Позорники (СИ) (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Annotation

Аннотация:

Тёма пока еще не нашел себя в жизни, и одно знает наверняка - он любит Ксюшу. У Ксюши проблемы: нежелательная беременность от молодого человека, который ее бросил, и отец-наркоман. Как сдать все экзамены, выжить после выпускного и найти свою мечту? Как понять этот сложный мир, с дурацкими ценностями? Как обрести смысл? История позора. История печали. История любви.


Давыденко Павел


Давыденко Павел



Позорники






ГЛАВА 1

Тема открыл глаза и увидел голую задницу. Тела сплошь валялись на полу, полуголые и одетые, синюшные и белые, и все они с одинаковой силой воняли. Казалось, что воздуха в комнате вообще нет, хотя в открытое настежь окно задувал ветер, и занавески чуть колыхались. Задница белая, прямо сахарная и без волос. Женская, слава богу.

Еще одна толстуха вчера танцевала на столе, который сейчас валяется вверх ножками. Накатила тошнота и Тема застонал. Во рту пересохло, гадкий привкус такой, и он вспомнил, как в детстве какой-то придурок из старших пацанов заставил его сожрать кошачью какашку. Вкус был примерно такой же.

Сейчас он увидел и бедра, принадлежащие той самой голой заднице, увидел татуировку - буферастую телку со змеями вместо волос. Хозяйку татуировки звали Маша, и они подруги с еще одной классной девушкой, Ксюшей - во всяком случае, весьма оживленно болтали. На пару они выжрали, наверное, литр вискаря, а сколько через себя пропустили кальянного дыма - одному Бобу Марли известно.

Вроде бы, Машка заигрывала с Серго, и Тема даже слегка завидовал, но не вниманию татуированной, нет. Он завидовал, потому что Ксюша на него даже не смотрела.

Он скинул с себя чью-то руку и рваные семейные труханы, потер лоб, под которым перекатывался свинцовый шарик боли. Пальцы наткнулись на шрам, почти у виска. Тема поднялся и, придержавшись за стену, шагнул вперед и тут же наступил на что-то мягкое, ворчащее хриплым неразборчивым матом.

Тема оглядел нечто, прикрытое махровой простынкой с черными пятнами. Стиралка? Сломанное кресло?

Нет, что-то другое.

Сейчас его донимала тошнота, и он не стал разбираться, что же там лежит, испуская бензиново-масляные запахи.

В коридоре валялся Сева, волосами в луже блевоты. Тут же, на стенах, были черные полосы от жженой резины.

Воспоминание резануло голову, как будто лезвием "бабочки" кто-то ткнул. Они затащили в квартиру мопед этого щуплого придурка Севы и газовали. Сева даже попробовал покрутить "жукаря" на нем - ковер свернулся гармошкой, и зиял горелыми дырками в некоторых местах. Еще вроде бы соседи барабанили и требовали прекратить безобразие. Хорошо, что ментов не вызвали. Или вызывали?..

Тема переступил через Сяву и мацая сальной пятерней обои в коридоре, дернул дверь туалета.

На полу обнимала унитаз блондинистая телка. Черные корни волос просвечивали сквозь шевелюру, футболка задралась, обнажая грудь и чуть дрябловатый живот. Тема почувствовал лишь досаду, оттого что справить нужду так просто не удастся. Потом он заметил, что унитаз треснут и на полу лужа, а волосы этой блонды мокрые. Тема ткнул ее в бедро ногой, и телка застонала, зашевелилась.

Он вздохнул, спустил шорты и стал мочиться. Часть мочи тут же вытекала сквозь трещину в унитазе на пол. Тема покачивался, распухший от газов живот болел и булькал, а горло еще сильнее сдавила тошнота.

Эту блонду вчера... в общем, через нее прошло много человек. Во все отверстия. Вот чья это хата, какой сегодня день недели и прочее...

Тема машинально нажал кнопку слива, вода заревела и часть хлынула в трещину, захватывая нечистоты. Блондинка застонала и зашевелилась, когда ее окатила волна дряни.

- Вставай, - Тема наклонился и потянул девку за руку. Безвольная и белесая, она напоминала раскисшего от соли слизня. - Э, как там тебя. Вставай, говорю, отползай.

- Папа... Папа, не надо... я не хочу, давай сегодня не будем...

Тема замер на мгновение, потом бросил вялую бледную руку.

На кухне из микроволновки тянуло горелой пластмассой и кислыми потными носками. Дверца была открыта настежь, видимо внутри что-то взорвалось (вроде бы Ксюша хотела показать, как готовят супер-кекс) на плитке, шкафчиках и кастрюлях тут и там висели коричневые сопли, на полу валялась разорванная колючей "розочкой" банка из-под сгущенки.

Послышались шаркающие шаги. В коридоре возникла тень, а потом на кухню протопал парень с мощной челюстью и глазами-щелочками. Сейчас парень слегка походил на казаха. Мощного, с большими банками. В прореху синей майки, сплошь заляпанная пятнами, проглядывали кубики пресса.

- Э, чо как? - пробасил он и склонился над раковиной. Потом прочистил горло, харкнул туда. Постоял, покачиваясь, и стал мочиться в раковину.

- Серго, ну е-мае... - пробормотал Тема. - Где твоя культура?

- Та это... гыы, там видел, что в толкане? Это я вчера унитаз расколол, - Серго направил струю на губку для мытья посуды и она потемнела. - Зырь, гыы!

Тема плюхнулся на табуретку. Вписон удался, тут ничего не скажешь. Внизу живота возникла неприятная, тянущая боль. Трахался ли он с кем-то? Какая-то шкура подкатывала... Но он ее продинамил, потому что хотел уединиться с Ксюшей. Но та, хоть и пила, не пьянела, да и вообще, ушла рано, оставив подругу с татуировкой. Если они вообще подруги.

- Ты закончил, Серго? У меня странное предчувствие, - сказал Тема, глядя, как его приятель подтягивает штаны. - Какой сегодня день недели?

- Пятница, наверное. Или воскресенье. А какая разница? - он нахмурил лоб. - Каникулы же. У тебя шрам чешется? Ну, твоя сверхспособность.

- Шрам всего-то пару раз чесался, а ты забыть не можешь, - поморщился Тема, опять осторожно трогая голову. Череп по-прежнему трещал. - Экзамены же. УГЭ.

- Ааа, экзамены, - протянул Серго, и Тема по его лицу понял, что тот сейчас и фамилию свою не смог бы назвать, и даже не сказал бы, какой класс заканчивает. - Не, я просто помню, как у тебя тогда чесался шрам, и - бац! Совпало. Ну, если мы вчера бухали, значит, навряд ли у нас сегодня экзамен, так?

- Ну... почему нет?

- Потому что мы наоборот, что-то вчера сдали. И отмечали, типа. Я помню только, что наливали, пили... еще помню, как на меня смотрела та телка, с татуировкой. Имени не помню, - Серго почесал голову.

- Маша, - подсказал Тема вытащил мобильник. - Сейчас начало восьмого. Скорее всего, утра, потому что... - он зевнул так, что свело челюсть, - жутко хочу спать.

- Я тоже, - Серго зевнул в ответ и потянулся, захрустел. - Чья это квартира? Не этой... Маши?

- Без понятия. Но вполне может быть.

- Да пофиг. Слушай, а я... ну с этой Машкой, - Серго выдавил глуповатую улыбку, потом постучал ладошкой по кулаку. - А?

- У меня память примерно такая же, как и у тебя, - усмехнулся Тема. - Не бойся, залететь не должен.

Серго открыл рот, собрал лоб морщинами.

- Что... в смысле?

- У тебя это... - Тема кашлянул и прикрыл рот ладонью, пряча улыбку. - Вчера это, пацаны веселились. Ну а ты... ты ж быстро выключился, по-моему. Короче... Не горит у тебя?

- Что - не горит? - едва слышно просипел Серго, моргая. - Ты... Вы чего, ребят, вообще? - он машинально выдернул влезшие между булок шорты. - ВЫ ЧЕГО?!

- Да шучу я, шучу, - отмахнулся Тема и заржал.

К побледневшему Серго возвращалась краска лица. Он поморщился:

- Блин... А я думаю - зудит что-то, ТАМ. Честно, ничего не это самое?.. Не пихали?

- Да блин, ты за кого меня держишь, братан? - хлопнул его по плечу Тема. - Пихали. Только не тебе, а Арбузу.

- Арбузу, - скривился Серго. - Фу... Даже не хочу знать, что именно.

Тема опять заржал, а Серго потер виски и пробурчал:

- Харе гоготать уже, в голове звенит.

- Пить меньше надо. Ладно... Мне почему-то кажется, что сегодня мы с тобой сдаем матешу. Но больше я ничего не помню, - Тема икнул, чувствуя, как подкатывает усталость и безысходность. Если сегодня экзамен... а ему почему-то так кажется (и ведь неспроста, так?), то им надо бы соображать даже не чуточку быстрее. А на порядок. Теперь еще и висок пульсировал тупой болью.

- Давай позвоним... Кате! Вот, точно. Она же не бухает особо... - зачем-то добавил Серго.

- Идея топчик, - пробормотал Тема, листая экран телефона дрожащими пальцами. Он зашел вк, и среди прочих сообщений увидел в диалогах сообщение из чата класса.

Во рту стало еще кислее и противнее. Как будто еще одну какашку закинули.

- Не, не может быть сегодня экз, ты чо, - продолжал бубнить Серго. Мы же не ушлепки полные, чтоб это, ну, так бухать перед матешей. - Он теперь наклонился к крану и стал пить, шумно хлюпая. Потом подставил под струю голову, выпрямился. Струи побежали по шее и по спине, намочили футболку, закапало на пол. - Ты же знаешь, у меня батя урод. Каких-то нарколыг водит домой, золото у матери стырил. Грит, типа не он. Хрена с два! Грит, типа его друзья, Мультик еще там кто. А я знаю, что это он. Больше некому. Так что надо по-любому экзамен сдать и поступить хоть куда-то. Ну, в бурсу я поступлю, наверное. Если нет, то это зашквар будет.

- Однако же, матеша сегодня, - протянул Тема и поднял глаза на Серго. - Через два часа.

***

Ксюша не знала, что делать. Сейчас она рассматривала свое отражение в зеркале, стоя боком, подтягивая кожу на животе. Бесполезно и смешно. Она вдруг вспомнила группу "СОВЕТОВ МНЕ", там всякие личности задают дурацкие вопросы, думая, что вот у них-то проблема серьезная, а у остальных так, фигня.

На самом деле живот пока не вырос, но в глазах появилось что-то эдакое. Как будто она знает намного больше, чем остальные.

Как будто она повзрослела раньше времени.

Она пошла на вчерашнюю тусу специально, чтоб побольше выпить и отравиться, может, это как-то помогло бы. Бывают же такие случаи. На деле, ей стало противно от кривых рож сверстников, ей стало противно от того, что там начало происходить.

Поморщившись, Ксюша повернулась к зеркалу другим боком, под глухую руладу храпа из соседней комнаты. Ее одноклассники даже не понимают, насколько маловажен экзамен, как бы не твердили обратное учителя. Ладно, он может и важен, но для Ксюши всякое значение математика перестала иметь, когда случилась задержка. Они бывали и раньше, день-два, ничего страшного, она никогда не истерила по этому поводу, как та же Ленка, например. Которая вообще девственница.

Кривая улыбка появилась на хорошеньком личике Ксюши, девушка шевельнулась и с этим движением качнулась плоская прямая челка, прикрывающая лоб почти до бровей.

Вздохнув, Ксюша пошла на кухню, думая о том, что вчера гуглила перед сном. Так много вопросов и ни одного внятного ответа.

Она зажгла плиту, поставила на нее сковородку, налила масло и ее вдруг резко затошнило. Издав утробный звук, Ксюша согнулась над раковиной, и ее стошнило бледноватой кислой желчью.

Все нормально, держись девочка.

Она открыла воду, смыла гадость. Утерла рот вафельным посудным полотенцем.

Дерьмо.

Она еще смеялась над Ленкой, что та не дает своему Вадику.

Теперь, после пары часов тревожного сна, предстояло собраться, надеть юбочку, белую блузочку, расчесать волосы и идти на экзамен по математике, сидеть там, как ни в чем не бывало.

Это ладно. Что потом? Откуда взять денег?

Опять насмешливый храп.

Последний разговор с Антоном не задался, мягко сказано. Ксюша поморщилась, вспоминая пощечину, которую отпустила и огоньки, вспыхнувшие в глазах парня. Видно было, что он тоже хотел ее ударить, но ограничился лишь таким банальным как "шлюха е...я". Сказал, что ребенок может быть и не от него, потому что она таскалась по впискам одна (вроде той, что была вчера).

Ксюша вспомнила мальчика, который сначала на нее посматривал, а потом заговорил, но как-то нерешительно. Как его звали? Артем? Еще был второй, Сережа. Тот грубый, туповатый. Машке он понравился, и она бы, наверное, с ним уединилась, не напейся он до отключки. Вот почему пацаны такие боязливые, в плане девушек? Наверное, боятся ущемить самолюбие.

Она уставилась в окно, увидела мужика в балахонистом спортивном костюме. Он выгуливал дога, который то и дело задирал тонкую ногу на столбики кустики.

Теперь ей нужно что-то делать с ЭТИМ, и ей никто не поможет. Ей даже и высказаться некому... одному расскажешь и все узнают.

Отец храпит в соседней комнате и ему похер абсолютно на все. Он не работает, играет в танки, бухает, водит приятелей, которые каждый раз ощупывают и раздевают Ксюшу сальными взглядами и о чем-то начинают хихикать. В их глазах бесы, которые все знают.

Да, вчера перед сном Ксюша гуглила, как вызвать преждевременные роды. Аборт без постороннего вмешательства. Что ж, спортом она и так не перестала заниматься, позавчера, например, бегала на стадионе. Даже ускорения делала на сто метров. Сердце колотилось как бешенное, девушку тошнило, и один раз даже в глазах потемнело - Ксюша подумала, что сейчас упадет в обморок.

Ну а тесты упорно показывают, что проблема никуда не исчезла. Да ведь и не может оно рассосаться само? По утрам ее тоже тошнит...

Мама на работе, и скоро должна вернуться после ночной смены, хотя, скорее всего они с дочкой не пересекутся. Ксюша напишет ей смс-ку на старенький телефон: "Ушла на экзамен, приготовила по-флотски", мама наденет очки и ответит: "Молодец какая, ну ни пуха!". Вот и все.

Вздохнув, Ксюша разбила ножом яйцо, и белок зашипел, встретившись с разогретой сковородкой.

Она вдруг вспомнила. Мама уже не напишет ей никогда.

***

ГЛАВА 2

По дороге к остановке пацаны увидели "петушка" с вейпом и причесочкой-набочок, в подкатах. Серго бросил на него свирепый взгляд и "петушок" весь пожух, как будто уменьшился в размерах. Но Тема потянул друга за собой.

- Поубивал бы, - пробормотал Серго. - Развелось гомиков!

Мимо пронеслась "шестерка", из динамиков которой басила обработка "Тает лед" и Тему замутило. То ли от похмелья и бега, то ли все-таки от песни.

- Сначала ко мне, потом как раз к школе, - сказал Тема.

- Не успеем, - покачал головой Серго. - Сразу поедем к той школе, где сдавать. В чат написали, типа? Ток ко мне заскочим. Я в этой рваной футболке сдавать экзамен не буду, гхы.

- Давай. Мне тож что-нибудь кинешь с барского плеча. Ток твои рубашки большие будут... У тебя плечи полтора метра шириной.

- У меня есть белая, еще в девятом классе носил. Перестал влезать в нее, а тебе может нормал будет, - улыбнулся Серго.

На них косились люди, видно опаздывающие на работу. На остановке стояла чика в юбчонке и разноцветных колготках. Плотные, охота ей париться? Хотя пару лет назад сестра Серго комплексовала по поводу тонких ног и даже летом ходила трех колготках. Потом как-то раз она упала в обморок, и очнулась оттого, что кто-то брызгал ей в лицо водой. Она открыла глаза и увидела, что это пес. И не совсем водой.

Сейчас Катюха в десятом классе, и выглядит атасно, но зная ее характер... Тема бы никогда не стал подкатывать к такой.

- Э, давай по шавухе возьмем, а? - сказал Серго. Вдалеке виднелась грязноватая будочка, в которой суетился черноволосый усатый мужичок. Там же стоял какой-то лысый чел, показавшийся Теме смутно знакомым. Чел этот жадно жевал шавуху, искоса глядя по сторонам, как будто опасаясь, что отнимут.

- У тебя есть деньги?

- Ну. Угощаю, - расплылся в кривой улыбке Серго. Изо рта у него так несло перегаром, что какой-нибудь ботан захмелел бы с пары вдохов.

- Аппетита нет, - икнул Тема. - Да и времени у нас не особо много, опаздываем.

- Ну, мне жрать хочется...

Серго пошел к будке, из окошка которой воняло жиром и паленой щетиной. Тема отвернулся, его слегка замутило. "Дружко" продолжал жевать. Пока повар срезал мясо и вертел лаваш, Серго ткнул Тему локтем:

- Сышь, на Дружко чувак похож.

- Точно! А я думаю, кого он мне напоминает.

- Так, ща... - Серго неровной походкой побрел к мужику. - Здрасте, уважаемый... Мы с вами тезки...

- Пшел на хрен, мелочи нет, - пробубнил "Дружко", шелестя пакетом и вгрызаясь в шаурму. Он был такой же здоровый, как и настоящий Дружко, с блестящей лысиной. Серго опешил, а потом молча кивнул и отошел. Лысый выкинул пакет в мусорку и пошел прочь.

- Жесть. Но ведь похож, да? - оглядывался на мужика Серго.

Тема промолчал, думая об экзамене. Сейчас мысли крутились в голове, сменяясь одна на другую со скоростью спиннера. Ничего такого страшного и не случилось, к матеше он все равно не готовился. Он даже вспомнил, как вчера Сяве стукнуло что-то в голову, и он как раз и предложил бухнуть перед экзаменом.

