Японские тяжелые крейсера. Том 2: Участие в боевых действиях, военные модернизации, окончательная судьба (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



С. В. Сулига Японские тяжелые крейсера. Том 2: Участие в боевых действиях, военные модернизации, окончательная судьба

«ФУРУТАКА», «КАКО», «АОБА», «КИНУГАСА» «МИОКО», «НАТИ», «АСИГАРА», «ХАГУРО» «ТАКАО», «АТАГО», «ТЁКАЙ», «МАЙЯ», «МОТАМИ», «МИКУМА», «СУДЗУЯ», «КУМАНО», «ТОНЕ», «ТИКУМА»

Москва 1997,- 120 стр.

ISBN 5-7559-0020-5

Графика - С. В. Сулига

Макет - С. В. Сулига

Обложка - А. Ю. Заикин

Автор выражает признательность С.Кондратьеву за помощь в подборе фотоматериалов.

На обложке: тяжелый крейсер “Асигара” (рис. А.Ю.Заикина).


Введение

Боевая деятельность японских тяжелых крейсеров в ходе войны на Тихом океане отличалась необычайно широким диапазоном решаемых с их помощью задач. Вряд ли какие-нибудь другие корабли Императорского японского, да и любого другого, флота участвовали в таком же большом количестве операций, часто заканчивающихся ожесточенными схватками. Трудно даже себе представить, насколько менее интересной для современного читателя была бы история второй мировой войны на море, если в ней не рассматривать события, так или иначе связанные с японскими тяжелыми крейсерами. Созданные и прекрасно подготовленные для надводного морского боя, они вполне оправдали вложенные в них средства и усилия, оказавшись бессильными только против стремительно набиравших мощь в ходе войны палубной авиации и подводных лодок, которые и по сей день остаются, пожалуй, самым эффективным морским тактическим оружием, которое в свое время подписало приговор всем крупным артиллерийским кораблям.

Само начало воины против США авиационной атакой их флота в Перл-Харбора сразу поставило крест на долго вынашиваемых японскими адмиралами планах генерального эскадренного сражения, перед которым тяжелые крейсера могли проявить себя во всем блеске. Но и без него они доставили массу неприятностей своим противникам (часто с явным катастрофическим опенком), о чем красноречиво свидетельствует количество потопленных с их участием кораблей и судов США, Британской империи и Нидерландов. И хотя Императорский флот, надеясь на свое тактическое превосходство в классическом морском сражении, в ходе всей войны неоднократно пытался устроить американцам "вторую Цусиму”, те, наученные горьким уроком Перл-Харбора, предпочитали топить грозные артиллерийские корабли противника задолго до сближения, используя палубную авиацию, темпы строительства которой японцы слишком рано потеряли. Славные времена лихих артиллерийско-торпедных боев первого года войны на Тихом океане быстро прошли, и тяжелым крейсерам вместе с грозными линкорами пришлось осваивать новую роль быть зенитным щитом немногих оставшихся авианосцев. И хотя нет точных данных о числе сбитых ими самолетов, можно смело сказать, что с последней задачей японские тяжелые крейсера не справились, оказавшись не в состоянии защитить не только авианосцы, но и самих себя - в тех случаях, когда и до них доходила очередь.

При описании операций и боев с участием японских тяжелых крейсеров автору трудно было удержаться от того, чтобы не представить их как можно более подробно, а не просто в виде перечисления событий по принципу «вышел-пострелял-вернулся». Да и невозможно давать информацию только об этих крейсерах в отрыве от общей картины операции или боя, где кроме них участвовали корабли других классов, как с японской, так и с противной стороны. Тем более, что в изданной на русском языке литературе, посвященной войне на Тихом океане, большинство интересных подробностей осталось «за кадром». Приятное исключение составляет только вышедший 50-тысячным тиражом перевод дилогии Уолтера Лорда «День Позора. Невероятная победа», в которой подробно и в блестящем стиле рассказывается о налете на Перл-Харбор и сражении у атолла Мидуэй. Поэтому в данной книге об этих ключевых эпизодах войны упоминается вскользь. Зато подробно приводятся составы сторон во всех операциях и оперативная организация японского флота на каждом из этапов войны, чего на взгляд автора очень не хватает изданиям на эту тему.

«Тоне» и «Тикума» последние японские тяжелые крейсера, которые первыми из кораблей Императорского флота начали боевые действия против США на Тихом океане.


Глава 1. Деятельность японских тяжелых крейсеров в течение Первого года войны на Тихом океане (декабрь 1941 - январь 1943 года)

В рамках выполнения плана "Бросок на юг" Императорский японский флот в течение Первого года войны проводил так называемые “Операции Первого Этапа” (декабрь 1941-апрель 1942 года) и “Операции Второго Этапа” (май-июль 1942 года). После провала операции по захвату атолла Мидуэй в июне 1942 года, на которой, собственно, ведению войны по японским планам пришел конец, инициатива перешла к американцам, и с августа японский флот оказался втянутым в кампанию на Гуадалканале (Соломоновы острова).

Напомним тактическую организацию тяжелых японских крейсеров, из которых 6-я эскадра (4 корабля типов «Фурутака»/«Аоба») входила в состав l-ro Флота или Главных Сил адмирала Исороку Ямамото (база в Хиросимской бухте); 4-я (4 крейсера типа «Атаго»), 5-я (3 типа «Миоко») и 7-я эскадры (4 типа «Могами») входили в состав 2-го Флота или Разведывательных Сил вице- адмирала Нобутаке Кондо (база на острове Хайнань);

«Асигара» (типа «Миоко») был флагманом 3-го Флота или Блокадно-транспортных Сил вице-адмирала Ибо Такахаси (база на острове Формоза, ныне Тайвань), одновременно являясь флагманом 16-й эскадры крейсеров, а 8-я эскадра (2 типа «Тоне») была передана из 2-го Флота в 1-й Воздушный Флот или Ударные Силы вице- адмирала Тюити Нагумо (база в Куре). Вместе 1-й, 2-й, 3-й, 4-й, 5-й и 6-й (подводные силы) Флоты, Флот Авианосцев (1-й Воздушный) и Объединенное Воздушное Соединение (11-й Воздушный Флот, 21-я и 22- я Воздушные Флотилии, 11-й и 12-й дивизионы из 8 гидроавиатранспортов, учебные эскадрильи) образовывали Объединенный (Соединенный) Флот, которым командовал адмирал Ямамото (флаг на линкоре «Нагато», начальник штаба контр-адмирал Матоме Угаки). Начальником морского генерального штаба (МГШ) в начале войны был адмирал Осаму Нагано.

1.1. Операции Первого Этапа (декабрь 1941 - апрель 1942 года)


1.1.1. Дислокация сил.

По “Основному Плану” начальные операции предусматривали захват территорий, находившихся внутри линии, соединяющей Курильские острова, атолл Уэйк, Маршалловы острова, острова Гильберта, Бисмарка, остров Новая Гвинея, меньшие из Зондских островов, острова Ява, Суматра, Малаккский полуостров (Малайю) и Бирму. Эта линия образовывала оборонительный периметр для ресурсов южной части Тихого океана и самой Японии. Выполнение операций этого этапа планировалось несколькими фазами. “Первая фаза” (декабрь 1941 года) включала захват Филиппин, Малайи, Британского Борнео (северная часть острова, ныне о.Калимантан), острова Гуам (Марианские острова) и атолла Уэйк.

Согласно японским планам, 3-й Флот вице-адмирала Такахаси должен был захватить Филиппины (операция “М” Сакусен), Борнео и Целебес, а 2-й Флот вице- адмирала Кондо - Малаккский полуостров (“Е” Сакусен). После окончания этих миссий, оба флота должны были соединиться и, получив подкрепление в виде Ударного Соединения Нагумо, начать операции против Индии. Тем временем 4-й Флот вице-адмирала Сигеёси Иноуйе должен был захватить Гуам и Уэйк.

К началу военных действий против США и Британии для выполнения поставленных задач из состава Объединенного Флота образовали несколько оперативных соединений. Дислокация тяжелых крейсеров оказалась следующей. Вице-адмирал Кондо стал главнокомандующим Соединения Южных районов (Южное Оперативное Соединение или Соединение Вторжения на Филиппины) и имел под своим непосредственным началом в гавани Мако на Пескадорских островах (у западного побережья острова Формоза), не считая других кораблей, «Атаго» (флагман 2-го Флота), «Такао», «Майя», а также «Асигара» (флагман 3-го Флота вице- адмирала Такахаси), линейные корабли «Конго» и «Харуна» из 3-й эскадры. Это соединение должно было обеспечивать операции по захвату Филиппинских островов с севера и дальнее прикрытие операций в Малайе. На островах Палау находилась 5-я эскадра - «Миоко» (флаг контр-адмирала Такео Такаги), «Хагуро» и «Нати», которая вместе с легким авианосцем «Рюдзё», легким крейсером «Дзинцу» и 7 эсминцами, образовала соединение прикрытия для обеспечения вторжения в южной части Филиппин. Флагман вице-адмирала Джисабуро Одзавы «Тёкай» вместе с 7-й эскадрой (флаг контр-адмирала Такео Куриты на «Кумано»), находившиеся в гавани Самах на острове Хайнань, должны были обеспечивать ближнюю поддержку захвата Малайи. Наконец, 6-я эскадра (флаг контр-адмирала Аримото Гото на «Аоба»), сосредоточенная в базе на острове Хахадзима (архипелаг Бонин к югу от метрополии), должна была поддерживать операцию по захвату острова Гуам. Но начало всех боевых действий зависело от того, насколько выполнит свою задачу Ударное Соединение вице-адмирала Нагумо. которое должно было внезапным массированным ударом с воздуха нейтрализовать основные силы флота США в Перл-Харборе. Прикрывая все 6 крупных авианосцев, которыми располагала Империя (1-я, 2-я и 5-я дивизии 1-го Воздушного Флота: «Акаги», «Кага», «Хирю», «Сорю», «Сёкаку», «Дзуйкаку»), к Гавайским островам приближались и последние два японских тяжелых крейсера - «Тоне» и «Тикума».

1.1.2. Удар по Перл-Харбору.

Эта блестящая операция японского флота достаточно хорошо известна и многократно описана в литературе. поэтому коснемся только участия в ней крейсеров «Тоне» и «Тикума». Прямо сказать, оно было маловыразительным. В 530 7 декабря (8-го по Токийскому времени)[1], когда соединение Нагумо было примерно в 240 милях строго на север от атолла Оаху, с их катапульт стартовали два гидросамолета, имевшие задачу уточнить положение американских кораблей в гавани. Спустя полчаса за ними с палуб всех шести авианосцев стартовали ударные группы. Но напрасно ведущий первой ударной волны и координатор второй капитан 2-го ранга Футида ждал сообщений от посланных вперед разведчиков. Они молчали. Пауза грозила затянуться.

Поэтому Футида приказал начать атаку. Несмотря на этот незначительный сбой в самый ответственный момент, результаты превзошли все ожидания. Из состава Тихоокеанского Флота США адмирала Хасбенда Киммеля погибли линейные корабли «Аризона» и «Оклахома», корабль-цель «Юта» (старый дредноут), эсминцы «Кассин» и «Даунс»; затонули и сели на дно гавани (позднее подняты и возвращены в строй) линкоры «Вест Виржиния», «Калифорния» и «Невада», минзаг «Оглала»; повреждены линкоры «Теннеси», «Мэриленд» и «Пенсильвания», крейсера «Хелена», «Гонолулу» и «Релей», эсминец «Шоу», гидроавиатранспорт «Кэртис», плавмастерская «Вестал». На аэродромах Оаху было уничтожено 188 самолетов и еще 159 получили повреждения. Японцы же потеряли всего 29 палубных самолетов, а их корабли, так и не обнаруженные американцами, никакие потерь и повреждений не понесли. Удовлетворенный результатом и не имеющий сведений о находящихся где-то в море американских авианосцах, осторожный Нагумо дал приказ на отход. Самолеты вернулись на отходившие полным ходом в северо-западном направлении авианосцы. Так с самого начала нерешительность японских адмиралов при отсутствии достоверных данных о противнике не позволила развить успех.

Удалившись на безопасное расстояние, соединение Нагумо повернуло на запад. «Тоне» и «Тикума» вместе с авианосцами 2-й дивизии «Сорю» и «Хирю» и несколькими эсминцами стали готовиться к оказанию помощи силам вторжения на атолл Уэйк.


1.1.3. “Первая Фаза” (декабрь 1941 года)
Вторжение в Малайю.

Основной задачей Императорского флота в зоне Южных морей являлось прикрытие нескольких одновременно проводимых десантных операций армии в Таиланде, Малайе, Филиппинах, а позднее - в Голландской Восточной Индии и других ключевых районах, откуда японцы планировали получать нефть, медь и другое важное стратегическое сырье. Дальнее прикрытие операций в Малайе и на Филиппинах осуществляли Главные Силы 2-го Флота в составе ТКР «Атаго» (флагман вице-адмирала Кондо) и «Такао», линкоров «Харуна» и «Конго», а также 10 эсминцев из состава 4-й, 5-й и 8-й флотилий. Кондо подчинялось и Малайское Соединение вице-адмирала Одзавы, которое отвечало за эскортирование 25-й армии и полковой группы 15-й армии в Таиланд и Малайю, прикрытие участков высадки и уничтожение английских морских сил. В его состав входили: Главные Силы - ТКР «Тёкай» (флаг Одзавы) и эсминец «Асагири»; Главные Силы Эскортного Соединения (читателю придется привыкать к излишне громоздкой японской оперативной организации) - 7-я эскадра из 4 ТКР типа «Могами» (флаг контр- адмирала Куриты на «Кумано») и 11 -й дивизион эсминцев из 3 единиц; 1-е Эскортное Соединение - 3-я флотилия эсминцев контр-адмирала Синтаро Хасимото (ЛКР «Сендай» и 10 новейших эсминцев), 6 тральщиков и 3 охотника за ПЛ; 2-е Эскортное Соединение учебный крейсер «Касии», корабль БО «Симусю». Для атаки вражеских кораблей к северу от Сингапура и для разведки предназначались 10 подлодок 4-й и 5-й флотилий, которые к 7 декабря расположились тремя параллельными линиями с севера на юг между Сингапуром и Кота-Бару, а их флагманские корабли - ЛКР «Кину» и «Юра» - патрулировали еще севернее, также являясь элементами Малайского Соединения. Поддерживались корабли 1-м Воздушным Соединением 11-го Воздушного Флота с базой в Сайгоне.

Вице-адмирал Кондо был артиллерийским специалистом и не считался в японском флоте выдающимся тактиком. Хотя офицеры его и уважали, но считали, что ему недостает наступательного духа и задатков лидера, почему и классифицировали его по шкале “А-В-С" только как “В”. Будучи типичным японским командующим, из всех членов своего штаба Кондо советовался только с его начальником - контр-адмиралом Кадзутакой Сираиси. Более способный и гибкий, безусловно категории “А”, вице-адмирал Одзава слыл первоклассным боевым адмиралом и самым передовым тактиком флота. Являясь торпедным специалистом, он имел большой опыт ночных операций. Одзава полностью раскрывал свои намерения штабу и при обсуждении брал от каждого офицера лучшее. В начале войны многие считали, что он достоин быть командующим Объединенным Флотом. Вице-адмирал Курита также был торпедным специалистом и настоящим морским волком. Постоянная служба на кораблях даже помешала ему пройти обучение в Морском Колледже. Он отлично проявил себя в военных играх и на учениях в мирное время. Но, несмотря на свой высокий наступательный дух, в годы войны он был менее удачлив и, в целом, соответствовал категории “В”. 1-м Воздушным Соединением командовал контр-адмирал Садаичи Мацунага, артиллерист с 25-летней практикой. Он попал на эту должность, поскольку закончил Военный Колледж и обладал выдающимися качествами лидера. Командование в этой операции проходило по каналу Нагано- Ямамото-Кондо-Одзава-Мацунага. На месте командовал Одзава, хотя стратегические решения принимал Кондо.

Противостояли японцам корабли Азиатского Флота США адмирала Томаса Харта, базировавшегося на Филиппинах (ТКР «Хьюстон» - флагман 5-го Оперативного Соединения контр-адмирала У. Глассфорда, ЛКР «Бойз», 4 эсминца 59-го дивизиона, 29 подлодок, канлодки, тральщики, вспомогательные суда) и Борнео (ЛКР «Марлбхед», 9 эсминцев 59-го, 58-го и 57-го дивизионов). Гораздо большую опасность для Кондо представляли британские военно-морские силы в этом районе, которые англичане начали укреплять по мере роста опасности нападения со стороны Японии. В качестве передового отряда будущего Дальневосточного Флота, как называл его У. Черчилль, были посланы новейший линкор «Принс оф Уэлс» (10 356-мм орудий), линейный крейсер «Рипалс» (6 381-мм орудий), новый авианосец «Индомитебл» с бронированной полетной палубой и 4 эсминца. Это Соединение “Z”, кроме вышедшего из строя из-за навигационной аварии авианосца, прибыло в Сингапур 2 декабря. Командование флотом было возложено на адмирала сэра Тома Филипса.

Кроме двух «конго» с 356-мм артиллерией крупных кораблей у Кондо не было, поскольку остальные линкоры и авианосцы были задействованы в других операциях “Первой фазы”. Хотя в МГШ и понимали необходимость усиления флота Кондо, поскольку было известно, что англичане послали в Индийский океан “2 линкора точно и 4 менее точно”, адмирал Ямамото не испытывал беспокойства, заявив, что самолеты 11-го Воздушного Флота смогут нейтрализовать английские крупные корабли. Данные разведки 6 декабря подтвердили наличие в Сингапуре двух линкоров и двух ТКР и японцы знали, что один из них принадлежит к новейшему типу «Кинг Джордж V», против которого "конго" не имели никаких шансов. Предполагалось, что в дневном бою новые английские 356-мм орудия будут более дальнобойны, и к тому же Кондо имел информацию о наличии у англичан радара. Поэтому он не был готов к сближению с английским флотом, логично опасаясь, что результаты надводного боя поставят под угрозу десантные операции в Малайе и на Филиппинах. В полном соозветствии с отработанной тактикой Кондо решил атаковать линкоры противника авиацией и подлодками, а затем положиться на ночную торпедную атаку своих превосходных крейсеров и эсминцев.

4 декабря соединения Кондо и Одзавы вышли из Мако и гавани Самах. «Тёкай», «Асагири» и 1-е Эскортное Соединение эскортировали основной конвой из 18 войсковых транспортов в Малайю, а Главные Силы осуществляли дальнее его прикрытие, направившись к югу от островов Пуло-Кондора. Пунктами высадки являлись Сингора, Тепа, Патани и Кота-Бару. Одновременно в море вышли и остальные соединения, занимавшие исходные позиции для начала вторжения: 7 транспортов из Кап-Сен-Жак в охранении «Касии» и 3 транспорта с о. Фу-Куок под охраной «Симусю» (пункты высадки Прачуап, Чумпхон, Бан-Дан и Након). 7-я эскадра и 11-й дивизион обеспечивали ближнее прикрытие всех трех конвоев, выйдя из бухты Самах 4-го и спустя два дня заняв позицию к югу от Французского Индокитая у мыса Камау. 6 декабря силы вторжения японцев были обнаружены английской авиацией в Сиамском заливе. На следующий день основной конвой находился в 150 милях к NE от Сингоры, а Одзавы двигался в западном направлении примерно в 80 милях южнее м. Камау. Чтобы сохранить в тайне намеченные десантные операции, Одзава приказал сбить английскую разведывательную “Каталину” из Сингапура, что быстро сделали базовые истребители.

Высадка началась ночью 8 декабря и прошла почти без сопротивления. Только в Кота-Бару английская авиация повредила 3 транспорта (1 затонул на следующий день). Одзава опасался мощных воздушных атак по десанту, но когда к 9-му войска были успешно высажены во всех пунктах, он стал ожидать появление английского флота. Он усилил патрулирование Южно- Китайского моря авиацией и подводными лодками и наметил удар с воздуха по кораблям в Сингапуре на утро 10 декабря. Однако еще в 1735 8 декабря адмирал Филипс вывел свои 2 линкора и 4 эсминца для удара по японцам. Днем 9-го Одзава, считавший, что Филипс стоит в Сингапуре (ошибка была вызвана неопытностью армейского пилота, принявшего за линкоры плавдоки или крупные транспорты), соединился с Куритой и направился к бухте Камранг (Камрань) - место рандеву с силами Кондо, чтобы пополнить запасы и подготовиться к следующей операции - высадке на Борнео.

В 1345 9 декабря английскую эскадру примерно в 100 милях к N от островов Анамбас обнаружила подводная лодка «1-65». Сообщение об этом достигло Одзавы только спустя 2 часа (лодка была старого типа, радистов на ней недавно заменили новичками). Дистанция позволяла действовать самолетам из Сайгона, поэтому Одзава приказал Мацунаге “найти и уничтожить противника”. Вооруженные бомбами для атаки кораблей в гавани самолеты стали спешно перевооружать на торпеды. Решительного Мацунагу не остановила ни плохая погода, ни возможность ночной атаки. Первыми стартовали разведчик и 3 ударных самолета группы “Михоро”. В 1645 18 торпедоносцев и 9 бомбардировщиков авиагруппы “Каноя” поднялись в воздух и взяли курс на юг. За ними в 1734 последовали 17 торпедоносцев из группы “Гензан” и 18 из группы “Михоро”. Но плохая погода заставила все самолеты вернуться, и только три “нелла”, взлетевшие раньше всех, смогли преодолеть атмосферный фронт и пройти дальше.

ЯПОНСКОЕ НАСТУПЛЕНИЕ В ЗОНЕ ЮЖНЫХ МОРЕЙ (декабрь 1941 года - февраль 1942 года)


Однако в штабе Объединенного Флота сомневались на счет намерений Филипса: собирается ли он атаковать десантные силы или их прикрытие? Да и на месте Одзава не ожидал, что самолеты смогут потопить такие мощные корабли, поэтому планировал ночью атаковать противника торпедами своих пяти тяжелых крейсеров, а затем добить его днем. Всего вместе с шедшими на присоединение «Кину» и «Юра» он имел бы под началом уже 5 тяжелых, 2 легких крейсера и 4 эсминца и рассчитывал на присоединение 3-й флотилии контр-адмирала Хасимото. В 1645 с легких крейсеров, а в 1715 с каждого тяжелого крейсера на поиск противника стартовало по гидросамолету. Первый в войне на Тихом океане эскадренный бой неумолимо приближался.

Но тут в дело вмешался вице-адмирал Кондо. После долгого обдумывания и совещания со своим начальников штаба Сираиси он счел ночной бой опасным по следующим соображениям: 3-я флотилия, получившая приказ идти на соединение с Одзавой с полпути в бухту Камранг, уже нуждалась в топливе; Малайское Соединение являлось временным сборищем кораблем, до этого никогда не действовавших вместе, тем более ночью; японские силы разбросаны, ими трудно управлять и ночью они могут быть разбиты по частям; англичане располагают новым устройством - радаром, которое может в условиях плохой видимости обнаружить цель и следить за ней, измеряя пеленг и дистанцию. Поэтому Кондо решил искать боя с рассветом 10 декабря, после того как все его силы сосредоточатся в 40 милях к SE от Пуло-Кондора. В 1800 шедший в южном направлении Одзава получил соответствующий приказ. В свою очередь он приказал 1 -му Воздушному Соединению и подводным лодкам атаковать противника ночью, а своим надводным силам - быть готовым к бою после рассвета с последующим наведением англичан на Главные Силы Кондо. 3-й флотилии было приказано соединиться с отрядом Куриты.

В 1800 «Тёкай» получил первое донесение с ГСМ крейсера «Кину» об обнаружении линкоров Филипса, помеченное 1705. Спустя 10 минут пришло сообщение с ГСМ крейсера «Судзуя» (от 1745), из которого стало известно, что противник находится в 70 милях от Малайского Соединения по пеленгу 170°. Перспективы заманивания англичан к северу осложнялись плохой видимостью, разбросанностью японских соединений и трудностью управления ими. Существовала и опасность боевого столкновения между японскими кораблями. «Кину» и «Юра» до сих пор не присоединились, а Одзава и Курита потеряли друг друга из виду, поддерживая контакт только по радиотелефону.

В 1820 Одзава изменил курс на 200°, чтобы сблизиться с противником, Курита последовал за ним. В 1846 было получено сообщение с ГСМ крейсера «Кумано» о курсе, скорости и составе английского соединения. Исходя из него, в 1830 дистанция до противника была всего 50 миль, но вопреки ожиданиям Одзавы курс англичан оказался иным, и дистанция стала возрастать. Пришлось поворачивать на курс 165° и по причине плохой видимости (около 3 миль) снизить скорость до 21, а затем и до 16 узлов. Принимая во внимание все обстоятельства, Одзава решил, что сближаться с линкорами англичан до рассвета не следует, и в 1920 приказал изменить курс на 90°, а спустя еще 8 минут - на 50°, чтобы идти параллельно противнику. Курита последовал за флагманом. Японцы считали, что до англичан в тот момент было 35-40 миль по пеленгу 110°—120°. Но по английским данным Филипс в 1855 повернул на 280° (т.е. на NE), и расстояние между ним и японцами в 1920 составляло всего 20 миль (до Одзавы около 18, до Куриты - около 22). И если бы он продержался на прежнем северном курсе еще 15 минут, то, возможно, произошел бы второй Матапан. Но с этого момента противники стали расходиться - Одзава на восток, Филипс на запад. И «Тёкай» пришлось отложить свой первый ночной бой почти на 8 месяцев.

Вскоре Одзава едва избежал нового несчастья. Около 2000 те самые три ударных самолета, которые смогли преодолеть плохую погоду, обнаружили два белых кильватерных следа и два черных силуэта. Позиция несколько отличалась от расчетной, но поскольку корабли шли на север, ведущий - лейтенант Такеда посчитал их вражескими. После радиограммы в Сайгон “Противник обнаружен” и через 2 минуты “Курс..., позиция..” самолеты сбросили 5-6 осветительных бомб. Но это были «Тёкай» и «Асагири», следующие курсом 50°. С крейсера тотчас же просигналили открытым текстом “Я - «Тёкай»”!, но Такеда счел это уловкой и не отставал. Сигнал повторили прожектором - тот же результат. Тогда Одзава резко повернул на север (курс 0°), одновременно радируя в штаб 1-го Воздушного Соединения: “Три средних бомбардировщика летают над «Тёкай»” и “Корабль, освещенный бомбами - «Тёкай»”. К счастью на этот раз связь сработала превосходно, и Мацунага сразу радировал своим самолетам: “Вы над своими кораблями. Возвращайтесь на базу”. Но прошло еще несколько напряженных минут, прежде чем в 2030 самолеты отвернули.

Не желая больше искушать судьбу, Одзава отказался от своего плана сближения с англичанами и повел корабли на соединение с Кондо. В 0230 10 декабря отряды Кондо, Одзавы и Куриты наконец-то встретились и все соединение пошло на юг со скоростью 24 узла. Кондо еще был полон решимости уничтожить противника на рассвете во взаимодействии с подлодками и авиацией. Но контакт с эскадрой Филипса был утерян. Самолет с «Кумано» пропал без вести, самолет с крейсера «Юра» был поврежден, столкнувшись с горой на Пуло- Кондора, самолет с «Судзуя» совершил вынужденную посадку в море. Только в 0311 Кондо получил сообщение от подлодки «I-58», которая обнаружила линкоры Филипса. Но было уже ясно, что их надводными кораблями не догнать - англичане были в 200 милях и отходили к Сингапуру. Хотя Кондо и бросился в погоню (курс 170°. скорость 24 узла, затем 28 узлов), в 0645 ему пришлось отказаться от нее и повернуть к бухте Камранг.

Столь подробное описание подготовки к несостоявшемуся морскому бою приводится для иллюстрации всех тех проблем и сложностей, с которыми постоянно сталкиваются командиры и флагманы. Может быть те читатели, которые привыкли обсуждать морские операции, исходя из принципа “приказано - тут же сделано”, несколько изменят свою точку зрения.

Что же до английских линкоров, то после получения приказа Кондо об их атаке Мацунага поднял в воздух три ударные волны (51 торпедоносец, 34 бомбардировщика), которые за шесть атак потопили «Рипалс» и «Принс оф Уэлс» ценой гибели всего 3 торпедоносцев (еще один разбился при посадке). Все было кончено к 1320. Вместе с флагманом у англичан погибли адмирал Том Филипс и командир линкора кэптен (капитан 1 ранга) Джон Лич.

11 декабря соединения Кондо, Одзавы и Куриты вошли в бухту Камранг. Второй отряд 7-й эскадры («Могами» и «Микума») 10-го прибыл на о. Пуло- Кондоре, а на следующий день вышел для защиты второго малайского конвоя 14-19 декабря. Этот же конвой прикрывал и «Тёкай», вышедший в море 13-го (позиция к NE от Куантана); все три крейсера вернулись в Камранг 20-го. Первый отряд 7-й эскадры («Кумано», «Судзуя») 13-го вышел из б. Камранг для ближнего прикрытия высадки в Мири на севере о. Борнео, которая началась 16-го, и вернулся назад 27-го. Дальнее прикрытие этих действий осуществляли Главные силы Кондо (2 ЛК и 2 ТКР), вышедшие в море 14-го и занявшие позицию в NE от Натуна Бесар. Вернулись они в Камранг 17 декабря. 20-го «Атаго», «Такао» и оба линкора вышли в море для прикрытия высадки в заливе Лингайен (позиция у банки Макклесфилд) и вернулись назад 24 декабря. 22-го «Могами» и «Микума» вышли на Прикрытие высадки в Кучинг (операция “Q” Сакусен) 23-27 декабря, вернувшись в Камранг 29-го.

ЯПОНСКОЕ ВТОРЖЕНИЕ НА ФИЛИППИНСКИЕ ОСТРОВА ДЕКАБРЬ 1941 ГОДА


Высадка на Филиппинах.

Все высадки планировалось производить средствами 3-го Флота (4 так называемых “сюрпризных ударных соединения”, включавших 3 легких крейсера, 20 эсминцев, 19 транспортов, множество тральщиков, патрульных судов, охотников за ПЛ, торпедных катеров и т.п.), который поддерживался мощными надводными соединениями. Дальнее прикрытие, как уже говорилось, осуществляли силы вице- адмирала Кондо (2 линкора, 2 тяжелых крейсера, 10 эсминцев). Ближнее прикрытие возлагалось на Северное Соединение Прикрытия вице-адмирала Такахаси (ТКР «Асигара» - флагман, «Майя», ЛКР «Кума», 2 эсминца и 2 гидроавиатранспорта) и Южное Соединение контр-адмирала Такаги (5-я эскадра из 3 тяжелых крейсеров, легкий крейсер, 7 эсминцев, легкий авианосец «Рюдзё», гидроавиа-транспорт «Читосе»), С воздуха вторжение прикрывалось силами 11-го Воздушного Флота (база на о. Формоза). О силах, которыми располагали американцы, сказано выше.

Ночью 8 декабря командующий Азиатским Флотом США адмирал Харт получил сообщение об атаке Перл-Харбора. Еще сидя на кровати, он отдал по флоту первый боевой приказ: “Япония начала военные действия. Примите соответственные меры”.

А уже на рассвете самолеты с авианосца «Рюдзё» начали Филиппинскую кампанию атакой гидроавиатендера «Уильям Б. Престон», стоявшего на якоре в заливе Давао (о. Минданао). Одновременно одно из “сюрпризных ударных соединений” (контр- адмирала Хиросе) высадило 490 человек на самом северном островке Филиппин - Батане. Вышедшие из Мако 7 декабря «Асигара» и «Майя» вместе с другими кораблями прикрывали высадки войск в порты Апари и Виган на севере острова Лусон, которые производились 10-11-го при мощной поддержке авиации с Формозы. Три крейсера 5-й эскадры вышли из Палау 6 декабря и под их прикрытием 11- го началась высадка в порту Легаспи на юго-востоке Лусона (закончилась 16-го), после чего вернулись на Палау.

Ответные действия американцев не были убедительными. 10 декабря пять “летающих крепостей” (В-17), прикрываемые двумя эскадрильями “уорхауков” (Р-40) атаковали силы прикрытия. Одна из “крепостей”, сбросив бомбы вокруг «Асигара», донесла на берег, что добилась попаданий в линкор типа «Конго», позже идентифицированный как «Харуна», на котором начался сильный пожар. (Реально же эти линкоры находились по другую сторону Южно-Китайского моря). Не имея достаточных морских и воздушных сил, американцы быстро сдавали свои позиции. Свою самую сильную единицу - тяжелый крейсер «Хьюстон» - Харт в первый же день вторжения отослал в бухту Баликпапан на острове Борнео. 19 декабря соединение Такахаси, включая «Асигара» и «Майя» снова вышло в море для прикрытия основной высадки в заливе Лингайен, начавшейся 21-го. На следующий день флагманский «Асигара», курсировавший вместе с другими кораблями в 100 милях на NW от залива, был атакован пятью "Каталинами”. И хотя крейсер и на этот раз избежал попаданий, командир одной из летающих лодок радостно сообщил командованию, что “потоплен линкор «Харуна»”(почему- то американцам хотелось утопить именно этот линкор). Для развития успеха американским лодкам было приказано повторить атаку, но японцы это сообщение перехватили и скрылись в дождевом шквале. 23 декабря все корабли целехонькими вернулись в Мако. В последний день месяца «Майя» вышел для эскортирования третьего конвоя в Малайю, вернувшись назад 4 января 1942 года; «Асигара» 26 декабря ушел из Мако в Такао (о. Формоза), откуда вышел 2 января в залив Давао.

И на юге Филиппин японцы оказались не менее активными и предприимчивыми, чем на севере. Крупный остров Минданао они рассматривали как опорный пост для дальнейшего захвата Северного Борнео с его нефтяными месторождениями. Для высадки в порту Давао 17 декабря с рейда Коссол Роудз на островах Палау вышел крупный конвой транспортов под эскортом «Дзинцу» (флаг контр-адмирала Танаки) и 6 эсминцев. Дальнее прикрытие конвоя осуществляли 3 тяжелых крейсера 5-й эскадры контр-адмирала Такаги, авианосец «Рюдзё» и гидроавиатранспорт «Читосе». После завершения операции 5-я эскадра вернулась на Палау, откуда вышла 29-го, спустя двое суток прибыв в залив Давао.


Захват острова Гуам и атолла Уэйк.

Остров Гуам был единственным владением США из состава Марианских островов и считался восточным бастионом Филиппин. Но в случае войны он становился легкой добычей японцев, что, собственно говоря, и произошло. Конгресс США не выделял достаточных средств на его оборону и к декабрю 1941 года его гарнизон насчитывал всего 365 морских пехотинцев и 308 человек местного ополчения, вооруженных только стрелковым оружием. Морские силы состояли из 3 патрульных судов и старого танкера. Утром 8 декабря японские самолеты с Сайпана начали бомбить места дислокации морских пехотинцев, береговые сооружения порта Самэй и потопили патрульное судно “Пингвин”. Бомбардировка продолжалась двое суток, а затем в дело вступили армия и флот. Операцией по захвату Гуама и Уэйка руководил командующий 4-м Флотом вице- адмирал Иноуйе, находившийся со штабом в Труке. Тактическое командование было возложено на командующего 6-й эскадрой контр-адмирала Гото (флаг на «Аоба»). 4 декабря, еще до начала войны, 6-я эскадра вышла в море, чтобы быть поближе к объекту атаки. 10 декабря в разных точках побережья Гуама японцы высадили сначала 700 человек специального десантного соединения, а затем 5000 человек армейского контингента. Потери при высадке и захвате острова были минимальные. Вмешательства 6-й эскадры не понадобилось и она 12-го прибыла в Трук.

Захват Уэйка, идеального непотопляемого авианосца в самом центре Тихого океана, потребовал гораздо больших усилий, поскольку его гарнизон был значительнее (27 офицеров и 422 солдата корпуса морской пехоты, включая летчиков, 10 офицеров флота и 58 моряков, не считая связистов, служащих авиакомпании и рабочих-контрактников), а оборона включала несколько береговых батарей 127-мм и 76-мм калибра. На аэродроме имелось 12 устаревших (без брони и протектированных бензобаков) истребителей “Уайлдкэг” (F4F- 3), перелетевших 4 декабря с авианосца «Энтерпрайз».

Десантное японское соединение дожидалось сигнала на атолле Кваджелейн (Маршалловы острова). Атака началась 8 декабря с налета 36 двухмоторных бомбардировщиков с островов Рой и Намур (входят в атолл Кваджелейн). В ночь на 11-е к Уэйку приблизилось Соединение Вторжения контр-адмирала Кадзиока (флаг на крейсере «Юбари»), На двух старых, переделанных в патрульные корабли, эсминцах находилось 450 десантников, а войска для гарнизона разместили на двух средних транспортах, прикрываемых крейсерами «Тенрю», «Тацута» и 6 эсминцами. Верный японским морским традициям Кадзиока решил на рассвете принять бой с береговыми батареями в кильватерной колонне с крейсерами во главе (сам - на головном «Юбари»), но точный огонь американцев и активность их авиации спутали все планы. В результате эсминцы «Хаяте» и «Кисагири» погибли, а остальные корабли получили разной степени повреждения. Это был единственный за всю войну на Тихом океане случай, когда береговые батареи отбили высадку противника.

Вторую атаку продумали более тщательно. Темпы были потеряны и американцы могли послать на помощь гарнизону мощные морские силы из авианосцев, крейсеров и эсминцев. 13 декабря из Трука вышла 6-я эскадра в сопровождении эсминцев, которая должна были прикрывать высадку с востока - наиболее вероятного направления возможного противодействия американского флота, в частности авианосного соединения контр- адмирала Флетчера. Спустя трое суток от соединения Нагумо отделилось Авианосное Соединение Поддержки контр-адмирала Хироаки Абе (флаг на «Тоне») из авианосцев «Сорю» и «Хирю» (по 54 самолета на каждом), 2 крейсеров 8-й эскадры и двух эсминцев, задачей которого было нанесение авиаударов по укреплениям Уэйка и кораблям противника. 20 декабря с Кваджелейна на тех же патрульных кораблях и 4 транспортах вышли десантные силы, сопровождаемые тремя крейсерами контр-адмирала Кадзиока и 7-8 эсминцами, с расчетным временем прибытия к цели в ночь на 23-е. Авиаразведка возлагалась на 28 гидросамолетов транспорта «Читосе» («Титосе»). С 12 по 19 декабря на атолл авиация с Кваджелейна совершила 6 ночных налетов (максимально 51 бомбардировщик за налет), а в предрассветные часы американские укрепления бомбили 4- моторные летающие лодки с атолла Майдзуро.

Утром 21 декабря с маневрирующих в 200 милях на NW от Уэйка «Сорю» и «Хирю» поднялась первая волна из 29 пикирующих бомбардировщиков в сопровождении 18 истребителей, а днем последовала атака базовой авиации. Fla следующий день удар нанесли 39 палубных самолетов. К вечеру, когда десантные суда заняли исходные позиции, на атолле не осталось ни одного самолета, а береговые батареи были выведены из строя. Высадка началась в 0235 23 декабря одновременно в нескольких местах. Лишенный поддержки гарнизон Уэйка капитулировал. Подходившие к нему соединения авианосцев «Лексингтон» и «Саратога» были отозваны, морского боя снова не получилось. Соединение Абе легло курсом на Кобе, а 6-я эскадра 10 января вернулась в Трук.


1.1.4. “Вторая Фаза” (январь-февраль 1942 года).
Состав сип.

Проведение “Второй Фазы”, которая включала захват баз поблизости Явы с целью изоляции этого острова. а также баз на островах Новая Британия и Новая Ирландия, сделало необходимым реорганизацию морских сил. 6-я эскадра оставалась восточнее Филиппин, а остальные тяжелые крейсера должны были действовать в Голландской Восточной Индии. К этому времени США п их союзники несколько опомнились от потрясения первых дней войны и их сопротивление стало более осмысленным и упорным. Правда, в Голландской Индии союзники располагали только одной оборудованной базой - Сингапуром, к которому приближались японские войска. Да и достаточных морских сил в этом районе у них не было. В конце декабря на конференции в Вашингтоне союзники договорились о создании двух объединенных командований: ABDA (американо-британско-голландско-австралийское) и ANZAC (американо-ново-зеландско-австралийско-канадское). Дальнейшие операции японцев проходили в районе ответственности ABDA, морскими силами которого командовал адмирал Харт. Под его началом, не считая мелких и вспомогательных кораблей, находились: 5-е Оперативное Соединение флота США (ТКР «Хьюстон», ЛКР «Бойз» и «Марлбхед», 13 эсминцев 29-й эскадры - 57-й, 58-й и 59-й дивизионы), 25 подлодок, английское соединение из состава Восточного Флота адмирала сэра Годфри Лейтона (ТКР «Эксетер», ЛКР «Хобарт», «Пёрт», 3 эсминца) и голландские силы вице-адмирала Хелфрича (ЛКР «Ява», «Де Рюйтер», «Тромп», 7 эсминцев и 16 подлодок).

Руководство всеми морскими и десантными операциями “Второй Фазы” осуществлял вице-адмирал Кондо (командующий 2-м Флотом). Район будущих действий он вертикально разделил на две зоны ответственности: восточную (Филиппины, Макасарский пролив, Яванское море и далее на восток) поручил вице- адмиралу Такахаси (командующий 3-м Флотом), а западную (Южно-Китайское море. Малаккский полуостров и остров Суматра) - вице-адмиралу Одзаве (командующий Южным Экспедиционным Флотом).

В восточном районе предполагались высадки в Манадо, Кендари, Амбон, Макассар, Таракан, Баликпапан и на о. Тимор, и для их обеспечения Такахаси (флаг на крейсере «Асигара») имел под началом: Группу Прикрытия контр-адмирала Такаги (3 крейсера 5-й эскадры и 2 эсминца, число которых после выхода из строя «Миоко» увеличилось до 4), эскортные группы контр- адмиралов Р. Танаки (2-я флотилия: ЛКР «Дзинцу» и 10 эсминцев из 8-го, 15-го и 16-го дивизионов), К.Кубо (ЛКР «Нагара» и 21-й дивизион из 6 эсминцев), С. Нисимуры (4-я флотилия: ЛКР «Нака» и 7 эсминцев) и С. Хасимото (ЛКР «Юра», «Касии», «Сендай» и 6 эсминцев), группы авиаподдержки контр-адмиралов Р. Фудзиты (11-й дивизия авианосцев: гидроавиатранспорт «Читосе» и легкий авианосец «Дзуйхо») и К. Какуты («Рюдзе» и эсминец), а также еще 8 эсминцев и множество мелких кораблей. Группы Нисимуры, Хасимото и Какуты для оккупации Таракана (северо-восток Борнео) вместе с необходимым количеством транспортов и мелких судов были сведены в Центральное Соединение вице-адмирала Хиросе.

В состав западного соединения вице-адмирала Одзавы, которое обеспечивало захват порта Палембанг (восток Суматры) и острова Бангка (к востоку от Суматры), входили: Группа Прикрытия («Тёкай» и 4 ТКР 7-й эскадры, 7 эсминцев), соединение контр-адмирала Кубо (двойное подчинение), 2 тральщика и 11 транспортов с подразделениями 16-й армии.

Дальнее прикрытие операций обеспечивало Южное Соединение вице-адмирала Кондо - «Конго», «Харуна», «Такао» (флагман), «Агаго», «Майя», 4 эсминца из 4-го и 6-го дивизионов, а также Ударное Авианосное Соединение Нагумо (авианосцы «Акаги», «Кага», «Хирю», «Сорю», ТКР «Тоне», «Тикума», 8 эсминцев 1-й флотилии, 8 танкеров и судов снабжения). В рамках “Второй Фазы” Нагумо должен был нанесли удар по порту Дарвин на севере Австралии.


Повреждение «Миоко» 4 января 1942 года.

Три крейсера 5-й эскадры («Миоко», «Наги», «Хагуро») вместе с ЛКР «Нагара», «Нака», «Дзинцу», базой гидросамолетов «Мидзухо» и более мелкими кораблями стояли на якорях в ряд с NW на SE в бухте Малалаг в западной части залива Давао, сосредотачиваясь для проведения “Второй Фазы Первого этапа”. В 1155 по Токийскому времени1 4 января они с высоты 7500 м были неожиданно атакованы восемью самолетами В- 17D из состава 19-й бомбардировочной группы, ведомыми майором Сесилом Комбсом. Самолеты, каждый из которых нес по 4 600-фн (272-кг) бомбы, стартовали с Маланга на востоке Явы и сели в Самари на востоке Борнео. Они достигли бухты Давао после 5-часового полета и без повреждений вернулись через Самаринду в Маланг 5 января. Несколько бомб упали рядом с кораблями, но одна в 1201 попала в верхнюю палубу «Миоко» с левого борта у башни №2. Она взорвалась внутри корабля, вызвав тяжелые повреждения на средней палубе, где вдоль борта находились каюты офицеров. Было убито 35 и ранено 29 человек, из них 10 тяжело. Флаг контр-адмирала Такаги был перенесен на «Нати», а «Миоко» после временного ремонта 9 января ушел в Сасебо. После ремонта и докования он 20 февраля вышел в Макассар, куда прибыл 26-го - как раз вовремя, чтобы принять участие в последней фазе битвы в Яванском море.


Высадки на Борнео и Целебес ("Н" Сакусен).

Первыми в дело вступили «Тёкай» и 1-й отряд 7-й эскадры, которые 5 января вышли из бухты Камранг для прикрытия армейского конвоя на север Борнео (2-й отряд оставался в б.Камранг). Уже 6 января японцы захватили аэродром в порту Бруней, откуда вскоре сзади действовать не только ударные, но и десантные самолеты. 10-го «Тёкай», «Кумано» и «Судзуя» вернулись в базу. Тем временем силы Кондо предприняли перегруппировку в связи с предстоящими действиями соединения Нагумо. 6 января «Майя», а спустя два дня «Атаго» и «Такао», вышли из бухты Камранг на острова Палау («Майя» прибыл 12-го, а остальные из-за захода в Мако, где простояли 11-14 января, 18-го). Все три крейсера находились на Палау до середины февраля, осуществляя поблизости противолодочное патрулирование. Только «Майя» между 21 и 28 января эскортировал конвой в Давао.

9 января в бухте Давао подняли якоря корабли соединений вторжения в Манадо (6 транспортов, соединение Фудзиты и два оставшихся тяжелых крейсера Такаги - «Нати» и «Хагуро»; «Асигара» прибыл в бух. Малалаг 6 января, но до 13 февраля оставался в ней и участия в операциях ire принимал) и Таракан (16 транспортов, 4 тральщика, 2 гидроавнатранспорта, эсминцы эскорта). Захват Манадо утром 11 -го был проведен быстро, чему способствовали и 320 парашютистов. У Таракана голландская береговая батарея потопила 2 тральщика, но единственный батальон пехоты не смог противостоять высадке. Теперь японцы контролировали северные подходы к Макассарскому проливу и могли ввести в него крупные силы для захвата важного района близ Баликпапана. «Нати» и «Хагуро» 14 января ушли в Давао.

16 января 7-я эскадра вышла из бухты Камранг на перехват английских кораблей, вышедших из Сингапура, но 18-го приказ отменили и на следующий день крейсера вернулись.

23-го оба отряда 7-й эскадры вышли в море: 1-й для прикрытия высадки на острова Анамбас (вернулся 30- го), а 2-й действовал у м. Сент-Джекс, прикрывая высадку в Эндау (вернулся 28-го). 5-я эскадра (2 корабля), выйдя из Давао 22 января прикрывала высадку в Кендари (юго-восток острова Целебес) 24-го и спустя два дня вернулась в базу. 24 января японцы произвели и высадку в Баликпапане, у которого ночью произошел небольшой морской бой: 4 американских эсминца атаковали конвой и потопили торпедами 4 транспорта.

«Нати» и «Хагуро» снова вышли из Давао 29 января, чтобы прикрыть захват морской и авиационной базы Амбон 30-го, в последний день месяца бросили якоря на рейде Бангка Роудз (северо-восток о. Целебес). Оттуда они вышли 5 февраля, чтобы поддержать высадку в Макассар 9-го, а 10-го они вошли в бухту Старинг.

Тем временем и 6-я эскадра не стояла без дела. Она вышла из Трука 18 января, чтобы прикрыть высадки в Рабаул и Кавьенг, которые состоялись 23-го. Спустя неделю эскадра зашла в гавань Рабаула, но двумя днями позже ей пришлось уйти в результате рейдов американских авианосцев против Маршалловых островов 1 февраля. Посетив атолл Малоелап 4-го и Кваджелейн 6-го, все 4 крейсера 10 февраля прибыли в Трук для текущего ремонта. 


Высадки на Суматру. Тимор. Бали (“L” Сакусен). атака порта Дарвин.

9 февраля десантные силы на 8 транспортах под прикрытием «Тёкай», 7-й эскадры, ЛКР «Юра» и 6 эсминцев вышли из бухты Камранг. 11-го за ними последовали еще 14 транспортов, а на следующий день к первому эшелону присоединились 3 транспорта и много мелких судов, больше не нужных под Сингапуром. Союзная авиация обнаружила эти два конвоя и для их атаки было приказано сформировать соединение из 5 крейсеров («Де Рюйтер», «Ява», «Тромп», «Эксетер», «Хобарт») и 10 эсминцев (4 голландских, 6 американских) под командованием голландского контр-адмирала Доормана. Но его сформировали только 14 февраля, когда японский десант подкрепленный 700 парашютистами начал захват Палембанга, столицы острова Суматра. Одновременно японцы высадились на близлежащий остров Бангка. Доорман вышел в море ночью, а утром 15-го его обнаружила авиаразведка. Вице- адмирал Одзава планировал атаковать это соединение самолетами с “Рюдзё”, а затем добить своими мощными крейсерами. Но Доорман после того, как два его эсминца получили повреждения, увел свои силы на юг. 16-го 7-я эскадра была назначена “Главными Силами” для операций на западной части Явы, а на следующий день она прибыла на острова Анамбас для заправки топливом и пополнения запасов.

«Тёкай» в рамках операции по поддержке высадки войск на Суматру 19 февраля прибыл к мысу Сент- Джекс около Сайгона и там 22-го повредил борз на рифе. При этом затопило несколько отсеков в буле. 25 февраля крейсер покинул якорную стоянку и 27-го прибыл в Сингапур, где на базе Селетар до 9 марта проходил ремонт.

«Нати» и «Хагуро», действуя из бухты Старинг, с 17 по 22 февраля прикрывали высадки войск в портах Дили и Купанг на острове Тимор (20-го). «Асигара» 13 февраля покинул залив Давао и 25-го прибыл в Макассар, зайдя по пути с различными поручениями в Джоло (14- го), Баликпапан (18-го) и Кендари (22-го). В Макассаре 26-го к нему присоединился отремонтированный «Миоко».

19 февраля японцы захватили остров Бали. Доорман попытался воспрепятствовать десанту на Бали и двумя группами вышел в море. Обе имели соприкосновение с противником, в результате которых 2 японских эсминца получили повреждения. Союзники потеряли эсминец «Пит Хейн», а крейсер «Тромп» был серьезно поврежден. Захват Тимора и Бали окончательно отрезал Яву с востока.

Одновременно японцы провели операцию против порта Дарвин - единственной передовой базы союзников на Австралийском континенте. Для дальнего прикрытия наносившего удар соединения Нагумо «Такао» и «Майя» 16-го, а «Атаго» 18 февраля вышли из Палау вместе с 2 линкорами и соединились с кораблями Нагумо. Японцы проследовали Молуккским проливом, пересекли море Банда. Время было рассчитано так, чтобы достичь южной оконечности Тимора на рассвете 19 февраля. Атака проводилась силами 150 бомбардировщиков в сопровождении большого числа истребителей. В налете приняли участие и 54 базовых самолета из Кендари (остров Целебес). ПВО Дарвина оказалась слабой, а акватория порта была забита судами, включая крейсер «Хьюстон» и его конвой, вернувшийся с пути на Тимор. Всего японцы потопили 12 судов, уничтожили 18 самолетов, а сам порт получил настолько серьезные повреждения, что на несколько месяцев вышел из строя. Последнее звено связи с Явой было разрушено. 21 февраля крейсера 4-й эскадры бросили якоря в бухте Старинг.


1.1.5. “Третья Фаза” (март-апрель 1942 года)
Состав сил.

Основной целью последней фазы “Операций Первого Этапа” был захват острова Ява (“Java” Сакусен), а также связанные с ним действия в Индийском океане. Союзники понимали, что остров им не удержать. Командующий сухопутными силами ABDA генерал Уэйвелл считал, что усиление обороны Явы не имело перспективы. и на комитете начальников штабов было решено подкреплений на Яву не посылать, но оборонять остров до последней возможности. 25 февраля решением комитета командование ABDA было расформировано, а оставшиеся военно-морские силы - 8 крейсеров и 12 эсминцев - переданы под командованием адмирала Хелфрича, поскольку они базировались на Яве. Это соединение, перед которым стояла задача защищать остров длиной в 550 миль, голландский адмирал разделил на два отряда - восточный контр-адмирала Доормана с базированием на Сурабаю и западный с базой в Батавии. Понимая, что главная угроза исходит с востока, Хелфрич усилил восточный отряд частью кораблей западного, и к началу японских действий соединение Доормана состояло из: ТКР «Хьюстон» (американский) и «Эксетер» (английский), ЛКР «Ява», «Де Рюйтер» (оба голландские) и «Пёрт» (австралийский), 5 американских (из 58-го и 59-го дивизионов), 3 английских и 3 голландских эсминца. Хотя соединение и выглядело достаточно грозно, корабли его никогда не действовали совместно, связь была неудовлетворительной, личный состав сильно измотан. Но главное - оно не имело авиации прикрытия, а воздушная разведка велась эпизодически.

Верховный японский командующий в регионе вице- адмирал Кондо (ему подчинялся и командующий 16-й армией генерал Имамура) располагал более внушительными силами. В составе Южного Ударного Соединения лично он возглавил Надводную Группу из 4 линкоров 3- й эскадры (типа «Конго»), 3 тяжелых крейсеров 4-й эскадры и 1-й флотилии («Абукума» и 8 эсминцев), а вице-адмирал Нагумо - Авианосную Группу из 4 кораблей 1-й («Акаги», «Кага») и 2-й дивизий («Сорю», «Хирю»), а также 2 крейсеров 8-й эскадры («Тоне» и «Тикума»). Силы Вторжения, которые возглавил вице- адмирал Такахаси, состояли из: Флагманской Группы - «Асигара» (флагман) и «Миоко», 2 эсминца; Восточной Группы Вторжения контр-адмирала С. Нисимуры из 41 транспорта под охраной 4-й флотилии (флагманский крейсер «Нака» и 6 эсминцев), еще 4 эсминцев, 6 патрульных судов, минзага и 2 тральщиков; Восточной Группы Прикрытия контр-адмирала Такаги - «Нати» (флагман), «Хагуро», 2-я флотилия контр-адмирала Танака («Дзинцу» и 7 эсминцев); Западной Группы Вторжения вице-адмирала Одзавы - «Тёкай» (флагман, с 27 февраля на ремонте в Сингапуре), 56 транспортов, 3-я флотилия («Сендай» и 14 эсминцев), 5-я флотилия («Натори», «Юра», 9 эсминцев), авианосец «Рюдзё», 2 эсминца, 1 гидроавианосец, 1 гидроавиатендер; Западной Группы Прикрытия контр-адмирала Куриты - 4 крейсера 7-й эскадры.

ПЕРЕДВИЖЕНИЕ ГЛАВНЫХ СИЛ 2-го ФЛОТА И УДАРНОГО АВИАНОСНОГО СОЕДИНЕНИЯ ПРИ ПОДДЕРЖКЕ “ОПЕРАЦИЙ ПЕРВОГО ЭТАПА”


Развертывание

18 февраля вице-адмирал Одзава вывел главные силы вторжения на западную часть Явы (56 транспортов под конвоем 3 крейсеров, 6 эсминцев и нескольких тральщиков) из бухты Камранг для перехода на острова Анамбас, где уже находились силы прикрытия. Здесь, на полпути к цели, следовало дождаться начала операции (высадку наметили на 28-е). 19 февраля силы вторжения контр-адмирала Нисимуры (41 транспорт под охраной крейсера “Нака” и 6 эсминцев) подняли якоря в Джоло на архипелаге Сулу, чтобы перейти в Баликпапан (прибыли 23-го) - последнюю остановку на пути к Яве.

24 февраля «Нати», «Хагуро» и 2-я флотилия эсминцев с их лидером, вытянулись из бухты Старинг и заняли позицию впереди конвоя транспортов, чтобы отразить все возможные атаки. В тот же день “силы вторжения в Западную Яву”, включавшие 7-ю эскадру, вышли с островов Анамбас. На следующий день в 820 из бухты Старинг для действий в Индийском океане южнее Явы с целью помешать эвакуации союзников с острова вышли Главные Силы Южного Ударного Соединения в составе 3 крейсеров 4-й эскадры и двух эсминцев, а 26-го из Макассара для поддержки восточных сил - «Асигара», «Миоко» и их 2 эсминца. 27 февраля южнее о. Биллитон западные силы разделились для проведения высадок в Индрамаджо, прикрываемую 1-м отрядом 7-й эскадры, и в бухту Бантен, западнее Батавии, которую прикрывал 2-й отряд («Могами», «Микума»).

Союзники 26 февраля обнаружили крупные десантные силы японцев в 190 милях к NE от Сурабаи. Адмирал Хелфрич приказал соединению Доормана атаковать их и в 1830 оно вышло в море. Доорман, прикрывая наиболее вероятные места высадки, занял позицию к северу от Явы. Не располагая воздушной разведкой, он действовал почти вслепую. 27 февраля, не встретив противника, адмирал повел соединение в Сурабаю для заправки топливом, но при подходе к гавани получил сообщение о двух вражеских конвоях (это были восточные группы вторжения и прикрытия контр-адмиралов Нисимуры и Такаги - всего 2 тяжелых, 2 легких крейсера и 14 эсминцев). Ближайший находился всего в 8 милях , и в 15 часов (время местное)[1] адмирал Хелфрич приказал Доорману атаковать. Так и не войдя в гавань, союзное соединение в 1525 повернуло на сближение - курс 315°, скорость 20 узлов. Головным шел флагманский «Де Рюйтер», за ним «Эксетер», «Хьюстон», «Перт», «Ява». Английские эсминцы образовали завесу впереди, голландские и американские - слева и сзади. Эсминец «Поуп» остался в Сурабае.

У Доормана не было времени, чтобы разработать оперативный план и, тем более, ознакомить с ним командиров английских и американских кораблей. Поскольку за время существования ABDA, союзники не удосужились разработать общий свод тактических сигналов, приказы Доормана передавались на «Хьюстон» находившимся на «Де Рюйтере» офицером связи, а далее распространялись по радио или семафором.

Вскоре над соединением появились три гидросамолета, стартовавшие с «Нати» и «Хагуро», а в 1612, когда союзные корабли находились в 30 милях на NW от Сурабаи, наблюдатель с английского эсминца «Электра» доложил о "крейсере, неизвестном числе больших эсминцев по пеленгу 330°, скорость 18 узлов, курс 220°”. Противник пересекал курс соединения справа налево. Доорман приказал крейсерам дать полный ход - 26 узлов, и они стали постепенно оставлять голландские эсминцы за кормой. С каждой минутой над горизонтом поднимались все новые и новые мачты японских кораблей.


Бой в Яванском море 27-28 февраля 1942 года

В 1616 «Нати» и «Хагуро» с огромной дистанции в 25 км открыли огонь по своим главным оппонентам «Хьюстону» и «Эксетеру». «Хьюстон» (СА-30) был стандартным американским тяжелым крейсером типа «Нортхемптон» с 9 203-мм/55 кал. орудиями и 76-мм поясом. Но кормовая башня на нем не действовала уже несколько дней. «Эксетер» был уменьшенной версией британских “каунти” со стандартным водоизмещением около 8400 Т, 6-ю 203-мм/50 кал. орудиями в трех башнях и также 76-мм поясом (эдакая более поздняя, но вряд ли более удачная версия крейсеров типа «Аоба»). Легкие английский (австралийский) и голландские крейсера («Пёрт» 8 152-мм орудий в бортовом залпе, «Де Рюйтер» и «Ява» - по 7 150-мм) были сильнее, чем «Дзинцу» и «Нака» (по 6 140-мм), но в данном случае это никакой роли не играло. Из-за большой дистанции дуэль могли вести только тяжелые крейсера, а здесь преимущество, как в артиллерийской мощи (20 стволов против в лучшем случае 12), так и в броневой защите, было за японцами.

Почти одновременно контр-адмирал Танака па «Дзинцу» повел свои эсминцы в атаку и, сблизившись до дистанции 16,5 км, открыл огонь из 140-мм и 127-мм орудий по эсминцу «Электра». Последний вместе с эсминцем «Юпитер» пытался отвечать, но их 120-мм орудия еще не доставали до противника. Японцы стремились “поставить палочку над Т”, то есть охватить голову противника, получив дополнительное огневое превосходство. Перед Доорманом встала тактическая дилемма: продолжать сближение, чтобы ввести в дело легкие крейсера, или повернуть на параллельный курс, чтобы могли стрелять все 203-мм орудия. Он избрал компромиссный вариант ив 1621 повернул свою колонну на 20° влево - на курс 295°. «Эксетер» открыл огонь из всех башен, минутой позже к нему присоединился «Хьюстон». В снарядах американского крейсера содержалась красная краска для облегчения пристрелки, и частокол кровавых всплесков, вставших вокруг «Нати», неприятно поразил некоторых его младших офицеров. Одновременно японцы накрыли залпами «Эксетер» и «Де Рюйтер», но попаданий не было.

Американские эсминцы, находившиеся на левой раковине «Явы», после приказа адмирала “Не мешать голландским эсминцам” заняли позицию на левом траверзе «Де Рюйтера», держась от колонны крейсеров примерно в 4-5 кабельтовых, чтобы не мешать маневрированию.

В 1629 Доорман повернул влево на курс 248°, теперь противники шли параллельными курсами, а дистанция менее 24 км позволяла ввести в действие легкие крейсера. Но у японцев в воздухе находилось три самолета- корректировщика, а у союзников - ни одного, поэтому стрельба японцев была точнее. «Эксетер» и «Де Рюйтер» постоянно накрывались, причем разброс японских залпов не превышал 150 метров. Спустя 2 минуты после поворота «Де Рюйтер» получил попадание 203-мм снаряда во вспомогательное машинное отделение, но гот, к счастью, не разорвался. Еще через 4 минуты Доорман повернул вправо - на курс 267°, чтобы уменьшить дистанцию. Примерно в это время Такаги приказал атаковать противника торпедами. «Нака» на 35-узловон скорости повел свои 7 эсминцев в атаку, проскочив перед носом тяжелых крейсеров. На «Дзинцу» и его эсминцах также приготовились выпустить быстроходные, мощные и дальнобойные “длинные мечи”. В течение нескольких минут «Хагуро», легкие крейсера и 14 эсминцев выпустили 43 торпеды, которые из-за большой дистанции прошли мимо. Во время этой атаки несколько голландских легких бомбардировщиков и истребителей “буффало”, посланные против транспортов с десантом, сбросили бомбы на корабли Такаги. Японцы повреждений нс получили. Для Доормана было бы лучше, если бы эти самолеты отогнали японских корректировщиков Больше других приблизившаяся к союзной колонне 4-я флотилия поставила дымовую завесу, которая еще больше затруднила стрельбу кораблей Доормана, ни один из которых не имел радара. Японцы же продолжали получать информацию от своих гидросамолетов.

БИТВА В ЯВАНСКОМ МОРЕ 27 ФЕВРАЛЯ 1942 ГОДА 1616-1715

БИТВА В ЯВАНСКОМ МОРЕ 27 ФЕВРАЛЯ 1942 ГОДА 1708- 1729


Около 17 часов с крейсера «Дзинцу», флагмана Танаки, на NW заметили японские транспорты. Чтобы нс допустить их обстрела, Танака резко повернул навстречу союзной колонне и в 1707 его отряд выпустил торпеды. Минутой раньше по 8 торпед выпустили и тяжелые крейсера, находившиеся дальше к NW. Залпы делались практически навстречу противнику, так что шансов попасть было немного. Но спустя минуту колонна Доормана рассыпалась и союзные корабли начали поворачивать, как раз подставляя свои борта под смертоносные торпеды. Что же произошло?

Преимущество крейсеров Такаги в артиллерийской дуэли наконец-то дало результат. В 1708 полубронебойный снаряд с «Хагуро» почти вертикально попал в правую кормовую установку 102-мм зениток на «Эксетере» и прошел в кормовое котельное отделение “В”, где и разорвался.

По другим данным взрыв произошел в погребе 102-мм боезапаса, но так или иначе, английский крейсер получил тяжелые повреждения, скорость его резко упала вдвое. Отсутствие общей доктрины, надежной связи и плана действий почти привело к катастрофе после всего-навсего одного попадания. «Эксетер» круто повернул влево, чтобы избежать тарана идущего сзади «Хьюстона». Командир последнего кэптсн Руке, решив что адмирал дал сигнал на.поворот “всем вдруг”, сделал то же самое. Маневр подхватили идущие сзади «Перт» и «Яна», а также эсминцы. Только флагман продолжал идти прежним курсом. В 1715 одна из торпед, выпушенных «Хагуро» (по другим данным с «Дзинцу»), попала в борт голландского эсминца «Коргепаер», который мгновенно взорвался и затонул. Море вокруг кишело торпедами н союзное соединение было полностью дезорганизовано.

Контр-адмирал Такаги. видя, какую прекрасную цель для торпед теперь представляют союзные корабли, приказал всем отрядам повернуть на S, чтобы добить противника. Флагман Доормана описал широкую дугу влево и приблизился в своим разбросанным кораблям. Отходящего 15-узловой скоростью «Эксетера» от приближающихся японских эсминцев пытался прикрыть дымзавесой «Пёрт». Доорман приказал австралийскому крейсеру вступить в кильватер флагману, а трем английским эсминцам - прикрыть отход «Эксетера» контратакой. «Электра» и «Энкаутер» бросились сквозь дым на северо-запад. На выходе из дымзавесы они встретили «Дзинцу» и три эсминца. В последовавшей скоротечной перестрелке на близкой дистанции «Электра» влепил снаряд в крейсер (1 убит, 4 ранено), но и сам получил попадание в котельное отделение №2, потеряв ход. «Энкаутер» счел за благо повернуть назад. Один японский эсминец остался добивать неподвижный «Электра», а остальные три корабля бросились к «Эксетеру». Но, встретив эсминцы «Джупитер», «Энкаунтер» и «Витте де Вит» (голландский), решили вернуться и добить несчастный «Электра», который затонул в 18 часов.

Тем временем к 1729 Доорману удалось собрать свои крейсера в колонну - «Де Рюйтер», «Пёрт», «Хьюстон» и «Ява». Он радировал на Яву с просьбой выслать для атаки конвоя подводные лодки, еще надеясь самостоятельно справиться с японскими крейсерами и эсминцами. Лежа на юго-восточном курсе, он вступил в перестрелку с появившимися из-за дыма «Нати» и «Хагуро». «Хьюстону» приходилось постоянно зигзагировать, чтобы вводить в действие носовые башни. Естественно, стрельба его была не убедительной. Вскоре боезапас в носовых башнях закончился и экипажу пришлось перетаскивать тяжелые 203-мм снаряды из кормового погреба в носовые.

БИТВА В ЯВАНСКОМ МОРЕ 27 ФЕВРАЛЯ 1942 ГОДА 1707 - 2217


Такаги, полагая, что союзники покидают поле боя, решил продолжить выполнение основной задачи - высадке десанта и приказал своим кораблям сосредоточиться.

Примерно в 1745 произошла короткая перестрелка между «Эксетером» и крейсером «Нака». Спустя 5 минут японцы отвернули, 6 эсминцев 4-й флотилии выпустили по 4 торпеды, но несмотря на небольшую дистанцию (около 22 каб.), все 24 “рыбы” проплыли мимо цели. «Эксетер» в сопровождении «Витте де Вит» медленно двинулся в Сурабаю.

Уходящий южным курсом Доорман в I815 приказал американскому 58- дивизиону, следовавшему в кильватер крейсеру «Ява», контратаковать противника, чтобы прикрыть отход. На мостике эсминца «Элден», морской пехотинец заметил: “Я всегда знал, что старые “четырехтрубники” вступят в дело и спасут этот день". Четыре стареньких эсминца развернулись на NW, где в 11 милях виднелись «Нати» и «Хагуро». Крейсера Такаги возвращались к конвою, поскольку адмирал, увидев маяк Сурабаи, решил, что слишком приблизился к берегу. Услышанные взрывы японских торпед о берег он принял за взрывы мин, которыми по его мнению союзники завалили прибрежные воды. К сожалению, торпеды на американских эсминцах были установлены для выпуска по траверзу, поскольку Доорман планировал ночной бой. Так что для торпедного залпа надо было развернуться к противнику почти всем бортом, предоставляя вражеским снарядам максимальную площадь мишени (хотя положение аппаратов на “четырехтрубниках”, да и сама американская практика торпедного боя, предполагали атаку строем фронта и выпуск торпед почти прямо по курсу). И если бы американские эсминцы попытались сблизиться на дистанцию эффективного торпедного выстрела, их скорее бы утопили японские крейсера. Поэтому командир дивизиона коммандер (кап. 2 ранга) Бинфорд (на «Джоне Д. Эдварсе») в I822 приказал выпустить торпеды с дистанции около 5 миль - сначала из аппаратов правого, затем левого борта. На этой дистанции крейсера Такаги имели достаточно времени, чтобы, заметив пенные следы, отвернуть. Зато эсминцам удалось попасть несколькими 102-мм снарядами в промелькнувшие неподалеку «Минегумо» и «Асагумо» из 4- й флотилии, причем последнему снаряд попал в машинное отделение, вызвав временную потерю хода.

Осторожный адмирал Такаги в 1830 приказал конвою, находившемуся уже в 30 милях на NW от сил прикрытия, отвернуть на север. Для защиты его южного фланга он послал 4-ю флотилию (кроме стоящего «Асагумо»). Когда наблюдатели последний раз видели колонну союзных крейсеров, она шла курсом NE. Поэтому Такаги приказал «Дзинцу» и 2-й флотилии присоединиться к главным силам и, описав большую дугу, вышел к SE от конвоя. Таким образом, транспорты были защищены с обоих наиболее опасных направлений. С «Дзинцу» и “Нака» стартовали гидросамолеты для слежения за перемещениями союзников. Все эсминцы уже испытывали нехватку топлива.

Доорман надеялся с наступлением темноты сблизиться с конвоем, поэтому после потери контакта с японским прикрытием повернул на север. Если бы у него были бортовые самолеты, он бы мог выйти к конвою, минуя охранение. А так в 1927 старые противники снова обнаружили друг друга с дистанции около 6.5 миль почти на параллельных курсах. «Нати» вел за собой «Хагуро», «Дзинцу» и эсминцы, в колонне союзников, находившейся к SE, порядок был прежним: «Де Рюйтер», «Пёрт», «Хьюстон», «Ява», 4 американских эсминца. Английский «Джупитер» шел в миле на левом крамболе флагмана. После того как самолет с «Дзинцу» сбросил осветительные бомбы над союзными кораблями, в 1933 «Пёрт» и «Хьюстон» открыли огонь, но их залпы легли недолетом. Японцы начали стрелять осветительными снарядами. Увидев ряд вспышек на кораблях противника, командир крейсера «Пёрт» кэптен Уэйлер почему-то решил, что японцы выпустили торпеды и в 1936 резко повернул вправо на курс 60°. Остальные последовали за ним, контакт с противником был снова потерян. Не имея представления о положении конвоя, Доорман в 1955 повернул на юг, а в 21 час, когда соединение подошло к Яве, он повернул вправо и пошел вдоль берега острова. За ним неотступно следовали японские бортовые гидросамолеты, демонстрирую свою блестящую выучку. Здесь Доорман приказал расстрелявшим торпеды американским эсминцам выйти из строя и повернуть на восток - в Сурабаю, чтобы заправиться топливом, а затем пойти в Батавию за торпедами. А оставшиеся корабли попали прямо на минное поле, которое голландцы выставили в конце дня, не успев предупредить Доормана. В 2125 взрыв на две части разорвал эсминец «Джупитер», который быстро ушел под воду (только 78 членов его экипажа добрались до берега Явы).

