Ну конечно, кто ж еще — самоуверенный маг взялся за ее обучение. Пожалуй, не плохой вариант для Лисы, ведь именно сюда изначально она и стремилась. Вот только сам Форт Абигайл меня удивил, он же не собирался с ней возиться. Отчего вдруг передумал? Уж не потому ли, что положил на девушку глаз? Это он к ней постоянно так по-хозяйски прикасается?

Пришлось навернуть не один круг, прежде чем я вытряс эти вопросы из головы. Универсал, конечно, тот еще змееныш, но сомнительно, что он взялся за ее обучение по этой причине. Не было в его глазах подобного интереса, я бы понял. Он вообще странный — по-моему, ему демоницы больше по вкусу. Вызывать переполох в мои планы не входило, ломиться в защищенный, как последний оплот жизни, дом к магу было глупо. В любом случае, Лиса отсутствовала. Как странно, я шел по следу и не мог ошибиться. Хотя учитывая возможность скакать через порталы, вывод напрашивался очевидный — мы разминулись.

Тогда я подумал, что сама судьба отвела меня от необдуманных действий, возможно, все и к лучшему. Времени не оставалось, следовало поскорее вернуться домой. Я покинул Средний Мир, оставив лишь жалкое напоминание о себе, не сомневаясь — она поймет от кого цветы. Спустя несколько дней понял насколько ошибся. Я перестал чувствовать Лису, больше не ощущал и без того еще слабой связи, что зародилась межу нами. Это стало огромным потрясением, я испугался. Теперь все свободное время у меня уходило на поиск следов беспокойной девушки. Терзаясь самыми худшими опасениями, я подозревал, что именно мое появление в ее жизни спровоцировало такой печальный итог.

Я встал с кровати и прошел на кухню, видимо, и сегодня уснуть не удастся. Где же ты, девочка моя маленькая? Куда сбежала? Если я и мог смириться с участью остаться без истинной пары, раз уж судьба так странно пошутила, то игнорировать угрожающую человечке опасность было выше моих сил. Я угрюмо пожевал холодный пирог, смахивая крошки обратно в тарелку. Связь — теперь я знаю, что это такое. От острого чувства утраты, казалось, грудь заполнилась сосущей пустотой. Бездна. Еще не известно, что хуже: испытывать сжигающий огонь ревности или лишиться частички себя самого. Отчаяние, тоска, потеря ориентиров — вот что стало моими ближайшими спутниками. Не раскисать. Я справлюсь, должен справиться. Глупая драконица, — я усмехнулся, — начинаю тебя понимать. Значит, Несси. Есть ли бескровный выход из данной ситуации, который не причинит никому боли? Не уверен.

Не будь я так занят, не пропустил бы момент, когда Лиса исчезла из моего сознания. Лишь болезненная вспышка послужила сигналом — что-то пошло не так, а я уже и отвык от них. В этот раз чувства зашкаливали, вызывая настоящую бурю внутри. Я едва не потерял равновесие в полете, а чуть позже понял причину — недопустимая степень близости с кем-то иным. В очередной раз напомнил себе, что не имею на Алистер прав. Или имею? Не важно, нужно найти ее и убедиться, что с ней все в порядке, пусть даже и с другим. Но теперь это было не просто, я перестал ее чувствовать, за вспышкой наступила кромешная тьма.

Я уже собрался вернуться в комнату и предпринять еще одну попытку уснуть, как почувствовал на своем плече теплую ладонь.

— Не слышал твоих шагов.

— Не удивительно. Что с тобой происходит, Шанти? — Мама присела рядом, заглянула в глаза. Я не выдержал ее беспокойства и отвернулся.

— Все в порядке, просто устал. — Она едва заметно отрицательно качнула головой — не поверила.

— Я бы подумала, что ты влюбился, но когда ты встречался с Широй, ты выглядел намного счастливее. — Вот демон. Не самая удачная тема для обсуждения.

— Тебе показалось, — выдавил я, — спать пойду. — Упрямая драконица крепко схватила меня за руку. Ну и семейка, все стоят друг друга.

— Я волнуюсь. Все началось после неприятной истории с ланталлом.

— Мам, ты ведь редко меня видишь, ну с чего такие выводы? — Она сердито нахмурила брови.

— Чтобы чувствовать родного ребенка мне вовсе нет нужды целыми днями торчать возле тебя. — Ее искреннее негодование вызвало у меня улыбку. — Это тебе не поможет, — пресекла она мои старания притвориться беспечно-веселым.

— Вы сговорились с отцом? — сдался я. — Что за допросы?

— Нет, но если и Шаэр заметил, значит, я действительно права. Что такого у тебя приключилось, что ты ходишь чернее тучи и вечно на взводе?

— Трудные дни, — извернулся я, — работа. Ты знала про историю со сбежавшим Хранителем? — Может, хоть это отвлечет ее? Конечно же она знала, они с отцом давно стали одним целым.

— Почему ты спрашиваешь?

— Я сильно удивился — он дружил с человеком. И любовь между теми двумя… Странно все. — Мама встала и налила нам горячего морса, я прижал кружку к щеке, ощущая ее тепло.

— Мы познакомились с твоим отцом позже, я их не знала. Зато видела, как тяжело он переживал утрату, даже спустя много лет. Что же до любви — порою души ведут себя непредсказуемо.

Я с удивлением следил за расхаживающей вдоль кухни невысокой миниатюрной женщиной, убежденно рассуждающей о том, что веками считалось невозможным. От обилия чувств она взъерошила волосы, напомнив этим жестом мне ту, о которой следовало забыть.

— В общем, я считаю, никто не вправе осуждать бросившую вызов Совету драконицу. Тем более она дорого заплатила за свое счастье. — Мама осеклась и испуганно глянула на меня, словно сказала лишнее. Кто бы мог подумать, что в ее лице я могу обрести союзника?

— Да я вроде тоже так считаю, — осторожно ответил я, стараясь подтолкнуть маму к дальнейшим откровениям.

— Ты? — Ее брови поползли вверх. — Шанти, что происходит? Ты никогда не отличался гибкостью мировоззрения. — Я пожал плечами.

— Возможно, я повзрослел? — На лице мамы читался скепсис.

— Возможно. Так о чем мы?

— Ма-а-ам, — взмолился я, — правда устал, давай все потом. — Ноги уже несли меня в направлении комнаты.

— Мы не закончили, сын, — донесся до меня возмущенный голос, и уже тише: — Лишь бы ни во что не вляпался.

Я вздохнул — вляпался, еще как. Интересно, сменила бы она мнение, узнай о моей ситуации. Одно дело мыслить глобально, о тех, кого особо не знал, другое — когда это касается близких. Ты же хочешь внуков, да, мам? Вот тебе и непредсказуемое поведение душ. Я пнул так и валяющуюся на полу подушку, дались мне эти дети. Завалился на кровать и вытянулся во весь рост. Все-таки усталость взяла верх над разумом, и вскоре я забылся тревожным сном. Отдыха не получилось.

Я блуждал в темноте, безуспешно нащупывая неуловимую нить — единственное, что могло привести меня к неугомонной девчонке. Мрак и безысходность окружили плотным кольцом, не оставляя надежды. Если бы связь была прочнее… Я ужаснулся собственной мысли — никогда мы не сможем инициировать ее до конца, ведь это означает полное единение. После такого я уже не смогу отпустить Лису, просто не смогу. И обреку ее недолгую жизнь на сплошные мучения. Где ты, частичка моей души? Все ли у тебя благополучно? Не должно было так случиться. Почему я перестал тебя ощущать? Может, все исчезло — я ей больше не нужен, и с моей стороны не настолько глубокие чувства? Хрипло рассмеялся, пугаясь своего голоса. Если бы все так легко решалось, если бы. Теперь уж глупо отрицать очевидное. Она моя.

И в то же время не принадлежит мне. Больно, каждый вдох дается с трудом. В отчаянии я позвал, крикнул в бездушную пустоту, не надеясь на отклик. Всем существом пожелал, нет, потребовал: "Хочу знать, хочу видеть". И увидел. Всего на несколько мгновений, но я успел рассмотреть каждую деталь, считал каждую ее эмоцию, теперь я понял. Напуганная, бледная, взъерошенная, как же я соскучился по тебе, маленькая моя. Значит, демоны. На смену облегчению пришла ярость. Она у демонов, Высшие Силы их разрази. Что я велел? Я же просил, никогда, ни при каких обстоятельствах. Глупая девчонка. А куда смотрел всклокоченный универсал? Да они стоят друг друга. Найду и придушу. Всех.

Начну с Данта, хорош друг, ведь ни словом не обмолвился. Что с него взять? Да он костьми ляжет, лишь бы не допустить нашей встречи. Заботничек из преисподней. Я тут места себе не нахожу, с ума чуть не сошел от беспокойства, а они там развлекаются.

— Шанти, — встревоженный голос мамы вывел меня из состояния тихой злости. Я с удивлением оглядел устроенный беспорядок. Ну, может, и не такой уж тихой. — Что случилось? Я услышала грохот и… Это связано с твоим настроением в последнее время? — И что сказать? Я поднял опрокинутый стул и сел на него прямо посреди учиненного разгрома. Надо остыть, успокоиться, взять себя в руки. — Молчишь? — Она подошла и погладила меня по голове.

— Мне жаль, что потревожил тебя. — Вздохнул, подбирая слова, ничего толкового на ум не приходило. — Задумался и сам не заметил. — Мама отстранилась и заглянула мне в глаза. Что она хотела там увидеть? Ответы на вопросы? Хотел бы я сам их знать.

— Всегда был такой, это как раз меня не удивляет.

— Мне отлучиться надо. Ты скажи отцу: все в силе, я делом занят. Просто обстоятельства резко изменились, в общем, что-нибудь скажи. Вернусь, как смогу. Думаю, быстро со всем управлюсь.

— Резвый какой, а убраться не собираешься? — Я подавил желание кого-нибудь укусить и покорно кивнул. Иначе она из меня точно душу вытрясет.

Пока я метался по комнате и рассовывал по местам вещи, постоянно чувствовал на себе ее пристальный взгляд. Мама привалилась к косяку, сложила на груди руки и наблюдала за моим хаотическим перемещением, поджав губы.

— Еще немного и дырку во мне прожжешь, — проворчал я, поднимая с пола синюю папку. Вот и отчет.

На первых же страницах сообщалось о прибытии гостей, которые тоже в теме по нашему делу. Так-так, универсал что-то нарыл? Я пролистал вперед, бегло просматривая строки. Конечно, без любопытного носа Алистер не обошлось, но упоминаний о девушке было катастрофически мало. Иллюзорный кот? Хм, уже легче — помнится, он благоволил человечке. Хоть и слабое, но успокоение. Надеюсь, в его отношении ничего не изменилось, и он приглядит за ней. Манускрипт Триединства, люди, орки, эльфы, гномы… Бездна, я многое пропустил. Демоны первого круга, снова все ведет к ним. И в этот рассадник опасности они додумались приволочь мою пару? Ррр-р-р, я вновь начал закипать.

— Ты меня слышишь? Который раз спрашиваю, куда собрался? — Я уже и забыл, что нахожусь не один.

— В Царство. — Потряс перед носом нахмуренной мамы бумагами. — Скажи отцу: прочел отчет, есть идеи, надо разобраться там… лично. Вернусь — выскажет все, что думает, а пока надо спешить.

Я чмокнул ее в макушку и, не оставляя возможности меня задержать, сбежал по лестнице, ведущей на улицу. Расправил крылья и, не смотря на крайнюю степень негодования, ощутил, что где-то глубоко внутри часть меня очень радуется. Взмыл вверх, запрещая себе думать о причинах подобного чувства. Сейчас передо мной стояла конкретная задача, и понадобится все мое самообладание, чтобы не натворить глупостей.

ГЛАВА 17

Сияющий Арборетум завораживал своим холодным великолепием. Я не спеша прогуливалась вдоль вьющихся дорожек и любовалась красотой, создаваемой многими веками. Казалось бы, самый безжизненный материал, но вот оно — наглядное доказательство, что нет в мирах ничего однозначного, и даже камни могут расти, подобно цветам. В последние несколько дней, особенно после неприятного инцидента с отравленным вином, меня практически не выпускали из виду. Рядом всегда находился кто-нибудь из друзей. Конечно, мне нравилось их общество, я с удовольствием и очень интересно проводила время, но вместе с тем чувствовала себя такой слабой, будто несмышленый ребенок, не способный о себе позаботиться. Поэтому сейчас я наслаждалась одиночеством и возможностью просто побродить, посмотреть, подумать. Мне и раньше никогда не бывало скучно самой с собой, теперь же и подавно.

