Арталанд. Шаг вперед. Стать Богиней (СИ) (fb2)


Настройки текста:



Арталанд. Шаг вперед. Стать Богиней Наталья Самсонова


 Предместья Авуэн, поместье сестер стужи.

  Шаэл Ниан.

   Казалось, в доме замерло время. Как мы все были счастливы, едва приехав, ведь здесь нас ждала Лирра, так сейчас мы были глубоко несчастны. По крайней мере за себя и Айна я уверена. Лирра закатила северянке безобразную сцену, Алдит молча ее выслушала, кивнула, и, заявив, "я тебя не держу, уходи", закрылась в подвале. Там для нее оборудовали лабораторию, и даже приставили несколько слуг и пару бойцов, братьев-близнецов, Светела и Темена, для сохранности. Слуги метались между подвалом и закрытым крылом, на входе в которое тоже стояло несколько воинов.

   Если верить подслушанным разговорам Светлого с Этарном, скоро у ведьмы выпадет свободное время, поскольку между зельями нужно сделать небольшой перерыв. А это значит, Алдит выйдет из лаборатории и обнаружит что Лирра, вопреки ее приказу, решила остаться. Что может спровоцировать новый виток скандала. А пока северянка занята, все мы живем как у подножия вулкана Атра-Битте.

  - Ниан?- Айн сунул голову в дверь, с честно зажмуренными глазами. Он теперь всегда так ко мне заходит, с тех пор как застал меня неодетой.

  - Заходи, все в порядке,- фыркнула я, и отложила свой дневник в сторону. Мальчишка тихонько проскользнул в комнату и сел на сундук.

  - Плохо выглядишь, тебя что-то беспокоит?

  - Мне кошмары сняться,- всхлипнул ребенок.- Вдруг наставница выгонит Лирру? Ну,- мальчик смутился,- она права, конечно, будет, но ведь...

  - Но ведь Лирра нам всем дорога,- кивнула я,- и то, что наша полуэльфийка дура и не лечится, известно всем. Вопрос только в том, насколько сильно она выбесила твою наставницу. Алдит непредсказуема как весенний ветер, может, она и не вспомнит про скандал, а может, упрется, и вышвырнет полукровку.

  - А если мы попробуем с ней поговорить?

  - С Лиррой я уже разговаривала,- я покачала головой,- а с Алдит эту тему лучше не поднимать, иначе полетим следом за полуэльфийкой.

  - Ясно,- тихо вздохнул ребенок.

   Я притянула Айна к себе на постель и, уложив его голову себе на колени, погладила по голове, одновременно шепча заговор счастливого сна. Уж это-то я могу для него сделать.

  - Госпожа Ниан, завтрак готов,- в дверь заглянула невысокая и невзрачная служанка, я улыбнулась и покачала головой.

  - Через час принеси сюда, две порции.

  - Хорошо, госпожа,- присев, ответила девушка и ушла.

   Переложив блаженно сопящего ребенка дальше на постель, я подвинула ближе к себе дневник и достала перо с чернильницей.

  "2ое элета, дом сестер стужи, (говорят это тайный орден боевых чародеев, под властью храма). Я скоро сойду с ума, ведьма закрылась в лаборатории, а я уже неделю, то есть седмицу, ай, какая разница? Так вот, а я уже семь дней мучаюсь с ДВУМЯ учениками. Оказывается, ведьма согласилась учить еще какого-то храмового паренька, и только она отправилась в свой зельеварческий рай, как приехал Он. Тарий, ровесник нашего Айна, но какой же мерзкий ребенок, видят боги. Высокомерный, нахальный, подлый, злой и жестокий. Моя бы воля я бы его не учила, но, увы, выбора мне никто не предоставил. А что самое отвратительное, он обучается лучше и быстрее чем Айн. Этот Тарий схватывает материал на лету, добросовестно отрабатывает дома, и на каждый урок приходит с идеально выполненным домашним заданием. В виду отсутствия книг и учебников, кроме моих конспектов, я задаю мальчикам отрабатывать пассы и движения. Заставить Айна отрабатывать поворот кисти может только Алдит, вот и получается, что Тарий на шаг впереди, а наш мальчик как дурак, с третьего, а то и пятого раза, выполняет заклинание. Ох, кто-то пришел, моя сигнальная сеть сработала (Алдит была против, и я поставила ее тайком)".


  Ясный Этарн.

   Уже седмицу я каждый день посещаю дом, выделенный под нужды князя. На крыльце меня уже привычно встречает закутанная в цветастые тряпки старуха, выпускающая ароматные клубы дыма. Заняв единственное в доме кресло качалку, мо"Эва проводит на крыльце весь световой день и даже часть ночи. Забавно слушать, как препирается с ней северная ведьма. Именно северянка вытащила с того света подыхавшую на обочине дороги старуху. Конный разъезд проехал мимо, а вот глазастый Айн, побочный сын молодого Адалберта, и ясная Ниан, в темноте углядели едва шевелящийся силуэт. После краткого допроса, выяснилось: на дорогу старуху отвели дети, чтобы освободить спальное место в тесной избенке. Фыркнув, северянка заметила, что у рэймар, даже крестьяне гуманнее. "Какая жестокость, наши бы просто отравили, чтобы не мучилась". После таких откровений шаэл огня решила на будущее проверять свою еду на яды.

   Вытянув старуху с того света всего за несколько часов, рэймар предложила той пока остаться с ними, мол, за ее учеником нужен глаз да глаз. Старуха пожала плечами и резонно заметила, что идти ей больше некуда, так что конечно она останется. "Вы всегда можете вернуться на дорогу", пожала плечами ведьма, и, не замечая ненавидящего взгляда полуэльфийки, ушла в подвал. Вообще, что-то интересное у них успело произойти, весь дом замер, словно природа в преддверии ледохода.

  - Доброго вам утречка,- проскрипела старуха из своего кресла и выпустила клуб дыма изо рта, едва я ступил на крыльцо дома.

  - Благодарю, мо"Эва,- пройдя мимо, я усмехнулся, она немного оттаяла. Первые дни старуха молчала, огрызаясь только на полные яда реплики северянки.

  Освоившись в доме за несколько суток, северянка взялась за лечение князя, развив бурную деятельность. Лекари Снежани превзошли нас в десятки раз, Нейтх, напоминавший заживо гниющую иссохшую корягу, нынче был просто слишком изможден. И я и Светлый последние пару деньков пребываем в приподнятом настроении, только северянка мрачнеет день ото дня. И на все наши комплименты ее мастерству шипит, как разбуженная среди зимы змея.

  - Без изменений,- вместо приветствия буркнула ведьма, раскладывая на синих выступающих венах князя свои разноцветные камушки. Я видел, как в лаборатории она на несколько суток замачивает их в отварах, отчего камни меняют и цвет и "приобретают необходимые свойства, и не могли бы вы уйти и не мешать мне?".- Пару дней нужен перерыв, иначе его разорвет на части от переизбытка активных зелий.

  - И тебе доброе утро, пойдем, красавица, нальешь мне чай, да подробно все расскажешь. Доклады от братьев не слишком точны,- я усмехнулся, наблюдая, как кривится ведьма. Зверояр, воин, спасший Лирру, после обстоятельной беседы со Светлым, заявил, что желает находиться подле спасенной, дабы больше малышка никуда не вляпалась. И это был один из тех моментов, которые я не люблю вспоминать. Храм своей волей вмешался в мою вотчину, и назначил Зверояра главой охраны северной ведьмы. Все мои доводы о том, что не проверенного хэлла нельзя допускать до больного князя, разбились о безмятежную улыбку храмовника. "Все будет хорошо", сказанное мелодичным, потусторонним голосом лишний раз доказывало, тайные служки храма знают на порядок больше моих.

  - Идем,- вздохнула ведьма, и, поправив вышитый шелк покрывала, вышла из покоев князя. Я со смешком отметил, как привычно двигались ее пальцы.

   Инеистый чай привычно оставил на языке приятно-горьковатое послевкусие, и бодрящим ручейком пробежал по жилам.

  - Если он не очнется в эту седмицу,- ведьма пригубила напиток и подняла на меня больные глаза,- то не очнется уже никогда. Расскажи, как он заболел?

  - Тебе не оставили отчеты лекарей?- не дрогнувшим голосом спросил я, отставляя в сторону чашку.

  - Ясный лорд, те отчеты можно в отхожее место положить,- гадливо скривилась леди.- Полезной информации там нет, кроме той,- рассудительно добавила она,- что я единственный толковый целитель на весь Хэлл.

  - Главное в жизни это скромность,- крякнул я от неожиданности.- Что ж, тридцать три года назад князь женился на Аскитри Нанриэр, что стало неожиданностью для всех. Спустя несколько месяцев князь начал постоянно болеть, по мелочи, простуда, легкое недомогание, но это не прекращалось.

  - Организм вашего народа невероятно устойчив перед простудными заболеваниями,- накручивая на тонкий пальчик прядку волос, прошептала северянка.- Конечно, не так крепок как рэймар, но лучше чем люди или эльфы.

  - Верно,- кивнув ей, я продолжил.- Он начал забывать, сначала мелочи, потом не смог узнать сына, быстро оправился, но вся тайная стража была поставлена на уши, искали яд, проверяли все.

   Грохнув кулаком по столу, я заново окунулся в унижение прошлых лет. Ни-че-го, два месяца мы трясли род Нанриэн как яблоневое деревце, и ничего не нашли. А едва последний тайный страж покинул резиденцию Нанриэн, как князь больше не проснулся.

  - Он тогда начал гнить заживо?

  - Сначала сохнуть, глаза изменили свой цвет, у губ появился черный кантик,- я тяжело вздохнул, не понимая, чему обрадовалась необычайно оживившаяся северянка.

  - Вас стоило расспросить раньше,- строго произнесла девчонка.- Я меняю свой диагноз. Его лишили души, это не яд, вернее не только яд. Этот способ известен в Снежани, он был одно время очень популярен, и я знаю, как с этим справится. Если конечно не возникнет непредвиденных сложностей. Мне нужен портал до Элтазриэля, это эльфийская деревня, там живут только травники,- ведьма необычайно воодушевилась.

  - Я обсужу это,- преувеличенно сурово нахмурился я.

  - Пойти могу только я,- понимающе усмехнулась рэймар.- Они не торгуют с чужаками. Особенно если эти чужаки - хэллы,- ехидно уточнила ведьма.

  - Твоя деревня вполне может быть разрушена,- огрызнулся я, в ответ на ее шпильку.

  - Сильно сомневаюсь, -мерзко усмехнулась ведьма.

   Допив в молчании чай, я откланялся, оставив рэймар размышлять и чертить свои малопонятные схемы. В коридоре встретил решительную и заплаканную полуэльфийку, она, сжав кулачки, толкнула дверь в гостиную. Хмыкнув, решил чуть задержаться и послушать о чем будет разговор, информация не бывает лишней.

  - Ясная Арталанд,- шорох платья, голос чуть дрожит. Присела в поклоне?

  - Решила остаться?- зло усмехается рэймар, я слышу это в ее голосе,- что ж, я тебя понимаю. Здесь и сытнее, и теплее и безопасней. Да и любовник твой подписал магический контракт с храмовником и никуда не денется, пока его не отработает. Что, не ожидала? Я не отличаюсь долготерпением, и всепрощением тоже. Оскорбляла меня ты при толпе чужого народа, а извиняться решила наедине? Не выйдет девочка,- голос рэймар становится глуше и злее,- так, как ты меня унизила, меня еще никто не опускал. Хотя кому, как не тебе знать, о моей интересной особенности.

  - Алдит, прости,- очень тихо и печально произнесла полукровка.- Я постараюсь изменить твое мнение о себе.

  - Ты его меняла уже дважды, думаешь, стоит пытаться снова?- усмехается рэймар, а я, понимая, что разговор заканчивается, быстро и бесшумно покидаю свой наблюдательный пост.

   Интересные дела творятся в этом доме, что же такого учудила полукровка, что рэймар, действительно беспокоившаяся за нее, готовая перегрызть Светлому глотку, так на нее сердита? Впрочем, время покажет, а пока меня ждет целая кипа бумаг, которые кроме меня никто не разберет.


  Снежная Арталанд.

   Под котлом мерно гудит зачарованное пламя, ровно 142 градуса, как и полагается. Выкладываю на стол свой фолиант, и описание нового зелья ровными строчками ложится на шероховатый пергамент. Сегодня еще до зари, от злости и обиды сотворенная ошибка дала начало целой серии экспериментов и новому, правда не особо полезному зелью. Название сего продукта до сих пор вызывает у меня мучительное сомнение.

  - Ясная леди, разрешите отлучиться?- в лабораторию заглянул Темен. Забавно, оба брата настолько свыклись с данными им прозвищами, что даже не пытаются настоять на применении своих имен. Правда, как бесхитростно рассказал Айн, ребята надеются в последствии прибавить к своим прозвищам приставку ясный. Ясный Светел и ясный Темен, два родственных ясных рода, это будет весьма забавно, если у них это получится.

  - Проголодались? Можете вместе идти обедать, я в ближайшие пару часов буду здесь,- тепло улыбнулась я молодому парню, и, отметив покрасневшие уши, вернула взгляд пергаменту. Надо брать себя в руки, никогда бы не подумала, что черная неблагодарность Лирры способна так надолго вывести меня из строя.

  - Занята?- Ниан, кто бы мог подумать, хотя очевидно, что Лирра побежала плакаться именно ей, на черствую меня.

  - Проходи, обедала уже? Надеюсь, ты помнишь, сейчас ты должна следить в первую очередь за своим здоровьем,- подняла я наболевшую тему.

  - Не хочу,- скривилась Ниан.- Лирра рыдает, Яр ее успокаивает. Или, пытается успокоить, но от его слов она еще больше в истерику скатывается.

  - Ты пришла, чтобы разжалобить мое сердце?- вскидываю бровь, уже заметила, Ниан от этого сразу теряет свой задор.

  - Да нет, она заслужила, я верю, что когда ты вдоволь натреплешь ей нервы, то простишь. Просто находится там невозможно, скоро еще ученичок этот приедет, чтоб ему пусто было.

  - Тарий талантлив, усидчив, способен на неординарное мышление,- парировала я.

  - При этом невоздержан на язык, и...Ну что ты смеешься?

  - Тарий просто избалован, а Айну полезно его общество,- я посерьезнела,- он не будет всю жизнь прятаться за нашими юбками, Ниан. Нашему ученику стоит научиться держать удары ясных лордов и леди, иначе он обречен на прозябание.

  - Жестоко,- Ниан пожала плечами,- но в целом, если смотреть с такой точки зрения это разумно.

   Шаэл огня присела на край моего писчего стола, а я отошла к котлу, пора добавлять очередной ингредиент. Ледовица, сотворив в руках черпак, принялась копировать мои движения, то и дело задевая Ниан, отчего девушка, не видя духа, дергалась и искала откуда сквозняк.

  - Ого, Алдит я должна это видеть! Покажешь?- похоже Ниан добралась до фолианта и описания нового зелья.

  - Оно эффектное, но не эффективное,- я пожала плечами и, сняв с полки стеклянную колбу с сомнительным продуктом, грохнула ее об пол. От чего по всей лаборатории тут же разлетелись иллюзорные бабочки, стрекозы, капли огня и просто цветные искры. Феерия цвета длилась около двух минут, и, оставив после себя легкий грозовой аромат, растаяла.

  - Потрясающе,- выдохнула Ниан,- мне кажется, тебе нужно сменить название. "Зелье Љ 1234\5 от 2 элета 2000 года от Сна богов", не слишком подходит этому чуду.

  - Я подумаю,- пожимаю плечами, в зелье главное не название, а суть.

  - Мда, так и вижу заклинания под твоим авторством,- Ниан хмыкнула,- "режущее", "режущее вдоль", "режущее поперек", "режущее вдоль и поперек".

  - Вот уж глупости, я бы назвала это "комплекс режущих чар", ты, кстати, можешь с ними ознакомится в начале моего справочника,- наблюдая, как Ниан давится смешком, я поймала себя на мысли, что мне нравится смешить нашу шаэл.


  Ясный Адалберт.

   Солнечные лучи медленно перемещались из правого угла Багряного кабинета в левый. Гилмор гипнотизировал взглядом собственные сапоги. Тонкий голос княгини сверлом вкручивался в виски, а ее маленькая собачка, трепетно прижимаемая к груди, периодически подавала голос, добавляя головной боли.

  - Я требую, чтобы мой сын...

  - Тяф-тяф!

  - Был возвращен в Авуэн, немедленно, он еще слишком молод...

  - Тяф-тяф-тяф!

  - Чтобы нести службу в гарнизонах,- глубоко вдохнув, ясная Авуэн, резко развернулась к ехидно улыбнувшемуся Этарну.- Вас что-то веселит, ясный лорд?

  - Ни сколько, моя княгиня. Вы даете свое высочайшее позволение на арест и препровождение под стражу ясного Кенсорина?

  - Что вы себе позволяете?!

  - Тяф-тяф-тяф! Уааауууу!- в порыве чувств княгиня слишком сильно сдавила своего песика, и несчастное животное немедленно уведомило мироздание о творящемся беззаконии. Этарн выразительно поморщился и вежливо улыбнулся, изображая исполнительного, но тупого вояку. Чтоб ему бороду по волоску порождения зла растащили.

  - Так ведь молодой княжич сам изъявил желание приступить к службе вне столицы,- деланно простодушно развел руками хитрец. А я с трудом удержал стон, он веселится, а я сегодняшний вечер представлял себе более приятным и не столь громким.

  - Меня не волнует,- зашипела княгиня,- что он себе навыдумывал. Найти и вернуть!

  - Тяф!- кто-нибудь, убейте гнусную тварь, это я не про княгиню, хотя и ее тоже можно.

  - Все, вы можете идти,- устало махнула рукой ясная Авуэн и присела к письменному столу, одновременно наглаживая свою животину.- Гиллеан, останьтесь.

   На выходе Этарн подцепил Гилмора под локоть, и негромко шепнув ему что-то на ухо, увел за собой. На моем лице отразилась чистая и искренняя зависть, пополам с удивленным любопытством, не слышал, чтобы у Гила были дела с Этарном.

  - Ясная леди,- согласно кивнул я головой. Княгиня присела в свое резное, обитое тасским шелком кресло и замерла.

  - Последнее время мне кажется, что вокруг меня смыкается круг,- тонким, дрожащим голосом произнесла княгиня.- Все эти годы, что мой супруг пребывает на грани, я живу в постоянном страхе. Налейте вина, да не этого, из кувшина, себе тоже подлейте,- попросила женщина, и, обхватив ножку бокала тонкими пальчиками, принялась вдумчиво жаловаться на жизнь. В этот момент я как-то остро понял, что сегодня мне не светит попасть к девочкам госпожи Зарины, и весь превратился в слух. Хоть вино здесь хорошее.

   Лишившись поддержки ясного Гиландру и каких-либо надежд на достойный брак для своего сына, княгиня резко озаботилась сохранением своей жизни. Особенно если учесть курсирующие слухи, о чудо-лекаре привезенном храмовником чуть ли не с Бэрра-Эль. Интересно откуда пошли эти слухи, не иначе как Этарн развлекаются. Попивая сладковато-пряное вино я кивал в такт всем причитаниям ясной Авуэн. Тело охватила приятная истома, веки потяжелели, в кончиках пальцев покалывали тоненькие иголочки, какой восхитительный эффект.

   Понемногу прислушиваясь к словам светлой княгини, передо мной забрезжила истина. Конечно, истинного заговорщика, еще нужно найти, но сейчас я уже вижу - прекрасную леди подставили, грубо, гнусно и бездоказательно.

  - Вы понимаете, ясный лорд, Гиллеан, только вам я могу доверить свою жизнь и жизнь своего супруга,- голос княгини сорвался, и она поднесла к глазам платок. Я упал на колени, прижимаясь лицом к ее пышным юбкам.

  - Я спасу вас, моя княгиня, моя леди, ради вас, я пройду любые испытания,- я готов умереть за ее прекрасные глаза.

  - Они нанесли удар по моему мужу, теперь, когда у меня есть вы, я в безопасности, мой сын, он ведь еще ребенок,- милая Аскитри покачала головой,- как бы я хотела, чтобы он был сейчас со мной.

  - Асктири, ох, прощу простить мне мою...-униженно забормотал я, когда имя этой невероятной леди сорвалось с моих губ.

  - Гиллеан, вы можете называть меня по имени,- ласково улыбнулась моя богиня,- если не вам, то кому я могу довериться?


Тень.

   От стены тянуло сыростью и плесенью, где-то справа от меня с потолка срывались капли воды и со звоном разбивались о каменный пол. Сырая темница стала моим домом тридцать лет назад, удивительно, что я все еще жив, про меня словно забыли. Последний раз меня кормили почти три года назад, удивительно, впрочем, я не человек и даже не хэлл. Без еды я смогу прожить еще несколько месяцев, и лишь затем ослабну настолько, чтобы умереть. На радость своим тюремщикам. Кто бы мог подумать, что мой старый друг окажется настолько хитер и изворотлив? Долгих восемьдесят лет я считал его своим ближайшим другом, доверял ему свои тайны, ввел его в семью. Что ж, все по справедливости, теперь я расплачиваюсь за свою глупость. Вот только почему последние несколько недель ко мне стали возвращаться силы? И нежный женский голос, так похожий на голосок моей первой жены, моей Исбайл, зовет по имени, просит открыть глаза. Это уже признаки подступающего безумия, я знаю, я чувствую это.

   Каркающий смех взрывает тишину моей темницы, и я знаю, мой стражник сейчас вздрагивает всем телом и дрожащими руками отвинчивает крышку с горлышка фляги. Сделав несколько торопливых глотков, давясь и захлебываясь крепким напитком, он утрет лицо рукавом и сядет возле двери на корточки. Он боится меня, вот уже тридцать лет он, как и я, бессменный пленник этого сырого полуподвала, мой верный часовой.

  Шаэл Ниан

   Сегодня день, ставший испытанием для нас всех. Вчера, вдоволь налюбовавшись, как по подземелью порхают бабочки, и прочие иллюзии вызванные зельем, я, полная восторга рассказала об этом домочадцам. И с самого раннего утра, мо"Эва, Айн и Зверояр поплыли в подвал. Решив не отвлекать сосредоточенно нарезающую какую-то травку северянку, Яр взял с последней полки колбу с зельем и, помня про мой рассказ грохнул ее об пол. Кто мог знать, что Алдит перелила остатки зелья по малым флаконам, а наверх поставила экстракт разрыв-травы?! Итог, бабушка Мо оглохла, у Айна дергается глаз, Зверояр обожжен, лаборатория в руинах. Это сработало защитное плетение, которое заблаговременно и на всякий случай навесила северянка. Ну и, разумеется, да, теперь по всему дому носятся бабочки, искорки, и чего только нет, поскольку смешавшиеся между собой зелья дали удивительный эффект.

   Злая как тысяча демонов Алдит срывается на всех, невзирая на пол, возраст и должность. Заглянувший в разгромленную лабораторию Светлый едва увернулся от обугленного горшка, летевшего ему точно в лоб.

  - Что у вас произошло?- храмовник, активируя пассивный щит, и, опасливо поглядывая в сторону мрачной рэймар, наклонился к моему уху.

  - Зверояр сегодня утром хотел увидеть бабочек,- хихикнула я.

  - И как, увидел?

  - Все увидели,- мы со Светлым прыснули со смеху.

  - Очень смешно, недельная работа шальному выплодку под хвост,- прошипела северянка, и, воткнув вилку в творог, рыкнула на Айна,- не сутулься. Ешь, как полагается, а не как свинья.

   Вспыхнув до корней волос, мальчишка пулей вылетел из гостиной.

  - А как поживает северная сдержанность?- аккуратно осведомилась я и, встретив бешеный взгляд рэймар, благоразумно заткнулась. Заледеневший чай в кружке не добавил Алдит хорошего настроения, напротив, ее стул начал покрываться изморозью. От злости ведьма утратила часть контроля над силой, и стихия вырывалась из тонкого тела, добавляя и без того белой коже северянки голубоватый отсвет.

  - Снежная, успокойся уже,- примирительно произнес храмовник.- Твою лабораторию восстанавливать три-четыре дня, специалисты уже вызваны. Ты все одно хотела посетить Элтазриэль, вот пока тебя не будет, мои работники все восстановят. Иначе боюсь, среди них мы кого-нибудь не досчитаемся. Из сопровождающих возьмешь Яра и братьев. Выдвигайтесь завтра, утром.

  - Может, скажешь заранее, ваши войска там уже побывали?

  - Вряд ли, это же остров чистой магии, как я понимаю? Среди военачальников нет самоубийц,- пожал плечами Светлый и, видя, что Алдит от этой новости пришла в себя, развеял щит.

  - Мда, возможно я немного погорячилась,- повела плечами северянка.- Ниан, согрей чай, и Айн, можешь войти, хватит прятаться под дверью.

   Ученик, с волосами припорошенными снегом, тихонечко проскользнул на свое место и, сжав в пальцах вилку грустно посмотрел на заледеневшее картофельное пюре. Подмигнув ребенку, я разморозила его пищу и спросила Алдит, игнорируя храмовника:

  - Что значит остров чистой магии?

  - М?- вскинула брови рэймар.- Ниан, это тоже самое, что и Рэйхарлем в Снежани. Остров в русле Единой реки, там концентрируется магия, и да, действительно, победить хозяев места силы невозможно.

  - Рэйхарлем? Что-то знакомое,- нахмурилась я. Старый храм рэймар, оставшийся со времен Исхода, его изломанные, почерневшие от пожара башни укоризненно смотрят в небо. Что-то напутала Алдит, иначе как победили Старых богов?

  - Их не победили,- тихо ответила рэймар, будто читая мои мысли.- Хуже, их лишили силы, и они медленно умирали, пока не впали в последнюю, предсмертную спячку.

  - Ого, а они могут проснуться?- выдохнул Айн.

  - Только для того чтобы сразу умереть,- Алдит аккуратно отложила двузубую вилку в сторону.- Альтика и Рэй, те, кого сейчас в Снежани поминают как Снежное Пламя и Вечный Лед, сместили что-то в божественных потоках, и даже те, кто еще поклоняется старым богам, я например, не могут разделить с ними силу. От этого в Снежани так много сильных магов, и практически нет необъяснимых чудес. Правда, сейчас об этом знают только мои коллеги, старшие колдуньи других гнезд.

  - Интересно, я не слышал об этом,- Светлый внимательно посмотрел на рэймар.- Почему они так поступили?

  - Слишком жестокая у нас была религия,- рэймар подала плечами и промокнула уголки губ льняной салфеткой.- Из-за острой нехватки продовольствия, край у нас не богатый, необходимо было жестко ограничивать рождаемость, но этого ведь не объяснишь. И когда в очередной раз население превышало определенные численные границы, боги забирали себе жертв. Молодых девушек и женщин, тех, кто может еще родить и тем самым приблизить новую волну жертвоприношений.

  - А теперь как?

  - А теперь деревнями от голода мрут, или идут под руку гнезд,- спокойно ответила северянка.- Когда мы выступаем? Мне нужно приготовить кое-что на обмен.

  - Утром,- и, в ответ на недоумевающий взгляд Алдит Светлый добавил.- У храма свой комплект портальных ключей. Возьмешь с собой Яра и обоих братьев. Проверю князя,- мужчина поднялся, оставив свою тарелку почти не тронутой.

   Северянка сосредоточенно кивнула, и цепко посмотрев мне в глаза, кивнула на дверь. Я покачала головой и знаком предложила отправить Айна из комнаты, раз уж храмовник любезно нас покинул.

  - Айн, отнеси мо"Эве обед пожалуйста,- проследив за довольным учеником, мальчик обожал болтать со старухой, я повернулась к северянке.- Есть новости?

  - Да,- медленно кивнула ведьма и, я готова поклясться, на дне ее ледяных глаз я увидела страх,- Зверояр не случайно взорвал лабораторию. И твой рассказ про новое зелье здесь абсолютно ни при чем. Не узнать разрыв траву невозможно.

  - Ты уверена? Ну, аура у него конечно странная, но вот так, сразу, и демон?

  - Ниан, я знаю что говорю, и заметь, мо"Эва оглохла, у Айна дергается глаз, а его обожженная шкура уже прошла. Да и он смотрел мне в глаза, улыбался мерзавец. Если бы не полог несчастий, призванный защитить лабораторию от последствий не слишком умных экспериментов, Айна и старушки в живых бы не было.

  - Он тебя ненавидит,- заключила я.- Здесь, в Хэлле, ты ничего не успела сделать ему, значит искать нужно в твоем прошлом. У тебя были враги?

  - Ниан, я всю свою жизнь провела за книгами,- устало улыбнулась рэймар.- Я не участвовала в попойках и шалостях студентов, не ходила на званые вечера и балы, не уводила любовников и не соблазняла мужей. Всю свою жизнь я училась, откуда настолько ненавидящий меня враг, что его душа переродилась в демона?!

  - Да, дела. Зато зная кто он, после маленького ритуальчика, мы сможем видеть его истинное лицо.

  Ясный Этарн.

   Посовещавшись со своими лучшими аналитиками, я решил попробовать перетянуть на свою сторону придворного мага. Он всегда в дружбе был третьим, и особого пиетета к Нейтху не питает, все что он сделал это ради юного Адалберта.

  - Садись,- маг привычно проигнорировал мое фамильярное отношение и сев, внимательно посмотрел мне в глаза.

  - Чем обязан?- скривил губы мальчишка, да не смотря на всю его магическую мощь, для меня он ребенок.

  - Думаю, ты понимаешь, чем я занимаюсь,- облокотившись о стол, я привычно активировал старый подарок Светолого, полог тишины.- У нас у всех появилась надежда на возвращение князя,- сделав паузу, я посмотрел на пытающегося казаться невозмутимым мальчишку.- И в процессе я понял, наша магическая наука чудовищно отстает от Снежани. За тридцать лет никто не смог понять, что с князем, северянка поняла это почти сразу. Она привела его в порядок, настолько насколько это возможно.

   Придворный маг едва ли не ерзал от любопытства, воистину Скрыта всегда права, у Гилмора Маллэйна есть лишь два искренних чувства, любовь к науке и трепетная нежность в отношении жены. Последнее нам ни к чему, а вот на первом можно сыграть.

  - Вы что-то хотите мне предложить?- почти безразлично спросил маг, и я понял, Маллэйн будет плясать под дудку тайного приказа. Знания привезенные северянкой из Снежани - лучшая морковка, какой только можно было повертеть перед носом мальчишки.

  Проинструктировав мага, я быстро прошел на конюшню, не приведи Властелин Кадарн, княгиня захочет переговорить со мной лично, наедине. Заседлав Буревестника, я выехал за ворота, с усмешкой наблюдая неприкрытую радость конюших. Мой конь не терпит чужих рук, и каждый месяц приходится раскошеливаться на пару серебрушек помятым и побитым служкам.

   Подъезжая к серым стенам Виселицы, так в народе окрестили столичную тюрьму, я ловил на себе откровенно ненавидящие взгляды. В ряд, вдоль стены стояли клетки с заключенными, проститутки, воры, все те, кто не заслужил смерти, но и не может оплатить штраф. Кто-то получает неделю позорной клети, кто-то две. Родственникам осужденных разрешается приносить им еду и воду, на тюремной каше долго не проживешь. Но днем никто не ходит, стыдящиеся своих родичей хэллы идут сюда ночью.

  - Ясный лорд,- пьяноватый стражник поспешно вскочил с земли, пряча бурдюк с вином и трезвея просто на глазах.

  - Сутки в клетке,- отрывисто скомандовал я, и сопровождающие меня воины подхватили перепуганного мужика под руки. Ненавижу пьяную шваль.

   Коридоры Виселицы поражают своей чистотой, воздух, не кристально свеж, но и не наполнен всеми теми "прекрасными ароматами" что мне довелось понюхать в человеческих тюрьмах. Здесь дежурят маги, каждый обязан раз в год провести недельное дежурство в стенах самого гостеприимного здания Авуэна.

  - Ясный лорд, вас уже ждут,- маленький, почти крошечный человечек с непомерно большими ладонями, чьи пальцы венчают заостренные когти. Один из измененных, откуда они берутся, знает только храм, и только он решает, кто покинет пределы храмовой территории.

   Двое магов столпились возле стола, на нем слабо трепыхалось окровавленное, едва дышащее тело.

  - Перестарался немножечку,- причмокивая, пролепетал человечек.- Сейчас магики все починят, снова будет как живой. Вот сюда извольте пройти, ясный лорд, здеся чистенько, свеженько, вы ведь кровушку то не любите...

   Садясь за стол, я с трудом удерживал желание придавить палача, перестарался он. Просто получает удовольствие от мучений заключенных, маленькая падаль.

  "Утром, 27 дня месяца дайлата, я, Роръяну Рарр, по прозвищу Игла выпивал со своим другом, по прозвищу Свип, имени не знаю. К нам подсел неизвестный, в плаще с глубоким капюшоном, представившийся Состоятельным лордом. Оставив задаток, он велел убить женщину, оставил ее описание, указал время и место ". Далее шло описание жертвы со слов этого вора, что интересно под это описание подошла бы половина ясных леди и четверть простых горожанок.

  - И это все?

  - Нет,- руки палача мелко затряслись.- По описанию выходит, что не только ясная Гиландру могла быть жертвой. Посмотрите,- придвинувшийся было ко мне палач, поймав взгляд одного из стражников, отшатнулся и затрясся всем телом.

  - Посмотрю. Дружка его нашли?

  - Да, за стенами города, кишки выпущены наружу,- мрачно ответил один из стражников.- Больше с ними никто не связывался, эти двое воров были не в большом почете у темного двора.

  - Воров?- моему удивлению нет предела,- вас не смущает, что убийство ясной леди заказали двум ворам?

  - Очевидно, именно поэтому так сильно изуродовано лицо и руки,- пожал плечами палач, и тут же испуганно вжал голову в плечи.

  - Очевидно?- ехидно осведомился я.- Ни хрена не очевидно! Два вора, из самого низа убивают ясную леди и оставляют на ней все украшения, которые стоят не одну сотню золотых.

  - Может им хорошо заплатили?- осторожно предположил стражник, кажется Гран.

  - Им разумеется хорошо заплатили, вопрос только в том, что таким уродам всегда мало, сколько ни дай. Значит, им приказали не трогать золото.- Я потер ладони друг об друга, ясную Гиландру опознали именно по украшениям и платью, лицо и руки изуродованы, а на теле не было никаких особенностей, если верить ее служанке.- Найдите мне тех, кто согласно сплетням был близок с ясной Гиландру. Ключевое слово - быстро.


  Снежная Арталанд.

   За обедом Лирра громко, долго и подробно извинялась передо мной, объясняя свое поведение. Рассказывала как дорог ей Зверояр, и как ей стыдно передо мной. Не желая прощать импульсивную полукровку, я уже хотела оборвать поток извинений, как поймала тень удовольствия в глазах демона. Ему выгодна наша ссора?

  - Хорошо, милая,- я ласково улыбнулась ошеломленной девушке.- На этом нашу размолвку посчитаем законченной. Но ты ведь понимаешь, что просто так я тебя не прощу?

  - Все что угодно,- выдохнула полукровка, фанатично сверкая глазами и хитро улыбаясь.

  - Ничего сверхъестественного,- усмехаюсь, на дне зрачков демона проскальзывает искра недовольства.- На следующей неделе мы съедем отсюда в свой дом. Там только стены, необходимо купить кухонную утварь, постельные принадлежности и мебель. Нанять рабочих, сделать ремонт,- я протянула полукровке свиток,- здесь то, что я хочу видеть в своих личных комнатах. Проходные залы, и обеденную пусть оформят в традиционном для хэллов стиле.

  - Я не подведу тебя больше,- Лирра наскоро проглядела свиток и убрала за корсаж платья.

  - Класс,- слишком безразлично, чтобы быть правдой откликнулась Ниан,- я как раз хотела купить пряжу. Мне матушка Мо показала, как для малыша костюмчики связать.

  - Ммм, мне тоже купи, белой, мотков пять-шесть,- не знаю, дойдут ли у меня руки, но вязать я умею и люблю.- С вами будет проводник, в общем, разберетесь.

  - А деньги?

  - На пряжу, сейчас принесу, а все остальное, оплата после исполнения заказа.

   Передав Ниан кошелечек с монетами, попросив заодно прикупить мне орехов, я распахнула створки шкафа. Отправляться в Элтазриэль в простой, обычной одежде, равносильно самоубийству. Слишком много кровососущих насекомых, а мазь, отпугивающая мошкару, отвратительно пахнет. Поэтому, еще когда я впервые посещала остров, в точности скопировала наряд ясной Гилворры, моей наставницы. Переложив плотную ткань лепестками пиявицы, чтобы тело не потело, положила наряд на сундук, ждать завтрашнего дня.

   Затягивая горловину походного мешка, я выбившиеся волосы и устало вздохнула, слава Тьяре, зимней и безмятежной, не пустыми руками иду. Что-то из моих запасов уцелело, что-то привезли, кое-что, самое ценное, хранилось в моей комнате, и потому тоже пойдет на торг.

  - Можно?- в дверь тихонько проскользнула полукровка.- Давай я соберу тебе волосы, мешают ведь.

   Прикрыв глаза, я расслабилась и тихо улыбнулась, может все не так и плохо. За окном ледовица носилась следом за полупрозрачными бабочками, на редкость устойчивым стало зелье после взрыва, в гостиной хохотала Ниан, над плоскими шутками Светела, на душе стало как-то спокойнее.

  - Я закончила.

  - Спасибо, Лирра, иди спать, утром поможешь мне собрать волосы по сетку,- улыбнувшись я выпроводила полукровку и плотно прикрыла дверь.

  Вытянувшись на постели, я потерлась щекой о приятно пахнущую простынь и счастливо вздохнула. Об этом моменте я мечтала с момента взрыва в лаборатории. Мягко стукнула оконная створка, и в порыве холодного ветра на пол соскочил крепкий, упитанный волк.

  "Ты ждала меня, сестра?", я, охнув, скатилась с постели и принялась трепать духа льда за мягкие уши. Мохнатый брат фыркал, мотал лобастой башкой и норовил лизнуть меня в нос. "Ледяная сестра жалуется, ты не слышишь ее и скучно живешь. Пойдем со мной, я покажу тебе Лес". Лес я видела и раньше, но с духами льда не спорят, даже если Снежань далеко.

   Строго посмотрев на снежного волка, и, дождавшись пока тот, фыркнув, отвернет косматую морду к стене, открыла шкаф. Теплые штаны, рубашка, отрез ткани с двумя лентами, он заменяет юбку в лесу, меховая безрукавка. Рэймар подвержены обморожению на порядок ниже чем остальные расы, но это не значит что мы, как считают люди, совершенно не чувствуем холод. Едва я застегнула пояс и одела перчатки с обрезанными пальцами, на случай если доведется найти что-нибудь интересное в лесу из зимних трав, как дух льда подставил мне спину. Взгромоздившись на волка, я цепко схватилась за прохладный мех пальцами, по прошлым поездкам я помню, насколько быстро и неуловимо скачут эти порождения стихии. Как же мне называть тебя, пушистый брат?

  "Мое истинное имя ты не сможешь даже запомнить, холодная сестра. Назови меня сама".

   Резкий прыжок, и мой ехидный брат взлетает в воздух. Духи льда редко бегут по заснеженным полям и лесам, как их лесные братья. Нет, снежные волки мчаться по небу, их несет свирепый вихрь, выстилая под мягкими лапами дорожку из кристалликов льда. Прикрываясь локтем от бьющего в лицо ветра, второй рукой я судорожно цеплялась за скользкую шерсть. "Ты можешь отпустить руки, не уроню". Нет уж, спасибо, как-нибудь в другой раз.

   Когда мой мохнатый друг начал спускаться, по спирали, бешено перебирая лапами, я возблагодарила всех богов скопом. Все же сидеть на широкой спине древнего, степенного духа, или мчаться вместе с молодым, полном сил и дурной энергии волчонке это две разные вещи. Магрим, дух покровительствующий первым среди равных гнезда Арталанд, часто отвозил меня за травами, давал верные советы, и всегда был вальяжен и нетороплив.

  "Я назову тебя Лэсс"Шаэдэ, что значит Безумный Вихрь". "Отличное имя, мне нравится, холодная сестра. Ты принюхиваешься как настоящая волчица".

   Действительно, не могу понять, ветер несет аромат сладоцветня, но он расцветает лишь один вечер в году, весной. Покрутившись на месте, правда, как вставшая на след гончая, я медленно, проваливаясь в снег побрела в сторону источника аромата.

  "Не ходи туда, живым в ту часть Леса хода нет". Как же, напугал травника лесник. Где произрастают редкие травы, там не может быть непреодолимых трудностей, так всегда нас учила госпожа Росэль, эльфийка, преподававшая высшую исцеляющую магию в столице Снежани.

   Подходя ближе к источнику приятного запаха, я заметила тонкие искорки мерцающие в воздухе, они то сливались воедино, образуя силуэт призрачного древа, то распадались на отдельные крохи чистой магии, создавая преграду. Пройдя между невысокими кустиками и дождавшись пока искры вновь сольются воедино, делаю шаг вперед.

   На секунду мне показалось, что я ослепла, но нет, это резко стемнело. На цветущей лесной поляне горел яркий костер, несколько легко и ярко одетых музыкантов наигрывали простенькую танцевальную мелодию. Молодые, веселые юноши и девушки кружились в быстром танце, вокруг пламени.

  - Здравствуй,- я даже не заметила, как он подошел. Высокий, ладный парень, с шапкой русых кудрей и отчаянно голубыми глазами.

  - И тебе не хворать,- настороженно ответила я.

  - Видишь, у всех сегодня есть пара,- грустно улыбнулся он.- Может, ты согласишься плясать со мной?

   Его невозможно яркие глаза заворожили меня, не размышляя ни о чем, я вложила свою ладонь в его протянутую руку и, отвечая на улыбку, шагнула к пламени. Кружась в пляске, чувствуя, как сильные ладони крепко охватывают мою талию, я была самой счастливой женщиной на свете. Веселая плясовая мелодия, яркий костер, и любимый, что же еще нужно для счастья. Какая-то часть души возражала, кричала, хотела вырваться из необычайно теплых и мягких объятий, покинуть ласковую поляну.

   Пламя костра взметнулось выше, и из него вылетел огромный серый зверь, с расписанной морозным узором шкурой. Откуда взялся иней на волчьей шерсти посреди весны?! Оскалив тонкие, смертоносные клыки волк глухо зарычал, его косматая шкура поднялась дыбом, отчего он стал еще крупнее.

  - Уходи, дух холода и смерти, тебе не место на поляне Весны,- резко произнесла высокая, невероятно красивая девушка. Ее простое светло зеленое платье чуть развевалось от неощутимого ветра, а босые ноги ступали по воздуху, не касаясь зеленой травы.

   Волк зарычал еще более грозно, сделал несколько аккуратных, стелящихся шагов в ее сторону. Очевидно, что красавица понимала его рычание, и, хоть была не согласна, склонила голову.

  - Хорошо, пусть будет по-твоему,- ее темные, словно спелая вишня, глаза заглянули мне в душу. Улыбнувшись своим мыслям, она кивнула моему любимому.- Отойди от нее Ясеневый Лист.

  - Царевна,- обреченно прошептал юноша, крепче сжимая меня в объятиях. Я замерла, сердце билось испуганной пташкой, что происходит? Но взгляд лесной красавицы оставался непреклонным, и мой любимый отступил, напоследок обжегши мне губы коротким, горьким поцелуем. В лицо бросилось пламя, я закричала, и мой крик эхом отразился от заледеневших деревьев.

   Лэсс"Шаэдэ, вылизывая обожженные подушечки лап, лежал на снегу, спиной ко мне. Вся его поза выражала скорбь и сильную муку, я подошла ближе.

  - Прости меня,- покаянно прошептала я в серую шерсть, обхватывая могучую шею. Дух подернул шкурой и с тяжелым вздохом развернул ко мне морду. Грустные, янтарные глаза изливали на меня укоризну.

  "Как же ты теперь будешь, сестра? Ведь тебя заест тоска по весеннему любовнику".

  - Так уж и заест,- усомнилась я, и тут же тихо улыбнулась, может и затоскую. Но не по несостоявшемуся любовнику, а скорее по светлому чувству, я не способна так любить. Самозабвенно, видя лишь возлюбленного и не замечая более ничего. А жаль, жизнь была бы ярче, будь я способна на такую любовь.

  "Вот-вот, не одно, так другое. Зато, если не убежишь обратно на поляну, будет тебе дар от Лесной царевны".

  - И сколько таких полян по Хэллу раскидано?- сердце забилось быстрее, понемногу приходило осознание совершенной глупости и запоздалый страх. Увы, подобное безрассудство, часть дара травника, никто из нас, истинных целителей, не устоит перед редкими травами. Ни порождения зла, ни княжеские стражники не способны напугать зельевара идущего к нужным ему ингредиентам.

  - Поляна одна, путей много,- мелодично ответила мне Лесная Царевна, появившаяся из сердцевины вновь возгоревшегося пламени.- Здравствуй, снежная. Прости моего подданного, он не признал в тебе игрушку Тьяры.

  - Мне неприятно такое определение,- сдержанно ответила я.

  - Я называю вещи своими именами, снежная. Не принадлежи ты Снежной Госпоже, и волк бы ушел один. Но твоя душа настолько выстужена зимним ветром, что даже самая пылкая, весенняя любовь не способна надолго разгореться в твоем черством сердце,- насмешливо улыбнулась красавица, и легко переступила ступнями по лепесткам пламени.- Мне нужна твоя помощь, это первая часть моей благодарности. У вас, смертных, принято отдавать часть платы вперед.

   К моим ногам, на снег, упал букет лесных цветов, выдранных вместе корешками. Да, Лесная Царевна знает, чем заинтересовать меня.

  - Это обычай твоего народа, Царевна? Сначала оскорбить, а затем просить о помощи?

  - Я не оскорбляла тебя,- искренне улыбнулась Царевна.- И помощь я не прошу, а покупаю. Эта традиция смертного мира плотно вошла и в наш, призрачный мир.

  - Чего же ты хочешь?

  - Чаша времен показала мне тебя, рядом с Сердцем Леса,- прошелестела Царевна.- Верни его мне, без него мой народ вымирает, еще несколько сезонов и нас не станет. Верни, и я позволю тебе приходить на поляну безбоязненно, и в любое время.

  - Как я узнаю его?

  - Это большой круглый отполированный янтарь, внутри него части леса, мох, насекомые, листочки. Там отпечаток душ всех моих подданных.

   Ветер развеял искры пламени по снегу, я подняла цветы, и, бережно убрала под безрукавку, чтобы не замерзли. Путь домой отнял немного времени, по пути пушистый брат показал мне свою избранницу, красавицу волчицу, с пушистой шкуркой и веселыми янтарными глазами. Распрощавшись с Лэсс"Шаэдэ, я, скрипнув дверью, вошла в дом. Лесной брат предпочел присоединиться к своей пушистой избраннице, а не коротать время под теплой крышей.

  Тихо, стараясь никого не будить, я проскользнула в пустовавшую до этого оранжерею и посадила цветы Лесной Царевны. Как по волшебству, они прижились мгновенно, повядшие было листики развернулись, соцветия поднялись вверх, и лепестки начали источать слабый золотистый свет. Моментально проявившаяся ледовица благоговейно сложив руки, замерла подле лесного чуда. От лепестков начала отделяться полупрозрачная пыльца, тонким покрывалом укутывая фигурку ледяного духа.

  - Интересная находка, ясная леди,- властный голос, в котором слышатся отголоски звериного рычания.

  - И чего же вам не спится?- укоризненно ответила я, дух льда моментально вскинулась и прикрыла собой цветы. Полупрозрачное покрывало уже впиталось в ледовицу, придав духу красочности, сделав ее более живой.

  - Глупая маленькая леди,- прорычал демон, склоняясь и опаляя меня даром своего дыхания.- Я защищаю тебя, и если для этого нужно будет поселиться возле твоей постели - я сделаю это. Кто знает, может мне это даже понравиться.

  - Не играй со льдом,- процедила я, отстраняясь и понимая, что этот бой проиграла.- Ты всего лишь юный демон, не стоит мне указывать.

  - А ты, глупая леди, понимаешь, что от тебя слишком много зависит? Как только покончишь со взятыми на себя обязательствами - я оставлю тебя в покое.

  - Демоны лгут,- хмыкнула я, и покачала головой, когда в ответ на мою реплику Зверояр лишь дернул могучим плечом и, развернувшись ко мне спиной, ушел.- Я развею твою душу по ветру, на потеху духам льда,- бессильно прошептала я, и, стиснув кулаки, вылетела из оранжереи.

   Сезон Тьяры встретил меня тишиной, только над тропинкой гроздьями висели духи-огоньки, указывая путь. Улыбаясь, и чувствуя, как груз сегодняшнего дня постепенно спадает, подчиняясь уюту и безмолвию любимого мира, я шла по извилистой тропке, отклоняя со своего пути голые ветви деревьев. Неужели госпожа моя сегодня не покажет мне свой лик?

   На широкой лесной полянке стоит полуразрушенный дом, покосившаяся дверь висит на одной петле, крыльцо зияет дырами, и готова поклясться на чердаке свило гнездо не одно семейство летучих мышей.

  - Здесь мы жили, до того как вознестись,- тихо прошелестела Тьяра, появляясь за моей спиной.

  -О?- у меня нет слов

  - Ты же не думаешь что я родилась богиней? Хотя, в каком-то смысле да. Я переродилась в богиню, это было больно и страшно, но,- тут моя госпожа закружилась, танцуя с поднятым в воздух снегом,- это того стоит.

  - Этот дом, он теперь здесь?

  - Где кончается мой мир и начинается твой?- вопросом на вопрос ответила богиня, и рассмеялась,- нет, он все еще где-то в Хэлле. А это лишь его отражение, я не могу даже зайти внутрь.

   Госпожа растворилась так же тихо, как и появилась, а я, подойдя к крыльцу, присела на бревнышко и, потерев ладони друг об друга, прикрыла глаза. Самое время, чтобы подготовить пару-тройку заклятий. Краты созданные здесь, в несколько раз сильнее срабатывают, нежели рисованные в обычном мире.

  Шаэл Ниан.

   Спокойно позавтракав, в кои-то веки никто никого не торопил, и юное чудовище по имени Тарий не появилось, чтобы испортить мне настроение, мы уселись в гостиной. Слуги лихорадочно чистили нашу верхнюю одежду, оказалось, гардеробная тоже пострадала от взрыва. Лирра, периодически поднимая глаза к потолку что-то записывала в подозрительно знакомой книге.

  - Лирра, тебе конец. Это же фолиант Алдит, она над ним трясется как над больным младенцем,- выдохнула я, глядя, как с пера срывается большая капля и ставит кляксу. Мне как-то сразу припомнилось несколько особо запрещенных темных зелий, в которых используются части тела разумных. И слова Алдит, что она давно хотела приготовить нечто подобное, ради интереса, но как-то пока не приходилось. Полуэльфийка пожала плечами и спокойно ответила:

  - Думаю, ты ошибаешься. Я просто пишу ей, какие нам нужны зелья. Для нашего дома, то чем пользуются здесь,- Лирра брезгливо скривила носик.- Шампуни, мыло, притирания для тела. Отвары для мытья пола, окон, посуды, все, что делает Алдит раз в десять лучше здешних средств. Понятно, что для этого дома она не станет ничего варить, но для своего дома постарается.

  - Я не думала, что она этим занимается,- удивилась я. Представить рэймар с полным котлом кипящей крови я могу, но ее же с ведром шампуня - уже нет.

  - А то кто же? Основной заработок хороших зельеваров это именно отвары для домашних нужд. И косметические штучки, откуда, по-твоему, берутся все крема? Мой набор, например, полностью ее работа, а его эффективность ты испытала на себе.

  - Да чего ты так завелась-то?- я вскинула вверх ладони.- Я просто удивилась, не думала, что она будет заниматься подобными вещами. Не вяжется в моем понимании эта высокомерная зараза с изготовлением простых домашних зелий.

  - Так что ж ей, только архисложные составы варить? И с чего вдруг высокомерная? Или ты про бал? Так род Арталанд считается древнее, чем род снежного короля, их кровь насчитывает больше четырех тысячелетий. В то время как княжескому роду два тысячелетия, а род княгини и вовсе восьми сотен не наберет. Просто, в отличие от некоторых,- полуэльфийка спокойно вырвала чистый лист из фолианта рэймар и, закрыв книгу, положила его на обложку,- я не выдумывала своих версий, а спросила ее напрямую. Она могла бы поклонится князю, малое число тысячелетий искупается высоким титулом, но князя не было, и Алдит поклонилась тому, кому по их правилам, кланяться не зазорно, храмовнику.

  - Идиотизм,- выдохнула я,- как ты в этом разбираешься?

  - Легко, со временем ко всему привыкаешь,- Лирра пожала плечами и, сложив исписанный листик вчетверо, убрала в кошель.

  - Какая у нас интересная компания,- фыркнула я.

  - Ваши вещи готовы,- в гостиную заглянула служанка, чуть погодя добавила.- Экипаж тоже подан.

   Лирра легко подскочила с дивана, и, дернув Айна за хвостик, выскочила за дверь. Что ж, теперь я знаю еще одно слабое место полуэльфийки - она обожает тратить деньги, причем, судя по всему, не важно на что, главное процесс.

   Потряхиваясь в карете, я мучилась от легкой тошноты, но не забывала прислушиваться к будущему распорядку дня.