БИТВА В ЯВАНСКОМ МОРЕ 27 ФЕВРАЛЯ 1942 ГОДА 1944-2400


Повернув на север соединение в 2217 оказалось среди спасательных плотиков примерно с сотней моряков «Кортенаера», которых «Энкаунтер» стал подбирать, после чего также ушел в Сурабаю. Четыре союзных крейсера остались совсем без эскорта. Идя зигзагом на север, Доорман надеялся обойти прикрытие конвоя. Но, когда в 23 часа в лунном свете слева по борту были замечены идущие на юг «Нати» и «Хагуро», стало ясно, что попытка не удалась. С учетом прекрасной подготовки японцев к ночным боям, приговор Доорману, можно считать, был подписан.

Обменявшись залпами на встречных курсах, японцы повернули на север и стали догонять противника. Стрельба велась очень редко, поскольку обе стороны испытывали нехватку боезапаса. В 2320 с дистанции примерно 40 кабельтовых японские крейсера выпустили торпеды. Одна из четырех, выпущенных «Хагуро», попала спустя пять минут в «Де Рюйтер». Одновременно в «Яву» попала торпеда из 8- торпедного залпа «Нати». Оба крейсера потеряли ход, на них начались сильные пожары. На флагмане стал рваться зенитный боезапас и был отдан приказ покинуть корабль. Агония продолжалась недолго и вскоре крейсера скрылись под водой. Перед гибелью Доорман приказал «Хьюстону» и «Пёрту» не останавливаться для спасения людей, а быстро уходить в Батавию. Крейсера на время разделились, чтобы оторваться от японских гидросамолетов, а затем взяли курс на Танджонг Приок, радируя адмиралу Хелфричу о трагических результатах боя.

Всего за бой (по японской терминологии - битва у Сурабаи) тяжелые японские крейсера выпустили 1619 снарядов: «Нати» 845 и «Хагуро» 774 при боезапасе 1100 на каждом; а также 16 и 20 торпед соответственно. Между 1616 и 1720 был выпущен 1271 снаряд, а попало только 5 (по 2 в «Эксетер» и «Де Рюйтер», 1 в «Хьюстон»), из которых 4 не взорвались. Между 1720 и 1815 оба крейсера выпустили 302 снаряда и еще 46 между 2322 и 2330 - все без попаданий. А из 153 выпущенных японцами торпед попали только 3 («Кортенаер», «Де Рюйтер», «Ява»).


Бой в Зондском проливе 28 февраля-1 марта 1942 года.

«Пёрт» и «Хьюстон» прибыли в Батавию в 14 часов 28 февраля, но, получив приказ, в 2100 снова вышли в море, чтобы через Зондский пролив уйти в Чилачап на южном берегу Явы. Их должен был сопровождать голландский эсминец «Эверстен», но он задержался с выходом. Следуя на запад вдоль берега Явы без эскорта и воздушного прикрытия, крейсера не могли не натолкнуться на Западную Группу Вторжения, которую днем ранее у острова Банка заметил крейсер «Хобарт».

Японцы высаживались на мысе Сент-Николас на северо-западе Явы и у входа в Зондский пролив. В находившейся рядом бухте Бантен была удобная якорная стоянка для транспортов, имелась и 50-мильная хорошая дорога до Батавии. В 20 милях к N от бухты маневрировало мощное прикрытие в составе 4 тяжелых крейсеров 7-й эскадры и авианосца «Рюдзё». Ближе всех к месту высадки находились «Могами» и «Микума», а также «Натори» со своей 5-й флотилией.

Между 2240 и 2255, когда высадка с транспортов на берег уже шла полным ходом, эсминец «Фубуки» заметил приближающиеся с востока «Хьюстон» и «Пёрт». Минуты спустя те заметили слева по курсу большое количества транспортов у берега и открыли по ним огонь. Хотя их основной задачей было обыкновенное бегство, союзные крейсера, попав в гущу вражеского десанта в самый уязвимый для последнего момент, просто не могли упустить такой шанс и не исполнить мечту адмиралов Харта и Хелфрича, ради которой днем рапсе погибли 5 кораблей Доормана. К сожалению, теперь их осталось только двое, с небольшим запасом снарядов, да и времени, как оказалось, у них не было. Наблюдатели крейсеров упорно не замечали следовавшего за ними «Фубуки» в течение получаса. Только в 2315 его обнаружили с «Пёрта», но приняли за союзный корабль. Эсминец же выстрелил осветительным снарядом и выпустил 9 торпед с дистанции всего 12-15 кабельтовых. Торпеды прошли мимо, а крейсера уже выходили из бухты, но только для того, чтобы попасть в новую ловушку. Слева, на пути к Зондскому проливу, оказались легкий крейсер и 10 эсминцев, справа - откликнувшиеся на призыв «Фубуки» «Могами» и «Микума» с еще двумя эсминцами. А сзади уже начали взрываться и гореть японские транспорты.

БОЙ В ЗОНДСКОМ ПРОЛИВЕ 28 ФЕВРАЛЯ-1 МАРТА 1942 ГОДА


В последовавшем бою на короткой дистанции (от 25 до 2,5 кабельтовых) «Пёрт» был поражен 4 торпедами и множеством 203-мм снарядов и быстро пошел ко дну. От его огня пострадал только эсминец «Харукадзе», получивший снаряд в рулевое отделение (повреждения незначительные).

В 2355 снаряд с «Хьюстона» попал в «Микуму», временно лишив его электроэнергии. Но американский крейсер был обречен. Он имел уже сильный крен на правый борт, около 00ш получил залп в кормовое машинное отделение, где погиб весь персонал. Затем в носовую часть попала торпеда, которая вывела из строя центральный артпост. Башни продолжали стрелять под локальным управлением.

Американцы воспользовались тем, что японцы осветили свои же корабли, и быстро добились нескольких попаданий (по разным версиям был потоплен или поврежден тральщик АМ-2, а также три эсминца получили попадания). Около 002<) вражеский 203-мм снаряд попал в башню №2, в которой начался пожар зарядов. Кэптен Руке приказал затопить носовые погреба.

Еще три торпеды с японских тяжелых крейсеров попали в правый борт, а надстройку засыпали осколки фугасных снарядов среднего калибра. В 0025 командир отдал приказ покинуть корабль, который еще 20 минут держался на воде, затем перевернулся и затонул. Японцы подняли из воды всего 368 человек из экипажа почти втрое большего.

В этом бою, который японцы называют "бой у Батавии” или “бой в бухте Бантен”, они потеряли пять своих судов, одновременно получивших попадания торпед в 015 (в 135 по Токийскому времени). Тральщик W-2 (1923 г., 702 т), стоявший на страже к W от островка Пенджанг, получил торпеду в КО с правого борта; его корпус разломился и корабль ушел на дно в считанные минуты (убито 35, ранено 9 человек). 10 марта его зачислили в 4-й Резерв и только 30 ноября 1945 года он был исключен из списков флота. Также в правый борт по торпеде получили стоявшие на якорях в ряд далее к W еще 4 судна. Специальное армейское судно “Рюдзё Мару” (до 4.12.1941 называлось “Синею Мару”, постройки 1934 г., 8160 грос-т), бывшее плавучим штабом генерала Имамуры, затонуло с большим креном на мелководье, но было спрямлено и затем поднято, отбуксировано в Сингапур и основательно отремонтировано в метрополии в течение 1943 года. 5 января 1945 года его к SW отТакао потопила подлодка “Эспро” после повреждений, полученных от авиации 38-го Оперативного Соединения. Из нанятых армией транспортов “Сакура Мару” (1940 г., 7149 гр. т) поднят не был; “Хорай Мару” (бывш. “Индарра”, бывш. “Пейс де Вайес”, 1912 г., 9192 гр. т) был поднят, но сдан на слом; “Татсумо Мару” (1916 г„ 6960 гр. т) был поднят, во время ремонта в Хитачи, Сакурадзпма. в январе-феврале 1943 года переделан в танкер и 15 января следующего года был потоплен американской подлодкой «Трешер».

Сначала эти торпеды приписали голландским торпедным катерам, но вскоре выяснилось, что торпеды были японские. Подозрения пали на «Фубуки», но не совпадало время (по Морисону и Харе виновник - «Фубуки»), да и его торпеды были типа 90. После осмотра пробоины на “Рюдзё Мару” в Сингапуре стало ясно, что это - результат взрыва боеголовки весом более 400 кг. Следовательно, это была торпеда типа 93, которые в том бою имели только «Могами» и «Микума». В 1944 году по взаимному расположению кораблей и сопоставлению времени был сделан окончательный вывод: в эти суда попали 5 торпед из 6, выпущенных в I27 (Токийское время) «Могами» по «Хьюстону» (дистанция 9000 м), которые на максимальной скорости 48 узлов прошли мимо и спустя 8 минут поразили транспорты, отстоящие от «Могами» на 11800 м.

Что касается эсминца “Эверстен”, который опоздал выйти с «Хьюстоном» и «Пёртом», то ему удалось проскочить Зондский пролив. Но на рассвете его атаковали два японских эсминца и он в полузатопленном состоянии выбросился на берег островка Сабуку, у самого выхода в Индийский океан. Экипаж попал в плен.


Потопление крейсера «Эксетер» и двух эсминиев.

Поврежденный «Эксетер», «Энкаунтер» и еще 6 эсминцев (5 американских и голландский) 28 февраля собрались в Сурабае. Восточная Группа Вторжения в тот день маневрировала в 100 милях к NW от острова Бавеан, ожидая команды вице-адмирала Такахаси начать высадку. Сам командующий 3-м Флотом и всеми силами вторжения на Яву оставил свою позицию к NE от Явы и находился с «Асигарой» и «Миоко» в 30 милях на NW от остальной пары крейсеров 5-й эскадры. Ночью конвой под эскортом крейсеров и эсминцев подвели к берегу Каранганджана в 100 милях в западу от Сурабаи. Эсминцы отогнали три подлодки, которые пытались выйти в атаку, но утром конвой атаковали оставшиеся у союзников 10 легких бомбардировщиков и 15 истребителей. На транспортах погибло около 150 человек, а одному поврежденному судну пришлось выброситься на берег. Но в целом высадка прошла успешно.

В это время «Эксетер» с эсминцами «Энкаунтер» и «Поуп» (американский) прошли через минные поля у Сурабаи и попытались прорваться на Цейлон. Машинная команда крейсера приложила максимум усилий для ремонта полученного повреждения, но скорость «Эксетера» не могла превышать 23 узлов. Отряд имел приказ обойти остров Бавеан с востока, а затем направиться к Зондскому проливу. Около 4 часов утра 1 марта на фоне заходящей луны в западном направлении были замечены два крупных и один более мелкий корабль. Командир крейсера кэптен Гордон решил придерживаться инструкции - эвакуация, боя избегать - и отвернул в сторону от двух транспортов в сопровождении эсминца, упустив хороший шанс поквитаться с противником. В 750, когда видимость стала отличной, с “вороньего гнезда” на мачте донесли о приближении с SSW двух тяжелых кораблей. Гордон еще раз попытался уклониться, но японцы изменили курс и запустили гидросамолеты. Английский крейсер, зигзагируя, бросился на SW. Вернувшись на западный курс, в 935 крейсер заметил мачты двух кораблей, приближавшихся с юга. Это были «Нати» и «Хагуро» контр-адмирала Такаги. «Эксетер» повернул на NW, чтобы избежать боя, но Такаги последовал за ним. И вдруг, неожиданно для англичан, с северо-запада появились «Асигара» (флаг вице-адмирала Такахаси), ведущий «Миоко» и 2 эсминца. Четыре тяжелых крейсера приближались к обреченным кораблям, и в 1020 «Асигара» и «Миоко» с дистанции 124 каб. открыли огонь левым бортом. Три корабля резко повернули вправо и развили максимально возможную скорость 25-26 узлов, при этом эсминцы попытались прикрыть «Эксетер» дымзавесой. Дистанция быстро сокращалась до 90, а затем и до 70 каб., но английский крейсер не смог достойно отвечать, поскольку у него была повреждена система управления стрельбой. Все залпы ложились далеко от цели, тогда как японцы с помощью воздушной корректировки стреляли все точнее и точнее.

Это была гонка со смертью, и к 11 часам ситуация стала безнадежной. Только небольшие дождевые шквалы на востоке давали небольшие шансы на спасение. «Эксетер» выпустил торпеды в сторону «Миоко» и «Асигара», но дистанция были слишком большой, чтобы можно было надеяться на попадание. Японские эсминцы приближались с правого борта, жарко обстреливаемые вспомогательной батареей крейсера, а также «Поупом» и «Энкаунтером». В 1120 «Эксетер» получил первое и единственное серьезное попадание: 203-мм снаряд попал в носовое КО “А” и там взорвался. Вскоре крейсер полностью лишился энергии, вышли из строя все системы управления стрельбой и подача боезапаса, скорость стала быстро падать. Не имея возможности помочь ему, оба эсминца стали удаляться. Японские крейсера давали постоянные накрытия по ползущему 4- узловой скоростью «Эксетеру», и кэптен Гордон приказал покинуть корабль. Спустя несколько минут, когда весь экипаж уже был на верхней палубе, одна из 18 торпед, выпущенных эсминцами вице-адмирала Такахаси. добила несчастливый крейсер (первый раз он был тяжело поврежден еще в декабре 1939 года германским рейдером «Адмирал граф Шпее» и едва избежал гибели). «Эксетер» перевернулся и затонул.

В 1135 фатальное попадание получил и «Энкаунтер», который экипажу пришлось оставить. Он затонул в 1205. Старенький «Поуп» остался один против многократно сильнейшего противника. В 1145 впереди показался мощный дождевой шквал и коммандер Блинн приказал выжать из машин все что можно и что нельзя. Но беда пришла с высоты. Вскоре после полудня, выскочивший из шквала эсминец был замечен бортовым гидросамолетом, а в 1230 в небе появились 6 пикировщиков с авианосца «Рюдзё». Одна из бомб взорвалась в воде напротив торпедного аппарата №4 и обшивка корабля не выдержала. Вышел из строя левый гребной вал, много отсеков заполнились водой. Левая турбина тут же стала сильно вибрировать и ее пришлось остановить. Несмотря на все усилия аварийных партий, вода быстро прибывала. А в воздухе на смену “вэлам” появилась шестерка горизонтальных бомбардировщиков “Кейт”, также с «Рюдзё». Они сбросили бомбы с высоты 900 м, но - мимо. Тем не менее, эсминец сильно осел кормой и его пришлось оставить. Но его продолжали обстреливать тяжелые крейсера. Примерно на шестом залпе в последний американских корабль в Яванском море попал снаряд и он кормой вперед затонул за 15 секунд.

За бой I марта 4 крейсера типа «Миоко» выпустили 1459 203-мм снарядов, из них «Миоко» и «Асигара» 1171. «Нати» и «Хагуро», на козорых оставшийся боезапас был мал, открыли огонь правым борзом в 1115 с дистанции 85-95 каб. и выпустили соотвегсзвенно 170 и 118 снарядов главного калибра. Крейсера также выпустили 24 торпеды типа 93: «Миоко» и «Асигара» по 8. остальные по 4, но все они прошли мимо. Всего за 27 февраля-I марта «Нати» израсходовал 1015 203-мм снарядов, а «Хагуро» - 892.

Голландский «Витте де Вит» также в последнюю минуту получил приказ уйти с «Эксетером», но поскольку ею командир был на берегу, выход эсминца не состоялся. 2 марта он был потоплен прямым попаданием в сухом доке. Четырем эсминцам 58-го и 59-го дивизионов удалось прорваться из Сурабаи через пролив Бали на востоке Явы. 4 марта они благополучно прибыли в австралийский порт Фримантл.

БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ ВОКРУГ ОСТРОВА ЯВА С 25 ФЕВРАЛЯ ПО 2 МАРТА 1942 ГОДА.


Действия в океане

«Атаго» (флаг Кондо), «Такао», «Майя» и эсминцы «Араси» и «Новаки» (1-й отряд 4-го дивизиона) I марта заняли позицию к югу от Чилнчапа (Тжилатжапа). Между 142 (в этом параграфе время Токийское) и 154 эсминцы потопили голландский транспорт «Тораджа» (постройки 1930 г., 981 гросс тонн, собственность компании КРМ) и английский вспомогательный тральщик «Скотт Харли» (1913 г., 620 гросс тонн), а в 0740 в точке с координатами 10°20' ю.ш. 108°40' в.д. «Араси» захватил голландский пароход «Бинтосхан» (1932 г., 1020 гр. т, КРМ). Но это судно 3 марта было затоплено своей командой около Джембсра.

2 марта, получив приказ продвинуться восточнее, эскадра Кондо была извещена о присутствии двух эсминцев в 300 милях на SW от о. Бали и легкого крейсера еще южнее. В 1912 «Майя» с эсминцами перехватили английский эсминец «Стронгхолд». «Майя» открыл огонь с дистанции 15,4 км (выпустил 635 203-мм снарядов), а «Араси» и «Новаки» в 1951 с дистанции 10,5 км (выпустили 290 и 345 127-мм снарядов). Корабль был потоплен в 2028 в точке с координатами 12°20' ю.ш. 112° в.д. «Атаго» и «Такао», следуя 26-узловой скоростью, в 22 часа перехватили “легкий крейсер”, идентифицировав его как “корабль типа «Марблхед»” Спустя 25 минут они открыли огонь с дистанции 5200 м, помогая стрельбе “звездными” снарядами. Цель затонула в 2232 в точке с примерными координатами 15°38' ю.ш. 113°13' в.д. «Атаго» выпустил 54 снаряда главного калибра, «Такао» - 116. В действительности это был старый 4- трубный эсминец «Пиллсбюрн», внешне действительно очень похожий на крейсера типа «Омэха».

Находясь на западном курсе в 160 милях от Бали, «Араси» и «Новаки» 3 марта в 1036 обнаружили американскую канлодку «Эшвиль», которую эсминцы, открыв огонь с дистанции 8500 м, потопили в 1108.

4 марта между 740 и 900 в 280 милях на SSW от Чилачапа «Атаго» и другие корабли эскадры Кондо потопили австралийский шлюп «Ярра», английские танкер «Франкол» и базу «Энкинг». Во избежание захвата японцами тральщик «MMS-51» был затоплен экипажем. В 1620 наведенный базовой авиацией «Араси» захватил голландский пароход «Тжисарое» (1926 г., 7089 гр. т, собственность линии Ява-Китай-Япония), который затем переименовали в «Чихайя Мару» (потоплен 2 ноября 1943 года американской ПЛ «Сихорс» к Е от Нансей Шото). В 2030 «Атаго» захватил голландский пароход «Дюмаер ван Твист» (1925 г., 1030 гр. т, собственность КРМ), затем переименованный в «Дай Мару» (потоплен в Макассарском проливе американской авиацией 14 мая 1945 года). Эскадра Кондо вернулась в бухту Старинг 7 марта в 1305.

Соединение Нагумо, в которое входили 4 авианосца, 4 линкора 3-й эскадры и два крейсера 8-й эскадры, после налета на порт Дарвин прикрывало оккупацию Рабаула и Амбона. Во время заключительных этапов операции по захвату Ява оно находилось в Индийском океане к югу от острова, чтобы также перехватывать уходящие от Явы корабли союзников. 1 марта линкоры «Хией» и «Кирисима» потопили эсминец «Эдсолл», а самолеты с «Сорю» - танкер «Пекос», на котором находился экипаж авиатендера «Лэнгли», потопленного 27 февраля базовой авиацией. Затем соединение Нагумо зашло в Кендари для заправки.


1.1.6. Завершение операций Первого этапа

После победоносных боев у Явы 3 марта «Нати» и «Хагуро» зашли в Кендари, а 6-го прибыли в Макассар, куда днем раньше вернулись «Миоко» и «Асигара». 10 марта, через день после захвата Явы, «Асигара» был назначен флагманом Второго Южного Экспедиционного Флота, а «Нати» вошел в состав Северного Соединения. «Миоко» в тот же день снова стал флагманом 5-й эскадры, в которой осталось всего 2 корабля. «Нати» 10 марта вышел из Макассара и 17-го прибыл в Сасебо, за ним последовали «Миоко» и «Хагуро» (вышли 13-го, прибыли в Сасебо 20 марта).

«Такао» и «Майя» (4-я эскадра) вышли из бухты Старинг 11 марта, прибыв 18-го в Йокосуку. Флагман 2- го Флота «Атаго» вышел в море 18 марта с адмиралом Кондо на борту, посетив Баликпапан (21-22 марта), Макассар (23-24 марта), Сингапур (27 марта-2 апреля). Пенанг (3-4 апреля) и бухту Камранг (10-11 апреля). 17 апреля, за день до налета американских самолетов на Токио и Йокосуку, он прибыл в последнюю.

После короткого отдыха 6-я эскадра 2 марта вышла из Трука в Рабаул, прибыв туда 5-го. Отсюда она поддерживала высадки войск в портах Лаэ и Саламауа на востоке Новой Гвинеи (“SR” Сакусен), которые состоялись 8 марта, на острова Бука (10-го), Бугенвиль и Шортланд (29-го) и Манус (острова Адмиралтейства, 7- 8 апреля). 10 апреля все 4 крейсера вернулись в Трук для текущего ремонта.

БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ В ИНДИЙСКОМ ОКЕАНЕ И БЕНГАЛЬСКОМ ЗАЛИВЕ 31 МАРТА - 9 АПРЕЛЯ 1942 ГОДА


7-я эскадра 4 марта покинула воды у Явы и 5-го пришла в Сингапур, где соединилась с окончившим ремонт «Тёкай». Эти 5 тяжелых крейсеров 9 марта вышли для прикрытия высадок на Северной Суматре - в Сабанг и Ири. которые состоялись 12-го. 14 марта «Тёкай» зашел в Пенанг, откуда вышел 21-го для прикрытия оккупации Пукхета (21 марта) и Мергуя (26-го). 7-я эскадра 15 марта вернулась в Сингапур для заправки и погрузки припасов. 20 марта она вышла в море для поддержки операции по захвату Андаманских островов, а 26-го вернулась в Мергуй для заправки и подготовки к операции “С” Сакусен.

В завершение “Первого Этапа”., проводилась операция "С” Сакусен - удар силами Авианосного Соединения вице-адмирала Нагумо по английскому Восточному Флоту на острове Цейлон. Это соединение (5 тяжелых авианосцев, 4 линкора типа «Конго», тяжелые крейсера «Тоне» и «Тикума», легкий «Абукума», 11 эсминцев и 6 танкеров) 26 марта вышло из бухты Старинг близ Кендари и I апреля вошло в Индийский океан. Одновременно Рейдерское Соединение Индийского Океана вице- адмирала Одзавы должно было нарушить судоходство в Бенгальском заливе. Оно состояло из флагманского «Тёкай», 7-й эскадры (4 крейсера), ЛКР «Юра», АВ «Рюдзё» и 4 эсминцев 20-го дивизиона. «Тёкай» вместе с 7-й эскадрой вышли из Мергуя 1 апреля, а 5-го в 203° (здесь и далее Токийское время), находясь в точке 16° с.ш. и 86°40' в.д., Одзава разделил свои силы .на три группы.

«Тёкай», «Юра», «Рюдзё» и эсминцы «Югири» и «Асагири» образовали Центральную Группу, действующую 6 апреля между 9 и 12 часами вдоль побережья между Коканада и Калингапатамом (между 17°-18°30' с.ш. и 83о30’-84°30' в.д.). «Тёкай» в 944 потопил американский пароход «Селма Сити» (1921 г., 5686 гр. т), в 1140 - английский пароход «Гангес» (1930 г., 6246 гр. т), и в 1144 - американский «Бьенвиль» (1921 г., 4591 гр. т). «Юра» и «Югири» в 955 потопили голландское торговое судно «Банджоеванги» (1939 г., 1279 гр. т), в 1045 - английский пароход «Таксанг» (1935 г., 3471 гр. т) и в 1145 - голландское торговое судно «Батавия» (1939 г., 1279 гр. т). Самолеты с «Рюдзё» атаковали голландское судно «Ван дер Калеллен» (1940 г., 2073 гр. т), которое загорелось, но затонуло только 8 апреля; потопили английское судно «Сикианг» (1915 г., 2646 гр. т) и тяжело повредили в порту Визагапатам английский транспорт «Англо Канадиан» (1928 г., 5628 гр. т).

Северная Группа в составе «Кумано» (флаг Курнты), «Судзуя» и эсминца «Сиракумо» действовала 6 апреля в районе между 19°20' с.ш. и 86°20'-87°10' в.д. С 952 по 1150 с дистанции 5-6 км они потопили американский пароход «Эксмур» (1919 г., 4986 гр. т), английские «Силксуорт» (1922 г., 4921 гр. т), «Аутоликус» (1922 г.. 7621 гр. т), «Малда» (1922 г., 9066 гр. т) и «Шинкуанг» (1920 г., 2441 гр. т). «Кумано» выпустил 33 203-мм и 186 127-мм снарядов, «Судзуя» - соответственно 190 и 64. а «Сиракумо» - 200 127-миллиметровых.

Южная Группа («Микума» и «Могами» под командованием командира первого капитана 1 ранга Сакао Сакиямы и эсминец «Амагири») действовала 6 апреля в районе 16° с.ш. и 81°40'-82°25' в.д. В полдень они потопили английские пароходы «Дарданус» (1923 г., 7726 гр. т), «Гайдара» (1919 г., 5281 гр. т) и торговое судно «Индора» (1938 г., 6622 гр. т). При этом «Микума» выпустил 120 203-мм и 22 127-мм снаряда, «Могами» - соответственно 137 и 47, а «Амагири» - 78 127-мм и 3 610-мм торпеды.

11 апреля корабли Одзавы вернулись в Сингапур. Спустя два дня «Тёкай» ушел в Йокосуку (прибыл 22- го). 7-я эскадра в тот же день ушла по вызову в бухту Камранг (прибыла 16-го), а 22-го пришла в Куре для докования и ремонта.

О действиях Ударного Соединения Нагумо в Индийском океане также написано достаточно. Участие в них крейсеров 8-й эскадры ограничилось воздушной разведкой гаваней Коломбо и Тринкомали, а также подходов к ним. В ходе одного из полетов на рассвете 5 апреля гидросамолет с одного из этих крейсеров, посланный на поиски кораблей Восточного Флота адмирала Сомервилла, к югу от Цейлона обнаружил английские тяжелые крейсера «Дорсетшир» и «Корнуолл», которые затем были быстро потоплены самолетами с авианосцев. После окончания операции 9 апреля соединение Нагумо через Малаккский пролив ушло в Куре.


1.2. Модификации после “Операций Первого этапа”.

Вернувшиеся в метрополию в свои порты приписки тяжелые крейсера (6-я эскадра на Трук) после пяти месяцев напряженной службы нуждались в доковании и текущем ремонте. Кроме того, на типе «Такао» следовало усилить зенитную артиллерию, что не успели сделать до войны, а на «Миоко» и «Хагуро» требовалось заменить расстрелянные в Яванском море стволы орудий главного калибра. Несмотря на участие в ряде боев с кораблями противника, в ходе которых союзники понесли ощутимые потери, ни один из тяжелых японских крейсеров (не считая попадания бомбой в «Миоко» и навигационной аварии «Тёкай») не был поврежден и не понес потерь в личном составе.

В время докования и ремонта в Йокосуке на «Такао» в марте и «Атаго» в апреле одиночные зенитные 12- см/45 установки заменили спаренными 12,7-см/40, погреба и подъемники приспособили под новый боезапас, над компасным мостиком установили платформу управления зенитным огнем. На там же проходивших докование и ремонт «Майя» и «Тёкай» легкое зенитное вооружение усилили до 6 спаренных 25-мм установок типа 96 за счет замены двух 13-мм автоматов типа 93 на носовой надстройке и размещения еще двух спарок по бокам от первой дымовой трубы. Крейсера типа «Миоко», которые доковались в Сасебо, получили новые стволы 20-см орудий, улучшенную вентиляцию и самолеты-корректировщики типа 0 вместо прежних типа 95, поскольку в последующих операциях их планировали привлечь для совместных действий с авианосцами. Кроме того, «Нати» оборудовали флагманом 5-го Флота.

Крейсера 6-й эскадры прошли только докование в Труке, 7-я и 8-я эскадры ремонтировались на верфи флота в Куре. «Кумано» и «Судзуя» стояли в доках с 27 апреля до 4 мая, затем на их места стали «Могами» и «Микума» - с 4 по 12 мая, а потом «Тоне» и «Тикума».


1.3. “Операции Второго Этапа” (май-июль 1942 года).

После успешного завершения операций первого этапа императорская штаб-квартира одобрила предложения флота расширить оборонительный периметр. В начале апреля было решено провести операции второго этапа, которые включали захват Порт-Морсби и Тулаги в мае (“МО” Сакусен), захват атолла Мидуэй и Алеутских островов в июне (“MI” Сакусен), захват островов Фиджи и Самоа в июле (“FS” Сакусен). В ходе этих операций «Асигара» и «Нати» действовали отдельно от своих эскадр - соответственно в Голландской Индии и в северных водах; 5-я и 6-я эскадры участвовали в операции “МО” Сакусен. 4-я в это время проводила учения во Внутреннем море, а 7-я и 8-я заканчивали ремонт и докование. Затем 4-я, 5-я, 7-я и 8-я эскадры были назначены в операцию “MI” Сакусен, а 6-я в эго время проходила ремонт. Из-за провала у Мидуэя операция “FS” Сакусен была отменена


1.3.1. Операция “МО” Сакусен (май 1942 года).
Состав сил и планы сторон

Для проведения операции было образовано Оперативное Соединение “МО”, под командованием вице- адмирала Иноуйе (командующий 4-м Флотом), который держал флаг на крейсере «Касии», стоявшем в базе Рабаул (остров Новая Британия). В состав соединения входили: 1) Группа Вторжения в Порт-Морсби из 11 транспортов и Морское Десантное Соединение, охраняемые 6-й флотилией («Юбари» под флагом командира группы контр-адмирала Садамичи Кадзиоки и 6 эсминцев); 2) Группа Вторжения в Тулаги контр-адмирала Киёхиде Симы (2 минзага, 2 эсминца, транспорт и мелкие суда), которая должна была создать в этом порту базу гидроавиации; 3) Группа Поддержки контр- адмирала Кунинори Марусиге (гидроавианосец “Камикава Мару”, крейсера “Тенрю” и “Тацута” 18-й эскадры, 3 канлодки), которая должна была образовать базу гидроавиации на архипелаге Луизиада у острова Дебойн; 4) Группа Прикрытия контр-адмирала Гото (легкий авианосец “Сёхо”, эсминец и 6-я эскадра); 5) Ударное Соединение вице-адмирала Такаги (авианосцы “Сёкаку" и “Дзуйкаку”, 2 крейсера 5-й эскадры - флагман соединения “Миоко” и “Хагуро”, 6 эсминцев 27-го и 7-го дивизионов). Вице-адмиралу Иноуйе также выделялись 6 подлодок и соединение морской базовой авиации контр-адмирала Садаёси Ямады, базировавшееся в Рабауле (12 истребителей, 41 пикировщик, 3 гидросамолета), Лае (6 истребителей), о. Шорленд (3 гем), Тулаги (6 гем) и Труке (по 45 бомбардировщиков и истребителей). Все четыре группы, сведенные в Силы Вторжения, находились под оперативным командованием командующего 6-й эскадрой контр-адмирала Гото.

Тулаги планировалось захватить 3 мая. Затем Группы Поддержки и Прикрытия и Ударное Соединение должны были прикрыть Группу Вторжения в Порт- Морсби, которая выходила из Рабаула 4-го и спустя 3 дня должна была произвести захват Порт-Морсби. Японцы допускали, что американские армия и флот попытаются их остановить. Но предварительный захват Тулаги и организация там базы гидроавиации, должен был помешать им следить за перемещениями японских соединений из баз на юге Новой Гвинеи и Нумеа. Группа Гото и соединение Такаги, соответственно в западной и восточной части Кораллового моря, должны были уничтожить любые появившиеся морские силы союзников, а после захвата Порта-Морсби - нанести удары по кораблям и самолетам в четырех базах на полуострове Куинланд (северо-восток Австралии), как это было сделано в Дарвине. Затем группа вторжения из Тулаги должна была захватить острова Науру и Оушен.

ЯПОНСКИЙ ПЛАН ОПЕРАЦИИ “МО”


Этот сложный план демонстрировал главный дефект японской стратегии - полное пренебрежение к противнику, все возможные решения за которого принимались в Токио, а также распыление своих сил для решения множества частных задач. На этот раз американская разведка сработала превосходно и 17 апреля главнокомандующий флотом США на Тихом океане адмирал Нимитц уже знал, что группа транспортов под защитой легкого авианосца “Сёхо” и ударного соединения из двух тяжелых авианосцев войдет в Коралловое море.

Спустя три дня Нимитцу доложили, что объектом атаки является Порт-Морсби и что неприятности начнутся 3 мая.

После анализа ситуации Нимитц приказал 11-у и 17-у Оперативным Соединениям контр-адмиралов Обри Фитча (авианосец “Лексингтон” и 4 эсминца охранения) и Фрэнка Флетчера (АВ “Йорктаун”, 5 крейсеров, 7 эсминцев, 2 танкера), вышедшим из Перл-Харбора и атолла Тонгатабу, встретиться 1 мая к западу от островов Новые Гебриды. К ним же должна была присоединиться крейсерская группа контр-адмирала Джона Крэйка (2 тяжелых, I легкий крейсер, 2 эсминца), вышедшая с Нумеа. Никаких других кораблей привлечь возможности не было, поскольку 1-е Оперативное Соединение линкоров вице-адмирала Пая находилось аж в Сан- Франциско, авианосное 16-е Оперативное Соединение вице-адмирала У. Хслси (“Энтерпрайз” и “Хорнет”) только что вернулось из рейда на Токио, а остальные силы (крейсера и эсминцы) были распылены между Нумеа и южной Австралией. Общее командование возлагалось на Флетчера, который должен был во взаимодействии с подлодками из Брисбейна и базовой авиацией помешать японскому вторжению в Пор г-Морсби.


Развертывание

5-я эскадра (“Миоко”, “Хагуро”) вышла из Йокосуки 23 апреля и 27-го прибыла в Трук, куда двумя днями раньше пришли “Сёкаку" и “Дзуйкаку” и где уже стояли “Сёхо" и 6-я эскадра. Группа Прикрытия Гото вместе с Группой Поддержки Марусиге вышли из Трука 30 апреля, за ним I мая последовало Ударное Соединение Такаги. Группа Вторжения контр-адмирала Симы вышла из Рабаула и утром 3 мая неожиданно произвела высадку на берег Тулаги.

Американские соединения встретились в 0615 1 мая в 250 милях к WbS от Эспириту Санто, где начали заправку с танкеров. Заправившийся первым Флетчер, в 18 часов 2 мая медленно пошел на запад, назначив рандеву Фитчу 4 мая в точке 15° ю.ш. 157° в.д. - в центре Кораллового моря. Во время высадки японцев соединение Флетчера находилось в 500 милях от Тулаги, группа контр-адмирала Гото крейсировала к югу от о.Новая Джоржия (к западу от Тулаги), группа Марусиге - в 60 милях западнее, а соединение Такаги находилось к северу от о. Бугенвиль - еще вне досягаемости американских палубных разведчиков. Такаги планировал войти в Коралловое море с востока 4 мая. Группа Вторжения в Порт-Морсби курсировала около Рабаула.

В 0630 4 мая, через 10 минут после рассвета, с палубы “Йорктауна” начала старт ударная волна из 12 торпедоносцев и 28 пикировщиков (на авианосце имелось всего 18 исправных истребителей, которые Флетчер планировал использовать только для обороны). Менее чем через 2 часа самолеты появились над Тулаги. Первая группа пикировщиков-разведчиков не смогла правильно идентифицировать корабли японцев: флагманский минзаг Симы “Окиносима” они приняли за легкий крейсер, транспорт - за гидроавианосец, десантные баржи - за канлодки, а тральщики - за транспорты, и только 2 эсминца американские летчики опознали правильно. Сброшенные ими 13 454-кг бомб повредили эсминец “Кирудзуки” (выбросился на берег и погиб) и 2 тральщика. Торпедоносцы потопили тральщик, а остальные 15 бомбардировщиков повредили еще два судна. Самолеты второй волны (27 пикировщиков и 11 торпедоносцев), стартовавшей на час позже, повредили патрульное судно и сбили два гидросамолета (погиб 1 торпедоносец). Обнаруженные в гавани Тулаги еще 3 гидросамолета были вскоре уничтожены четырьмя специально посланными истребителями. Третья волна из 21 пикировщика потопила 4 десантные баржи. К 1632 все самолеты вернулись на авианосец и “битва у Тулаги” на этом закончилась. Японские ударные силы и группа прикрытия были слишком далеко, чтобы откликнуться на призыв десанта о помощи. Корабли Такаги заправлялись топливом к северу от Бугенвиля и только после полудня они на полной скорости устремились на юго- восток. К полуночи Такаги смог дойти только до южной оконечности о. Санта-Изабель.

Тем временем "Йорктаун” полным ходом уходил на юг и в 0816 5 мая он соединился с “Лексингтоном”, а вскоре один их его патрульных самолетов сбил 4- моторную летающую лодку 25-й флотилии из Рабаула. Адмирал Иноуйе правильно понял ее исчезновение, но он еще не знал, где авианосцы противника. Поэтому использовал большинство своих самолетов 5 мая для удара по Порт-Морсби. Американцы же провели день за заправкой топливом, медленно двигаясь на SE. В 1930 Флетчер изменил курс на NW, справедливо полагая, что враг появится со стороны Рабаула. Группа Вторжения в Морсби и Группа Поддержки Марусиге в это время шли на юг, а Ударное Соединение в 19 часов обошло самый восточный из Соломоновых островов Сан-Кристобаль и 25-узловым ходом пошло на запад (к северу от острова Реннелл). На рассвете 6 мая оно вошло в Коралловое море, тогда как группа Гото заканчивала заправку с танкера к югу от о. Бугенвиль. В 930 Ударное Соединение японцев повернуло на юг и через несколько часов оно оказалось всего в 70 милях от сил Флетчера. Но Такаги отказался от разведки в тот день, а сообщение от разведчика из Рабаула в 11 часов о точной позиции авианосцев противника он получил с опозданием на сутки. Вечером Такаги повернул на север, а в 2 часа ночи - снова на юг.

В 1030 “летающие крепости” 19-й бомбардировочной группы сбросили 12 бомб на авианосец “Сёхо” из группы адмирала Гото, находившейся в 60 милях к S от Бугенвиля, но затем были отогнаны взлетевшими с него “зеро”. К полудню другие самолеты обнаружили группу Гото и силы вторжения из Рабаула, но и до Флетчера эта информация дошла с опозданием.

Такаги все еще не знал, что происходит, но руководящий всей операцией адмирал Иноуйе уже получил полную информацию от базовых разведчиков и решил нанести удар по американским авианосцам на следующий день. А пока в 152" он приказал всем своим силам действовать в соответствии с планом. К полуночи крейсера Марусиге, оставив свой гидроавианосец в назначенном месте, повернули на NW в направлении на Порт Морсби, чтобы занять позицию для защиты сил вторжения с левого фланга. “Сёхо", закончив к 1815 воздушное патрулирование, через 4 часа лег на курс WSW, чтобы к утру занять предписанную позицию для старта самолетов. В полночь вместе с 6-й эскадрой он прошел в 90 милях к N от острова Дебойн, где «Камикава Мару» готовил свои гидросамолеты для утренней разведки.


Бой в Коралловом море 7-8 мая 1942 года.

После того как в 1755 6 мая танкер «Неошо» и сопровождавший его эсминец «Симс» отсоединились от Флетчера, они пошли на юг к точке “Rye” (рожь; 16° ю.ш. 158° в.д.) следующего рандеву, куда они должны были прибыть 7 мая в 810. В 730 примерно в 10 милях показались два палубных самолета, которые сначала были приняты за американские. Но это были “кейты” с авианосцев 5-й дивизии контр-адмирала Тадаичи Хара. Именно их по совету последнего послал в дальнюю разведку Такаги, разочаровавшись, как это ему было не прискорбно, в способностях бортовых самолетов своих тяжелых крейсеров. Поиск в южном направлении он предпринял, чтобы быть уверенным в отсутствии американских авианосцев в своем тылу, когда повернет на запад для прикрытия высадки. Один из разведчиков в 736 донес об обнаружении “авианосца и крейсера”. Хара поверил этой информации на 100% , повернул на сближение и стал готовить атаку.

Вскоре после 9 часов над идущим в миле впереди танкера «Симсом» появился одиночный самолет, который сбросил бомбу, упавшую в нескольких метрах от борта. На кораблях сыграли боевую тревогу. Спустя полчаса появились 15 горизонтальных бомбардировщиков, которые сразу после сброса бомб рядом с эсминцем скрылись за горизонтом. Аналогично закончилась атака еще 10 “кейтов” в 1038. Но когда в полдень налетели 36 “вэлов”, они набросились на “авианосец”. Попытавшийся его прикрыть «Симс» быстро получил 3 250-кг бомбы, из которых две взорвались в машинном отделении. Эсминец в считанные минуты затонул кормой вперед. Считается, что один из самолетов он успел сбить. Двадцать пикировщиков набросились на «Неошо» и положили в него 7 бомб. Командир приказал “приготовиться оставить корабль”, и некоторые моряки, видя быструю гибель «Симса», истолковали приказ несколько вольно, став прыгать за борт. Но “Толстая Леди”, как прозвали этот танкер на флоте, оказалась живучей авианосца. Долгих четверо суток танкер дрейфовал на запад, прежде чем его обнаружила "Каталина” со стоящего в Нумеа тендера «Танжер». Вызванный по радио эсминец «Хенли» снял 123 члена экипажа и добил не желавший тонуть «Неошо». А 14 мая эсминец «Хелм» подобрал из воды еще четверых моряков - последних оставшихся в живых из 68 человек, находившихся в четырех связанных друг с другом плотах.

БОЙ В КОРАЛЛОВОМ МОРЕ 7-8 МАЯ 1942 ГОДА


Эти два корабля погибли не даром. Они отвлекли на себя первый мощный удар в самый ответственный момент завязки боя. Флетчер сумел воспользоваться предоставленной ему форой. С восходом солнца, находясь в 115 милях к югу от о. Россел, он повернул на север и одновременно приказал крейсерской группе контр- адмирала Крейка идти полным ходом по прежнему курсу, чтобы атаковать силы вторжения в Порт- Морсби. Хотя это и ослабляло ПВО соединения, Флетчер хотел покончить с японским десантом независимо от того, выиграет он авианосное сражение у Такаги или проиграет. В 645 с «Йорктауна» взлетели разведчики и через полтора часа было получено первое сообщение: «два авианосца и четыре тяжелых крейсера в точке 10°3'S 152°27'Е». Эго было в 225 милях на NW от Флетчера. Он решил, что это ударное соединение и бросился вперед, подготавливая самолеты для атаки. В 926, когда до цели оставалось около 200 миль, с «Лексингтона» стартовала первая волна, а через 30 минут поднял свои самолеты и «Иорктаун». Всего к 1030 в воздухе находилось 93 американских самолета, 47 остались для патруля ПВО и в резерве. Но тут вернулись разведчики и оказалось, что их сообщение следовало читать как «два тяжелых крейсера и два эсминца»! То, что они видели, было не ударным соединением и даже не группой Гото, а кораблями Марусиге два старых легких крейсера и 2-3 жалкие канлодки. Но взятый ударной волной курс все равно выводил американцев на группу Гото.

Контр-адмирал Гото («Сёхо» и 4 крейсера 6-й эскадры) шел курсом WSW до 7 часов 7 мая, когда повернул на юго-восток, чтобы запустить самолеты-разведчики. Спустя полчаса авианосец выпустил еще пять самолетов для прикрытия Группы Вторжения в Порт-Морсби, которая находилась в 30 милях к SW. Тем временем базовые разведчики японцев исправно доносили о положении американских авианосцев в Рабаул. В 830 Гото уже точно знал, где противник, и приказал «Сёхо» приготовиться к атаке. Адмирал Иноуйе приостановил движение транспортов, решив подождать окончания битвы авианосцев.

Около 11 часов пилот одного из пикировщиков ударной волны «Лексингтона», лейтенант-коммандер (капитан 3 ранга) У. Гамильтон с высоты 4500 м справа, примерно в 30 милях, заметил авианосец в сопровождении 2 или 3 тяжелых крейсеров и 1-2 эсминцев. Японские корабли также заметили опасность и начали независимое маневрирование. Первые три самолета, ведомые капитаном 2 ранга У. Олтом, проскочив пытавшихся их атаковать двух «зеро», сбросили бомбы, одна из которых взорвалась так близко у борта «Сёхо», что пять самолетов с его палубы сбросило в воду. В 1110 в атаку бросились 10 “донтлессов” Гамильтона, а за ними через 7 минут - торпедоносцы. В 1125 подоспели самолеты с «Йортауна». «Сёхо» не имел никаких шансов уцелеть после атаки 93 самолетов! Получив две 454-кг бомбы, он загорелся и потерял ход. Затем последовали новые попадания ив 1131 был отдан приказ “Покинуть корабль”. Через пять минут авианосца не стало. “Вычеркните один авианосец!" - понеслась на «Лексингтон» радиограмма капитана 3 ранга Диксона.

Не сумевшие защитить свой авианосец, крейсера 6-й эскадры и эсминец «Сазанами» отошли на NE. Находившиеся в воздухе их гидросамолеты получили приказ лететь к острову Дебойн, где стоял «Камикава Мару». Вернувшиеся к 1338 на свои авианосцы американские самолеты не досчитались 3 машин. Неизвестно, были ли они сбиты при атаке - зенитным огнем «Сёхо» (кстати, в этом отношении, чуть ли не превосходившим всю 6-ю эскадру), кораблей охранения или истребителями - или пропали по техническим причинам. Вряд ли что-либо пришлось на долю крейсеров с их жалкой зенитной батареей из 4 120-мм и 8 25-мм стволов на каждом.

К 1450 оба американских авианосца были готовы выпустить вторую ударную волну, но - куда? Флетчер разумно решил, что корабли контр-адмирала Гото не стоят того. А о положении «Сёкаку» и «Дзуйкаку» он все еще не знал, хотя благодаря перехваченным сообщениям пилотов японских палубных самолетов он понял, что его собственная позиция противнику известна. Днем погода и видимость ухудшились. Так что, даже если бы посылка разведчиков дала результат, на то, чтобы нанести удар и вернуться, просто не хватило бы светлого времени суток. Поэтому Флетчер решил положиться на базовых разведчиков, а ночью пойти на запад, надеясь перехватить группу вторжения.

Но активность Такаги изменила все планы. В 1630 с палуб «Сёкаку» и «Дзуйкаку» взлетели 12 пикировщиков и 15 торпедоносцев и приказом найти и атаковать авианосцы противника. Из-за плохой погоды с частыми шквалами они ничего не обнаружили, а при возвращении нарвались на американские палубные истребители и потеряли 9 машин . Три из них записал на свой счет лейтенант Пол Бэйкер с «Лексингтона» - один из двух погибших в том бою у американцев. Несколько японских самолетов полетели «домой» прямо на «Йорктаун». (Существует легенда, что американский пилот, по одной из версий - тот же Бэйкер, специально увлек их в неправильном направлении). В 19 часов, 45 минут после захода солнца, три японских самолета запросили прожекторами посадку, но были опознаны и отогнаны зенитками. Через 20 минут еще одна тройка пристроилась к американскому посадочному кругу и еще один самолет был сбит. Тогда японские авианосцы не имели ни радаров, ни радиомаяков, а американские радиотелефоны, хотя часто и случайно, глушили те частоты, на которых японские летчики пытались запросить место у своих кораблей. В гот вечер «домой» вернулось только 6 или 7 японских самолетов.

В 22 часа соединение Такаги находилось всего в 95 милях к востоку от Флетчера. Американский командующий планировал провести на него ночную торпедную атаку крейсерами и эсминцами, но вскоре отказался от рискованной за геи,-Японские авианосцы и крейсера были быстроходнее и найти их ночью не имевшим тогда радара эсминцам было крайне сложно. К тому же эсминцы требовались для противолодочного патрулирования, а утром могли понадобиться для ПВО. С учетом прекрасной подготовки крейсеров Такаги к ночному бою, можно было не сомневаться, что число вернувшихся из поиска кораблей будет небольшим. В полночь американское соединение повернуло на SSE.

Такаги также охватила идея о ночном бое. Ведь за предыдущий он уже получил чин вице-адмирала, так почему бы не подумать и о большем? На борту флагманского «Миоко» шло жаркое обсуждение. Что может противопоставить Флетчер двум тяжелым крейсерам и шести эсминцам? Конец спорам положило требование контр-адмирала Косо Абе, командующего транспортным конвоем, о прикрытии с воздуха, поскольку «Сёхо» уже лежал на дне. И, хотя командующий 5-й дивизией авианосцев контр-адмирал Хара имел собственный взгляд на выполнение поставленной ему задачи - уничтожить американский флот в Коралловом море, ему пришлось повернуть на север. Расстояние между противниками стало быстро увеличиваться.

В 6 часов 8 мая за час до рассвета Хара поднял в воздух разведчиков для поиска в секторе 145°-235° на дальность 200 миль. Спустя час ударная волна из 90 самолетов взяла курс по медиане сектора поиска. Авианосцы резко развернулись на SSW и развили 30-узловую скорость. В самолетах силы сторон были примерно равны: 121 японский против 122. Японцы уже потеряли 7 мая около 20, но зато их авианосцы действовали в составе дивизии свыше полугода, тогда как «Лексингтон» и «Йорктаун» соединились только недавно и не успели попрактиковаться в совместном тактическом маневрировании. Американское прикрытие (5 тяжелых крейсеров и 7 эсминцев без учета ушедшей группы Крейка) было больше, чем у противника. Да и по числу зениток и автоматов они превосходили японцев, правда, большинство из них были неудачными 28- мм «чикагскими пианино».

И здесь японцам повезло. Их ударные самолеты встретили возвращавшихся американских разведчиков и те вывели их прямо на свои авианосцы. Это были разведчики с «Лексингтона», посланные для кругового 360- градусного поиска. Один из них в 815 обнаружил ударное соединение, которое оказалось в 175 милях к NE от сил Флетчера. Таким образом, противники обнаружили друг друга почти одновременно. Но американские корабли находились в районе прекрасной солнечной погоды, тогда как над японцами проносились дождевые шквалы. В 838 Флетчер приказал начать старт ударной волны. 39 самолетов с «Йорктауна» в 1030 вышли на японские авианосцы, которые шли на SW в 8 милях друг от друга в охранении «Миоко», «Хагуро» и эсминцев. «Сёкаку», развернувшись на ветер, начать поднимать дополнительные истребители патруля, а флагман Хары «Дзуйкаку» решил укрыться под дождевым шквалом. Когда он оттуда вышел, его пораженный двумя бомбами «близнец» серьезно горел. Появившиеся чуть позже пикировщики «Лексингтона» добавили в него еще одну бомбу и донесли, что авианосец “быстро погружается”. Это было преувеличением. Хотя на «Сёкаку» оказалось 108 убитых и 40 раненых, водопроницаемость его корпуса нарушена не была, пожары вскоре взяли под контроль, а его самолеты перелетели на «Дзуйкаку».

Крейсера повреждений не получили, зато и самолетов противника не сбили ни одного. Главная заслуга в том, что авианосцы относительно легко отделались, принадлежала истребителям "Зеке”. Но Такаги и не думал грустить о повреждении «Сёкаку» - к этому времени он на основании сообщений японских пилотов считал оба американских авианосца потопленными. На деле же «Йорктаун» был поражен всего одной бомбой (66 убитых и раненых, в основном от пожаров) и только «Лексингтон», получивший кроме двух бомб еще столько же торпед, к вечеру затонул. В тот день японцы потеряли 43 самолета (13 по операционным причинам), американцы 33.

А что же группа Крейка? В ходе броска на NW она отразила несколько налетов базовых торпедоносцев и бомбардировщиков, сбив пять из них, но ночью, получив известие об отмене японцами высадки, повернула назад. Японцы же объявили о потоплении крейсера типа «Огаста», линкора типа «Калифорния» и торпедировании корабля, "похожего на английский линкор «Уорспайт»". Очевидно в роли последнего выступил «Чикаго», поскольку позднее, в битве у Сиднея, он также был опознан японцами как «Уорспайт».

Таким образом в императорской штаб-квартире настроение было оптимистичным. Результат выглядел даже весомее, чем в Перл-Харборе, где не удалось застать ни одного авианосца. А тут «потопили» сразу три, включая и «Неошо», да еще и линкор с тяжелым крейсером. Потеря небольшого «Сёхо», переделанного перед самой войной из базы подлодок, и нескольких судов в Тулаги на этом фоне выглядела мелочью, о которой не стоило и вспоминать.


Отход

Получив сообщение о результатах боя, адмирал Нимитц приказал 17-у Оперативному Соединению уйти из Кораллового моря. У него не было причин для оптимизма: “нанесенные нашему противнику повреждения не компенсируют того, что мы потеряли сами”. Отрадным был только срыв десанта японцев в Порт-Морсби. Ночью Флетчер отвел свои корабли на юг, а утром стал постепенно поворачивать на восток.

Около 18 часов 8 мая и Такаги получил приказ Иноуйе возвращаться в Трук. К концу дня японский командующий операцией формально только отложил вторжение в Порт-Морсби до 3 июля. Главнокомандующий флотом адмирал Ямамото не разделял его осторожности и около полуночи приказал Такаги уничтожить оставшиеся силы противника. Около 2 часов ночи «Дзуйкаку» и охранение повернули на SE, а затем на SW. Такаги с трудом верил, что ему удастся перехватить Флетчера, но приказ есть приказ. В полдень 10 мая к группе «Дзуйкаку», на котором оставалось только 39 операционно пригодных самолетов, присоединились тяжелые крейсера и эсминец контр-адмирала Гото, задачи которого менялись с частотой смены мысли у Иноуйе. На следующий день Такаги получил окончательный приказ покинуть район и возвращаться в базы. 11 же мая силы вторжения на острова Оушен и Науру адмирала Симы, вышедшие 10-го из Рабаула, наткнулись на подлодку «S-42», которая не отказала себе в удовольствии потопить флагманский корабль Симы минзаг «Окиносима». 15 мая Иноуйе, после получения сообщения с патрульного самолета о двух замеченных в 450 милях к востоку от Тулаги вражеских авианосцах (эго были «Энтерпрайз» и «Хорнет» вице-адмирала Хелси), отозвал отряд Симы в Трук.

Туда же в Трук 17 мая вместе с «Дзуйкаку» пришли крейсера 5-й эскадры, которые на следующий день ушли в Куре, куда прибыли 22-го. 6-я эскадра после боя крейсировала в районе острова Бугенвиль, и 12 мая у о. Бука «Како» сель на риф или мель. На следующий день его стащили на воду и эскадра двумя эшелонами вернулась в Трук: «Аоба» и «Како» 16-го, «Фурутака» и «Кинугаса» 17 мая. Первая пара 17-го ушла в Куре, прибыв 22-го. Повреждения корпуса «Како» оказались незначительными и были устранены при плановом доковании. Остальные два крейсера ушли из Трука в последний день мая и 5 июня ошвартовались в базе приписки Куре для начала планового ремонта и докования вслед за первой парой.


Итоги операции "МО” Сакусен

Тактически это была победа японцев, поскольку самый большой в мире авианосец, эскадренный танкер и эсминец значили гораздо больше для флота США, чем небольшой авианосец, старый эсминец, минзаг и несколько мелких судов для Японии. Правда, у нее в тог период были и другие ощутимые потери. Например, 2 мая ночью в водах метрополии у Омаезаки американская подлодка «Драм» потопила быстроходную плавбазу гидросамолетов «Мидзухо» водоизмещением 10900 т (472 члена экипажа подобрал из воды «Такао», совершавший переход после ремонта из Йокосуки в Хасирскую бухту). Стратегически японцы проиграли. Главная цель операции - захват Порт-Морсби - выполнена не была. Архипелаг Луизиада оказался тем барьером, за который больше ни один корабль с флагом страны Восходящего Солнца пройти не мог, а Тулаги был легко отбит американцами через пару месяцев, К тому же два мощных авианосца оказались выведены из строя: «Сёкаку» ремонтировали целых два месяца, а «Дзуйкаку» из-за нехватки самолетов и летчиков смог выйти в море только 12 июня. Их обоих очень не хватало Объединенному Флоту в следующей операции, которая стала переломной в войне на Тихом океане.


1.3.2. Операция “MI” Сакусен (июнь 1942 года)
Состав сил и планы сторон

Верховное японское командование не очень беспокоилось из-за отхода из Кораллового моря. Порт- Морсби мог и подождать. Активность английского Восточного Флота была парализована рейдом Нагумо в .Индийский океан и ждать от него какого-либо сюрприза с тыла не приходилось. Поэтому, не мешкая ни дня, японцы приступили к реализации операций по захвату атолла Мидуэй (основная) и западных Алеутских островов (отвлекающая). Адмирал Ямамото также надеялся, что ему наконец-то удастся вовлечь ослабленный американский флот в генеральное сражение и, выиграв его, оккупировать Гавайские острова и выиграть войну. Он понимал, что в случае сохранения американцами своего флота, даже при условии удачного захвата Мидуэя, США. благодаря мошной промышленности, быстро укрепят свои морские силы, и тогда долго Мидуэй японцам не удержать.

План операции состоял из трех взаимно увязанных фаз: I) оккупации западных Алеутских островов: 2) захвата атолла Мидуэй; 3) генерального сражения. Для их выполнения создавались пять основных оперативных соединений, некоторые из которых делились на две или более оперативных групп. Все соединения выходили на восток одно за другим в следующем порядке:

1) Передовое Экспедиционное Соединение под командованием вице-адмирала Терухиса Комацу (командующий 6-м Флотом, флаг на крейсере «Катори» на базе атолла Кваджелейн), состоящее из 3-й (5 лодок), 5-й (8 лодок) флотилий и 13-го дивизиона (3 лодки-танкера):

2) Ударное Авианосное (1-е Мобильное) Соединение вице-адмирала Тюити Нагумо, состоящее из 1-й («Акаги» под флагом Нагумо, «Кага») и 2-й дивизий («Хирю» под флагом контр-адмирала Тамона Ямагучи, «Сорю»), прикрытия из 8-й эскадры крейсеров («Тоне» под флагом командующего прикрытием контр-адмирала Хироаки Абе, «Тикума») и 2-го отряда 3-й эскадры линкоров («Харуна», «Кирисима»), завесы эсминцев контр- адмирала Сусуму Кимуры на флагмане 10-й флотилии крейсере «Нагара» (12 эсминцев 4-го, 10-го и 17-го дивизионов), 5 танкеров;

3) Оккупационное Соединение Мидуэя вице-адмирала Нобутаке Кондо, состоящее из Группы Дальнего Прикрытия самого Коидо (1-й отряд 4-й эскадры; «Атаго», «Тёкан»; 5-я эскадра вице-адмирала Такео Такаги: «Миоко», «Хагуро»; 1-й отряд 3-й эскадры контр- адмирала Гуничи Микавы: «Конго», «Хией», завеса эсминцев контр-адмирала Содзи Нисимуры на флагмане 4-й флотилии крейсере «Юра»: 7 эсминцев 2-го и 9-го дивизионов, 4 танкера и ремонтное судно «Акаси» под охраной легкого авианосца «Дзуйхо» и эсминца); Группы Ближнего Прикрытия контр-адмирала Такео Куриты (7-я эскадра крейсеров: «Судзуя», «Кумано», «Могами», «Микума», 2 эсминца и танкер); Транспортной Группы контр-адмирала Райдзо Танака (флагман 2-й флотилии крейсер «Дзинцу» и 10 ее эсминцев, 12 транспортов и грузовых судов со специальными десантными подразделениями. армейским полком, 2 строительными батальонами п т.п. - всего 5000 человек, танкер, 3 патрульных судна); Группы Гидроавиации командира 11-й дивизии авианосцев контр-адмирала Рюйтаро Фудзиты (гидроавианосцы «Читосе» и «Камикава Мару», эсминец, патрульное судно); Группы Траления (4 тральщика, 3 охотника за ПЛ, 2 судна снабжения);

4) Главные Силы (1-й Флот) адмирала Исороку Ямамото, состоящие из 1-й эскадры (флагман Объединенного Флота «Яма го», «Муцу», «Нагато», легкий авианосец «Хосе», эсминец, гидроавианосцы «Чиода» и «Ниссин»), завесы командира 3-й флотилии контр-адмирала Синтаро Хасимото (флагманский крейсер «Сендай», 12 эсминцев 11-го, 19-го и 20-го дивизионов), Алеутского Соединения Поддержки вице-адмирала Сиро Такаси (2-я эскадра линкоров. «Исё», «Хьюга», «Фусо», «Ямасиро»; 9- я эскадра крейсеров контр-адмирала Фукухара Киси: «Кигаками», «Ои»; 4 танкера);

5) Соединение Северного Района вице-адмирала Босиро Хосогая (командующий 5-м Флотом), состоящее из флагманского крейсера «Нати» с 2 эсминцами; Группы Снабжения (3 грузовых транспорта, 2 танкера); 2-го Мобильного Соединения контр-адмирала Какудзи Какуты. командующего 4-й дивизией авианосцев (легкие авианосцы «Рюдзё» и «Дзуньо», 2-й отряд 4-й эскадры: «Такао», «Майя», 3 эсминца, 1 танкер); Оккупационного Соединения Адак-Аггу контр-адмирала Сентаро Омори на крейсере «Абукума» (4 эсминца, 1200 солдат на 2 транспортах по одному на каждый остров, гидроавианосец «Кимикава Мару», эсминец, тральщики); Оккупационного Соединения Кыска капитана I ранга Такедзи Оно (крейсера «Кисо», «Тама», вспомогательный крейсер «Асака Мару», 3 эсминца, транспорте 550 десантниками спецподразделения, транспорт с 700 военными строителями и оборудованием, 3 охотника за ПЛ, тральщики); Группы Патрулирования и Разведки контр- адмирала Сигеаки Ямасаки (6 подлодок).

В общих словах план был таков. Операцию начинает 2-е Мобильное Соединение парализующим ударом по Датч-Харбору (база флота США на о.Уналаска из восточной группы Алеутских о-вов) 3 июня. Этим прикрывалась операция на западных Алеутах («AL» Сакусен) и, по замыслу, вводился в заблуждение относительно главною удара адмирал Нимитц. Ударное Авианосное Соединение наносит 4 июня удар по Мидуэю, а затем обрушивается с воздуха на го. что осталось от Тихоокеанского Флота США, если гот выйдет в море. После этого Главные Силы Ямамото просто добивают противника.

Одновременно ночью 5 июня Оккупационное Соединение высаживает 5-тысячный десант на Мидуэй, который быстро превращается в авиабазу, контролирующую всю центральную часть Тихого океана. Алеутское Соединение Поддержки должно было отделиться от главных сил и занять позицию на полпути между Алеутами и Мидуэем, чтобы перехватить любые силы противника, появившегося как с севера, так и с юга.

Адмирал Нимитц, являвшийся главнокомандующим Тихоокеанским Флотом США и одновременно главнокомандующим всеми союзными силами в тихоокеанском регионе снова был заблаговременно оповещен разведкой о планах японцев. Он только не знал, что сам адмирал Ямамото на новейшем суперлинкоре «Ямато» во главе мощных главных сил будет действовать между Мидуэем и Алеутскими островами. Но что значили подробные разведданые, если наличные силы явно недостаточны для противостояния японской армаде. Ситуация с авианосцами не внушала оптимизма. «Саратога» ремонтировал повреждение, полученное от торпеды подводной лодки, однотипный «Лексингтон» погиб, «Йорктаун» также требовал ремонта, который грозил затянуться на три месяца. Но рабочие верфи Перл-Харбора сделали почти невозможное и справились за двое суток! В 1430 27 мая авианосец вошел в порт, к вечеру его уже поставили в док, где на нем непрерывно было занято свыше 1400 человек рабочих и специалистов. В 11 часов 29 мая док был заполнен водой, и «Йортаун» вышел из него, имея на борту сотни человек персонала верфи, которые продолжали работу. На него перевели новую авиагруппу, собранную с разных авианосцев (в частности с ремонтировавшегося «Саратога»). 26 мая в Перл-Харбор вернулись «Энтерпрайз» и «Хорнет» 16-го Оперативного Соединения вице- адмирала Хелси. Первый имел лучшую на флоте авиагруппу, но на втором она еще не имела боевого опыта. Заболевшего Хелси на посту командира соединения сменил контр-адмирал Раймонд Спрюэнс, который до этого командовал крейсерами прикрытия 16-го ОС.

У американцев на театре тогда не было ни одного быстроходного линкора, способного действовать вместе с авианосным соединением. Эскадра старых линкоров вице-адмирала Уильяма Пая после нескольких недель шатания между портами Западного побережья и Перл- Харбором, стояла на якорях в Сан-Франциско. Хотя ее моряки и рвались в бой, чтобы отомстить за поруганную в первый день войны честь линейного флота, Нимитц не рискнуть задействовать эти линкоры в грядущей операции, поскольку не мог дать надлежащего воздушного прикрытия. Авианосцы ему были нужны для более важного дела. Пай по своей инициативе 31 мая послал «Мэриленд» (флаг контр-адмирала Уолтера Андерсона) и «Колорадо» с 3 эсминцами на поиски якобы обнаруженного японского вспомогательного авианосца по пеленгу 300° в 650 милях от Сан- Франциско, а сам 5 июня с остальными 4 линкорами, 5 эсминцами и эскортным авианосцем «Лонг Айленд» (всего 20 самолетов) вышел на рандеву с Андерсоном в точке в 260 милях к W от базы.

Итак, по оценочным данным, против 2-4 быстроходных линкоров, 4-5 авианосцев, 8-9 тяжелых и 4 5 легких крейсеров, 16-24 эсминцев и не менее 25 подлодок японцев (без учета главных сил Ямамото) американцы имели 3 авианосца, 9 тяжелых и 4 легких крейсера, 28 эсминцев и 19 подлодок. При таком неравенстве сил перед штабом Нимитца стоял главный вопрос: сконцентрироваться ли у Мидуэя, предоставив Алеутские острова самим себе, или выделить для их защиты часть кораблей? После долгой дискуссии было решено сформировать Северное Тихоокеанское Соединение (8-е ОС) из 2 тяжелых («Индианаполис» и «Луисвиль») и 3 легких крейсеров («Гонолулу», «Сен-Луис», «Нэшвиль») и 13 эсминцев под командованием контр-адмирала Роберта Теобальда.

БИТВА У АТОЛЛА МИДУЭЙ включая Алеутскую операцию

Передвижение сил к 2400 3 июня 1942 года время для Западного полушария или для Восточного/Западного время Гринвич+12 часов 


Кроме осведомленности в планах противника, о возможности чего японцы самоуверенно и не думали, Нимитц имел еще несколько преимуществ: близость района боя к своим базам, наличие непотопляемого аэродрома на Мидуэе, который мог вместить самолетов больше, чем любой авианосец, и радара, который, впрочем, в данном сражении большой роли не сыграл. На атолле удалось собрать 32 летающие лодки, 20 истребителей «Буффало», 7 «уайлкэтов», 11 пикировщиков «Виндикэйтор», 15 «донтлессов», 4 средних бомбардировщика «Марудер» и 19 «летающих крепостей».

Нимитц приказал авианосным оперативным соединениям Спрюэнса и Флетчера занять позицию к NE от Мидуэя за пределами секторов поиска приближающегося противника, предполагая, что самолеты с атолла, несущие патрулирование на удалении до 700 миль смогут обнаружить японцев первыми. Главное - обнаружить их авианосцы раньше, чем они обнаружат американские. Тактическое командование возлагалось на Флетчера, но он не имел авиационного штаба, который достался Спрюэнсу от Хелси. Поэтому американцам отчасти повезло, что 4-6 июня Спрюэнс действовал практически самостоятельно. Стратегическое командование оставалось за Нимитцем со штаб-квартирой в Перл-Харборе. Все силы авиации на атолле Оаху были приведены в готовность, чтобы при необходимости оказать поддержку флоту.


Развертывание

Первыми вышли на позиции японские подводные лодки. Три 1400-тонных подводных минзага, нагруженные 40 т бензина и 12 т смазочного масла каждая, должны были обслуживать 4-моторные летающие лодки «Эмили» на крайних островах цепочки атоллов, протянувшейся между Мидуэем и Гавайским архипелагом. Но две из них, прибыв на место - к ближайшему от Гавайев острову Френч-Фригит-Шоулз (мели французского фрегата) - обнаружили там гидроавиатранспорт, предусмотрительно высланный адмиралом Нимицем. Остальные лодки сначала должны были разведать окрестности атолла Оаху, где находилась главная база Перл-Харбор, а затем, к 3 июня, занять позиции к NW от него, чтобы первыми перехватить американский флот, который по замыслу Ямамото выйдет в море только после того как узнает об атаке Мидуэя. Одну из них («I-164») на переходе 17 мая потопила подлодка «Тритон».

Первыми из надводных кораблей 25 мая (24-го по Западному полушарию) из бухты Оминато на севере о. Хонсю в море вышло 2-е Мобильное Соединение Какуты, назначенное в Алеутскую операцию. Затем 26 мая из Внутреннего моря вытянулось Ударное Соединение Нагумо, за которым через два дня последовали Главные Силы Ямамото и Группа Дальнего Прикрытия Кондо. Транспорты Оккупационного Соединения Мидуэя, собранные на о. Сайпан, отправились в путь вечером 27 мая. Днем позже с Гуама вышло соединение их ближнего прикрытия из 4 мощных крейсеров контр-адмирала Куриты с 2 эсминцами, которое 30 мая заняло место в 75 -100 милях впереди конвоя. Сзади последний прикрывался двумя гидроавианосцами контр-адмирала Фудзиты, которые в ходе операции должны были основать - базу гидросамолетов на островке Куре (на NW от Мидуэя).

На кораблях Главных Сил моряки, возбужденные грозным видом 460-см пушек «Ямато», «распевали боевые песни во всю силу своих легких». Кроме страдающего животом Ямамото, все остальные были веселы и полны наступательного духа. Не разделял оптимизма и вечно острожный Нагумо, который жаловался своему начальнику штаба контр-адмиралу Рюносуке Кусака, что их посылают в бой без надлежащей тренировки и без каких-либо данных о противнике (авианосцы Нагумо вернулись из рейда в Индийский океан 23 апреля и имели перед американцами трехнедельную фору для подготовки). Тем не менее, где найти и как атаковать свою первую цель - Мидуэй - он знал. Примерно к югу от островов Бонин Группа Кондо отделилась от Главных сил и легла на курс, сходящийся с транспортным конвоем и его ближним прикрытием. А в 15 часов 3 июня, спустя полтора часа после резкого поворота соединения Нагумо к Мидуэю, от Ямамото отделилось и Алеутское Соединение Поддержки.

Соединение Спрюэнса . с «Энтерпрайзом» и «Хорнетом» вышло из Перл-Харбора 28 мая (на японских кораблях это было уже 29-е) с задачей «удерживать Мидуэй и нанести противнику максимальные повреждения», Флетчер на «Йорктауне» последовал за ним в 9 утра 30-го. Ему следовало «потренироваться в атаках на цель и затем оказать помощь 16-у Оперативному Соединению». 31 мая и 1 июня соединения провели последнюю заправку перед боем. Таким образом, американцы успели пройти предполагаемую завесу японских подлодок раньше, чем лодки ее выставили. Затем Спрюэнс повернул назад, чтобы 2 июня в 16 часов встретиться с Флетчером в точке, лежащей в 325 милях к NE от Мидуэя.

Первый контакт с противником получила «Каталина» с Мидуэя, которая примерно в 9 часов 3 июня в 700 милях к западу от атолла обнаружила Транспортную Группу Танаки. Против нее были посланы 9 «летающих крепостей», которые после сброса бомб сообщили на базу о попаданиях в «два линкора или тяжелых крейсера» и в два транспорта, а также 4 «каталины» с торпедами. Одна из трех сброшенных в 0143 4 июня торпед поразила танкер «Акебоно Мару», но тот, несмотря на 23 убитых и раненых, сохранил место в строю. Так началась решающая битва на Тихом океане.


