Японские тяжелые крейсера.Том 1: История создания, описание конструкции, предвоенные модернизации. (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



С. В. Сулига Японские тяжелые крейсера. Том 1: История создания, описание конструкции, предвоенные модернизации.

СПб; АОЗТ “ПФ”. 1996. — 96 стр.

ISBN 5-7559-0020-5

Графика Ю.А. Апальков, С.В. Сулига

Макет - С.В. Сулига

Отпечатано в типографии ООО “Галея Принт”.

Москва - Санкт-Петербург 1996


Введение

Тяжелые крейсера, появившиеся в период между мировыми войнами, сначала в военно-морских кругах были известны как “вашингтонские” или “договорные”, поскольку “путевку в жизнь” этому новому подклассу боевых кораблей дал Вашингтонский договор 1922 года. В стремлении ограничить гонку вооружений на море подписавшие договор ведущие морские державы - Великобритания, США, Япония, Франция и Италия - установили для крейсеров предел стандартного водоизмещения в 10000 британских тонн и предел калибра орудий в 203 мм (8 дюймов). И тут же, все как одна, приступили к серийной постройке таких кораблей, напрочь позабыв о всех других, вооруженных орудиями меньшего калибра. Позднее подобными крейсерами обзавелись Испания, Германия и, в некотором смысле, СССР, который купил недостроенный немецкий “Лютцов”. Рассматривалась возможность их постройки в Швеции и Нидерландах. Все страны проектировали крейсера с 8-дюймовыми орудиями, исходя из собственных задач: Британия собиралась использовать их для охраны торговых путей, Германия, наоборот, для рейдерских действий, специалисты США видели в них прекрасных защитников линейного флота от атак легких сил противника, а в Японии считали, что именно такие корабли лучше всего подходят для прорыва этой защиты. Поэтому в одних проектах ставка делалась на скорость, в других - на мореходность и автономность, в третьих—на наступательную мощь. Остальные страны, сложилось такое впечатление, строили тяжелые крейсера в основном потому, что их строили другие.

В соревновании друг с другом развитие “ 10000-тонников” шло быстрыми темпами. На смену первым сериям “картонных” (названных так из-за практически отсутствующей броневой защиты) крейсеров, устанавливавших один за другим рекорды скорости на мерных милях, пришли корабли с более сбалансированными характеристиками. Но очень скоро конец “крейсерской гонке” положили финансовые проблемы “владычицы морей” - Великобритании. Эта страна, как ни какая другая нуждавшаяся в крейсерах для защиты морской торговли, поняла, что довести количество этих кораблей до желаемого числа ей не суждено, если не снизить стоимость их постройки и содержания за счет размеров и вооружения. Созванная по её инициативе в 1930 году Лондонская конференция в результирующем договоре ограничила количество “вашингтонских” крейсеров, отнесенных к категории “а” или “тяжелым”, для каждой страны: Британии их разрешалось иметь 15 единиц, США — 18, Японии — 12, Франции и Италии по 7). Вместо них разрешалось строить крейсера категории “b” или “легкие” с калибром орудий не более 155 мм. С этого времени термин “тяжелый крейсер” получил законное право на существование.

Что касается 18 японских тяжелых крейсеров, ставших предметом данной монографии, то первые из них появились в качестве 7100-тонных дальних разведчиков выходившего на океанские просторы флота и их проекты одобрили еще до подписания Вашингтонского договора. Тем не менее, и они создавались с оглядкой на британские крейсера-защитники торговли конца первой мировой войны типа “Хоукинс” (“Hawkins”), которых считают непосредственными предшественниками всех “вашингтонцев”. Построив 4 корабля с вооружением, заметно уступавшим первым «10000-тонникам» вероятных противников, японцы с лихвой компенсировали свое отставание в последующих двух сериях, за счет всевозможных ухищрений (а не брезговали они и нарушением договоров) давая им на 1 -2 орудия больше, чем у других, а также мощнейшее торпедное и авиационное вооружение. В результате 8 крейсеров типов “Миоко” и “Такао” не без оснований стали считать сильнейшими в мире. На эти корабли японские адмиралы возлагали большие надежды в ночном бою против численно сильнейшего линейного флота США - бою, который по их замыслам должен был предшествовать генеральному сражению. Функции же разведки в интересах линейного флота отошли на второй план, особенно с развитием палубной авиации.

Появление же последних 6 тяжелых крейсеров в составе японского флота не имеет аналогов в практике мирового кораблестроения: построенные в качестве легких (класса “b”) с беспрецедентно мощным вооружением из 15 155-мм орудий, но с заложенной в проекте возможностью перевооружения на 203-мм калибр, они были быстро перестроены в тяжелые, как только японцы отказались от соблюдения всех договоров. В результате к началу войны на Тихом океане количество кораблей этого класса у основных соперников - Японии и США — оказалось равным.

Британский «Хоукинс», вместе с четверкой однотипных кораблей заложенный в конце первой мировой войны для действий против германских рейдеров, стал прототипом многочисленного семейства «вашингтонских» или «тяжелых» крейсеров

9 800-9 996 т, 29-31 уз., 7 190/45, 6 76/45, 4 76,45 зен. 4 надв. и 2 подв. 533-мм ТА, пояс 38-76, палуба 25-38 мм


Глава 1. Происхождение крейсеров-разведчиков с 20-см орудиями

1.1. Тактическая организация японского флота в 1904-1905 годах.

После победы над Китаем в 1895 году Япония стала самой мощной морской державой на Дальнем Востоке. Следующий соперник, мешавший проникновению на Азиатский материк

- Россия, располагавшая в тех водах внушительной эскадрой, был гораздо серьезнее и борьба с ним однозначно требовала создания еще более значительного боевого флота, способного завоевать господство на море. Каким должен был стать этот флот, прекрасно представлял себе его главнокомандующий вице-адмирал барон Гоннохиойе Ямамото (1852-1933). На смену имеющимся эскадрам бронепалубных крейсеров он требовал построить морские силы из больших броненосцев и броненосных крейсеров. Разработанная им концепция “Флот 6-6” предусматривала наличие к началу войны с Россией по шесть кораблей обоих основных классов не старше 8 лет. При этом шесть броненосцев составляли бы основное ядро, а шестерка-броненосных крейсеров - “быстроходное крыло”, служащее для охвата головы или флангов строя противника в эскадренном сражении. Прообразом “быстроходного крыла” был знаменитый “летучий отряд”, принесший победу над китайцами в битве при реке Ялу 17 сентября 1894 года. Поддерживать броненосные корабли планировалось отрядами бронепалубных крейсеров, истребителей (эскадренных миноносцев) и миноносцев. Такую кораблестроительную программу Япония приняла в 1896 году, заказав все крупные корабли (постройка двух броненосцев уже заканчивалась в Англии) за границей.

Назначенный в 1898 году морским министром, Ямамото много внимания уделял и вопросам тактического использования современных морских сил. В том же году Департамент ВМФ принял “Критерии классификации боевых кораблей и миноносцев”, где четко указывались основные характеристики боевых единиц в соответствии с поставленными перед ними задачами. Далее Ямамото попросил талантливого штабного офицера капитан-лейтенанта Тецутаро Сато, часто называемого “японским Мэхеном”, разработать трактат о национальной обороне, где были бы отражены вопросы состава и организации флота, а также планы ведения боевых действий. Подготовленный в 1902 году этот трактат предполагал сводить корабли в боевые отряды - тактические организационные единицы, которые объединялись в эскадры: Первая эскадра- броненосцы, Вторая - броненосные крейсера, Третья - устаревшие корабли, пригодные для вспомогательных боевых операций, поддержки войск и береговой обороны. В состав каждой эскадры входило и по отряду из четырех бронепалубных крейсеров для несения дозорной и разведывательной службы, защиты от миноносцев и т.п. Основа ударной мощи, так называемый Соединенный Флот или Ренго Кантай (Кантай - флот, Кан - боевой корабль, Тай - отряд) состоял из Первой и Второй эскадр. В эскадренном сражении планировалось использовать в едином строю “Первый боевой отряд” из 6 линейных броненосцев (позднее 2 погибших заменили броненосными крейсерами) и “Второй боевой отряд” из 6 броненосных крейсеров. Такие совместные действия броненосцев и броненосных крейсеров обеспечили японцам в решающей морской битве при Цусиме 27—28 мая 1905 года исключительную тактическую гибкость, позволяя создавать численный перевес на отдельных этапах сражения над растянутой и неповоротливой русской боевой линией.

«Касаги» (вверху) и “Цусима” - типичные крейсера- разведчики времен русско-японской войны


Действия же бронепалубных крейсеров во время войны не получили такой же блестящей оценки. Как разведчики, эти небольшие, слабо вооруженные и не такие уж быстроходные (19-22 узла) корабли совершенно не удовлетворяли командующего Соединенным Флотом адмирала Хейхатиро Того. Большую часть из них составляли так называемые “эльсвикские” крейсера (по названию английской фирмы Армстронга в Эльсвике, где строилось большинство из них), ставшие в 80-90 годах XIX века очень “модными” среди второстепенных морских держав, которым не по карману было строительство или покупка больших кораблей. “Эльсвикские” крейсера появились как альтернатива громоздким броненосцам в качестве кораблей для эскадренного боя и их главными “козырями” стали малые размеры, превосходство в скорости и солидное вооружение из 1—2 крупных и многочисленных скорострельных орудий. Логичным венцом их развития стали гораздо более мощные башенные корабли с броневым поясом и шесть таких крейсеров, незначительно отличавшихся друг от друга, японцы заказали в рамках кораблестроительной программы 1896 года. До ее реализации бронепалубные (“эльсвикские” и построенные в самой Японии по их подобию) крейсера составляли основу японского флота. Низведенные перед войной до кораблей, попросту говоря, обслуживающих главные силы, японские бронепалубные крейсера оказались мало приспособленными для отведенной им роли. Несмотря на проведенные модернизации, в ходе которых с них снимали крупные пушки, боевые марсы, меняли механизмы и оборудование, они оставались маломореходными, с недостаточной дальностью плавания и неважной остойчивостью. На малейшем волнении они резко теряли скорость и становились очень “мокрыми”, что практически лишало их возможности использовать свою артиллерию. И если при блокаде Порт-Артура от них не требовалось проводить дальний поиск противника, то в ожидании эскадры Рожественского адмирал Того не решился возложить только на них разведку в океане, а привлек еще множество вспомогательных крейсеров, переделанных из гораздо больших и мореходных торговых судов, которые и “открыли” русскую эскадру. К тому же в ходе войны выяснилось, что японские бронепалубные крейсера плохо “держат удар”, получая серьезные повреждения от одного-двух попаданий снарядов крупного или даже среднего калибра. Для разведчика, который в любую погоду после установления контакта с противником и нахождения некоторое время под его обстрелом должен был уйти от погони, это никуда не годилось.

1.2. Общая доктрина развития японского флота после русско-японской войны. Первые проекты крейсеров-разведчиков.

Закончившаяся полным разгромом противника на море война с Россией, апогеем которой стал Цусимский бой, полностью подтвердила правильность выбранной Императорским флотом организации и тактики. Однако изменение внешнеполитической ситуации, полученный в ходе боевых действий опыт и вызванный войной значительный прогресс в военном кораблестроении требовали соответствующей реорганизации флота. В октябре 1906 года император Муцухито потребовал от маршала Аримото Ямагата сформулировать политику обороны Империи с учетом уроков прошедшей войны и усиления интересов США на Тихом океане и Дальнем Востоке. Выполняя указания императора премьер-министр Кинмочи Сайониджи в январе-апреле следующего года провел ряд встреч с начальником морского генерального штаба (МГШ) адмиралом Хейхачиро Того, новым морским министром вице-адмиралом Минору Сайто, военным министром генералом Масатаке Тераучи и начальниками штабов. Вопросы, касающиеся флота, на этих встречах обсуждались на основе нового трактата, написанного капитаном 2 рангаТ. Сато, который всю войну провел в штабе командующего Второй эскадрой, а после нее стал преподавателем колледжа при МГШ. Принятая 7 апреля 1907 года новая “Политика Имперской обороны” устанавливала основные направления оборонного планирования Японии на следующие 11 лет. В списке потенциальных противников на первом месте, скорее всего по инерции или из-за неудовлетворенности территориальными приобретениями после победы, стояла Россия, за ней следовали США и Франция, владевшая большими колониями в Юго-Восточной Азии. Относительно корабельного состава Т. Саго доказывал необходимость иметь к 1920 году' линейный флот (Кайзен Кантай) из трех эскадр по 8 новых линейных кораблей в каждой, грех эскадр по 4 броненосных крейсера и трех эскадр по 4 крейсера 2-го класса, не считая “вспомогательного флота” из кораблей ш орой линии. Но в принятой “Политике” указывался более скромный состав линейного флота из восьми линкоров, поддерживаемых эскадрой из восьми броненосных крейсеров самого последнего проекта и с возрастом не более 8 лет. 31 марта 1912 года в соответствии с новыми стандартами вместо броненосных предполагалось иметь такое же количество линейных крейсеров. Этот амбициозный проект, ставший известным в истории под названием “Флот 8-8” (Хачи-хачи Кантай), Япония так й не смогла претворить в жизнь из-за политических и финансовых трудностей, но несколько лет его использовали как оружие политики. Когда же, наконец, показалось, что все трудности можно преодолеть, подписание Вашингтонского морского соглашения 1922 года окончательно похоронило этот проект строительства мощного флота.

Основываясь на опыте русско-японской войны МГШ выдвинул также требование иметь в составе морских сил крейсера с мощным вооружением и защитой, высокой скоростью и большим радиусом действия, которые могли бы выполнять при линейном флоте функции разведчиков. Основные характеристики новых крейсеров-разведчиков были подробно изложены в “Программе создания нового флота”, представленной кабинету министров морским министром М. Сайто 15 мая 1910 года. И здесь японцам помогли доставшиеся русские трофеи, в частности дальние разведчики - броненосный крейсер “Баян” (переименован в “Азо”) и бронепалубный “Варяг” (“Сойя”), ближний разведчик бронепалубный “Новик” (“Суцзуя”) и вспомогательный крейсер “Ангара” (“Анегава”). Последний, затопленный на мелководье в Порт-Артуре, японцы ввели в состав своего флота уже в марте 1906 года, используя в качестве посыльного судна (цухокан). Именно опыт эксплуатации “Анегавы”, поражавшей новых хозяев своей дальностью плавания и способностью держать 19- узловую скорость даже на значительном волнении, показал каким должен быть океанский разведчик. Всего же программа 1910 года запрашивала строительство в течение следующих восьми финансовых годов (1911-1918) 51 одного корабля: 7 линкоров, 3 крейсеров 1-го класса, 4 крейсеров 2-го класса, 1 крейсера “специального назначения” (для океанской разведки), 26 эсминцев и 10 подводных лодок. С уже намеченными к постройке кораблями флот из 8 новых линкоров (дредноут “Фусо” плюс 7), 8 крейсеров 1-го класса (броненосный “Курама” с 305-мм и 203-мм орудиями + 4 будущих линейных типа “Конго” + 3) и 8 крейсеров 2-го класса (“Тоне” и строившиеся 3 типа “Тикума” плюс 3 и 1 “специальный”) не старше 8 лет мог быть готов к 1 апреля 1919 года. Причем все линкоры и линейные крейсера этой программы (кроме “Курамы”) должны были нести 356-мм орудия, а уже построенные после русско-японской войны и строившиеся корабли с 305-мм главным калибром (“пред-дредноуты” “Касима”, “Катори” “Аки” и “Сацума”, дредноуты “Кавачи” и “Сетцу”, большие броненосные крейсера “Цукуба” “Икома” и однотипный “Кураме” “Ибуки”) выводились за рамки “Флота 8-8”.

Но кабинет отверг представленную программу и в сентябре 1911 года флот предложил другую, предусматривавшую готовность к 1 апреля 1920 года 8 линкоров, 6 крейсеров 1-го и 8 крейсеров 2-го класса. По ней следовало построить 7 линкоров, два крейсера 1 -го класса (в дополнение к 4 типа “Конго”), пять 2-го класса, два “специальных” (один из них должен был заменить “Аиегаву” исключенную из списков в августе 1911 года для возврата в качестве подарка русскому царю). Количество эсминцев и подлодок осталось без изменений. Однако постройку ни одного из этих кораблей скова не утвердили, а политическая неразбериха в стране привела к отклонению новой кораблестроительной программы на двух очередных сессиях парламента.

В 1914 году новый морской министр вице-адмирал Муцуро Яширо представил предложения по доведению флота до состава “8-8” в самые кратчайшие сроки, и отдел обороны правящего кабинета в преддверии большой войны в Европе одобрил их 22 нюня. Месяц спустя по совету Яширо кабинет представил парламенту сокращенную версию этого плана как этап обычного пополнения военно-морских сил. Новая программа, предусматривавшая доведение флота до состава “8-4”, включала и три крейсера-разведчика по 6000 т, вооруженных четырьмя 20-см орудиями. Интересно, что дальними разведчиками именно такого водоизмещения укомплектовывался русский флот перед войной с Японией (“Варяг”, “Аскольд” и тип “Богатырь”). Русское Морское министерство вскоре сочло их неоптимальными, учитывая размеры, стоимость и вооружение (конечно, они не могли соперничать с броненосными крейсерами типа “Асама”, которых в русском флоте просто не было), зато японцы, как видно, оказались о них более высокого мнения. Такие корабли могли заполнить пустующую в японском флоте нишу между броненосными и небольшими бронепалубными крейсерами.

Начало мировой войны помешало принятию этой программы. 10 сентября 1915 года очередной морской министр Томосабуро Като представил свой план доведения флота до состава “8-4”, в принципе одобренный отделом обороны кабинета министров, но утвержденный лишь частично. Этот частичный план (линкор “Нагато”, крейсера 2-го класса “Тенрю” и “Тацута”, 1 эсминец, 3 подлодки и танкер) приняли на 37-й сессии парламента в феврале 1916 года, но крейсера- разведчики оттуда вычеркнули. Никаких технических данных относительно крейсеров-разведчиков предвоенных программ не обнаружено. Сама же эта программа была интересна тем, что ознаменовала переход к строительству капитальных кораблей с 410-мм орудиями. МГШ уже не удовлетворяли находящиеся в постройке 4 линкора (“Фусо”, “Ямаширо”, “Исе” и “Хьюга”) и 4 линейных крейсера (“Конго”, “Харуна”, “Хией”, “Кирисима”) с 356-мм главным калибром и он вынашивал планы строительства “Флота 8-8” с орудиями, намного превосходившими все имеющиеся у других держав.

“Тенрю” и “Татсута” были быстроходными лидерами флотилий эсминцев, в больших количествах сходивших со стапелей. Постройку' именно таких крейсеров 2-го класса тогда посчитали более срочным делом, но уже спустя несколько месяцев Морской технический совет{1} (МТС) получил задание разработать предварительный проект крейсера-разведчика (“скаута”, как его называли англичане). Одновременно арсеналу на базе флота в Куре поручалась разработка нового 20-см орудия, которое должно было заменить 20-см 45- калиберное типа 41 года{2} (41-й год царствования Мейдзи - императора Муцухито, т.е. 1908-й), созданное на основе более ранней модели английской фирмы Виккерс. Уже 22 сентября 1916 года МТС представил на рассмотрение в МГШ черновой проект “скаута” со следующими характеристиками: нормальное водоизмещение 7200 т, максимальная скорость 36 узлов, радиус действия 6000-8000 миль на 14 узлах, артвооружение - не менее 12 новых (принятых на вооружение перед самой мировой войной) 14-см/50 орудий (по две спаренных установки в носу и корме и 4 одиночных по бортам) или меньшее число разрабатываемых 20-см орудий, торпедное - 4 двухтрубных неподвижных бортовых аппарата для новых 61-см торпед, защита - 76-мм пояс из НТ-стали (сталь высокого напряжения - High Tensile Steel) и бронепалуба над жизненно важными частями. Калибр 14-см (140-мм) был новым для японского флота, который до этого обходился 152-мм и 120- мм скорострельными орудиями английского образца. Но 152-мм снаряды весом 45,4 кг были слишком тяжелыми для ручного заряжания японским матросом нормальных кондиций, а 120-мм орудие уже считалось слишком мелким для главного калибра крейсеров.

В целом проект понравился и “Программа строительства Флота 8-4”, подготовленная в июле-сентябре 1916 года, включала три таких “скаута” (оценочная стоимость постройки 6915078 иен за каждый), а всего по ней запрашивались средства на строительство трех линкоров (“Муцу”, “Ката”, “Тоса”), двух линейных крейсеров (“Амати”, “Акаги”), 9 крейсеров (три 7200-тонных “скаута” и шесть 3500-тонных лидеров торпедных флотилий типа “улучшенный “Тенрю”), 27 эсминцев, 18 подлодок и 3 вспомогательных судов, .которые следовало выделять в течение 7 лет, начиная с 1917 года. Парламент не смог принять эту программу на 38-й сессии, поскольку 25 января был распущен. Но когда японцы узнали о 3-летней кораблестроительной программе, принятой США 29 августа 1916 года, определенные политические крути добились созыва внеочередной 39-сессии парламента, которая 14 июля 1917 года приняла нужное решение.

Американцы, в частности, планировали построить 10 крейсеров-”скаутов” по 7100 т, со скоростью 35 узлов и вооружением из 8 152-мм/53 орудий, 2 двухтрубных поворотных торпедных аппаратов (ТА) и 2-4 гидросамолетов при двух катапультах (будущие типа “Омэха”). Подушив эти данные, японский МГШ решил переделать проект 7200-тонного “скаута”, а пока изменить состав легких крейсеров последней программы. В конце 1917 года предусмотренные программой 9 крейсеров заменили на восемь 5500-тонных, которые могли бы выполнять как функции разведчиков, так и лидеров эсминцев, и один экспериментальный “малого” проекта. Еще три крейсера по 5500 т{3} включили в “Программу строительства Флота 8-6” (линейные крейсера “Такао” и “Атаго”, 3 легких крейсера, 27 эсминцев, 48 подлодок и 6 вспомогательных судов), принятую на 40-й сессии парламента 12 марта 1918 года.

Проект 5500-тонного крейсера, так называемой “средней модели” разрабатывался 4-м - кораблестроительным - отделом МТД (Морского технического департамента){4} на основе “Тенрю”. Значительное увеличение размеров позволило усилить вооружение (с 4 до 7 14-см орудий при бортовом залпе в 6 стволов) и увеличить дальность плавания в полтора раза (с 6000 до 9000 миль на 10 узлах). Параллельно МТД начал улучшать проект 7200-тонного крейсера и в начале 1918 года представил в МГШ следующие характеристики:

Водоизмещение (нормальное) 8000 т
Скорость (максимальная) 36,5 узлов
Вооружение (артиллерийское) 10 или 12 14-см/50 орудий типа 3 года в 2-орудийных башнях по диаметральной плоскости (ДП), расположенных по схеме “пирамида” - 3 башни в носу и 2-3 в корме. Альтернативно предлагалось использовать новые 20-см/50 орудия, разработка которых велась в арсенале Куре. По мере их готовности предполагалось установить на каждый крейсер по 8 стволов.
Вооружение (торпедное) 4x2 тА для новых 61-см торпед в неподвижных бортовых установках, по 2 на борт.
Защита бортовая и палубная броня на протяжении жизненно важных частей.
Дальность плавания 6000 миль на 14 узлах.

Четыре корабля по новому проекту, официально называемые “крейсерами большой модели”, включили в первую послевоенную “Программу строительства Флота 8-8”, куда также вошли по 4 гигантских линкора (№№9-12) и линейных крейсера (№№ 13-16), 8 крейсеров “средней модели” по 5500 т, 32 эсминца, 28 подлодок, 5 канлодок и 18 вспомогательных судов. Результаты минувшей мировой войны упрочили финансовое положение Страны Восходящего Солнца, что давало надежду ее адмиралам наконец-то реализовать свои замыслы без ограничений со стороны правительства и парламента. Совет министров одобрил этот последний этап программы “Флота 8-8”{5} 2 июня 1919 года, но парламент смог принять ее только спустя год на своей 43-й внеочередной сессии (предыдущая сессия в феврале была распущена). Опубликованная 1 августа 1920 года, она планировала ежегодную выдачу заказа на один 8000-тонный и один 5500-тонный крейсер в течение 4 лет (финансовые годы 1920/21—1923/24), а затем в течение 1924/25 и 1925/26 финансовых годов заказывать по 2 5500-тонных. Последний корабль программы “Флот 8-8” следовало закончить постройкой к 1 апреля 1928 года (т.е. к началу очередного финансового года). Стоимость крейсера в 8000 т оценивалась в 1919 году как 8 039 200 иен, но к июню 1920 года эта цифра уже превышала 11 миллионов.

Однако позднее принятие программы парламентом с самого начала задержало выдачу всех заказов на год и первые крейсера заказали в рамках бюджета 1921/22. И хотя число их, чтобы компенсировать отставание от графика работ, сразу увеличили до четырех, это были крейсера по 5500 т. МГШ и МТД все еще не имели готового проекта 8000-тоннош крейсера, поскольку никак не могли определиться с его вооружением.

Американский крейсер типа «Омэха», 1922 г. (7620 т, 34-уз., пояс 76, палуба 38 мм,

12 152/53, 2 76/50 зен., 2x3 533-мм ТА)


1.3. Проект крейсера - ”скаута” 1921 года.

Японские специалисты по планированию учитывали тот факт, что американцы решили увеличить вооружение своих 10 уже заложенных крейсеров типа “Омэха” (CL4-CL13) до 12152-мм орудий за счет добавления двух спаренных установок в концевых башнях. Хотя это и увеличивало водоизмещение до 7500 т и снижало скорость до 33,75 узла, бортовой залп увеличился вдвое и составил 8 х 47,67 = 381 кг. Дальность плавания по имеющимся сведениям достигала 8000 миль на 15 узлах.

Кроме того, на руководителей японского флота огромное впечатление произвел новейший британский крейсер “Хоукинс” (головной в серии из 4 единиц), появившийся в октябре 1919 года в составе британских сил в Восточной Азии, став их флагманом, а в 1920 году посетивший Японию. Этот 9750-тонный корабль мог в открытом море долго держать скорость свыше 29 узлов, а на 14-узловой скорости пройти 5400 миль. Вооружение из семи 190-мм/50 орудий в одиночных установках за щитами, пять из которых располагались по ДП, а два по бортам, обеспечивало ему бортовой залп из шести стволов общим весом 6x90,7=544 кг. Эти орудия стояли достаточно высоко над водой, имели угол возвышения 30° и пост наводки (директор), позволяя “Хоукинсу” вести точный огонь на большую дистанцию и практически при любом волнении. Защита состояла из наклонного 51-мм пояса (НТ- сталь) на 25-мм обшивке, доходящего до главной палубы толщиной 25 мм (сталь НТ), и бортовых противоторпедных булей.

Новые японские проекты значительно уступали этим иностранным кораблям. Слабость крейсеров 5500-тонного типа, из которых первым 31 августа 1920 года укомплектовали  “Кума”, стала очевидной. Бортовой залп “японцев” из шести 14-см/50 орудий “типа 3-го года” составлял всего 6x38=228 кг, дальность стрельбы при максимальном возвышении 25° - всего 17500 м. Немногим лучше выглядели бы и 8000-тонные “скауты” с весом бортового залпа 380-456 кг. Необходимость перехода на более крупные орудия уже ни у кого не вызывала сомнения и МГШ настоятельно потребовал увеличить калибр до 180-190 мм или же вооружить “скауты” 20-см пушками, производство которых разворачивалось на арсенале в Куре.

Летом 1921 года военный кораблестроитель капитан 1 ранга Юдзуру Хирага{6}, возглавлявший группу фундаментального проектирования в 4-м отделе МТД и проектировавший почти все линкоры и линейные крейсера программы “8-8”, предложил новый вариант крейсера-разведчика в 7500 т, который бы отвечал всем требованиям МГШ и превосходил крейсера типа “Омэха”. Основное отличие от 7200- тонного проекта 1918 года заключалось в замене двухорудийных 14-см башен шестью однооруцийными калибром 20- см, расположенными поровну в оконечностях по схеме “пирамида”. Это давало вес бортового залпа 6x115,2=691 кг, т.е. почти вдвое больше, чем у американцев, и на четверть больше, чем у “Хоукинса”. Беспрецедентно мощным выглядело и торпедное вооружение из 6 61-см труб с каждого борта. Столько пушек и ТА при скорости 35 узлов удалось уместить на равном с “Омэхой” по водоизмещению корабле за счет того, что Хирага использовал новые конструктивные принципы, позволявшие значительно экономить вес. Плиты бортовой и палубной брони использовались в качестве продольных несущих элементов корпуса, а непрерывная и изогнутая в продольном направлении верхняя палуба позволила сделать все несущие элементы набора длинными.

После долгих споров убежденному в своей правоте Хираге удалось в августе 1921 года уговорить МГШ заменить в программе 1920 года 8000-тонные крейсера новыми кораблями в 7500 т, хотя полностью работы по этому проекту удалось закончить только через 10 месяцев. В октябре МГШ также одобрил постройку экспериментального “малого” крейсера, добавленного к “Программе строительства Флота 8-4” в конце 1917 года. Хирага вместе со своим помощником капитан- лейтенантом Кикуо Фудзимото{7} хотел на примере этого корабля проверить конструктивные принципы, заложенные в проект 7500-тонных “скаутов”. Сначала крейсер “малой модели” назвали “Айязе”, но 23 декабря 1921 года его переименовали в “Юбари”.

1.4. Подписание Вашингтонского договора. Изменение кораблестроительной политики.

Пока проходили дискуссии по проекту новых “скаутов” японское правительство приняло приглашение президента США Хардинга прибыть в Вашингтон для обсуждения вопросов сокращения морских сил и проблем, касающихся Восточной Азии и Тихого океана. Подписанный представителями Британской империи, США, Японии, Франции и Италии 6 февраля 1922 года и ратифицированный 17 августа следующего так называемый Вашингтонский договор оборвал строительство всех заложенных капитальных кораблей и, следовательно, похоронил мечты о могучем “Флоте 8—8”. Договором Японии разрешалось иметь линейный флот общим водоизмещением в 60% от тоннажа флотов Британии или США (пропорция 5:5:3), причем стандартное{8} водоизмещение отдельно взятого линкора не должно было превышать 35000 т (“длинных” по 1016 кг), а калибр его орудий - 406 мм. Огромное количество находящихся в строю и строившихся линейных кораблей и крейсеров следовало пустить на слом, а закладка новых в течение 10 лет запрещалась. Исключение сделали только для Великобритании - ей разрешалось за это время построить два новых корабля по 35000 т. Япония же добилась права достроить “Нагато” и “Муну”, которые стали первыми в мире линкорами с 16” (406-мм) главным калибром (реальный калибр был равен 410-мм, но об этом японцы предпочли не распространяться). Постройка же крейсеров, отнесенных договором к категории “вспомогательных надводных кораблей для боя”, разрешалась, но устанавливались ограничения по стандартному водоизмещению (10000 т или 10160 метрических т - статья 11 договора) и калибру орудий (не выше 8" или 203 мм - статья 12). Число кораблей, а также такие их элементы как скорость, защита, число орудий, дальность плавания, не лимитировались.

За день до подписания договора японцы приостановили строительство всех линкоров и линейных крейсеров, начиная с “Ката” и “Тоса”, на неопределенный срок, а чтобы поддержать загрузку верфей ускорили постройку “вспомогательных” боевых кораблей. В феврале-марте одновременно выдали заказы на 18 легких единиц, предусмотренных программами “8-6” и “8-8”: 2 крейсера по 7500 т, 3 эсминца, 6 подлодок, 1 плавбаза для них, 4 транспорта и 2 авианосца, которые наметили перестроить из линейных крейсеров “Амаги” и “Акаги”. Средства выделили из сумм, сначала предназначенных на капитальные корабли. 3 июля была санкционирована постройка еще 59 кораблей: двух крейсеров по 7500т (стандартное 7100 т), четырех по 10000 т (согласно “вашингтонским лимитам”), 21 эсминца, 22 подводных лодок и 10 вспомогательных судов. Все 77 кораблей свели в “Программу нового кораблестроения 1923 года”, которую парламент принял на 46-й сессии в марте 1923 года.

В результате подписания Вашингтонского договора пришлось снова изменить “Политику имперской обороны”, принятую 4 апреля 1907 года В первый раз еб изменили, когда Японии достигли слухи о 3-летней кораблестроительной программе США. Объявленная 29 сентября 1918 года новая “Политика...” все еще рассматривала в качестве врага №1 Россию, но за ней шли США и Кит ай. Согласно нее военно- морские силы империи должны были достичь состава “8-8-8” (3 эскадры по 8 быстроходных линкоров не старше 8 лет). Второе изменение “Политики...”, объявленное 23 февраля 1923 года, устанавливало противников Японии в следующем порядке: США, Россия, Китай и возможно Великобритания - бывший союзник, не поддержавший Японию на Вашингтонской конференции и не пожелавший возобновить двустороннее соглашение. Минимальный состав флота японцы определили таким: 9 линкоров по 35000 т (315000 т) и 3 авианосца по 27000 т (81000 т) - в полном соответствии с ограничениями Вашингтонского договора, а также не ограниченные договором 40 крейсеров по 10000 т (400000 т) в 10 эскадрах, 16 лидеров флотилий по 5600 т (89600 т), 16 флотилий эсминцев и подводных лодок - всего 144 эсминца по 1400 т (201600 т) и 70 подлодок (123640 т). В третий и последний раз “Политика...” изменилась 3 июня 1936 года после денонсации Вашингтонского договора.

1.5. Экспериментальный крейсер “Юбари”.

Построенный за 14 месяцев (июнь 1922 - июль 1923 года) “Юбари” в первую очередь предназначался для проверки возможности выполнения в готовящихся к закладке крейсерах тех чрезмерных требований МГШ, которые касались их наступательной мощи. Благодаря его постройке Хирага смог на практике реализовать свои идеи по созданию быстроходного и мощно вооруженного корабля предельно малого размера. Имея водоизмещение на 42% меньше, чем 5500- тонные крейсера, “Юбари” обладал равным с ними бортовым залпом (6 14-см орудий и 4 61-см ТА), одинаковой скоростью (35 узлов) и радиусом действия (5000 миль на 14 узлах).

Для быстроходных кораблей значительную опасность представляло искривление корпуса под нагрузкой, поскольку высокая скорость требовала большого отношения длины к ширине. И хотя у “Юбари” на корпус приходилось всего 32,3% водоизмещения, а у 5500-тонных крейсеров 38,3%, такая экономия веса достигалась без потери прочности - за счет использования брони в качестве элементов набора. Защита “Юбари”, несмотря на меньшее водоизмещение и вес корпуса, оказалась лучше, чем у 5500-тонных крейсеров. Последние несли на протяжении машинно-котельных отделений (МКО) двухслойный пояс из стали НТ общей толщиной 63,4 мм (38-мм наружные плиты и 25,4-мм внутренние) и высотой 4,85 м, верхняя кромка которого крепилась к плоской 28,6-мм бронепалубе (верхней палубе-ВП) из той же стали. Но бронепалуба не была полной, а проходила всего на 5,15 м от борта при ширине корпуса 14,17 м. На “Юбари” 38-мм пояс из нецементированной хромистой стали гомогенной закалки NVNC (New Vickers non-cemented - новая Виккерса нецементированная), разработанной в конце мировой войны на основе стали VH (Vickers Hardened - Виккерса закаленная), проходил внутри корпуса с наклоном внутрь и крепился непосредственно к бракетным шпангоутам (высота пояса 4,15 м). Вместе с наружной бортовой 19-мм обшивкой из стали НТ это давало общую толщину 57 мм и благодаря более высоким физическим свойствам стали NVNC (предел прочности 91 кг/мм², предел упругости более 50, против соответственно 54-60 и 32 у стали НТ) обеспечивало лучшую защиту от снарядов, чем у 5500-тонных крейсеров. Нижняя кромка пояса крепилась к верхней части двойного дна, а верхняя - к плоской бронепалубе (25,4 мм стали NVNC). Пояс и бронепалуба, проходя на длине 58,5 м (42% длины корабля), защищали не только МКО, но и центральный артиллерийский пост под носовой надстройкой, а также обеспечивали продольную прочность корпуса. Между верхними кромками пояса и наружной обшивки по верхней палубе, соединяя их друг с другом, шли 22-мм плиты стали НТ, а пространство между поясом и обшивкой занимало топливо. Кроме того, на “Юбари” дымоходы и воздуховоды вентиляторов над броневой палубой защищались 32-мм плитами стали NVNC высотой 625 мм. Вокруг этих плит палуба усиливалась горизонтальными плитами толщиной 16 мм.

Сечения по мидель-шпангоуту 5500-тонного крейсера “Кума” (вверху) и “Юбари” (внизу) Толщина брони в мм.


Хотя крейсер “малого проекта” нес на 1 орудие и на 2 тА меньше, чем крейсера “среднего проекта” типа “Кума”, бортовой залп у них был номинально одинаков (реально у “Юбари” мощнее - см. ниже) за счет расположения на первом всего вооружения по ДП. Одноорудийные установки за щитами (все на 5500-тонных крейсерах и №1 и №4 на “Юбари”) имели ручные приводы наводки, а двухорудийные возвышенные на “Юбари”, разработанные еще для крейсеров- “скаутов” проектов 1916 и 1918 годов - ручные и механические. Эти полностью закрытые установки давали “Юбари” еще несколько важных преимуществ: более высокое расположение и лучшая защита прислуги от ветра и брызг обеспечивали их использование даже в плохих погодных условиях, наличие податочной трубы упрощало подачу боезапаса. А на 5500-тонных крейсерах из-за длинного пути подачи боезапаса с бортовым установкам №№3-4 и расположенной над МО установки №5 их скорострельность в бою значительно уменьшалась. Первые 5500-тонные крейсера типа “Кума” несли 53-см торпеды типа 6 года (приняты на вооружение в 1917 году), которые при весе боеголовки 203 кг имели дальность хода 15500 м на скорости 27 узлов или 7000 м на 37 узлах. “Юбари” и последующие 5500-тонные крейсера типов “Нагара” и “Нака” несли уже 61 -см торпеды типа 8 года (приняты в марте 1920 года) модели №1, а затем №2: 346-кг боеголовка, дальность 20000 м на 27-и, 15000 м на 32-х или 10000 м на 38 узлах.

“Юбари” мог развить ту же 35-узловую скорость, что и 5500-тонные крейсера, имея всего 65% их мощности. Его энергетическая установка (ЭУ) в основном повторяла ЭУ эсминцев типа “Минеказе”, но вместо 4 котлов и двух турбоагрегатов по 19250 л.с. он имел 8 котлов и 3 турбоагрегата. Турбины проектировались МТД на основе турбин Парсонса, каждый агрегат состоял из турбины высокого (ТВД) и турбины низкого давления (ТНД). Турбин крейсерского хода (ТКХ) не было, а этот режим обеспечивался второй ступенью главной турбины. Восемь котлов располагались бок о бок в трех КО, первая пара имела угольное отопление, остальные - нефтяное. По проекту крейсер имел две дымовых трубы, но затем Фудзимото посоветовал отклонить назад носовую трубу и объединить ее с кормовой, уменьшая тем самым влияние дыма и газов на мостик. Вскоре после комплектации, когда выяснилось, что на большом ходу выходящие из трубы горячие газы мешают работе центрального поста наводки, ее повысили на 2 м. На ходовых испытаниях 5 июля 1923 года, имея водоизмещение на 420 т выше проектного, “Юбари” развил максимальную скорость 34,8 уз. (вместо проектной 35,5 уз.) при мощности 57990 л.с.

Именно на “Юбари” впервые появились те особенности корабельной архитектуры, которые затем неизбежно применялись при проектировании японских крейсеров:

1. Своеобразно изогнутый форштевень с резким срезом внизу.

2. Объединенные в одну трубу дымоходы от нескольких КО.

3. Отсутствие обшивки за бортовой броней, использование брони борта и палубы для увеличения продольной прочности корпуса.

4. Расположение кают офицеров в нижней части носовой надстройки (гораздо ближе к их боевым постам), а не в корме, как на 5500-тонных крейсерах. Перенос расположенных над КО кубриков экипажа (очень жарко!) в корму.

5. Размещение кубриков в носовой части в три яруса (даже на складской палубе, проходившей ниже ВЛ), из-за чего там  имелось три ряда иллюминаторов (на 5500-тонных крейсерах два ряда). Правда, самая нижняя жилая палуба в море была очень “мокрой” и достаточно нездоровой для экипажа.

6. Бронирование дымоходов над броневой палубой.

7. Башенно-подобная носовая надстройка, вмещавшая все навигационные устройства, устройства связи, управления кораблем и артогнем, каюты и рабочие помещения командира, флагмана и части офицеров.

Испытания “Юбари” подтвердили правоту основных конструктивных принципов Ю.Хираги, касающихся прочности корпуса и мореходности. Однако сразу же выявилась ставшая затем хронической “болезнь” - перегрузка. После достройки реальное водоизмещение крейсера при нормальной нагрузке превысило проектное на 14%, хотя до этого японские кораблестроители почти всегда укладывались в допустимые для малых кораблей 5%. На крейсерах типа “Кума” перегрузка составила всего 80 т или 1,5%, на типе “Нака” - 305 т (5900 т вместо проектных 5595 т) или 5,5%. Перегрузка в 419 т на “Юбари” при нормальной нагрузке (с 25% топлива) привела к увеличению осадки на 30 см. С двумя третями запаса топлива на борту высота надводного борта уменьшалась до 3,05 м (вместо 3,66 м), при этом нижний ряд иллюминаторов оказывался у ВЛ, а кормовой транец погружался в воду, увеличивая сопротивление и снижая скорость корабля.

Более подробно характеристики крейсеров “Юбари” и “Кума” можно сравнить по таблице, которая, если рассматривать относительные величины, может считаться хорошей иллюстрацией наиболее характерных отличий японских кораблей от своих иностранных современников в том или ином классе. С “Юбари” началась новая эра в японском военном кораблестроении, до этого более или менее удачно повторявшем иностранные (в основном английские) проекты. Не были исключением и корабли типа “Кума”, даже внешне сильно напоминавшие английские и германские крейсера конца мировой войны. “Юбари” же выглядел “стопроцентным японцем”. Конечно, можно говорить и о недостатках японской кораблестроительной школы, ставшей отныне совершенно самостоятельной, хотя часто и называемой на западе “дилетантской”, но одного у неё не отнять - японские корабли и при беглом взгляде нельзя было спутать с кораблями других наций.

Удачный “Юбари” не стал родоначальником какой-либо серии, что вполне объяснимо - после подписания Вашингтонского договора все страны переключились на строительство 10000-тонных крейсеров с 203-мм артиллерией. А когда, спустя 15 лет, Япония возобновила постройку легких крейсеров в качестве флагманских единиц флотилий эсминцев и подлодок, требования по экономии веса уже не были решающими. Необходимость же в усилении зенитного и авиационного вооружения заставляла строить корабли, превосходящие его по водоизмещению в 2-3 раза. Сам “Юбари” встретил войну на Тихом океане лидером 6-й флотилии эсминцев, а погиб у Каролинских островов 27 апреля 1944 года от торпед американской подлодки “Блюджилл”.


Сравнительные характеристики “Юбари” и 5500-тонного крейсера “Кума”
  “Юбари” “Кума”
Водоизмещение, Т: - стандартное проектное 2890 5100
- нормальное проектное (25% топлива) 3141 5500
- нормальное фактическое 3560 5580
Распределение весов, Т (%): - корпус 1276 (31,3%) 2510 (38,3%)
- бронирование 349 (8,6%) 221 ( 3,4%)
- механизмы 1057 (25,9%) 1630 (24,9%)
- вооружение 330 ( 8,1%) 444 ( 6,8%)
- другое оборудование 375 (9,2%) 527 (8,0%)
Всего (стандартное водоизмещение) 3387 (83,1%) 5332 (81,5%)
Топливо и смазочное масло (67%) 642 (15,8%) 1140 (17,4%)
Резервная котельная воды (67%) 46 (1,1%) 78 ( 1,2%)
ИТОГО водоизмещение для испытаний 4075 (100%) 6550 100%)
Длина корпуса (общая/по ВЛ/между пп.), м 138,9/136,5/132,59 162,15/157,8/152,4
Средняя осадка (проектная/факт.норм./факт.испыт), м 3,581/3,86/4,20 4,801/4,832/5,210
Максимальная ширина/высота борта от киля до ВП, м 12,040/7,240 14,173/8,839
Погибь бимса на ВП, м 0,152 0,229
Килеватость 0,711 0,830
Шпация (в середине/в оконечностях), м 0,914-1,066/0,533 1,219-1,295/0,61
Скуловые кили (длина/ширина), м 42,00/1,168 61,00/1,219
Коэффициенты корпуса: - полноты водоизмещения 0,546 0,504
(при факт.нормальном - цилиндрический продольной полноты 0,650 0,617
водоизмещении) - юлноты мидель-шпангоута 0,838 0,809
• полноты ватерлинии 0,746 0,739
Тип руля / площадь, м2 балансирный / 9,77 на центр.штыре /15,17
Число и тип турбозубчатых агрегатов (у обоих импульсно-реактивные 3 Канзей Хонбю, ТВД- 4 Гидзуцу Хонбю ТВД-
турбины и одноступенчатый редуктор ТНД ТНД-ТКХ
Число 3-коллекторных водотрубных котлов типа Канзей Хонбю 2 смешанного и 2 смешанного и
  6 нефтяного отопления 10 нефтяного отопления
Параметры пара 18,3 атм., 138° С 18 атм., 100° С
Длина МКО. м 55,5 68.0
Максимальный запас топлива (нефть + уголь), т 830+ 100 1284 + 361
Проектный радиус действия, миль (на скорости в узлах) 5000 (14) 5000 (14)
Гребные винты (диаметр / клиренс), м 3.124/0.381 3.353 / 0.373
Экипаж (проектный/фактический), чел. 340/328 450/430 - 445
Вооружение: 14-см/50 орудий типа 3 года (MkIII) 6 7
8-см/40 зениток типа 3 года (MkVIII) 1 2
2-трубных торпедных аппаратов (торпед) 2 61-см (10) 4 53-см (16)
7,7-мм пулеметов 2 (Льюис) 2 (типа 3 года)
мин заграждения 34 48
90-см прожекторов типа SU 2 3
Защита (см.текст): длина/высота броневого пояса, м 58,5/4,15 68,0/4,85

Продольный разрез крейсера “Тенрю” (стандартное водоизмещение 3230 т, нормальное 3948 т):

1- погреба боезапаса; 2 - каюты офицеров; 3 - кубрики экипажа; 4 - броневая юоевая рубка; 5 - турбинные отделения (2 тЗА Браун-Кертис в носовом и 1 в кормовом): 6,7,8 - котельные отделения (2 “малых” нефтяных в носовом, 4 “больших” нефтяных в среднем, 2 ‘больших’ нефтяных и 2 “малых” смешанного отопления в кормовом). Общая мощность 51000 л.с, скорость 33,4 уз., 3 винта диаметром 3,048 м. А - 4 14—см/50 орудия типа 3 года в пьедестальных установках с ручным обслуживанием; В - 2x3 533-мм ТА для торпед типа 6 года; С - угольные бункеры (150 т); D и Е - воздухозаборники КО и МО; F - контур броневого пояса; G - зенитное в-см/40 орудие; Н - 90-см прожектор типа “SU"; I - 2,5-м дальномер; О - нефть 920 т

Продольный разрез крейсера “Кума” (стандартное водоизмещение 5500 т) ,*?.

1 - офицерские каюты; 2 - кубрики; 3 - погреба боезапаса; 4 - броневая боевая рубка; 5 - директор типа 13; 6 - ходовая рубка; 7 14-см/50 орудие; 8 - запасные торпеды; 9 - брезентовый обвес мостика и площадка под дальномер; 10 - нефтяная цистерна; 11-14,- котельные отделения (№1 - 2 “малых” котла смешанного отопления; №2 - 4 “средних”  нефтяных; №3 - 4 и №4 - 2 “больших” нефтяных); 15, 16 • носовое и кормовое турбинные отделения)

Внешний вид и продольный разрез крейсера “Юбари”

А - офицерские каюты; В - кубрики; С - погреба


Глава 2. Крейсера типа “Фурутака”

2.1. Проектирование и постройка

2.1.1 Проект.

Крейсера-”скауты” по 7500 т, позже ставшие известными как тип “Фурутака”, задумал и спроектировал кораблестроитель капитан 1 ранга Юдзуру Хирага, которому помогал капитан-лейтенант Кикуо Фудзимото. Новые корабли представляли собой альтернативу крейсерам-”скаутам”, спроектированным МТД в 1918 году, и должны были превзойти американские крейсера типа “Омэха” и английские типа “Хоукинс”. Главная задача Хираги заключалась в создании крейсера с более мощными орудиями, чем британские 190- мм, скоростью 35 узлов, лучшей защитой и достаточным радиусом действия. И все это при условии минимально возможного водоизмещения. Общие черты “базового проекта” (Кихон Кейнаку) Хирага представил руководству флотом в августе 1921 года, за 6 месяцев до подписания и за два года до ратификации Вашингтонского договора. То есть эти крейсера не были “вашингтонскими”, к которым их позже стали не вполне корректно относить. И калибр орудий (200 мм, а не 203 мм) и стандартное водоизмещение (7100 т, а не 10000 т) были меньше разрешенных договором пределов. Иногда встречаются рассуждения, что японцы уменьшили число 20- см орудий на своих первых тяжелых крейсерах (с общепринятых 8-9 до 6) для получения более высокой скорости, но история их проектирования все это опровергает.

2.1.2. Классификация.

Поскольку нормальное водоизмещение новых крейсеров превышало 7000 т, в соответствии с “Критериями классификации” от 21 марта 1898 года японцы официально относили их к 1-му классу или к крейсерам “класса А”. Неофициально их называли “крейсерами большой модели” или “тяжелыми крейсерами”.

2.1.3. Заказы на постройку и программы.

В феврале-марте 1922 года МГШ санкционировал постройку 18 кораблей, не попадавших под ограничения Вашингтонского договора, чтобы компенсировать прекращение строительства линкоров и линейных крейсеров. Заказы выдали еще раньше - 5 февраля (за день до подписания договора), чтобы поддержать загрузку верфей; 7500-тонные крейсера 20 июня заказали фирмам Мицубиси (где прекратилась постройка “Тоса” и “Такао”) и Кавасаки (там строились “Kara” и “Атаго”). Обе верфи приступили к работам в ноябре и декабре, еще до утверждения бюджета парламентом. Постройку легально санкционировали только в марте 1923 года на 46-й сессии парламента в рамках “Новой программы по замене флота 1923 года”, а средства (около 15 млн. иен на крейсер) выделили из сумм, запланированных для капитальных кораблей, отмененных договором.

В 1923 году постройку крейсеров замедлили социальные волнения и забастовки на верфях. “Фурутаку” укомплектовали позже планируемого срока (23.11.1925 г.) из-за хлопот с турбинами, а ввод в строй “Како” задержала авария - разорвалась стрела грузового крана, повредившая корпус корабля.


2.1.4. Сроки постройки и данные по верфям.
  “Како” “Фурутака”
Строительный номер (обозначение) Крейсер “класса А” №1 Крейсер “класса А” №2
Дата выдачи заказа 20.06.1922 20.06.1922
Дата присвоения названия 9.10.1922 11.08.1922
Заложен/спущен/укомлектован 17.11.22/10.04.25/20.07.1926 5.12.22 / 25.02.25 / 31.03.1926
Строитель: корпус/механизмы верфь компании Кавасаки/ заводы Куре верфь компании Мицубиси/ заводы Нагасаки
Номер на верфи №540 №390

Продольный разрез: А - офицерские каюты; В - кубрики экипажа; С - погреба боезапаса; D - торпедные отсеки; Е - пост УАО ГК с директором- F - визирный пост; G, Н, J, К, и L - компасная, радио-, штурманская, коммуникационная и ходовая рубки; М - ангар для ГСМ; FS - величина шпаций; АР и FP - кормовой и носовой перпендикуляры; LWL - грузовая ватерлиния; UD, MD, LD и SD - верхняя, средняя, нижняя и складская палубы


2.1.5. Названия.

Поскольку новые крейсера относились к 1-му классу, то им, согласно решения морского министра Г.Ямамото от 3 марта 1905 года, следовало присвоить названия по именам гор. Крейсер “класса А” №2 назвали в честь горы Фурутакасан на о.Этадзима в префектуре Хиросима. Однако крейсер “класса А” № 1 по неизвестной причине назвали как крейсер 2-го класса в честь реки Како в префектуре Хиого на о.Хонсю. Имя “Како” 19 марта 1921 года присвоили одному из четырех 5500-тонных крейсеров, которые должны были строиться по бюджету 1921/ 1922 г. (заказан 26.11.1921 г., заложен на верфи Сасебо 15.02.1922 г., прекращен постройкой 17.03.1922 г.). Возможно, дело заключалось в упрямстве японцев, которые захотели сохранить понравившееся название. Оба имени применялись в японском флоте впервые. Законченный первым “Фурутака” стал головным кораблем типа.

2.2. Характеристики корпуса.

2.2.1. Основные размерения и водоизмещение.

Сначала в проекте использовалась английская система мер, но затем японцы перешли к метрической.

Размерения даны для водоизмещения с 67% всех запасов (водоизмещение для испытаний).

  По проекту Фактически
Длина между п.п. / по ВЛ / общая, м 176,784/181,356/185,166 176,784/183,530/185.166
Ширина максимальная/по ВЛ, м 16,506/15,480 16.506/15.770
Осадка носом/кормой/средняя, м - / - /4,496 5,76/5,35/5,56
Полная высота борта в средней части (до ВП>. м 10,071 10.071
Высота надводного борта (нос/середина/корма) 8,534/5,575/4.572 7,270/4.511/3.718
Коэффициенты корпуса: 
полноты водоизмещения 0,665 0,579
цилиндрический продольной полноты 0,771 0,663
полноты мидель-шпангоута 0,862 0,877
полноты ватерлинии - 0,745
Максимальная погруженная площадь по миделю, м2 60 76,6
Килеватость, м 1,016 1,016
Погибь верхней палубы, м 0,255 0,255
Скуловые кили (длина/ширина), м 47/1,3 47/1,3
Площадь балансирного руля, м2 16,72 16,72
Отношение длины к ширине 11,715 11,640
Отношение ширины к осадке 3,443 2,839
Отношение осадки к длине 0,0248 0,0303
Водоизмещение По проекту “Фуругака” “Како”
Стандартное, Т (британские тонны) 7100 8100 7950
Нормальное,,т 7500 8500 ?
На испытаниях (67% запасов), т 8586 9544 9540

Величина шпаций от носового перпендикуляра к корме несколько раз ступенчато изменялась: на 28,042 м в носу она была 0,61 м (2 фута), на следующих 29,261 м под погребами -0,914 м (3 фута), затем на 75,153 м, занимаемых КО и МО -1,129 и 1,143 м (3,7 и 3,75 фута), под кормовыми погребами на длине 19,445 м - 0,914 и 0,753 (3 и 2,47 фута) и на последних 28,88 м - снова 0,61 м. Шаг теоретических шпангоутов составлял 8,839 м, шаг теоретических ватерлиний -0,899 м.

ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ ЧЕРТЕЖ (проекция “корпус”)


2.2:2. Особенности конструкции корпуса.

При проектировании корпуса Хирага по опыту “Юбари” снова применил непрерывную и изогнутую в продольном направлении верхнюю палубу (ВП), а также использовал броневые плиты из стали NVNC для усиления продольной йрочности корпуса. Непрерывная ВП делала все несущие продольные элементы набора корпуса длинными, что наиболее Эффективно с точки зрения прочности, а отсутствие полубака снижало вес. Однако корпус из-за этого приобретал довольно сложную форму. Корабли получали достаточно высокий борт в носу для лучшей мореходности, в средней части (примерно от лобовой надстройки до башни ГК №4) высота борта выбиралась из соображений остойчивости, а в корме для экономии веса борт делали насколько возможно низким. Определенные таким образом базовые точки и отрезки кромки ВП ровнялись прямыми или слегка изогнутыми линиями, что придавало профилю корпуса волнообразный вид. Такой же форме более или менее следовала и идущая ниже главная (или средняя) палуба. Этих принципов определения формы корпуса японские кораблестроители придерживались при проектировании кораблей практически всех классов - от миноносцев До гигантских линкоров типа “Ямато”. Довольно интересно мнение английских коллег об этом методе экономии на весе корпуса: “он свидетельствует больше о дилетантском подходе, которого можно было ожидать только от флота, не имеющего опыта проектирования”.

За броневыми плитами пояса, включенного в силовую структура корпуса, бортовой обшивки не было. Хирага подсчитал, что узлы крепления 76-мм броневых плит будут в большой степени воспринимать продольную нагрузку: почти 100% нагрузки при сжатии корпуса (на гребнях двух волн) и 70% при растяжении (на гребне одной волны). Бронепалуба толщиной 32-35 мм воспринимала 100% нагрузки сжатия и 80% растяжения.

Для получения высокой скорости эти корабли имели самое большое среди японских крейсеров отношение длины к ширине. Шпангоут максимальной ширины располагался сзади миделя - в 97,23 м от носового перпендикуляра и в 79,55 м от кормового. Из-за большого радиуса скругления днища и большой килеватости (мера подъема днища у борта над основной плоскостью) коэффициент полноты мидель- шпангоута (определяет площадь поперечного сечения корпуса и, значит, его лобовое сопротивление) получился довольно низким.

2.2.3. Остойчивость.

Несмотря на заложенные Хирагой в проект меры по уменьшению веса, после достройки водоизмещение для испытаний достигло 9540-9544 т вместо проектных 8586 т. Эта перегрузка почти на 1000 т (более чем на 11%) намного превышала допустимую - 5% для малых кораблей и 2% для крупных. Происхождение столь большого несоответствия между проектными и фактическими значениями весов осталось неясным. Понятно только, что сделали японцы это не специально. Ведь водоизмещение этих кораблей и так было гораздо ниже “вашингтонского лимита”, а увеличение осадки более чем на 1 м уменьшило высоту надводного борта, высоту броневого пояса над ватерлинией (ВЛ), скорость и дальность плавания. Скорее всего, проектировщики просто ошиблись в весовых расчетах. Если расчет проектного водоизмещения, т.е. фактически объема погруженной части корпуса, довольно простой, то расчеты общего веса всех составляющих (корпуса, механизмов, вооружения, защиты, арматуры и т.д.) гораздо сложнее и требуют большой точности. Наверняка сказался и нечеткий весовой контроль на верфи.

Поскольку увеличение водоизмещения по сравнению с проектом понижает метацентр, остойчивость корабля может сильно пострадать. По проекту эти крейсера имели большую метацентрическую высоту (МВ, более 1 м при водоизмещении для испытаний) и, следовательно, большой диапазон остойчивости (угол крена от вертикали, при котором спрямляющий момент исчезает, а корабль опрокидывается). Хирага принял такие величины из желания уменьшить угол крена при получении повреждений в бою. Требования были жесткими: при затоплении двух МО или КО (самые большие отсеки на боевом корабле) с одного борта эти корабли должны были сохранять положительную МВ. Большая МВ была также нужна и для уменьшения крена при поворотах на полной скорости. При перекладке руля на 35° и скорости 80% от максимальной крен не должен был превышать 13°. Достаточно хорошие проектные величины Хирага получил за счет небольшой осадки и низкого расположения центра тяжести благодаря принятому распределению весов. Это позволило свести до минимума последствия столь значительной перегрузки и сохранить достаточно хорошие мореходные качества. Особенно большое значение вопросам остойчивости в японском флоте стали уделять после инцидента с миноносцем “Томодзуру” в марте 1934 года{9}. В 1935 году установили необходимые параметры остойчивости для кораблей различного водоизмещения, которые представлены ниже в сравнении с данными по “Како” (водоизмещение для испытаний с 67% всех запасов).

Водоизмещение, т 6000 10000 15000 “Како”(8200)
Метацентрическая высота, м 0,85 1.0 1.3 0,99
Диапазон остойчивости 75° 85° 85° 80°
Период качки, с (не более) 13-14 14-15 14-15 6,85

Следует, правда, заметить, что водоизмещение “Како” дано практически проектное. Его малый период качки означал быстрые и резкие бортовые размахи на волнении, сильно утомлявшие экипаж и мешавшие стрельбе.

Теоретический чертеж оконечностей крейсера типа “Фурутака”. Шаг теоретических шпангоутов равен 8,839 м (29 футов), шаг теоретических ватерлиний WL - 0,899 м (2,95 футов). Отмечены концы броневого пояса на 241-м (кормовой) и 105-м (носовой) шпангоутах, а также оси вращения башен №№1, 3,4 и 6. LWL и EWL - проектная грузовая ватерлиния и реальная ватерлиния при водоизмещении на испытаниях (с 67% запасов).


2.3. Защита и бронирование

2.3.1. Защита над ватерлинией.

Из-за небольшого водоизмещения этим кораблям невозможно было дать защиту против 20-см снарядов. Главный 76- мм пояс из стали NVNC постоянной толщины, проходя от шпангоута 15 до шпангоута 241, имел длину 80 м при высоте 4,115 м и наклон наружу 9°, что увеличивало его эффективную толщину. Такая защита считалась достаточной только от попаданий 15-см снарядов с дистанции 12000-15000 м. Верхняя кромка пояса крепилась к средней палубе (СП), а нижняя - к верхней кромке буля. По проекту над водой должно было находиться 3,277 м поясной брони, но из-за перегрузки высота пояса над ВЛ при водоизмещении 9540 т составила всего 2213 м. Броневая палуба из стали NVNC имела толщину 35 мм, уменьшаясь у ДП до 32 мм. Дымоходы на высоте 1,5 м от СП защищались 38-мм броней из стали NVNC. Та же сталь защищала погреба внутри корпуса - 50-мм плиты с боков и 35-мм сверху.

Дополнительную защиту давали плиты из стали НТ общей толщиной 48 мм (сверху 28,6 и снизу 19 мм), размещенные на ВП. Борт над поясом и в оконечностях имел обшивку из 19- мм или 25,4-мм листов стали НТ. Боевая рубка не бронировалась, а отсек рулевого привода защищался с кормы, носа, бортов и сверху тонкими плитами стали НТ.

СЕЧЕНИЕ ПО МИДЕЛЬ-ШПАНГОУТУ

Н - нефть; О - водонепроницаемый отсек; Т - тоннель для кабелей; К - кладовая (толщина брони и обшивки в мм)


2.3.2. Защита ниже ватерлинии.

Защита ниже ВЛ ограничивалась небольшими булями, по длине чуть выходящими за концы пояса. По проекту предполагалось установить броневую наклонную противоторпедную переборку (ПТП), которая бы крепилась к нижней кромке пояса, давая дополнительную защиту от подводных взрывов мин, торпед, ныряющих снарядов. Впервые так японцы сделали на “Базовом проекте А-102” (“Нагато”, “Муцу”){10}. Но в данном случае из-за ограничений по весу и ширине идею пришлось отбросить. Тем более, что проведенные при проектировании “Нагато” и затем на корпусе недостроенного “Тоса” в 1924 году эксперименты показали, что только при расположении такой ПТП на 5-6 м внутри корпуса можно было рассчитывать на какую-то защиту, по крайней мере, от торпед с зарядом ВВ 200-250 кг. Поэтому установку бортовых переборок из стали НТ в данном проекте признали неэффективной и излишней.

2.3.3. Внутреннее разделение на отсеки.

Не считая классического разделения корпуса на отсеки поперечными переборками, эти крейсера на большей части МО и КО имели продольную переборку по ДП. Она появилась из-за опасения, что попадание в любое МО, которые тянулись на 30 м, и особенно в район поперечной переборки между соседними МО, приведет к затоплению всех четырех МО и потере хода. К тому же объем принятой воды был бы настолько большим, что корабль сильно бы осел и потерял большую часть запаса плавучести. А при этом появляются сильные напряжения в наборе корпуса. Установка переборки по ДП ограничивала затопления одним бортом, гарантировала сохранение части энергетической установки, увеличивала продольную прочность и жесткость корпуса. С другой стороны, такая переборка имела большой недостаток: повреждение одного борта смещало бы центр погруженной части и вызывало быстрый и опасный крен, если сразу не принять мер по контрзатоплению. Гибель многих линкоров и броненосных крейсеров во время первой мировой войны, а также броненосца “Ясима” в 1904 году под Порт-Артуром приписывалась именно наличию такой переборки.

Хирага был против установки продольной переборки по ДП, но высшие специалисты флота решили, что главный риск от ее наличия можно будет свести к минимуму за счет принятия быстрых мер по контрзатоплению, таких как: взаимное соединение трубами отсеков противоположных бортов или установка устройств быстрого затопления отсеков. На проекте “Фурутака” переборка по ДП проходила по всем МО, но только по двум кормовым КО, образуя всего 6 котельных отделений: №1 (2 котла) и №2 (4 котла) без продольной переборки, №3 (2 котла) и №5 (1 котел) по левому борту, №4 (2 котла) и №6 (1 котел) по правому. В процессе постройки переборку продолжили в нос еще на протяжении КО №2, так что в результате корабли получили по 7 КО.

Продольная переборка по ДП на протяжении МКО применялась и в последующих проектах крейсеров “класса А”, а также более поздних крейсеров, авианосцев, минных заградителей и даже эсминцев “специального типа” (только по МО).

2.4. Вооружение

2.4.1. Главный калибр.