— Милая, а где же все твои надзиратели? Как вышло, что ты осталась совсем одна в полном опасностей мире? — Этот насмешливый голос я узнала, даже не поворачиваясь.

— Не понимаю, что тебя так забавляет? — Фенрира, к счастью, я как раз таки видела редко. В те короткие промежутки, что мы пересекались, он не упускал случая вывести меня из спокойного состояния.

— Брось, милая, — наглый демон естественным жестом, словно так и должно, притянул меня к себе за талию, и его дыхание защекотало кожу на шее, — скажешь, ты не заметила, что с тебя глаз не спускают? Я начинаю подозревать, что ты ценная особа королевских кровей, не меньше. — Он тихо рассмеялся, поглаживая меня по плечу.

Из-за того что Фенрир стоял сзади, я не имела возможности посмотреть в его бесстыжие глаза.

— Вот и веди себя соответственно, — Попыталась выбраться из его объятий, но негодяй только крепче прижал меня, вынуждая перестать дергаться. — С ценными особами разве можно так бесцеремонно обращаться?

— Так где все? — проигнорировал он мою последнюю реплику. Я вздохнула и ответила:

— Насколько мне известно, Лис у милорда Астагарта, Дант и Альт решают свои вопросы, Лили, надо полагать, где-то там же неподалеку. Меня никто посвящать не торопится, поэтому, пользуясь случаем, решила побыть в тишине, — многозначительно намекнула я, надеясь, что асурендр поймет — его тут не слишком и ждали. Только этого демона, похоже, вообще ничего кроме собственных желаний не заботило.

— Чудесно, — промурлыкал он и все-таки выпустил меня на свободу. — Предлагаю, немного поразвлечься.

— Развлекайся, — пожала плечами, — а я воздержусь, с тобой, знаешь ли, не очень надежно. — Демон зажмурился и от души рассмеялся.

— Неужели тебе не интересно посмотреть что-то запретное, что-то опасное, то, куда тебя никогда не пустят твои слишком заботливые приятели? — Вот искуситель. Я насторожилась — какой коварный план он задумал?

— Что ты предлагаешь?

— Прогуляться по Царству, — Фенрир ухмыльнулся и поиграл бровями, — по всему Царству.

Знает, чем меня соблазнить. Ведь действительно, никто, кроме него, не покажет мне, что происходит ниже второго круга. В душе разгорался огонек жажды познания — сильнейшее любопытство, проще говоря.

— Так как, хочешь сбежать отсюда на несколько часов?

— Ты гарантируешь, что не бросишь меня где-нибудь на полдороги? — на всякий случай уточнила я, уже готовая согласиться.

— Милая, я же обещал беречь тебя, — он притворно изумился, — откуда столько недоверия?

— Угу. — Я потерла пострадавшее предплечье, рана от его оружия до сих пор иногда немного кровила. Можно было бы попросить друзей полечить, но мне не хотелось в очередной раз напоминать, какая я хрупкая, по их мнению. Обходилась своими мазями, но они слабо помогали в данном случае. — Обещал беречь и при первой же возможности покалечил.

— Ты ведь могла отказаться, — нисколько не испытывая раскаяния, вздернул бровь демон. — Сама полезла на рожон с заведомо более сильным противником. Кто же тут виноват? — Я вздохнула и отвернулась. Хоть и упрекнула Фенрира, прекрасно понимала, что он прав. — Разве плохо, что я напомнил тебе о том, о чем не следует забывать? — уже мягче произнес мужчина. — Далеко не все будут относиться к тебе со снисходительностью, а ты претендуешь на равенство, как я понял.

— Ни на что я не претендую. Вообще попросила Данта со мной позаниматься, только чтобы уметь защититься, случись что, от своих же соплеменников.

— Похвально, но на провокацию ты поддалась. В другой раз, возможно, этот опыт удержит тебя от необдуманных поступков.

— Кто бы говорил, — съязвила я, раздосадованная его покровительственным тоном. — Ты не особо блещешь сдержанностью. — Глаза демона опасно сверкнули. Блин, ну кто меня опять за язык-то дернул? Подавив вспышку гнева, он как ни в чем не бывало ответил:

— Так идем, или останешься тут разглагольствовать и изображать примерную девочку?

— Смотри, ты обещал, — напомнила я, вкладывая ладонь в его протянутую руку.

— Конечно, милая, обещания демона очень специфическая вещь. — Мир вокруг завертелся, все очертания смазались, и лишь его тихий смех над ухом напоминал, что я не сплю, а опять вляпалась в какую-то авантюру.

Когда ощущение реальности вернулось, поняла, что нахожусь в своей комнате. На мой вопрошающий взгляд Фенрир небрежно ответил:

— Переоденься. Лучше всего выбери штаны и легкую тунику, будет жарко. — Я одернула длинную юбку и не стала спорить.

— Ты так и будешь тут торчать?

— В чем проблема? — Демон расплылся в широкой ухмылке. — Думаешь, удастся меня чем-то поразить? — Ну невозможный нелюдь.

Я демонстративно закатила глаза, взяла вещи и ушла переодеваться в ванную. Вернувшись, заполучила откровенно оценивающий взгляд, под которым захотелось дополнительно прикрыться.

— Выдвигаемся, или ты меня до скончания дней разглядывать собрался? — раздраженно поторопила я.

— Ты всегда такая… милая? — Развалившийся поперек кровати негодник склонил голову на бок и прищурил один глаз.

— Точно, особенно когда рядом столь восхитительные образцы галантности. — Отсмеявшись, он похлопал по покрывалу рядом с собой.

— Вообще-то я готов, иди сюда. — Я с сомнением на него посмотрела.

— Ничего не перепутал? Нам, наверное, все-таки туда, — кивнула в сторону выхода.

— Иди, говорю, — теряя терпение, рыкнул демон. Видя, что я все еще размышляю и не тороплюсь шевелиться, он со вздохом поднялся. — Ну? Теперь подойдешь?

Шагнула навстречу и оказалась в его крепких объятиях.

— Да не дергайся, тшшш-ш-ш, — шикнул он. — Замри.

Я подчинилась, стараясь не думать о том, что участие в этой затее — далеко не самая лучшая идея. Чувствуя тепло Фенрира и прижимаясь к его груди, сложно было не вспомнить о поцелуе, заставившем меня позабыть обо всем на свете. До слуха донесся шелест, одновременно с этим вокруг померк свет. Я повернула голову, пытаясь рассмотреть хоть что-то. Уютно, тепло — с чего бы вдруг?

— Что это? — прошептала я.

— Мои крылья. — Теперь до меня дошло, что за плотная мягкая стена отгородила нас от остального мира.

— Можно погладить? — вопрос сам собой слетел с губ.

— Попробуй, — великодушно разрешил демон. Я легонько провела кончиками пальцев по черной роскоши перьев, Фенрир едва заметно вздрогнул. — Готова?

— К чему? — растерянно уточнила я, но ответом мне стал лишь рев, неизвестно откуда взявшегося, пламени.

Непроизвольно еще плотнее прижалась к мужчине, и без того крепко обнимающему меня. Было страшно, ощущалось падение в бесконечную бездну, все звуки вытеснила несмолкаемая песнь огня. Чтобы успокоиться, сосредоточилась на ровном дыхании своего спутника и отсчитывала удары его сердца. Помогло. Когда удалось расслабиться, сообразила, что в коконе его крыльев безопасно и даже приятно. Поняла — таким образом он меня всего лишь защитил. Крылья раскрылись так же внезапно, как и укутали меня перед этим. С сожалением посмотрела на них, теперь красиво сложенных за спиной Фенрира — большие, в его полный рост, с алым узором по краям. Почему-то совсем он их не убрал.

Огляделась, мы стояли посреди бескрайней пустыни: выжженная почва, местами потрескавшаяся. Серое небо, или что там над нами простиралось, постоянно озарялось багровыми вспышками, слепящими глаза, если на них смотреть. Ни намека не то что на город или поселение, но и вообще на что-нибудь живое. Порыв горячего ветра запорошил песком глаза и волосы.

— Ну как? — с интересом поглядывая на меня, спросил демон. — Кстати, не советую надолго открывать рот.

Я плотнее сжала губы и похрустела землей на зубах. Укоризненно посмотрела на своего спутника, но его лукавая улыбка заставила улыбнуться в ответ.

— Как-то не особо живописно.

— Естественно, пятый круг. Тут мало кому нравится, а выживают только самые изощренные формы.

— Это какие, например? — тут же уцепилась за его слова, одновременно поражаясь, как глубоко мы забрались, учитывая, что Лили обещала показать только второй.

Фенрир посмотрел куда-то вдаль, я оглянулась. На горизонте назревало темное пятно, оно на глазах ширилось и чернело.

— Сейчас и увидишь. — Он подхватил меня на руки и взмыл вверх. Мы зависли на приличной высоте над землей. — Иггары уже почуяли тебя. — Я поежилась от его зловещего шепота, но любопытство пересилило. Высунула голову из уютного убежища и приготовилась к встрече с загадочными иггарами.

С приближением тьмы все отчетливее проступали образующие ее силуэты множества уродливых, обезображенных, покрытых наростами и струпьями тел лишь отдаленно напоминающих нечто человекоподобное. Их удлиненные передние конечности почти волочились по земле, сами они при этом сильно сутулились. Твари жутко выли, демонстрируя острые желтые зубы, и, не моргая, смотрели белесыми глазами без зрачков. Меня передернуло, когда первая партия, отчаянно визжа, воздела искореженные костлявые руки в нашу сторону. Иггары прибыли верхом на отвратительных чешуйчатых гадах, впрочем, на фоне своих всадников, те смотрелись экзотическими гигантскими насекомыми, не более.

— Чего это с ними? — подавив ужас, спросила я.

— Согласен, пьющие душу — мало приятное общество. Кто же знал, что они так быстро тебя обнаружат? Видимо, неподалеку опять кто-то сдох.

Я ничегошеньки не поняла из речи Фенрира, кроме того, что эта мерзость, надо полагать, имеет виды на мою душу. Уточнять как-то не захотелось. Существа разочарованно скребли когтями по земле, уже осознав, что их только подразнили, а кормить не собираются.

— Не обращай внимания, — совершенно невозмутимо продолжил демон, — они полуразумны. — Он прищурился в противоположном от иггар направлении и прицокнул языком. — О. А вот и совсем неожиданные гости, в этой части круга они крайне редко появляются. Милая, да ты просто находка. Тебе всегда так везет на приятные знакомства?

Фенрир говорил, улыбаясь, но в глубине его глаз тлел красноватый огонек — не самый лучший признак, насколько я успела изучить демонов. Что-то его разозлило. Я завертела головой, силясь рассмотреть, кто же еще к нам пожаловал.

— Поиграем? — Он резко сменил направление и поднялся выше.

— Что за гадость? — закричала я, лихорадочно соображая, как донести до безумца мысль: играть с теми, кого принесла нелегкая, совершенно дурацкая идея.

К нам по воздуху с огромной скоростью приближалось около восьми, пересчитать точнее не получалось, шарообразных чудищ. Самое проворное подлетело почти вплотную, и я рассмотрела его тело, покрытое толстым слоем хитина. В наличие имелся всего один красный глаз и зубастая пасть с раздвоенным языком, которым оно протирало свое око. Летающая голова без тела вяло шевелила тонкими щупальцами, заменяющими ей волосы. Концы их хищно поблескивали острыми когтеобразными выростами. Судя по яростному шипению, подобравшийся монстр собирался вот-вот в нас вцепиться, его собратья тем временем окружали, беря в кольцо.

— Ты уверен, что это весело? — боднула я Фенрира в плечо.

Он ловко увернулся от сомкнувшихся рядом с его ногой мощных челюстей. Сосредоточив внимание на том, что творилось позади, ответил:

— Непредвиденные приключения только придают остроты моменту, расслабься, милая. — Я с недоверием покосилась на монстров. Этот демон спятил. Как в такой ситуации можно расслабиться? Его руки заняты мной, во всяком случае, одна точно.

