Дополненная реальность (СИ) (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Соболевский Павел
Дополненная реальность



ДОПОЛНЕННАЯ РЕАЛЬНОСТЬ



Аннотация:

На Земле разразилась война. Третье мировая. Чудовищное оружие стирает с карты страны и целые континенты. Сверхмощные бомбы растапливают ледники, рушат горы и выворачивают наизнанку земную кору. Жуткие монстры бесчинствуют на планете и глумятся над человечеством.

Кто победит в войне?! Или не победит никто? И тогда война перенесётся с Земли на просторы галактики. Война, которая, возможно, вовсе и не война. Третья, Четвёртая или даже Пятая Мировая. Война, в которой люди стоят в одном строю с инопланетянами. На просторах галактики, всей вселенной, в параллельных мирах и других измерениях. Кто же всё-таки победит? Или, как часто бывает в шахматах, случится гроссмейстерская ничья?!


Глава первая.


Охота на покемонов со временем

эволюционирует. Дополненная реальность

перемешается с жизнью и перестанет быть

развлечением для бездельников.

И вот тогда начнётся самое интересное!


- К доске сегодня пойдёт... - учитель истории водил авторучкой вдоль списка фамилий в классном журнале, изучая их поверх очков с гипнотической проницательностью. Сверху вниз, и обратно вверх. Он зациклился на одной фразе, повторяя её, как злой колдун любимое заклинание: - К доске сегодня пойдёт...

Минуты ожидания растягивались в бесконечность, создавая в классе атмосферу "трясущихся рук и раздувшихся мочевых пузырей". Мы все как один скукожились и застыли за деревянными партами ядовито-зелёного цвета, боясь неосторожным движением навлечь на себя участь случайной жертвы. Внутреннее напряжение закупорило уши как пластилин, а от вспотевших ладоней и учительской лысины явственно поднимались клубы пара. И даже косички завзятой зубрилки и отличницы Маринки Трусовой поникли под тяжестью непомерного ожидания.

- Быстров! - ручка над списком фамилий остановилась как вынесенный приговор. Класс облегчённо выдохнул в едином дружном порыве. Не выдохнул от облегчения я один.

Юрий Сигизмундович, за глаза именуемый Рюриком, строго смотрел на меня поверх очков. С видом каторжника на непосильных работах я выбрался из-за парты и обречённо побрёл к доске с трагически опущенной головой.

- Темой домашнего задания была Битва на Куликовом поле, - канючил зловредный Рюрик. - Быстров нам о ней сейчас расскажет.

Я взглядом поискал сочувствия и поддержки у одноклассников, но не найдя ни того ни другого печально шмыгнул носом. Помял языком во рту и, не придумав ни одного слова, шмыгнул носом второй раз.

- Мы ждём, Быстров! Или ты не учил?

- Учил я. Учил, - промямлил я бессовестное враньё, популярное среди тех, кого вызывают к доске и избитое, как заезженная пластинка.

На самом деле в последнюю пару дней мне было совсем не до истории. Да и до этого, по правде сказать, было тоже не до неё. В мире творится такое, что волосы под мышками шевелятся, а тут какая-то Куликовская битва. Кому вообще она интересна - скучная средневековая заваруха на копьях и булавах, без бластеров и гипербомб? Тем более, что мазиаки и цефалиды участия в ней не принимали. В те тёмные времена, существовавшие исключительно в школьных учебниках, не было даже интернета!

Я нисколько не сомневался, что истории на самом деле не было вообще. Эту высосанную из пальца науку придумали исключительно для издевательства над школьниками. Люди жили себе и жили не заморачиваясь много веков, пока какой-то заумный зануда в очках с телескопическими линзами искажающими взгляд на мир, не додумался ввести систему образования.

- Мы слушаем тебя, Быстров! - опять затрындел приставучий Рюрик, отвлекая меня от внутренней философии. И я произнёс с болью в голосе, то, что бередило душу:

- В городе высадился американский десант! Об этом сообщили только что в новостях! - В подтверждение своих слов я выудил из кармана планшет и повернул экраном к классу.

Длинноногая блондинка на заставке новостной страницы, широко открыв рот спасалась бегством. Её перепугал солдат в камуфляже, с лицом размалёванным чёрными полосами на менер американских спецназовцев. Он водил автоматом из стороны в сторону, угрожая открыть огонь.

Никто из одноклассников и не подумал надо мной смеяться. Я не увидел даже улыбок. На лицах застыли серьёзные выражения: озабоченность и тревога за судьбу страны. Они молодцы, мои одноклассники, настоящие россияне и патриоты! Даже наши девчонки, когда парни рубятся в баскетбол класс на класс с параллельным девятым-Б, визжат, болея за нас, словно мы корову проигрываем. А когда побеждаем, поощрительно пританцовывают, почти как настоящие "черлидерс".

- Боевые действия идут по всему Подмосковью, - пересказывал я свежую сводку Росинформ бюро. - Мытищи, Балашиха и Люберцы оккупированы врагом. На севере линия фронта протянулась по МКАДу, на южном направлении наша оборона прорвана. В Замоскворечье и Хамовниках ожесточённые бои. Передовые вражеские подразделения глубоко вклинились в наши тылы.

- О чём только думают генералы в генштабе?! - вспыхнул Рюрик и, забыв про тему урока, с возмущением вспомнил войну восемьсот двенадцатого года и позорное бегство Наполеона. Потом зачем-то приплёл туда же танковое сражение на Халхин-Голе и лихую чапаевскую конницу.

Мы слушали его с открытыми ртами и были только этому рады - сорок отведённых на урок минут тихой сапой улетучивались в никуда.

- Вот где были стратеги! Нынешние полководцы не ровня Кутузову! - Распалялся Рюрик, козыряя ораторским красноречием. - Про противовоздушную оборону я вообще молчу! Она никуда не годится! Позволить свалиться десанту врага прямо на нашу голову...

Рюрик разгорячился, если не сказать закипел. Указка в его руке ожесточённо тыкала в карту истории шестнадцатого века, увязнув где-то на территории Речи Посполитая. Как будто обвиняя в недееспособности отечественных ПВО исключительно поляков и литовцев времён позднего средневековья.

- Министры-силовики совсем не думают о модернизации вооружений! - фыркнул он и посмотрел на портрет Крузенштерна, который с ним безоговорочно соглашался, судя по озабоченному выражению.

- На помощь столице выдвинулись третья спецбригада быстрого реагирования, гвардия истребительной авиации, бронетанковые полки московского военного округа и авиационно-ракетные части стратегического резерва, - прочёл я последние новости с фронта.

- Мы должны отстоять Москву! - голосом бывалого полководца ораторствовал Рюрик. - У нас мощные подразделения подавления десантных групп. Уверен, мы разобьём врага! Минобороны примет решительные меры, и победа будет одержана! Полная и безоговорочная, в самое ближайшее время!

- Но и роль ополчения преуменьшать нельзя! - вклинился я с энтузиазмом.

В руках одноклассников, как по команде, появилось оружие. Вооружён оказался весь класс, даже девчонки достали какие-то пукалки доисторического формата. Стать героями сопротивления не терпелось всем. В кои-то веки подвернулся шанс от души пострелять в ненавистных империалистов и всыпать им по первое число, отомстив за коварство в "сирийском вопросе" и лоббирование мировых цен на энергоресурсы.

- Отставить оружие! - скомандовал Рюрик по-военному строго и сделал лицо твёрдым и волевым. К такому выражению и монументальной позе ему в самый раз подошла бы генеральская форма.

Я как наяву представил Рюрика в фуражке и кителе, отяжелевшем от боевых орденов на широкой победоносной груди... Но голос его развеял магию: - Все войны после уроков! Третья Мировая никуда не денется, ещё успеете навоеваться! А сейчас Быстров расскажет нам о Куликовской битве!

На этом военный совет закончился. Рюрик строго зыркнул на меня из-под очков, и китель с фуражкой развеялись. Я стоял перед классом жалкий и съёжившийся. Перспектива двойки в дневнике принимала всё более явственные очертания.


Прозвенел звонок с последнего урока, и учёба на сегодня закончилась. Настало время выйти на улицу и увидеть собственными глазами все те немыслимые бесчинства, о которых трубят в новостях.

Мы с Васечкиным вылетели из школы опередив всех, воинственно размахивая портфелями и сменной обувью. И в первый момент действительно остолбенели - на улице творилась жуткая жуть. Монстры самых разнообразных обличий хозяйничали в городе, употребляя в пищу беспечно гуляющих горожан. Исполинские обезьяны, рептилии и анаконды из голливудских блокбастеров громоподобно ревели, шипели и фыркали тут и там. Глумясь над привычной жизнью и здравым смыслом, они проглатывали граждан целиком и выплёвывали косточки как шелуху от семечек. Зомби, оборотни и вампиры за ними не отставали, хотя питаться предпочитали меньшими порциями. Зигзагообразные зелёные змеи размером с африканского аллигатора обедали исключительно первоклашками, не брезгуя, впрочем, и породистыми собаками. Гигантский рычащий лев с заставки кинокомпании "Коламбия Пикчерз", обёрнутый в звёзднополосатый американский флаг перекусывал бетонные столбы пополам и сносил головой таунхаусы.

Не готовых к военным действиям мирных жителей монстры проглатывали прежде всего. Мы кричали им, предупреждая о грозящей опасности, но никого не успевали спасти. Горожане беспечно шагали по своим делам, ни о чём не подозревая, и попадали прямиком в лапы чудовищ.

К примеру, как эти двое влюблённых, гулявших в сторону аптеки за "Durex Dual extase" - ускоряет её, замедляет его "по принципу работы подшипника". Они мечтательно держались за руки и не сводили друг с друга глаз. И вскоре сблизились бы "как никогда прежде", но вставший на пути голодный тиранозавр сорвал их романтические ожидания. Он поддел влюблённую парочку лягушечьей лапой, сложил в прожорливую пасть брыкающимся бутербродом и стрескал за обе щёки. Это походило на изощрённое издевательство, глумление над светлыми идеалами и чистотой первой любви. В сравнении с трагичностью их финала Ромео и Джульетта показались мне в эту минуту счастливчиками не познавшими подлости и коварства.

Третья Мировая шла вторую неделю, но не все до сих пор прониклись серьёзностью к ней. Обычные люди чересчур легкомысленны и беспечны, они относятся к боевым действиям за окном, как к восьмому айфону или трёхмерному принтеру. Им кажется, они по-тихому отсидятся дома, и война обойдёт их стороной.

И только школьники все как один не струсили в лихую годину! Зашита Родины - священный долг каждого гражданина, и мы пошли за неё сражаться! Мы, русские, никогда не сдавались, каким бы непобедимым ни казался враг. "Ни шагу назад!", "За нами Москва!", "Умрём, но враг не пройдёт!" - так провозгласил маршал Жуков в горячем патриотическом ролике выложенном на днях в ютубе.

Те дальновидные из сограждан, кто всё-таки вооружился, вели огонь из всех образцов оружия. Из пистолетов, автоматов, огнемётов и гранатомётов. А кто-то даже приволок гаубицу, взятую взаймы на время боевых действий со складов росвооружения. Регулярная армия уже подходила к Москве, но пока здесь были только мы - бойцы народного сопротивления.

Мы с Васечкиным палили из бластеров и прятались в подворотнях. До тех пор, пока его не слопали на моих глазах. Огромная тварь похожая на Осьминога Пауля с рекламной заставки букмекерской конторы "Фонбет" загнала его в угол, скрутила щупальцами и закинула в глубокую глотку, пока тот беспомощно сучил ногами в найковских кроссовках. А я тем временем осатанело палил из бластера, пытаясь пробить бронированную осьминожью шкуру и спасти одноклассника.

На другой стороне переулка вели ожесточённый огонь по вражеским монстрам старушка и старичок, каждому лет за восемьдесят. Они мирно прогуливались по улице, вспоминая времена правления Керенского, но тут на беду им повстречался "Осьминог Пауль" с торчащими из пасти ногами Васечкина. Старушка ловко выудила из авоськи громоздкую автопушку и открыла огонь из вращающегося многоствольного дула.

Я в это время выстрелил в крадущегося за их спинами тиградзиллу, который разинул пасть, чтобы ими перекусить. Но и старушка не спасовала, она крутанулась на месте с проворством балерины в отставке и угостила коварного тиградзиллу убойной очередью.

Эти двое спаслись, но всё-таки ненадолго. Спикировавший с небес зверодактиль зацепил их когтистой лапой и вознёс в небеса, унося добычу подальше от возможных прожорливых конкурентов, словно голубь непроглатываемый ломоть батона. Я с сердечной скорбью посмотрел им вслед и даже вспомнил мотив из песни "Лебединая верность".

Но особенно горевать было некогда, я заставил себя собраться и шевелить батонами, чтобы тоже не оказаться в роли обеда. Мне было не до геройств и подвигов, ведь враг был в численном большинстве. Я прятался, постреливал из безопасных мест и высматривал пути для бегства.

Возле станции метро "Кузнецкий Мост" есть сквер и памятники. Я промчался со всех ног по Рождественке мимо ресторана "Сакура", нырнул под арку и прошмыгнул в проходной двор.

Звездополосатые львы преследовали меня вприпрыжку. Из раскрытых форточек первого этажа и водосточных труб выползали голодные змеебаксы, легко меняя размеры туловища и просачиваясь как ртуть. Они то и дело вставали на моём пути, и мне приходилось плутать, как делает заяц, спасаясь от своры лисиц.

Я повернул за угол и с разбегу наткнулся на здоровенного дядищу размером почти с Валуева. Я и сам далеко не хлюпик, но от его могучего торса отскочил как пробка. Очки дополненной реальности слетели с глаз, оружие я, конечно, выронил.

- Простите, я не хотел! - попробовал я извиниться, разглядывая могучего незнакомца и стыдясь за собственную неуклюжесть.

В солидном деловом костюме с тяжёлой золотой цепью на накачанной шее и бритым наголо черепом, он изучал меня как букашку. "Крутой дядька" - я сразу так окрестил его про себя.

- Во всём виноват змеебакс, - пробормотал я растерянно. - Он привязался ко мне ещё на Неглинной и не хотел отвязываться, пока не высосет мозг.

Крутой дядька поднял с асфальта очки и бластер. Молча взвесил в ладони оружие и повертел, оценивая со знанием дела. В его могучей руке автоматический бластер смотрелся детской игрушкой. Такому силачу и знатоку оружия больше подойдёт ручная ракетная установка с системой наведения мыслью. Убойнейшая штука, скажу я вам, требующая навыков в обращении и исключительной пространственной ориентации.

Он быстро раскусил принцип действия и твёрдой рукой передёрнул затвор. Затем нацепил на глаза очки. Попав в дополненную реальность, он сходу сообразил что к чему, умело управлялся с бластером и часто жал на курок.

- Грёбаные америкосы, наплодили нечисти на нашу голову, - выругался крутой дядька, когда расстрелял всю обойму. Потом снял очки, удовлетворённо хмыкнул и протянул мне. "Не иначе бывший спецназовец!" - мелькнуло у меня в голове, когда я оценил результаты его стрельбы.

Улица была очищена от монстров, преследовавших меня минуту назад целой сворой. От них остались только лужицы на асфальте, разноцветные, как будто разбрызгались тюбики с красками. Последний издыхающий от ран змеебакс лопнул на моих глазах как мыльный пузырь и разлетелся по тротуару зелёными пятнами.

- Какой маньяк придумал этот сумасшедший экшен и сборище мимишных уродов?! - пробасил крутой дядька брезгливо и вместе с тем возмущённо.

- Какой-нибудь "американский Васечкин", - усмехнулся я. И объяснил: - Это мой друг, помешанный геймер с богатым воображением. Из ненависти друг к другу люди напридумывали оружия, которое не приснится даже в кошмарах. Но лучше сходить с ума и убивать понарошку, всего-лишь пачкаясь краской, чем делать это на самом деле.

Крутой дядька секунду соображал, а затем согласно кивнул. Он, видимо, догадался как важна для меня игра и сдвинул с серьёзностью брови.

- Терять оружие для бойца - последнее дело! - повысил он голос с упрёком. Но видя как я приуныл, хлопнул дружески по плечу и протянул игровой бластер. - Держи свою пушку крепче, сынок! И больше не позволяй врагам загнать себя в угол! Помни, что русские не сдаются и обязательно побеждают! А теперь иди и задай им жару как следует!

Я попрощался с новым знакомым и стрелой полетел в штаб. Командующие фронтами, такие же школяры как я, наверняка заждались моих советов по тактике ведения боевых действий. Изложив свои выводы о причинах неудач на фронтах, я усядусь за управляющий пульт, чтобы наплодить как можно больше свирепых и кровожадных монстров и наслать их на американские города.

Но с Васечкиным в этом я, конечно же, не сравнюсь. Он закачал себе конструктор виртуальных юнитов и умудряется участвовать в Третьей Мировой, копаясь в планшете прямо во время уроков. Благо, что Васечкин вундеркинд и отличник - круглый и безнадёжный. Учителя не решаются вызывать его к доске без веских причин, из страха, что в классном журнале не хватит клеточек для пятёрок напротив его фамилии. Педагогическим произволом и дополнительными вопросами Васечкина не напугаешь, он знает школьные предметы гораздо лучше учителей.

- С утра я генерировал персонажа для завтрашнего боя в Лос-Анджелесе, а потом тренировался на манекенах, - прошептал я ему хвастливо сегодня днём на уроке физики. Мы сидели с Васечкиным за одной партой, потому и сдружились. - В виртуальных очках, по системе полного погружения вживаешься в своего героя, как будто живёшь второй жизнью. Крутейшая находка устроителей. Ты забываешь на время миссии кто ты на самом деле и мнишь себя тем, в кого воплотит игра.

- Ты раньше меня протестируешь эту фишку, я вечно от тебя отстаю, - пробубнил огорчённый Васечкин. Но любопытство перебороло зависть, и он прилепился с расспросами: - Какую расу ты выбрал?

- Мой перс - проапгрейденный цефалид. Способен бафиться до бесконечности без перегрузок основной платформы и откладывать яйца в живых людей.

- А гамовые ожидания как? - загорелся Васечкин.

- Он ломовой дамагер! - я показал большой палец. - Разнёс виртуальные манекены в щепки, а тренажёры после его занятий годились только на свалку. Небоскрёбы он измельчил в кирпичи, а улицы и бульвары свернул в самокрутку и выкурил за пару затяжек.

