Что случилось в нашем классе (fb2)


Настройки текста:



Марина Дружинина Что случилось в нашем классе?


Буду Чемпионом!

Тёмка весело скакал по комнате и выкрикивал:

Школа ждёт учеников!
В школу я идти готов!

И это была чистейшая правда. Потому что завтра, первого сентября, когда все школы дружно распахнут объятия своим ученикам, Тёмка собирался идти первый раз в первый класс.

— На какие отметки ты намерен учиться? — спросил папа, не отрываясь от телевизора, — шёл чемпионат страны по хоккею.

— На одни двойки! — радостно прокричал Тёмка.

— Чего-о-о? — папа так удивился, что даже отвёл взгляд от экрана. — Это почему?

— Потому что я хочу стать знаменитым хоккеистом, как Терентий Барашкин! — Тёмка схватил клюшку и начал бодро ею размахивать. — Вон он сколько голов забил вчера «Мустангам»!

— Не понял, — папа повернулся к сыну, — при чём тут двойки?

— Очень даже при том! — Тёмка стукнул клюшкой по школьному рюкзачку. — После матча Барашкин сказал, что с детства мечтал стать хоккеистом и учился в школе на одни двойки. Ясно? Если бы не двойки, уж не знаю, кем бы он стал!

— Ты всё перепутал!

Папа начал объяснять сыну, что к победам ведут спортсмена вовсе не двойки, а трудолюбие и мастерство. Но переубедить будущего чемпиона оказалось не так-то просто.



— Стану двоечником, как Барашкин! — заладил он.

Папа уже хотел было позвать на помощь маму, но тут спортивный комментатор Буханкин громко запричитал из телевизора:

— Опять промахнулся Барашкин! Ни одной забитой шайбы сегодня! Разочаровал нас Терентий! Ох как разочаровал! Двойка ему за решающий матч!

— Слышал? — папа торжествующе кивнул на экран. — Вот что значит привычка получать двойки! Ну-с, на какие отметки ты собираешься учиться?

— На пятёрки, — твёрдо сказал Тёмка.

— Молодец! — обрадовался папа.

А Тёмка немножко подумал и добавил:

— Двойки, конечно, тоже придётся получать. Но так, чтоб привычки не было.

Сборы набирают обороты

Вовка неторопливо собирался в школу, напевая песню группы «Летящие»:

…Отправляюсь в дальние полёты,
Сборы набирают обороты…

— На таких оборотах, как у тебя, в школу и к вечеру не попадёшь, — заметила мама. — Поживей пошевеливайся!

Вовка запел энергичнее:

Ждут меня лихие повороты,
Сборы набирают обороты!

Прибежала из кухни бабушка:

— Ты на часы смотри, а не песни пой! Уже восемь! — бабушка для пущей убедительности постучала по кастрюле поварёшкой: дон-дон-дон! — Слышишь, куранты бьют?

На бой «курантов» выглянул в коридор дедушка и, как заправская кукушка из часов, прокуковал восемь раз: ку-ку! Ку-ку!

А мама схватилась за голову:

— Ну нельзя же так поздно в школу приходить!

— Лучше поздно, чем никогда! — прокричал Вовка любимую пословицу и выскочил наконец из дома.

Примчался Вовка в школу и тут же наткнулся на завуча Михаила Яковлевича.

— Где сменная обувь? — грозно сверкнул глазами Михаил Яковлевич.

— Дома забыл, — промямлил Вовка.

— Давай дневник!

И завуч написал замечание: «Нет сменной обуви». Немного подумал и добавил: «Явился в школу крайне взмыленный и взлохмаченный». Потом взглянул на часы и ещё записал: «Опоздал на занятия». И только после этого отпустил Вовку.

Вовка — скорей в класс. А там контрольная работа уже заканчивается.



— Почему опоздал? — Алевтина Васильевна спросила так строго, будто и не знала, что «поздно» лучше, чем «никогда». И, не дожидаясь ответа, тоже написала замечание: «Пропустил контрольную работу».

В общем, совсем унылый вид стал у дневника. Как, впрочем, и у его хозяина. И это за каких-то десять минут!


На следующий день Вовка вскочил ни свет ни заря. И как начал носиться по квартире: то в ванную забежит, то на кухню, то в комнату. Мигом собрался в школу! Бабушка и не вспомнила про свои «куранты». А дедушка-«кукушка» вообще ещё не проснулся!

— Вот это сборы! Вот это обороты! — похвалила Вовку мама. — Только куда ты в такую рань? Подожди часок!

— Кто придёт порою ранней, не получит замечаний! — с ходу сочинил пословицу Вовка и, схватив сменку, выскочил на улицу…

Подбежал Вовка к школе, а двери-то закрыты! И никого, даже охранника, не видно. Только воробьи да синицы весело прыгают по школьному двору. Действительно оказалось слишком рано.

«Ничего, подожду, — сказал себе Вовка. — Перед занятиями очень полезна спортивная ходьба».

Он походил вокруг школы бодрым шагом, потом обычным, затем сел на лавочку и придумал вот такое стихотворение:

Больше проверять не стану:
Лучше поздно или рано?
День начнётся хорошо,
Если вовремя пришёл!

Вовка записал стихи в блокнот, посмотрел на часы и — бегом в школу! Чуть не опоздал!

Коварные усы

Стасик пил кисель с булочкой, а папа рассказывал:

— Давненько это было. Взял я в магазине пакет томатного сока, даю кассирше деньги, а она говорит:

— Молодой человек, а за кефир кто будет расплачиваться? Пушкин?

— Я не брал кефир! — растерялся я.

— Отпираться бесполезно! — кассирша вытащила из кармана зеркальце. — Полюбуйтесь на себя! У вас на лице написано, что вы пили кефир! Так что платите!

Глянул я в зеркальце и сразу всё понял. На моём лице красовались роскошные кефирные усы.

— Да это же я дома пил кефир, а не в магазине! — воскликнул я. — Честное слово!

Но переубедить не в меру наблюдательную кассиршу оказалось невозможно. Заладила своё «платите», и всё тут. «А то, — грозит, — милицию вызову!»

Пришлось заплатить.



На следующий день я пришёл в магазин за кефиром. Взял пакет, даю кассирше деньги, а она опять:

— Молодой человек, а за томатный сок кто будет платить? Пушкин? — и суёт мне под нос уже знакомое зеркальце.

Посмотрел я на себя… Так и есть. Теперь меня подвели пышные томатные усы.

— Да это я дома пил томатный сок! У вас вчера его покупал! — попытался я объяснить.

Но остроглазая кассирша была всё так же неумолима:

— Платите! — сурово сдвинула брови она. — А то милицию вызову!

Снова мне пришлось выкладывать денежки.

«Хватит платить за усы! Так ведь и разориться можно!» — рассердился в конце концов я на себя. И стал с тех пор тщательно следить, чтобы моё лицо всегда было чистым. Чего и тебе советую, — папа подмигнул Стасику. И Стасик поскорее вытер салфеткой свои кисельные «усы».

Папа одобрительно улыбнулся и лихо закрутил свои бравые усы, за которые, если и надо платить, то только в парикмахерской.

Бутерброды для птенцов

На газоне возле дома кто-то набросал куски хлеба, сыра, колбасы. Воробьи и синицы почему-то не примчались дружной стайкой, как всегда в таких случаях, — наверно, пировали в другом месте. Зато прилетела ворона.

Она положила на хлеб колбасу, сверху сыр, затем снова колбасу и сыр. Широко раскрыла клюв, ловко схватила еду и куда-то унеслась.

За всем происходящим наблюдали с балкона Стасик и папа.

— А я и не знал, что вороны любят бутерброды, — задумчиво произнёс папа.

— Бутерброды — это классно! Я их тоже обожаю! — облизнулся Стасик. — Но я никогда не ел одновременно с колбасой и сыром. Только по отдельности.

Тем временем появилась знакомая ворона, и всё повторилось. В точно таком же порядке были уложены сыр и колбаса. Правда, с первого раза вороне не удалось ухватить бутерброд — он развалился. Но хозяйственная птица аккуратно сложила его снова и опять умчалась. И так — несколько раз.



— Птенцов кормит, — объяснил папа. — Наверно, гнездо неподалёку.

— Давай кинем ей кетчуп, чтоб вкусней было, — предложил Стасик. — Или огурчик солёный.

— Необязательно, — улыбнулся папа. — А вот колбаски можно добавить, а то не хватит на ещё один бутерброд.

Они бросили колбасу, ворона благодарно каркнула, смастерила завершающее блюдо и окончательно улетела к своим воронятам.

— Надо попробовать бутерброд по вороньему способу, — решил Стасик. — Кушать хочется!

— Пора перекусить, — согласился папа.

Бутерброды получились отменные. Даже маме понравились.

— Молодцы! — похвалила она. — А главный молодец — ворона. Может, у неё ещё какие-нибудь кулинарные рецепты есть? Вот бы узнать!


На следующий день в школе на уроке «Окружающий мир» учительница Мария Николаевна вызвала Стасика к доске и сказала:

— Я буду называть животных, а ты — перечислять характерные для них действия. Не меньше трёх. Итак, что делает корова?

— Мычит, бодается, пасётся на лугу, даёт молоко, — быстро ответил Стасик.

— Собака!

— Лает, виляет хвостом, сторожит дом, грызёт косточку.

— Отлично! — кивнула учительница. — А что ты скажешь про ворону?

— Летает, вьёт гнездо, каркает, делает бутерброды.

Ребята ка-а-ак захохочут! А Мария Николаевна удивлённо подняла брови:

— Какие ещё бутерброды?

— С колбасой и сыром, — пояснил Стасик и рассказал, что видел вчера.


Автору этого рассказа однажды тоже посчастливилось наблюдать, как ворона проделывала всё вышеизложенное.

Серые клеточки

— Ну-с, рассказывай, кто приходил к тебе в гости? Сколько человек обедали? — Папа кивнул на раковину, полную грязной посуды.

— Угадай! — хихикнул Стасик.

— Что ж, попробую, — папа подкрутил усы, в точности как знаменитый сыщик Эркюль Пуаро — герой их со Стасиком любимого сериала, — и постучал пальцем по лбу. — Серые клеточки мне помогут!

Именно так говорил Пуаро, расследуя всякие заковыристые преступления. И в конце концов распутывал их настолько ловко, что инспектор Джепп из того же сериала лишь глаза вытаращивал.

— Итак, здесь хорошо просматриваются две глубокие тарелки, — начал папа. — Следовательно, можно предположить, что обедали два человека. Но в то же время я вижу три мелкие тарелки. Поэтому не исключено, что обедавших было трое. Просто один из них съел только второе, а от супа отказался. Но при этом в раковине четыре чашки. Значит, был ещё один, четвёртый! Который ничего не ел, а только пил компот! Но, что самое удивительное, — папа недоумевающее пожал плечами, — тут всего две ложки и одна вилка! Неужели некоторые гости ели руками? Мои серые клеточки в величайшем смятении от такой ужасной догадки! — Папа схватился за голову. — В общем, обедали четыре человека. Причём двое из них не знают, что нужно пользоваться ложкой и вилкой. Всё! — Папа строго посмотрел на Стасика. — Теперь ты, сын, отвечай, кто эти невоспитанные люди? Откуда они взялись? Как их зовут, наконец?



— Они все — это я, воспитанный Стасик! — захохотал Стасик. — Я один тут ел! Ложкой и вилкой.

— Ты был один?! — папа вытаращил глаза, в точности как инспектор Джепп. — Невероятно! Разве одному мальчику требуется для обеда столько тарелок и чашек?

— Да они накопились ещё и от завтрака и от двух перекусов, — объяснил Стасик.

— Ну, знаешь ли, такое накопление никто не смог бы угадать! — воскликнул папа. — Вымой-ка поскорее, сынок, посуду и в дальнейшем всегда проделывай это сразу после еды. А я пойду вздремну. Мои серые клеточки должны отдохнуть.

Папа улыбнулся в усы и снова стал похож на знаменитого сыщика Эркюля Пуаро.

Семейное увлечение

На классном часе после обычного разговора о школьных делах Наталья Николаевна предложила ребятам:

— А теперь расскажите, как вы проводите с родителями выходные дни. Какое увлечение — общее для всей семьи?

— Мы с папой играем в футбол, когда погода хорошая, — первым откликнулся Стасик. — Или в бадминтон. Жалко, мама с нами не играет — она по телефону разговаривает и обед готовит. Так что это — не семейное увлечение.

— А моя мама играет со мной в на стольный теннис и в снег, и в дождь — в любую погоду! — выскочил из-за парты Гошка Заглушкин. — Мы кладём на спинки стульев дверь от кухни и играем на ней, сколько захотим!

— Здорово! — улыбнулась Наталья Николаевна. — А что делают остальные?

— Тоже чего-то делают, — задумался Гошка. — Телевизор смотрят, газеты читают…

— Ясно, — кивнула учительница. — Но всё-таки очень хочется услышать о занятии, которым дружно увлекается ВСЯ семья. Есть ли такое в чьём-нибудь доме?

— Есть! В нашем доме! — звонко крикнула Даша Карамелева. — Мы всей семьёй увлекаемся чечёткой! И мама, и папа, и бабушка с дедушкой! И прабабушка Лиза — все увлекаются чечёткой! Ну и я, конечно!

— Потрясающе! — изумилась Наталья Николаевна. — Неужели даже прабабушка чечёткой занимается?

— Ещё как! Больше всех! — убедительно тряхнула хвостиком Даша. — И пёсик Джулик тоже! Он как почует, что чечётка намечается, пулей к нам несётся!



— Вот это семья! — восхитилась учительница. — А соседи-то не возражают? Представляю, какой грохот стоит, когда вы все вместе во главе с прабабушкой Лизой и пёсиком Джуликом чечётку отбиваете!

— Да мы её не отбиваем! — прыснула со смеху Даша. — Мы её печём и едим. Это такое вкусное маленькое печенье с орешками! Мы очень любим всей семьёй колоть орехи и делать из теста разные фигурки. А потом пить чай с «чечёткой» и рассказывать смешные случаи. Один Джулик занимается «чечёткой» молча — грызёт себе и всё. Только хвостиком помахивает.

— Замечательное семейное увлечение! — воскликнула Наталья Николаевна. — Надо, пожалуй, нам всем попробовать эту самую «чечётку». Ты, Дашенька, обязательно принеси рецепт на следующий классный час.

Вот такие пассажиры!

Мама собиралась на работу, а дочка Алиска — на день рождения к Иришке, двоюродной сестрёнке. Первый раз в жизни Алиске разрешили ехать одной, без взрослых! И она была ужасно рада — прыгала по всей квартире с ленточкой, как гимнастка, и распевала:

В гости я сама поеду!
Надо мне успеть к обеду!

А путь предстоял неблизкий: сначала на автобусе, потом на метро.

— Будь внимательна, осторожна, — повторяла мама. — Ты дорогу хорошо помнишь?

— Ещё как! — махала ленточкой Алиска. — Мы же сто раз ездили туда к бабушке, дедушке, тёте Оле, дяде Мише. И к Иришке!

— Если в метро или автобусе кто-нибудь начнёт кашлять, чихать рядом с тобой, немедленно пересаживайся подальше, чтоб не заразиться, — продолжала напутствовать мама. — Надвигается эпидемия гриппа.

— Обязательно пересяду! Я не собираюсь болеть — мы ведь завтра идём в театр!

— Ну, счастливо добраться! Я тебе буду звонить!

Мама поцеловала дочку и умчалась на работу.

Алиска надела нарядное платье, туфли. Немного подумала и надушилась мамиными духами. Затем подкрасила губы маминой помадой, подрумянила и без того румяные щёки и нарисовала карандашом родинку на лбу. Красота получилась неописуемая! Алиска прямо не могла оторваться от зеркала! Наконец она послала себе прощальный воздушный поцелуй, как настоящая кинозвезда, и отправилась в гости.

Не успела Алиска устроиться в автобусе у окна, как возле неё плюхнулась на сиденье толстая тётка с двумя здоровенными сумками. Тётка сердито взглянула на Алиску и ка-а-ак начнёт кашлять и чихать!

Алиска сейчас же перебралась на другое место. Но и там оказалось неспокойно: стоявший рядом дедушка непрерывно хлюпал носом и вытирал платком глаза.

«Скорей бы в метро», — вздыхала девочка.

В метро, увы, обстановка была ещё сложней. То и дело около Алиски раздавалось: «Апчхи!» и «Кхе-кхе-кхе!» Причём, куда бы она ни пересаживалась. Даже котёнок, которого везла в корзинке строгая старушка, вконец расчихался на пару со своей хозяйкой!



Эпидемия гриппа свирепствовала вовсю.

«Странные люди, — с тоскою думала Алиска, отворачиваясь то от одних, то от других опасных пассажиров. — Болели бы себе дома и выздоровели бы скорее. А им — лишь бы разъезжать и всех вокруг заражать»…

Наконец Алиска добралась до сестрёнкиного дома.

Дверь открыли Иришка с бабушкой.

— Вот и я! — бросилась к ним в объятия гостья.

А они в ответ ка-а-ак начнут чихать!

— У вас тоже грипп? — отпрянула Алиска.

— При чём тут грипп, внученька! — шмыгнула носом бабушка. — От тебя духами за километр несёт! Небось целый пузырёк на себя вылила! И как только тебя в метро пустили! Быстро умойся, и начнём праздновать день рождения!

Взмах веера

Бывают же такие удачные совпадения! Утром, по случаю жары, бабушка купила три огромных веера — для всех женщин семьи, а вечером мама принесла журнал «Прекрасные дамы», в котором рассказывалось всё-всё-всё о веерах. Да так интересно! Алиска прямо оторваться не могла.

Оказывается, с помощью веера можно и в любви объясниться, и подбодрить человека, и прогнать прочь, и ещё много чего. И при этом не произнося ни слова! Главное, действовать по инструкции.

На следующий день после завтрака Алиска снова уткнулась в журнал — изучать язык веера. То и дело она пощёлкивала веером, вертела его и так и сяк, раскрывала и закрывала.

— Одевайся скорее! Мы на электричку опаздываем! — прервала бабушка увлекательное занятие. — Возьми с собой журнал — на даче почитаешь.

Алиска сунула «Прекрасных дам» с веером в рюкзачок и стала собираться.

— Всякие веерные штучки-дрючки — это, конечно, забавно, — продолжала бабушка. — Но всё же первостепенная задача опахала — нас освежать!

…В электричке стояла ужасная духота. Бабушка и внучка немедленно принялись обмахиваться веерами.

Вскоре бабушка задремала под стук колёс. Алиска же, наоборот, взбодрилась: прямо перед ней сел очень симпатичный мальчик. Правда, он сразу опустил голову — стал играть на планшете.

«Надо познакомиться, — решила Алиска. — Веер мне поможет. Ведь написано в журнале: „…Дама, которая умело обращается с веером, всегда привлекает внимание галантных кавалеров…“»

Алиска пощёлкала веером перед мальчиком. Он поднял глаза. Алиска быстро дотронулась открытым веером до губ и сердца. Это означало: «Ты — мой идеал». Затем Алиска добавила: «Мои мысли с тобой!», для чего провела веером по лбу несколько раз.