Сражение у атолла Мидуэй 4-5 июня 1942 года

Об авианосной битве у атолла Мидуэй, которая справедливо считается поворотным событием войны на Тихом океане, даже на русском языке, опубликовано так много, что добавить практически нечего. Коснемся только общего хода развития событий, участия в них японских тяжелых крейсеров и суммарных результатов.

Поскольку Мидуэй лежит почти на линии смены дат, в описаниях событий начала июня 1942 года часто встречаются разночтения по срокам. Японцы пользовались временем для восточного полушария, американцы - для западного, причем время, которым пользовались на соединениях Флетчера и Спрюэнса, на два часа отличалось от времени на Мидуэе. Например, когда с японских авианосцев поднялась первая волна для удара по Мидуэю, в их бортовых журналах появились записи с пометкой “0130 5 июня” - Токийское время: на атолле в этот момент было 0430 4 июня, а на американских кораблях - 0630. Именно время часового пояса на Мидуэе (Гринвич - 12 часов) чаще всего используется при описаниях сражения, оно же сохранено и в данном параграфе.

Итак, в 18 часов 3 июня после первой атаки с воздуха на японский конвой оба американских соединения находились в 300 милях к ENE от Мидуэя и примерно в 400 милях к востоку (и чуть южнее) от идущих 25- узловой скоростью авианосцев Нагумо. Флетчер в 1950 повернул на курс 210°, чтобы к рассвету занять позицию в 200 милях к северу от атолла. Следовало не обнаружить себя до того момента, пока японские самолеты начнут атаку на укрепления атолла. Он доверял данным разведки, что Нагумо приблизится к Мидуэю с NW и что нанесет удар на рассвете 4 июня.

Нагумо так и сделал. В 0534 на борту «Энтерпрайза» перехватили радиограмму, переданную одной из патрульных «каталин» на Мидуэй: «Авианосцы противника». Через 11 минут она же передала открытым текстом: «Много вражеских самолетов идет к Мидуэю, пеленг 320°, дистанция 180 миль, курс 135°, скорость 250». Сообщенная позиция находилась в 200 милях к WSW от 16- го оперативного соединения. В 0607 Флетчер приказал Спрюэнсу «проследовать на юго-запад и атаковать противника после его обнаружения». Сам же собирался последовать за ним после посадки своих разведчиков, посланных в поиск.

Послав для атаки Мидуэя 108 самолетов, Нагумо оставил на авианосцах еще 93, вооруженных для атаки американских кораблей, которые могли появиться в любую минуту. Для их обнаружения между 0435 и 0442 с катапульт крейсера «Тикума» и двух линкоров стартовали 3 гидросамолета. Четвертый самолет с «Тоне» по техническим причинам задержался с вылетом на полчаса, и эта задержка, по сути, решила исход сражения. В течение двух часов эти разведчики не обнаружили ничего, зато около 7 часов на флагманском «Акаги» получили радиограмму от ведущего первой волны лейтенанта Томонага: “Необходима вторая атака”. Самолетов на атолле не оказалось (все они заблаговременно вылетели Для атаки японского соединения), но рано или поздно они должны были вернуться. На перевооружение ударных самолетов для действия по береговым объектам требовалось около часа напряженной работы. Их опустили в ангары, поскольку палубы следовало освободить для посадки первой волны. И здесь, в 0728 пришло неожиданное сообщение от гидросамолета с «Тоне», возвращавшегося назад: “десять надводных кораблей противника по пеленгу 10°, дистанция 240 миль от Мидуэя. Курс 150°, скорость более 20 узлов”. Поскольку в сообщении ничего не говорилось об авианосцах, Нагумо решил ничего не менять и заняться столь незначительной целью потом - когда появится время. Но через 15 минут после совещания со штабом Нагумо изменил свое решение и отдал приказ всем авианосцам: “Приготовиться атаковать вражеское соединение. Оставить торпеды на тех самолетах, где их еще не успели заменить на бомбы". Затем он радировал гидросамолету с «Тоне»: «Определите класс кораблей, с которыми поддерживаете контакт». Пилот ответил в 0809: “У противника пять крейсеров и пять эсминцев”. Но через 11 минут последовало: “Противника сопровождает корабль, похожий на авианосец”. Что и говорить, немногословный парень был этот пилот! А обнаружил он соединение Флетчера с авианосцем «Йорктаун».

Все это время соединение Нагумо отражало атаки самолетов с Мидуэя, которые следовали одна за другой. Японские корабли повреждений не получили, а многие американские бомбардировщики и торпедоносцы были сбиты истребителями патруля и зенитками. В 0837 авианосцы начали прием самолетов первой волны, которые быстро опускались в ангары для заправки топливом и подвески вооружения. В 0905 Нагумо приказал соединению круто повернуть влево на 90° - на курс ENE, оповестив корабли: “Мы планируем найти и уничтожить вражеское оперативное соединение”. Через 12 минут все самолеты были приняты и соединение легло на новый курс.

Этот резкий отворот привел к тому, что часть американских самолетов, искавших его на прежнем юго- восточном курсе, не смогла выйти на цель. 35 пикировщиков с «Хорнета» и 12 истребителей прикрытия, не обнаружив противника на расчетном курсе, повернули на юг. Тринадцать “донтлессов” сели на Мидуэе, два упали в его лагуну, а все 12 истребителей, исчерпав горючее, сели на воду. Первыми из палубных самолетов в атаку на соединение Нагумо вышли торпедоносцы с «Хорнета», но все 15 были сбиты, так и не добившись попаданий. Уклоняясь от них японцы повернули на NE. В 930 их корабли заметили 14 торпедоносцев с «Энтерпрайза», которые выбрали своей целью авианосец «Кага». Но их постигла почти та же участь: 10 сбитых и ни одного попадания. Примерно в 10 часов появились 12 торпедоносцев с «Йортауна», которые атаковали «Сорю». Но японцы были как заговоренные: снова ноль попаданий и 10 сбитых “девастейторов”. Атаки торпедоносцев, уклоняясь от которых, корабли Нагумо склонились к северу, сыграли все же свою роль, поскольку отвлекли внимание зенитчиков и, главное, истребителей патруля, с больших высот. А именно оттуда примерно в 1016 градом посыпались десятки “донтлессов”, остановить которых уже не могло ничто.

Как и подобает опытному командиру авиагруппы, капитан 3 ранга (лейтенант-коммандер) Кларенс Макклуски, ведущий 37 пикировщиков с «Энтерпрайза» (разведывательную эскадрилью VS-6 лейтенанта Галлахера и бомбардировочную VB-6 лейтенанта Беста) без всякого истребительного прикрытия, не растерялся, когда в расчетном месте не обнаружил противника. Он повел свою группу на NW и в 955 заметил идущий курсом NE эсминец. Правильно рассчитав, что этот корабль выведет его на авианосцы, Макклуски повернул под прямым углом вправо и вскоре оказался над кораблями главных сил Нагумо. Самолеты эскадрильи Галлахера несли только 227-кг бомбы, поскольку взлетали первыми и имели для разбега только половину полетной палубы (кормовая часть «Энтерпрайза» была занята самолетами, которые стартовали позже). Самолеты же Беста несли свою нормальную нагрузку - 454-кг бомбы. Макклуски повел разведывательную эскадрилью в 70- градусное пике на «Кага», приказав Бесту заняться соседним «Акаги». Но часть самолетов последнего также атаковала «Кага», так что на долю каждого авианосца пришлось достаточное количество 454-кг бомб. На обоих палубы были забиты заправляющимися и перевооружающимися самолетами, всюду лежали бомбы, торпеды, топливные шланги и цистерны. В 10 минут для Нагумо все было кончено. «Акаги» получил 2 бомбы, «Кага» - 4, а практически одновременно атакованный 17 бомбардировщиками капитана 3 ранга Лесли с «Йорктауна» «Сорю» - 3. Все три авианосца были охвачены пожарами и к концу дня затонули. Вице-адмирал Нагумо перенес свой флаг на крейсер «Нагара».

Оставшийся авианосец «Хирю», благодаря цепкости гидросамолета с «Тоне», который преследовал соединение Флетчера, постоянно радируя его координаты, сумел отомстить, двумя последовательными атаками повредив «Йорктаун» 3 бомбами и 2 торпедами (в левый борт). Пылающий корабль с заклиненным рулем и 26-градусным креном был оставлен экипажем, а его самолеты стали садиться на «Энтерпрайз» и «Хорнет».

Но это уже ничего не могло изменить. Американские разведчики намертво вцепились в «Хирю», который в окружении двух линкоров, 3 крейсеров и 4 эсминцев пытался уйти на север. В 1530 с палубы «Энтерпрайза» взлетели 24 «донтлесса», 10 из которых были «беженцами» с «Йорктауна». Это оказались те самые самолеты, что утром потопили 3 авианосца. Никаких истребителей сопровождения не было, так как немногие оставшиеся были нужны для патруля. Поймавшие удачу, летчики пикировщиков около 17 часов сумели положить в идущий 30-узловой скоростью в охранении «Тоне» и «Тикума» авианосец «Хирю» 4 бомбы, потеряв от зенитного огня 3 машины. В 0315 5 июня горящий авианосец был оставлен экипажем. На эсминцы сопровождения свезли портрет императора, но командир «Хирю» капитан 1 ранга Каку и командующий 2-й дивизией авианосцев контр-адмирал Ямагучи, которого считали преемником Ямамото, остались, чтобы погибнуть вместе с кораблем. В 0510 два эсминца выпустили по последнему авианосцу Нагумо торпеды, но только в 9 часов он пошел на дно.

Когда на находившемся в нескольких сотнях миль к NW от места боя «Ямато» адмирал Ямамото получил сообщение о выводе из строя всех четырех авианосцев Нагумо, он только спросил: “С Гендой все в порядке?” (Капитан 2 ранга Минору Генда был членом штаба Нагумо, который разрабатывал все воздушные onepaции, начиная с налета на Перл-Харбор. Его мнений всегда было решающим, так что 1-й Воздушный Флот иногда называли “флотом Генды”. Именно с ним Ямамото связывал возрождение авианосных сил). После обмена радиограммами с Нагумо Ямамото в 1915 отдал приказ всем соединениям:

1. Флот противника, который практически уничтожен, отходит на восток. 2. Соединения Объединенного Флота, находящиеся поблизости, готовятся преследовать его остатки и одновременно оккупировать Мидуэй. 3. Главные Силы движутся курсом 90° на скорости 20 узлов и к полуночи будут в точке 32°10'N 175°43'Е. 4. Мобильному Соединению, Оккупационному Соединению (без 7-й эскадры) и Передовому Соединению (подводным лодкам) немедленно обнаружить и атаковать противника. (7-я эскадра получила приказ на полной скорости идти к Мидуэю и подвергнуть его мощной бомбардировке 203- мм орудиями, «приняв эстафету»у подлодки «I-168»).

Но у Нагумо'уже не хватало духа для столь решительных действий. На основании неточного сообщения гидросамолета с крейсера «Тикума» он в 2130 радировал Ямамото: «Силы противника состоят из 5 авианосцев, 6 крейсеров и 15 эсминцев. Они идут на запад... Мы защищаем «Хирю» и отходим на северо-запад на 18 узлах». В 2250 последовала новая радиограмма: «У противника осталось 4 авианосца ... 6 крейсеров и 16 эсминцев. Они идут на запад. Ни один из наших авианосцев не может действовать».

Ямамото ответил на эти панические донесения приказом Кондо, уже с 1400 спешившему на NE, бросив транспорты практически на произвол судьбы, помочь Нагумо, слишком потрясенному потерей авианосцев. В 2340 Кондо приказал всем своим кораблям (2 линкора, легкий авианосец, 4 тяжелых и 1 легкий крейсер, 7 эсминцев) подготовиться к ночному бою. К полуночи основные силы Кондо находились примерно в 125 милях от линкоров и крейсеров контр-адмирала Абе (прикрытие Нагумо), а недалеко за ними шел конгр- адмирал Танака со своей 2-й флотилией («Дзинцу» и 10 эсминцев). Если бы после 19 часов Спрюэнс пошел не на восток, а на запад, то вскоре после полуночи наткнулся бы на соединенные силы Абе и Кондо, прекрасно подготовленные к ночному бою. Наличие у американцев радара в артиллерийском бою отчасти бы компенсировалось положением луны, а авианосцы, не имевшие пока ночных самолетов с радарами, в темноте становились беззащитными. Безусловно японцы взяли бы реванш за дневной позор: с учетом отхода 17-го ОС против 5 тяжелых и легкого крейсера и 9 эсминцев они имели бы 4 линкора, 6 тяжелых и 2-3 легких крейсера и 18-30 эсминцев. К тому же с NW быстро приближались Главные Силы Ямамото. Но прежде чем Кондо успел разработать план боя, главнокомандующий изменил свое решение.

Согласно уточненным разведданным, все 4 авианосца Нагумо затонули или были близки к этому, а у противника оставалось два. Ямамото понял, что при броске его надводных кораблей на восток они могут за ночь не успеть настичь противника, а с рассветом попадут под атаки его авиации. Члены штаба разделяли его опасения, и в 0255 5 июня (2355 5 июня по Токийскому времени) он отдал приказ об общем отходе. В 0815 Кондо присоединился к Главным силам и они вместе двинулись на NW. Нагумо плелся за ними. В конце дня к ним присоединилось и Алеутское Соединение Поддержки. Назначенное Ямамото место для рандеву с танкерами 7 июня было так далеко от атолла Мидуэй, что всем стало ясно об его отказе от продолжения операции. Одиннадцать линкоров, два легких авианосца, шесть тяжелых крейсеров и несколько флотилий эсминцев были под непосредственным командованием Ямамото и ни один из этих кораблей, так и не увидел противника.

В 0215 5 июня Спрюэнс получил радиограмму от подлодки «Тэмбор» о «множестве неопознанных кораблей» (это была эскадра Куриты). Он подумал, что японцы не отказались от высадки на Мидуэй и в 0420 изменил курс с W на SW (230°), чтобы приблизиться к атоллу и оказать ему авиаподдержку. С 6 часов, находясь примерно в 130 милях к NE от Мидуэя, Спрюэнс начал получать сообщения от летающих лодок: сначала о двух столкнувшихся японских крейсерах, затем об огромном количестве кораблей в 200 милях к NW. Запоздалые и несколько неточные сообщения патрульных «каталин» создали у американского адмирала впечатление, что два японских авианосца все еще на плаву, хотя и повреждены. Ситуация требовала поразмыслить. Примерно в 0930 Спрюэнс изменил курс на запад и прошел в 50 милях с северу от Мидуэя, а затем, приняв решение атаковать северо-западную группу противника, повернул на курс 300° ив 112S начал погоню. В 15 часов авианосцы развернулись против ветра и начали старт самолетов. К 1543 в воздух поднялись 32 пикировщика с «Энтерпрайза» и 26 с «Хорнета». Из плохой погоды они не смогли обнаружить противника и только на обратном пути повстречали эсминец «Таникадзе», до последнего момента находившийся рядом с «Хирю», а теперь спешивший на соединение с главными силами. Эсминец не только уклонился от сброшенных на него пяти десятков бомб, но еще и сбил один «Донтлесс». Остальные вернулись на авианосцы уже в сумерках и впервые за войну совершили удачную ночную посадку.

Не сумев догнать главные силы японцев, Спрюэнс на следующий день решил отыграться на двух поврежденных тяжелых крейсерах. Еще до восхода солнца 6 июня «Энтерпрайз» («Большой Э», как называли его на флоте) выпустил разведчиков, которые обнаружили «Могами» и «Микума», пытавшихся уйти на запад. В воздух поднялись три ударные группы: 26 “донглессов” и 8 “уайлдкэтов” с «Хорнета» (в 08°°), 31 “донтлесс”, 3 “дэвастейтора” и 12 “уайлдкэтов” с «Энтерпрайза» (1045) и 24 “донтлесса” с 8 «уайлдкэтами» с «Хорнета». Авианосцы, выпуская и принимая самолеты, двигались в сторону противника и во время третьей атаки дистанция до него составила всего 90 миль. В результате «Микума» был потоплен, а поврежденному «Мотами» удалось бежать.

Гибель крейсера «Микума» и повреждение «Могами» (время Токийское) 22 мая 7-я эскадра в полном составе вышла из Хиросимы, прибыв 28-го на о. Гуам для прикрытия транспортов с войсками вторжения на атолл Мидуэй (вместе с эсминцами «Арасио» и «Асасио» 8-го дивизиона и переоборудованным танкером «Нитией Мару»), Группа ближней поддержки, которой командовал контр- адмирал Курита (флаг на «Кумано»), покинула Гуам 29 мая и рано утром 30-го встретилась с конвоем, вышедшим с о. Сайпан.

В полдень 5 июня 7-й эскадре было приказано произвести обстрел атолла Мидуэй. Развив полный ход, крейсера быстро оставили эсминцы позади и были уже в 90 милях к W от атолла, когда в 2120 (на Мидуэе было 0020) обстрел отменили и приказали идти на соединение с Главными силами. Эскадра повернула на обратный курс NNW, сбросив скорость до 28 узлов, дистанция между мателотами - 800 м. В 2318 (американцы приводят почему-то 0342, а не 0218) сигнальщики с «Кумано» на дистанции 6000 м справа по носу, (курсовой угол 45°) обнаружили американскую подлодку (это была «Тэмбор»), идущую в надводном положении. Курита отдал приказ повернуть “всем вдруг” на 45° влево, который сигнальным прожектором передали на остальные крейсера. Но уж если с утра не везет, так и вечером добра не жди. Второй («Судзуя») и четвертый («Могами») корабли выполнили приказ, а шедший третьим «Микума» ошибочно повернул на 90°, попав под таранный удар «Могами» (координаты 28°25' с.ш. и 179° з.д.).

Нос «Могами» пропорол борт “систер-шипа” над ватерлинией с левого борта под носовой надстройкой, оставив в нефтяных цистернах пробоину длиной 20 и шириной 2 метра. На маневренных качествах «Микума» это никак не сказалось, но из него стала обильно вытекать нефть, оставляя предательский след. Нос «Могами» был согнут почти под прямым углом влево до башни №1, поврежденная оконечность заполнилась водой до средней палубы, и движение корабля вперед стало невозможным. Носовую часть удалось отделить и после подкрепления переборки «Могами» мог идти вперед, но на скорости не более 12 узлов. Поскольку эскадра находилась в районе, контролируемом авиацией противника, «Кумано» и «Судзуя» отошли полной скоростью на северо-запад. Поврежденная пара двинулась на запад.

Утром 6 июня крейсера были обнаружены одной из «каталин», взлетевших еще до рассвета с Мидуэя на поиск отступающего противника (она доложила о двух линкорах). Для атаки на атолле смогли собрать только по 6 пикировщиков «Донтлесс» и «Виндикейтор» корпуса морской пехоты, которые взлетели с аэродрома в 0445 (0745 5 июня по местному времени) и уже через 20 минут вышли в атаку. «Донтлессы» сбрасывали бомбы с крутого пикирования, а старые «виндикейторы» - с пологого планирования. Оба крейсера открыли такой мощный зенитный огонь, что лишившиеся днем раньше своих командиров эскадрилий американские пилоты не смогли добиться попаданий - только 6 близких разрывов. Но смертельно поврежденный «Виндикейтор» капитана морской пехоты Ричарда Флеминга врезался в башню №4 на «Микума».

На рассвете 7 июня «Могами» смог увеличить скорость до 14 узлов, но в 0330 оба корабля были обнаружены пикировщиками с «Энтерпрайза». Между 0645 и 1145 крейсера были атакованы тремя волнами “донтлессов”, вооруженных 227-кг и 454-кг бомбами.

Первая волна из 26 бомбардировщиков из состава эскадрилий VB-8 и VS-8 (соответственно бомбардировочная и разведывательная с «Хорнета») добилась двух попаданий в «Могами»: в башню ГК №5 (бомба проникла внутрь и перебила всю прислугу) и в самолетную палубу в средней части корабля, отчего в торпедной отделении начался пожар. К счастью, торпеды были выброшены за борт еще после столкновения с «Микумой», поэтому пожар потушили всего за час. Оба крейсера вместе с присоединившимися к ним эсминцами получили приказ идти на юг, под защиту японской авиации, действующей с атолла Уэйк.

Вторая волна из 31 пикировщика (11 из состава эскадрилий VB-6 и VS-6 с авианосца «Энтерпрайз» и 20 из состава эскадрилий VB-3 и VS-5, перелетевших с «Йорктауна», но VB-3 первоначально была на «Саратоге») атаковала в 930, добившись попаданий в оба крейсера. «Могами» получил бомбу перед носовой надстройкой и еще одну в самолетную палубу, но повреждения были средней тяжести. В «Микума» попало не менее пяти бомб: первая - в башню №3, вызвав повреждения носовой надстройки, где несколько человек, включая командира капитана 1 ранга Сакао Сакияма, было убито и ранено; две бомбы затем попали в носовое МО правого борта и еще две - в кормовое МО левого борта, вынудив крейсер остановиться. Эти же бомбы вызвали большой пожар в торпедном отделении, в результате которого в 1058 взорвались торпеды. Этот взрыв полностью разрушил корабль. Принявший командование старший офицер капитан 2 ранга Такасима приказал оставить крейсер. Эсминец «Арасио» попытался приблизиться для снятия экипажа.

Третья волна из 24 бомбардировщиков эскадрилий VB-8 и VS-8 с «Хорнета» атаковала в 1145, добившись близких разрывов, которые повредили оба эсминца, и прямого попадания в самолетную палубу «Могами». Взрыв повредил спасательные люки из МО и убил большое количество людей, сражавшихся с пожарами внутри. После снятия с «Микумы» около 240 человек экипажа эсминцы и «Могами» оставили дрейфующий остов этого крейсера, который в полдень сфотографировали два “донтлесса” эскадрильи VB-6 с «Энтерпрайза» (этот снимок приводится почти во всех книгах о сражении у Мидуэя; на возвышенной кормовой башне видны обломки самолета Флеминга). Ночью «Асасио» был послан назад, но обнаружил только плавающие обломки. «Микума затонул вечером 7 июня (время не известно) в точке с примерными координатами 29°22' с.ш. и 176°34' в.д. Погибло 650 членов экипажа, включая капитана 1 ранга Сакияма, который командовал крейсером с 11 ноября 1940 года (умер от ран на борту «Судзуя» 13 июня).

«Могами» получил попадания 5 бомб и потерял 90 человек убитыми (9 офицеров) и 101 ранеными. В 4 часа 8 июня он присоединился к Оккупационному Соединению, а часом позже - к своей 7-й эскадре. 14 июня после заправки с танкера «Нитией Мару» он пришел в Трук, имея 20-узловую скорость.

Отход и действия тяжелых крейсеров после Мидуэя (время Токийское)

Когда 7 июня Ямамото получил сигнал об атаке «Могами» и «Микума» и о нахождении двух американских авианосцев недалеко к западу от них, он подумал, что получил шанс сказать в битве последнее слово. Сформировав новое оперативное соединение из 6 тяжелых крейсеров («Атаго». «Тёкай», «Миоко», «Хагуро», «Кумано», «Судзуя») и 2-й флотилии («Дзинцу» и 10 эсминцев), он послал его на полной скорости на юг, чтобы атаковать авианосцы Спрюэнса. Надеясь, что, преследуя поврежденные крейсера, американцы окажутся в пределах радиуса действия авиации с атолла Уэйк (600 миль), он приказал усилить ее самолетами с Маршалловых островов. Сам с Главными силами и 2-м Флотом Кондо в 1250 также повернул на юг. Но в 4 часа 8 июня он повернул на запад к точке рандеву с танкерами, окончательно отказавшись от наступательных действий. Крейсерское соединение смогло только обнаружить поврежденный «Могами» и отконвоировать его в Трук. Главные силы провели большую часть дня 9 июня за заправкой топливом, а затем ушли в метрополию. Для очистки совести он послал 2 тяжелых крейсера и флотилию эсминцев к Уэйку, но те противника не обнаружили и вернулись в базы.

«Атаго» и «Тёкай» вернулись в Хасирскую бухту 14 июня. Тем временем «Миоко» и «Хагуро» двигались на север, прибыв 23-го в Оминато. Через 5 дней они вышли для поддержки высадок на Атту и Кыска, а затем крейсировали к югу от Алеутских островов, прежде чем 12 июля вернулись в Хасирскую бухту.

Первый отряд 7-й эскадры (“Кумано”, “Судзуя”) после захода на Трук (с 13 по 17 июня) 23-го прибыл в Куре для ремонта. Еще до прихода в базу, 20 июня, проштрафившегося Куриту на посту командующего 7-й эскадрой сменил контр-адмирал Содзи Нисимура. 14 июля 2 оставшихся в строю крейсера 7-й эскадры передали из состава 2-го Флота в 3-й. 17 июля эскадра из Хирасимы вышла в Сингапур, куда прибыла 25-го. Через три дня оба крейсера, поддерживая операции в Бирме, вышли в крейсерство в Бенгальском заливе, а 30-го прибыли в Мергуй. После высадки американцев на острове Гуадалканал 7-ю эскадру срочно отозвали для действий в районе Соломоновых островов.


Итоги операции.

Что и говорить, они были катастрофичные для Японии. Все четыре лучших авианосца погибли вместе со всеми самолетами (от 252 до 272 машин по разным источникам - в зависимости от того, сколько самолетов приписывают «Кага», поскольку на остальных было по 63) и большинством опытнейших летчиков. Например, на «Хирю» из 150 человек летного персонала осталось в живых не более 20. Общие потери в экипажах также были огромны: «Акага» 221, «Кага» около 800, «Хирю» 416, «Сорю» 718 человек (по японским данным). Сюда же надо добавить погибших «Микума» и «1-164» и тяжело поврежденный «Могами».

У американцев погиб «Йорктаун», добитый 6 июня двумя торпедами подлодки «1-168», и одновременно торпедированный с ним эсминец «Хэмменн» (на нем погибло 9 из 13 офицеров и 72 моряков из 228). И хотя потери американцев в самолетах были также большие (всего 113 самолетов, из которых 61 погиб в боях, 41 потеряли по операционным причинам, 11 затонули с «Йорктауном»), многих летчиков удалось подобрать гидросамолетами и подводными лодками. А 7 июня к 16-му ОС присоединился «Саратога», который передал на «Энтерпрайз» и «Хорнет» 34 самолета. Спрюэнс дальше хотел повести авианосцы на север, чтобы атаковать японские корабли у Алеутских островов, но Нимитц, разгадавший намерение Ямамото завлечь Флетчера в ловушку (была получена радиограмма открытым текстом, якобы от американского линкора, с просьбой о помощи), приказал 16-му ОС вернуться в Перл-Харбор.

Но главным итогом операции было даже не то, что японцы потеряли много кораблей и цвет своей палубной авиации, так и не сумев захватить Мидуэй, а переход инициативы в войне на море в руки США и их союзников


1.3.3. Операция “AL” Сакусен (июнь 1942 года)
Состав сил и планы

Эта операция проводилась параллельно операции “МГ Сакусен. Состав сил сторон рассмотрен выше. Кроме указанных 5 крейсеров и 13 эсминцев в состав 8- го Оперативного Соединения контр-адмирала Теобальда вошли имеющиеся на Алеутских островах 3 базы гидросамолетов, канлодка, танкеры,6 подводных лодок и ударная группа базовой авиации.

Японцы не собирались захватывать что-либо восточнее острова Адак. Тем более в их планы не входила высадка на Аляску, в Канаду или на территорию США. Алеутская операция, как часть операции у Мидуэя, носила чисто диверсионный аспект и была, по сути, оборонительной. Ее целью было предотвращение вторжения американцев па японские острова (в том числе Курилы), поскольку у верховного командования имелась информация о концентрации десантных сил противника вдоль оси Сиэтл-Датч-Харбор. В мае подлодки с гидросамолетами на борту произвели тщательную разведку этих портов.

Второе Мобильное Соединение, которое на время передавалось 5-му Флоту, должно было 3 июня (4-го по Токийскому времени) произвести атаку Датч-Харбора самолетами с двух легких авианосцев, чтобы: а) обмануть Нимитца, заставив его выделить часть сил от Мидуэя; б) уничтожить объекты, которые могли использоваться для создания авиабазы, откуда американцы могли бомбить Японию; в) прикрыть и поддержать высадку десантов на Кыску, Атту и Адак.


Развертывание

Оборудованный во время ремонта в Сасебо в качестве флагманского корабля 5-го Флота, «Нати» 7 апреля вышел в бухту Аккеши на о. Хокайдо. Там на нем поднял флаг вице-адмирал Хосогая. 15 апреля крейсер вышел в Муроран, куда прибыл на следующий день. Из-за атаки американской авиации он 18-го ушел в Йокосуку, где простоял с 25 по 29 апреля, и только 3 мая вернулся в Аккеши. С 6 по 12-е «Нати» крейсировал к востоку от курильского острова Чисима, проводя различные учения и тренировки, а 15 мая прибыл в базу Оминато в одной из бухт на севере Хонсю, где сосредотачивалось Соединение Северног о Района, включая оба соединения вторжения и 2-е Мобильное.

«Такао» и «Майя» попали в состав 2-го Мобильного Соединения 20 мая и через два дня из базы в Куре перешли в Оминато. Соединение покинуло бухту 24/25 мая и направилось строго на восток. Через два дня вместе с флагманским «Нати» и группой снабжения в море вышло соединение вторжения на остров Кыска, а еще через день - соединение вторжения на острова Адак и Атту. Первое соединение двинулось вдоль Курильских островов, зайдя 1/2 июня на о. Парамушир. Там «Нати» заправился с танкера «Ниссин Мару». На следующий день он вышел для прикрытия высадки и начал патрулирование к югу от Атту. Самолеты, патрульные корабли и летающие лодки находились в готовности.


Удар по Датч-Харбор 3-4 июня 1942 года (время местное)

Второе Мобильное Соединение контр-адмирала Какуты, благодаря плохой погоде не обнаруженное патрульными самолетами и даже кораблями, 3 июня в 0250 вышло в точку старта самолетов в 165 милях к S от Датч-Харбора. Но плохая погода помешала и японским самолетам: вся группа с «Дзуньо» вернулась с полпути. На цель прошли только 14 бомбардировщиков и 3 истребителя. Но их заблаговременно обнаружил радар авиатендера «Джиллис», на всех кораблях в гавани объявили тревогу. Хорошая погода над базой позволила самолетам с «Рюдзё» легко находить цели: цистерны с топливом, радиостанцию, казармы форта Мерс и сидящие на воде “каталины”. Один из самолетов в бухте Макушина заметил пять американских эсминцев 6-й флотилии и радировал об этом адмиралу Какуте. И вторая волна в 900 была выслана против этих кораблей. Но когда самолеты пролетали недалеко от недавно построенного аэродрома, их перехватили истребители Р-40. Всего японцы потеряли 4 самолета (2 сбили зенитки, 2 истребители), а еще 2 были повреждены так, что не подлежали ремонту. Авианосцы с крейсерами подошли к Датч-Харбору на 130 миль, чтобы принять самолеты, а затем стали отходить на SW. Новый аэродром стал для них неприятным сюрпризом. Соединение Теобальда в это время находилось примерно в 500 милях на SSE от кораблей Какуты. Ночью японцы заправили эсминцы топливом и легли курсом на Адак. Но днем туман оказался таким сильным, что скорость пришлось уменьшить до 9 узлов. Прогноз погоды показал, что погода над Адаком плохая, поэтому японский адмирал решил нанести второй удар по Датч-Харбору. Снова ему удалось незамеченным пройти все американские патрули и в 16 часов 4 июня оба авианосца подняли в воздух 11 пикировщиков “Вэл”, 6 горизонтальных бомбардировщиков-торпедоносцев “Кейт” и 15 истребителей. Во время их отсутствия соединение наконец-то обнаружили патрульные самолеты. Но последующую атаку армейских бомбардировщиков В-26 и В-17 японцы отбили зенитным огнем, не получив попаданий. Японские же самолеты уничтожили в базе 4 полные нефтяные цистерны, плавказарму «Нортвестерн», разрушили недостроенный барак и госпиталь. На обратном пути японские самолеты снова были перехвачены истребителями Р-40, которые сбили 4 бомбардировщика с «Дзуньо», сами потеряв 2 машины (еще у американцев погибли 6 “каталин” из 20 и 3 бомбардировщика). Но более неприятной оказалась радиограмма от Ямамото, приказывавшая Какуте спешно идти на юг для соединения с главными силами и оповещающая, что оккупация Алеутских островов и атолла Мидуэй “временно отложена”. Ямамото нуждался в авианосцах Какуты, чтобы с остальными гремя наказать американцев. Одновременно на юг отзывалось и Алеутское Соединение Поддержки.

Но колебания Ямамото относительно дальнейших действий быстро закончились, и в 1930 4 июня, менее, чем через 4 часа после “временного отложения”, вице-адмирал Хосогая получил новый приказ: продолжить захват Алеутских островов по плану. Соединения вторжения на Кыску, Адак и Атту, которые уже было повернули в Японию, снова изменили курс. Аналогично, не пройдя и половины пути до точки рандеву, в 15 часов 5 июня получил отбой и Какута. Ему было приказано патрулировать в районе в 600 милях на SSW от Кыски и дождаться там вице-адмирала Хосогая на «Нати». В состав Соединения Северного Района передавались и несколько освободившихся после провала операции “MI” Сакусен кораблей (линкоры «Конго», «Хией», тяжелые крейсера «Тоне» и «Тикума», авианосец «Дзуйхо»), поскольку Ямамото считал, что американцы от Мидуэя пойдут на север. С 12/13 июня Хосогая также переподчинялись тяжелый авианосец «Дзуйкаку», крейсера «Миоко» и «Хагуро».

Обнаружение японскими летчиками с «Дзуньо» нового аэродрома на о. Умнак, с которого они дважды подвергались нападению, изменило дальнейшие планы японцев. Умнак находился слишком близко к Адаку (всего 350 миль), чтобы высадку на последний можно было провести без помех. Поэтому Хосогая утром 5 июня приказал контр-адмиралу Омори, командиру Оккупационного Соединения Адак-Атту, которое находилось в 225 милях к SW от Адака, повернуть к острову Атту - самому западному из Алеутских, чтобы утром 7- го высадить на него всех 1200 солдат. Войска высадились в бухте Хольц, а выгрузка оборудования и снабжения продолжалась до 10-го.

Оккупационное Соединения Кыска, усиленное гидроавианосцем и эсминцем из сил Омори, действовало по плану, также высадившись 7 июня без всякого сопротивления. Не в последний раз крупный десант высаживался на остров Кыска, где совершенно не с кем было сражаться (спустя год так же “опростоволосились” американцы). Хотя в свете неудачи с Мидуэей захват Кыски был совсем ни к чему, японское командование решило его удерживать и оборудовать там авиабазу и якорную стоянку для флота. Важен был и психологический аспект - в Японии с восторгом восприняли появление флага с Восходящим Солнцем еще над двумя островами противника. Эффект был такой же, как и в США от победы при Мидуэе.

Американские самолеты, базировавшиеся на Умнак, Датч-Харбор и Колд-Бей, “потеряли” соединение Какуты после его отхода 4 июня. И в дальнейшем японские корабли, патрулировавшие у Алеутских островов, не приближались на радиус действия американской авиации. Хотя на базу неоднократно сыпались радиограммы об обнаружении японских авианосцев, тяжелых крейсеров и эсминцев. Плохая погода еще не раз за время противостояния на Алеутах так подшучивала над обоими противниками. Только 18 июня армейские бомбардировщики действительно обнаружили и потопили транспорт «Ниссан Мару» у Кыски.

Как и у атолла Мидуэй, боевые действия на Алеутах проводились силами авиации, а корабли противников даже ни разу не увидели друг друга. Конечно, если бы контр-адмирал Теобальд, доверившись сообщениям разведки о целях японцев на севере, повел свое соединение на запад, он бы вступил в контакт с авианосцами и крейсерами Какуты под прикрытием базовой авиации. В артиллерийском отношении 5 американских крейсеров были сильнее «Такао» и «Майя», но прежде надо было вывести из строя японские авианосцы. А как показал опыт всей войны (ни разу “каталины”, В-26 или В-17 не добились попаданий в авианосцы), этот шанс был пренебрежимо мал. Для американцев было благом и то, что Нимитц отозвал «Энтерпрайз» и «Хорнет» с марша на север, поскольку с 12 июня Хосогая, действовавший на «Нати» к югу от Кыски, был усилен тяжелым авианосцем «Дзуйкаку», легким «Дзуйхо», линкорами «Конго» и «Хией» и четырьмя тяжелыми крейсерами - «Миоко» «Хагуро», «Тоне», «Тикума». Эта концентрация сил была последней попыткой Ямамото заманить Спрюэнса в ловушку.

«Нати» крейсировал к югу от Атту до прихода в Оминато 23 июня (японское время). После заправки и пополнения запасов «Нати» 28-го снова вышел в крейсерство в тот же район, которое длилось до 7 июля.

14-го он пришел в Йокосуку для докования, которое прошел с 24 по 30 июля. В день прихода в базу «Нати» был назначен флагманом 21-й эскадры 5-го Флота. В этом качестве он 2 августа покинул Йокосуку и 6-го бросил якорь на рейде Парамушира.

В составе соединения Какуты «Такао» и «Майя» крейсировали к югу от Алеутских островов с 7 по 20 июня и, после заправки топливом в Оминато, с 4 по 5 июля. Оба крейсера вернулись в Хасирскую бухту 13 июля - на день позже «Миоко», «Хагуро», «Тоне» и «Тикума».


1.3.4. Действия «Асигара» и крейсеров 6-й эскадры.

Мы оставили крейсер «Асигара» 5 марта в Макассаре, где он и простоял до 26 числа. Затем его назначили в поддержку операции против островов Рождества (“X” Сакусен), из которой он вернулся в Макассар 6 апреля. Через 4 дня крейсер присоединили к Флоту Юго- Восточного Района. Выйдя из Макассара 23 апреля, он 28-го был в Сурабае, оставаясь там до 25 мая, когда ушел в Сасебо для текущего ремонта и докования. «Асигара» находился в Сасебо со 2 июня до 25-го, когда снова ушел в Макассар. Прибыв в базу 1 июля, он 7-8 июля перешел в Сурабаю и в качестве флагмана 2-го Южного Экспедиционного Флота оставался там до 11 августа.

После окончания операции “МО” Сакусен, где 6-я эскадра не снискала себе лавров, потеряв прикрываемый ею авианосец, крейсера ушли в Куре для ремонта: «Фурутака» и «Кинугаса» ремонтировались с 5 по 28 июня (докование с 10 по 15-е), а «Како» и «Аоба» с 22 мая по 16 июня (докование 25-29 мая). «Аоба» и «Како» вышли из Куре 16 июня и после учений с 18-й эскадрой («Тенрю», «Тацута») в Бунго Суйдо 23-го прибыли в Трук. 30 июня они вышли из базы и 5 июля были у Киеты (северный берег острова Бугенвиль). На следующий день они вышли в бухту Реката на NE-м берегу о. Санта-Изабель, где простояли с 7-го по 15-е. По пути в Кавьенг, куда прибыли 26 июля, они зашли в Рабаул (22-го). Оба стояли в проходе Мове около Кавьенга до 7 августа, исключая пробег «Аоба» в Рабаул 31 июля-1 августа.

«Фурутака» и «Кинугаса» вышли из Куре 30 июня, прибыв 4 июля в Трук. 7-го они вышли в поход, в ходе которого посетили Киету (9-10 июля), Мове (16-18-го), о. Бука (19-22-го), Рабаул (22-23-го), снова Мове (24-го), канал Изабель (26-го) и Мове (26-го), где простояли до 7 августа. 27 июля 6-я эскадра вошла в состав вновь образованного 8-го Флота. Его флагманским кораблем был назначен «Тёкай» который с 14 июня находился во внутреннем море. Командующим 8-м Флотом назначили вице-адмирала Гуничи Микава. «Тёкай» вышел из Куре 19 июля и после захода в Трук (25-27-го) и Рабаул (30— 31-го) прибыл в Мове.


1.4. Модификации крейсеров и реконструкция «Мотами»

После сражения у атолла Мидуэй, кроме реконструкции поврежденного «Могами», никаких заметных модификаций на тяжелых крейсерах не проводили. Только «Кумано» и «Судзуя» в июле получили по три 3- местных гидросамолета: два типа 0 и один типа 94 №2 (см. п. 4.2 Приложения 1 к первому тому).

«Могами» после временного ремонта на Труке, который с помощью ремонтного корабля «Акаси» длился до 22 июля, 11 августа отбыл из Трука и в тот же день прибыл в Сасебо. 25 августа в качестве “Корабля специальной службы” его причислили к округу Куре и 1 сентября поставили в док на верфи флота Сасебо. Анализ итогов операции “Ml” Сакусен показал недостаточную вместимость крейсеров для несения самолетов при действиях в составе авианосного соединения. И в ходе ремонта, который продолжался до 30 апреля 1943 года, чтобы улучшить разведывательные возможности Мобильного Флота, «Могами» переделали в “авианосный крейсер”. Эта переделка включала:

1) Модификацию кормовой части корпуса. Башни №4 и №5 (последняя была разрушена 7 июня) вместе с кормовым постом УАО ГК сняли, а погреба приспособили для хранения авиабомб и цистерн с авиабензином. Самолетную палубу продлили в корму и оборудовали рельсовой системой для хранения 11 гидросамолетов типа Дзуиун (по 5 на борт и один на поворотной платформе под краном) и их быстрой подачи к двум катапультам, которые могли выпустить всю авиагруппу за 30 минут. Но сначала «Могами» имел всего 7 типа 0: 4 трехместных и 3 двухместных (см. п. 4.2 Приложения 1 к первому тому).

2) Усиление зенитной артиллерии. Прежние 25-мм спарки и 13-мм автоматы заменили на 10 строенных 25-мм установок, которые разместились перед мостиком (на местах 13-мм), вокруг трубы (вместо 4x2 25-мм), по бокам грот-мачты и по бортам посередине самолетной палубы. В передней части носовой надстройки и на месте кормового директора ГК установили дополнительные директоры типа 95 для 25-мм автоматов типа 96 (см. п. 3.2 Приложения 1 к первому тому) - всего стало 4 директора типа 95 (обозначены “А” на рис., стр. 37). Над ходовым мостиком оборудовали командную платформу УЗО с зенитными биноклями (“В” на рис., стр. 37); эта платформа и ходовой мостик получили ветровые экраны{2}.

3) Установку радара. «Могами» получил радар №21 слежения за воздухом3 с антенной “матрасного типа” (тип А модель 6) на верхушке фок-мачты, где она заменила платформу управления торпедной стрельбой и антенну гониометра. Радарный пост оборудовали в нижней части фок-мачты (“С” на рис., стр, 37).

4) Улучшение водонепронииаемости корпуса. Число иллюминаторов значительно сократили, а остальные уплотнили за счет приварки к ним дисков из стали Дюколь.

При этой переделке водоизмещение крейсера изменилось незначительно: стандартное стало 12206 Т, нормальное с 67% запасов 14142 Т; размерения корпуса остались без изменений; дальность стала 7000 миль на 18 узлах; экипаж стал насчитывать 930 человек (из них 70 офицеров). Крейсер ввели в строй 30 апреля 1943 года и причислили непосредственно к 1-у Флоту. Он вышел из Сасебо I мая и на следующий день стал в базу 1-го Флота в Хасирской бухте. До 20 мая он проводил учения и тренировки во Внутреннем море.

Система размагничивания (показана для 'Микума", а на "Могами" витки укладывались на одном уровне) установлена в апреле 1941 года.

«МОГАМИ» в апреле 1943 года после переделки в “авианосный крейсер”


1.5. Кампания на Соломоновых островах (август 1942 года - январь 1943 года)

1.5.1. Начало операции «Уотчтауэр».

Высадка американских войск на Гуадалканале - одном из крупных Соломоновых островов - была первой стратегической наступательной операцией флота США на Тихом океане. Решение о захвате этого острова в качестве первого шага грядущего наступления в Новой Гвинее, Новой Британии и Новой Ирландии, было принято на заседании комитета начальников штабов в июле 1942 года, хотя название острова в американских планах мелькало еще с февраля. В развитие операции планировалось также оккупировать острова Санта-Крус и создать базы близ Тулаги (база на небольшом островке у о. Флорида и административный центр Соломоновых островов, захваченный в мае японцами).

Одновременно и японцы готовились к повторной попытке захвата Порт-Морсби, но на этот раз с суши. Для обеспечения восточного фланга в этой операции и подготовки к дальнейшему наступлению в южной части Тихого океана они решили создать авиационную базу на Гуадалканале. Все остальные свои операции "Второго Этапа” против островов Фиджи и Самоа, а также Новой Каледонии японское командование своей директивой от 11 июля приказало прекратить.

Таким образом, в начале июля интересы обеих сторон пересеклись на маленьком кусочке суши вулканического происхождения, и это предвещало кровопролитные бои. Японский флот, хотя и уязвленный потерей 4 авианосцев, оставался достаточно могущественным, чтобы подавить любые попытки противника вторгнуться в пределы “оборонительного периметра”, а оборона островов в юго-западной части Тихого океана была особенно важной, поскольку они прикрывали богатый ресурсами район Индонезии и Филиппин. Из-за недостатка сил, прочной обороны союзников и сложных природных условий боевые действия на Новой Гвинее приняли затяжной характер. Для поддержки наступления японское командование создало 8-й Флот под командованием вице-адмирала Гунити Микава с базой в Рабауле. В его состав вошли: флагманский крейсер «Тёкай», 4 крейсера 6-й эскадры (флагман «Аоба»), 2 легких крейсера 18-й эскадры («Тенрю» и «Тацута»), 6-я флотилия эсминцев с лидером «Юбари», 5 подлодок 7-го дивизиона. С воздуха 8-й Флот поддерживала 25-я флотилия 11 - Воздушного Флота (70 самолетов различных типов).

Американцы, ободренные победой у атолла Мидуэй, действовали быстро и к концу июля были готовы к десантной операции. Задействованные силы включали 61-е Экспедиционное Соединение вице-адмирала Фрэнка Флетчера, куда вошли авианосцы “Саратога”, “Энтерпрайз” и “Уосп”, новый быстроходный линкор “Норт Кэролайн”, 5 тяжелых крейсеров, крейсер ПВО и 16 эсминцев, и 62-е Десантное Соединение контр- адмирала Р. Тернера (23 транспорта: 3 тяжелых, 1 легкий крейсер, 9 эсминцев эскорта английского контр- адмирала Кратчли; 3 тяжелых крейсера, крейсер ПВО и 6 эсминцев групп поддержки), поддерживаемые соединением береговой авиации контр-адмирала Д. Маккейна. Общее руководство возлагалось на командующего силами южно-тихоокеанского района флота США вице- адмирала Роберта Гормли. Десантные силы вышли из Новой Зеландии 22 июля и к югу от островов Фиджи встретились с авианосным соединением. В течение четырех дней проводились учения по высадке десанта на отдаленных островках этой группы, и в ночь на 31 июля десантные силы вышли по назначению. Операция “Уотчтауэр” (сторожевая башня) началась ранним утром 7 августа. Сначала самолеты с авианосцев вылетели на штурмовку японских укреплений на островах Гуадалканал, Флорида и соседних, а затем огонь по берегу открыли корабли. После этого десант успешно высадился на берег и захватил на Гуадалканале наполовину законченную японцами взлетно-посадочную полосу, заставив немногочисленный японский гарнизон (400 человек комендантской службы и 2700 военных строителей) отступить. При высадке на Тулаги, расположенном через пролив Слот, который вскоре из-за огромного числа затонувших в нем кораблей и судов, получит название Железное Дно, американцы встретили более упорное сопротивление, но уже 8 августа база была в руках десанта.

Японское командование в Рабауле, расположенном в 550 милях к NW, послало на подкрепление своим гарнизонам 6 транспортов с войсками, но после потопления одного из них («Мейо Мару», 5600 т, погибло 14 офицеров и 328 солдат и моряков) подлодкой «S-38» в полночь 8 августа остальные вернулись. Одновременно было решено нанести удар по американскому десантному соединению надводными кораблями.


1.5.2. Бой у острова Саво 9 августа 1942 года.
Состав сил и развертывание

Известие о высадке американцев на Гуадалканал и Тулаги рано утром 7 августа застало вице-адмирала Микаву в Рабауле. Около 8 часов была получена радиограмма с просьбой о помощи и заверением «сражаться до последнего человека». Микава приказал всем своим пяти тяжелым крейсерам полным ходом идти в Рабаул. Вскоре после полудня «Тёкай» и эсминец «Юнаги» вошли в Симпсон-Харбор, чтобы принять на борт адмирала, а остальные невысокой скоростью подходили к гочке рандеву в проливе Сент-Джордж-Чэннел. Микава поднял свой флаг на «Тёкай» в 1648 и повел за собой имевшиеся под рукой легкие крейсера «Тенрю» и «Юбари». Вечером, соединившись, 7 крейсеров и эсминец вышли из пролива и взяли курс на EbN, чтобы обойти о. Бука - самый северный из Соломоновых. Американцы практически с самого начала знали о выходе противника. Пять крейсеров и эсминец были обнаружены бомбардировщиками В-17 еще на подходе к Рабаулу.

На выходе из пролива Сент-Джордж уже все 8 кораблей в 20 часов были обнаружены лодкой «S-38» (которая через несколько часов потопила «Мейо Мару») и прошли так быстро и близко от нее, что она не смогла выйти на них в атаку. Командир радировал в базу о контакте: «два эсминца и три больших корабля неизвестного класса прошли большой скоростью на юго-восток».

Пока американские морские пехотинцы располагались на ночлег, а корабли адмирала Тернера приступили к патрулированию у берега, Микава со штабом разрабатывал план боя. Атаку следовало провести стремительно и незаметно, для надежности ночью. Японские корабли прекрасно готовы к такому бою, а американские летчики - главная забота - еще не освоили действий по ночам. Для этого в пролив Слот (щель) планировалось войти сразу после полуночи 9 августа, но для этого надо было целый день 8-го идти под надзором самолетов-разведчиков. Утром Микава поднял по одному гидросамолету с тяжелых крейсеров для разведки по курсу на дальность 250 миль. Два из них, стартовавшие в 0625 с «Аоба» и «Кинугаса», к полудню вернулись, проведя, несмотря на наличие истребителей и сильный зенитный огонь, разведку окрестностей Тулаги. Они сообщили о линкоре, 6 крейсерах, 19 эсминцах и 18 транспортах в водах вокруг Тулаги и Гуадалканала.


В 1026 8 августа самолет “Хадсон” австралийских ВВС заметил крейсера Микавы и какое-то время летел за ними. Зенитный огонь помешал самолету приблизиться, а с большого расстояния он не мог точно определить их курс. Ему показалось, что это были 3 крейсера, 3 эсминца и 2 гидроавиатендера или канлодки, идущие курсом 120° на 15 узлах. В 1100 другой австралийский “Хадсон” обнаружил крейсера в проливе между островами Бугенвиль и Шуазель и донес о двух тяжелых и двух легких крейсерах и одном не опознанном судне. Но кораблей на пути не было, если не считать встреченный у острова Новая Джорджия гидроавиатендер «Акицусима».

В 1640 Микава передал прожектором на остальные корабли разработанный план боя: сначала торпедами атаковать корабли на якорной стоянке у Гуадалканала, затем перейти к Тулаги, торпедировать противника там и уйти, обогнуть остров Саво против часовой стрелки. Для повторной проверки положения кораблей противника в 1612 с «Тёкай» и «Аоба» стартовали еще два самолета. Убедившись, что все в готовности, Микава в 1840 в стиле адмирала Нельсона передал семафором сигнал: «Нападаем для победы в традиционной для Императорского флота ночной атаке. Пусть каждый делает все, что в его силах!».

Пока японцы приближались к острову Саво, ожидающие атаки американцы задавались традиционными вопросами: Где? Когда? Как? Перед Мидуэем Нимитц знал ответы на все три. Контр-адмирал Тернер знал только, что его обязательно атакуют в узких проливах между островами Гуадалканал, Флорида, Тулаги. Остальное зависело от хорошей работы береговых наблюдательных постов, подводных лодок и авиаразведки, поскольку японцы до 7 августа, естественно, никаких планов на этот счет не имели. Приходилось сразу готовиться к отражению атак надводных сил, с воздуха и из- под воды в любой возможной комбинации.

Первое сообщение от «летающих крепостей» дошло до Тернера около полуночи. Но присутствие японских крейсеров между двумя своими базами никаких подозрений не вызвало. Сообщение подлодки о спешащих на SE крейсерах, полученное контр-адмиралом Кратчли за завтраком, также никого не побеспокоило - мало ли куда могут идти японские корабли в 550 милях от Гуадалканала. Подойдут поближе - разберемся. Пилот же австралийского “Хадсона”, заметивший японцев в 1026 8 августа, поступил несколько странно. Вместо того, чтобы, нарушив радиомолчание, передать срочное сообщение или тут же вернуться в базу (2 часа лета) для личного доклада, он спокойно закончил полет по графику, попил чайку и только потом пошел докладывать. Перед заходом солнца эта важная информация была передана в Томпсонвиль, оттуда - генералу Макартуру в Брисбен. С этого момента дело пошло быстрее: контр-адмирал Кратчли получил сообщение из Канберы в 1834, а контр- адмирал Тернер (через Перл-Харбор) в 1845. Более 8 часов понадобилось для передачи важного сообщения, в то время как расстояние между самолетом-разведчиком и флагманским кораблем было всего 350 миль. Если бы пилот донес о контакте, используя радио, за японскими кораблями установили бы непрерывное наблюдение и послали бы для их атаки бомбардировщики, Тернер бы организовал дополнительный патруль, да и вообще, подготовился к бою. Кроме всего прочего, полученное сообщение было неточным. Наличие “двух гидроавиатендеров”, по мнению Тернера и Кратчли говорило о намерениях противника нанести удар с воздуха утром, но никак не ночью надводными кораблями, которых для этого явно не хватало. Да и зачем брать для ночного боя гидроавиатендеры? Высказывалось также мнение, что японцы где-то на островах просто хотят организовать базу гидроавиации.

Сыграл свою роль и уход авианосцев. Еще 26 июля на совещании на борту авианосца «Саратога» вице- адмирал Флетчер объявил, что не сможет находиться на дистанции поддержки десанта более двух суток. Тернер яростно возражал, доказывая, что за такой срок невозможно разгрузить транспорты - на это надо минимум вдвое больше времени. Вышестоящий командир - адмирал Гормли - не имел собственного мнения, а выполнял только стратегические указания из Нумеа. Вечером 8 августа, после возвращения всех самолетов Флетчер сообщил Гормли, что из 99 истребителей осталось всего 78, и что в виду большого количества японских ударных самолетов в этом районе он рекомендует отвести свои авианосцы, которые к тому же нуждаются в заправке. Надо было видеть негодование Тернера, когда он перехватил эту депешу! Флетчер хочет уйти из-за того, что число его истребителей уменьшилось на 21 %? Да на всех американских авианосцах перед Мидуэем не было столько истребителей! Но и Флетчера, потерявшего «Лексингтон» в Коралловом море и «Йорктаун» у Мидуэя, можно было понять.


Бортовые гидросамолеты

Е13А1 (тип 0)

F1M2 (тип 0)

Попадание 203-мм снаряда в башню ГК №1 в бою у о. Саво 9 августа 1942 года

«ТЁКАЙ» - флагман 8-го Флота в 1942 году


Пока Флетчер отходил, а Микава 26-узловым ходом приближался, крейсера и эсминцы адмирала Кратчли занимали места согласно ночной диспозиции. Пролив Слот разделили на три сектора, каждый из которых патрулировало отдельное соединение. Сам Кратчли возглавил южный отряд: австралийские тяжелые крейсера «Австралия» (флагман), «Канберра» и американский «Чикаго», два американских эсминца «Паттерсон» и «Бэгли». Эти корабли давно действовали вместе - еще во времена существования командования ANZAC, участвовали в сражении в Коралловом море. Они патрулировали к югу от линии 125°, считая от центра о. Саво, чтобы блокировать проход между Саво и мысом Эсперанц. Северный отряд, который прикрывал район к северу от указанной линии и блокировал проход между островами Саво и Флорида, состоял из тяжелых крейсеров «Винсеннс» (брейд-вымпел командира корабля кэптена Рифколя), «Астория», «Куинси», эсминцев «Хелм» и «Уилсон». Оборудованные радарами типа SC эсминцы «Блю» и «Ральф Тэлбот» патрулировали соответственно к западу и северу от Саво, а проход между островами Флорида и Гуадалканал прикрывало соединение контр- адмирала Нормана Скотта: легкие крейсера «Сан- Джуан» (Сан-Хуан) и «Хобарт» (австралийский), эсминцы «Монссен» и «Бьюкенен». Тернер имел под началом 19 войсковых и грузовых транспортов, которые планировал разгружать всю ночь как на Тулаги, так и на Гуадалканал. Однотипные «Австралия» и «Канберра» принадлежали к типу британских «каунти» - самым первым “вашингтонским” крейсерам с восемью 203-мм орудиями, восемью 533-мм торпедными трубами и слабой броней (на этой паре даже не успели произвести усиление защиты, как сделали перед войной на других). Также однотипные «Винсеннс», «Астория» и «Куинси» (тип «Нью-Орлеане») и более ранний «Чикаго» (тип «Нортхемптон») несли по 9 203-мм и 4-8 127-мм орудий, не имея торпедных аппаратов. Броневой пояс и башни на первых имели толщину от 37 до 127 мм, на «Чикаго» - пояс 76 мм, башни 37-63 мм.

Хотя почти во всей литературе Кратчли, а заодно и Тернера, резко критикуют за такое распыление сил и проявленную беспечность, с учетом изложенного выше их действия были вполне логичны: все три прохода прикрывались против надводных сил и подводных лодок. Явной ошибкой было только то, что крейсер «Сан- Джуан», оснащенный новейшим поисковым радаром SG, был поставлен в тот пролив, где появлением японских кораблей было самым маловероятным. Радары SC на эсминцах хорошо работали только до дистанции 10 миль - в хороших условиях, а тут вокруг были острова. Да и адмирала Скотта лучше было назначить на «Винсеннс». Но предыдущий день был очень хлопотным, чтобы заниматься переносом флага с крейсера на крейсер.

Кратчли начал патрулирование к юго-востоку от Саво на 12 узлах, каждый час поворачивая на обратный курс. Три тяжелых крейсера шли в колонне, выдерживая интервал в 3 кабельтова. Эсминцы находились на крамболах (направление в нос от траверза) флагмана в 6-7 кабельтовых. Отряд кэптена Рифколя имел такой же строй, но совершал патрулирование между островами Саво и Флорида по “квадрату” на 10 узлах, каждые полчаса поворачивая на 90° вправо. Никакого плана боя или инструкций оба отряда не имели, а в 2032 лишились и адмирала, вызванного Тернером на совещание по поводу завтрашнего ухода транспортов. Кратчли на «Австралии» покинул строй и пошел на рейд Лунга, где стоял флагманский транспорт Тернера .«Маккоули». Командование южным отрядом принял командир «Чикаго» кэптен Боуд. На кораблях поддерживалась готовность №2, поскольку день был хлопотный (обстрелы берега, отражение воздушных атак) и экипажи нуждались в отдыхе. Видимость была от 20 до 60 каб. (наименьшая как раз в том направлении, откуда подошли японцы), ветер с NE силой 1-2 балла, луна на небе отсутствовала. В 2330 над островом Саво появился сильный дождевой шквал, который медленно двинулся на SE, поставив завесу между отрядами, а в 2345 в воздухе послышался звук моторов - это были два гидросамолета с крейсеров Микавы, посланные для уточнения диспозиции противника и освещения его САБ'ами. Один из них был замечен и правильно идентифицирован эсминцем «Ральф Тэлбот», который по радиотелефону объявил: “Тревога! Тревога! Самолет над островом Саво направляется на восток”. Несмотря на многократное дублирование, из-за существующих атмосферных условий этот сигнал не дошел до «Маккоули», стоявшем всего в 20 милях. Самолет видели с многих кораблей, но приняли за свой, поскольку он летел с включенными бортовыми огнями. Да и высшее начальство (почему-то все считали, что сообщение «Тэлбота» дошло до Тернера) никакой тревоги не объявило. Без пяти минут полночь Кратчли покинул совещание и перешел на свой крейсер. Он решил не идти на соединение со своим отрядом, а патрулировать в 7 милях к западу от транспортов. С одной стороны, его отсутствие ослабило силы союзников, с другой - его появление примерно одновременно с японцами только бы внесло дополнительную сумятицу.


Бой 0054- 0230 9 августа (время местное)

На мостике крейсера «Тёкай» Микава вчитывался в сообщения своих пилотов. Горящий между островами Флорида и Гуадалканал транспорт был отличным ориентиром, чтобы найти остальных. Именно транспорты были главной целью, но чтобы до них добраться надо пройти мимо крейсеров. Микава вел корабли в длинной кильватерной колонне: 5 тяжелых крейсеров во главе, за ними 2 легких и замыкающий эсминец. Не все корабли до этого действовали вместе, но дистанция между мателотами 6,5 каб. давала достаточно места для независимого маневра. Корабли имели 62 торпедных трубы (52 610-мм калибра, 10 533-мм), 34 203-мм, 10 140-мм, 27 127-мм и 120-мм орудий. План боя заключался в молниеносной атаке общим строем (сначала транспортов у Гуадалканала, затем тех, что стояли у Тулаги) и быстром отходе, чтобы не попасть утром под удар палубной авиации. В 2230 на кораблях объявили боевую готовность, в 0025 флагман передал “Три тяжелых крейсера к югу от Саво” (Микава ориентировался на сообщение гидросамолета с «Аоба», стартовавшего еще в 1612), а через 20 минут “Боевая тревога”.

Японские корабли радаров не имели, но уверенно шли вперед 26-узловой скоростью. В 0054 «Тёкай» справа по носу заметил двигавшийся на SW «Блю». Все орудия японского отряда были наведены на американский корабль, но тот не проявил ни малейшего беспокойства и продолжал удаляться. Радар на нем не был достаточно хорош, а наблюдатели не смотрели назад - общая ошибка всех наблюдателей. Тем не менее, Микава отвернул влево, чтобы обойти Саво с севера. Вскоре его сигнальщики донесли еще об одном эсминце прямо впереди и японский адмирал вернулся на старый курс. Пройдя остров Саво, японская колонна в 0132 повернула на курс 95°, а через минуту Микава отдал команду: “Всем кораблям атаковать!”

Далее события стали развиваться с калейдоскопической быстротой. В 0134 слева по борту и всего в 15 каб. показался медленно идущий на запад эсминец (это был поврежденный днем авиацией «Джервис», не имевший средств связи); обнаружение казалось неизбежным. Еще через 2 минуты наблюдатели правого борта флагмана доложили о кораблях прямо по курсу - «Паттерсоне» и «Бэгли». На других японских кораблях также заметили «Джервис» и, приняв его за крейсер, выпустили торпеды (все мимо). Артиллерийского огня они не открыли, поскольку флагман еще этого не сделал, а на японском флоте, вышколенном для ночного боя, была прекрасная дисциплина. Не замечаемые на фоне острова сквозь сильный дождь японские крейсера продолжали сближаться с южным соединением. Вскоре с дистанции 62 каб. были обнаружены «Чикаго» и «Канберра», и Микава в 0136 приказал: “Огонь по способности!" Через 2 минуты (корабельные часы на «Тёкай» показывали 2338 - Токийское время) мощные торпеды выскользнули из труб: один залп был сделан по «Бэгли», остальные по крейсерам. Дистанция стремительно сокращалась, но только в 0143 эсминец «Паттерсон», заметив тени в 25 кабельтовых, передал по радио: “Тревога! Тревога! Странные корабли входят в гавань!”

Но уже было поздно. Японский гидросамолет сбросил осветительную бомбу над стоящими у мыса Лунга транспортами, которая высветила силуэты «Чикаго» и «Канберра». Мгновенно «Тёкай» (всего 22 каб. до цели), «Аоба» (27 каб.) и «Фурутака» (45 каб.) открыли огонь главным калибром. На «Канберра» практически одновременно со звоном боевой тревоги раздались два торпедных взрыва с правого борта, а мгновения спустя корпус корабля, даже не успевшего развернуть башни из походного положения, попали первые снаряды. Командир корабля Геттинг был смертельно ранен, артиллерийский офицер убит. Австралийский крейсер успел выпустить 2 торпеды и несколько 102-мм снарядов из зенитной батареи, прежде чем остановился и лишился энергии (всего в него попало 24 снаряда).

«Паттерсон» повторил свой радиосигнал прожектором, резко повернул влево и открыл огонь. Коммандер Уолкер приказал выпустить торпеды, но его приказ не был услышан. Японский снаряд, взорвавшись у кормового орудия, воспламенил готовый к выстрелу боезапас и вывел из строя обе кормовых установки. «Бэгли» заметил противника на несколько секунд позже «Паттерсона». Также резко бросившись влево, он разрядил торпедные аппараты правого борта, хотя торпедисты даже не успели вставить капсюли. Описав полукруг он выпустил торпеды из левых аппаратов (все американские эсминцы, участвовавшие в бою, были типа «Гравен» и имели с каждого борта по 8 ТА). Но противник уже удалялся в северо-восточном направлении и торпеды его не догнали.

“ФУРУТАКА” (вверху) и "АОБА” (внизу) ПОСЛЕ МОДЕРНИЗАЦИИ 1936-39 ГОДОВ


Затем настала очередь «Чикаго». В 0146 его наблюдатели заметили следы торпед, идущих в правый борт. После резкого поворота вправо были замечены торпеды, идущие уже в левый борт. Одна из них в 0147 попала в носовую часть. Водяной столб накрыл корабль от форштевня до первой трубы. Комендоры открыли огонь осветительными снарядами, но в этом момент снаряд попал в район фок-мачты. Крейсер резко отвернул в сторону от противника.

Тем временем «Блю» и «Джервис» добились попадания в концевой эсминец Микавы; «Юнаги» вышел из строя и повернул на обратный курс. Затем он попал под огонь «Чикаго», который выпустил 25 снарядов. Погнавшись за эсминцем, которого, кстати, быстро потерял в темноте, крейсер не сделал самого главного - не предупредил корабли северной группы, что японские крейсера идут на них.

Микава, молниеносно (всего за 6 минут!) расправившись с южной группой, круто повернул на 30° влево - туда, где были замечены новые корабли. И здесь японский строй распался. Идущий пятым «Фурутака», чтобы избежать столкновения с передним мателотом «Кинугасой», вышел из строя вправо, а затем в 0147 развернулся почти на N и пошел прямо на северную группу. То же сделали шедшие за ним «Тенрю» и «Юбари». Теперь японские крейсера оказались в двух группах: справа в кильватерной колонне во главе с «Тёкай» шли 4 корабля, слева строем пеленга - еще 3.

В 0148 «Тёкай» выпустил 4 торпеды и через две минуты, включив прожекторы, открыл огонь по концевому крейсеру «Астория». На мостике последнего вахтенный офицер лейтенант-коммандер (капитан 3 ранга) Топпер около 0145 почувствовал как корабль качнуло. Он подумал, что один из эсминцев сбросил глубинные бомбы (это был взрыв торпед, не попавших в корабли южной группы). Затем сигнальщики заметили осветительный снаряд по левой раковине (направление позади траверза), и Топпер объявил боевую тревогу. Тут же по носу недолетом упал залп японских снарядов, а корректировщики орудий ГК донесли о трех крейсерах на левой раковине. Примерно в 0152 первые 6 203-мм снарядов понеслись в сторону флагмана Микавы. Но поднявшийся на мостик командир корабля приказал прекратить стрельбу, считая корабли своими. Сделавший уже 4 залпа, но не добившись попаданий, «Тёкай» получил время для сближения. Следующий залп кучно лег в надстройки американского крейсера. Начавшийся пожар сделал его прекрасной мишенью для остальных кораблей. Бой быстро превратился в свалку. Около 2 часов «Тёкай»отделился от 6-й эскадры и 40 минут действовал самостоятельно.

В 0205 два 203-мм снаряда с «Куинси» попали в «Тёкай»: один пробил насквозь штурманскую рубку в кормовой части ходового мостика и вывел из строя электропроводку и системы связи; второй попал в основание грот-мачты, пробив лебедку деррик-крана. Спустя 11 минут 203-мм снаряд с «Астории» попал в башню ГК №1 над правым орудием. Он легко пробил 25-мм броню, прошел через башню и вылетел через заднюю стенку, так и не взорвавшись. В данном случае тонкая броня спасла корабль - ее не хватило, чтобы взвести тугой американский взрыватель. Но прицел орудия был поврежден, уничтожены пневмопроводы, электрокабели и мотор. Кроме этого, дульные газы при стрельбе собственных орудий повредили надстройки и выхлопные вентиляторы носового МО правого борта. На крейсере оказалось 34 убитых и 48 раненых. В «Аоба» попал снаряд не установленного калибра: в торпедный аппарат №2 (левый борт). Трубы №1 и №2 вышли из строя, повреждена торпеда типа 93; огонь перекинулся в торпедное отделение и охватил ТА №1 (правый борт). Поскольку из 16 торпед 13 уже были выпущены, серьезных повреждений удалось избежать. Один 203-мм снаряд с «Винсеннс» попал в левое носовое МО крейсера «Кинугаса», но также не взорвался, хотя и нанес некоторые повреждения (1 убит, 1 ранен). В 0156 в этот же крейсер попал 127-мм снаряд с эсминца «Паттерсон», из- за чего затопило кладовую правого борта.

Но японцы стреляли точнее. На всех американских крейсерах начались сильные пожары. На концевом «Астория» вышли из строя носовые башни, катапульта с самолетом, 127-мм батарея, было убито много офицеров и персонала в постах носовой надстройки. На «Куинси», обстреливаемом с двух бортов, снаряды подожгли самолет на катапульте, пробили башню №2, которая взорвалась, устроили кровавое месиво в ходовой рубке. Торпеда попала в КО №4 с левого борта. В 0235 крейсер опрокинулся на левый борт и носом вперед ушел под воду, открыв счет кораблям, которые легли на дно пролива “Железное дно”. Головной «Винсеннс» («Винни Мару», как называл его экипаж) открыл огонь в 0153, когда в 450 метрах от борта встал частокол всплесков от залпа с «Како». Он пролил первую японскую кровь, вторым залпом накрыв «Кинугаса» (1 снаряд попал). Но сразу получил несколько снарядов в середину корпуса. Снова загорелся самолет на катапульте. В 0155 две или три торпеды с крейсера «Тёкай» рванули с левого борта в районе КО №2. Спустя 8,5 минут в КО №1 попала торпеда с «Юбари», которая уничтожила там весь персонал. Японцы, приняв большой боевой флаг на «Винсеннс» за адмиральский, решили добить его как можно быстрее. Но, когда командир уже собирался отдать приказ оставить корабль, огонь внезапно прекратился, японские прожектора погасли. Это Микава в 0220 отдал приказ: “Всем кораблям отойти”. Оставшийся неподвижным и горящим «Винсеннс» затонул через полчаса.


Отход японцев

Что же произошло и почему Микава, по сути разгромив противника, не отправился выполнять главную задачу - топить транспорты, над которыми его гидросамолеты исправно сбрасывали САБ’ы? Возможно, когда около 0200 «Тёкай» повернул вправо, он именно это и хотел сделать. Но, видя что ни один корабль за ним не последовал, а наоборот, ставший головным «Аоба» довернул на противника, Микава также вернулся на прежний курс. Транспорты были спасены, а японский флагман именно в эти минуты получил два попадания.

После приказа Микавы японские корабли, уже оказавшиеся к NE от Саво, начали поворачивать влево, на курс отхода в базу. «Тёкай» развил 35 узлов, чтобы снова возглавить колонну. Примерно в это время отряд «Фурутаки» наткнулся на «Ральф Тэлбот», и все три крейсера открыли огонь по освещенному прожектором с «Тенрю» эсминцу с дистанции 22-30 каб. Из семи залпов только один снаряд попал в торпедный аппарат. Концевой «Юбари» успел выпустить на отходе еще несколько залпов и добился четырех попаданий: в штурманскую рубку (вышла из строя также система управления зенитными автоматами), в кают-компанию, торпедный аппарат и кормовое 127-мм орудие. «Тэлбот» выпустил вдогонку четыре торпеды, но без успеха. Возможно, эта ожесточенная перестрелка убедила Микаву, что кораблей у противника здесь гораздо больше, чем он ожидал, и что лучше отойти, пока еще не получены более тяжелые повреждения. Ведь он не знал об уходе авианосцев и считал, что утром поврежденные или сбавившие ход японские корабли будут атакованы с воздуха. К северу от Саво «Тёкай» возглавил правую колонну, а «Юнаги», обстрелявший по пути подвернувшийся «Джервис», занял место в кильватер «Юбари». Оба японских отряда стали 30-узловой скоростью отходить на NW. Утром Микава и экипажи японских кораблей с тревогой посматривали в небо, ожидая неотвратимых воздушных атак. Но самолетов не было. Около 10 часов перед входом в пролив между островами Бугенвиль и Шуазель Микава приказал 6-й эскадре отделиться и .следовать самостоятельно в Кавьенг, обойдя о. Новая Ирландия с востока. Сам повел остальные корабли в Рабаул, куда прибыл в 0739 10 августа, войдя в гавань под крики “Банзай” всего гарнизона. «Тёкай» за несколько дней отремонтировали с помощью местной 8-й базы подводных лодок и других технических служб, но в башне №1 могло действовать только левое орудие. 19 августа над крейсером снова был поднят флаг командующего 8-м Флотом.