После достройки вооружение состояло из шести орудий калибром 20-см (200-мм) в так называемых одноорудийных “полубашнях”, очень простых по конструкции и довольно похожих на спаренные палубно-башенные установки “Юбари”, четырех 8-см зенитных орудий в открытых одиночных установках, 2 7,7-мм пулеметов Льюис и 12 61 -см торпедных труб в спаренных неподвижных установках (см. Приложение 1). Применение шести одноорудийных установок общим весом 6x57,5 = 345 т вместо двухорудийных 150-тонных башен, разработка которых еще только велась, экономило около 100 т веса. А расположение их по схеме “пирамида” позволило расположить все орудия ГК по диаметральной плоскости и благоприятно распределить нагрузку отдачи при стрельбе залпами.

СХЕМА ПОДАЧИ БОЕЗАПАСА В БАШНЮ №1

(толщина брони в мм)


Система подачи боезапаса проектировалась так, чтобы сэкономить как можно больше веса. Но в результате она оказалась такой сложной, что скорострельность орудий в реальных условиях упала с проектных пяти до двух выстрелов в минуту. Кроме того, поскольку большая роль в подаче снарядов и зарядов из погребов в “полубашни” отводилась ручной силе, поддержание приемлемой скорострельности в бою было делом сложным и утомительным для прислуги. Снаряды и зарядные картузы проходили довольно длинный путь: из погребов (снарядные и зарядные погреба располагались на одном уровне под складской палубой) они вручную подавались к нижней части подъемника, куда также вручную загружались. Подъемник проходил не внутри барбета или несущей трубы “полубашни” (фактически это было просто высокое - почти в два межпалубных пространства - кольцо, поддерживающее поворотную платформу с орудием, по верхней кромке которого располагался роликовый погон), а рядом с ним. Снаряд и его полузаряды в горизонтальном положении поднимались с помощью 8-сильного электромотора до палубы, находившейся на один уровень ниже боевого отделения, т.е. до ВП для установок №2 и №5 и на СП (средней) для остальных. Затем их также вручную передавали через отверстие в несущей трубе внутрь и укладывали в другой подъемник. Далее снаряд, теперь в вертикальном положении, с помощью гидропривода (насос с электродвигателем 8 л.с.) поднимался в боевое отделение поблизости от затвора, после чего вручную вкладывался в ствол и досылался. Зарядные картузы подавались вверх опять- таки вручную, далее заряжающие укладывали их в ствол и досылали вручную. Расстояние между двумя подъемниками каждой установки достигало 3 метров, а нижний подъемник установки №4, расположенной над машинным отделением, отстоял от нее на 7 м. Нельзя не посочувствовать прислуге этой установки, вынужденной вручную перетаскивать 110-кг снаряды и пудовые полузаряды на такое расстояние с подъемника на подъемник. Да и в бою такая система подачи легко выводилась из строя.

2.4.2. Зенитное вооружение.

После достройки и до модернизации в 1932-33 годах оба крейсера несли по четыре 8-см зенитных орудия на пьедестальных установках без щитов с ручным обслуживанием, которые располагались на ВП по бокам от дымовых труб. Характеристики орудий, установок и боезапаса даны в Приложении 1. Эти зенитки имели некоторую эффективность против медленно летящих самолетов на средней дистанции. Стрельбы, проведенные в 1926 году линкорами 1-й эскадры (“Нагато”, “Фусо”, “Исё” и “Ямаширо”) и 2-й эскадры (“Кирисима”, “Хией”), на которых тогда стояли эти орудия, дали 4,57% попаданий. Стрельба велась с управлением по дальномерам, со средним темпом 11,2 выстг „ла в минуту, на дистанции 3000 м по парусиновой цели, буксируемой гидросамолетом со скоростью 60 узлов (110 км/ч). Сами линкоры шли со скоростью 15 узлов.

Для ближней защиты от самолетов на мостике имелось два 7,7-мм пулемета Льюис, которые импортировались из Англии и были приняты на вооружение в 1925 году. Эти пулеметы оказались слишком тяжелыми и ненадежными. Их основные характеристики: длина ствола 1,283 м, вес без боезапаса 11,8 кг, скорострельность 550 выстр./мин., скорость пули у дула 745 м/с, эффективная дальность 1000 м.

2.4.3. Система управления артиллерийским огнем (СУАО).

Для управления стрельбой 20-см орудий сохранили систему наведения “слежение за указателем”. Главный директор типа 14 стоял на верхушке носовой надстройки, а резервный такого же типа - на крыше самолетного ангара. Оба директора можно было использовать также и при стрельбе по воздушным целям, поскольку их 6,4-см телескопы модели “L” слежения за целью с мощностью увеличения 6-7 раз (с 23 июля 19127 года переименованы в “6-см полузенитные телескопы”) имели угол возвышения 90°.

Главный директор (Хойбан) размещался в посту управления огнем почти в 22 м над ВЛ, как того требовал внутренний приказ по морской артиллерии №18 от 24 апреля 1923 года, устанавливавший структуру “устройств управления артиллерийским боем” для линкоров, крейсеров и эсминцев. Сразу под ним в визирном посту находилось устройство слежения за целью (Сокутекибан) типа 13, которое подсчитывало скорость цели и дистанцию до неё. Из-за большой высоты расположения этих устройств пришлось принять специальные меры для уменьшения их вибрации, возникавшей при стрельбе орудий. Уже на линкорах типа “Нагато” классическую треногую фок-мачту, несущую все устройства УАО, заменили семиугольной. Но и это не дало полностью удовлетворительных результатов. При проектировании крейсеров типа “Миоко” в 1923 году помощник Хираги Фудзимото предложил принять мачты типа “пагода”, которые явились как бы развитием американских “решетчатых” мачт, но были полностью зарытыми по наружной поверхности. После исследований на виброустойчивость “пагоды” приняли для проектов “Миоко” и “Аоба”, а также для уже строившихся “фурутака” и “Како”, чей проект соответственно модифицировали.

Для определения дистанции на крейсерах имелось по четыре дальномера “бинокулярной совмещающей системы” с базой 3,5 м, установленных по два на борт на уровне компасного мостика и кормового поста УАО (резервного). Для ночных боев предусматривалось три 90-см прожектора типа “SU”: один по ДП над компасным мостиком и два между трубами (левый ближе к носу, оба на одном уровне). Эти прожекторы, впервые появившиеся в 1918 году на линейном крейсере “Конго” и легком “Тацута”, устанавливались на всех последующих кораблях, заменив прожекторы типа “Сименс”. Последние оказались недостаточно мощными и излучали изохроматический свет, а новые типа “SU” - голубовато-белый с интенсивностью 9000 свечей на 1 м2 при токе 150А и напряжении 75 В, что позволяло вести стрельбу на дистанции 3500-4000 м. Вертикальная наводка прожекторов производилась в пределах от -30° до +100°. Управлялись они из специального поста, размещенного в нижней части носовой надстройки, или из постов управления огнем ГК (носового и кормового резервного).

2.4.4. Торпедное вооружение.

По проекту торпедное вооружение не предусматривалось, поскольку для разведчика оно было бы только лишним и опасным грузом. Но оба крейсера вошли в строй, имея по 12 неподвижных ТА. Установка на крейсерах “класса А” тяжелого торпедного вооружения произошла под давлением МГШ, который после подписания Вашингтонского договора стал придавать большое значение ночному бою и торпедным атакам, чтобы компенсировать ограничения, наложенные на линейные силы. Эта же концепция привела к созданию эсминцев “специального” типа (головной “Фубуки”), и к перевооружению в 1941 году двух 5500-тонных крейсеров в “торпедные” с десятью(!) четырехтрубными 61 -см ТА каждый.

Сначала предполагалось установить на эти крейсера поворотные аппараты на верхней палубе: по ДП, как на “Юбари”, или по бортам, как на 5500-тонных крейсерах. Но большая высота борта (по проекту 5,5 м против 4 м на 5500-тонных) подняла проблему относительно угла входа торпед в воду. Пришлось перенести ТА на палубу ниже, а также сделать их спаренными неподвижными, чтобы дать им лучшую защиту (плиты стали НТ 19-25,4 мм).

Хирага был ярым противником установки на больших кораблях торпедного вооружения, особенно внутри корпуса над МО или рядом с погребами, т.к. опасался, что в случае попадания снаряда или в результате пожара боеголовки торпед сдетонируют и вызовут ужасные повреждения. Взгляды Хираги подтвердились результатами испытаний, проведенных с корпусом недостроенного линкора “Тоса” 24 июня 1924 года. Тогда в носовом торпедном отделении, расположенном под верхней палубой, сдетонировали несколько боеголовок торпед типа 8 (300 - 346 кг “шимозы”) и корпус над ВЛ получил огромные разрушения. Прогнозы Хираги подтвердились и в ходе войны на Тихом океане, когда добрая половина из 18 вошедших в строй тяжелых японских крейсеров погибла именно после детонации собственных торпед, имевших кроме мощнейшего заряда еще и взрывоопасные кислородные двигатели. И это несмотря на то, что после неоднократных модернизаций на всех крейсерах, казалось бы, приняли все возможные меры предосторожности: ставшие поворотными ТА располагали на спонсонах, чтобы при развороте их по траверзу боеголовки торпед оказывались как можно дальше от борта, а запасные торпеды помещали в специальные бронированные ящики.

Несмотря на протесты Хираги, победили тактические соображения МГШ и ТА установили внутри корпуса: четыре пары труб типа 12 года (1923 г.) над машинными отделениями и две пары между установкой ГК №3 и носовой надстройкой. Из-за недостаточной ширины корпуса ТА правого и левого бортов несколько смещались относительно друг друга по длине корабля. Нормальный запас торпед - 12, но в военное время предполагалось нести ещё 12 резервных типа 8 года №2. Торпеды имели длину 8,415 м, калибр 61 см, вес 2362, кг, боеголовку с 346 кг “шимозы”. Пневматический 4-цилиндровый радиальный двигатель позволял им пройти на скорости 27 узлов 20000 м, на 32 узлах 15000 м или 10000 м на 38 узлах.

2.4.5. Авиационное оборудование.

Так как 7500-тонные крейсера в первую очередь предназначались для разведки и защиты линейного флота от легких сил, с самого начала понималась необходимость в обеспечении их хотя бы одним самолетом, который бы мог обнаружить противника на большом расстоянии.

Во время проектирования крейсеров в 1921-22 годах катапульты за рубежом только-только начали разрабатывать. Поэтому решили до появления подходящей катапульты, что потребовало бы некоторой переделки проекта, временно установить рельсовую взлетную платформу модифицированного типа Хейнкель. При общей длине 27 м она состояла из двух частей: 10-метровая кормовая часть монтировалась на башне №4 и вращалась вместе с ней, а 17-метровая носовая стояла перед башней на полукруглых палубных рельсах. Наклон платформы в нос к горизонту составлял 5°, а угол поворота - по 45° от ДП на каждый борт. Для взлета корабль разворачивался против ветра и развивал высокую скорость, а самолет с работающим на полной мощности мотором скатывался по рельсам на небольшой тележке. Эта платформа оказалась неудобной и даже опасной, поэтому использовалась крайне редко, да и то в экспериментальных целях. В 1930 году её сняли.

Оба крейсера укомплектовали без носовой части взлетной платформы, которую установили только в конце 1926 года. В 1927 году “Фурутака” для испытаний получил первый гидросамолет (ГСМ) HD-25 фирмы Хейнкель, а позже - улучшенный HD-26. В 1928 году “Како”, а в 1929 году “Фурутака” получили 2-местные ГСМ типа 2 (HD-26) производства уже японской фирмы Аичи. Эти двухпоплавковые бипланы, имевшие скорость 200 км/ч и дальность 495 миль (около 4,5 часов полета), поднимались с воды и в большинстве случаев спускались на воду с помощью грузовой стрелы, установленной на платформе грот-мачты. Хранился самолет или на взлетной платформе или в ангаре за дымовой трубой.

2.5. Энергетическая установка и механизмы.

2.5.1. Турбины.

Энергетическая установка (ЭУ) состояла из четырех турбоагрегатов типа Мицубиси-Парсонс (“Фурутака”) или Кавасаки-Кертис (“Како”), каждый из которых вращал гребной винт диаметром 3,505 м и развивал при максимальном ходе вперед мощность на валу 25500 л.с. при 360 об./мин., что в сумме давало 102000 л. с. Каждый агрегат состоял из ТВД (импульсного типа, мощность 12500 л.с.) и ТНД (реактивного типа, 13000 л.с.) переднего хода (ПХ). Обе турбины стояли параллельно, вращая каждая небольшую шестерню с противоположных сторон гребного вала с зубчатым колесом большого диаметра. Этот одноступенчатый редуктор с шевронными зубьями снижал скорость вращения вала до 360 об./мин., тогда как ротор ТВД вращался со скоростью свыше 3000, а ротор ТНД - 2000 об./мин. Кроме того, в корпусе ТНДПХ размещалась и ТНД заднего хода (ЗХ), работавшая на тот же вал, но при переднем ходе вращавшаяся вхолостую. Каждая ТЗХ могла развить на валу до 7000 л.с. (всего 28000 л.с.).

На крейсерском ходу использовались совместно турбина крейсерского хода (ТКХ) и крейсерские ступени главных турбин - эта система была известна как “комбинированного типа”. Для каждого турбоагрегата она состояла из: 1) крейсерской ступени (колесо с лопатками) на входе ТВДПХ и небольшой ТВДКХ, через сцепление соединенной с валом переднего конца ТВДПХ. ТКХ можно было отсоединить от вала, а питательный пар с помощью байпасных клапанов подавать на главную ТВД, минуя ТКХ и крейсерскую ступень.

На крейсерской скорости 14 узлов ТКХ и крейсерская ступень работали последовательно с главной ТВД. То есть пар последовательно проходил через все ТПХ: входил в ТКХ, выходил в крейсерскую ступень, олуда попадал в остальные ступени ТВД и ТНД, а затем поступал в холодильник (конденсор). На полном ходу пар сначала поступал в главные ТВДПХ, затем в ТНДПХ и в холодильник, не проходя через ТКХ (отсоединялась от вала) и крейсерскую ступень ТВДПХ (вращалась вхолостую). Однопроточные холодильники типа “Унифлюкс” крепились снизу к корпусу “своей” ТНД. Большие цистерны для питательной воды размещались в носовой части каждого МО напротив поперечной переборки.

Внешние валы приводились во вращение носовыми МО, внутренние - кормовыми. Вес турбин на “Како” составил 203,4 т, редукторов 135 т, а на “Фурутака” 200т и 129,5 т.

2.5.2. Котлы

Трехколлекторные котлы типа Канпон №1 (Канпон Шики Ро Го) работали на давлении 18,3 атм. при температуре пара 138°С. Перегрев пара на 38°С позволял снизить расход топлива на полном ходу на 10% и почти на столько же в других условиях. Двенадцать котлов располагались в семи КО: в носовом №1 бок о бок стояли 2 нефтяных котла “среднего” типа, в КО №2-№5 (2 с левого и 2 с правого борта) находилось по 2 нефтяных котла “большого” типа - один за другим, а КО №6 (правый борт) и №7 (левый) имели по одному котлу со смешанным отоплением “малого” типа.

2.5.3. Выходная мощность и скорость.

Для получения скорости 34,5 узла при водоизмещении с 67% всех запасов 8586 т проектная мощность составляла 102000 л.с. при 360 об./мин. “Како” вышел на испытания, имея почти такое водоизмещение, т.е. на 1000 т меньше действительного с 67%-й нагрузкой, и достиг скорости 35,14 узла при мощности на валах 105895 л.с.

РАСПОЛОЖЕНИЕ МЕХАНИЗМОВ НА КРЕЙСЕРАХ ТИПА “ФУРУТАКА”


2.5.4. Радиус действия.

Максимальный проектный запас топлива (400 т угля и 1400 т нефти) теоретически обеспечивал дальность плавания 7000 миль на 14 узлах. При фактическом запасе в 570 т угля и 1010 т нефти ожидалась дальность 6000 миль. Расход топлива на испытаниях “Фурутака” при водоизмещении 8500 т оказался 652 г нефти на л.с. в час на крейсерской скорости 14,5 узлов и мощности на валах 4879 л.с. (т.е. около 3,18 т нефти в час). При 67%-м запасе топлива на борту (1200 т) и данном водоизмещении с такой скоростью можно было пройти 5400-5500 миль. Однако из-за перегрузки, увеличившей расход топлива и уменьшившей его запас с 1800 до 1580 т, реальная дальность была меньше.

2.5.5. Вспомогательные механизмы.

Большинство вспомогательных механизмов - втяжные и вытяжные вентиляторы МО, устройства для форсировки котлов, насосы, компрессоры, подъемники и т.п. - имели электропривод, но некоторые (например, кабестан и руль) имели паровой. Четыре дизель-генератора (2 по 90 кВт и 2 по 67,5 кВт) стояли в отдельных отсеках на складской палубе впереди и позади МО. На крейсерах “класса А” и линкорах, начиная с “Конго”, напряжение сети равнялось 225 В, тогда как на легких крейсерах (тип “Тацута”, “Юбари” и 5500- тонные) - 110 В.

Рулевой привод имел 2-цилиндровую вертикальную паровую машину и гидротолкатели, действующие на балансирный руль. Носовые шпили (кабестаны) приводились во вращение с помощью 2-цилиндровой вертикальной паровой машины и 35-сильного электромотора, которые вращали гидромуфту типа Дженни.

Температура в погребах поддерживалась ниже +27°С холодильными установками, использующими в качестве хладагента двуокись углерода, компрессоры для которого имели электромоторы мощностью 14 и 10,5 л.с.

2.6. Экипаж и жилые условия.

По проекту экипаж состоял из 604 человек, из них 45 офицеров, но на службе он, в зависимости от условий, менялся от 616 до 631 человека, а после большой модернизации стал насчитывать 627 человек. Как и на “Юбари”, офицерские каюты располагались в носовой части корабля и в основании надстройки.

Значительное увеличение экипажа по сравнению с 5500- тонными крейсерами произошло из-за большого количества боевого оборудования на 7500-тонных крейсерах. С другой стороны, борьба за экономию веса резко снизила высоту надводного борта. И только благодаря большой длине и расположению жилых помещений на трех палубах удалось сохранить ту же плотность их заселения, что и 5500-тонных крейсерах - около 1,3 м2/чел. По западным стандартам это было слишком тесно и, кроме того, из-за возросшей осадки носом иллюминаторы кубриков на уровне складской палубы оказались рядом с ВЛ. Поэтому на переходах морем открывать их было нельзя, что значительно сказывалось на условиях обитаемости.

Вентиляция, как естественная, так и принудительная, для жаркого климата оказалась явно недостаточной. Поэтому эти корабли, из-за тесноты помещений получившие на флоте прозвище “плавучие семейные дворцы”, нельзя было использовать для длительных операций в тропиках.

2.7. Модификации перед модернизацией 1936-1937 годов.

С момента вступления в строй и до перевооружения на 2- орудийные башни на обоих крейсерах провели следующие модификации:

а) осенью 1926 года на отверстиях больших воздухозаборников в передней части носовой надстройки установлены защитные крышки;

б) в декабре 1926-феврале 1927 года обе дымовые трубы удлинили, а их козырьки отклонили назад, чтобы уменьшить помехи от воздействия на мостики дыма и горячих газов; повысили кормовую прожекторную платформу между трубами (с правого борта), чтобы уменьшить взаимные помехи при наведении лучей всех прожекторов на один борт;

в) весной 1928 года на передней трубе “Како” в виде эксперимента установили козырек возвышенного типа, предотвращающий попадание в дымоход дождевой воды, но спустя несколько месяцев его сняли;

г) в 1930 году сняли взлетные платформы;

д) в 1931-32 годах “Како” и в 1932—33 годах “Фурутака” на верфи флота в Куре прошли более основательную модернизацию, которая включала:

- замену 8-см/40 зенитных орудий типа 3 года на четыре 12- см/45 типа 10 года;

- установку по бокам от носовой трубы решетчатых вышек с зенитными директорами типа 91;

- установку на уровне верхнего мостика под компасным мостиком спонсонов для спаренных 13,2-мм зенитных автоматов Гочкиса на тумбах с ручным обслуживанием (по 1 на борт, вес 31 кг);

- установку на ВП сбоку от прожекторных платформ двух небольших башенок с “2-метровыми полузенитными дальномерами типа “BU” совмещающего типа для определения дистанции при стрельбе на больших углах возвышения;

- установку по ДП между ангаром и башней №4 19,4-метровой пороховой катапульты типа Куре №2 модели 1 (ширина 1,2 м, эффективная спусковая дистанция 15,4 м), способной запускать самолеты весом до 2000 кг со скоростью 26 м/с; на борт принимался 2-местный разведывательный гидросамолет типа 90 №1 весом 1800кг;

- расширение платформ носовой надстройки, установку башенки визира (устройства слежения за целью) за кормовым постом УАОГК, модификацию пароотводных трубок вдоль носовой трубы, снятие большого вентиляционного раструба с левой стороны носовой надстройки (только на “Фурутака”).

В день укомплектования крейсера приписали к военно-морскому округу Йокосуки, но 1 октября 1932 года “Како” и 1 февраля 1932 года “Фурутака” сменили порт приписки на Куре, те числились до исключения из списков флота соответственно 15 сентября и 1 ноября 1942 года.

2.8. Основная деятельность до модернизации 1936-1937 годов.

На следующий день (1 апреля 1926 года) после ввода в строй “Фурутака” стал флагманом 5-й эскадры11, в которую также входили легкие крейсера “Нака” и “Дзинцу”. Вступивший в строй 20 июля 1926 года “Како” с 1 августа сменил “систер-шипа” на месте флагманского корабля 5-й эскадры, понизив его до 2-го корабля. Осенью-зимой оба крейсера подверглись первым модификациям (а, б), а “Фурутака” 1 декабря получил бортовой 2-местный гидросамолет типа “Кайгун 2” (находился на борту до ноября 1929 года). Периоды активной службы в составе 5-й эскадры (позднее в 6-й, а “Фурутака” временно входил и в 7-ю) сменялись пребыванием в резерве. Оба крейсера имели одну или несколько белых полос на кормовой трубе в соответствие с их местом в эскадре: флагман (1-й корабль) нес одну полосу, 2-й корабль - две, 3-й - три, 4-й - одну широкую и одну узкую.

Во время учебных стрельб в августе 1927 года “Како” выпустил из одного орудия 15 колпачковых бронебойных снарядов №5 по старому крейсеру “Чиода”, который использовался в качестве мишени (затонул 5 августа). После присоединения 1 декабря к 5-й эскадре вступивших в строй “Кинугаса” (флагман) и “Аоба” (2-й) “Како” и “Фурутака” стали соответственно 3-м и 4-м кораблями. “Како” в это же время получил на борт гидросамолет типа “Кайгун 2”, который нес до конца 1928 года. С 30 ноября 1929 года по 1 декабря 1930 года “Фурутака” находился в резерве. За это время с обоих крейсеров сняли взлетные платформы, при этом “Како”, а в следующем году и “Фурутака” получили новые самолеты, которые хранились' между ангаром и башней №4, спускались на воду и поднимались с воды грузовой стрелой у грот-мачты.

С 1 декабря 1930 года по 30 ноября 1932 года “Како” находился в резерве, 15 мая-29 сентября 1931 года проходил докование в Йокосуке, во время которого на нем увеличили мощность главных холодильников. С 10 ноября 1932 года по 31 мая следующего он проходил модернизацию в доке Куре, а 1 декабря стал 4-м кораблем 5-й эскадры. Вместе с “Аоба” и “Кинугаса” в апреле 1933 года он участвовал в учебных стрельбах по крейсеру-мишени “Тоне”. 20 мая корабли типов “Фурутака” и “Аоба” образовали 6-ю эскадру, а “Како” 15 ноября стал в резерв и до 14ноября 1935 года входил в состав сторожевой эскадры Куре (Куре Кейби Сентай). За это время он прошел докование в Сасебо (10.11.1934-25.02.1935) и еще раз в Куре (20.05.1935-30.07.1935), когда ему заменили паровой рулевой привод на электрогидравлический. 4 июля 1936 года на верфи флота в Сасебо началась реконструкция крейсера с заменой башен ГК и надстроек.

После докования и осмотра подводной части корпуса в Йокосуке с 29 мая по 29 сентября 1931 года “Фурутака” 1 декабря поставили в резерв в Куре, в течение которого он прошел докование (23.02-30.04.1932 г.) для очистки и ремонта днища и прошел модернизацию. С 15 ноября 1933 года по 14 ноября 1935 года “Фурутака” являлся 3-м кораблем 6-й эскадры (в сентябре 1934 года прошел докование в Майдзуру для ремонта поврежденных частей корпуса), а 15 ноября был поставлен в резерв (сторожевая эскадра в Куре). Но уже 15 февраля 1936 года его перед большими маневрами ввели в 7-ю эскадру (3-м кораблем). 1 декабря “Фурутака” вернулся в Куре, где 6 марта 1937 года его поставили в сухой док для модернизации, которая началась 1 апреля.

Глава 3. Крейсера типа “Аоба”

3.1. Проектирование и постройка

3.1.1. Заказы на постройку и программы.

3 июля 1922 года премьер и морской министр Томосабуро Като объявил Японии “Программу ограничения военно- морских вооружений”, которая предполагала в дополнение к 18 кораблям, санкционированным к постройке в феврале- марте, заказать ещё 59 кораблей, включая 2 крейсера по 7100 т и 4 по 10000 т стандартного водоизмещения. Первая пара по 7100 т (7500 т нормального водоизмещения) должна была повторять крейсера “класса А” №1 и №2, заказанные в июне, чтобы образовать с ними однородную эскадру из четырех кораблей. Четыре крейсера по 10000 т также должны были образовать однородную эскадру, но строить их следовало по условиям Вашингтонского договора, который был подписан, но еще не ратифицирован. Постройку всех шести крейсеров санкционировала 46-я сессия японского парламента (27.12.1922-27.03.1923 г.) в рамках “Новой кораблестроительной программы по замене кораблей по условиям Вашингтонского договора 1923 года”. Крейсера по 7100 т были названы крейсерами “среднего типа №1 и №2”, а 10000-тонные - крейсерами “большого типа №1-№4”. Средства на постройку выделялись под статьей “Затраты на строительство вспомогательных боевых кораблей”, входящей в раздел “Затраты на строительство боевых кораблей” чрезвычайного бюджета, начиная с 12-го финансового года (1923/24). Оценочная стоимость 7100-тонного крейсера составила 15 млн иен, 10000- тонного - 21,9 млн иен.

3.1.2. Сроки постройки и данные по верфям.
  “Кинугаса” “Аоба”
Постройка предложена 3.07.1922 3.07.1922
Санкционирована в марте 1923 г. “средний крейсер №Г “средний крейсер №2"
Условное обозначение Крейсер “класса А” №3 Крейсер “класса А” №4
Дата выдачи заказа июнь 1923 июнь 1923
Дата присвоения названия 11.08.1924 18.09.1923
Заложен/спущен/укомлекгован 23.01.24/24.10.26/30.09.1927 4.02.24/25.09.26/20.09.1927
Строитель: корпус/механизмы верфь компании Кавасаки / заводы Куре верфь компании Мицубиси / заводы Нагасаки
Номер на верфи №541 №400
3.1.3. Названия.

Как крейсера 1 -го класса, оба получили названия по именам гор. Крейсер “класса А” №3 назвали по горе Кинугасасан в префектуре Киото, а крейсер “класса А” №4 - по горе Аобасан в префектуре Мийяги. Оба имени использовались в японском флоте впервые, но так собирались назвать 8000- тонные крейсера программы “Флот 8-8” в 1920 году. Оба крейсера должны были повторять тип “Фурутака”, но из-за введенных в процессе их постройки значительных модификаций их официально стали называть тип “Аоба”.

3.2. Изменения проекта.

После подготовки проекта 10000-тонных: крейсеров (будущие типа “Миоко” - см. главу 4) контр-адмирал Хирага был послан за границу, а его место начальника отдела базового проектирования занял капитан 2 ранга Фудзимото. За время отсутствия Хираги МГШ заставил его преемника установить на новых 7100-тонных крейсерах двухоруцийные башни ГК. “Фурутака” и “Како” находились уже в высокой степени готовности, но Фудзимото согласился изменить чертежи менее готовых “Кинугаса” и “Аоба”, а также предусмотреть возможность установки на них катапульты. Это потребовало полностью изменить надстройки за трубами. Кроме того, на вооружение флота стали поступать более мощные 12-см зенитные орудия типа 10 года и МГШ решил поставить их на новые крейсера вместо'8-см зениток типа 3 года. Наконец, в 1926 году недостатки достроенных “Фурутака” и “Како”, такие как малая высота дымовых труб и неудобная структура носовой надстройки, стали очевидны и их нельзя было не учесть при достройке “Аоба” и “Кинугаса”. Все эти изменения сделали без ведома Хираги, что буквально привело его в бешенство, когда он вернулся в Японию.

3.3. Основные отличия между типами “Аоба” и “Фурутака”.

Коэффициенты корпуса: “Како” Аоба
полноты водоизмещения 0,579 0,579
цилиндрич. продольной полноты 0,663 0,665
полноты мидель-шпангоута 0,887 0,875
полноты ватерлинии 0,745 0,746
Максимальная погруженная площадь по миделю, м2 76,6 79,0
Отношение длины к ширине 11,640 11,590
Отношение ширины к осадке 2,839 2,773
Отношение осадки к длине 0,0303 0,0311

Данные, приведенные для типа “Фурутака”, применимы и для типа “Аоба”, за исключением следующего:

1) Водоизмещение. Было подсчитано, что модификации, на которых настаивал МГШ, увеличат водоизмещение на испытаниях с 8586 до 8910 т (всего на 360 т), что потребует специальных мер для увеличения прочности корпуса и сохранения нужной остойчивости. В 1925 году еще не знали о перегрузке “Фурутака” и “Како”, поэтому после достройки водоизмещение с 67% запасов достигло уже совсем неприличного значения: 9820 на “Аоба” и 9930 т на “Кинугаса”. Такая перегрузка привела к беспрецедентному увеличению средней осадки - с 4,496 м до 5,71 и 5,72 м. На целых 4 фута уменьшалась высота надводного борта, высота пояса над ВЛ, падала скорость и дальность плавания. Значительно ухудшалась и остойчивость (метацентрическая высота и диапазон остойчивости оказались хуже, чем у типа “Фурутака”) - отчасти из-за понижения метацентра при увеличении осадки, но в основном из-за увеличения “верхнего” веса. Эта была цена, которую пришлось заплатить за двухорудийные башни, 12-см зенитки, катапульту и дополнительные кормовые надстройки. Несколько отличались размерения и коэффициенты корпуса. При водоизмещении для испытаний 9820 т длина по ВЛ у “Аоба” составила 183,58 м, ширина 15,83 м, средняя осадка 5,71.

Распределение весов после достройки, т (%): “Како” “Аоба”
Корпус 3147 (33,1) 3131 (31,9)
Броня и защита 1150 (12.0) 1197(12,2)
Арматура 433 (4.6) 448 (4,6)
“Неподвижное” оборудование 135(1,4) 131 (1.3)
“Подвижное” оборудование 400 (4,2) 350 (3,6)
Механизмы 2071 (21.,8) 2174(22,1)
Вооружение 980 (10.3)* 1086(11.0)
Топливо (уголь+нефть) 67% 1053 1200
Резервная вода для котлов 67% 61 61
Смазочное масло 67% 30 30
Водоизмещение для испытаний (67% запасов) 9502 9820

*орудия 575 т, торпедное вооружение 225т, электрооборудование 175 т, авиационное и штурманское оборудование 5 т.

2) Вооружение главного калибра. 20-см/50-калиберные орудия типа 3 года были установлены в двухорудийных башнях модели “С”, которые спроектировал инженер С.Хада. Эти принятые на вооружение в 1926 году установки имели угол возвышения 40°, что обеспечивало дальность стрельбы 26700 м, и заключались в башни с главным (боевым) и нижним (энергетическим) отделениями, центральным стволом, вращающимся вместе с орудийной платформой. Центральный ствол проходил вниз до самого двойного дна. Боевое отделение башни защищалось 25-мм плитами стали НТ со всех сторон. Как и на типе “Фурутака”, снарядные и зарядные погреба размещались на одном уровне под складской палубой. Поэтому подъемники, проходящие внутри центрального ствола башни, опускались в одно и то же перегрузочное отделение под этой палубой.

Установка 157-тонных двухорудийных башен вместо одноорудийных “подубашен” модели “А” позволила увеличить дальность стрельбы, повысить скорострельность (теоретически 5 выстр./мин., практические 0,67 при максимальном возвышении), снизить утомляемость прислуги, особенно, работающей на подаче боезапаса, сделать подачу более надежной и защищенной. Однако это привело к увеличению веса почти на 126 т. К тому же двухорудийные башни оказались слишком большими для этих крейсеров - после испытательных стрельб корпус и палубу вокруг кормовой башни пришлось укреплять.

3) Зенитные орудия дальнего действия. На корабли установили по четыре 12-см/45-калиберных зенитных орудия типа 10 года, появившихся на флоте в 1926 году. Сначала они использовались на одиночных установках модели “В” без щитов (вес с орудием 7,8 т), с ручным обслуживанием. На время готовности этих крейсеров 12-см орудия обеспечивались снарядами 3 типов; все были приняты на вооружение в 1926 году, имели заряд в латунной гильзе и головной взрыватель двойного действия (30 или 50 с): фугасный снаряд желтого цвета с “начинкой” из пикриновой кислоты и 5,06-кг зарядом пороха 35С , пристрелочный снаряд зеленого цвета и “легким” зарядом пороха 20С и учебный снаряд черного цвета с дистанционным взрывателей и “облегченным” зарядом пороха 35С . В 1929 году этот фугасный снаряд (“роллед стал шелл”) и взрыватель двойного действия на 50 с сняли с вооружения, а вместо них приняли снаряд “коммон” или фугасный №4 и “звездный” (осветительный). В 1932 году добавили еще учебный снаряд. С 1929 года все снаряды, кроме пристрелочных, имели три типа зарядов в латунных гильзах. “Звездные” 12-см снаряды с успехом прошли испытания на “Аоба” во время ночных маневров 1928 года.

4) Катапульта. Хотя оба крейсера укомплектовали в сентябре 1927 года без катапульт, возможность ее установки предусмотрели при изменении проекта в 1925 году. В мае 1928 года в Хиросимской бухте успешно закончились испытания катапульты типа Куре, установленной в носовой части палубы старого броненосца “Асахи”, с которой запускался гидросамолет типа 15. В конце месяца катапульту типа Куре №1, работающую на сжатом воздухе, установили на “Кинугасе”, который и стал первым кораблем императорского японского флота с катапультой. Ровно через год такую же катапульту установили в Йокосуке на “Аоба”. В 1929 году оба крейсера получили по гидросамолету типа 15, которые находились на них до конца 1931 года. Еще через год крейсера получили гидросамолеты типа 90 №2, которые несли до конца 1936 года.

5) Управление стрельбой. Отличалось от типа “Фурутака” следующим:

- вспомогательный пост управления стрельбой ГК и кормовые 3,5-метровые дальномеры типа 14 размещались за грот- мачтой;

- кормовые 90-см прожекторы типа “SU” для уменьшения взаимного влияния дальше разнесли друг от друга: левый стоял между трубами, а правый перед самой грот-мачтой;

- из-за возросшей дальности стрельбы в башнях №2 и №3 установили дополнительные 6-метровые дальномеры типа 14 (бинокулярного совмещающего типа) с дальностью действия 35000 м; на дистанции 25000 м ошибка составляла 235 м, на 20000 м- 191 м и на 10000 м -48 м.

6) Энергетическая установка и механизмы. “Кинугаса” имел турбозубчатые агрегаты типа Кавасаки-Кертис, идентичные ТЗА на “Како”, а “Аоба” - ТЗА типа Мицубиси-Парсонс, как и “Фурутака”. На ходовых испытаниях “Кинугаса” достиг максимальной скорости 34,5 узла при мощности 106000 л.с. и водоизмещении чуть меньшем 9000 т. Поскольку на новых крейсерах установили более мощные вспомогательные механизмы, мощность электрических генераторов повысили с 315 кВт (на типе “Како”) до 450 кВт (2 по 90 и 2 по 135 кВт).

7) Запас топлива. Максимальная ёмкость бункеров и цистерн позволяла принять 400 т угля и 1400 т нефти, что по проекту должно было обеспечить 7000-мильную дальность плавания на 14 узлах.

8) Рулевой привод. Вместо паровых приводов на типе “Како” на типе “Аоба” применили электрогидравлические. Подачу масла под давлением обеспечивали насосы с электроприводом типа У.Дженни на “Аоба” и типа Хеле-Шо на “Кинугаса”. Передача вращения от установленного на мостике штурвала осуществлялась с помощью телемотора.

9) Экипаж. По проекту состоял из 45 офицеров и 577 унтер-офицеров и рядовых, всего 622 человека. Реально до 1938 года экипаж насчитывал в среднем 643 человека, изменяясь в зависимости от условий (флагман или нет) от 632 до 647 человек.

3.4. Модификации до модернизации 1938-40 годов.

С момента ввода в строй на этих крейсерах делались следующие модификации:

а) в 1930 году пневмокатапулыу (№1) заменили пороховой - типа Куре №2 модели 1, принятой на вооружение 1 мая 1930 года, т.к. пороховые катапульты были надежнее и легче обслуживались; установки 12-см зениток модели “В” заменили установками со щитом и электро гидравлическим приводом модели “В ”, для которых пришлось сделать небольшие спонсоны;

б) в 1932 году по бокам носовой надстройки установили спонсоны для двух счетверенных установок 13,2-мм автоматов типа Гочкис на тумбах с ручным обслуживанием (общий вес 1163 кг), которые импортировались из Франции и с 4 февраля 1933 года назывались “13-мм счетверенные установки типа Хо” (см. Приложение 1);

в) в 1936 году зарядные подъемники “толкающего типа” заменили “ковшовыми”, состоящими из латунного ковша, прикрепленного с “бесконечному” тросу с приводом от гидроцилиндров, зубчатых реек и тросовых лебедок; такой подъемник мог подать заряд из перегрузочного отделения башни в боевое за 4 с.

Справа: продольный разрез крейсера “Аоба” (обозначения как на разрезе “Фурутака”)


Хотя введение подъемников “толкающего” типа, размещенных внутри центрального ствола башни модели “С” (также и в модели “D” на типе “Миоко”) по сравнению с “ковшовыми” на типе “Фурутака” позволило повысить скорость подачи боезапаса, такая конструкция приводила к образованию непрерывной цепочки зарядов от погреба до боевого отделения. Поэтому воспламенение одного заряда в боевом отделении могло привести к самому ужасному - взрыву погребов и гибели корабля. Ковшовый же подъёмник был гораздо пожаробезопаснее (см. также главу 4).

3.5. Деятельность до модернизации 1938-40 годов.

В день укомплектования “Аоба” был приписан к морскому округу Йокосука, а “Кинугаса” - к округу Сасебо. В 1932 года обоих перевели в округ Куре, к которому они были приписаны вплоть до исключения из списков флота: 15 декабря 1942 года “Кинугаса” и 20 ноября 1945 года “Аоба”.

Оба крейсера присоединились к 5-й эскадре 1 декабря 1927 года, “Кинугаса” стал флагманом (одна малая белая полоса на кормовой трубе), а “Аоба” - 2-м кораблем (2 полосы). 30 ноября 1930 года они поменялись местами - флагманом 5-й эскадры стал “Аоба”. С 1 декабря 1930 года “Кинугаса” и с 1 декабря 1931 года “Аоба” до 1 декабря 1932 года находились в резерве. В апреле 1933 года оба крейсера вместе с “Како” провели учебные стрельбы по исключенному из списков флота старому крейсеру “Тоне”, чтобы испытать новые взрыватели для 20-см снарядов “коммон”.

19 мая оба корабля передали в 6-ю эскадру (“Аоба” флагман), а с 15 ноября 1935 года по 30 ноября следующего они состояли в 7-й эскадре. Во время больших маневров весной 1936 года они провели стрельбы главным калибром: на дистанции 19800 м разброс залпов составил в среднем 180- 230 м, тогда как разброс у крейсеров типа “Миоко”, стрелявших на дистанцию 20000-22000 м, составил 280-330 м.

1 декабря оба корабля поставили в резерв - в эскадру береговой обороны Куре, в которой они состояли до начала коренной модернизации на верфи Сасебо: в октябре 1938 года на “Кинугаса” и в ноябре на “Аоба”.

Глава 4. Крейсера типа “Миоко”

4.1. Проектирование и постройка.

4.1.1 Проект.

После подписания 6 февраля 1922 года Вашингтонского договора МГШ Японии поручил Юдзуру Хираге разработать проект крейсеров “класса А” нового типа в пределах договорных ограничений, т.е. со стандартным водоизмещением 10000 т и вооружением из 20-см орудий. Именно к постройке таких крейсеров, ставших известными как “договорные” или “вашингтонские”, приступили все морские державы. После нескольких заседаний МГШ установил следующие требования к проекту:

1. Вооружение ГК из восьми 20-см орудий в 2-орудийных башнях (три “пирамидой” в носу, одна в корме).

2. Зенитное вооружение из четырех 12-см орудий в одиночных установках.

3. Восемь торпедных труб в спаренных неподвижных установках под палубой в корме.

4. Защита важных частей от косвенных попаданий 20-см и прямых попаданий 15-см снарядов.

5. Защита от подводных взрывов в виде булей вдоль всех МКО.

6. Максимальная скорость свыше 35 узлов.

7. Радиус действия 10000 миль на 14 узлах.

8. Оборудование для несения двух гидросамолетов.

Хирага не согласился с этими требованиями и после дальнейшего обсуждения склонил МГШ к принятию других характеристик проекта:

1. Увеличить вооружение ГК до 10 20-см орудий, добавив пятую башню в корме, чтобы обеспечить превосходство над крейсерами иностранных проектов, которые по сведениям разведки должны были нести по восемь 8-дюймовых орудий.

2. Увеличить ПТЗ за счет установки броневой продольной переборки за булями.

3. Уменьшить радиус действия до 8000 миль на 14 узлах.

4. Отказаться от торпедного вооружения, излишнего и опасного для крейсеров.

Разработку проекта начал Фудзимото под руководством Хираги в начале 1923 года. Спустя год, перед самым отбытием Хираги за границу, окончательные чертежи были готовы. Основные характеристики получались следующими:

1. Стандартное водоизмещение 10000 т, водоизмещение для испытаний с 67% всех запасов 11850 т.

2. Максимальная скорость 35,5 узла при мощности на валах 130000 л.с.

3. Радиус действия 8000 миль на 14 узлах при полном запасе топлива.

4. Вооружение из 10 20-см орудий в пяти башнях и 4 12-см зениток, одна катапульта и два ГСМ.

5. Основные обводы корпуса и устройство энергетической установки по образцу проекта 7100-тонных крейсеров, но с большей носовой надстройкой.

Воспользовавшись временным отсутствием Хираги, сторонники торпедного вооружения в МГШ смогли навязать свои взгляды и принудили его преемника Фудзимото переделать чертежи, предусмотрев установку на крейсерах 7100-тонного и 10000-тонного проектов 4 спаренных торпедных труб типа 12 года в неподвижных установках под верхней палубой над машинными отделениями. Число 12-см зениток на 10000- тонных крейсерах увеличивалось до шести, а число торпедных труб во время постройки - до 12 (4 строенных неподвижных типа 13), а для компенсации уменьшения площади жилых помещений решили возвести дополнительную надстройку на верхней палубе - по бокам носовой надстройки и первой дымовой трубы, и на нее перенести носовую пару 12-см зениток. В МТД подсчитали, что все эти модификации увеличат нагрузку примерно на 500 т и повысят водоизмещение для испытаний до 12350 т.

4.1.2. Сроки постройки и данные по верфям.

Постройка всех четырех “больших” крейсеров была предложена 3 июля 1922 года, санкционирована в марте следующего. Заказ на первые два выдали весной 1923 года (бюджет 1923/24 гг.), на третий и четвертый - осенью 1924 года (бюджет 1924/25 гг.).

Название “Миоко” “Нати” “Асигара” “Хагуро”
Условное обозначение крейсер “класса А” №5 крейсер “класса А” №6 крейсер “класса А” №7 крейсер “класса А” №8
Дата присвоения названия 10.12.1923 10.12.1923 16.02.1925 16.02.1925
Заложен 25.10.1924 26.11.1924 11.04.1925 16.03.1925
Спущен 16.04.1927 15.06.1927 22.04.1928 24.03.1928
Укомплектован 31.07.1929 26.11.1928 20.08.1929 25.08.1929
Строитель: корпус/ верфь ВМФ Йокосуки/ верфь ВМФ Куре/ верфь фирмы Кавасаки/ верфь фирмы Мицубиси/
механизмы она же она же верфь Куре верфь Йокосуки
Номер на верфи     №545 №420

Закладку первой пары крейсеров задержало Великое Землетрясение, разрушившее 1 сентября 1923 года округ Канто (Токио и пригороды), что привело к сокращению средств, выделяемых на новое кораблестроение. Хотя верфь Йокосука Кайгун Косо сильно пострадала во время землетрясения, “Миоко” заложили на ней раньше “Нати”. Но затем строительство “Миоко” замедлилось из-за перегрузки арсенала Йокосуки работами, связанными с переделкой линкора “Ката” в авианосец и модернизацией линейного крейсера “Харуна”. “Нати” достроили первым, несмотря на аварию 24 декабря 1925 года, когда из-за перегрузки обломились стрелы двух кранов, сильно повредив носовую часть крейсера (погибло 3 рабочих). К тому же “Нати” ввели в строй без дополнительных надстроек, а на “Миоко” их установили в соответствии с изменениями проекта еще до укомплектования.

4.1.3. Названия.

Как крейсера 1-го класса они получили названия по именам гор: Миокосан в префектуре Ниигата, Натисан (Начисан) на юго-востоке префектуры Вакайяма, Асигарасан в западной части префектуры Канагава и Хагуросан в центре префектуры Ямагата. Все четыре имени использовались в императорском японском флоте впервые, но так предполагалось назвать 8000-тонные крейсера программы “Флот 8-8” 1920 года.

4.2. Характеристики корпуса.

4.2.1. Основные размерения и водоизмещение.

Сначала в проекте использовалась английская система мер, но затем японцы перешли к метрической. Размерения даны для водоизмещения с 67% всех запасов (водоизмещение для испытаний).

  По проекту 1924 г. Модиф.1925/26г. Реально в 1929 г.
Длина между п.п./по ВЛ/общая, м 192,024/198,120/ 192,024/201,500/ 192,024/201,625/
  203,759 203,759 203.759
Ширина максимальная/по ВЛ, м 18,999/17,348 18,999/17,740 18,999/17,856
Осадка, м 5.029 5.900 6,230
Высота надводного борта (нос/середина/корма) 9,144/5,944/4,890 8,27/5,07/4,02 7,94/4,74/3,69
Коэффициенты корпуса:
полноты водоизмещения 0,6^0 0,561 0,543
цилиндрический продольной полноты 0,741 0,712 0,620
полноты мидель-шпангоута 0,863 0,788 0,875
полноты ватерлинии - - _
Максимальная погруж. площадь по миделю, м2 82,5 88,3 103,6
Отношение длины к ширине 11,448 11,358 11,292
Отношение ширины к осадке 3,448 3,007 2,866
Отношение осадки к длине 0,0253 0,0293 0,0309
Водоизмещение По проекту Модификация “Нати” Остальные
Стандартное, Т (британские тонны) 10000 10500 10980 10980
Нормальное, Т - - - 12500
На испытаниях (67% запасов), т 11850 12370 13330 13280

Величина шпаций от носового перпендикуляра к корме несколько раз ступенчато изменялась: на 35,240 м в носу (шп.1-58) она была 0,61 м (2 фута), на следующих 27,432 м под погребами (шп.58-118) -0,914 м (3 фута), затем на 81,648 м, занимаемых КО и МО (шп.118-256) - 1,219 и 1,143 м (4 и 3,75 фута), под кормовыми погребами на длине 17,221 м (шп.256-293) - 0,914 м (3 фута) и на последних

Теоретический чертеж (проекция “корпус”) крейсера “Миоко”


    По проекту Реально Допустимо
Корпус на гребне Растяжение палубы, Т/дюйм2 9,32 9,93 менее 10
одной волны Сжатие днища, Т/дюйм2 8,17 8.97 менее 8,0
Корпус на гребнях Сжатие палубы, Т/дюйм2 6,96 7,09 менее 8,0
двух волн Растяжение днища, Т/дюйм2 7,74 7,93 менее 9,0

4.2.2. Особенности конструкции корпуса.

В проекте 10000-тонных крейсеров Хирага применил те же конструктивные принципы, что и в проекте 7100-тонных: 1) непрерывная ВП, сильно изогнутая в продольном направлении; высота борта значительно уменьшалась от носа к корме; 2) броневые плиты пояса и средней палубы использовались как продольные несущие элементы корпуса; бортовые воспринимали 100% нагрузки сжатия и 65% растяжения, палубные - соответственно 100 и 80%.

По расчетам, благодаря этим мерам, вес корпуса составлял всего 32% от водоизмещения для испытаний вместо 38,5% на 5500-тонных крейсерах и 31,3%на“Юбари”. После достройки относительные показатели оказались даже ниже проектных, но в абсолютных величинах корпус “потяжелел”: 4040 т (30,4%) на “Наги” и 3945 т (29,7%) на ‘Мною” вместо проектных 3800 т. Из-за перегрузки уменынилаа и продольная прочность корпуса В частности, напряжения в его средней части при расположении на гребне волны превысили допустимые значения (растяжение палубы вообще почти достигло предела - см. таблицу).

Как и предыдущие крейсера “класса А”, корабли типа “Миоко” имели большое отношение длины к ширине, большие радиусы булей и килеватость при малом значении коэффициента полноты мидель-шпангоута и отношении ширины к осадке. Максимальное по ширине сечение корпуса также располагалось в корму от миделя.

36,980 м (шп.293-353) - снова 0,61 м. Шаг теоретических шпангоутов составлял 10,058 м, шаг теоретических ватерлиний - 1,006 м.

Килеватость, м 1,143

Погибь верхней палубы, м 0,254

Скуловые кили (длина/ширина), м 66/1,2

Площадь балансирного руля, м2 19,83


4.2.3. Остойчивость.

Когда в октябре 1928 года первый из достроенных крейсеров этого типа - “Наги” готовился выйти на ходовые испытания, оказалось, что его водоизмещение с 67% всех запасов достигло 13330 т- на 956 т больше ожиданий МТД и на 1480 т больше первоначального проектного значения. Эта более чем 12%-я перегрузка намного превышала допустимые для больших кораблей 2%. При этом только 500 т перегрузки были прямым результатом введенных в проект под нажимом МГШ модификаций (торпедное вооружение, дополнительные зенитки и жилые помещения). Причины же появления остальных “сверхштатных” сотен тонн, как и в случае с 7100-тонными крейсерами, остались невыясненными. Из имеющейся довольно точной таблицы распределения весов видно, что излишки веса приходятся на корпус, арматуру, вооружение и оборудование.

Распределение весов, т (%) По проекту “Нати” “Миоко”
Корпус 3803 (30,8) 4040 (30.3) 3945 (29.7)
Броня и защита 2032 (16,4) 2024 (15,2) 2033 (15,3)
Арматура 358 (2,9) 405 (3.0) 442 (3,3)
“Неподвижное” оборудование   164(1,2) 154(1,1)
“Подвижное”оборудование 366 (3,0) 500 (3,7) 500 (3,7)
Механизмы 2690 (21,8) 2730 (20,5)  
Вооружение: 1305 (10,6) 1627 (12,2)  
орудия 926 1164  
торпедное вооружение 170 208  
электрооборудование 204 248  
авиационное оборудование 5 7  
Топливо (67%) 1647 1647 1647
Резервная котельная вода (67%) 117 117  
Смазочное масло (67%) 36 36  
Водоизмещение для испытаний 12370 13330 13280
Трубы ПТЗ (в булях, в военное время) 200 213  

И здесь вряд ли стоит верить иногда встречающимся в военно-морской литературе высказываниям, что вся эта перегрузка японских кораблей была преднамеренным нарушением ограничений Вашингтонского договора. Ведь больше всего от нее страдали сами японцы. Дополнительное водоизмещение уменьшало высоту надводного борта, запас плавучести, ухудшало мореходность, продольную прочность корпуса, обитаемость, скорость и дальность плавания. Конечно, японцы понимали, что они вряд ли впишутся в 10000-тонный лимит, установив орудий ГК и торпедных труб больше, чем другие страны. Чудес на свете не бывает, и в этом смысле они сознательно шли на нарушение договора. Но результирующая перегрузка стала для них неприятным сюрпризом, повторяющимся от проекта к проекту с таким постоянством, что на нее практически махнули рукой, сделав ставку на последующие модернизации. В ходе первой реконструкции этих кораблей в 1934-35 годах водоизмещение удалось удержать в пределах 12000-12300 т только за счет уменьшения запаса топлива. Но и при такой перегрузке остойчивость оставалась удовлетворительной: метацентрическая высота составляла 1,13 м, центр тяжести располагался на уровне ватерлинии, период бортовой качки 12,5 с.

4.3. Защита.

Система защиты основывалась на тех же принципах, что и в проекте “Фурутака”. Она должна была противостоять непрямым попаданиям 20-см снарядам и любым попаданиям 15- см. Общий вес броневых и защитных плит на этих крейсерах после достройки составил 2023-2033 т.

СЕЧЕНИЕ ПО МИДЕЛЬ-ШПАНГОУТУ (шп.184) “МИОКО”


4.3.1. Защита над ватерлинией.

Вертикальная зашита. Бортовой пояс из стали NVNC имел постоянную толщину 102 мм и наклон наружу (верхней кромкой) 12*. В отличие от проекта “Фурутака” он прикрывал не только МКО, но проходил дальше к оконечностям, охватывая барбеты башен ГК и их погреба, достигая по длине 123,6 м. Но высота пояса за пределами МКО была меньше, доходя только до средней палубы: на длине 81,65 м (по МКО) высота брони была 3,5 м, а на носовых 24,75 м и кормовых 17,2 м - 2,0 м. При проектном водоизмещении с 67% запасов 11850 т под водой должно было находиться всего 0,46 м, но увеличение осадки на 1,2 м привело к тому, что в средней части высота пояса над ВЛ составила 1,8 м, а в оконечностях 0,3 м. Скопцов пояс закрывался прямыми поперечными переборками (если не считать криволинейный участок вокруг барбета №1) из стали NVNC толщиной 76-102 мм.

Горизонтальная зашита. Плоская средняя палуба (погибь 254 мм) над МКО на длине 81,65 м состояла из 35-мм плит стали NVNC, но вдоль бортов на ширине 1,52 м от кромки ее толщина составляла 32 мм. Нижняя палуба (НП) за пределами МКО, над носовыми и кормовыми погребами имела толщину 35 мм (сталь NVNC). Верхняя палуба в средней части подкреплялась двумя слоями плит из стали НТ: верхние толщиной 12,7-25,4 мм, нижние 16 мм.

Остальное бронирование. Дымоходы КО до высоты 1,83м над СП защищались плитами из стали NVNC толщиной 88,5 мм по внешней стороне и 70 мм по внутренней. Барбеты над поясом защищались плитами той же стали толщиной 76 мм, а отсек рулевого привода сверху и с боков-толщиной 25-50 мм. Боевая рубка, как и в проекте “Фурутака”, забронирована не была.

4.3.2. Защита под ватерлинией.

Для защиты от подводных взрывов имелись бортовые були и продольные переборки. Обычно були длиной около 93 м и максимальной глубиной в средней части корпуса 2,5 м были пустыми, но в военное время предполагалось частично заполнять их водонепроницаемыми стальными трубами. Хотя трубы и увеличивали водоизмещение на 200 т, они предотвращали потерю плавучести при получении подводной пробоины. Внутренняя стенка буля формировалась изогнутой в форме подковы продольной переборкой, состоящей из двух слоев стали НТ по 29 мм (всего 58 мм), которая проходила от нижней кромки пояса до днища (через двойное дно). Такая ПТЗ, введенная Ю.Хирагой на линкорах типа “Нагато”, испытывалась на корпусе недостроенного линкора “Тоса”: 8 июня 1924 года в него выстреливали торпеду типа 8 года №1 (боеголовка 300 кг), а 12 июня - торпеду типа 8 года №2 (346 кг). Хотя в обоих случаях в корпус поступало много воды и он получал крен более 6°, специалисты подсчитали, что защита крейсеров типа “Миоко” будет эффективной против взрывов торпед с зарядом 200 кг. Она не смогла бы противостоять прямым контактным взрывам торпед типа 8 года, но ожидалось, что она выдержит их “очень близкие разрывы”.

4.3.3. Внутреннее разделение на отсеки.

Как и на проекте крейсеров в 7100 т, МО и КО разделялись поперечными переборками и, исключая три носовых КО, центральной продольной. Таким образом получилось 4 МО и 9 КО, из которых три носовых содержали по 2 котла, а остальные - по одному.

4.4. Вооружение.

После достройки вооружение крейсеров состояло из 10 20-см орудий типа 3 года№1 в двухорудийных башнях, шести 12-см/45 зениток типа 10 года в одноорудийных установках, двух 7,7-мм пулеметов Льюис и четырех трехтрубных неподвижных торпедных аппаратов.

ПРОДОЛЬНЫЙ РАЗРЕЗ 20-СМ БАШНИ МОДЕЛИ “D"

1 - зарядный погреб; 2 - перегрузочное зарядное отделение; 3 - снарядный погреб; 4 - центральный ствол; 5,6 - снарядный и зарядный подъемники; 7 - энергетическое отделение; 8 - гидравлический досылатель; 9 - перегрузочное снарядное отделение; 10 - 10-мм стальная облицовка поверх брони


4.4.1. Главный калибр.

20-см 50-калиберные орудия типа 3 года №1 стояли в башнях модели “D”, спроектированных инженером С.Хада для 10000-тонных крейсеров. Фактически это были слегка модифицированные башни модели “С” крейсеров типа “Аоба”, отличавшиеся несколько иной формой боевого отделения и расположением зарядных погребов под снарядными, а не на одном уровне. Противоосколочная защита из 25-мм плит стали НТ была явно недостаточной, но применение 150-мм лобовой брони, 100-мм крыши и 50-мм боковых и задней стенок, как того требовал МГШ для противостояния 15-см снарядам, подняло бы вес башни с 159 до 200 т, Кроме суммарной перегрузки почти в 250 т более тяжелые башни потребовали бы подкрепления поддерживающих колец и применение более мощных механизмов ГН, что вызвало бы дальнейшее увеличение веса. Установки и башни имели электрогидравлические приводы (рабочая среда - масло, для уменьшения коррозии). Размещенные в энергетическом отделении два электромотора по 75 л.с. (один резервный) вращали 2 гидронасоса типа Дженни (650 об/мин., давление в системе 35 атм.), которые приводили в движение гидродвигатели ВН орудий (через зубчато-реечную передачу), досылателей и подъемников боезапаса. Еще один элекромотор в 50 л.с. через насос, гидромотор и червячную передачу обеспечивал ГН башни. Электромоторы при работе производили много шума и ни чем не охлаждались. Как и в башнях модели “С” снарядные и зарядные подъемники были “толкающего” типа. Снаряды и заряды в вертикальном положении подавались гидроцилиндрами одностороннего действия за 3 секунды, обеспечивая скорость подачи 5 выстрелов в минуту. Снаряды в снарядных ларях и зарядные картузы вручную из погребов (соответственно под броневой нижней и складской палубой) подавались в перегрузочное отделение, размещенное вокруг центрального ствола, и вкладывались в подъемники.

До замены орудий ГК на 20-см типа 3 №2 (203-мм) боезапас крейсеров состоял из снарядов 4 типов: бронебойных №5 и №6 (оба с донным взрывателем типа 13 №2), фугасного №4 с головным дистанционным взрывателем типа 89 и учебного. Заряды имелись 3 типов: “общий” (32,63 кг), “уменьшенный” и “легкий”.

В конце 1931-начале 1932 года на “Миоко” и “Наги”, а в конце 1933-начале’1934 года на “Асигара” и “Хагуро” 20-см орудия типа 3 года №1 заменили более мощными №2, имевшими максимально разрешенный Вашингтонским договором калибр. Новые орудия, несмотря на возросший с 100 до 125,85 кг вес снаряда и снизившуюся с 870 до 840 м/с его начальную скорость, имели большую дальность стрельбы при том же возвышении 40° (с 26700 до 28900 м) и лучшую живучесть ствола. Для этих орудий в 1931 года приняли снаряды типа 91: бронебойный (“ныряющий”) с донным взрывателем типа 13 №4 модиф.1, который при угле падения 30° и скорости в момент удара 474 м/с мог пробить 165-мм плиту стали NVNC (с дистанции 10000 м пробивал 190-мм плиту, с 18000 м - 120-мм, а на предельной 29400 м — 74-мм плиту этой стали); фугасный, который мог использоваться как зенитный и два учебных (с дистанционным взрывателем типа 91 и без взрывателя). Для этих снарядов имелось 3 типа зарядов: “общий” (33,8 кг), “уменьшенный” и “легкий”.

Установка более тяжелых орудий, имевших более тяжелые снаряды и заряды, заставила произвести модернизацию погребов и подъемников. По причине, указанной в главе 3, зарядные подъемники “толкающего” типа на этих крейсерах в 1933-34 годах заменили на “ковшовые”. Ковшовый подъемник состоял из латунных ковшей, прикрепленных с кольцевому тросу, который приводился в движение гидроприводом и зубчатой передачей. Подъемник подавал заряд за 4 с, а общая скорость подачи составляла 4 заряда/мин. Эти изменения повысили вес башни до 168 т, но польза от перехода на более пожаробезопасные подъемники была продемонстрирована уже во время летних маневров 1935 года. Тогда на артиллерийских учениях выброс пламени из одного орудия башни №2 крейсера “Асигара” воспламенил готовые заряды в боевом отделении. Хотя 41 человек при этом погиб или получил ранения, ковшовые подъемники спасли корабль от взрыва погреба.

Основные действия орудийной прислуги при заряжании 20-см орудия:

1) горизонтальный наводчик разворачивает башню по указанию поста наводки (директора), вертикальные наводчики придают орудиям угол возвышения +5

2) первый номер открывает затвор и очищает внутреннюю поверхность ствола сжатым воздухом, чтобы уменьшить риск выброса пламени в башню;

3) третий номер подводит лоток со снарядом, поданным “толкающим” подъемником, к затвору и частично подает снаряд в камору; второй номер досылает снаряд гидротолкателем;

4) четвертый номер вынимает картуз с полузарядом из “ковшового” подъемника и передает его пятому номеру, который кладет заряд на зарядный лоток; второй номер досылает его в камору; так же загружается второй полузаряд, после чего второй номер устанавливает капсюль;

5) первый номер закрывает затвор;заряжание закончено;

6) вертикальные наводчики устанавливают угол возвышения, получаемый от директора; орудия могут стрелять.


РАСПОЛОЖЕНИЕ 12-СМ ОРУДИЙ

по проекту 1924 года

на “Нати” после достройки в ноябре 1928 года


4.4.2. Зенитный калибр.

Сразу после достройки “Наги” нес свои зенитки в установках модели “В” с ручным обслуживанием и без щитов. Спустя несколько месяцев по бокам от мостика возвели дополнительную надстройку, а зенитные установки заменили на новые -модели “В ” со щитами и механическим приводом. Остальные крейсера выходили на испытания в 1929 году уже с дополнительными надстройками, но с зенитными установками модели “В”, которые в течение 1930 года постепенно заменили на модель “В ”. С 1929 года 12-см орудия снабжались снарядами 4 типов: фугасным №4 с головным взрывателем ударного действия типа 88, дистанционным учебным, “звездным” и пристрелочным (последние три с головным взрывателем двойного действия на 30 с). В 1932 году приняли еще учебный снаряд без взрывателя.

Во время маневров 1931 года все четыре крейсера типа “Миоко” при стрельбе по буксируемой на скорости 60-70 узлов на высоте 1,5-2 км мишени показали следующие результаты: 2,2% попаданий при скорострельности 6,4 выстр./ мин. и средней дистанции 3400 м (минимум 2600 и максимум 5500 м). Сами крейсера шли со скоростью 18 узлов и использовали новый зенитный вычислительный прибор типа 89.

Два 7,7-мм пулемета Льюис стояли между трубами на специальной площадке. Недостаточно высокое и близкое друг к другу расположение, а также обилие надстроек вокруг (трубы, башенки директоров и дальномеров, прожекторы) ограничивали их углы обстрела.

4.4.3. Управление стрельбой.

В целом устройства УАО повторяли проект 7100-тонных крейсеров. Директор типа 14 располагался наверху носовой надстройки-пагоды, что давало его биноклям высоту над водой 27 м. Главный пост управления стрельбой размещался под директором, а устройство слежения за целью (визир) типа 13 находилось ярусом ниже в соответствующем посту. Вспомогательный директор типа 14 стоял за треногой грот-мачтой на самолетном ангаре. Проектом предусматривалось, что огнем 12-см зениток будут управлять те же приборы и устройства, что и главным калибром. Но сразу после достройки “Миоко” японцы разработали зенитный вычислительный прибор типа 89, который стали устанавливать на все крупные корабли. Хотя планировалось установить устройства УЗО по бокам носовой надстройки, в конце концов их разместили в небольших башенках по бокам от носовой трубы. С 1931 года в них находился вычислительный прибор типа 89, а со следующего года - полностью весь комплекс ПУС зенитных орудий типа 91.

