Звезда героя (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Виктор Ночкин ЗВЕЗДА ГЕРОЯ

Глава 1 Герои

Если в нашей Вселенной и осталось что-то таинственное и мистическое — так это, конечно, Звезда Защитника Отечества. Все так говорят. Ученые пытаются втереть нам об обратной временно-логической связи, о том, что, дескать, массовое сознание обладает собственной созидающей силой, формирует Героя, находит заранее того, кому суждено совершить невероятное и героическое деяние… Нам даже читали трехнедельный курс на эту тему в «вышке» — Высшей Школе Вооруженных Сил.

Но все равно, по-моему, никто толком не знает, как можно объяснить этот факт — Звезды вроде как сами по себе формируются в гальванических ваннах, стоящих длинными рядами в каком-то там суперсекретном подвале. Святая святых, так сказать. И когда очередной сын Отчизны совершает нечто из ряда вон — гвардеец в белом халате вскрывает очередную ванну. Аккуратно сливает насыщенный золотом раствор (говорят, они сами его прозвали «рассолом») и на божий свет появляется золотая звездочка с профилем героя на аверсе, с его именем и фамилией. Реверс, понятное дело, это герб Союза Планет. И надпись «Защитник Отечества». Впрочем, вы ведь это все видели в роликах, которые обычно крутят перед новостями по «ящику».

Героя не встретишь так вот просто на улице или в бистро. Они мелькают в телеотчетах о конференциях, съездах, раутах и прочем в таком духе. Герои — важные шишки. Но мне посчастливилось как-то понаблюдать сразу за двумя в неформальной обстановке.

Они сидели за столиком в довольно грязном кабаке, в такие места даже я почти не хожу. Может, прятались от репортеров? Во всяком случае, один из них напился как курсант в отпуске.

— Ты же знаешь, — приставал он к другому, — я же в самом деле сделал это! Я! Семь жабьих глайдеров! Целую семерку! А ведь это был обычный рейс… Короткий рейс. Мы вчетвером сопровождали конвой — и вдруг жабы. Двадцать один глайдер… Я сделал все, что мог…

— Ты сделал больше… — попытался утихомирить его приятель, но парня понесло.

Герои они, надо сказать, были как на картинке — открытые мужественные лица (и, разумеется, такие же на аверсе их Звезд), твердый взгляд. Даже у того, что напился.

— Сам не помню, что я вытворял, — второй Герой размеренно кивал, видно было, что он эту историю слушал уже много раз, — но я уделал всех семерых, которые отвалили следом за мной… А потом… Конвой успел уйти далеко. Я их мог догнать, жабы — нет. Ты же понимаешь, глайдеры… С их скоростями… Я был обязан прикрывать конвой до конца… Отвечал только экран Долорес. Ее машина уже превратилась в груду пепла, но рубка каким-то чудом оставалась герметичной… А жабьи глайдеры вились вокруг нее… У меня почти вышел боезапас.

— Ну да, ты все равно не смог бы…

— Да знаю я, знаю… Она кивнула мне с экрана и принялась расстегивать рукав. У нее был нож. Все наши девчонки брали с собой ножи… Вскрыть вены — как древние императоры… Всяко лучше, чем попасться жабам. А они уже клюнули, должно быть перехватили наши переговоры… Увидели ее… Надеюсь, у нее хватило мужества… Она всегда была сильной девочкой… А теперь… Я — Герой! Посмотри на эти руки!

Руки были выпачканы горчичным соусом и дрожали.

— Я уже полтора года не садился в кабину истребителя! Я — Герой!.. Герой с дырой… Я выступаю перед школьниками, перед курсантами, — тут он покосился на меня, на мне была предательски свеженькая лейтенантская форма. Я торопливо отвернулся, а он опрокинул себе в глотку еще порцию водки. Пил он тоже красиво — как Герой. — Я выступаю перед девочками с внутренних планет… Сперва я пытался подавать рапорты, я просил…

— Я тоже. — Второй Герой налил себе чуть-чуть и, подняв рюмку, уставился сквозь нее.

— Да, конечно, мы все просимся… Но мы нужны здесь — так они отвечают.

— А я знаешь что надумал? Я подаю рапорт во Внутренний Патруль. Возможно, на это они пойдут. Все-таки буду летать. Хоть иногда.

— Да? Хорошая мысль… Я, наверное, тоже — во Внутренний.

Они ушли, бренча своими Звездами, а я уставился им вслед. И долго глядел на давно уже захлопнувшуюся дверь. Да все глядели, вплоть до последнего забулдыги…

Глава 2 Жабы

«Гвакхи» — это более или менее официальный термин. Раз мне довелось слышать, так это слово произносит жаба. Но, впрочем, об этом позже.

Где гнездятся гвакхи — мы не знаем, во всяком случае, никакой официальной информации на этот счет нет. Их отдельные корабли и эскадры появляются, как говорится, «из глубин космоса», атакуют, иногда высаживают десанты, несут потери и исчезают. И они прекрасно осведомлены, по-моему, о расположении заселенных миров Союза. Самое примечательное, что известно о жабах — это их странная тяга к женщинам. То, что они вытворяют с пленными… Больше всего это, по-моему, напоминает те картиночки, что в ГалактНете помещают в раздел «Причудливый секс». Никто не нашел еще объяснения такой странной вещи, да никто всерьез и не пытался найти скорее всего.