Мальчик скользнул отрешённым взглядом и снова углубился в игру.

Это не остановило Алиску. Она «посовещалась» с «Прекрасными дамами» и похлопала закрытым веером по ноге, подавая знак: «Я готова следовать за тобой».

Никакого впечатления. Мальчик как прилип к планшету. А уж ногу-то с веером мог заметить, раз голову опустил!

«Веер-веерок, помоги мне с ним подружиться! Ну, пожалуйста! — взмолилась Алиска. — Может, мальчик из-за духоты ни на что не реагирует? Надо его немного освежить, а заодно подать знак: „Я хочу с тобой танцевать“.»

Алиска изо всех сил замахала открытым веером и… задела соседку справа.

— Девочка, не балуйся! Сиди спокойно! Ты здесь не одна, — проворчала женщина.

А мальчик — ноль внимания.

Тогда Алиска ударила закрытым веером по ладони, то есть категорически заявила: «Я жду ответа!» Это подействовало. Ответ последовал в ту же секунду. Правда, не от мальчика, а от соседки слева — теперь её задела Алиска.

— Что за безобразие! — возмутилась «левая» соседка. — Тебя ведь просили не баловаться!



А мальчик только макушку почесал, не поднимая глаз.

«Выскажись яснее!» — по-веерски потребовала Алиска. Она наклонила голову и стала было раскрывать веер, но как-то неудачно его повернула и снова ткнула в бок соседку слева.

— Тебе разве непонятно объяснили? — вконец рассердилась та. — Дома сиди, если не умеешь себя вести в электричке!

— Алиса, детка, не балуйся, — сквозь сон пробормотала бабушка.

А мальчик и ухом не повёл.

«Да ну его, — надула губы Алиска. — С таким и дружить-то неинтересно!»

И решила напоследок объявить мальчику: «Я тебя ни капельки не люблю». Разумеется, на веерном языке.

Точно по инструкции Алиска резко махнула закрытым веером в сторону, и… неожиданно он выскользнул из рук, просвистел мимо фаната компьютерных игр и — бумс! — стукнул по лбу мальчика, который сидел в соседнем купе и с любопытством наблюдал за Алискиными выкрутасами.

Мальчик поймал веер и кинулся к Алиске:

— Держи своё боевое опахало! Только маши потише! А то всё тут посшибаешь!

«Симпатичный парень», — покраснела Алиска. И, наклонив голову, раскрыла веер, что означало «спасибо».

— Ты без веера-то умеешь разговаривать? — улыбнулся мальчик. — Я на следующей остановке выхожу. А потом могу тебе позвонить. Хочешь?

Алиска собралась было левой рукой приложить веер к правой щеке, то есть ответить «да». Но вовремя спохватилась и просто сказала:

— Ага. Меня зовут Алиса, — и продиктовала номер своего мобильника.

— Значит, позвоню! — обрадовался мальчик. — А я — Глеб. Пока!

Глеб вышел из электрички и помахал в окно Алиске.

— Пока! — помахала веером Алиска. И слегка задела на-планшете-играющего.

— Ну чего ты всё машешь и машешь, — пробурчал тот, не отрываясь от игры. — Дура, что ли?

— Сам дурак! — показала ему язык Алиска. И стала ждать звонка от Глеба, довольно улыбаясь: веер не подвёл!

Рулончик

Алисе категорически надоели прямые волосы.

«Пора наконец их завить!» — решила она и ловко намотала прядь на самой макушке на круглую ершистую щётку — в точности как мама перед уходом на работу.

Однако дальше всё пошло совсем не так: щётка ни за что не захотела вытаскиваться из волос — вцепилась железной хваткой! Алиска крутила её вверх, вниз… — никакого результата. Зато больно ужасно — за волосы-то себя дёргать! Кто бы мог подумать, что такая симпатичная с виду щётка окажется такой коварной!

В общем, образовалась на макушке у Алиски некая загогулина. И ничего с ней поделать было невозможно.

Раздались нетерпеливые звонки в дверь — это Людка Пустякова прибежала за учебником по математике.

— Что у тебя на голове? — вытаращила глаза Людка.

«Если рассказать всё, как есть, потом весь класс будет надо мной смеяться», — мгновенно сообразила Алиска и, небрежно поправив загогулину, ответила:

— Ты разве не смотрела по телику «Неделю высокой моды» в Париже? Там почти все модели были с такой причёской. Это же «Рулончик» — последний писк моды!

— Ври больше! — фыркнула Людка и взяла учебник. — Ну, я побежала! Сделаю матемашку — принесу.

Алиска закрыла за Людкой дверь и снова принялась биться над «рулончиком». А вредный «рулончик» — всё так же, ни туда ни сюда. Хоть ножницами отрезай!

«Придётся вызывать спасателей!» — Алиска схватила телефон, но тут пришла мама.

— Ну и причёску ты соорудила! — удивилась она.

— Мамочка, пожалуйста, вытащи эту гадкую щётку! — кинулась к маме Алиска. — Она меня сегодня замучила!

— Ах вот в чём дело! — кивнула мама. — По-моему, щётка не виновата. Просто надо уметь ею пользоваться. — И стала осторожно, по маленькой прядке освобождать дочкины волосы, приговаривая: — Бедняжка ты моя, терпи!

— Ой, больно! Ой, не дёргай! — только и ойкала Алиска.

Наконец последние волосинки были распутаны.



— Спасибо, мамочка! Ты — лучший в мире спасатель! — Алиска бросилась целовать маму. — Да здравствует свобода! Мы победили щётку! Ура!

— Теперь можно и поужинать, — улыбнулась мама.

Но тут в квартиру позвонили. Мама открыла дверь. На пороге стояла Людка Пустякова. В руке у неё был учебник, а на голове — уже знакомая загогулина.

Из-за Людкиного плеча выглядывали ещё две одноклассницы. И у каждой на макушке красовался «рулончик».

— О Господи! — воскликнула мама. — Прямо эпидемия какая-то! Девочки, вам тоже помочь размотать волосы?

— Нет, что вы! — отшатнулась Людка. — «Рулончик» — самая модная причёска в этом сезоне!

Прыжок фигуристки

Мы смотрели по телевизору фигурное катание. Фигуристы, как обычно, прыгали, кружились и делали «ласточку» под весёлую или, наоборот, грустную музыку. Знаменитый тренер Борис Буханкин комментировал выступления. Вдруг что-то щёлкнуло, и наступила полная тишина. То есть фигуристы всё так же подпрыгивали и кружились, но уже без всякой музыки. Да и Буханкина, хоть он и шевелил энергично губами и размахивал руками, — его как раз показали крупным планом — совершенно не было слышно. Короче говоря, пропал звук.

Мы стали нажимать на разные кнопочки и постукивать по телевизору — ничего не помогает.

— Ну и ладно! — сказал папа. — Будем смотреть без музыки. А комментировать я смогу не хуже Буханкина.

— Давай! — согласились мы.

— На льду олимпийская чемпионка Карина Крутилина! — объявил папа. — Она в отличной спортивной форме после рождения пятого ребёнка! Браво, Карина! Блестяще выполнила сложнейший прыжок — тройной шницель!



— Какой ещё шницель! — захохотали мы. — Нет такого прыжка! Шницель ты на обед ел!

— Действительно, — вспомнил папа. — Было очень вкусно. Тогда это тройной штепсель! Или вентиль! Или что-то в этом духе.

— Может, вексель? — предположил дядя Вася.

— При чём тут вексель! Это же каток, а не финансовый институт! — возразил дедушка. — Здесь уж скорее будет вензель! Или крендель! Вот с тулупом не запутаешься: у фигуристов тулуп и у меня тулуп. Только у них бывает и двойной, и тройной, а у меня лишь одинарный. Зато тёплы-ы-ый!

Тем временем Карина Крутилина снова взвилась надо льдом. Потом ещё и ещё раз!

— Лихо скачет, — заметила мама. — Оп! Оп! Я бы назвала такой прыжок опсель.

— Или скоксель! — подхватил я и подпрыгнул в знак солидарности с фигуристкой.

Тут в комнату вбежал мой младший брат Кирюшка и закричал:

— Аксель! Аксель!

В этот момент врубился звук и тренер Буханкин тоже закричал:

— Великолепный аксель от Карины Крутилиной!

— Правильно! Это аксель! Ну и Кирюшка! Прямо специалист по фигурному катанию! — восхитились мы.

А Кирюшка, не обращая внимания на наши восторги, запел, приплясывая:

Аксель-Аксель Акселъков
Съел пятнадцать индюков!
С места сдвинуться не смог,
Прогулял опять урок!

Здоровскую частушку я про Женьку Акселькова сочинил? А то он всё время дразнит меня:

Лютик-Лютик-Лютиков
Свил гнездо из прутиков!

— Здорово! — засмеялись мы и стали дальше смотреть фигурное катание.

Впечатляющие новости

Павлик ехал домой в битком набитом автобусе и глядел в окно. Но вместо деревьев, зданий и людей перед его глазами мелькали кадры из только что просмотренного триллера «Космическое пугало»: жители планеты БЯКБУКА снова и снова храбро сражались с космическими чародеями — косчарами, которые хотели их поработить. Раздавались воинственные крики, вспыхивали лазерные лучи… Победить коварных косчаров удалось, между прочим, с большим трудом: они прикидывались то огурцами, то зарослями укропа и были совершенно неуловимы.



«Классный фильм! — довольно улыбался Павлик. — Как здорово, что я рванул в кино! А всё остальное и так успею».

Дело в том, что Павлик железно обещал маме нигде не задерживаться после уроков, сразу идти домой и убраться наконец в своей комнате. А потом готовиться к контрольной по русскому. Но разве можно было отложить «Космическое пугало» до выходных!

Вдруг в автобусе зачирикали воробьи и закудахтали куры — это подал голос Павликов мобильник: мама, как обычно, звонила с работы.

— Здравствуй, сынок! — сказала мама. — Как уборка? Закончил?

— Нет ещё, — честно ответил Павлик.

— А чем ты сейчас занимаешься? — поинтересовалась мама. — Что там за шум?

— Да я ковёр пылесошу, — теперь уже соврал Павлик. — Работа кипит!



— Молодец! — похвалила мама.

В этот момент пассажирка, стоявшая рядом с Павликом, ловко пристроила свою сумку прямо на голове, точнее, на шляпе сидящей дамы. Дама категорически не одобрила такой манёвр. Она возмущённо закричала:

— Какая наглость! Немедленно уберите сумку с моей головы!

— Не волнуйтесь, милочка! Сумочка очень даже чистая! — успокаивала бушующую даму находчивая пассажирка. Но сумку всё же переставила на макушку гражданину, который крепко спал и ничего не заметил.

— Что за крики, сынок? — удивилась мама.

— Да это я телик включил. «Впечатляющие новости» идут, — не растерялся Павлик.

— Какой забавный репортаж! — засмеялась мама. — А сейчас, наверное, детский садик показывают? — Мама, вероятно, услышала, как маленькая девочка, подпрыгивая на руках у бабушки, звонко запела на весь автобус:

Развесёлые деньки!
Побежали ручейки!

— Угу, — буркнул Павлик и начал пробираться к выходу: автобус наконец подъезжал к его остановке. — А ты, мам, когда домой приедешь?

В ответ раздалось какое-то шуршание, треск, потом короткие гудки — связь прервалась.

Павлик выключил телефон. И вдруг мамин голос произнёс прямо над его ухом:

— Одновременно с тобой приеду!

Павлик вздрогнул, обернулся — перед ним стояла мама.

— Нас сегодня пораньше отпустили, — объяснила мама и вздохнула: — Я тебя, сынок, увидела, когда ты только садился в автобус. Н-да, новости оказались действительно впечатляющими. Дома их обсудим.

Грибной бочонок (История семейная)

…Жил-был на свете симпатичный молодой человек. Однажды он отправился на рынок — подкупить морковки, петрушки. … Идёт к овощам сквозь грибные ряды и вдруг слышит радостный вопль: «Груздь! Груздь! Неужели это ты?»

— Эка невидаль — груздь! — ревниво проворчала старушка, торгующая сыроежками. — Чего орать-то во всю ивановскую? Нервный покупатель нынче пошёл!

А молодой человек немедленно обернулся и бросился к вопившему гражданину со словами: «Маслёнок! Дружище!»

Потому что фамилия нашего героя была Груздь. И окликнул его одноклассник по фамилии Маслёнок.

Они стали обниматься и хлопать друг друга по спине, как вдруг подбегает симпатичная девушка:

— Вы меня звали?

— Вроде нет, — удивлённо пожали плечами приятели.

— А не знаете, кто кричал: «Груздь! Груздь!»?

— Я кричал, — признался Маслёнок. — А вы-то при чём?

— Кажется, ни при чём, — смутилась девушка. — Просто в школе у меня было прозвище Груздь. Вот я и подумала, что позвали меня.

— Замечательная кличка! — восхитился настоящий Груздь. — Как вам удалось её заслужить?

— Уж очень я любила грузди собирать и солить, — покраснела девушка, отчего стала ещё симпатичней. — Осенью каждую субботу ездила с родителями в лес. Вместо дискотеки.

— Великолепное увлечение! — глаза истинного Груздя восторженно загорелись. — Давайте продолжим приятную беседу в кафе «Грибной бочонок»…



…Вот так познакомились и подружились Грузди. Они стали вместе ездить по лесам, солить грибы, а также заниматься другими не менее интересными и полезными делами.

В конце концов дружба, как это нередко случается, переросла в любовь.

И в один прекрасный день молодой человек взял девушку за руку и предложил:

— Назвалась груздем — полезай в кузов! То есть выходи за меня замуж.

— С удовольствием! — обрадовалась красавица. — У меня давно вертится в голове эта пословица!

Свадьбу весело сыграли в «Грибном бочонке». Свидетелем жениха был, разумеется, Маслёнок.

— Если б ты не завопил на рынке, не видать бы мне своего счастья! — то и дело благодарил друга Груздь.

А потом в молодой семье появился малыш…

— Это я! — перебил бабушку внук. — Давай дальше я сам расскажу: «Маленький Груздь рос, рос и теперь уже учится во втором классе „Г“!»

— Молодец, — улыбнулась бабушка. — Тебе понравилась семейная история?

— Ещё бы! Интересно, а как я познакомлюсь со своей будущей женой? — второклассник задумался. — У нас в школе, между прочим, есть девочка по фамилии Гриболюбова. Завтра же выясню, как она относится к груздям.

Выходи, Василёк! (Поучительная история)

Гошка Заглушкин сочинил отличную дразнилку про Костю Васильева.

И сразу, как прозвенел звонок на перемену, начал его дразнить:

Выходи-ка, Василёк!
Попорхай, как мотылёк!

— Сам порхай! — отмахнулся Васильев. Он выскочил из класса и помчался в конец коридора. Гошка — за ним, не унимается:

Выходи-ка, Василёк!
Попорхай, как мотылёк!

Некоторые ребята одобрительно захихикали. А некоторые покрутили пальцем у виска, мол, всё ли в порядке у Гошки с головой.

Вдруг открывается дверь кабинета, возле которого распевал Гошка, и выходит грозный директор школы:

— Кто меня звал?

— Он! Он! — показали все на Гошку.

— Я не звал! — испугался тот.

— Как это не звал? Ты кричал: «Выходи, Василёк…»? Вот он я, перед тобой: Егор Кузьмич Василёк, директор школы, в которой ты, между прочим, учишься. Не слышал про такого?

— Слышал, — покраснел Гошка. — Но я не думал, что вы — Василёк.



— А какая же, по-твоему, у меня фамилия?

— Одуванчик, — пролепетал Гошка первое, что пришло на ум.

— Гм… Может, ещё скажешь «облетевший одуванчик»? — директор погладил себя по лысине.

— Нет, не облетевший! — отчаянно замахал руками Гошка.

— И на том спасибо. Надеюсь, теперь ты запомнишь мою фамилию. Давай дневник!

И директор написал: «Неуважительно предлагал директору школы порхать, как мотылёк». И расписался: «Василёк».

С тех пор Гошка прослыл отважным парнем. Однако с тех же самых пор никого он больше не дразнил.

Кисель-компот (История примирительная)

На переменке Галка Воробьёва наблюдала привычную картину: ребята дразнили мальчика из параллельного класса, а он ужасно злился и раздавал тумаки направо-налево.

Галка тоже частенько кричала вместе со всеми: «Кисель, дай кара-мель!» — уж очень весело было дразнить этого мальчика. А тут вдруг подумала:

«Симпатичный парень, между прочим».

Галка подбежала к мальчику и дёрнула его за рукав:

— Слушай, я тебя больше не буду дразнить, обещаю! Давай дружить, Киселёв!

И тут же — бумс! Получила учебником по голове.

— Во дурак! — удивилась Галка и немедленно дала сдачи. — Я ж тебя не «Кисель» назвала, а по фамилии — Киселёв! Ты чего, не понял?

— Моя фамилия Компотов, — буркнул «Кисель».

— Ух ты! — снова удивилась Галка. — Я и не знала. А чего же ты на «Кисель» откликаешься?

— Я не откликаюсь!

— Раз дерёшься, значит, откликаешься! Не обращай внимания, и всё. Если ты — Компотов.



— Ой, правда! — обрадовался Компотов и перестал с тех пор откликаться на «Кисель».

В конце концов ребятам надоело без толку кричать: «Кисель, дай карамель!» И все начали называть его «Компот». Но это нисколько не обижало Компотова. А дразнилки типа «Компот, дай бутерброд!» или «Компот, закрой рот!» он научился мастерски пропускать мимо ушей. Постепенно и эти дразнилки сошли на нет.

Зато когда Галка Воробьёва хихикала при встрече: «Компот, расскажи анекдот!», Компотов широко улыбался и махал рукой: «Привет, Воробей!»

Ой, цветёт калина…

Галка Воробьёва сидела на уроке «Окружающий мир», а в голове у неё задушевно пел хор «Бурёнушки».

Вчера голосистые красавицы выступали по телевизору. Да так здорово! Галка с мамой даже подпевали им! Ну а сегодня «Бурёнушки» переместились всем хором прямиком в Галкину голову, не умолкая ни на минуту. Они, безусловно, тоже являлись частью окружающего мира — чего только нас не окружает! Но тема урока была, к сожалению, другой.

— Обитатели нашего леса! — объявила учительница Мария Николаевна и начала записывать тему на доске. И тут у неё в руке — хрусть! — сломался мел.

— Ой! — вскрикнула от неожиданности Мария Николаевна. Да так громко! В точности как солистка «Бурёнушек». Ну Галка сразу и подхватила: «…цветёт калина в поле у ручья…» Все захохотали. А учительница, вместо того чтобы продолжить: «…Парня молодого полюбила я…», коротко скомандовала:

— Воробьёва, дневник на стол!

И написала замечание: ПЕЛА НА уроке!


Ох, как не хотелось Галке огорчать маму!

