Невероятные "приключения" в березовой роще (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Николай Сухомозский

Осторожно: графомания!

Пришел, увидел, победил...

или «Невероятные» приключения в березовой роще


Позволим себе небольшую вольность и превратимся с тобой, читатель, на

непродолжительное время в ударников-пинкертонов. Для начала (чтобы легче было

ориентироваться в обстановке) распределим имена и роли.

Александра назначим старшим инспектором уголовного розыска, Алексея – простым

инспектором, а Юрия – для разнообразия – салагой-стажером. И порулили-поехали в

первый трудовой день...

Наша задача отличается предельной четкостью: обнаружение и поимка опасного

преступника (или группы лиц), несколько часов назад совершившего гнусное злодеяние в

районе городского пляжа. Именно туда, в березовую рощу, ставшую немой

свидетельницей разыгравшейся трагедии, и ведет нашу тройку служебный долг.

С первых же шагов по прибытию на место становится ясно: «найти их (преступников -

Н.С.) сегодня ...один шанс из тысячи». Хотя бы потому, что отдыхающие подобрались не

того... Где уж там рассчитывать на содействие подобной, с позволения сказать, общественности»?!

Первым сигнал тревоги подал Александр, наметанным глазом сходу обнаруживший

«...восемь красных от алкоголя юнцов». Невзирая на агрессивность парней, пытаемся

призвать их к элементарному гражданскому порядку. Уговоры предельно коротки: час на

сборы и чтоб духу вашего поблизости не было!

Проблему явно назревающего конфликта все так же эффектно решает, как ему и

положено по должности, старший инспектор. Его реплика заводиле: «А ты зайдешь к мне

завтра» действует на всю компанию подобно взгляду удава на кролика. Нам двоим

остается только с чувством глубокого удовлетворения констатировать: пыжившийся изо

всех сил толстяк уже «не скрывал испуга».

Облегченно вздыхаем. Полдела сделано, арена для следственных действий очищена,

впору спокойно оглядеться по сторонам.

Что же предстает профессиональным взорам?

На фоне изумрудной зелени отвратительным пятном высвечивают «обильные

татуировки, челки, приклеенные к губе сигареты... По кругу ходил стакан с ядовитой

жидкостью».

Незаметно переглядываемся друг с другом: «редиски», а не люди! Таких на мякине вроде

«Зайдешь ко мне завтра» не проведешь.

Попытка же трезвого разговора, как и следовало ожидать, возымела обратное действие.

В брошенной в ответ фразе «чувствовалась скрытая угроза».

В столь критический момент, проявляя незаурядную выдержку и хладнокровие, вновь

отличается, да-да, Александр. Он «демонстративно распахнув рубаху, положил руку на

темно-красную рукоятку пистолета», чем в мгновенье ока не только поверг в смятение

нетрезвую братву, но и посеял в ее рядах панику. Издевательское «Пешком пойдем или

поедем?!» стало гимном смелости, мужеству и воистину шерлохолмсовской находчивости

нашего коллеги.

Так что спокойно продолжаем розыскные мероприятия. Каждый из нас спинным мозгом

чувствует: убийца-надругатель бродит где-то неподалеку. В такой ситуэйшн очень важно

заметить «необычное, выбивающееся из привычного», из раз и навсегда

установившегося ритма жизни.

Как, например, вот этот разгуливающий самостоятельно малыш «лет четырех-пяти». В

ходе перекрестного сюсюканья с Димой (так звали мальчонку) на поверхность всплывают

более чем любопытные факты. Оказывается, его папа «...уплыл в Африку, а мама с

дядей Петей ходит на пляж».

Наше мнение на данный счет единодушно: малыш нуждается хотя бы в моральной

поддержке. Да и его явно изменяющей законному мужу мамаше встреча с

представителями правоохранительных органов, судя по всему, не повредит.