БОЙ У ОСТРОВА САВО 9 АВГУСТА 1942 ГОДА


Итоги боя

Японцы называют этот бой “Первой битвой у Соломоновых островов”. Их тяжелые крейсера с 0138 по 0223 выпустили 1020 203-мм («Тёкай» 308, «Аоба» 182, «Како» 192, «Кинугаса» 185, «Фурутака» 153), 830 127- мм и 120-мм снарядов и 45 торпед типа 93 («Аоба» 13, остальные по 8). Благодаря небольшой дистанции (от 4000 до 5000 м), использованию прожекторов, осветительных снарядов и сбрасываемым гидросамолетами САБ'ам, процент попаданий был большим (считается не менее 10%). Из их торпед попало 5 или 6: 2 в «Канберра», 1 в «Чикаго», 2 или 3 в «Винсеннс». В результате погибло 4 тяжелых крейсера («Канберра» и «Астория», несмотря на все усилия союзников, затонули 9 августа в 08°° и 1215 соответственно), один был серьезно поврежден, как и эсминец «Ральф Тэлбот». Общее количество убитых и умерших от ран союзных моряков достигло 1023 человек при еще 709 раненых. Здесь не учтены потери на «Джервисе», который днем 9 августа был потоплен японской авиацией. Из 247 человек его экипажа спасенных не было. Сам Микава после консультаций с командирами своих кораблей, считал, что потопил 7 крейсеров и 5 эсминцев. Собственные потери выглядели ничтожными: на всех кораблях было убито 58 и ранено 53 человека. Погиб один из гидросамолетов крейсера «Како».

Хотя Микава и не уничтожил транспорты, напуганные союзники 9 августа отвели все свои корабли к югу. Транспорты прекратили разгрузку, хотя на берег была переправлена лишь половина доставленного продовольствия и боеприпасов. Две недели морская пехота на Гуадалканале довольствовалась только двухразовым питанием.

Даже по мнению американцев бой у острова Саво не только поставил в угрожающее положение войска на Гуадалканале, но и задержал завершение операции “Уочтауэр” на несколько месяцев. Авторитет Императорского флота, пошатнувшийся после Мидуэя, был восстановлен. Японские моряки снова стали чувствовать себя непобедимыми.


Гибель крейсера «Како» 10 августа 1942 года.

Отделившуюся от флагмана 6-ю эскадру в 1412 9 августа между островами Бугенвиль и Шуазель заметил патрульный “Хадсон”, который следил за 4 крейсерами более часа. На следующее утро, когда корабли строем “коробочки” шли на 16 узлах, в 70 милях к востоку от Кавьенга их обнаружила старенькая подводная лодка «S-44», которой командовал капитан 3 ранга Джон Мур. Эсминцев эскорта не было, а патрулирующий в воздухе гидросамолет не смог вовремя заметить небольшую лодку. Муру удалось приблизиться на 3,5 каб. - дистанция, с которой промахнуться труднее, чем попасть. Примерно в 0910 (0710 по Токийскому времени) три из четырех выпущенных торпед MklO (боеголовка 227 кг тринитротолуола) попали в правый борт крейсера «Како», в котором были открыты все иллюминаторы. Крейсер быстро перевернулся и в течение 5 минут затонул у острова Симбари (группа Табар) в точке с координатами 2°38' ю.ш. и 152° 11' в.д. Погибло 70 и ранено 14 из экипажа 639 человек. Остальные, включая командира капитана 1 ранга Юдзи Такахаси (на должности с 15 сентября 1941 года) были спасены другими кораблями, а некоторых на следующий день подобрал эсминец «Юдзуки». Остальные 3 крейсера благополучно прибыли в Кавьенг, где на них быстро устранили полученные в бою повреждения.

Тяжелый крейсер «Како», ставший первой жертвой Императорского флота в борьбе за Гуадалканал, был исключен из списков 15 сентября 1942 года.


1.5.3. Операция “КА” Сакусен.
Состав сил и планы сторон

После высадки американцев на Гуадалканале императорская штаб-квартира 10 августа издала приказ взять остров обратно под прикрытием Объединенного Флота. В рамках этой операции, получившей название “КА” Сакусен (по первому символу японского названия о. Гуадалканал), крупные силы японского флота стали сосредотачиваться в базе Трук. 17 августа туда прибыли вышедшие 11 августа из Хасирадзимы тяжелые крейсера 4-й (флагман 2-го Флота «Атаго», «Такао», «Майя») и 5- й эскадр («Миоко», «Хагуро»). В тот же день 6-я эскадра вышла из Мове, прибыв 22-го на о.Шортленд через Реката (19-20 августа) и там соединилась с «Тёкай». 7-я эскадра, к которой присоединился «Тикума», вышла из Мергуя в Тихий океан, будучи причисленной к 3-у Флоту - теперь он формировался вокруг ударных авианосцев.

Диспозиция японцев была следующей. Около Трука действовал флагманский линкор Ямамото «Ямато», к которому были прикреплены эскортный авианосец «Тайо» и 3 эсминца. Дальнее прикрытие высадки осуществляло Соединение Поддержки Гуадалканала, которым командовал вице-адмирал Кондо. Оно состояло из:

1) Передового Соединения: Главные Силы из 4-й эскадры (флаг вице-адмирала Кондо на «Атаго»), 5-й эскадры (флаг вице-адмирала Такаги на «Миоко»), 4-й флотилии эсминцев («Юра» под флагом контр-адмирала Такама, 5 эсминцев); Группа Поддержки из линкора «Муцу» (брейд-вымпел), 3 эсминцев; Группа Гидроавиации из гидроавианосца «Читосе» под флагом командира 11-й дивизии контр-адмирала Такадзи Дзодзима и эсминец;

2) Ударного Соединения вице-адмирала Нагумо (командующий 3-м Флотом): авианосцы «Сёкаку», «Дзуйкаку», 6 эсминцев завесы; Авангардная Группа контр-адмирала Абе (командир 11-й эскадры) из линкоров «Хией» и «Кирисима», 7-й эскадры («Судзуя» под флагом контр-адмирала Нисимуры, «Кумано», «Тикума»), 10-й флотилии («Нагара» под флагом контр- адмирала Кимуры, 6 эсминцев); Диверсионная Группа контр-адмирала Тадаичи Хара (командир 8-й эскадры) из крейсера «Тоне» (флагман), легкого авианосца «Рюдзё», 2 эсминцев.

Основу Сил Юго-восточного Района вице-адмирала Нисидзо Цукахара (штаб в Рабауле), ответственного за высадку подкреплений, составляло Соединение Южных Морей вице-адмирала Микавы (командующий 8-м Флотом), которое в свою очередь состояло из; Группы Подкреплений контр-адмирала Райцо Танаки (вспомогательный крейсер «Кинрю Мару» с 5-м специальным морским десантным отрядом “Йокосука” на борту, 4 патрульных судна со 2-м эшелоном полка Ичики; под эскортом флагманского легкого крейсера 2-й флотилии «Дзинцу» и 8 эсминцев), Группы Прикрытия вице-адмирала Микавы (флагманский «Тёкай», «Аоба» под флагом контр-адмирала Гото, «Кинугаса», «Фурутака») и Группы Подлодок (3 лодки).

В операции также задействовались соединение базовой авиации вице-адмирала Цукахары, командующего 11-м Воздушным Флотом (примерно 100 самолетов), и Передовое Экспедиционное Соединение вице-адмирала Т. Комацу, командующего 6-м Флотом (флагманский крейсер «Катори» в Труке, 9 подлодок). Одновременно с высадкой подкреплений (всего 1500 человек) на Гуадалканале пять эсминцев 2-й флотилии должны были обстрелять аэродром Гендерсон Филд, который американцы ввели в строй 20 августа. Это была та самая ВПП, которую начали еще японцы, названная в честь погибшего в небе Мидуэя майора авиации морской пехоты.

Противостояло японцам 61-е Оперативное Соединение вице-адмирала Флетчера, в составе которого имелось три авианосца («Саратога», «Энтерпрайз», «Уосп»), линкор «Норт Кэролайн», 5 тяжелых и 2 легких крейсера, 17 эсминцев. Учитывая преимущество американцев в палубной авиации японцы решили использовать «Рюдзё» в качестве приманки.


Развертывание

Корабли из Трука вышли в море 20-го, а «Тёкай» и 6-я эскадра, прикрывающие конвой, 23 августа с о. Шортленд. 7-я эскадра после заправки в Баликпапане 14-16 августа присоединилась 22-го к кораблям Нагумо в море, к северу от Гуадалканала. Хотя в данном случае американская разведка не могла представить командованию полную картину японской операции, практически все передвижения японских соединений фиксировались наземными наблюдателями на островах и самолетами берегового базирования. Однако американцы пока не могли приостановить начавшиеся рейсы “Токийского экспресса”, как остроумные морские пехотинцы прозвали регулярные ночные перевозки подкреплений и снабжения на Гуадалканал быстроходными японскими эсминцами. При попытке перехватить очередной “экспресс” американцы потеряли эсминец «Блю» (“герой” боя у о. Саво), который в ночь на 22 августа получил торпеду с эсминца «Кавакадзе», к вечеру 23-го был, в виду приближения противника, затоплен на внешнем рейде Тулаги.

Когда на рассвете 23 августа американское соединение курсировало в 100 милях к востоку от острова Малаита, японцы приближались пятью группами. В 0950 американский гидросамолет заметил у островов Лорда Хоува японские транспорты - вспомогательный крейсер и 4 бывших эсминца, переделанных в патрульные суда. Для их атаки в 1445 вылетела ударная группа с авианосца «Саратога» (31 пикировщик и 6 новых торпедоносцев “Эвенджер”), но поскольку японцы в 13 часов повернули почти на обратный курс, самолетам обнаружить их не удалось. Из-за нехватки топлива и приближения темноты они сели на о. Гуадалканал. Флетчер, к вечеру не получивший никаких данных о противнике, решил отправить «Уосп» и его прикрытие на заправку. Тем временем японцы приближались, проводя заправку в море. Ночью аэродром Гендерсон Филд неожиданно обстрелял эсминец «Кагеро», но палубные самолеты повреждений не получили и к 11 утра 24 августа перелетели на свой авианосец.


Бой у Восточных Соломоновых островов 24 августа 1942 года.

В 0905 самолет-разведчик с базы Ндени обнаружил группу авианосца-приманки («Рюдзё», «Тоне» и 2 эсминца), которая шла на юг в 220 милях к N от о. Малаита. Авианосцы Флетчера находились всего в 280 милях, но американский адмирал помнил вчерашнюю неудачу и отнесся к сообщению скептически. Он только приказал авиагруппе с «Энтерпрайза» организовать поиск. В 1229 23 самолета, вооруженные биноклями и бомбами, взмыли в небо и взяли курс на NW. Вскоре начался налет на Гендерсон Филд, который проводили самолеты с «Рюдзё» и бомбардировщики из Рабаула. Атака была отбита с большими потерями у японцев (21 самолет сбит). В 1345 «Саратога» для атаки «Рюдзё» поднял в воздух 30 пикировщиков и 8 торпедоносцев, и на палубах обоих авианосцев оставалось только 26 ударных самолетов. Тем временем разведчики «Энтерпрайза» доносили о важных контактах: в 1410 по пеленгу 317° на дистанции менее 200 миль обнаружен «Рюдзё»; в 1430 по пеленгу 340° на дистанции 198 миль (реально было 230) обнаружены «Сёкаку» и «Дзуйкаку»; в 1440 по пеленгу 347° на дистанции 225 миль - 4 крейсера и эсминцы (принадлежали Авангардной Группе Абе). Для атаки такого количества целей не хватало самолетов, зато для самообороны имелось 54 истребителя - Флетчер безусловно сделал правильные выводы из гибели «Лексингтона» и «Йортауна».

Тем временем разведчики, доложив о противнике, приступили к атаке. Одна пара “донтлессов” спикировала на «Сёкаку» в 1515, но тот получил только осколочные повреждения от близких разрывов. Безуспешно закончилась и атака другой пары на крейсера Авангардной Группы в 1440. Из 7 “эвенджеров” с «Энтерпрайза», также посланных в разведку, два сбросили торпеды на «Рюдзё», два были отогнаны японскими истребителями, а еще одна пара пыталась атаковать «Тоне», но также отступила под напором “зеро” (1 торпедоносец был сбит). Группа с «Саратоги», ведомая капитаном 2 ранга Фелтом, начала атаку «Рюдзё» в 1550, когда тот развернулся против ветра для старта самолетов. В небольшой авианосец попало от 4 до 10 454-кг бомб и торпеда и он быстро получил 20-градусный крен на правый борт. Командир приказал оставить корабль, а уже взлетевшим самолетам садиться на о. Бука. В 20 часов над днищем перевернувшего корабля сомкнулись волны. Крейсеру «Тоне» и эсминцам удалось снять весь экипаж, кроме примерно 100 человек. У американцев ни один самолет не был сбит.

Когда Нагумо услышал о начале атак на «Рюдзё», он решил, что пришел час расплаты за Мидуэй. В 1404 гидросамолет с крейсера «Тикума», прежде чем его сбили американские истребители, донес о позиции авианосцев Флетчера. В 1507 с «Сёкаку» и «Дзуйкаку» начала старт первая волна, за которой в 1600 последовала вторая. Спустя примерно 80 минут первые японские самолеты вышли на «Энтерпрайз», который в круговом ордере ПВО имел линкор, два крейсера и 6 эсминцев. В воздухе находилось несколько десятков “уайлдкэтов” воздушного патруля.

Несмотря на это, японские “вэлы” попали в маневрировавший на 27-узловой скорости авианосец тремя бомбами, причинившими большие разрушения (74 человека убито, 95 ранено).

Авианосец уже не мог участвовать в бою. К счастью для американцев вторая волна из 18 пикировщиков, 9 торпедоносцев и 3 истребителей не нашла поврежденный корабль.

Вечером пять торпедоносцев с «Саратоги» безрезультатно атаковали крейсера Кондо, которые шли строем фронта на сближение с американскими кораблями.

Два “донтлесса” тем временем атаковали, как им показалось, линкор, который оказался гидроавианосцем «Читосе». Обе бомбы попали: корабль получил 7- градусный крен, на нем начались пожары, а в МО левого борта открылась большая пробоина (крен затем увеличился до 30°).

Адмирал Кондо, вечером собрав донесения пилотов, в которых говорилось о повреждении двух авианосцев и линкора противника, решил ночным броском атаковать и добить противника. Кроме Передового Соединения самого Кондо, куда входили 5 тяжелых крейсеров 4-й и 5-й эскадр, в ночной бой устремилась Авангардная Группа из соединения Нагумо с 3 крейсерами 7-й эскадры: всего 2 быстроходных линкора, 8 тяжелых и 2 легких крейсера, 11 эсминцев. Вперед были посланы гидросамолеты с крейсеров, а за ними 10-мильным строем фронта шли разведчики - крейсера и эсминцы. К сожалению, ни один корабль или самолет Императорского флота не имел радара. Самолеты смогли обнаружить только уходящий на юг эсминец «Грэйсон», но Кондо этот контакт не заинтересовал. К 2330 он уже прошел предполагаемую позицию 61-го оперативного соединения (где «Энтерпрайз» получал попадания), а продвигаться дальше на юг было опасно. В полночь японское соединение развернулось на север и отошло 28-узловой скоростью.

БОЙ У ВОСТОЧНЫХ СОЛОМОНОВЫХ ОСТРОВОВ 24 АВГУСТА 1942 ГОДА


Завершение операции и действия японцев в сентябре Той же ночью пять эсминцев обстреляли Гендерсон Филд, на который также сбросили бомбы гидросамолеты с крейсеров «Тёкай», «Кинугаса» и «Юра». Утром 25 августа ударам с воздуха подверглась Группа Подкреплений контр-адмирала Танаки. Пикирующие бомбардировщики повредили флагманский крейсер «Дзинцу», вспомогательный крейсер «Кинрю Мару» (затонул), а “летающие крепости” потопили эсминец «Муцуки». Около полудня новой бомбардировке базовыми самолетами подвергся аэродром на Гуадалканале, а затем его атаковали гидросамолеты с крейсеров «Тёкай», «Аоба», «Кинугаса», «Фурутака» и «Юра». Из-за активности американской авиации и бесплодности попыток вывести из строя Гендерсон Филд высадку десанта пришлось отменить. Конвой вернулся к о. Шортленд, а прикрывавшие его 6-я эскадра и «Тёкай» 26-го вернулись в Рабаул (кроме «Аоба», который в тот день пришел в Киета). До конца сентября, пока предпринимались попытки вернуть Гуадалканал, «Тёкай» и 6-я эскадра стояли в готовности на о. Шортленд или в Киета, заходя по очереди в Рабаул для заправки и пополнения запасов. I октября все они стояли у Шортленда готовые к бою.

25 августа японские крупные корабли провели между Труком и Онтонг-Ява. Бортовые гидросамолеты с линкоров и крейсеров вели поиск противника, но тот отошел за пределы их дальности. 28 августа соединения Кондо и Нагумо повернули в Трук, куда и прибыли 5 сентября. Они еще раз выходили в море 9-23 сентября, чтобы прикрыть наступление сухопутных войск на Гуадалканале, намеченное на 12-е. Достойный противник не показывался, поскольку авианосец «Энтерпрайз» ремонтировался, а японские подлодки 31 августа серьезно повредили «Саратогу», 15 сентября потопили «Уосп» и вывели из строя быстроходный линкор «Норт Кэролайн». Во время этого бесцельного крейсерства к северу от Соломоновых островов 14 сентября крейсер «Миоко» получил незначительные повреждения одной из своих спаренных установок 25-мм автоматов из-за близких разрывов бомб, сброшенных с большой высоты десятью самолетами В-17Е из 11-й бомбардировочной группы. После этого похода «Хагуро» 29 сентября ушел из Трука в Сасебо для текущего ремонта (прибыл 5 октября).


1.5.4. Бой у мыса Эсперанц 11-12 октября 1942 года.
Состав сил и планы сторон.

Японскую армию не удовлетворяли те небольшие подкрепления, которые перевозил на Гуадалканал «Токийский экспресс». Эсминцы могли принимать на борт не более 150 человек, вооруженных только стрелковым оружием, поскольку выгрузка с них более тяжелого вооружения и снабжения на необорудованном побережье в течение нескольких ночных часов не представлялась возможной. А не накопив на острове достаточных сил, нельзя было рассчитывать на успешное наступление и захват аэродрома Гендерсон Филд. Тем более, что днем 8 октября самолеты с Гуадалканала расстроили график движения «экспресса» на целые сутки. Терпение вице-адмирала Микавы лопнуло и он попросил своего соседа по Рабаулу командующего 1 Гм Воздушным Флотом вице-адмирала Кусаку сделать что- нибудь с проклятым аэродромом. План заключался в нанесении удара береговой авиацией днем 11 октября и ночью надводными кораблями Микавы при одновременной высадке подкреплений на северо-западном берегу острова. Дневная атака самолетами из Рабаула давала шансы кораблям приблизиться к Гуадалканалу без помех со стороны американской авиации.

Для обстрела аэродрома назначались три крейсера 6- й эскадры (флаг контр-адмирала Гото на «Аоба») и эсминцы «Хацуюки» и «Фубуки». Большую часть боезапаса на крейсерах составляли зажигательные снаряды типа 3 (см. п. 1.4. Приложения 1 к тому 1), которыми и предполагалось вести обстрел, а бронебойных типа 91 оставалось немного. Дистанция и установка взрывателей по времени подбирались таким образом, чтобы снаряды «коммон типа 3» взрывались примерно в 100 метрах над землей, поражая как можно большую площадь аэродрома со стоявшими на нем самолетами. Несколько дней 6-я эскадра у острова Шортленд тренировалась в маневрировании и стрельбе по берегу, поскольку ночной обстрел требовал предельной быстроты и согласованности. Группа подкреплений состояла из двух быстроходных гидроавианосцев «Читосе» и «Ниссин», на которых разместили 728 офицеров и солдат, 6 десантных катеров, 2 полевых орудия, 4 150-мм гаубицы, 4 трактора, зенитки, боеприпасы, оборудование, снабжение и т.п., а также 6 эсминцев сопровождения.

Американцы также перевозили подкрепления на Гуадалканал. 9 октября с Нумеа вышел очередной конвой прикрываемый крейсерским соединением TF 64, которым командовал контр-адмирал Скотт (2 тяжелых, 2 легких крейсера, 5 эсминцев). Дальнее прикрытие осуществляло соединение контр-адмирала Мюррея во главе с авианосцем «Хорнет» и группа контр-адмирала Ли (флаг на линкоре «Вашингтон»). В ходе операции «Хорнет» занимал позицию в 180 милях на SW от Гендерсон Филд, «Вашингтон» маневрировал в 50 милях к востоку от о. Малаита, а соединение Скотта должно было находиться у о. Реннелл. Скотту было поручено защищать конвой путем активных действий: «искать и уничтожать вражеские корабли и десантные суда». Три недели крейсера и эсминцы Скотта интенсивно тренировались для ночного боя, держа экипажи на боевых постах с заката до рассвета. Для ночного боя был выбран несколько необычный, но затем всегда применяемый американцами, строй одной кильватерной колонны с эсминцами во главе и в арьергарде. Эсминцы должны были освещать цели прожекторами, выпускать в крупные корабли торпеды, а в более мелкие стрелять из орудий. Крейсера должны были открывать огонь без приказа, а их самолеты - обнаруживать противника и показывать его позицию, сбрасывая плавучие маячки. В случае встречи с превосходящими силами эсминцев, строй должен был делиться, чтобы уменьшить риск попадания японских торпед.


Развертывание

Днем 11 октября 35 бомбардировщиков и 30 истребителей из Рабаула атаковали аэродром Гендерсон Филд. Пока американские самолеты занимались обороной своей базы, японские корабли спокойно приближались к Гуадалканалу. Но дальние разведчики американцев (В-17 из 11 -й группы) продолжали действовать и один из них доложил о двух крейсерах и двух эсминцах, идущих на SE по проливу Слот. К 1810 японское соединение уже находилось в 100 милях от о. Саво. Адмирал Скотт, подходивший к мысу Эсперанц в обход Гуадалканала с западной стороны, получил это сообщение и приказал поднять скорость до 29 узлов, чтобы успеть к Гуадалканалу раньше противника. В 21 час курс изменили с NNW на N, скорость через полчаса уменьшили до 25, а затем и до 20 узлов. На катапультах всех четырех крейсеров стояли готовые к старту «кингфишеры», с помощью которых Скотт, изучив опыт Микавы, хотел обнаружить противника. Два самолета по сигналу взлетели без проблем, но на «Солт Лейк Сити» он неожиданно вспыхнул (воспламенились сигнальные ракеты) и был сброшен за борт. Крейсер «Хелена» не услышал сигнала и весь бой провел со столь опасным грузом на катапульте. В 2228 штурман американского флагмана определился по находившемуся в 14 милях мысу Эсперанц и американское соединение взяло курс прямо на остров Саво, перестроившись в общую колонну: эсминцы «Фаренхолт», «Данкен», «Лэффи», крейсера «Сан- Франциско» (флагман), «Бойз», «Солт Лейк Сити», «Хелена», снова эсминцы «Бьюкенен» и «Маккелла». «Сол Лейк Сити» был одним из двух первых американских тяжелых крейсеров (10 203-мм орудий в 4 башнях, пояс 76 мм), «Сан-Франциско» принадлежал к типу «Нью Орлеане» (9 203-мм орудий), а два, легких крейсера - к типу «Бруклин» (15 152-мм орудий, пояс 76-127 мм).

Когда самолет с «Солт Лейк Сити» совершал свой огненный прыжок, отряд контр-адмирала Гото находился уже в 50 милях к NW. Его крейсера 26-узловой скоростью шли в кильватерной колонне, а эсминцы держались на траверзах флагмана. Наблюдатели заметили яркую вспышку впереди, но на флагманском мостике подумали, что это - сигнал с берега или с гидроавианосцев, которые должны были начать выгрузку войск. Гото приказал ответить сигнальным прожектором, но его свет был слишком тусклым и американцы ничего не увидели.


Бой

В 2250 гидросамолет с «Сан-Франциско» донес об «одном большом и двух меньших кораблях на подходе к острову Саво. Но это были корабли Группы Подкреплений контр-адмирала Такадзи Йосимы, а крейсера Гото в этот момент находились в 30 милях к NW от м. Эсперанц. Когда американская колонна находилась к западу от Саво и лежала курсом на NE, в 2325 на новом радаре типа SG крейсера «Хелена» появились отметки целей. Пеленг 315°, дистанция 134 каб. Но на флагман об этом сообщили только через 15 минут. Радар на «Сан-Франциско» был старого типа SC и еще не мог обнаружить противника. Скотт решил патрулировать проход между Саво и Гуадалканалом и приказал соединению развернуться влево на 16 румбов. Так он мог обнаружить и корабли, подходящие к Гуадалканалу, и корабли, отходящие от него. Поворот начался в 2332: за флагманом последовательно повернули все крейсера и концевые эсминцы, а три головных эсминца стали поворачивать последовательно по большей дуге, чтобы потом снова выйти во главу колонны.

Через 10 минут после поворота радар крейсера «Хелена» снова обнаружил цель и капитан 1 ранга Гувер сообщил адмиралу о цели в 6 милях по пеленгу 285°. А еще в 2338 также оборудованный новым радаром «Бойз» сообщил флагману о пяти целях по относительному пеленгу 65°(относительно курса корабля), истинный 295° (относительно стрелки компаса). Хотя командир крейсера «Бойз» имел ввиду надводные цели, многие подумали о самолетах, да еще и по пеленгу 65°. Вот к чему иногда приводит избыток информации!

Вскоре и радар «Сан-Франциско» нащупал цель, но трудно было определить был ли это противник или один из отсоединившихся эсминцев. Сомнений не было только у артиллеристов крейсера «Хелена», которые с помощью своего нового радара продолжали следить за противником. Когда дистанция уменьшилась до 25 каб., на мостике услышали крик: «Корабли видны невооруженным глазом!» Командир крейсера условной фразой по радиотелефону запросил разрешение на открытие огня. Несмотря на продолжавшуюся путаницу в переговорах с флагманом (и куда подевалась хваленная тренировка?) «Хелена» в 2346 открыл огонь, дав первый 5- орудийный залп из 152-мм орудий. Три из его 5- дюймовок (на борт 4) стали обстреливать головной крейсер противника, а четвертая вела стрельбу осветительными снарядами.

Японцы радаров не имели, и Гото даже не подозревал о присутствии противника. Он шел почти перпендикулярно американской колонне и прямо в ее середину. Орудия на его кораблях были еще в походном положении, когда в его флагман с грохотом врезались первые снаряды. Спустя секунды открыл огонь «Солт Лейк Сити», чьи 203-мм снаряды представляли серьезную опасность для слабо бронированных японских кораблей на дистанции всего 20 кабельтовых. «Бойз» также открыл огонь главным калибром по крейсерам, тогда как его 5-дюймовки взяли в оборот эсминец «Хацуюки». Вся американская колонна опоясалась огоньками залпов, и снаряды стали поражать японцев почти в упор. Один из японских кораблей также сразу выстрелил и его снаряд попал в «Солт Лейк Сити», убив несколько человек.

Японцам надо было выходить из убийственной ситуации - ведь противник оказался в положении «палочки над «Т», положении, о котором мечтает любой флотоводец. Хотя в данном случае Скотт почти не приложил усилий, чтобы его занять; все получилось само собой. В 2347, после первого же залпа, он даже приказал прекратить огонь, полагая, что стрельба ведется по своим отделившимся эсминцам. Но «Аоба» и «Фурутака» так славно горели, что американским артиллеристам трудно было остановиться (некоторые этого так и не сделали). Обеспокоенный Скотт запросил командира 12-го дивизиона кэптена Тобина, находившегося на «Фаренхолте»: «Как вы?» Тот ответил, что в порядке и находится с правого борта крейсеров. Скотта такой ответ не мог удовлетворить и он снова запросил, не в него ли стреляют крейсера. Тобин ответил: «Я не знаю, по кому вы стреляете». Тогда Скотт приказал ему показать свое место сигнальными ракетами, что было тут же сделано. Наконец-то успокоившись, Скотт приказал возобновить огонь.

И Гото решил, что его обстреливают свои же корабли из группы Йосимы, но решение он принял неправильное, приказав повернуть на обратный курс вправо - прямо под десятки орудийных стволов и торпедных труб. На «Аоба», «Фурутака» и «Фубуки» после 4- минутного перерыва в 2351 сосредоточился весь огонь. Один из первых же снарядов разорвался на мостике флагмана и смертельно ранил контр-адмирала Гото. Командование принял начальник его штаба капитан 1 ранга Кикунори Кидзима. Видя такую ситуацию, командир крейсера «Кинугаса» капитан 1 ранга Macao Сава повернул влево, так же поступил и «Хацуюки». Они оказались под кормой противника и избежали попаданий. Японцам понадобилось время, чтобы прийти в себя и подать в башни бронебойные снаряды вместо осколочно-зажигательных, почти бесполезных против кораблей.

Стрельба у японцев стала налаживаться и они постарались подороже продать свою жизнь. Первое серьезное повреждение из американских кораблей получил эсминец «Данкен»,, которому снаряд попал в котельное отделение; второй вывел из строя директор ГК, но эсминец продолжал стрельбу под локальным управлением и смог выпустить торпеду по «Фурутака», которого опознал по узкой второй дымовой трубе. Эсминец получал попадания с обоих бортов и особенно доставалось ему от крейсера «Кинугаса», который затем заявил о потоплении в 2354 американского эсминца. Одновременно попадания получил и «Фаренхолт»: сначала два снаряда разрушили надстройки, затем еще два пронзили корпус, разрушив центральный артпост и носовое КО. Эти попадания пришлись в левый борт, так что скорее всего эсминец стал целью для своих же крейсеров. Зато с «Фубуки» они не ошиблись, отгрузив ему порцию снарядов, достойную крейсера. В 2355 японский эсминец остановился, быстренько взорвался и затонул.

У японцев отличился «Кинугаса», показавший удивительную результативность. Примерно с 0005 до 0015 с дистанции около 43 кабельтовых он ухитрился добиться 10 попаданий в американские крейсера «Солт Лейк Сити» и «Бойз». И если первый, получив всего 2 203-мм снаряда, отделался легкими повреждениями, то второй, неосмотрительно включивший прожектор (забыл с кем имеет дело!) - целых восемь. Причем один снаряд типа 91, выпущенный с дистанции 40 каб., упал в воду в 10-15 метрах от правого борта, нырнул и пробил обшивку на 2,8 м под ВЛ, взорвавшись в погребе 152-мм боезапаса. Этот взрыв чуть не погубил крейсер, и только огромная пробоина, через которую вода быстро залила погреб, спасла корабль. Кажется, это был единственный за всю войну случай, когда "ныряющий” снаряд типа 91 прошел под водой и попал в цель. Другой снаряд пробил башню ГК №1 и вызвал в боевом отделении сильный пожар. Сам «Кинугаса» получил 4 попадания, не причинивших ему никакого вреда. На следующий день после прибытия в базу он уже был готов к бою, а 14-го стал флагманом 6-й эскадры.

Гибель крейсера «Фурутат» 12 октября 1942 года.


Между 2149 и 2205 (Токийское время) «Фурутака» получил несколько 152-мм и 203-мм снарядов. Первое попадание вывело из строя башню ГК №3, а в 2151 снаряд попал в торпедный аппарат левого борта (№2). Кислородные торпеды, находившиеся в трубах, взорвались и начался сильный пожар. Горящий крейсер привлек к себе внимание американских кораблей. В 2154 снаряды попали в носовое МО правого борта (по американским данным это была торпеда с «Данкена» или «Бьюкенена»), в 2155 - в кормовое МО левого борта, из- за чего крейсер замедлил ход. В 2205 снаряды попали в носовое МО левого борта и в паровой коллектор оставшегося МО. «Фурутака» остановился, медленно заполняясь водой. После двух часов борьбы, когда экипаж пытался остановить поступление воды и дать кораблю ход, в 0018 был дан приказ оставить крейсер. Эвакуация закончилась в 0020, а спустя 8 минут «Фурутака» затонул кормой вперед в 22 милях по пеленгу 310° от о. Саво (координаты 9°2'30" ю.ш., 159°33'30" в.д ). До рассвета эсминец «Хацуюкн» подобрал 34 офицера (в том числе командира капитана 1 ранга Цуго Араки, на должности с 28 ноября 1941 года) и 484 других члена экипажа, которых, несмотря на атаки американской авиации, высадил на Шортленде к 10 часам 12 октября. Погибло 2 офицера и 31 матрос, пропало без вести 16 офицеров и 209 унтер-офицеров и рядовых. Крейсер «Фурутака» исключили из списков 10 ноября 1942 года.


Повреждения крейсера «Аоба» 12 октября 1942 г.

«Аоба» получил около 24 попаданий снарядов калибром 152 и 203 мм между 2146 и 2210, когда готовился и выполнял поворот на правый борт вместе с «Фурутакой». Было убито 8 офицеров, включая командующего эскадрой контр-адмирала Аримото Гото и двух членов его штаба, а также 71 член экипажа. Попадания пришлись в ходовой мостик (смертельно ранен Гото), директор ГК типа 94, башни ГК №2 (вышла из строя) и №3 (уничтожена взрывом и выгорела), в левый зенитный директор типа 94, 120-мм зенитную установку (левая носовая), башенку прожектора №2 (левая), катапульту, в КО №2 (вышли из строя 4 котла), в фок-мачту (упала на 120-мм зенитную установку №1 (правый борт), а также в надводную часть корпуса и надстройки с левого борта. Утром 12 октября крейсер в сопровождении однотипного «Кинугаса» сумел добраться до Шортленда и вечером 13-го после временного ремонта ушел в Трук, куда прибыл 15-го. Там его посетил главнокомандующий Объединенным Флотом адмирал Ямамото. После разгрузки боезапаса и заправки 17-го с танкера «Ниссо Мару» крейсер 18 октября в 0425 вышел в Куре, прибыв для ремонта и модификации 22 октября.


Итоги боя

Конечно, его выиграли американцы. Но они, несмотря на наличие радаров, внезапности и численного превосходства, не смогли добиться большего, чем потопить крейсер и эсминец. Их строй совершенно расстроился, и Скотт даже не смог преследовать противника, чтобы развить успех. Да и погори его соединения были немалые. Крейсер «Бонз», на котором оказалось 107 убитых и 35 раненых, получил очень тяжелые повреждения и надолго вышел из строя (ремонт в Филадельфии). «Солт Лейк Сити» ремонтировался в Перл-Харборе, откуда затем ушел к Алеутским островам, где его ждала встреча с «Нати». Пришлось уйти на ремонт и эсминцу «Фаренхолт», имевшему много пробоин и повреждения в машине. На эсминце «Данкен» было 48 убитых, пожар на нем разгорелся до такой силы, что начался рваться боезапас. Около 2 часов он был оставлен экипажем и после полудня 12 октября затонул. Бой продемонстрировал важность радара, который позволял стрелять ночью без включения демаскирующих прожекторов, Вскоре американцы установили на кораблях систему идентификации, которая распознавала сигналы своих радаров, что уменьшило риск перестрелки между своими же кораблями.

Пока корабли контр-адмирала Гото сражались, контр-адмирал Йосима сумел высадить на берег подкрепления, выгрузить 150-мм орудия и запасы, Так что главная задача операции была выполнена. На обратном пути эсминцы «Сираюки» и «Муракумо» подобрали из воды около 400 человек из группы Гото, но утром «Муракумо», а затем и «Нацугумо» (также из состава эскорта Йосимы) стали жертвами самолетов с аэродрома Гендерсон Филд.

Действия капитана 1 ранга Кидзимы, принявшего командование отрядом после смертельного ранения контр-адмирала Гото, несмотря на его заявление о потоплении двух тяжелых крейсеров и эсминца противника, были подвергнуты резкой критике. Микава сместил его с должности, как и большинство офицеров штаба. Контр-адмирал Норманн Скотт, также несколько завысивший свои достижения (он сообщил о потоплении 4 крейсеров и 4 эсминцев), стал героем всего флота США в южной части Тихого океана. Американцы посчитали, что он достойно отомстил японцам за поражение у острова Саво.


Последующие обстрелы Гендерсон Филд

С 11 по 30 октября состоялся и третий выход в море японских соединений из Трука, чтобы поддержать наступление армии на Гуадалканале, намеченное на 24-е. Находящиеся в море крупные корабли японское командование решило привлечь к обстрелам порядком уже надоевшего аэродрома Гендерсон Филд.

Два линейных корабля 3-й эскадры вице-адмирала Такео Куриты - «Конго» и «Харуна» - получили приказ обстрелять аэродром в ночь на 14 октября. На следующую ночь удар наносили крейсера Микавы «Тёкай» и «Кинугаса», которых еще через сутки должны были сменить крейсера 5-й эскадры.

В 2330 13 октября к Гаудалканалу подошли оба линкора в сопровождении крейсера «Исудзу» и 4-5 эсминцев. Из боезапаса ГК «Конго» и «Харуна» (960 снарядов на каждом) только треть составляли фугасные снаряды типа 3, пригодные для действия по наземным целям. После 0100 16 356-мм орудий разорвали тишину над островом. В течение полутора часов они методично перепахивали аэродром, корректируя огонь с помощью бортовых самолетов. Взлетно-посадочной полосе и другим сооружениям аэродрома, а также позициям морской пехоты были нанесены тяжелые повреждения. Из 90 находившихся на Гуадалканале самолетов к утру осталось только 42 (35 истребителей и всего 7 пикировщиков). Расстреляв фугасные снаряды, линкоры и их эскорт обошли о. Саво и взяли курс на север, чтобы соединиться с остальными кораблями Объединенного Флота. Курита знал, что днем аэродром подвергнется удару базовых бомбардировщиков вице-адмирала Кусаки, и не опасался атак с воздуха.

Следующий набег возглавил лично вице-адмирал Микава. Его флагман «Тёкай» и «Кинугаса» 13 октября вышли с Щортленда, ночью 14-го выпустили по аэродрому Гендерсон Филд 752 203гмм снаряда типа 3 и вернувшись в базу 15 октября.

Той же ночью японцы приступили к высадке подкреплений у м. Тассафаронга с шести больших быстроходных транспортов, вышедших 13 октября с о. Шортленд под эскортом 4-й флотилии эсминцев. К утру 15-го выгрузить успели только часть подкреплений, оборудования и снабжения. Базовая американская авиация с других островных аэродромов начала наносить по этим судам удары, в результате которых три транспорта были вынуждены выброситься на берег и погибли. Остальным в 1530 пришлось отойти. Американцы также пытались подвозить к Гуадалканалу подкрепления и снабжение Один из конвоев с грузами, авиабензином и бомбами для аэродрома Гендерсон Филд в 75 милях от Гуадалканала 15 октября был атакован самолетами с «Дзуйкаку», который в составе сил 2-го и 3-го флотов патрулировал к северу от Соломоновых островов, В результате пошел на дно эсминец «Мередис».

В ночь на 16 октября в дело вступила 5-я эскадра, в которую из-за ухода «Хагуро» на ремонт временно перевели крейсер «Майя» из 4-й эскадры. «Миоко» и «Майя» выпустили по аэродрому Гендерсон Филд соответственно 462 и 450 203-мм снарядов типа 3 (американцы насчитали 1500 снарядов). Хотя одновременно планировалось закончить высадку, прерванную днем, транспорты не смогли связаться с 5-й эскадрой, чтобы выяснить обстановку у места выгрузки. Поэтому они вернулись на о. Шортленд. Тем не менее, на Гуадалканале установилось шаткое равновесие сил: 22 тысячи японцев против 23 тысяч американцев.


1.5.5. Сражение у островов Санта-Крус 26-27 октября 1942 года.
Состав сил и планы сторон

Положение дел в районе Соломоновых островов не могло устроить ни одну из сторон. Командующий Тихоокеанским флотом США адмирал Честер Нимитц решил, что такая «критическая ситуация требует более агрессивного командира», и предложил назначить на место Гормли вице-адмирала Уильяма Хелси, чью кандидатуру 16 октября и одобрил главнокомандующий флотом и морскими операциями адмирал Кинг. Нимитц не ограничился заменой командующего в южной части Тихого океана, направив туда и дополнительные силы: из центральной части океана перебрасывались 50 армейских истребителей, дополнительные «летающие крепости», 16 подлодок; из Атлантики спешила оперативная группа нового линкора «Индиана»; из Перл- Харбора вышел отремонтированный «Энтерпрайз» с новым командующим соединением контр-адмиралом Томасом Кинкейдом, который сменил слишком уж осторожного Флетчера.

Со своей стороны японцы на Гуадалканале, получив подкрепления, готовились к общему наступлению. Их войска, совершив переход через тропические леса, совершенно измотанными вышли к укреплениям американцев вокруг аэродрома Гендерсон Филд. После четырехдневных яростных атак японцы потеряли около 2 тысяч человек и их наступление захлебнулось, Японский флот пытался оказывать войскам поддержку путем нарушения судоходства между Гуадалканалом и соседними островами и бомбардировки аэродрома. Соединение 8-го флота в составе «группы высадки» из 3 эсминцев под прикрытием «ударной группы» из легкого крейсера «Юра» (флаг командующего 4-й флотилией контр- адмирала Тамоцу Такамы) и 5 эсминцев утром 25 октября приблизилось к острову для высадки десанта и бомбардировки. Вместо этого им пришлось вступить в бой с кораблями, перевозящими грузы и подкрепления между Тулаги и Гуадалканалом, и береговой батареей на м. Лунга. Два небольших американских корабля были потоплены, старый эсминец «Зэйн» поврежден. Пока шел бой, тропическое солнце высушило размытую ливнем ВПП, и корабли «ударной группы» были в 1255 атакованы бомбардировщиками. В результате «Юра» был сильно поврежден, оставлен экипажем и добит своими эсминцами. Еще 2 эсминца получили повреждения (береговая батарея и бомба).

Силы Объединенного Флота в это время курсировали севернее Соломоновых островов, чтобы не допустить подвоза на Гуадалканал подкреплений и уничтожить любые крупные соединения противника в районе, которые бы, в свою очередь, попытались помешать японским транспортным конвоям. Сам Ямамото снова находился в Труке на гигантском линкоре «Ямато». Соединения Поддержки Гуадалканала, которыми опять командовал Кондо (командующий 2-м Флотом), состояли из:

1) Передового Соединения самого Кондо: 4-я эскадра (флагман Кондо «Атаго», «Такао»), 5-я эскадра контр- адмирала Такео Такаги («Миоко», «Майя»), завеса из 2- й флотилии контр-адмирала Райцо Танаки («Исудзу», 6 эсминцев); авиагруппа контр-адмирала Какудзи Какуты. командующего 2-й дивизией авианосцев (флагманский «Хийо», «Дзуньо», 4 эсминца); Группы Поддержки контр-адмирала Такео Куриты («Конго», «Харуна», 6 эсминцев);

2) Ударного Соединения вице-адмирала Тюити Нагумо, командующего 3-м Флотом: Группа Авианосцев (флагман Нагумо «Сёкаку», «Дзуйкаку», «Дзуйхо» с завесой из «Кумано» и 8 эсминцев); Авангардная Группа контр-адмирала Хироаки Абе, командующего 11-й эскадрой («Хией», «Кирисима», 8-я эскадра контр- адмирала Тадаичи Хара - «Тоне», «Тикума»; 7-я эскадра контр-адмирала Содзи Нисимуры - «Судзуя»; завеса из 10-й флотилии контр-адмирала Сусуму Кимуры - флагманский «Нагара» и 7 эсминцев); Группа Снабжения (4 танкера и эсминец).

Поддерживали Объединенный Флот Передовое Экспедиционное Соединение вице-адмирала Терухиса Комацу (командующий 6-м Флотом) из крейсера «Катори» (в Труке) и 12 подлодок, а также базовая авиация командующего 11-м Воздушным Флотом вице-адмирала Дзиничи Кусаки (штаб в Рабауле) из 220 самолетов. Из состава 8-го Флота вице-адмирала Микавы крейсера «Тёкай» (флагман флота), «Кинугаса» (флагман 6-й эскадры) и 16 эсминцев, базировавшиеся на острове Шоргленд, обеспечивали прикрытие конвоев с подкреплениями 24—26 октября и 1-5 ноября.

17-18 октября корабли Кондо и Нагумо произвели дозаправку в море. 19-го крейсер «Кумано» из 7-й эскадры перевели в завесу 1-й дивизии авианосцев (она же Группа Авианосцев Ударного Соединения) и «Судзуя», оставшись один, стал флагманом эскадры. 22 октября на авианосце «Хийо» случилась авария в машине и он в сопровождении 2 эсминцев ушел в Трук, а его самолеты перелетели в Рабаул. Флаг контр-адмирала Какуты был перенесен на «Дзуньо». Спустя двое суток адмирал Ямамото, обеспокоенный тем, что корабли Кондо и Нагумо после двухнедельного пребывания в море уже испытывают нехватку топлива, сообщил своим армейским коллегам, что если они в течение двух дней не захватят Гендерсон Филд, флот уйдет в базы. Армия отреагировала своеобразно: сообщила то, чего с нетерпением ждал флот, но чего на самом деле не было. В 0126 25 октября флотский офицер связи на Гуадалканале радировал: «Банзай! Аэродром захвачен в 2300», но через час уточнил, что бои идут поблизости. Настала очередь ввести в бой флот. Соединениям Кондо было приказано идти на юг. В 0105 26-го Гуадалканал сообщил, что армия еще ведет бои за аэродром. В 025° «Дзуйкаку» чудом избежал торпед, сброшенных «Каталинами». И Ямамото, заподозривший ловушку, приказал повернуть на N.

Командующий силами в южной части Тихого океана вице-адмирал Хелси, который со штабом находился на базе Нумеа, мог противопоставить японцам три оперативных соединения: 16-е контр-адмирала Томаса Кинкейда («Энтерпрайз», новый линкор «Саут Дакота», 1 тяжелый и 1 легкий крейсер, 8 эсминцев); 17-е контр- адмирала Джорджа Мюррея («Хорнет», 2 тяжелых и 2 легких крейсера, 6 эсминцев); 64-е контр-адмирала Уиллиса Ли (линкор «Вашингтон», 1 тяжелый и 2 легких крейсера, 6 эсминцев), которых поддерживало 63- Оперативное Соединение базовой авиации контр- адмирала Обри Фитча (38 истребителей, 20 пикировщиков и 2 торпедоносца на Гуадалканале; 23 истребителя, 39 “летающих крепостей”, 12 “хадсонов”, 32 “каталины” и 5 “кингфишеров” на Эспириту-Санто; 61 истребитель, 29 бомбардировщиков в Новой Каледонии). Рандеву авианосных соединений было назначено в точке в 273 милях к NEbE от Эспириту-Санто. Затем они должны были пройти на север от островов Санта-Крус, изменить курс на SW, чтобы занять позицию для перехвата японских кораблей на подходе к Гуадалканалу.


Воздушный бой 26 октября

Утром, адмирал Кинкейд, не имея данных от базовых разведчиков, приказал выпустить с «Энтерпрайза» 16 “донтлессов” для поиска в секторе от SW до N. Разбившиеся на пары пикировщики “на всякий случай” несли по 227-кг бомбе. В 0650 одна пара обнаружила авианосцы Нагумо, и Кинкейд узнал, что они находится в 200 милях к NW от него. Другая пара в 074° атаковала авианосец «Дзуйхо», пробив ему палубу в корме двумя бомбами, которые вызвали пожары. Несколько “донтлессов” безуспешно атаковали крейсер «Тоне».

Но и Нагумо уже в 0630 благодаря сообщению своих гидросамолетов узнал положение авианосца «Хорнет». На палубах его трех авианосцев уже стояла готовая к старту первая ударная волна из 65 самолетов. В 0658 пришло сообщение от разведчика с «Сёкаку»: “Замечено крупное соединение противника; один авианосец, пять других кораблей". Через 12 минут “кейты”, “вэлы” и юркие “зеке” взмыли в воздух. Оба больших авианосца стали готовить вторую волну из 44 самолетов (вылет в 0822), «Дзуньо», не участвовавший в первой, приготовил 29, а вот «Дзуйхо» из-за атаки пикировщиков вышел из игры.

Американская волна стартовала на 20 минут позже японской: 15 “донтлесов”, 6 “эвенджеров” и 8 “уайлдкэтов” с «Хорнета», за которыми еще через полчаса последовали соответственно 3, 8 и 8 машин с «Энтерпрайза». Затем в 0815 стартовала вторая группа с «Хорнета» (9,9 и 7), доведя общее число устремившихся на противника американских самолетов до 73. Группа с «Энтерпрайза» на полпути к цели была перехвачена дюжиной японских истребителей, сбивших по 4 торпедоносца и истребителя за два своих.

БОЙ У ОСТРОВОВ САНТА-КРУС 26 ОКТЯБРЯ 1942 ГОДА


«Энтерпрайз» и находившийся в 10 милях к SE «Хорнет», кроме мощных зенитных батарей кораблей охранения, прикрывались 38 истребителями, но их офицер управления был новичком. В 0840 операторы радаров доложили о контакте с самолетами, а в 09|0 началась атака. «Энтерпрайзу» посчастливилось укрыться под дождевым шквалом и все досталось «Хорнету». За каких-то Ю минут он получил: 4 бомбы в полетную палубу, два близких разрыва, два самолета-самоубийцы, врезавшиеся - один с двумя бомбами в дымовую трубу, другой с торпедой в носовую артиллерийскую галерею левого борта - и две торпеды в район энергетической установки. Но и цена оказалась немалой - погибло 25 японских самолетов.

В 0930 15 пикировщиков с «Хорнета» атаковали «Сёкаку» и попали в него несколькими (от 3 до 6) 454-кг бомбами, сами потеряв 2 машины сбитыми и две поврежденными (в боях с японским патрулем погибли почти все из 8 истребителей сопровождения). На авианосце начались сильные пожары и ему вместе с ранее поврежденным «Дзуйхо» пришлось покинуть поле боя в сопровождении 4 эсминцев. Шесть торпедоносцев с «Хорнета» не смогли обнаружить японские авианосцы и безрезультатно сбросили торпеды на крейсер «Судзуя», входивший в Авангардную Группу Абе. И вторая волна с «Хорнета», как и потрепанная группа «Энтерпрайза», не нашли авианосцев, также атаковав корабли авангарда. И если «Тоне» избежал торпед и бомб, сброшенных «эвенджерами», а линкор «Кирисима» уклонился от атаки «донтлессов», то «Тикуме» не повезло.


Повреждения крейсера «Тикума».

Примерно в 0920 9 «донтлесов» (SBD-3) эскадрильи VB-8 с авианосца «Хорнет», ведомые лейтенантом Джоном Линчем, спикировали на крейсер. Две 454-кг бомбы попали в носовую надстройку, где было убито большинство персонала и ранен командир капитан 1 ранга Комура. Сильный взрыв вывел из строя носовое МО левого борта, отчего скорость крейсера заметно упала. Два близких разрыва нанесли дополнительные повреждения корпуса и засыпали осколками надстройки, вышли из строя торпедные аппараты. Крейсер был вынужден покинуть ордер, но высокое качество постройки позволило ему самостоятельно дойти до Трука, откуда после временного ремонта он ушел в Куре для устранения последствий повреждений.

Тем временем на «Хорнете» аварийные партии боролись с огнем. Им помогали эсминцы «Моррис» и «Рассел», пришвартовавшиеся к борту авианосца и подавшие на него шланги с водой. К 10 часам казалось, что пожары удается взять под контроль. Крейсер «Нортхемптон» вышел из ордера, чтобы взять корабль на буксир, но этому помешала атака одиночного «Вэла». Тем временем подлодка «1-21» выпустила торпеды в «Энтерпрайз», но промахнулась. Тем не менее, одна из них поразила оба котельных отделения эсминца «Портер», который после снятия экипажа был добит снарядами эсминца «Шоу». Но даже с уменьшенным охранением «Энтерпрайз» был хорошо защищен от самолетов, благодаря новым 40-мм «бофорсам», которые он и «Саут Дакота» недавно получили в Перл- Харборе. Кроме одного «Вэла», спикировавшего на «Хорнет», остальные самолеты второй волны атаковали «Энтерпрайз». Комбинированной атаки не получилось, поскольку «вэлы» на полчаса опередили «кейтов». В отражении атаки особенно отличились крейсер ПВО «Сан-Хуан» и линкор «Саут Дакота». Причем последний, маневрировавший всего в 5 кабельтовых от «Большого Э», после боя претендовал на 32 сбитых самолета, но официально ему засчитали 26. Из 23 сброшенных бомб в авианосец попали 2 ( в полубак и за кормовым подъемником) и одна дала близкий разрыв (повреждена обшивка и подшипник главной турбины). Из экипажа 44 человека убило, 75 ранило.

Во время атаки торпедоносцев «Энтерпрайзу» удалось уклониться от 9 сброшенных торпед. Три из них попали в крейсер «Нортхемптон», но не взорвались. Один из самолетов врезался в носовую часть эсминца «Смит» (28 убитых, 23 раненых). Начавшийся пожар погасили весьма оригинально: эсминец пристроился к линкору «Саут Дакота», волна из брызги от которого выполнили работу пожарных дивизионов.

В 1101 был открыт огонь по 29 самолетам с «Дзуньо», которые смогли добиться близкого разрыва у борта авианосца, попасть 250-кг бомбой в башню №1 на «Саут Дакоте» (1 убит, 50 ранено, включая командира капитана 1 ранга Гэтча) и еще одной - в крейсер «Сан-Хуан» (пронзила корпус насквозь и вывела из строя рулевое управление). Хотя «Энтерпрайз» смог принять свои самолеты и даже выпустить в воздух новый патруль, его боевые возможности были на грани исчерпания. В 1400 он начал отход.

В 1123 началась медленная (3 узла) буксировка «Хорнета» крейсером «Нортхемптон»; всех раненых эвакуировали, а контр-адмирал Мюррей перенес флаг на крейсер «Пенсакола». Тем временем вице-адмиралу Кондо пришлось перегруппировать свои силы, чтобы суметь нанести еще один удар. «Дзуйкаку» в сопровождении большей части охранения было приказано повернуть на сближение с противником. Командование авианосцами принял контр-адмирал Какута на «Дзуньо» (Нагумо в 1930 перешел на эсминец «Араси», а в 1530 27 октября - на «Дзуйкаку»), В предыдущих атаках японцы потеряли около сотни самолетов, но в 1315 «Дзуньо» послал в атаку 15 самолетов, из которых 10 перелетели с «Сёкаку». Через 2 часа они появились над «Хорнетом». «Нортхемптону» пришлось обрубить буксир и начать уклонение от торпед, а неподвижный авианосец представлял для японцев прекрасную мишень. Одна торпеда попала в его правый борт, крен увеличился до 14°. В 1540 последовала атака пикировщиков, но попаданий уже не было. Через 15 минут последовал новый налет - на сей раз “кейты” сбросили бомбы с горизонтального полета, и одна попала в кормовую часть полетной палубы с правого борта. Но и это было еще не все. В 1702 4 пикировщика в сопровождении 6 истребителей (с «Дзуньо») добились попадания бомбой, которая взорвалась в пустом ангаре, вызвав новый пожар. Авианосец пришлось оставить (на нем всего погибло 111 и ранено 108 человек). Эсминцы «Мастин» и «Андерсон» выпустили по нему по 8 торпед, а затем около 430 5-дюймовых снарядов, но «Хорнет» не хотел погибать от своих.

Кондо, решив развить успех, приказал своему Передовому Соединению вместе с Авангардной Группой Абе 30-узловым ходом идти за противником, чтобы принудить его к ночному бою. «Дзуйкаку» и «Дзуньо» должны были добить все то, что оставит после себя артиллерия 4 линкоров и 6 тяжелых крейсеров. Разведывательные гидросамолеты исправно доносили о координатах «Хорнета» и в 2120 корабли Абе вышли на видимость горящего авианосца. Убедившись, что взять на буксир столь ценный приз невозможно, Абе приказал добить корабль торпедами, что и сделали эсминцы «Макигумо» и «Акигумо». Четыре 610-мм торпеды завершили дело, начатое утром палубной авиацией.

Кондо приказал повернуть на север. Утром он надеялся обнаружить противника и нанести ему новые удары авиацией, но после 2 часов ночи начались атаки вооруженных торпедами “каталин”. Эсминец «Теруцуки» был серьёзно поврежден, а «Дзуйкаку» чудом увернулся. Утром поднятые палубные самолеты не смогли обнаружить отошедшего противника и адмирал Ямамото приказал возвращаться на базу. 30 октября все соединения вернулись в Трук.

Хотя японцы у островов Санта-Крус одержали тактическую победу на море (Токио объявил о потоплении трех авианосцев, линкора, трех крейсеров и эсминца), на суше их наступление окончилось полным провалом. Гибель же большого количества самолетов и их экипажей заставила увести в метрополию не только поврежденных «Сёкаку» и «Дзуйхо», но и «Дзуйкаку», оставив силы Объединенного Флота только с двумя легкими авианосцами Какуты, к тому перестроенными из пассажирских лайнеров. Вице-адмирал Нагумо был отстранен от руководства 3-м Флотом и назначен командиром военно-морской базы Сасебо. Его место занял вице- адмирал Джисабуро Одзава.


1.5.6. Ноябрьские баталии у Гуадалканала.
Изменения в составе сил и планы сторон.

После возвращения в Трук «Кумано» вслед за поврежденным «Тикума» ушел в Куре 2 ноября, прибыв 7- го для ремонта (докование с 15 по 20-е). «Миоко» 4 ноября также ушел для ремонта, но в Сасебо, куда прибыл 10-го - в день, когда командующего 5-й эскадрой Такео Такаги сменил контр-адмирал Сентаро Омори. 3 ноября «Майя» и «Судзуя» (под флагом контр-адмирала Содзи Нисимуры) вышли из Трука на о. Шортленд для усиления 8-го Флота, понесшего большие потери в кораблях, так что в Труке под командованием Кондо остались только «Атаго» и «Такао». «Тоне» вместе с линкорами «Конго» (флаг вице-адмирала Куриты) и «Харуна» вошел в Группу Поддержки Авианосной Группы контр-адмирала Какуты. Когда 5 октября на базу Шортленда для усиления истощенного 8-го Флота прибыли «Майя» и «Судзуя» (7-я эскадра), три из четырех крейсеров Микавы оказались флагманскими. Поэтому 10 ноября 6-я эскадра была расформирована, а «Кинугаса» был непосредственно причислен к 8-у Флоту.

Не имея достаточных авианосных сил противники не рисковали выходить в море для решающего боя, а осуществляли только ночные перевозки войск на Гуадалканал. Первая же попытка обоих сторон провести большой конвой с подкреплениями вылилась в серию боев. К сожалению для японцев 13 ноября в район Соломоновых островов вернулся отремонтированный «Энтерпрайз».

В ночь на 12 ноября соединение TF67 контр- адмирала Тёрнера, в состав которого входило 7 транспортов с подкреплениями, боеприпасами и снабжением, под прикрытием 6 крейсеров и 14 эсминцев, подошло к острову. Транспорты стали под разгрузку у мыса Лунга. Базовым японским самолетам удалось повредить только трех из них, а также крейсер «Сан-Франциско» и эсминец «Бьюкенен».

Одновременно и японцы собирались высадить на NW берегу острова подкрепления и снабжение. Для этого был собран конвой из 11 транспортов под эскортом 2-й флотилии контр-адмирала Танаки (11 эсминцев). Предварительно Рейдерское Соединение вице-адмирала Абе из линкоров «Хией» (флагман) и «Кирисима», легкого крейсера «Нагара» (флаг начальника 10-й флотилии контр-адмирала Сусуму Кимуры) и 14 эсминцев 10- й и 4-й (флаг контр-адмирала Тамоцу Такамы на «Асагумо») флотилий и 27-го дивизиона должно было в ночь на 13-е обстрелять аэродром на Гуадалканале и американские транспорты. Дальнее прикрытие операции осуществлял вице-адмирал Кондо с тяжелыми крейсерами «Атаго» (флаг Кондо), «Такао», легким «Сендай» (флаг начальника 3-й флотилии контр- адмирала Синтаро Хасимото) и эсминцем, а также Авианосной Группой вице-адмирала Такео Куриты (линкоры «Конго», «Харуна», тяжелый крейсер «Тоне», авианосцы Какуты «Дзуньо» и «Хийо», 4 эсминца).Эти корабли в четвертый раз вышли из Трука 9 ноября (часть эсминцев вышла с о. Шортленд двумя днями позже) и 12-го заняли исходные позиции.

Флоту Микавы было приказано прикрыть конвой и обстрелять Гендерсон Филд на следующую ночь после кораблей Абе. Для этого Микава образовал Главные Силы из «Тёкай», «Кинугаса», легкого крейсера «Исудзу», 2 эсминцев и Отряд Бомбардировки из тяжелых крейсеров «Судзуя» (флаг Нисимуры) «Майя», легкого «Тенрю» и 4 эсминцев 10-го и 8-го дивизионов.

Рано утром 12 ноября американские самолеты обнаружили идущие к Гуадалканалу с севера соединение Абе и далеко за ним конвой. Группе TG67.4 контр-адмирала Дэниэля Кэллегхена (бывшего начальника штаба у Гормли) в составе тяжелых крейсеров «Сан-Франциско» (флагман), «Портленд», легких «Хелена», «Атланта» (флаг контр-адмирала Н. Скотта), «Джуно» и 8 эсминцев было приказано направиться к острову Саво и остановить японцев. Выгрузку пришлось прервать и транспорты, с которых успело сойти около 90% личного состава подкреплений и выгрузили большую часть грузов, отошли.

ЯПОНСКИЙ ПЛАН ОБСТРЕЛА АЭРОДРОМА ГЕНДЕРСОН ФИЛД в ночь на 13 ноября 1942 года


Ночной бой у острова Гуадалканал 13 ноября 1942 года.

Кэллегхен построил свои корабли в общую кильватерную колонну (4 эсминца авангарда, затем крейсера «Атланта», «Сан-Франциско», «Портленд», «Хелена» и «Джуно» и 4 эсминца арьергарда) и двинулся вдоль берега Гуадалканала навстречу противнику. Такое построение применялось еще во времена парусного флота, затем его использовал китайский адмирал Тинг в битве с японцами у реки Ялу в 1894 году (и с треском ее проиграл). Но такой строй принес победу контр-адмиралу Скотту в бою у мыса Эсперанц.

Японцы шли походным ордером: 2 эсминца-разведчика впереди, за ними на отдалении шел крейсер «Нагара», затем оба линкора, по бокам которых шли по 3 эсминца для защиты от торпедных катеров и замыкали строй еще 3 эсминца. Три эсминца 27-го дивизиона остались далеко позади и участия в бою почти не принимали. Такой строй, а также наличие в боекомплекте линкоров большого числа снарядов для стрельбы по берегу показывали, что Абе не ожидал столкновения с надводными кораблями. Хотя Абе знал данные разведки о наличии у Гуадалканала 9 американских крейсеров и 7 эсминцев, он считал, что противник появится только после восхода солнца. С наступлением темноты из базы Файзи на Шортленде вышел конвой Танаки с эскортом. Между тем началась “пятница, 13-е”.

В 0124 оператор радара с крейсера «Хелена» донес о контакте с двумя целями по пеленгу 312° и 310°, дистанция 135 и 160 каб. Через 3 минуты Кэллегхен приказал повернуть на 2 румба вправо, чтобы снова поставить «палочку над Т», как у мыса Эсперанц. В 0130 «Хелена» информировал все корабли о курсе, скорости и дистанции до противника. Прежде чем американскому адмиралу стала ясна тактическая обстановка, его головные эсминцы оказались всего в 15 кабельтовых от противника. Маневрируя для выпуска торпед и во избежание столкновения, корабли оказались разбросанными и дезорганизованными. Каждый стал действовать самостоятельно, начались проблемы с опознаванием и американцы временами вели огонь друг по другу.

В 0148 японцы осветили крейсера противника и выпустили торпеды. Началась всеобщая свалка. В этом бою, длившемся всего 34 минуты, было много интересных эпизодов, но поскольку он проходил без участия японских тяжелых крейсеров, остановимся сразу на результатах. Американцы избрали главной целью флагманский «Хией», который получил около 85 попаданий снарядами. Они ничего плохого не могли сделать с линкором, но один из них вывел из строя рулевое управление. Переделанный из линейного крейсера с традиционно слабой броней, «Хией» и после неоднократных модернизаций так и остался со слабо защищенным рулевым отсеком, броню которого на ближней дистанции пробил 203-мм снаряд. В 02°° Абе отдал приказ линкорам выйти из боя: «Кирисима» пошел прямо на север, а «Хией», управляясь с трудом, подошел к южному берегу о. Саво. К рассвету он смог только обойти остров против часовой стрелки. Кроме него у японцев ночью погиб эсминец «Акацуки». «Юдати» был так сильно отделан американцами, что его пришлось оставить, а еще три эсминца получили повреждения разной степени.


У американцев ночью погибли оба контр-адмирала (Кэллегхен и Скотт), эсминцы «Бартон» и «Лэффи», остальные корабли были сильно повреждены. Рассвет 13 ноября застал на месте боя стоящие без движения «Юдати», американские эсминцы «Кашинг», «Монссен» (оба сильно горели и в конце концов затонули) и «Аарон Уорд», крейсер «Атланта». Рядом кружил неуправляемый «Портленд», который сумел шестью залпами добить «Юдати». «Хией» открыл огонь по ближайшему (13 миль) «А. Уорду», но появившаяся на сцене авиация морской пехоты с Гуадалканала заставила его бросить это занятие и подумать о себе. Отходившие крейсера - относительно легко отделавшийся «Хелена», совершенно разбитый «Сан-Франциско» и «Джуно», имевший торпедную пробоину в котельном отделении - нарвались на подлодку «1-26», которая не упустила своего шанса и добила последний торпедой. Из 700 человек экипажа (включая знаменитую семью из пяти братьев Салливан) несколько сот погибли сразу, а остальных ожидала мучительная смерть на спасательных плотах. Это был тот случай, когда спасательная служба США сработала из рук вон плохо. Несмотря на все усилия американцев к вечеру затонул и «Атланта». Японцы считали, что утопили также крейсер «Хелена», но он погиб только восемь месяцев спустя.

Неудача Абе нисколько не смутила Кондо в намерении выгрузить войска и снабжение. Его крейсера и эсминцы, без дела слонявшиеся у рифов Онтонг-Ява в 250 милях к северу, с рассветом бросились на выручку «Хией». Почти одновременно из Файзи на Шортленде вышли силы Микавы, которые разошлись на контркурсах с временно возвращавшимся в базу конвоем. Его решили выпустить ближе к вечеру, чтобы начать высадку после захода солнца 14-го. Главные Силы Кондо пополнились кораблями Абе - линкором «Кирисима», крейсером «Нагара» и 4 эсминцами (по 2 от Кимуры и Такамы), а также 4 эсминцами из состава Авианосной Группы Куриты (тот по-прежнему имел 2 линкора, крейсер «Тоне» и 2 авианосца Какуты). Завесу авианосцев, которые должны были прикрывать конвой истребителями, составили остальные 8 эсминцев (включая поврежденные) из группы Абе.

Но американцы получили куда более эффективное подкрепление. Ночью к Гуадалканалу подошло соединение TF16 контр-адмирала Кинкейда в составе авианосца «Энтерпрайз», быстроходных линкоров «Вашингтон» и «Саут Дакота», крейсеров «Нортхемптон», «Сан-Диего» и 8 эсминцев, которое вышло из Нумеа 11 ноября. К ним же присоединились крейсер «Пенсакола» и 3 эсминца из состава TF67, что позволило образовать два соединения. У Кинкейда (TF16) остались авианосец, 3 крейсера и 9 эсминцев, а в соединение TF64 контр-адмирала Ли вошли оба линкора и 2 эсминца (вечером 13-го к ним присоединились еще 2 из состава TF16).

На рассвете 13 октября авианосное соединение находилось в 340 милях к SSE от Гуадалканала. «Энтерпрайз» выпустил разведчиков и подготовил ударные группы. Но японские авианосцы оказались далеко за пределами их возможностей, и Кинкейд решил посадить часть своих самолетов на Гендерсон Филд. Девять “эвенджеров” и 6 “уайлдкэтов” взлетели с его палубы и перед посадкой на аэродроме произвели поиск противника в ближайших к Гуадалканалу водах. Вскоре они заметили в 10 милях к северу от о. Саво поврежденный «Хией». Вышедшие в атаку в 1020 “эвенджеры” добились попаданий в линкор 2 бомбами. После посадки на аэродром эти же самолеты взлетели в 1З30 вместе с 8 пикировщиками «Донтлесс» и двумя истребителями морской пехоты. На этот раз 5 “эвенджеров” несли торпеды, которые выпустили в практически неподвижный линкор почти с его траверза: две отскочили от бронированного борта, одна прошла мимо, но две взорвались. Линкор застыл на воде и стал прекрасной мишенью для налетевших следом бомбардировщиков В-17 с о. Эспириту-Санто. Из сброшенных 56 бомб попала только одна, но этого оказалось достаточно. Около 1800 эсминцы сняли с «Хией» экипаж и линкор затонул кормой вперед в 5 милях к NNW от о. Саво.


Воздушные атаки 14 ноября 1942 года.

13 ноября в 0630 «Тёкай», «Майя», «Судзуя» и «Кинугаса» в составе главных сил и группы бомбардировки вышли с о. Шортленд для прикрытия очередного конвоя на Гуадалканал и обстрела аэродрома Гендерсон Филд. Они отправились к цели не кратчайшим путем - через пролив Слот, как сделал конвой под эскортом эсминцев Танаки, а в обход островов Шуазель и Санта- Изабель с севера. В 2230 к NW от Саво 7-я эскадра отделилась от главных сил для обстрела Гендерсон Филд, и с 0128 по 0205 «Судзуя» и «Майя» выпустили по аэродрому по 500 203-мм снарядов типа 3 (по другим данным снарядов было 1370). При этом они три раза подвергались атаке двух торпедных катеров из Тулаги (все 6 торпед прошли мимо), но отогнали их и в 0240 отошли, соединившись с главными силами, которые курсировали к югу от острова Саво. На аэродроме было уничтожено 17 истребителей и 1 пикирующий бомбардировщик, 32 истребителя получили повреждения. Но полоса осталась пригодной для взлета и посадки. Соединение Микавы отправилось в базу в обход островов группы Новая Джорджия с юга и вскоре были замечены самолетами- разведчиками. В 8 часов начались атаки - сначала авиацией с Гуадалканала (поврежден «Исудзу»), затем самолетами авиагруппы CVG-10 с авианосца «Энтерпрайз», который находился в 200 милях к SSW от Гуадалканала.


Гибель крейсера «Кинугаса» 14 ноября 1942 года.