«Что бы такое сделать с этим замечанием? — размышляла Галка после занятий. — Как превратить его в мамину радость? Может, добавить ШИ? Получится: ШИПЕЛА НА УРОКЕ. Или СО — получится СОПЕЛА. Или ХРА — будет ХРАПЕЛА. А если добавить СВИРЕ, получится СВИРЕПЕЛА НА УРОКЕ! Но всё это тоже вряд ли порадует маму… Ага, придумала!» — Галка довольно заёрзала на стуле и приписала к слову ПЕЛА буквы У и С. А перед ними вывела слово ВСЁ.

Замечание превратилось в прямо-таки восторженное послание от учительницы: ВСЁ УСПЕЛА НА УРОКЕ!

«Хотя — стоп! Успокаиваться рано! — спохватилась Галка. — Не очень-то понятно, что именно я успела. Может, как раз то, чего делать ни в коем случае нельзя!» И решительно стёрла добавления, а заодно и букву П.



Получилось: ЕЛА НА УРОКЕ!

«Вот теперь то, что надо! Молодчина! — от души похвалила себя Галка. — Мама наверняка будет довольна, что у дочки отличный аппетит — даже на уроке ест! А руки, скажу, на переменке помыла!»


Вечером мама открыла дневник и… совсем не обрадовалась, а, наоборот, возмутилась:

— Почему замечание наполовину стёрто чуть ли не до дыр? Что здесь было написано? Может, ты свистела на уроке? Или гудела? Гремела? Дудела, ревела, тарахтела?!

— Нет! Нет! Нет! — мотала головой Галка.

— Тогда что же ты делала?

— Пела!

— У-у-ф, — облегчённо вздохнула мама. — Это ещё ничего. А вот дневник портить — форменное безобразие. Так что сегодня мультики отменяются. — И мама пошла на кухню, задумчиво напевая: «Ой, цветёт калина в поле у ручья…»

Очень полезный подарок

Дедушке на день рождения мы с мамой подарили мобильный телефон.

— Спасибо огромное! — воскликнул дедушка. — Только я не очень понимаю, зачем он мне нужен. Ведь я редко куда-нибудь уезжаю. Мне вполне достаточно городского телефона.

— Ну что ты! Это невероятно полезная вещь! — стали мы убеждать дедушку. — Представляешь, как здорово: ты идёшь в магазин или просто гуляешь и одновременно с нами разговариваешь! С мобильником гораздо веселей! Вот увидишь!

— Тогда ещё раз огромное спасибо, — дедушка вытащил из коробки инструкцию. — Буду осваивать это удивительное устройство.

Мы все вместе разобрались, на какие кнопочки нужно нажимать, потом отпраздновали день рождения, попили чаи с тортом и заторопились домой. Хотя время было ещё не позднее и живём мы совсем рядом.

— Пора готовиться к трудовым будням, — вздохнула мама. — Завтра понедельник.

— Звоните-заходите, — дедушка поцеловал нас на прощание.

— Обязательно! — пообещали мы. — Не скучай!


Будни оказались трудовыми до чрезвычайности. То одна контрольная, то другая. То одну контрольную требовалось переписать, то другую. А ещё нужно было и на компьютере поиграть, и в кино с друзьями сходить. В общем, не удалось мне к дедушке забежать. И позвонить тоже.

Зато в субботу мы с мамой пошли его проведать.

Дедушка, как всегда, нам очень обрадовался, усадил пить чай с вареньем.

— Ну как тебе с мобильником? Веселее? — поинтересовался я.

— Гораздо! — кивнул дед. — Он так весело тренькает! Просто прелесть! Мне очень понравилось звонить с городского телефона на мобильный. Или наоборот — с мобильного на городской. Приятно, когда в квартире раздаётся телефонный звонок. Как будто кто-то вспомнил обо мне.

— Я всегда про тебя помню! — мама кинулась к дедушке и обняла его. — Просто неделя была совершенно сумасшедшая. Приходилось работать допоздна. Конечно, можно было найти минутку, чтобы позвонить…. Прости меня!

— Дедушка, я к тебе буду каждый день заходить! Или звонить! — я тоже вскочил с места. — Честное слово! Вот прямо сейчас и позвоню.



Я достал свой мобильник и набрал номер.

Дедушкин телефон радостно заверещал: трень-тирлень! Трень-тирлень!

— Алло! — Дедушка взял трубку.

Тут раздался ещё один звонок. Это мама со своего мобильника позвонила на городской телефон.

Дедушка взял и эту трубку:

— Алло! Я слушаю вас!

— Мы тебя очень любим! — закричали мы с мамой дедушке в оба уха.

Барсик

Сегодня знаменательный день — ровно год назад у нас поселился котёнок. Это я его привёл! Он был бездомный, голодный, лысый и с кривыми ногами. Он выскочил ко мне из травы и жалобно замяукал. «Это Барсик», — сразу понял я и взял котёнка домой.

Мама, когда увидела Барсика, чуть в обморок не упала. Хорошо, папа её подхватил и успокоил:

— Не волнуйся, дорогая! Кошки благотворно влияют на микроклимат и биополе в доме! Пусть живёт и благотворно влияет!

Мама тихо застонала, и Барсик остался у нас.

Очень скоро он выздоровел, оброс красивой шерстью и начал непрерывно влиять на наше домашнее биополе. А заодно и на всё остальное. То обои ободрал в коридоре («Коготки точит», — объяснил папа и прибил специальную дощечку), то вазу разбил (розы никак не мог разнюхать). А под Новый год даже ёлку опрокинул. Тоже, конечно, нечаянно: он просто решил поиграть с гирляндой.



А спать Барсик очень любит в плетёной хлебнице. Разляжется и сладко потягивается. Эдакий батон ушастый. Куда бы мы ни прятали хлебницу, он всё равно находит и прыг в неё! В общем, для хлеба пришлось купить новую хлебницу.

Ещё Барсик обожает устраивать засады на нас: ка-ак выскочит неожиданно из-за двери! Ка-ак схватит лапками за ноги! Даже поцарапать может!

Мама кричит в таких случаях: «Ужасный кот! Он меня доконает!»

А папа успокаивает: «Не сердись, дорогая! Котику ведь хочется поиграть — у него было трудное детство».

А я, заметив, что Барсик спрятался за дверью, сразу закрываю её. И Барсик оказывается запертым в собственной засаде. Сначала он сидит тихо, а потом начинает отчаянно пищать, мол, выпустите, я больше не буду!

А когда выпустишь, он пулей несётся к своей миске. После засады у него всегда зверский аппетит. Впрочем, и до засады тоже.

«Барсик ест, как кавказская овчарка!» — с гордостью говорит папа.

«Лучше бы он лаял, как кавказская овчарка, — отвечает мама. — Больше было бы пользы! Хотя бы дом охранял!»

«Зато он похож на львёнка или тигрёнка, — не унимается папа. — Посмотри, он зевает, как настоящий лев или тигр!»

«Вот и выступай со своим „львом“ в цирке, — посоветовала однажды мама. — Можешь засовывать ему в пасть голову».

«Правильно, папочка! — горячо поддержал я эту замечательную идею. — Только, боюсь, твоя голова не влезет в его ротик. Пусть лучше он кладёт голову тебе в пасть! Начинайте репетировать!»

Но папа почему-то не согласился.

Куда только наш Барсик не забирается! И на шкаф! И на холодильник! И на двери катается! Очень он любознательный и спортивный.

Как-то раз Барсик прогуливался по подоконнику и задел горшок с цветком. Горшок упал и разбился.

«Что за наказание! — возмутилась мама. — Опять этот кот!»

«Кот не виноват, — возразил папа. — Посмотри, какой узкий подоконник. Да ещё весь заставлен! Разве тут можно пройти, ничего не задев? Сама попробуй!»

Но мама пробовать не стала.

Когда Барсик разорвал штору, папа снова заступился за него:

«Котик хотел посмотреть в окно. Ему ведь скучно!»

«Давай приведём к нему кошку-подружку, — предложил я. — Они влюбятся друг в друга и поженятся. Мы поселим их в большой комнате. У них родится много-много котяток, и Барсик перестанет тосковать. И нам будет весело!»

«Нам, вообще говоря, и сейчас не скучно, — заметил папа. — Так что подождём пока с кошачьим семейством»…

А сегодня, когда папы не было дома, мы услышали, как в ванной, за стеной, кто-то шебуршится. Прямо под потолком, где окошко с решёткой. Мама ужасно испугалась:

— Это, наверное, мышка! Барсик, скорее сюда! Мяукни как следует!

А Барсик — ноль внимания!

Мама залезла на табуретку и подняла кота к самому окошку:

— Мяукай, Барсик! Давай!

Но Барсик вырвался из рук. Тогда мама сама как замяукает! Да так здорово! Я тоже замяукал! Прибежала бабушка из кухни и стала мяукать вместе с нами. В общем, мяукали все, кроме Барсика. И шебуршание прекратилось — мышка испугалась и убежала! Правда, Барсик тоже почему-то испугался нашего мяуканья и спрятался под кровать…

— Твой хвалёный Барсик только пакостить умеет! — вечером выдавала мама папе. — А толку от него — никакого! Даже мяукать за него приходится в критический момент!

— Котик замечательный, просто у него было трудное детство… — начал как всегда папа.

— Слушать больше не желаю про этого бездельника. У меня голова раскалывается.

Мама села в кресло и закрыла глаза.

В ту же секунду откуда-то сверху на спинку кресла прыгнул Барсик. Он потёрся о мамину шею и замурлыкал: «Мурр-мурр-мурр».

— Дай мне спокойно посидеть, — тихо попросила мама.

А Барсик и не собирался мешать. Он уютно расположился возле маминой головы, не прекращая мурлыкать.

Маме вдруг стало хорошо-хорошо. Она заслушалось мурлыканьем. А когда очнулась, с удивлением обнаружила, что головную боль как рукой сняло.

— Чудеса! — воскликнула мама. — Барсик меня вылечил! А таблетки не помогли!

— Видишь, как Барсик тебя любит! Иначе не стал бы лечить, — отозвался папа. — А ты ругаешься на него.



— Я тоже его люблю, когда он хорошо себя ведёт, — мама погладила кота.

— А я всегда люблю Барсика! — сказал я. — Что бы он ни вытворял.

— Правильно! — подхватил папа. — Если по-настоящему любишь кота или, допустим, человека, то принимаешь его со всеми недостатками, — папа подмигнул маме.

— А когда вы наказываете Барсика за всякие пакости, всё равно его любите? — уточнила мама.

— Даже очень! — хором ответили мы с папой. — Мы и наказываем его, любя.

А я пояснил:

— Ты же, мамочка, меня тоже иногда наказываешь. Но при этом ведь любишь!

— Конечно, люблю, — мама поцеловала меня и улыбнулась. — А Барсик и правда влияет на наш микроклимат. Становится теплее.

— Мурр-мурр-мурр, — подтвердил Барсик.

Доброе утро, Ирина!

Это сейчас с мальчиком Славиком можно поговорить о чём угодно. Ведь ему уже целых четыре года!

А год назад он совершенно не желал разговаривать! Хотя и тогда всё на свете понимал.

Мама очень переживала, что никак не удаётся поболтать с ребёнком. А папа её успокаивал:

— Ничего страшного! Ещё так разговорится, что мало не покажется! Всему своё время.

Однажды мама сказала:



— Надеюсь, это время не за горами: я записала Славика в Центр эстетического развития. Пусть побыстрей разовьётся!

— Пусть! — согласился папа.


В Центре преподавательница Ирина учила ребят рисовать красками и лепить из пластилина. А перед началом занятий дети обязательно подходили к ней по очереди и здоровались: «Доброе утро, Ирина!» Один только Славик — ни гу-гу!

Прошла неделя, вторая, а Славик всё так же молчал, как воды в рот набрал. Преподавательница уже не надеялась услышать от него хоть словечко. И вдруг в один прекрасный день Славик совершенно отчётливо произнёс:

— Доброе утро, Ирина!

— Умница! Молодец! Золотой мальчик! — радостно воскликнула учительница и поцеловала Славика.

Малышу это очень понравилось.

— Доброе утро, Ирина! — повторил он.

И снова преподавательница от души похвалила его.

А Славик опять:

— Доброе утро, Ирина!

Ведь так приятно, когда тобой восхищаются!

Остальным детям тоже захотелось, чтобы их похвалили. Они побросали пластилин и краски, окружили учительницу и наперебой закричали: «Доброе утро, Ирина!» А громче всех — Славик.

Никто уже не хотел рисовать и лепить. Урок был сорван. О чём преподавательница и рассказала маме Славика, когда та пришла за сыном.

— Вы, пожалуйста, не сердитесь, — попросила мама. — Главное, что он заговорил! Спасибо вам огромное!

— Я заговорил, — подтвердил Славик.


Вечером вернулся с работы папа.

— Тебя ждёт сюрприз! — радостно сообщила мама и позвала малыша: — Сынок, поздоровайся с папой!

Славик тут же прибежал, взял папу за руку, заглянул в глаза и весело прокричал:

— Доброе утро, Ирина!

Дядя Коля (Рассказ — загадка)

Сегодня к нам приехали сразу три родственницы из Тамбова: тётя Аня, тётя Надя и тётя Люся.

Мы с гостями вкусно пообедали и стали смотреть альбомы с фотографиями. У нас полно этих альбомов, а в них полно фотографий близких и дальних родственников, друзей, знакомых…

— Ой, глядите, Васька-то как похож на дядю Колю! — воскликнула тётя Аня, тыкая пальцем в фотографию маминого брата. Василий в тельняшке стоял, подбоченившись, на берегу Чёрного моря, а на плече у него сидела обезьянка в бескозырке с надписью «Капитан».

— Вылитый дядя Коля! — подхватили тётя Надя и тётя Люся. — Такой же белобрысый, нос картошкой и рот до ушей!

И принялись дальше листать альбом.

— А Серёжка-то как похож на дядю Колю! — снова воскликнула тётя Аня. — И, видать, тоже с музыкальными способностями!

На фотографии другой мамин брат — Сергей — с важным видом бил в барабан на концерте в воинской части, где служил.

— Ну прямо двойник! — снова умилились тётя Надя и тётя Люся. — Чернявый, нос орлиный, взгляд орлиный! Одно слово — орёл, как дядя Коля!



Затем тётушки-тамбовчанки увидели на снимке неизвестную мне девчонку с мячом и опять заахали:

— Копия дяди Коли: кудрявенькая, рыженькая и губу нижнюю выпятила!

Совершенно лысый дедушка, сфотографированный за компьютером, произвёл на гостей не меньшее впечатление:

— Потрясающее сходство с дядей Колей! И лоб так же морщит, и усы топорщит!

Я ничего не понимал. И на всякий случай поинтересовался:

— А я похож на дядю Колю?

— Ни капельки! — замахали руками тамбовчанки. — А вот на папу с мамой очень даже смахиваешь!

— Уф, — вздохнул я с облегчением и, улучив момент, спросил у мамы:

— Совсем непохожие друг на друга люди — копии дяди Коли. Разве такое может быть?

— Конечно, — улыбнулась мама. — Просто наши гости говорили…


УГАДАЙТЕ, ЧТО ОТВЕТИЛА МАМА…


Ответ:


Кто я?

Пришли мы с папой в парк погулять и сразу увидели толпу людей, хохочущих возле небольшой сцены. На сцене стоял картонный щит, на котором была изображена русалка. Причём лицо у русалки было не нарисованное, а самое что ни на есть живое. С пышными усами и в очках. Лицо весело улыбалось и подмигивало.

— Что здесь происходит? — удивились мы.

— Игра «Кто я?» — объяснили нам. — Игрок должен угадать, в кого его, так сказать, превратили. Он может задать ведущей три вопроса. Ведущая отвечает только «да» или «нет».

— А кто там, за картоном? — поинтересовались мы.

— Какой-то военный. Может быть, даже полковник, — ответили нам.

В этот момент полковник-русалка как раз начал задавать вопросы ведущей — задорной толстушке в соломенной шляпке:

— Я человек?

— Нет! — хихикнула ведущая.

— Сейчас задам вопрос посложнее, — пообещала «русалка». — А умею я плавать так хорошо, что в спасатели гожусь?

— Да, — кивнула соломенная шляпка.

— А хвост у меня есть?

— Да!

— Значит, я — ньюфаундленд, как моя собака! — радостно воскликнул полковник.

— Не угадали! — ещё радостнее воскликнула ведущая. — Можете полюбоваться, кем вы предстали перед нами!

Полковник вышел из-за щита и захохотал:

— Надо же, русалка! Никогда бы не догадался! Пойду-ка я теперь в бассейн! Уж больно понырять захотелось после такого превращения! Да и русалочек повидаю! — полковник помахал зрителям фуражкой и под аплодисменты спрыгнул со сцены.

— Кто следующий? Правильно угадавший получит приз! — приглашала неугомонная соломенная шляпка.

— Я попробую! — вдруг сказал папа. — Может, приз получу!

Папа лихо вскочил на сцену, ведущая поставила перед ним разрисованный картон с дыркой, и все снова захохотали. Потому что Красная Шапочка — а на щите была изображена именно она — с бородой и трубкой в зубах выглядела ещё смешнее, чем усатая русалка.

— Задавайте вопросы, — напомнила ведущая. — Даю подсказку: вы — персонаж известной сказки.

— Я мужчина? — строго спросил папа.

— Нет! — решительно замотала головой ведущая.

— Тэк-с, хорошо, — задумался папа. — Следовательно, женщина. А я красивый? То есть красивая?

— Да!

— А плавать умею?

Папа, видимо, не смог придумать ничего лучше, чем повторить вопрос предшественника.

Вопрос, прямо скажем, озадачил ведущую. Но после недолгого размышления она всё же решила, что Красная Шапочка вполне может быть пловчихой, и твёрдо ответила:

— Да!

— Тогда я — Царевна-Лебедь! — пыхнул трубкой папа.

— А вот и нет! — улыбнулась ведущая.

И папе тоже пришлось покинуть сцену без приза. Но зрители всё равно аплодировали ему изо всех сил.



— Почему у меня в голове Царевна-Лебедь вертелась? — недоумевал папа. — Может, потому что здесь в пруду такие красивые лебеди плавают? А ты хочешь попытать счастья?

— Хочу!

Я, как папа, лихо вскочил на сцену, ведущая закрыла меня очередным картоном и поправила свою шляпку:

— Жду вопросов! Ты тоже персонаж известной сказки.

Я подумал-подумал, а затем говорю:

— Можно без вопросов?

— Можно, — немного удивилась ведущая.

Я ещё чуть-чуть подумал и громко объявил:

— Я Незнайка!

— Правильно! Да ты прямо гений! — восхитилась соломенная шляпка. — Как тебе удалось с ходу отгадать?

— Просто я не знал, чего спрашивать, — признался я. — А кто не знает, тот и есть Незнайка!

— Молодец! — засмеялась ведущая. — Получай заслуженный приз! — и торжественно вручила мне книжку «Кто не знает, будет знать!»

Зазвучал туш. Все захлопали. Я раскланялся и спрыгнул со сцены.

— Поздравляю! — папа пожал мне руку и вздохнул. — Если бы я отгадал Красную Шапочку, мне бы, наверно, вручили корзинку с пирожками! — А потом предложил: — Давай купим пирожков и поедем бабушку навестим! Давно мы у неё не были. Чем мы хуже Красной Шапочки?!