- Прикольно! - залыбился Васечкин и тоже решил блеснуть знаниями о последних фишках игры: - Америкосы замыслили сверхидею: создание альтернативной Вселенной. И раздобыли для этого артефакт.

- Эта новость давно не новость, - отмахнулся я. - О Светоче Первозданности не слышал только глухой. Его перевезли из подземного хранилища в Аламогордо и изучают в лос-анджелесской лаборатории. За ним мы завтра и направляемся, будем отжимать у америкосов. Но задача эта не из простых, заокеанские баферы и встройщики модов тоже не пальцем деланные. Их новые юниты - "аннуляторы" - просто имба, от них не придумано избавлений!

- Проклятые америкосы! - нахмурился Васечкин. - Они оставят нас с носом, как пить дать! Сбегут с Земли в собственную вселенную, как только активируют артефакт. План бегства уже разработан. Они прихватят с собой западное полушарие, слямзив с глобуса обе Америки - Северную и Южную!

- А что будет с опустевшим местом на карте? - насторожился я, хоть не особенно доверял балагуру Васечкину.

- Зальёт водой из Тихого океана! - авторитетно спрогнозировал он.

- На Земле находится несколько артефактов, - вспомнил я предыгровую историю. - В них скрыты грандиозные преимущества. Кто научится управлять их силой, тот получит доступ к сверхзнаниям, сверхспособностям и сверхтехнологиям.

- Китайцы тоже не сидят сложа руки, - заметил Васечкин на той же волне. Совершенно секретная информация распирала его и вырывалась наружу. - Их козырь - Стержень Плодовитости. В будущем, не наступившем пока, но наступающем по заверениям ответственных лиц, они уже успели заселить четыре галактики! И нам ещё крупно везёт, что заселённые ими будущие галактики астрономами пока не открыты.

- Зато у русских есть Грааль Бесконечных Ресурсов! - похвастался я достижениями отечества. - Мы поставляем нефть и газ по межзвёздному трубопроводу прямиком в созвездие Козерога и на Большую Медведицу! По завышенному ценнику, между прочим.

Мы долго ещё шушукались о всяком невероятном, пока не закончилась физика. И много чем удивили друг друга. Васечкин просто монстр, а не ребёнок, скажу я вам по секрету. Очкарик, продвинутый геймер и сумасшедший гений. Но и Быстров, то есть я, тоже не простофиля.



До "штаба" я добрался без происшествий. Если не считать пару "бродячих обам" попавшихся по дороге - зомбомонстров афроамериканского происхождения, которых я с удовольствием пристрелил.

Юниты этого типа медлительны и малоинициативны. Они неразличимы как клоны, выдают себя неизменным оскалом улыбчивого заокеанского дружелюбия, глазами навыкате и трясущимися худыми руками афроамериканского цвета, протянутыми за живым пропитанием. На внутреннем сленге отрядов сопротивления их называют "тухлыми нигерами" или просто "бомжами". Опасны они только в больших табунах, по несколько сотен или даже тысяч голов.

Прокравшись в подъезд, я поздоровался с тётей Ниной из тринадцатой квартиры, столкнувшись с ней возле лифта нос к носу. Я едва не испепелил её зарядом из бластера и напугал дымком из неостывшего дула. Но она оказалась совсем не монстром в покровительственной оболочке, а настоящей тётей Ниной. "Совсем осатанели, малолетки шарахнутые!" - эта фраза с головой выдавала в ней обычного человека.

Я не стал заводить лишних споров и мышью прошмыгнул в лифт. Поднялся на свой этаж, бесшумно провернул ключ в замке и осторожно открыл дверь квартиры, опасаясь засады в прихожей. Но засады я там не встретил, зато встретил маму, выглянувшую из кухни.

- И где тебя носит, ты на часы смотрел?! - с порога предъявила она свою заученную претензию. - Совсем с ума посходили с этой Третьей Мировой Войной!

Как все среднестатистические мамы, моя относилась к глобальным вооружённым конфликтам чересчур легкомысленно.

- Мой руки и садись обедать! - велела она в приказном порядке, поэтому отвертеться не оставалось никакой возможности.

Я мигом опустошил тарелку с супом, на скорую руку похватал второе и сверху залил всё вишнёвым компотом. Буркнул через плечо "спасибо мамуля" и выскользнул из кухни, скрываясь в таинственном направлении с неизвестной целью за дверью своей комнаты.

- И вечный бой, покой нам только снится, - вздохнула мама и махнула рукой.

Но обрадовался я рано. Не прошло и пяти минут как она выцепила меня в прихожей, руша стройный порядок грандиозных подвигов запланированных на сегодняшний вечер.

- Куда это ты намылился? - мама смотрела строго, застукав меня с поличным в момент напяливания обуви.

Я собрался ответить ей о долге каждого гражданина участвовать в сопротивлении во времена тяжёлых для родины испытаний. Но она опередила меня и спросила в лоб: - Уроки сделал?!

Моя мама, когда дело касается учёбы или прочих моих обязанностей, руководствуется стандартными представлениями всех мам на свете. И говорит заученные фразы подходящие всем среднестатистическим мамам.

- Какие уроки, мама?! На дворе Третья Мировая! - попытался я её вразумить и хотя бы раз отвертеться от выполнения домашки, опостылевшей до зубной боли. Но как всегда неудачно, чего и следовало ожидать.

- Сначала уроки, а потом хоть на голове ходи! - отрезала она приказным генеральским тоном, не терпящим возражений согласно армейской субординации. - Пока не выучишь всё что задали, на улицу ни ногой!


По-быстрому сварганив уроки, я уселся за компьютер и вывел на экран управляющий пульт пользователя игры "Третья Мировая". Выбрал иконку "Конструктор юнитов" и задумался. Какого такого монстра соорудить, чтобы имел побольше скилла и урона?

С умением генерировать боевитых персонажей у меня пока не особенно ладилось. Мои громилы и душегубы получались какими-то плюшевыми и не жизнеспособными. Не то что монстры Васечкина. Вот он действительно виртуоз в изобретении неформатных чудовищ с обширным перечнем эксклюзивных навыков и способностей. Странный малый этот Васечкин, очкарик и ботаник из интеллигентной семьи, помешанный на шахматах, политических детективах и, конечно же, компьютерных играх. Юниты-агрессоры в исполнении моего дружбана и сумасшедшего гения с успехом множились, заполоняя тихоокеанское побережье США. И, между прочим, сегодня днём они участвовали в победоносном захвате Портленда!

"Хрущёвская оттепель" и "Первая пятилетка" - тоже его рук дело. Огромная ядовито-алая саламандра с серпом и молотом начертанными на бронированном панцире и зубами, перемалывающими даже кости и черепа - это монстр техногенного типа "Первая пятилетка". Кроваво-красное солнце на небосводе, распухшее как пузырь от неорганической онкологии - стихийное бедствие "Хрущёвская оттепель". Асфальт от воздействия "оттепели" нагревается до кипения, а засохшие на глазах городские деревья разносятся ветром как пух одуванчика.

- Привет, Амальгар! - поздоровался со мной конопатый Серёжка из Новоалтайска, своим звенящим как дверной звонок голосом.

Он позвонил по скайпу с явно выраженным желанием почесать языком.

- Здорово, Китаурон! - приветствовал я его и сходу ошарашил новостью: - В Москве сегодня высадились америкосы! Представляешь, до чего распоясались, сбросили десант нам на голову в самом центре столицы!

- А нас с утра болидными бомбами забросали! - похвастался Серёжка в ответ. - Все выжившие превратились в зомбомонстров. Нужна вакцина для борьбы с эпидемией, которую пока ещё не придумали. Болезнь не придумали, но вакцина от неё нужна немедленно, иначе кирдык.

Зиаргад - Володька из Владивостока - возмущался не меньше. Он тоже вышел на связь с целью предыгровой коррекции наших действий в завтрашней операции.

- У нас в Приморье дела не лучше. Японцы окружили кораблями город и обстреливают из термоплазменных гаубиц. На берег высадилась кавалерия на драконах - хвостатые аборигены "нави" из фильма "Аватар".

- Война! - вздохнул я с камнем на сердце. - Миром правят насилие и жестокость!

- Во всём виноваты китайцы! - звенел Серёжка, настаивая на своём. - Они отвергли союз с нами и вступили в войну на собственной стороне. Тоже грезят о мировом господстве. Это их дьявольское изобретение - бомбы, после которых люди расплываются как кисель и тела можно высасывать через трубочку для коктейля.

- Шарик маленький, и на всех ни в какую не делится, - сделал я философский вывод. - Большой войне становится тесно в рамках стартового формата. Скоро её перенесут в космос, на галактические просторы.

- Скорей бы, - вздохнул Володька обеспокоенно. - А то учиться совсем некогда. Родители достали с нравоучениями. Как будто я виноват, что защита Родины снится даже во сне.

Военный совет мы провели по-быстрому, а дальше к нашей сетевой болтовне подключились парни из штатов. Как всегда в таких случаях возникли военно-политические разногласия по поводу прошедших и будущих битв. Потом мы заспорили, чьи юниты круче. Параллельно с дебатами на фейсбуке я смотрел по телеку свежий выпуск научно-познавательных новостей "Вести с передовой".

Рыжий и веснушчатый с выразительной ирландской внешностью Стив из Цинциннати шпарил на русском почти как на родном. Этот факт меня бессовестно напрягал, ведь в английском я не бум-бум (только не говорите об этом маме).

Он плакался, что их отряд не может справиться с партизанами. "Партизаны" - это наша отечественная разработка, аналог "бродячих обам", только с трофейными немецкими автоматами. Они засели в Большом Каньоне и сбивают с вершин пролетающие самолёты из стингеров. Я видел всё это глазами Стива: он транслировал происходящее с поля боя на экран моего компа в режиме он-лайн.

Благодаря войне у меня появилось множество хороших друзей в штатах, да и не только там - по всей планете. Третья Мировая объединяла геймеров, да и простых людей тоже, утверждала мир во всем мире путём тотальной и повсеместной войны на уничтожение.

- Шестьдесят миллионов китайских морпехов штурмуют новозеландские острова, - премиленькая дикторша новостей рассказывала о последних событиях с виртуальной линии фронта. - Израиль нанёс альтернативный ядерный удар по Судану, Йемену и Египту. Промышленный потенциал этих стран полностью обнулён до следующего ежемесячного обновления. Тридцать семь миллионов жителей условно погибло.

Игра была подогнана к нашей реальности по всем статьям. Устроители обкатали каждую мелочь. Дополненная реальность ограничивалась только в том случае, если наступала на пятки и прочие больные места реальности не дополненной. Городские улицы с большим скоплением людей выносились по этой причине из игровой зоны. Особые территории огораживались непроходимыми препятствиями внутри игрового мира: заборами или рвами с водой. Игра обходила их стороной, ведь безопасность важнее всего. Проглоченные виртуальными монстрами люди чаще всего понятия не имели об этом. Страны несли ущерб только в пределах игры и соответственно уменьшалась их условная военная мощь.

В следующем сюжете дикторша перенеслась на встречу лидеров России и США на высшем уровне. Два президента к всеобщему удивлению дружно отлынивали от официальной части и сбежали с места переговоров в неизвестном направлении. Телевизионщики обнаружили их в игровой комнате в очках дополненной реальности, вооружённых бластерными пистолетами. Президенты выпроводили приставучую прессу и велели секьюрити никого не впускать. "Нам некогда, Земле угрожают воинственные осьминоги с Альфа Центавра! Все вон, сфотографируете в другой раз, у нас есть дела поважней!" С началом Третьей Мировой простые люди не узнавали своих политиков. Те напрочь забыли о дележе мирового влияния и войны остановились сами собой.

- Война никуда не денется. Агрессия - прочнейший людской инстинкт. Другое дело, под каким углом эту войну подать. Лично мне нынешняя подача исключительно импонирует. - Лучезарно улыбнулся российский президент на камеру, от души настрелявшись в монстров и выйдя, наконец, на пресс-конференцию.

Он даже попозировал телевизионщикам, как мастерски подстреливает змеебакса из игрового бластера. Тот лопнул как мыльный пузырь, но доллар в результате этого нисколько не обесценился.

- Андрюша, Рома пришёл, - разлюбезным голосом окликнула меня мама, отвлекая от телека.

При виде Васечкина она всякий раз расцветала как чайная роза. Искренне верила, что он заходит исключительно для того, чтобы подтянуть отстающего товарища, то есть меня, по геометрии.

Маме жутко нравилось, что я вожусь с отличником, а не с парнями из пейнтбольной секции, которые слушают неорок и иногда пьют пиво. Просто она не знала, что уроки Васечкин никогда не делал. Он прочитывал учебники от корки до корки за пару дней в начале учебного года и забывал об их существовании навсегда. В отличии от меня, ему маята с домашкой не угрожала, он и без того вундеркинд.

Мы поздоровались с Васечкиным, как будто давно не виделись. И он по-быстрому рассказал, как чувствовал себя, когда скончался в игре и какой на том свете функционал.

- Я принесла вам горячие пирожки, ребята, - разгостеприимничалась мама, проникнув в мою комнату с подносом.

- Спасибо, Наталья Сергеевна! - изобразил Васечкин вежливого пай-мальчика, каким и должен быть по мнению окружающих настоящий ботаник.

Мама разлила по чашкам кофе и с благоговением взглянула на раскрытый для показухи учебник в руках Васечкина. Со счастливой улыбкой взъерошила мою шевелюру и только тогда ушла, в наивной уверенности, что мы с головой погружены в геометрию.

- Дополненная реальность началась когда-то с примитивной охоты на покемонов, - как все гении, Васечкин любил поговорить сам с собой на отвлечённые темы. - Потом были "Маги против маглов", "Другой мир - он-лайн", "Матрица - перевоплощение" и другие сетевые квесты с добавкой дополненной составляющей. Но "Третья Мировая" обставила конкурентов по всем статьям!

Он трескал за обе щёки пирожки с капустой, увлечённо талдычил себе под нос и конечно ни капли не сомневался, что каждое произнесённое им слово будет трепетно разбираться потомками на научных коллоквиумах посвящённых интеллектуальному наследию, оставленному цивилизации Романом Васечкиным!

- А предысторию игры ты знаешь? - вернул я его на землю из мира мании величия и геймерских глюк.

Он заморгал, скорчил рожицу, вспоминая по заданной мною теме, и отхлебнул глоток кофе. А я в это время рассказывал эту самую предысторию:

- Сначала игра появилась в рассказе. Её придумал какой-то начинающий сочинитель... - Я почесал затылок и вспомнил: - Павел Соболевский. Его рассказ победил на конкурсе и был напечатан в сборнике. А позже компьютерщики воссоздали придуманных им юнитов и игровой антураж.

- А если бы не победил? - задал Васечкин головоломный вопрос. Он всегда всё зачем-то запутывал и ставил людей в тупик.

Я почесал затылок с двойным усердием, включая дедукцию по методу Шерлока Холмса.

- Тогда бы Третья Мировая не началась. В виртуальном пространстве.

- Но возможно началась бы не в виртуальном, - продолжил Васечкин цепь умозаключений.

Я согласно кивнул и добавил:

- Произошло замещение. Случившееся на самом деле событие заместило собой другое - не случившееся.

- А мы с тобой в этом рассказе были? - загорелся любопытный Васечкин.

- Конечно! Куда же без нас?! Мы в главных ролях!

- Значит члены конкурсного жюри прочли наш с тобой разговор, - догадался Васечкин. - И не рискнули не присудить рассказу первого места. А вдруг автор прав, и наше предсказание сбудется.

Я запутался мыслями в том, что он наговорил только что и на всякий случай снова почесал затылок. А Васечкин продолжил раскручивать клубок головоломных выводов:

- Но тогда получается парадокс! - он с учёным видом поправил очки, спустившиеся по переносице от напряжения в голове. - Разговор происходящий сейчас нельзя прочитать в тексте двухлетней давности. Причинно-следственная связь нарушается. Мы можем заговорить о чём угодно, но напечатанный текст не поменяется из-за наших слов. Из этого следует, что мы с тобой что-то путаем.

- Но рассказ существует! - упрямился я. - Иначе как бы я его прочитал? Ты совсем меня запутал, Васечкин, со своей заковыристой аналитикой.

- Тогда ответь на вопрос! - не сдавался недоверчивый Васечкин. - Кто победил в Третьей Мировой, мы или америкосы?

- Боевая ничья! Фиксированного исхода не было. Третьей Мировой стало тесно в первоначальном формате и сражения продолжились в изменённом. Игру проапгрейдили и перенесли с Земли в космос и на другие планеты. Вслед за "Третьей мировой" начнётся "Четвёртая мировая", более продвинутая и развёрнутая. В игровую матрицу добавятся инопланетные расы и элементы космического путешествия.

- А мы в ней будем участвовать? - насторожился Васечкин.

- Куда же без нас! - возмутился я. - С завтрашнего дня начнётся всё самое интересное! Америкосы активируют Светоч Первозданности и Новая Вселенная воплотится в жизнь. Цефалидские шкуры заменят нам школьную форму, настолько мы в них вживёмся. А звёзды и чёрные дыры станут близкими как фонари над головой и люки канализации под ногами. Продолжение рассказа перерастёт в роман под названием: "Приключения Быстрова и Васечкина в Новой Вселенной."

Васечкин мечтательно заулыбался, воображая этот чумовой крутяк в деталях и ярких картинках.





Глава вторая


Конец света наступил в Лос-Анджелесе также буднично, как Хэллоуин или День Независимости. Селеста зависла над крышами зданий делового района и стала тому виновницей. Заслонив полнебосвода, громадина с металлическим отблеском нахально опровергала достижения земной науки фактом собственного антинаучного присутствия над землёй.

Прохожие задирали головы и с возмущением обсуждали наглых инопланетян, нагрянувших в земное небо, как к себе домой. Тянули руки в сторону небесного безобразия и ругали правительство за бездействие и халатность.

Самые бдительные названивали в службу спасения и ФБР. Другие снимали на видео сенсационное событие под облаками, мигавшее огнями подсветки как ёлка на рождество. А кто-то не замечал совсем, полагаясь исключительно на официальные новости. Обычные обыватели читают про НЛО в газетах и смотрят о них популярные передачи, но собственным глазам как источнику информации доверяют гораздо реже.

На мошек круживших вокруг небесной посудины не сразу обратили внимание. Не у всех имелась оптика и телефоны с функцией увеличения. При наведении фокуса и рассмотрении "мошек" любопытным становилось не по себе. Коротышки в серых комбинезонах с несоразмерно крупными головами и огромными линзами чёрных глаз на ряженных в подпитии не походили и праздничных эмоций не вызывали. Фонтаны воздуха выталкивали их из тарелки, "серые" выстраивались в шеренги и падали вниз, как пауки на невидимых паутинах.