Для определения дистанции до цели в башнях ГК №1, №2 и №4 стояли 6-метровые бинокулярные совмещающие дальномеры типа 14 с максимальной дальностью действия 35000 м. На дистанции 25000 м ошибка измерения составляла 235 м. Наносовой надстройке дополнительно имелось два 3,5- метровых дальномера типа 14 и два 1,5-метровых, а зенитные 4,5-метровые типа 89 стояли в башенках по бокам кормовой трубы. Для ночного боя имелось 5 прожекторов типа “SU” диаметром 110 см: 2 в основании грот-мачты, 2 на крыльях мостика и 1 по ДП между трубами. Прожекторы давали голубовато-белый цвет интенсивностью 9000 кандел/м2 при токе 150А и напряжении 75 В. Дальность действия была 6000 м, угол возвышения мог меняться от -15° до +100°.

СТРУКТУРА НОСОВОЙ НАДСТРОЙКИ НА КРЕЙСЕРЕ “МИОКО”, 1929 год

А - пост УАО ГК; В - центральный артпост; С - визирный пост; D - ходовой мостик; Е, F и G - верхний средний и нижний мостики; Н - палуба шельтердека; UD верхняя палуба.

1 - директор ГК типа 14; 2 - центральный артпост; 3 - устройство слежения за целью типа 13; 4 - устройство прокладки курса; 5 - каюта отдыха и кладовая; 6 - штурманская рубка; 7 -‘телеграфный пост мостика; 8 - ходовая рубка; 9,28 - посты наблюдения; 10, 11 - каюты отдыха командира и офицеров; 12, 13 - прокладочная и штурманска кладовая; 14 - пост связи; 15 - боевая (рулевая) рубка (безбронная); 16, 19, 21 - кладовые; 17 - каюта штурманов; 18 - кладовая штурманских инструментов; 20 - носовой пост телеграфа; 22 - вентилятор КО №1; 23 - устройство управления прожекторами; 24 - проектное расположение директора для 12-см орудий; 25,29 - 40-см сигнальный прожектор; 26 - 3,5-метровый дальномер; 27-110-см боевой прожектор типа “SU”; 30 - основание дальномера; 31 - 1,5-метровый дальномер; 32- гальюн


4.4.4. Торпедное вооружение.

Окончательное вооружение включало четыре 61-см трехтрубных неподвижных торпедных аппарата типа 13 года, установленных между BIT и СП над машинными отделениями в шахматном порядке: ТА левого борта были ближе к носу, чем ТА правого борта. В мирное время на борт принималось 24 торпеды типа 8 года №2, а в случае войны еще 12 (всего 36). Характеристики ТА и торпед даны в приложении 1.

4.4.5. Авиационное оборудование.

Катапульта типа Куре №1, работавшая на сжатом воздухе, стояла по правому борту перед башней ГК №4, что обуславливалось выводом на левый борт воздухозаборников машинных отделений. Эта 19,4-метровая катапульта могла запускать самолеты весом до 2000 кг со скоростью 26 м/с. Хотя по проекту крейсера должны были нести два ГСМ, все крейсера типа “Миоко” в период с 30 ноября 1929 по 30 ноября 1932 года имели на борту только по одному - типа 15 . Во время больших маневров летом 1930 года “Миоко” временно нес ГСМ типа 14. Из-за большого веса его приходилось спускать на воду и поднимать краном грот-мачты.

4.5. Энергетическая установка и механизмы.

Требования МГШ обеспечить 35-узловую скорость вызвали увеличение мощности ЭУ до 130000 л.с. Для получения такой мощности МТД спроектировал установку на основе ЭУ, разработанной под руководством Ю.Хираги в 1919 году для линейных крейсеров типа “Амаги” (базовый проект В-64).

4.5.1. Турбины. *

Каждый крейсер имел 4 турбоагрегата с зубчатыми редукторами типа Канпон, приводящие во вращение 3-лопастные гребные винты диаметром 3,85 м. На полном ходу вперед каждый развивал мощность 32500 л.с. при 320 об/мин. Поскольку реактивные турбины низкого давления, установленные на “Юбари”, “Сендай” и типе “Фурутака”/”Аоба”, вызывали значительные осевые усилия на валах, в данном случае применили однопоточные импульсные. От снижения осевых усилий за счет применения двухпоточных турбин, в которых пар проходил от центра к оконечностям, отказались из-за низкой их надежности и сложности осевой балансировки, в ходе которой часто ломались лопатки (в частности на типе “Фурутака”/”Аоба”).

Каждый ТЗА размещался в отдельном МО и состоял из двух ТВД и двух ТНД (все имели 6 однорядных ступеней), роторы которых через 4-шестеренный редуктор передавали вращение на один вал. ТВД весила 9,5 -10 т при длине между центрами подшипников 1,545 м, ее ротор вращался со скоростью 3000 об/мин, давление под кожухом на полной мощности 8000 л.с. на гребном валу (после редуцирования до 320 об/ мин.) составляло 15,7 атм. Для ТНД эти характеристики выглядели так: 18 т, 3,04 м, 2000 об/мин., 8250 л.с. и 1,83 атм.

В корпусе каждой ТНД размещалась ТЗХ мощностью 4500 л.с., что давало общую мощность заднего хода всех 8 турбин 36000 л.с. при 180 об/мин. На полной мощности давление на входе в ТЗХ равнялось 17,25 атм., а на выходе 0,155 атм.

Вместо принятого на типе “Фурутака”/”Аоба” “комбинированного” устройства турбин для крейсерского хода, на новых крейсерах для большей экономии топлива применили две крейсерские турбины: 3 ступени по 1 ряду лопаток, вес 3 т, длина 0,96, давление пара под кожухом 17,25 атм. Каждая развивала 3750 л.с. при 140 об/мин. и последовательно подключалась через муфту к внешним агрегатам ТВД носовых МО, вращавшим внешние гребные валы. Из крейсерской турбины пар под давлением 3,59 атм. поступал в первую ступень внешней ТВД. При использовании ТКХ внутренние ТВД и ТНД носовых МО отсоединялись от редуктора, а кормовые ТЗА отсоединялись от внутренних гребных валов. Чтобы уменьшить сопротивление бездействующих внутренних валов и винтов, крейсерские турбины вращали генератор, ток от которого питал электромоторы, проворачивавшие внутренние валы с нужной скоростью и в нужном направлении. Такое устройство на крейсерских ходах было очень экономично, но имело существенный недостаток: нельзя было быстро перейти от крейсерского (экономического) хода к полному, поскольку переключение с двух валов на все четыре доставляло много трудностей. При встрече с неприятелем такая задержка могла стать роковой.

Конденсоры (холодильники) были однопоточные типа “Унифлюкс” и каждый из восьми имел площадь охлаждающей поверхности 762 м2. Располагались они по два в каждом МО: 4 под внешними ТНД, 4 вдоль внутренних.

РАСПОЛОЖЕНИЕ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ УСТАНОВКИ НА КРЕЙСЕРЕ типа “МИОКО”

1- кладовые риса и зерна; 2 - нефтяные цистерны; 3 - погреба 20-см снарядов; 4 - телеграфный пост; 5,6 - носовое (2x200 кВт) и кормовое (1x200 и 1x135 кВт) отделения генераторов; 7 -распределительный электропост; 8 - отсек рулевой машины; 9 - рулевой пост

ПРАВОЕ НОСОВОЕ ТУРБИННОЕ ОТДЕЛЕНИЕ (№2)

1,2- внутренняя и внешняя ТВД; 3,4 - внутренняя и внешняя ТНД; 5 - турбина крейсерского хода (ТКХ); 6 - зубчатый редуктор (4 шестерни) 7,8 - конденсоры (холодильникик) 9 - правый внешний гребной вал


4.5.2. Котлы.

Трехколлекторные водотрубные котлы типа Канпон с чисто нефтяным отоплением работали на насыщенном паре (без перегрева) под давлением 20 атм. Каждый из 12 котлов имел открытую колосниковую систему и поверхность нагрева 970 м2; диаметр парового коллектора составлял 1,27 м при длине 4,67 м, а двух водяных - 0,74 м при длине 4,628 м. Шесть котлов стояли в трех носовых отделениях по два - бок о бок, а шесть - каждый в своем КО, которые разделялись кроме поперечных еще и продольной переборкой по ДП. Группа из 4 котлов имела свой дымоход, из которых два носовых объединялись в одну дымовую трубу.

4.5.3. Вспомогательные механизмы.

Вытяжные и втяжные вентиляторы, воздуходувки, насосы, подъемники, лебедки, рулевой привод и т.п. работали от электромоторов. Напряжение в сети 225 В обеспечивалось четырьмя генераторами (3 по 200 кВт с приводом от ДВС и 1 135- кВт дизель-генератор), которые располагались вне МО - в корме по правому борту и в носу по левому на уровне складской палубы.

4.5.4. Вес механизмов.

Общий вес энергетической установки после достройки составил 2260 т. Распределение весов для “Нати”: главные двигатели 620 т (включая 268 т турбины и 172 т редукторы), валы и винты 215 т, вспомогательные двигатели 140 т, котлы 625 т, трубы и дымоходы 75 т, трубопроводы 235 т, разное 75 т, масло и вода (в котлах, трубах и т.п.) 745 т. Всего 2730 т или 47,6 л.с./т.

4.5.5. Выходная мощность и скорость.

По проекту мощность составляла 130000 л.с. при 320 об/ мин., что обеспечивало скорость 35,5 узла. На пробегах 22 октября 1928 года “Нати”, имея водоизмещение 12220 т, между отметками мерной мили Укурудзима у бухты Сукумо достиг скорости 35,53 уз. при 133670 л.с. и 322 об/мин. 15 апреля “Миоко” при водоизмещении 12115 т и мощности 131800 л.с. у Татейяма достиг 35,25 уз., а “Асигара” развил 35,6 уз. при 138692 л.с. Корабли выходили на пробеги облегченными, поскольку реальное водоизмещение для этих условий составило бы 13280-13330 т, но оно практически равнялось проектному (12370 т).

4.5.6. Дальность плавания.

Максимальный запас нефти 2470 т по проекту обеспечивал дальность 8000 т на 14 узлах, но реальная дальность при полном проектном водоизмещении оказалась на 1000 миль меньше. На испытаниях по расходу топлива “Нати” при водоизмещении 12000 т на средней скорости 13,9 уз. и мощности на валах 6817 л.с. расходовал в среднем 4,25 т/ч. Теоретически при 67%-й нагрузке (1650 т топлива) и проектном водоизмещении для испытаний дальность составила бы 5300 миль на 14 узлах, а при полной нагрузке - 7000 миль. Но значительная перегрузка заметно снижала и эти величины.

4.6. Экипаж и обитаемость.

По проекту корабли должны были укомплектовываться 47 офицерами и 657 нижними чинами (всего 704 человека), но после установки торпедного вооружения и дополнительных зениток экипаж пришлось увеличить на 60 человек без изменения числа офицеров. Реально до реконструкции 1934— 1935 годов он достигал 792 человек.

Жилые помещения располагались на средней палубе, исключая пространство над МО, где стояли торпедные аппараты, на нижней палубе вне МКО и в дополнительных надстройках по бокам носовой трубы (компенсация пространства, занятого ТА). Каюты офицеров располагались в носовой части корабля.

Несмотря на размещение жилых помещений на двух палубах, а не на трех, как на 7100-тонных крейсерах, их общая площадь оказалась больше - по 1,54 м2 на человека. Но это все еще было слишком тесно для нормальной службы в тропическом климате.

“Нати” и “Хагуро” оборудовали в качестве флагманских кораблей эскадр в мирное время и они имели дополнительные помещения для штаба и эскадренного оркестра. “Миоко” и “Асигара” оснастили флагманами флота с дополнительными устройствами связи и оперативными помещениями. В военное время все четыре крейсера должны были служить флагманами эскадр.

4.7. Деятельность и модификации до модернизации 1934-1936 годов.

После ввода в строй “Миоко” и “Нати” прикрепили к военно-морскому округу Куре, но 15 ноября 1934 года они сменили порт приписки на Сасебо, где и числились до исключения из списков флота 10 августа 1946 года и 20 января 1945 года соответственно. “Асигара” и “Хагуро” с самого начала и до исключения из списков 20 августа и 20 июня 1945 года были приписаны к военно-морскому округу Сасебо.

С 30 ноября 1929 года до 30 ноября 1932 года все 4 крейсера состояли в 4-й эскадре 2-го Флота{11}, причем до весны 1930 года флагманом эскадры и Флота был “Асигара” (одна белая полоса на первой трубе), “Хагуро” был 2-м кораблем, “Миоко” 3-м и “Нати” 4-м. На время летних маневров 1930 года “Миоко” был 2-м, а “Хагуро” 3-м кораблем 4-й эскадры. После парада 26 октября 1930 года носовые трубы на всей четверке удлинили на 2 метра, чтобы уменьшить влияние газов и горячего воздуха на мостики, и на обоих трубах установили козырьки от дождя.

В 1931-32 годах на “Миоко” и “Нати”, а в 1933-34 годах на “Асигара” и “Хагуро” заменили орудия ГК, модифицировали подъемники и погреба боезапаса под новые снаряды и заряды. На маневрах 1932 года 4-я эскадра провела стрельбы на дистанции 15800-22300 м по мишени №4 (минзаг “Азо” - бывший русский броненосный крейсер “Баян”, захваченный после падения Порт-Артура). Корабль-мишень затонул 8 августа после расстрела новыми бронебойными снарядами типа 91, выпущенными “Миоко”. Разброс залпов на дистанции 22300 м составлял 352 м.

1 декабря 1932 года все 4 крейсера поставили в 1-й резерв, а 4-ю эскадру образовали четыре новейших крейсера типа “Такао”. В мае 1933 года, когда 4 крейсера типа “Фурутака”/”Аоба” были переведены из 5-й эскадры в 6-ю, корабли типа “Миоко” образовали 5-ю эскадру, которая (флагман “Миоко”) вошла в кампанию только на время летних маневров и парада 25 августа у Йокогамы. В ожидании реконструкции “Миоко” и “Нати” 11 декабря перевели в охранную эскадру Куре, а 1 февраля 1934 года - в охранную эскадру Сасебо, в которую “Асигара” и “Хагуро” перевели 11 декабря 1933 года. Модернизация “Миоко” и “Асигара” началась 15 ноября 1934 года, а “Нати” и “Хагуро” - в феврале 1935 года.

Глава 5. Крейсера типа “Такао”.

5.1. Политика кораблестроения.

В течение последних двух лет правления Тайшо противоборство политических партий и оппозиция сменяющих друг друга кабинетов любому увеличению военных расходов привели к систематическому отклонению новых кораблестроительных программ, которые представляло руководство флотом. МГШ продолжал прилагать усилия по доведению силы флота до уровня, установленного новой оборонной политикой, объявленной 28 февраля 1923 года. Для быстрейшего достижения этой цели МГШ подготовил новую кораблестроительную программу, план которой обсуждался и получил одобрение на встрече морского министра К.Мураками и начальника МГШ Г.Ямашита 5 февраля 1924 года. 13 сентября министр ВМФ Такечи Такарабе представил эту программу без 4 подводных лодок и вспомогательных судов финансовой комиссии, но потерпел неудачу (столбец I таблицы).

Тем временем конгресс США 28 марта провел “Первый крейсерский биль”, санкционировавший постройку до 1 июля 1927 года восьми крейсеров по 10000 т. Президент Кулидж подписал этот биль 18 декабря 1924 года, придав ему статус закона, но предложил отсрочить постройку шести кораблей.

Сразу начали строить только два крейсера (CL24 и CL25 - легкие крейсера, но с 1 июля 1931г. СА24 и СА25 - тяжелые) - будущие “Пенсакола” и “Солт Лэйк Сити”. Это заставило адмирала Такарабе подготовить новую программу, в которой он предлагал заменить 49 “устаревших” кораблей, назначенных на слом, 43 новыми (столбец II таблицы). Представленную 26 октября 1925 года в слегка измененной форме (столбец III) финансовой комиссии и эту программу постигла та же участь - за исключением 4 эсминцев (№№40-43) ее отклонили. Неугомонный Такарабе 5 августа следующего года представил еще один вариант программы (столбец IV), который финансовая комиссии отклонить не решилась, зато значительно урезала. Но флоту удалось отстоять большую часть кораблей программы (ее сократили только на 1 эсминец, 1 подлодку и 3 вспомогательных судна), которую наконец-то приняли на 52-й сессии парламента (18 января-26 марта 1927 года) под названием “Новая кораблестроительная программа по замене флота 1927 г.” Она предусматривала постройку со 2-го по 6-й финансовый год 27 кораблей, включая четыре крейсера по 10000 т.

Вариант I II III IV V
Год программы 13 тайшо (1924) 14 тайшо (1925) 14 тайшо (1925) 16 тайшо (1927) 2 Шова* (1927)
Период реализации 1925/26-1930/31 1926/27-1930/31 1926/27-1930/31 1927/28-1930/31 1927/28-1931/32
Одобрена руководством флота 5.02.1924 24.02.1925 26.10.1925 5.08.1926 Принята в марте 1927 г.
Содержание
- авианосец (27000 т) 1 - - - -
- крейсера (10000 т) 12 4 4 4(2)** 4
-эсминцы (1700 т) 36*** 22 20 16(9) 15
- подводные лодки (всего 28**** 10 5 5(4) 4
- крейсерские (2000 т) 8 2 1 1 (0) 1
-большие (1500 т) 14 8 4 4(4) 3
- минзаги (2500 т) 2     -
- транспортные (3500 т) 4 -   -  
- небоевые суда 38 7 8 8(3) 4
ВСЕГО 115 43 37 33 (18) 27

Примечания:

* сначала 1927 год обозначался как 16 год Тайшо, но после смерти императора Иосихито 24 декабря 1926 г. последние дни 1926 года стали 1-м годом Шова, а 1927 год-2 годом Шова; .

** в скобках дано число кораблей, разрешенных к постройке 9.10.1926 г. финансовой комиссией;

*** эсминцы “специального” типа по 1900 т;

**** первоначально включала 24 подлодки по 1500 и 2500 т.


5.2. Проектирование и постройка.

5.2.1. Проект.

Крейсера по 10000 т стандартного водоизмещения, запланированные к постройке по программе 1927 года, должны были повторять тип “Миоко”, но с некоторыми улучшениями. В 1925 году требования МГШ к новому проекту были следующими:

1) Главная задача; выдвинутая поддержка своих сил и отгон сил вражеской поддержки. Независимо от этого на них возлагалась ответственность за эскадренную разведку. Ожидаемые противники - 10000-Тонные британские и американские крейсера с 8-дюймовыми орудиями.

2) Атакующая мощь: 10 20-см орудий с большим углом возвышения, 4 тА калибром 61 см на верхней палубе (по 2 на борт), достаточное зенитное вооружение.

3) Защита; от косвенных попаданий 20-см снарядов и от любых попаданий 15-см снарядов.

4) Скорость: 33 узла, дальность 8000 миль на 14 узлах.

5) Авиавооружение; иметь оборудование и место для 3 гидросамолетов.

6) Корабли должны быть оборудованы для выполнения функций флагманов флота в мирное время и флагманов эскадр в военное время.

Разработку проекта в начале 1925 года поручили капитану 1 ранга Кикуо Фудзимото, который сменил Ю.Хирагу на посту начальника отдела базового проектирования. Окончательный проект приняли в 1926 году, после возвращения Хираги из зарубежной командировки. В основном корпус, система' защиты, энергетическая установка и расположение орудий ГК повторяли тип “Миоко”, поэтому новый проект официально стал известен как “улучшенный “Миоко”. Однако были и существенные отличия:

1) 20-см орудия имели угол возвышения 70°;

2) погреба имели более мощную защиту;

3) широко использовалась сталь Дюколь{12} (сталь D или Ducol Steel), алюминий и электросварка;

4) две катапульты вместо одной;

5) поворотные торпедные аппараты на уровне верхней палубы;

6) массивная носовая надстройка.

Первые три особенности были приняты под нажимом Ю.Хираги. Во время своей зарубежной поездки он получил от главного кораблестроителя британского флота (до 1924 г.) сэра Юстаса Теннисон Д’Эйнкорта, с которым состоял в приятельских отношениях, много информации о новых британских кораблях, включая и строившиеся “вашингтонские” крейсера типа “Кент”, где эти особенности присутствовали. Решение установить две катапульты приняли на основании данных разведки о том, что именно столько катапульт будут нести тяжелые американские крейсера.

5.2.2. Заказы на постройку.

В документах программы 1927 года новые 10000-Тонные крейсера обозначались как “крейсера большого типа №5-№8”. Заказ на первые два корабля - крейсера “класса А” №9 и № 10, которые должны были строиться в рамках бюджета 1927/28 года, выдали в начале 1927 года верфям флота в Йокосуке и Куре - фактически еще до того, как парламент одобрил финансовые вопросы программы. Остальные два крейсера по бюджету 1928/29 г. заказали в начале 1928 года как крейсера “класса А” №11 и №12. Фонды на строительство кораблей выделила 52-я сессия парламента под статьей “Расходы на постройку вспомогательных боевых кораблей” из чрезвычайного бюджета “Расходы на постройку боевых кораблей” с началом во 2-м финансовом году (1927/28 г.). Стоимость каждого крейсера оценивалась в 28,37 млн иен (всего 113,48 млн иен)..

Распределение фондов на постройку
Финансовый год Крейсера №9 и №10 Крейсера №11 и №12
2-й (1927/28) 4725840 -
3-й (1928/29) 5674000 2726388
4-й (1929/30) 26100400 21100902
5-й (1930/31) 20239760 15706827
6-й (1931/32) - 17205943
ВСЕГО: 56740000 56740000
5.2.3. Сроки постройки и данные по верфям.
Название “Такао” “Атаго” “Майя” “Тёкай”
Условное обозначение (для снабжения) крейсер “класса А” №9 крейсер “класса А” №10 крейсер “класса А” №11 крейсер “класса А” №12
Дата присвоения названия 23.06.1927 23.06.1927 11.09.1928 13.04.1928
Заложен 28.04.1927 28.04.1927 4.12.1928** 26.03.1928
Спущен 12.05.1930 16.06.1930* 8.11.1930 5.04.1931
Укомплектован 31.05.1932 30.03.1932 30.06.1932 30.06.1931
Строитель: корпус/ механизмы верфь ВМФ Йокосуки/ она же верфь ВМФ Куре/ она же верфь фирмы Кавасаки/ заводы комп.Кобе верфь фирмы Мицубиси/ мех. заводы Нагасаки
Номер на верфи     №550 №455

Примечания:

* всплыл в доке;

** закладка “Майя” произошла позже намеченного срока из-за банкротства верфи Кавасаки в 1927 году; верфь удалось возродить только после вмешательства руководства флотом.

ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ ЧЕРТЕЖ (проекция “корпус”) крейсера “ТАКАО”


5.2.4. Названия.

Крейсер “класса А” №9 назвали “Такао” в честь горы Такаосан к востоку от г. Киото, крейсер №10 - “Атаго” в честь горы Атагосан также поблизости от Киото. Крейсер “класса А” №12 назвали “Тёкай” (“Чокай”) в честь горы в провинции Уго, префектура Ямагата, а крейсер №11 - “Майя” в честь горы в префектуре Хиого. Все эти названия использовались в императорском японском флоте уже не впервые. Имя “Такао” 18 октября 1874 года присвоили 1191-тонному транспорту, полученному от Британии и исключенному из списков 25 марта 1880 года. Во второй раз имя “Такао” присвоили 1774-тонному крейсеру, построенному на верфи Йокосуки и исключенному из списков 1 апреля 1911 года. Третьим “Такао” 26 марта 1920 года стал линейный крейсер №6, заложенный 19 декабря 1921 года на верфи Мицубиси в Нагасаки, но его постройку прекратили 14 апреля 1924 года. Имя “Атаго” 5 июня 1884 года получила 614-тонная канлодка, построенная в Йокосуке и погибшая под Порт-Артуром 6 ноября 1904 года. Во второй раз его присвоили 26 марта 1920 года линейному крейсеру №7, заложенному в Кобе на верфи Кавасаки 22 ноября 1921 года и прекращенному постройкой 14 апреля 1924 года. Имена “Майя” и “Тёкай” (“Чокай”) 20 декабря 1884 года и 5 марта 1885 года присвоили однотипным “Атаго” 614-тонным канлодкам, построенным на верфях Оногамы и о. Имикавадзима и исключенным из списков 16 мая и 1 апреля 1908 года соответственно.

5.3. Характеристики корпуса.

5.3.1. Главные размерения и особенности конструкции корпуса.

Длина и ширина по ватерлинии, а также осадка и высота надводного борта рассчитывались для водоизмещения с 67% запасов сразу в метрической системе, официально признанной на 44-й сессии японского парламента (27.12.1926-27.03.1921 года). Хотя метрическая система появилась в Японии еще в 1893 году, все предыдущие проекты составлялись в английской системе мер. Обводы корпуса и его особенности в основном повторяли тип “Миоко”. Снова горизонтальная и вертикальная броня входили в силовую структуру корпуса, но вместо стали НТ использовалась новая сталь Дюколь, а максимальное поперечное сечение сместили в нос - на 174-й шпангоут сразу за передней трубой.

  По проекту 1926 г. Фактически в 1932 г.
Длина между п.п./по ВЛ/общая, м 192,54/201,67/204,759 192,54/201,72/203,759
Ширина максимальная/по ВЛ, м 18,999/18.030 18,999/18,18-18,20
Осадка, м 6,114 6,529-6,57
Полная высота борта в средней части (до ВП), м 10,973 10,973
Высота надводного борта (нос/середина/корма) 8,056/4,859/3,806 7,641/4,444/3,391-3,35
Водоизмещение официальное: стандартное/ 9850/-/12986 11350-11472/12050-12532/14129-
нормальное/с 67% запасов   14260
Коэффициенты корпуса:
полноты водоизмещения 0,542 0,552
цилиндрический продольной полноты 0,618 0,627
полноты мидель-шпангоута 0,877 0,882
полноты ватерлинии - 0,721
Максимальная погруж. площадь по миделю, м2 101,8 110,0
Килеватость, м 1,143  
Погибь верхней палубы, м 0,254  
Скуловые кили (длина/ширина), м 60/1,4  
Площадь балансирного руля, м2 19,83  
Шаг теоретических шпангоутов, м 10,058  
Отношение длины к ширине 11,25 11,095
Отношение ширины к осадке 2,933 2,776
Отношение осадки к длине 0,0303 0,0326

Шпация на длине от 1 до 58 и от 293 до 358-го шпангоутов составляла 0,61 м, на длине от 58 до 118 и от 256 до 293-го шпангоутов-0,914 м, а на участке между 118-м и 256-м шпангоутами - 1,136 и 1,219 м. Грузовая ВП по чертежам соответствовала осадке 5,029 м - как на типе “Миоко”.


5.3.2. Распределение весов и остойчивость.

На момент проектирования крейсеров типа “Такао” еще ни один из крейсеров “класса А” не выходил на испытания и проблемы с их хронической перегрузкой еще не были известны. Правда, в проекте сделали попытку принять некоторые меры по экономии веса (электросварка некоторых конструкций над верхней палубой и применение, где возможно, алюминия), но делалось это для компенсации известной дополнительной нагрузки от носовой надстройки увеличенного размера. Несмотря на это, реальное водоизмещение с 67% запасов превысило проектное значение 12986 т более, чем на 10%: официально “Майя” и “Тёкай” имели 14129 т, а “Такао” и “Атаго” 14260 т. Как и на предыдущих крейсерах “класса А” перегрузка возникла по статьям: вес корпуса, вооружение, но особенно арматура и оборудование. Алюминий использовался тогда в каретках подъемников боезапаса, в складских помещениях, для трапов, мебели и вспомогательной арматуры. Но от его использования вскоре пришлось отказаться из-за слишком быстрой коррозии. Американцы также использовали алюминий в тяжелых крейсерах, заложенных примерно в то же время, и вес алюминиевых конструкций на них достигал 72 т.

Распределение весов после достройки, т (%): “Такао” “Атаго”
Корпус 4086,7 (29.0) 4129
Броня и защита 2368,2 (16,8) 2363
Арматура 521,7(3,7 178
“Неподвижное” оборудование 179,8 (1,3)  
“Подвижное” оборудование 313,5(2,2)*  
Механизмы 2670.6 (19)  
Вооружение 1728 (12,3)**  
Топливо (уголь+нефть) 67% 1754 (12,5)  
Резервная вода для котлов 67% 104,7 (0,7)  
Смазочное масло и легкое топливо 67% 56,3 (0,4)  
Трубы ПТЗ 213.0(1,5)  
Неизвестный вес 68,9 (0,5)  
ВСЕГО 14066 (100)  

Примечания:

* даны на 26.06.1932 г. при незаконченном монтаже оборудования, которое нормально было на 200 т тяжелее;

** из них орудия 1166,4 т (8,3%), торпедное вооружение 166,9 (1,2%), электрооборудование 359,2 (2,6%), авиаоборудование 30,7 т (0,2%) и штурманское 5,5 т.


И снова увеличение водоизмещения уменьшило высоту надводного борта, дальность и скорость, ухудшило мореходность. Кроме того, понизился метацентр и уменьшилась метацентрическая высота (МВ), несмотря на благоприятное расположение центра тяжести (ЦТ) под ватерлинией (по крайней мере для водоизмещения с 67% запасов). Последующее добавление различной арматуры наверху также повысило водоизмещение, подняло центр тяжести и еще больше уменьшило МВ и диапазон остойчивости. И совсем плохая остойчивость получалась в облегченном состоянии, когда из-за отсутствия топлива увеличивалась высота расположения LI T над ватерлинией при одновременном уменьшении осадки. Все это выводило значение МВ и диапазона остойчивости за допустимые для легкого водоизмещения пределы. Например, при водоизмещение с 67% запасов 14109 т и осадке 6,51 м в 1932 году “Такао” имел МВ 1,2 м и диапазон остойчивости 88°, но уже в 1937 году при водоизмещении 14579 т и осадке 6,68 м МВ составляла 1,08 м (на других “систер-шипах” и того меньше) и диапазон 84°. При этом нормативы устанавливали МВ не менее 1,3 м и диапазон более 85°. Для легкого водоизмещения положение было критическим: на 1932 год “Такао” при 11406 т водоизмещения и осадке 5,49 м имел МВ 0,38 м и диапазон 73°, а на 1937 год при 11523 т и 5.51 м соответственно 0,17 м и 68° вместо положенных более 1 м и 75°. На других кораблях типа МВ при легком водоизмещении равнялась 0,14-0,19 м, а диапазон остойчивости 66-67°.

Продольный разрез «ТАКАО» после достройки в 1932 году:

1 - жилые помещения (офицерские в носу); 2 - нефтяные цистерны; 3,4 - зарядные и снарядные погреба ГК; 5 - погреба 12-см боезапаса; 6 - вспомогательные кладовые; 7 - кладовые риса и зерна; 8 - рулевой пост; 9 - рулевое МО; 10 - холодильники (для рыбы и мяса) и дистилляторы; 11 - электропост для подъемников; 12 - телеграфный пост; 13 - склад смазочных масел; 14-отделение 250-кВт генераторов (привод от ДВС); 15- кормовой пост УАО ГК с директором типа 14; 16-наблюдательные посты; 17 - самолетный ангар; 18 - мастерская; 19 - труба вспомогательного котла на ВП; 20 - апартаменты командира; 21 - пост привода шпиля; 22 - цепной ящик; 23 - насосное отделение; 24 - нижний телеграфный пост; 25 - дифферентовочная цистерна

Величина шпаций (мм) Теоретические шпангоуты (шаг 10,058 м)

№ 1 - № 9 - котельные отделения; 1 -12 - котлы; 1 - насосное отделение; 2 - цепной ящик; 3 - кладовая риса и зерна; 4,11 - вспомогательные кладовые; 5 - нефтяные цистерны; 6 - каюты офицеров; 7 - отделение генераторов; 8 - рулевое МО с двигателем лебедки и аварийным штурвалом; 9-рулевой пост с гидроприводом руля; 10-нижний телеграфный пост; 12 - 20-см снарядный погреб; 13 - пост управления турбинами; 14-кубрики; 15 - холодильники и дистилляторы; 16 - вентиляторы форсированной тяги; 17- дымоходы; А - центральный ствол башни ГК;


5.4. Защита.

В основном защита этих крейсеров повторяла проект “Миоко”, за исключением следующего:

1) Броневой пояс был короче: расстояние между носовой и кормовой переборками (от барбета №1 до барбета №5) на уровне складской палубы составляло 123,6 м (шп.62-292) вместо 126,2 м (шп.58-293) на “Миоко”, а длина брони по борту - 119,8 м (шп.70-292) вместо 123,6 м (шп.64-293).

2) Защита погребов в носу и корме была мощнее, впервые использовались сужающиеся книзу по толщине броневые плиты.

3) Вместо стали НТ использовалась сталь Дюколь.

4) Боевая рубка защищалась броней.

СЕЧЕНИЕ ПО 186-му ШПАНГОУТУ КРЕЙСЕРА “ТАКАО”

1,2- цистерны резервной котельной воды и нефтяные; 3 - водонепроницаемый отсек; 4 - кладовая; 5 - коридор для кабелей; 6 - КО №7 с котлом №9; 7 - дымоход; 8 - теплоизолирующий зазор; 9 - кубрик; 10 - подвесные рельсы для торпед; 11 - запасные торпеды; 12-торпедные аппараты


5.4.1. Защита над ватерлинией.

Вертикальная защита. Бортовой пояс из стали NVNC имел наклон наружу 12° и охватывал МКО и барбеты ГК с погребами. Центральная часть пояса, проходящая примерно по МКО (шп. 116-258), на длине 82,4 м и высоте 3,5 м имела единую толщину 102 мм, соединяясь верхней кромкой со средней палубой. Концы пояса защищали основания башен и погребало нижней палубы. Но в отличие от проекта “Миоко” пояс продолжался прямо вниз - на глубину 1,7 м под складской палубой и его толщина уменьшалась. Верхняя часть пояса между нижней и складской палубами (примерно 2,5 м) имела толщину 127 мм, а нижняя полоса высотой 1,7 м - 76 мм на верхней кромке, сужаясь до 38 мм на нижней. Продолжение пояса вниз в том месте, где не было противоторпедной переборки (ПТП), должно было защищать корабль от “ныряющих” снарядов. Такую же систему защиты японцы применили и в последующих проектах (крейсера типов “Могами” и “Тоне”, линкоры типа “Ямато”), где она уже заменяла выпуклую ПТП и на протяжении МКО. Оконечности пояса, чтобы компенсировать увеличенную толщину и высоту броневых плит, пришлось сделать короче: в носу 21м (шп.70-116) и в корме 16,4 м (щп.258-292). Из-за перегрузки высота пояса над ВЛ в средней части составила всего 1,3 м, а в оконечностях, в районе погребов ГК, он оказался почти вровень с водой. В 1937-38 годах при полном водоизмещении 15490-15697 т осадка была 7 метров, так что над водой выглядывало всего 0,8 м брони.

Поперечные переборки из стали NVNC толщиной 76 мм закрывали МКО и барбет башни №4 на уровне пространства над нижней палубой; под ней переборки толщиной 102 мм закрывали барбеты №1 и №5, причем кормовая переборка проходила перпендикулярно к ДП, а носовая - под углом. Барбеты над нижней палубой защищались 76-мм плитами стали NVNC, но для экономии веса секторы по 30° от ДП имели толщину 38 мм, т.к. считалось, что от продольных попаданий соседние барбеты будут защищать друг друга. Дополнительную вертикальную защиту над средней палубой обеспечивали листы обшивки из стали Дюколь толщиной 25 мм (за главным поясом обшивка имела толщину 9-25 мм). Горизонтальная защита. Как и на проекте “Миоко”, над МКО проходила плоская (погибь к бортам 254 мм) средняя палуба, набранная из 35-мм плит стали NVNC, но у бортов на ширине 1,52 м ее толщина уменьшалась до 32 мм. Эти внешние полосы палубной брони крепились к верхней кромке главного пояса. Вне МКО нижняя палуба из той же брони толщиной до 47 мм накрывала погреба и крепилась к верхним кромкам оконечностей пояса. Верхняя палуба в средней части набиралась из двух слоев стали Дюколь: верхнего 12,5—25 мм, нижнего 16 мм. Остальное бронирование. На высоте 1,83 м над средней палубой дымоходы защищались 88,5-мм плитами брони NVNC с внешней стороны, наклоненной внутрь примерно на 45° и 70-мм плитами по ДП. Рулевой привод в корме защищался 50-мм плитами этой же брони с боков, 38-мм с концов и 25-мм сверху (на уровне средней палубы). В отличие от предыдущих крейсеров “класса А” эти корабли получили боевую рубку, защищенную от стрелкового оружия авиации 16-мм плитами стали Дюколь.

5.4.2. Защита под ватерлинией.

Подводная защита от торпед и мин по МКО и разделение на отсеки практически повторяли защиту крейсеров типа “Миоко” (см.часть 4). Но ПТП состояла из двух слоев стали Дюколь вместо стали НТ общей толщиной 58 мм (2x29 мм). По расчетам она защищала корабль от контактного взрыва 200- кг заряда “шимозы”.

ПОПЕРЕЧНОЕ СЕЧЕНИЕ “ТАКАО” ПО 196-му ШПАНГОУТУ левый борт правый борт

1 - 110-см прожектор типа SU; 2 - 12-см/45 орудие в установке “В” 3 - торпедный отсек с системой быстрой перезарядки ТА; 4 - тележки с торпедами; 5 - кубрики; 6 - проход; 7 - каюты унтер-офицеров; 8 - дымоходы и каналы вентиляции КО №8 и №9; 9 - нефтяные цистерны; 10 - цистерны котельной воды; 11 - коридор для кабелей; 12 - кладовая

ПОПЕРЕЧНОЕ СЕЧЕНИЕ “ТАКАО” ПО 196-му ШПАНГОУТУ левый борт правый борт

1 - пост УАО ГК с директором типа 14; 2 - телеграфный пост; 3 - самолетный ангар; 4 - торпедный отсек; 5 - мастерская; 6 - проход; 7 - 250-кВт генератор; X - холодильник (конденсор); ТНД - турбина низкого давления


5.5. Вооружение.

После достройки вооружение этих крейсеров состояло из 10 20-см орудий типа 3 года №2 (203,2-мм) в двухорудийных башнях с большим углом возвышения, 4 зенитных 12-см орудий в одиночных установках, 2 40-мм зенитных автоматов Виккерса, 2 7,7-мм пулеметов и 8 61-см торпедных труб в поворотных двухтрубных аппаратах. Характеристики орудий, установок и боезапаса даны в приложении 1.

5.5.1. Главный калибр.

Новую модель двухорудийной 20-см установки, известную как модель “Е”, разработал инженер С.Хада для ведения огня как по надводным, так и по воздушным целям. Работы над такой установкой были инспирированы появлением британской установки для 8-дюймовых орудий с углом возвышения 70°, которую создали в 1923-24 годах для крейсеров типа “Кент”. Установки модели “Е” получили “Такао”, “Агаго” и “Тёкай”, но поскольку возвышение 70° потребовало применения весьма деликатных механизмов вертикальной наводки и отдачи, а также чрезмерно усложнило конструкцию башни, вскоре стало ясно, что максимальный угол возвышения не должен превышать 55°. Такие установки улучшенной модели “Е ” с углом возвышения 55° получил последним вошедший в строй крейсер “Майя”. Дальность стрельбы по горизонтали при оптимальном возвышении 45° для установок обоих моделей составила 29400 м, т.е. всего на 500 м дальше, чем у модели “D”, стоявшей на типе “Миоко”. Зато установки модели “Е” могли вести зенитный огонь до высоты 10000 м. Внешние формы башни из-за большего угла возвышения несколько отличались от модели “D”. Защита осталась только противоосколочной — 25-мм плиты стали Дюколь со всех сторон, но внутри на расстоянии 10 см от стенок появилась тонкая стальная облицовка для теплоизоляции в жарком климате. Новые установки имели поршневой привод, обеспечивавший высокую скорость ВН: 12°/с. Мощность расположенных в энергетической отделении электромоторов подняли с 75 л.с. на типе “Миоко” до 100 л.с.

Хотя “на бумаге” орудия ГК с большим углом возвышения сулили множество преимуществ, на практике пришлось сразу столкнуться с недостатками. При стрельбе по надводным целям главный недостаток новых установок заключался в большом разбросе снарядов в залпе. На артиллерийских испытаниях 1933 года разброс на дистанции 19300 м достигал 483 м. Хотя установки модели “Е” и проектировались как универсальные, зенитный огонь главным калибром оказался мало эффективным из-за недостаточной скорострельности и скорости ГН. Кроме того, разделение постов и приборов управления огнем на низких и высоких углах возвышения усложняло переход от стрельбы по надводным целям к стрельбе по воздушным и наоборот. Очень раздражал прислугу башен и сильный шум от насосов в нижнем отделении.

Подача снарядов повторяла конструкцию башен моделей “С” и “D”, но имелось два подъемника вместо одного. Для стрельбы по надводным целям бронебойные и фугасные снаряды вручную подавались из погреба под броневой нижней палубой в перегрузочное отделение, откуда подъемник “толкающего” типа поднимал их в боевое отделение с максимальной скоростью 4 снаряда в минуту. Дальше они заряжались в орудия и досылались гидроприводом. Для стрельбы по самолетам дополнительная пара подъемников подавала фугасные снаряды из перегрузочного отделения. Расположенные в передней части центрального ствола, эти подъемники облегчали смену боезапаса и позволяли повысить скорость стрельбы, но из-за них размер центрального ствола и нижнего отделения увеличился, башня стала тяжелее. Установка взрывателей производилась вручную на лотке. Заряды также вручную подавались из погреба под складской палубой в перегрузочное отделение, где укладывались в подъемники “ковшового” типа, которые обеспечивали максимальную скорость подачи 4 полных заряда в минуту. В боевом отделении их вручную вынимали из “ковша” и укладывали в ствол. Для защиты от пламени между перегрузочным зарядным отделением и погребами имелись поворотные ставни. Кроме, того зарядные и снарядные подъемники сверху и снизу снабжались пламянепроницаемыми дверями.

НОСОВЫЕ БАШНИ МОДЕЛИ “Е” КРЕЙСЕРА “ТАКАО” (сечения по ДП и шпангоуту 84)

1 - зарядный погреб; 2 - пламянепроницаемый барабан; 3 - перегрузочное отделение; 4 - зарядный “ковшовый” подъемник; 5 - снарядный погреб; 6 - перегрузочное отделение со снарядными каретками; 7 - “толкающий” подъемник для бронебойных и фугасных снарядов (стрельба на низких углах возвышения); 8 - “толкающий” подъемник для “зенитных” фугасных снарядов; 9- проход; 10 - центральный ствол башни; 11 - нижнее (энергетическое) отделение; 12 - кабинет начальника финслужбы; 13, 14 - офицерская кают-компания и каюты; 15 - вспомогательное помещение

КОРМОВЫЕ БАШНИ (сечение по ДП)

1 - кубрики; 2 - нефтяные цистерны; 3,4 - зарядные и снарядные погреба; 5,6 - перегрузочные снарядное и зарядное отделения; 7 - холодильник и дистилляторная установка; 8 - проход; 9 - отделение электромторов; 10 - 6-м дальномер типа 14


Боезапас на 1200 выстрелов (120 на ствол) состоял сначала из 4 снарядов типа 91: бронебойного с донным взрывателем типа 13 №4 модиф.1 и 3,11 кг взрывчатого вещества типа 91 (тринитроанизол или ТНА), “общего назначения” (“коммон”) с головным дистанционным взрывателем типа 91 и 8,17 кг ТНА и двух учебных (без взрывателя и с головным дистанционным типа 91).


5.5.2. Зенитный калибр.

Число 12-см/45 зениток типа 10 года на новых крейсерах уменьшили до четырех, поскольку ожидалось, что для целей ПВО будут использоваться и орудия главного калибра, имевшие такую же досягаемость по высоте. Зенитки в одиночных установках модели “В ” с щитами и электрогидравлическим приводом располагались по бокам от дымовых труб на зенитной палубе (шельтердеке). В 1932-42 годах эти орудия использовали 5 типов снарядов: фугасный типа 91 (1,7 кг “шимозы”) с дистанционным взрывателем типа 91, пристрелочный с дистанционным взрывателем типа 91 (замедление до 30 с), осветительный (с 30 марта 1938 года осветительный типа “А”) и учебный с таким же взрывателем оба и учебный без взрывателя.

5.5.3. Легкое зенитное вооружение.

Постоянный прогресс авиации в 20-е годы стимулировал разработку зенитного оружия средней дальности, в частности, для защиты важных объектов на надстройках. В то время японцы еще не имели подобного оружия, поэтому по бокам от задней дымовой трубы решили установить две легких зенитных автоматических пушки фирмы Виккерс калибром 40-мм, которые завозились из Англии. Эти пушки имели низкую начальную скорость снаряда (600 м/с) и эффективную дальность стрельбы (2500 м), поэтому с середины 30-х годов их стали заменять на 25-мм автоматы и 13-мм тяжелые пулемёты.

Для ближней ПВО на носовой надстройке стояли два также поступавших по импорту из Англии 7,7-мм пулемета (см.2.4.2).

5.5.4. Торпедное вооружение.

Хотя крейсера “класса А” предназначались в первую очередь для артиллерийского боя, разработка 61-см торпед дальнего действия заставила пересмотреть взгляды на использование этих кораблей и дать им еще и мощное торпедное вооружение. Вместо неподвижных ТА между средней и верхней палубами, принятых на предыдущих крейсерах этого класса, на типе “Такао” установили четыре (по 2 на борт) двух-трубных поворотных ТА типа 89 (1929 года) на уровне верхней палубы. При этом постарались максимально учесть взгляды Ю.Хираги на опасность, которую представляют собой надводные ТА для корабля-носителя. Тем более, что боеголовки торпед, которые должны были нести крейсера типа “Такао” были гораздо мощнее и результаты их взрыва на борту имели бы гораздо более серьезные последствия. Поэтому ТА рас-положили на спонсонах в средней части корабля между верхней палубой и шельтердеком. Это частично выносило их за борт и удаляло от МКО, уменьшая возможные повреждения в случае взрыва торпед. Во время боя разворот ТА за борт еще больше удалял боеголовки от корпуса корабля. Наконец, вне ТА боеголовки торпед защищались футлярами из стали Дюколь. Хотя сначала крейсера проектировались с 12 торпедными трубами в строенных аппаратах, значительный верхний вес и недостаток места заставили принять двухтрубные ТА частично прикрытые, щитами, Разворачивались они обычно с помощью электрогидравлического привода, но можно было поворачивать их и вручную. Торпеды выстреливались сжатым воздухом, но при необходимости и пороховым зарядом,

ТОРПЕДНОЕ ВООРУЖЕНИЕ КРЕЙСЕРОВ ТИПА “ТАКАО” ХРАНЕНИЕ ЗАПАСНЫХ ТОРПЕД

СИСТЕМА БЫСТРОЙ ПЕРЕЗАРЯДКИ

1 - защита боеголовок (сталь D); 2 - подвесной рельс; 3 - зажим; 4 - торпеда типа 90 (длина 8550 мм, вес 2540 кг); 5 - торпеда выдвигается из ящика и фиксируется захватом к тельферу; 6 - кольцевой захват; 7 - тельфер; 8 - ТА типа 89; 9 - конвейер с «бесконечной» цепью; 10 - лоток для погрузки торпед на корабль; 11 - грузовая стрела; 12 - пост управления стрелой; 13 - электромотор конвейера; 14- подвесной рельс, соединенный с рельсом 2


Чтобы отчасти компенсировать уменьшенный бортовой залп торпед, для крейсеров типа “Такао” разработали систему быстрой перезарядки ТА. Под шельтердеком имелась система подвесных рельсов с тельферами, с помощью которой запасные торпеды быстро подавались к любому аппарату. Там они опускались на конвейеры с электроприводом и загружались в трубы. Обычно перезарядка ТА занимала 3 минуты.

На борт принималось 16 торпед: 8 хранились на конвейерах, расположенных за каждым аппаратом, а 8 резервных размещались попарно, одна над другой, по бокам от дымоходов №2 и №3; все боеголовки закрывались в футлярах из стали Дюколь. Погрузка торпед на корабль произво-дилась через спе-циальный порт в борту на уровне верхней палубы -между портами для ТА. Для этого использовались грузовая стрела, небольшой лоток и упомянутая система рельсов.

61-см торпеды типа 90 являлись развитием торпед типа 8 года, которыми уже вооружались крейсера “класса А”, имея большую дальность хода и более мощную боеголовку, содержавшую 390 кг взрывчатого вещества (ВВ) типа 91.

ДЕРЕВЯННЫЙ МАКЕТ НОСОВОЙ НАДСТРОЙКИ “ТАКАО”, ВРЕМЕННО УСТАНОВЛЕННЫЙ ПОСЛЕ СПУСКА

А- платформа УАО ГК с дальномером (1), директором центральной наводки (2) и наблюдательными постами (3); В - командная платформа с наблюдательными постами (4) и торпедными директорами (5); С - платформа слежения за целью; D - платформа управления огнем с постами управления прожекторами (6); Е - ходовой мостик с штурманскими дальномерами (7) и зенитными директорами (10); F - верхний мостик с башенками дальномеров (8) и наблюдательными постами (9); G - уровень палубы среднего мостика


5.6. Система управления огнем.

5.6.1. Структура носовой надстройки.

Эти корабли имели массивную носовую надстройку. Хотя ее высота над килем была такой же, как и на типе “Миоко” (бинокли директора были даже на метр ниже - 31 м над килем вместо 32 м), она оказалась длиннее и почти в два раза больше по объему. В ходе проектирования новых крейсеров учитывались пожелания артиллерийского, торпедного, штурманского, электрического, оптического отдела и отдела связи МТД и в результате совместной работы МТД, МГШ, бюро по военным делам и департамента флота появилась эта 10-этажная надстройка. Она должна была вместить огромное количество постов и сложных приборов, необходимых для ведения артиллерийско-торпедного боя в дневных и ночных условиях и на больших дистанциях. Ее форму одобрили после долгой дискуссии, поскольку все понимали, что такая надстройка значительно увеличивает верхний вес, оказывает большое сопротивление воздуху и является прекрасной мишенью для артиллерии и авиации противника. И все-таки решили, что в военное время централизация всех постов управления перевесит эти недостатки. После спуска “Такао” на его корпусе воздвигли полномасштабную деревянную модель носовой надстройки со всеми ее постами и оборудованием, которую в течение июня-декабря 1930 года подвергли испытаниям на верфи флота в Йокосуке. Похожую надстройку должны были нести и крейсера следующего типа “Могами”, но после катастрофы с миноносцем “Томодзуру” ее перепроектировали с целью уменьшения размеров, особенно высоты. Первоначальный вариант надстройки испытали на верфи флота в Куре. Во время модернизации крейсеров типа “Такао” верхнюю часть надстройки решили уменьшить.

5.6.2. Система управление артогнем и торпедной стрельбой.

Как и на предыдущих крейсерах “класса А” для УАО ГК оставили систему “слежение за указателем”. Для наводки орудий на цель, измерения ее скорости, курса и дистанции до нее наверху носовой надстройки установили директор типа 14 и устройство слежения за целью (визир) типа 13. Вспомогательный директор типа 14 расположили на самолетном ангаре. Для управления огнем 12-см зенитных орудий по бокам носовой надстройки на уровне ходового (компасного) мостика установили директоры типа 91, а дистанцию до воздушной цели измеряли с помощью 3,5-метровых дальномеров типа 14, которые стояли отдельно на уровне верхнего мостика. Посты управления торпедной стрельбой (УТС) располагались по бокам от платформы управления артогнем и оборудовались торпедными директорами типа 89.

5.6.3. Дальномеры.

Дальномерное оборудование было таким же, что и на типе “Миоко”, но с дополнительным дальномером наверху носовой надстройки. Все дальномеры были бинокулярные совмещающие типа 14. Три 6-метровых стояли в башнях ГК №№1,2 и 4, один 4,5-метровый на носовой надстройке над директором, по два 3,5-метровых и 1,5-метровых - по ее бокам, а дополнительная пара 3,5-метровых - на самолетном ангаре. Зенитные 3,5-метровые дальномеры можно было использовать и для надводных целей.

5.6.4. Прожекторы.

На прожекторных платформах по бокам дымовых труб стояли четыре боевых 110-см прожектора типа “SU” с эффективным радиусом действия 5000-6000 м, а при концентрации света двух прожекторов - до 8000 м. В 1936 году их заменили на 110-см прожекторы типа 92, принятые на вооружение 6 марта 1933 года, которые давали белый свет интенсивностью 12800 кандел/м2 при 200А и 80 В, обеспечивая дальность подсветки 6000 м, а при концентрации на одной цели двух лучей - до 10000 м. Посты управления прожекторами и пульт в рубке управления прожекторами находились на одном уровне с платформой УАО ГК (рубка группового управления освещением), имея с ней связь для координации действия прожекторов и орудий ГК.

5.7. Авиационное оборудование.

На верхней палубе между грот-мачтой и башней ГК №4 по бортам стояли две пороховые катапульты улучшенной модели 1. Они прошли испытания в 1931 году и 12 августа 1932 года были Приняты на вооружение как тип Куре №2 модель 3. Они имели ту же длину, что и модель 1, но скорость запуска повысилась до 28 м/с, ускорение - до 2,7g, а вес запускаемого самолета-до 3000 кг. В расположенном за треногой грот-мачтой ангаре бок о бок помещались два гидро-самолета со сложенными крыльями. Часть верхней палубы между катапультами, известная как “самолетная” палуба, была оснащена системой рельсов для перемещения ГСМ, а на грот-мачте имелась грузовая стрела для установки ГСМ на катапульты и подъема их с воды на борт после посадки.

По требованию МГШ эти крейсера должны были нести по три ГСМ: два 2-местных для наблюдения за ходом боя и корректировки огня на дальних дистанциях и 3-местный для дальней разведки (до 300 миль). Оба 2-местных ГСМ типа 90 №2 модели 2 корабли получили в декабре 1932 года. Но ко времени готовности кораблей 3-местных самолетов в наличии еще не имелось и только в декабре 1934 года на эти крейсера передали по 3-местному разведчику типа 94 №1. В декабре 1936 года ГСМ типа 90 заменили двумя разведывательными гидросамолетами типа 95.


НОСОВАЯ НАДСТРОЙКА “ТАКАО” В 1935 ГОДУ

НОСОВАЯ НАДСТРОЙКА “ТАКАО” ПОСЛЕ ДОСТРОЙКИ В 1932 ГОДУ

а - наблюдательные посты b - посты управления прожекторами с - торпедные директоры типа 89

А, В - платформы УАО ГК с башенками 4,5-м дальномера типа 14 (1), директора типа 14 (2), обзорного телескопа (3), каютами отдыха персонала (4) и офицеров (5) и постом связи СУАО ГК (6); С - пост наблюдения за целью: кладовая оптических инструментов (7), каюта отдыха (8), верхний алектропост (9), кладовая приборов и каюта отдыха (10), пост связи (11), устройство слежения за целью типа 13 (12);

D - платформа управления огнем: пост управления огнем (13), кладовые устройств связи №1 с ПБ и инструментов СУАО с ЛБ (14), штабная №1 (15) и штурманская №1 (16); Е - ходовой мостик: рубка с компасами и биноклями (17), аварийный пост управления №1 (18), проход (19), пост управления боем (20), штурманская рубка (21), сигнальная платформа (22), зенитный директор типа 91 (23), 1,5-м дальномер (24); F - верхний мостик: каюты отдыха командира (25), флагмана (26) офицеров штаба (28), посты связи №2 (27) и телеграфный N*2 (29), гальян (30), проход (31), центральный пост связи (32), штурманская кладовая, каюта отдыха и нижний электропост (33), пост СУЗО и связи с зенитными орудиями (34), сигнальный прожектор (35); G - средний мостик: рулевая рубка (36), каюта штурмана (37), кладовые палубного имущества (38), телефонный пост N*3 (39), радиорубка (40), хранилище карт (41), главные склады связи (42), авиаоборудования (43) и штурманский (44), зенитный 3,5-метровый дальномер типа 14


Н - нижний мостик: носовой телеграфный пост (46), кладовая и склад (47) и носовой пост БЧ связи (48), склады авиационной БЧ (49), дымоход КО №1 и №2 (50); I - палуба зенитных орудий: торпедные посты (51), мастерская (52), каюты авиаперсонала (53), вентиляторы форсированной тяги (54) - по 2 на котел


5.8. Энергетическая установка.

Механизмы крейсеров типа “Такао” во многом повторяли ЭУ типа “Миоко”, но отсутствовали электромоторы-генераторы, служившие для вращения внутренних гребных валов на крейсерском ходу и уменьшавшие сопротивление. Вместо них для той же цели установили две небольшие “индукционные” турбины, которые позволяли быстро перейти с крейсерского хода на полный (с 2 винтов на 4) в боевой ситуации. Эти турбины вращались за счет выхлопного пара ТКХ. Но ошибки при переходах с крейсерского хода на полный, которые приводили к резкому возрастанию скоростй'вращения валов и многочисленным авариям, заставили в 1938-9 годах эти турбины снять.

5.8.1. Турбины.

Турбоагрегаты изготавливались теми же верфями, что и корпуса. Главные ТПХ общей мощностью 130000 л.с. на 320 об/мин. (4x32500 л.с.) были однопоточные импульсного типа Канпон. Четыре агрегата располагались в двух носовых и двух кормовых МО, разделенных продольной и поперечной переборками. Каждый агрегат имел четыре ТПХ (две ТНД по 8250 л.с. и две ТВД по 8000 л.с.), работавших через редуктор с 4 ведущими шестернями на свой вал, а также две ТЗХ (обе низкого давления и мощностью по 4500 л.с. при 180 об/мин.), расположенные в корпусах ТНД ПХ. Носовые турбоагрегаты (внешние валы) имели еще по ТКХ мощностью 3100 л.с., соединенной через редуктор с валом внешней ТВД, которая постоянно использовалась на всех режимах. Кормовые же имели кроме двух ТВД и двух ТНД по небольшой “индукционной” турбине. Роторы турбин изготавливались из прочной стали, а лопатки - из нержавеющей стали “В” (улучшенная по сравнению с нержавеющей сталью “А”, из которой изготавливали лопатки турбин на типе “Миоко”). Весили ТНД по 18 т, ТКХ по 3 т, внешние ТВД 10 т и внутренние ТВД - 9,5 т. Давление в паровом коллекторе равнялось 17,25 атм., а на выходе в конденсор 0,155 атм.

На крейсерском режиме пар проходил через ТКХ, 1-ю ступень внешней ТВД и ТНД к конденсору. Носовые агрегаты при этом обеспечивали на внешних валах мощность по 7050 л.с. (всего 14100 л.с.) при 170 об/мин. после главного редуктора, а кормовые вращались свободно или могли отсоединяться от редуктора. На других режимах пар от котлов поступал на внешние и внутренние ТВД каждого МО, а ТКХ отсоединялись от редуктора крейсерского хода и пар на них не подавался.

5.8.2. Зубчатые редукторы.

Имелось 4 главных и два крейсерских зубчатых редуктора, первые имели вес 40 т и 4 ведущих шестерни, а вторые, расположенные между ТКХ и внешней ТВД носовых МО - по одной и весили всего 2,3 т. Главные редукторы снижали скорость вращения роторов примерно с 2000 (ТНД) и 3000 об/мин (ТВД) до 320 (передаточное отношение 6,42 и 6,24 для ТНД, 9,06 и 9,43 для ТВД), а крейсерские с 5439 до 1600 (передаточное отношение 3,4).

5.8.3. Конденсоры (холодильники).

В каждом МО стояло по 2 однопоточных конденсора тип: “Унифлюкс”: один располагался под корпусом внешней ТНД другой вдоль корпуса внутренней ТНД (всего 8). Каждый имел поверхность охлаждения 762 м2, обеспечивая отношение поверхности охлаждения к мощности 0,047. Кроме главных механизмов конденсоры обслуживали воздуходувку типа Вейр производительностью 96 т/ч и 2-цилиндровый циркуляционный насос.

5.8.4. Котлы.

Двенадцать водотрубных трехколлекторных котлов типа Канпон №Ро с нефтяным отоплением и рабочим давлением 20 атм. располагались в 9 отделениях: три носовых имели по 2 котла, остальные по одному. Каждый имел 11 нефтяных форсунок №2 общей производительностью 5,5 т/ч и 4 форсунки Х®4 общей производительностью 1,2 т/ч, площадь нагревательной поверхности 970 м2, насос типа Вейр производительностью 10,5 т/ч и 2 вентилятора форсированной тяги производительностью по 1150 м3/мин. Расстояние между центрами водяных коллекторов равнялось 5,33 м, высота между центрами водяных и верхнего парового - 3,125 м. Форма дымоходов отличалась от принятой на типе “Миоко”: кормовая труба (дымоход №3) была прямой, а носовая (дымоходы №1 и 2) имела большой наклон назад из-за увеличенных размеров носовой надстройки. Как и на типе “Миоко”, на уровне верхней палубы по ДП стоял вспомогательный котел типа РО (давление 14 атм.), а его дымовая труба проходила впереди кормовой трубы. В 1936 году этот котел сняли.

5.8.5. Вспомогательные механизмы.

Число и мощность генераторов (напряжение в сети 225 В) увеличили: с 735 кВт на типе “Миоко” до 1225 кВт. Из четырех генераторов по 250 кВт с приводом от двигателей внутреннего сгорания два стояли на складской палубе в корме с правого борта, один в носу с левого борта и один на средней палубе над МО по ДП. Дизель-генератор в 225 кВт располагался на нижней палубе в носу с левого борта Каждое МО имело два питательных и два вытяжных вентилятора типа Сирокко. Имелось также четыре пожарных насоса типа Вейр, которые использовались и для перекачки воды из булей. Два из них общей производительностью 59 т/ч стояли в МО и два производительностью 155 т/ч - в КО.

5.8.6. Вес механизмов.

Общий вес механизмов составил 2660-2670 т или 48,8 л.с./ т. Распределение весов для “Майя”: главные турбины и редукторы 681 т, валы и винты 245 т, вспомогательные механизмы 170 т, котлы 592 т, трубы и дымоходы 96 т, трубопроводы 236 т, разное 126 т, масло и вода 412 т.

5.8.7. Выходная мощность и скорость.

По проекту максимальная скорость ожидалась 35,5 узла при 130000 л.с. и 320 об/мин. Гребные винты были такие же как и на типе “Миоко”: диаметр 3,85 м, шаг 4,2 м, рабочая поверхность 9,15 м2. На ходовых испытаниях у Татайяма 31 марта 1932 года “Такао” развил 139525 л.с. и скорость 35,6 узла при водоизмещении 12175 т, а “Атаго” около Укурудзима 13 февраля достиг 135000 л.с. и 35,2 узла при водоизмещении 12214 т. Как и предыдущие крейсера “класса А”, эти корабли выходили на испытания с водоизмещением, близким к проектному с 67% запасов, а не к реальному.

5.8.8. Дальность плавания.

При максимальном запасе нефти 2645 т ожидался радиус действия 8000 миль на 14 узлах, но из-за перегрузки реальная дальность была примерно на 1000 миль меньше.

НОСОВОЕ МАШИННОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ПРАВОГО БОРТА (№2)

1,2- внутренняя и внешняя ТВД; 3, 4 - внутренняя и внешняя ТНД; 5 зубчатый редуктор ТКХ; 6 - главный редуктор; 7, 8 - конденсоры; 9 - внешний гребной вал правого борта; 10 - цистерна питательной воды; 11 - пост управления главными турбинами; 12 - турбина крейсерского хода (ТКХ)


5.9. Экипаж и обитаемость.

По проекту экипаж состоял из 727 человек, из которых 48 офицеры, но реально до модернизации он насчитывал 743- 761 человека — меньше, чем на типе “Миоко” (уменьшилось зенитное и торпедное вооружение). Поскольку ТА стояли на верхней палубе, для жилых помещений освободилась большая часть средней, а также пространства на нижней перед КО и за МО. Условия обитания, особенно для младших офицеров, стали значительно лучше, чем на типе “Миоко”. Благодаря хорошей вентиляции и кондиционированию воздуха не только в погребах, но и в постах УАО, эти крейсера были лучше приспособлены для действий в тропиках и в летний период.

В мирное время крейсера типа “Такао” использовались в качестве флагманов флота, что подразумевало расширение средств внутрикорабельной и радиосвязи, а также увеличение числа соответствующих помещений и наличие боевого поста увеличенного размера. Во время проектирования крейсеров типа “Миоко” Соединенный Флот в мирное время делился на два флота: Первый (линейный) и Второй (разведывательный), который формировался вокруг линейных крейсеров типа “Конго”. Но во время планирования постройки крейсеров типа “Такао” началась первая реконструкция типа “Конго”, которая снизила их скорость, что переводило их в ранг линейных кораблей. 30 ноября 1929 года было решено, что с постройкой второй эскадры 10000-тонных крейсеров Второй Флот будет группироваться вокруг крейсеров “класса А”. Именно по этой причине корабли типа “Такао” оборудовались флагманами флота. В военное время они должны были служить флагманами эскадр, имея дополнительные служебные и жилые помещения для штаба и эскадренного оркестра.

5.10. Деятельность и модификации до 1938-39 годов.

Со дня укомплектования все 4 крейсера прикрепили к военно-морскому округу Йокосуки, где они и числились до исключения из списков флота 20 декабря 1944 года (“Атаго”, “Тёкай”, “Майя”) и 3 мая 1947 года (“Такао”). После укомплектования до 1 декабря 1932 года они состояли в 1-м Резерве и использовались для тренировок.

