КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

"Страйк" (fb2)


Настройки текста:




К.А. Линд «Страйк»

Серия «Репортаж». Книга 4



Перевод осуществлен исключительно в личных целях, не для коммерческого использования. Автор перевода не несет ответственности за распространение материалов третьими лицами.


Клэй Максвелл умный, находчивый, страстный, бабник с соответствующей внешностью. В его постели побывало множество женщин, но только одна оставалась неизменной, Андреа.

Их правила просты. Когда они вместе - есть только он и она. Когда они порознь - позволено все. И это работало. Десять лет.

Но один из них изменил правила игры.

Клэй должен принять решение, стоят ли его методы игры потери той единственной, которая всегда была рядом.


Книга содержит реальные сексуальные сцены и нецензурные выражения,


предназначена для 18+


Пролог


― Мальчики! Помогите своему отцу! ― позвала Мэрилин.

Она стояла сверху на лестнице, которая вела от бассейна их дома в Хилтон Хэд к пляжу.

Клэй Максвелл посмотрел на своего старшего брата, Брейди, для подтверждения, что они могут проигнорировать их мать и дальше оставаться на пляже. Вместе с семьей Этвудов они всегда приезжали сюда на празднование Дня Независимости, но пару дней назад они наконец-то подружились с компанией ребятишек, которые жили по соседству. Еще больше Клэй радовался тому, что некоторые из них были его ровесниками. А еще тому, что одна девчонок была симпатичненькой.

Хоть все лето тусоваться с Брейди и Крисом Этвудом, лучшим другом его брата, было бы весело, но они бы относились к нему как к ребенку, хотя между ними было всего три года разницы. В следующем месяце Клэйю исполнится тринадцать, и он уже встречался и расставался с немалым количеством девушек из его потока. Он не был ребенком.

― Идем, ма! ― крикнул в ответ Брейди.

Клэй опустил плечи. Почему Брейди всегда делает все правильно? Хотя бы на этот раз, он не мог просто не обращать внимания на нашу мать и притвориться, что ее не услышал?

― Пошли, Клэй, ― настоял он, весь такой надменный.

Брейди, совершенство.

Клэй закатил глаза.

― Подойду через минуту.

Брейди смерил его одним из своих смертельных взглядов. Клэй фыркнул и отвернулся. Если ему хотелось, Брейди мог просто созерцать его спину. Подойду через минуту! Я же сказал! Боже!

― Наверное, тебе лучше пойти, ― произнесла девочка напротив него.

Она мило улыбнулась.

«Она была лучше, чем просто симпатичная», решил он.

У нее были самые большие голубые глаза, которые он когда-либо видел, ее волосы были почти платиновые на ярком дневном солнце, и ее подзагорелая кожа, выглядела привлекательно под ее скудным голубым бикини. На ней был небольшой слой песка, после целого дня игры в воде и валяний на пляже под наплывом волн.

― Ага, ― согласился он.

― Может, увидимся позже? ― с надеждой спросила она.

Ее щеки побагровели, и она отвела взгляд.

Клэй немного выпрямился, бессознательно имитируя Брейди, когда он общался с девушками, с которыми знакомился на пляже.

― Конечно. Мы здесь до конца недели.

― Хорошо! ― ее лицо засияло.

― Клэй! ― крикнул Брейди. ― Не заставляй маму повторять.

― Господи, я иду! ― крикнул он в ответ.

Клэй зарычал.

― Он так бесит.

Она хихикнула.

― Я единственный ребенок. Думаю, не плохо, когда у тебя есть кто-то, кто мог бы доставать тебя.

― Это не так. Поверь.

― Ловлю тебя на слове. Увидимся позже, Клэй.

― Пока, Андреа.

Он кивнул, а затем побежал за Брейди и Крисом, которые нетерпеливо ждали его в паре метров.

― Видишь, уже иду, ― сказал он.

Он широко развел руки, чтобы показать, что он направляется к ним.

― Быстрее, ― произнес Брейди.

Когда Клэй добежал до них, Брейди сразу же зажал его шею локтем. Он грубо потрепал волосы Клэя кулаком.

― Брейди! ― закричал он, пытаясь вырваться. ― Отпусти!

Клэй со всей силы ударил его кулаком в живот, но он с таким же успехом мог бы воевать с кирпичной стеной. Даже в шестнадцать, Брейди постоянно играл в баскетбол и без устали тренировался в спортзале, когда не занимался уроками. Он был крепким и намного больше, чем его неуклюжий младший брат, у которого еще не сформировалось тело.

На самом деле, внешне они всегда были как небо и земля, и по характеру тоже. Брейди был высоким с темно-каштановыми волосами и глазами еще темнее. Он был вылитый отец. Клэй, наоборот, напоминал живописную красоту своей матери с темно-светлыми волосами, которые выгорали под летним солнцем и голубыми глазами. Брейди был золотым мальчиком. Как первокурсник он играл за студенческую баскетбольную команду в частной старшей школе в Чапел-Хилл и много лет до этого состоял в государственной команде, которая играла в разных штатах. Он был умным и активным в студенческом самоуправлении, и нравился всем. Становясь старше, Клэй предпочитал лакросс и футбол, но он никогда этим не увлекался так, как Брейди увлекался баскетболом. Его родители сказали ему, что когда он станет старше, он найдет свое увлечение, но он знал, что не догонит Брейди, не важно, чем он будет заниматься.

Брейди оттолкнул его, и Клэй упал вперед, приземляясь руками и коленями в песок. Он уставился на брата.

― Прости, ― произнес Брейди.

Он протянул руку, но Клэй оттолкнул ее.

― В твоей помощи не нуждаюсь!

― Я просто прикалывался, Клэй! Не воспринимай все так серьезно.

― Пофиг, ― проворчал он.

Крис похлопал его по спине, когда тот поднялся.

Клэй сомневался, как Крис мог выдерживать Бреди. Он был таким мудаком. Ему нравилось, чтобы все ходили в его тени. Насколько Клэй мог судить, Крис был бы намного лучшим старшим братом.

Клэй последовал за Брейди и Крисом вверх по лестнице. Его мать лежала на шезлонге и краем глаза наблюдала за его шестилетней младшей сестрой, Саванной, которая плескалась в бассейне с младшим братом Криса, Лукасом, который был одного возраста с Саванной.

― Мама! Посмотри, как я умею! ― она подпрыгивала вверх-вниз в бассейне. ― Я обогнала Лукаса! ― Ма!

― Да, дорогая. Это прекрасно. Продолжай и когда-нибудь станешь Олимпийской чемпионкой по плаванью.

Саванна засияла, хотя Клэй не сомневался, что она понятия не имела, что это значит, но это подавило ее любопытство, и она вернулась к игре. Его мать разговаривала с матерью Криса, Джиной Этвуд, у которой на коленях подпрыгивала годовалая Элис.

― Мам, что ты хотела? ― спросил Клэй. ― Я гулял со своими друзьями.

Мэрилин взглянула на него, но обратила свою улыбку Брейди.

― А вот и вы, мальчики. Ваш отец собирается готовить на гриле и хочет, чтобы вы помогли ему.

― Ясно, ― ответил Брейди. ― Он в кабинете?

― Он хочет, чтобы мы все ему помогали? ― раздраженно спросил Клэй.

― Ваш отец очень занят, но на семейном отдыхе ему хочется провести время с вами, Клэй. Дай ему шанс, ладно? ― спросила она.

Ее тон дал понять, что это не обсуждается, и что вдобавок она была им раздражена.

― Не слушай Клэйя. У него просто испортилось настроение из-за того, что он должен был оставить свою девушку, ― подразнил его Брейди.

― Еще одну? ― спросила Мэрилин.

― Она мне не девушка. А просто друг.

Точно, ― себе под нос произнес Брейди.

― Ну, если ты хочешь пригласить своего…друга на ужин, здесь много мест, куда можно сходить.

― Девушку, ― повторил Брейди.

― Она мне не девушка, ― закричал он, толкая Брейди в плечо. ― Хватит вести себя как мудак.

― Следи за языком, Клэй!

― Он сам это начал! ― прокричал Клэй в ответ.

― Хватит. Оба. Мы можем просто хотя бы один день провести спокойно без вашей грызни? ― спросила она.

Она повернулась к матери Криса, виновато говоря:

― Прости, Джина. Мальчишки, ты же знаешь.

― Ты не должна мне объяснять. Я понимаю.

Она вздохнула и покачала головой.

― Теперь, идите и помогите своему отцу. И я не желаю больше слышать твои жалобы, Клэй Александр!

Клэй съежился. Он знал, что это не пустая угроза, когда она обращалась к нему полным именем.

― Хорошо.

Он надулся и прошел мимо Брейди в чрезмерно охлажденный дом. Он нашел своего отца в кабинете, вместе с отцом Криса, Мэтью. К тому времени Клэй взял себя в руки, чтобы войти в двери, его плечи были прямыми, подбородок поднят, и он держался уверенно, как и его отец, Джефф, что и ожидалось от сына Максвелла, абсолютная уверенность, которая прививалась ему с младенчества.

― Папа, ― произнес Клэй, ― Мама сказала, что мы тебе нужны.

Брейди и Крис появились минутой позже. Они неистово смеялись, наверное, над тем, что сказал Брейди.

Выпендрежник.

Но когда они вошли в кабинет, смех внезапно прекратился.

Их отец не был невнимательным или злым. На самом деле он был отличным отцом. У него просто были строгие правила воспитания, и даже когда он пытался ослабить свои стандарты по отношению к сыновьям, ему никогда это не удавалось. Единственной, кому что-либо могло сойти с рук, была маленькая Саванна, а ей сходило с рук все. Его маленький ангелочек не мог сделать чего-то плохого.

― Входите и присядьте, мальчики. Через минуту освобожусь, мне нужно закончить эту заметку, ― сказал Джефф.

― Крис, давай принесем стейки из холодильника? ― сказал Мэтью.

Он обошел стол и вывел Криса.

― Конечно. На этот раз ты разрешишь мне поджарить твой стейк? ― спросил он, толкая локтем своего отца в бок.

― Я не хочу, чтобы он сгорел и был черного цвета!

― Ой, не будь так строг ко мне. Я делал это впервые, и Пеппер понравилось, ― сказал он, ссылаясь на лабрадора, который жил у них дома.

― Ну, Пеппер здесь нет, и мне не хочется, чтобы у нее была возможность, съесть мое филе.

Крис лопнул от смеха.

Клэй слышал, как они шутили всю дорогу, двигаясь дальше по коридору. Ему стало интересно, как это было бы, если бы такое произошло между ним и его отцом. Он писал записку с напоминанием, которую отправит своему секретарю в Вашингтон, чтобы та напечатала и отправила ее вместо него.

То, что Клэй не мог обмениваться шуточками со своим отцом, не должно было иметь значения. Важным был он. Действующий сенатор, работающий в Вашингтоне. Он разрабатывал законопроекты и создавал законодательство, воплощая надежды страны. Это делало его отлучки из их жизни приемлемыми. И как постоянно ему напоминала мать, им невероятно повезло и он должен вести себя соответственно.

Брейди и Клэй заняли свободные места напротив отцовского стола. Он нетерпеливо трепал ногой. Если мы еще полчаса тут будем сидеть, дожидаясь пока он закончит со своими бумагами, почему он звал нас помочь ему с грилем?

― Простите, ― произнес Джефф.

Он отодвинул записку.

― Я не собирался, вас тут держать. Однажды вы поймете.

― Я и так понимаю, ― сказал Брейди.

― Я тоже, ― сразу же произнес Клэй.

Он не понимал. На самом деле нет. Конечно, он понимал, какую работу проделывал его отец, но он думал, что когда это стоит на первом месте, вместо собственной семьи, было паршивим.

Клэй не хотел заводить семью. Тогда в его жизни не было бы никого, кого он бы мог разочаровать.

― Однажды, Клэй. В один прекрасный день, ― произнес его отец.

Лицо Клэя поникло.

― А теперь, расскажите мне, как прошел ваш день, пока мы не будем заниматься грилем.

Брейди пустился в рассказ о событиях дня. Он умел рассказывать истории так, что слушателям казалось, что они сами это видели. Даже Клэй мог быть поглощенным рассказами своего брата, но он замечал выдумки и преувеличения вместо того, как было на самом деле.

Таким образом, Клэй по большей части игнорировал оставшуюся часть дня, которую они провели за грилем, и то, время, пока они поедали вкусные блюда, которые приготовили, и отдыхали на палубе до тех пор, пока солнце не скрылось за горизонтом.

― Джефф, это последний, ― Мэрилин подтолкнула своего мужа, пытаясь призвать Саванну подняться наверх, чтобы пойти спать.

Джина делала тоже самое с Лукасом, пока она держала заснувшую Эллис у себя на руках. Его отец засмеялся и протянул пиво в сторону жены.

― Я выпил только две, Мэрилин.

― Только не напейся, ― сверкнув глазами, предупредила она.

― Ни за что. Через минуту подойду уложить Саванну, ― пообещал он.

Когда она ушла, он заговорщицки наклонился к своим сыновьям.

― Ищите такую женщину, мальчики. Она всю жизнь будет делать вас счастливым.

Брейди слушал, восхищаясь вниманием их отца. Клэй просто подумал, что разговаривать в таком ключе об их матери, было отвратительно.

― Позволь мне кое-что сказать тебе, сынок, ― произнес он, положив руку на плечо Брейди.

Клэй не мог сдержаться от укола ревности.

― Когда ты найдешь такую женщину, все станет на свои места. Я просто это знаю. Затем, в один прекрасный день, ты станешь президентом Соединенных Штатов.

Брейди торжествующе улыбнулся.

― Президентом? ― с желанием в голосе спросил он.

― Ты на правильном пути.

Брейди президент? Клэй чуть не фыркнул от недоверия. Да, правильно. Брейди стал бы ужасным президентом. Все, что его волновало, это был он сам, и как много людей он сможет очаровать, чтобы они стали его поклонниками. Клэю не хотелось, чтобы его брат еще на кого-нибудь проявил свое влияние.

― А я кем буду? ― завидуя, он не мог удержаться от вопроса.

Он терпеть не мог того, что его отец только еще больше мотивировал его брата-эгоиста вести себя надменно со всеми остальными, но все же он надеялся, что его отец скажет тоже самое и ему. Что Клэй мог бы стать президентом. Что Клэй мог бы достичь любой цели, которую он перед собой поставит.

Его отец с задумчивой улыбкой повернулся к нему.

― Хм... Клэй, ты станешь генеральным прокурором.

Клэй приподнял брови.

― Что такое генеральный прокурор?

― Ты самый главный юрист во всей стране. Начнешь учиться в Йеле, поработаешь клерком в Верховном Суде, на федерального судью. Потом, когда настанет подходящее время и Брейди станет президентом, он назначит тебя генеральным прокурором. ― Его отец пожал плечами. ― С Кеннеди это сработало.

Они с Мэтью почему-то рассмеялись, но Клэю не показалось это смешным. Ему совершенно не казалось это смешным.

Клэй развалился в своем кресле и выпал из остальной части беседы. Ему не нужно было больше ничего слышать, чтобы понять, какого мнения о нем был его отец. По-видимому, его второй сын не был достаточно хорош.

Спустя некоторое время, Брейди и Крис разрешили поехать на велосипедах к своим друзьям и вернуться к полуночи. Крис ворчал, но Брейди с легкостью согласился. Он не нарушал правил, и Клэй не сомневался, что он вернется ровно в полночь.

― Эй, я могу поехать с вами? ― с надеждой спросил Клэй.

Крис выглядел смущенным. Брейди нахмурился.

― Извини. Это тусовка для старшеклассников. Ты не впишешься.

Это определенно не звучало как сожаление.

Он не хотел, чтобы Клэй ехал с ним. Это было так очевидно.

― Ага. Конечно. Конечно. Я просто посижу здесь сам и умру от скуки, ― резко произнес Клэй. ― Хорошей тусовки.

― Это не то, что ты думаешь, Клэй, ― произнес Брейди. ― Просто там никого не будет твоего возраста.

― Пофиг. Я иду на пляж.

― Надолго не пропадай, ― сказала его мать, спускаясь вниз, уложив Саванну спать.

Его отец исчез сразу после нее, чтобы подвернуть одеяльце своей младшенькой.

― Да-да. Я понял.

Он спустился вниз и побрел по песку. В нем бурлил гнев. Все, что ему хотелось, это избить кого-то до полусмерти. Он участвовал в нескольких драках в школе, потому что не смог удержать свой вездесущий характер. Но он стал лучше с этим справляться.

Он стиснул зубы, сжав кулаки, и взбивая ногами песок. Он так сосредоточился на том, чтобы не злиться, что даже не заметил, что кто-то сидел на пляже в нескольких кварталах от него, пока чуть не свалился верхом.

― О, привет, ― произнес он.

Андреа Биллингс потерла руками лицо, а потом взглянула на него. Ее щеки были в пятнах, а глаза опухшие, словно она плакала.

― Привет, Клэй. Извини, ― она икнула. ― От меня одни проблемы.

Он с минуту стоял там, чувствуя неловкость.

― Ты в порядке? Хочешь поговорить?

Она пожала плечами.

― Просто мои родители снова скандалят. Не важно. А ты как? Почему ты здесь один?

Он плюхнулся на песок возле нее.

― Нужно было куда-то сбежать.

― Твой брат снова доставал тебя?

― Ага.

Он познакомился с ней всего пару дней назад, а уже казалось, что она его понимает.

― Мой папа сказал что-то типа – уф! Как обычно про Брейди. Фигню про идеального сына.

Она рассмеялась.

― Что интересного в том, чтобы быть идеальным?

― Скажи?

― А что говорил твой отец?

― Что он знает, что однажды Брейди станет президентом. Когда я спросил, а кем буду я, знаешь, что он ответил?

Она покачала головой.

― Генеральным прокурором. Как будто я хочу быть каким-то тупым юристом, которого назначит мой брат. Я лучше бы сам стал президентом.

― Ну, а вот я бы не хотела быть президентом! Можешь представить, сколько нужно работать? Мой отец говорил, что президент никогда не дремлет.

― Да, думаю, ты права, ― произнес он, сразу же расслабившись.

― Хотя я думаю, что у него есть дополнительные преимущества, ― посмеиваясь, произносит она. ― Президенту могут сделать минет прямо в его кабинете.

У Клэя загорелись глаза.

― Такие преимущества меня бы устроили.

А потом, без лишних раздумий, он наклонился и поцеловал ее. Это было приятно и неожиданно. Он даже не знал, почему это сделал. Просто это казалось правильным. Казалось, что это был подходящий момент.

Когда он отстранился, они оба отвели взгляд, немного смущенные его дерзостью. Прежде чем что-то сказать, она еще какое-то время продолжала сидеть, глядя на океан.

― Просто чтобы ты знал, я не думаю, что ты должен становиться президентом или генеральным прокурором. Я думаю, что ты просто должен быть собой, и этого будет достаточно, ― сказал Андреа.

Он улыбнулся от ее слов. Это было впервые, когда кто-нибудь говорил ему что-то подобное. Если бы только это было правдой.

Он бы умер, лишь бы не остаться на всю жизнь в тени Брейди. Возможно, в один прекрасный день, он затмит этого золотого мальчика.


Глава 1

Галстуки


― Так что, ты правда работаешь в Верховном Суде? ― в неверии спрашивает девушка.

Клэй распахнул дверцу такси, которое они поймали, чтобы их подвезли к зданию, и попытался подавить вздох разочарования. Он ужасно не выносил, когда люди спрашивали о его работе. Да, он знал, что он был одним из самых молодых в истории работников Верховного Суда. Он из кожи вон лез, чтобы попасть туда, и он чертовски этим гордится. Но, тем не менее, лучше бы они спрашивали об этом до того, как узнавали его фамилию.

К счастью, эта девушка ее не знала. Она вышла из машины и засветила огромным бюстом, на который он целый вечер пялился, и вспомнил, почему позволил ей задавать столько вопросов. Будет весело, увидеть ее взгляд, когда они зайдут внутрь, и он трахнет ее возле всех этих толстенных учебников по праву на его стеллаже.

Он подумал, что трахнуть ее в своем кабинете будет более уместно, раз уж срок работы в Верховном Суде подходил к концу.

― Правда, ― ответил он ей.

Она взяла его за руку, и они подняли по ступенькам в здание. Была середина ночи, через неделю Рождество, и там больше никого не было. Даже надоедливого прилежного ублюдка, который работал в суде дальше по коридору.

― Так здорово, ― сказала девушка.

Она, казалось, трепетала от радости. Он сомневался, что много людей смогут похвастаться тем, что занимались сексом в кабинете Верховного Суда. Об этом можно было только мечтать.

Он расплылся в улыбке от собственных мыслей.

Они добрались до его кабинета в конце коридора, и он вытащил из кармана ключи. Повернув ключ, он открыл ручку и распахнул для нее дверь. Она сделала шаг внутрь его личного ада в течение последних двух лет.

Он полтора года провел, работая в канцелярии федерального суда, прежде чем его позвали в Верховный суд. Некоторые говорили, что он получил должность только благодаря своей фамилии, проклятой фамилии Максвелл. Но он не думал, что то, что он был лучшим на курсе юридического факультета в Йельском Университете как-нибудь помешало.

― Ничего себе, ― произнесла девушка.

Она пошла прямо к книжному шкафу, заставляя его фантазии работать быстрее. Он только и представлял, как прижмет к нему ее тело. Именно это он и собирается сделать сегодня ночью. Ничего сложного.

― Клэй, ты действительно все это перечитал? ― спросила она.

Черт, он даже не помнил, как ее зовут. Просто скудный клочок зеленого, что она называла платьем, которое подходит ее цвету глаз, и ее губы, которые выглядели так, словно созданы для его члена.

― Ты задаешь слишком много вопросов, ― отмахнулся он.

― Разве? ― она откинулась назад на книжную полку, стоя лицом к нему. ― А так лучше? Это то, чего ты хочешь?

Он приподнял бровь, когда она провела рукой вниз по своему телу, приглашая его. Он не шевелился. Ему нравилось предвкушение.

― Или ты бы предпочел взять меня здесь?

Она подошла к столу, после чего легла на его документы, которые он собрал прежде, чтобы увезти свои вещи на этой неделе.

― Думаю, книжный шкаф, ― произнес он, показывая ей ямочки.

― Ммм, я тоже.

Она поманила его пальцем, и он уже собирался подчиниться, когда вдруг его телефон зазвонил.

Черт. Как не вовремя.      

Он поднял палец в сторону Чики в Зеленом Платье и вытащил из кармана телефон. Имя, которое высветилось на дисплее, сразу же вызвало улыбку на его губах.

Андреа.

― Серьезно? ― выпалила девушка на его столе.

― Должен ответить, ― сказал он.

Он отвернулся от девушки, не обращая внимания на ее не очень лестные комментарии.

― Привет, любимая. На самом деле, сейчас не очень подходящее время.

― Да?

― Посреди ночи.

― Как ее зовут? ― спросила Андреа.

У нее был высокий мелодичный голос, такой же, как и всегда на протяжении пятнадцати лет, которые они были знакомы.

― Я должен запоминать? ― потому что он этого не сделал.

Он даже не знал, удосужился ли он спросить, как ее зовут. Сейчас это было не важно.

― Ты понижаешь стандарты.

― Я по-прежнему с тобой. Не так уж и понизил, ― ухмыльнулся Клэй.

― Я не из твоей лиги, сладенький.

― Так было всегда, ― с легкостью согласился он.

― Кстати, почему я это терплю? ― Андреа звучала скучающей, а не раздраженной.

Она никогда не была с ним раздраженной. Не по-настоящему. Ей было пофиг на то, чем он занимался. Так же как его не заботило, чем занималась она в свое свободное время.

Клэй познакомился с Андреа на пляже в Хилтон Хэд, когда ему было почти тринадцать. С тех пор, они каждое лето проводили вместе, даже после того как ее родители в итоге развелись, тогда она была на втором курсе старшей школы. Она пережила годы бесконечных скандалов. Затем, после того как они развелись, начался период неограниченных поблажек от ее мамы, чтобы загладить вину перед измученным сердцем Андреа.

Они сошлись, когда были на первом курсе обучения в Йельском университете, оба стали совершенно другими людьми в отличие от тех, какими они были тем летом на пляже, когда он был смущен после их поцелуя.

Романтические отношения для них были пустой тратой времени, поэтому они пришли к определенному соглашению. Они могли чем угодно заниматься, но в конце дня они были бы вместе. Оберегая свои сердца. Без чувств, им бы не смогли причинить боль. Они бы не повторили ошибок ее родителей, а у него не было бы никого, кого бы он мог разочаровать своим поведением. Это было идеально.

― Ты это не терпишь. Тебе это нравится. Это все благодаря моему обаянию.

― Ах, точно, ― протянула она. ― Максвелловское обаяние. В нем есть определенная привлекательность.

― Сплошная привлекательность, ― уверенно произнес он. ― Так, я полагаю, ты позвонила не без причины.

― Давай сыграем в одну игру, ― сипло произнесла она.

― Прямо сейчас? ― спросил он.

Он оглянулся на девушку, которая пару секунд назад была готова, чтобы он ее трахнул у книжного шкафа. Теперь же, она просто выглядела раздраженной.

― Не говори мне, что ты сдрейфил перед вызовом, Максвелл.

― Ты же знаешь, никогда.

Он сразу же принял решение.

Андреа была простым выбором. Он всегда делал выбор в ее пользу. Десять лет идеальной договоренности и секса научили его, что прийти домой к Андреа - лучше любой интрижки на одну ночь.

― Через десять минут перезвоню.

― Через пять, или ничего не будет, ― ответила она, прежде чем отключиться.

― Хорошо. Поехали, ― бодро сказал он девушке в кабинете.

Девушка приподнялась на локтях и с недоверием уставилась на него.

― Куда поехали?

― Мы уезжаем. Я отправляю тебя домой.

― Что? ― она едва не вскрикнула.

― Я не буду с тобой спать. Пора уходить.

Истерика не сработала, поэтому она сменила тактику и одарила его соблазнительным взглядом.

― Может к тебе? ― ее глаза сияли от возбуждения.

― Не думаю, ― скучающе произнес Клэй.

Весело, когда был вызов. Ему нравились вызовы, но этот был слишком простым. При желании, он мог подцепить любую в баре. Применив минимальные усилия. И если он не выведет ее из этого проклятого кабинета, то утратит возможность проявить все свои силы.

― Пора уходить.

Без всяких предисловий он распахнул дверь. Она надулась, но у нее было достаточно чувства гордости, чтобы ничего больше не говорить. Она неохотно прошла за ним из кабинета, по коридору и вышла на улицу. После разговора с Андреа, он вызвал такси, так что, когда они оказались на свежем воздухе, их уже ждала машина.

― Не могу поверить, что ты так поступаешь, ― произнесла она.

― Поверь.

― Это был хоть твой офис?

Он ухмыльнулся.

― Конечно.

― Не знаю, кто это мог тебе позвонить, что ты так быстро захотел от меня избавиться.

Она посмотрела вниз, затем снова взглянула ему в глаза.

― Мы действительно могли бы хорошо провести время.

― Могли бы, ― согласился он. ― Это была моя девушка.

У нее отвисла челюсть.

― Ты скотина!

Она бросилась в машину и пристально смотрела на него, пока отъезжало такси.

Ну, это было проще, чем он думал. Это была нормальная реакция, которую он мог получить от людей, когда сообщал, что у него была девушка. Никто не понимал их отношений, хотя они и не собирались что-то объяснять. Было проще просто позволить людям верить в то, что он был развратной скотиной, чем объяснять, что у них были успешные открытые отношения в течение последних десяти лет.

Проще позволить людям считать, что он был плохишом из политической династии Максвеллов, чем посвящать их свой долгосрочный план – быть лучшим на курсе в Йельском университете, отработать в Верховном Суде, в федеральном, и стать генеральным прокурором. Думая об этом, ему было радостно и одновременно тошно. Ему хотелось стать человеком, каким его ожидал видеть отец, но мысль следовать по этому пути, его сводила с ума. Это была палка на двух концах, путь из крайности в крайность.

Девушка стала бы удовольствием для приятного завершением работы в канцелярском отделе и приближения к его истинной цели. Еще одно дело из его списка сделано. Чувства от завершения работы здесь отличались от тех, когда он получил эту должность. Но, завтра, он должен будет освободить стол и серьезно подойти к вопросу выбора места для частной практики.

Он уже неделю думал над тремя предложениями, поскольку работа начиналась с января, и они ожидали ответа к Рождеству…может не позднее Нового Года.

Но ему не нужно было переживать на счет сегодняшней ночи. Вместо этого, он мог заняться Андреа.

Клэй снова вытащил телефон из кармана, и улыбнулся. Четыре минуты. Отлично.

Он набрал номер Андреа и подождал ее ответа, пока стоял на улице возле здания. Включилась голосовая почта.

Он хмуро уставился на телефон.

― Какого черта?

Затем он почти сразу же засветился.

― Чем могу помочь? ― резко спросила она.

Клэй расплылся в улыбке.

― И где ты? Я возьму такси и приеду.

Андреа звонко захихикала.

― Думаешь, ты единственный, кто может развлечься, Клэй Максвелл?

Он улыбнулся.

― Ты плохая, и это меня заводит.

― Ну, тебе нужно будет самому как-то об этом позаботиться. У меня…другие планы, ― на выдохе произнесла она, специально для него, в этом он не сомневался.

У него чесались руки от вызова, который она ему бросала. Казалась, Андреа всегда это делала. Он мог перетрахать множество девушек, а потом один ее короткий смешок заставил бы его захотеть снова ее прибрать к своим рукам.

Она постоянно была вызовом. Она была блондинкой с красивыми длинными волосами, с яркими голубыми глазами, высокая, стройным телом, с которым он был знаком в непосредственной близости. Но каждый раз, когда он думал, что знает ее, когда он не сомневался, что она поступит именно так, она поступала совершенно иначе. Ей нравилось играть в игры, а ему нравились ее игры.

Поэтому, в конце дня, он точно знал, где витали ее мысли. Она точно не думала о поиске обручального кольца от Гарри Винстона*. Она не требовала признаний в любви, прежде чем заскочить в койку. Она не сердилась на его флирт или из-за того, как он относился к своему брату или по другим причинам. Это был просто договор двух людей, которые заботились друг о друге…по-своему. (*Гарри Винстон – «звездный ювелир», американский производитель ювелирных украшений и наручных часов).

― Я тебя умоляю, любимая. Кто этот счастливчик? ― спросил Клэй.

Он уже садился в такси, которое подъехало к нему, и поправил галстук-бабочку в фиолетовую полоску на своей шее.

Андреа родом из южных краев денежных плантаций. Ее мать была королевой красоты, и они обе выросли в Лиге Юниоров* Южной Каролины. (*Лига Юниоров - местное женское благотворительное объединение) Ее отец владел половиной Чарльстона и правильно купил, разделил и перепродал остальную часть. А родословная семьи Максвеллов тянулась к самому Томасу Джефферсону. Также они довольно долго занимались недвижимостью в районе Треугольника* в Северной Каролине. Клэй был самым настоящим южным мальчиком, и единственное, перед чем не могла устоять Андреа, так это было то, когда он вел себя соответствующим образом. (* Исследовательский Треугольник – крупнейший научный технопарк США, географическими вершинами которого являются: Государственный Университет Северной Каролины, Университет Дьюка, и Университет Северной Каролины в Чапел-Хилл)

― Ты его не знаешь, ― ответила она.

― Я всех знаю.

― Не этого.

― Хватит дразнить меня.

Она хихикнула.

― Ох, но на самом деле ты не хочешь, чтобы я останавливалась, Клэй. Ты, наверное, хочешь, чтобы я его описала. Мне начать с его костюма или с того, на сколько, по моему мнению, он большой?

― Всегда полезно знать своих конкурентов, ―       произнес он.

― Ну, у меня нет времени. Я должна вернуться к своей игре. Не хочу, чтобы он подумал, что дома меня ждет безумно заботливый парень.

Клэй хмыкнул.

― Безумно заботливый. Точно как я.

Андреа на мгновение замолчала, и если бы он не услышал шум на заднем плане, то подумал бы, что она повесила трубку.

― Временами, скоро станет ясно, ― спокойно сказала она.

― Точно, ― со смехом произнес он, ― Заботливый, Андреа?

― Ты осел.

― Да, ты всегда это знала. Теперь, я покажу тебе свою заботу. Где ты?

― Не порть мне игру, Клэй, ― неубедительно произнесла она.

Так или иначе, она позвонила ему.

У них были правила, и они были просты. Когда они вместе - есть только он и она. Когда они порознь - позволено все. Но когда один из них звонил, нарушая планы другого, для этого было определенное простое правило. Он приедет и получит ее, и она это знала. Они оба это знали, как только он ответил на звонок.

Он слышал явные признаки азарта в ее голосе. Он не сомневался, что она надула губки, чтобы выглядеть расстроенной.

― Я бы ни за что, ― солгал он.

― Я твои не порчу.

― Портишь, если можешь, ― настоял он.

― Ладно, ― произнесла она. ― Но тебе лучше показать свою лучшую игру. Он собственник.

― Разве у меня бывает иначе?

Она сказала ему название бара, где она находилась. Это было недалеко от его дома и работы, от чего ему стало интересно, а не выбрала ли она это место специально, надеясь на такой исход. Она была коварной, за это он мог поручиться.

Клэй почувствовал себя бодрее, пока направлялся на поиски своей девочки.


Глава 2

Игры


Клэй вошел в тускло освещенный бар. Это было одно из тех высококлассных вычурных мест, которые он терпеть не мог, и которые часто посещала Андреа. Настоящих художников здесь было не найти, но здесь собирались любители искусства. И если Андреа что-нибудь приглянулось, то она не упускала возможности сходить на художественные выставки.

Он увидел ее возле бара в форме подковы посреди зала, она разговаривала со своей добычей. На ней было сдержанное черное платье, которое облегало ее формы, и туфли за две тысячи долларов, которых у нее дома была полная гардеробная. Она сидела лицом ко входу, что скорее всего было стратегически предусмотрено с ее стороны. Она приподняла голову, когда он вошел в бар, но быстро взглянув, она даже не заметила его. Но она точно знала, что он был здесь.

На данный момент этого было достаточно.

Обойдя ее, он занял место за барной стойкой так, чтобы он мог ее видеть. Он не часто приходит куда-нибудь выпить один, так что сидеть в одиночестве было непривычно. Он считал, что цеплять девушек лучше в компании приятеля или двух, ведь они обычно не ходят одни. Ему повезло, когда после окончания из Йельского Университета его друзья Кэш и Итан, обосновались в Вашингтоне. В детстве и в университете у него было уйму друзей, но эти двое были единственными, кроме Андреа, кого он до сих пор мог выдерживать.

Наверное, они бы посмеялись над ним, если бы узнали, во что он ввязался. Когда, до них дошла их фишка с Андреа, они поддержали его сумасшедший образ жизни. Не то, чтобы он нуждался в поддержке.

У проходящей официантки Клэй заказал двойной виски с колой и откинулся на спинку стула, чтобы понаблюдать за своим соперником. Парень выглядел высокомерно в своем черном пиджаке и галстуке. Ему шло, но костюм не был подогнан под него. Ему бы не помешало сходить к парикмахеру и побриться.

Как вообще этот идиот мог привлечь внимание Андреа?

По крайней мере, Андреа облегчила его задачу.

Он подождет подходящей возможности и сделает свой ход.

За час он выпил три напитка. В бар явно любили заходить в часы после работы, потому что довольно быстро ближе к часу ночи он стал переполнен. Теперь ему едва было видно Андреа, и он понял, что пришло время. Большую часть разговора она кокетничала с этим парнем, и Клэй решил, что этот ботаник был только прикрытием. Андреа выглядела едва заинтересованной, даже не смотря на то, что парень просто соловьем заливался перед ней. С Андреа такое не прокатит.

― Здесь не занято? ― спросила подошедшая к нему девушка.

Клэй обернулся к девушке. Она была сексуальной. Ужасно сексуальной. Он бы сказал, что она не его типа, но сексуальность – это как раз его тип. Высокая, брюнетка с веснушками и оливковой кожей, которая подчеркивает ее идеальные розовые губки. К сожалению, он предпочитал блондинок в платьях. На этой девушке был брючный костюм. Он терпеть не мог брючные костюмы. Он воспринимал их как необходимость для женщин, которые работают в бизнес сегменте, но его внутренняя мизогонистская свинья любила хороший обзор ножек в юбке-карандаш.

Она сняла с плеч жакет угольного оттенка, открывая под ним бордовый шелковый топ без рукав. Уже лучше, но не идеально.

Клэй наконец-то пожал плечами.

― Нет. Садись.

― Спасибо. Здесь негде и шагу сделать.

― Да. Не думал, что это место будет набито хипстерами. Словно водой облили.

― Гремлины* ― со смехом произнесла девушка. ― Точно. (* Гремлины – одноименный фильм ужасов – мифическое существо, которое могло размножаться, если на него пролить воду)

― Да. Если бы они так не размножались за последние пару лет, тогда бы эти бары не были таким переполненными.

― Правда. Это точно. Я бы ни за что не пришла сюда, если бы моему парню не нравилась эта сцена. ― Она сморщила нос. ― Достаточно тяжело при таком трафике, добраться сюда с Холма*. (*Капитолийский холм – район в Вашингтоне, где расположен Конгресс США)

Парень. Почему от этого она внезапно стала более привлекательной?

― И где же этот твой парень? ― спросил он, на мгновение забыв о своей игре.

Она пожала плечами.

― Этот засранец не пришел, после того как вынудил меня проделать такой путь. Как будто мне больше нечем заняться.

Клэй хмыкнул. Походило на то, как вероятно поступил он сам.

― Похоже, он очень надежный парень.

― Не то слово.

Клэй едва не рассмеялся. Она не шутила. Он уже собирался спросить, почему она встречается с таким парнем, но затем посмотрел на Андреа. Она по-прежнему бесстыдно флиртовала с Некудышним Костюмчиком, а Клэй сидел здесь, разговаривая со второй незнакомкой за вечер.

Они оба с Андреа смирились с их дерьмом. Почти десять лет.

Бармен наконец-то откликнулся на жест девушки, которая помахала наличными, пытаясь обратить на себя внимание.

― Двойная водка со льдом. Грей Гус* Счет не закрывай. (*марка элитной водки)

Он одобрительно взглянул на нее, а она просто криво усмехнулась. ― Длинный денек.

Клэй поднял ладони вверх.

― Кто я такой, чтобы судить?

Бармен толкнул водку девушке, и еще один виски с колой Клэю, хотя он даже не заказывал. Это был четвертый. Он даже не знал, сколько сегодня он выпил до этого.

Когда он с благодарностью сделал глоток виски, его телефон засигналил.


«Ты где? Я думала, ты постараешься лучше»


― Девушка? ― спросила брюнетка.

― Типа того.

― Такая же надежная?

Клэй увидел, как Андреа выгнула бровь, глядя поверх плеча Некудышнего Костюмчика. Он приподнял брови. Она кивнула в сторону уборной, и он улыбнулся, давая ей понять, что он ее понял. Предельно ясно.

― Не совсем, ― Извини, я на минутку.

― Придержать местечко?

Он сомневался, звучала ли в ее голосе надежда. Большинство девушек, к этому времени, уже бы выпрыгивали из юбок перед ним, но она не походила на такой тип девушек, что было интересно. Она просто продолжала невозмутимо потягивать свою неразбавленную водку.

― Да. Только если не объявится твой парень, ― подмигнул Клэй.

― Хорошо. Кстати, я – Джиджи.

Она положила на его место жакет и протянула ему пожать свою руку. Он слегка удивился такому представлению, словно это была деловая встреча, а не знакомство двух людей в баре. Он даже не помнил имя последней девушки. А тогда было намного больше, чем флирт.

Стоп, она вообще флиртует со мной? Хм. Наверное, нет.

Он протянул руку и пожал ее. У нее было крепкое рукопожатие, что говорило о том, что она работала в сфере, где люди смотрели на нее сверху вниз. Ей было нужно это, чтобы показать свой авторитет. Ему нравилось крепкое рукопожатие…рукопожатие и кое-что другое.

― Клэй.

― Приятно познакомиться, Клэй. Я придержу твое место, пока не появится мой похотливый парень.

Он ухмыльнулся. Не смог удержаться.

Он пробивал себе путь сквозь толпу получая недовольные выкрики от людей, которых он бесцеремонно расталкивал у себя с дороги. Когда он наконец-то дошел до уборных, он увидел Андреа, которая стояла снаружи перед дверью, словно ожидая своей очереди войти внутрь, что, как он знал, она никогда не делала. Стоять в очередях было не для Андреа.

― Привет, красотка, ― произнес он, приближаясь к ней.

― Сер, у вас большие неприятности.

― Поведай мне.

Из туалета вышла девушка, и Клэй толкнул Андреа внутрь. Девушка смерила их странным взглядом, но там оставались другие туалеты, для тех, кто в них нуждался. Он запер их изнутри и повернулся к своей девушке. Он схватил ее за талию и прижал ее к себе. Она была такой маленькой, всегда такой была. Она была помешана на своем весе в университете, и в итоге прошла множество консультаций, чтобы разобраться с последствиями, но она никогда не будет полной.

Он прижал ее тело к двери, и она встретилась с ним свойственным только ей взглядом.

― Тайная встреча, ― пробормотала она таким тоном, словно это ее совсем не впечатлило.

― Ты сказала, что у меня большие неприятности, ― напомнил он.

От ее слов, у него уже бурлила кровь в нужных местах. Черт, она завела его. Погоня, сближение, игра.

Его руки скользнули вниз по ее черному платью, облегающему и изысканному, и он знал, что оно стоило целое состояние. Как и все, что нравилось Андреа. Вместо того, чтобы накрыть ее губы, он ткнулся носом ей в шею, заставляя ее выгнуться ему навстречу, и после чего он оставил дорожку из грубых поцелуев клеймя свою территорию.

― Да, ― произнесла она, стараясь казаться непринужденной, ― ты пришел испортить мое веселье, и потом ты даже не удосужился сделать свой ход. Клэй Максвелл, что с тобой стряслось?

― Ты слишком торопишься.

Он укусил ее в шею, и она вскрикнула. О, как же он любил этот звук.

― Я оценивал ситуацию, и решал, когда сделать решающий ход.

Он с силой схватил ее за ногу и закинул себе за талию. Ее платье задралось на бедрах, едва не обнажая то, что у нее было под ним. Он рукой скользнул под ткань и с удовольствием отметил, что под ним ничего не было.

― Ах, развратница, ― игриво прорычал он. ― Ты подготовилась.

― Да, но ты слишком медлишь. Я собираюсь уйти вместе с ним.

― Черта с два! ― рявкнул Клэй.

― А что? Тебе можно сегодня порезвиться, а мне нет? ― в ее глазах читался вызов.

― У меня пока что ничего не было, ― прорычал он. ― но сейчас будет.

Рука Клэя проскользнула под платьем, пока он не добрался до ее киски, горячей и жаждущего его. Она, как и он, наслаждалась этим, и он напомнил ей как сильно. Ему просто хотелось, взять ее у двери, но он бы предпочел, чтобы позже она умоляла его об этом.

Ни секунды не думая, он скользнул пальцами между половых губ, и провел по ее влажности, после чего помассировал ее клитор. С этого угла у него был отличный доступ, и единственный вариант, как это могло быть еще лучше, это если бы он мог зарыться лицом у нее между ног и ощутить, как она кончит на него. Тогда она, несомненно, будет его умолять.

― Ммм, ― промурлыкала она, потершись об его руку.

Внезапно, он убрал палец с ее клитора, и двумя вошел в нее. Она была насквозь мокрой, и он начал кружить по клитору большим пальцем, в то время как жестко трахал ее внутри. Было бы намного лучше, если бы внутри нее был его член, но пока этого будет достаточно. Его член был как камень, и это было практически болезненно, когда он наблюдал, как она закатила глаза, пока получала удовольствие.

― Так не честно, ― прорычала она.

― Как умею.

― Ой, я тебя умоляю, дай мне кончить. ― Она взглянула на него из-под полуприкрытых век. ― Если сможешь.

Гребаный вызов принят.

Она знала, на что он был способен, но он наслаждался, демонстрируя, сколько удовольствия он мог доставить одними только пальцами. Он знал, как подчинить ее тело. Она извивалась под ним, едва ли не падая. За десять лет он уже знал этот взгляд. Он прижался к ней, напоминая ей, что она могла получить, если хорошенько попросит. Ее пальцы коснулись его эрекции поверх его брюк, и все, чего ему хотелось от нее, чтобы она вытащила его.

Потом, она издала последний стон и кончила ему на пальцы, оставляя его скользким от влаги, и погибающим от желания, чтобы его член был в ее киске.

Она фыркнула, пока пыталась восстановить самообладание. Он опустил ее ногу и воспользовался ближайшим бумажным полотенцем, чтобы вытереть руку.

Она по-прежнему опиралась спиной на двери, пристально глядя на него.

― Мне нравится твой галстук.

― Знаю. ― Он ухмыльнулся, показывая ямочки.

― Ты всегда знаешь, что мне нравится.

― Как насчет того, чтобы отправиться домой, и я продемонстрирую именно то, что тебе нравится? ― Он наклонился поближе и низко прорычал ей на ушко, ― Когда я трахну тебя в своей спальне, и заставлю кончить тебя по моей команде. Или ты хочешь, чтобы я сегодня тебя отшлепал, детка? Или чего-нибудь еще?

Она тяжело дышала, когда он отстранился назад и взглянул в ее нежно голубые глаза.

― О, Клэй…― Она дважды похлопала его по щеке. ― Может в другой раз.

― Что? ― спросил он.

― Сегодня ты проиграл. Игра окончена.

Она развернулась, чтобы уйти, и он хлопнул рукой по двери. Кто-то ударил по ней с другой стороны и закричал, чтобы они поторопились.

― Какого черта?

Андреа слегка смягчилась.

― Я не хочу быть сегодня второй, малыш.

После этого, она вышла из туалета, оставляя его одного, задаваясь вопросом, как, черт побери, это могло случится.


Глава 3

Череда ошибочных решений


Не так должна была закончиться их маленькая игра.

Она никогда так не заканчивалась.

Он не медлил дольше обычного, чтобы подойти к ней. После их разговора, они бы вернулись обратно и прокувыркались всю ночь напролет. Он сомневался, что кто-нибудь из них, раньше когда-нибудь от этого отказывался. Это было против правил.

Всякий раз, когда она затевала игру, он всегда бросал девушку, с которой был, ради Андреа. В мире не существовало девушки, на которую он бы променял эту игру. Ну, возможно, одна была, но так как она собиралась выйти замуж за его брата, то это не считалось.

Андреа могла быть стервой по отношению ко всем, но опять же, он сам был полным мудаком. Именно поэтому они так хорошо ладили. В этом был смысл.

За яростью, которая кипела на поверхности, скрывалось замешательство. Почему она предпочла мне Некудышний Костюмчик? Он бы понял, если бы она не предложила ему сыграть, но это было другое. Она заставила его забросить собственную игру ради своей, а после этого все отменила.

Клэй попытался очистить голову, но гнев разыгрался с новой силой. С целеустремленной решимостью он возвращался к своему месту за баром. Когда он шел обратно, Андреа и Некудышний Костюмчик уже ушли, что еще больше его разозлило. У него даже не было возможности потягаться с этим козлом. Засранец собирался насладиться всеми результатами напряженных стараний Клэя. Подумать только, он ухватил уже влажную и дрожащую от возбуждения Андреа.

Блять.

― Ты вернулся, ― произнесла Джиджи, когда он наконец-то пришел обратно.

― Да. Кое-кого встретил.

На его месте сидел парень. Он был среднего роста с взъерошенными темными волосами и бородой. Он был бледным как стена в своей футболке с V-образной горловиной и узких джинсах, что четко подтверждало, что у паренька был маленький член.

― Это кто, Джи? ― властно спросил парень.

― Клэй. Мы только что познакомились.

― Быстро, ― произнес он, рассматривая Клэя. ― Даже для тебя.

― Мы только что познакомились! ― она почти завизжала.

Она ударила его по руке.

― Да, приятель. Не волнуйся. Я просто разогрел для тебя местечко.

У Клэя после Андреа было настолько паршивое настроение, что он даже подмигнул для пущего эффекта.

Парень сердито взглянул на него. Он точно не пропустил намека Клэйя. По правде говоря, у него было такое настроение, что он бы, наверное, переспал с Джиджи, если бы смог увести ее от этого Недоростка. Но, на самом деле, сейчас у него прямо руки чесались, чтобы подраться и выплеснуть весь адреналин. На какое-то время, это будет даже лучше, чем заваливаться в постель с очередной незнакомкой.

Как бы там ни было, он знал, что мог задеть этого парня.

Но, вместо того, чтобы ответить Клэйю, он все выплеснул на Джиджи.

― Отлично, Джи! Ебать как здорово! ― Недоросток хлопнул двадцаткой по барной стойке и потянулся за курткой. ― Я не собираюсь снова разбираться с этим дерьмом! А если бы я пришел раньше, то застал бы тебя трахающейся с кем-то, с кем ты только что познакомилась? Что еще мне расскажешь?

Глаза Джиджи чуть не выскочили из орбит от таких слов.

― Боже, Маркус! Черт возьми, с чем разбираться? Я и правда только, что с ним познакомилась, только потому, что это было единственное свободное место, а ты опаздывал.

― Так если бы я пришел вовремя, то ты бы не занималась этой хренью? ― настаивал он. ― Могу поспорить.

― Мужик, лечись, ― пробурчал Клэй. ― Мне нет дела до твоей девушки. Мне достаточно проблем со своей.

А она просто отсюда ушла.

― Серьезно, ничего не было! ― сказала Джиджи.

― Тебе же лучше, если это правда. ― Маркус угрожающе взглянул на Клэйя.

Он прищурил глаза.

― Мы раньше встречались?

― Вряд ли. ― Клэй не водился с людьми вроде Маркуса.

― Подожди, нет. Думаю, я видел тебя по телику.

Клэй пожал плечами. Ему не нравилось к чему это все шло. Ему никогда не нравилось, когда люди его узнавали – по лицу или по имени.

Потому что это означало только одно…

― Ты брат Брейди Максвелла, верно?

Вот это.

Именно это.

Чертов Брейди.

Клэй нахмурился. Ублюдок должен был затронуть еще одну тему, которая бы разозлила его.

Улыбка Маркуса стала еще шире, когда он понял, что попал в точку.

― Правильно. Вот откуда ты мне знаком. Брейди, который трахает одну из студенток и журналистку, и все равно умудрился удержать свою тощую задницу в Конгрессе.

Клэй открыто таращился на него. В нем бушевал гнев. Алкоголь только подогревал огонь, откидывая здравый смысл прочь. С тех пор как Брейди сошелся с Лиз, между ними многое изменилось. Клэй по-прежнему считал Брейди выскочкой, с завышенным самомнением козлом, и раньше, он бы позволили другим так отзываться о Брейди.

Но не теперь.

Не про Лиз.

Она была единственным в своем роде, самым хорошим, что когда-либо происходило с Максвеллами. Даже думать не мыслимо, через сколько дерьма им пришлось пройти, чтобы сейчас быть в месте.

Клэй даже не ответил на комментарий Маркуса. Он просто пустил в ход кулак. Он с шумом впечатался ублюдку в щеку. Болело ужасно, и ранило Клэйю суставы, но, черт побери, как же приятно было наблюдать, как Маркуса от силы удара откинуло назад. Клэй последовал за ним, ударяя его в живот. Маркус согнулся пополам, задыхаясь, когда Клэй всадил ему коленом в нос, который сломался от удара.

― Блять! ― выругалась Джиджи.

Клэй выровнял парня и схватил его за ворот курточки. Он припечатал Маркуса к бару.

― Ты кусок дерьма, даже не смей заикаться о моей семье.

У Маркуса из носа лилась кровь, а Клэй привлек к ним внимание.

― Отпусти его! ― закричала Джиджи, дергая Клэйя за руку. ― Хватит. Отпусти его, Клэй.

― Какого фига? ― прохрипел Маркус.

Он сжимал нос.

― Пошел на хрен, ― выплюнул Клэй.

― Я мог бы выдвинуть на тебя обвинение в нападении, козлина!

Клэй рассмеялся.

― Я бы посмотрел на это.

― Моя девушка юрист.

Клэй улыбнулся, посмотрев на Джиджи, чья оливковая кожа значительно побледнела. Она выглядела испуганной.

― Еще кое-что общего между нами, а я один из лучших в этом гребаном городе. Так что, повторюсь, пошел на хрен.

― Просто уходи, ― сказала ему Джиджи, ― Он не выдвинет обвинений. Просто убирайся отсюда. Если не ради своего блага, то ради брата.

Клэй безрадостно засмеялся.

― Пофиг.

Он вывалился из бара на холодный мороздный воздух. Это сразу же отрезвило его, и он потряс рукой. Начал подниматься туман, и от движения снова вернулась легкая боль.

Что со мной происходит?

Ему не следовало позволять Андреа расстраивать его. Не до такой степени, чтобы специально нарываться на драку с незнакомцем. Определенно он сам напал на того парня, без причины. Ему бы не поздоровилось, если бы Маркус на самом деле выдвинул обвинения. Не важно, что Клэй был одним из лучших юристов в городе. Люди всегда любили проливать кровь, если это касалось безупречных Максвеллов.

А он был первый, кто это начал.

Он провел руками по лицу. Ему просто нужно было вернуться домой и поспать. А уже утром на свежую голову во всем разбираться.

Он брел по улице, уходя подальше от бара, и вытягивая из пиджака свой телефон. Он написал Адреа, когда двигался в направлении своей квартиры.


«Думаай об мне, пока он трхт тбя, и знай, чт я бы мог зставить тбя кончт».


Он уже собирался это отправить, когда ему пришло сообщение.

«Сави будет в городе на НГ. Лиз хочет, чтобы вы с Андреа пришли, если свободны».


Клэй уставился на сдержанное сообщение от его идеального старшего брата. Он не виделся со своей младшей сестрой Саванной с того дня, как прошли выборы. Она училась на предпоследнем курсе в Университете Северной Каролины в Чапел-Хилл, на факультете журналистики, и всегда была ужасно занятой. Будет хорошо с ней увидеться, даже если они с Брейди будут на него наезжать.


Клэй красноречиво ответил:

«Отъебись»


Ответ пришел практически сразу.

«Всегда пожалуйста, Клэй».


Клэй чуть не швырнул телефон, а затем вспомнил про сообщение Андреа. Он нажал «отправить», его палец дернулся на «Отмену». Пошли все на хрен.

― Стой там, где стоишь.

К виску было прижато холодное дуло пистолета.

Клэй замер на месте. Дерьмо! Черт! Дерьмо! Черт, долбанный пиздец! Что за хрень?

Все следы алкоголя тут же выветрились, и он был в боевой готовности. Его одолел страх, и его бравада исчезла. Впервые в жизни у него не нашлось ехидных замечаний, которые можно было бы бросить в ответ. По крайней мере…не одного, который не дал бы ему нарваться на пулю.

― Отдавай все, что есть. Сейчас же! ― крикнул парень, его рука слегка дрожала, пока он держал пистолет. ― Без резких движений, красавчик.

― Просто бросай все вниз, ― прокричал Клэйю другой, стоявший за тем, кто держал пистолет. ― И делай это быстро.

Он не видел ни одного из этих уродов, которые держали его под дулом пистолета и грабили его вслепую. Он даже не мог повернуть голову, чтобы взглянуть и получить ту информацию, которая пригодиться ему в суде…если он выживет.

Черт! Нет!

Он выживет. Он подчинится. Они получат то, что хотели и уйдут. Большинство вооруженных нападений не заканчиваются смертью. Они были воришками, а не убийцами. Ему была известна статистика. Ему нужно было держать это под контролем. Но его по-прежнему сильно трясло, когда он полез в свой задний карман.

― Быстрее, ты кусок дерьма! ― завопил парень, который стоял возле него.

Он сильнее прижал пистолет к виску Клэя, и у него на лоб выступил пот.

― Давай! Что? Думаешь, твоя жизнь чего-то стоит? Нет. Ты - ничтожество. Я сделаю тебе милость, если нажму на курок и всажу тебе пулю туда, где она и должна быть. Давай, шевелись.

Клэй бросил бумажник в сторону, откуда слышал другой голос. Он слышал, как парень поднял его и начал в нем рыться.

― Хорошо. Ты, наверное, считаешь себя неприкасаемым, если шатаешься по улицам с полтора косарями налички. Он просто напрашивался. Мы должны избавить его от этой ноши.

Клэй усердно молчал. Ему хотелось думать, что он хорошенько отомстит за эту ситуацию и получит преимущество над этими ублюдками. Но, с дулом пистолета у его виска, он четко осознавал свою смертность.

― Что еще у тебя есть, красавчик?

Второй парень похлопал по нему и снял с его запястья Ролексы, забрал iPhone, ключи из его кармана, и даже запонки с его рубашки. Они стоили целое состояние, если эти идиоты были не в курсе.

― Ладно. Я сделал все, как вы сказали. Теперь, отпустите.

Первый парень рассмеялся.

― Отпустить тебя? Чтобы ты побежал в полицию?

Он даже не увидел, как в него полетел кулак. Его ударили прямо в челюсть, затем по почкам, в живот, и в грудь. Он согнулся, борясь за дыхание, когда боль затуманила ему зрение. Один из парней снова его пнул, и Клэй упал на колени в тот момент, когда подключился второй. Они оба матерились на чем свет стоял, пока продолжали беспрерывно выбивать из него все дерьмо.

Клэй свернулся в клубок, пока они снова и снова пинали его в живот и по ребрам. Он почувствовал, как что-то сломалось и он не смог сдержаться от крика. Он даже не мог нормально дышать.

Карма никогда не была столь верной в попадании.

На долю секунды, он подумал, что они так и оставят его там. Он не мог встать, чтобы добраться до полиции. Они получило то, за чем приходили. Им просто нужно было скрыться в темноте туда, откуда явились.

А потом к его затылку приставили пистолет. Клэй застонал и посмотрел в глаза нападающему.

В тот момент он запомнил каждую деталь: темные волосы, карие глаза, бледная кожа, шрам на левой щеке, татуировка на шее, птица, порез на брови – словно парень кричал ему в лицо: «Так тебе и надо, ублюдок!»

Клэй не сомневался, что ему пришел конец. После всего, именно так он и умрет, ограбленным и забитым до смерти, валяющимся в грязном переулке.

Черт.

Затем пистолет с силой прижался к его виску. Его череп раскалывался на гравии, а он провалился в темноту.


Глава 4

Пробуждение


Бип. Бип. Бип.

― Уфф, ― застонал Клэй.

У него болела голова, и все казалось размытым.

― Клэй! ― воскликнула девушка. ― Ты очнулся!

Он съежился от шума, после чего с трудом открыл глаза. Над ним склонилась великолепная блондинка.

― Привет, секси, ― прохрипел он.

Девушка бросила в него сердитый взгляд.

― Ты по-другому не умеешь общаться со своей будущей невесткой?

― Прости, Лиз, ― выдавил он. ― Хочешь чпокнуться?

Лиз рассмеялась и покачала головой, словно ничего другого и не ожидала.

― Ну, по крайней мере, мы знаем, что твоей голове не сделали хуже, чем было раньше.

В его поле зрении медленно появлялось все остальное. Яркое больничное освещение, колючее одеяло поверх его тела, тихое гудение оборудования вокруг него.

― Что произошло?

Лиз нахмурилась. Ее светлые волосы свисали на одно плечо, он опускал свой взгляд все ниже, ниже, и ниже, а потом быстро вернулся обратно, к ее нежно-голубым глазам.

Она жевала нижнюю губу.

― Что именно ты помнишь?

Он напрягся, чтобы вспомнить, как оказался здесь, но все было как в тумане.

― Андреа ушла с Некудышним Костюмчиком.

― Правильно. Она упомянула, что ушла из бара, в котором ты был.

Хотя, по глазам Лиз было видно, что она не говорила, что ушла с другим парнем. До какой степени могли доходить их игры, не было известно окружающим. Он не удивился, что она умолчала про этот момент.

― Мне, наверное, нужно сходить за ней. Она очень винила себя за все, что произошло.

― Подожди, ― произнес он, хватая ее за руку. ― Расскажи мне, что случилось.

― Тебя ограбили, ― прямо сказала она.

Уголки ее губ опустились.

― Кто-то нашел тебя без сознания в грязи, без паспорта, или еще чего-нибудь. На тебе не было даже пальто или обуви, и ты был очень избит.

― Сволочи забрали мою обувь! ― проворчал он, когда все медленно возвращалось к нему.