Улицы и дворы переполнились зрителями за какие-то пять минут. Горожане дружно повылазили из квартир, желая приобщиться к потрясающему событию, успевшему попасть в последние теленовости. Блондинистые красотки на каблуках глазели на НЛО с простодушной радостью дикарей племени тумба-юмба. Они чирикали птичьими голосами и делали селфи: снимали себя красивых на фоне подвешенной в небесах тарелки.

Клаксоны застрявших в пробке автомобилей надрывались как угорелые, но сдвинуть с места толпы зевак не было никакой возможности. Водители отчаянно матерились - явление небесной посудины ломало их планы на вечер. Увеселительные мероприятия срывались из-за сущего пустяка - самого обыкновенного конца света.

Микроавтобус с эмблемой новостной программы как всегда оказался в гуще событий. Директор съёмочной группы и оператор радостно потирали руки, им грезилась премия "Эмми" за трансляцию апокалипсиса в прямом эфире. Красотка телеведущая смотрибельно рисовалась в кадре, чирикала в микрофон и вовремя округляла голубые глаза. Изображала сенсацию чем только могла, включая объёмные буфера, каким-то чудом заряженные в тугое платье для залпа в вечерний эфир.

Тем временем коротышки в серых комбинезонах закончили спуск с небес и зависли над любопытной толпой. Они по-быстрому расчехлили стволы и деловито взялись за истребление. Из дул полилась термоплазма прямо на головы горожан, и в этом мире всё разом перевернулось. Прямой эфир превратился в хаос из перекошенных лиц, разливов огненных рек и истошных воплей в кадре.

Директор съёмочной группы заполыхал как факел в костюме за тысячу долларов. Оператор затрясся от ужаса, но продолжал снимать, не выпуская камеру в режиме апокалипсиса "он-лайн". Блондинка-телеведущая швырнула микрофон в ближайшего из пришельцев и обложила американским матом с подробным описанием извращений. Но магия слова в прямом эфире на этот раз не сработала. Тогда она сбросила туфли и припустила бегом, сверкая холёными ляжками и рассыпая причёску в воздухе.

Кругом распускаются цветы огня, как розы в оранжерее. Со звоном сыплется стекло витрин. Автомобили сшибаются всмятку, словно яйца на святую пасху. Сирены воют нестройным хором, заглушая вопли двуногих.

Неподалёку виднеется Голливуд - я обожаю кинозвёзд на завтрак! Там производятся сильные впечатления путём проекции изображения на ровную плоскость с последующим просмотром видеоряда жаждущими зрелищ двуногими. Я изучил культурологию аборигенов, но местная "фабрика грёз" мне не пришлась по вкусу. Обычное скотское фэнтези поставлено здесь на поток, мешаясь с крикливым насилием и навязчивой обнажёнкой. Людишки без ума от жестокости, по крайней мере киношной. Мы их закормим ею сегодня под соусом их собственной смерти.

Аборигены плодятся как саранча, марая варварской технологией источник биологической жизни. Мы зорко за ними бдим, как бдим за всеми, кто поганит совершенство мира уродством первобытных машин.

Забить лишний скот и дать планете вздохнуть свободно - вот цель нашей нынешней миссии. Мы порождения сильных сфер, захватчики и зачистители скверны. За преданность богу войны и веру в силу оружия нас называют вармонгерами.

Передовым державам галактики не интересны Миры Окраин. Их принудительный гуманизмом и миссия "старшего брата" не достают до галактических дебрей. А потому хозяйничаем здесь мы и мы же устанавливаем порядки. Метаполитика штука не из простых, но право сильного будет существовать всегда. Земля - это наша корова, мы доим её и пасём. Но пустим под нож и зажарим, как только нам захочется шашлыка.

Детёныши и самки разбегаются в панике. Самцы палят из потешных пукалок, держа в кривых худосочных руках, неприспособленных к сложностям выживания. Здесь весело и очень жарко, будоражаще пахнет смертью и поджаристым барбекю.

Цефалиды пока в тени, наше время наступит позже. Мы командуем строем сектоидов и собираем добычу в собственную копилку.

Я сверился с мнемокартой и создал визуальные ориентиры. Мой третий глаз следит за радаром. Аэровизоры выпущены, связав их с нейроинтерфейсом, я наблюдаю за происходящим на улицах. Вторая половина моего сознания управляет сектоидами.

Свет гаснет во всём квартале, и улицы ныряют во мрак. Небоскрёбы прикидываются исполинскими привидениями. Визор шлема на моей голове переключается в режим ночного видения, хоть мне это и не нужно. Мои светящиеся в темноте глаза помогали мне охотиться и убивать в мире вечного мрака родной планеты. Помогут и здесь - охотиться и убивать.

Двуногие при виде меня улепётывают не разбирая дороги и прячутся, как мыши по норам. Другие, не в силах сдвинуться с места, трясутся и источают адреналин. Сектоид из моего отряда поджарил молодого самца струёй термоплазмы, другого поймали живым. Здоровый и в меру упитанный он подходит мне в самый раз. Синтетитовый кокон спеленал его и втянул в упаковку для сохранения. Дальше им займусь я.

В роли утробы для взращивания потомства местные двуногие подходят нам безупречно. Куколки цефалида хорошо совместимы с биохимией их тел, годящихся в качестве первичной пищи. Богатая белками сбалансированная кормёжка - то что нужно для малышей. Корабельный вычислитель Селесты провёл практические эксперименты на паре-тройке изъятых с планеты двуногих и заранее удостоверился в этом. Самцы вынашивают лучше самок, они выносливей и сильней физически. Самки часто производят преждевременный выкидыш и откидываются на тот свет, не доносив младенца положенный срок.

Я вытащил двуногого из упаковки, зажал его голову в челюстях и раскрыл рот. Он задрыгался в моих лапах - беспомощный, но строптивый. Язык мой проник глубоко в его пищевод и вогнал туда куколку. Следующие двенадцать часов плод будет прорастать в живом инкубаторе, питаясь его жизненной силой. Навяжет организму носителя покровительственный симбиоз и целиком подчинит себе. А потом освободится от оболочки, разорвав её и сделав труп своим первым завтраком в этом мире.

Закончив с первым самцом, я принимаюсь за следующего... следующего и следующего... Сектоиды пеленают двуногих и подносят мне на летающем транспортёре. Я разворачиваю упаковки, вгоняю куколки в пищевод и отпускаю на волю "живой инкубатор". С целью реанимации даю оживляющего пинка - двуногие улепётывают вприпрыжку от радости что остались живы.

Наведение неразберихи и паники - вступительная часть нашего плана. Вторая и главная его часть - поиски артефакта. Сейчас мы заняты только первой, для поисков артефакта необходимо засечь приборами обнаружения его след. Они задействованы, но пока молчат.

- Солдаты зачистки изолировали район, - прозвучал в моей голове скребущий по нервам голос Зиаргада.

- Подозрительно быстро, - со злобой прорычал я и оскалил клыки. - Мне это совсем не нравится.

- Как будто знали, что мы заявимся и поджидали! - взвился Китаурон с лютой ненавистью к роду аборигенов.

В тайном заговоре врагов никто из нас даже не сомневался. Земные людишки наверняка под пятой Империи альфа-джыдаев, что оккупировала ядро галактики Млечный Путь и комфортабельные звёздные скопления в рукавах Стрельца и Персея.

- Даже яйца отложить не успели! - фыркнул я от досады и сплюнул под ноги кислотой, за пару секунд проевшей выбоину в дорожном покрытии. - Я отложил не больше десятка.

- Я полтора, - проскрежетал Зиаргад и посыпал в эфир мерзкими ругательствами, зачавкав киберлитовыми зубами так, словно пережёвывал чей-то череп.

- Я полдюжины, - завизжал от досады Китаурон на частоте инфразвука, от чего несколько сектоидов поблизости попадали в обморок.

- Откладывайте во всех подряд! - скомандовал я, шипя от кипучей ненависти. - В большие тушки по паре. Нам нужно избавится от потомства, пока "отряды зачистки" не появились на горизонте. Территорию под карантин они не оцепят быстро и часть заражённых наверняка затеряется в паникующей массе двуногих. Время дорого, нам нужно поторопиться, пока клокочет в жилах свежая кислота!

И тут задрожала земля, а сверху посыпались камни отбитые от ближайшего небоскрёба. Визг силовой волны пробил слуховые фильтры и ударил по перепонкам, я инстинктивно схватился за голову. Волна ударила меня в грудь, отражённая от зданий, и в воздухе взвилась пыль. Спустя секунду взвизгнула следующая волна, ещё одна и ещё.

Двуногих в зоне видимости аэровизоров разбрасывало как тряпки и разбивало о стены домов. Две легковушки неподалёку поднялись в воздух как истребители с вертикальным взлётом и с жестяным грохотом вмялись в высотку на уровне десятого этажа. Рекламные вывески лопнули, стёкла брызнули из окон и посыпались вниз как колючий град. Я видел как тушки двоих сектоидов разлетелись в брызги, попав под прямой силовой удар. Противник находился поблизости и атаковал из тяжёлых орудий.

Следующую сотню метров я продвигался с оглядкой. Впереди был пустой квартал побитый силовыми пушками неприятеля, позади и с флангов меня прикрывали сектоиды. Они огородили меня энергощитом и поливали солдат зачистки фонтанами плазмы. Тяжёлая артиллерия на время смолкла - враги опасались обрушения небоскрёбов.

Мы шли наудачу, без всякого плана. Китаурон и Зиаргад расположились по флангам, я видел их на экране локатора. Приборы задействованные на поиски артефакта по-прежнему сигналов не подавали.

Большую часть двуногих, отловленных для откладывания куколок, пришлось побросать по дороге. Сейчас отвлекаться от боя было слишком рискованно. Я следил за красными точками на локаторе и подгонял сектоидов, мнемокарта помогала обходить скопления солдат зачистки.

И тут я учуял псионическое воздействие - атаку в ментальном поле. Дрожь тонких слоёв эфира не спутаешь ни с чем другим. Коварный червь чуждого разума закрадывался в голову как подлый иуда, норовил втереться в доверие и помутить рассудок ядом собственной скользкой воли. Я сжал кулаки до хруста, выгнал гадину из головы усилием воли и раздавил тяжёлым армейским ботинком.

Китаурон и Зиаргад подсказали мне, и я включил блокиратор пси-волн. Но оказалось, что слишком поздно - контроль над своим отрядом я потерял. Попробовал его вернуть, но сектоиды игнорировали команды. Я должен был восстановить контроль и вырвать самоуправство с корнем, иначе грош мне цена как командиру. Я занялся этим немедленно.

Первого сектоида-дезертира я обнаружил по тепловому следу. Ему основательно снесло крышу, он парил над улицей и поливал всех подряд струями термоплазмы. Огонь распускался экзотическими цветами во всех черырёх направлениях, оплавлял керамику и испарял пластик с художественным изяществом. Свихнувшийся возомнил себя непризнанным гением, в порыве творческого экстаза зажарив полсотни людей, а заодно и двоих своих. Дымящиеся останки в серых комбинезонах я заметил возле разрушенного уличного кафе.

При таком раскладе подобраться к нему можно было только сверху. Я дал ускорение антигравам, взлетел до верхнего этажа и свалился оттуда безумцу на голову. Мои цепкие клешни сдавили его тонкую шею, раздавив трахею и позвонки. Тщедушное тело дёрнулось, большая безволосая голова завалилась на бок. В черноте огромных зеркальных глаз стояло отражение убийцы - оскал омерзительной морды треногого и двухвостого чудища, подобного тем, что любят снимать в человеческих фильмах ужасов. Мне чужд нарциссизм и собственное видообразие меня не смущает, я солдат, и выгляжу соответственно боевому предназначению.

Обмякший труп шлёпнулся на тротуар, оторванную голову я выбросил в мусорный бак. Положительный результат репрессии ждать себя не заставил. Стоило прикончить первого паникёра, и остальные вмиг излечились от паники. Им не хотелось повторить участь жертвы. Я на деле показал сектоидам кто есть кто, транслировал казнь паникёра в сознания остальных и этим восстановил в отряде свои командирские полномочия.

- Главное прорвать оцепление, - скомандовал я в эфир. - В этом случае им придётся изменить тактику или истребить полгорода. У нас появится шанс затеряться в неразберихе.

- Слишком поздно! - проскрежетал Зиаргад киберлитовыми зубами. - Архидиаконы призвали мазиаков.

Я тоже увидел их во мраке городских улиц. Мерцающие в темноте пауки-мазиаки выползли на охоту, облепив асфальт и стены домов. Серебряно-чёрные на чёрном фоне размером с гименейского краба, они выпускали в эфир тончайшие струи влаги: липкие и тягучие паутины. Ветер разносил эти струи, и они притягивались ко всему живому, выбирая и опутывая того, чей набор ферментов соответствовал направленному приказу. Там где нити не находили жертву, они прекращали рост и опадали, а в тех направлениях где чуяли чужака - непрестанно множились.

Нити опутывали сектоидов, меняли свойства после химического сигнала и быстро затвердевали, превращаясь в путы. Настолько прочные, что плоть рассекалась как бритвой, если попробовать их порвать. Скованные сектоиды роняли оружие и бессильно заваливались на тротуар. Пауки набрасывались на них и разрезали серые туловища ножницами-клешнями.

Мы знали заранее о пауках-мазиаках и подготовили избавление заблаговременно. Моё оружие выпустило дымовой снаряд с начинкой, растворяющей нити. Дым быстро развеялся в воздухе, и также быстро подействовало избавление.

Сектоиды освобождались, подбирали оружие и калечили мазиаков ударами силовых хлыстов. Другие, вооружённые плазмомётами, сжигали пауков целыми ордами. Те срывались со стен и сыпались на тротуар, скручивались в огне, как чёрные увядающие цветы. Термоплазма сдувала с мазиаков их плоть, оставляя мёртвый обгоревший панцирь. С ними было покончено за каких-то пару минут.

Но приборы оповещения не прекращали трубить тревогу. Анализаторы сигналили о наличии враждебной живности, но врага не распознавали. Немногие уцелевшие аэровизоры ясности тоже не добавляли, ослеплённые дымом. Я ждал пока он развеется - и дождался. На очищенной от мазиаков улице я увидел Его - Святейшего Архидиакона! Это всё-таки были церковники, а совсем не альфа-джыдаи, как мы предполагали сначала. Они сунулись в наши владения и нарушили давнишний пакт!

Церковники, как и мы, польстились на Светоч Первозданности, и по всей вероятности он уже в их руках. Им тоже хотелось заполучить собственную Вселенную, и вот они вторглись без спроса и разрешения на подконтрольную нам территорию.

С Архидиаконом я столкнулся впервые и честно признаюсь: встрече этой не обрадовался совсем. Верховный адепт Церкви Братства и Всепрощения, вооружённый священной серебряной плазмой и сокрушительным силовым крестом, был пострашней конца света и прочих незначительных происшествий. Он призывал существ из инферно-вселенной и насылал на нас, контролировал солдат зачистки и управлял ими, также как мы управляли своими сектоидами.

Одежда Архидиакона представляла собой очень длинную, очень чёрную мантию, в которой утопала субтильная костлявая фактура. Не могу сказать, была она к лицу священнику-боевику или нет. Под капюшоном я видел лишь пустоту, лицо скрывалось в тени тёмных чар. Да и вряд ли у Верховных адептов вообще существовали лица в привычном для нас понимании. Они - бездушные инструменты Веры, а их тела - скреплённые силовой оболочкой мыслящие субстанции.

Я дал команду сектоидам и они набросились на Архидиакона со всех сторон. Пятнадцать на одного. Но он сокрушил их как плюшевых кукол неотразимыми ударами святости. И не дав опомниться раздавил молитвой их серые тушки. Но термоплазма сектоидов успела его подпалить, изрядно подпортив силовую мантию.

Архидиакон был ранен и истекал частицами сущности, теряя жизнь. Тонкие полосы света сочились сквозь мантию, смешиваясь с темнотой. Без подпитки жизненной силой ему не восстановиться. Он рыскал во мраке по сожжённой автостоянке, пока не наткнулся на прятавшихся среди машин людей. Пожилой мужчина его не интересовал, Архидиакон размазал его по стенке, просто из ненависти ко всему живому. Девчонка лет четырнадцати - другое дело. Ещё до конца не созревший, но уже богатый жизненными ресурсами живой сосуд. Архидиакон направил на неё тощую длань закрытую рукавом и потянул к себе, беззащитную перед могуществом пречистой святости. Струйка яркой живительной силы протянулась от жертвы до чёрной угловатой фигуры. Архидиакон выпил её жизнь без остатка, а иссушённый труп уронил на землю.

Спустя минуту я пожалел, что не добил его, пока он был слаб. Чем-нибудь тяжёлым и твёрдым, и обязательно по голове. Вместо этого я понадеялся, что всё срастётся само собой, и старикашка откинет копыта без моего участия. Но он оказался живучим как таракан, которых не вытравишь даже дустом.

Восстановив жизненную составляющую энерго-информационного организма, Святейший немедленно почуял меня на другом конце сквера, затаившегося в кустах. Он направился в мою сторону, зажигая во мраке святые огни. Мне пришлось покинуть спасительные кусты и выйти на честный бой. Других вариантов не оставалось, мои сектоиды были мертвы, а улепётывать сверкая пятками мне не позволила гордая вармонгерская натура.

Два грозных воина и два непримиримых врага - мы посмотрели друг другу в глаза. Если можно назвать глазами пустой провал под его капюшоном. Обменялись зарядами ненависти и сошлись в поединке на смерть.

Архидиакон вытянул освещённый крест в мою сторону и ударил. Меня словно ветром сдуло, подбросило вверх на несколько этажей и приложило о здание небоскрёба, пробив головой несущую стену. Но титанитовый скелет выдержал. Бронированная внешняя кожа покрылась трещинами, а голова слегка закружилась.

Я выбрался из развалин и отряхнулся от глыб и пыли. Пошарил лапой в нагрудном кармане, достал артефакт, прихваченный на всякий пожарный, и активировал. "Светоч идейного атеизма" давал иммунитет от церковных чар и защищал от святости не хуже чем чеснок от вампиров. Я спрыгнул с четвёртого этажа и сделал бесстрашный вид, готовясь морально к новой затрещине.