Берем курс на бесстыдно ярко-красную «Ладу». После двухминутного экспрессивного

диалога Алексей изящно «наклонился и проговорил что-то в ухо дяде Пете. Тот покрылся

красными пятнами и кивнул». Сомнений ни у кого не оставалось: после такой ментовской

выволочки любитель чужой гречихи надолго о ней забудет. В крайнем случае, хотя бы до

возвращения димкиного папы из Африки.

Между тем мы понимаем: темп – единственное, что позволит резко продвинуться на

тернистом пути поисков убийцы, а также гарантирует успех расследованию! Оный

необходимо срочно нарастить хотя бы потому, что трое парней, повстречавшиеся Юрию

(«по-моему, выпивши»), на поверку оказались законопослушными работягами из обувной

фабрики.

«Прокол» неопытного стажера можно «залатать» только совместными усилиями,

сконцентрировав на поиске общую волю и мастерство.

Так и поступаем!

Полученный эффект превосходит самые смелые ожидания. Вскоре на нашем счету еще

«двое пьяных дебоширов, трое парней приставших к девушкам и пытавшихся избить

сделавшего им замечание прохожего, да двое бродяг без документов». Улов, тут

вынужден будет признать и министр МВД, неплох!

Между тем, замечаем, что стрелки часов показывают уже 16.30. Чувствуем, как сильно

проголодались. Как-никак восемь часов напряженной работы позади - без маковой

росинки во ртах!

Но, как говорится, служба – службой, преступники – преступниками, а на голодный

желудок темпов поиска не нарастишь.

Заскакиваем в расположенное неподалеку кафе. Второпях проглатываем шашлыки. И

мысленно благодарим бога, что надоумил поспешить! Ибо снаружи доносятся «выкрики,

брань, звон разбитого стекла».

Реакция – предсказуема: так и не поковыряв в зубах, выскакиваем на улицу. Ситуация,

увы, типичная: «пьяный приставал к прохожим и бросал в них камни». Не рассусоливая,

задерживаем хулигана и, записав для верности фамилии очевидцев, передаем

задержанного подоспевшему с оказией мотопатрулю.

Тут же собираемся в кружок - в последний раз уточнить диспозицию и детали столь

успешно развивающейся операции. Как и все гениальное, ее концовка будет проста:

методом дедукции определяем, кто «из многочисленных встреченных нами в подпитии

персон способен ...на преступление».

«- Начинаем! – Звучит команда.

- Сейчас, - отзывается Юрий. – Вот только пропущу стаканчик газировки, а то в горле

после шашлыка пересохло».

И направляется к выстроившимся в ряд автоматам.

Какая же картина вдруг предстает его внимательному взгляду?!?

За автоматами «три человека как бы окружили одного, и тот держался скованно и

напряженно».

В чем дело?!

Так и есть! Против откровенно напуганного паренька сельского вида «стоял коренастый

крепыш с красным лицом, рядом – два субъекта неопределенного возраста, тоже с

испитыми физиономиями».

Силы, безусловно, не равны. Однако стажер, не раздумывая, вступает в жестокую

схватку: убежден – помощь не задержится. И не ошибается!

Подоспевший, как на тещины блины, Александр сходу «укладывает здоровенного бугая»,

а Алксей столь же мастерски «разделывается со вторым». Третьего мгновеньем раньше

сваливает наземь Юрий.

Оперативно («рация для конспирации – в старой замызганной сумке») вызываем машину

и передаем задержанных.

Однако радость длится недого, ибо мы вдруг обнаруживаем, что пляж ...совершенно

опустел: «ветер сдувал окурки, обрывки бумаг. Было уныло и неуютно».

На душе у каждого из нас скребли кошки: убийца (убийцы), несмотря на все наши

старания, так и остался не пойманным. Утешало одно – «вообще-то их задержат, никуда

они не денутся».

В слепой надежде поглядываем за причал, где все еще шумит многоголосая толпа.