— Что это? И почему они нападают?

— Берхолы, ими правят инстинкты. Мозг отсутствует.

Несмотря на ситуацию, я захихикала — всего одна голова и та без мозгов, вот не повезло тварям. Из-за моего неуместного веселья Фенрир отвлекся, удивленный странной реакцией, и чуть не пропустил атаку двух других чудищ. Только чудом успел увернуться в последний момент. Я позорно заверещала, полагая, что теперь нам точно пришел конец.

— Вот это похоже на правду, — пробурчал демон. — Но больше так не ори, а то я оглохну.

— Прости, — прошептала я, приоткрывая один глаз. — Мы еще живы?

— Продолжишь смеяться в неподходящие моменты, и я не берусь утверждать, что это надолго.

— Почему они еще не разодрали нас на кусочки, их же много?

От стремительных перемещений Фенрира у меня кружилась голова, кажется, сегодня я налеталась на целый год вперед.

— Они атакуют магией, а я поставил вокруг нас щит. Их выпады лишь для того, чтобы я потерял концентрацию и ослабил защиту. — Демон сделал очередной кульбит и с хрустом заехал ногой по зазевавшемуся берхолу. — Но хорошенького понемногу, развлеклись и хватит.

Взревело пламя, одновременно с этим меня снова укутал мягкий кокон из крыльев. Я уже не видела, что происходило вокруг, зато слышала, как завизжали, будто в предсмертной агонии, тварюги. Когда все стихло, и демон сложил крылья, мы оказались посреди улицы под ночным сводом в окружении домов из грубо обтесанного камня. Продолжая обнимать, Фенрир серьезно посмотрел мне в глаза. Вот такая его молчаливая сосредоточенность всегда смущала куда больше наглых поползновений и намеков.

— Где мы? — спросила я внезапно охрипшим голосом.

— Третий, милая. Всего лишь третий круг. Думаю, с тебя хватит впечатлений для первого раза. — Видимо, недовольство и разочарование отразилось на моем лице, потому что он снова развеселился. — Нет, ты определенно ненормальная. — Меня потянули за руку, увлекая вверх по мостовой. — И что только творится в твоей хорошенькой головке?

— Ты обещал показать все Царство, — напомнила я.

— Планы изменились, так бывает, — беспечно отозвался Фенрир, куда-то целенаправленно вышагивая. — И потом, ниже пятого все равно смотреть особо нечего. Там уже и полуразумных не остается: так, ошметки всяких уплотненных энергий, сгустки чьих-то непутевых жизней, проклятые души, короче, не интересно. Пейзажи глаз тоже не радуют, уж поверь. Ты просто не выдержишь пребывания там, в лучшем случае произойдет помутнение рассудка на неопределенное время. Темные вибрации слишком сильно воздействуют на такие светлые тонкие тела, как у тебя, поглощая и перерабатывая. — Все это он рассказывал тоном, которым учитель объясняет прописные истины нерадивому ученику.

— Пришли, — демон оборвал свою, кстати, очень для меня познавательную лекцию и непонятно чему улыбнулся.

Я огляделась — мы стояли в какой-то грязной подворотне. И чему он радуется? Вспомнился случай, когда Дант притащил меня на похожую улицу, и я вот так же недоумевала перед посещением "Стыдливой Нимфы". Может, это у них семейное? Ну точно. Фенрир нашарил неприметную дверку и подтолкнул меня ко входу, за которым обнаружился спуск в подвал. Скрепя сердце я молча прошествовала в указанном направлении.

— Проголодалась? — прозвучал над ухом вкрадчивый голос. Как ему удается все время оказываться так близко позади меня? Раздражающая привычка.

— Не подкрадывайся ко мне, — пробурчала я вместо ответа.

— Чего вдруг? — Демон еще и руку мне на талию положил, вместо того чтобы послушать.

— Чувствую себя уязвимой, — нехотя призналась я, предпринимая попытку выскользнуть из его объятий. Он рассмеялся и отпустил.

— А в иных ситуациях, значит, не чувствуешь?

С удовольствием сейчас двинула бы ему локтем под ребра, чтобы стереть самодовольную улыбочку с красивого лица, но, боюсь, мы не настолько знакомы. Кто знает, как он отреагирует? Поэтому вздохнув, я только ответила:

— Когда ты сзади, я не вижу глаз, не знаю, какие на лице эмоции, и не могу предположить, о чем ты думаешь.

— Минуту, сейчас продолжим, — произнес Фенрир, открывая передо мной дверь.

Мы попали в полумрак небольшого помещения с простой грубо сколоченной мебелью и разнообразной кухонной утварью сразу обозначавшей, что здесь кормят и, судя по покачивающейся парочке, еще к тому же наливают. На первый взгляд, заведение ничем не отличалось от обычного придорожного трактирчика, коих и в моем мире хватает с лихвой. Отсутствие роскоши, да ладно, вообще хоть какой-то претензии на приличный вид умилило — мой спутник отлично разбирается в том, куда пригласить даму на ужин. Ну, хотя бы чисто, и на том спасибо. Это все к тому, что ничего подозрительного или выбивающегося из привычных глазу интерьеров я не обнаружила, несмотря на то, что мы находились в третьем круге.

Меня провели к самому дальнему столу в углу и даже отодвинули стул, приглашая садиться. Возле нас мгновенно материализовался некто очень-очень бледного вида. Как он вообще на ногах-то еще держится? По его мановению на стол легла ярко-алая скатерть.

— Добро пожаловать, мой лорд. Рад видеть вас и вашу спутницу. — Тут неизвестный повел носом, и на его губах заиграла приторная улыбочка. — Какая чудесная звездочка озарила наше скромное заведение этим вечером.

Я интуитивно отодвинулась от него подальше вместе со стулом. Странный тип, и круги под глазами — вообще, на вампира похож. Точно, я замерла от пришедшей догадки и еле сдержалась, чтобы не начать разглядывать его более пристально. Именно на такого вампира, которым в сказках пугают. Не думала, что они так близки к действительности. Заметив мой интерес, мужчина улыбнулся шире, блеснули его клыки.

— Мне как всегда, Ирвейн, а даме что-нибудь традиционное.

— Будет исполнено, мой лорд. — Ирвейн нас покинул, а я принялась изучать окружающих.

Теперь-то стало заметно отличие данного заведения от простого трактира, точнее его посетителей. При ближайшем рассмотрении у всех у них обнаруживались… хм, особенности. Рога, копыта и хвосты — самое заурядное, что первым бросалось в глаза, когтистые руки, клыкастые рты, чешуя на лицах, мех на теле и другие видовые особенности местного населения.

— Тебя что-то смущает? — поинтересовался Фенрир в ожидании ужина. — Не советую столь открыто изучать народ — могут неправильно истолковать.

— Нет, но здесь так непривычно. Эти нелюди, они как… ну, знаешь, как из детских сказок.

— Занятные сказки тебе в детстве читали.

— Обычные, как и всем.

— Хорошо, пусть так, — легко согласился демон. — Давай лучше продолжим с того, на чем остановились.

— М-м-м? Ты про что?

— Ты не видишь моих эмоций, не можешь предположить, о чем я думаю, — напомнил Фенрир.

— А, ну да. Это не очень приятно.

— С чего ты вязала, — вкрадчиво начал он, — что глядя мне в глаза, поймешь мои мысли? — Я пожала плечами.

— Ни с чего, просто так проще. Хотя бы можно попытаться.

— Ну попытайся. — Фенрир очень серьезно, без тени улыбки, посмотрел мне в глаза. Тем временем я почувствовала, как его пальцы медленно заскользили вверх от моего колена к бедру. Стало очень неловко. Скинула руку демона и снова передвинула стул.

— Перестань.

— Что именно перестать? — невинно поинтересовался прохвост.

— Вот так делать. Почему ты такой вредный? Можешь же иногда быть вполне приятным собеседником. — Он оскалился, принимая устрашающий вид.

— Приятным, говоришь?

— Да, только отчего-то все время пытаешься выглядеть хуже, чем есть на самом деле. — Фенрир перестал меня запугивать и скривил губы.

— Люди, и почему вы так легко доверяете чему угодно, кроме собственных глаз и здравого смысла? Ищите скрытые мотивы? Ваша попытка облагородить любое зло иногда сводит с ума. Тебе не приходит в голову, что нет никакой видимости, а есть реально то, что есть? И я не исключение. — Я взъерошила челку и честно ответила:

— Зато это и делает нас человечнее. Как было бы печально жить, не веря в возможность отыскать частичку света в любом сумраке, не надеясь обнаружить под маской отчуждения настоящие чувства.

— О чем я и говорю. — Демон наигранно всплеснул руками, а потом внимательно глядя мне в глаза, спокойно произнес: — Это-то вас и губит. Всегда.

— Предпочитаю остаться при своем мнении. — Я постаралась мягко высвободить руку из плена его пальцев. И когда он начал так ласково поглаживать мое запястье, что у меня мурашки поползли по всему телу?

Обстановку разрядил появившийся Ирвейн. Стол быстро скрылся под разнообразными блюдами, аппетитно запахло, и я сразу ощутила голод.

— Имеются ли у дамы пожелания к выбору напитка? — Я растерялась, не ожидая подобного вопроса — будто мне известно, что у них принято пить. Да и экспериментировать в такой сомнительной обстановке не хотелось.

— Просто воды, пожалуйста, этого будет достаточно.

Мне услужливо подали стакан с голубоватой жидкостью, похожая стояла в небольшом графине между тарелок. Когда разносчик исчез, я шепотом поинтересовалась у Фенрира:

— Ирвейн, правда, вампир? Я не ошиблась? — Он удивленно вскинул брови, не донеся до рта вилку с прилично недожаренным, судя по виду, мясом.

— Правда. Разве тут можно ошибиться?

— Ну, знаешь, я не специалист по всякого рода нежити. Он какой-то чересчур бледный, вроде среди гостей на балу были его соплеменники, но они вообще другие. — Демон хохотнул.

— Забавная ты. Сравнила низшего и высшего вампира. — Я громко цыкнула.

— Как у вас все сложно, поди разбери.

— А зачем? Ешь давай, а то так голодная и останешься. — Он с видимым удовольствием пригубил вина, я тоже взяла свой стакан.

— Думаю, подобные знания…

— Ирвейн, — неожиданно рявкнул мой спутник, выплескивая воду на пол. Я так и осталась сидеть, не донеся до рта теперь уже пустую посудину.

В глазах Фенрира мгновенно вспыхнули яркие искры, ничуть не бледнее нашей скатерти. Как по волшебству мгновенно возникший вампир залепетал что-то несуразное:

— Мой лорд, я не хотел… я только решил… мне показалось, что… она же всего лишь человек, я думал…

Демон, не отрывая от меня взгляда, поднял руку, вампир захрипел и умолк. Я посмотрела на несчастного, он стал еще бледнее, хотя куда уж больше.

— Ну вот, — расстроенно вздохнул Фенрир, — а я хотел побыть сегодня милым, для разнообразия. Видимо, не судьба. — Ирвейн засипел, его глаза расширились от ужаса, тело начало содрогаться.

— Постой, не надо, — В порыве чувств я накрыла другую руку Фенрира своей ладонью.

В возникшей короткой заминке вампиру удалось прошептать слова извинения, но на него никто не смотрел.

— Если я доведу до конца начатое, ты поверишь, что ошибалась? Нет ничего иного, только то, что ты видишь. Здесь и сейчас, — спокойно, даже отстраненно произнес демон.

— Но я не хочу. Зачем тебе это? Пусть живет. — Я непроизвольно погладила его теплые пальцы, он проводил мое действие задумчивым взглядом.

— Люди — странные, противоречивые создания. Он ведь собирался причинить тебе вред.

— Пусть, просто оставь все как есть. Он уже понял свою ошибку. Ведь так? — Я повернулась к вампиру, тот отчаянно закивал, всем видом выражая раскаяние. Фенрир вздохнул.

— Всего лишь человек, говоришь, — обратился он к Ирвейну. — Хорошенько запомни этот случай. А теперь исчезни и не попадайся мне в ближайшие лет десять. — Несчастный, пятясь и растеряв весь лоск, поспешил выполнить приказ.