Я не увидел ухмылки на лице Архидиакона, но почувствовал её шестым чувством. Он направил крест в мою сторону, но ударить не смог. Энергетический разряд святости разбился о силу убеждённого атеизма. Архидиакон давил на курок боевого креста снова и снова, пока не плюнул на это дело и не швырнул его в контейнер с мусором.

Ухмылка сошла с невидимого лица, но уверенности в своих силах он не утратил. Архидиакона нельзя умертвить физически, без стирания всех свидетельств о нём во времени. Мёртвая только здесь и сейчас энергосубстанция с лёгкостью воссоздастся заново, скопировав себя из прошлого, и воскреснет при необходимости бесчисленное число раз. Существовало только одно оружие действенное против Святейшего - хроноаннигилятор. Как раз его я достал сейчас из заплечника и навёл пространственно-временной прицел.

Имей Архидиакон глаза, я увидел бы в них смятение - конец его бесконечной жизни смотрел на него в упор. Я не стал давать ему нового шанса и полностью стёр первым выстрелом, вместе с памятью о нём в веках. Из всех времён в которых он когда-либо существовал, и всех возможных будущих существований. Контрольным выстрелом аннигилировал пространство вокруг, в радиусе нескольких метров. Хронофизическая отдача оглушила меня, как молот для забивки свай по оголённому мозгу, но на ногах я устоял. Из дула хроноаннигилятора тянулся голубой дымок, сквозь время - из прошлого в будущее.

Я победил в бою сильнейшего из врагов, но обрадовался слишком рано. Впереди поджидало ещё более трудное испытание.

Несравнимый ни с чем отвратительный хруст расколол пополам небесную сферу. Сатанинские ножницы вскрыли небо с обратной его стороны и разрезали, как будто реальность была бумагой. Острозубые твари неописуемые человеческим языком пробрались из ада на нашу сторону мира и стали его пожирать. Корочка реальности хрустела на хищных зубах, перемалываясь в порошок и исчезая в ненасытных глотках. Края разреза стремительно расширялись, острозубые твари пожирали материю и пространство, как пошлый вафельный торт. Фрагмент за фрагментом наш мир проваливался на тот свет.

Аннуляторы! Божественные исчадия последней формации! Сверхартефакт абсолютного уничтожения! Церковники призвали их из бездны небытия. Я слышал о них, но слухам старался не верить, слишком страшными они казались. Единая Звёздная Лига предупреждала, что призыв исчадий закончится обнулением мироздания, ведь аннулировать аннуляторов невозможно. Выпущенные на волю из потусторонних миров они не остановятся, пока не насытятся, а насытить их невозможно по факту. Но Церковь к голосу разума по традиции не прислушалась и призвала исчадий наперекор здравому смыслу.

Я плюнул от злости в развалины небоскрёба и задал вопрос по внутренней связи:

- Кто знает избавление от этих уродов?

- Никто не знает! - проскрежетал Зиаргад зубами. - Исчадий последней формации не берёт ни одно оружие. И вряд ли такое оружие появится когда-нибудь вообще.

- Избавление от них не внесено в систему адаптации этого мира, - поддакнул Китаурон. - Его не существует до обновления реальности, которое произойдёт через миллион лет, и мир до этого времени о нём не узнает. А дальше в будущее заглянуть нельзя, его ткань для этого чересчур тонка и рвётся от малейшего шороха, как целка бесполой венерианской нимфы.

- Может попробуем потусторонний смерч? - предложил я, за неимением лучшего. - Или сгустки аннигиляции?

- Им не страшны даже волны антиматерии, - обречённо взревел Китаурон.

- Тогда истечение нежити! - не сдавался я.

- Это избавление не из нашего трека, - поправил меня Зиаргад. - Физические законы этой реальности его не поддерживают.

- Откуда ты можешь знать, что относится к этой реальности, а что нет? - взбеленился я, писаясь от злости совсем не в переносном смысле, а прямо в кусты барбариса.

- Да потому что реальности - это не фантики из под конфет, - завопил Зиаргад. - Не путай "Трюфели" с "Мишкой на севере"!

- О том чтобы добыть Светоч теперь можно забыть, - подвёл итог Китаурон, заранее смирившись с провалом миссии. - Собственные ноги не унесём, не то что трофеи. Солдаты зачистки блокировали квартал, хозяева аннуляторов решили аннулировать его целиком. Вместе с мирными жителями. Заодно обезопасив себя от нашествия новорождённых цефалидов.

Нам было плевать на выводок, но не плевать на самих себя. Цефалиды совсем не сентиментальны, они пристраивают своё семя в пригодные для роста условия, но не сюсюкаются с новорождёнными как примитивные виды и ответственности за них не несут. Безнадзорных планет слишком много в космосе, и потому Земля в качестве гнездовья для преумножения рода нас не особо интересовала. Задачей земного выводка было наведение паники и отвлечение, пока мы втроём - Амальгар, Зиаргад и Китаурон - будем шерстить окрестности в поисках Светоча Первозданности - артефакта божественного начала. Он слишком долго пылился в забвении на этой дикарской планете, пришла пора освоить его и пустить в оборот.

Он ослепительно излучал могущество и сильнейшим образом волновал эфир, но недалёкие человечишки понятия не имели о его истинном предназначении. Наши локаторы улавливали артефактивный след на расстоянии многих световых столетий, и вот мы пришли за ним, как на зов. Но точно определить локацию, в каких-то пяти шагах от вожделенной цели у нас не выходило, хоть лоб разбей. Именно сегодня и именно сейчас кто-то старательно экранировал Светоч, сбивая охотников на него со следа.

До последнего времени Светоч хранился в Аламогордо, в неприступном подземном бункере, где туземные учёные изучали его приспособлениями первобытной науки. Свойства Светоча потрясали их, но примитивно настроенные мозги не позволяли расширить рамки и догадаться о способах применения. Исследования двуногих зашли в тупик, и их научный интерес к артефакту в конце концов уменьшился до нуля. Драгоценно светящийся и полный неразгаданных тайн, он только набил им оскомину и приумножил комплексы неполноценной культуры. И в результате оказался здесь, в Голливуде.

По многочисленным слухам, Светоч продали с аукциона, как ювелирное украшение. А какой-то местный деляга подарил его своей самке, ухватистой и миловидной, платя за расположение и доступ к телу. Одной из тех, что с выгодной стороны засвечены на местной фабрике грёз.

- Не отвлекайся, аннуляторы наседают! - напомнил Китаурон, выводя меня из раздумий.

В следующие пять минут мы перепробовали все известные нам избавления - одно за другим. Но время таяло, а положительного результата не было. Аннуляторы пожирали мир с утроенным аппетитом, никак не реагируя на наши потуги.

Они разделывали пространство на лоскуты и перемалывали зубами в чёрную кашу. На месте исчезнувших небоскрёбов и звёздного неба зияла вопиющая пустота. Бездонный провал в "ничто" катастрофически расширялся. Отсутствие эфира, отсутствие материи, отсутствие времени - совершеннейшее "зеро" во всех континуумах. Аннуляторы аннулировали бытие и возвращали в мир "начало начал".

Сектоиды пропадали в провале один за другим. Аннуляторы пожирали их как попкорн. Силовой барьер, защищавший нас от солдат зачистки слабел с каждой секундой. Такими темпами и нам очень скоро придёт кирдык.

Я напряжённо шевелил мозгами, но спасения не находил. Мы благодушно отнеслись к операции и подготовились непростительно плохо, за что теперь корили себя.

На счёт аннуляторов мы ошибались тоже. Церковники научились ограничивать их и подчинять своей воле. Божественные исчадия не пожирали мир целиком, а только выборочно, тот квартал который оцепили отряды зачистки. Они выполняли целенаправленную команду, я понял это, взглянув на приборы. Обнуляющая континуумы активность множилась только в нашем квартале, за его пределами она равнялась нулю.

Мне показалось, я когда-то уже переживал подобное. Читал об этом, видел или представлял. Вот только деталей припомнить не мог, словно кто-то поставил в мозгу заслонку. Мысли путались в голове и вели себя как чужие. Как если бы существовала другая жизнь, в ином измерении, параллельном времени или субъективном мире, наложенном на настоящий как калька. Так ложная память накладывается на память истинную в дискретном мозгу мультиклонов, отдельная сущность каждого из которых убеждена в собственной самостоятельности. Миры накладываются точно также, один на другой, словно блины, которые печёт по воскресеньям бабушка...

"Какая к чёртовой матери бабушка?! - взбеленился я и мысленно обозвал себя свихнувшимся параноиком. - У цефалидов не бывает бабушек! Их порождает инферно-субстанция, выплёвывая из клоаки-роженицы в жестокий мир без подгузников и пелёнок!"

Я размышлял над путаницей в собственной памяти и ничегошеньки не понимал. Возможно, я проживаю не первую жизнь, и раньше уже бывал на этой планете. Проживал в ином теле, не похожем на нынешнее. А сейчас обрывки воспоминаний донеслись до нынешнего меня из предыдущей реинкарнации. Память интуитивная каким-то образом возвращалась ко мне из давно изгнивших мозговых нейронов моего прошлого тела.

Я посмотрел на аннуляторов и подумал:

"Стивен Кинг. "Лангольеры." Придумка слизана из романа." - Эта мысль, какая-то странная и чужая, догадкой всплыла в мозгу.

И стала для меня последней. Солдат зачистки - в бронекаске и камуфляже - показался в разбитом окне первого этажа. Он направил на меня дуло ручной ракетной установки и нажал на пуск. Ракета с бластерной боеголовкой взвизгнула тонко-тонко, прочертила короткий пунктир, пробила брешь в моей груди размером с баскетбольный мяч и разорвала меня на куски.


*** ***


Суббота и воскресенье прошли без особенных приключений, а в понедельник я набрал Васечкина по дороге в школу.

- Здорово, Ромик, ты куда пропал? Рассказывай про вчерашнюю переделку на Деймосе!

На выходные родители затащили меня на дачу, и я успел соскучиться по друзьям и школьным делам. Меня тянуло повариться в горяченьких новостях и расспросить, что да как на виртуальном фронте.

- Я за старой котельной... - в ответ буркнул Васечкин, и связь обрубилась.

Я набрал его снова, но женский голос в мобильнике объяснил, что абонент временно недоступен. Мне совсем не понравился такой поворот, и пришлось на ходу поменять все планы. За котельной, так за котельной... Зачем он туда попёрся?

Старая котельная находилась недалеко. Мне оставалось обогнуть пристройку спортзала. Так я и сделал, по дороге сорвав пару яблок с яблони в школьном саду.

За углом котельной происходила возня. Я услышал издалека звуки и голоса. Кто-то громко пыхтел и с трудом отдувался, ноги часто шаркали по дорожке, словно несколько человек возили по земле одного. Я расслышал смех Кононова, он ржал как неосёдланная скотина.

Я понял, что не ошибся в предположениях, когда вышел из-за угла. Трое толкали Васечкина друг на друга, мутузили и валяли в пыли. Сбивали с ног подсечками и поднимали обратно на ноги, чтобы снова толкать, получая от этого глубокое морально-нравственное удовлетворение. Кононов по кличке "Конон", здоровый верзила не по годам, и пара его подпевал - таких же уродов по жизни. Васечкин пыхтел и пытался драться, нелепо размахивая руками, но Кононова и его дружков это только забавило. Долбоящеры и упыри, они презирали беспомощного ботаника и ненавидели просто за то, что он от них отличался.

- Что, мамочке жаловаться побежишь? - скривился глумливый Кононов. Он с силой толкнул Васечкина в густые заросли крапивы под спрятавшейся в тени бузиной.

Тот завалился на пятую точку и взвизгнул как побитый щенок, обжигая лицо и руки. Задрыгался всем телом и сильно-сильно затёр о штаны вспыхнувшими красным цветом руками. По грязным щекам, расцарапанным до крови, потекли ручьи, но Васечкин не захныкал. Скривившееся лицо смотрело со злостью и не пряталось за слезами.

- Нет, не мамочке! - окликнул я.

Трое обернулись и уставились на меня. Они разом притихли и застыли, как вкопанные.

Цыганков как раз потянулся, чтобы поднять Васечкина и начать экзекуцию заново. Но при виде меня позабыл о начатом. Васечкин затих в крапиве с грязными подтёками слёз на пунцовом лице. Он молчал и кривился от боли, стиснул зубы и как мог держался, чтобы не зареветь в голос. Одежда в зелёных следах травы и дорожках расчерченных грязью. Ранец валяется в стороне, распахнутый и вывернутый наизнанку. Учебники разбросаны и перепачканы, шелестят страницами на ветру.

Кононов первым пришёл в себя. Сделав вид, что меня в этом мире не существует, он подошёл к Васечкину и схватил лежачего за грудки.

- Конон! Отвали от него!

Кононов повернул голову и уставился на меня. Выражение на лице выдавало как он завёлся. Его назвали по кличке - на это имели право только "друзья-товарищи". Он бросил Васечкина в крапиву и попёр на меня, как обозлённый бык на красную тряпку. Двое его дружков слегка осмелели и тоже двинулись в мою сторону. Я стоял как стоял - руки в брюки, в позе дружинника воспитывающего подвыпившую шпану.

Кононов встал напротив меня, просверливая глазами. Надеялся подействовать набыченной миной и взглядом в упор. Свои физиономические способности он явно переоценивал. Я не привык вестись на понты, меня не возьмёшь на испуг, строя рожи.

- Ромка мой друг, запомни. - Я изучал его как таракана под микроскопом. На остальных двоих совсем не смотрел.

- Он стукач! - бросил Кононов мне в лицо. - Мы учим его отвечать за слова!

- Ты хочешь сказать, что я друг стукача?! - мне было любопытно, как он будет выкручиваться.

Все трое молчали, не сводя с меня глаз. Они не знали как повести себя, пялились с напускной бычкой и одновременно очковали. На глаза Циганкова навернулась влага. Лопатин скривил лицо, мимическая мышца дёрнулась. Кононов отводил глаза - он не выдерживал моего взгляда в упор. Я занимался паркуром и боксом - Кононов знал об этом - и в два счёта начищу его широкую не по годам физиономию.

Махаться сразу с тремя я конечно не собирался, но и они не рискнут затевать драку - трое на одного. Выставлять себя беспредельщиками им духу не хватит. У меня для такого случая тоже друзья найдутся.

Все трое понимали расклад и потому предпочитали помалкивать. Не забывали прописную истину: закрытый рот - целее шкура. Смотрели растерянно и не двигались, смирившись с необходимостью отступить.

- Мобилу забрали, - хлюпнул Васечкин от обиды.

Он выбрался из крапивы и встал рядом со мной с видом обвинителя. Я поморщился: зловонный дух потревоженной бузины немилостиво бил прямо в ноздри.

- Мобилу сюда! - я протянул руку, ладонью кверху.

Лопатин ухмыльнулся, стараясь казаться бесстрашным. Полез в карман, достал мобильник и протянул. Васечкин выхватил телефон.

- А тебе, Лопата, я уши пообрываю! - сказал я так, как будто констатировал факт.

Лопатин побледнел до предобморочного цвета и опустил глазки как пугливая девочка.

Они постояли ещё немного, напуская видимость, что не боятся меня. И вскоре свалили с нарочито ленивым видом. Я брызнул сквозь зубы слюной им вслед и сказал пару ласковых, так, чтобы донеслось до ушей, но без точно обозначенного адресата.

- Спасибо, Андрюха! - Васечкин поправил испачканные песком очки и посмотрел благодарно.

- Не за что, - буркнул я между прочим, помогая ему собирать учебники. - Этот говнюк давно сидит у меня в печёнках. Не перевариваю его по жизни. Ищу повод, чтобы начистить ему витрину и согнать крутизну. Но он остерегается и всеми силами бережёт конский фейс.

Одежду Васечкин извазюкал как поросёнок, но отряхиваться даже не начинал. Всё-равно топать до дома - переодеться в чистое и умыться.

- Ты вообще, что тут забыл? - спросил я с лёгким наездом и напомнил: - Договорились, вроде, встретиться в раздевалке. Поболтать перед уроками и всё такое. Ты сам предлагал вчера.

- Мы заспорили с Лопатиным, он назвал меня стукачом и мы сцепились, - Ромка насупился и опустил кучерявую голову. - Он предложил выйти и разобраться, один на один. Вот мы и вышли...

- Ты как ребёнок, Ромка, - махнул я рукой. - Как будто не знаешь этих козлов. Разбираться один на один - не их тема. Они тебя развели, чтобы выманить за котельную.

Васечкин громко вздохнул и шмыгнул носом.

- Короче, забей. Дерьмо со всеми случается. - Я протянул ему яблоко, второе откусил сам. Поморщился, ну и кислятина, хотя по розовощёкому виду такого в жизни не скажешь. Откушенный кусок выплюнул, огрызок швырнул в вонючую бузину.

- А это что? - я показал на необычного вида штуковину с переливающимися огоньками - валявшуюся в пыли.

- "Культиватор дополненной составляющей". - Васечкин поднял штуковину и отряхнул от дорожной пыли. Взгляд его загорелся, о злоключениях он позабыл в тот же миг. - Я говорил тебе о нём вчера. Хотел показать как действует. Жалко времени до звонка совсем не осталось.

- Ничего, покажешь на перемене. - Я хлопнул его по плечу и протянул собранный ранец. - Но я почему-то уверен, что не дотерпишь и сделаешь это во время урока.

- Мне тоже так кажется, - звонко хохотнул Васечкин и закинул на плечо ранец. - Увидимся на географии.



К звонку на первый урок Васечкин конечно же не успел. Географичка, Анна Семёновна, удивлённо рассмотрела его, когда после стука в дверь он осторожно пробрался в класс.

Васечкин опоздал! Такого не было отродясь!

- Садись, Рома, - сказала она встревоженно, решив про себя, что даже самые непреложные ценности в этом мире способны обесцениться на глазах.

Васечкин выдохнул и направился в сторону парты, отворачиваясь и пряча ссадины на лице.

- Постой-ка, постой-ка... - географичка остановила его на полпути, приглядываясь к лицу и рассматривая во всех красноречивых подробностях. - Рома! Ты опять в синяках! Что случилось на этот раз?!

- Ничего особенного, Анна Семёновна, - улыбнулся Васечкин очень правдоподобно. - Поскользнулся на банановой кожуре и случайно упал в крапиву.

Класс дружно загоготал над неуклюжим ботаником. Географичка вздохнула задумчиво, Васечкин уселся за парту. На этом инцидент был исчерпан и урок продолжился.