Он скривился, вспомнив жестокое избиение в переулке.

― Тебя привезли в больницу, и здесь они установили твою личность. Брейди пытается сделать так, чтобы все оставалось по-тихому и не попало в новости.

― О, конечно, пытается, ― протянул Клэй.

Он откинулся на спинку и закрыл глаза.

Лиз потянулась и сжала его руку.

― Он заботится о тебе, Клэй. Дело не в нем.

― Дело всегда в нем.

Лиз вздохнула, после чего наклонилась и поцеловала его в лоб.

― Некоторые вещи никогда не меняются, да?

Клэй пожал плечами.

― Ну, полиция захочет услышать твою историю. К тому же, все остальные в лобби, ждут, когда ты очнешься. Я схожу за ними, но…

― Почему ты?

― Что?

― Почему ты ожидала здесь, возле меня? ― спросил он.

Лиз улыбнулась.

― Потому что я могла с этим справиться.

Он нахмурил брови.

― Что, черт возьми, это значит?

― Если честно, Клэй, все остальные были слишком обезумевшими. Когда ты только попал сюда, ты выглядел очень плохо. Андреа разрыдалась и убежала…буквально убежала. Я сказала, что останусь и присмотрю за тобой.

― А, ― произнес он, удивленный таким открытием. ― Спасибо.

― В любое время. Ты бы сделал тоже самое для меня.

― Разве? ― с усмешкой спросил он.

Лиз покачала головой.

― Теперь я схожу за всеми. Тебе что-нибудь нужно?

― Можно еще один поцелуй только пониже?

Она поднялась и закатила глаза.

― О, Клэй…

Лиз вышла из палаты, и он бросил взгляд на ее длинные, стройные ноги. Это был хороший вид, даже если он созерцал это, очнувшись в проклятой больнице.

Он по-прежнему не мог поверить, что те ослы на него напали. Он сам сделал себя легкой мишенью – пьяный, не держащийся на ногах, с телефоном в руках, непонятно где. Он с таким же успехом мог сам попросить их, приставить к его голове пушку и разделаться с ним. Хотя сути это не меняло. По крайней мере, он знал, как выглядел один из парней. После всего, это была его единственная доля надежды. Ему удалось единственный раз хорошенько присмотреться к своему нападающему, после чего он отключился.

Когда открылась дверь, в палату вошел доктор, следом за медсестрой, и начал осмотр.

― Рад видеть вас в сознании. Когда вас привезли сюда прошлой ночью, у вас было очень плохое состояние.

― Я до сих пор чувствую себя паршиво, ― произнес Клэй.

― У вас два сломанных ребра, значительные ушибы и сотрясение мозга. Я даже не думал, что вы будете в отличной форме.

― Уф, ― простонал он. ― Как долго займет, чтобы это все к чертям зажило?

― Я бы сказал для ребер потребуется не меньше шести недель.

Клэй рассмеялся и захрипел от боли.

― У меня нет шести недель.

― Первые две недели для вас будут самыми важными, чтобы справляться с болью дома и постараться не делать ничего, чтобы снова их повредить. К сожалению, больше мы никак не сможем помочь, кроме как сделать это терпимым.

― Бля.

― Вы должны радоваться, что вам повезло и вы не получили более тяжелых травм. Надеюсь, копы найдут виновного.

Доктор ушел, сделав несколько проверок, после чего все адски болело. Кто знал, что проверка дыхания может быть такой болезненной?

Двери снова открылись, и в палату вошли родители Клэйя. Его отец был высоким и гордым, с седыми волосами и морщинами на лбу от напряженной работы управления страной - иначе известный как Американский сенатор. Его мать была как всегда красивой и спокойной, с короткими светлыми волосами и нежной улыбкой.

Клэй был удивлен, что они вообще приехали.

― Ты нас хорошенько напугал, ― сказала Мэрилин, беря его за руку.

Его отец стоял по другую сторону его кровати. Руки по бокам, и он выглядел неловко.

― Мы оба просто рады, что все обошлось, ― сказала Мэрилин. ― Правда, Джефф? Они обменялись взглядом. Это был сигнал, который Клэй видел много раз, пока рос: «Покажи хоть какие-то эмоции своему ребенку!»

― Конечно, мы рады, что с тобой все в порядке, ― произнес Джефф, с редкой улыбкой. ― Ты заставил нас поволноваться.

― Я не хотел, ― признался он.

Его ребра болели сильнее, чем прежде, а от этого разговора лучше не становилось.

― Как ты себя чувствуешь? ― спросила Мэрилин.

― Как дерьмо.

― Я пойду, поищу медсестру, чтобы она зашла и дала лекарства от боли.

Она развернулась и вышла из палаты, оставляя его наедине с отцом.

Он был непростым человеком. Для Клэйя он всегда был таким. Брейди всегда лучше удавалось с ним ладить. Лежа здесь, ему захотелось подняться, просто потому, что так было принято в их доме. Но он не мог пошевелиться.

Джефф прочистил горло.

― Ты решил, в какой юридической фирме хочешь работать, ведь ты уже не работаешь в суде?

Прямо к делу.

― Нет, ― наотрез ответил он.

― Ну, ты должен будешь решить. Осталось не так уж много времени.

― Да, я сейчас же этим займусь, ― сухо ответил он.

― Они захотят получить ответ до Нового Года, ― продолжил он, словно не слыша сарказма в голосе Клэйя. ― Думаю, что ты, скорее всего, выберешь предложение «Купера и Нильсон». У них стабильная репутация, и ты сможешь быстро продвинуться по карьерной лестнице.

― Как раз то, что я хотел.

― Вот и хорошо. Ну, ― произнес он с гребанной улыбкой политика. ― Я просто схожу, посмотрю, где твоя мать.

― Отлично. Так и сделай, ― произнес Клэй.

Джефф развернулся и пошел к двери. Клэйю хотелось бросить какое-то едкое замечание на счет того, что он уходит, даже не спросив все ли хорошо у его родного сына, но оно того не стоило. Многолетняя стена между ними не рухнет, после одного ужасного ограбления. Ничего другого Клэй не ожидал.

В дверь заглянула Андреа. Наконец-то, тот момент, которого он ждал.

― Привет, ― прошептала она.

Вид у нее был как после аварии. Глаза были красными и заплаканными. Волосы были собраны в неряшливый хвостик. На ней были дорогие леггинсы для йоги, майка, спортивная курточка, и черные «найки». На ней не было ни грамма макияжа, а когда она вошла, то покусывала свои ухоженные ногти.

И, несмотря на все это, она по-прежнему выглядела великолепно. Он так привык к тому, что на ней всегда было несколько слоев косметики, с идеальными платиновыми локонами как у модели, в туфлях от Джимми Чу и бесконечный ассортимент броских платьев от Лилли Пулитцер. Но, когда она вошла в его палату, такая растерянная, ему никогда не доводилось видеть ее такой сексуальной.

― Клэй, ― прохрипела она, неловко подходя к нему, ― Уверена, ты не хочешь меня видеть.

На самом деле, было как раз наоборот. Он отчетливо помнил, как она уходила, и ему хотелось знать, была ли она с этим болваном в том момент, когда его чуть не забили до смерти. Дело не в том, что он ее винил за это дерьмо, но все равно. Это было дело принципа.

― Почему? ― наконец-то спросил он.

― Почему? Потому что это все по моей вине.

― Ты наняла двух мужиков, чтобы они избили и ограбили меня?

Она зарычала.

― Нет! ― проворчала она.

Она выпрямила спину и, казалось, стала прежней от его маленькой шутки.

― Но я должна была остаться с тобой, и тогда этого бы не случилось.

― Естественно, ты должна была остаться со мной, ― беспечно произнес Клэй.

Андреа всхлипнула.

― Знаю. Должна была.

― Так…ты с ним трахнулась?

― Клэй, это не важно. ― Андреа взяла его за руку. ― Я чувствую себя достаточно ужасно, без упоминания того, что было дальше.

― Раньше ты никогда не чувствовала себя ужасно из-за игры.

― Она никогда не приводила к тому, что ты оказывался в больнице.

― Андреа, меня ограбили какие-то придурки. Ты не виновата. Игра тоже.

Она сглотнула.

― А такое чувство, что виновата.

Он поманил ее пальцем.

― Иди сюда.

Андреа наклонилась и нежно прижалась к губам Клэйя. Ему хотелось дышать ею, и взять то, что принадлежало ему. Он не хотел разбираться в том, почему она не ответила на его вопрос о том, переспала ли она с Некудышним Костюмчиком. От этого у него в груди появилось неприятное чувство.

― Может, нам нужно остановиться, ― прошептала Андреа ему в губы.

― Нет, думаю, мы обязательно должны продолжить.

Она сухо рассмеялась.

― У тебя сломаны ребра, так что мы точно должны остановиться, но я имела в виду…игру.

Глаза Клэйя расширились.

― Насколько сильно меня шмякнули тем пистолетом?

― Я серьезно, Клэй.

― У нас со времен университета были открытые отношения, Андреа. Нет смысла останавливаться, только из-за единственного нехорошего инцидента. У нас все получается, ― искренне сказал он.

Так было всегда. Что мы будем делать без наших игр? Без нашей открытости в том, чего нам хочется друг от друга?

Она посмотрела вниз, словно подбирала слова.

― Ты никогда…не ревновал? ― последнее слово она сказала шепотом, поднимая глаза на него.

Клэй вспомнил о том пламенном гневе, который зародился в нем прошлой ночью, когда Андреа покинула бар без него. Но он всего лишь покачал головой.

― Нет.

― О, ладно. ― Она, казалось, сомневалась как вести себя дальше. ― Как на счет того, чтобы мы просто побыли собой до Нового Года? При условии, что ты сможешь передвигаться.

― Обо мне не волнуйся, малышка. Сегодня я уже буду на ногах. Это не сможет меня удержать.

Он с уверенностью улыбнулся, но она даже на половину не выглядела также уверенно, как он. Зная ее, это был тревожный знак.

― Ну, если ты думаешь, что будешь готов, тогда я скажу Лиз, что мы будем вместе с ними и Саванной. Хорошо?

Он осторожно поднес ее руку к своим губам и поцеловал.

― Хорошо.

Она вяло улыбнулась. Черт, она с трудом это принимала. Даже хуже, чем он. Это было совсем не похоже на Андреа. Он никогда раньше не видел, чтобы ее трясло. Она была такой же проворной в едких замечаниях и сексуальных жестах, как и он. Ей, как и ему, нравилось их соглашение… может, даже больше. В конце концов, это она была его инициатором.

Только Клэй собирался открыто расспросить у нее об этом, в палату вошел Брейди.

― Надеюсь, я не помешал, ― сказал он с улыбкой, к счастью для Андреа.

Клэй кивнул головой своему старшему брату, который всегда его затмевал.

― Смотрите, кто явился.

― Прости, что не пришел раньше. Я был на телефоне с Хизер, пытался все уладить, чтобы ничего не вышло из-под контроля. Подумал, что ты бы не захотел, чтобы это куда-нибудь просочилось.

У Клэйя было такое ощущение, что это было очередной частью политической системы, к которой он принадлежал.

Он знал, что должен быть благодарен Брейди за то, что он позвонил своему пресс-секретарю, Хизер Феррингтон. Она была чертовски горяченькой блондиночкой, и Клэй совершенно не понимал, почему Брейди ни разу не приударил за ней.

― Не сомневаюсь, ― ответил Клэй.

Когда Брейди вошел в палату, Андреа выпрямилась. Не было ни капли уязвимости, которую она показала Клэйю, когда она обратилась к его брату:

― Пойду, взгляну как ваша мать. Рада была тебя видеть, Брейди.

Он кивнул ей, когда она прошла мимо него к выходу из палаты. Клэй терпеть не мог то, что она ушла, но он ценил то, что она понимала, что ему нужно было самостоятельно лицом к лицу пообщаться с Брейди.

― Ты попал в весьма затруднительное положение, ― произнес Брейди.

Он прошел к краю кровати и побарабанил пальцами по пластиковому изножью.

― Как ты себя чувствуешь?

― Так, что мне нужно еще одна доза морфина.

― Мама с этим разбирается, ― отмахнулся он. ― Хочешь рассказать, как ты оказался в том переулке?

― А ты кто такой? Чертов следователь?

― Мне просто интересно, что произошло, Клэй. Доктор сказал, что уровень алкоголя в твоей крови был выше некуда. Должно быть, именно поэтому ты шатался по улицам, недалеко от бара, в котором, по словам Андреа, ты был.

― Да пошел ты, ― прорычал Клэй.

Брейди нахмурился.

― Я тебя не допрашиваю. После с тобой хочет поговорить полиция. Не сомневаюсь, они устроят допрос. Я просто пытаюсь понять. Почему ты просто не вызвал такси?

― Почему бы тебе просто не пойти к черту?

С Брейди спала маска политика, и на долю секунды, Клэй увидел, как на самом деле Брейди трясло. Он снова выглядел просто как его старший брат. Клэй вздохнул, и с легкостью, отпустил свой собственный гнев.

― Я просто рад, что все обошлось, ― произнес Брейди.

― Я тоже, ― ответил Клэй.

― Серьезно, если ты захочешь со мной поговорить об этом, я здесь. Знаю, у нас есть многолетние разногласия, но для тебя я всегда здесь.

Клэй сжал руки в кулак, зажимая одеяло, не встречаясь взглядом с братом.

― Они говорили, что я ничтожество, и кусок дерьма. Сказали, что я заслуживаю смерти. Они прокричали это мне в лицо, пока один из них держал у моего виска пушку.

― Черт, ― ворчливо произнес Брейди.

― Не могу описать, что я тогда чувствовал.

― Думаешь, это было спланировано? Они преследовали тебя?

Клэй скривился.

― Нет. Думаешь было бы лучше, если это так?

Брейди прошелся взглядом по синякам Клэйя, забинтованным ребрам, разбитым костяшкам и покачал головой.

― Нет.

― Я тоже.

― Мы их найдем, Клэй. Мы добьемся правосудия.

Клэй кивнул и пожалел, что у него нет столько веры в правовую систему, как у Брейди. Он слишком много знал, и бывало, что плохие парни просто скрывались. А иногда, плохие парни побеждали.


Глава 5

Некудышний Костюмчик


Клэй потер лицо руками и попытался стереть разочарование от того, что его проклятые ребра сломаны. Прошло почти две недели, а они по-прежнему ужасно болели. Он принял две таблетки обезболивающего, запив глотком виски. Это должно заглушить боль на ближайшие два часа, пока он разберется с этой чертовой Новогодней вечеринкой.

― Мда, не сомневаюсь, это хорошо сочетается, ― Андреа медленно растягивает слова, спускаясь вниз по лестнице своего дома в пригороде северной Вирджинии, недалеко от Вашингтона.

У каждого из них были собственные квартиры в городе, но когда им хотелось от всего убежать, они приезжали сюда, в их местечко.

Клэй допил виски и поставил бокал обратно на стойку.

― Да.

― Ты уже пьяный?

― Конечно, нет. Знаешь, сколько для этого понадобится спиртного?

― Да.

Взгляд Клэйя прошелся вдоль ее блестящего платья в пол, цвета шампанского, которое облегало каждый крошечный изгиб на ее теле. Он бы хотел, чтобы таблетки уже подействовали, чтобы он смог разорвать это платье без боли от движений.

― Сегодня много не пей, ― сказала ему Андреа.

Она прошла вперед и провела пальцами по его галстуку-бабочке, подобранному к смокингу от Армани.

― Вот так. Прекрасно.

― Спасибо, малышка, ― усмехнулся он.

Было приятно снова видеть Андреа при полном параде. Даже если то, что она провела последние несколько часов наверху с личным стилистом, который делал ей прическу и макияж, раздражало, но он не мог поспорить с тем, что оно того стоило. Это как небо и земля по сравнению с тем, когда она была в одежде для йоги и «найках», в которых она ходила по дому, когда настояла на том, чтобы за ним ухаживать.

Это больше походило на заточение. Конечно, его избили и у него несколько сломанных ребер, но он по-прежнему мог сам о себе позаботиться. Откровенно говоря, он был рад выбраться из дома, даже на эту дурацкую вечеринку.

По крайней мере, самые ужасные отеки сошли, и ему было приятно снова стоять на ногах. Доктор сказал, чтобы восстановиться, ему понадобится еще один месяц, прежде чем он должен будет приступить к физической активности, но он изнывал от скуки, чтобы послушаться.

Потому как нахмурилась Андреа, она, наверное, заметила, как изменилось его выражения лица.

― Ты хорошо себя чувствуешь? Мы не обязаны идти.

― Учитывая то, как ты выглядишь, наверное, ты права.

Казалось, она хотела поспорить с ним, но вместо этого, она просто провела рукой по его волосам.

― Ты думаешь о том, чтобы трахнуть меня, да?

― Прошло две недели, ― прорычал он.

Он прижал ее тело к себе и старался не шевелиться.

Андреа нарочито ухмыльнулась.

― И ты по мне соскучился?

― Продолжай на меня так смотреть, и я покажу тебе насколько.

― В другой раз, любовничек. Нужно убедиться, что ты…готов.

Она подняла брови.

― Уверен, ты об этом позаботишься.

― Я тоже.

Клэй наклонился и поцеловал ее в губы. Это ощущалось приятно и правильно. Андреа не была кокетливой с той ночи, когда ушла без него, решив, вернуться домой с Некудышним Костюмчиком. Он до сих пор понятия не имел, что случилось с тем болваном, но он знал, что лучше поднять эту тему, когда она наконец-то будет в более подходящем настроении.

Они сели в ожидающий их лимузин, который отвезет их в город. На заднем сидение Андреа открыла шампанское и попивала его из хрустального фужера, пока рассеяно смотрела на свой телефон. Клэй смотрел в тоннированное окно. Ему нравилось вести себя так, словно нападение никак его не беспокоило, но сейчас, когда он столкнется со своим первый публичным появлением, он не мог перестать об этом думать. Он сглотнул и попытался это заглушить, но его ноющие ребра были постоянным напоминанием.

― Рад, что увидишься со своей сестрой? ― спросила Андреа.

Она посмотрела на него и нахмурила брови.

― Ты какой-то бледный, Клэй.

― Я в порядке.

― Ты уверен, что принимать эти таблетки с алкоголем - это нормально?

― Мы оба знаем, что нет, Андреа. Проехали.

Она вернулась к своему телефону.

― Хорошо.

― И конечно…Я рад, увидеться с Саванной.

Клэй пожал плечами.

― Ты не знаешь, она придет со своим парнем? Напомни, как его зовут?

― Полагаю, Истон.

― Я удивлена, что она в итоге не стала встречаться с Лукасом.

― Что? ― выпалил Клэй.

Саванна и Лукас? Младший брат Криса?

Андреа с удивлением оторвалась от своего телефона.

― Конечно, ты же знаешь, что они годами то сходятся, то расходятся. Это довольно очевидно.

― Я убью его.

Андреа усмехнулась.

― Мне нравится, когда ты превращаешься в альфу, но не думаю, что кто-нибудь кого-то станет убивать, особенно если она придет с парнем. Постарайся сегодня не глупить, ладно?

Казалось, в ее словах было что-то больше, чем просто забота о личной жизни его младшей сетсры.

― Разве я когда-нибудь так делал?

Она приподняла бровь в ответ.

Остальная часть поездки прошла в молчании, пока они пробирались сквозь страшную пробку в Вашингтоне.

Проехав полпути к месту назначения, его лекарства наконец-то подействовали, и он уже почувствовал, как боль слегка затихла.

Они подъехали к шикарному отелю на воде, возле которого суетились люди. Перед входом лежала красная дорожка, и Клэй бы не удивился увидеть папарацци, охотящихся на элитных гостей. Но, кажется, это был всего лишь стандартный набор для такого вечера.

Клэй вытащил из пиджака золотые пригласительные с монограммой, и передал их человеку у входа.

― Клэй и Андреа Максвелл, ― произнес мужчина, делая отметку в своем списке. ― Сюда.

Клэй открыл было рот, сказать ему, что они не женаты, но Андреа аккуратно толкнула его, и он не стал. Она ему улыбнулась, слегка задумчиво, и он боялся узнать, что мог означать этот взгляд. Она взяла его под локоть, и они вошли внутрь.

Бальный зал был тускло освещен шикарными золотыми и серебряными украшениями. Клэй отправился к бару и заказал виски и бокал шампанского для Андреа. Он выругался, что она была еще хуже, чем он. Ведь она выпила уже три бокала в лимузине.

Он отхлебнул содержимое и поискал в толпе Брейди. Его было не сложно найти. Ему стоило всего лишь посмотреть на группу людей, которым хотелось поцеловать его в задницу.

Андреа следовала за Клэйем к группе сторонников, которые каким-то чудом всегда удавалось найти Брейди, даже на таких эксклюзивных мероприятиях как это.

Слава Брейди только возросла после его публичного заявления об их отношениях, за которым последовало объявление о помолвке с Лиз. Был разгар предвыборной кампании по переизбранию на второй срок в Палату Представителей от Северной Каролины, когда стало известно, что он переспал с журналисткой студенческой газеты. Все полетело к чертям, когда его месяцами засыпали нелицеприятными статьями как раз перед выборами. Но Брейди и Лиз побороли эту волну, несмотря на все те устроенные для них неприятности: одни в попытке сместить политическую династию Максвелл, другие - просто от зависти, что Лиз подцепила самого завидного холостяка в Вашингтоне и Северной Каролине. Это просто доказывало то, что любая пресса, даже желтая, могла сыграть на пользу его братцу.

― Ты пришел! ― искренне улыбаясь, произнес Брейди, когда Клэй пробрался сквозь толпу.

Он крепко пожал руку брата.

― Ага. Как вы и просили, Конгрессмен.

Казалось, Брейди хотел закатить глаза, но он просто удержал свою улыбку.

― Ну, я рад, что ты здесь. И ты, Андреа.

Он притянул ее в свои объятия, но она быстро отстранилась.

― Итак, это ты сделал пригласительные на одно имя? ― спросил Клэй Брейди.

― О чем ты?

― Клэй и Андреа Максвелл, ― многозначительно произнес Клэй. ― Ты единственный здесь, кто женится.

Брейди взглянул на Андреа, она улыбнулась, и поспешила к Лиз, которая была в сногсшибательном платье.

― Я не занимался пригласительными. Ими занималась Андреа, ― сказал ему Брейди.

― Что? ― переспросил Клэй.

Зачем Андреа ставить их имена под одной фамилией? Раньше она никогда такого не делала, и она была последней из тех, кого он знал, кому бы этого хотелось.

Брейди пожал плечами.

― Может, ты наконец-то начинаешь ей нравиться, ― пошутил он. ― Как ты себя чувствуешь, кстати?

― Как всегда прекрасно.

― Посмотрите, кто наконец-то пришел, ― сказала Саванна, когда подошла со своим парнем, Истоном.

― Твой любимый брат.

Саванна сморщила нос.

― Это спорно.

― Ты пьешь алкоголь? ― спросил Клэй, заглядывая в ее пустой бокал.

― Я с пятнадцати лет пью алкоголь. Ты был тем, кто привык его стаскивать для меня, ― сказала она, словно припомнив милое воспоминание.

― По крайней мере, сейчас - это законно.

― Боже, тебе двадцать один? Ты уже такая старая, Сави. Что ты собираешься делать со своей жизнью?

― Если я старая, то вы тогда какие? ― Саванна приподняла брови, глядя на своих братьев. ― Один старше меня на семь лет, а второй на девять…вы тогда вообще старики!

Брейди и Клэй рассмеялись. И на этот раз, было ощущение единения с семьей. Клэй совершенно не помнил, когда такое в последний раз случалось.

― Конгрессмен, вы не возражаете, если я украду минутку вашего внимания? ― произнесла женщина, подошедшая к нему и прерывая их момент.

Ах, точно. Вот и объяснение.

Клэй не потрудился извиниться. Он просто удалился от неприятного назойливого гостя, и направился к Андреа. Ему хотелось узнать, зачем она поставила их имена под одной фамилией. Это не должно было его так сильно тревожить, не считая того, что она раньше так никогда не поступала. Учитывая его недавний инцидент, он действительно не знал, что она задумала.

Но, когда он оказался рядом с ней, она просто взяла его за руку и повела его на танцпол. Когда она прижалась своим телом к нему, он решил на данный момент упустить этот вопрос. Они разберутся позже.

Спустя несколько танцев, он ненавидел признаваться себе, что у него появилась одышка и все ныло. Его ребра пульсировали, а затылок сгорал от головной боли. Он нашел свободное место за столом и наблюдал, как мельтешат его знакомые. Лиз подошла, чтобы спросить как он, но он отмахнулся и поднял свой бокал. Его лучший друг. Его единственное настоящее утешение.

Ночь была наполнена элитой Вашингтона. Боль в его боку держала его в стороне от этой толпы, в которой он обычно находился, но сегодня, он взглянул на них по-другому. Может, причиной было количество выпитого, но что-то в этой картине утратило свой лоск.

― Дорогой, ― пропела ему в ухо Андреа.

Она обвила рукой его шею.

― Ты должен выйти и наслаждаться вечеринкой. Уже почти полночь.

― Я буду наслаждаться позже, когда ты окажешься в моей постели.

― Если ты не можешь даже тусоваться, ― сказала она, обходя его вокруг, чтобы упасть ему на колени, ― тогда как ты сможешь хорошенько меня трахнуть?

― Мой член полностью работоспособен.

Андреа провела ногтями вниз по его лицу и нежно чмокнула его в губы.

― Ты же мой, правда?

― О чем ты?

― Ты мой, Клэй Максвелл, и ничей больше.

― Мне нравится думать, что я принадлежу себе, ― осторожно ответил он.

― Сегодня мы не играем в эти игры. Что ты на самом деле чувствуешь ко мне?

― Я не знаю, откуда взялись все эти вопросы, ― сказал он.

Он поднялся и с легкостью поставил ее на ноги. Она была ниже него на целую голову, а то и больше, но что-то ее глазах заставляло его чувствовать себя маленьким.

― Я просто хочу знать, кто я для тебя. Это не должно быть так сложно обсуждать, ― сухо произнесла она.

― Ага, ну, я думал, мы уже знаем ответ на этот вопрос. Ты моя малышка.

На ее губах расцвела триумфальная улыбка.

― Но у нас все по-прежнему.

После этого ее улыбка пропала.

― Что? Ты хочешь что-то изменить?

― Нет, ― сразу же ответила Андреа. ― С чего бы я этого хотела?

Клэй был не расположен углубляться в этот разговор. Он схватил Андреа за руку, и потянул ее обратно на танцпол. Ему просто хотелось дождаться двенадцати, вернуться домой и выпить еще парочку таблеток, а потом хорошенько встретить Новый Год.

В толпе они встретили Брейди и Лиз. Лиз стояла возле невысокой брюнетки с каре и прямой челкой, которая оживленно жестикулировала. Она выглядела на удивление знакомо.

― О Боже! ― воскликнула Андреа, когда она увидела, с кем разговаривала Лиз. ― Джейми! ― она набросилась на девушку.

― Андреа! ― произнесла Джейми, обнимая ее в ответ.

― Клэй, ты помнишь Джейми Лэйн с художественной выставки? ― произнесла Андреа, представив девушку.

Конечно, Андреа никогда настолько сильно не была впечатлена искусством. Он был уверен, что это была сестра бывшего парня Лиз, Хайдена. Как тесен мир.

― Да. Ты скупила все ее картины на последней выставке. Стоимостью в целое состояние, ― протянул он.

Джейми слегка покраснела и посмотрела на Андреа и Лиз.

― Приятно всех вас увидеть.

― Мне не верится, что ты здесь, ― сказала Лиз. ― Я даже не знала, что ты вертишься в этих кругах.

― Мои картины покупали некоторые крупные шишки, которые любят проявлять благосклонность.

― Поздравляю! Я так за тебя рада! ― сказала Лиз.

― Большое спасибо! ― воскликнула Джейми. ― Я просто, ну знаешь, так рада видеть тебя тоже счастливой. О, Андреа, ― произнесла она, словно что-то припомнив, ― Ты связалась с тем владельцем галереи, с которым я тебя познакомила, когда ты искала новые работы?

Андреа сжала губы.

― Какой именно?

― Думаю, это было где-то месяц назад. Или шесть недель назад? Тот, с последней выставки, на которой я тебя видела. Ашер МакВолтер.

Андреа ему об этом не говорила. Странно.

― Ах, точно, ― произнесла она, отводя взгляд, словно ей хотелось оказаться где угодно лишь бы избежать этого разговора. ― Да. Мы, э-э…пообщались. Недолго.

Черт. Он знал, что это означало. Но почему, черт возьми, она так нервничает? Если она переспала с тем парнем, то почему она намеренно избегает его взгляда? Здесь было что-то не так. Что-то, о чем он не должен был знать.

― Кто такой Ашер МакВолтер? ― спросил Клэй, вынуждая ее посмотреть на него.

Она нахмурилась.

― Никто.

― Он возглавляет ту прекрасную выставку в центре города, ― ответила Джейми.

Ощутив напряжение между Клэйем и Андреа, Лиз положила руку на плечо Джейми.

― Может, я возьму тебе выпить?

― О, конечно, ― с хмурым взглядом сказала Джейми.

После этого они ушли.

― Ну? ― требовательно спросил Клэй.

Андреа встретилась с ним взглядом. Боже, она была такой сильной. Даже, несмотря на то, что ей не хотелось все рассказывать, она все равно смотрела ему прямо в глаза и убивала его.

― Он владелец художественной галереи, с которым я познакомилась за месяц то того, как на тебя напали. Он тот, с кем ты видел меня в ночь…когда тебя ограбили.

У Клэйя пересохло во рту, когда толпа начала отчет до полуночи. Некудышний Костюмчик.

― Ты хочешь сказать, что ты почти месяц трахалась с тем болваном?

Она слегка кивнула.

― Ты сказала мне, приехать в этот бар, чтобы за тебя побороться, зная, что поедешь домой с ним. Он не был каким-то незнакомцем, которого ты только что подцепила. Все было запланировано, ― прорычал он. ― Ты позволила мне приехать и позволила мне оттрахать тебя пальцем в туалете, ― выплюнул он.

― Клэй…

― Андреа, ты нарушила правила. Не удивительно, что ты хочешь прекратить игру. Какого черта ты ушла с тем ублюдком?

― Черт, разве это не очевидно? Я хотела заставить тебя ревновать, ― закричала она.

Клэй поднял брови.

― Ты оставила меня одного, злого, только для того, чтобы я нарвался и меня избили до полусмерти…потому что тебе хотелось, чтобы я ревновал?

Она стиснула зубы.

― Я не знала, что такое случится. Я не хотела, чтобы такое случилось.

― Пять, четыре, три, два, один! ― закричала толпа, пока наблюдали за тем, как шар опускался на землю на Таймс-Сквер, праздничная традиция, которую транслировали на гигантском плазменном экране, весящем на стене. Но Клэй и Андреа просто смотрели друг на друга, словно в немом поединке.

― Ну, ты собираешься меня поцеловать? ― спросила она, пока все вокруг зажимались.

Он был настолько зол. Невообразимо, ужасно зол. Он не мог мыслить ясно, настолько он был зол. Ярость переполняла его до глубины души, от знания того, что сделала Андреа.

Их игра была проста. Все работало в течение десяти лет, пока в ее жизни не появился Ашер МакВолтер.

Клэй позволил отдаться гневу, когда грубо схватил ее за шею и поцеловал так, словно это был его последний глоток воздуха.


Глава 7

Ты


На следующей неделе, перед выходом Клэйя на новую работу, их отношения были напряженными. Он ни на шаг не уступит из-за фиаско с Некудышним Костюмчиком. Андреа выглядела еще более угрюмой, чем прежде, и отказывалась разговаривать с ним на какую-либо из тем, поднятых во время Новогодней вечеринки. Единственное, что порадовало на этой неделе, так это то, что его ребра окончательно восстановились и перестали причинять ему безмерную боль.

Как раз вовремя ему начать продолжительную работу в новой компании.

Он выбрал «Купер и Нельсон». Его отец был прав, что злило Клэйя.

«Купер и Нельсон» были лучшей фирмой в городе, и это было идеальное начало для получения опыта, который ему был необходим для того, чтобы стать судьей. Это станет очередной галочкой в его списке дел, на пути должности генерального прокурора.

Он нахмурился при мысли об этом, пока завязывал свой розовый клетчатый галстук. Еще одно дело, чтобы его старый добрый папочка наконец-то им гордился.

― Куда ты так рано собрался? ― спросила Андреа.

Она вышла из гардеробной в голубом платье длиной до колен. Ее волосы были зачесаны назад, и она выглядела такой горяченькой.

До этого они уже давно не ругались. Обычно, что бы их не беспокоило, они просто закрывали на это глаза, или если точнее…заглаживали это в постели. Но пока ему не везло. На самом деле, у них не было секса с последнего раза в лимузине. Ему определенно нужно было что-то менять.

― На работу, малышка. ― Он подошел и поцеловал ее в щеку. ― Кто-то должен оплачивать счета.

Она скривила губы.

― У нас обоих есть трастовые фонды. Никому не нужно оплачивать счета.

― Ну, это ты живешь за счет своего фонда.

Андреа усмехнулась и провела руками по его костюму.

― Во-первых, я прилично зарабатываю на продаже искусства. Того, чего ты еще не понял. А во-вторых, ― она прервалась, прежде чем он рассмеялся над ней, за то, что она считает свое хобби работой, ― этот костюм стоит две тысячи долларов.

― Что не так уж и важно, потому что я только что заработал свой бонус в Верховном Суде, ― подмигнув, ответил он.

Каждый год, ведущие юридические фирмы со всей страны «подлизываются» к работникам Верховного Суда. На каждого судью было по четыре человека, а у вышедших на пенсию работников даже по одному, на каждое их указание…на всю настоящую закулисную работенку. Это был изнурительный труд, который Клэй освоил за последние два года. Но средняя сумма бонусов для представителей суда, которые попали в ведущую фирму, начиналась с двухсот пятидесяти тысяч долларов к официальной зарплате в фирме, начисляющаяся стажерам проработавшим три года. Его бонусы были еще больше, потому что он заставлял их ждать…и хорошенько упрашивать. Это была не плохая тактика.

― Верь, во что хочешь, ― произнесла она.

― Ты будешь здесь, когда я вернусь?

Она вздернула брови.

― За кого ты меня принимаешь? За содержанку? У меня дела в городе.

У Клэйя потемнело лицо.

― С кем?

Она похлопала его по щеке.

― С арт-дилером. Не жди меня.

― Ты снова встречаешься с…Ашером? ― спросил он, пока она шла к двери.

Она вздохнула.

― Нет. Клэй. Ты же знаешь, я с ним не общалась.

И затем она ушла.

Ему не хотелось признавать, что расслабился после такого ответа. Он не…ревновал. Он до сих пор был…просто раздражен из-за всего случившегося, и ему не хотелось, чтобы она снова виделась с тем болваном.

Клэй взял Порше, чтобы поехать в город, всю дорогу возмущаясь из-за пробок. Он никогда не мог понять, почему здесь такие ужасные водители. Дома, в Чапел-Хилл, никогда не было такого движения на дорогах и заторов. Он соскучился по дому. Он соскучился по своей хижине в северной части города, и по особняку своих родителей на выезде из Дарема. Он соскучился по южному гостеприимству, моде, и кухне. Он очень давно там не бывал, но это всегда будет для него домом.

Он заехал на крытую парковку «Купер и Нильсон», проведя пропуском, который они ему вручили. Шлагбаум поднялся, и он заехал в подземный корпус. Впервые, он чувствовал, что оказался на своем месте. Все автомобили, которые он проехал мимо, были чрезвычайно роскошными, идеально отполированы, и практически сияли богатством. Все было понятно. Статус и деньги говорили о многом. Его Порше плавно заехал на свободное место между Мерседесом и Лексусом. Это было словно он погрузился членом в дорогущую киску.

Он поднялся на лифте на последний этаж, где должен был встретиться со своим новым боссом Тэдом Купером, соучредителем «Купер и Нильсон».

― Вы должно быть мистер Максвелл, ― произнесла секретарь Купера, когда он вошел в офис.

Она была рыженькой дамочкой, лет сорока, с натянутой улыбкой. Похоже, она не часто покидала свой пост.

― Все верно.

Она что-то напечатала на компьютере, а затем чего что-то неразборчиво написала на огромном настольном календаре.

― Хорошо. Мистер Купер скоро освободится.

― Отлично.

Она снова пристально взглянула на него.

― Вы случайно не знакомы с Конгрессменом Максвеллом?

Клэй вздохнул. Конечно…Брейди.

― Да, Брейди - мой брат, ― тут же произнес он.

Она нахмурила лоб.

― О, я имела в виду Сенатора Максвелла. Я познакомилась с ним, когда он еще был в Палате Представителей. Не могу привыкнуть, что он теперь сенатор.

Его отец был сенатором уже почти два десятилетия. По крайней мере, это не относилось к Брейди.

― Да, это мой отец.

― Великий человек, ― с искренней улыбкой сказала она.

― Клэй Максвелл, ― раздался голос из дверного проема кабинета.

― Мистер Купер.

Клэй подошел и поздоровался с седым стариканом, который был легендой в юридическом мире Вашингтона.

― Отлично, что ты с нами, сынок.

― Для меня большая честь, быть здесь, сер.

Клэй был благодарен, что на этой неделе он просмотрел все вводные материалы относительно работы. Он уже был во всеоружии, и был готов приступать к работе. Все, что ему было нужно - это, чтобы ему показали его кабинет и поручили дело. Что делать дальше - он знал.

― Просто хотел поприветствовать вас в команде и познакомить с вашими коллегами, которые будут рядом, чтобы ответить на все вопросы. У вас, естественно будет своя отдельная команда, но это никогда не будет лишним. ― Тэд похлопал Клэйя по спине. ― Уверен, с людьми из своего круга вы быстро сойдетесь.

Клэй любезно улыбнулся. Он не зря проработал эти два года в суде.

Тэд повел его обратно к лифту, и они спустились на два этажа ниже. Он провел Клэйя по коридору, ведя вежливую беседу. Клэй был удивлен тем, что общался с вожаком грандиозной компании. Этот бонус действительно должен был что-то значить. И, если подумать, все это было всего лишь одним большим шагом к его настоящему призу.

― Мы пришли, ― произнес Тэд.

Это был хороший открытый кабинет с другими кабинетами по периметру и с зоной для секретарей, помощников юристов, и остального персонала компании.

― Давайте найдем мисс Де Роса. Она будет вашим основным контактным лицом.

Они остановились перед кабинетом с тяжелой занавеской, прикрывающей окно в офис. При виде мистера Купера, секретарь вызвала юриста, который находился внутри. Спустя пару секунд, двери открылись, и к ним вышла девушка.

― Ты, ― воскликнула она.

Клэйя вздернул брови. Вот, черт.

― Здравствуй, Джиджи, ― небрежно произнес он, словно они были старыми друзьями, а не едва знакомыми людьми, после чего он разбил нос ее бойфренду во время потасовки в баре.

― Что ты здесь делаешь?

― Ты не слышала? Я - новый юрист.

― Подожди…ты клерк из Верховного Суда? ― спросила она, ее большие карие глаза широко раскрылись.

Было похоже, словно она забыла его слова о том, что он был лучшим юристом в городе.

Он просто ухмыльнулся в ответ.

― Ну, рад, что вы, кажется, уже знакомы, ― вмешался Тэд. ― Мисс Де Роса, прошу, помогите мистеру Максвеллу со всем, что ему понадобится.

Она стиснула зубы и кивнула.

― Конечно, сэр.

Ему стало интересно, что именно означала фраза «все, что ему понадобится». У нее были убийственно красивые губы, которые он по-прежнему был не прочь изучить. Но, черт, она снова была в дурацком брючном костюме. По крайней мере, теперь все стало на свои места. Она не была простым юристом. Она была значимым юристом в компании «Купер и Нильсон». Рукопожатие, большое количество водки, и, к сожалению, в брючном костюме, все это имело смысл.

― Отлично. Тогда, я передаю вас в ее умелые руки.

Тэд кивнул, после чего оставил их наедине.

После такого комментария Клэй не смог сдержаться, и приподнял бровь, глядя на нее.

Она зарычала и указала на дверь.

― В мой кабинет. Быстро.

Он бесцеремонно вошел внутрь и захлопнул за собой дверь. Кабинет был большим, с возвышающимися книжными полками вдоль стены, заставленной юридическими учебниками, большинство из которых он узнал. У нее был огромный стол, перед которым стояла пара кожаных кресел. Большое окно выходило на улицу позади их здания. Вид не был каким-то особо красивым, но в нем была своя промышленная привлекательность.

― Садись, ― выпалила она.

Он сел на стул напротив ее стола, закинув ногу на колено, и провел пальцем по груди.

― Итак, мисс Де Роса, ― игриво произнес он.

― Молчи, ― огрызнулась она.

― Любишь тишину. Я не против.

Она впилась в него взглядом, откровенно, словно он в ее глазах был какой-то букашкой.

― Послушай, обаяние плейбоя может воздействовать на женщин меньшего калибра, ― уверенно сказала она, ― но со мной это не сработает. Здесь строго профессионально-рабочие отношения. Ясно?

― Конечно, ― легко согласился он.

― Хорошо.

Она все еще была на взводе и выглядела разозленной из-за его присутствия.

― Терпеть не могу, что мне приходится это делать, но мне сказали, что ты будешь моим хвостом на следующие пару недель.

Вот как.

― Что? ― переспросил он. ― Твоим хвостом?

Она пожала плечами.

― Если ты лучший юрист в городе, то, наверное, тебе это не нужно, да? ― спросила она, огрызаясь в ответ.

― Конечно, мне это не нужно, ― прорычал он.

― Потрясающе. Я сообщу мистеру Куперу, что ты собираешься принять свои дела без моей помощи. ― Она что-то записала на листке бумаги, после чего посмотрела на него. ― К сожалению, до конца дня мне придется поработать с тобой. Я бы предпочла, если бы мы притворились, что это наше первое общение.

― Конечно, ― легко произнес он.

― И с сегодняшнего дня наше общение будет происходить как можно реже, ― добавила она.

― Так, ты забудешь, что флиртовала со мной, а я забуду, что набил морду Недоростку.

Джиджи с жаром выпалила:

― Что ты сейчас сказал?

― Разгневанный парень, ― напомнил он ей.

Она закрыла глаза и приложила ладонь ко лбу. Он подумал, что она на мгновение улыбнулась, но улыбка исчезла, когда она снова взглянула на него.

― В твоих интересах будет так не называть моего парня или вообще не упоминать его имя. Теперь, мы можем приступить к работе?

Когда она давала ему приказы, она выглядела значительно горячее. Ему это нравилось. Даже если она вела себя так, словно терпеть его не могла, по крайней мере, флиртовать было легко. Ему не нужно было думать о последствиях своих действий, и о чем-либо беспокоиться, когда он будет дома с Андреа. Почему ее молчание так его разочаровало, почему при мысли о ней вместе с Некудышним Костюмчиком приводили его в ярость, и он не мог перестать думать о ней.

― Ну? ― произнесла Джиджи.

Он вырвался из своих мыслей и вернулся к реальности.

― Давай приступим к работе.

Спустя пару часов, Клэй устал и проголодался. У него был хороший перерыв после его служебных обязанностей в суде. Они были сильно загружены, умственно и физически, и даже с хорошенькой зарплатой и это не будет особо отличаться. По сути, он должен был работать также усердно, чтобы доказать, что он был достоин той зарплаты, которую они ему платили.

Он сгорбился над столом Джиджи, поработав с объемным юридическим документом, когда перед ним открылись двери. Из-под горы книг выглянула голова Джиджи.

― Привет, Джи.

― Маркус, ― произнесла она.

В ее голосе был слышна небольшая паника.

А. Недоросток.

Она взглянула вниз на наручные часы с большим циферблатом на своем запястье.

― Разве…уже время обеда?

― Да. Я подумал, мы снова сможем сходить в тот индийский ресторанчик, ― ответил Маркус.

Клэй почувствовал, как тот приближается к столу. Он взглянул на Джджи, и она слегка покачала головой. Так значит, парень не был в курсе, что он здесь. Будет не хорошо, если он узнает об этом сейчас, потому что это может закончится дракой посреди ее кабинета.

Отлично.

― Это твой новый стажер, Джи? ― спросил Маркус.

― Он, мм…

― Не стажер, ― ответил Клэй.

Он выпрямился и повернулся к Маркусу. Он сразу же узнал Клэйя, и шок сменился яростью.

― Какого ты здесь забыл? ― закричал он. ― Джиджи, черт побери, с чего ты взяла, что видеться с ним снова - это нормально?

― Он новый юрист, Маркус. У меня не было выбора. Купер оставил его на меня,       ― в спешке произнесла она.

― Прекрасная история. Вы были знакомы до того, как он разбил мне нос? ― потребовал ответа Маркус.

― Нет! До того вечера мы никогда раньше не встречались! Это просто совпадение.

Она подошла к столу, протягивая ладони, чтобы успокоить его.

― Я не верю в совпадения. ― его глаза метались между Джиджи и Клэйем. ― Все. С меня хватит. Я больше так не могу.

― Что? ― воскликнула она.

― Я с тобой расстаюсь. Я должен был сделать это еще два года назад, когда ты переспала с тем незнакомцем, но я этого не сделал.

― Маркус, это было сто лет назад, и мы тогда даже официально не встречались. К тому же с тех пор ты тоже переспал с другой! ― огрызнулась она.

Внезапно, у Клэйя возникло ощущение, что он оказался в эпицентре двухгодичного сдерживаемого гнева. Он откинулся на стол, скрестил руки, и пожалел, что не захватил попкорна.

― Не делай вид, словно ты понимаешь, о чем говоришь, Джи,― сказал Маркус.

― Я прекрасно понимаю, о чем говорю, и мне это надоело. Ты не можешь являться сюда и кричать на меня за то, что кто-то находится в моем кабинете, когда я не несу ответственность за происходящее, а потом туда-сюда ходить, обвиняя меня за то, чем большую часть наших отношений занимался ты!

― Ладно, с меня хватит.

Маркус развернулся и вышел из комнаты.

Джиджи уставилась на Клэйя.

― Посмотри, что ты наделал.

После этого она выбежала из кабинета следом за парнем, оставляя Клэйя в одиночестве, все еще голодного.

Он что-то проворчал, а затем снова опустился на стул. Он решил, что лучше подождать ее. И это было правильно.

Спустя десять минут она вернулась. Никаких слез на щеках. Она просто выглядела грустной и разочарованной.

― Итак…все прошло не очень хорошо?

Она даже не взглянула на него.

― Нет.

― Накипело?

Она пожала плечами.

― Не хочу об этом говорить.

― Круто. Как на счет пару рюмок Грей Гуза за обедом?

Она наконец-то посмотрела на него.

― Ты - осел.

― Ты не первая от кого я это слышу.

Джиджи наклонилась и подняла с пола черную сумочку. Она повесила ее на плечо и сказала:

― За твой счет.

― Это свидание.

― Даже не надейся.


Глава 8

Недоросток


Обед прошел спокойно.

На первый взгляд Клэй не был хорошим утешителем, и Джиджи выглядела так, словно последним чего бы ей хотелось, так это чтобы ее кто-нибудь утешал. На самом деле, она больше походила на тот тип девушек, которые предпочитали утопить себя в алкоголе, вместо того, чтобы жаловаться на свои проблемы. Как раз именно это она и сделала. Двойная порция водки повторялась до тех пор, пока он не был вынужден ее остановить. Он не мог припомнить, приходилось ли ему когда-нибудь так поступать по отношению к кому-то другому. Но, Боже, сегодня им еще предстояло вернуться к работе.

― Не хочу возвращаться, ― произносит Джиджи. ― Я не выдержу еще один ужасный день в этом здании.

Она накрыла лоб рукой.

― Не нравится работа? ― спросил он.

Он только что оплатил чек и пытался убедить ее подняться с места.

― О, я ее просто обожаю. Почему бы я еще повесила на себя долг в сто тысяч долларов, чтобы батрачить в мега крутой фирме? Я имею в виду…ты должен быть сумасшедшим, чтобы этого желать.

― Точно.

― Я в шоке, что ты это делаешь. Разве ты не можешь просто воспользоваться связями, чтобы добиться всего, что пожелаешь? ― несвязно произнесла она.

Клэй нахмурился, пока они выходили из паба.

― Ты же Максвелл, в конце концов.

― Да, думаю, я мог бы, ― сухо произнес он.

Ей не нужно было знать, что на это у него была определенная причина. Она была немного пьяна, и он должен был учиться у нее в течение нескольких дней. Обычно он не путал работу и удовольствие. Он делал исключения, но это ни разу хорошо не заканчивалось. Было проще, когда ему не нужно было запоминать их имена.

― О, нет! ― невнятно произнесла она. ― Ты хочешь сделать себе имя без помощи папочки? Я видела, как ты отреагировал на Маркуса, ― произнося имя, она икнула, ― когда он упомянул твоего брата.

― Давай не будем о нем говорить.

Она кивнула.

― Маркус - козел.

― Недоросток.

Она рассмеялась и кивнула.

― Есть доля правды.

― Ни один парень не смог бы носить узкие джинсы, если бы у него все было на месте.

Клэйю удалось усадить ее на пассажирское сиденье своего Порше. Он был рад, что они взяли его машину. Он не часто оказывался тем, кто был трезвым, чтобы сесть за руль. Это была странная перемена, как будто он каким-то образом попал в параллельный мир своей жизни.

Весь путь обратно Джиджи без умолку болтала. Ехать было недалеко, но ему не хотелось выходить на улицу в такой холод. В Вашингтоне всегда становилось очень холодно прямо накануне инаугурации, и он не собирался снова все это дерьмо выстаивать на улице.

Клэй припарковал машину и выключил двигатель, когда понял, что Джиджи что-то ему сказала.

― Что?

Она провела пальцем по его лицу.

― Ты красивый.

Он ухмыльнулся.

― Я в курсе.

― Козел, ― без особого энтузиазма произнесла она. ― Ты - ошибка, да?

― Да, ― согласился он, потому что он осознал, что в данной ситуации, это правда.

Джиджи была горяченькой. Но она не была какой-то незнакомкой. Он должен был ежедневно видеться с ней. Им придется вместе вести дела.

А еще…Андреа.

При мысли о ней на его лице изогнулась улыбка. Даже когда между ними были не лучшие времена, это не означало, что ему хотелось совершить ту же ошибку, которую допустила она с Костюмчиком. Он уже видел, к чему это привело, благодаря Джиджи и Недоростку. Все было идеально так, как оно было.

Так что, он вел себя так, как она этого от него ожидала.

― Мне не нравятся брючные костюмы.

Она слегка вздрогнула.

― Ну, ты можешь его снять.

Черт.

― Я не заинтересован, ― кратко ответил он.

― Нет, заинтересован.

Да. Заинтересован. Черт, как я отшивал горяченьких цыпочек?

― Только потому, что твой парень тебя бросил, не означает, что тебе нужно раздвигать ноги перед первым встречным, кто тебе симпатичен, ― жестко ответил он.

Ее глаза ожесточились, и она тут же выпрямилась. Она рванула дверь автомобиля и уже пересекла полпути от машина, когда он только из нее вышел. Она ждала лифт достаточно долго для того, чтобы он ее догнал.

Все веселье исчезло с ее лица. Она вошла в лифт и повернулась, пристально посмотрев на Клэйя.

― Ты работаешь над своими делами, а я - над своими. Иначе, ты попадешь в пекло.

Двери закрываются, и он выдыхает. Боже милостивый! Это превратится в дерьмовую ситуацию. Он знал, что ему не следовало слушать отца на счет выбора юридической фирмы.


***


Следующая неделя была ужасной. Джиджи вела себя так, словно его не существовало. Не то, чтобы его это как-нибудь волновало, но было тяжело чем-либо заниматься, когда он должен был работать вместе с ней. Вот почему он не заводил интрижек на работе. Они все усложняли. Это не должно было быть сложным.

В пятницу, когда рабочий день подходил к концу, Клэй уже был готов выметаться отсюда. Офис закрывался около четырех, но он знал, что некоторые будут работать до ночи, а кто-то даже на протяжении всех выходных. Но не он. По крайней мере, пока.

Клэй отправил друзьям смс, Итану и Кэшу, и направился к двери.


«Выпьем сегодня?»


Джиджи вошла в лифт следом за ним. Она скрестила руки и старалась на него не смотреть. Он не знал, в чем была ее проблема. Да, он отверг ее. Она была довольно требовательной на счет того, чтобы трахнуться с ним. Что касается его, то он оказал ей услугу. Ей не нужно было из-за этого строить из себя суку.

― В понедельник ты будешь вести свои собственные дела. Я только что обсудила это с мистером Купером, ― выплюнула она.

― Так она умеет разговаривать, ― протянул он.

Она пристально взглянула на него.

― А тебе не стоит.

Клэй пожал плечами. В последнее время, все раздувают из мухи слона.

― Знаешь, я думала, ты хороший парень, когда впервые встретила тебя в баре, но мне стоило изменить свое мнение, после того как ты ударил Маркуса. Не знаю, почему я не осознала этого до того как ты вернулся.

― Ты была пьяна. Я не осуждаю тебя за то, что ты была не разборчива.

Джиджи закатила глаза и скрестила руки. Казалось, она приняла решение больше не произносить не единого слова.

Он уселся в свой Порше, и проехал двадцать минут до своего холостяцкого таунхауса в центре города. Затем, он вызвал такси, чтобы его отвезли в бар. Как бы он не любил красоваться на своем Порше, пить за рулем для него не было в приоритете. Будет хорошо, если ему больше не придется попадать в больницу.

Вскоре, он был в местном баре «Холм». Название походило от его месторасположения, ни более того. Место было грязным, и он знал, о тех грязных делишках, которые тут творились после того, как конгрессмен и его стажеры разъедутся по домам. Он много чего повидал на Капитолийском Холме.

Это было то заведение, куда Андреа никогда бы не явилась. Это было одной из причин, почему Итану и Кэшу здесь нравилось - хотя больше всего им нравилась здесь возможность легко познакомиться с девушками.

― Клэй! ― позвал Итан.

Он схватил Клэйя за руку и крепко пожал. Его темные волосы упали на лоб, и он тряхнул головой, чтобы убрать их с глаз.

― Мужик, прошла чертова вечность.

― Всего лишь пару недель.

С другой стороны подошел Кэш.

― Как поживают твои немощные яйца и хребет? ― спросил он, шутливо толкая Клэйя локтем в бок.

Клэй попытался не вздрогнуть. Козлина.

― Андреа не жалуется.

― Она до сих пор пытается заставить тебя перестать бегать налево? ― спросил Кэш.

― Андреа никогда не волновало, с кем я сплю, ― с усмешкой ответил он. ― С чего бы это начало ее беспокоить сейчас?

― Если б я знал, ― сказал Кэш.

Он взял в руки пиво и передал его Клэйю.

Несмотря на то, что с этими ребятами он вместе пережил юридический, они не были теми, кому он бы полностью доверился. Он не мог рассказать им о том, что на самом деле Андреа ведет себя странно, словно ей было не все равно, с кем он спит. Он этого не понимал. Но у Итана была больше развита интуиция, и в нем было немного меньше козлины, так что, казалось, он понял, что Клэй блефует в своем заявлении. Наверное, это было потому, что он был одним из тех, кто успел развестись, когда еще учились в университете.

На самом деле на этой неделе он практически не виделся с Андреа. Обычно, Клэй этого даже не замечал. Он просто оставался в городе, и они жили каждый своей жизнью. Но после Нового Года, он ехал в их дом, на удивлении обнаруживая, что там никого нет, или, к своему огорчению, Андреа была дома, но вдали от него.

Он не был полным идиотом. Он понимал, что с ней что-то творилось. Он просто не желал пытаться исправить то, что не было сломано. А у него было такое чувство, что именно этого она и хотела.

― Нам не нужно переживать на счет этой горяченькой цыпочки, которая ждет тебя дома, ― заявил Кэш. ― Давай найдем тебе кого-то здесь.

Итан рассмеялась.

― Это будет не сложно. Клэй не придирчив.

― Как и вы, два кретина, ― прорычал Клэй.

Он на самом деле не был придирчивым. Ему нравились горяченькие и длинноногие. Блондинки и худенькие. Он предпочитал просто сексуальных. Сексуальные его устраивали.

― После этой цыпочки, с которой я работаю в «Купер и Нильсон», мне это не помешает. Ее бросил парень, так что она подумала, что я бы трахнулся с брючным костюмом. С тех пор, она ведет себя как фригидная.

― На фригидную можно даже не тратить время, ― протянул Кэш.

Своей громоздкой спиной он оперся на барную стойку, и даже не моргнув, осушил половину своего Бада Лайт. Он был огромным парнем из Южной Джорджии*, с темными волосами, которым он часто позволял отрасти слишком длинными для стандартов Вашингтона. (* Джорджия - штат на юго-востоке США)

― По крайней мере, она не стоит твоих усилий, ― вмешался Итан.

― Ага, ну, мы же не хотим закончить как Итан, которые трахает свою начальницу?

― До сих пор? ― спросил Клэй.

Итан пожал плечами, но беспечно улыбнулся.

― Время от времени.

― Только, когда ее муж уезжает из города, ― сказал Кэш.

Клэй рассмеялся вместе с друзьями. Он бы никогда не подумал, что Итан окажется тем, кто спит со своей начальницей. Это больше было похоже на него и Кэша, но не на Итана, который должен быть любителем более серьезных отношений.

В течение следующего часа, Клэй позволил сбросить с себя груз долгой рабочей недели. У него выдались непростые деньки с тех пор, как на него напали, и было приятно просто забыть о рутине и оторваться со своими друзьями.

В бар зашла компания девчонок, и Кэш ринулся прямо к ним. В отличие от Клэя, в нем не было ни капли хитрости, и умений вести сексуальную игру. Он сначала делал, а потом думал, но девушкам, как правило, это нравилось. Чего не скажешь про Итана. Клэй всегда говорил, что его главная тактика в том, что у него ее не нет. Итан цеплял девушек, даже этого не осознавая.

Казалось, Кэшу сразу приглянулась темноволосая заводила их компании, но глаза Клэйя были сосредоточены на симпатичной рыженькой слева. Симпатяшка не была его типом, но ему понравилось то, как она украдкой стреляла глазками в его сторону. Он мог с этим поработать.

К тому же, он знал, что если не подойдет к ней сейчас, то проиграет Итану, которого больше привлекали рыженькие. Они были его криптонитом. Как только Итан собирался подойти к Кэшу, Клэй направился к рыженькой. Когда он подошел, она улыбнулась, глядя на него голубыми глазами, обрамленными густыми длинными ресницами.

― Привет, ― с придыханием произнесла она.

― И тебе привет, ― Клэй боком облокотился на бар и улыбнулся своей улыбкой с ямочками, которая всегда опускала девушек перед ним на колени.

― Я - Бетани.

― Приятно познакомиться, Бетани, ― промурлыкал Клэй.

Ему понравилось, как она сделала глубокий вдох, когда он произнес ее имя.

Бетани захихикала и отвела взгляд.

― Ты меня не помнишь, да? ― спросила она, после минуты молчания.

Черт!

Его глаза метнулись в сторону Кэша, который разговаривал с брюнеткой и не обращал на него внимания. Этот застранец был знаком с ними? Частое посещение одного и того же бара могло стать огромной чертовой проблемой.

― Не волнуйся, ― произнесла она, отодвигаясь в сторону. ― Ничего страшного.

― Правда?

― Тогда я просто как раз рассталась со своим парнем и мне нужно было по-быстрому. Ты был горяченьким и галантным, ― призналась она с розовым румянцем на щеках.

― Когда? ― с ухмылкой спросил он.

Она захихикала.

― И сейчас. Ты по-прежнему такой же сексуальный.

― Ну, этот раз мы могли бы сделать более запоминающимся…

― Я снова сошлась со своим парнем.

― Тогда ему очень не повезло, что я сегодня здесь.

Она закусила губу и опустила взгляд на его губы, словно обдумывая его предложение. Когда она сделала шаг к нему, а не вернулась обратно к своим подружкам, он уже знал, что заполучил ее. Боже, как же это просто. Он выругался, иногда ему даже не приходилось прилагать ни малейших усилий. Встречалась она с парнем или нет, ему все равно удалось добиться того, чтобы она плясала под его дудку.

Она наклонилась к нему.

― Ну, не знаю. Может мы могли бы…

Клэй вздохнул и вынул из кармана свой телефон, игнорируя все, что она собиралась сказать. Он притворился, что поглощен чтением сообщения и поднял руку вверх.