Вообще гвакхи — идеальные противники. Они далеко, они до сих пор ни разу не пытались захватить плацдарм на территории Союза… Хотя у них есть достаточно большие корабли (мы их прозвали «бегемотами»), чтобы даже в одиночку бросить вызов какой-нибудь слабо заселенной планете… У Космических Сил Союза нет ничего, равновеликого «бегемотам», но они и сами, как правило, предпочитают не вступать в схватку. Время от времени в прессе поднимается шум о необходимости строительства кораблей нового класса — линкоров. Но тут же чиновники министерства обороны высокого ранга выступают с выкладками и таблицами, доказывающими как дважды два, что никакой «бегемот» и в долю не идет с ударной бригадой крейсеров… Строительство линкоров сделает войну с гвакхами чересчур обременительной для Союза.

Итак, они — идеальные противники. Постоянная вялотекущая война на окраинах Союза оживляет экономику, укрепляет внутренние связи между мирами. Возможно, именно нападения жаб предохраняют Союз от распада — никому ведь не захочется противостоять гвакхам в одиночку… К тому же эта война решает проблему занятости — армия растет с каждым годом. Многие девушки с окраинных планет идут в Космический Флот — говорят, что, мол, лучше повстречаться с жабами, сидя в кабине истребителя, чем быть захваченной у себя дома… А в Десанте — наоборот, в основном парни из метрополии и старых миров. Романтики, насмотревшиеся пропагандистских роликов. Драки с жабами — хороший выход их порывам. Пассионарии защищают Союз, вместо того, чтобы мечтать о революциях. Да, с какой стороны ни посмотри — набеги гвакхов полезны Союзу в целом. Если бы жаб не существовало — их бы следовало придумать. Таких отвратительных, зеленых и скользких, обожающих издеваться над беззащитными пленницами… просто идеальный противник, да? Боюсь, что у наших соплеменниц, оказывающихся у них в лапах, несколько другое мнение. Согласно официальной статистике — насколько вообще можно установить что-то, касающееся жаб (и насколько вообще можно верить официальной статистике), в первые сутки умирает до 83 процентов пленниц. Остальным 17 процентам не так везет…

Но что толку рассуждать об этом? Я солдат. И когда я нахожусь в рубке корабля — я должен забывать об эмоциях. Почему я пошел в Космический Флот? Сам не могу объяснить… Я всегда считал себя критически мыслящим циником, не подверженным влиянию рекламно-пропагандистских передач с мускулистыми десантниками и обворожительными девицами-штурманами… А вот поди ж ты — занесло меня в «вышку». Как-то получилось само собой, что я даже и задуматься не успел. Вместе с несколькими приятелями-одноклассниками я подал туда документы — захваченный общим порывом. И вот — приняли из шестерых только меня! Тощего сутулого задохлика! В десант не взяли никого — даже Томми (у этого здоровяка внезапно обнаружили скрытый порок сердца), остальные завалили экзамены по обычным школьным дисциплинам. Мы ведь учились не в элитарной гимназии… Когда результаты стали известны, Томми хлопнул меня по плечу и заявил:

— Ну теперь ясно, кто в нашем классе чего стоил! Марк, твоя Звезда уже начала расти в ванночке!

Шутник.

Во всяком случае, «вышку» я окончил. И с новыми свеженькими погонами попал вторым штурманом на крейсер. Тихая, спокойная служба. Крейсера редко участвуют в схватках, жабьи глайдеры бегут от них, поскольку оказать серьезного сопротивления не могут, тем более что крейсер еще несет, как правило, четыре истребителя. Что же до «бегемотов», то это вообще редкая штука… Никто точно даже и не знает, на что они способны. Так или иначе, мне повезло — мой «Капитан Ролли» дважды в течение полугода побывал в бою. Мы даже во второй раз понесли потери — когда жабы понимают, что им не уйти, они могут драться очень упорно. После серии прямых попаданий корпус крейсера был поврежден, несколько отсеков, естественно, оказались изолированы автоматикой. По иронии судьбы наш главный артиллерист застрял в задраенном отсеке (и что его туда понесло!), так что я одновременно и вел старину «Ролли» (первый штурман был убит), и руководил огнем. Вполне успешно руководил — в итоге мне дали «старшего лейтенанта» и направили принять собственный корабль. Корвет «Черный принц». Новый класс кораблей — скорость, почти как у истребителя, вооружение неплохое. И что особенно приятно — довольно большой экипаж. Одиннадцать девушек, я и механик Вова Потапычев с того же «Капитана Ролли». Одиннадцать девушек — гарем. Самое трудное, говорят, для командира корвета — не давать девчонкам повода ревновать и ссориться. Во всяком случае, так говорят…

Итак, я прибыл на Ремонтную-8 — принять корвет и экипаж. Ну и получить назначение.

Глава 3 Дашка, десантник и живой гвакх

В большом зале Ремонтной всегда полно народу, «восьмерка» не была исключением. Большой зал — это и своего рода клуб, и зал ожидания, и перекресток большинства коридоров и тоннелей одновременно. Понятно, что все, кто свободен от вахты, кто жаждет новостей и общения, собираются здесь. «Черного принца» я принял, с экипажем познакомился. Для порядка я подергал на глазах у любопытных девчонок все рычаги и понажимал все кнопки (в режимах «проверка» и «ожидание», конечно), потом подписал бумаги. Все равно, если есть какие-то проблемы с техникой — они выскочат позже, не теперь. Или я не знаю ребят с Ремонтной!