С 1 декабря 1932 года по 15 ноября 1935 года эти корабли составляли 4-ю эскадру 2-го Флота, сменив поставленные в резерв крейсера типа “Миоко”. В апреле 1933 года 4-я эскадра вместе с 5-й эскадрой (“Како”, “Аоба”, “Кинугаса”) участвовала в ночных стрельбах. При стрельбе на дальнюю дистанцию (19300 м) с корректировкой при помощи бортовых самолетов наблюдался разброс полного залпа из орудий ГК 483 м. Вскоре после этого проблему детально изучили, когда у Камегакуби около Куре “Атаго” провел специальные стрельбы, используя снаряды, дававшие разноцветные разрывы.

Летом 1935 года произошел так называемый “инцидент с 4-м Флотом”, временно образованным для больших маневров. Флот попал в тайфун примерно в 250 милях к востоку от Мияко, префектура Ивате (40° с.ш. 147° в.д.), и несколько кораблей получили повреждения, включая эсминцы “Хацуюки” и “Югири”, которым оторвало носовые части до мостика. Исследовательский комитет, назначенный 10 октября под председательством адмирала К.Номуры, в апреле 1936 года представил отчет, где причина повреждений относилась на счет недостаточной продольной прочности кораблей новой постройки при встрече с треугольными волнами и слабости их сварных и некоторых клепаных соединений (например, тендер “Тайгей”, крейсера “Могами” и “Микума”). В результате продольную прочность всех новых кораблей, кроме линкоров и больших авианосцев, приказали увеличить за счет дополнительных креплений на бортах и палубах, а проекты строившихся кораблей пришлось изменить. Сварку исключили из силовых продольных соединений, заменив ее на клепанные соединения внахлест.

С 15 ноября 1935 года корабли типа “Такао” начали становиться в резерв и присоединяться к охранной эскадре Йокосуки, но на период с 16 декабря по 10 марта следующего года “Атаго” временно присоединили к 5-й эскадре (“Миоко”, “Нати”, “Хагуро”). Пока крейсера типа “Такао” находились в резерве, в свете решений комиссии по расследованию “инцидента с 4-м Флотом” их продольную прочность усилили на верфи флота Йокосуки в течение весны-осени 1936 года. Вдоль днища по бокам от киля добавили 16-мм плиты стали Дюколь шириной 1,5 м, чтобы увеличить сопротивление обшивки днища растяжению, а на ВП добавили 19-мм плиты, чтобы увеличить ее сопротивление сжатию. Кроме того сделали еще некоторые модификации: укоротили фок-мачту, оборудовав между ее опор дополнительное помещение; одноствольные 40-мм зенитки Виккерса заменили счетверенными установками 13,2-мм пулеметов Гочкиса; с прожекторных платформ сняли экраны от дульных газов, а прожекторы типа “SU” заменили прожекторами типа 92; сняли вспомогательный котел вместе с дымоходом и трубой.

1 декабря 1936 года “Майя” и “Такао” снова образовали 4-ю эскадру 2-го Флота, 7 августа к ним присоединился “Тёкай” (без отличительных марок на трубах), а “Атаго” остался в резерве в Йокосуке. Осенью 1937 года 4-я эскадра действовала в районе Рюджуна (Порт-Артура), а 15 ноября “Такао” присоединился к “Атаго” в Йокосуке, оставаясь в резерве до модернизации, так что до 15 ноября 1939 года “Тёкай” и “Майя” оставались единственными кораблями 4-й эскадры. С 8 декабря по 14 января следующего года “Майя” проходил докование в Йокосуке, “Тёкай” в это время действовал в водах среднего Китая. В апреле 1938 года “Тёкай” и “Майя” действовали в водах южного Китая, а в первую неделю октября вместе с 7-й эскадрой приняли участие в боевых стрельбах к западу от о.Кюсю. Разброс залпов на дистанции 17800 м тогда достигал 400 м. Во второй половине октября оба крейсера действовали в водах южного Китая и 21 числа их в порту Эмой сфотографировал крейсер “Бирмингем”, посланный бри-танским Адмиралтейством для получения максимально возможной информации о японских кораблях в этом районе. В марте- апреле 1939 года “Тёкай” и “Майя” участвовали в боевом учении флота, ведя огонь по радиоуправляемому кораблю- мишени “Сетцу”; разброс залпов на дистанции 18330 м составил 330 м.

Отличительные марки на передних трубах крейсеров типа “Такао”
Период “Такао” “Атаго” “Тёкай” “Майя”
1.12.1932-15.11.1933 3 2 1 4
15.11.1933-15.11.1934 3 4 1 2
15.11.1934-15.11.1935 3 4 1 2
15.11.1935 -1.12.1936 Резерв Резерв Резерв Резерв
1.12.1936-1.12.1937 2 Резерв Резерв 1
1.12.1937-15.11.1938 Резерв Резерв 1 2
15.11.1938-15.11.1939 Резерв Резерв 1 2

Примечание: 1 полоса - флагман флота или эскадры, 2 и 3 - 2-й и 3-й корабль, 4 - 4-й корабль (одна широкая и одна узкая полоса.


5.11. Проект “улучшенный “Такао”.

5 апреля 1927 года президент США Кулидж санкционировал постройку шести оставшихся крейсеров по 10000 т (CL26-31, затем СА26-31), которые должны были строиться в соответствие с “Первым крейсерским билем”, а после неудачи Женевской конференции (20 июня-4 августа 1927 года) он потребовал от военно-морского руководства подготовить планы по доведению силы американских флота до равенства британскому. В свете ожидаемого расширения флота США японский МГШ 15 октября назначил комитет из 22 руководящих членов МГШ, военного отдела военно-морского департамента, департамента военного кораблестроения и департамента военно-морской аэронавтики для определения политики кораблестроения после выполнения программы 1927 года. Комитет начал работу 27 декабря, а 6 августа 1928 года представил секретный рапорт №43 АВ, в котором указывалось, что основными противниками Японии на морях являются США и Великобритания и что установленное Вашингтонским договором соотношение сил следует признать негодным. К декабрю 1936 года, т.е. концу действия этого договора, императорский флот Японии должен был состоять из 9 линкоров, 4 авианосцев, 2 вспомогательных авианосцев, 12 больших и 12 средних крейсеров, 64 больших и 32 средних эсминцев, 65 подводных лодок. Чтобы достичь такого уровня сил, принимая во внимание старение кораблей, в рапорте предлагалось в кратчайшие сроки заложить пять линкоров по 35000 т, шесть крейсеров по 5000 т, 15 больших и 32 средних эсминца и 32 подлодки. В рапорте также указывались требования к новым кораблям. Так, 5000-тонным крейсерам, которые должны были действовать как лидеры флотилий эсминцев или подлодок и производить эскадренную разведку, следовало иметь скорость 35 узлов, дальность действия 5000 миль на 14 узлах, 6 14-см орудий и не менее 4 61-см ТА на верхней палубе, 2 гидросамолета, защиту от 13-см снарядов на дистанции 5000 м (защита погребов от 14-см снарядов на дистанции 10000 м).

Рапорт обсуждался на встрече начальника МГШ вице- адмирала Кичисабуро Номуры и морского министра адмирала Кейсуке Окады 24-25 сентября 1929 года (секретный декрет флота №169). Высказанные в нем предложения были прора-ботаны МГШ в свете новой политики США и принятия там “Второго крейсерского биля” (Акт конгресса от 13 февраля 1929 года), согласно которому американский флот должен был иметь 23 крейсера по 10000 т. Окончательно новый японский план одобрили 5 марта 1929 года (секретный декрет №36) новый начальник МГШ Кандзи Като и морской министр Окада. Принятая семилетняя кораблестроительная программа (1930/31-1936/37 годы) предполагала постройку 112 кораблей, включая 4 линкора по 35000 т, 5 крейсеров по 10000 т (вместо 6 по 5000 т), 16 эсминцев по 1400 т и 32 по 1000 т, 32 подлодки, общей стоимостью 876,997 млн иен. Бюджетная комиссия в мае сократила число кораблей до 93 общей стоимостью 822,32 млн иен:,4 линкора, 4 тяжелых крейсера, 12 эсминцев по 1400 т и 28 по 1000 т, 32 подлодки.

Требования МГШ к новым 10000-Тонным крейсерам, которые стали называть “улучшенный “Такао”, были следующими:

1) главное вооружение: 10 20-см орудий в спаренных установках с большим углом возвышения;

2) не менее четырех 12,7-см зенитных орудий нового проекта;

3) 4 поворотных ТА калибром 61 см на верхней палубе;

4) оборудование для несения двух гидросамолетов;

5) максимальная скорость свыше 33 узлов, дальность 8000 миль на 14 узлах;

6) защита против прямых попаданий 15-см снарядов и против косвенных (под большим углом) попаданий бронебойных 20- см снарядов;

7) защита погребов от прямых попаданий 20-см бронебойных снарядов на дистанциях 10-15 км;

8) ПТЗ должна выдерживать 1 или 2 торпедных попадания;

9) те же главные задачи, что и крейсеров типа “Такао”: выдвинутая защита своих сил поддержки и отгон сил поддержки противника - американских и британских крейсеров с 8-дюймовыми орудиями; эскадренная разведка.

После дополнительного пересмотра, вызванного финансовыми проблемами, новый план кораблестроения был одобрен и 14 мая представлен морским министром премьер-министру генералу Г.Танаки (секретный декрет №648) для рассмотрения на 57-й сессии парламента в декабре. Четыре новых тяжелых крейсера должны были строиться парами: два в 1930-34 годах и два в 1931-35 годах. Ожидаемая цена по 27,41 млн иен за каждый.

Однако рассмотрение новой программы в парламенте пришлось отложить, поскольку японское правительство 7 октября получило приглашение от нового британского премьер- министра Рамсея Мак-Дональда прибыть в Лондон для участия в конференции по морскому разоружению, намеченной на январь 1930 года. Подписание Лондонского морского договора 22 апреля ограничило число японских крейсеров “класса А” с 8-дюймовыми орудиями 12 единицами, поэтому корабли типа “улучшенный “Такао” так и не были построены. Вместо них спроектировали и построили крейсера “класса В” (6,1-дюймовыее орудия) типов “Могами” и “Тоне”.

Глава 6. Предвоенные модернизации крейсеров “класса А”.

6.1. Причины модернизации.

Лондонский морской договор, подписанный 22 апреля 1930 года, заставил Японию прекратить постройку дополнительных крейсеров “класса А” с 203-мм орудиями, ограничив их общее стандартное водоизмещение 108400 т (110134 метрическими т). Как раз с постройкой четырех кораблей типа “Такао” весь разрешенный тоннаж исчерпывался. Крейсеров так называемой категории “b” с орудиями не выше 155-мм калибра разрешалось иметь в составе флота на 100450 т (102057 т). И здесь находившийся в строю 21 легкий крейсер практически полностью исчерпывал разрешенный тоннаж. Даже с исключением из списков построенных еще перед первой мировой войной и совершенно устаревших “Тоне” и трех типа “Яхаги” на новое строительство освобождалось всего около 19000 т. Но хитрые японцы добились включения в договор статей, разрешавших замену новыми кораблями не только “Тенрю” и “Тацуты”, но и первых пяти 5500-тонных крейсеров, установленный еще в Вашингтоне срок службы которых истекал к 1937 году. Они вовсе не собирались выводить эти крейсера из состава флота, но зато набирали в сумме 50995 т на новое строительство и замену (см. также часть 7). В соответствие с решениями Лондонского договора пришлось пересмотреть и политику кораблестроения. После нескольких встреч начальника МГШ и начальника департамента флота морской министр Такеси Такарабе и новый начальник МГШ вице-адмирал Наозане Танигучи уже 27 июня 1930 года приняли новую кораблестроительную программу. Она предусматривала постройку двумя фазами 117 кораблей: до декабря 1936 года следовало ввести в строй 76 кораблей, в том числе четыре 8500-тонных крейсера “класса В”, и до декабря 1938 года - еще 41, включая два крейсера “класса В” по 8450 т. Новую программу после обсуждения на Верховном военном совете приняли 23 июля и представили императору, который ратифицировал Лондонский договор 2 октября.

При проектировании новых крейсеров японцы решили вооружить их максимально разрешенным калибром в 155-мм, установив такое количество Орудий, чтобы компенсировать уменьшение мощи бортового залпа, по сравнению с крейсерами “класса А”, из-за более легкого снаряда. Более того, в проекте сразу закладывалась возможность быстрой замены трехорудийных 15,5-см башен двухорудийными 20-см новой модели и работы над обоими типами башен начались практически одновременно. Учитывая некоторую ущербность первых четырех крейсеров типа “Фурутака”/“Аоба” (недостаточные, по сравнению с типовыми “вашингтонскими” крейсерами, водоизмещение, число и калибр орудий ГК) и количественное превосходство флотов Великобритании и США по этому классу кораблей, японский МГШ в июле 1930 года запланировал быструю модернизацию всех крейсеров с 20-см орудиями, сделав упор на увеличение их огневой мощи. Начиная с 1935 года, предусматривался специальный бюджет на модернизацию, принятый на 67-й сессии парламента.

6.2. Первая модернизация крейсеров типа “Миоко” (1934-1936 годы).

6.2.1. Цель модернизации.

Хотя на момент ввода в строй в 1929 году крейсера типа “Миоко” считались сильнейшими в мире “вашингтонцами”, буквально через несколько лет японцы достигли значительного улучшения в морской артиллерии и торпедном вооружении. В соответствие с принятым в июле 1930 года решением МГШ в 1932 году наметил сначала модернизировать именно эти корабли. Кроме замены орудий ГК (с 200-мм на 203-мм) и соответствующего изменения погребов и подъемников в ходе модернизации следовало: модифицировать торпедное вооружение, усилить зенитную артиллерию, заменить гидросамолеты новыми типами и обеспечить их лучшими средствами запуска и хранения, расширить средства связи, улучшить жилые условия и антигазовую защиту.

Во второй половине 20-х годов характеристики самолетов и тактика авиации развивались быстрыми темпами. США, например, преуспели в создании пикирующих бомбардировщиков ВМ-1 фирмы Мартин (серийный вариант принят на вооружение 9.04.1931 г.), способных нести 1000-фунтовую (454-кг) бомбу. Для противостояния этой угрозе МТД разработал новое 12,7-см/40 зенитное орудие типа 89 (1929 года), зенитный директор типа 91 и дистанционный взрыватель типа 91, которые в 1932 году приняли на вооружение, а спустя год- два начали поставлять на флот (см. приложение 1). Зенитные орудия 12,7-см/40 типа 89 считались превосходным и очень надежным оружием: высокая скорость вертикальной наводки, хороший темп стрельбы, по крайней мере с тренированной прислугой, неплохие баллистические характеристики, надежный дистанционный взрыватель и мощный фугасный снаряд. Главным недостатком была небольшая дальность: стрельба становилась неэффективной на дистанциях свыше 7400 м.

Вместе с 12-см/40 зенитками типа 3 года, 80 штук которых флот получил до 1939 года и еще 2152 в течение 1942-1944 годов, 12,7-см/40 орудие типа 89 стало самым распространенным зенитным оружием японского флота. Всего промышленность выпустила 1306 стволов (из них 740 в 1942-44 годах). На вооружение состояло и 12,7-см/40 зенитное орудие типа 88, которое установили на подлодках “И-6” и “И-5”.

При модификации торпедного вооружения следовало принять меры по уменьшению последствий случайного взрыва торпеды. Тем более, что японцам, уже не единожды терявшим корабли от взрыва артиллерийского боезапаса, пришлось на деле убедиться и в опасности хранения торпед и мин внутри корпуса, когда 1 августа 1927 года взорвались мины на минзаге “Токива”{13}. Кое-что, включая и решение проблемы выпуска торпед с верхней палубы, уже было сделано на крейсерах типа “Такао”. Но теперь приходилось учитывать и то, что в стремлении повысить дальность хода торпед, флот готовился принять на вооружение очень пожароопасные кислородные торпеды.

Основные работы по модернизации провели в ноябре 1934 - июне 1936 года, а дополнительные изменения делались еще до июля 1936 года (на “Асигара” до ноября). Все это называлось “Первой модернизацией”. На нее и реконструкцию линкоров “Муцу” и “Harare” выделялось 41960494 иены.

6.2.2. Первый этап модернизации (ноябрь 1934- июнь 1935 года).

В ожидании модернизации четыре крейсера типа “Миоко” входили в состав Сторожевой эскадры. “Миоко” (20.11.1934— 31.03.1935 гг.) и “Нати” (февраль-июнь 1935 г.) модернизировались на верфи в Сасебо, а “Асигара” (15.11.1934-февраль 1935 г.) и “Хагуро” (февраль-июнь 1935 г.) после снятия торпедных труб и зенитных орудий на верфи Сасебо проходили модернизацию на верфи фирмы Мицубиси в Нагасаки. В ходе модернизации с кораблей сняли неподвижные ТА, 12-см зенитки, катапульты и ангары. Между кормовой трубой и башней ГК №4 возвели новую надстройку', что продлило в корму зенитную палубу (шельтердек). На спонсонах шельтердека по бокам от дымовых труб установили четыре закрытые щитами спаренные установки “модели А модиф.1” 12,7-см орудий типа 89, а башенки с зенитными директорами типа 91 разместили по бокам носовой надстройки -наместах 110-см прожекторов. По бокам от носовой трубы, где первоначально должны были стоять зенитные директоры, установили два счетверенных 13-мм пулемета типа Хо.

Между второй трубой и башней ГК №4 на верхней палубе под шельтердеком установили новые поворотные четырехтрубные ТА типа 92 модели 1 (приняты на вооружение в 1934 году). Перенос их выше стал возможен благодаря решению проблемы выпуска торпед с уровня ВП, откуда торпеда падала в воду под большим углом, чем со средней палубы. Хотя планировалось вооружить крейсера четырьмя ТА, сначала установили только два кормовых с запасом торпед 16 штук (8 в ТА и 8 в специальных рундуках посередине торпедных отделений по 4 на борт. Боеголовки торпед защищались 25 мм стали Дюколь, чтобы уменьшить повреждения от их непредвиденного взрыва. Система подвесных рельсов позволяла легко работать с основными и резервными торпедами, а система быстрой их перегрузки находилась у носовых концов ТА. Эти аппараты могли выпускать как торпеды типа 90, так и новые кислородные типа 93. Но из-за неготовности последних к широкому использованию, крейсера временно снабдили 16 торпедами типа 90. Только в 1938 году их перевооружили на 16 торпед типа 93 модели 1 (см. приложение 1).

В носовой части прежнего носового торпедного отделения слева на уровне СП оборудовали помещение для компрессора, который под высоким давлением накачивал в торпеды “специальный воздух”. Так японцы, стремясь, как всегда, запутать разведку потенциальных противников, называли кислород. Поскольку дальность хода кислородных торпед возросла до 20000 м, превосходя даже дальность стрельбы орудий ГК. корабли получили новые устройства управления торпедной стрельбой: 2 визира (устройства слежения за скоростью и курсом цели) типа 93 расположили в башенках по бокам носовой надстройки на уровне визирного поста, а два торпедных директора типа 92 палубой ниже - на уровне компасного мостика (также по 1 на борт).

На шельтердеке над торпедными аппаратами установили две пороховые катапульты типа Куре №2 модели 3, чтобы иметь возможность одновременно выпускать два гидросамолета весом до 3000 кг. Ангаров не было и самолеты хранились на катапультах или на палубе, снабженной системой рельсов для их быстрого перемещения, подготовки к полету и сбрасывания за борт в случае необходимости. Всего можно было принимать четыре 2-местных ГСМ типа 95, но в большинстве случаев их было два плюс, по крайней мере с 1936 года, один 3-местный типа 94 №2. Иногда крейсера брали на борт 3 ГСМ типа 95 вместе с 3-местным типа 94 или без него. Обычно ГСМ типа 94 размещался на правой катапульте, един типа 95 — на левой. Каюты пилотов и наблюдателей находились на СП по правому борту - на месте прежнего тррпедного отсека. На ВП в новом торпедном отделении находились запасные авиамоторы и другие запчасти, а также располагались приводы катапульт.

Существующие носовую и кормовую радиорубки расширили для размещения в них новой аппаратуры, а в носовой части прежнего торпедного отсека на СП оборудовали новую радиорубку, т.к. кормовая около вспомогательного директора ГК была слишком мала. Модернизировали также и центральный пост внутрикорабельной связи в носовой надстройке.

Снятие неподвижных ТА на средней палубе освободило пространство над МО для оборудования там жилых помещений для состава авиагруппы и прислуги дополни-тельной зенитной артиллерии. Экипаж увеличился с 814 до 832 человек и для улучшения условий обитаемости, особенно с учетом планируемых действий в тропиках, усилили вентиляцию жилых помещений и камбузов. Поскольку в межвоенные годы угроза применения отравляющих веществ считалась вполне вероятной, много внимания уделялось и антигазовой защите: все шахты пассивной вентиляции могли перекрываться, а приводная вентиляция снабжалась фильтрами. В центральном аргпосту (ЦАП, он же вычислительный пост - Хатсурейшо), радиорубках и центральном посту связи (ЦПС) предусмотрели кондиционирование воздуха. ЦАП и ЦПС имели еще установки для подпитки кислородом, а радиорубки - установки для поглощения углекислоты.

Приняли меры и по улучшению ЭУ, в том числе сняли доставлявшие массу хлопот электродвигатели-генераторы, вращавшие на крейсерском ходу внутренние валы. Вместо них установили две небольшие “индукционные” турбины, как на типе “Такао”, позволявшие быстрее перейти с крейсерского хода на полный. Эти турбины подключались к внутренним валам (кормовые МО) и питались паром, выходящим из ТКХ. Полностью переделали и посты управления турбинами, а каждое КО получило свой пост управления, как на типе “Такао”.

Японские кораблестроители понимали, что модернизация поднимет водоизмещение и так перегруженных крейсеров, поэтому во избежание еще большего увеличения осадки решили поверх имеющихся булей наделать новые с почти вертикальной внешней стенкой. Это увеличило ширину корпуса по ватерлинии до 18,999 м, но максимальная ширина погруженной части не изменилась. Новые були по длине проходили от башни ГК №3 до башни №5, а по высоте в средней части почти доходили до СП. В военное время верхнюю часть булей планировалось заполнять водонепроницаемыми стальными трубами. Увеличение ширины по ВЛ подняло метацентр, увеличив метацентрическую высоту и диапазон остойчивости.

Все эти изменения увеличили водоизмещение с 67% запасов более чем на 680 т - почти до 13963 т на “Миоко”. Но за счет увеличения ширины по ВЛ средняя осадка возросла не намного - до 6,28 м. Скорость уменьшилась до 34 узлов.

6.2.3. Второй этап модернизации (октябрь 1935 года).

После первого этапа модернизации все 4 крейсера состояли в Сторожевой эскадре Сасебо, а “Наги” до 10 июля 1935 года служил также учебным кораблем артиллерийской школы. Затем крейсера участвовали в летних маневрах в июле- сентябре, входя в состав временно организованного 4-го Флота (флот “красных”). Являясь частью “главных сил”, “Асигара” вместе с легким крейсером “Сендай” и базой “Тайгей” обозначали 2-ю эскадру линкоров, остальные три - “родную” 5-ю эскадру. Все корабли попали в тайфун, обрушившийся на 4-й Флот 26 сентября, и “Миоко” получил повреждения надстроек, а его корпус показал признаки продольной слабости в некоторых заклепочных соединениях.

После маневров крейсера типа “Миоко” прошли в октябре ремонт на верфи в Сасебо, который включал:

1) снятие со среднего мостика носовой надстройки двух 110-см прожекторов типа “SU” и перенос кормовой пары прожекторов на вышки по бокам кормовой трубы; установку на решетчатых вышках по бокам носовой трубы более мощных новых прожекторов типа 92 (всего стало три типа “SU” и два тАга 92);

2) установку двух зенитных директоров типа 91 для 12,7- см орудий на места снятых с носовой надстройки прожекторов;

3) перенос двух 7,7-мм пулеметов Льюиса с их места перед кормовой трубой на носовую надстройку - на средний мостик перед зенитными директорами.

После этого ремонта “Миоко” (флагман), “Нати” (2-й корабль) и “Хагуро” (3-й) образовали 5-ю эскадру 2-го Флота (временно в нее входил и “Атаго”). “Асигара” остался на верфи Сасебо для ремонта повреждений, полученных во время маневров при взрыве в башне ГК №2 (см. 4.4.1).

6.2.4. Третий этап модернизации (январь-март 1936 года).

Повреждения “Миоко” во время тайфуна заставили спешно усилить корпуса крейсеров этого типа. Еще до выхода окончательного рапорта комитета, исследовавшего “инцидент с 4-м Флотом” (см. 5.10), 25-мм плиты стали Дюколь шириной 1 м приклепали к бортам над СП, ниже ВП и по обе стороны от киля, что позволило уменьшить продольные напряжения корпуса.

Положение корабля Вид напряжения До модернизации После
Серединой на гребне одной волны Растяжение палубы 9,93 т/дюйм2 9,28 т/дюйм2 Сжатие днища 8,97 т/дюйм2 8,12 т/дюйм2
Оконечностями на гребнях двух волн Сжатие палубы 7,09 т/дюйм2 6,68 т/дюйм2 Растяжение днища 7,93 т/дюйм2 7,39 т/дюйм2
ПОПЕРЕЧНЫЕ СЕЧЕНИЯ КОРПУСА “МИОКО” ПО 184-му ШПАНГОУТУ (вид в корму)

после “Первой модернизации 1936 года”

после “Второй модернизации 1941 года”

Толщина плит из стали высокого напряжения (НТ), стали Дюколь (DS) и брони (NVNC) данв в миллиметрах. 1 - цистерна резервной котельной воды; 2 - нефтяная цистерна; 3 - водонепроницаемый отсек; 4 - отсек с водонепроницаемыми стальными трубами; 5 - тоннель для кабелей; 6 - кладовая; 7 - КО №7; 8 - продольный коридор; 9 - камбуз


Кроме этого, модифицировали систему продувки стволов орудий ГК сжатым воздухом, чтобы уменьшить риск выброса горящих частиц в башню при открывании затвора.

После усиления корпусов 1 апреля “Миоко” (флагман), “Нати” и “Хагуро” снова образовали 5-ю эскадру, имея отличительные полосы на первой трубе. 13-22 апреля они приняли участие в боевых маневрах в Желтом море вместе с 7-й эскадрой. Во время стрельб разброс залпов орудий ГК на дистанции 20-22 км достигал 280-330 м.

6.2.5. Четвертый этап модернизации (май-июнь 1936 года).

После возвращения с маневров “Миоко”, “Нати” и “Хагуро” с 25 мая по 29 июня прошли модернизацию на верфи Сасебо. Для работы с тяжелыми ГСМ типа 94 кран на грот- мачте заменили более мощным, опоры мачты также усилили, а между ними разместили электропривод нового крана. Затем эти три крейсера в составе 5-й эскадры участвовали в маневрах у о.Формоза (август-сентябрь). “Асигара” прошел аналогичную модернизацию на верфи Сасебо и с 15 июня по 1 декабря состоял в Сторожевой эскадре Сасебо. Он также участвовал в маневрах у Формозы, а 26 октября его открыли для посещения в Кобе. В ноябре в Сасебо на нем установили новые приборы управления огнем: башню директора типа 14 заменили на тип 94, поставили новый визир типа 92 и вычислительный прибор типа 92. Но 6-метровый дальномер в башню директора установили только в июле 1937 года после возвращения крейсера из Европы, где он участвовал в параде на Спитхедском рейде. 1 декабря “Асигара” присоединился к 5-й эскадре как 4-й корабль.

Эти четыре этапа завершили “Первую модернизацию” после которой вооружение крейсеров типа “Миоко” состояло из 10 орудий 20-см №2, 8 12,7-см зениток, 8 13-мм и 2 7,7-мм пулеметов, 8 61-см ТА (16 торпед).

Модернизация увеличила водоизмещение, но установка дополнительных булей улучшила остойчивость, особенно при нормальной нагрузке с 67% запасов, где МВ и диапазон остойчивости превысили нормативные значения (МВ более 1,3 м, диапазон более 85°). Но в облегченном состоянии МВ (на “Хагуро” и “Асигара”) и диапазон остойчивости (на всех) оказались ниже нормы (более 1 м и 75е).

  Легкое водоизмещение Водоизмещение с 67% запасов Полное
  D.t Осадка МВ Диапазон D,t Осадка МВ Диапазон D,t Осадка
“Миоко” 11811 5,536 м 1,13 71,9° 14502 6,528 1,52 86,5° 15558 6,906
“Нати” 11625 5.457 1.03 70.7° 14499 6.540 1,49 86.0° 15637 6.904
“Хагуро” 11686 5.504 0.87 - 69.9° 14479 6.540 1.38 87.1° 15622 6.980
“Асигара” 11773 5,569 0.85 69,0° 14484 6.560 1,36 86.2° 15587 6.959

6.3. Задачи модернизации крейсеров “класса А” в свете новой оборонной политики Японии.

6.3.1. Изменение оборонной политики Японии.

Хотя срок действия Вашингтонского договора автоматически истекал 31 декабря 1936 года, Япония, рассерженная санкциями Лиги Наций за вторжение в Манчжурию, денонсировала его 29 декабря 1934 года и в тайне от всех приступила к постройке боевых кораблей всех классов без соблюдения каких-либо ограничений. Более того, японцы 15 января 1936 года решили не подписывать Второе Лондонское морское соглашение. До этого времени политика обороны империи основывалась на втором изменении от 28 февраля 1923 года, вызванном подписанием Вашингтонского договора (см. 1.2 и 1.4). Но теперь международная обстановка на Дальнем Востоке и решение “двигаться на юг” требовали новой политики. Вышедшее 3 июня 1936 года её третье изменение явилось результатом начатых 22 апреля встреч между премьер-министром Коки Хирото, военным министром Хизайчи Тераучи, новым военно-морским министром Озами Нагано, начальником генштаба принцем Хироязу Фусими, его заместителем Сигетаро Симада и старшими офицерами штаба. На этот раз противники империи выстроились в следующем порядке: США, СССР, Китай, Великобритания, а состав флота первой линии определялся в 12 линкоров (не старше 26 лет), 10 авианосцев, 20 крейсеров “класса А”, 8 крейсеров “класса В” (6000 т), 13 лидеров флотилий эсминцев 6000-тонного типа (все не старше 20 лет), 96 эсминцев (не старше 16 лет) и 70 подлодок (не старше 13 лет).

Эти силы организационно входили в два флота. Первый Флот или Главные Линейные Силы состоял из двух эскадр линкоров (8 единиц), дивизии авианосцев (2 единицы), 2 эскадр крейсеров (8 кораблей “класса В”), 3 эскадр эсминцев (48 единиц), 4 эскадр подлодок (40 лодок). Второй Флот или Разведывательные Силы (или Соединение Ночного Боя) состоял из 3-й эскадры линкоров (4 типа “Конго”), четырех дивизий авианосцев (8 кораблей), пяти эскадр крейсеров (20 крейсеров “класса А”), 3 эскадр эсминцев (48 единиц) и 2 эскадр подлодок (20). Двадцать крейсеров “класса А” распределялись между 4-й эскадрой (4 типа “Такао”), 5-й (4 типа “Миоко”), 6-й (4 новых крейсера построенных для замены типов “Фурутака” и “Аоба”), 7-й (4 типа “Могами”, перевооруженных 20-см орудиями) и 8-й эскадрой (два типа “Тоне”, перевооруженных 20-см орудиями, и два новых).

17 апреля 1936 года МГШ представил императору и совету сбороны предварительные оценки кораблестроительных программ, необходимых для достижения флотом к 1945 год)' указанной силы. Предлагалась 10-летияя программа разделенная по выполнению на две фазы: “Третья программа по замене флота 1937-1941 годов” и ”Четвертая программа по замене флота 1939-1945 годов”, в рамках которой следовало построить шесть крейсеров “класса А” - два для достижения общего числа 20 единиц и четыре для замены типов “Фурутака”/ ”Аоба”, достигавших предельного срока службы в 1946 и 1947 годах. Однако ко времени окончательной проработки “Четвертой программы по замене флота” (апрель-декабрь 1937 года) решили модернизировать крейсера типов “Фурутака” и “Аоба”, а количество новых из-за загрузки верфей сократить до двух (по 13000 т стандартного водоизмещения), достигнув желаемого числа 20 тяжелых крейсеров с меньшими затратами. Но 8 декабря 1938 года строительство и этих крейсеров отложили. Зато решили модернизировать крейсера типа “Такао” и еще раз типа “Миоко”, чтобы воплотить в них новейшие достижения техники, стандартизировать вооружение и устройства управления огнем, улучшить связь, ПТЗ, системы контрзатопления и контроля повреждений. Планы модернизации крейсеров типов “Фурутака”/“Аоба” были готовы к середине 1936 года, для типа “Такао” их начали разрабатывать в 1937 года и закончили в апреле следующего, а планы второй модернизации типа “Миоко” - еще через два месяца.

Модернизацию всех 12 крейсеров собирались проводить исключительно на верфях флота без привлечения частных фирм. Но из-за загрузки первых заказами в рамках выполнения новых кораблестроительных программ и начала в июле 1937 года войны в Китае, которая требовала присутствия все большего числа боевых кораблей у китайского побережья, модернизацию некоторых крейсеров “класса А” временно отложили. Для других она заняла гораздо больше времени, чем предполагалось. Средства на модернизацию выделялись из “Бюджета на модернизацию боевых кораблей” в следующем порядке: 70-я сессия парламента (декабрь 1936 - март 1937 года) 111943248 иен (включая средства на модернизацию линейного крейсера “Хией”, переведенного по условиям Вашингтонского договора в учебные корабли, а теперь возвращающегося в строй); 73-я сессия (декабрь 1937-апрель 1938 года) 18,099 млн иен; 74-я сессия (декабрь 1938 - март 1939 года) 26,983 млн иен и 75-я сессия (декабрь 1939 - март 1940 года) 27,8 млн иен.

6.3.2. Модернизация и стандартизация вооружения. Модернизация и стандартизация оружия по надводным целям. Все крейсера следовало перевооружить на 20-см/50 орудия типа 3 года №2 в спаренных башенных установках с максимальной дальностью стрельбы до 29000 м (157 кабельтовых) и эффективной около 20000 м (108 кабельтовых). Боезапас ГК на орудие должен был насчитывать по 100-120 снарядов следующих типов:

- колпачковый бронебойный типа 91 модиф.1 (принят на вооружение 17.03.1938 г.), наполнен 3,11 кг ВВ типа 91, снабжен донным взрывателем типа 13 №4 модиф.1 и колпачком; длина 906 мм, вес 125,85 кг; с дистанции 18000 м мог пробить 120-мм плиту из стали NVNC;

- фугасный типа 91 с 8,17 кг ВВ типа 91 и головным дистан- 1 ционным взрывателем типа 91; мог использоваться как зенитный;

- фугасный типа 0 (заменил с 1940 г, тип 91) с тем же ВВ и взрывателем, но с более тонким профилем носа; длина 880 мм, вес 125,85 кг; мог использоваться как зенитный с максимальной высотой траектории 10000 м и радиусом поражения 29,3 м;

- фугасный типа 3 (фактически осколочно-зажигательный, принят в 1940-41 г.), наполнен 198 трубочками с зажигательной смесью (нитрат бария и магний) и 57 тягами с быстрогорящим огнепроводным шнуром в каждой; головной дистанционный взрыватель типа 91; длина 860 мм, вес 125,85 кг; трубочки воспламенялись через 0,5 с после взрыва, сгорая за 5 с при температуре 3000° С с разбросом пламени 5 м; имея диаметр разрыва около 100 м, он был более эффективен как зенитный, чем предыдущие;

- осветительный типа “В” с парашютом (принят в 1937 г.), наполнен пиротехническим составом (магний, нитрат бария, «оск) весом 5,13 кг, головной дистанционный взрыватель типа 91; вес 125,85 кг; максимальная дальность 22600 м, эффективная 16000 м, сила света 1,6 млн кандел;

- учебный с дистанционным взрывателем типа 91 и учебный без взрывателя.

Для бронебойных и фугасных снарядов имелись “общие” заряды пороха 70С (32,63 кг) или 53DC (32,55 кг), осветительный и учебные выстреливались уменьшенным или легким зарядом.

Планировалось установить стандартизированные устройства управления артогнем, которые включали:

- три 6-метровых дальномера типа 14 бинокулярной совмещающей системы, по одному наверху носовой надстройки (в комбинации с башней директора типа 94 или в отдельной башне), в башне ГК №2 и в башне ГК №3 (6- орудийные крейсера) или №4 (10-орудийные); эти дальномеры измеряли дистанцию для вычислительного устройства с ошибкой 235 м на 25 км и 191 м на 20 км;

- визир (Сокутекибан) типа 92, установленный в башенке за рубкой управления стрельбой; получая дистанцию до цели, пеленг на нее, ее длину и ВИР и учитывая скорость и курс своего корабля, он передавал на вычислительное устройство скорость и курс цели;

- вычислительное устройство типа 92, расположенное в ЦАП под носовой надстройкой ниже броневой палубы; получая данные от дальномеров (дистанция до 40 км), директора (начальный пеленг) и визира (скорость цели до 40 уз.) и учитывая собственную скорость и курс, скорость ветра (до 20 м/ с), дрейф, баллистику орудий и расположение башен относительно директора, оно передавало на директор дополнительное возвышение и угол упреждения;

- два директора (поста наводки) типа 94 (главный наверху носовой надстройки, вспомогательный у грот-мачты) с двумя вычислительными устройствами каждый для коррекции угла ВН и ГН на бортовой качке и для коррекции угла ГН из-за параллакса; директор выдавал на принимающие устройства башен полные углы ВН и ГН.

Для уменьшения разброса снарядов в залпе при стрельбе на дальние дистанции японцы в 1937 году разработали и 17 июня следующего года приняли на вооружение “устройство задержки стрельбы типа 98”. На флот оно начало поступать с ноября 1939 года. В него входили: “триггер ограничения времени”, установленный в посту управления стрельбой и уменьшавший задержку залпа после замыкания цепи менее, чем до 0,1-0,2 с; “разделитель времени залпа”, расположенный в башнях, который обеспечивал отставание выстрела одного орудия от другого на 0,03 с, чтобы снаряды одного залпа покидали стволы не одновременно и не мешали в полете друг другу. Это устройство японцы разработали после наблюдений, показавших, что разброс полных залпов у 6-орудийных крейсеров меньше, чем у 10-орудийных, а процент попаданий выше.

В результате модернизации устройств УАО средняя дистанция дневного боя для крейсеров “класса А” увеличилась с 15400 м до 20000 м при одновременном увеличении точности стрельбы и уменьшении разброса снарядов в залпе. Нрже представлены результаты учебных стрельб.

Точность стрельбы залпами из 20-см орудий типа 3 года (процент попаданий)
Дистанция, м 10000 15000 17000 20000 23000
6-орудийные (1926-1930 гг.) 8.5% 3,0% 1.3% - -
6-орудийные (1931-1934 гг.) 17.0% 12,7% 11% 8,7% -
10-орудийные (1930-1934 гг.) 11,5% 6,7% 5,1% 3,0% 1,5%
все крейсера (1935-1940 гг.) 15,0% 10,2% 8,4% 6,0% 4,0%
Средний разброс залпов 20-см орудий
Год стрельб Дистанция, м Разброс залпов, м Крейсера
1932 22300 352 тип “Миоко”
1933 19300 483 тип “Такао”
1936 20000-22000 280-330 тип Миоко” 19800 180-230 тип “Аоба”
1937 20000 425 тип “Такао”
1938 17800 400 “Майя”, “Тёкай”
1939 18300 330 “Майя”, “Тёкай”
1940 20000 380 10-орудийные

Эффективная дистанция ночного боя для японских тяжелых крейсеров к началу войны на Тихом океане составляла около 8000 м. Наводка орудий производилась с помощью 110-см прожекторов и осветительных снарядов, главным образом с парашютами. Устаревшие прожекторы типа “SU” заменили более мощными типа 92, а на некоторых крейсерах и типа 96. Последние имели дальность действия около 8000 м, а при концентрации двух лучей около 10000 м. Осветительные 20-см снаряды в южных морях увеличивали дистанцию освещения до 16000 м. Крейсера типов “Фурутака”/”Аоба” имели по 3 прожектора, остальные - по 4. Все корабли оснащались новыми устройствами управления прожекторами типа 94 (принято 28.11.1935 г.) или типа 96 (11.05.1938 г.) с силовым приводом (скорость ВН и ГН от 4 до 16%), которые располагались на носовой надстройке. С помощью своих 12-см биноклей эти устройства обнаруживали и выбирали цель, а затем наведенные на цель прожекторы (один или два) включались, внезапно освещая противника. Эти устройства были связаны с постом управления прожекторами и постами группового освещения. Для ночного зенитного огня с относительным успехом испытывалось совместное использование стереоскопических 4,5-метровых дальномеров типа 94, устройств управления прожекторами типа 96 (угол возвышения 90° для модели 1 или 100° для модели 2) и 110-см прожекторов (угол возвышения до 100°).

Модернизация и стандартизация зенитной артиллерии. Все крейсера планировалось перевооружить на 12,7-см зенитки с директорами типа 94 и 25-мм автоматы, но к началу войны полностью это сделать не удалось. Вес и объем, которые занимали спаренные 12,7-см орудия типа 89, воспрепятствовали их установке на крейсерах типов “Фурутака”/” Аоба”, и на них пришлось оставить одноорудийные 12-см в установках модели “В ”. На “Такао” и “Атаго” 12,7-см зенитки из-за задержек впроизводстве и нехватки средств смогли установить только в 1942 году, “Майя” получил их только при реконструкции в ноябре 1943 года, а “Тёкай” так и погиб в октябре 1944 года со старыми 12-см зенитными орудиями. Только типы “Фурутака” и “Аоба” смогли получить новые директоры типа 94, а на остальных восьми крейсерах остались более старые типа 91.

Нормальный боезапас 12-см и 12,7-см орудий составлял по 250-300 снарядов на ствол. Для 12,7-см орудий к началу войны имелось 5 типов снарядов (вес 23 кг, длина 436,8 мм): фугасный с 1,778 кг “шимозы” и эффективным радиусом поражения по самолетам 18,8 м; фугасный типа 3 (осколочно-зажигательный) с 43 трубочками и 23 тягами с зажигательной смесью и эффективным радиусом разрыва 54 м; осветительный “В” с 1,1 кг пиротехнической смеси и дальностью действия 8000-14500 м (мощность света 680000 кандел), учебный с взрывателем (у всех четырех - головной дистанционный типа 91) и учебный без взрывателя. Для 12-см орудий имели снаряды тех же типов (вес 20,45 кг, длина 414 мм, дистанционный взрыватель типа 91): фугасный с 1,7 кг “шимозы” с радиусом поражения 18,1 м; зажигательно-осколочный (вес 20,4 кг, длина 406 мм), наполненный 0,3 кг ВВ и 18 трубочками с зажигательной смесью; осветительный “В ” с 0.78 кг пиротехнической смеси и дальностью действия 8000-14000 м (мощность света 600000 кандел); учебные с взрывателем и без него.

СУЗО типа 94 включала два директора с дальномерами по бокам носовой надстройки и зенитного вычислительного устройства в ЦАП. На более старой системе типа 91 дальномер стоял отдельно от директора, совмещенного с вычислительным прибором. Директор типа 94 имел силовое обслуживание, рабочий диапазон дистанций 3000- 15000 м и обеспечивал стрельбу по целям, летящим со скоростью до 150 м/с. Вычислительное устройство кроме полных углов наводки подсчитывало время установки взрывателя и эти данные передавались на установки.

В 1935 году 40-мм автоматы Виккерс, имевшие малую скорострельность и низкую надежность, решили заменить. По плану модернизации легкое зенитное вооружение каждого тяжелого крейсера должно было состоять из четырех спаренных установок 25-мм автоматов типа 96 в средней части корабля с управлением от двух директоров типа 95 и двух спаренных установок 13-мм пулеметов на носовой надстройке для её ближней защиты. Характеристики орудий, установок и боезапаса даны в приложении 1.

Установка управления огнем зенитных автоматов типа 95 представляла собой устройство определения скорости (до 380 км/ч) и курса цели, а также дистанции до неё (до 3800 м). К началу войны на Тихом океане предел скорости цели подняли до 500 км/ч, а в ходе войны возможности директора типа 95 повысили до 700- 800, затем до 900 км/час.

Модернизация и стандартизация торпедного вооружения. Все крейсера “класса А” перевооружили на новые кислородные торпеды типа 93: типы “Фурутака” и “Аоба” несли по 16 торпед, а типы “Миоко” и “Такао” по 24. Из них 8 были резервными и могли загружаться в ТА с помощью системы быстрой перегрузки, а остальные хранились непосредственно в 4-трубных аппаратах типа 92: двух на типах “Фурутака” и “Аоба” и четырех на типах “Миоко” и- “Такао”. К началу войны на Тихом океане так перевооружили 10 крейсеров, кроме “Тёкай” и “Майя”.

Крейсера получали модифицированную систему быстрой перезарядки торпед типа 92, спроектированную в 1936 году. До зарядки торпеды лежали на роликовых дорожках - рольгангах, которые имели тросы, одним концом прикрепленные к хвостовикам торпед. Привод от пневмомотора или ручной при необходимости. В идеальных условиях перегрузка занимала 3-5 минут, но в обычных условиях, когда не нужно было торопиться, 20-30 минут.

Система управления торпедной стрельбой походила на СУАО. Она включала три типа устройств: 2 директора на компасном мостике, 2 визира на носовой надстройке слева и справа и вычислительного прибора в центральном посту под броневой палубой. В целом эти приборы были менее сложные, чем аналогичные приборы СУАО, поскольку проблемы корректировки были проще: решения требовал только один фактор - направление выпуска торпеды (или гироугол торпеды). Дистанция до цели учитывалась только как ограничивающий фактор, т.е. цель должна была находиться в пределах досягаемости. Директоры типа 93 модели 2 или слегка модифицированные типа 97 модели 2 состояли из прицелов бинокулярного типа (8-см или 12- см) на тумбах. Хотя в случае необходимости их можно было использовать и для расчета данных стрельбы, директоры представляли собой датчики цели. Офицер, управлявший торпедной стрельбой, постоянно держал на прицеле цель, пеленг на которую передавался визиру и вычислительному устройству. С 1941 года торпедный директор перенесли на верхушку фок-мачты, чтобы можно было управлять стрельбой до дистанции свыше 30000 м. Торпедные визиры типа 93, получая дистанцию от дальномеров (5000-40000 м), пеленг на цель от директора и угол крена от креномера, с учетом скорости и курса своего корабля передавали на вычислительное устройство скорость и курс цели. Вычислительное устройство типа 93, получая дистанцию до цели от дальномера (10000-40000 м), пеленг на неё от директора, скорость (до 50 узлов) и курс цели от визира, после ручной установки угла ГН торпедных аппаратов, скорости хода торпеды, интервала времени между выходом торпед и корректировки их выпуска (из-за изменения угла выпуска за счет скорости корабли и высоты ТА над водой), подсчитывало гироугол и будущую дистанцию до цели. Последняя использовалась для проверки точности подсчитанных данных, а угол передавался на ТА для установки гироскопов торпед.

СИСТЕМА БЫСТРОЙ ПЕРЕЗАРЯДКИ СЧЕТВЕРЕННОГО ТОРПЕДНОГО АППАРАТА ТИПА 92

1 - загрузочный трос; 2 - шкив для натяжения троса; 3 - приспособление для крепления троса к торпеде; 4 - рольганг; 5 - ведущий шкив; 6 - редуктор; 7 - пневмомотор (10 л.с.); 8 - 61-см ТА типа 92 модель 1; 9 - барабан ручной перезарядки; 10-трубы пневмосистемы (15атм.); 11 -61-см торпеда типа 93. Торпеды можно было заряжать одновременно или по очереди.


6.4. Модернизация крейсеров типа “Фурутака”.

6.6.1. Сроки выполнения.

Во время походов в 1935-36 годах несколько роторных лопаток в турбинах “Како” и “Фурутака” разрушились и оба крейсера нуждались в их переборке и ремонте. Это дало возможность начать модернизацию раньше планируемого срока. “Како” проходил её на верфи в Сасебо с 4 июля 1936 года по 27 декабря 1937 года, а “Фурутака”-на верфи в Куре с 1 апреля 1937 годапо 30 апреля 1939 года. Некоторые корпусные работы после снятия башен ГК и ТА на верфях флота выполнялись на заводе Инношима фирмы Осака Айрон Уоркс.

6.4.2. Улучшение вооружения.

Модернизация артиллерии ГК, Общие сведения даны выше, здесь же остановимся только на некоторых специфических особенностях, характерных для крейсеров этого типа.

1) Старые 20-см/50 орудия типа 3 года №1 заменили орудиями, официально называемыми “20-см/50 типа 3 года №2”, которые могли стрелять более тяжелыми снарядами типа 91. Фактически из-за нехватки орудий №2 на эти крейсера установили снятые в 1933-34 годах с “Асигара” и “Хагуро” орудия №1, на которых лейнера рассверлилй до диаметра 203,2 мм.

2) Одноорудийные башни заменили двухорудийными модели “Е ”, которые, хотя и выглядели внешне как модель “Е”, имели внутреннее устройство, включая энергетическое отделение и подъемники, как у модели “С” - снарядные и зарядные погреба располагались на одном уровне. Установки обеспечивали угол возвышения 55° и максимальную дальность стрельбы 29400 м, станки имели гидроцилиндры отдачи и пневмонакатники. Расстояние между стволами -1,9 м, диаметр роликового погона -5,029 м, вес башни - 170 т. Боевое отделение со всех сторон защищалось 25-мм плитами стали Дюколь, а барбеты над складской палубой - 57-мм плитами брони NVNC. Снарядные подъёмники - толкающего типа, зарядные - ковшовые. Эти установки не предназначались для ведения зенитного огня, имея максимальную скорострельность всего 3 выстрела в минуту на ствол, скорость ВН 6 и скорость ГН 4%. Заряжались орудия при фиксированном угле возвышения +5°.

ПРОДОЛЬНЫЙ РАЗРЕЗ 20-СМ БАШНИ МОДЕЛИ “Е ”

1 - зарядный погреб; 2 - перегрузочное отделение для снарядов и зарядов внутри снарядного погреба; 3 - центральный ствол; 4 - энергетическое отделение с электромоторами и насосами; 5, 6 - снарядный и зарядный подъемники; 7 - гидродосылатель (заряжание при фиксированном угле +5°)


3) В системах управления стрельбой директоры типа 14 и визиры типа 13 заменили директорами типа 94 и визирами типа 92, для чего потребовалось переделать верхнюю часть носовой надстройки. Главный директор заключили в башенку вместе с 6-метровым дальномером типа 14, а вспомогательный в башенке без дальномера расположили за второй дымовой трубой, которая стала гораздо тоньше. Еще два 6-метровых дальномера установили в башнях №2 и №3. Вычислительный прибор типа 92 разместили в модернизированном ЦАП под бронепалубой. 90-см прожекторы типа “SU” заменили тремя более мощными типа 92 диаметром 110 см, установленными на вышках по бокам от первой трубы и между трубами по ДП.

Модернизация зенитного вооружения

1) В качестве зенитной артиллерии среднего калибра пришлось оставить 12-см/45 орудия типа 10 года в одноорудийных установках модели “В ”, поскольку новые 12,7-см спарки для этих кораблей оказались слишком громоздкими. Зенитки сдвинули к носу, чтобы освободить место для стеллажей с запасными торпедами. Для улучшения подачи боезапаса установили новые подъёмники. Зенитные директоры типа 91, установленные в 1932-33 годах на решетчатых вышках по бокам от первой трубы, заменили двумя новыми типа 94. Их установили на уровне среднего мостика носовой надстройки вместе с 4,5-метровыми дальномерами типа 94. Зенитный вычислительный прибор установили в ЦАП.

2) На переделанных надстройках около второй дымовой трубы установили четыре спаренные установки 25-мм автоматов, стрельбой которых управляли два директора типа 95, расположенные в кормовой части носовой надстройки на уровне компасного мостика. Два спаренных 13-мм пулемета перенесли в переднюю часть носовой надстройки, а их пост управления оборудовали на НП у борта, где прежде находилось КО №1.

НОСОВАЯ НАДСТРОЙКА “ФУРУТАКА” В 1941 ГОДУ

А- пост управления огнем ГК с директором типа 94; В - пост слежения за целью; С - платформа УЗО; D, Е. F, G - компасный, верхний, средний и нижний мостики; 1 4 - 6-м и 1,5-м дальномеры типа 14; 2 - сигнальный мостик; 3 - антенна радиотелефона; 5 - позиция 13,2-мм спарок; 6 - наблюдательный пост; 7 - зенитный директор типа 94 с 4,5-м дальномером; 8 - пост слежения за воздухом; 9 - директор зенитных автоматов; 10 - зенитные бинокли; 11 - место сигнального прожектора


Модернизация торпедного вооружения.

Неподвижные спаренные ТА типа 12 заменили двумя четырехтрубными поворотными со щитами (модель 1) на верхней палубе по бокам от катапульты. С 1940 года эти крейсера несли по 16 торпед типа 93: 8 находились в ТА, а остальные по 4 с борта - в закрытых стеллажах спереди аппаратов на роликах, что позволяло быстро производить перезарядку. Для управления торпедной стрельбой под постом УАО ГК на носовой надстройке установили два директора типа 93 модели 2 и два торпедных визира типа 93. Вычислительный прибор также стоял в ЦАП.

На месте прежнего кормового торпедного отсека расположились отделения компрессоров для подготовки сжатого воздуха и кислорода и отделение для сборки торпед. Модернизация авиационного оборудования.

Установленные в 1932-33 годах катапульты модели 1 заменили более мощными типа Куре №2 модель 3 модиф. 1 (по 1 на корабль). Эта пороховая катапульта длиной 19,4 м могла запускать самолеты весом до 3000 кг со скоростью 27 м/с. На треногой грот-мачте установили более мощный подъёмный кран для работы с гидросамолетами, которых обычно на борт принималось два - типа 94 №2, Один стоял на катапульте, другой - на платформе перед грот-мачтой. В надстройке под платформой располагались топливные баки с газолином. В июне 1939 - ноябре 1940 года “Фурутака” и в феврале 1939 - ноябре 1940 года “Како” несли по одному ГСМ типов 94 и 95.

6.4.3. Модернизация энергетической установки.

1) Двенадцать котлов смешанного отопления уступили место десяти нефтяным типа Ро-Го Канпон “большой” модели. Параметры пара остались те же, но котлы получили подогреватели. Полностью изменилось расположение КО, которых за счет снятия поперечных переборок стало всего пять. Однако продольная переборка была настолько крепко связана с набором корпуса, что снять её не оказалось возможным. Передняя труба объединяла дымоходы восьми носовых котлов, а очень тонкая задняя - двух кормовых. Из-за этих переделок часть пространства перед новым КО №1 (прежде занятого КО №1) освободилась. Под нижней палубой оборудовали дополнительные топливные цистерны, чтобы увеличить радиус действия, а над НП разместили кубрики, пост управления зенитными автоматами и щитовую.

2) Прежнее расположение турбин оставили, заменив только лопатки. Проектная скорость при 110000 л.с. оценивалась в 33,3 узла, но “Фурутака” во время пробегов у постов Укушима 9 июня 1939 года смог достичь только 32,95 уз. при мощности 103340 л.с. и водоизмещении 10630 т.

3) Угольные бункеры заменили дополнительными нефтяными цистернами, которые появились также в нижней части новых булей и носовой части прежнего КО №1. Максимальная ёмкость цистерн составила 1858 т, что позволило поднять дальность на скорости 14 узлов до 7900 миль (ранее было 7000 миль по проекту), несмотря на возросшее водоизмещение.

4) Поскольку для вспомогательного оборудования стали широко использовать электроприводы, к прежним генераторам, работавшим от ДВС (общая мощность 315 кВт) добавили турбогенераторы: носовой в 300 кВт и два по 135 кВт в кормовой части МО.

6.4.4. Дополнительные модификации.

Экипаж несколько увеличился и стал насчитывать 639 человек, из которых 50 офицеров. Жилые помещения расширили и обитаемость в них улучшили. Дополнительные кубрики и каюты оборудовали в прежних торпедных отсеках на СП. Из-за увеличения осадки иллюминаторы на уровне складской палубы заделали, а помещения на ней заняли под кладовые.

Расширили устройства внутрикорабельной связи, установили средства защиты от отравляющих веществ: заслонки в шахтах вентиляции, дополнительные вентиляторы с антигазовыми фильтрами. Не защищенную до этого боевую рубку против штурмовых атак авиации обшили 36-мм плитами стали NVNC.

ПОПЕРЕЧНОЕ СЕЧЕНИЕ КРЕЙСЕРОВ “ФУРУТАКА” (справа) и “АОБА” (слева) после модернизации

1 - нефтяные цистерны; 2, 3 - водонепроницаемый отсек и отсек сос стальными водонепроницаемыми трубами; 4 - кладовая; 5 - тоннель для кабелей; 6 - КО с переборкой по ДП. Толщина булей из стали D: 10(вверху)-16 (внизу) мм.


6.4.5. Модернизация корпуса.

В ходе модернизации из-за снятия и замены некоторых материалов изменились весовые составляющие, что можно проследить по таблице для “Како”.

Чтобы компенсировать возникший дополнительный вес и сохранить приемлемую осадку для улучшения остойчивости, ширину корпуса увеличили за счет установки больших булей. Були также увеличивали продольную прочность корпуса и улучшали ПТЗ. Часть их объёма на уровне ВЛ заполнялась стальными водонепроницаемыми трубами, что позволяло сохранить плавучесть при подводных попаданиях. Остальной объём булей занимали топливные цистерны или водонепроницаемые отсеки, снабженные устройствами быстрого впуска и выпуска воды, чтобы их можно было использовать для срочного контрзатопления. В нижней части булей установили новые скуловые кили шириной 1,3 м.

Модернизация подняла водоизмещение (для испытаний и полное) более чем на 560 т, но благодаря увеличению ширины до 16,926 м осадка даже несколько уменьшилась. Общая длина (185,166 м), длина между перпендикулярами (176,784 м) и полная высота борта (10,071 м) остались без изменений, но длина по ватерлинии при нормальном (для испытаний) водоизмещении стала несколько больше - 183,474 м.

В тоннах Корпус Броня и защита Арматура Оборудование Всего
Снято 541 212 169 8 931
Поставлено 930 336 282 43 1493
Разница +389 +24 +113 +35 +562
  Нормальная нагрузка (67% запасов) Полная нагрузка водоизмещение, т осадка, м водоизмещение, т осадка, м
По проекту 10809 5,76 11574 6,13
“Фурутака”, 1939 год 10507 5,61 11273 6,00
“Како”, 1937 год 10535 5,63 11295 6,03
до модернизации 9996 5,74 10761 6,11

Установка булей улучшила остойчивость. До модернизации МВ в нормальном грузу (67% запасов) составляла 1,01 м, диапазон остойчивости 80° (при норме более 1 м и 85°), а после МВ стала 1,26-1,32 м и 88-89°. При легкой нагрузке МВ оказалась почти вдвое больше принятой до модернизации (0,93-1,01 м), но диапазон остойчивости не “дотягивал” до заданных 75° на 2-3°.

6.5. Модернизация крейсеров типа “Аоба”.

6.5.1. Сроки выполнения.

“Аоба” и “Кинугаса” 1 декабря 1936 года стали в резерв, войдя в состав охранной эскадры в Куре, чтобы подготовиться к модернизации, начало которой планировали на лето 1937 года. Но из-за начала в июле войны с Китаем работы пришлось отложить, а оба корабля привлекли к перевозкам армейских подкреплений в центральный Китай. Только 1 сентября крейсера снова стали в резерв в Куре. Из-за нехватки времени и бюджетных ограничений объём работ пришлось сократить, по сравнению с типом “Фурутака”. Оба крейсера модернизировались на верфи Сасебо: “Кинугаса” с 15 октября, “Аоба” с ноября 1938 года по 30 октября 1940 года оба.

6.5.2. Улучшение вооружения.

Артиллерия ГК. При замене 20-см орудий типа 3 года №1 калибром 200 мм на орудия №2 калибром 203,2 мм установки и башни модели “С” практически не модифицировались, за исключением подъёмников (толкающего типа для снарядов и ковшового типа для зарядов), которые приспособили для размещения более тяжелых снарядов типа 91 и зарядов. Также пришлось несколько переделать погреба. При максимальном угле возвышения 40° дальность стрельбы составила 28900 м.

Оба старых директора типа 14 и визиры типа 13 заменили теми же устройствами, что и на типе “Фурутака”: сверху на носовой настройке стоял главный директор типа 94 в башенке вместе с 6-метровым дальномером типа 14, а палубой ниже - визир типа 92. Вычислительный прибор типа 92 установили в модернизированном ЦАП, а вспомогательный директор типа 94 разместили в башенке на переделанной кормовой надстройке. Все четыре 3,5-метровых дальномера сняли, как и 90-см прожекторы типа “SU”, которые заменили новыми 110-см типа 92.

Зенитное вооружение. Зенитные 12-см орудия в одиночных установках модели “В ” оставили по тем же причинам, что и на типе “Фурутака”. Для управления их огнем на уровне среднего мостика установили два зенитных директора типа 94 совмещенных с 4,5-метровыми дальномерами типа 94, а в ЦАП поместили новый вычислительный прибор. Под компасным мостиком на носовой надстройке оборудовали пост УЗО с несколькими 6-см и 8-см зенитными биноклями.

Вокруг второй дымовой трубы установили четыре спаренных 25-мм автомата типа 96 и их директоры типа 95.

Счетверенные установки 13-мм пулеметов заменили двумя спарками в передней части носовой надстройки.

Торпедное вооружение. Все изменения были идентичны сделанным на типе “Фурутака”.

Авиационное оборудование. Катапульту модели 1 заменили 19,4-метровой пороховой типа Куре №2 модель 5 - более тяжелой, чем на типе “Фурутака”. Она могла запускать самолеты весом до 4000 кг со скоростью 28 м/с. Обычно эти крейсера несли по два разведывательных ГСМ типа 94 №2: один на катапульте, другой - на платформе за треногой грот-мачтой, оснащенной более мощным краном. С ноября 1940 года по сентябрь следующего корабли временно несли по одному ГСМ типов 94 и 95.

6.5.3. Модернизация энергетической установки.

1) Вместо предполагаемой замены котлов как на типе “Фурутака” из-за ограничения бюджета на модернизацию только два котла со смешанным отопление ( в КО №6 и №7) переделали в нефтяные. Несколько улучшили вентиляцию всех КО.

2) Прежние турбоагрегаты оставили, заменив только лопатки роторов. Мощность на валах повысилась до 110000 л.с. при 360 об/мин. Скорость ожидалась 34 узла. Во время пробегов “Аоба” достиг 33,43 узла при мощности 108456 л.с. и водоизмещении 10822 т. Угольные бункеры переделали в нефтяные цистерны, причем дополнительные цистерны устроили в нижней части новых булей, что позволило довести полный запас топлива до 2040 т при ожидаемом радиусе действия 8000 миль на 14 узлах. По оценкам расхода топлива на испытаниях дальность “Аоба” на этой скорости составила 8223 мили.

6.5.4. Вспомогательные модификации.

Благодаря использованию прежних торпедных отсеков на СП жилые условия улучшились, нижний ряд иллюминаторов заделали, а помещения на складской палубе отдали под кладовые. Экипаж несколько увеличился и стал насчитывать на “Аоба”, оборудованном в качестве флагмана эскадры, 680 человек при 54 офицерах. На “Кинугаса” было 657 человек, из которых 50 офицеров.

6.5.5. Изменения в структуре корпуса.

В результате модернизации структурный вес “Аоба” увеличился на 572 т, а “Кинугаса” — на 576 т, причем большая часть дополнительного веса (428-429 т) пришлась на корпус. Боевую рубку защитили 36-мм плитами стали NVNC.

Для компенсации этого веса и улучшения остойчивости установили новые були большего размера, верхнюю часть которых заполнили стальными трубами, а нижнюю отвели под топливные цистерны или отсеки системы контрзатопления.

Модернизация повысила водоизмещение с 67% запасов и полное более чем на 600 т, но из-за увеличения ширины корпуса до 17,558 м осадка несколько уменьшилась. Общая длина (185,166 м), длина между перпендикулярами (176,784 м) и высота борта (10,071 м) остались без изменений.

  Нормальная нагрузка (67% запасов) Полная нагрузка водоизмещение, т осадка, м водоизмещение, т осадка, м
По проекту 10850 5,68 11690 6,08
Оба в 1940 10822 5,66 11660 6,05
до модернизации: “Аоба”, 1938 10176 5,82 10987 6.23
“Кинугаса”, 1938 10095 5,78 10923 6,20

Установка булей повысила остойчивость. Если остойчивость “Аоба” при нормальной нагрузке до модернизации не удовлетворяла принятым нормам (МВ 0,9 м и диапазон 84° вместо 1,0 м и 85°), то после неё показатели улучшились -соответственно 1,5 м и 87°.

6.5.6. Деятельность крейсеров типов “Фурутака”/ “Аоба” до декабря 1941 года.