— Ничем не хуже, — согласился я. — Можно ещё привезти бабушке мороженого, леденцов и шоколадок. Она их обожает!

И мы поехали к бабушке.

На что намекает котёнок Кузька, когда говорит: «Мур-мур-Мур»

Мы сидели на лавочке и разговаривали о служебных собаках, помогающих полицейским ловить преступников. Вдруг прибежал котёнок Кузька, потёрся о мою ногу и замурлыкал: «Мур-мур-мур».

Я погладил котёнка и сказал:

— Что, интересно, означает это самое «мур-мур-мур»?

— Кузька, наверное, мечтает служить, как собака, в Московском уголовном розыске, сокращённо — в МУРе, — предположил Павлик. — Вот и повторяет: «мур-мур-мур». Я вчера кино про МУР смотрел. Там так классно! Правда, Кузька?

Но котёнок и ухом не повёл.

— Да сейчас МУРа-то нет! Только в старых фильмах и увидишь, — возразил Санька. — И вообще, откуда котёнку знать про уголовный розыск? Вот нашу соседку Маргариту Устиновну Рулькенбок Кузька точно знает: она каждый день кошкам еду во двор приносит. И тоже сокращённо называется МУР! Могу поспорить, что Кузька вспоминает Маргариту Устиновну и намекает, что пора его угостить рыбкой. Да, Кузька?

Но Кузька в ответ вообще перестал мурлыкать и растянулся на травке возле лавочки.

— Кузька думает не о рыбке, а о кинозвезде Деми Мур! — воскликнула Людка Пустякова. — Она такая красивая! Каждый день по телику показывают! Кузька, ты фанат Деми Мур-мур-мур?



Но Кузька даже не шелохнулся. Только хвостом лениво пошевелил и зажмурил глаза.

— Нашла фаната! — захохотала Катька Плюшкина. — Сейчас вы узнаете, что такое «мур-мур-мур»!

Катька вытащила из рюкзака красочный журнал и позвала:

— Кузька, вот «Мурзилка»!

— Мур! — радостно встрепенулся котёнок. Он тут же прыгнул Катьке на колени и уткнулся носом в журнал.

— Видели? — Катька почесала котёнка за ушком. — Кузька намекает, что пора почитать «Мурзилку»! Просто слово для него слишком длинное, и получается только «мур»!

Катька раскрыла журнал и стала вслух читать рассказ:

«Мы сидели на лавочке и разговаривали о служебных собаках…»

Гошка и Мурзилка

На новогодний праздник в школе Гошка Заглушкин решил нарядиться Мурзилкой — очень уж ему нравился этот весёлый симпатичный корреспондент всех детей! Вместе с мамой Гошка смастерил отличный костюм: и плюш подходящий нашёлся, и берет с шарфиком подобрались как на заказ. В общем, классный Мурзилка из Гошки получился! Не отличишь от настоящего!

Наконец наступил долгожданный день. Гошка прямо дома надел мурзилочный костюм — школа находилась совсем рядом — и бегом на карнавал.

А в это время настоящий Мурзилка тоже торопился и тоже, представьте, в ту же самую школу — давно обещал приехать. И в школе его с нетерпением ждали. Но Мурзилка, в отличие от Гошки, находился очень далеко — на Крайнем Севере, его туда забросили неожиданные неотложные дела. Ну а выбраться с Крайнего Севера, как известно, крайне сложно. Особенно в непогоду, которая именно тогда и разыгралась. И Мурзилка сильно опаздывал.

Поэтому, когда в школе появился Гошка, как две капли воды похожий на Мурзилку, все очень обрадовались и закричали: «Ура! Мурзилка приехал!» Ребята окружили Гошку и усадили за столик с табличкой: «Наш почётный гость отвечает на вопросы».

Гошка хотел было возразить, что он вовсе не Мурзилка, но очень уж приятно оказалось быть в центре внимания.

«Я тоже могу на вопросы отвечать! И вообще, чем я не почётный гость?» — Гошка важно поправил берет и возражать не стал.

А вопросы не заставили себя долго ждать.

— Мурзилочка, — обратился к Гошке мальчик из параллельного класса в костюме эльфа, — мы завели львиноголовок. А они какие-то грустные. Как за ними правильно ухаживать?



— Правильней всего не заводить никого с львиными головами, — строго ответил Гошка. — Слопать могут! Если уж совсем загрустят. Пасть-то у них ого-го! Так что давай им побольше мяса. Ну и гриву почаще расчёсывай! Может, приручатся и не слопают тебя!

— Ты что говоришь, Мурзилка?! — взволнованно замахал крылышками эльф. — Это же рыбки! Аквариумные!

— Какая разница, — не растерялся Гошка, — от любых львиноголовок можно ожидать всё что угодно.

— Какой ты странный, Мурзилка! — не унимался эльф. — А у меня ещё левретка есть! Тоже, по-твоему, слопать может, раз на «лев» начинается?

Но Гошка его уже не слушал. Он повернулся к мальчику в костюме космонавта.

— Мурзилка, кто живёт на Луне? — спрашивал космонавт. — И что они делают?

— На Луне живут луняне, кто же ещё! — пожал плечами Гошка. — Занимаются они всякими лунными делами: мультики смотрят, на компьютере играют, мороженое едят. По три порции за раз, — Гошка облизнулся.

— Да нет там никаких лунян! — вмешался отличник Алик. Его Гошка сразу узнал в костюме звездочёта. — На Луне только лунные кратеры есть! И пыль! Астронавты там были, никого не видели!

— Если лунян не видели, ещё не значит, что их нет! — не сдавался Гошка. — Может, луняне спрятались от астронавтов: сидели в кратерах и нос не высовывали. Или в гости к кому-нибудь улетели.

— Ну ты даёшь! — возмутился Алик-звездочёт. — Даже не верится, что ты настоящий Мурзилка!

— Ишь какой недоверчивый, — фыркнул Гошка. — Мне, может, тоже не верится, что ты настоящий отличник!

Звездочёт даже не нашёлся, что ответить. Только губы надул.

А к Гошке протиснулась Бабка Ёжка, а точнее — Даша Карамелева. Её Гошка тоже сразу узнал, несмотря на немыслимый наряд. Никакой маской не скроешь Дашин голос!

— Мурзилочка, — кокетливо склонила голову Дашка-Ёжка, — почему Гошка Заглушкин кидается в меня ластиком на уроках и дёргает за хвостик на переменках? Все говорят, что он влюбился. А ты как думаешь?

— Не влюбился я в тебя! — Гошка вскочил с почётного места и так покраснел, что даже сквозь «мурзилочную» маску стало заметно. — Дура!

Все захохотали и закричали:

— Да это же Гошка Заглушкин, а не Мурзилка! Вот почему он нёс такую чепуху!

— Самозванец! — больше всех шумел Алик-звездочёт. — Позор!

Тут двери распахнулись и в зал вбежал настоящий Мурзилка:

— С Новым годом, друзья! Извините, что опоздал! Наконец-то я с вами!



Ребята тотчас забыли про Гошку. Они окружили Мурзилку, усадили на почётное место и давай вопросы задавать!

А Мурзилка — давай отвечать! Ведь он знает всё-всё на свете. Было очень интересно и весело.

А Гошка Заглушкин стоял в сторонке и думал: «Ох, непросто притвориться Мурзилкой! Если ничего не знаешь, никакой наряд не поможет!»

Гошка вздохнул и побежал переодеваться в цыплёнка. Чтобы вопросов больше не было.

Главное — стимул!

Папа вытащил из стола маленький блестящий фотоаппарат и покрутил перед мамой:

— Смотри, какой хорошенький, цифровой! Когда же ты о нём вспомнишь и будешь им пользоваться наконец? Зря, что ли, мы тебе его подарили?

— Чего не фотографируешь? — подхватил Стасик.

— Некогда мне осваивать новую технику, — отмахнулась мама. — Как-нибудь потом.

— Ты преувеличиваешь сложности, — не унимался папа. — Освоить этот фотик — раз плюнуть!

— Или раз чихнуть! — добавил Стасик.

— Я обязательно с ним разберусь, — пообещала мама. — Но не сейчас, а поближе к отпуску: буду фотографировать в Италии всякие достопримечательности. А здесь и снимать-то нечего!

— Как это — нечего? А мы? — хором возмутились папа и Стасик. — Чем мы хуже достопримечательностей? Хотя бы тренируйся на нас!

— Вы — мои самые достопримечательные достопримечательности, — улыбнулась мама. — Обязательно вас сфотографирую. Но не сейчас.

— Вот так — целый год, — проворчал папа. — Только и слышно: «Не сейчас! Не сейчас!» В общем, если ты не хочешь фотографировать нас, мы будем фотографировать тебя! — и щёлк-щёлк! фотоаппаратом.

— Не снимай! — замахала руками мама. — Мне надо переодеться, привести себя в порядок, а уж потом фотографироваться!

— Не волнуйся, всё можно стереть, — снова щёлкнул папа. — Это же очень удобный фотик: снимай и стирай сколько душе угодно!

— Действительно, удобно, — успокоилась мама и пошла на кухню.

— Теперь ты поснимай, а я поеду по делам, — папа отдал фотоаппарат Стасику и что-то шепнул ему на ухо.

— Понял! — хихикнул Стасик.

Папа подмигнул сыну, крикнул маме: «Пока!», и дверь за ним захлопнулась.

А мама намазала себе на лицо творог со сметаной — это такая питательная маска для кожи. От маски становишься красивей. Когда её смоешь, разумеется.



Стасик прибежал на кухню, направил на маму фотоаппарат и щёлк! Щёлк! Щёлк!

Затем мама смыла маску с лица, но зато намазала на голову какую-то целебную кашицу для волос.

Стасик — снова тут как тут: щёлк! Щёлк! Щёлк!

Потом мама замесила тесто для пирожков и при этом слегка обсыпалась мукой.

Стасик — опять откуда ни возьмись — щёлк! Щёлк! Щёлк!..

Тем временем вернулся папа. Он первым делом взял у Стасика фотоаппарат:

— Ну-ка посмотрим, что ты нафотографировал… Ага, отлично! Молодец!

— Покажите, что там? — мама тоже захотела взглянуть.

Ей, наоборот, снимки не понравились.

— Ну и видок у меня! То я лохматая, то в твороге, то в муке! Уберите скорей это безобразие!

— Всё элементарно стирается, — заверил папа.

— Так давай же, стирай!

— Э, нет, — лукаво улыбнулся папа. — Ты сотрёшь сама. Вот инструкция. Наконец-то у тебя появился стимул освоить фотоаппарат!

— Это очень просто, мамочка! Всё равно что раз плюнуть или чихнуть! — подхватил Стасик. — А что такое «стимул»?

— Это заинтересованность в выполнении чего-либо, — пояснил папа. — Без стимула ничего неохота делать.

— Ну вы и хитрецы! — засмеялась мама. — Сейчас у вас тоже будет стимул: хотите, чтобы я испекла вкусные пирожки?

— Хотим! Хотим! — дружно закричали Стасик и папа.

— Тогда сию же секунду стирайте всё, что наснимали. А то я буду до-о-олго изучать инструкцию, и тесто перекиснет!

— Пирожками рисковать никак нельзя, хоть они помешали нашему плану, — вздохнул папа. — Придётся стирать.

— Надо было фотографировать после пирожков, — заметил Стасик. — В следующий раз так сделаем.

— Да я и без ваших хитростей разберусь с фотоаппаратом! — мама чмокнула папу и Стасика. — Мне это действительно стало интересно!

Хорошо быть оптимистом

Стасик сидел за компьютером, когда мама пришла с работы.

— Как дела, сынок? — мама ласково потрепала Стасика за вихры. — Не скучал один?

— Ни капельки! — бодро ответил Стасик. — Я радовался, что могу играть на компьютере сколько душе угодно!

— Всё ясно, — покачала головой мама. — Тогда, наверное, ты огорчился моему приходу: я же не разрешаю тебе часами сидеть у компьютера!



— Нет, я опять очень рад! Я уже по тебе соскучился! — Стасик решительно выключил компьютер. — Да и поужинать очень хочется. Ты ведь принесла что-нибудь вкусненькое?

— Молодец! — засмеялась мама. — Ты настоящий оптимист!

— Кто-кто?

— Оп-ти-мист, — по слогам повторила мама. — Это человек, который во всём находит хорошее, никогда не унывает.

— А тот, кто унывает?

— Того называют пессимистом. Например, если отключили горячую воду и дома стало холодно, пессимист ноет: «О-о-ох, я простужу-у-усь». А оптимист говорит: «Отлично! Самое время зарядку сделать!» — и р-раз! Р-раз! Помашет руками, поотжимается и согреется.

— А если слишком жарко?

— Пессимист стонет: «Ох, как плохо!». А оптимист: «Ах, как приятно залезть под холодный душ! Самое время закаляться! — Мама на секунду задумалась. — Или размораживать холодильник!»

— А если они оба заболели? — продолжал допытываться Стасик.

— Пессимист, ясное дело, причитает: «Бедный я, несчастный!» А оптимист себя подбадривает: «Скоро выздоровею! Начну заниматься спортом и не буду болеть. А пока посижу дома, книжек побольше почитаю». И выздоравливает быстрее пессимиста!

— Здорово! — захлопал в ладоши Стасик. — А ты, мамочка, оптимист?

— Конечно, — улыбнулась мама. — Я стараюсь никогда не унывать.

— Правильно! — обрадовался Стасик. — Значит, ты не очень огорчишься, что я сегодня двойку получил! Я ведь её обязательно на пятёрку исправлю!

Приличные головы

— Мальчики, пора стричься! Вы ужасно обросли! — сказала мама Стасику и папе. — Отправляйтесь-ка в парикмахерскую. Время не теряйте. Чтоб оба были с приличными головами, когда я вернусь из магазина! Можете купить арбуз на обратном пути.

— Будет сделано! — по-военному козырнул папа.

— Выполняйте! — скомандовала мама. — Пока!

Когда дверь за мамой захлопнулась, папа взъерошил Стасику и без того буйные вихры и предложил:

— Зачем нам парикмахерская? Я сам тебя подстригу. Согласен?

— Ага, — кивнул Стасик.

— Отлично! — обрадовался папа. — Мы тебе сварганим самую классную причёску в мире! Только надо разобраться, как это делается. Мне давно хотелось освоить цирюльное искусство.

Папа включил компьютер и нашёл цирюльный, то есть, парикмахерский сайт «Завитки фантазии».

— Ну-с, какую стрижку выберем? Вот, смотри, «Весёлая картинка». Можно выстричь на затылке солнышко, пасть крокодила или чего-нибудь ещё. Хочешь?

— Даже не знаю, — неуверенно пожал плечами Стасик.

— А вот «Попугайчик» — с хохолком на макушке. Очень симпатично.

— С таким «Попугайчиком» лишь на карнавале скакать, — возразил Стасик.

— Пожалуй, ты прав. — Папа пощёлкал мышкой. — Наверное, лучше всего причёска «Элегантный любимец». И стильно, и не экстремально. И как раз для твоей шевелюры. Видишь, написано: «Особенно хорош „Элегантный любимец“ для густых кудрявых волос».

— Пойдёт! — согласился Стасик.

— Тогда подставляй голову!

Папа положил перед собой распечатанную инструкцию, энергично пощёлкал ножницами для разминки и приступил к стрижке.

— Тэк-с, оттягиваем под прямым углом прядь справа и чик! Чик! — папа заглянул в инструкцию. — Теперь слева: чик! Чик! Ой, получилось короче, чем справа. Надо сравнять. Чик! Теперь справа короче, чем слева. Значит, подгоняем левую сторону под правую. Чик! Чик!

Стасиковы кудри щедро сыпались на подстеленную газету. А «левые» и «правые» волосы никак не хотели прекращать соревнование по длине.

— Ишь какие упрямые! Всё равно сравняю вас! — папа раззадорился не на шутку. Ножницы так и мелькали у него в руках.

Наконец обе стороны головы стали совершенно одинаковыми.

Точнее, одинаково голыми. Соревноваться по длине больше было нечему.

— Гм, — прищурился папа. — Надо, пожалуй, для гармонии остальные волосы тоже убрать. — И вытащил из шкафа парикмахерскую машинку. — Смотри, что у меня есть! Ещё с армии!

«Джик-джик-джик!» — радостно застрекотала соскучившаяся по работе машинка. И через несколько минут Стасик выглядел как заправский солдат-призывник.

Он посмотрел на себя в зеркало и растерянно спросил:

— А как же «Элегантный любимец»?

— Моим любимцем ты как был, так и остался, — успокоил папа. — И вид у тебя весьма элегантный. Волосы для этого абсолютно не нужны. Тем более в жару. Голова небось рада-радёшенька, что от них избавилась! Ей дышать хочется, а не париться! Между прочим, великий полководец Александр Васильевич Суворов наставлял солдат: «Держи голову в холоде».

— В холодильнике, что ли? — фыркнул Стасик.

— А ты остряк! — захохотал папа. — Ну как, голове — легко?

— Легко!

— Прохладно?

— Ага.

— Красота! — папа довольно потёр руки. — Подстригусь-ка я точно так же, с тобой за компанию. Вспомню удалые солдатские деньки! — и снова заработал машинкой: джик! Джик!

Вскоре половина папиной головы ликовала, освободившись от волос. И вторая половина уже предвкушала избавление. Но тут машинка как-то по-особому джикнула и… замолчала. В общем, сломалась.

— Досадно, — почесал недостриженный затылок папа. — Но ничего. Сейчас мы…

Он не успел договорить. Открылась дверь, появилась мама.

— Что вы натворили?! — ахнула мама, увидев лысого, как колобок, Стасика и наполовину лысого папу. — С ума, что ли, сошли?

— Машинка подкачала, — объяснил папа.

— Зато у меня, мамочка, ни сучка ни задоринки, — Стасик погладил себя по гладкой макушке. — Теперь приличная голова, правда?



Но мама не ответила. Она напустилась на папу:

— Неужели нельзя было нормально подстричься в парикмахерской?

— Уж больно самому захотелось поцирюльничать, — оправдывался папа. — Я об этом ещё в детстве мечтал! Мы такую обалденную причёску в Интернете откопали! Жаль, не удалась.

— С наскока никогда ничего не получается! — кипятилась мама. — Всему нужно учиться.

— Да, надо набить руку, — согласился папа. — Больше практики! Кстати, я приглядел на одном сайте классную женскую причёску — «Парижская шалунья». Тебе очень пойдёт. Хочешь, прямо сейчас подстригу? Я мигом инструкцию распечатаю!

— Нет, спасибо, — сухо ответила мама. — Лучше сам поскорей иди достригаться, пока парикмахерская работает.

— И купи арбуз, — напомнил Стасик.

— Обязательно! — папа весело подмигнул и выскочил из дома.

Довольно скоро он вернулся, прижимая к груди огромный арбуз. И причёски у папы и арбуза были совершенно одинаковые.

Звезда и капуста

Я включил телевизор и тут же закричал: «Ура! Филимон!» На сцене, разукрашенной цветами и воздушными шарами, пел и плясал мой любимый артист.