Так что теперь мне предстояло только получить назначение — и я бродил по большому залу, ожидая вызова в отдел 18Д. С собой я взял Дарью Кышкину — не потому, что хотел ее выделить из экипажа, а потому, что она наш врач и должна была получить «аптечку-Х», ну, знаете, эти сильнодействующие препараты, которые всегда хранятся под замком и выдаются только под роспись врачу непосредственно перед «выходом». Вообще-то Дашка мне очень даже понравилась — своей потрясающей провинциальной наивностью и исключительно добрым нравом. Она с Окленда-3, это тихий захолустный мирок, судя по ее рассказам — я-то о нем ничего, кроме названия, прежде и не знал. И внешность у нее вполне соответствующая — огромные наивные широко распахнутые глаза, пухленькие губки. Еще у нее красивые руки с длинными музыкальными пальцами, мне нравится, если у девушки красивые руки — только Дашка вечно грызет ногти…

Сейчас Дашка с любопытством озиралась вокруг и, похоже, стеснялась задавать мне вопросы. Но страстно хотела.

Вдруг все как-то зашуршали, задвигались, смещаясь к одному из углов зала. Мы, повинуясь общему порыву, тоже потянулись туда.

Из коридора в зал важно прошествовал высокий, тощий как жердь, капитан с лицом, изрытым шрамами. А может, морщинами? Ага, нашивки секретного отдела, интересно… Следом за ним громадный сержант-десантник катил бак на колесах… Ого! Из бака торчала башка гвакха — живого! Я уже слышал о таких штуках, бак называется ИЕС — имитатор естественной среды… правда, в воду наши яйцеголовые что-то добавляют, чтобы гвакх был поспокойнее. Пучеглазая башка водила из стороны в сторону огромными бессмысленными глазищами и пускала пузыри. Нырнуть в жидкость целиком жабе мешал туго застегнутый ошейник. В баке булькало и чавкало.

— Господа, — объявил особист, обводя глазами зал, его взгляд задержался на седоватой бабе в майорских погонах, — и дамы!.. На прошлой неделе наши парни из Второго прихватили их транспорт на орбите Мены. Особо отличились десантники (кивок в сторону амбала-сержанта). Группа сержанта Глински действовала лучше всех. Удалось захватить пленных. Этот нам не нужен.

Капитан повернулся и, как-то нарочито твердо стуча подошвами, удалился обратно. Сержант Глински осклабился и слегка развернул бак с жабой к себе.

— Ну, — обратился он к пленному, — как тебя зовут?

Существо в баке приоткрыло широченную бледную пасть и морщась протянуло что-то вроде:

— Гу-у-ах-кх-а-х…

При этом язык высунулся на несколько сантиметров изо рта — знаменитый «язык гвакха», бледно-серого цвета упругая трубка с утолщением на конце. Что это за утолщение — ухо? Третий глаз? Я не знаю. Шовинисты утверждают, что это присоска, при помощи которой жабы-гвакхи ловят своих мух и комаров. Не знаю. А сержант тем временем очень ловко ухватил гвакха за язык и потянул. Чувствовалось, что проделывает он это не в первый раз. Сержант тянул и тянул, язык все вылезал и вылезал из гвакхьей головы… Сантиметров семьдесят, не меньше — эти самые штуки как раз и являются непременным атрибутом всех страшных историй о проделках жаб… Я так и не успел заметить, когда Глински вытащил нож. Вж-жик — и десантник очень ловко отчекрыжил гвакхово «достоинство», так сказать, под корешок.

— Что, жаба, — ласковым голосом поинтересовался сержант, — теперь жить-то скучно будет, а?.. Не бойтесь, девушка, теперь этой штуки вам бояться нечего. Хотите, подарю на память?

Последнее относилось к рядовому Кышкиной. Произнося свое предложение, Глински сунул вяло трепещущий и сочащийся желтоватой дрянью трофей Кышкиной под нос. Дашка пискнула и спряталась у меня за спиной. Между Десантом и немногочисленными мужиками, которые служат во Флоте, существует, разумеется, негласное соперничество. Ситуация требовала от меня ответа.

— Оставь себе, — бросил я сержанту, — глядишь, с этой-то штукой и ты станешь на что-то годен.

Драться в большом зале Ремонтной с офицером? Нет, этого я не боялся, к тому же знал, что сегодня или завтра отправлюсь куда-то… Все преимущества были на моей стороне, но ведь героический десантник начал первым? Ему оставалось попытаться ответить мне словом — а здесь я был заведомо сильнее. Наши простые парни из Десанта — они такие… Ну, сами знаете. Тем не менее Глински не сдавался.

— А ты, конечно, обходишься носом? — гордо провозгласил он.

Что да — то да, «румпель» у меня внушительный. В «вышке» меня не дразнили только благодаря тому, что в соседней группе учился Георгий Цацава. Если бы у Георгия нос был хоть вполовину меньше — нас бы обязательно заставили померяться…

— Я-то обхожусь и без носа. И жабьи причиндалы мне тоже не требуются. Впрочем, тебе это, наверное, тяжело представить, а? Вы же, десантники, говорят, всегда собираете эти штучки, потому что без них не справляетесь?