После модернизации “Како” (флагман с одной полосой на первой трубе) и “Фурутака” (2-й корабль) вошли в 6-ю эскадру 1-го Флота. В феврале-марте 1940 года они совершили поход в район Южно-Китайского моря и приняли участие в смотре 11 ноября по случаю “2600-летия” Япоии. 15 ноября к ним присоединился “Аоба”, а 1 марта и “Кинугаса”. За исключением короткого похода первых трех крейсеров в Южно-Китайское море, все корабли 6-й эскадры до конца октября 1941 года проводили тренировки в водах метрополии. Флагманский “Аоба” (1 полоса) вместе с “Како” (2 полосы) образовали 1-й отряд 6-й эскадры, а “Фурутака” (3 полосы) и “Кинугаса” (широкая и 2 узких полосы) - 2-й отряд. В ноябре отличительные полосы с труб убрали.

“Аоба” в марте 1941 года прошел докование, за ним в сентябре последовал “Кинугаса”, а в ноябре в Куре - “Како”. После выхода 5 ноября оперативного приказа №1, который касался планирования и выполнения операций по одновременному захвату южных районов Тихого океана и атаке американского флота в Перл-Харборе, четыре крейсера 6-й эскадры в конце месяца приняли в Куре топливо и боезапас и 30-го числа покинули якорную стоянку Хасирадзима, направившись к островам Бонин. На “Аоба” держал свой флаг контр-адмирал Гото Аримото.

6.6. Вторая модернизация крейсеров типа “Миоко”.

6.6.1. Цели и сроки выполнения.

К 1940 году из 12 крейсеров “класса А” восемь превышали бы 10-летний срок службы, тогда как среди американских “вашингтонских” 10000-тонных крейсеров этого возраста достигал только один. Ещё в июне 1938 года были готовы планы дальнейшей модернизации типа “Миоко”, но загрузка верфей флота выполнением новых кораблестроительных программ не позволила в срок приступить к работам. К тому же началась модернизация других крейсеров “класса А”: “Фурутака” в Куре, “Аоба” и “Кинугаса” в Сасебо, “Такао” в Йокосуке и “Атаго” в Майдзуру. Хотя “Нати” и “Хагуро” поставили в резерв ещё 1 декабря 1937 года, приказ на их модернизацию отдали только в январе 1939 года, а в апреле последовал приказ о начале работ на “Миоко” и “Асигара”. Причем работы на Хагуро” и “Асигара” планировали провести на частных верфях, чтобы несколько разгрузить военные.

К модернизации “Нати” и “Хагуро” приступили сразу после выхода приказа, а вот работы на “Асигара”, в конце концов возложенные на военную верфь в Йокосуке, начались только после окончания модернизации “Атаго” и “Такао”. Одновременно на той же верфи производилась замена башен ГК на крейсерах “Кумано” и “Микума”. К работам же на “Миоко” верфь в Куре приступила только после замены башен на “Могами” и “Судзуя”, которая считалась более срочным делом перед надвигавшейся войной.

Сроки второй модернизации крейсеров типа “Миоко”.

Крейсер В резерве Первоначальный приказ Окончательный приказ
“Хагуро” с 1.12.1837 с января 1939 Мицубиси Мицубиси 10.01-28.12.39
“Нага” С 1.12.1937 с января 1939 Куре Сасебо 15.01.39-31.03.40
“Асигара” с 15.02.1939 с апреля 1939 Кавасаки Йокосука июнь 1939-30.06.40
“Миоко” С 25.11.1939 с апреля 1939 Йокосука Куре 19.03.40-28.03.41

6.6.2. Модернизация вооружения.

Модернизация артиллерии ГК. Главное улучшение заключалось в модернизации системы УАО, что успели сделать на “Асигара” во время первой модернизации перед его уходом в Европу. Несколько улучшили системы связи между башнями и постами УАО, а над стволами орудий установили съёмные 5-см орудия для учебных стрельб. После снятия старых элементов СУАО пришлось переделать верхнюю часть носовой надстройки. На “Хагуро” и “Наги” там установили башенку с директором типа 94 и 6-метровым дальномером типа 14, а этажом ниже - визиры типа 92. Вычислительное устройство типа 92 разместили в ЦАП на палубу ниже надстройки. Вспомогательный директор типа 94 оказался за грот- мачтой. То же самое сделали на “Миоко”, но 6-метровый дальномер расположили в отдельной башне за башней главного директора. Стоящие по бокам надстройки 4,5-метровые дальномеры сняли. Сначала 6-метровый дальномер, установленный наверху носовой надстройки, стоял в башне ГК №1, но в море пользоваться им оказалось невозможным из-за постоянного заливания линз брызгами, поднимающимися от носа корабля.

Зенитная артиллерия. Предполагаемая замена директоров типа 91 новыми типа 94 не состоялась из-за нехватки последних. Поэтому 4,5-метровые дальномеры типа 89 или 91 в башенках в средней части корабля остались отделенными от зенитного директора и вычислительного прибора, объединенных вместе и установленных на мостике. Легкое зенитное вооружение заменили полностью: счетверенные 13-мм и спаренные 7,7- мм пулеметы уступили место четырем спаренным 25-мм автоматам типа 96, установленным по бокам дымовых труб, и двум спаренным 13-мм установкам типа 93, размещенным на спонсонах носовой надстройки для защиты её от штурмовых атак авиации. Между установками 25-мм автоматов расположили два зенитных директора типа 95.

Торпедное вооружение. Его усилили за счет установки ещё одной пары четырехтрубных ТА типа 92 модели 1 в носовой части нового торпедного отделения. Систему быстрой перегрузки торпед сдвинули дальше в нос, а восемь запасных торпед защитили 25-мм плитами стали Дкжоль. Всего на борт крейсера могли теперь принимать 24 кислородные торпеды типа 93. Улучшили и приборы УТС, благодаря чему дальность эффективной атаки увеличилась до 30000 м с лишним. В добавок к визиру типа 93 и директорам типа 92 в ЦАП установили вычислительный прибор типа 93, а на топе треногой фок-мачты оборудовали пост УТС с директором типа 97 (им управлял торпедный офицер) и необходимыми устройствами связи. Этот пост сначала установили только на “Миоко”, а остальные крейсера смогли получить его только в начале 1941 года.

Прожекторное оборудование. Три оставшихся 110-см прожектора типа “SU” (кормовая пара и один по ДП) заменили двумя 110-см типа 92 (бок о бок между трубами), что довело их общее число до четырех с возможностью работы по два на борт. На платформе УЗО поставили два устройства управления прожекторами типа 96, с помощью которых можно было освещать не только надводные, но и воздушные цели. Авиационное оборудование. Установленные в 1935 году катапульты модели 3 заменили более мощными типа Куре №2 модели 5, способными запускать самолеты весом до 4000 кг со скоростью 28 м/с. Полностью модифицировали и рельсовую систему для перемещения самолетов, которая стала похожей на систему крейсеров типа “Могами”. Установили также более мощную грузовую стрелу, форма которой на “Миоко” несколько отличалась от других. Теперь крейсера этого типа могли принимать на борт новый 3-местный разведчик типа 0 и два новых 2-местных корректировщика типа 0: первый обычно хранился на катапульте правого борта, остальные - на катапульте левого борта и рельсах. Но из-за нехватки новых самолетов до ноября 1941 года “Асигара” нес три ГСМ типа 95, “Наги” и “Хагуро” - по одному типа 94 и по два типа 95. Затем все четыре крейсера несли по одному 3-местному типа 0 и по два типа 95. Четыре 250-кг и 44 60-кг бомбы хранились в специальном ангаре, а для подачи тяжелых бомб к самолетам имелся подъёмник.


6.6.3. Модернизация энергетической установки.

Котлы. В котлах сменили трубки и установили новые форсунки, а 6 котлов снабдили подогревателями. Это вместе с улучшением вентиляции (повышена мощность вентиляторов и улучшены их шахты) позволило снизить расход топлива. Для облегчения обслуживания котлов их посты управления и телефонный пост всех КО снова модернизировали.

Турбины. Установленные во время первой модернизации и доставлявшие массу хлопот “индукционные” турбины сняли. Для крейсерского хода приняли новую систему, при которой пар от ТКХ (носовой турбоагрегат) поступал прямо на кормовые ТВД, так что на крейсерском ходу вращались все четыре вала, облегчая переход к более высоким скоростям.

Скорость и дальность плавания. Из-за дальнейшего роста водоизмещения ожидалось падение скорости - по оценкам до 33,3 уз. при 132000 л.с. Но “Миоко” во время пробегов между постами Укурудзима 31 марта 1941 года достиг 33,88 узла при мощности 132830 л.с. и водоизмещении 14984 т. Максимальный запас топлива уменьшился с 2472 т нефти до 2214 т, из которых 480 т переместили во внешние части прежних булей и в новые були. Сначала была надежда, что повышение экономичности котлов повысит дальность на 14-узловой скорости примерно до 8500 миль, несмотря на уменьшение запаса топлива и увеличение водоизмещения. Но в реальности пришлось удовлетвориться 7900. На испытаниях “Миоко” по расходу топлива радиус его действия определили как 7463 мили.

Электрооборудование. Общую мощность генераторов подняли с 735 до 1250 кВт благодаря установке более мощных и добавлению пятого вспомогательного дизель-генератора на уровне СП над КО №5 и №6.


6.6.4. Вспомогательные модификации.

1) Однодеревную фок-мачту заменили треногой с гониометром типа 93 на самой верхушке и гониометрическим постом на среднем уровне. На топе мачты (сначала на “Миоко”, затем на остальных) установили пост УТС.

2) За счет увеличения числа газонепроницаемых отсеков и вентиляционных устройств улучшили антигазовую защиту.

В результате усиления торпедного и легкого зенитного вооружения численность экипажа возросла до 891 человека (62 офицера). При действиях в качестве флагманов эскадр (“Хагуро” и “Нати”) экипаж увеличивался до 920, а в качестве флагманов флота (“Миоко” и “Асигара”) - до 970 человек в мирное время. В военное время предполагалось использовать эти крейсера в качестве флагманов эскадр, поэтому пришлось предусмотреть дополнительные жилые и рабочие помещения. На уровне верхней палубы мостика оборудовали каюты отдыха командующего (эскадрой или флотом) и начальника его штаба. На СП по бокам от барбетов башен №1 и №3 кроме кают командира и офицеров корабля предусмотрели дополнительные каюты для офицеров штаба. На флагманах флота на СП в носу имелись еще каюты для флагманских специалистов: инженера, казначея и хирурга.

3) Значительно улучшили устройства связи. Кормовые радиорубки приспособили для передачи донесений (передающий пост № 1 в основании грот-мачты, пост №2 - на СП), а носовые - для приема (приемный пост № 1 на нижней палубе мостика, пост №2 - на складской палубе). В носовой части нижней палубы мостика оборудовали центральный пост связи и шифровальный. Выше разместили аварийный центральный пост той же модели, что и на крейсерах типа “Могами”.

4) Для большей навигационной безопасности в рулевом машинном посту обеспечили дублирование источника энергии.

5) Для централизованного управления борьбой за живучесть организовали аварийный пост управления затоплением и осушением отсеков, который впервые ввели на крейсерах типа “Тоне”. В некоторых водонепроницаемых отсеках установили клапаны затопления и выпуска воздуха и устройства осушения. Исправлять крен можно было с помощью десяти больших водонепроницаемых отсеков, размещенных с каждого борта в новых булях, а также за счет перекачки топлива с помощью новых мощных насосов. Для исправления дифферента прежние поперечные топливные цистерны, два носовых отсека и один,кормовой сделали водонепроницаемыми, чтобы их можно было быстро затопить при необходимости. В целом, производительность водоотливных средств значительно повысилась. Такую систему контрзатопления японцы разработали на основе аналогичных систем своих модернизированных линкоров.


6.6.5. Изменения корпуса.

Замена некоторых материалов увеличила водоизмещение почти на 400 т. Данные по “Наги”:

  Корпус Броня и защита Арматура оборудование Всего
Снято 222 0 61 6 289
Поставлено 527 36 100 10 674
Разница +305 +36 +39 +4 +385

Для улучшения остойчивости и ПТЗ произвели замену булей, установленных во время 1-й модернизации, что увеличило максимальную ширину (ниже В Л) почти на 1,73 м до 20,726 м. Часть пространства внутри булей заполнили стальными трубами. Новые були имели по 15 главных отсеков с каждого борта, пять из которых использовались для хранения • топлива, а остальные входили в систему коптрзатопления, имея Оборудование для быстрого затопления и осушения. По расчетам новая система ПТЗ была эффективной против контактного взрыва 250-кг заряда по сравнению с 200-кг на старой. Скуловые кили, установленные на днище новых булей. Имели ширину 1,35 м и длину 61 м.

Несмотря на увеличение водоизмещения, осадка из-за Возросшей ширины корпуса несколько уменьшилась, общая длина (203,759 м), длина между перпендикулярами (192,024 - м) и высота борта (10,973 м) остались прежними, а длина и ширина по ВЛ увеличились до 210,7 и 19,5 м. Стандартное водоизмещение оказалось в пределах 13000 т (“Асигара”) - 13370 т (“Миоко”), нормальное с 67% запасов колебалось от 14813 т при осадке 6,32 м (“Нати”) до 14984 т при осадке 6,37 м (“Миоко”), полное - от 15840 т при осадке 6,66 м (“Нати”)  до 15933 т при осадке 6,68 м (“Асигара”). Проектные данные:

Нормальное водоизмещение 14900-14950 т при 6,35-6,36 м, Полное 15930-15970 т при 6,71-6,72 м. Остойчивость Сказалась выше принятых значений при нормальной нагрузке (МВ 1,49-1,53 м и диапазон 87-88° при норме свыше 1,3 м и 85°) и даже при легкой (1,45-1,54 м и 73-74° при норме свыше 11,0 м и 75°).


6.6.6. Деятельность до начала войны на Тихом океане.

Все четыре крейсера 1 декабря 1936 года снова свели в 5-ю эскадру 2-го Флота, но уже 10 марта “Асигара” вывели из её , октава и отправили с визитом в Европу, чтобы представлять Императорский флот на коронационном ревю в честь короля Георга VI в Спитхеде 20 мая. На зенитной палубе установили две 6-см салютные пушки системы Ямагучи и приняли на борт два ГСМ типа 95. Крейсер вышел из Йокосуки 3 апреля и, пройдя Суэцким каналом, прибыл в Портсмут 10 мая. Затем “Асигара” 24—31 мая посетил Киль и ушел назад в Японию, прибыв в Сасебо 8 июля, назначенным за три дня до этого флагманом 5-й эскадры. Остальные крейсера в марте-апреле участвовали в маневрах и походе к Цингтао, причем “Хагуро” и “Нати” получили легкие повреждения при столкновении друг с другом ночью 9 апреля к SO от о.Юосю.

С началом японо-китайского конфликта в июле 1937 года “Асигара”, “Наги”, “Хагуро” и “Майя” вместе с другими кораблями перевозили в Шанхай 3-ю пехотную дивизию. После этого 4 крейсера типа “Миоко” совершили несколько походов к северному и центральному побережью Китая. 1 декабря “Наги” и “Хагуро” поставили в резерв в Сасебо, “Асигара” как флагман 4-го Флота действовал в китайских воЛах еще полтора года и стал в резерв в Сасебо только 15 февраля 1939 года, а “Миоко” действовал в водах южного Китая, в основном как флагман 5-го Флота, до 25 ноября 1939 года, когда стал в резерв в Сасебо.

После 2-й модернизации “Нати” и “Хагуро” вошли в 5-ю эскадру 2-го Флота, имея белые полосы на второй трубе (марки сняли в начале 1941 гада), и приняли участие в маневрах в водах метрополии. В феврале-марте 1941 года они совершили поход в воды южного Китая, в апреле - к островам Палау и вернулись в метрополию. 10 апреля к ним присоединился “Миоко”, ставший флагманом эскадры.

“Асигара” после модернизации стал 2-м флагманом экспедиционного флота в Китае, сменив “Тёкай”. 10 октября 1940 года он вышел из Сасебо в район о.Хайнань. В это время он нес три ГСМ типа 95 и один типа 94, но некоторое время на нем имелся ГСМ типа 98. В водах южного Китая он действовал до апреля 1941 года, зайдя в январе в Сайгон во время франкосиамского (таиландского) конфликта.

В апреле 1941 года в рамках выполнения “Спешного военного приготовления”14 на “Нати”, “Хагуро” и “Асигара” в верхней части корпуса вдоль бортов установили систему размагничивания, часть объёма булей заполнили трубами, а на топе фок-мачты установили платформу с постом УТС. На “Миоко” эти работы выполнили во время модернизации. После этого три крейсера 5-й эскадры тренировались в водах метрополии. “Асигара” тем временем вернулся к побережью южного Китая, где в июле участвовал в операциях по оккупации Южного Индокитая (с 29 июля по 11 августа находился в Сайгоне).

После объявления 15 августа 2-й фазы выполнения “Спешных приготовлений”{14} все корабли начали готовиться к войне с США. “Асигара” 23 сентября вернулся в Сасебо для ремонта, а 10 октября стал флагманом командующего 3-м Флотом вице-адмирала Ибо Такахсили, организационно входя в состав 16-й эскадры. 4 ноября Верховный Военный Совет решил начать военные действия 8 декабря (японское время) и 5-го вышел “Оперативный приказ №1”. В соответствии с ним 5-я эскадра с 17 по 23 ноября принимала в Куре топливо и боезапас и 26-го вышла к островам Палау, куда “Миоко” (флаг контр-адмирала Такео Такаги) и “Хагуро” прибыли 1 декабря, а “Нати” 6-го. “Асигара” вышел из Сасебо 29 ноября, прибыв через двое суток в гавань Мако на Пескадорских островах.


ПОПЕРЕЧНЫЕ СЕЧЕНИЯ КРЕЙСЕРА ТИПА “МИОКО” (ватерлиния показана для нормального водоизмещения с 67% запасов)

1 - водонепроницаемый отсек; 2 - нефтяная цистерна; 3, 35 - проход; 4 - кубрик; 5 - каюта; 6 - снарядное перегрузочное отделение; 7 - склад: 8,15 - подъемник и погреб 25-мм боезапаса; 9 - офицерская столовая; 10,11,13-пороховой, снарядный и зарядный погреба; 12 - отделение генераторов; 14 - загрузочное отделение; 16 - касса (выдача жалования); 17 - отделение аккумуляторов; 18 - отделение трансформаторов; 19- нижняя носовая телеграфная рубка; 20,21 - погреби подъемник 12,7-см боезапаса; 22 - загрузочное отделение; 23 - 110-см прожектор типа 92 №1; 24 - кубрик для отдыха прожектористов; 25 - вторая дымовая труба; 26 - установка №1 12,7-см орудия типа 89 (модель А , модиф.1); 27,32 - вентиляционные каналы КО №3 и №6; 28 - каюта авиаторов; 29 - тоннель для кабелей; 30 - башенка зенитного 4,5-м дальномера; 31 - отверстие воздухозаборника; 33 - кормовой торпедный погреб; 34 - гребные валы левого борта; 36 - цистерна с запасом котельной воды


6.7. Модернизация крейсеров типа “Такао”.

6.7.1. Сроки выполнения.

Планами модернизации крейсеров типа “Такао”, разработка которых началась в 1937 году и закончилась в апреле следующего, предусматривалось закончить работы на “Такао” и “Атаго” к концу 1939 года, а остальных двух - к середине 1941-го. “Такао” модернизировался на верфи флота в Йокосуке с мая 1938 по 31 августа 1939 года, а “Атаго” на верфях флота в Майдзуру (корпус и надстройки) и Йокосуке (вооружение и оборудование) с апреля 1938 по 30 октября 1939 года. После 2-й модернизации “Асигара” и “Миоко”, а также крейсеров типа “Могами” ожидалось, что модернизация “Тёкай” на верфи Йокосуки и “Майя” на верфи Куре начнется в январе 1941 года. Но 15 ноября 1940 года вышел приказ о выполнении 1-й фазы экспедиционных подготовок{14} и модернизацию пришлось отложить, так как флот должен был к июню находиться в полной готовности. Провести же все намеченные работы за 6 месяцев сочли нереальным.


6.7.2. Улучшение вооружения.

Артиллерия ГК. Поскольку крейсера этого типа сразу получили 20-см/50 орудия типа 3 года №2, на них в рамках вышедшей 16 августа 1940 года “Четвертой стадии спешной подготовки к войне”{14} только обновили стволы. Модернизации подверглись лишь устройства УАО: старые вместе с 4,5-метровыми и 3,5-метровыми дальномерами сняли, наверху переделанной носовой надстройки установили главный директор типа 94 в башенке, а вспомогательный - за второй трубой. 6- метровый дальномер из башни №1 переместили в отдельную башенку за главным директором. В перестроенном визирном посту установили визиры типа 92, а в ЦАП - вычислительное устройство типа 92.

Зенитное вооружение. Хотя и планировалось заменить 12-см орудия спаренными 12,7-см типа 89, нехватка последних помешала сделать это в планируемые сроки. “Такао” получил новые зенитки в марте, “Атаго” - в апреле 1942 года на верфи Йокосуки вместе с необходимыми переделками погребов и подъёмников. Также из-за нехватки новых зенитных директоров типа 94 пришлось оставить на этих крейсерах более старые типа 91, но их сместили к носу, а два зенитных 4,5-метровых дальномера типа 91 установили на компасный мостик. Легкое зенитное вооружение заменили на ставшие стандартными четыре 25- мм спарки типа 96 по бокам дымовых труб с директорами типа 95 в башенках между ними. Стоящие в носовой части надстройки два спаренных 13-мм автомата типа 93 осенью 1941 года заменили двумя спаренными 25-мм типа 96.

Торпедное вооружение. Двухтрубные ТА типа 89 и их системы быстрой перегрузки заменили четырьмя 4-трубными типа 92 без щитов модели 1 модиф. 1 (бортовой залп 8 торпед). С 1940 года крейсера несли по 24 торпеды типа 93:16 в аппаратах и 8 в защищенных 25 мм стали Дюколь рундуках по ДП. Запасные торпеды перемещали, как и прежде, с помощью системы подвесных рельсов, но система перегрузки, размещенная за носовыми ТА, стала новой. Компрессоры для кислорода расположили в отсеке управления. Прежние приборы УТС заменили двумя визирами типа 93 и двумя директорами типа 93, установленными на носовой надстройке: в визирном посту и на уровне компасного мостика. На топе новой треногой фок- мачты, заменившей 4-опорную, оборудовали пост УТС с директором типа 97. Из этого поста можно было управлять торпедной стрельбой на большие дистанции (свыше 30 км). Для подсчета гироугла торпед в ЦАП под носовой надстройкой поставили вычислительный прибор типа 93.

Авиационное оборудование. Для улучшения обслуживания и запуска самолетов ангар и другие надстройки вокруг основания грот-мачты сняли, зенитную палубу (шельтердек) продлили в корму до барбета башни №4. Саму грот-мачту заменили более тяжелой с мощным грузовым краном и сдвинули её на 25 м дальше в корму. Перед мачтой соорудили систему рельс для перемещения самолетов, идентичную той, что установили на крейсерах типа “Миоко” во время их 2-й модернизации. Катапульты модели 3 заменили более мощными типа Куре №2 модели 5, которые сдвинули на 10 м к носу от прежнего места. Состав авиагруппы предполагался из одного 3-местного и двух 2-местных ГСМ типа 0, но до ноября 1941 года эти крейсера несли по одному ГСМ типа 94 и по два-три типа 95. Затем ГСМ типа 94 заменили на штатный типа 0, но 2-местные корректировщики типа 0 корабли получили только в 1942 году. Запас бомб и устройства для их хранения и подачи стали такими же как на типе “Миоко”.


СРЕДНЯЯ ЧАСТЬ ВЕРХНЕЙ ПАЛУБЫ “ТАКАО” ОСЕНЬЮ 1939 ГОДА

А... Е - дымоходы от котлов 1-4, 5 и 6, 7 и 8, 9 и 10, 11 и 12 соответственно; воздухозаборники вентиляторов форсированной тяги обозначены 3...12 для соответствующих котлов; 1 - торпеда, подвешенная на кране; 2 - порт для погрузки торпед; 3 - система подвесных рельсов для перемещения торпед по кораблю; 4 - запасные торпеды (одна над другой); 5 - система быстрой перезарядки торпед; 6 - мастерская; 7 - склад авиационных принадлежностей


Прожекторы и дальномеры. Четыре 110-см прожектора типа 92 остались почти на прежних местах, только кормовые установили на решетчатых вышках вместо отдельных башенок. Из 6-метровых дальномеров два остались в башнях №2 и №4, а третий из башни №1 перенесли на самый верх носовой надстройки. Кроме двух штурманских 1,5-метровых и двух зенитных 4,5-метровых типа 91 на мостике остальные дальномеры сняли.


6.7.3. Модернизация энергетической установки.

Котлы. На них для уменьшения расхода топлива заменили только форсунки.

Турбины. “Индукционные” турбины кормовых агрегатов сняли и на крейсерских ходах пар из ТКХ поступал прямо на кормовые ТВД, так что мощность передавалась на все 4 вала. Выходная мощность и скорость. Оба крейсера прошли испытания у Татейямы: “Такао”, имея 14989 т водоизмещения, 14 июля 1939 года достиг 34,25 уз. при мощности 133100 л.с. и 309,5 об./мин.. а “Атаго”, имея 14838 т, 25 августа развил 34,12 уз. при 133000 л.с.

Дальность плавания. За счет переделки некоторых топливных цистерн в отсеки системы контрзатопления запас топлива уменьшился примерно на 480 т, но 153 т удалось разместить в новых булях и в итоге он составил 2318 т вместо 2645 т. Благодаря новым форсунках и другой организации подачи пара на крейсерском ходу ожидалась дальность 8500 миль на 14 узлах. Фактические данные имеются лишь для “Такао”: всего 5049 миль, но зато на 18 узлах.


ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ ЧЕРТЕЖ (ПРОЕКЦИЯ КОРПУС), 1939 год

6.7.4. Вспомогательные модификации.

1) Для уменьшения “верхнего веса” верхнюю часть носовой надстройки переделали, 4-опорную фок-мачту заменили треногой с гониометром и его постом, расположенными как на типе “Миоко”.

2) К 1939 году экипаж увеличился до 835 человек (55 офицеров), к началу войны - до 900-920 человек. Наличие штаба эскадры добавляло еще 50 человек. Каюты старших офицеров перестроили и увеличили их число до 18; также улучшили условия для младших офицеров.

3) Значительно улучшили устройства связи: носовая радиорубка (приемная) и центральный пост связи на нижней палубе мостика расширили, кормовую радиорубку (передаточную) перенесли на шельтердек к барбету 4-й башни, а рядом оборудовали рубку составления радиограмм. Антенный рей грот-мачты располагался в 32,4 м над ВЛ. По примеру крейсеров типа “Могами” в нижней части носовой надстройки оборудовали аварийный пост управления кораблем.

4) Крейсера получили новую систему контрзатопления и осушения со своим постом управления, впервые появившемся на крейсерах типа “Тоне” по примеру модернизированных линкоров. Часть поперечных носовых и кормовых топливных цистерн переделали в водонепроницаемые отсеки, затоплением которых можно было исправлять дифферент. А для исправления крена использовались отсеки в новых булях. Повышена мощность водоотливных и топливных насосов.


6.7.5. Изменения корпуса.

Для улучшения остойчивости и продольной прочности корпуса крейсера полумили новые були, увеличившие максимальную ширину корпуса до 20,726 м. Часть их объёма на уровне ВЛ заполнялась стальными водонепроницаемыми трубами, а остальное пространство занимали топливо и отсеки системы контрзатопления. Новые скуловые кили имели длину 60 м при ширине 1,4 м. Напряжения в средней части корпуса при нахождении его на вершинах волн уменьшились до приемлемых значений. Остойчивость при нормальной и легкой нагрузке также оказалась достаточной: МВ соответственно 1,505-1,523 м и 1,46-1,529 м диапазон остойчивости 88-89° и 73-76° (нормы как на типе “Миоко”). Стандартное водоизмещение составило 13160-13400 т, нормальное 14838— 15152т (осадка 6,316-6,320 м). полное 15875-16641 т(6,598- 6,672м).


6.7.6. Предвоенные модификации “Тёкай” и “Майя”.

Когда стало ясно, что эти два крейсера не успеют пройти модернизацию, весной 1941 года верфь в Йокосуке провела на них некоторые работы: ТА типа 89 приспособили для стрельбы торпедами типа 93,16 штук которых принималось на борт; в торпедном отделении установили компрессор для “специального воздуха”; катапульты модели 3 заменили катапультами модели 5, а 3-местный ГСМ типа 94 новым - типа 0. К началу войны зенитное вооружение “Тёкай” и “Майя” состояло из четырех 12-см орудий, двух спаренных установок 25-мм автоматов типа 96 (на местах счетверенных 13-мм типа “ХО” по бокам второй дымовой трубы) и двух спаренных 13- мм пулеметов (на местах наблюдательных постов в передней части носовой надстройки). Экипаж увеличился до 920 человек, но “Тёкай” как флагман имел на борту 924 (77 офицеров).


6.7.7. Деятельность до начала войны на Тихом океане.

Во время модернизации “Такао” и “Атаго” числились в резерве в Йокосуке, но 15 ноября 1939 года они образовали 4- ю эскадру 2-го Флота (“Такао” флагман с одной белой полосой на передней трубе, “Атаго” - 2 полосы), сменив в ней “Тёкай” и “Майя”. “Майя” прикрепили к округу Йокосуки в качестве корабля специальной службы (с 1 декабря - учебный корабль артиллерийской школы), но 1 февраля он вернулся в свою эскадру. “Тёкай” 15 ноября стал флагманом 15-й эскадры и экспедиционного флота в Китае. В марте 4-я эскадра совершила поход в воды Южного Китая, а 15 ноября к ней присоединился “Тёкай”, доведя состав до штатного. В начале 1941 года отличительные марки на трубач закрасили и эскадра совершила несколько походов в район Южного Китая и около метрополии. 20 сентября её флагманом стал “Майя”, а 6 октября его сменил “Атаго”.

После объявления 2-й фазы выполнения “Спешных приготовлений к войне”{14} 15 августа все четыре крейсера были приведены в боевую готовность. “Майя” прошел докование в Куре 2-9 сентября, за ним “Тёкай”, а “Такао” и “Атаго” доковались в Йокосуке соответственно с 5-го по 9-е и с 15-го по 22 сентября. После выхода “Оперативного приказа №1” корабли приняли топливо и боезапас и направились в свои временные базы: “Тёкай” вышел 20 ноября из Куре, прибыв 26-го в гавань Самах на о.Хайнань, и на следующий день на нем поднял флаг вице-адмирал Джисабуро Одзава; “Майя” 25-го покинул якорную стоянку Хасирадзима и соединился с пришедшими из Йокосуки “Такао” и “Атаго” в бухте Саеки. 29 ноября эти три крейсера вышли в Мако на Пескадорских островах, куца прибыли 2 декабря. Там на “Атаго” поднял свой флаг главнокомандующий Соединением Южных районов вице-адмирал Нобутаке Кондо.


Распределение весов на “Такао” после модернизации, в тоннах
Структура корпуса 4571 (+484)
Броня и защита 2393 (+25)
Арматура 564 (+44)
Неподвижное оборудование 198 (+18)
Подвижное оборудование 402 (+88)
Механизмы 2746 (+75)
Вооружение 1997 (+248)
Топливо (67%) 1563 (-192)
Резервная котельная вода (67% 105 (0)
Легкое топливо и смазочное масло (67%) 64 (+8)
ПТЗ 253 (-29)
ВСЕГО 14838 (+771)

Вес вооружения распределялся так: орудия 1248 т (+82), торпедное вооружение 203 т (+36), электрооборудование 426 т (+67), авиаоборудование 82 т (+51), штурманское 18 т (+12).


СРЕДНЯЯ ЧАСТЬ КРЕЙСЕРА “ТАКАО” В ОКТЯБРЕ 1941 ГОДА

Глава 7. Крейсера типа “Могами”.

7.1. Подготовка программы.

Как уже говорилось, после подписания 22 апреля 1930 года Лондонского договора Японии было запрещено строить дополнительные крейсера с 203-мм орудиями (“класса А” по японской классификации), но разрешалось до 31 декабря 1936 года довести состав крейсеров с главным калибром не выше 155 мм до общего стандартного водоизмещения 100450 т. Такой калибр вместо привычных 152 мм был принят по той причине, что именно 155-мм пушки несли первые построенные после мировой войны легкие французские крейсера типа “Дюге Трюэн”{15}. Легкие же японские крейсера, кроме нескольких совсем устаревших, несли всего лишь 140-мм орудия. И известные своим максимализмом японцы выбрали главный калибр своих следующих крейсеров под разрешенные пределы, да и число стволов постарались увеличить до максимума. Их не остановило ни то, что 155-мм орудия никто, кроме французов, так и не использовал, ни дополнительные технологические трудности, неизбежные при появлении орудий и боеприпасов нового калибра, ни чисто физиологические проблемы (если уж 152-мм снаряды оказывались тяжелыми для японских матросов, то что говорить о 155- миллиметровых, суливших увеличение веса на четверть), решение которых требовало разработки и внедрения сложных (а значит и менее надежных) систем подачи, перегрузки и заряжания. Слишком уж велико было желание сделать новые крейсера, как минимум, не слабее существующих “класса А”!

Но оставалась главная проблема: как наскрести необходимый тоннаж, но нарушая установленные лимиты? Ведь в списках флота на 1 апреля 1930 года уже значился 21 легкий крейсер общим водоизмещением 98415 т: “Тоне” (3760 т), “Яхаги”, “Хирато” и “Тикума” (по 4400 т), “Тенрю” и “Тацута” (по 3230 т), 5 типа “Кума” (по 5100 т), 6 типа “Нагара” (по 5170 т), 3 типа “Сендай” (по 5195 т) и “Юбари” (2890 т). Даже если закрыть глаза на то, что с учетом строительной перегрузки 100450-тонный лимит с лихвой перекрывался, на новое строительство оставалось всего ... 2035 т. Но договор разрешал вместо крейсеров, срок службы которых истекал в 1937-39 годах, построить новые корабли с тем же суммарным тоннажем (статья 19). Корабли, выходившие за рамки установленных пределов суммарного водоизмещения, должны были до 31 декабря 1936 года постепенно выводиться из строя (статья 16). Общий тоннаж новых судов, построенных взамен старых, не должен был превышать 91000 т (статья 20). Пришлось японцам заняться арифметикой: “Тоне” и три корабля типа “Яхаги” (всего 16960 т) уже перешли предельный срок службы, “Тенрю” и “Тацута” (всего 6460 т) достигали егов 1935 году, а “Кума” (5100 т)-в 1936-м. В добавок Японии разрешалось заменить “Тама” новым кораблем, законченным в течение 1936 года. Всё вместе давало 35655 т, которые можно было использовать до 1936 года включительно. Наконец, хотя

“Кисо”, “Китаками” и “Ои” (вместе 15300 т) достигали предельного срока службы в 1937 году, статья 19 договора позволяла использовать их тоннаж на постройку крейсеров, заложенных в 1934 году. Итого на новое строительство набиралось 50955 т - не так мало! Поскольку водоизмещение одного крейсера, независимо от калибра его орудий, не должно -было превышать 10000 т, МГШ подсчитал, что лучше всего построить 4 крейсера по 8500 т (34000 т) до 1936 года, а затем ещё 2 по 8450 т (16900 т).

Подписание договора привело к полной ревизии кораблестроительной политики императорского флота. Первый вариант новой программы уже 27 июня предложили заместитель начальника МГШ адмирал Осуми Нагано и заместитель министра ВМФ Сейзо Кобаяси (Секретный декрет по флоту №115), а затем начальник МГШ Наозане Танигучи и министр ВМФ Такеси Такарабе (Секретный декрет №116). Он включал постройку четырех крейсеров по 8500 т (будущие типа “Могами”), 18 эсминцев по 1400 т (будущие типа “Хацухару”), небольшой 9850-Тонный авианосец (корабли менее 10000 т не учитывались при подсчете общего тоннажа авианосцев, ограниченного Вашингтонским договором, и Япония чаще других стран пользовалась этим условием), 9 подводных лодок (1 в 1900 т будущая “И-6”, 6 по 1400 т - будущие типа “И-68” и 2 по 700 т - будущие типа “Ро-33”), а также 44 корабля, не попадавших под договорные ограничения. Эту программу уже новый министр ВМФ Кийокасу Або представил премьер- министру Осачи Хамагучи 7 октября для обсуждения на заседании кабинета министров. Общая стоимость почти в 423 млн иен показалась кабинету чрезмерной. Флот, как обычно, быстро пошел на компромисс, сократив число не попадавших под ограничения судов до 27, а стоимость программы до 355,5 млн иен. Но хитрость не удалась и следующий вариант, представленный кабинету 22 октября после уменьшения бюджета министром финансов до 225,34 млн иен, содержал 4 крейсера, 10 эсминцев, 6 1400-Тонных подлодок и всего 5 “недоговорных” кораблей. Это было уже слишком оскорбительно для флота и на компромисс теперь пошел премьер, разрешивший увеличить число эсминцев до 12, “недоговорных” судов до 14 и вернуться к первоначальному варианту с подлодками. Эту программу кабинет одобрил 11 ноября, 15 ноября её представили начальнику МГШ, а приняли на 59-й сессии парламента 124.12.1930-27.03.1931). Всего по ней в течение 1931/32-1936/37 финансовых годов следовало построить 39 кораблей общей стоимостью 247,8 млн иен. Сначала эта программа была известна как “Программа 1931 года по замене вспомогательных кораблей”, а затем как “Первая программа по замене кораблей” или неофициально как “Программа I”.


7.2. Проектирование и постройка.


7.2.1. Проект.

Разработку проекта крейсеров типа “улучшенный “Такао”, предназначенных для замены более старых крейсеров “класса А”, но отмененных в результате подписания Лондонского договора, подсекция базовых проектов кораблестроительного отдела (3 секции) МТД начала под руководством капитана 1 ранга К. Фудзимото{7}. МГШ предъявлял к проекту такие требования:

1. Вооружение из 15 15,5-см орудий в 3-орудийных башнях с углом возвышения 75° и 12 61-см ТА в 3-трубных установках на уровне ВП. Следовало предусмотреть в случае денонсирования военно-морских соглашений или при экстренной необходимости возможность быстрой замены башен с 15,5-см орудиями на 2-орудийные с 20-см орудиями №2.

2. Защита погребов от попаданий 20-см снарядов, механизмов - от 15,5-см снарядов.

3. Скорость 37 узлов, дальность 8000 миль на 14 узлах.

4. Главные задачи как у крейсеров “класса А”: выдвинутая вперед защита своих сил и отгон сил вражеской поддержки, эскадренная разведка. Ожидаемые противники: американские и британские крейсера с 203-мм орудиями (с учетом перевооружения на 20-см орудия в случае войны).

Фактически требования МГШ к новым кораблям почти не отличались от требований, предъявляемых к 10000- Тонным крейсерам. Уложиться при этом в 8500 т стандартного водоизмещения казалось невозможным, а МГШ требовал ещё установки дополнительного оборудования, появившегося в последние годы. Несмотря на максимально возможное уменьшение веса путем широкого применения электросварки16 корпуса, механизмов и арматуры, подготовленный летом 1931 года проект, получивший обозначение “С- 37” 10, имел стандартное водоизмещение 9500 т. Но японцам было не привыкать скрывать истинные данные по водоизмещению своих новых кораблей, выдавая себя за чародеев, способных по выражению американцев “вместить галлон с четвертью в галлонный кувшин”. Впрочем, в той или иной степени, этим грешили почти все страны.

Закладка японцами кораблей с 15-ю орудиями главного калибра вызвала широкий резонанс. Американцы в ответ заложили большую серию крейсеров типа “Бруклин” с пятнадцатью 152-мм орудиями в пяти башнях, а англичане перешли от строительства крейсеров с 6-8 орудиями в 2-орудийных башнях к еще большей серии кораблей типа “Таун” (город) с двенадцатью 152-миллиметровками в четырех башнях. На последних “таунах” даже планировалось установить по четыре 4-орудийные башни и только задержка с проектированием этих сложных установок не позволила появиться легким крейсерам, еще более мощным, чем японские.

При взгляде на общие очертания корабля по подготовленному МТД проекту видно, что главная надстройка имела много общего с окончательным проектом “Такао”, но носовая группа башен располагалась по-иному и имелась одна дымовая труба вместо двух. Как и на проекте “Такао”, бинокулярный директор ГК располагался на высоте 32 м от киля; одинаковой была и четырехопорная фок-мачта. Хотя такая большая и высокая надстройка означала большой верхний вес, огромное сопротивление ветру и прекрасную мишень для противника, специалисты МТД полагали, что эти недостатки компенсируются централизацией управления огнем, коммуникаций связи и навигационного оборудования. Это вполне подтвердилось во время маневров мирного времени. Кормовая надстройка также была во многом идентична типу “Такао” - то же устройство катапульт, расположение гидросамолетов и ангара сразу за треногой грот-мачтой, оборудование для управления огнем вспомогательного калибра и радиорубка на крыше ангара. Как и на проекте “Такао”, торпедные аппараты (3-трубные вместо 2-трубных) размещались в средней части корпуса на уровне ВП, а 4 одноорудийных зенитки среднего калибра - на шельтердеке. Снова небольшое число таких орудий приняли в ожидании, что главный калибр можно будет использовать и для целей ПВО. Правда, 12-см/45 орудия предполагалось заменить новыми 12,7-см/40, которые тогда заканчивали испытания. Сходство с “Такао” завершали два одноствольных зенитных автомата 40-мм/ 62 типа “ХИ” (III) по бокам от прожекторной вышки за трубой.


7.2.2. Классификация.

Поскольку водоизмещение новых кораблей превышало 7000 т, то в соответствии с классификацией от 21 марта 1898 года их следовало отнести к крейсерам 1 класса. Но с 30 мая 1934 года стали пользоваться другим критерием - калибром орудий: крейсера 1 класса несли орудия свыше 155-мм, 2 класса - 155-мм или меньше. Поэтому после достройки крейсера типа “Могами” официально относились ко 2 классу (неофициально легкие крейсера), а 31 марта 1938 года в связи с предстоящей заменой их орудий на 20-см их переклассифицировали в крейсера 1 класса или “класса А” (неофициально тяжелые крейсера).


7.2.3. Заказы на постройку

Четыре 8500-Тонных крейсера были заказаны как “крейсера среднего типа №№1-4”. Заказы на первые два выдали осенью 1931 года, на третий - в августе 1933-го, на четвертый - в конце того же года. Стоимость одного корабля оценивалась в 24833950 иен, включая 5927916 иен за корпус, 7374441 за механизмы, 10953610 иен за вооружение и оборудование и 577983 иен за остальное. Фонды на покрытие этих расходов (всего 99335800 иен) были выделены 59-й сессией парламента под статьёй “Расходы на строительство вспомогательных боевых судов” в рамках чрезвычайного бюджета “Расходы на строительство боевых судов” с началом в 1931/32 финансовом году.


7.2.4. Названия.

Как крейсера 2 класса, новые корабли в соответствии с решением морского министра Минору Сайто от 1913 года были названы по именам рек. 1 августа 1931 года крейсер №1 назвали “Могами” (река в префектуре Ямагата на северо-западе о.Хонсю), а крейсер №2 - “Микума” (река в префектуре Оита на северо-востоке о.Кюсю). 1 августа 1933 года крейсер №3 назвали “Судзуя” (река Судзуя или Сусуя в южной части о.Карафуто - бывший Сахалин), а 10 марта 1934 года крейсер №4 - “Кумано” (река в префектуре Миэ, южная часть о.Хонсю).

Имена “Микума” и “Кумано” использовались в императорском флоте впервые, а “Могами” и “Судзуя” - по второму разу. Именем “Могами” 6 декабря 1905 года назвали посыльное судно (по-японски “цухокан”), строившееся в рамках “Военной кораблестроительной программы 1904 года” как “цухокан №2”). Его заложили на фирме Мицубиси в Нагасаки 11 декабря, но постройка реально началась только 3 марта 1907 года. Спуск на воду состоялся 25 марта следующего года, окончание постройки 29 июня, ввод в строй —16 сентября. 28 августа 1912 года “Могами” переклассифицировали в канлодку 1 класса (“Итго Хокан”), а 1 апреля 1928 года исключили из списков флота. 6 июля судно стали называть “Хайкан №3”, т. е. «разукомплектован-ный корабль №3», 31 января 1929 года - “Хайзен” или «разукомплектованная лодка», а уже 1 июня его продали на слом. Имя “Судзуя” 20 августа 1905 года присвоили бывшему русскому крейсеру “Новик”, затопленному командой у о.Сахалин и захваченному японцами 13 июля 1905 года. Корабль зачислили в списки японского флота как посыльное судно, 16 июля 1906 года подняли, отбуксировали в Хакодате и до ноября 1908 года перестраивали на верфи Йокосуки. 28 августа 1912 года “Судзуя” стал кораблем береговой обороны 2 класса (Нитто Кайбокан), 1 апреля следующего был исключен из списков и 1 ноября продан на слом.


ОСНОВНОЙ ПРОЕКТ (KIHON KEIKAKU) “С-37" 1931 ГОДА

На фрагментах: палуба зенитных орудий (шельтердек) и верхняя палуба в средней части корпуса.

СБПТ - система быстрой перезарядки торпед. П - прожекторы в закрытых башенках Размерения: 197,0(ВЛ)х18,0(ВЛ)х4,5 м. Стандартное водоизмещение 8500 т, на испытаниях с 67% запасов - 11220 т.


7.2.5. Сроки постройки и данные по верфям.
Название “Могами” “Микума” “Судзуя” “Кумано”
Временное обозначение №1 №2 №3 №4
Бюджет 1931/32 1931/32 1932/33 1933/34
Дата присвоения названия 1.08.1932 1.08.1932 1.08.1933 1933/34
Заложен 27.10.1931 24.12.1931 11.12.1933 5.04.1934
Спущен 14.03.1934 31.05.1934 20.11.1934 15.10.1936
Укомплектован 28.06.1935 29.08.1935 янв.1936* 31.10.1937
Строитель: корпус/ механизмы верфь ВМФ Куре/ она же верфь фирмы Мицубиси, Нагасаки верфь ВМФ Йокосуки, слип №2 верфь фирмы Кавасаки/ заводы Куре
Номер на верфи   №250   №590
Начало реконструкции 1.04.1936 1.04.1936 июнь 1936 _
Укомплектован 15.02.1938 31.10.1937 31.10.1937 -
Верфь верфь ВМФ Куре Мицубиси и Куре верфь ВМФ Йокосуки  

* Ожидаемая дата, но в ноябре 1935 года испытания были прерваны после “Инцидента с 4-м Флотом” и “Судзуя” после снятия вооружения в фирме Коуми Бейзн (начало в январе 1936 года) был поставлен в док на реконструкцию.


7.2.6. Модификации проекта.

За время строительства крейсеров типа “Мотами” произошли события, которые не могли оставить безучастными как руководство флотом, так и кораблестроителей, ответственных за проект этих кораблей. Причем, проект пришлось модифицировать не один, а целых три раза.

Модификация после катастрофы с миноносцем “Томодзуру” (модификация 1934 года).

Эта модификация неофициально называлась “Первые работы по улучшению” или “Улучшение остойчивости”, поскольку её вызвала катастрофа с “Томодзуру”, перевернувшимся в штормовом море из-за недостаточной остойчивости{9}. В соответствии с решениями Комитета, расследовавшего обстоятельства и причины катастрофы, чертежи всех заложенных и намеченных к закладке кораблей пришлось пересмотреть. Когда рапорт Комитета лёг на стол морского министра, “Могами” и “Микума” только сошли на воду, а остальные два “систер-шипа” еще стояли на стапелях. Для понижения центра тяжести этих крейсеров было предложено следующее.

1) Понизить носовую надстройку до высоты 7 ярусов, заменить 4-опорную мачту более низкой треногой, убрать ангар для ГСМ и прожекторную площадку по ДП, уменьшить надстройки вокруг грот-мачты. Вместо этого зенитную палубу (шельтердек) продлили до барбета башни №4 и на ней устроили систему рельсов для хранения ГСМ, подобную той, которую в 1939-40 годах установили на модернизированных крейсерах типа “Миоко”, на “Такао” и “Атаго”.

2) Установить оборудование для перекачки балласта - насосную систему, которая закачивала бы в двойное дно несколько сот тонн забортной воды, когда корабль выходил в море в облегченном состоянии.

3) Уменьшить высоту межпалубных пространств.

Последнее удалось сделать только на “Судзуя” и “Кумано”, где набор корпуса успели довести до средней палубы, а в оконечностях - только до нижней. Высоту корпуса от киля до ВП в средней части уменьшили на 35 см (с 11 м на “Могами” и “Микума” до 10,65 м). Расстояние между СП и ВП уменьшили с 2,85 до 2,5 м, на 1,5 см понизили шельтердек (с 2,5 до 2,485 м), а ширину его уменьшили с 20,6 м на “Могами” и “Микума” до 19,2 м.

Кроме этих мер, для улучшения поперечной остойчивости перенесли дальше в корму торпедные аппараты (перед и за основаниями катапульт). Это также уменьшало риск повреждения мостиков при взрыве торпед. Число котлов на второй паре крейсеров уменьшили с 10 до 8. Правда появились и дополнительные нагрузки, связанные с заменой одиночных 12,7-см зениток спаренными типа 89 на установках модели “А” модиф.1.

Достроенный с этими модификациями “Могами” вышел на испытания в марте 1935 года без катапульт, главных директоров, кормовых зенитных орудий и автоматов. Поперечная остойчивость оказалась в пределах принятых значений, но сварной корпус получил серьёзные повреждения. Во время пробегов полным ходом шпангоуты и бортовые стрингеры поблизости от винтов искривились, а присоединенные к ним листы обшивки ослабли, что привело к разгерметизации топливных цистерн. Кроме того, под напором воды вогнулась обшивка в носовой части, а корпус под действием даже не очень больших волн “повело”. Поскольку палуба шельтердека структурно соединялась с барбетами башен ГК №3 и №4, в них сдеформировало роликовые дорожки, что лишило эти башни возможности горизонтальной наводки. Что и говорить - хорош корабль!

После докования и спешного ремонта на верфи флота в Куре “Могами” укомплектовали 28 июня 1935 года, а спустя два месяца к нему присоединился “Микума”, также не имевший кормовых зениток и 40-мм автоматов. Всё это несколько напоминало сдачу нерадивыми строителями здания с протекающей крышей из недалёкого социалистического прошлого. Результат не замедлил сказаться при первой же непогоде. Присоединившиеся на время летних маневров к 4-у Флоту оба крейсера во время тайфуна, в который флот попал 26 сентября к востоку от Мияко, получили повреждения корпусов, особенно “Могами”. Были разрушены многие сварные соединения в носовой части, ограничилась возможность горизонтальной наводки носовых башен. Пришлось по возвращению в Куре поставить оба крейсера 15 ноября во 2-й Резерв.

Модификация после “Инцидента с 4-м Флотом“ (модификация 1936 года).

Эти работы японцы “закодировали” как “Вторые работы по улучшению” или как “Модификацию по усилению корпуса”.

Повреждения, полученные 4-м Флотом во время тайфуна, показали слабость корпусов кораблей последней постройки, особенно их сварных соединений. 10 октября был даже создан “Экстренный Совет по исследованию характеристик” кораблей.

10 ноября на испытания в бухту Татейяма вышел “Суцзуя”, имевший 96%-ю готовность (без директоров, кормовых зениток и 40-мм автоматов). По рекомендации Экстренного Совета испытания пришлось прервать и 20 ноября поставить корабль в сухой док №4 на верфи флота Йокосуки для контроля состояния элементов корпуса. На время работы Совета поставленные в резерв “Могами”, “Микума” и “Судзуя” были разоружены и подготовлены для крупномасштабных модификаций. Строительство все еще не спущенного на воду “Кумано” временно приостановили.

К апрелю 1936 года Совет сделал некоторые выводы и представил список мер, которые было необходимо предпринять для увеличения прочности корпусов недавно построенных и строившихся кораблей. В частности, строго регламентировалось применение сварки. Работы на “Кумано” возобновились, а поставленные 1 апреля в 3-й Резерв “Могами” и “Микума” начали реконструкцию, которая длилась до февраля 1938 и октября 1937 года соответственно. “Судзуя” после разоружения в бассейне Коуми в июне 1936 года стал в сухой док №4 арсенала Йокосуки и закончил реконструкцию почти одновременно с “Микума”.

На сей раз работы включали:

1) Замену сварных соединений обшивки из стали DS (Ducol Steel - сталь Дюколь){12} в средней части (80% длины) клепанными, а в оконечностях - сварными, но из стали MS (Mild Steel - мягкая кораблестроительная сталь).

2) Установку в средней части дополнительных плит из стали D - по днищу с обеих сторон от киля, по шельтердеку и по верхней палубе, а также вдоль борта между ними.

3) Модификацию соединений между барбетами башен №3 и №4 и палубой шельтердека, чтобы уменьшить воздействие деформации корпуса на наводку башен. Теперь барбеты не соприкасались с этой палубой.

4) Установку больших булей поверх прежних для сохранения поперечной остойчивости в принятых пределах, несмотря на увеличение водоизмещения более, чем на 1000 т. Максимальная ширина первой пары выросла до 20,15 м, второй-до 20,2 м.

Кроме этого, уменьшили высоту грот-мачты, наконец-то установили кормовые 12,7-см зенитные установки и новые спарки 25-мм автоматов типа 96 со своими директорами типа 95, новую рельсовую систему для обслуживания гидросамолетов.

Модификация после денонсации морских соглашений (модификация 1939-40 годов!.

Эти “Третьи работы по улучшению” неофициально назывались еще “замена орудий ГК”.

После денонсации Вашингтонского договора 29 декабря 1934 года и решения 15 января 1936 года не подписывать Второе Лондонское морское соглашение Япония вступила в так называемый “бездоговорной” период. Первая фаза новой кораблестроительной программы отражала выводы, сделанные при пересмотре “Политики обороны” 3 июня 1936 года. Эта программа под названием “Третья программа по замене кораблей” была одобрена на закрытой 70-й сессии парламента. Вместе с постройкой новых боевых кораблей по ней предусматривались: постройка экспериментальных подлодок, модернизация линкора “Хией” и крейсеров “класса А”, замена 3-орудийных 15,5-см башен на крейсерах типов “Могами” и “Тоне” 2-орудийными калибром 20,3-см, чтобы увеличить число крейсеров “класса А” до 18 единиц.

Трехорудийные 15,5-см башни имели наружный диаметр шарового погона 5,71 м из-за большего размера нижнего отделения и большего числа подъёмников боезапаса. В соответствии с этим 2-орудийные 20-см башни модели “Е” с диаметром шарового погона всего 5,029 м пришлось модифицировать. Новые башни стали известны как модель “Могами”. Модификацию барбетов на “Тоне” и “Тикума” выполнили во время достройки, но нехватка новых башен затянула их установку до 1939 года. “Могами” и “Микума” проходили модернизацию на верфи флота в Куре, “Судзуя” и “Кумано” - на верфи флота в Йокосуке. Не считая замены башен, на крейсерах типа “Могами” катапульты типа Куре №2 модели 3 заменили более тяжелыми модели 5, 16 принимаемых на борт торпед типа 90, работавших на сжатом воздухе, заменили 24 кислородными торпедами типа 93, а на верхушке фок-мачты установили пост управления торпедной стрельбой.


Основные даты “Третьих работ по эффективному улучшению крейсеров типа “Могами”.
Название Поставлен в 3-й Резерв Начало работ Окончание работ Зачисление в 7-ю эскадру
“Могами” 15.12.1938 31.01.1939 12.04.1940 1.05.1940
“Микума” 20.05.1939 январь 1939 30.12.1939 1.05.1940
“Судзуя” 15.12.1938 31.01.1939 30.09.1939 15.11.1939
“Кумано” 20.05.1939 20.05.1939 20.10.1939 15.11.1940

7.3. Характеристики корпуса.

7.3.1. Общие данные по водоизмещению и размерениям.
  “С-37" “Могами’/“Микума” “Судзуя” “СудзуяТКумано”
Дата 1931 июль 1935 1937/38 ноябрь 1935 1937 1939
Длина полная, м 200.6 200.6 200.6 200.6 200.6 200.6
Длина по ВЛ. м 197.0 198.3 198.3 198.02 198.06 198.06
Длина между/ п.п.. м 189,0 189.0 189.0 187,8 187.8 187.8
Ширина максим./ по ВЛ. м 18,0/18,0 18,0/18.45 20,51/19,152 18,0/18,0 20.2/19.2 20,2/19,2
Ширина шельтердека, м 20,6 20,6 20,6 19,2 19,2 19,2
Высота от киля до ВП, м 10,75 10,75 10,75 10,455 10,455 10,455
Средняя осадка, м* 5,5 6,15 6,1 5,96 6,058 6,043
Высота борта над ВЛ** нос/середина/корма, м 8,0/5,5/5,3 8,0/5,5/4,9 8,0/5,5/4,9 7,65/5,15/4,65 7,65/5,15/4,65 7,65/5,15/4,65
Водоизмещение: стандартное, Т / нормальное, т 9500/11169 11200/ 12962 12400/14112 -/12450 -/13881 12000/13844

* оценивалось для нормального водоизмещения на испытаниях с 67% запасов;

** при проектной осадке 5,5 м

Водоизмещение на испытаниях с 67% запасов / полное в метрических тоннах (осадка в метрах)
Дата “Могами” “Микума” “Судзуя” “Кумано”
1935 12980(6,16)/13980(6,46) -   -
1937-38 14112,6,091/15057(6,38) 13940(6,051/14888(6,32) 13881(6,061/14849(6,37) 13709(5,981/14684(6,3)
1939-40 14146(6,11/15091 (6,41) 13985(6,061/14916(6,35) 13844(6,041/14795(6,34) 13813(6,021/14791(6.33)
Коэффициенты корпуса при водоизмещении с 67% запасов
  Могами” (1935 г.) “Кумано” (1937 г.)
Главные размерения, м 197x18x5,5 198x20,2x5,9
Коэффициент полноты водоизмещения 0,5587 0,5560
Цилиндрический коэффициент продольной полноты 0,6310 0,6325
Коэффициент полноты мидель-шпангоута 0,8855 0,8770
Коэффициент полноты ватерлинии 0,7340 0,7300
Максимальная погруженная площадь в средней части 88 м2 105 м2 ~1
Отношение длины к ширине 10,944 9,81
Отношение осадки к длине 0,0279 0,0298
Отношение ширины к осадке 3,2750 3,4250
Величина шпаций (от носового перпендикуляра к корме)
Размер шпации “Могами”/”Микума” “Судзуя”/”Кумано"
I 600 мм 29,4 м до шп.49 29,4 м шп. 49
j 900 мм (под погребами) 32,4 м от шп.49 до шп.85 36,32 м от шп.49 до шп.89
i 1120 и 1050 мм (под КО) 44,25 м от шп.85 до шп.125 40,32 м от шп.89 до шп.125
j 1200 и 1110 (под МО) 33,9 от шп.125 до шп.155 33,9 от шп.125 до шп.155
900 и 760 мм (под погребами) 21,46 ми от шп.155 до шп.179 21,46 ми от шп.155 до шп.179
600 мм 35,6 м от шп.179 до ахтерштевня 35,6 м от шп.179 до ахтерштевня

ПОПЕРЕЧНЫЕ СЕЧЕНИЯ “МОГАМИ” ПО 114-му ШПАНГОУТУ (КО №7, правый борт)

слева - после достройки в 1935 году;

справа - после второй модернизации 1937 года

ММ - механическая мастерская, К - коридор для кабелей, ТЦ - топливная цистерна; толщины плит брони и набора в мм


ПОПЕРЕЧНЫЕ СЕЧЕНИЯ “СУДЗУЯ” ПО 114-му ШПАНГОУТУ (КО №5, правый борт)

слева - после достройки в 1935 году;

справа - после второй модернизации 1937 года

ММ - механическая мастерская, Пр - проход, К - коридор для кабелей, ТЦ - топливная цистерна. Толщины плит брони CNC и NVNC и элементов набора из стали D даны в мм


Другие данные по корпусу были одинаковыдля всей четверки: килеватость 1,15 м, погибь бимса по ВП 0,25 м, шпация теоретических шпангоутов 9,85 м, шаг теоретических ватерлиний 1,10 м. Крейсера имели скуловые кили длиной 60,48 м и шириной 1,3 м.

Сначала планировалось установить на эти крейсера новые двойные реактивные рули. Ожидалось, что благодаря их форме и расположению точно в струе внутренних гребных валов, на крейсерских ходах удастся уменьшить диаметр циркуляции - за счет реакции струи на рули в направлении, противоположном по отношению к повороту носа корабля. Такие рули установили на “Могами”, но во время его испытаний в марте 1935 года никакого существенного уменьшения диаметра циркуляции не наблюдалось. Зато поворот на большой скорости вызывал сильную вибрацию корпуса. В результате все остальные крейсера достроили с балансирными рулями регулярного типа общей площадью 19,94 м2, а на “Могами” регулярные рули поставили в июле 1935 года.


7.3.2. Особенности конструкции корпуса.

Для проекта “С-37” в целом были приняты обводы, разработанные Ю.Хирагой для 7100-тонных крейсеров и примененные в проектах “Миоко” и “Такао”.

Корабли имели непрерывную верхнюю палубу с изгибом кромки по длине; высота борта в носу при осадке 5,5 м составляла 7,65 м, в корме 4,65 м, а между шп.43 и шп.202 - 5,5 м (на второй паре после модернизации 1934 года 5,15 м). Распределение броневых плит пояса и средней палубы увеличивало прочность корпуса в продольном направлении.

Но, по сравнению с проектами “Миоко” и “Такао”, структура корпуса была легче, с широким применением электросварки. На крейсерах типа “Такао” толщина плит платформы под КО и МО на уровне 6-й ватерлинии составляла 5,6-7,5 мм, а шпангоуты (z-образные профили толщиной 5,6 м) между 8-й ватерлинией и средней палубой на каждые 3-4 шпации подкреплялись дополнительными (полукруглый профиль толщиной 7,5 мм). В проекте “С-37” толщина плит платформы под уровнем 5-й ватерлинии была 5,5-7,0 мм, профили шпангоутов имели толщину 8 мм (снизу до средней палубы), но дополнительных шпангоутов не было. Настил платформы и ветви Шпангоутов напрямую приваривались к листам обшивки. Во всех сварных соединениях{16} использовалась сталь Дюколь, но для уменьшения искривления готовые сварные блоки корпуса соединялись друг с другом с помощью толстых обручей и заклепок. Частично это помогло, но во время испытаний “Могами” и во время осенних маневров 4-го Флота сварные швы обшивки во многих местах разрушились.

После пересмотра политики широкого применения сварки в январе 1936 года и во время модернизации 1936- 37 годов для улучшения продольной прочности и уменьшения искривления корпусов сделали следующее:

1) вернулись к клепанным соединения в обшивке средней части корпуса с заменой листов обшивки из стали Дюколь на сталь MS в оставшихся сварных соединениях в оконечностях;

2) приклепали второй слой из плит стали Дюколь на средней части корпуса:

- на обшивку днища толщиной 19-22 мм по обеим сторонам от киля - по 2 плиты шириной 1 м и толщиной 22 мм и по одной толщиной 16 мм на уровне 3-й ватерлинии;

- к 18-мм обшивке борта между верхней и зенитной (шельтердеком) палубами - по 2 плиты шириной 1,75 м и толщиной 20 мм (верхняя) и 18 мм (нижняя);

- по 12-22-мм зенитной палубе настелили по 5 плит шириной 1 м и толщиной 14-25 мм (на “Судзуя” и “Кумано” ширина дополнительных плит была другой, а толщина 10- 25 мм);

- по верхней палубе - 2 плиты толщиной 18 и 20 мм.

Все это позволило повысить продольную прочность корпуса до новых стандартов по изгибающим напряжениям, принятым после “Инцидента с 4-м Флотом”.


Таблица весовых нагрузок крейсеров типа “Могами” после модернизации 1934 года, тонны (%)
Крейсер “Могами” “Кумано”
Дата 10.07.1935 22.10.1937
Структура корпуса 3682.9 (28.0 4492.0 (32.7)
Броня и защита 2028,7 (15,6) 2065.0(15.0)
Арматура 485.8 (3.7) 460,4 (3.4)
Оборудование постоянное 177,1 (1,4 180,6 (1,3)
Оборудование переменное 350,0 (2,7) 350,3 (2,6)
Механизмы 2477,3 (19,1) 2358,1 (17,2)
Вооружение (всего) 2004.9 (15.4) 2103.5 (15.3)
орудия: 1405,1 (10,8) 1469.9(10.7)
Торпедное вооружение 149.2(1,1) 210,2 (1.5)
Авиаоборудование 74.6 (0.6) 81,9 (0.6)
Электрооборудование 363,5 (2,8) 341.5(2.5)
Навигационное оборудование 12.5(0.1) -
67%-й запас топлива 1591,2 (12,3) 1535,4(11,2)
67%-й запас воды 103,9 (0,8) 106,2 (0,8)
67%-й запас легкого топлива 16,3 (0,1) 16,7 (0,1)
67%-й запас смазочного масла 45.5 (0.4) 40,0 (0,3)
Прочее (неизвестно) 18,2 (0,1) 14,3(0,1)
Водоизмещение на испытаниях 12980,8 (100) 13723,0 (100)

После модернизации 1.04.1936-1502.1937 года на верфи флота в Куре распределение весов на “Могами” изменилось, что вместе с некоторым увеличением веса вооружения и уменьшением запаса топлива подняло водоизмещение с 67% запасов равным 14100 т.