— Вот что ты делаешь, милая? — потушив огненный взгляд, ласково поинтересовался Фенрир. — Такое замечательное заведение… было, и хозяин довольно сметливый, но стоило привести тебя, как все перевернулось с ног на голову. — Он хитро мне подмигнул.

От столь резкой смены настроения и непонятной логики я не нашлась с ответом. Выходило, это я виновата в случившемся.

— Я Ирвейна давно знаю, для низшего он всегда отличался хорошей выдержкой, — вдруг разоткровенничался демон.

— Что собственно произошло-то? — уточнила я, не особо представляя, каким образом вампир собирался мне навредить.

— Не бери в голову, — отмахнулся Фенрир. — Он так хотел мне угодить, что забыл подумать. Напрасно.

— Значит, Ирвейн не просто разносчик, а владелец данного места? — Демон кивнул, не сводя с меня задумчивого взгляда.

— Теперь уже — был владельцем, больше не хочу говорить о нем. Скорее доедай, и пойдем, что-то слишком много желающих с тобой познакомиться.

Я послушно последовала его указанию, искоса поглядывая на заполнившийся посетителями зал. Складывалось впечатление, что именно наше присутствие так повлияло на их активный приток. Поймав несколько весьма заинтересованных взглядов, я уткнулась носом в тарелку и поскорее закончила ужин. На улице Фенрир сразу же привлек меня к себе.

— Держись рядом, хорошо? Прогуляемся немного, раз уж обещал, и вернемся домой. — Я кивнула, совсем сбитая с толку его поведением.

Непредсказуемый демон, что только творится у него в голове? Словно прочитав мои мысли, он неожиданно спросил:

— О чем задумалась? Смотрю на тебя и никак не разберу, признаюсь, это довольно непривычно.

— Да ни о чем особо, удивляюсь твоей переменчивости. А что означает твое "непривычно"? — Фенрир криво усмехнулся, помедлил, но все-таки ответил:

— Еще не доводилось общаться с человеческими женщинами, мыслей которых я бы не мог услышать. — Я вспыхнула, вот ведь плут. В очередной раз возблагодарила Высшие Силы за своего великолепного друга и его подарок.

— Иногда бывает полезно поменяться ролями, — развеселившись, поддразнила я демона.

— Как же так вышло?

— Это все Лис, — не стала я скрывать.

— Ах да, я и забыл про усатого. И чем же ты его настолько заинтересовала, что удостоилась подобного внимания?

— Помнится, Дант говорил тебе что-то про любопытство, — невинно намекнула я, разглядывая при этом окрестности. Мы вышли на площадь, окруженную со всех сторон невысокими зданиями в несколько этажей. В ее центре располагался фонтан, очень просто оформленный, будто использовался больше для хозяйственных нужд.

— Да-да, тогда тебе еще должно помниться, что я люблю пороки.

Фенрир сгреб меня в охапку, подошел к краю бортика фонтана и усадил к себе на колени. Чтобы не соскользнуть, пришлось одной рукой уцепиться за его бок. Демон тем временем опять пристально изучал мои глаза. Что он все хочет в них увидеть? Мужчина улыбнулся вполне искренне, отчего сразу стал выглядеть намного мягче. Вновь залюбовалась им, даря ответную улыбку. Сидя так близко, ощущая его тепло, мысленно вернулась к вечеру бала Стихий, против воли задержала взгляд на губах демона.

— Почему ты не залечил ранку? — Я нахмурилась, только сейчас обратив внимание на следы своего вмешательства. — У меня же тессен не из зачарованного металла. — Фенрир недоуменно вздернул бровь, потом подмигнул.

— Я решил, это будет справедливо. Не могу же я позволить, тебе одной ходить с порезами. Даже забавно, смотрю в зеркало и вспоминаю о том, кто вздумал со мной состязаться. — Он скользнул пальцами под широкий рукав туники на моей пострадавшей руке, попутно приподнимая его. Заметив следы крови, демон резко посерьезнел. — Почему ты так ходишь, с ума сошла? — Я опешила от столь стремительной перемены его настроения. Вот еще он игриво поглаживал меня, стараясь смутить, а сейчас уже снова выглядит холодным и отчужденным.

— Всего лишь царапины, не хотела лишний раз отвлекать друзей. Скоро заживет, — попыталась я оправдаться, недоумевая с чего бы мне перед ним это делать.

— Дура, — вынес вердикт злой Фенрир. Спустил меня на землю и тоже поднялся.

— Ты вообще обнаглел…

Договорить я не успела, демон оскалился и зарычал. Думая, что причина подобной реакции во мне, сжалась и начала озираться по сторонам в поисках путей отступления. Хотя кого я обманываю, мне ли от него убегать? Быстро поняла свою ошибку, когда заметила резко метнувшуюся в нашу сторону тень. С противоположной стороны площади приближались еще три фигуры, полностью закутанные в черные плащи. Но они шли гораздо медленнее, словно еще не определились со своими желаниями. Фенрир оттолкнул меня, выводя из под удара обезумевшей сущности. Падая, я почувствовала острую боль в ноге. Обидчика мгновенно настиг изменившийся до неузнаваемости демон: черные зрачки заполнили глазницы, в их центре полыхало яркое пламя, клыки сильно удлинились, искажая и челюсть, и само лицо, на руках отрасли острые когти, вспарывающие камень, словно бумагу, те участки кожи, что я видела, покрылись пластинками с металлическим проблеском.

Фенрир растерзал нападавшего так быстро, что я и опомниться не успела. Рядом с фонтаном осталось валяться искалеченное безжизненное тело, вернее то, что от него осталось. Но перевести дух нам не удалось. Упав, я разбила коленку и разодрала штанину о шершавые камни мостовой — видимо, запах свежей крови определил дальнейшее поведение оставшихся. Издав утробный вой, один из них бросился в мою сторону, двое других — следом. Я еще успела заметить в руках своего защитника огненные клинки, затем сознание поглотила боль, будто меня сжигали заживо. В глазах потемнело, вроде бы я закричала, а потом помню уже только тишину и черноту.

ГЛАВА 18

— Слышишь меня, глупая девчонка? — Кто-то немилосердно тряс меня за плечи. Боль прошла, и я постепенно вспоминала случившееся. Открыв глаза, обнаружила нависшего надо мной Фенрира. Уже в нормальном виде, если можно считать нормальным перекошенное от гнева лицо.

Я потерла ушибленную ногу и попыталась сесть, мне не позволили.

— Лежи уже, — буркнул демон, подхватывая меня на руки.

— Что это было? — Я в ужасе рассматривала раскуроченную площадь: на месте фонтана остались лишь каменные руины, на земле догорали изувеченные тела.

— Скажи, у тебя мозг есть? Поперлась в нижние круги Царства с кровоточащими ранами. То-то я смотрю, все слишком быстро тебя вычисляют, даже метка не особо на них действует.

— Я думала…

— Нет, милая, ты не думала. От слова "совсем", — Расстроенная, я уткнулась Фенриру в грудь и притихла. Через некоторое время он немного мягче добавил: — Как себя чувствуешь?

— Нормально, только коленка саднит. Даже не верится, что настолько больно было перед этим.

— Не верится, — задумчиво повторил демон. — Вот и мне не верится, что все еще с тобой разговариваю. Укус сиртана должен был заставить тебя прогуляться за грань, во всяком случае, на столь скорое улучшение здоровья рассчитывать не приходилось. Ядовитый гад все-таки успел до тебя добраться.

— Поэтому мне так плохо стало?

— Что ты ощутила? — Он озабоченно изучал место укуса.

— Будто пламя внутри растеклось от ноги и по всему телу. — Демон кивнул своим мыслям.

— Как в себя немного придешь, перенесу домой.

— Фенрир, — жалобно позвала я, — а давай никому об этом инциденте не скажем? — Демон хмыкнул, но смилостивился, подарив мне подобие улыбки.

— Боюсь, они и сами поймут. Наверняка уже на уши всех поставили — метка оповестила об угрозе жизни. Самое паршивое, что и Астагарт почувствовал, а это весьма неприятное ощущение.

Я грустно вздохнула и сжалась, стараясь и вовсе сделаться незаметной.

— Ну и чего ты дрожишь? Их гневные вопли слушать-то мне придется.

— Я же добровольно согласилась и вот, — показала на больную руку, — сам говоришь, не подумала. Да в любом случае, мне тоже достанется. А ты меня спас, получается.

— Не обольщайся, — проворчал демон. — У тебя на запястье гарант защиты Оливьеров, вот и все.

— Какая разница, — я улыбнулась, — все равно же спас. Кстати, почему метка не защитила? Я видела, как она отталкивала желающих познакомиться в первом круге. — Он покачал головой.

— Где они тебя откопали только, такую чудную? Ничего не знаешь, зато смело стремишься везде влезть. — Я надулась, но смолчала, ожидая ответа на свой вопрос. — Метка — это своеобразный указатель, она оповещает, что ты неприкосновенна и находишься под защитой первого дома. В Теральтане, милая, проживают высшие представители рас, они умеют контролировать свои инстинкты и обладают достаточным запасом выдержки. Ты для них, может, и заманчива, но не настолько, чтобы подписать себе смертный приговор. Здесь же, — Фенрир обвел рукой пространство, — народ вышеупомянутыми качествами не блещет. Хотя думаю, все-таки мы бы избежали проблем, не вздумай ты соблазнять своей кровью.

— Там почти и не было ничего. Порезы ведь совсем немного кровили, и то не всегда. — Фенрир обидно схватился за щеку, демонстрируя, с какими глупыми девицами ему приходится иметь дело.

— У сиртана нюх почище, чем у вампира с оборотнем вместе взятых. Я не сразу понял, что он тебя успел укусить. Пока с оставшимися… хм, беседовал, ты отключилась. Думал, не выживешь. Когда все закончилось, смотрю — ты без сознания, но в относительном порядке, уж я-то знаю, как их яд действует. Так что, считай, отделалась легким испугом. И вот надо же было тебе коленку расшибить, те вампиры вряд ли бы напали, но видимо, ты крайне везучая.

Демон говорил и ненавязчиво поглаживал мою больную ногу, а я чувствовала, как расслабляюсь. Предстоящие выговоры от друзей больше не волновали, главное — мы выжили. А о том, что угроза имелась вполне реальная, напоминали тлеющие останки на разбитой брусчатке. Народ, как чуял опасность — мы оставались одни, никто не рисковал соваться на площадь. Спокойный, уверенный голос Фенрира убаюкивал, захотелось забраться под его крыло и отсиживаться там долго-долго, пока все не забудут о моем существовании.

— Милая, не спать. Ты чего удумала? Сейчас нельзя, это отдача так действует, организм очищается от яда. Если заснешь, потом очень плохо будет, как с жесточайшего похмелья.

Я вспомнила тот единственный раз, когда имела сомнительную радость испытывать подобный симптом. Да, надо взбодриться, только вот на ум ничего не приходит, а глаза уже снова закрываются. Через туман пробилось понимание, что колено больше не беспокоит.

— Ты меня полечил? — уточнила я, удобнее устраиваясь в руках демона.

— И видно зря.

— Чего бурчишь, хороший же. Давай пока тут побудем, — меня все глубже затягивало в воронку грез. Тихо, спокойно, хорошо. М-м-м, очень хорошо, я ответила на мягкий поцелуй. Стоп. Что? Глаза мгновенно раскрылись, чтобы тут же укоризненно посмотреть на ухмыляющегося наглого демона.

— Ну не бить же мне тебя, — предотвращая мое возмущение, ответил он. — А так, смотри какой эффект — проснулась сразу. Пора отсюда убираться, а то пейзаж как-то не располагает к романтике.

Фенрир распустил крылья, и я снова услышала рев неистового пламени за границами своего защитного кокона. Когда оно стихло, и меня поставили на ноги, выяснилось, что доставка барышень осуществляется практически к порогу покоев. Я устало привалилась к стене в коридоре. Интересно, как скоро меня найдут и показательно порубят в капусту за отвратительное поведение? Мне и самой было неловко из-за того, что заставила друзей волноваться, но конкретно в данный момент сил ни на что не оставалось.

— Я так устала, — пробормотала себе под нос, прикидывая, как доползти до кровати. Начала серьезно рассматривать вариант прилечь прямо тут.

— Эй, ну ты чего опять? — пощелкал пальцами перед моим носом демон. Потом, вдруг игриво добавил: — Могу взбодрить.