В 0915 крейсер получил попадание 227-кг бомбы, сброшенной самолетом “Донтлесс” (SBD-3) младшего лейтенанта Роберта Гибсона из состава эскадрильи VB- 10. Бомба, разрушив носовую часть мостика около установок 13-мм автоматов, проникла глубоко внутрь корабля и взорвалась на нижней палубе под ватерлинией, что привело к большому затоплению и крену на левый борт. При взрыве погибли командир капитан 1 ранга Macao Сава (на должности с 20 августа 1941 года) и старший офицер. В командование кораблем вступил торпедный офицер. Контрзатопление с правого борта позволило временно спрямить крейсер, но вскоре крен увеличился до 7°. В 0950 близкий разрыв 454-кг бомбы, сброшенной “Донтлессом” из эскадрильи VS-I0 (ведущий капитан 3 ранга Джеймс Ли) около кормы, вызвал взрыв цистерн с авиабензином, вывел из строя рулевую машину и увеличил затопление. Через два часа, несмотря на все усилия экипажа взять затопления под контроль, «Кинугаса» опрокинулся на левый борт и затонул в 1150 к SW от Рендовы (координаты 09°6' ю.ш., 158°14' в.д.). Погибло 511 членов экипажа, 146 человек подобрали эсминцы «Макигумо» и «Кадзагумо». «Кинугаса» был исключен из списков флота 15 декабря 1942 года.

ВОЗДУШНЫЕ АТАКИ 14 НОЯБРЯ 1942 ГОДА


Повреждение крейсеров «Майя» и «Тёкай».

Около 930 14 ноября «Майя» был с кормы атакован самолетом эскадрильи VB-10 (скорее всего младшего лейтенанта Хеллорана), который промахнулся 227-кг бомбой, но, попав под огонь зенитных автоматов, концом правого крыла ударил по грот-мачте и упал на крейсер рядом с 120-мм зенитной установкой №2 (левый борт). Бензин из баков самолета вызвал сильный пожар, отчего сдетонировали несколько 120-мм снарядов. Падение самолета и взрыв боезапаса разрушили прожекторные вышки левого борта, установки 25-мм автоматов и 120-мм зениток; убито 37 человек.

Из-за близкого разрыва 454-кг бомбы, сброшенной “Донтлессом” эскадрильи VS-10. на «Тёкай» затопило несколько носовых отсеков. Потерь в людях не было.

Повреждения также получили «Исудзу» и эсминец «Митисио», но соединение Микавы около 16 часов 14 ноября вернулось в базу на Шортленде.


Разгром транспортного конвоя в проливе Слот.

Затем наступила очередь транспортов, которых уже в 0700 заметили разведчики с Гендерсон Филд. Несмотря на воздушное прикрытие из 7 истребителей «Зеке» с авианосца «Хийо» и мощный эскорт, самолетам с Гуадалканала и «Энтерпрайза» удалось потопить 7 транспортов и повредить 4, которые смогли выброситься на берег Гуадалканала и частично разгрузиться. За потопление транспортов и тяжелого крейсера американцы заплатили гибелью всего 5 самолетов.


Ночной бой 14-15 ноября 1942 года.

Еще в 10 часов 14 ноября в спешном порядке собранная Экстренная Группа Бомбардировки в составе линкора «Кирисима», тяжелых крейсеров «Атаго» (флаг Кондо) и «Такао», легких «Нагара» (флаг Кимуры), «Сендай» (флаг Хасимото) и 9 эсминцев (флаг Такама на «Асагумо») покинула позицию у Онтонг-Ява и направилась на юг, чтобы пройти в пролив Слот к востоку от о. Санта-Изабель. Четыре (!) японских адмирала вели в бой слишком маленькое соединение, чтобы иметь шансы на успех. Днем их атаковала подлодка «Траут», и ее торпеды чуть-чуть не попали во флагманский «Атаго». На этот раз ему повезло, но менее чем через 2 года он погибнет практически в такой же ситуации. «Траут» донесла о противнике и Кондо, которому принесли перехват, стал догадываться, что у мыса Лунга его ждет горячий прием.

Вечером 14-го 64-е Оперативное Соединение контр- адмирала Ли получило приказ войти в пролив Слот, чтобы добить поврежденные транспорты и перехватить те японские корабли, которые по сообщениям авиаразведки направлялись для их прикрытия. Во главе колонны шли 4 эсминца (интервал 1,5 каб.), за ними — «Вашингтон» и «Саут Дакота». Японцы ничего не могли противопоставить двум гигантам с 406-мм орудиями, закованным в 310-мм броню. Но к недостаткам американцев следует отнести опять-таки отсутствие практики ночных действий и совместного маневрирования. Все эсминцы были из разных дивизионов, не имели общего командира (их подбирали по условию «у кого больше топлива») и никогда раньше не действовали с линкорами. Да и линкоры до выхода из Нумеа никогда не действовали вместе. У Ли не было времени разработать оперативный план боя и он только приказал следить за сигналами флагмана. Большинство из штаба Хелси указывали на риск посылки сразу двух новейших линкоров в опасные (в том числе и в навигационном отношении) воды между островами, но сам командующий Южно-Тихоокенским флотом считал, что только так он может поставить точку в затянувшемся сражении, и предоставил контр-адмиралу Ли полную свободу действий. В 2110, находясь в проливе Слот к NW от Саво, соединение повернуло на Е, затем в 2148, когда вышло точно к N от острова - на SSE.

Кондо подходил тремя группами. Впереди шла дальняя завеса из крейсера «Сендай» и трех эсминцев, за ней в 2 или 3 милях - ближняя завеса из крейсера «Нагара» и 6 эсминцев. И только потом следовали 2 тяжелых крейсера и линкор. В 2238 «Сендай» сообщил командующему о “двух крейсерах и 4 эсминцах” к северу от Саво, после чего с эсминцем «Сикинами» пошел на сближение, приказав остальной паре разведать обстановку к югу от острова. На мостике «Атаго» вице-адмирал Кондо огласил оперативный приказ на атаку. Он разделил группу Кимуры на две части: «Нагара» и 4 эсминца послал вперед в качестве авангарда, а остальным двум эсминцам приказал возглавить строй крупных единиц, которые стали обходить Саво с севера и запада. «Нагара» повел эсминцы полным ходом в пролив между Саво и Гуадалканалом, вслед за первой парой, которую послал Хасимото. Таким образом, в полном соответствии с японской практикой, Кондо разбил свои 14 кораблей на 4 отряда.

В 2252, когда луна скрылась за горами мыса Эсперанц, контр-адмирал Ли приказал поворачивать на запад, чтобы завершить обход Саво по часовой стрелке. Только «Вашингтон» закончил поворот, как его радар в 2300 обнаружил цель в 9 милях по правому борту. Оператор следил за целью (это был «Сендай») в течение 12 минут, пока ее не увидел артиллерийский офицер через перископы директора главного калибра. В 2316 Ли приказал командиру линкора открыть огонь по готовности и спустя минуту 406-мм снаряды полетели в сторону противника. «Сендай» тут же поставил дымовую завесу и вместе с «Сикинами» отошел на север, преследуемый залпами линкора, который управлял стрельбой по радару.

В 2322 головной эсминец «Уолк» дал первый залп по двум эсминцам, показавшимся к югу от Саво. К нему тут же присоединились «Бенхэм» и «Престон», за которыми через 4 минуты последовал и «Гуин», до этого стрелявший осветительными снарядами в сторону «Сендай». В это время появился «Нагара» и еще 4 эсминца. Японские корабли, плохо видимые на фоне берега Саво, открыли ответный огонь. В 2330 первые два эсминца выпустили торпеды, через 5 минут то же сделали корабли Кимуры. «Уолк», получив попадания, стал уваливаться влево. «Престон» был буквально засыпан снарядами и вскоре полностью вышел из игры: на нем повредило два котельных отделения, снесло все надстройки от середины корпуса до кормы, но он сохранил все торпеды. «Гуин» получил снаряд в турбинное отделение, еще несколько в надстройки, отчего ослабли стопора в торпедных аппаратах и его «рыбы» выскользнули в воду. В 2338 до цели дошли и японские торпеды: «Уолку» оторвало нос по самый мостик, а «Бенхэму» - по носовые орудия. Все 4 американских эсминца были выведены из строя и не один не успел выпустить по противнику торпеды. «Уолк» быстро погружался и экипаж его оставил. Когда в 2342 почти весь корабль ушел под воду, на нем начали взрываться глубинные бомбы, убивая тех, кт о оказался в воде. Примерно в то же время экипаж оставил «Престон», который тут же перевернулся и, проплавав 10 минут носом кверху в 2346 ушел на дно. «Бенхэм» и «Гуин» поспешили на запад, чтобы выйти из боя. У японцев снарядами был поврежден эсминец «Аянами» и он вместе с «Уранами» повернул на курс отхода.

Пока эсминцы перестреливались линкоры никак не могли разобрать с отметками на экранах своих радаров. Так что, если Кондо хотел делением своих сил запутать противника, то это ему удалось. А на «Саут Дакоте» вообще вышибло предохранители электросети, и у линкора вышли из строя сразу поисковый и артиллерийский радары. Вера в них была настолько высока, что экипаж оказался близок к панике. К тому же от стрельбы собственных орудий загорелся самолет на кормовой катапульте. К счастью, дульные газы от следующего залпа, сделанного по находящему за кормой «Сендай», сбили самолет в воду.

Линкоры стали обходить тонувшие эсминцы: «Вашингтон» повернул влево, а «Саут Дакота» - вправо, совершенно потеряв из виду флагмана. Зато «Саут Дакота» был обнаружен кораблями Кимуры, которые в 2355 дали по нему 34-торпедный залп и сообщили Кондо о присутствии линкоров. В это время корабли Кондо ходили взад и вперед по другую от боя сторону острова Саво, чтобы дождаться окончания выяснения отношений между легкими силами. Во главе шли два эсминца, затем «Атаго», «Такао» и «Кирисима». Получив сообщение от Кимуры, Кондо развернулся и пошел на противника. «Саут Дакота» продолжал сближаться и с Кимурой и с Кондо. Но корабли первого, затеяв сложный поворот после выпуска торпед, потеряли противника из виду. Его заметили головные эсминцы Кондо и осветили прожекторами. Град снарядов с двух тяжелых крейсеров и линкора посыпался на «Саут Дакоту», который за 23 минуты с дистанции 25 кабельтовых получил около 42 попаданий, из которых по меньшей мере 16 203-мм снарядами типа 91. Повреждения оказались поверхностными и ограничились надстройками (39 убитых, 52 раненых). Но выход из строя радаров и систем управления огнем заставил американский линкор покинуть поле боя. Выпущенные по нему торпеды снова прошли мимо.

Тем временем радар «Вашингтона» наконец-то нащупал большую цель. Снова были сомнения: а не «Саут Дакота» ли это? Но их развеяли японцы, осветившие последнего - он оказался справа и сзади от «Вашингтона». Девять 406-мм орудий с дистанции всего 42 кабельтова открыли огонь по самой «жирной» цели - по «Кирисиме». Вспомогательная 127-мм батарея принялась за корабли, светящие прожекторами, а одно 127- мм орудие выстрелило осветительным снарядом. Из выпущенных 75 снарядов ГК 9 попали в цель, так же как и около 40 127-мм. За 7 минут «Кирисима» был выведен из строя, на нем начались сильные пожары, отказало рулевое управление. Адмирал Ли стал безуспешно вызывать второй линкор по радиотелефону, надеясь, что тот не затонул, а успел отойти. В 0025 Кондо приказал начать отход под прикрытием дымовой завесы. Ли не стал его преследовать, опасаясь торпедных атак, тем более, что несколько торпед уже взорвались в его кильватерной струе.

Бой закончился. Кондо отказался от бомбардировки и занялся оказанием помощи «Кирисиме», у которого кроме рулевого управления начались проблемы с турбинами. К линкору были посланы «Сендай» и 4 эсминца, но его командиру не захотелось повторять агонию однотипного «Хией» и он приказал оставить корабль. «Кирисима» затонул в 0320 15 ноября к NW от острова Саво. Также затонул и поврежденный эсминец «Аянами», а американцы к вечеру сами добили безнадежный «Бенхэм».

В этом трехдневном сражении, которое у японцев называется “Третьей битвой у Соломоновых островов”, Императорский флот потерял 2 линкора, тяжелый крейсер и 3 эсминца, а флот США 2 легких крейсера и 7 эсминцев. Хотя японцы по прежнему продемонстрировали своё превосходство в торпедной тактике и ночных боях, за эти три дня они допустили массу ошибок, что в результате и привело их к поражению. Они посылали свои достаточно мощные силы в бой по частям, оставляли уязвимые транспорты без прикрытия, держали авианосцы слишком далеко от района боев. За позорное руководство боем в ночь на 13 ноября, приведшее к потере «Хией», вице-адмирал Хироаке Абе и командир линкора капитан 1 ранга Нисида были отданы под суд и по его решению уволены со службы.

НОЧНОЙ БОЙ У о. ГУАДАЛКАНАЛ 15 НОЯБРЯ 1942 ГОДА


1.5.7. Окончание операций у Гуадалканала и их итоги.

После сражения 12-15 ноября японцы отказались от всех планов захвата острова и сосредоточили все усилия на том, чтобы его захват обошелся американцам как можно дороже. Американцы на острове от обороны перешли к наступлению и им мешали только воздушные налеты и мелкие корабли. Против оживившегося в конце месяца “Токийского экспресса” американце! сформировали оперативное соединение из 5 крейсеров и 4 эсминцев. Это соединение в ночь на 30 ноября у мыса Тассафаронга (между мысами Лунга и Эсперанц) столкнулось с “экспрессом” в составе 8 эсминцев под командованием контр-адмирала Райцо Танака. Снова сказалось превосходство японцев в ночных боях и торпедной тактике: тяжелые крейсера «Миннеаполис», «Пенсакола», «Нью-Орлеане» и «Нортхемптон» были торпедированы, причем последний затонул. У японцев погиб эсминец «Танаками», но зато им не удалось выгрузить снабжение. Это был последний бой надводных кораблей у Гуадалканала. В дальнейшем стороны обменивались только авианалетами на корабли и действиями легких сил. 12 декабря американский торпедный катер у м. Эсперанц потопил эсминец «Тэруцуки».

Для японских войск прекращение регулярного снабжения стало катастрофой. Шансы удержать остров катились к нулю и 4 января императорская ставка приняла решение о постепенной эвакуации войск с Гуадалканала (операция “КЕ” Сакусен”). В ходе ее выполнения (ночами с 1 по 7 февраля 1943 года) японцы потеряли на минах эсминец «Макигумо». Единственной серьезной потерей американцев стал тяжелый крейсер «Чикаго», потопленный торпедоносцами 29 января у острова Реннелл.

Всего японский флот в боях за Гуадалканал потерял 2 линкора, легкий авианосец, 3 тяжелых и 1 легкий крейсер, 11 эсминцев и 6 подлодок, а американский - 2 ударных авианосца, 6 тяжелых и 2 легких крейсера, 14 эсминцев.

А что же японские тяжелые крейсера? В конце кампании они занимались вполне мирным делом: ремонтами, перевозками войск и стоянием в базах. 18 ноября 4-я эскадра и «Тоне» вернулись в Трук. В бою с американскими линкорами «Атаго» получил весьма поверхностные повреждения, а «Такао» вообще остался невредимым. «Такао» 22-го ушел в Йокосуку, куда прибыл для ремонта 27-го. «Тоне» ушел на ремонт в Куре. Флагманский «Атаго» оставался в Труке до 12 декабря, когда ушел на ремонт в Куре (прибыл 17-го). «Такао» 19 декабря ушел из Йокосуки и 24-го прибыл в Трук. 25 января к нему присоединился «Атаго», вышедший из Куре 20-го.

14 ноября «Майя» и «Тёкай» вернулись на Шортленд, а 20 ноября ушли в Рабаул и Трук. Затем «Майя» перешел в Кавьенг, где до 7 декабря проходил временный ремонт повреждений, а 8-го прибыл в Трук. После дальнейшего ремонта 30 ноября он ушел в Йокосуку, куда прибыл 5 января 1943 года на ежегодный ремонт. «Тёкай» 1 декабря вышел из Трука и на следующий день вернулся в Рабаул. При проведении операции “КЕ” Сакусен он оставался в готовности в районе Рабаул- Кавьенг до 12 февраля 1943 года, когда ушел в Трук (прибыл 13-го).

После ежегодного ремонта «Миоко» и «Хагуро» (5-я эскадра) приняли в Йокосуке “Специальное десантное подразделение Куре №6” и 30 ноября вышли в Рабаул, где высадили войска 8 декабря, вернувшись в Трук 10 декабря.

«Судзуя» вернулся на Шортленд 14 ноября, а через 2 дня вышел в Кавьенг, куда прибыл 18-го. Здесь он простоял в готовности до 2 декабря, затем ушел в Рабаул, где 5-го присоединился к «Кумано».

«Кумано» 22 ноября вышел из Куре, прибыв 27-го в Манилу, где принял на борт войска. 29-го он вышел в море, а 4 декабря высадил армейские подразделения в Рабауле. Оба крейсера 7-й эскадры на следующий день вышли из Рабаула, а 6-го прибыли в Кавьенг, где контр- адмирал Нисимура снова поднял флаг на «Кумано». Оба крейсера стояли в Кавьенге во время эвакуации с Гуадалканала, сделав только короткий выход к Лоренгау 12-13 декабря для перевозки войск. Нуждавшийся в ремонте «Судзуя» 4 января покинул Кавьенг, 12-го прибыл в Куре через Трук (6-7-го). Он стоял в доке Куре с 14 по 25 января. «Кумано» стоял в Кавьенге до 11 февраля 1943 года.


1.5.8. Действия «Асигара» и «Нати» во время кампании на Гуадалканале.

Флагман Второго Южного Экспедиционного Флота «Асигара», перейдя из Сурабаи в Макассар, простоял там с 11 по 22 августа, вернувшись в Сурабаю в качестве ее охранного корабля. 30 сентября он вышел для прикрытия транспортов, перевозящих 2-ю пехотную дивизию генерал-лейтенанта Масаи с Явы на о. Шортленд для дальнейшего подкрепления войск на Гуадалканале. Маршрут пролегал через залив Давао (3-4 октября), Рабаул (8-го), Шортленд (9-го) и Палау (14-го). Крейсер вернулся в Сурабаю 20 октября и стоял там до 21 декабря. Через два дня он прибыл в Сингапур, где до 2 января 1943 года проходил докование. 5 января он снова вернулся в Сурабаю, где стоял как охранный корабль до 1 апреля, уйдя затем в Сасебо, куда прибыл 9-го для ежегодного ремонта.

Флагман 5-го Флота «Нати» с 6 августа по 29 января 1943 года стоял на Парамушире или в бухте Оминато, делая короткие походы между этими базами или в другие районы северных вод: 6-12 августа, 2-3-го и 25-26 сентября, 17-29 января он был на Парамушире, а 16-29 августа, 18-30 сентября, 2-22 октября, 6-18 ноября и с I декабря по 13 января он стоял в Оминато. 29 января 1943 года он вышел с Парамушира и 5 февраля прибыл в Сасебо через Йокосуку (1-3 февраля) для ремонта и докования. 27 февраля «На ги» вышел из Сасебо, прибыв на Парамушир 4 марта.


1.5.9. Модификации тяжелых крейсеров во время кампании на Соломоновых островах.

Участвовавшие в боях у Соломоновых островов тяжелые крейсера для ремонта повреждений и текущих ремонтов возвращались в базы метрополии, но кроме «Хагуро», на котором во время ремонта в Сасебо (октябрь-ноябрь 1942 года) кран на грот-мачте заменили новым (того же типа, что с 1941 года стоял на «Миоко»), и поврежденного «Аоба», никаких модификаций не проводилось.

На чинившемся в Куре с 22 октября по 15 февраля 1943 года крейсере «Аоба» сделали следующие модификации:

1. Поскольку резервных башен ГК в наличие не было, ремонт башни №3 длился очень долго; ее временно сняли, а отверстие в палубе закрыли 25-мм плитой из стали Дюколь, на которой установили строенный 25- мм автомат.

2. Две спаренные установки 13-мм автоматов в передней части носовой надстройки заменили еще одной строенной установкой 25-мм автоматов типа 96.

3. Уничтоженную фок-мачту заменили треногой, на топе которой установили пост УТС.

4. Расширили платформу УЗО, а в носовой части ходового мостика установили ветровые щиты{2}.

Когда ремонт был закончен, вооружение крейсера «Аоба» состояло из 4 20-см орудий модели 2, 4 12-см зенитных орудий, 8 61-см торпедных труб и 14 25-мм автоматов типа 96 (2x3 и прежние 4x2).

В течение лета и осени 1942 года последние корректировщики типа 95 на крейсерах типа «Такао» заменялись новыми типа О (F1M2), а трехместные самолеты типа 94 на «Аоба» и «Кинугаса» заменили разведчиками типа О (Е13А1). По одному из двух гидросамолетов типа 94 на «Фурутака» и «Како» также успели заменить самолетами типа О (Е1 ЗА 1). После ремонта в феврале 1943 года «Аоба» вместо одного из двух 3-местных разведчиков типа 0, получил один 2-местный корректировщик типа 0. Эти самолеты он нес до апреля 1943 года, когда снова был поврежден. После ремонта, с ноября 1943 года и по декабрь 1944-го, когда был разоружен в Куре, он нес I или 2 2-местных корректировщика типа 0.

НОСОВАЯ НАДСТРОЙКА «АОБА» ПОСЛЕ МОДЕРНИЗАЦИИ 1942-1943 годов

«АОБА» ПОСЛЕ МОДЕРНИЗАЦИИ 1942-1943 ГОДОВ


Глава 2. Деятельность японских тяжелых крейсеров в течение Второго года войны на Тихом океане (февраль 1943 - январь 1944 года).

В течение второго года войны основные силы Объединенного Флота, в том числе и большая часть тяжелых крейсеров, стояли в базе Трук на Каролинских островах, ожидая удобного случая, чтобы вступить в решающее сражение с флотом США. Но отдельные корабли и соединения посылались для выполнения частных операций по всему театру: от Соломоновых островов на юге до Алеутских на севере. Начиная с апреля, тяжелые крейсера впервые прошли некоторые военные модификации, включавшие установку радара для обнаружения воздушных целей и усиление зенитного вооружения за счет увеличения числа 25-мм автоматов.


2.1. Тяжелые крейсера в период пассивности японского флота.

«Атаго», «Такао» (4-я эскадра), «Миоко», «Хагуро» (5-я эскадра) находились в Труке. С 31 января по 9 февраля они все выходили к северу от Соломоновых островов для прикрытия операции “КЕ” Сакусен - эвакуации войск с Гуадалканала. 21 июля оба крейсера 4-й эскадры ушли из Трука в Йокосуку для очередного ремонта и переоснащения, куда прибыли 26-го. «Миоко» и «Хагуро» 8 мая вышли из Трука в эскорте линкора «Ямато» и 13-го прибыли в Йокосуку. Из-за высадки американцев на остров Атту 5-я эскадра вошла в состав Северного Соединения и 15 мая вышла на Парамушир, где простояла с 19 мая по 12 июня, вернувшись в Сасебо 16-го для ежегодного ремонта.

«Тёкай» ушел из Трука 15 февраля и 20-го прибыл в Йокосуку для ремонта, который длился до 4 апреля, когда он снова ушел в Трук, прибыв туда 10-го. Он стоял там в готовности, только один раз выйдя в море (15-22 апреля) для перевозки войск в Рабаул и Кавьенг. 30 июня «Тёкай» вышел из Трука в Рабаул, где простоял до 10 августа, уйдя через Трук (11-12 августа) в Йокосуку для нового ремонта (прибыл 16-го). 8-й Флот был расформирован и «Тёкай» снова вошел в состав 4-й эскадры.

«Майя» с 5 января находился на ремонте в Йокосуке, а 30-го был причислен к Северному Соединению. После дополнительной модификации для действий в северных широтах он 20 февраля ушел в Оминато, куда прибыл через сутки. Вместе с «Наги» он действовал из Оминато и Парамушира до 3 августа, когда вернулся в 4-ю эскадру. 6 августа он прибыл в Йокосуку для нового ремонта и переоснащения.

«Асигара» стоял в Сурабае, пройдя очередной ремонт с 9 апреля по 10 мая в Сасебо. Он снова вернулся на Яву и стоял в Сурабае в качестве охранного корабля до 22 октября. 20 сентября он был назначен в 16-ю эскадру.

«Аоба» с 22 октября 1942 года ремонтировал повреждения в Куре. 15 февраля он был причислен к 8-му Флоту и вышел в Трук (прибыл 20-го), оттуда 28-го в Рабаул (2 марта), затем 3 марта в Кавьенг, куда прибыл 4-го. Около этой базы 3 апреля он был поврежден авиацией и практически затонул (см. 2.3.4). Затем был поднят, временно отремонтирован в Труке, откуда 25 июля ушел в Куре на ремонт, длившийся с 1 августа по 24 ноября.

«Судзуя» после ремонта вышел из Куре 5 февраля и 10-го прибыл в Трук. Вскоре к нему присоединился «Кумано», вышедший из Кавьенга 11 февраля, и 7-я эскадра приступила к учениям и тренировкам. 24 марта оба крейсера ушли в Куре, куда прибыли 29-го для модернизации и докования. «Кумано» стоял в доке с 6 по 15 апреля, а «Судзуя» с 27 апреля по 2 мая. После этого 7-я эскадра проводила учения во Внутреннем море вместе с отремонтированным «Мотами», который с 30 апреля был прикреплен к 1-му Флоту. После того как американские войска высадились на острове Атту 11 мая, все три крейсера получили приказ идти в Токийскую бухте на соединение с главными силами флота. Крейсера 20 мая вышли из Внутреннего моря и на следующий день прибыли в Йокосуку.

«Тикума» после ремонта повреждений прибыл в Трук, где присоединился к «Тоне». 17 мая они в составе эскадры, куда кроме них входили линкоры «Мусаси» (под флагом нового командующего Объединенным Флотом адмирала Минеичи Кога, сменившего погибшего 18 апреля Ямамото), «Конго», «Харуна», авианосец «Хийо» и 5 эсминцев, вышли из Трука в Токийскую бухту, куда прибыли 21-го (22 мая по Токийскому времени). На рейде Йокосуки уже стояли «Ямато», 3 крейсера типа «Могами», авианосцы «Сёкаку», «Дзуйкаку» и «Дзуйхо», новые легкие крейсера «Агано» и «Ойодо», 11 эсминцев. Все эти мощные силы командование собиралось задействовать в районе Алеутских островов - единственном месте на театре, где можно было перехватить крупные соединения американского флота. Но долгожданный приказ выйти на север 29/30 мая был отменен.

Находясь среди большого количества кораблей в Токийской бухте, «Могами» 24 мая получил небольшие повреждения обшивки борта от столкновения с переоборудованным танкером флота «Тоа Мару» (1934 г., 10052 бр. т). 30 мая «Кумано», «Судзуя», «Тоне» и «Тикума», а днем позже «Могами» ушли из Токийской бухты и прибыли в Хасирадзиму в западной части Внутреннего моря соответственно 1 и 2 июня. 10 июня «Могами» снова присоединился к 7-й эскадре 3-го Флота. На следующий день «Кумано» и «Судзуя» вышли из Куре в Йокосуку, где 13-го приняли на борт 5-й зенитный полк. 16-го они вышли в Рабаул через Трук (21-23 июня), прибыв на место 25-го. После разгрузки они вернулись в Трук 27 июня, а 9 июля вышли в Рабаул (там 11 июля) для участия в операциях в районе Новая Джорджия-Коломбангара. «Могами», «Тоне» и «Тикума», базируясь на Куре, проводили учения во Внутреннем море до 8 июля, когда в порту Удзина, около Хиросимы, начали приемку на борт войск и оборудования. Все три крейсера 10-го вышли в море. После захода в Трук (15- 19 июля) они 21-го прибыли в Рабаул. Высадив войска и выгрузив снабжение и оборудование, крейсера 24 июля ушли в Трук, куда прибыли на следующий день.


2.2. Действия в районе Алеутских островов 

2.2.1. Состав сил и планы сторон.

Для борьбы с подвозом японских подкреплений и снабжения на острова Атту и Кыска американское командование сформировало оперативное соединение контр-адмирала Макморриса из крейсеров и эсминцев. Это соединение, приступившее к действиям на подходах со стороны Японии и Курильских островов, начало перехватывать японские транспорты и обстреливать сооружения на Атту. Активно действовала и американская базовая авиация, 5 января она потопила 6577-тонный транспорт у Кыски и 6101-тонный у Атту, оба заполненные войсками и техникой.

Японское командование решило усилить 5-й Флот вице-адмирала Хосогая еще одним тяжелым крейсером и несколькими легкими кораблями, чтобы он смог навести порядок в северных водах. 23 февраля, на следующий день после прибытия в Оминато, «Майя» вышел на Парамушир, куда прибыл 27-го. Там к нему 4 марта присоединился флагманский «Нати». Под их эскортом с 7 по 13 марта был проведен конвой на остров Атту. 23 марта (22-го по времени западного полушария) Хосогая снова вышел в море, имея с собой тяжелые крейсера «Нати» (флагман), «Майя», легкие «Тама» и «Абукума», 4 эсминца и 3 транспорта со снабжением для Атту. Этот выход привел к столкновению с оперативной группой TG16 6 флота США.


2.2.2. Бой у Командорских островов 26/27 марта 1943 года.

26 (27-го по японскому времени) марта оперативная группа Макморриса в составе старого легкого крейсера «Ричмонд» (флагман), тяжелого «Солт Лейк Сити» и 4 эсминцев 14-й флотилии крейсировала с севера на юг и обратно в 180 милях к западу от Атту и в 100 милях к югу от ближайшего из Командорских островов. Скорость 15 узлов, курс NbE, строй - любимая американцами кильватерная колонна с двумя эсминцами в авангарде и арьергарде. Практически тем, же курсом, но несколько впереди двигалась колонна Хосогая: «Нати» (флагман), «Майя», «Тама», эсминцы «Вакаба» и «Хацусимо», «Абукума» (флаг командира 1-й флотилии контр-адмирала Томокадзу Мори), эсминец «Икадзучи», быстроходные 7000-тонные вспомогательные крейсера «Асака Мару» и «Сакито Мару» (использовались как транспорты) и эсминец «Инадзума». Хосогая шел на рандеву с тихоходным грузовым транспортом «Санко Мару», который был послан вперед под эскортом эсминца.

Вскоре после рассвета радары головного американского эсминца и флагманского крейсера «Ричмонд» обнаружили почти прямо по курсу на расстоянии 7,5-12 миль пять целей. В то же время штурман с «Асака Мару» заметил позади мачты сначала одного корабля, затем нескольких. Хосогая приказал своим кораблям ворочать последовательно вправо на SE, чтобы принять бой, а обоим вспомогательным крейсерам - следовать прежним курсом. Японцы имели почти двойное превосходство в силах (4 японских крейсера имели в бортовом залпе 20 203-мм и 12 140-мм орудий против 10 203-мм и 7 152-мм, не считая многократного преимущества в торпедных аппаратах) и были на 2-3 узла быстроходнее. Но Макморрис, надеясь на поддержку базовой авиации, решил не спешить с отходом, а сначала попробовал погнаться за транспортами. Самолетов для корректировки американцы не запускали: на «Солт Лейк Сити» для него не было бензина, а самолет «Ричмонда» адмирал решил использовать чуть позже. Японцы же запустили один или два с «Нати», но из-за мощного зенитного огня американских кораблей пользы от корректировщиков никакой не было.

В 0840, еще до того как американцы сомкнули строй для боя, японские крейсера открыли огонь по «Ричмонду» с дистанции 100 каб., уже вторым залпом добившись накрытия. Затем их внимание переключилось на «Солт Лейк Сити» - самого сильного оппонента, к тому же досадившего японцам у мыса Эсперанц. В 0842 «Свэйбэк Мару» (качающийся корабль), как наполовину по-английски и наполовину по-японски называли американцы свой тяжелый крейсер за его стремительную бортовую качку, стал отвечать, попав в «Нати» на третьем и четвертом залпах с дистанции 90 каб. На японском флагмане начался пожар, правда, быстро потушенный (скорее всего попаданий не было, а за пожар американцы приняли вспышки при выстрелах).

Хосогая продолжал идти на сближение, чтобы поскорее реализовать свое преимущество в артиллерии и торпедном вооружении. Макморрису ничего не оставалось делать, как забыть про транспорты и начать отход. В 0845 он приказал круто повернуть на 40° влево и увеличить ход до 25 узлов. Вдруг «Нати» прекратил стрельбу. Невнимательность его механиков привела к тому, что при увеличении хода парогенераторы оказались без пара (их рано переключили на котел, еще не набравший давления), и корабль на время лишился электроэнергии. Орудия застыли почти на крайнем угле возвышении, зато «Майя» стрелял исправно. В 0846 «Нати» выпустил 8 торпед, которые из-за большой дистанции и резкого отворота американцев прошли мимо. Спустя 4 минуты в «Нати» попали два 203-мм снаряда: один порвал антенну на грот-мачте, а другой взорвался в носовой надстройке с правого борта, убив и ранив несколько человек. Еще через 2 минуты попал и третий снаряд - в торпедное отделение, где снова были жертвы. Осколки от близких разрывов засыпали мостик.

«Ричмонд» стрелял очень редко, поскольку дистанция в 90 кабельтовых была для него чрезмерной. Оба американских крейсера отчаянно зигзагировали, пытаясь сбить японцам пристрелку.

Около 0902 «Тама» вышел из общего строя, повернув вправо почти на 8 румбов. Очевидно он хотел занять позицию между американцами и своими транспортами. За ним тот же маневр сделал «Абукума». Только тяжелые крейсера с 4 эсминцами продолжали идти на юг, чтобы отрезать американцев от их баз. После поворота на SW «Майя» в 0807 выпустил 8 торпед практически вдогонку противнику, которые, естественно, не попали. Но в 0910 он добился первого попадания 203-мм снарядом в середину «Солт Лейк Сити» с правого борта - прямо в самолет (погибло 2 человека). Загоревшийся «кингфишер» пришлось сбросить в воду. Через 10 минут «Нати» и «Солт Лейк Сити» получили попадания. Первый сбавил ход и начал гореть, а второй, наоборот, был залит каскадами воды от снаряда, попавшего ниже ватерлинии. Очевидно в «Нати» попал 127-мм с эсминца: он прошел через орудийный порт башни №1 и, взорвавшись, перебил там всю прислугу. Еще один такой же снаряд разорвался над палубой и убил несколько человек (согласно японским данным эти попадания имели место два с лишним часа спустя).

Видя клубы дыма над японским флагманом, контр- адмирал Мокморрис решил, что пора заняться транспортами и повернул вправо - на север. Но в 0930, когда главная батарея на «Нати» снова вошла в строй, он вместе с «Майя» и эсминцами кинулся в погоню. Тем временем крейсер «Тама» занял позицию справа от американцев на дистанции 90 кабельтовых, чтобы корректировать огонь своих тяжелых крейсеров. Но «Солт Лейк Сити» восемью залпами отогнал его прочь. В 1002, как раз в неподходящий момент, когда американский тяжелый крейсер стали накрывать залпы с «Нати» и «Майя», на нем начались проблемы с рулевым приводом от собственной стрельбы вышел из строя золотник в гидроприводе рулевой машины. Угол перекладки руля ограничился 10 градусами, но кормовые башни продолжали вести интенсивный огонь. «Нати» и «Майя» сближались постепенно, то и дело маневрируя, чтобы давать полные залпы.

БОЙ У КОМАНДОРСКИХ ОСТРОВОВ 26/27 МАРТА 1943 ГОДА



Около 200 снарядов упало в пределах кабельтова от «Солт Лейк Сити», пока один 203- мм бронебойный в 1010 не попал в палубу и не вышел из борта под водой. Теперь о перехвате транспортов не могло быть и речи - Макморрису надо было спасать свои корабли. Американцы в 1018 поставили мощную дымовую завесу и под ее прикрытием начали отход на SW. Японцы не имели радаров и стреляли только тогда, когда корабли противника появлялись в разрывах густого дыма. «Майя» выпустил 4 торпеды, за ним «Нати» и «Абукума», но дистанция была очень большой. Американцы даже не увидели следов от торпед. Макморрис приказал увеличить ход до 30 узлов и пошел по направлению к Камчатке: «Ричмонд» впереди, «СолтЛейк Сити» в 15 кабельтовых за ним, а эсминцы, которые продолжали ставить завесу, используя все средства, держались на левом траверзе от концевого крейсера и чуть сзади. С каждой минутой дистанция от Адака увеличивалась, а до Парамушира сокращалась. Так что у японцев становилось больше шансов дождаться своих самолетов, чем у американцев.

В 1110 «Солт Лейк Сити» получил четвертое и последнее попадание, в результате которого затопило отсек гирокомпаса и кормовое МО (вода в последнем поднялась на метр с лишним). Несмотря на 5-градусный крен на левый борт, крейсер еще мог держать высокую скорость. Однако в 1125 вышло из строя кормовое КО и скорость упала до 20 узлов. Макморрис приказал трем эсминцам прикрыть крейсер торпедной атакой, но в 1138 отменил приказ, поскольку на «Солт Лейк Сити» смогли ввести в действие котлы. Эта демонстрация атаки все же сыграла свою роль, заставив японцев отвернуть. В 1150 грянула новая беда: арктическая вода попала в топливо и все форсунки в котлах крейсера вышли из строя. Давление пара упало, остановились генераторы и турбины. Корабль остался без хода и энергии, в 1155 подняв сигнал «Скорость - ноль», причем флаг «Ноль» был тут же пробит японским снарядом. Вряд ли теперь кто-либо поставил бы на жизнь «Солт Лейк Сити» даже доллар.

«Нати» и «Майя» находились в 95 кабельтовых на левой раковине своей жертвы, быстро сближаясь и не прекращая стрельбы. С другого борта приближались легкие крейсера, а японские эсминцы выходили в позицию решающего торпедного залпа. Нетерпеливый «Хацусимо» выпустили шесть торпед еще в 1154, но остальные свои сохранили. «Солт Лейк Сити», превратившийся в “сидячую утку”, продолжал стрелять из кормовых башен под локальным управлением, расстреливая последние 15% боезапаса.

В этот критический момент американские эсминцы вышли в торпедную атаку на «Нати» и «Майя» с дистанции 85 кабельтовых. Но не успели они сблизиться с противником, как увидели, что тот стал поворачивать на запад. Что случилось и почему Хосогая не захотел победы, которая сама падала ему в руки?

Существует несколько объяснений странного поступка японского адмирала. Топливо на японских кораблях подходило к концу и его могло не хватить до базы. Аналогичная ситуация была с боезапасом (хотя на «Нати» оставалось более 40%, а на «Майя» около 25% снарядов ГК), а то, что крейсер противника потерял ход, Хосогая не видел. Он также опасался американских бомбардировщиков, ожидая их прибытия с минуты на минуту, а его флагман «Нати» в 1148 получил два опасных попадания от трех приближавшихся американских эсминцев. Один из них - «Бейли» (единственный, кто успел выпустить 5 торпед) - получил в ответ два попадания 203-мм снарядами и был вынужден отвернуть. За ним последовали и другие.

Спустя несколько минут «Солт Лейк Сити» смог дать ход: сначала 15 узлов, затем 23 узла. В 1212 противники разошлись и американское соединение взяло курс на Датч-Харбор. Японские корабли на следующий день вернулись на Парамушир, включая и все три транспорта. Так что задачу они свою не выполнили и этот бой (у японцев “бой у острова Атту”) можно записать в актив американцев. Несмотря на явное преимущество противника, их потери оказались ничтожными: 7 убитых и 20 раненых, повреждены эсминец и тяжелый крейсер. Хотя японцы выпустили огромное количество снарядов: «Нати» 707 203-мм и 276 127-мм, «Майя» соответственно 904 и 9, «Абукума» 95 140-мм и т.д., а также 43 торпеды.


Повреждения крейсера «Нати».

Согласно японским данным в крейсер попало только 5 127-мм снарядов: 3 в правый борт около 0350 и 2 около 0648 (Токийское время), так что свои 832 203-мм снаряда «Солт Лейк Сити» выпустил в “молоко”. Первый снаряд попал в кормовую часть ходового мостика, убив 11 и ранив 21 человека; второй повредил одну из опор грот- мачты; третий попал в самолетную палубу, повредил катапульту, убил 2 и ранил 5 человек в торпедном отделении под палубой. Из двух более поздних снарядов один попал справа в лобовую плиту башни №1: башню заклинило, внутри убило 1 и ранило 1 человека. Последний снаряд попал с правого борта в сигнальную платформу, но повреждения были незначительные. Количество пострадавших оказалось больше, чем у американцев: 14 убитых 27 раненых.


2.2.3. Последующие действия тяжелых крейсеров в северных водах.

После возвращения на Парамушир «Нати» и «Майя» 31 марта ушли в Йокосуку, где первый ремонтировал повреждения с 3 апреля по 11 мая. «Майя» 15 апреля снова ушел в Оминато, простоял там с 19-го по 27-е, когда ушел на Парамушир, прибыв туда 29 апреля. Вице- адмирал Хосогая за нерешительное руководство боем был отстранен от должности командующего 5-м Флотом и заменен вице-адмиралом Сиро Кавадзе.

После высадки американцев на острове Атту 11 мая «Майя» под флагом Кавадзе на следующий день вышел в море, но 15-го вернулся в базу, куда в тот же день прибыл вышедший 11-го из Йокосуки «Нати». Оба крейсера простояли в готовности на Парамушире почти 2 месяца (между 18 июня и 5 июля «Майя» уходил в Оминато, где простоял с 21-го по 1-е), ожидая подкреплений из Японии, чтобы дать бой американскому флоту у Алеутских островов. 19 мая на Парамушир прибыла 5-я эскадра («Миоко» и «Хагуро»), временно приданная Северному Соединению вице-адмирала Кавадзе, который также получил дополнительные подлодки и авиацию. Планировалась и переброска более внушительных сил: 3 линкоров во главе с гигантским «Мусаси», 4 авианосцев, 5 тяжелых (3 типа «Могами», 2 типа «Тоне»), 2 легких крейсеров и 16 эсминцев. Но эти силы собрались в Токийской бухте слишком поздно, чтобы реально помочь японским гарнизонам на Алеутских островах, и их переход на север отменили. Зато отсутствие этих кораблей на Труке позволило американцам в конце июня высадиться на Рендове (Соломоновы острова).

«НАТИ» в марте 1943 года

Торпедный отсек на ТКР типа «Миоко» (левый борт)

Торпедный отсек на «Майя» и «Тёкай» (левый борт)

«ТЁКАЙ» И «МАЙЯ» в сентябре 1943 года

«МИОКО» «ХАСУРО»

«МИОКО»


Учитывая сложности снабжения гарнизона Кыски при господстве базовой авиации противника в том районе, японское командование решило провести скрытную эвакуацию войск с этого острова. 10 июля «Нати» и «Майя» вышли с Парамушира для прикрытия эвакуации, но она из-за плохой погоды была отменена. Оба крейсера вернулись в базу 15 июля. После успешной второй попытки эвакуации «Майя» 3 августа ушел с Парамушира в Йокосуку, куда прибыл 6-го для очередного ремонта и модернизации. 5 августа Северное Соединение было расформировано, корабли 5-го Флота были переданы в только что сформированный Флот Северо-Восточного Района. «Нати» 10 августа вышел с Парамушира, прибыв 13-го в Оминато, где простоял в готовности до 6 сентября.


2.3. Первая военная модификация (апрель-сентябрь 1943 года).

В феврале 1943 года после окончания боев за Гуадалканал из-за возрастания угрозы с воздуха было решено оснастить тяжелые крейсера радаром №21 (21 Go){3} для обнаружения воздушных целей и усилить их легкое зенитное вооружение. Кроме этого, на всех крейсерах расширили платформы управления зенитным огнем, а в их носовой части установили ветровые щиты{2}. На крейсерах типа «Такао», а также на «Асигара» и «Хагуро» большие ветровые щиты установили и в носовой части ходового мостика. На «Миоко» и «Нати» такие щиты установили раньше (в 1940-41 годах и в феврале 1943 года соответственно). Поврежденный «Аоба» подвергся более решительной модернизации.


2.3.1. Усиление зенитного вооружения.

На «Асигара», «Нати» (апрель-май), «Миоко», «Хагуро» (июнь-июль), «Тёкай» и «Майя» (август- сентябрь) около грот-мачты поставили 2 дополнительные 25-мм спарки, а на типе «Миоко» еще двумя 25-мм спарками заменили 2 13-мм автомата, доведя число 25- мм стволов на этих 4 крейсерах до 16 (8x2).

На «Атаго» и «Такао» в июле-августе около грот- мачты поставили 2 новых строенных 25-мм автомата и число 25-мм стволов на этой паре достигло 18 (2x3 и 6x2).

На «Судзуя» и «Кумано» в апреле 2 спаренных 13-мм автомата типа 93 в передней части мостика заменили на 2 строенных 25-мм, а еще 2 таких же установки появились по бокам кормового директора. Количество 25-мм стволов стало 20 (4x3 и 4x2). Тогда же с крыш башен ГК №3 и №4 сняли антенные мачты, а все иллюминаторы на уровне нижней и большинство на уровне средней палубы заварили стальными листами. В конце 1942- начале 1943 года были подготовлены чертежи для переделки «Кумано» и «Судзуя» в крейсера ПВО со снятием всех или большинства башен ГК и оснащением их дополнительными установками спаренных 127-мм орудий типа 89.

На «Тоне» и «Тикума» 2x3 25-мм установки расположили на платформах по бокам кормового директора ГК; стало 18 стволов: 2x3, 6x2.


2.3.2. Установка радара.

ИЗМЕНЕНИЯ ТОПОВ ФОК-МАЧТ НА «МАЙЯ» И «ТЁКАЙ» (слева) И ТИПЕ «МИОКО» (справа) (вверху по состоянию на 1941 год, внизу - на 1943 год)

Цифрами на схемах обозначены: 1 - датчик направления ветра типа 91; 2 - датчик скорости ветра типа 91; 3 - излучающий элемент: 4 - приемный; 5 - несущая структура


Одновременно с усилением зенитного вооружения сначала на «Могами», а затем и на остальные тяжелые крейсера установили радар ПВО №21. Радарный пост размещался между опор треногой (или 4-опорной) мачты на месте прежнего гониометрического поста, а антенна, так называемого “матрасного” типа модели 6 - на топе фок-мачты вместо поста управления торпедной стрельбой (кроме «Тёкай» и «Майя»). Антенна и пост гониометра были перенесены на мостик. Установка радара №21 весила 840 кг и обслуживалась 2 операторами и 2-3 телефонистами. Антенна модели 6 имела габариты 3,6x2 м и состояла из комбинации излучающих и приемных элементов, изготовленных из трубок диаметром 1 см. Каждый “матрас”, кроме несущей структуры, “сплетался” из трех элементов в высоту и четырех в ширину; длина элемента равнялась 70 см, шаг между ними по вертикали - 76 см. Антенна была слишком громоздкой, трудной в настройке, а ее поворотный узел не мог обеспечить плавного вращения. К концу года появилась антенна модели 7 с 4 рядами по 4 элемента и увеличенными габаритами: 3,6x3 м. Эту антенну установили на «Нати» (временно) и «Майя», когда последний переделали в крейсер ПВО.

«СУДЗУЯ» («КУМАНО») после апреля 1943 года

Основные модификации: А - замена 2x2 13-мм автоматов на носовой надстройке на 2x3 25-мм и установка 2x3 25-мм автоматов у грот-мачты, В - расширение платформы УЗО; С - установка радара №21 с антенной на фок-мачте; мачты антенн с башен №3 и №4 сняты, установлены ветровые щиты, уменьшено число иллюминаторов.

На фрагментах модификации, сделанные в июне 1944 года: А - 2x3 25-мм автомата в корме; В - установка радара №13 (антенна на грот-мачте) и двух радаров №22 (на фок-мачте); С - установка 2x3 25-мм автоматов у носовой надстройки

«АОБА» после ремонта в ноябре 1943 года

Основные модификации: Е - прожектор вместо кормового директора ГК; F - 2x3 25-мм автомата у грот-мачты, G - антенна и пост радара №21. Модификации, сделанные в июне-сентябре 1944 года: Н - по 2x3 25-мм автомата в передней части мостика и в корме; I - радар №22


Радар №21 имел следующие характеристики{3}:

Официальное обозначение радар типа 2 №2 модели 1 модиф. 2

Сокращенное обозначение радар №21 модиф.2 (или радар 212)

Разработка до апреля-августа 1943 года, когда почти устранили недостатки и трудности в обслуживании

Тип излучателя осцилляторная цепь с 2 трубками Т-310

Выходная мощность и длина волны 5 кВт (пиковая) и 1,5 м

Длительность и частота импульса 10 микросекунд и 1000 Гц

Тип приемника детектор типа УН-954 РЕ-3

Дальность обнаружения самолета 70 км (ошибка 1-2 км)

группы самолетов 100 км (ошибка 1-2 км)

Ошибка по пеленгу 5-8 градусов

Минимальная дальность обнаружения 5 км


2.3.3. Изменения в самолетном вооружении.

«Миоко», «Хагуро» с марта-мая 1942 года и 4 крейсера типа «Такао» с июля 1942 года несли по разведывательному 3-местному гидросамолету типа 0(Е13А1) и по два 2-местных корректировщика типа 0(F1M2). После заходов в метрополию весной и летом 1943 года состав авиавооружения на этих крейсерах, за исключением «Нати», был изменен из-за необходимости в дальней разведке. Поэтому к осени каждый крейсер, включая «Кумано» и «Судзуя», нес по 2 разведчика типа 0 и no 1 корректировщику типа 0. «Тоне» и «Тикума» имели по 2 самолета каждого типа, но иногда несли 3 3-местных разведчика. «Нати» и «Асигара» в течение 1943 года несли по два 2-местных корректировщика типа 0.


2.3.4. Ремонт и модернизация крейсера «Аоба» (август-ноябрь 1943 года). 
Повреждения крейсера «Аоба» 3 апреля 1943 года.

Находясь на швартовой стоянке Мове около Кавьенга примерно в 1430 (Токийское время) крейсер был атакован самолетами В-25 из состава 43-й бомбардировочной группы 5-го Воздушного Соединения генерал- майора Кенни, которые применив новый метод топмачтового бомбометания{4}, добились нескольких близких разрывов и одного попадания 227-кг бомбой в правый борт за грот-мачтой. В торпедном аппарате №1, находившемся под самолетной палубой (шельтердеком), взорвались две боеголовки торпед типа 93, что вызвало пожар в МО №2 (носовое правого борта). При этом в кормовой части правого буля образовалась 3-метровая пробоина, из-за чего будь быстро заполнился водой. У борта крейсера для тушения пожара стал эсминец «Хацудзики» и с его помощью в 1520 с огнем удалось справится. Был отдан приказ отбуксировать крейсер в Трук, но несмотря на откачку воды, затопление кормовой части продолжалось так быстро, что «Аоба» в 1935 пришлось срочно посадить на мель с креном 6°. На следующий день ремонтная база «Ямабико Мару» начала откачку воды и заделку пробоины. 20 апреля «Аоба» всплыл, на следующий день был взят на буксир крейсера «Сендай» и в сопровождении 2 эсминцев 25-го приведен в Трук. Там с помощью ремонтного судна «Акаси» на нем произвели временный ремонт, закончившийся 25 июля, когда крейсер своим ходом ушел в Куре для основательного ремонта.

«Аоба» прибыл в Куре 1 августа и до 24 ноября 1943 года на нем были выполнены следующие работы:

1) На фок-мачте установили радар ПВО №21 модиф. 2 с антенной типа А модели 6 на топе мачты.

2) Сняли две прожекторные вышки по бокам первой трубы.

3) Сняли вспомогательный директор типа 94 в башенке, а вместо него установили 110-см прожектор типа 92 (стало 2 прожектора по диаметральной плоскости).

4) Установили отремонтированную башню ГК №3, а строенный 25-мм автомат с барбета сняли.

5) Около грот-мачты разместили две 25-мм спарки, доведя число 25-мм стволов до 15 (1x3 в носу, 6x2).

6) Иллюминаторы и все отверстия на уровне нижней палубы и большая их часть на уровне средней заварены стальными листами.

7) Поскольку поврежденным машинам не удалось сделать полный ремонт, скорость крейсера была ограничена 28 узлами.

После ремонта крейсер стал нести 1 или 2 двухместных корректировщика типа 0.

Другой план модернизации предусматривал переделку «Аоба» в “авианосный крейсер” с сохранением башен №1 и №2 и с размещением на месте кормовой 6 гидросамолетов. Существовал и план переделки в эскадренный танкер с заменой половины КО и МО топливными цистернами и снижением скорости до 25-узлов.


2.4. Деятельность тяжелых крейсеров в южной части Тихого океана до конца второго года войны.

2.4.1. Хронология основных событий на море с февраля по октябрь 1943 года.

Одновременно с потерей Гуадалканала японцы стали сдавать свои позиции в Новой Гвинее, в январе американцы захватили один из их аэродромов на севере острова. В попытке усилить свои войска японцы решили перебросить туда еще одну дивизию из Рабаула. Операцию планировал вице-адмирал Микава. Конвой в Лаэ из 8 транспортов под эскортом 8 эсминцев контр-адмирала Масатоме Кимуры вышел 28 февраля, но не получил истребительного прикрытия. В море Бисмарка со 2 по 4 марта конвой был атакован крупными силами американской авиации, которая потопила все транспорты и эсминцы «Сираюки», «Арасио», «Асасио», «Токицукадзе».

В заливе Кула между островами Коломбангара и Новая Джорджия 6 марта 3 американских крейсера и 3 эсминца, используя радары, перехватили эсминцы «Мурасаме» и «Минегумо» и быстро потопили их артогнем и торпедами.

МОРСКИЕ И АВИАЦИОННЫЕ БАЗЫ НА СОЛОМОНОВЫХ ОСТРОВАХ (на 1 июня 1943 года)


В апреле японцы приступили к реализации операции “1” Сакусен, которая задумывалась адмиралом Ямамото как возмездие за потерю Гуадалканала. Это была его последняя наступательная акция и основная роль в ней отводилась авиации. Токио распорядился направить основные усилия на Новую Гвинею, но Ямамото решил сначала нанести удар по Гуадалканалу, где имелось достаточно соблазнительных целен. Для этого на аэродромах Рабаула, Бука, Кахили (на о. Бугенвиль) и Баллале сосредоточились значительные силы 11-го Воздушного Флота (командующий вице-адмирал Кусака), с которыми должны были взаимодействовать авиагруппы авианосцев 3-го Флота вице-адмирала Одзавы («Сёкаку», «Дзуйкаку», «Дзуньо» и «Хийо»), Командующего 8-м Флотом вице-адмирала Микаву перевели в морской генеральный штаб в Токио, а его место занял вице- адмирал Томосиге Самедзима.

Американская разведка опять вовремя узнала о появлении большого количества самолетов на северных Соломоновых островах, поэтому американцы хорошо подготовились к отражению воздушных атак, даже более мощных, чем налет на Перл-Харбор. На Гендерсон Филд сосредоточилось 76 истребителей, в море были посланы корабельные радиолокационные дозоры. В результате 7 апреля японцы смогли утопить только эсминец, корвет и танкер, потеряв большое число самолетов (39 по американским и 21 по японским данным). 11 апреля японская авиация переключилась на Новую Гвинею: ценой гибели 6 самолетов из участвовавших в атаке 94 они смогли потопить транспорт, повредить еще один (выбросился на берег) и тральщик. 12 апреля состоялся самый массированный налет за все время войны: 174 японских самолета (из них 131 истребитель) атаковали Порт-Морсби. Но потопить удалось несколько мелких суденышек в гавани да уничтожить горстку самолетов на аэродроме. 14 апреля был совершен налет на бухту Милн, где японцы рассчитывали застать 14 транспортов и 50 самолетов на полосе Джили-Джили, но опять результаты не стоили затраченного топлива и бомб. Поэтому 16 апреля Ямамото приостановил операцию “I” Сакусен и приказал палубным самолетам вернуться на свои авианосцы. Японцы заявили о потоплении крейсера, двух эсминцев и 25 транспортов и уничтожении 175 самолетов противника. Реально союзники потеряли эсминец, корвет, танкер, 2 транспорта и 25 самолетов. Воздушная сила без помощи корабельной артиллерии оказалась также бессильна, как и флот без авиационного прикрытия.

18 апреля адмирал Ямамото со штабом на двух бомбардировщиках вылетел из Рабаула с инспекцией в Буин на Бугенвиле, но был перехвачен и сбит “лайтнингами” с Гендерсон Филд. Погибли Ямамото и 6 членов его штаба, вице-адмирал Угаки был ранен. Командующим Объединенным Флотом стал адмирал Минечи Кога.

8 июня в Хиросимской бухте около базы Куре от внутреннего взрыва погребов погиб линкор «Муцу».

30 июня американцы высадились на острова Рендова и Вангуну из группы Новая Джорджия. Японцы пытались атаковать десант авиацией, но сумели торпедировать только флагманский транспорт адмирала Тернера «Маккоулп», который с вечеру затонул (фактически его по ошибке добили своп же торпедные катера). 5 июля береговая батарея острова Мунда потопила эсминец «Стронг». Для снабжения гарнизонов ближайших островов адмирал Кога приказал вернуться к тактике “Токийского экспресса”.

В ночь 5/6 июля в заливе Кула “экспресс” в составе 10 эсминцев (7 использовались как транспорты) под командованием контр-адмирала Терио Акияма встретил оперативную группу TG 36.1 контр-адмирала Эйнсворта в составе 3 легких крейсеров и 4 эсминцев. В результате японцы потеряли эсминцы «Ниидзуки» и «Нагацуки», а у американцев крейсер «Хелена» получил торпеду и утром затонул.

Следующий “экспресс”, состоящий из легкого крейсера «Дзинцу» (флаг контр-адмирала Сундзи Идзуки) и 9 эсминцев (4 из них с войсками и грузами для базы Вила) вступил в бой ночью 12/13 июля у острова Коломбангара с американским соединением TF 18 того же контр-адмирала Эйнсворта в составе 3 легких крейсеров и 10 эсминцев. Открывший прожектора «Дзинцу» был потоплен сосредоточенным артогнем, зато японские эсминцы торпедами потопили эсминец «Гуин» и тяжело повредили все три крейсера. Два американских эсминца получили повреждения от столкновения друг с другом.


Воздушная атака кораблей у о. Коломбангара 20 июля 1943 года.

Столкновения эсминцев, перевозящих войска и грузы, с превосходящими силами противника заставили японское командование задействовать для их прикрытия крейсера. 18 июля «Кумано» (флаг контр-адмирала Нисимуры), «Судзуя», «Тёкай», «Сендай» (флагман 4-й флотилии) и 4 эсминца в 2200 по Токийскому времени вышли из Рабаула для действия у залива Велла, чтобы прикрыть очередной “экпресс” из трех Эсминцев. Следующей ночью отряд был обнаружен между островами Велла-Лавелла и Шуазель американской “Каталиной”, оборудованной радаром, В полночь 3 эсминца- транспорта отделились и пошли в залив Велла, а остальные корабли остались в проливе Слот. Для их атаки с Гендерсон Филд вылетели 6 вооруженных бомбами “эвенджеров” авиагруппы VMTB-1 2-го полка морской авиации авиакомандования Соломоновых островов. Методом топмачтового бомбометания они быстро потопили эсминец «Югуре» и повредили крейсер «Кумано». Затем в течение двух предрассветных часов атаковали 5 торпедоносцев TBF (“Эвенджер”) и 8 топмачтовиков В-25 (“Митчелл”), но попаданий не добились. Адмирал Нисимура решил отойти в базу (вернулись 21-го), но приказал эсминцу «Кийонами» подобрать из воды людей с «Югуре». Утром и этот эсминец был утоплен бомбардировщиками В-25. Потопить 2 эсминца и повредить крейсер американцам удалось ценой гибели двух “эвенджеров” и двух “митчеллов”.


Повреждение крейсера «Кумано».

Крейсер получил повреждения от близкого разрыва 908-кг бомбы у кормы с правого борта примерно в 0010 (Токийское) - почти одновременно с попаданием такой же бомбы в идущий правее эсминец «Югуре». Повреждение обшивки привело к затоплению на крейсере нескольких отсеков по ватерлинии, а удар вывел из строя главные питательные насосы в КО №5 и №6. После прибытия в Рабаул 21 июля и срочного ремонта, произведенного ремонтным судном «Ямабико Мару», «Кумано» 29-го ушел в Трук, куда прибыл через 2 дня. 22 июля флаг командующего 7-й эскадрой был перенесен на «Судзуя». После ремонта в Труке с помощью ремонтного корабля «Акаси» «Кумано» 28 августа ушел в Куре, куда прибыл 2 сентября. Ремонт в Куре длился до 31 октября (в доке с 4 сентября по 8 октября).

Понимая, что следующей целью американцев будет остров Шортленд, адмирал Кога решил усилить его гарнизон. Для этого он перевел из Трука в Рабаул гидроавианосец «Ниссин», где его и 3 эсминца нагрузили артиллерийским и тремя пехотными батальонами. 22 июля в проливе Бугенвиль эти корабли были атакованы 46 бомбардировщиками, тогда как истребители связали боем 16 “зеке” прикрытия. В результате «Ниссин» пошел на дно. 28 июля топмачтовики В-25 у мыса Глостер потопили эсминцы «Ариаке» и «Микадзуки». Ночью 2 августа торпедные катера атаковали 4 японских эсминца в одном из проливчиков у о. Коломбангара, но не добились успеха, потеряв к тому же катер «РТ-109» (командир лейтенант Джон Кеннеди, будущий президент США), разрезанный форштевнем «Амагири».

5 августа американский десант захватил базу и аэродром Мунда на о. Новая Джорджия, и ночью 6/7 августа состоялась еще одна серьезная стычка в заливе Велла. Четыре японских эсминца (3 с войсками) были перехвачены шестью американскими, и потеряли от их торпед «Хагикадзе», «Араси» и «Кавакадзе».

15 августа американцы высадились на острове Велла-Лавелла, а также на севере захватили оставленный японцами задолго до этого остров Кыска. Высадка на Велла-Лавелла ставила в тяжелое положение японский гарнизон на Коломбангаре и в ответ было решено доставить подкрепления в Хоранию, чтобы ликвидировать новый вражеский плацдарм. Для этой цели был послан конвой из 20 самоходных десантных барж с прикрытием из 4 эсминцев под командованием командира 3-й флотилии контр-адмирала Мацудзи Идзуина, которые вышли из Рабаула ночью 17 августа. Следующей ночью это прикрытие, обнаруженное и атакованное (безрезультатно) авиаразведкой, встретилось с посланными на перехват 4 американскими эсминцами. В последовавшем суматошном бою ни одна из сторон не добилась успеха, но японские подкрепления были высажены.

3 сентября американские войска высадились в портах Лаэш Саламауа на севере Новой Гвинеи.

Под напором американцев японцам пришлось вскоре эвакуировать войска с островов Санта-Изабель, Коломбангара и Велла-Лавелла. Это привело еще к одному бою в ночь 6/7 октября. Контр-адмирал Идзуин вывел из Рабаула 9 эсминцев (3 в качестве транспортов и 6 для прикрытия), 4 охотника за подлодками и несколько десантных судов и самоходных барж. Недалеко от Велла- Лавелла 6 эсминцев прикрытия вступили в бой с 6 американскими эсминцами. Японцы потеряли «Югумо», а американцы «Шевалье». Эсминцу «Селфридж» торпедой оторвало нос по самую надстройку, а «О’Беннон» хорошо отделали снарядами, да к тому же он умудрился врезаться в тонущий «Шевалье» и разворотил себе форштевень. Эвакуация японских войск прошла удачно. Это был последний бой, выигранный японцами хотя бы “по очкам”. Радар быстро свел на нет все годами копившееся преимущество японских кораблей в ночных действиях.


2.4.2. Сосредоточение тяжелых крейсеров в Рабауле.

Настойчивое продвижение американцев по цепочке Соломоновых островов сильно беспокоило японское командование Для перевозки войск, в том числе из метрополии, оно продолжало использовать тяжелые крейсера. Закончившие ремонт «Миоко» и «Хагуро» 30 июля вышли из Куре, а на следующий день в Накагаме приняли над борт войска и снабжение для Рабаула. Зайдя в Трук 8 августа, они на следующий день выгрузили войска в Рабауле и вернулись в Трук. Они еще раз перевозили войска из Трука в Рабаул 18-25 сентября. 9 октября 5-я эскадра вошла в состав Соединения Юго-Восточного района и на следующий день снова ушла из Трука в Рабаул, прибыв туда 13-го. Там они простояли в готовности до конца месяца.

Все крейсера типа «Такао» снова образовали 4-ю эскадру, когда 3 августа в Трук вернулся «Майя», а 20-го «Тёкай». 9 августа командующего 2-м Флотом и 4-й эскадрой вице-адмирала Кондо сменил вице-адмирал Такео Курита. 17 августа «Атаго» (флагман) и «Такао» вышли из Йокосуки с войсками и 23-го прибыли в Трук.

Через день они вышли в Рабаул, куда прибыли 29-го, а затем снова вернулись в Трук. Из-за рейда американских авианосцев на острова Гильберта 18 сентября эти два крейсера вместе с «Могами» и 8-й эскадрой («Тоне» и «Тикума») вышли в море и с 20 по 23-е простояли в готовности на атолле Эниветок в ожидании высадки противника, но 25 сентября вернулись в Трук. «Тёкай» и «Майя» с войсками на борту 15 сентября вышли из Йокосуки после планового ремонта и 20-го прибыли в Трук. До 27-го «Майя» совершил два похода с подкреплениями в Рабаул. После рейда американских авианосцев на атолл Уэйк 4-я эскадра 17 октября в составе Объединенного Флота, включающего также 7-ю эскадру («Судзуя», «Могами») и «Тикума» («Тоне» ушел в Куре на ремонт), вышла из Трука, но, простояв у атолла Эниветок 19-23-го, она вернулась в Трук 26-го.

«Судзуя» с 21 июля по 8 октября простоял в Рабауле, затем вышел в Трук, куда прибыл 10-го, а «Могами» стоял в Труке с 26 июля, выходя к Эниветоку 18-25 сентября и 17—26 октября.


2.4.3. Бой в заливе Императрицы Аугусты 1-2 ноября 1943 года.

1 ноября американцы высадились в бухте Императрицы Аугусты на западном берегу Бугенвиля. Потеря этого последнего крупного из Соломоновых островов для Японии становилась настоящей катастрофой. После этого неизбежно терялись базы Рабаул и Кавьенг на островах Новая Британия и Новая Ирландия. Еще 30 октября японская авиаразведка донесла о появлении кораблей противника в проливе Слот. Это было соединение TF39 контр-адмирала Меррилла, направленное для предварительной бомбардировки японского аэродрома на острове Бука. Адмирал Кога предпочитал держать основные силы Объединенного Флота и 8-го Флота в Труке, где их не доставала бы американская базовая авиация. Но в тот момент в Рабауле находилась 5-я эскадра контр-адмирала Сентаро Омори («Миоко» и «Хагуро»), которая задержалась после эскортирования конвоя. Утром 31 октября командующий 8-м Флотом вице-адмирал Самедзима приказал Омори выйти из Рабаула со всеми силами для перехвата вражеского соединения. В тот же день 2 тяжелых, 2 легких крейсера и два эсминца вышли из Рабаула, но разминулись с противником. Когда корабли Омори вернулись в Рабаул, Самедзима, в 11 часов получивший известия о высадке американцев на мысе Торокина (северная оконечность бухты Императрицы Аугусты), снова приказал ему выйти в море. Омори ставились две задачи: прикрыть конвой с контрдесантом (1000 солдат на 5 эсминцах-транспортах) и атаковать силы вторжения противника. Для этого Омори придавались еще 4 эсминца. В 1700 “Соединение Перехвата Торокина” вышло в море. В центральной колонне шли оба тяжелых крейсера «Миоко» (флагман) и «Хагуро». Слева - завеса из легкого крейсера «Сендай» (флаг контр-адмирала Идзуина) и 3 эсминца, справа - такая же завеса во главе с легким крейсером «Агано» (флаг контр-адмирала Морйкадзу Осуги). Эсминцы- транспорты шли в нескольких\милях позади. В большинстве своем корабли не имелй навыков совместных действий, некоторые вообще еще не имели опыта ночных боев. Да и оперативный план) разрабатывать было некогда. Тем не менее, от соединения ожидали не только повторения подвига Микавы 15-месячной давности, но и уничтожения американских транспортов, чего тогда Микаве сделать не удалось. В это время соединение Меррилла из 4 новых легких крейсеров типа «Кливленд» (по 12 152-мм и 127-мм орудий) 12-й дивизии и 8 эсминцев 45-го и 46-го дивизионов находилось у Велла- Лавелла и направлялось в позицию западнее бухты Императрицы Аугусты.

В 2120 японские корабли были замечены американским самолетом, который сбросил бомбы рядом с «Сендай». Омори решил в таких условиях отказаться от контрвысадки и отослал эсминцы-транспорты назад в Рабаул, а сам увеличил скорость до 32 узлов. В 0130 американский самолет сбросил бомбу рядом с «Хагуро», от которой крейсер получил небольшие повреждения, и скорость соединения пришлось уменьшить. Через 10 минут посланный вперед гидросамолет с «Хагуро» донес о “крейсере и 3 эсминцах” в 50 милях от берега. Омори лег на курс сближения, но еще через 20 минут получил донесение о большом количестве разгружающихся транспортов от другого гидросамолета, сбросившего осветительную бомбу над бухтой. Так как уже никаких транспортов в бухте не было, скорее всего он заметил три минзага под эскортом эсминца, которые отходили после постановки минного заграждения к северу от м. Торокина. Основываясь на этом неверном сообщении, Омори снова изменил курс прямо в бухту, сохраняя строй трех колонн. Некоторые его корабли уже имели поисковые радары, но из-за неопытности операторов Омори больше полагался на глаза и бинокли своих наблюдателей.

Соединение Меррилла, отлично осведомленное о передвижениях Омори, заняло позицию поперек входа в бухту. Американский адмирал планировал дать свободу действий командирам обоих дивизионов эсминцев, а самому вести артиллерийский огонь на пределе эффективности действия японских торпед (80-100 каб.). Огонь он собирался открыть в тот момент, когда торпеды его эсминцев дойдут до цели В 0227 на экранах радаров появились отметки. Дистанция до противника была около 18 миль, относительный пеленг - чуть впереди левого траверза. Из боевого информационного центра (БИЦ) флагманского крейсера «Монпелье» доложили адмиралу: “Полагаем, что это то, чего мы хотим”. Лежащие на северном курсе американские крейсера стали ворочать “все вдруг” вправо на 16 румбов. Концевой дивизион коммандера Остина, становившийся после поворота головным, получил приказ начать торпедную атаку, как только заметит цель. Головному дивизиону кэптена Бурка было приказано повернуть влево и на контркурсе выпустить в противника торпеды.


12 дивизия крейсеров: МОНПЕЛЬЕ (фл.), КЛИВЛЕНД, КОЛУМБИЯ. ДЕНВЕР


Японский адмирал около 0245 получил два сообщения о противнике: от крейсера «Сендай» и от гидросамолета, сбросившего САБ над соединением Меррилла. Омори приказал всем колоннам одновременно повернуть вправо, чтобы образовать боевой строй, параллельный новому курсу противника. На повороте левая колонна между 0250 и 0252- выпустила 8 торпед. За 30 секунд до этого Меррилл, который ожидал результата торпедного залпа Бурка (сделан в 0246), на основании доклада БИЦ-о новом курсе противника приказал крейсерам открыть огонь по ближайшему крейсеру «Сендай».

Благодаря управлению стрельбой по радару концентрация огня на японском крейсере дала свои плоды в первые же секунды боя. На нем заклинило руль, начались пожары и взрывы. Концевые эсминцы левой колонны «Самидаре» и «Сирацую», пытаясь уклониться от залпов 152-мм снарядов, столкнулись друг с другом и легли на обратный курс, выходя из боя. Но ни одна из выпущенных Бурком 25 торпед из-за резкого поворота японцев не достигла цели. Японцы открыли ответный огонь, но их залпы ложились несколько впереди и недолетом. Зато их осветительные снаряды заставили американцев поставить дымзавесу и в 0251 повернуть «всем вдруг» вправо - на курс 200°. Благодаря этому их крейсера за первые полчаса боя не получили ни одного попадания. Эсминцы 46-го дивизиона, державшиеся впереди крейсеров, после открытия огня резко повернули вправо на 8 румбов, затем так же влево. Концевой эсминец «Фут» замешкался и продолжал идти впереди главных сил. Когда он понял свою ошибку и поспешил на соединение со своим дивизионом, то в 0308 нарвался на японскую торпеду, выпущенную отрядом крейсера «Сендай». «Футу» оторвало корму и он неподвижно застыл на воде.

