Fallout Equestria: Project Horizons (fb2)




Fallout Equestria: Project Horizons Фоллаут Эквестрия: Проект «Горизонты»

Том третий: Второй шанс

События стремятся к неизбежной кульминации по всей Эквестрии. В это же время, по всему Хуфингтону, все шире расходятся слухи о неожиданном исчезновении известной Охранницы. Группы неизвестных собираются за пределами поселений по всему региону, неся над собой зловещий штандарт, высасывающие жизнь поля порчи расползаются, и что-то страшное шевелится под руинами Ядра. Так или иначе, скоро темные секреты города покажутся на свет, и драматические изменения уже ждут наших друзей...

Глава 34. День рождения

«Это самый лучший день! Надо отпраздновать ваш день рождения, малыши, ведь сегодня вы родились!»

Однажды, уже после гибели Хатчес, я спросила Гимнал, что происходит с нами после смерти. В то время меня очень волновал этот вопрос. Её ответ был прост: мы отправляемся в переработчик, а наше место занимает кто-то другой. Но меня это объяснение не удовлетворило, и я продолжила терзать её расспросами. Гимнал попыталась отделаться от меня какими-то путаными объяснениями о том, как, умирая, ты отправляешься в загробный мир, чтобы воссоединиться с Принцессами и своими любимыми. А потом сообщила обо всём моей Маме, и после положенной порции шлепков я уяснила себе, что не стоит пытаться добиться ответов от духовного лидера нашего Стойла.

Я считаю, что быть мертвым ничем не хуже чем быть быть живым в океане. Было темно и тихо, и я ничего не чувствовала. Я была... нигде. У меня было смутное ощущение движения, но я не могла даже сказать, куда я иду. Не чувствовала ног, не билось сердце. Я не могла произнести и слова, не могла дышать.

Сейчас же я сделала для себя вывод, что смерть весьма похожа на погружение в пучину океана. Вокруг темно и тихо, и отсутствуют какие-либо ощущения. Словно я просто... нигде. Мне смутно казалось, что меня несёт куда-то, но вот куда и каким образом я двигалась, оставалось непонятным. У меня не было ног, чтобы идти, отсутствовало сердцебиение, не было даже рта, чтобы сделать глубокий вдох или закричать.

Именно в этот момент ко мне пришло прозрение: умирать действительно скучно.

И в этот момент пришло озарение: смерть – реально скучная штука. Мама научила меня, как избегать смерти при жизни, но не сумела подготовить к тому, что меня ждет, когда я всё же отброшу копыта...

Вдали возникло крошечное пятнышко бледно-лилового света, и одновременно с этим я услышала одинокую высокую ноту и почувствовала, как меня легонько подтолкнуло в ту сторону. Ну, я слышала, конечно, что не следует направляться к свету. Правда, те, кто это говорил, забывали уточнять, что других вариантов в этой ситуации не так уж много. А учитывая, как много неудачных решений я уже приняла за свою жизнь, чем мне может навредить ещё одно?

Хотя, опять же учитывая, как много неудачных решений я приняла, почти наверняка Селестия отправит мою жалкую задницу прямиком в Ад. Надо бы сопротивляться этому притяжению, но... я так устала от темноты.

По мере продвижения, я слышала звук всё чётче. Это был не просто монотонный гул, а одна музыкальная нота, пульсирующая в унисон со вспышками света. И... к этому ритму добавился ещё один. Подплыв поближе, я увидела второе пятнышко света, тёплую оранжевую точку, что пела другую песню. А затем появилась и третья, забавно розовая. И ещё одна, величественно фиолетовая. Бирюзовая. Зелёная и золотая. Пара розовых пятнышек гарцевали и кувыркались вокруг друг друга со звоном, похожим на смех, в то время как фиолетовое с лиловым внимательно парили поблизости. Каждое со своей нотой. Со своей музыкой. И их были сотни. Тысячи. Миллионы...

Ух ты... звёзды...

Они не были просто огнями в небе. Ну... конечно, и ими тоже. Но при этом они также были и чем-то другим. Это как, если поднять копыто к одному открытому глазу, то можно видеть одновременно и это копыто, и то, что видит другой глаз. Но я понятия не имела, на что смотрела. Это были светящиеся создания... странные, необычные и могущественные... но какие-то вежливо равнодушные. Некоторые имели форму колёс, глаз или браминов. Другие были украшены странными витыми узорами и, похоже, пели мелодию, которую мой разум был не в состоянии понять.

А некоторые из них были пони, вернее, их светящимися силуэтами, которые резвились в темноте, слагая общую мелодию из своих индивидуальных нот. И эти ноты постоянно усиливались и стихали, смешиваясь с нотами других созданий, с которыми призрачные пони делили это бескрайнее пространство. Они заполняли пустоту песней и светом, и своей странной красотой... своей гармонией. Среди них мелькали и другие создания, сеявшие хаос и раздор, тем самым вызывая появление новых мелодий и музыки, которые они не могли создавать сами. И я поняла, что это мой дом. Что я могу остаться, если захочу.