  - Отлично, значит сначала в дом, потом на рынок, пообедаем, снова на рынок, за пряжей, и домой,- подытожила Лирра.

   Не сказать, чтобы дом так уж поражал воображение, но он был по своему красив, без присущей хэллам вычурности, трехэтажный особняк из красного камня. От ворот к парадному крыльцу ведет широкая прямая дорожка, экипажам положено останавливаться подле ворот, так как подъезд для карет - исключительно княжеская привилегия.

  Из большого холла можно было попасть в подвал, на кухню, и подняться по лестнице на второй этаж. Лестница на третий этаж расположена в правом крыле, у хэллов слуг исстари поселяют на первом этаже, за кухней, наемных работников на втором и третий этаж принадлежит хозяевам дома. Так, приходя в гости, сразу понимаешь, за кого тебя считают, принимая в гостиной на втором этаже или на третьем. Только княжеский дворец имеет пять уровней комнат, остальные усадьбы Авуэна двух и трехэтажные.

  - Мебель предыдущие хозяева часть забрали, часть сожгли,- неторопливо рассказывал хэлл, проводя нас по анфиладам комнат.

  - Почему?

  - Тут неприятная история произошла,- степенно почесал бороду мужчина.- За один год все многочисленное семейство ясного Файсала, жена, четыре дочери и трое сыновей покончили с собой. И все на одном и том же месте в подвале, даже маги что-то ходили, колдовали, но без толку.

  - Кошмар,- я передернула плечами.- И где?

  - В подвале, там у ясной Файсал лаборатория была, что-то она пыталась изобрести, говорят,- он понизил голос,- что оно ее и погубило. А потом и всю ее семью, кроме мужа. Он был в отъезде, воевал с вами,- глумливо хохотнул хэлл и, вновь почесав бороду, хмыкнул.

  - О чем думала Алдит, когда соглашалась на ЭТО?- жить в проклятом доме, это последнее о чем я мечтала.

  - Может, о его размерах?- беспечно пожала плечами Лирра,- не волнуйся, наша леди будет пострашнее любой нежити, а уж из лаборатории она и подавно всех выгонит. Там даже храмовник дольше десяти минут не может находиться.

  - Твою уверенность да богам во все уши,- тяжело вздохнула я.

  - Там видно будет,- подмигнула полуэльфийка, и достала свиток,- ага, о, как? Пошли к окну, где Айн? А, вижу, ладно, пусть его. Только не ешь их,- крикнула полуэльфийка и ребенок отскочил от паутины, отчаянно покраснев.

  - Ну что там?

  - Смотри, это план дома, первый этаж нам не интересен, второй только в том смысле, что в правой гостевой комнате Алдит велела сделать учебный класс, так, список мебели прилагается. А вот третий этаж, смотри, комната Айна и моя справа от лестницы, твоя и детская комната для малышки с левой стороны. Список мебели для детской тоже прилагается, как и список вещей и пеленок, когда она успела?- восхитилась эльфийка.- И ее комнаты, прямо, занимают ровно половину этажа, спальня, малая гостиная, думаю там мы будем кушать, и кабинет. Список мебели, цвет шелка и бархата для стен, ничего не забыла. Ух ты, и подпись, "если кому-либо нужна комната для личных нужд помимо спальни, выбирайте на втором этаже". Так давай набросаем что нам нужно из мебели.

  - Я все составила,- вытащив из рукава сложенный листик протянула полукровке.

  - Хочешь спальню в теплых тонах, коричневый, бежевый и белый. Айн, ты думал про свою комнату?- ребенок покраснел и пожал плечами.

  - Я хочу кровать, как сейчас и чтобы был стул со столом,- тихо пролепетал ребенок. Я вскинула брови.

  - И все?

  - Но, это же так много, раньше я жил,- он отвел глаза,- ну, не то чтобы мне не нравилось...

  - Где жил?- нарочито весело спросила полукровка.

  - На конюшне, а если было холодно, при храме есть кельи, там скамейки и войлочные одеяла.

  - А твой отец что по этому поводу думал?- нейтральным тоном осведомилась я. Хотя внутри все кипело от ярости.

  - Ну, я же полукровка, если бы я был хотя бы вторым у него, он мог бы меня принять, а так, ну, бывает и хуже.

  - Ясно,- Лирра хихикнула и прикусила кончик писчего стержня, очень дорогой, но незаменимой в дороге вещи.- Расскажешь потом, как лошади спят, мне всегда было интересно. Так, значит пишем, постель, стул, стол, подставка под цветы, не кривись, твоя наставница садовод-любитель. Шкаф для одежды. А стены мы сделаем в светло-зеленом и коричневом тоне, ты же у нас маг земли? Занавеси на окна подберут мастера сами. Ну это все дело наживное. Так и нанять слуг, пусть начинают уборку, здесь работы на несколько дней,- полуэльфийка властно огляделась и, дернув себя за косу, провозгласила,- назначаю себя домоправительницей.

  - Ага,- глупо улыбаясь подтвердил ребенок.

  - Давайте закончим с этим и наконец, поедим.

   Поездка по городу заняла времени больше чем разговоры с княжескими мастерами, хотя я даже не удивляюсь, как северянке удалось с ними договориться. Поэтому, сразу, как только молоденький подмастерье уточнил у нас с Айном детали обивки стен и количество полок в шкафах, мы были свободны.

  - Ох, чую запах пирожков,- пропела полукровка, и устремилась к забавной харчевне. Здесь все заведения имели свою изюминку, кто-то брал яркостью цвета и необычайностью вывески, кто-то витражами вместо стекол, это конечно то, что касается дорогих заведений, где драки - редкость. Мы зашли в харчевню, чье крыльцо было сделано в виде раззявленной рыбьей пасти.

  - Это потому что здесь основная часть блюд - рыбная, муж и сыновья хозяйки - рыбаки, так что меню наисвежайшее,- пробубнил гид, и, попрощавшись, ушел.

  - Нам, пожалуйста, луково-рыбную похлебку, кашу с мясом, блюдо пирожков с рыбкой и ягодами, травяной взвар и что вы можете посоветовать?- Лирра едва ли не облизывалась, пока перечисляла, да и я невольно сглатывала слюну, пока подавальщица загибала пальцы.

  - Копченые хребты особенно удаются хозяйке

  - И их тоже,- подытожила деятельная полукровка, и полезла в пояс. Достав малый фиал она капнула из него себе на ладонь и протянула мне,- это Алдит делала. Если нет возможности вымыть руки, он убивает грязь.

  - Айн,- строго произнесла я, и капнула на мальчишеские руки вязкую мазь. С недовольным видом мальчишка принялся уныло размазывать по ладоням грязь, и я, наконец, увидела ее эффект. Грязь, слипалась в комочки и кристаллизуясь отпадал прямо на пол.

  - Юная леди,- дребезжащий, хриплый голос, с явным человеческим акцентом, раздался позади меня.- Прошу вас, немного еды, будьте милосердны, ради богов.

   Позади меня стояло самое невозможное существо из всех виденных мною. Маленький, примерно мне по плечо, кривоногий старичок, коротенькие жиденькие волосики на макушке, почти полное отсутствие зубов и нелепейший, когда-то аляповато-яркий костюм. И при всем при этом, он не был похож на обитателя трущоб. Уж я-то в этом разбираюсь. В нем было достоинство, не то, внешнее, что дает чистая кожа и богатая одежда, а свое, внутреннее благородство, то что нельзя купить, но можно предать.

  - Прошу вас, отобедайте с нами,- влезла жалостливая полуэльфийка и послала Айна исправить наш заказ.

  - Простите меня,- понурился карлик,- но я не для себя. Мне-то что, огрызка хватит, чтобы прожить, мой король нуждается в питательной пище.

  - А что же он не идет работать?- гневно фыркнула Лирра. Я же молча, переводила взгляд с одного на другую, какой к демонам король?!

  - Он еще слишком юн,- пожал кривыми плечами карлик.- Королю Эрлану всего три года. Прошу вас, не для себя,- понурился карлик, его маленькие слезящиеся глазки сверлили пол. И мне внезапно стало все ясно, я должна ему помочь, это будет мой способ избавиться от кошмаров прошлого.

  - Ну и что?- фыркнула эльфийка,- позови своего короля, покушаете оба. Сегодня у нас есть деньги, и мы можем себе это позволить.

  Поблагодарив, карлик посеменил к выходу из таверны, а недовольного Айна отправили менять заказ.

  - Это вы молодцы, жалко их, мальчишечка совсем слабенький, зима пришла кашлять начал- прощебетала молоденькая подавальщица, принесшая наш заказ. Мы с Лиррой, не сговариваясь, решили отдать свои порции карлику с ребенком, и подождать новые тарелки с едой.- Мы их подкармливаем обоих, но Лорд такой гордый, не всегда берет объедки.

  - Кто?- удивилась я.

  - Лорд,- подтвердила девушка, расставляя тарелки.- Он до чего смешной был, когда в первый раз к нам пришел. Вылитый аристократ, и мальчик такой же, пока деньги были, кушали, ножом с вилкой. Не каждый купец так может,- завистливо добавила подавальщица.

  - Дела,- Лирра повертела головой, и приветливо помахала ладонью, подзывая испуганного мальчика и его чудного провожатого.

  У меня на глаза наворачивались слезы, когда ребенок, посмотрев на нас своими васильковыми глазищами, робко спросил, правда ли ему можно все это съесть. Сглотнув ком в горле я хрипло ответила:

  - Конечно, малыш, кушай.

  - Я не малыш,- серьезно поправил меня ребенок.- Я Эрлан.

  - Конечно,- так же серьезно ответила я.- Почему ты предположил, что не можешь скушать то, что тебе предлагают?- ребенок понурился и промолчал, вместо него ответил карлик, отложив ложку.

  - Несколько детей, не бедного сословия, последнее время нашли себе хорошее развлечение,- тихо процедил карлик.- Покупая свежую выпечку, они поедают на глазах короля Эрлана, и, предложив ему кусочек, со смехом бросают собакам.

   Слушая ругань Лирры, я сжимала кулаки, боги, все одинаковы, что люди, что хэллы. Не один раз я сама сглатывала голодную слюну, глядя, как собаки разрывают на кусочки колбасу или сыр или сдобный пирожок. Эти ухмыляющиеся рожи, тыкающие в меня пальцем, хохочущие, и до боли обидные слова, "лучше накормить собак, чем тебя, падаль".

  - Такие слова произносить нельзя, на языке вскочит болячка,- тихо сказал мальчик и грустно посмотрел в свою пустую тарелку.

  - Как тебя зовут? Не Лордом же, в самом деле,- Лирра медленно водила пальчиком по вышитой скатерти.- Я Лирра, она Ниан, и наш ученик Айн.

  - Приятно познакомиться, а что касается моего имени, можно и так сказать,- тонко улыбнулся карлик.- Мое имя лорд Ирбиани, я был дворцовым шутом при Его Величестве Дартишиане Мирном. А это его сын, юный Эрлан, последний из королевского рода Голтранга. Единая церковь пришла на наши земли, а в династии Ортаронгов через поколение вливалась кровь эльфов, что видно по Его Высочеству. Одной из ночей,- шут судорожно вцепился узловатыми пальцами в вилку,- войска перешли под руку патриарха, и королевская семья была вырезана. Мне удалось вывести наследника из горящего замка, но дальше было только хуже. Я не хочу сейчас об этом говорить.

  - А у вас есть другое имя?- пытливо посмотрела ему в глаза полуэльфийка.- Просто, я не могу называть вас так.

  - А вы хорошо образованы,- криво усмехнулся уродливый старичок.- Мать много лет назад называла меня Грэм.

  - Скажите, Грэм,- решив последовать примеру Лирры, я не стала называть его Ирбианом.- Чем вы занимались при дворе?

  - Моим единственным занятием было служить развлечением для горстки дворян,- горько усмехнулся шут.- Но когда-то я был профессором, что тоже неприятная тема.

  - Но что именно вы преподавали?- решила допытаться я, где-то на краю сознания медленно оформлялась мысль. Лирра хмыкнула и шепнула: "Алдит откусит тебе голову".

  - Изящную словесность, историю и географию,- хмуро отозвался Грэм и отложил вилку.- Простите, нам пора. Эрлан, идем.

  - Подождите, во-первых, детям еще не принесли молоко с пирогами, как и нам,- я остервенело потерла шрамик на носу.- А во-вторых, у меня есть для вас работа,- решительно выдохнула и чуть смутилась под скептическим взглядом карлика.- У Айна огромные проблемы с образованием. Я и наша ясная леди, Алдит Арталанд, учим его магии, но во всем остальном мы не справляемся. Будет преуменьшением сказать, что Алдит нервничает когда видит как Айн ест. Или ходит, или сидит.

  - И вы не нашли более никого, кто мог бы это исправить, кроме изуродованного старика?

  - Вроде того,- кивнула я, и понизила голос, чтобы дети, занятые разговором с Лиррой не услышали.- Я выросла на улице, и если бы не мой магический дар, не дожила бы до этого момента. Поэтому я не жалею вас, а сочувствую, и хочу помочь. Так же я бы хотела, чтобы моего будущего ребенка учил достойный человек, а вы именно таковы, если вытащили из горнила инквизиции ребенка, чья внешность кричит о том, что он почти чистый эльф. Алдит сможет меня понять, я уверена. Здесь у нас есть дом, он еще не обустроен и по определенным причинам пока мы в нем не живем. Я смогу оставить вам небольшую денежную сумму, ваша задача будет прожить до нашего приезда. Если я смогу, то привезу еще деньги и еды. Но в любом случае это будет крыша над головой, чистая постель и горячая вода, что немаловажно для ребенка. К тому же наша госпожа мастер зелий, а кашель у Эрлана нехороший.

  - Вы не оставили мне выбора, юная леди,- горьковатая усмешка сложилась в уголках рта старика.- Я просто не могу отказаться, но что будет, если ясная леди пожелает выгнать нас из своего дома?

  - Не пожелает,- вместо меня откликнулась Лирра.- Поверьте, мы точно знаем. Она повытаскивала нас из дерьма, ох, прости малыш, из таких ситуаций, какие и представить тяжело. И никакой выгоды от этого не получила.

  - Да,- подтвердил Айн,- она даже не была против бабушки Мо, хотя я слышал, как один из воинов предлагал убить ее. Наставница сказала, что намотает ему кишки на шею, если он тронет мо"Эву хоть пальцем.

  - Угу, а ведь она пьяница,- кивнула я.- Алдит гениальная травница и лекарь, поставила ее на ноги и теперь пытается заставить бросить пить.

  - И как?- заинтересовался неожиданно Грэм, оттаивая на глазах. А меня пронзила ужасная мысль, неужели он мог подумать, что я просто изощренно издеваюсь.

  - С переменным успехом, но счет в пользу бабушки Мо,- хихикнула Лирра.- Значит сейчас на рынок, нужно купить посуду и одежду для вас.

  - Для меня не стоит,- смутился карлик.- У меня специфическое строение тела и боюсь, ничего на меня в лавках не найдется.

  - Значит, я сошью, я умею,- пожала плечами полуэльфийка. И тут же принялась щебетать что-то успокоительно-ласковое, когда тщедушное тельце шута затрясло в рыданиях. Сквозь судорожные выдохи я расслышала только "Боги, неужели этот ад скоро закончится?!" У меня у самой защипало в носу, когда Эрлан подошел к рыдающему карлику и принялся гладить по плечу, уговаривая не плакать. Трехлетний малыш совсем не похожий на своих более счастливых сверстников, его огромные глаза не по-детски смышленые, и на дне зрачков таится такая глубокая печаль, что становится больно и страшно за этот мир. Успокоившись, карлик попытался отстраниться от плеча Лирры, шепотом прося у нас у всех прощения.

  - Так, достаточно. Встаем, и идем. На рынок, потом домой, ждать Алдит.

   Выйдя из харчевни я с прищуром посмотрела на небо, жизнь замечательна, и я верю, теперь ничто не способно нам ее испортить!

  Ясный Этарн.

  Артэм играл со свечами, заставляя их, то гаснуть, то возгораться снова, используя диковинный артефакт. За ним с раздражением наблюдала ясная Фоголт, сверкая своими дивными очами из глубокого кресла.

  - Может, прекратишь уже?- раздраженно зашипела зеленоглазая Ари, и нервно сдвинула веер,- Этарн, скажи ему.

  - Не мешай ему милая,- остудил я красотку,- он думает, нам его выкладки сейчас ох как нужны.

  - То, что нам нужно, это любовник ясной Гиландру,- меланхолично произнес Артэм. И вновь погрузил комнату во тьму.- Без точной уверенности, что именно ее тело покоится в земле, все мои фантазии лишь дым.

  - И все же, подыми чуть-чуть, и верни в комнату свет,- рявкнула Ари.

  - Что, боишься темноты?- поддел красавицу Арт,- или тебе не нравится что мы на тебя слюни не пускаем? Ладно, не шипи. Этарн дай своим бойцам вводную, пусть поднимут все архивы, прошерстят все питейные заведения, мне нужно знать все байки и легенды связанные с именем Гиландру.

  - Хорошо,- сказать, что я удивлен, значит, ничего не сказать.

  - Ты удивился,- умник щелчком вернул огонь, и в свете пламени усмешка на его лице стала воистину демонической.- Смотри, магиана крови, та, что прошла барьер нашла прибежище в землях Тэйг, что интересно это произошло чуть больше тридцати лет назад. Теперь Тэйг выкупает что-то у Гиландру, учитывая нынешние интересы Тэйга, интересы мага крови, скорее всего это его дочь, молодая Гиландру, кто-нибудь знает ее имя? Впрочем, не важно, важно то, отдаст ли ясный лорд свою дочь, и в чем его выгода. А главное, для чего ему именно ясная Гиландру, что девок по деревням мало?

  - До ее предполагаемой смерти,- протянула Ари,- я успела с ней пообщаться. Тупа как пробка, но, когда она меня разозлила окончательно, я помогла раскаленным щипцам, для завивки,- пояснила зеленоглазая специально для нас,- упасть ей на оголенные плечи. Однако, через несколько часов ожога уже не было.

  - Значит, она способна регенерировать,- протянул я.

  - Ну конечно, идеально,- торжествующе рассмеялся Артэм.- Сначала похищают служанку северянки, владеющую тем же даром, когда девица ускользает из их рук, они судорожно ищут ей замену и находят, кто бы мог подумать что гулящая дочь Гиландру - маг-регенератор.

  - Осталось это только доказать,- скучающе произнесла зеленоглазая красавица и потянулась всем телом, словно огромная кошка.- Я здесь набросала список, это те, от кого я слышала о непристойном поведении девчонки, попробуй их потрясти.

  - Шрамов у нее точно не может быть,- протянул Артэм,- Ривил, если не найдем любовника, попробуй вскрыть ее могилу и осмотреть тело. Если будет хоть малюсенький шрам, помимо тех увечий что нанесены во время убийства, значит там точно не она. Что это?- умник удивленно посмотрел на засветившийся пергамент, на поверхности которого стремительно появлялись кривоватые строчки.

  - Ну-ка, ну-ка, айда молодцы,- пробежав глазами текст, я передал его Артэму.

  - Что ж, претендентка на могилку у нас уже есть, бедная Грюльда,- фальшиво посочувствовал умник.

  - Да дайте уже мне, негодяи,- нетерпеливо рыкнула Ари и буквально вырвала пергамент из рук Арта.- Ого, да уж, что ж,- она отложила пергамент.- Лопату тебе выделить, Ривил? И кстати, я тоже хочу такой пергамент.

  - Договоришься со своим магом, он тебе зачарует,- мерзко усмехнулся Артэм, и щелчок погасил свет. Совет продолжается, флегматично пожимаю плечами и стараюсь абстрагироваться от гневных криков Ари.

  Ясная Арталанд.

   Демон ни единым взглядом не напоминал о нашей размолвке ночью, в оранжерее. Вот только его я постоянно ловила его тень, он всюду ходил за мной, не заходя в комнату, нет. Если я спускалась в оранжерею, он стоял возле лестницы, в разрушенной лаборатории он каменным изваянием замирал между вывороченных дверей. Готова поклясться, ночью тоже он дежурил, или отправлял братьев.

   Светел подал мне руку и помог спуститься из кареты. На портальной площади сегодня ажиотаж.

  - Кто это?- удивленно спросил Темен, оглядываясь,- я таких людей еще ни разу не видел.

  - Это не совсем люди,- недовольно пробурчал Зверояр,- это "переходы", к сожалению, никто не может им помешать переходить с портала в портал, но хотя бы с площади их не выпустят.

  - А чем они занимаются?

  - Да тем же, чем и все бедняки,- пренебрежительно пожимаю плечами,- гадают, торгуют, воруют, иногда устраиваются на черновую работу, если табор задерживается. Это полукровки всех мастей, но,- справедливости ради отметила я,- они свою жизнь считают идеальной.

  - Не иметь своего дома и не иметь надежды обрести его?- прошептал Темен и передернулся.

  - В каком-то смысле весь мир их дом,- вздыхаю я, и закатываю глаза, от галдящей толпы к нам приближается ярко одетая полукровка, гадалка, судя по количеству монет в волосах. Предугадывая ее намерения, откидываю свою вуаль, чтобы не мешала.

  - Здравствуй, красивая,- широко улыбается девушка, сверкая синими глазами,- духи дороги нашептали мне твое будущее.

  - Удивительно,- саркастично усмехаюсь и протягиваю ей руку, на самом деле, за представление не жаль отдать золотой. Гадалки обладают хорошо подвешенным языком и острым глазом, порой трудно устоять и не поверить в "предсказание". Монета исчезла с ладони как по волшебству, и полукровка вцепилась своими сухими и жесткими пальцами в мою руку, поворачивая ее так и эдак.

  - Вижу путь, не близкий, но быстрый,- хитро улыбнулась девушка,- вижу на сердце у тебя, ох, три тени тревожат твое сердце. Если не замерзнешь,- гадалка отбросила мою ладонь,- со зверем счастливой будешь, повелительница тумана и ветра.

   Я вымученно улыбнулась, глядя, как цветастая шаль исчезает в бурлящем потоке тел, вливающемся в активизированный портал. Умная, хитрая и наблюдательная девочка, каким подлым ударом отомстила за пренебрежительное отношение.

  - А чего это она?- Светел как всегда грамотно и четко выражал свои мысли.

  - Отработала свои деньги и ушла, сейчас все "переходы" пройдут и мы пойдем. На будущее, если не уверен в своей психологической устойчивости с гадалками не связывайся.

  Оправив тонкую сетку, окутывающую меня сплошным пологом, от широких полей шляпки, до самого подола и даже чуть ниже, я, каюсь, с усмешкой посмотрела на Зверояра и обоих братьев. До тех пор, что мы находились в Хэлле, они вдосталь обсудили между собой мой дикий и смешной с их точек зрения наряд, но сейчас, с остервенением отмахиваясь от кровососущих насекомых, с явной завистью смотрели на мою ячеистую пелерину.

  - Ясная леди, вы бы наколдовали что-нибудь, что ль,- жалобно посмотрел на меня Светел. Привыкнув, что у себя в лаборатории я всемогуща, хэлл верил в свое мгновенное спасение и теперь.

  - Держи,- раскрыв на мгновение полог, я передала Светелу круглую баночку. Едва он ее раскрыл, как тут же сморщился. Именно поэтому я предпочла надеть вуаль, а не втирать в кожу столь отвратительно пахнущее средство. Это он еще не знает, из чего именного я его сварила, и сколько времени он не сможет избавиться от отвратительного запаха.

  - Что здесь?- Зверояр с отвращением зацепил приятно-кремовой массы и начал втирать в мощную шею,- дохлые кошки, кишки жаб, тухлые яйца?

  - Вы почти дословно описали рецепт,- отпарировала, впрочем, яйца действительно в этом рецепте используются.- Дальше по центральной тропинке, там, в конце будут лодки.

  - А это нормально, что так тихо?- опасливо осведомился у меня Темен. Из двух братьев именно ему боги щедро отмерили ума, осторожности и чуть-чуть хитрости. Он никогда не побежит в бою, но и без приказа командира в опасное место не полезет, в то время как Светел словно ищет приключения на свою голову. Второй брат забрал себе бесшабашность, веселье и глупость, что окупается его искренней добротой. Прямо как щенок, виляющий хвостом так, что сотрясается все толстенькое тельце.

  - Вполне, нас никто не ждет, война едва закончилась, для трав не сезон, здесь лето, если кто не заметил,- подпустила я шпильку.- Охраны здесь никогда не было, не будь меня с вами из портала вышли бы только ваши внутренние органы,- насладившись побелевшими лицами своей охраны, я пошла вперед, указывая дорогу.

   Усевшись в лодки, и расправив вуаль, чтобы кусачие мушки не проникли, я погрузилась в воспоминания. Больше двадцати лет назад, сразу после окончания цитадели, ясная Гилворра, моя жестокая и требовательная наставница привезла меня сюда, чтобы познакомить с самыми влиятельными эльфами деревни. Все время существования гнезда Арталанд мы сотрудничаем с Элтазриэлем, травники чтут старый договор, скрепленный кровью основателей нашего гнезда. Но они не называют имен, а я хотела ба знать, кто создал сильнейшее гнездо, и кто завещал своим потомкам никогда и ни при каких условиях не занимать Инеистый Престол.

   Переход от обычного пространства, к острову, переполненному чистой магией как всегда прошел резко, и, чего уж греха таить, болезненно. Чувствуя, как тело наполняется бушующей магией, я искренне сочувствовала тем редким людям, что проваливаются в наш мир из другого, лишенного магии. Дело в том, что чистая магия стремится услужить любому разумному, способному ею управлять, люди, рожденные в пустом мире, изначально обладают огромной способностью к управлению чистой магией, но они так же подвержены и мутации. Едва только такой человек пересекает барьер, как его тело стремительно меняется, отрастают лишние руки, хвосты, вторая пара ушей, преимущественно звериных. Чистая магия исполняет тайные, завладевшие душой желание, если разумный долго мечтал иметь хвост, или ножи в кистях рук, магия это исполнит. Единственное, что занимает умы наших философов, так это откуда берутся такие желания у разумных другого мира?

  - Это всегда так? Кажется, я могу зажечь огонь!- посмотрел на меня счастливыми глазами Светел, не менее восторженный взгляд был и у его брата, обычно кажущегося серьезнее.

  - Да, здесь средоточие магии, отсюда она растекается по всей земле эльфов, и чем больше ее тратят, тем больше ее становиться. Здесь любой разумный маг, даже иногда дрессированные животные могут совершать простые магические действия.

  - А в Хэлле такое место тоже есть?- хмыкнул Зверояр, я внимательно на него посмотрела и пожала плечами:

  - Конечно, но где оно - я не знаю. Может так же заблокировано, как и в Снежани.

  - Где причаливаем?- остров посредине Единой реки был со всех сторон заполнен растениями, деревья росли даже в воде.

  - Видишь перекрученный ствол, фиолетовый с редкими малиновыми листьями? Нам туда, это здешняя пристань.

   Светел не скрываясь вертел головой, такого буйства красок ему еще не приходилось встречать, воистину, кто хоть раз видел эльфийскую природу, тот не забудет ее никогда. Огромные цветы, диковинные бабочки, листья невозможных оттенков и нереальных сочетаний цветовых гамм.

  - Дико это все,- Зверояр, как и любой другой демон отвратительно чувствовал себя в местах средоточия магии.

  - Даже сильнейший из демонов погибнет жалкой и мучительной смертью, стоит ему только навлечь на себя гнев обитателей острова,- как бы ни к чему произнесла я.

  - Жалкой смертью?- переспросил Светел и заработал этим мрачный взгляд от своего командира.

  - Да,- с удовольствием ответила я.- Магия по крупице покидает тело, демон становится слабее человека, и погибает, чаще всего от заразной болезни, чумы или холеры. Эти внешне непобедимые сущности, на деле весьма уязвимы,- улыбнулась я Зверояру.

  - Ну, среди нас демонов нет,- пожал плечами Темен.- Да и не собираемся мы злить местных.

  - Вот и славно,- я легко, игнорируя протянутую руку Зверояра, взбежала по пологому стволу, не один раз мне доводилось сюда приходить. И после трех первых падений я потратила определенное количество времени, чтобы научится ходить по этим плавучим мосткам. Позади меня раздалась площадная брань и громкий плеск, полуобернувшись, я с улыбкой посмотрела на сердитого Светела, вылезающего из воды.

  - Радуйся, отрок, купание в насыщенных чистой магией водах делает рождение ребенка-мага более вероятным,- подмигнула я обиженному парню. Он тут же встрепенулся и потребовал уточнить.- Где-то два из трех, что малыш будет магом.

   Судя по выражению глаз Темена, на обратном пути он планирует окунуться с головой, да и пусть. Когда ребята еще смогут отправиться на Элтазриэль?

  - Держите оружие наготове,- напряженно произнесла я через несколько минут. Лес, перекрученный чистой магией, безмолвствовал, нас никто не встречал, а ведь я пришла вместе с чужаками, старейшины обязаны были выйти к нам.

  - Что не так,- шепнул Зверояр, обнажая клинок, сейчас я порадовалась его присутствию.

  - Нас уже должны были встретить, чувствуешь что-нибудь?- старики говорили что демон способен уловить присутствие живого существа задолго до того как оно подаст о себе знак.

  - Люди, их около тридцати, и двое эльфов,- недоуменно отозвался демон. Что могут делать люди посреди Элтазриэля?!

  - Поднимите руки и идите прямо!- истерический женский голос из-за древокуста застал нас врасплох. Выразительно посмотрев на демона, я, демонстративно сложив руки на груди, вышла на поляну Совещаний и обомлела. На священной поляне как грибы жались друг к другу убогие землянки, подле них замерли люди, разного пола и возраста, несколько подростков, все они были грязны и оборванны.

  - Кто вы такие и как попали на священный Элтазриэль?- медленно произнесла я, игнорируя женщину, тыкавшую в мою сторону черным артефактом.

  - Мы просто летели домой,- всхлипнула молодая женщина, баюкавшая на руках малышку, у ребенка было опухшее от слез личико, на руках матери она лежала животиком вниз, а на спинке прорастали стрекозиные крылышки.

  - Куда эльфов дели?- грубо спросил Зверояр, видимо и он знает о феномене мест силы.

  - Не знаем,- нервно ответила женщина и мотнула головой в сторону самой деревни,- там дома, в них никого не было когда мы пришли.

  - Среди вас двое эльфов,- после моей фразы женщина гадливо скривилась и кивнула в сторону самой маленькой землянки.

  - Светел, Темен, посмотрите что там.- Коротко приказала я. Ошеломленные воины не сразу среагировали на мои слова.

  - Объясните, что происходит?!- выкрикнула молодая мать, ее малышка проснулась и снова захныкала. Я пожала плечами, что говорить с мертвецами?

  - Вы попали в воронку силы, и она выбросила вас к нам, здесь слишком много магии, которой у вас не существует,- несколько скучающе ответила я.- Теперь она меняет ваши тела, с тем, чтобы вы могли взаимодействовать с миром. Но этому мешают ваши глубинные желания.- Я показала на крылышки ребенка.

   С возгласом отвращения и злости парни вытащили из землянки двух чумазых донельзя эльфят. Едва завидев рэймар, то есть меня, перепуганные дети расслабились и, подбежав, прижались ко мне сквозь вуаль, доверчиво глядя своими огромными глазами.

  - Госпожа Алдит,- пропищала девочка, что была повыше своего братца, и я начала ее смутно припоминать.- Я Адаэль, помните? Мы вместе набирали лунную воду, а это мой брат, он тогда еще не родился, Гриэль. Родители ушли ночью, их позвал Лес, а потом пришли они,- с ненавистью прошипела эльфийка.- Выгнали нас из дома, а потом мы не смогли зайти назад.

  - Я кушать хочу,- жалобно прошептал Гриэль, комкая в маленьких ручках вуаль. Сглотнув комок в горле, я с яростью посмотрела на молчащих людей. Женщины и несколько мужчин.

  - Светел, отведи детей к лодкам и накорми,- негромко приказал Зверояр.

  - Голодны не только звереныши,- нервно дернулась женщина с артефактом, и проследила за уходящими полным злобы и зависти взглядом.

  - Здесь собрались взрослые, здоровые люди, и вы не способны прокормить себя сами и позаботится о попавших в беду детях? О детях потерявших родителей?- вскинула я брови. Мне ответила дородная, если не сказать полная женщина:

  - С чего мы должны заботится о чужих ублюдках? Пусть возвращаются и обихаживают своих зверенышей. Хоть бы и подохли, все меньше проблем, вечно еду воруют,- скривилась она, и замолчала под моим злым взглядом.

  - Я заберу их.

  - А мы что, здесь останемся?!- взвизгнула молодая мать, чья дочка уже вовсю изучала свои крылышки.

  - Мне нет до вас дела,- пожала плечами я,- хотите, вяжите деревья выплывайте сами. И прекрати махать на меня своим артефактом женщина, мне он вреда не причинит.

  - Это пистолет, глупая дикарка,- расхохоталась женщина.- И ты выведешь нас отсюда.

  - Я сейчас их обездвижу,- негромко произнесла я Зверояру,- иди следом за мной, с тропы не сходи.

  - Я могу их перебить,- хищно оскалился демон.

  - Даже не вздумай, это пища Леса. Он дал им укрытие, оставив на их попечение своих детей, и теперь он желает расквитаться.

   Едва от моих рук порскнули в стороны снежинки, как истеричка несколько раз дернула артефактом и упала на землю. Зверояр с ворчанием выковырял из брони несколько металлических шариков.

  - Да уж, убожество, нет золота на нормального мага, а все туда же,- фыркнул Темен, и с презрением посмотрел на лежащую без сознания женщину.

   Быстро скользя вдоль роскошных клумб, по большой дуге обходя дома, чьи бесплотные слуги поливали округу гневом и болью, мы прошли к озеру. Послав духу воды просьбу, я принялась ждать, жестом остановив демона, хотевшего уже зачерпнуть воду в принесенные бутыли.

  - Ты позаботишься о них?- в центре озера всколыхнулась вода, соткавшись в прозрачную женскую фигуру.

  - Да,- спокойно кивнула я,- как долго остров будет закрыт?

  - Верни их через двадцать лет,- шепнул призрак,- раньше мы не справимся, слишком сильный разрыв, ткань мироздания рвется, нам придется ткать ее заново, а это не быстро. Возьми свою воду, а это,- призрак подплыла ко мне и протянула ладонь, на тонкой руке мерцал дивный цветок, искусно выточенный из нефрита- мой дар, поверь, пригодится. Больше мне нечем отплатить тебе.

  - Благодарю тебя, Ушедшая,- я с трепетом приняла цветок в свои руки. Знать бы еще что с ним делать, впрочем, после разберусь.

   Зверояр вытащил пробки, и вода сама начала набираться в бутыли. На поверхность воды всплыли кусочки тины и водоросли, под насмешливым взглядом Ушедшей я быстро собрала их в сотканные из снега корзины. Повинуясь взгляду прозрачной женщины, ко мне скользнула лиана и на ней начали распускаться листочки, распускаться и сразу опадать. Заполнив малый полотняный кошель, я со вздохом повесила его на пояс, наглеть не стоит. Почему же дух леса столь щедра?

  - С моей стороны жизни виднее,- ответила на мой немой вопрос Ушедшая.- Идите, скоро они проснуться, и, Алдит, забери крылатую малышку, Лес не убивает детей.

   Обратно мы возвращались бегом, сам Лес, шелестом листьев подгонял нас. С трудом разжав пальцы женщины, я подняла на руки крылатую девочку, просьбы Ушедших должны быть выполнены.

  Шаэл Ниан.

   Потирая озябшие руки и стряхивая с сапог налипший снег, я пыталась придумать, ту самую фразу, которая объяснит северянке все и сразу. Разматывая шарф, и на ходу вытаскивая руки из рукавов зимнего плаща, мне показалось, что кто-то уже стоит на моем пути. Сунув слуге верхнюю одежду, я помчалась в гостиную, куда уже должны были подать горячий чай. Тихий смешок остановил меня. Резко развернувшись, я увидела обаятельного молодого хэлла, который смаргивая с ресниц снежинки, держал мои небрежно свернутые вещи.

  - Добрый день,- улыбнулся парень,- мое имя Сорин, и я буду охранять вас вместе с Яром.

  - Ох, простите,- кажется, у меня даже уши покраснели,- я Ниан, очень приятно. Вы извините, я вас просто не увидела,- залепетала я, пытаясь оправдаться. Сорин, вновь улыбнувшись, легко встряхнул и повесил мои вещи в шкаф.

  - Ничего страшного,- подмигнул он мне,- наверное, вы думали о чем-то важном?

  - О да, я перевыполнила просьбу ясной леди до такой степени, что даже не подозреваю, как ей об этом сказать,- нервно пошутила я.

   Чаепитие прошло в молчании, Грэм и Эрлан сидели тихо, словно мыши. Лирра наскоро перешила покупной костюм, и, примерив его на шута, скептически заметила "пока сойдет, а там переделаю". После долгого обсуждения, мы решили сразу познакомить Алдит и наших новоселов, иначе рэймар могла бы не так нас понять.

  - Погода сегодня очень холодная,- задумчиво протянула я, пытаясь разогнать тишину.

  - Это еще что,- живо откликнулся Сорин.- Ближе к середине элета стены начнут трещать от морозов, самый студень еще впереди. Вы уже знаете, что в день середины зимы нужно выставить на улицу оружие? Один клинок от каждого,- обаятельно улыбнулся парень и налил себе еще чай.

   Внизу послышался шум и гомон, Алдит и Яр вернулись, с ними братья близнецы, ну все, сейчас что-то будет.

  - Чаевничаете?- бодро осведомилась северянка, и вытолкнула перед собой трех детей. Двое эльфов и одна крылатая малютка, сидящая на руках у старшей эльфийки.- Знакомтесь, Адаэль, Гриэль и Ирина, она человек, из тех, что порой приходят сквозь воронку стихий. Ближайшие двадцать лет дети проведут с нами,- северянка с недоумением покосилась на хихикающую Лирру, а я, откашлявшись ответила:

  - Знакомтесь, это Грэм и Эрлан, ближайшие годы они проведут с нами,- под конец и я сорвалась на хихиканье.

  В комнате ощутимо похолодало. Северянка стояла в дверях, слегка опираясь о косяк локтем, ее ледяные глаза сверлили нас, сжавшихся как испуганные котята. Малыш Эрлан стиснул в ручонках салфетку, горбун положил руку ему на плечо.

  - Алдит,- пискнула Лирра,- ты меня пугаешь, как тогда...

  - Прости,- легко улыбнулась северянка, легким взмахом ладони разгоняя сотканный ею морок.- Но вы все же перегнули палку. Я не довольна, принятым вами решением,- строго произнесла она,- но и запрещать вам ничего не буду. Одно скажу - они принесут печаль в наш дом.

  - Ты подвержена влиянию предрассудков?! Не ожидала,- приняла на себя удар я, пока Лирра приходила в себя после "заморозки".

  - Вот как?- спокойно подняла брови рэймар, и только я увидела, что она сильно удивлена,- и в качестве кого же столь,- северянка выразительно окинула взглядом замершего Грэма,- интересная личность войдет в мой дом?

  - Грэм профессор, преподает историю, изящные науки и что-то там еще,- обиделась я.

  - Человек, преподающий историю? И что-то еще?- деланно удивленно произнесла северянка,- я обязательно послушаю, интересно узнать человеческую точку зрения. Ты говоришь на нашем языке?

  - Да, ясная леди,- коротко кивнул карлик. И повинуясь желанию ведьмы, быстро произнес с десяток скороговорок.

  - Отлично, по крайней мере, твой варварский акцент я способна вытерпеть,- негромко произнесла Алдит и хлопнула в ладоши.- Адаэль, Гриэль, Ирина, наставник Грэм отвечает за ваше образование, не приведи стихии, он пожалуется на ваше поведение,- криво ухмыльнулась ведьма,- и виновный станет частью моего очередного декокта. Айн, тебя это тоже касается. А вы, юный лорд, как я понимаю, ясный Сорин?- без перехода обратилась к парню северянка.- Ясный Этарн предупреждал о вашем визите. Наставник Грэм, сейчас мы накормим детей, и вы, вместе с ними отправитесь в наш городской дом. Надеюсь, вы управитесь с этими сорванцами. Сиди молча, Айн, тебя отъезд не касается.

  - Вот и славно, теперь все решилось и можно пить чай,- прощебетала Лирра, Алдит кивнула и бросила ей увесистый сверток.

  - Эльфийский шоколад, глупо побывать на Юге и не купить,- улыбнулась Алдит.- Наставник Грэм, возьмите и госпожу мо"Эву, она поможет вам с детьми. И ради всех ваших варварских богов, не давайте ей пить!

  - То есть, вы не против?- не верящее прошептал Грэм,- вас не смущает мое уродство и юный возраст Эрлана?

  - Мне все равно,- едва обозначила улыбку рэймар.- До тех пор пока дети под должным присмотром, у меня нет к вам вопросов. И, как я уже сказала, ваш акцент достаточно терпим. Однако, Ниан, в будущем подобного самоуправства я не потерплю, это понятно? К слову об уродстве, это с детства? Или проклятье? Нет, не отвечайте, сейчас времени нет, потом я вами займусь, и, Ниан, выдай противопростудную аптечку, пока ребенок не схватил воспаление легких. И вымойтесь, ради стихий, пахнет ведь плохо.

   У меня аж мороз по коже продрал, и как-то сразу стало понятно, если бы не эти эльфятки - мне бы крепко влетело, наедине разумеется.

 Ясная Арталанд.

   Перетирая в ступке драгоценные камни, и краем глаза присматривая за лунной водой, я лихорадочно размышляла, откуда взять частицу княжьего тела, не тронутую разложением?! Сильно сомневаюсь, что у хэллов есть традиция оставлять на память кусочки князя. Нет, конечно, может и прижилась бы такая традиция, да кто ж им даст-то?! А мне как теперь быть? В Снежани у каждого ясного лорда и леди хранится заветный бутылек с кровью, на случай порчи или сглаза, чтобы было к чему матрицу чар прикладывать, а здесь?!

  - Доброй ночи,- по моей просьбе работники существенно углубили подвал, чтобы Светлый перестал маячить перед слугами, а строил портал сразу сюда. Для него специально выстроили арку, облагородив серые стены мраморной плиткой с вязью рун, для простейшего прохода сквозь реальность.

  - Не доброй,- рыкнула я,- мне нужна кровь князя.

  - Ты хочешь сказать, что подняться наверх самостоятельно тебе лень и посылаешь за этим меня?- холодно осведомился храмовник,- это верх наглости.

  - Если бы,- проигнорировала я угрозу в голосе Светлого, и привычно протянула ему несколько стебельков сластоцвета. Что храмовник, что Лирра, да и Ниан последнее время, забегают, чтобы цапнуть пучок другой этой карамельного вкуса травки.

  - Что ж тогда,- хмыкнул храмовник и надкусил травинку.

  - Мне нужна кровь здорового князя,- вздохнула я, и ссыпала драгоценную пыль в котел лунной воды. Сделав Светлому знак, чтобы не приведи стихии рта не раскрывал, принялась ритмично размешивать стремительно густеющую массу, постепенно наращивая темп. Подхватив свободной рукой заранее подготовленный кубок с отжимом ягод олчарника, начинаю отсчитывать про себя мгновения. Наблюдая, как алый ягодный сок тонкой струйкой вливается в котел, добавляя лунному раствору цвета, я улыбнулась.

  - Теперь, в течение трех суток мы должны вложить сюда тринадцать корундов, вымоченных в крови князя,- я устало откинула со лба волосы,- иначе в него вселиться любая оказавшая рядом душа. И как ты сам понимаешь, далеко не факт что это будет именно Нейтх Авуэн. Что тебя привело в мою лабораторию посреди ночи? Можешь не отвечать, и так догадываюсь.

   В ответ Светлый просветил меня касательно некоторых аспектов жизни, коих я ранее касалась. А именно, он в цветастых подробностях рассказал, чем по ночам занимаются порождения зла и каким образом скрещиваются между собой эти полумифические существа с силами судьбы.

  - Я запомню ваш монолог,- серьезно сказала я,- вдруг удастся где-нибудь применить.

  - Не стоит,- смутился храмовник, а я довольно улыбнулась. После взрыва в лаборатории мы стали чуть лучше общаться, вышли так сказать на более теплый уровень общения. Я больше не призываю на его голову кары небесные, а он перестал строить из себя откровенного мерзавца.

  - Кровь мы сможем заменить,- я выкладывала свою идею уже по пути в гостиную, время обеда давно прошло, а я, как и храмовник, еще даже не завтракала.- Но частица здорового князя нам все равно нужна. И я надеюсь на тебя.

  - Превосходно,- меланхолично ответил Светлый,- ты предлагаешь мне найти княжеский волос или ногти или кровь тридцати трех летней давности. Кусочек его сына тебе не подойдет?- с надеждой осведомился храмовник, я ответила ему мрачным взглядом, и садись за стол фыркнула:

  - Только если ты хочешь чтобы душа Сильвана перешла в тело его отца.

  - А это возможно?- оживился Светлый, и, хищно покосившись на блюдо с пирожками, продолжил,- просто Сильван может заменить князя, его этому учили, кровь осталась прежней.

  - А самого парня ты спросить не хочешь? Тело князя проживет на моих зельях еще максимум полгода, и в это же самое время начнет гнить и разлагаться сам Сильван. Нужна родная душа для этого несчастного тела, она хоть насколько-то задержит процесс разложения, который сейчас купируют мои зелья.

   В молчании поев, мы спустились в сад, отправив зевающих братьев сторожить вход в подвал, не приведи стихии кто-нибудь туда зайдет и испортит зелье. Прогуливаясь со Светлым по заметенным дорожкам сада я заметила Ниан, любезничавшую с молодым Сорином, храмовник хмыкнул, и сложил пальцы в щепоть отклонения сглаза.

  - Хочу, чтобы мальчик был счастлив,- пояснил он.- Знаешь, это конечно ужасно, но предлагаю принять версию с переселением души Сильвана как рабочую. Я постараюсь найти хоть что-нибудь принадлежащее Нейтху, но за трое суток, это почти не реально.

  - Я не смогу вернуть душу Сильвана в его же тело,- тихо произнесла я.

  - Почему?!

  - У нас только одна попытка, больше зелья не будет. Элтазриель закрыт, лишь через двадцать лет я вновь смогу посетить остров, вместе с детьми эльфов. А столько он вряд ли проживет.

   И вновь храмовник ласкает мой слух отборнейшим матом, заставляя даже краснеть, в некоторых, особенно заковыристых моментах.


  Шаэл Ниан.

  На черный бархат небес боги высыпали котел драгоценных камней и нарекли их звездами, указующими путь. Мне никогда еще не доводилось столь пристально рассматривать небосвод, да и желания не возникало если честно. Астрологию будущим боевикам не преподают. Небо на востоке посветлело, намекая, что незапланированную лекцию звездочтения скоро придется завершить.

  - А вот там, левее, созвездие Артаэль Ищущей,- обжег мне щеку дыханием молодой воин, и показал рукой куда смотреть.- Если верить легенде, она ушла в небо после гибели своего возлюбленного, чтобы ждать там, покуда его душа не заслужит право присоединиться к ней.

  - Здорово,- выдохнула я и поежилась, под плащ забирался морозец, пощипывая кожу.

  - Замерзла?- обаятельно улыбнулся Сорин и, обняв меня за плечи, повел назад, к дому.- Вернемся в тепло, попьем горячего взвара, как-никак, а за безопасность отвечаю я.

   Шутливо пихнув парня в бок, я, с трудом удерживая глупую улыбку, пошла вперед, делая вид, что не слышу его тихого смеха.

  - Ниа-а-ан!- от дома ко мне летела раззадоренная Лирра,- у меня магия проснула-а-ась!

   Поскользнувшись, полуэльфийка села в снег и захохотала как сумасшедшая, размазывая по лицу слезы. Сорин, не задавая лишних вопросов, подхватил ее на руки и понес к дому, а она продолжала бурно жестикулировать и все пытаться мне объяснить, какое наступило счастье. Я же в это время искренне пыталась припомнить хоть что-нибудь из теории магии, и понять, как это возможно, спонтанное пробуждение магии во вполне себе взрослой полукровке?!

  - Мне кажется, нужно в первую очередь сообщить об этом вашей наставницей,- негромко произнес Сорин, когда замолкшая Лирра прижалась щекой к его плечу и прикрыла глаза.

  - Точно,- щелкнула я пальцами.

   Ускорив шаг мы почти пролетели сквозь холл и устремились к заветной двери в подвал, Светел с Теменом, уточнив, чтобы мы были тихи как мыши, "госпожа зело зла", разошлись в стороны. Хорошо, что у Сорина оказались крепкие нервы, поскольку картина нашим глазам предстала завораживающая. Северянка, с закатанными по локти рукавами сидела на столе, прикрыв глаза и зажав между белоснежными зубками кожаный шнурок, подле нее, согнувшись, стоял Светлый, и удерживал обе ее руки над хрустальным блюдом, куда капала кровь из перекушенных вен. Или разорванных, но учитывая, какие неаппетитные лохмотья кожи свисали с тонких запястий, ножом рук рэймар никто не касался.

  - Я надеюсь у вас стоящая причина,- спокойно заметила Алдит, выплевывая кожаный шнурок.

  - А,- на секунду затупила я,- да, ты не припомнишь, в каких случаях просыпается магия во взрослых магах-регенераторах?

  - Ни в каких,- любезно ответила рэймар и предложила нам удалиться.

  - Ага, только это, вы тут, когда закончите, ты попробуй еще раз подумать, а мы пока эту бесноватую допросим,- я кивнула на Лирру,- она сейчас кричала, что в ней магия проснулась. Все, нас уже нет,- судя по доброму взгляду рэймар, она уже хотела нас слегка подморозить.

  Ясный Этарн.

   День за окном клонился к вечеру, до моего уха то и дело доносились вполне понятные, смущающие звуки. От чего молодой писарь, пришедший со мной, уже давно напоминал спелый помидор. Интересно, когда хозяйка сего заведения перестанет скрывать факт смерти своей кхм, работницы, Грюльды? Мне нет особого смысла ее допрашивать, а вот проследить, к кому она побежит за советом, это да, это может дать забавные факты.

  - Истинно вам говорю, господин, за все время ни одна девка у меня не пропала, и не сбегал никто,- полная старуха для пущей убедительности ударила себя в грудь.- Да и чего им бежать-то? Сыты, и при деле, опять же.

  - Ну-ну,- хмыкнул я,- а если я проверю?

  - Ох, и проверьте,- вскинулась старуха,- у меня все в порядке, все как полагается.

   Потратив еще четверть часа на бесполезные разговоры с работниками солдатского дома, мы вышли на улицу.

  - Что скажешь?

  - Они что-то недоговаривают, господин,- негромко произнес следователь, писарь, потерявший свой алый оттенок, согласно кивнул.

  - Это и я заметил. Что с предполагаемым любовником ясной Гиландру?

  - Ищем господин.

  - Ищем,- передразнил я следователя,- давно уже найти пора. Ладно, займитесь текущими делами, не одну Гиландру в Авуэне убили, я по своим каналам поищу.

   Оставив позади двух молодых людей, я, вручив чумазому постреленку мелкую монетку, отправил две записки с приглашением встретится. Теперь остается только возвращаться домой и ждать, покуда зеленоглазая Ари соизволит снизойти до разговора со мной, стерва великосветская. Светлый конечно хорош, прислал своего постреленка, найди ему, видишь ли, княжеский волос. Это еще вопрос, цел ли медальон Илдеберт Авуэн, единственной княгини действительно любившей моего непутевого сына.

  - Доброго здоровьичка,- поклонилась мне на входе стряпуха,- а я уж вам там уже и стол накрыла, все как вы любите, устали поди?

  - Устал, и как ты все подгадать к моему приходу умудряешься?- выдавил я улыбку, не желая обижать добрую женщину, по-своему заботящуюся обо мне уже больше сорока лет.

  - Так ведь, не мудрено, я вина поставила, белого, девица в ваши покои залезла, до чего наглая, как кошка гулящая,- посетовала стряпуха, и я поторопился. Быть того не может чтобы зеленоглазая пришла раньше меня.

   Распахнув дверь, я коротко выругался и прислонился к косяку плечом.

  - А я вот жду, без тебя трапезу не начинаю,- протянула Скрыта, и щелкнула ногтем по бокалу,- налей мне вина, Этарн.

  - Тебя стряпуха гулящей кошкой обозвала,- подколол я свою непонятную подругу и, подойдя к столу, вскрыл вино.- Да, хорошего вина она на тебя пожалела.

  - Ничего, я сегодня пила "Роквургский грийос", если тебе, конечно, что-то говорит это название.

  - Одна бутылка такого вина стоит почти как дом в Богатом квартале,- присвистнул я,- хотя, на мой взгляд, его переоценивают.

  - Угу, кислятина, но,- подняла вверх палец Скрыта,- пришлось закатывать глаза и причмокивать от удовольствия.

  - Что же принесла на хвосте, моя птичка?- есть верная примета, если очаровательная шпионка ведет себя нагло и вызывающе, значит есть стоящая информация.

  - Не только твоя,- усмехнулась Скрыта, и улыбнулась,- но ты узнаешь первый. Гиландру начал тесно общаться с Тэйгом, они договариваются о чем-то очень дорогостоящем. Тэйг пытается выкупить у Гиландру что-то невероятно дорогое, если прислал в безвозмездный дар семь бутылок "Роквургского грийоса", пару очаровательных рабынь-полукровок, и драгоценный браслет. На нем алмазов больше чем звезд на небе,- доверительно шепнула женщина и закатила глаза, показывая свое восхищение ювелирным изделием.