«- Едем катером! – неожиданно роняет Александр.

Недоуменно пожимаем плечами – собирались-то дальше передвигаться автобусом.

Что же произошло из ряда вон?!

Наконец обращаем внимание на то, что мгновеньем раньше зафиксировал до предела

обостренный слух старшего по должности: «Несколько нарочитый, глумливый, с

взвизгивающими нотками ...нехороший смех.

«Они!» - синхронно екнули наши сердца. Правда, некоторые сомнения все еще грызут

души. Но когда явный лидер, обращаясь к Александру, «дохнул ...перегаром», рассеялись

даже их тени. Тем более, что наш товарищ тут же выдал на-гора дополнительные

сведения: «Злоба не соответствовала ситуации, так же, как не соответствовал поводу и

дикий смех... Дело – в крайней взвинченности, граничащей с болезненной».

Выбрав удобный момент, не без риска для жизней, обезвреживаем подозреваемых и

конвоируем их в райотдел. Справедливость, как ей и полагается, восторжествовала.

Убийцы получат свое сполна!

А нам, дорогие читатели, кто дотерпел до конца, остается снять воображаемую форму и

крепко задуматься над изображенным выше.


***

Расставляю все точки над «і»: перипетии, непосредственными участниками которых мы

только что стали, на самом деле произошли не с нами, а с главными героями

«остросюжетного» опуса Данила Корецкого «Тайна березовой рощи». Опубликованного в

первом номере библиотечки журнала «Советская милиция» (1980 год, с. 56-79).

И произведение, как может многим показаться, вовсе не пародия на ну очень плохие,

буффонадно-карикатурные, детективы. Оно – серьезная попытка раскрыть во всей

полноте величие нелегких будней сотрудников уголовного розыска.

Добавлю еще немного фактов.

Вот Юрий Гусаров торопится к месту сбора «группы захвата» - злополучной березовой

роще. Жмет по газам и все же ...опаздывает!

По какой причине это форменное ЧП? А, по мнению автора, уважительной: сначала

стажер «увяз в тине по щиколотку», а потом и вовсе «упал, ободрав о щебенку лицо и

руки».

Между прочим, по воле Данила Корецкого к мету сбора опоздал еще один оперативник. И

тоже – по смехотворной причине. И это в среде, где нередко все решают буквально

минуты, а то и секунды! Во всяком случае, именно задачу возвеличения службы, которая

и опасна, и трудна, решает автор...

В литературе известны десятки приемов изображения действующих лиц. Корецкий же, не

мудрствуя лукаво, выбирает примитив. То и дело теряя чувство меры. Добро у него –

неизменно приторное, зло – отдающее окрест еще тем душком. Гуляют по страницам

повести прилизанные положительные персонажи и нечесаные, неопрятные, со

слипшимися волосами – отрицательные.

И никаких коллизий. Опера – клавиши фортепиано. Мало того, что черно-белые, так и

отзываются раз и навсегда запрограммированным «звуком». А еще они неделями не

видятся с детьми, сутками не спят, питаются исключительно на ходу и всухомятку.

Главные черты опуса – натужная надуманность и голый схематизм. Попытки разбавить

атмосферу тупости при помощи введения в контекст вставок-воспоминаний положения не

спасают. ибо и в личном действующие лица – плохо смазанные механизмы.

Что касается языка произведения, то он похож на художественный, как Юрий Гусаров на

Ивана Путилина. Для убедительности – типичный образчик: «В отделе подвели итоги

рейда., написали рапорта. Крылов доложил результаты руководству, переговорил с

коллегами, которые должны были заниматься задержанными, обратив их внимание на

малозначительные детали, позволяющие тактически правильно построить допрос».

Наш вывод (тактически правильный): так писать нельзя! Или, если уж зуд огроменный,

такое НЕЛЬЗЯ ПЕЧАТАТЬ!!!


г. Ашхабад.

1981 г.