Погуляли, потанцевали...

- Вот ваша шаурма, э, - сказал повар, двигая и бровями и усами одновременно. - Сто пэтдэсят рублэй.

- Почему так дорого? - спросил Серго. - Тут мяса совсем нет, - он потряс лавашом. Торгаш вытаращил глаза: - Э, палати, дорого-шморого, мясо кащественний! Сам барашека рэзал.

Из недр лаваша выбрался жучок. Серго глядел на него во все глаза, потом забросил шаурму назад в окошко и дал по газам. Тема пару секунд стоял, но встретившись взглядом с бешенными глазами торгаша, сорвался с места и ускорился за приятелем.

Они пробежали пару кварталов, потом свернули во дворы, и лишь там сбавили ход, чтоб отдышаться, хихикая и пихая друг друга.

- Ты... дебил... - выдохнул Тема, покачивая головой.

- Сышь, а чо там... таракан был... - задыхался Серго.

- Ты этому... в рожу попал...

Она загоготали, Серго закашлялся и харкнул на асфальт. Потом сказал:

- Курить чот охота. Есть чо?

- Ты и так щас легкие выплюнешь, спортсмен.

- Пф, с чего ты взял? Я пять километров за полчаса пробегу в легкую. Просто после пьянки. Эх, надо было того вейпера все-таки отмудохать. Ты дул эту штуку когда-нибудь?

- Угу. Эдик с параллели давал пробовать. Слышь, давай, пошли. Опоздаем!

- Куда? А, чот я и забыл... Блин, точно экзамен сегодня? - жалобно сказал Серго. - Чот мне хреново.

- Для того, кому хреново, бегаешь ты норм. Гоу!

В песочнице копошились малые лет шести-восьми. Те, кто помладше, делал пасочки и копал тоннели - один, жирненький, в форме "Спартака" напевал "май дик из биг, май дик из вери биг". Те, кто постарше орали:

- Нет, я выиграл! Ты в бит не попадаешь!

- Это ты не попадаешь!

- Нет, ты!

Первый начал зачитывать раунд "Оксимирона", но не дошел до конца строчки, потому что толстяк в футбольной форме сыпанул ему в лицо песка и с гиканьем и заливистым смехом побежал к подъезду. Второй пацан догнал его, ударил сзади по ноге, толстяк упал и счесал подбородком асфальт. Тот, кому сыпанули песка в лицо, подбежал к нему и стал пинать ногами.

- Может, разнять? - сказал Тема.

- Не, толстяк сам виноват. Погнали.

Они вышли на остановку. У Темы подкашивались ноги, он хотел спать. Желудок по-прежнему бурчал, но сейчас появился аппетит. Хороший знак.

Ничего из математики не вспоминалось, мозг лениво шевелил извилинами. Тема даже не мог сказать, о чем он думал минут пять назад. Зато с легкостью вспоминал Ксюшу, особенно ее глаза и печальную улыбку. Да и пила она как робот. Не в удовольствие, а для количества, чтоб залиться.

Возле остановки бродил некто, одетый в костюм пса, с табличкой "ДЕНЬГА" на шее и раздавал всем подряд листовки.

Подкатил разбитый автобусик с цифрами 44. Серго подмигнул Теме, и со всей силы ударил под зад "пса". Тот потерял равновесие, и вверх взметнулись листки. Пацаны полезли в маршрутку, Серго распихивал всех руками. Усатый мужичок с портфельчиком ткнул его локтем в ответ и прогнусавил:

- Аккуратнее, щ-щенок! - Серго поморщился но все-таки промолчал. На ребят неприязненно косились бабки, одна что-то пробормотала. На коленях она держала клетчатый баул, весьма потертый. Тема беззвучно смеялся, вспоминая этот смачный пинок под зад "собаке". Еще он думал о том, куда это бабки едут все время, особенно по утрам? Куда им всем надо?

Кто-то в толпе дернул Серго за майку и ткань затрещала, разлезаясь прорехой на животе, открывая все больше голого тела. Серго это как будто даже понравилось. Он с довольным видом поглядел на ту телку, в разноцветных колготках. Она выдула пузырь из жвачки и отвернулась к окну. Из наушников ее лился переливистый рок.

От крыши маршрутки шел жар. Воняло удушливым потом, грязными носками и жареным луком с картошкой.

Тему опять замутило. Теперь и мысли о Ксюше не спасали. Желудок булькал, и Тема порадовался, что они все-таки не сожрали ту шаурму. Он вспомнил лицо торгаша и усмехнулся. Бабка зыркнула на него и сказала теперь уже громче:

- Ширнутся, а потом лезут в маршрутки... Ляпсусы природы.

Тема пропустил это мимо ушей. Серго тем временем опять дернули за майку и она затрещала.

- Эй! - возмутился Серго, но было непонятно, кто дернул и специально ли, нечаянно.

- Молодой человек, разве можно в таком виде через весь город ездить? - опять проснулась бабка.

- Да мне ее щас и порвали!

Тема опять подумал про Ксюшу. Он с ней разговаривал, но телефон так и не попросил. Почему?.. Любой пацан в глубине души боится отказа. Даже если по всем признакам он невозможен. Вроде бы, что такого, но нет, лучше промолчать, чем быть униженным. Тема решил что найдет Ксюшу вк и написать. Есть ли у нее парень? Вроде бы, если у тебя есть парень, то ты не пойдешь на вписку, но... Это правило нарушается и всегда нарушалось. Поругалась со своим возлюбленным? На вписку! Побухать и потрахаться!

А потом опять к нему под бок, как будто ничего и не было. Вот такая "любовь", "отношения".

Тема хотел верить, что Ксюша не шкура. У нее и взгляд был... умный. Знающий, что ли. Как будто она взрослая.

Серго ткнул Тему и прошептал:

- Выйдем... блин... меня тошнит.

- Та е-мое. Сильно?

- Да... вообще, епт... - пробормотал Серго и вдруг согнулся и струганул прямо на бабку. Часть рвоты попала в клетчатую сумку. Большая часть полетела под ноги, забрызгала обувь других пассажиров.

Показалось, что время остановилось на секунду. Вокруг одни лица пассажиров, с одинаковым выражением отвращения, стыда и неприязни. Потом часть людей завозмущалась:

- Ну что такое, молодые люди!

- Выкинуть их к едрени матери, щенков обоссаных!

- Школьнички, деточки...

Кусочек чего-то полупереваренного приклеился к волосам матроны лет пятидесяти, от которой несло кошками так, как будто она спала с ними. Она этого не замечала, сидела, покачиваясь в такт движению, и глядела перед собой. И вдруг начала выть:

- ГООООСПОДИ ДА СВЯТИТСЯ ИМЯ ТВАЕ ДА БУДЕ ЦАРСТВИЕ ТВАЕ...

Тема потащил приятеля прочь из маршрутки. Они вывалились, не заплатив, и водитель заорал:

- Эй, задержите их! Они не заплатили!

Конечно, никто не поторопился выполнять эту просьбу. Серго все еще икал и кашлял от едкой горечи во рту, когда они ковыляли по тротуару.

- Что-то я совсем сегодня не в форме для сдачи экзамена, - пропыхтел он. - Может, перенесут? Может, сегодня консультация, а не экзамен?

Тема промолчал. Госэкзамены ничто не способно перенести. Он подумал, что от того, как они сдадут сегодня математику, многое зависит. Возможно, через двадцать лет он будет разгружать коробки из фуры или закидывать пакеты в чрево мусоровоза, соскакивая с подножки. Может, вообще будет сидеть на шее у мамки все эти годы. И конечно, вспомнит тот день, когда не смог отказаться от вписона.

Они прошли две остановки, свернули во дворы, прошли мимо гаражей, и вывернули к дому Серго.

Щелкнула калитка, зазвенел цепью Рекс. На спине у него торчало подобие ирокеза, с бока топорщились подстриженной под машинку шерстью.

- Это батя замутил. Называет его Тесаком, - пояснил Серго. - Пересмотрел видосов... До бати всегда так, все движухи и мемы спустя пять лет доходят.

- Прикольная стрижка, - протянул Тема. - Рексу хоть не так жарко будет.

- Ага.

Мама Серго уже успела уйти на работу. Из комнаты сестры неся бодрый рок, что-то вроде "Никельбэк", видимо Катя отрывалась. Пахло пирожками и пивом.

Парни заглянули на кухню, и там батя прихлебывал пиво из банки и смотрел "Свинку Пепу".

- Здрасти, дядь Валер, - сказал Тема.

- Здорове видали, - отозвался батя Серго, глядя на экран.

- Не рановато ли для пива? Восьми нет, - сказал Серго.

- Не поздновато ли ты вернулся с блядок? - отозвался батя, прихлебнув из бутылки. На экране телевизора какой-то бородатый придурок, вроде жирного зайца барахтался в луже и хохотал, а на животе у него прыгали козлята и барашки.

- У нас скоро экзамен, - невпопад ответил Серго. - Переодеться заехали.

- Угу, а ночью готовились, типа? - хмыкнул батя. - С подругами? Да?

- Типа того, - Серго стянул майку, кинул ее на пол, а сам принялся умываться.

Тема подумал, что это как-то странно, что никто не спит в такой час. Ладно батя, но сестра чего музыку спозаранку гоняет?

- А что, я в ваши годы сдавал после бухача экзамены. У нас нормальные экзамены были не то что у вас сейчас тесты эти. Приходишь такой, с бутылочкой на сдачу, уже под конец, когда препод разомлеет от духоты и тупиц всяких. Садишься, болтаешь, предлагаешь по коньячку... Был у нас один, Виктор Палыч, физик. Во такой мужик! - батя покачал головой, припадая к горлышку бутылки. У Темы при виде нее все внутри скручивалось, при одной мысли о спиртном подступала тошнота.

Пацаны пошли в комнату Серго, тот распахнул скрипучую дверь шкафа, порылся на полках.

- Хз, где она. Может быть в батином шкафу, может, ее выбросили уже, - пробормотал он, пожимая плечами. Потом сдернул вешалку и повертел ей воздухе. - Хошь, надевай эту. А я пойду в майке какой-нибудь. Мне вообще пофиг, веришь, нет? Кто обще придумал, что надо именно в белой рубашке ходить? Чёс какой-то.

Тема молча порылся на полках, заглянул на верхнюю, зацепил коробку. Она упала, и он успел ее подхватить, но внутри что-то гулко перекатилось.

Он поглядел на Серго, как бы мысленно спрашивая разрешения, а тот лишь плечами пожал.

- Даж не знаю, что там. Ко мне родичи, бывает, всякую хрень запихивают, типа у них не помещается.

Серго сам взял коробку, открыл ее и пробормотал:

- Е... да ну на фиг.

- И чей он?.. - протянул Тема.

- Братан, ты чо! Всяко не мой.

- Ага, а может, заказал на Алиэкспрессе, балуешься тут... - толкнул его в бок Тема, но Серго шутки не понял и сразу насупил брови:

- Слышь, ты гея что ли во мне увидел? Я тебя другом считал...

- Да я шучу, расслабься ты, - Тема сморщил нос, глядя на резиновый член, выполненный с доскональной детализацией. Пупырышки, вены - все как полагается.

- Это, наверное, Катькин. Или батя закинул - любит всякое уг заказывать. Типа для розыгрышей, понял? Его знаешь, как с работы выгнали? Он эту, дырку - ну ты понял, вагину из резины, подложил начальнику цеха в ящик стола. Не знал, что там камера в кабинете... Ладно, все, - Серго закрыл коробку и поставил ее обратно. Тема заржал, и предстоящий экзамен вдруг показался чем-то далеким и несущественным.

- И что ты с ним будешь делать? - спросил Тема. - Так и оставишь?

- Вот она! А ну, примерь, - скомандовал Серго, игнорируя вопрос.

Рубашка была мятая, как из задницы, но для экзамена она подходила все-таки больше, чем облитая вином и еще какой-то дрянью футболка.

- Мы просто только выкинули старую хрень, из которой я вырос.

- Вот ты горилла, е-мое, - пробормотал Тема, скидывая майку и облачаясь в рубашку.

Не так уж и стремно. Чуть свободная в плечах и длинновата, но пойдет. Сгонять домой и вернуться обратно он точно не успеет.

- Так что ты, - начал Тема и чуть не присвистнул. Кв комнату вошла сестра Серго. Он не видел Катю пару месяцев, и кажется, за это время грудь доросла до третьего размера, а лицо, потеряв детскую припухлость, постепенно превращалось в личико настоящей красотки.

- Ой, привееетик, - заморгала она. - У вас же экзамен сегодня?

- Привет, мы как раз идем, - ответил Тема.

- Врубила тут свой рок на всю ивановскую... - буркнул Серго, а потом кивнул на коробку: - Слышь, мы тут кое-что нашли. Твое?

- Ч-что... Что там? - у нее забегали глаза и тут же порозовели щеки.

- А то ты не знаешь? - прищурился Серго. - Кто еще в этом доме может баловаться резиновыми членами? Да еще и ныкать в моей комнате?

- Слышь, да пошел ты! Придурок! - тут же взорвалась девчонка. - Я понятия не имею, что там и не хочу знать! Желаю тебе не сдать и отправиться в армейку. Там тебя хорошенечко отхерачат и...

Серго схватил Катю двумя пальцами за шею и сжал. Девчонка тут же заойкала и присела, а Серго давил сверху, сжимал тонкую шейку, а потом дал сестре пинка.

- Вали отсюда, потаскушка! Посмотрим, как ты сама будешь экзамены сдавать через год.

Катя отбежала на безопасное расстояние, и стоя в дверях своей комнаты, крикнула:

- Чтоб ты сдох. Ненавижу! - и хлопнула дверью. Сквозь створку донесся топот и приглушенный крик: - Всех вас ненавижу!

- Переходный возраст, типо, - философски сказал Серго. - Все время орет, чиканашка.

- Так может, ты с ней нормально разговаривал бы? Тогда и не орала б она. Вряд ли она настолько тупая, чтоб ныкать "игрушку" у тебя.

- Пф, ты ее недооцениваешь. Плюс, с ней как ни говори - все равно дура. И так уже... Чо там, черная ручка нужна? Паспорт? Е, а как же ты без паспорта?

- Да хз. Там что, не пропускают? Думаю, что пропустят. Если нет - то пошли они в жопу вообще.

Тема сказал это нарочито безразличным тоном, хотя разволновался. Без паспорта же не впускают? Ну, тогда вроде как математичка его проведет. Наверное. А если нет?

Серго взял со стола ручку, отбросил, полез в ящик со всяким хламом, перерыл его. Выругался и потопал в другую комнату, а Тема стоял и разглядывал плакаты. Потом зачем-то открыл ящик и увидел там скомканный презерватив, наполненный белесой жидкостью. Быстро задвинув ящик обратно, Тема плюхнулся на диван. Он снова вспомнил о Ксюше. Еще подумал о том, что этим летом хорошо бы съездить на море, но где на это взять денег?

Круто было бы съездить на море именно самому, не с мамой, а с девушкой. С Ксюшей, например. Хотя, даже если на это найти денег, ее вряд ли отпустят. У нее, наверное, строгие родители... Да и вообще, с чего он взял, что она хотя бы ответит ему в "вконтакте"?

А ведь впереди еще экзамены, помимо матеши. Потом еще вступительные сдавать, поступать, а куда - Тема так и не решил. Хотя думал об этом еще с сентября.

- Погнали, - заглянул Серго, потрясая книжечкой паспорта.

Батя Серго уже смотрел клип на "МузТВ".

- Глядите, какая телка. Мало ей половин... Сколько им платят блин, за то, что они жопой трясут? Жопа, правда, сочная... - он причмокнул, глядя на Бузову. - Мало половин - ее бы к нам на завод запустить, на цех - вот уж бы обрадовалась. Вы уходите?

- Ага. Кота покорми, если придет. И Рекса тоже.

Батя, видимо, не услышал и Серго сжал кулаки, но Тема потянул его во двор.

Они в самом деле опаздывали.

***

ГЛАВА 3

- Пересчитались, пересчитались, - кричала женщина лет тридцати, довольно сносно выглядящая не только для своих лет, но и для учительницы. - Все на месте?

Гомонящая, хихикающая толпа двигалась, голосила, как будто все вермя перетекала из одной формы в другую.

- Двоих не хватает, Элина Ильинична, - сказала девушка с веснушками и рыжеватыми косичками. Выглядела она младше сверстниц, и еще было сразу понятно, что насчет экзамена она не волнуется. Несколько девчонок сморщили носы и захихикали, услышав ее голос.

- Отлично, этого еще не хватало! А кого не хватает?

- Иванова и Красикова.

- Звоните им кто-нибудь, быстро, - скомандовала учительница. Над тополями, высаженными вокруг школы, сияло голубое небо, и Элина Ильинична вдруг подумала, что меньше всего ей охота сейчас заниматься этой переговаривающейся толпой, пусть и не такой дерзкой как обычно. Все-таки экзамен, ответственность, да еще и чужая школа.

Тополиный пух лез в ноздри, щекотал щеки, пролетая мимо. Кое-где собрался плотными комками.

- Вроде идут, - ответил кто-то.

- Далеко?

- Ну, уже минут через пять, типа.

Когда пять минут прошли, училка повела гомонящих ребят внутрь школы.

- Паспорта никто не забыл? - в сотый раз спрашивала она. - Ручки, карандаши линейки?..

Тема и Серго бежали. Васенин написал в группу вк, что все уже заходят, и пацаны прибавили ходу, хотя давалось это тяжело.

Когда подбегали, под школой уже было пусто. Они ворвались в вестибюль, Серго натолкнулся на спину охранника. Тот качнулся, потерял равновесие и упал.

- Вы... аккуратнее надо, куда летите?! - проговорил он, глядя на них снизу. - Дебилы что ли?!

- Да мы опаздываем, извините! - сказал Серго. Тема протянул охраннику руку, чтоб помочь, но тот проигнорировал ее и встал сам, отряхивая отутюженные форменные брюки.