Здесь для него не было никакого вызова. Он уже трахался с этой девчонкой и даже не мог ее вспомнить. Зачем я буду довольствоваться какой-то милашкой, если дома у меня есть горяченькая цыпочка.

Удовлетворенный таким решением, он отправил Андреа сообщение.


«Привет, малышка, я придумал для тебя игру».


Рыженькая с усмешкой на лице взглянула на него. Думаю, здесь сыграть не получится, если он даже не попытался поддержать ее интерес. Черт, сегодня ему было наплевать.

Андреа перезвонила секундой позже, и вместо того, чтобы извиниться перед Рыженькой, он просто ушел, чтобы ответить на звонок.

― Привет, детка.

― Здравствуйте, мистер Максвелл, ― твердо произнесла она. ― Придумал для меня игру? Думала, мы решили больше не играть.

― Ты права. Сегодня никаких игр. Только ты.

― Правда?

― Только ты, Андреа.

― Ну, я сейчас в художественной галерее. Если приедешь, то может моя киска будет в твоем распоряжении.

― Может? ― переспросил он.

Улыбка на его лице стала шире. Он обожал, когда его девочка говорила ему пошлости.

― Разве тебе не хочется приехать и узнать?


Глава 9

Хам


Проклятая галерея была на другом конце города.

Если бы Клэй, не воспринял слова Андреа как вызов, он бы послал все к черту, как только увидел адрес. Она не могла знать, где он сейчас находился, но это было как минимум в сорока пяти минутах от его офиса. Спасибо, что есть водители Убера*! (* приложение для вызова такси).

Когда он наконец-то вышел из Эскалейд, на котором пересек город, он был рад, что остался в рабочем костюме. В галерее все были разодеты в пух и прах, словно это был официальный прием. На самом деле он был одет не совсем подобающе ситуации, чего никогда не случалось. Он осторожно поправил свой галстук, все время гадая, куда Андреа его заманила.

Женщина на входе вручила ему программку. Не глядя, он быстро отбросил ее в строну, как только прошел мимо стола. Он приехал сюда не ради мероприятия. Он был здесь ради Андреа.

Он взглядом пробежал по переполненным залам, заполненными дорогими картинами, и задиристыми вычурными особами. Стены были совершенно белыми с белыми колоннами разбавляющие интерьер. Все было со вкусом и шикарно. Очень современно. Очень дорого. Деньги текли из карманов клиентуры, и он с удивлением обнаружил, что узнал несколько человек. Это мероприятие, должно быть, было очень эксклюзивным и престижным, чтобы собрать такую толпу. Неудивительно, что Андреа была здесь.

― Клэй! ― позвал кто-то сзади.

Он обернулся на голос и увидел Джейми, девушку, с которой он познакомился в новогодние праздники. Она улыбнулась и помахала ему, направляясь к нему с каким-то парнем.

― Привет! Я думала, ты уже давным-давно здесь! ― сказала Джейми.

Клэй нахмурился. Почему?

― О, а это мой муж, Джеймс.

― Приятно познакомиться, ― произнес он, пожимая руку Джеймсу. ― Вы видели Андреа?

― Думаю, она в соседнем зале, общается с коллекционером. Сегодня она продала кучу работ.

― О, да? ― неспешно спросил он, сомневаясь, о чем именно она говорила.

― Да. Все мои работы разобрали. Она великолепна. Тебе повезло иметь такую девушку. У нее глаз наметан на художественные работы, и она показала себя подкованным предпринимателем в нашем художественном сообществе, ― изливалась похвалой Джейми.

― Действительно, ― произнес Клэй.

У него закружилась голова. По словам Джейми получалось, что Андреа была здесь не ради покупки картин, как обычно бывало…она руководила этим процессом? Он был очень смущен. Он помнил, что она говорила, что занималась продажей художественных работ, но она никогда не упоминала, какого уровня в этом достигла.

Как я пропустил это? Она просто не говорила мне, или я не обращал внимания на ее успехи?

Он даже не помнил, чтобы она приглашала его на это мероприятие, не говоря уже о том, что она будет здесь как представитель своего собственно бизнеса.

― Прошу извить меня. Я пойду, поищу свою девушку, ― кивнув, произнес он.

Джейми со своим супругом исчезли в толпе, когда Клэй отправился на поиски Андреа. Он обнаружил ее именно там, где подсказала Джейми, которая, по-видимому, беседовала с коллекционером. Андреа стояла спиной к Клэйю и жестом указывала на какую-то картину с несколькими мазками на холсте. Он вряд ли бы назвал это искусством, но он знал, что Андреа заплатила за это приличную сумму.

Клэй издали оценил Андреа, довольный, что она его не видела, пока он собирался с мыслями. Она выглядела великолепно с ног до головы. Ее платиновые светлые волосы были зачесаны назад, собранные во французский пучок, а в ушах у нее были сдержанные серьги из жемчуга, которые идеально сочетались с ее облегающим черным платьем. Ну, оно не было слишком облегающим. У него просто было богатое воображение. Оно идеально подходило этому мероприятию. А в этих туфлях, с четырехдюймовыми дизайнерскими каблуками, с красными лакированными подошвами, ее икры и попка выглядели чертовски привлекательно. Он сомневался, был ли хоть один день с того момента, как он встретил ее на пляже, когда он не находил ее такой же красивой как тогда.

Андреа, казалось, закончила обсуждать свои дела, и повернулась, словно чувствуя, что он за ней наблюдал. Увидев его, она улыбнулась, и он подошел к ней.

― Ну, привет, ― сказал он.

― Клэй, ― мягко произнесла она, ― ты приехал.

―Неудивительно, что тебе сегодня было не до игр, если ты была занята всем этим.

Он широко раскрыл руки и непринужденно улыбнулся. Это не имело отношение к игре. Это касалось ее. Их.

― Я правда очень рада, что ты здесь. Я не знала, захочешь ли ты приезжать, ― призналась она. ― Честно говоря, я думала, что ты обо всем забыл, пока не получила твое сообщение.

Вот, черт! Он должен был уже быть в курсе. Он не мог вспомнить, что она говорила ему об этом, но он был так отстранен с тех пор как на него напали, что это полностью выбило его из колеи. Обычно они всегда посещали мероприятия вместе, когда кому-то из них это было нужно.

Так что, он просто улыбнулся и произнес:

― Для тебя это важно. Конечно, я здесь.

Нежно голубые глаза Андреа смягчились от удовольствия. По ним можно было сказать, что его слова многое для нее значили. Она провела рукой по его пиджаку.

― Ну, я рада. Даже, несмотря на то, что ты одет не к месту.

Он пожал плечами.

― Я все равно выгляжу привлекательно.

― И пахнешь как пепельница, ― добавила она.

Андреа закатила глаза.

― До этого ты был с Итаном и Кэшем?

Клэй пожал плечами и обнял ее за узкую талию.

― Сейчас я с тобой.

― Ну, тогда позволь мне познакомить тебя с некоторыми людьми.

Андреа тут же вернулась к деловому режиму.

Именно так обычно и происходило, когда они вместе посещали мероприятия. Старое доброе ощущение. Роль, чтобы выглядеть настоящей типичной парой. Его рука на ее талии, она смотрит ему в глаза, взглядом обмениваясь личными мыслями. Они так давно это делают. Это было также легко, как дышать.

На этот раз все было по-другому. Всего лишь небольшое отличие, но все, же оно было. Андреа так долго поддерживала его в его карьере и мечтах, что он никогда не осознавал, что ему стоило хотя бы раз поменяться с ней местами.

Все присутствующие здесь пришли сюда ради Андреа. Некоторые из тех, кому она его представила, были ее коллегами и наставниками. Тот факт, что он всегда считал безумным увлечением тратить такие немыслимые деньги на искусство, судя по всему, превратилось в настоящую карьеру.

Наверное, все это время он был слеп, не замечая этого.

Но теперь он заметил. И он чувствовал, как что-то зашевелилось у нег в груди. Гордость. Даже не смотря на то, что он не понимал этого мира, он был рад, что она была в нем счастлива.

Андреа поцеловала в обе щеки женщину в струящемся длинном платье и сказала что-то по-французски, который он едва понимал. Его французский был скудным, но он не сомневался, что они говорили на нем.

― Да. Это мой парень, Клэй, ― произнесла Андреа, указывая на него.

― Приятно наконец-то с вами познакомиться. Ваша Андреа настоящее сокровище, ― сказала женщина, с сильным акцентом. ― Я еще никого не встречала человека с таким талантом после моего последнего мужа.

― Она поразительна, правда? ― произнес Клэй.

Он обнял Андреа, и она засияла.

― Клянусь, эта женщина владеет половиной Парижа, ― сказала ему Андреа, когда они отошли подальше. ― Ее муж был коллекционером, и, судя по всему, она выросла, чтобы восхищаться американским искусством, хотя она думает, что американцы немного невежественны.

― Так и есть, ― согласился Клэй. ― Что она сказала обо мне?

― О, ты услышал, ― произнесла Андреа, толкая его вперед. ― Она сказала, что ты такой красив, что тебя грех отпускать.

Клэй наклонился и поцеловал ее в висок.

― Она права.

― Я так рада, что ты здесь, ― снова повторила она. ― Мне нужно решить еще парочку дел, но позволь мне показать тебе эту работу.

Клэй согласился и последовал за ней в другой зал, где была представлена огромная картина. Это была женщина, которую он никогда раньше не видел. Она была обнаженной и смотрела в большое окно, за которым шел дождь. Из ее глаз текли слезы, и она выглядела обезумевшей. Это было даже романтично. Ее грудь была прикрыта. Ноги скрещены. Она не выглядела пошло. Просто чего-то не хватало…и это была не одежда.

― Я не собиралась ее продавать, ― сказала Андреа. ― Но я знала, что мне с ней повезет.

― Она как будто говорит с тобой, ― отметил он.

Он не был силен в искусстве, но даже он мог сказать, что эта работа была особенной.

― Да. Это так.

― Сколько за нее просишь? ― поинтересовался он.

Зачем ей вообще продавать ее, если она ей так нравится?

― Полмиллиона.

Клэй захлебнулся и с жаром произнес:

― Господи, Андреа…

Она кивнула.

― Я знаю. Художник недавно умер. Я купила ее, когда последний раз была на Французской Ривьере, а теперь, она стоит в сто раз больше, чем я за нее отдала. Нельзя упускать такую возможность.

Клэй не стал с ней спорить. Такую возможность нельзя упускать. Они не нуждались в деньгах, но такое повышение в стоимости было невероятным. Так же как и фондовый рынок, кто мог знать, как долго это будет длиться? Наверное, у художника все картины разобрали, пока они были доступны в цене. Затем, скорее всего, пузырь лопнул, и Андреа осталась с картиной стоимостью в пять кусков.

― И она сегодня продается?

Она кивнула.

― У меня уже было пять потенциальных покупателей. Она может уйти с аукциона, если они все решат поучаствовать в торгах.

― Тем лучше для тебя.

Из-за утраты картины в ее глазах промелькнула грусть, но она быстро это скрыла. Он знал, как тяжело ей было с ней расставаться. Прежде всего, она была любителем искусства. Даже, несмотря на то, что она превратила это в карьеру, это не означало, что ее не будет ранить расставание с одним из ее приобретений.

― Андреа, вот ты где. Я искал тебя.

Позади них подошел мужчина и обнял Андреа, прежде чем Клэй даже успел осознать, кто это был.

Как только он это понял, его челюсть сомкнулась, а руки сжались в кулаки, и все его тело напряглось.

Некудышний Костюмчик. Ашер Макволтер. Какого черта он здесь делает?

Он метал кинжалы в спину ублюдка. Он шагнул вперед, чтобы вырвать из цепких пальчиков Костюмчика то, что принадлежало Клэйю, когда Андреа поспешно отступила назад.

― О, Ашер, ― твердо произнесла она.

Это был ее деловой голос.

― Я даже не знала, что ты был здесь.

― Только что приехал. Пришлось закрыть галерею, ― спокойно произнес он. ― Ты же знаешь, как это.

Клэй громко прочистил горло, максимально выпрямился, и с явным гневом в глазах впился взглядом в мужчину. Они были не в баре. Он не мог начать драку. Но ему это было не нужно. Он не нуждался в физической расправе с этим мужчиной. Было довольно очевидно, что от первого же удара, этот говнюк свалился бы с ног.

Но именно с ним Андреа ушла в ту ночь из бара. Он отвез Андреа домой и той ночью переспал с девушкой Клэйя, когда они должны были уйти вместе. Он знал, что, наверное, не должен был сваливать всю вину в нападении на этого парня, но это его не остановило.

Андреа взглянула на Клэйя и непринужденно встала в его объятия. Она опустила руку на его пиджак, словно хотела удержать его. Она опасливо улыбнулась.

― Ашер, это Клэй. Клэй…Ашер.

Ашер неуверенно покосился на них. Вероятно, он не был в курсе, что у Андреа был парень. Ни одна из пассий Клэйя не знала о ней. Ну, кроме Лиз, но это была случайность, когда он столкнулся с ней в Хилтон Хэд. Хотя у них с Лиз далеко не зашло.

Когда ни один из них никак не отреагировал, Андреа продолжила говорить:

― У Ашера есть галерея в центре города. Я нашла там несколько отличных произведений. Там когда-то выставлялась Джейми.

Клэй не отводил взгляда от Ашера. Андреа рассказывала то, что ему и так было известно. Прежде девушка никогда не терялась в словах, так что, скорее всего, она изрядно нервничала, пока они находились в одном помещении, дыша одним воздухом.

Андреа взглянула на него умоляющим взглядом. Это было молниеносно. Она бы никогда не показывала своих эмоций слишком долго. Он просто знал, что ей хотелось, чтобы он наконец-то что-то сказал.

― Правда? Похоже, художественные галереи сейчас в моде, ― протянул Клэй.

― А Клэй…он юрист, ― сказала Андреа, явно не думая, что его комментария было достаточно. ― Он работал в Верховном Суде, а теперь работает в ведущей фирме в Вашингтоне.

― Юрист, ― произнес Ашер, глядя ему в глаза. ― Слышал, их сейчас пруд пруди.

Клэй усмехнулся.

― Сейчас много не только их.

Клэй был в боевой готовности для перепалки. Прежде он никогда не сталкивался с кем-то подобным. Не то, чтобы Андреа не пользовалась большим спросом, просто предыдущие увлечения обычно были мимолетными. Они точно не появлялись, когда он был рядом с ней, и у них не хватало дерзости говорить ему, что таких как он было пруд пруди. Официально они встречались с Андреа на протяжении десяти лет - пятнадцати, если включать каждое лето, проведенное в Хилтон Хэд. Ашер посягал на его территорию, и он мог отправиться прямиком в ад, за все, что было небезразлично для Клэйя.

― Но ничего страшного, ― сказал Клэй.

Клэй притянул Андреа поближе к себе и, дразня, поднес губы к ее губам. На какое-то мгновение она испытала неловкость, явно сомневаясь в том, чтобы это сделать на своем собственном мероприятии под пристальным взглядом последнего с кем она трахалась. Но, в конце концов, она сдалась и ответила на поцелуй.

― Андреа, ― с резким кашлем произнес Ашер.

― Ты же знал, что у нее есть парень, верно? ― спросил Клэй, не позволяя Андреа не промолвить и слова.

Он услышал, тихий стон, но проигнорировал его. Он был слишком сосредоточен на выражении замешательства на лице Ашера.

― Ты ее…парень?

― Как видишь.

― Давно? Две, три недели, Андреа?

Клэй рассмеялся.

― Недели? Годы не хочешь. Но интересно, с чего ты взял, что можешь общаться с ней, если она со мной еще с тринадцати лет.

― Клэй, ― прошептала Андреа, ― просто оставь это.

Теперь Ашер смотрел на Андреа, и Клэй видел, что его слова задели мужчину. Хорошо. Бедолага. Думал, что он и правда для нее что-то значит, а не просто очередная игрушка.

― Нет, он должен знать, детка, ― сказал Клэй. ― Она моя. Поэтому, чтобы ты себе не надумал, я бы просто развернулся и ушел, потому что этому никогда не бывать.

Ашер еще раз взглянул на Андреа, стиснув зубы, после чего ушел.

Скатертью дорога.

Андреа ударила Клэйя по руке, возвращая его к реальности.

― Зачем ты это сделал?

― О чем ты, что я сделал? ― спросил Клэй. ― Ты ему не достанешься, Андреа.

― Он уже знает, что я не хочу с ним встречаться, Клэй. Он в курсе. Я сказала ему, после нападения. Он мне больше не интересен. Тебе не нужно было сыпать соль на рану.

Он снова опустил голову к ней. Он коснулся носом ее, и провел рукой по спине.

― Ты ошибаешься. Я сделал именно то, что было нужно, потому что теперь, он в курсе, почему ты отшила его. И что ты со мной, Андреа. Со мной.

Он поцеловал ее, со всей силы. Что-то овладело им, когда он увидел Ашера, и то, как он смотрел на Андреа. Что-то ворвалось ему в грудь и разожгло пламя.

Но выражение на ее лице сейчас вернуло все на свои места. Он сомневался, что видел, чтобы она когда-нибудь раньше так на него смотрела. Словно шелковая. С совершенным и абсолютным обожанием. Наверное, она не возражала, что он вмешался, потому что он не смог бы остановиться, даже если бы захотел.


***


Той ночью, они даже не добрались до своего загородного дома. Квартира Андреа была ближе, хотя его это не особо заботило. Ему просто хотелось быть с ней. Они вошли в дверь, Клэй поднял ее на руки и направился прямиком в ее спальню.

Она со вздохом упала на одеяло.

― Что ты там говорил, ― пробормотала она.

Он снял с себя костюм.

― Что я говорил?

― Что я с тобой.

― Конечно, ты со мной, ― подтвердил он.

Он потянулся к ее черному платью и стянул его с ее тела, обнаружив, что на ней не было трусиков, а только скудный черный бюстгальтер.

― Иди сюда.

Она поманила его пальцем, и он подчинился.

Он фантазировал о том, как она оседлает его, с тех пор как увидел ее в этом платье в галерее. К тому же, он просто ужасно гордился ею. Он не знал, сколько она сегодня заработала, но с этой улыбкой на ее лице, это даже было не важно.

Он посмотрел на ее коленки, оставляя дорожку из поцелуев по внутренней стороне ее бедра. Он подул на ее самую чувствительную область, прежде чем переключиться на ее животик и груди. Черт, он обожал ее грудь. Он щелкнул языком по одной, в то время как другую сжал между своими пальцами.

Она застонала, обхватывая его ногами и притягивая поближе к себе.

― О, Клэй, я целый день думала о тебе.

― Блять, я тоже.

― Я просто хочу, чтобы ты был во мне, ― промурлыкала она.

― Нам некуда спешить.

Она вздрогнула, когда он перешел на другой сосок, его руки блуждали по ее телу, и он не пропускал ни одного изгиба.

― Скажи, что принадлежишь мне, ― прошептала она.

― Ты принадлежишь мне, ― произнес он напротив ее тела.

Она тихо рассмеялась.

― Нет. Скажи, что ты мой.

― Я твой.

― О, да, обожаю, как это звучит.

― Если ты продолжишь так выкрикивать, я не смогу себя контролировать.

― Тогда не контролируй, ― ответила она.

Она уперлась в его член и поерзала. Это было чертовски соблазнительно и дало ему понять, насколько она уже была влажной.

― Блять, ― простонал Клэй.

Он выровнял их тела, после чего толкнулся в нее. Она громко застонала, заставляя его еще сильнее войти в нее. Боже, она была восхитительной. Ее ногти врезались ему в спину. Их тела двигались синхронно.

Так было только с ней. Казалось, Андреа знала его тело также хорошо, как он знал ее.

Он входил в нее снова и снова. Она наклонила голову и посмотрела ему в глаза. Что-то было в этом взгляде. Выражение ее лица было наполнено страстью и желанием, но все же было что-то еще.

― О, Клэй, ― простонала она, ― добей меня, детка.

И он это сделал. Он еще несколько раз вошел в нее, после чего оба истощенными упали на кровать.

― Это было потрясающе, ― прошептала она, положив голову ему на плечо.

Он пошевелился, чтобы встать и пойти в душ, но она потянулась и схватила его за руку.

― Ты останешься на ночь?

― А ты думала, куда я собрался? ― со смехом спросил он.

― Не знаю.

― Просто в душ. Я вернусь.

Когда он вернулся, она привела себя в порядок, после чего обвилась вокруг него.

Он чувствовал, что скоро заснет после изнурительного секса, когда она тихо прошептала, что он едва мог расслышать:

― Мне нравится быть твоей…и я рада, что ты - мой.

Он ничего не ответил. Он не знал, что сказать. Они так давно были вместе…так что на самом деле ничего и не нужно было говорить.

Он просто поцеловал ее в макушку, услышав ее удовлетворенный вздох, и заснул с ней, лежащей в его объятиях.


Глава 10

Празднование инаугурации


Этот день настал - инаугурация президента. Вашингтон переполнен туристами с надеждой хотя бы глазком взглянуть на нового президента, когда она будет приносить присягу при вступлении в должность. Во время последних выборов в город приехало два миллиона человек, в уже и так загруженный город, а в этом году прогнозировалось еще больше. Всем хотелось, чтобы у них остались воспоминания о том, как они стояли на обочине в морозную погоду, чтобы стать свидетелями того, как творилась история.

За созданием этой истории Клэй наблюдал всю свою жизнь. Так как присутствие конгрессменов было обязательным, то его семья была на таком количестве инаугураций, что он потерял счет. Эта ничем не отличалась от остальных: свежая и морозная, с ранним утренним туманом, освещенная солнечными лучами, выглядывающие сквозь облака. К счастью, не было дождя. Раньше их еще накрывал дождь, после чего все ужасно болели. Нет, он надеялся, что хотя бы до завтра осадков не будет.

Вместо этого ему пришлось дрожать от холода, закутанным в бушлат, пока он должен был дождаться окончания инаугурационных речей. Честно говоря, он уже довольно устал от ожидания в стороне, но у него, по крайней мере, было место, где он мог сидеть, в отличие от собравшейся толпы, вдоль тротуара.

Его мать сидела рядом с ним, беседуя с Этвудами: Джиной и Мэтью. Их дети, Крис, Лукас и Элис, сидели позади него вместе с Саванной и ее парнем Истоном.

Андреа ютилась на сиденье рядом с ним. Одну руку она спрятала в кармане его куртки. Он сплел их пальцы вместе, от чего у нее на лице появилась огромная улыбка - та, которую она носила каждый день после вечера в художественной галерее.

― О, Боже, ― воскликнула Лиз, бросившись к ним сквозь толпу и прерывая их с Андреа момент.

Но Андреа просто улыбнулась. У нее было прекрасное настроение. Когда она была так счастлива, их секс был просто потрясающим. А он то думал, что он был сногсшибательным раньше.

― В чем дело? ― спросила Андреа.

Лиз плюхнулась в кресло рядом с ней.

― Это дурдом! Радуйся, что Клэй уже с тобой, ― сказала она, убирая длинные светлые волосы с лица. ― Брейди так разозлился, когда я сказала, что мне нужно найти себе отдельное место! Он не хотел, чтобы я уходила, но я не могу сидеть там с этими конгрессменами!

― Ему просто нравится, когда ты рядом, ― рассудительно ответила Андреа.

От этих слов Лиз засияла.

― Да. Он немного собственник.

― Немного?

― Сильно, ― призналась она. ― Но во время такого хаоса с этими выборами, нам просто нужно это пережить.

Андреа похлопала Лиз по руке.

― Дорогуша, это у Максвеллов в крови.

Клэй фыркнул.

― Я заметила, ― сказала Лиз, многозначительно глядя на Клэйя.

― Тебе повезло, ― сказала Андреа. ― Брейди отличный мужчина. Уважаемый человек. Приятно видеть, что он остепенился и нашел ту, кто может идти в ногу с ним.

Это было подозрительно похоже на комплимент. Клэй никогда точно не знал, какого на самом деле она была мнения о Лиз. Их первая встреча, во время которой Андреа назвала Лиз скучной и сразу же приказала ему с ней не спать, было довольно запоминающейся. С тех пор, они не особо ладили, но, похоже, теперь обе стали более любезны друг с другом. Он даже не знал, когда это произошло. Похоже, за последнее время он многое пропустил.

Лиз удивленно взглянула на Андреа, после чего перевела взгляд на свое обручальное кольцо.

― Я рада, что он остепенился, особенно после всего, что мы вместе пережили.

― Это пошло вам на пользу.

― Спасибо, Андреа, ― с теплой улыбкой ответила Лиз.

Клэй сделал вид, что не обратил внимания, когда Лиз наклонилась и прошептала Андреа:

― А что на счет тебя и второго братца Максвелл? Можешь заставить остепениться плохиша? Получиться приручить?

Андреа рассмеялась.

― Я не хочу его приручать. Он мне нравится таким, какой есть - дикий и мой.

Клэй с облегчением вздохнул. Именно это он и хотел услышать. Ничего не изменилось. Ей нравилось все, так как было.

― Каждому свое, ― себе под нос пробормотала Лиз.

С началом инаугурации все разговоры прекратились. Этот час был посвящен исключительно церемонии. Официальное вступление на должность президента начнется в полдень двадцатого января. Они все слушали национальный гимн, который исполнял известный поп-артист. Президент зачитала присягу при вступлении в должность и произнесла длинную речь. После этого, церемония завершилась благословением. Через час новый президент отправится в Белый Дом, и в Соединенных Штатах начнутся небольшие изменения.

― Когда-нибудь на этом месте окажется Брейди, ― пробормотала Лиз.

Она выглядела очень взволнованной по поводу инаугурации. Наверное, она была здесь впервые.

Клэй кивнул ее словам.

― Посмотрим.

Она взглянула на него своим пронзительным глубоким взглядом.

― Да, посмотрим.

В конце официальной части, Клэй уже знал, что за этим последуют бесконечные мероприятия, в которых он был вынужден участвовать. Головная боль политической династии. Хотя они с Саванной никогда не интересовались политикой, они все равно навечно были вовлечены в этот конвейер.

Несмотря на оживленную, ветреную и прохладную погоду, день прошел быстро. Андреа целый день была с ним, вытерпев все мероприятия. Прекрасная светская львица, она всех знала, легко могла поддержать любой разговор, и хорошо находила подход к элите Вашингтона, даже лучше чем он, что было само по себе большим достижением.

Многие, даже больше чем он ожидал, интересовались ее арт-бизнесом. Она бы с удовольствием без умолку разглагольствовала на счет своих достижений и предлагала приватный просмотр или подобрать произведение искусства, которое они давно искали. Она была со всеми знакома, поэтому всем хотелось с ней поработать. А поскольку она была частью привилегированного общества, они ей доверяли и держались ее.

― После этого вечера, у тебя не останется ни одной картины, ― пошутил Клэй.

Андреа сжала его руку, в том месте, где она держалась за нее. Она только что беседовала с какой-то парочкой на счет подбора новых картин для их дома. Женщина даже попросила ее приехать в их загородный особняк, чтобы взглянуть на обстановку и услышать ее мнение на счет того, что им лучше всего подойдет. Очевидно, это будет щедро оплачено.

― Мой запас художественных работ никогда не иссякнет, но, похоже, мне придется больше путешествовать, ― призналась она.

― Я бы тоже хотел.

― Эта новая работа тебе связывает руки, ― пошутила она, наклоняясь к нему и улыбаясь очередной паре, с которой они встречались во время последнего завтрака.

― Связывает или продвигает меня к моему настоящему будущему в качестве генерального прокурора?

Андреа сморщила нос.

― Почему тебе вообще нужна эта должность, Клэй?

― Ты знаешь почему.

― Из-за того, что однажды так сказал твой отец, когда говорил, что Брейди должен стать президентом?

― И посмотри, где сейчас Брейди, ― заметил Клэй.

― Тебе не нужно оставаться в его тени, ― пробурчала она. ― Ты сам себе хозяин, Клэй.

― Это то, чего я хочу, ― с яростью произнес он.

― Ладно, ― легко согласилась она. ― Вот эта огненная страсть. Мне ее не хватало.

― Я тебе покажу огненную страсть.

Он наклонился и укусил ее за ушко. Она обвела взглядом помещение, словно пытаясь отыскать место, куда бы они могли удрать, но такого места не нашлось. Не здесь, где все присутствующие были с ними знакомы, а тысячи незнакомцев толпились неподалеку. Сейчас в Вашингтоне не было места, где бы они могли побыть наедине.

― У меня есть идея, ― пробормотал Клэй.

― Слушаю.

― Ты поедешь ко мне.

Андреа застонала.

― Ты хочешь, чтобы я поехала в твою холостяцкую берлогу? Тебе следовало бы прикупить гостиницу в городе.

― Да брось, Андреа. Только ты и я. Наедине.

― Можно я сожгу простыни?

― Если тебя это заводит, детка.

― Нет, ― печально вздохнув, ответила она. ― Мы должны остаться и быть здесь с твоими родителями и Брейди. Для Лиз это все в новинку. Она хорошо справляется, но она не привыкла к подобным вещам. Я вроде как по возможности ей с этим помогаю.

Глаза Клэй расширились.

― Кто ты, и что ты сделала с моей девушкой?

― Ой, только не думай, что я тебя разыгрываю. Она просто…милая.

― Так и есть.

― И, ― быстро добавила она, ― ты с ней не трахался.

Он рассмеялся.

― Нет.

― Поэтому, я могу принять ее в семью. Мне хочется, чтобы у них с Бреди все было хорошо, понимаешь?

Андреа перевела взгляд туда, где Брейди оберегающим жестом обвил руку вокруг талии Лиз.

Они были увлечены беседой с другой парой. Лиз просто сияла и, несомненно, выглядела счастливой.

― Я понимаю, о чем ты.

― Клэй Максвелл! ― произнесла Андреа. ― Теперь ты меня разыгрываешь?

― Нет.

― Но ты хочешь, чтобы твой брат был счастлив? С девушкой, за которой ты бегал?

Клэй пожал плечами.

― Когда ты говоришь об этом так…

Андреа встала на цыпочки и чмокнула его в щеку.

― Не волнуйся. Я не скажу твоему брату, что ты на самом деле его любишь.

― Женщина, ты сумасшедшая.

― Я просто слишком хорошо вас знаю, мистер Максвелл.

― Ну, если ты не собираешься познать меня лучше в более…библейском смысле, тогда тебе лучше пойти и помочь своей будущей невестке.

Андреа усмехнулась и направилась к Лиз. Она взяла Лиз за руку и оттащила от Брейди. Брейди встретился взглядом с Клэйем, и коротко кивнул ему, словно доверяя ему свой самый сокровенный груз. Клэй кивнул в ответ и наблюдал, как Андреа в компании с Лиз применяла свои чары на публику в течение последующего часа.

К тому времени, когда им наконец-то получилось вырваться из этой череды мероприятий, чтобы подготовиться к балу по случаю инаугурации, который пройдет позже этим вечером, они оба были измотаны, и Андреа опоздала к своему стилисту по прическам, который должен был приехать к ней на дом. Из-за столпотворения на улицах добраться до ее квартиры было практически невозможно. Но Клэй знал, что ему придется подождать, пока Андреа подготовится к вечерним мероприятиям.

Андреа поцеловала его в губы, после чего поднялась наверх. Он переоделся в смокинг, и ожидал ее…казалось вечность. И когда она снова появилась, он не обратил внимания на то, в чем она была одета, а просто уставился на красивую женщину. Все, что он видел, это ее длинные стройные ноги, соблазнительные, с формами бедра, мягкая грудь, норовящая выскочить из лифа, и это прекрасное лицо, которое улыбалось ему в ответ.

― Блять.

― Это значит хорошо?

― Черт, да. Лучше, чем хорошо.

Он подошел к ней и провел пальцами по каждому миллиметру ткани, до которого он мог дотянуться.

― Еще как, я хочу сорвать с тебя это платье, также как это сделал в прошлый раз, и добраться до того, что под ним.

Андреа ухмыльнулась и поцеловала его.

― Как бы мне это не нравилось, я подумала, может нам…поговорить?

― Ты предпочитаешь разговоры, вместо того, чтобы провести эти десять минут занимаясь сексом, пока не приехал лимузин?

Она просто пересекла комнату и села на диван. Он последовал за ней, откидываясь назад, и кладя руку у нее за спиной.

― Я не хочу избегать секса с тобой. Секс был…прекрасным. Даже лучше, чем обычно, а он всегда был отличным, ― сказала она.

Андреа не суетилась и не ерзала, как он думал, большинство девушек поступали, когда собирались поговорить о чем-то серьезном. Она просто посмотрела ему в глаза и произнесла тщательно обдуманную речь.

― Но я хочу больше, чем просто отличного секса, Клэй.

― Правда? ― настороженно спросил он.

― Когда на тебя напали, что-то… изменилось. Это изменило структуру наших отношений. Это дало мне понять, как много ты для меня значишь, и я думаю, что это показало тебе, как много я значу для тебя. Я знаю, что повела себя совершенно глупо, пытаясь заставить тебя ревновать, и ты пострадал. Я не могу передать словами, как я сожалею об этом.

― Я не виню тебя за то, что случилось, Андреа.

― Знаю. И я ценю это.

Она сделал глубокий вдох, и он увидел, как на ее лице промелькнул страх.

Что могло быть таким важным, что бы так напугало Андреа?

― Мне просто хочется, чтобы мы были заодно. Когда мы были в галерее, и ты вступился за меня перед Ашером…― она опустила руку на живот. ― Я никогда не была более счастливой, чем в тот момент. Ты заявил, что я твоя. Ты был совершенно серьезен, когда отстаивал меня. На мгновение, я поняла, что ощущает Лиз, когда она рядом с Брейди.

― Что? ― выдохнул Клэй.

Пожарная сирена в его голове стихала.

Это был не тот разговор, которого он ожидал. Она думает, что они как Брейди и Лиз? Она думает, что структура их отношений изменилась, потому что я отшил этого болвана?

― С тех пор, я на самом деле чувствую, что мы с тобой на одной волне. И я поняла, что мне нравится это новое направление, в котором мы двигаемся.

― Тебе…нравится?

Она кивнула.

― Я не знала, что мне этого хочется. Столько времени я думала, что будет проще от всех закрыться, чтобы избежать одиночества, которое я ощущала из-за своих родителей. Но уже прошло пятнадцать лет, Клэй. Мы встречаемся десять лет. Не думаю, что это куда-нибудь нас приведет. А мне всего лишь хочется, чтобы все так и осталось, и мы не возвращались к тому, когда были отдалены и безразличны.

― Ладно, ― медленно произнес он.

― Ты меня понимаешь? ― спросила она.

Ее голубые глаза были широко раскрыты и полны надежды.

― Да, ― осторожно ответил он. ― Ты хочешь, чтобы у нас все было так, как есть.

Она медленно выдохнула.

― Нет, я хочу, чтобы мы двигались дальше. Я считаю, что мы уже двигаемся дальше. Я хочу быть с тобой, Клэй. У нас получается.

Он кивнул, от ее слов у него гудела голова. Она выглядела довольной тем, что он кивал ее словам, хотя в глубине души, он был до смерти напуган.

Что именно означало «двигаться дальше»? То, что она хотела изменить их отношения? Она хотела, чтобы мы перестали спать с другими?

До этого момента, он не осознавал, насколько серьезно Андреа была намерена покончить со всеми играми.

― Так что…что мы будем делать дальше? ― спросил он.

― Может просто отправимся на бал, и посмотрим, куда нас заведет эта ночь?


Глава 11

В разных направлениях


Черт.

Вот черт.

Он попал. Определенно.

Андреа подумала, что они смотрят в одном направлении. Она подумала, что та ситуация с Костюмчиком, и то как повел себя Клэй, все изменило. Она подумала, что после нападения все изменилось.

Что касается Клэйя, то единственное, что для него изменилось, так это то, что ему неделями было тяжело дышать, и он стал беднее на полторы тысячи долларов.

Эта фигня с Андреа ничем не отличалась от того, что было раньше. Она была ему не безразлична? Конечно. Так было всегда. И всегда будет. Она была его человеком. Той, кого он никогда не бросит, кто всегда полностью его понимал, без лишних объяснений.

Но это не означало, что они хотели одного и того же. Потому что Андреа говорила о нежных чувствах, которые ему, как взрослому мужчине, не были интересны. Слишком долго все было хорошо, чтобы внезапно это изменить.

Он не подумал, что заявляя на нее свои права перед Некудышним Костюмчиком, получит такую реакцию. Неужели она уже думала об этом раньше, и тот вечер в галерее только убедил ее в правильность своих мыслей?

В чем он точно не сомневался…так это в том, что он был ужасно напуган.

Он пытался не показывать этого. Им все еще предстояло пережить бал. Но от идеи на счет их отношений, настоящих проклятых отношений, ему хотелось, поджав хвост, бежать в другую сторону.

Пока они ехали в лимузине, Андреа не переставал стрелять в него взглядом. Наверное, он должен был что-нибудь сказать, чтобы облегчить ее беспокойство. Не то, чтобы он бросал ее, но им нужно было еще раз обсудить их новое направление. Он просто подумал, что начинать такой разговор, перед тем, как им нужно будет выйти на публику, было не очень хорошей идеей.

Они эффектно прибыли на бал по случаю инаугурации. Они вышли из лимузина у главного входа, и Клэй помог Анрдреа выбраться из машины, после чего они вошли внутрь. Это было гигантское пространство, достаточно большое для огромной толпы, которая должна была сегодня собраться. По залу были размещены стойки для сбора пожертвований, а на столах лежали закуски. Клэй знал, что афте-пати начнется там, где будут происходить реальные события, а это мероприятие позволило лоббистам вскользь пообщаться с политиками, ведь как такового ужина даже не будет. Он не мог дождаться, когда начнется афтепати. Это было как афте-пати от Vanity Fair по случаю Оскара, только для политиков.

Андреа взяла его под руку и улыбнулась.

― Пойдем?

Он кивнул, и они прошлись по залу. В более отдаленном углу они нашли Брейди под руку с Лиз. Когда они с Андреа подошли к ним, Брейди общался с кем-то из своих коллег-политиков.

Лиз показала компании свою левую руку.

― Да. В июне. Мы оба очень взволнованы, ― сказала она.

― Свадьба века, ― произнесла женщина, наклонившись вперед, чтобы рассмотреть кольцо.

Клэй знал, что он должен был помнить большинство из этих людей, но его мысли вернулись к разговору в квартире Андреа.

― Это будет роскошно, ― сказал Андреа.

― Это будет парилка, ― поправил Клэй. ― Эшвилл* в июне. Даже горы не спасут от жары и влаги. (* небольшой городок в горах Аппалачи, Северная Каролина, США)

― Ты каждый день носишь костюмы. Переживешь, ― сказала Андреа.

― Ой, только не ной, Клэй, ― поддразнила Лиз. ― Следующим будешь ты.

― Что, прости?

― Клэй, ― предупредила Андреа.

Брейди рассмеялся и хлопнул брата по спине.

― Не бери так близко к сердцу, Клэй. Она просто хотела сказать, что вы с Андреа уже вечность вместе. Ты явный кандидат. Ничего странного, чтобы предположить, что следующим женишься ты. Не дай бог, если это будет Саванна!

Остальная часть компании рассмеялась, как будто Брейди сейчас произнес самое смешное, из того, что они когда-нибудь слышали. Конечно, Клэй знал, что в ближайшее время Саванна не выйдет замуж. Она была на семь лет моложе него. Ни в коем случае. Только через его труп.

Поэтому, технически следующим в списке должен быть он. Естественно, это не означало, что их разговор с Андреа о смене курса в их отношениях как-то на это повлияет. Брак и дети были не на первом месте в его списке. На самом деле, этого вообще не было в его списке.

― Мне нужно выпить, ― сказал он, прежде чем развернуться и уйти прочь.

За ним никто не пошел. Так было лучше. Ему нужно было взять себя в руки и разобраться, что он позже собирался ответить Андреа.

Спустя пару минут, он вернулся со стаканом виски и бокалом шампанского для Андреа. Он надеялся, что после пары стаканчиков, он сможет расслабиться. Он определенно в этом нуждался.

Андреа перехватила его и забрала у него бокал.

― Какой внимательный.

― Ммм, ― произнес он, делая еще один глоток виски.

Он попросил бармена плеснуть ему шота, прежде чем взять виски, но судя по всему, он был каким-то безвкусным. Поэтому, ему нужно было пропустить еще один стаканчик виски, прежде чем взять для нее шампанское.

― С тобой все в порядке? ― спросила она.

― Давай поговорим об этом позже.

― Клэй…

― Позже, Андреа.

― Ты не можешь признаться, что что-то не так, и потом не говорить, что именно, ― настаивала она. ― У меня тоже есть чувства, ты в курсе?

― Ты это ясно дала понять.

― Что это значит? ― огрызнулась она.

Ее брови резко поднялись.

― Это значит то, что только из-за того, что у тебя на ровном месте появились эти чувства, тебе не стоит просить меня обсуждать их на публике, ― прямо ответил он.

Она сузила глаза, а потом просто опрокинула бокал шампанского словно это был какой-то шот. Черт! Впечатляюще. Он практически съежился, наблюдая за тем, как она это делает.

― Думаешь, если я решила рассказать тебе о своих чувствах, то я позволю тебе себя унижать? Не позволю, никогда, вести себя поскотски и игнорировать ты можешь своих девах, Клэй Максвелл, ― спокойно произнесла она. ― Я знакома с тобой пятнадцать лет. Практически столько же я была в твоей постели. Я не дура. Я знаю, что слова Брейди испугали тебя.

― И? ― огрызнулся он.

― И что?

― И что скажешь? Думаешь, что это приведет нас к такому же дерьму? Ты об этом говорила, когда сказала, что мы похожи на Брейди и Лиз?

― Боже! Зачем тебе какие-то выводы? ― спросила она.

Она схватила его за руку, и повела подальше от толпы.

― Разве я сказала, что мы должны пожениться и завести детей?

― Нет, но…

― Нет. Я такого не говорила. Я сказала, что я хочу, чтобы мы были парой. Так почему мы не можешь этого сделать?

― Потому что это не мы, Андреа!

― Почему это не мы? ― спросила она. ― Это как раз мы. Это то, что мы делаем. Мы сотрудничаем. Мы играем роль парня и девушки. Мы притворяемся такими же, как и остальные. Чем это отличается?

― Тем, что мы не будем притворяться. Ты на самом деле хочешь стать такими, ― ответил он. ― А я не знаю, хочу ли этого сам.

Андреа на полшага отступила назад.

― Казалось, когда мы разговаривали об этом у меня дома, ты этого хотел. Мне показалось, что ты «за». Почему бы тебе просто не попробовать, Клэй? Просто попробовать? Ты же заявил перед Ашером, что я твоя девушка. Ты отпугнул его. Заставил его бежать, сделал так, что он теперь даже не глянет в мою сторону, но при этом ты не хочешь меня?

― Я хочу тебя, ― сказал он.

Он опустил руку ей на бедро и притянул поближе.

― Я, правда, очень хочу тебя.

― Тьфу! ― выплюнула она.

Она оттолкнула его от себя.

― Не в этом смысле! Я совершенно не об этом, и ты это знаешь!

― Что? Так теперь ты не хочешь заниматься со мной сексом?

― Секс здесь не при чем. Дело в том, что ты боишься заводить отношения. Я бы поняла, если бы речь шла о ком-то, с кем ты только что познакомился. Если бы ты так этого боялся, из-за того, что ты не достаточно знаешь этого человека и понятия не имеешь, как он будет себя вести с тобой. Но это же я, ― произнесла она.

Ее голос стал тише, и она выглядела такой ранимой. К глазам подобрались слезы, и она закрыла их, пытаясь не заплакать.

― Это же я, Клэй.

― Я знаю.

― Я все о тебе знаю. Мне нравится, что ты подлец и язвительный засранец. Мне нравится, что ты любишь свою семью, несмотря на то, что тебя так в ней расстраивает. Я знаю тебя. Если ты не опустишь свои стены передо мной, как это сделала я, тогда ты не сделаешь этого ни для кого другого.

Клэй не мог этого слушать. Конечно, Андреа знала его. Всегда. Именно поэтому их договоренность сработала. Это не означало, что им нужно было от этого отказываться.

― Но почему ты хочешь изменить то, что так хорошо работает? То, что у нас получается, ― спросил он. ― И всегда получалось.

Андреа слабо покачала головой.

― У меня это больше не получается. Я хочу большего. Я заслуживаю большего. Я выросла, и мне нужно нечто большее, чем это. ― Ее голубые глаза были грустными. ― Честно говоря, Ашер был готов дать мне большее.

― Ты действительно собираешься поднимать тему об этом болване?

― Да! Разве ты не понимаешь, о чем я? Я могла получить большее. У меня могли быть настоящие отношения, но я хочу этого с тобой. ― Она потянулась и сплела их пальцы. ― Я хочу пройти через это с тобой.

― Мне это не нужно.

Он отстранился.

― Что? Что тебе не нужно? ― Андреа приблизилась к нему.

― Это, ― спокойно произнес он.

Как я могу продолжать этот разговор, если она не понимает меня? Ему не нужна была эта дискуссия. Она просила больше, чем он был готов предложить. К такому он был не готов. Ему просто хотелось сохранить все так, как было.

― Это, ― повторила она.

Она помахала рукой между ними.

― Да.

Андреа отвела взгляд, прочь от него. Казалось, она пыталась собраться с мыслями. Ее лицо ожесточилось. Что-то в ней изменилось. Он понятия не имел, о чем она думала. Разве она не понимает, что все портит?

― Ты с кем-нибудь трахался после нападения? ― спросила она.

Ее голос был жестким, лишенный эмоций, которые присутствовала еще несколько минут назад.

― Что?

― Ты точно знаешь, о чем я говорю. Ты кого-нибудь трахал?

― Тебя.

― Кого-нибудь еще?

Клэй пристально смотрел на нее, пока до него доходило…нет, он ни с кем не был. Такая возможность была. Джиджи предложила ему себя. Еще девушка из бара. Было еще несколько случаев, когда он мог легко отвезти кого-нибудь к себе, но он этого не сделал.

― Ну? ― спросила она.

― Нет. Только тебя, ― сквозь стиснутые зубы ответил он.

― Понятно. Итак, мы живем в одном доме. Мы ведем такой же образ жизни. Ты называешь меня своей девушкой. С тех пор как на тебя напали, мы не играли ни в какие игры, и ты трахался только со мной. Прошу объясни мне, почему это не считается отношениями, которых, как ты усердно заявляешь, так не хочешь?

Ну, если посмотреть на это с такой стороны.

Он сделал шаг назад, погружаясь в мысли.

― Только из-за того, что я ни с кем не спал, не значит, что я никогда не захочу снова с кем-нибудь переспать.

Андреа сглотнуло от таких слов, но в остальном не подала виду, что сказанное им ее как-то ранило.

― Так, ты хочешь, чтобы я была твоя, но на самом деле меня ты не хочешь?

― Что? Конечно, я хочу тебя.

― Точно. Конечно же, ― закатывая глаза, выплюнула она, ― ты меня хочешь. Ты хочешь, чтобы другие отвалили. Ты ревнуешь при мысли, что я с кем-то другим. Но ты не признаешь, что мы действительно встречаемся и по-настоящему вместе. Тебе хочется иметь возможность трахнуть какого-нибудь другого, даже если ты никогда этого не сделаешь. Из-за своего эгоизма, ты не хочешь развивать наши отношения. Тебе хочется и рыбку съесть и в карету сесть.

― Я не ревную…

― Ты не сможешь поймать сразу двух зайцев, Клэй! ― огрызнулась она. ― Если ты действительно этого хочешь, тогда иди и трахнись сегодня с кем-нибудь другим!

Он уставился на нее, как будто она сошла с ума.

― Ты хочешь, чтобы я переспал с другой?

― Если это то, чего ты на самом деле хочешь, тогда вперед. Иди, поищи кого-нибудь здесь. Просто нарушь все эти тупые правила. Покажи мне, что я для тебя значу.

Клэй покачал головой. Она чокнулась. Но разве она не была права? Ему хотелось продолжать всюду таскаться и делать все, что ему вздумается. Ему хотелось оставить все как было, потому что это ему подходило. А теперь, она слетела с катушек, из-за того, что он поведал ей правду.

― Ладно! ― выкрикнул он, гнев вырвался наружу.

― Ладно!

― Приятного вечера.

― Надеюсь, она того стоит, ― рявкнула Андреа.

Клэй покачал головой на ее смелое заявление и огрызнулся в ответ:

― О, она будет того стоить.

Андреа отшатнулась от его слов, и он не оглядываясь, развернулся с напитком в руках и отправился на поиски самой горяченькой девушки в зале.


Глава 12

Сам виноват


На следующее утро Клэй проснулся в ужасных муках. Он прикрыл голову руками, когда перевернулся в постели и попытался спрятаться от света, проникающего через окно. Он накрылся одеялом, но это не помогло. Он не мог заснуть. Не при таком похмелье.

Какого черта я вчера так напился, чтобы можно было это оправдать?

Он не мог вспомнить.

Он открыл затуманенные глаза и осмотрелся вокруг. В комнате никого не было, если не считать его. Постель была смята, но не было похоже, чтобы в ней до этого был кто-то еще. По крайней мере, он не думал, что здесь кто-то был.

Все было немного расплывчато. Последнее, что он помнил, так это то, как он ругался с Андреа и выставлял себя долбанным придурком во время иннаугурационного была. По-видимому, он выпил достаточно, чтобы ему затмило память. Какое бы дерьмо не происходило прошлой ночью, кому-то придется восстановить эти пробелы. У него было слишком сильное похмелье, чтобы с этим разбираться.

Он поднялся с постели.

Голый.

Абсолютно голый.

Его смокинг представлял из себя дорожку вещей, ведущую из спальни его двухэтажного таунхауса вниз по лестнице, словно он снимал его на ходу, по дороге в спальню. Но, как правило, когда это происходило, он еще видел платье, за которым следовал красный кружевной бюстгальтер, и в итоге, соответствующие стринги. Пара высоких каблуков была бы разбросана на полу. Ничего из этого этим утром здесь не было.

Только он, абсолютно голый. Совершенно один.

Вот это ночка!

Клэй закатил глаза и направился в ванную, чтобы нарыть немного Тайленола. Он запил его стаканом воды, а после этого стал под долгий роскошный душ, чтобы избавиться от последствий бутылки виски, которая долбила ему по черепу.

Часом позже, он надел пару темных джинсов и светло голубое поло. Он умирал от голода, но ему хотелось съездить в дом. Наверное, ему нужно было поговорить с Андреа на счет того ужасного разговора. Не так ему хотелось, чтобы прошла эта беседа. Она точно не должна была закончиться таким образом. Он просто заедет в дом, и они смогут куда-нибудь съездить позавтракать.

Он бы убил за то, чтобы прямо сейчас оказаться в Чапел-Хилл и получить настоящий завтрак в южном стиле. Может быть, скоро они смогут поехать туда на выходные. Было бы хорошо побывать в его доме и просто ненадолго уехать их города.

Он достал свой телефон, удивившись тому, что у него не было ни одного пропущенного звонка или сообщения после предыдущей ночи, затем он написал смс Андреа.


«Привет, можем поговорить? Я подъезжаю к дому. Позавтракаем?»


Клэй развернул Порше и отправился в пригород, не дожидаясь ответа. Он надеялся, что она была дома, иначе это будет бесполезная поездка, но обычно, когда Вашингтон был так загружен, она уезжала из города.

Он дважды проверял свой телефон, когда был недалеко от их дома.

― Хм. До сих пор не отвечает.

Он был удивлен. Как правило, она быстро отвечала. Может, она еще спала. Она могла спать допоздна, особенно после долгой ночи.

Не обращая внимания на тревогу, которая прокралась к нему, он припарковался в гараже на два автомобиля.

Мерседеса Андреа не было, но прошлой ночью его тоже там не было. Она оставила его в городе у своей квартиры, когда они взяли лимузин. Так или иначе, вероятно сюда она приехала на лимузине.

Он отрыл дверь гаража в безупречную кухню. Андреа заказала эксклюзивный дизайн. Хотя никто из них не готовил. Иногда она делала выпечку, но они оба были слишком заняты в последнее время, чтобы играться в семью и домашний очаг.

― Андреа! ― позвал он.

Он переступил порог и вошел в фойе. После чего остановился на месте. Его глаза бродили по стенам. Фойе, гостиная, коридор до столовой и комната отдыха.

Все было пусто.

У него скрутило желудок. Черт.

Обычно все стены были завешаны бесценными произведениями искусства, которые Андреа собирала на протяжении многих лет. В гостиной был ландшафтный мотив. В фойе - работы современного искусства, которого он никогда не понимал. В коридоре были портреты. Она всегда говорила, что это напоминало приветствие друзей. Лестница на второй этаж была завешана цветочными картинами, которые дополняли и отражали друг друга.

Теперь они были чисты.

Совершенно.

Белыми.

Пустыми.

У него колотилось сердце. Его одолел ужас, которого он никогда прежде не знал. Его руки дрожали, и он сжал их по бокам, как будто он мог их усмирить.

Но они его не слушались. Все его тело отказывалось слушаться. Как что-то такое незначительное…могло заставить все казаться таким потерянным?

Дом казался слишком большим.

Слишком негостеприимным.

Слишком враждебным.

До этого момента, он ни разу не осознавал, сколько жизни вдыхало в этот дом искусство. Насколько ее хобби, одержимость, карьера осветляли не только этот дом, но и их жизнь. Как оно превращало это жилье в дом.

Он бросился вверх по лестнице, переступая по две ступеньки за раз, думая только лишь об одном. Ему нужно было поговорить с Андреа.

― Андреа! ― закричал он. ― Андреа!

Тишина. И ему до сих пор не пришел ответ на сообщение.

Черт.

― Черт!

Он распахнул дверь в хозяйскую спальню. Картин нет. Ни одной долбанной картины. Он развернулся и распахнул двери гардеробной. Он с тяжестью прислонился к дверному косяку, не веря своим глазам.

Гардеробная была пуста.

Ни одной пары Джимми Чу. Ни одного дизайнерского платья. Ни одной сумки стоимостью в десять тысяч долларов.

Словно Андреа никогда здесь не было.

Его передернуло от пустоты дома, который они создали.

Клэю стало тяжело дышать на этих словах. Андреа забрал все, что ей принадлежало, и исчезла.

Он еще никогда не представлял свою жизнь, в которой не было Андреа. Десять лет назад, они заключили соглашение. А он каким-то образом разрушил все за одну ночь пьяного дебоша.

― Нет, ― пробормотал он. ― Она не может так поступить.

Он вытащил телефон и набрал ее номер, чтобы убедить ее, что она совершила ужасную ошибку. Она не могла бросить его. Вопрос расставания для Андреа был больной темой. Она не могла уйти, не сказав ни слова. Ни единого проклятого слова.

Звонок перешел на голосовую почту, и на другой линии он услышал ее сладкий голос.

― Привет, это Андреа Биллингс. Извините, что не ответила на ваш звонок, но…

Клэй завершил вызов, не дослушав до конца. Он не мог оставить сообщение. То, что ему нужно было сказать, он должен был сделать лично при встрече.

Он сбежал вниз по лестнице и сел в Порше. Он не обращал внимания на трафик, и направился к ее квартире. Ему повезло, что ему не попалось ни одного полицейского, высматривающего болванов на Порше, превышающих скорость. Он ударил по тормозам, оставляя на улице следы от шин, после чего нарушая правила, припарковал машину перед зданием. Он выскочил из машины, поднялся на лифте, вынул ключ и вставил в отверстие.

Он не поворачивался.

Он ошеломленно уставился на двери. Он же был здесь вчера вечером. Вчера вечером он использовал этот же ключ, чтобы попасть в квартиру Андреа, где они вместе собирались на бал. Он дюжину раз поковырял замочную скважину, после чего до него дошло.

Она сменила замки.

У него отвисла челюсть, и он беспомощно уставился на ручку. Его руки снова дрожали. Его тело ломило от крайностей, к которым она прибегла.

Это не могло закончиться так. В этом не было никакого смысла. Прошлый вечер не отличался от любого другого. Что, черт побери, по ее мнению, произошло?

Он причинил ей боль своими словами. Он это знал. Но на самом деле он ни с кем не спал. Он даже особо не старался, чтобы это сделать, он проснулся один. Он не выполнил своего обещания. Существовала разница между тем, чтобы ранить Андреа словами во время скандала, и тем, чтобы действительно сделать что-то такое, что могло бы ее сломить. Она должна была это понимать.

Но она явно этого не понимала.

Клэй долбил по двери до тех пор, пока на его кулаке не появился синяк. Он закричал.

― Андреа! Сейчас же выйти сюда! Я знаю, что ты там! Просто поговори со мной!

Он кричал, пока не вышел сосед из соседней квартиры, и не поинтересовался, все ли было в порядке. Он устраивал сцену.

Черт, я закатываю сцены.

Клэй снова набрал ее номер, на этот раз, выслушав автоответчик.

― Андреа, что, черт побери, происходит? В доме нет твоих вещей, и мой ключ не подходит к замку от твоей квартиры. Где тебя носит? Нам нужно поговорить. Я не знаю, что такого произошло вчера вечером, из-за чего ты захотела это сделать, но это не то, что ты думаешь. Клянусь. Просто поговори со мной.

Он завершил звонок, прежде чем не успел сказать что-нибудь глупое, и обратно на первый этаж спустился по лестнице, чтобы спустить пар.

Он снова сидел у себя в машине, лучше ему совершенно не стало. Ему нужно было поговорить с ней. Ему нужно было с кем-нибудь поговорить, кто мог бы ему это объяснить. Точно не с Итаном и не Кэшем. Они, вероятно, просто посмеются над ним и скажут, что все к тому шло, или, что все наладится. Но ему не казалось, что это произойдет.

Он уставился на свой телефон и осознал, что больше никого не оставалось. Андреа всегда была тем, к кому он бежал, когда становилось тяжело. Она была той, с кем он разговаривал и шутил, и трахался, когда ему кто-нибудь был нужен. Она была его человеком.

Вместо этого он набрал номер Лиз. Он не знал, что заставило его это сделать, но он просто не мог сидеть здесь в одиночестве. И хотя у него с Лиз были свои разногласия, он знал, что мог на нее рассчитывать.

Он набрал номер, и после первого гудка, звонок сразу перешел на голосовую почту.

― Что за хрень?

Он попробовал еще раз. Тоже самое.

Итак, Лиз в курсе и не собиралась с ним разговаривать. Что означало только одно.

Брейди же на звонок ответил.

― Я чувствовал, что ты позвонишь.

― Что, черт возьми, происходит? ― спросил Клэй.

― Я действительно надеялся, что у тебя есть на это ответ.

― Андреа ушла. Она не отвечает ни на звонки, ни на сообщения. Она вывезла все свои вещи из нашего загородного дома и сменила замок в квартире.

― Ясно. Я понял это по тому, как Лиз сегодня целое утро яростно возмущалась, ― сказал Брейди. ― Хочешь встретиться и поговорить об этом? В такой ситуации, думаю, еще не слишком поздно перехватить пивка.

― Черт, мне бы не помешало.

Клэй не мог поверить в то, что сегодня происходило. Сначала, от него уходит девушка, с которой они десять лет были вместе. А теперь, он собирался в субботу посредине дня выпить пивка со старшим братцем, по отношению к которому он больше десяти лет разрывался между чувством отвращения и зависти.

Брейди опустился в кресло в тихом месте, где они решили встретиться. Это было на полпути между квартирой Брейди и Лиз и таунхаусом Клэя. Он выбрал дальний столик, подальше от посторонних глаз и ушей, и он был рад видеть, что бар был открыт. Ему, наверное, не следовало пить, после того, что с ним сотворил алкоголь прошлой ночью, но он не мог вынести этот день совершенно трезвым.

― Черт, хреново выглядишь, ― произнес Брейди, как только им принесли пиво.

Клэй покачал головой. Он по-прежнему не мог понять, как до такого дошло.

― Ага, я просто ни хрена не понимаю.

― Ну, женщины ужасно злы. Я даже не хочу находиться в квартире в таком шуме. Что именно ты натворил? ― спросил Брейди.

― Вчера вечером я взболтнул Андреа кое-что глупое, ― признался он.

Он не знал, почему был так откровенен с Брейди, ведь обычно просто отшучивался, но у него на самом деле больше было не с кем поговорить. Отчасти было приятно довериться Брейди.

― Что именно?

Клэй вздохнул.

― Она не переставала рассказывать, как ей хотелось бы изменить наши отношения, так чтобы мы стали настоящей парой, а не…а не теми, кем мы были последние десять лет.

― А именно? ― допытывался Брейди.

