Жизнь сурка (СИ) (fb2)


Настройки текста:





Абрамов Владимир Жизнь сурка

Глава 1 ==========




Я никогда не замечал за собой никаких странностей. Родившись в 1980 году, сразу попал в сиротский приют. Не знаю, кем были мои родители, но факт, что они от меня отказались, налицо.


Жизнь сироты не сахар и не сироп, но я не жаловался. Учился, как и все до девятого класса в средней школе, затем три года в ПТУ на токаря. После выхода из приюта мне должны были вручить квартиру, но как обычно в нашей стране всё происходит через одно место, так что жильё я не получил.


Дальнейшая жизнь не отличалась разнообразием, она была обычной и довольно скучной. Долго на улице жить не пришлось, так как пришла пора отдавать долг родине. Поскольку богатых и влиятельных родителей у меня нет, в принципе вообще никаких нет, то, как и положено отбыл два года в армии.


После службы, наконец, получил положенную квартиру, с чем мне поспособствовал командир части через своих знакомых. Квартира была не самой комфортной, малогабаритная однушка в панельном девятиэтажном доме на окраине города. В одном повезло - жильё дали в довольно крупном городе, а будь расположен наш приют в глуши, то и получил бы разваливающуюся халупу в маленьком посёлке, где ни работы, ни перспектив. После детдома и армии, где в одном помещении ютилась толпа людей, целых двадцать три квадратных метра в личное пользование казалось просто невероятно просторными хоромами. Отсутствие мебели и убитая сантехника немного печалили, но в целом я был счастлив.


На что-то надо было жить, поэтому я устроился работать по специальности токаря на завод, где и проработал всю сознательную жизнь. Курил, как паровоз, пил хоть и не запойно, но любил это дело. Семью так и не завёл, богатств не нажил. Разве что по наущению знакомых через пять лет проживания приватизировал социальную квартиру.


Работа на заводе и вредные привычки здоровья не прибавляют, уже к тридцати годам обзавёлся кучей хронических болячек, которые с годами прогрессировали и добавлялись новые. В возрасте пятидесяти трёх лет я скончался от рака лёгких в городской больнице.


Наблюдательный человек тут же спросил бы: 'Как же вы, Николай Николаевич Николаев, в таком случае можете рассуждать, коли должны лежать в могиле?'.


Кстати, имя, отчество и фамилию мне, как и многим другим детям, попавшим в приют схожим образом, придумали сотрудники детдома. Ещё повезло, что назвали в честь сторожа, дедушки Коли, который нашёл меня на пороге заведения. А бывают такие перлы, что хоть стой, хоть падай. Вот такое у сотрудников казённых заведений чувство юмора...


Это сложный вопрос, ответ на который найти проблематично. Я не понял, как так получилось, но закрыв глаза в последний раз на больничной койке, а открыв их, понял, что проснулся у себя в квартире. Только наблюдалось несколько странностей, если не считать того, что я должен быть мёртвым.


Во-первых, квартирка была в том самом виде, в котором я её получил более тридцати лет назад: старые ободранные ещё советские бумажные обои, пожелтевшие от времени; подраный линолеум на полу и единственная мебель оказалась на кухне - перекошенный шкаф с тумбой из расслоившегося ДСП.


Вторая странность заключалось в том, что я был снова молодым и здоровым, а единственной одеждой оказалась моя военная форма, в которой пришёл с дембеля.


В-третьих, удалось выяснить, что на календаре третье июня двухтысячного года. Именно в этот день произошло сразу несколько знаменательных событий: мне исполнилось двадцать лет, и я впервые проснулся в этой самой квартире, поскольку получил её второго июня. Причём проснулся точно так же, как и в прошлом, на полу, ибо спал на картонке, на которую расстелил армейский бушлат.


Казалось, будто вся моя дальнейшая жизнь приснилась. Если бы она не была столь яркой, я бы поверил в это. Но я с огромным трудом мог вспомнить события, которые казались бесконечно далёкими и неправдивыми. То есть я не мог припомнить, что было недавно, если ориентироваться по календарю.


Быть может, это судьба дала знак, что я неправильно жил или буду жить? Может, стоит всё изменить?


Устроился торговать в палатку на китайский рынок. Стал общаться, заводить знакомства, всё выяснил, как и чего, где и что купить, за сколько продать. Накопил денег и открыл свою палатку.


Вначале торговал сам, потом купил машину и нанял продавца. Через несколько лет открыл ещё одну точку и сменил отечественный автомобиль на иномарку. Затем сменил квартиру на двухкомнатную.


В тридцать лет открыл магазин сантехники и женился на холостой продавщице, которая была на пять лет младше меня. Вскоре у нас родился сын, через два года родился второй пацан. Не скажу, что