Анна Семёновна рассказывала об экономической модели государственного устройства в Соединённых Штатах Америки. Почти никто не обращал внимания на её монотонный говор. Экономическая география как всегда не совпадала с увлечениями школьников самым противоречивым образом. Класс зевал как единое целое и бездарно изображал попытки прислушиваться.

"Умельцы сварганили новый прибор, погружающий в дополненную реальность без специальных очков, - прошептал Васечкин. Он сообщил мне об этом ещё в субботу, а сейчас повторил с нарочитой важностью. - Я надыбал один такой для себя, случайно, на компьютерной барахолке".

Похожий на начинающего диверсанта, он скрытно возился под партой, готовя к работе таинственный аппарат. Ему не терпелось опробовать в действии горяченький артефакт, прямо здесь и сейчас, на уроке. Чтобы осуществить этот замысел требовалось каким-то образом отвлечь внимание Анны Семёновны. Та должна не оборачиваться к доске по крайней мере минуту. Не взирая на сложность макроэкономических особенностей урбанизации в США, всевидящая географичка не забывала следить за классом поверх очков внимательным преподавательским оком.

- Вертинская, не вертись! - напомнила она о себе в очередной раз.

Пришлось импровизировать на ходу. Васечкин чирканул на бумажке короткую речь и подсунул мне. Я молча прочёл написанное, и он решительно подтолкнул меня к действию - локтём в бок. Я должен был как можно более артистично процитировать придуманную им хохму в широкие массы скучающих одноклассников. Он подначивал меня красноречивыми взглядами, не оставляя выбора. "Ты друг или свистулька?" - его коронная фраза для таких случаев сама собой просилась на ум.

Я потянул руку вверх как мог высоко, и с мученическим видом скривил лицо, прилипая к парте отяжелевшим туловищем. Как будто перепил колы на перемене, и мочевой пузырь - или что-то ещё похуже - вот-вот разорвётся вдребезги, устроив скандальный срач в масштабах отдельного класса. Географичка попалась на удочку - сжалилась надо мной и дала слово. Я перестал валять дурака, гордо вытянулся над партой и выдал с поэтическим вдохновением:

- Маленьким, я думал, что пустыня Сахара состоит из сахарного песка. Наливал в кружку чай, смотрел на глобус и пил вприглядку, но слаще от этого не становилось.

Класс загоготал дружным хором. Угнетённые учителями ученики полной грудью вдохнули редкий глоток свободы. А Васечкин в это время заканчивал своё чёрное дело. Под партой пульсировали таинственные кольца света, словно протуберанцы солнца припрятанного до поры и рвущегося на свободу из темноты.

- Нет, Быстров, пустыня Сахара состоит из кускового сахара, - в ответ сострила Анна Семёновна и класс загоготал ещё громче. - Ты пьёшь чай вприглядку с глобусом, а нужно его облизывать.

Довольный собой и уважением одноклассников я улыбнулся улыбкой из фильма "Трудный ребёнок" и присел на место. Таинственные манипуляции Васечкина с протуберанцами света под партой географичка не замечала напрочь. Она строго стучала указкой и была озабочена наведением тишины, чтобы продолжить трындеть про урбанизацию. Я раздумывал, какой ещё манёвр предпринять, чтобы содействовать другу-Васечкину в его экспериментаторских происках, но в этот момент он включил прибор.

Я расслышал звонкий щелчок и заметил, как эфир заполнявший класс на короткий миг изменился. Он стал похож на кипящее смородиновое варенье, которое мама каждый год варит на зиму в эмалированном тазике. Но секунда прошла, и эфир стал прежним - прозрачным и наполненным голосом географички, - зато изменилось другое.

За спиной Анны Семёновны творилось непостижимое. Откуда не возьмись там материализовался облизывающийся монстр, похожий на Лизуна из "Охотников на приведений". Только гораздо крупнее киношного, и судя по свирепому выражению анимированной физиономии значительно плотоядней.

Одноклассники все как один пооткрывали рты, с неподдельным ужасом глазея за спину географички. Огромный Лизун посматривал на Анну Семёновну с нескрываемым гастрономическим интересом.

- Ну хватит глазеть мне за спину! Смутить меня глупыми розыгрышами вам не удастся! - Решительным тоном заявила она и продолжила как ни в чём не бывало занудный спитч по теме урока: - Урбанизация в Соединённых Штатах сопровождалась развитием крупного бизнеса. Параллельно шёл процесс укрупнения городов: многие из них удваивали своё население каждое десятилетие...

Монстр тем временем навис над строптивой учительницей грозовым облаком. Он облизнулся очень уж аппетитно и капнул на пол зелёной слюной. Девчонки ахали и хватались ладошками за лицо, парни все как один расчехляли оружие. И только Анна Семёновна упрямо игнорировала общую обеспокоенность по этому поводу.

- Подобный впечатляющий рост объяснялся скорее технологическими, а не социальными предпосылками, - упрямствовала она, постучав для острастки указкой по учительскому столу. - В послевоенные годы большинство мануфактур перешло с водной на паровую энергию...

Зелёный монстр распахнул безразмерную пасть и употребил в пищу преподавателя географии, как какой-нибудь гастрономический разносол. Сначала в глотке скрылась голова Анны Семёновны вместе с обширной причёской. Затем с аппетитным чмокающим звуком втянулось туловище. И под конец проглотились барахтающиеся вверх тормашками нижние конечности в старомодных туфлях на плоском каблуке.

- Бульк... - сказал монстр и смачно облизнулся блестящим мультяшным языком.

Целиком погрузившаяся в пучину его внутренностей учительница голосила откуда глухо, как из пустой бочки. Доносившиеся нечленораздельные звуки выражали глубину её справедливого негодования.

Беспорядочный огонь по монстру мы открыли как по команде. Спасали ценного преподавателя не жалея боеприпасов. Старались окружить Лизуна и не дать улетучиться из класса наружу. Женька Полевой блокировал дверь, перегородив партой, а Генка Зыков приготовился бросить противопризраковую гранату.

Зелёный монстр уворачивался от выстрелов и прятался под учительским столом. Иногда высовывался и кидался учебниками. Затем метнулся к окну с целью просочиться в приоткрытую форточку.

Не тут то было. Мы палили ожесточённо, а Анна Семёновна голосила всё громче, требуя для себя свободы. Наконец, не выдержав одновременного напора извне и снаружи брюхо привидения лопнуло как мыльный пузырь. Учительницу выбросило наружу задницей кверху, обделанную с ног до головы в серобуромалиновой слизи.

Событие это географичка отпраздновала экстравагантно. Она не сразу осознала факт собственного освобождения, некоторое время по инерции отбивалась руками и голосила как слабослышащая, забивая густой русский мат в уши осоловевших школьников. Но поняв, наконец, что к чему, захлопнула варежку на матерном полуслове.

- Кто это сделал! - взвизгнула географичка истерическим голосом.

Она сидела на жопе ровно в растекающейся по полу скользкой луже. И колотила указкой по парте в состоянии стихийного помешательства с присущим классу школьных учителей диктаторским самомнением.

Васечкин смело встал из-за парты. Честный и добродушный, как Казьма Прутков. С грустно опущенной повинной головушкой. Нам всем его было жаль, мы все уважали его за смелость и гордились им втихомолку!

- Как, Рома, ты?! - всплеснула географичка руками. Она была горько разочарована и искренне потрясена.

Неуклюже поднявшись на ноги, она попыталась поправить скособоченную причёску. Затем сняла очки, поняв, что ничего в них не видит, и растерянно протёрла стёкла старомодным носовым платком. И только вернув их на переносицу, поверила, что перед ней тот самый непогрешимый Васечкин, а не какой-нибудь шалопутный Быстров. С ног до головы рассмотрела его персону, усилием воли взяла себя в руки и громким непререкаемым голосом вынесла приговор:

- Родителей в школу, завтра же!

Ботаник понурил голову и опустился за парту. А я подумал, что Анна Семёновна думает примерно вот так: первый ученик класса совсем отбился от рук, этот хулиган Быстров на него дурно влияет! Совершенно справедливо подумала, если честно признаться.



Следующим после географии уроком по расписанию шла физкультура. На перемене мы разболтались с девчонками, проникшимися к Васечкину уважительным интересом. После его выходки на прошлом уроке школа гудела как встревоженный улей. Новость о новоявленном артефакте волей которого проглатываются учителя географии разлеталась быстрее пули. Васечкин в мановение ока стал знаменитостью и всеобщим кумиром. О нём слагались героические легенды и прикольные школьные небылицы. Девчонки обступили ботаника щебетливой гурьбой и украдкой снимали на видео, чтобы выложить затем в ютубе. Пацаны мечтали с ним подружиться и стояли в очереди на допуск к его отважной персоне.

Уже переодетые для физ-ры мы толпились в тамбуре между двумя раздевалками. Болтовня стояла такая, что в ушах гудело. Васечкин и наша компания, разумеется, были в центре всеобщего навязчивого внимания.

- Этот Китаурон из Новоалтайска, такой симпатичный! - восхитилась Настя Пинигина - первая красавица в классе и лучшая подруга Светы Вертинской, по которой вздыхал Ромка Васечкин.

- Они общались вчера по скайпу, - выдала подругу Света, такая же кокетка, красавица и болтушка. К тому же круглая отличница, как и сам герой последних событий.

Она симпатизировала Васечкину давно. Единственная девчонка в классе, которая не шарахалась от ботаника, чудака и очкарика. Васечкин регулярно провожал её до дома после уроков, и как самый настоящий старомодный рыцарь нёс за неё портфель. А однажды, я сам это видел, подарил ей на день рождения достойный королевы букет розовых роз.

Васечкин вообще был парень что надо, его было за что уважать, хоть многие в нашем классе этого не понимали. Например Кононов - качок и выпендрёжник. Кононов предпочитал тусить со старшеклассниками и выставляться перед сверстниками крутым и взрослым. Он водился с "правильными пацанами", а меня причислял к лохам за дружбу с "неправильным" Васечкиным. Видимо, отец драл его ремнём в глубоком молочном детстве как сидорову козу, и комплексы теперь вылазили из малохольного как глисты во время поноса.

- Мы проболтали с Серёжей весь вечер, - призналась Настя Пинигина и зарумянилась. - Он хакер, талантливый программист и продвинутый геймер. Серёжа рассказывал мне про инновации и перспективы игры. Я даже заслушалась... - Она порхала длинными не по годам ресницами, как самая настоящая бабочка.

- Мне кажется, тебя интересует он сам, а совсем не игра, - довольная своей сообразительностью Света помотала в воздухе кокетливым хвостом из волос.

- Не выдумывай, - улыбнулась Настя и состроила ямочки на щеках. - Говорить об этом ещё слишком рано.

Девчонки нашего класса как всегда соревновались в манерности. Последнее время среди них ходила повальная мода вести кокетливыми голосами кокетливые разговоры и создавать на публику соответствующий вид. Мы, пацаны, мирились с девчачьими тараканами как с явлениями природы от которых никуда не деться и почти не обращали внимания.

Наконец, прозвенел долгожданный звонок и спортзал открылся. Мы шарахнулись в его сторону всей толпой, заметно прогиная дверь, как будто внутри раздавали даром какую-то неслыханную халяву. Весёлая давка перед дверью спортзала - неискоренимый школьный обычай.

Первые пол-урока как всегда занимала разминка. Эта нудная котовасия никому не нравилась, все дружно сачковали и претворялись бодрыми. Последние двадцать минут отводились на игру в баскетбол - увлекательное мероприятие, по традиции ожидаемое с нетерпением. Такой распорядок сложился при новой учителе физкультуры, Олеге Борисовиче, по прозвищу "Зелёный", данным ему за неизменный цвет его спортивной формы.

По окончании разминки Зелёный велел пацанам разбиться на две команды, для остальных выделил волейбольный мяч и отпер дверь на улицу. Давал возможность желающим поиграть в картошку или волейбол на свежем воздухе. Но на улицу никто не пошёл, все дружно остались под крышей, в ожидании нового шоу в исполнении Ромки Васечкина. Он снова завёл свою волшебную штуковину, излучавшую протуберанцы света и этот факт безумно интриговал.

Васечкин показал её Зелёному, и тот заинтересовался. Ромка рассказал для чего она, по ходу дела что-то настраивая. Он понажимал разноцветные кнопочки и наш спортзал чудесным образом преобразился. Увеличился на глазах и превратился в бушующий многотысячный дворец спорта, до отказа забитый азартными болельщиками. Мы огляделись по сторонам и дружно ахнули, девчонки cхватились за щёчки ладошками.

Баскетбольная площадка раскрасилась в сине-жёлтые цвета - символику клуба "Голден Стейт Уорриорз." Синекожий варвар в золотой полумаске - талисман команды - нацелил молнию-копьё на неведомого врага на фоне огромного баскетбольного мяча. Он высветился на электронном табло рядом с временем и нулями неоткрытого счёта в матче. Нарисовался на огромном видеоэкране, занимавшем одну из торцовых стен целиком. На гладком глянцевом паркете в центральном круге площадки. И всюду, где только можно.

Васечкин снова понажимал на кнопки, и внешность баскетболистов преобразилась. На игроках команды Кононова возникла форма "Варваров Золотого Штата", на нас - клуба "Кливленд Кавальерс" с символом из перекрещённых шпаг. На табло загорелась огромная надпись: "финальный матч чемпионата НБА!"

На девчонках возникла форма черлидерс - нарядная и кокетливая до чёртиков в заднице. Короткие топы с открытой талией и воротниками-стойками. На груди аппликации с названиями команд. Короткие юбки на резинке-кокетке с болтающимися пышными шлёвками. Блестящие и мельтешащие помпоны в руках.

Мы жадно заимствуем у гнилого Запада множество сверкающих атрибутов. Зовём этот "Запад" "гнилым" по важным для наших политиков политически важным причинам, но всё-равно заимствуем. Лично мне особенно нравится именно этот из атрибутов - с зажигательными танцами весёлых девчонок, стройными ножками, уймой красивостей и кокетства.

- Вот это да! - восхитился Зелёный.

- Дополненная реальность рулит! Добро пожаловать на новый уровень! - Пригласил Васечкин, очень важный и гордый собой.

- Как такое вообще возможно? - Я подсел рядом с ним, заглядывая в прибор. Как будто мог хоть что-то понять в бегущих огнях на дисплее-трансформере. - Всё то, что ты сотворил - точь-в-точь как самое настоящее.

Васечкин нажимал на кусочки-клавиши на пазле-клавиатуре при полном отсутствии каких-либо надписей или обозначений.

- Пёс его знает, - пожал он плечами и пробормотал туманно: - Сверхтехнологии будущего привнесённые в настоящее силами игровой техномагии. Япошки изобрели.

Васечкин поколдовал над расчудесным изобретением, и появился виртуальный баскетболист, точная копия Майкла Джордана. Баскетболист взял в руки мяч и повозился с ним, вспоминая дриблинг. Затем разбежался, подпрыгнул, нереально долго провисел в воздухе, словно умел летать, и вбил мяч в корзину сверху. В свойственной только ему манере Воздушный Майкл высунул язык изо рта в момент баскетбольного апофеоза на неимоверное расстояние.

Виртуальные зрители взревели как буйно помешанные. Зрители не виртуальные вскочили с мест вместе с ними и тоже зааплодировали. Его Воздушество улыбнулся белозубой улыбкой, приложил руку к груди в знак признательности почитателям и раскрутил баскетбольный мяч, вращая его на указательном пальце.

У Зелёного вытянулось лицо, он покачал головой и потрогал вспотевший лоб.

- Впервые вижу Майкла Джордана не по телеку, - признался он с круглыми как монеты глазами. - Легенда, а до сих пор хорош как в молодости. Твоя машинка творит чудеса, воскрешая баскетбольное ретро. Неужели и автограф взять можно?

- Талант не ржавеет, - улыбнулся румяный от удовольствия Васечкин. - Берите, раз хочется! Только авторучку свою несите. Проецировать в реальность виртуальные авторучки япошки не научились пока.

Майкл Джордан скромно присел на лавочку, давая понять, что участвует в сегодняшнем шоу исключительно в роли гостя. Брать его в качестве игрока в одну из команд было, мягко говоря, нечестно. Он как всегда обаятельно улыбался и раздавал автографы, окружённый стайкой приставучих поклонников - виртуальных вперемежку с самыми настоящими. А мы тем временем заканчивали приготовления к матчу.

Составы команд на баскетбольных матчах во время уроков физ-ры всегда были примерно известны. В моей, как всегда, Генка Зыков - длинный и худой как шланг, и шустрый коротышка - Мишка Ширяев. Мы здорово успели сыграться вместе. В команде Кононова - два его дружбана. Ещё по два игрока в каждую из команд обычно добирались капитанами из числа желающих. Но на это раз вышло иначе.

Васечкин предложил добавить в команды по два виртуальных баскетболиста, в качестве эксперимента. Зелёный не стал возражать. Кое-кто вздумал не соглашаться, но Юрка Анохин предложил выставить собственную команду взамен отказавшейся, и Кононов с дружками позакрывали рты. Припёртые к стенке, они согласились на выставленные условия.

В воздухе замерцал голографический экран для выбора. Изображения виртуальных баскетболистов стояли как живые внутри иконок. Я пролистал их рукой, нажал на самую развесёлую, и картинка из мультика волшебным образом ожила. Анимированный баскетболист задвигался и выпрыгнул со страницы в реальный мир, обретя положенную для этого материальность. Я не вытерпел и решил проверить, насколько он настоящий, и ущипнул за утиный хвост. Тот игигикнул и уставился на меня с разинутым от удивления клювом.

- Крутяк! - подивился я.

- Ещё бы не крутяк! - весело пробубнил Зигзаг МакКряк своим знаменитым басом, заимствованным из мультика.

Ещё одним игроком в нашу команду я выбрал Резинового Подпрыгу, Кононов выбрал Намыленного Проныру и Мульт-Заброса. Мы все как один фанатели от баскетбола, играли при каждом удобном случае и рубились в компьютерные симуляторы, а потому о способностях анимированных баскетболистов знали не понаслышке.

Самым поразительным было умение виртуальных персонажей управлять предметами из нашей настоящей реальности. К примеру баскетбольным мячом, как делал только что Майкл Джордан. Это был какой-то совершенно новый уровень реалистичности. Откуда у Васечкина этот прибор?! В покупку такой феноменальной штуковины на барахолке мог поверить только оконченный простофиля.