  - Даже так,- я сделал небольшой глоток вина и откинулся на стул, наслаждаясь игрой молоденькой полукровки, все же Скрыта слишком артистична, для того чтобы просто выложить карты на стол.

  - Именно, кстати,- как будто только вспомнив расширила глаза девчонка.- Гиландру жаловался на непомерные аппетиты княгини, и на то, что она помешала ему заключить выгодную партию для своей дочери.

   Вот оно, недостающее звено, теперь мозаика складывается, пусть не в приятную картину, но хотя бы понятный расклад. Отвязав от пояса кошель с золотом, я поднялся, и подошел к полукровке, девчонка прикрыла глаза и подняла вверх голову, подставляя лицо под "поцелуи счастья". Почему она предпочитала получать оплату своего труда именно так, я не знаю, но для толковой шпионки мне не сложно. Развязав кошель, я медленно наклонил его и осыпал смеющуюся Скрыту золотом.


  Снежная Арталанд.

   Напившись зелий, и переведя дух, я, вместе со Светлым галантно поддерживающим меня под руку, поднялась в гостиную. Стол уже был уставлен яствами, предупрежденные мною заранее слуги выставили много жареного мяса и красного вина, самое-то, чтобы восстановить кровопотерю.

  - Я вас слушаю,- внимательно осмотрев домочадцев, произнесла я. Пьяненькая Лирра сидела на коленях Зверояра, сжимая в руках бокал с вином, чем-то озадаченная Ниан яростно натирала свой многострадальный шрам на переносице. Мой же ученик, наворачивал мясо, одновременно вчитываясь в конспект, оставив все проблемы окружающему миру.

  - Сижу я на диване,- тут же начала полуэльфийка, Ниан скорбно поморщилась, видимо не в первый раз слышит эту историю.- Вдруг, чувствую, ноги захолодели, ну я их на диван подняла, пледом прикрыла и вяжу себе дальше. Но холод не остановился, всю меня целиком покрыл и раз! Я прям, онемела от мороза, и все прошло, я думала, это ты балуешься,- доверительно сообщила мне Лирра, и, пока я переваривала эту новость, продолжила.- И тут, спустя пару минут, из стены вышел призрак, я его не рассмотрела особо, но! Я сразу поняла, это моя магия проснулась, ну и пошла, поделиться с кем-нибудь, к тебе меня не пустили,- пожаловалась полуэльфийка,- но я нашла Ниан.

  - Алдит, я в ней магии не чувствую,- напряженно отозвалась шаэл огня.- Я проверяла с помощью воздействия Рормара-Скейра, и ничего.

  - Сейчас ты что-нибудь видишь?- спросила я Лирру, и на всякий случай огляделась. Ледовица, почуяв веселья, вынырнула из своей жемчужины, опалив мне шею холодом. Полуэльфийка прищурилась и, икнув от удивления, ответила:

  - У тебя ухо светится, и сизый дух вокруг летает. Ого, она еще и ругается как портовой грузчик,- восхитилась Лирра,- другие молчали.

  - Ты ее слышишь?- я напряглась, слышать ледовиц могли лишь те, чей жизненный путь подходит к концу, но это явно не о Лирре. Или я чего-то не знаю.

  - Угу, ой- покраснела девчонка,- она про тебя тако-о-е говорит, не-не, я ей передавать не буду, сама говори. Ах, не слышит? А ты напиши. А может я медиум?- сама у себя спросила Лирра и, сведя глаза на переносицу неожиданно уснула. Зверояр едва успел поймать резко обмякшее тело своей возлюбленной.

  - Неси ее спать, Яр,- хихикнула Ниан.

   Проводив взглядом демона, я передернула плечами, как-то уж очень спокойно он отнесся к новости о даре Лирры. Да и не слышала я никогда, о подобном явлении, хотя, что уж там, до недавнего времени я и магах зимы ничего не знала.

  - Пойду немного посплю, столь ранний подъем негативно отражается на моем мышлении,- проворчала я, и Светлый понятливо кивнул.

  - Я останусь здесь, найдешь, если мышление улучшиться,- произнес храмовник и ушел куда-то на княжескую половину. Следом за ним выскочил и Айн, побежал тренироваться со Светелом.

  - Между вами что-то происходит,- протянула Ниан.

  - Между нами деловые отношения,- я выразительно посмотрела в сторону Сорина, Ниан смутилась, а вот парень напротив, приосанился и как бы невзначай положил руку на спинку стула Ниан. Причем это осталось в тайне от последней.- Что с учениками?

  - Айн освоил медитацию,- бодро отрапортовала Ниан,- Тарий отстает,- с затаенной радостью добавила шаэл.

  - Ты на то и учитель, чтобы он не отставал,- качаю головой,- он должен освоит медитацию в ближайшие дни.

  - А с зельями как?

  - Это сложная наука,- уклончиво произношу я и признаюсь,- по крайней мере, простейшими составами не отравятся и то хорошо.

  Ясный Адалберт.

   Гилмор вот уже во второй раз уклоняется от встречи со мной, с момента его таинственного разговора со стариком он стал попросту неуловим. Раздраженно отпихнув от себя танцовщицу, я встал, бросил на стол кошель с монетами, и вышел. Легкий морозец обжег щеки и немного разогнал муть в голове. После тех вестей, что сообщила мне княгиня, я почувствовал страстное желание напиться. И мне срочно нужен лучший друг, чтобы посоветоваться побери его порождения зла!

  - Гилмор, открывай!!!- от заведения госпожи Раул до городского дома мага всего несколько шагов, мы с Нейтхом частенько подкалывали тогда еще неженатого Гила на эту тему.

  - Да не ори ты,- прошипел маг выходя во двор.- Чего тебе надо, у меня важный эксперимент.

  - Наша родина в опасности,- пафосно произнес я и слегка качнулся. Мне показалось что слегка, а вот магу виделось иное, иначе с чего бы ему хватать меня под руки и вести в дом, бурча на ходу:

  - Родина уже уйму лет в опасности и ничего. Нет, ему нужно явиться именно сейчас, когда я на пороге великого открытия. Садись, чудовище.

  - Ты не представляешь что я узнал,- трагично прошептал я,- у тебя выпить есть?

  - Давай я оставлю тебя наедине с моим винным подвалом, а завтра поговорим как проспишься? У меня правда важный эксперимент,- друг молитвенно сложил руки на груди.- Я приготовлю для тебя зелье, оно тебя и похмелит и протрезвит.

  - Что-то не припомню чтоб ты варил такие зелья,- подозрительно мне такая жертвенность, сколько себя помню, маг был против зельеварения в общем и в частности.

  - Мир меняется,- многозначительно произнес маг, и по его щелчку в комнату влетела девчонка, принесла вино и уселась у моих ног.

   Перебирая пальцами волосы красавицы, увы, на большее я сейчас просто не способен и сам это понимаю, пытаюсь найти причину, оправдать его, и не могу. Княгиня раскрыла мне глаза многое, в том числе и на свои действия. Кто мог знать, что она, как и мы, ищет спасения для своего супруга?

  "- Да, я ему изменяла,- надрывно произнесла ясная Авуэн.- Но я любила и люблю только его. А он нет,- женщина гортанно рассмеялась,- он только и мог, что вспоминать Исбайл. Это я делаю не так, и то не этак. Какая бы баба это стерпела? Благодари, говорил, я тебя из деревни вытащил, род твой возвысил. А не за что мне благодарить, сын меня ненавидит, муж любит покойницу, знать не уважает. Жила бы в своем уделе, мужа бы там же нашла и была бы счастлива.

  - Значит, болезнь Нейтха...

  - Нет,- твердо произнесла княгиня.- Могу клятву дать, не моих это рук дело. Не выгодно мне это, да и люблю его, правда. Я знаю одно - скоро моего венценосного супруга не станет, и в этом повинен ты. И он умрет и лекарка его, тобой с чужбины привезенная.

  - Ясная леди,- взмолился я, судорожно делая глоток из бокала.- Молю поясните.

  - Светлый, это он,- ясная Авуэн сцепила пальцы.- Забрал моего мужа, забрал твою лекарку, если к середине элета она не исцелит князя, а ты ведь понимаешь что это невозможно? Он убьет Нейтха, и ее, а сам оправдается. Помоги мне спасти мужа,- обреченно прошептала эта хрупкая и великая женщина".

  Тень.

   Не знаю, сколько уже мимо меня прошелестело времени, дней, лет или уже даже веков? Знаю лишь, что возлюбленная моя все ближе ко мне, шепчет имя мое, гладит руки. Да-да, я иногда чувствую, как ее тонкие пальчики скользят по моей изможденной коже. Что-то изменилось, мой верный тюремщик стал слабее, он сам это еще не почувствовал, но слышу, его запах изменился. Теперь он пахнет олчарником, ягодой и кровью. Меня манит этот запах, но я не могу разрушить свою темницу, слишком долго я ее создавал.

   Я жду тебя, любимая, родная, прекрасная, Исбайл. Жду и надеюсь, хотя по-доброму, уже и не на что.


  Ясная Арталанд.

   Уже привычно скользя меж вековых стволов, утопая в снегу, я костерила Сингара как могла. На прощание он сказал, что я смогу отправить ему весточку, если он мне понадобиться, через сезон моей богини. Вот только объяснять ничего не стал, мерзко усмехнулся, и выдал, "сама разберешься, не маленькая".

   Тропинка вильнула, и, огибая большой валун, я услышала голоса.

  - Ты заигрался, Светлый,- хрипловатый голос Сингара я узнаю тысячи.- Не тебе решать, жить ему или умереть.

  - Ой ли? Ты так стремишься сохранить свою династию, Сингар, что забываешь о своих прямых обязанностях. Ключ не обучена,- никогда не слышала таких стальных ноток в голосе храмовника.- Граница упущена, Олуэн творит что хочет, о чем ты думаешь?! На твоей земле жируют маги крови, а ты души шляпой ловишь, противно смотреть.

  - А не смотри,- огрызнулся отшельник, и я у ужасом услышала в его голосе виноватые нотки.- Надоело мне все, понимаешь?

  - Надоело?!- ярость в голосе Светлого была чистой и незамутненной, дальнейший диалог я не поняла, мужчины перешли на неизвестный мне диалект.

   Прижимаясь спиной к стволу дерева я вслушивалась в шипящие звуки иноземной речи и до слез осознавала, насколько сильно я соскучилась по отшельнику.

   Мне на плечо легла тоненькая ручка моей богини, заговорщицки улыбаясь она поманила меня за собой. Зная, что ясная Тьяра не часто балует себя прикосновениями, я поймала и удержала ее тонкие пальцы в своей ладони. Так мы и шли, по темному, заснеженному лесу, улыбаясь и держась за руки словно юные шаэл первогодки.

  - Пусть ругаются, Светлый прав, хоть и нагл чрезмерно,- богиня высвободила руку и улыбнулась,- спасибо, ты напомнила мне о прежней жизни.

  - Моя богиня,- я склонила голову.- Дозволь задать вопрос...

  - Это проклятье, снежная, и как его снять я не знаю,- грустно улыбнулась вечно юная госпожа зимы.- Мертвецы заберут ее душу, слабенькая святая в которую так верит твоя камеристка, не спасет ее.

  - Сингар, может быть он знает?

  - Поговори с ним,- надула губы богиня.

   Глядя, как из снежной круговерти проступает высокая фигура отшельника, я постаралась унять разбушевавшееся сердце.

  Шаэл Ниан.

   Я подлетела на постели почти на полметра. Замерев, с бешено стучащим сердцем, сквозь шум крови в ушах я прислушивалась к абсолютной тишине дома. Упокоено выдохнув, я хотела было вернуться в объятия сна, как дикий, разрывающий барабанные перепонки звук повторился вновь. Скрежет когтей по грифельной доске и вой потустороннего существа, все слилось в единую какофонию

   Как бывает здорово помечтать на сон грядущий о Приключении, когда ты, стремительная и грациозная как лань, подхватив тонкими пальчиками Волшебный Артефакт летишь в бой! И как неприятно, бывает проснуться посреди ночи, запутаться ногами в одеяле, грохнутся головой об пол и, вскочив на ноги, схватить нож для резки фруктов, ведь больше в комнате оружия никакого нет. В общем, лань из меня как-то не получилась, да на нашего ночного гостя и меня хватит, боевой маг, как-никак.

   Увидев в гостиной, в проблесках лунного сета на мгновение мелькнувший силуэт, бросаюсь вперед, на призраков бесполезно воздействовать магией, нужно подобраться ближе, и, всадив в призрачное марево сталь, произнести формулу отречения иллюзий. Вот только призрак оказался более материальным чем казалось, он молча заломил мне руку за спину и, повалив спиной на стол начал медленно, преодолевая мое сопротивление, подносить мой нож к моему же лицу. Гадский дух собирался выколоть мне глаз, или даже добраться до мозга, которого у меня, судя по происходящим событиям прискорбно мало.

   Мой противник определенно парень, кого же принесла нелегкая, что это за тварь в мужском обличье?! Из последних сил я пытаюсь оттолкнуть свою собственную руку, или хотя бы разжать пальцы, и при этом я стараюсь не напрягать живот, в конце концов ребенок не виноват что любящая мамочка решила по геройствовать во время беременности. Резко вспыхивает свет, обжигая глаза, сердце заходиться и мысль только одна, наконец-то. Сейчас мне помогут. Хватка становится слабее, но не исчезает совсем, приоткрываю слезящиеся глаза и тут же закрываю их, желая одного - провалиться. В дверном проеме стоит злющая северянка, сложив руки на груди, а надо мной нависает, да что там, лежит на мне, ошеломленный Сорин. Позади рэймар любопытствующий демон, потирает лоб, словно деревенский дурачок.

  - Вы не могли бы заниматься этим в другом месте?- прошипела ведьма.

  - Или хотя бы устраивать брачные пляски в более тихом варианте? У меня сердце чуть через зад не вылетело от ваших воплей,- в тон ей пробубнил Яр, позевывая и почесываясь.

  - Спокойной ночи,- вежливо улыбнулся Сорин,- мы больше не будем.

  - Бесполезно, рассвет уже через полчаса. Ниан, когда закончишь здесь, зайди ко мне,- словно на светском приеме произнесла рэймар.

  - Идем,- я с готовностью вывернулась из-под парня и сделала пару шагов к северянке.

  - Неужели ты бросишь дело на пол дороге? Впрочем, мне не важно,- мне оставалось только следовать за рэймар и тихо ругаться сквозь зубы.

   Пройдя несколько коридоров в молчании, как я с удивлением поняла мы шли в лабораторию северянки, Алдит, чуть притормозив и дав мне поравняться с ней, спросила:

  - А расскажи-ка мне формулу отречения основы?

  - А, зачем? Против призраков применяют отречение иллюзий,- с долей превосходства сказала я, на что Алдит закатила глаза. Довольно странная для нее реакция.

  - Затем что и ты, и Сорин пришли на звук Питающего Страх, ладно Сорин, он воин, но ты-то куда полезла?- рэймар потерла виски,- вы сговорились меня с ума свести? Я выпорю Айна. Передай своему...другу, раз после его занятий у мальчишки хватает сил на плохо продуманные шалости - значит, он мало его гоняет.

  - А кто еще?- полюбопытствовала я, и рэймар просто-напросто ожгла меня бешенным взглядом. Одним движением сняв магическую защиту с лаборатории, она, распахнув дверь, кивнула мне на ученическую парту.

  - Что тебе известно о сером благословении,- мрачно, вновь складывая руки на груди спросила ведьма. Я со вздохом напрягла память и смогла вычленить из обрывков мыслей сего пару общих фраз:

  - Ну, это что-то вроде сглаза или проклятия, только оно вроде как не снимаемое.

  - Твои познания необычайно глубоки,- саркастично усмехнулась Алдит, напоминая мне о той, казалось бы, далекой ясной леди, что смотрела на меня в башне птиц.- Серое благословение, это целая группа сильнейших сглазов и проклятий, они подразделяются на три основных раздела, как то: призраки, кровь и звук. Их невозможно снять и не просто наложить, именно поэтому их и назвали благословением, так как накладывающих их колдун, должен быть уверен в том, что это пойдет на благо, иначе благословение не ляжет на ауру жертвы.

  - Ты сказала, "призраки"?!- кажется, я начинаю понимать причины отвратительного настроения Алдит.

  - Именно, их будет становиться больше, каждое полнолуние они будут увеличивать свое число,- рэймар присела на собственный стол для разрезки ингредиентов, и, предложив и мне травинку, закинула в рот карамельницу.- Они ведь тянут силы из нее, когда их количество будет выше, чем Лирра способна "прокормить", твари утащат ее душу.

  - В ад?- карамельный вкус травы вдруг дал отчетливое послевкусие мертвечины.

  - На изнанку мира, ад это религиозное понятие,- со вздохом поправила меня северянка.

  - Твою мать,- я могла бы сказать еще многое, но в груди упрямой птицей билась надежда.- Ты знаешь что делать?

  - Я уже прописала ей комплекс зелий, некоторое время она проживет без...- северянка по вращала в воздухе ладонью, подыскивая слово,- страха и боли, но потом, даже мои зелья с этим не справятся. Мы с тобой будем уничтожать призраков, это- Алдит махнула ладонью в сторону слабо светящейся травки,- не позволит им проникнуть в дом, но посадить я их смогу только на городском участке.

  - Почему?

  - Потому что охранителей не пересаживают,- рэймар посмотрела на меня как на маленького ребенка.- Сейчас мы здесь, но уже после семнадцатого числа мы покинем сию юдоль, и заселимся в наш особняк в Авуэне. А теперь иди и крепко подумай, что еще мы можем сделать, Лирре ни слова. Пусть порадуется еще хоть немного.

   Выйдя из лаборатории я, не задумываясь, вернулась в спальню, взяла свой дневник, чернильницу с пером, набросила на плечи шаль и направилась к любимому месту мо"Эвы, крыльцу. Покачиваясь в кресле, я переносила на пергамент свои беды и переживания, иногда поглядывая на светлеющее небо. Привычно поставив в конце записи дату и роспись, прикрыла дневник и, прижав книгу к груди, задумалась.

  Ясный Этарн.

   Отвратительно ясная погода, жизнерадостные подчиненные, и почти счастливый старый друг-недруг. Царапнув меня пальцем по скуле Светлый бесцеремонно уселся на рабочий стол, скинув на пол кипу бумаг.

  - Ну, вот что ты делаешь?- тяжело вздыхаю, встаю, собираю бумаги, сажусь и почти спокойно смотрю, как собранные мною листки взмывают в воздух и равномерно усеивают собою кабинет. Секретарь, сунувшаяся было ко мне, с тихим "ой" закрывает двери и на цыпочках отходит.

  - Ты нашел?

  - Нашел,- на душе стало погано,- в амулете записка вместо пряди Нейтха.

  - И?- храмовник заинтересованно повернулся, отчего мне в глаза брызнул луч света, до этого Светлый заслонял собой окно.

  - Не вертись.

  - А, не нравится? Правильно, на рабочем месте тебе никто не позволит устроиться с теми же удобствами, что и дома,- ехидно усмехнулся храмовник и сложил на груди руки.

  - Поэтому и работаю я в основном дома,- огрызнулся я, и тише прибавил.- Подчерк незнакомый, знаешь, все, и Арт в том числе в голос кричат, что писавшая, а она несомненно женщина, грамотна и образованна, но перо и чернила для нее редкость. Что странно, черно-графитные карандаши появились всего пять лет назад, как это возможно?

  - Что написано-то было?

  - А,- я выдвинул ящичек стола и достал написанную моей рукой копию, театрально откашлялся и начал:- "Ты мое наваждение, мой свет и ..."

  - Извините, я позже зайду,- пискнула молоденькая ведьма, принесшая очередной отчет.

  - Ты чего?- донесся из-за двери смутно опознаваемый мужской голос,- кому в любви признается?! Пойду-ка я отсюда.

  - Ты продолжай, продолжай, мне нравится,- хохотнул храмовник, я закатил глаза и просто пихнул ему в руки пресловутую бумажку.- Ага, в общем получается, нас хвалят за то, что мы такие умные и догадались чем болен князь. "Я отдам тебе его душу лишь при личной встрече, ты слишком многое у меня украла. Тебе стоит вспомнить, где мы с тобой расстались". Как-то это выбивается из общей стихотворной формы, тебе не кажется?

  - Мне больше интересно кто и кому это адресовал,- покачал головой, храмовнику все бы повеселится.

  - У меня есть предположение, кому это может предназначаться,- проказливо усмехнулся Светлый, и, сложив лист пополам убрал за пазуху.- Я передам адресату.

  - Мне ты ничего не хочешь сказать?- без особой надежды поинтересовался я, и храмовник ожидаемо пропустил мои слова мимо ушей. Как всегда, увы, рычагов давления на него я так и не смог найти.

  - Погода на улице хорошая, пошли, мяса на жаровне поедим? Я голодный,- непосредственно заявил храмовник и вышел из кабинета. Покосившись за окно, там действительно стояла жаровня и все желающие могли купить себе по низке мяса, я сглотнул голодную слюну и последовал за Светлым.

   Присев на покосившийся забор я впился зубами в ароматное, истекающее соком мясо. Рядом, придерживая мясо ломтем хлеба, устроился храмовник. Посмотрев налево, Светлый хмыкнул и спросил:

  - Тебе не кажется, что есть на глазах осужденных как-то не красиво?

  - Ммм, нет, дополнительный воспитательный эффект,- отозвался я, но аппетит был изрядно подпорчен.- Знаешь, я хочу пригласить тебя прогуляться в одно очень интересное место.

  - Ты меня пугаешь,- усмехнулся храмовник.

  - А то, прихвати с собой лопату и ясную Арталанд,- с удовольствием посмотрев на ничего не понимающего Светлого я немного пояснил,- этой ночью мы сделаем два важных дела.

  - Эх, я-то думал.- театрально вздохнул храмовник и бросил на землю последний, особо жилистый кусок мяса. Его немедленно подхватила с земли тюремная дворняжка, с претенциозной кличкой Леди.

  Снежная Арталанд.

   Сидя в кресле мо"Эвы и почесывая за ухом Лэсс"Шаэдэ, я, закусив губу, наблюдала за активным общением Лирры и ледовицы. Дух, истосковавшийся за века молчания с удовольствием болтала с пребывающей в эйфории от открывшихся магических способностей полуэльфийки. На душе было погано, мало того, что наговорил мне Сингар, так еще и Лирра попросила меня начать ее учить контролировать силу, а то "страсть как надоели по ночам будить". Пока я отговорилась занятостью со Светлым, в лаборатории, но после переезда в городской дом вопрос станет ребром. Одно радует, ледовица не отнимает силы у своей собеседницы.

  - Ты чего здесь сидишь? Ого, какой зверюга,- восхитилась Ниан,- я могу его погладить?

  - Его спроси,- фыркнула я,- наблюдаю за Лиррой.

  - О,- только и сказала огненная шаэл, и, присмотревшись хмыкнула,- это она сама с собой или с призраком?

  - С одной из разновидностей ледяных элементалей, мы их называем духи льда, так же как и его собратьев,- я кивнула на мохнатого брата,- но в книгах их именуют "раймсфрэй", или менее вычурно, ледовики. Нет способа их призвать или изгнать, они подчиняются каким-то своим, духовным законам, известно одно, разумные начинают слышать слова духа лишь незадолго до смерти.

  - Вот тебе и мерченская ярмарка,- присвистнула Ниан.

  - Что?

  - А, не обращай внимания,- смутилась девушка,- присказка такая бродит, там, где я родилась. Пошли ужинать, пора уже,- позвала меня шаэл и отправилась через снег к увлеченной разговором подруге.

   Посмотрев ей в след я вздохнула и, потрепав по шерсти снежного волка, предложила ему перекусить с нами, но тот отказался, в лесу ему куда интереснее чем со мной.

  - Смотри, волчат не наделай,- рассмеявшись испугу отразившемуся на морде волка я ушла в дом.

   К ужину подтянулись все, в том числе и демон, последние пару часов неотрывно преследовавший меня взглядом. На дне его глаз я несколько раз смогла прочесть обиду и все сильнее разгорающуюся злость. Светлый, как всегда непринужденный и ехидный вышел из лаборатории, доведя до икоты стоящих на страже братьев, не поняв, как из пустого помещения вышел храмовник.

   Ужин прошел в тишине, не считая одиноких реплик Лирры, продолжавшей болтать с ледовицей. Дух кидала многозначительные взгляды, но это меня мало затронуло, поскольку так или иначе, но сегодня на меня смотрели все. Светлый искоса и с усмешкой, словно планируя какую-то гадость на мой счет, Ниан с надеждой, лишь изредка переводя взгляд на Лирру, и тяжелый, ненавидящий взгляд Зверояра, демон к ужину совсем обозлился, и перестал скрываться. Отчего на меня же смотрел юной Сорин, ведь на кого бы он не обратил свой взор, все так или иначе отдавали внимание мне.

  - Дурдом,- прошипела я себе под нос, заходя после ужина в лабораторию, зелье необходимо проверить и прикрыть чарами, чтобы максимально долго сохранить его свойства.

  - Давно я так не развлекался, что ты им всем сделала?- хохотнул зашедший следом храмовник и ту же поднял руки,- я не настаиваю на ответе.

  - Принес?

  - Почти,- уклончиво произнес Светлый и протянул мне бумажку,- это было в медальоне, где ранее покоилась волос Нейтха.

  - Прекрасно,- процедила вскользь пробежав взглядом послание,- и что теперь?

  - Это адресовано тебе, ты и решай.

  - Мне?- неприятно поразилась и внимательно осмотрев записку хмыкнула, ни подписи, ни адреса,- с чего?

  - Какая ты невнимательная,- храмовник забрал записку и начал выборочно зачитывать,- снежная принцесса, снежинка, повелительница льда и тумана, мало?

  - К туману не имею ни малейшего отношения,- отрезала я и осеклась. Уже не в первый раз паника перехватила горло, мешая говорить, отмахнувшись от встревоженного храмовника я скинула с рабочего стола разделочную доску и села. Туман, то, что передается в моей семье, в моем гнезде, из поколения в поколение, именно то, почему правящий род Снежани до сих пор нас не уничтожил, они боятся этого врожденного умения. Только урожденные лорды Арталанд могут без последствий для себя использовать это умение, женщины же платят за это страшную цену. Каждая из снежных хозяек, каждая первая среди равных, один раз в жизни использует туман, чтобы подтвердить лояльность роду и пресечь возможные попытки похищения.

   Я использовала туман дважды, и о последнем разе даже вспоминать не хочу, но что самое главное, здесь об этом знать не кому.

  - Алдит!- храмовник тряхнул меня за плечи.

  - Ты прав,- немного отстраненно отозвалась я,- только вот все кто мог меня назвать повелительницей тумана, погибли, а единственная выжившая свидетельница скорее откусит себе язык, чем поименует меня так.

  - Я могу узнать причину?

  - Нет,- резче чем собиралась ответила я и тут же смягчила,- Светлый, может потом, когда-нибудь, просто не сейчас.

  - Хорошо, когда-нибудь,- серьезно посмотрел мне в глаза храмовник и, царапнув по скуле пальцем, хитро улыбнулся,- позволь пригласить тебя на прогулку, в качестве повышения настроения и поднятия тонуса мышц?

  - Только если ради тонуса мышц,- через силу усмехнулась я, осадок от воспоминаний еще долго будет меня преследовать, и кошмары этой ночью будут сниться отборнейшие.

   По совету Светлого я одела теплую шубку и сапожки, прихватив меховые варежки и пушистую вязанную шапку я вышла во двор, в небе по одной загорались звезды. Храмовник, окинув меня взглядом, улыбнулся.

  - Ты выглядишь мило и безобидно как декоративная кошка,- усмехнулся этот гад и продолжил,- кто может представить, что эта леди может взрывать лаборатории и швыряться в божьих людей уцелевшим инвентарем.

  - Лабораторию не я взорвала,- возразила я ему, но храмовник только задорно улыбнулся.

  Ясный Адалберт.

   В крохотном саду журчало несколько фонтанчиков, зеленела трава и даже цвели цветы. Несравненная и прекраснейшая ясная Фоголт, в девичестве Авуэн, всегда добивалась того, чего хочет. Когда семь лет назад капризная красавица решила завести Неувядающий сад, ее мужу пророчили нищету, но нет. Сведя с ума одного подающего надежды талантливого но, увы, нищего мага, она получила свой сад, зеркальные полы и еще с десяток разнообразных магических придумок, доступных ей одной. У мага сейчас есть своя лаборатория, основанная на деньги ясного Фоголт, и своя цель - угодить зеленоглазой прелестнице.

  - Ясный Адалберт,- слуга, с поклоном, предложил мне проследовать за ним, в зеркальную гостиную. Конечно, где еще эта самовлюбленная, безумно красивая женщина будет принимать гостей? Говорят, что некоторые леди лишь раз побывав в этой гостиной навсегда покидали столицу и закрывались в своих поместьях.

  - Гиллеан,- с изящной оттоманки мне навстречу поднялась мечта любого взрослого мужчины, и, протягивая ко мне руки, хитро сощурила яркие глаза.- Чего же хочет от меня самый молодой и талантливый полководец страны?

  - О, прекраснейшая,- я сел у ее ног, опираясь на разбросанные по полу подушки.- Всего лишь обратить на себя внимание самой желанной женщины столицы.

  - Вы мне льстите,- довольно улыбнулась красавица, даже не напоминая про своего мужа.

  - Ваш, на веки ваш раб умоляет о милости,- я прижался лбом к ее тонким, белым рукам и на мгновение оцепенел, вдыхая аромат ее кожи смешанной с духами.

  - Если я смогу, я выполню любое ваше требование,- рассмеялась ясная леди и потянула меня к себе.- Хватит, Гиллеан, мы знакомы не первый год, расскажи мне что-нибудь интересное.

  - Ты слышала, ясный Дарриу, наш дорогой казначей, после триумфального возвращения в свет снова не выходит на публику?- приобняв красавицу за тонкий стан, я улыбнулся,- он пытается свести синяк с благородного чела, но тщетно, била ведьма, а потому, отметина останется надолго.

  - А я слышала, что молодой Кенсорин сбежал от материнской юбки,- в ответ поделилась со мной ясная Фоголт.

  - Ох, Илари, ты же сама сказала, дела потом,- деланно печально произнес я.- Именно твой непутевый братец интересует меня больше всего. Он нужен здесь, в столице, эх.

  - Зачем он здесь?- вскинула идеально выщипанные брови женщина и потянулась, демонстрируя все изгибы великолепного тела.

  - Я хотел, чтобы он взял на себя командование городской стражей,- пожимаю плечами.- Он сын князя, всегда это место занимали вторые и третьи сыновья династии Авуэн.

  - Городская стража,- протянула ясная Фоголот,- Виселица входит в ее прерогативу?

  - Разумеется, и Виселица и вся система правосудия.

  - Я могла бы взять это на контроль ради тебя,- деланно безразлично предложила Илари.

  - Не смеши, никто не позволит тебе этим заниматься,- я рассмеялся, и обвел рукой зеркала,- вот твое место, вот где ты сияешь.

   Ясная Фоголт недовольно на меня посмотрела и, поджав губы, отстранилась.

  - Хорошо, я напишу мальчишке, пусть немедленно приедет. А ты уходи, когда станет известно время и дата его прибытия - тебя известят.

   Оставляя после себя чертовски недовольную красавицу, я только что не мурлыкал. Последнему забулдыге известно, что в княжьей семье едва не произошел инцест, Кенсорин почти соблазнил свою сестренку Илари, но последнюю напичкали зельями, опутали чарами и выдали замуж, что интересного, за бывшего поклонника ее матери Илдеберт, второй жены Нейтха. Причудлива порой судьба, так и тянет спросить, чьим именем называет ее супруг в постели? Илари или Илдеберт? Учитывая что все платья, подаренные ясным Фоголт супруге носят едва уловимый отпечаток старины и всегда одного фасона, того что носила покойная ныне княгиня, не все гладко в ясной семье.

   Теперь осталось незамеченным вернуться в дом Гилмора, и допить то мерзкое пойло. Пока я не могу быть уверенным в его верности нашему князю, а значит и знать тайну княгини ему нельзя.

  Ясный Этарн.

   Ожидая у ворот кладбища Светлого, я остро пожалел, что так и не обзавелся трубкой. Учитывая, что храмовник безбожно опаздывал, выкурить трубочку было бы весьма кстати. Пока мой вынужденный компаньон прохлаждается в компании северной ведьмы, я успел найти склеп Гиландру, и понять, без Светлого туда не попасть. Изящный некрополь был под завязку залит магией, как еще только мертвяки не повылезали от такой концентрации. Простого замка на резных дверях не оказалось и, потоптавшись без толку вокруг склепа, побрел назад к дороге.

   Из-за поворота раздался цокот копыт и конское ржание, к кладбищу приближалась карета. Ругнувшись, какие порождения зла принесли сюда посетителей на ночь глядя, я резко нырнул в глубокий сугроб. Не хватало еще чтобы взлом некрополя Гиландру связали с моим именем. Карета остановилась, возница спрыгнул с козлов и открыл дверцу, шорох, шелест и девичий вздох.

  - Знаешь, у тебя интересные понятия о вечерних прогулках и способ поднятия настроения,- удивленно протянул знакомый голос. Ответом ей был смех храмовника, вот зараза! Ну не вылезать же из сугроба при них?!

  - Пойдем, я хочу тебе кое-что показать,- копируя тон записного ловеласа произнес Светлый. В этот раз рассмеялась уже ясная леди, правда, как-то не слишком радостным был ее смех.

   Выждав для верности пару минут, я вылез из под снега, перепугав только прикурившего возницу и, попросив у него трубку, пошел дальше. Если верить сумбурному монологу, то с сегодняшней ночи пожилой уже мужчина больше никогда пить не будет. И что его так напугало?

  - Вот и последний участник нашего приключения,- улыбнулся храмовник, и указал Алдит на некрополь,- сможешь разрушить заклятия?

  - Попытаюсь, а что не самостоятельно?

  - Мой слепок магии каждая собака в Хэлле знает,- невозмутимо пожал плечами Светлый.

  - Растушевывать свой отпечаток вас не учат что ли?- недовольно пробурчала северянка,- прогулка просто шикарна.

  - Завтра обещаю исправиться,- тут же отозвался храмовник, и я едва не подавился дымом. Вот оно как, зацепила нашего красавца северная ведьма, и видимо крепко ухватила, что тот как червяк на крючке вертится, места себе не находит.

  - Вот уж спасибо,- хмыкнула ведьма,- а теперь не отвлекайте, или наши останки живописно украсят сию обитель скорби.

   Молча наблюдать за северянкой оказалось скучно, ни хождений вокруг склепа, ни размахивания рук. Просто осела в сугроб как куль с мукой и закрыла глаза.

  - Может, толкнуть ее?- сам себя просил храмовник,- а то, как будто умерла.

  - Ты ее еще клинком ткни, умник, сказано же не мешать,- рыкнул я.- И когда же серебристая немочь украла твой покой?

  - О чем ты, Ривил?- усмехнулся храмовник,- все в пределах общих интересов.

  - То есть,- я хитро прищурился,- после завершения этой истории, и пересекаться с ясной Арталанд не намерен?

  - Только если в этом будет нуждаться храм, в чем я сомневаюсь,- ровно ответил Светлый, слишком ровно и слишком спокойно. Ох и намудрил себе в голове что-то этот вечно живущий воин храма.

  - Ну и дурак,- подытожил я, ответить храмовнику не дал глубокий вздох обсуждаемой персоны.

  - Руки бы оторвать идиотам, или нет, лучше головы,- храмовник помог встать магу зимы и тут же отошел.- Это излишний раз подтверждает простое правило - лучше не делать, чем делать кое-как. Не знаю, какие дела привели вас сюда.- Ясная леди выразительно оглядела торчащие из под снега кресты.- Но это пошло на благо городу.

  - А подробнее?- тут же заинтересовался я.

  - Еще пара дней и накрученные здесь два взаимоисключающих друг друга слоя защиты вступили бы в бурную реакцию, которая со стопроцентной вероятностью привела бы к детонации магического заряда.

  - О, как,- только и смог сказать я.

  - Она говорит, через пару дней склеп бы разлетелся на щепки,- любезно перевел на нормальный язык храмовник.

  - А я как сказала?- возмутилась ясная леди, опасливо заглядывая в темные недра некрополя.

  - Идем, глупо боятся мертвых,- я подхватил разожженный храмовником факел и шагнул вперед, зацепив краем уха непонятную фразу, "все так говорят, а после практикума с госпожой Ортовски, мнение резко меняется".

   Факел освещал привычные для такого места вещи, ряды с гробами, над каждым фреска, чем прославился тот или иной представитель семьи. А вот над гробом юной наследницы фрески не было.

  - Не успели сделать?- осторожно спросила ведьма, и я понял, что часть рассуждение произнес вслух.

  - Скорее уж нечего наносить,- хмыкнул храмовник.

  - Не скажи, тут есть и бессмысленные картины, что-то здесь не чисто.

   Установив факел в крепление, мы со Светлым взялись за края надгробной плиты, краем глаза я отметил засветившиеся ладони ведьмы.

  - Фу,- выразила общее мнение северянка, посмотрев на то, что осталось от трупа. Копошащиеся в свете факела толстые тельца могильных червей как-то особенно маслянисто поблескивали, напоминая, что никто не вечен.

  - Это как?

  - Вы надеюсь не думали, что после смерти с трупом ничего не происходит?- приложив к носу платок, отчего слова звучали несколько не разборчиво произнесла северянка,- перед вами стандартный процесс разложения. У нас ясных лордов и леди принято замораживать, чтобы сквозь толщу льда потомки могли утолить свое любопытство, а простые рэймар сжигают своих мертвецов.

  - Вот удовольствие на мороженных стариков смотреть,- хмыкнул Светлый, и, вытащив из кармана тонкое стило, коим на воске пишут, поковырял гниющую плоть трупа, вызвав панику разжиревших червей.

  - Не скажи,- возразила северянка,- известны случаи когда юные лорды так пленялись красотой ушедших леди, что оставались одиноки на всю жизнь. Даже пара баллад этому посвящена, а все потому, что никто из ясных лордов или леди не доживает до дряхлости. Мы уходим до того как старость напишет приговор на наших телах и лицах. Да что ты делаешь?!

  - Провожу соревнование,- сосредоточенно ответил храмовник продолжая ковырять труп. Северянка отвернулась, да и я с трудом удерживал невозмутимость на лице, порой, особенно мерзкий хлюп, заставлял кожу покрываться мурашками.

  - Что ж, доказательство на лицо, это не Гиландру. Нет фрески, нет родовых украшений, с которыми хоронят членов семьи, и нет заклятия стазиса. У нас лордов и леди тоже не принято червям отдавать.

  - Может они не накладывают его?- возразила северянка.

  - Сейчас и проверим,- Светлый в одиночку сдвинул мраморную плиту соседнего саркофага и присвистнул.

  - Что и требовалось доказать,- вздохнул я, гроб оказался пустым. На поверку пустыми оказались все саркофаги.

  - Угу, он отопрется, мол, новую усыпальницу в своих владениях построил, от и отвез всех туда. А дочь? На телегу не влезла, или умерла в столице, пусть тут и остается или...

  - Давайте по домам и спать,- прервала северянка Светлого и тихо пробурчала,- мне еще порцию кошмаров сегодня получать.

  - Угу,- так же задумчиво отозвался храмовник,- ты сможешь вернуть все обратно?

  - Зачем? Хотя не надо, не объясняй, я слишком хочу спать,- северянка достаточно быстро восстановила ущербную защиту и едва мы все сели в карету как она провалилась в сон, уютно устроившись в кольце рук Светлого. На мой ехидный взгляд он спокойно ответил:

  - Она заслужила немного заботы, чтоб ты знал, я бы защиту не снял. Дело не в силе, а в практике. Знать бы только, где она так наловчилась ломать чужие заклятия?

  - А я тебе хоть полслова сказал? Заслужила так заслужила,- и, внимательно присмотревшись к парочке, добавил,- поглаживание по волосам я так понимаю, она тоже честно заработала.

   Одарив меня убийственным взглядом Светлый однако из рук свою драгоценную ношу не выпустил. Вот упертый, если верить слухам, он всегда был один, никто и никогда не видел его с женщиной.


  Шаэл Ниан.

   После ужина Алдит умчалась в лабораторию, Светлый пропал, Лирра осталась пить чай и болтать сама с собой. Сорин, чуть смущенно улыбнувшись предложил прогуляться в саду и подал мне руку. Под ехидным взглядом демона мы вышли из гостиной, правда погулять нам сегодня так и не пришлось. Прямо на выходе моего кавалера перехватил посыльный с письмом, Сорин, распечатав его, быстро пробежал глазами и грязно выругался. Смяв листок, он крепко стиснул кулаки и замер, затем, окинув меня шальным, безумно горящим взглядом резко прижал к себе и крепко поцеловал. Я не успела ни ударить его, ни, что более вероятно ответить, как хлопнула входная дверь. Под бешенный стук сердца я вылетела следом за ним, но увидела лишь как от ворот отъезжает карета.

   Почти бегом поднимаюсь в свою комнату и падаю на постель. Сердце прыгает, словно попавший в силки заяц, вот только...Рука бережно касается живота, будет не честно промолчать о ребенке, что ж, если он откажется я смогу это пережить. Или не смогу? Сажусь рывком, сжимаю подушку и начинаю раскачиваться. Алдит как-то говорила, что беспокоящие тебя мысли можно выплеснуть на бумагу и рассмотреть более внимательно. Подхватив дневник и чернильницу с пером, я подсела к подоконнику. Неровные строчки прыгают перед глазами, словно дразнясь, нет, так не пойдет. Поставив число и роспись, я резко захлопываю дневник, не заботясь, что чернила могут смазаться и лечу в низ.

   Подходя к лаборатории я приветливо кивнула ее бессменным часовым и решительно толкнула дверь. Котел с Очень-Важным-Зельем-Кто-Тронет-Умрет одиноко светился в мрачном, полутемном помещении. На рабочем столе лежали кольца северянки, обычно она с ними не расстается, а тут, горстка мерцающих украшений, и уличный плащ на месте. Не в шубке же из тайра она ушла? И без колец?

  - Алдит похитили!- под мой писк в лабораторию влетели братья, и ошеломленно уставились на меня.

  - Что смотрите?! Делайте что-нибудь, где Яр?! Это его работа, защищать леди,- всхлипнула я.

   В доме начался бедлам. Удивленный демон почесывая в затылке устроил допрос всем слугам, доведя их до припадков ужаса, Лирра вместе со своей таинственной собеседницей осмотрели весь дом и ничего не найдя о чем-то пошушукавшись самоустранились, ибо "мое внутренне око говорит что все будет хорошо". Братья близнецы прочесывали в сад в поисках следов злоумышленников, в общем почти четыре часа весь дом стоял на ушах. Прошерстив что можно и нельзя, мы, усталые, собрались в гостиной, похожие на зареванные тени служанки сервировали чай.

  - Подведем итог?- мрачно спросил Зверояр.

  - Угу,- я кивнула,- мною обнаружен схрон с колбасой и сосисками, следы от него ведут к кухне и к левой стороне ограды, оттуда тоже есть тропка, вчера выпал снег, так что,- я пожала плечами.

  - Думаешь, это Алдит?- невинно поинтересовалась Лирра, и томно прикрыла глаза, изображая медиума.

  - Очень смешно,- огрызнулась я,- сама ничего не нашла, а еще издевается.

  - Мешочек золотых монет, чеканка одного из людских княжеств,- жестом фокусника извлекла из-за корсажа обиженная девчонка.- Несмотря на немалое количество, никто не признается чьи.

  - У меня тоже самое, все потихоньку подворовывают, но никто ничего толком и не знает,- отмахнулся демон от всех вопросов.

   Внизу стукнула входная дверь, тяжелые шаги, как-то даже с ходу не определить, кто это идет. Мы все замерли как мыши, и наконец в гостиную заглянул удивленный Светлый с нашей рэймар на руках.

  - А вы чего не спите?

  - Так Алдит похитили,- тут же сдала всех Лирра.

  - Ааа, ну тогда ладно, ищите,- кивнул удивленный храмовник и, поудобнее перехватив спящую ведьму потопал в направлении ее комнаты. И мне как-то сразу стало неуютно, от добрых, любящих взглядов, скрестившихся на мне.

  - Зато смотрите, сколько всего важного мы узнали,- отважно пискнула я, и опрометью бросилась вон из гостиной под громкий хохот демона.


Снежная Арталанд.

   Воздуха не хватает, проход еще мгновение назад казавшийся широким и свободным сужается, воздух густеет, на губах появляется солоноватый привкус крови. В изнеможении я прислоняюсь плечом к стене, надо идти, я так безбожно опаздываю.

   Вваливаюсь в зал, меня пропускают ближе, на алтаре, такая молоденькая, перепуганная. Она смотрит на меня, так, словно я могу что-то изменить. Серые глаза, светлые волосы, кажется где-то мы пересекались, силы стихии, это Я?!

   Жрец в легкомысленно-светлой мантии вздымает над испуганной девчонкой нож, наносит несколько слабых порезов, все идет согласно ритуалу и ... моей памяти. По углам пентаграммы появляется черный дымок, по спирали приближающийся к дергающейся, бессвязно мычащей жертве. Сейчас, смотря со стороны, я понимаю, кошмар не закончился, он только начинается. Дальше я ничего не помнила, спасший меня наставник надежно стер воспоминания, но, как оказалось у таких проклятий есть свой срок давности.

   Прикусываю губу и оторачиваюсь, но крики, стоны, проклятия, они проникают внутрь и бьются в моей голове. Теперь я знаю, откуда берут начало все мои столь нежно лелеемые фобии и внутренние страхи. Теперь я помню то, что так мечтала забыть.

  - Алдит!

   Бью, сильно, с яростью, выплескивая все, что накопилось, Светлый шипит и выпускает меня из рук.

  - Что тебе снилось?- спрашивает храмовник вытирая кровь с лица.

  - Ты ведь тоже знаешь кто такой Зверояр?- спокойно спрашиваю его и не дожидаясь ответа,- уйди, оставь меня одну. Твое присутствие раздражает.

   Закрываю лицо ладонями, как же это гнусно, мне придется с этим жить. Жаль, разрушенный блок в глубинах памяти мне восстановить уже не удастся.

  "Сестра?"На кровать прыгает мохнатый брат и тыкается мне в ладони холодным носом. "Побудь сегодня со мной, не уходи". Сил нет, этой правды слишком много для одной меня.

   Морозный воздух бьет в лицо, замораживая слезы, моя богиня с понимающей улыбкой касается волос, и чувства замерзают, перестают быть столь ошеломляюще горячими, слишком настоящими.

  - Тебя можно поздравить,- в голосе ни капли издевки.

  - Разве?

  - Только имея полноценные воспоминания, ты можешь быть собой,- тихо поделилась со мной богиня.- Отказываясь от слов или действий, от прошлого ты понемногу перестаешь быть, ты отомстила,- утвердительно произнесла ясная Тьяра.

  - Наставник помог мне,- я вздохнула,- но кажется, у той истории есть продолжение.

  - У каждой истории есть продолжение, это неизбежно, это жизнь.

  - Вы так мудры,- стараюсь скрыть ехидство, но судя по смешку богини, мне это не слишком-то удается.

  - Проживешь мою жизнь, тоже поумнеешь.- криво усмехнулась ясная Тьяра.- Поверь, мне тоже есть что вспомнить.

   Мы в молчании прошлись по лесным угодьям и вышли к озеру, возле большого валуна меня ожидал Светлый. Богиня со смешком растаяла в воздухе.

  - От тебя нигде спасу нет?- устало спросила я, на что храмовник неожиданно беззащитно улыбнулся.

  - Я беспокоился,- тихо признался он.- Зверояр демон, но какое это имеет отношение к тебе?

  - Самое прямое, он пришел за мной, и я не верю, что ты этого не знал, храмовник.

  - Могу поклясться,- вскинулся мужчина, но тень на дне глаз и секундная заминка сказали мне больше, чем хотелось бы.

  - Не знал,- согласно кивнула я,- не знал, но догадывался. Уходи, мы оба замечтались и не заметили, как наступил день.


  Тень.

   Удивительный сегодня день, или ночь? Все равно, меня посещала молодая леди, подумать только, в любовно выращенную темницу, она прошла не заметив всех защитных бастионов. Лицо ее прерывала черта, деля на две равные половины, человек и эльф, в одном теле. Она даже говорила так, словно их две души.

  - Скоро, скоро придет мое освобождение,- исступленно шептали обветренные губы. Рука, исцарапанная, покрытая ссадинами грубо прошлась по моим волосам.- Оброс ты за это время, оброс,- смешок, интонация меняется.- Приятно видеть, если бы не ты...Этого можно было бы избежать,- смех сквозь слезы.- Война погубила всех.

   Она уходит, оставив после себя приторно-сладкий запах, так пахнут магнолии, что кладут мертвым невестам в гроб. А я, даже спустя долгое время, продолжаю чувствовать ее тонкую руку в своих волосах.


  Ясный Адалберт.

   Гиллеан разбудил меня за два часа до рассвета, нещадно растормошив и влив в глотку два флакона мерзостной жидкости. В его оправдание должен признать, остатки хмеля выветрились из головы моментально, только гадостный привкус поселился во рту. Хорошо маг не подозревает о лазейке в своих защитных плетениях и благослови боги Скрыту, показавшую мне этот проход.

  - Дай запить.

  - Не-а,- довольно улыбнулся этот гений от науки,- после приема зелья ничего нельзя употреблять в течение двух часов. Иначе оно превратится в сильнейший яд.

  - Ну и за каким злом ты меня разбудил?- я откинулся на подушки.

  - Ты сам хотел со мной поговорить,- маг сверился с часами,- заметь я жертвую своим сном, так как уже через три часа второй этап моего эксперимента и я буду вынужден тебя покинуть.

   Маг выглядел плохо, мешки под глазами, обветренные губы, даже волосы как-то истончились. Что же он такое творит, что отнимает всю его магическую силу? И стоит ли доверять ему тайны светлейшей княгини?

  - Я кое-что узнал,- осторожно начинаю я, и ловлю взгляд Гиллеана, направленный на пергамент, принесенный с собой.- Что это?

  - Двойной лист,- пожимает плечами маг, а я успеваю увидеть печатку Этарна. Ах ты гаденыш, продался старому ублюдку?!- Так что ты узнал?- нетерпеливо переспрашивает Маллэйн.

  - Ммм,- судорожно соображаю,- ах, да. Я кое-что узнал,- заговорщицки понижаю голос,- на следующей неделе будет тайный бал, пойдешь? И жену мог бы в свет вывести.

  - Ты издеваешься,- тихо и обреченно спросил маг, и дальше принялся просто орать. Как ему надоели мои пьяные выходки, как он мог вообразить, что у меня могут важные вести и как ему надоело из-за меня откладывать личные дела в долгий ящик. Я со счастливой улыбкой кивал, и ничуть не раскаивался в своей лжи. Уверен, он сможет меня понять, когда я приведу к Аскитри ее сына, мы спасем Нейтха, и все всё поймут.

  - В общем, отсыпайся, я тоже на час прилягу, потом уйду в лаборатории,- шумно дыша закончил свою речь маг и резко развернувшись вылетел, забыв пергамент. А тот словно того и ждал, начал покрываться крупной вязью рун. Схватив лист, я, облизывая обветрившиеся губы, быстро прочитал сообщение, и, сдавленно выругавшись, резко бросил назад, на стол. Теперь, в свете вновь открывшейся информации придется пересмотреть планы.

   Ждать мага мне некогда, нужно встретить Кенсорина, влюбленный щенок примчится по первому зову Илари, да и эти, непонятные заказы от Этарна, их не помещает обсудить с княгиней.


  Ясный Этарн.

   Глядя на склоненную голову своего доверенного бойца, хэлла, которому без колебаний могу позволить прикрывать мне спину, я, наверное, впервые в жизни сомневался. Он, с легкой усмешкой ожидал, пока мои мысли придут к консенсусу.

  - Хорошо,- резко кивнув, я вытащил из недр стола тонкую папку.- Здесь все, что мне удалось собрать на Него, изучи и крепко подумай. А пока,- криво улыбнувшись,- зайди к казначею, он выдаст тебе подъемные, поедешь с инспекцией по всем, я повторяю, всем гарнизонам. За одно заедешь к отшельнику, старик должен рассказать все, что ему известно, любой ценой.

  - Будет исполнено,- мужчина на мгновение замер, синие глаза весело сверкнули,- как вам удалось вывести тайную стражу из тени?

  - Добрые хэллы помогли,- буркнул я, и махнул рукой. Сигнур все же бывает иногда слишком проницательным, мы выросли вместе, как Нейтх с Гиллеаном, как Сильван с Лозаром, и как позже, будет найден подходящий телохранитель для сына Сильвана. Не милосердные боги, как же я устал, как же это все не вовремя. Именно сейчас зашевелилась вся шваль, хорошо хоть Кенсорин в безопасности и княгиня сидит спокойно.

   Если бы я только мог представить, чем обернется моя преступная слепота и промедление, очевидно, что я предпочел бы прибить себя, чтобы не было так мучительно стыдно.


  Шаэл Ниан.

   Сидя у постели спящей рэймар, и едва удерживая страстное желание ее разбудить, я искоса поглядывала на светлеющее небо. Сорин так и не вернулся, в сердце закралась тревога. Следя за мерным дыханием спящей колдуньи тихонько раскрываю свой дневник и аккуратно заношу в него события сегодняшнего суматошного дня. Красочно описав "похищение" Алдит я мечтательно улыбнулась, хоть со времени поцелуя и прошло достаточно времени, губы начинают гореть, стоит только вспомнить, как крепко обнимал и целовал меня этот невозможный парень.