— Ишь какой голосистый, — бабушка оторвалась от книжки с интригующим названием «Всего ли тебе хватает?» и внимательно посмотрела на Филимона. — Только уж больно дёргается. Сразу видно — нервный.

— Да это песня такая! Любой задёргается! — заступился я за своего кумира.

— А чего он её поёт? Нормальный человек не выбрал бы такую песню. Значит, нервный! — веско сказала бабушка. — Твоему Филимону явно не хватает магния и витаминов группы «В»! Гречки нужно побольше есть! И гороха!

Тут Филимона показали крупным планом, и бабушка воскликнула:

— А бледненький-то какой! Малокровный! Железом его тоже надо подкормить!

— По нашему телевизору все бледные, — возразил я.

Но бабушка стояла на своём:

— Не знаю, как всем, а ему железо позарез нужно! И побольше!

В конце песни Филимон рухнул на колени и протянул руки к зрителям. В том числе и к нам, разумеется.

— Он совсем ослаб! На ногах не держится! — запричитала бабушка. — Налицо недостаток витамина «С»! Вот к чему приводит неправильное питание!

— А что нужно есть, чтоб всего хватало? — не на шутку встревожился я.

— Можешь почитать, — бабушка протянула мне свою книжку. — Очень познавательно.

На этом концерт и закончился.


На следующий день в школе меня ждал потрясающий сюрприз: к нам приезжает сам Филимон по случаю дня рождения школы! Оказывается, он здесь учился!

Мы еле высидели до конца занятий и — скорее в актовый зал. А там — красотища! Сцена украшена воздушными шарами! Мигают разноцветные лампочки! Всюду цветы! Ну совсем как вчера по телевизору. И Филимон выступал точно так же, как по телевизору: пел с неподражаемым завыванием, скакал, дёргался и время от времени падал на колени.

Мы с восхищением смотрели на знаменитого артиста и бешено аплодировали.

А когда концерт закончился, мы начали скандировать: «Фи-ли-мон! Е-щё!»

Филимон спел дополнительную песню, потом прижал руки к сердцу и растроганно произнёс:

— Спасибо, друзья! А теперь я буду отвечать на ваши вопросы! Задавайте, пожалуйста!

Девчонки немедленно стали писать записки. Причём некоторые — вовсе без вопросов. Например, Алиса Трякилева — она сидела рядом со мной, и я всё видел — отправила артисту вот такое зашифрованное послание:



Я, конечно, сразу догадался, что это означает: «Я люблю Филимона». И подпись: «Алиса Трякилева».

А Владик Гусев прямо с места спросил:

— Уважаемый Филимон! Страдаете ли вы звёздной болезнью?

— Хоть я и звезда, — скромно улыбнулся Филимон, — звёздной болезни у меня нет! Как, впрочем, и других болезней. Потому что я веду здоровый образ жизни!

Все зааплодировали. А я понял, что настал мой черёд задавать вопросы. Спросить певца мне нужно было о многом.

Я встал и сказал:

— Уважаемый Филимон, почему вы не едите гречку, отруби, горох и молочные продукты?

— С чего ты взял? — удивился Филимон. — Всё вышеназванное я весьма уважаю. А простоквашу каждое утро обязательно пью!

— Значит, мало! — я укоризненно покачал головой. — Очень уж вы дёргаетесь, когда поёте, — нервишки пошаливают! Потому что вам не хватает витаминов группы «В» и магния! А я за вас переживаю!

— Сам и ешь магний, — захихикал Петька Редькин, повернувшись ко мне.

А Филимон натянуто засмеялся:

— Это же сценический образ! Имидж!

— И с железом у вас дела обстоят неважнецки, — продолжал я. — Почему вы не употребляете шпинат, петрушку, антоновку и орехи? Из-за этого вы бледный, как шампиньон!

— Чего ты выдумываешь! — разволновался Филимон. — Я специально пудрюсь перед выступлением! А различные продукты с железом очень даже люблю! И семечки всегда грызу в антракте!

— Ну уж про витамин «С» вы точно забываете, — не сдавался я. — Капусту не едите! Вон как валитесь на пол почти после каждой песни. Это упадок сил!

— Не упадок сил, а сценический образ! Тебе же объяснили! — возмутилась влюблённая Трякилева.



И некоторые ребята подхватили: — Имидж! Образ!

— Правильно! Молодец, девочка! — артист благодарно кивнул закрасневшейся Алиске. Но мне всё же ответил:

— Не беспокойся, дружок! С витамином «С» у меня полный порядок. И лимоны ем, и чёрную смородину. Капусту на зиму заквасил. Два бочонка!

Все опять зааплодировали. А Трякилева радостно крикнула:

— Мы тоже заквасили капусту!

— И мы заквасили! — раздались голоса со всех сторон.

После этого Филимон раскланялся и уехал.


— Откуда ты знаешь про всякие витамины, железо? — спросил в раздевалке Владик Гусев.

— Вот, — я достал из рюкзака бабушкину книжку. — Очень ценная вещь.

— А там написано, что нужно есть, чтобы не приставать с дурацкими вопросами к певцам? — ехидно поинтересовался Петька Редькин.

Я пропустил колкость мимо ушей — надо быть выше этого. Только молча, но убедительно стукнул Редькина книжкой по голове.

Прошло некоторое время. Сижу я, делаю уроки. Вдруг бабушка зовёт меня на кухню:

— Иди скорей! Твой Филимон поёт!

Прибегаю, и точно: по телевизору выступает Филимон.

— Гляди-ка, — заметила бабушка, — перестал дёргаться! И без чувств не падает! И вид у него гораздо лучше!

— Значит, Филимон изменил сценический образ. Имидж, — объяснил я.

— Да брось ты! — махнула рукой бабушка. — Просто гречку и капусту стал есть!

Искусство чтеца

На урок литературы учительница Елена Гавриловна пришла со своим маленьким сыном Женечкой: дома не с кем было оставить.

— Сиди тихо! Можешь порисовать, — Елена Гавриловна положила перед малышом блокнот, фломастеры и обратилась к нам:

— Друзья! К сегодняшнему уроку вы подготовили стихи о природе. Прошу вас читать выразительно, с чувством, чтобы стихи произвели должное впечатление — в этом заключается искусство чтеца. Кто начнёт? Есть желающие?

— Я желающая! — вызвалась Алиса Трякилева.

— Замечательно! Выходи к доске.

— Фёдор Иванович Тютчев! «Весенняя гроза»! — громко и отчётливо, как настоящий чтец, объявила Алиска. А потом вдруг стала читать тихотихо, на одной ноте и совсем без пауз:

«Люблю грозу в начале мая,
Когда весенний первый гром,
Как бы резвяся и играя,
Грохочет в небе голубом…»

К концу стихотворения Алиску почти совсем не было слышно. Ну прямо мышка пищит, а не чтец выступает! Мы чуть не заснули.

— Алиса, такое чтение никаких эмоций не вызывает. Кроме желания узнать, что стряслось с твоим голосом, — покачала головой Елена Гавриловна. — Никого ты не убедила, что любишь весеннюю грозу.

— А я и не люблю её! — у Алиски снова прорезался задорный голосок. — Промокнешь насквозь, и всё! Или вообще молнией ударит, если спрячешься от дождя под одиноким деревом!

— Но поэт-то восхищался грозой, — возразила Елена Гавриловна. — А настоящий чтец доносит до слушателей чувства поэта во всей полноте. Садись и не забывай брать зонт, когда идёт дождь.

Алиска направилась к своей парте, а маленький Женечка мигом нарисовал на листочке зонтик и сунул ей в руку.

— Кто следующий? — спросила Елена Гавриловна и тут же сама предложила: — Давайте послушаем Костю Зябликова. Представь себе, Зябликов, что ты — артист. Читай так, чтоб за душу брало!

Зябликов пожал плечами и пошёл к доске. А я подумал: «Ну какой из Костика чтец! Его даже на переменке еле слышно! Снова мышка сейчас запищит или комар».

И действительно Зябликов застенчиво прошептал:

— Александр Сергеевич Пушкин. «Зимний вечер».

Потом он зажмурился, наверное, чтоб войти в образ чтеца, сцепил пальцы в замок и ка-а-ак затянет громко и заунывно:

Бу-у-уря мгло-о-ою небо кроет,
Ви-и-хри снежные крутя…

При каждом ударном слоге Зябликов приподнимался на цыпочки и раскачивался.

То, как зверь, она заво-о-ет…

И Зябликов зловеще завыл: «У-у-у!» — в точности как собака Баскервилей на болоте из «Приключений Шерлока Холмса».

То заплачет, как дитя…

И Зябликов захныкал: «Уа-уа-уа!»

Мы хохотали как сумасшедшие. А Костик, не обращая ни на кого внимания, — вот что значит перевоплотился! — продолжал:

То по кровле обветшалой
Вдруг соломой зашумит…

Зябликов выхватил из кармана газету и с остервенением зашуршал ею, приговаривая: «Шур-шур-шур».

То, как путник запоздалый,
К нам в окошко застучит…

И Зябликов бешено заколотил по доске.

Мы тоже начали барабанить по партам в знак солидарности с Зябликовым и, конечно, с А. С. Пушкиным. Маленький Женечка не отставал. Он хохотал и стучал вместе со всеми.

— Прекратите безобразничать! — тоже ударила по столу Елена Гавриловна. — Зябликов, ты вызываешь совершенно не те эмоции! Настроение поэта нужно передавать! И без всяких спецэффектов!

Костик моментально вышел из образа чтеца и тихо вернулся на своё место.

— Я передам настроение поэта! — вскинула руку Людка Пустякова. — Можно?

— Попробуй, — кивнула Елена Гавриловна. — Иди сюда.

— Аполлон Николаевич Майков. «Весна»! — Людка грозно сдвинула брови, шагнула к учительскому столу и ка-а-ак заорёт, сверкая глазами и потрясая кулаками прямо перед носом у Елены Гавриловны:

Уходи, Зима седая!
Уж красавицы Весны
Колесница золотая
Мчится с горной вышины…

Тут маленький Женечка вскочил со стула и тоже заорал:

— Не смей кричать на мою маму! А то врежу!

Он подбежал к Людке и встал в боксёрскую стойку. Людка даже попятилась.

Мы снова захохотали и зааплодировали.

— Не волнуйся, сынок. Всё в порядке! — успокоила малыша Елена Гавриловна. — А ты, Люда, явно перестаралась — ребёнка напугала. Аполлон Николаевич, безусловно, прогонял зиму. Но уж конечно, не так яростно! Всё хорошо в меру. Даже самые правильные эмоции!

Прозвенел звонок. Урок закончился.

— К следующему занятию подготовьте, пожалуйста, рассказы по своему выбору, — сказала учительница.

А я подумал: «Занятная штука — искусство чтеца. Выучу-ка я отрывок из „Вия“ Гоголя. Очень страшная повесть! Ух, как завтра прочитаю! Весь класс дрожать и рыдать будет. Во главе с Еленой Гавриловной!»

Как тебя зовут?

В конце классного часа Елена Гавриловна объявила:

— А сейчас — сюрприз!

Из-за парты выскочила наша староста по кличке Шифра. Мы её так прозвали за то, что прячет свои тетрадки — списывать не даёт. Шифра стала энергично чиркать мелом по доске.

— Слышь, Суслик, чего там Шифра малюет? — ткнул соседа в бок Артамохин, а короче — Артемон.

— Кто её знает, — хмыкнул Сусликов. — Самому интересно.

— Это кроссворд «Как тебя зовут?», — наконец закончила чирканье Шифра. — Я буду называть ваши прозвища, а вы — говорить настоящее имя.

— Отличная идея, — похвалила Елена Гавриловна. — А то вы, похоже, совсем забыли имена друг друга. Только по фамилиям и кличкам называете!

— Первое слово по горизонтали, — начала Шифра. — Тряпка!

— Я! — с готовностью вскочил постоянно опаздывающий на уроки Тряпкин.

— Молодец! Знаешь своё прозвище! — усмехнулась Елена Гавриловна.

— Даю пять секунд! — Шифра посмотрела на часы. — Кто назовёт настоящее имя Тряпки?

— Дряпка! — глупо хихикнула с последней парты Пробкина, у которой было целых две клички — Пробка и Дуля.

— Сама ты Дряпка! — оскорбился Тряпка. — Сашок я!

— Как неуважительно ты себя называешь! — Елена Гавриловна взяла с полки «Словарь имён». — Александр обозначает «защитник людей». Великие, почитаемые во всём мире герои носили это имя! И уж точно они никогда не опаздывали.

Тряпкин пожал плечами, затем приосанился и важно сел на место, всем своим видом показывая, что теперь он исключительно Александр, а не Сашок. И уж тем более не Тряпка. И, может, даже опаздывать перестанет.

Шифра вписала в клеточки «Александр» и продолжила:

— Кулак! Пять секунд на размышление!

Мы дружно повернулись в сторону известного на всю школу драчуна Заковыкина. Но никто не знал его имя.

— Признавайся, как тебя зовут, — через пять секунд напомнила Шифра.

Но Заковыкин молчал, как воды в рот набрал. Похоже, он и сам забыл.

— Может, Ричард — Львиное сердце? — предположила Пробка-Дуля. — Классно звучит!

— Нет! — мотнул головой Кулак.

— Серёга? Федька? Тёмка? — посыпались подсказки со всех сторон.

Но Заковыкин только отмахивался и напряжённо шевелил бровями.

— Мирослав я, — наконец пробурчал он.

— Замечательное имя! — воскликнула Елена Гавриловна. — На старославянском языке оно означает «прославляющий мир». А ты что на переменках прославляешь?

Заковыкин покрутил кулаками, вздохнул и опустил голову.


…В общем, занятный кроссворд получился.

Отличницу по кличке Колобок-Молоток, как выяснилось, зовут Агата. Она узнала, что её имя значит «добрая». Может, будет теперь конфетами делиться? А то принесёт большущий кулёк и хрустит втихаря под партой.

Хлюпик, всем на удивление, оказался Валентином, в переводе с латинского — «здоровяком».

У Камышова по кличке Мышка обнаружилось имя Андрей. Или «мужественный» в переводе с греческого.

Суматошная Вертушка оказалась Галиной или, по словарю, «спокойной, безмятежной». Вертушка даже рот открыла от неожиданности и перестала вертеться. На целую секунду.

— Ну а как зовут нашу Дулю? — Шифра приготовилась заполнить последний ряд клеток.

Мы, конечно опять не угадали. И Дуля-Пробка гордо представилась:

— Я — София!

— Значит, ты — мудрая! — в очередной раз заглянула в словарь Елена Гавриловна.

Тут мы ка-а-ак захохочем! Ведь Дулька только и делала, что получала двойки и говорила по любому поводу: «Вот тебе дуля с маком!» Уж никак ей не подходило имя Мудрая!

Наконец все клетки кроссворда были заполнены. И мы прочитали в вертикальном столбике: «Евгения».

— Разве у нас есть Евгения? Кто это? — удивились мы.

— Раз, два… — начала отсчитывать Шифра. — Пять! — и торжественно объявила: — Это я! Прошу меня называть только так!

— Евгения означает «благородная», — разъяснила Елена Гавриловна. — Жаль, что сегодня мы разобрались не со всеми именами. Но надеюсь, вы теперь будете называть друг друга как положено. Ведь не зря людям даются имена!



Все радостно закивали, зашумели. А Суслик и Артемон, оказавшиеся Василием и Никитой, или, в переводе с греческого, Царём и Победителем, предложили:

— А давайте Шифру звать Благородная. Может, списывать будет давать! А начнёт вредничать — снова станет Шифрой!

— Правильно! — зааплодировали мы.

Как мы покупали диван

— Сегодня вы молодцы — встали с утра пораньше! — похвалила мама папу и меня. — Значит, мы всё успеем: «Кто рано встал, ничего не проспал» — очень верная поговорка!

— Как же мы проспим покупку дивана, раз наметили, — зевнул папа. — Я специально будильник завёл. Сейчас позавтракаем и — в магазин!

Так мы и сделали. И вскоре разглядывали диваны в бескрайнем «Море диванов».

Диванов в этом «Море» было целый океан. Причём самых разных. Но найти подходящий оказалось не так-то просто. Наш диван должен был быть как можно меньше в сложенном виде и как можно больше — в разложенном. Чтобы на нём уместились гости, когда останутся у нас ночевать.

Наконец папа воскликнул:

— Вот он!

И указал на симпатичный диванчик в цветочек, под названием «Заветная полянка».

К нам тут же подбежал продавец-консультант с табличкой «Леонард» и затараторил:

— Прекрасный выбор! Последний диван остался! Изучайте! Любуйтесь!

Леонард раскинул «Полянку» и умчался продавать-консультировать на противоположном берегу «Моря».

Ай да диванчик! Никогда бы не подумал, что такая малютка «Полянка» может превратиться в такое огро-о-омное спальное поле!

— Отличное место для гостей! — одобрила мама.

— Надо проверить, удобно ли на нём лежать, — предложил папа. — Не жёстко ли? Или, наоборот, не слишком ли мягко?

И улёгся на диван. Поперёк, чтоб не снимать ботинки.

— Ну как? — спросили мы с мамой и, не дожидаясь ответа, устроились возле папы.

— Очень удобно! Даже подниматься неохота, — потянулся папа. — Я сегодня совершенно не выспался из-за будильника.

— Правда классный диван. Полежим немножко, чтоб окончательно в этом убедиться, — зевнула мама. — Я тоже не выспалась.

— И я совсем не выспался, — подхватил я.

Тут подошёл некий гражданин и поинтересовался:

— Как диван?



— Хор-рош-ший, — только и пробормотали мы, потому что нас начал одолевать сон.

— Хотелось бы проверить самому, — сказал гражданин и улёгся рядом с нами. — Вы не возражаете?

Мы никому и ничему не возражали, глаза у нас слипались. И через минуту гражданин… сладко спал, положив руку под щёку. Под его уютное похрапывание сон окончательно сморил и нас…

— Эй, просыпайтесь! Здесь вам не детский сад с тихим часом! — продавец-консультант Леонард тряс за плечо то маму, то папу, то меня.

Мы зевали и протирали глаза.

— Диван продан! Сейчас его увезут! — сердился Леонард.

— Как продан? — тут же вскочили мы. Сон мгновенно улетучился.

— Очень просто, — выглянула из-за спины консультанта кудрявая гражданка. — Гляжу, дрыхнет мой муженёк без задних, ног вместе с вами. Зову — не откликается. Значит, думаю, диван — что надо! И купила. Вот чек!

Затем гражданка энергично ущипнула за ухо примкнувшего к нам гражданина:

— Пусик, вставай! Пора домой!

— Где? Что? — чуть не свалился на пол Пусик.

— Иди оформляй доставку дивана! После будешь на нём спать!

Тут Пусик совсем проснулся и поцеловал жене руку:

— Спасибо, дорогая! Диван великолепный!

Потом раскланялся с нами:

— Приятно было вздремнуть!

И счастливая парочка направилась в отдел доставки.

— А как же мы-ы-ы? — огорчённо протянула мама и стала поправлять причёску после сна.

— Следующая партия — через месяц, — развёл руками продавец. — Тогда уж сразу покупайте, без спанья!