Повернувшие на юг в 0250 «Миоко» и «Хагуро» еще не обнаружили противника. Поэтому адмирал приказал повернуть влево и описать полную циркуляцию, спасаясь от огня невидимых американских крейсеров. Правая колонна контр-адмирала Осуги сделала то же самое и в результате ее корабли стали пересекать курс выходящих из циркуляции тяжелых крейсеров. Третий корабль правой колонны «Хацукадзе» в 0307 столкнулся с «Нати». Форштевень крейсера содрал с эсминца два торпедных аппарата и унес с собой кусок обшивки правого борта (он так с ним и прибыл в Рабаул). Омори даже подумал, что потопил собственный эсминец.

В 0301 Меррилл, пройдя 20 минут южным курсом, начал описывать первую петлю огромной «восьмерки», чтобы выйти из-под 46-го дивизиона Остина, мешавшего вести огонь, и сохранить выбранную дистанцию до противника. К тому же такое маневрирование мешало японцам попасть торпедами. В начале поворота крейсер «Кливленд» чудом увернулся от внезапно показавшегося впереди неподвижного эсминца «Фут». Прекрасная выучка американских командиров позволила не только без столкновений и потери строя совершать резкие повороты на высокой скорости, но и продолжать при этом вести стрельбу. Но и попаданий было не много.

«Хагуро» получил 6 152-мм и 127-мм снарядов, из которых 4 не взорвались Только в 0313 Омори наконец-то увидел противника. Он довернул на 20° вправо, чтобы сократить дистанцию, приказал обоим тяжелым крейсерам выпустить торпеды. Залпы 203-мм снарядов стали накрывать три головных американских крейсера. Между 0320 и 0325 головной «Денвер» (изначально он был концевым) получил три 203-мм снаряда в носовую часть, которые хотя и не взорвались, но сделали такие дыры в обшивке, что крейсер набрал много воды и сбавил скорость до 25 узлов. Флагман Остина «Спенс» в 0320 получил опасное попадание в ватерлинию, и забортная вода смешалась с топливом (но сказалось это только утром). «Миоко» и «Хагуро», а также «Агано» с двумя оставшимися эсминцами шли в направлении SSE. В 0326 дистанция сократилась до 65 кабельтовых, и Меррилл, опасаясь торпед, снова повернул на 16 румбов, завершив нижнюю петлю «восьмерки». Японские гидросамолеты сбросили над его крейсерами новые САБ’ы, и американские корабли стали ярко отсвечивать серебром. Однако с кораблей Омори приняли всплески от близких разрывов у первых трех крейсеров за торпедные попадания. Затем крейсера скрылись за дымом от собственной стрельбы, а японцы подумали, что все они затонули. Полагая, что имеет дело по меньшей мере с 7 тяжелыми крейсерами и 12 эсминцами, японский адмирал решил, что трех потопленных крейсеров достаточно и в 0327 дал приказ на отход.

Американские отряды оказались сильно разбросанными. Дивизион Бурка, с трудом собравшись после выпуска торпед часом ранее, в 0349 наткнулся на горящий «Сендай» и открыл по нему огонь. Примерно в 04°° крейсер затонул, получив попадания не менее двух торпед. Отходящие полным ходом «Самндаре» и «Сирацую» были видны на экранах радаров. А вскоре слева по носу были замечены силуэты. Бурк запросил по радиотелефону Остина: “Мы видим цель в 7000 ярдов и собираемся открыть огонь”, на что тот ответил: “О, не делайте этого, это мы!”. Но это были японцы, которые таким образом избежали участи своего флагманского крейсера. Посланные нм вдогонку торпеды 3 эсминцев 46-го дивизиона прошли мимо. Затем «Спенс», отсоединившийся от остальных двух эсминцев своего дивизиона, заметил поврежденный «Хацукадзе» и принялся добивать его снарядами почти в упор. Вскоре к нему присоединились 4 эсминца 45-го дивизиона, открывшие огонь в 0518. Спустя 21 минуту «Хацукадзе» скрылся под водой.

Добив два корабля противника, американцы стали собирать свои. Их крейсера, выпустившие в ходе предыдущих бомбардировок по берегу около 3400 152-мм и 4500 127-мм снарядов и в ночном бою еще 4591 и 705 соответственно, почти исчерпали боезапас. Они с трудом отбились от массированных дневных атак японской авиации (около сотни палубных самолетов), хотя только «Монпелье» получил небольшие повреждения от двух бомб, попавших в правую катапульту. Эсминец «Клакстон» взял поврежденный «Фут» на буксир и благополучно привел его в базу.


Повреждения крейсера «Хагуро».

Еще перед боем «Хагуро» 1 ноября у мыса Мольтке в 2330 (Токийское время) получил некоторые повреждения носовой надстройки и борта в средней части корпуса от близкого разрыва 227-кг бомбы, сброшенной самолетом-разведчиком SB-24 из состава 5-й бомбардировочной группы. Скорость крейсера упала до 26 узлов. Во время боя крейсер между 01011 и 0120 получил около 10 попаданий 152-мм и 127-мм снарядами, большинство из которых не взорвались. Попадания были зарегистрированы в установку 127-мм орудий №2 (левый борт) с повреждением поворотного стола, в казапульзу, в топливную цистерну рядом с ЦАП. Убит 1, ранено 5 человек. Отремонтирован в Сасебо.


Итоги боя.

Не считая потопленных «Сендай» и «Хацукадзе», японцы получили только поверхностные повреждения. В «Миоко» попал 1 или 2 152-мм снаряда, в «Сендай» (по оценкам) не более 5. Даже с учетом нескольких возможных попаданий в другие корабли получается, что американцы добились около 20 при почти 4600 выпущенных 152-мм снарядов. Но не только попаданиями можно оценить эффективность американского огня: японцы были вынуждены радикально маневрировать, что привело к полному расстройству их боевого порядка и двум столкновениям. Из 52 выпущенных эсминцами торпед попали только две в неподвижный «Сендай» (эсминцы еще выпустили 2596 127-мм снарядов). Кроме пострадавших на «Хагуро» японцы потеряли 320 человек на «Сендай» (нескольких человек, включая контр- адмирала Идзуина, сняла подлодка, многие добрались до берега на плотах) и около 240 на «Хацукадзе» (погибли все). После прибытия в Рабаул 2 ноября оба тяжелых крейсера 4-го ушли в Трук (там 7-го). По пути «Хагуро» взял на буксир танкер «Ниссо Мару», поврежденный американской авиацией (сначала его буксировал «Тёкай»). 12 ноября оба крейсера ушли на ремонт в Сасебо, куда прибыли 17-го.

Японцы добились 5 попаданий в «Денвер», одного в «Спенс», а из торпед попала только одна - в «Фут» (19 убитых и 17 раненых). Но контр-адмирал Омори, сильно преувеличивший свои «подвиги», получил от начальства следующий чин. Но если бы дело было только в этом...


2.4.4. “Японские погромы” в Рабауле 5 и 11 ноября 1943 года.

Из-за ошибочных данных о повреждениях американских кораблей в ходе боя в заливе Императрицы Аугусты и последующих атак авиации вице-адмирал Курита решил послать для нового удара по американцам у Бугенвиля еще 7 тяжелых крейсеров из Трука, долго сберегаемых для такого случая. Выйдя из Трука 3 ноября, 4-я эскадра (за исключением «Тёкай», назначенного 4 ноября вместе с 3 эсминцами эскортировать в Трук поврежденные танкеры «Нитией Мару» и «Ниссо Мару»), 7-я эскадра и «Тикума» на рассвете 5-го прибыли в Рабаул.

Когда пришедшие корабли стали на якорь в бухте Симпсон и приступили к заправке топливом, на базу был совершен налет силами авиагрупп авианосцев «Саратога» и «Принстон» из соединения TF38 контр- адмирала Фредерика Шермана, маневрировавшего с 900 в 57 милях на SW от м. Торокина и в 230 милях на SE от Рабаула. Эти корабли были заблаговременно обнаружены самолетами-разведчиками. Но квалификация японских пилотов к тому времени упала так сильно, что они приняли два авианосца за транспорты. Поэтому никто из начальства не побеспокоился о принятии дополнительных мер ПВО базы и выводе кораблей в море, где они имели бы хоть какие-то шансы уклониться от воздушных атак.

В ударной волне участвовали 33 истребителя «Хэллкэт», 16 торпедоносцев «Эвенджер» и 22 пикировщика «Донтлесс» с «Саратоги» и еще 19 «хэллкэтов» и 7 «эвенджеров» с «Принстона». В 1110 их обнаружили над проливом Сент-Джордж-Чэннел, по базе объявили воздушную тревогу и стали поднимать на перехват 70 дежурных истребителей. Но американские летчики их одурачили. Вместо того, чтобы по ожиданию японцев разбиться на мелкие группы перед заходом на цель, они сохранили строй и пошли прямо под зенитный огонь, куда «зеке» сунуться не рискнули. Вместо бомбардировщиков и торпедоносцев им пришлось иметь дело с «хэллкэтами». А ударные самолеты устроили в гавани настоящий погром. Хотя ни один из кораблей не затонул, практически весь 2-й Флот вице-адмирала Куриты был выведен из строя. Одна из бомб (самолет лейтенанта Ньюэлла) попала в трубу заправлявшегося крейсера «Майя» и взорвалась в МКО. «Такао» получил два прямых попадания, открывших большие пробоины по ватерлинии. «Атаго» сильно пострадал от трех близких разрывов. Прямые попадания бомб получили «Могами» и «Агано». Легкий крейсер «Носиро» был поражен торпедой. Из эсминцев пострадали «Фудзинами» (не взорвавшейся торпедой) и «Вакацуки» (близкие разрывы);

Потери американцев составили по 5 истребителей и бомбардировщиков, погибло 7 пилотов и 8 членов экипажей. В погоню за отходящими авианосцами вице- адмирал Кусака послал 18 «кейтов». Те в 1915 обнаружили и атаковали противника. После возвращения в Рабаул пилоты радостно сообщили: “Один большой авианосец взорвался и затонул, один средний авианосец оставлен горящим и позже затонул, два тяжелых крейсера и эсминец потоплены”. То же повторило «Радио Токио» на следующий день, назвав этот бой “Первой воздушной битвой у Бугенвиля”. На самом же деле японские торпедоносцы атаковали два десантных судна в сопровождении торпедного катера, из которых только одно «LCI- 70» сумели повредить не взорвавшейся торпедой, а сами потеряли две машины.

А теперь рассмотрим японские данные о повреждениях тяжелых крейсеров от 227-кг бомб “донтлессов” эскадрильи VB-12 (авианосец «Саратога»). Атака заняла 25 минут (с 0821) по 0845 Токийского времени).


Повреждения крейсера «Атаго».

Три близких разрыва бомб на расстоянии от 5 до 15 метров от левого борта напротив КО №7 и №9, когда крейсер заправлялся с танкера «Кокуйо Мару», вызвали затопления отсеков на протяжении КО №3 и №9, а также МО №1 без нарушения герметичности броневой защитной переборки. Убито 22 человека, включая командира капитана 1 ранга Нобуйоси Накаока (на должности с I декабря 1942 года), который стоял на мостике; ранено 64 человека.


Повреждения крейсера «Такао».

Бомба упала на верхнюю палубу справа от башни ГК №2. Взрывом пробита палуба, поврежден барбет башни №2 и правая стенка башни №1, развернутой на правый борт; убито 23 человека.

Оба крейсера в тот же день ушли в Трук и 7-го были там, а через 4 дня вышли в Йокосуку, куда прибыли для ремонта и модификации 15 ноября.


Повреждения крейсера «Майя».

Бомба попала в самолетную палубу в районе шп. 238 по левому борту над МО №3 (левое кормовое). Взрыв деформировал палубу и обшивку борта и вызвал пожар, который перекинулся в МО и был потушен только на следующий день. Убито 17 и ранено 60 человек. После экстренного ремонта ушел в Трук 11 ноября и прибыл туда 14-го. Дальнейшие работы производились с помощью ремонтного судна «Акаси». 30 ноября «Майя» вместе с авианосцами «Дзуйхо», «Уньо» и «Чуйо» вышел из Трука и 5 декабря прибыл в Йокосуку для продолжения ремонта и модернизации в крейсер ПВО. На переходе корабли ночью 3/4 декабря уже у острова Хачиджодзима были атакованы подводной лодкой «Сейлфиш» (капитан 3 ранга Уорд), которая в три захода (1 торпеда ночью, затем 1 и еще 3 утром) потопила «Чуйо».


Повреждения крейсера «Могами».

Бомба ударила в верхнюю палубу с правого борта сбоку от башен №1 и №2, пронзила ее и взорвалась в помещениях средней палубы. Обе палубы, борт и барбеты башен были серьезно повреждены. Во избежание взрыва боезапаса носовые погреба пришлось полностью затопить, так что нос корабля погрузился до средней палубы. 6 ноября «Могами» в сопровождении «Судзуя» и «Тикума» (легкие повреждения от близкого разрыва) вышел в море и 8-го прибыл в Трук. После срочного ремонта, произведенного с помощью все того же «Акаси», «Могами» 16 ноября вышел в Куре, куда прибыл 21-го для длительного ремонта, который закончился 17 февраля 1944 года (с 22 декабря по 17 февраля стоял в доке).


11 ноября оперативная группа TG50.3 контр- адмирала Альфреда Монтгомери (новые тяжелые авианосцы «Эссекс», «Банкер Хилл» и легкий «Индепенденс» в охранении 9 эсминцев) нанесла новый удар по Рабаулу, в результате которого: крейсер «Агано» и эсминец «Наганами» получили по торпеде (крейсеру оторвало корму); в «Судзинами» во время погрузки торпед попало несколько бомб и он затонул у входа в гавань; легкие повреждения получили крейсер «Юбари», эсминцы «Уракадзе» и «Умикадзе». Американцы потеряли 11 самолетов. Последовавшие массированные атаки отходящего американского соединения японской базовой авиацией успеха не принесли.


2.4.5. Последние события года.

После ухода поврежденных кораблей на ремонт в Японию в Труке остались линкоры «Ямато», «Мусаси», «Нагато», «Фусо», «Конго» и «Харуна», тяжелые крейсера «Тёкай», «Кумано» (3-8 ноября перешел из Куре), «Судзуя» и «Тикума», 5 легких крейсеров, 3 флотилии эсминцев неполного состава и 18 подлодок.

Воспользовавшись ослаблением японского флота на Труке американцы произвели высадку на острова Гильберта, которые находились на SE от него и на NE от Соломоновых. 19 ноября 700 палубных самолетов нанесли удары по аэродромам на атоллах Макин и Тарава, а также на восточных Маршалловых островах, чтобы парализовать японскую базовую авиацию на время высадки, которая началась под прикрытием мощных сил надводных кораблей на следующий день. 20 ноября японскому торпедоносцу удалось повредить легкий авианосец «Индепенденс», а 4 дня спустя подлодка «1-175» потопила эскортный авианосец «Диском Бей».

В связи с боями в районе островов Гильберта 24 ноября «Тёкай», «Кумано», «Судзуя», «Тикума», легкий крейсер «Носиро» вместе с эсминцами вышли к атоллам Кваджелейн и Уотдж (Маршалловы острова, лежащие к северу от островов Гильберта и к востоку от Трука). Простояв там («Судзуя» на Уотдже) 26 и 27 ноября, они все перешли на атолл Эниветок (28 и 29-го), затем на Уотдж (с 30 ноября по 3 декабря), после чего 5 декабря вернулись в Трук. «Тёкай», «Тикума» и вернувшийся из метрополии «Тоне» простояли там в готовности до 1 февраля 1944 года (первый до 10-го).

24 ноября японцы послали очередной «Токийский экспресс» из 5 эсминцев (3 транспортных, 2 в охранении) на остров Бука, чтобы доставить туда 920 солдат и вывезти 700 человек ненужного там персонала. Американская разведка сработала четко и на перехват были посланы 5 эсминцев 45-го и 46-го дивизионов знакомых нам Бурка и Остина (оба дивизиона входили в состав 23- эскадры эсминцев, которой командовал кэптен Бурк). Торпедные катера не пустили японцев к острову, а на отходе между островом Бука и мысом Сент-Джордж (южная оконечность Новой Ирландии) они натолкнулись на американские эсминцы. Сначала те торпедами уничтожили оба эсминца охранения кэптена Кагавы - «Онами» и «Макинами», а затем на погоне снарядами потопили «Югири». В бою погиб и командующий операцией кэптен Кийото Кагава.

4 декабря американские палубные самолеты нанесли удар по атолл Кваджелейн, а японские самолеты смогли повредить торпедой новый авианосец «Лексингтон».

8 декабря флаг командующего 7-й эскадрой был перенесен с «Судзуя» на «Кумано».

15 декабря американские войска высадились в Араве на южном берегу Новой Британии, а 26-го - на мысе Глостер на западной оконечности острова. 16 декабря «Судзуя» и «Кумано» вышли из Трука для транспортировки войск в Кавьенг, но после обнаружения авиацией противника вернулись назад. Они повторили попытку 25-го, прибыли в Кавьенг в последний день года и в тот же день ушли обратно. Вернувшись в Трук 1 января 1944 года, они простояли там до 1 февраля.

«Аоба» 25 ноября был прикреплен к Первому Южному Экспедиционному Флоту (он же Флот Юго- Западного района). 15 декабря он вышел из Куре в Сингапур, куда прибыл 24-го, зайдя по пути в Манилу (20- 21 декабря). Крейсер стоял в Сингапуре до 27 февраля 1944 года, изредка проводя учения на рейде Линга Роудз. Только с 3 по 9 января он совершил пробег в Пенанг, куда перевез войска. 25 февраля «Аоба» ввели в состав 16-й эскадры вместо «Асигара», который ушел в северные воды.

«Асигара» после докования в Сингапуре с 23 октября по 1 ноября действовал вместе с «Аоба», но 3-9 января он перевозил войска в Мергуй. 25 февраля его перевели в 21-ю эскадру 5-го Флота (Флот Северо- Восточного района). Он вышел из Сингапура 27 февраля и 3 марта прибыл в Сасебо для очередного ремонта и модернизации. 29 марта он ушел в Оминато с промежуточной остановкой в Куре. В Оминато он стоял вместе с «Нати» с 2 апреля по 19 июня 1944 года.

«Нати» стоял в Оминато с 13 августа, затем 6-9 сентября перешел на Парамушир, где находился до 25 октября, когда ушел в бухте Аккеси. Там крейсер простоял с 27 октября по 1 ноября, уйдя снова в Оминато, где пробыл до 20-го. 22 ноября крейсер пришел в Сасебо на очередной ремонт и модернизацию. 22 января 1944 года он вышел в Хасирадзима, но 9 февраля вернулся в Оминато, где к нему присоединился «Асигара».

25 декабря возвращавшийся из Йокосуки в Трук линкор «Ямато» в 180 милях от базы был торпедирован подлодкой «Скейт». После временного ремонта в Труке линкор 16 января 1944 года прибыл в Куре для ремонта.


2.5. Вторая военная модификация (ноябрь 1943-январь 1944 года).

После возвращения крейсеров в порты метрополии в начале ноября 1943 года было решено снова усилить их зенитное вооружение за счет добавления одиночных 25- мм автоматов, которых имелось достаточное количество. Для улучшения водонепроницаемости корпуса все иллюминаторы на уровне нижней и большинство на уровне средней палуб заварили стальными плитами. Некоторые корабли получили новые поисковые воздушные радары №22.


2.5.1. Усиление зенитного вооружения.

На «Атаго» и «Такао» (ноябрь-январь) в корме поставили по 8 25-мм автоматов типа 96 (всего стало 26: 2x3, 6x2, 8x1). Столько же установили в корме на «Миоко» и «Харуро» (ноябрь-декабрь), «Нати» (ноябрь-январь), «Асигара» (март 1944 года), доведя их общее число на крейсерах этого типа до 24 (8x2 и 8x1). «Тёкай» до июня 1944 года не заходил в воды метрополии но во время его стоянки в Труке в январе 1944 года нанем установили 10 25-мм автоматов (стало 26: 8x2 и 10x1).

«Могами» прошел вторую военную модернизацию во время ремонта в Куре (январь-февраль 1944 года), а «Кумано» и «Судзуя» во время стоянки на Линга Роудз с помощью ремонтного отделения №101 в Сингапуре между последней неделей марта и первой неделей апреля. На шканцах и самолетной палубе установили по 8 одиночных 25-мм автоматов, после чего число 25-мм стволов достигло на «Могами» 38 (10x3, 8x1), а на остальной паре по 28 (4x3, 4x2, 8x1). На верху ходового мостика «Кумано» и «Судзуя» также установили платформы управления зенитным огнем, а спереди него - ветровые щиты.

Аналогичные модификации сделали с «Тоне» и «Тикума» и на них число 25-мм стало равно 26 (2x3, 6x2 и 8x1).


2.5.2. Установка новых радаров.

На крейсерах, чья починка или текущий ремонт длились до января 1944 года («Нати», «Такао», «Атаго») или позже («Асигара»), установили новые радары №22 со следующими характеристиками:

Официальное обозначение радар №2 модель 2 модификация 4

Сокращенное обозначение радар №22 модиф.4 (или радар 224)

Разработка до декабря 1943 года, когда избавились от недостатки и трудностей в эксплуатации

Тип излучателя водоохлаждаемый, Магнетрон М-312А

Выходная мощность и длина волны 2 кВт (пиковая) и 10 см

Тип приемника аутодин, цепь с детектором на кристаллах и местный осциллятор Магнетрон типа M-60-S

Антенна 2 электромагнитных усика диаметром 40 см (верхний для приема, нижний для излучения)

Максимальная дальность обнаружения: линкор 35 км (ошибка 700 м), крейсер 20 (ошибка 700 м), эсминец 17 (ошибка метры)

Ошибка пеленга ±5°

Минимальная дальность обнаружения 1500 м

Эта установка весила 1320 кг и обслуживалась 4-6 операторами. Данная модель радара могла использоваться только для обнаружения надводных целей, но управлять стрельбой с ее помощью было нельзя. Сама радарная станция размещалась в кормовой части визирного поста (на «Такао» и «Атаго») или в нижней части треногой фок-мачты («Нати», «Асигара»), а антенны, по одной с каждого борта, стояли в верхней части носовой надстройки.

В сентябре 1943 года, когда «Нати» находился в Оминато, на нем в виде эксперимента установили улучшенный радар ПВО №21 модели 3, который имел увеличенную выходную мощность (до 30 кВт), “матрасную” антенну увеличенного размера 3,6x3 м (модель 7) с 4-я горизонтальными комплектами из 4 элементов каждый. Новый радар предназначался для обнаружения как воздушных, так и надводных целей, а также для управления огнем по последним. Но во время ремонта в Сасебо с ноября 1943 года по январь 1944-го этот радар сняли.

АНТЕННЫ РАДАРОВ №21 и №22 на фок-мачте «Могами»


2.5.3. Установка приемных устройств для перехвата радаров противника.

В июне 1943 года начались работы по разработке приемников, способных обнаруживать импульсы метровой длины волны, которые излучались американскими радарами. Эти приемные устройства официально назывались Денпа Тансакуки. В январе 1944 года был разработан улавливатель волн сантиметровой длины, и к апрелю оба улавливателя для метровых и сантиметровых волн были готовы к установке на корабли. Одними из первых их стали получать и тяжелые крейсера.

Улавливатель волн метрового диапазона, известный как модификация 3 или официально “Е-27", мог обнаруживать излучение радара в диапазоне волн длиной от 0,75 до 4 метров на расстоянии до 300 км. Он оснащался ненаправленными антеннами типа “Метокс”, размещенными по обеим сторонам носовой надстройки и предназначенными для обнаружения излучений, и направленной антенной типа “Рэккет” на вращающемся пьедестале (на фок-мачте или носовой надстройке), которая использовалась для определения пеленга на излучатели работающих радаров.

Улавливатель волн сантиметрового диапазона модели 3 мог обнаружить излучение радара в диапазоне длин волн от 3 до 75 см. Он оснащался небольшой направленной антенной №49 в виде параболического диска диаметром 4,5 см, которая устанавливалась на мостике.

Улавливатели излучений устанавливались в тех же помещениях, что и радарные станции, и обслуживались двумя операторами. В опасных районах они работали непрерывно. Более того, для централизации всех данных, получаемых от улавливателей, радаров, сигнальщиков и т.д., штурманская рубка в носовой надстройке была переоборудована в так называемую “информационную рубку” - эквивалент американского БИЦ.


2.5.4. Ремонт и модернизация «Майя» в крейсер ПВО (декабрь 1943-апрель 1944 года).

После возвращения из Рабаула через Трук крейсер ремонтировался и модернизировался на верфи флота в Йокосуке с 5 декабря по 9 апреля 1944 года, находясь в сухом доке №4 с 21 декабря по 2 апреля. 5 и 6 апреля он выходил на пробеги в Токийскую бухту, а 16-го вышел в Куре, куда прибыл через день.

Во время модификации башня ГК №3 была снята вместе с установками 120-мм зенитных орудий, спаренными 25-мм автоматами, 2-трубными торпедными аппаратами, носовым и кормовым З,5 метровыми дальномерами, самолетным ангаром и частью надстроек. Вместо этого установили 6 спаренных установок (без щитов модели A1) 127-мм/40 кал. зенитных орудий типа 89, 13 строенных (3 установки на надстройке, возведенной на месте башни №3) и 9 одинарных (в корме) 25-мм зенитных автоматов типа 96, а также 36 съемных одноствольных 13-мм автоматов типа 93. Крейсер получил 4 счетверенных торпедных аппарата типа 92 и 16 торпед типа 93, которые хранились только в трубах. Запасных торпед и системы быстрой перегрузки не было. После этого вооружение крейсера стало состоять из 8 203-мм, 12 127- мм, 48 25-мм и 36 13-мм стволов.

Зенитную палубу продлили до основания башни №4, обеспечив более вместительные помещения для гидросамолетов, для обслуживания которых применили ту же рельсовую систему, что и на «Атаго» и «Такао». Ангар переделали, чтобы вместить в него кубрики, а на верхней палубе у борта разместили радиорубку. Число самолетов уменьшили до двух. Это должны были быть 2-местные разведчики типа “Дзуиун” модели 11, но когда «Майя» 21 апреля вышел из Куре в южные моря, он нес 2 трехместных типа 0.

Зенитные директоры типа 91 сняли вместе с 3,5-м дальномерами и заменены двумя директорами типа 94, а новые счетные устройства установили у борта на нижней палубе на месте барбета башни №3. Для управления огнем зенитных автоматов по бокам второй трубы поставили 2 директора типа 95, а третий разместили за грот-мачтой. Старые директоры ГК заменили новыми типа 94. Антенну модели 6 радара ПВО №21, установленного в сентябре 1943 года, заменили большей - модели 7, а в кормовой части визирного поста разместили станцию радара №22 модели 4, усиковые антенны которого поставили по бокам платформы УАО ГК. Установили новые були большего размера, улучшившие остойчивость и ПТЗ, а прежние, как на «Такао» и «Атаго», оборудовали устройствами быстрого затопления и осушения. Поперечные топливные цистерны в носу и корме переделали в водонепроницаемые дифферентовочные отсеки. Запас топлива уменьшился на 239 т и стал равен 2406 т (максимум); дальность плавания ожидалась 5000 миль па 18 узлах. Все отверстия в борту на уровне нижней и большинство на уровне средней палуб заварили стальными плитами, чтобы улучшить водонепроницаемость корпуса. На мостиках и вокруг новых погребов зенитного боезапаса установили около 200 т брони.

Стандартное водоизмещение «Майя» стало 13350 т, нормальное (с 67% запасов) 15159, максимальная скорость уменьшилась до 34,25 узла. Новые були увеличили ширину в подводной части до 20,726 м, осадка при нормальном водоизмещении стала 6,44 м, ширина по ватерлинии 19,51 м. Из-за увеличения зенитного вооружения экипаж возрос до 996 человек (55 офицеров).

На верфи флота в Куре была проведена подготовка для аналогичной модернизации крейсера «Тёкай» (по плану за 3 месяца в начале 1944 года). Но «Тёкай» с сентября 1943-го по июль 1944 года не заходил в метрополию, и его модернизация в крейсер ПВО не состоялась. Исключая установку радара и дополнительных зенитных автоматов, этот крейсер сохранил свой предвоенный вид до самой гибели.

«МАЙЯ» в апреле 1944 года (вид сбоку)

и в августе 1944 года (вид сверху)

Буквами на рисунке обозначены: А - 25-мм автоматы, установленные в апреле 1944 года (на башне ГК №4 стоял только левый); В - автоматы, установленные в июле 1944 года (показаны 14x1 плюс 4 съемных).

Цифрами обозначены: 1- 4,5-м дальномер типа 14; 2 - директор типа 94; 3 - платформа УЗО; 4 - антенна модели 7 радара №21; 5 - зенитный директор типа 94; 6 - 1,5-м штурманский дальномер типа 14; 7 - радар №22 поиска надводных целей; S - директор типа 95 для 25-мм автоматов; 9 - сбрасыватель глубинных бомб; 10 - радар №13 поиска воздушных целей (с июля 1944 года)



Глава 3. Деятельность японских тяжелых крейсеров в течение Третьего года войны на Тихом океане (февраль 1944 - февраль 1945 года).

В течение третьего года войны прогрессирующее уменьшение оборонительного периметра и угрозы воздушных налетов с американских авианосцев, число которых росло с каждым месяцем, заставили Объединенный Флот несколько раз менять место основного базирования. Несмотря на частые высадки американцев на острова южной и центральной части Тихого океана, командование теперь не бросало тяжелые крейсера в бой, а сохраняло их для решительного сражения с американским флотом. Они лишь изредка привлекались для перевозки войск и только один раз выходили в Индийский океан для активных действий по нарушению судоходства союзников.

Для вовлечения американского флота в генеральное сражение был разработан план так называемой операции “A Go” Сакусен. При его составлении императорская ставка исходила из вполне логичных выводов: боеспособность японского флота постепенно снижается, а потенциал противника неуклонно растет. По мнению руководства флотом, единственной мерой, способной хоть как-то изменить ход войны и сдержать наступление противника, было нападение всеми оставшимися силами на значительную часть американского флота во время одной из его десантных операций. Надо было только сосредоточить наиболее боеспособные корабли в нужном месте, выбрать подходящее время и направление удара.


3.1. Действия тяжелых крейсеров в первую половину года. 

3.1.1. Хронология основных событий на море с февраля по май 1944 года.

С 29 января по 6 февраля оперативное соединение TF58 быстроходных авианосцев под командованием вице-адмирала Марка Митшера (6 тяжелых и 6 легких авианосцев с 730 самолетами, 8 новейших быстроходных линкоров, 3 тяжелых и 3 легких крейсера, 36 эсминцев) наносило удары по японским аэродромам на Маршалловых островах. 31 января 5-й Флот США под командованием вице-адмирала Спрюэнса начал высадку на крупнейший из них - атолл Кваджелейн - 4-й дивизии морской пехоты и 7-й пехотной, задействовав при этом почти сотню десантных кораблей и средств под прикрытием 8 эскортных авианосцев (190 самолетов), 7 старых линкоров, 9 крейсеров и 45 эсминцев. Несмотря на отчаянное сопротивление японского гарнизона входящих в атолл островков Рой, Намур и Кваджелейн (8600 человек под командованием контр-адмирала Акиямы), через неделю атолл стал американским. Одновременно был захвачен атолл Майдзуро с прекрасной якорной стоянкой.

15 февраля американо-ново-зеландский десант высадился на островах Грин (Зеленых), расположенных к востоку от Новой Британии, положив начало тесной блокаде крепости Рабаул.

Для предотвращения возможных атак японских надводных кораблей и базовой авиации на десантные силы 5-й Флот Спрюэнса 17 и 18 февраля нанес серию ударов по атоллу Трук и другим Каролинским островам. Огромное соединение из 5 тяжелых и 4 легких авианосцев под прикрытием 6 быстроходных линкоров, 10 крейсеров и 29 эсминцев обошло Трук против часовой стрелки, уничтожая самолеты на аэродромах и корабли в гаванях и в море. Но японцы заблаговременно убрали основные силы флота в новую базу на островах Палау, так что в гавани Трука осталось только несколько легких и вспомогательных кораблей. Крейсер «Агано», поврежденный в Рабауле еще 11 ноября, не успел выйти в море вместе с главными силами 10 февраля. Он вышел только 16-го и севернее Трука был потоплен подлодкой «Скейт». В гавани палубные самолеты потопили 26 торговых и транспортных судов, повредили учебный крейсер «Катори» и эсминец «Маикадзе», а на аэродромах уничтожили 300 самолетов из находившихся там 365. Сумевший выбраться из лагуны «Катори» северо- западнее Трука был перехвачен тяжелыми крейсерами «Миннеаполис» и «Нью Орлеане». После расстрела артиллерией крейсер добили торпеды эсминцев «Редфорд» и «Бёрнс». Спешивший скрыться в том же направлении «Маикадзе» наткнулся на линкоры «Айова» и «Нью- Джерси» и быстро был потоплен. Западнее Трука самолеты с авианосцев «Банкер Хилл» и «Коупенс» отправили на дно легкий крейсер «Нака» и эсминец «Оите», а несколько южнее этой точки самолеты «Энтерпрайза» записали на свой счет эсминец «Фумидзуки». За все это американцы заплатили 25 самолетами. В последовавшей контратаке 7 японских торпедоносцев сумели только повредить авианосец «Интрепид».

17 же февраля американцы высадили на атолл Эниветок, самый западный из группы Маршалловых островов, невостребованный на Кваджелейне резерв - 27-ю пехотную дивизию, которая за четыре дня очистила его от 3400 оборонявшихся японцев.

23 февраля две авианосные группы атаковали японские аэродромы и сооружения на Марианских островах Сайпан, Тиниан и Рота.

Вал американских десантов неудержимо катился к Филиппинам. 26 февраля американские войска высадились на островах Адмиралтейства (к северу от Новой Гвинеи). Главной целью был остров Манус с прекрасной глубокой гаванью. К 30 марта, несмотря на упорное сопротивление японцев и эта операция закончилась для них поражением. 20 марта произошла высадка на остров Эмирау из архипелага Бисмарка, и кольцо вокруг Рабаула замкнулось.

Чувствовалось, что скоро американцы доберутся и до новой операционной базы японского флота на Палау. 29 марта на подходах к базе американская подлодка «Танни» торпедировала флагманский линкор Объединенного Флота «Мусаси», которому пришлось 3 апреля вернуться в Японию на ремонт. Адмирал Кога приказал всем кораблям уйти в бухту Давао, а сам перешел на береговой командный пункт. Следующие два дня американская палубная авиация соединения Митшера наносила удары по островам Палау и Яп, потопив недалеко от первого два переделанных из старых эсминцев сторожевика. Базовая японская авиация снова понесла большие потери, тогда как американцы не досчитались 25 самолетов. Эти удары наносились для парализации японского флота и авиации в преддверии очередных высадок на Новой Гвинее.

31 марта Кога со своим штабом на двух четырехмоторных летающих лодках вылетел с Палау в Давао. В ночь на 1 апреля перед подлетом к острову Минданао самолеты попали в тайфун. Как и в случае с Ямамото, самолет с командующим погиб, а другой - с начальником его штаба вице-адмиралом Фукудоме - совершил вынужденную посадку. Новым главнокомандующим флотом 2 мая стал адмирал Соему Тойода, а начальником его штаба - вице-адмирал Кусака.

19 апреля авианосцы «Саратога» и английский «Илластриес» атаковали порт Сабанг на Суматре, а через 3 дня ответственный за проведение десантных операций 7-й Флот США вице-адмирала Кинкейда под прикрытием 8 эскортных авианосцев и 5 крейсеров начал высадку войск генерала Макартура (2 пехотных дивизии) в порту Голландия на северном берегу Новой Гвинеи, западнее последнего очага японского сопротивления на острове крепости Уевек.

Перед готовящейся высадкой на Марианские острова соединение Митшера 29 и 30 апреля нанесло новые удары по Труку: японцы потеряли 90 самолетов, американцы 26.

17 мая американцы высадились на острове Вакде (120 миль к северо-западу от Голландии), чтобы оборудовать там аэродром. Японцы пытались противодействовать американскому продвижению и силами своих многочисленных подводных лодок, но они действовали неэффективно, неся большие потери. С 19 по 31 мая эскортный эсминец «Ингленд» потопил 6 японских подлодок, установив рекорд для одиночного корабля.


3.1.2. Операция “KON” Сакусен 27 мая-13 июня 1944 года.

При поддержке базовой авиации 27 мая американцы произвели высадку на остров Биак у северо-западной оконечности Новой Гвинеи. В качестве ответа японцы попытались провести операцию “KON” Сакусен, суть которой заключалась в переброске боевыми кораблями (из транспортов в наличии имелось только одно танкодесантное судно) на Биак с Минданао 2500 человек 2-й десантной бригады. Командование операцией возлагалось на контр-адмирала Наомаза Саконджу, державшего флаг на тяжелом крейсере «Аоба». Для перевозки войск ему придавались легкий крейсер «Кину» и 3 эсминца, а в качестве прикрытия - линкор «Фусо», тяжелые крейсера «Миоко», «Хагуро» и 5 эсминцев. Войска следовало принять в порту Замбоанга 31 мая и 3 июня высадить на Биаке. 23-я Воздушная Флотилия контр- адмирала Йосиоки Ито (штаб в Соронге) должна была нанести удар по кораблям противника у острова. 30 мая 54 японских самолета атаковали суда вторжения, но смогли повредить только танко-десантное судно «LST- 467», сами потеряв 12 машин.

31 мая 3 эсминца приняли в Замбоанга 1700 человек и под эскортом «Аоба» (флаг Саконджу) и «Кину» вышли в Давао на рандеву с «Миоко», «Хагуро» и еще 3 эсминцами. Остальные 800 человек были приняты на минзаги «Ицукусима», «Цугару» и транспорт №127, которые под эскортом охотников за подлодками вышли к Биаку. Линкор «Фусо» и еще 2 эсминца держались севернее. 3 июня отряд Саконджу был обнаружен американским “Либерейтором”. Из-за потери внезапности адмирал Тойода, опасаясь встретить мощное противодействие надводных кораблей и палубной авиации противника, в 2025 того же дня отменил операцию. «Фусо», «Миоко», «Хагуро», эсминцы «Асагумо»и «Кадзагумо» вернулись в Давао, при входе куда подлодка «Хэйк» потопила последний. «Аоба», «Кину» и 6 эсминцев вместе с приданными кораблями ушли в Соронг, где 4 июня высадили войска.

Вторая попытка доставить подкрепления на Биак привела к морскому бою. Японский штаб, убежденный разведкой в отсутствии американских авианосцев в том районе, приказал 3 эсминцам принять в Соронге 600 человек и под эскортом 3 эсминцев (каждый из которых тащил на буксире большую десантную баржу) доставить их на Биак. Прикрытие осуществляли «Аоба» и «Кину». Утром 7 июня крейсера встретились с 6 эсминцами к северу от острова Мисул и адмирал Саконджу перенес свой флаг на эсминец «Сикинами». Крейсера отправились в Амбон для пополнения запасов, чтобы затем вернуться в район прикрытия у о. Салавати. Эсминцы тем временем пошли в Соронг за десантом. Дневное истребительное прикрытие обеспечивала 23-я флотилия.

В 1245 8 июня американские самолеты обнаружили 6 эсминцев и атаковали их. «Харусаме» был потоплен, «Сирацую» получил пробоину, небольшие повреждения получили «Сикинами» и «Самидаре». Пять эсминцев, сняв людей с «Харусаме», продолжили путь к Биаку. В 2340 один из них заметил соединение вице-адмирала Кратчли, состоявшее из 1 тяжелого, 2 легких крейсеров и 14 эсминцев, которое было послано на перехват. Саконджу не был Танакой и решил отступить. Все 14 союзных эсминцев бросились в погоню, но им удалось добиться единственного попадания в «Сирацую» из 1300 выпущенных снарядов. Немногие японские солдаты сумели высадиться на берег из брошенных эсминцами барж, а остальные вернулись в Соронг. Два эсминца ушли в Батджен, где присоединились к «Миоко» и «Хагуро», а остальные после высадки войск отправились в Салавати, откуда вместе с «Аоба» и «Кину» также 10 июня пришли в Батджен. Дальнейшие атаки 23-й флотилии были отменены, а самолеты с плохо тренированными пилотами были отозваны для участия в операции “A Go”.

После провала второй попытки высадить подкрепления на Биак командующий Мобильным Флотом вице- адмирал Одзава, заинтересованный в удержании острова для выполнения операции “A Go”, с согласия адмирала Тойоды приказал 10 июня линкорам «Ямато», «Мусаси», легкому крейсеру «Носиро» и 6 эсминцам принять участие в операции “KON”. Они вышли из Тави-Тави в тот же день и 11-го прибыли в Батджен, где к ним присоединились еще 2 эсминца. Теперь силы, задействованные в операции состояли из Ударной Дивизии вице-адмирала Матоме Угаки в составе «Ямато», «Мусаси», «Миоко», «Хагуро», «Носиро» и 3 эсминцев; 1-го транспортного отряда из «Аоба», «Кину» и 4 эсминцев; 2-го транспортного отряда из минзагов «Ицукусима», «Цугару», транспорта №127, нескольких охотников и грузовых судов. Выход к Биаку был назначен на 15 июня. Угаки собирался высадить десант любой ценой, одновременно подвергнув обстрелу мощными 460-мм орудиями своих линкоров американские позиции на Биаке и Ови. Однако с 11 июня адмирал Тойода был обеспокоен совсем другим: авианосцы противника нанесли удар по островам Сайпан и Гуам. 12 июня Тойода приказал начать выполнение операции “A Go”, и Угаки вместе с обоими линкорами, «Миоко», «Хагуро», «Носиро» и 5 эсминцами поспешил на север - на рандеву с Одзавой в Филиппинском море.


3.1.3. Перемещения японских тяжелых крейсеров до начала операции “A Go” Сакусен.

Во время ремонта «Миоко» и «Хагуро» 5-ю эскадру 25 ноября 1943 года принял контр-адмирал Синтаро Насимото. 16 декабря крейсера вышли из Сасебо в Куре, а оттуда 23-го направилась в Трук, в лагуне которого стали на якорь 29 декабря. Там они находились до 10 февраля и только «Миоко» с 2 по 5 января перевозил войска в Кавьенг.

«Атаго», «Тёкай», «Миоко» и «Хагуро» вышли из Трука 10 февраля перед самым налетом американской палубной авиации и 13-го прибыли в Палау - новую операционную базу Объединенного Флота, расположенную почти на той же широте, но втрое ближе к Филиппинам. Там они простояли в готовности до 29 марта, но 5-я эскадра выходила в море с 9 по 22 марта для эскортирования танкеров «Осе» (бывший голландский «Женота») и «Иро» в Баликпапан (12-13 марта) и Таракан (14-20-го).

«Такао» вышел из Йокосуки 29 января после ремонта повреждений, но на пути в Трук эскортировал поврежденный авианосец «Уньо» назад в Йокосуку. Снова вышел в море 15 февраля и 20-го прибыл на Палау.

Пять тяжелых крейсеров 4-й и 5-й эскадр 4 марта вошли в состав вновь сформированного Первого Мобильного Флота. Все его корабли 29 марта из-за угрозы атак самолетов авианосцев противника 29 марта вышли с островов Палау и с 1 по 4 апреля сосредоточились в бухте Давао на Филиппинах, а 9-го прибыли на Линга Роудз. 1 мая к ним присоединился «Майя», который после реконструкции в крейсер ПВО вышел из Куре 21 апреля вместе с отремонтированным «Ямато», зайдя по пути в Манилу.

«Могами», стоявший на ремонте в Куре 1 января 1944 года был выведен из состава 7-й эскадры и причислен к 1-му Флоту. Но после упразднения 8-й эскадры в 7- ю вошли «Тоне» и «Тикума». 1 февраля 7-я эскадра («Кумано» и «Судзуя») вышла из Трука и 4-го прибыла на Палау, оставаясь там в готовности до 16-го, когда вышла на Линга Роудз (там 21-го). 1 марта вместе с реорганизацией Объединенного Флота в Первый Мобильный Флот (командующий вице-адмирал Джисабуро Одзава) 7-я эскадра была переведена из 3-го Флота, в составе которого теперь оставались только авианосцы, во 2-й. 20 марта командующего 7-й эскадрой контр- адмирала Нисимуру сменил контр-адмирал Кадзутака Сираиси. В Линга крейсера тренировались и прошли вторую военную модернизацию; в это время (с 24 марта по 7 апреля) флагманом вместо «Кумано» был «Тикума». «Могами», закончивший 17 февраля ремонт и модернизацию, 8 марта вышел из Куре со снабжением для армии, которое выгрузил в Сингапуре 15-го, а на следующий день перешел в Линга.

Флагман 16-й эскадры (Флот Юго-Западного района) «Аоба» с 25 февраля действовал из Сингапура и совершил несколько транспортных рейсов в Голландскую Индию и на южные Филиппины.

27 февраля из Сингапура для нарушения судоходства союзников в Индийском океане вышло соединение контр-адмирала Наомаза Саконджу в составе «Тоне» (флагман), «Тикума» и «Аоба». 9 марта «Тоне» к югу от Кокосовых островов в точке с координатами 20°32' ю.ш. 87°10' в.д. потопил британский пароход «Бехар» (1940 г., 7840 гр. Т, собственность Хейн Стимшип Компани). Но тот успел подать предупреждающий сигнал и операцию пришлось отменить. Крейсера зашли в Батавию (15-19 марта) и 25-го вернулись в Сингапур.

2 апреля «Аоба» вышел из Сингапура со снабжением в Баликпапан (выгрузка 4 и 5-го) и Таракан (9 и 10-го), вернувшись 14-го через Баликпапан (11-го). 15-19 апреля он перевозил торпеды из Сингапура в Пенанг, оставаясь там до 18-го. 20 апреля он снова вышел из Сингапура со снабжением в Давао, подобрав по пути уцелевших членов экипажа эсминца «Амагири», погибшего на мине 23 апреля. Высадив моряков в Таракане 24-го, 27- го он прибыл в залив Давао, а на следующий день ушел в Таракан, где стоял в готовности с 29 апреля по 13 мая. Между 13 и 27 мая «Аоба», действуя из Таракана, совершил транспортные рейсы в Давао (14-19 мая) и бухту Соронг (20-24 мая). Он вышел из Таракана 30 мая для участия в транспортной операции “KON” Сакусен. Будучи отозванным 31-го в Замбоанга, он 1 июня прибыл в Давао, на следующий день вышел в Соронг (4-5-го), затем в Амбон (8-9-го) и Батджен (11-14 июня). После отмены операции “KON” Сакусен «Аоба» вернулся в Сингапур 2 июля через Бангка Роудз, остров Целебес (18-25 июня) и Макассар (27-28 июня). 2-25 июля крейсер прошел докование и модернизацию в Сингапуре, 25 июля вышел на Линга Роудз, где простоял в готовности и учениях до 21 октября.

После объявления о начале операции “A Go ” Сакусен 3 мая Первый Мобильный Флот получил приказ сосредоточиться на острове Тави-Тави. 4-я (4 крейсера), 7- я (4 крейсера) эскадры и «Могами» вышли с Линга Роудз 11 мая, 5-я эскадра (2 крейсера) - на следующий день. 14-го и 15-го они прибыли в бухту Тави-Тави. С 15 по 17 мая 7-я эскадра ходила на заправку в Таракан. 30 мая 5-я эскадра вышла для прикрытия подвоза подкреплений на остров Биак (операция “KON”), прибыв на следующий день в Давао. Первый раз она выходила на прикрытие конвоя “KON №1” 2 июня, но 5-го вернулась; второй раз вышла 7-го и 11-го прибыла в Батджен на острове Халмахера.


3.2. Сражение у Марианских островов (битва в Филиппинском море) 19-20 июня 1944 года. 

3.2.1, Планы сторон и состав сил.

После серии удачных десантных операций американцы нацелились на Марианские острова - один из ключевых пунктов внутреннего периметра японской обороны. Оттуда их дальние бомбардировщики уже могли бы доставать не только все Филиппины, но и острова японской метрополии. Начать было решено с островов Сайпан и Тиниан - одних из самых крупных и находившихся рядом друг с другом. Как и в предыдущих десантных операциях первый удар наносила палубная авиация: по аэродромам, портам и сооружениям противника в районе будущей высадки. Затем в дело вступала артиллерия тяжелых кораблей и только потом высаживался десант. Линкоры и крейсера, а также самолеты эскортных авианосцев продолжали оказывать войскам непосредственную поддержку, а ударные авианосцы занимались атакой тех баз противника, откуда он мог выслать подкрепления или нанести удар по местам высадки и линиям подвоза снабжения. В соответствии с этим 5-й Флот США организационно делился на силы вторжения (десантные суда и транспорты с эскортом и вспомогательными кораблями), силы поддержки (старые линкоры, эскортные авианосцы, крейсера, эсминцы) и силы прикрытия (ударное соединение из авианосцев, быстроходных линкоров, крейсеров и эсминцев). В роли последнего выступало соединение TF58 вице- адмирала Марка Митшера (флаг на авианосце «Лексингтон»), при проведении операции «Форэйджер» (захват Марианских островов) разбитое на 5 оперативных групп: TG58.1 контр-адмирала Дж. Кларка (авианосцы «Хорнет», «Йорктаун», «Белью Вуд», «Батаан», 3 тяжелых, 2 легких крейсера, 14 эсминцев), TG58.2 контр-адмирала Э. Монтгомери (авианосцы «Банкер Хилл», «Уосп», «Монтерей», «Кэбот», 3 легких крейсера, 12 эсминцев), TG58.3 контр-адмирала Дж. Ривза (авианосцы «Энтерпрайз», «Лексингтон», «Сан Джасинто», «Принстон», 1 тяжелый и 4 легких крейсера, 13 эсминцев), TG58.4 контр-адмирала У. Хэррилла (авианосцы «Эссекс», «Лэнгли», «Коупенс», 4 легких крейсера, 14 эсминцев) и TG58.7 вице-адмирала У. Ли (7 быстроходных линкоров, 4 тяжелых крейсера и 13 эсминцев).

11 июня 208 истребителей и 8 торпедоносцев атаковали базы и аэродромы на Сайпане и Тиниане. На следующий день самолеты авианосцев группы TG58.4 разгромили вышедший с Сайпана конвой, отправив на дно 10 из 16 транспортов, миноносец «Отори», 3 охотника и несколько мелких судов. Утром 13-го 7 новых линкоров начали обстрел Сайпана и Тиниана из 406-мм орудий, а на следующий день их сменили 7 старых линкоров, крейсера и эсминцы сил поддержки 7-го Флота, 15 июня первая волна десанта высадилась на Сайпане.

Еще в сентябре 1943 года императорская штаб- квартира приняла “Новую операционную политику”, согласно которой следовало “одним ударом” всех надводных кораблей уничтожить флот США на Тихом океане. Но 1 марта 1944 года с запоздалым признанием того факта, что авианосцы стали “№ 1” в войне на море вместо линкоров, японские морские силы были подвергнуты реорганизации. В образованный Первый Мобильный Флот (Дай Ичи Кидо Кантай) были включены практически все надводные корабли Объединенного Флота, кроме находившихся в распоряжении местных командований. 3 мая начальник МГШ адмирал Симада приказал главнокомандующему Объединенным Флотом Соему Тойоде начать операцию по втягиванию противника в генеральное сражение в районе, лежащем как можно ближе к местам базирования Мобильного Флота.

Последнее обстоятельство объяснялось трудностями в снабжении большого количества кораблей топливом, поскольку американские подлодки уже перетопили большинство танкеров.

Основные силы Мобильного Флота, включая 1-ю дивизию авианосцев в составе новейшего «Тайхо», «Сёкаку» и «Дзуйкаку», собрались на рейде Линга Роудз к югу от Сингапура, где в течение двух месяцев проводили учения и тренировки. Двумя группами 11 и 12 мая корабли вышли в Тави-Тави - базу на самом западном острове архипелага Сулу. Остальная часть Мобильного Флота - 2-я дивизия контр-адмирала Дзосимы («Дзуньо», «Хийо», «Рюйхо») и 3-я дивизия контр- адмирала Обаяси («Читосе», «Чиода», «Дзуйхо»), которые тренировали свои авиагруппы в западной части Японии, вышли 11 мая из Внутреннего моря в сопровождении линкора «Мусаси». После заправки эсминцев топливом на Окинаве 12-го эти корабли 16-го также прибыли в Тави-Тави. По плану следовало завлечь американский флот южнее линии, соединяющей острова Уолеай, Яп, Палау. В случае атаки противником Марианских островов сражение откладывалось, а основной удар возлагался на базовую авиацию, способную по мнению японских авторитетов перетопить большую часть американских кораблей. Но в течение мая челночные рейсы танкеров в Тави-Тави позволили загрузить топливом все находившиеся там корабли, и японцы получили возможность вести бой в районе Марианских островов. Всего в этой базе сосредоточились 9 авианосцев, 5 линкоров, 11 тяжелых и 2 легких крейсера, около 30 эсминцев.

О стоянке японского флота в Тави-Тави быстро стало известно американцам, которые организовали у базы патрулирование своих подводных лодок. Ночью 14 мая подлодка «Боунфиш» атаковала один из “топливных” конвоев (3 танкера и 3 эсминца) и потопила эсминец «Инадзума». 22 мая лодка «Паффер» атаковала авианосец «Читосе» (обе торпеды прошли мимо), а двумя днями позже «Гёрнард» потопила танкер «Татекава Мару». 5 июня «Паффер» потопила 2 танкера, а 6-го, 7-го и 9-го «Хардер» - эсминцы «Минадзуки», «Хаянами» и пытавшегося ее атаковать «Таникадзе». Все еще не имевшие ни малейшего понятия о месте следующего десанта американцев, Тойода и Одзава поняли, что стоянка в Тави-Тави становится очень опасной. Но все сомнения разрешились 11 июня.


3.2.2. Развертывание флотов.

Мобильный Флот вышел в море 13 июня, о чем подлодка «Редфин» тут же донесла Спрюэнсу. В первые же часы произошло событие, которое многие японцы посчитали плохим предзнаменованием. Неопытный пилот торпедоносца во время посадки на флагманский «Тайхо» столкнулся с другим самолетом, вызвав сильный пожар. При этом погибло 6 машин: по два истребителя “Зеке”, пикировщика “Джуди” и торпедоносца “Джилл”. Наряду с потерей 4 эсминцев и 3 танкеров это было неплохим началом для генерального сражения. Тем не менее, корабли продолжили движение на север и 15 июня в проливе Гимарас (между островами Негрос и Панай) заправились топливом. Тем временем соединение Угаки, задействованное в операции “KON”, вышло из Батджена и шло к точке рандеву, обходя остров Минданао с востока. Из базы Давао на этом острове вышло соединение снабжения (4 танкера и 4 эсминца). Рандеву было назначено на 16 июня. Все соединения шли за пределами радиуса действия базовой разведывательной авиации американцев с острова Манус.

В 0855 15 июня с флагманского крейсера «Ойодо», стоявшего во Внутреннем море, адмирал Тойода сообщил всем флагманам и командирам: “Утром 15-го сильное вражеское соединение начало высадку в районе Сайпан-Тиниан. Объединенный Флот атакует врага в районе Марианских островов и уничтожит соединение вторжения. Начинайте операцию “A Go” для решающей битвы”.

Перед Цусимским сражением адмирал Того поднял флоту сигнал: “Судьба Империи зависит от одной этой битвы. Ожидаю, что каждый сделает все, что в его силах”. Те же слова повторил после приказа Тойоды и Одзава, когда вышел с якорной стоянки в проливе Гимарас.

Главные силы пересекли внутренние воды Филиппинского архипелага и через узкий пролив Сан-Бернардино вышли в Филиппинское море, где сразу были обнаружены подлодкой «Флайинг Фиш» (в 1835 1 5- го). За ними следовало второе соединение снабжения из 2 танкеров и 2 эсминцев, которое в открытом море пошло севернее основного курса. Линейное соединение Угаки в 1000 16 июня встретилось с соединением снабжения из Давао, которое уже понесло первую потерю. Ночью 14-го эсминец «Сирацую», уклоняясь от несуществующей торпеды, подлез под форштевень танкера «Сейо Мару» и быстро затонул. После дозаправки Угаки присоединился к Одзаве в 1650. До вечера 17-го корабли Одзавы заполняли топливные цистерны, затем все 6 танкеров ушли курсом NE к месту следующей заправки. В 2115 17-го подлодка «Кавалла» заметила огромный японский флот, но смогла насчитать только 15 кораблей, о чем и донесла командованию. Одзава же получил данные разведки о диспозиции американских сил у Марианских островов. Он узнал, что две авианосные оперативные группы ушли на север для атаки островов Чичидзима и Иводзима 15-го и 16-го, а остальные две заправляются{4} топливом; что десант прикрывается эскортными авианосцами и подходят новые транспорты для высадки на Гуам. Одзава был уверен, что флот Спрюэнса не будет его атаковать, а останется у Марианских островов для защиты десанта. К тому же он считал, что часть авианосцев Митшера 18 июня нанесет удар по островам Яп и Палау. Получив последние разведданные из императорской ставки, Одзава в первом часу 18 июня отдал приказ о начале битвы.

Проигрывая соединению Митшера по всем классам кораблей, кроме тяжелых крейсеров, Одзава надеялся на помощь базовой авиации, большую дальность действия своих самолетов и специфическое построение своих сил.

К июню японцы сосредоточили 540 самолетов на аэродромах в пределах досягаемости Марианских островов (134 на Палау, по 67 на Труке и Тиниане, 70 на Гуаме, 35 на Сайпане и т.д). Но разбросанные по многим базам они вряд ли могли уравновесить преимущество американцев в палубной авиации (440 самолетов у Одзавы и 891 у Митшера, бортовые гидросамолеты 43 против 65). К тому же большинство японских летчиков были плохо обучены. Что касается дальности палубных самолетов, то японцы могли вести разведку на 560 миль, а Митшер только на 350; ударные японские самолеты могли атаковать на 300 миль, американские только до 200. К тому же Одзава постоянно получал через Токио информацию от базовых самолетов-разведчиков, тогда как имеющиеся у американцев сообщения подлодок не давали полной картины действий противника.

Одзава построил свои силы следующим образом. Авангардное соединение вице-адмирала Куриты состояло из трех легких авианосцев 3-й дивизии контр- адмирала Суео Обаяси с мощным охранением из 1-й («Ямато» под флагом вице-адмирала Угаки и «Мусаси») и 2-й («Харуна» под флагом вице-адмирала Йосио Судзуки и «Конго») эскадр линкоров, 4-й («Атаго» под флагом Куриты, «Такао», «Майя», «Тёкай») и 7-й («Кумано» под флагом контр-адмирала Сираиси, «Судзуя», «Тоне», «Тикума») эскадр крейсеров и 2-й флотилии эсминцев (крейсер «Носиро» под флагом контр-адмирала Микио Хаякавы и 8 эсминцев). Соединение “А” группировалось вокруг трех тяжелых авианосцев 1-й дивизии (флаг Одзавы на «Тайхо») и включало 5-ю эскадру контр-адмирала Синтаро Хасимото («Миоко», «Хагуро») и 10-ю флотилию контр-адмирала Сусуми Кимуры (крейсер «Яхаги», 7 эсминцев). В Соединение “В” входила 2-я дивизия авианосцев контр- адмирала Такадзи Дзосимы, линкор «Нагато», тяжелый крейсер «Могами», 4-й (3 эсминца) и 27-й дивизионы (5 эсминцев). Находящийся в 100 милях впереди двух остальных соединений авангард Куриты должен был нанести первый удар и вызвать на себя атаки основных сил американской палубной авиации (вот для чего было нужно сильное прикрытие). Остальные авианосцы Одзавы, оставаясь вне радиуса действия самолетов противника, в это время атаковали бы основные силы Митшера. Дело планировалось завершить артиллерией линкоров и крейсеров авангарда. Палубным самолетам после атаки разрешалось садиться на аэродромы Марианских островов. К 0415 19 июня японские соединения заняли предписанные оперативным планом позиции и стали готовить для старта первую волну из 300 самолетов. Авианосцы авангарда шли строем фронта с кораблями охранения вокруг каждого, а остальные держались в 100 милях сзади тесными группами (строем треугольника). Такое построение позволяло лучше использовать для разведки и бортовые самолеты линкоров и крейсеров авангарда, но зато авианосцы соединений “А” и “В” оставались без достаточного противолодочного прикрытия. Одзава один занимал три должности, командуя всем Мобильным Флотом, всеми авианосцами и еще самой сильной 1-й дивизией. У американцев эти должности распределялись между Спрюэнсом, Митшером и Ривзом.


3.2.3. Воздушные бои 19 июня.

За час до восхода 19 июня, 0445 Одзава приказал выпустить 16 гидросамолетов “Джейк” с линкоров и крейсеров авангарда, которые к 0700 достигли предела поиска. На обратном пути один из них в 0730 обнаружил корабли групп Хэррила (самой слабой по составу авианосцев) и Ли (линейные силы). Вторая группа из 14 бортовых и палубных разведчиков с кораблей авангарда, стартовавшая в 0515, обнаружила только эсминцы из завесы группы Ли. На обратном пути ее перехватили разведчики американцев и сбили 7 машин. Из 13 разведчиков третьей (11 пикировщиков “Джуди” с «Сёкаку» и 2 бортовых “джейка” с «Могами») не вернулось трое. Остальные донесли о трех авианосцах далеко на севере и трех на юге (это был ошибочный контакт из-за неисправности компаса на разведчике). Одзава решил атаковать обнаруженные корабли Хэррила и Ли, и в 0830 с авианосцев 3-й дивизии взмыли в воздух 61 истребитель

“Зеке” (45 из них несли бомбы) и 8 торпедоносцев “Джилл”. Радары линкоров контр-адмирала Ли обнаружили их еще за 150 миль до цели. Митшер приказал поднять в воздух самолеты патруля. Еще ничего не зная о положении авианосцев противника, американский командующий 58-м соединением мог использовать для ПВО большинство своих 475 истребителей. Палубы американских авианосцев освободили для быстрой заправки и вооружения, обеспечивая непрерывную ротацию воздушного патруля. Из 69 самолетов первой волны японцы потеряли 42, из которых 25 сбили истребители еще до выхода на цель. Атака семи линкоров, идущих в круговом ордере ПВО, успеха ни принесла, если не считать таковым единственное попадание в «Саут Дакоту» (27 убитых, 23 раненых, боеспособность не утрачена) и близкого разрыва у борта крейсера «Миннеаполис».

БИТВА В ФИЛИППИНСКОМ МОРЕ 19 ИЮНЯ (РАЗВЕРТЫВАНИЕ ФЛОТОВ)

Соединение “А”:

ТАЙХО, СЕКАКУ, ДЗУЙКАКУ, МИОКО, ХАГУРО, ЯХАГИ, 7 эсминцев

Соединение “В”:

ДЗУНЬО, ХИЙО, РЮЙХО, НАГАТО, МОГАМИ, 8 эсминцев

Соединение “С”:

ЧИТОСЕ, МУСАСИ, АТАГО, ТАКАО, МАЙЯ, 4 эсминца ДЗУЙХО, ЯМАТО, КУМАНО, СУДЗУЯ, ТОНЕ, ТИКУМА, 3 эсминца ЧИОДА, ХАРУНА, КОНГО, ТЕКАЙ, НОСИРО, 4 эсминца


Вторая волна японцев, поднятая с авианосцев 1-й дивизии самого Одзавы в 0856 и состоявшая из 53 пикировщиков “Джуди”, 27 торпедоносцев “Джилл” и 48 истребителей “Зеке”, сначала стала свидетелем торпедирования флагманского «Тайхо» подводной лодкой. И хотя один из пилотов, унтер-офицер Сакио Комацу, пожертвовав собой, спикировал на одну из торпед, другая поразила огромный авианосец, только недавно вступивший в строй. Еще 8 самолетов вернулись из-за неполадок в моторах, а остальные 119 сначала атаковали свой же авангард. Зенитчики Куриты в качестве разминки перед предстоящим боем сбили 2 японских самолета и повредили еще 8, которым также пришлось вернуться. Уменьшенную до 109 машин вторую волну американские радары засекли в И07 на дистанции 115 миль - вполне достаточно, чтобы выслать навстречу истребители. А японцы снова напали на самую неудобную цель - линкоры. Только шесть пикировщиков вышли в атаку на авианосцы группы Монтгомери «Уосп» (взрыв бомбы над палубой, 1 убит и 12 ранено) и «Банкер Хилл» (2 близких разрыва: 3 убито, 73 ранено, небольшие пожары). Четыре “джуди” были сбиты зенитным огнем, два совершили посадку на острова Рота и Гуам. Небольшая группа торпедоносцев также обошла линкоры и атаковала авианосцы группы Ривза, но только один смог выпустить торпеду, взорвавшуюся в кильватерной струе «Энтерпрайза», остальные были сбиты. Всего же из 128 самолетов второй волны японцы потеряли 97.

Третья волна из 47 самолетов (15 “зеке”, 25 “зеке” с бомбами”, 7 “джиллов”), поднятая между 10 и 1015 с авианосцев 2-й дивизии пыталась выйти в атаку с севера, обойдя линкоры. Встретив истребители патруля, японцы еще легко отделались, потеряв только 7 машин. Результат снова был нулевой.

Между 1100 и 1130 Одзава поднял в воздух четвертую волну с «Дзуньо», «Хийо», «Рюйхо» и «Дзуйкаку» (30 истребителей, 9 “джуди”, 27 устаревших "вэлов”, 10 “зеке” с бомбами и 6 “джиллов”), которая пыталась обнаружить не существующую цель далеко на юге. Ничего не обнаружив, группа самолетов 2-й дивизии повернула на аэродром острова Рота, но вдруг наткнулась на авианосцы Монтгомери, занятые приемом самолетов. Прорвавшиеся через воздушный патруль пикировщики атаковали «Уосп» и «Банкер Хилл», но безуспешно. Группу из 18 самолетов с «Дзуйкаку» рассеяли истребители, но большая часть волны (49 самолетов) противника не нашла и пошла на посадку на остров Гуам. Тридцать из них сбили американские истребители, а остальные при посадке на поврежденный аэродром окончательно вышли из строя. Дело в том, что пока истребители американского соединения отражали японские налеты, их ударные самолеты уничтожили японскую авиацию на островных аэродромах и повредили все ВПП. К тому же над Гуамом американцы установили постоянный воздушный патруль. Всего из 82 самолетов 4-й волны японцы потеряли 73.

Но не только удачной работой радаров обязаны американцы такому успеху. Им с самого начала удалось настроиться на частоту радиостанции самолета японского координатора воздушных атак, и Митшер заблаговременно узнавал о времени и курсе подлета очередной волны. Он даже запретил своим пилотам сбивать этого японца не только до конца боя, но даже с благодарностью позволил тому удалиться на свой авианосец. Из-за огромных потерь японских самолетов бой 19 июня американцы назвали “Турецкой стрельбой при Марианах” (или в другом переводе “Марианская охота на фазанов”).

Не отстали от своих летчиков и американские подводники. Сначала в 0910 «Альбакор» (коммандер Дж. Блэнчард) умудрилась попасть торпедой из шести выпущенных в идущий 27-узловой скоростью «Тайхо», а в 1220 «Кавалла» (лейтенант-коммандер Косслер), которая двое суток шла за соединением Одзавы, всадила три торпеды из шести в «Сёкаку», занятый приемом самолетов. «Сёкаку» затонул в 1501, а через полчаса мощный взрыв разворотил «Тайхо». На флагмане Одзавы сначала быстро справились с торпедным повреждением, но из-за неопытности офицера службы живучести, не вовремя включившего вентиляцию, по кораблю разнесло пары бензина, что не могло не привести к взрыву. Спасательные шлюпки доставили адмирала, его штаб, флаг и портрет императора на эсминец «Вакацуки», а затем в 1706 на тяжелый крейсер «Хагуро». Вскоре авианосец скрылся под водой; из 2150 членов его экипажа спасли только 500. На этот авианосец японцы возлагали большие надежды, поскольку он первым на Тихом океане получил броневую полетную палубу и был лучше других защищен от бомб. Но так уж получилось, что «Тайхо» не удалось проверить себя под атаками авиации. Торпеда с подлодки в самом начале боя, трагическая цепочка случайностей - и всё...

«Хагуро» не был приспособлен к управлению флотом. В основном это касалось средств дальней связи и специальных помещений для работы штаба, собирающего и анализирующего поступающую информацию, На японских авианосцах, несмотря на небольшое число вернувшихся самолетов, уныния не было. Все считали, что они сели на аэродромы Гуама и Роты. Одзава знал еще меньше, поскольку за ночь потерял из виду даже единственный оставшийся авианосец 1-й дивизии «Дзуйкаку». Не было связи не только с Токио и островными базами, но даже с остальными двумя дивизиями авианосцев. В 1820 Одзава отдал с «Хагуро» приказ всем кораблям отойти на север. Он надеялся заправиться с танкеров и утром начать новые атаки на деморализованного, как он полагал, противника. Ведь вернувшиеся пилоты сообщили о четырех потопленных авианосцах, шести окутанных дымом и пожарами и об астрономически большом числе сбитых американских самолетов. “Радио Токио” на всякий случай сообщило об 11 потопленных авианосцах и множестве других кораблей.


3.2.4. Бой 20 июня.

В 0530 с тяжелых крейсеров японского авангарда взлетели 9 гидросамолетов для разведки в юго- восточном направлении. Ничего не обнаружив, они, кроме трех пропавших, вернулись. В 0645 шесть самолетов послал в разведку контр-адмирал Обаяси. Они встретили только два американских палубных самолета. Вице-адмирал Курита, получивший через Токио сообщения с базовых разведчиков, с трудом связался с Одзавой и посоветовал начать быстрый отход в Японию. Но Одзава решил придерживаться своего плана: заправиться и на следующий день нанести новый удар. Он хотел передать тактическое командование Курите, пока сам не перейдет на корабль, больше подходящий для функций флагмана флота, чем «Хагуро». Если бы так и произошло, то никакого боя 20 июня не было бы.

Начало заправки слишком затянулось, поскольку корабли долго не могли найти ожидавшие их танкеры (прокладка велась на борту погибшего «Тайхо»), а затем Одзава, перешедший в 1300 на «Дзуйкаку» вообще ее отменил, поскольку ничего не знал о противнике. Тем временем 58-е соединение полным ходом сокращало дистанцию. Если бы Митшер провел дальнюю авиаразведку, он смог бы еще днем атаковать японцев, бестолково круживших около точки назначенного рандеву с танкерами (первый контакт американцы получили в 1540).

БИТВА В ФИЛИППИНСКОМ МОРЕ 19-20 ИЮНЯ 1944 ГОДА


Перейдя на «Дзуйкаку», Одзава понял, что потерял 330 самолетов, а из сотни оставшихся на авианосцах меньше трех десятков были бомбардировщиками или торпедоносцами. Вице-адмирал Какута, командовавший базовой авиацией, доносил с острова Тиниан, что много палубных самолетов сели на Гуам и Роту (правда, он не сказал, что все они вышли из строя). Одзава со своей стороны полагал, что силы Какуты увеличились за счет самолетов, перелетевших с Иводзимы, Япа и Трука. Никаких известий об отходе не было и от Тойоды. Так шел час за часом, информации о противнике не было. В 1615 крейсер «Атаго» перехватил американское сообщение о том, что японцы обнаружены и Митшер приближается полным ходом, а в 1715 один из разведчиков, поднятых в 1300 с «Читосе» и «Дзуйхо», обнаружил часть американского соединения. Одзава приказал отходить на 24 узлах курсом NW. Но было слишком поздно.

В 1621 американцы начали старт ударной волны из 85 истребителей, 77 пикировщиков и 54 торпедоносцев. Хотя японцы были довольно далеко (истребителям пришлось подвесить дополнительные баки) и обратно самолеты возвращались бы в темноте, Митшер рискнул. И риск оправдал себя.

Против приближающейся армады Одзава смог поднять всего 35 истребителей, да и то слишком близко от своих кораблей. Американцы сначала нагнали группу снабжения и тяжело повредили танкеры «Геньо Мару» и «Сейо Мару», которые вечером были оставлены экипажем и добиты эсминцами сопровождения. Затем самолеты атаковали авианосцы 2-й дивизии, прикрываемые только «Нагато», «Могами» и 8 эсминцами. Несмотря на мощный зенитный огонь бомбардировщики повредили «Дзуньо», а торпедоносцы потопили «Хийо». Сильные повреждения получил и «Дзуйкаку», прикрываемый «Миоко», «Хагуро» и 7 эсминцами и не имевший ни одного истребителя. Не обошли американцы вниманием и авангардную группу Куриты, повредив авианосец «Чиода» (бомба в кормовую часть полетной. палубы), линкор «Харуна» (прямое попадание, пришлось затопить погреба) и крейсер «Майя».