― Ну, ты же знаешь, как у нас все было. У нас были свободные отношения. Нас не волновало, чем занимался другой, кроме тех случаев, когда мы были вместе.

Брейди сжал челюсть.

― Я знаю, какие у вас с Андреа были отношения, но только представлю, если бы такое было с Лиз, мне хочется взорваться.

― Да, ну, мы все разные.

― Кажется, Андреа не настолько уж отличается. Что ты ей ответил, когда она сказала, что хочет перемен в отношениях?

― Я сказал ей, что не хочу этого, ― произнес Клэй, словно это было совершенно очевидным. ― Она сказала, что если бы я на самом деле не хочу отношений, то я должен пойти и с кем-нибудь переспать. Ну, я и ответил, что так и сделаю.

Брейди опустил голову на руки.

― Когда женщина говорит тебе, сделать что-то глупое, тебе никогда не следует ее слушаться. Это как сказать «ну и ладно» в конце спора.

Клэй побледнел.

― Она сказала «ну и ладно» в конце спора? Ах, ты попал, ― произнес Брейди.

Он поднял свой стакан.

― За тех, кто попал в немилость.

― Мне просто нужно поговорить с ней. Если я смогу с ней поговорить, я скажу ей, что на самом деле я ни с кем не спал. На самом деле ничего не было.

― Даже, если она тебе поверит, Клэй, а с твоим послужным списком, ― Брейди нахмурился, ― не думаю, что ее это как-то волнует. Дело не особо в том, что ты с кем-то переспал. Дело в том, что ты не обратил внимания на ее чувства и сказал это только для того, чтобы ее ранить.

― Это какая-то дурацкая игра разума.

Брейди вздохнул и сделал еще один глоток пива. Клэй свое уже допил.

― Может это и кажется игрой разума, но честно говоря, я долго ждал, когда Андреа осознает, что желает настоящих отношений. Мы не просто так с Сави всегда дразнили тебя на счет того, что вы в итоге поженитесь. Я честно думал, что все к тому шло. Я вполне уверен, что Андреа тоже так думала. Поэтому, братишка, когда тебя не было с ней, она, вероятно, чувствовала себя ведомой и что ее используют.

― Это бред! Мы это обсуждали, ― отчаявшись, произнес Клэй. ― Мы решили, как будут развиваться наши отношения. Она знала!

Брейди поднял руки.

― Я в этом не сомневаюсь, но она все равно ушла от тебя не на ровном месте.

― Ну, черт, что мне теперь делать? Мне нужно с ней поговорить. Нам нужно это уладить, ― произнес Клэй.

― Я бы дал ей немного времени. Поверь мне. Я облажался с Лиз. Сильно. Думаю, так больше никто не лажал, ― признался он.

Его глаза потемнели и смотрели вдаль, словно воспоминания о том времени до сих пор его не покидали.

― Мне следовало сильнее бороться за нее. Я не должен был игнорировать ее чувства, даже не смотря на то, что я знал, что ей было больно. Мне хотелось бы вернуть время и многое изменить. Но я не жалею, что позволил ей самой разобраться в своих мыслях. Ей нужно было время. Мне нужно было время. Может быть, мне стоило вернуться в ее жизнь раньше, и тогда мне не пришлось бы столкнуться с тем дерьмом, которое натворил тот придурок, с которым она встречалась, но это сделало нас сильнее. Когда Андреа будет готова, она снова начнет с тобой общаться.

Клэй кивнул. Совет Брейди казался хорошим, но в тот момент, единственное, чего хотелось Клэю, так это перевернуть весь округ Колумбия верх дном в поисках Андреа, и убедить ее, что ее уход был кошмарной, ужасной ошибкой. Но, к его огорчению, она не желал иметь с ним ничего общего.

Поэтому, он застрял в этом баре, прислушиваясь к совету братца, и давая своей девушке, своей постоянной спутнице, немного необходимого для нее пространства, которого она заслужила. И он это ненавидел.


Глава 13

Переживая страдания


Предоставив Андреа пространство, в котором она нуждалась, вместо того, чтобы ломиться в двери ее квартиры, было проявлением сдержанности. Он не думал, что у него даже в пальце нашлось бы столько сдержанности, не говоря уже о всем теле. Он также не знал, что ее уход может так ранить.

А это ужасно ранило.

Пятнадцать лет были огромным периодом для общения с другим человеком.

Он даже не помнил, как ему жилось до встречи с Андреа. Он был ребенком. Она стала его взрослой жизнью. Она была его девушкой на каждом мероприятии. Она была той, к кому он возвращался домой. И что мне теперь делать, когда ее нет?

Ответ на этот вопрос он искал все выходные на дне бутылки.

Конечно, я себя жалею, но кому меня винить? Его только что бросила девушка, и он не знал, как снова собрать все кусочки своей жизни воедино. Он всегда был таким уверенным и дерзким, говоря, что у него своя собственная жизнь. Совершенно не связанная с ней. Та часть его, кому никто не нужен. Теперь же он знал, что это было ложью.

У него не было отдельной жизни. Даже его холостяцкий таунхаус напоминал ему о ней, если она вообще хоть раз сюда приходила. Она всегда жаловалась, что здесь пахло как в дорожном автобусе какой-нибудь рок-звезды, хотя он платил за уборку.

Было легче все выходные быть настолько пьяным, чтобы не быть в состоянии ни думать, ни ясно видеть, чем оставаться трезвым и сидеть, думая все время о ней.

Она донесла свою точку зрения. Четко и ясно. Он это понял.

Она злилась. Ей хотелось, чтобы все изменилось, а он повел себя как мудак. Может, если бы его ответ звучал менее…свойственно ему, тогда сегодня все было бы по-другому. Но, вместо этого, он сказал ей, что собирается кого-нибудь трахнуть и нарушить их гребанные правила. После того, как всего лишь разозлился на нее из-за того, что она поступала точно также.

По крайней мере, он на самом деле ни с кем не переспал. Брейди восстановил некоторые события, рассказав, что он перефлиртовал с половиной женщин на балу, прежде чем тот упустил его из поля зрения на вечеринке, но Клэй знал, что он ни с кем не спал. Он сомневался, что это вообще было физически возможно, учитывая, сколько он выпил.


* * *


Утро понедельники было ярким и ранним. После длительного уикенда он чувствовал себя и выглядел паршиво. Темные круги под глазами, и, не смотря на душ, от него по-прежнему несло так, словно из него сочился алкоголь. Ему было сложно на это не обращать внимания.

Он вошел в свой кабинет, не промолвив ни слова никому из присутствующих. Он закрыл дверь и опустил голову на холодный жесткий стол. Черт, он чувствовал себя паршиво.

Двери в кабинет распахнулись.

― Какого черта ты расселся? ― спросила Джиджи.

Сегодня на ней не было брючного костюма. Вместо него, она надела юбку карандаш и заправленную в нее рубашку на пуговицах. Она была в очках с черной оправой, которые тоже выглядели чертовски привлекательно.

― Дай пару минут, ― произнес он, снова закрывая глаза.

― Ты с ума сошел? Ты в курсе, который час? Ты знаешь, какой сегодня день?

― Понедельник? ― прохрипел он.

― Да! Понедельник! В понедельник утром у нас встреча с партнером, чтобы он передал твои гребанные дела.

Его глаза открылись. Вот дерьмо. С таким выходными, он даже не подумал о своей встрече с боссом этим утром. Ему нужно было доказать, что он стоит дополнительных трехсот тысяч баксов.

Клэй поднялся и попытался выровнять складки на пиджаке.

Джиджи заворчала и поспешно закрыла дверь.

― Господи, ты хочешь, чтобы нас обоих уволили? ― спросила она.

― Нет.

Она бросилась к нему и начала поправлять пиджак и рубашку. После этого, она быстро поднялась вперед и провела пальцами по его волосам. Обычно, это было бы очень сексуально, но в этом плане она была очень деловитой.

Когда она все поправила, то покачала головой.

― От тебя несет баром, ― сказала она. ― Черт возьми, чем ты занимался все выходные?

Клэй пожал плечами.

― Меня бросила девушка.

Она застыла, все еще держа пальцы в его волосах. Ее темно-карие глаза поднялись, встретившись с его, и с грустью скривила губы.

― О.

Потом, видимо, до нее дошло. Она оттолкнула его от себя.

― Если бы у тебя все это время была девушка, то почему ты об этом просто не сказал? Когда я напилась, ты вел себя как полный болван, а все, что тебе было нужно сделать, это сказать, что у тебя кто-то был.

Клэй не стал сразу отвечать. Он мог бы это сказать, но он никогда не решал этот вопрос таким образом. Андреа не была его прикрытием. Он просто был козлом.

― Ну?

― Это не имело значения. Мы долгое время находились в свободных отношениях.

― Ага. Что ж, кажется, тебе это отлично подходило.

Клэй внутренне вздрогнул от такого комментария. Внешне же остался таким же невозмутимым, как обычно.

― Все женщины, с которыми я знаком, сейчас в буквальном смысле меня ненавидят. Давай просто не будем.

Джиджи вздохнула.

― Ты прав. С моей стороны это не честно. Я не знаю всех деталей и что там произошло.

― Да. Меня нельзя назвать открытой книгой.

― Ты действительно выглядишь так, словно ужасно страдаешь.

Она прикусила губу и окинула его взглядом.

― Ужасные страдания - можно и так сказать, ― сухо произнес он.

― Но у тебя все равно ужасно потрепанный вид.

― По крайней мере, я все равно ужасно привлекательный.

― И высокомерный.

― Но привлекательный?

― И мудак. Таким образом, твой разрыв не избавил тебя ни от одной из твоих менее значимых черт.

Клэй тихо рассмеялся. Это было приятно.

― Спасибо.

― Ну, если ты готов, думаю, это все, что я могу для тебя сделать. Все равно, как правило, к полудню Купер уже пьян. Он наверное даже не почувствует запах алкоголя.

― Полагаю, алкоголизм способствует бизнесу, ― пошутил Клэй.

― Это тяжелый труд. Не все к этому готовы.

― Это правда.

― В любом случае, пора на выход, Максвелл. Нам нужно на встречу.

Клэй застонал, но кивнул, выходя за Джиджи из офиса. Она оглянулась на него, как только они подошли к лифту.

― Что?

― Ты ходил на инаугурацию?

Он пожал плечами.

― Да. Каждый год.

― Блин. А у меня не получилось. Я застряла на работе.

― Ты работала на выходных? ― спросил он.

― Ничего интересней не нашлось. ― Она нажала кнопку четвертого этажа, ― к тому же, это дело просто убивает меня. В прямом смысле.

― Ты должна сбавить обороты, Де Роcа.

Она посмотрела ему в глаза.

― Как будто тебе это как-то помогло. Возможно, тебе стоит более серьезно здесь поднапрячься. Могу поспорить, ты думаешь, что это место для тебя всего лишь очередная ступень.

― О, да? ― с любопытством спросил он.

― У тебя это на лбу написано. Мне не верится, что они дали тебе бонус, только подписав контракт, зная, что ты дни считаешь до того как стать окружным прокурором или судьей. Это видно по каждой строке твоего резюме, по всей твоей семье, ― по наитию ответила она.

― Так что такого, если это всего лишь ступень?

Он был очень заинтригован. Конечно, его резюме выглядело так, словно он был настроен двигаться вперед. Ведь так и было.

Джиджи сжала губы.

― Ты будешь двигаться вперед, неважно, куда и что ты будешь делать. Ты - Максвелл. Признание имени не просто так имеет значение, но если бы ты не просто заскочил сюда по дороге, а на самом деле работал со мной, мы могли бы сделать много полезных вещей на этом пути.

― Что именно?

Она вздохнула, словно терпеть не могла признаваться в этом вслух.

― Помогать людям, Клэй. Мы могли бы помогать людям.

― Звучит как работа на безвозмездной основе.

― Я просто говорю, что у нас много возможностей, а вместо того, чтобы обходить стороной простой народ, может быть мы смогли бы помочь им. Я была там. Я знаю их проблемы. ― Она посмотрела на него сверху вниз. ― Не знаю, страдал ли ты по-настоящему раньше, но я вроде как рискую. Не против, подстраховать и помочь?

― Так…в чем? Ты хочешь, чтобы я проводил несколько лишних часов в офисе, работая над делами? Другими делами? ― догадался он.

Она пожала плечами.

― Если у тебя по-прежнему останется работа, после этого, тогда да. Почему бы и нет?

Почему бы и нет? Это был вопрос.

Честно говоря, когда он вообще делал что-то для кого-то другого, кроме себя?

Помощь людям не было причиной, по которой он стал юристом. Он не был социальным работником. Но, может, помощь людям станет тем, что ему было нужно. И, на мгновение, боль в груди стихла, и у него появилась тема для размышлений для будущего, которое выглядело таким мрачным всего несколько минут назад.


* * *


Их встреча с боссом прошла успешно, и под конец, Клэй сомневался на счет своего решения помочь Джиджи с дополнительной работой. Ему не нравилось в Верховном Суде, а его нагрузка на этой работе была практически такой же. У него была куча собственных дел. Нельзя сказать, что бы у него было столько работы, что он не мог и головы поднять. Обычно он справляется с этим как одержимый безумец, но он не знал, когда у него будет время поработать над чем-то еще.

Самое лучше в высокой загрузке на работе то, что у него не было времени думать об Андреа.

Следующую неделю он провел в слепом оцепенении. Они с Джиджи ежедневно приходили в офис первыми, а уходили последними. Их отношения, к его величайшему удивлению, были совершенно платоническими.

С тех пор, как они помирились, у них завязалась шаткая дружба. Это было чем-то необычным и новым для него - часами сидеть с женщиной и говорить о работе. Конечно, он по-прежнему обращал внимание на ее одежду…и на то, что она стала реже носить брючные костюмы. Но он не пытался залезть ей под юбку, а она не делала никаких шагов навстречу к нему.

Это было неплохо.

Больше похоже на дружбу.

На второй неделе затишья от Андреа, он приступил к работе над остальными проектами, которые ему поручила Джиджи, теперь, когда она ему доверяла. Дела, с которыми прежде ему редко приходилось сталкиваться: дела по инвалидности, бытовое насилие, жилищные споры. Но большинство из них касались приютов, которые спонсировала компания «Купер и Нильсон» на своем ежегодном гала вечере. В некотором роде, эти вопросы отвлекли его мысли от его собственных проблем намного лучше, чем большие корпоративные юридические разбирательства.

Но сегодня это давалось непросто.

Разрыв задел его гораздо сильнее, чем он мог вообще представить. Потому, что он никогда даже не задумывался о расставании. Вдали от работы, единственный способ позабыть о том, в какой дурдом превратилась его жизнь, был алкоголь, который заглушал его боль.

― Эй, ― произнесла Джиджи, заглядывая в его офис. ― Я собираюсь уходить. Не хочешь пойти выпить?

― Да. ― Он берет пальто и поднимается. ― Мне определенно нужно выпить.

― Почему меня это не удивляет?

Она пошла к лифту.

― Эй, это ты меня позвала. Ты не можешь осуждать мою привычку выпить.

Джиджи вздернула брови, когда лифт остановился в гараже.

― О, я точно могу.

― Пофиг. Ты тоже выпиваешь.

Он клацнул по брелку от Порше, отпирая машину.

― Я никогда не говорила, что у меня нет этой проблемы, ― произнесла она, опуская свою сумочку на пол его Порше, и садясь на пассажирское сиденье. ― Я просто сказала, что твоя проблема масштабнее.

Он ухмыльнулся своей классической язвительной ухмылкой. С тех пор как от него ушла Андреа, это становилось все сложнее. Черт, прошло уже почти две недели. Он попытался выбросить эту мысль из своей головы, но она возникла без предупреждения.

Они с Джиджи выбрали небольшое заведение недалеко от офиса. Совершенно не похожее на то, где он встречался с друзьями. Не похожее на то, куда бы пришла Андреа. Просто обычный бар, где были рады налить ему виски, пока Джиджи как чемпион поглощала водку.

― Итак, расскажи мне, что на самом деле произошло меду тобой и твоей девушкой, ― выпив, спросила она. ― Ты никогда не рассказывал, что именно случилось.

Клэй опрокинул в себя виски и сердито на нее взглянул.

― Я надеялся, что ты никогда не спросишь.

― Ну, сейчас я спрашиваю. Так, что выкладывай.

― Не знаю. После того, как мы закончили вместе Йель, мы десять лет были в отношениях. До этого пять лет общались. Ей тяжело давалось одиночество после развода ее родителей, а я…,― он помолчал, не зная, был ли готов это разглашать.

― Ты?

― А у меня было достаточно проблем, чтобы ей соответствовать, ― признался он.

― Не гони. Твой отец и брат сидят в Конгрессе. Не удивительно, почему ты столько работаешь.

Он пожал плечами.

― Какая разница. Мы с Андреа решили, что у нас будут открытые отношения. Никого это не ранило, но в тот вечер, когда я впервые встретился с тобой, на меня напали. Меня ограбили и избили до полусмерти. Мне повезло, что меня нашли и доставили в больницу.

― Черт, ― проворчала она. ― Это ужасно.

― Да. Кажется, Андреа подумала, что это все изменило.

― Это бы определенно все изменило.

― Но тогда ей хотелось того, к чему я не был готов.

― Что, например?

Клэй пожал плечами. Все. Он не был готов ни к чему, из того, что она ему предлагала. Ей захотелось большего, чем просто договоренности, которая у них была, а он не был готов это услышать. Теперь он это понимал. Он был напуган. Мысль о том, чтобы все изменить приводила его в ужас. Она ушла и все действительно изменилось.

Он знал, что выкладывался не в полном объеме с тех пор, как ушел из Верховного Суда. Он был слишком погружен в свои мысли на счет того, чтобы двигаться дальше для осуществления плана своего отца относительно его будущего, из-за чего он уделял меньше внимания их отношениям.

Он был абсолютно уверен, что если бы у него появился еще один шанс, то он бы не повторил ту же ошибку.

― Настоящих отношений. Из-за этого мы поругались, и она подумала, что я переспал с другой.

― Ты переспал? ― спросила Джиджи, вздернув брови.

― Нет. Но я сказал ей, что собираюсь.

― Зачем ты это сделал? ― настойчиво спросила она.― Мужики такие идиоты.

― Не знаю. Я был пьян, и мы ругались. Мне просто хотелось, чтобы она разозлилась так же, как и я. Теперь, она даже разговаривать со мной не станет.

― Ну, я бы тоже не стала разговаривать с таким тупицей, ― сказала Джиджи. ― После десяти лет, тебя бесит то, что девушка захотела настоящих отношений? Это бред. Я думала, это мы с Маркусом облажались.

Клэй рассмеялся.

― Вы с Недоростком действительно облажались.

Джиджи допила свой двойной шот Грей Гуза и наклонилась к нему. Она дважды ткнула его в грудь. Сильно.

― Ты в курсе, что ты любишь ее?

― Я… что?

― Ты любишь ее. Поэтому ты сейчас ведешь себя как чокнутый.

― Да, ― тихо произнес он.

После чего он заказал еще одну порцию напитков.

― Конечно, я ее люблю. Сейчас это для нее ничего не значит.


Глава 14

Снежный ком и лавины


Всегда бывает такой момент.

Момент, который все меняет.

Таким моментом для Клэйя была Кэндес.

Уже прошел месяц молчания. Андреа ему так и не позвонила, и ничего не написала. В социальных сетях она не появлялась. По сути, после инаугурации, ее жизнь, связанная с ним, была полностью закрыта.

Молчание было оглушительным.

Оно было убогим и ненасытным.

Оно поедало его изнутри.

Оно разрывало его пополам, сломило его стены, и оставило место для Кэндес из мира, который полностью захватывает тебя и наносит ущерб изнутри.

Он пообещал себе, что не будет сдаваться. Все, о чем он думал на протяжении этого проклятого месяца, была Андреа. Он клялся, что подождет ее ответа. Он собирался убедить ее вернуться и пообещать ей все, что она желала услышать…то, что по его опасениям могло его сломить.

Другие женщины не были вариантом.

Ни рационально.

Ни логически.

Для него это было совершенно понятно. Ему не станет внезапно лучше, если он трахнет какую-нибудь глупую брюнетку над раковиной в барном туалете. Но всегда существовала разница между пониманием и осознанием.

Он думал не тем местом.

А он, черт побери, пытался держать себя в руках. Он знал, чего хотел. Но та, кого он хотел, даже не желала с ним разговаривать, не говоря уже о том, чтобы переспать с ним. Она хотела оставить его в этой долгой оглушительной тишине, даже без грамма надежды. Даже без несчастной записки на столе. Без единого гребаного смс, в котором бы она назвала его последним ублюдком.

Ему хотелось шанса все объяснить, исправить то дерьмо, которое он наговорил. Но она ему этого не даст. Она не желала объяснений. Ей хотелось выбросить его из своей жизни, и оставить ни с чем. Она имела на это право - быть сильной женщиной, и во всех отношениях послать его к чертовой матери. Он по-прежнему не мог этого выносить - тишину, отсутствие внимания, и боль.

И вот, он сдался.

Он всю ночь не спал. Всю гребаную ночь.

Итану и Кэшу показалось это смешным. Ведь они всегда на самом деле недолюбливали Андреа, или не знали, какой невероятной женщиной она стала, еще одна вещь, что Клэй понимал, была по его вине. Ребята были рады тому, что они с Андреа расстались. Оба подталкивали Клэйя к тому, чтобы не просто продолжить жить своей жизнью, а также воспользоваться новой свободой трахаться со всеми, с кем бы он ни пожелал, где и когда бы он ни пожелал.

Но он этого не хотел.

До Кэндес. Пока она не подошла к нему, виляя задом, и начала дразнить своими пошлыми словечками, пока не затащила его в уборную и попросила отыметь ее как грязную шлюшку, кем она и являлась.

Это ее слова.

Это напоминало лавину. А все началось с небольшого снежного кома. После чего, он разгонялся, и катился вниз по горе, расчищая все на своем пути.

Кэндес была его снежным комом. Только раз, склонив его над краем, как наркомана в завязке, который делает свою первую дорожку кокса после реабилитации.

Как идиот, он каждый вечер был в баре, как можно быстрее перебегая от одной женщины к другой, пытаясь найти хотя бы долю желаемого в одной из них. Ему так и не удалось. Это был только секс. Ни чувств, ни эмоций. Только похоть, желание, совокупление.

Некоторое время было хорошо, так как это его отвлекало. Разрядка после долгих рабочих будней. Не давало его друзьям издеваться над ним. Не давало ему погружаться в мысли. На время.

На сегодня у него уже была девчонка. Он заполучил ее, как только вошел в клуб. Итан и Кэш занялись ее подружками, но она всю ночь не сводила с него глаз. Сейчас он терпеть не мог, прилагать хоть какие-нибудь усилия. Раньше это было весело - погоня, игра. Теперь никакой игры не было. Андреа все испортила.

― Ты собираешься с ней заговорить? ― спросил Кэш, подталкивая его в сторону девушки.

― Нет.

Итан с сочувствием посмотрел на него. Клэй не сомневался, что ему не было так жаль, когда жена Итана, Терри, бросила его, когда они учились на юридическом. Или, может, он не правильно расценил его взгляд.

Черт, это даже не было тем, чего ему хотелось.

Он взглянул на цыпочку. Она поймала его взгляд и кивнула головой в сторону. Она подняла брови, а потом направилась в сторону выхода. Тонко.

― Мне нужно позвонить, ― поднимаясь, сказал Клэй.

― Ты издеваешься? ― спросил Кэш. ― Та девчонка только что пригласила ее трахнуть.

Клэй пожал плечами.

― У меня были и лучше. Почему бы тебе не заняться ею?

Он кинул две двадцатки на барную стойку, после чего ушел в противоположную сторону. Сегодня молчание его достало. Он сказал Брейди, что не собирается звонить. Она хотела пространства. Он ей его дал. Но сегодня…ему просто было пофиг. Ему хотелось поговорить с ней.

Он набрал номер Андреа, пока у него не сдали нервы. Он не думал, что она ответит. Он подумал, что она, должно быть, изменила номер. Замки ведь сменила. «Что еще она могла разрушить?»

Но, к его удивление, на звонок ответили.

Сначала она просто молчала, словно задумалась, зачем она вообще приняла звонок. Он тоже не знал, почему, но ему это определенно нравилось.

― Андреа? ― произнес он.

Затем, медленно глубоко вздохнув, набираясь мужества, она тихо произнесла:

― Привет.

― Привет.

― Зачем ты мне звонишь?

В ее голосе он услышал, как она цеплялась за свою внешнюю непроницаемость, которую формировала в себе годами. Злая сучка, которая никогда не позволит чему-либо себя зацепить. Раньше у него получалось до нее достучаться. Он мог это сделать снова.

― Я просто хотел поговорить.

Андреа помолчала и вздохнула.

― Похоже ты в баре.

― А что мне еще делать?

Она не ответила.

― Что тебе надо, Клэй?

― Мне нужны ответы, Андреа.

Она усмехнулась.

― У тебя они есть.

― Мы уже несколько недель не общались.

― И сейчас нам не стоит общаться.

― Ты занята? Что-то важное?

Клэй сильнее прижал телефон к уху и прошел вперед по коридору, подальше от шума.

Она молчала. Она явно не желала вести этот разговор.

― На самом деле да.

Клэй знал, что это значило.

― Как его зовут? ― лениво протянул он.

― Клэй, не надо.

― У тебя на сегодня есть для меня игра? Поэтому ты ответила?

― Клэй…

― Настоящий конкурент? ― спросил он.

Он практически видел, как она испытывала неловкость на другом конце линии.

― Я не поэтому ответила, и было бы лучше, если бы это не было причиной, по которой ты звонишь.

Нет, не было. Он позвонил, потому что соскучился по ней. Потому что, трахать, все, что движется, никак ему не помогало.

― Я хочу, чтобы ты вернулась, Андреа.

― Нет, не хочешь, ― твердо произнесла она. ― Ты постоянно говоришь «Я». Я хочу это, я хочу то. Так вот, мне все равно, чего ты хочешь. Как на счет того, чего хочу я?

― Черт, Андреа, чего ты хочешь? ― спросил он, пробегая рукой по взъерошенным волосам.

― Это не имеет значения, потому что ты не можешь мне этого дать.

Клэй съежился, радуясь, что она его не видела. Он не достаточно выпил для этого.

― Откуда ты знаешь, что я не могу тебе этого дать, если ты говоришь мне, чего хочешь?

Андреа рассмеялась.

― Я уже сказала, Клэй, и ты совершенно ясно показал свой выбор. Так что, сейчас я собираюсь прекратить этот разговор.

― Андреа, ― сказал он, не давая ей в гневе повесить трубку.

― Что?

― Почему ты на самом деле, ответила на звонок?

― Думая, я просто мазохистка, ― проворчала она в трубку.

― Ты всегда была одной из них, но это не причина.

Он чувствовал, что было что-то еще.

― Ладно. Уже поздно, а я по-прежнему о тебе беспокоюсь. ― Она вздохнула, словно ей было больно это признавать. ― Так, что больше не звони мне, если только ты не попал в беду.

Линия отключилась, и ему захотелось швырнуть свой телефон через всю комнату. Ну что ж, все прошло не так, как он планировал. Он был зол и расстроен, и не знал, что, черт возьми, ему делать. Сон не помогал. Заливать себя выпивкой тоже не помогало. От разговора с ней определенно лучше не стало. Может, пришло время просто отпустить это дерьмо.


* * *


― Ты уверен, что хочешь это сделать? ― спросила его Джиджи.

Она держала в руке хрустящий белый конверт. Сверху был логотип компании «Купер и Нильсон». На клапане конверта был наклеен золотой стикер с рельефной аббревиатурой «К&Н». Приглашение на вечеринку было гладким и солидным, и это был единственный способ попасть на это эксклюзивное ежегодное мероприятие.

― Уверен.

― Когда ты позвонил мне, чтобы я заехала за тобой, в тот вечер, когда ты разговаривал с Андреа, я подумала, что ты настоящий идиот, но сейчас…

Она вырвала у него из рук другое приглашение и подняла оба вверх.

― Ты явно псих.

― Это мой шанс.

― Вы разошлись два месяца назад, Клэй, ― мягко произнесла Джиджи. ― Мне очень неприятно это говорить, но вероятность того, что она будет рада тому, что ты заскочил повидаться с ней, и примет твое приглашение на торжественное мероприятие, довольно мизерна.

Клэй пожал плечами.

― Нашей семье свойственны широкие жесты.

― О, так, теперь, ты хочешь ассоциироваться со своей семьей?

― Что ты хочешь, чтобы я сделал, Джиджи? Думаешь, мне стоит ее просто отпустить? Спустить пятнадцать лет коту под хвост? ― спросил он.

― Я этого не говорила, идиот. Я просто хочу удостовериться, что ты знаешь, во что ввязываешься.

― Ну, спасибо за твою доброту, Де Роса, но у меня такое чувство, что с ней я в любом случае окажусь идиотом.

― Сомневаюсь, что ты в курсе как быть кем-то другим.

― Значит, вопрос закрыт, ― произнес он ухмыляясь.

После той беседы с Андреа ему следовало раскиснуть и жалеть себя. После чего он бы с головой погрузился в пропасть из алкоголя. Именно так он реагировал на неприятности в прошлом. Со своей склонностью к выпивке он был практически алкоголиком. Он никогда нигде не появлялся без выпивки в руках.

Но разговаривая с Андреа, что-то щелкнуло.

Она признала, что волновалась о нем.

А если она о нем беспокоилась, значит, она о нем думала.

А если она о нем думала, то еще оставалась надежда.

А если была надежда, значит то дерьмо, которое хлынуло на него на протяжении этих пару недель, нужно было остановить.

Когда он попросил Джиджи ему помочь, она посмотрела на него с изумлением. Он был уверен, что она вполне заслуженно думала, что он тронулся умом. «Но к кому еще он мог обратиться?»

Она стала ему самым близким человеком, из всех кого он знал в качестве друзей, за довольно очень долгое время. В этой ситуации Лиз была на стороне Андреа. Брейди был слишком занят работой, хотя Клэю не особо хотелось просить его о помощи. А ребята были против того, чтобы он когда-либо ввязывался в серьезные отношения.

Поэтому, Клэй решил взять дело в свои руки.

Он завязал со своими привычками к выпивке. Перестал спать со всеми подряд. Больше никаких женщин на одну ночь.

И это было легко. Ну, достаточно легко.

― Хочешь, чтобы я пошла с тобой? ― спросила она. ― Я могла бы тебя подбросить.

― Я ценю это, но нет. Мне нужно сделать это в одиночку.

Она покачала головой и поправила галстук-бабочку его костюма.

― Ну, по крайней мере, ты привлекателен.

― Это неизменно.

Джиджи ударила его по руке.

― Просто иди, заполучи свою девушку.

Клэй забрал приглашения у Джиджи, и она еще раз окинула его тревожным взглядом.

― Держи меня в курсе.

Он показал ей свои ямочки.

― Хорошо.

После этого он вышел из офиса, и отправился на своем Порше в центр города, и остановился возле небольшого современного здания. По машинам на парковке он знал, что был в нужном месте. Здесь были клиенты высокого класса, чтобы приобрести дорогие художественные работы. Сердце самых привилегированных и влиятельных особ Вашингтона в одном здании. Но он приехал сюда не ради них.

Он был здесь ради нее.

Он вышел из машины, еще раз поправил свою бабочку, а затем направился к зданию с новой надеждой исправить свои ошибки.


Глава 15

Его шанс


Ноги несли Клэйя в здание. Оно выглядело практически так же, как и то, в котором проходило предыдущее мероприятие. Переполненное людьми, стены были завешаны художественными работами, и огромная толпа возле бара.

Когда он вошел, к нему подошел официант, чтобы предложить бесплатный бокал шампанского. Клэй улыбнулся мужчине и покачал головой.

― Нет, спасибо.

Он отказался от выпивки. Шампанское, ну конечно. То, что он редко, если вообще когда-либо, пил. Но, алле, это же было только начало. Ему действительно хотелось оставаться трезвым.

На стенах было столько произведений, которых он раньше никогда видел. То ли в коллекции Андреа было больше работ, чем ему было известно, то ли ей она закупила тонну произведений ради этой выставки. У нее был глаз наметан на такое. Это бесспорно.

Когда он осмотрел первый ряд работ, он прочел надписи, в которых говорилось, откуда был художник, и многих из этих мест они не посещали в течение многих лет. Марсель, Барселона, Вена, Амстердам. Неужели она ездила в тур по Европе за то время, пока мы не общались?

Пока он любовался картинами, краем глаза он высматривал Андреа. Ему не хотелось внезапно столкнуться с ней. Он явился сюда не для того, чтобы смущать ее или поставить ее в неловкое положение. Ему не хотелось отвлекать ее, когда она наконец-то его увидит. Будет лучше, поговорить с ней в более уединенном месте. Но ему хотелось быть здесь ради нее, даже если она не знала о его присутствии.

Он взглянул на ближайший выход, когда ощутил на себе тяжелый взгляд сзади. Он обернулся, и увидел, как к нему стремительно направляется копна светлых волос в облегающем голубом платье.

― Что ты задумал? ― спросила Лиз, когда Брейди быстро последовал за ней.

Она схватила Клэйя за руку, и начала его вытаскивать из галереи. Он легко последовал за ней, с веселым блеском в глазах.

― Ты должен уйти.

Она указала на выход, когда они были недалеко от основной группы клиентов Андреа.

Брейли закрыл их своей массивной фигурой от окружающих взглядов.

― Я не могу уйти, ― ответил ей Клэй.

― Нет, можешь, и уйдешь.

― Лиз, ― предупредил Брейди.

Она взглянула на Брейди своими большими голубыми глазами, и на секунду ее выражение лица смягчилось.

― Ты же знаешь, он не может здесь остаться.

― Андреа не может продолжать бегать вечно, ― строго произнес Брейди. ― По отношению к нему это тоже не честно.

― Я все еще здесь, ― произнес Клэй.

― Что ты здесь делаешь? ― спросила Лиз.

В ее голосе больше не слышалось резкости. Она выглядела грустной и подавленной. Словно она хотела помочь ему, но считала, что это будет напрасно.

― Я просто пришел посмотреть, как у нее идут дела.

― Она знает, что ты здесь? ― спросила Лиз.

― Нет, ― признался он.

― Ну конечно, нет. Она бы мне сказала.

― Послушай, я здесь не для того, чтобы создавать ей проблемы, ― настаивал Клэй.

Ему просто нужно было повидаться с Андреа и задать ей вопрос. После этого, он уйдет.

― Ты не можешь контролировать, что ей создаст проблемы, а что нет, ― сказал ему Брейди.

Клэй пробежал рукой по волосам.

― Да, но сколько мне еще ждать, пока она придет ко мне? Она такая же упрямая, как и я, и мы оба знаем, что этого никогда не случится. Так что, вы говорите мне просто отпустить ее, а я не могу этого сделать.

Лиз сбавила эмоциональность в своем голосе.

― Ты серьезно так считаешь.

― Конечно.

― Послушай, я знаю, что ты звонил и разговаривал с ней. Мы с Андреа проводим вместе время с тех пор…как вы расстались. Я знаю, что у тебя хорошие намерения, но прийти сюда - это плохая идея.

― Для нее или для меня?

― Для вас обоих!

Клэй покачал головой.

― Ты уходила от Брейди, и он тебя отпустил. Как часто тебе хотелось, чтобы он просто вернулся в твою жизнь, схватил тебя в охапку и унес? ― настойчиво спросил он. ― Как часто ты думала о том, что он вернется, но он не возвращался?

Казалось, Лиз замешкалась в своем ответе. Словно она вернулась в те времена, и вспомнила что-то ужасно неприятное. Она постаралась избавиться от этих мыслей, но эмоции в ее голосе взяли верх, когда она произнесла:

― Даже не могу сосчитать.

― И ты говоришь мне, что я не могу этого сделать? Когда это все, чего ты желаешь?

― Клэй…

― Оставь его, Лиз, ― произнес Брейди, положив руку на ее предплечье.

― Что? ― спросила она.

― Просто оставь его. Он прав. Он заслуживает того, чтобы поговорить с ней.

― Ладно, ― медленно произнесла она. ― Просто постарайся все не испортить. Она уйму времени вложила в эту галерею.

Брейди похлопал его по спине и улыбнулся.

― Иди к ней.

― Спасибо, мужик, ― сказал он с искренней благодарностью, чего, как он думал, никогда не случится.

Клэй оставил Брейди и Лиз, игнорируя ее предупреждения. Ему просто нужно было найти Андреа, и пригласить ее на гала-вечер, а затем все сложится само собой. Они через слишком многое прошли, чтобы кусочки их головоломки не сложились снова.

А потом он увидел ее.

Она стояла напротив трех картин с изображением пейзажа, переполненным всеми цветами радуги. Это был абсолютный контраст рядом с кружевным черным платьем, обтягивающее ее тело и холодного медового оттенка волосами, которые свисали вниз по спине. Женщина возле нее была высокой и гибкой, она продолжала указывать на работы, пока качала головой.

Клэй не хотел перебивать. Это было просто чудо, снова ее увидеть. Его сердце колотилось, а в груди вспыхнула паника.

Черт.

Он чувствовал себя как девчонка.

Вот и она, словно скульптура богини в галерее. Как будто это она была объектом восхищения, а не картины, висящие на стене.

Как он мог так быстро забыть насколько красивой она была?

Это был самый долгий период, который они провели друг без друга. Платье обтягивало ее упругую попку. Загорелые длинные ноги, насколько ему было известно, были натренированы с помощью посещений пилатеса и йоги по пять раз в неделю. Вздернутая грудь, на которую она жаловалась, что она была слишком маленькой, но он всегда считал, что ей она идет. Изгиб ее шеи до ее прекрасного личика, улыбка, которая ставили его на колени.

Они так привыкли друг к другу. Настолько, что забыли, почему они вообще сошлись. Он пустил все на самотек. Принимал это великолепное тело как должное. В очередной раз облажался.

Теперь все будет по-другому.

Он подождал, пока не уйдет другая женщина. Все равно, зал был практически пустым. Это был его шанс.

Он скрывался в тени, вне поля ее зрения. Как только он направился к ней, втягивая из кармана приглашение, в зал вошел еще один человек, и столкнулся с Андреа.

Клэй замер.

Некудышний Костюмчик.

Он обнял за талию Андреа, приподняв ее в воздух, и покружил вокруг себя. Она рассмеялась и схватилась за него, пытаясь удержаться.

Черт, они смотрятся ужасно гармонично.

Счастливее, чем Клэй когда либо видел в течение долгого времени.

Некудышний Костюмчик опустил ее на ноги, и она прижалась к его груди. Он оживленно о чем-то говорил. Улыбка на его лице становилась все больше и больше.

Клэй услышал, как она воскликнула:

― О Боже!

А потом она обхватила его за плечи и крепко прижалась к нему. Боль, которую он никогда не чувствовал ранее, поразила его сердце. Он сделал шаг назад, не в силах поверить в то, что он видел. Он сжал приглашение, бумага смялась в его крепкой хватке.

Она двигалась дальше.

Тупица.

Тупица.

Тупица.

Лиз была права. Какого черта я здесь делаю?

Он просто создаст Андреа очередные проблемы. Просто все бы испортил. Он желал для нее счастья. Ему хотелось пойти туда и выбить все дерьмо из этого мужика. Но его бы там не было, если бы она этого не хотела.

Он мучил себя, представляя как она бежит к нему, как только ситуация выходит из под контроля. Как он помогает ей заменить замки. Как они вместе путешествуют по Европе, в поисках новых произведений искусства. Как они занимаются сексом.

Черт.

Клэй делает шаг назад. Андреа оглядывается, словно чувствуя, что он был там. На мгновение, ему хотелось, чтобы она его увидела…дать понять ей, что теперь он все знает. Но он пообещал, что не будет портить ей жизнь. И, прежде чем она заметила его, он скрылся из зала.

Его грудь вздымалась, пока он целенаправленно продвигался через художественную галерею, сквозь толпу, и мимо толпы у бара, которая так и не стала меньше.

Как только он добрался до выхода, он понял, что все еще держит в руках приглашение. Единственный шанс, как он думал, который мог помочь ему вернуть ее. Не глядя, швырнул приглашение поверх мусорного бака, после чего покинул галерею, и оставил Андреа позади.

Как только он сел в машину, направился прямо к своему любимому бару. К черту воздержание от женщин. К черту расширение границ и надежды на новую жизнь. Ему просто хотелось напиться и забыть о том, что он когда-либо был таким размазней.

Он вытащил телефон и набрал Джиджи. Он даже не знал почему. Он мог бы позвонить ребятам. Они были его привычной компанией, когда ему хотелось забыться, но сегодня он не был готов терпеть этих идиотов.

Джиджи ответила сразу.

― Привет, как все прошло? ― спросила она на другом конце линии.

― Дерьмово.

― Черт. Это не хорошо. Ты в норме? Что ты сейчас делаешь?

― Бар, ― прямо произнес он, игнорирую другой вопрос. ― Хочешь встретиться?

― Это не очень хорошая идея.

― Другой нет.

― Напиваться в баре в таком настроении - не советую. Почему бы тебе просто не приехать сюда? Мы могли бы поговорить.

― Мне не особо хочется разговаривать.

― Хорошо, ― проворчала она. ― Тогда у меня есть выпивка.

― Виски? ― прохрипел он.

― Да. У меня где-то осталась бутылка.

― Хорошо. Где ты живешь?

― Возле Дюпон Серкл. Я напишу тебе адрес, но будь осторожен. Кажется, тебя очень разозлили.

― Можно и так сказать.

Квартира Джиджи находилась в центре модного района. Он мог понять, почему она здесь жила. Не слишком далеко от офиса, но достаточно близко, чтобы добраться пешком до всего, что может понадобиться.

Он поднялся по ступенькам к квартире на втором этаже и постучал в дверь. Она открыла практически сразу. Квартирка была очень аккуратной и чистенькой, заставленной чистой, современной мебелью. Было ясно, что она не проводила много времени дома. Девушка слишком много работала.

― Привет, ― поздоровалась она, закрывая за ним двери.

― Я нашла бутылку Джека*.(*виски Джек Дэниэлс) Надеюсь, сойдет. Я знаю, что ты предпочитаешь Корону*. ― Сойдет, ― произнес он. (*канадский виски «Корона»/ Краун Ройял)

Клэй повернулся, и пригвоздил ее взглядом.

― В чем дело? ― осторожно спросила она.

Но он ничего не ответил. Он просто пошел на нее, пока она не уперлась спиной о входную дверь. Он накрыл ее губы своими и поцеловал. Отчаянно, жадно, не думая о последствиях.

Джиджи с силой толкнула Клэйя в грудь, а ее дыхание было судорожным. Когда он взглянул на нее, ее карие глаза были размером с блюдца. Его руки были по обои стороны от ее головы, загоняя ее в клетку.

― Что ты творишь? ― закричала она. ― Ты не можешь вот так просто делать такое! Не выйдет. Ничего не выйдет.

― Джиджи.

Она оттолкнула его в сторону и начала ходить по комнате точно также, как делала это всегда, когда пыталась разобраться в проблеме. Очевидно, что это была проблема.

― Я не такая. Это не для меня.

― Тогда идем со мной на гала.

― Что? Пф! Нет! ― чуть ли не выплюнула она. ― Я не пойду с тобой на эту глупую вечеринку.

― Почему нет?

― Потому что мы с тобой - это плохая идея. Мы с тобой слишком похожи, и ты меня выбесишь. Ты уже меня бесишь. Это не сработает. К тому же, ― кричала она, ― ты до сих пор озабочен своей бывшей, которая, как я думаю, в этой ситуации права. Ты просто пошел увидеться с ней, и ничего не вышло, поэтому ты вспоминал обо мне, что несправедливо!

― Она с другим, ― признался Клэй, наконец-то позволив грузу увиденного лечь на его плечи.

― Это не означает, что тебе тоже нужно с кем-то быть!

― Да ладно, Джиджи. Пошли со мной, ― настаивал он.

― Нет! Ты себя слышишь?

― Ну давай.

― Как друг, ― парировала она. ― Только как друзья, Клэй.

― Ты в этом уверена? ― подстрекнул он, все еще надеясь отвлечься, забыв о настоящей проблеме. ― Я могу быть очень обаятельным.

― Я не из тех девушек, которых ты цепляешь в барах со своими тупыми дружками. Это ничего не исправит. Только решение проблемы может все наладить. ― Джиджи скрестила руки на груди. ― Тебе нужно разобраться с этим, не пытайся забыться у кого-то между ног или на дне бутылки. Поэтому, я пойду с тобой на гала, но только как друг.

― Я хочу предупредить, ― произнес он, опускаясь на стул рядом с дверью, смирившись и убитый горем, ― я в этом плох.

Джиджи вздохнула и села напротив него. Она подвинула колени к груди, сверху опустив подбородок.

― Все это время ты прекрасно справлялся.

― Спасибо, ― произнесла он.

Спустя минуту молчания Джиджи налила им выпить. Она сделала глоток, после чего спросила:

― Так она и правда тебя отшила?

Он покачал головой.

― Нет. Я даже не спрашивал. Она выглядела такой счастливой с ним. Я просто не мог ее так ранить.

Джиджи на секунду закрыла глаза.

― Черт. Мне жаль.

― Не надо. ― Он откинулся назад и закрыл глаза. ― Я был идиотом, подумав, что это было удачной затеей. Не ценил того, что имел, пока этого не лишился.


Глава 16

Думай, что говоришь


К тому времени, как прибыли Клэй и Джиджи, ежегодный гала вечер в честь «Купер и Нильсон» был в полном разгаре. Она сразила его на повал, когда появилась с макияжем, который подчеркивал, а не скрывал ее веснушки, и, длиною в пол, бордовом платье, которое облегало изгибы, которые она обычно скрывала под своим рабочим костюмом. Он одобрил.

Для этого случая он выбрал смокинг от Тома Форда. Несмотря на то, что ему это казалось пустой тратой времени. Он хотел как можно быстрее прибыть на мероприятие и так же быстро покинуть его. Прошел месяц с тех пор, как он увидел в галерее Андреа в компании Костюмчика, и нахождение здесь просто оживляло все воспоминания.

Он соскучился по ней.

Это было хреново.

Три гребанных месяца без нее, а он по-прежнему думал о ней. Но он желал ей счастья, и насколько ему хотелось надрать задницу этому козлу, настолько же он не мог закрывать глаза на то, какой счастливой она выглядела. Ему просто не хотелось больше ни видеть ее, и ни слышать что-либо о ней.

Он переживал, что с предстоящей свадьбой Брейди и Лиз будет сложновато. Он был приглашен, но учитывая то, как Лиз и Андреа сблизились, он решил, что, с ним или без, она в любом случае будет тоже приглашена. Это означало, что посещение свадьбы брата, все больше и больше походило на предвкушение похорон, для которых он сам себе вырыл могилу.

Они с Джиджи только что вернулись из бара с напитками, и бродили по залу, общаясь со всеми нужными людьми. Некоторые из их коллег не переставали бросать в них косые взгляды. Он и Джиджи проводили много времени вместе. Все больше и больше, он был рад, что она остановила его от попытки закрутить интрижку…точно также, как это сделал он в свое время.

Лучше было сохранять их отношения на профессиональном уровне. К тому же, было приятно иметь настоящего друга. Того, на кого он мог действительно рассчитывать. Того, кого он не пытался трахнуть. Ну, по крайней мере, не слишком усердно.

Джиджи все продолжала общаться с каким-то мужчиной, позади Клэя, которого он никогда не видел.

Мужчина внезапно обернулся, посмотрев на Клэя, и усмехнулся.

― А! Клэй Максвелл! Вы счастливчик, что попали в «Купер и Нильсон»!

Клэй неловко рассмеялся.

― Удивлен, что ваш брат первым не пошел по этому пути. Хотя, кажется, от этого хуже не стало. Он все равно попал в Конгресс, верно? На нашу голову.

Клэй решил, что оказался прав, когда ему не понравился этот человек. Кем бы он ни был.

― Брейди всегда очень везло.

― Его должны были переизбрать после той катастрофы.

― Осторожно, ― равно произнес он. ― Та катастрофа - моя будущая невестка.

― Конечно, конечно. Я не хотел никого обидеть. А как на счет вас? ― быстро меняя тему, спросил он. ― У вас есть планы на политическую арену? Я был бы не против вложиться в свежее личико, если вы меня понимаете?

― Нет, ― вежливо произнес он. ― Я никогда не интересовался политикой.

На мгновение, он пожалел, что здесь не было Андреа, чтобы разрулить эту ситуацию. Она знала, как подобные заявления на него влияли…насколько это делало его безумным…как сильно ему хотелось просто врезать этому мужику.

― Пошли, Джиджи.

Джиджи поспешила за ним. Она схватила его за руку, пока они пробирались к столу для ужина и негласного аукциона*. (* аукцион, при котором участники не видят ставки своих оппонентов. Заявки подаются в письменном виде)

― Боже, ты был резок с ним, ― произнесла она.

― Ему не следовало трепаться о том, в чем он не разбирается.

― Думаю, он был совершенно безвреден. Во всяком случае, то, что он хотел вложиться в тебя, если бы ты пошел в политику, было комплиментом. Он щедрый инвестор, ты в курсе?

― Я не знал. Хотя догадался. И это не комплимент, ― сказал он, смерив ее взглядом.

Он забыл, как мало людей были в курсе всей этой системы, если они не были в ней всю свою жизнь.

― Он просто предложил купить меня в своих интересах, а это значит, что он уже ассоциирует фамилию Максвелл с коммерческим успехом.

Джиджи неловко взглянула на него.

― Он не это имел в виду…

― Нет, это.

― Ладно. Ну, даже если и так, то ты явно не принял его предложение, так что просто забудь об этом.

Он покачал головой и занял свое место. Он не мог объяснить Джиджи, как сильно это беспокоило его. Одобрение его отца всегда ускользало из его рук. А у Брейди, естественно, оно всегда было. Но Клэй всегда стремился убраться прочь от политической арены. Быть достаточно хорошим для дорогого папочки без поддержки политических сторонников и тщательно спланированных выборов. Он не переставал мечтать о том, что такой день настанет.

Казалось, ужин длился вечность. Клэй не был в настроении развлекаться, но он улыбался и общался с людьми, с которыми сидел за столом. Достаточно скоро, тарелки опустели, и начался аукцион, организованный чтобы собрать деньги для местной благотворительной организации для помощи сиротам, которую спонсировала компания «Купер и Нильсон». Теперь люди могли пройтись и смешаться в толпе.

У Клэя все чесалось, чтобы снова подняться и удрать от этих людей.

― Я собираюсь пойти, принести нам выпить. Водки? ― спросил он, упустив руку на спинку стула Джиджи.

― Пожалуйста. ― Она подняла глаза и улыбнулась.

Он вернулся с выпивкой в руках, и, прервав Джиджи от беседы, которую она вела.

― Спасибо, что спас меня, ― сказала она. ― Эти женщины так раздражали. Нам уже можно уйти? ― Она покачивалась на своих высоких каблуках.

― Еще один круг, и потом мы уйдем.

Во время аукциона, они прогуливались по залу. Мужчина раздавал листочки бумаги, чтобы они могли предлагать сумму. Джиджи пыталась уговорить Клэйя вложить деньги за места на Национальную Баскетбольную игру в Вашингтоне. Он рассмеялся и добавил стикер к списку. Он сам любил баскетбол, но любую спортивную игру он предпочитал наблюдать с лучших мест у себя дома.

Джиджи продолжала смеяться, когда Клэй замер как вкопанный. Следующим разыгрываемым лотом на аукционе была картина с подписью: «Пожертвовано галереей Биллингс»

― Что? ― спросила Джиджи, читая надпись.

Но не надпись удерживала его от ответа. Это была потрясающая блондинка напротив него, в длинном черном вечернем платье.

― Андреа, ― в шоке прошептал он.

Джиджи «ойкнула» возле него.

― Клэй, ― ответила она.

Между ними пылало напряжение. Он не общался с Андреа лицом к лицу уже три месяца. Три очень долгих месяца. Когда он увидел ее красивое личико месяц назад, все было иначе. Видеть ее было хуже, зная, что она была с другим и все, что между ними было, уже не имело значения.

― Что ты здесь делаешь? ― тут же спросил он.

― Как видишь, я выставила на аукцион несколько картин. Ты же знаешь, я поддерживаю благотворительные организации для сирот. Такую возможность нельзя было упустить, ― мягко произнесла она.

Было такое ощущение, что в ее слова несли двойной смысл. Словно она была здесь, чтобы увидеться с ним, словно это была ее возможность, но ее глаза говорили другое.

― Я как раз собиралась…― пробормотала Джиджи, позади него.

― О, прости. Где мои манеры? Андреа, это моя спутница, Джиджи. Джиджи, Андреа.

― Привет, ― пробормотала Джиджи, вежливо протягивая руку.

Андреа приняла и крепко пожала ее.

― Мы раньше встречались?

― Не думаю.

― Ты кажешься очень знакомой.

Джиджи опустила руку и осторожно улыбнулась.

― Уверена, что я бы запомнила, если бы мы встречались. Если вы меня простите, я пойду в, ээ…пойду возьму что-нибудь выпить.

Оба бросила взгляд на ее полный бокал, но она удалилась, больше не сказав ни слова.

― Милашка, ― произнесла Андреа.

― Да. Джиджи прекрасна, ― произнес Клэй, не позволяя себе попасться в ее ловушку. ― Мы вместе работаем в «Купер и Нильсон». Когда ты открыла свою галерею?

Слова выскочили сами по себе, прежде чем он смог остановиться.

― Недавно. Все еще в разработке, ― увиливая, ответила она. ― Слушай, на самом деле я очень надеялась, что сегодня увижусь с тобой.

― Правда? ― спросил он.

― Я просто хотела извиниться за то, что бросила трубку.

― О.

― Знаю, это было давно, но я просто подумала…мы могли бы вести себя цивилизованно по отношению друг к другу…несмотря на то…― она прочистила горло, и взглянула себе за плечо. ― Несмотря на то, что начали двигаться дальше.

Клэй сжал кулаки. Она продела такой путь и зажала меня в угол, чтобы сказать, что мы могли бы вести себя цивилизованно? Это из-за свадьбы? Она волновалась за то, что я выкину что-то глупое?

Ну, он сам ушел из той галереи. Он хотел, чтобы она была счастливой. Если ей нужно было, чтобы он сказал, что все было в порядке, и ничего страшного, что она встречалась с другим, все ради того, чтобы пережить один свадебный день, тогда он это скажет.

Он поднял руки, чтобы она не продолжала.

― Все в порядке, ― грубо, произнес он. ― Я понимаю. Мы можем вести себя цивилизованно. Извини, мне нужно идти.

Прежде чем она успела, что-то ответить, он развернулся и пошел обратно к Джиджи, всю дорогу кипя от злости. Она нахмурилась, когда он подошел к ней.

Он взял ее за руку и повел к выходу.

― Пора уходить.

― Что там случилось? Она выглядела очень расстроенной, ― произнесла Джиджи.

― Ничего. Она подтвердила, что у нее кто-то есть, и она хотела убедиться, что я не устрою сцен. Что мы будем вести себя цивилизованно по отношению друг к другу, когда увидимся в следующий раз на свадьбе Брейди, ― проворчал он. ― Блядь.

― Клэй, не может быть, что это то, что она имела в виду, ― сказала ему Джиджи. ― Ты не видел ее лица, когда ты ушел от нее, или когда она увидела, что ты со мной, если на то пошло. Она точно ревновала…была совершенно опустошенной.

― Думаю, тебе показалось.

― Нет, ― отрезала она.

― С чего бы ей выглядеть опустошенной, если это она встречается с другим?

― Слушай, я не знаю. Но тебе стоит пойти и поговорить с ней. Все выяснить.

Клэй покачал головой.

― Этого не случится. Она все ясно дала понять.

Джиджи схватила его за рукав и остановила.

― Ты уверен?

― Абсолютно. Ты идешь или нет?

Джиджи еще раз обернулась назад, замечая, что его бывшая обсуждает картины с каким-то людьми, а затем кивнула.

― Иду.

Дорога обратно к квартире Клэйя была тихой. Джиджи выглядела задумчивой, и единственное чего хотелось Клэйю, это добраться до шкафа, где у него стоял виски. Кажется, сегодня был подходящий день, чтобы открыть его, ведь именно Андреа подарила ему эту бутылку.


* * *


Они прикончили половину бутылки, прежде чем Джиджи стала выглядеть так, словно была готова свалиться на пол от малейшего телодвижения. Клэй все еще был довольно трезвым, но напиток был мощным. По случаю мероприятия, им пообещали оставшуюся часть выходных оставить свободными, что, к счастью, означало, что никому из них не нужно было завтра появляться в офисе.

― О боже, мне нужно домой, ― прохрипела Джиджи.

Она поплелась к сумке, а потом споткнулась об собственную ногу и с треском грохнулась на четвереньки.

― Черт!

После этого, она начала хихикать.

― Тебе ни в коем случае нельзя сейчас возвращаться домой. В таком состоянии, я не доверю тебя такси, ― сказал он.

Он помог ей подняться на ноги, и она покачнулась.

― Я не держусь на ногах. Мне плохо, ― пробормотала она.

Он рассмеялся.

― Не проблема. Я просто…лягу на диван, ― предложил он.

― Ты серьезно?

― Эй, ты же сама сказала, что мы просто друзья, ― напомнил он ей. ― И я думаю, ты права. Это хорошая идея. К тому же, ты в хлам. Просто оставайся здесь.

Она снова захихикала, пытаясь удержаться на ногах.

― Ладно, может ты и прав. ― Она вытянула руки. ― Но я лягу на диван.

Клэй покачал головой.

― Даже, несмотря на то, что я засранец, в глубине души - я джентльмен. Ложись на кровать. А я займу диван. Конец песни.

Он поднялся по лестнице на второй этаж и помог подняться Джиджи. Он выдал ей одежду, и она переоделась в ванной, как-то умудрившись самостоятельно выбраться из платья. Он схватил несколько одеял и подушек, как раз когда Джиджи забралась в его постель и тут же вырубилась. Он посмеялся над ней и выключил свет.

Диван даже на половину не был таким же удобный как его великолепная кровать наверху, но это было безопаснее, чем отправлять ее домой пьяной в такси. Он как раз поднялся, чтобы выключить свет, когда услышал стук в дверь.

Он зевнул и пошел посмотреть, кто, черт возьми, там явился в два часа ночи. Он споткнулся о дверной проем, провел дрожащей рукой по волосам, после чего выпрямился, прежде чем открыть.

Его глаза расширились, когда он увидел, кто стоял у порога - Андреа.


Глава 17

Из чего состоят мечты


Клэй просто уставился на Андреа.

Она была здесь.

Похоже, он не мог достаточно быстро осмыслить этот факт. Ее присутствие здесь поздней ночью…ее присутствие здесь для него вообще не имело логического объяснения. Почему она здесь?

Но он понял, что это совершенно не имело значения.

Здесь было все, чего он желал…все, чего он так жаждал все эти три месяца. Она стояла прямо перед ним, и все, что ему нужно было сделать, это протянуть руку и взять это.

― Хочешь зайти? ― спросил он, распахивая дверь шире.

Она выглядела такой же удивленной тому, что стоит у него на пороге, как и он тому, что она была здесь. Но она собралась с силами и кивнула, не промолвив ни слова, вошла в его таунхаус.

Он закрыл за ней дверь, желая, чтобы он был хотя бы немного менее пьян, чтобы не упустить из памяти ничего из того, что произойдет. Теперь он сожалел о выпитой бутылке виски. Но чтобы она не собиралась сказать, это должно быть что-то важное, иначе, она бы ни пришла. Все, на чем он мог сейчас сфокусироваться, это только на том, что она была в его квартире, и на том, как двигались ее бедра в черном шелковом платье, и мелькнувшей ноге под разрезом.

А когда она повернулась к нему лицом, все, о чем он мог думать, были ее губы. В ее теле виднелась нерешительность. Ее великолепные голубые глаза расширились. Ее нежные розовые губки приоткрылись, словно она сейчас заговорит. В ее глазах промелькнула тревога, когда ее брови сошлись.

― Клэй, ― прошептала она.

Ее голос звучал иначе.

Беспомощно.

В тот момент что-то сместилось. Ему было наплевать, что она принадлежала кому-то другому. Ему было плевать, что она от него ушла. Ему было плевать на последние три месяца истязаний. Все, что его сейчас волновало, это то, что женщина, в которую он был влюблен около пятнадцати чертовых лет, была сейчас здесь.

По ее бледной щеке беспрепятственно и свободно пробежала слеза. Ее тело было напряженным, но уязвимым.