- Ваши зашли уже, - буркнул охранник, но пацаны уже понеслись по лестнице, и увидели Петрушку, в хвосте уходящего поезда.

- Э, тормози! - крикнул ему хриплым голосом Серго и Петрушка дернулся, чуть не свалившись с лестницы. На носу у него сидели очки, но почему-то ума они ему не прибавили. Хилый, выглядящий как типичный ботаник чел, еще и туповатый. Не повезло.

Петрушка поморгал за стеклами очков, и протянул руку здороваться. Тема слегка поморщился, когда сжал влажную от пота ладошку.

- Готовились? - расплылся Петрушка в улыбке.

- Нет. Поможешь, если что? - сразу сказал Серго.

- Да как вам помогу, там по одному человеку за партой же. Да и вообще, вряд ли мы вместе попадем, столько людей... Чо эт у тебя рубашка такая широкая?

- Меньше знаешь - крепче спишь, - ответил Тема.

Навстречу из коридора вынырнула училка, в виде бабки, сплошь испещренной морщинами. На горбатом носу у нее сидели очки, с сантиметровыми стеклами, вся она была костлявая, угловатая.

- Б..я, я ни...я не знаю, - сказал Серго, и Тема ткнул его в бок локтем. - А? Чо ты, я говорю... - Серго осекся, увидев бабку.

- Молодые люди, вы куда? - спросила преподша таким ледяным голосом, что у Темы по спине побежали мурашки. - Если на экзамен, то вы опоздали. Придете на пересдачу.

- Как... - дернулся Серго. - Да еще и не началось ничо, вон наш класс, только прошел!

- Даже не вызывали еще никого, Инна Генриховна, - добавил Тема, успев прочитать имя старухи на бейдже. Это ее нисколько не впечатлило.

- Вы свободны, молодые люди.

Серго попер по коридору, Тема и Петрушка пошли за ним, а бабка на пару мгновений опешила и замерла с открытым ртом, а потом зачастила:

- Я вас не отпускала! Немедленно вернитесь! Вас никто не допустит до экзамена!

- Пошла ты, - бормотнул Тема и они прыснули от смеха, все втроем, вывернули к открытой аудитории, и смешались с одноклассниками, здороваясь, посмеиваясь, вплетаясь во всеобщий тревожный гул.

Здесь был весь класс Темы, здесь был и параллельный, 11 "Б", кто-то знакомый, кто-то нет. Были и левые ученики из других школ, тоже сдающие матешу. Все орут, смеются, пищат - базар какой-то. В толпе вдруг мелькнуло знакомое лицо, и Тема на мгновение забыл, что надо дышать. Кровь прилила к щекам, он глядел на девчонку, а она, вдруг улыбнулась подруге, которая ей что-то рассказывала, и завела за ушко прядь волос. А после встретилась взглядом с Темой. Замерла на мгновение, а потом вернулась к разговору с подругой.

- Это на вас орали? - спросила Алина Чернова, прослеживая за взглядом Темы.

- Какая-то бабка докопалась, - ответил он, чувствуя, как сердце входит обратно в ритм. Он говорил одно, а сам думал о Ксюше, о том, что это поразительно странное совпадение, что они вот так встретились здесь после вчерашнего веселья. - Тортилла, блин.

- Так это куратор экзамена, здешняя математичка, - округлила глаза Алина. Другие девчонки захихикали, кто-то хлопнул Тему по плечу, но он отмахнулся, теперь уже не чувствуя страха перед экзаменом, и радуясь этой внезапной эмоциональной пустоте в голове. Когда он вновь услышал дребезжащий старческий голос, его захватило раздражение, и он покрепче стиснул зубы. - Артем, на тебе эта рубашка как парус смотрится, не слишком ли длинная? - прыснула рыжая ботаничка, и ее смех подхватили ее подружки.

- Так, мальчики, которые убежали от меня, идите сюда. Вы не допускаетесь к экзамену!

Тема и Серго молча насупились, не шелохнувшись. Петрушка юркнул за чужие спины, надеясь, что про него забудут или не узнают.

Тут же подошла Элина Ильинична.

- Что такое? В чем проблема?

- Эти мальчики опоздали. По правилам, мы не можем допустить их на экзамен, - сказала бабка.

- Красиков, Иванов! Чего молчите?

- Мы на пять минут опоздали всего. Просто... - Тема шевелил извилинами, но те двигались как полудохлые слизняки и ничего не хотели выдумывать. Он облизнул губы и пожал плечами, молча.

- Понятно. Спасибо вам, Инна Генриховна, с этими оболтусами я проведу беседу.

- Будьте так добры, - ощерилась желтозубой улыбкой бабка-математичка, и, сверкнув глазами за стеклами очков, ушла.

- Отправить бы вас в самом деле на пересдачу, - прошипела Элина Ильинична. - Да так только возни будет больше. Паспорта взяли, надеюсь?

Серго тут же полез в карман и выудил мятую книжицу. Выглядела она так, как будто он ее получил лет двадцать назад. Тема лишь потупился. Как-то даже стыдновато стало, перед Ильиничной. Молоденькая, никогда не орет, и почему-то ее все слушают, на уроках нормально себя ведут. Ну как - нормально. Если с остальными предметами сравнивать.

- Ты не взял паспорт, - вздохнула Элина Ильинична. - Я не удивлена, почему-то. И даже нотации тебе читать не буду, потому что совсем скоро... - вдруг задребезжал звонок, и Тема рефлекторно вздрогнул. Училка еще что-то говорила, а ондумал лишь о Ксюше, которую тщетно теперь пытался найти в толпе незнакомых людей.

***

На экзамен ребят впустили, пускай и со скрипом. Элина Ильинична написала бумажку, мол, подтверждаю, что это такой-то. Теперь Тема сидел один за четвертой партой в ряду возле окна.

Напротив него сидел парень со спокойными глазами и подбородком, сплошь заросшим бородой. Возможно, студент. Тема правда, не знал, могут ли студенты сдавать экзамены вместе со школьниками. Наверное, могут.

Только он и для студента староват.

"Смотрящий" экзамена, он же куратор, походил на Кена. Этот куратор назвал фамилию студента, тот показал паспорт и Кен пропустил его. Тема мельком увидел фотку в паспорте, и подумал, что пацан в жизни выглядит совсем не так.

Хотя, кто похож в паспорте сам на себя?

Тема пытался осмыслить первые вопросы теста, и мельком поглядывал в сторону Ксюши, которая сидела аж через ряд. Вообще, удивительно, что они попали сюда втроем. Он, Серго и Ксюша. Правда, остальные сдающие были сплошь незнакомыми людьми.

Тема думал, что после экзамена точно подойдет к ней, заговорит. А если Ксюша уйдет раньше? Тогда... тогда он сдаст недоделанный бланк и пойдет за ней.

Что тогда, пересдача? Ну и пусть.

Набрав полную грудь воздуха, Тема выдохнул и вернулся к заданию, пытаясь не обращать внимания на головную боль, постукивающую череп изнутри.

В аудитории стояла тишина, прерываемая лишь вздохами, шелестом бумаги и скрипом ручек. Потом вдруг раздалось громкое "пп-уу-уук".

Странно, что никто не засмеялся. Кен тоже как будто ничего не заметил, продолжил ходить между рядами. Долго смотреть на Кена было противно - волосы зализаны лаком, кожа на щечках розоватая.

- Можно выйти? - послышался голос и Тема глянул через плечо. Серго тянул руку с покрасневшим лицом. Сбоку от него морщила нос девчонка, демонстративно разгоняя воздух перед собой.

"Шавуха", - сразу вспомнил Тема. Его разобрал смех и он чуть не заржал, но вовремя сдержался. Серго выглядел жалко.

- Ау, выйти можно? - сказал Серго уже громче, и Кен развернулся к нему на каблуках понтовых летних туфлей в сеточку.

- Молодой человек, у нас экзамен.

- Мне в туалет.

- Не могу вас выпустить, ждите. И десяти минут еще не прошло.

- Ага, ну вы же выпускали только что вот его, - Серго ткнул пальцем в юнца, похожего на белесую лабораторную крысу.

- Уважаемый, пререкаться не стоит. А то я вас отпущу домой.

- Да у меня жи-живот... - опять раздалось протяжное "пууууук". - Ж-живот прихватило, - сквозь зубы проговорил Серго, еще больше краснея.

- Послушайте...

В классе повис густой запах сероводорода, а если проще - дерьма.

- Я обосрусь сейчас!

- Ладно, - растерянно проговорил Кен, и Серго не дослушав его, рванул к двери, и чуть не сорвав ее с петель, убежал.

Ученики хихикали, пожимали плечами. Перешептывались. Кто-то улучил момент и подглядел в шпору, кто-то передал записку, а Кен, зависший на пару мгновений, вздрогнул и по-дурацки захлопал в ладоши:

- Ну-ну! Хватит, тишина в аудитории! Иначе все на пересдачу пойдете. Вернулись к работе.

Мало-помалу все снова принялись строчить на листках и отмечать крестиками правильные ответы. Опять повисла такая тишина, что слышно было, как жужжит муха за пыльной занавеской.

Тема влился в математику и не чувствовал хода времени, хотя толком и не мог ничего решить. Мысли по-прежнему напоминали слизней, ползающих друг по другу.

Спасали только тесты, на которые их весь год усиленно натаскивала Ильинична. Чуть расслабившись, Тема подумал, что баллов на тройку он точно получит, а больше и не надо. Он вновь украдкой взглянул на Ксюшу. Она покусывала ручку, зарывшись пальцами в волосы. Теме показалось, что лицо у нее нездорового цвета. "Наверное, тоже перебрала вчера той паленки, которую притащил Сева", - подумал Тема и от одного воспоминания об этой гадости в желудке заворочался комок. Ксюша поморщилась, как будто в такт его мыслям.

Кто-то дотронулся до его плеча:

- Не вертимся, смотрим в свой листок. - Тема поднял голову и кивнул Кену.

Тут подняла руку Ксюша.

Кен увидел, но в ответ покачал головой.

- Через пять минут пойдете.

Ксюша закусила губу и погладила живот. Да, лицо у нее определенно было нездорового, землистого оттенка, а над верхней губой выступил пот. Вздохнув, она подперла голову, впиваясь ногтями в щеки, и стала глядеть на испещренный каракулями листок.

Серго тем временем вприпрыжку скакал по коридору, пыхтя и потея. Спазмы хватали его изнутри, кусали, и ему казалось, что сейчас наружу прорвется чужой, прогрызет себе путь.

Слава богу, за ним не отправили сопровождающего. Это плюс.

Минус был в том, что Серго закусывал губу, терпя изо всех сил, фекалии прорывали оборону, а толчок он никак не мог найти. Вот в их школе он на втором этаже. Аккурат напротив учительской.

Он натолкнулся на девчонку, с тонкими губами. Она охнула и, поглядев на Серго, сузила глаза.

- Не видишь, куда идешь?

- Подскажи, где толчок! - спросил он и громко бзданул. Тут же покраснел, но стыда не почувствовал.

Она открыла рот, потом прыснула.

- Ты с матеши?

- ГДЕ Б...ТЬ ТОЛЧОК СКАЖИ!

Девчонка вздрогнула и махнула рукой:

- Туда, по коридору. Слушай, ты...

Но Серго уже погнал дальше, изо всех сил сжимая сфинктер.

В дверях сортира он столкнулся с ботаном, пихнул его плечом. Тот завозмущался, даже бросил какое-то ругательство, но Серго сейчас было не до того.

Он не глядя бросился в последнюю "кабинку" без двери (самую засранную, исписанную всякими словечками) и стащив штаны, завис над унитазом. Хотя бы унитазы здесь есть, подумал он и вспомнил дырки сортиров в своей школе. Еще он подумал о миссии, которую провалил - ни разу не ходить по-большому в школе.

Облегчение растеклось по всему телу.

Звуки усиливало эхо, и казалось, что это трубач заехал отточить здесь мастерство.

Впрочем, это не считается. Миссия продолжается, потому что он-то сейчас не в своей школке.

Серго толком ничего не написал на листке, готовился в скором времени попасть в армию - если вдруг не успеет поступить в какую-нибудь бурсу, дающую отсрочку, но сейчас он был на седьмом небе от блаженства. Несмотря на то, что хлопнула дверь, и кто-то отливал за перегородкой.

- Что, прихватило? - послышался насмешливый голос.

Серго промолчал, не только потому, что выдавливал из себя последнее, но и потому что не хотел, чтоб его спалили, например по голосу. Да и кому была бы охота?

Он подождал, пока сосед позвенит ремнем и свалит, не смыв за собой воду. Почему в школах и иных публичных туалетах многие не смывают воду?

Серго выдохнул в последний и раз и вдруг понял, что... нет бумаги.

Кровь тут же прилила к щекам, виски запульсировали.

НЕТ БУМАГИ.

Вытираться тряпкой, как герой какого-нибудь вконтактного паблика, типа "Позор"?

Вода шумела в бачке, и Серго только сейчас по-настоящему протрезвел. Он покрутился на месте, развернулся к бачку, поскользнулся на мокрой плитке и чуть не упал.

Потом он заметил их. Кучу листков, исписанных мелким почерком - в корзине для бумаг. Он поморщился. Пригляделся и пробормотал "да ну нафиг", чувствуя, как по спине сбегают ручейки пота.

Хлопнула дверь, кто-то прошлепал - конечно, тоже к последней кабинке, и Серго подтянув брюки, закашлялся. Шаги остановились совсем близко. Потом еще шаги, шорох, жужжание "молнии", а после журчание воды.

Серго был здесь уже слишком долго, но не парился насчет экзамена. Если его не допустят обратно - так тому и быть. Сейчас он не думал о пересдачах и своем незавидном будущем. Сейчас его волновала грязная задница. Ведь не может он так просто надеть штаны и пойти обратно.

Тот, кто отливал по соседству, свалил. Серго поглядел на корзину - это же шпоры. Целый ворох шпор. Он наклонился и увидел... ответы на свой вариант тестового задания - кто-то заботливо написал номер. Удивительно, что она не намокла, выглядит чистой. Серго скомкал эту бумажку и сунул в карман, одной рукой придерживая спущенные штаны. Потом он уже безо всякого стеснения поворошил остальные листки. Тут его пальцы наткнулись на что-то влажное. Он тут же отдернул руку, как будто обжегся и решил не испытывать судьбу. Ему показалось, что это использованная прокладка. Только как она оказалась в мужском туалете?

Вытащив более-менее чистые шпаргалки, он изучил их, и не найдя ничего стоящего, обреченно вздохнул и занялся делом.

***

- Мне плохо... - встала Ксюша. - Я... я не могу, - она пошла к двери и путь ей преградил Кен.

- Пока не вернется парень, я вас не могу отпустить. Таковы правила, - Кен развел руками, как будто извиняясь, но Ксюша, с позеленевшим лицом, попыталась оттеснить его. Однако он перегородил ей дорогу, выставив руку.

Ксюша булькнула и ее стошнило.

Прямо на куратора.

Правда, он успел среагировать, и, отскочив, наткнулся на парту. Рвота попала ему на низ брюк и на его понтовые летние туфли. На лице Кена так быстро сменялись эмоции, что Тема подумал: сейчас этот придурок завалится в обморок.

Ксюша зажала рот руками и, перепрыгнув через лужу, выбежала из класса.

Повисла оглушающая тишина, и Тема ждал, что сейчас грохнет смех. Лица экзаменующихся сквозили отвращением.

- Ну и шиздец, - сказал бородатый "студент".

Куратор покраснел. Видно было, как кровь приливает сначала к его шее, а потом и к голове. Последняя вообще грозилась вот-вот лопнуть. На виске пульсировала толстая жила. Кен повернулся на каблуках, поскальзываясь, и быстрым шагом вышел из кабинета.

Тишина взорвалась шуршанием листиков, страничек и возбужденными шепотками.

Спустя минуту в классе появился Серго. Он слегка опешил, подумав, что ошибся аудиторией, потом они встретились глазами с Темой.

***

ГЛАВА 4

- Вот это дааа, ну вообщеее... Струганула! - в очередной раз повторял Серго.

Тема хмурился. Сейчас ему казалось, что это была совсем другая девушка, а не Ксюша, по которой он вздыхал. Да нет, к черту - это сделала она. Но... своей привлекательности для него она ничуть не потеряла.

- Ну, струганула. С кем не бывает? Ты сам-то, никогда не рыгал что ли? Да и вообще, кто сказал Кену "я сейчас обосрусь"? Так что не тебе о зашкварах говорить.

- Какому Кену? - у Серго забегали глаза, он вспомнил корзину с листками и... хорошо, что его никто не видел.

- Куратору.

- А... Я-то стругал, да. Но на экзамене - нет. Тем более, на ЕГЭ. Приколи, если она первая телка в истории ЕГЭ, которая струганула? Слышь, так я ее вроде видел... Я не понял, что за девка бежит, плачет, но это же она была?

- Она вчера тусила с нами на вписке, - неохотно пояснил Тема. - Это Ксюша. Подруга Машки.

Серго замолчал на минуту, перезагружаясь. Они шли по жаркой улице, залитой солнечным светом. Тополиный пух настырно лез в глаза и нос, дышать было прямо-таки невозможно.

- Подруга Машки? Той, что с татухой, со щупальцами?

- Так точно.

Они помолчали еще немного, мимо них прошел пацан, с крутящейся штукой в руке. Спиннер. Тема отметил мимоходом, что сейчас эта фигня все больше входит в тренд. Но, наверное, через год о ней даже вспоминать перестанут.

- Я списал все, вроде, - сказал Тема. - А ты как? Тоже?

- Вроде да. Не знаю, шпору нашел...

- Нашел шпору? - прищурился Тема. - Где, в сортире что ли?

- Да не... когда вышел, мне передали. Слушай, а ты сам куда-нибудь хочешь поступить?

- Неа. Мне вообще ничего не кайф. Вот зачем учиться? Чтоб потом работать и... завести семью, типа. И что? Жена, дети? Неохота.