В это время по селектору прохрипело: «Командир «Черного принца», пройдите в отдел 18Д, третий сектор, для получения предписания. Повторяю…» Я развернулся и, сопровождаемый обалдевшей Дашкой, проследовал к нужному коридору. Бедный сержант Глински лишился возможности оставить последнее слово за собой — а я выглядел очень кудряво! Такой молодой — а уже «командир «Черного принца»!

Глава 4 Океания 2

Океания-2, место моей дальнейшей службы — глухое захолустье, не представляющее большой ценности в смысле ее колонизации. Относительно маленькая планетка (сила тяжести 0,71g), больше 90 процентов поверхности — вода. Вода, правда, хорошая, почти без солей, но этим достоинства Океании-2, пожалуй, и исчерпываются. К тому же расположена она в стороне от главных трасс и чертовски далеко от метрополии. Третий «кубик», если вам это что-то говорит. Нападениям жаб чаще всего подвергается второй — вероятно, таинственное обиталище гвакхов где-то в той стороне. Там идут бои, там транспортные корабли идут конвоями в сопровождении истребителей, а то и крейсеров… А здесь — тишина. Прежде Планетарная Самооборона таких миров усиливалась несколькими истребителями, теперь вот — еще и корвет. Я думаю, что корветы специально и разрабатывались для защиты подобных планет. Крейсер — жирно, одного истребителя — маловато… Ну и я — зеленый, по сути дела, салага, доказавший при этом умение вести бой почти самостоятельно, — оказался вполне пригодным к такой вот «гарнизонной» службе. И загорать мне здесь с моим «гаремом»… наверное, до тех пор, пока мой героический экипаж не будет списан в декретный отпуск. Звучит цинично, но чем же еще заниматься на орбите этой чертовой Океании-2? Представьте себе — относительно тесный кораблик на орбите совершенно захолустного мирка. Корветы сажать не рекомендуется — даже на такие маленькие планеты…

Разгонять необкатанный корабль до максимальных скоростей — нет уж, увольте. Поэтому добирались мы ни шатко ни валко две недели по «внутреннему» времени. Правила и уставы требуют соблюдать в таком переходе режим экономии (в первую очередь это касается системы охлаждения), так что на борту было жарковато и я разрешил отступить от точного соблюдения формы. Девчонки сбросили кители и потели в маечках. Выглядели они, ясное дело, вполне симпатично, и Вася уже успел несколько раз отхватить по роже — в ответ на похлопывания и поглаживания. Он не расстраивался и объяснял мне, что это нормально — вначале. Потом мы сработаемся, мол, теснее. Экипаж — одна семья. Тем более на такой скорлупке, как наш «Черный принц». Большая дружная семья… Я признавал в душе, что Василий безусловно прав, но внешне не позволял себе ни малейшего нарушения субординации… Тем более что было бы совестно пользоваться наивностью девчонок. Они все были свеженькие, только из училищ, для них я — боевой офицер и участник походов — был словно полубог. Не знаю уж, чего им наговорила Дарья о стычке с сержантом Глински, но от ее рассказов мой авторитет и вовсе возрос до небес…

Хотя я и понимал, что вечно так продолжаться не может…

По прибытии на Океанию-2 я представился шишкам из местного самоуправления и командиру здешних Сил Планетарной Самообороны. Это был капитан, пожилой мужик с протезами вместо левой руки и ноги. Формально я ему не подчинялся, но он был старше меня по званию и должности — устав обязывал прислушиваться к его «рекомендациям». Когда-то мне рассказывали, что на таких удаленных мирах наши, флотские, находят себе развлечение в грызне с местными самооборонщиками. Уточняют рамки полномочий. Я-то мирный человек, мне это ни к чему, да и капитан дал понять, что ему от меня ничего не надо — а уж развлечения я привез, мол, с собой. Тут он ощерил вставные челюсти, что должно было символизировать приязненную улыбку, за которой, впрочем, легко читалась черная зависть. Я тоже постарался улыбнуться в ответ и осведомился, на каком из их многочисленных архипелагов сейчас купальный сезон. Мне выдали координаты и названия, попутно заметив, что купаться в местных водах запрещено из-за агрессивной фауны. И порекомендовали хороший крытый бассейн при гостинице. Океания называется! Я поблагодарил и удалился в свой номер, оплаченный, кстати, мэрией. Из-за низкой силы тяжести все время хотелось прыгать. Искусственная гравитация внутри корабля — вещь хорошая, хотя в боковых отсеках корвета она подчас может сыграть злую шутку. Вообще корветы еще недоработаны — я несколько раз во время рейса встречался с откровенной халтурой проектировщиков. Они ведь собрали кораблик как бы из узлов и блоков крейсера и истребителя, едва-едва подогнав крепеж (спешный заказ фронта — министерство обороны платит щедро, но требует быстроты), поэтому, кстати сказать, многие наружные плоскости корвета покрыты какими-то кронштейнами, герметичными лючками, заглушками. Безымянный инженеришка поленился удалить их с чертежа, подгоняя узлы от корабля другого класса… Я его понимал, этого безвестного лодыря… Кому охота упираться, если сойдет и так?