Вес в тоннах Корпус броня и защита Арматура Авиооборудование всего
Снято 685 10 243 118 1058
Добавлено 1748 56 254 119 2178
Разница +1063 +46 +11 +1 +1120

ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ ЧЕРТЕЖ (ПРОЕКЦИЯ “КОРПУС”) КРЕЙСЕРА “СУДЗУЯ” НА 1937 ГОД 19,200 м

Шаг теоретических ватерлиний 1,100 м, шаг баттоксов 1,400 м корпуса до новых стандартов по изгибающим напряжениям, принятым после “Инцидента с 4-м Флотом”.


7.3.3. Остойчивость

В первоначальном проекте С-37 расчетная высота центра тяжести (ЦТ) над водой принималась около 1 м, но ожидалось, что МВ при нормальном водоизмещении с 67% запасов 11619 т и осадке 5,5 м будет достаточной - 1,47 м. Допустимые значения: МВ 1,3 м, диапазон остойчивости более 85°. Наделе же было ясно, что остойчивость крейсеров этого типа будет хуже некуда из-за намного большего водоизмещения и более высокого расположения ЦТ по причине ошибочного распределения весов, появившегося в результате экономии на весе корпуса и механизмов и чрезмерном увеличении “верхнего” веса за счет вооружения и надстроек. Даже после решительного уменьшения надстроек в ходе первой модернизации проекта реальное водоизмещение законченного в марте 1935 года “Могами” превысило проектное примерно на 1800 т (12962 вместо 11169 т - почти на 15%). После случая с “Томодзуру” чертежи крейсеров типа “Могами” переделали, чтобы понизить ЦТ. И хотя высота ЦТ над водой оказалась все равно выше разрешенной (почти 0,5 м вместо 0 м), МВ уменьшилась в допустимых пределах за счет резкого уменьшения “верхнего” веса. Очень плохую остойчивость при легкой нагрузке удалось улучшить принятием нескольких сотен тонн водяного балласта.

Вторая модернизация, направленная на усиление корпуса, добавила ещё около 1000 т нагрузки, но остойчивость удалось сохранить в допустимых пределах благодаря правильному распределению дополнительных весов и установке дополнительных булей, увеличивших ширину корабля и поднявших метацентр. Окончательные данные после третьей модернизации выглядели так (допустимые цифры): при 67%-й нагрузке МВ 1,253-1,35 м и диапазон 83,7-86,9° на “Микума”- “Могами”, 1,46-1,498 м и 85,4-84,8° на “Кумано”-“Судзуя” (более 1,3 м и более 85°); при полной соответственно 1,17— 1,27 м, 85,3-88,9° и 1,4-1,42 м, 88,2-87°(более 1,3 м и 85°); облегченные с балластом 1,32-1,45 м, 76,5-79,2° и 1,59-1,54 м и 77,8-76,3° (более 1,0 м и 75°).


ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ ЧЕРТЕЖ (ПРОЕКЦИЯ “БОК”) ОКОНЕЧНОСТЕЙ “МОГАМИ” И “КУМАНО” В 1937 ГОДУ

7.4. Защита.

Система защиты в проекте “С-37” отличалась от защиты крейсеров “класса А” и проектировалась для противостояния как от артогня (от 20-см снарядов в районе погребов и от 15,5- см по МКО), так и против торпед и ныряющих снарядов. Наклонная бортовая сужающаяся книзу броня в верхней части служила бортовым поясом от снарядов, а в нижней являлась ПТП. Такую систему защиты японцы ввели на типе “Такао”, но только для погребов ГК, а позже её применили на линкорах типа “Ямато”. Кроме того, для броневых плит толщиной менее 75 мм вместо стали NVNC применили сталь CNC (нецементированная с медными добавками){17}.


7.4.1. Вертикальная защита.

Защита механизмов обеспечивалась наклонным под 20° поясом высотой 6,5 м (от двойного дна на уровне 5-й ватерлинии до 1,6 м над водой) и длиной 78,15 м (шп. 85-155) на первой паре кораблей и 74,22 м (шп. 89-155) на второй. В верхней половине пояс набирался из 65-100-мм плит стали NVNC, а в нижней, являвшейся ПТП - из 65-25-мм стали CNC. Верхняя кромка пояса соединялась со скосами броневой средней палубы.

Носовые (32,4 м от шп. 49 до шп. 85 на “Могами” -“Микума” и 36,32 м от шп. 49 до шп. 89 на “Судзуя” -“Кумано”) и кормовые (на длине 21,46 м от шп. 155-179) погреба защищались равномерно сужающимся книзу поясом из стали NVNC высотой 4,5 м, проходившим под тем же наклоном от нижней палубы (НП) до двойного дна. На верхней кромке его толщина составляла 140 мм, на нижней - 30 мм. Верхняя кромка крепилась к плоской броневой (в этой части) НП.

Прямые поперечные 105-мм переборки из стали NVNC закрывали отсеки с механизмами над НП по шпангоутам №85 (89 на второй паре) и №155. Погреба ниже НП защищались "Также прямыми переборками из стали NVNC: носовой (шпангоут). Заряжание орудий производилось при фиксированном угле склонения.


ПОПЕРЕЧНЫЕ РАЗРЕЗЫ КРЕЙСЕРА “СУДЗУЯ”, 1940 ГОД (вид в нос)

1 - офицерская каюта; 2 - офицерская кладовая; 3 - кубрик №7 (с индивидуальными рундуками; 4 - вычислительный (командный) пост управления огнем ГК с компьютером типа 92; 5, 6 - снарядный и зарядный погреба башни ГК №3 (плоская нижняя палуба из 40 мм брони CNC соединена с наклонным под 20° поясом из 140-30 мм брони NVNC); 7 - каюты коандира; 8 - кают-компания инженеров; 9 - пост дешифровки; 10 - носовой трансформаторный отсек; 11 - подъемник 12,7-см боезапаса; 12,23-отсекитурбогенераторов(300 кВт); 13-погреб 12,7-см боезапаса №2; 14 - катапульта типа Куре модели 5 №2; 15 - ТА №3 типа 90 модели 1; 16, 22 - кубрики №3 и №8; 17 - носовые воздухозаборники кормового МО №3; 18 - пост управления турбинами; 19 - конденсор: 20 - насосный отсек (средняя бронепалуба - 35 мм. CNC в плоской части и 60 мм CNC на скосах - соединена с наклонным поясом толщиной 100-25 мм NVNC-CNC; 21 - каюты кондукторов; 24, 25 - перегрузочные снарядное и зарядное отделения башни ГК №4 (броня барбета до СП - 25 мм CNC, между СП и НП - 75-100 мм NVNC; плоская нижняя бронепалуба - 40 мм CNC, пояс 140- 30 мм NVNC); 26 - гребные валы; 27 - кубрик №6 с 3-ярусными койками из стальных труб; 28 - отсек рулевой машины; 29 - рулевой отсек с левым рулем (борт 100 мм NVNC, палуба 30 мм CNC).

1 - мостик с компасом и 12-см биноклями; 2 - ходовая рубка; 3 - боевая рубка (броня стен 100 мм NVNC, крыши 50 мм); 4 - башенка с 1,5-м штурманским дальномером; 5,17- воздухозаборники КО №1 и КО №5; 6 - каюта отдыха флаг-офицера; 7 - штурманская рубка; 8 - склад; 9 - офицерский камбуз; 10 - каюта унтер-офицеров; 11 - дымоход котла №4; 12 - носовая радиорубка и пост корабельной связи; 13 - ванная командира; 14-дымовая труба; 15-вышка для 110-см прожектора №1; 16-спаренная установка 12,7-см орудий типа 89 (модель А1, модиф. 1); 18 - камбуз команды; 19 - механическая мастерская; 20 - кормовая дымовая труба с бронированным дымоходом котла №8; 21 - спаренная установка 25-мм автоматов типа 96 №2; 22 - носовой торпедный пост с ТА №2, резервными торпедами и подвесным рельсом (R); 23 - раздевалка команды


7.4.2. Горизонтальная защита.

Обеспечивалась плитами из стали CNC над механизмами на уровне СП и над погребами на уровне НП. Бронепапуба над механизмами в средней части была плоской и имела толщину 35 мм, а у бортов имела 2,8-метровые скосы под углом 20° к горизонту, толщина которых составляла 60 мм. Наличие скосов позволяло экономить вес за счет уменьшения высоты пояса. Нижняя 40-мм бронепалуба над погребами была плоской.


7.4.3. Защита остальных частей.

Дымоходы из КО №№6-9 (на “Судзуя” -“Кумано” №№5-8) выше уровня СП защищались плитами из стали NVNC: внешние плиты высотой 1,075 м и 0,95 м имели толщину 95 мм, внутренние высотой 1,35 м - 70 мм. Шахты вентиляторов из КО защищались 60-мм плитами из стали CNC. Рулевой привод и рулевые посты в самой корме закрывались с бортов 100-мм плитами стали NVNC, спереди и сзади 35-мм плитами из стали CNC, а сверху (на уровне СП) - 30-мм плитами стали CNC.

Боевая рубка, включая рулевой пост и аварийный пост управления №1, имела стены из 100-мм плит и 50-мм крышу (сталь NVNC) - гораздо больше, чем на всех крейсерах “класса А”.

Барбеты башен ГК над НП вплоть до мамеринцев имели только 25-мм противоосколочные стенки из стали CNC, а кольца, в которых вращались центральные штыри над НП набирались из криволинейных плит стали NVNC высотой 2,5 м и толщиной 75-100 мм для башен №3 и №4 или высотой 1,5 м и толщиной 75 мм для башен №№1, 2 и 5. Такую же 25,4-мм защиту имели и боевые отделения башен.


7.5. Вооружение.

На момент достройки в 1937-38 годах состояло из 15 15,5- см орудий в трбхорудийных башнях, 8 12,7-см зениток в двухорудийных установках, 8 25-мм зенитных автоматов в спаренных установках, 4 13-мм зенитных пулемётов и 12 61- см торпедных аппаратов в поворотных строенных установках. В 1939-40 годах вооружение ГК заменили на 10 20-см орудий в двухорудийных башнях.


7.5.1. Вооружение главного калибра.

Первоначальное.

Из пяти башен, как и на крейсерах “класса А”, три располагались в носу и две в корме. Но размещение носовых башен было иным - вместо схемы “пирамида” применили схему “накладка”: первые две башни находились на одном уровне, а третья - на палубу выше (на шельтердеке), имея большие углы обстрела, чем при схеме “пирамида”.

Орудия 15,5-см типа 3 года с длиной ствола 60 калибров проектировались инженером С.Хадой специально для этих крейсеров, чтобы вооружить их максимально разрешенным калибром. Работы начались в 1930 году, испытания закончились спустя два года, а 7 мая 1934 года орудие приняли на вооружение. Его сначала намеревались использовать и по воздушным целям, для чего в техзадании указывался угол подъёма 75°, начальная скорость снаряда 980 м/с и дальность стрельбы 18000 м. Но скоро стало ясно, что скорость ВН и число принимаемых на борт снарядов оказались явно недостаточными для ведения быстрого огня по быстро перемещающимся целям. Более того, большой угол подъёма требовал применения точных и очень чувствительных механизмов ВН и отдачи. Так что от идеи получить мощное универсальное орудие пришлось отказаться.

По оценкам, при стрельбе по надводным целям корабль с 1515,5-см орудиями совсем немного бы уступал кораблю с 10 20-см пушками, поскольку меньший вес снаряда компенсировался большим числом орудий и лучшей их скорострельностью. Новые орудия могли пробить на дистанции 15000 м 108-мм (100-мм при угле встречи 60°) плиту из стали NVNC (20-сантиметровые 150-мм), а на дистанции 20000 м — почти 100-мм (125 мм). При весе снаряда 55,87 кг и теоретической скорострельности 7 выстрелов в минуту в полном залпе получалось 105 снарядов общим весом 5775 т. Крейсер же с десятью 20-см орудиями (вес снаряда 125,85 кг) давал 50 снарядов в минуту общим весом 6250 кг при теоретической скорострельности 5 выстрелов/мин. На практике сравнение оказывалось даже в пользу крейсера “класса В”, поскольку реальная скорострельность составляла соответственно 5 и 3 выстрела/мин., что давало минутный залп из 75 15,5- см снарядов весом 4200 кг против 30 20-см снарядов весом 3780 кг.

Трёхорудийные установки с углом возвышения 55° спроектировал в 1932 году тот же С.Хада. Они размещались в башнях с главным (боевым) и нижним (энергетическим) отделениями и пламянепроницаемым центральным стволом, вращающимся вместе с поворотной платформой. Из-за ограничений по ширине башни расстояние между осями орудий получилось всего 1,55 м, чего явно не хватало для нормального действия затвора среднего орудия, затворный механизм которого пришлось повернуть вокруг оси на 45°. Внешний диаметр роликового погона составил 5,71 м , высота вращающей структуры -13м для башен №№ 1,2 и 5 и 15,8 м для башен №2 и №4. Как и на крейсерах “класса А”, боевое отделение (размер 8,4x6,2x2,25 м) со всех сторон защищалось 25- мм сталью NVNC, а под крышей, с боков и лобовой части внутри имелась тонкая стальная облицовка, установленная с зазором 10 см. Такая теплоизоляция облегчала действия в тропиках. Башня весила около 175 т, но башни №3 и №4 были несколько тяжелее и выше, поскольку несли ещё 8-метровые дальномеры типа 13.

Во время маневров 7-й эскадры в Бунго Суйдо в августе 1938 года “Микума” произвел несколько залпов главным калибром на дистанцию около 20000 м со средним разбросом 278 м, что было намного меньше, чем у 20-см орудий в башнях моделей “D” и “Е”.

Орудия имели гидроцилиндры отдачи и пневмонакатники. Наводка установок (ВН) и башен (ГН) производилась при помощи электрогидроприводов с минеральным маслом в качестве рабочей среды (для уменьшения коррозии). Приводы ГН и частично приводы ВН размещались в энергетическом отделении. Два электромотора по 100 л.с. вращали со скоростью 500-600 об./мин. валы насосов, обеспечивая давление в гидролиниях 70 атмосфер. Обычно использовался один насос, другой был резервным. Гидромоторы приводили в движение механизмы подъёма и опускания орудий (поршневого типа) со скоростью 10/°с. Проектом предусматривалась скорость ВН 16% (для ведения зенитного огня), но потом приняли меньшую. Механизм ГН башни состоял из червячной передачи, причем червяк был частью опоры, а небольшое червячное колесо вращалось от гидромотора, давая скорость ГН до 6%.

Заряжание орудий производилось при фиксированном угле возвышения +7°. Снаряды загружались и досылались в ствол до места гидротолкателями, а заряды (1 картуз на заряд) загружались вручную и досылались гидротолкателем.

Для подачи боезапаса каждая башня имела 6 подъёмников - по 1 снарядному и зарядному на орудие. Снаряды подавались со стеллажей погребов, расположенных под НП, на циркулярную роликовую дорожку, идущую вокруг основания вращающейся структуры башни. В боевое отделение они подавались подъёмниками “толкающего” типа (время подъёма 3 с) с максимальной скоростью 6 снарядов в минуту. Зарядные картузы подавались из магазинов, расположенных под уровнем складской палубы, по пламянепроницаемым барабанам в зарядный погреб, где их вручную через двойные пламянепроницаемые двери вкладывали в подъёмники “черпакового” типа. Время подъёма составляло 4 с, максимальная скорость подачи - 5 зарядов на ствол. Приводы подъёмников - гидравлические с питанием от общей системы башни.

Боезапас 15,5-см орудий состоял всего из двух типов снарядов, принятых на вооружение 17 апреля 1935 года: колпачкового типа 91 (1,152 кг ВВ типа 91, донный взрыватель типа 13 №3 с задержкой 0,08 с) и учебного (без взрывателя), общий запас 2250 штук или по 150 на орудие. Бронебойный снаряд, как и аналогичный 20-см, был ныряющим и не имел настоящего бронеколпачка - только баллистический. Заряды использовались трех типов: 19,5-кг “общий”, 12,3-кг “уменьшенный” или “легкий” для учебных снарядов.

ТРЕХОРУДИЙНАЯ 15,5-СМ БАШНЯ №2 КРЕЙСЕРА “МОГАМИ” (1935 год)

А - план зарядного погреба;

В - план снарядного погреба;

С - перегрузочное зарядное отделение;

Н - сходной люк

ДВУХОРУДИЙНАЯ 20-СМ БАШНЯ №2 КРЕЙСЕРА “МОГАМИ” (1940 год)

1,2- снарядный “толкательный” и зарядный “ковшовый подъемники; 3 - привод поворота башни; 4 - электромотор (100 л.с.) с масляным насосом; 5,6 - снарядные лоток и жело; 7 - пламянепроницаемый коллектор; 8 - снарядный бункер; 9 - масляный бак; 10 - аккумулятор; 11,12 - каретка и лоток для снарядов; 13 - двойные пламянепроницаемые двери; 14 - снарядные погреб; 15 - стеллажи с зарядами


Экипаж башни состоял из 24 человек в боевом отделении (из них 1 горизонтальный наводчик и 3 вертикальных, 3 заряжающих снарядов, 3 заряжающих зарядов, 6 операторов подъёмников, 3 оператора заряжания орудий, закрывания затвора и продувки), 7 человек в снарядном погребе и 10 в зарядном.

Модифицированное вооружение.

Во время третьей модернизации ГК заменили на 10 20- см/50 орудий типа 3 года №2 (203-мм) в двухорудийных башнях модели “Могами”, разработанных в 1937 году на основе башни модели “Е ”, поступившей на вооружение крейсера “Майя” (см. Приложение 1). Главное отличие заключалось в большем диаметра роликового погона и длине боевого отделения. Поскольку 20-см орудия (10,15 м) были длиннее 15,5-сантиметровых (9,3 м), из-за ограниченного пространства между башнями №1 и №2 стволы последней в походном положении на опускались ниже угла+12°. Приводы установок и башен были идентичны модели “Е ”, но скорость ВН снизили до 6“/с - с мечтой о зенитной стрельбе из орудий ГК уже распрощались. Подача также была как в башне “Е ”, но по той же причине имелся один снарядный подъёмник на орудие вместо двух.

Погреба пришлось модернизировать, чтобы хранить в них снаряды и заряды увеличенных размеров. Вместо циркулярных роликовых дорожек в снарядных погребах установили тележки, как на модели “Е”. Боезапас по 120 снарядов на орудие состоял из бронебойных типа 91, “коммон” типа 91, “коммон” типа 0 и типа 3, осветительных типа “В” и учебных (см. Приложение 1).

• Экипаж башни насчитывал 19 человек в боевом отделении, 9 человек в снарядном и 10 в зарядном погребе. Орудийная прислуга состояла из горизонтального наводчика, двух вертикальных, двух замковых, 4 заряжающих для зарядов, 2 для снарядов, 2 операторов зарядных и 2 операторов снарядных подъёмников, двух операторов заряжания, закрывания затвора и отката.

КРЕЙСЕР “МОГАМИ” НА ИСПЫТАНИЯХ В ИЮЛЕ 1935 ГОДА


7.5.2. Зенитные орудия дальнего действия.

Эти крейсера сразу получали по 8 12,7-см зенитных орудий типа 89 в спаренных установках со щитами модели “А” модиф.1. Нормальный боезапас насчитывал по 200 снарядов на орудие, максимальный - по 210. Характеристики орудий, установок и боезапаса приведены в Приложении 1.

В проекте “С-37” предусматривалось всего 4 одноствольных установки новых 12,7-см орудий, поскольку считалось, что ГК сможет вести зенитный огонь. С появлением в 1932 году спаренных установок, решили использовать ГК только по надводным целям и в 1933 году проект модифицировали, заменив 4 одиночных установки 12,7-см зениток спаренными. Однако из-за их нехватки “Могами”, “Микума” и “Судзуя” вступали в строй только с передней парой таких установок, а еще две на них добавили в ходе второй модернизации в 1937 году. Вошедший, в строй в том же году “Кумано” сразу получил 8 12,7-см орудий.

Для тренировок прислуги позади башни ГК №5 на палубе установили учебную установку 12,7-см орудия.

Погреба 12,7-мм боезапаса (№1 по правому и №2 по левому борту) располагались под складской палубой между переборкой КО и зарядными погребами башни ГК №3, Унитарные снаряды подавались подъёмниками (по два на “Могами” и “Микума”, по 4 на остальных), проходящими через складскую палубу, нижнюю и среднюю. По последней их переносили в среднюю часть корабля и загружали в четыре других подъёмника, которые подавали снаряды уже на верхнюю палубу - в помещения для подготовки боезапаса, находившиеся поблизости от установок. Снаряды вынимались вручную и также вручную подавались к орудиям. В помещениях подготовки боезапаса имелось несколько готовых к выстрелу снарядов.


7.5.3. Зенитные автоматы.

На корабли сразу ставили по 4 спаренные установки новых 25-мм автоматов типа 96 и по две спарки 13-мм тяжелых пулемётов типа 93. Нормальный боезапас состоял из 2000 снарядов на ствол для первых и по 2500 для вторых.

Проект “С-37” предусматривал сначала всего два одиночных 40-мм автомата Виккерса по бокам от центральной прожекторной вышки №3 и два легких пулемёта на носовой надстройке. Когда проект надстройки, после катастрофы с “Томодзуру”, изменили, решили в её носовой части установить новые спаренные 13-мм пулемёты. Хотя “Могами” и “Микума” были укомплектованы, а “Судзуя” вышел на испытания в 1935 году с платформами под 40-мм “виккерсы”, эти зенитки так и не установили из-за ставших к тому времени очевидными их недостатков. А 25-мм автоматы как раз проходили испытания.

Погреб 25-мм боезапаса размещался под броней нижней палубы между башнями ГК №1 и №2. Обоймы по 15 снарядов подавались подъёмником на среднюю палубу по правому борту, откуда вручную транспортировались в среднюю часть корабля (то же и для 13-мм установок на надстройке). Там они снова загружались в подъёмники, которые подавали обоймы на платформы 25-мм автоматов, где они могли храниться в многочисленных кранцах первых выстрелов вокруг установок.

КРЕЙСЕР “МИКУМА” В 1937-39 ГОДАХ ПОСЛЕ “ВТОРОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ”


7.5.4. Торпедное вооружение.

С самого начала было принято более мощное торпедное вооружение, чем на типе “Такао”, состоящее из четырех поворотных 3-трубных 61-см аппаратов типа 90 модели 1 - по два на борт в небольших спонсонах. В проекте “С-37” ТА размещались рядом с носовой надстройкой, но, чтобы уменьшить возможные последствия взрыва торпед, в 1934 году решили перенести их дальше в корму - перед и за основаниями катапульт над МО, как это сделали на крейсерах типа “Миоко” во время первой модернизации.

Каждая труба ТА имела систему быстрой перегрузки, являвшуюся развитием системы, примененной на типе “Такао”. Новая система имела меньший вес, вместо механизма с бесконечной цепью имела бесконечный трос и фрикционный ролик, обычно вращаемый пневмомотором мощностью 7 л.с. (имелось и ручное дублирование), перегрузка шла быстрее - 16,6 с вместо прежних 20 с. Торпеды устанавливались на роликах, снабженных тросом, один конец которого прикреплялся к торпедной трубе, а другой после закрепления на хвостовике торпеды заводился на фрикционный барабан. При вращении барабана трос наматывался на него, а торпеда протягивалась по роликам в трубу аппарата. Для транспортировки торпед крейсера имели систему подвесных рельсов и полиспастов. Загрузка торпед производилась с носа корабля, поскольку с этой стороны диаметр труб был больше (на крейсерах типа “Такао” в борту имелись специальные вырезы).

По проекту корабли должны были нести по 24 торпеды типа 90, работавшие на сжатом воздухе: 12 в аппаратах и 12 резервных. Но после второй модернизации 1937 года число резервных сократили до 6, в торпедных отсеках установили компрессоры для “специального воздуха” (кислорода). Перед большими маневрами 1938 года торпеды типа 90 заменили новыми кислородными типа 93. После третьей модернизации 1939 года снова вернулись к 12 резервным торпедам.

КРЕЙСЕР “СУДЗУЯ” В 1937-39 ГОДАХ ПОСЛЕ “ВТОРОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ”


7.5.5. Устройства управления стрельбой.

После катастрофы с миноносцем “Томодзуру” носовую надстройку переделали, приняв для новых крейсеров более компактную, высотой в 7 ярусов.

На самом верху в башенке располагался командный пост типа 95 с директором ГК типа 94 модели 2, принятым на вооружением 9.10.1934 года.

Под ним также в башенке, которая могла вращаться вокруг центрального ствола, поддерживающего башенку директора, на 360°, размещался дальномерный пост типа 94. В его кормовой части имелся 6-метровый бинокулярный совмещающий дальномер типа 14, а в носовой - градуированные стереотрубы и бинокли для обнаружения целей; имелся также бинокль для горизонтального наводчика башни дальномерного поста. Внутри центрального ствола имелось помещение для передачи данных стрельбы в башни ГК.

Ниже находился компасный или ходовой мостик с компасами, 12-см и 18-см биноклями в носовой части и электрощитовой верхнего мостика в кормовой (между опорами дальномерного поста). По обеим сторонам платформы этого мостика были оборудованы посты управления торпедной стрельбой типа 92 с торпедными директорами типа 91 модели 3 и 12-см биноклями.

Под ходовым мостиком располагался сигнальный. В его носовой части размещалась боевая рубка, за ней - телеграфная рубка и каюта отдыха, по бокам - установки управления боевыми прожекторами типа 94 (на “Могами” в башенках), в кормовой части - сигнальные 60-см прожекторы и посты флажного семафора.

Следующая платформа носовой настройки - верхний мостик - имела в передней части две позиции для спаренных 13-мм автоматов, за ними - бронированную (100-мм стены, 50-мм крыша) рулевую рубку с аварийным командным постом №1. По бокам рубки находились посты наблюдения за морем в закрытых башенках и 1,5-метровые штурманские дальномеры также в башенках. В кормовой части располагалась радиорубка, каюта отдыха и посты воздушного наблюдения.

На платформе нижнего мостика располагались командирская и флагманская каюты отдыха каюта штурмана (на “Судзуя” и “Кумано” здесь был радиотелефонный пост № 1), электрощитовая. По бокам стояли башенки постов наблюдения и зенитных директоров типа 91.

Самый нижний ярус надстройки находился на уровне шельтердека или палубы зенитных орудий. Из-за уменьшения числа котлов, дымоходы которых проходили через этот ярус надстройки, на второй паре крейсеров площадь его была больше. На “Могами” и “Микума” здесь располагались радиотелефонные посты №1 и №2, а на остальных - каюта штурмана, штурманская рубка, радиотелефонный пост №2, аварийный командный пост №2 и воздухозаборники КО №1 и №2.

Кроме хорошо защищенной рулевой рубки с аварийным командным постом №1 противопульное бронирование из стали Дюколь имели башенка директора ГК, её опоры, ходовой мостик, пост управления огнем, радиотелефонные рубки, щитовые, коммуникационные трубы между радиорубками и между рулевой рубкой и средней палубой.

Устройства УАО по надводным целям в проекте “С-37” в целом повторяли проект “Такао”: главный директор типа 14 в башне наверху носовой надстройки, под ним визир с 6-метровым дальномером также в башне, кормовой директор типа 14 на крыше самолетного ангара. Но при переделке проекта в 1934-35 годах установили новые приборы УАО. Два директора ГК типа 94 модели 2 с 12-см биноклями устанавливались в башенках, известных как командный пост типа 95. Визир сняли, поскольку уже были разработаны новые вычислительные приборы для 15,5-см (позднее и для 20-см) орудий - типа 92 модиф. 1. Эти приборы могли подсчитывать скорость цели и курсовой угол, требуя для стрельбы только величины угла крена корабля. Они устанавливались в посту управления артогнем ГК на уровне складской палубы с правого борта у основания башни №2 под бронепалубой. Во время третьей модернизации таблицы стрельбы для 15,5-см орудий приспособили для 20-см орудий, тогда же крейсера получили устройство задержки стрельбы типа 98.

“МОГАМИ’\“МИКУМА” (вверху) “СУДЗЯи,“КУМАНО” (внизу) ПОСЛЕ “ТРЕТЬЕЙ МОДЕРНИЗАЦИИ” 1939 ГОДА

Особенности: башни 20-см орудий (угол снижения башен №2 по ДП ограничен), более тяжелые катапульты модели 5, пост торпедного офицера на топе фок-мачты. Система размагничивания (показана для “Микума”, а на “Могами витки укладывались на одном уровне) установлена в апреле 1941 года.


Система У 30 сначала включала два директора типа 91, скомбинированных с визиром и вычислительным прибором, и два 4,5-метровых дальномера в отдельных башенках рядом. Во время второй модернизации 1937 года между установками зенитных автоматов появились их зенитные директоры типа 95. Пост управления стрельбой зенитных орудий находился на нижней палубе рядом с основанием башни ГК №3.

Система УТС состояла из двух директоров типа 91 модели 3 (также известны как тип 92 модель 2) и двух визирных постов по бокам компасного мостика. Во время второй модернизации установили вычислительный прибор типа 93, а в ходе третьей оборудовали дополнительный пост управления торпедной стрельбой на верхушке фок- мачты с директором типа 97, которым управлял торпедный офицер.

Для измерения дистанции до цели при артогне и торпедной стрельбе на каждом крейсере имелось по три дальномера типа 14: два 8-метровых в башнях ГК №3 и №4 и 6-метровый на носовой надстройке под директором. По бокам фок-мачты в башенках стояли два 4,5-метровых зенитных дальномера, на надстройке имелось два 1,5- метровых штурманских, а третий такой же стоял на треноге на кормовой надстройке.

Для ночного боя предусматривалось три позиции для прожекторов: две по бокам дымовой трубы, одну по ДП за трубой, т.е. на борт могли действовать два прожектора. После достройки корабли получили только что принятые на вооружение 110-см прожекторы типа 92, которые управлялись от четырех устройств типа 94 (на сигнальном мостике). На носовой надстройке имелось также два 60- см сигнальных прожектора.


НОСОВЫЕ НАДСТРОЙКИ “МОТАМИ” (слева) И “СУДЗУЯ” (справа) В 1940 ГОДУ

1 - башня директора ГК типа 95; 2 - башня дальномера ГК типа 94; 3 - 6-метровый дальномер; 4 - пост ручного семафора; 5 - компасный мостик с компасом, 12-см и 18-см биноклями; 6 - пост управления орпедной стрельбой типа 92; 7 - торпедный директор типа 91 модели 3; 8 -12-см бинокль; 10-сигнальный 60-см прожектор; 11 - пост наблюдения за воздухом; 12-директор типа 9112,7-см орудий в башне; 13-башенка с 1,5-м штурманским дальномером; 14 - пост наблюдения за морем; 15 - позиции спаренных 13-мм пулеметов% 16 - ходовая рубка; 17 - бронированная боевая рубка (и аварийный командный пост №1); 18 - радиорубка; 19 - штурманская рубка; 20 - каюта отдыха командира (ЛБ) и флагмана (ПБ); 21, 22 - радиотелефонные поста №2 и №2; 23 - офицерский туалет; 24,33 - воздухозаборники КО №1 и №2; 25 - рундук с сигнальными ракетами; 26 - рундук с материалами для устройств УЗО; 27 - трап; 28 - сигнальный пост; 29 - радиотелефонный пост №1 (на “Кумано” и “Судзуя”); 30 - прокладочная; 31 - аварийный командный пост №2; 32 - артиллерийская кладовая; 34 - рубка связи; 35 - электрощитовая верхнего мостика


7.5.6. Авиационное вооружение.

В проекте “С-37” самолетное вооружение повторяло тип “Такао”: 2 катапульты, ангар на два гидросамолета со сложенными крыльями, система рельсовых путей между катапультами, 1 3-местный дальний разведчик и 3 2-местных корректировщика. Задачи у самолетов оставались такие же, что и на крейсерах “класса А”: разведка сил противника в пределах 300 миль (3-местный) или 150 миль (2-местные), оценка боевой ситуации в пределах 75 миль 2-местными самолетами, противолодочное патрулирование. Но после случая с “Томодзуру” ангар во время первой модернизации убрали, а шельтердек продлили в корму до барбета башни ГК №4, образовав пространство для хранения самолетов, число которых сократили до трех. Внутри организовали сложную систему рельсов для перемещения самолетов. Обе пороховые катапульты типа Куре №2 модели 3 могли запускать самолеты весом до 3000 кг.

После укомплектования для летних маневров 1935 года крейсера этого типа официально несли по 1 ГСМ типа 94 №1 и два типа 90 №2 модели 2, но на время маневров “Могами” имел только три последнего типа. После второй модернизации, когда несколько изменилась рельсовая система, крейсера 7-й эскадры несли 1 самолет типа 94 №1 и два типа 95. После третьей модернизации крейсера получили более тяжелые катапульты модели 5, способные запускать машины весом до 4 тонн, но состав авиагруппы остался прежним, только 3-местный самолет заменили более современным - типа 94 №2. К концу 1941 года корабли получили вместо него новый типа 0. В корме хранились 4 250-кг и 44 60-кг бомбы.

Фактически после 1937 года крейсера типа “Могами” могли нести по четыре самолета: 1 типа 94 (сзади по левому борту) и три типа 95 (2 на правом борту и 1 на левом спереди). Но на службе их число никогда не превышало трех.


КОРМОВОЙ МОСТИК И ГРОТ-МАЧТА “МОГАМИ” (1940 год)

1 - башня вспомогательного директора ГК типа 95; 2 - пост- наблюдения за целью; 3 - штурманский 1,5-м дальномер; 4 - воздохозаборник носового МО; 5 - помещение привода грузовой стрелы; 6 - кладовая (с ПБ кормомовая электрощитовая); 7 - вспомогательный ходовой мостик с 12-см биноклями по бортам; 8 - зубчатый редуктор стрелы; 9-110- см прожектор типа 92 №3; 10 - позиция спаренной установки 25-мм автоматов типа 96 №4; 11 - директор 25-мм автоматов; 12 - кранцы 25-мм боезапаса; 13 - спаренная установка 12,7- см орудий типа 89 №4; 14 - грузовая стрела; 15 - грот-мачта; 16 - опоры. Грот-мачта переделана в ходе “Второй модернизации”.


ФОК-МАЧТА “МОГАМИ” (1937 год)

1,2- гониометрический пост и антенна; 3 - 2-кВт сигнальные огонь (такой же на топе грот-мачты); 4 - анемометр; 5 - рей

Рей после достройки (слева) и после “Третьей модернизации’ (установлен наблюдательный пост или пост УТС)


7.6. Энергетическая установка и механизмы.

Чтобы получить скорость 37 узлов на новых крейсерах надо было повысить мощность механизмов до 152000 л.с. Расположение турбин отличалось от принятого на крейсерах “класса А”: турбины носовых МО вращали внутренние валы, а кормовых - внешние. Несмотря на большую мощность, ЭУ оказалась легче, удельная мощность достигала 61,5 л.с./т против 48,8 на типе “Такао”.

Каждое КО имело свой пост управления, каждое МО имело пост управления и связи, а носовые - еще и пост контроля. ЭУ крейсеров “класса В” должна была стать стандартной для будущих авианосцев и больших крейсеров. В противоположность прежним крейсерам (“класса А” и легким) КО и МО нумеровались так, что нечетные шли по правому борту, а четные по левому, как это уже сделали для орудий, прожекторов, ТА и прочего.


7.6.1. Турбины.

Корабли имели по четыре турбоагрегата типа Канпон, каждый из которых располагался в своем МО и на полном ходу вперед развивал 38000 л.с. при 340 об./мин. на гребном валу. Машинные отделения (два носовых и два кормовых) разделялись продольной и поперечными переборками. Турбоагрегат состоял из трех турбин переднего хода (высокого, среднего и низкого давления), которые зубчатыми передачами выводились на один вал (планетарная передача с 3 шестернями), и турбины заднего хода (10000 л.с., 220 об./мин. на гребном валу), размещенной в корпусе ТНД. Два агрегата носовых МО имели ещё по турбине крейсерского хода (на валу 2770 л.с. и 1076 об./мин.), соединенной черед редуктор с ТСД. Все турбины были одноступенчатые (однороторные) и однопоточные (импульсные), кроме двухпоточных ТНД. Роторы изготавливались из твердой стали, лопатки - из нержавеющей стали В.

На полном ходу ТКХ отсоединялись от валов ТСД и пар от котлов проходил прямо на первую ступень ТВД. На крейсерском пар сначала проходил ТКХ, затем ТВД, ТСД, ТНД и поступал в конденсор. Весь турбоагрегат, включая ТКХ, ТВД, ТСД и ТНД, на крейсерском ходу развивал на валу мощность 3750 л.с. при 140 об./мин. гребного винта, а при перегрузке 5740 л.с. при 165 оборотах. Предельные цифры на испытаниях - 10000 л.с. при 200 оборотах.


7.6.2. Редукторы.

Имелось четыре главных редуктора и два крейсерских. Главные имели два зубчатых колеса (по 438 зубьев длиной 620 мм) на гребном валу, с которыми зацеплялись две шестерни на валу ТВД (передаточное отношение 6,738), а другой стороны две шестерни на общем валу ТСД и ТНД (передаточное отношение 7,684). Колеса и шестерни имели спиральные зубья, вес редуктора достигал 39,5 т, выходное число оборотов в минуту 340. Одношестеренный крейсерский редуктор между ТКХ и ТСД имел передаточное отношение 4,457.


7.6.3. Конденсоры (холодильники).

Однопоточные холодильники типа “Унифлюкс” размещались в каждом МО вдоль корпуса ТНД. Общая площадь охлаждения составляла 5141 м2 (по 1284,9 м2 в носовых МО и по 1285,4 м2 в кормовых). Каждый имел по 5708 трубок длиной 4,5 м и внешним диаметром 16 мм, по 2 паровых эжекционных охладителя производительностью 155 т/ч, по 2 паровых эжекционных насоса с турбоприводом (производительность 120 т/ч на первой паре крейсеров и 130 т/ч на второй), водяной циркуляционный насос с турбоприводом (производительность 1100 т/ч).


МАШИННЫЕ ОТДЕЛЕНИЯ №2, №4 (слева - внутренние валы), №1 и №3 (справа - внешние валы) Шп. 155

1 - трапы на СП; 2 - пост управления турбинами; 3 - насосный отсек; ТВД. ТСД, ТНД, ТЗХ, ТКХ - турбины высокого, среднего, низкого давления, заднего (в корпусе ТНД) и крейсерского хода (только в носовых МО); РД, РДКР - главный редуктор и редуктор крейсерского хода; Конд - конденсор


НОСОВОЙ ЛЕВЫЙ ТУРБОЗУБЧАТЫИ АГРЕГАТ (№2)

1 - вход пара на полной мощности; 2, 3 - вход пара на крейсерском и заднем ходах; 4 - выход пара в конденсор


7.6.4. Котлы.

Трехколлекторные водотрубные котлы типа Канпон с нефтяным отоплением имели перегреватели и предварительный подогрев пара воздухом. Рабочее давление в паровом коллекторе равнялось 23 атм., а в коллекторе перегретого пара (300°С) 22 атмосферы.

“Могами” и “Микума” имели по 10 котлов (8 “больших” и 2 “малых”) в девяти КО: котлы “большого” типа размешались в своих КО (№№2-9), разделенных переборкой по ДП, а “малые” - в КО №1 бок о бок без переборки по ДП. Дым от котлов №№1-6 выносился через носовой дымоход, а котлов №№7-10 через кормовой. Общая длина всех КО была 44,24 м.

После модификации проекта в 1933 году число котлов уменьшили до восьми “большого” типа и такую схему приняли для “Судзуя” и “Кумано”. Все котлы располагались в своих отделениях с центральной переборкой. Новые “большие” котлы имели увеличенный с 37 до 42 м3 объём камеры сгорания, 8 больших и 2 малых нефтяных форсунки, размеры парового коллектора: 1420 мм диаметр и 5230 мм длина, водяного - соответственно 640 м 5270 мм, коллектора перегретого пара 450 и 2425 м. Расстояние между паровым и водяным коллекторами равнялось 3300 мм. Носовой дымоход обслуживал 4 передних котла, кормовой - 4 задних. При той же площади поверхности нагрева уменьшение числа котлов сократило длину всех КО до 40,32 м.


7.6.5. Вспомогательные механизмы.

Генераторы. Имелось 5 генераторов общей мощностью 1400 кВт (напряжение 225 В): три по 300 кВт с турбинным приводом и два по 250 кВт с дизельным. Из пяти генераторных постов 4 располагались под броневой нижней палубой: два перед КО и два за МО (по 2 на борт, по бокам от снарядных погребов). Пятый генератор на первой паре крейсеров размещался на средней палубе с правого борта недалеко от мидель-шпангоуга, а на второй - на нижней палубе с левого борта, перед генератором №2.

Вспомогательные механизмы в машинных отделениях. Большинство вспомогательных механизмов в МО и КО имели турбинные приводы, причем турбины работали на тех же параметрах пара, что и главные. Каждое МО имело по 4 горизонтальных вентилятора: 2 с турбо- и два с электроприводом, по одному вытяжному (производительность 800 м3/ мин.) и нагнетательному (производительность 650 м3/мин.) каждого типа. Кроме того, пост управления турбинами имел вентилятор производительностью 15 м3/мин., размещенный слева и спереди МО. В каждом МО для смазки имелось 3 масляных насоса производительностью по 100 т/ч с турбоприводом (на “Судзуя” и “Кумано” 2 по 150 т/ч), 1 масляный охладительный насос (400 т/ч) с турбоприводом, масляный радиатор с водяным охлаждением, подогреватель котельной воды (185 т/ч, поверхность нагрева 38,24 м2), пожарный и трюмный насос с электроприводом (30 т/ч). Три электронасоса для перекачки топлива производительностью 30 т/ч располагались спереди и позади ЭУ и в носовом МО левого борта, а в МО № 1 и №2 имелось ещё по центробежному электронасосу производительностью 80 т/ч.


Вспомогательные механизмы котельных отделений.

Система питания котлов состояла из четырех главных питательных центробежных насосов с турбоприводом производительностью по 190 т/ч (на второй паре 150 т/ч) и 8 вспомогательных поршневых производительностью 85 т/ч (на первой паре ещё 2 по 70 т/ч), а также восьми подогревателей котельной воды (в дополнение к четырем, расположенным в МО) с поверхностью нагрева 44,2 м2 (на первой паре 8 по 38,9 и 2 по 29,4 м2). Система вентиляции насчитывала по два вертикальных осевых вентилятора с турбоприводом на котел: на первой паре это были 4 вентилятора производительностью по 1150м3/мин. и 16 по 1300м3/мин., а на второй -16 по 1500 м3/мин. Система впрыска топлива имела насосы для форсунок и подогреватели нефти (8 площадью по 5,09 м2, плюс ещё 2 по 4,59 м2 на первой паре), а смазочная система - 8 масляных насосов производительность 10 т/ч (на первой паре 4 по 10 и 6 по 5 т/ч) и 8 охлаждающих насосов производительностью по 24 т/ч (на первой паре 4 по 24 и 6 по 12 т/ч). Когда корабль стоял в базе для вентиляции и впрыска топлива использовались вспомогательные устройства с электроприводом: 2 насоса для форсунок по 0,75 т/ч и 2 вентилятора по 240 м3/ч.

Система очистки воды. Состояла из двух установок в носовых МО производительностью по 144 т/сутки, каждая из которых имела испаритель площадью 29,1 м2, дистиллятор (33,18 м2), радиаторы дренажной воды и выхлопного воздуха, аксиальные турбонасосы для дистиллята (по 10 т/ч), для извлечения воды (по 20 т/ч) и опреснительный насос (200 т/ч).

Якорный и рулевой приводы. Носовой брашпиль с приводом от двух 100-сильных электромоторов развивал подъемную силу 31,8 т при скорости 9 м/мин. Кормовой брашпиль имел привод от одного из гидромоторов рулевой машины, развивая 8,4 т при 9 м/мин. Рулевой привод имел несколько гидроцилиндров на каждый руль, размещенных в рулевом отсеке, которые работали от двух электронасосов.

Перекладка пера руля из одного крайнего положения в другое (70°) производилась за 30 с.


7.6.6. Вес механизмов.

Общий вес механизмов на корабле достигал 2440 т при удельной мощности 61,5 л.с./т. Распределение весов для “Судзуя”: главные турбины 580 т, валы и винты 280 т, вспомогательные турбины 160 т, котлы 520 т, труба и дымоходы 90 т, трубопроводы 387 т, разное 153 т, нефть и вода 270 т.


7.6.7. Выходная мощность и скорость.

По проекту ожидалась 152000 л.с. и 37 узлов при 340 об./ мин., диаметре винтов 3,8 м, их шаге 4,28 м и площади рабочей поверхности 8,07 м2. Результаты испытаний представлены в таблице:

Крейсер Дата Место Водоизмещение, т Скорость, уз. Мощность, л.с.
“Могами” 20.03.1935 Укурадзима 12669 35,96 154266*
  янв.1938** там же 13600 34,73 152432
“Микума” 14.06.1935 Кошикадзима 12370 36,47 154056
“Судзуя” нояб. Татейяма ШЛО 3ST- “7
  1935 18.08.1937 там же 13636 35,5 160020
“Кумано” 17.08.1937 Кии Суйдо 13513 35,36 153698

* “Мотами” при водоизмещении 12464 т на форсировке достиг 160912 л.с. и 36,44 уз. (337 об./мин.).

** После второй модернизации.


7.6.8. Дальность плавания.

По проекту максимальный запас топлива принимался равным 2280 т, дальность ожидалась 8000 миль на скорости 14 узлов. После укомплектования в 1935 году запас топлива оказался 2389 т, а дальность 14 узлах 7673 мили. Во время второй модернизации запас топлива на “Могами” и “Микума” уменьшили до 2215 т, а на “Судзуя” и “Кумано” до 2302 т, поэтому дальность сократилась до 7000-7500 миль.


7.7. Экипаж и обитаемость.

По проекту экипаж состоял из 830 человек, но затем его увеличили до 930 (из них 70 офицеров). После дополнительной модификации зенитного вооружения “Могами” и “Микума” имели 58 офицеров и 860 прочих чинов (всего 951 человек). Примерно столько же имели “Судзуя” и “Кумано”. После третьей модернизации 1939-40 годов стало 58 офицеров и 838 прочих чинов (всего 896 человек).

Поскольку эти крейсера предназначались для действий в южных морях, обитаемость на них была лучше, чем на крейсерах “класса А”. Вентиляцию улучшили, ввели кондиционирование воздуха. Всего на каждом корабле имелось 70 осевых вентиляционных установок общей мощностью 194 л.с. (на типе “Такао” было 66 центробежных общей мощностью 130 л.с.). Однако осевые вентиляторы оказались очень шумными и на проекте “Тоне” от их применения отказались. В главных коридорах, где располагался экипаж, установили фонтанчики с питьевой водой. Объём рефрижераторных помещений увеличили до 96 м3, т.е. около 0,1 м3 на человека (на типах “Миоко” и “Такао” было 67 м3 или 0,083 м3 на человека). Традиционные подвесные койки экипажа заменили стационарными койками из стальных трубок, в кубриках появились рундуки для личных вещей. Расширили санитарные помещения, каюты для младших помещений, добавили каюты для экипажей бортовых самолетов.

Приняли дополнительные меры по защите экипажа от отравляющих веществ: оборудовали душевую для дезинфекции экипажа, установили два антигазовых вентилятора по 5 л.с.

Для уменьшения пожарной опасности мебель изготовили из стали, а применение дерева свели к минимуму, к тому же пропитав его специальным пожаробезопасным составом.

Крейсера несли по 11 шлюпок: 2 11-метровых на 30 человек (5,7 т, двигатель 60 л.с., скорость 10 уз.), 212-метровых баркаса на 110 человек (9 т, 30 л.с., 7 уз.), 8-метровый баркас на 30 человек (3,3 т, 10 л.с., 5 уз.), 5 9-метровых 1,5-тонных гребных катеров на 45 человек и один 6-метровый 0,5-тонный на 15 человек.


7.8. Деятельность до начала войны на Тихом океане.

После укомплектования 28 июля и 29 августа 1935 года “Могами” и “Микума” причислили к военно-морскому округу Куре и поставили в 1-й Резерв. На время маневров 1935 года, которые проводились около о.Хокайдо и севернее о.Хонсю, они входили в 7-ю эскадру 4-го Флота. Получившие повреждения во время тайфуна 26 сентября оба крейсера 15 ноября пришлось поставить во 2-й Резерв в Куре. В период с 30 ноября по 5 февраля 1936 года “Микума” стоял в доке. 1 апреля крейсера перевели в 3-й Резерв для проведения “Второй модернизации”. 1 сентября 1937 года “Могами” сновавернулся во 2-й Резерв и 15 февраля следующего был переукомплектован. Он оставался в Куре во 2-м Резерве до 15 декабря, когда его перевели в 3-й Резерв для “Третьей модернизации”, которая началась 31 января 1939 года.

“Судзуя” и “Кумано” укомплектовали для службы 31 октября 1937 года. Их тоже приписали к округу Куре и зачислили в 1-й Резерв вместе с “Микума”. 1 декабря все три корабля вошли в 7-ю эскадру 2-го Флота: “Кумано” флагман (1 полоса на трубе), “Микума” -второй корабль (2 полосы), “Судзуя” - третий (3 полосы). Эскадра в апреле и октябре 193 8 года совершила походы из Сасебо в Южно-Китайское море, а в августе приняла участие в маневрах в районах Бунго Суйдо и Исе Уан. Во время боевых стрельб “Микума” дал несколько залпов главным калибром на дистанцию 20000 м с рассеиванием 278 м.

15 декабря “Судзуя” стал в 3-й Резерв для “Третьей модернизации”, которая началась 31 января. Оставшиеся в 7- й эскадре “Кумано” (флагман) и “Микума” в марте 1939 года совершили поход из Сасебо в воды Северного Китая, а затем в апреле-мае приняли участие в учениях в районе Кагосима- Сукума с условиями, приближенными к боевым. 20 мая оба крейсера стали в 3-й Резерв для “Третьей модернизации”.

После завершения модернизации “Судзуя” (флагман) и “Кумано” образовали 7-ю эскадру 2-го Флота и в апреле 1940 года совершили поход в Южно-Китайское море. Переклассифицированные на время модернизации в “корабли специальной службы”, “Микума” и “Могами” вошли в строй 30 ноября 1939 года и 12 апреля 1940 года соответственно и 1 мая присоединились к 7-й эскадре в качестве 2-го и 4-го кораблей. Марки с труб убрали к концу года, а 7 января флагманом эскадры снова стал “Кумано” (далее “Судзуя”, “Микума” и “Могами”).

В результате конфликта Франции с Сиамом и в частности после успехов 17 января французских кораблей у Ко-Чанга'8 для оказания нажима на Францию в район конфликта японцы послали 7-ю эскадру. Все четыре крейсера 23 января покинули Куре и 29-го прибыли к острову Хайнань. 6 февраля они вышли из порта Самах, придя 10-го в Бангкок и 13-го в Сайгон. На следующий день 7-я эскадра покинула Сайгон, вернувшись в Куре 29 марта через Самах (18 февраля), гавань Мако (21-23 февраля), Такао (3-7 марта) и бухту Саеки (11-28 марта).

В апреле корабли 7-й эскадры поставили в доки Куре для планового осмотра подводной части и установки системы размагничивания. “Могами” и “Кумано” доковались с 4 по 11 апреля, за ними до 17-го “Микума” и “Судзуя”.

“Микума” вышел из Куре 24 апреля, 25-го за- ним последовали “Судзуя” и “Кумано”, а 15 мая - “Могами”. В одиночку или парами они совершили походы к Овазе и Иса (южная часть о.Хонсю), к Беппу, Сукумо и Саеки (Бунго Суйдо) и 12 июля вернулись в базу через Йокосуку.

Но уже 16 июля 7-я эскадра покинула Куре для поддержки “Южно-Французской Индо-Китайской операции”, прибыв в гавань Самах 22-го. Через трое суток крейсера вышли в эскорте армейского конвоя и 30 июля прибыли в Сайгон. Выйдя в море на следующий же день, 7-я эскадра после стоянки в Сукумо 7-19 августа 20-го вернулась в Куре.

И снова все корабли эскадры для окончательной подготовки к войне поставили в док на верфи флота Куре: “Кумано” и “Судзуя” с 31 августа по 7 сентября, а “Микума” и “Могами” с 8-го по 13 сентября. 16-го эскадра вышла в поход в воды метрополии, посетив Муродзуми (16 сентября - 14 октября), Саеки (15-19 октября), Беппу (20-23 октября), Сукумо (23 октября - 1 ноября), Ариаке (2-9 ноября), снова Беппу (10-12 ноября), Хирасиму (13 ноября).

16 ноября 1941 года 7-я эскадра прибыла в Куре для приёма топлива и боезапаса. “Судзуя”, “Микума” и “Могами” вышли в море 20-го вместе с “Тёкай” и 26-го прибыли в гавань Самах на о.Хайнань. Через три дня к ним присоединился флагманский “Кумано” с контр-адмиралом Такео Куритой на борту.


Глава 8. Крейсера типа “Тоне”. 8.1. Подготовка программы.

8.1. Подготовка программы.

Столкнувшись с необходимостью прекратить строительство крейсеров с 203-мм орудиями, начальник японского МГШ адмирал Н.Танигучи 27 июня 1930 года одновременно с предложением новой кораблестроительной программы разработал план увеличения их числа за счет намеченных к постройке шести крейсеров с 155-мм артиллерией (“класса В” по японской классификации). Четыре крейсера стандартным водоизмещением 8500 т (типа “Могами”) вошли в “Первую программу по замене кораблей 1931 года”, а два оставшихся по 8450 т предлагались к постройке среди 78 кораблей программы с началом в 1934/35 финансовом году (Секретный приказ МГШ №154 от 6 мая 1933 года). По традиции и эта программа прошла долгий путь бесконечных сокращений и компромиссов. Сначала, как обычно, министр финансов сократил количество кораблей до 23-27. Флот не успокоился и 10 июля МГШ представил новый вариант, включавший 54-57 кораблей. После многократных изменений состава программы в октябре кабинет министров сказал своё последнее слово - 48 боевых и вспомогательных кораблей общим стандартным водоизмещением 137350 т и общей стоимостью 431688000 иен. Эта программа была принята 20 марта 1934 года на 62-й сессии парламента (26.12.1933- 26.03.1934 г.) под названием “Вторая программа по замене кораблей 1934 года”. Строительство пары крейсеров “класса В” по 8450 т планировалось закончить в 1937 году.

8.2. Проектирование и постройка.

8.2.1. Проект.

За основу проекта новых крейсеров, получившего обозначение “С-38”, был взят проект “Могами”. Поскольку стандартное водоизмещение уменьшалось всего на 50 т, в выданном МГШ техзадании (Секретный приказ №199 от 14 июня 1933 года) указывалось то же вооружение (15 15,5-см орудий в 5 башнях, 8 12,7-см зениток в спарках, 12 61-см ТА в строенных установках, 2 катапульты и 4 гидросамолета), но скорость уменьшалась на 1 узел (36 узлов при мощности 150000 л.с.), а дальность плавания на 18 узлах повышалась до 10000 миль. Повышение крейсерской скорости и дальности плавания стало следствием решения МГШ возложить на новые корабли, кроме стандартных для крейсеров “класса А” и типа “Могами” задач, ещё и задачу сопровождения авианосных соединений. Но, благодаря полученному опыту с предыдущими крейсерами, вскоре стало ясно, что в пределах указанного водоизмещения выполнить эти требования не удастся. К тому же катастрофа с “Томодзуру” и “Инцидент с 4-м Флотом” показали слабость корпусов и плохую остойчивость кораблей последних проектов. Поэтому решили пожертвовать одной башней ГК и сосредоточить все четыре башни в носовой части. Поэтому требования МГШ к новым крейсерам пришлось изменить:

Водоизмещение (станд./на испыт.) 8450/12500 т

Мощность = скорость 150000 л.с.= 36 уз.

Дальность (на скорости) 8000 (18 уз.) миль

Вооружение 12 15,5-см (4x3), 10 12,7-см (5x2)

12 61-см ТА (4x3), 2 катапульты, 6 ГСМ

Установкой всех башен в носу устранялось сразу несколько проблем: сокращалась броневая цитадель; улучшалась прочность корпуса и мореходность корабля за счет разгрузки кормовой оконечности и смещения весов к миделю; уменьшался разброс залпов ГК и улучшалось поведение корабля как артиллерийской платформы; уменьшался “верхний” вес; появлялась возможность усилить зенитное вооружение; торпедные аппараты ещё дальше относились в корму, что уменьшало риск повреждения носовой надстройки и энергетической установки при взрыве кислородных торпед; освобождалось достаточно места для размещения авиационного оборудования, которое, к тому же, не подвергалось воздействию дульных газов при стрельбе башенных орудий. Последнее позволяло увеличить авиагруппу, что делало эти корабли наиболее подходящими для действия в составе ударного авианосного соединения. Ведь в японском флоте разведка в таких соединениях возлагалась именно на корабли сопровождения.

Кроме того, был учтен недостаток проекта “Могами”, где башни №3 и №4 были конструктивно связаны с шельтердеком, что при больших нагрузках на корпус приводило к их заклиниванию. Правда, при таком количестве “плюсов” имелись и “минусы”. Концентрация всей артиллерии в носовой части повышала риск выхода из строя нескольких башен при одном попадании (хотя велика ли разница - три или четыре башни сгруппированы вместе?!), уменьшались сектора обстрела башен и появлялась “мертвая зона” на кормовых курсовых углах. На проектировавшихся примерно в то же время линкорах типа “Ямато” также рассматривалось много вариантов с носовым расположением башен ГК. Но для кораблей, которые должны были стать основой мощи императорского флота, не рискнули принять такую схему и в конце концов остановились на традиционной: две башни в носу, третья в корме.

Проект крейсеров типа “Тоне”, подготовленный Фудзимото и Едзаки, характеризовался некоторыми новшествами, отчасти введенными на типе “Могами”: наклонный броневой пояс, сужающийся книзу и переходящий в противоторпедную переборку, новая система контрзатопления и осушения отсеков с аварийным постом управления, значительно улучшенные жилые условия для длительных действий в тропиках, а также более надежные вспомогательные механизмы. Да и вообще, многие специалисты считали его наиболее сбалансированным и удачным среди проектов больших японских крейсеров. Хотя, возможно, в большей степени здесь сказывалась его необычность - ведь других кораблей с четырьмя башнями в носу в мире больше никогда не было.

8.2.2. Классификация.

Как и крейсера типа “Могами”, новые корабли сначала официально относились ко 2 классу или “классу В” (неофициально легкие крейсера), а 31 марта 1938 года в связи с предстоящей заменой орудий на 20-см их переклассифицировали в крейсера 1 класса или “класса А” (неофициально тяжелые крейсера).

8.2.3. Заказы на постройку

Два 8450-Тонных крейсера были заказаны как “крейсера среднего типа №№5-6” фирме Мицубиси в Нагасаки, где уже строился крейсер “Микума”. Стоимость одного корабля оценивалась в 31265000 иен или 3700 иен на тонну стандартного водоизмещения. Киль первого крейсера заложили на стапеле, освободившемся в мае 1934 года после спуска “Микума”. Со вторым пришлось повременить из-за отсутствия свободных мест постройки.

8.2.4. Названия.

Как крейсера 2 класса, новые корабли в соответствии с решением морского министра Минору Сайто от 1913 года были названы по именам рек. 1 августа 1931 года крейсер №5 назвали “Тоне” (река Тоне в провинции Ибараки севернее Токио на о.Хонсю), а крейсер №2 - “Тикума” (или Чикума - так называлась река в префектуре Нагано на о.Хонсю). Оба имени уже использовались в императорском японском флоте.

Именем “Тоне” (“Топе“) назвали построенный военной верфью Сасебо легкий крейсер, заказанный ещё в рамках последней перед русско-японской войной программы 1903 года (заложен 17 ноября 1905 года, спущен 24 октября 1907 года, укомплектован 15 мая 1910 года) и исключенный из списков 1 апреля 1931 года. В качестве “Хайкан №2” он использовался для различных испытаний и в апреле 1933 года был потоплен авиацией у Амами-Осима. Имя “Тикума” (или “Чикума” - “Chikuma”) прежде носил легкий крейсер, головной в серии турбинных быстроходных кораблей с единым главным калибром, который построила та же верфь по программе 1907 года (заложен 1 апреля 1909 года, спущен 1 апреля 1911 года, укомплектован 17 мая 1912 года). Исключен из списков 1 апреля 1931 года, получив обозначение “Хайкан №3”. Дальнейшая его судьба неизвестна.

8.2.5, Сроки постройки и данные по верфям.
Название “Тоне” “Тикума”
Временное обозначение Крейсер “среднего” типа №5 Крейсер “среднего” типа №6
Бюджет 1934/35 1935/36
Дата присвоения названия 1.08.1935 1.08.1935
Заложен 1.12.1934 1.10.1935
Спущен 21.11.1937 19.03.1938
Укомплектован 20.11.1938 20.05.1939
Строитель: корпус/механизмы верфь фирмы Мицубиси, Нагасаки верфь фирмы Мицубиси, Нагасаки
Номер на верфи ГС5Ш №670

8.2.6. Модификация проекта.

Испытания “Могами” в марте 1935 года показали недостаточную прочность сварных соединений корпуса. Затем последовал “Инцидент с 4-м Флотом”. По распоряжению руководства флотом сварочные работы пришлось приоотановить и перейти к традиционной клепке. К тому же 31 декабря 1936 года истекал срок действия Вашингтонского договора и буквально 1 января 1937 года МГШ приказал произвести планируемую замену 15,5-см трехорудийных башен на 20-см двухорудийные на всех шести крейсерах “класса В”. В результате ещё находившиеся на стапелях “Тоне” и “Тикума” достраивались как тяжелые или “класса А” и не потребовали модернизации, как тип “Могами”. При этом пришлось отказаться от пятой 12,7- см спарки в кормовой части, зато число 25-мм автоматов увеличили до 12 (6x2) вместо стандартных восьми (4x2).

Все эти изменения сказались на сроках постройки. “Тоне” был спущен с 8-месячной задержкой, когда меньше месяца оставалось до планового ввода в строй. Стапельный период “Тикума” затянулся до 30 месяцев, а затем корабль ещё 14 месяцев достраивали на плаву. Дополнительную задержку со вводом в строй вызвала нехватка достаточного количества 20-см башен.


8.3. Характеристики корпуса.

8.3.1. Общие данные по водоизмещению и размерениям.
  “Могами” “Тоне”
Дата 1937/38 1938
Длина полная, м 200,6 201,6
Длина по ВЛ, м 198,3 198,0
Длина между п.п., м 189,0 189,1
Ширина максимальная 20,51 19,42
Ширина по ВЛ, м 19,152 18,53
Ширина шельтердека, м   18,06
Высота от киля до ВП, м 10,75 10,90
Средняя осадка, м* 6,1 6,47-6,55
Высота ВП над водой (при проектной осадке) (5,5) (6,225)
нос/середина/корма, м 8,0/5,5/4,9 7,475/4,93/4,625
Водоизмещение: стандарт.,Т / нормальн./ полное, т 12400/14112/15057 11213/ 13110/ 15200

* оценивалось для нормального водоизмещения на испытаниях с 67% запасов.


Коэффициенты корпуса при водоизмещении с 67% запасов
  Могами (1935Г.) Кумано ПУЗ/ г.) юне пздог.)
Главные размерения, м 197x18x5,5 198x20,2x5,9 198x19,4x6,225
Коэффициент полноты водоизмещения 0,5587 0,5560  
Цилиндрический коэффициент продольной полноты 0,6310 0,6325  
Коэффициент полноты мидель-шпангоута 0,8855 0,8770  
Коэффициент полноты ватерлинии 0,734(1) 0,7300  
Максимальная погруженная площадь в средней части 88 м² 105 м²  
Отношение длины к ширине 10,944 51П 10,21
Отношение осадки к длине 0,0279 0,0298 0,0314
Отношение ширины к осадке 3,2750 3,4250 2,96

8.3.2. Особенности конструкции корпуса.

Как и крейсера “класса А”, “Тоне” и “Тикума” имели волнообразную форму верхней палубы со значительным подъемом к носу. Но в корме корпус был повышен, поскольку экономить на его весе было уже не обязательно. Форштевень имел характерную S-образную форму и большой развал шпангоутов, а конструкция носа усиливалась за счет уменьшения носовых шпаций до 600 мм. В отличие от крейсеров “класса А” на крейсерах этого типа бортовая броня не проходила по внешней обшивке, а от места стыка со скосом броне- палубы резко уклонялась внутрь корпуса. Ниже ватерлинии имелись небольшие були, за счет которых ширина корпуса увеличивалась до 19,42 м, делая эти корабли более устойчивыми на бортовой качке.

Японцы в стремлении получить высокую скорость при относительно небольшом водоизмещении и мощном вооружении, чрезмерно заостряли обводы своих крейсеров в оконечностях. Но корабли с острыми обводами приобретали отвратительную килевую качку, поскольку носовая часть при размахе не всплывала на волне, а прорезала ее. Положение усугублялось низким надводным бортом и перегруженными оконечностями: корпуса японских крейсеров имели большой момент инерции относительно поперечной оси. В данном же случае сосредоточение артиллерии ГК в носовой части (центр тяжести за счет надстройки и последних башен смещался к середине) и более полным ее обводам получалась более устойчивая артиллерийская платформа

ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ ЧЕРТЕЖ (ПРОЕКЦИЯ “КОРПУС”)


8.3.3. Остойчивость

Благодаря уменьшению “верхнего” веса и более оптимальной форме корпуса эти крейсера имели лучшую остойчивость, чем их ближайшие “собратья” типа “Могами”: например, метацентрическая высота при нормальной нагрузке составляла 1,57 м.