- Ага, - кивнул Серго. - Я на своих смотрю и мне тоже впадлу вся эта шняга. А учиться... Вот у меня мама училась отлично, красные дипломы, школа с медалью. И что дальше? Получает двадцать пять тысяч. А сосед, который дибил полнейший, держит пару автосервисов. Нормальный такой мужик, приставку отдал. Ну типа грит, хочешь в "соньку" поиграть? Давай, говорю. Пришел к нему... Ба, такаааая хата! Все есть. И прохладно, сплиты шпарят, и чисто - уборщица к нему приходит. Живет сам, без детей там, без жены. Телки к нему приезжают. Так вот, поиграли мы с ним в "Мортал", потом в "фифу", потом в гоночки. Ну и он грит, типа, есть ли у меня приставка, а потом говорит - та забирай мою, у меня еще икс-бокс, говорит. Погоняешь, как надоест - отдашь.

- Угу, - неопределенно хмыкнул Тема, думая о Ксюше и почти не слушая приятеля. - Хорошо, когда соседи нормальные. У меня сосед - бывший судья. Кричит, типа мы неправильно забор поставили, украли у него полметра или сколько-то там. Сделал какую-то фейковую межу, понты колотит. С мамой разговаривал, она рассказывала. Козел! Забор этот еще и на нашей территории стоит, на самом деле, а он еще хочет хапнуть территории. Приколи? В суд, говорит, подам.

- Бывший судья, подаст в суд? - сморщил лоб Серго. - И кто там будет судить, дружки его?

Тема замер на мгновение, потом пожал плечами:

- Хрен его знает, кто там судить будет. Только забор мы передвигать не станем. Хотя мама такая, она бы и согласилась, наверное, если бы он насел. Ей сейчас все пофиг, лишь бы ее не задрачивали. Нет, ну а я не позволю заборы двигать. С какой стати мы должны отдавать ему нашу землю? Мой прадед этот участок купил и сам на нем дом строил, своими руками. Этот говнюк сосед еще и не родился тогда.

- Уроды, - сплюнул Серго. - Это тот, на "ренджровере" который ездит, худой такой, с противной рожей? Покупают дома, приезжают фиг знает откуда и начинают права качать. Я бы его с одного удара в астрал отправил, даже заикнуться бы про забор не успел. У нас батя сплит продал. Теперь в жаре сидеть. С матерью они орали друг на друга... Что это за говно? - ткнул пальцем Серго в очередного пацана, с дурацкой стрижкой. - Эй, куда идешь? - он преградил пацану дорогу.

Пацан поднял взгляд. В одной руке у него крутился спиннер.

- А тебе что? - с вызовом спросил он.

Серго глянул на Тему, подняв брови, и спросил с усмешкой:

- Что это за фигня? Почему сейчас все с ними ходят?

- Это спиннер.

- Зачем он? - вставил Тема.

- Ну, просто - крутится. Прикольно. Успокаивает, типа.

Тема и Серго переглянулись.

- А ну, дай-ка.

Пацан замешкался, потом пожал плечами и дал спиннер Серго. Тот подержал его, взвесил на ладони.

- Бери двумя пальцами и раскручивай, - подсказал пацан.

- Без тебя разберусь, - буркнул Серго, раскручивая спиннер. Когда он раскрутился, на лице Серго возникла дурацкая улыбка:

- Хгыы, гляди, Темыч! Крутится!

- И из-за того весь сыр-бор? - недоверчиво спросил Тема. - Он просто... крутится?

- Ну да, - пожал плечами пацан. - Типа, для аутистов игрушка. Ну, для психокоррекции, что ли.

- Те, кто его крутит - психи? - нахмурился Серго, неловко удерживая миниюлу двумя пальцами.

- Да нет, почему же. Просто, создан был для аутистов, а крутят сейчас все. Ладно, давай его сюда, я пойду.

- Кого давать? - Серго сунул игрушку в карман.

- Мой спиннер. Отдай его.

- Пошел ты, аутист хренов. Или в астрал хочешь?

Пацан сузил глаза, но поглядев на мощный кулак Серго, приблизившийся к его носу, вздохнул. Отойдя на безопасное расстояние, он крикнул:

- Я твою маму вертел как спиннер!

Серго бросился было за ним, но Тема перехватил его за руку:

- Забей.

- Мы еще его встретим, - сплюнул Серго. - Я его... ты слышал. Что он за мать сказал? Да я бы...

- С одного удара, в астрал, - закончил за него Тема. - Само собой.

Они вяло пошли дальше, молча, каждый был увлечен своими мыслями. Тем думал о том, что не успел подойти к Ксюше, как-то она внезапно растворилась. Вернулась ли она на экзамен? Успела ли решить что-то? Что же теперь будет?

- Гуляем сегодня? - спросил Серго. - Надо же как-то... Ну, отметить.

- Не знаю. Что-то нет настроения бухать. Да и что отмечать там.

- Но погулять-то надо.

- Надо... Вечером созвонимся, там видно будет. Рубашку я тебе потом отдам, как постираю.

- Да можешь ее себе забрать, - махнул Серго.

Они пожали руки и разошлись.

***

Вечером, когда стало чуть прохладнее, Тема вышел во двор и глянул в сторону судейского забора. Нахмурился, подошел ближе. Стенка сарайчика, в котором до сих пор хранились пыльный отцовский инструмент, была заляпана засохшими пятнами яиц и кусками помидор.

Тема сжал кулаки. Сто процентов детки судьи.

Он сначала хотел схватить кирпич и запульнуть в окно второго этажа, выходящее в их двор. Теперь понятно, откуда засохшее дерьмо. Их собака насрет - а они перекидывают через забор. Вот она сейчас лает, конченное волосатое существо, чуть больше тапочка. На кой такая собака нужна? Кот и то лучше.

Кто там живет? Пацан, лет тринадцати, и девчонка, еще меньше. Чего им не хватает? Живут в шоколаде.

Он заглянул в сарай, вдыхая пыльно-маслянистый воздух, погружаясь во мрак и прохладу. Что-то звякнуло совсем рядом, и Тема вздрогнул. Прислушался - в дощатых стенках были крупные щели.

За забором послышались шаги, потом голос соседа-седовласа:

- Было бы здорово, конечно. Вот здесь бы проходила. Как раз шире было бы. Альма, ну-ка прекрати лаять! Голова и без тебя раскалывается... Ну ничего, разберусь с ними. Не мытьем, так катаньем. Деньги эта курва отказалась брать, значит, сама еще заплатит. Но забор я передвину... От этих слов голова Темы прямо-таки распухла от гнева.

Он хотел сделать хоть что-нибудь, перекинуть через забор камень, черт, да перелезть и наброситься на этого самодовольного старикана. Но нет, он так и остался в сарае, прислушиваясь.

Прошла минута, но голос и шаги больше не возвращались. Тема выждал для верности еще минуту-другую, и, выйдя на свет, поспешил к дому.

Его переполняло негодование, он так сильно сжал кулаки, что те врезались в ладони, оставив белые следы-полумесяцы, которые тут же заполнились кровью.

***

В своей комнате Ксюша швырнула папку на стол. Та проехалась по нему и свалилась на пол, выплюнув исписанные листы, ручку и книжечку паспорта. Девушка успела отметить блаженную тишину, царящую в квартире, да и дверь на кухню была открыта. Значит, бати нет.

Иногда они собираются с дружками - бухают и ржут на кухне. Бывает, это продолжается целый день, и Ксюша не хочет к ним заходить, голодная ходит.

Она скинула испачканную рвотой юбчонку, наклонилась за папкой, и тут у нее закружилась голова. Ксюша выпрямилась, придержалась ладонью о шкаф, дожидаясь пока исчезнет зеленая пелена.

Ее опять тошнило.

"Мне нужны деньги", - начала копошиться в голове мысль.

Деньги. И побыстрее.

Хорошо, что есть эта сумма, которая на черный день, заработанная на весенних каникулах. Тогда Ксюша решила раздавать листовки и даже не представляла, на что именно ей могут потребоваться деньги через пару месяцев. Она копила на новый телефон, но телефон ей в итоге подарила мама.

Ксюша пошатываясь двинулась к третьему ящику стола. На экзамене вместо нее как будто была другая девушка. Это ее вырвало на куратора, это ее потом выворачивало в туалете. Потом эта девушка размазывала тушь по лицу влажной салфеткой, и разговаривала с классной руководительницей, и видела ту противную морщинистую бабку.

Теперь еще на пересдачу идти, впрочем, это сейчас Ксюшу мало волновало.

Она вытащила жестяную коробочку из-под чая, которую ей выдала мама еще в детстве, для игр. Там маленькая Ксюша хранила всякие маленькие штучки для кукол, платья, а потом - милые сердцу вещи, вроде любовных записочек и билетиков, оставшихся после кинотеатров. Здесь же Ксюша хранила украшения: золотые сережки, браслет из белого золота - не зная, можно принять за серебряный. Пару колечек, которые дарила в разное время бабушка, на день рождения, на новый год. Если денег на аборт не хватит, придется продать украшения.

Она открыла коробочку. Тонкие пальцы с ногтями без лака (нет времени и денег, чтоб сходить на маникюр) быстро перебирали мелочовку в поисках пятитысячной купюры.

Нахмурившись, Ксюша вывалила все из коробочки на пол.

Ни денег, ни украшений.

Сначала девушка еще вертела коробочку, словно магическую табакерку фокусника с двойным дном, в которое могли провалиться ее ценности, а потом отбросила ее и заплакала, закрыв лицо ладонями.

***

ГЛАВА 5

- Да она трется только со старшаками, - сплюнул Серго. - Это если ты прямо заинтересовался. Бабы, они всегда так - мутят с теми, кто старше, а на ровесников и вовсе не смотрят.

- Да это и правильно, наверное, - пожал плечами Тема.

Они сидели в парке, попивая "Доктор Пеппер" из банок, глазели и обсуждали проходящих мимо телочек.

На одной из лавок, чуть дальше, сидела мамаша, двигая коляску с ребенком взад-вперед. В пяти метрах журчала брызгалка, поливая газон, тут же из клумбы торчали разноцветные розы.

Тема вскользь упомянул, что неплохо было бы найти Ксюшу "вконтакте" и Серго с готовностью вытащил покоцанный, ободранный "Асус", на экране которого с трудом можно было что-то разглядеть - так он был исцарапан.

- Вот, Рита... нормальная соска. Это подруга Сявы. Ага, а вот Маша, с татухой. Ого, у нее и на спине еще, и на бедре.Она типа специально ждала, пока ей исполнится восемнадцать, чтоб заделать всю эту муть, - палец, с обгрызенными ногтем листнул экран, на следующей фотографии была миленькая блондинка (весьма и весьма ничего, как отметил Тема).

- Хм, она лесбиянка что ли?

- Кто?

- Машка.

- Почему? Вроде нет, - нахмурился Серго.

- Ну а почему у нее на странице фотки другой бабы? Блондинки этой.

- Да тебе говорят, что это она! До тюнинга, так сказать, - заржал Серго. - Год назад зафоткалась, получается.

Тема поднял брови, взял мобильник. Приблизил фотку. Черт, некоторые девчонки иногда перебарщивают.

Он поднял взгляд и увидел бомжа, копошащегося в мусорке. Бродяга выудил оттуда бутылку с остатками сока, скрутил крышку и вылил содержимое в заросший бородой рот.

- Так, - продолжил Серго, забирая телефон, - у нее в друзьях Ксюш дофига... Арсеньева, Фокетова, Мальцева. Ага, вот она, твоя. Яценко. Вот и напиши ей, если она типа понравилась, чо ты. Я тебе ссылку кидаю. Твой шрам там как? Не чешется? Значит, все нормально пройдет, - Серго ткнул товарища в плечо.

- Причем тут шрам... Да как-то стремно.

- Само собой. Но если не напишешь, то ничего и не будет.

- Если не напишешь, то тебя и не пошлют, и не добавят в чс, - постучал пальцем по виску Тема и они заржали вместе.

Мимо пронеся на велике чувак с выпученными глазами. Сначала он хотел обогнуть клумбу слева, потом увидел мамашу с коляской и крутнул руль вправо. Переднее колесо ударилось о бордюр клумбы, чувак полетел через руль, сделал сальто и влетел в заросли разноцветных роз. Он орал и матерился, кожу его раздирали шипы. Выскочил на дорожку он в футболке-лапше, как будто побывал на свидании с Фредди Крюгером.

- Ой, извините, молодой человек, - сказала мамаша, растерянно глядя на него.

- Да уж чего тут! - воскликнул он и, схватив велосипед, поднял его над головой и швырнул не глядя в сторону. Вид у него был более чем безумный.

Попал велик в бомжа, тот пошатнулся и упал. Серго включил камеру на телефоне.

Парень отряхнулся, стащил разорванную майку, перепачканную землей и стал ее разглядывать, что-то шепча под нос.

Бродяга тем временем оседлал велик и поехал, неуклюже давя на педали. Серго принялся снимать происходящее на телефон, хотя действие уже отдалилось.

Одно мгновение чувак смотрел на него, а потом побежал следом. Бомж уже успел набрать приличную скорость, но чувак догнал его и набросил свою разорванную футболку на шею бродяге, повалил с велосипеда и принялся пинать ногами. Бомж неуклюже прикрывал руками то лицо, то почки, и глухо ревел. Раскрасневшийся чувак в конце концов сел на велик и поехал прочь.

- Что это было? - пробормотал Серго.

- Заснял что-нибудь? - сказал Тема.

- Не, у меня оказывается, камера не пашет. Жесть блин, во бомжи пошли!

Парни какое-то время еще сидели потрясенные, ржали над произошедшим, потом опять принялись обсуждать будущее - как они это иногда делали.

- Нет, это точно не про нас - закончить универ, ходить каждый день на говеную работу. Где свобода? - восклицал Тема. - Люди делают деньги, в том числе в интернете. Вот паблики все эти, знаешь, сколько они на рекламе гребут? Вот и посчитай. А такие парни как мы идут на работу и горбатятся... Не, надо что-то думать.

- И телочки любят тех, у кого деньги, - поддакнул Серго.

Тема опять подумал про Ксюшу, у него сжалось сердце. Неужели она шлюшка? Даже если и так, то... хотя бы так, помутить с ней немного. Без обязательств. Еще он хотел получше просмотреть ее страничку, уже дома.

- Ну да, - он облизал губы. - Деньги никогда лишними не бывают в этом вопросе. Или хотя бы тачка.

Тем временем, тучи совсем уж закрыли небо, а с запада приближалась еще одна, темно-лиловая, вроде куска ваты, пропитанного чернилами. Издали донеслось глухое рычание грома.

- Где бы нам заработать на тачку? - пробормотал Серго. Тема уставился на него.

- Только же условились, что не будем работать. Ты еще скажи, листовки пойти раздавать. Или на стройку, за пятьсот рублей в день.

- Там косарь платят! - возразил Серго. - Меня Вадик звал, а я сказал, типа, экзамены, подумаю. Он в своей шараге уже сдал все вроде.

- Да хоть бы и косарь. Это офигеть можно. Тем более. Там же неофициально? Будешь пахать, а потом пошлют на фиг.

- Не, Вадику каждый день бабки выдают, как по часам, все нормально.

- Так только грыжу можно заработать, а не нормальные деньги. Пошли, сейчас ливанет.

- А куда? На хату бы к кому-нибудь... Зайдем до тебя?

- Не. У меня мама... Во, пошли до Хики.

- Это придурок тот? - скривился Серго. - Который из дому не выходит? Он поэтому хикка?

- Не, это от фамилии, Хикаев типа. Придурок не придурок, а в электронике шарит знаешь как? Любые телефоны чинит. Он с этого и живет. Может и твою камеру посмотрит, - Тема встал и отряхнул зад. - Погнали.

***

Когда пацаны зашли в подъезд, дождь уже прилично так поливал, и они успели слегка промокнуть.

- Он нас впустит? - спросил Серго. - У него ж наверно мамка дома, или бабушка.

- Хика один живет. Своя квартирка. Но, типа, социофоб. Короче, не любит людей особо.

- Так он нас тем более не впустит, - проворчал Серго, проводя ладонью по волосам, в которых поблескивали капельки дождя. Ребята поднялись на третий этаж. Подъезд был относительно чистый, без надписей. Слегка пованивало мусором, но это дело житейское.

Тема нажал на звонок. Они подождали немного, переминаясь с ноги на ногу. Возникло чувство, что их разглядывают через глазок. Из-за соседней двери неслась громкая музыка, которую перекрывали женские стоны.

- Не слышит, - пробормотал Серго.

- Хика, открывай, - забарабанил кулаком по двери Тема. - Ау, Хика!

Они подождали еще минуту, потом открылась соседняя дверь, и оттуда вывалилась блондиночка в одних кружевных трусиках. Впрочем, грудь у нее отсутствовала.

- Мааальчики, заходите к наааам, - протянула девчонка.

Из квартиры высунулась волосатая рука и, дернув телку за волосы, затащила в квартиру, а потом и дверь захлопнула тоже.

Пацаны переглянулись. Защелкал замок и на пороге появился заспанный Хика, с мешками под глазами и взъерошенными волосами. Он поморгал, а потом молча отступил в сторону, приглашая зайти. Впрочем, Тема подумал, что он всегда так и выглядел - сонным и нерасторопным.

В квартире пованивали грязные носки, везде лежала ровным слоем пыль, по полу мотались клочки шерсти, хотя полосатик Барсик пропал уже несколько месяцев назад.

- Как дела? - спросил Тема.

- Ничего так, - отозвался Хика. - Вы перед входом в комнату разувайтесь, здесь все равно грязно. Я над прибором работаю.

Они кивнули, прошли вглубь квартиры. Где-то за стеной продолжалось веселье, кажется, бабы стонали на несколько голосов, возможно, как раз та блондинка, которую задернула в квартиру волосатая рука.

- Чем занимаешься? Не надоело дома сидеть? - Тема задал дежурные вопросы. Сколько он знал Хику, он всегда так спрашивал, а Хика неуверенно улыбался и смотрел слегка удивленно, как будто забыл, что улица существует и туда можно зачем-то выйти.