Я подняла голову и встретилась с его серьезным взглядом. Фенрир стоял очень близко и придерживал меня за плечи. Туман в голове начал рассеиваться, на смену апатии пришла волнительная дрожь.

— Ты так заботишься о том, чтобы я не мучилась похмельем? — севшим голосом спросила я, чтобы нарушить затянувшееся молчание.

Он усмехнулся, словно догадываясь, о чем я подумала на самом деле. Опустил руки ниже и придвинулся, вынуждая меня плотнее вжаться в стену. Отступать было некуда, силы сопротивляться отсутствовали, да не очень-то и хотелось, если говорить откровенно.

— Скажем, я совмещаю приятное с полезным, — ответил демон и, не отрывая глаз, медленно начал склоняться для поцелуя.

"Это безумие" — пронеслась в голове мысль, но так же, не сбавляя хода, и улетучилась. Гори все в пекле, чего мне терять? Когда наши губы встретились, я поддержала его инициативу, с удовольствием погружаясь в приятную негу. Фенрир неожиданно быстро перешел к очень откровенным действиям и, не смущаясь, ласкал меня так, словно мы были знакомы уже очень давно. Я таяла в его руках, и часть меня желала продолжения, но где-то на краю сознания робко подал голос здравый смысл: во-первых, мы все еще стоим в коридоре, а во-вторых, в происходящем есть нечто неправильное.

С трудом вырвалась в реальность и попыталась его отстранить, но в ответ получила еще больший напор и множество скользящих поцелуев вдоль шеи. Запуская пальцы в волосы демона, я практически сдалась. Именно сейчас, когда в теле не оставалось физических сил, словно в противовес им, обострились все чувства, заставляя откликаться на каждое прикосновение демона. Я расслабилась и позволила ему действовать по собственному усмотрению, в то время как сама сосредоточилась на упоительной близости этого мужчины. Неожиданно Фенрир отшатнулся, ругаясь и потирая подбородок. Я в удивлении распахнула глаза и постаралась выровнять сбившееся дыхание.

— Что за упырева гадость?

— В смысле? Ты о чем? — Он осторожно подцепил цепочку с моей шеи и раздосадовано посмотрел на прозрачный камешек.

— Вот об этом, — зловещим шепотом произнес демон. — Что еще мне о тебе не известно, а? — Я пожала плечами.

— В чем проблема? Всего лишь подарок друга.

— Друга, говоришь? — Он хрипло рассмеялся. — Ты неподражаема, милая. Твой подарок умудрился обжечь меня. Меня. Ничего не хочешь рассказать?

— Нет, — рассердилась я. — Все что хотела — сказала. Ты собираешься выяснять отношения или что? — Глаза Фенрира полыхнули и тут же погасли.

— Ты права, так даже интереснее. — Он снова привлек меня к себе, впиваясь страстным, немного грубоватым поцелуем.

Но ясно-понятно момент уже был безвозвратно упущен, а сама я изрядно выбита из колеи его бурной реакцией.

— Стой, погоди, — Я уперлась руками демону в грудь. Он и не подумал слушать, а продолжал исследовать мое тело. — Перестань, — Мужчина рыкнул, сильнее прижимая меня к стене. — Хватит, Фенрир, — взмолилась я, пытаясь достучаться до его сознания. — Я не хочу.

— Даже не передать словами насколько я зол. — Меня пробрало до самых костей от этого, в противовес сказанному, спокойного голоса.

Не может быть. Мне мерещится? Знакомый голос, но откуда ему тут взяться. Я замерла, часто дыша. Фенрир оторвался от своего занятия и медленно развернулся. Вопрошающе уставился на рыжеволосого мужчину, видимо, ожидая объяснений. Тот ничего объяснять не спешил, а продолжал прожигать яростным взглядом демона. Затем коротко посмотрел на меня и на мгновение прикрыл веки, будто очень устал, после снова обратил все внимание на моего спутника.

— Отойди от нее, — тем же ледяным тоном произнес мужчина. Странное дело, он казался знакомым, но совершенно точно мы прежде не встречались. Может, дело в голосе или в его янтарных глазах? Я истерично хихикнула — все, схожу с ума.

— Ты ничего не перепутал? — осклабился демон.

— Я — нет. Отойди. — Рыжий стоял, скрестив руки на груди, и выглядел спокойным, но что-то в его интонациях заставляло холодеть мои пальцы от страха. Он излучал такую уверенность.

— А иначе что? Ты забываешься, — Демон задвинул меня себе за спину, почти перекрывая обзор.

— Она сказала, что не хочет. Фенрир-р-р, уйди сейчас. Я не шучу, — в голосе мужчины появилась неприкрытая угроза.

Что тут происходит вообще, хотелось бы мне знать? Почувствовала себя героем нелепого сновидения.

— Без тебя разберемся, иди куда шел. — Так, ну одно понятно — они явно знакомы.

— Я шел сюда. Убери от нее руки и отойди, последний раз говорю. — Воздух вокруг завибрировал от напряжения, мужчины стояли пока еще мирно, но я кожей ощущала, что это лишь видимость.

— Катись в…

— Она моя, — рявкнул неизвестный, перебивая демона. Тот ненадолго замер, переваривая услышанное, я тоже стояла и возмущенно хлопала глазами. Вот это новости. Фенрир хоть и жук своенравный, но за сегодняшний день мы немного сблизились, не думаю, что он бы действительно причинил мне вред. А вот от этого психа что ожидать неизвестно.

— Неужели? — издевательски спросил Фенрир. — Я так не думаю. — Он посторонился и провокационно обнял меня.

Незнакомец скользнул по мне беглым взглядом, и ранее неподвижный он, казалось, вовсе закаменел. Зато из его глаз только что молнии не посыпались, брови грозно сошлись на переносице. Демон, отследив его реакцию, ехидно произнес:

— Да не я это, расслабься.

С запозданием сообразила, в чем дело: разодранная штанина, сама растрепанная, наверняка вид, будто меня по земле валяли. Впрочем, почти так и было. Я усиленно закивала, подтверждая непричастность Фенрира к своему неприглядному облику. Все-таки он меня спасал, а его в непотребстве заподозрили.

— Давайте мы сейчас все успокоимся и уже потом во всем разберемся. — Неожиданное появление Данта немного разрядило обстановку, мужчины, готовые вот-вот сцепиться, одновременно повернули в его сторону головы. — Фенрир, он прав, отпусти Алису.

— Что? — Фенрир изумленно посмотрел на брата. — Давно ли драконы начали качать права в нашем доме? — Дант вздохнул и обеспокоенно глянул на рыжеволосого незнакомца, так и продолжающего стоять в одной позе.

— Он в своем праве, Фенрир.

Я заметила, как позади Данталиана стоят остальные друзья: Лили, Лис, Альт. Все молчали и хмурились.

— Да ты рехнулся? — Отчасти я была согласна с Фенриром. — И где же ты был раньше, дракон? Не очень-то ты торопился заявить о своих правах…

— Фенрир, — одновременно оборвали кузена близнецы. Дант подошел ближе и положил руку ему на плечо. — Успокойся для начала, позже поговорим.

Я отстраненно следила за развернувшимся представлением, а в голове лихорадочно скакали мысли. Дракон? Как такое возможно? Все же уверяли меня, что они бесплотны. Присмотрелась к неизвестному — в уголках глаз, там, где у обычных людей с возрастом появляются морщинки, поблескивало несколько чешуек кирпичного цвета. Как странно. Вспомнила, что нечто подобное видела и у светловолосой девушки на тренировочной площадке, но поскольку она стояла далеко, я подумала, что показалось.

— Шанти? Давно ты здесь? Шаэрриан в курсе? — Из-за поворота появилась высокая блондинка — легка на помине. Меня опять охватило нервное веселье. Какой сегодня бесконечный и насыщенный на события день, право слово.

— Достаточно давно, чтобы сделать выводы обо всем, что тут творится, — процедил рыжий, недовольно глядя на Данта. — Шира, не находишь, что сейчас немного не время обсуждать дела? — Блондинка надменно скривилась и поджала губы.

Я уже откровенно всхлипывала, давясь от смеха. Абсурдность ситуации перешла все границы. Вот этот огненный мужчина-дракон, значит, Шанти? Несмотря на приступ нездорового оживления, у меня задрожали ноги. Не свалиться бы. Присутствующие наконец-то обратили на меня внимание.

— Алиса, ты в порядке? — осторожно уточнила Лили.

— В полном. В таком, что и врагу не пожелаешь. — Я согнулась, не в силах сдерживать то ли смех, то ли рыдания. Ноги все-таки предательски подкосились, и я бы непременно упала, но Дант среагировал быстрее.

— Хватит, — властно прозвучал голос Фелисана. — Потом будете разбираться хоть до посинения. Неужели не видно, что с ней происходит?

Он недобро посмотрел на дракона, который за все время удостоил меня внимания всего пару раз, да и то мимоходом, и заявил:

— Ты. Бери Алису, раз явился, и исправляй все, что натворил. — Ты, — это в сторону Фенрира. — Тебя ждет милорд с объяснениями, какой неупорядоченности вам приспичило прогуляться по нижним кругам. — А вам, — уже спокойнее закончил он для остальных, — предлагаю, раз пропажа нашлась, вернуться к своим делам. Хотя как знаете, — Лис привычно пошевелил носом, — дело ваше. — Развернулся, бегло скользнул по мне взглядом и с независимым видом направился в противоположную от нас сторону.

Народ, не ожидавший ничего подобного, начал выходить из оцепенения. Что самое обидное, думаю, для всех, пришлось следовать указаниям Иллюзора, поскольку он был очень убедителен. Хотя зная характеры собравшихся, наверняка это вызывало протест. У меня, во всяком случае, точно. Почему я должна оставаться один на один с неизвестным типом, возомнившим, что он имеет на меня права? Мозг упорно не желал постигать недавно услышанное. Он — дракон, да еще и не какой-нибудь, а самый нужный и важный. Поверить в это было так же страшно, как спрыгнуть с дворцовой башни — назад ведь дороги не будет. Вдруг я вновь жестоко обманусь, как потом собирать душу из осколков рассыпавшихся надежд? И даже если передо мной на самом деле Шанти, многое ли изменится?

Несмотря на состояние нестояния, в голове, словно все до блеска отдраили, еще и освещение отрегулировали — настолько там было ясно. Мысли мчались с сумасшедшей скоростью, закладывая на виражах. Чувствовала я себя при этом полудохлой селедкой, да и выглядела, наверное, так же. Поэтому о моем категорическом несогласии никто не узнал, вялые попытки сообщить миру о самодостаточности успехом не увенчались. Меня просто нагло передали с рук на руки рыжему возмутителю спокойствия, хотя, казалось, эта скала и есть само спокойствие. Его вообще хоть что-то трогает? Ни один мускул не дрогнул, ни одной эмоции не промелькнуло на застывшем маской лице. Как стоял, скрестив руки на груди, так и оставался, только теперь расцепил их, чтобы принять навязанную бесценную ношу в виде меня.

Пока я восхищалась непонятно с чего набравшим мощь потоком сознания и безучастно взирала на передвижение тел в пространстве, мы остались с рыжим наедине. Он действительно донес меня до комнаты, благо она была совсем рядом, но вот отчего-то отпускать не спешил. Так и стоял, замерев каменным изваянием и разглядывая, видно, крайне занимательный ковер на полу. Сначала мне стало смешно, и я начала опасаться, что вновь начну истерично подхихикивать, но не случилось. Вместо этого появилось желание узнать, что же он будет делать дальше, сколько мужчина собирается простоять со мной на руках?

Я замерла в ожидании развития событий. Вскоре неуместный исследовательский интерес начал сменяться знакомыми чувствами: спокойствие, безмятежность, словно я вернулась домой после долгого путешествия, нашла свой якорь. Ощущение надежной опоры и безграничной защищенности, которые я испытывала только рядом с…

— Шанти? — выдохнула я, все еще боясь, что это окажется глупой ошибкой, злой шуткой или иным нелепым оправданием. Но нахлынувшая волна эмоций подхватила и смело понесла вперед. Даже рядом с умничкой всемогущим Лисом все было совсем по-другому.