8.4. Защита.

Система защиты крейсеров типа “Тоне” повторяла защиту крейсеров типа “Могами” и проектировалась для противостояния как от артогня (от 20-см снарядов в районе погребов и от 15,5-см по МКО), так и против торпед и ныряющих снарядов. Наклонная бортовая сужающаяся книзу броня в верхней части служила бортовым поясом от снарядов, а в нижней являлась ПТП. Благодаря уменьшению числа башен толщину брони кое-где удалось увеличить.

8.4.1. Вертикальная защита.

Защита механизмов обеспечивалась наклонным от вертикали на 20° поясом высотой 5,6 м (от двойного дна до 1,1 м над водой - здесь и далее имеется в виду вертикальная проекция) и длиной 67,8 м. В верхней половине (высота 2,5 м, из которых 1,4 м находилось ниже ВЛ) пояс набирался из 65- 100-мм (сужение на нижних 0,7 м) плит стали NVNC, а в нижней - из 34-мм (18+16) стали DS. Верхняя кромка пояса соединялась со скосами броневой средней палубы.

Погреба на протяжении 43,4 м защищались равномерно сужающимся книзу поясом из стали NVNC высотой 4,5 м, проходившим под тем же наклоном от нижней палубы (НП) до двойного дна. На верхней кромке его толщина составляла 145 мм, на нижней (в 1,4 м под ВЛ) - 55 мм. Ниже пояс переходил в 45-мм ПТП. Верхняя кромка крепилась к плоской броневой 56-мм (в этой части) НП из брони CNC.

Пространство между бортовой обшивкой и внутренним поясом, переходящим в ПТП, делилось на водонепроницаемые отсеки, причем в районе ПТП эти отсеки использовались для хранения топлива и котельной воды. Остальные нефтяные и водяные цистерны располагалась в двойном дне. Толщина стенок буля ступенчато увеличивалась книзу: от 12 мм у верхней кромки пояса до 18 мм у места стыка ПТП с днищем.

Прямая поперечная переборка между механизмами и погребами над НП а также кормовая переборка МО выполнялись из 105-мм плит стали NVNC. Погреба ниже НП защищались с носа также прямой переборкой из стали NVNC толщиной 100— 140 мм.

СЕЧЕНИЕ ПО МИДЕЛЬ-ШПАНГОУТУ


8.4.2. Горизонтальная защита

Обеспечивалась плитами из стали CNC над механизмами на уровне СП и над погребами на уровне НП. Бронепалуба над механизмами в средней части была плоской и имела толщину 31 мм, а у бортов имелись 2,6-метровые скосы под углом 20° к горизонту, толщина которых составляла 65 мм. Наличие скосов позволяло экономить вес за счет уменьшения высоты пояса. Нижняя 56-мм бронепалуба над погребами была плоской.

8.4.3. Защита остальных частей.

Наклоненные внутрь на 22° дымоходы выше уровня СП защищались плитами брони NVNC высотой 0,95-1,075 м и толщиной 100 мм (внешние) или плитами высотой 1,35 м из 70-мм брони CNC (внутренние). Шахты вентиляторов из КО защищались 65-мм плитами из стали CNC. Рулевой привод и рулевые посты в самой корме закрывались с бортов 100-мм плитами стали NVNC, спереди и сзади 35-мм плитами из стали CNC, а сверху (на уровне СП) - 31-мм плитами стали CNC.

Боевая рубка, включая рулевой пост и аварийный пост управления № 1, имела стены из 100-мм плит и 5 0-мм крышу (сталь NVNC) - гораздо больше, чем на всех крейсерах “класса А”.

Барбеты башен ГК над НП вплоть до мамеринцев имели только 25-мм противоосколочные стенки из стали CNC, а кольца, в которых вращались центральные штыри над НП набирались из криволинейных плит стали NVNC высотой 2,5 м и толщиной 75-100 мм для башни №2 или высотой 1,5 м и толщиной 75 мм для башен №№1, 3 и 4.

8.5. Вооружение

8.5.1. Вооружение главного калибра

Восемь 20-см/50 орудий типа 3 года №2 (203-мм), еще до окончания постройки кораблей установленных вместо планируемых 12 155-мм, размещались в четырех двухорудийных башнях модели “Е” в носовой части корпуса с возвышенной второй. Эти башни с углом возвышения 55° создавались на основе башен модели «Е», но несколько отличались размерами, поскольку структура корпуса сначала проектировалась под 3-орудийные башни 155-мм орудий. В результате постоянного усиления вооружения ГК на японских тяжелых крейсерах 18 кораблей 6 типов в конце концов несли башни 7(!) проектов - беспрецедентный пример в истории военного кораблестроения. Желание обхитрить потенциальных противников в мирное время бумерангом ударило по японскому флоту в годы войны. Не говоря уже о том, что постоянная замена башен на крейсерах отняла у японцев много времени и средств, такое отсутствие унификации не могло не сказаться в ходе боевых действий, когда поврежденные башни просто было нечем заменить и их просто снимали, уменьшая ударную мощь кораблей. Это случилось и с «Аоба» (башни модели «С»), и с «Майя» (модель «Е ») и с «Могами» (модель «Могами»), На типе «Тоне» первые три башни располагались по схеме «пирамида», принятой на типах «Миоко» и «Такао», а четвертую развернули стволами назад, чтобы до минимума свести мертвую зону на кормовых углах. Вторая и четвертая башни имели 8-метровые дальномеры. Боезапас (120 снарядов на орудие) состоял из бронебойных типа 91, “коммон” типа 91, “коммон” типа 0 и типа 3, осветительных типа “В” и учебных. Несмотря на отказ от универсальности 20-см орудий, японцы считали возможным привлекать их для дальней ПВО (до 20000 м), но только для заградительного огня по низко летящим самолетам.


НОСОВАЯ НАДСТРОЙКА (аксонометрия и вид сбоку)


8.5.2. Зенитные орудия дальнего действия.

«Тоне» и «Тикума» получили стандартный набор из 8 12,7- см орудий типа 89 в спаренных установках со щитами модели “А ” модиф.1, расположенных на шельтердеке по бокам от дымовой трубы очень близко друг к другу. Нормальный боезапас насчитывал по 200 унитарных выстрелов на орудие, максимальный — по 210. Подача боезапаса производилась четырьмя подъемниками по той же схеме, что и на типе «Могами». Помещения готового боезапаса располагались у основания трубы в непосредственной близости от установок.

8.5.3. Зенитные автоматы.

Ближнюю (до 3000 м) ПВО на этих кораблях несколько усилили заменой 13-мм пулеметов на платформах перед носовой надстройкой двумя спарками 25-мм автоматов типа 96, доведя их общее число стволов до 12 по сравнению со стандартными 8. Нормальный боезапас состоял из 2000 снарядов на ствол. Более широкое расположение установок по длине корпуса обеспечивало полное полусферическое прикрытие корабля, тогда как на крейсерах «класса А» и типе «Могами» 4 спарки размещались у дымовых труб, имея из-за большого количества платформ и мостиков вокруг ограниченные углы обстрела в корму и оставляя не прикрытой носовую четверть, за которую «отвечали» 13-мм пулеметы.

ПАЛУБЫ НОСОВОЙ НАДСТРОЙКИ КРЕЙСЕРА “ТОНЕ”


8.5.4. Торпедное вооружение.

Благодаря концентрации башен ГК в носу, торпедное вооружение из четырех поворотных 3-трубных 61-см аппаратов типа 90 модели 1 удалось сместить дальше в корму, что позволило обойтись без спонсонов. Аппараты располагались по два на борт под шельтердеком и могли выпускать торпеды через специальные порты. В отличие от типа «Могами» «Тоне» и «Тикума» между портами ТА имели и порт для погрузки торпед с небольшим краном.

Каждая труба ТА имела систему быстрой перегрузки как на типе “Могами”. Всего на борт принималось по 24 кислородные торпеды типа 93 модель 1:12 в аппаратах и 12 резервных.

8.5.5. Устройства управления стрельбой.

Катастрофа с «Томодзуру» сказалась на форме и размерах носовой надстройки этих крейсеров даже в большей степени, чем на типе «Могами». Ее сделали короче и уже, за счет чего высоту удалось увеличить: включая шельтердек, она насчитывала 8 ярусов. Верхние два яруса занимали башенки директора ГК типа 94 и дальномерного поста типа 94 с 6- метровым бинокулярным совмещающим дальномером типа 14, градуированными стереотрубами и биноклями для обнаружения целей; имелся также бинокль для горизонтального наводчика башни дальномерного поста. Внутри центрального ствола имелось помещение для передачи данных стрельбы в башни ГК. Ниже располагались ходовой и сигнальные мостики с большим количеством биноклей, закрытых наблюдательных постов, парой 60-см сигнальных прожекторов, постами управления боевыми прожекторами, устройствами управления торпедной стрельбой и 1,5-метровыми штурманскими дальномерами. Вторая башенка директора ГК располагалась перед треногой грот-мачтой, а еще два 8-метровых дальномера типа 14 - в башнях ГК. Остальное оборудование СУАО ГК было стандартным для японских тяжелых крейсеров конца 30-х годов (см. главу 7, Приложение 1).

Система УЗО 12,7-см орудий включала два новых директора типа 94, размещенных вместе с 4,5-метровыми дальномерами в отдельных башенках по бокам носовой надстройки на цилиндрических платформах. Это были первые крейсера, получившие эту новейшую японскую систему, заметно превосходившую предшествующую — типа 91. Основное отличие систем УАО ГК и УЗО заключалось в том, что вторая выдавала к орудиям кроме углов наводки еще и время срабатывания взрывателей.

Зенитные автоматы дистанционно управлялись при помощи системы типа 95 с синхронизаторами Уорд-Леонарда. Носовая пара установок обслуживались директором, расположенном над ними в башенке на лобовой части носовой надстройки, а кормовые - двумя такими же директорами, установленными рядом с резервным директором ГК.

Для ночного боя предусматривалось три 110-см прожектора типа 92: два на платформах по бокам дымовой трубы (над носовыми 12,7-см установками) и один на надстройке за трубой (там находилась главная радиорубка), т.е. на борт могли действовать два прожектора. Два поста управления типа 94 (левого и правого борта) стояли в башенках по бокам носовой надстройки.

Система УТС состояла из двух директоров типа 91 модели 3 и двух визирных постов типа 93 по бокам компасного мостика. Дополнительный пост управления торпедной стрельбой стоял на верхушке фок-мачты.

8.5.6. Авиационное вооружение.

Усиление авиационного вооружения на японских тяжелых артиллерийских кораблях на «Тоне» и «Тикума» достигло апогея. Японский МГШ считал, что с помощью бортовых гидросамолетов самых мобильных боевых единиц флота, которыми считались тяжелые крейсера, он сможет контролировать большую часть Тихого океана, своевременно обнаружить американский флот и наносить ему беспокоящие удары на протяжении всего времени до контакта главных сил. Немаловажная роль отводилась гидросамолетам и в ночном бою, когда они должны были освещать противника при проведении массированных торпедных атак. Понятно, что при таких видах на использование бортовой авиации, 3-4 самолетов уже считалось недостаточно.

На предыдущих тяжелых крейсерах усиление авиагруппы и эффективность ее использования вступали в противоречие не только с остальными видами вооружения (пространство и вес), но и с расположением орудий ГК. При стрельбе кормовых башен стоящие открыто самолеты могли быть повреждены дульными газами и даже стать причиной опасного пожара. А. о запуске их в воздух во время боя можно было и не думать. Серьезной была проблема с повреждениями самолетов, находившихся вне ангаров, на переходах в штормовом океане.

С освобождением от артиллерии кормовой части корпуса на типе «Тоне» большинство проблем решалось. Корабли получили по две новейшие 19-метровые пороховые катапульты типа Куре №2 модели 5 на бортовых спонсонах сразу за грот- мачтой, мощный подъемный кран с длинной стрелой, а также развитую рельсовую систему с шестью поворотными платформами и транспортными тележками для хранения и перемещения самолетов последних типов. В кормовой части шельтердека можно было разместить 4 готовых к старту гидросамолета типа 95: 2 на катапультах и 2 на поворотных платформах. Дальше в корме на верхней палубе имелись места для трех более тяжелых ГСМ типа 94, которые можно было быстро подать под стрелу крана и установить на катапульты. Еще один самолет со сложенными крыльями мог храниться в небольшом ангаре перед грот-мачтой. По бокам дымовой трубы хранились запасные плоскости и поплавки.

По проекту авиагруппа насчитывала 8 машин: по 4 типа 94 и типа 95. Однако из-за проблем с хранением и обслуживанием число первых пришлось сократить до двух. Реально же в первый год войны оба крейсера, ставшие «глазами» ударного авианосного соединения 1-го Воздушного Флота, несли по 5 ГСМ (2 типа 94 и 3 типа 95), а затем - по 4 (2 и 2).

8.6. Энергетическая установка и механизмы.

По составу и расположению энергетическая установка, включая вспомогательные механизмы, практически повторяла окончательный проект «Могами», хотя при той же суммарной мощности в 152000 л.с. ожидалась более реалистичная скорость 35 узлов.

8.6.1. Турбины.

Корабли имели по четыре турбоагрегата типа Канпон, каждый из которых располагался в своем МО и на полном ходу вперед развивал 38000 л.с. при 340 об./мин. на гребном валу. Машинные отделения (два носовых и два кормовых) разделялись продольной и поперечными переборками. Передние МО (№1 и №2) работали на внешние валы, а кормовые (№3 и №4) - на внутренние. Гребные винты имели диаметр 3,8 м. Каждый турбоагрегат состоял из трех турбин переднего хода (высокого, среднего и низкого давления), которые зубчатыми передачами выводились на один вал, и турбины заднего хода (10000 л.с., 220 об./мин. на гребном валу), размещенной в корпусе ТНД. Два агрегата носовых МО имели ещё по турбине крейсерского хода, соединенной черед редуктор с ТСД.

На полном ходу ТКХ отсоединялись от валов ТСД и пар от котлов проходил прямо на первую ступень ТВД. На крейсерском пар сначала проходил ТКХ, затем ТВД, ТСД, ТНД и поступал в конденсор. Весь турбоагрегат, включая ТКХ, ТВД, ТСД и ТНД, на крейсерском ходу развивал на валу мощность 3750 л.с. при 140 об./мин. гребного винта, а при перегрузке 5750 л.с. при 165 оборотах. Предельные -цифры на испытаниях - 10000 л.с. при 200 оборотах (суммарно 20000 л.с.).

8.6.2. Котлы.

Пар для турбоагрегатов вырабатывали восемь водотрубных котлов типа Канпон модели В. Рабочее давление составляло 22 атмосферы, температура - 300°С, но на входе в турбины параметры пара понижались до 17 атмосфер и 285°С. Котлы располагались каждый в своем отделении (нечетные по левому борту), разделенных продольной переборкой по ДП, и каждые два котла обслуживали «свой» турбоагрегат. Из-за носового расположения башен ГК и перемещения надстройки к середине корпуса (фактически оно стояла над четырьмя носовыми КО) дымоходы носовых КО пришлось сильно изогнуть назад. В верхней части дымоходы объединялись в массивную трубу, повторяя форму, введенную на «Юбари» и повторенную на типе «Могами». Воздухозаборники вентиляторов носовых КО были вынесены перед надстройкой, а кормовых КО - по бокам дымоходов над шельтердеком.

8.6.3. Выходная мощность и скорость.

На официальных испытаниях в сентябре 1938 года «Тоне» при мощности 152189 л.с. и водоизмещении 14097 т показал скорость 35,55 узла, а «Тикума» 29 января 1939 года при 152915 л.с. и 14080 т-35,44 узла.

8.6.4. Дальность плавания.

При запасе нефти 2690 т по проекту ожидалась 8000- мильная дальность плавания на скорости 18 узлов. Фактических данных, основанных на результатах испытаний, в наличии не имеется.

8.7. Экипаж, обитаемость, различия.

По проекту экипаж насчитывал 874 человека, из которых 55-58 приходилось на офицерский состав. Жилые условия соответствовали повышенным стандартам, введенным на типе «Могами»: около 0,1 м3 на человека, стационарные койки вместо подвесных, улучшенная вентиляция, бытовые условия (см. главу 7). Главное отличие состояло в замене шумных осевых вентиляторов жилых помещений привычными центробежными.

Обычно корабли несли по 8 моторных шлюпок : 2 12-метровых, 2 И-метровых, 3 9-метровых и одну 8-метровую. Хотя их состав на обоих кораблях различался. Два 9- метровых катера в мирное время хранились на поворотных шлюпбалках по бокам Аок-мачты, а остальные - на кильблоках у грот-мачты, откуда могли спускаться на воду самолетным краном.

Оба корабля имели незначительные отличия в носовой надстройке: некоторые сигнальные огни, трапы и антенны располагались на разной высоте или с разных бортов.

8.8. Деятельность до начала войны на Тихом океане

После ввода в строй оба корабля были прикреплены к военно-морскому округу Куре и образовали 8-ю эскадру. Начались интенсивные учения, в ходе которых большое внимание уделялось отработке взаимодействия с ударным авианосным соединением. Согласно японской практике разведка и поиск противника должна была вестись бортовыми ГСМ, чтобы освободить все палубные самолеты для их непосредственно задачи - нанесению ударов по кораблям и береговым объектам. Артиллерийские стрельбы «Тоне» и «Тикума» показали гораздо меньший разброс залпов, чем на других крейсерах с 20-см орудиями. Эскадра совершила несколько походов вокруг метрополии и в воды Китая, крейсера прошли плановое докование на базе в Куре и к осени 1941 года могли считаться вполне боеспособными единицами.

Планы атаки Перл-Харбора - главной базы флота США на Тихом океане - были окончательно подготовлены к исходу октября, а 7 ноября главнокомандующий флотом адмирал Ямамото назначил дату атаки на воскресенье 8 декабря (Токийское время). В соответствии с планом операции авианосное соединение вице-адмирала Нагумо, в состав которого в качестве единиц прикрытия входила 8-я эскадра крейсеров (вместе с линкорами 3-й эскадры “Хией” и “Кирисима”, флаг командующего соединением поддержки вице-адмирала Микавы на “Хией”), в течение 10-18 ноября по-эшелонно ушло из базы в Куре во Внутреннем море и к 22 числу сосредоточилось в бухте Танкан (Хитокаппу) на самом большом острове Курильской гряды - Эторофу (Итуруп). Это было подходящее место для секретного рандеву - на берегах окруженной уже заснеженными сопками бухты имелась только радиостанция, небольшой бетонный пирс и три рыбацкие хижины.

25 ноября был получен приказ Ямамото о выходе на следующий день и в 6 часов утра корабли начали вытягиваться из окутанной густым туманом бухты в штормовой океан. “Тоне” и “Тикума” было суждено первыми из тяжелых крейсеров императорского флота начать боевые действия против США...


Примечания

1. Морской технический совет (Кайгун Гидэутсу Кайги), помогавший МГШ готовить тактико-технические характеристики будущих кораблей, состоял из заместителей начальника МГШ и морского министра, начальников 1-го и 2-го дивизионов МГШ, управляющего делами департамента ВМФ, начальника морского технического департамента (МТД), начальника его кораблестроительного (3-го или 4-го - см. прим.4) отдела, президента колледжа при военно-морском штабе и военных кораблестроителей с большим опытом. МТС был образован 21 апреля 1889 году и представлял собой самостоятельный орган, за исключением периода 10.11.1903-30.01.1935 гг., когда он был частью МТД.

2. Элементы вооружения (орудия, торпеды, снаряды, катапульты, самолеты и т.п.) и приборы (прожекторы, дальномеры, системы управления огнем) в японском флоте обозначались по году проектирования или принятия на вооружение первой модели. До коронации в 1927 году императора Хирохито даты брались по годам правления императоров, а за цифрой, обозначающей год, шло слово “нендо” (год) и “шики” (тип), но после 1921 года “нендо” чаще всего опускалось. Годы правления императоров: царствование МЕЙДЗИ (император Муцухито): 1-й год (1868) - 45-й (1912), царствование ТАЙШО (император Йосихито): 1-й год (1912) - 15-й (1926), царствование ШОВА (император Хирохито): 1-й год 1926-й.

Например,”3 нендо шики” означало “типа 3 года”(Тайшо), т.е. типа 1914 года.

В царствование Хирохито приняли японский календарь, отличающийся от христианского на 660 лет и берущий отсчет от основания японской империи. Для обозначения типов морского вооружения брались последние две цифры года по этому календарю и без слова “нендо”. Например, “типа 88” означало “типа 1928 года" (2588-660=1928), “типа 95” - “типа 1935 года", а типа “0” - “типа 1940 года”. Кроме этого для обозначения различных моделей и модификаций одного и того же типа использовались слова “гата” (модель, значительные отличия от предыдущей) и “кай” (модификация, незначительный отличия). Иногда вместо “гата” использовался символ “го” (номер).

Японцы с 5 мая 1917 года стали обозначать калибр своих орудий и ТА, как и немцы, в сантиметрах, вместо принятых до этого дюймов, обычно округляя до ближайшего целого. Поэтому, например, 200-мм и 203-мм обозначались как “20-см“, 356- мм как “36-см”, 406-мм и 410-мм - как “41-см” и т.д.

3. Крейсера “средней модели №№1-8”, заказанные в рамках программы 1917 года получили следующие названия (по номерам): “Кума”, “Тама” (бюджет 1917/18 г., названы 20.08.1917 г.), “Китаками”, “Ои”, “Косо” (бюджет 1918/19 г., названы 24.01.1918 г.), “Нагара”, “Исудзу” и “Натори” (бюджет 1919/20 г., названы 17.07.1919 г.), атри 5500-тонных крейсера программы 1918 года (бюджет 1920/21 г.) сначала назвали “Судзука”, “Миназв”, “Отонвзе”, но 1.10.1920 г. переименовали в “Юра”, “Абакума’ и “Кину”. Последние 4 крейсера этого типа программы 1920 года “улучшенного типа” (бюджет 1921/22 г.), которые успели заказать до подписания Вашингтонского договора, были названы “Сендай”, “Дзинцу”, “Нака” и “Како’ (не достроен).

4. Разработка и исследование всех вопросов постройки боевых кораблей для императорского флота сначала возлагалась на департамент флота (Кайгуншо), а 19 мая 1900 года был образован морской технический департамент (Кайгун Канзей Хонбю), заменивший техбюро (Канзей Киоку), существовавшее с 1886 года. С 21.09.1915 по 1.10.1920 года название МТД изменили на “Кайгун Гидзуцу Хонбю (“Гидзуцу” как и “Канзей” означает “технический”). Кораблестроительный отдел (Зосен) МТД, который включал подсекцию Базовых проектов (Кихон Кейкаку), обозначался как 3-й (с 19.05.1900 г. по 21.09.1915 г. и с апреля 1927 до апреля 1933 года) или 4-й отдел.

5. По окончательному плану “Флот 8-8” должен был состоять из линкоров “Нагато’ и “Муцу' (программы 1916 и 1917 годов, 33800 т, 26,5 уз., 8 орудий 410-мм/45,20140/50, 4 80-мм зениток, 4 533-мм ТА, броня борта до 300 мм), “Кага” и “Тоса” (программа 1917 года, 39330т, 26,5 уз., 10 410/45, 20 140/50,4 80-мм зен., 8 609-мм ТА, броня борта до 280 мм), “Свари”, “Кии°, “Суруза” и “Оми” (бывшие №№9-12 программы 1920 года, 42600 т, 29,75 уз., 10410/45,16 140/50, 4 120-мм зен., 8 609-мм ТА, броня до 293 мм) и линейных крейсеров “Амаги”, “Акаги”, “Такао” и ‘Атаго’ (программы 1917 и 1918 годов, 41217 т, 30 уз., 10410/45, 16 140/50, 4120-мм зен., 8 609-мм ТА, броня борта до 254 мм) и так и не полувших названий №№13-16 (программа 1920 г., 47500 т, 30уз., 8460/45, 16140/50, 4120-мм зен., 8 609-мм ТА, броня борта до 330 мм). Из них достроили только “Нагато” и “Муцу”. Судьбу остальных подписал Вашингтонский морской договор 1922 года: “Акаги” и ‘Кага’ (вместо намеченного “Амаги”, практически разрушенного при землетрясении 1923 года) переделаны в авианосцы, спущенный на воду корпус “Тоса” использовали для экспериментов, “Такао” и ‘Атаго’ разобрали на стапеле. Остальные так и не были заложены.

6. Юдзуру Хирага (1878-1943) поступил на флот морским архитектором в 1901 г. после окончания Токийского университета. Во время первой мировой войны он возглавил отдел Базового проектирования и подготовил проект линкора “Нагато”. В отдел он пришел с военной верфи Йокосука в мае 1916 г. в чине капитана 2 ранга (коммандера). Затем он проектировал “Тоса”, “Амаги” и следующие корабли программы “Флот 8-8”. С апреля 1917 г. - капитан 1 ранга (кэптен), проектировал крейсера “Юбари”, тип “ФурутакаТАоба” и “Миоко”. С июня 1922 г. - контр-адмирал. В 1924 г. послан за границу для получения новых знаний и разведданных, а отдел Базового проектирования возглавил его заместитель капитан 2 ранга Кикуо Фудзимото, После возвращения в Японию в 1926 г. получил чин вице-адмирала и возглавил Кораблестроительный отдел военно-морского технического исследовательского института, который входил в техуправление флота и занимался изучением новых типов кораблей. Замена Хираги на Фудзимото, который был более уступчив требованиям МГШ, была попыткой избавиться от несговорчивого кораблестроителя, продвинув его по службе. Среди коллег Хирага имел прозвище “Фуюдзуру” (вместо Юдзуру), то есть “упрямый”, “непреклонный”. Но Хирага и на новой должности продолжал конфликтовать с МГШ, критикуя его за чрезмерное увлечение вооружением кораблей в ущерб их безопасности. В 1931 г. вышел в отставку, став профессором Токийского университета, а с 1938 г. - его ректором.

7. Кикуо Фудзимото (?- 1935) возглавил отдел Базового проектирования в 1924 г. в чине капитана 2 ранга. С 1929 г. - капитан 1 ранга. Будучи менее решительным человеком, чем его предшественник, Фудзимото не мог противостоять требованиям МГШ по усилению вооружения проектируемых кораблей и при нем утвердилась практика бесконечного пересмотра проектов, начиная уже с крейсеров типа “Аоба” и “Миоко”, которые начинались при Хираге. Проектировал крейсера типов “Атаго” и “Могами”, эсминцы типов “Фубуки” и “Хатсухару”, миноносцы типа “Томодзуру”. В результате уступок Фудзимото требованиям МГШ корабли его проектов оказывались сильно перегруженными и обладали плохой остойчивостью, что привело к катастрофе с “Томодзуру”в марте 1934 г. Комиссия по расследованию признала значительную вину Фудзимото за этот инцидент и в ноябре его на посту начальника отдела Базового проектирования сменил Кейдзи Фукуда, возглавлявший отдел до 1941 г. Фудзимото же перевели в военно-морской технический исследовательский институт с присвоением очередного звания контр-адмирала. Но он очень сильно переживал свою фактическую отставку и скоропостижно скончался в январе 1935 г.

8. Стандартное или “вашингтонское” водоизмещение означало тоннаж готового к выходу в море корабля с полными запасами, боеприпасом и экипажем, но без топлива, резервной котельной воды и смазочного масла. До подписания Вашингтонского договора в Японии использовалось нормальное водоизмещение (в “длинных” тоннах по 1016 кг = Т), соответствующее водоизмещению готового к выходу в море корабля, но без резервной воды и имеющего только 25% топлива, 75% боезапаса, 33-67% других припасов и смазочного масла. С 1920 года корабли стали проектировать на так называемое “водоизмещение для испытаний” в метрических тоннах, при котором на борту имелось по 67% топлива, воды, смазочных масел и всех запасов.

9. “Инцидент с “Томодзуру” -официальное название катастрофы, произошедшей столько что укомплектованным мининосцем 'Томодзуру“ 12 марта 1934 года. Во время маневров у Сасебо, находясь в штормовом море вместе с крейсером “Тацута” и однотипным миноносцем “Чидори”, Томодзуру" перевернулся. Треугольные волны высотой 3-4 м и сильный (18-20 м/с) югоюго-западный ветер раскачивали миноносец до 40 -45 градусов на каждый борт. В 412 в 7 милях к югу от Дай Тацисима идущий 14-узловой скоростью корабль перевернулся, продолжая плавать кверху килем. После полудня Томодзуру” был обнаружен “Тацутой” и взят на буксир кормой вперед. В 725 следующих суток его привели в Сасебо и после срезания треногой фок-мачты перевернули, поставив в 030 14 марта в сухой док. Шесть офицеров и 94 матроса были обнаружены погибшими, 13 человек удалось спасти. Комитет по расследованию, который возглавил адмирал Кичисабуро Номура, 2 апреля доложил морскому министру адмиралу Минео Осуми, что катастрофа произошла из-за штормовых волн и недостаточной динамической остойчивости Томодзуру” (диапазон его остойчивости при полном водоизмещении составлял всего 60° место 90°, которые требовали для кораблей такого водоизмещения). С 5 апреля по 14 июня комитет, возглавляемый начальником МГШ адмиралом К.Като, исследовал причины недостаточной остойчивости новых кораблей и предложил ряд мер по улучшению их мореходности. Уменьшение остойчивости на большинстве крейсеров и более мелких кораблей происходило из-за уменьшения метацентрической высоты по причине поднятия ценра тяжести и понижения метацентра из-за перегрузки. Под давлением флота кораблестроители тогда приняли совершенно ошибочное распределение весов, уменьшая вес корпуса и машин и увеличивая вооружение и надстройки, а перегрузка на некоторых кораблях достигала 20 %. В результате пришлось пересмотреть чертежи всех заложенных и готовящихся к закладке кораблей, а находившихся в строю - взять на верфи для понижения центра тяжести (за счет снятия несущественных верхних надстроек, сокращения и/или более низкого расположения вооружения, установки балластных килей и/или загрузки балласта в двойное дно и т.д.) и поднятия метацентра (увеличение ширины корпуса за счет установки внешних булей).

10. Подсекция базовых проектов кораблестроительного отдела МТД с самого своего основания в 1900 году приняла систему обозначения различных проектов корпусов кораблей, состоящую из буквы, за ней цифры, после которой иногда шла еще одна буква в алфавитном порядке, показывающая модификации базового проекта. Первая буква показывала класс корабля: А - линкоры, В - линейные крейсера, С - крейсера, Е - канонерские лодки иэскортные суда, F - эсминцы, G - авианосцы. Н - минзаги, I - тральщики, J - суда спецслужбы, К - охотники за подлодками, S - подлодки. Цифры после этой буквы в хронологическим порядке показывали номер удачного проекта для кораблей этого класса. Например, “Базовый проект NsC-18“ был проектом для крейсеров типа Тикума” (4950 т), “С-33” - для крейсеров типа “Сендай”, “С-37” для типа “Могами”, “С-38" для типа “Тоне”, “С-41" для типа “Агано”, “С-42” для типа “Ойодо”, “С-44” для новых 9670-тонных крейсеров программы 1942 г.. “С- 46" для типа “Ибуки”. Буквы, используемые для обозначения классов кораблей номерах базовых проектов, не следует путать с буквами и индексами, которые использовались в официальных документах для обозначения кораблей различных классов применительно к составу флота и морским операциям, Эти обозначения японцы ввели в середине 30-х годов при примеру системы, существовавшей на флоте США. Эта система символов охватывала не только корабли, но и авиацию и соединения кораблей: А - авианосец, В - линкор, С - крейсер (Сa - 1-го класса, Сь- 2-го класса), D - эсминец (D1 - 1-го и D2 2-го класса), Т- миноносец, S - подводная лодка (1-го и 2-го класса, как эсминцы) и т.д. Для организационных единиц: GF - Соединенный Флот (Ренго Кантай), F - Флот (Кантай), S - эскадра (Сентай), Sd - дивизион эсминцев (Суирасентай), Ss - дивизион подлодок (Сенсуисентай), D - отряд (Сотай).

11. С 28.12.1903 г. японские линкоры и крейсера сводились в эскадры (Сентай: Сен=война, Тай=формирование), которые имели сквозную нумерацию. С 18.08.1914 г. число кораблей в эскадре ограничили четырьмя, поскольку именно столько кораблей могли легко маневрировать на высокой скорости. С 1.12.1922 г. 1-я и 2-я эскадры резервировались за линкорами, 4-я - за линейными крейсерами, 3-я, 5-я и выше - за крейсерами. Но c 30.11.1929 г. 4-ю эскадру оставили для крейсеров “класса А”, а в 3-ю с 1.12.1936 г. свели модернизированные быстроходные линкоры типа “Конго” (бывшие линейные крейсера). С этого времени 1-я, 2-я и 3-я эскадры состояли из линкоров, а начиная с 4-й - из крейсеров. Место крейсеров в эскадре постоянно менялось и для их распознавания на трубах наносились полосы. Эскадры объединялись во флоты: 1-й Флот линейный, 2-й Флот - разведывательный и он группировался сначала вокруг линейных крейсеров и крейсеров, а с 30.11.1929 г. - только вокруг крейсеров “класса А”. Остальные флоты формировались по мере надобности. 1-й и 2-й Флоты, а в военное время и остальные образовывали Соединенный (Объединенный) Флот. Состав всех флотов каждый год менялся по указанию МГШ, а т.к. с 1909 г. эти изменения происходили осенью, флот становился эффективным в ноябре-декабре. Если ничего исключительного не происходило, состав флота сохранялся до следующей осени.

12. Сталь Дюколь или сталь D была разработана в Великобритании в начале 20-х годов Дэвидом Колвиллом и содержала большое количество марганца и среднее количество углерода. После пребывания Ю.Хираги в Британии эта сталь с середины 20-х годов появилась и в Японии, находя применение в качестве конструкционного и броневого (плиты толщиной до 50 мм) материала; при толщине менее 25 мм она могла защищать от осколков. По сравнению со сталью НТ в ней было больше марганца (1,6% против 1,2%), но меньше углерода (0,03% против 0,25%), она имела больший предел упругости (39 кГ/мм2, удлинение свыше 20%) и предел прочности 60-66 кГ/мм2.

13. В конце июля 1927 года Соединенный Флот собрался в бухте Сагами для обычных летних учений. На переходе из Осимы на лидере 1-й эскадры эсминцев крейсере 'Тацута' случились неполадки с турбинами и вместо него флагманом назначили старый броненосный крейсер “Токива”, который с 30.09.1922 г. служил минным заградителем (нормальная вместимость 500 мин типа №5, принятых на вооружение в 1917 г.). Для этого 1 августа начали разоружать 18 заряженных мин, хранившихся на средней палубе у борта в корме (всего их было 140, с 80 кг “шимозы” каждая, но остальные были разряжены), и одна мина взорвалась в 930, вызвав детонацию других. При этом погибло 35 человек, 68 получили тяжелые ранения, кормовая часть корабля была сильно повреждена.

14. Начало японо-китайского конфликта и последующее развитие международной обстановки заставили МГШ с согласия министра ВМФ принять ряд мер по увеличению количества боевых кораблей в китайских водах и ускорению готовности флота. Это были так называемые “Спешные военные приготовления”. “Первое” (начало 23.08.1937 г.) и “Второе” (25.10.1937 г.) включали зачисление в состав флота множества “переделанных” торговых судов, ускорение ремонта и модернизации боевых кораблей, а также постройки судов, необходимых для десантных операций. “Третье” (28.10.1938 г.) предусматривало постройку дополнительных малых кораблей (охотников за подлодками, торпедных катеров и т.д.) по “Специальному военному бюджету', откладывание ремонта некоторых кораблей, мобилизацию китайских судов. “Четвертое” (16.09.1939 г.) заключалось, главным образом, в ускорении или отмене ремонта некоторых кораблей, чтобы привести все находящиеся в строю корабли в боевую готовность к концу 1940 г., а также в ускорении новых кораблестроительных программ и принятии новых дополнительных небольшого объёма.

11 ноября 1940 года, через день после официальной 2600-й годовщины нации, было объявлено о начале “Первой фазы выполнения подготовки к экспедиции”, которую император одобрил 15 числа. В результате Соединенный Флот был подготовлен и реорганизован но новой схеме, введенной 10.04.1941 г., а около 800000 т торгового тоннажа реквизировали для нужд армии и флота. В результате принятого 2 июля решения начать выполнение плана “Бросок на юг” и подготовиться к войне с Великобританией и США 15.08.1941 г. вышла “Вторая фаза” экспедиционной подготовки. К сентябрю ВМС были уже на военном положении, а дополнительно для армии и флота реквизировали много торговых судов.

После принятого 4 ноября Верховным военным советом решения качать войну в понедельник 8 декабря (Токийское время) на следующий день вышел “Приказ №1 военно-морского департамента императорской штаб-квартиры", включавший планирование и сроки выполнения операций по одновременному захвату южных районов Тихого океана и атаки американского флота на Гавайских островах.

15. Согласно статье XV Лондонского морского соглашения калибр орудий крейсеров подкатегории (Ь) ограничивался 155 мм (6,Г) по вооружению французских крейсеров типа “Дюгв Трюэн”. Верховный Совет французского флота выбрал этот стандартный для французской армии калибр 21 июля 1920 года, поскольку (кроме всего прочего) это упрощало производство боеприпасов. Морское 155-мм/55 орудие было разработано фирмой Крезов 1919-1920 годах на основе 164,7-мм орудия модели 1893/96 и под обозначением “155-мм орудие модели 1920 г.” принято на вооружение крейсеров типа “Дюгв Трюэн”, укомплектованных в 1926 году, и крейсера *Жанна д’Арк”, законченного постройкой в 1931 году. Кроме них 155-мм орудия модели 1922/26 нес в казематных установках и французский авианосец “Беарн”.

16. В виде эксперимента сварка на японском флоте использовалась военной верфью в Сасебо в 1921 году при перестройке старого 150-тонного миноносца “Хато” (постройки 1903 года) в 100-тонный пороховой транспорт. В конце 20-х годов сварка применялась при постройке крейсеров типа “Такао” и эсминцев типа “Фубуки” в некоторых соединениях между палубами и переборками (продольными и поперечными). Впервые широко сварка использовалась при постройке минзага “Яйемая”, заложенного на верфи флота в Куре 2.08.1920 г. и законченного 31.08.1932 г. Этот корабль имел нормальное водоизмещение 1380 т (1631 т после ремонта в 1938 г.), длину по ВЛ 80 м. В средней части обшивка частично была приварена внахлест, каждые два шпангоута из трех приваривались к обшивке, а к третьему она все же приклепывалась, чтобы уменьшить искривление корпуса. Такая система оказалась достаточно эффективной и следующим этапом стала постройка цельносварного корабля - базы подлодок “Тайгей”, заложенной на верфи флота в Йокосуке 12.04.1933 г. и законченной 31.03.1934 г. (нормальное водоизмещение с 67% запасов 10500 т, длина по ВЛ 211,12 м). Обшивки внешнего днища была полностью сварена встык, а все шпангоуты приварены к обшивке Из-за большой длины корабля искривление корпуса имело место уже во время постройки: нос приподнялся с кильблоков на 15 см, корма на 10 см. Пришлось оконечности полностью обрезать, выставить заново и прочно прикрепить к корпусу с помощью полос при большом количестве заклепок. Тем не менее, сварка позволила сэкономить 15% веса корабля.

На “Могами”, который строился с полностью сварной обшивкой, секции корпуса соединялись уже стыковыми накладками на заклепках. Благодаря этому искривления удалось избежать, но на ходовых испытаниях в марте 1935 г. и на маневрах в сентябре в сварочных стыках обшивки появились трещины. Тем временем эксперименты со сварочными электродами, проводимые на верфи флота в Йокосуке, и испытания различных типов соединений на верфи в Куре показали, что сваривать можно только корпуса из мягкой стали, а сталь Дюколь применять нежелательно, и что соединения встык лучше, чем внахлест, но кроме случаях, когда присутствуют ударные нагрузки. В результате был выпущен документ, регламентирующий применение сварки при строительстве японских кораблей: 1) все несущие продольные связи должны быть клепанными; 2) поперечные рамы (шпангоуты, бимсы), флоры и переборки могут быть сварными, но крепиться к продольным связям, обшивкам и палубам на заклепках; 3) на крейсерах, эсминцах и легких авианосцах 80% листов обшивки в средней части корпуса должны крепиться на заклепках, а среднюю секция корпуса должны быть из стали Дюколь, сварка листов обшивки встык допускается в оконечностях, где поперечные связи, флоры, переборки и 10% силовых палуб могут быть сварными; 4) сварные секции весом до 30 т нужно заготавливать на отдельных площадках, а не на стапеле, где их только нужно приклепывать друг к другу.

17. Чтобы сократить потребления никеля, японский флот в 1931 г. начал эксперименты со сталями, содержащими Меньше никеля и хрома, но больше меди, чем сталь NVNC. Для определения наилучшего защитного материала проводились сравнительные испытания 35-мм, 44-мм, 64-мм, 100-мм и 215-мм плит из стали NVNC и CNC. До толщины 100 мм включительно плиты из стали CNC оказались эквивалентны плитам из NVNC, уступая только при большей толщине. Поэтому в 1932 г. решили броневые плиты толщиной до 75 мм изготавливать из более дешевой стали CNC, оставив более толстые за NVNC. В августе 1940 г. начались испытания стали MNC (нецементированная с молибденовыми добавками), которую приняли в том же году. В 1942 г., чтобы ещё больше экономить никель, испытали новые стали с медными добавками, содержащие меньше никеля, даже чем CNC, но больше хрома и молибден.

18. Для поддержки сухопутных сил, выдерживающих атаки сиамцев на границе с Камбоджей, французская эскадра в составе крейсера ‘Ламот Пике" (капитан 1 ранга Беранже) и 4 канлодок на рассвете 7.01.1941 г. неожиданно атаковала стоящие на рейде Ко Чанга сиамские корабли береговой обороны “Тхонбури” и “Аятая” и 3 небольших миноносца. Построенные фирмой Кавасаки, сиамские корабли имели по четыре 20-см/50 орудия типа 3 года №1 в двухорудийных башнях модели “D” (вес снаряда типа 88 110 кг), а французский крейсер - 8 155-мм/55 модели 1920 г. (57-кг снаряд). Через 2 часа боя все сиамские корабли были потоплены или сели на дно на мелководье, а французские корабли повреждений не получили. Японцы настояли на прекращении огня и 28 января на борту крейсера “Натори” было подписано перемирие.


Приложение 1 Вооружение японских крейсеров

1. Артиллерийское вооружение

1.1. Орудия главного калибра

50-калиберное 14-см орудие типа 3 года (до 5.10.1917 г. 50-калиберное 5,5"-е орудие типа 3 года)
Принято на вооружение 4 апреля 1914 года
Характеристики орудия: - ствол с полупроволочной обмоткой (MkIII), винтовой затвор
- общая длина 7,235 м, вес 5600 кг, 42 нареза длиной 5,968 м
- длина каморы 0,942 м, объём 23 литр
- скорость снаряда у дула 850 м/с
- максимальное давление газов в стволе 29 кГ/мм2
- живучесть ствола 500 - 600 выстрелов
- скорострельность 6-10 выстрелов/мин. (от скорости подачи снарядов)
-дальность стрельбы 17500 м при максимальном возвышении 25° (для крейсеров типов “Кума” и “Нагара”) и 19100 м при 30° (для “Юбари” и типа “Нака”
- максимальный угол снижения - 7°
- вес снаряда 38 кг, заряда (в шелковом картузе) 10,33 - 10,97 кг
Характеристики установок: - одноорудийные установки (на 5500-тонных крейсерах и концевые на “Юбари”) за щитами; ручное обслуживание;
- двухорудийные палубно-башенные (средние на “Юбари”, на базах подлодок “Дзингей” и “Чогей", минзаге “Окиносима”) “типа А” (Ко шики); вес 36,48 т, лобовая стенка 10 мм, силовое обслуживание или ручное двумя матросами, скорость ГН 4°/с, скорость ВН 6°/с; разработаны для крейсеров-“скаутов” проектов 1916 и 1918 гг., послужили моделью для установок эсминцев “специального типа’ (тип “Фубуки”).
Подача боезапаса: - цепные подъёмники ковшового типа, подающие снаряды и зарядные картузы из погребов на ВП поблизости от одноорудийных установок и или внутрь двухорудийных (хотя последние и не были башнями - “хоко”, они имели центральную податочную трубу с подъёмником для снарядов и зарядов)
- подача снарядов и зарядов к подъёмникам и от них к орудиям - ручная, заряжание орудий -при любом угле возвышения в пределах от -7° до +30°
Характеристики боезапаса: В 1928 году имелось три типа снарядов: колпачковый “общего назначения” (полубронебойный или “коммон”)типа 13 года №1 с взрывателем типа 3 года №1 и полным зарядом (порох 50С2, 40С2 или 37DC), учебный без взрывателя и с уменьшенным зарядом (порох тех же типов или 35Сг) и звездный (осветительный) с взрывателем на 30 и 50 с и облегченным зарядом (порох 20 С2)
Управление стрельбой: для ВН и ГН 14-см орудий применялась система “слежение за указателем”. Центральный пост наводки (директор) типа 13 года (принят на вооружение 2 мая 1916 года - см. Приборы управления стрельбой) устанавливался на топе треногой фок-мачты. Имелись также съёмные 2,5-метровые дальномеры (на “Юбари” их можно было установить на крыльях мостика или в его передней части: а на 5500-тонных крейсерах - на компасной платформе между 2-й и 3-й дымовыми трубами).

50-калиберное 20-см орудие типа 3 года №1 (до 1931 г. 50-калиберное 20-см орудие типа 3 года)

Спроектировано инженером С.Хадой, изготовление опытного образца началось на верфи Куре в 1916 г., испытания - в 1921 г.

Принято на вооружение в 1924 году
Характеристики орудия: - калибр ствола 200 мм (7,9”) - ствол с полупроволочной обмоткой (Mkl),
- качающийся винтовой затвор
- общая длина 10,0 м, вес с затвором 17900 кг, 48 нарезов
- скорость снаряда у дула 870 м/с
- максимальное давление газов в стволе 30 кГ/мм2
- живучесть ствола 300 выстрелов - скорострельность 5 выстрелов/мин. (проектная)
- дальность стрельбы 20000 м при максимальном возвышении 25° (для одноорудийных установок “А” на типе “Фурутака” и казематных “А1” на авианосцах “Kara” и “Акаги”), 26700 м при 40° (для спаренных установок “С” на типе “Аоба” и “D” на типе “Миоко”) и 28000 м при 45° (для спаренных установок “В” на “Kara” и “Акаги”)
- максимальный угол снижения - 5°
- вес снаряда 110 кг, заряда (в шелковом картузе) 32,63 кг.
Характеристики установок и башен: - одноорудийные установки модели “А” (на 7500-тонных крейсерах “Фурутака” и “Како”) в “полубашнях” весом 57,5 т; защита 25/6,4/19 мм стали НТ (лоб/тыл/крыша); угол возвышения
25°; внутренний диаметр роликового погона 3,2 м; ГН и ВН от электромоторов в 14 л.с. и 8 л.с.; орудийный станок имел масляные гидроцилиндры отдачи и пневмонакатники; заряжание и досылание снаряда и обоих зарядных картузов - ручные при угле возвышения от +5° до +9°
- одноорудийные казематные модели “А1 ” (на авианосцах “Kara” и “Акаги”) - то же, что и модель “А”, защита 25 мм;
- двухорудийные башни модели “В” (на “Kara” и “Акаги”) с углом возвышения 70° и 25-мм защитой;
- двухорудийные башни модели “С” ( на “Аоба” и “Кинугаса”) весом 157 т; защита 25 мм стали НТ со всех сторон; угол возвышения 40°; расстояние между стволами 1,9 м; размер боевого отделения 8x6x2,15 м, общая высота вращающейся структуры 13 м, внешний диаметр роликового погона 5,029 м; ГН и ВН от электрогидравлических приводов (ВН и ручная) с 2 электромоторами по 75 л.с. и 1 50 л.с. и давлением масла 35 атм.; скорость ВН 6°/с; орудийные станки имели гидроцилиндры отдачи и пневмонакатники; заряжание при фиксированном угле +5°: снаряды подавались и досылались гидравликой, заряды вручную укладывались на лоток и досылались гидротолкателями, установка взрывателей - вручную на лотке; снарядные и зарядные погреба на одном уровне, как и в модели “А”;
- двухорудийные башни модели “D” (тип “Миоко”) практически повторяли модель “С”, но несколько другие форма боевого отделения и расположение погребов: снарядные - под броневой НП, зарядные - под складской; вес башни с орудиями 159 т.
Подача боезапаса: - для установок модели “А” цепные подъёмники ковшового типа, подающие снаряды и зарядные картузы из погребов на палубу ниже боевого отделения, затем ручная перегрузка на другой подъемник, идущий в боевое отделение; подача снарядов и зарядов к подъёмникам и от них к орудиям
- ручная;
- для установок модели “С” и “D” гидравлические подъемники “толкающего” типа внутри центрального ствола (барбета), скорость подачи 5 сн./мин.; снаряды и зарядные картузы вручную подавались в перегрузочное отделение вокруг центрального ствола и укладывались вертикально в соответствующие подъемники; в 1933-4 гг. на модели “D” и в 1936 г. на модели “С” зарядные подъемники заменили на более пожаробезопасные “ковшового” типа.
Характеристики боезапаса: Для 20-см орудий №1 были разработаны снаряды 5 типов (все имели длину 0,762 м и вес 110 кг), они использовались на крейсерах “класса А” до 1938 г., когда прошли модернизацию “Аоба” и “Кинугаса”, но на авианосцах “Kara” и “Акаги” - вплоть до их гибели в 1942 г.:
- колпачковый бронебойный №5, принят в 1924 г.; белого цвета с центральной красной полосой, донный взрыватель типа 13 №2;
- учебный, принят в 1924 г., черного цвета с желтой головкой;
- колпачковый бронебойный №6, принят 17.11.1928 г. и переименован 6.04.1931 г. в “бронебойный снаряд типа 88”; белого цвета с центральной красной полосой и цифрами “88” на головке; наполнен 2,836 кг пикриновой кислоты и с начала 1932 г. снабжался донным взрывателем типа 14 №4;
- фугасный (“общего назначения” или “коммон”) №4, принят в 1929 г.; красно-коричневого цвета с белым наконечником и центральной желтой полосой, наполнен 7,3 кг пикриновой кислоты, головной дистанционный взрыватель типа 89; 6.07.1932 г. переименован в “снаряд коммон” и оснащен головным дистанционным взрывателем типа 91;
- учебный дистанционный, принят в 1932 г.; черного цвета с белой головкой; головной дистанционный взрыватель типа 91.Имелось 3 типа зарядов в шелковых картузах: “общий” (32,63 кг, порох 60DC, 53DC, 70С или 80С ), “уменьшенный” (24,5 кг, порох 37DC - позже отменен, или 50С ) и “легкий” (16,3 кг, 3$С )
Управление стрельбой: Для2 ВН и ГН 20-см орудий применялась система “слежение за Указателем”. Центральной пост наводки (директор) типа 14 (принят на вооружение в 1925 г. - см. Приборы управления стрельбой) устанавливался на носовой надстройке, а запасной - на крыше самолетного ангара. Под главным директором устанавливалось устройство слежения за целью типа 13, а по бортам - 4 3,5-м дальномера типа 14 (бинокулярные совмещения). Директоры и дальномеры были приспособлены и для зенитных целей.
50-калиберное 20-см орудие типа 3 года №2

Спроектировано инженером С.Хадой на основе 200-см орудия типа 3 года №1, чтобы обеспечить крейсера “класса А” максимально разрешенным калибром.

Принято на вооружение . 25.07.1931 года
Характеристики орудия: - калибр ствола 203,2 мм (8”)
- ствол с полупроволочной обмоткой, позже радиально расширенный
- качающийся винтовой затвор (ручной и гидропривод)
- общая длина 10,31 м, вес с затвором 19000 кг, 48 нарезов
-длина зарядной каморы 1,348 м, объём 68 л
- скорость снаряда у дула 835-840 м/с
- максимальное давление газов в стволе 30-31,3 кГ/мм2
- живучесть ствола 320 выстрелов
- скорострельность 4 выстр./мин. (в башнях моделей “С” и ”D” реально 2-3 из-за скорости подачи)
- дальность стрельбы 28900 м при максимальном возвышении 40° (башни модели “С” и “D”) и 29400 м при 45° (башни модели “Е”); по вертикали (модель “Е”) -10000 м; макс, угол снижения -5°
- вес снаряда 125,85 кг, полного заряда (в шелковом картузе) 33,8 кг.
Характеристики установок и башен -двухорудийные башни моделей “С” (тип “Аоба”) и “D” (тип “Миоко”; 168 т) - см. выше;
- двухорудийные башни модели “Е” с возвышением 70° (на “Такао”, “Атаго”, “Чокай”); вес 171 т; защита 25 мм стали НТ со всех сторон плюс тонкая стальная облицовка изнутри с зазором 10 см от брони для теплоизоляции в жарком климате; расстояние между стволами 1,9 м; размер боевого отделения 8x6x2,25 м, общая высота вращающейся структуры 13 м, внешний диаметр роликового погона 5,029 м; ГН и ВН от электрогидравлических приводов (ВН и ручная) с 2 электромоторами по 100 л.с. и давлением масла 35 атм.; скорость ГН 4°/с, ВН 12%; орудийные станки имели гидроцилиндры отдачи и пневмонакатники; заряжание при фиксированном угле +5°: снаряды подавались и досылались гидравликой, заряды вручную укладывались на лоток и досылались гидротолкателями, установка взрывателей - вручную на лотке; из-за наличия двух пар подъемников центральный ствол был больше, а из-за большого возвышения внешне башни отличались от моделей “С” и “D”;-двухорудийные башни модели “Е ” (на “Майя”) с углом возвышения 55°, длиной 8,2 м и весом 175 т; в остальном как модель “Е”1
- двухорудийные башни модели “Е ” (на типе “Фурутака” после реконструкции) с углом возвышения 55°; вес 170 т; внешне выглядели как модель “Е”, но внутреннее устройство как у модели “С” из-за размещения снарядных и зарядных погребов на одном уровне; скорострельность 3 выстр./мин.;
- двухорудийные башни модели “Могами” (на типе “Могами”) с углом возвышения 55°; повторяли модель “Е ”, но имели диаметр роликового погона 5,71 м вместо 5,029 и длину 8,4 м вместо 8,2 м, скорость ВН 6%;
- двухорудийные башни модели “Е ” (на типе “Тоне”) с углом возвышения 55°;
Подача боезапаса: - для установок модели “С” и “D”3 гидравлические подъемники “толкающего” типа внутри центрального ствола (барбета); в 1933-36 гг. зарядные заменены на “ковшового” типа; подача в башнях модели “Е” - как модель “С” после 1936 г.;
- для установок моделей “Е” и “Е” аналогично, но имелось 2 подъемника вместо 1; снарядные “толкающего” типа, зарядные -“ковшового”; скорость подачи 4 полных выстрела на ствол; легче смена типа боезапаса; между перегрузочным отделением и погребами имелись пламянепроницаемые ставни;
- для установок модели “Могами”, как для модели “Е ”, но по 1 снарядному подъемнику.
Характеристики боезапаса: Для 20-см орудий №2 6.04.1931 г. приняли снаряды 4 типов (все имели вес 125,85 кг):
- колпачковый бронебойный типа 91 (“ныряющий” без бронебойного колпачка, а только с баллистическим), белого цвета с центральной красной полосой; донный взрыватель типа 13 №4 модиф.1; длина 906 мм, наполнен 3,11 кг ВВ типа 91;
- фугасный (“коммон”) типа 91, коричневого цвета с центральной желтой полосой, наполнен 8,17 кг ВВ типа 91, головной дистанционный взрыватель типа 91; мог использоваться как зенитный
- учебный дистанционный типа 91, черного цвета с желтой полосой; головной дистанционный взрыватель типа 91;
- учебный типа 91, черного цвета с желтой головкой; без взрывателя.
Впоследствии добавлены:
-фугасный (“коммон”) типа 0, принят в 1940 г. вместо “коммон” типа 91;длина 880 мм; остальное как у типа 91;
- фугасный типа 3 (зажигательный или осколочный), красного цвета; длина 860 мм, взрыватель головной дистанционный типа 91, наполнен 198 трубочками с зажигательной смесью;
- осветительный снаряд “В” с парашютом, принят в 1937 г., красного цвета, наполнен пиротехническим составом весом 5,13 кг, выстреливался “уменьшенным” зарядом с начальной скоростью 710 м/с.
Имелось 3 типа зарядов в шелковых картузах: “общий” (33,8 кг, порох 60DC, 53DC, 70Сг или 8ОС2), “уменьшенный” (порох 60DC, 53DC или 70С2) и “легкий” (порох ЗбСг)
Управление стрельбой: Для ВН и ГН 20-см орудий применялась система “слежение за указателем”. Центральный пост наводки (директор) типа 14 на носовой надстройке, а запасной - на крыше самолетного ангара (или за ним). Под главным директором устанавливалось устройство слежения за целью типа 13. На 10-орудийных крейсерах в башнях №№1,2 и 4 стояли 6-метровые дальномеры, а по бортам и на мостиках - 4,5- 3,5- и 1,5-метровые типа 14.
После реконструкции СУАО ГК включала: 3 6-м дальномера (1 в башне директора или отдельной башенке, 2 в башнях ГК №2 и №4 или №3 для 6-орудийных крейсеров), устройство слежения за целью типа 92, вычислительный прибор типа 92, 2 директора типа 94, устройства задержки стрельбы типа 98. На типе “Могами” в башнях ГК №3 и №4, а на типе “Тоне” в башнях №2 и №4 стояли 8-м дальномеры, устройства слежения за целью сняли, вычислительные приборы типа 92 модиф.1.

60-калиберное 15,5-см орудие типа 3 года

Спроектировано коллективом под руководством инженера С.Хада, чтобы обеспечить крейсера “класса В” максимально разрешенным калибром. Начало работ в 1930 г, испытания закончились в 1932 г.

Принято на вооружение 7.05.1934. года
Характеристики орудия - калибр ствола 155 мм (6,1”)- ствол моноблок, радиально расширенный,
- качающийся винтовой затвор с ручным и гидроприводом
- общая длина 961,5 см, вес с затвором 12700 кг,
- длина зарядной каморы 1128 мм, объём 38 л
- нарезка равномерная, 1 оборот на 28 калибров, 40 нарезов
- скорость снаряда у дула 920 м/с максимальное давление газов в стволе 34 кГ/мм2
- живучесть ствола 250-300 выстрелов
- скорострельность 5-7 выстрелов/мин. (проектная)
-дальность стрельбы 27400 м горизонтальная и 12000 м вертикальная при макс, возвышении 55°
- максимальный угол снижения - 10°
- вес снаряда 55,87 кг, заряда (в шелковом картузе) 19,5 “общего” и 12,3 кг “уменьшенного”
Характеристики установок и башен: - трехорудийные башни ( на типе “Могами” и планировались на типе “Тоне”) весом 175 т; защита 25 мм стали НТ со всех сторон плюс стальная облицовка изнутри с зазором 10 см для теплоизоляции; угол возвышения 55° (по проекту 75°); расстояние между стволами 1,55 м; размер боевого отделения 8,4x6x2,25 м, общая высота вращающейся структуры 13 и 15,8 м, внешний диаметр роликового погона 5,71 м; ГН и ВН от электрогидравлических приводов (ВН и ручная) с 2 электромоторами по 100 л.с. и давлением масла 70 атм.; скорость ГН 6%, скорость ВН 10°/с; орудийные станки имели гидроцилиндры отдачи и пневмонакатники; заряжание при фиксированном угле +7°: снаряды подавались и досылались гидравликой, заряды вручную укладывались на лоток и досылались гидротолкателями, установка взрывателей - вручную на лотке; снарядные погреба над зарядными (над и под складской палубой)
Подача боезапаса: - по одному снарядному подъемнику “толкающего” типа и зарядному “ковшового” типа на орудие (6 на башню - все внутри центрального ствола); снаряды и зарядные картузы из погребов подавались на кольцевую роликовую дорожку вокруг основания центрального ствола, затем через двойные пламянепроницаемые двери - в подъемники; подача снарядов и зарядов к орудиям - ручная; максимальная скорость подачи 6 снарядов и 5 полных зарядов в минуту.
Характеристики боезапаса: Имелось два типа снарядов, принятых 17.04.1935 г. (оба имели длину 0,678 м и вес 55,87 кг):
- колпачковый бронебойный типа 91 (“ныряющий” с баллистическим колпачком), белого цвета с красной полосой; наполнен 1,152 кг взрывчатки типа 91; донный взрыватель типа 13 №3 (замедление 0,08 с);
- учебный, черного цвета с желтой полосой, без взрывателя. Имелось 3 типа зарядов в шелковых картузах: “общий” (19,5 кг, порох 36DC2 или типа 93 №2), “уменьшенный” (12,3 кг, порох 50DC2), “легкий” для учебных снарядов (порох 30DC).
Управление стрельбой: Для ВН и ГН 15,5-см орудий применялась система “слежение за указателем”. Соответствовала СУАО на типе “Такао”: директоры типа 14 (на носовой надстройке и на крыше самолетного ангара), устройство слежения за целью типа 13, 6-м дальномеры типа 14 (бинокулярные совмещения), в башнях №3 и №4 стояли 8-метровые. После модернизации - см. выше.

ДВУХОРУДИЙНАЯ 20-СМ БАШНЯ МОДЕЛИ “МОГАМИ”

ТРЕХОРУДИЙНАЯ 15,5-СМ БАШНЯ

1 - 8-метровый дальномер; 2, 3 - смотровые порты вертикального и горизонтального наводчиков; 4 - командирская башенка с телескопом; 5 - установленные с зазором стальные плиты (термозащита); 6 - учебное прицельное устройство


1.2. Зенитные орудия

40-калиберное 8-см зенитное орудие типа 3 года

(до 29.03.1920 г. 40-калиберное 8-см зенитное орудие - Кокаку хо, до 5.10.1917 г. 40-калиберное 3"-е орудие с большим углом возвышения - Дай гиокаку хо)

Принято на вооружение 4 февраля 1916 года
Характеристики орудия: - ствол моноблок (MkVIII), вертикальный скользящий затвор
- общая длина 3,2 м, вес 600 кг, 21 нареза длиной 5,968 м
-длина каморы 0,39 м, объём 2,1 литра
- скорость снаряда у дула 670 м/с
- максимальное давление газов в стволе 23 кГ/мм2
- живучесть ствола 1200-2000 выстрелов
- скорострельность 13-18 выстрелов/мин. (проектная)
- дальность стрельбы 10800 м по горизонтали и 6800 м по вертикали при максимальном возвышении 75° (оптимально 5300м)
- максимальный угол снижения - 5°
- вес снаряда 5,99 кг, вместе с зарядом в латунной гильзе 9,43 - 10,22 кг
Характеристики установок: - одноорудийные пьедестальные без щитов, вес с орудием 3,4 т, ручное обслуживание; скорость ГН 11%, скорость ВН 7%; ручное заряжание при любом угле, взрыватель устанавливался вручную во время заряжания
Характеристики боезапаса: Имелось 7 типов снарядов весом 5,99 кг и длиной 285 мм каждый:
- 2 типа “общего назначения” (“коммон” или фугасные), содержащих 0,454 кг пикриновой кислоты, красно-коричневого цвета: №3 (1918 г.) с головным взрывателем типа 5 года и №4 (1929 г.) со взрывателем двойного действия с задержкой до 30 с;
- 2 типа учебных, черного цвета: №3 (1918 г.) с желтой головкой и дистанционный (1924 г.) с белой головкой и двойным взрывателем с задержкой до 30 с;
- трассирующий (1920 г.), красного цвета;
- шрапнельный (1918 г.), серого цвета, взрыватель двойного действия с задержкой 30 с;
- пристрелочный или “маркер” (1924 г.), серого цвета, взрыватель тот же с задержкой 30 с;
Заряд в латунной гильзе с порохом 20С2 (“общий”) или 10С2 (“легкий”) для каждого типа снарядов, исключая пристрелочный, для которого имелся только легкий заряд

45-калиберное 12-см зенитное орудие типа 10 года

Спроектировано инженером С.Хадой на основе 12-см/45 кал. зенитного орудия типа 3 года, которое устанавливалось на станке модели “G” на эсминцах, начиная с 1914 года. Начало разработки в 1921 г. (10 год Тайшо).