- Нет, - коротко ответил он. - Говорю же, вожусь с прибором одним.

Комната показалась бы большой, не будь она так захламлена всякой всячиной, по большей части - электронной аппаратурой и корпусами от компьютеров и мотками проводов. Роль одной из табуреток играл здоровенный трансформатор, выкрашенный коричневой краской. Сначала казалось, что здесь и спать-то негде, и только потом глаза различали топчан, тоже собранный из подручных средств.

На столе как всегда курился паяльник, работало сразу три монитора, причем на двух из них плясали какие-то разноцветные графики на черном фоне, а на третьем красовалось постаревшее лицо Тома Хэнкса, замершее на паузе.

- Мы тебе помешали?

- Да нет. Как раз отвлекся, обдумывал схему... Ну и фильмец слушал на фоне.

- Над чем ты сейчас работаешь? - подмигнул Серго Тема. - Прибор - вот этот ремень с проводами?

- Да. Слышали про осознанные сны? Ну, когда во сне делаешь что хочешь?

- Я что-то слышал, - кивнул Серго, хотя он даже не понял, о чем речь. Тема кивнул: - Мы с тобой уже общались, тогда еще, в последнюю встречу. У меня даже бывало такое, помню - сознание, когда спишь.

- Ну вот. А этот прибор будет генерировать малые токи, когда почувствует, что ты находишься в нужной фазе - в фазе быстрого сна. Это будет стимулировать сознание проснуться и буквально вытолкнет тебя в то, что даже больше, чем реальность, - он издал странный смешок и запустил взъерошенную руку в волосы. Но я тут еще кое-что нарыл, работаю в направлении концентрации...

- И кому это нужно? - протянул Серго. - Что за виртуальная реальность такая?

- Кому это нужно? - переспросил Хика, как будто большей глупости не слышал. - на платформах краудфандинга подобные приборы - неработающие образцы, в большинстве своем - собирают миллионы рублей. Действующий же прототип, который я надеюсь собрать, будет бесценен. Обнаружил тут исследования, что стимуляция током положительно влияет на концентрацию, внимание, память, мышление. Главное, активировать нужные участки мозга нужной силой тока.

- Ну да. Вон, как в "Интуиции", их током херачат, так они буквы зараз угадывают, гхы, - сказал Серго.

- Так ты... можешь разбогатеть? - протянул Тема, разглядывая штуку, над которой работал Хика, но не прикасаясь, так как был научен горьким опытом.

- Для меня это не главное. Главное - наука. Кроме того, я не мыслю жизни без осознанных снов. Зачем мне выходить на улицу, если все, что я хочу, есть там? - парень улыбнулся и пожал плечами. - Сам я каждую ночь осознаю себя во сне, не у всех это получается. Прежде всего, из-за различий в физиологии. А с этой штукой... Понимаете?

- Если честно - не очень, - пробурчал Серго.

Из-за стены раздался взрыв хохота, и что-то загремело, перекатываясь по полу. Звуки соседской оргии перекрыл мощный рокот грома. Сквозь пыльные, плотные занавески свет уже не пробивался, темнота затопила комнату, и настольная лампа с ней не справлялась.

- Не поймешь, пока не ощутишь, - сказал Тема. - Нормально ты придумал! Вычитал где-то или что?

- Аналогов нет в мире... Возможно, какие-то экспериментальные приборы существуют, но это так, несерьезно.

- Кому это сдалось, - сказал Серго. - Это ж типа... Делаешь во сне что хочешь и чего?

- Ты не понимаешь, - сказал Хика. - Осознанный сон ярче любой виртуальной реальности. Это некое обращение к самому подсознанию, которое всегда что-то вычисляет, задвинутое на второй план. Мозг становится гибким, как пластилин, и если научиться управлять состоянием, например, с помощью моего изобретения, то можно переплюнуть гипноз по полезности. Прибор откроет безграничные возможности для самосовершенствования. Некоторые называют это параллельным миром, или "астралом", но я придерживаюсь более приземленной точки зрения.

- Пф, видел? - Серго поднес к безмятежному лицу Хики кулачище. - С помощью данного прибора десятки гомиков улетали в астрал.

Тема заржал, Серго подхватил.

Опять прогремела гроза, и на улице сверкнуло, как будто великанша сделала селфи.

- Так у тебя уже есть рабочая штуковина?

- Активно работаю, пробую разные схемы. Гамма и бета волны - дело тонкое, - отозвался Хика. Он плюхнулся на вертящийся стул, и пацаны только сейчас увидели гору грязных опустошенных лотков из-под "дошика", сваленных кучей, возле стола. В каждом лежал пакетик с облизывающимся котом. Тема нахмурился. Потом присел, поглядел на Хику:

- Ты что, жрешь дошик с кошачьим кормом?

- Ну, - пожал плечами Хика, уставившись в монитор с графиков и наклацывая мышкой. - Вполне себе заходит. Особенно с кроликом вкусно.

Тема скривил губы, глядя на Серго, тот сунул два пальца в рот, изображая, что его сейчас вырвет.

- Дешево и сердито, - добавил Хика. - Кот жрет, а я чем хуже?

- Кстати, где он?

- Спит где-то в зале, - махнул рукой Хика, подъезжая к другому монитору. Потом он посмотрел на пацанов: - Что скажете о приборе?

- Нормальная тема, говорю же. Ты тоже хочешь через сайт набрать денег или что?

- Нет. Усманов запустил новый проект. То раньше мемасики были, ну каждый месяц он айфоны выдавал. А теперь будет каждый месяц выдавать деньги на стартапы, миллион рублей. Вот, думаю подать заявку, да никак с презентацией не разберусь, как это все оформить. Точнее. Как оформить я представляю, но совсем нет времени с этим возиться. Хочется побыстрее закончить прибор.

- Давай мы тебе поможем, - предложил Тема. - Войдем в долю, так сказать. Все равно делать нефиг.

- Да? - Хика пожевал губу. - На долю претендуете?

- Ну, миллион! Жалко тебе, что ли?

- Да ведь его еще надо выиграть. И для прибора... для масштаба, который я задумал, это мизерные деньги. Ну, назовите свои условия.

- Пятьдесят процентов, - быстро сказал Серго, и Тема толкнул его в плечо.

- Нет, ребят, - усмехнулся Хика. - За презентацию-то? Если мы выиграем... С учетом того, что вы будете делать презентацию - нормальную, а не фигню какую - могу вам тысяч двадцать предложить.

- Тридцать, - быстро сказал Серго. - Не, ну это совсем мало, от миллиона.

- Согласны, - сказал Тема, глядя Хике в глаза. В шуршании дождя и воцарившейся тишине в комнате было что-то таинственное, что-то такое, что заставило на несколько мгновений поверить, что это действительно возможно - собрать чудо прибор и получить целый миллион рублей.

Потом иллюзию нарушил очередной взрыв хохота за стеной и тупые удары.

- Реальная это вообще тема с Усмановым или очередное нае... ну ты понял?

- Реальная, - пожал плечами Хика. - С айфонами же он никого не обманул. Только знаете, сколько там претендентов? Идея идеей, но надо сделать рабочий экземпляр, важна грамотная презентация. Она, я бы сказал, даже важнее, чем сам прототип.

- Я сделаю. В фотошопе нормально рисую, презентацию делал маме на работу, как-то раз. Потом стали просить ее подруги, я еще пару сделал...

- А я буду коммерческим директором проекта, - пробасил Серго и Тема захохотал. Хика улыбнулся, обнажив неожиданно белые зубы, без налета, и лицо его преобразилось. Он вдруг перестал быть хилым задротом с кучей прыщей на лице.

Что-то звякнуло на балконе, загремело железо, как будто кастрюлю швырнули. Пацаны переглянулись.

- У тебя кто-то еще дома? - нахмурил брови Тема.

- Нет, - ответил Хика.


***

ГЛАВА 6

Они медленно пошли по коридору, опять сверкнула молния, но даже шум ветра не заглушал возню, доносившуюся из глубины квартиры.

Тема шел первым, и именно на него побежал орущий чувак. До того как занести кулак, Тема увидел жирный трясущийся живот, болтающуюся пипирку и поросшие волосами ноги.

Потом костяшки кулака будто бы погрузились в кипяток, встретившись с зубами пацана. Он хрюкнул и распластался по ковру, как морская звезда, (лицом и пузом он и впрямь напоминал Патрика, из "Спанч-Боба"). Одна занавеска висела на карнизе, как оборванная паутина, прохладный ветер трепал другую, уцелевшую, шумел ливень, заливая перила балкона.

Тема шипел, растирая кулак. Серго сказал:

- Норм ты ему втащил. Откуда этот чудик?

- С балкона, наверное. - Хика сказал это безучастно, как будто не в его квартиру ввалилось это чудо-юдо. - У них через день тусы там за стенкой. Вписки там или черт его знает, что отмечают.

В подтверждение слов соседняя квартира ожила и затряслась.

- Сдачу экзаменов, наверное, - Тема поглядел на Серго, а сам вспомнил Ксюшу. Ему вдруг показалось, что бухали они не вчера, а уже месяц назад. Да и сегодня день как резиновый, никак не кончается.

- Дичь какая-то, - пробормотал Тема. - Кулак разбил об этого жирдяя. Как он перелезть-то смог?

- Лучше бы сорвался, - сказал Серго. - Биомусор.

- Что нам с ним делать? - сказал Хика.

- Хочешь, выволочем на лестницу.

- Давайте.

- Фу, посмотрите на его штуку, гхыы, - заржал Серго. - Ко мне племянник на той неделе приезжал, так у него и то пеперон побольше.

- Пеперон? - переспросил Хика.

- Ну да. Перчик типа, по-итальянски. Я, чур, за руки берусь.

- Я тоже, - быстро сказал Тема. Хика лишь вздохнул. Потом попробовал разбудить жирдяя, хлопая его по щекам, но тот лишь что-то мычал, и из уголка рта у него текла слюна.

- Брось, быстрее вытащим его. Хай там дрыхнет на лестнице.

- Правильно, - согласился Хика, а человек-с-балкона забормотал:

- Мама... Хочу мамкину сиську...

Тема и Серго взяли чувака под мышки, Хика схватился за ноги. Они вытащили жирдяя из комнаты, пронесли колышущееся тело по коридору, и член при этом болтался из стороны в сторону. Сам жирдяй продолжал грезить то о мамкиной груди, то еще о чем-то неразборчивом: бормотание заглушал шум ливня.

Потом жирдяй икнул и его вырвало.

Серго отпрянул, Тема следом за ним. Затылок толстяка с грохотом ударился об пол.

- Мля, вот уродец, - пробормотал Тема. Хика сейчас чем-то походил на грустного ослика Иа. Он молча глядел на лужицу, с кусочками почти что непереваренного "Оливье".

- Хорошо, что линолеум хотя бы, - пожал плечами Хика.

- Давай, Серго, вытащим его, пока он не обделался.

Серго кивнул, они снова взялись за руки-ноги, переступили через лужицу, вдыхая кислятину, которая была так насыщена спиртом, что хоть поджигай как абсент. Послышался характерный звук, в воздухе повис запах, от которого защипало в носу, а глаза заслезились.

- Ну нее-ет, так не бывает! - простонал Серго. - Как ты живешь, с такими дебилами-соседями?

- Да они только недавно. Может, снимают квартиру. До этого мужик жил, тихий. Дрочил только на балконе, как-то раз его застал. А еще сам с собой разговаривал - через стену было слышно.

- Заткнитесь и тащите его! - скривился Тема.

Они с грехом пополам вынесли "туловище" в прихожую. Хика не глядя, нашарил ладонью ключ, пихнул ногой дверь, они выволокли жирдяя на лестничную площадку и бросили там.

- Мешок с дерьмом, - пробормотал Серго. - Хорошо, что не вывалилось.

Тут соседняя дверь внезапно открылась, и оттуда вышел чел, со сросшимися на переносице бровями, мощной квадратной челюстью и с достаточно внушительными кулаками. За его плечом подпрыгивала та самая блондиночка.

- Вот, я же тебе говорила! - пропищала она.

- Этот что ли? - поинтересовался детина. Он без лишних слов втащил Теме в челюсть, и тот свалился навзничь. Падал медленно, наблюдая взрывающиеся звездочки.

Серго времени не терял: он тоже со всей силы врезал детине, тем самым ударом, которым не раз отправлял в "астрал" гопников.

Детина же едва поморщился и ударил в ответ. Из носа у Серго полилась кровь, он отступил в прихожую. Хика с размаху захлопнул дверь навстречу бугаю, и тот взвыл, когда створка сплющила его рожу.

Хика тут же повернул замок - один, другой, - задвинул щеколду.

- Что за дичь происходит? - пробормотал он. - Сидел себе, никого не трогал. Вы как, ребят?

- Нормально, - прошепелявил Тема. - Губу разбил, а так ничего. Что за бред? Что эта сука наговорила...

Его прервали удары в дверь. Детина сначала лупил ногами по двери, вопя матершину, а потом стал методично врезаться в створку плечом.

- Эдак он ее с петель снимет, - заметил Хика. - Вызовем полицию, пожалуй.

Он ушел в комнату, вопли на лестнице продолжались, а Тема тем временем встал, осторожно трогая губу.

Серго уже фыркал в ванной, промывая нос, и розоватая вода стекала в раковину.

Хика тем временем вернулся, прижимая мобильник к щеке:

- Да, алло, адрес... Гвардейский переулок, дом десять, квартира девяносто один. Пятый этаж, да. Подъезд четвертый. Ломятся в квартиру... - он поглядел на телефон, снова приложил к уху: - Алло, тут к нам ломится кто-то, угрожает! - он перевел взгляд на Тему: - Связь оборвалась, что ли. У меня телефон чот глючит, походу.

- Сколько лет этой "Нокии"? - поморщился Серго. - У моего деда и то сенсорный тел.

- Ну, заряд долго держит. Мне она нравится, - сказал Хика. - Только уже слегка барахлит, походу.

- Ты ж радиотехник. Подпаял бы, - сказал Тема, а потом поднял палец. - Тихо. Перестал ломиться.

- Хоть бы спасибо сказали, - прогнусавил Серго, выходя из ванной. Из ноздрей его торчала скомканная туалетная бумага. - Да, точно, ты же радиотехник... у меня тут с телефоном траблы, короче, можешь...

- Нафига ты напихал в нос туалетку? - оборвал его Тема.

- Блин, кровь течет, наверное!

- Ладно, ладно, - сказал Тема. - Ты красавчик, среагировал. Вломил ему свой справа, коронный. Только про телефон свой потом расскажешь.

- Ага. Там такой бык, что ему вообще пофиг. Хорошо, что Хика дверь закрыл.

- Учимся работать в команде, - пробормотал Тема. Нос у него ломило, даже голова слегка кружилась и подташнивало. Хоть бы не перелом. Хотя, сколько он пропускал - и нормально. Правда, ноздри плохо дышат, перегородка искривлена. Но это так, мелочи жизни.

В дверь постучали.

- Не открывай, - тут же сказал Серго. - Вообще никого нет дома.

- Тсс, - приложил Тема палец к губам.

Ливень на улице стих, пацаны стояли в сумрачной прихожей. Стук повторился и сопровождался на этот раз хрипловатым голосом:

- Открывайте, полиция!

***

Сейчас Ксюше стало вдруг немного спокойнее на душе. Ей всегда было хорошо, когда отец уходил по своим "делам". Лишь бы он потом не возвращался с дружками. Еще ей всегда нравился шум дождя. Она вспоминала, как притворялась больной в такую погоду, еще в начальной школе.

Вставать и идти на уроки неохота, уличный сумрак заполнял комнату уютными тенями, ветер убаюкивал шелестом листьев. Мама, конечно, знала о ее хитростях с градусником, но видимо и сама не очень-то горела желанием гнать ребенка в школу по такой погоде. Поэтому иногда разрешала оставаться "болеть" под одеялом, с горячим какао и книжками на тумбочке.

Вот и сейчас Ксюша мечтательно закрыла глаза, обнимая потрепанного медведика, которого ей дарила еще мама.

Ливни всегда, как казалось девушке, несли очищение, уносили вместе со своими водами грязь из ее жизни.

Вдруг заворочался ключ в замке. Ксюша закатила глаза и слегка застонала.

Дверь открылась, из прихожей донеслись шорохи и топот. Кряхтенье, тихий мат и звук швыряемой обуви, как обычно - в угол.

- Ксения, ты дома? - позвал отец из прихожей. Ксюша не ответила. Быть может, папа не станет заглядывать в ее комнату, подумает, что она спит. - Сраный дождь! Льет, как из ведра.

Уже в следующий момент дверь скрипнула и приоткрылась.

- Отдыхаешь? - сказал папа спокойным, почти что ласковым тоном, но Ксюша слишком хорошо знала, что за ним кроется. Глаза папы скользнули по ее голым ногам.

- Угу.

- А надо бы к экзаменам готовиться. Математику сдала?

- Сдала.

- Что у нас следующее на очереди? - по его щекам текла вода, капли падали на ковер.

- Обществознание.

- Так почему же ты отдыхаешь?

- Только вот учила, и что-то захотелось спать. Перерыв.

- Смотри... Хочу, чтоб моя дочка поступила в нормальное учебное заведение. И выбрось из головы мысли про мальчиков и гулянки, понятно?

Он вышел, но дверь за собой не прикрыл. Дождь вроде бы стал тише и Ксюша поморщившись, влезла под одеяло с головой. Еле сдержалась, чтоб не ответить колкостью. Заботливый батя, как же!

Глаза ее и впрямь неожиданно закрылись, она почувствовала, что проваливается в теплую яму, но тут раздался тихий скрип.

Она посмотрела в щелочку между одеялом и диваном.

- Эй! Что ты там забыл?

- Вот, нашел, - отозвался отец и потряс каким-то вшивым блокнотиком, который ТОЧНО не мог быть до этого в шкафу. - Не спится?

- Уходи из моей комнаты, не надо рыться в вещах!

- Кто сказал, что я роюсь в твоих вещах? - сузил мужчина глаза.