Он не смог удержаться. Одним быстрым шагом он пересек расстояние между ними. Она едва дышала, когда он потянулся и запустил одну руку в ее волосы, а другой вытер слезу у нее со щеки. Она просто подняла голову вверх, чтобы посмотреть на него, оценить и все взвесить.

― Почему ты плачешь, детка? ― наконец-то спросил он, нарушив тяжелую тишину.

Она сглотнула, но не отвела от него взгляда.

― Не знаю, зачем я сюда пришла.

Клэй смерил ее недоверчивым взглядом. Она не без причины была здесь. И у нее была причина на слезы. Андреа никогда ничего не делала просто так.

― Нет, знаешь.

Она покачала головой, но убрала его руку с того места, где он ее держал.

― Нет. Я только знаю, что мне не следует здесь быть.

― Но ты здесь. ― он держал свой голос уверенно.

Она пришла. Он не мог оставить ее так, плачущей в его квартире, не получив ответа…была какая-то причина. Ему нужно было знать, что это все значило. Он не мог читать ее мысли. Если бы он был способен на это, тогда они бы не оказались в этой ситуации.

― Да, ― тяжело вздохнула она. ― Я такая дура.

― Тебя по-разному можно назвать, Андреа, но точно не дурой.

В глазах Андреа читалось удивление на такие слова. Казалось, она не могла определиться, чтобы еще такого сказать. Чтобы объяснить, почему она явилась к нему по среди ночи…почему она позволяет ему так ласково прикасаться к себе, когда сама покончила с этим.

― Я все испортила, ― прошептала она.

Клэй теперь полностью успокоился.

― Думаешь?

― До этого между нами…между нами все было в порядке, да?

Она выглядела такой нерешительной, словно ей нужно было подтвердить все вопросы, которые вертелись в ее голове. Словно она понятия не имела, о чем он думал, в то время как он не сомневался, что у него на лбу все было написано.

Но до чего? Черт. Ему просто хотелось, чтобы она выражалась яснее. До Костюмчика? До нападения? До чего?

Но он по-прежнему ничего не мог ответить. Он не мог озвучить те ужасные мысли, которые вкрались ему в голову, о том, как сильно ему хотелось быть с ней. Он должен был отправить ее домой, прямо сейчас, также как она поступила с ним. Дать ей почувствовать себя на его месте. Но он не мог этого сделать.

Андреа была непростой женщиной. И он всегда любил ее за это. Он думал, что ее жесткий внешний вид означает, что ее ничего не волнует. Он думал, что она не хотела кольца с бриллиантом и счастливой долгой жизни после этого. Он ошибался во всем.

Поэтому, он просто покачал головой. Между ними было не все в порядке. Если бы было…то они бы не оказались в такой ситуации сейчас.

При его отрицании, что с их отношениями было все хорошо до того как она ушла, на ее лице появилось замешательство. До того как она ушла…до того как она ушла.

Боже, как же ему хотелось узнать, что происходило в ее голове. Узнать все ее секреты, таящиеся в этой женщине. Прижать ее со всей силы, до тех пор, пока ничто не сможет их разъединить.

― Я старалась держаться подальше, ― произнесла она.

Ее голос дрогнул, а руки потянулись, чтобы поиграть с подолом его рубашки.

― После гала, я дала себе обещание держаться от тебя подальше, и просто смирилась. Конец истории.

― Так почему ты здесь?

― Я имею в виду…я не могу повлиять на твою реакцию, ― игнорируя его слова, продолжила она. ― То как ты просто ушел. Я это заслужила, верно? После того, как я бросила тебя.

Она отвела от него взгляд, отпуская его рубашку и отступая от него. Она обняла себя за талию и вздрогнула. Он видел как что-то грызло ее изнутри. Может все это время, она страдала также как он. Может быть, они могли бы просто исправить это…здесь и сейчас.

Нет.

Черт.

О чем я вообще думаю?

Неужели я настолько глуп, чтобы подумать, что она грустит и что за считанные секунды все может измениться? Я так просто забыл о том, что было на выставке?

Она была с Некудышним Костюмчиком.

Он видел их вместе.

Он не мог просто закрыть на это глаза. Но, черт, ему хотелось это сделать. Услышать, как она выдыхает его имя, услышать ее мольбы между поцелуями, услышать, как она просит его не останавливаться. Без затруднений склеить их разбитые кусочки воедино.

Но это было иллюзией. Никчемной иллюзией, которая возникла у него из-за пронзительной тишины. Этому никогда не случится, пока она встречается с другим. Это были всего лишь старые воспоминания, которые всплыли на поверхность…вот и все.

Он ждал три долгих месяца, прямо как Брейди, чтобы сделать свой ход. Он набрался смелости сделать это лично. Он гнался за ней. И, каждый раз, она наносила ему удар.

Если она по ошибке оказалась здесь, то он ни чем не мог ей помочь.

― Я не знаю, что ты хочешь, чтобы я сказал?

Она снова повернулась к нему, ее лицо было открытым и решительным.

― Хоть что-нибудь.

― Почему ты здесь? Чего ты хочешь от меня?

― Разве это не очевидно?

― Я не читаю мысли. Конкретнее.

― Я по тебе скучаю. Господи, ― произнесла она, откидывая голову назад, чтобы взглянуть в потолок, придавая большей значимости словам.

― Боже, я скучаю по тебе. Вопреки любой логике. И видеть сегодня, как ты уходишь с ней, было настоящей пыткой. Я просто должна была увидеться с тобой. А чего я от тебя хочу? ― Она расправила перед собой руки. ― Этого.

Его пронзила надежда, и он попытался заглушить ее. Нет, Боже, он не мог вот так вот сдаться. Ему нужны были ответы.

― А как же Некудышний Костюмчик?

У нее все поплыло перед глазами. От неожиданности она сделала шаг назад. Такая реакция практически лишила его дыхания. В тот момент ему захотелось выставить ее из дома. Что еще мне необходимо знать?

Когда он пытался заполучить для себя Лиз, это скорее было больше шуткой. Совершенно другое дело думать о том, чтобы проделать это с Андреа.

― А что Ашер? ― спросила она.

― Он в курсе, что ты здесь? Он знает, что тебе меня не хватало? О том, что ты в два часа ночи приехала, чтобы увидеться со мной вместо того, чтобы вернуться в его постель? ― спросил он, его слова звучали холодно и мрачно. ― Скажи мне, разве он не дает тебе все, чего ты хотела? Или ты действительно мазохистка?

― Что? ― пробормотала она. ― Клэй…это не то…

Он покачал головой.

― Черт. Я даже не хочу этого знать.

― Мы с Ашером не вместе!

― Не ври мне, Андреа, ― с чистым ядом в голосе произнес он. ― Я видел вас.

― Я не знаю, что по твоему мнению ты увидел, но мы не вместе, ― настаивала она.

― Правда? ― с недоверием переспросил он.

― Да. Мы…мы просто друзья.

― Точно.

В его голосе был слышен сарказм.

Андреа пристально посмотрела на него.

― Клэй Максвелл, как ты смеешь стоять здесь и читать мне нотации! Как ты смеешь так разговаривать со мной и обвинять меня в том, о чем даже понятия не имеешь, в то время как сам явился на мероприятие с новой подружкой! ― прокричала она. ― Не говоря уже о тех подвигах, о которых я наслышана, с тех пор как мы расстались.

― Подружка? ― переспросил Клэй.

Он не стал опровергать того конвейера, через который он прошел, начиная с тупой Белоснежки.

― Джиджи, ― произнесла она.

Хорошо знакомая вспышка гнева пронзила ее.

― Она не моя девушка. Мы вместе работаем. Я говорил тебе об этом на гала.

― Так вот как ты теперь это называешь?

― Послушай, я ни хрена не обязан тебе доказывать! ― крикнул он, возвышаясь над ней. ― Не нужно закидывать меня обвинения, не в моем доме, не посреди ночи, когда ты сама от меня ушла.

― Ладно, ― выплюнула она ему в лицо.

Вот дерьмо.

Это не к добру.

Брейди говорил, что это плохо. На этом споры не заканчиваются. Это означало, что она злилась, и все, естественно, было далеко не в порядке.

― Очевидно, что прийти сюда было ошибкой.

Андреа пошла обратно к входной двери и открыла ее.

Прежде чем она успела выйти, Клэй захлопнул дверь. Она вскрикнула и сделала шаг назад.

― К черту все, ― прорычал Клэй.

Он схватил ее за запястье, развернул и накрыл ее губы своими. Это было похоже на возвращение домой. Он неустанно целовал ее. Их языки боролись между собой. Их руки обследовали друг друга, словно снова исследуя новую территорию. Сдерживаемый гнев и разочарование, пронизывающие их, только подталкивали вперед. Жажда была так сильна, что едва не сбивала их с ног. Именно этого он и хотел.

Черт. Это было все, чего он когда-либо хотел.

Несколько месяцев она отталкивала его, вынуждая его страдать по ней. Ему ничего не хотелось, кроме как исправить все это дерьмо. Только чтобы так глубоко похоронить себя в ней, что ей бы не стало хватать воздуха. Чтобы она больше никогда не видела солнечного света.

Он хотел напомнить ей, кому на самом деле она принадлежала.

Мне.

Никому другому.

Навсегда.

Он мечтал об этом моменте. Когда его член входит в ее киску, возвращаясь домой. Напоминая ей, что это было единственным, чего она хотела. Убеждаясь, что с этого дня, она больше никогда об этом не забудет. Теперь, он наконец-то покажет ей, от чего она отказалась.

Их руки переплелись, когда их тела столкнулись вместе. Он отодвинул вырез на ее платье и закинул ее ногу вокруг своей талии, ни разу не прерывая их поцелуй. Он намеренно повел их в сторону дивана, опуская их обоих на кожаную обивку, после чего накрыл ее тело своим.

Его прикосновения были жадными и требовательными. Он так долго этого хотел. У него было абсолютное намерение воспользоваться этим по полной, до тех пор, пока им больше ничего не останется предложить.

Она руками ухватилась за его рубашку, отчаянно пытаясь ее снять. Он позволил. Он отступил назад достаточно для того, чтобы стянуть ее через голову и швырнуть через всю комнату. Он дал ей полный вид на его шесть кубиков и подкаченные бицепсы, над которыми он успел хорошенько потрудиться, пока они не виделись. Возможно, он был алкоголиком, но он возмещал этот недостаток тренировками в спортзале. Он провел там достаточно времени между работой и запоями, чтобы свести ее с ума, когда она посмотрит на него. Она провела пальцами вниз по его животу. Он просто усмехнулся.

Затем, он поднял подолы ее платья, позволяя ткани собраться вокруг ее талии. К его удовольствию, он обнаружил, что она была в его любимом белье, а точнее без него.

Он стаскивал свои трусы, когда услышал шаги по лестнице.

Андреа замерла. Ее глаза широко распахнулись.

― Что это было?

― Черт.

Черт. Черт. Черт.

Он был таким придурком. Как, черт возьми, я мог забыть про Джиджи? Как я мог забыть, что разрешил ей остаться переночевать?

― Клэй…― произнесла Андреа.

Она расправляла свое платье и пристально смотрела на него, словно он предал ее.

― Ты, наверное, издеваешься. Прошу скажи мне, что это шутка, и это не то о чем я думаю.

― Ангдреа, нет…это не то.

― Клэй?

С лестницы донесся голос Джиджи. Она немного спустилась, а потом появилась в их поле зрения, одетая только в одну из его футболок и пары боксеров. Ее волосы были в полном беспорядке из-за того, что она вытащила все шпильки. У нее был такой же вид, когда она вышла из ванной.

Но он понимал.

Он все понимал.

Это было похоже на прическу после секса.

Трындец.

Долбанный. Трындец.

― Я слышала, как хлопнула дверь. Все в порядке? ― невнятно пробормотала Джиджи.

Андреа вскочила с дивана и посмотрела на него.

― Ты конченая тварь. Ты в курсе?

― Андреа, перестань, ― взмолился он, догоняя ее.

Она распахнула дверь, спустилась вниз по лестнице и выбежала к своей машине.

― Все не так, как выглядит. Я могу объяснить!

― Не утруждай себя. Я не хочу это слушать.

― Мы не вместе. Мы не спали. Я занял диван. Богом клянусь.

Андреа закричала, буквально закричала, во все горло, после чего посмотрела на него с водительской стороны из своей машины.

― Я не хочу этого слышать. Я больше не могу это выслушивать. В твоей постели была другая девушка, пока ты пытался заняться сексом со мной! ― Она покачала головой.

Ее взгляд стал стеклянным.

― Я действительно мазохист. Почему бы еще мне захотелось любить кого-то, кто постоянно причиняет такую боль?

Она выстрелила в него этим вопросом, оставляя его там, ошеломленным, когда уехала прочь. Спустя несколько минут из дома вышла Джиджи, но Клэй просто стоял там и смотрел, как его последний шанс исчезал вдалеке.


Глава 18

Дом, милый дом


Недели до свадьбы Брейди прошли как в тумане. Андреа отказывалась отвечать на звонки Клэя, и ни разу не ответила ни на одно из длинных голосовых сообщений, которые он ей оставил. Наверное, она удаляла их, прежде чем прослушать, что было к лучшему, так как они были довольно унизительными, если подумать, то все было довольно унизительным. Его смс не были прочитаны, а он был официально заблокирован ее аккаунтом на Facebook. Без сомнений они решила, что та ночь после гала, была ошибкой. И она двигалась дальше.

На следующей неделе ситуация с Джиджи тоже стала непонятной. Независимо от того, как много раз она извинилась за то, что спустилась в ту ночь вниз, ему так и не удалось заверить ее, что на самом деле он ни в чем ее не винил. По его мнению, она не сделала ничего плохого.

Он настолько был поглощен моментом, что даже забыл, что она была наверху. Это была его вина. Все равно, Андреа бы все стало известно. Он бы попросил ее остаться, если бы они зашли слишком далеко. Ночевка Джиджи, и та ситуация с Андреа после…все это лежало на нем.

Но, по крайней мере, после случившегося, на протяжении последней недели, Джиджи ходила вокруг него на цыпочках. Видеть такое от той, кто вылила на него больше дерьма, чем кто-либо прежде, было смешно. Она вела себя так, словно он собирался разорвать их дружбу раз и навсегда. Что бы там не случилось в ее прошлом, от чего бы она так вела себя с ним, этого ему никак не удавалось узнать.

Но он никуда не спешил.

― Если я приглашу тебя пойти со мной на свадьбу Брейди, ты перестанешь вести себя как сумасшедшая? Ты не виновата. Перестать изводить себя. Я достаточно корю себя за нас обоих, ― сказал Клэй Джиджи.

― Там будет Андреа?

Она жевала нижнюю губу, и, казалось, сейчас начнет ходить из стороны в сторону.

Клэй пожал плечами.

― Какая разница. Я слишком сильно напортачил. Она никогда больше не заговорит со мной.

― Разница большая. Она, должно быть, злится на тебя, но меня она будет ненавидеть.

Справедливо.

Вероятно, она просто из принципа будет ненавидеть Джиджи.

― Уверен, она будет там. Она дружит с Лиз, и моя семья всегда относилась к ней, как к своей.

― Плохая идея.

― Но с другой стороны, мне не с кем пойти.

― Наверное, для тебя так даже лучше.

― Просто как друзья, чтобы я не выглядел неудачником, который явился один? ― настаивал он.

― У тебя никогда не получится выглядеть неудачником.

Клэй уставился на нее.

― Ты идешь со мной.

― У меня нет платья, ― сказала она, пытаясь отвертеться.

― Значит, я раздобуду тебе платье. Боже, просто идем со мной.

― Ладно, ладно, ― простонала она. ― Я еще пожалею об этом. Я пойду туда ради моральной поддержки, но если она будет там, то танцевать я буду с другим.

― Договорились.

После всей канители итоговой подготовки, настали последние выходные перед великим событием, и момент, которого Клэй так долго ждал - холостяцкая вечеринка Брейди. Клэй предложил Лас-Вегас как лучший возможный вариант для такого мероприятия, но Брейди забраковал эту идею. Он заявил, что ему хочется чего-то сдержанного. Никаких казино. Никаких стриптизерш. Никаких стрип клубов. В принципе, он хотел отказаться от любого подобного веселья.

Но лучший друг Брейди, Крис Этвуд, который являлся шафером, отвечал за организацию вечеринки. Теперь он жил в Нью-Йорке, но они с самого детства с Брейди были лучшими друзьями и четыре года вместе играли в баскетбол, пока учились в Университете Северной Каролины. Крис знал Брейди, как свои пять пальцев. Клэй не сомневался, что Крис был единственным человеком, который находился в еще большей тени Брейди, чем он сам, но Крис на это не жаловался. Он был его лучшим другом, а не младшим братом.

Так как за их уикенд отвечал Крис, он решил, что они отправятся в дом Максвеллов в Хилтон Хэд, чтобы поваляться на пляже, наслаждаясь скотчем и сигарами. Это был не совсем Вегас, но, не считая детали, это будут отличные выходные.

За день до того, как он должен был приехать в Хилтон Хэд, Клэй на день раньше отпросился с работы, чтобы заехать в Чапел-Хилл, навестить свою мать и Саванну, провести столь необходимое время дома.

― Мам? ― крикнул Клэй, заглядывая в особняк своих родителей, после того как заехал в гараж.

― Я здесь, дорогой, ― отозвалась Мэрилин.

Его мать преподавала право в УСК и очень хорошо зарекомендовала себя в своей сфере. Он всегда равнялся на нее, даже не смотря на то, что знал, что никогда не сможет преподавать. Это бы выводило его из себя. Но он всегда был более близок с матерью, чем с отцом. Имея такую мать, ему не нужно было кому-нибудь угождать.

Он вошел в кабинет матери на первом этаже, который больше походил на библиотеку с большим деревянным столом и двумя огромными iMacs, работающие в качестве двойного монитора. Клэй наклонился и поцеловал ее. Затем он сел на единственное доступное место в захламленной комнате.

― Как доехал? ― спросила Мэрилин.

Она посмотрела на него поверх ее довольно стервозных очков в красной оправе.

― Не так уж и плохо. Все равно, я рад, что вырвался из города.

― Я тебя понимаю, ― произнесла она с легкой улыбкой на губах.

Ее светлые волосы свисали на одном плече. Они были длиннее, чем раньше. Обычно, она носила боб.

― Люблю приезжать во время нового семестра, чтобы проводить занятия и избегать суету Вашингтона. Но у меня такое ощущение, что ты уехал не только из-за города.

Она задумчиво взглянул на него.

― Попался. Кто тебе рассказал?

― Даже у стен есть уши, ― подмигнула она. ― Теперь расскажи мне, что у вас происходит с Андреа.

Так он и сделал. Она выслушала его, кивая, соглашаясь с некоторыми его мыслями и качая головой на все остальное. Некоторые детали он упустил…отвратительные подробности, но она сама затеяла этот разговор. Она сама могла сложить воедино то, о чем было не сказано.

Под конец, к его удивлению, она улыбалась.

― Что? ― настороженно спросил он.

― Сомневаюсь, что ты когда-нибудь так усердно к чему-то стремился, с тех пор как решил стать юристом. Я до сих пор не знаю, откуда берется весь этот драйв…

― Это семейное, ― пробормотал он себе под нос.

Он никогда не признавал того, что делал это только потому, что хотел стать юристом и получить одобрение отца. Так или иначе, все уже слишком смешалось.

― А я знаю, откуда этот драйв. ― Она дважды постучала по сердцу пальцем с красным маникюром. ― Ты ее очень любишь, и всегда любил.

Клэй вздохнул.

Как она увидела то, чего он так долго не замечал? Как она могла увидеть то, чего даже Андреа не замечала?

Она просто улыбнулась и поднялась.

― Идем. Давай выберемся из этого душного офиса. Саванна и Истон должны подъехать с минуту на минуту. Не зачем задерживаться. Я вижу, что ты вернулся домой как раз, чтобы этого избежать.

Клэй вышел за своей матерью из офиса, и они направились в кухню. Он прислонился к остову, когда она налила ему стакан сладкого чая. Боже, как же он соскучился по дому.

― Мам?

― Что, дорогой?

― Что мне делать?

― Я знаю, что это будет сюрпризом, но я не владею всеми ответами. ― Она тихонько усмехнулась, уголки ее глаз заблестели. ― Но то, что у вас с Андреа - это что-то особенное. Иначе, ты бы не делал этого столько лет. Еще не время сдаваться. Когда мы были в больнице, после того как на тебя…напали, я долго сидела с Андреа. Ты не знаешь этого, но вы оба изменились в ту ночь. Глядя на нее, я словно видела другого человека. Она даже мысли не могла допустить о том, что она могла потерять тебя, поэтому она цеплялась к каждому моменту, когда тебе нужно было пространство, чтобы дышать…исцеляться - физически и эмоционально. Что бы ни случилось, значит, так было суждено.

Клэй проглотил комок в горле и кивнул. В этот момент из гаража на кухню заглянула Саванна, со своим парнем Истоном на буксире.

― Привет! ― закричала она. ― Я не знала, что ты уже приехал.

― Ну, я не Брейди, так что мне не нужно устраивать парад, чтобы объявить об этом, ― пошутил он.

Саванна фыркнула.

― Придурок.

Истон рассмеялся.

― Привет, приятель. Рад снова встретиться.

Они пожали руки.

― Я тоже, ― произнес Клэй.

― Рада, что двое из моих детишек уже дома, ― произнесла Мэрилин, притягивая Саванну в объятия. ― Рада тебя видеть, Истон.

― Я тоже рад вас видеть, мэм.

― Налить вам чего-нибудь?

― Чай, ― согласился Истон.

― Мне тоже, ― сказала Саванна.

Мэрилин допила свой лимонад, а после этого они все собрались у небольшой стойки для завтрака.

― Ты только что окончил университет, верно? ― спросил Клэй у Истона.

Он обнял Саванну и кивнул. Клэй смутно помнил, что Истон был на курс старше Саванны. Саванна опубликовала их совместное фото с Истоном в колпаке и мантии как раз на прошлых выходных.

― Есть планы на будущее?

― Я беру на год перерыв. На самом деле, мне еще год работать в офисе Брейди в Роли, пока не подам заявки в юридические университеты.

Клэй приподнял брови.

― Вот как?

― Да. Это отличная возможность. Мне очень повезло, что Брейди дал мне работу. Это определенно то, чем я хочу заниматься, прежде чем решу баллотироваться в местные органы власти, ― сказал Истон.

Клэй перевел взгляд на Саванну. На сколько он знал свою младшенькую сестренку, он догадывался, какого мнения она была о политике. Она поддерживала семью, но ей хотелось оставаться как можно дальше от этого, если бы это было в ее силах. Она гордилась их отцом и Брейди, но ей не хотелось такого для себя. Она даже начала встречаться с каким-то татуированным мотоциклистом, чтобы доказать свою точку зрения. Он думал, что она стремглав убежит от кого-то вроде Истона. Но оказалось, даже Сави могла измениться.

― Круто, приятель, ― наконец-то ответил он.

Он вопросительно поднял брови, глядя на Саванну, мол: «Политик?»

Ее глаза с предупреждением округлились: «Не смей даже заикаться об этом!»

Ладно. Тема закрыта.

― Так в какой университет ты хочешь подавать документы? Я свое уже отмотал. Это были худшие три года в моей жизни, а потом еще работа в канцелярии.

Истон рассмеялся, но Клэй не шутил. Ему повезло, что с ним была Андреа. Истону повезет, если рядом с ним будет Саванна.

― Не слушай его. Все не так уж плохо, ― сказала Мэрилин.

― Посмотрим, какие я набрал баллы по LSAT*, но я открыт практически любым предложениям. В идеале, в десятку лучших. (*Law School Admission Test - стандартизированный тест для поступления в вузы на юридические специальности)

Клэй хотел поступить в Йель, только в Йель.

― Удачи с этим. Рад, что мне не приходится проходить через это снова. Это нервотрепка, но если возле тебя правильная женщина, оно того стоит.

Саванна кашлянула, после чего поднялась.

― Эй, детка, раз уж Клэй здесь, думаю, мне причитается вечер с братом. Увидимся позже?

― Блин, ― произнес Истон, поднимаясь на ноги. ― Я не увижу тебя все выходные, и сегодня тоже?

― Все выходные? ― переспросил Клэй.

― Я расскажу тебе по дороге на Франклин, ― ответила Саванна Клэю.

― Хорошо.

Клэй наклонился и поцеловал мать.

― Люблю тебя. Вернемся где-то через час.

― Повеселитесь, ― сказала Мэрилин. ― У меня все равно осталось много работы.

― Пока, мам! ― прокричала Саванна с порога.

Клэй побрел следом за Истоном и Саванной. Саванна демонстративно поцеловала его у двери автомобиля, после чего помахала рукой, когда он сел внутрь и отъехал.

Она вздохнула, а затем пошла к машине Клэя. В Чапел-Хилл он приехал на гибриде, так как в нем был меньше расход бензина, но он уже соскучился по своему Порше и ее пикапу.

― Итак, ― произнес он, направляясь на Франклин-стрит, в центр Чапел-Хилл, ― куда ты собираешься в эти выходные?

― Тебе никто не сказал? ― спросила она, неловко усаживаясь на своем сиденье.

― Не сказали чего?

― Ты же знаешь…что девичник Лиз тоже на этих выходных.

― Точно. Нет, я знал. Забыл, но знал. Куда вы отправитесь? Вегас? ― с надеждой спросил он.

Он прекрасно мог представить Лиз в стрип-клубе. Ему это казалось забавным и ужасно провокационным. Этот образ ему пригодиться в будущем.

― Хм…нет. В Хилтон Хэд.

Клэй ударил по тормозам на красный свет, и они оба качнулись вперед.

― Что?

― Господи, Клэй. Полегче.

― Извини. Но…что? Брейди с этим согласен? Вы останетесь в доме?

― Нет. Нет. Э-э…вообще-то это придумала Андреа, ― сказала она.

― Андреа придумала, ― в полголоса повторил он.

― Она предложила дом своих родителей для пляжного уикенда, а вы с ребятами займете

наш.

Клэй кипел. Он справился с этим, когда свет сменился на зеленый, и прежде чем он снова мог заговорить, они уже заехали на стоянку.

― Так…Андреа тоже там будет?

Саванна кивнула, когда выбралась из машины, и они двинулись по улице.

― Да. Вместе с подружками невесты: мной, Викторией и Мэсси.

Черт.

На этих выходных Андреа будет у себя дома в Хилтон Хэд, где они впервые познакомились, прямо на пляже, как раз там, откуда все началось. Это давало массу возможностей.

― Только никому не говори, что я рассказала, ― попросила Саванна. ― Я не знала, что ты еще не в курсе. Наверное, я не должна была говорить.

― Не волнуйся об этом.

Они вошли в Sugarland, небольшая кондитерская на Франклин-стрит, где продавали капкейки и мороженное, это было самое востребованное место для покупки десертов в городе. Они взяли себе по десерту и прошлись по всем знакомым улочкам.

― О, кстати…можно мне поехать с тобой, раз ты уже здесь? ― спросила Саванна.

― А ты хитрюга, Сави.

Она подтолкнула его.

― Еще какая. Научилась у старшего брата.

― У какого именно?

― Ну, мы оба знаем, что я не нахваталась такого от Брейди. Он даже не знает, что это значит, ― хихикая, произнесла она. ― Сомневаюсь, что тебе удастся повеселиться на этой холостяцкой вечеринке. Он, наверное, выпьет один бокал за любовь к Лиз, и к десяти отправится спатки.

Клэй фыркнул.

― Какое веселье.

Саванна хихикнула, после чего они прошлись вокруг кампуса, недалеко от Франклин-стрит. Саванна остановилась напротив Старого Колодца*, чтобы сделать снимок с ее наполовину съеденным джелато. (*ротонда, построенная на месте старого фонтана, символ университета). Клэй щелкнул ее на свой телефон, а затем они сделали селфи.

― Отправь мне эту! ― сказала Саванна.

Клэй покачал головой, но сделал, как его попросили.

― Так значит…ты с Истоном, да?

― Э-э…да.

― Выглядит довольно серьезно.

― Ой. Ты что, собираешься рассказывать мне о пестиках и тычинках?

Клэй рассмеялся.

― Определенно нет. Мне просто интересно. Политик?

Саванна застонала и отвернулась.

― Я не виновата, что ему интересна именно так профессия, которую я терпеть не могу.

― Верно, ― согласился он. ― Просто это на тебя не похоже.

― Может он передумает, ― с надеждой произнесла она. ― Юридический меняет людей, правда?

― Это факт.

Клэй думал обо всех тех парах, которые расстались и развелись, когда он был в юридическом. Он не желал такого для своей сестры и надеялся, что она знала, во что ввязалась.

― Эй, ― произнесла она, когда они вернулись обратно к его машине. ― Ты можешь попытаться не запороть эти выходные?

― Следи за языком, Малютка Максвелл, ― пошутил он.

Саванна толкнула его.

― Я серьезно!

― Ладно, ― согласился он. ― Я попытаюсь.


Глава 19

Холостяцкая вечеринка


На следующее утро Саванна усаживается в машину Клэйя, чтобы отправится на юг. Если бы он был в Вашингтоне, то он бы просто полетел на самолете, но провести время с Саванной тоже приятно. В детстве они чаще спорили, чем проводили время вместе. Иногда непривычно осознавать, что она уже в том возрасте, когда ей можно употреблять алкогольные напитки, и через год она закончит университет. Для него она по-прежнему оставалась маленьким ребенком, но она уже явно таковой не была.

Большую часть поездки они потратили на спор о том, какую включить музыку, и анализируя ошибочную любовь Саванны к One Direction*. (* англо-ирландская группа, основанная в 2010 году) Она настаивала на том, что Гарри Стайлз* был самым лучшим, а Клэй мог только согласиться, потому что паренек замутил с Тейлор Свифт. (* участник группы One Direction)

Из-за частых остановок, чтобы взять закуски и того, что эти выходные попадали на День Поминовения*, трафик был ужасным, их пятичасовая поездка превратилась в шести, и они заехали на остров Хилтон Хэд только в середине дня. Было уже ужасно жарко, и воздух был настолько влажным, что его можно было практически пить. В воздухе витал аромат моря, и они с Саванной были оба раздраженными, проезжая через центр в сторону песчаных пляжей. (*Национальный день памяти американских военнослужащих)

По правде говоря, выходные на День Поминовения были худшим временем, чтобы туда ехать, но это означало, что им придется остаться там и в понедельник, прежде чем возвращаться домой. Трафик на маленьком острове был перегружен, и они продолжали двигаться метр за метром, борясь за путь к их пляжному дому.

Клэй был в пляжном доме Андреа практически столько же раз, сколько и в своем собственном. Каждое лето с двенадцати лет, они бродили по пляжу, который занимал небольшое пространство между их домами, исчезая вдалеке, делая их семьи частью друг друга, не смотря на то, как теперь все усложнилось.

Этот дом достался маме Андреа, Кэйтлин, после развода, а когда она через год после развода с отцом Андреа, Рупертом, снова вышла замуж, Клэйю и Андреа пришлось иметь дело с ее двумя младшими сводными братом и сестрой. Единственным человеком в ее семье, с которым она по-прежнему общалась, была ее мать, и Клэй знал, что это происходило только на ее условиях. Когда Кэйтлин звонила, обычно это означало неприятности. Несколько лет спустя ее отец снова женился на женщине, которая была едва ли не ровесницей Андреа, и они так и не смогли примирить свои разногласия. С самого начала она сказала, что единственное, что ей досталось от ее папаши была фамилия.

Поездка в Хилтон Хэд всколыхнула все эти старые воспоминания, от чего ему стало тревожно. И ему еще сильнее стало ее не хватать.

Он всегда чувствовал себя в тени Брейди, он никогда не задумывался о том, что он был единственным, кто был для Андреа семьей. Без колец или планов на свадьбу, но она явно стала Максвелл задолго до того, как эта мысль впервые пришла ей в голову.

Он выехал на подъездную дорожку к белому пляжному дому Андреа, и припарковал машину.

― Слава Богу, мы приехали, ― произнесла Саванна, выпрыгивая из машины.

Она схватила свою сумочку, перекинув лямку через голову, после чего начала вытаскивать свой рюкзак и сумку с закусками на заднем сиденье.

Он отстегнул ремень безопасности и открыл дверь. Казалось, прошла целая жизнь с тех пор, как он в последний раз был здесь. Если бы только можно было вернуться к тем временам, когда он был таким наивным, и сказать тому маленькому мальчишке не быть таким идиотом, когда дело коснется этой красивой девушки…

Не, это бы не сработало. Тогда он еще не был таким измученным…так же как и она.

Клэй нажал на кнопку, чтобы открыть багажник, и помочь Саванне вытащить ее гигантский чемодан.

― Что у тебя там? ― ворча, спросил он. ― Кирпичи?

― Только самое необходимое!

Клэй закрыл багажник, и когда обернулся, чтобы взглянуть на двери, на него смотрели две красивые блондинки. На Лиз было только красное бикини на лямках с белыми обрезанными шортами, от чего ее соблазнительное тело выглядело просто обалденно. Но от Андреа у него перехватило дыхание.

Черт.

На ней было ярко розовое бикини без бретелей. Ее белые волосы струились вниз на одно плечо. Даже на расстоянии он не мог не восхититься каждым дюймом ее молочно-белой кожи. И ему потребовалось много самообладания, чтобы не накинуться на нее прямо здесь, забросить себе на плечо, отнести наверх, и хорошенько оттрахать ее, пока она его не простит. Пещерный человек внутри него хотел на волю.

К черту все.

Практически сразу же Саванна опустила руку ему на предплечье, и покачала головой. Черт возьми, откуда она могла знать, о чем я сейчас думал? У меня что, на лбу написано?

Потому что в данный момент, все, о чем он мог думать, это была Андреа. Между ними пронеслись все те старые знакомые эмоции и воспоминания. Он не понимал, как она могла просто стоять там, и не ощущать этого пламени между ними. Это напоминало бомбу замедленного действия, которая просто дожидалась своего времени, чтобы взорваться.

Их взгляды встретились и, черт, если бы ему не хотелось поступить правильно с этой женщиной. Он был уверен, что уже все было утрачено. Но как это могло быть утрачено? Как вся их история могла просто пропасть?

Он ни с кем не спал после инаугурации, и он не спал с Джиджи. Он не знал, что ему нужно было сделать, чтобы доказать Андреа, что он был ее мужчиной…но он должен был это сделать.

Казалось, Андреа растерялась от его пристального взгляда, закусила губу, после чего ускользнула обратно в дом. Он поник, но Лиз уже спускалась к нему по лестнице.

― На следующих выходных я выхожу замуж. На следующих выходных я выхожу замуж! ― прокричала она.

― Ну, я слышал, ― сказал Клэй, притягивая ее в объятия.

Саванна начала катить свой огромный чемодан к дому, оставляя Клэя и Лиз пообщаться.

― Ха, ты в предвкушении?

Лиз откинулась на багажник его машины и дважды постучала по ней.

― Слегка упрощенно для твоих обычных колес, да?

Клэй рассмеялся?

― Эта машина для длительных поездок. Меньше бензина и полезнее для окружающей среды. Я слышал, ты следишь за этим.

Лиз засияла.

― Это правда. Молодец!

― И, отвечая на твой вопрос, очевидно, что я не в таком предвкушении как невеста.

― Невеста, ― выдохнула она. ― Это слово. Ты можешь поверить, что мы с Брейди пытаемся связаться узами брака?

― Нет. Ни за что. Уверен, что я на каждом шагу пытался этому воспрепятствовать.

Лиз рассмеялась и просто покачала головой.

― Так какие у тебя планы для Брейди? Ты же присмотришь за ним, правда?

― Да, да. Он будет в порядке. На самом деле у нас никаких планов.

― Стриптизерши? ― с любопытством спросила она.

Что за интерес в ее голосе? Он никогда не мог знать наверняка с Лиз. К вещам, которые разозлили бы большинство девушек, она относилась спокойно. И бывало то, что никого бы никак не заботило, могло вывести ее из себя.

― Хочешь станцевать?

Лиз закатила глаза.

― Размечтался.

― Ты меня раскусила.

― Виктория была бы не прочь, если выбирать из нас, ― сказала Лиз о своей безумной сладострастной лучшей подруге, которая, как он слышал, была дикаркой в постели.

― Я буду вынужден согласиться, ― он подмигнул ей.

― Во-первых, она - занята, а во-вторых - ты с ней не справишься.

― На счет этого мы посмотрим. Спорю, я мог бы с ней потягаться.

― Хмм…,― произнесла она, оценивая его. ― Возможно.

― И с тобой, ― пошутил Клэй.

Лиз покачала головой и толкнула его бедром.

― Не смеши меня. Убирайся отсюда и позаботься о моем женихе.

― Я сделаю все возможное.

Она последовала за ним к водительской стороне машины и окинула его задумчивым долгим взглядом.

― Клэй?

― Да?

― Она скучает по тебе, ― тихо произнесла Лиз.

Клэй нахмурился. Андреа скучала по нему. Было похоже, что Лиз слегка его обнадеживала. У него дома Андреа сказала, что соскучилась по нему, но потом он все испортил. Если Лиз снова говорит об этом, значит, это должно быть потому, что она считала, что у него все еще был шанс.

― Я люблю ее, ― говорит он Лиз.

Она сразу же взорвалась от едва сдерживаемого смеха.

― Что? ― спросил он.

― Клэй Максвелл…влюбился. ― Лиз покачала головой. ― Когда я впервые познакомилась с Андреа, то подумала, что вы оба терпеть друг друга не можете. Но я так ошибалась. Вы просто еще не осознавали, как сильно влюблены друг в друга.

― Думаешь, у меня еще есть шанс? ― спросил он.

Она закусила губу, после чего снова обернклась в сторону дома.

― Возможно.

― Спасибо, ― он поцеловал ее в щеку и рассмеялся, ― сестричка.

― Ой, проваливай, ― сказала она, толкая его на переднее сиденье машины.

Он включил двигатель, пока она возвращалась к дому. Когда он немного проехал к дому Максвеллов, на его лице сияла улыбка, а в голове формировался план.

Он мог вернуть Андреа.

Он мог стать тем мужчиной, которого она желала.

Он мог заставить ее увидеть, как сильно он любил ее, а та пятнадцатилетняя история, которая прошла в пустую, была худшей идеей из всех, что ей приходила в голову.

У него могло получится…

У него обязано получится!


* * *


Брейди, Крис и Лукас уже были на улице у бассейна, в пляжных шортах и с пивом в руках, когда Клэй наконец-то добрался к дому. Он закинул вещи в свою комнату и переоделся в светло голубые шорты, после чего пошел к бассейну.

― Да начнется вечеринка, ― сказал он, выходя к ним и прихватив у Лукаса пиво.

― Здорова, мужик, ― произнес Лукас.

Он протянул руку и Клэй пожал ее.

Брейди и Крис кивнули и сказали «привет».

― Пришлось забросить Сави к девчонкам, ― сказал Клэй.

Он опустился в кресло и сделал большой глоток пива.

― Как доехал? ― спросил Брейди.

― Да, мне вообще не верится, что ты приехал на машине, ― сказал Крис.

На его лице была его неугасаемая улыбка.

Парень был по росту такой же, как Брейди, или даже выше, но ему не хватало всей серьезности его брата. Брейди наконец-то расслабился, когда рядом был Крис. Он действительно мог откинуться и хорошо провести время, вместо того, чтобы вести себя надменно.

― Ну, я сначала хотел заехать домой. Потом, Сави заставила меня отвезти ее, ― он пожал плечами. ― Все прошло нормально, хотя она еще та заноза.

Лукас фыркнул позади него.

― Это правда.

Клэйю стало интересно, что произошло между Саванной и Лукасом. Андреа упоминала, что между ними что-то было, но причина была точно не в том, что она привязалась к Истону.

― Как идут дела в Вандербильт? ― меняя тему, спросил Клэй.

Лукас, как и Саванна, недавно закончил предпоследний год в университете, и начал играть за баскетбольный клуб Вандербильт.

Лукас убрал с глас свою мохнатую шевелюру и улыбнулся.

― Довольно эпично. За прошлый год мы дошлии до Финала Четырех*. Не верится, что мне осталось играть всего лишь год. (* турнир четырех европейских команд, которые разбиваются на две пары, победители встречаются в финале)

Брейди поднимает свое пиво.

― Наслаждайся, пока есть возможность. Больше такого не будет.

― Верно, мужик. Я определенно этим наслаждаюсь.

У Клэя было такое чувство, что он точно понимал, что под этим подразумевал Лукас.

― А у тебя как? ― спросил Клэй у Криса. ― Как живется в Нью-Йорке?

Крис работал в какой-то маркетинговой фирме в Нью-Йорке. Клэй не был точно уверен, чем он занимался, но должно быть хорошенько зарабатывал, потому что у него была приличная квартира на Манхэттене, даже не смотря на то, что он, по-видимому, не смог удержать свою девушку, чтобы облегчить себе жизнь.

― Разве ты не слышал? ― спросил Брейди.

― Чего?

― Меня повысили, ― отвечает Крис с немного безумным смешком. ― Теперь я работаю в Вашингтоне.

― Черт, только не говори мне, что ты работаешь с этим говнюком, ― сказал он, указывая на своего брата.

― Неа, моя компания расширяется. Они хотят, чтобы я возглавил новый филиал в Вашингтоне. Предложили это мне, естественно зная, что у меня имеются связи на Холме. ― Крис пожал плечами. ― Это отличная возможность, и у меня получится чаще видеться с вами, застранцами. К тому же, более высокая заплата в менее затратном городе.

― Кого ты пытаешься убедить? ― пошутил Лукас.

― Эй, эй! ― произнес Крис, подняв руки. ― Мы здесь, чтобы отмечать то, что Брейди окольцовывают, а не цепляться ко мне!

― Старой доброй второй половиной, ― произнес Клэй.

Брейди откинулся на своем стуле с такой улыбкой на лице, которую Клэя мог назвать не иначе как мечтательной. Обычно Брейди был настолько сдержан, что за его маской политика, которую он носил не снимая, было не возможно что-то увидеть, но на этих выходных она исчезла. Он был в восторге.

― Самой сексуальной старой доброй второй половиной, которую мне приходилось встречать, ― сказал Брейди.

― Выпьем за это, ― произнес Крис, подняв свое пиво.

Ребята провели остаток дня, отдыхая возле бассейна и выпивая. Когда наступили сумерки, они переоделись в более подходящую одежду, поужинали в местном ресторане, после чего ушли достаточно рано, потому что все из них были измотаны дорогой.

Следующий день прошел как и предыдущий. Невинные стеб, много пива и дух товарищества, которого, как осознал Клэй, ему так не хватало. Он не знал, когда в последний раз Брейди вот так зависал с ним, без его обычных опасений за его политическую карьеру. На этот раз политика была отодвинута на задний план, и он был просто мужчиной, который собирается жениться на женщине своей мечты.

В какой-то момент Клэй отвел Криса и Лукаса в сторону, пока Брейди пошел наверх, по-видимому, чтобы пообщаться с Лиз.

― Знаю, мы согласились сильно не разгоняться, ― произнес Клэй, поднимая руки вверх, ― и мы не будем. Но я забил на Вегас ради этого. Меньшее, что мы можем сделать, это хорошенько напоить его.

Лукас кивнул.

― Я в деле. Мне бы хотелось увидеть нажравшегося Брейди.

― О, Господи, твой сленг становится все хуже и хуже, ― недовольно произнес Крис.

Лукас хлопнул своего брата по спине.

― Да брось! Ты забыл, как это было в универе? Знаю, уже вечность прошла с того времени, но ты должен еще помнить - выпивка, женщины, баскетбол. Давай вернем это ему.

― Кроме женщин, ― уточнил Крис.

Клэй пожал плечами.

― Дальше по пляжу есть очень даже горяченькие цыпочки.

― Это мальчишник. Мы не пустим туда Лиз. Если он во что-то ввяжется, за это будем отвечать мы. Больше никто не должен быть в курсе.

Клэй и Лукас обменялись взглядами, который говорил, что они оба заснимут это дерьмо на видео, после чего кивнули.

― Договорились, ― синхронно ответили они.

Позже в тот же день Клэй и Лукас забрались в его машину и отправились в магазин спиртных напитков. Они что-то наплели Брейди про то, что им нужно съездить взять что-нибудь на ужин. Наверное, это им тоже придется сделать.

Они с Лукасом схватили еще пива, бутылку или две текилы, несколько бутылок виски, и несколько шейкеров. Они дотащили все это до машины и положили в багажник.

― Так значит, ― произнес Клэй, когда они зашли в соседнее кафе за сэндвичами, ― у вас с Саванной что-то есть?

Лукас хмыкнул и пожал плечами.

― Что это значит?

― Не знаю. Откуда ты об этом слышал?

― Кое-кто об этом сказал. Это правда?

― Послушай, чувак, это не так уж и важно. Мы типа сходились, то расходились. Но сейчас у нас с Сави все в прошлом. ― Лукас посмотрел на него и выглядел совершенно неубедительным. ― У нее есть парень, в курсе?

― Да, я знаю. Я знаю, что это ни хрена не значит, если она тебе действительно нравится. Или если ты ей действительно нравишься. Это не имело значения для Брейди и Лиз.

― Эй, я попытался. Если бы я на самом деле ей нравился, тогда она выбрала очень забавный способ это показать.

Он потер челюсть, словно вспоминая что-то болезненное.

― Ну, здоровее будешь.

Лукас приподнял бровь.

― Да?

― Да, потому что, как ее брат, я должен тебя предупредить…что надеру тебе задницу.

― Клево, мужик, ― сухо рассмеявшись, произнес Лукас.

Они вернулись к пляжному дому после того, как набрали достаточно сэндвичей, что было больше похоже на то, что они собирались накормить небольшую страну третьего мира, чем на ужин для четырех парней ростом метр восемьдесят.

Брейди один раз взглянул на их добычу ликера и покачал головой.

― Что это такое?

― Вечеринка! ― прокричал Лукас, вытаскивая текилу и разливая ее в небольшие рюмки для шотов, которые они купили.

― Пей, брат. ― Клэй похлопал его по спине.

Лукас передал Брейди шот.

― Я пообещал Лиз никаких стриптизерш, но если мы не прикончим всю эту выпивку, я не гарантирую, что сдержу свое обещание.

Брейди рассмеялся, поднимая шот в воздух:

― Погнали!


Глава 20

Алкоголь и сигары


Спустя несколько часов и тонны алкоголя, Брейди Максвелл был в стельку. Клэй редко видел своего брата даже слегка выпившим. Он вообще не часто видел Брейди опьяневшим, хотя в университете Клэй постоянно видел, как Брейди выпивал, но он мог поклясться, что настолько пьяным он его ни разу не видел. Он точно никогда так не напивался в универе. Клэй думал, что в университете Брейди был слишком чопорным.

В какой-то момент они подкурили сигары, и воздух по-прежнему был пропитан этим ароматом. Сигара Брейди валялась наполовину не выкуренной в пепельнице, которую они нашли в кабинете их отца. Клэй ощущал себя истинным джентльменом, курящим сигару в мужской компании, но сама эта мысль заставляла смеяться.

― Я просто…просто люблю ее, ― бормотал Брейди.

Он сонно улыбнулся, после чего взял еще один шот со стола.

― Я надеюсь. Ты же женишься на ней, ― сказал ему Клэй.

Он закатил глаза от поведения Брейди, который просто улыбался ему. Он был таким пьяным. Было смешно наблюдать, как он даже теперь пытался сохранить в себе остаток своего политического лица.

― Однажды у тебя тоже это будет, ― начал Брейди.

Он развернул свое пиво, пытаясь указать на всех трех.

― У всех вас.

― Верно, мужик, ― сказал Крис, пытаясь сдержаться от смеха.

― Толкает с речь, даже когда пьян, ― произнес Клэй.

Он покачал головой.

― Он такой, какой есть, ― Крис просто пожал одним плечом и ждал, что еще выдаст Брейди.

― У тебя будет это. И когда ты найдешь, ― произнес он, отпивая пиво. ― Когда ты найдешь, я...буду там.

― Что найду? ― подтолкнул Лукас.

Он сам был уже далеко не трезвым, откинувшись назад в мягком кресле. Его взгляд был затуманен.

Клэй не сомневался, в какой-то момент, он спускался на пляж, чтобы выкурить косяк, потому что, когда он вернулся, от него несло травкой. Кажется, этого больше никто не заметил или не предал значения.

― Ее. Ту единственную, ― сказал им Брейди.

Клэй и Крис взорвались от смеха, от его потока абсолютной любви. Ни один из них не был настолько пьян, как Брейди. Хотя Крис был менее трезв, чем Клэй, ведь у него было поручение от Лиз присмотреть за Брейди.

― И я всех вас напою, когда это произойдет! ― крикнул Брейди.

― Заметано! ― согласился Клэй.

― Мне просто хочется, чтобы вы все были такими же счастливыми, как и я. Она невероятная женщина.

Брейди куда-то побрел, едва стоя на ногах.

― Ну вот. Стой. Не свались, ― произнес Клэй.

Он опустил свою руку, чтобы удержать Брейди.

― Я в порядке. В порядке, ― сказал Брейди, отмахиваясь от него.

― Я так не думаю.

Брейди похлопал его по щеке и рассмеялся.

― Посмотри на себя.

Клэй в отчаянии покачал головой. Какого черта?

Брейди споткнулся и упал в кресло, стоящее рядом с Лукасом.

― Черт, так вот как это, когда вам приходится разбираться со мной? ― произнес Клэй, пока помогал Крису поднять на ноги Брейди.

― Хуже, ― сказал ему Крис.

― Козел. Это был риторический вопрос.

― Говорю, так как есть.

― Не удивительно, что у меня нет никаких друзей, ― произнес Клэй.

― Мне нужно отлить, ― на всю комнату объявил Брейди, прежде чем протолкнуться мимо них, направляясь в ванную.

― О, Боже. Он утонет, и мы так и не доставим его Лиз невредимым, ― простонал Клэй.

― Не волнуйся. Я заберу его, ― сказал Крис, отстраняя его в сторону. ― Он, наверное, скоро отключится, и тогда я его заберу.

― Знаешь, ― Крикнул Клэй Брейди, ― если бы ты чаще в этом практиковался, такого бы не случилось!

Брейди отмахнулся, а Клэй просто рассмеялся.

Боже, его брат нажрался. И это было потрясающе. Отправляясь на эту холостяцкую вечеринку, он не знал, чего ожидать, но все оказалось гораздо лучше, чем он мог бы представить.

Покачиваясь, Лукас выбрался со своего кресла и кивнул ему в сторону ступенек, ведущих к пляжу. Клэй последовал за ним на пляж. Он оказался прав. Лукас вытащил из кармана травку, скрутил косяк, а затем подкурил. Он сделал затяжку, держа косяк большим и указательным пальцами, постепенно выпуская дым.

― Будешь? ― Он передал его Клэйю, который пожал плечами и принял предложение.

― Черт, ― произнес Клэй. ― Я не занимался этим дерьмом еще со времен универа.

― А я с тех пор как начался баскетбольный сезон, ― признался Лукас.

Клэйц вернул ему косяк. ― В остальное время ты куришь регулярно?

― Не. Только на вечеринках, ― он сделал еще одну затяжку, после чего снова предложил Клэю.

― Мне хватит. Думаю, я пойду прогуляюсь.

Лукас вздернул брови.

― Да? Собираешься навестить девчонок?

Клэй пожал плечами.

― Может быть.

Лукас ухмыльнулся.

― Давай навестим.

― Не забывай о том, что я сказал на счет того, что надеру тебе задницу, ― сказал ему Клэй.

Но во взгляде Лукаса читалось озорство, которое Клэй сразу же узнал, это немного напоминало ему самого себя.

И так, они пошли вдоль пляжа в полной тишине.

Лучше ничего не спрашивать.

Ночной воздух был прохладным, полный контраст знойной жаре, которая мучила их на протяжении дня. На горизонте виднелись звезды, а луна была практически полной.

Если бы не почти полная луна, Клэй бы никогда не заметил белокурую девушку, сидевшую поверх одеяла на пляже. Лукас толкнул его в плечо, а затем исчез в ночи. Чтобы он не планировал, Клэйя это больше не волновало.

Он просто был достаточно пьян, чтобы справиться с этим. Андреа сидела там, точно так же, как та запутавшаяся двенадцатилетняя девчонка, которой она была в тот день, когда он увидел ее на пляже, плачущей из-за того, что ее родители ссорились. В тот же день они разделили их первый поцелуй.

Он не ушел тогда.

И теперь он тоже не мог уйти.

― Привет, ― подходя, тихо произнес он.

Услышав его голос, она подскочила и посмотрела на него. Он видел, как в ее глазах блестели слезы. Она выглядела так, словно уже давно сидела здесь и плакала. Ему было тошно от этого.

― Что ты здесь делаешь? ― спросила она.

Она поспешно вытерла щеки.

― Решил прогуляться по пляжу. Поговорим?

Она покачала головой.

― Я просто посижу здесь. А ты иди.

― Не возражаешь, если я присоединюсь к тебе?

― Если хочешь.

Клэй опустился на ее покрывало и смотрел на океан. Волны были практически черными в темноте. Наблюдать за тем, как они размеренно бьются о берег, убаюкивало и успокаивало.

― Не расскажешь, почему ты плачешь?

― Нет, ― прошептала она.

Ветер унес ее ответ, и он едва его расслышал.

― Хорошо.

Они сидели, слушая, как плещутся волны о песок. Клэй не знал, сколько времени прошло. Но он просто сидел с ней. Ей нужен был кто-то рядом, не важно: признает она это или нет, скажет ли, в чем было дело или нет, позволит ли себе, чтобы ее утешили или нет. Она явно в ком-то нуждалась.

И он был ее кем-то.

Он был ее человеком.

― Расскажи мне о галерее, ― он наконец-то нарушил тишину.

Она пошевелилась рядом с ним. Он ощущал ее взгляд на себе. Он повернулся к ней лицом и увидел, что она выглядела пораженной.

― Что именно?

― Все. Как все началось? Где ты находила эти картины? Как сильно тебе это нравится?

Выражение ее лица тут же изменилось, как будто с ее плеч спал груз, и она думала о самой счастливой части своей жизни.

― Мне никогда не хотелось открывать свою собственную галерею. Это казалось очень…связывает руки. Я долго думала, что это было всего лишь хобби, понимаешь?

― Да.

Она улыбнулась и огляделась, словно признаваясь, что не могла отрицать того, что он был в курсе всего этого не понаслышке.

― Потом я продала французскую картину более чем за полмиллиона долларов.

― Ту, на которой в дождь женщина сидела и смотрела в окно? ― спросил он.

У нее слегка приоткрылся рот от удивления.

― Да, ее.

― И это изменило ход игры?

Она поморщилась. Осторожно со словами.

― Это заставило меня понять, что моя коллекция может стать моей карьерой. Которая мне будет приносить удовольствие. ― Андреа скрестила ноги и посмотрела на него. ― После этого я задействовала некоторые свои связи, чтобы открыть свою собственную галерею. Я была немного сбита с толку. Я не знала с чего начать. Мне не хотелось просто с кем-то работать, и мне нужно было идеальное помещение.

― И ты его нашла?

Она слегка поморщилась и кивнула.

― На самом деле его нашел Ашер.

Клэй попытался держаться спокойно, и не дать ей понять, насколько это на самом деле его ранило. Он просто продолжал разговор.

― О, да?

― Он услышал, что я искала помещение. У него оно было. Он вроде как понимал, что я искала. А потом я просто купила его. То есть…Она даже еще официально не открыта, ― сказала она ему.

― Когда она откроется?

― Не знаю, ― со вздохом произнесла она. ― У меня есть художественные работы для галереи, но они должны быть идеальными для торжественного открытия, а такой работы у меня еще нет.

― Ты поймешь, когда будешь готова.

― Да, ― пробормотала она. ― Думаю, ты прав.

Она вздрогнула и откинулась назад на локтях. Она вытянула ноги перед собой на песке.

― Почему ты не стала встречаться с Ашером? ― наконец-то спросил он.

― Что? ― переспросила она, пораженная таким вопросом.

― Ты рассталась со мной. Ты…ты бросила меня, ― произнес он, не в силах скрыть дрожь в голосе. ― Почему ты не стала с ним встречаться?

Она снова вздохнула, в это раз тяжелее.

― Клэй, речи никогда не шло, чтобы встречаться с кем-то другим. Я не хотела уходить от тебя, чтобы броситься в объятия другого. Это не было поводом для моего ухода. Может это был повод для тебя.

― Может, ― неуверенно произнес он.

― И я встречалась с Ашером. ― Она взглянула на него и нахмурилась. ― До того, как на тебя напали, мы несколько недель встречались.

Клэй тяжело сглотнул. Он уже знал об этом. Именно из-за этого у них началась эта путаница.

― Точно.

― Тогда у нас ничего не получилось. Он не был тем, кого мне хотелось. А потом, после того, что случилось…― Она снова посмотрела в сторону, потрясенная тем нападением. ― Они нашли этих ублюдков?

Он покачал головой.

― Нет, полиция прекратила поиски. Не то время, не в том месте.

― Значит, тебе просто слишком повезло? ― с тревогой спросила она.

Он пожал плечами.

― Я бы сказал, что это заставило взглянуть на многие вещи с другой стороны. Это показало мне, что было важно, а что нет.

Андреа нахмурилась, после чего взглянула на океан.

― Ты хочешь узнать, почему я плакала, когда ты нашел меня?

― Да.

― Я думала о том, как мы впервые встретились. Помнишь?

― Конечно. Это было прямо здесь, на этом пляже.

― Я подумала, что ты был таким милым. Я была так молода и наивна, и мне просто хотелось понравиться милому парню. Потому что, если я понравлюсь милому парню, тогда, может быть, то, что говорили мои родители во время их ссор станет не важным. Может их ненависть друг к другу перестанет меня волновать. Их ненависть ко мне, ― шепотом произнесла она.

Когда она наклонилась вперед, ее светлые волосы упали ей на лицо, и обнажили ее плечо.

Он осторожно убрал волосы с ее глаз.

― Твои родители не ненавидели тебя. И сейчас тоже. Но ты просто заслужила намного больше, чем то, что они тебе дали. Знаешь, о чем я думаю, когда вспоминаю о нашей первой встрече?

― О чем? ― прошептала она.

Ее глаза были затуманены, и казалось, она боялась услышать ответ.

― Я вспоминаю, как впервые влюбился в эту красивую девушку, которая обратила на меня внимание. На меня, а не на моего брата. В ту, кому я был не безразличен, и которая поцеловала меня. Ты такая красивая, ― произнес он, притягивая ее к себе. ― И всегда была.

― Клэй…― прошептала она.

Он наклонился и очень нежно, и легко поцеловал ее в губы, точно также как в тот день много лет назад. Она наклонилась к нему, прося о большем, но он отстранился. Он не хотел на нее давить.

― Я не буду, ― хрипло произнес он. ― Хочу, но не буду.

Андреа выглядела так, будто ей хотелось сказать что-то больше, но чтобы не вертелось у нее на языке, он этого так и не узнал. Вдалеке оба услышали голоса, доносившиеся со стороны дома, и шаги где-то поблизости.

― Какого че…― пробормотала Андреа.

― Саванна, ― пробормотал он, вскакивая на ноги.

― Почему она здесь?

― Хм…черт. Кажется она с Лукасом.

― Вместе? ― спросила она, ее голос звучал испуганно.

Андреа поднялась на ноги.

― Это не к добру.

― Пошли, ― сказал Клэй.

Не спрашивая разрешения, он взял ее за руку, и они пересекли пляж.

Немногое его могло разозлить так, как то, что причиняло боль Саванне. Когда она была расстроена, он автоматически переходил в режим брата.

Подходя ближе, голос Саванны звучал громче и громче.

― Боже, зачем ты постоянно это делаешь?

― Делаю что? ― протянул Лукас. ― Люблю тебя? Не уверен, что мог когда-то с этим справиться.

― Пф, Люк! Этого не достаточно. Нет.

― Возможно.

― Ты пьян и обкурился, и ведешь себя как полный мудак, ― закричала она. ― Когда протрезвеешь завтра, то пожалеешь об этом.

― Я никогда не буду жалеть о тебе.

После этого, он обхватил ее затылок и поцеловал.

― Черт, ― зарычал Клэй, набирая скорость.

Саванна замешкалась, а потом оттолкнула его назад.

― Что ты творишь? Почему тебе всегда этого хочется, когда я с кем-то другим?

Они никогда не узнают на это ответа, потому что Клэй и Андреа наконец-то добрались до них.

― Хватит, хватит, ― произнес Клэй, ― разойдитесь.

Андреа обняла Саванну за плечи и отвела ее в сторону от парней.