Насладиться отдыхом в местном «люксе» мне не удалось. На рассвете меня разбудил пронзительный сигнал кома — командира «Черного принца» вызывали в рубку станции слежения. Общепланетарная тревога.

Глава 5 Общепланетарная тревога

На первый взгляд ничего на визоре не было, но, приглядевшись, я заметил его — пятно розоватого оттенка, расплывающееся в верхнем левом углу монитора. Большое пятно. Слишком большое, хотя и бледное пока что. Молодцы станционщики, не прозевали. Не больше четырнадцати часов — и совсем недалеко от Океании-2 в быстро распадающихся облаках разреженного газа появится… Вот только ЧТО появится? Уж очень большое пятно… Это умение летать, минуя физическое пространство, — самый большой секрет гвакхов. Их САМАЯ ГЛАВНАЯ ВОЕННАЯ ТАЙНА. Единственное, что делает их не вполне всемогущими, — вот эти розоватые следы на визоре, появляющиеся заранее. Обратный эффект. Шутка континуума.

Один из наших яйцеголовых светил как-то разразился большой научно-популярной статьей насчет того, что, дескать, жабы имеют большое интеллектуальное преимущество перед людьми — поскольку их цивилизация зародилась в болоте и для них мир, мол, не такой плоский, как для нас. Для них смещение вверх-вниз так же естественно (в смысле — в подсознании), как и взад-вперед, а поэтому они более органично воспринимают Вселенную. И легче решают проблемы, связанные с нерелятивистскими скоростями, преодолением эвклидовой геометрии и прочим в таком духе. Трехмерное мышление! Может, я не совсем точно воспроизвожу термины… Но после той дурацкой статьи я окончательно уверился, что все эти шишки в очках и белых халатах заняты в основном тем, что надувают щеки и лезут вон из кожи, чтобы доказать свою необходимость обществу и свое превосходство над нормальными людьми со здоровым «плоским мировосприятием».

— Как вы полагаете, — нарушил всеобщее молчание мэр (с ума сойти — на этой Океании-2 они называют своего главного «мэром» — очень мило и архаично), — с чем нам предстоит иметь дело?

Единственное, на что я решился, так это промямлить:

— Очень большое пятно…

— Если бы речь шла о глайдерах, — подал голос наш «одноногий Джон Сильвер», — я бы сказал, что речь может идти минимум о трех сотнях.

— …«Семерок»? — не удержался я. — О трех сотнях «семерок»?

Капитан не обиделся. Тем более что я был прав.

— Так что же это? Караван транспортов… или…

— «Бегемот»! — вырвалось у меня прежде, чем я успел сообразить, что произнес это вслух.

— Точно! — все-таки «Сильвер» молодец. — Точно, такой всплеск может дать «бегемот» с эскортом!

Дальше они — все местные тузы — принялись перебрасываться военными терминами, обсасывая совершенно простую мысль — вся активность гвакхов во втором «кубе» была показухой, чтобы оттянуть силы Флота туда. А на самом деле они готовят оккупацию Океании-2. Почему именно ее? Элементарно — это очень мокрый мир, изобилующий отмелями, островками, болотами… Если жабы зароются здесь в ил — их потом не выковыряешь до тех пор, пока не расколешь злополучную Океанию пополам… Это очень мокрый мир — и очень слабо охраняемый мир. Браво, жабий адмирал!

Наконец мэр вынес решение — эвакуация населения на всем, что летает. Женщин. Немедленно, пока еще есть запас времени. Мужчины останутся и будут сопротивляться жабьему десанту до последней капли крови — во всяком случае, так выразился наш капитан. Что меня несколько удивило — так это то, что сам мэр заявил, что остается. В качестве старшего сержанта местной Самообороны. Я думал, что таких людей давно уже не осталось во Вселенной — но у них здесь, на Океании-2, прямо заповедник какой-то… Тем более приятно будет сложить голову, защищая столь уютный мирок. Это я пошутил. На самом деле складывать голову — приятного мало.

Кроме «Черного принца», у них на Океании было еще два истребителя (безнадежно устаревшей конструкции), их пилоты (мужики из старых наборов) давно ассимилировались здесь. Естественно, этим асам предстояло сопровождать эвакуационный караван — ведь его могли подстерегать случайные рейдеры. Я бы тоже предпочел охранять беззащитные транспорты в опасном пути, но мне никто не предложил, тем более что местные уже начали составлять рапорты в центр, прося помощи для гарнизона Океании и патрули истребителей для защиты каравана.

А «Черному принцу» предстояло драться с эскадрой гвакхов. Так сказать, победить или умереть… Как вы думаете, какой исход выглядел более вероятным?

Глава 6 «Черный принц»

Засада — это классика военного искусства. Естественный способ ведения боевых действий для более слабого противника.

Кроме того, я решил воспользоваться несовершенством работы проектировщиков корвета — установить побольше вооружения на ненужных кронштейнах и запитать силовые и управляющие цепи для них через ненужные лючки. Времени у меня было в обрез, но, как выяснилось, и работа предстояла небольшая — в арсенале Океании-2 нашлись только лазеры. Хорошие, даже довольно современные, пукалки — но хороши они только при прямом попадании по цели. В настоящей схватке это не очень реально. Тем не менее я набрал их в катер столько, сколько влезло. Плюс сменные кассеты. Эти идиоты из арсенала попросили меня расписаться в дюжине ведомостей и отчетов. Точно — заповедник… Зачем им бумаги, если через четырнадцать… вернее, уже через двенадцать с половиной часов здесь высадятся гвакхи?