  - Ты взорвала свою спальню?- хрипло, отходя от крепкого сна спросила колдунья, я удивленно покачала головой.- Тогда что ты делаешь здесь?

  - Светлый просил за тобой присмотреть,- я надулась, тут, понимаешь ли заботу проявляю, а она?!

  - С каких пор ты стала выполнять его распоряжения?

  - Я осталась бы и без его приказа,- тихо отзываюсь я и грустно улыбаюсь.- Ты очень плохо выглядела и магия из тебя вытекала как из дырявого корыта.

  - Оставь меня,- тихо произносит ведьма и отворачивает лицо к окну.

  - Я принесу чай,- в ответ тишина.

   Поболтав с кухаркой и разбудив Айна, сегодня у нас практические занятия, будем учится переводить сырую силу в простейшие боевые заклинания, я зашла к братьям.

  - Сорин не возвращался? Он вчера так поспешно ушел,- я беспомощно пожала плечами, парень в ответ сочувственно улыбнулся и подтвердил, что на территории поместья Сорина нет.- Ладно, спасибо.

  - Госпожа сегодня будет лабораторию открывать?- догнал меня вопрос Светела.

  - Сильно сомневаюсь,- хотя эта сумасшедшая может.

   Забрав поднос с чаем, я медленно побрела к комнате Алдит. Дверь оказалась приоткрыта, рокочущий голос Яра заполнял всю спальню и выплескивался в коридор.

  -...просто вспомни осень 92го и тебе станет проще.

  - Я помню,- бесцветным голосом произнесла ведьма,- чего ты хочешь? Это основная твоя личность?

  - Нет, это розжиг,- хохотнул демон и шире раскрыл дверь,- не стой на пороге Ниан.

  - Знала бы, взяла бы три чашки,- независимо произнесла я. Мне кажется или в глазах северянки отразилась благодарность?

  - Принесла? Можешь идти,- рыкнул демон, я демонстративно села рядом с Алдит и сложила руки на коленях.

  - Я посижу послушаю, мой профиль как никак.

  - Поговорим позже,- многозначительно оскалился демон, рэймар кивнула, а я, несколько испуганно посмотрев в спину вышедшего мужчины, повернулась к северянке.

  - Спасибо,- просто ответила северянка на мой вопросительный взгляд,- я слишком слаба сейчас для подобного разговора.

  - Ммм, подробности я не узнаю?

  - Позже, сейчас мне больше сдохнуть хочется, заблокированные воспоминания ранят тем сильней, чем дольше не помнишь.

  - Я читала об этом. Сорин пропал,- поделилась я горем. Рэймар вскинулась и прикусив губу произнесла:

  - Найди Зверояра, он не мог далеко уйти и скажи об этом ему. Если я думаю, в правильном направлении это может быть важно и Светлый с Этарном должны об этом знать. Позови ко мне нашего медиума, надо привести себя в порядок.

  - Да, ребята спрашивали будешь ли ты открывать лабораторию.

  - Что ты, не в таком состоянии,- она улыбнулась, а я резко почувствовала себя дурочкой.

   Ясный Этарн.

   На столе лежал свиток, перевязанный голубой с позолотой лентой. Любимые цвета Скрыты, удивительно, что шпионка не навестила меня самостоятельно. Развернув свиток, я углубился в чтение, всего лишь несколько строк, а сколько событий стоит за ними.

  "Т и Г договорились, Г отдал дочь в обмен на возможность зачать сына. В столице должно произойти что-то, что откроет путь МК к княжескому венцу. За деньги не беспокойся, взяла сама". Вот ведь, не женщина, а порождение зла. Для верности проверяю правый ящик стола и правда, мешочек с золотом исчез.

  - Лайон,- мальчишка влетел в комнату.

  - Вот это передай всем командирам, и отнеси записку в храм,- постреленок цепко ухватив протянутый пергамент выскочил из комнаты. Я вернулся за стол и отправил сообщения через двойные пергаменты, благодаря Гилмору у меня есть возможность связываться с нужными мне бойцами без использования слуг. Но враги об этом должны узнать как можно позже.

   На пергаменте, помеченном как "заноза" мигала запись, "Кенсорин исчез, в город его вызвала ясная Фоголт, стража на воротах княжича не видела".

  - Начинается,- может это и гнусно, но я рад, что первым под удар попадает не часть моей семьи, спасибо, Аскитри, кошка гулящая.


  Ясная Арталанд.

   Хорошо, что ни я, ни Лирра не стали растягивать время, как чувствовали, что день будет насыщен. Едва полукровка уложила последнюю тонкую косичку и закрепила ее драгоценной шпилькой, как распахнулась и на пороге появился Светлый, с предусмотрительно закрытыми глазами.

  - Леди, я настоятельно приглашаю вас на деловую встречу,- с дьявольской усмешкой произнес храмовник и выскользнул за дверь, прежде чем я успела ответить.

  - Чего это с ним?- удивилась Лирра.

  - Случилось некоторое взаимное недопонимание,- дипломатично вывернулась я, и встала.- Ох, Лирра сегодня ты превзошла сама себя.

  - Так ведь,- снисходительно посмотрела на меня полукровка,- я же медиум, забыла? Улавливаю мельчайшие токи будущего.

  - Да, этот момент я упустила,- вытащив из шкафа свою походно-великосветскую сумочку, с запасом зелий и противоядий, улыбнулась своему отражению в зеркале.

   Светлый стоял у окна, рассеянно ощипывая и без того чахлое растение. По какому поводу сбор? Неужели из-за Сорина?

  - Готова?- обернулся ко мне храмовник, и, не дожидаясь ответа, крепко прижал к себе. Ругань застряла в горле, и вот, мы стоим посреди зеркальной комнаты. Со всех сторон, стен и потолка на меня смотрели десятки удивленных рэймар.

  - Комната стареющей путаны,- задумчиво произнесла я, и покосилась на прыснувшего смехом храмовника.

  - Удивительно в точку,- Светлый всеми силами показывал, что для него ничего не изменилось.

  - Приятно познакомиться, много о вас слышала,- чарующие нотки в голосе, снисходительно-презрительный взгляд, голые плечи и вызывающая улыбка. Хозяйка комнаты. "И по совместительству Илари Фоголт, несчастная супруга, чей муж так любил ее мать, княгиню Илдеберт, что в постели обращается к ней по матушке. Держи лицо, хи-хи, это я, Йалантэ Синеволосая". Несколько секунд ушло чтобы вспомнить, и, погладив пальцем крылатую змейку с рунной жемчужиной, в которой нашла прибежище Синеволосая, открыто улыбнулась ясной Фоголт.

  - Не надо, Светлый, я сама угадаю, вы должно быть ясная Илари Фоголт? Вы удивительно похожи на княгиню Илдеберт, одно лицо, одна прическа и даже фасон платьев, подчеркиваете родство?- вот так, не смей смотреть на меня как на грязь. За мной сотни поколений ясных лордов и леди, а чем можешь похвастаться ты? "Ату, молодец, хи-хикс, из тебя выйдет отличная придворная дама, из тех, кого бояться пуще палача".

  - Поразительная догадливость,- процедила ясная Фоголт и прилегла на свою кушетку. Не пойму, мы должны расположиться на подушках на полу, или стоять? Храмовник гад, улыбается. Что ж, посижу на холодненьком, создав свой коронный ледяной трон, его так любила моя младшая сестренка, усаживаюсь. Светлый нагло оккупирует половину, посмотрим, долго ли он просидит.

  - О, какое выдающееся волшебство,- округлила глаза и губы ясная леди и тут же добавила,- а я считала вас слабой колдуньей. Вы же зельевар.

  - В точку, ясная Фоголт, у себя на родине я была слабейшей,- грустно улыбаюсь, видя торжество в глазах великосветской суки, добавляю,- но здесь, в Хэлле, к собственному безмерному удивлению, стала одной из сильнейших. К чему бы это?

  - Доброго времени суток,- приятный голос, средняя внешность. "Артэм Лордар, не имеет отношения к ясному сословию, о чем не подозревает никто. Ну кроме Этарна, это он его нашел и привлек на службе, правая рука и заместитель главы тайной стражи. Умен, способен на простейшие выводы. Не удивляйся ты так, просто прежде чем сообщать тебе о своем пробуждении, я полетала среди этих лордов и леди. У призрака есть свои преимущества. Одно слабое место, хочет быть ясным лордом и потому беситься когда его вынуждают титуловать кого-либо".

  - Артэм, позволь представить, снежная Артланд, наша травница и лекарка из длекой Снежани. Алдит, Артэм Лордар, весьма мозговитый молодой человек,- немного снисходительно представил нас Светлый. Не предупреди меня Синеволосая, и я бы не заметила короткой гримасы на лице господина Лордара.

  - Снежная Арталанд,- он слегка кланяется, целуя руку.

  - Не стоит, господин Лордар, зовите меня Алдит,- мило улыбаюсь, вспышка удовольствия в глазах Артэма, что-то я упускаю.

  - Только если вы будете звать меня Артэм.

  - Вот и славно, а где ясный Этарн? Или его сегодня не будет?

  - Ривил в пути,- Артэм ненавязчиво прислонился к спинке трона, ясная Фоголт скривила губы, да, все мужчины собрались возле меня. Но не из-за моей красоты, а лишь из-за нежелания сидеть возле твоих ног. Хотя какая разница? Эффект мне все одно приятен.

   Ясная Фоголт дважды хлопнула в ладоши и приказала накрыть стол в малой зале, вот и славно, а то у меня замерзло, то на чем сижу, и готова поспорить Светлому тоже прохладно.

  - У нас мало времени, надеюсь все уже перезнакомились,- отрывисто произнес ясный Этарн, отпихивая нерасторопного слугу со своего пути.- Ари, я кажется, просил одеть удобную одежду.

  - Мне удобно,- повела аппетитным плечиком ясная Фоголт.

  - Если с тебя свалиться платье в самый неподходящий момент, я тебе свой кафтан не дам. Я надеялся у нас будет время чтобы обсудить сложившуюся ситуацию и разработать план, однако времени почти не осталось, придется действовать быстро.

   Артэм сделал стойку, Светлый ухмыляется, что происходит?! "В данный момент Аскитри Авуэн приносит в жертву своего сына, Кенсорина". Потрясающе.


  Ясный Адалберт.

   Щенок брыкался как юная девственница перед сворой солдат, что ему, со связанными руками и ногами оставалось еще делать? Как огорчился мальчик, увидев вместо возлюбленной сестренки шестерых мастеров меча. Гилмор говорил правду, мальчишку хорошо обучили, он убил одного и смог ранить еще троих.

  - Аскитри,- ее имя на кончике языка как изысканная сладость,- ваш сын в комнате. Пришлось его связать, но я был осторожен.

  - Благодарю, мой герой,- моя богиня улыбается.- Отнеси этот сундучок в ту самую комнату, сегодня мы уничтожим всех врагов моего мужа.

  - Нейтх очнется?- и радостно и горько, лучший друг и любимая женщина. Но князь ее не любит, я попрошу у него руки Аскитри, за заслуги перед троном князь может наградить верного вассала своей женой.

  - Я уповаю на это,- ласковая и нежная, верная, я не допущу твоей ошибки друг, я буду любить мою богиню и почитать.

   Элегантно подобрав подол платья княгиня чертила лишь ей понятные круги и квадраты на полу, застеленном тонко выделанной кожей.

  - Зажги свечи, мы ответим их же оружием, чрез моего сына я нанесу удар врагам,- исступленно произнесла княгиня.

   Двое слуг внесли бесчувственного Кенсорина, и уложили его в самый большой круг. Я успокоил себя, милая Аскитри не причинит вреда своему ребенку. Свечи вспыхнули и сгорели дотла, на их месте зависли шары багрового пламени. Княгиня начала читать заклинание, боги, я не предполагал что моя возлюбленная может быть такой властной. Из тьма в углах комнаты потянулись щупальца к телу спящего юноши, огромная фигура начала формироваться из мрака, душный, тяжелый жар начали источать останки свечей. И над всем этим царила Аскитри Авуэн, истинная княгиня Хэлла.

   Я не смог сразу уловить, в какой из моментов все изменилось, но к сладкоголосой песне Аскитри присоединился глас северной ведьмы. Своим гнусным карканьем она испортила заклинание моей богини. Я должен помешать ей!


  Ясный Этарн.

   Едва только Алдит вмешалась в ритуал вызова, как из-за спины ясной Авуэн вылетел юный Адалберт. На мгновение мне стало жутко, в облике Гиллеана не осталось ничего человеческого, остекленевшие глаза и струйка слюны стекающая по подбородку. Лордар ударом ноги отбросил его от северянки, поглощенной борьбой с Тенью тьмы-из-вне. Тонкий, визгливый голосок ясной Авуэн начал прерываться, силы у княгини заканчивались. Еще немного и ясная Арталанд, чуть повысив голос, завершает ритуал изгнанием Тени. Выпущенные ею снежинки обволакивают всю комнату льдом, и истончившаяся тень с отвратительным визгом распадается на отдельные крупицы.

  - Молись, княгиня, чтобы после смерти боги Хэлла приняли твою душу в свои объятия,- мрачно и весомо произнес Светлый. Северянка сплюнула на пол кровью и усмехнулась:

  - Верно, демон тебе этого не простит. Ясная Фоголт, согласны ли вы быть свидетелем и хранителем памяти для выздоравливающего князя?

  - Донесете ли вы до него весь ужас сложившейся ситуации?- подхватил я, пока Артэм с интересом обхотил зал. Асктири начала отступать к столу, где стояли колдовские принадлежности. Меня это не смутило, последнее время северянка показала себя умелой и сильной колдуньей.

  - Артэм, хватай шкатулку с единорогами!- неожиданно закричала рэймар и Лордар, не задавая ни единого вопроса бросился выполнять приказ ясной леди. Шкатулка взлетела в воздух, и из нее выскользнула прядь волос, любовно перевязанная шелковой лентой. С безумным хохотом ясная Авуэн бросила прядку в огонь свечи.

  - Нет,- почти простонала ведьма.

  - Ты никогда его не вернешь,- захихикала княгиня,- а теперь уходите, я желаю отдыхать.

  - Кенсорин уйдет с нами,- весомо произнесла северянка.

  - Очнется, пусть идет, а пока спит - останется здесь,- мерзко улыбнулась княгиня. Из чего я сделал вывод, что очнуться мальчику не грозит.

  - Ну уж, Ниан с меня шкуру спустит, если малыш не вернется в наше временное пристанище,- проворчала ведьма себе под нос, и сделав широкий шаг вперед достала из сумки малый фиал. Под ехидно-недоверчивым взглядом княгини ведьма капнула на глазные яблоки отравленного юноши по одной капле зелья, и спустя три томительные минуты Кенсорин подскочил со своего ложа. С руганью и слезами он тер глаза, поминая всех богов и порождений зла.

  - А кожа-то человеческая,- Артэм, упустивший шкатулку, потер указательным пальцем необычное покрытие пола.

  - И краска не простая,- устало выдохнула северянка.- Может, по домам? Я так понимаю, убивать мы ее сегодня не будем?

  - Увы, это может сделать только князь, а ты хм, ясному Адалберту не поможешь?- Лордар кивнул на кулем лежащего мужчину. Северянка скривила губы и покачала головой:

  - Даже не подумаю.

  - Алдит,- Светлый выразительно посмотрел на нее,- ему необходимо помочь.

  - Она возьмет его под контроль снова, тут поможет только ее смерть,- ведьма пожала плечами, и повернулась к Ари, сжимающей в ладонях выданный ей платок с благовониями.

  - Ты в порядке?

  - Ненавижу колдовство,- искренне произнесла ясная леди и с толикой уважения посмотрела на северянку,- не хочу оказаться на твоей родине ведьма.

  - Зря, природа Снежани великолепна.

   Оставив позади княгиню и юного Адалберта, северянка предлагала подсыпать ей быстродействующий яд, мы шли к выходу со дворца.

  - Как вы узнали, где я?

  - За свое спасение ты должен благодарить леди Арталанд. Именно благодаря ей мы вообще узнали что ты пропал,- усмехнулся я.

  - Алдит,- все же Артэм чуть робеет, называя по имени ведьму.- Тебе нужна была шкатулка или это?- на открытой ладони Лордара лежит тонкая прядочка волос, не более двух десятков волосин. Однако глаза ведьмы вспыхивают воистину колдовским пламенем.

  - Артэм Лордар, проси у меня что желаешь,- выдохнула ведьма, подбирая с ладони мужчины волосы и убирая в поясную сумочку.

  - Не думаю что я это заслужил, все же большая часть досталась огню,- тут Артэм хитро покосился в сторону Светлого и, крепко обняв северянку вовлек ее глубокий поцелуй. Верная своему слову рэймар, охотно ответила на действия мужчины, а вот мой дорогой друг-соперник храмовник едва не удавился со злости. Что не укрылось от ясной Фоголт.

  - Ты полностью удовлетворен?- как ни в чем ни бывало спросила ясная Арталанд, выровняв дыхание.

  - В рамках дозволенного - разумеется. Но, могу ли я позвать тебя на обед?

  - О, попробуй.

   Видя всю степень злости Светлого, я определенно начинаю волноваться за своего заместителя. Двое слуг внесли бесчувственного Кенсорина, и уложили его в самый большой круг. Я успокоил себя, милая Аскитри не причинит вреда своему ребенку. Свечи вспыхнули и сгорели дотла, на их месте зависли шары багрового пламени. Княгиня начала читать заклинание, боги, я не предполагал что моя возлюбленная может быть такой властной. Из тьма в углах комнаты потянулись щупальца к телу спящего юноши, огромная фигура начала формироваться из мрака, душный, тяжелый жар начали источать останки свечей. И над всем этим царила Аскитри Авуэн, истинная княгиня Хэлла.


 Шаэл Ниан.

   Сквозь сон до меня донесся чудесный аромат цветов, словно я на теплой лесной поляне, а вокруг порхают бабочки и распускаются дивные цветы. Лениво приоткрыв один глаз, я увидела большущую охапку цветов, лежащую прямо на моей подушке, возле самого лица.

  - Доброе утро,- Сорин легко улыбнулся. Я натянула одеяло до самого подбородка и, сдерживая счастливую улыбку, грозно на него посмотрела.- Все-все, уже ухожу, мне еще Айна гонять.

  - Куда ты сбегал?

  - Это тайна, пока князь не очнется, но может снежная Арталанд будет сговорчивей?- подмигнул мне парень, и только тут я заметила какие измученные у него глаза. Краснота и сыпь на веках, я что-то читала про зелье дающее такой эффект. Но нет, не вспомню.

  - Угу, легче заставить говорить камень,- удрученно произнесла я.

  - Ну, а если Лирра узнает что итогом вчерашних событий стал страстный поцелуй между ясной Арталанд и неизвестным мужчиной?- хитро улыбнулся Сорин и выскочил из комнаты прежде чем я успела задать хоть один вопрос.

   Так быстро я собиралась только на экзамен по практической некромантии, и то лишь потому, что проспала. Как так, Алдит целовалась и не со Светлым?! Кое-как пригладив отрастающие волосы, надо будет подстричь, я набросила поверх светлой рубашки и брюк длиннополую хламиду, имитирующую платье. Подпоясавшись и глубоко вдохнув, сразу же почувствовала себя уверенней.

   Негромкие разговоры, смех Лирры, пересказывающей очередную историю про призраков. Надо как-то сформулировать вопрос, чтобы не выглядеть идиоткой.

  - Доброе утро всем,- усевшись на свое место кидаю взгляд на северянку, выглядит как обычно. Светлый немного недоволен, но он всегда по утрам недоволен. Зверояр спит на ходу или притворяеться. Лирра щебечет за двоих, Айн с Сорином во дворе мечами махают.

  - Как спалось? Сорин вернулся, а еще я сегодня видела призрак княгини Исбайл,- округлила глаза Лирра.

  - Угу,- как бы сформулировать вопрос? А, была не была,- Алдит, с кем ты вчера целовалась?!

   Немая сцена, подавившаяся Лирра, впивается взглядом в лицо северянки, выискивая следы поцелуя, храмовник начинает ржать, Зверояр просыпается и то же смотрит на ведьму. Последняя, не меняя выражения лица, отставляет в стону чашку и спокойно замечает:

  - Я оторву Сорину голову.

  - Это его месть, за оригинальное пробуждение. Если верить мальчику, то глаза до сих пор слезятся,- отсмеявшись, отозвался Светлый.- Ясная Арталанд вчера одарила страстным поцелуем господина Лордара, по его личной просьбе.

  - Он оказал нам услугу,- недовольно поправила храмовника северянка, по крайней мере мне кажется что это было выражение неудовольствия.- И я предложила ему выбрать, чем я могу его отблагодарить. Его выбор стал для меня неожиданностью.

  - Как романтично,- вздохнула Лирра.

  - Он пригласил ясную Арталанд на обед,- ядовито добавил храмовник и Лирра тут же вскинулась.

  - А вы чего ждете? Уведут ее у вас, пригласите на ужин. Мой третий глаз все видит,- многозначительно добавила полукровка. Теперь уже мне кусок встал поперек горла. Пока Светлый подыскивал слова, Алдит, пожелав всем приятного дня удалилась в свою лабораторию.

  - Лирра, мне кажется, ты несколько преувеличиваешь,- откашлявшись, начал Светлый.- Между мной и ясной Арталанд, безусловно, теплые, но сугубо профессиональные отношения. Понимаешь?

  - Конечно,- радостно кивнула Лирра, и едва храмовник расслабился, добавила.- Будете щелкать клювом, ваши отношения так и останутся "сугубо профессиональными" и кто вам тогда будет виноват?

  - Кхм,- поняв, что спорить бесполезно, Светлый кивнул,- я учту твои замечания. Ниан, присмотри за Сорином, из-за зелья Алдит у него может быть расстройство ориентации в пространстве.

  - Ох, они же сейчас с мечом упражняются!

   Оставив Светлого на растерзание Лирре я побежала искать Айна и Сорина.

  Ясный Этарн.

   Ветер стих, солнце позолотило верхушки деревьев, придавая обычному дню немного сказочной таинственности. Передо мной стояло четверо молодых эльфов, трясущихся от холода. Четверо смертников. Рядом стояла телега, на ней вещи приготовленные для них.

  - Не буду скрывать, шанс, что вы вернетесь живыми мне представляется крайне малым,- начал я, никто из воинов в ответ не шелохнулся.- Вы идете чтобы погибнуть, но выполнить мой приказ, не ради Хэлла, а ради своих родных. Вы уже убедились, что я выполнил свое обещание?

  - Да, м"лорд,- четко ответил старший из этой четверки.- господин Лордар вчера вечером перевез наши семьи в новый дом. Там тепло и есть запас пищи, на эту зиму им хватит.

  - Не могу сказать, что они будут жить в роскоши, но на жизнь им хватит. Княжеская пенсия вдовам и матерям, потерявшим сыновей на воинской службе, не слишком щедра но и погибнуть от голода не даст. К дому прилагается земельный надел, они смогут выращивать овощи.

  - Теперь о том, что вам предстоит,- вперед выступил мой бессменный заместитель.- Это вскроете едва окажетесь в землях Тэйга. Ваше прикрытие - правда, ищете лучшей доли, будет предлагать золото - берите, вашим женщинам пригодиться. Здесь,- Артэм махнул на телегу,- все что вам может понадобиться. Включая аптечку зелий образца рэймар, вам это о чем либо говорит?

  - Да,- восхищенно произнес старший полукровка,- это существенно повышает наши шансы. Она полная?

  - Снежная Арталанд назвала ее "щедрый дар", там около сорока разноцветных фиалов,- это произвело фурор, на лицах приготовившихся к смерти мужчин появились слабые улыбки.

  - Телега останется вам, она старая, как и кляча, что в нее запряжена, поэтому вопросов не возникнет. Мой вам совет, попробуйте наняться в дружину ясного Тэйг, ходят слухи он берет всех кого ни попадя,- я коротко кивнул бойцам и, вскочив на своего коня, направился назад в город. Следом за мной оседлал лошадь и Артэм.

  - Не думаешь, что они могут сбежать?

  - Нет, а ты?

  - И я нет,- со вздохом признался Лордар,- просто хотел языком почесать, пока до города скачем.

  - Твоя была идея назначить встречу именно здесь,- усмехнулся я, Артэм не любитель лошадей в общем и прогулок за город в частности.

  - Кажется, я объяснил нецелесообразность приглашения полукровок в город. От госпожи Скрыты не было вестей?

  - Думаю, она навестит меня в скором времени. Я приказал ей передавать вести от эльфов. Ясная Артланд снабдила их достаточным количеством "тайных листов".

  - Тайные листы?

  - Прочесть то, что напишет старший из эльфов, как его кстати зовут? Смогу только я и она. У меня появились подозрения насчет Скрыты, и она об этом знает,- я пришпорил коня. Эта странная, талантливая, и чертовски красивая шпионка всегда все знает. Как мне это надоело.

   Тюрьма встретила нас звонким лаем Леди, бросив под копыта лошадей собачонка выпрашивала еду. Каково же было мое удивление когда Артэм достал из кармана завернутую в тряпицу ветчину и бросил собаке.

  - Ты полон сюрпризов мой друг,- потрепал я по плечу Лордара.

  - Она не может заработать сама, а палач совсем ее не кормит. Того и гляди начнет от заключенных кусочки отгрызать и что мы тогда делать будем?

   Отряхиваясь от снега, мы прошли к моему кабинету, вообще, кабинет конечно принадлежит Артэму, это мое прикрытие как главы тайной стражи.

  - Вас там уже дожидаются,- наябедничала молоденькая девочка, из тех что носят чай, и развлекают высоких чинов.

  - Через полчаса принеси завтрак.

   У окна переминался Рат, недавно повышенный деревенский мальчишка, его конопатое лицо выражало крайнюю степень сосредоточенности.

  - Ясный Этарн, доброго утречка. Мы нашли полюбовника девицы Гиландру,- парень потер друг об друга вспотевшие ладони.- Поздно уже?

  - Никогда не поздно, детальное описание захороненного трупа у меня есть, это не доказательство, но заставит ясного лорда понервничать. Так, принеси мне копии по этому делу, все и копию допроса нашего сластолюбивого паренька. Кстати кто он?

  - Подмастерье кожевенника,- пожал плечами Рат,- говорит Силь с ним бежать собиралась.

  - Вот это мезальянс,- присвистнул Артэм,- слушай, а ведь все складывается. Замужество за Сильваном срывается, девочка уже не девочка, сыновей нет, остается только идти на поклон к магиане крови. А точнее к другу и товарищу ясному Тэйгу, который в последнее время пригрел у себя в замке великую волшебницу, что способна творить чудеса. Могу поспорить, недотепе-лорду втерли что-то про то, что"может быть только один ребенок", и он отдал им эту свою Силь. Идиот. Почему никому не приходит в голову, этот же кожевенник мог войти в род Гиландру, принять их имя и вот, через положенной время был бы наследник. Если так противно, мог бы убрать обоих после рождения детей.

  - Никто не ищет простых путей,- предложение Лордара не лишено смысла.- Сейчас будет поздний завтрак и составим письмо ясному Гиландру, пусть подергается.


  Снежная Арталанд

   Мерцание воздуха над котлом напомнило об очередном ингредиенте, необходимом для этого чудовищно неправильного и отвратительно ненаучного зелья.

  - Ты так тяжко вздыхаешь, глупая леди,- прогудел демон, воздвигаясь у меня за спиной.

  - Ты прекратишь меня так называть, демон?- устало спросила я, и разъяснила,- это экспромт, зелье-на-удачу, иначе и не скажешь. Того клочка волос что спас господин Лордар не достаточно для притягивающего зелья. Но их хватит, чтобы притянуть меня к нему,- я заглянула в звериные глаза демона и скривила губы. Теперь мы и узнаем, что движет тобой, мой дальний враг.

  - Ты хочешь выйти на изнанку, и найти украденную душу через тень?- Зверояр расхохотался,- отдай свою душу мне, глупая леди. Может твое зелье и укажет тебе путь, вот только что ты будешь делать с порождениями зла? Голодными и озлобленными тварями?

  - Я справлюсь, к тому же я пойду не одна, ты должен просто помочь мне выйти на изнанку, так, чтобы храмовник не успел помешать,- огрызнулась я.

  - Ты мне доверяешь больше чем ему?

  - Твои мотивы я еще как-то могу угадать, поведение же Светлого ставит меня в тупик,- я пытливо посмотрела на демона,- ты знаешь, что такое "серое благословение"?

  - Да,- усмехнулся демон,- глупо было бы ответить иначе, учитывая, чьи память и силу я поглотил.

  - Действительно, выстрел наугад, не сама же она его на себя наложила?

  - Без толку гадать, одно могу сказать. Можешь не верить, но я бы девчонку не обидел. Когда тебя вывести на изнанку?

  - Зелье остынет, и можно идти,- криво улыбаюсь,- я не дам себе времени передумать. Сейчас разолью по фиалам настои для князя, отдашь Лирре и Ниан, они знают что делать, и поднимемся в горницу князя, так будет проще.

  - Светлый почувствует открытую грань, а уж в близи князя так и вовсе.

  - Может, уже откроешь секрет, зачем он всем так нужен?- без особой надежды спросила я.

  "Не унижайся, я расскажу. Когда боги Хэлла были еще глупыми людьми, они хотели общего блага, добра и счастья на всех. Оно, в общем-то, не плохо, до тех пор, пока это благо не начинают воплощать в жизнь. Именно поэтому сейчас боги не могут ступать на землю в иные, не регламентированные дни. Это их наказание, я слышала об этом когда была картиной. Авуэны, потомки Кадарна и Олуэн, магически зачарованная кровь которых позволяет удерживать полог над Хэллом. Видишь ли, в год Исхода древних, эта земля была опустошена, излучение с Изнанки убивало людей и хэллов. Тогда, эти сумасшедшие хэллы решили спасти свою бедную родину и, заняв вакантные места богов, заключили магический договор с последним из Авуэнов. Он принял сына Олуэн от Кадарна как своего и завещал ему трон. И с той поры, каждый год, в ночь с 16го на 17ое элета правящий князь инициирует сложный ритуал, что-то связанное с Огнем, да-да, с большой буквы. И все храмовники выше третьего ранга ему в этом помогают. А последние тридцать лет завеса истончилась, потому что проводить ритуал некому. Этот год последний для Хэлла".

   Что ж, теперь хотя бы понятно, что все вцепились в этого Нейтха. Но, Йалантэ, не проще ли, было добить князя? "Светлый просил тебя об этом, не так ли? Все, кто находился в Хэлле в момент инициации князя Огнем, не способны его убить. Его сына - да, самого Нейтха - нет. Отсюда такой странный способ нейтрализации, ведь технически он жив? Скорее всего, не вмешайся ты, ему вернули бы душу".

   И он бы умер, не приходя в сознание, тело бы не выдержало.

  - У тебя озарение? Глаза больно дурные.

  - Если у меня не получится вернуть ему душу, кто будет убивать Нейтха? Ты или я?- демон ошеломленно вздрогнул.

  - Я запомню это выражение лица,- серьезно произнес Зверояр,- первоначально это должна была сделать ты, ядом. Несколько дней назад Светлый приказал мне перерезать князю глотку, если ты не справишься.

  - Мерзавец,- выдохнула я, злясь и радуясь одновременно.- Но талантливый, кто может знать об этой лазейке, кроме того, кто возрастом равен богам?

  "Про Светлого я ничего не слышала, но если узнаю, сдам его тебе. Кстати твой архилич очухался и сейчас учиться ходить, Сингар пыхтит и ругается, убирая вазы из жилой части дома. Обещает в скором времени отправить его к тебе".

  - Его ноше не позавидуешь,- демон подцепил стебелек сластоцвета.- Я бы не хотел оказаться на его месте.

  - У каждого свое место и своя ноша,- я поставила на поднос несколько кубков и выловила из котла хрустальную друзу, впитавшую в себя мое экспериментальное зелье, зелье-на-удачу.- Идем.

  - Светлый оторвет мне голову,- пробурчал демон, глядя как я раскладываю в поясе склянки с зельями и ядовитые порошки.- Готова?

  - Погоди, мой брат еще не пришел,- стоило только его вспомнить, как дух льда материализовался в комнате, что любопытно, на его спине восседала ледовица, то-то ее с самого утра не видно.

  - Это кто?

  - Лэсс"Шаэдэ, мой маленький мохнатый брат, открывай проход,- я глубоко вздохнула, и, уложив руку на загривок волка, прикрыла глаза. Мне понадобиться вся моя смелость и стойкость, чтобы оплатить свое будущее и будущее этой маленькой, гордой страны. Моей страны, моего дола.

  - Вперед,- выдохнул демон и мы сделали шаг в клубящуюся тьму, краем уха я уловила дикий крик храмовника и его же площадную брань.

  - Добро пожаловать в мой мир, снежинка,- ласково пропел женский голос, и мое сознание померкло.

  Ясный Адалберт.

   Моя богиня, свернувшись клубочком у меня коленях, трогательно сопит очаровательным носиком, спит. Что-то пошло не так, во время ритуала, и ей нужна помощь. Княгине подсказали, в землях ясного Тэйга есть маг невероятной силы и способностей, правда стоимость его услуг высока и оплата специфична. Что-то приготовила ему милая Аскитри? Деньги не интересуют мага, имени его никто не знает, похоже на аферу. Именно поэтому я решил сопровождать мою земную богиню, не приведи боги-прародители, с ней случится несчастье, я не прощу себе этого.

  - Мы еще не приехали?- потирая глазки, спросила ясная Авуэн, принимая вертикальное положение.

  - Сейчас подъедем, Ведьмину развилку уже проскакали, харчевня должна быть уже близко,- карета качнулась, останавливаясь.

   Вечер уже вступил в свои права, на небе зажигались звезды, ветер качал еловые ветви, эти игольчатые деревья в великом множестве растут по эту сторону развилки. Да что там, только ели и растут здесь.

  - Какой мрачный вечер,- зябко поежилась княгиня и обхватила себя за плечи. Набросив ей на плечи позабытую в карете шубку, я повел ее к крыльцу харчевни.

  - Это не именно сегодня, всегда мрачно,- проскрипел старик, и выпустил клуб дыма изо рта.- Самый яркий полдень не способен разогнать мрак на этой земле. А все потому, что наш господин привел зло в свой дом. Нигде на землях Тэйга не найти покоя,- выбив трубку о ступени, старик сплюнул и ушел в харчевню.

  - Неплохо тут обстановку нагнетают. Эмиссар вашего мага здесь нас ждет?

  - Он мне не принадлежит,- отрезала отчаянно храбрящаяся княгиня.

  - Вашу руку, леди,- смазливый юнец подхватил ясную Авуэн под локоть, и повлек за собой, по знаку моей богини я проглотил все гневные слова и отпустил рукоять меча. Что ж, если княгине угодно, я промолчу.

  - Учитывая ваш высокий статус, моя госпожа лично с вами встретится.

   Поднимаясь по скрипучей лестнице, я пытался угадать, как может выглядеть маг Тэйга. Но действительность превзошла все ожидания. В комнате освещенной несколькими десятками свечей, в самом затемненном углу, в большом, тяжелом кресле сидела снежная Арталанд. Даже представить не могу, каким чудом я сумел удержать лицо и, оправившись от шока, начал подмечать несоответствия. Волосы в пол, более жесткие, более блестящие, глаза ярче, на дне зрачком теплиться пламя разгорающегося безумия. Морщинка между бровей и в уголках чувственного рта, эта леди выражает эмоции ярко и открыто. Руки, испещрены мелкими шармами, складывающимися в руны Старой речи. Кто это?

  - Мое почтение, ясной Рендалл Арталанд,- легкий кивок, равная перед равной.

  - Княгиня,- глубокий, завораживающий голос,- ты сильно удивила меня. Кому как не тебе понимать - мне нужен трон.

  - А мне - нет,- отрезала Аскитри.- Я хочу свободы, и соответствующего денежного содержания. Но в первую очередь, я очистить свою душу от неудовольствия Тени. Проведенный мной ритуал был грубо прерван.

  - Нет в Хэлле никого, кто мог бы его прервать, исключая меня,- пренебрежительно произнесла Рендалл.

  - Есть,- выдохнула ясная Авуэн,- имя этого мага станет платой за мою жизнь.

  - Да неужели?- Рэймар сложила руки на груди и откинулась на спинку кресла.

  - Мой преданный слуга привез из Снежани лекарку,- нарочито издалека начала княгиня.- Хорошую, умелую дрянь, разгадавшую, что за болезнь срезала моего мужа,- выплюнула Аскитри.- Ясная Алдит Арталанд, первая среди равных гнезда Арталанд, наследница ясной Гилворрры Арталанд,- торжествующе закончила моя прекрасная леди. Рендалл вскинулась как пронзенная молнией, пламя, дремавшее на дне зрачков затопило радужку. Тонкие пальцы как когти впились в подлокотники кресла, подавшись всем телом вперед она прошипела:

  - Ты получишь все, что просишь,- оскалившись, рэймар бросила, вставая,- но если ты солгала, клянусь стихиями, ты пожалеешь. Иди за мной, раба здесь оставь.

  - Жди меня, милый,- коснувшись моего виска губами, княгиня вышла следом за колдуньей.

  - Я спущусь в зал, не ужинал, знаешь ли,- криво улыбнувшись выхожу следом. Этой птичке стоит выбирать слова, Адалберты ничьими рабами не были.

   Потягивая вино, разумеется, красное, и, ожидая свою порцию мяса, я напряженно размышлял. Эта Рендалл выглядит как близнец Алдит Арталанд, и, очевидно желает ей смерти. Что, черт возьми, происходит?!

  - Ваше мясо, ясный лорд,- пропела служанка и, виляя соблазнительной попкой, уплыла к кухне. Эх, красотка, я сегодня не один.

   Расправившись с порцией мяса и сыто рыгнув, налил себе еще вина. Через пару минут появилась моя богиня, на ее прекрасные щеки вновь вернулся румянец.

  - Ты поел? Я поем во дворце,- нетерпеливо постукивая перчатками по ладони, она дождалась, пока я допью вино и, бросив золотой служанке, выскользнула за дверь.

  - Откуда ты все это знаешь? Ты ведь знала кто такая эта колдунья?

  - Мне подсказали,- рассеянно пожала плечами княгиня.- Знаешь, я думала она меня убьет, эта ясная Атлейдис, она представилась, более того она приказала запомнить ее имя. Северянка, в смысле лекарка, должна знать, что именно Дериона Атлейдис выдала ее сестрице Рендалл. Что они не поделили, она мне не сказала,- надула губы моя красавица,- но это не важно. Глядишь, две сестрицы поубивают друг друга, и мы в выигрыше и они довольны.

  Тень.

   Острой вспышкой света по рецепторам рубануло пониманием - она здесь. Исбайл, душа и свет моей жизни, первая и любимая, жена. Жена? А я, кто я? Муж, отец, сын, я... я еще кто-то? У меня были еще женщины, после нее, но мне никто не нужен? Я должен, был должен, кому и что? Я кто? Князь, я князь Хэлла, сумеречного дола, стоящего на грани. Я Нейтх II Авуэн, и порождения зла побери того, кто меня здесь заточил!

   Сколько я здесь? Сильван не мог принять трон, пока мое сердце бьется, а значит Завеса истончилась, Огонь не напитан кровью, и боги не получали поддержки все время моего заключения. Богиня-прародительница считала, что без князей Завеса выдержит не более тридцати-сорока лет. Будь все проклято, я должен выбраться отсюда. И забрать Исбайл, не знаю, почему она жива, но это и не важно.

  Шаэл Ниан.

   После грандиозного разноса, который Светлый устроил сначала Зверояру, а затем и всем нам, для профилактики, как он потом объяснил, я боялась даже спать. Алдит опять умотала куда-то, и опять никто ничего не говорит. Только одно, дольше трех дней не задержится, "выйдет, тем или иным способом", мрачновато пошутил Яр.

   Отщипывая от ароматного бока пирога кусочки, я косилась в сторону Сорина, он уплетал творог, северянка всех приучила есть его на завтрак, и успевал тепло улыбаться мне. Айн старательно копировал его манеры, за несколько дней молодой воин стал для ребенка кумиром и образцом для подражания. Сорин стал для нашего ученика тем, кем не смог стать для него его отец, ясный Адалберт.

  - Я в зал,- пискнул ребенок, и, допив молоко, выбежал за дверь, рукавом вытирая молоко с губ.

  - Я знаю, что его было не заставить заниматься,- покачала я головой. Сорин грустно улыбнулся, и, отпив чай, объяснил:

  - Как я понял, Гиллеан, его отец, сам им не занимался, перепоручал это своим бойцам, те кому-то еще, и в итоге мальчишку использовали скорее как манекен, чем чему-либо учили. Где ясная Арталанд? Я ей сильно обязан, да и за безопасность отвечаю,- воззрился на меня воин.- да и чай премерзкий без нее заваривают.

  - Если бы я знала,- в сердцах откидываю от себя пирожок.- Светлый молчит, Яр сверкает клыками и ухмыляется. Чтоб им всем пусто было!

  - Не сердись,- примирительно произнес Сорин.- Ты слишком близко к сердцу все принимаешь.

  - У меня очень стрессовые дни выдались,- сумрачно произношу я и глубоко вдыхаю.- Тот поцелуй, что это было?

  - Это, ммм,- парень отодвинул от себя крынку с творогом и уложил подбородок на сомкнутые руки.- Некоторое время я был поглощен любовью к ... одной леди, когда-нибудь ты узнаешь более подробно, но не от меня. Когда я встретил тебя,- он помолчал,- знаешь, рядом с тобой я ее не вспоминаю. Не знаю, что это, но оно для меня важно.

  - Это больше, чем я могла надеяться,- с трудом справившись с голосом выдавила я.- Но, ты кое-чего не знаешь, я была замужем, там, в Снежани. Мой муж погиб,- ложь легко срывалась с моих губ, привычная и принятая за эти недели.- И я решила последовать за Алдит, в Хэлл. Уже здесь выяснилось, что мне стоило оставаться с родней мужа. Я жду ребенка,- всматриваюсь в его глаза, жду.

   Сорин молчал очень долго, неотрывно всматриваясь в мои глаза, водил пальцем по губам.

  - Мне кажется, ты что-то недоговариваешь,- наконец произнес он.

  - Это вопрос доверия, Рин,- грустно улыбнулась я.- Я могу доверить тебе свою жизнь и жизнь своей дочери? Доверить тайну, которую нельзя разгласить, не подписав нам смертный приговор?

  - Рин, меня так еще не называли,- тепло улыбнулся воин и вздохнул,- мне нужно время, чтобы сообразить, что к чему. Но спасибо за честность.

  - Иначе я не могла поступить,- улыбаюсь, еще не все потеряно.

  - Ты даже не представляешь, как удивительно такое твое решение,- покачал головой Сорин,- знаешь, как размышляют наши девицы? Сначала замуж, а там видно будет. Может за своего примет, может нет, но у нас не расходятся пары. И бить жену - навлечь гнев Белой Олуэн, не смейся, она за этим следит.

  - Доброе утро,- тихая, грустная Лирра просочилась в комнату подобно призраку.

  - Что-то произошло?

  - Всю ночь, призраки донимали меня, теребили, дергали, их голоса слились в один, а утром,- полуэльфийка всхлипнула.- Смотри, седой волос.

  - Ой, мало ли, у меня седых полголовы было, сходишь к магу, или вон Алдит дерни...

  - Я сама маг, регенерация мой дар, я не могу поседеть. Ты говорила, что у меня нет магической силы. Меня прокляли?

  - Твою мать, этот разговор должна была вести с тобой Алдит, а не я. Да,- выдыхаю, глаза девчонки наполняются слезами.- Кто и за что, мы не в курсе. Алдит пришлось просить консультации у богини-покровительницы, чтобы понять, что вообще происходит. Потерпи, она обещала что-то сделать, когда переедем в новый дом, чтобы призраки не могли войти к тебе.

  - Знаешь, для меня все зыбкое, серовато-черное, как будто я уже не здесь,- улыбается сквозь слезы Лирра.- Она не успеет, сейчас ей самой нужна помощь, она задыхается там, моя маленькая госпожа откусила кусок и не может прожевать.

  - Зная ее, проглотит не жуя,- отшучиваюсь я.

  - Может быть. Но эти твари не оставляют меня ни на секунду, сейчас их меньше, но знаешь, такое чувство как будто сотни маленьких коготков уцепились за мою душу и рвут и тянут ее, к себе, во тьму.

  - Иди-ка ты в оранжерею,- выдохнула я, и объяснила,- там таинственные "охранители", чем черт не шутит, может, помогут?

  - Хорошо,- подхватив поднос с пирожками и забрав всю вазочку конфет, девчонка удалилась.

  - Рин, ты можешь найти Светлого? Он срочно мне нужен.

  - Есть экстренный вызов, правда он будет недоволен,- предупредил меня воин, на что я фыркнула. Вчера все получили нагоняй ни за что, будем считать, что это месть.

   Рин что-то прошептал, растер в пальцах какой-то кругляшок и спустя несколько секунд в гостиной материализовался храмовник, в весьма впечатляющем виде. В левой руке он стискивал рукоять не маленького клинка, по лезвию которого прокатывались синие сполохи, над правой ладонью переливалась сотней цветов шаровая молния. Из одежды на нем были только синие шелковые штаны. Мой взгляд зацепился за глубокие борозды шрамов на спине, переходящие на живот и уходящие вниз, к чреслам. А кхм, он у него есть?! Или оторвали, или что там произошло, когда он эти шрамы заработал?

  - Ну и?- процедил Светлый.

  - Эм, возникла проблема,- проблеяла я, столкнувшись с ним взглядом.- Вы можете переодеться, мы подождем.

   Храмовник исчез со сдавленным рыком, больше напоминающим ругательства.

  - Надо засечь время, всегда было интересно, сколько он тратит время на одевание и плетение кос,- хихикнул Сорин, и я быстро сотворила заклинание, в воздухе возникли мини-часы. Отсчет времени прекратится как только появится храмовник.

  - Я слышала, такие косицы плетут человеческие воины,- высказалась я в защиту возможного хахаля нашей ведьмы.

  - Но он хэлл.

   Отсутствовал Светлый ровно пятнадцать минут, явившись он сразу налил себе чай, отпил, скривился и отставил чашку, пробурчав "забыл что ее нет". Да, быстро нас Алдит разбаловала.

  - Есть ли среди храмовых ритуалов что-нибудь вроде человеческого "вручения души"?

  - Нет.

  - Ты уверен?- Светлый срезал взглядом Сорина и уставился своими холодными лупетками на меня.

  - Абсолютно, зачем вам это?

  - Лирра проклята "серым благословением", ее душа уже частично на изнанке. Алдит считала, что успеет закончить работу здесь и высадить "охранителей" в саду нашего дома, чтобы оградить Лирру от призраков. Но как показала сегодняшняя ночь - не успеет. Где она? Ее реально поторопить?

  - Хотел бы я иметь такую возможность,- потер подбородок Светлый.- Так навскидку ничего не могу сказать, но я подумаю, поищу в храмовых архивах.

  Ясный Этарн.

   Вчера ночью, сразу по получении моего письма, ясный Гиландру заблокировал порталы и закрыл границы. Что ж, ожидаемый результат.

  - Доброго утречка, ясный лорд,- откашлявшись, произнес Рат, и протянул мне изрядно потрепанное письмо.- Господин храмовник хотел взять его на изучение, но я не дал. Оно ведь вам адресовано, скажите ему,- обиженно попросил молодой офицер,- пусть не пристает больше.

  - Обязательно, ты молодец Рат, можешь отдохнуть и позавтракать,- хотел бы я увидеть рожу Светлого, это вам не городских пугать. Деревенские живут бок о бок с порождениями зла и лесной нечистью, что им храм, он далеко. Потому и храмовники должно пиетета и почтения не внушают.

  - Слушаюсь,- парень замешкался в дверях,- а вот, разрешите спросить? А что с моей деревней будет? Она ведь у ясного Гиландру на попечении, он тамошний хозяин. Мы теперь все будем враги государевы?

  - Разберемся, простой люд не тронут,- пообещал я своему офицеру.- Вам без надобности все эти фортели, что ясный лорд выкидывает.

  - Так точно, без надобности,- вытянулся Рат и выскочил за дверь.

  - Стой! Скажи Лейе, пусть принесет обед сюда, на двоих. Пообедаешь со мной, расскажешь хоть пару баек деревенских. Уработался как собака, может, отвлечешь старика-начальника?- хитро улыбнулся я и мальчишка, гордый до невозможности отчаянно закивал. Слушая его голос, переполненный гордостью и важностью "смотрите, смотрите, я буду обедать с Самим!"Моя тяжко вздыхаю, моя недоработка, пора на покой, а Нейтху на мое место. Несколько дней мои прознатчики глотали пыль в архивах, а живой и здоровый абориген с земель Гиландру все это время выполнял мелкие поручения.

   Мальчишка уписывал пироги и, размахивая длинными руками, живописал про очередные похождения ныне покойного прадеда Гиландру. Все оказалось хуже, чем мы могли предположить, Артэм, вернувшийся на свое место, за ажурной деревянной стенкой и подслушивавший разговор только едва слышно чертыхался, отчего я начинал кашлять.

  - Ясный лорд, а ведь у вас чертыхун завелся, у нас такие в деревне бывали,- доверительно произнес мальчишка.- Надо окна открыть и заговор прочесть, у меня бабка знахарка, я от нее многому научился.

  - Это глупости, Рат, иди, принимайся за текущую работу,- мальчишка обиженно сверкнул глазами и ушел.

  - Вылазь, чертыхун,- рассмеялся я,- ну, что ты заметил такого, чего не заметил я?

  - Бабы, у которых по волшебству раны закрываются, мужики с силой необычной и все это у них появлялось после долгого общения с прадедом нашего Гиландру. А после, все как один умирали отравившись. Я думаю, он экспериментировал с магией, сам знаешь, Ривил, в роду Гиландру магов никогда не было и быть не может, это я в архиве нашел, ну да ты сам знаешь.

  - Да,- поскреб подбородок,- значит, травил он их.

  - Да вряд ли, скорее сами умирали, а вот его дочь, и умершая родами жена, это уже зацепка. Уверен, если обыскать его замок, найдем лабораторию,- Артэм потер руки и тут же сник,- но пока наш князь не придет в сознание, мы этот гадюжник не расчистим.

  - Все будет, надо только подождать. Давай ты с докладом к Светлому, это дело храма. Эксперименты над людьми и хэллами проходят под юрисдикцией сестер стужи.

  - Может лучше вы? Не люблю я его, рептилию ходячую,- скривился Артэм.

  - Преимущество высокого положения в том, что можешь заставить подчиненных делать неприятную работу, иди, Артэм.

  - Понял, разрешите идти?

  - Иди.

   Оставшись наконец в одиночестве, я вскрыл письмо, пробежав его глазами усмехнулся. Что ж, ясный Гиландру, ты сделал свой ход, теперь очередь за мной.

  - Лейя, свяжись с Сигнуром, сейчас он должен быть в пятом гарнизоне, он нужен мне здесь и немедленно.

  - Что-то намечается,- состроила глазки бессменная красавица-писарь, по совместительству выполняющая разные мелкие поручения.

  - Цыц,- шутливо отбрил я ее, и покинул кабинет. Надо навестить ясную Арталанд, Нейтх мне нужен живым и здоровым, хотя бы умственно иначе вся наша система передачи власти рухнет.


  Ясная Арталанд.

   Дым, тонкими колечками завивался вокруг меня, то приоткрывая свои тайны, то сгущаясь до такой степени, что становилось тяжело дышать. Хрустальная друза, впитавшая мое зелье-на-удачу, дрожит в моих руках, или это дрожу я? Шепот, едва уловимый, пропадающий стоит напрячь слух, запах, разлагающейся плоти и пожарищ, такой едкий, что пропитывает насквозь. Ни ледовицы, ни Йалантэ, ни моего звериного брата рядом со мной нет. Я очнулась уже бредущей, со слюной стекающей по подбородку, и готова поклясться своей сутью, голос, приветствовавший меня на Изнанке мира принадлежит Дерионе Атлейдис или как там ее зовут?

   Панорама сменилась, удушающая жара и дурманящий аромат гниющих фруктов, голова кружится, дым рассеивается, обнажая воистину отвратительные картины. Мозг отказывается воспринимать информацию, и я снова отключаюсь. Последняя мысль, Зверояр был адски прав.

   Извилистый коридор, выложенный мелкими косточками разных оттенков, стены словно вращаются вокруг меня и одновременно в разные стороны.

  "Закрой!"

   Голос, я его уже слышала, надо идти. Меня зовут? Ждут? Что я должна сделать? Зачем я здесь?

  "За...крой..."

   Закрыть? Замок? Дверь? Не важно, главное идти. Меня ждут, я знаю, я помню. Что-то зацепило прическу, волосы рассыпались волной, шпильки выскользнули и остались где-то позади.

  "Закрой!"

   Оставь! Меня! В! Покое! Я иду и мне хорошо, голова кружится, так приятно, кажется, легкой игристое вино дает именно такой эффект?

  "Закрой сознание дура!"

   Что? Сознание, я умею, это очень важная часть работы травника. Многие травы обладают наркотическим воздействием, про манящих призраков я даже упоминать не буду. Зачем? Здесь нет...

  "Закрой!"

   Закидывая под язык за многие годы ставшее привычным зелье прояснения сознания, активирую ментальную печать, поставленную мне в незапамятные времена ясной Гилворрой, и захожусь в кашле.