Пока мы возились с формальностями, зрители на стадионе требовали начала игры. Они давно уже недовольно посвистывали. Нам самим не терпелось начать, тем более при таком антураже.

Как всегда забились сыграть два тайма по десять минут "грязного" времени, именно столько его осталось до конца урока. На кону по традиции стояло мытьё полов. Проигравшая команда драит спортзал и раздевалки.

Зелёный дал свисток к началу и подбросил мяч в воздух. Я выиграл спорный у Кононова, откинув мяч в руки Зигзагу и игра понеслась. Мы первыми забросили двух-очковый и повели в счёте. Зигзаг обыграл Лопатина и отпасовал под кольцо Генке Зыкову. "Длинный", так звали за глаза Генку, положил мяч в корзину с отскоком от щита.

Соперники быстро сравняли. Кононов ввёл мяч из-за лицевой, отдав пас Цыганкову, тот дальше на ход Муль-Забросу, который обфинтил двоих, бросил крюком и попал. Счёт два-два, матч обещал получиться упорным.

Минуты три мы играли на равных. При счёте 8:6 в нашу пользу Кононов поскользнулся в момент броска, и мяч полетел совсем не в кольцо. Васечкин захохотал на скамейке, усердно давя на кнопочки своей волшебной машинки. Кононов зыркнул на него косо, словно заподозрил неладное, показал кулак и прокричал ругательство, утонувшее в гуле болельщиков. Я не расслышал, что именно он кричал, но точно что-то неблагозвучное. Зато Васечкин наверняка расслышал, он показал Кононову козу и снова захохотал.

А дальше начались чудеса, мячи полетели в одно кольцо. Нам везло непостижимым образом буквально на каждом шагу. У нас получалось всё, у Кононова с друзьями - совсем ничего. Мы и раньше надирали им задницу, но с таким разгромным счётом впервые. Местные голографические болельщики болели за "Голден Стейт", то есть за наших соперников, но даже это команде Кононова не помогало. Мяч сам вываливался у них из рук, и даже ловкачи Намыленный Проныра и Мульт-Заброс искренне не понимали что происходит.

Я снова бросал трёх-очковый и как всегда попал. Не успели соперники разыграть, а мяч уже выпал из рук Лопатина. Генка Зыков перехватил, Подпрыга поставил заслон, Лопатин наткнулся на резиновый торс и отскочил как от стенки. А Генка в это время без помех забрасывал двушку. Спустя пять секунд мы снова перехватили мяч и снова пошли в атаку. Кононов выставил передо мной накачанные лошадиные руки, не давая бросить, но я нашёлся и тут - подкинул мяч над кольцом, отпасовав Подпрыге, топтавшемуся без дела в трёхсекундной зоне. Тот выстрелил вверх как из рогатки и вколотил мяч в кольцо сверху.

Одноклассники вопили и улюлюкали от удовольствия. Они болели за нас в полном составе, ведь в нашей команде играл лучший друг их новоявленного кумира - Ромки Васечкина. Света Вертинская вертела в во все стороны хвостом из волос, задорно шелестела помпонами и пританцовывала зажигательней всех. Васечкин пялился на неё с довольной миной и улыбался заветным мечтам, клубившимся в голове по воле лукавых амуров.

Кононов и его друзья бесились от злости, не понимая в чём дело. Мяч прыгал по дужке после их бросков, но в кольцо не проваливался, хоть тресни. Зато он слушался нас и попадал куда надо, словно надрессированный. Мы забрасывали двушки и трёшки на любой вкус, как будто издевались над неумёхами. Намыленный Проныра от беспомощности и досады проглотил мяч, Зелёный свистнул фол и достал запасной из кладовки, а я встал на линию пробивать штрафные. Как положено положил в кольцо два из двух и поспешил назад, чтобы отработать в защите. Зигзаг и Юрка Анохин тут же накрыли Кононова дружным прессингом, Подпрыга перехватил мяч и быстро отпасовал мне.

Подпрыга не умел водить - умел лишь подпрыгивать и бросать в кольцо. Не очень-то удобно стучать мячом по полу, прыгая на единственной ноге-джампере. Зелёный регулярно свистел, выписывая ему фол за пробежку, и благоразумный Подпрыга, не долго думая, отказался от затеи прослыть дриблёром. Всякий раз как ему отдавали пас он отпихивался от мяча всеми тремя руками, переправляя в касание кому-нибудь из своих, но стучать им об пол отказывался категорически.

Привыкнув к стилю игры Подпрыги, я всё чаще использовал его в качестве стенки или как трамплин для прыжка. Вот и на этого раз я разбежался, наступил на подстелившегося Подпрыгу, оттолкнулся от него и, зависнув в воздухе по примеру Воздушного Майкла, заколотил мяч сверху двумя руками.

- Вау!!! - завопили девчонки хором. А сам сидящий на скамейке Майкл даже показал большой палец. Честное слово, не вру!

За пару минут до конца на табло горел счёт 54: 12 в пользу гостей из Кливленда. Вопрос о победителе давно не стоял. Но это было ещё не все, потому что дальше случилось самое интересное!

Генка Зыков с силой швырнул мяч мне на ход. Он всегда так делал, когда замечал, что я убегаю в отрыв. Я ловил мяч в конечной точке полёта, подстраиваясь на бегу, выпрыгивал и забрасывал из-под кольца. Но на этот раз вышло иначе, и мяч не долетел до меня. Я отчётливо видел как он вильнул в сторону на полпути, непостижимым образом самовольно изменив направление. Запущенный с силой тяжёлый баскетбольный мяч угодил в нос Лопатину, голова того по инерции качнулась назад и ударила затылком в лицо стоявшего позади Цыганкова. Они попадали друг на друга как кегли в боулинге.

Но на этом злоключения недругов Васечкина не закончились. Кононов поскользнулся на ровном месте и упал лицом на шведскую стенку, он видимо наступил с разбегу на непросохший след Намыленного Проныры. В результате, когда Зелёный поднял на ноги всех троих и наскоро осмотрел повреждения, мы получили: разбитый нос у Лопатина, синяк под глазом у Цыганкова и выбитый зуб у Кононова. Такая череда несчастных случайностей наводила на мысль о чьём-то злом умысле, впрочем, никем не доказанном. Физрук не стал затягивать матч и дал на этом финальный свисток.

- Дополненная реальность шагает вперёд семимильными шагами, - хвастался Васечкин, когда я подсел рядом с ним на скамейку. - Игра эволюционирует и совершенствует сама себя, опережая замыслы разработчиков. После запуска нового сверхмощного сервера с искусственным интеллектом, она соображает сама и работает автономно. Игровые вселенные усложняются с каждым днём и уже усложнились до невозможности.

- Вся эта набаламученная фантазия в один распрекрасный день воплотится в реальность, - обрадовался Юрка Анохин. - И это будет вселенский крутяк!

- Страшно подумать, что начнётся тогда! - Васечкина округлил глаза, представив себе такой поворот.

В это время подошёл Кононов с дружками и мы отвлеклись. Униженные побоями ещё больше чем разгромом в игре, они явно заявились с предъявой. Кононов вылупился на Ромку и обозвал его распоследним словом - громко, на весь спортзал. Васечкин промолчал в ответ и набычился, готовый кинуться в драку. Но я вмешался и вставил словцо.

- Ромка, в отличии от тебя, настоящий пацан!

Кононов глянул на меня с бычкой и словно назло замахнулся на Васечкина кулаком. Нависла напряжённая тишина, даже девчонки притихли. Но Васечкин не испугался ни разу. Он отложил волшебный приборчик в сторону и приготовился драться.

Но он был для этого маловат, и мне пришлось заменить его в качестве драчуна. Я выступил вперёд и посоветовал Кононову, как мог язвительно:

- Ты здесь кипятком не писайся, а то я тебя при всех опозорю.

Он выцепил бы по полной - только тронь салабона. Заступаюсь за друга - имею право.

Кононов заметил мои сжатые кулаки и стиснув зубы проглотил пилюлю. Он отступил от Васечкина, глянул искоса на потрёпанных дружбанов и отвалил от скамейки.

- Красава, Ромик! - поздравил я Васечкина, и мы по-пацански стукнулись кулаками. - Ты натянул их по самые помидоры.

Васечкин "выключил" стадион и вернул на место наш школьный спортзал. Физ-ра закончилась, и все расходились по раздевалкам.

Зелёный дал проигравшим ключ от уборной и те потопали за ведром и шваброй. Красавцы на любой вкус: с расквашенным носом, выбитым зубом и подбитым глазом. Васечкин хохотнул им вслед, и Кононов зло обернулся.

- Топай-топай, Соловей-Разбойник! - ляпнул я, и девчонки звонко захохотали.




Глава третья



На следующий день Васечкин заявился в школу в облике цефалида. Жуткий трёхметровый монстр растянул довольную мину при виде любознательных школяров. Он покатал на загривке первоклашек по двору возле школы и напугал Цыганкова, зарычав по-звериному. Тот перетрусил на месте до состояния влажных штанов и пулей пролетел сквозь входную дверь, не разбирая ступенек на лестнице.

Я не стал расспрашивать Васечкина, как ему удалось такое, а только стукнулся в знак приветствия кулаком о здоровенный кулак цефалида и поощрительно показал большой палец. Я так понял, он научился переносить игровой образ напрямую в реал, без помощи очков дополненной реальности или переформатирующих программ, и теперь этим пользовался на всю катушку.

Наша компания как всегда собиралась возле школьного крыльца перед первым уроком. Выражая радость от встречи мы игрались в друзяшки-обнимашки - увлекательный ритуал принятый в подростковой среде. Погода на улице стояла отличная, Бабье лето в самом разгаре, и потому никто из нас в помещение не торопился.

Васечкин заметил Свету Вертинскую, понажимал кнопки на своём чудесном приборчике и быстренько принял обычное видообразие. Испугался, что если останется в таком виде, то обнимашек со Светой ему не видать. Он как положено обменялся рукопожатиями с пацанами и по-дружески приобнял каждую из девчонок. Со Светой он обнимался особенно тщательно и добросовестно, а я не менее тщательно и добросовестно обнимался с Юлей Никоновой.

- Кононов и его друзья после одиннадцатого надумали всей компашкой в школу полиции поступать, - сообщил Генка Зыков самую горячую школьную новость на этот час.

- Туда этой троице и дорога, - хохотнул Васечкин. - Я слышал с утра анекдот, как раз на тему.

- Рассказывай, интересно! - подбодрила Света Вертинская своего ухажёра и похвасталась за него: - Рома классно рассказывает анекдоты! Последний раз я хохотала весь вечер.

- Два патрульных пэпээсника поздно вечером заметили на улице пьяного, - начал воодушевлённый Васечкин. - Отвезли в отдел, посадили в клетку, по почкам надавали, из карманов всё вытряхнули. Бабосы пополам поделили.

- Ты по какой причине в полицию пошёл служить? - спрашивает один другого.

- По соответствию морально-нравственных качеств.

- Угу. Я тоже!

Девчонки даже не засмеялись. Парни тем более. Генка Зыков неопределённо хмыкнул.

Роль критика я взял на себя.

- На правду слишком похоже. А правда в нашей стране штука не популярная. И тем более не смешная. Враньё куда веселей.

Звонок на урок прервал разговоры, и мы потопали в направлении класса на отбывание ученических обязанностей.

Первым уроком по расписанию шла астрономия. Мы поднимались по лестницам в класс и балалакали по дороге, ещё не зная о новом сюрпризе от предприимчивого затейника Васечкина.

- Сегодня будет не обычный урок, а в форме экскурсии, - объявил нам препод, Сергей Борисович, со свойственным только ему романтическим вдохновением, когда мы расселись по своим местам. - Планеты солнечной системы мы увидим не в компьютерной графике, как привыкли, а собственными глазами.

Сергей Борисович гордо поправил воротничок рубашки и торжественно кивнул Васечкину.

- Ну, Рома, хвастайся, раз обещал!

Васечкин кивнул в ответ. Он закопался в своём расчудесном приборе и как всегда вслед за этим случилось настоящее волшебство. Свет в классе потух сам собой, словно в каком-нибудь кинозале, и в следующий миг вокруг нас высветилась картинка - яркая, трёхмерная и впечатляющая. Но только не на экране, как во время киносеанса, а со всех четырёх сторон. Мы очутились на неизвестной планете - на Марсе, судя по красным пескам. Глаза у меня полезли на лоб, одноклассники загудели от удивления. Поражён был даже Сергей Борисович.

- Вот это да! - захлопала в ладоши Маринка Трусова.

Всем стало вдруг до чёртиков интересно. Захотелось потрогать марсианские камни и убедиться, что они не мираж. Я тоже встал из-за парты и пошёл рассматривать достопримечательности красной планеты. Одноклассники бродили вокруг, трогали руками скалы и остроконечные каменные столбы. Сергей Борисович рассматривал в лупу подобранный местный камушек, не особенно доверяя невооружённому глазу.

Скала к которой прикоснулся я была самой настоящей без всякого надувательства - шершавая и сухая, наощупь напоминавшая обычный гранит. Под ногами я чувствовал твёрдую почву, а местный ветерок слегка задувал за шиворот. Мы попали на Марс до которого можно дотронуться и воздухом которого можно дышать!

- Но люди не приспособлены к дыханию марсианским воздухом! - заверещала привередливая Маринка Трусова. - На Марсе почти нет кислорода, воздух слишком разрежен, а сама воздушная смесь не годится для человеческих лёгких. Но мы дышим им и не чувствуем разницы с нашим земным... Как же так?

- Это иллюзия, дура, - рявкнул Кононов и заржал по-конски. Он остался сидеть за партой с равнодушным видом, один-единственный из всего класса. - Обычная адаптированная реальность, дешёвая подделка под настоящий Марс. Ты сейчас на Земле, там же где и была, меняются только картинки перед глазами и осязательные ощущения. Как в видеокомиксе.

- Он прав, - согласился Васечкин. - Это альтернативный оттиск нашей реальности. Всего-навсего. Но Новая Вселенная не иллюзия, как думает Кононов, она существует на самом деле, только в другом формате, отличном от нашей родной Вселенной. Здесь можно построить дом и поселиться в нём, вырастить сад и лопать черешню с клубникой. Но только для этого нужно адаптироваться самому, совместиться полностью с форматом Новой Вселенной.

- Это всё из-за Светоча Первозданности, - догадался Ромка Ширяев. - Американцы активировали его вчера, и это повлияло на дополненную реальность самым невероятным образом.

Больше ничего потрясающего на этот раз не случилось. Урок закончился тихо и мирно, а Васечкин не выкинул очередного фокуса к которым успел приучить одноклассников. Но всем нам понравилось изучать занудный предмет в таком необычном формате. Васечкин торжественно пообещал, что к следующему уроку астрономии он подготовит для нас экскурсию на Венеру, Меркурий или Сатурн.




На перемене наш класс дружной толпой переместился в рекреацию этажом выше в ожидании следующего урока. Девчонки как всегда вели кокетливые беседы, а парни спорили о своём и изредка прислушивались к манерным болтушкам. Васечкин, разумеется, оказался в центре внимания. Любопытные обступили его со всех сторон и внимали новоявленному авторитету с широко распахнутыми ушами.

- Вчера я весь вечер проговорила по скайпу с Серёжей - Китауроном из Новоалтайска, - шелестела пухлыми губками милашка Настя Пинигина. - Он зовёт меня поиграть в "Третью Мировую" и уже пригласил на свидание. Пока, правда, только в игре... - Настя выдохнула так томно, что показалась мне страдающей от любви Джульеттой. - Я немного подумала для приличия, прежде чем позволила себя уговорить. Но собственный образ в игре пока не выбрала.

- Рома тоже меня зовёт! - прощебетала Света Вертинская, гордая взлетевшим куда-то под небеса новым статусом своего воздыхателя. - Я ничего пока не решила точно, но образ на всякий случай подобрала. Я буду роковой красоткой с зажигательной и экзотичной внешностью. Мне пришлось подумать как следует, ведь пределы игры допускают большое разнообразие выбора.

Молчавшая до этого Юля Никонова повернулась в мою сторону и напомнила:

- Сегодня вечером мы собирались в кино! - она хлопала на меня большими глазами с подведёнными тушью ресницами, совсем как взрослая.

Ей хотелось похвастаться перед подругами как обходителен с ней её парень. Не чета простофилям Китаурону или Васечкину, завязшим в виртуальных игрушках, вместо того чтобы уделять внимание своим девушкам.

- Прости, сегодня вечером не получится, - убил я её ответом, прямым, как кувалда в лоб. - Мы участвуем с Ромкой в миссии на Аль-Валгалле, свергаем тамошнего диктатора Аль-Анубиса. Межгалактическая война в самом разгаре.

Я очень разочаровывал Юлю. К тому же в присутствии её лучших подруг. Это делало мой отказ совсем непростительным, автоматически переводя наши с ней отношения из статуса перспективных в статус неопределённых.

- Но ты обещал в прошлый раз! - напомнила она с ноткой стервозности.

Я мялся, не узнавая себя, совсем как какой-нибудь подкаблучник. Юля с гонором надула губки и отвернулась. Настя и Света посмотрели на неё с девичьим сочувствием и практически никак не выраженной, но откровенно бросающейся в глаза насмешкой.

Но тут к моему облегчению послышался голос Васечкина, и это событие разом всех отвлекло. Он спорил с кем-то на высоких тонах с присущим ему ораторским темпераментом.

- Так это правда или неправда? - спрашивал у него Генка Зыков. - Тот Марс в котором мы побывали на географии, он настоящий или ты просто сотворил фокус?

- Ты видел раньше такие фокусы?! - вмешался Колька Смирнов. - Я щупал камни собственными руками! Они были самыми настоящими - нагретым солнцем гранитом. Это точно не фокус, скорее какая-то магия.

- Какой ты смехотный, - хихикнул Мишка Ширяев. - Магии не существует в природе. Она продукт шоу-бизнеса, дающий жирный барыш за счёт доверчивых лопухов, как ты.

- Магия и волшебство существуют! - сделал Васечкин дерзкое заявление и все немедленно к нему прислушались. - Явления эти не менее научны, чем физика или химия, хоть к ним и относятся несерьёзно. В нашем мире они не так актуальны по причине условий заданных для местной среды.

Излюбленное занятие Васечкина: рассказывать заумные небылицы. Мороча головы доверчивых школяров, он получал невыразимое удовольствие. Но раньше к нему не прислушивались серьёзно. Другое дело сейчас, когда он прогремел известными выходками на всю школу. Настал его звёздный час, он ковал железо пока горячо и раскручивал свой новоявленный бренд на всю катушку.