Мужчина вздрогнул и наконец-то перевел взгляд с пола на меня. И все, я потерялась, растворилась в янтарном омуте, увлекаемая на самое дно. Сердце бешено стучало в висках, а я завороженно следила за расцветающим багровым узором на радужке. Когда дракон с протяжным вздохом прикрыл веки, я осознала, что вцепилась в него мертвой хваткой, впилась ногтями через одежду в кожу, умирая от страха снова потерять. Мои пальцы мягко разжали, а саму положили на кровать, все происходило в полнейшей тишине. Согнув колени, я обхватила ноги руками и сжалась в комок, пытаясь справиться с бушующим ураганом внутри.

Я больше не сомневалась — этот рыжеволосый мужчина с чуть раскосыми глазами моего любимого дракоши и такой же непоколебимой уверенностью в себе и есть Шанти. Он устроился на стуле неподалеку, так и не заговорив. Моя душа отчаянно металась, ее раздирали противоречивые чувства. Часть меня хотела воспарить от счастья и кинуться к нему, чтобы повиснуть на шее, другая — метала громы и молнии за то, что этот предатель опять обманул. Да и отстраненный вид Шанти сильно остужал пыл, было непохоже, что он рад меня видеть. Возможно, просто заметил некрасивую сцену в коридоре и вмешался. Я мысленно застонала — твою ж десятую дорогу, Шанти видел нас с Фенриром. Отличное начало для встречи, очень поспособствует укреплению и без того испорченных отношений. Теперь ко всему прочему добавились стыд и обида.

Почему все складывается настолько отвратительно? Та ситуация — последнее, свидетелем чего должен был стать гордый дракон. С другой стороны, я ему ничем не обязана и вольна целоваться с кем пожелаю. Тогда откуда столько горечи в душе? Я могла бы упрекнуть его в постигших нас неприятностях, но мужчина напротив молчал, и было не понятно, есть ли ему до всего этого дело. Кроме того, я отлично усвоила прошлый урок: разговор на повышенных тонах или обвинений своенравный дракон не приемлет. Наступать на те же грабли желания не возникало, поэтому я лишь тихо спросила:

— Какие еще твои обличья мне не известны?

— Теперь ты видела все, — так же тихо ответил Шанти. Я кивнула, и в комнате снова надолго повисло напряженное безмолвие.

— Лиса, — позвал он, привлекая внимание, — тебе надо помыться и переодеться.

Как всегда очень рациональное предложение, что тут скажешь. Я криво улыбнулась своим мыслям. Так в его духе, и я так по этому скучала. Дракон прав, после передряги в третьем круге мой внешний вид оставлял желать лучшего. Поднялась и, как зачарованная, направилась в ванную, на пороге рискнула обернуться и спросить:

— Ты не уйдешь? — голос предательски дрогнул. Шанти покачал головой.

— Не уйду.

Я облегченно выдохнула и скрылась за дверью, чтобы тут же привалиться к ней с другой стороны и сползти на пол. Надо собраться, надо… много чего надо, но нет сил. Он назвал меня Лисой, наверное, это стоит расценивать, как хороший знак. Внутри затеплилась искра надежды, которую я боялась потревожить: раздувать — страшно, тушить — больно. Слабость никуда не исчезла и, вставая, я поскользнулась на мраморном полу. Загромыхали снесенные с полки баночки, ставшие жертвами моих отчаянных попыток сохранить равновесие. Спасительную точку опоры я в конечном итоге поймала, а вот неожиданное появление Шанти доконало окончательно.

— Ты как? — разглядывая учиненный беспорядок, поинтересовался он.

— Да как всегда, — выдавила из себя кислую улыбку. — Цепляю на своем пути все что можно и нельзя. — Дракоша, хотя теперь уже очень привлекательный мужчина, тепло улыбнулся, заставляя мое сердце сделать кувырок и ухнуть вниз.

— Вижу.

— Не хочешь отобрать у меня право принять ванну первым? — отшутилась я, надеясь скрыть дрожь в конечностях.

— В другой раз, — ответил Шанти и сделал шаг навстречу. Я замерла. — Ты неважно выглядишь, помочь?

— Я не настолько беспомощна, чтобы…

Пострадавшую ногу прострелило острой болью, и я бы благополучно приземлилась на пол, не подхвати меня Шанти прежде.

— Вижу, — снова откликнулся он и нахмурился. — Что у вас с ним случилось?

— Твоя бестолковая подруга сильно сглупила, и нас удостоили внимания несколько неприятных сущностей, — в его руках я начала нести всякую чушь, пряча чувства за ничего не значащими словами.

— Конкретнее, — попросил Шанти, раздевая меня. Я запротестовала.

— Слушай, я сама. Все это странно, не находишь? — Меня никто и не помыслил слушать. Продолжая свое занятие, он невозмутимо ответил:

— Не спорь. Нового я не увижу, а если ты тут убьешься, будет досадно, да?

— Да, — бездумно повторила я, с запозданием понимая смысл. — Ты-ы-ы. Досадно? Ничего нового? — Шанти усмехнулся и перестал походить на неприступную глыбу.

— Именно так. Что это? — Он указал на следы укуса.

— Сиртан, — поморщившись, ответила я.

Интересно, выдержит ли моя нестабильная сейчас психика помывку в столь неожиданном обществе? С одной стороны, он прав — силы меня покинули, да и верно, видел… э-э-э, раздетой. С другой стороны, я вообще уже мало что понимала — где правильно, а где нет. Так естественно находиться рядом и общаться, словно и не осталось в прошлом глупых недоразумений, даже его новый облик не вызывал чувства неловкости. В круговерть мыслей ворвался гневный рык Шанти.

— Что? — испуганно уточнила я.

— Ничего, — сквозь зубы процедил он, — как ты выжила?

— Вот и Фенрир удивлялся, — пожала я плечами.

Серьезно, если бы взглядом можно было испепелять, в ванной комнате воспламенилось бы даже негорючее.

— Удивлялся, говоришь? — в обманчиво-вкрадчивом голосе дракона послышались опасные нотки.

— Сама виновата, Фенрир меня спас, так что зря ты злишься.

— С тобой мы потом отдельно побеседуем, когда ты отдохнешь, — пообещал мне друг. Ой, друг ли? — Значит, демон, — глухо произнес Шанти, и его лицо вновь сделалось непроницаемым. Я насторожилась, ожидая вопросов или порицания, но он надолго замолчал. Не выдержав пытки тишиной, я задала давно терзавший меня вопрос:

— Зачем ты приходил к Альтамусу?

— Соскучился, — так же глухо ответил Шанти, сосредоточенно промывая мои ссадины. Я шире распахнула глаза и, боясь, что ослышалась, подалась вперед.

— Не ерзай. — Больше мы не разговаривали.

Завернув в огромное полотенце, дракон отнес меня на кровать и укрыл. Сам лег рядом поверх покрывала, едва слышно вздохнул.

— Почему ты молчишь? Неужели нечего сказать? — сердито спросила я, сходя с ума от неопределенности. Лучше бы наорал, хоть понятно бы стало, что у него на уме.

Шанти навис надо мной и пристально посмотрел в глаза, долго, испытующе. В горле мгновенно пересохло, а сердце снова пошло в разгон. Вот он так близко, можно протянуть руку и дотронуться, а можно… Закусила губу, запрещая себе даже думать об этом.

— Потому что, — наконец вымолвил он, — если я сейчас начну говорить, то это плохо закончится. Лиса, я действительно очень зол. Тебе надо отдохнуть, а мне успокоиться.

Так я и уснула, прислушиваясь к его дыханию, вытеснившему все посторонние звуки и мысли.

ГЛАВА 19

Проснулась от ощущения праздника, словно сегодня произойдет что-то долгожданное и хорошее. Оказывается, все это время я крепко держалась за свое рыжее счастье, подоткнув для надежности под себя его руку. Улыбнулась — наверное, Шанти неудобно было так лежать, но руку он не забрал. Осторожно повернула голову, боясь потревожить сон дракоши, и, пользуясь моментом, с удовольствием рассмотрела новый для себя облик Шанти. Растрепавшиеся волосы, несколько красноватых чешуек в уголках глаз, длинные ресницы, похожие на лучики чистого пламени, светлая кожа и прямой нос с веснушками. Губы… м-м-м, еле сдержалась, чтобы не дотронуться — самые лучшие губы. Свободную руку Шанти забавно вывернул, будто крыло сложил. Его веки дрогнули, и наши взгляды встретились. Так хорошо и правильно, хочу всегда начинать день рядом с ним.

— Как ты? — аккуратно вытаскивая из-под меня руку, поинтересовался дракоша.

— Просто замечательно. — Я пресекла его попытки освободиться и потерлась щекой о теплую ладонь.

Как никогда ясно пришло осознание, насколько сильно мне не хватало его присутствия рядом. Даже краски окружающего мира стали ярче. Для себя я уже твердо решила, что второй раз не переживу, если Шанти исчезнет из моей жизни. Осталось выяснить — нужна я ему или нет? Чтобы перестать терзаться: лучше ужасный конец, чем ужас без конца. Мне необходимо знать. И хоть никакой уверенности в себе я не испытывала, рискнуть стоило. Что-то ведь значили брошенные вчера Фенриру слова, и вся та забота. Неужели только из дружеского чувства? В общем, я прыгнула в пропасть с широко раскрытыми глазами, и теперь лишь от дракоши зависело, появятся ли у меня крылья, чтобы взлететь, или впереди ждет неминуемая встреча с землей.

— Больше никуда тебя не отпущу. — Старалась выглядеть убедительно, когда внутри все дрожало. Он удивленно вскинул бровь. — Ты сказал "она моя", — едва слышно произнесла я и уже громче: — желаю знать причины, по которым ты так решил. — Шанти горько вздохнул и отвел глаза.

— Забудь, я потерял контроль.

— Не стану ничего забывать. Шанти, посмотри на меня прямо и ответь, что ты чувствуешь. — Он резко сел и напрягся.

— Какое это имеет значение? Я за тебя испугался. Тебе не понять, безрассудной девчонке, не привыкшей продумывать наперед свои действия. Какого пекла ты нарушила обещание? Зачем поперлась туда, куда я сказал не соваться? Ты считаешь, шляться по нижним кругам Царства это похоже на увеселительную прогулку? Еще и с демоном спуталась. Как все убедились, даже рядом с ним ты уязвима. Никто, слышишь, никто не может гарантировать здесь твою безопасность.

Шанти говорил, стараясь не повышать голоса, но я видела, как яростно он сжал в руках покрывало, до побелевших костяшек. Сдерживая подступившие слезы, я не сводила с него взгляда. Он прав, он во многом сейчас был прав, но и его вина есть в том, что случилось. Слова о Фенрире обидно хлестнули — как много он успел увидеть, прежде чем вмешался? Неважно, я не дам ему повода снова сбежать, хлопнув дверью.

— Ты ушел от ответа, я повторю. Что ты чувствуешь? Посмотри на меня и скажи.

— Нет, — рявкнул Шанти.

— Почему? — Высшие ведают, чего мне стоило сохранить видимость спокойствия, когда внутри все клокотало, когда душа выворачивалась наизнанку, когда хотелось завыть. Он потер лицо руками и уже спокойнее произнес:

— Потому что ничего хорошего из этого не выйдет. Сама знаешь, как реагируешь на мой взгляд, зачем мучить обоих? — Я ухватилась за последнее слово, как утопающий за соломинку.

— Обоих? Что это значит? Шанти, я ничего не забыла, я помню каждую твою эмоцию в ипостаси сильфида, там не было фальши. Скажи прямо, как есть. — Я тоже вцепилась в край покрывала, готовясь к худшему. — Если я недостаточно для тебя хороша, не дотягиваю до драконьего происхождения или что-то еще, скажи. Лучше так, чем страдать от неизвестности, гадать, что у тебя на уме.

— Зачем? Что это изменит? У тебя есть человек… ну или не человек, с которым, судя по всему, тебя связывают близкие отношения.

— Что за чушь? Этой нелепицей ты собрался переложить всю ответственность на меня? Только потому, что тебе не хватает духу объясниться? — Он дернулся, и в следующее мгновение я оказалась под нависшим надо мной Шанти.

— Не играй с огнем, Лиса. Мне не нравятся подобные намеки.

— А я и не намекаю, я тебе прямым текстом говорю: хватит уходить от ответа, — Он зарычал и едко произнес:

— Хорошо, просила — любуйся.