   По лицу стекает вода, голова немилосердно болтается, наконец Лэсс"Шаэдэ выплевывает мой воротник и, ткнув меня носом в висок фыркает и опускается на лапы.

  "Мне не описать всю глубину твоего идиотизма. Ты вышла на Изнанку с раскрытым сознанием. Более глупого поступка я не могу себе представить"

   Пока Йалантэ меня распекала, я, преисполненная чувства вины и благодарности, что, разумеется, никоим образом не отражалось на лице, осматривалась.

  - Где мы? Чернота и мириады светящихся точек?

  "Чему вас нынче учат? Это космос, а светящиеся точки - далекие огненные шары вокруг которых крутятся планеты, обитаемые миры".

  - Как наш?- выдохнула, и сделала несколько шагов, или полетела? Сложно определить, пусть будет, сдвинулась в сторону.

  "Такого мира как ваш, нет больше нигде. Истерзанный, разорванный и грубо, несколькими стежками сшитый. Ваша магия - это остатки, ошметки, древней культуры. Легенды, величайшие маги вашего времени - лишь ученики, по сравнению с нами".

  - А может, именно поэтому наш мир такой исковерканный? Кто-то заигрался в богов и слишком многое перекроил на свой лад?

  "Ничего ты не понимаешь. Мы хотели как лучше".

  - А получилось как всегда. Но знаешь, я не в обиде, не будь катастрофы и Исхода, моя раса так и осталась бы рабским скотом, как и хэллы, как и эльфы.

  "Верно, ты была бы гаремной рабыней. Хи-хикс, для демиургов победнее, больно внешность непритязательная".

  - Помолчи, Синеволосая, я, по крайней мере жива,- огрызаюсь я, передергиваясь от омерзения.

  "Запомни получше, Ключ, свою будущую судьбу. Иначе у тебя может возникнуть желание отворить двери".

  - Зачем? Мир истерзан, неужели рабы кончились?

  "Ценные артефакты, творения великих предков. Да-да, наша раса тоже подвержена вырождению, апогей и перигей искусства и наук. Они заберут то последнее, что еще держит расползающуюся реальность Ххаш"Ссанор, ну и десяток другой биологических единиц, на опыты или в постель".

  - Почему ты мне все это говоришь?- мы продолжали двигаться в известном лишь хрустальной друзе направлении. То приближаясь к искрящейся завесе, то отдаляясь.

  "Они не вернут мне жизнь, мое тело истлело, я стану объектом насмешек, но что еще хуже, меня будут использовать как вещь, которой я впоследствии и стану, потеряв личность".

  - Я не могу выйти за пределы завесы, а друза тянет меня именно туда.

  "У Изнанки несколько сотен слоев и все они обитаемы, потянись к своему пациенту. Вспомни, как лечила, готовила зелья, что ты там еще делала?"

   Отрешившись от Йалантэ, я вспоминала, каждую секунду, проведенную рядом с князем, его иссохшее измученное тело, узлы синих вен, драгоценные камни, отдающие заряд энергии, мерцание дымки над котлом. Желудок скрутило спазмом, и вот, мои ноги ощутили долгожданную опору. Только в этот момент я поняла, как же было жутко висеть там, в бесконечной черноте пространства.

  - Не ожидала,- с хрипотцей рассмеялась Дериона, и, приняв вычурную позу, продолжила,- мне казалось, ты еще по коридору ползаешь, глюков ловишь.

  - Такое чувство, что ты репетировала, Дериона,- качаю головой, эльфийка опасна лишь тем, что с ее головой не все в порядке.- Проводи меня к своей хозяйке или хозяину, не морочь голову.

   Обиженная врагиня немедленно развеяла мои заблуждения, атаковав меня превосходно выплетенной "луной крови". Высшая магия крови, значит, симбионт уже внутри нее? Подоткнув подол платья за пояс и метнув в сторону хохочущей эльфийки ядовитый порошок отпрыгиваю в сторону, одновременно швыряя хрустальную друзу Лэсс"Шаэдэ. Мохнатый братик умный, он найдет душу князя и без моих подсказок.

  - У меня нет хозяев, я одна, это все сделала я, и дура твоя беременная мне все это время про тебя информацию сливала,- провизжала эльфийка, создавая рой смертоносных ос. Прикрываюсь щитом, и чувствую, приток силы от моей богини. Чем она думала, нападая на мага Зимы в середину зимы?!

  - За месяц? У кого же ты перекупила душу Нейтха?- стоит разозлить ее сильнее, контроль над силой ослабнет и останется только добить.

  "Не стоит, это ее отражение мира, и с ее смертью оно исчезнет...вместе с нами. Хочешь ее смерти - пусть умирает медленно, чтобы выйти отсюда, да еще с душой, ставшей основой отражения, нам понадобиться не меньше получаса".

   Отражение мира? Здесь все создано лишь силой ее мысли? Как сезон ясной Тьяры?

  "Сезон Тьяры часть основного мира, но да, изменяется, подчиняясь воле своей хозяйки, а это всего лишь сон о сне".

  - Победив тебя, я заберу твой мир себе,- подзадориваю Дериону и она, странно вскрикнув, срывается в каскад мощнейших проклятий. Последнее по касательной задевает меня, и я оседаю на пол.

  - Я потратила тридцать пять лет, чтобы подготовить для тебя ловушку,- выдыхает она, и хохочет,- тридцать пять лет я не спала ночами, я стравливала ваши занюханные страны, и все ради этого момента. Ты забрала мою Судьбу, но я смогла выстроить иную линию. Сегодня, я возьму свое по праву сильного.

  "Ох, теперь вижу что мне показалось странным в этой комнате. На полу пентаграмма, похоже, мы с тобой умрем, правда, медленно. Но мучительно. Видишь эти линии? Она планирует перекачать из тебя силу, зацепит и меня".

  - Зачем тебе эта прорва силы?

  - В моем мире Бог Един в трех лицах,- улыбнулась эльфийка и приняла благочестивый вид,- меня устроит роль Богоматери, а для этого нужна сила. Ты была достойным врагом, Алдит, ты подняла меня на новый уровень игры.

  - Что ж,- внимательно смотрю на нее, и продолжаю,- если так, поступи с моим телом по чести - заморозь в плите льда, как принято в Снежани, со всеми артефактами, или хотя бы с украшениями.

   Снимаю с кончика уха серьгу, крылатая ящерица сжимающая лапами испещренную рунами жемчужину, выплетаю плетенку бус из волос и отшвыриваю за пределы пентаграммы.


  Ясный Адалберт.

   Княгиня приняла приглашение Колдуньи, так магиана велела себя называть на людях, погостить в замке Тэйг. Величественный замок, старой постройки, еще до исхода, в этом месте жили древние. И Аррон Тэйг всегда этим гордился, проводя новоприбывших гостей сквозь диковинный сад, заполненный статуями дичайших форм. Поговаривают, что все эти уродцы живут в Бэрра-эль, но толком никто ничего не знает. В любом случае, я не имею желания повстречать женщину со скорпионьим жалом или козлоголового мужика.

  - Располагайтесь здесь,- высокий, чрезмерно бледный и как будто высохший слуга распахнул перед нами двери.- Ритуал очищения, полный, состоится после Перелома зимы. До тех пор вы будете под присмотром великой госпожи.

   Поджав губы Аскитри вошла в комнаты и внимательно их изучив, расслабилась.

  - Соответствует моего статусу,- успокоено произнесла и, взмахом руки указав куда поставить поднос с вином и фруктами, улыбнулась.

  - Кто будет присматривать за столицей и вершить государственные дела в твое отсутствие?- как-то эта мысль меня не посещала, но сейчас,- и в ночь Перелома, кто же будет вести ритуал защиты дола? Ведь Старшая женщина Хэлла - ты?

  - У меня все под контролем, мой защитник, мой воин,- промурлыкала моя богиня. И мне резко стало стыдно, боги-прародители, никогда мне не было так неловко. Как я мог в ней усомниться? Моя прекрасная госпожа не оставит Авуэн в час беды, и знает что делает.

  - Ты расплетешь мне волосы? Хочу почувствовать твои руки,- немного грустно произнесла княгиня. Я без труда различил в ее голосе окончание фразы "хоть так". Верно, я не предам доверия друга и не позволю себе любить его женщину, так как мне этого хочется.

   Моя госпожа страдальчески морщится, когда мои грубые, привыкшие к тяжести меча пальцы слишком сильно и грубо тянут ее тонкие, нежные локоны, но лишь плотнее прижимается ко мне. Ей тяжело и страшно, проклятая лекарка, одурманенная храмовником, спутала ритуал и нежнейшая Аскитри страдает, вынужденная пойти на поклон к Колдунье. Перебирая волосы, пахнущие травами и цветами, я осторожно почесывал мою любимую женщину за ухом. Я верну Нейтху рассудок, чего бы мне это ни стоило, и он отдаст мне ее, в жены.

  - Вода готова,- служанка, не стуча, входит в покои. Наша фривольная поза нисколько ее не смущает, девушка не реагирует вообще ни на что. Она так же бледна и худа как и первый, проводивший нас сюда слуга.

  - Тебя не кормят, что ли?- фыркаю я, а девчонка вся сжимается от ужаса.

  - Великая госпожа безмерно добра, что позволяет мне работать,- безучастно произнесла она, и замерла,- что господин желает? Мне многое по силам.

  - Пфф, я просто спросил, а если найдется что-то, что тебе не по силам?- не удерживаюсь от любопытства.

  - На мое место найдутся десятки желающих,- зло произнесла она,- лучше отдавать кровь, чем плоть.

  - Чего?- может она дурноватая? Бывает, нерадивые мамаши детей головой вниз с люльки роняют, потом такие вот из них и вырастают. Хотя она красива, даже в таком замученном виде, чувствуется порода.

  - Ты ее раб, дурачок, и отдашь свою плоть моей госпоже,- высокомерно произнесла она, и, окинув меня презрительным взглядом пошла к Аскитри, нашедшей в своих вещах притирания. Моя предусмотрительная леди приказала слугам Колдунья не касаться ее вещей принесенных из кареты.

  - Понадобиться ли помощь благородной госпоже?

  - Она твоя княгиня,- процедил я, и усмехнулся,- пригласи другую, прислуживать ясной Авуэн. А сама останешься со мной, развеешь мою скуку до возвращения ясной леди. Или это тебе не по силам?- язвительно усмехаюсь, надеясь что укусил высокомерную дрянь так же сильно как и она меня. Девчонка приседает в поклоне, и отрешенно улыбается.

  - Сию минуту, ясный лорд,- проходя мимо, она роняет едва слышимые слова,- я видела такое от чего иной мужчина поседеет, я участвовала в том, что убивает душу. У меня есть право не бояться тебя, мальчик. Что бы ты ни сказал, что бы ни сделал, это со мной уже было.

   Прямая узкая спина, тонкие руки, уверенная, высокомерная посадка головы. Кто ты и что с тобой было?

  - О чем спорили, милый?- Аскитри прижимается к моей спине, обхватывая изящными руками мои плечи. Несмотря на желание сказать моей богине всю правду, нахожу в себе подлость солгать, и она, успокоенная идет следом за другой, более похожей на служанку девицей.

  - Я в вашем распоряжении, ясный лорд,- и даже поклон эта женщина превращает в насмешку.

  - Садись, выпей вина,- желание покуражится прошло, как и не было его. Эта горделивая хэлла похожа на мать Айна, Рагнит.

  - Благодарю.- уже не спрашивая она берет грушу и впивается в нее острыми белыми зубками.

  - Как тебя зовут, и что здесь происходит,- в голове муть, словно после недельной попойки.

  - Я Эдельмина Тэйг,- усмехается, заглядывая в мои удивленные глаза, я стискиваю рукоять меча.- А это резиденция магианы крови,- она уделяет все свое внимание фруктам, оставляя мне право задавать вопросы. Но я молчу.

   Гарнизон Архам, чуть больше месяца назад. Гарнизон стоящий на стыке границ земель Гиландру, Тэйг, Адалберт и Лиурас. Я не был дома больше двух лет, могла ли зараза завестись и в моих владениях? А ясный Лиурас, отец двух очаровательных дочерей, музыкант и меценат, он тоже?!

  - Эдельмина? Жена или дочь?

  - Бастард, рожденный от магианы крови и предназначенный в дар Теням,- улыбается серебряновласая девушка.- Чтобы им было вкуснее, мой магический дар заперт и не развивается, а лишь накапливается магическая сила.

  Нейтх II Авуэн.

   Мое нетерпение и беспокойство за Хэлл достигли той точки, когда даже бесцельное кружение по тесной и сырой камере кажется достойным решением. Есть ли еще Хэлл, живы ли мои дети, все, включая и несчастного приблудыша Кенсорина? Что с этой стервой, Аскитри, дернули меня боги-прародители согласиться на уговоры гадалки, не иначе помутнение рассудка. Скрип, что это? Скрип ключа в веками не смазываемом замке, клянусь Огнем, ко мне гости. А оружия нет.

  - Исбайл,- только и смог прошептать я. Она качает головой, прекрасная, залитая кровью, опирающаяся на холку огромного волка, вокруг нее вьется снежная метель и ластится, как доверчивый щенок.

  - Нет, князь, мое имя Алдит, ясная Алдит Арталанд. Дела в Хэлле идут так плохо, что ясный Этарн вам из Снежани травницу добыл,- чуть сумасшедшая улыбка на перепачканном кровью лице. Так улыбаются избежавшие верной смерти воины, о да, эта леди воин, я уверен.

  - Что ж, полагаю я достаточно здесь погостил,- стараюсь отвечать с достоинством, и понимаю, что эта, еще не известная мне женщина заняла место Исбайл в моем сердце. Вот так, сразу.

  - Да уж, тридцать три года провели вы здесь, я ожидала увидеть ммм, кого-то менее адекватного,- с сомнением покосившись на меня, в этот момент я вспоминаю, то о чем забыл давно. На мне нет одежды, совершенно никакой.

  - Прощу простить мой вид, ясная леди,- оставив судорожные попытки прикрыться выпрямляюсь.

  - О, не стоит переживать,- откликается леди и произносит то, что я предпочел бы не слышать,- я же ваш лекарь. Я обмывала и обтирала ваше тело не один раз, и должна отметить, здесь вы значительно лучше, чем были там.

  - Был?- пытаюсь отвлечь ее, но не удачно.

  - Я Первая среди равных гнезда Арталанд,- с достоинством выпрямляется ясная леди,- ваше тело попало в надежные руки. Да, с гнилью пришлось повозиться, да и струпья пролежней добавили хлопот,- мне становится дурно,- но теперь вы похожи на спящего принца из сказки.

  - Так разбудите меня поцелуем,- полушутливо произношу я.

  - Думаю, я это заслужила,- серьезно кивает Алдит.- Что ж, разговор интересный, но нам лучше уходить.

  - Мы можем поговорить и по дороге, уверяю, я вполне способен идти и говорить,- поспешно вставляю я. Не хватало еще чтобы она считала меня калекой.

  - Идти буду я, а вам сюда,- она забирает из волчьей пасти друзу хрусталя и мир меняется. Теперь моя темница значительно приятнее в эстетическом плане, но, будь все проклято, я ведь ей поверил.

  - Осторожнее князь, чуть больше эмоций и друза не сдержит вас,- мягко, как ребенку шепчет ее голос, да, теперь я его узнаю.- Это необходимо чтобы вернуть вас в наш мир.

  - Вы пели для меня?- охрипнув, спрашиваю я.

  - Я часто пою за работой, когда никто не слышит.

  - Я слышал,- чувствую себя вновь живым.

  - Я знаю,- так тепло и мягко произносит она, что я верю, знает.


  Шаэл Ниан.

   Сегодня с утра какие-то нездоровые пляски происходят, слуги что-то мечутся, носят, Айн во дворе вокруг деревьев прыгает, Рин с серьезным видом там же из кованного сундука старое оружие достает. Сегодня и праздника-то никакого нет, или я ошибаюсь?

  - Доброе утро ясная леди, а чего же вы не в синем?- прощебетала одна из служанок, кажется Вилма.

  - А почему я должна быть в синем?

  - Как, сегодня шестой день седмицы, завтра седьмой,- логично ответила Вилма и умчалась, размахивая плетеной корзинкой с искусственными цветами.

  - Лирра, доброе утро.

  - Ох доброе, спасибо что про цветочки вспомнила, я возле них ночь провела и как будто заново родилась,- расцвела улыбкой девчонка.- А что это сегодня весь дом с ума сошел? Нет. Они конечно и раньше ясную Тьяру чествовали, но не в таких масштабах.

  - Чего?!

  - Ты забыла что ли? Раз в неделю...

  - Седмицу,- поправила я ее и удостоилась недовольного взгляда.

  - Раз в неделю,- с нажимом продолжила Лирра,- чествуют ясную Тьяру, по субботам, а по воскресеньям воздают почет старшим богам, чистой Олуэн и властелину Кадарну. Что на них сегодня нашло - ума не приложу.

  - Ладно, мне сменить у платья цвет не сложно,- провожу руками вдоль боков, и платье покорно принимает тускло синий оттенок.

  - Ммм, я обойдусь, у меня лента синяя,- Лирра обеспокоенно погладила подол своего апельсинового платья и отодвинулась от меня подальше.

  - Не так и плохо, Тарий здесь или?

  - Ох, как он меня достал, над Айном нашим издевается, сил нет. Тут не так давно, я Айна каллиграфии и грамоте учу, ну помнишь, да? Так Тарий приехал раньше времени на ваши магические занятия и к нам пришел. Сел рядом и давай все мои задания на равнее с Айном делать. А лорденку же с детства все это дают, Айн весь покраснел, кричит, "что ты сюда приперся? Никому ты тут не нужен!" Лорденок на меня смотрит, а я что? Он мне и вправду здесь не нужен, я и попросила его выйти. Потом от Алдит влетело. Но я же была права?

  - Права конечно,- ищу на столе признаки еды и не нахожу,- сегодня еще и не кормят что ли? Надо было его сразу выгнать ты не обязана с ним заниматься, это я вынуждена, скорее бы Алдит взялась, как и обещала, полностью за их обучение. Нет, с Айном я бы с огромным удовольствием занималась, но этот прыщ,- качаю головой, и вижу, как округляются глаза Лирры.

  - Доброго дня, наставница Ниан,- подтянутый и серьезный, как всегда Тарий. На дне глаз таится обида, в руках два свертка.- Поздравляю с Надломом зимы.

  - Стоять,- командует Лирра,- вернулся и объяснил.

  - Не обязан,- отрезает ребенок и уходит.

  - Похоже, он нас слышал,- тяжко вздыхает Лирра.

  - Переживет, пакость мелкая, еще и подслушивает,- не согласилась я с подругой, и, бросив свой сверток, вышла.

   Айн, как маленький щенок прыгал вокруг Рина, помогая ему развешивать на крепких ветвях деревьев метательные ножи, втыкая в снег мечи и топоры.

  - Помощь не нужна, мальчики?- Айн жизнерадостно рассмеялся и бросился ко мне, оскальзываясь в снегу.

  - Наставница Ниан, ух ты, вы в синем, значит, не забыли?! С праздником, я сам делал,- это уже на порядок тише. С протянутой ладошки свисает простенькая веревочка и деревянное солнышко, сделанное неумелыми детскими руками.

  - Какая красота, Айн, у тебя золотые руки, надень,- опускаю в снег и подставляю голову сияющему от счастья мальчишке. Краем глаза отмечаю тень, Тарий, скрестив руки на груди и оттопырив губы наблюдает за нами.

  - А как вам мой подарок,- не выдерживает мой второй ученик, и я чувствую мимолетную неловкость.

  - О, ммм, хороший, да определенно, хороший подарок.

  - Вы не посмотрели,- кивает ребенок и добавляет,- отец определенно был прав, не стоило и пытаться. Вам нужна помощь?

   Рин, растерянный, стоит, опустив руки, и как неуловимый ветер, улетучивается праздничное настроение.

  - Так, оба два, Тарий, я посмотрю позже твой подарок, но уверена что он великолепен. Рин, я собственно что вышла, есть-то хочется, когда уже поедим? На кухне повариха метлой всех гоняет.

  - Есть будем вечером,- смеется мой любимый и тут же вскидывается,- но тебе нельзя голодать. Тарий, вот тебе мое задание, добудь еды для своей наставницы,- командует Сорин.- Айн на тебе стул и стулья, а мы пока разберем оружие.

  - Ничего не понимаю,- признаюсь я, провожая взглядом учеников. Рин тепло улыбается, и ерошит волосы:

  - Все просто, Перелом зимы в это году совпадает с днями почитания ясной Тьяры и главенствующих богов нашего пантеона. Всегда, когда так случается, мы празднуем Надлом, считается, что в этом году богам победить нечисть будет легче. А оружие мы развешиваем за неделю до ночи Перелома.

  - А причем здесь мое синее платье?

  - Кхм, оно у тебя местами рыжеет,- смутился Рин,- цвета ясной Тьяры, синий, голубой, белый и серебряный. Цвета зимы. Ясные леди наряжаются в цвета зимней богини, как бы подражая ей.

   Перекусив фруктами, принесенными Тарием, я с удовольствием слепила несколько снежных скульптур, анимировала их и натравила на Рина. Молодой воин со смехом улепетывал от моих воинов, а в кои-то веки не ссорящиеся мальчишки подпрыгивали и подзуживали поочередно меня и Рина.

  - Ниан,- заорал внезапно Рин, вытягивая руку и бросаясь к нам, чем я и воспользовалась, обрушив на него обоих своих снежных бойцов. И в наступившей тишине как-то особенно зловеще прозвучал скрип снега под когтистыми лапами. Тарий, обернувшийся раньше меня, как-то полузадушено вскрикнул и осел в сугроб.

   Огромная костистая тварь, стояла позади нас, вернее, изготовилась к прыжку, взметнулся снег, и с диким воем нежить рухнула вниз, туда, где долю секунды назад был Тарий. Я отмерла и, сотворив для комка огня, метнула их один за одним в неведомую зверушку. Где-то за спиной бешено ругаясь, выбирается из снега Рин, но я-то знаю, так или иначе, он не успеет, я хорошо его прикопала. Дети, вцепившись друг в друга слева, делаю несколько длинных шагов, мимолетно проклинаю Алдит, с ее принципом "только платья" передавшимся и мне. Теперь все они за мной и я не могу проиграть, еще несколько огненных комьев летят в тварь, заставляя ее отпрыгнуть, стрелы и огненный рой, самое мощное мое заклятие.

  - Ложись!- бешеный рев, я даже не смогла его идентифицировать, как вбитые наставниками рефлексы заставили меня за сотые доли секунды метнуться назад, обхватить детей и нырнуть с ними в сугроб, прикрывая своим телом. Что черт побери происходит?!

   Громыхнуло, запахло паленой шерстью и мясом, меня из сугроба выдернула лапища Зверояра, рядом с ним, невозмутимо поправляя одежду стоял Светлый, из объятий моего снежного воинства выбрался Рин. Прижимая к себе трясущихся мальчишек, я остро поняла, разжать руки я сейчас не смогу.

  - Я хочу горячего взвара,- мрачно произношу я. Тарий аккуратно выбирается у меня из под руки и отходит в сторону, удивленный и настороженный. Может зря я так на него взъелась?


  Ясный Этарн.

   Снежная Арталанд исчезла в неизвестном направлении, что может быть лучше, чтобы сделать сегодняшний день неповторимым?!

  - Но Зверояр и храмовник знают, где она,- наябедничала Лирра,- а нам не говорят.

  - Мне скажут,- неприятно усмехаюсь, придется, как следует тряхнуть Светлого, правда, девчонки от этого осведомленнее не станут.

  - Поздравляю с Надломом,- тактично произносит полукровка Ниан и с легким кивком протягивает мне сверток. В голове не укладывается, даже я забыл про праздник, а она еще и подарок приготовила? Вскрываю, в согласии со всеми правила негласного этикета, метательный кинжал, то, что принято дарить плохо знакомым людям на излом зимы.

  - Благодарю, ясная Ниан. Я не приготовил подарка,- развожу руками и вижу смешливый огонек в глазах девчонки.

  - И слава богам, а то я ума не приложу, куда все эти ножи дену,- подмигнув мне она подходит к окну.- Алдит вернется живой?

  - Я пока не знаю где она, но что может ей угрожать?- деланно удивленно развожу руками и наблюдаю за успокоенной мордахой полуэльфийки и понимающей усмешкой огненной магианы.

  - Верно, с самого первого мига проведенного в Хэлле, я не устаю поражаться удивительной миролюбивости местных жителей,- покивала Ниан, и улыбнулась удивленной полуэльфийке.

  - А Сорин обещал рассказать, что за тварь напала на Ниан и учеников и смылся вместе с ребятами и Светлым.

  - Что?- сердце пропускает удар.

  - Да,- колдунья передергивает плечами,- сегодня был неприятный инцидент. В Снежаньской Цитадели Осколков Истины, как пафосно величает себя тамошняя начальная магическая школа, мы ничего подобного не изучали, хотя на нежити останавливались очень подробно. Тварь в холке около полутора метров, костистая, шерсть клоками неприятно-бурого цвета, в пасти всего четыре клыка, два из которых по цвету сильно отличаются друг от друга. Глаза мерцают желтым. Восемь ребер, к сожалению пальца на лапах я сосчитать не успела.

  - Серенский людоед, эту тварь завезли наши магики,- с чувством сплевываю.- Чтоб им в гробах перевернуться. Когда князь узнал об этом, он назначил награду за их трупы, и через неделю этих горе-экспериментаторов нашли повешенными. Правда, крестьянам это не особо помогло. Вы очень точно описали его, ясная Ниан. Было время рассмотреть?

  - Нас этому учат,- смущенно улыбнулась колдунья.- У молодых магов из-за этого огромные проблемы. Мое сознание как бы разделяется, одна часть стремительно выплетает боевые чары, другая не менее быстро отмечает детали. Ну это в идеале, а на деле, я еще слишком неопытна, поэтому упускаю время, как сегодня.

  - Все живы,- утешил я девушку.

  - Да, но я, боевой маг, уступила какому-то храмовому служке!- с чувством воскликнула колдунья, а я согнулся в приступе неудержимого смеха. Утерев выступившие слезы, я подмигнул зардевшейся девушке.

  - Ясная Ниан, Светлый конечно храмовник, ох давно я так не смеялся, но ему больше тысячелетия. Боги хранят его жизнь и даруют свои силы, было бы странно, если бы вы смогли потягаться с ним.

  - Ого,- девушка задумалась,- а мы им помыкать пытались.

  - И как?

  - Безуспешно,- вздохнула Лирра.- А он женат? Просто тысяча лет это так много,- полуэльфийка мечтательно закатила глаза,- наверняка у него есть романтическая тайна, неоплаканная любовь. Кстати, у Алдит скоро день рождения, предлагаю это отметить.

  - Угу, учитывая, что порождения зла опять утащили эту несносную рэймар, глупо планировать что-то.

  - И когда же сей знаменательный день?- поинтересовался я, мысленно прикидывая подарок, приличный и ненавязчивый.

  - 17-го элета,- Лирра смущенно улыбнулась,- ну, на самом деле он у нее уже был в этом году, по времени Снежани. А теперь, 17 число второго месяца зимы наступило в Хэлле, мне кажется можно устроить маленький праздник. Я расскажу кухаркам рецепт ее любимого блюда, да и подарок я уже присмотрела.

  - Идея хорошая, главное чтобы ведьма вернулась к этому моменту.


  Ясная Арталанд.

   Хрустальная друза, надлежащим образом заговоренная приятной тяжестью легла в ладони. Мохнатый брат, встав на задние лапы, слизал с моего лица кровь и несколько раз повилял хвостом. От усталости подкашиваются колени, наплевав на нормы приличий, сажусь на пол, наблюдая, как в ловушке духа по одной угасают руны.

  "Спасибо"

  - За что?- говорю вслух, пусть хоть мой голос разобьет эту проклятую тишину.

  "Не ожидала, честно. Я бы так не поступила, не смогла". В голосе Синеволосой безумным коктейлем мешается злость, удовольствие, обида и благодарность.

  - По собственной дурости я попала в ловушку, зачем мне было тянуть за собой тебя и ледовицу? Ради компании? Вряд ли в посмертии мы окажемся в одной яме. А вот как ты умудрилась спасти меня, и зачем?

  "Сила призванная этой ненормальной напитала мое вместилище, ты случайно откинула меня так, что жемчужина оказалась точно в потоке силы. Я подправила кружево ритуала и замкнула его на себя. Мы все поменялись местами, эльфийка заняла твое место, я ее, а ты оказалась вне ритуала. Думаю я смогу облачить душу плотью, когда выберемся".

  - Что ж, поздравляю. Ты об этом мире знаешь больше меня, что она имела ввиду, говоря что готовила ловушку тридцать пять лет?

  "Я об этом только слышала, проходя через барьеры, разделяющие Ххаш"Ссанор можно переместиться как в прошлое, так и в будующее. Равно как и стать вонючим мясо-фекальным фаршем".

  - Не знала.

  "Это залог целостности мира. Пойми, многое приходится воспринимать как давность, я была кем угодно, только не ученым. Почему именно скольжение во времени удерживает наш мир от распада - я не знаю. Знаю лишь одно, откроешь дверь - и наступит конец света. И вообще поднимайся, у нас мало времени, а нужно еще сокровищницу осмотреть. Бывшая хозяйка неплохо нажилась на Смутном Времени Хэлла".

   Понукаемая Йалантэ я поднялась и, одной рукой опирясь на холку мохнатого брата, а второй прижимая к груди хрустальное вместилище души, направилась в сторону сокровищницы. Синеволосая командными окриками указывала направление, и мне даже не хотелось ее осаживать, слишком устала.

  "Ооо, ты умеешь создавать Многовмещающие артефакты?"

  - Чего?

  "Ничего, а хотя нет, вон там, левее, возле огромного рубина, сумка, ну-ка, посмотри на нее через маговзгляд, синим светит?"

  - Да,- лаконично отзываюсь я.

  "Потрясающе, открывай и сгружай туда все что влезет, и вон те занавески расстели на полу, навьючим волка как следует".

  - Может не стоит?

  "Ты хочешь оставить все здесь? Второй раз мы сюда не проберемся, в ближайшее время точно. Делай что говорю, ты мне должна за свою бесценную жизнь".

   Лэсс"Шаэдэ, недовольно ворча лапами загребал золотые монеты самых разнообразых чеканок на расстеленные мною полотнища ткани. Я же, четко следуя инструкциям, загружала сумку, особое внимание уделяя артефактам.

  "Ладно, достаточно, а то надорвемся, давай, за той дверцей ее кабинет, глянем что там и домой".

  - Вопрос в том как попасть домой,- вздохнула я, и прошла в указанную дверь.- Ты впитала все знания о резиденции Дерионы?

  "Мешанина образов, ты знаешь что у нее было две личности? Одна совсем дикая, а вторая молоденькая эльфийка, обычная, чуть глуповатая".

   Кабинет оказался совершенно непримечатльным, маленький, тесный, со слишком ярким, белым светом. Тесный стол, дикой формы стул с колесами на крестообразном основании и толстый фолиант, раскрытый примерно на середине. Когда я рискнула сесть на черный стул, на желтоватом пергаменте стали проступать зеленные буквы.

  "Сегодня уже 13ое элета, Алдит нет пять дней, я беспокоюсь, Лирра сходит с ума. Храмовник и Яр молчат, как воды в рот набрали. Только бы с этой шальной ведьмой не приключилось чего-нибудь совсем уж нехорошего. И Сорин избегает со мной общаться, походе известие о моей беременности срубило на корню его романтические чувства. А еще такое чувство, что все про него что-то знают, а мне не говорят. Лирру скоро призраки с ума сведут, и это дикое нападение серенского людоеда. Хорошо хоть ученики подружились, Тарий перестал издеваться над нашим мальчиком и напротив дает ему уроки хорошего тона. Алдит бы обрадовалась".

  - ... и ...- не выдержала я, и Йалантэ в моей голове поперхнулась смехом. Какого лешего, как выражалась моя наставница, этот чертов фолиант дублирует дневник Ниан?!

  "Мне больше интересно, по своей ли воле она тебя сливала".

  - ..., с этим придется разбираться,- бережно огладив страницы, заворачиваю фолиант в алый шелковый лоскут, висевший на ручке стула и поднимаюсь, пора идти.

  "Знаешь, мне одно интересно, ты живая? Даже меня, бесплотного духа, охватила золотая лихорадка".

  - Меня радует наличие золота и украшений,- удивленно отзываюсь я.- Конечно, я не потратила и половины от выданного мне вознаграждения за лечение князя, но деньги не бывают лишними.

  "Деньги средство, а не цель. Жаль, что при жизни я не исповедовала этот принцип, дольше бы прожила".

   И вновь зависнув посреди чернильной мглы с мириадами ослепительно ярких искр, я в недоумении прикусываю губу. Из самой середин души поднимается слепая уверенность, выбор пути, словно там, на том конце стоит Нианка, и машет мне ладонью.

  "Стой, ты куда?" Заполошный голос Йалантэ на мгновение разбивает вдребезги эту иррациональную уверенность, но я отсекаю Синеволосую. Она не помешает. В этом пространстве размах и скорость шагов не имеют значения, а потому, вдох-выдох, ясная Арталанд. Сознание двоиться, вот я иду в этом пространстве, не имеющем ни низа ни верха, а вот, прикусив губу от обиды скольжу по обледеневшей галерее родного гнезда. Лорд-отец на ужине объявил о своем решении отдать меня Хэллу в качестве контрибуции, и теперь ужас ледяными кольцами сжимает мои потроха. Вот я закрываю за собой дверь своих покоев, скидываю на холодный пол тонкое покрывало и падаю на постель, заикаясь и подвывая как простая селянка, шмыгаю чудовищно распухшим носом, спрашивая стихию покровительницу "за что"? Вот ясная Гилворра, брезгливо кривясь зажимает мне нос и опрокидывает в послушно открывшийся рот ядовито-зеленое зелье. И все, вдох-выдох, так спокойна, безмятежна и холодна я не была никогда раньше. Кристальная четкость мыслей, отчетливое понимание действий и мотивов лорда-отца, прощение для леди-матери, взирающей на меня покрасневшими глазами. Что же пошло не так? Почему зелье ясной Гилворры прекратило свое действие? Сейчас я ясно вспомнила, тогда, в гнезде, я планировала свести счеты с жизнью, сразу по отбытию из Цитадели.

   Посреди этого бесконечно пространства возникает прозрачный куст акации, запорошенный искрящимся снежком. На тонких ветках играет причудливая лента силы, сотканная из теплых, золотых и алых искр. Ниан, конечно, она отметила акацию давшую приют Дерионе, вот что послужило мне путеводной звездой.


  Ясный Адалберт.

   Происходящее все больше напоминает дешевую постановку бродячих актеров. Моя княгиня приобрела маниакальный блеск в глазах, и раннюю седину. И этой седой прядкой она гордится больше чем княжеской короной венчающей точеную головку. Эда, дочь Великой Колдуньи, повадилась прятаться в наших покоях от своей матери, вот и сегодня, придя с самого утра сидит у окна, перебирая шелковое шитье.

  - Леди-мать пребывает я яростной радости,- тихо и неожиданно произнесла юная Тэйг.- Если вам дорога ваша хозяйка, уберегите ее от общения с ней сегодня. Что-то произошло, что-то что злит и радует ее одновременно.

  - Откуда знаешь?- подозрительна мне эта помощь от девчонки.

  - Не ваше дело,- повела плечом паршивка и, сверкнув белоснежной улыбкой, склоняет голову к шитью.- Вы можете верить или не верить, ваш выбор. Я не верю, все лгут.

  - Потрясающе,- выдохнул я.

   Через несколько часов бесцельного разглядывания потолочной лепнины из своей опочивальни выплыла моя богиня. ЕЕ тонкая фигура затянутая в черный атлас навевала самые мрачные мысли, разбившиеся о неизбывную нежность прекрасного голоса.

  - Аскитри, прошу тебя, останься сегодня со мной,- ловлю ее тонкие руки, целую холодные пальца, но моя прекрасная госпожа отнимает от меня ладони и отступает на шаг.

  - Знайте свое место, ясный лорд,- гневно произносит княгиня,- я иду по воле Великой Колдуньи, не вам меня останавливать.

  - Милая, я всего лишь попросил тебя остаться сегодня в покоях,- серьезно и внушительно произношу я, пытаясь донести до Аскитри свою мысль. Раньше это помогало, но не теперь.

  - С дороги,- кривит губы ясная Авуэн, и неведомая сила отбрасывает меня с ее пути.

   Лежа на полу медленно прихожу в себя, проверяя цели ли кости, в голове шумит. Эда так и не изменила своей позы, все так же сидит у окна со своим шитьем.

  - Ее нужно спасти,- резко выдыхаю, скрывая острую боль пронзившую каждый миллиметр тела.

  - Дверь там,- равнодушно пожимает плечами девчонка.- Иди и сдохни вместе с ней.

  - Я тебя с собой прихвачу,- Эдельмина ловко ускользает от моего захвата и усмехаясь, открывает тайный лаз. Сколько бы она ни приходила сюда через него, у меня его открыть не получилось ни разу.

  - Нет, преданный слуга отправится на поиски своей госпожи в одиночестве,- показывает острые зубки рэймар-полукровка.- Я и пальцем не пошевелю для твоей хозяйки.

  - А для меня?- отрывисто бросаю ей в след, но чертовка только хохочет, закрывая за собой ход.

   Подскакиваю к вновь монолитной стене, обшитой тончайшим бархатом и в ярости нажимаю на все выпуклые элементы декора.

  - Она не откроется,- сухой голос от двери заставил меня вздрогнуть.- Великая Колдунья желает вас видеть.

  - Я не желаю видеть ее,- складываю руки на груди, как-то этот старичок будет меня убеждать? Обнажив в усмешке отвратительно желтые зубы старик лишь прищелкнул пальцами, и мое тело перестало мне повиноваться.

  - Ты гость в этом замке, все здесь происходит лишь по Ее желанию.

  - Про ясного Тэйга забыли уже?

  - Наш лорд в мудрости своей поддерживает решения Колдуньи,- шагаю позади старика, редкие факелы бросают отсветы на его блеклые, седые волосы.- Сегодня ты станешь еще одной малеькой ступенькой для Великой Колдунья.

  - И чего она же хочет? Стать Легендой? Получить признание богов?- скептически уточняю я у старика, страха нет, последние недели я перестал чего-либо бояться. Только не когда рядом моя богиня. Он открывает неприметную дверь, едва позволяющую мне пройти не склоняя головы.

  - Не твое дело, мальчик,- мурлыкает колдунья, оборачиваясь на шорох двери, и на столе перед ней я вижу плоское блюдо, в котором отражается только что пройденный нами коридор.

  - Ваше пожелание исполененно,- склоняется старик.

  - Ты хороший слуга,- она проводит тонким пальчиком по бледным губам,- пожалуй, я позволю тебе умереть своей смертью, когда придет время.

   Старик лишь молча склонился в поклоне и, выждав с десяток секунд, покинул нас. Колдунья вернулась к своему наблюдательному пункту, жидкость на блюде всколыхнулась, и изображение сменилось. Я сделал шаг вперед, желая рассмотреть получше, мне явно слышался голос Эды, рассмотрел и сразу отвернулся.

  - Дитя двух врагов,- скучающе произносит Колдунья,- я так и не смогла ее полюбить, даже не так, я не смогла перестать ее ненавидеть. Тэйг пытался отдалить нашу дочь от меня, но не вышло, я успешно превратила ее жизнь в ад. Не правда ли? Это достаточно обычное для нее времяпрепровождение, нашим слугам нужно куда-то сбрасывать напряжение, давать волю фантазии.

  - Это мерзко,- блюдо искажает звуки, но все равно, мельком увиденного хватает, чтобы воображение достраивало картины происходящего с Эдой.

  - Ну что ты, я не отдавала ей такого приказа,- мило улыбается рэймар, и изображение мутнеет, обрубая звук.- Я разрешила им делать с ней что тело изволит, но не убивать. Иногда им удается ее подловить, иногда нет. Знаешь, неплохо рассеивает скуку.

   Изображение вновь ожило, только теперь блюдо показывало ясную Аскитри, ее прекрасное тело было обнажено, и нежная кожа клочьями слезала с тонких плеч.

  - Что ты с ней сделала?!- ярость помутила мой рассудок, и я бросился вперед, желая лишь одного, сломать ведьму, свернуть ей шею. Раздавить падаль в своих руках.

   Со смехом тварь отбросила меня к стене, и я увидел на дне ее зрачков тот же голод, что терзал первую встреченную мной магиану крови. Все становилось на свои места.

  - Тебя терзает неутолимый голод, верно?- глупо злить врага, находясь в его полной власти, но и замолчать выше моих сил.- Скажи, как давно тебе перестало хватать смертей?

  - Умный смертный,- голодная тварь так и не покинула зрачков рэймар.- Я не хотела этого всего, я просто искала себя и свой путь. Он оказался иным, чем мне представлялось,- женщина села в кресло и запрокинула голову, рассматривая потолок.- Смешно, но моя травмированная, слабосильная сестра выдержала экзамен, а я нет. Это ведь ты привез ее в Хэлл, твоя хозяйка много мне поведала сегодня. Знаешь,- она вновь смотрит мне в глаза,- я тебя ненавижу именно за это. И ты поплатишься, за то, что привез ее, за ее неминуемую смерть от моей руки во славу моих богов. За то, что я до сих пор не могу перестать любить...


  Шаэл Ниан.

   Утро наступило неожиданно. Неугомонный вихрь по имени Лирра приземлился на постель и оглушил меня счастливым визгом.

  - Алдит вернулась! Правда она еще не здесь, ну в смысле не у нас, но уже едет. Говорят, что наша ведьма возникла прям из воздуха, как высшая нежить, где-то княжеском парке. Вставай, вставай!

  - Ну, наконец-то,- подавив зевок, я выбралась из постели. И радостно и горестно, не удивлюсь, если вместе с собой и князем ведьма принесет еще кучу проблем.

  - Ты чего такая смурная?- неугомонная полуэльфийка крутилась возле меня, дико раздражая своим счастливым видом.

  - С каких пор ты надолго отходишь от чудо-цветов?- злобно прошипела я, выдергивая из шкафа платье.

  - С тех, когда вплела один из них в волосы,- лукаво улыбнулась девчонка, и со смехом выскочила из комнаты.

   На завтрак собрались все, и Этарн и Светлый, и даже Сорин, упорно отводящий от меня взгляд. Очевидно, за прошедшее время он навыдумывал себе проблем. Ну и прекрасно, я и без него проживу!

  - Как Алдит? У нее все хорошо? А князь? А когда...- затараторила Лирра, отставляя чашку с травяным взваром.

  - Тише, тише,- усмехнулся Светлый,- по порядку. С колдуньей все в порядке, она сейчас в своей комнате, отсыпается, и не вздумайте ее беспокоить. Зверояр, проследишь за этим лично. Да доешь ты сначала,- фыркнул храмовник.

  - А князь?

  - Это не та информация, которую я хочу вам открывать, Ниан. Это желание Алдит.

  - Она мне не доверяет?!- такое чувство, что меня пнули, под дых. Горько, больно, противно. А что ты хотела, девочка? Кто ты, нищебродка и полукровка и кто сиятельная рэймар, остающаяся собой даже в патовых ситуациях?

  - Я не знаю, чем это обусловлено,- дипломатично заметил ясный Этарн.

   Так и не поев, я вышла из-за стола. Отдыхает? На том свете отдохнет, злобные мысли заполонили голову. Благо, Зверояр еще не сменил близнецов и моего бешеного взгляда было достаточно, чтобы войти в комнату ведьмы.

   Один вид ведьмы, заставил меня повременить с выяснением отношений. Она, бледная, с запавшими щеками и синяками вокруг глаз, заостренными скулами и растрескавшимися губами, едва дышала. Грудь едва-едва вздымалась, исцарапанные руки сжимали ткань покрывала. Тонкие губы кривились, словно ей снился кошмар. А что еще может сниться человеку, вернувшемуся с изнанки?

  - Ладно, потом поговорим.- Поправив одеяло и сняв с покрытого испариной лба нежный локон, я вышла, кивнув устроившемуся на полу Зверояру.

  - Разбудила?

  - Нет,- я покачала головой,- знаешь, я не монстр.

  - И славно. Ты не думай, там, на Изнанке, ей всякое могло померещиться. Порой почти не возможно отличить явь от сна.

  - Я не думаю, Яр.

  - Угу, ты делаешь. Ученички ждут тебя в гостиной.

   Прогуливаясь вдоль стенки, рассеяно скользя взглядом по склоненным головам моих учеников, я размышляла. Мой будущий ребенок и я сама, мы зависим от милости рэймар. Стоит нам поссориться, и я в точности повторю судьбу своей матери, талантливой, но не умеющей пристраиваться по жизни магианы. А вот судьба моей девочки будет во сто крат хуже, ведь здесь нет ни Цитадели магических искусств, ни надежды.

   Но с другой стороны, оставшись в Снежани, я сотворила бы еще худшее будущее для дочери. Быть экспериментальным накопителем для магистров, подопытным животным, что может быть хуже?

  - Наставница Ниан, а если в пустыне мне потребуется еда и питье?- умненький мальчик Тарий, записав непреложный закон Эдо, тут же заинтересовался исключениями.

  - Нельзя сотворить съедобное из несъедобного. Превращения, это не панацея, это лишь средство кратковременного облегчения ситуации. Таким образом, находись в пустыне, ты можешь превратить песок в зонт и укрыться им от солнца. Пищу же, или воду, можно сотворить из так называемых условно съедобных веществ. Из растений и воды. Кусок прожаренного мяса ты не получишь, но сможешь выделить яд из анчара и размягчить древесину. Но все это вы сможете проделать, лишь досконально изучив дисциплину Магических Превращений.

  - А вы можете?

  - Нет, но наставница Арталанд вполне владеет этим даром, как и любой другой зельедел.

  - Но для чего это зельеделу?- насторожено и удивленно спросил Айн.

  - Иногда необходимо выделить сок растения, не примешав к нему труху и жмых, для этого используют вторую ступень Превращения, Деление. Так, теперь решите задачу. Два яблока, размером с кулак, превращены в четыре мелкие сливы. Рассчитайте, сколько получится свободной энергии, выделяемой излишним весом яблок.

   Дети послушно заскрипели перьями, а я продолжила хандрить. Даже обозначив проблему, у меня не получается найти решение. Как стать самостоятельной, не имея профессии и волевого характера?


  Ясный Этарн.

   Князь, сейчас выглядящий лучше, чем за последние тридцать лет, лежал не шелохнувшись. Взъерошенная, злая, измученная ведьма уложила хрустальную друзу на грудь моего сына, и, не говоря ни слова, ушла отдыхать.

  - Прости, сынок, я едва не приговорил тебя к смерти,- погладив кончиками пальцев прохладную ладонь, я усмехнулся. Предки создали замечательную систему, прокняжив свой срок, я стал хозяином теневой жизни Авуэна. Воры, убийцы, шпионаж, все это передал мне перед своей смертью мой отец и дед Нейтха, так же, как это сделаю я.

   Хрустальная друза, переливающаяся потусторонним светом, сложно поверить что именно в ней бьется и трепещет измученная душа моего сына. В своем ли разуме проснется Нейтх? Не станет ли хуже?

  - Страдаешь?

   Я предпочел проигнорировать храмовника, продолжая рассматривать худое лицо сына, в надежде, что вот сейчас он откроет глаза.

  - А я помню, как это все начиналось,- продолжил Светлый.- Ты знаешь, Авуэн утопал в крови, разнообразнейшее отребье стекалось сюда со всех концов Хэлла и не только. Именно Амардин I Жестокий положил конец безумию, захлестнувшему улицы столицы.

  - Я и без тебя знаю историю своего рода.

  - Для тебя это история, а для меня жизнь, моя жизнь. Ты едва не угробил все то, что строили твои предки,- храмовник, заткнув большие пальцы за узорный пояс внимательно рассматривал шелковую обивку стен.- Ты должен был прекратить его мучения еще двадцать лет назад, тогда у нас не было бы нынешних проблем.

  - Он важен для Хэлла, Светлый. Без Нейтха мы не сможем подпитать щит, удерживающий порождений зла.

  - Это сделал бы Сильван,- Светлый внимательно посмотрел мне в глаза,- когда Нейтх очнется, я прикажу ему оставить трон сыну.

  - Не имеешь права,- мой голос резко сел.

  - Как раз на это, я право имею. Нет доверия тому, кто не смог удержать в узде бабу. Сильван сможет навести порядок в стране. Ты тоже хорош, теневой владыка. У Тэйга карманный маг крови, Гиландру проводит запрещенные ритуалы, что ты скажешь сыну? Я так страдал, что спустил наш дол в ...?

  - Замолчи, сам хорош.

  - Я? Да, я молодец, к твоему сведению, каждый год мне приходилось разбираться с церковными заговорами, да-да, наши патриархи сами не прочь усадить свои обширные седалища на трон.

  - Оставим это, Светлый. Не тебе судить, много или мало я сделал. Он жив, и трон остался под его женой, или ты действительно считаешь, что среди наших ясных лордов не было желающих? Все мои силы уходили на то, чтобы не дать ни одному уроду попытаться прикончить овоща, именуемого Нейтхом!

   Вскочив на ноги, я в немой ярости сжимал кулаки, глядя в ехидное и снисходительное лицо Светлого.

  - Ты слишком долго живешь, храмовник, ты уже забыл, как много значат чувства для простых смертных,- процедил я, отворачиваясь. Храмовник дернулся, словно мои слова могли попасть в цель.

  - Театр абсурда в действии? Может вы подеретесь, чтобы пробуждение ясного Нейтха стало еще более драматичным?

   В дверях, не замеченная ни мною, ни Светлым, стояла хозяйка дома, снежная Рилье.

  - Госпожа,- легко поклонился Светлый, на что миловидная женщина в белоснежной рясе только фыркнула.

  - Не ломай шею, храмовник, уж я-то знаю, истинного уважения у тебя ко мне нет. Все мы допустили свои ошибки и совершили своим подвиги. Переживем этот год, добро, ну а нет, так что спорить?

  - Золотые слова, снежная Рилье,- учтиво склонил голову я.

  - Почему он еще не очнулся?

  - Снежная Арталанд вынесла душу князя с Изнанки, она слишком устала, чтобы провести необходимый ритуал.

  - Стареешь, Светлый, или она тебе глянулась? Любого другого ты бы заставил сделать все сразу, затем подохнуть, а эту, инородку, бережешь. Неужто решил ей деток заделать и колечко на пальчик натянуть? Зря.

  - Думайте что хотите, снежная Рилье.

  - А я не думаю, я знаю. Ты ведь понимаешь, вместе я рясой я получила и память своих предшественниц. Да-да, и той самой, первой Рилье тоже.

   Храмовник усмехнулся, и отсалютовав, покинул комнату.

  - Первой Рилье?

  - У них была любовь,- неприятно улыбнулась снежная Рилье,- жаль, я не могу поделиться этой запутанной историей. Она выставляет нашего храмовника не в лучшем свете. А колдунья ваша похожа на нее. Сильная, волевая, умная и чертовски обаятельная, снежная Рилье была душой нашего ордена.


  Снежная Арталанд.

   Сегодня моя богиня не явила мне свой лик, и потому, осмотрев мертвое озеро, я направилась к полуразрушенному дому, виденному мной ранее. Холодно и горько, такое чувство, что Изнанка высосала из меня все чувства и эмоции. Предательство Ниан, мнимое или явное, неожиданно больно ударило по мне.

   Равнодушно ступая по ледяным тропкам, я подставляла цветным светлячкам ладони, как бы я хотела остаться здесь навсегда. Бродит по заснеженным полям и лесам, не мучится от рабской любви и невозможности освободится. Нахлынула память, смывая последние рубежи разума.

  - Что? Что значит генетически запрог...грамм...

  - Генетически запрограммировано, это значит, что в твоей крови вплетены особые чары,- мужчина подбросил в огонь полешко,- как в твоих волосах скрываются помощники-бусины, так в твоей крови враг. Любого демиурга ты будешь воспринимать как возлюбленного хозяина.

  - Нет, это не так,- шептала я мертвеющими губами, стараясь сохранить остатки гордости.

  - Ты думаешь, я не заметил? Ты готова костьми лечь, лишь бы угодить мне. Сложить все к моим ногам,- мерзко усмехнулся Сингар.- Это говорит твоя кровь. Ты к любому из моих сородичей побежишь, виляя воображаемым хвостом.

  - Ошибаешься,- криво улыбаясь, процедила я,- и когда-нибудь я тебе это докажу.

  - Не сможешь, ни у тебя, ни у кого другого из твоей расы и расы эльфов это не получится.

  - А хэллы?

  - Хэллов смогли изменить их боги.

   С той поры я препарирую свои чувства, ищу этого предателя врага в своей крови и не могу найти. Что это, этот жар в крови, трепет в душе, неужели все это можно почувствовать к кому-то другому? И если да, хочу ли я перестать это чувствовать?

   Вот и дом, окна сияют призывным теплым светом, полуразрушенное крыльцо заметено снежком. Медленно подхожу, краем глаза отмечая тонкий светлый силуэт в гуще леса, поднимаюсь по скрипучему крыльцу и вхожу. В доме немного теплее, на полуобгоревшей свече мечется огонек, гостеприимно отодвинут стул, старинный фолиант призывно открыт на первой странице.