― Все в порядке, ― пробормотала Саванна.

― Нет, ― ответил Клэй.

Он перевел взгляд на Лукаса. Он схватил его за рубашку и набросился на него.

― Давай. Выметайся отсюда. Разве ты не слушал, когда я тебе говорил, что надеру тебе задницу? Блядь!

― Пофиг, мужик, ― ответил Лукас, вырываясь из рук Клэйя. ― все было под контролем.

Лукас неуверенно начал идти, а Клэй вздохнул и последовал за ним. Он обернулся, и на секунду их взгляды с Андреа встретились. Когда они смотрели друг на друга, во время заботы о своих близких, на ее губах появилась небольшая улыбка, после чего она ушла.

Это был шаг.

Крошечный, но шаг.


Глава 21

День свадьбы


― Ты все еще можешь передумать, ― сказал Клэй.

Лиз закатила свои большие голубые глаза и рассмеялась.

― Ты пытаешься уговорить меня стать беглой невестой?

― Я просто предложил…Моя машина снаружи. Мы могли бы сделать перерыв. Просто подумай. Ты навсегда будешь привязана к моему старшему братцу.

― В этом и смысл.

― Мы всегда могли бы сбежать вместе.

Он подмигнул ей и подождал еще одного взрыва смеха.

― Чего тебе всегда и хотелось.

― Если ты этого не отрицаешь, то я тоже не буду, ― сказал он.

― Ах, Клэй…― Она похлопала его по плечу в черном костюме. ― Что бы мы с тобой делали?

― Все, что пожелаешь.

Лиз снова взорвалась от смеха, и Клэй последовал за ней. Он шутил…почти. Он был рад тому, что Лиз и Брейди были счастливы. Между ними было что-то особенное. То, что он теперь понимал и отчаянно желал. И он не думал, что она действительно согласится.

Большую часть последних трех-четырех часов они провели, фотографируясь в садах вокруг поместья Билтмор в Эшвилле, штате Северная Каролина, в жаркое июльское утро. Было еще только около двадцати шести с половиной градусов, а уже было жарко. На полпути продолжительных пыток, Клэй был рад, когда они зашли внутрь, чтобы сделать пару снимков.

Клэй всегда думал, что Лиз была больше похожа на типичную девушку, но то количество снимков, которое она хотела сделать, казалось, превзошло желание подождать до свадьбы, чтобы увидеться с Брейди. В место этого, они сделали закрытую фотосессию на улице их первой встречи, где присутствовал только фотограф. Саванна и другие девушки просто с ума сходили, чтобы взглянуть, что из этого вышло.

Но, к счастью, теперь они остывали в помещении, перед началом главного события дня. Брейди ушел, когда в комнату вбежала организатор свадьбы и попросила его подойти. Лиз выглядела встревоженной, но он заверил ее, что он был политиком, поэтому он с чем угодно мог справиться.

Но Клэй так и не узнал, что произошло, потому что когда Брейди вернулся, он кивнул парням.

― Пошли.

― Уже пора? ― спросила Лиз, ее голос на октаву стал выше.

Брейди улыбнулся ей и выглядел так, словно ему хотелось сбежать.

― Скоро.

― Увидимся, ― прошептала она.

― Самолеты, детка.

Она хихикнула и прикусила губу.

Черт знает, что это значило. Клэй просто покачал головой и вышел следом за Брейди, Крисом и Лукасом.

Брейди отвел их в другую комнату, которая была поменьше и выходила на переднюю сторону поместья. На длинном деревянном столе были бутылка самого дорогого виски, о котором Клэй когда-либо слышал.

Позади них вышел официант в возрасте, с подносом кристально чистых стаканов для виски, и налил в них напиток.

Клэй вдохнул аромат виски и едва не рухнул в обморок от вожделения. Это был словно рай в бокале. Рай для грешников.

― Я подумал, что мы могли бы перехватить по стаканчику перед выходом, ― сказал Брейди.

Клэй поднял свой бокал.

― За Брейди и Лиз.

Ребята последовали его примеру, после чего они все одним махом опрокинули дорогой ликер. Они сделали еще один заход, на этот раз уже неспеша, наслаждаясь вкусом, и компанией друг друга.

Если бы Клэй не знал своего брата, он бы подумал, что Брейди нервничает. Он не переставал ходить из стороны в сторону по комнате, бормоча что-то себе под нос, словно повторяя речь, которую он выучил, и Клэй мог поклясться, он заметил легкую дрожь в его руке.

Но этого не может быть. Брейди Максвелл никогда не нервничал. Это факт.

Затем пришел свадебный организатор, и она заглянула к ним в комнату.

― Пора.

Брейди кивнул и поставил свой напиток, после чего они вышли из комнаты. Они вышли из одного поместья, одной колонной - Бреди, Крис, Клэй, а за ними Лукас - после чего выстроились позади Брейди перед цветочной аркой, которая стояла на центральной лужайке.

Нескончаемые ряды белых деревянных стульев с голубыми атласными подушками были заняты гостями. К каждому стулу были привязаны нежно-голубые и белые цветы в конце каждого ряда. Огромные букеты обозначали конец прохода, которые сделали для девушек. Ничего лишнего, они избрали самое восхитительное место для мероприятия на открытом воздухе из всех возможных.

Струнный квартет играл нежную музыку. Как только музыка сменилась, Клэй в последний раз поправил свой нежно-голубой галстук, после чего хлопнул в ладоши перед собой.

Первой появилась Мэсси, с ее белокурыми волосами, заплетенными в узел на затылке. Она была в нежно-голубом платье до колен без бретелей, а в руках держала букет белых цветов. За ней шла Саванна, сияя улыбкой толпе, размеренно продвигаясь вперед. После нее была очередь Виктории. Она шла ленивой походкой, словно на охоте. Он сомневался, что она могла как-то это контролировать.

Затем, когда все три девушки были на своих местах, священник попросил всех подняться, квартет перешел на инструментальную версию Рэйчел Ямагата «Be Be Your Love»* (*пер. «Быть твоей любимой/ым»), и все, казалось, замерли.

Словно из грез, укутанная в кружево в конце прохода появилась Лиз. Не имело значения, что они только что провели последние четыре часа, разглядывая ее платье. Все просто ахнули при виде ее. И синхронно втянули в себя воздух.

Она выглядела потрясающе. Захватывающее. Самый красивый человек среди присутствующих. Как и должно было быть.

Платье было простым, но элегантным с тонкими лямками и кружевным корсетом, который полностью просвечивался со спины. Корсет обтягивал ее грудь, и переходил в волны кружева до пола, уходящим в длинный шлейф позади. В ее волосы была приколота длинная вуаль. Но самой красивой частью была ее улыбка, наполненная чистой радостью, пока она шла по этому проходу под руку со своим отцом.

Клэй взглянул на Брейди и увидел, как он тяжело сглотнул. Казалось, он старался сдержать слезы, а его глаза были прикованы к его невесте.

Наконец-то Лиз подошла к ним, ее шлейф сметал лепестки роз, разбросанные на дорожке. Ее глаза сияли. Она выглядела возбужденной и наготове…уже давно наготове. Словно она была рождена для намного большего, чем этот момент, где она и должна была быть.

Клэй перевел взгляд с невесты, после того, как ее отец поцеловал Лиз в щеку и передал ее Брейди. Он посмотрел в толпу. В самом конце, он увидел Джиджи, сидящую в одиночестве. На ней был сливово-пурпурный сарафан, и она улыбнулась, когда увидела, что он смотрит на нее. Она согласилась пойти с ним на свадьбу, даже после того, как он сказал ей, что у него были свои планы. Он был рад тому, что они были всего лишь друзьями, и что это не изменилось, несмотря на их глупые попытки это изменить.

Затем, его взгляд перешел на Андреа. Она сидела во втором ряду, возле Костюмчика. Клэй стиснул челюсть, но он напомнил себе о ее словах, что они не были парой. Если она не была с ним, значит, она была свободной, открытой и доступной.

Моей.

Это была единственная мысль, которая помогала ему держать себя в руках.

На секунду их взгляды встретились, после чего она быстро переключилась на свадьбу.

Клэй вернул свое внимание к церемонию.

― Сегодня, мы собрались здесь, чтобы засвидетельствовать объединение двух жизней. Чудеса случаются. Они встретили друг друга, полюбили, и сегодня закрепляют это своей свадьбой. Романтика - это забава, но настоящая любовь - это нечто большее. Это их желание любить друг друга до конца своих дней, именно это мы празднуем сегодня здесь. Прошу, повторяйте за мной.

― Я, Лиз, беру тебя, Брейди, в законные мужья и партнеры по жизни. Я обещаю дорожить нашей дружбой и любить тебя сегодня, завтра и до конца наших дней, ― едва ли не шепотом произнесла она, повторяя слова. ― Я обещаю доверять тебе, и ценить тебя. Жить с тобой в горе и радости. В богатстве и бедности. Чтобы не случилось, я всегда буду с тобой. Доверив свою руку и сердце, я доверяю тебе свою жизнь.

Брейди сглотнул и повторил следующие слова.

― Брейди, берешь ли ты Лиз себе в жены?

― Да, ― ответил он.

― Обещаешь ли ты любить, уважать, заботиться, и оберегать ее до тех пор, пока смерть не разлучит вас?

― Обещаю.

― Лиз, берешь ли ты Брейди в свои мужья?

Она икнула.

― Да.

― Обещаешь ли ты любить, уважать, заботиться, и оберегать его до тех пор, пока смерть не разлучит вас?

― Да. Да, обещаю.

Брейди и Лиз сжали свои руки. Крис протянул кольца, и они закрепили свою любовь нескончаемым кругом любви. Лиз надела обручальное кольцо на безымянный палец Брейди, и ее глаза наполнились слезами. Крис передал Брейди обручальное кольцо для Лиз, после чего он надел его на ее палец.

Священник улыбнулся.

― Властью, данной мне, объявляю вас мужем и женой. Можете поцеловать свою жену.

Брейди усмехнулся.

― Наконец-то.

Лиз вздохнула. Затем он потянул ее к себе, и поцеловал на глазах у сотни людей в зале. Все зааплодировали. Люди поднялись со своих мест. Клэй не сомневался, что слышал, как кто-то засвистел.

Брейди наконец-то отпустил Лиз. Ее щеки порозовели от волнения, смущения и радости.

― Позвольте представить вам, мистер и миссис Брейди Максвелл III.

Все подскочили, приветствуя и аплодируя. Снова заиграл струнный квартет, на этот раз “I Won’t Give Up”* Джейсона Мраза. (* пер. «Я не откажусь от нас») Брейди и Лиз сделали пару шагов по проходу, после чего он подхватил ее на руки и понес вперед, словно она ничего не весила. За ними тянулся ее шлейф, но единственное, что видел Клэй, это ликующее лицо Лиз, пристально смотрящее на Брейди, словно он был ее вселенной.

Клэй смутно помнил, как взял за руку Саванну, и последовал за ними по проходу, мимо их друзей и родни. Он еще раз бросил взгляд в сторону Андреа, стоящую со слезами на глазах. Она выглядела счастливой и ужасно грустной, и он мог поклясться, что выяснит, как это исправить.

Как только они прошли оставшуюся часть, свадебный организатор проводил их в закрытое помещение. Брейди и Лиз были в оцепенении, уставившись друг на друга, словно видят друг друга впервые. Это было заразительно. Клэй не мог перестать улыбаться.

― Поможете собрать всю семью, чтобы сделать фото? ― спросила у Клэйя и Саванны организатор свадьбы.

― Опять фотографироваться? ― спросил Клэй.

― Только с семьей, а потом мы пойдем на прием. Я хотела дать им время побыть наедине, ― ответила она.

― Хорошая идея, ― сказала Саванна. ― Мы займемся этим.

Следующие двенадцать минут они провели, толпясь со своими родственниками и пытаясь выяснить, кто из практически восьмисот человек, относился к семье Лиз. Они почти закончили, когда Саванна подтолкнула Клэйя.

― Что? ― спросил он.

Она кинула вперед, и он понял, к чему она клонит.

Он улыбнулся.

― Спасибо, Сави.

― Ну…я была в долгу перед тобой за пляж, ― тихо произнесла она. ― Кстати, спасибо.

― Для этого и нужны старшие братья.

Он оставил Саванну, и направился к Андреа, которая что-то оживленно говорила Костюмчику. Она интенсивно размахивала руками, и обычно это не предвещало ничего хорошего.

― Не возражаете, если я вас прерву? ― спросил Клэй, словно приглашал ее на танец.

Андреа тут же опустила руки и повернулась к нему.

― Клэй…

― Почему бы тебе не развернуться и просто не уйти, как ты сделал это в прошлый раз? ― спросил Ашер.

Клэй вздернул брови. Он не собирался ввязываться в скандалы на свадьбе. Он не собирался начистить морду этому ублюдку. Он не хотел этого делать. Даже если он этого заслуживал.

Поэтому, вместо этого Клэй лишь непринужденно улыбнулся, возвращаясь к своей самоуверенной манере. ― Думаешь?

― О чем ты говоришь, Ашер? ― спросила Андреа, переключаясь на него.

Клэй понял, что происходит и едва не рассмеялся.

― Ты видел меня тогда. Вот почему ты это сделал.

― Что сделал? ― спросила Андреа.

― Он увидел меня в галерее. Поэтому подхватил тебя на руки. Поэтому он вел себя как твой парень. Верно?

― Ты был в галерее? ― смущенно спросила Андреа. ― О чем он говорит, Ашер?

Ашер пожал плечами.

― Ну, может, я и видел тебя. Она бы так не отреагировала, если бы не была заинтересована мной.

Клэй рассмеялся.

― Ты сделал так, чтобы она не смогла выдать свой интерес ко мне, правильно?

Прошу, кто-нибудь может объяснить мне, что происходит?

― Я приходил на открытие твоей галереи. Там были Брейди и Лиз. Они могут подтвердить мои слова. Я пришел пригласить тебя на вечеринку от «Купер и Нильсон», но когда я пришел, он подхватил тебя и начал кружить. Ты выглядела такой счастливой, поэтому я ушел и не стал тебя приглашать.

У Андреа отвисла челюсть.

― Ты был там? Клянусь, я видела тебя, но…я подумала, что мне просто померещилось.

― И он сделал это, надеясь, что я уйду.

― Также как и ты, ― с насмешкой произнес Ашер.

― Не могу поверить, что ты не сказал мне, что видел его, после того как я поклялась, что видела его в тот день. Из-за тебя я чувствовала себя чокнутой, как одна из тех, кто утверждает, что видит приведения.

Ашер слегка смущенно пожал плечами.

― Я просто знал, что Клэй тебе не пара. Если бы ты просто дала мне шанс, ты бы поняла, как мы подходим друг другу.

― Ты не имел права так поступать, ― огрызнулась Андреа. ― Потому что, до прихода Клэйя, я уже тебе ясно сказала, что мы не вместе. Перестань пытаться вести себя, словно мы встречаемся. Я позвала тебя сюда как друга. Очевидно, тебе не известно значение этого слова…так что можешь идти.

Она небрежно махнула пальцем.

― Андреа, ― произнес Ашер.

― Нет. Прощай.

Ашер открыл рот, собираясь что-то сказать, но Клэй встал между ним и Андреа.

― Как бы мне не хотелось услышать, что ты скажешь…о, подождите, нет, не хотелось бы. Я должен забрать Андреа, чтобы сделать снимки.

― Снимки? ― с удивлением спросила она.

― Семейные снимки.

Ее глаза округлились.

― Я не…то есть…я не знаю.

Он взял ее за руку.

― Ты всегда была частью семьи. И теперь это не изменится, Андреа.

― Ты вот так просто собираешься его вернуть?

С недоверием спросил Ашер.

― Это не твое дело, ― огрызнулась она. ― Я попрощалась с тобой. Ты можешь уехать, пока я не попрошу кого-нибудь выкинуть тебя отсюда.

― Зае*сь, ― произнес Ашер.

После чего он развернулся и демонстративно ушел, темнее, черной тучи.

― Пойдем? ― спросил Клэй с самодовольной улыбкой на лице.

― Это не значит, что я принимаю тебя обратно, ― говорит она, указывая пальцем ему в лицо.

― Конечно, нет, ― говорит он.

Он поднес ее руку к своим губам и нежно поцеловал.

― Не значит.

― Посмотрим.

У нее отвисла челюсть, а он просто ухмыльнулся, давая ей знак, двигаться к остальным родственникам, чтобы сделать снимки.


Глава 22

Признание


― Так…ты действительно приходил в галерею? ― спросила Андреа.

Клэй кивает. Они только что пережили бесконечное количество фотоснимков, и вскоре, на приеме появятся новобрачные. Остальная часть семьи, которая не была на свадьбе пробиралась внутрь, чтобы занять свои места, но Клэй на минуту задержал Андреа.

― Я был там. Приходил увидится с тобой.

― Я до сих пор не понимаю, почему ты ушел. Это совершенно на тебя не похоже.

Ее голубые глаза изучали его, в ее взгляде читался страх и любопытство.

― Сейчас ты не понимаешь, …но вскоре поймешь. ― Он взял ее руку и поцеловал. ― Я вел себя неправильно по отношению к тебе, Андреа. Но, за последние четыре месяца, я ни о ком не думал, кроме тебя.

― Я слышала другое, ― проворчала она.

― Я пытался забыть все, что случилось. И я не смог. Я не могу. И не смогу. Я отказываюсь это делать. Ты мое прошлое и настоящее, и я готов до смерти сражаться за то, чтобы ты стала моим будущим.

― Клэй…― прошептала она.

На ее лице появился отблеск надежды, словно вспышка свечи, прежде чем она быстро погаснет.

― Поверю, когда увижу. Я пойду искать свое место.

С этими словами, она развернулась и ушла прочь.

На этот раз, когда она ушла, он не чувствовал себя растоптанным. На самом деле, у него было совершенно противоположное чувство. Она захотела его выслушать. И если ей нужно было слышать его признания ежедневно, тогда он выяснит, как заставить ее остаться с ним. Потому что он не собирался дать ей снова уйти. Не тогда, когда он увидел, как ей было больно, и какой одинокой она была без него.

― Идем, Донжуан, ― произносит Саванна.

Она вцепилась ему в руку и потащила на прием.

Свадебный организатор поспешно что-то рассказывала и переставляла подружек невесты и шаферов позади Брейди и Лиз. Клэй стоял с подругой Лиз, Месси, которая умирала от предвкушения приема. Клэй был уверен, что она встречалась с другим приятелем Лиз, Джастином. Они познакомились в Университете Северной Каролины, до того, как Джастина вышвырнули из-за инцидента на дороге. Позже он основал свою собственную техническую компанию.

― Готов? ― выдохнула она.

Она чуть ли не подпрыгивала.

― Да. Всегда готов.

Ди-джей назвал их имена, когда на фоне начала играть музыка, и Клэй с Саванной вошли в зал следом за Месси и Лукасом, с которого он не спускал глаз. Крис и Виктория вошли за Клэйем и Саванной. Затем музыка изменилась, все поднялись со своих мест, и в зал вошли молодожены. Помещение полностью очистили и после этого, ди-джей объявил первый танец новобрачных.

Из динамиков раздалась песня «Ты мое все» Майкла Бубле*. (* песня “Everything”, канадского исполнителя Майкла Бубле)

― Не вздумай, ― Клэй услышал, как Лиз предупредила Брейди.

Брейди приподнял брови и улыбнулся ей.

― Тебе просто нужен правильный партнер, детка.

После этого Брейди закружил ее по залу. В юности все дети в семье Максвелла брали уроки танцев. Их мать считала это необходимостью для официальных приемов, а Брейди доказал, что оно того стоило. Лиз откинула голову и рассмеялась, пока они изящно двигались под музыку. Когда песня подходила к концу, Брейди наклонил Лиз так, что ее волосы едва ли не коснулись пола, и поцеловал под восторженные возгласы.

Когда он поставил ее, Лиз указала на него пальцем и произнесла:

― Вы должны мне чизкейк, мистер.

Брейди поцеловал ее руку.

― Орео, я помню, любимая.

Брейди и Лиз пригласили остальных из свиты новобрачных, присоединится к следующему танцу. Клэй вытащил на танцпол Месси, и, к сожалению, дал возможность Саванне танцевать с Лукасом. Но Клэй протанцевал с Месси всего лишь каких-то десять секунд, прежде чем откуда-то появился ее парень, Джастин, и прервал их. Он был рад увидеть, что Истон тоже прервал танец Лукаса и Саванны. Возможно, он был умнее, чем Клэй о нем думал.

Клэй взглядом искал Андреа, но ее нигде не было видно. Вместо этого, он увидел Джиджи и помог ей подняться.

― Все в порядке? ― спросила она, когда они танцевали в центре зала.

― Да. Кажется, все идет по плану. Спасибо, что пришла со мной, Джиджи.

― На то и нужны друзья, чтобы помогать избежать неудобных ситуаций.

Клэй рассмеялся.

― Надеюсь, ты не против познакомиться с Андреа.

― Снова?

― На этот раз, в качестве моего друга, а не спутницы и желательно, не в моей одежде.

Щеки Джиджи покраснели.

― Я до сих пор сожалею об этом.

― Эй, все нормально. Все хорошо, что хорошо кончается.

― Ну, если говорить о том, что хорошо кончается…может будет лучше, если я потанцую с кем-нибудь другим, пока все не закончилось плохо.

Она кивнула головой в сторону, и Клэй повернулся, чтобы посмотреть и увидел Андреа. Она нервничала. Он понял это только потому, как она стояла, словно в этом мире ее ничего не волновало. Эта сила ей нужна была только тогда, когда она собиралась с кем-то сцепиться.

― Прекрасная идея, ― произнес он. ― Эй, Крис!

Крис был в нескольких шагах от него, все еще танцуя с Викторией.

― Что, приятель?

― Отправь ее Дьюкскому фанату и потанцуй с моей подругой Джиджи.

― Подругой? ― переспросил Крис, приподняв брови.

После этого, он взглянул на Джиджи, и замер.

Виктория рассмеялась и покачала головой. Она уже искала своего парня, а Крис по-прежнему не двигался, проглотив язык.

― Да, ― ответил Клэй, отпуская Джиджи и передав ее Крису. ― мы вместе работаем.

― Э, Джиджи, ― произнесла она, протягивая руку Крису. ― Джиана, ээ…Де Роса. То есть, Джиана Де Роса, но друзья зовут меня Джиджи.

― Крис, ээ…Этвуд. Друзья зовут меня…Крис.

Клэй с довольной ухмылкой склонил голову на бок. Кажется, сегодня он помог двум своим друзьям.

― Стоп, а я и не знал, что тебя зовут Джиана! ― возмущенно произнес Клэй.

― Это потому что тебе не до чего нет дела, ― сказала она.

― Твоя правда.

Крис и Джиджи по-прежнему не двигались. Клэй ждал, когда Крис прибегнет к одному из Максвелловских способов очаровать, свидетелем чего он был всю свою жизнь, но он казался сам совершенно завороженным Джиджи.

― Продолжайте, ― настоял Клэй, подталкивая ее к своему другу.

― Не забудь свой тост, ― пробормотал Крис, не отрывая взгляда от Джиджи.

― О, я не забуду.

Клэй рассмеялся, а затем направился через зал, к зоне с десертами, где стояла его красавица. Люди уже поднялись со своих мест и начали набирать пищу с буфетных стоек, забитыми различными видами южных блюд. Лиз настояла на том, что не хочет тяжелой пищи в такой день, вместо этого ей хотелось чего-то веселого и праздничного. С началом вечеринки на улице даже были установлен большой выбор развлечений. К бару с напитками уже успела выстроиться очередь. Но в данный момент ничего из этого Клэйя не волновало.

― Привет, ― осторожно произнесла Андреа, когда он подошел к ней.

― Привет.

― Так…ты привел ее на свадьбу, ― с презрением произнесла она.

― Конечно, привел. Она, наверное, мой самый лучший друг.

― Не знала, что мы спим с нашими лучшими друзьями.

― Уверен, что нет, ― с легкой улыбкой ответил он. ― Так как я с ней не спал.

Андреа закатила глаза.

― Давай не будем начинать это на свадьбе. Брейди и Лиз заслужили хорошо провести этот день.

― А ты заслуживаешь правды, которую я говорю тебе сейчас. ― Он посмотрел ей прямо в глаза. ― Я никогда не спал с Джиджи. Меня не интересует Джиджи. На самом деле, я надеюсь, она покувыркается с Крисом, потому что когда я их оставил, они просто глаз не могли оторвать друг от друга.

Андреа захихикала на его комментарий, а потом постаралась это скрыть.

― Нет, не делай этого, детка, ― произнес он, положив ладонь ей на скулы. ― Никогда не скрывай эту красивую улыбку.

― Клэй, перестань…мы не можем.

― Почему нет? Мы делали это пятнадцать лет. Много лет назад я влюбился в тебя на том пляже. Не жди, что это изменится сейчас.

― Послушай, это все звучит…отлично, ― сказала она, отстраняясь от его объятий. ― Но правда в том, что ты не можешь быть серьезным. Ты не можешь воспринимать нас в серьез. Когда мы начали это, мне просто хотелось отвлечься, чтобы забыть о проблемах в семье. Теперь, я знаю, что мне нужно больше. Я не могу ожидать, что ты изменишься вместе со мной, Клэй. Я не могу ожидать от тебя того, что ты захочешь большего, при том, что тебе никогда не хотелось этого раньше.

― Значит, ты нашла это большее где-то еще? ― грубо спросил он.

Он не выносил то, как она это говорила о том, что он не мог измениться. Она могла, а он, значит, был не в состоянии? За прошедшие четыре месяца, он доказал себе насколько сильно он мог измениться, когда действительно чего-то хотел.

― Нет, ― призналась она. ― но я заслуживаю возможности попытаться.

― Тогда попытайся. Со мной.

Она закрыла глаза.

― Давай не будем. Пожалуйста. В другой раз. Не сегодня.

Клэй покачал головой.

― Нет, я не отступлю. Я не уйду как в прошлый раз. Ты получила пространство. Ты была вдали от меня. Я знаю, что ты скучаешь по мне, Андреа. И, черт, я тоже скучал по тебе. Уход даже не обсуждается. Попытайся со мной.

Андреа пристально взглянула на него. О чем бы она ни думала, ее лицо этого не выдавало. Если бы он не знал, что она терпеть не может политику, то он бы посоветовал ей податься в политики. Свои эмоции ей удавалось скрывать даже лучше чем Брейди.

― Ладно, ― отрезала она. ― Прямо здесь? И сейчас?

На этот раз настала его очередь поднимать брови от удивления.

― Да?

Она взяла его за руку и вытащила его из зала. Они вышли на улицу, на зеленую площадку, неподалеку от места, где находилась зона с развлечениями. Все были внутри, ели и танцевали, поэтому еще не выбирались наружу. Андреа протащила его мимо, и завернула за здание. Это было не совсем уединенное место, но достаточно.

― Говори. С чего вдруг я должна давать тебе второй шанс? После инаугурации ты с кем-то переспал, что было против правил. А мы ведь были на приеме, как пара, с твоей семьей. А потом ты пошел и с кем-то переспал. И насколько мне известно, ты с той девчонкой Джиджи, ― закричала она.

Казалось, на нее сразу накатила вся та ярость, накопившейся за последние месяцы. Она размахивала руками и чуть ли не рычала.

― Ты не хочешь того, чего хочу я, Клэй. А я хочу этого! ― Она махнула в сторону зала. ― Любви. Брака. Детей. Того, чего я никогда не думала, что захочу. Того, чего я знаю, ты не хочешь. Мы не подходим друг другу, я четыре месяца не переставала себе это повторять.

Клэй несколько секунд стоял, не произнося ни слова.

― Подействовало?

― Нет. К сожалению нет.

Она смахнула свои платиновые белые волосы с плеч.

― Почему я хочу того, что не должна хотеть? Почему я так сильно хочу тебя?

― Потому что то, что ты сказала не правда.

― Что именно?

― Большая часть.

Она прищурилась и фыркнула.

― Не неси чушь, Клэй.

Он подошел к ней. Она неуклюже отступила назад, и уткнулась прямо в стену здания.

― Не смей говорить мне, чего я хочу, Андреа, а чего нет. Если бы ты дала мне объясниться на счет той ночи после инаугурации, ты бы уже знала, что я ни с кем не спал. Я пошел спать, один, и проснулся, тоже один.

Она фыркнула, но он просто ударил кулаком по стене позади нее.

― Я не шучу. Я был идиотом. Мне хотелось сделать тебе больно, после того как ты сделала больно мне с этим Некудышним Костюмчиком…Ашером, ― он прорычал его имя. ― Ты сделала больно мне. Я сказал, что не ревную, что мне наплевать, но это была ложь. Я был ослеплен ревностью из-за того, что ты пошла домой с другим, вместо того, чтобы пойти со мной. Мне хотелось, чтобы ты почувствовала, как это. Это было ошибкой. Теперь я это понимаю. Ясно? Я понимаю.

― Это ничего не меняет, ― отвечает она, но ее в голосе уже не слышится гнева. ― Значит ревновал? Миссия выполнена. Ничего не изменилось.

― Тебя не было рядом. Ты не знаешь, изменился я или нет.

Андреа закатила глаза.

― Ага. Ладно.

― Так ты можешь измениться, а я нет? Ты можешь хотеть любви, брака, и детей спустя десять лет, а я не могу? Почему-то я остался прежним, тем же парнем, с которым ты поехала в Йель, а тебе удалось вырасти? ― настаивал он.

― Я этого не говорила…

― Говорила. А я здесь, чтобы сказать тебе, что это чушь. Я ужасно долго оставался в тени Брейди. Но когда я смотрю на него и Лиз, у меня такое чувство, что я наблюдаю за чем-то грандиозным. Раньше у меня никогда не было такого чувства. Но он счастлив. И она счастлива. Они так влюблены, что от этого становится тошно, ― признался он. ― Да, я за них рад. Я не завидую и не злюсь на то, что Брейди достается все, чего он хотел. Все, что я знаю, так это то…что мне всегда хотелось того, что сейчас прямо передо мной. И я не позволю тебе снова уйти.

После этого, прежде чем она успела промолвить хоть слово, чтобы возразить, он накрыл ее губы своими, целуя ее с такой страстью, которая накопилась за те четыре месяца их разлуки, и пятнадцати лет отчаянной любви.


Глава 23

Тогда возьми меня


Андреа ахнула ему в губы.

У нее был божественный вкус, а ее аромат был еще лучше. Было такое чувство, будто Клэй прожил с ней уже десяток лет, а она только сейчас пробудила его ощущения. Он провел рукой по ее телу. Что-то зажглось между ними, и вскоре, она вцепилась в его костюм.

Его язык опустошал ее рот, забирая все, что она могла ему дать. Прошло столько времени. Ее появление в его таунхаусе было слишком коротким, чтобы прервать то время, которое они были порознь. Больше он ни в коем случае не позволит такому случиться.

― Ты нужна мне, ― хрипло прорычал он.

― Тогда возьми меня.

Этого подтверждения было достаточно.

Клэй схватил ее за бедра и закинул ее ноги себе вокруг талии. Она издала самый прекрасный писк, который он когда-либо слышал. Он мог умереть от счастья от такого звука.

― Черт, это сексуально.

Он начал пробираться подальше от вечеринки, и Андреа обернулась.

― Куда мы идем?

― Какая разница? Ты нужна мне. Прямо сейчас.

Раньше ее никогда не волновало прелюбодеяние на публике…и, технически, это была закрытая вечеринка.

Она провела рукой по его щеке, скобля ногтями по мягкой щетине на его подбородку.

― Грязный мальчишка.

Он усмехнулся и толкнул ногой дверь, которая вела в комнату отдыха, которую они использовали ранее. В комнате все еще были разбросаны женские вещи, но его внимание было сосредоточено на массивном черном диване у окна. Он бы ее трахнул прямо у стены особняка Билтмор. Но ему не хотелось портить свадьбу Брейди. Он стольким был обязан своему брату.

Но не достаточно, чтобы он остановиться.

Ему нужно было быть внутри своей женщины. Он желал ее с такой пламенной страстью, о которой даже не знал. Он просто нуждался в ней.

Всей.

Он не хотел, чтобы по окончанию между ними что-то осталось. Ей нужно было узнать, что он чувствовал по отношению к ней. Больше никаких игр. Никакого недопонимания. Больше никакого времени порознь. Сейчас были только он и она.

Без предисловий, они упали на кушетку. Ноги Андреа все еще были у него на талии, и он завалился на нее сверху. Она застонала, положив голову на подушку. Затем, она схватила его лицо и прижалась к нему губами. Он не жаловался.

Он не мог ей насытиться. Четыре месяца оказались вечностью. Не из-за отсутствия секса. У него он был, но это ничего не значило. Он ничуточки его не удовлетворил. На протяжении всех тех месяцев, он желал только одного. То, что могло помочь ему.

Андреа.

А теперь, она была здесь.

Он провел руками по ее платью. Черт, он соскучился по ее идеальной фигуре. Такая гибкая и податливая. Роскошная. Только для него.

Он скользнул пальцем под лиф ее платья, и начал дразнить ее сосок, пока она снова не застонала.

― Не смей дразнить меня, ― сказала она ему.

― Даже не думал.

Но он не остановился. Ей это нравилось. Она практически извивалась под ним. Без лишних раздумий, он полностью стащил платье и взял в рот возбужденный сосок. Ее ноги сжались вокруг его талии. Она хныкала, но не произнесла ни слова, чтобы остановить его.

Он щелкнул языком по чувствительной коже, пока работал над другой грудью, подразнивая сосок пальцами. Он осторожно взял его зубами, когда отпустил другой, который был уже не таким мягким. И все ее тело сжалось вокруг него.

― Клэй, ― прошептала она, ― Я не могу…не могу, подожди.

Он продолжал удерживать один из ее сосков между пальцами, пока другая рука скользила между ними. Он задрал платье и обнаружил, что она снова была без трусиков.

Черт.

Он бы больше никогда не покупал ей белья, если бы знал, что будет так. Также как ему понравилось их с нее срывать…мысль о том, что она теперь никогда их не носит, была такой же привлекательной.

― Это то, чего ты хочешь? ― спросил он, скользнув пальцами между ее складочками.

― О, Боже, ― пробормотала она.

Она явно его безумно хотела. Она была влажной, и единственное чего хотелось ему, это оказаться глубоко в ней и никогда не уходить.

Но дело касалось не только его. Он хотел, чтобы она тоже получила наслаждение. Больше чем раз за ночь.

Он выводил круги двумя пальцами до тех пор, пока ее бедра не начали раскрываться навстречу его руке, требуя, чтобы он вошел. Он большим пальцем провел по ее уже чувствительному клитору, и она вся затрепетала. Это было ужасно сексуально. Не то, что она была в его власти, а то, что она позволяла ему подарить ей наслаждение. То, что он мог вывести ее из равновесия. То, что они могли вывести друг друга из равновесия потому что, если говорить начистоту, он был тверд как скала под этим гребаным костюмом.

Когда он почувствовал, что уже находился на грани, он задвигал пальцами, высвобождая из нее волны наслаждения, которое он мог ощутить, осаждая ее тело. Ему больше ничего не хотелось так, кроме как опуститься на колени и наброситься на эту киску, но учитывая, что у них было не так уже и много времени, он просто довел ее до блаженства.

― Трахни меня, ― взмолилась она. ― Войди в меня.

Он поцеловал ее в губы, мягко, нежно. Встретил ошеломленный взгляд ее голубых глаз, и улыбнулся. Она улыбнулась ему в ответ, слегка кривой и удовлетворенно улыбкой. Ему это понравилось.

Он быстро расстегнул брюки, и позволил им упасть к его ногам. После этого, он схватил ее за ноги и вернул себе на талию, прежде чем войти в нее.

― О, черт, ― прорычал он, когда оказался внутри нее. ― Ох***но.

― Боже, как же я соскучилась по тебе, ― произнесла она. ― Ты даже представить себе не можешь.

― Думаю, могу.

Он убрал платиновые волосы с ее лица, оставил еще один нежный поцелуй на ее губах, а потом начал двигаться. Быстро. Он едва мог сдержаться. Она так смотрела на него. С полным обожанием на ее лице.

Он словно вернулся домой.

Именно здесь он должен был быть и именно с этим человеком.

Он был идиотом, думая, что сможет получить это от кого-то другого. Секс. Перепих. Ничто из этого не шло в сравнение с тем, что он ощущал, когда находился внутри той женщины, которую любил.

Его толчки ускорялись до тех пор, пока он не начал задыхаться. Он врезался в ее тело. Владея им. Их тела снова и снова бились друг о друга. Они оба знали, как довести друг друга до предела, и за долгие годы практики, это была как игра на хорошо настроенной гитаре. Ему нужно было только потянуть за нужную струнку. Выбрать подходящую мелодию. Сыграть безупречную песню ее тела.

Гармония.

Идеальная чертова гармония.

Андреа отчаянно целовала его, прежде чем он почувствовал как ее стенки сжались вокруг него. Он видел звезды, когда с такой же силой оргазм обрушился на его тело.

Он упал на предплечья и прислонился к ее лбу своим. Их дыхание и стоны смешались в воздухе. Комната показалась такой маленькой. Словно кроме них двоих в этом мире больше не было никого. Ничего не могло стать между ними.

Не после такого.

― Клэй…

― Андреа…

― Я люблю тебя.

Он тяжело вздохнул и посмотрел на нее и увидел, что она улыбалась.

― Я тоже тебя люблю.

Спустя несколько минут в объятиях друг друга, они оба расправили свою одежду. Андреа заняла туалет неподалеку, и вернулась слегка зардевшейся, поправив свою прическу и сияя улыбкой. Ему даже было наплевать на его собственный внешний вид, но она настояла, чтобы он взглянул в зеркало.

Хорошо, что он привел себя в порядок…потому, что ему предстояло сказать тост.

Вернувшись, он взял Андреа за руку.

― Ты сказала, что я не мог измениться…что ты не ждешь этого от меня. Мне бы хотелось думать, что произошедшее здесь, оставило все позади, но я знаю, что сексом не залечить всех ран. Как бы мне этого не хотелось. Я просто прошу дать шанс…второй шанс. Я изменился.

― Рада это слышать.

Он ухмыльнулся.

― Честно говоря, я все тот же болван, в которого ты влюбилась, но я хочу быть с тобой. Если мне придется ползать на коленях…я сделаю это.

Она рассмеялась, и это был прекрасный звук.

Боже, все в ней было прекрасным.

― На счет ползать на коленях, мы посмотрим. Это было бы еще то зрелище…Клэй Максвелл…ползающий на коленях.

Она посмотрела в сторону, словно представляла его стоящим на коленях.

Он опустился на колени, по-прежнему не отпуская ее руку, и поцеловал ее.

― Мы оба допустили ошибки. Мы оба причинили друг другу боль. Единственный способ узнать, получится ли у нас - это сделать еще одну попытку. Если этого для тебя не достаточно…тогда можешь уйти. Я не буду возвращать тебя. Я тебя отпущу.

― Клэй, ― прошептала она.

Она наклонилась вниз и поцеловала его в лоб.

― Мне очень нравится видеть тебя стоящим передо мной на коленях, но вставай. Ты не должен передо мной пресмыкаться. Я тоже натворила ошибок. Я не против второй попытки. Не знаю, сработает ли это, ― призналась она. ― Но мне бы хотелось попробовать.

Они вернулась на прием, и обнаружили, что ужин уже подошел к концу. Всем разливали шампанское. Брейди и Лиз стояли у бокового столика, нарезая торт, пока остальные их фотографировали.

Перед Клэйем с возмущенным видом появился Крис.

― Где, черт подери, тебя носило? Предполагалось, что тосты будут произноситься в конце ужина, но мы не могли сделать этого без тебя. Они просто перешли к десерту.

― Кажется, никто не возражает, ― отметил Клэй.

Крис покачал головой.

― Ну, мы сделаем это, так что надеюсь, ты готов.

Гостям раздали свадебный тор, а потом Крис и Виктория выступили со своими речами. Крис пошутил на счет того, как Брейди был рожден, чтобы добиться славы в Университете Северной Каролины, а потом уже в политике. Он рассказал о том, как впервые познакомился с Лиз, когда Брейди привел ее к нему в гости, и как он тут же понял, что она была той единственной для Брейди. Виктория выступила более…красочно. От некоторых ее шуток, Лиз становилась алой. Но, под конец, Лиз и Брейди, оба так сильно смеялись, что им пришлось схватиться за бока.

Клэй знал, что настала его очередь. Он оставил Андреа с чизкейком, который она раздобыла на стойке с десертами, и направился к передней части зала. Он взял у Виктории микрофон, которая улыбнулась ему.

― Переплюнешь? ― подмигнув, произнесла она.

― Вызов принят.

Он провел рукой по своим взъерошенным волосам, не оставляя ни малейшего следа после того, что только что было у них с Андреа.

― Всем, привет! ― произнес Клэй, поправляя галстук, когда все взгляды обратились к нему.

Он посмотрел на Брейди и Лиз.

Брейди выглядел немного обеспокоенным, а Лиз даже еще больше. «Они думают, что я собираюсь столкнуть их под поезд?»

― Когда мне сказали, что я должен буду выступить с речью на свадьбе Брейди, я планировал рассказать что-то ужасно неловкое о Брейди. Я имею в виду, на самом деле, это впервые, когда перед микрофоном стою я, а не он, то есть мне следует использовать это в свою пользу, верно?

Гости рассмеялись, а пару человек в конце зала зааплодировали, подстрекая его.

― Уверен, всем бы хотелось услышать парочку ужасных историй о моем брате, идеальном Брейди Максвелле, ― пошутил Клэй.

Он даже ухмыльнулся.

― Но, по правде говоря, я не смог, найти ни одной подобной истории, чтобы поделиться с вами. Потому что этот мужчина, который сегодня женится на Лиз Доугерти, ― он тихо засмеялся, ― просто счастливый сукин сын.

Все снова взорвались от смеха. Но он был совершенно серьезен.

― Когда я впервые узнал, что Брейди и Лиз встречаются, моя первая мысль была, «Как, черт возьми, ему может так везти?» Лиз еще более совершенна, чем мой идеальный братец. Умнее, красивее, возможно даже более амбициозна, чем Брейди, а я никогда в жизни не думал, что это такое вообще возможно.

Он снова провел рукой по волосам и подмигнул Лиз.

― Потом, когда я наблюдал за ними в течение прошлого года, для меня и для всех остальных, кто знал его, стало ясно, что мой брат-холостяк влюбился. Он перевернул все с ног на голову, рискнул своей карьерой, рискнул всеобщим признанием, рискнул всем на свете во имя любви к этой женщине. ― Клэй указал на Лиз. ― И это было лучшим решением за всю его жизнь.

В этот момент улыбка Брейди была ослепительной. Как будто он и понятия не имел, что Клэй мог сказать что-то приятное о нем. Что он вообще мог сказать о ком-то что-то хорошее.

― Как младшему сыну, только представьте, каково это, жить в тени легенды. Но с тех пор, как он встретил Лиз, это перестало казаться тенью. Это словно находиться вблизи чего-то невероятного. Во что стоит верить. Брейди и Лиз - это одна из тех пар, которая побуждает каждого в этом помещении найти свою вторую половинку. ― Он нашел взглядом Андреа. ― Найти что-то настолько чудесное, что никто и ничто не сможет разрушить. И я очень рад и горд стоять сегодня здесь, произнося тост в честь двух самых замечательных людей, которых я знаю.

Клэй поднял бокал.

― За Брейди и Лиз. Вечного счастья вам, хорошего настроения, нескончаемого сарказма, и отличного секса!

Все снова рассмеялись и также подняли свои бокалы.

Кто-то выкрикнул: «Клэйя Максвелла в президенты!»

Он рассмеялся и произнес:

― Поздравляю!

Он опустошил свой бокал и подошел обнять своего брата и новоиспеченную невестку.

― Это было здорово, мужик, ― произнес Брейди. ― Я ценю это.

― Сделал, как мог.

― Клэй, ― произнесла Лиз, обнимая его за шею, ― кто бы мог знать, что ты можешь быть таким добрым? Мне очень понравилось.

― Полегче, сестренка. Ты только что вышла замуж. Не спеши на меня набрасываться.

― Похоже, меня опередили, ― ответила она, подталкивая его.

Он пожал плечами и подтолкнул ее в ответ.

― Не мог устоять, понимаешь.

― Понимаю.

Он пожал плечами и пошел обратно через толпу в сторону Андреа. Виктория пристально наблюдала за ним, когда он проходил мимо.

Он подмигнул.

― Миссия выполнена.

― Засранец. Ты не должен был выступить лучше меня. Почему я не додумалась сказать тост за хороший секс? ― проворчала Виктория.

― Отличный секс, ― поправил он.

Затем он схватил в свои объятия Андреа.

― Кстати, на счет отличного секса…

― У тебя он только что был, ― покачав головой, сказала она.

― Да…но у меня есть номер.

Он вытащил из кармана ключ и помахал у нее перед глазами.

― Позже, ― ответила она, шлепая его. ― Давай сначала отпразднуем с ними.

― Ты права. Ты всегда права.

Таким образом, следующие пару драгоценных часов они провели наслаждаясь эпической вечеринкой Брейди и Лиз. Клэй не знал, как много из этого времени скажется на том, что между ними было. Он до сих пор чувствовал некую дистанцию между ними. Он не сомневался, что это возникло из-за страха перед неизвестностью, но сегодня он не собирался думать об этом. Они могут разобраться в этом завтра. В конце концов, это было важное событие для них - большое мероприятие со всеми членами его семьи рядом с ними.

Может быть завтра, оставшись наедине, они разберутся, что делать дальше.

Брейди и Лиз наконец-то объявили, что им пора покинуть вечеринку.

― Мы бы с удовольствием остались с вами и гуляли всю ночь, ― произнес Брейди, обнимая одной рукой Лиз за талию, ― но я должен побыть наедине со своей женой.

Клэй фыркнул. Он не мог винить парня.

Они собрались, чтобы проводить молодоженов, и вскоре Брейди и Лиз размахивая руками, прошли через выстроенных в ряд гостей, забрались в лимузин, и уехали в закат.


Глава 24

Мы так решили


Просыпаться рядом с Андреа на следующий день после свадьбы Брейди и Лиз, это было лучшее, что случалось с Клэйем. Он уже забыл, каково это, чувствовать возле себя ее теплое тело. Когда копна ее платиновых волос раскинута на подушке, некоторые пряди такие воздушные, что слились с цветом наволочки. Когда он проводит руками по ее бокам, а губами прикасается к ее плечу, его член возле ее упругой маленькой попки.

Когда она обнаженная.

Полностью обнаженная.

Именно такой она ему нравилась с ним.

Его член уже затвердел, ощущая ее. Он провел с ней всю ночь, но этого было недостаточно. Даже близко. Он желал оказаться в ней снова и снова.

― Детка, ― прошептал он.

Она зарычала. Он поцеловал ее в плечо и, по бедру, скользнул рукой ей между ног. Она пошевелилась, как только он прикоснулся к ее клитору. Он забросил ее ногу на бедро, чтобы открыть себе доступ и нежно вернуть ее к жизни. Потребовалась где-то минута, прежде чем она, казалось бы, действительно поняла, что происходит.

― Клэй? ― прошептала она.

― Верно, детка.

Он снова поцеловал ее в плечо.

Затем он ввел в нее пальцы, увлажняя кончики и снова возвращаясь к ее клитору.

― Боже, как приятно, ― промурлыкала она.

― И тебе доброе утро.

Она удовлетворенно вздохнула, когда потянулась рукой назад и взялась за его член. У него закатились глаза, когда она также как и он, начала его неторопливо поглаживать.

Нарастающее напряжение между ними было опьяняющим. Не важно, сколько раз он поимел ее прошлой ночью, или за предыдущие годы, каждый раз это казалось как в первый.

Новые открытия. Новые ощущения. Новые оргазмы.

И все с таким же желанием. Также хорошо как он знал ее тело: ее звуки, каждое телодвижение, каждый вздох. Также хорошо он знал, что ее тихие ругательства означали, что его малышка была близка к оргазму.

― Мне нужно, чтобы ты кончила, любимая, ― прошептал он.

― Нет, ― выдохнула она.

― О да.

Андреа откатилась от его руки. На секунду, он замер, задаваясь вопросом, что, черт возьми, у нее на уме. Они были вместе всю ночь. Конечно, все не наладится между ними вот так вот сразу, но это не значило, что на следующее утро она могла удрать от него.

Затем она ухмыльнулась, и толкнула его на спину, с его торчащим вверх членом, твердым как камен, и готовым к ней.

― Я хочу быть сверху, и я хочу, чтобы ты кончил вместе со мной, ― потребовала она.

Он расслабился, откинувшись на кровать.

― Все что пожелаешь.

Он понял, как сильно он в ту секунду испугался, переживая, что она захочет прекратить это. Он не мог вспомнить, когда в последний раз так пугался из-за женщины. Если это делало его трусом, так и быть. Он месяцами сходил с ума по этой женщине…просто добавьте это к списку.

Андреа перекинула ногу, и опустилась на него. Улыбка на ее лице была эйфорической. Она положила руки ему на грудь и начала двигаться вверх вниз на его члене. При движении ее грудь великолепно подскакивала, и он чуть ли не забыл отвечать на ее толчки, пока засмотрелся на нее. В раннем утреннем свете, пробивающемся в окно, она выглядела как богиня. И когда она довела себя до оргазма на его члене, он последовал за ней, по-настоящему веря, что готов поклоняться ей.

Они приняли долгий душ, намыливая друг друга и вспоминая как хорошо быть вместе. После этого, он еще раз поцеловал ее, и оставил ее в ванной, зная, что ей нравилось подолгу приводить себя в порядок.

Клэй вытащил телефон из своих поспешно сброшенных брюк и проверил сообщения. Было одно от Брейди.


«Тебе просто нужно было почистить машину, верно? Придурок»


Он от души рассмеялся. За день до свадьбы, они с Крисом и Лукасом украсили Лексус Брейди, слоганами на стеклах, цветами во всех возможных местах внутри и снаружи, а также банками свисающих с бампера на веревках, чтобы они звенели, когда он отъедет.

Они все втянулись в процесс и вероятно немного переборщили. Но когда еще у Брейди будет свадьба, и было забавно так над ним подшутить. К тому же, это не могло его так расстроить. Они с Лиз ехали в аэропорт, чтобы на три недели отправиться на Бора-Бора и остановиться в каком-то закрытом бунгало, где Клэй подозревал, они будут трахаться сутками напролет. Хотя Лиз поклялась, она возьмет с собой достаточно книг, чтобы заполнить библиотеку, Клэй сомневался, что у нее останется время для чтения.

Второе сообщение было от Джиджи, которую, он виновато вспомнил, выгнал из их номера. Он снял для них один номер на две комнаты, так как, понятное дело, они не спали вместе, но поскольку у него с Андреа все сложилось даже лучше, чем он ожидал…он попросил Джиджи не заходить.

Казалось, она ничего не имела против. На самом деле, учитывая, как она всю ночь переглядывалась с Крисом, Клэйю было интересно, не с ним ли она в итоге оказалась.


«Ты вообще собираешься выходить, мне вообще-то нужны мои вещи. Одежда и остальное. Дай знать, когда можно зайти. Или я просто буду сидеть здесь, воняя водкой и похожей на ту, кто непонятно где ночевала. Как ты знаешь…привычно для меня.»


Клэй фыркнул и ответил.


«Нужно немного подождать»

Черт.

Может, если ты войдешь прямо сейчас, все получится.

Если возникнет неловкий момент, то я буду всю жизнь тебя ненавидеть.»


Клэй решил, что Андреа по крайней мере еще сорок пять минут будет в ванной. И, если вчерашняя ночь не была доказательством того, что она была единственной женщиной, которую он хотел в своей жизни, тогда он сомневался, что еще он мог сделать, чтобы убедить ее. Хотя у него еще осталось парочку идей.

Используя свой ключ, Джиджи вошла в дверь, и практически на цыпочках прошла ко второй спальне, где она планировала остаться. Клэй убедился, что надел на себя настоящую одежду, типа поло и хаки, прежде чем она вошла. Она помахала ему, когда выхватила из своего чемодана одежду и затем снова закрыла его.

― Спасибо, ― прошептала она.

― Итак…где ты провела ночь? ― спросил он, провожая ее к двери.

― Сняла номер.

Клэй прищурил глаза.

― Наглая ложь, Де Роса. Билтмор был забронирован на свадьбу.

Она закатила глаза.

― И?

― Ты не могла раздобыть номер, мне кажется, ты осталась в чьем-то номере.

Он прислонился к дверному проему и наблюдал, как она выкручивается.

― Какая разница, где я была, Максвелл. Все, что имеет значение, так это то, что ты вернул свою девушку.

Она быстро обняла его, после чего открыла дверь.

― Мм…что происходит? ― спросила Андреа.

Она тихо вошла в спальню. Он был ошарашен, учитывая то, что ее не было всего лишь пятнадцать минут, и она вышла с выпрямленными волосами, и только с легким макияжем. Она выглядела ошеломляюще. Это было словно смотреть на солнце.

― Привет, детка, ― как ни в чем не бывало произнес он. ― Джиджи просто заскочила за своими вещами. Она старалась не побеспокоить нас.

Андреа сморщилась. Он знал, что она по-прежнему была недовольна тем, что произошло с Джиджи…хотя ничего и не было. Естественно, он не учитывал непроизвольный поцелуй с Джиджи в ту ночь, когда ему казалось, что он потерял Андреа, и ей не о чем было волноваться.

― Понятно, ― сказала она, скрещивая руки и рассматривая Джиджи.

― Да. Прошу прощения. Я бы не побеспокоила вас, но…у меня больше нечего надеть, ― поспешно произнесла Джиджи.

Клэй с сочувствием посмотрел на Джиджи. Ей было так неудобно.

― Очень рада видеть вас вместе.

― Мы не вместе, ― сдержанно произнесла Андреа.

Он тут же развернулся к ней.

― Что?

― Эм…Я не хотела доставлять неудобства. ― Джиджи подняла руки вверх. ― Я совершенно не заинтересована Клэйем. Он мне как брат.

― Что значит, мы не вместе? ― спросил Клэй.

― Это довольно очевидно, разве нет? ― сказала Андреа.

― Не думаю, что это хоть как-нибудь очевидно. Что это было, если мы не вместе?

Джиджи попятилась назад.

― Черт. Мне жаль. Мне не стоило приходить за вещами. Я просто…мм..пойду обратно к Крису или еще куда-то.

Клэй едва слышал ее. Ему хотелось ощутить триумф, из-за того что он оказался прав на счет Джиджи и Криса, но все, что он слышал, это как у него гудело в ушах. Джиджи вышла из их номера, захлопнув за собой двери.

― Чего ты боишься? ― требовательно спросил он.

Долго не раздумывая, он пересек номер, подойдя к ней, посмотрел ей в лицо.

― Мы от утреннего секса вернулись к тому, что ты снова на меня злишься?

― Ты ожидаешь, что я обрадуюсь, увидев ее в твоем номере, пока я нахожусь в ванной? ― спросила Андреа.

Она скрестила руки на груди.

― Я не собираюсь закрывать глаза на это дерьмо. Я больше так не могу, Клэй.

― Между мной и Джиджи ничего нет! ― проревел он. ― Ничего!

― Тогда почему ты прятал ее? Тогда зачем она прокрадывалась сюда?

Клэй схватил свой телефон и сунул его ей в лицо.

― Читай. Она была без вещей, и осталась в номере Криса, потому что я вчера выгнал ее, чтобы мы могли остаться одни. У нее своя комната. Мы даже не собирались спать в одной комнате, Андреа.

Андреа полистала его переписку, а затем вроде бы замялась, прочитав сообщения.

― Ты…действительно не с ней?

― Нет, ― твердо ответил он.

― Я не понимаю, как ты можешь быть просто друзьями с другой девушкой, ― неуверенно произнесла она. ― Дружеские отношения у тебя были только со мной.

― Я тоже не понимаю. Честно говоря, я понятия не имел, что я делаю. Но у нас с Джиджи все по-другому. Мы слишком похожи. Мы слишком много времени проводим вместе. И она постоянно издевается надо мной. ― Он покачал головой. ― На самом деле, мне кажется, что она больше на твоей стороне, чем на моей в этом вопросе. Она думает, что я полный придурок, позволив тебе уйти.

― Ну…так и есть, ― сказала Андреа.

― Да, Ты права. И я сожалел об этом каждый день за последние четыре месяца.

Он потянулся к ней, на этот раз, она позволила ему взять ее за руку.

― Я знаю, что идеально не будет. Я понимаю, что у нас обоих есть проблемы с тем, чтобы двигать дальше. Мы оба спали с другими на протяжении десяти лет, и все было нормально. Потом, когда мы решили, что продолжать в том же духе не строит, мы стали вести себя как идиоты. Но я здесь, и нам придется доверять друг другу. Я пытаюсь, и кроме тебя, для меня больше никого не существует. Слышишь?

Она кивнула.

― Да. Я просто… Думаю, мне нужно посмотреть как это сработает, прежде чем у меня получится больше не зацикливаться на этом.

― Меня устраивает. Думаю, мы оба поработаем над этим. То есть…― Клэй почесал затылок.

Он терпеть не мог признавать то, насколько облажался, допустив расставание, но он был словно одержимый. Андреа ушла от него в самый трудный период его жизни.

― Ты ушла, не сказав ни слова, Андреа. Не важно, что тебе говорили, пока мы были вдалеке друг от друга, мне было нелегко.

― Я знаю, ― прошептала она.

― Но тогда я решил, что если мы снова сойдемся, то будем вести себя совершенно иначе. После вчерашней ночи, я думал о том, что будет дальше. Так что я не хочу слышать, как ты заявляешь, что мы не вместе.

Ее глаза сузились, когда она взглянула на него.

― Это я так решила.

― Нет. Это мы так решили, и я не хочу, чтобы ты снова ушла, оставив меня.

― Просто…― Она сглотнула и опустила руки. ― Я просто не знаю, как это сделать.

― Нет, знаешь. Мы сделаем это вместе.

― Кто ты, и что ты сделал с Клэйем Максвеллом? ― беспечно спросила она.

― Я здесь. Перед тобой. Я просто…не знаю…повзрослел?

Она рассмеялась.

― Кто бы подумал?

― Наверное, никто. Никогда.

― Да. ― Андреа стряхнула волосы и вздохнула.

― Так куда мы пойдем?

― Ну, наверное, нам стоит начать с Джиджи.

Андреа сжала челюсть.

― Это обязательно?

― Мы уже разобрались с Некудышним Костюмчиком. Я не хочу, чтобы Джиджи стояла меду нами.

― Хм. Она мне просто не нравится, понял?

Клэй кивнул.

― Она и не должна тебе нравиться. Но она будет рядом, Андреа. Мы вместе работаем, и мы друзья.

― Друзья, ― сухо произнесла она.

― Да. Просто друзья. Я буду повторять это тебе столько, сколько понадобится, чтобы до тебя дошло.

― Почему ты просто не сказал мне, что она зайдет забрать свои вещи? Почему ты ее прятал? ― в полголоса спросила она. ― Я понимаю, что ей нужно было зайти за своими вещами, и что ты не собирался с ней спать в одном номере, но вам действительно стоило прокрадываться тайком?

Клэй провел рукой по волосам и переместился с ноги на ногу. Не так просто отвыкнуть от старых привычек. Теперь он знал, что ему придется быть осторожным.

― Я не знаю. Может я немного волновался о том, чтобы не разрушать наше перемирие.

Андреа с дрожью вздохнула и нерешительно улыбнулась ему.

― Я вела себя как стерва, правда?

― Ты вела себя…не очень дружелюбно, ― осторожно ответил он. ― Но мне стоило предупредить тебя, что она зайдет за своими вещами.

― Да, тебе следовала мне сказать. Но думаю, я понимаю, почему ты не сказал, ― наконец-то произнесла она. ― Я просто не хочу, чтобы ты снова так сделал. Если Джиджи обязательно будет присутствовать в нашей жизни, тогда мне не хочется сомневаться в том, что происходит между вами.

Клэй наклонился и нежно поцеловал ее в губы.

― Договорились.

― И думаю, я постараюсь быть более…дружелюбной. Может, нам стоит…спросить хотят ли они с Крисом сходить на бранч?

Она закусила нижнюю губу, после произнесенного, что, он был уверен, было сложно для нее.

― Уверен, им понравится.


* * *


Двадцать минут спустя, они вчетвером сидели в ресторане при усадьбе на бранче с шампанским. Джиджи, казалось, было ужасно неловко. Свой первый бокал Андреа осушила за две с половиной секунды и уже заказала еще один. Крис просто смотрел на Клэйя и тихо посмеивался.