— Больше никогда не лягу на диван, пока его не куплю. Даю слово! — папа стукнул себя кулаком в грудь. — А месяц — не год. Подождём!

И мы двинулись к выходу из «Моря», огибая диванные «рифы».


— И как только мы ухитрились проспать диван? — никак не могла успокоиться мама.

— Хоть и встали с утра пораньше, — напомнил я.

— Из-за этого, между прочим, и проспали, — заметил папа. — Не всегда срабатывает правило «Кто рано встал, ничего не проспал».

— Один диван — не считается, — заступилась за поговорку мама. — У нас ещё целый день впереди! Главное, не терять время! Едем в «Царство диванов»!

Магазин оказался неподалёку. И вскоре мы опять разглядывали диваны.

— Вон «Заветная полянка»! Ура! — папа кинулся к знакомому диванчику. — Теперь уж не упустим! Но прежде не мешало бы проверить, удобен ли для гостей именно этот экземпляр. — Глаза у папы стали сонные-пресонные. Он смачно зевнул.

— Хватит, напроверялись, — отрезала мама и обратилась к продавцу с табличкой «Ромуальд»:

— Выпишите, пожалуйста, чек!

Ручка и Ножка

Диктант на этот раз начался просто замечательно: Татьяна Евгеньевна посадила меня за одну парту с Ножкой, то есть с Надькой Ножкиной, отличницей!

Давно мне так не везло! Теперь, считай, пятёрка, или уж, во всяком случае, не двойка у меня в кармане, а точнее — в дневнике! Ура!

Мы подписали новые тетрадки и приступили к работе.

История, которую диктовала Татьяна Евгеньевна, оказалась очень занятной — про весёлую цирковую обезьянку по имени Ручка. Чего только не вытворяла эта Ручка! И на лошади скакала, и танцевала, и строила рожи зрителям!

Все внимательно слушали и старательно — кто записывал, а кто списывал. Как я у Ножки. А что делать, если в каждом предложении каверза на каверзе сидит и каверзой погоняет. Ну и Ручка! Такое представление устроила, что простыми словами не опишешь.

Наконец выступление неутомимой обезьянки завершилось, и Татьяна Евгеньевна сказала:

— Проверьте, что вы написали, и я соберу тетрадки.



Все начали тщательно — кто проверять, а кто сверять свои записи с соседскими. Как я, например.

В общем, сверяю я, сверяю — всё верно. Всё, как у Ножки: вот мягкий знак в слове «обезьянка», вот — в слове «Ручька»… И вдруг меня стукнуло: а что если моя фамилия Ручкин — тоже с мягким знаком? А я на обложке тетради написал без него. Как же правильно? И у Надьки, ясное дело, не подсмотришь. Эх, надо было перед диктантом на ней жениться! Мигом превратилась бы из Ножкиной в Ручкину! И я спокойненько списал бы с её тетрадки нашу общую фамилию. А теперь придётся спрашивать.

— Ножка, — зашептал я, — в «Ручкине» есть мягкий знак?

— Сам должен знать, чего в тебе есть, а чего нет, — проворчала Ножкина. — Отстань!

Ух вредина! Счастье, что я на ней не женился! Ну и ладно, разберусь как-нибудь. Хотя чего, собственно, разбираться? Невооружённым глазом видно, что «Ручка» и «Ручкин» одного поля ягоды. А значит, пишутся одинаково.

И я мастерски втиснул мягкий знак в свою фамилию между буквами «ч» и «к». Получилось очень даже аккуратно.

Я скорчил Ножке такую рожу, что обезьянке Ручке и не снилось, и сдал тетрадку. В числе первых!

А на следующий день было вот что.

Урок русского языка начался с меня.

— Ручкин, — сказала Татьяна Евгеньевна, — ты меня поразил. Причём дважды за один диктант! Во-первых, ты с ошибкой написал свою собственную фамилию. Таких учеников я ещё не встречала! Запомни: нет мягкого знака в слове «Ручкин»!

«Эх, промахнулся, — пожалел я. — Значит, всё-таки Ручка Ручкину не товарищ!»

— Но при этом, — продолжала учительница, — ты написал диктант на удивление хорошо. Как будто знаешь все правила, чего я раньше за тобой не замечала. Или, может, ты списал у Нади Ножкиной?

— Нет! — убедительно замотал я головой. — Я вообще не смотрел в её сторону!

— Молодец! — похвалила Татьяна Евгеньевна. — Но одну грубую ошибку ты сделал: в слове «ручка» поставил всё тот же мягкий знак. Единственный из всего класса!

— Как это единственный? — возмутился я. — А Ножкина? У неё был мягкий знак! Я точно видел! Два раза проверял!

Тут ребята ка-ак захохочут! А Ножка — громче всех.

— Я его зачеркнула, когда ты побежал тетрадку сдавать, — сквозь смех еле выговорила она. — Это была описка!

Вот такая история. Остаётся только добавить, а точнее, убавить — убрать мягкий знак из моей фамилии на обложках тетрадок, куда я успел его впихнуть.

А всё-таки я правильно сообразил, что «Ручка» и «Ручкин» пишутся одинаково!

Намёки гостям

— А теперь давайте вспомним стихи наших поэтов-классиков о временах года, — предложила Елена Гавриловна на уроке литературы. — Надеюсь, вы хорошо подготовились. Какое сейчас время года на дворе?

— Зима! — хором закричали все.

— Правильно! С неё-то мы и начнём. Поэты очень любили зиму и посвятили ей немало чудесных произведений. Кто хочет прочитать стихотворение о зиме?

— Я! — вызвалась отличница Ножкина и стала нараспев декламировать, дирижируя себе одной рукой:

Чародейкою Зимою
Околдован, лес стоит —
И под снежной бахромою,
Неподвижною, немою,
Чудной жизнью он блестит…

— Умница! — похвалила Ножку Елена Гавриловна. — Замечательное стихотворение! Только автора ты не назвала. Эти строки написал Фёдор Иванович Тютчев. Чувствуется, что он был несказанно очарован зимой.

— А вот и нет! — выкрикнула с места Людка Пустякова. — Был бы очарован, не обзывался бы на зиму в стихотворении про весну! — И сердито ткнула пальцем в «Хрестоматию»:

…Взбесилась ведьма злая
И, снегу захватя,
Пустила, убегая
В прекрасное дитя…

Тут зима прямо хулиганка какая-то, а не чародейка!

— Аполлон Майков тоже хорош! — подхватил Владик Гусев. — В стихотворении «Зимнее утро» он радуется зиме:

…Люблю в тиши смотреть,
      как раннею порою
Деревня весело
      встречается с зимою:
Там по льду гладкому
      и скользкому реки
Свистят и искрятся
      визгливые коньки…

А в стихотворении «Весна», — Владик энергично зашелестел страницами какой-то книжки, — Майков напустился на зиму, как не знаю кто — прогоняет изо всех поэтических сил:

…Уходи, Зима седая!
Уж красавицы Весны
Колесница золотая
Мчится с горной вышины!..

— Во даёт! — возмутилась Катька Плюшкина. — Зато Иван Никитин — молодец! Вон как зиму встречает:

…Здравствуй, гостья зима!
Просим милости к нам
Песни севера петь
По лесам и степям…

И никаких гадостей про неё не говорит в других стихотворениях, как Тютчев и Майков. У них не разберёшь, как они на самом деле к зиме относятся!

— Успокойтесь, ребята! Оба поэта искренне радуются приходу зимы, — заверила учительница. — Ну а если зима чересчур засидится, они образно объясняют, что пора и честь знать. Мы ведь тоже радуемся гостям. Но, увы, некоторые не понимают, что надо вовремя уходить. Хозяева уже с ног валятся от усталости, уже язык у хозяев не ворочается и глаза слипаются, а гости всё о чём-то говорят, говорят… Тогда приходится делать намёки.

— Ничего себе намёки! — я не выдержал и тоже заступился за зиму. — К нам, например, частенько захаживает соседка тётя Валя. И целый вечер говорит, говорит, даже если нам ужасно некогда. Всё равно мы ей не кричим: «Уходи, тётя Валя седая!» Хотя она весьма седая.

— Вы очень воспитанные люди, — улыбнулась Елена Гавриловна. — Но деликатно намекнуть соседке, пожалуй, не помешало бы.

На этом урок и закончился.

А вечером к нам заглянула «на минутку» тётя Валя. Она в который раз обстоятельно рассказала о своей жизни, потом стала расспрашивать маму обо всём на свете, затем добралась до меня:



— Вова, что интересного было сегодня в школе?

Вот он, подходящий момент для тонкого намёка!

— Мы обсуждали, что делать с гостями, которые слишком долго не уходят, — как можно деликатнее ответил я. — Например, зиму некоторые поэты выгоняли без всяких церемоний.

— Ой, как интересно! — тётя Валя удобней устроилась в кресле. — Пожалуй, я у вас ещё посижу. Давай, рассказывай поподробней!

Наш Куку

Однажды в нашем классе появился новенький по имени Ваня, а по фамилии — нарочно не придумаешь — Куку! Мы как услышали, как начали хохотать! Так и хохотали весь день. Ну и фамилия! Похлеще любой клички!

Мы по очереди спрашивали новичка: «Ты — куку?» И каждый раз он невозмутимо отвечал: «Да, я Куку». А мы: «А с виду не скажешь!» — и хохотать.

На следующий день все опять очень веселились. Причём к нам присоединились ребята из параллельного класса. На переменке они тоже наперебой интересовались у Ваньки: «Это ты — куку?» А тот и бровью не ведёт: «Да, это я Куку».

После уроков мы гурьбой вывалились из школы. Крутимся возле Куку, смеёмся и выкрикиваем песню про кукушку — мы её на пении учили: «Ку-ку! Ку-ку! Беспечно я живу! И слышно издалёка моё Ку-ку! Ку-ку!» Умора!

«Такое надо заснять», — решил я. Достал мобильник и начал настраивать видеокамеру. Вдруг, откуда ни возьмись, подскочил здоровенный дядька, хвать у меня из рук мобильник! И — бежать! Точнее, он собирался убежать. Но вместо этого дико завопил: «А-а-а-а!» и ещё что-то неразборчивое и грохнулся на землю. Оказывается, ему подставил подножку Ваня Куку!

А когда дядька хотел подняться, Ванька дёрнул его за ногу, и тот снова упал.

Тут подоспел полицейский — он как раз шёл мимо. Полицейский скрутил грабителя, надел наручники. Потом вызвал машину, и дядьку увезли.

Всё произошло так стремительно, что мы не успели закрыть рты, разинутые от неожиданности.

Прежде чем уехать, полицейский спросил Ваньку:

— Как твоя фамилия?

И услышал:

— Куку.

Ответ нисколько не удивил полицейского. Он крепко пожал Ваньке руку:



— Ты — молодец!

А мне сказал:

— Мобильник вернём позже. Это — вещественное доказательство.


А через неделю в школе, в актовом зале, было всеобщее экстренное собрание.

На сцену вышли сразу трое полицейских. И самый главный из них, кажется, полковник, а может, даже генерал, объявил:

— За помощь полиции в задержании опасного преступника ученик четвёртого класса «Б» Иван Куку награждается ценным подарком — цифровым фотоаппаратом и грамотой!

Вот это да! Мы прямо обалдели. Оказывается, тот дядька совершил кучу преступлений и его давно разыскивали!

Иван выбежал на сцену. Полковник (а может, генерал) пожал ему руку и вручил награды. А нас призвал:

— Равняйтесь на вашего товарища Куку!

Все зааплодировали. Остальные полицейские и директор тоже поздравили Ивана. При этом директор провозгласил:

— Куку — гордость нашей школы!

Вечером я рассказал маме, как прославился Куку.

— Надо же, такая смешная фамилия — и такой герой! Хотя, — вдруг с удивлением обнаружил я, — вроде уже и не смешная эта фамилия…

— Понимаешь, сынок, не фамилия красит человека, а человек украшает свою фамилию. Или, наоборот, позорит, — мама серьёзно посмотрела на меня. — Например, ты знаешь, откуда взялось слово «хулиган»?

— Конечно, знаю! Того, кто хулиганит, и называют хулиганом.

— Логично, — улыбнулась мама. — А теперь послушай:

— Давным-давно никому и в голову не приходило называть всяческих безобразников хулиганами. Да и слова такого никто не знал. Так бы и осталось оно для нас неизвестным, если б не одна скандальная семейка, проживающая в Англии, а точнее — в Лондоне. Члены семьи носили фамилию Хулиган. Они постоянно буянили, разбойничали и устраивали драки. В общем, вели себя настолько отвратительно, что «прославились» на всю страну. И люди стали называть хулиганами уличных дебоширов. Вначале в Англии, а потом и в целом мире.

Я был потрясён:

— Ну и семейка! Ну и Хулиганы! На веки вечные нахулиганили!

— Вот что можно сделать со своей фамилией, — заключила мама.

— А вдруг наш Куку насовершает столько подвигов, что всех героев во всём мире будут называть «куку»?! — воскликнул я.

— Почему бы и нет, — пожала плечами мама.

— А если я насовершаю кучу подвигов, всех героев во всём мире станут называть по моей фамилии — «ручкины»? — у меня аж дух захватило от одной такой мысли.

— Обязательно! — кивнула мама. — А пока что не забудь получить свой мобильник в полиции. И впредь держи его крепче.

Сплошная польза

— Наконец-то мы попали во Всемирную Сеть! — торжественно объявил папа, когда наш компьютер подключили к Интернету. — Ура!

— Ура! — отозвался я.

— Главное, пользоваться Интернетом с умом, — продолжил папа. — Тогда от него — сплошная польза: можно найти нужную информацию о чём угодно и о ком угодно.

— Даже про меня? — удивился я.

— Сейчас посмотрим.

Папа быстро набрал в поисковике: «Владимир Петрович Ручкин». Затем щёлкнул мышкой, и… весь экран заполонили Владимиры Петровичи Ручкины. Я и не подозревал, что их так много!

Чем только не занимались эти самые Ручкины!

Один Владимир Петрович, доктор наук, нашёл гриб дождевик весом пятнадцать килограммов; другой сочинил стихи на китайском языке; третий, крутой босс, купил для своей бабушки парочку островов Зелёного Мыса. А ещё одного Ручкина назначили министром образования!

— Владимиры-то Петровичи — ого-го! — радовался я за тройных тёзок.

Правда, затесались в их ряды и позорящие наше доброе имя, а также отчество с фамилией.

Например, некий Владимир Петрович похитил жирафа из зоопарка, другой буянил на дискотеке, полицейские с трудом сняли его с потолка…

Мне было стыдно за таких!

В общем, кучу всего мы прочитали про Ручкиных. А про меня — ни слова.

— Не переживай, — утешал папа. — Ещё успеешь прославиться! И про тебя напишут, как, скажем, про этого мальчика, — и показал заметку «Гордость Северного края» из газеты «Тайга»:

«Владимир Петрович Ручкин, ученик четвёртого класса школы № 1 деревни Оленья Тропа, стал победителем сразу двух всероссийских олимпиад — по математике и по русскому языку. Поздравляем чемпиона!»

— Ишь какой! — позавидовал я.

А папа сурово сдвинул брови:

— Ты уроки сделал?

— Не-а.

— Живо садись заниматься! А я в интернете ещё кое-что посмотрю.

— Сейчас всё сделаю, — заверил я. — Только давай про твоих тройных тёзок тоже почитаем. Очень уж интересно!

— Ладно, — согласился папа и набрал: «Пётр Владимирович Ручкин»…

Надо признать, что Петры Владимировичи ни в чём не уступали Владимирам Петровичам. Среди них обнаружился и учёный-физик, и лётчик-испытатель, и миллионер-мошенник, и пьяница-дебошир…



Папа ещё пошарил мышкой по экрану и воскликнул:

— Гляди-ка, опять деревня Оленья Тропа!

И мы стали смотреть ролик — интервью с Петром Владимировичем Ручкиным, отцом уже известного нам чемпиона.

«Посоветуйте, пожалуйста, как воспитывать детей, чтоб они учились так же замечательно, как ваш сын?» — спрашивала корреспондентка Северного телевидения.

«Надо, чтоб ребятишки побольше книжек читали, а не в интернете сидели, — строго отвечал Пётр Владимирович. — Сильно отвлекает интернет от учёбы. Я и сам в него залезаю, только если для работы потребуется. Дела нужно делать, а не всякой ерундой заниматься!»

— Действительно, — спохватился папа. — Дел — невпроворот! Кто бы мне про них напомнил, если б не Интернет! Очень это полезная штука!

И выключил компьютер.

Поэт из нашего класса

У нас в классе внезапно появился поэт Степан Салатиков!

То есть Стёпка-то учится с нами с первого класса. А вот в поэта он превратился только сейчас, после зимних каникул: вдруг прорезался поэтический дар и стихи так и посыпались из Салатикова! Прямо как орехи из дырявого пакета!

И про верблюда Стёпка сочинил:

Погрузили на верблюда
Восемь ящиков посуды.
— Ну а я, — верблюд сказал, —
Погружусь на самосвал!

И про хорька с хомячком сочинил:

Хитрый маленький хорёк
Хлеб схватил и — наутёк!
Хомячок пищал: — Нахал!
Хоть бы мне кусочек дал!

Здесь вообще супер — все строчки с одной буквы начинаются! Как в «Азбуке»! И про кузнечика придумал стихотворение Салатиков! И про дождь с градом, и ещё много про что. Да так здорово!

Я пробовал про снег сочинить, получились всего две строчки:

Снежок лежит, нигде не тает,
К себе детишек подзывает.

А дальше — полный затык! Снежок, по моему замыслу, зовёт ребят кататься на лыжах и санках. Но не рифмуются они! Хоть тресни!

Мы спрашивали у Стёпки:

— Как тебе удаётся стихи сочинять?

А он плечами пожимает:

— Это всё вдохновение! Как наскочит — спасу от него нету! Только держись! Только успевай записывать!

Елена Гавриловна, учительница литературы, пришла в невероятный восторг, когда Салатиков показал ей свои творения:

— Умница! — повторяла она. — Мы напечатаем твои стихи в школьной газете «Глас из-за парты»! Работай, сочиняй дальше! Главное, не останавливаться на достигнутом. Талант к этому обязывает!

Стёпка, скромно улыбаясь, кивал в ответ.

В общем, прославился наш Салатиков на всю школу. А может, даже на весь мир. Потому что на школьном сайте в Интернете тоже поместили его стихи!


В последнюю субботу января в школе по традиции был праздник — день рождения нашей газеты «Глас из-за парты».

Мы собрались в зале, украшенном воздушными шарами и страницами из разных номеров газеты. И начался концерт.

Первым выступил школьный ансамбль «Поющий ученик» — сокращённо «ПУ». Ребята классно пели песни собственного сочинения. Мы хлопали и выкрикивали вместе с ними припевы:

Ну-ка, друг хороший,
Дай списать контрошу…

и

Братцы, время у доски

Проводите без тоски!

Потом ребята из театральной студии показали ужасно смешную сценку, как мальчик принёс в школу говорящего попугая, а учительница никак не могла понять, кто так громко повторяет один и тот же анекдот на уроке.