   "Здравствуй, путник. Я пишу эти строки в надежде, что когда-нибудь найдется тот хэлл, или иной Сотворенный, что сможет найти и прочесть мой дневник. Мое имя Тьяра Леснавица, я шестая дочь в семье посредственного кузнеца. Четыре года назад начался мой путь, приведший меня к грани божественного..."

   Значит, это дневник моей госпожи? Правильно ли с моей стороны читать его, не испросив ее на то позволения?

   Посидев над дневником ясной Тьяры, я решительно отринула в сторону все сомнения и вернулась к чтению. Перед глазами вставали события многолетней давности, старые проклятия оживали вновь. Моя госпожа подробно описывала старый ритуал, с помощью которого она и ее друзья стали богами. Огромной смелости была и есть моя богиня, не думаю что смогла бы решится на столь жуткое и болезненное действо.

   Из сна я выплывала тяжело, словно дом ясной Тьяры не хотел меня отпускать, только настойчивый голос Синеволосой и смог пробудить меня.

  - Вставай, Алдит, нужно закончит начатое, пока твой герой не зачах с тоски,- Йалантэ, невесомым духом, едва различимым в свете солнца парила возле моего лица.

  - Восстановилась? Йал, почему я не хочу положить мир к твоим ногам? Ты ведь...

  - Я не в теле, твоя кровь реагирует на запах демиургов, на нашу биохимию,- грустно произнесла женщина.- Прости.

  - Можно ли с этим что-то сделать?

  - Не сейчас, Дит. Лет через сто, если ты приложишь усилия к созданию необходимых артефактов, я смогу показать тебе, как снять это.

  - Я запомню. Ты дала мне новую цель в жизни.

   Спустившись в лабораторию, я набрала в плетеную корзинку необходимых мне зелий и притираний. По дороге к покоям князя я чувствовала, как сердце готово выпрыгнуть из грудной клетки, похоже, комплекс чар и зелье, подлитое мне ясной Гилворрой прекращают свое действие. Когда я впервые заподозрила это? Сложно сказать, но сейчас, когда ко мне возвращаются чувства и эмоции, не новые, а старые, хорошо припорошенные пеплом, я все больше это понимаю. Не будь я опоена Слезами Аркхана, меня бы здесь не было.

   В семье я была белой вороной, ясная Гилворра считала меня бунтарем, но я всего лишь хотела жить. Первая среди равных, не то, что могло сделать меня счастливой, особенно учитывая прискорбно малое количество личной силы. Я подготовила для себя хороший плацдарм в столице, и когда грянул гром, до моего отъезда оставались считанные дни. Где-то мною был допущен промах, и затуманивающие сознание чары Гилворры заставили меня забыть обо всем. Только из-за Зверояра я смогла вспомнить, и начать бороться с зельем.

  - Готовы?- в покоях наблюдался полный аншлаг. Неизвестная мне полноватая женщина в белой рясе, что еще больше подчеркивало ее полноту, храмовник, сердце сладко дрогнуло, ясный Этарн.

  - Вы заставили себя ждать, милочка,- презрительно оттопырила губу толстуха.

  - Вы ждали тридцать лет. Светлый, ее сила нарушает течение магии,- вот так-то, и попробуйте возразить. Не дожидаясь пока ее попросят выйти, толстуха, одарив меня пламенным взором, прошествовала к выходу.

  - Ты еще пожалеешь,- снисходительные слова были обращены к Свелому.

   Рисуя на обнаженной груди князя краты, я исподволь смотрела на храмовника. После фразы толстухи, оказавшейся снежной Рилье, Светлый задумался. И его откровенно оценивающий взгляд начал меня буквально преследовать.

  - Ясный Этарн, возьмите сына за руку,- ошеломленный взгляд храмовника был мне наградой. Ха, скрыть близкородственную связь от целителя - это из области сказок.

  - Просто за руку?- странно видеть, как этот волевой мужчина робеет, столкнувшись с невиданной ранее стороной. Все хэллы дичатся магии, что показывает, насколько далеки здешние волшебники от обычных людей.

  - Вам следует его звать, вспоминать, самые светлые моменты, и,- я пытаюсь взглядом призвать мужчину к ответственности,- все претензии выскажете после, сейчас главное его вытащить.

   Мой голос вибрировал и разливался тонким ручейком, не полноводная река как у ясной Гилворры, но душе князя его хватит. Призывая его мятущуюся душу, я получаю маленький дар, светлые моменты жизни я проживаю вместе с ним. Первые шаги, первое оружие, первая любовь, и делюсь в ответ своей памятью, тем, что хоть и с натяжкой, но можно назвать счастьем. Вокруг нас вьется магия, сильные ладони Этарна до хруста стискивают пальцы сына, храмовник пододвигается чуть ближе, тонкие ноздри раздуваются, словно он принюхивается к моей магии, а я продолжаю петь.

   И вот, хрустальная друза взрывается хаотичными переливами света и из нее начинает сочиться серебряный дымок, душа решилась занять свое место. Медленно, словно боясь, серебро покрывает все тело князя, и, повинуясь моему голосу, просачивается внутрь, бродит под кожей, придирчиво осматривая свое новое старое тело и утихает. Худое тело князя начинает сотрясаться от дрожи, кашель выворачивает легкие.

  - Все в порядке, так и должно быть,- ложу узкую ладонь на плечо ясного Этарна и успокаивающе сжимаю.

  - Что теперь?

  - Завтра он очнется, будет слабость, ломота в теле,- я улыбаюсь.- Могут быть судороги, упадет зрение.

  - Он сможет пройти ... храмовой обряд?- вкрадчивый голос храмовника обволакивает меня туманом.

  - Какой? Он надломлен, неужели никто больше не сможет?

  - Сможет,- Светлый обменивается с ясным Этарном сложным, нечитаемым взглядом.

   За обедом царила тишина, Лирра, уныло размазывала по тарелке рагу, я, так и не привыкшая к этому выверту кулинарной мысли, пила чай с пирогами. Зверояр с близнецами стояли у покоев князя, ясный Этарн сидел там же, подле сына, надеясь, что встретит его взгляд первым. Храмовник, отщипывая длинными пальцами кусочки белого хлеба, рассеяно скользил взглядом по нам, молчаливо ждущим его приговора. Князь здоров, и самое время нас всех убрать, чтобы знать не знали, что да как.

  - Хорошего же ты обо мне мнения, Алдит,- криво усмехаясь произносит Светлый, отряхивая пальцы от крошек.

  - Это разумно, и ты это понимаешь,- зеркально отражаю улыбку храмовника, Ниан, ухватившая суть взвивается на ноги, призывая огонь и прикрывая обоих своих учеников.

  - Равно как и то, что ты не могла не подстраховаться?

  - Да,- немного склоняю голову, ни я ни храмовник не обращаем внимания на загнанно дышащую шаэл.

  - Тогда к чему этот беспредметный разговор? Сядь, Ниан.

  - Все в порядке,- я улыбаюсь магичке и встаю,- ты хотела со мной поговорить, мне тоже есть что сказать. Лирра, ты не выспалась сегодня?

   Девчонка подняла на меня мутные глаза, с сеточкой полопавшихся капилляров. Так, разговор по душам откладывается.

  - Что произошло?

  - Пока тебя не было,- Ниан отводит глаза в сторону,- Ли выяснила, что она проклята и скоро умрет, призраки начали донимать ее, а я посоветовала ей поселится рядом с цветами-охранителями. Она не могла выйти из оранжереи, даже мы начали чувствовать присутствие духом, такая сильная была их концентрация, а сегодня она вплела цветок в волосы.

  - Горе мое,- я вытаскиваю из-за стола полуэльфийку,- пойдем в лабораторию, там и поговорим и Лирру отпаивать будем.


  Ясный Адалберт.

   Моя богиня перестала дышать четыре часа назад. Ее тонкое, изуродованное тело остыло на моих руках, кровавая тварь еще не один раз заходила посмотреть в нашу камеру. Кривила рот, мразь.

  - Не стоило ей попадаться мне под руку,- рассеяно произнесла ведьма и вышла, оставив меня выть над телом госпожи.

   Заходили и выходили слуги, что-то говорила Эда, тормоша меня за плечо, но мне все было безразлично. Мою апатию рассеяло обрушение стены, и явление в камере четырех грязных, изгвазданных кровью полукровок-эльфов. Старший из них, сероглазый статный воин, цепко окинул взглядом камеру и задержался на мне, внимательно осматривая нашу с Аскитри позу. Не знаю почему, но почувствовал себя жалким.

  - Хорошо зашли,- хмыкнул высунувшийся из-за спины сероглазого бойца молодой паренек, с шапкой русых кудрей.

  - Утихни, Рас. Кто ты?

  - Гиллеан Адалберт,- усмехаюсь неверию возникшему в глазах бойца.

  - Венсарский головорез? Самый молодой и успешный генерал? Я рад, что не участвовал в войне, позорно проиграть тебе.

   А я даже не смог ответить ему на оскорбление, все чувства, в том числе и чувство собственного достоинства, перегорели. Остался только пепел.

  - Погоди командир, дай-ка,- русоволосый проскользнул в камеру и, резко дернув меня за волосы, капнул на язык немного зелья из темного флакона.

  - Жжется?

  - Угу,- киваю, во рту словно пожар, даже зубы начинает ломить.

  - Командир,- вопросительно посмотрел молодой полукровка на сероглазого бойца. Оставшиеся двое эльфов стояли молча, словно декорации в плохой пьесе.

  - Ладно, берите его ребята,- прежде чем я смог сообразить двое молчаливых эльфов вырвали из моих рук безжизненное тело Аскитри, и подхватили под руки меня. Пожар изо рта перекочевал в кровь, в голове шумело, вывернувшись из рук бойцов, отскакиваю в сторону и сгибаюсь в приступе рвоты. Едва меня перестает рвать, я утираю рот, выпрямляюсь, ища взглядом русоволосого отравителя, и в голове взрывается фейерверк. Пол стремительно летит в лицо и в камере гаснет свет.

   Сознание возвращается толчками, перед глазами мелькает земляной пол и... ноги? Меня несут как куль с мукой, перебросив через плечо.

  - Наша красавица очнулась,- весело смеется русоволосый эльф, явный полукровка.

  - Кто вы такие?- "ездовая лошадка" сбрасывает меня со спины на пол, в полете я успеваю сгруппироваться и, приземлившись на ноги, делаю несколько шагов в сторону, цепко оглядывая четверку эльфов. Высокий сероглазый эльф, от которого просто веет опасностью, криво ухмыляется.

  - Смотрю, муть из башки выветрилась?

   В голове раздается щелчок и мои воспоминания, равно как и трепетное отношение к Аскитри Авуэн рассыпается цветной пылью. Вертится головоломка, соприкасаясь рваными краями и разлетаясь в стороны. Северянка отказалась меня исцелять от зависимости, но как это удалось эльфам?

  - Зелье, северная леди старалась, давай знакомиться. Мы все в одной заднице, враг. Я Рас, наш командир Волторн, слева Дин, а справа Грегор. Надеюсь, ты не будешь для нас балластом?

  - Я ничего не понимаю.- Отодвигаю лишние мысли в сторону, и внимательно смотрю на Волторна, если кто что и объяснит, то это он.

  - Мы должны совершить здесь диверсию,- эльф потер подбородок,- ты сблизился с дочерью магианы крови, насколько сильно она ненавидит мать?


  Шаэл Ниан.

   Нынешний утренний дурдом грозит перерасти все когда-либо бывавшие безумный дни. Как только ясный князь открыл глаза, дом захлестнула толпа ясных лордов и леди, которым "ну очень надо". А на злобное шипенье Алдит откуда они только знают, северянку послали в... лабораторию, мол, инородкам тут не место. Взъярившаяся ясная леди понизила температуру во всем доме и дала перца слугам, так что в течение двадцати минут мы выезжаем в наш новый дом. И не приведи боги, там не успели закончить ремонт. На робкое замечание впечатленного яростью ведьмы Зверояра, что Лирра еще спит, отходя от действия зелий, наша колдунья высказала настолько крамольную фразу, что порозовевший демон к ней больше не подходил.

   Поглаживая и почесывая животик, я спустила ноги с диванчика в гостиной,пора уже одеваться, мне, как беременной, небольшие поблажки положены, но боюсь скоро у Алдит окончательно сорвет крышу. Подставив ступни тапочкам, все же отличная придумка хэллских умельцев-магов, потираю переносицу, как же Алдит без своей лаборатории? О, только порождение зла вспомнишь, как оно и явиться.

  - Пей,- на маленьком подносе два крохотных флакончика с зельями.

  - Отравить решила?- один за одним опрокидываю в рот предложенные зелья и кривлюсь,- бе-е-е, ну и гадость.- Это потому что ты такая вредная у тебя такие мерзкие зелья? Или по другому не умеешь?

  - Практически любому зелью можно придать вкус сладостницы, но не тем, что готовятся для будущих матерей. По моим подсчетам у тебя заканчивается второй месяц, пора пить особые зелья, они укрепят твой организм и сведут на нет угрозу выкидыша. Конечно, тебе, как матери "искры" волноваться о таком варианте не стоит, но витамины лишними не будут. И не чеши живот, зелье от растяжек на коже очень противно пахнет.

  - Ого, а ты серьезно к этому подходишь,- я ожесточенно потерла переносицу и тут же получила по рукам от северянки,- эй! Это мой нос.

   Ведьма только насмешливо фыркнула, и серьезно заглянула мне в глаза:

  - Что у тебя с Сорином? Ты ведь в курсе, что наш Рин, как ты его называешь и Кенсорин, третий сын Нейтха II Авуэна, одно лицо?

  - ... и ..., черт, Алдит,- тянусь вперед и утыкаюсь в заботливо протянутый платок. Пока я безуспешно глушу слезы и сопли, северянка молча сидит рядом обнимая меня за плечи.

  - Дурочка, это ведь хорошо, вы передадите своим деткам хорошие гены, гены отца - воина, и матери - сильной колдуньи.

  - А-а как же м-моя дочь?- сдерживаю начавшуюся икоту,- она ведь будет первым ребенком, а-а...

  - Сначала родишь, потом замуж,- фыркает северянка мне в ухо,- будет твоя доченька ясной Ниан, вот например Элигра Ниан, ясная Ниан. Ты же не забыла, что была замужем, а муж и отец твоей девочки погиб в Снежани?

  - Забыла,- честно признаюсь я,- для меня вообще Снежань как страшный сон. А ты? Ты стала человечней?

  - Я становлюсь собой,- вздохнула Алдит и отстранилась. Крепко вцепившись тонкими пальцами в расшитый бисером подол платья, северянка надолго замолчала, гипнотизируя взглядом цветочную вазу. Едва лишь иней начал покрывать махровые головки цветов, как колдунья заговорила:

  - Я не хотела становиться Первой среди равных Арталанд. Это высокая честь и ответственность, вот только издревле повелось, что сила у зимней госпожи, выше чем у боевого мага. А я? Посмешище, картонная ведьма, не оправдывающая высокого звания. Я готовилась к побегу, собиралась остаться во дворце нашего короля, ведь лекарка я хорошая, но... Я где-то допустила ошибку, и об этом стало известно, не желая терпеть такой плевок на фамильную честь, как же, Арталанды никогда не прислуживали королям Снежани, меня отдали в счет контрибуции, а чтобы не взъерепенилась раньше времени, моя наставница, ясная Гилворра опоила меня одним мерзостным зельем, и отодвинула воспоминания о столице. Только Зверояр помог мне вспомнить, и я начала бороться с зельем. Это не сложно, если знаешь, что именно от тебя утаивают.

  - Ну и родственнички у тебя,- мне стало так жалко бедную северянку, что я обняла ее, чувствуя, как словно окаменевшее тело леди расслабляется у меня в руках.- Станешь крестной матерью для моей девочки?

  - Конечно,- она улыбается, я не вижу, но чувствую.- И не стоит меня так жалеть, мой дед меня очень любил, особенно учитывая что он был моим отцом.

  - Знаешь,- поднимаю голову и смотрю на ехидно улыбающуюся ведьму,- давай ты про свое гнездо будешь дозировано выдавать информацию? А то так и умереть не долго, от удивления.

  - Мы все-все собрали,- влетел счастливый Айн и резко остановился, осматривая покрытый инеем стол и мой опухший от слез нос.- А что случилось?

  - Прошлое вспоминали,- улыбается рэймар, а я добавляю:

  - Мерились, кто несчастней.

  - И кто?- заинтересовался мальчишка.

  - В процессе,- хихикаю я.- Отчитывайся!

  - Лирра в карете, все сундуки на повозке, личные вещи тоже.

  - Я всю ночь потратила, чтобы подчистить лабораторию,- шепчет мне на ухо рэймар, и я едва удерживаю смех, представляю лицо Светлого, когда он поймет, что после себя северянка оставила голые полки.

  - Снежная Арталанд, вам письмо,- в комнату заглянула служанка и на подносе подала письмо Алдит. Вскрыв его, она чуть порозовела, и немедленно спрятала пергамент в складках платья.

  - Мы имеем право знать,- категорично произношу я, на что ехидная рэймар отвечает, что мол, у тебя уже уши вытянулись от интереса.

  - И вообще это личное. Господин Лордар приглашает меня на обед.

  - Ммм, тот самый который имея возможность получить от колдуньи все что угодно, захотел поцелуй? А он хорошенький?

  - Насколько это возможно для мужчины,- рэймар прячет улыбку, а я восклицаю:

  - Так он смазлив?!


  Ясный Этарн.

   Помянув колдунью добрым словом, я вытянул пробку из фиала, переданного одной из служанок, на ярлыке рукой ведьмы было написано "от головной боли, вам пригодиться". Едва мой сын пришел в сознание, как к нему косяком потянулись опальные лорды, надеясь урвать свой кусок благодати. Белшаццар, вредная, ехидная задница был первым, и наиболее приятным гостем. Как выяснилось, мой сын, находясь в здравом уме, почувствовал приближение безумия, и оставил ясному Дарриу несколько недвусмысленных указов. Именно Белш спонсировал все более менее серьезные заговоры, давал деньги, и едва дело сдвигалось с мертвой точки, через Скрыту сливал информацию нам. Так же, выяснилось, что княжеская казна абсолютно пуста, хитрый лорд, пока все носились вокруг прихворавшего князя, перетащил все золото в свое родовое поместье. И на все вопросы разводил руками, щурил хитрые глаза и попеременно поминая всех богов утверждал что так оно все и было, и он тут абсолютно ни при чем. На что княгиня устраивала балы? На деньги тех заговорщиков, что были поумнее и отказывались от сотрудничества с Белшем, этих красавчиков вычищала личная стража. Как только у очередного "кружка по интересам" заканчивались деньги, ясный Шелгон получал отмашку. И очередной заговор раскрыт, ура, да здравствует доблестная стража!

  - Злишься?- тихим, срывающимся голосом спросил меня сын.

  - Нет, я рад. Любой отец желает чтобы его ребенок превзошел,- тепло улыбаюсь. Только сейчас я понял, сколько у меня отняли эти тридцать гребанных лет. Сын обеспокоенно огляделся.

  - Где моя лекарка? Где Алдит?

  - Ммм, боюсь, после ссоры с ясной Аураг, леди Алдит покинула поместье. А леди Анна Аураг обзавелась сложносоставным проклятьем, это мне Светлый объяснил. А зачем тебе северянка? Ты плохо себя чувствуешь?

  - Нет-нет, просто хотел видеть ее,- отведя взгляд сын упорно договорил,- поблагодарить.

  - Снежная Арталанд выполнила свою часть договора, вылечила тебя, больше мы ничего ей не должны, сын. Хватит, твои бабы сведут тебя в могилу,- договаривать я не стал, видя упрямый взгляд сына.- Отдыхай, я позже зайду.

  - Приведи лекарку,- вместо ответа буркнул сын.

  - Нет,- твердо и четко ответил я, и, потерев ладони, спросил,- ты готов? Передавать Огонь тебе придется сегодня.

  - Я все помню,- жесткая складка пролегла у губ Нейтха. Да, сын, в анналах семьи ты покрыт несмываемым позором, только служба на благо Хэлла, под личиной хозяина теней может немного скрасить мрачные краски твоего царствия.

  - Я позову слуг, они помогут тебе одеться, и отправимся в пещеру Огня.

   Не желая стоять под дверью, я спустился вниз, без Алдит и ее диковатых домочадцев дом стал пустым. Пройдя по коридору, и заглянув в гостиную, еще более пустую чем комнаты девушек, я вышел на крыльцо. Практически у самых ступенек на снегу лежала обугленная книга, старый фолиант, такое впечатление что его прям в воздухе поджарили, а на снег он упал уже остывшим. Поворошив следы, на остатках рассыпающихся страниц я узнал почерк молодой полукровки-волшебницы. Странные вещи происходят в доме, оставив в памяти этот момент, я прошел дальше, к деревьям. Кенсорин знатно украсил двор, тонкие кинжалы, мечи старой работы, скорее декоративные чем боевые.

   С крыльца Нейтх спустился сам, мертвой хваткой вцепившись в перила. Снежная Арталанд настаивала на постельном режиме в течении недели, но и она и мы понимаем, после 17го Нейтх может делать что угодно, но до...Сейчас время идет на убыль, уже завтра Сильван должен с нуля создать то, на что у Нейтха уходил год.


  Снежная Арталанд.

   Лирра и Ниан устроили салочки по гулкому холлу нашего нового дома, дети, умытые, чисто и аккуратно одетые встретили нас на улице, вместе со своим уродливым наставником. Мо"Эва сетовала, что ее уютное креслице как осталось в старом доме, так бессердечные люди и не перевезли его. Посчитав, что людей среди нас нет, я решила не обращать на нее внимания, отметив в уме, заказать плотнику кресло-качалку, просто чтобы она перестала ныть.

  - Лирра, прикажи подать чай, надо осваивать новый дом, Адаэль, Гриэль, что нового вы узнали за это время?

  - Госпожа Алдит,- учтиво поклонились дети,- мы можем рассказать вам все о притоках Единой реки, назвать столицы всех человеческих княжеств...

  - Мы изучили основы поведения за столом,- подхватила следом за братом эльфийка,- изучили несколько десятков столовых приборов.

  - Хорошо, это полезно. Ирина?

  - Эта только и знает что летать,- пренебрежительно отмахнулась юная эльфийка.

  - Адаэль Ри"морарбрэ, не стоит недооценивать малышку, я приму ее в свое гнездо, она станет Ирин Арталанд-ино, пока не появятся иные наследники.

  - Простите, госпожа Алдит.

   Невысокая служанка шустро сервировала стол, еще две носили подносы со снедью, Грэм, вместе со своими воспитанниками замер в дверях, ожидая моего решения. Внимательно осмотрев детей, карлика, и задержав взгляд на своем ученике, решительно произнесла:

  - Присоединяйтесь к нам, однако, Грэм, на хозяйском этаже, без зова и без причины я вас и вашего воспитанника видеть не желаю.

   Даже на фоне других, младших детей манеры Айна вызывали оторопь, уродливое лицо карлика кривилось, когда он случайно смотрел в сторону мальчика.

  - Айн, до тех пор, пока твои манеры не сравняться с хотя бы с поведением за столом Ниан, занятий магии проводится не будет,- мальчишка вскинул на меня огромные, обиженные глаза.

  - Почему? Причем здесь как я ем и магия?!

  - Ты мой ученик, твое поведение в первую очередь позорит меня, как наставницу. И я надеюсь, ты понимаешь, что занятия с клинком тоже придется отложить? Я не считаю, что ясный Кенсорин продолжит тебя учить. Ниан, возьмешь Айна, мне нужны самые простые, обычные ножи, сколько в городе кузнецов, столько мне необходимо изделий. Грэм, есть что-то необходимое?

  - Пергамент, госпожа Алдит, перья, чернила, было бы хорошо получить географические карты.

  - Карты позже, я найму рабочих, позади дома они построят флигель, там мы и будем проводить занятия, пока вам хватит писчих принадлежностей.

   В лаборатории царила чистота и тишина, все сделано по моим чертежам, стеллажи с ингредиентами отделены от разделочного стола и котла тонкой, прозрачной стенкой, слюда, должным образом зачарованная, не позволит взорвавшемуся зелью испортить другие составы. Стол с посудой, разнообъемные котлы из разных металлов, жаропрочная посуда, напротив у стены холодильный шкаф, и малая печь, рядом с ними дополнительный стол и запасной очаг для котла, всякое бывает. И наследство от прежних хозяев, по центру лаборатории великолепно выполенная пентаграмма для призыва иносущих, я решила ее оставить, вдруг пригодится? При входе в лабораторию стоит полукруглая софа, и чайный столик, на нем я уже положила свой драгоценный фолиант и перо с чернильницей.

   Ножи, колбы, пузырьки, фиалы и пиалы, деревянные, серебряные, золотые и даже хрустальные черпаки. У основного очага ящиц с сосновой щепой, именно она лучше всего поддерживает магическое пламя, стеллажи с готовой продукцией еще пусты, но в ближайшие дни я заполню несколько полок. И конечно же, свой источник воды, между печью и холодильным шкафом бьет тонкая струйка воды, разбиваясь о центр медного таза она утекает сквозь отверстие, переходя к источнику на кухне.

  - Хорошо,- ингредиенты разложены идеально, впрочем, Адаэль знает правила хранения трав, едва ли не лучше меня.

   Под потолком обнаруживается сюрприз, плетеные косы рябины и бузины, несколько метелок овса, и чеснок.

  - Это мы собрали сами,- тихонько шепчет эльфийка, проскальзывая в лабораторию.

  - Вы хорошо поработали,- я киваю ей и улыбаюсь,- правда это последний раз как ты входишь сюда без разрешения, я поставлю кровную защиту при входе.

  - Как скажете, госпожа Арталанд.

  - Где цветы-охранители? Сегодня их нужно высадить, иначе наша Лирра сойдет с невеликого ума.

   Искать место я высадки охранителей не пришлось, цветы, отпущенные на волю, сами выбрали себе землю, у каждого угла дома, и на низеньком балконе, тоненький цветочек пустил корни прямо в камень.

  - Теперь все будет хорошо?- тихонько прижалась к моему плечу вышедшая на улицу полукровка.

  - Ты не сможешь покинуть дом,- с сожалением ответила я девушке.

  - И никак проклятие не снять?- она отворачивается, скрывая слезы и трясущиеся губы.

  - Я буду работать над этим,- ободряюще сжимаю ее ладонь,- иди, погоняй кухарку, хочу сегодня на ужин что-нибудь особенное.


  Ясный Адалберт.

   Рас подбирал корочкой хлеба остатки подливы, Эда, ехидно ухмыляясь, играла в гляделки с Волторном, а я лишь создавал антураж, вместе двумя молчунами, Дином и Грегором.

  - Я не выдам вас, и даже буду подкармливать,- полукровка рэймар гладит подбородок пальчиком,- но я не стану открыто переходить ей дорогу. Даже такая жизнь мне дорога.

  - Она тебя все равно убьет.

  - Теперь нет,- Эда поправляет прическу, я слежу за ее тонкими запястьями,- меня перестали поить особыми зельями, что-то произошло, она нашла другого кандидата.

  - Мы выведем тебя,- вмешиваюсь в разговор, Эда хохочет как умалишенная, Волторн сплевывает на пол.

  - Удивительно,- проворчал Рас, облизывая пальцы,- как при таком унизительном уровне знаний, ты умудрился выиграть войну. Она дочь магианы крови, если рэймарская шлюха захочет ее убить, ей не нужно будет ее даже искать, достаточно просто пожелать.

  - Это общеизвестно,- кивнула Эда, и встала,- я буду оставлять еду, когда смогу, остальное - ваше дело.

   Пробираясь сырыми коридорами, я не переставал думать о княгине, как бы то ни было, защитить я ее должен был. Не представляю как посмотрю в глаза Нейтху, если выживу. Прислушиваюсь к разговору эльфов, их язык я едва знаю, поэтому раздраженно прошу общаться на нормальном, понятном языке.

  - Венсарский головорез не говорит на нашем языке? Это не помешало тебе снести до основания наш город-храм,- презрительно ответил Грегор, я с трудом подавил вспыхнувшую ярость.

  - Ты...

  - Заткнулись оба,- жестко пресек зарождающуюся ссору Волторн,- ясный Адалберт, мы не можем полностью ввести вас в курс дела, Грегор, война окончена, и сейчас, не лучшее время. От тебя зависит, как будет жить твоя сестра и жена.

  - Прости, командир,- склонил черноволосую голову эльф, и, метнув в мою сторону ненавидящий взгляд, отошел.

   Венсар, красивый город, мне было искренне жаль уничтожать это произведение искусства, воистину, однако, этот великолепный город - сердце эльфов. Храмы и часовенки, прекрасные божьи служительницы, никогда нога воина не ступала на благословенные плиты этого плавучего города, потому, разграбление и осквернение Венсара переломило ход войны. Эльфы были слишком ошарашены, слишком раздавлены моим стратегическим ходом, а едва был подписан мирный договор, низы очнулись, воспылав жаждой мести. Что-то никто из этих горе-вояк не протестовал против мира, но стоило дать гарантии ненападения, появились, мстители, мать их. И Грегор видать из таких же, молодых и беззубо-злых.

  - Рожу попроще сделай,- просвистел эльф,- если высокородные простили тебе Венсар, не значит, что простил и я.

  - Где ж ты был, красавец, когда я грабил твой город,- самодовольно усмехнулся я.- Мои воины хорошо отдохнули в вашем дивном граде.

   Растаскивали нас Рас с Дином, Волторн, едва нас разняли, съездил по морде каждому.

  - Вы уроды, Грегор, будь умнее,- рыкнул сероглазый эльф.

  - Да, Грегор, будь умнее,- поддакнул я, стирая кровь с подбородка,- что ж ты в Хэлл явился? Надо было к своим родичам идти, рэймар.

  - Ах ты!

   Отшвырнув к стене своего подчиненного, Волторн что-то яростно втолковывал бешено жестикулирующему собрату. Наконец эльф согласно кивнул, и с того момента молчал, словно меня не существует в природе.

   Пробравшись в ритуальный зал, я наблюдал, как эльфы споро передвигают порошочки, что-то подмешивают в колбы и фиалы, по чуть-чуть по капле, откалывают каменные крошки от пентаграммы. Дин, напевая под нос, обмазывал прозрачной жидкостью блестящие ножи и многочисленные крюки, выложенные на сером бархате.

  - Достаточно, почует. Уходим.

   Потом был длинный путь, и винные бочонки, в каждый из которых был добавлен тот или иной порошок. Эльфы работали молча и быстро, у каждого была с собой компактная аптечка, по обрывкам разговоров я понял что сумки им собирала северянка, привезенная мной из Снежани, сука не пожелавшая меня лечить от воздействия Аскитри. Все они одной водой кроплены, что эльфы, что рэймар, твари, давить их надо, пока в силу не вошли.

   Едва последний эльф зашел за угол, я свернул в другую сторону, мне здесь делать нечего, пусть творят свои непонятные делишки, я должен вернуться в столицу и доложить Нейтху, или Белшаццару. В концов и старого козла можно в известность поставить, о том, что здесь твориться. И проверить свой дом, зараза могла просочиться и в твердыню Адалберт.


  Нейтх II Авуэн, хозяин теней.

   Затянутые коричневым бархатом стены, полное отсутствие окон, стол, заваленный бумагами. Самое унылое место, которое только можно себе представить. Я провел тридцать в темнице, сырой и мрачной, лишь ради того чтобы сменить ее на кабинет хозяина теней.

  - Полгода мы проработаем вместе,- глухо произносит отец,- затем я исчезну, как и полагается в таких случаях.

  - Я не смогу тебя разыскать?

  - Приложишь усилия - сможешь,- он хмыкает, и достает из кармана яркий медовый пряник, как в детстве, разламывает и половину отдает мне,- но зачем? И т ты и я понимаем, быть Авуэн - тяжелая работа, не привилегия.

  - Да отец,- подтаскиваю стул и, откусывая понемногу от сладкого пряника, сажусь за стол.

  - Ты должен понять одно,- жестко произносит отец...нет, нынешний хозяин теней,- у нас нет ни гильдии убийц ни гильдии воров, как в человеческих княжествах. Все, начиная от мелких карманников, и заканчивая почтенным Шелестом, состоят на службе у князя, просто сами они об этом не знают. Сейчас мы не можем позволить себе задавить их полностью, равно как и позволить им уйти в подполье. Поэтому на улицах Авуэна продолжают находить трупы, а горожане покупают все новые и новые замки и засовы.

  - Это не измениться никогда,- наливаю себе морс.

  - Сложно сказать, однако, здесь,- он обводит рукой кабинет,- собрана мудрость всех наших предков, как в Комнате Памяти в княжеском дворце. Ты ведь оставил уже свой свиток?

  - В процессе,- да, на мне еще висит долг оставить свой дневник, с правдиво отмеченными вехами жизни, для последующих поколений.

  - Здесь тоже самое, ты всегда сможешь обратится к прошлому, в поисках совета или помощи. И скажу тебе, нынче убивают и воруют реже. Наказания стали жестче, а заработать на жизнь легальным путем легче. Мы на правильном пути.

  - Шелест избегал казни трижды.

  - Это на твоей памяти, за эти тридцать лет он еще несколько раз попадал в цепкие руки правосудия, и я, занявший официальную должность третьего тайничьего, его отпускал.

  - Почему?- тридцать лет в темноте не многому смогли меня научить, и сейчас отец смотрит на меня с брезгливой жалостью.

  - Он выполняет в основном мои поручения.

  - Смерть ясной Лиурас, отец?

  - Ты не готов стать хозяином теней. Читай, отчеты, предположения. Не умри Киола Лиурас, следующим лордом стал бы Яровей, что привело бы к расколу триады Авуэн-Лиурас-Адалберт. Князь должен быть чист, нравственно и морально, иначе Огонь не позволит ему проводить ритуалы, идти на сделку с совестью ради Хэлла, наша задача, бывших князей не бывает.

  - Неужели нельзя иначе?

  - В Снежани и на Юге магократия, властелины гнезд, сиятельные фамилии, едва ли не хуже чем человеческие гильдийцы. Про эльфов я и вовсе молчу, один Венсар чего стоит, впрочем, его не существует и по секрету, высокородные искренне благодарны твоему другу детства, за уничтожения религиозной святыни. Мы пошли иным путем, поставить на место хозяина теней иного хэлла, не Авуэна - означает предать праху все. Только членам семьи мы можем доверить такую власть, только тем, кто действительно знает, чем ценен для нашего дола Князь, можно вложить в руки власть такого уровня.

  - Просто, тяжело,- сглатываю комок,- всю жизнь ты учил меня, что честь превыше всего, что кодекс рода должен соблюдаться неукоснительно, что выбора между смертью и бесчестьем нет, а теперь? Я должен лгать, убивать, изворачиваться, шпионить, заключать союзы и предавать?

  - И все это ради Хэлла, своего сына и своих будущих внуков. А Сильвану пора найти жену, это твоя задача, как хозяина теней. Я говорил с лекаркой, она утверждает, что княгиня должна иметь сильный дар, тогда не умрет родами,- отец отворачивается.- Твоя мать могла выжить, если бы мы знали, как подпитывать ее тело силой, ведь княжичи выпивают ауру матери до дна.

  - И моя Исбайл?- горло пересыхает, почему, почему мы смирились с гибелью наших жен и матерей, почему не нашли лекарства раньше? Снежань, порождения зла бы взяли этот покрытый льдом дол, зашла в магии дальше нас.

  - Да.

   Тяжело дышу, сглатывая комок в горле, Исбайл, мое первая, и как я раньше думал единственная любовь.

  - Мне нужна лекарка, Алдит.

  - Не сходи с ума,- раздраженно поднимается со стула хозяин теней.- Сейчас еще не хватало ваших любовных историй! Сильван сейчас готовиться взять отданный тобой Огонь, мы можем не пережить эту ночь, Нейтх, а ты...

  - Пытаюсь жить завтрашним днем,- парирую я,- думаешь, я не понимаю? Моя тюремщица порой показывала мне интересные сцены из жизни Хэлла, я не так оторван от реальности как ты думаешь, отец. А от Алдит, помимо любовных историй, я хочу помощи. Раз уж она знает, от чего умирают наши жены, она и подскажет Сильвану ту, что переживет рождение его детей.

  - Разумно,- успокоившись, отец кивает, и вновь разливает клюквенный морс.- Если выживем, устроим бал, как только траур по ясной Гиландру окончится, где северянка проверит претенденток.

  - Так она жива или нет?

  - Официально, ясная Гиландру мертва,- отец роется кипах бумаг, и достает замызганный лист пергамента,- а вот в реальности...

  - Девчонка еще жива,- мелодично поет женский голосок. Я подлетаю на месте, выхватывая кинжал и пытаясь скастовать Огонь. Порождения зла, я ведь уже не князь.

  - Познакомся, Нейтх, это Скрыта,- довольно ухмыляется хозяин теней,- доверять ей нельзя, но верить оплаченным донесениям можно. Что новенького принесла на хвосте очаровательная птичка?

   Девчонка заливисто хохочет, и присаживается на краешек стола, или я дурак, или у них с отцом что-то есть?

  - Молодая Гиландру еще жива, но умрет сегодня ночью, если ей не помочь,- мурлыкает эта шпионка.- Мне не нужно золото, Этарн. Мне нужны вот эти зелья, в течение часа, они наверняка есть у северянки.

  - Ты могла бы взять их у нее сама,- отец с ней явно флиртует, чувствую себя лишним.

  - Я не могу проникнуть в ее новый дом,- обиженно надувает губки Скрыта,- слишком хитрая защита.

  - Не попросить ли ее установить защиту и на наш кабинет, что скжешь Нейтх?- отец подмигивает мне, а девчонка, изобразив томный вздох, стреляет в меня глазами.

  - О, ваше княжество? Или уже нет? Раз вы здесь, значит завтра мы будем чествовать Сильвана I? Просто отдай ей мое письмо, Этарн,- серьезно произносит девчонка,- я даже нестала его запечатывать, полюбопытствуй.

   Кабинет шпионка покинула через дверь, соблазнительно покачивая бедрами, и, уже закрывая дверь, послала отцу воздушный поцелуй.

  - Что ж, придется посетить снежную Арталанд.

  - Снежную?

  - Ты должен понимать, никто ничего не делает просто так, и спасала ведьма тебя не от доброты характера. Дом, деньги и отказ от матримониальных притязаний - цена твоей жизни. Поэтому ее теперь именуют снежной, обещанной богам.

  - Вот как,- она рисковала собой не ради меня, обидно.

  - О Боги, Нейтх, ты же не думал что абсолютно не знакомая с тобой лекарка-инородка рисковала своей жизнью и посмертием исключительно из добрых побуждений? Или, сын мой, ты рассчитывал что увидев твое изможденное, заживо гниющее тело она без памяти влюбилась?

  - Прекрати,- я поморщился. Да, звучит глупо, но я не задумывался ради чего северная красавица отправилась на Изнанку за моей душой.

   В молчании мы покинули кабинет, отец хмурился и раз за разом перечитывал письмо, посылая проклятия на голову Скрыты, столь поздно раскрывшей столь важный секрет. Я же пытался успокоить сердце, поставившее цель выскочить из мой груди. В конце концов, я не сопливый пацан, и иду к ней в дом исключительно по делу, почему же во рту так пересохло?!


  Шаэл Ниан.

   С некоторых пор в моем списке то-чего-не-может-быть на первом месте стоят Алдит и алкоголь, однако сегодняшний вечер преподнес сюрприз. Едва ясный Этарн и ясный Авуэн, произведшие фурор своим поздним появлением, покинули дом, я сразу пошла к ведьме. Подойдя к двери ее личного кабинета я робко постучала. Скрипнув дверь приоткрылась, явив мне воистину сюрреалистичную картину.

   У зарешеченного окна, в узком изящном кресле сидела ведьма. Красивое черное платье, обещанное, кстати мне, с серебряным шитьем, распущенные волосы, едва не подметающие пол и початая бутлка вина, стоящая на полу рядом с ножкой кресла. В тонких пальцах рэймар был зажат хрустальный кубок, инкрустированный изумрудной крошкой, не припомню такого среди наших покупок, но ладно.

  - Алдит?

  - Садись,- хрипло приказывает северянка, и меня под колени толкает взявшееся не пойми откуда креслице. Неужели она сошла с ума? Но нет, северянка вполне себя контролирует, по крайне мере едва я потянулась за вином, как была остановлена категоричным "ты не в том положении".

  - Может, объяснишь?

  - Придется,- криво усмехается ведьма, совсем переставая быть на себя похожей.- У меня была сестра-близнец, я родилась первой и получила разрыв ауры, она на несколько минут позже, но тоже сильным магом не стала. Мне дал имя дед, в честь прабабки, а сестру назвала мать, Рендалл, в честь своей наставницы. К сожалению, вместе мы росли только первые пятнадцать лет, затем Рендалл отдали в гнездо моей матери, а я начала активное обучение у ясной Гилворры. Мы были близнецами, и любили друг друга до безумия сильно, сколько раз я предлагала ей сбежать в Столицу, не сосчитать. Духи льда носили наши письма, с каждой оказией я перемещалась к ней, как и она ко мне, дед одобрял нашу дружбу. Потом родился мой брат, через несколько лет сестра. Когда мы снова встретились, от Рендалл отчетливо пахло кровью, она пошла по пути магианы крови, но я не могла ее предать,- Алдит отпивает глоток вина и усмехается.- Я просила ее остановится, одуматься, пока не поздно. В один прекрасный вечер, моя любимая сестренка, отражение моей души, позвала меня для разговора, за мной пришел наш общий друг, предатель. А дальше был алтарь и моя сестра попыталась принести меня в жертву, наставник спас мне жизнь. Я похоронила и оплакала Рендалл Арталанд, чтобы спустя долгие годы найти ее здесь.

  - Что?!- в голове не укладывается, безумная семейка, мать изменяет мужу с дедом, сестра приносит в жертву сестру, рэймар ненормальны.

  - В твердыне Тэйг вот уже больше тридцати лет живет ясная Рендалл Арталанд, имеет дочь, Эдельмину Тэйг, надо же, назвала в честь матери, и планирует этой ночью совершить двойное жертвоприношение, молодая Гиландру и моя племянница, сегодня умрут.

  - Тебе тяжело?

  - Я ее похоронила,- северянка помолчала и продолжила,- не так глубоко, как хотелось бы. Я должна вмешаться, исправить.

  - Напомнить тебе, насколько далеко находится твердыня Тэйг?

   Северянка рассмеялась, подставляя лицо слабым, предзакатным лучам, расцветившим ее белую кожу. Легко наклонившись она протянула мне лист бумаги, прочитав послании неизвестной мне Скрыты, я недоуменно посмотрела на ведьму, загадочно улыбаясь, она прикусила указательный палец и кровью подчеркнула имя своей сестры. В тот же миг чернила выцвели и на пергаменте появились иные строчики. Тонкий, неровный подчерк, острые руны ложатся в странном порядке, придавая посланию страшный смысл.

  "Здравствуй, моя любимая, везучая сестренка. Я не могла представить, что ты придешь ко мне в Хэлл, истинно говорят полных магических близнецов не сможет разлучить никто. Приглашаю тебя на жертвоприношение, последнее в моем становлении полноценной магианой. Для тебя отведена, разумеется, центральная роль в этом действии. Ах, любимая сестренка, ты наверное спросишь себя, зачем тебе это нужно? Я готова заключить с тобой магический контракт, и твоя племянница, милая деточка Эда, почти не пострадавшая от моих действий, останется жить и даже произведет потомство. Ведь, ты, она и я, единственное, что осталось от нашего драгоценного деда-отца, и кроме нас более ни в ком не течет кровь наших прославленных предков, Альтики и Рея. Что для тебя важнее, смысл всей жизни нашего деда и сохранение в мире ИХ крови, или твоя жалкая, никому не нужная жизнь? Я единственная кто любит тебя такой, какая ты есть. Я единственная кто знает тебя, остановившуюся в шаге от края. Твоя любимая сестра, с надеждой и уверенностью в скорой встрече".

   Мне нечего сказать, я мало что знаю о близнецах, у старших рас это исчезающее редкое явление и мне неясны мотивы разлучивших девочек родственников.

  - Почему вас разлучили?

  - Потому что мы были силой,- безразлично произнесла Алдит.- Мы не смогли удержать в тайне свою силу. Ты ведь знаешь, я могу пропускать сквозь любое количество силы, моя драная аура не может пострадать больше чем есть. Рендалл формировала заклятья, пропускала их сквозь мое кружево, и не было ничего что могло остановить нас.

  - И вы не нашли ничего лучше...

  - Чем попытаться диктовать свои условия. Нам было по четырнадцать лет, Ниан, в этом возрасте редко у кого есть хотя бы намек на мозг.

  - Что будешь делать?

  - А разве у меня есть выбор? Рендалл меня не оставит, как и я ее,- из-за тонкого манжета ведьма извлекла крохотный фиал, увеличила его прокрутив в пальцах, и выпила залпом. На лбу и над верхней губой выступили капли пота, глаза покраснели, смахнув пот трясущейся рукой, она грустно улыбнулась:

  - Как бы ни было пленительно состояние опьянения, утро все равно наступит. Оставь меня, мне нужно подготовиться.

  - К чему?

  - Сегодня ночью боги будут биться с порождениями зла,- она легко улыбается,- есть у меня пара-тройка идей, как удивить сестренку.

  - Ты ее любишь?

  - Люблю,- искренне, и с искоркой безумия признается Алдит,- очень. Мне было плохо, но теперь это измениться. Я видела за окном Кукольника, или мне показалось? Спустись, будь любезна вниз и проверь, если он там, пригласи его ко мне.

  - Даже знать не хочу, зачем он тебе понадобился,- покачав головой, я вышла.

   Наш трогательный безумец стоял у ограды, прислонившись плечом к кованой решетке, он тоскливо смотрел на ярким пятном выделяющееся окно кабинета северянки. Каким чутьем он угадал где находится его наваждение, я не знаю, но это было даже жутко. Такая нечеловечески жадная тоска была в его глазах, что мне пришлось сглотнуть несколько раз прежде чем я смогла вытолкнуть из горла необходимые слова:

  - Она хочет тебя видеть.

   Больше ему ничего не понадобилось, безумец устремился к дому торопливой, летящей походкой, поправляя свои легкие, шелковые одежды, словно стремящиеся покинуть своего хозяина. Проводив его взглядом, я потрогала пальчиком гарду торчащего из снега клинка и тяжело вздохнула, кто бы мне объяснил, чего ждать от сегодняшней ночи.


  Ясная Арталанд.

   Странно смотреть на свое тело, мирно и недвижимо лежащее на пушистом ковре. Кукольник, счастливый в своем безумии, перебирает мои волосы, проводит кончиками пальцев по скулам, трепетно касается кружева на лифе платья. Сегодня он счастлив дважды, как и я, мой безумный друг поможет мне осуществить свою самую старую и самую ненормальную мечту.

   Что-то в глубине сердца отсчитывает удары огромных часов, я вижу как в звездном небе ткутся узорчатые створки врат, вижу как формируется место для меня, место для ключа. Еще чуть-чуть и время придет, вот уже и боги покинули свои уютные сезоны, совмещая на одну короткую ночь мир богов и смертных, приближая грань.

  - Зачем ты здесь, снежная?- Чистая Олуэн, один в один сошедшая с храмовых росписей неприязненно смотрит на меня, не понимая моих мотивов. Моя богиня смеется, и шепчет, "у нее нет тебя".

  - Я следую за своей хозяйкой,- надменно отвечаю я, моя госпожа смеется и нарочито грозит пальчиком.

   Сингар смотрит на меня с ужасом, переводя взгляд то на Тьяру, то на врата.

  - Убери свою игрушку, Тьяра, она уничтожит наш мир!

   Моя богиня лишь смеется и кричит что верит в меня, в чистом небе собираются тучи, укрывая нас от случайных взглядов смертных. Столь редкая зимняя гроза раскачивает наш измученный, агонизирующий мир, рокочет гром, пробиваются первые молнии. Где-то в твердыне, отчаявшаяся сестренка начинает свой ритуал. Вспоминаю юность и посылаю ей волну тепла и силы, подожди, не торопись я скоро приду. Отдам долги и приду.

  - Что ты делаешь?- Сингар смотрит мне в глаза, что он там ищет?- Ты все уничтожишь, уйди.

  - Нет,- я улыбаюсь, теперь я знаю,- нет. Кто ты? Сингар? Или Кадарн?

  - Я един в двух лицах,- немного недовольно произносит мое наваждение, и хмурится,- я прошу тебя уйти. Подчинись.

  - Нет,- мое тело плавиться от его взгляда, предательница кровь будоражит ум, но я выдержу.

   Врата полыхают особенно ярко и я слышу чудесную песню, ступая босыми ступнями по тонкому, ажурному мостику я приближаюсь к вратам, то тут, то там полыхает пламя, сквозь лепестки огня проскальзывают серые тени, огибая меня по широкой дуге, устремляются к замершим богам. Взметается огненный костер, изгибающийся от боли юноши всю душу вкладывает в пламенное великолепие, поддерживающее силу богов. Здравствуй, Сильван, ты будешь хорошим, сильным князем, если переживешь эту прекрасную ночь.

   Врата все ближе, я знаю, там, позади ажурных врат томится мое счастье. Смысл моей жизни, мой истинный хозяин. Демиург создавший мою расу, великолепный и справедливый, прекрасный и суровый, мужчина, тот кого я искала всю жизнь, находя лишь жалкие отражения. Тьяра хохочет, перебивая дугой искрящегося льда сразу двух порождений зла, Кадарн ревет от ярости как настоящий медведь, без устали разрубая теней своим огромным топором, Олуэн точными ударами посылает исцеляющую магию своим соратникам и воющему в Огне юноше. Я подходу все ближе, я уже могу видеть Его желтый глаза, кривую торжествующую улыбку, цепляюсь пальцами за край врат. Он обжигает мои губы поцелуем прямо сквозь трещащую от переизбытка магии преграду. За его спиной я вижу плотные тени, родственники и друзья моего хозяина, все они ждут пока я, жалкая смертная открою им дверь.

   Он гладит мое лицо кончиками пальцев, его рокочущий голос обещает мне счастливую жизнь у подножия его трона, я буду его сладкой девочкой. Надо только открыть эту чертову дверь, и сжигающее меня пламя никто не растает. По всей коже расцветает узор Тьяры, богини моей души, и я улыбаюсь. Впиваюсь губами в его губы, шалея от своей наглости и резко схлопываю ладоши. Прости, властелин моего тела, но душа снежной рэймар принадлежит лишь ей самой.

   Тьяра заливисто хохочет, врата медленно теряют свою силу, я слышу как проклинает меня хозяин, и смеюсь. Я выплатила свои долги и могу покинуть это сборище. Мимоходом развоплощаю несколько теней, целую ледяную ручку своей богини, и получаю ее благословение.

  - Повеселись там, моя снежная,- шепчет она мне, и бросается в бой, кровожадно ухмыляясь. Одну ночь в году моя богиня полностью счастлива, только одну ночь.

   Этой ночью небывало легко скользить сквозь сезон по реальному миру, приближаю себя к твердыне Тэйг. На площадке центральной башни горит пентаграмма, моя любимая сестренка, приготовила прекрасную площадку, тяну к себе безумца и мы вдвоем выходим в реальность, приветствующую нас ароматом теплой крови и пепла.

  - Покажешь мне племянницу?- Рендалл резко разворачивается ко мне, и я, не сдерживаясь, крепко обнимаю ее. Моя сильная и жестокая сестренка плачет и смеется в моих руках, милая полукровочка ошеломленно смотрит на свою мать, не признавая в несгибаемой и безумной матери эту юную девчонку.

  - Дит, родная,- она смотрит на меня моими глазами, и грустно улыбается,- знаешь, я его прокляла, за то, что он привез тебя.

  - Не хочешь остановиться, Рен?

  - Уже тогда было поздно,- она указывает на дрожащую полукровочку,- моя дочь, Эдельмина Тэйг.

  - Почему не Арталанд?

  - Не хотела с ним спорить, это было не существенно,- она смущенно отворачивается.

  - Рен, ты ведь не хотела принести в жертву свою дочь изначально?

  - Я хотела быть с тобой,- тихо шепчет она, Кукольник, тихонько подкравшись, срезает с головы Рендалл прядь волос.- В гнезде матери я нашла книги о кровной магии, я подумала, вот оно, сила, что позволит нам исполнить все мечты.

  - Да, мне тогда же попалась на глаза книга Вирогна "О кровавых пентаграммах, и существах их исполняющих". Но я не решилась дойти до конца, вектора не сходились, как я ни пыталась.

   Моя племянница, надлежащим образом представленная, принесла нам вино, отпив глоток, я осуждающе покачала головой.

  - Рен, сон-трава, фу как пошло,- допила вино и отставила бокал.

  - Ну и что? Это классика,- нежно убрав волосы с моего лица, она целует меня в лоб,- я просто не хочу, чтобы тебе было больно.

  - Так остановись,- в очередной раз надеюсь что остатки личности сестренки победят тварь завладевшую ее душой.

  - Не могу, родная.

  - Тогда жди, я скоро приду, и мы решим наш давний спор,- сжимаю ладонь безумца и создаю последний в этом году прямой проход до Авуэна. Ночь Перелома подходит к концу, будет новый день, и новые решения.


  Ясный Этарн.

   Небо гудело всполохами пламени, Светлый, присоединившийся к нам в праздновании ночи Перелома, чему-то улыбался. Храмовнику как всегда известно чуть больше чем он говорит, но я уже смирился. Еще полгода и эта проблема перестанет меня тревожить.

  - Следующий перелом пройдет легче, Сильвану повезло.

  - Почему?

