Мозаика. Стихотворения и поэмы (fb2)




Андрей Вознесенский Мозаика Стихи и поэмы

Ленин на трибуне 18-го года

I
Вдоль по вагонам
Бабой Ягой
Горе стучит
Деревянной ногой.
Как колотушки —
Тук. Тук. —
Клюшки, култышки,
Кружки старух.
Нету ноги.
Руки-крюкú.
«Дай! Не побрезгуй
Жертвою брестской!»
II
Снег беспокоен.
Снег бестолков.
Под «Метрополем»
Стук каблучков.
Скука сквозь веки.
Смех да испуг.
Тоже калеки.
Тук. Тук.
Туго с деньгой.
Страшно одной.
Снег больно резкий.
III
Ямы России. Язвы России.
Страшные яства
Старой России…
Вот он стоит над трибуной, над лбами,
Гневными пальцами
   барабаня!
Вот он стоит, по трибуне постукивающий —
Будто бы врач,
   больного
      простукивающий.
Цепкий, прямой,
   безапелляционный —
Как посредине операционной!
Раны России. Церкви. Хоругви.
Жесткие, нежные пальцы хирурга…
Или же сердца взволнованный звук?…
Тук.
   Тук.
      Тук.

Год 1959

«Мир народам!»
«Хлеб голодным!» —
Бегут через годы
Слова по полотнам.
За мир! —
   Чтоб не только на нашей земле.
За хлеб! —
   Чтоб не только на нашем столе…
И черная Бирма вбирает отборные
Русские зерна, Ленина зерна.
И ленинский трактор пашет широко
У тропика Рака, в широтах Сирокко
В Марокко, на Яве
Рокочущей
   явью!
Он к людям идет электрической молнией,
Турбиной,
   машиною мукомольною,
Он в радиоволнах проходит сквозь тьму.
Он к людям приходит.
А люди — к нему.
От Ганга, Бандунга, Дунайских запруд —
Идут ли в атаку —
   к нему идут,
Идут ли за плугом —
   к нему идут,
Сквозь каторжный труд, сквозь пули окрест
Зовет их
Распахнутый
Ленинский
Жест!

Март

По Суздалю, по Суздалю
Сосулек, смальт.
Авоською с посудою
Несется март!
И колокол над рынком
Болтается серьгой.
Колхозницы — как кринки
В машине грузовой!
Я в городе бидонном,
Гудящем, молодом.
«Америку догоним
По мясу с молоком!»
Я счастлив, что я русский,
Так вижу, так живу.
Я воздух, как краюшку
Морозную, жую.
Весна рыжеет кручей.
Весна берет рубеж.
Весна играет крупом
И ржет, как жеребец!
А ржет она над критикой
Из толстого журнала,
Что видит во мне «скрытое
Посконное начало»…

Лунная Нерль

Есть церкви — вроде тыкв и палиц.
А Нерль прозрачна без прикрас.
И испаряется, как парус,
И вся сияет — испарясь.
Я сходу покидаю лыжню.
Всхожу из мрака на бугор.
Как в телевизорную линзу,
Гляжу в сияющий собор.
Меня пронизывают волны
Высокой, голубой воды.
Твои, Россия, сны и войны
И дикой девочки черты.
Кто жег тебя в татарских станах?
Чьих стай маячили крыла?
Ты рано женщиною стала
И свет нелегкий обрела.
Тебе, одной тебе подсудны
Мои поступки и труды.
Я весь как есть твоя посуда
Высокой, голубой воды.
А ночь ревет мотором МАЗа
Напоминает, торопя…
Поймешь ли, Маша? С кем ты, Маша?
Мне страшно, Маша, за тебя!

Елка