Шанти посмотрел мне в самую душу, снимая все ограничения и щиты. Голова закружилась, и я утонула в золотом безумии, плескавшемся на дне опасной бездны. Потерялась, как завороженная глядя на танец кроваво-красных нитей на его радужке. Растворилась, подчиняясь его воле и его желанию, остро ощутила гремучую смесь из нежности и жажды обладания. Наконец-то я осознала, что таилось в глубине драконьего взгляда — любовь. Моя и его, общая, одна на двоих.

— Теперь ты понимаешь, что я чувствую? — донесся, словно через туман, тихий низко вибрирующий голос Шанти. Я часто дышала и вздрагивала каждой частичкой тела. — Теперь ты знаешь, — обреченно повторил он.

Не задумываясь, подалась вперед, притянула свое рыжее счастье как можно ближе, чтобы никогда-никогда не выпустить. Мой дракон. Всегда так воспринимала его. Только мой. Со стоном отчаяния он обнял меня и нежно поцеловал, я перестала дышать, боясь потревожить прекрасный момент. Откликаясь на его ласку, стремясь продлить непередаваемое чувство единения, я прижалась к любимому, вбирая в себя все его тепло, всю чувственность, все то, что он дарил мне сейчас. Это было похоже на синхронный полет в поднебесье, взмах крыльев в унисон. Он уже давно закрыл глаза, но ничего не изменилось, я по-прежнему качалась на волнах абсолютного счастья.

— Ты мой, — прошептала я, когда Шанти отстранился. Не желая отпускать, потянулась следом, разделяющая нас тонкая граница покрывала исчезла, обнажая меня. Стеснения не возникло, все происходящее воспринималось настолько естественным, что даже мыслей не пришло о неправильности или приличиях. — Мой и теперь я знаю — это взаимно. Что тревожит тебя?

— Сама не понимаешь, о чем говоришь. — Он завернул меня в подобранное с пола полотенце и укоризненно добавил: — Жестоко так дразнить. — Я рассмеялась.

— Глупый, разве я дразню? Ты сам наставил каких-то одному тебе ведомых барьеров между нами. — Склонилась к нему, чтобы обнять. Мир расцвел новыми красками, уверенность, что нет ничего невозможного, прочно обосновалась внутри.

Шанти перехватил меня и усадил к себе на колени, я потерлась об него, обвивая шею руками.

— Не хулигань, это не шутки. Вообще, — меня со вздохом поставили на пол, — иди оденься.

Ничего, у нас еще будет время обсудить эту сторону вопроса. Я покладисто выполнила его просьбу. Вернулась и, вспомнив о его недавних словах, нахмурилась.

— Что ты имел в виду, когда говорил о том, что у меня кто-то есть?

— То и имел, чего здесь не ясного? — мрачнея, откликнулся Шанти.

— Все не ясно, особенно если учесть, что подобное и близко не стояло. — Дракоша скептически хмыкнул. — Что? — недовольно уточнила я. — Тебе, конечно, виднее было из другого мира, да?

— В некотором роде.

— Бред, — отрезала я. — Не было никого и не надо, теперь уж точно. — Шанти удивленно посмотрел на меня. Неужели я не выгляжу достаточно убедительной? Видимо, выглядела, потому что он растерянно уточнил:

— Кто же тогда все это время к тебе прикасался и… поцелуи?

— Что-о-о? — Взъерошила челку и присела рядом. О чем он? Немного погодя озарение выдало подсказку, и я захихикала, окончательно сбивая дракона с толку.

— Но как ты узнал?

— Находишь это веселым? — Шанти начинал злиться, что в мои планы совсем не входило — хватит с меня разборок, поэтому поспешила объяснить:

— Не хмурься. Лис часто бывает рядом, ночует у меня и все такое.

— Какое? — Дракоша недобро сузил глаза, на что мне оставалось только закатить свои.

— Блин, ну мы про Иллюзорного кота говорим, не забыл? О чем речь вообще? Друг он мне и все.

— А я? — вдруг севшим голосом спросил Шанти. Мое веселье как ветром сдуло.

— Ты мое все, запомни. Только ты, — решительно топнула ногой. — А поцелуи, — запнулась, пряча глаза, — тебя забыть пыталась.

— Иди сюда, — поманил дракоша. Я с удовольствием прильнула к любимому. — Расскажу сейчас кое-что, а ты внимательно слушай и не перебивай. Вот потом и будешь громкие заявления раздавать, договорились? — Я фыркнула и кивнула. Что, собрался доказать, почему мы — не пара?

— Первое, как ты знаешь, я обладаю несколькими ипостасями, но в человекоподобном облике могу находиться только в Верхнем и Нижнем мирах, в твоем — нет. Осознай это, пожалуйста, хорошенько. Второе, драконы никогда не примут подобный союз, в Небесную Долину я забрать тебя не смогу. Третье, когда-нибудь ты захочешь детей, боюсь, что нашим не суждено родиться живыми, мы слишком разные по своей природе. Теперь ничего не говори, а просто подумай: есть ли у нас будущее, и нужно ли тебе такое сомнительное счастье? — В комнате воцарилась тишина, я сосредоточенно размышляла.

— Поняла, это твой камешек.

— Что? — Шанти недоумевающе вздернул брови.

— Через тот кристалл, который передал Дант, ты так меня чувствовал, да? — Дракоша недовольно вздохнул.

— Несносная девчонка, ты слушала, о чем я говорил? Это серьезные вещи. Пойми наконец, я не могу дать тебе ничего хорошего.

— Это ты пойми, — я обхватила его лицо ладонями, — упрямый ящер, мне плевать на условности, я чувствую, что так правильно и все. И не смей решать за нас двоих. Даже если под предлогом лучшей для меня доли ты решишь исчезнуть, не рассчитывай, что осчастливишь таким образом. Никогда я не откажусь от тебя, понял? Вот заруби себе на конопатом носу, — Шанти фыркнул, я не удержалась и чмокнула его в этот самый вредный нос.

— Лиса, ты рассуждаешь как ребенок, руководствуясь эмоциями, сиюминутным порывом. Представь свое будущее лет через двадцать-тридцать. Тебе захочется большего, но у нас нет времени на переустройство сложившейся системы — вы так мало живете. Я просто не смогу, не успею. — Его лицо исказилось от боли и сожаления. Я прижалась покрепче к своему якорю.

— Ты говорил, что не намного меня старше по драконьим меркам. — Слова про ребенка задели.

— По драконьим. Все равно старше и дальновиднее. Не припомню случая, чтобы ты серьезно задумывалась о последствиях своих действий. — Хоть разговор и получался тяжелый, я хихикнула — мой мудрый дракоша.

— Шанти, — уже серьезно произнесла я, — это не сиюминутный порыв, у меня имелось достаточно времени на размышления. Я знаю, как быть с тобой и без, и не смогу снова отпустить тебя. Это очень больно, не проси отказаться от счастья. Если вопрос только в этом, и ты не сомневаешься в своих чувствах, то тему можно закрывать. Мне без разницы в каком ты виде, я полюбила тебя намного раньше и всегда видела за внешней оболочкой нечто большее.

— Знаю, — прошептал Шанти, укачивая меня, как маленькую. — Почему же ты такая упрямая?

— На себя посмотри. Ты мой, я не шучу.

— Собственница, я уже сомневаюсь, кто из нас дракон.

— В душе я буду истинным драконом для тебя. — По лицу любимого скользнула тень. Что опять, что еще мы не выяснили? Я напряглась.

— Мне нужно о многом рассказать. Ты должна знать и… не знаю, подходящий ли сейчас момент. Меня ждет Дант, — Шанти поморщился, — с ним тоже предстоит сложный разговор.

— Совсем неподходящий, — беспечно отозвалась я, порядком утомленная препирательствами. — Обещай, что никуда не исчезнешь, и тогда мы обязательно все выясним позже. — Потянулась к его губам, с удовольствием запустила руки в пламенеющие волосы.

— В Подземном Царстве я тебя точно не оставлю, вернешься в свой мир как можно скорее.

— Конечно-конечно, — пробормотала я, пробегая пальцами вниз по его шее и выводя на ней узоры. Про себя же подумала: дракоше придется очень постараться, чтобы вытащить меня из мира, где я могу по-настоящему обнимать и чувствовать его на равных.

— Ты изменилась за то время, что меня не было рядом, — мурлыкнул Шанти. — Я оставил смущающуюся девчушку, а встретил уверенную в себе девушку.

— Повзрослела, наверное. Мне повезло на хороших учителей. На самом деле, — я снова его поцеловала, — думаю, все дело в тебе, в нас. Сама не знаю почему, но быть с тобой так же естественно, как дышать.

— И об этом, в том числе, я тоже хотел поговорить. Кстати, почему ты сняла камень с моей кровью? Если причина не в том, — он помедлил, — о чем я думал.

— Альт очень убедительно объяснил, как глупо носить твой подарок. Не хочу об этом, не хочу возвращаться в то время, я так запуталась: разум говорил одно, а сердце другое.

— Значит, за свои бессонные ночи я должен благодарить универсала? — Шанти состроил недовольную рожицу, вызывая у меня улыбку.

— Перестань, он заботился.

— Хорош заботничек. Заботился бы — не приволок сюда. — Я перестала ластиться и посмотрела дракоше в глаза.

— Я сама захотела навестить демонов, с ним или без него ничего бы не изменилось. Альт и Лис пошли за мной. — Шанти недовольно поджал губы, но тут же хитро прищурился.

— А почему он снова на тебе? — Дракоша дотронулся пальцами до подвески.

— И вновь Альтамус. Я не поняла, чего именно он опасался, но сказал — так будет спокойнее. — Шанти развеселился.

— Нелегко, наверное, ему было признать это.

— Да что такого с этим камнем? — Насупилась. — Все с важными лицами что-то видят и чуют, а как объяснить — фигушки.

Дракоша ласково погладил мою поясницу, мысли мгновенно сменили направление. Стало не так уж и интересно узнать ответ на свой вопрос. Придвинулась к любимому плотнее.

— Ты сознаешь, что сейчас умышленно или нет укрепляешь нашу связь? — Шанти удрученно покачал головой. — Ничегошеньки ты не осознаешь. Лиса, я не железный, мне трудно держать себя в руках. Давай ты перестанешь соблазнять меня.

— Нет, ты настоящая каменная глыба. Разве можно быть таким неприступным? Мне показалось, мы все выяснили. Если ты собираешься покинуть этот мир, то я имею право успеть насладиться всеми преимуществами, которые он дает.

— Какими, например? — Шанти вдруг хищно ухмыльнулся и опрокинул меня на спину, сам навис сверху. И опять его взгляд стал затягивать в воронку из смеси сильнейших эмоций, по моему телу пробежала дрожь. — Такими? — Дракоша начал с ласкового поцелуя, постепенно его губы становились все требовательнее. — Или такими? — Легкое касание живота под туникой и чуть ниже. — А может быть, такими? — Вредный ящер воспользовался тем, что я потеряла бдительность, и неожиданно прикусил мне шею. Я вскрикнула, а он, довольный произведенным эффектом, провел в этом месте языком, словно заглаживая свою вину.

— Последнее напомнило мне сцену в лесу после битвы с носками, — поделилась я, стараясь выровнять дыхание. Шанти усмехнулся.

— Сейчас зубы другие, но я не хочу, чтобы ты забывала, с кем имеешь дело. — На его самодовольной моське расцвела улыбка. — Требуя наслаждения и преимуществ, ты можешь столкнуться с тем, к чему не готова.

— С тобой я готова ко всему. — Дракоша нахмурился. Я же вцепилась в его рубашку, не позволяя встать, еще и самого для надежности обхватила ногами. — Нет-нет-нет, стой. И слушай, последний раз говорю, дальше просто молча продолжу тебя домогаться. — Ситуация, конечно, получалась нелепой, и мы оба заулыбались.

Ну вот, а что остается делать, если любимый у меня оказался слишком правильным? Придется переходить на другую сторону добра, иначе рискую и вовсе остаться без дракона, а это не обсуждается. Он про какие-то связи вещал — понятия не имею о чем речь, но буду пользоваться всеми доступными средствами. Он мне нужен.

Постаралась выглядеть предельно серьезной и убедительной, даже нахмурилась, как он до этого.