  - Алдит Ключ, своенравный и гордый, она закрыла проход, теперь, пока она жива Огонь будет отнимать меньше сил,- храмовник щедро наливает в свою кружку ядреный самогон, и залпом пьет.

  - Что это значит?

  - Если есть замок, должен быть ключ, это аксиома. Все что смогли сделать наши предки, это раскинуть Замок и Ключ на разные края мира, ведь устоять перед магией демиургов невозможно.

  - Но Алдит устояла?

  - Она вполне может тронутся умом,- пожимает храмовник плечами.- она пошла против своей природы, а может и нет. До нее Ключами были мужчины.

  - Где она сейчас? Ей нужна помощь,- встрепенулся Нейтх, и я закатил глаза. Светлый метнул в него острый взгляд, и усмехнулся.

  - Думаю уже дома. Она создавала проход до твердыни Тэйга и обратно, там угнездилась магиана крови, любовно взращиваемая нами в течение тридцати лет.

  - О нет.

  - О да, и нам еще предстоит чистить от этой дряни Хэлл, что займет не один год.

   Край неба алеет, я вспоминаю, какое счастье испытываешь, когда Огонь идет на убыль, судя по печальной улыбке Нейтха, он сочувствует сыну, брошенному нами в Огонь без подготовки. Еще полчаса и все будет закончено, наступит новый день, счастливый, мы будем смеяться от пережитого ужаса и подкалывать слабого как котенок Сильвана.

  - Бедный малыш,- храмовник поправляет волосы моего внука, чья душа сейчас высоко в небе, кормит собой Огонь.

  - Ничего, сам ведь сказал, дальше легче. А хорошо что она приехала, правда?

  - Не могло быть иначе,- пожимает плечами Светлый,- ее мир привел. Все сошлось в Хэлле, сестра-близнец, замок, ты.

  - Хватит пафоса господа,- слабо прошептал очнувшийся Сильван,- лучше воды налейте.

   С горящими глазами мальчик сидел на раскуроченной постели и, размахивая руками, рассказывал, как здорово было, как сражались боги, как шла по ажурному мосту "прекрасная как ночь" северянка, и как она одним движением схлопнула врата. Как сразу стало легче, как боль перестала рвать душу и стала почти терпимой, как жар божественного Огня пошел на убыль.

  - Это прекрасно,- грустно закончил Сильван,- как же ты теперь, отец?

  - Ничего, тоска проходит быстро, пять-шесть лет и ты забываешь каково это, гореть для богов,- отвечаю я вместо сына.

  - Утешил,- кисло отозвался Нейтх, и ушел.

  - Не переживай,- у потрепал по плечу огорченно съежившегося внука, слишком молодого для такой ноши,- он поймет. Все произошло слишком рано, вы оба не были готовы.

  - Я так есть хочу,- невпопад ответил Сильван, и я остро понял - все еще будет хорошо.

  - Ближайшие сутки никакой животной пищи, фрукты, овощи, мед,- немедленно отозвался храмовник.

  - Ох, а я то рассчитывал,- скуксился внучок,- что вы про это забудете.

  - Творог поешь, его можно.


  Шаэл Ниан.

   Всю ночь мы с Лиррой продрожали под одним одеялом, Зверояр, подлюка этакая, так и не появился, Алдит закрылась в кабинете вместе с Кукольником, и зимнюю грозу пришлось встречать нам вдвоем. Сквозь раскаты грома мне то и дело слышались вопли порождений зла и чей-то безумный хохот, так смеялась магистр боевой магии перед самой своей смертью, во время дуэли с магистром некромантии. Жуткий, пробирающий до самых костей крик, словно кто-то горит заживо, шорохи, стук в окно, кто-то скребся в дверь, всполохи по стенам. Как мы с Лиррой не поседели за эту безумную ночь, я не знаю.

   Яркий солнечный лучик скользнул по лицу полуэльфийки, Ли поморщилась, чихнула и проснулась. Я тяжело вздохнула, вставать что ли? Страшно выходить из комнаты, если честно. Лирра-то ладно, она не знает, а вот я, идти и гадать, у себя северянка, или нашла способ в твердыню Тэйга уйти, чтобы честно сдохнуть под кривым ножом сумасшедшей сестры?

  - Вставай скорее, надо напомнить стряпухам, сегодня у Алдит день рождения, хочу прям с утра устроить ей праздник, она ж меня еще того, до конца небось и не простила. Все рэймарские кушанья приготовлены с вечера, осталось погреть и подать.

  - Ох, точно, хорошо я подарок еще когда ты мне сказала приготовила,- в прикроватной тумбочке лежит симпатичная брошь, камея, простая и изящная. Алдит понравится, в этом я уверена, у нее все украшения в этом стиле выдержаны.

   Иду едва переставляя ноги, в спальне ее нет, кабинет - последняя надежда. Замираю, провожу пальцами по покрытому резьбой косяку, мастера превратили третий этаж нашего дома в настоящее произведение искусства, и глубоко вдохнув стучу. Дверь приоткрывается без лишнего скрипа.

   Выдыхаю. Живая и невредимая северянка, в драном и немного припаленном платье с ногами сидит в кресле, волосы распущены, за ее спиной Кукольник в состоянии экстаза, разделяет длинными пальцами пряди и некоторые даже срезает.

  - Я позволила нашему другу взять локон, если это не будет заметно,- улыбается ведьма и вгрызается в яблоко.

  - С днем рождения, Алдит,- я протягиваю ей камею, и северянка смеется, закрепляя брошь на своем драном платье,- мне кажется твоя подарок слишком хорош.

  - Ничего, сменишь платье,- улыбаюсь я в ответ,- там Лирра готовит незабываемый праздник, все блюда Снежани.

  - Сразу на завтрак, или все же дотерпит до обеда? Надо пригласить Артэма,- задумчиво произносит северянка и улыбается,- так же мне нужен Светлый и Зверояр.

  - Айну придется побегать сегодня.

   За завтраком Лирра преподнесла свой подарок, невероятно красивая шаль из белоснежной пряжи, то тут, то там расцвеченная синими искрами. Алдит немедленно набросила ее на плечи и закрепила края моей камеей. В доме воцарился покой, я сдерживала страстное желание узнать, что все-таки решила Алдит по поводу письма от сестры, но понимала, я не хочу этого знать.

  - В скором времени у нас появятся еще постояльцы,- мечтательно улыбается ведьма,- хорошие, смелые воины. Подготовишь для них комнаты на первом этаже, Ли. И еще одну комнату, для молодой леди, на втором. Думаю, в течении недели они въедут.

   Вот и ответ на незаданный вопрос. Неизвестно, как и зачем, но она притащит сюда свою племянницу, грр, мне она уже не нравится.


  Ясный Адалберт.

   Рука саднила, глаза закрывались, ночь Перелома, впервые в жизни проведенная вне защиты дома, ударила по моему здоровью. Беснующаяся сила, от рождения доступная лишь магам, этой ночью позволила мне коснуться себя, оставив после острое чувство потери. Вытянув ноги к камину, я прикрыл глаза и расслабился.

  - Ты вернулся домой? Не ожидала тебя увидеть,- холодный голос сестры ударил по ушам,- где твой щенок? Кстати, твоя очередная женушка скончалась, наконец-то.

  - А ребенок?- неужели все зря? Я держал в тайне все, и свое четвертое супружество, и сам факт что молодая хэлла смогла понести.

  - Слаб, как котенок, но еще жив,- сестра усмехнулась,- ты обошел проклятье. Доживет до полугода, выживет.

  - Это хорошо, видеть я его не могу?

  - Проклятье держится за тебя. Войдешь в детскую сейчас - начнешь все с начала.

   Это верно, Лорна, моя драгоценная, бесплодная сестра, разгадала замысел Рагнит, разгадала и предпочла промолчать. Ведь не мог дипломированный маг и мой друг не заметить того, что заметила самоучка, проклятье цепко держалось за мою ауру. Во время любовных игр оно переходило на женщину, и убивало плод, если он конечно имел место быть. От этого умирали мои жены, но проклятью нужно время, поэтому моя последняя жена не знала от меня ласки, только грубый и быстрый секс. Я надеялся спасти этим ее от смерти, но смог получить лишь наследника. Что ж, Реника, будь счастлива в ином, добром мире, я, как и обещал, осыплю твою семью золотом. Моя четвертая супруга не была ясной, но ее кровь была чиста, тонкокостная, красивая, не похожая на крестьянскую дочь. Ее мать понесла от одного из ясных, и старый кузнец взял женщину в свой дом уже с приплодом, за что получил выкуп.

  - Роэн,- негромко произношу я, зная, что мой личный слуга уже прячется за гардиной.

  - Да, ясный лорд.

  - Семья Реники, ты все сделал?

  - Старший сын устроен в наш гарнизон, для двух дочерей дано хорошее приданое, женихи сговорены, старикам приписан пожизненный пансион. Я сказал, что Реника погибла, спасая вас от обвалившейся балки,- немолодой уже хэлл осуждающе смотрел на меня.

  - Не одобряешь? Знаю, не нравится. Но и выхода у меня другого не было, отдать твердыню пьянчужке кузену? Да и Реника знала, на что шла, ради счастья своих родных и благополучия твердыни Адалберт.

  - Не мне осуждать решения господина,- склоняется в поклоне слуга, и я киваю. Верно, его дело лишь исполнять мои приказы.

  - Прикажи подготовить ванну, позови лекаря, и пусть мне помогут помыться две смазливенькие служанки,- устраиваюсь удобнее, в замке, где нет мага, ожидание горячей ванны может быть немного утомительным. В столице привыкаешь получать подобные вещи значительно быстрее.

  - Да господин, через четверть часа все будет готово.

   Мысли текут не спешно, еще пять месяцев и я смогу объявить сына своим наследником, в день имянаречения проклятие остановит свое действие, и Рагнит наконец-то упокоится с миром. Можно будет оставить службу в столице, теперь, когда князем стал Сильван, это будет не столь интересно и просто. К тому же, сейчас храмовник в спайке с чертовым Этарном, почистят столицу частым гребнем, и постепенно перейдут к твердыням. За это время я должен лично навести порядок в отведенных мне владениях, не хватало чтобы этим занимался князь.

   А все-таки, смешна жизнь, даже Скрыта не смогла найти родственников нашего бородатого тайничьего, все его знают, но никто не помнит где он родился. Пахнет большой подставой, да и лицо его мне кого-то напоминает, убрать бы бороду, стало бы проще.


 Элет. Хэлл.

  Зимняя усадьба Арталанд.

  Шаэл Ниан.

   Иринка, крылатая малютка привезенная северянкой из далекой эльфийской деревни, покидать облюбованную комнату наотрез отказалась. Потрясая крылышками как заправская стрекозка, малютка спорхнула с моего локтя и закружилась по комнате. Данное Алдит задание, убедить девочку что крылышки ей ни к чем, иначе она нен может нормально развиваться, начало казаться мне невыполнимым.

  - Тетя Ниан, смотри как я могу,- говор у девочки был чистым, без детского сюсюканьяи пришепетыванья, за что огромное спасибо Грэму, с прошлого вечера мариновавшемуся в лаборатории. Алдит очевидно решила за три дня до "визита вежливости" в твердыню Тэйг переделать все запланированные дела, на всякий случай.

  - Ринка, спускайся, ударишься еще,- малютка показала мне язык и толкнув дверь, вылетела в коридор. Где была тут же отчитана Алдит.

  - Ниан, не стоит поощрять ее нахождение на третьем, хозяйском этаже. Ты наша воспитанница, Ринка, но не часть семьи,- жестко произнесла северянка, у меня аж сердце зашлось от таких слов.

  - Ну знаешь, ведьма,- не смогла промолчать я, и съежилась под ледяным взглядом рэймар.

  - Ниан, не стоит забывать, Ирин, человеческий детеныш из другого мира, она не родня мне. И я не потерплю ее присутствия на своей личной территории. Хочешь ночевать с ней в одной комнате, пригреть и обласкать, вперед, на втором этаже достаточно комнат.

  - Ты слишком много о себе возомнила, Алдит,- так же холодно, как и она произношу я, и, подхватив скуксившегося ребенка на руки, ухожу, оставляя последнее слово за собой. На лестнице мешкаю, ожидая...не знаю, хотя бы ругани в спину, но нет. Ведьма просто ушла, ей настолько плевать на мое мнение, что она не посчитала нужным даже ответить.

  - Пусти,- Ринка вывернулась у меня из рук,- вы все злые и крылышки хотите отрезать! Дядя Грэм, дядя Грэм!

   Малышка полетела вниз, вдоль лестницы, искать своего наставника, а я присела прямо на ступеньки. И чего въелась на Алдит? Девчонка сущее наказание, навязанное северянке против ее воли, а я? Ради чего я вмешалась? Только потому что этот несносный ребенок изволил уснуть у меня на руках, а я вместо того чтобы отнести ее в детскую, отнесла в свою комнату? Вот дурра, иначе и не скажешь.

  - Ты чего расселась? Завтракать пошли,- Лирра, в голубам платье с белым горохом по подолу проплыла мимо. Вчера она, вместе со Зверояром и храмовником чересчур сильно отметила день рождения Алдит, отчего сегодня крайне аккуратно держала голову, избегая резких движений и громких звуков.

  - Да так,- вздохнула я и встала,- интересно, Алдит спустится?

  - Неа, я ее видела, она что-то там колдует, амулеты, фиалы, Айн огонь генерирует, а он вроде земляной маг?

   Замечательно, Алдит очевидно хотела попросить меня помочь ей, но я ей нахамила и теперь амулеты заряжает Айн. Так держать Ниан, еще немного и от твой новообретенной семьи ничего не останется, всех отпугнет твой мерзкий, несправедливый характер. В носу засвербело, в уголках глаз собрались слезы, я еще и плакса.

  - Я слышала, как Алдит говорила, что еще полжизни назад ее сестра была сильнейшей магианой крови и что она продвинулась по пути этой магии дальше всех,- щебетала полуэльфийка, загоняя меня все в глубже в депрессию.- Светлый сказал, что с тварями низшего уровня справится простейший амулет, а потом Яр унес меня спать и больше ничего интересного я не услышала. У них же все получиться, правда?

  - Конечно,- криво улыбнулась я. Пойти помочь? Прийти незваной, нет, раз эта гордячка не хочет меня ни о чем просить, пусть подавиться своим ученичком и своими амулетами, я и пальцем не шевельну чтобы ей помочь!

  - Ты в последнее время такая нервная стала, настроение скачет?

  - Тебе-то что?!

  - Ясно,- полуэльфийка кивнула, прошла мимо столовой,- я лучше на кухне позавтракаю, там обстановка приятней.

  - И вали!- нашлась еще одна предательница, чтоб ее призраки сожрали.

   Сидеть в большой столовой, за прекрасно сервированным столом в гордом одиночестве оказалось не так приятно как могло быть. Айн не хлюпал взваром, Лирра не шуршала обертками от конфет, умудряясь лопать шоколад вместе с мясом. Не ворчала северянка, укоризненно взирая то на меня, то на своего ученика, и показывая своим примером, как должны есть приличные разумные.

   Отложив в сторону вилку, я оперлась подбородком о сложенные ладони. Может я не так уж и права? И меня никто не игнорирует? Просто у всех есть своя жизнь, только у меня ничего нет, кроме беременности и запутанной любовной истории.

  - Доброе утро,- зеленоватый Айн плюхнулся за стол и тут же запихнул в рот ватрушку.- Из меня наставница выжала всю магию, она сказала, что я молодец и быстро поргр...прогре... хорошо развиваюсь в общем. А где все?

  - Понятия не имею,- ребенок в мгновение ока смел все со стола, и отряхнув руки умчался искать Лирру, а то наставница сказала повторить сегодня столовые приборы и приступить к изучению географии.

  - Жизнь - дерьмо,- резюмировала я, и, прихватив вазочку конфет, отправилась в свою комнату, там у меня под подушкой припрятана пара слезливых дамских романов.


  Ясный Этарн.

   Зеленоглазая красавица даже рыдала не как обычные смертные женщины. Слезы катились по прекрасному лицу, ничуть его не портя, нос не краснел, косметика не смывалась, что не добавляло веры в ее раскаяние.

  - Илари,- Нейтх смотрела на дочь как на опасное насекомое.

  - Ненавижу тебя,- просто и буднично отозвалась девушка и прекратила слезоразлив.- Ты женился на моей матери, зная что ее любит другой, но ведь желание князя приоритетно. Ты отдал меня в жены старику, который много лет назад любил мою мать. Ты правда не понимаешь почему я это сделала?

  - Каждый кузнец своего счастья,- покачал сын головой,- ты не была против замужества.

  - А ты меня спросил?- криво усмехнулась девушка,- ты полностью заслужил Аскитри, а ведь она тебя любила, только была умнее прочих, и пила отвары трав, чтобы не твое пронившее семя не пустило в ней корни, убивая. Малыш Кенсорин, ты бы и не догадался что он не твой, если б не храмовники.

  - Вы все бы очень резко и не приятно поняли, что он не Авуэн, едва лишь наступила бы ночь Перелома,- криво усмехнулся я.

  - А вот и нет,- с достоинством ответила красавица,- думаешь, мало по Хэллу бродит ваших ублюдков? Аскитри на четверть Авуэн, отец Кенсорина,- она перевела взгляд на меня,- твой бастард дедушка. Он больший Авуэн чем вы все!

  - И вы решили возвести его на княжий престол,- Нейтх сидел обхватив голову руками, разговор с внучкой полностью лег на мои плечи.

  - Да,- Илари обнажила в улыбке зубы,- потом я бы избавилась от постылого мужа и вышла за Кенсорина, он не был бы против.

  - Что же насчет ядовитого семени Авуэн?

  - А это касается только тебя, папочка, и тебя дедуля,- издевательски протянула сошедшая с ума женщина,- сила уходит из рода Авуэн, и потому малышам приходится пить своих матерей, чтобы выжить! Сильван может жениться на ведьме, но его отпрыску это не поможет, ахахах! Из-за своей чистокровности Авуэны вымрут,- я смотрел и не мог найти ни единой черты своей любимой и балуемой внучки в этой жестокой, сломленной женщине. Что же ты наделал, сын?

  - Что будем делать?- безучастно, устало спросил Нейтх, и посмотрел на меня как в детстве, когда я мог решить все его проблемы, вроде разбитой вазы.

  - Ясная Илари Фоголт не может предстать перед судом, она Авуэн,- весомо произнес я.- Казнить ее мы не можем, это единственное табу нашей с тобой должности, сын. Родственники неприкосновенны. Потому, пусть возвращается в поместье своего супруга,- ясная Фоголт вскрикнула.- Да, Илари, именно так. Отныне и до самой смерти, тебе запрещено покидать своего мужа, в течение двух лет ты должна подарить наследника роду Фоголт.

  - Нет,- выдохнула ясная леди и бросилась на колени,- дедушка, пожалуйста! Нет, лучше убейте меня, прошу вас!

  - Встаньте, ясная Фоголт,- теперь ее слезы были настоящими, нос опух и покраснел, косметика размазалась, она заикалась, всхлипывала и пыталась вытереть лицо рукавом дорогого платья.

  - Не смотрите на меня,- прошептала окончательно сломленная женщина, и покинула кабинет.

   Нейтх молчал, смотрел в огонь, и, покачивая бокалом вина, пристально следил за танцем пламени. Плеснув себе ядреного самогона, я залпом налитое, и добавил еще.

  - Это твоя вина,- негромко, под треск поленьев произнес я.- Ты в своей гордыне сломал девочке жизнь.

  - Я не хотел ее,- пожал плечами мой сын.- Илдеберт сама приходила в мою спальню, она хотела детей, я говорил ей, найти кого-нибудь на стороне, но она убедила меня попробовать. Берта была моим другом, Ривил, и я ее убил. Илари, своим появлением на свет убила моего друга. Берта не любила ясного Фоголт, она просила меня спасти ее от безумия лорда, и я это сделал.

  - Дурак, последние несколько дней я начинаю сомневаться что ты мой сын,- осуждающе качаю головой.


  Снежная Арталанд.

   На столе, на тонком бархатном отрезе лежали восемь ножей. Восемь простых, кухонный ножей, отливали матовым блеском. Прикрыв глаза, я протянула руку, ладонью вниз, и медленно, нежно, провела над столом. Сразу отмела в сторону четыре ножа, еще раз, внимательно прислушавшись к своим ощущениям, скользнула пальцами по лезвиям и убрала еще два.

  - Зверояр? Можешь сломать их?

   Не задавая лишних вопросов, демон сломил оба ножа, но над последним ему пришлось сильно напрячься. То, что нужно.

  - Я хочу чтобы ты отвез меня к мастеру ковавшему этот клинок,- киваю на обломки в его лапище.

  - Объяснишь?

  - По дороге,- выхожу из кабинета, он следом.

   Уже устроившись в карете, демон повторяет свой вопрос.

  - Видишь ли, именно вот такая, дешевая поделка является отражением мастерства. Если мастер плох, если ему все равно и он не вкладывает душу в свое творения,- я пожимаю плечами,- мне не нужен такой мастер.

  - Если ты заплатишь...

  - Я хочу заплатить тому, кто вкладывает душу в свои творения не зависимо от того, что он делает. Я хочу работать с тем, кто меня поймет,- указываю демону на тубус с чертежами.

   Не то чтобы я сидела над чертежами всю ночь, нет, это стандартное плетение, и они были у меня и раньше. Мне давно хотелось преподнести храмовнику подарок, и я думала о создании "отражения", но отсутствие необходимых ингредиентов оставляло все это лишь фантазией. Откидывая голову на мягкий подлокотник, по совету Ниан я нашла мастера среди людей, и он за один вечер сделал на карете таинственные рессоры, благодаря чему передвижение стало мягким и приятным, я вспоминала этапы создания "отражения". И остро, почти болезненно сожалею, что не могу увидеть лицо ясной Гилворры, когда-то рассказавшей мне о нем.

  "- Отражение, дивное сочетания артефакторики и зельеварения,- с придыханием произнесла высокая, худая рэймар, позволяя эмоциям проявится на идеальном лице.- ты должна внимательно следить за тем, как я делаю, ведь именно тебе придется передавать знания следующей Зимней Госпоже. Сама ты никогда не создашь Отражения, но, может тебе повезет и твоя ученица будет сильна и умна. Жаль, что мне не повезло".

   Карета остановилась у двухэтажного дома, добротного, крепко сбитого, совмещенного с кузницей. Высокие кованые ворота, украшенные певчими птичками, во дворе, в палисаднике стояли вычурные скамеечки, сейчас укрытые снегом. Хозяин любит свой дом и свою работу, это почти идеально.

   Невысокий вихрастый подросток, с грустными глазами пригласил нас в дом. Запах болезни и отчаяния, поселивший в этом уютном, заботливо обставленном доме, ударил в нос. Я обеспокоенно огляделась, это ведь не кузнец собрался на тот свет?

  - Доброго денечка,- высокий, широкоплечий мужчина с простым и добродушным лицом, сейчас несущим печать скорби вошел в горницу слегка пригнувшись. Половицы поскрипывали под весом столь представительного кузнеца.

  - Доброго, мастер металла,- я уважительно склонила голову, чем заслужила довольную улыбку. Каждому приятно признание мастерства.

  - Изволите чайку откушать, или торопитесь?

  - Почту за честь.

  - Димок, тащи поднос с крендельками и чай,- громогласно рявкнул кузнец в приоткрытую дверь.

  Стол ломился от сладостей всех сортов, чай по-простому наливали в огромные пиалы, а не чашечки, как привыкла я. Зверояр, загоревшимся взглядом окинул стол, и тут же нагреб к себе на тарелку разных пирожных и пирожков. Я подавила порыв отчитать его, предположив, что это оскорбит простоватого мастера, и впрямь, мастер поступил почти так же. Одна разница, он не стеснялся и положил себе на тарелку целую горку пирожков, объяснив, мол, обычно мы тарелки на стол не ставим, так, с подносов едим и тут же осекся, сообразив, как это прозвучало.

  - Если вы ради меня изменили доброй традиции,- я улыбнулась и, не без внутреннего трепета, взяла кусок пирога по-простому, без вилки и лопаточки,- то я ценю это, и благодарна. Этикет рэймар сложен и достаточно зануден, в нем прекрасно лишь одно, приходя в гости, за столом соблюдаются правила дома.

   У демона глаза стали более круглыми, чем совиные, когда он увидел, что я ем истекающий вареньем пирог, как Ниан, просто откусывая. Зато кузнец сразу расслабился и начал поглощать пирожки и булочки с невероятной скоростью.

  - Ох,- мастер металлов откинулся на спинку стула,- в чем же ваш заказ ясная леди?

  - Мне необходимо серебряное блюдо, с зеркально отполированным дном, и расписанное рунами, вот в этой последовательности,- я подала мастеру чертежи.

  - Что ж, работа простая, любой бы справился,- задумчиво отозвался кузнец после вдумчивого изучения бумаг.

  - Не любой,- покачала я головой,- это основа для будущего магического артефакта, любая ошибка, крохотный зазор, или лишний штрих рядом с руной и вместо моего дома появиться дымящийся котлован. К тому же, не в моих правилах экономить на подарках.

  - Даже так?

  - Если вы возьметесь, я приготовлю кальку с рунами и буду находиться рядом, чтобы вовремя исправить возможные недочеты,- аккуратно стираю с пальцев патоку, и складывай пальцы в замок.

  - А если нет?

  - Выберу другой подарок,- я пожала плечами,- что скрывать, вы лучший, в ваших работах есть душа, другой не справится. Да, я выбирала именно так, по уже готовым работам, а не по базарным слухам.

  - Оплата?- заинтересованно произнес кузнец, его толстые, сильные пальцы удивительно бережно перебирали хрусткие листки чертежей.

  - Назовите цену, можете в золоте, можете в зельях или магических услугах. Я сильный и умелый маг, мастер зелий.

  - Моей жене поможете? Она ребенка носит, и последние дни сдавать начала, осунулась, лекари руками разводят,- на дне темных глаз загорелась надежда, кузнец зеркально отражая мою позу.

  - Сначала я должна ее посмотреть,- скромно опускаю глаза, я знакома со многими патологиями беременности, но Хэлл умеет приносить сюрпризы.

   Не откладывая на потом, я настояла на немедленно осмотре. В жарко натопленной комнате лежала русоволосая женщина, ее большой живот выделялся под лоскутным одеялом. Над верхней губой выступили капли пота, равно как и на лбу, сухие губы растрескались и в уголках рта замерли крохотные капельки крови.

  - Малуша, милая,- каким жалобным голосом может говорить этот огромный мужчина.

  - Что ж вы делаете?!- я всплескиваю руками и молниеносно чарую, освежая воздух в комнате,- разве можно так мучить беременную? Нагрейте воды, оботрите от пота, перестелите постель, что стоите?- я топнула ногой, и все тут же засуетились. Кузнец подхватил жену на руки, Зверояр распахнул створки окна, невысокая шустрая старушка собирала потные простыни.

   Уже черес час значительно повеселевшая женщина, опираясь спиной на взбитые подушки пила заваренный мною укрепляющий чай, и внимательно слушала.

  - Пока я не могу сказать, что точно с вами происходит,- я поймала взгляд кузнеца и ободряюще улыбнулась,- но как профессионал в этой области гарантирую, худшее что может произойти - это время до родов вы проведете в постели. Жизни матери и ребенка прямой угрозы нет, это точно. Поэтому, сегодня, побольше фруктов и овощей, куриный бульончик, не голодайте, ближе к вечеру, укутайтесь потеплее и пусть уважаемый Нор вынесет вас на улицу, посидеть на скамеечке. Я буду завтра утром, со своей аптечкой - и уже точно скажу что происходит и что мы будем делать.

   Провожали нас всем кузнечным кланом, сухонькая старушка оказалась матерью Нора, а паренек сыном от первого брака. Зверояр помог мне подняться в карету и мы отправились к одному из популярных ресторанов в средней части Авуэна. Артэм, приглашавший меня на обед уже должен был ждать.


  Ясный Адалберт.

   Первая же инспекция вскрыла весьма неприглядные факты, у меня воровали. И кто? Жалкие крестьяне, утаивали зерно и скот. Сестра, заламывая руки вещала что-то о бедственном положении нашей земли, о разоренной деревне, где стояли мои воины, о беженцах.

  - Гил, сейчас бесовская неделя, не время для налогов,- Лорна, вцепившись бледными пальцами в края истрепанного платья пристально следит за моими передвижениями.

  - Ты смеешь критиковать мои решения?- мягко спрашиваю я и она отшатывается, на дне глаз просыпается ужас. Так-то лучше, за время моего пребывания в столице забыли кто в твердыне господин? Я напомню.- Роэн.

  - Да, господин,- из-за портьеры шагнул мой вечный слуга.

  - Завтра на рассвете я желаю видеть всех деревенских старост, с амбарными книгами. Желаю знать, на что были потрачены мои деньги.

  - Неужели тебе не хватает доходов, Гиллеан?- тоскливо спросила сестра, едва мой доверенный слуга вышел.

  - Хватает, милая, хватает, наше гнездо весьма богато и нужды нет,- я мягко погладил ее по голове, Лорна дурочка и не виновата в отсутствии мышления в хорошенькой головке.- Но если мы позволим воровать, то в скором времени, потрепанные платья будут не твоей прихотью, а суровой необходимостью.

  - Я понимаю.

  - И переоденься, моя сестра не должна одеваться словно бездомная,- брезгливо подцепляю пальцем драное кружево ее выцветшего платья, и приказываю оставить меня.

   Отец умер рано, оставив меня и Лорну, на попечении дядюшки и тетушки, весьма обрадованных этакой оказией, и мне стоило большого труда и помощи наследника князя чтобы вывести твердыню Адалберт из под руки дяди. Чего ясный лорд мне не простил. Хвала богам, война забирает лучших и дядюшка героически погиб, защищая наши границы, тетушка, не вынеся этой потери ушла в обитель сестер стужи, а мой непутевый кузен спился. Я поднял твердыню из руин, короткое правление родственников не оставило ни денег ни ресурсов. Лорна и я жили во флигеле и с завистью смотрели на ярко освещенные окна, где веселились родственники и их друзья, и ждали, принесет ли служанка нам хоть немного еды или мы и сегодня ляжем спать набив брюхо травой?

   Я поклялся отомстить, нас не поддерживал никто, Лорна была младше и не понимала, а вот я все помню. Любой из крестьян мог взять нас в свою семью, мы не были избалованы и могли работать, но они предпочли закрыть глаза на происходящее. Выбирая именно Волчий Лог для зимовки своих воинов, я руководствовался местью. Когда Лорна бежала из твердыни крестьяне именно этой деревни привели ее, избитую и полумертвую от обезвоживания назад. Они не только не сочли нужным накормить и напоить ее, они еще и избили слабую девочку. По большому секрету я шепнул старосте на ухо, почему на Волчий Лог легло такое бремя, и дюжий мужичок, с уже пробивающей сединой в бороде рухнул на колени, заливаясь слезами и прося, "хоть девок малых отправить к сродственникам". Помолчав, и насладившись своей властью, я запретил кому-либо покидать пределы деревни, Лорну они не пожалели, так почему их должен жалеть я?

  Нейтх II Авуэн, хозяин теней.

   Из камина, весело затрещав, вывалился крохотный уголек, и замер на краю каменной плиты, в ладони от пушистого ковра. Холодный камень быстро выпил жар беглого дитя огня, и уголек потух, став лишь черным комочком жженой древесины.

  - У тебя такое умное лицо, что мне как-то жутко становится,- манерно протянул храмовник, мне же осталось только вздохнуть. Едва я оставил престол и вся та и без того невеликая вежливость Светлого испарилась. Нынче честь выслушивать велеречивые, завуалированные оскорбления принадлежит моему сыну, светло-огненному князю Сильвану.

  - Меня что-то тревожит,- я наклонился и поворошил кочергой угли, раньше я мог делать это голой рукой.

  - Северянка скоро будет здесь, говорит, есть что обсудить,- Светлый поправил строгий манжет и удобнее развалился на софе.

   С периодичностью в полчаса, явился мой отец, его тень Сигнур, Сильван с Лозаром и ведьма в сопровождении Артэма. Не понял, что этот низкородный делал рядом с моей лекаркой?!

  - Вы были инициатором сего собрания,- высокомерно протянул светло-огненный князь Сильван, окидывая придирчивым взглядом лекарку.- Отложим куртуазное плетение фраз и перейдем сразу к делу.

  - Ясный лорд, у меня и в намерениях не было играть с вами в словесное кружево,- понимающе усмехнулась ведьма, она не первый раз встречает зарвавшихся щенков.- Письмо, доставленное вами, Ривил, было не одно. В строчках той девочки, тайничьей, пряталось послание от магианы крови, моей единоутробной сестры близнеца.

   На меня это произвело впечатление выплеснувшегося ведра ледяной воды. Светлый кивнул сам себе, он знал, Лордар усмехнулся, ведьма сказала ему раньше.

  - Рендалл Арталанд, прошла по кровному пути куда дальше чем кто либо из смертных, тварь захватившая ее душу - одна из сильнейших сущностей-из-за-грани.

  - Дверь была закрыта вам,- презрительно скривив рот произнес мой сын, и добавил,- Огонь изгнал порождений зла.

  - Сегодня перед ужином мо ученик и моя наперсница с огромнейшим удовольствием гоняли по всему дому крохотного, рогатого бесенка,- понимающе усмехнулась ведьма.- Видите ли, светло-огненный князь, остановить демиургов, не дать им и их созданиям вернуться не значит запечатать нечисть, являющуюся неотъемлемой частью нашего мира.

  - Что за бред?- для Светлого слова северянки явно имеют смысл, мне же понять это сложно, магия, кроме той, что была мне подвластна как князю - тайна за семью печатями для всех хэллов.

  - Изнанка, это внутренняя сторона энергетического кокона защищающего наш мир от распада, именно в нем существует дверь, через которую пытаются вернуться демиурги. И твари, приходящие на зов магов крови, это полуразумные сущности паразитирующие на магических протуберанцах кокона. Старейшие из них ни в чем не уступают высшим демонам, обитающим у ядра нашего мира.

  - Дит хочет сказать,- свысока произнес этот... низкородный,- что Тьма-из-вне - наша стабильная, ежегодная проблема. Привычная, как старые сапоги. Демиурги рвались и будут рваться в наш мир. А вот магиана крови, это гнойный нарыв, который следует выкорчевать, иначе в следующем году, порождениям зла будет легче прорвать оборону.

  - В кого же вы такой умный?- насмешливо произнес светло-огненный князь, его верная тень, Лозар, коснулся ладонью манжета, предупреждая и успокаивая,- как вас, Артэм Лордар? Я слышал о вас, талантливейший аналитик, жаль, с семьей не повезло, вы из Кикиморовой Гати?

  - Верно,- нервно дернул подбородком Артэм, да, мой сын знает куда бить противника.- Мое происхождение не имеет особого значения, ясный лорд.

  - Это уж точно,- процедил светло-огненный князь,- я вообще не понимаю почему должен находиться здесь,- презрительного взгляда удостоились все, кроме деда. Лекарка нахмурилась и негромко произнесла:

  - Огонь кипит в твоей крови, мальчик, толкает под руку и шепчет на ухо, не стоит говорить все что хочеться. В этом отличие мальчика от мужа. Я вижу, что совета как такового у нас не получится, посему, я, Зверояр и ты, храмовник отправимся в Тэйг, магиана крови за мной, за Яром ее воины и твари, а ты придашь нашим действиям легитимность,- лекарка проехалась презрительным взглядом по насупленному Сильвану и усмехнулась,- твоих усилий хватит я думаю.

  - Таким образом, собрались мы здесь действительно зря,- подытожил я, и внимательно посмотрел на ведьму. Та, тонко улыбнувшись, промурлыкала:

  - Нет, почему же? У меня еще есть вопросы, к вам, мой князь,- Сильван встрепенулся, но ведьма смотрела только на меня.- Как я понимаю, светская власть все еще в ваших надежных руках?

   Откидываюсь на спинку кресла, что ж, побеседуем, сердце мое.

  Шаэл Ниан.

   Айн, наморщив лоб и оттопырив в сторону мизинец, с высунутым языком изучал особенности принятия пищи с помощью кинжала. Лирра, закатив глазам, пальчиком разглаживала морщины на лбу, прижимала мизинец к ладони и щелчком пальцев по челюсти заставляла втянуть язык. Что бы через пять минут повторить все тоже самое.

  - Я так больше не могу, почему ты не хочешь обучаться у мастера Грэма?- не выдержала полуэльфийка и отобрала у мальчишки кинжал, попутно порезавшись. Посмотрев, как на гладкой коже моментально пропала царапинка, Айн удивленно-непонимающе ответил:

  - Так ведь он урод,- ребенок пожал плечами с такой простотой, что я едва удержала язык за зубами. Так и хотелось напомнить зарвавшемуся мальчишке, что он и сам не очень-то высоко стоит на хэллской иерархической лестнице.

  - А сам-то?- а вот Лирра сдерживаться не стала.

  - А я не урод,- так же непонимающе ответил мальчик, и тут же просиял,- нет, урод не в смысле не красивый. Уродился слабым, беспомощным, если бы он был чистокровным хэллом или даже полукровкой, ему бы полагалась одна бесплатная похлебка в день, в любом трактире среднего квартала.

  - Ничего не понимаю,- выдохнула я.

  - Тот, кто по физическим, не зависящим от него причинам не может защитить себя и свою семью - урод, то есть уродился слабым. Конечно, это касается только врожденных недостатков, для воина стать уродом - худшее бесчестье, поэтому тем, кто больше не сможет сражаться лекари оставляют яд или нож и уходят. Чтобы воин мог выбрать.

  - Дикая страна,- отстраненно произнесла я. Даже Снежань, со своими сумасшедшими заскоками в отношении гнезд не убивает своих покалеченных воинов. Или я чего-то не знаю?

  - Храмовники говорят,- добавил мальчик,- что душа во всем теле и лишившись руки, воин, доживший до смерти, отдаст для перерождения покалеченную душу. И родится ребенок, у которого не будет действовать рука.

  - Угу, странно, что вам разрешают стричь волосы и ногти,- хихикнула я и тут же заткнулась, напоровшись на взгляд Айна.

  - В храме есть Сильные души, те, кто с рождения и до смерти не разделяют свое тело, не стригут волос и ногтей и не...ну, не делают ничего лишнего,- смутился паренек.- Когда умирает Сильная душа, у них нет имен, начинают ожидать рождения патриарха, или будущего главнокомандующего, или сильного мага.

  - Знаешь, малыш, не надо больше о Хэлле сегодня ничего рассказывать,- Лирра покачала головой,- все же Снежань более просвещенная страна, и для нас это дико. Ниан, где вчера Алдит была? Я искала ее в лаборатории, не нашла?

  - Не знаю, она собиралась пообедать с тем, ну с которым целовалась,- Лирра пискнула от восторга.- Да не знаю я, у меня вчера было плохой настроение и, в общем, знаю только что вернулась она заполночь в сопровождении Зверояра.

  - А чего он тогда ко мне не зашел?- удивилась полуэльфийка,- ладно вы тут кушайте, а я пойду, свежие новости узнаю. Да и разбужу нашу северную красавицу.

   Но будить никого не пришлось, возмутительно довольная северянка столкнулась с жаждущей подробностей полуэльфийкой на входе в столовую.

  - Рассказывай,- выдохнула Лирра и села, чинно сложив руки на коленях.

  - Нечего рассказывать,- пожала плечами северянка и, дождавшись пока перед ней поставят чашку клюквенного компота и творог, взяла в руки столовые приборы.- Пообедали в Алой цапле, затем погуляли по городу, послушали менестреля, как только замерз, бедный. А потом были совсем не романтические дела и разговоры.

  - Он тебе нравится?

  - Арт приятный молодой хэлл,- дипломатично ответила рэймар.- Как продвигается учеба Айна?

   На протяжении всего разговора, мальчишка зло сверлил взглядом скатерть, и едва ведьма о нем заговорила, вскочил. Сжав кулаки, ребенок несколько раз глубоко вздохнул и выпалил:

  - А его вы тоже учите этикету? Или ему можно есть, как хочется?!

  - Во-первых, господин Лордар взрослый мужчина и, разумеется, я ничему его не учу, а во-вторых, это и не требуется, он прекрасно себя ведет за столом. И ты, если приложишь хоть малейшие усилия, тоже будешь достойно себя вести.

  - Я прикладываю!- заорал подросток,- прикладываю!

  - Нет, ты просто высиживаешь необходимое время, действуя на нервы Лирре. С сегодняшнего дня ты будешь заниматься с Грэмом. И мне начхать на ваши морально-нравственные хэллские заморочки с уродами и всем прочим. Твоя наставница рэймар, и как северная леди я не вижу ничего предосудительного в общении с физически неполноценным человеком.

   Полыхающий гневом мальчишка вылетел из столовой, громко хлопнув дверью, стоящая у выхода служанка только вздрогнула, прижимая к животу поднос.

  - Лирра, проследи, чтобы он ничего лишнего не наговорил Грэму и детям.

  - Алдит, я...- едва Лирра вышла, я попробовала заговорить с северянкой.

  - Не трудись, у тебя скачут гормоны, твои перепады настроения абсолютно нормальны. Только не играй с Ирин. Она тебя интересует в качестве кого? Когда родится твоя дочь, будет ли у тебя время для крылатой малютки?

  - Я не знаю,- вот ведь, ведьма.

  - А я знаю, времени у тебя не будет. Кормилицу мы нанимать не будем, "искра" должна чувствовать тебя рядом, тогда ее кружево будет стабильно. Пеленки, кормление, просто покачать на руках, я нашла старый свиток. "Искры" в младенчестве очень болезненны и оттого капризны. Она будет плакать, а Ирин будет требовать поиграть. Подумай, у ребенка сейчас есть два старших брата и сестра, Грэм именно в таком ключе стараетс их воспитывать. Сходи хоть пару раз на детскую сторону, посиди в их классе, присмотрись, возьми себе на заметку.

  - Почему Яр не зашел к Лирре,- Алдит усмехнулась быстрой смене разговора и легко ответила:

  - Он боится. Я так думаю.

  - В Лирре открылся талант великого демонолога? Лирра истребительница демонов, звучит не плохо.

  - Мы маги, и видим сквозь его морок, глаза, клыки, волосы и оттенок кожи. Для нее же Яр хэлл, со странным именем. А сейчас, охранители не допускают призраков в дом, моя ледовица тоже пропала, но ее глаза видят больше.

  - И он боится, что Лирра даст ему отворот поворот?- с сомнением усмехнулась я, девчонка заглядывала в рот демону, не думаю, что она способна от него отказаться.

  - Я уверена в этом.

  - Да ну.

  - Она набожна, да аморальна, но девочка вряд ли свяжется с демоном, к тому же, Яр уже утратил свою героическую новизну. Я люблю Лирру, она хорошая девочка, но...

  - Но любит менять мужиков. В Хэлле это может аукнуться ей солдатским домом.

  - Она в курсе. И подумай сама,- провокационно шепнула северянка,- ты свяжешь свою жизнь с демоном?

   Я пожала плечами, во время обучения я видела и более отвратительные вещи, но... Да, мне, чтобы связаться с демоном нужно что-то большее, чем просто помощь в беде. На месте Лирры я бы не смогла ему поверить, спаси он меня из рук врагов.

  - Ты права. Ты доверяешь ему?

  - Нет,- рэймар посмотрела на меня как на идиотку, и я тяжко вздохнула.- Знаешь, один беспокойный дух донес до меня одну мысль. Ты хочешь стать самостоятельной и независимой, финансово?

  - Это плохо?- кто мог сказать?!

  - Это хорошо. Я сделаю тебе намек,- нарочито безразлично произнесла рэймар.- В скором времени ясный князь Нейтх II Авуэн откроет школу магии под своим патронатом. Я стану декану и мне понадобятся квалифицированные преподаватели. Подумай, что ты сможешь дать ученикам. Не как сейчас, Айну, абы что и кое как, а именно, чему ты профессионально сможешь их обучить. Что получается у тебя лучше всего?

   Ведьма задала задачу. Мысль взвились подобно стае воронья, пировавшей не первой свежести трупом. Что я могу? Многое. Чему могу научить? Ничему, и это наглядно показывает ситуация с Айном. Именно рэймар решает чему учить ребенка. Стоп. Она решает, но знания во многом мои. Это значит, мне нужно выписать, что я могу, и составить план занятий, ура!

   На мою воодушевленную физиономию Алдит ответила лишь легкой улыбкой и шепотом, "я в тебе не сомневалась". Конечно, я тоже в себе редко сомневаюсь!

   Служанка собрала со стола посуду, и принесла еще один поднос со снедью. Конфеты и фрукты в меду для нас и кашу с мясом для демона. После болтовни с северянкой я присмотрелась к нему, представила, что он меня целует, его клыки касаются моих губ и передернулась, нет уж. Пусть его себе заберет кто-то менее щепетильный, чем я. В стальных волосах демона солома, на конюшне что ли ночевал?

  - Лирра интересовалась, где ты провел ночь,- провокационно заметила я. Всматриваясь в звериные глаза демона, я не заметила особого страха. Он абсолютно равнодушно пожал плечами, и, цепко ухватив ложку, принялся за кашу. Северянка вышла, чтобы через несколько томительных минут поставить перед демоном деревянный кубок с исходящим парком зельем.

  - Спасибо,- на грани слышимости. Ведьма делает вид, что ничего не произошло, а я теряюсь в догадках. Может, ясная Арталанд желает видеть его в своей постели? Хотя нет, на ее внимание претендуют иные, значительные мужчины.

  - Сопроводишь меня к кузнецу?

  - Да, снежная.

   Выдав мне список необходимых дел, взвод пузырьков с зельями и пожелания всего хорошего, "выслушай его молча", ведьма умчалась. Перехватив служанку с подносом я пошла к мо"Эве, старушка в последние дни была моим основным собеседником. Ее вишневый табак пропитал волосы и платье, а Лирра так и вовсе считала, что я начала курить. Что всячески осуждала.

  - Явилась?- скрипуче рассмеялась старуха, и выпустила клуб дыма. Едва маленькая Ирин назвала мо"Эву "бабулей" старуха бросила пить. Ведьма усмехнулась и сказала, что так и думала, а мне опять никто ничего не объяснил.

  - Угу, скажи, почему у всех что-то происходит, Алдит с головой ушла в таинственные дела, а я дома сижу? Я ведь шаэл огня, я могу помочь!

  - Шальная девка,- фыркнула старуха,- ведьма умнее тебя. Родишь - хошь на дуэлю ходи, хошь вешайся. А сейчас ты дитенка носишь, и он тебе спасибо не скажет за уродства.

  - Ну какие...

  - Если тебя в пузо пнуть, что будет? То-то, и никто не знает.

   Старуха, не вынимая трубки изо рта, ловко вязала крохотную шаль, из ярко розовой шерсти. Для Ирин, объяснила мо"Эва, рэймар специально в чем-то шерсть вымачивала, чтобы после покраски нитки не загрубели. Сидя на жестком топчане, глядя как старуха ловко вывязывает узоры и слушая ее сказки, я и не заметила как начала задремывать. Только когда старуха укрыла меня лоскутным одеялом, смогла промычать что-то вроде спасибо.


  Ясный Этарн.

   Ведьма добавила мне пищи для размышлений, заставив разобрать архив, вместе с Нейтхом. И ее слова оказались пророческими, как заметил сын, "осведомленность лекарки начинает меня пугать".

  - Что ж, в ее правоте мы убедились, отец.

  - За последнее время я убедился в том, что ведьма не раскрывает рта если не уверена в своих словах. Твоему бы сыну такую черту характера.

  - Или твоему внуку,- многозначительно отозвался непочтительный сын.- Аскитри приложила много сил к тому, чтобы из Сильвана выросло не пойми что, вместо князя. Последние годы Белшаццар взял его под свое крыло, но ума нашему потомку это не прибавило.

  - Мы это исправим,- я взмахнул очищенным от пыли свитком, на коем красовалась печать самого Властелина Кадарна.- Кое кто хорошо постарался чтобы это никогда не нашли.

  - Что самое смешное, этим "кое-кем" был наш общий предок Нейтх I Авуэн, в народе прозванный Нейтхом Мстительным. Ходили слухи что он обошел закон семьи и помог своему отцу освободить престол.

  - Мы никогда не узнаем, что там произошло,- пожимаю плечами и, дернув себя за бороду, продолжаю,- стоит сделать из этого обелиск.

  - Я прикажу мастеровым поставить мраморную стелу, и выгравировать на ней свиток.

  - Предлагаю назвать памятник, мудрость Властелина Кадарна.

  - Там решим.

   Вышли их архива мы так же как и зашли, никем не замеченные. В бальной зале кружились дамы и их кавалеры, отчаянно радующиеся хоть какой-то светской жизни.

  - Траур значительно снижает расходы казны,- высказываю мысль вслух.

  - Это да. Думаешь, стоит раз в год убивать кого-нибудь из ясных? Исключительно в интересах казны и госудраства?

  - После твоей жена очень много "ясных лордов" осталось,- покивал я и рассмеялся удивленному выражению лица сына.

  - Я шутил.

  - Я тоже, однако, в каждой шутке есть доля шутки, с этими "княгинюшкиными дворянчиками" что-то нужно делать.

  - Это терпит, отец.

   Добравшись до апартаментов сына, мы вызвали слуг, потребовав вина и фрукты. Найденный документ решает целый ряд проблем и стоит того, чтобы слегка расслабиться. Пусть даже и в середине дня.

  Снежная Арталанд.

   Охранители грустно опустили прекрасные головки к снегу, их золотистое сияние померкло и тонкие листочки судорожно тряслись. ... и ... чтоб вас, это конец для Лирры. Забыв о том что леди не бегают, я подхватила юбки и бросилась в дом, уже предполагаю что там увижу. Первый этаж, лестница, ушей достигает безумный вой, второй этаж, крик становится громче.

   В коридоре, на нашем, третьем этаже у двери в мою спальне воет Лирра, вцепившись в свои волосы. Коса, и без того не отличающаяся аккуратностью превратилась в паклю, глаза закатились, рядом лежит без сознания Айн, по лестнице слышен топот, кто-то еще летит на крик. Не давая себе труда задуматься произношу полное изгнание духов и девчонка замолкает, появившемуся на лестнице Зверояру жестом приказываю забрать Айна. Демон наклоняется за телом мальчика, и в этот момент взгляд Лирры приобретает некоторую осмысленность. Ледовица, появившаяся после моего заклинания прикрывает глаза тонкой ладонью, а полуэльфийка заходиться в очередном полукрике-полувое.

  - Тихо! Яр, окажешь моему ученику помощь, руку- вывожу на протянутой демоном ладони замысловатый знак,- в лаборатории на третьей полке первого стеллажа синий флакон с алой маркировкой, и чашка воды через каждые десять минут.

   Лирра вцепилась в мою руку так, что завтра явно будут синяки. Напоив всхлипывающую девочку успокоительным настоем пополам с крепленым вином, усадила ее в кресло. То, в котором не так давно сама предавалась горю.

  - Кто-то испортил охранителей,- она сжимается, я протягиваю ей еще один бокал с ядреной смесью.- Охранители восстановятся в течение недели. Изгнать духов каждый маг может лишь раз в тринадцать дней, через пять часов они вновь слетятся к тебе.

  - Это все?- таким, чересчур спокойным, обреченным голосом произнесла Лирра и я, не доверяя голосу, кивнула.- Я не хочу...так. Ты поможешь?

  - Конечно,- шепчу я, чувствуя, как в горле появляется комок, почему я понимаю как она мне дорога только сейчас?! Присаживаюсь на подлокотник кресла и обнимаю подругу, шепчу в золотистую макушку,- я такие яды знаю, тебе понравиться. Т уйдешь без боли, малышка, обещаю.

  - Спа...сибо,- всхлипывает Лирра,- все равно... моя душа им достанется...

  - Не отдам, обещаю,- сжимаю ее крепче, уже громче, топчущемуся у дверей Яру,- да входи уже!

   Лирра напрягается в моих руках, во все глаза рассматривая "новое лицо" своего любовника. Морщится, проводя языком по губам, представляя видимо, как касались ее его клыки и качает головой.

  - Мог бы и сказать,- негромко произносит полуэльфийка.

  - Я не планировал отношений с тобой,- хрипло произносит демон, и Лирра видит на дне его глаз боль.

  - Мы не будем вместе,- тихо произносит девчонка, у Яра становится такой вид словно его пнули, и я чувствую, Лирра улыбается.- Нет, глупый демон, даже если бы я не увидела твое лицо, я не могу с одним мужчиной долго. Не знаю почему, но мне становится тошно, тесно и я убегаю.

  - Утешаешь?- криво улыбается демон, я показываю ему на створки изящного бара, и понятливый паренек наливает себе крепленого вина в стоящий там же бокал.

  - Как подруга и просто, женщина достаточно знающая эту шалопайку, Зверояр, подтверждаю,- и чуть лукавлю,- мы с Ниан уже заключили пари, когда она начнет тебя изводить чтоб ты сам ушел.

   Демон, усевшись у ног Лирры, вместе с бутылкой, откидывает ей на колени голову. Она гладит его жесткие стального цвета волосы и грустно улыбается, он подливает ей вина, а я изо всех сил кусаю внутреннюю сторону щеки. Не рыдать, потом, все потом, я поплачу позже. Мои руки повторяют движения рук Лирры, я, как и она, нежно перебираю пряди золотых волос, и она тихо улыбается.

  - Знаешь, я рада, ну, ты назвала меня подругой. Это... приятно.

   Мне нечего сказать, я только и могу, что шутливо ущипнуть ее за мочку уха. Голос подает демон:

  - Что произошло, кто...