Потом было много ещё всяких выступлений. И наконец ведущая — редактор газеты старшеклассница Алина — объявила:

— А сейчас поэт Степан Салатиков расскажет о своём творчестве и почитает стихи!

Мы зааплодировали изо всех сил. Стёпка поднялся на сцену и приветственно помахал листочками «Гласа» со своими произведениями.

— Степан, — обратилась к нему Алина, — поделись, пожалуйста, секретом: в какое время суток лучше всего писать стихи — утром? После обеда?

— Вдохновение может напасть на поэта в любой момент. И днём и ночью, — важно ответил Салатиков. — Тогда стихи и сочиняются.

— Неужели даже ночью? — всплеснула руками Алина.

— Запросто! — подтвердил Салатиков. — Недавно мне приснилось, что за мной лось гонится. Вот-вот рогами подцепит! Я завопил: «Спасите!» и проснулся. А вдохновение — тут как тут — оно никогда не дремлет! Как набросится на меня! И я сразу придумал стихотворение:

Мне увидеть довелось,
Как из чащи вышел лось.
У него рога могучи,
Отойду на всякий случай!

— Замечательный сон! Замечательное стихотворение! — восхитилась ведущая.

— А днём, после обеда, я сочинил стихи про цветы пролески, — продолжал Стёпка. — Открыл учебник «Окружающий мир», а вдохновение шасть оттуда! И не отставало от меня, пока я не записал:

По тропиночке лесной

Шёл я раннею весной,

На пролески любовался,

О коряги спотыкался.

И решил: «В своём саду

Я пролески разведу!

Буду ими любоваться

И не буду спотыкаться!»

Ну а вечером выхожу на улицу, мотоцикл — вжик прямо перед носом! Вдохновение тут же хвать меня за ухо! И вот пожалуйста, стихотворение:

Мотоцикл летит стрелой:
— Кто догонит? Кто — за мной?
Ну куда ж за ним угнаться!
И вообще, зачем так мчаться?

В общем, в любое время дня и ночи можно сочинять отличные стихи! — заключил Салатиков и прочитал ещё несколько произведений.



Зал дружно аплодировал. Ведущая Алина пожала поэту руку:

— Спасибо, Степан! Пусть вдохновение и дальше подстерегает тебя на каждом шагу!

Салатиков раскланялся и пошёл на своё место.

— А теперь — главный сюрприз праздника! У нас в гостях… — Алина сделала интригующую паузу, — известный писатель и поэт Григорий Гурькин!

Мы снова зааплодировали. Хотя, думаю, никто, как я, например, не слышал про такого писателя.

На сцену бодро вспрыгнул усатый дяденька в очках и сказал:

— Ребята, я очень рад нашей встрече! Стихов здесь прозвучало достаточно. Поэтому я почитаю рассказы. — И начал выступление.

Мы слушали затаив дыхание. А временами хохотали как сумасшедшие — рассказы оказались ужасно смешными. И, когда писатель закончил, мы хлопали гораздо сильней, чем вначале.

Ведущая Алина подарила Григорию Гурькину букет цветов со словами:

— Спасибо, уважаемый Григорий Иванович! Мы обожаем ваши прекрасные произведения! Ваши книги пользуются огромной популярностью! А какое впечатление произвело на вас творчество нашего юного поэта Степана Салатикова?

— Оно меня потрясло! — ответил писатель. — Я даже не представлял, что такое может быть!

— Да, Салатиков, безусловно, феномен, — подхватила Алина. — Порекомендуйте, пожалуйста, его стихи какому-нибудь издательству. Очень хочется увидеть их в книге!

— Могу вас порадовать, — писатель поправил очки. — Стихи, которые читал Степан Салатиков, уже напечатаны в одной книжке.

— Неужели?! — ахнула Алина. А с нею — весь зал. — Как мгновенно всё происходит в наш век Интернета! Вот это супер-новость!

— Но есть ещё и другая новость, — чуть усмехнулся в усы Григорий Гурькин. — Эта самая книжка — не что иное, как сборник моих стихов под названием «Хитрый маленький хорёк». И я с удовольствием дарю его школьной библиотеке.

Писатель вытащил из портфеля толстую книжку с яркой обложкой и вручил совершенно растерявшейся Алине.

Все зашумели и дружно повернулись в сторону Салатикова. А того и след простыл.

— Небось побежал ещё у кого-нибудь стихи сдувать! — хихикнула Людка Пустякова.

Елена Гавриловна, красная, как помидор, кинулась на сцену.

— Григорий Иванович, дорогой, извините нас, пожалуйста! Я никак не ожидала такого! Мне-то Салатиков говорил, что дедушка помогает стихи сочинять. А я ему: «Какой талантливый у тебя дедушка!»

— Присваивать себе чужие произведения — стыдно, — покачал головой Гурькин. — Тот, кто начинает с вранья, с плагиата, никогда не станет настоящим писателем, поэтом.

— А что такое «плагиат»? — спросил я.

— Литературное воровство, — коротко ответил Григорий Иванович.

— Я постараюсь объяснить Салатикову, что в первую очередь он обманул самого себя! — воскликнула Елена Гавриловна. И обратилась к нам: — Вот так, ребята, тайное всегда становится явным!

На этом и закончился праздник «Гласа из-за парты».


С тех пор поэты у нас в классе не обнаруживались.

Правда, я всё-таки дописал стихотворение про снег. Получилось:

Снежок лежит, нигде не тает,
К себе детишек подзывает:
«Катись со свистом, детвора,
На лыжах, санках! Трам-ра-ра!»

Может, покажу Елене Гавриловне. Ведь сам сочинил. Честное слово!

Спортивная шоколадка

Я обожаю спорт. Причём самые разные виды — и плавание, и гимнастику, и лыжи, и борьбу! Прихожу со школы и, не теряя ни секунды, включаю спортивный канал. Спорт — это круто!

Вот и сегодня плюхнулся я, как всегда, перед телевизором и наблюдаю за очередной попыткой Николая Кислякова метнуть копьё подальше. Ну а бабушка — тоже как всегда — принялась ворчать:

— Лучше бы сам занимался в какой-нибудь секции, чем глазеть, как другие бегают и прыгают! Стал бы здоровым, сильным, тренированным!

— Не волнуйся, бабуля, — отвечаю. — Я целыми днями тренируюсь возле телика, не просто тупо смотрю! Когда бегуны соревнуются, делаю так. — Я, не вставая с кресла, затопал ногами, изображая бег. — Если плавание показывают, я тоже гребу. — Я помахал руками: раз-два! Раз-два! — А во время бокса я боксирую: бумс-бумс-бумс! Так что я очень даже тренированный. Вон какие у меня мускулы! — Я изо всех сил сжал кулаки и напряг руки.

— Молодец! — почему-то усмехнулась бабушка. — Значит, это как раз для тебя! — и протянула мне плитку шоколада, на которой был нарисован здоровяк с мускулами, похожими на мои, и написано: «Силач».

Никогда в жизни я не видел такого огромного шоколада — размером с внушительный фотоальбом! И, конечно, очень обрадовался. Потому что шоколад люблю не меньше спорта.

— Спасибо, бабулечка! — закричал я. — Прямо сейчас его и съем!

Стал отламывать кусочек — не отламывается. Шоколад оказался ужасно твёрдым. Я его и так и сяк — ничего не получается. Даже уголок отгрызть не удалось с первой попытки. А вторую попытку отменила бабушка:

— Перестань, зубы сломаешь!

И добавила:

— Не слишком-то тебе спортивные передачи силы прибавляют — кусочек шоколадки отломить не можешь!

— Ничего себе шоколадка! — возмутился я. — Это какое-то чудище-шоколадище! Тут отбойный молоток нужен! Давай у них попросим, — я кивнул на окно: во дворе рабочие отбивали асфальт как раз таким молотком.

— Обойдёмся без спецтехники, — сказала бабушка. — Смотри!

Она положила шоколад на стол, задумалась на пару секунд, а потом с криком «Кия!» ка-а-ак рубанёт ребром ладони злополучную плитку! Шоколад ка-а-ак разлетится на кусочки!



— Бабуля, ты каратистка? — я уставился на бабушку, как будто в первый раз увидел.

— Была когда-то, — засмеялась бабушка. — Но и сейчас, как ты заметил, кое-чего могу. Потому что занималась спортом по-настоящему, а не по телевизору. Шоколадку-то ешь! Забыл про неё?

Я съел кусочек, потом ещё один, а потом объявил:

— Срочно иду записываться в секцию каратэ! Очень уж вкусно!

Элементарно, Ватсон!

Посмотрел я в очередной раз фильм про Шерлока Холмса и доктора Ватсона и твёрдо решил: буду сыщиком. Самого высокого класса, как Шерлок Холмс. Главное в этом деле — наблюдательность, умение мыслить логически и специальные знания. Прямо сейчас и начну тренироваться.

Тут в комнату вбежал Кирюшка. Рот у него был перемазан свёклой. Я пристально посмотрел на братишку, и мысль моя заработала:

«Кирюшка весь в свёкле. Значит, он её ел. Логично. Но одну только свёклу Кирюшка есть не станет — не любит. Зато он обожает свекольник и винегрет — вот и специальные знания пригодились, — я довольно потёр руки. — Поехали дальше. Свекольник исключается: Кирюшка обязательно облился бы этим самым свекольником. Остаётся винегрет! А я его, между прочим, тоже люблю!»



Я кинулся на кухню к бабушке:

— Можно винегретика?

— Как ты узнал, что я его приготовила? — удивилась бабушка.

— Элементарно, Ватсон, — я пожал плечами. — Метод дедукции!

— Дедукция, говоришь? — заглянул в кухню дед. — А ты мою газету можешь найти? Ума не приложу, куда она подевалась. Всю квартиру обыскал! — дедушка начал было сокрушённо вздыхать, но неожиданно заметил комара, севшего ему на руку. — Ух, мерзавец! — дедушка хлопнул комара. — Ни днём ни ночью нет покоя от этих кровопийц!

— Дедушка, — я прищурил глаза, как Шерлок Холмс, — ты ночью бил комаров?

— Ещё как! Столько их за день налетело! Весь потолок облепили!

— Отлично! — Разгадка была близка. — А чем ты их бил?

— Газетой!

— Значит, твоя газета на шкафу, — заключил я. — Ты комаров на потолке бил, затем газету на шкаф положил и забыл!

Дедушка бросился в комнату и через минуту вернулся сияющий, с газетой в руках.

— Точно. Хорошая штука — дедукция! Спасибо!

Потом я решил поупражняться во дворе.

Вышел на улицу и тут же встретил Владика Гусева.

— Привет! — говорю. — Спорим на миллион, что ты идёшь из больницы! А маму твою пока ещё не выписали.



— Привет, — удивлённо захлопал глазами Владик. — А как ты догадался?

— Элементарно, — отвечаю. — Если бы твою маму выписали, ты бы не ходил в больницу. Логично?

— Логично, — согласился Владик.

— А то, что ты был в больнице, — развиваю дальше свою мысль, — можно определить, если внимательно посмотреть на твои ноги: в больничных бахилах по улице не ходят!

— Ой, правда! — захохотал Владик. — Забыл снять! Так и бегаю!

— Но это не всё, — попыхивая соломинкой, как трубкой, продолжал я. — На спине у тебя рюкзак. Значит, ты пошёл в больницу сразу после школы. Следовательно, ты ещё не обедал, — логический ход моих мыслей наконец завершился. — Айда ко мне винегрет есть!

— Айда! — обрадовался Владик. — Я ужасно голодный! Спасибо!

…После обеда мы посмотрели ещё одну серию про Шерлока Холмса, и Владик отправился к себе домой. Вскоре пришла моя мама.

— Здравствуй, сынок! — поцеловала меня мама. — А почему ты до сих пор уроки не сделал?

— Как ты узнала? — настал мой черёд удивляться.

— Элементарно, Ватсон! — засмеялась мама. Но вместо объяснения строго добавила:

— Не теряй время! Садись заниматься.

Как всё-таки она догадалась? Вроде, нет никаких улик…

Да-а-а, пожалуй, Шерлоку Холмсу далеко до моей мамы!


Принцесса и пироги

Жили-были Принц и Принцесса. Жили они дружно, счастливо и постоянно радовали друг друга приятными сюрпризами. Принц почти каждый день дарил Принцессе цветы и забавные безделушки. А Принцесса старалась повкуснее накормить своего любимого. Хотя для этого ей приходилось прибегать к некоторым хитростям.

Дело в том, что Принц обожал домашнюю еду. Особенно котлеты. А Принцесса терпеть не могла готовить. Особенно котлеты. Поэтому она покупала в соседней «Кулинарии» вполне приличные и недорогие котлеты под названием «Домашние», разогревала их на сковородке к приходу Принца, а мясорубку споласкивала водой и ставила сушиться на самом видном месте. И всё получалось замечательно!

Приходит Принц с работы, видит — мясорубка сушится, котлеты аппетитно шкварчат.

— Домашние котлеты? — радуется Принц.

— Конечно же, милый, «Домашние»! — честно отвечает Принцесса. И они начинают вкусно и душевно ужинать при свечах…



Однажды за ужином Принц задумчиво произнёс:

— Любимая, вот бы нам сейчас к чаю пирожков с яблоками! Я так по ним соскучился! Признаюсь, я всегда мечтал, чтобы у нас в доме пахло пирогами. Это так здорово!

— Нет проблем, любимый! — воскликнула Принцесса. — Завтра же будут тебе пирожки! Обещаю!

— Спасибо, солнышко! — растрогался Принц и немедленно заключил Принцессу в объятия.

Печь пирожки Принцесса не умела. Даже никогда не пробовала. Поэтому на следующий день она первым делом побежала в заветную «Кулинарию» и накупила румяных, ещё тёпленьких пирожков — их только что испекли.



Дома Принцесса по обыкновению сполоснула противень и поставила сушиться на видном месте — пусть Принц радуется! И вдруг её стукнуло: а запах? Запаха-то пирогов нет! А Принц уже вот-вот вернётся!

Принцесса начала было заламывать в отчаянии руки, но тут по радио объявили: «Реклама! Вниманию молодых хозяек! Ароматизатор нового поколения „Домашние пирожки“ наполнит ваш дом восхитительным запахом свежей выпечки!»

— Ура! — захлопала в ладоши Принцесса. Она снова выскочила на улицу и — бегом в торговый центр «Как в Греции» — там всё есть!

В общем, купила Принцесса спасительный ароматизатор, примчалась домой и ка-а-ак надавит изо всех сил на клапан баллончика! Ка-а-ак прыснет аэрозолем на полную катушку!

Вся квартира мгновенно наполнилась сильнейшим запахом. Но не пирогов. Сложно описать этот невообразимый запах. Это была какая-то чудовищная смесь лука, чеснока, перца, горчицы, сыра «Рокфор» и чего-то ещё, явно подгоревшего.

Оказывается, находчивая хозяйка второпях схватила в магазине аэрозоль «Домашние пирушки», а не «Домашние пирожки» — баллончики стояли рядом на полке!

Кашляя и чихая, Принцесса распахнула окна, двери и принялась выгонять незваный аромат огромным веером. Но «Домашние пирушки» ни за что не желали улетучиваться!

Пришёл с работы Принц. Он повёл носом, сделал глубокий вдох и… восторженно закричал:

— Любимая, ты приготовила бюлькадыбаб!!! Как ты догадалась, что я обожаю это главное блюдо моей бесшабашной юности?! И где ты нашла рецепт?

— Какой ещё бюлькадыбаб! — замахала руками Принцесса. — Вот тебе пирожки с яблоками!

— Нет уж, милая, — мягко отстранил пирожки Принц. — Вначале — бюлькадыбаб! Признавайся, голубушка, где ты его спрятала? Не томи!



Принц облизнулся и стал энергично заглядывать во все кастрюли.

— Нет никакого бюлькадыбаба! — чуть не плача, повторяла Принцесса. — Не ищи!

— Гм, — задумался Принц. — Нюх меня никогда не подводил. Я уверен, что здесь готовили бюлькадыбаб. Но его действительно не видать. Значит, — страшная догадка пронзила Принца, — кто-то приходил к тебе в гости и всё съел! О, горе мне! — несчастный схватился за сердце. — Ты полюбила другого! Измена!

— Нет! Я люблю только тебя! — Принцесса зарыдала и кинулась мужу на шею.

Пришлось ей во всём сознаться и даже прыснуть пару раз из баллончика «Домашние пирушки», чтобы у Принца не осталось ни малейших сомнений.

Принц, конечно же, простил свою прекрасную половину, и они сели пить чай с пирожками.

— Я обязательно научусь печь, — говорила Принцесса, глядя влюблёнными глазами на мужа. — И у нас дома будет запах пирогов! Настоящий!

И, представьте, действительно научилась! Даже котлеты стала сама готовить Принцу. А по особым праздникам — бюлькадыбаб! В интернете ведь можно найти рецепт чего угодно.

Телефонная яма

В Дальнем лесу жил гном Халявкин. Он был весёлый, общительный, но очень жадный.

Халявкин любил поболтать с Мурзилкой по телефону, обсудить лесные новости. А чтобы не тратить деньги на разговоры, гном делал так: набирал номер, а как только Мурзилка говорил «Алло!», сбрасывал вызов. И Мурзилка сразу ему перезванивал, уже, разумеется, за свой счёт.

— У меня телефон работает только на приём — тут же выключается, когда ты, Мурзилочка, снимаешь трубку, — жаловался Халявкин. — И отремонтировать его негде. Так что перезванивай мне всегда, дорогой друг!



— Надо починить твой мобильник, — хмурился Мурзилка. — Будет время — займусь.

Но свободное время всё никак не появлялось. И телефонные разговоры продолжались по заведённому порядку: звонок — перезвон.

Даже в свой день рождения Мурзилка перезванивал Халявкину, чтобы выслушать от него горячие поздравления!

Однажды Мурзилка сообщил Халявкину, что собирается к медведю Мишане на «Яблочный праздник» — Мишаня приглашал друзей каждый раз, когда созревали плоды на его чудесной яблоне.



— Хочешь тоже пойти? — предложил Мурзилка.

— А подарок надо покупать? — насторожился Халявкин.

— Если что-нибудь подаришь, Мишане, конечно, будет приятно. Но это необязательно — он без всяких подарков обожает принимать гостей, угощать яблочным пирогом, чаем с мёдом.

— Какой молодец! Значит, можно без подарка! — обрадовался Халявкин. — Обязательно пойду!

Мурзилка рассказал, как добраться до гостеприимного мишки, и предупредил:

— Перезванивать я тебе сегодня больше не смогу — у меня деньги на мобильнике заканчив…

Тут связь прервалась. Деньги закончились как всегда в неподходящий момент.

Халявкин мигом собрался и помчался вприпрыжку через поле, через рощу, напевая:

Ничего, что путь далёк,
Я приду к тебе, пирог!

Уже совсем немного до Мишаниного дома осталось! Халявкин уже облизывался, предвкушая угощение! Но вдруг…

— Ой, мамочки! — только и успел крикнуть гном. И оказался в глубокой яме.

Попытался Халявкин выбраться — не тут-то было! Уцепиться не за что, стены обсыпаются.