Повреждения крейсера «Майя».

Торпедоносцы TBF “Эвенджер” из состава оперативной группы TF58.2 контр-адмирала Монтгомери, из- за большой дальности полета до цели вооруженные вместо торпед 227-кг бомбами, атаковали крейсер с нескольких сторон. Близкие разрывы бомб у левого борта вызвали повреждения обшивки и несколько пожаров в торпедном отсеке.

В ходе этих атак американцы потеряли всего 20 самолетов и еще 80 погибли при ночном возвращении и посадке на свои авианосцы, хотя большинство пилотов и членов их экипажей удалось спасти. К исходу дня из 100 палубных самолетов у Одзавы осталось только 35, а из 27 бортовых гидросамолетов - 15. Несмотря на ощутимые потери, Одзава все еще не признавал себя побежденным. В 1900, тотчас после окончания воздушных атак, он приказал кораблям Куриты вместе с 2 тяжелыми крейсерами 5-й эскадры и флотилией эсминцев произвести контратаку, навязав противнику ночной бой. Но положение американцев оставалось неизвестным и в 2046 был получен приказ Тойоды на отход. В 2205 Курита повернул на соединение с главными силами.

Американцы также не были удовлетворены результатами боя, считая, что упускают прекрасный шанс расправиться с японским флотом раз и навсегда. Митшер предлагал бросить в погоню оперативную группу вице- адмирала Ли, но Спрюэнс это предложение отменил как неосуществимое.

В это время Мобильный Флот находился уже в 300 милях от Окинавы. Одзава обратился к Тойоде с прошением об отставке, но тот после консультации с морским министром ее не принял. Днем 22 июня Мобильный Флот бросил якоря в бухте Накагасуку на Окинаве. Четыре из шести уцелевших авианосцев вместе с линкором «Харуна» и крейсером «Майя» ушли на ремонт. Остальные корабли 24-го стали на якоря в Хасирской бухте.


3.3. Третья военная модификация (июнь-сентябрь 1944 года).

Корабли 4-й, 5-й и 7-й эскадр прошли модификацию в последние дни июня на верфи флота в Куре, за исключением «Майя», который ремонтировался в Йокосуке. «Нати» и «Асигара», вернувшись с севера, прошли модификацию в первой половине сентября, а на «Аоба» работы проводились в июле в Сингапуре силами ремонтного отделения №101.


3.3.1. Усиление зенитного вооружения.

На «Такао» и «Атаго» в кормовой части верхней палубу и по бокам второй дымовой трубы появились 4 строенных установки 25-мм автоматов. Еще 22 одиночных (из них 6 съемных) поставили на верхней палубе и надстройках, где еще оставалось место. Общее число 25- мм стволов стало 60: 6x3, 6x2, 30x1.

На верхней палубе «Миоко» и «Хагуро» перед носовой надстройкой и в корме поставили 4 строенных 25-м автомата и еще 16 одиночных “рассыпали” по всему кораблю. Стало 52 25-мм: 4x3, 8x2, 24x1.

На верхней палубе «Нати» и «Асигара» появились 2 спарки (перед носовой надстройкой) и 20 одиночных автоматов, что увеличило число 25-мм стволов до 48: 10x2. 28х 1.

На «Тёкай» добавили только 12 одиночных и 25-мм стволов стало 38: 8x2, 22x1 (точные места их расположения не известны).

На «Майя» добавили 18 одиночных; стало 66 стволов: 13x3, 27x1, из них 4 съемных (см. стр. 79).

На «Аоба» поставили по 2 строенных автомата в передней части носовой надстройки и на верхней палубе в корме, появилось также 15 одиночных; стало всего 42: 5x3, 6x2, 15x1 (места последних не известны).

Каждый из трех крейсеров типа «Могами» получил по 4 строенных 25-мм автомата (перед носовой надстройкой и в корме), а также 10 или 16 («Кумано») одиночных. На «Могами» стало 60 стволов (14x3, 18x1), на «Кумано» 56 (8x3, 4x2, 24x1) и на «Судзуя» 50 (8x3, 4x2, 18x1).

На «Тоне» и «Тикума» число стволов 25-мм автоматов увеличили до 58 за счет добавления 6 строенных установок на самолетной палубе в корме, двух спарок перед носовой надстройкой и еще 10 одиночных (8x3, 8x2, 18x1).

«НАТИ» в сентябре 1944 года

Основные модификации: А - сняты носовые прожекторы; В - сняты кормовые ТА. установлены радары №21 (в апреле-мае 1943 года). Ne22 (декабрь 1943 - январь 1944 года) и №13 (сентябрь 1944 года); D - сбрасыватель глубинных бомб; Е - подъемники 25-мм боезапаса; F - то же 127-мм; G - кранцы 25-мм боезапаса; Н - 4x2 25-мм автомата (алрель-май 1942 года); I - 8x1 25-мм автомата (декабрь 1943 - январь 1944 года); J - 2x2 и 20x1 25-мм автоматов (сентябрь 1944 года). С «Хагдао» и «Миоко» сняты башенки 3,5-метровых дальномеров типа 14 с носовой надстройки.

«ТАКАО» в июле 1944 года

Основные модификации: А - замена 2x3 13-мм автоматов на 2x2 25-мм (осень 1941 года); В - дополнительные 2x3 25-мм автомата (июль- август 1943 года); С - 8x1 25-мм автоматов (ноябрь 1943 - январь 1944 года); D - добавлены 4x3 и 22x1 25-мм автоматы (июль 1944 года).


РАСПОЛОЖЕНИЕ ЗЕНИТНЫХ АВТОМАТОВ НА ТЯЖЕЛЫХ КРЕЙСЕРАХ ПОСЛЕ ТРЕТЬЕЙ ВОЕННОЙ МОДИФИКАЦИИ

ХАГУРО

АСИГАРА

МИОКО

МОГАМИ

СУДЗУЯ

КУМАНО

ТОНЕ и ТИКУМА

Буквами на схемах обозначены: А - первоначальные 25-мм автоматы (для «Мотами» - установленные при переделке в “авианосный крейсер”); В - установленные в апреле-сентябре 1943 года; С - установленные в ноябре 1943 - марте 1944 года; D - установленные в июне- сентябре 1944 года.



3.3.2. Установка новых радаров.
Радар ПВО №13.

Для усиления ПВО тяжелые крейсера, кроме «Аоба», получили радар №13 с антенной “лестничного” типа сзади на фок-мачте (4 крейсера типа «Такао» и «Нати») или спереди на грот- мачте (остальные 3 типа «Миоко», 3 типа «Мотами» и 2 типа «Тоне»). Радарные посты соответственно размещались между опор фок- мачты, в надстройке за грот-мачтой рядом с телеграфной рубкой (3 типа «Миоко») или под кормовой надстройкой (типы «Могами» и «Тоне»).

Установка весила 110 кг и обслуживалась 4 операторами.

АНТЕННА РАДАРА №13

Примеры установки: на «ТАКАО» (слева) и на «МОГАМИ» (справа)


Радар ПВО №13 имел следующие характеристики:

Официальное обозначение радар №1 типа 3 модели 3

Сокращенное обозначение радар №13

Разработка сентябрь 1943-февраль 1944 года, когда устранили проблемы и трудности в эксплуатации

Тип излучателя осциллирующая цепь 2С с двумя трубками Т-311

Выходная мощность и длина волны 10 кВт (пиковая) и 2 м

Длина и скорость импульса 10 мс и 500 имп./с

Тип приемника детектор типа УН-954

Антенна “лестничного” типа с боковой решеткой; отдельные элементы для излучателя и приемника (4 блока по 2)

Максимальная дальность обнаружения: группа самолетов 100 км, одиночный самолет 50 км

Ошибка дистанции / пеленга 2-3 км / ±10°

Минимальная дальность обнаружения 5000 м


Модификация радара №22 для управления стрельбой по надводным целям.

Во время стоянки в Куре в конце июня «Тёкай», «Миоко» и крейсера типов «Могами» и «Тоне», а в июле в Сингапуре «Хагуро» и «Аоба» были оснащены радаром №22 модиф. 4М для обнаружения надводных целей, как это ранее 'сделали на «Такао», «Атаго», «Майя», «Нати» и «Асигара». На «Аоба» и типах «Могами» и «Тоне» радарный пост установили между опор фок- мачты, а усиковые антенны - по обеим сторонам топа мачты, тогда как на остальных кораблях пост разместили в кормовой части визирного поста, а антенны - по бокам верхней части носовой надстройки.

Из-за относительно большой ошибки в определении дистанции (±700 м) радар №22 мсдиф.4М нельзя было использовать для управления стрельбой. Дальнейшие работы с декабря 1943 года по сентябрь 1944-го привели к принятию на вооружение улучшенной модели №22 модиф. 4 S, которая позволяла не только обнаруживать надводные цели, но вести по ним стрельбу. В основном модификация заключалась в установке дополнительных стабилизаторов напряжения, приемного усика большего диаметра (80 см) и, главное, в замене аутодинной цепи (с самовозбуждающимся колебательным контуром) более чувствительной супергетеродинной, которая была готова в августе 1944 года. Ко времени готовности этого радара все корабли 4-й (все типа «Такао»), 5-й («Миоко» и «Хагуро») и 7-й эскадр (по 2 типов «Могами» и «Тоне»), а также «Аоба» и «Могами» уже были в Сингапуре или на Линга Роудз. Поэтому новые приемники на них установили в августе-сентябре личным составом ремонтной службы №101. Радары на «Нати» и «Асигара» модифицировали в Куре, где оба крейсера стояли в сентябре. Радар №22 модиф. 4 S мог обнаружить линкор с 25 км, крейсер - с 12 км, эсминец - с 10 км (ошибка дистанции 100 м и пеленга ±2-5 градусов). Во время испытаний у Линга Роудз крейсер «Тоне» был обнаружен на дистанции 17 км с ошибкой менее 100 м. Поскольку новый радар мог измерять курс и расстояние до цели, сокутекибан (устройство слежения за скоростью и курсом цели) был снят, а радарный пост расширен.

НОСОВАЯ НАДСТРОЙКА «НАТИ » в сентябре 1944 года

А - пост УАО ГК; В - визирный (стал радарный) пост; С - платформа УЗО; D, Е, F, G - ходовой, верхний, средний и нижний мостики; Н - надстройка шельтердека; UD - надстройка верхней палубы.

1 - антенна радиотелефона типа 90; 2 - радар №22; 3 -торпедный визир типа 93; 4 - передающий пост УАО ГК; 5 - установка управления прожекторами типа 96 (кормовая использовалась и как пост наводки, носовая - для поиска воздушных целей); 6 - сигнальный 60-см прожектор; 7 - сигнальная платформа; 8,9 - каюты отдыха сигнальщиков и зенитчиков; 10 - зенитный директор типа 91; 11, 12 - 3,5-м и 1,5-м штурманский дальномеры типа 14; 13 - пост наблюдения за морем; 14 - позиция спаренной 25-мм установки №1; 15 - воздухозаборник КО №1 (котел №2); 16 - передающая радиостанция (за ней радиотелефонный пост); 17 - ветровые щиты; 18 - антенна гониометра типа 93; 19 - пост наведения; 20 - Метокс-антенна для перехвата радаров противника; 21 - позиция сигнального излучателя-приемника.



3.3.3. Другие модификации.

Для уменьшения верхнего веса на всех крейсерах типа «Миоко» сняли носовую пару прожекторов и кормовые торпедные аппараты типа 92 (они не имели системы быстрой перезарядки); число принимаемых на борт торпед уменьшили с 24 до 16: 8 в аппаратах и 8 резервных.

Рост числа 25-мм автоматов вызвал расширение погребов зенитного боезапаса - из расчета 2500 выстрелов на 25-мм ствол - и увеличение экипажа до 1000 с лишним человек (кроме «Аоба»).

В течение 1944 изменялся и состав бортовых гидросамолетов года. С марта крейсера 4-й и 5-й эскадр, «Кумано», «Судзуя» несли по два 3-местных разведчика типа 0, «Тоне» и «Тикума» - по 3. После июня на два дальних разведчика сменили свои два корректировщика «Нати» и «Асигара». С появлением радаров надобность в бортовых корректировщиках отпала. «Могами» с начала года имел три 3-местных и два 2-местных типа 0, но в октябре перед операцией “Сё-1” их заменили на 8 гидросамолетов типа “Дзуиун”.

После декабря уцелевшие, но уже активно не действующие «Такао», «Миоко», «Аоба» и «Тоне» гидросамолетов не несли, а на «Асигара» и «Хагуро» по два 3- местных разведчика сохранились вплоть до самой их гибели.

Для улучшения связи на носовой части надстройки установили по два излучателя-приемника типа 2. Из жилых помещений убрали все ненужное оборудование, улучшили водонепроницаемость отсеков ниже ватерлинии.

НОСОВАЯ НАДСТРОЙКА «МАЙЯ», апрель 1944 года

А - пост УАО ГК; В - визирный пост, в котором разместили станцию радара №22; С - платформа УЗО; D, Е, F, G - ходовой, верхний, средний и нижний мостики; Н - надстройка шельтердека (палубы зенитных орудий); UD - надстройка верхней палубы.

1 - позиции спаренных установок модели А1 зенитных 12,7-см/40 орудий типа 89 (№1 на правом, №2 на левом борту); 2 - пост подготовки 25-мм боезапаса; 3 - кубрики; 4 - башенка зенитного директора типа 94 и 4,5-м дальномера; 5 - 60-см сигнальный прожектор; 6 - 1,5-м штурманский дальномер; 7 - позиция установки управления проже4кторами типа 96; 8 - позиция антенны радара №22 (надводные цели); 9 - башенка 6-м дальномера типа 14; 10 - башенка директора типа 94; 11 - Метокс-антенна для перехвата работающих радаров; 12 - излучатель- приемник типа 2 (использовался для сигналопроизводства и наблюдения).

НОСОВАЯ НАДСТРОЙКА «ТАКАО», июнь 1944 года

1 - башенка 6-м дальномера типа 14; 2 - башенка директора типа 94; 3 - позиция антенны радара №22; 4 - пост управления прожекторами типа 94; 5 - сигнальная платформа; 6 - 1,5-м дальномер; 7 - пост наблюдения за морем (как и посты наблюдения за воздухом оснащен 12-см биноклем); 8 - позиция спаренной 25-мм установки №1; 9 - воздухозаборник КО №1 (котел №2); 10, 11 - зенитные директор типа 91 и 4,5-м дальномер; 12 - 60-см сигнальный прожектор; 13 - каюта отдыха; 14 - передающая радиорубка; 15 - визирный пост; 16 - антенна гониометра; 17 - излучатель-приемник типа 2; 18 - Метокс-антенна для перехвата работающих радаров


3.4. Перед последним боем.

3.4.1. Затишье перед бурей.

После поражения у Марианских островов японский флот, потерявший почти всю палубную авиацию, испытывавший нехватку топлива практически во всех базах, кроме Сингапура, и уже не располагавший достаточными силами для противолодочной обороны, старался в море не выходить. Он сосредоточился во Внутреннем море и на Линга Роудз, ожидая последней возможности вступить в генеральное сражение. Полностью перехватившие инициативу американцы продолжали захватывать остров за островом, архипелаг за архипелагом, неотвратимо приближаясь к Филиппинам, островам Полинезии и Малайзии, откуда Япония все еще черпала необходимые для ведения войны природные ресурсы - нефть, каучук, медь, олово, никель. Нередко американские авианосцы тревожили своими налетами и острова в непосредственной близости от японской метрополии.

Буквально сразу после битвы у Марианских островов, 24 июня, авианосная группа контр-адмирала Кларка нанесла удар по островам Иводзима и Паган. 9 июля прекратилось организованное сопротивление японских войск на Сайпане, в одной из пещер которой 6 июля покончил жизнь пистолетным выстрелом вице-адмирал Тюити Нагумо.

21 июля американцы высадились на Гуаме, а спустя три дня и на Тиниане. Через несколько недель все Марианские острова оказались очищенными от японцев, а на Гуаме американцы основали главную базу в западной части Тихого океана. Одновременно со стороны Индийского океана активно действовал английский флот, нанося удары палубной авиацией по Суматре.

4 и 5 августа две авианосные группы вице-адмирала Митшера атаковали острова Бонин, уничтожив там 25 самолетов и конвой из 7 транспортов и 5 эсминцев.

В сентябре командование флотом быстроходных авианосцев и линкоров (теперь он назывался 3-м Флотом, а соединение Митшера соответственно 38-м) принял адмирал Хелси. Его первыми наступательными операциями стали рейды с 31 августа по 2 сентября на острова Бонин, 7-10 сентября на южные Филиппины, 12- 13-го на центральную их часть. 15 сентября началась высадка на остров Моротай и его захват позволил американской авиации установить контроль над восточными Зондскими островами. Одновременно десант высадился на острова Палау, Пелелиу и Ангаур. На оккупированном атолле Улити американский флот основал передовую базу. 21 и 22 сентября палубная авиация атаковала гавань Манилы, где потопила 3 японских эсминца и около 20 транспортных и грузовых судов. Спустя три дня был нанесен новый удар по базам и судоходству в центральной части Филиппин. За этот период американцы уничтожили около 1200 японских самолетов и 13 боевых кораблей, потеряв всего 72 самолета.

Все это время японский флот, в том числе и тяжелые крейсера, вел себя абсолютно пассивно. После сражения у Марианских островов в императорской ставке было разработано несколько альтернативных планов “Sho” (“Сё”), с помощью которых японцы надеялись отразить любую угрозу со стороны американцев. План “Сё-1” (Sho Go) предусматривал оборону Филиппин, “Сё-2” - оборону района островов Формоза-Рюкю-южная часть Кюсю, “Сё-3" - оборону Кюсю-Сикоку-Хонсю, “Сё-4” - оборону Хокайдо. Во всех случаях образ действий был одинаков - удержать линию обороны там, где она проходит, используя все силы флота, авиации и армии. Большинство надводных кораблей планировалось сосредоточить на Линга Роудз, где их проще было обеспечивать топливом. Авианосцы должны были оставаться в водах метрополии для подготовки летчиков. Затем и их планировали перевести в Линга, надеясь, что к этому времени американцы не успеют нанести удар.

После модификации «Миоко» и «Хагуро» приняли на борт армейские части и 1 июля вышли из Хасирадзимы. Выгрузив войска в Маниле 4-го и в Замбоанге 8-го, оба крейсера 12 июля прибыли в Сингапур. «Миоко» перешел на Линга Роудз, а 31-го за ним последовал «Хагуро», который с 19 по 28 июля проходил в Сингапуре докование.

Крейсера 4-й эскадры также вышли из Куре в Сингапур: «Атаго» и «Такао» 8 июля, «Тёкай» 10-го. Все прибыли в Сингапур 16-го, где «Атаго» (22-30 июля) и «Такао» (26 июля-8 августа) прошли докование. Корабли все время находились на Линга Роудз, только с 26 по 30 августа оба крейсера снова заходили в Сингапур. На время с 19 июля по 30 августа флагманом 4-й эскадры был «Тёкай». «Майя» вышел из Йокосуки 14 июля после ремонта повреждений, принял в Куре войска, которые высадил на острове Миякодзима, и 29 июля бросил якорь на Линга Роудз.

«Асигара» и «Нати», входившие в 21-ю эскадру 5-го Флота, 19 июня вышли из Оминато в Йокосуку, пробыли там с 21 по 29-е, а 1 июля вернулись обратно. Только 31 июля оба крейсера вышли в Куре для проведения третьей модификации (там 2 августа). До 14 октября они стояли в готовности в западной части Внутреннего моря и в районе Куре.

Крейсера 7-й эскадры и «Могами» 8 июля вышли из Куре со снабжением для армии, которое 7-я эскадра выгрузила 16-го в Сингапуре, а «Могами» в Маниле. Первые 4 крейсера прибыли на Линга Роудз 17 июля, последний 20-го.

В соответствии с планом операции “Sho Go” Сакусен, объявленным 26 июля, 4-я, 5-я и 7-я эскадры (всего 10 крейсеров), а также 16-я эскадра («Аоба» и легкий крейсер «Кину») должны были войти в Первое Ударное Соединение вице-адмирала Куриты, 21-я эскадра входила во Второе Ударное Соединение вице-адмирала Кийосиде Сима, а «Могами» вместе с линкорами «Фусо» и «Ямасиро» и 4 эсминцами образовали Третье Ударное Соединение вице-адмирала Нисимуры.


3.4.2. Воздушная битва над островом Формоза.

Между тем американцы после двухнедельной передышки решили провести крупную акцию силами соединения быстроходных авианосцев, которая рассматривалась как предварительный этап высадки на Филиппинах. 10 октября 340 палубных самолетов атаковали Окинаву. Затем после отвлекающего рейда на северную часть острова Лусон авианосцы быстро переметнулись к Формозе. Там японцы имели внушительные силы авиации - 2-й Воздушный Флот вице-адмирала Фукудоме. Утром 12 октября армада с 17 авианосцев 38-го соединения Митшера появилась над островом, и в завязавшемся жестоком воздушном бою было сбито 160 японских и 43 американских самолета. На следующий день американцы атаковали аэродромы и порты. Палубной авиации помогали и дальние бомбардировщики В-29 “Суперфортресс”, взлетавшие с авиабаз в Китае. В контратаке японцам удалось попасть торпедой в тяжелый крейсер «Канберра». 14 октября американцы снова бомбили Формозу и северную часть Лусона, а японские самолеты сумели добиться единственного попадания - на сей раз в крейсер «Хьюстон». 15 октября над северной частью Лусона между отходящим американским флотом и японским 1-м Воздушным Флотом вице- адмирала Тероука завязался новый ожесточенный воздушный бой. Из кораблей пострадал опять «Хьюстон», получивший очередную торпеду. Остроумные американцы прозвали оперативную группу TG30.3, куда входили эти крейсера “инвалидной дивизией №1" (Cripdiv 1, по аналогии с термином Crusdiv, которым обозначалась дивизия крейсеров).

Нив одной из предыдущих операций не было такой стремительной переброски японцами подкреплений в угрожаемый район. Но причиненный американцами урон оказался незначительным: они потеряли всего 76- 90 самолетов против 600-650 у японцев (примерно столько “Люфтваффе” потеряли в течение двухмесячной “Битвы за Британию”). Эта диспропорция в потерях ярко свидетельствует насколько ослабла японская авиация после трех лет войны. Но сообщения японских пилотов остались такими же преувеличенными, как и раньше. В официальном коммюнике от 16 октября императорская штаб-квартира объявила о потоплении ни много ни мало 11 авианосцев, 2 линкоров, 3 крейсеров и одного эсминца и о тяжелых повреждениях, нанесенных еще восьми авианосцам, двум линкорам, четырем крейсерам, одному эсминцу и 13 неопознанным кораблям. Опрошенные после войны японские офицеры говорили, что, конечно, они считали эти данные преувеличением, но ... “примерно раза в два”. На основе их донесений командование приняло решение о выходе 2-го Ударного Соединения в погоню за поврежденными кораблями противника. Сима вывел свои корабли, в том числе и 21-ю эскадру («Асигара», «Нати»), 14 октября из Куре, но утром 16-го, когда крейсера занимались заправкой эсминцев к востоку от Окинавы, их атаковали самолеты с авианосца «Банкер Хилл». Атаку удалось отбить, но Сима понял, что не все американские корабли потоплены. Днем, получив сообщение вице-адмирала Фукудоме о шести вражеских авианосцах, действующих к востоку от Формозы, он счел за благо отступить и увел соединение в бухту Омами-О-Сима. В надежде нанести американцам сокрушающий удар японское командование решилось ввести в бой уже почти полностью подготовленные авиагруппы 3-й и 4-й дивизий авианосцев и более половины их самолетов было направлено на о. Формоза. Последствия такого дальнейшего ослабления авианосных сил не заставили себя долго ждать.


3.5. Сражение в заливе Лейте.

3.5.1. Высадка американцев.

В 0800 17 октября передовой отряд ударного десантного батальона сил генерала Макартура начал высадку на островки, расположенные у входа в залив Лейте между островами Лейте и Самар. Уже спустя 9 минут командующий Объединенным Флотом адмирал Тойода привел свои силы в состояние готовности к выполнению плана “Sho Go” - оборона Филиппин. После трех дней артиллерийской и авиационной бомбардировки укреплений японцев 20 октября огромный флот вторжения из 300 транспортов и десантных судов, прикрываемый кораблями 7-го Флота вице-адмирала Кинкейда, вошел в залив и высадил кавалерийскую и 3 пехотных дивизии 6- й армии генерала Крюгера в порту Таклобан на острове Лейте. Шесть старых линкоров, крейсера и эсминцы, а также самолеты с эскортных авианосцев приступили к поддержке высадившегося десанта. Тем временем 3-й Флот адмирала Хелси связал боем силы японской авиации на Лусоне и центральных Филиппинах, которая смогла только повредить крейсера «Гонолулу» (торпедой) и «Австралия» (бомбой).


3.5.2. Развертывание японского флота.

К моменту высадки американцев в заливе Лейте состав японского флота и его дислокация были следующие. Основные линейные и крейсерские силы сводились в Первое Ударное (или диверсионное) Соединение, часто в литературе называемое Соединением «А» или Центральным, которым командовал вице-адмирал Такео Курита. В свою очередь оно делилось на две секции. В первую, которой командовал сам Курита, входили: 1-я эскадра линкоров вице-адмирала Матоме Угаки («Ямато», «Мусаси», «Нагато»), 4-я эскадра крейсеров («Атаго» под флагом Куриты, «Такао», «Тёкай» и «Майя»), 5-я эскадра вице-адмирала Синтаро Хасимото («Миоко», «Хагуро») и 2-я флотилия контр-адмирала Микио Хаякавы (флагманский крейсер «Носиро» и 9 эсминцев 2-го, 31-го и 32-го дивизионов). Во вторую, которой командовал вице-адмирал Йосио Судзуки, входили: 3-я эскадра линкоров («Конго», «Харуна»), 7-я эскадра крейсеров вице-адмирала Кадзутака Сираиси («Кумано», «Судзуя», «Тикума», «Тоне») и 10-я флотилия эсминцев контр-адмирала Сусуми Кимуры (легкий крейсер «Яхаги» и 6 эсминцев, из которых 4 входили в 17-й дивизион).

Второе Ударное Соединение или арьергард Южного Соединения, которым командовал вице-адмирал Кийохиде Сима, состояло из 21-й эскадры крейсеров самого Симы («Нати», «Асигара») и 1-й флотилии эсминцев контр-адмирала Масатоми Кимуры (легкий крейсер «Абукума», 7 эсминцев 7-го, 18-го и 21-го дивизионов).

Третье Ударное Соединение или Соединение «С» или авангард Южного Соединения под командованием вице-адмирала Содзи Нисимуры состояло из 2-й эскадры линкоров («Ямасиро» под флагом Нисимуры, «Фусо»), тяжелого крейсера «Мотами» (входил в состав 5-й эскадры) и 4 эсминцев (3 из 4-го дивизиона, «Сигуре» из 2- го).

Главные силы или Северное Соединение, которым командовал вице-адмирал Дзисабуро Одзава, остававшийся командующим Мобильным Флотом, состояли из 3-й дивизии авианосцев самого Одзавы («Дзуйкаку», «Дзуйхо», «Читосе», «Чиода»), 4-й дивизии контр- адмирала Тиаки Мацуды (линкоры-авианосцы «Хьюга», «Исё»), легких крейсеров «Ойодо» и «Тама», 61-го дивизиона эсминцев (3 единицы плюс эсминец из 41-го дивизиона), 31-й эскортной эскадры контр- адмирала Хейтаро Эдо (крейсер «Исудзу», 4 эсминца 43- го дивизиона), группы снабжения (эсминец, 6 эскортных кораблей, 2 танкера).

16-я эскадра вице-адмирала Номаза Саконджу (тяжелый крейсер «Аоба», легкий «Кину» и эсминец) была отделена от Первого Ударного Соединения и вместе с тремя эсминцами-транспортами образовала Транспортное Соединение для перевозки войск в Манилу.

В операции были задействованы и все силы базовой авиации: 3-е (Филиппинское) Соединение вице-адмирала Гунити Микавы (штаб в Маниле), 5-е (1-й Воздушный Флот) вице-адмирала Такидзиро Ониси, которого 20 октября сменил вице-адмирал Тераока (аэродром Кларк Филд), 6-е (2-й Воздушный Флот) вице-адмирала Сигеру Фукудоме (Такао на Формозе), а также Передовое Экспедиционное Соединение (6-й Флот) вице-адмирала Сигеёси Мива из 17 подводных лодок. Всего, с учетом главнокомандующего Объединенным Флотом Тойода, командиров линкоров и тяжелых авианосцев (контр-адмиральская должность в японском флоте), в бой шло целое созвездие высших офицеров: 1 адмирал, 14 вице-адмиралов и 15 контр-адмиралов.

18 октября Первое и Третье Ударные Соединения (включая 4-ю, 5-ю, 7-ю эскадры, и «Могами») получили приказ выйти из района Сингапура в залив Бруней на северо-западном берегу острова Борнео (прибыли туда 20- го), а подводные силы - отправиться в залив Лейте. В тот же день, проверив сведения по двум источникам - донесениям о сосредоточении американских сил в заливе Лейте и перехваченным радиограммам о пункте высадки - японское командование полностью ввело в действие план “Сё-Г. Второму Ударному Соединению (включая 21- ю эскадру), отступившему после неудачного выхода во время битвы за Формозу в Омами-О-Сима, было приказано двинуться на юг к Пескадорским островам. На пути ему изменили задачу и направили на поддержку Третьего Соединения. Отсутствие в водах метрополии Второго Соединения и отложенный на неопределенное время срок готовности авианосных сил при надвигающемся кризисе вынудили японцев включить свои авианосцы, практически лишенные самолетов, в состав группы отвлечения или, попросту говоря, группы приманки. 20 октября так называемые “Главные Силы” вице-адмирала Одзавы - 4 авианосца с авиагруппами не полного состава (всего они имели 80 истребителей, 29 бомбардировщика 8 торпедоносцев и 7 пикировщиков), 2 линкора-авианосца с совершенно пустыми ангарами, 3 легких крейсера и 9 эсминцев - вышли из Внутреннего моря и направились на юг с последней миссией: пожертвовать собой для отвлечения быстроходных авианосцев и линкоров увлекающегося Хелси, чтобы остальные японские соединения смогли атаковать флот вторжения в заливе Лейте. Предполагалось, что атака состоится 22 октября, но проблемы материально- технического характера, снабжения топливом Второго Ударного Соединения и погрузка самолетов на авианосцы вызвали ряд задержек. И 21 октября адмирал Тойода назначил день атаки на 25-е.

К этому времени все вовлеченные в операцию силы были в море, направляясь к заливу Лейте. Первое и Третье Соединения после заправки в заливе Бруней 22 октября направились дальше своими путями: Первое пошло на NE вдоль западного побережья о. Палаван, чтобы повернуть затем на восток к проливу Сан-Бернардино, а Третье пошло на восток через море Сулу для форсирования южного прохода в залив Лейте - пролив Суригао. Второе Соединение вышло с Пескадорских островов 21 октября, направилось на юг вдоль западного берега острова Лусон и, пополнив запасы на островах Каламиан, снова направилось на юг. 23 октября оно вошло в бухту Корон, выйдя на следующий день к проливу Суригао. Главные силы, вышедшие из пролива Бунго в полдень 20 октября, шли в южном направлении до вечера 22 октября, затем повернули на SW, направляясь к Лусону. 2- й Воздушный Флот (450 самолетов) 23 октября получил приказ прибыть с Формозы на Лусон. Отовсюду к о. Лейте спешили моторные и парусные суда с подкреплениями для японского гарнизона.

СХЕМА ПОДХОДА ЯПОНСКИХ СОЕДИНЕНИИ К ЗАЛИВУ ЛЕЙТЕ 15-25 ОКТЯБРЯ 1944 ГОДА



3.5.3. Удары из-под воды 23 октября.

Первые донесения о приближающихся японских кораблях, как и в июне, были получены от подводных лодок, развернутых на позициях у Борнео, Палавана и Манилы. Но, доложив об обнаружении противника, они решили его атаковать. На рассвете 23 октября Первое Ударное Соединение шло зигзагообразным курсом на 16 узлах к западу от острова Палаван в двух колоннах, отстоящих друг от друга на 4000 м. В левой колонне находились «Атаго», «Такао», «Тёкай» и «Нагато», в 16 кабельтовых за которыми шли «Кумано», «Судзуя» и «Харуна», в правой - «Миоко», «Хагуро», «Майя», «Ямато», «Мусаси» и в 32 кабельтовых позади «Тоне», «Тикума» и «Конго». Слева в охранении шел крейсер «Носиро» и 4 эсминца, справа - 3 эсминца, крейсер «Яхаги» и еще 2 эсминца. Три эсминца шли между колоннами главных сил. В который уже раз противолодочная служба сработала у японцев из рук вон плохо, позволив двум лодкам на перископной глубине сблизиться на дистанцию верного выстрела. Японские сонары удовлетворительно работали только при движении малым ходом, а сейчас надо было спешить. Поэтому единственным способом уменьшить риск получить торпеду из-под воды была частая смена курса - элементарный зигзаг. Но отсутствие эсминцев впереди ордера было большой ошибкой.

Патрулирующие вместе в надводном положении «Дартер» (коммандер Д.Х. Макклинток) и «Дэйс» (коммандер Б. Д. Клаггетт), уже потопившие два транспорта 12 октября, в 0116 радарами обнаружили крупное соединение на дистанции 30000 ярдов (27500 м). Обе лодки развили полный 19-узловый ход и поспешили на перехват противника. Выйдя прямо по его генеральному курсу, они погрузились и спокойно стали поджидать, пока добыча сама не подойдет на дистанцию залпа. В 0609 «Дартер» медленно направилась к левой колонне, а «Дэйс» к правой. В 0635, как только левая колонна закончила очередной поворот влево, у борта «Атаго» и в 0644 у борта «Такао» прогремели взрывы. Правая колонна из-за этой атаки повернула вправо, через 10 минут вернулась на прежний курс, а в 0656 «Майя» получил четыре торпеды в левый борт, тогда как «Хагуро» резким поворотом вправо уклонился от двух других.


Гибель крейсера «Атаго».

В правый борт крейсера попали 4 торпеды калибром 533 мм Мк14 (300 кг торпекса) из шести выпущенных в 0632 из носовых труб подлодки «Дартер» с дистанции 900 м.

1- я торпеда попала в район кладовой (шп. 30), затопив носовые отсеки и повредив брашпильный отсек;

2- я торпеда попала в район шпангоута 125, из-за чего затопило КО №1 и №2 (поперечные по всему корпусу), центральный вычислительный пост и помещения под ним;

3- я торпеда, попав в район КО №6 (шп. 180), привела к его затоплению и вызвала пожар в КО №7 (соседнее с левого борта);

4- я торпеда попала в район шп. 260, вызвав затопление МО №4, кормового генераторного отсека и помещений под ним, а также зарядных и снарядных погребов башни ГК №4.

Получив 4 торпеды, практически равномерно распределившихся по всему борту, крейсер остановился. Начальный крен на правый борт в 8° быстро увеличился до 18°, а затем до 23°, несмотря на контрзатопление МО

№3, КО №7 и носовых отсеков левого борта. Затопление быстро распространялось, крен увеличивался. Когда он достиг 54°, экипаж оставил корабль. Эсминцы «Кисинами» и «Асасимо» приняли с него свыше 700 человек, включая вице-адмирала Куриту и его штаб. В 0653 «Атаго» опрокинулся на правый борт и затонул носом в точке 09°30' с.ш. 117°13' в.д. вместе с 360 членами экипажа, включая командира кэптена Цуто Араки (бывший командир крейсера «Фурутака», в командовании «Атаго» с 15 ноября 1943 года). Флаг Куриты был перенесен на линкор «Ямато». «Атаго» исключили из списков 20 декабря 1944 года.


Гибель крейсера «Майя».

В 0656 крейсер получил в левый борт 4 торпеды Мк14 из шести выпущенных 2 минутами ранее носовыми аппаратами подлодки «Дэйс».

1-я торпеда попала в район цепного ящика (шп. 25); 2-я торпеда попала в район основания башни ГК №1 (шп. 66); 3-я попала в район КО №7 (шп. 182); 4-я попала в район МО №3 (шп.240).

Из-за быстрого и обширного затопления крейсер получил крен 30° на левый борт, пожар достиг носовых погребов, которые взорвались. «Майя» затонул менее чем за 10 минут в точке с координатами 09°27' с.ш. 117°23' в.д. вместе с 336 членами экипажа. Несмотря на быструю гибель, 769 человек спас эсминец «Акисимо», который затем передал их на линкор «Мусаси». Из них только 635 человек были сняты на следующий день с гибнувшего линкора эсминцем «Симакадзе», так что общее число погибших составило 470 человек, включая кэптена Ранджи Ое (в командовании крейсером с 26 декабря 1943 года). «Майя» исключили из списков 20 декабря 1944 года.


Повреждения крейсер «Такао».

В 0644 крейсер получил попадания двух торпед из четырех, вышедших из кормовых аппаратов лодки «Дартер», которая после выпуска торпед в «Атаго» резко отвернула влево и дала новый залп с дистанции 1400 м по второму кораблю в колонне. Обе торпеды Мк14 попали в правый борт: в район шп. 180, вызвав затопление КО №4, №6 и №8, и в район шп. 335, повредив руль и оба правых винта. Из-за резкого уменьшения скорости вращения гребных валов правые ТЗА остановились. Начались пожары. «Такао» остановился с креном 10° на правый борт. Контрзатоплением левых котельных отделений крен удалось устранить. Под эскортом эсминцев «Наганами» и «Акисимо» крейсер к вечеру двинулся в Бруней на малой скорости, прибыв туда 25 октября. После экстренного ремонта 8 ноября он вышел в Сингапур, куда прибыл 12-го.

Макклинток, подняв перископ в 0920, увидел как поврежденный крейсер под эскортом двух эсминцев уходит обратным курсом. Он решил последовать за ним и с наступлением темноты вместе с Клаггетом добить «Такао», выпустив торпеды из надводного положения. Но в 2306, после того как устройство перехвата на «Дартер» обнаружило работу японского радара, атаку пришлось отменить. На отходе «Дартер» 17-узловым ходом вылезла на риф и из-за наличия поблизости японских эсминцев была взорвана экипажем, который перешел на «Дэйс».

АТАКИ ПОДВОДНЫХ ЛОДОК И ПАЛУБНОЙ АВИАЦИИ НА 1-Е УДАРНОЕ СОЕДИНЕНИЕ 23 И 24 ОКТЯБРЯ 1944 ГОДА


Повреждения крейсера «Аоба».

Еще находясь в Сингапуре, 11 октября «Аоба» получил легкие повреждения (загнуты бортовые броневые плиты) при столкновении с крейсером «Кину». 2I октября транспортное соединение вышло с Линга в Манилу. На переходе 23 октября «Аоба», находясь в точке с координатами 14° с.ш. 119°27' в.д., получил 533-мм торпеду Мк14, выпущенную примерно в 0430 подлодкой «Брим» (коммандер У. Дж. Чаппли) в составе 6- торпедного залпа. Попадание пришлось в правый борт напротив носового МО №2, которое было затоплено, из-за чего крейсер получил крен в 13°. Взятый в 0815 на буксир «Кину», «Аоба» был приведен в 1815 в Кавите (Манильская бухта). Во время экстренного ремонта он 24 и 29 октября подвергался атакам авиации. После от качки воды из затопленных отсеков и ремонта одного турбоагрегата крейсер смог дать 5-узловый ход и 5 ноября вышел из Манилы, прибыв 11-го в Такао для продолжения ремонта. 9 декабря он вышел в Куре, куда прибыл 12-го.


Подводные лодки обнаружили соединения Нисимуры (севернее Борнео, в районе пролива Балабак) и Симы, но их атаки на японские корабли оказались безрезультатными. Подводники доложили командованию о составах и курсах японских соединений, так что фактор внезапности, на который также рассчитывала ставка микадо, был утерян. Единственно, что смущало штабы Хелси и Кинкейда, так это отсутствие у противника авианосцев.


3.5.4. Битва в море Сибуян 24 октября.

На следующий день после торпедирования трех крейсеров 4-й эскадры «Тёкай» был прикреплен к 5-й эскадре. Соединение Куриты продолжало следовать назначенным курсом. В 0812 с флагманского «Ямато» был замечен один из самолетов-разведчиков с авианосца «Интрепид» оперативной группы TG38.2 контр- адмирала Богана. Спустя 10 минут сообщение самолета достигло адмирала Хелси, который сразу начал действовать. Минуя командующего соединением вице- адмирала Мнтшера, который в результате оказался пассажиром на собственном флагмане, Хелси приказал командирам групп TG38.3 и TG38.4 контр-адмиралам Шерману и Дэвисону присоединиться к Богану и начать атаки на Курнту, корабли которого вошли в море Сибуян. Группе TG38.1 вице-адмирала Маккейна, направлявшейся к атоллу Улити для дозаправки, было приказано повернуть назад. Но прежде чем американцы начали свои атаки, легкий авианосец «Принстон» из группы Шермана получил попадание 250-кг бомбой, сброшенной одним из базовых пикировщиков. В результате сильного пожара и взрыва авианосец спустя 7 часов затонул. С ним погиб 31 самолет из авиагруппы в 34 машины. Тяжелые повреждения получил и пытавшийся оказать ему помощь крейсер «Бирмингем».

Начиная с 1026, десятки самолетов 38-го соединения волна за волной обрушивались на корабли Куриты. По стечению обстоятельств основная масса сброшенных бомб и торпед пришлась на долю линкора «Мусаси», который получил приказ в сопровождении крейсера «Тоне» следовать назад. В 1830 крейсер сменили два эсминца. После дополнительных повреждений линкору было приказано выброситься на берег, но последняя атака поставила точку в судьбе японского суперлинкора. Получив всего 19 торпедных и 17 прямых бомбовых попаданий «Мусаси» в 1935 пошел на дно. Из его экипажа в 112 офицеров и 2287 унтер-офицеров и матросов удалось спасти только 39 офицеров и 984 прочих чинов. По два бомбовых попадания получили «Ямато» и «Нагато», от пяти близких разрывов повреждения получил «Харуна». Но эти корабли сохранили скорость и полную боевую эффективность. А вот крейсеру «Миоко», у которого попаданием торпеды повредило два гребных вала, пришлось вернуться в базу. В составе соединения Куриты осталось 4 линкора, 6 тяжелых и 2 легких крейсера и 11 эсминцев. Потери в самолетах у американцев оказались ничтожными: 18 сбито, 2 потеряно по техническим причинам и еще 10 в тот день не вернулись из разведки и патрулирования.


Повреждения крейсера «Миоко» 24 октября.

В 1029 (Токийское время) в крейсер получил попадание авиационной 570-мм торпедой Мк13 (272 кг торпекса), сброшенной самолетом ТВМ-1С из состава эскадрильи VT-18 (авианосец «Интрепид») или эскадрильи VT- 29 («Кэбот», оперативная группа TG38.2). Корабль в это время находился в точке с координатами 12°55' с.ш. 121°52' в.д. - к востоку от острова Маэстре де Кампо. Попадание пришлось в район шпангоутов 248-250, т.е. в кормовое МО №4, которое вместе с кормовым генераторным отсеком быстро затопило водой. Правые гребные валы вышли из строя, скорость упала до 15 узлов. «Миоко» пришлось покинуть строй и вернуться в бухту Бруней через Корон, а флаг командующего 5-й эскадрой был перенесен на «Хагуро». «Миоко» прибыл в Бруней 29 октября, когда там уже собрались уцелевшие после двухдневных боев корабли Первого Ударного Соединения. На следующий день он в сопровождении «Хагуро», эсминца «Кисинами» и тральщика №34 ушел в Сингапур, куда прибыл для ремонта 3 ноября.

В добавок самолеты с авианосца «Франклин» утром 24 октября к западу от острова Панай потопили эсминец «Вакаба» из состава соединения Симы и обнаружили к югу от острова Негрос соединение Нисимуры.

Под такими мощными атаками Курита днем временно повернул на обратный курс, чтобы выйти из опасного района. Он надеялся, что базовая авиация сможет контратаковать американцев, прежде чем он снова повернет к проливу Сан-Бернардино. Первоначально он планировал, выйти из пролива в Филиппинское море на закате 24-го (около 18°°), но из-за этого маневра задержался на 7 часов. Хелси же, основываясь на преувеличенных сообщениях своих пилотов, счел этот маневр окончательным отказом японцев от операции.

В 1714 Курита, понимая, что его отход может нарушить все планы, снова повернул к Сан-Бернардино. Спустя 2 часа его обнаружил ночной разведчик с авианосца «Индепенденс», а в 2145 японский адмирал сообщил в Токио, что планирует выйти из пролива Сан- Бернардино в 0100 25-го и примерно в 1100 войти в залив Лейте. Курита уже получил радио от Нисимуры, который сообщил о своем намерении пройти в залив через пролив Суригао в 04°°, и адмиралы договорились о рандеву в 0900.

К 0035 25 октября соединение Куриты, на 20-узловой скорости одной колонной проскочив пролив Сан- Бернардино, вышло в Филиппинское море. К этому времени Хелси увел свои мощные силы на север, чтобы расправиться с соединением-приманкой Одзавы, где присутствовали авианосцы. Их-то Хелси и считал своим долгом утопить в первую очередь.


3.5.5. Ночной бой в проливе Суригао 25 октября.

Первый раз соединение “С” (2 линкора, «Могами» и 4 эсминца), которым командовал Нисимура, обнаружили в 0905 24 октября в море Сулу разведчики с авианосцев «Эн терпрайз» и «Франклин». После донесения командованию самолеты сбросили на японские корабли свои бомбы и донесли о 7 попаданиях. В действительности одна бомба взорвалась в кильватерной струе «Фусо» (взрывной волной разбило бортовые самолеты), другая поразила носовую башню эсминца «Сигуре». Остальные повреждения корабли получили от пулеметного огня. Затем это соединение заметили базовая “Каталина” и еще один армейский самолет. Но после 10 часов американцы за ним уже не следили, будучи занятыми Куритой и поддержкой десанта. Вечером адмирал Кинкейд послал в поиск несколько “черных котов” (оборудованные радарами “каталины”), но они не смогли найти цель. Второе Ударное Соединение вице-адмирала Симы («Нати», «Асигара», «Абукума», 4 эсминца) в 1135 около островов Кагайян обнаружил армейский бомбардировщик.

В 1215 вице-адмирал Кинкейд объявил тревогу всем находившимся под его командованием кораблям, приказав приготовиться к ночному бою с соединениями Нисимуры и Симы. В 1443 контр-адмирал Олдендорф, командовавший Группой Бомбардировки и Поддержки, получил приказ запереть своими линкорами, крейсерами и эсминцами северный выход из пролива Суригао. Олдендорф имел подавляющее преимущество перед обоими японскими соединениями. Под его началом находилось 6 линкоров, 4 тяжелых и 4 легких крейсера, 28 эсминцев и 39 торпедных катеров. Колонна линкоров расположилась поперек выхода из пролива, на флангах заняли позицию крейсера и эсминцы. Торпедные катера патрулировали у южного входа в пролив. Они первыми и начали атаку. Хотя ни одна из торпед не достигла цели, три катера получили повреждения снарядами, а один (РТ-493) погиб. Зато Олдендорф своевременно узнал о входе японских кораблей в пролив.

План Олдендорфа удался на славу. Соединение Нисимуры, первым вошедшее в пролив («Могами» и 3 эсминца впереди для разведки) было практически полностью уничтожено торпедами эсминцев и артогнем линкоров и крейсеров (эсминец «Асагумо» был добит только в 0721). Лишь поврежденному «Могами» и эсминцу «Сигуре» удалось вырваться из ловушки.

Сима после полуночи получил радио от Нисимуры об атаке торпедных катеров. Его соединение шло с отставанием на 40 миль следующим ордером: два эсминца впереди строем фронта, за ними колонна из трех крейсеров и 2 эсминцев. В 0100 были замечены орудийные вспышки прямо по курсу, а в 0325 «Абукума» получил в левый борт торпеду, выпущенную катером РТ-137, который, тем не менее целился в эсминец. Имея на борту 30 трупов, крейсер на 10 узлах вышел из строя и поковылял на юго-запад. Остальные корабли Симы, перестроившись в общую колонну, продолжили движение вперед 28-узловой скоростью. Около 04'° справа по носу показались два горящих остова, которые были приняты за линкоры Нисимуры. Но это были две половинки «Фусо». Командующий 2-м Ударным Соединением все еще считал, что должен оказать поддержку своему коллеге, не зная, что тот уже вместе с «Ямасиро» лежит на дне. На радаре флагманского «Нати» отчетливо мерцали две отметки по пеленгу 25° и на дистанции 12000 м. Сима решил, что это два крупных корабля, и в 0424 приказал обоим крейсерам атаковать их торпедами. Однако это были островки Хайбьюсон, дистанция до которых была вдвое больше. Такие вот были у японцев радары! Элегантно развернувшись вправо на 8 румбов, «Нати» и «Асигара» разрядили свои торпедные аппараты. Это был единственный вклад соединения Симы в битву. Как справедливо отметил С. Э. Морисон: “Острова повреждения не получили”.

Не зная точно, что случилось с кораблями Нисимуры, но предполагая худшее, Сима принял решение “временно отойти”, чтобы дождаться прояснения обстановки. Отозвав ушедшие на север эсминцы, он послал командованию и всем соединениям, задействованным в операции “Sho-Go”, радиограмму следующего содержания: “Соединение выполнило атаку и отходит из района боя для планирования следующих действий”.

Вскоре показался горящий «Могами». Полагая, что поврежденный корабль стоит, командир «Нати» капитан 1 ранга Каноока несколько отвернул вправо. Однако «Могами» имел ход, и в 0430 крейсера столкнулись. Присоединив к себе «Могами», а за ним и «Сигуре» (правда, без столкновения), Сима повернул на юг. В 0455 отбивая атаку торпедных катеров, японские корабли попали снарядом в один из них - PT-32I. Но сзади их уже настигали крейсера и эсминцы Олдендорфа, бросившиеся в погоню. Примерно в 0520 американские крейсера заметили на юге три японских корабля, из которых два горели. «Луисвиль» (флаг Олдендорфа), «Портленд» и «Денвер» открыли огонь и добились нескольких попаданий в «Могами», прежде чем в 0537 отвернули на север, опасаясь японских торпед.

В 0620 последовала новая атака торпедных катеров, но все торпеды, выпущенные в «Нати» снова прошли мимо, а очередной катер (РТ-194) получил попадание.

Утром американская авиация с береговых аэродромов и эскортных авианосцев Кинкейда, пока еще не атакованных Куритой, стала отлавливать отходившие японские корабли. Палубные “эвенджеры” атаковали «Могами», который пришлось добить сопровождавшему эсминцу. В 1018 командир эсминца «Сигуре» капитан 2 ранга Нисино послал радио Тойоде и Курите: “Все корабли, кроме «Сигуре», пошли на дно под артогнем и торпедными атаками”. Курита, уже несколько часов ведущий бой с противником к востоку от острова Самар, получил эту депешу как раз в период раздумий: идти ли дальше заливу Лейте или отходить? Понятно, что решимости продолжать сражение она ему не добавила.

БОИ В ПРОЛИВЕ СУРИГАО 25 ОКТЯБРЯ 1944 ГОДА


Повреждения и гибель крейсера «Могами».

Во время прохода морем Суду 24 октября в точке с координатами 8°45' с.ш. 122°10' в.д. «Могами» был обстрелян пулеметным огнем и 127-мм ракетами с истребителей F6F-R “Хеллкэт” из состава авиагруппы VF-20 с авианосца «Энтерпрайз». Легкие повреждения получили самолетная и зенитная (шельтердек) палубы, 8 человек из прислуги зенитных автоматов были убиты или ранены. В 1600 «Могами» и 3 эсминца 4-го дивизиона вошли в море Минданао, увеличив скорость до 23 узлов.

Между 0015 и 0035 25 октября, когда группа лежала на северном курсе к SW от о. Лимасава, ее безуспешно атаковали торпедные катера РТ- 151, РТ-146 и РТ-190 (первые два выпустили в крейсер по торпеде). Катера удалось отогнать артогнем, которым управляли с помощью прожекторов.

Группа присоединилась ко 2-й эскадре линкоров и эсминцу «Сигуре», и в 01°° Третье Ударное Соединение построилось в походный ордер с «Могами» в тылу. Через полчаса корабли повернули на N - в пролив Суригао. Между 0205 и 0215, когда японские корабли находились между островов Панаон и Сумилон, их снова атаковали торпедные катера. И эту атаку с помощью прожекторов удалось отбить без потерь.

Пока остальные корабли соединения уничтожались торпедами и артогнем в северном выходе из пролива Суригао, «Могами» попал под обстрел в 0350, когда начал разворот влево на обратный курс. В него попало два 203-мм снаряда: один вывел из строя башню ГК №2, а второй вызвал пожар в средней части корпуса. В 0355 «Могами» выпустил 4 торпеды типа 93 из аппаратов правого борта в северном направлении, а затем повернул на юг и развил полный ход. В 0402 в него попало еще два или три 203-мм снаряда (вероятно с крейсера «Портленд» из левофлангового отряда американцев) в носовую надстройку: в ходовой мостик и платформу У30. При этом были убиты: командир капитан 1 ранга Рио Тома (в должности с 10 апреля 1944 года), старший офицер, штурман, торпедный офицер и офицер связи, а также операторы внутрикорабельной связи. Командование крейсером принял артиллерийский офицер. Из-за выхода из строя телемоторов руль перевели на ручное управление.

Уходя на юг, «Могами» в 0430 столкнулся с «Нати» (координаты 10°18' с.ш. 125°23' в.д.), получив пробоину над ватерлинией с правого борта в районе башни ГК №1. При отходе на юг с кораблями Второго Ударного Соединения на «Могами» никак не могли потушить пожар, вызванный попаданием 203-мм снаряда в 0350 в среднюю часть. Начал взрываться 25-мм и 127-мм боезапас. Боясь взрыва, прислуга торпедных аппаратов начала выбрасывать торпеды за борт, но пять из них все- таки взорвались, увеличив разрушения и усилив пожар. Персонал МО №1 и №3 был полностью уничтожен взрывом и огнем, а высокая температура в МО №2 заставила эвакуировать оттуда людей. Только МО №4 давало мощность на один вал. Около 0500 удалось восстановить управление рулем с мостика.

Между 0530 и 0535 «Могами» с дистанции 18000 м получил от 10 до 20 203-мм и 152-мм снарядов с крейсеров «Луисвиль», «Портленд» и «Денвер» (координаты 10°02' с.ш. 125°22' в.д.), произведя в ответ 5 выстрелов из орудий ГК. В 0550, находясь в востоку от о. Камигуин, крейсер снова безуспешно был атакован торпедным катером РТ-491, который выпустил две торпеды, но был отогнан артиллерией главного калибра. В 0645 последовала новая атака, но катер РТ-137 и на этот раз удалось отогнать.

В 0700 для сопровождения «Могами» в бухту Корон был выделен эсминец «Акебоно». Пожары удалось взять под контроль, но в 0830, когда крейсер шел на восток, вышло из строя последнее МО. Будучи в дрейфе и не имея возможности уклоняться, беспомощный «Могами» между 0900 и 0910 был атакован 17-ю самолетами ТВМ-1с “Эвенджер” из состава оперативной группы TG77.4.1 контр-адмирала Томаса Спрэгью. Две 227-кг бомбы попали перед носовой надстройкой, вызвав новый сильный пожар. Был отдан приказ о затоплении носовых погребов, но клапан погреба №1 оказался неисправен. Опасаясь взрыва боезапаса и учитывая отсутствие хода, командовавший кораблем артиллерийский офицер в 1047 приказал начать эвакуацию личного состава. «Акебоно» принял людей со шканцев левого борта и в 1240 выпустил торпеду типа 93, которая попала в среднюю часть крейсера. «Могами» перевернулся через левый борт и в 1307 затонул примерно в 38 милях к SW от мыса Бинит, о. Панаон (примерные координаты 9°40' с.ш. 124°50' в.д.). Погибло 192 человека. «Могами» 15 ноября причислили к Объединенному Флоту, а 20 декабря исключили из списков.


Повреждения крейсера «Нати».

Во время столкновения с «Могами» крейсер получил большую пробоину в надводной части левого борта в корме. Чтобы избежать затоплений, скорость пришлось уменьшить до 18 узлов.

В 15 часов 26 октября в море Минданао отходившие два тяжелых крейсера и три эсминца Симы подверглись новой атаке палубной авиации, но отделались легкими повреждениями «Сирануи». «Асигара» укрылся в бухте Бэкьют на острове Палаван, где его 4 ноября обнаружила авиаразведка. «Нати» ушел в Манильскую бухту, и там его 5 ноября потопили “хеллдайверы” и “эвенджеры” с авианосца «Лексингтон».

Поврежденный «Абукума» под эскортом эсминца «Касуми», на который перенёс флаг контр-адмирал Кимура, дошел до гавани Дапитан на северо-западе Минданао. Утром 27-го он вышел в море ив 1006 был атакован армейскими бомбардировщиками В-24 и В-25, которые базировались на острова Ноемфур и Биак. Получив несколько прямых попаданий, крейсер в 1242 пошел на дно к SW от о. Негрос.

Корабли Транспортного Соединения вице-адмирала Саконджу (легкие крейсера «Кину» и «Китаками», эсминец «Уранами», 4 эсминца-транспорта) утром 26 октября высадили принятые в Минданао 2000 солдат в порту Ормок на западном берегу острова Лейте. На обратном пути в море Визайян «Кину» и «Уранами» были потоплены самолетами с эскортных авианосцев контр- адмирала Т. Спрегью. Эти же самолеты заметили корабль, который приняли за «Могами», не зная что тот уже потоплен. Взлетевшие по тревоге самолеты с авианосцев Митшера быстра нашли и отправили на дно эту цель, которая оказалась авиатендером «Акицусима».


3.5.6. Бой у острова Самар 25 октября.

Оперативная группа TG77.4 эскортных авианосцев контр-адмирала Томаса Спрэгью, оказывающая авиаподдержку десанту, утром 25 октября располагалась у входа в залив Лейте, восточнее острова Самар, тремя отрядами, отстоящими друг от друга на 30-50 миль. Эти отряды при радиопереговорах имели позывные “Таффи 1” (группа 77.4.1), “Таффи 2” (77.4.2) и “Таффи 3" (77.4.3). Южнее всех находились 4 авианосца “Таффи 1” контр-адмирала Т. Спрегью, далее к северу - “Таффи 2” контр-адмирала Стампа (6 авианосцев) и “Таффи 3” контр-адмирала Клифтона Спрегью (6 авианосцев). Охранение каждой группы состояло из 3 эсминцев и 4 эскортных эсминцев. Сами авианосцы были перестроены из торговых судов или танкеров и несли по 12-18 истребителей “Уайлдкэт” и 11-12 торпедоносцев- бомбардировщиков “Эвенджер”. Артиллерийское вооружение было смехотворным: по одной пятидюймовке и зенитные автоматы. Еще ночью с “Таффи 2” взлетели разведчики, а перед рассветом с “Таффи Г стартовали самолеты для атаки японских кораблей, уходящих из пролива Суригао. Самолеты с “Таффи 3” занялись обычным делом - патрулями ПВО и ПЛО в заливе Лейте. В 0627 на кораблях объявили боевую готовность №3, и экипажи приступили с завтраку.

Спустя 18 минут начались странные вещи. Наблюдатели заметили на северо-западе шапки от разрывов зенитных снарядов. Еще через минуту пилот одного из самолетов патруля ПЛО доложил о приближении 4 японских линкоров, 8 крейсеров и 12 эсминцев. В это не хотелось верить, но появившиеся над горизонтом пагодообразные надстройки не оставляли сомнений. В 0659 первые всплески японских снарядов встали за кормой кораблей “Таффи 3”.

Японцы приближались несколькими отрядами на скорости 20 узлов. Впереди и западнее всех шла 2-я флотилия эсминцев во главе с «Носиро», далее на северо- восток через 25-30 кабельтовых шли крейсера 5-й («Хагуро» и «Тёкай») и 7-й эскадр («Кумано», «Судзуя», «Тикума», «Тоне») и 10-я флотилия эсминцев во главе с «Яхаги». За 5-й эскадрой в 30 кабельтовых шли «Ямато» и «Нагато», а за 7-й - «Конго» и «Харуна». Курита был ошарашен не меньше американцев. Он рассчитывал встретить суда вторжения, но никак не авианосцы, от которых он так натерпелся днем раньше. С «Яхаги» докладывали, что видят три авианосца, с палуб которых взлетают самолеты, а у Куриты не было причин сильно полагаться на своих зенитчиков. Он же не знал, что перед ним всего-навсего эскортные или, как их называли американцы, бэби-авианосцы. И тут он совершил грубую ошибку, приказав перестроиться в ордер ПВО, а затем, даже не дождавшись выполнения маневра, дал сигнал “Общая атака”. Эсминцам было приказано “следовать позади” главных сил. Это привело японские корабли в полное замешательство. Каждый отряд стал действовать самостоятельно, мешая другим. Крупные корабли лишились прикрытия от самолетов и эсминцев противника. В такой ситуации Курита совершенно запутался в обстановке. А надо было просто построиться в боевую линию и выслать вперед бортовые гидросамолеты, которых на японских кораблях было в избытке. Да и торпедная атака американских авианосцев опытными в этом деле 2-й и 10-й флотилиями эсминцев была бы весьма кстати.

Тем не менее над американскими кораблями нависла угроза полного уничтожения. Авианосцы под прикрытием дымовых завес с эсминцев стали уходить полным ходом, выпуская свои самолеты. Американские палубные команды стали лихорадочно подвешивать на "эвенджеры” все, что было под рукой: торпеды, глубинные бомбы, фугаски для действия по береговым целям. Три эсминца завесы “Таффи 3” (типа «Флетчер») бросились в контратаку, через полчаса за ними последовали и четыре эскортных эсминца. В первой атаке американцы добились попадания в «Кумано», но потеряли эсминец «Хоуэл». Отражая вторую атаку, японские крейсера (главным образом «Тикума» и «Тоне») тяжело повредили эсминец «Хеерман» («Хирман») и потопили эскортный «Сэмюэль Робертс». Им же принадлежит заслуга в уничтожении единственного потопленного артиллерией эскортного авианосца «Гэмбиер Бей». Эсминец «Джонстон» пошел на дно в основном “благодаря” крейсеру «Яхаги» и 4 его эсминцам. Японские линкоры и крейсера отражали атаки почему-то бронебойными снарядами, большинство которых просто пробивали насквозь легкие надстройки и борта американских кораблей, не нанося серьезных повреждений. Например, для потопления «Хоуэла» понадобилось свыше 40 попаданий 127-мм, 203-мм, 356-мм и даже 460-мм снарядами - от такой дозы затонул бы даже тяжелый крейсер. Возможное объяснение неразумного выбора боеприпасов может быть таким: японцы ухитрились увидеть среди американских кораблей “линкоры” (об этом свидетельствуют их радиограммы) и стреляли по ним бронебойными снарядами, а при отражении торпедной атаки было не до смены боезапаса. Одновременно они вели заградительный огонь по налетавшим со всех сторон самолетам, от которого американский флот отказался уже в 1942 году. В атаках на корабли Куриты авианосцы группы TG77.4.2 потеряли 12 “эвенджеров” и 11 “хеллкэтов”. Потери в самолетах на “Таффи 3” не были зафиксированы, но считается, что они были больше. Всего американские летчики TG77.4 совершили при атаках на Куриту 450 самолето-вылетов.

Японцы полагают, что из всех выпущенных американскими эсминцами торпед попала только одна. По американским оценкам допускаются попадания в «Тё- кай» и «Тикума», которые погибли довольно быстро.

После того как Курита визуально обнаружил авианосцы группы Стампа, он решил, что имеет дело со всем 3-м Флотом Хелси. В этот момент эскортные авианосцы “Таффи 2” и “Таффи 3” подверглись атаке стартовавших с береговых аэродромов “камикадзе”, которым удалось потопить «Сент-Ло», повредить «Сэнти», «Сьювани» (оба из “Таффи 2”), «Калинин Бей» и «Киткун Бей». Но Курита об этом не знал. Поскольку воздушные налеты становились все ожесточеннее, обстановка не прояснялась, а несколько тяжелых крейсеров уже получили серьезные повреждения, японский командующий в 09'1 приказал повернуть на север. Он хотел собрать свои разбросанные корабли и перестроиться. Затем ему стало известно, что большинство десантных судов уже ушло из залива Лейте, что корабли Южного Соединения потоплены в проливе Суригао, и что американцы отовсюду стягивают силы для его атаки. В течение трех часов он несколько раз менял курс, все еще намереваясь пройти в залив Лейте, но в 1236 окончательно повернул в сторону пролива Сан-Бернардино. Для американцев это было столь же неожиданно, как и его появление на рассвете.

ОРДЕР 1-ГО УДАРНОГО СОЕДИНЕНИЯ на 0630 25 октября 1944 года


Гибель крейсера «Тёкай».

Крейсер получил смертельные повреждения от бомб, сброшенных неопознанными американскими самолетами во время суматошного боя между Первым Ударным Соединением и группой эскортных авианосцев TG77.4.3 контр-адмирала Клифтона Спрэгью. «Тёкай» вместе с «Тикума», «Тоне» и «Хагуро» участвовал в потоплении эскортного авианосца «Гэмбиер Бей», эсминцев «Робертс» (эскортный) и «Джонстон», прежде чем его в 0850 атаковали палубные самолеты. Около 0905 в него попали 227-кг бомбы, вызвавшие тяжелые повреждения в носовых МО и сильные пожары, из-за чего крейсер потерял ход. По американским данным это были самолеты ТВМ-lc из состава смешанной эскадрильи VC-5 авианосца «Киткун Бей» (по другим данным с «Натона Бей»). Кроме этого, крейсер получил не менее 6 попаданий 127-мм снарядами. В 1018 на помощь «Тёкай» был послан эсминец «Фудзинами», который, сняв с неподвижного крейсера уцелевших членов экипажа, включая командира капитана 1 ранга Косаку Арига (в командовании с 6 июня 1944 года), утопил его залпом торпед типа 93 в точке с координатами 11°22' с.ш. 126°22' в.д. Однако на рассвете 27 октября сам эсминец был потоплен самолетами с авианосца «Эссекс» в море Сибуян и с него не спасся никто. Это все, что известно о последних часах жизни крейсера «Тёкай», не считая его донесений, посланных перед гибелью. Крейсер исключили из списков флота 20 декабря 1944 года.

СХЕМА БОЯ У ОСТРОВА САМАР 25 ОКТЯБРЯ 1944 ГОДА (по японским данным)


Гибель крейсера «Судзуя».

Атакуя на рассвете американские корабли из состава «Таффи 3», «Судзуя» подвергся налету примерно десятка самолетов ТВМ “Эвенджер”, вооруженных бомбами. Одна бомба взорвалась рядом с кормой по левому борту. Из-за повреждения гребного вала скорость пришлось уменьшить до 20 узлов. В 0830 вице-адмирал Кудзутака Сираиси вместе со штабом 7-й эскадры перешел с более серьезно поврежденного «Кумано» на «Судзуя». В 10so крейсер снова был атакован примерно 30 палубными самолетами оперативной группы TG77.4 (координаты 11°42' с.ш. 126°15' в.д.). Одна из бомб взорвалась у правого борта примерно посередине корабля как раз во время перезарядки торпедного аппарата №1 (носовой). Пламя от близкого разрыва охватило торпеды в аппарате, которые взорвались и вызвали сильный пожар, бороться с которым было очень трудно. В 1100 начали рваться запасные торпеды; в результате тяжелых повреждений над и под верхней палубой были уничтожены установки 127-мм орудий №3 и №4, вышли из строя МО правого борта и КО №7. Крейсер совершенно потерял маневренность и в 1150 флаг Сираиси пришлось перенести на «Тоне». В 1200 пожар охватил оставшиеся торпеды и боезапас 127-мм установок №1 и №2. Новые взрывы повергли в огонь весь корабль, и спустя час был отдан приказ покинуть крейсер. Около 620 человек спас эсминец «Окинами», а нескольких позже подобрали американцы. Обгоревший до неузнаваемости остов затонул в 1320 в точке с координатами 11°48' с.ш. 126°26' в.д. Кэптен Массао Тераока, командовавший «Судзуя» с 1 сентября 1944 года, погиб вместе с кораблем. 21 ноября крейсер «Судзуя» был причислен с Объединенному Флоту, а 20 декабря исключен из списков.


Гибель крейсера «Тикума».

В 0907 крейсер, атакованный за 14 минут до этого самолетами с эскортных авианосцев группы TG77.4.2 контр-адмирала Стампа, донес на флагманский корабль о получении торпедного попадания в кормовую часть и потере управления. Спустя 13 минут, очевидно после получения новых повреждений, «Тикума» радировал на «Ямато»: “Работает один винт, скорость 18 узлов, не могу управляться”. На помощь поврежденному крейсеру был послан эсминец «Новаке», который после снятия уцелевших членов экипажа добил «Тикума» торпедами в точке с координатами 11°22' с.ш. 126°16' в.д. Поскольку эсминец погиб ночью на 26 октября, расстрелянный американскими крейсерами «Билокси», «Майями», «Винсеннс» и эсминцем «Миллер» в 65 милях к SSE от Легаспи (о. Лусон) и с него никто не спасся, о последних минутах жизни «Тикума» больше ничего не известно. Весь экипаж, включая командира кэптена С. Норимицу, погиб. Как и остальные корабли, потерянные в бою в заливе Лейте, «Тикума» исключили из списков 20 декабря.


Повреждения крейсера «Хагуро».

В 0825 крейсер получил прямое попадание 454-кг бомбой общего назначения, которая пробила крышу башни ГК №2 и взорвалась внутри боевого отделения, убив 30 человек. Быстрое закрытие пламянепроницаемых дверей спасло корабль от взрыва погребов. Бомба была сброшена самолетом ТВМ “Эвенджер” с одного из эскортных авианосцев оперативной группы TG77.4.


Повреждение крейсера «Кумоно».

При контратаке американского охранения «Таффи 3» на рассвете в 0725 в «Кумано» попала 533-мм торпеда (354-кг торпекса), выпущенная эсминцем «Джонстон» в 0720 с дистанции 7500 м. Попадание пришлось в носовую часть, повредило носовые водонепроницаемые отсеки, якорную систему и отливные помпы. Из-за бьющих в нос волн скорость пришлось уменьшить до 12 узлов. В 0830 флаг командующего эскадрой был перенесен на «Судзуя», а спустя час с четвертью «Кумано» 15- узловым ходом начал отходить к проливу Сан-Бернардино. Около входа в пролив крейсер дважды был атакован пикировщиками SB2c и торпедоносцами ТВМ с авианосцев 38-го оперативного соединения. От близкого разрыва у правого борта затопило КО №6.

26 октября при проходе морем Сибуян «Кумано» между 0810 и 0850 подвергся атаке 12 истребителей F6F, 4 пикировщиков SB2c и 7 торпедоносцев ТВМ-1с из состава авиагруппы авианосца «Хэнкок» (группа TG38.1). Крейсер получил три прямых попадания: одно у основания носовой надстройки по левому борту и два в среднюю часть около дымовой трубы. В результате пострадало 40 человек прислуги зенитных автоматов, вышли из строя котлы №7 и №8. Во время аварийного ремонта около 1000 крейсер отразил три атаки самолетов артиллерией главного и вспомогательного калибра и по приказу ушел в Манилу. Следуя туда, «Кумано» примкнул к кораблям Второго Ударного Соединения, из которого для его сопровождения в бухту Корон были выделены крейсер «Асигара» и эсминец «Усио». После постановки на якорь в 1627 «Кумано» заправился с танкера «Нитией Мару» (1938 г., 10000 бр. т) и в 0030 27 октября вышел в Манилу в сопровождении эсминца «Окинами», прибыл на место 28-го в 0600. Носовую часть и четыре котла экипаж крейсера отремонтировал с помощью персонала Манильской ремонтной службы №103 при круглосуточной работе. Работы закончились 3 ноября, и на испытаниях в Манильской бухте «Кумано» смог развить скорость 15 узлов.