  - Не знаю, я не успела понять, что именно случилось с охранителями. Потом разберусь... после...

  - Их смерть будет жестока,- рычит демон, и Лирра гладит его по жестким волосам, как послушного пса. Вдруг мелькает мысль, а ведь мог бы быть шанс ей найти с ним счастье.- Неужели нет такого места, где ее можно спрятать?!- неподдельное горе звучит в голосе демона.

   Где его найти, то место? Сезоны богов - быстрая смерть, Лирра не сможет оттуда вернуться, да и быстро забудет себя, потеряется.

  - Дит,- шепчет напряженная как струна девушка, и с безумной надеждой спрашивает,- а где ты сорвала их, там больше нет?

   Наступает пора замереть мне, Лесная царевна, конечно! Но что я могу предложить ей взамен? Или, Лэсс"Шаэдэ, лесной брат, ты нужен мне!

  - Подождем, мой проводник подскажет,- сердце бьется так, что тошнота подкатывает к горлу.

   Демон почти силком вливает в меня вино, Лирра сцепляет руки в замок и жмурит глаза. Резко разжав ладони, достает крошечный медальон, и, соскользнув на пол, шепчет молитву за молитвой. Повинуясь взгляду демона, оставляю ее одну, и сажусь за свой рабочий стол, Зверояр устраивается на краю столешницы в возмутительной близости от меня.

  - Какие шансы?

  - Мизерные, Яр,- демон вскинул на меня свои желтые глаза, и я спохватилась, что впервые назвала его сокращенным именем. Эта история многое изменит в нашей жизни, возможно, я начну чуть больше доверять этому, конкретно взятому демону. Не смотря на то, что вопрос, откуда он так своевременно появился, все еще открыт. От необходимости вести дальнейший диалог меня спасло появление мохнатого брата, скользнувшего сквозь приоткрытую дверь.

  "Холодная сестра?"

  "Ты сможешь отвести меня на поляну Лесной царевны?"

  "Тот самец все же не оставил тебя равнодушной?" Вопреки ситуации улыбка все же коснулась моих губ, правда быстро погасла.

  "Видишь, золотоволосая девочка плачет в кресле? Через три часа за ней придут серые души. Лесная царевна дала мне охранителей, значит, на ее поляне они есть".

  "Не представляю, чем ты за это расплатишься, и как заберешь ее оттуда до весны".

  "Именно до весны?"

  "Чтобы ты знала, тех, кто остается на поляне по весне пускают на удобрение для леса".

  - Яр, ты должен нас защитить,- я резко развернулась,- Лирра, три минуты для полной готовности, нам придется очень быстро бежать по заснеженному лесу.

  "Бежать придется идущему-во-тьме, тебя и ребенка я возьму на спину. Спроси его, может ли он лететь".

  - Планы меняются, ты летающий?

  - Не очень хорошо,- смущенно произнес демон.

  "Идущий-во-тьме еще ребенок?"

  - Ты еще ребенок?- не задумываясь, повторила я, и лишь произнеся, смутилась, от откровенно обиженного взгляда демона.- Можешь не отвечать.

   Три часа, это много или мало? С точки зрения зельевара, или, домохозяйки это целая прорва времени, а с точки зрения приговоренного к смерти, это лишь удивительно короткие мгновения. Лира крепко держалась за пояс моего платья, и продолжала молится, пока я, фыркнув, не передала ей слова лесного брата. Обнадеженная девушка смущенно извинилась и громким шепотом осведомилась у меня правда ли Лэсс"Шаэдэ можно считать богом.

  - Можно, духи льда осколки прежней религии Снежани,- так же негромко ответила я, и тут же наглоталась ледяного воздуха пополас со снежной крошкой.

   Мохнатый брат спустился с небесной дороги на опушке заснеженного леса. Воодушевленную скачкой по облакам Лирру пришлось поддержать под локоток, до того у нее дрожали ноги. Пробираться в платье сквозь снежные завалы было неимоверно сложно, несколько раз закралась дерзкая мыслишка, что в ношении штанов может быть рациональное зерно. Но я отогнала мысль-предательницу в сторону и сосредоточилась на управлении своим даром, так, передо мной открывалась дорога по мерзлой земля, а за идущим последним Зверояром вновь смыкалась.

  "Ищи, в прошлый раз именно ты нашла поляну"

   Если бы все было так просто, запаха цветов и ценных ингредиентов я больше не ощущала, только спящий под гнетом зимы и снега лес. Мы продолжали беспечно идти вперед, надеясь на милость богов и Лесной царевны. Как же глупо мы поступали, рассчитывая, что лесное зверье не бросится на духа льда и демона.

   Когда заскрипел снег под чьей-то неаккуратной лапой, я не особо взволновалась. Волк или лисица, почувствуют запах Лэсс"Шаэдэ и уйдут, даже голод не сможет заставить их броситься на нас. Только помянувший порождений зла демон заставил меня насторожиться.

  - Бегите вперед и не оборачивайтесь,- жестко просвистел демон, с легким шелестом покинули ножны его клинки.- Молись, Алдит, чтобы твои боги привела вас к Лесной цаервне, до того как...

   Раздавшийся следом тоненький вой, на грани слышимости, преисполнил мое сердце ужасом. Те кого мы считали давно покинувшими этот мир, страх ночи, кара богов, или, выражаясь канцелярским сленгом магов-теоретиков магоотрицательная нежить первого класса опасности. Невысокие, в холке достигают максимум метра, костистые, с серой лохматой шерстью и крепкими когтями, эти твари полностью иммунны к атакующей магии. Только старая добрая сталь может причинить им хоть какой-то вред. Но самое главное, это то, что согласно старым хроникам эти прелестные зверюшки охотятся стаей не менее тридцати особей.

   Цепко держа ладошку полуэльфийки, я мчалась вперед, огибая деревья, снежные покровы едва успевали обнажать под нашими ногами землю, как уже приходилось вновь укутывать плодородный слой почвы, не допуская повреждения спящих растений. В висках билась одна только мысль, лишь бы они выжили, мохнатый брат, вездесущий демон, не готова представить свою жизнь без них.

  - Алдит, направо, там костер!

   Я проложила путь туда, куда указывала моя проклятая камеристка, правда сама я костра не видела, но кто знает, может Лирра видит поляну Лесной царевны?

   Так оно и оказалось, на прекрасной летней поляне, сейчас, не поддавшись ощущению сказки, я заметила, что на поляне расцвели растения из совершенно разных сезонов. Ландыш соседствовал с георгином и нарциссом, рядом робко тянула к небу хрупкие лепестки невестина радость.

  - Снова ты?- Лесная царевна одним жестом создала мутную кисею между нами и своими подопечными, не позволяя им видеть нас.

   Лирра дрожала за моей спиной, отходя от бешеной гонки, от мерзлых кореньев, заставляющих терять равновесие, от хриплого дыхания, разрывающего грудь, от отвратительного ощущения безнадежности. Успокаивающе погладив ее ладошку большим пальцем, я сделала шаг вперед и преклонила одно колено, только короли Севера удостаивались такой чести от представителей гнезда Арталанд.

  - Прошу помощи и защиты для Лиррастэль до"Кшартис, полукровки народа дивных и людей.

  - Встань,- рассмеялась богиня леса,- я ведь специально закрыла для тебя вход на поляну, думала, ты придешь мучимая жаждой весенней любви. А ты привела ту, что живет прославляя весну.

  - Моя подруга,- я плавно встала, мимоходом отряхнув подол от налипшего снега, чего я разумеется не позволила бы себе в присутствии монаршей особы.- Подверглась проклятию "серое благословение", на твоей поляне, царевна, есть охранители, те что в милости своей ты подарила мне.

  - В последнюю ночь зимы я обменяю ее, цена тебе известна,- тонко улыбается лесовица, и по коже пробегает морозец. Только сейчас я отчетливо понимаю, что это олицетворение весенней любви такой же осколок прошлого как и духи льда, и игры с ней чреваты последствиями.

  - Пошла прочь, измененная,- туманная кисеей обратилась стеной пламени, выбросившем меня на поляну, изрытую лапами нежити. То тут, то там в снегу лежали трупы, темно-алые капли драгоценными камнями выделялись на белом покрывале зимы. У сосны полулежал лесной брат, рядом сидел демон. Его могучая грудь едва вздымалась, из рваных ран сочилась тягучая темная кровь, ладони продолжали сжимать рукояти клинков. Сейчас, без туманной дымки личины, его демоническая суть особенно ярко бросается в глаза.

   Подхожу, уже не расчищая путь от снега, сажусь рядом. Мохнатый брат сразу же поднимается на лапы и, ткнувшись носом мне в висок, исчезает, одним прыжком уходя в небо. Касаюсь ладонью перевитого мышцами плеча, демон вздрагивает от моего прикосновения, вздрагивает и прячет взгляд. Вздыхаю, и тихо говорю, не убирая руки:

  - Начинается жар, у этих тварей на клыках яд.

  - Я не могу умереть,- тихо, как само собой разумеющееся произносит Яр.

  - Знаю, но это не значит, что стоит терпеть боль и жар,- встаю и протягиваю ему руку, предлагая свою помощь.

   Медленно, потихоньку мы брели по лесной тропинке, демон ослабел окончательно, и мне пришлось принять тяжелое решение. Оставить его в лесу - не может быть и речи, и причин гораздо больше чем просто наличие совести.

  - Сядь,- сбрасываю с плеч плащ и опускаю теряющего сознание Яра на пушистый, укрытый моим плащом сугроб. Сняв с пояса ослабленного мужчины клинок, немного углубляюсь в лес, срубаю широкие, разлапистые еловые ветви, возношу хвалу деду и его доверенному, что брали меня в снега, и научили, как выжить в лесу.

   Нарубив ветвей, устроила своеобразное ложе для демона, сверху, чтобы не кололи иголки, сняла верхнюю, вышитую юбку, разорвала и постелила. Уложив, такого могучего, сильного, но сейчас беззащитного мужчину на "лесное ложе", укрываю его сверху плащом. В этой прискорбной ситуации я мало что могу, ни зелий, ни возможности собрать необходимые травы.

   Подобрав в ладонь горсть снега, сжимаю пальцы, острая льдинка ранит кожу и по руке ползет розоватая нитка смешанной с кровью талой воды. Завороженная подношу руку к губам демона, наблюдаю, как странный коктейль исчезает между темных, обычно плотно сжатых губ. Зверояр шумно вздыхает, и я остро понимаю, что мне необходимо сделать.


  Ясный Адалберт.

   Ночь выдалась тяжелой, кровавая зараза не глубоко, но все же пустила корни в землях твердыни Адалберт. Из зимнего расположения была вызвана пехота, всю ночь, старательнее бойцы врывались в дома, переворачивали все вверх дном, и к утру представили двадцать семь тварей. Молодые женщины, в том, что нынче они женщины, сомнений у меня не было, стояли на ледяном ветру, ежились от холода, кто-то плакал, кто-то просил смилостивиться, а кто-то угрюмо молчал. Среди ведьм затесался и сапожник, вот чье падение было для меня ударом, выточенные им сапоги не гнушался носить и я.

  - Повесить, тела сжечь,- коротко распорядившись, ухожу в дом, в тепло. В каминной зале бледной тенью замерла сестра, в новом, достойном платье.

  - Что ты творишь, брат?- тонкие пальцы мнут кружевной платок, в голосе слабость и слезы, как настоящая женщина, слабая и беззащитная.

  - Я чищу нашу землю, милая,- усмехнулся я и потрепал перепуганную сестренку по бледной щечке.- Иди к себе, присмотри за племянником, пока я не могу удостовериться что оставляю вас в безопасности, придется потеснится. С этой минуты вы с ребенком делите одни покои, мои бойцы будут охранять вас.

  - Да, ясный лорд,- сестра присела в поклоне, и я довольно кивнул. Все верно, она слабая женшина, и мне пристало следить за ее безопасностью, равно как и ледить за своими землями, чего я не делал уже много лет. Как порча какая-то глаза застила, и я просто забыл о существовании своего дома. Порча. Магия. Гиллеан Малэйг, мой друг и придворный маг. А друг ли он мне? Может так статься, ради решения проблемы с ясным Авуэн, он навел на меня порчу и я забыл о твердыне? Нет, он и Нейтх мои друзья. Какие могут друзья у мага и князя?

  - Роэн, прикажи подать вино,- сжимаю голову руками, еще немного и череп лопнет от переизбытка вопросов без ответов.

   У меня есть сын, наследник, но там, в столице, дышит еще один мой отпрыск, маг, побери тьма его душу. Северная ведьма, сестра кровавой твари, кто может поручиться что она не идет той же дорогой?! Это необходимо предотвратить, Хэлл не может стать их охотничьими угодьями, если глупцы ничего не видят, я смогу их спасти.

   К ногам прижалась тоненькая служанка, в откровенном, роскошном платье. Роэн, знает что должно прилагатся к вину.

  - Как твое имя, милая?

  - Анна, ясный лорд,- тихо пролепетала красавица и стрельнула в меня хитрым взглядом, из под пушистых ресниц. Розовый язычок облизал полные, розовые губки, и, грациозно выгнувшись, это воплощение соблазна, подхватила в руки кувшин с вином.- Позвольте поухаживать за вами, ясный лорд?

  - К порождениям зла вино,- рычу я и выкидываю в сторону вино. Слабо пискнувшая девчонка заливается смехом, когда я бросаю ее на теплую медвежью шкуру. Помогает мне стянуть платье и распустить волосы.- Не заплетай косы, в следующий раз.


  Снежная Арталанд.

   Тишина, легкий шелест опадающего с голых ветвей снега и вновь тишина. Сложно определить, в зимнем лесу, где начинается сезон моей богини и кончается реальный мир. Сама богиня сидит рядом со мной, гладит тонким пальчиком по щеки и завивает, чуть подмораживая, волосы.

  - Здравствуй, снежная,- голос моей богини тих и печален.- у нас так мало времени, мое снежное сердце. Давай, займись своим воином, пока он не умер, я перенесу его в твою комнату, и мы поговорим.

   На поясе у меня обнаружились все необходимые зелья и притирания. Слова богини напугали меня и движение стали резкими, быстрыми и не ласковыми. Моя цель скорее закончить лечение, а не принести облегчение своими действиями. Сейчас я не получаю удовольствия от своих действий, я просто стремительно выполняю привычную работу. Яр открыл глаза, посмотрел на меня, на мою богиню, зрачки широко раскрылись и он вновь потерял сознание.

  - Достаточно, до твоего возвращения он доживет.

   Вокруг демона мерцает кокон, снежинки, закручиваясь легкой вьюгой, оплетают сильное тело, подчиняясь желанию богини, и совершенно беззвучно исчезает. Некоторое время мы смотрим на выдавленный в снегу след, затем моя богиня запрыгивает на камень и садиться пристально рассматривая пальчики босых ступней. Она смущена? Напугана?

  - Конец света близок?- тихо спрашиваю я, и она наконец смеется, так как умеет только она, ясная Тьяра, самая суровая и жестокая из богинь пантеона Хэлла.

  - Он всегда близок, снежная, подойди ближе. Я расскажу тебе сказку...

   Ясная Тьяра говорила а передо мной вставали картины прошлого, как познакомились боги, тогда еще бывшие смертными. Как Властелин Кадарн, тогда еще просто маг и воин, предложил послужить свое родине и помочь демиургам, стать богами и сдержать разлом мира.

  - Он так складно рассказывал, снежная,- печально прошептала богиня,- но ритуал сломал меня. Такая боль, такое унижение. Он не сказал, чем придется заплатить, смолчал, или и сам не знал. Пережить ритуал мне помогли порождения зла,- богиня ищет на дне моих глаз...что? Осуждение? Вряд ли, ведь Хэлл все еще стоит и дверь закрыта, значит, я еще не все знаю.

  - Молчишь, поддерживаешь, почему ты не пришла ко мне раньше, снежная?- тоска в голосе богини крепнет, и я понимаю, сегодня будет сильная метель.- В течении всего этого времени они исподволь воздействовали на меня, пользуясь нашей связью, возникшей в результате проведения ритуала и ошибки, допущенной Кадарном. Я была первой, остальным было легче.

   Моя богиня замолчала, перебирая тонкими пальчиками мои волосы, ветер играет краями нашей одежды, и сердце мучительно замирает, в предчувствии страшного.

  - Я должна уйти, Алдит, мое снежное сердце,- шепчет богиня, и берет мое лицо в свои ладони,- ритуал, я никогда не подвергну тебя такой боли.

   Смотрю в глаза моей богини, ее лицо приближается к моему и все утопает во вспышке ярко, холодного света.

   Приближается город, кажется, я здесь была? Вокруг меня вьются мои верные слуги, ледяные ветра, больше снега, больше льда. Яркая точка, пусть она погаснет. Темная фигура опускается на снег, сердце не выдержало предвечного холода.

   Мы мчимся над крышами домов, злая вьюга завывает, стучится в двери, в окна, срывает веревки. Собаки скулят и забиваются поглубже в конуру, оберегая лапы от едких, колких снежинок, жалящих нежные подушечки и чуткий, влажный нос. Я кружусь в воздухе, смеюсь, мне хорошо, от раскинутых рук на город спадает пелена метели. Рядом со мной мой верный брат, мой воин и защитник, Лэсс"Шаэдэ, спутник богини...


  Шаэл Ниан.

   Снежная буря, разразившаяся ночью нанесла дому непоправимый урон, золотые охранители были вырваны с корнем, их поникшие стебли метель и вьюга разметали вдоль границ наших владений. С самого утра я пытаюсь найти Лирру, ведь охранители это залог ее жизни, и с каждой секундой все больше понимаю - в доме ее нет. Паника цепко держит меня за горло, юбки путаются в ногах, привычных к штанам, а не этому шелковому великолепию. Распахиваю дверь в спальню Алдит, на кровати лежит Зверояр. Слава богам, мне хватило ума рассмотреть его как следует, а не выскочив из комнаты, начать ненавидеть северянку.

   Все могучее тело демона покрывали начавшие рубцеваться шрамы, рваные раны, некоторые из которых еще сочились сукровицей, следы от клыков и легкий аромат яда. Эта ночь была отмечена не только снежной бурей, но где же Алдит? Погладив демона по мускулистой руке, пусть он и демон, но тело у него привлекательное, я осматриваюсь и, не найдя ничего, что могло бы служить ответом, иду в кабинет ведьмы.

   В кресле спит Кукольник, рядом довольная большая коробка, обтянутая муаровым шелком, тонкая, нервная кисть, даже во сне продолжает бережно ласкать стенки короба, так, словно содержимое бесценно. Но главное в ином, Алдит нет и здесь.

   В коридоре зашелестели юбки, кто-то крайне торопливо прошел по ковру и исчез за дверью спальни северянки. Выскакиваю из кабинета и влетаю к Алдит, она сидит на краю постели, и медленно, едва ли не по капле поит демона из деревянного кубка.

  - Доброе утро, Ниан,- спокойно, не оборачиваясь, приветствует меня ведьма, и мне становится жутко. Что-то новое появилось в голосе и повадках ведьмы, что-то жуткое источает ее аура.

  - Д-доброе, Дит, что произошло?- обуздываю свой страх и начинаю допрос.

  - Многое, кто-то испортил охранителей. До того как разразилась снежная буря,- отставив пустой кубок на тумбочку, ведьма поправляет сползшее одеяло и поворачивается ко мне.- Я нашла для Лирры убежище, но лишь до весны. Мы должны найти того, кто проклял ее, найти и...дальше я разберусь, в противном случае она станет заложником нашего дома.

  - Она носило охранитель в волосах,- провожу пальцем по губам,- тебе не кажется что наступила пора для...ну как бы для противоядия от "серого благословения"?

  - Ты этим займешься?- ехидно изгибает бровь ведьма, и я понимаю, северянка устала настолько, что лишь мое присутствие сдерживает ее от сна на краю занятой постели.

  - Нет, ты. Проблемы ведь у нас закончились? Все хорошо, князь жив, направление в котором необходимо действовать известно, охранители обладают чем-то, что отпугивает агрессивно настроенных духов.

  - Иди, Ниан,- сдавшись, ведьма ложится рядом с демоном и прикрывает глаза. Открыв шкаф достаю ее теплый халат и укрываю, пусть сит. Тогда мне не придется делать вид, что я не замечаю черных синяков под глазами и заострившихся черт лица.

   Быстро завтракаю, Айн, не ожидавший отсутствия своей мучительницы радостно поедает булочки, шумно запивая их чаем. А я обещаю, к возвращению полуэльфийки этот несносный ребенок будет вести себя как принц крови, но... Не сейчас, позже, я займусь его воспитанием позже.

   Кусок не лезет в горло, и я вновь иду уже знакомым маршрутом. Пока дети на занятиях, можно посидеть в комнате мо"Эвы, послушать ее жутковатые сказки и поплакать. А старуха будет делать вид что ничего не видит, а под конец рявкнет, "хватит, развела сырость, магичка сопливая". Напомнит про гормоны, правда она это называет "бабья дурь", про то, что все еще измениться и обязательно к лучшему.

   Не в этот раз. Мы сидели обнявшись и шмыгали носами вместе. Дит исцелила старуху и позволила ей жить в своем доме, но она ею мало интересовалась. Это была наша блажь, и нам с ней разбираться, как говорила севернка. А вот Лирра и я, и Айн, мы с огромным удовольствием болтали с пожилой женщиной. Старая хэлла знала множество историй, владела многими знаниями, да и рукодельница она знатная. Лирра особенно близко срослась с ней душой, и теперь, когда она неизвестно где...Мо"Эва, как и я, понимает, где бы ни было это безопасное место, оно не дружелюбно. Не возвращаются из хороших мест полудохлые демоны и серые от истощения магички.

   Нарыдавшись, я уснула. И проснулась от ворчания мо"Эвы, она замазывала разбитую коленку Ирин зельем. И проклинала ее крылышки.

  - Проснулась? Глянь, как там ведьма, да покорми их. Без Лирры-то, ей с домом не управиться. Поди, северянку учили всему, кроме домашнего хозяйству.

  - Не знаю, привет, Рин. Коленку разбила?

   Девочка спряталась за мо"Эву, и я, пожав плечами, вышла.

   Поднимаясь по лестнице, я услышала топот ног, ругань Зверояра и спокойный голос ведьмы.

  - Нет, ты останешься, Яр. В таком состоянии ты корм для тварей магианы крови, а не защитник.

  - Значит, сделай так, чтобы я стал защитником,- рычал демон. Я замерла на летснице, вслушиваясь в происходящее.

  - Нет уж, ты станешься, успокоишь Ниан, ей нельзя волноваться, и присмотришь за домом. В скором времени у нас появится новый постоялец, я его кхм... сама создала, и странник его из своего замка выгнал. О том, куда я направляюсь Ниан ни слова, мы и так потеряли Лирру, она будет переживать.

  - Ты повторяешься.

  - Я нервничаю.

   Спускаюсь вниз, и приказываю слугам поднять в кабинет Алдит поднос со снедью, на двоих. Она так старательно бережет меня, что я не могу не ответить ей тем же. Я подготовлю все для ее возвращения.


  Ясный Этарн.

   Лошади нетерпеливо прядут ушами, у разгоряченных морд вьется парок. Светлый, сосредоточенно водит перед собой руками, Врата Возмездия не открывались уже больше трех сотен лет, со времен бунта Иеремира Глупого, прозванного так в посмертии. Выдохнув свою, колдовскую тарабарщину, храмовник простер длань вперед и врата раскрылись. Как и полагается первыми в открывшийся проход вошли мы, я, храмовник и северянка. Лошади, зачарованные предусмотрительно ведьмой, момент перехода не заметили.

  - Нда, странно, проход должен был раскрыться во дворе,- потер ладони Светлый и оглядевшись спросил,- а ведьма-то где?

  - Она уже начала свою битву,- крякнув, я огладил бороду и послал коня вперед,- начнем и мы.

   Стройные ряды конницы выходили из Врат Возмездия, за ними поспешала тяжелая пехота, и около двадцати молодых магов, спешно обученных огненным проклятьям, с ними был и Гилмор Маллэйн. Открыто улыбнувшись, он, привстав в седле, указал на что-то рукой.

  - Тучка к нам летит, ваше благородие,- Сигнур задумчиво потер шрам на ладони.

  - То не тучка, то враг лютый,- ухмыльнулся я, не без труда переходя к образу недалекого вояки из глузой деревеньки.- А что, орлы, не посрамим князя?! Отмстим за хворь страшную, черной ведьмой насланную?!

   Маги ухмылялись, а простые воины вдохновлено потрясали оружием. Приблизившаяся к нам "тучка" оказалась стаей странного вида птиц, со стальными когтями и весьма крепкими клювами, кои застревали в щитах бойцов. Магики львиную долю птичек сняли своими огненными шарами, оставшихся добили лучники.

   Сверкающа кавалькада, направив пики к земле мчалась по заливным лугам к твердыне Тэйг. Выставленные в ополчение крестьяне, вооруженные лишь вилами да дрекольем не могли ничего противопоставить элитным войскам Хэлла. Среди наших бойцов не было лишь дружины Адалберта, ибо зимовали его воины в его же землях. Что несомненно будет учетно по окончании этой маленькой военной операции.

  - Наша главная задача, навести наибольший шум в самом замке, чтобы хоть часть внимания черной ведьмы отвлеклась на нас,- Сигнур перекинул за спину толстую косу, с вплетенными в нее шипами.

  - Ты что-нибудь слышал от наших "засланцев"?

  - Они откроют ворота, как только смогут активировать зелье,- на мой недоуменный взгляд побратим пожал плечами,- ваша шпионка передала их послание. Извиняются, среди них нет алхимика, и зелье с поздней ахти...атки...активацией,- справился со сложным словом Сигнур,- мать ее растак. Что они имели ввиду, боги их знают, сказано лишь от ворот держаться максимально далеко.

  - Надо подумать о награде, если справяться,- кивнул я сам себе. Мне пригодятся такие молодчики на службе. Стараться будут, чтоб не приведи боги, не передумал, ведь в Хэлле им работы не найти. А уж тот факт, что они здесь выжили и даже ворота открывать собрались, говорит сам за себя. Точно моя служба по ним плачет, горькими слезами. Ведь не пожалел же, когда из помойной ямы Лордара вытащил.

  - Ясный лорд, ополчение разбито,- отрапортовал молодой воин, и замер, ожидая распоряжений.

  - Добро, пусть бойцы встанут шагах в тридцати от ворот и ждут. Старший пехоты чтоб отрядил десяток, таран подготовить, если наши диверсанты не справятся, будем сами этот орешек вскрывать, благо опыт есть.

   Светлый молчал, то и дела складывая пред собой ладони в разные фигуры, ровно вопрошал о чем-то. Хотя что это я? Вестимо, о ком он спрашивал, ведьма, как околдовала, что храмовник, что мой сын, глазья уложили на немочь бледную. Что только нашли, тоща, бледна, волос хоть и длинный, да тонкий. Глаза серые, губы бледные, да и грудь не грудь, а одно расстройство.

  - Молчат боги?

  - Не к богам обращаюсь,- сосредоточенно ответил уже бледноватый храмовник,- я мир слушаю. Там, между нашей реальностью и Изнанкой битва идет, даже до сюда отголоски идут.

  - Да?

  - Траву посмотри,- усмехнулся Светлый, и вновь свои фиги крутить начал.

   А ведь и впраду, каждая травинка в своем ритме, без всякого участия ветра трясется. То в право, то в лево поклонится, а то, ровно кем-то дернутая, вверх струной выправится.

   Долго травяной пляской мне восхищаться не довелось. По всему периметру ворот полыхнуло пламя, да и вынесло огромные створки к такой-то матери. Нет, точно этим ребятишкам место в моих рядах, Нейтх, корону наново примеривший с легкой руки ведьмы теперича не скоро в хозяева теней перейдет, а значит, службу мне еще лет двадцать тянуть. Больше не проживу.

  - В ата-а-аку-у!- вырвался рев сотен глоток, и наяву свершилось то, что не одну сотню раз происходило на учениях. Твердыня Тэг была взята.

   Не наша в этом оказалась заслуга. Замок отображал то наихудшее что может произойти, если власть в руках берет черная ведьма. Всюду лежали тела, серые, обескровленные, у каждого имелась вырезанная пентаграмма, на щеках, на лбу, на руках, у кого где.

  - Ведьма все силы стянула на бой,- негромко произнес русоволосый эльф, командир наших "засланцев".

  - Во всей твердыне так?- брезгливо скривился Светлый, не торопясь спешиваться.

  - Никак нет, только здесь. Внутренние покои укреплены, там и низшие твари и кто посерьезней есть, сопротовиление будет слабое, ясная Тэйг не хочет драки.

  - Ясная Тэйг?- вскинул брови Светлый, поощряя эльфа на подробности.

  - Дочь магианы крови и ясного Тэйга.

  - Пощады для нее не будет,- сурово произнес я, и эльф вздрогнул.- Не смотря ни на что, даже если она сейчас своей мамочке кол ольховый в грудь воткнет, все одно ее участи это не изменит. Это закон, и закон непреложный.

   Эльф опустил голову, даже губу прикусил, видать крепко его ведьмаческая дочь приворожила. Ничего, отрубят голову, сожгут прах, так все ее колдовские наветы и пропадут. Нет, против нормальных магов, на нашей стороне сражающихся я ничего против не имею. А вот чужие, те да, те колдуны да ведьмы и дорога им одна - на плаху. Может и не честно, зато жизненно и надежно.

  - Прикажите бойцам разделиться на десятки, с каждым отрядом пусть идет маг, и мы сходим, кости разомнем,- Светлый обнажил на мгновение клинок, полюбовался синими сполохами на лезвии и вогнал его назад в ножны.

   Понемногу выдавливая сопротивление ведьминых слуг мы продвигались в глубь твердыни, благо что все они строились по одним чертежам, и даже потайные ходы у всех открывались одинаково. Ведь строили замки побратимы, только с веками дружба меж родов прошла, сменившись завистью и склоками. Ничего, и на эту напасть управу найдем.


  Снежная Арталанд.

   Подковы лошади, я обозвала ее Снежкой, звонко цокали по мостовой, мрачный, мертвый город, порожденный больной фантазией моей сестренки давил на меня со всех сторон. Даже дышать, и то трудно. Моставая, то тут, то там обрывалась, показывая пропасть, затянутую белесым туманом, темные шпили башен заслоняли серое небо, где царила багровая луна. В это городе преобладал черный и серый цвет, здесь не было и намека на какую-либо растительность или время года. Не представляла что Рендалл видит идеальный мир таким.

   Спешившись, своему чутью я предпочитаю доверять, перехватила Снежку за узду, чувствуя, как горит огнем рука, где Золотой цветок нашел прибежище. Тени, полупрозрачные, ровно шелк по ветру летящий извивались вокруг меня, а золотые искры медовыми каплями срывающиеся с руки не позволяли им меня коснуться. Только вперед, это лишь разминка, сестра показывает, хвастается, чего она достигла за эти годы. Что ж, и я лицом в грязь не ударю, тоже не лыком шита.

   Взвившись на дыбы, Снежка вырвала узду из моей руки, и отпрянув в сторону, с испуганным ржанием пропала в синем сполохе. Что ж, попади в свой, лошадиный свет, щипли сочную травку и не знай худшей доли. Хоть и подарили мне тебя только утром, все одно жалко, к животным привыкаешь быстрее чем к людям.

   Лишившись Снежки, я пошла быстрее, тени атаковали уже лениво, так, чтобы не расслаблялась, браслет-цветок пульсировал, стискивая запястье. На другой руке распустились ледяные узоры ясной Тьяры, обдавая коду приятной прохладой. Моя богиня все рассчитала, и послала помощь, а это значит, что проиграть я не могу.

  - Ну что же ты, Рендалл, сестренка моя возлюбленная, неужели не хочешь поскорее свидеться?

   Ответом на мои слова стал портал, багровый зев, распахнувший на узкой нитке каменной тропы, по обоим сторонам от которой открывалась уже поднадоевшая пропасть. Смело шагая вперед я, как ни странно, думала о том, что вернувшись домой первым делом заварю чай, наберусь сил и загляну к кузнецу, пора уже первые символы наносить будет.

   В жарком тропическом лесу, почти повторяющем собой лесной массив Элтазриэля, у воздцха оказался неприятный, металлический привкус. Подобрав юбки, я присела и крепко взявшись за мясистый стебель, выдернула густо-фиолетовый цветок из земли с корнем. Так и есть, белесые корешки, как черви, оплетают осколок кости с остатками гниющей плоти. Второй круг крови, Лес плоти. Корни деревьев зиждяться на полноценном, взрослом мозге, отчего имеют подобие разума, к ним приближаться нельзя.

  - Тсс,- цветок, извернувшись, полоснул, меня краем листа по запястью и присосался к разрезу, жадно впитывая кровь. Насилу оторвав кровопийцу, отшвырнула в сторону, и, призвав щит льда, осторожно начала пробираться вперед. Уклоняясь от жаждущих моей крови и плоти хищных ветвей больших деревьев, едва успевая отдернуть ступни от острых коряг, выныривающих из мягкой, пропитанной кровью земли, я шла вперед. Пушистые, красивые бабочки целили мне в глаза и гибли, пронзенные крохотными льдинками щита. Подол платья изорвался о коряги, открывая недопустимое зрелище, мои икры, щит мерцал не переставая, отгоняя толпы кровососущего гнуса, яркое солнце, невидимое из-за густоты крон, доводило температуру до невозможной. По спине стекал пот, платье неприятно липло к коже, но я не снимала ни теплой курточки, ни белых, уже испачканных, перчаток. Ничего нельзя добровольно оставлять в Лесу, плоти, вещи, оставленные здесь, приведут к быстрой смерти и мучительному посмертию.

   Среди стволов тропических деревьев показался просвет, на полянке, усеянной яркими цветами, вокруг большого валуна, освещенного ярким солнечным лучом, кружились диковине бабочки. Пасторальная, умиротворяющая картинка, так и тянет, скинуть обувку, и побежать, погреться на этом теплом, гостеприимном камешке. Сколько таких уже, наивных, закончило здесь свою жизнь?

   Обходя по кругу поляну, приминая сапожками хищную траву, чьи тонкие, острые усики цеплялись за украшения моей обувки. Тонкий каблучок неожиданно цокает, наткнувшись на каменную плиту, прячущуюся в зарослях травы. Одна, другая, третья, растительность тает, подергиваясь сизой дымкой, по кирпичику вырастают стены, проявляются на полу линии пентаграммы, свечи.

   Кидаю взгляд назад, за спиной обычный коридор, с чадящими факелами на стенах, ковром с толстым ворсом и скромными картинами на стенах.

  - Здравствуй,- ласково пропела Рендалл, соткавшись из туманных щупалец теней.

  - Ждала?- хмыкаю, оглядываю зал, и понимаю, ждала. За пределами пентаграммы стоит крохотный столик с двумя креслицами, заставленный фруктами и два бокала с вином. Сестренка жестом предлагает мне пройти, и я с улыбкой протягиваю ей руку. Ее ладонь горячая, слишком горячая, как мало в ней осталось от рэймар.

  - Выпьешь?

  - Вновь сон-трава?- я улыбаюсь, беру бокал, Рен гипнотизирует меня взглядом, нервно облизывая губы.- Торопишься?

  - Нам стоит начать,- она отводит глаза. Чувствую себя участницей отвратительного спектакля, вот они мы, враги, родные сестры, тридцать лет моя близняшка мечтала о моей смерти, а сейчас никто из нас не может нанести первый удар.

  - Бред сумасшедшего, когда я тебя потеряла, малышка?- обнимаю Рен, она доверчиво кладет голову мне на плечо. Несколько прекрасных минут, держа близняшку в руках, позволяю себе вспомнить первые пятнадцать абсолютно счастливых лет. Нас не очень-то любили, нам не хватало еды, деду приходилось нас подкармливать, было холодно, в выделенных нам покоях не топили камин, но мы были вместе, и это было главным.

   Отталкиваю Рендалл, и коротко, без замаха бью ладонью по воздуху, создавая вихрь ледяных осколков, сестра укрывается за багровым щитом. Черты ее прекрасного лица искажаются, тварь, дремлющая в ее душе смотрит на мир из серых глаз, так похожих на мои.

  - Еще,- облизывается магиана, то, что еще оставалось от Рендалл ушло, спряталось в свою раковину на самом дне истерзанной души. Прокусываю запястье, острые ледяные игла, заполненные моей кровью летят к Рен, взрываясь при соприкосновении с ее щитом и обжигая ее бледную кожу моей отравленной кровью. Я готовилась сестренка, зная, что мне предстоит, мне удалось создать идеальный яд, настроенный на нас.

   Создаю свою ледяную копию, легким жестом посылаю в сторону сестры, маскируя за спиной "болванки" "холодную смерть", в ответ в меня летит багровый рой, обжигающий даже сквозь щит, платье тлеет, на руках расплываются язвы. У Рен разорвана губа, шея и лиф платья залиты темной кровью, во рту показались клыки, по тонким губам тонкой змейкой мечется раздвоенный язык.

   Отвлекаю ее внимание от двух полуэльфов, снимающих путы с безвольного тела ясной Гиландру, одним броском отправляю Рен в пентаграмму и шагаю в нее сама. Багрово-серой и ясно синее пламя пляшет на гранях чертежа, за пределы выйдет только одна из нас. Сквозь пламя поднявшееся в человеческий рост вижу как в зал вбегает племянница, ее защищают мелкие демоны, обороняющиеся от хэллов. Храмовник, чей меч окутан синими сполохами, успешно отражает жалкие магические атаки девчонки.

  - Ты ничему ее не научила,- вздыхаю я, обрушивая волну силы на Рендалл. Здесь не будет хитрых и сложных заклятий, только чистая сила.

   Рендалл обрушивает на меня поток своей силы, отдающей тухлым мясом, на губах привкус крови и пепла, над пентаграммой вспыхивает воронка, в нее уходи выплескиваемая нами сила, питая Изнанку. Сестра смеется, за огнем мечутся тени, кто-то кричит. Но здесь и сейчас есть лишь мы, два отражения убивающих друг друга, две половинки навсегда разбитого целого. Ни я, ни Рендалл, кто бы не победил сегодня, прежними уже не будем.

   В момент, когда кажется что сил уже не осталось, напряжение срывает ограничители на моем кружеве, и сила ясной Тьяры ревущим потоком врывается в наше, уже устоявшееся противостояние. Как сестры мы равны по магической силе, как магические близнецы - увеличиваем потенциал друг друга. Сила богини разорвала этот замкнутый круг. Ослепительный свет, в нем клочьями таяла багровая магия Рендалл, залил ритуальный зал, ослепив не готовых к этому воинов.

   Пока бойцы хэллы отмаргивались, стирая с лиц слизь, взорвавшиеся твари перепачкали весь зал в своей требухе, ко мне тенью скользнул Светлый.

  - Ее дочь казнят,- как будто сам себе произнес храмовник и смежил веки, аристократично потирая глаза подушечками пальцев.

   Моя племянница, сжимая в руках хищного вида серп, стояла в одиночестве, среди нескольких груд тухлого мяса, бывших некогда слугами ее матери. Девушка слепо смотрела в пространство, вздрагивая от каждого шороха, гадая, откуда к ней придет смерть.

  - Ты хочешь жить?

  - Да, леди,- коротко выдохнула она, и повернула ко мне лицо.

  - Протяни руку,- разрезаю ладонь племянницы, девушка даже не пискнула, и произношу короткий речитатив, прося предков принять в мой род новую кровь, плоть от плоти сестры.- Я, снежная Алдит Арталанд-умо нарекаю ясную Эдельмину Тэйг своей кровью, и дарую родовое имя. Отныне и навек, имя тебе Эдельмиран Арталанд-ино. Наследница моей жизни, души, крови и магии, родная кровь.

  Снежный вихрь взметнулся вокруг нас, легко не будет, на дне глаз моей племянницы таятся звери, ждущие своего часа, чтобы поглотить ее душу. Это лишь гипотетическое будущее, сейчас нас ожидают иные битвы. Ривил Этарн костьми ляжет чтобы казнить мою дочь, Светлый и Нейтх не смогут да и не захотят вмешиваться, Ниан добавит проблем, она не сможет быстро и просто принять Эду. Но самое прекрасное в этом, это то, что все это решаемо. И сейчас, мы заварим чай, после чего я навещу кузнеца и мой дар храмовнику, вполне возможно расположит Светлого к помощи, пусть даже и советом.

  "И я помогу" шепнула Йала, благоразумно не высовывавшаяся во время нашего противостояния с Рендалл. И ты поможешь, и мой не-мертвый слуга, уже спешащий ко мне из замка отшельника, и забавная ледовица, все помогут. Ведь мы одна семья, правда?


  Глава 6.

  Хэлл. Элет.

  Дом Арталанд.

  Эдельмиран Арталанд-ино.

   Они судят меня, судят за то, на что хватало моих сил. Судят за то, что выжила там, где сломались бы все они. И эта, так похожа на Рендалл, и такая другая. Почему меня не могла родить она?!

  - Я, северная колдунья, урожденная Арталанд, ясная леди Алдит Арталанд,- звучно, уверенно и властно заговорила моя новоявленная родственница,- предъявляю права крови на Эдельмину Тэйг, по праву ближайшей живой родственницы, по праву победительницы магианы крови, урожденной Арталанд, ясной леди Рендалл Арталанд, моей единокровной, единоутробной сестры. Я прошу и требую, о возвращении Эдельмине Тэйг родового имени Арталанд и права на ясный титул. Реку ее ясной Эдельмиран Арталанд-ино.

   Невысказанная угроза повисла в воздухе, маг зимы, не тот с кем спорят, что доказала смерть моей матери. Зачем я ей? Маги зимы тоже приносят жертвы?

  - Снежная Артланд, ваша приверженность родной крови, безусловно, заслуживает уважения,- неторопливо, словно укладывая хворост на погребальный костер начал отвечать ясный Дарриу.- Вот только эта девушка, Эдельмина Тэйг, рожденная от мага крови и предателя трона, повинна во многих преступлениях. На ее руках кровь невинных и отпустить ее безнаказанной, значит предать наших подданных.

  - Эдельмина Тэйг, моя племянница, дочь Аррона Тэйг и Рендалл Арталанд, всю ли свою жизнь ты провела в замке Тэйг? Была ли ты на чужой земле? Посещала ли ты столицу Хэлла, Авуэн? Положи руки на шар ясной Тьяры и отвечай.

  - Я не выходила за пределы замка,- сглотнув, произнесла я, кровь стучит в висках. Скорей бы это кончилось. В этот раз вытерпеть боль будет проще, ведь после нее придет забвение.

  - Получается, мы будем судить дочь своих родителей, за подчинение родительской воле? Сколько тогда судебных решений мы должны пересмотреть и скольких казнить или заточить в темницу?

  - Что вы предлагаете, Алдит?- снисходительно обратился к ведьме князь, прокручивая в пальцах серую ленту.

  - Во-первых, я хочу внести ясность,- усмехнулась эта хищница, укладывая руки на шар ясной Тьяры.- Не Рендалл Арталанд повинна в тридцатитрехлетнем недомогании ясного Авуэн, а ясная Дериона Атлейдис, ныне запечатанная мною на изнанке мира,- князь склонил голову, признавая правоту мага зимы.- А это значит, что моя сестра-близнец, повинна лишь в том, что слишком хотела замуж за вас, мой князь, и выбрала не те методы.

  - Допустим,- милостиво кивнул князь. А я только и могла, что моргать глазами, так красиво солгать, не сказав ни слова лжи.

  - Двадцать пять лет, это не возраст, нет ума - он появится позже,- северянка смотрит мне в глаза, словно спрашивая, что я предпочту, жизнь или смерть? Жить, я хочу жить.

  - Да, да, мы поняли, какое решение проблемы вы видите,- нетерпеливо поторопил мага зимы Сильван Авуэн, светло-огненный князь, отрешенный отцом от светской власти.

  - Я хочу создать особый отряд, боевые маги подчиненный лишь правящему князю, те, кто будут давать магическую клятву моей богине, ясная Тьяра следит за выполнением клятв и обетов.

  - Таким образом, вы хотите создать свою собственную армию?- дерзко ухмыльнулся Сильван, и оглянулся на отца.

  - Личную армию я могу собрать и сию секунду,- показала зубы колдунья,- Айн, Ниан, будущая дочь Ниан, Эрлан - они принадлежат мне. В Хэлле нет законов, регламентирующих жизнь магов и не появится, на вашей стороне нет власти над нами. Поэтому я и говорю, про клятвы моей богине, это не нарушить.

  - Отряд из одного бойца? Кто захочет менять вольницу на службу князю?- Дариу смотрит в упор, сверлит взглядом. Боги, мне бы хоть чуть-чуть ее воли к жизни, хоть немного этого бьющего в глаза достоинства.

  - А это уже ваши проблемы,- легко отвечает эта хищница в обличье ясной леди.- У меня есть пара идей, правда, сейчас не то время и место где я готова их обсуждать.

  - Я выслушал ваши доводы, все это время ты молчишь, Эдельмина Тэйг, хочешь ли ты что-нибудь сказать?

  - Я не участвовала в ритуалах,- стискиваю кулаки,- и мне нравиться предложение ясной Арталанд.

  - Вот и хорошо, как только обучишься, жду тебя во дворце, девочка. Ясная Эдельмиран Арталанд.

  - Пока все здесь и никто не разошелся,- почти перебила князя маг зимы,- чтобы не собирать всех заново, прошу и требую свидетельствовать, я реку четверых воинов-эльфов частью своей лично преданной дружины. Они защищали мою племянницу, и я хочу достойно отплатить им за это.

  - Ох и отраву привез ясный Этарн в Хэлл, а теперь вас будет двое? Пусть так. А ну цыц, пусть просит что хочет, она, а не вы спасла и меня и Хэлл. Хорошо княгинею стать не попросилась,- как будто с укоризной произнес князь.

  - Я не выхожу за рамки,- с достоинством ответила ясная леди и обратилась ко мне,- идем?

   Уже в спину нам прозвучал смеющийся голос князя:

  - Обычно ясные леди и лорды дожидаются, пока зал покинет князь.

  - Ммм? Мы можем постоять у дверей, на ветерке,- усмехнулась северянка, и вышла. Я нерешительно последовала за ней. Что дальше? Моя жизнь зиждилась на противостоянии Рендалл и жажде выжить, любой ценой.

  - Принеси вина и фрукты,- она увлекла меня в неприметную дверь.

  - Я не могу заменить тебе мать,- негромко произнесла ясная леди, и посмотрела на меня глазами Рендалл.- Но я могу стать для тебя той, кем и являюсь - твоей теткой. Я точно знаю, как не должна поступать родная кровь, и могу предложить тебе кров, стол и знания.

  - Моя аура запечатана,- глухо произношу я, и искра понимания проскальзывает в глубоких глазах. Боги, ну почему не она моя мать?!

  - Мы это исправим,- она накрывает мою руку своей.- Я не мастер выражать эмоции, но я рада, что ты есть, и не важно, какую цену мы за тебя заплатили. Давай познакомимся поближе, и попробуем стать семьей.

   Я смогла только кивнуть. Хуже чем было, уже не будет, а значит, только вперед, оставим кошмарам ночь, а день пусть будет моим!


  Шаэл Ниан.

   На втором этаже спешно оборудовали покои для леди Арталанд-ино, летом Алдит собралась перестраивать дом, точнее пристраивать к дому башню. Куда собиралась переселиться вместе с племянницей, чтоб ее порождения зла драли. Родная кровь застит северянке глаза, Алдит не замечает, что на ее драгоценной Эде пробы ставить негде. Девчонка ехидна, зла и непочтительна.

  - Ниан, у тебя горят волосы,- спокойно заметила Алдит.- Спустись ко мне в лабораторию, я дам тебе успокаивающий настой, в малых дозах он не повредит твоему ребенку. Эда, прошу, постарайся не задевать Ниан пока она не родит, потом - хоть деритесь, кошки драные.

   Выдав нам эту полную яда фразу, северянка с достоинством покинула столовую, спускаясь в лабораторию. Эта ночь будет не из легких, всех нас выселяют из дома, так как если верить старожилам, именно этой ночью должно явиться умертвие за нашими душами. Алдит решила разобраться с ним раз и навсегда.

  - Приношу свои не искренние извинения,- мерзко усмехнулась новоявленная ясная Арталанд, и вышла. А ведь у этой, есть прямой доступ в кабинет Алдит. С чего бы ей такое доверие?

  - Наставница,- робко позвал меня Айн,- там под окнами ясный Сорин скачет.

   Ох, принесла нелегкая. Что я ему скажу? Правду. Выскакиваю из-за стола и слетаю вниз, уже у дверей служанка набрасывает мне на плечи шубку.

   Сорин не дает мне сказать ни слова, подхватывает на руки и целует.

  - Чтобы ты ни решила - мое сердце твое,- шепчет он и мне становится легко как никогда.

  - Когда я рожу, я буду открыта для любых предложений,- отвечаю ему и улыбаюсь счастью в глазах парня. Он боялся, что я заставлю его жениться на мне раньше родов, чтобы все видели, что у бастарда родился бастард. Как горько и сладко одновременно.- Моя дочь от первого брака...

  - Она будет жить с нами,- Сорин серьезно смотрел мне в глаза,- не думаю обо мне плохо, Ниа, но... я надеюсь мне ты тоже родишь? Сына?

  - Я посмотрю на твое поведение,- смеюсь, и глажу свой чуть выпирающий животик. Аджит ворчит что еще рано, но я-то виду, круглеет мой гладкий пресс.

  - Посмотри, любимая,- он улыбается и целует мои руки,- посмотри. Я вернусь, вечером.

  - Мы сегодня вне дома ночуем,- улыбаюсь, и отвечаю на невысказанный вопрос,- северянка магичить будет.

  - А где твоя подруга? Она присмотрит за тобой?- тут же обеспокоился мой любимый, растравив мне душу.

  - Лирра...уехала, до весны,- смаргиваю слезы и через силу улыбаюсь,- по семейным обстоятельствам.

  - Неосмотрительно со стороны Яра отправить ее одну,- осуждающе покачал головой Кенсорин, вызывая во мне глухую ярость.

  - Он сделал все что мог, и даже больше,- резко отвечаю я, и нервно сжимаю пальцами тонкий пояс платья. Только бы сдержаться, только бы не наговорить лишнего, вдох-выдох, он не Алдит, не спустит мне оскорблений.

  - Полагаю, мне лучше прийти позже?

  - Да, это будет...хорошо,- выдыхаю я, и он, быстро чмокнув меня в щеку, шепчет:

  - Ты красива, когда в ярости.

   Огонь расплескивается о захлопнувшуюся дверь и гаснет, не успев разгореться. Не зря Алдит проводила свой ритуал защиты дома. Приглаживаю поднявшиеся волосы, надо все же принять любезное предложение северянки, и выпить успокоительного. День только разгорается, а я уже в ярости.

   На входе в лабораторию столкнулась с Эдой, вредная девчонка, ехидно усмехнувшись, уступила мне право войти первой. Чем я не преминула воспользоваться.

  - Вместе?- вскинула тонкие брови северянка, и улыбнулась девице, как родной. Порождения зла, она ей конечно родня, но ведь они почти не знакомы, почему она так с ней носиться?!

  - Не совсем,- так же холодно улыбается девчонка.- Я бы хотела кое-что обсудить.

  - Хорошо, Ниан,- северянка берет со стола изящную корзинку, полную маленькими пузырьками с цветными плотно притертыми крышечками,- твои зелья. Синее - сразу, как проснешься, красное - успокоительное, желтое - перед сном.

  - Я так понимаю, мне пора уходить?- выгибаю бровь, внутри все аж переворачивается от ненависти к рэймар-полукровке.- А если и мне нужно с тобой поговорить?

  - Надо было сказать об этом раньше Эды,- снисходительно отзывается северянка,- душеспасительные беседы произвожу в порядке живой очереди.

   Коротко киваю, чувствуя, что волосы вновь искрят от магического выброса и выхожу из лаборатории, прикрывая дверь почти нежно и оставляя тонкое воздействие - я должна знать о чем они собираются беседовать.

   Шорох платья, звяканье стекла, они собираются пить вино?

  - Зачем я тебе, леди?- голос Эды полон боли, не ехидства, не снисходительной вежливости, а именно боли и тоски.

  - Не знаю,- легко отзывается Алдит,- я люблю тебя, сейчас, лишь за то, кто твоя мать. Помолчи. Да, ты знала ее чудовищем...Но я помню Рен другой. Она часть меня, часть моего сердца и души. Это не сентиментальная чепуха, не усмехайся. Это реальность, именно поэтому нас и разделили, моему брату и матери стерли все воспоминания о ней, а я...Я училась как проклятая, Эдели, я искренне считала, что у нас есть шанс.

  - И?- поторопила замолкшую северянку девушка.

  - Я уверена, Рендалл не сама догадалась идти путем магианы крови, ей кто-то подсказал. И теперь, о да,- боги, сколько яда и ненависти, и темного предвкушения в голосе Алдит,- я смогу отомстить за нас.

  - Отсюда?- скептически усмехается Эда и резко, со свистом втягивает воздух.- Ты?!

  - Богиня зимы, владычица холодной земли, снежная Алдит Арталанд,- голос рэймар становится глубоким, чарующим, в нем слышится суть самого жестокого времени года.- Ясная Тьяра ушла на покой, даже боги желают смерти.

   Новая сила Алдит выжгла, вернее будет сказать, выморозила, мое плетение и голоса стихли. Да, мне есть над чем подумать.



Оглавление

  • Арталанд. Шаг вперед. Стать Богиней Наталья Самсонова



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики