Великая разруха Московского государства (1598-1612 гг.) (fb2)




Великая разруха Московскаго государства (1598–1612 гг.)

со времени прекращенія царей рода Рюрика до избранія царя изъ дома Романовыхъ.
Составилъ И. Н. БОЖЕРЯНОВЪ.

От издателей 2006 г.

Авторъ-составитель уже въ названіи указываетъ, что на Руси было безначаліе сразу, когда на Престолѣ оказался не Первородный, а самозванецъ, Царскій шуринъ и убійца Годуновъ. Отвѣть, читатель, на одинъ вопросъ: убитъ Царевичъ. Невиданное дѣло. И все спущено на тормазахъ. Кто фактически правилъ и замялъ дѣло? Годуновъ. Такъ и его сынъ будетъ полоснутъ по горлу… веревкой.

Историки, люди не вѣрующіе, объясняютъ причину смуты только фактами: польскимъ вопросомъ, враждой боярства, нравственностью народа. Эти факты можетъ и стали слѣдствиемъ для того, чтобы убрать съ Престола Помазанниковъ Божіихъ убійцъ Царевича и прочихъ. Но причина смуты — это отсутствіе Первороднаго на Престолѣ. (Если Первородный на Престолѣ, то смута называется бунтомъ).

Такъ же просимъ читателя уразумѣть, что въ случаѣ если будетъ помазанъ на Престолъ Русскихъ Царей не избранный Богомъ, первородный Романовъ, а избранный народомъ, политбюро, масаадомъ и проч. — Господь отдастъ нашу Землю и Царство другому народу. Смотри предупрежденіе св. праведнаго Іоанна Кронштадтскаго. Воля Господа, станетъ тѣми фактами, которые впоследствіи увидятъ историки, политологи, соціологи, демографы…

Въ этой книгѣ, въ отношеніи Царей, а не самозванцевъ, слово Царь было исправлено нами на большую букву.

Православное братство во имя св. Царя-искупителя Николая, 2006 г. http:// monar.ru

I

Въ русской исторіи 14 лѣтъ, прошедшихъ съ 1598 по 1612 годъ, называютъ «разрухою» или «Смутнымъ временемъ». «Смятенія» русской земли или «московская трагедія», какъ писали о ней иностранцы, началась съ прекращеніемъ династіи Рюриковичей, т.-е. послѣ кончины Царя Ѳеодора Ивановича, и кончилась, когда земскіе чины, собравшіеся въ Москвѣ въ началѣ 1613 г., избрали на престолъ въ Цари Михаила Ѳеодоровича, родоначальника новой династіи Дома Романовыхъ.

Относительно причинъ, вызвавшихъ «великую разруху Московскаго государства» существуетъ много мнѣній. Историкъ С. М. Соловьевъ первой причиной смуты считаетъ плохую нравственность народа, явившуюся результатомъ столкновенія новыхъ государственныхъ началъ со старыми дружинными; а вторую причину видитъ въ развитіи казачества съ его противогосударственными стремленіями. И. Е. Забѣлинъ усматриваетъ причины смуты не въ народѣ, а въ «правительствѣ». Сирота-народъ игралъ въ дѣлѣ смуты пассивную роль и спасъ государство въ критическую минуту. Стало-быть, народъ въ смутѣ неповиненъ, а виновато было «боярство и служилый классъ». По мнѣнію же Н. И. Костомарова, высказанному въ его изслѣдованіи «Смутное время», виноваты въ смутѣ всѣ классы русскаго общества, но причины переворота надо искать не внутри, а внѣ Россіи. Указывая на постоянныя стремленія папства къ подчиненію себѣ восточной Церкви и на ловкія дѣйствія іезуитовъ въ Польшѣ и Литвѣ въ концѣ XVI вѣка, историкъ находитъ, что они и польское правительство ухватились за самозванца въ цѣляхъ политическаго ослабленія Россіи и ея подчиненія папству, и іхъ вмѣшательство придало смутѣ такой тяжелый и затяжной характеръ.

«Въ московскомъ законодательствѣ до ХѴII вѣка, — по замѣчанію В. О. Ключевскаго, — не встрѣчаемъ постановленій, которыя можно было бы признать основными законами, опредѣляющими строй и права верховной власти, основныя права и обязанности гражданъ. Формы государственнаго строя, складывавшіяся исторически, силой стихійной закономѣрности народной жизни, не успѣли наполниться надлежащимъ содержаніемъ, оказались выше наличнаго политическаго сознанія людей, въ нихъ дѣйствовавшихъ. Въ томъ и состоитъ наибольшій интересъ изучаемаго періода, чтобы слѣдить, какъ вырабатываются въ общественномъ сознаніи и вливаются въ эти формы недостававшія имъ понятія, составляющія душу политическаго порядка, какъ остовъ государства, ими оживляемый и питаемый, постепенно превращается въ государственный организмъ».

Но исторіографія наша еще не разобралась въ обстоятельствахъ Смутнаго времени настолько, чтобы точно показать, въ какой мѣрѣ неизбѣжность смуты опредѣлялась условіями внутренней жизни народа и насколько она была вызвана и поддержана случайностями и постороннимъ вліяніемъ.

Изучая европейскую смуту — французскую революцію, ясно виденъ сложный фактъ смуты, какъ неизбѣжное слѣдствіе государственнаго кризиса, къ которому Францію привелъ ея феодальный строй; смута же въ Россіи, хотя зависѣла и отъ случайныхъ обстоятельствъ, тѣмъ не менѣе «она совсѣмъ не была неожиданнымъ явленіемъ для современниковъ», говоритъ С. Ѳ. Платоновъ.