- Сравним, например, волшебство с электричеством, - разошёлся он. - И это сразу многое объяснит. У нас электричество существует, а в мире непохожем на наш, оно может оказаться магией. Каких-то пару веков назад земляне верили в электричество приблизительно также, как сейчас в Санта Клауса. Другими словами, оно, электричество, казалось нашим предкам вредоносной ересью. Во времена святой инквизиции Коперника считали антихристом, а Тесла - мошенником и сатаной одновременно.

- Ты хочешь сказать, что земная наука не доросла до магии? - влез с сомнениями Генка Зыков.

- Я этого не говорю, не придумывай за меня, - обиделся Васечкин. - Я говорю о разнице в мироустройстве. В мирах отличных от нашего чудеса точно также могут обуславливаться природой, как в нашем ею обусловлено электричество. Магии и волшебства не существует здесь и сейчас, но это не значит, что при других законах природы порядок и правила мира останутся теми же.

Одноклассники развесили уши, как лопухи в огороде и с трепетом ловили в каждое слово Васечкина. Девчонки хлопали большими глазами и любовались на небожителя спустившегося на землю ради миссии просвещения.

- Свойства времени, материи и пространства могут быть произвольными, - продолжал заумничать "небожитель" с нахлынувшим вдохновением. - Всё зависит от установок, которым подчиняется мир. Но бывают и исключения: локальные зоны времени или пространства, где нарушаются сами правила. В результате происходит необъяснимое.

- Ты знатно нагородил, Ромка! - я показал ему большой палец. - Опять начитался мозголомных статей на засекреченных сайтах.

- Ничего я не начитался, - обиделся Васечкин на лучшего друга. - Я итак начитанный, и тебе желаю того же.

- Тебя, Андрей, никто не заставляет верить, - вмешалась Света Вертинская по мою душу. - Не обращай внимания, Рома! Ты очень интересно рассказываешь! Я только не поняла одного...

Как только Света открыла рот, всем сразу стало понятно как сильно она преувеличивала. Не поняла она гораздо больше чем "одного". Но Васечкин ухватился за Свету как за спасательный круг, которого недостойно море. Он прицепился к красивому слову произнесённому красивым ртом обожаемой им красавицы, и начал от него плясать, наврав как всегда с три короба.

- Материя, пространство и время это инструменты для донесения информации до пользователей системы. То есть, до разумных существ, - довольный Васечкин улыбался как победитель. - А формы не существует совсем. Форма это иллюзия - предохранитель в нашем мозгу, чтобы не сойти с ума.

- Мы это поняли, - уверенно сказала Света сразу за всех. - Мы не поняли про исключения...

И Васечкин снисходительно разжевал для предмета своего поклонения. Форму он считал иллюзией, но случай со Светой Вертинской был явно выраженным исключением.

- Всё относительно правил игры, - он смотрел на неё и раздувался от гордости умнейшего из самцов. - Вон какие в футболе ворота огромные, а двадцать два футболиста забивают в них в лучшем случае два-три гола за полтора часа игрового времени. А в баскетболе совсем не так, там забрасывают больше сотни мячей в малюсенькое кольцо всего за сорок минут.

- Это потому, что в баскетболе нет вратаря! - влез догадливый Колька Смирнов. - Появись в баскетболе вратарь, и мяч в кольцо не залетит ни разу. Мы можем поставить вратаря в кольцо, а можем убрать из футбольных ворот, результат зависит от принятых нами решений.

- C чего ты взял, что принимаешь решения? - хмыкнул Васечкин с вызовом. - Не верь, тебя обманули. Их принимают за нас другие, а нам позволяют верить в самостоятельность.

Все разом посмотрели на Кольку, сморозившего поперёк гения. Никто его не одобрил, все дружно одобряли Васечкина, хоть тот и нёс несусветную чепуху. Прямо гипноз какой-то, подстать наболевшему зомбоящику.

Растерянный Колька неловко пожал плечами и отвечать не стал. Он побоялся сесть в лужу, хотя итак уже в ней сидел по самые помидоры. Васечкин воспользовался преимуществом и немедленно впендюрил в уши благодарных слушателей очередное заумство:

- Человеческое сознание - марионетка, его контролирует подсознание. Нам только кажется, что мы управляем собственными проступками посредством разума, на самом деле - это иллюзия. Выйти из-под контроля нельзя, сумевший добиться этого сравнится своим могуществом с богом. Наличие собственной воли - удел существ другого порядка, людям самостоятельность недоступна.

Девчонки махали ресницами, как мотыльки летящие на огонь, - их головы романтично кружились. Они поймались ушами на удочку красноречия и пялились на ботаника глазами влюблённых дурочек. Я видел отражения ушлого вундеркинда в их расширившихся зрачках и тихо злился по этому поводу.

Пора останавливать Васечкина, думал я, иначе всё это плохо кончится. Девчонки совсем в облака улетят, кому их потом возвращать на землю? Хватит с него на сегодня славы, он итак в ней купается по макушку, как бы не захлебнулся.

- Ты веришь, что станешь богом, отключив подсознание? - поддел я Васечкина с усмешкой, но девчонки даже не улыбнулись. Авторитет ботаника не позволил им даже этого.

- А ты, Быстров, не завидуй, - гордо заявила Света Вертинская. - Зависть - удел ограниченных.

- Ты как всегда запутался в элементарном, а сложного не понял совсем, - поставил меня на место совсем обнаглевший Васечкин! - Подсознание не помеха для человеческого развития, оно всего-лишь фактор контроля.

Генка Зыков демонстративно залыбился и поддержал меня в трудный момент:

- Любой может стать небожителем, или только Рома? - съехидничал он.

- Конечно же только он, - успокоил я. - Другим, к сожалению, не дано. Когда ты добьёшься, Ромик, божественных полномочий, то пригласишь нас в гости к себе на Олимп?

- Ты выслушай до конца, а потом язви, - пробухтел рассерженный Васечкин. - Поёрничаешь, когда я закончу. Если кишка раньше не сдуется.

Я сложил руки лодочкой и поклонился как покорный джинн хозяину лампы. Потроллил его, одним словом, с целью вывести из равновесия.

- Существуют бессознательные рефлексы, сознательные поступки и подсознание, которое стоит над всем этим, - разглагольствовал начитанный Васечкин, щеголяя фразами и словечками из научно-популярных журналов. - Человек воспринимает себя через сознание, а неосознанная часть разума ему неподвластна. Подсознание, в свою очередь, связано с ноосферой, то есть с внешним информационным полем. Между разумом человека и Вселенским Знанием должно быть связующее звено.

- Я где-то слышала это раньше! - искренне удивилась Света Вертинская.

- Одна из модных концепций устройства мира, - мудрёно объяснил Генка Зыков. - Но дальше будет скучно и не интересно. Про битву хаоса и гармонии, Большой План и высшее предназначение.

Васечкин пропустил обе реплики мимо ушей и заталдычил на прежней волне:

- Подсознание управляет сознанием и подчиняется ноосфере, а команды, как правило, направлены в одну сторону. Но возможен и "обратный поток". В исключительных случаях сознание способно заимствовать информацию из внешнего информационного поля и даже влиять на неё. Заимствование мы называем: провидением, интуицией, ясновидением. А умение повлиять: гипнозом, телекинезом, левитацией и прочими словечками означающими сверхспособности. Но способности эти в высшей степени исключительны. Нечто вроде ошибки администратора.

Васечкин выдержал театральную паузу, давая возможность слушателям "переварить", и продолжил с умноженным вдохновением:

- Но если изменить полярность потока... Научиться использовать его осознанно в своих целях... Мы больше не будем зависеть от чужой воли и подчиним себе ноосферу. Если это случится, человек научится управлять Вселенной, и не как-нибудь опосредованно, при содействии технологий, а напрямую. Создавать галактики, менять законы природы, тасовать континуумы и изменять их свойства.

- И почему мы этому не научимся? - не вытерпел Колька Смирнов.

- Потому что "обратный поток" для нас заблокирован! - выдал Васечкин фатальное заключение. - Сознание не способно освободиться, предохранители в мозгу "пользователей системы" подчинены исключительно "администратору". Стать богом нельзя, взять верх над подсознанием невозможно. Человек слишком слабое существо в плане воли и почти не годен к активному сопротивлению.

- Ты только что говорил обратное, - напомнил Колька. - Мол, человек способен стать богом.

- Теоретически, но не практически. Процесс восприятия информации направлен от поля - до разума человека, и никогда не повернёт обратно.

- То есть нами, по твоему, командует эта самая ноосфера, - встрял я, уточняя выводы. - Или как там его... внешнее информационное поле. Ты серьёзно во всё это веришь?

- Конечно верю! - усмехнулся Васечкин. - А ты сомневаешься? Мы рабы собственного подсознания, как куклы в руках кукловода. Подсознание создаёт иллюзию самостоятельности. На самом деле ты просто глазеешь на картинку перед глазами, как будто смотришь кино. Осознанный выбор - видимость. Без этой иллюзии пропадают стимулы, она необходима нам, чтобы не спиться с горя.

- Болтовня это всё, - отмахнулся Генка Зыков. - Докажи, чтобы мы поверили. Прямо здесь и сейчас!

Девчонки взволнованно переглянулись, в предчувствии очередного чуда в исполнении волшебника Васечкина. И запорхали ресницами-мотыльками особенно элегантно. Как будто взлетали под облака.

И Васечкин принял вызов:

- Сделай акробатическое колесо! - его указательный палец уткнулся в генкину грудь.

- Я что тебе - акробат или клоун? - возмутился Генка. Он не умел делать колёс, но стыдился признаться перед девчонками.

- Ты просто не можешь, - усмехнулся Васечкин. - Иначе пойдёшь наперекор программы в твоём подсознании. Ноосфера запретила тебе, и всё! Кури в стороне и не рыпайся. Мы все марионетки нашего подсознания и выполняем то, что оно велит.

- Я не умею делать колёс! - храбро признался Генка, лишь бы не уступить Васечкину. - Пусть сделает тот, кто умеет!

И тут я вмешался, чтобы поддержать Генку.

- Я сделаю вместо него! Какая разница кто конкретно?! Главное - доказательство!

- Ты можешь попробовать, - разрешил Васечкин, не вполне уверенно.

Одноклассники немедленно расступились, уступая мне место для гимнастического упражнения. Сенсации не случилось, я назло выполнил колесо без сучка без зазоринки, не замешкался и не споткнулся. "Убедись Васечкин и забудь про выдумки - никто не манипулирует нами, а ноосферы не существует".

- Что ты скажешь теперь? - напирал настойчивый Генка. - Андрюха у нас акробат, твоя ноосфера как следует лопухнулась.

- Это действие отсутствовало в программе твоего подсознания, - немедленно нашёлся Васечкин, выкручиваясь на ходу, как угорь. - Но сразу же появилась, как только Быстров задал дополнительное условие. В данном случае дополнительное условие стало решающим. Ведь ноосфера не идёт поперёк разума, из опасности нарушить иллюзию и навредить ведомым. Хотя могла, конечно, поскользнуть Быстрова и столкнуть вас лбами, сгенерировав правдоподобный предлог, мол, техничка разлила в этом месте средство для унитаза.

- Ты просто выдумщик, Ромка, - разоблачил я. - Придумываешь байки по ходу дела.

- Хорошо! - завёлся Васечкин не на шутку. - Давай устроим практический эксперимент. Такой, чтобы сомнений не оставалось!

- Давай, чтобы не оставалось! - принял я вызов очень смелого Васечкина к радости собравшихся зрителей. И объявил: - Ради важного эксперимента я согласен побыть подопытным кроликом.

Васечкин кивнул мне с неистребимой самоуверенностью. Он попросил авторучку у Светы, вынул из ранца тетрадку и вырвал из середины чистый лист. Разорвал его пополам, одну половину протянул мне, вторую оставил себе. Задумчиво почесал авторучкой репу, как будто прислушиваясь к голосу ноосферы, и рассмотрел в подробностях засиженный мухами потолок. Затем поводил авторучкой по листу и перевернул его так, чтобы я не видел начириканного.

- Я написал число, которое ты загадаешь через минуту! - самоуверенно предрёк Васечкин, разъясняя присутствующим условия практического эксперимента. - Ноосфера дала мне подсказку, как всегда безошибочно. Сомнений после этого не останется ни у кого. Я просто ЗНАЮ число, которое напишет сейчас Быстров! Цифр в числе может быть сколько угодно, а потому вероятность угадать случайно равна нулю в степени бесконечности.

Я взял второй лист и тоже посмотрел в потолок. Там не было никаких подсказок! Ни единой циферки от ноосферы! Васечкин бессовестно врал! Никто не мог ему ничего насоветовать.

"Всего-лишь фокус массовика-затейника, - подумал я и внутренне усмехнулся. - Он сядет в лужу на этот раз окончательно. Я не дам ему и ничтожного шанса угадать число!" Я улыбнулся самому себе и сделал вид, что пишу число.

- И что сказала тебе твоя ноосфера? - ухмыльнулся я, не сомневаясь в своей победе и позорном разоблачении происков вундеркинда.

- Ноосфера не сказала мне ничего, - сообщил Васечкин, пожал плечами и улыбнулся в ответ. - Из чего вытекает вывод, что твой лист также пуст, как мой.

Васечкин перевернул свой лист. Затем перевернул мой. Оба были безупречно чисты.

- Что и требовалось доказать! - развёл руками ликующий Васечкин.

Закрепляя свою победу, он возрёк в массы зрителей разинувших рты очередную самопальную истину:

- Внушённому ноосферой поступку противиться невозможно. Она подкинула тебе мысль, как выиграть наверняка, и ты повёлся, потому что выбора у тебя не было. Подсознание нарисовало перед тобой иллюзию и ты принял её за собственную идею. Как видишь, всё очень просто.

- Вот Шайтан! - выругался я и ударил со злости кулаком по ладони. Васечкин посадил меня в лужу у всех на глазах. Он мастак на разные мозголомные фокусы, а это был один из них. Но в россказни его я всё-равно не верил. И в "Чёрный квадрат" Малевича - тоже!

- Это не я, - хохотнул Васечкин и сделал авторитетное заявление: - Ноосфере известно всё! Она не ошибаться никогда!

Я собирался опять заспорить, но тут меня отвлекли. Света Вертинская достала руки из-за спины и бросила мне апельсин. Второй она бросила Васечкину. Девчонкам надоели занудные пацанские споры и они придумали как нас отвлечь. Розыгрыш получился весёлым и неожиданным.

- Ой! - вздрогнул я и поймал апельсин.

- Ай! - вздрогнул Васечкин и поймал второй.

- Доктор Ой выпил гной, закусил болячкой! - Света показала мне язык, кокетливо и совсем не обидно.

- Доктор Ай выпил чай, закусил жвачкой! - она чмокнула в щёку Васечкина. Тот вспыхнул и зарделся от удовольствия.

Я был разбит ботаником в пух и прах. Но из внутренней неуступчивости решил поёрничать. Это всё, чем я мог утешиться.

- Ромка-зазнайка, он же - ловкий мистификатор! Ты красуешься перед девчонками. На самом деле ты просто перехитрил меня, потому что хитрый.

- Завидуй молча. - Света презрительно махнула в мою сторону хвостом из волос. - Рома совсем не хитрый, он просто гений и молодец!

- Ой-ой-ой! - похорохорился я.

- Ай-ай-ай! - ответил Васечкин тем же манером.




На следующей перемене мы болтали с пацанами про футбол и девчонок, когда подошёл Юрка Шемякин из параллельного девятого-Б в компании свиты из одноклассников. Такой же ботаник и хлюпик как Васечкин, но жутко мнительный тип.

- Я - самый крутой геймер в школе! - заверещал он, обращаясь к Ромке с откровенным вызовом.

На вид он был даже мельче Васечкина, но судя по дополнительным признакам, гораздо амбициозней. Об этом свидетельствовала внушительная толщина стёкол его очков, насупленная физиономия и непокорные кучеряшки на голове. Ещё более непокорные чем у соперника-вундеркинда.

- Тебе бабушка твоя об этом сказала или Нобелевский комитет? - ввернул подковырку не растерявшийся Васечкин.

- Ах-так?! - топнул ножкой Шемякин.

У него был с собой такой же чудесный прибор как у Васечкина. "Культиватор дополненной составляющей" - я вспомнил его название. Шемякин понажимал на цветные кусочки-клавиши на пазле-клавиатуре, привнося в этот мир дополняющую его "дополненную составляющую".

- Ты хвастался, что ушатаешь любого в школе по правилам Новой Вселенной, - обвинил Васечкина Шемякин, сверкая глазами из-под очков.

- Я не хвастался, - помотал Васечкин головой, не понимая, о чём речь.

- Не ври! Мне Кононов рассказал! - взвизгнул Шемякин и с видом обличителя ткнул пальцем в Васечкина. - Пойдём выйдем и разберёмся! Будь мужиком а не тряпкой, учись отвечать за базар!

- Ну, раз Кононов рассказал, - завёлся Ромка с пол-оборота. - Тогда пошли!

- Я раздавлю тебя как клопа, Мемоорк! - погремел Шемякин изменившимся голосом, на глазах увеличиваясь в размерах и превращаясь в могучего как скала монстра.

Стоявшие вокруг школяры немедленно отшатнулись, напуганные апгрейдом Шемякина. Он вырос из хлюпика полутораметрового роста в верзилу настолько огромного, что едва не пробил головой крышу, не вмещаясь в потолочные габариты. Хорошо, что нагнулся вовремя, и даже опустился на четвереньки, иначе бы причинил школьному зданию непоправимый ущерб. Он был жутко здоров, этот новый Юрка Шемякин формата Новой Вселенной, - на вид нечто среднее между "Хищником" и "Чужим" из одноимённых голливудских блокбастеров. Здоровее даже здоровяка Мемоорка, в которого незамедлительно перевоплотился Васечкин.

- Посмотрим, Крашмастер, на чьей стороне правда! - прогремел тяжёлым голосом Мемоорк.

- Сила в правде, Мемоорк! - согласился скалоподобный Крашмастер. - Кто сильней, тот и прав!

- За котельную?! - предложил Мемоорк.

- За котельную! - принял вызов Крашмастер.

Они, разумеется, не пролазили в дверной проём и даже пытаться не думали. Хорошо, что в школах очень большие окна, а рамы открываются целиком. Иначе оконным проёмам было бы не сдобровать, могучие плечи монстров расширили бы их до размера собственных габаритов.