То, что на Океании-2 были только лазеры, — вполне нормально, поскольку этот вид оружия — единственный, позволяющий (теоретически) с поверхности планеты поражать находящиеся на орбите корабли. Точнее, единственный таковой, не требующий специальной подготовки оператора-наводчика. Вот самооборонщиков и снабжают подобной ерундой — для придания им уверенности в себе. Пусть, дескать, эти олухи чувствуют себя в силах на равных драться с профессионалами из Флота. Впрочем, с другой стороны, «бегемот» — настолько крупная мишень, что, возможно, сгодятся и лазеры. Жаль только, что мне совсем ничего не известно об огневой мощи «бегемота» — будет как-то обидно, если нас сожгут одним ответным залпом. Именно ответным — потому что я надеялся все-таки ударить первым.

На «Черном принце» о тревоге уже знали, хотя наш маленький визор практически ничего не высвечивал — возможности не те, что на планетарной станции.

Едва пристыковав катер и содрав шлем, я грозным голосом велел Василию взять двух девчонок покрепче — разобрать мои трофеи, а затем приступить к установке «дополнительного оборудования». На все даю четыре часа! Вот…

А они все так смотрели на меня — вроде ждали, что я в двух словах объясню им, каким именно способом корвет может разделаться с «бегемотом». А заодно — и с эскадрой сопровождения. Ничего я им не сказал.

Василий — надо отдать ему должное — провозился и в самом деле немногим больше четырех часов. Естественно, мы все ему помогали, но большую часть работы выполнял он с Кариной и Сильвией, вторыми техниками. Результат вышел средненький. Четыре лазера на стационарных турелях — то есть огонь только строго по ходу. И невозможность в условиях боя сменить кассету. Еще две пукалки — на «спине» корабля, надеюсь, что ими не придется пользоваться. Теоретически огонь из самовольно установленного оружия разбалансирует корабль и снижает надежность корпуса… Но на один бой прочности корпуса уж как-нибудь хватит. А если мы выдержим этот (этот!) бой, так «Черный принц» скорее всего будет установлен в качестве памятника на главной площади столицы Океании-2… Если еще удастся отыскать куски достаточно большие, чтобы они были заметны на постаменте.

Когда работа была окончена, мы — для проверки цепей — спалили по кассете и заменили их полными. А чего экономить — все равно перезарядить наружные лазеры мы в бою не сможем. Затем я собрал свой героический экипаж в главном коридоре, это не экзотика — просто на корвете нет другого достаточно большого помещения, только коридор и шлюзовой отсек, но там сейчас был катер.

Я пару минут помолчал для солидности, затем объявил:

— Господа и дамы, — не надо смеяться, это официальная формулировка, — ожидается прибытие крупной эскадры противника. Возможно, включающей «бегемота». По предположениям местной военной элиты гвакхи задумали десант и последующую колонизацию Океании-2. Часть местного населения эвакуируется, Силы Планетарной Самообороны приведены в боевую готовность. Наша задача — прикрыть эвакуационный караван и задержать высадку десанта на планету. Насколько удастся. Я предполагаю устроить гвакхам засаду — для нас это наилучшая возможность успешно им противостоять.

Забегая вперед, хочу сказать, что это оказалось сущей правдой, но сам я, произнося свою речь, был последним человеком, который бы в это поверил.

— Не хочу вас обманывать, — продолжил я после паузы, — и не хочу вселять иллюзий. Весь опыт Флота говорит, что в плен к гвакхам лучше не попадать, особенно женщинам…

Кто-то из девчонок громко всхлипнул, я обвел экипаж строгим взглядом, больше ничего такого не наблюдалось.

— Так вот, рекомендую всем членам экипажа иметь при себе личное оружие. Сегодня я разрешаю это отступление от предписанной уставом формы. И другие отступления тоже — наверное, будет жарко. Рядовой Кышкина, даю вам пятнадцать минут. Проведите инструктаж, как более грамотно и безболезненно вскрыть вены. Я слышал, что именно этот способ практикуют истребители…

Поплачь, Дашка, поплачь… Сегодня над тобой никто не будет смеяться…

Глава 7 Капитан — огненная атака

«Засада» — это, конечно, условно. У Майны, солнца Океании-2, есть и другие спутники. Один из самых крошечных (я имею в виду те, что вообще достойны упоминания) — Регул-17. Скала неправильной формы от одиннадцати до семидесяти километров в поперечнике, так сказать. На нем мы и затаились. Этот астероид движется довольно медленно и — как по заказу — должен был оказаться на пути у эскадры гвакхов, насколько можно судить по координатам розовых пятен на визоре. Ну, не то чтобы прямо на пути — но все-таки… Выглядел Регул-17 просто замечательно — такой тихий, такой мирный… и, главное, изобилующий пещерами и вместительными кавернами. Словом, мы отыскали довольно уютную долинку в этом безжизненном Эдеме и затаились там… Если жабы все же нас здесь засекут — «спинные» лазеры, возможно, помогут прорваться… Оставалось ждать… У нас было в запасе не меньше трех часов…