- У меня и так уже два кольца пропало и сережки. И деньги. Я уже не говорю про остальные вещи. Пустая квартира скоро будет. Больше ничего нет, уходи.

- Я уже тебе говорил, что украшения Дэн мог взять или Марсик.

Ксюша села на диване:

- Да мне насрать, кто это мог быть. Ты же их сюда приводишь, своих Дэнов вонючих и Марсиков.

- Слушай, разговаривай спокойнее. Чего кричишь?

- Ты последние деньги спускаешь на свою дурь или хрен знает на что, а мне поспокойнее быть?!

- Ну... Слушай, а у тебя пятьсот рублей не будет?

Ксюша задохнулась от гнева и негодования.

- НЕТ!

- Ладно тебе... Мамаша номер два...

- Заткнись, козел! Конченный урод ты, понял? Ничтожество.

Он тут же подошел к дивану и, скривившись, ударил ее по лицу блокнотом - не больно, а чтоб унизить.

- Сиди вот то и занимайся, коза! Еще учить она меня будет.

Отец покачал головой, и вышел из комнаты, а Ксюша так и осталась с горьким комком в горле и бегущими по лицу слезами.

***

ГЛАВА 7

В дверь опять забарабанили. Хика пожал плечами и потянулся к замкам, а Тема дернул его за плечо и покрутил у виска. Потом осторожно приблизился к двери и посмотрел в глазок. На лестничной площадке действительно стояли люди в форме с суровыми лицам. Прямо за перегородкой в соседней квартире что-то явно происходило. Мент прищурился в самый глазок и рявкнул:

- Уважаемый, хорош уже вату катать! Открывайте, - он потряс красной корочкой с фотографией и печатью.

- Вы в соседнюю квартиру загляните! - отозвался Тема. К щекам его прилила краска, разбитая губа стала пульсировать.

- Нам понятые нужны... Гражданин! - крикнул он в сторону, под звуки возни. - Успокой ты его уже, Игорь.

Тема пожал плечами, и открыл дверь. Мент тут же защелкнул у него на запястье браслет.

- В чем дело? - он дернул рукой и поморщился, когда металл врезался в кожу.

- Э, отпустите его! - воскликнул Серго, вытаскивая из ноздрей "тампоны".

- На вас заявляют, - пояснил полицейский. - Девушка говорит, изнасиловали ее.

- Да мы вообще из другой квартиры! - воскликнул Тема, глядя на уткнутого рожей в грязный пол бугая. Его видно, хорошо успокоили, он лежал и не рыпался, со сцепленными за спиной руками. - Мы не имеем с этой... никаких делов!

- Проедем в участок и разберемся. - Мент дернул Тему, как хозяин непослушную собачонку. - Никакого отношения не имеете, однако, у тебя рожа в царапинах, а у твоего дружка, небось, перелом носа.

- Мы соседи, - сказал Хика. - Сами хотели полицию вызывать, потому что к нам на балкон перелез парень из соседской квартиры. Вот он и поцарапал Артема. Мы потом вытащили его в коридор и там оставили, а через какое-то время в дверь позвонили. Открываем, а этот чувачок, - Хика кивком указал на бугая, - набросился на нас с кулаками. Вот и все.

На пороге квартиры показалась та девка, худая блондинка с синяками в поллица. Она уже была в футболке и в обтрепанных джинсовых шортиках.

- Гражданка, - кашлянул мент. - так... Они тоже принимали участие?

Ее хорошенькая мордашка сначала вытянулась, потом скривилась:

- Нет! Этих я вообще впервые вижу. Причем тут они? Вы что, совсем работать не умеете? Да вы хоть знаете, кто у меня папа? Если я ему расскажу, вы б...ть, вылетите у меня со службы!

Говорила она капризно-развязным тоном, поводя перед рожей мента пальчиками выгнутой руки. Сначала Тема подумал, что у нее черные глаза, и значит, она крашеная блондинка, хотя цвет выглядит натуральным. А теперь понял, что зрачки у нее расширились настолько, что затопили радужку, поэтому глаза кажутся черными. Второй мент, Игорь или как его там, стоял в растерянности.

- Я бы вас попросил... - проблеял мент, багровея. - Вы только что обратное говорили.

Тогда блондиночка откинула голову назад и хрипло захохотала, а потом подняла над головой руки:

- Тууу-ууусиииим, - и стала вихлять бедрами.

- Так... Игорь. Пакуем хлопца, бери девчонку и валим. Вы свободны, - мент магическим движением отстегнул наручники с запястья Темы и тот принялся растирать побагровевшее кольцо на коже.

Откуда-то изнутри соседней квартиры вышли еще два человека в форме, выводя задрота с прыщавым лицом, голова которого болталась как у затюханной детской игрушки. Тема видел его здесь пару раз, даже здоровался за руку. Очевидно, главный жилец. Игорь схватил блондинку за локоток:

- Пройдемте, уважаемая...

- Да пошел ты! - отбросила блондинка его руку. - Я отцу сейчас позвоню! Скажу, что это вы меня изнасиловали! Отпустите его! - тыкала она пальчиком на бугая. Игорь меж тем с безучастным лицом выпихивал ее на лестничную площадку. Блондиночка принялась пинать его по лодыжкам, топтаться по ногам, бить со всей силы пяткой. Но что может сделать босая нога против толстого башмака?

- Инцидент исчерпан, - сказал главный мент. - Можете быть свободны, приносим свои извинения, - он даже слегка козырнул.

Вся группа захвата потопала по лестнице, визгливые вопли блондинки были слышны и с первого этажа. Хика закрыл дверь и привалился к ней спиной.

- Ну и жесть, - пробормотал Тема. - Я уже думал, нас сейчас примут.

- Чиканутая шлюшка, - пробормотал Серго, щупая нос. - Блин, вдруг он, правда, сломан?

- Тебя не тошнит?

- Чуть-чуть тошнит, - жалобно протянул он.

- В больничку бы тебя, - сказал Хика.

- Да какая больничка... меня раз батя врубил... Ну, мы прикалывались, типа, боролись и он типа перестарался. Тогда кровь даже чутка потекла. А сейчас крови нет, так что, думаю, там все нормально.

- Ну, смотри. Так... Тема, я тогда тебе скину "вконтакте" статьи и материалы, фотки. Ты изучишь, а потом сделаешь презентацию. Времени у нас не так много - за неделю успеешь презентацию сделать? Чтоб успеть на этот месяц отправить заявку.

- Успею, конечно, - кивнул Тема, закусывая горячую губу. Он потер красный полумесяц на запястье, оставшийся от наручника, подумал об экзаменах, но ничего не стал говорить. - Чего там не успеть.

***

Они сели за столик, Ксюша опустила пальцы в теплую воду с лимонным соком, чтоб размягчить кожу вокруг ногтей. Ее подруга, толстушка Люда, со щекастым жизнерадостным лицом, устроилась в кресле напротив. Она была старше Ксюши на четыре года и жила отдельно от родителей, в квартире парня.

- Так что, скоро получим загранпаспорта и полетим на Гоа. Приколи, как там классно! Океан, белый песок, пальмы... Даже не представляю!

- Повезло тебе с ним, - кивнула Ксюша. В другой ситуации ее бы уже пытала иголками зависть, но в последнее время мысли девушки крутились только вокруг одной проблемы. Бесконечные круги, расходящиеся от центра темного озера.

- Угу, очень повезло! - воскликнула Люда. - Только единственный минус. Я должна блин, проверку пройти.

- Какую? - невольно расплылась в улыбке Ксюша, глядя на комичную рожицу подруги.

- Проверку ее мамашей, шут ее дери. Ну, нет, это не экзамен там какой-нибудь, просто мы должны с ней познакомиться, верно? Туда-сюда, уже почти невестка, все дела, а до сих пор с дорогой родительницей не знакома. Я слышала, как она общается по телефону с моим Сашкой, и это атас. Ничего, перетерплю и потом - белый песок, голубое море... Ты уже себе выбрала ногти?

- Да, вот эти, матовые и с цветочком. Да может она и нормальная, мамаша, - сказала Ксюша. Она отвлеченно подумала о Маше. Сегодня ведь тоже позвонила ей, а та сначала не отвечала, а потом, когда взяла трубку (простонала "алло"), долго не могла понять, кто ей звонит и с какой проблемой. После Машка сказала, что денег у нее нет, "каждая сотка на счету", а после начала рассказывать, как вчера здорово они потусили в клубе. Рассказала, что познакомилась с приятным парнем, который все оплачивал, потом отвез к себе, и дал попробовать "кой-чего интересненького". Ксюша замерла на мгновение, до нее не сразу дошло, что именно дал попробовать подруге парень. Когда она сказала Маше, что с наркотиками лучше не шутить, подруга усмехнулась, и сказала, что от первого раза ничего не будет. Она просто попробовала и все.

В итоге, Ксюша так ничего и не рассказала Машке про беременность.

Люда щелкнула пальцами у Ксюши перед лицом.

- Ты че зависла?

- Да так... - ответила Ксюша.

- Нормальная мамаша, говоришь? Угу, а я сейчас станцую партию из "Лебединого озера" и на шпагат прыгну. Матового цвета полно... Опа, солнце вышло, - сказала Люда, отдергивая штору и открывая окно. - Надоели уже дожди и грозы. Ты какая-то странная, - Люда резко развернулась, колыхнув объемной грудью. - Что случилось?

- Так, ничего... точнее нет - очень даже ЧЕГО! Но я не знаю, как про это рассказывать. Короче, я залетела, - к щекам Ксюши прилила кровь.

- Так... так, - Люда как будто ждала чего-то подобного и сразу деловито поинтересовалась: - Какой срок?

- Две недели.

- Может, задержка?

- Нет.

- Хочешь... а кто отец?

- Неважно, - быстро ответила Ксюша. - Мне надо с этим что-то делать. Неважно кто отец, я хочу сделать аборт или как-то прервать беременность.

- Ну, к врачу тебе надо.

- Мне еще нет восемнадцати. Без родителей не примут же.

- Аборты делают и в шестнадцать, - спокойно пожала плечами Люда, продолжая стоять возле окна - фигура с мощными бедрами, обрамленная солнечным светом.

- Я... у меня нет денег. Нет, я у тебя не прошу занять...

- Все равно занять не смогла бы, - быстро ответила Люда. - Работу никак не могу найти, только ногтями и перебиваюсь. Ладно, пальчики уже готовы, думаю, давай приступать. А ты мне все потихоньку расскажешь.

Ксюша пожала плечами, хотела было встать и уйти, но все-таки осталась сидеть, стараясь не показать обиду, и не слушая, что там еще говорит Люда. Ксюша хотела заорать: "как на Гоа лететь, так есть деньги, а как помочь подруге!..", но что это изменило бы? Ничего.

Люда тем временем подсела поближе, с маникюрными инструментами наготове. Ксюша протянула пальцы, и ей вдруг сделалось смешно и дико.

У нее проблемы, еще какие. А она тут ногти подпиливает. Девушка всегда остается девушкой.

Кроме того, разве нет иногда ощущения, что все это страшный сон, или что происходит не с ней, а с кем-то другим? Ксюше просто нужно сделать что-то, и тогда она проснется. Только что именно?

- Так... - после долгого молчания голос у Люды слегка охрип. - Что в итоге ты планируешь? Не рассосется ведь само. Как тебя угораздило? Голова на плечах есть, знаешь, что надо таблетки пить или предохраняться. Ты уверена, что это задержка? В твоем возрасте случаются гормонтальные сбои... Господи, да они в любом возрасте бывают. Ты анализы сдавала?

- Мы... Таблетки я и так пила. Видимо, они перестали действовать, - сказала Ксюша, чувствуя, как пульсирует жилка у виска. Ей и хотелось рассказать обо всем, хоть кому-нибудь, не то что лучшей подруге, но она не могла. - Анализы я пока еще сдать не успела, но... Я же не идиотка. И тесты сколько раз показывали полоски. Ты ведь прошаренная... Может, есть какое-нибудь народное средство, а?

- Да их куча. Только блин... Это же здоровье твое. Мало ли, начнется заражение крови, ты что. Нужно идти к врачу, обследоваться, Ксюш. Знакомая моя, что ты думаешь, тоже типа забеременела. Три месяца не было месячных. Ну, она-то почти сразу пошла к врачам, и ей сказали, что это от противозачаточных, короче таблетки другие прописали и все у нее пошло.

- Да я пойду, наверное. Может, есть какая-то бесплатная программа абортов...

- Насколько я знаю - нет. Но ты можешь родить и отказаться от ребенка.

Для Ксюши данные вопросы были настолько сложными и жуткими одновременно, что она и думать об этом не хотела. Закрыла глаза и попыталась расслабиться в кресле, чувствуя мягкие прикосновения нежных пальцев подруги к ее собственным.

- Хотяяя... Есть, конечно, вариант. Но он тоже не бесплатный. У меня подруга залетала и короч, пошла к одной бабке, попила отварчик и у нее все вышло.

- Вышло, - эхом отозвалась Ксюша. - Что за подруга?

- Марина. Та, которая с нариком мутила. Но залетела она от другого.

- А, понятно, - протянула Ксюша. Она слышала косвенный вопрос в последней фразе. Как будто бы Люда ждала, что та скажет, от кого залетела она. Но Ксюша молча наблюдала, как двигается пилка.

- Аборт не так уж дорого стоит. Тут больше вопрос здоровья. Вдруг ты потом не сможешь иметь детей?

- Оставлять не вариант, согласись. Куда мне сейчас ребенок? Может, на передачу Малахова еще с ним сходить?

Вопрос остался звенеть под потолком, между плафонами люстры. Люда выдавила неуверенную улыбку:

- А что, есть о чем рассказать?

- Люд, будто ты не знаешь! - Ксюша выдернула пальцы из ее рук.

- Тихо, тихо! Я только лак собралась наносить, подруга!

- Напиши мне адрес этой бабки и не задавай лишних вопросов. Что за привычка дебильная?

- Ладно тебе... Просто спросила! Я за тебя беспокоюсь, между прочим.

- Да, знаю я это беспокойство. Лучше еще расскажи что-нибудь. Ну, когда поедете на Гоа и так далее.

Люда стала молча наносить лак. Она сопела, чуть нахмурив брови, а потом дернула плечом:

- Уже и настроение пропало.

- Лааадно тебе. Просто... у меня его и не было. Поэтому я такая. Я ж прошу ЗАНЯТЬ, а не дать. Мне бы только экзамены сдать, а то даже на листовках нет времени стоять. Может, после экзаменов получится устроиться куда-нибудь.

- Я бы тебе заняла, но... у меня самой... - она опять дернула плечом и закусила губу. - Не работаю ведь. Все деньги у него.

- Бабулькин номер дай, самое главное. Может, все подешевле выйдет. Если не сдохну от внутреннего кровоизлияния, ха, - покачала головой Ксюша.

- Брось! Как ты можешь говорить такое!

- Ну, может быть так и лучше будет. По крайней мере, спокойнее, - закончила Ксюша уже себе под нос, не глядя на подругу.

После маникюра Люда ушла в другую комнату, и вернулась с конвертиком.

- Вот. Тут немного, но на бабку эту точно хватит. Главное, чтоб сработало, а то знаешь, как бывает. Бери-бери, и не думай, что я такая овца, мол, разъезжаю по заграницам, а своей сестричке не помогу? Там и адрес.

Ксюша молча обхватила мягкое, податливое тело подруги, и та тоже ее обняла, гладя руками по спине.

- Только плакать нам не хватало еще... - выдавила Люда.

- Никто не плачет, - промычала Ксюша. - Никто и не плачет.

***

ГЛАВА 8

- Хозяева, открывайте! - кто-то барабанил в калитку. Тема оторвался от компа и вышел в прихожую вместе с мамой. Лето, дверь стоит нараспашку, и слышно, как лают собаки.

- Кто там, интересно, - пробормотала мама, нашаривая тапки. - А ты куда? Да я сейчас посмотрю сама.

Голос показался смутно знакомым, и Тема решил все-таки тоже выйти. Битву уже выиграл в танках, и теперь надо немного передохнуть и насладиться сладким вкусом победы.

На пороге стоял сосед, и его как всегда бледное лицо каждой морщинкой выражало презрение. Впрочем, на первый взгляд он казался вполне себе доброжелательным мужчиной, еще не дедом, но близко к тому.

Хотя Тема считал его старым пердуном - пускай он ездит то на "гелике", то на "ягуаре".

Мама отошла в сторону, пропуская соседа во двор. Тема навесил на лицо самое мрачное выражение, какое мог. Сосед на мгновение задержал на Теме взгляд, потом кивнул его маме:

- Добрый день. Надеюсь, не сильно вас отвлекаю? Хотелось бы так сказать, провести еще один раунд переговоров. Поскольку ни мне, ни вам не хочется, чтоб дело дошло до суда.

- Давайте присядем, - голос у женщины тут же дрогнул, изменился, Тема сразу услышал. Сосед, конечно, тоже уловил интонации. Калитка с хлопком закрылась.

Они втроем пошли под навес, ибо в прошлые разы Тема обычно где-то пропадал, когда, но теперь он уходить не собирался.

- Давайте, - сказал он. Почувствовал вдруг, что маме больше неоткуда ждать помощи, и что он мужчина, в конце концов.

Они сели под навесом, на пластиковые стулья. От навеса шел жар, но приглашать этого хмыря домой, где работает сплит? Пошел он.

- Перейдем к делу, - сосед сел и сцепил руки перед собой, потер друг о друга большие пальцы. - Может, вы сами надумали? Перенести забор?

- У нас забор стоит правильно, - ответила мама Темы. - Мы с вами уже обсуждали.

- Господи, да почему правильно? При строительстве его передвинули на полметра. Как и с другой стороны. К тем соседям я тоже ходил, они согласились, что граница установлена неправильно.

- После того как вы им заплатили пятьдесят тысяч? - усмехнулась женщина.

- Разве это плохие деньги?

- Я за честность. Денег у меня своих хватает. Плюс, как вы собираетесь передвигать границу, если там стоит флигель? Тогда его рушить. А я не хочу. Это полноценный летний домик, если ремонт в нем сделать. Собственно, это мы и планируем.