Громилы Васечкин и Шемякин протиснулись в окно один за другим. Спрыгнули с третьего этажа на землю, заметно её сотряся, и потопали в сторону старой котельной, пыхтя тяжёлым дыханием и воинственно ухая. Школьники обоих классов поспешили за ними. Из окон, правда, никто не прыгал, предпочитая спускаться по лестнице.

Я подумал, что ботаники очень скоро начнут рулить этим миром, если уже не начали. Уж больно Васечкин раздухорился - участвует в драке второй раз за последние пару дней и творит чудеса одно другого забористей. Видимо, превращается в альфа-самца, все признаки этого на лицо. Даже самую красивую девчонку в классе застолбил за собой и совершенно не напрягается по поводу многочисленных конкурентов.

Через пару минут мы всей толпой стояли возле старой котельной. Два класса практически в полном составе и прочие прогульщики начавшегося урока, подсевшие на хвост по пути. Не покривлю душой, если скажу, что поглазеть на зверомахачу сбежалась половина школы. Не было только Кононова с дружками. Они благоразумно не показывались на глаза, скорее всего где-то прятались. Боялись, что Васечкин их проглотит и выплюнет косточки, как будто покушал сливового компота.

"Побоище могучих ботаников" - так окрестили школяры эту эпохальную битву за статус сильнейшего монстра школы. И все как один соглашались со мной: пришли времена ботаников, они захватывают власть над миром!




Обширный постсоветский пустырь возле старой котельной располагался на территории бывшей промзоны. Место было заброшенное и безлюдное, местами когда-то кем-то для чего-то изрытое. Заросшие травой рельсы для вывоза чего-то со складских зон, традиционный дырявый асфальт, обширная невысыхающая лужа и дряхленькие деревья вдоль высокого забора из профнастила - вот в общем-то и весь антураж.

Пустырь прилегал к территории школы и граничил со спортплощадкой. Вернее, не граничил с ней никак, ввиду того, что неизвестные злоумышленники сдали ограду в металлолом, пункт приёма которого находился в паре шагов по счастливому стечению обстоятельств. Рядом с будкой, где осуществлялся приём, располагалась свалка какого-то древнего металлического оборудования. Колёсный перевалочный экскаватор для погрузочно-разгрузочных работ мирно притулился возле забора. В качестве арены для поединка монстров такая вот обстановка подходила как нельзя лучше. Громилам формата Новой Вселенной было где как следует развернуться.

Крашмастер начал без предисловий и сходу влепил Мемоорку звонкую плюху тяжеленной лапищей. Того словно ветром сдуло, он пересчитал головой полдюжины тополей и завершил полёт только влетев могучей башкой в экскаватор, глубоко вмяв внутрь салона входную дверь. Чьё-то строительное имущество, таким образом, оказалось в состоянии непригодном к эксплуатации по вине двух озверевших ботаников.

Сказать, что Мемоорк был ошарашен подобным началом драки, значило не сказать ничего. Он как минимум получил сотрясение мозга средней степени тяжести и был поражён мощью противника до глубины цефалидской души. Та половина зрителей что пришла поболеть за Крашмастера ревела от восторга и презрительно освистывала его незадачливого соперника. Весь наш класс болел за Васечкина, и такое начало заставило нас повесить носы.

Крашмастер не останавливался на достигнутом и продолжал развивать успех, решив по-видимому закончить поединок нокаутом в первом воображаемом раунде. Он приблизился к экскаватору, схватил за грудки "поплывшего" Мемоорка и аккуратно поставил на ноги, как делают обычно в боях без правил. Со всей душой готовил его для проведения следующего приёма с переломом костей и введением в состояние комы с последующей реабилитацией в больничной палате.

Крашмастер размахнулся для сокрушительного удара, но в последний момент передумал бить. Видимо, удар кулаком в морду показался ему банальностью и безвкусицей. Придумав нечто более изощрённое, он схватил противника за хвост всеми лапами, уронил на асфальт и поволок по нему как половую тряпку, начав раскручивать вокруг себя. И раскрутил над головой, словно метатель молота, готовясь метнуть спортивный снаряд на расстояние мирового рекорда. Мемоорк колыхался в воздухе, как будто катался на карусели и неуклюже размахивал кривыми лапами, пытаясь хоть за что-нибудь ухватиться. Закончилось вращение тем, что Крашмастер с чудовищной силой шарахнул противника по кровле старой котельной. Металлическая крыша хорошенько прогнулась от столкновения с головой цефалида, но здание устояло каким-то чудом. Сразу видно, что постройка эта родом из советских времён, в эпоху строителей-гастербайтеров и маниакальной экономии всего на свете никто не станет строить так основательно.

Болельщики Крашмастера ревели и улюлюкали. Их кумир потрясал кулаками-кувалдами и театрально хвастался надутыми бицепсами, не сомневаясь в своей победе. Он наслаждался минутой славы и верой в собственную непобедимость.

Мемоорк в это время попробовал подняться на ноги. Его заносило как пьяного, и он заваливался обратно по воле подлого планетарного притяжения. Одной из лап Крашмастер не выпускал длинный хвост противника и судя по всему собирался раскрутить его тем же образом ещё разок. Он сдёрнул Мемоорка с крыши и подтянул за хвост ближе к себе, чтобы на этот раз зашвырнуть как минимум на Луну. Мемоорк казался безвольной тушей, побитой вхлам и не годящейся для оказания сопротивления. Крашмастер подтащил его совсем близко и оттянул ногу, собравшись влепить звенящего на всю округу пендаля.

Но хитрый Мемоорк видимо притворялся, потому что внезапно ожил, развернулся на месте и ухватил одним из хвостов Крашмастра за могучую шею. Тот не удержал равновесия и по инерции повалился на противника сверху. Задуманный Крашмастером пендаль откровенно не удался, и Мемоорк схватил его за грудки.

Последовала борьба в партере. Два крепко сцепившихся монстра катились кувырком по выщербленному асфальту, прессуя спинами как катком разбросанный строительный хлам. Конечности, накачанные торсы и головы вращались ощетинившимся клубком. Хвосты и лапы переплелись, словно гады во время змеиной свадьбы. Разобраться кто берёт верх в этом ералаше не было никакой возможности.

На болельщиков Мемоорка его минутный успех подействовал как хороший допинг. Мы поверили, что не всё потеряно и, подбадривая героического Васечкина, завопили во всё горло. Но к сожалению продолжение поединка сложилось не в его пользу. Крашмастер в какой-то момент высвободился из захвата и обеими задними лапами со всей силы лягнул Мемоорка, отбрасывая от себя с сокрушительной силой. Мемоорк, кувыркаясь в воздухе, полетел в направлении кучи металлолома, врезался в неё и пропахал насквозь, как крот непаханый огород. Мы приуныли снова, сочувствуя бедолаге Васечкину и переживая за него как за родного. Зато болельщики Крашмастера завопили ещё громче прежнего.

Мемоорк, погребённый в металлоломе, подал признаки жизни примерно через минуту. Разворошил кучу и выкарабкался наружу не без труда. Он снова поднялся на ноги - как стойкий оловянный солдатик. Устало покачивался от успевшей привязаться к нему асфальтовой болезни, но сдаваться не собирался.

Я всегда говорил, что Ромка Васечкин настоящий мужик, несмотря на то, что ботаник и салабон. Его мотало как лист на ветру, но на ногах он всё-таки устоял и даже попробовал прийти в себя. Помотал скуластой башкой, давая понять, что хрен так просто его возьмёшь и, расшевелив лапами кучу металлолома, выдернул из неё длиннющую арматурину - несущий каркас бетонного столба.

Крашмастер сообразил, что без оружия ему не сдобровать против соперника вооружённого такой вот убийственной железной кишкой. Он пошарил руками в окрестностях, наткнулся на крепенькую берёзу и выдернул её из земли с корнем. Плотно выстроившиеся вдоль заборчика школяры разбежались как мыши в разные стороны.

Мемоорк собрался с духом и полез в атаку, жонглируя столбом, как мушкетёр шпагой. Крашмастер пару раз увернулся от его фехтовальных выпадов и подгадав момент сделал ответный. Он ткнул корневищем Мемоорку в морду, измазав того землёй и сделав физиономию похожей на трубочиста.

Эта выходка раздухорила Мемоорка ещё больше и он попёр вперёд в штыковую. Крашмастер отразил удар, Мемоорк сделал новый выпад и арматурина-столб застряла между веток берёзы. Пока Мемоорк пытался выдернуть своё оружие, Крашмастер подпрыгнул огромной лягушкой и приземлился на Мемоорка сверху тяжёлыми задними лапами. Тот попытался скинуть противника, но Крашмастер надёжно сидел на шее и продолжал топтаться по Мемоорку как повар-узбек по квашеной капусте.

В какой-то момент Мемоорк всё-таки спихнул Крашмастера со своего хребта и схватил за грудки одной лапой. Второй он ударил наотмашь, метя в наглую ухмыляющуюся морду. Но Крашмастер поставил блок и отразил удар. Второй ручищей он ударил по ручище держащей его за грудки и отцепил захват. Затем крутанулся вертушкой и простучал по морде противника серией из трёх ударов - тремя передними лапами по очереди. А чтобы Мемоорк после этого не плюхнулся в лужу, удержал его схватив за грудки.

Мемоорк пошатывался и вращал глазами совершенно в разные стороны - левым по часовой стрелке, правым наоборот. Он шарил ручищами в расплывающейся реальности и пытался дотянуться до Крашмастера, но руки оказались коротки. Ручища противника была на размер длиннее - Крашмастер держал его за грудки самой длинной и сильной средней рукой. А боковыми, левой и правой, начал звонко колошматить по цефалидской физиономии. Морда Мемоорка моталась из стороны в сторону и звенела титановыми зубами, пока Крашмастер лупцевал его, как боксёрскую грушу. Она сносила немыслимые побои с выносливостью бывалого марафонца.

Но даже бронированная цефалидская черепушка затрещала как перезревший арбуз после дюжины зубодробительных плюх. Точку Крашмастер поставил ударом самой накачанной серединной лапы. Так звезданул, что искры посыпались из глаз Мемоорка, а тело в момент полёта напоминало комету сразу с двумя хвостами. Голова его врезалась в стену старой котельной, каким-то чудом не пробив насквозь. Сверху посыпались осколки кирпича, но добротная сталинская постройка, пережившая даже бомбёжки времён Великой Отечественной, устояла и на этот раз. Всё было кончено для Мемоорка, он был в глубоком нокауте.

Болельщики Шемякина вопили как угорелые, мы напротив горько загоревали. Довольный собой Шемякин тем временем уменьшался в размерах, превращаясь из мегамонстра обратно в хлюпика и салабона. Поколоченный Мемоорк возвращал себе облик Васечкина аналогичным образом. Ромка ошарашенно моргал глазами, вокруг его головы вращались звёздочки как в диснеевских мультиках.

Я подошёл к нему и присел рядом. Он шмыгал носом и приходил в себя, расстроенный поражением гораздо больше чем ударами шемякинских кулаков. Его только что в жёсткой форме опустили с небес на землю, а для амбиций такого кадра как Васечкин это хуже чем кирпич об голову.

Мне хотелось утешить друга и наболтать с три короба успокоительного вранья. Сказать, что он держался достойно, и здорово врезал Крашмастеру пару раз. Но я наверняка знал, что Васечкин этого не оценит, и потому сказал как есть:

- Лихо он тебя отмутузил! Поотшибал самомнение будь здоров!

- Да уж, - согласился Васечкин и грустно почесал репу. - Поставил на место, ничего не скажешь.

- Не расстраивайся. - Я потрепал его по плечу, вторично битого за последние пару дней на этом невезучем месте. - Вселенная не любит рвачей и как обычно уравнивает баланс путём профилактических звездюлей. Да и Шемякин очень уж крут!

- Ага! - Васечкин улыбнулся, отвлекаясь помаленьку от грустного настроения. - Если уж даже Халк получает от него на орехи...

Крашмастер из расы зоргов был вправду дьявольски крут и владел такими приёмами, какие Васечкину не снились. О нём, как об элитной бойце, сожравшем собаку на таких вот боях был наслышан весь геймерский мир. И сожрал он совсем не одну собаку, судя по выражению клыкастой морды, а целую свору, наверняка.

Во время последнего нападения на Нью-Йорк монстров российского происхождения он голыми руками выдернул из земли Статую Свободы и сломал её об колено. А на прошлой неделе сцепился с Халком и сделал из него фаршмак. Метелил так, что Халк летал по Большому Каньону, словно в зад ему вставили моторчик от истребителя. Прямая трансляция шла по американским каналам, я не спал всю ночь и болел за нашего. Америкосы хотели даже объявить национальный траур по этому шокирующему поводу.

Я собирался поведать Васечкину о той знаменательной махаче во всех подробностях, но сказать ничего не успел, а только открыл рот. Потому что в этот момент за старую котельную нагрянули учителя - физрук и географичка - в поисках сбежавших из школы учеников. Они торопились как на пожар, примчавшись на всех парах. Вернее, мчался только физрук, он был в кроссовках; географичка совсем не мчалась, она смехуистически ковыляла по раздолбанному асфальту в своих замшелых туфлях. Зелёный посмотрел на результаты последних событий со свойственной ему строгостью и с деловым видом сложил на груди накачанные физкультурные руки. Нагнавшая его Анна Семёновна сходу бросилась в крик.

- Устроили драку! - вопила она громче всякого рупора. - Разрушили головами половину котельной! А если у кого сотрясение, потом перед родителями мне из-за вас краснеть?! - Географичка была нашим классным руководителем и потому имела полное право на беспокойство за оболтусов доверенных ей на ответственное попечение.

- Прогнули крышу котельной, переломали дорогу на пришкольной территории, повырывали деревья с корнем! - перечисляла она по пунктам нанесённые окружающему пейзажу увечья. - И ни кто-нибудь, а два лучших ученика школы!

Следом за физруком и географичкой на пустырь прицокала директриса. Старая шестидесятилетняя перечница с ярко выведенным макияжем и в туфлях на высоченных шпильках.

- Опять устроили безобразие, и опять в зачинщиках Васечкин! - директриса уставилась на виновника с такой претензией, как будто хотела продырявить взглядом. - В прошлый раз твой дрессированный монстр проглотил преподавателя географии, сорвав урок! - Директриса с сочувствием покосилась на географичку. - На этот раз вы сорвали урок по всей школе! Завтра же родителей в школу! Васечкин и Шемякин, это касается вас обоих!

- Он не причём, Эльвира Ромуальдовна, - героически выступил вперёд Шемякин. - Драку затеял я!

Но напомаженная директриса и слышать не хотела никаких оправданий.

- Немедленно сдать свои волшебные штуки! - она протянула руку, задыхалась от неслыханной дерзости.

- Не имеете права! - попробовал возмущаться Шемякин.

- Я что сказала?! - взвизгнула директриса, нависнув над ботаником грозовой тучей.

Шемякин нехотя протянул переливающийся цветными огнями прибор.

- Тебя, Васечкин, это тоже касается!

Второй прибор также послушно лёг в ладонь директрисы.

- Верну их лично в руки родителям! - фыркнула Эльвира Ромуальдовна, повернулась к Ромке и возмутилась: - А твоих родителей, Васечкин, вызвали ещё вчера! Но почему-то сегодня я не увидела их в школе! Как бедокурить - так ты мастак, а отвечать - в кусты?!

Она оглядывала толпу прогульщиков-школяров с профессиональной бдительностью и качала головой, негодуя.

- Буду требовать у родителей отобрать у вас эти сокрушительные штуковины. Они разрушают школьную дисциплину, общественный порядок и казённую технику! - Директриса метала молнии критического характера в направлении развороченной в хлам территории. - Не хватало ещё, чтобы промзона подала на школу иск о возмещении ущерба!

- Да нет там никакой промзоны, Эльвира Ромуальдовна! - пробурчал Шемякин, надувшись как хомяк. - За забором "другой мир", вот посмотрите сами...

Он подошёл к высокому забору из профнастила и отодвинул в сторону одну из панелей, которая держалась на честном слове и единственном ржавом гвозде. Промзоны за забором действительно не было, там был совершенно другой пейзаж. Нечто такое, от чего волосы на голове вставали дыбом, а по телу начинали скакать мурашки невероятных размеров.

- Всё что нас окружает уже не такое как было раньше. - Шемякин говорил загадочно и одновременно убеждённо. - Дополненная реальность вышла из-под контроля её создателей. Она совершенствуется и набирает силу, как стихийное бедствие. Меняет мир на собственный лад, не спрашивая у нас разрешения.

- Позвоните в СЭС! - закричала директриса ненормальным голосом. - В полицию! В МЧС! Куда там ещё?! - бушевала она, напоминая ураган с катастрофическими разрушениями и многочисленными людскими жертвами. И тыкала пальцами на гуляющих в отдалении динозавров на фоне пейзажа из Юрского периода. - Пусть пришлют рабочих и отгородят школу от этого безобразия! Пусть выроют ров, пусть возведут китайскую стену! Перестреляют уродов из "Тополя-М"!

Любопытные школяры ей назло заглядывали сквозь дыру в заборе на невиданный мир на той стороне. Я тоже выглянул - там, в саванне времён Мезозойской эры, паслись со скучающим видом гигантские рептилии. Утиные головы диплодоков на длинных жирафьих шеях раскачивались на фоне высотных новостроек соседнего микрорайона.

Надутый как гусь Шемякин кивнул головой свите из одноклассников, давая понять, что здесь им больше делать нечего. Он повернулся к Васечкину и напомнил ему на прощание:

- И запомни, Мемоорк! Самый жуткий и могучий монстр в нашей школе - это я! - Он грозно надвинул на нос очки и потопал в сторону школы.

Все молча пялились на него, как индейцы племени тумба-юмба на сошедшее с небес языческое божество и с благоговением расступались. Возле воняющей бузины Шемякин остановился. Здесь между зарослей крапивы и углом старой котельной было самое узкое место на тропинке ведущей к школе окольным путём. Сейчас тропинку полностью загораживал здоровенный верзила Колька Слонов из одиннадцатого-Б. Он был в два раза выше Шемякина и, наверное, раза в четыре шире в плечах.

- Свали с дороги, а то тоже выхватишь! - предупредил Шемякин, и Слонов в ужасе отшатнулся. Ещё каких-то несколько дней назад над ботаниками насмехались и ёрничали все кому не лень, но вот произошла их эволюция. Отныне они были самыми крутыми в школе!