БОЙ У ОСТРОВА САМАР 25 ОКТЯБРЯ 1944 ГОДА (результаты)


Повреждения крейсера «Тоне».

На отходе в составе соединения Куриты крейсер примерно в 1245 получил попадание 221-кг полубронебойной бомбой в корму, которая временно вывела из строя рулевое управление. Бомбу сбросил один из 16 “эвенджеров” сборной волны с эскортных авианосцев групп TG77.4.2 и TG77.4.3. В 1316 корабли Куриты настигли самолеты 38-го соединения (48 “хеллкэтов”, 33 “хеллдайверов” и 19”эвенджеров”). В ходе их атак «Тоне» получил еще одно попадание бомбой, которая не взорвалась.

Пока Курита имел шанс нанести ощутимые потери американскому флоту у острова Самар, авианосцы и быстроходные линкоры 3-го Флота Хелси, который и предоставил Курите этот шанс, бросились на перехват “Главных Сил” Одзавы. В ходе мощных воздушных атак американцам удалось потопить авианосцы «Дзуйкаку», «Читосе», «Чиода» и «Дзуйхо», а также эсминец «Акицуки». Тяжелые повреждения получил крейсер «Тама», который ночью добила подлодка «Джаллао». Поскольку атаки на корабли Одзавы происходили к востоку от мыса Энгано (о. Лусон), этот бой получил название “бой у мыса Энгано”. Ночной поиск крейсеров и эсминцев 3-го Флота добавил к списку потопленных кораблей эсминцы «Хацудзуки» и «Новаки» (последний из состава сил Куриты). На следующий день Хелси, пытаясь хоть как-то реабилитироваться за то, что пропустил Куриту, обрушил на отходящие японские корабли всю мощь своей палубной авиации. Но удалось потопить только крейсер «Носиро» и эсминец «Хаясимо». И 27 октября самолеты 3-го Флота гонялись за каждым японским кораблем. У острова Миндоро они обнаружили и потопили эсминец «Фудзинами» с экипажем «Тёкай» на борту. В тот же день успеха добились самолеты оперативной группы 77.4. Они записали на свой счет эсминец «Сирануи» из состава соединения Симы.

И хотя Хелси и Кинкейд еще много лет после войны спорили друг с другом, кто из них действовал правильнее, по чьей вине чуть не произошла катастрофа и почему не удалось уничтожить все корабли противника, главное заключалось в том, что после боев с 23 по 27 октября японский флот, как реальная сила перестал существовать. В течение этих 5 дней он потерял один ударный и 3 легких авианосца, 3 линкора, 6 тяжелых и 4 легких крейсера и 11 эсминцев. Отныне в моду входила тактика “камикадзе”.


3.5.7. После битвы.

В период с 27 октября по 27 ноября авиация 3-го Флота, действовавшего к востоку от Филиппин, в поисках уцелевших японских кораблей обшаривала все закоулки архипелага. За месяц было сбито около 800 самолетов, уничтожен конвой с подкреплениями на Лейте, потоплены крейсера «Нати», «Кумано», «Кисо» и 13 эсминцев, а также множество мелких одиночных транспортов в море и в гаванях. Потери американцев оказались незначительными: 170 самолетов, торпедированный крейсер «Рено», потопленный “камикадзе” эсминец и поврежденные ими 5 ударных и 2 легких авианосца. Активно действовали и американские подводные лодки. Четыре из них 6 ноября атаковали и повредили «Кумано», 21 ноября «Силайон» потопила линкор «Конго», «Кавалла» 25-го потопила у Сингапура эсминец «Симоцуки», уцелевший в мясорубке при Энгано, а 27-го «Арчерфиш» отправила на дно еще не вполне укомплектованный самый крупный в мире авианосец «Синано», перестроенный из линкора типа «Ямато». Эти безобразия продолжались и в декабре, когда 13-го торпеду с «Бергалл» получил «Миоко» (на активной карьере крейсеру пришлось поставить крест), а 19-го «Редфиш» уничтожила новейший авианосец «Унрю». Слабым утешением для японцев стал тайфун, обрушившийся 18 декабря на флот Хелси, когда три эсминца погибли, 3 легких авианосца получили повреждения, а 146 палубных самолетов разбушевавшаяся стихия смыла за борт или полностью разрушила.

После провала операции “Sho Go” уцелевшие корабли 4-й, 5-й и 21-й эскадр ушли в бухты Корон или Бруней. «Такао» доковылял до Брунея 25-fo, оттуда 8 ноября ушел в Сингапур (прибыл 12-го). «Хагуро» прибыл в Бруней 28-го, на следующий день к нему присоединился «Миоко», а 30-го они оба вышли в Сингапур, куда прибыли 3 ноября. «Нати» и «Асигара» (21-я эскадра) вернулись в Корон 25-го, а через день вышли в Манилу, куда прибыли 28-го для прикрытия транспортной операции из залива Лейте. Буквально со следующего дня корабли в Манильской бухте стали подвергаться атакам американской палубной авиации и 5 ноября «Нати» погиб.


Гибель крейсера «Нати» 5 ноября 1944 года.

Находясь в Манильской бухте, «Нати» 29 октября был атакован палубными самолетами из состава группы TG38.2 и получил поверхностные повреждения (убито и ранено 53 человека). 5 ноября бухта подверглась новому налету - на сей раз самолетами с авианосцев группы TG38.3. Между 0735 и 1500 «Нати» выдержал 4 атаки. Во время третьей, идя по бухте, он получил в носовые МО с правого борта торпеду и бомбу в палубу между башнями №2 и №3. Лишившийся хода крейсер в ходе четвертой атаки, которую провели самолеты авиагруппы CVG- 19 авианосца «Лексингтон», получил попадания еще 9 торпед, 20 бомб и 16 ракет. Из-за взрыва погребов «Нати» разломился на три части: перед башней №1 и за машинными отделениями. Корабль затонул на мелководье у Коррехидора в точке с координатами 14°23' с.ш. 125°25' в.д. Погибло 807 человек, включая кэптена Энкио Каноку, который командовал крейсером с 20 августа 1944 года. «Нати» исключили из списков флота 20 января 1945 года.

После взятия Манилы американскими войсками корпус «Нати» в марте-апреле 1945 года был обследован водолазами с судна «Чантиклир», которые достали много любопытных документов и японских денег.

«Асигара» не рискнул оставаться в Маниле и 13 ноября ушел на Линга Роудз, куда прибыл 22-го, зайдя по пути в Бруней (16-17 ноября).


Повреждение крейсера «Кумано» 6 ноября.

4 ноября «Кумано», «Аоба» вместе с с двумя эскортными судами и 5 охотниками за подлодками получили приказ эскортировать конвой “Мата 31” из 6 грузовых транспортов в Такао, а затем идти во Внутреннее море. Конвой вышел из Манилы 5 ноября перед атакой порта палубными самолетами американцев. На следующий день конвой был атакован у мыса Болинао (о. Лусон) четырьмя подлодками, каждая из которых, естественно, пыталась поразить самую заманчивую цель - «Кумано». «Джутарро» (коммандер Е. Д. Хаскинс) выпустила в 0920 9 торпед, объявив о трех попаданиях, «Брим» (коммандер У. Дж. Чаппли) выпустила в 0943 4 торпеды, претендуя на 2 попадания; «Рэтон» (коммандер М.У. Шеа) выпустила в 1043 6 торпед и зафиксировала 3 попадания; «Рэй» (коммандер У. Т. Кинселла) выпустила 4 торпеды в 1046. Фактически из 23 выпущенных по «Кумано» 533-мм торпед попали только две. Скорее всего они принадлежали лодке «Рэй» (электрические Мк18, 300 кг торпекса). Первая в 1048 попала в правый борт под башней ГК №1, оторвав носовую часть (только что отремонтированную!); вторая практически одновременно поразила МО №1. Из-за разрушения ПТП все четыре МО быстро затопило и крейсер лишился хода, набрав в корпус около 2000 т воды.

После заделки пробоин «Кумано» в 1930 был взят на буксир вспомогательным судном «Дорио Мару» (1944 г., 2275 бр. т), которое 1,5-узловой скоростью потащило его в бухту Дасол. В 1500 7 ноября крейсер удалось привести в гавань Санта-Крус на острове Лусон. В очередной раз машинная команда крейсера и персонал ремонтной секции №103 откачали воду, заделали пробоины, отремонтировали котел и один турбоагрегат, чтобы дать кораблю хотя бы 6-узловую скорость. Несмотря на налет 19 ноября истребителей “Хеллкэт” с авианосцев 38-го соединения, ремонт крейсера закончили на следующий день. 21 ноября 7-я эскадра крейсеров была расформирована и «Кумано» причислили к 5-й эскадре.


Гибель крейсера «Кумано» 25 ноября 1944 года.

Около 1430 «Кумано» был атакован пикировщиками SB2c3 и торпедоносцами ТВМ-3 с авианосца «Тикондерога» (оперативная группа TG38.3), которые в течение нескольких минут добились попаданий четырех 227-кг бомб и пяти 570-мм торпед Мк13 (272 кг торпекса). Одна бомба попала в носовую надстройку с правого борта, две - в верхнюю палубу слева от башни ГК №1, последняя - в самолетную палубу с левого борта. Все торпеды угодили в левый борт: под башню ГК №2, в КО №2, в КО №6, в МО №2 и под башню ГК №5. Несмотря на контрзатопление, крен на левый борт стремительно увеличивался, ив 1515 «Кумано» опрокинулся и затонул на мелководье в гавани Санта-Крус (15°45' с.ш. 19°48' в.д.). Удалось спасти 595 членов экипажа, включая командира кэптена Соисиро Хитоми (на должности с 29 марта 1944 года), которого силой сняли с мостика. Крейсер «Кумано» был причислен к Объединенному Флоту, а 20 января 1945 года исключен из списков.


Повреждение крейсера «Миоко» 13 декабря 1944 года.

После временного ремонта в Сингапуре «Миоко» 12 декабря вышел во Внутреннее море под эскортом эсминца «Усио». Обходя полуостров Индо-Китай с юга, чтобы зайти в бухту Камранг, и находясь в точке с координатами 08°80' с.ш. 105°40' в.д., крейсер в 2130 получил попадание одной из шести 533-мм торпед Мк14, выпущенных лодкой «Бергалл» (коммандер Дж. Хайд) с дистанции 3000 м. Торпеда взорвалась в корме с левого борта. Крейсер остановился и на нем начался сильный пожар, который удалось погасить только 15 декабря. Тем временем на помощь «Миоко» были посланы 4 корабля из состава Базового Соединения №11, вышедшие из бухты Камранг: вспомогательное судно «Татебе Мару» (переделано из торгового, 1941-4 гг., 514 гр. т), переоборудованный охотник за подлодками «Кайко Мару» (1921 г., 223 гр. т) и 2 тральщика, которые подошли к крейсеру 15-го. «Татебе Мару» начало буксировку крейсера со скоростью 5 узлов по направлению к мысу Сент-Джекс (около Сайгона), но к полудню 16 декабря волнение и ветер усилились настолько, что решили крейсер вести в Сингапур. Но помощь «Татебе Мару» были посланы эсминцы «Касуми» и «Хацусимо».

В 0510 17 декабря усилившимся штормом поврежденная корма была оторвана по 325-у шпангоуту; скорость буксировки пришлось уменьшить вдвое. В 1500 18-го оба эсминца присоединились к конвою и «Касуми» также стал пытаться завести на крейсер буксир. Это удалось сделать только через четверо суток. Вышедший из дока 16 декабря крейсер «Хагуро» также 18-го был послан на помощь вместе с эскортным кораблем «Чибури». Они подошли к «Миоко» в 1050 на следующий день в точке с координатами 05°14' с.ш. 107°47' в.д. Только 23 декабря примерно в 0900 погода позволила «Хагуро» взять «Миоко» на буксир и привести его 25-го в 0300 в Сингапур.

15 декабря американцы высадились на острове Миндоро. Японское командование решило провести набеговую операцию на место высадки американцев у порта Сан-Хосе. Для этого решили использовать единственный боеспособный крейсер «Асигара», который 12 декабря вышел из Сингапура в бухту Камранг, куда прибыл через день.«Асигара» вышел в море 24 декабря и в ночь на 27-е выпустил по месту высадки 158 фугасных и 68 осветительных снарядов из орудий главного калибра. Перед обстрелом он был легко поврежден авиацией, но сумел благополучно вернуться в Сингапур 1 января 1945 года (с заходом в Камранг).


Повреждение крейсера «Асигара» 26 декабря 1944 года.

«Асигара» еще до начала обстрела побережья был поврежден 227-кг бомбой, попавшей в 2124 в среднюю часть корпуса с левого борта. Бомба была сброшена самолетом В-25 “Митчелл” из состава 71-й разведывательной эскадрильи 5-го Воздушного Флота. Она пробила отверстие диаметром около 2 метров и взорвалась в помещении, где в готовности находилась аварийная партия (10 человек убито и ранено), вызвав сильный пожар. На борьбу с огнем был брошен весь личный состав корабля. Все торпеды были сброшены за борт, но пожар удалось погасить раньше, чем огонь добрался до торпедных отделений и кормовых погребов.

ПОВРЕЖДЕНИЯ КРЕЙСЕРА «МИОКО» 24 ОКТЯБРЯ И 13 ДЕКАБРЯ 1944 ГОДА

24 октября 1944 года авиаторпеда попала с правого борта в район шп.248-250, что привело к затоплению МО №4 и кормового генераторного отсека. 13 декабря 1944 года торпеда с подлодки попала в корму с левого борта. Из-за взрыва и штормового моря корма 17 декабря отломилась примерно в районе шп. 325.

1 - кормовой генераторный отсек; 2 - снарядный погреб ГК; 3 - погреб боеголовок торпед; 4 - рулевой отсек; 5- контейнер с авиабомбами.



Глава 4. Деятельность японских тяжелых крейсеров в течение последних месяцев войны на Тихом океане (февраль - август 1945 года) и их окончательная судьба.

4.1. Реорганизация тяжелых крейсеров после боя в заливе Лейте. На начало 1945 года организация и дислокация японского флота была следующей

. Адмирал Тойода продолжал командовать Объединенным Флотом, находясь в Токио. Во Внутреннем море находился 2-й Флот вице-адмирала С. Ито, в котором числились: 1-я эскадра линкоров («Ямато», «Нагато», ремонтирующийся «Харуна» и уже потопленный «Конго»), 1-я дивизия авианосцев контр-адмирала К. Комуры («Амаги», «Кацураги», «Рюйхо», а также покоящийся на дне «Унрю»), на которой было всего 48 самолетов, 2-я флотилия эсминцев (крейсер «Яхаги», 10 эсминцев) и входивший в учебную эскадру Куре тяжелый крейсер «Тоне». В Сингапуре находился 5-й Флот вице-адмирала К. Симы: флагманский крейсер «Асигара», 31-я флотилия эсминцев (крейсер «Исудзу», 8 эсминцев и 4 эскортных корабля), входившие во 2-й Флот 5-я эскадра крейсеров («Миоко», «Хагуро», «Такао») и 4-я дивизия авианосцев («Исё», «Хьюга»). В Куре находился 6-й Флот вице-адмирала С. Мивы: база «Тёгей» («Чогей») и 44 подлодки. На Формозу базировались остатки 1-го Воздушного Флота вице-адмирала Ониси - перелетевшие с Филиппин около пяти десятков самолетов. Гораздо большую силу представляли 3-й Воздушный Флот вице-адмирала К. Тераоки (около 200 самолетов), 11-я Воздушная Флотилия контр-адмирала Ямамото (254 самолета) и 6-я Воздушная Армия (50 самолетов), которые базировались на островах метрополии.

Итак, на плаву оставалось всего шесть тяжелых крейсеров, из которых четыре находились в Сингапуре («Хагуро» и «Асигара» в боевой готовности, поврежденные «Такао» и «Миоко») и два в Куре (поврежденные «Аоба» и «Тоне»), Огромные потери в кораблях, понесенные Императорским флотом в конце 1944 года, привели к полной реорганизации боевых соединений. Еще 15 ноября 4-ю, 7-ю, 16-ю и 21-ю эскадры пришлось расформировать. В тот же день «Такао» перевели в 5-ю эскадру, а погибших «Атаго», «Майя» и «Тёкай» причислили непосредственно к Объединенному Флоту и 20 декабря исключили из списков. «Асигара» из 21-й эскадры 15 ноября был причислен непосредственно к 5-му Флоту, а погибший «Нати» - к Объединенному, прежде чем 20 января 1945 года его исключили из списков. «Аоба» из 16-й эскадры и «Тоне» из 7-й также 15 ноября причислили к Объединенному Флоту, а когда выяснилось, что их ввести в строй уже невозможно, то 25 февраля - к военно-морскому округу Куре.

«Аоба» 28 февраля 1945 года переклассифицировали в резервный корабль. Его легкое зенитное вооружение после воздушных рейдов на Куре 19 марта усилили за счет установки вокруг грот-мачты 4 25-мм спарок (по другим данным строенных). 20 июня «Аоба» снова переклассифицировали в специальный сторожевой корабль, но ошвартованный у Нэйба на верфи флота в Куре, он использовался как зенитная плавбатарея.

5 декабря 1944 года 5-й Флот вместе с «Асигара» был передан из состава Сил Северо-Восточного района в Силы Юго-Западного района. Туда же 1 января 1945 года из 2-го Флота передали и 5-ю эскадру («Миоко», «Хагуро» и «Такао»), Когда выяснилось, что ни «Такао», ни «Миоко» отремонтировать в Сингапуре нельзя, а отбуксировать в метрополию слишком рискованно, оба крейсера 20 января вывели из состава 5-й эскадры и прикрепили непосредственно к Первому Южному Экспедиционному Флоту (Малайя), который входил в Силы Юго-Западного района. Их решили оставить в базе Селетар и использовать против налетов бомбардировщиков В-29 в качестве плавучих зенитных батарей, для чего, по крайней мере на «Миоко», японцы впервые для крупных кораблей применили камуфляжную окраску5: темно-серые полосы на корпусе светлосерого цвета.

5 февраля Первый и Второй (Голландская Индия) южные экспедиционные флоты вывели из состава Сил Юго-Западного района и объединили под единым командованием как Флот 10-го района с главной базой в Сингапуре. В этот флот передали и 5-ю эскадру, куда включили также и «Асигара». Таким образом, оба оставшихся боеспособными тяжелых крейсера оказались снова в “родной” 5-й эскадре (флагман «Хагуро»). Они оставались в готовности в районе Линга-Сингапур, поблизости от пунктов снабжения топливом. Тогда же, 5 февраля, во Флот 10-го района передали «Миоко» и «Такао».

После гибели «Хагуро» 16 мая 1945 года 5-я эскадра приказом от 20 июня была расформирована, «Хагуро» исключили из списков, а «Асигара» причислили непосредственно к Флоту 10-го района.


4.2. Действия англичан против крейсеров в Сингапуре.

Британские армия и флот пытались вернуть потерянные в начале войны территории в юго-восточной Азии. Наступление против ослабленного постоянными неудачами противника шло достаточно быстро. Но английские моряки, до глубины души оскорбленные потерей двух линкоров в декабре 1941-го, во что бы то ни стало хотели реванша на море. Но реванш брать было практически не у кого. Единственный интерес представляли японские корабли в Сингапуре, и в первую очередь 4 тяжелых крейсера, которые американцы отдали “на откуп” своим союзникам. Поэтому за каждым японским кораблем, вышедшим в море, англичане устраивали настоящую облаву, используя все силы своего флота, уже прекратившего войну в Европе, а также французские корабли. Поскольку степень повреждений «Такао» и «Миоко» не была точно известна командованию союзников, все четыре японских тяжелых крейсера продолжали рассматриваться как угроза британским силам, готовящимся вторгнуться в Малайю. Боеспособные «Хагуро» и «Асигара» считались “целью №1” для мощных линкоров Королевского Флота. После их гибели стоявшие в базе Селетар и не проявлявшие желания выйти в море «Такао» и «Миоко» планировалось атаковать сверхмалыми подводными лодками, которые бы сбросили мощные заряды взрывчатки с часовым механизмом под днище цели.


Гибель крейсера «Хагуро» 16 мая 1945 года.

С грузом продовольствия на борту для гарнизона Андаманских островов «Хагуро» и эсминец «Камикадзе» вышли из Сингапура 9 мая. В Малаккском проливе оба корабля были замечены британскими подлодками «Стэйсмен» и «Сабтл». Однако, японцы, получив сообщение от самолета-разведчика о наличии поблизости надводных кораблей союзников (в том числе линкоров «Куин Элизабет» и «Ришелье»), сочли за благо вернуться 11 мая в Сингапур. Под флагом командующего 5-й эскадрой вице-адмирала Синтаро Хасимото «Хагуро» снова с «Камикадзе» вышел в море 14 мая. На следующий день в 1330 японские корабли были обнаружены к NE от Сабанга самолетом с британского авианосца «Шах» (сами японцы сообщили о базовом самолете В-24). Японский самолет также обнаружил английские надводные корабли, и командующий Флотом 10-го района предупредил «Хагуро» о присутствии двух эскадр вражеских эсминцев в восточном направлении, к северу от Суматры. Вечером крейсер изменил курс, но ночью наткнулся на эсминцы 26-й флотилии: «Сомарец» (брейд-вымпел кэптена М.Л. Пауэра), «Верулам», «Виджилант», «Венус» и «Вираго». Первый и последний уже имели опыт ночных торпедных атак, полученный при потоплении немецкого линкора «Шарнхорст».

В 0020 16 мая (Токийское время) «Хагуро» первым визуально обнаружил эсминцы и сделал по ним два залпа из главного калибра (башня №2 не действовала с 25 октября), добившись попадания в головной корабль (на «Сомареце» оказалось 2 убитых и 3 раненых). Но как только был отдан приказ перенести огонь на следующий эсминец, крейсер содрогнулся от попаданий двух 533-мм торпед MklX (заряд 340 кг) в левый борт - напротив башен №1 и №3. «Хагуро» сбавил ход и накренился на 30°. Адмирал приказал «Камикадзе» уходить в Пенанг, и тут в крейсер попала третья торпеда - в машинное отделение, снова с левого борта. Крейсер стал неуправляем, крен на левый борт увеличился, и в 0232 «Хагуро» затонул носом вперед в 27 милях к SW от Пенанга (примерные координаты 05°00' с.ш. 99°30' в.д.). После полудня 17 мая вернувшийся из Пенанга «Камикадзе» подобрал из воды 320 человек. Остальные 880, включая вице-адмирала Хасимото (командовал 5-й эскадрой с 25 ноября 1943 года) и кэптена Кайю Сугируа (в командовании крейсером с 30 ноября 1943 года), погибли. «Хагуро» исключили из списков флота 20 июня.


Гибель крейсера «А сигара» 8 июня 1945 года.

Ненадолго пережил флагмана и «Асигара», используемый в качестве быстроходного транспорта. 4 июня крейсер в сопровождении эсминца «Камикадзе» вышел из Сингапура и, пройдя через пролив Бангка, на следующий день прибыл в Батавию. Там «Асигара» принял на борт 1600 человек армейских подразделений, 480 тонн грузов и в 10 часов 7-го вышел в обратный путь. Сторожившие выход из гавани американские лодки не смогли выйти в атаку, но одна из них - «Блюбэкк» - донесла о выходе крейсера в море. Это позволило английским подлодкам «Тренчант» (коммодор Э.Р. Хезлет) и «Стиджиэн» (лейтенант Г.С. Кларабут) своевременно занять позиции в проливе Бангка. Около 1215 8 июня с «Асигара», 20-узловой скоростью следовавшего к северному выходу из пролива, заметили следы шести торпед с правого борта. Несмотря на резкий поворот, четыре из них (калибр 533-мм) поразили корабль. Эти торпеды были частью 8-торпедного залпа носовых аппаратов лодки «Тренчант», выпущенного с дистанции около 3000 м. Затем лодка выпустила еще 2 торпеды из кормовых аппаратов, одна из которых также попала в правый борт крейсера. Несмотря на срочное контрзатопление, крен резко возрастал, ив 1237 «Асигара» перевернулся в точке с координатами 01°59' ю.ш. 104°56' в.д. «Камикадзе», которому удалось уклониться от атаки лодки «Стиджиэн», подобрал из воды 853 человека из экипажа крейсера и около 400 солдат, которых и высадил в Сингапуре. «Асигара» исключили из списков 20 августа 1945 года.


Повреждение крейсера «Такао» 31 июля 1945 года.

Чтобы окончательно вывести из строя «Миоко» и «Такао» англичане через Панамский канал на тендере «Бонавенчер» в бухту Сабик на острове Лабуан (около Борнео) доставили две сверхмалые подлодки, которые 1500-мильный переход до базы Селетар должны были совершить на буксире больших лодок. Назначенную для атаки «Миоко» «ХЕ-1» (лейтенант Дж. Е. Смарт) тащила лодка «Спарк», а «ХЕ-3» (лейтенант А. Е. Фрейзер), целью которой был «Такао» - «Стиджиэн». Операция получила название “Хард Джоб” (трудная работа), поскольку на подходах к Сингапуру требовалось преодолеть минные поля, противолодочные сети, посты прослушивания, патрульные корабли. И все это в условиях небольших глубин, прозрачной воды и сильных течений.

Атака немецкого линкора «Тирпиц» подобными лодками в сентябре 1943 года показала, что корабль- цель, в случае обнаружения опасности минирования может с помощью буксиров отойти на безопасное расстояние от сброса зарядов. Поэтому для пущей уверенности каждая сверхмалая лодка несла с левого борта шесть портативных магнитных мин весом по 35 кг, а с правого - штатный двухтонный заряд.

После 4 суток буксировки вспомогательные экипажи на сверхмалых лодках заменили основными. В 23 часа 30 июля в 40 милях от объектов атаки буксиры были отданы, и “миджеты” 5-узловым ходом в надводном положении двинулись к цели. Только к 10 часам 31 июля «ХЕ-3», периодически погружаясь при появлении надводных кораблей, подошла к противолодочной сети, охраняемой вооруженным буксиром. Дождавшись очередного открытия прохода в сети, лодка Фрейзера проскочила последнее препятствие ив 1300 в перископ был замечен пятибашенный корабль. Спустя 45 минут нос лодки уперся в корпус «Такао». Водолаз подрывник Дж. Мадженнис скребком расчистил на обросшем ракушками днище крейсера места для крепления магнитных мин и установил их попарно на расстоянии 7-8 м между парами. После возвращения водолаза на борт лейтенант Фрейзер сбросил у борта крейсера двухтонный заряд. Затем сверхмалая лодка благополучно выбралась в открытое море и к 21 часу достигла острова Пуловбинг. Оттуда под дизелем она пошла на рандеву со «Стиджиэн», которая около полуночи взяла свою “малютку” на буксир и привела в базу.

Вторая лодка под командованием Смарта, задержанная движением надводных кораблей, достигла противолодочной сети на полтора часа позже «ХЕ-3». Поскольку «Нати» стоял более чем в миле к западу от «Такао», для того, чтобы дойти до него и прикрепить мины, требовалось не менее 6 часов, плюс 3 часа на обратный путь. Таким образом, лодка вернулась бы к сети после 21 часа - в полной темноте. При условии поднятия японцами тревоги (заряд под «Такао» уже должен был взорваться) шансов выбраться назад у Смарта не было. Поэтому он решил сбросить свой заряд также у «Такао».

И «ХЕ-1» удалось благополучно уйти и встретиться со своей лодкой-буксировщиком.

«Такао» получил дополнительные повреждения, хотя и не затонул, как поспешили объявить англичане. Основные заряды не взорвались, и только магнитные мины, сработавшие в 2130, сделали пробоину в днище крейсера размером 7x3 метра, параллельно килю между шпангоутами 113 и 116. Это привело к затоплению некоторых отсеков под нижней палубой - погребов №1 и №2 127-мм боезапаса, пороховых и снарядных погребов башни ГК №3, погребов 25-мм снарядов и вычислительного поста. Все четыре члена экипажа «ХЕ-3» были награждены, причем Фрейзер и Мадженнис получили за “потопление” японского тяжелого крейсера ордена Виктории.


4.3. Налеты американской авиации на Куре.

Сосредоточенные в Куре корабли, в том числе и тяжелые крейсера «Аоба» и «Тоне», были разоружены. Хотя они и не имели боевой ценности и могли использоваться только как плавучие зенитные батареи, они продолжали подвергаться налетам американской авиации, которая после потопления 7 апреля последних действующих кораблей Объединенного Флота («Ямато», «Яхаги» и 4 эсминца), попытавшихся помешать высадке на Окинаву, испытывала острую нехватку морских целей. Последние и самые мощные за всю войну налеты произошли 24 и 28 июля на Куре и Кобе (1747 самолетовылетов только 24-го). В результате были повреждены и сели на грунт линкоры «Харуна», «Исё» и «Хьюга», авианосец «Амаги», тяжелые крейсера «Тоне», «Аоба», два старых броненосных «Идзумо» и «Ивате» (ветераны русско-японской войны), легкий крейсер «Ойодо», корабль-мишень «Сецу». Различной степени повреждения получили авианосцы «Кацураги», «Рюйхо», крейсер «Китаками», 5 эсминцев и множество более мелких кораблей и судов.

СХЕМА РАСПОЛОЖЕНИЯ КОРАБЛЕЙ В КУРЕ ПО СОСТОЯНИЮ НА 6 ОКТЯБРЯ 1945 ГОДА


Повреждения крейсера «Аоба» 24 и 28 июля 1945 года.

Во время налетов самолетов оперативного соединения TF38 между 0615 и 1600 24 июля крейсер (непосредственно его атаковали 30 машин) получил одно прямое попадание и несколько близких разрывов. Бомба весом 227 кг попала в носовую часть с левого борта и, взорвавшись, разрушила среднюю палубу и обшивку, после чего вода затопила четыре отсека. Тяжелая бомба (454 или 908 кг) взорвалась около МО №3 (левое кормовое), оторвав буль и разрушив обшивку корпуса на длине около 10 метров. При попытке произвести контрзатопление неосмотрительно заполнили водой правое носовое МО №2, так что крейсер около 22 часов сел на грунт рядом с берегом у военной верфи на глубине около 7 метров, получив из-за рельефа дна крен на правый борт 9°. В течение следующих двух суток из- за дефектной переборки постепенно заполнилось водой и МО №4 (правое кормовое).

Утром 28-го при атаке 10 самолетов того же соединения сидящий на грунте «Аоба» получил еще одно прямое попадание 227-кг бомбой, которая пронзила верхнюю и среднюю палубы у основания носовой надстройки с правого борта. Взорвавшись на броневой нижней палубе, бомба разрушила и деформировала последнюю, а также переборку КО №1. В результате затопило это КО и вычислительный пост под бронепалубой. Днем примерно такое же количество самолетов добились трех прямых попаданий справа от грот-мачты.

В 1600 при атаке высотных бомбардировщиков В-24 7-го Воздушного Соединения «Аоба» снова поразили бомбы. По меньшей мере три 227-кг попали в корму, за башней №3, поперек корпуса, расколов его, так что корма отделилась. Командир корабля кэптен Мураяма (в командовании с ноября 1944 года) приказал покинуть корабль. В последующие дни приступили к демонтажу легко доступного и не залитого водой вооружения и оборудования. 15 августа «Аоба» в последний раз переклассифицировали в резервный корабль, а 20 ноября исключили из списков флота. Корпус бывшего крейсера еще больше ушел под воду во время тайфуна 18 сентября 1945 года.


Повреждения крейсера «Тоне» 24 и 28 июля 1945 года.

Во время налетов 24 июля, которые проводились самолетами соединения TF38 между 0615 и 1700, стоявший в заливе Эта ути западнее базы Куре крейсер «Тоне» был атакован примерно сотней “эвенджеров” и “хеллкэтов” и получил четыре прямых попадания при семи близких разрывах. Бомбы весом 227 и 454 кг попали: в самолетную палубу слева от ДП, справа от грот- мачты, у левой кормовой установки 127-мм орудий (пробила палубы и разорвала борт по большой площади) и в основание дымовой трубы. Все близкие разрывы имели место с левого борта на протяжении всех башен ГК, что вызвало обширные затопления носовой части корпуса. Надстройки получили многочисленные повреждения от ракет и пулеметного обстрела истребителями. Крейсер практически потерял плавучесть, был отбуксирован на мелкое место и сел на грунт с креном на левый борт (координаты 34°14' с.ш. 132°27' в.д.).

28 июля корабль был атакован большим количеством бомбардировщиков В-24, но бомбометание с большой высоты не дало результата. В последовавшем затем налете палубных самолетов «Тоне» получил еще два прямых попадания 454-кг бомбами (в самолетную палубу с правого борта и перед носовой надстройкой по ДП) и семь близких разрывов (четыре с правого борта в районе башен ГК №№2, 3 и 4, два с левого борта между 127- мм установками и одно с левого борта в корме). Нанесенные повреждения оказались роковыми, с крейсера стали эвакуировать личный состав и снимать наиболее ценное оборудование. К 4 августа корабль был окончательно покинут. 20 ноября 1945 года «Тоне» исключили из списков Императорского флота.

ПОВРЕЖДЕНИЯ КРЕЙСЕРА «АОБА» 24 И 28 ИЮЛЯ 1945 ГОДА

Окончательное легкое зенитное вооружение: 5x3 25-мм (В - установлен в октябре 1942 - феврале 1943 года; D - установлены в июле 1944 года), 10x2 (А - установлены в 1940 году; С - установлены в августе-ноябре 1943 года; Е - установлены в марте 1945 года) и 15x1 (расположение неизвестно).

Попадания и близкие разрывы: 1- тяжелая бомба (454- или 908-кг) у левого борта: 2, 3, 5, 6 и 7 - 227-кг бомбы общего назначения с замедлением; 4 - близкий разрыв с правого борта

ПОВРЕЖДЕНИЯ КРЕЙСЕРА «ТОНЕ» 24 И 28 ИЮЛЯ 1945 ГОДА


4.4. Окончательная судьба японских тяжелых крейсеров, уцелевших в войне на Тихом океане,

Разоруженные «Такао» и «Миоко» были захвачены англичанами в базе Селетар 21 сентября. Затем они использовались как корабли-базы для связи, ремонта и жилья до весны 1946 года. Английское руководство решило затопить оба крейсера в Малаккском проливе у Порт-Светтенхама на глубине более 150 м, где 12 и 13 февраля уже были затоплены подлодки «1-501» (бывшая «U-181») и «1-502» (бывшая «U-862»). 2 июля 1946 года «Миоко» был выведен на буксире японского судна из базы Селетар и 8-го в 0310 по Токийскому времени ушел на дно в точке с координатами 03°05'06” с.ш. 100°40'06” в.д. Из списков флота крейсер исключили 10 августа 1946 года.

«Такао» покинул базу Селетар 27 октября в 0730 с помощью 1045-тонных английских буксиров «Грипер» и «Эссидьюэс». Их сопровождали крейсер «Ньюфаундленд», который мог понадобиться для увеличения мощности буксировки, а также японский охотник за подлодками №17 «Нитто Мару» (96 гр. т), который перед затоплением должен был принять экипаж «Такао» и доставить его в Сингапур. В полдень последний тяжелый крейсер Императорского флота лег на дно неподалеку от «Миоко» (координаты 03°05'06” с.ш. 100°4Г в.д.). «Такао» исключили из списков флота 3 мая 1947 года. По иронии судьбы «Такао» и «Миоко», покоящиеся в одном и том же месте морского дна, были построены на одном и том же слипе №2 верфи флота в Йокосуке.

Остов «Аоба» был поднят и разобран на металл на соседней верфи компании Харима Шипбилдинг (прежняя верфь флота в Куре) между 19 ноября 1946 года и 1 июля следующего. Затем та же верфь провела аналогичные работы и с корпусом крейсера «Тоне», которые завершились в 1948 году.


Глава 5. Нереализованные проекты тяжелых крейсеров.

По программе 1941 года планировалась постройка двух крейсеров по модифицированному проекту «Кумано»/«Судзуя». Первоначально эту пару планировали построить однотипной «Тоне» и «Тикума», но теперь не нужно было экономить на водоизмещении, да и расположение всех башен главного калибра в носу оказалось не вполне удачно. Поэтому решили вернуться к проекту «Кумано», учтя в нем накопленный опыт, в том числе и боевых действий в Европе. Стандартное водоизмещение составляло 12200 т, нормальное 13890 и полное 14828 т, главные размерения: 187,8 (между перпендикулярами)/198,29 (по ВЛ)/200,5 (общая)х 19,2x6,04 м. Суммарная мощность на 4 валах при восьми котлах типа Канпон и четырех турбозубчатых агрегатах составляла 152000 л.с. и должна была обеспечивать 35- узловую скорость; дальность при 2163 тоннах нефти ожидалась 8150 миль на 18 узлах. Вооружение состояло из 10 203-мм/50 кал. и 8 127-мм/40 кал. орудий, расположенных как на типе «Могами», 10 строенных (первоначально 4 спаренных) 25-мм автоматов, 4 четырехтрубных 610-мм торпедных аппаратов и 3 гидросамолетов при двух катапультах.

Заложенный 24 апреля 1942 года на военной верфи в Куре головной корабль (корпус №300) назвали «Ибуки». Его спустили на воду 21 мая 1943 года, но вскоре работы прекратились. Сначала крейсер собирались достроить как быстроходный эскадренный танкер, но летом того же года решили переделать его в авианосец. По проекту стандартное водоизмещение возрастало до 12500 т, нормальное до 14800 т, ширина до 21,4 м, осадка до 6,4 м. Над корпусом на стойках появилась полетная палуба размером 205x22,8 м с островной надстройкой по правому борту, за которой под палубой располагалась загнутая вниз дымовая труба, характерная для большинства японских авианосцев. Предполагались один ангар и два подъемника. Для получения нужной остойчивости корабль получил большие бортовые були.

Сохранялась 4-вальная энергетическая установка, но мощность уменьшалась до 72000 л.с. (4 котла), что считалось достаточным для скорости 29 узлов. По другим сведениям также убирались два кормовых турбоагрегата (внешние валы), а их отсеки переделывались в топливные цистерны. Вооружение составляли 27 самолетов (12 бомбардировщиков и 15 истребителей, из которых только 10 истребителей могли храниться в ангаре), 4 новых 100-мм зенитки и 48 25-мм автоматов в строенных установках, а также 30 глубинных бомб и 6 28- ствольных 127-мм ракетных установок. Экипаж должен был состоять из 1015 человек. В ноябре корпус с помощью плавбазы «Дзингей» отбуксировали в Сасебо, где на верфи ВМФ начались работы. Ввести авианосец в строй планировалось весной 1945 года, но из-за общего тяжелого положения промышленности и нехватки подготовленных летчиков срок готовности перенесли на август. В марте из-за более срочных дел, связанных с постройкой катеров-“самоубийц”, авианосец пришлось бросить в 80%-й готовности. Он уже имел полетную палубу и все спонсоны, на которых, однако, еще не было вооружения. Успели установить только несколько ракетных установок. Корабль отбуксировали в бухту Ибису около Сасебо, где его и застали оккупационные американские войска. В 1947 году несостоявшийся авианосец был разобран на металл в Сасебо.

Второй крейсер заложили 1 июня на верфи фирмы Мицубиси в Нагасаки (корпус №301), но почти сразу работы на нем прекратились, а собранные на стапеле материалы пришлось убрать, чтобы освободить место для постройки авианосца «Амаги». Названия он так и не успел получить.

Также без названий остались и 8520-тонные 37,5- узловые крейсера модифицированной программы 1942 года. От них остались только номера заказов: 5037 и 5038.

Авианосец «Ибуки».


Глава 6. Общая оценка проектов и деятельности японских тяжелых крейсеров.

Тяжелые крейсера, построенные в Японии между мировыми войнами, оказались одними из лучших, если не самыми лучшими, кораблями в своем классе и стали своеобразной визитной карточкой Императорского флота. Несмотря на некоторые недостатки (в основном это касалось перегрузки по сравнению с проектом и чрезмерной тесноты, которую могли выдержать разве что только неприхотливые японцы), их отличали мощное артиллерийское, торпедное и авиационное вооружение, хорошая броневая и противоторпедная защита и достаточно эффективные разделение на отсеки и системы контрзатопления. Если сравнивать подробно рассмотренные в первом томе отдельные наступательные и оборонительные элементы данных кораблей и их иностранных современников, то можно отметить следующее.

Орудия главного калибра по совокупности характеристик были вполне на уровне с аналогичными системами других стран (см. таблицу). В пользу японских восьмидюймовок можно отметить наибольший вес снаряда и наличие боезапаса всех типов, включая также осветительный и два вида учебных снарядов.

Страна Год выпуска Длина ствола в калибрах Начальная скорость, м/с Бес снаряда, кг Скорострельность, в./мин. Дальность стрельбы, м 
Япония 1931 50 840 125,85 4 29400 (45°)
Англия 1927 50 846 116,2 4-5 26800 (45°)
США 1927 55 910 113,4 4 - 29600 (40°)
Италия 1924 50 840 113 3-4 27800 (45°)
Италия 1927 53 940 125 3-4 31500 (45°)
Франция 1924 50 850 123 4 31000 (45°)
Германия 1934 60 925 122 и 124 4 33540 (37°)

Кроме того, одинаковый вес всех снарядов позволял легко переходить от одного типа к другому, не изменяя данных стрельбы. Японские бронебойный снаряд типа 91 и фугасный типа 3 были бы вне конкуренции на приз “За оригинальность”. Первый, спроектированный как “ныряющий”, не имел настоящего бронебойного колпачка и обладал наихудшей бронепробиваемостью (например, 150 мм на дистанции 15000 м против 200 мм у немецкого Pz.Spr.Gr. L4/4 mhb), но зато мог сохранять траекторию полета под водой при близких недолетах и нес наибольший заряд взрывчатки (3,11 кг против 2,3 кг у того же Pz.Spr.Gr. L4/4 mhb). Одно удачное попадание такого снаряда под броневой пояс (собственно, этот снаряд и проектировался для пробития ПТЗ, а не толстых броневых плит), могло привести к тяжелым повреждениям или даже к гибели корабля. К разочарованию японцев такого попадания из восьмидюймовки удалось добиться только раз за всю войну - с «Кинугаса» в «Бойз» ночью 11/12 октября 1942 года. Тогда только чудо спасло американский крейсер. Относительно плохой пробиваемости снарядов типа 91 японцы особенно и не переживали, поскольку полагали вести бой либо ночью на близкой дистанции, когда их снаряды вполне справлялись бы с 76-127-мм бронированием, которое имели их основные противники - американские тяжелые крейсера, либо днем на очень большой дистанции, когда любые бронебойные снаряды бессильны. Сближению противника на выгодную для него дистанцию мешали более высокая скорость японских крейсеров и угроза со стороны их мощных дальнобойных торпед. Японские полубронебойные снаряды типа 0 и фугасные типа 3 могли также использоваться против самолетов. Последние, являясь по сути осколочно-зажигательными, были особенно эффективны против наземных целей, поскольку их действие было направлено сверху вниз. Правда, полностью надежд конструкторов они не оправдали, будучи к тому же очень опасными в эксплуатации (существуют версии, что гибель линкора «Муцу» и взрыв «Ямато» при опрокидывании произошли по вине именно этих снарядов). Американские летчики, против которых в основном и использовались снаряды типа 3 всех калибров, называли их “скорее эффектными, чем эффективными”.

Резюмируя состояние артиллерии главного калибра японских тяжелых крейсеров, можно сказать, что она оказалась одной из лучших, прекрасно подготовленной к тем действиям, которые ожидались в войне на Тихом океане. Когда японские артиллеристы видели цель, будь то ночью или днем на больших дистанциях, они всегда добивались большего, чем противник числа попаданий. И действие 203-мм снарядов было вполне эффективным: бронебойные ночью на близких и средних дистанциях исправно взрывали башни и пробивали борта тяжелых крейсеров союзников, а полубронебойные наносили серьезные повреждения на дальних. Были, конечно, случаи, когда снаряды не взрывались или не могли пробить относительно толстую броню, но они характерны для всех флотов, без исключения. Только появление у союзников радаров управления стрельбой свело на нет преимущество японской артиллерии.

Столь же добрых слов заслуживает и торпедное вооружение. Даже самые слабые японские тяжелые крейсера типов «Фурутака» и «Аоба» благодаря системам быстрой перезарядки оказались в этом отношении сильнее британских «каунти», итальянских и французских крейсеров. Только немецкие «хипперы» несли по 6 торпедных труб на борт, но меньшего калибра. А шестнадцать торпедных труб на крейсерах типов «Миоко» и «Такао» являются рекордом для тяжелых крейсеров. Столько же, но 533-мм калибра, несли только два английских легких крейсера типа «Е» («Энтерпрайз» и «Эмерод»), Японские же кислородные торпеды вообще не имели себе равных по мощности заряда, скорости и дальности. Справедливости ради надо отметить, что процент попаданий оказался ниже ожидаемого по предвоенным прогнозам - в основном из-за больших дистанций выпуска торпед. А с ростом дистанций боя заряженные торпедные аппараты и запасные торпеды оказывались лишним и зачастую очень опасным грузом. Американские тяжелые и большинство легких крейсеров в годы войны вообще не имели торпедного вооружения, которое считалось прерогативой эсминцев. Такой подход полностью совпадал со взглядами Юдзуру Хираги, которого можно назвать “отцом” японского тяжелого крейсера. Не раз относительно неопасные попадания или близкие разрывы бомб и снарядов приводили к сильным пожарам в торпедных отсеках японских крейсеров, которые заканчивались гибелью корабля или приводили к тяжелым повреждениям.

Вообще стоит отметить, что японцы, по условиям морских договоров вынужденные иметь заведомо уступавшие противнику количественно морские силы, много времени и средств потратили на создание новых типов вооружений и боеприпасов. Таких, чтобы ни у кого больше не было. “Ныряющие” и “фосфорные” (типа 3) снаряды, кислородные торпеды типа 93, “торпедные” крейсера, управляемые торпеды и ракеты “Бака” относятся к их числу. Трудно однозначно оценить их роль в войне, но часто желание стать первыми в условиях дефицита времени и отставания в промышленном развитии выглядело откровенной авантюрой и бумерангом било по японскому флоту.

Вспомогательная батарея из восьми 127-мм универсалок оказалась вполне “на уровне”. Больше стволов несли «хипперы» (12 105-мм), итальянские тяжелые крейсера (16 100-мм, к войне осталось по 12) и французский «Альжери» (12 90-мм), но все они были меньшего калибра. Безусловно превосходили “японцев” по вспомогательной артиллерии только американские крейсера военной постройки (12 127-мм). Разочаровало легкое зенитное вооружение. Не рассчитывая на долгую войну, японцы так и не позаботились создать что-либо посущественнее, чем 25-мм автомат. Простое увеличение 25-мм стволов в ходе войны не могло дать нужного эффекта без модернизации систем УЗО, для чего уже просто не было места, средств и времени. Но главная беда японцев заключалась в отсутствии хороших радаров и радиолокационных взрывателей. В зенитном отношении японские крейсера уместно сравнивать только с американскими, которые в ходе войны резко увеличивали свое преимущество в средствах ПВО, следуя принципу “зенитное орудие хорошо настолько, насколько хороша его система управления”. И, конечно, японцы уступили США по другому принципу: “лучшее зенитное орудие - истребитель”. Крейсера европейских держав на Тихом океане, где массированные воздушные атаки были частым явлением, выглядели бы бледно. Достаточно вспомнить потопление в считанные минуты палубными пикировщиками тяжелых английских крейсеров «Дорсетшир» и «Корнуолл», гибель под атаками базовых торпедоносцев и бомбардировщиков линкоров «Принс оф Уэлс» и «Рипалс». Сам 25-мм автомат был неплохим, но заметно уступал по эффективности европейским 37-мм и 40-мм артсистемам. Кроме нехватки устройств УЗО по мере увеличения 25-мм стволов на борту, японские установки имели и врожденные недостатки: малые скорости горизонтальной и вертикальной наводки, сильная вибрация при стрельбе, малая ёмкость магазина (15 патронов), отсутствие прицелов для стрельбы по скоростным целям. В результате от атак авиации японцы потеряли 8 тяжелых крейсеров, не считая «Тоне» и «Аоба», потопленных в Куре в июле 1945- го. Многие из них в ходе войны неоднократно повреждались авиацией.

Бортовые гидросамолеты на японских тяжелых крейсерах оправдали себя в большей мере, чем в других флотах. Они успешно использовались для разведки, обеспечения ночных действий и корректировки стрельбы на большие дистанции. Тем не менее, к концу войны их число на борту неуклонно уменьшалось, что обуславливалось не только развитием палубной авиации и радаров, но и производственно-эксплуатационными проблемами (нехватка сырья, топлива и материалов, опасность хранения на борту, недостаток места и веса при усилении зенитной артиллерии и т.п.).

Бронирование японских тяжелых крейсеров выгодно отличало их от большинства иностранных современников. По корпусу оно уступало только французскому «Альжери» и итальянским типа «Зара». Отсутствие достаточной защиты башен главного калибра никак не сказалось на судьбе японских крейсеров. В любом случае, при попадании 203-мм снаряда в башню тяжелого крейсера (максимум 150-мм лобовая плита на типе «Зара») башня выходила из строя. В ходе войны на Тихом океане имели место случаи, когда японские снаряды пробивали бронированные лобовые плиты американских крейсеров со взрывом внутри, а американские снаряды проходили японские башни насквозь, не взрываясь. В артиллерийских боях японцы потеряли только один тяжелый крейсер и им оказался самый первый - небольшой и слабо бронированный «Фурутака». Еще дважды («Аоба» и «Могами») крейсера получали тяжелые повреждения от артогня, но непосредственной гибелью они не грозили («Могами» был дополнительно поврежден авиацией и добит торпедой японского эсминца).

Лучше, чем на крейсерах других флотов, выглядит и ПТЗ. На высоте были как конструктивная подводная защита (развитые були и ПТП), так и системы контрзатопления. Двух торпедных попаданий оказывалось недостаточно, чтобы отправить японский тяжелый крейсер на дно. Иногда для этого требовалось целых пять. Однако средства и методы ПЛО на японском флоте оказались откровенно слабыми. Четыре крейсера погибли от торпед подводных лодок - «Како» (3 торпеды), «Атаго», «Майя» (по 4), «Асигара» (5), еще столько же получили повреждения («Такао» и «Кумано» по 2 торпеды, «Аоба» и «Миоко» - по одной). От трех мощных торпед эсминцев погиб «Хагуро». Настоящими рекордсменами по живучести оказались «Кумано» и «Нати». Первый 25 октября 1944 года получил торпеду с эсминца (354 кг торпекса), 26-го - три прямых бомбовых попадания, 6 ноября - 2 торпеды с подлодки (по 300 кг торпекса), а затонул 25 ноября, выдержав попадания пяти авиационных торпед (по 272 кг торпекса) и четырех 227-кг бомб. «Нати» погиб в Манильской бухте после попадания 10 авиаторпед, 21 бомбы и 16 ракет, полностью оправдав сложившееся о нем у американцев мнение, как о “непотопляемом”.

Скорость, мореходность и дальность плавания японских крейсеров в целом отвечали требованиям театра военных действий. Главные механизмы оказались достаточно надежными, и японцы не испытывали с ними проблем в отличие, например, от немцев, которые откровенно намучились с энергетическими установками своих тяжелых крейсеров. Зато у немцев, предусматривавших двукратное дублирование бортовой электросети, не могло быть ничего подобного тому, что случилось с «Нати» в бою у Командорских островов, когда крейсер временно лишился электроэнергии и не мог стрелять. Других случаев отказа матчасти при описании боевых действий японских тяжелых крейсеров не обнаружено (кроме роковой задержки с запуском самолета с «Тоне» у атолла Мидуэй), равно как и замечаний по поводу невозможности вести стрельбу по погодным условиям. Тогда как их американские оппоненты на волнении не могли вести точный огонь из-за резкой бортовой качки.

Конечно, столь высокие боевые характеристики достигались во многом за счет комфорта экипажа. Можно только удивляться неприхотливости и стойкости японских матросов, вынужденных в течение длительных операций, проводимых как в холодных северных широтах, так и в жарких тропиках у экватора, жить в тесных помещениях с примитивным сантехническим оборудованием и довольствоваться скромным рационом питания.

В целом, японские тяжелые крейсера показали себя в годы войны совсем неплохо. Артиллерией и торпедами они потопили 6 тяжелых и 3 легких крейсера, эскортный авианосец, 8 эсминцев и два десятка вспомогательных судов и транспортов союзников. Их успехи безусловно могли быть более весомыми, если бы командование не берегло их для генерального эскадренного сражения, а почаще использовало в составе поисковых оперативных групп, как это делали американцы, и если бы не так быстро господство в воздухе перешло к противнику. Начиная с 1943 года, с вводом в строй первых авианосцев массовой постройки типов «Эссекс» и «Индепенденс» японский флот был обречен на поражение. Слишком уж несоизмеримыми были военно-экономические потенциалы США и Японии. Уходя со сцены, тяжелые крейсера могли громко “хлопнуть дверью”, когда в заливе Лейте 6 из них вместе с 4 линкорами атаковали полтора десятка эскортных авианосцев с их слабым прикрытием. Это было единственное сражение в истории, когда линкоры и крейсера держали в прицелах авианосцы, а те в ответ подняли в воздух свои самолеты. Шанс свой японцы упустили, проиграв финальный бой со счетом 1:3 (за один авианосец пришлось заплатить потерей трех тяжелых крейсеров). Такой результат, несмотря на всю его нелогичность (слишком многое определила растерянность японского адмирала), стал достаточно символичным - вооруженные бомбами и торпедами самолеты оказались сильнее самой мощной артиллерии.


Примечания

1. Токийское время отличается от Гринвичского на +9 часов. Чтобы получить местное время для конкретного рассматриваемого района следует прибавить к Гринвичскому: для Голландской Восточной Индии 7,5 часов, для Филиппин - 8, для района Новой Ирландии и Новой Британии - 10 часов, для Соломоновых и Командорских островов - 11 часов, а для Мидуэя и Алеутских островов время определялось как Гринвичское минус 12 часов.

2. Эти ветровые щиты или экраны представляли собой треугольные стальные плиты, установленные вершиной вниз под тем местом, которое следовало защитить от ветра. Отклоняя поток воздуха, эти плиты создавали над собой свободную от ветра зону высотой 30-40 см. Установленные ниже ходового мостика и под открытым пространством платформы УЗО, ветровые щиты позволяли персоналу находится там или в ходовой рубке с открытыми окнами без помех со стороны ветра, даже штормовой силы. Идея этих щитов была позаимствована у англичан. Один из артиллерийских офицеров, стажировавшийся на Ройял Нэйви, увидел такие щиты на крейсере «Саутхемптон». Ветровые щиты появились на большинстве крупных кораблей японского флота перед самой войной и в ее ходе. Из тяжелых крейсеров первым их получил «Миоко» во время второй модернизации 1940-1941 годов.

3. На японском флоте радар назывался Дента (электрическая волна) Таншинги (детектор, поисковый прибор) или сокращенно Дентан. Каждый аппарат обозначался типом (Шики), номером или маркой (Го), моделью (Гата) и модификацией (Кай) - последовательно в таком порядке. Затем тип отменили, оставив только номер и модель.

В обозначении радаров номера показывали область применения, например, №1 - для наземного поиска, №2 - для корабельного поиска, №3 - для корабельного управления огнем, №4 - для наземного управления зенитным огнем, №5 - для самолетного индикатора “свой-чужой", №6 - для наземного распознавания; следующая цифра показывала номер модели, затем - модификация.

Первые японские радары разработала армия для обнаружения самолетов: начало работ в апреле 1941 года, испытания в сентябре. Они получили обозначение №11 (№1 модель 1) и устанавливались на берегу стационарно, работали на длине волны 3 м и имели мощность 40 кВт; они могли обнаружить группу самолетов на расстоянии 250 км, а одиночный самолет - на 130 км с ошибкой 1-2 км. Затем появилась облегченная версия №12 для использования с подвижных установок: длина волны 1.5 м, мощность 5 кВт, обнаружение группы самолетов с 100 км, одиночного самолета - с 50 км. Было выпущено 50 таких установок. В январе-апреле 1942 года на ее основе разработали корабельный радар №12, который на флоте получил обозначение №21. Экспериментальная модель появилась на фок-мачте линкора «Исё» в мае 1942 года: мощность 5 кВт, длина волны 1.5 м. На испытаниях во Внутреннем море на борту «Исё» он обнаруживал одиночные самолеты за 55 км, а линкор «Хьюга» - с дистанции около 20 км. Однако этот радар флот принял неохотно и сначала им оснащались бывшие торговые суда.

В августе был принят на вооружение радар №21 модиф.1 (антенна "матрасного" типа размером 3,6x2 м с отдельными массивами излучения и приема). В августе 1942 года такими радарами оснастили «Сёкаку», «Кирисима», «Конго», в сентябре - «Мусаси», в ноябре - «Дзуйкаку» и т.д. Своим радаром №21 «Кирисима» во время боев 24 и 26 октября 1942 года обнаруживал высоколетящий В-17 и тогда стрелял по нему 36-см снарядами типа 3. К апрелю 1943 года была разработана версия №21 модиф.2 (размер антенны 3,6x3 м, комбинированные массивы излучения и приема), и все крупные корабли японского флота стали получать радар №1 модиф.2. Радары этого типа оказались несовершенными и часто выходили из строя (трудная настройка, невозможность обеспечить плавное вращение антенны из-за огромной ее массы), но к августу 1943 года основные недостатки удалось устранить.

Сначала японский флот интересовало только обнаружение надводных целей, и с октября 1941 года велись работы над созданием поискового радара, которые закончились в июне 1942-го. Прототип в мае 1942 года установили на линкоре «Хьюга». Радар №22 модиф.1, работавший на 10-сантиметровой волне (0,5 кВт), размещался в посту управления огнем вспомогательного калибра на мостике и имел антенну с двумя усиками. Линкор «Исё» он обнаруживал с 35 км. Более мощная установка, известная как №22 модиф.2, мощностью 2 кВт была разработана в июне-декабре 1942 года для эскортных кораблей (Кайбокан) и охотников за ПЛ (антенна с одним усиком для излучения/приема). Кроме того, этим радаром стали оснащать транспорты, а для больших кораблей с декабря 1942 по декабрь 1943 года разработали версию №22 модиф.4 . Его стали получать и тяжелые крейсера, но использовать этот радар можно было только для надводного поиска. Из-за большой ошибки (± 700 м) управлять с его помощью артиллерийским огнем было нельзя. Японцы рассчитывали поднять кое-что из радарного оборудования с потопленного ими нового английского линкора «Принс оф Уэлс», но он затонул слишком глубоко.

До октября 1942 года японцы считали, что для ночных столкновений достаточно иметь ночные бинокли, осветительные снаряды и прожекторы. Справедливости ради надо отметить, что прекрасно отработанная тактика ночного боя даже в отсутствие радара позволяла им некоторое время бить своего лучше оснащенного противника (ярчайший тому пример - разгром, учиненный крейсерами вице-адмирала Микавы союзным крейсерам у о. Саво ночью 8-9 августа 1942 г.). Однако после ночного боя у м. Эсперанц, когда американцы своими радарами не только раньше обнаружили японцев, но и управляли с их помощью артиллерийским огнем, стало ясно, что без аналогичного оборудования японским кораблям рассчитывать на победу уже не приходится.

В октябре 1942 года армия, которая еще в феврале захватила в Сингапуре британские радары для управления артогнем, разработала радар №41 для управления зенитным огнем (на службе с августа 1943 года, длина волны 1,5 м, мощность 13 кВт, дальность обнаружения самолета 20 км с ошибкой 50-100 м, ошибка по пеленгу 1°-1,5°). На флоте для аналогичных функций, но по надводным целям, попытались приспособить радар №21. Исследования начались в октябре 1942-го, а испытания проходили а августе 1943 - феврале 1944 года. В сентябре 1943 года не вполне доработанный радар №21 модиф.З получили «Ямато» и «Нати». Антенны "матрасного" типа 7 (комбинированные приемник и излучатель), длина волны 1,5 м и имевший мощность 25-30 кВт. Он мог только обнаруживать воздушные цели: одиночный самолет с 70 км, группу - с 120 км. В апреле 1944 года работы на ним прекратили.

В октябре 1943 года флот начал работы над радаром №23 (2 параболические антенны диаметром 1,7 м, длина волны 58 см, мощность 5 кВт, дальность обнаружения корабля класса эсминец 13 км, ошибка дистанции 50 м и по пеленгу 1°). Исследования прекращены в марте 1944 года, а в феврале начались работы над радаром управления артогнем №32 или 105 S2 (3 усиковые антенны - излучатель, 2 приемника, длина волны 10 см, мощность 2 кВт, дальность обнаружения ЛК 30 км, ошибка дистанции 100-250 м, по пеленгу 0,5°). Он предназначался для установки на берегу и фок-мачтах больших кораблей. Работы завершились только в сентябре 1944 года - слишком поздно для широкого внедрения на флот. Все 60 выпущенных установок остались на берегу. Работы над улучшенными моделями №31 (параболическая антенна диаметром 1,7 м) и №33 были остановлены в марте и январе 1945 года.

В апреле 1945 года остановились работы и над артиллерийским радаром на базе радара №23, но с длиной волны 8 см - обозначался как №24, а в мае и октябре 1944-го прекратились исследования радаров №21 модиф.4 и №21 модиф.5, которые создавались на базе радара №21 модиф.З. В сентябре-октябре 1944 года радар №21 модиф.5 в виде эксперимента стоял на борту крейсера «Кисо».

В результате единственным доступным радаром для поиска надводных целей и управления артогнем, в японском флоте оказался радар №22 модиф.4 с супергетеродином, который в августе-сентябре 1944 года получили все корабли 2-го Флота, стоявшие в Сингапуре. Антенна представляла собой два рупора: верхний - для приема, нижний - для излучения; мощность - 2 кВт.

В сентябре 1943-феврале 1944 года армия (снова армия!) разработала очень надежный радар ПВО №13 (антенна "лестничного” типа, длина волны 2 м, мощность 10 кВт), который был принят и на флот без изменения обозначения. Начиная с весны-лета 1944 года им стали оснащаться все корабли - дополнительно к радару №21, который уже стоял на многих крупных кораблях, хотя оба эти радара служили для одних и тех же целей. До конца войны флот получил свыше тысячи установок радара №13.

4. Топмачтовое бомбометание (скип-бомбинг) производилось с низкого полета примерно на уровне топов мачт (30-40 м). Бомбы снабжались взрывателями замедленного действия (на 5 с) и сбрасывались за 400-500 м до цели, чтобы срикошетировать от воды и затем взорваться в непосредственной близости от борта или прямо на нем, давая эффект, равный торпедному попаданию. Основы метода были разработаны в июле 1942 года майором Уильямом Дж. Бенном, последовавшим идеям генерал-майора Джорджа С. Кенни, который командовал 5-м Воздушным Флотом США.

5. В течение всей войны японские тяжелые крейсера были окрашены в серый цвет средней насыщенности. Между осенью 1942 года и концом 1943-го для уменьшения заметности верхнюю часть носовой надстройки, фок-мачту, башенки дальномеров и директоров красили в белый цвет. Кроме указанного камуфляжа «Миоко», в 1943 году корабли Северного Соединения («Нати» и возможно «Майя») имели окрашенные в белый цвет и задние дымовые трубы.


Литература

Бру В. Подводные диверсанты / пер. с франц. Б. Вайсмана и Б. Никонова - ML: изд-во иностр. лит-ры, 1957.

ЛордУ. Невероятная победа. - Спб.: изд-во КОМКОН, 1993.

Кампании войны на Тихом океане. Материалы комиссии по изучению стратегических бомбардировок авиации Соединенных Штатов /пер. с англ, под общ. ред. адм. И.С.Исакова. - М.: Воениздат МО СССР, 1956.

Роскилл С. Флот и война, т. 2. - М.: Воениздат, 1970.

Роскилл С. Флот и война, т. 3. - М.: Воениздат, 1974.

Хара Т. Одиссея самурая / пер. с англ. И. Бунича. - Спб.: изд-во “Облик”, 1996.

Campbell N.J.M. Naval Weapons of World War II. - London: Conway Maritime Press, 1980.

CONWAY’S All the World Fighting Ships 1922-1945. - London: Conway Maritime Press, 1985.

Dulin R.O., Garzke W.H. United States Battleships in World War II,- Garden City, 1966.

Flisowski Z. Burza nad Pacyfikiem. Tom 1. - Poznan: Wydawnictwo Poznanskie, 1986.

Flisowski Z. Burza nad Pacyfikiem. Tom 2. - Poznan: Wydawnictwo Poznanskie, 1989.

Jentchura H., Jung D., Mickel P. Die Japanischen Kriegsschiffe 1869-1945. - Munchen: Lehman Verlag, 1970.

Lacroiux E. The development of the “A class” cruisers in the Imperial Japanese Navy. - Warship International, N3, 1983, p.232-282; N3, 1984, p.246-305.

Morison S.E. History of United States Navy Operations in World War II. v.III. The Rising Sun in the Pacific. - Boston: Little, Brown & Co. - 1951.

Morison S.E. History of United States Navy Operations in World War II. v. IV. Coral Sea, Midway and Submarine Actions. - Boston: Little, Brown & Co. - 1951.

Morison S.E. History of United States Navy Operations in World War II. v. V. The Struggle for Guadalkanal. - Boston: Little, Brown & Co. - 1951.

Morison S.E. History of United States Navy Operations in World War II. v. VI. Breaking the Bismarcks Barrier. - Boston: Little, Brown & Co. - 1951.

Morison S.E. History of United States Navy Operations in World War II. v. VII. Aleutians, Gilberts and Marshalls. - Boston: Little, Brown & Co. - 1951.

Morison S.E. History of United States Navy Operations in World War II. v. VIII. New Guinea and Marianas. - Boston: Little, Brown & Co. - 1953.

Morison S.E. History of United States Navy Operations in World War II. v. XII. Leyte. - Boston: Little, Brown & Co. - 1958. Pemsel H. Atlas of Naval Warfare. - London: Arms&Armour, 1977.

Raven A., Roberts J. British Cruisers of World War II. - London: Arms&Armour, 1984.

Watts A.J. Japanese Warships of World War II.- London: Ian Allan Ltd, 1966.

Whitley M.J. Cruisers of World War II. An International Encyclopedia. - London: Arms&Armour, 1995


Приложения Некоторые рисунки, не вошедшие в 1-й том

Крейсер “ФУРУТАКА” после вступления в строй в 1926 году

“ФУРУТАКА” в 1927 году (то же “КАКО”): трубы удлинены; правый прожектор приподнят


“КАКО”

через несколько месяцев

после достройки в 1926 году

«КАКО» 1928 год

“КАКО” 1929 год

носовая надстройка с левого борта

“ФУРУТАКА” в 1935 году

Отличия после модификации 1932-1933 годов: спонсоны с 13,2-мм автоматами на носовой надстройке, расширена платформа за визирным постом, вышки с директорами УЗО типа 91 по бокам носовой трубы, башенки с 2,5-метровыми дальномерами между трубами, 12-см зенитки за щитами, пост наблюдения за вспомогательным директором ГК, катапульта типа Куре №2 модель 1


Крейсер “АОБА” в 1930 году

Продольный разрез “МИОКО” на 1929 год

1- кубрики экипажа; 2 - топливные цистерны; 3 и 4 - зарядные и снарядные погреба ГК; 5 - погреба 12-см боезапаса; 6 - пост постановки дымзавес; 7 - кладовые риса и зерна; 8 - рулевой пост; 9 - отсек рулевой машины; 10 - холодильники и дистилляторные установки; 11 - распределительный электропост; 12 и 13 - торпедные отсеки; 14 и 15 - турбинные отделения; 16 - цистерна с i питательной водой для котлов; 17 - вспомогательный пост УАО ГК с директором типа 14; 18 - ангар для самолета; 19 - пост управления прожекторами; 20 - кормовой пост наблюдения; 21 - кормовая радиорубка; 22 - пост управления 12-см орудиями; 23 - мастерская; 24 - цепной ящик; 25 - отсек привода шпиля; 26 - места для 13-мм пулеметов; 27 - пост телеграфа; КО - котельные отделения; В - шахты вентиляторов


Носовая надстройка на “Текай”, 1938 год

Носовая надстройка на “Такао” после модернизации, осень 1939 года

“Могами” во время испытаний в 1935 году

“Микума” в апреле 1939 года

“Судзуя” в 1939 году

"Такао” в доке N5 базы Йокосука перед выходом на испытания, начало 1932 года

Вид в корму с носовой надстройки “Текай”

“Такао” после ввода в строй, май 1932 года

“Атаго” на рейде Йокосуки, 1932 год

Средняя часть “Текай”, 1938 год

“Фурутака” на испытаниях 9 июня 1939 г. (после модернизации)

”Аоба” в 1935 году

“Кинугаса” в середине 30-х годов (до модернизации)

”Нати” после ввода в строй в ноябре 1928 г. (12-см зенитки еще без щитов, отсутствует дополнительная надстройка по бокам носовой трубы)

Носовая надстройка на крейсере “Асигара” в мае 1937 года. Спитхедский рейд.




5-я эскадра в полном составе в конце 30-х гг. Сверху вниз: “Асигара”, ”Нати”, “Хагуро”, “Миоко”

“Асигара” во время визита в Европу, май 1937 года

"Миоко” в марте 1941 года (вверху) и после капитуляции в Сингапуре (внизу)


“Тоне” - репродукция из журнала “Секай но Кансен”

“Тоне” (вверху) и "Аоба” (внизу) после налетов американской авиации в июле 1945 года


”Како” после ввода в строй, Кобе, 21 июля 1926 г.

”Како” в 30-е годы (фото вверху и внизу)


На 4-й странице обложки: “Миоко” в 1931 году


Оглавление

  • С. В. Сулига Японские тяжелые крейсера. Том 2: Участие в боевых действиях, военные модернизации, окончательная судьба
  • Введение
  • Глава 1. Деятельность японских тяжелых крейсеров в течение Первого года войны на Тихом океане (декабрь 1941 - январь 1943 года)
  •   1.1. Операции Первого Этапа (декабрь 1941 - апрель 1942 года)
  •   1.2. Модификации после “Операций Первого этапа”.
  •   1.3. “Операции Второго Этапа” (май-июль 1942 года).
  •   1.4. Модификации крейсеров и реконструкция «Мотами»
  •   1.5. Кампания на Соломоновых островах (август 1942 года - январь 1943 года)
  • Глава 2. Деятельность японских тяжелых крейсеров в течение Второго года войны на Тихом океане (февраль 1943 - январь 1944 года).
  •   2.1. Тяжелые крейсера в период пассивности японского флота.
  •   2.2. Действия в районе Алеутских островов 
  •   2.3. Первая военная модификация (апрель-сентябрь 1943 года).
  •   2.4. Деятельность тяжелых крейсеров в южной части Тихого океана до конца второго года войны.
  •   2.5. Вторая военная модификация (ноябрь 1943-январь 1944 года).
  • Глава 3. Деятельность японских тяжелых крейсеров в течение Третьего года войны на Тихом океане (февраль 1944 - февраль 1945 года).
  •   3.1. Действия тяжелых крейсеров в первую половину года. 
  •   3.2. Сражение у Марианских островов (битва в Филиппинском море) 19-20 июня 1944 года. 
  •   3.3. Третья военная модификация (июнь-сентябрь 1944 года).
  •   3.4. Перед последним боем.
  •   3.5. Сражение в заливе Лейте.
  • Глава 4. Деятельность японских тяжелых крейсеров в течение последних месяцев войны на Тихом океане (февраль - август 1945 года) и их окончательная судьба.
  •   4.1. Реорганизация тяжелых крейсеров после боя в заливе Лейте. На начало 1945 года организация и дислокация японского флота была следующей
  •   4.2. Действия англичан против крейсеров в Сингапуре.
  •   4.3. Налеты американской авиации на Куре.
  •   4.4. Окончательная судьба японских тяжелых крейсеров, уцелевших в войне на Тихом океане,
  • Глава 5. Нереализованные проекты тяжелых крейсеров.
  • Глава 6. Общая оценка проектов и деятельности японских тяжелых крейсеров.
  • Примечания
  • Литература
  • Приложения Некоторые рисунки, не вошедшие в 1-й том