Да, именно это он и делал. И он должен был признать…он был полным придурком.

Все шло совсем не так, как ему хотелось.

― Итак…мне стоит затрагивать очевидное? ― спросил Клэй.

Джиджи и Андреа обе напряженно взглянули на него. Крис выглядел так, словно пытался сдержаться от смеха.

― Вы с Крисом трахались?

― О Боже! ― воскликнула Джиджи.

Она уткнулась головой в руки.

Андреа шлепнула его.

― Болван.

Крис взорвался от смеха.

― Почему меня это не удивляет?

― Да бросьте! Всем же интересно, ― говори Клэй.

Он махнул рукой между ними.

― Она сказала, что осталась в твоем номере. Вы, ребята, зависали всю ночь. Просто признайтесь нам.

― Ты просто невыносим, ― закричала Джиджи.

На этот раз она ударила его по руке.

― Не могу поверить, что ты поднял эту тему.

― Правда? ― спросил он, искренне удивленный.

― Ладно, нет, могу. Но спасибо тебе за один из самых неловких уикендов в моей жизни.

― В любое время, Де Роса.

Он усмехнулся ей, а она просто покачала головой.

― Ну, я рада, что мы все хоть в чем-то согласились, ― легко произнесла Андреа.

― В том, что Клэй идиот? ― пошутил Крис.

― Точно.

Настала его очередь быть оскорбленным.

― Эй! Я просто пытался разрядить обстановку. Вы обе выглядели так, словно собирались выколоть друг другу глаза вилкой, или больше никогда ни на кого не поднимать глаз. Если, чтобы исправить это потребуется несколько шуток от меня, тогда оно того стоит.

Крис ухмыльнулся.

― Вот это настрой.

― И, во всяком случае, вам ребята, наверное, стоит привыкнуть проводить время вместе, ― сказал Клэй, ― моей лучшей подруге и моей девушке.

― Кто есть кто? ― с придыханием спросила Андреа.

Он посмотрел на нее долгим взглядом. После чего, он взял ее за руку и поцеловал.

― Ты знаешь ответ.

― Ты прав, ― со вздохом произнесла она.

― Я - лучший друг, на случай если кому-то интересно.

Крис усмехнулся. Клэй, казалось, расслабился. Андреа, казалась еще не совсем убежденной.

― Да. Думаю, я по-прежнему не могу смириться с тем, что ты спускалась из его спальни в его боксерах, ― сказала Андреа. ― Можешь подать на меня в суд.

Глаза Криса округлились, когда он посмотрел на Клэйя и Джиджи.

― Это как раз то, чем мы занимаемся, ― ответила Джиджи с присущей ей неуверенной улыбкой.

Андреа рассмеялась.

― Верно.

― Но на самом деле…со стороны выглядело совсем иначе. На самом деле у нас не было секса, никогда. ― Ее передернуло. ― У меня до сих пор такое чувство, что ты думаешь иначе.

Андреа коротко кивнула.

― Боже, Клэй, ― произнес Крис, разбавляя напряжение, ― с тобой точно не соскучишься.

― Делаю все, что в моих силах. Теперь, когда мы все оставили позади, может, поедим? ― спросил Клэй.

― Было бы чудесно, ― согласился Крис. ― Хотя я не против неловкой беседы, если необходимо.

Обе девушки одновременно закатили глаза. Затем, когда они поняли, что сделали, обе рассмеялись.

― Эти мужчины! ― произнесла Джиджи.

Андреа кивнула.

― Скажи?

Клэй ничего не понял, но, по крайней мере, они поладили. Это было все, что имело значение.


Глава 25

Большой сюрприз


Две недели спустя, Клэй и Андреа приземлились в аэропорту Нью-Йорка Ла Гуардия. Клэю удалось взять выходные и распланировать свой отпуск. Нельзя сказать, что все внезапно стало лучше. Они не жили вместе. Она остановилась в своей квартире. А он в своем таунхаусе. Их дом в пригороде в основном пустовал. Он не выносил ее отсутствия, когда не мог увидеться с ней, даже более того, потому что они беспрерывно занимались сексом на выходных после свадьбы, а с тех пор, все зашло в тупик.

Вернувшись, домой и к реальности, ее время и тело для него было более ограничено. Ему это не нравилось. У него было твердое намерение изменить ее точку зрения. По крайней мере, такой был план на ближайшие выходные.

Большую часть последующие двух дней они провели, снова учась как быть парой. Во многих отношениях это было практически также как прежде. Они всегда были хороши вместе. Они так часто вместе путешествовали, что было легко снова влиться в прежнюю рутину. Но все же, Клэй как будто познал ее на другом уровне, чего даже не мог объяснить.

Он вытянул руки, чтобы огородить ее от людей. Он открыл для нее дверцу машины, притянув ее для поцелуя, прежде чем позволить ей сесть внутрь. Они вместе наслаждались вином и виски: не для того, чтобы напиться до беспамятства, а для того, чтобы вспомнить все оттенки вкуса. В некотором смысле, это было невероятно, быть с ней, вспоминая все то, из-за чего он изначально влюбился в нее.

Они только что покинули Метрополитен-музей*, проведя там несколько часов, рассматривая картины. Недавно там открылась выставка работ из Лувра, и они провели там уйму времени, обсуждая картины, которые очень понравились Андреа. В Йеле, история была ее профильным предметом, к большому огорчению ее отца - хотя, нельзя сказать, что она не нуждалась в его одобрении. (*один из крупнейших художественных музеев мира в Нью-Йорке)

Он забронировал столик в ресторане “Tavern on the Green”, расположенном в Централ парке, поэтому после музея, они сидели в саду под китайскими фонарями на летней террасе, наслаждаясь роскошным ужином и опустошая их вторую бутылку вина. Отличной выдержки.

Его голова была словно облако, а на его лице растянулась ленивая улыбка. Андреа выглядела тихой и такой же расслабленной. В общем, он думал, что этот вечер прошел успешно. И это еще был не конец.

Клэй оплатил счет, после этого взял Андреа за руку.

― Прогулка по парку? ― спросила она, когда они отошли от того места, где вышли из таксти, когда приехали в ресторан.

― Не поздновато ли для этого?

― Да ну!

Он поцеловал ее руку, но продолжал идти дальше. Она не протестовала, даже на высоких каблуках, которые она всегда носила. Он с нетерпением ждал, когда позже этим вечером сможет трахнуть ее в этих туфлях.

Она слегка приоткрыла рот от удивления, когда увидела, что их ожидала карета с лошадью. Ее глаза загорелись.

― Это для нас?

― Для тебя - все, что угодно.

― Клэй, это…так романтично.

Он усмехнулся.

― Кажется, ты удивлена. Я же говорил, что хочу, чтобы мы были такими.

― Говорил, ― прошептала она, словно наконец-то осознавая это.

Клэй помог ей подняться в карету, а затем сел рядом с ней. Он обнял ее, после чего сплел их пальцы вместе. Она вздрогнула в его объятиях, когда они в полумраке начали свою поездку по парку.

― Клэй…― произнесла она, спустя несколько минут молчания.

― Ммм...?

― То, что между нами…это по-настоящему?

― Очень даже.

― И…мы начинаем все заново? ― пробормотала она.

― Я не хочу начинать все заново. Это означает, что мы забываем все то, через что мы прошли, чтобы оказаться там, где мы находимся сейчас, а я не хочу этого. У нас долго были нетрадиционные отношения, и у нас получалось.

Она напряглась.

― Но это не значит, что у нас вообще не было отношений. Ты всегда была важна для меня и всегда была моей девушкой. Просто теперь наши нетрадиционные отношения не подходят, чтобы по-настоящему показать, насколько ты для меня важна.

― То есть…теперь у нас не нетрадиционные отношения?

― Разве это похоже на нетрадиционные отношения? ― спросил он, указывая рукой на парк перед ними?

― Нет, ― ответила она. ― Я просто хотела сказать…теперь никаких других девушек?

Ее глаза расширились в нерешительности, словно она не выносила задавать ему такой вопрос и еще больше не выносила то, насколько боялась его ответа.

По правде говоря, он просто не мог поверить в то, что она не верила ему. Он в замешательстве уставился на нее. Конечно, она не без причины спрашивала его об этом. Вероятно, ей хотелось, чтобы он подтвердил это в письменной форме. И он бы с удовольствием подтвердил это на бумаге.

Но его замешательство было неверно истолковано. Казалось, она не правильно поняла, почему он задумался.

― Понятно…значит, не настолько радикально, ― удрученно произнесла она.

― Нет. ― Он взял ее за подбородок, чтобы она посмотрела на него. ― Больше ни у кого из нас не будет других.

― Ты уверен? Кажется, ты засомневался.

― Я уверен. Я просто не мог понять, как я могу желать хоть кого-то еще?

― Ну что ж, раньше тебе всегда хотелось кого-то еще. Так почему сейчас это изменилось? ― она выпрямилась. ― Почему я должна поверить тебе, что это не превратится игру или вереницу женщин, как это было прежде?

Он резко выдохнул и провел рукой по волосам.

― Я могу снова и снова продолжать говорить, что есть только мы с тобой, и я не хочу никого другого, но ты не поверишь мне, пока сама не поймешь, что этого не повторится. Я уже несколько месяцев ни с кем не был. Я перестал спать с другими, когда понял, что одного секса мне не достаточно.

У нее отвисла челюсть, и она быстро попыталась это скрыть.

― Что ты имеешь в виду?

― Я хочу сказать…что все, чего я хочу - это ты. Я не скучаю по сексу на одну ночь. Мне хочется той связи, которая была между нами, меня не удовлетворяет иное. ― Он убрал с ее лица волосы и снова притянул ее к себе. ― Я не хочу того, что было раньше. Мне хочется большего. Я хочу тебя.

― Ты все это переосмыслил всего за несколько месяцев? ― задыхаясь, спросила она.

― Да. А ты разве нет? Ты начала встречаться с Некудышним Костюмчиком, ища отношений. Отношений, которых хотела со мной. Тебя устраивали отношения без этой связи?

Она покачала головой.

― Нет, но я и не искала ее между ног у других.

Клэй раздраженно вздохнул.

― Нет, тебе не нужно было. У тебя это уже было до того, как мы расстались. Сними корону, Андреа. Наши отношения частично вышли из-под контроля из-за твоих поступков. Ты бросила меня в ту ночь, нарушая правила.

― Как будто тебе когда-либо было дело до правил, ― произнесла она, скрещивая руки.

― Ты же знаешь, что было.

― Боже, ― простонала она.

Она наклонилась вперед и оперлась локтями на колени, закрывая лицо руками.

― Я не хочу спорить об этом. Я порчу идеальные выходные.

― Ты не портишь наши выходные. ― Он нежно поглаживал ее по спине. ― У нас есть проблемы. Рано или поздно нам нужно будет их обсудить.

Она взглянула на него влажными глазами.

― Мне хотелось сдохнуть, когда я увидела тебя в больнице. Ты так легко махнул рукой на то, что я была причастна к этому, но я полностью винили в этом себя. Мне не следовало уходить с Ашером. Мне не следовало делать ничего из того дерьма, которым я занималась, но я испугалась, что ты выйдешь из себя из-за того, что мы расстались. Мне стоило просто поговорить с тобой.

― Эй, ― произнес он, снова притягивая ее в свои объятия. ― Во-первых, ты знаешь, что твоей вины здесь нет. Не нужно постоянно корить себя этой давней историей. Во-вторых, ты могла хоть до посинения мне что-то рассказывать, я бы все равно не послушал тебя. В одно ухо влетело бы, в другое вылетело. Как бы я не выносил расставания с тобой, оно было необходимо нам, для того, чтобы все переварить и решить, чего мы хотим. Я был и остаюсь полным болваном. ― Он усмехнулся. ― Это не изменилось. Я просто решил, что не могу без тебя.

В ее глазах сверкнули слезы, и она кивнула.

― Я люблю тебя.

― Я тоже тебя люблю.

Карета остановилась перед отелем «Плаза», где Клэй забронировал одни из самых экстравагантных номеров. Он помог Андреа выйти из кареты, и держал ее за руку всю дорогу по лестнице. Он знал, что им еще есть о чем поговорить, но это подождет. Он даже не думал, что все решится за одну ночь.

Они вызвали частный лифт в свой номер и вошли в невероятное помещение. Декор с позолоченными рамами, шикарной мебелью, роялем, и хрустальными люстрами, был таким, словно они только что попали в королевский двор Людовика XV. В номере была современная кухня и столовая, в которой можно было разместить, целую дюжину.

Там было три спальни и три ванной, включая библиотеку со специально отобранными книгами, тренажерный зал, офис из красного дерева, и беломраморную ванную с душевой кабиной на двоих и джакузи. Но главная спальня была просто ошеломляющей, в ней была гардеробная, достаточно большая, чтобы вместить всю одежду Андреа, которая у нее была дома, и массивная кровать, где они уже провели немало времени.

Клэй взял ее за руку и повел к балкону. Его любимая часть. Перед ними открывался вид на Пятую авеню и Центральный парк, которому позавидовал бы любой. С того места, где он стоял было видно даже Пулитцеровский фонтан. Это был один из самых дорогих видов в городе.

Клэй обнял ее за талию и положил подбородок ей на макушку. Она откинулась назад на него. Их предыдущая беседа была тут же забыта.

― Ты не обязан был все это делать, ― призналась Андреа.

― Нет, обязан.

― Максвеллы и их широкие жесты.

― Дело не только в этом. Хотя…это правда, ― осторожно поправил он. ― Мне просто хотелось, чтобы это было по-настоящему для тебя.

Она вздохнула.

― Это всегда для меня было по-настоящему, Клэй. ― Она развернулась, чтобы посмотреть на него, обнимая его за шею. ― Я не притворялась, наслаждаясь твоей компанией. Я не притворялась, что люблю твою семью. Я не притворялась, что люблю тебя.

― Я тоже ни в чем из этого не притворялся. Ну, кроме моей семьи.

Она сморщила нос.

― Ты знаешь, о чем я.

― Да. Я просто хочу сделать все правильно, Андреа. ― Он наклонился так, что его губы почти касались ее. ― Я хочу, чтобы у тебя были только хорошие воспоминания, и чтобы забыла о всех тех моментах, когда мы наделали ошибок.

Он высунул язык и провел линию по ее полным губам. Она вздрогнула в его руках.

― Но наши десятилетние отношения - это всего лишь фундамент для того, что я планирую создать.

Теперь он крепко прижал ее к себе и накрыл ее губы своими. Она не возражала. Нисколечко. Ее пальцы запутались в его светло русых волосах, пока он наслаждался вкусом ее сладеньких губ.

Они много целовались со дня свадьбы, но это было ничто по сравнению с этим поцелуем. Она не была такой открытой и уязвимой. Конечно, она не выпрашивала и не была требовательной, целуя его, какой была сейчас. А он и не возражал.

Ее рука скользнула вниз по его шортам, и он напрягся от ее нетерпеливых прикосновений.

― Черт, женщина. ― Клэй потянулся и грубо схватил ее за плечи. ― Я пытаюсь быть романтичным, а ты заставляешь меня хотеть тебя просто трахать весь следующий Вторник.

― В таком случае, я не против, ― говорит она, хриплым и соблазнительным голосам.

Черт. Черт. Черт.

Он привел ее сюда, чтобы соблазнить, но почему-то роли поменяли, и она сама соблазнила его. Это было ужасно сексуально.

Ее руки взялись за работу, расстегивая его брюки и спуская их к лодыжкам. Затем она указала на стул, стоящим лицом на парк.

― Садись.

Он без колебаний повиновался, она забралась на его. Она оседлала его член, и после чего обвила его ногами. Он обнял ее за талию, притягивая ее ближе.

― Ты идеальна для меня.

Она лениво ухмыльнулась, когда начала двигаться на нем.

― Помни об этом.


Глава 26

Исправить


В течение следующих недель, Клэй был полностью загружен работой.

Он едва успевал дышать, не говоря уже о том, чтобы встретиться с Андреа. Он практически забыл, как это быть так загруженным работой и не наслаждаться этим. Ему хотелось отработать полный рабочий день, до пяти часов, выйти и отправиться к Андреа, чтобы провести время с ней. Но вместо этого, ему повезет, если удастся выбраться отсюда к получи.

Андреа, казалось, все понимала, но он беспокоился, что это ему аукнется. Сможет ли он когда-нибудь избавиться от этого взгляда в ее глазах, по которому ясно, что он делает что-то не так? В котором читался вопрос: он задержался в офисе или где-то еще?

Она никогда об этом не спрашивала. Но он видел ее сомнение.

Прежде, это их никогда не беспокоило, потому что между ними было взаимопонимание. Теперь же она стала мнительной из-за того, что без взаимопонимания ей нечем защитить свое сердце. Он видел это по ее лицу, когда приходил к ней ночью.

Июль подходил к концу, когда он наконец-то вышел из суда в более или менее приличное время и совершенно неожиданно понял, что весь оставшийся вечер был в его распоряжении. Он поехал в галерею Андреа, припарковался на заднем дворе, возле ее Мерседеса, и после чего поднялся к черному входу. Он вошел в ее офис. Он был безупречен. В основном, полная противоположность его кабинета - все мягкое, цветочное, и девичье, но все равно современное и шикарное. Во всем читался почерк Андреа.

― Привет, ― сказала она, входя в двери, которые вели в галерею. ― Что ты здесь делаешь?

Войдя, она разглаживала свою юбку-карандаш, но все что он видел - это ее белая рубашка с V-образным вырезом, которая была заправлена в юбку. Она, должно быть, была в одном из своих умопомрачительных пушапов, потому что ее грудь смотрелась потрясающе.

Она щелкнула пальцами ему в лицо.

Он моргнул, а затем ухмыльнулся.

― Я пришел на экскурсию.

Она захлопнула двери.

― Приходи, когда будет открыто.

Он схватил ее за талию и накрыл ее губы своими.

― А теперь?

― Нет.

Он ухватил ее нижнюю губу, втягивая ее в рот. Его руки скользили к ее заднице.

― А теперь?

― Может…в тот день, когда я откроюсь?

― Я буду первым?

Его губы коснулись ее щеки и медленно двигались по ее шеи.

― Мм…хмм.

― Ладно, ― сказал он, резко отстраняясь и оставляя ее ошеломленно стоять, слегка приоткрыв рот.

Он шлепнул ее по заднице.

― Я забираю тебя. На выход.

― Нарываешься, Клэй Максвелл, ― прорычала она.

― Да.

Он взял ее за руку, и они вернулись к его Порше. Он открыл для нее дверь, и она села впереди на сторону пассажира. Затем он направился на свою сторону, сел за руль и завел двигатель.

― Куда мы едем? ― спросила она.

― Увидишь. Уже решила, когда откроешь выставку? ― спросил он, ловко меняя тему разговора, когда они отъезжали от галереи.

― На выходных в честь Дня труда*. (*национальный праздник в США, отмечаемый в первый понедельник сентября)

― Так скоро? Это уже через месяц.

― Знаю. Но думаю, что все необходимое у меня уже есть. Я наняла организатора мероприятий, и нам просто нужно довести все до конца.

― У тебя получится. Я знаю.

Он свернул с главной трассы, проехал несколько кварталов, после чего остановился перед старинным кирпичным таунхаусом.

― Что здесь? ― спросила Андреа.

― Всего лишь то, что я ищу. Подумал, так как у меня наконец-то появилось свободное время, я мог бы взять тебя с собой посмотреть.

― Ты думаешь о переезде? ― спросила она.

Андреа настороженно вышла из машины.

― Вроде того, ― пробормотал он.

Она замерла. На ее лице просматривалась улыбка, но было явно что-то не так.

― Что? Ищешь новую холостяцкую берлогу?

Она сказала это шутя, но под этим скрывалась правда.

― Что случилось с другой квартирой?

― Кроме того, что ты и шагу ступить в нее не хочешь? ― парировал он, обходя машину, направляясь к ней.

Так и было. Ни разу. Он даже купил новое постельное белье. Казалось, ей было все равно. Она не была там с тех пор, как набросилась на него, в ту ночь, когда Джиджи спустилась вниз.

― Я бы…пришла. Если бы пригласил.

― Да, но нехотя, ― уточнил он.

― Там слишком много воспоминаний, ― произнесла она. ― Не все из них приятные.

― Такие, когда Джиджи спустилась из спальни?

Она закрыла глаза и выдохнула через нос.

― Когда Джиджи спустилась из спальни.

― Ты когда-нибудь простишь меня за это?

Она открыла глаза и ответила:

― Я прощаю. Я прощаю тебя. Я знаю, что ничего не было, но это трудно, Клэй. Трудно, когда десять лет отношений строились только на понимании…а не на доверии. Мне хочется тебе доверять. Я хочу прийти к тебе. Просто…я просто еще не совсем готова.

― Ладно, ― не давя на нее, произнес он. ― Ну, может быть это поможет. Может, если у нас будет квартира без старых воспоминаний, это поможет.

― Наверное, ты прав. Я просто позволяю своей собственной неуверенности управлять собой. Я над этим работаю.

Он поцеловал ее в кончик носа.

― Все нормально. Мы разберемся с этим. Теперь могу я показать тебе квартиру?

Она кивнула.

― Пожалуйста.

Клэй набрал код на почтовом ящике, который ему дал брокер. Оттуда выпал ключ, и они вошли.

Андреа попала в частично меблированный таунхаус. Агентству нравилось обставлять квартиры необходимой мебелью, чтобы люди могли получить реалистичный вид того, как это будет выглядеть. Или, по крайней мере, так ему сказал риелтор, когда он спрашивал.

― Хмм, ― произнесла Андреа.

Она развернулась по кругу в фойе и взглянула вверх, откуда шел дневной свет.

― Ну, что ты думаешь? ― спросил он, закрывая за собой двери. ― Дай мне оценку.

― Хорошо, ― согласила она.

Затем она начала говорить ему обо всем, что ей понравилось, о пространстве, начиная с гостиной, переходящей в столовую, а затем в кухню.

Ее глаза загорелись.

― Ух ты, ― выдохнула она.

― Нравится? ― спросил он, следуя за ней.

― Нравится? Нет. Я в восторге.

С трепетом она провела рукой по гранитным столешницам и по большому кухонному острову. Она радостно взглянула на него, а затем наклонилась вперед. Его взгляд опустился на обширный вид ее груди, вываливающейся из ее топа, а затем на ее задницу, которая была как раз на уровне острова.

― Хороший, прочный кухонный остров. Хорошего размера. Высоты.

― Черт, ― выдохну он.

Он подошел к ней и схватил за бедра. Да, идеальной высоты. Он определенно готов его опробовать.

Она выпрямилась, прислоняя задницу к его члену, и он еще крепче сжал ее. Чертов ад. Он не собирался продолжать осмотр.

Она засмеялась, а затем направилась к лестнице, оставляя его одного и возбужденного.

Проклятье. Он обожал эту женщину и все ее пытки.

Он следовал за ней вверх по лестнице. Она пропустила второй этаж и направилась сразу к третьему.

― Сначала, самое важное, ― через плечо, сказала она ему.

Затем он вошел за ней в просторную хозяйскую спальню, которую она осмотрела без особого интереса. После этого, она зашла прямо в гардеробную, как он это и предполагал. Она была огромной, и по ее вздоху, когда она в нее вошла, он не сомневался, что прежде она не видела ничего подобного, кроме как в сериале «Секс в большом городе».

― Зачем тебе столько места? ― спросила она, оглядываясь по сторонам, ее глаза была размером с блюдца. ― Твои костюмы не займут и половины.

Клэй пожал плечами, в его глазах виднелось озорство.

― Всегда есть, к чему расти.

Она нахмурилась, а затем вышла из спальни и спустилась вниз, на второй этаж. Там было две спальни и еще одна комната, которая явно предназначалась для офиса. В ней было огромное окно с сиденьем на подоконнике.

Ее губы на секунду слегка задрожали, после чего она высказала свое мнение.

― Разумеется, ты выбрал встроенные полки для своих юридических книг. И вот такой стол из красного дерева, ― произнесла она, указывая чуть выше ее бедер.

Она повернулась к нему, и он увидел, что она была настороженной. Очень. В замешательстве, взбудораженной и настороженной. Казалось, она не могла решить, куда деть свои руки, но она не сводила с него взгляда.

― У меня другие планы на эту комнату.

― О? ― тихо произнесла она.

― В этой комнате лучший вид и самое лучшее освещение.

Она тяжело сглотнула, когда он подошел к ней.

― Я подумал, что это должна быть твоя студия.

Андреа полностью замерла.

― Что?

― На стенах ничего нет. Мне хочется, чтобы ты их заполнила. Я знаю, ты любишь рисовать также, как и коллекционировать картины, даже, несмотря на то, что ты делаешь вид, словно тебе нет до этого никакого дела, ― сказал он. ― Ты бы поставила здесь свой мольберт. ― Он указал в угол. ― Лучше всего там падает свет утром, именно когда ты работаешь. Я бы поставил длинный стол, чтобы заполнить оставшееся пространство и диваны, чтобы ты могла работать на нем, когда устанешь сидеть на стуле.

На ее глазах заблестели слезы.

― Откуда ты узнал? ― прошептала она.

― Просто я знаю тебя. Я знаю о тебе каждую мелочь, и за все это я тебя люблю. Я бы любил тебя, даже если бы ты ни разу не позволила взглянуть на твои картины. Если бы держала их спрятанными в свободной комнате в своей квартире. Под замком, как ты обычно ведешь себя по жизни, Андреа. Я бы даже сам повесил замок на эту дверь ради твоей приватности. Я знаю тебя, любимая. Теперь ты должна это понять.

Она кивнула, но ничего не сказала. Казалось, она была поражена.

― Давай жить вместе, ― тихо произнес он.

― Что? ― переспросила она.

― Давай жить вместе, Андреа.

― Ты серьезно?

У нее отвисла челюсть. Она выглядела потрясенной тем, что ему этого хотелось.

― Как никогда. Ты сказала, что мне нужно доказать, что это то, чего я хочу. Ну, это то, чего я хочу. ― Он указал на квартиру. ― Мне не нужна другая женщина в моей жизни. Я не хочу, чтобы ты сомневалась в наших отношениях. Я не хочу, чтобы ты о чем-то беспокоилась. Мне просто хочется, чтобы мы были вместе.

― Тебе не…тебе не кажется, что это слишком рано? ― спросила она.

― Может быть, ― ответил он, легко пожав плечами.

― Может быть, мы двигаемся слишком быстро, но мы потратили столько времени, что мне больше не хочется этого повторять.

По ее щеке скользнула слеза, а на лице появилась улыбка.

― Так это не очередная холостяцкая берлога? ― сквозь икоту, пошутила она.

― Нет, на самом деле нет, ― ответил он, целуя ее остолбеневшие губы. ― Давай жить вместе. Я хочу приходить домой после долгого рабочего дня, и видеть тебя в нашей постели. Я хочу каждое утро просыпаться с тобой. Я хочу, чтобы мы разделяли пространство так же, как мы делим нашу жизнь. Я хочу, чтобы ты была здесь. Со мной. Всегда.

― Клэй, ― выдохнула она. ― Мне…мне не верится, что это происходит.

― Поверь в это. Я хочу избавиться от наших квартир и продать дом.

Он притянул ее поближе.

― Давай создадим новые воспоминания, счастливые воспоминания, здесь со мной.

― Ладно, ― в итоге произнесла она, словно наконец-то осознала, что он был совершенно серьезен.

― Это значит «да»? ― пошутил он.

Она встала на цыпочки и поцеловала его.

― Да, я перееду к тебе. Я хочу этого большего на свете. Давай сделаем это.


Глава 27

Остров


― Нет! Нет! Осторожно с этим! ― вскрикнула Андреа. ― Вы знаете, сколько это стоит? Я отсужу у вас все до копейки, если вы это уроните.

Грузчик уставился на нее, словно она была безумной. Клэй просто усмехнулся. Андреа была немного одержима, когда дело касалось транспортировки.

― Теперь, повесьте это здесь. ― Она указала рукой на стену. ― И вешайте аккуратно, прошу.

Парень с трудом добрался до зала, а Клэй шел за ним, когда Андреа отошла назад, чтобы изводить остальных грузчиков.

― Эй, приятель, извини за это. Она просто очень специфический человек, ― сказал Клэй после того, как парень поставил картину на пол, словно это было самое драгоценное, что он когда-либо держал.

― Без обид, но ваша жена слегка чокнутая, ― ответил парень.

Клэй улыбнулся и не исправил его.

― Какая есть. Но мы все любим это, разве нет? ― Грузчик пожал плечами и кивнул. ― Конечно. Такие хороши в постели.

Клэй достал стодолларовую купюру и протянул ее парню.

― Просто делайте все, что она скажет.

― Без проблем. Бесценную картину на стену - аккуратно.

― Спасибо, приятель.

Когда Андреа на чем-то зацыкливалась, все должно было быть сделано именно так, как она хотела. Как только она согласилась переехать в их новую квартиру, он узнал, что процесс перевозки вещей станет настоящим адом. Она даже не могла заснуть, пока все ее картины не были распакованы и не весели на стенах.

Ухудшало ситуацию и то, что она решила, что им нужно было переехать в течение одной недели. А также то, что он так увяз в работе, что даже не мог прийти и упаковать свои вещи. Конечно, она кого-то наняла, чтобы сделать большую часть работы, но она также не могла никому доверить половину из своих вещей, поэтому металась в ярости, проверяя, чтобы рабочие все делали, как следует.

Большинство людей это бы раздражало.

Но ему это казалось милым.

Большую часть дня они провели все расставляя, переставляя, и распаковывая вещи. Это было изнурительно, но оно того стоило. Когда в конце дня он осмотрел квартиру, то увидел, как она преобразовалась из просто помещения в настоящий дом.

― Что думаешь? ― спросил он.

Андреа спускалась вниз по лестнице, на ней были плотно облегающие тренировочные шорты и топ с завязкой под грудью. Ее волосы были убраны в небрежный пучок, со свисающими прядями у ее лица. На мгновение, единственным его желанием было просто взять ее в свои руки.

― Еще много работы, ― она остановилась у подножия лестницы. ― Но мы справимся.

― Очень хорошо. Я бы сказал, мы над этим работаем, ― он вытянул руки и обнял ее.

― Фу! Я такая потная и грязная.

Она попыталась вырваться, но он просто опустил губы на изгиб ее шеи и облизал кожу. Она вздрогнула в его объятиях, и он увидел, как ее зрачки расширяются от желания.

― Тогда отлично.

― Не смеши. Нам нужно сходить в душ.

― О, мы сходим. ― Он с озорством взглянул на нее. ― После того, как опробуем тот кухонный остров, возле которого ты меня дразнила.

Она вскинула бровь, но он не ждал ее согласия. Он поднял ее на руки и понес в кухню. Их кухню. Он посадил ее на кухонный остров. На их кухонный остров. Он пальцами провел по ее коленям, максимально раздвигая ее ноги.

― Ненавижу портить твои планы, любовничек, ― прошептала она, ― но на самом деле у меня под этим кое-что есть.

― Ну, я просто должен это исправить.

Она схватилась за ворот его футболки и притянула к себе. Она была права. Остров был идеальной высоты. Он плотно прижался к ее шортам и был вознагражден стоном удовольствия от Андреа. Он откинул ее на кухонный остров, а затем зарылся лицом в ее тонкие тренировочные шорты. Он тяжело дышал в ткань пока она не начала извиваться.

― Нам нужно избавиться от них.

― Точно.

Она спрыгнула со стойки и сразу же сняла с себя всю одежду. Затем, не предупреждая, она схватила его за шорты и потянула их к своим коленям, стаскивая их к лодыжкам. Рукой она взяла его член, и ему пришлось наклониться вперед, чтобы держаться за остров, пока она массировала его член.

Языком она кружила по головке, и он закрыл глаза, чтобы не кончить ей на лицо. Она была щедра с его членом, смачивая всю головку, после чего взяла ее в рот и начала играться, словно с мороженным. Его челюсть сжалась, когда он напрягся, стараясь не потерять контроль.

Черт возьми, если она продолжит в том же духе, то он не сможет сдержаться.

Ему нужно было сдержаться.

ЧЕРТ!

Она качнулась к нему, вобрав в себя половину его длины, всасывая его головку на выходе. После этого, она снова наклонилась вперед. Он знал, что у нее был высокий рвотный порог, а он не хотел давить на нее, но, черт, сможет ли он еще глубже войти, когда она снова возьмет его член в рот.

Она пальцами вонзилась в его бедра, и ему потребовалась вся его сила, чтобы не схватить ее за голову и не начать вколачиваться ей в глотку. Он позволил ей самостоятельно руководить этой сладкой, райской пыткой. Она двигалась вперед и обратно, до тех пор, пока ему не показалось, что он готов распасться на кусочки от ее действий. Его член набухал, и удлиняясь. Он ощущал, как пульсировали его вены, пока он сдерживал себя, чтобы не кончить.

Черт возьми, эта женщина умеет сосать. Она делала это не часто, но, черт, когда она это делала, это было убийственно.

― Андреа, ― прорычал он, ― я кончу тебе в горло, если ты не остановишься, детка.

Она не остановилась.

― Детка, ― простонал он, хватая ее за волосы. ― Детка, мне нужно трахнуть тебя.

Она взглянула на него большими голубыми глазами, и ему пришлось сильно напрячься, чтобы не кончить ей на лицо.

Клэй вышел из нее, с легкостью поднимая ее с пола, а затем наклонил ее над островом. Ее киска была розовой и блестела, совершенно открыта в тот момент. Он провел пальцами по ее влажности, после чего вошел в нее своим членом.

Он знал, что у него не было шансов продержаться долго, поэтому ему нужно было хорошенько постараться для нее. Он жестко и безжалостно врезался в ее киску. Его яйца ударялись об ее клитор, когда он полностью входил в нее. Он уже чувствовал, что его разрядка уже не за горами, но ему нужно было, чтобы она кончила вместе с ним.

― Ты близко? ― спросил он.

Она громко застонала. Он вошел в нее еще несколько раз, сжав ее бедра достаточно сильно, чтобы остались синяки, а затем стремительно кончил внутри нее.

Она издала пронзительный крик, когда он почувствовал, как ее стенки сжимаются вокруг него. Ее тело дрожало. Ее ноги размякли, и ему пришлось удерживать ее, чтобы она не упала.

― Черт, ― пробормотала она, ложась щекой на холодный остров. ― Новый способ отпраздновать переезд.

― Мы еще не закончили, ― сказал он.

Она рассмеялась, когда он вышел из нее.

― У нас осталось еще много комнат, ― согласилась она.

― Верно.

― Сначала в душ? ― предложила она.

― Ммм…мокренькие и голенькие. Одобряю.

― У меня идея, ― произнесла она пару минут спустя, когда они стояли под горячей струей в душе.

― Мне нравятся идеи.

Он провел руками вверх и вниз по ее телу, не веря, что все это принадлежало ему. Что он заполучил ее обратно. Что это было по-настоящему. Он думал, что Брейди был счастливым сукиным сыном на этой земле. Теперь же, он не сомневался, что этот титул достался ему.

― Как насчет вечеринки в честь новоселья?

Его губы снова нашли ее, когда он провел пальцами у нее между ног, прижав ее спиной к стенке душа.

― Все, что пожелаешь.


* * *


Клэй сразу мог сказать, что Андреа полностью вжилась в роль хозяйки на их вечеринке в честь новоселья, и что она также до чертиков боялась предстоящего.

― Все будет хорошо, ― снова повторил он.

Он провел руками по ее обнаженным предплечьям. Она была в коротком, цветочном платье без рукавов, на каблуках, которыми постоянно стучала по паркету.

― Я знаю. Знаю. Просто…

― Все нормально. Тебе хочется произвести хорошее впечатление, но…это наши друзья и семья. Все как раньше.

Она кивнула.

― Просто…это впервые, когда мы делаем что-то подобное как пара.

― Мы годами делали разные вещи вместе. Единственные, кто знает, что на этот раз все по-другому - это только мы с тобой. Только наше мнение здесь имеет значение.

Она выпрямилась и кивнула.

― Я знаю. Не понимаю, почему я нервничаю. Действительно глупо.

Он улыбнулся ей, когда раздался звонок в дверь.

― Я открою, ― воскликнула она, мчась к двери.

На пороге оказались Брейди и Лиз, после чего раздался поток возгласов от девушек. Лиз притянула Андреа в объятия и крепко сжала.

― Ааа! ― снова закричала она, подпрыгивая на каблуках.― Так здорово!

Андреа рассмеялась, после чего попыталась выкрутиться из объятий Лиз.

― Спасибо. Проходите.

Когда Брейди и Лиз вошли в фойе, Андреа закрыла за ними дверь и в ожидании ходила туда и обратно.

― Что скажите? ― спросила она.

― Красиво! ― выдохнула Лиз. ― О Боже, покажи мне здесь все!

После чего она последовала за Андреа, чтобы осмотреть квартиру.

Клэй просто засунул руки в карманы и откинулся на пятки.

― По крайней мере, они перестали визжать, ― сказал он брату. ― Выпьешь?

Брейди засунул себе в ухо палец, словно пытался вернуть слух.

― Конечно.

Клэй повел его в столовую, где у него был бар, установленный в антикварном шкафу. Андреа настояла, чтобы они купили его для этой комнаты. Он налил им обоим скотча и вручил Брейди хрустальный бокал. Они сделали по глотку.

Затем, Брейди протянул руку Клэйю. На мгновение, Клэй удивленно посмотрело на нее, после чего пожал руку Брейди.

― Поздравляю, ― искренне произнес Брейди. ― Горжусь тобой.

― Я…ну…спасибо.

― Я знаю, что значит для вас быть здесь, и как тяжело тебе пришлось за последние несколько месяцев. Я сожалею, что не смог быть рядом чаще.

― Да, ну, сомневаюсь, что я бы пришел к такому решению без твоей помощи, ― признался Клэй.

Было очень странным вести такую задушевную беседу с Брейди. С человеком, которому он всегда завидовал…которого всегда презирал…и на которого всегда равнялся. У него всегда были очень смешанные эмоции по отношению к Брейди. Это словно вглядываться в озеро, пытаясь рассмотреть дно. Мрачное и размытое в темноте. С течением времени, он перестал ненавидеть Брейди, перестал ему завидовать, и просто оставил все в прошлом.

― Послушай, ― произнес Брейди, почесывая затылок, ― то, что ты сказал на свадьбе во время тоста. С тех пор у нас не было момента нормально поговорить об этом. Ты же на самом деле не считал, что живешь в моей тени?

Клэй усмехнулся и покачал головой.

― Было не просто быть твоим младшим братом, Брейди. Именно это я и имел в виду, но теперь я спокойно к этому отношусь. Ты занимаешься своим, пытаясь завладеть миром или спасти его, или что там еще. А я занимаюсь своим.

― Из того что я слышу…у тебя все хорошо, ― произнес Брейди.

― Справляюсь, ― честно ответил он, думая о тех проектах, над которыми он работал с Джиджи.

― Это по-Максвелловски.

― О чем болтаете, мальчики?

Спросила Лиз, спускаясь по лестнице, как раз, когда раздался звонок в двери.

― Ни о чем, милая, ― ответил Брейди.

Андреа бросилась открывать, когда Лиз присоединилась к ним. В двери вошел Крис, и Брейди подошел поздороваться со своим лучшим другом.

Ни о чем, милая, ― повторила Лиз, закатив глаза. ― Почему у меня такое чувство, что вы что-то задумали?

― Потому что обычно так и бывает, ― подмигнув, ответил Клэй.

Лиз налила себе напиток из одной из бутылок на столе, после чего внимательно на него посмотрела.

― Хочу кое-что сказать на счет этого всего.

― И что же?

― Может ты не такой уж и балбес, как я думала раньше.

Он лопнул от смеха.

― Правда?

― Я хочу сказать, я знаю, что ты идиот, но может быть уже не такой, каким был раньше.

― О, я такой же, как и раньше.

Она снова закатила глаза.

― Ты знаешь, что говорят про тех, кто этим хвастается.

― Насколько мне известно, ты знаешь об этом не понаслышке.

― Подлец, ― со смехом сказала она.

Он прикоснулся к ее плечу и посмотрел в ее нежно голубые глаза.

― У нас бы ничего не вышло, любовь моя.

Она в очередной раз закатила глаза.

― Я знаю, что ты до сих пор терзаешь себя из-за этого.

― О, да, постоянно, ― с сарказмом произнесла она.

― Те три недели на Бора Бора…действительно удручают.

― Я всегда буду тем, кто ушел.

― Очевидно, ― хихикая, ответила она. ― Теперь, расскажи мне все, как это случилось.

И Клэй начал рассказывать свою историю Лиз, пока его дом постепенно наполнялся гостями. В какой-то момент, к ним заглянули поздороваться Джиджи, Итан, и Кэш. Андреа вывела Джиджи, чтобы показать ей квартиру. Джиджи выглядела ужасно испуганной, но все равно пошла за ней. Она все еще с опаской относилась к Андреа, после того как дважды думала, что все им испортила. Клэй просто надеялся, что Андреа подтолкнет Джиджи к Крису, ведь теперь он переехал в Вашингтон. Подруга Андреа Джейми, пришла со своим мужем, и они вместе с Лиз начали обсуждать картины, развешенные по всему дому. В комнате собралось куча сотрудников Клэйя из «Купер и Нильсон», и знакомые Андреа по бизнесу.

Теперь Андреа казалась намного более расслабленной, когда все были здесь, по сравнению с тем, когда все только начали приходить. Она была среди своих коллег, которых она с ним познакомила, и он оставил ее с ними. Он пошел на кухню, к Итану и Кэшу. В последнее время у него не было достаточно времени, чтобы увидеться с ними…с тех пор, как он перестал пьянствовать как прежде.

― Привет, ребята. Рад, что у вас получилось прийти, ― сказал Клэй, пожимая руку Итану, а затем Кэшу.

Итан поднял свое пиво.

― Мы бы такое не пропустили.

― Да. Никогда не думал, что мы застанем тот день, когда киска Андреа полностью окрутит тебя, ― сказал Кэш.

― Он прав, ― со смехом произнес Итан.

Клэй неподвижно стоял. Его переполняла ярость. Он давно знаком с ребятами. У них были свои разногласия, и за последние пару месяцев они ему поднадоели, но он больше не мог терпеть это дерьмо. Они всегда несли всякую чушь об Андреа, и больше он не мог этого допустить.

― На самом деле, это была моя идея съехаться вместе, ― сказал Клэй.

Его тон был угрожающим и наполнен предупреждением.

Итан, казалось, понял его намек, но Кэш всегда оставался идиотом.

― Чувак, она даже убедила тебя, что это была твоя идея. Это старо как мир. Надеюсь, ты продолжаешь трахать какую-нибудь горяченькую цыпочку на стороне.

Кэш сделал большой глоток пива.

Клэй потребовалась вся его выдержка, чтобы не заехать Кушу по морде. Его уже давно так ничего не злило, но он не собирался вести себя как быдло по отношению к своему другу.

― Не смей так разговаривать в моем доме, ― прорычал Клэй.

― Какого черта, приятель? ― спросил Клэй.

Итан ударил его по руке.

― Чувак, думаю, он не шутит.

― Да, я совершенно серьезно.

― Ой, да ладно, ― со смехом произнес Кэш. ― Я просто шучу. Мы же шутили, правда, Итан?

― Нет, не шутили, ― сказал Клэй. ― И ты больше не будешь шутить на счет Андреа. Я запрещаю. Вы всегда относились к ней, как дерьму, и что попало несли про нее, и я больше не буду с этим мириться. Вы не знаете ту женщину, которой она стала. Вы ни хрена не знаете, ― злобно сказал он. ― Так что, думайте, прежде чем снова заговорить о моей девушке. Если выбирать между ней и вами, то я выбираю ее. Всегда. Поэтому, привыкайте.

― Эй, прости, ― быстро сказал Итан. ― Надеюсь, ты не думаешь, что мы это говорили серьезно. Мы всегда знали, что она твоя девушка. Просто…мы подумали, что у вас все как прежде.

― Нет, это не так.

― Не парься на счет этого, Клэй, ― сказал Кэш.

Казалось, он понял, что зашел слишком далеко. Это был настоящий прогресс.

― Мы все поняли. Теперь ты семейный человек. Мы отваливаем.

― Хорошо.

Клэй глубоко вздохнул, после чего протянул руку своим друзьям. Они снова пожали руки, после чего разговор перешел на работу в одной из юридических фирм, в которой работали Итан и Кэш. Такую беседу было вести легко, но он был рад, что все им разъяснил. Ситуация изменилась, им нужно было понять, что больше так говорить об Андреа было не допустимым, но он не хотел отказываться от их дружбы. Они были идиотами, но это были его идиоты. В семье не без урода.

Вечер подошел к концу, и вскоре их гости поздравили их с новосельем и начали прощаться. Когда все собрались уходить, Андреа и Клэй каждого обняли и обменялись рукопожатием.

Джиджи крепко сжала его и сказала ему на ухо:

― Было не так уж плохо. Я очень рада за тебя.

― Спасибо, Джи. ― Он отпустил ее. ― Так…как на счет тебя и Криса?

― И вот, я снова тебя ненавижу.

Он засмеялся.

― Так значит, надежда есть.

― Я не собираюсь с тобой это обсуждать. Мы с ним просто друзья, ясно?

― Просто друзья, ― повторил Клэй, изображая кавычки. ― Не сомневаюсь.

Она сильно толкнула его по руке.

― Не лезь в это, Максвелл.

― Не могу, Де Роса.

― Спокойной ночи, ― решительно произнесла она, после чего вышла за остальными гостями.

Андреа наконец-то закрыла двери, и со вздохом откинулась на спинку стула. Она закрыла глаза.

― Все прошло отлично.

― И весело, ― согласился он.

― Нет…

― Нет? ― в замешательстве спросил он.

Она открыла глаза и свирепо взглянула на него, соблазнительно.

― То, как ты общался с Итаном и Кэшем.

― Что? Ты слышала?

― Да. Я случайно зашла, когда ты говорил им это.

― Ну, я просто…― Он почесал затылок.

Он не знал, что его кто-то слышал.

― Я хотел, чтобы они поняли, что ты самое важное, что есть в моей жизни. Больше они не могут, что попало болтать о тебе. Это задевает меня.

Она улыбнулась, озаряя всю комнату.

― Ты даже не представляешь, что это значит для меня. Я всю неделю боялась их прихода.

― Почему ты мне не сказала?

Он сократил между ними дистанцию и провел руками по ее предплечьям.

― Они - твои друзья, ― просто ответила она.

― Да, но они не будут ими, если не могут с уважением относиться к тебе.

― Я просто переживала. Вот и все. Я знаю, как они влияют на тебя. Я знаю, что случалось раньше, когда они были рядом. ― Она закусила губу. ― Я просто переживала.

― Ну, теперь не стоит переживать, ― ответил он.

― Никогда, ― согласилась она. ― Теперь все по-другому.

Она поднесла руку к его рубашке и наклонила его к своим губам. Поцелуй был сладким и наполненным обещанием о светлом будущем, надежде, и исполнением всего задуманного.


Глава 28

Дело только в тебе


Клэй вышел из душа. Пар настолько заполнил ванную, что он едва мог разглядеть зеркало в комнате. Он потянулся за белым полотенцем и обернул его вокруг талии. После долгого дня в офисе, он просто не мог дождаться, когда вернется домой и смоет этот день прочь. К тому же сегодня вечером Андреа открывала свою галерею, и ему хотелось выглядеть презентабельно, когда она вернется домой.

Пар рассеялся, когда двери в ванную распахнулись.

― Ах! ― воскликнула Андреа. ― Черт!

― Привет, я не знал, что ты уже дома.

― А я не знала, что ты дома…― Она замолчала, когда пар рассеялся, и ей хорошо стало его видно.

― Да?

― Вау, ― выдохнула она. ― Ты выглядишь ужасно сексуально.

Он рассмеялся и провел рукой назад по своим волосам.

― Спасибо, детка.

― Нет, серьезно.

Она вошла в ванную, после чего провела ногтями по его груди, а затем по кубикам на его животе.

― Ты просто восхитителен.

Он потянулся к ее бедрам и притянул ее к себе.

― Тогда, если ли проголодалась…

Она облизнула губы.

― Всегда, когда ты рядом.

― Ну, я могу прекрасно утолить твой голод.

Она застонала.

― Как бы я ни хотела, чтобы ты трахнул меня прямо здесь и сейчас, ― сказала она, тихо отступая назад, ― этот пар испортит мне волосы перед открытием.

Клэй засмеялся и шлепнул ее по заднице, когда она выбежала из ванной. Он переоделся в смокинг, и Андреа вышла из их гардеробной в красном платье с тоненькими лямочками и узким разрезом от ее декольте к пупку. Она подобрала под него блестящие золотые туфли.

Андреа наняла водителя, чтобы они могли насладиться вечером, не переживая о том, как вернуться домой. Особенно, если они захотят остаться после вечеринки, которая как он знал, будет невероятно успешной для нее.

Она туда-сюда заламывала пальцы.

Он потянулся к ней и взял ее за руку.

― Ты прекрасно справишься. Тебе не о чем беспокоиться.

― Ты прав.

Ее голос звучал отстраненно.

― Посмотри на меня, ― сказал он.

Она повернулась лицом к нему.

Он взял ее за подбородок, чтобы она посмотрела ему в глаза, и улыбнулся.

― Мы вместе, а когда мы вместе, ничего не может стать у нас на пути. Это просто очередное открытие галереи. Ты их как орешки щелкала. Тебе не о чем волноваться.

― Ладно, ― прошептала она.

Он наклонился и поцеловал ее в губы.

― Не о чем, ― повторил он.

― Будет лучше, когда все закончится.

― Знаю. Ты слишком сильно переживаешь. Я уже готов взглянуть на твою галерею.

На ее губах появилась настоящая улыбка.

― Надеюсь, она оправдает твои ожидания.

Он ухмыльнулся.

― Уверен, она превзойдет их.

Водитель остановился напротив галереи, и Андреа снова разрешила пройти через черный вход ее офиса.

Она сделала глубокий вдох, положив руку на двери в студию и посмотрела на него, взглядом полного надежды.

― Готов?

― Полностью.

Он едва мог контролировать свое волнение, пока ждал, когда она покажет ему зал.

Она открыла двери, входя внутрь, включила свет. И ахнула. В центре огромной галереи стоял мольберт с картиной, накрытый белой тканью.

― Черт возьми, что это такое? ― спросила она. ― Прости, Клэй. Я не так…я не так хотела, чтобы ты все увидел. Я не знаю, кто это сюда поставил, ― задыхаясь, произнесла она. ― Не могу поверить, что здесь кто-то остался, после того, как я поехала домой, переодеться. Я оторву им голову, когда узнаю, кто это сделал.

Клэй засмеялся.

― Андреа, все нормально. Это просто еще одна картина.

― Это не просто картина! Я неделями работала над оформлением этого зала. Все было в порядке. А теперь, вот так.

― Мы можем ее передвинуть. Все хорошо, ― он успокаивал ее.

Она вздохнула.

― Хорошо. Давай выясним, откуда она, пока меня не накрыла истерика, и я не начала швыряться вещами.

Стуча каблуками по паркету, она помчалась через весь зал. Он был позади нее, сложив руки за спину с огромной ухмылкой на лице. Она дернула ткань, и когда та упала, она ахнула еще громче, чем раньше. Ее руки подлетели ко рту, и она, казалось, замерла на месте.

― Клэй…― пробормотала она.

― Сюрприз!

― Ты не мог, ― произнесла она, уставившись на картину женщины, которая со слезами на глазах смотрела в окно, за которым шел дождь. Та самая картина, которой была одержима Андреа, и которую она продала больше чем за полмиллиона долларов - его годовая зарплата.

― О, я смог.

Из ее глаз потекли слезы, когда она посмотрела на него.

― Как?

― Разве это важно? Просто знай, что я вернул ее тебе.

― Конечно, это важно. То есть…эта картина…она…,― казалось, она потеряла дар речи. ― Она была очень востребована. Я знала, кому продала ее. Я знала, сколько он был готов потратить, чтобы получить ее. Он бы никогда не продал ее тебе.

Клэй усмехнулся.

― Ну, очевидно, это не так, верно?

― Как? ― снова спросила она.

Клэй начал рассказывать.

― Понадобилось кучу сил, чтобы хотя бы узнать, кому ты продала ее. Я не хотел вторгаться в твою личную жизнь, поэтому я не стал лезть в твои дела. Но, в конце концов, я все-таки узнал, кому ты ее продала, и встретился с парой, которой ее перепродали. Они наотрез отказывались обратно продать ее мне, как бы я их не упрашивал.

Андреа усмехнулась.

― Не сомневаюсь.

Он сделал глубокий вдох. Это была та часть, которая ему не нравилась.

― Поэтому…я поехал к Ашеру.

― Что? ― пробормотала она.

― Ну, кажется, он, как и ты, разбирается в этой индустрии. Я должен был использовать все варианты. Осмелюсь сказать…он был не очень рад меня видеть.

― После того, что случилось на свадьбе у Брейди, думаю не рад.

― Но в итоге он мне помог.

― С чего бы ему это делать? ― настаивала она.

Клэй почесал голову и посмотрел в пол.

― Из-за тебя, Андреа. Он ненавидит меня, но ты ему до сих пор достаточно не безразлична, чтобы согласиться помочь мне сделать тебя счастливой.

― О, Клэй, ты не должен был этого делать, ― прошептала она.

― Конечно, должен был. Как бы там ни было, мы разыскали арт-дилера, который продавал другую картину, которую эта пара хотела купить даже больше, чем твою. Я выкупил ее, после чего снова вернулся к этой парочке и предложил им следку.

― Они не…

― Они не захотели. Они предложили выкупить у меня картину. Я сказал им тоже, что они сказали мне…она не продается. Думаю, в итоге я очаровал их, потому что вот та картина, которую я хотел, и а у них - та, которую они хотели видеть у себя над камином.

Андреа посмотрела на него, и он не мог понять, о чем она думала. Часть говорила: «Ты идиот, а другая - «Я хочу трахнуть тебя прямо на этом месте». Он не возражал.

― Ну, тебе нравится?

Она покачала головой.

― Я обожаю ее. Не могу поверить, что она здесь.

Он обнял ее за талию и накрыл ее губы своими, медленно и нежно.

― Ты сводишь меня с ума, Андреа. Единственное, чего я хочу, только чтобы ты была счастлива. Я сделаю все, что угодно, чтобы сделать тебя счастливой.

― Разве ты не видишь? ― прошептала она, ее глаза снова наполнились слезами. ― Ты делаешь меня счастливой. Ты всегда был тем, кто делал меня счастливой.

― Не испорть свой макияж, ― пошутил он, прочищая горло.

От ее слез у него рос ком в горле.

― Тебя еще ждет открытие галереи.

― Спасибо тебе. За это. За все.

― Спасибо, что дала мне второй шанс. Все это время, я не знал, что хотел именно этого. Но теперь я буду помнить об этом всегда.

Она поцеловала его, долго, заглушая его слова. Они стояли так, не отрываясь друг от друга, до тех пор, пока кто-то не начал кашлять. Видимо, пришел персонал, и они готовы к открытию галереи.


* * *


Когда галерея открылась, Клэй все время был рядом с Андреа. Он приветствовал клиентов и направлял их к экспозициям, в целом, наслаждаясь ее успехом.

Последняя выставка, которую она проводила…для него была ужасной. Один из его самых неудачных периодов во время их разрыва. Теперь же, он был с ней, наблюдая за ее великолепным открытием.

В какой-то момент, пришел Ашер. Он выглядел обеспокоенным тем, что находился там, но Клэй протянул ему руку. Ашер помог ему, когда он в этом нуждался. Пока Ашер держится подальше от его девушки, он мог закрывать глаза на то, что было в прошлом. В конце концов, победил Клэй.

Стало больше посетителей, с которым Клэй был знаком. Их друзья, семья, которые недавно были у них на новоселье. Его начальник, Тэд Купер, пришел со своей женой. И как раз, когда все немного успокоилось, и настало время Андреа вернуться к гостям, чтобы со всеми пообщаться…появились его родители, словно из ниоткуда.

Андреа широко улыбнулась.

― Мистер и Миссис Максвелл, ― формально произнесла она, ― я и не подозревала, что вы приедете.

Мать Клэй подошла прямо к Андреа и обняла ее.

― Андреа, зови меня Мэрилин. Мы помним тебя с самого детства.

Андреа тихо рассмеялась.

― Конечно, Мэрилин. Вы же меня знаете. Рада вас видеть. Вы ищите что-нибудь конкретное?

― Мы просто пришли, увидится со своим сыном и его очень успешной девушкой, ― с улыбкой ответила Мэрилин. ― Правда, Джефф? ― она подтолкнула отца Клэйя.

― Это правда, ― произнес он. ― Мои поздравления, дорогая.

Он чмокнул Андреа в щеку и широко улыбнулся улыбкой политика.

― Мы оба гордимся тобой.

Его отец протянул руку, и Клэй пожал ее. Он был слегка ошеломлен тем, что его отец здесь. Он знал, что они были в списке приглашенных, но они не сказали, что приедут. Его родителя большую часть лета проводили в Чапел-Хилл, подальше от Вашингтона, если могли.

― Был рада услышать, что вы двое, наконец-то, съехались, ― сказал его отец. ― Больше никакого раздельного проживания.

― Все к тому шло, ― вмешиваясь, произнесла Андреа.

Она знала, что он никогда особо не общался со своим отцом наедине.

― Точно, ― произнес Клэй.

Он обнял Андреа за плечи.

― Все к тому шло. Следовало давно уже это сделать.

― Ну, мы очень счастливы за вас. После того, как Брейди и Лиз поженились, мы надеемся, что следующими будете вы, ― сказала Мэрилин.

Клэй кашлянул, а щеки Андреа покраснели.

― Не стоит бежать впереди паровоза, ― со смехом произнесла Андреа.

― Мы просто рады, что мы снова вместе, ― сказал Клэй. ― Пусть все идет своим чередом.

― Так и нужно. Живем один раз, ― сказал Джефф. ― Я всегда знал, что ты самый умный из моих детей.

Клэй едва ли не отшатнулся назад.

Что?

Раньше его отец никогда ему такого не говорил. Он даже ни разу не намекнул на то, что считал, что Клэй заслуживал хотя бы на то, чтобы находиться в тени Брейди.

Звание генерального прокурора было бы хорошим достижением для Клэйя. Но до тех пор - никакого признания. Лучший из своей группы в Йеле. Сотрудник Верховного Суда. Лучшая юридическая работа в стране…и все равно никакого признания.

Теперь, когда он съехался с Андреа, этого вдруг, стало достаточно.

― Спасибо, пап, ― искренне удивившись, произнес он.

Андреа сжала его руку. Она знала, что это значило для него.

― Без вашего ума и усердной работы вы бы не добились того, что у вас есть сейчас, ― продолжал его отец. ― Это по-Максвелловски. Ты отлично справляешься, сынок. Вы оба.

Он улыбнулся им, а затем Мэрилин повела его взглянуть на галерею. Клэй прейти в себя от потрясения.

― Ты в порядке? ― спросила Андреа.

― Я просто…я никогда не ожидал его одобрения, ― признался он.

― Ты никогда не нуждался в этом. Ты всегда был прекрасен, таким, какой ты есть. Ты вышел из тени Брейди. Может, настало время отпустить то, что говорил твой отец, когда ты был еще ребенком. ― Она провела пальцами по его щеке. ― Ты был ребенком.

Он кивнул.

― Ты права. Настало…настало время их отпустить. Сосредоточиться на том, что важно. На том, что передо мной. И это моя успешная девушка.

Она усмехнулась.

― Дело не во мне.

― О, Андреа, ― он указал рукой на потрясающую выставку, ― дело только в тебе. Как и должно быть.


Глава 29

Следовать зову сердца


― Ты точно готов? ― спросила Джиджи.

Она с тревогой покусывала ногти. За последние пару недель эту привычку он замечал все чаще и чаще.

Он схватил ее за руки и остановил ее.

― Перестать грызть ногти. Ты меня нервируешь.

― Прости. Я просто хочу, чтобы у тебя все сложилось.

― Все будет в порядке. То есть…― Он провел рукой по волосам. ― Я думаю, что все будет в порядке. Просто собери всех там в нужное время, и все будет по плану.

Она просияла.

― Отлично. Это я могу.

После этого она прижалась к нему и крепко обняла его.

― Боже, я так рада за тебя.

Клэй осторожно похлопал ее по плечу, не переставая смеяться.

― Ты такая эмоциональная.

― Не каждый день происходят такие события, ― ответила она, выпуская его из объятий. ― То есть…на самом деле, раз в жизни.