Мама не врала. Уже лет десять она говорила о том, что сарайчик можно переделать в отличный флигель. Утеплить стены, обложить кирпичом, подвести газ. Правда, денег на все это накопить никак не получалось.

- Да это какая-то развалина, прости господи! О чем там переживать?

- Для вас так, для нас иначе.

- Раньше забор стоял там, где сейчас стена вашего дома, - сказал Тема. - Я точно помню, хотя и малой был. Такая, сетка рабица.

- Его передвинули ближе, на нашу сторону, еще второй хозяин, наверное, - добавила мама. - Участок неоднократно выкупали...

- Так что вы еще благодарны должны быть, что мы не требуем передвинуть забор к вам туда, поближе! - хмыкнул Тема, глядя в эти холодные, серые глаза соседа. Лицо его, несмотря на бледность, потемнело. - На его законное место.

- ТЕМА! - воскликнула мама и парень потупился.

- У меня есть все необходимые документы, но вы понимаете, суд - затратное дело, - сосед не обратил внимания на колкость пацана. - Так что, полюбовно решить вопрос не получится?

- Никакого вопроса нет. У нас забор стоит, как положено и лучше бы вам забыть о перестановках в свою пользу. А если уж совсем по-честному... Мы с вами взрослые люди. Что вам дадут эти несколько метров? Допустим, отсудили вы их, потратили кучу времени и нервов. Денег-то у вас хватит и связей, это понятно. И что дальше - вы будете рады, что нечестным путем получили эти самые метры?

- Почему же нечестным? - округлил глаза сосед, и чуть придвинулся к столу. - Почему я должен отдавать вам часть своего участка? Немалая ведь площадь. Я же не обманываю вас, мы провели топосъемку.

- Ну, это ничего не значит, потому что вы ее независимо сделали. Я вам уже показывала выписку из кадастра, что граница всегда была такая. Еще со времен прадеда. Это он переехал сюда с бабушкой, они купили землю... у нас все кальки и бумажки еще с тридцатых годов. Вы понимаете, что тут несколько поколений семьи жили, а сбоку у вас вообще пустырь был, только лет тридцать назад там участок огородили.

Сосед смерил ее долгим взглядом.

- Значит, быть суду. А это - большие траты...

- Ну, вы же подаете. Вы и оплатите, - сказал Тема. - И скажите своим личинкам, чтоб не швыряли к нам на участок всякое говно. Вроде богатые, а культуры ноль.

- Что-что? - прищурился сосед. - Личинкам?

- Детишкам вашим, - пояснил Тема. - Ну и сами уясните: забор стоит правильно, и если вы еще раз придете...

- Что тогда будет? - улыбнулся сосед, показывая идеальные керамические зубы. Глаза его при этом оставались холодными и пустыми, как у пришельца, который изучает вскрытое тело землянина.

Повисла пауза. Тема сжал кулаки.

- Увидишь.

- Ты мне не тыкай! - взвился сосед. - Ишь, нашелся герой! Вы у меня... - он вскочил, опрокинув стул, потом резко овладел собой, как будто на него лишь на мгновение вселился другой человек. - Всего доброго. Еще увидимся.

Он вышел сам, закрыв тихо прикрыв калитку, зато через мгновение что-то залязгало у него на участке, а потом залаяла противным голосом собачонка, и тут же заскулила и стала подвывать.

- Дебил, - пробормотал Тема. - Чего он к нам прие... пристал?

- Тем, - поморщилась мама. - Зачем ты с ним так разговаривал? Какой в этом смысл? Только раззадорил его, - женщина запустила тонкие пальцы с бесцветным лаком на ногтях в волосы, а потом подперла ладонями голову, задумчиво глядя на сына. - Теперь он действительно в суд подаст. Лишняя нервотрепка.

- Пусть подает, слышь. Чо он такой крутой? Да и чего он предъявит? Хрень какая-то! Я тоже могу к соседям пойти и типа, "у вас забор неправильно, давайте передвинем", так что ли? Хай подает, если такой дебил. Ни один нормальный суд не удовлетворит его иск, - Тема вспомнил многочисленные выпуски "Часа суда", которые смотрел каждое утро на каникулах.

- Да ведь он судья сам. Важный человек. Плюс, у него денег явно побольше чем у нас. Да и времени тоже.

- Важный или нет, а везде должна быть справедливость и правда. Подаст - и посмотрим, что будет.

- Да я вообще не об этом. Поспокойнее надо с ним разговаривать и не хамить. Какой бы он там ни был, а он старше тебя раза три минимум.

- Некоторые остаются дураками всю жизнь. Так что же теперь, только за возраст уважать?

- Ой... ничего ты не понимаешь... Он же подкупит там всех... - сморщилась мама. - Связи небось везде. У него, наверное, какой-то свой интерес. Не могу поверить, что человек вот так просто хочет передвинуть "неправильный забор" без действительно веских причин.

- Пошел он в жопу со своими причинами... и личинусами своими. Ты видела, они нам весь сарай закидали какахами.

- Видела. - Мама вздохнула, глядя перед собой. - Все я видела.

***

Ксюша глубоко вдохнула и потянула палец к кнопке домофона. На мгновение замешкалась, как будто раздумывая, и, наверное, убежала бы, но нет - вдавила кнопку, закусив губу.

Дурацкая брынькающая мелодия. Гудок, еще гудок.

Если бы старушка, с которой Ксюша договорилась о встрече, что-то спросила, то девушка бы ушла. А так, дверь открылась, приглашая, и писк домофона ввинтился в череп.

Лестница дышала пылью и прохладой. Ксюша поднималась на ватных ногах, коленки слегка подрагивали. Кто-то заорал наверху, и эхо подхватило вопль. Ксюша вздрогнула, в желудке у нее заворочался ледяной слизняк.

Так иногда орал ОН. Ксюша давно не называла отца по имени даже мысленно. "Бабка-повитунья", как ее назвала Людка, жила на пятом этаже, и когда Ксюша проходила мимо одной из дверей на третьем, послышался щелчок.

Из квартиры вывалился мужик в рваных трусах и, выпучив на Ксюшу водянистые зенки, прохрипел:

- Доча, дай на опохмел соточку.

Ксюша побежала по ступенькам дальше, не обращая на него внимания, а мужика в квартиру принялась затаскивать баба с опухшим лицом и грязными волосами, сквозь желтизну которых проступали черные корни. Бабища тащила мужика за резинку трусов и приговаривала:

- А ну иди в стойло! Опять на площадке срать собрался?

Мужик булькал что-то неразборчивое.

На пятом этаже Ксюшу уже поджидала старушка. Маленькая и сухонькая, она походила на аккуратненькую мышку.

- Заходи, заходи, - "повитунья" буквально вдернула девушку в квартиру. - Жарко на улице? Да еще этот пух лётает! Дышать невозможно. Ты проходи пока в зал, присаживайся.

Ксюша кивнула. Разулась, прошла в зал. Ее немного ободрило то, что старушка не стала охать и ахать, мол "такая молодая" и так далее. Может, все будет именно так, как она хочет. Ей дадут отварчик, она его попьет и... все рассосется само собой.

Девушка как-то отдаленно, мимоходом подумала про экзамен, что надо готовиться, ибо два дня осталось. Тут же пришла мысль, что за нее это сделает другая девушка, та, которая заканчивает школу и готовится поступать на юриста.

В неожиданно прохладной комнате вовсю дул сплит. Странно, старушки обычно опасаются не то, что кондиционеров - открытых окон. Ксюша тихонько села в кожаное кресло с подлокотниками, не провалилась, что удивительно, и стала неуверенно озираться по сторонам.

Может и впрямь, к врачу сначала надо было?

Ксюша сидела в группе "Советов мне", и ее даже один раз опубликовали, притом быстро. Но никаких дельных советов по своему случаю Ксюша в комментариях не увидела. Только грязь, ругательства и насмешки, что не удивило.

"Знахарка" принесла поднос с кофейником и двумя миниатюрными чашечками и устроила на столике между креслами пришла и сразу жадно уставилась на Ксюшу.

- Ой, ну что вы... не нужно...

- Все бы вам молодым побыстрее. А ты выпей кофе и рассказывай, торопиться никуда не следует.

Ксюша задержала глаза на пыльном потолке. Он как-то не вязался с обстановкой, изо всех сил пытающейся произвести впечатление на гостя.

Ее просят рассказать, а она и сама ничего не знает. На потолке вдруг появилось лицо Антона, гротескное, бледное, с клочками паутины вместо бородки, и подмигнуло. Ксюша вздрогнула от резкого звяканья ложечки о чашку. "Знахарка" глядела на нее хищным взглядом и улыбалась, хотя глаза ее глядели холодно и безучастно.

- Девочка, ты будешь молчать? Эдак мы с тобой каши не сварим, - даже голос у старушки изменился. Ксюша кашлянула, наваждение спало. Ей на мгновение показалось, что морщины на лице ведуньи углубились, а кожа съежилась. Солнце проникло сквозь занавески, и иллюзия растворилась почти без остатка, только холодок в груди оставила.

- Мне нужно ваше средство. У меня проблемы... с беременностью... я беременна, - выпалила Ксюша и тут же покраснела.

- Понимаю, понимаю. Какая неделя?

- Вторая. Или уже третья.

- Отлично. А то, бывает, позже приходят, - "знахарка" отпила кофе. - Сколько тебе лет? Какие есть хронические заболевания? Какие лекарства принимаешь?

Вопросы посыпались из старушки, и Ксюша терпеливо на них отвечала, однако ей стало жарко, и слегка затошнило. Воздух в квартире сгустился и с трудом входил в легкие, несмотря на продолжающий работать сплит.

- Разве нельзя просто дать мне... ну, ваше снадобье?

У старушки округлились глаза.

- Девочка, ты меня за шарлатанку принимаешь? Ты что, как можно! Просто так я "снадобья" не раздаю!

- У меня есть деньги.

"Знахарка" затихла и поджала губы, будто бы обидчиво. Потом деловито сказала:

- Есть замечательное средство. Как раз на твою недельность. Пять тысяч и оно твое.

- Мне подруга сказала, что средство стоит три.

- Ну, подруга могла что угодно сказать. Может, у нее был более легкий случай. Может быть срок другой.

- Оно точно сработает? - прикусила губу девушка. - Не хочется просто так отдать деньги. Какие гарантии?

- Гарантии... Никто еще не жаловался, - сказала старушка таким тоном, что Ксюше стало не по себе. Вдруг те, кто не жаловался, умер? Так и не успев ничего предъявить этой бабуле?

- Так, денежки у тебя с собой, милейшая?

- Какие гарантии? - повторила Ксюша. Она даже не притронулась к кофе, и мельком глянув вниз, увидела отражение своего лица в чашке. Она тут же подняла взгляд, поскольку собственное отражение до жути походило на девочку из "Звонка".

- Тут больше от организма зависит. Если вдруг не получится, придешь ко мне и будем думать. Самое безобидное средство, в общем-то, и я готова уступить его, как и твоей подруге, за три тысячи. А уж поможет оно или нет - кто знает, девочка моя...

***

ГЛАВА 9

Тема корпел над презентацией, но Ксюша никак не лезла из головы. Он обновлял страничку "вк", но надпись "была в сети вчера" не исчезала.

Может быть, она сидит с невидимки? Несмотря на то, что их убрали - официально - приложения-то есть всякие.

Что же ей написать? "Привет, как дела?". Только не это. Его и самого тошнит, когда кто-то из знакомых пишет эту дичь. А потом еще "что делаешь?"

Ладно. Как тогда начать разговор?

Тема свернул браузер, вновь занялся презентацией, но сосредоточиться никак не мог, и даже мысли о грядущем куше его не особенно грели. Разве это все не фигня? Да миллионы раздаются, это не обман, но... сколько там проектов, сколько там людей. Вряд ли получится выиграть, а если и получится, то могут не дать денег, потому что несовершеннолетние.

Впрочем, так всегда и бывает. Никому неизвестные люди становятся великими учеными, актерами, писателями. Если бы им все разложили с самого начала...

Про возраст ничего не сказано. Впрочем, Хика уже давно покупает себе алкашку в магазине, демонстрируя паспорт, а они с Серго и вовсе не при делах. Так, за компанию. Тема подумал про биткоин, его стремительный рост. Вот если бы вернуться на пару лет назад... Мысли плавно перетекли к тому, что если Хика выиграет миллион, то он просто обязан приобрести себе хотя бы один биткоин. А когда состояние удвоится или утроится, Хика выплатит Теме комиссию... эх... мечты.

Он вдруг понял, что без толку крутит колесико мышки, работа над презентацией стоит на месте, а все потому, что он думает о Ксюше и боится ей написать.

Ну вот опять ее страница. На аватарке девушка стоит спиной, длинные волосы прикрывают плечи, виден кусочек зеленого парка. С ненавязчивыми фильтрами, понятное дело. Смотрится хорошо.

Личка открыта - ей, наверное, сотни пацанов пишут.

Ну да ладно. Добавит же. Должна добавить!

Открыто окно диалога и сердце колотится. Тема облизнул губы и подавил желание закрыть "Хром". Это же не улица, даже подходить не надо. И что-нибудь ненавязчивое написать. Шутку из паблоса? НЕТ.

ПРИВЕТ, КАК ДЕЛА?))

И сразу щелкнула под указательным пальцем клавиша "Backspace".

Он закрыл глаза, задумался на мгновение, потом припал к клавиатуре.

"Привет, мы вместе сдавали матешу и ты мне понравилась"

Нет, как-то по-другому. Зачем начинать общение с хреновых воспоминаний об экзамене?

Тема стер со лба пот. Почему так сложно?

"Хеллоу, вот бы жирика в президенты. Тогда они точно закусили бы с Трампом, началась бы война и нам не пришлось сдавать экзменыю"

И смайлик.

Нет. ЧУШЬ!

Но уже нажал "Enter"

Хорошо, что она не в сети. И с опечатками отправил. Вот и все, конец. Он сам все испортил.

Тут же к щекам прилила кровь, и захотелось, чтоб наступили каникулы. Он откинулся на спинку стула, опять смахнул пот со лба. Может быть, она и ответит. Тема подавил желание отозвать заявку в друзья. Она ведь даже не заходила, так что... да он ничего не теряет. Подумаешь, отошьет телка! Что тут такого?

Парень вернулся к презентации, бормоча что-то под нос, погрузился в работу. Написал годный на первый взгляд текст, скачал картинок с хостинга - Хика скинул пароль от платного аккаунта. Потом увидел пару ошибок, выправил их. Вдруг появилась легкость: все равно никакого прибора не будет. Чего он переживает? Даже если и будет прибор, на конкурсе все места куплены, никто не станет звать туда левых людей. Поэтому заморачиваться с презентацией особо не стоит, лишь выполнить ее так, чтоб не совсем стремно было.

Потом сходил на кухню, заварил кофе. Мама смотрела очередной сериал, из ее комнаты телевизор заливал синими огоньками коридор.

Когда Тема вновь сел за комп, он увидел подмигивающую вкладку браузера внизу экрана.

Сердце тут же заколотилось.

"2 новых сообщен.."

Протолкнув по пересохшему горлу комок, Тема двинул мышку вспотевшей ладонью.

"Привет. Ну да. Задолбала учеба))"

Тема смотрел на сообщения, и на движущийся карандашик.

"А я тебя помню

на вас еще эта бабка наехала, в очках карга"

Тема облизнул губы. Потом бросился в кресло и настрочил еще одно сообщение, чувствуя, как в груди зреет приятное предвкушение неизвестного. Комочек покалывал изнутри, грел, но вместе с тем пацану вдруг сильно захотелось в туалет.

Что теперь еще ответить, помимо смайликов? А может, и их много? И когда, получается, можно приглашать на свидание? Нет, ну пока рано, нужно хотя бы сегодня попереписываться, может быть Ксюша чисто из вежливости написала.

Но не черный список - уже хорошо. Он у нее в друзьях, это уже победа.

Шикарно, чего уж там. Особенно если вспомнить, какая у него говеная ава. А вдруг это как раз плохой знак? Ну, ава говеная, и поэтому они как бы просто... общаются? Ксюша не рассматривает его как... парня. Как вообще девушки, сразу оценивают или потом, по каким параметрам? У парней все проще: увидел - захотел.

Тема вспомнил то ли совет чей-то, то ли статью, что с девушкой нужно общаться просто так, не думая о чем-то большем. Непринужденно. Если думать об отношениях, то где-то обязательно ступишь, или будешь слова подбирать, и будешь выглядеть неестественно.

В смежном диалоге писал Серго, он просил подойти завтра с утра и помочь. С чем? "С одним говном" - и тупые смайлики какашек. Теме было не до товарища, естественно.

"В кино новые Пираты Карибского моря идут, смотрела?"

"Неа"

Тема подождал немного, карандашик перестанет мелькать, но Ксюша ничего больше не добавила. Он пошел попить воды, вернулся, увидел недопитый кофе. Подождал еще немного и опрокинул в себя остатки из кружки.

Подождал еще немного. Опять захотел в туалет.

Ксюша ничего больше не писала, как будто бы это "Неа" было ответом на все его мечты и желания.

Была в сети семь минут назад.

...десять минут назад

...двадцать минут назад.

"Лааан, спокойной ночи", - отписал Тема и закрыл вкладку. На душе тут же стало фигово. Хотя что, у нее не могли выключить свет, например? А может быть, она сейчас зашла обратно?

Он опять открыл "вконтакте", посидел еще немного, посмотрел пару видео на "Ютубе", отметил, что ему почему-то даже неохота играть ни в CS:GO, ни в танчики, ни во что.

Тема выключил компьютер, постелил кровать, лег и выключил свет.

Вот сейчас уснуть бы еще сразу, не размышляя о всяком до трех ночи. Где-то он слышал, что нужно просто ни о чем не думать, прекратить внутренний диалог, тогда получится заснуть. Но как это возможно - не думать?

Щелкнула и открылась дверь:

- Тем? Ты тут?