В схватке, как и в ожидании схватки, техникам делать особо нечего. «Ремонт матчасти в условиях боя» — это для крейсеров, со временем техперсонал из трех человек на корветах, конечно, сократят… Здесь техники просто не имеют возможности что-либо сделать на ходу. Так что для наших техников этот бой уже вроде как был окончен — им оставалось только грызть ногти в ожидании… Поэтому Василий, кажется, преуспел в отношении Карины. Нервы-то у девчонки тоже были на пределе — а тут утешитель. Сильный, мужественный… Хотя, конечно, и пузатый обормот при этом. Зато пообещал жабам в обиду не давать, заслонить собственным телом — слава богу, есть чем заслонять. А я лихорадочно пересчитывал и пересчитывал траектории и вероятные курсы, даже своего штурмана, Улу Сугатти, кажется, обидел, когда отказался от помощи… Хотелось непременно вычислить самому… да и время чем-то занять… В итоге едва не прозевал момент, когда на экране визора — посреди уже вполне сформировавшегося розового пятна — выскочила первая красная точка… Затем еще и еще… После «прыжка» гвакхам требуется несколько минут для запуска двигателей — конечно, было бы соблазнительно в этот момент на них и накинуться. Но ведь первыми идут скорее всего глайдеры, а еще вероятнее — ложные цели. Так что мы даже не рыпались. Вскоре красные точки на визоре замельтешили, сплетая замысловатую карусель — несколько «семерок» агвангарда проверяли зону для приема более серьезных кораблей. Затем точки расползлись по периметру розового пятна… За его пределы… И вот экран расцвел по-настоящему! Шутки шутками, но похоже, «местная военная элита» таки оказалась права. Гвакхи готовились к оккупации Океании-2…

А «бегемот» даже на экране визора выглядел потрясающе! Из-за него монитор уже не справлялся с такими мелкими целями, как глайдеры — они едва заметно мигали на периферии красного роя. Да, сила! Гвакхи двигались красиво, как на параде. Цепочки едва заметных искорок — глайдеры. За ними — созвездие жирных красных запятых, группирующихся вокруг мощной кляксы «бегемота». Удача — или потрясающая точность моих выкладок? Жабы идут именно так, как я предполагал. Ну, еще немного…

— Самооборона открыла огонь! — срывающимся тенорком выкрикнула Сугатти.

— Понял, — отозвался я.

Это ничего, просто у кого-то из местных не выдержали нервы. Рано. Глайдеры только-только начали расползаться в стороны, намечая место будущей высадки. Вот эскадра стала перестраиваться, часть кораблей отвалила в сторону ушедшего каравана — надеются догнать? Это вряд ли, ребята, вряд ли… Физические скорости у вас не те…

Оп-па! После этого маневра в сетке из кораблей средних классов появились разрывы! Мелькнула мысль — вряд ли «бегемота» прикрывали бы так тщательно, если бы он в этом не нуждался! Вот он — наш шанс! Я заорал приказы и замолотил по клавишам и кнопкам — нас хорошо натаскали в «вышке», в таких ситуациях пальцы быстрее языка, хотя устав, само собой, требует «…довести смысл маневра до сведения находящихся в рубке…» и даже «…убедиться, что экипаж уяснил…» не помню — в общем, убедиться, что все врубились, а если нет — то повторить. Я обычно не трачу лишних слов, да по-моему все так делают… Поднимая с поверхности Регула-17 тучи пыли, наш корвет воспарил — и тут же мы врубили «полный», устремляясь к центру построения гвакхов… Бедный наш разбалансированный корпус… Я взвыл:

— Огонь по кораблям прикрытия!.. Вести непрерывно!..

Какое там «непрерывно»… Девчонки не смогли бы прерваться, даже если бы захотели. Все продолжалось едва ли десять минут. Наращивая скорость, «Черный принц» летел к своей цели, вот он уже виден «в окошке» (то есть на экране псевдореала) — «бегемот»… Господи!.. Да он же и в самом деле оказался громадным… А кому-то из девчонок даже удалось сшибить глайдер. Оказавшиеся более или менее поблизости транспорты (кажется, это были транспорты) тоже схлопотали по несколько попаданий… Не важно!

— Огонь по ходу! Огонь по ходу! Полный!.. Из всех!..

Наверняка я орал что-то еще, но девчонки меня уверяли, что не слышали ничего, кроме боевых команд… Подаваемых очень эмоционально.

Кулаком правой руки я хватил по здоровенной самопальной кнопке, к которой Василий подключил носовые пукалки, а левой — попытался хоть немного сбавить ход. Нас тряхнуло — заработали лазеры, еще раз — сменился режим двигателей… Борт суперкорабля гвакхов прыгнул на меня из «окошка» псевдореала… Гладкий борт — ни турелей, ни башенок — просто класс! Чудненький борт… И в нем стремительно разворачивается здоровенная дыра. Серии ракет одна за другой ложатся в нее, выворачивая этот борт наружу… А оттуда — не огонь, не обломки… Пузыри? Ну, точно — весь жабий «бегемот», конечно, наполнен их «естественной средой обитания»! Когда мы уже были внутри «бегемота», я еще врубил и два верхних лазера — теперь-то уж какая разница… Но должен сказать, что дальше уже пошло просто какое-то ненормальное везение! Носовые пукалки сдохли через минуту после того, как мы вывалились «наружу», облепленные расплавленным пластиком и тиной, из которого торчали и какие-то более твердые куски. Ручаюсь, что там застряло и несколько обалдевших жаб… Лазеры сдохли, а я еще долго держал кулак на кнопке…

— Огонь не прекращать! Цели — по усмотрению!.. — И скорость. Скорость!