― Будем надеяться.

― И она действительно ни о чем не подозревает? Я имею в виду, ты сказал ей, что мы все собираемся отпраздновать переезд Криса? Просто вечеринка. Она ничего не заподозрила?

Клэй ухмыльнулся.

― Ничегошеньки. Хотя… Думаю, это моя вина.

Его лицо погрустнело. Сегодня был важный вечер. Он собирал всех своих друзей. Он позаботился о том, чтобы забронировать зал в любимом ресторане Андреа. Он планировал увести ее на прогулку под луной. И там он собирался задать ей тот самый вопрос. У него получится.

Но, конечно… Андреа никогда бы этого не ожидала. Потому что за все эти годы он ясно дал ей понять, что никогда не захочет жениться. Такое будущее не для них. На самом деле, от простой мысли о женитьбе у него в горле появлялся ком, его руки потели, и его внезапно бросало в жар. Брак казался ловушкой. С одной женщиной на всю жизнь. И он содрогался от этой мысли. И Андреа знала об этом. Она всегда знала об этом.

Нет…она никак не могла ничего заподозрить. Без вариантов.

― Это не твоя вина. Ты изменился, ― тут же произнесла Джиджи. ― И в любом случае, то, что она ничего не подозревает, к лучшему. Все девушки хотят, чтобы предложение было сюрпризом! Ты все правильно делаешь. Она ни за что не догадается!

― Верно. Все правильно, ― пробормотал он.

― Боже мой, только не надо мне здесь паниковать! У тебя есть кольцо. Ты обо всем договорился. Приедут твои друзья и даже долбанный фотограф, чтобы все запечатлеть. Клэй, единственное, что тебе остается сделать - это задать ей вопрос.

― Ага…

Она опустила ладонь ему на руку.

― И она скажет да.

― Ну, сегодня увидим.

― Да, увидим. Йеп! Я так рада, что смогу это увидеть! ― практически закричала она. ― Ладно. Езжай домой. Забери свою девушку. Увидимся в ресторане, я все подготовлю! Ни о чем не волнуйся.

― Понял. Скоро увидимся.

Клэй перебирал пальцами коробочку кармане, навязчиво то открывая, то закрывая ее, пока шел к своему Порше. Ему не верилось, что он так переживал. Его желудок связало в узел. Он не подумал, что она могла сказать нет. Она бы не отказала. Правильно?

Боже, это глупая неуверенность.

Он ехал в их квартиру, даже особо не понимая, куда ехал. И вот, внезапно, он паркуется и поднимается по лестнице. Ему нужно было привести свои мысли в порядок, если он собирался продержаться ближайшие пару часов так, чтобы она ничего не заподозрила. Ему хотелось, чтобы это было полным сюрпризом.

Клэй открыл двери и проскользнул внутрь.

― Андреа?

― Я здесь, ― из другой комнаты пробормотала она.

Он пошел на ее голос и увидел, что она свернулась калачиком на патио с открытой книгой у нее на коленях.

― Привет, детка.

Он поцеловал ее в щеку, снял свой пиджак и ослабил галстук.

― Ммм…подожди. Дай мне дочитать эту главу.

Клэй рассмеялся.

― Я уже это слышал.

― Только одну, ― сказала она, не поднимая взгляда.

― Хорошо. Ну, тогда я пойду переоденусь к ужину.

― О, точно, ― рассеяно произнесла она. ― Сегодня вечеринка Криса. Через минуту поднимусь.

― Ладно. Наслаждайся чтением.

Она издала какой-то звук, в качестве согласия, но так и не посмотрела на него. Чтобы она там не читала, это должно было быть увлекательно. Это же Андреа. Все или ничего.

Клэй переоделся в пару костюмных брюк и тонкую рубашку с закатанными рукавами. Он обул коричневые топ-сайдеры. Затем, он положил в карман коробочку с кольцом. Она слегка выступала, и он нахмурился. Ему не хотелось, чтобы она догадалась, что он там прятал.

Со вздохом, он вытащил легкую ветровку. Ночи уже становились прохладными, поэтому это не будет казаться странным. После этого, он засунул футляр в карман курточки.

Неудивительно, что Андреа так и не пришла переодеваться.

Когда он спустился вниз, она до сих пор была в майке и шортах. Она была босая. Она крутила свои длинные светлые локоны, полностью погруженная в книгу перед собой.

― Я думал, что ты сказала всего лишь об одной главе, ― произнес Клэй.

Он наклонился и поцеловал ее в макушку.

― Да. Но конец последней главы был интригующим, поэтому мне нужно было узнать, что произойдет дальше. То есть…все их отношения были под угрозой.

― Каждая глава заканчивается интригующе. Именно так они поддерживают твой интерес.

― Шшш, ― произнесла она, махнув на него рукой. ― Еще одну главу.

Не жалуясь, он сел в кресло рядом с ней. Если ей хотелось посидеть с книгой, ладно. Пока они не опаздывали в ресторан, он не будет возражать.

Спустя двадцать минут, она наконец-то вздохнула, положила в книгу закладку, и закрыла ее.

― Они все уладили. Я могу жить дальше.

Клэй усмехнулся.

― Ты же понимаешь, что это вымышленные герои, правда?

Андреа ахнула.

― Что? Они вымышленные? Не может быть! Они настоящие, черт возьми!

― Ты убиваешь меня.

― Да, ну, это ты пытаешься разрушить мои мечты своей правдой.

― Ладно. Они настоящие, и они будут жить долго и счастливо.

Она пожала плечами, встала и потянулась.

― По крайней мере пока. Уверена, им еще придется столкнуться с парочкой неприятностей.

― Разве так не у всех?

― Пошли наверх. ― Андреа взяла его за руку, и он поднялся, накрыв ее долгим неспешным поцелуем. ― Ммм…ты точно идешь со мной наверх.

Он рассмеялся.

― Хорошо, но давай не будем опаздывать на ужин.

― Ну, может чуточку? ― уговаривала она, целуя его.

― Ты могла бы меня убедить.

Она вытянула его из патио, и повела наверх. Они были на втором этаже, когда Андреа резко остановилась.

― Вообще-то…у меня другая мысль.

― Какая? ― спросил он.

Он перехватил ее взгляд по направлению в ее студию. Как он и обещал, он установил для нее замок, и с тех пор как они переехали, он еще не был внутри. Конечно, ему было любопытно, но он бы никогда не вторгся в ее личное пространство. Для нее это было важно. И он это уважал.

― Идем.

Она осторожно подошла к двери и остановилась, опустив руку на ручку.

― Ты не обязана мне показывать.

― Знаю, ― тихо произнесла она. ― Но…я хочу.

Он кивнул, понимая, что она наконец-то открывала перед ним последнюю частичку себя, а затем она открыла дверь. Она сделала глубокий вдох, полностью распахивая дверь для него. Он вошел за ней в комнату.

Она была идеальной. Такой же, как и Андреа, на мгновение, у него перехватило дыхание. Картина, которую он купил для нее, висела на стене словно трофей, хотя вся комната была увешана картинами. Одну стену занимали картины современного искусства, остальные были темными и подавленными. Практически все были в черно-белых тонах, лишь парочкой вкраплений цвета в некоторых участках. Еще больше картин лежало на столе посредине комнаты - незавершенные полотна, и те, которым требовалось какое-то дополнение.

Он практически мог видеть, как она каждый день принимала решение, какую выбрать картину для завершения работы. Они не предназначались для чужих глаз. Только для себя.

Именно поэтому они были такими изысканными. Каждая по-своему.

На ней не было давления, из-за того, что их нужно было выставить напоказ перед публикой для критики или необходимости одобрения посредством продаж. Были только холст, краски и кисть. В этот момент он влюбился в нее еще сильнее. Так сильно, что сердце сжималось.

― Вон те, ― нерешительно произнесла она, указывая на яркие картины. ― Думаю, это мои самые любимые их тех, что я нарисовала за последние пару лет…до…до расставания. Я попыталась повторить картины художников, которыми я восхищалась, пока мои работы не начали принимать свою форму.

Она закусила губу, после чего взглянула в темную часть комнаты.

― А эти я сделала во время расставания.

Это было словно открытое окно в ее душу. Месяцы, когда они жили вдалеке друг от друга были тяжелыми, мрачными, угнетающими и мучительными. Он видел это в каждом мазке. По темным линиям и краскам, по удручающе пустынной картине.

Ему перехватило дыхание от этих слов.

― Думаю, мои новые работы - это золотая середина, ― сказала она, указывая на картины, лежащие на столе.

Это был компромисс. Что-то среднее между строгостью и яркими красками ранних лет и угнетающе мрачными месяцами их расставания. Счастье, пропасть, воссоединение с любовью. Вот о чем говорили ее новые картины.

И тогда он понял. До него просто дошло.

К черту все.

― Давай убежим.

― Что? ― спросила она.

Она сжимала пальцы, словно переживая о том, что он скажет о ее картинах. Как будто он мог сказать, что они не были замечательным.

― Давай убежим.

Он взял ее за руку и притянул к себе.

Она замерла в его объятиях и настороженно взглянула на него.

― Ха-ха-ха. Очень смешно, Клэй.

― Нет, правда, Андреа, ― без предисловий, сказал он, глядя ей в глаза. ― Выходи за меня.

Андреа успокоилась и слегка рассмеялась.

― Клэй, перестань.

Клэй просто улыбнулся, опустился на одно колено и вытащил голубой футляр от Тиффани из кармана своей ветровки. Ее глаза стали размером с блюдца.

― Нет, это ты перестань, Андреа. Давай убежим. Выходи за меня.

Она рукой накрыла рот. В ужасе задыхаясь от того, что сейчас происходило. Он видел в ее глазах слезы.

Да, она точно не подозревала, что он сделает такой шаг. Хотя, честно говоря, он сам не ожидал, что это произойдет вот так. Но лучшего момента быть не могло. Она открыла перед ним свою душу. И ему хотелось, чтобы они были вместе до конца своей жизни. Только так и никак иначе.

― Клэй, ― выдохнула она. ― О, Боже!

― Это значит да? ― спросил она.

― Да! Ты шутишь? Конечно, да!

Он рассмеялся и подскочил, обняв ее.

― Боже, как же я люблю тебя.

― Я тоже тебя люблю. Господи, ты только что сделал мне предложение.

Она протянула левую руку, слегка дрожа, а он достал огромное кольцо. Это был громадный круглый бриллиант с двойным ореолом бриллиантов вокруг камня по центру. Само кольцо было украшено простой нитью бриллиантов вокруг ее пальца. И, когда он надел его, он победоносно улыбнулся. Бриллиант занимал практически весь ее маленький пальчик.

Теперь она действительно заплакала.

― Господи, оно прекрасно. Я бы выбрала точно такое кольцо. Откуда ты узнал?

― Просто я знаю тебя, детка, ― ответил он, притягивая ее, чтобы поцеловать. ― Я всегда тебя знал. И мне всегда хотелось прожить с тобой всю жизнь. Теперь, это официально.

― Теперь это официально, ― с трепетом произнесла она. ― Боже мой, теперь мы официально пара.

― Только ты должна кое-что сделать, перед тем, как мы поедем на вечеринку к Крису.

Она просияла.

― Что?

― Скажи им обо всем сама, а то они прикончат меня.

― Что? Почему?

Он рассмеялся и наклонил голову.

― Ну, вся эта вечеринка на самом деле для тебя, и я планировал сделать тебе предложение там. Так что, они все ждут, когда мы приедем.

Она начала неудержимо смеяться.

― Ты хитрый пес! Я даже понятия не имела. Почему не подождал?

― Я не мог больше ждать. Это был идеальный момент. Как я мог не сказать тебе, что хотел провести с тобой всю оставшуюся жизнь, когда ты стольким делилась со мной?

― О, я так тебя любою! ― Она бросилась в его объятия. ― Мы женимся!

Скоро Андреа прокричала это вновь, как только они вошли в зал ее любимого ресторана. Она продемонстрировала свою руку собравшимся: Джиджи, Брейди и Лиз, Крису, Итану, Кэшу, Джэйми и ее мужу Джеймсу, Виктории и ее парню Дэниелу. Все ахнули и внимательно посмотрели на кольцо, которое она показывала толпе.

Но пока в зале стоял хаос, Джиджи подошла к Клэйю и ударила его по руке.

― Я столько сил потратила, чтобы все это организовать, а ты сделал предложение дома?

― Спасибо, Джиджи. Я бы не справился без тебя.

― Черт, я так хотела это увидеть! Расскажи мне все.

― Спроси у Андреа. Уверен, она не против рассказывать об этом миллион раз.

Джиджи подошла ближе, чтобы хорошенько рассмотреть кольцо на пальце Андреа и попросить ее рассказать, как все было. Все парни подошли к нему с напитками в руках, с поздравлениями похлопывая его по спине, после чего все выпили.

Когда все наконец-то сели за стол, у них начался праздничный ужин. Девушки уже начали планировать свадьбу, а Клэй не возражал. Это был один из самых лучших дней в его жизни. Лучше и быть не могло. Девушка его мечты сказала да, и он был со своими друзьями и семьей. Он никогда не был счастливее. Он никогда не думал, что этот день настанет, но теперь он радовался, что это произошло.

Как только ужин подошел к концу, Клэй получил обратно свою невесту - черт! Свою невесту! - и пожелал всем спокойной ночи.

― Пошли сюда.

― А что там? ― спросила она.

― У меня была запланирована прогулка под лунной. Подумал, что мы все равно могли бы немного пройтись.

― Звучит прекрасно.

Она взяла его под руку, и они начали двигаться по темной дорожке.

― Девчонки так рады. Им хотелось знать все в деталях. Лиз недавно сама прошла через это, поэтому она сразу приступила к организационным моментам, но, черт, я никогда не думала, что это случится. Я даже не знаю, чего хочу.

― Нет, ты знаешь, ― легко сказал он.

― Может быть, ― с усмешкой согласилась она. ― Я просто…ну, наверное, нам стоит подумать о дате.

― Точно.

― Что думаешь? ― спросила она.

― Думаю, когда будет потеплее.

― Так, может, следующей весной?

Он остановился под фонарем и поцеловал ее.

― Я думал, немного раньше.

― Но…

― Может через две недели?

― Что? ― ахнула она.

― Зачем ждать?

У нее открылся рот.

― Затем…что нужно столько всего организовать. И мы только пару месяцев назад как снова сошлись. И…

― И это ничего не меняет. Я полностью твой. Ты - моя. Мы уже живем вместе. К тому же, мы и так собираемся поехать в Хилтон Хэд.

После открытия выставки, они собирались отправиться в отпуск, чтобы у них была передышка после изнурительной загруженности на работе. Он собирался…или, возможно, он совершенно не имел представления о том, что это случится, но он точно ей об этом не признался.

― Да, то есть, собираемся, но Клэй, я не могу организовать свадьбу за две недели!

― Нет, можешь, ― просто сказал он. ― Только подумай. Никакого стресса. Никаких переживании       на счет каждой мелочи. Потому что мы оба знаем, что ты одержима такими вещами. Только ты и я, и наша семья, и обмен кольцами на пляже.

Они открыла и закрыла рот.

― Ты серьезно?

― Я провел с тобой десять лет. Я знаю, что хочу этого. Я абсолютно уверен. Зачем тянуть?

На ее лице медленно появлялась улыбка, а потом она обняла его и поцеловала.

― Через две недели я стану Максвелл!

― Детка, ты всю жизнь была Максвелл.


Глава 30

Вне игры


Клэй думал, что спланировать свадьбу за две недели, сделало бы их тайный побег очень интимным моментом. Пляж, только он и Андреа, и клятвы и поцелуй.

Ничего вычурного. Ничего экстравагантного. Видимо, он заблуждался.

― Уф, похоже, будет дождь, ― проворчала Андреа возле него.

Она контролировала установку освещения и цветов возле бассейна в пляжном домике Максвеллов в Хилтон Хэд. Была приглашена команда рабочих, чтобы подготовить территорию к полному соответствию предпочтениям Андреа.

― Тогда, детка, ― произнес он, притягивая ее, чтобы поцеловать, ― мы поженимся под дождем.

Она сморщила свой милый носик.

― Это все испортит. Нам еще дождя не хватало, Клэй.

Он рассмеялся.

― Ничто не может испортить сегодняшний день.

― Ладно, Андреа, ― прокричала Лиз с другого конца бассейна. ― Нам нужно собрать тебя. Тащи свою задницу сюда.

Она поспешила к Лиз, а Клэй последовал за ней.

― Без тебя, ― сказала Лиз, толкая его в грудь.

Андреа пошла в дом к ожидающим ее стилистам по прическам и визажистам. Было весело наблюдать как группа мужчин и женщин с сумасшедшим пирсингом и волосами всех цветов радуги, стояли в холодном и суровом кабинете его отца.

Клэй перехватил руку Лиз на своей груди и ухмыльнулся.

― Нам нужно поговорить.

― О?

Она вздернула бровь.

― Я просто хочу, чтобы ты знала, что хотя я знаю, что тебе очень, очень хочется…сегодня тебе не стоит выражать возражение против нашего брака.

Лиз лопнула от смеха и отдернула руку.

― Идиот, я уже замужем.

― Послушай, теперь я официально выхожу из игры. Я знаю, что это твой последний шанс, но ради Андреа.

― О, конечно…ради Андреа.

Она резко крепко его обняла.

― Я на самом деле очень рада, что теперь у меня есть такой брат.

― Я тоже…сестренка.

Она застонала и отстранилась.

― Звучит очень странно.

― Так и есть.

― Удачи тебе, ― подмигнув сказала она, после чего ушла обратно в дом.

Брейди и Крис пришли через несколько минут после того, того как позаботились о последних деталях, на которых в последнюю минуту настояла Андреа. Она вручила им список как только они приехали, и их не было всю первую половину дня. Брейди передал все вещи, которые ему удалось добыть, после чего вытащил бутылочку виски.

― Это уже традиция, ― сказал Брейди, кивая головой к столу, который позже будет заставлен всем, что подготовила Андреа.

― Раз у тебя не было полноценного мальчишника, будет справедливым сегодня прикончить эту бутылку.

― На самом деле мы очень расстроены из-за этого, ― сказал Крис.

Клэй перехватил острый взгляд от Криса.

― Жаль, что разочаровал вас, ребята. Все было спланировано в последнюю минуту.

― Вы не могли подождать хотя бы еще три недели? ― пошутил Брейди.

― Сейчас или никогда, ― ответил Клэй.

― Привет, привет, привет! ― из дверного проема раздался звонкий голос.

Клэй развернулся и увидел, как на патио выходит Саванна.

― Где мой?

― Тебе еще рано, ― одновременно ответили Брейди и Крис.

После чего оба рассмеялись.

― Мне двадцать один! ― закричала она.

― Держи, Сави, ― произнес Крис.

Он передал ей напиток, и она лучезарно улыбнулась ему в ответ.

― Спасибо, Крис.

Брейди поднял свой бокал.

― За моего брата, который наконец-то нашел ту, которую так долго искал.

― И она была прямо у него перед носом, ― посмеиваясь, добавила Сави.

― Последние десять лет, ― произнес Крис.

― Говнюки, ― пробормотал Клэй.

Затем он опрокинул свой бокал и позволил напитку обжечь его горло.

Саванна грубо ударила своих братьев по плечам.

― Вы оба, братцы, вышли из игры в этом году. Что теперь делать женщинам этой несчастной страны?

― Переживут, ― ответил Брейди.

Клэй пожал плечами.

― Мне пофиг.

― А как на счет тебя, Сави? ― спросил Крис.

― Да, ― произнес Клэй, словно впервые осознал, что она пришла одна. ― А как же Траляля и Труляля*? (* Траляля и Труляля/Дам и Ди - персонажи книги «Алиса в стране чудес» Льюиса Кэрролла, впоследствии использовалось для обозначения двух очень похожих людей)

― Что прости? ― переспросила она.

Она выгнула бровь и скрестила руки.

― Мой брат - Ди или Дам? ― с весельем в глазах спросил Крис.

― Дам, ― хором ответили Брейди и Клэй.

Саванна просто уставилась на них.

― Это не смешно.

― Ой, да брось, Сави, ― произнес Клэй. ― По крайней мере, мы оставили твоему парню роль Ди.

― О да, от этого мне намного лучше.

― А все же, где твои два жениха?

Саванна проигнорировала их вопрос.

― У меня нет женихов. Сейчас не восемнадцатый век. У меня есть парень, у которого уже были планы на эти выходные, он собирался навестить свою семью. Я не смогла с ним поехать, потом что я редактор в газете, которую я полностью забросила.

― Не допусти, чтобы это услышала Лиз, ― с придыханием произнес Брейди.

― А Лукас? ― спросил Клэй.

Она пожала плечами.

― Я не знаю, почему ты решил, что я должна знать, где он. Спроси у Криса!

Они все повернулись к Крису.

― В университете. Он сказал, что хочет приехать и потеребить тебе…

Глаза Саванны расширились. Брейди и Крис были на грани кого-то убить.

Крис рассмеялся над их реакцией.

― То есть… потрепать тебе нервы, но он не смог уехать.

― Понятия не имею, почему я терплю вас! ― пробормотала Саванна.

― Потому что мы - семья, ― сказал Клэй, обнимая Саванну. ― И ты должна любить нас.

Саванна что-то проворчала, но он знал, что она любила его. Его семья не была идеальной. Но это была его семья. Они через многое прошли вместе. И он прошел бы через это еще раз, если это потребуется. Потому что так и должно быть.

Любовь.

Семья.

Друзья.

И он не хотел больше когда-нибудь об этом забывать.


* * *


Вскоре всех их гостей - те немногие, которые находились там - отправили на пляж. Клэй остался с Брейди, его шафером, возле бассейна, собираясь идти на пляж.

― Готов? ― спросил Брейди.

― Да, ― ответил Клэй.

Он тяжело сглотнул, засунул руки в карманы и качнулся с пяток на носки.

― Ты когда-нибудь боялся вашей свадьбы с Лиз?

― Я ужасно нервничал, ― признался Брейди.

― Нет, не может быть! ― сказал Клэй. ― Я был там.

Брейди улыбнулся.

― Мне хорошо удается контролировать свои эмоции. Это часть моей работы. Но уверяю тебя, я давно не был так измотан. Я был готов жениться на ней. Больше чем просто готов. Это большой шаг, и без переживаний не обойтись. Даже если это радостные переживания.

Клэй кивнул. Именно так он себя и чувствовал сейчас. Он был рад, но взволнован…рад, но взволнован. Его желудок скрутило в узел. Он никогда не думал, что этот момент настанет. Теперь, находясь здесь, он понял, каким был глупцом, думая так.

Он сделал глубокий вдох и медленно выдохнул. Он был готов.

На лестнице появился безумный организатор свадьбы, которого Андреа удалось уговорить помочь им со всем необходимым для этого дня, и помахала им двигаться вперед.

― Мы ждем вас.

Клэй сглотнул, после чего последовал за ней. Пляж был прекрасен. Был хороший день, с парой зловещих туч вдалеке. Ничего такого, о чем стоило бы волноваться. Был установлена дубовая арка, украшенная розовыми цветами. Перед ней стояли стулья, песочного цвета с розовыми подушками, которые уже были заняты гостями - его родителями, Саванной, Крисом, четой Этвудов, кроме Лукаса, Джиджи, Джейми, Итаном, и Кэшем.

Клэй и Брейли стояли перед аркой, где Амелия, женщина, которую Андреа нашла в интернете, у которой была лицензия и она жила в Хилтон Хэд, стояла рядом, чтобы поженить их.

Амелия пожала им руки.

― Рада познакомиться с вами. Я взяла все, что прислала мне ваша невеста, ― она положила руку на мягкую кожаную папку. ― Просто следуйте тексту.

― Хорошо. Спасибо, что согласились участвовать в такие сжатые сроки, ― сказал Клэй.

Он поправил нежно розовый галстук-бабочку на светло голубом костюме.

― С превеликим удовольствием.

После этого разговоры стихли, потому что Лиз, подружка невесты, только что спустилась по лестнице и начал играть скрипач. На ней было дымчато-голубое платье, а в руках бело-розовые цветы. Приближаясь ближе, Клэй понял, что она была босая. Он чуть ли не рассмеялся. Конечно. Ему бы тоже хотелось быть босым, вместо того, чтобы стоять в этих туфлях.

Лиз остановилась возле Амелии, и подмигнула ему.

Затем, музыка изменилась…как и его мир.

Андреа возникла как видение. Она никогда не выглядела более ошеломляюще.

Ему не хватало слов, чтобы описать ее великолепие. Нежно-розовое платье было таким воздушным, что практически просвечивалось на ее фигуре, словно было сшито именно для нее. Высокая мода и свадьба на пляже - две разные вещи, в которые Андреа очень хорошо вписывалась. Платье было без бретелей, и украшено блестками, изворотливо вшитыми в бюст, от чего она словно светилась на послеполуденном солнце, пока шлейф легко тянулся по песку. Ее волосы были уложены в мякгие локоны, которые обрамляли ее лицо и падали ей на спину. Но краше всего была ее улыбка. Всепоглощающе притягательная улыбка.

Благодаря ему на ее лице была эта улыбка.

Целой жизни не жалко, чтобы увидеть такую улыбку. В конце она отдала свой огромный букет белых и розовых пионов с нежно-зелеными листьями. После чего, она взяла его за руку.

― О, Боже, ― выдохнула Андреа.

― Можете занять свои места, ― произнесла Андреа. ― Для меня большая честь находиться сегодня здесь, за такое короткое время соединить этих двух людей, которые как очевидно очень любят друг друга. Когда всего две недели назад Андреа связалась со мной, с просьбой поженить пару, которую вы сегодня видете, я была очень рада засвидетельствовать их неподдельную любовь. Несмотря на все препятствия, сегодня они стоят перед вами, готовые дать самый важный священный обет в их жизни.

Амелия кивнула Андреа.

― Повторяйте за мной.

― Я, Андреа Биллингс, беру тебя, Клэйя Максвелла, ― по лицу Андреа начали катиться слезы, и она икнула, ― в свои мужья. В качестве своего партнера. И любви всей своей жизни.

Она моргнула и посмотрела на него. Он никогда не был так рад увидеть ее слезы. Он повторил клятву.

Единственное что ему хотелось сделать, это поцеловать ее. Зацеловать ее до смерти. Но у них еще будет возможность. Черт, еще никогда не было так тяжело дождаться поцелуя.

Они повторили за Амелией клятвы, после чего перешли к кольцам. Кольца были в кармане у Брейди, и когда он вытащил их, в зале раздался громкий гул. Все взгляды устремились на горизонт, где облака начали двигаться намного быстрее, чем прежде.

Губы Андреа дрогнули.

― Сквозь горе и радости, детка, ― прошептал он ей.

Ее улыбка снова вернулась.

― Хорошо, с такой погодой, давайте постараемся, чтобы все остались сухими, ― с усмешкой произнесла Амелия.

― Эти кольца означают нерушимую связь и союз, символ вечного круговорота любви. Начнем с жениха.

― Это кольцо - мой священный дар, ― произнес Клэй, повторяя за Амелией.

Он взял Андреа за руку, держа кольцо между ними.

― Обещаю всегда любить тебя, ценить, и уважать тебя до конца своей жизни. И этим кольцом, скрепляю наши клятвы.

Он надел кольцо ей на палец, и ее лицо расплылось в улыбке.

Андреа взяла у Брейди кольцо для Клэйя, и как только она произнесла те же слова…с неба начал капать дождь.

Сначала пару капель, а потом ливень. Обычная дневная буря вторглась на их церемонию.

Андреа казалось, была готова заплакать, из-за того, что весь ее кропотливый труд разнесло от шторма. После чего, она снова посмотрела на Клэйя, на чьем лице была огромная улыбка.

― Я люблю тебя, ― прокричала сквозь ливень Андреа.

― Я тоже тебя люблю.

― И с этим кольцом я скрепляю наши клятвы, ― произнесла она, надевая кольцо ему на палец.

― Теперь я объявляю вас мужем и женой. Можете поцеловать свою невесту, ― со смехом произнесла Амелия.

Не обращая внимания на то, что происходило вокруг, и пытались ли гости спрятаться от дождя, или наслаждались церемонией, Клэй схватил свою жену и поцеловал ее так, словно делал это впервые. Их губы со страстью соединились, пока дождь лил как из ведра, замачивая их одежду и обливая их лица. Но он все равно не отступил. Он просто продолжал целовать ее, пока они оба не начали задыхаться.

― Не могу поверить, что пошел дождь, ― сказала она, сквозь шум бури.

― А я могу. Он похож на нас.

― Что?

― Совершенно непредсказуем.


Глава 31

Андреа


К тому времени, когда ливень утих, все декорации были уничтожены. Но, когда они вернулись к бассейну и увидели всех своих друзей и семью, которые их ждали, такие же промокшие до нитки, как и они с Клэйем, ее больше это не волновало. Она стала Максвеклл.

― Встречайте, Мистер и Миссис Максвелл!

В толпе раздался голос Брейди.

Андреа едва успела отдышаться. Все произошло так быстро. Одну минуту назад, она была потеряна в мире гнева, депрессии и вины, и в следующий момент она была счастливей, чем когда либо прежде.

Андреа повернулась к Клэйю, и он накрыл еще одним влажным поцелуем. Она усмехнулась, совершенно не обращая внимания на то, что ее свадебное платье прилипло к ее телу. Когда он наконец-то отпустил ее, он с легкостью поднял ее на руки.

― Клэй, ― выдохнула она.

― Моей жене нужно выбраться из этой одежды, чтобы она не простудилась, ― объявил Клэй толпе.

Андреа в ужасе спрятала лицо у него на плече, когда вокруг все начали свистеть. Клэй ловко пронес ее вдоль бассейна и вошел в дом. От ее платья по всему паркету оставались капельки воды, пока Клэй нес ее наверх в их спальню. Она забронировала номер в соседнем отеле на эту ночь, но она не жаловалась на то, чтобы избавиться от этой одежды прямо сейчас.

Когда они вошли, Клэй опустил ее на ноги, и она вздрогнула. Она не понимала, что ей было холодно из-за его слов, которые снова и снова прокручивались в ее голове. Эти прекрасные слова.

― Твоя жена, ― прошептала она.

― Ну, теперь да.

Его голос был глубоким и соблазнительным.

Боже, я люблю этого мужчину.

― Я знаю. Просто…Я никогда в жизни, даже в самых смелых мечтах, не думала, что сегодня мы будем здесь.

Одна мысль все же проскакивала у нее голове с тех пор, как он сделал ей предложение. Она просто не осмеливалась спросить его об этом. Но теперь она знала, что может это сделать.

― Я думала, ты не хотел жениться, ― тихо произнесла она.

Он улыбнулся и опустил руки вниз по влажной кружевной ткани ее платья.

― Не хотел.

― О.

― Я захотел жениться на тебе.

Андреа обхватила его лицо руками и притянула губы к поцелую. Она была взволнованной, больше всего на свете желающей снять с него всю одежду и по-настоящему стать его женой. Консуммировать их брак в лучших традициях.

Она сняла его галсутк-бабочку и откинула его на пол. Его глаза расширились от удивления и похоти. Да, она собиралась заняться этим прямо сейчас. Нет, ее не волнует, что их ждали гости.

Он кивнул. Полностью с ней соглашаясь.

Она сняла с него оставшуюся мокрую одежду, после чего он помог ей снять ее промокшее платье. Послышался хлюпающий звук и платье упало на пол. Ей придется позаботиться об этом позже, но не сейчас. Она поспешно сбросила на пол дорогое нижнее белье, и они оба упали королевских размеров кровать, на которой они занимались сексом на протяжении многих лет.

Клэй возился с ее белым пояском, на котором кристаллами Swarovski было написано Миссис, когда на лестнице раздались шаги. Тяжелые шаги. Много шагов.

― Наверно, мы не одни, кто захотел избавиться от одежды, ― посмеиваясь, сказала Андреа.

Он уткнулся лицом в ее грудь и взял в рот ее сосок.

― Думаю, нет.

― О, это не справедливо.

― Справедливость?

Он провел языком по эрегированному соску, затем снова втянул его в рот. Она застонала и обвила его ногами, притягивая к себе.

― Черт, ― проворчал он.

Ее тело пылало, а он был тем, кто разжигал этот огонь. Она не могла ждать. Она не могла больше это откладывать. Она хотела, и нуждалась в нем.

― Клэй, прошу, ― умоляла она.

Он не спорил. Она не сомневалась, что он слышал потребность в ее голосе. Он снял с нее последний клочок ткани, покрывающий ее тело. После чего, он расположился сверху, и вошел в нее.

Она застонала и откинула голову назад.

― О, Боже, ты никогда не ощущался так хорошо.

― Тебе нравится, когда твой муж тебя трахает?

Она практически замурлыкала.

― О, да.

И он сделал это. Он набрал неистовый ритм. Тот, по которому можно было сказать, что он целый день думал о том, чтобы ее трахнуть, больше всего на свете желая снова и снова доводить ее до предела.

Она провела пальцами по его коротким белым волосам, резко ухватившись за них. Ее губы нашли его ухо, шею, плечо. Она набросилась на него, пытаясь притянуть его все ближе и ближе. Черт, она не могла передать словами, как любила этого мужчину.

Она всегда это знала. Она пропала с того самого дня как он впервые поцеловал ее на том пляже много дет назад. Будучи достаточно смелой, чтобы перевести их отношения на новый уровень. В университете она еще сильнее влюбилась в него, и еще больше в юридической школе. Было такое чувство, словно все, что было вокруг уже давно разрушилось, а они по-прежнему оставались невредимыми.

Полюбив его так отчаянно и чувствуя себя готовой двигаться дальше, только чтобы быть отвергнутой снова и снова, она думала, что они никогда не смогут исправить то, что нарушилось между ними….но затем он вернулся. Он изменился…но по-прежнему был Клэйем Максвеллом. И это был тот мужчина, в которого она страстно влюбилась. Не мальчишка, в котором она нуждалась, а мужчина, которого она хотела…тот, кто показал ей что такое настоящая любовь.

И вот они впервые кончили вместе в качестве мужа и жены, соединяя их жизни вместе, она знала, что она никогда не будет прежней. У нее была новая семья. Он был ее семьей. Он был ее жизнью.

― Я так тебя люблю, ― тяжело дыша, произносит Клэй ей в плечо.

― О, Клэй, я всегда тебя любила.

После этого она поцеловала его.

Им потребовалось время, чтобы привести себя в порядок и спуститься вниз…к их вечернему празднованию.

Они переоделись в чистую одежду. Клэй одел пару шорт цвета хаки и рубашку. У нее было отложено на завтра не такое длинное кружевное платье, и теперь оно оказалось очень кстати.

Когда она наконец-то надела платье, Клэй взял ее за руку, и они спустились вниз Большинство гостей вернулись к бассейну, расчищали двор от мусора и последствий дождя и вытирали скамьи, чтобы на них можно было сесть.

Обслуживающий персонал вынес угощения, среди которых были макаруны, розового, жемчужного-белого и дымчато-голубого цвета. Ее любимые. Торт был трехуровневый, несмотря на то, что гостей было не много, она настояла именно на таком. Казалось, он был сделан из причудливой мозаики в их свадебной гамме, струящейся как ручей вниз с одной стороны.

Когда все было расчищено, они расселись вокруг бассейна, пробуя угощения и общаясь с их друзьями. Через колонки по двору разносилась музыка. Она согласилась на это, осознав, что не было особого смысла приглашать музыкальную группу для пятнадцати человек. Это был один из ее немногих компромиссов в организации свадьбы.

Когда из колонок зазвучала песня «Ты лучшее в моей жизни» Рэйя Монтане, Клэй обнял Андреа для их первого танца молодоженов.

После их танца, Саванна вмешалась, чтобы потанцевать с Клэйем, а Брейди предложил потанцевать Андреа. Клэй закружил свою младшую сестренку по танцполу точно также, как он делал, когда они были детьми. Саванна звонко смеялась.

Брейди был отличным танцором. Он практически кружил Аедреа в воздухе. Она поняла, почему Лиз покорили его танцы.

― Я очень рад за вас, ― произнес Брейди со своей очаровательной улыбкой.

― Я тоже.

― Нет, я серьезно. Ты прекрасно влияешь на Клэйя. Я никогда не думал, что он решится на это.

― Ну, все что я сделала, это просто ушла от него, ― пожав плечами, сказала она.

― Уверен, это было нелегко.

Она нахмурилась, а потом вспомнила, что сегодня у нее была свадьба. Жизнь преподнесла ей трудности, а она сумела воспользоваться этим.

― Было тяжело, но в конечном итоге это сработало, верно?

― Абсолютно верно. Я не мог мечтать о лучшей сестре.

Она слегка улыбнулась.

― Спасибо, Брейди. Я очень рада за вас с Лиз. Я знаю, что вы через многое прошли, чтобы добиться того, что у вас есть сейчас. Намного больше, чем мы с Клэйем.

Он пожал плечами.

― Думаю, у каждого свои трудности. Важно то, что каждый из нас нашел свой путь к тем, кого мы любим.

― Ну, без тебя я бы не справилась. Спасибо, что рассказывал мне о делах Клэйя, когда мы расстались…даже, когда я не думала, что хочу это слышать.

― Я всегда приглядываю за ним. Не так легко избавиться от старых привычек. И как бы там ни было… сегодня мы здесь, миссис Максвелл.

― Это самое лучшее, ― посмеиваясь, ответила она.

После танца, Клэй и Андреа разрезали свадебный торт, и всем передали шампанское. Брейди постучал вилкой по своему бокалу, чтобы привлечь внимание гостей.

― Поскольку в начале этого года, все вы присутствовали на моей свадьбе, вы должно быть помните тост со стороны друга жениха, который тогда прозвучал. ― сказал Брейди.

― О, нет, ― пробормотал Клэй.

― О, да, ―с ликованием произнесла Андреа.

― И поэтому, вы все понимаете, что он сам нарвался.

Все друзья и семья рассмеялись.

― Просто повремени с этим часок! ― крикнул Клэй.

Брейди засмеялся и кивнул.

― Все по-честному.

Он прочистил горло.

― Очевидно, что Клэйя я знаю на протяжении всей жизни. Он мой младший брат. Долгое время он был всего лишь раздражающим ребенком, который ходил за мной по пятам. Потом этот раздражающий ребенок поступил в Йель. Затем попал в Верховный Суд. А потом в «Купер и Нильсон». Хотел бы сказать, что он перестал раздражать, но мы все его знаем.

Все добродушно рассмеялись, а Клэй просто покачал головой.

― Так и было, до этого года. Я помню времена, когда я был на последнем курсе и играл в баскетбол в студенческой команде Университета Северной Каролины, Клэй наведывался в гости. Это случалось редко. Тогда мы не так хорошо ладили. Я старался показать ему, как развлекаются студенты. Простите родители.

Их отец засмеялся, а их мама просто прикрыла уши, словно не слушала, что он говорил.

― Мы отлично провели время в те выходные, как настоящие братья. Но даже тогда я знал, что в нем что-то изменилось. Конечно, Я был знаком с Андреа. Они были вместе, хотя и были еще детьми, и официально начали встречаться только в университете. Но только в те, именно в те выходные я понял, что Клэй действительно ее любит. Можете назвать меня сумасшедшим. Тогда я не был особым романтиком.

Лиз подтолкнула его в бок.

― Как хорошо, что я это изменила.

― Согласен, детка. ― со смехом произнесла она.

― Дело в том, что…я не думаю, что Клэй понимал, насколько он был влюблен в эту девушку.

Андреа сияла, а в ее глазах блестели слезы. Когда Брейди впервые рассказал ей эту историю, она начала рыдать. Но теперь она вспоминала об этом с нежностью…понимая, что Клэй всегда ее любил. И всегда будет любить.

― Все по-настоящему хорошее требует времени, уступок и преданности. Вам потребовалось время. Вы им пожертвовали. Бог не даст соврать, мы все видели на какие уступки вы пошли, и какую преданность показали за этот год.

Клэй улыбнулся в ответ на слова своего брата, который высоко поднял свой бокал.

― Я не мог мечтать о лучшем брате, все кто смог его понять, любили его таким, каков он есть. И, в свою очередь, я счастлив, иметь честь называть тебя своей сестрой. За Клэйя и Андреа!

Все присоединились к тосту, и выпили шампанского.

Брейди осушил свой бокал, после чего усмехнулся.

― И, конечно же, за отличный секс!

Андреа уткнулась лицом в плечо Клэйя.

Он просто рассмеялся.

― С этим проблем не будет, приятель.

―После этого ужасно неловкого момента, ― со смехом сказала Андреа, ― я хочу бросить свой букет!

Конечно, единственными незамужними женщинами в компании были Саванна, Джиджи, и шестнадцатилетняя сестра Криса, Элис Этвуд. Клэй застонал, когда они выстроились, для того, чтобы попытаться поймать букет.

Андреа не сомневалась, что он надеялся на то, что букет никто не словит. Он с большой опекой относился к женщинам в своей жизни, особенно к своей младшей сестре.

Андреа кинула букет через голову. Он взлетел в воздух и все трое поднялись, чтобы поймать великолепный букет пионов. Затем он тихо опустился в руки Саванны.

Она взвизгнула и подскочила.

― Мой! ― крикнула она.

Андреа засмеялась и обняла ее.

Брейди и Клэй оба подняли руки вверх.

― Минуточку…

― Сави…не думаю, что…

― Ты слишком молода для этого.

― Андреа, может, попробуешь еще разок.

― Эй! ―запротестовала Саванна. ― Он мой! И я все равно следующая. Мы идем по очереди.

Брейди покачал головой.

― Думаю, в будущем мне предстоит серьезная беседа с твоим парнем.

Саванна закатила глаза.

― По-фиг.

― Наверное, с Труляля нам тоже нужно будет поговирить, просто на всякий случай, ― подколол Клэй.

― Вот уж нет! ― перебивая их, сказала Андреа. ― Оставьте бедную Саванну в покое. Она может быть следующей, без вашего вмешательства в ее личную жизнь!

― Спасибо, Андреа, ― сказала Саванна. ― Так что, отцепитесь, придурки!

Брейди схватил Саванну за плечи, и они по-доброму начали бороться.

Андреа покачала головой и повернулась к Клэйю, когда к ним подошла Джиджи. Она обняла Андреа, а потом Клэйя.

― Мои поздравления! Я так рада за вас!

― Спасибо, Джиджи, ― ответила Андреа.

― Рад, что вы смогли приехать, ― сказал Клэй.

― Я тоже. Было весело…неловко, но весело.

― Неловко? ― переспросила Андреа.

Джиджи на секунду перевела взгляд на Криса, а затем снова на Андреа.

― А, потому что вы переспали? ― спросил Клэй.

― Клэй! ― огрызнулась Джиджи. ― Ты когда-нибудь оставишь эту тему в покое?

― Ну, так переспали? ― повторил вопрос Клэй.

Андреа опустила ладонь на голову. Как бестактно.

― К твоему сведению - мы не спали. Я не думаю, что интересую его в этом плане. И если бы ты перестал постоянно об этом спрашивать, то все могло быть менее неловко…поэтому, думаю, мне лучше вернуться и общаться с ним.

Клэй поднял руки.

― Ладно, ладно.

― Но, на заметку, ― произнесла Андреа, взяв Джиджи за руку, ― Крис был бы сумасшедшим, если бы ты не заинтересовала его.

Иногда Андреа еще бывает нелегко в присутствии Джиджи, но чем больше они общались, тем больше она понимала, как сильно она ошибалась. Клэй и Джиджи были слишком похожи, и они действительно были просто друзьями.

― Спасибо, ― тихо произнесла она.

Немного нахмурившись, она снова взглянула на Криса.

Вечер подходил к концу. Вскоре гости начали возвращаться в снятые для них номера в гостинице, и Андреа понимала, что они с Клэйем тоже должны были вернуться в свой собственный номер. Но ей просто хотелось навсегда остаться здесь с Клэйем.

К Клэйю подошел отец, с футляром сигар в руках.

Клэй с удивлением поднял брови.

― Это мне?

― Конечно, тебе! ― улыбаясь, ответил Джефф. ― Андреа?

― Нет, спасибо. Мне достаточно шампанского.

― Хороший выбор.

Мужчины зажгли сигары, и Андреа наблюдала за ними – за моментом сына и отца. Ей всегда хотелось улучшить отношения Клэйя с его отцом. С тех пор как она отреклась от своей собственной семьи, семья Максвелл стала для нее практически родной. Она не выносила того, что Клэй никогда не мог побеседовать со своим отцом так, как ему этого бы хотелось. Он так долго был запуган и отстраненным, думая, что Брейди был его фаворитом. Но она знала, что его отец был просто сдержан в проявлении любви. Когда они стояли там вместе, она видела, что теперь семейные узы становились крепче.

― Я хотел отдать вам это, до того как мы с твоей матерью отправимся спать, ― сказал Джефф, вручая Клэйю и Андреа конверт.

Клэй открыл конверт, и, увидев, что находилось внутри, глаза Андреа стали размером с блюдца. Внутри лежали документы на право собственности пляжного дома ее родителей. Как, черт возьми, он его достал?

― Это слишком большой подарок, ― сразу произнес Клэй.

― Нет, не правда. Я знаю, что вы уже купили себе жилье, но я подумал, что это будет хорошим дополнением.

― Как? ― спросила Андреа.

― Я купил его еще много лет назад, ― признался он. ― Твоя мама не хотела оставлять этот дом, но…ты была частью семьи. Я тоже не мог допустить, чтобы ты лишилась этого дома. Я всегда знал, что однажды передам его вам. И теперь этот день настал.

Из ее глаз хлынули горячие слезы. Она подошла и крепко обняла Джеффа.

― Огромное спасибо. Вы даже не представляет, как много это для меня значит.

Он похлопал ее по спине.

― Я знаю, милая. Спасибо, что сделала моего сына таким счастливым.

Клэй засмеялся, словно пытался выразить все свои эмоции. Андреа облокотилась на перила и пристально наблюдала за своим мужем и его отцом, которого у нее никогда не было.

― Думаю, теперь осталось только стать генеральным прокурором, чтобы и ты дальше мной гордился, ― с притворным смехом произнес Клэй.

― О чем ты? ― спросил Джефф, снова затянувшись сигарой.

― Ты помнишь, ― ответил Клэй, словно отчаянно желая, чтобы его отец помнил…знал, что не давало ему покоя все эти годы.

Боже, как же ей было больно за него, когда она увидела выражение лица его отца, по которому было очевидно, что он ничего не помнил.

― Ты оказался прав, когда сказал, что Брейди годится для того, чтобы стать президентом, а я буду генеральным прокурором…потому что так было у Кеннеди.

Джефф почесал затылок. Привычка, которую оба его сына переняли от него.

― Честно говоря, сынок, я этого не помню. Ты должен знать, что…Я горжусь тобой, и всегда гордился. Надеюсь, ты не думал, что не можешь быть тем, кем тебе бы хотелось быть. Если генеральный прокурор – это твоя мечта, тогда ты отлично справляешься на пути к этому. А если нет – то быть лучшим юристом в округе Вашингтон – это тоже очень хорошо.

У Клэйя открылся рот. Всего за одну беседа с отцом разрушила все его предвзятое мнение, которое было о нем у Клэйя.

― Я думал, ты отдаешь предпочтение Брейди, ― пробормотал Клэй, словно слишком долго сдерживал эти слова.

― Как отец может отдавать предпочтение одному ребенку над другим? Думаю, у нас с Брейди были более схожие интересы. Ты всегда был более близок с матерью, и я это уважал. И, поскольку, ты всегда занимался своими делами, я думал, что ты не нуждался в моем руководстве. Возможно, я ошибался, думая так, ― сказал Джефф.

Он посмотрел вниз, а затем снова посмотрел на сына, словно подбирая правильные слова. С политиками такое бывало не часто.

― Клэй, прости, если ты думал, что я не горжусь тобой. Я всегда тобой гордился.

― Я люблю тебя, пап.

― Я тоже тебя люблю, сынок.

Они пожали руки, после чего Джефф ушел поговорить с женой.

― Ты в порядке? ― осторожно спросила она.

― Пройдемся?

Андреа кивнула и последовала за ним на пляж. Они шли в полной тишине, под звездным небом, пока не оказались на том месте, где произошел их первый поцелуй.

Спустя минуту Клэй сказал:

― Я всегда считал, что мой отец на самом деле хотел, чтобы я стал генеральным прокурором. Не отставал от Брейди. Я держался этой мечты, а он даже не помнил того, что когда-то такое сказал.

― Так отпусти это, ― произнесла она. ― Ты сам хочешь стать генеральным прокурором?

― Не знаю? ― честно ответил он.

― И это нормально, ― сказала она, сползая к нему в объятия. ― У тебя есть я. Пусть вселенная сама решит, что с нами будет. Я никогда не знала, что открою художественную галерею, и вот я открыла ее. Ты можешь заниматься всем что угодно, детка. Я знаю это.

Клэй поцеловал ее под лунным светом на том же месте, где они поцеловались впервые.

― Почему мне так повезло?

― Мы сами заслужили свою удачу.

― Нам повезло, потому что мы те, кто мы есть, любимая. Вот и все.


Эпилог

Пять лет спустя


Жжжж!

Клэй засмеялся, и побежал за своей дочерью Кэссиди. Ей шел третий год, и ее маленькие ножки семенили перед ним, когда она пыталась избежать мучительных пыток надевания обуви.

Папочка, полетели!

− Хорошо, зайка.

Он схватил ее на руки и пронес ее по комнате, словно самолет.

Она взвизгивала и посмеивалась, пока они не приземлились на ее маленькую кровать. Он усадил ее на коленях и начал подскакивать вверх вниз.

− Еще! Еще!

− Больше никаких самолетиков. − сказал он. − Сначала туфли.

− Не хочу туфли. Хочу самолетик, папа. Самолетик.

− Ты точно как твой дядя Брейди, − со смехом произнес он, когда подхватил с пола ее ярко-розовые туфельки и начал их надевать ей на ножки.

Они удочерили Кэссиди чуть больше года назад. Сразу после свадьбы, Андреа сказала, что хочет завести детей, и Клэй был удивлен, осознав, что он тоже этого хотел. Но после трех лет безрезультатных попыток, Андреа предложила ему взять приемного ребенка.

Они оба интересовались работой с благотворительными организациями, но усыновление оказалось совершенно незнакомой сферой для них. Но встретившись с детьми, и удочерив Кэссиди, они поняли, что для них не было лучшего выбора. Даже если бы они могли завести собственных детей, Кэссиди было лучшим, что когда-либо случалось с ними. С ее веснушками, темными кудряшками и большими шоколадными глазами она была самым милым ребенком, которых ему приходилось видеть. Они были счастливы подарить нуждающемуся ребенку дом, и чаще всего он вообще забывает о том, что это приемный ребенок. Она была их малюткой Кэссиди Анной Максвелл.

− Милый! − позвала Андреа из другой комнаты. − Вы уже готовы?

− Почти, − прокричал он в ответ.

Он поднял вторую туфельку Кэссиди, и поправил ее красно-бело-синий капюшон Капитана Америка* (*супергерой комиксов Marvel Comics), после чего улыбнулся, глядя на футболку X-Men* (*Люди Икс – комиксы про людей-мутантов, одноименный фантастический фильм) Она любила всех этих супергероев, и обожала носить их костюмы. Что он мог на это сказать? Его малышка была еще той задирой.

Он подхватил Кэссиди на руки и спустился по лестнице в гостиную.

− Мы здесь.

− Мамочка!

Андреа рассмеялась при виде Кэссиди.

− Ты собираешься в этом вести ее на день рождения Джефферсона?

Она говорила о сыне Брейди и Лиз, которому сегодня исполнялось три года.

− Да. Она выбрала это. Остальные детишки обзавидуются.

− Это точно, − смеясь, произнесла она. − Иди сюда, жучок.

Кэссиди бросилась к маме и обняла ее за плечи. Андреа зацеловала ей все личико. Кэссиди захихикала и начала кривляться, громко чмокая.

− Самолетик!

− Никаких самолетиков. Сегодня у меня для тебя есть радостные новости.

Андреа подняла ее на руки и взъерошила ее непослушные вьющиеся волосы.

Когда они только удочерили Кэссиди, Андреа пыталась бороться с ними, но было бесполезно. Клэйю нравилось все так, как было.

− Новости? − спросил он.

− Да! Ты тоже хочешь узнать, жучок?

− Да! − закричала она.

Андреа передала ее Клэйю.

− Ну что ж, это особенный сюрприз. Ты же любишь сюрпризы?

− Расскажи! Расскажи!

− Даже твой папа не знает!

Кэссиди подпрыгивала вверх вниз.

− Мамочка, что это, расскажи!

− Да, что это, мамочка? − подмигнул Клэй.

− Ну…− она прочистила горло, после чего закусила губу. − Кажестся, у тебя будет маленький братик или сестричка.

У Клэйя отвисла челюсть, а Кэссиди завизжала.

− Андреа…− пробормотал он.

− Я знаю! Я узнала на прошлой неделе, но я хотела подождать, чтобы рассказать вам, когда буду знать наверняка.

− Детка, это невероятно. Боже!

Он перекинул Кэссиди на бедро и притянул Андреа к себе. Вместе с Кэссиди они крепко ее обняли.

− Обнимашки! − со смехом сказала Андреа.

Отступив назад, понимая, как долго они ждали этого момента, он с трепетом спросил:

− Ты уверена?

В ее глазах появились слезы и она кивнула.

− Да, я уверена.

Он положил руку ей на живот и засмеялся.

− Это самая лучшая новость, детка.

Она шморгнула носом и кивнула.

− Боже, Клэй, мне не верится, что это наконец-то случилось. У нас будет еще один ребенок. Маленький брат или сестричка для Кэсси.

− Теперь, слушай меня, маленький человечек, − сказал Клэй, указывая на ее живот, − ты не можешь оказаться еще одной девчонкой. Их и так уже слишком много.

Андреа рассмеялась и вытерла слезы.

− Не будь смешным, Клэй.

− Ммм…это ты смешная, Андреа Максвелл.

Он крепко поцеловал ее в губы.

− Но мы оба знаем кто у нас по-настоящему смешной! Кэссиди Максвелл.

Он, жужжа, покружил ее по комнате. Она заливалась смехом, пока он наконец-то не отнес ее к машине, чтобы отправиться к Брейди и Лиз.

− Хочешь им рассказать? − спросил Клэй, помогая Кэссиди выбраться из машины.

− Давай подождем окончание вечеринки, если только Кэсс не проболтается. Я хочу, чтобы этот день был посвящен Джефферсону.

Он кивнул, хотя самого распирало от радости. Ему хотелось всем об этом рассказать. Ему об этом кричать. Они так долго пытались. Андреа столько раз чувствовала себя неудачницей, даже, несмотря на то, что он снова и снова повторял ей, что для него это не имело значения. Потому что это было действительно так. Он любил ее. Он хотел, чтобы она была счастлива. Если это не делало ее счастливой, тогда им не нужно было и пытаться. Они могли практиковаться, но не ради зачатия…а только потому что они любили.

Поэтому они удочерили Кэсси и старались не волноваться по пустякам. Были другие вещи, о которых им приходилось переживать. Например, о художественной галереи Андреа, которая была олицетворением ее самой смелой мечты, также о дополнительных галереях в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Чикаго, Париже, открытых всего за несколько лет. Она произвела фурор. Не только потому, что продавала чужие произведения искусства, а также благодаря собственным картинам, которые привлекли большое внимание, когда она наконец-то их представила публике.

Клэй и Джиджи вместе покинули «Купер и Нильсон», решив отказаться от корпоративного права и больше сосредоточиться на том, что было для них важно – на открытии их собственной фирмы «Максвелл – Де Роса» Они по-прежнему работали с крупными клиентами, которых переманили из «Купер и Нильсон», но они также брались за неоплачиваемые дела, в качестве благотворительности. Убедившись, что они не забыли, зачем пришли в эту профессию…почему им это нравилось, потому что они могли помогать людям. Он не мог сказать, что полностью отказался от своей мечты о том, чтобы однажды принять пост Генерального прокурора, если Брейди станет президентом, но пока эта мечта была не на первом месте.

Не постучав в двери, они вошли в дом Брейди, и увидели его на кухне, когда он что-то вытаскивал из холодильника. К домашнему Брейди Клэй по-прежнему никак не мог привыкнуть.

− Клэй! Андреа! − произнесла Лиз, входя через заднюю дверь. − Малютка Кэсс!

Она наклонилась и протянула руки. − Обними свою классную тетушку Лиз!

Кэссиди кинулась прямо в объятия.

− Классная тетушка Лиз!

Клэй покачал головой.

− О, господи. Ты разрешаешь ей так себя называть?

− Но ведь так и есть, − ответила Лиз.

Она обняла Кэссиди.

− Джефферсон во дворе. Хочешь пойти поиграть?

− Да! − закричала она.

Они все вместе последовали за Кэссиди во двор, которая помчалась к своему кузену.

Андреа положила на стол подарок для Джефферсона, после чего обняла Лиз. Брейди передал Клэйю пиво, пока ожидали, когда соберутся все остальные.

Лиз схватила со стола коктейль и сделала большой глоток.

− Андреа, что ты будешь? У нас есть коктейли, которые делал Брейди. Шампанское и пиво, или я могу что-нибудь для тебя смешать.

Андреа застыла, после чего покачала головой.

− Эм… нет, я не пью.

Лиз посмотрела на нее, словно у той только что выросли рога.

− Что? Почему нет? Давай! И домой вам ехать не так уж и далеко.

− Нет. Мне просто…не хочется.

Лиз рассмеялась.

− Что? Ты залетела?

Зависла молчаливая пауза, и Лиз прикрыла рот рукой.

− Ой, прости меня. Я не хотела. Говорю, не подумав. Я знаю, что вы пытались. Я не это имела в виду. Черт!

Она перевела взгляд на детей и обратно, после чего скривилась…

− Я хотела сказать…

− Все в порядке, − со смехом произнес Клэй.

− Нет, не в порядке. Я на такие темы не шучу. Я знаю, как тяжело вам пришлось.

− Нет, все хорошо, правда, − с ошеломляющей улыбкой сказала Андреа, − все хорошо, потому что…я беременна. Только сегодня про это узнала.

− Боже мой! − воскликнула Лиз.

Она обняла Андреа.

− О боже! Мои поздравления!

Брейди пожал Клэйю руку.

− Поздравляю, мужик. Я очень рад за вас.

− А-а-а! − воскликнула Лиз. − Рассказывай все! Какой срок? Вы уже думали, как назовете? Мальчик или девочка?

− Мальчик, − автоматически сказал Клэй.

Андреа рассмеялась и покачала головой.

− Оо, милый. Это определенно будет девочка.

− Так тебе и надо, Клэй, − подмигнув, сказала Лиз.

Он пожал плечами.

− Возможно.

Все рассмеялись.

Начали подтягиваться остальные гости, и Клэй с Андреа больше не могли скрывать свою тайну. Они так долго пытались забеременеть. Так много времени было просвещенно этому, и все их друзья, и семья были очень рады за них.

Все сразу начали делать ставки, будет ли это мальчик или девочка. Клэй настаивал на том, что это будет мальчик. Практически все были противоположного мнения. Даже малютка Кэссиди сказала, что она хочет, чтобы у нее появилась сестричка.

Клэй просто рассмеялся и пожал плечами. Он сказал, что у них впереди еще восемь месяцев, прежде чем они узнают правду. Он притянул Андреа к себе и поцеловал в щеку.

− Знаешь, − прошептал он ей на ухо, − я не против, если у нас появится еще одна девочка.

− Я знаю.

− Главное, чтобы она была здорова, а все остальное – не важно.

Она крепко его обняла.

− Ну, она, как и ты, будет средним ребенком, поэтому тебе придется относиться к ней с особым вниманием.

− Средним? У нас будут еще дети?

− По крайней мере, еще один, − с возбужденным блеском в глазах ответила она.

− Хорошо, тогда мне придется ко всем относиться с особым вниманием.

− Да. Нам обоим. Ко всем нашим девочкам.

− Почему ты так уверена, что это девочка?

Она ухмыльнулась.

− Интуиция.

Спустя девять месяцев они узнали, что Андреа оказалась права.

И на счет еще одного ребенка тоже.

Клэй понял, что это самое большое приключение в его жизни. Влюбиться в Андреа много лет назад на пляже Хилтон Хэд оказалось одним из лучших решений в его жизни. Но выбор любить ее все эти годы спустя и делить эту любовь со своими детьми…теперь было действительно самым лучшим решением в его жизни.


"Разрушая правила" серия "Репортаж#5"


(про Саванну Максвелл, дата выхода книги пока неизвестна)





MyBook - читай и слушай по одной подписке