- Ммм?

- Спать лег, что ли? - прошептала мама.

- Ага.

- Чего так рано? Не заболел?

- Уже половина двенадцатого, - пробурчал Тема.

- Дак ты до часу всегда сидишь... Ладно, спи, - она тихонько прикрыла дверь.

Тема поворочался еще немного, думая о том, какая мама странная - не угодишь ей. То поздно, то рано. Все женщины странные, так или иначе. Не поймешь их.

***

Утром Тема был у Серго. Он разбудил его звонком в девять утра и Тема долго не мог понять, откуда идет треклятая мелодия, а потом столкнул мобильник со спинки дивана и тот глухо ударился о ковер. Через пару минут снова заиграл, Тема выругался, ответил на звонок, не глядя, и чуть было не послал товарища. Так хотелось спать, будто на дворе было часов пять, самое позднее.

- Ну, вчера ж кричал, что придешь, поможешь, - бурчал Серго. - У меня тут уже движуха полным ходом, пока не так жарко.

- Ладно... Жди, короче.

- Давай. Ток не тяни, братан.

И вот теперь Тема зажимал нос и морщился, глядя на друга. Тот лишь хихикал и пожимал плечами:

- Я ж тебе говорил, что говно, гхыы!

- Блин, я думал ты так - ну просто. Не в прямом смысле.

- Ты ж знаешь моего батю, - подмигнул Серго.

Как по заказу вышел сам дядя Валера, почесывая волосатую грудь.

- Здорово, - протянул он крепкую сухую ладонь Теме. - Как жизнь молодая?

- Нормально, - кивнул Тема.

- Короче, работаем от забора и до толкана, - крякнул дядя Валера, похохатывая. - Там выкапываем, - он ткнул пальцем с желтоватым ногтем в забор, - и засыпаем. Ваа-просы?

Пацаны переглянулись и вздохнули.

- Вот и красавчики, - мужчина кивнул, и уже собрался было уходить, почесывая задницу, а потом развернулся: - Напоследок - житейская мудрость. Пехайте все, что шевелится, авось подкинет бог хорошенькую девчонку!

Он посмеялся этой "житейской мудрости" и ушел.

Тема покрутил в руках лопату.

- Там типа, новый забор... фу, как же воняет, - Тема помахал перед лицом ладонью. - Жесть как фонит.

- Ну, это ж толкан. Там осталось чутка. Да ты батю не слушай, это вообще не его инициатива. Ты ж его знаешь. Так что он может какую угодно чушь нести.

- Дак чего вы его не засыпали раньше? - Тема потянулся и зевнул. Солнце уже хорошенько так припекало плечи и шею.

- Да мы хотели. Разрушили толчок - батя сам тут тусовал, и вот, стало вонять. Он грит, типа там говна не так уж много, можно засыпать землей, типа чтоб не тратиться. ты не боись, мама нам по пятихатику выплатит...

Тема пожал плечами. В общем-то, все равно бы сейчас хренью страдал, лучше уж так. Презентация подождет, а Ксюша... о ней лучше и не вспоминать. Сегодня не заходила в сеть.

- Начинаем упражнения, - Серго ткнул лопатой землю. Тема подошел к забору и тоже принялся копать. Какое-то время они работали молча, вспотели, покраснели. Потом Серго спросил:

- Презентацию делал?

- Так... туда-сюда.

- Понятно. Мне кажется, что фигня все это, - он сдул повисшую на носу капельку пота. - Кому нужны, как их... осознанные сновидения? И вообще, Хика какой-то шизанутый. Придумал чушь.

- Попытка не пытка, - подошва Теминого кеда соскользнула и он чуть не въехал глазом в черенок лопаты. - Тем более, он же говорил, что осозанные сны - не главное. Мы еще переписывались, он хочет, чтоб этот его... шлем или пояс, как правильно... Короче, прибор будет усиливать концентрацию внимания, позитивно влиять на память. Типа, его можно будет продавать тем людям, которые все время в напряжении. Брокерам, финансистам, профессиональным геймерам.

- Кто такие брокеры?

- Которые на бирже играют. Ну, форекс там...

- Ааа, понятно, - лопата Серго звякнула о камень. - Ну а я все равно считаю, что лучше даже и не тратить время на это. Лето быстро проходит, надо хотя бы какие-нибудь деньги заработать, так что лучше на строечку пойти. Оно, конечно, работа не легкая, но деньги ведь и должны трудом зарабатываться. Зато сто процентов бабки будут. Ты же сам говорил, что телки на машину клюют. Вот, купим корыто, "шестерочку" и будем цеплять чик.

- А чье оно будет, корыто? Плюс, про армию ты не забыл? Если получится с прибором, думаю, Хика тебе выделит денег на военный билет.

- Да ну... Я-то здоровый, наверное, не получится откупиться. Слушай, а ты сам что? По армии?

- Я ничего. Поступлю, будет отсрочка. Главное, поступить. Там уже зацеплюсь, - Тема остановился, стирая со лба пот. Жаркий день все сильнее наваливался на плечи тяжестью, Тема с удовольствием бы сейчас нырнул в прохладную речку. На мгновение он даже почувствовал, что будто бы плывет, подхваченный прохладным течением.

- Короче, фигня. Надо на стройку идти, если деньги нужны. Человек должен трудиться. Да и знаешь, вот мне приятнее получить деньги, когда я честно их заработал, - сказал Серго.

- Это ты просто придумываешь всякую дичь, чтоб не так ломало на стройке корячиться, - буркнул Тема. - Предложи тебе кто-то миллион, ты ведь не откажешься? Кирпичи таскать или вот это, - парень потыкал лопатой в свежевырытый холмик земли, - всегда успеешь. А какую-нибудь эдакую тему сотворить... Можно всегда откладывать и так ни к чему и не прийти в итоге. Потому что еще ничего не ясно, получится или нет. Но есть минимальные шансы. А если ничего не делать, то сто процентов ничего и не будет. Понял?

Серго посопел немного. Видно было, хочет добавить что-то еще. Но не решается.

Тема же копал и думал уже про Ксюшу. Для него и этот-то разговор проходил отстраненно.

- Приколи? - сказал Серго.

- А? Что?

- Ты не слушаешь, что ли? Малая у меня ноет в комнате, почти не разговаривает, не ест. У нее подружка там самовыпилилась. Мать перепуганная... ну подружка - так, знакомая. Но все равно. Хотя подружка эта просто шкура, тусила со всеми подряд. Не особо я удивлен, что она решила выйти на улицу через окно девятого этажа.

Тема покивал, потом глянул на небо. Солнце продолжало светить и припекало еще сильней. Слегка пульсировали появившиеся мозоли на ладонях.

- Дебилы они, - продолжал Серго. - Уже из-за шавухи и дошика можно жить на этом свете. И ради вписочек, а? Просто до этого Катя тоже там вены резала в ванной, когда рассталась с каким-то лошком... "Я его так любиииила", - усмехнулся Серго. - Фигня полная. Такой додик еще... Если бы не сестра, так я его с одного удара в астрал бы отправил, гхы. Она сказала, чтоб не трогал. Да и слава богу, чтоб свалил, никогда он мне не нравился.

- Понятно.

- Ты чего-то мутный сегодня. Не выспался что ли?

- Типа того, - Тема подошел к дырке толчка и заглянул вниз, попробовал подошвой скрипящие доски. Внизу ровно жужжали мухи, громко и назойливо. Одна, жирная и тяжелая, ткнулась Теме в щеку. и его затошнило от одной только мысли, где эта тварь копошилась секунду назад.

В такой туалет он бы точно ходить не стал. Почему его не засыпали раньше? Тема скривился и помахал перед лицом рукой. Мысль о деньгах не очень-то прельщала.

- Блин, мухи... Слышишь? Офигеть, чем они двигают, чтоб так жужжали? Крыльями?

- Не знаю.

- Что-то слишком уж громко, - пробормотал Тема и закашлялся: - Как ты тут копаешь?

- Да я ж почти не ощущаю запахи, - сказал Серго. - Разве ты не помнишь?

- Нет. Как так?

- Да я сто раз тебе говорил, что сильные только запахи чувствую, резкие... Ну, спирта там или еще чего. Так что у меня встроенный противогаз, - расплылся в улыбке Серго.

- Писец, да быть такого не может. Не чувствуешь этой сраной вони?!

- Ага. Не тебе ж одному иметь сверхспособности. Как твой шрам, давно не зудел, кстати? Все хотел спросить и забываю. Он не может предсказать, повезет Хике с прибором или нет?

- Не может... - пробурчал Тема. - Так вот... блин, так нечестно!

- У бати противогаз есть. Если хочешь, могу притащить, - он разогнул спину, упершись в поясницу ладонью, и поморщился. Его широкое простое лицо с косой улыбкой блестело от пота. Серго подошел к толчку, и тоже попробовал доску, потом заглянул. - Видишь? Оно, конечно, есть и минусы. Запаха картохи жареной или свежезаваренного "дошика", не чувствую, как цветы пахнут - ну, маме на днюху дарю, а сам без понятия.

- Так оно даже лучше. В мире больше дерьмовых запахов, чем приятных, поверь.

- Так и я тоже... - слова Серго потонули в яростном жужжании. Он вдруг вскрикнул, взмахнул рукой, жужжание стало совсем уж неистовым. Сухие доски затрещали.

Серго просто исчез. Потом послышалось смачное "ЧАВК!".

ГЛАВА 10

Тема застыл, глядя на черный зев туалета. Дверной проем представлялся кривым ртом, широко открытым в беззвучном хохоте.

- Серго? - просипел Тема, потом рванул чуть вперед и крикнул: - ТЫ ЖИВОЙ?

- Б...ь! - раздалось в ответ. - С-сука... Пи....ц! Это же... О...ТЬ!

- Поня-ятно, - пробормотал Тема и его неожиданно разобрал смех. Потом послышалось бульканье, как будто чей-то желудок заупрямился переваривать шаурму.

- ЧО ТЫ ТАМ РЖЕШЬ, ДЕБИЛ! ПОМОГИ МНЕ ВЫЛЕЗТИ!

Тема согнулся пополам, выронив лопату, и ржал так, что у него закружилась голова. Он уже не слышал мата и проклятий друга, и никак не мог прекратить истерику. По щекам текли слезы, воздуха не хватало, лицо покраснело.

Потом его кто-то тронул за плечо, и Тема вздрогнул, но продолжил хохотать.

- Вы чо, курнули тут что ли? - расплылся в улыбке батя Серго. - Эт самое... поделитесь, а? А то что-то скучно мне живется. Или это от говна? - нахмурился он и тоже загоготал. - Во забористый навоз!

Тема упал на колени и застучал ладонью по земле.

- ХАРЕ УЖЕ, Я ЗАДЫХАЮСЬ БББААААТЬ!

- Кто это?! - мужчина аж подскочил, оглядываясь по сторонам. Тема продолжал корчиться, батя заглянул в дыру туалета и присвистнул: - Ебтить, вот это нафиг... Серега! Ты... ЗА ЖЕМЧУГОМ НЫРНУЛ?!

Батя опять заржал, хлопая себя ладонью по коленке. Потом куда-то побежал, вернулся с деревянной лестницей, мотком веревки и противогазом.

За ним бежала сестра Серго, Катя, в рваной черной маечкес надписью "So cool". Под маечкой пружинисто подпрыгивали груди, а на лице красовался толстый слой тоналки, видимо скрывающий свежие прыщи. Хотя она училась в десятом, сейчас она выглядела старше брата.

- Какой там уровень? - проорал батя. - Серж?!

Катя тут же прыснула. Тема уже отсмеялся и чувствовал легкий стыд. Он смахнул слезы и подошел к толкану, думая о том, что сейчас все они могут целиком уйти под землю. Вот тогда смеху будет еще больше.

- Чуть выше колен, - отозвался Серго.

- Нормал, тогда я тебе лестницу спускаю.

- БЫСТРЕЕ ДАВАЙ!

- Ща, не ори. А то там оставим.

Батя Серго лишь головой покачал, опуская лестницу. Веревка бесполезной змеей лежала тут же, рядом с холмиком уже подсыхающей земли.

- Заставь дурака богу... эх... молиться... так он в говне поплавает. Ну и вонища...

- Ба-аать... - голос Серго, низкий и глухой, как будто доносился из другого измерения. - Стой на месте...

- Чего? Тебе понравилось там, что ли?

- Да погоди ты. Я ж не это... меня оса укусила.

- Какая в жопу оса, - протянул батя, почесывая макушку.

- Слышите? - подняла палец Катя.

Тема и батя замерли, глядя друг на друга. Подул ветерок и листья зашелестели, однако четко слышался ровный гул. Жужжание.

- Так это... мухи же?

- Осы, - отозвался из другого измерения Серго. - Тут висит такая херь... Типа, как матерчатый мешок, с сотами. И они тут ползают, летают...

- Ты там только не суетись, Сереж, - батя смахнул с посерьезневшего лица пот. - Только не суетись.

- Нормально, только... не суетитесь. И лучше отойдите.

Тема и Катя попятились, на лицах их уже не было и тени веселья. Батя так и остался стоять, с напряженной спиной, замерев в одной позе.

Пару секунд напряженных ожиданий.

Жужжание то усиливалось, то ослабевало. Следом послышалось кряхтение. Из черного зева сортирной дыры показался Коричневый человек. Тема вспомнил про чудище, вроде из мультика про Скуби-Ду - огромная фигура, по которой все время текли струящиеся грязевые потоки.

Только мультяшный монстр, в отличие от Серго, не матерился и не издавал таких зловоний.

Вокруг него кружили осы. Сначала три-четыре, потом все больше и больше. Серго сначала отмахивался, сохраняя спокойствие, а потом побежал по двору, теряя по пути куски дерьма. Не глядя он влетел в белоснежные пододеяльники и простынки, веревка оборвалась, другие вещи упали в пыль. Остатки сортира вибрировали от жужжания, будто готовясь взлететь или разорваться на куски.

Тема и Катя ржали, батя что-то орал, потом из дому вышла мама Серго, протирая полотенцем тарелку. Она молча, с удивлением смотрела на нечто, бегающее по огороду, а потом заорала:

- Ты мне помидоры все потопчешь! Дурак что ли?!

Потом она увидела белье. Тарелка выпала у нее из рук и разлетелась осколками. Сверху их прикрыло полотенце.

Осы метались вокруг будочки, которую, видимо, уже давно считали своим домом. Тема и Катя, поддерживая друг друга, по большой дуге обогнули толчок и встали под навесом. Осы от Серго отстали, хотя по правде сказать, они не очень-то его и преследовали. Женщина подняла полотенце, замахнулась на Серго, так что тот шарахнулся в сторону, и чуть не упал в смородину.

- Что происходит? Что вы тут устроили, Валер?!

- Да я тут причем, - оправдывался батя. - Серега провалился в какашки, а там осиное гнездо.

- А тебе, я вижу, и самому очень весело? - сжала она губы в тонкую нить. - Ну ладно, веселись. Дебилоиды.

Она ушла в дом. Про белье ничего не сказала, осколки тарелки не собрала. Серго стоял с поникшим лицом.

- Да, братец... - протянул батя и Теме даже стало удивительно, что он его не ругает. - Что ж с тобой теперь делать? Ладно, ты хоть веник возьми, подмети это самое... белье... нет, какой там, тебя ж отмыть сначала надо!

- Со шланга давайте, - предложила Катя.

- Прекрасная идея, - поморщился батя. - Только давайте, где-нибудь подальше от хаты, за сараем. Сами там управьтесь как-нибудь. А я пока белье соберу.

Катя снова захихикала и показала телефон.

- Ты... отдай! - Серго протянул руку, но Катя отбежала на безопасное расстояние и оказала язык.

- Ты сфоткала меня? - прорычал Серго.

- Нет, ты чего! - Катя округлила глаза и картинно захлопала ресницами. - Мой брат упал в толчок с говном, а я стала бы фоткать? Я записала на видео!

Серго зарычал еще громче и бросился за ней. Девчонка захохотала и побежала по дорожке, ныряя за ветви яблонь. Он уже почти догнал ее, но она перепрыгнула через полупустую бочку с дождевой водой, как через козла и, скалясь, заявила:

- Стоять! Если двинешься, я закину это в беседу класса.

Тема смотрел на нее, думая, что Катя шутит. Какой смысл позорить брата? Но в глазах у нее сверкали ненависть и торжество.

- Угу, попробуй. Ты у меня потом сама в говне искупаешься, - Серго стоял по другую сторону бочки, буравя взглядом сестру. На его лице уже подсохла коричневая корочка, а сосульки волос облепили лоб.

- Я сказала, стой на месте. Вот! Ты в одном таче от позора, понял? Теперь будешь делать то, что я скажу. Во-первых, ты мне должен денег. Во-вторых, если ты еще, хотя бы один раз...

Серго рывком перевернул бочку, одновременно прыгнул на сестру и сбил ее, по-регбийному. Телефон вылетел из рук Кати и они вдвоем упали и Тема даже поморщился, когда Серго всем телом упал на девчонку, видя как дернулась на тоненькой шее голова. Серго ее прямо в грязь впечатал.

- Я ТЕБЕ.... ЕБ... ТЫ ВООБЩЕ ЧТО ЛИ, ВООБЩЕ?! УЙДИ ОТ МЕНЯ, УРОД!

Серго тем временем вскочил, в поисках телефона. Катя продолжала материться, размазывая грязь и по лицу и по майке, а Серго подхватил телефон с победоносным видом.

- Поменьше болтай, сестренка, - оскалился он, глядя то на Катю, то на экран телефона. - Мы же не в комиксе, а ты не... - улыбка вдруг сползла с его лица. Он глядел на экран, потом поднял голову. Таких глаз у друга Тема никогда не видел. Даже когда они убегали от цыган, после истории с чокопайкой. Даже когда убегали от ментов, после истории с капотом ментовского "бобика".

- КОЗЕЛ! Да я...

- Заткнись, - тихо сказал Серго, и Катин голос как будто ножницами отсекло. - Оно отправилось.