— Если ты и готов отступиться из своих драконьих, надо полагать, шибко разумных рассуждений, то я нет. Это мой осознанный выбор, прими его и смирись. И никогда не смей думать, что я найду счастье с кем-то другим. Я готова бороться и пойду до конца.

Шанти ощутимо вздрогнул, на несколько мгновений его взгляд затуманился. Потом дракоша тоже резко посерьезнел и все-таки сел. Я устроилась рядом, чувствуя, как в груди любимого размеренно бьется сердце. Он обнял и положил подбородок мне на макушку, вздохнул.

— Надо кое-что обдумать, — через некоторое время поделился Шанти. — Дай мне время, хорошо? Возможно, удастся найти выход, но все очень зыбко. Помни, пока ты можешь передумать в любой момент. — Я фыркнула.

— Пока? А потом, когда это "пока" кончится? — Он пожал плечами.

— Потом я тебя не отпущу, не смогу. — Пользуясь тем, что дракоше не видно моего лица, широко улыбнулась и потерлась щекой о его руку.

— Тогда я сделаю все, чтобы "пока" как можно скорее перешло в "потом".

— Ты невыносимая упрямица.

— Мне было у кого поучиться.

— Лиса, меня и правда ждет Дант, надо идти. — Я нехотя отодвинулась, предоставляя ему свободу действий.

Шанти встал, обулся и сладко потянулся, разминая плечи. Я любовно следила за ним, боясь поверить в счастье. Не так давно я могла лишь мечтать о дружбе с настоящим драконом, а теперь у меня есть свое собственное рыжее солнце в образе человека.

— Что? — заметив мой взгляд, поинтересовался Шанти.

— Ничего, люблю тебя. Сама себе завидую. — Он покачал головой.

— Даже не знаю, где меньшее из зол: то, что ты мне даришь сейчас, или полное отсутствие интереса. Радоваться мне или впору ужасаться? Одна часть меня счастлива, а другая — кричит о том, какие мы глупые. — Я ухмыльнулась и тоже встала.

— Что я слышу? Наимудрейший из разумнейших заговорил о своей глупости? Что где сдохло? — Шанти подхватил меня на руки и зарылся носом в волосы.

— У тебя очень избирательный слух, — укоризненно пробубнил он оттуда. — О твоей глупости я также упомянул.

— Плевать, — равнодушно повела я плечом. — Главное, ты рядом. Вместе что-нибудь да придумаем. И вообще, у нас еще вон какая бравая компания имеется — мы всех несогласных порвем.

— Выдумщица. Ладно, я ушел. А ты, — дракоша поставил меня на ноги и заглянул в лицо, — сиди тут тихо и никуда не высовывайся.

— Угу, я постараюсь. Иди… а нет, стой.

Я поймала его за руку и, притянув, поцеловала. Шанти ответил неожиданно страстно, отпуская руки путешествовать по моему телу. Прижалась к нему сильнее, отзываясь на ласку, но так же внезапно любимый и остановился, заставив меня застонать от разочарования.

— Доиграешься, — сурово пообещал он мне и ушел, оставляя после себя море нежности и счастья в моем личном мире. Нашем.

Долго одиночество не продлилось, вскоре в комнату заглянул Лис.

— Как дела? — хитро улыбнулся он. Я бросилась на шею зеленоглазому интригану.

— Восхитительно. Радость меня переполняет, хочется поделиться ею со всем триквестром разом.

— Полегче, малышка, задушишь. Чувствую, еще в коридоре уловил светлые чистые эманации.

— Ты ведь все знал? Сразу знал, да? — Я наставила на него указательный палец, уподобляясь Альту, и прищурилась.

— Нет. — Друг отвел мою руку, а саму развернул и подтолкнул в сторону кресел. — Но предполагал. Я просто долго живу и умею делать выводы. И вот все, что я видел, с высокой долей вероятности шло именно к тому, чем закончилось в итоге.

— Очень туманное изречение, — со смехом констатировала я. Лис ухмыльнулся.

— В любом случае, выбор оставался за драконом. Все решения и ответственность на нем. Интересно за вами наблюдать, ну и не только. — Я возмущенно дернула его за рукав.

— Эй, перестань так говорить. Мы тебе что — подопытные? — Фелисан поднял руки, призывая меня сменить гнев на милость. — Погоди, что значит "и не только"? — Ну и лицо у него — концентрат коварства.

— Драконы, они такие… хм, тугодумы. — Я прыснула, а он продолжил, строя самые невинные глазки. — В смысле, для них время течет иначе, и один юный ящер мог еще очень долго взвешивать все "за" и "против".

— И-и-и?

— Я счел, что немного простимулировать его мыслительную деятельность будет весьма полезно. — Котишка поколупал носком ботинка вымышленную щербинку на полу.

— Ли-и-ис, ну ты даешь, — ахнула я, соображая, почему он так часто оставался у меня ночевать, и с чем связана установившаяся между нами нежность прикосновений, и… поцелуй в ночь Тиксанаса. — Так даже лучше получится, — процитировала я сказанные им тогда слова. Иллюзор пожал плечами.

— Тоже умею совмещать приятное с полезным. — Мне подмигнули.

Я не нашла, что на это ответить. Зеленоглазое чудо в очередной раз поразило своим непредсказуемым мышлением, страшно представить, сколько всего он знает и чувствует. Главное, умудряется при этом не вмешиваться в текущий ход событий, и его трудно заподозрить в возможностях, слишком уж выходящих за рамки привычного.

— Ты столько для меня сделал, — прошептала я. — Жутко от мыслей, что могла никогда тебя не встретить.

— Тогда просто не думай об этом. Все случилось, как должно.

— Может, ты и вовсе не просто так меня нашел?

— Может быть. — Лис лениво потянулся. — Ты веришь в судьбу? Помнится, у Зумагара на этот счет имеется интересная теория. — Я улыбнулась, понимая, что больше он ничего не скажет.

— Спасибо тебе.

— Есть хочу. Ты со мной? — Немного поколебалась, памятуя об обещании Шанти никуда не высовываться, и решилась, рассудив, что это если бы я была одна. В компании с Фелисаном можно все.

— Пошли, тоже еще не завтракала.

— Вообще-то, время уже далеко за обед перевалило, — усмехнулся друг. Смутившись, я потупила взор.

— В этом мире сложно ориентироваться в сутках — солнца нет, и вечные сумерки.

— Да-да, я так и понял.

Мы вышли в коридор и отправились на поиски съестного. Навстречу выплыла та самая блондинка — Шира, я украдкой рассматривала драконицу. Раньше не доводилось встречать соплеменников Шанти, к тому же женского пола. Она равнодушно скользнула по мне взглядом, словно по заурядному предмету интерьера, и прошествовала мимо, надменно задрав голову. Именно прошествовала, ее походке позавидовала бы сама королева — в купе с прямой спиной и вздернутым подбородком, все выглядело эффектно. Вот задавака. Я поежилась — пожалуй, действительно плохо представляю то, что ждет впереди, теплого приема у драконов мне не светит. Ну и ладно, кулаки сжались сами собой, я все решила и не отступлюсь.

Ограбив кухню, мы вернулись в комнату и быстренько все приговорили. Последний день выдался очень насыщенный на события, выбираться куда-либо для знакомства с Царством совершенно не хотелось. Дружно сойдясь во мнении, мы благополучно развалились прямо на пушистом ковре неподалеку от камина. Друг похвалился книгами, которые добыл из общей секции дворцовой библиотеки.

— Рекомендую ознакомиться вот с этой, в ней доступным языком описаны принципы взаимодействия со стихийной магией. — Лис протянул мне толстенный гримуар в кожаном переплете.

Открыла содержание и довольно потерла ладони — целый раздел про воздух с уклоном на работу именно в Нижнем Мире. Здесь действительно иначе приходилось договариваться со Стихиями, это я уже заметила. Мы закопались каждый в свою книжку. Примерно через час, я сгорала от желания что-нибудь намагичить в качестве практики и проверки усвоенного материала.

— Давай подстрахуешь меня?

— Что ты хочешь сделать?

— Мне понравилась глава про иллюзии.

— Сложновато для твоего уровня, — заметил Лис. — Ну попробуй.

Я вдохновенно начала творить, воссоздавая из головы портрет Альтамуса. Попытки с десятой получился кособокий прозрачный человечек в серой хламиде, лишь отдаленно напоминающий ниора. Впрочем, Фелисан догадался, с кого ваялось сие чудо, и его сдавленный смех над моими потугами перешел в настоящий хохот.

— Нет, так-то ты молодец, — утер глаза друг, — только мелкому не показывай, пока не отточишь мастерство.

Из-за его веселья я потеряла концентрацию, и у несчастного фантома уши съехали к плечам. Лис зажмурился и простонал:

— Убери это, я больше не могу. Начала бы с какого-нибудь простого объекта, ты как всегда, малышка. — Я развеяла корявую иллюзию и показала насмешнику язык.

— Ну-ка, кот всемогущий, продемонстрируй высший класс.

— Легко, — Он подгреб меня ближе и нагло устроил голову на моем животе. — Смотри вверх.

— Ого. Так не честно. — Восхищенно поцокала языком. Вместо потолка над нами простиралось ясное звездное небо незнакомого мира. Я улеглась поудобнее и заложила за голову руки. — Красота.

— Видишь россыпь мелких звездочек, если их соединить, то получится длинная ломаная линия с четырьмя самыми яркими во главе — это созвездие Дракона. Рядом с ним, по правую и левую стороны — Большая и Малая Медведицы.

Как ни старалась, ничегошеньки не рассмотрела, о чем и поделилась с другом. Он фыркнул и повел рукой. Избранные звездочки засияли намного ярче, и я поняла, про что он говорил.

— Какой же это дракон? Кривой квадрат с длиннющим хвостом.

— Подключай воображение, малышка.

Лис зажег еще несколько созвездий, так, чтобы мне было проще представлять, на что они похожи. Я вздохнула, любуясь, и попыталась представить, каково это очутиться под незнакомым небом вживую.

— Ну как?

— Здорово. Какому миру оно принадлежит?

— Земле.

— Земле? Очень простое название. — Лис усмехнулся.

— Какое есть.

— Везет, ты так много видел. — Он ничего не ответил, мы молча наслаждались иллюзией. Время от времени вспыхивали то одна звезда, то другая, иногда они падали, причем исключительно на меня.

— У землян есть легенда о созвездии Дракона, — нарушил тишину Лис. — Когда еще не существовало ни Земли, ни Неба, были только Бог и Чудовище, от которого проистекали все беды. Бог много веков сражался с Чудовищем и одолел. Из его тела Бог сотворил Землю, а из шкуры, покрытой множеством драгоценных камней, создал Небо со звездами. Теперь в ясную ночь на небосклоне сияют несметные сокровища. Тысячелетия они украшают свод, и ни одна звезда не исчезла, потому что Бог оставил на небе вечного стража — Дракона.

Увлекшись рассказом и зрелищем, я пропустила момент, когда мы оказались уже не одни.

— Кхм-кхм, — раздалось неподалеку. Повернула голову и встретилась взглядом с недовольным Шанти. Его вид красноречиво выражал мысли дракоши по поводу вальяжно разлегшегося на мне Иллюзора.

— Ой, — пискнула я, — а мы и не заметили, как ты вошел. Смотри, какая красота — там есть дракон.

— Вижу, — мрачно отозвался Шанти, продолжая сверлить взглядом ничуть не смущенного Фелисана, а вовсе не потолок. Лис лениво потянулся, на его губах расцвела довольная улыбка. — Я очень признателен за заботу об Алистер.

Правда? А по лицу и не скажешь. Лис кивнул и соизволил подняться, давая возможность мне сесть.

— Если тебе так будет спокойнее… — Друг ухмыльнулся и сверкнул зеленым глазом. Потом исчез, чтобы проявиться огромным котом. На ушах хитрюги отчаянно качались серебристые кисточки, как если бы он сейчас от души смеялся, во взоре читалась невинность. Я украдкой подпихнула его в бок и, склонившись, едва слышно прошептала:

— Зачем дразнишь его? — Меня проигнорировали и потерлись о плечо усатой мордой.

— Ты закончил? — постаралась я отвлечь Шанти.

— Нет. Зашел предупредить, чтобы не теряла. Появилась новая информация по делу, Дант хочет обсудить ее общим составом.

— Я с тобой, — тут же вскочила на ноги.