Глава 8 Герой

Такая штука, как «бегемот», просто обязана быть супернадежной и суперпрочной, но «Черный принц», видимо, произвел слишком уж большие разрушения на гиганте. «Бегемот» начал рассыпаться на части, некоторые из них тут же взрывались. А затем пришел черед транспортов. Горючее они везли или боеприпасы… Во всяком случае, фейерверк получился на славу. Газеты, конечно, несколько преувеличили успех атаки «Черного принца», но уж план захвата Океании-2 был сорван. Это точно. Ну, официальную версию событий вы, конечно, читали. Да бросьте! Вы меня разыгрываете!.. Ну, вспоминайте — «Капитан — Огненная Атака», «Герои Океании», «Поверженное чудовище», «Пронзенный дракон — вновь!», «Святой Георгий наших дней»… Все газеты об этом трубили… Ах, у вас есть «Летучее болото раскрывает свои тайны»! Великий шедевр этого дебила очкастого… Это вы говорите — он гений и светило, а я говорю — он полный мудила… Очкастый… Да все эти яйцеголовые уроды… Впрочем, вы правы — это не повод Герою сквернословить.

Но так или иначе, самым большим чудом было то, что мы вышли из этой переделки практически без потерь… Нет, не так — самым большим чудом было то, что нас не сбили во время посадки океанийские самооборонщики… Вот уж точно — дай дураку лазер… Конечно, конечно, они приняли нас за… Не знаю за кого — у жаб нет кораблей такого класса… Ах, за десантный бот гвакхов! Наверное…

Да нет, как раз досталось «Черному принцу» крепко — ведь потом на нас сгоряча насели глайдеры… Ну, на борту был пожар… У меня? Левая рука и лицо. Почему не видно? Давайте расскажу по порядку. Итак, несколько глайдеров гвакхов не смогли сразу разобраться в обстановке и набросились на нас. Не было ничего интересного — честное слово. Но мой «Черный принц» после схватки с ними был процентов на шестьдесят уничтожен. Иначе за каким чертом я поперся бы садиться на Океанию? Эти олухи, то есть я хочу сказать, океанийцы из Самообороны сперва… ну да! Потом они извинились и предоставили нам отель на самом крутом курорте планеты… Да, целый отель! С бассейном, естественно. И уж там-то мы с девчонками расслабились по полной программе. Знаете, сила тяжести в 0,71g дает определенные возможности… Да нет, я не собираюсь посвящать вас в пикантные подробности — но если бы гвакхи ЭТО видели… Они бы поняли, что их фантазия не идет ни в какое сравнение с… Да, извините, это шутка не лучшего пошиба. Но я во время «отпуска» даже не замечал, что у меня на левой руке — регенерационный блок… Кстати, Дашка играла на пианино, оказалось, что она в самом деле умеет играть. Конечно, в отеле было пианино… Там много чего было…

Потом они сообщили, что вскрыта очередная гальваническая ванночка… Конечно, конечно… Моя Звезда. А потом — на Ремонтной-4 — хирург сказал, что с моим лицом проблемы. То есть послеожоговое что-то-там-медицинское… Мне ввели успокоительное… и я провалился… на пару недель. Единственное, что помню — пакет с фруктами в дамской ладошке. С неумело наложенным маникюром на «музыкальных» пальчиках.

А проснулся окончательно я уже с этим лицом. Да, поэтому и нос, конечно. Лицо настоящего Героя. Да, я говорил «Марк». Героев с таким именем? Конечно, конечно, вы правы. Не только нет, но и не бывает. Уж я-то знаю!

Было. Было — Марк. Но с этим покончено! Нет, почему? Я не всегда шучу. Новое лицо, новое звание, новая фамилия. И имя тоже. Вы не обращали внимание на то, что практически все Герои — капитаны? А вы обратите. Да, капитан Игорь Измайлов. Да, совсем неплохо. Но зато теперь я окончательно рассорился с отцом. Когда мы в последний раз говорили с ним по вижину — он мне так и заявил со своим неподражаемым акцентом:

— Синок, мине таки плевать, Марик или Игорек. Но куда ти запхнул свою фамилию, шлимазл? И не смей мине звонить, пока у твоей цацки, у твоей херойской зви-изды не вирастет из попы шестой лучик! Ти по-онил?

И так шарахнул по «одностороннему разрыву связи», что наверняка сломал аппарат. Он у меня всегда был склочником… Что называется, кремень-человек, мой старый Абрам Шмуклерзон…

А вы говорите — Звезда Героя… Не говорите? Ну так и не говорите!..

Эпилог

А Дашка считает, что так даже лучше.


Оглавление

  • Глава 1 Герои
  • Глава 2 Жабы
  • Глава 3 Дашка, десантник и живой гвакх
  • Глава 4 Океания 2
  • Глава 5 Общепланетарная тревога
  • Глава 6 «Черный принц»
  • Глава 7 Капитан — огненная атака
  • Глава 8 Герой
  • Эпилог