Принято на вооружение в 1926 году
Характеристики орудия: - калибр ствола 120 мм (4,7”)
- ствол наплавленный (MklX ), горизонтальный скользящий затвор
- общая длина 5,604 м, вес 1980 кг,
-длина каморы 0,656 м, объём 10,77 литра
- скорость снаряда у дула 825 м/с
- максимальное давление газов в стволе 26,5 кГ/мм2
- живучесть ствола 700-1000 выстрелов
- скорострельность 10-11 выстрелов/мин. (проектная)
- дальность стрельбы 15600 м по горизонтали и 10065 м по вертикали при максимальном возвышении 75° (оптимально 8450м)
- максимальный угол снижения - 10° - вес снаряда 20,45 кг, вместе с зарядом в латунной гильзе 32,5 - 34 кг
Характеристики установок: - одноорудийные пьедестальные модели “В” без щитов, вес с орудием 7,8 т, ручное обслуживание; скорость ГН 10°/с, скорость ВН 6,5°/с, ручное заряжание при любом угле, взрыватель устанавливался вручную непосредственно перед заряжанием; стояли на типах “Аоба” и “Миоко”, минзаге ''Яейяма”, сетевом заградителе “Сиратака”;
- через 3 года появились одноорудийные модели “В ” за щитом (толщина 1,6-3,2 мм) и с электрогидроприводом (возможна и ручная наводка), ёес Ют, скорость ГН 10°/с, скорость ВН 6,5°/с, ручное заряжание при любом угле, взрыватель устанавливался вручную непосредственно перед заряжанием; стояли на типах “Такао”, “Фурутака” (замена 8-см зениток) и “Аоба” (замена модели “В”);
- спаренные модели “А ” без щитов, вес 20,3 т, электрогидропривод наводки, ручное заряжание; в 1927-28 гг. ими оснаЬтили авианосцы “Kara” и “Акаги”;
- одноорудийные модели “С” с ручным обслуживанием (вес 6,7 т) и модели “Е” с гидроприводом были разработаны в годы второй мировой войны соответственно для береговых батарей и эскортных судов
Подача боезапаса: - снаряды подавались на ВП черпаковым цепным подъемником (по одному на каждую установку) со скоростью 10 снарядов/мин., перенос к орудиям и заряжание ручные
Характеристики боезапа-са: Имелось 5 типов снарядов длиной 414 мм каждый (кроме пристрелочного, который был 380-мм):
- “общего назначения” (“коммон” или фугасный), содержащий 1,7 кг пикриновой кислоты, темнокрасного цвета с белым наконечником (принят в 1929 г. как “снаряд коммон №4”), взрыватель типа 88; с 6.07.1932 г. стал называться просто “снаряд коммон”, взрыватель дистанционный типа 91; радиус поражения 18,1 м;
- дистанционный учебный (1926 г.), черного цвета с белой головкой и двойным взрывателем с задержкой на 30 с или 50 с; с 1932 г. дистанционный взрыватель типа 91;
- учебный (1932 г.) без взрывателя, черного цвета с желтым наконечником;
- пристрелочный или “маркер” (1926 г.), зеленого цвета, взрыватель двойного действия с задержкой 30 с или 50 с; с 1929 г. двойного действия на 30 с, а с 1932 г. дистанционный на 30 с;
- осветительный без парашюта, короткое время действия (1929 г.), голубовато-серого цвета, дистанционный взрыватель на 30 с; 30.08.1938 г. название изменено на “осветительный снаряд А”.
Позже добавлены:
- осколочно-зажигательный, красного цвета; длина 406 мм, вес 20,4 кг; наполнен 0,3 кг ВВ и 18 трубочками с зажигательной смесью; дистанционный взрыватель типа 91;
- осветительный “В ”, красного цвета, выпускался с начальной скоростью 700 м/с; наполнен 0,78 кг пиротехнической смеси; дистанционный взрыватель типа 91.
Заряд в латунной гильзе: “общий” (5,06 кг пороха 35С2 или 5,5 кг пороха 30DC), “облегченный” (порох 35С2 или 30DC или 20Т ) и “легкий” (порох 20С или 20С ) для каждого типа снарядов, исключая пристрелочный, для которого имелся только легкий заряд
Управление стрельбой Сначала управлялись теми же элементами СУАО, что и орудия ГК, затем стали обеспечиваться СУЗО типа 91 (директоры отдельно от дальномеров), а с 1937 г. - СУЗО типа 94 (см. ниже)

40-калиберное 12,7-см зенитное орудие типа 89

Спроектировано инженером С.Хадой для замены 8-см /40 зенитного орудия. Начало разработки в 1928 г., испытания экспериментального образца в 1931 г.

Принято на вооружение 6.02.1932 года
Характеристики орудия: - калибр ствола 127 мм (5”)
- ствол моноблок, изготовленный центробежной отливкой
- горизонтальный скользящий затвор
- длина общая/ствола 5,284/4,93 м, вес с затвором 3060 кг, 36 нарезов
- длина каморы 0,534 м, объём 9 литров
- скорость снаряда у дула 720 м/с
- максимальное давление газов в стволе 25 кГ/мм2
- живучесть ствола 800-1500 выстрелов
- скорострельность 14 (максим.) - 8 выстрелов/мин. (продолжительная)
- дальность стрельбы 13200 м по горизонтали и 8100 м по вертикали (эффективная 7400 м)
- максимальный угол возвышения +90°, снижения -8°
- вес снаряда 23,05 кг, заряда 3,98 кг, латунной гильзы 7,25кг, унитарного патрона 34,32 кг
- длина снаряда 436,8 мм, гильзы 583 мм, унитарного патрона 971 мм
Характеристики установок - одноорудийные пьедестальные со щитами - только на эскортных эсминцах типа “Мацу” в носу;
- двухорудийные пьедестальные без щитов модели “А ” весом 20,3 т; электрогидропривод (10 л.с.) и ручной; скорости ГН 6°/с и ВН 12°/с (при ручной Ааводке обе 3%); заряжание при любом возвышении, установка взрывателя вручную перед заряжанием, а времени его срабатывания
- автоматически; стояли на линкорах, авианосцах, после реконструкции на “Такао”, “Атаго”, “Майя”, на 5500-тонных крейсерах после модернизации, эскортных эсминцах (в корме), вспомогательных судах; - двухорудийные с 2-мм “погодными” щитами модели “А ” модиф.1 весом 24,5 т; остальное - как у модели “А ”; стояли на модернизированных крейсерах типа “Миоко”, на типах “Могами” и “Тоне”, ремонтном судне “Акаси”, танкерах “Шиойя”, “Асидзури” и “Хайясуи”; - двухорудийные с полностью закрытым щитом модели “А ” модиф.2; стояли на авианосцах “Kara”, “Сорю”, “Хирю”, "Сёкаку”, ”Дзуйкаку” и большинстве перестроенных из торговых судов в местах, подверженных воздействию дыма из труб;
- двухорудийные с более полной защитой от дульных газов модели “А ” модиф.З весом 29 т стояли на линкорах типа “Ямато”.
Подача боезапаса: - унитарные снаряды подавались ковшовыми цепными подъемниками на СП, по которой переносились к подъемникам под орудиями (по одному на каждую установку); передача к орудиям и заряжание вручную; скорость подачи 10 снарядов/мин.(теоретически, а на практике сильно зависела от состояния прислуги.
Характеристики боезапаса: В 1932 г. имелось 4 типа снарядов, из которых осветительный без парашюта отменили в 1934 г. (все имели вес 23 кг, длину 436,8мм)
- “общего назначения”, содержащий 1,778 кг пикриновой кислоты, коричневого цвета; взрыватель типа 88 или дистанционный типа 91; эффективный радиус поражения 18,8 м;
- дистанционный учебный, черного цвета с белым наконечником; дистанцион. взрыватель типа 91;
- учебный без взрывателя, черного цвета с желтым наконечником.
Позже добавлены (оба с дистанционным взрывателем типа 91):
- “коммон” типа 3 (также известен как “осколочный” или “зажигательный”), красного цвета; наполнен 43 трубочками и 23 тягами с зажигательной смесью; эффективный диаметр разрыва 54 м;
-осветительный модели “В”, красного цвета, наполнен 1,1 кг пиротехнической смеси; начальная скорость 720 м/с. Заряд в латунной гильзе: “общий” (3,98 кг пороха 21 DC).
Управление стрельбой СУЗО типа 91:2 директора, совмещенных с вычислительным устройством, и отдельно стоящие 2 дальномера; СУЗО типа 94: 2 директора с 4,5-метровыми дальномерами по бортам на носовой надстройке, зенитный вычислительный прибор в ЦАП под броневой палубой

СПАРЕННАЯ УСТАНОВКА “МОДЕЛИ А” ЗЕНИТНЫХ 12,7-СМ ОРУДИЙ ТИПА 89

Пунктирной линией показаны контура ветрового щита (установка “модели А модиф.1” Некоторые гидравлические трубопрбводы не показаны, чтобы не загромождать чертеж


1.3. Зенитные автоматы

13-мм автомат типа 93

(до 1935 г. - 13-мм автомат типа Хо; до 4.02.1933 г. 13,2-мм автомат Гочкис)

Производство фирмы Гочкис, поступали по импорту из Франции. Тип Хо принят на вооружение в 1931 г. В 1933 г. разработана японская версия. 

Принят на вооружение в 1935 году
Характеристики орудия: - калибр ствола 13,2 мм, длина ствола в калибрах 76
- ствол моноблок с воздушным охлаждением и пламегасителем,
- механизм Гочкиса на дульных газах,
- длина (ствол+затвор) 1+0,4=1,4 м, 8 нарезов,
- вес общий/ствола/механизма 41,8 /19,8 / 22,0 кг,
- скорость снаряда у дула 800 м/с,
- максимальное давление газов в стволе 29 кГ/мм2
- скорострельность 250 (норм.) - 450 (максим.) выстрелов/мин.
-дальность стрельбы 6400 м по горизонтали и 4500 м по вертикали при максимальном возвышении 85° (эффективная 1000м)
- вес снаряда 52 г, заряда 15 г, общий вес патрона 113 -118,5 г
Характеристики установок: - пьедестальные без щитов с ручным обслуживанием; вес 213 кг (модель 1) или 113 кг (мод. 6и 7);
- спаренные весом 313 кг; стояли на типе “Фурутака” с 1932-33 гг. и после реконструкции на остальных крейсерах “класса А”;
- счетверенные весом 1163 кг на типе “Аоба” с 1932 г.
Рабочее пространство для одиночной и спаренной установки - диаметр 2 м, счетверенной -диаметр 2,41 м.
Характеристики боезапаса Имелось 4 типа снарядов:
- бронебойный весом 51,8 г (общий 118,5 г), без взрывчатки;
- зажигательный, 49,6 г (116,7 г), наполнен 3,5 г фосфора;
- трассирующий, 46 г (113 г), наполнен гексаном (50%), желтого цвета;
- учебный - как бронебойный.
Боепитание: в магазинах по 30 патронов

40-мм/62 автоматическое орудие типа “НТ”

Производство фирмы Виккерс, разработано на основе модели MkVIII, испытания в 1927 г. на верфи флота в Куре, поступали по импорту из Англии. 

Принято на вооружение в 1928 году
Характеристики орудия: - калибр ствола 40 мм
- ствол кованый с водяным охлаждением и накатным механизмом фирмы Виккерс
- длина (ствол+механизм) 1,58+0,92=2,5 м, вес 281 кг
- скорость снаряда у дула 600 м/с
- скорострельность 100 (норм.) - 200 (максим.) выстрелов/мин.
- дальность стрельбы 13000 м по горизонтали и 7000 м по вертикали при максимальном возвышении 80° (эффективная 2500 м)
- максимальное снижение -10°
- вес снаряда 0,907 кг, общий вес патрона 1,3 кг
Характеристики установок: - пьедестальные без щитов с ручным обслуживанием, вес с орудием 941 кг; стояли на типе “Такао” до 1935/36 гг. и по проекту должны были стоять на типе “Могами”
Характеристики боезапаса - имелся снаряд “коммон”,
- боепитание: ленточное (50 снарядов) или в обоймах по (20-25)

25-мм автомат типа 96 модель 1

Разработан фирмой Гочкис (Франция) в 1930 г. В небольших количествах куплен Японией в 1934 г. и испытан в Йокосуке. Покупные модели были известны как тип 94 или тип 95. Спустя 2 года модифицированную версию с пламегасителем типа “Рейнметалл” начали выпускать в Японии.


Принят на вооружение 6.08.1936 года
Характеристики орудия: - калибр ствола 25 мм, длина ствола 60 калибров
- ствол кованый+моноблок с воздушным охлаждением и пламегасителем, механизм Гочкиса на дульных газах
- длина общая/ствола 2,420/1,5 м, вес общ./ствол 115/43 кг, 12 нарезов
- скорость снаряда у дула 900 м/с
- максимальное давление газов в стволе 27 кГ/мм2
- живучесть ствола 3000-15000 выстрелов
- скорострельность от 110-120 (норм.) до 200-260 (максим.) выстрелов/мин.
- дальность стрельбы 7500 м по горизонтали и 5250 м по вертикали при максимальном возвышении 80° (эффективная 1500м)
- вес снаряда 243,2-262 г, заряда 102 г, общий вес патрона 680 г
Характеристики установок: - одиночная на тумбе весом 785 кг (1943 г.); ручное обслуживание;
- спаренная весом 1100 кг (1936 г.) с углом возвышения 80° и снижения 10°; ГН и ВН от электромоторов (1 л.с.) по сигналам от директора со скоростью 18% и 12%;
- строенные весом 1800 кг (1941 г.); силовое обслуживание (электромотор мощностью 1 л.с.)
Характеристики боезапаса Имелось 4 типа снарядов с взрывателями:
- бронебойный весом 262 г (без заряда ВВ), белого цвета;
- “коммон” весом 243,2 г (заряд 13,2 г тетрила), коричневого цвета;
- зажигательный весом 250,7 г (11,3 г ВВ типа 2), оранжевого цвета;
- трассирующий весом 252 г (11 г ВВ типа 2).
Боепитание: в магазинах по 15 патронов; каждый 4-й или 5-й снаряд в фугасной или зажигательной обойме был трассирующим
Управление стрельбой директор типа 95 на каждые 2 установки

СТРОЕННАЯ УСТАНОВКА 25-ММ АВТОМАТОВ, ПРИНЯТАЯ НА ВООРУЖЕНИЕ В КОНЦЕ 1941 ГОДА

(вид сбоку и вид сверху)

Прислуга 9 человек: вертикальный и горизонтальный наводчики, установщик прицела и по 2 заряжающих на ствол


1.4. Боеприпасы японские снаряды

До середины 20-х годов японцы использовали 40-см и 36-см колпачковые бронебойные (ББ) снаряды типа 3 года (1914 г.), разработанные на верфи флота в Куре на основе английских 356-мм снарядов, импортируемых для законченного постройкой в 1913 г. линейного крейсера “Конго”. Чтобы использовать опыт мировой войны, в 1924 г. у фирмы Хэдфилдс Лтд (Шеффилд) закупили ББ снаряды, на основе которых арсенал в Куре разработал новые - калибром 40-см, 36-см и 20-см. Их приняли на вооружение 15.06.1925 г. как “бронебойный снаряд №5”.

В июне 1924 г. колпачковый ББ 40-см снаряд, выпущенный сдистанции 20 км по корпусу недостроенного линкора “Тоса”, стоявшего на якоре в бухте Хиросима, упал в воду в 25 м от борта под углом 17° и, пройдя под водой, пробил ПТП толщиной 76 мм около МО. В результате этого попадания в корпус попало 3000 т воды. 7.09.1924 г. старый линкор “Аки” был потоплен в Токийской бухте после 22 попаданий (22% от выпущенных) 40-см ББ снарядов, не имевших взрывателей и начинки, выпущенных “Нагато” и “Муцу” с дистанции 18 км. Один снаряд попал под ВЛ в МО и в результате большого затопления корабль-мишень затонул. Эти результаты привели к разработке капитаном 2 ранга Гичо Кавазе так называемого “ныряющего ББ снаряда”, спроектированного так, чтобы он не менял своей траектории под водой и при недолете попадал противнику ниже ВЛ, возможно под главный пояс. Испытания такого снаряда начались в 1925 г., а 17.11.1928 г. его приняли на вооружение для 40-см, 36-см и 20-см орудий под названием “бронебойный снаряд №6”, а с 6.04.1931 г. - “бронебойный снаряд типа 88” (1928 г.). Было подсчитано, что взрыватель такого снаряда должен иметь замедление 0,4 с, необходимое для того, чтобы после удара о воду снаряд мог достичь цели, не взорвавшись. Такой взрыватель под маркой “тип 13 №4” появился в начале 1932 г. (см. - Японские снарядные взрыватели). Джиго Кавазе разработал еще улучшенный ныряющий снаряд для 40- см, 36-см и 20-см орудий, который приняли на вооружение 6.04.1931 г. как “бронебойный снаряд типа 91”.

ЯПОНСКИЕ ЬНОНЬЬОИНЫЬ СНАРЯДЫ ТИПА 91 36-см (слева) и 20-см №2 (справа)

1 - аэродинамический колпачок; 2 - головная часть; 3 - бронебойный колпачок; 4 - тело снаряда; 5 - ВВ типа 91 (тринитроанизол); 6 - донный взрыватель типа 14 №4; 7 - медные пояски; 8 - дно; 9 - пробка взрывателя. В - линия отлома при падении в воду


Только снаряды крупных калибров (36-см, 40-см и 46-см) имели настоящий бронебойный колпачок, к которому крепился аэродинамический, а на снарядах среднего калибра (20-см и 15,5-см) аэродинамический колпачок крепился непосредственно к головной части.

Среди японских снарядов “общего назначения” (“коммон” или полубронебойных) наиболее интересен был “осколочный” или “зажигательная шрапнель”, который разрабатывался для действия в том числе и по воздушным целям. В отличие от прочих “коммонов”, имевших бордово-коричневую окраску, он красился в красный цвет. Законченный разработкой в 1938 г., он (длина 860 мм, вес 125,85 кг) заполнялся стальными трубочками диаметром 25 и длиной 70 мм с зажигательной смесью внутри (металл Электрон, главным образом магний, 45%, нитрат бария 40%, резина 14,3%). Трубочки действовали как шрапнель, когда снаряд взрывался под действием дистанционного взрывателя типа 91, а затем, воспламеняясь через 0,5 с, как зажигательные, давая пламя высокой температуры (3000°С) на длину до 5 м и длительностью 5 с. Максимальная высота точки начала горения снаряда (А - см. рис.) в 10 км достигалась при установке взрывателя на 55 с и угле возвышения орудия в 45°. В точке В (примерно в 200 м от точки А) он разрывался, давая около 225 осколков, которые, двигаясь вперед с углом рассеивания 13°, загорались и образовывали конус поражения с диаметром основания около 100 м и высотой около 1 км, если считать вершиной точку А. Эти снаряды японцы считали эффективными против самолетов, особенно при разрыве над целью, когда трубочки падали на неё сверху. Хотя из-за необходимости вносить поправку на угол возвышения это усложняло управление стрельбой при использовании снарядов различных типов. Обозначались эти снаряды как “коммон типа 3” и сначала имелись для больших калибров (46-см, 40-см, 36-см и 20-см орудия №2), но затем их разработали и для 12,7-см/50 и 12,7-см/40 зенитных орудий, уменьшив размеры зажигательных трубочек (66 трубочек, угол рассеивания 10°, диаметр конуса 54 м). Эти снаряды состояли на вооружение к началу войны на Тихом океане или появились сразу после её начала. Американцы же считали их “больше эффектными, чем эффективными”. На том же принципе, но с несколько другими наполнителями трубочек, были разработаны и другие снаряды: “коммон типа 4" для 20-см гаубиц и 12,7-см/ 50 орудий (на 100% наполнены фосфором), “зажигательный снаряд” (30% нитрата бария, 25% окиси железа, 20% алюминия, 10% металла Электрон, 14,3% резины) для 20-см гаубиц, 14- см/50 и 12-см/45 орудий.

20-СМ СНАРЯД “КОММОН ТИПА 3”

1 - дистанционный взрыватель типа 91; 2 - винт установки взрывателя на заданное время; 3 - воспламенитель (2 кг); 4 - винт для крепления головной части снаряда; 5 - головная часть; 6 - кластер; 7 - запальный стержень- замедлитель; 8 - выбрасывающий заряд в корпусе; 9 - скобы; 10 - детонатор; 11 - главный заряд; 12 - донная крышка; 13 - ведущие пояски; 14 - вращающаяся заклепка; 15 - заряд замедленного действия; 16 зажигательная смесь; 17 - центральный быстрогорящий огнепроводный шнур

20-СМ ОСВЕТИТЕЛЬНЫЙ СНАРЯД “В” С ПАРАШЮТОМ И ДВОЙНЫМ ВЫБРАСЫВАЕМЫМ ЗАРЯДОМ

1 - головной дистанционный взрыватель типа 91; 2, 3 - первый и второй выбрасываемые заряды; 4 - горящий порох; 5 - парашют; 6 - выбрасываемый контейнер; 7 - ведущие пояски; 8 - срезаемые штырьки

В 1915 г. японцы испытали осветительные 15-см снаряды на парашютах, но результаты оказались хуже ожидаемых. Новые эксперименты с осветительными снарядами для 12-см, 14-см и 15-см орудий провели в 1921 г. Эти снаряды имели только осветительный заряд, поэтому их световая сила была большой, а время свечения малым. Дальнейшие испытания привели к разработке осветительных снарядов, в которых светящийся заряд состоял из 10 частей, падавших при разрыве раздельно. Известные с4.12.1923 г. как “звездные”, эти снаряды прошли испытания в 1925 г. и в следующем поступили на вооружение для орудий 15-см/45, 15-см/50,14-см/50, 12-CM/40 и 12-СМ/45. В 1929 г. на вооружение поступили такие снаряды для 12-см/45 зениток, а в 1932 г. - для 12,7-см/40 зениток. Эти снаряды 30.03.1938 г. переименовали в “осветительные снаряды А”. В 1934 г. с успехом прошли испытания таких снарядов для главного калибра линкора “Конго”, но использовались только “звездные” снаряды калибром до 15 см, поскольку спустя год появились осветительные снаряды на парашютах. Все “звездные” снаряды имели голубовато-серую окраску. Для увеличения времени действия осветительных снарядов в 1926-7 гг. возобновили эксперименты с парашютами. Такой “осветительный снаряд В” приняли на вооружение в 1935 г.; сначала для орудий 15,5-см/60, 15-см/50,14-СМ/50, 12,7-см/ 40 и 12-СМ/45 зениток, а С 1937 г. для орудий 20-СМ/50 №2, 36- см/45 и 40-СМ/45. Снаряды “В” (состав: 53% магния, 42,5% нитрата бария, 3,5% воска) имели не только большую световую мощность (1,6 млн кандел), но и большее время действия.

Снаряды с двойным выбрасываемым зарядом обозначались “В”, с одним - “В ”. Все снаряды “В” окрашивались в красный цвет и имели дистанционный взрыватель типа 91 (установка времени до 55 с, к для 36-см и 40-см калибра и до 100 с-для ночных боев на больших дистанциях). Эффективная дистанция 20-см осветительного снаряда “В” с парашютом составляла 16000 м.

Взрывчатая начинка снарядов

В качестве взрывчатого вещества (ВВ) для фугасных и бронебойных снарядов и для боеголовок торпед японский флот принял еще 26.01.1893 г. “порох шимоза”, разработанный инженером М.Шимозой (1859-1911) и известный также как “ПА Бакуйяку” (взрывчатая пикриновая кислота). Пикриновая кислота - тринитрофенол, из которого англичане разработали “лиддит”, французы “мелинит”, американцы “эмменсит” и т.д. 23.07.1931 г. японцы приняли новое ВВ - тринитроанизол (третичная и метиловая производная бензола) под обозначением “ВВ типа 91” (1931 г.), которое быстро заменило пикриновую кислоту в бронебойных и фугасных снарядах калибром от 20 см и выше, а также в торпедах. Ближе к началу второй мировой войны его использовали для наполнения фугасных снарядов 12-см и 12,7-см зениток.

6.09.1934 г. в качестве наполнителя для снарядов калибром 40 мм и ниже приняли тринитротолуол (ТНТ) или “взрывчатое вещество типа 92”, а для снаряжения 25-мм снарядов тогда же приняли тетрил (ТЕТ). В начале 30-х годов были разработаны гексоген или тетраметилен-тринитралин (ТМТНА), пентрит (ТИПЕ) или тетранитропентаэритрит и гексанитродефиниламин (ГИДА). Комбинации различных компонентов дали множество ВВ, которые применялись для наполнения снарядов зенитных автоматов, торпед и глубинных бомб. В качестве ВВ торпед и глубинных бомб японцы разработали ВВ типа 94 (принято 28.04.1934 г., 70% ТНТ+30%ТМТНА), ВВ типа 96 (70%ТНТ+30%ГНДА), типа 97 (26.08.1937 г., 70%ТНА+30%ГНДА). Короткий период для торпед типа 93 использовалось ВВ типа 94, но из-за чрезмерной чувствительности и склонности к детонации с 1938 г. его заменили более стабильным ВВ типа 97. Для снарядов зенитных автоматов стали использовать пентрил (принят в конце 30-х гг., 60%ТНТ+40%ТНПЕ), а в качестве зажигательной смеси с 1943 г. использовали ВВ типа 2 (60%ТНТ+40% алюминиевого пороха).

В качестве основного ВВ для снаряжения мин и глубинных бомб вместо “шимозы” использовалось ВВ типа 88 (принято 1.05.1930 г., 75% аммониумперхлората, 16% ферросиликата, 6% древесной пульпы, 3% мазута).

Японские снарядные взрыватели

Японские взрыватели (Шинкан) делились на три категории:

1. Ударные взрыватели, в свою очередь делившиеся на:

Донные ударные взрыватели

♦ После опытов в 1884 г. с ударным взрывателем “Хиго” (принят 9.01.84 г.) первый надежный японский взрыватель был разработан кап.-лейт. Горо Идзуином (1858-1921) в 1892-1900 гг. и принят 2.07.1900 г. как “донный ударный взрыватель Идзуина”. 22.06.1906 г. на вооружение приняли улучшенную модель “взрыватель Идзуина №1 новой модели”, а 15.07.1907 г. - “взрыватель Идзуина новой модели №2”.

♦ Во время мировой войны эти взрыватели заменил “взрыватель типа 3 года №1", принятый на вооружение 24.08.1914 г.

♦ В годы мировой войны была разработана новая модель, принятая 29.08.1919 г. (№2) и 16.12.1919 г. (№1 и №3) под названием “взрыватель типа 8 года №1 - №3”. Но после того как в сентябре 1920 года из-за преждевременного срабатывания такого взрывателя в правом орудии башни линейного крейсера “Харуна” разорвался 36-см снаряд, их с февраля 1921 года применять перестали и к 15.09.1924 г. окончательно заменили на “взрыватели типа 13 (года)”.

♦ Тем временем кап. 2 ранга Гичо Кавазе разработал новый тип донного взрывателя для бронебойных снарядов, принятый на вооружение в 1924 г. как “взрыватель 13 года” или позднее как “взрыватель типа 13” и используемый японским флотом всю вторую мировую войну. Имелись следующие модели этого взрывателя:

1) типа 13 (года) №1, принят 26.07.1924 г., мгновенного действия;

2) типа 13 (года) №2, принят 5.10.1925 г., с задержкой 0,03 с;

3) типа 13 (года) №3, принят 5.10.1925 г., с задержкой 0,08 с;

4) типа 13 (года) №4 принят 6.01.1932 г., с задержкой 0,4 с, мод.1 принята 9.06.1932 г.;

типа 13 (года) №5, дальнейшая модификация с задержкой 0,4 с, принят в.1941 г.,

№5 с колпачком принят в 1942 г.

Головные ударные взрыватели

♦ Введены для фугасных снарядов (включая и зенитные) калибром 8-14 см, имели 2 основных модели:

1) головной взрыватель типа 5 года (разработан в 1916 г., принят 11.11.1918 г.), очень сложной конструкции; введены 3 модификации: модиф. 1 (6.01.1932 г.), модиф. 2 (июнь 1936 гю), модиф. 3 (декабрь 1941 г.). Эти взрыватели имели разное количество взрывчатого вещества в основных частях: взрывном заряде, капсюль-детонаторе (азид свинца или тетрил) и детонаторе (мелинит шимозы).

2) головной взрыватель типа 88 (принят 7.11.1928 г.), менее сложный ( в качестве капсюля-детонатора использовалась гремучая ртуть); модель “модиф. 1” принята в декабре 1941 г.; трехкомпонентный взрывной заряд, остальное как у типа 5 года; упрощенная модель “модиф.2” принята в феврале 1942 г.

♦ Взрыватели обоих типов (5 года и 88 года) были мгновенного действия.

2. Дистанционные взрыватели

♦ Не считая старых взрывателей с пороховым замедлением, после мировой войны японский флот разработал механические дистанционные головные взрыватели, имевшие 3-компонентный капсюль-воспламенитель, заряд черного пороха и часовой механизм Хаттори. Они применялись в фугасных, учебных дистанционных, осветительных (звездных) и зажигательных снарядах (как обычных, так и зенитных) калибром от 8 до 20 см (во время войны на Тихом океане и более крупных).

♦ Начавшиеся в 1924 г. эксперименты с часовым механизмом фирмы Рейнметалл привели к созданию спустя 5 лет экспериментальной модели, принятой на вооружение 8.07.1930 г. как “дистанционный взрыватель типа 89”. Скоро его сменил более прочный и точный типа 91, принятый на вооружение 6.01.1932 г.

♦ Более поздние модели: типа 98 (принят в июне 1942 г.), типа 0 (февраль 1943 г.) и типа 4 (1944 г.).

3. Взрыватели двойного действия

♦ Комбинация дистанционного (порохового типа с задержкой 30 с или 50 с) и мгновенного ударного взрывателей, принят на вооружение 11.11.1918 г. как “Фукудо шинкан”.


1.5. Японские заряды и зарядные пороха

“Общий” или “полный” заряд был нормальным и соответствовал американскому. “Уменьшенный” заряд (75% от “общего”) соответствовал “влажному” американскому; “легкий” или “половинный” (50% от “общего”). Имелся еще “сильный” или “тяжелый” заряд (на 10-20% больше “общего”), который использовали при испытаниях орудий.

Бездымный порох на японском флоте был принят 17.02.1893 г. под названием “Дзиндзо тюйо кайяку” (общий порох в кордах) или “общий кордит”, обозначаемый как порох “С”. Опыты над пропорцией нитроглицерина и нитроцеллюлозы привели к принятию в 1908 году для всех типов орудий пороха “MD" (модифицированный порох), который применялся в трубках (MDT - модифицированный турбит) или в кордах (MDC - модифицированный кордит). Примерно с 1912 года в порох “MD" стали добавлять антикоагулятор (стабилизатор) нафтол-метил, известный у японцев как “яра-яра”. 12.09.1917 г. был принят на вооружение порох типа 2 года (1913) под обозначением “порох Сг” (кордит) и “порох Т2” (турбит), заменивший порох MDC и MDT. В 1920 году из Германии завезли новый застыватель (желатинизатор), названный “централитом” и 16.12.1924 г. на вооружение приняли порох типа 13 года под маркой “порох DC” (немецкий - доку - кордит) и “DT” (немецкий турбит). В1928 года состав пороха типа 2 года (С2 и Т2) изменили и 1.05.1930 г. на вооружение приняли порох типа 89 (1929 г.) под маркой “порох С3” и “порох Т3”.


Химический состав японский порохов (то же и для турбита)
Марка пороха С MUG С2 DC С3
Год принятия 1893 1908 1917 1924 1930
Нитроглицерин, % 58 30 30 30,0 26,5
Нитроцеллюлоза, % 37 65 65 64,8 68,5
Минеральное желе,% 5 5 3 - -
Яра-яра, % - - 2 - 5,0
Централит, % - - - 4,5 -
Минеральное вещество ,% - - - 0,7 -

Цифра перед маркой пороха показывала толщину (диаметр) порохового корда в десятых долях миллиметра: 110=11 мм, 85=8,5 мм, 70=6,9 мм, 50=4,95 мм, 35=3,45 мм, 30=3 мм, 20=1,98 мм.


В начале 30-х годов были разработаны весьма эффективные застыватель и антикоагулятор (орто-тотил-уретан или ОТУ), который по сравнению с “централитом” имел точку плавления 42°С вместо 72°С. Добавление ОТУ в порох делало последний более легким в обращении и безопасным при перемешивании и раскатке. Порох с добавлением ОТУ приняли на вооружение 12.05.1933 г. под маркой “порох типа 93"; тип 93 №1 для 40-см и 46-см орудий, а тип 93 №2 для 15,5-см орудий. В 1943 г. ввели новый антикоагулятор тотил-централит, который в составе “пороха типа 3” использовался для 12-см зенитных орудий.

Для ночных боев японский флот разработал ряд средств для уменьшения вспышек при стрельбе орудий. Бесвспышковый порох сначала с переменным успехом испытали на маневрах 1930 г. (порох “игрек”) - в уменьшенных зарядах для 20-см, 14-см и 12-см орудий. Дальнейшие разработки привели к принятию в 1936 г. пороха типа 2 (FD), который временно использовали до принятия через два года пороха FD . Состав обоих порохов был одинаков: 30% нитроглицерина, 61,3% нитроцеллюлозы, 5% централита, 3% орто-лилметана и 0,1% минерального вещества. Кроме этого они содержали отдельно от остальных компонентов гидроцеллюлозу и сульфат поташа (по 8% каждого в FD и по 4% каждого в порохе FD ). Использование FD пороха позволило уменьшить вспышку при стрельбе из орудий калибром до 15 дм.11


2. Торпедное вооружение

2.1. Торпедные аппараты

53-см торпедные аппараты типа 6 года

Приняты на вооружение в 1917 году. Двухтрубные, без щитов, выстрел сжатым воздухом, ГН ручная и электромотором, заряжание ручное. Стреляли торпедами типа 6 года. Стояли на крейсерах типа “Тенрю” и первых 5500-тонных типа “Кума”.

61-см торпедные аппараты типа 8 года

Приняты на вооружение в 1919 году. Двухтрубные поворотные без'щитов, выстрел сжатым воздухом, ГН ручная и электромотором, заряжание силовое или ручное. Стреляли торпедами типа 8 года №1 и №2. Стояли на “Юбари” и 5500-тонных крейсерах типов “Нагара” и “Нака”.

типа 12 года

Приняты на вооружение в 1923 году. Двухтрубные неподвижные, выстрел сжатым воздухом, заряжание силовое или ручное. Борт в районе торпедных портов защищался плитами стали НТ толщиной 19-25,4 мм. Стреляли торпедами типа 8 года №2. Стояли на крейсерах типов “Фурутака”, и “Аоба” до их модернизации.

типа 13 года

Приняты на вооружение в 1924 г. Трехгрубные неподвижные, выстрел сжатым воздухом, заряжание силовое или ручное. Стреляли торпедами типа 8 года №2. Стояли на крейсерах типа “Миоко” до модернизации.

типа 89

Разработаны в 1929 г., приняты на вооружение в 1931 г. Двухтрубные поворотные со щитами, элекгрогидравлическим и ручным приводом. Заряжание силовое и ручное, система быстрой перегрузки торпед за 20 с. Выстрел сжатым воздухом или пороховым зарядом. Стреляли торпедами типа 90. Стояли на крейсерах типа “Такао” до модернизации. В 1941 г. на “Тёкай” и “Майя” эти ТА приспособили для стрельбы кислородными торпедами типа 93.

типа 90

Разработаны в 1930 г., являлись развитием 2-трубных ТА типа 89. Трехгрубные поворотные. Модель 1 без щита разрабатывалась для крейсеров типа “Могами”, модель 2 с противоосколочным щитом - для эсминцев типа “Хацухару”. Аппараты могли разворачиваться на 105° от линии, параллельной ДП, за 70 с вручную или за 5,3 с электрогидроприводом мощностью 20 л.с. (масляный гидромотор модели К5). Заряжание силовое и ручное, система быстрой перегрузки торпед за 16,6 с. Выстрел сжатым воздухом или, в экстренном случае, пороховым зарядом. Проектировались под торпеды типа 90, но могли стрелять и новыми кислородными типа 93.

типа 92

Разработаны в 1932 г. Приняты на вооружение в 1934 г. Четырехгрубные поворотные, выстрел сжатым воздухом (скорость вылета торпеды 11-12 м/с) или в экстренном случае 600-г зарядом черного пороха. Заряжание силовое и ручное, система быстрой перегрузки торпед. Разработаны для кислородных торпед типа 93, но могли стрелять и торпедами типа 90.

Модель 1 с ручной наводкой и углом поворота 105°: разработана специально для модернизации крейсеров “класса А”; ТА без щитов весом 15 т стояли на крейсерах типа “Миоко”, ТА со щитами весом 18 т - на типах “ФурутакаТАоба” и “Агано”; ТА модели 1 модиф.1 без щитов, но с приводом поворота от пневмомотора в 10 л.с. стояли на “Такао” и “Атаго”.

Модель 2 с приводом наводки от пневмотора в 10 л.с., углом поворота 360“ и со щитами стояли на эсминцах типов “Сирацую”, “Асасио” и “Мацу”, с 1941 г. на 5500-тонных крейсерах “Дзинцу”, “Нака”, “Абакума”, с 1944 г. на 5500-тонных крейсерах “Нагара” и “Исудзу”.

Модель 3 с ручным приводом наводки, углом поворота 105° и со щитами стояли на “торпедных” крейсерах “Ои” и “Китаками”. Модель 4 с приводом наводки от пневмотора в 10 л.с., углом поворота 360° и со щитами стояли на эсминцах типов “Кагеро”, “Югумо” и “Акицуки”.


2.2 Торпеды

53-см торпеды типа 6 года

Приняты на вооружение в 1917 г.

Общая длина торпеды, м 6,840

Вес общий/боеголовки, кг 1432/203

Двигатель 2-цилиндровый двойного действия (Уайтхеда)

Давление сжатого воздуха, атм. 175

Дальность хода, м/на скорости, узлов 15500/27, 10000/32, 7000/37

61-см торпеды типа 8 года №1 (№2)

61-см торпеды (Гиорай) типа 8 года приняты на вооружение 27.03.1920 г.; модель №1 выпускалась в Сасебо, но с 1921 г. в Куре начали выпускать модель №2.

Приняты на вооружение в 1920 г. (в 1921 г.)

Общая длина торпеды, м 8,415

Вес общий/боеголовки, кг 2215/300 (2362/346)

Двигатель 4-цилиндровый пневматический радиальный (Шварцкопфа)

Давление сжатого воздуха, атм. 181 (195)

Дальность хода, м/ на скорости, узлов 18000/27, 10000/37 (20000/27, 15000/32, 10000/38)

61-см торпеды типа 90

Разработаны в 1928 г., испытаны в 1930 г.

Приняты на вооружение 15.11.1933 г.

Общая длина торпеды, м 8,550

Вес общий/боеголовки, кг 2540/390

Двигатель 2-цилиндровый 2-тактный пневматический расширительный (Уайтхеда)

Давление сжатого воздуха (топливо керосин и вода), атм. 225

Дальность хода, м/ на скорости, узлов 15000/36, 10000/42, 7000/46

Кислородные 61-см торпеды

Эксперименты по использованию кислорода для движения торпед в японском флоте начались в 1917 г., но через год прекратились из-за постоянных взрывов генераторов. Работы возобновили в 1928 г. после сообщения о появлении 24,5”-х кислородных торпед на английских линкорах типа “Нельсон”. В 1930 г. испытывался двигатель, работавший на 50%-й смеси кислорода и воздуха, а в 1933 г. - на чистом кислороде. Чтобы предотвратить взрыв при запуске, двигатель начинал работать на обычном воздухе, поступавшем из специального резервуара, с последующим увеличением в нем кислорода до 100%. Подаваемая насосом, имевшим привод от главного двигателя, морская вода замещала расходуемое топливо и охлаждала двигатель. Специальные меры принимались, чтобы избежать контакта смазки с кислородом под высоким давлением. Но нужно было еще решить проблему точности хода торпеды на большие дистанции. В результате экспериментов на вооружение приняли кислородную торпеду с большой дальностью хода, еле заметным следом и 490-кг зарядом ВВ типа 94, обозначенную как “торпеда типа 93 модель 1 ”.

28.11.1935 г. на вооружение приняли торпеду типа 93 модели 1 модиф.2, отличавшуюся от первой только некоторыми структурными деталями и ВВ (типа 97). Она имела 2-цилиндровый двигатель типа Уайтхеда с диаметром и ходом поршней 142 мм и 180 мм максимальной мощностью 520 л.с. (давление кислорода 38 атм.). Топливо состояло из 980 л кислорода сжатого до 225 атм. и 128 л керосина (расход кислорода 1,9-2,0 кг/л.с./ч). Торпеда могла пройти 40000 м на скорости 36 узлов, 32000 м на 40 узлах или 20000 м на 50 узлах. С 1938 г. ею вооружались крейсера “класса А”, а 1940 г. - новые эсминцы 1-го класса, начиная с типа “Хацухару”, затем типа “Кагеро”, в 1941 г. -типа “Асасио” и т.д. С того же года заряд торпед стал состоять из более стабильного ВВ типа 97. Начиная с 1936 г., верфи Куре и Сасебо поставили флоту 1150 таких торпед. Для подводных лодок 20.09.1937 г. приняли 53-см кислородные практически такой же конструкции и принципа действия - тип 95 модель 1, для морской авиации 22.07.1937 г. - 45-см типа 94 модель 2, а для карликовых подлодок в 1938 г. приняли 45-см торпеды типа 97.

Во исполнение требования МГШ по созданию высокоскоростных торпед для эсминцев проводились испытания экспериментальные торпеды типа 93 модели 2. Чтобы достичь высокой скорости хода пришлось увеличить диаметр цилиндров двигателя, толщину их стенок (чтобы выдержать высокое давление), установить высокооборотные винты, с малым шагом и т.п. В конце 30-х годов испытали модель “А”, а вначале 40-х годов - модель “В”. В1940 г. изучалась увеличенная модель с 4-цилиндровым вертикальным двигателем, известная как тип 0, но вскоре исследования были прекращены и усилия направили на усовершенствование существующих торпед, особенно по части уменьшения утечек кислорода и падения давления в стартовом сосуде со сжатым воздухом. Чтобы удовлетворить требованию МГШ о более тяжелых боеголовках, в 1942 г. длину баллона со сжатым кислородом уменьшили, за счет чего увеличили заряд. Такую 61-см торпеду типа 93 модели 3 с увеличенной боеголовкой и уменьшенными запасом топлива (750 л кислорода и 95 л керосина) и дальностью хода, со стартом от тетрахлорида вместо воздуха. В 1944 и 1945 годах такими торпедами вооружались эсминцы. Для подлодок в 1943 г. приняли на вооружение 53-см торпеды типа 95 модели 2 с увеличенной боеголовкой, уменьшенными скоростью и дальностью, которые начинали движение от сжатого воздуха из “рулевого” баллона, а не из “стартового”, который убрали.

Основные характеристики японских кислородных торпед
Тип Калибр Длина, м Вес. кг Заоял. кг Дальность, м / скооость. V3. Давление, атм.
93 модель 1 61 см 9.0 2700 490 20000/48 - 32000/40 225
93 модель 3 61 см 9,0 2800 780 15000/48 - 25000/40 225
93 модель А 61 см 8,55 2550 470 15000/50 - 30000/40 225
93 модель В 61 см 8,55 2500 500 8000/60 -12000/52 225
95 модель 1 53 см 7,15 1665 405 9000/49 -12000/45 220
95 модель 2 53 см 7,15 1720 550 5500/49 - 7500/45 215
97 45 см 5,6 1050 350 5000/45 200
0 72 см 11,5 5000 850 27000/55-30000/50-54000/40 250

61-СМ ТОРПЕДА ТИПА 93 МОДЕЛИ 1 МОДИФИКАЦИИ 2, ПРИНЯТАЯ НА ВООРУЖЕНИЕ 28.11.1935 ГОДА

9000 мм А - 610-кг боеголовка (490 кг ВВ типа 97); В - взрыватель с капсюлем типа 90 (после 1943 г. - типа 2); С - баллон (980 л) с чистым кислородом, сжатым до 225 атм; D - баллон с топливом (128 л керосина); Е - средняя часть, состоящая из 3 секций; носовая вмещала 67 л смазочного масла и 2 баллона по 13,5л со сжатым воздухом для рулевого привода; центральная содержала носовую камеру запаса плавучести, третий баллон с 13,5 л сжатого воздуха, “стартовый” сосуд для двигателя, гидростатический привод и клапана; кормовая состояла из двигательного отсека с главным 2-ступенчатым редуктором давления, тарельчатым редуктором, сервомотором, блокирующим механизмом, амортизаторной камерой, камерой сгорания, цилиндрами главного двигателя и клапанами; F-кормовая часть (кормовая камера плавучести, 2 тарельчатых редуктора, гироскоп, рулевая машинка, предохранительный клапан и водяная заслонка); G - хвостовая часть с подшипниками валов, Н - 4-лопастные винты (диаметр переднего 568 мм, заднего 530 мм); I, J - вертикальные и горизонтальные рули


3. Приборы управления стрельбой 

3.1. Системы

Структура “устройств управления артиллерийским боем” (установлена приказом по морской артиллерии №18 от 24.04.1923 г., модифицирована приказом №13 от 9.03.1932 г.) 

Для крейсеров “класса А" она должна была включать следующие помещения и оборудование: 

А1 Пост управления огнем, состоящий из: поста управления огнем ГК в верхней части носовой надстройки не менее, чем в 22 м над ВЛ (в 1932 г. 23 м), стандартная площадь 7,5 м2 (в 1932 г. 12 м2), оборудован директором резервного поста управления огнем ГК в кормовой части, площадь не менее 7,2 м2 (в 1932 г. 12 м2), оборудован директором поста управления огнем зенитных орудий, который должен размещаться рядом с орудиями, но позже - на носовой надстройке, площадь 5 м2 (в 1932 г. 12 м2), должен быть оборудован зенитным директором по мере его разработки (в 1932 г. - двумя). 

В1 Боевые помещения, расположенные под носовой надстройкой и под броневой палубой: боевой пост ГК площадью 9 м2 (в 1932 г. 15 м2), оборудованный вычислительным прибором стрельбы (Шагекибан) центральный пост связи, рядом с боевым постом ГК, площадь 3,5 м2 (в 1932 г. 4 м2). 

С) Пост слежения за курсом и скоростью цели (визирный) в верхней части носовой надстройки рядом с ПУОГК , площадь 6 м2 (в 1932 г. 15 м2), оборудован устройством слежения за целью (Сокутекибан). 

D1 Посты управления прожекторами в главном и резервном постах УОГК..


3.2. Директоры (Хойбан)

Директор типа 13 года

Устройство наведения на цель типа 13 года приняли на вооружение 2.05.1916 г. Проект этого первого японского директора для стрельбы по надводным целям основывался на разработке фирмы Виккерс, сведения о котором доставили японские офицеры, в начале мировой войны находившиеся на кораблях британского флота. Первую экспериментальную версию этого прибора, изготовленную в 1915 году на верфи ВМФ в Йокосуке, в 1916 году установили на линейном крейсера “Харуна”. Последующие директоры, выпускаемые верфью ВМФ в Куре, с 1917 года устанавливались на линкорах и линейных крейсерах, а с 1918 года и на новых легких крейсерах. Это было очень простое устройство (64-мм бинокли для ВН и ГН), имевшее дальность действия 19000 м.

Директор типа 14 года

В 1924-25 гг. принята на вооружение модифицированная версия - директор типа 14 года (1925 года), который устанавливался на крейсерах типа “Фурутака” и последующих крейсерах “класса А”. Полное японское название “14 шики хойбан шоджуин сочи”. Этот директор (справа на рисунке) мог использоваться и в качестве зенитного, т.к. его 64-мм телескопы модели “L” (полное название ”6-см полузенитные телескопы”) имели угол возвышения 90°. Цифрами на рисунке обозначены: 1, 2 - телескопы горизонталльного и вертикального наводчиков; 3 - штурвал горизонтальной наводки; 4 - корпус поворотной части устройства; 5 - стрелочный указатель угла возвышения; 6 - то же для угла поворота; 7 - штурвал вертикальной наводки; 8, 9 - градуированные барабаны угла отклонения цели и дистанции до нее.


Директор типа 94

Для замены универсального директора типа 14 Первая (артиллерийская) секция МТД к концу 1933 г. разработала новый, после испытания на линкоре “Нагато” принятый на вооружение 9.10.1934 г. как “тип 94”. С декабря 1934 г. верфь флота Куре выпустила 132 комплекта, которые устанавливались на новых и модернизированных кораблях для'"'управления огнем ГК. Линкоры получали модель 1 с 15-см биноклями, крейсера и линкоры для вспомогательного калибра - модель 2 с 12-см биноклями, новые эсминцы, начиная с типа “Фубуки” после модернизации, для 12,7-см орудий - модель 3 с 12-см биноклями. Директоры этих моделей заключались в башенки. Ширина директора 1 м, высота 1,7 м, вес 2 т. Проектировался для слежения за углами ГН и ВН и имел 2 вычислительных устройства: одно для коррекции угла возвышения и ГН на бортовой качке, второе для коррекции ГН из-за параллакса. Директор типа 94 выдавал на принимающие устройства башен полные углы ВН и ГН, а управляющий стрельбой офицер наводил и стрелял из орудий в соответствие с указателями.Полный угол возвышения получался по дифференциальным добавкам указателя, скорректированными с учетом разницы в высоте расположения орудий, и дополнительному возвышению, получаемому от вычислительного устройства из ЦАП. Полный угол ГН получался из дифференциальных добавок горизонтального указателя, скорректированных с учетом разницы расположения орудий, параллакса и бокового отклонения, получаемых от вычислительного устройства. Обслуживался директор типа 94 одним офицером и пятью операторами. Некоторые из директоров указанных моделей переделывались в универсальные для стрельбы как по надводным, так и по воздушным целям: на новых эсминцах с 12.7- см/50 орудиями устанавливали модель 6 или тип 2 (принята в 1942 г.), а на проектируемых крейсерах ПВО с 12.7- см/40 зенитными планировали ставить модель 5.

В виду постройки линкоров типа “Ямато” фирма Ниппон Оптикал с 1935 г. разработала новый директор, заключенный в броневую башенку для защиты от стрелкового оружия авиации и оборудованный перископами для биноклей, как на подводных лодках. Два комплекта (главный и вспомогательный) этого директора типа 95 с 12-см и 15-см биноклями в 1938 г. установили на линкоре “Хией” для управления стрельбой его 36-см орудий ГК. Эта же фирма разработала улучшенную версию с 18-см биноклями типа 98 модиф.1 (или “улучшенный тип 95”). С 1941 г. для линкоров типа “Ямато” было поставлено 8 комплектов.

Зенитный директор типа 91

В середине 20-х годов по требованию МТД начались работы над специальным зенитным директором и к 1929 г. фирма Аичи разработала вычислительный прибор стрельбы, принятый как “Коша Шагекибан типа 89”. Он мог подсчитывать ВИР про вертикали или горизонтали и использовался для управления стрельбой 8-см и 12-см зениток. Такими приборами оснастили крейсера типа “Миоко”. В октябре 1929 г. фирма Ниппон Оптикал из Нагойя закончила разработку комплекса ПУС для зенитных орудий, прототип которого с июня 1931 г. испытывался на линкоре “Ямаширо”. Этот комплекс типа 91 (91 Шики Коша Сочи) приняли на вооружение 11.06.1932 г. и начали устанавливать на корабли, начиная с линкора “Харуна”, крейсеров “класса А” и авианосцев постройки с 1933 г. Фирма Ниппон Оптикал поставила 50 комплектов, пока этот комплекс не заменили новым типа 94, принятым 9.10.1934 г., который начали устанавливать с 1937 г. Комплекс типа 91 мог подсчитывать, по крайней мере теоретически, различные элементы, необходимые для стрельбы зенитных орудий. Он состоял из механизма наводки (собственно директора) и счетного механизма (вычислительного прибора), скомбинированных на одной тумбе. Очень громоздкий (высота 2 м, вес около 3 т, занимаемое пространство 1 м2), он требовал для обслуживания 11 операторов. Скорость ручной ВН была всего 6°/с, ГН - от 6,5 до 16°/с (экстренная), рабочий диапазон дистанции 1000 - 13500 м, предел скорости цели 90 м/с. Хотя прибор спроектировали главным образом для ведения зенитного огня 12-см и 12,7-см орудий, его можно было использовать и для стрельбы по надводным целям. Главный недостаток: стоящий отдельно дальномер был биаксиальный, а директор - триаксиальный (горизонталь, вертикаль и вспомогательная диагональ), поэтому дальномер было трудно навести на ту же цель, что и директор.

СХЕМА СУАО ГК НА МОДЕРНИЗИРОВАННЫХ КРЕЙСЕРАХ “класса А”

Состав: три 6-метровых дальномера типа 14, два (главный в носу, вспомогательный в корме) директора типа 94, устройство слежения за целью типа 92 (визир) и вычислительный прибор типа 92.

Директор: офицер (1) следит за целью с помощью 12-см бинокулярного корректировочного телескопа (А) и управляет стрельбой орудий; горизонтальный (2) и вертикальный (3) наводчики следят за целью через 12-см телескопы (В и С) и с помощью штурвалов (F) и (Е) придают башне директора нужный угол поворота (выдавая измеренные пеленги Т и В) и возвышения (пределы от -12 до +45°); стабилизаторщик (5), используя 4,5-см телескоп (D), с помощью штурвала (G) обеспечивает коррекцию углов ВН и ГН с учетом бортовой и килевой качки корабля; установщик дистанции и отклонения (6) следит за боковым отклонением (Dt) и дополнительным возвышением (Q), которые передаются от вычислительного прибора и отрабатывает их с помощью штурвалов (Н) и (J) соответственно. С помощью штурвала (Н) слежения за дистанцией дополнительный угол возвышения (Q) через дифференциальный редуктор добавляется к углу, определенному вертикальным наводчиком, корректируется стабилизаторщиком, давая ПУВН, передаваемый в башни. С помощью штурвала (J) боковое отклонение аналогично передается и добавляется к пеленгу, установленному горизонтальным наводчиком, и после корректировки стабилизаторщиком (дифферент и параллакс) в виде ПУГН передается в башни. Устройство слежения за целью: оператор (1) следит за курсом своего корабля по компасу (циферблат А); оператор (2) следит за изменением пеленга на цель (циферблат В); горизонтальный наводчик (3) разворачивает прибор за целью, следя за ней через 12-см телескоп (С); оператор (4) следит за отклонением цепи по инклинометру (D); оператор (5) определяет длину цели; (6) следит за углом отклонения (циферблат Е); (7) следит за настоящей дистанцией (F); (8) передает скорость цели (TS) и ее курс (ТС) на вычислительный прибор; G, Н. J, К, L - циферблаты цели, своего корабля, разницы дистанции, компонента длины цели, компонента гориз. цели; М - хронометр. Вычислительный прибор: (1) офицер, управляющий огнем; оператор (2) ввода дистанции и пеленга на цель (рукоятки L и К); оператор (3) настоящей дистанции (рукоятка и циферблат J) и скорости изменения дистанции (рукоятка и циферблат Н), который подгоняет дистанцию, получаемую от офицера (по данным оператора 8), и скорость ее изменения (по кривой дистанции L); оператор (4) передает будущее значение дистанции, используя рукоятки и циферблаты коррекции дистанции (G) и (F); оператор (5) устанавливает начальный пеленг (В), получаемый от директора (рукоятка и циферблат Е), вводит коррекцию общего отклонения пеленга с помощью рукоятки и циферблата (С) и коррекцию по собственной скорости, скорости и отклонения цели (оба значения поступают с визира), скорости ветра и т.д. с помощью рукоятки и циферблата поправки (D); (6) следит за курсом по компасу (картушка и рукоятка В); (7) следит за скоростью изменения пеленга по кривой (К) с помощью рукоятки и циферблата (А); (8) усредняет дистанцию (R), получаемую с трех 6-метровых дальномеров, обеспечивая поступление данных на график дистанции (L) через офицера из усредняющей дистанцию части прибора (М). Вычислительный прибор передает подсчитанные значения бокового отклонения (Dt) и дополнительное возвышение (Q) в директор для дифференциального (в зависимости от расположения башен) прибавления этих значений к измеренным углам ВН и ГН. N, О, Р - циферблаты цели, собственной скорости и скорости ветра.

Зенитный директор типа 94

Для замены зенитного директора типа 91 фирма Ниппон Оптикал под руководством Первой секции МТД разработала новый зенитный директор типа 94 для 8-см/40, 12-см/45 и 12,7-см/40 орудий. С июня 1937 г. флот получил 81 комплект. Сначала их установили на авианосцах “Хирю” и “Сорю”, крейсерах типа “Тоне”, а затем на других больших кораблях, включая некоторые модернизированные крейсера “класса А”. Этот директор размещался в башенке с 4,5-метровым стереоскопическим дальномером типа 94 и четырьмя 8-см биноклями. Башенка вращалась электрогидравлическим приводом (мотор 5 л.с.) с максимальной скоростью 13°/с (вручную 9°/с), ВН ручная со скоростью 25°/с (максимальная). Рабочий диапазон измерения дистанции 3000-15000 м, максимальная скорость цели 150 м/с. Сам директор весил 3,5 т, имел высоту 1,6 м. Дальномер и бинокли горизонтального и вертикального наводчиков были стабилизированы. Директор измерял действительную дистанцию, угол подъема (или высоту цели), курсовой угол, углы вертикального и продольного отклонения цели и передавал эти данные в зенитное вычислительное устройство, размещенной под броневой палубой в центральном артиллерийском посту. Это механическое устройство имело длину 1,5 м, ширину 0,58 м, высоту 0,92 м и весило 2 т. По данным, получаемым от директора, оно подсчитывало данные для стрельбы с учетом различных корректировок: полные углы наводки и время установки взрывателя, которые передавались к орудийным установкам. Обслуживался такой дальномер-директор семью операторами, зенитное вычислительное устройство - одним офицером и восемью операторами.

В соответствие с новыми требованиями в 1942 г. начали работы над улучшенной моделью зенитного директора типа 3, но разработка закончилась на стадии экспериментов.

СХЕМА ПУЗО ТИПА 94

Главные элементы: дальномер и директор, объединенные в башенке (Koshaki) - по одной с каждого борта носовой надстройки, и вычислительный прибор (Kosha Shagekiban), расположенный под бронепалубой в центральном артпосту (ЦАП).

Операторы дальномера-директора: дальномерщик (1) измеряет дистанцию до самолетов с помощью 4.5-метрового стереодальномера (А): (2) передает дистанцию через прибор (В) в ЦАП: (3) корректировщик; установщики угла возвышения орудий (4), бокового (5) и вертикального отклонения (6) следят за целью через 8-см телескопы (D, Е и F) и с помощью рукояток измеряют углы возвышения и упреждения и вертикального отклонения; горизонтальный наводчик (7) следит за целью через 8-см телескоп (С) и устанавливает рукояткой (С) УГН; офицер управления (8) передает окончательные УГН и УВН к орудиям и дает сигнал на открытие огня. Предусмотрены также рассыльный и резервный оператор. Измеренные УГН (Т). УВН (Е), дистанция (R), вертикальное (V) и боковое (L) отклонения передаются на вычислительный прибор. Операторы зенитного вычислительного прибора: (1) офицер; (2) установщик дистанции и скорости ее изменения - действуя рукоятками времени полета (А) и ускорения (В), совмещает отметки дистанции на графике изменения дистанции (С); установщик (3) вертикального отклонения с помощью рукоятки (D) останавливает балансирный диск циферблата отклонений (D); установщик (4) бокового отклонения (упреждения) - то же, но рукоятка и диск (F); (5) следит за курсом по репитеру компаса (G) и вводит его рукояткой (G); установщики коррекции вертикального (6) и горизонтального (7) отклонения с помощью рукояток (J) и (Н) оптического преобразователя координат корректируют свои углы с учетом килевой и бортовой качки; установщики коррекции №1 (8) и №2 (9) вносят коррекцию на время установки взрывателя (рукоятка и циферблат К), уровень цели (рукоятка и циферблат L), поправку на скорость своего корабля и параллакс (рукоятка и циферблат N). S - барабан высоты цели, О - часы, Р , Q - табло времени полета и скорости изменения дистанции, U - рукоятка и табло корректировки дистанции, V - табло будущей дистанции, W - реверсивный механизм наводчика. X - рукоятка дистанции стрельбы. Автоматический ввод (при необходимости - черными рукоятками) дистанции (R), углов бокового и вертикального отклонений (I и I), УВН (Е) и УГН (Т) производится с дальномера-директора. Подсчитанные значения ПУВН (Eт) и ПУГН (Тт) передаются через дальномерного офицера на артустановки, а время установки взрывателя (FST) - сразу на механизмы установки взрывателя каждого орудия.

Зенитный директор типа 95

Для управления огнем спаренных, а затем строенных 25-мм автоматов фирма Фудзи Денки Сейцо под руководством верфи флота в Куре разработала зенитный директор ближнего действия, который 7.01.1937 г. приняли на вооружение как “тип 95". Сначала он устанавливался на новые авианосцы. Наводящая часть этих директоров строилась по принципу “курс и скорость”, как у французских прицелов “Ле Прие”. Установленный на тумбе директор имел скорость ГН 18°/с от электромотора или 13°/с вручную, скорость ВН 12°/с и 9°/с соответственно. Предел измеряемой дистанции 3800 м, максимальная скорость цели, за которой еще можно было следить, 380 км/ч. Перед началом войны на Тихом океане этот предел подняли до 500 км/ч, а в ходе ее - до 900 км/ч за счет использования в телескопе управляющего огнем офицера прицела с выгравированным кольцом. Каждый такой директор дистанционно управлял огнем двух или трех установок одного борта, имевших силовой привод ГН и ВН (спаренных, а затем строенных). Для ускорения производства в 1944 г. разработали упрощенную модель типа 4 модели 3, которая управляла огнем 25-мм автоматов типов 96, 12-см ракетных установок и 12,7-см/40 зенитных орудий эскортных эсминцев, а также наземных зениток.


3.3. Приборы слежения за целью (визиры)

(Сокутекибан: соку=наблюдение, теки=цель, бан=компьютер, калькулятор)

Первые такие приборы, подсчитывающие курс и скорость цели, типа 12, принятый на вооружение в 1923 г., и era улучшенная версия типа 13, принятая в 1924 г., разработала и изготовила фирма Аичи Клокк энд Электрик Моторе из Нагойя. Работы начались еще в начале первой мировой войны и в 1915-1922 гг. были созданы стрелочный прибор дистанции и счетчики изменения дистанции (таблиц), а на основе этих устройств и был создан затем Сокутекибан.

Эти модели при модернизации крейсеров “класса А” заменили визиром типа 92, разработанным фирмой Ниппон Оптикал Мэньюфэюгори из Нагойя и принятым на вооружением в 1932 г. Внешне визир, имевший вес 2 т, дину 1,75 м и ширину 1,25 м, выглядел как директор. Получая дистанцию до цели, пеленг на цель, её длину и отклонение и учитывая собственные скорость и курс, это устройство подсчитывало скорость и курс цели, которые передавались на вычислительное устройство. Обслуживалось восемью операторами.

В 1936 г. та же фирма разработала шесть установок нового типа, известных как ‘Текисин Текисоку Сокутекибан типа 98* (компьютер для слежения и определения скорости и курса цели), которые подсчитывали данные цели по оптическому методу. Их установили на линкорах “Хией”, “Ямато” и “Мусаси”.


3.4. Вычислительные устройства

(Шагекибан: шагеки=стрельба, бан=счетчик, компьютер)

Этот “вычислительный прибор стрельбы по надводным целям” был разработан и выпускался фирмой Аичи, которая с 1915 г. выпустила несколько устройств для подсчета изменения дистанции до цели (ВИР). В 1924 г. британская фирма Барр и Струд Лтд из Глазго разработала столики стрельбы, которые должны были устанавливаться на линейном крейсере “Конго”. Исследовательская секция МТД изучила их и в содружестве с фирмой Аичи разработала проект вычислительного прибора для стрельбы по надводным целям.

В 1931 г. появились два экспериментальных прибора для 14-см орудий - "Шагекибан типа 91“. Одним из них в 1932 г. оснастили крейсер “Кисо”, который использовался тогда как учебный корабль. В 1932 г. на испытания с орудиями 20-см/50 №2, 36-см/45 и 40-СМ/45 поступила улучшенная версия “типа 92”, Начиная со следующего года выпустили и установили на модернизируемые линкоры и крейсера “класса А” 21 такое устройство. Еще шесть установок типа 92 модиф.1 со встроенным механизмом для измерения курса и скорости цели выпустили в 1937 г. для 15,5-см/60 орудий крейсеров типов “Могами” и “Тоне“.

Вычислительное устройство типа 92, расположенное в центральном артпосту (Хатсурейшо), имело размеры 1,5x1,8x0,9 м и вес 3,5 т. По данным, получаемым от дальномеров (дистанция до 40000 м), визира (скорость цели до 40 уз., курс до 90° вправо и влево) и от директора (начальный пеленг), внося коррекцию с учетом собственной скорости (до 40 уз.) и курса, скорости ветра (до 20 м/с), дрейфа, баллистики орудий и расположения башен относительно директора, оно подсчитывало дополнительное возвышение и угол упреждения, которые передавались на директор. Обслуживалось устройство одним офицером и семью операторами.

Для использования с 14-см/50 и 15-см/50 орудиями легких крейсеров и линкоров выпустили 40 вычислительных приборов типа 94, принятых в 1935 г. В 1938 г. флот получил новый прибор типа 98, спроектированный для 36-см/45 орудий, который установили на “Хией”, чтобы испытать его характеристики перед установкой на линкорах типа “Ямато”, для 46-см/45 орудий которых в 1939 г. выпустили две установки типа 98 модиф.1.

Под руководством инженера Такачи Цуда фирма Аичи также разработала упрощенные компьютеры для вычисления ВИР, которые использовались с 12,7-ем/50 орудиями эсминцев 1-го класса. 42 устройства типа 92, поступившие на ф