— Спасите! Помогите! — завопил гном. Но никто его не услышал.

«Нужно срочно вызывать Мурзилку!» — понял Халявкин. Он достал телефон, но тут же спохватился: «Мурзилка ведь не сможет перезвонить! А если я ему без перезвона всё расскажу, откроется секрет, что мой мобильник нормально работает! Что же делать?»



Гном в сердцах дёрнул себя за бороду и заметался по яме. А в голове у него заметались мысли, одна невыносимей другой: «Гостей уже пирогом и мёдом угощают! Задаром! А я тут пропадаю!»

«Эх, была не была!» — решился наконец Халявкин и набрал номер друга.

— Мурзилочка, я в яме возле Большого орешника! — голос у гнома совершенно осип от волнения. — Выручай!

— Гм, — ответил Мурзилка, — что-то я вас не узнаю. Да и телефон у моего друга Халявкина работает только на «перезвон». Ах вы мошенник! Воспользовались чужим номером и заманиваете меня в какую-то яму! Нашли дурака! — и повесил трубку.

— Честное слово, это я, Халявкин! — снова позвонил гном. — Помоги мне!

— Не морочьте мне голову! Халявкин при всём желании не может никому звонить.

— Ну, пожалуйста, спаси меня побыстрей! — чуть не плакал гном. — А то пирог без меня съедят!

— Вот теперь я узнаю Халявкина! — засмеялся Мурзилка. — Ладно, скоро буду!

И действительно очень быстро примчался с длинной верёвкой и вытащил беднягу из ямы.

— Спасибо, дорогой друг! — к Халявкину вернулся бодрый голос. — Айда за пирогом!

— Успеем, — остановил его Мурзилка. — Лучше расскажи, как ты смог до меня дозвониться. У тебя ведь телефон, насколько я помню, только на приём работает.

— Это всё яма чудодейственная, — нашёлся Халявкин. — Здесь скапливаются космические энергии! Такие мощные, что даже мой мобильник исправился!

— Тебе крупно повезло! Наконец-то ты узнал, где можно починить телефон, — подмигнул Мурзилка. — Если он опять забарахлит, я тебе с удовольствием помогу спуститься в «мастерскую».

— Нет! Не хочу опять в яму! — завопил гном. — Я теперь всегда буду до тебя дозваниваться! — И покраснел.

Фокус-покус

Однажды Мурзилка взял рюкзак и отправился в поход в Дальний лес — новости собирать для журнала.

Идёт он по тропинке, вдруг слышит — песня удалая из-за ежевичных кустов раздаётся:

Трали-вали! Тручи-вучи!
До чего же я везучий!

Мурзилка пробрался через ежевичник и видит: скачет вокруг пенька гном Плутик, весело распевает, а на пеньке — мобильный телефон с каким-то непонятным приспособлением.



— Привет, Плутик! — подошёл к гному Мурзилка. — С какой такой чрезвычайной удачей тебя можно поздравить?

— Привет, Мурзилка! — замахал колпаком Плутик. — Я нашёл на полянке хитрое устройство для мобильника! «Фокус-покус» называется. Теперь у того, кто позвонит мне и поговорит хоть секунду, все денежки с телефона мигом перелетят на мой номер. Вот, в инструкции всё подробно расписано. Здорово?

— Ну, знаешь ли, — покачал головой Мурзилка, — такой фокус — это радость исключительно для мошенников, а не для честных гномов. Советую закопать его в яму поглубже и забыть. Или дай мне — я отнесу в полицию.

— Нет уж, дудки! — насупился Плутик и на всякий случай заслонил от Мурзилки телефон. — Никому его не отдам! Денежки буду перекачивать. А ты, чем меня учить, лучше набери номер 123-456-789. Проверим, как работает это чудо прогресса!

— Нашёл дурака! — усмехнулся Мурзилка. — Пока! Счастливо оставаться!

— Не хочешь, ну и ладно! Другие позвонят! — крикнул ему в спину Плутик.


Мурзилка выбрался из ежевичника и зашагал по дороге. Всем, кто встречался на пути, он говорил: «Ни в коем случае не звоните на номер 123-456-789, как бы вас ни убеждали! Иначе пропадут все ваши денежки! И другим скажите, чтоб не звонили!»

— Спасибо, что предупредил! — благодарили Мурзилку ёжики, зайчата, белки, медвежата…

Ворона тоже была очень тронута заботой:

— Спасибо, друг! Карр! Карр! Ни за что не поддамся на провок-КАРР-цию! Карр! Карр!

И в этот самый момент вороний мобильник тоже закаркал: «Карр! Карр!» — пришла эсэмэска: «Ваш счёт заблокирован. Срочно позвоните по телефону 123-456-789!»

— Ха-ха-ха! А я звонить не буду! — радостно захлопала крыльями ворона.

А эсэмэски начали настоящую атаку. Так и посыпались одна за другой: «Вам пришла посылка из Австралии!», «Вы победили в конкурсе красоты!», «Вы выиграли пылесос, билет в Большой театр на оперу „Садко“ и поездку в Грецию!», «Вас утвердили на главную роль в сериале для взрослых „Салочки“!» и даже «Вас приняли в отряд космонавтов!»

И каждое сообщение заканчивалось призывом: «Срочно позвоните по телефону 123-456-789!»



— Плутик разошёлся не на шутку! — смеялся Мурзилка. — Ишь какой изобретательный!

— Болван твой Плутик! — каркнула ворона. — Видит, что я не отвечаю, и всё шлёт и шлёт свои дурацкие эсэмэски! Уж мог бы догадаться, что я знаю про его хитрости! Мне уже это надоело!

И… не успел Мурзилка и глазом моргнуть, как ворона набрала злополучный номер и закричала в трубку:

— Хватит присылать эсэмэски! Я всё про тебя знаю! Меня не проведёшь!

В ответ раздалось довольное хихиканье.

Тут только ворона сообразила, что натворила.

— Ох я балда! — схватилась она за голову. — Перехитрил меня Плутик!

«Фокус-покус» сработал чётко: все деньги мгновенно улетучились с вороньего мобильника.

— Бедная я, несчастная! — захныкала ворона. — Обманули, ограбили! Что же мне теперь делать?

— Попробую что-нибудь придумать, — сказал Мурзилка. — А ты действительно балда!

Мурзилка сел на поваленное дерево, достал из рюкзака походный ноутбук и углубился в изучение различного рода устройств на «телефонных» сайтах.

Ворона в волнении бегала взад-вперёд, с надеждой поглядывая на него.

— Нашёл! — наконец воскликнул Мурзилка. — Побегу к Плутику! А ты сделаешь следующее… — и зашептал вороне на ухо свой план. — Только раньше времени на глаза гному не показывайся, а то спугнёшь!

К радости Мурзилки, Плутик оказался на том же месте, возле зарослей ежевики.

— Привет, Мурзилка! — замахал гном телефоном. — «Фокус-покус» отлично работает! Вот, посмотри!

— Меня не интересуют твои мошеннические фокусы, — сухо ответил Мурзилка. — Я пришёл ежевику собирать.

— А по мне лучше собирать денежки! — весело прокричал гном и запел, приплясывая:

Трали-вали! Трули-чу!
Кучу денег получу!

Сейчас буду Мишаню обрабатывать, чтоб срочно мне позвонил!

Гном начал было писать медведю эсэмэску: «Выигрыш века! Компьютер выбрал вас! Немедленно позвоните…»

Но тут, откуда ни возьмись, налетела ворона, клюнула его в макушку, сорвала колпак и зашвырнула в самую гущу ежевики.

— Мой колпачок! — отчаянно завопил Плутик и ринулся в колючие заросли.

От неожиданности он выронил мобильник, но даже не заметил этого. Оно и понятно, ведь гном без колпака — что петух без гребешка.

Мурзилка мгновенно подскочил к Плутикову телефону. Он торопливо открыл корпус «Фокуса-покуса», поменял местами две хитрые пластинки, а третью перевернул на другую сторону. Затем положил телефон на прежнее место, отбежал подальше и, как ни в чём не бывало, стал опять собирать ягоды.

— Уф, — наконец вылез из кустов Плутик. — Противная ворона! — Он отряхнул колпак от листьев, надел его и только тогда спохватился:

— Где мой мобильник?

— Откуда я знаю? Где бросил, там и ищи, — отозвался из ежевичника Мурзилка. — А мне пора домой! Пока!

— Теперь звони Плутику, — сказал Мурзилка вороне, когда та подлетела к нему. — И всем передай, чтоб смело набирали номер 123-456-789.

Через пару дней Мурзилка снова отправился в лес: уж больно вкусной оказалась ежевика. Смотрит, сидит на пеньке гном Плутик, печальный такой, травинку задумчиво жуёт.

— Привет, Плутик! Чего грустишь, песни не поёшь? — подошёл к нему Мурзилка.

— Ох, не до песен мне, — вздохнул Плутик. — Испортился «Фокус-покус»! Не в ту сторону стал работать: мне звонят, а денежки не прибывают, а, наоборот, исчезают с моего счёта. Даже то, что раньше, до «Фокуса», имелось, пропало!

— Неприятно, — посочувствовал Мурзилка.

— Не то слово! Теперь понимаю, как вороне было обидно. Больше ни с какими хитростями связываться не буду! В общем, закопал я этот фокус вместе с покусом в глубокую яму, как ты советовал.

— Вот это правильно! — кивнул Мурзилка. — А то попал бы в конце концов вместе с ними обоими в полицию. Пошли лучше ежевику собирать!

Лилейное дерево

Жил да был медвежонок Мишаня. Он, как все медведи, очень любил мёд. А ещё, как далеко не всякий медведь, обожал разводить цветы.

Однажды пошёл Мишаня на рынок. Купил бочку мёда и направился по обыкновению к палатке «Мечта садовода» — поглядеть, нет ли чего нового, интересного. А возле палатки лиса Хитрунья стоит, цветочные луковицы продаёт.

— Бери, — говорит. — Последние две штучки остались. Посадишь — вырастут ровно через месяц вот такие лилейные деревья! — И картинку показывает. А на картинке — деревья невиданной красоты! Сплошь, до самой верхушки, усыпанные огромными цветами лилиями.

— Неужели точно такие вырастут? — у Мишани дыхание перехватило от восторга.

— Точнее не бывает! — заверила Хитрунья. — У меня на дальней даче целый сад лилейных деревьев. Столько на них цветов — хоть пруд пруди!

Ну Мишаня, конечно же, загорелся и у себя развести диковинные растения.

— Ох, а денег-то у меня нет! — спохватился он. — Всё на мёд потратил!

— Ничего, — успокоила лиса. — Сегодня — день неслыханных скидок. Так что уступлю тебе целых две луковицы всего за одну бочку мёда.



— Спасибо! — растрогался Мишаня. Он отдал лисе мёд, взял пакетик с луковицами и, чрезвычайно довольный, поспешил домой.

Одну драгоценную луковицу Мишаня отложил: «Подарю бабушке из Дремучего леса на день рождения». А вторую в землю закопал, водой полил и объявил на всю округу в громкоговоритель: «Всех моих друзей приглашаю на Праздник лилейного дерева! Ровно через месяц и ровно… — мишка посмотрел на солнечные часы, — в два часа дня двенадцать минут!»

И стал с нетерпением ждать.


Прошла неделя, за ней вторая, третья, а лилейным деревом и не пахло. Мишаня до последнего дня надеялся на чудо, но вот наступил и этот последний день… Н-да, низкорослый сердитый кустик, который появился из луковицы, кроме как злючкой-колючкой назвать было нельзя. Колючка топорщила во все стороны шипы и, казалось, только и мечтала в кого-нибудь вцепиться.

Сел Мишаня около незваной гостьи, обхватил голову лапами и горько заплакал.

А в это время мимо шёл Мурзилка. Услышал он печальный медвежий рёв, свернул с тропинки и скорей к Мишане.

— Что случилось, дружище?

— Ох, Мурзилочка, — ещё громче зарыдал Мишаня. — Обманула меня, дурака, лиса Хитрунья! — И рассказал про лилейное дерево. — На завтра, — всхлипывал горе-цветовод, — я гостей пригласил, праздник обещал! А теперь придётся всё отменить!

— Перестань реветь! Будет праздник, если обещал, — твёрдо сказал Мурзилка. — Раз дерево не выросло, мы его сделаем сами!

— Да как же это? — вытаращил глаза Мишаня.

— А вот так. У тебя есть белые пластиковые бутылки?

— Полно — от молока! Ещё столько же от кефира — уж очень я люблю молочные продукты, — облизнулся медвежонок.

— Молодец! — похвалил Мурзилка. — Из этих бутылок и сделаем цветы лилии. Я тебя научу.

— Здорово! — просиял Мишаня. — А на чём они «расти» будут?

— Да хоть на этой засохшей яблоне! — Мурзилка кивнул на голое понурое дерево.

И друзья принялись за работу.

Весь вечер они вырезали из пластика цветы. Кроме молочных в дело пошли зелёные и жёлтые бутылочки от йогурта — для изготовления «лилейных» листочков и тычинок. А из бутылок от кваса, тоже обнаруженных в немалом количестве, Мишаня выкроил коричневые лепестки: такие ведь тоже могли вырасти!

Все детали скрепили проволокой. Лилии получились замечательные! Совсем как настоящие! Тем более что Мурзилка попрыскал их специальным аэрозолем «Свежачок».

Друзья украсили цветами засохшее дерево. И сами залюбовались — такой красавицей стала яблоня.

— Спасибо, Мурзилочка, — восхищённо промолвил Мишаня.


На следующий день ровно в два часа двенадцать минут пришли Мишанины друзья — оленята, зайчата, ежата — на Праздник лилейного дерева.

— Только трогать его нельзя! — предупредил Мишаня.

— Какая красотища! — наперебой восклицали гости. Они начали танцевать и водить хоровод, весело распевая:

Слово Мишенька сдержал —
Вырастил, что обещал!
Дерево лилейное
Весело цветёт!
Мы под чудо-деревом
Водим хоровод
И глядим на лилии —
Здесь их — изобилие!
Ах, какие лилии!
Здесь их — изобилие!
Слово Мишенька сдержал
Вырастил, что обещал!..

Потом зверята пили чай с медовой коврижкой и малиновым вареньем и рассказывали Мурзилке забавные лесные истории. А Мурзилка записывал их на диктофон.

Но пришло время прощаться.

— Скоро мы опять придём! — пообещали гости. — А дерево долго будет цвести?

— Да сколько захотим, — улыбнулся Мишаня. — Приходите!

Мурзилка тоже стал собираться в путь-дорогу. Но Мишаня остановил его:

— Погости у меня хоть пару деньков! Ещё успеешь в свою редакцию!

— Пожалуй, можно и здесь поработать, — согласился Мурзилка.


Молва о лилейном дереве мигом облетела весь лес. Сороки только и трещали:

Чудо-дерево цветёт!

Ай да Мишка-садовод!

Прослышала о диковине и лиса Хитрунья.

«Ничего не понимаю, — нервничала она. — Откуда дерево взялось? Я же всучила этому болвану луковицы каких-то бурьянных сорняков! Неужели они оказались волшебными? Ну и оплошала я! Эх, мне бы такое дерево! Лишь по билетам пускала бы смотреть на него! Ух, как разбогатела бы! Нужно срочно заполучить отросток!»



Погрузила Хитрунья на тележку бочку мёда и отправилась к Мишане. Ещё издали увидела лилейные цветы. Так и сияли они на солнце.

Постучала лиса в калитку. Открыл ей Мишаня и лапами всплеснул:

— Только о тебе и вспоминаю! Спасибо, дорогая Хитрунья, за дерево прекрасное! Уж такой ты мне праздник устроила! А сама-то чего не весела?

— Ох, Мишенька, — запричитала лиса. — Беда у меня стряслась! Ураган повырывал с корнем все мои лилейные деревья! И унёс неведомо куда! Как же я без них, любимых, жить буду? Продай отросточек!

— Отросток не продам, — ответил Мишаня. — Но у меня осталась ещё одна луковица. Так и быть, уступлю её тебе за бочку мёда.



«Ну и дурак! — усмехнулась про себя лиса. — Да за эту луковицу и бочки золота не жалко!» А сама воскликнула:

— Есть у меня с собой бочка мёда! Бери!

Мишаня взял мёд, а Хитрунья схватила луковицу и скорей бежать — вдруг мишка передумает! Лиса даже не заметила, что к её хвосту прицепилась колючка-злючка — видать, узнала старую знакомую.

— Ха-ха-ха! — смеялись над лисой Мишаня и Мурзилка. — Пускай разводит свои колючки!

Потом друзья сели под лилейным деревом пить чай с мёдом.

— Как здорово всё получилось! Спасибо, Мурзилочка! — повторял Мишаня.

А Мурзилка ответил:

— Спасибо яблоньке, что не сломалась, что согласилась стать лилейным деревом!

— И то правда. Ведь она совершенно засохшая!

— Смотри, — заметил Мурзилка. — Яблоня качнула ветками. Она словно обрадовалась, что её благодарят!

— Это ветерок, — отозвался медвежонок.

Друзья ещё полюбовались на своё творение и отправились спать.


Ветерок тут был ни при чём. От добрых слов, тепла и радости, которые окружали её все эти дни, яблоня ожила…

Утром друзья вышли из дома и ахнули.

На «лилейном» дереве распустились настоящие цветы. Затем на их месте появились яблочки. Яблочки росли, наливались прямо на глазах и вскоре стали спелыми и сочными.

Мурзилка и Мишаня рты открыли от изумления.

— Доброта и радость действительно творят чудеса, — наконец произнёс Мурзилка. — Нужно срочно рассказать эту историю в журнале.

А Мишаня схватил громкоговоритель и на весь лес объявил:

«Всех моих друзей приглашаю сегодня вечером на Праздник чудо-яблони!»



Оглавление

  • Марина Дружинина Что случилось в нашем классе?
  • Буду Чемпионом!
  • Сборы набирают обороты
  • Коварные усы
  • Бутерброды для птенцов
  • Серые клеточки
  • Семейное увлечение
  • Вот такие пассажиры!
  • Взмах веера
  • Рулончик
  • Прыжок фигуристки
  • Впечатляющие новости
  • Грибной бочонок (История семейная)
  • Выходи, Василёк! (Поучительная история)
  • Кисель-компот (История примирительная)
  • Ой, цветёт калина…
  • Очень полезный подарок
  • Барсик
  • Доброе утро, Ирина!
  • Дядя Коля (Рассказ — загадка)
  • Кто я?
  • На что намекает котёнок Кузька, когда говорит: «Мур-мур-Мур»
  • Гошка и Мурзилка
  • Главное — стимул!
  • Хорошо быть оптимистом
  • Приличные головы
  • Звезда и капуста
  • Искусство чтеца
  • Как тебя зовут?
  • Как мы покупали диван
  • Ручка и Ножка
  • Намёки гостям
  • Наш Куку
  • Сплошная польза
  • Поэт из нашего класса
  • Спортивная шоколадка
  • Элементарно, Ватсон!
  • Принцесса и пироги
  • Телефонная яма
  • Фокус-покус
  • Лилейное дерево