Судьба человека - русский и английский параллельные тексты (fb2)




Mikhail Sholokhov Михаил Александрович Шолохов Fate of the man Судьба человека There was a rare drive and swiftness in the spring that came to the upper reaches of the Don in the first year after the war. Первая послевоенная весна была на Верхнем Дону на редкость дружная и напористая. At the end of March, warm winds blew from the shores of the Azov Sea and in two days the sandy left bank of the river was bare; in the steppe the snow-choked gullies and ravines swelled up, the streams burst the ice and flooded madly, and the roads became almost completely impassable. В конце марта из Приазовья подули теплые ветры, и уже через двое суток начисто оголились пески левобережья Дона, в степи вспухли набитые снегом лога и балки, взломав лед, бешено взыграли степные речки, и дороги стали почти совсем непроездны. At this unfavourable time of the year it so happened that I had to make a journey to the village of Bukanovskaya. В эту недобрую пору бездорожья мне пришлось ехать в станицу Букановскую. The distance was not great- only about sixty kilometres- but it turned out to be hard going. И расстояние небольшое - всего лишь около шестидесяти километров, - но одолеть их оказалось не так-то просто. My friend and I set out before sunrise. Мы с товарищем выехали до восхода солнца. The pair of well-fed horses strained at the traces and wuld scarcely pull the heavy wagon. Пара сытых лошадей, в струну натягивая постромки, еле тащила тяжелую бричку. The wheels sank axle-deep into the damp mush of sand mixed with snow and ice and in an hour creamywhite flecks of foam appeared on the horses' flanks and thighs and under the narrow breech bands, and in the fresh morning air there was a sharp, intoxicating smell of sweat and warm harness lavishly smeared with tar. Колеса по самую ступицу проваливались в отсыревший, перемешанный со снегом и льдом песок, и через час на лошадиных боках и стегнах, под тонкими ремнями шлеек, уже показались белые пышные хлопья мыла, а в утреннем свежем воздухе остро и пьяняще запахло лошадиным потом и согретым деготьком щедро смазанной конской сбруи. Where the going was particularly heavy for the horses we got out and walked. Там, где было особенно трудно лошадям, мы слезали с брички, шли пешком. It was hard to walk through the slushy snow, which squelched under our boots, but the roadside was still coated with a glittering crust of ice, and there it was even harder. Под сапогами хлюпал размокший снег, идти было тяжело, но по обочинам дороги все еще держался хрустально поблескивавший на солнце ледок, и там пробираться было еще труднее. It took us about six hours to do the thirty kiloIll etres as far as the ford over the River Y elanka. Только часов через шесть покрыли расстояние в тридцать километров, подъехали к переправе через речку Еланку. At the village of Mokhovskoi the little river, almost dry in summer, had now spread itself over a hdl kilometre of marshy water meadows, overgrown with alders. Небольшая, местами пересыхающая летом речушка против хутора Моховского в заболоченной, поросшей ольхами пойме разлилась на целый километр. We had to make the crossing in a leaky flat-bottomed boat that could not take more than three people at the most. Переправляться надо было на утлой плоскодонке, поднимавшей не больше трех человек. We let the horses go. Мы отпустили лошадей. In a collective-farm shed on the other side an old and battered jeep that had been standing there most of the winter was awaiting us. На той стороне в колхозном сарае нас ожидал старенький, видавший виды "виллис", оставленный там еще зимою. The driver and I, with some misgivings, climbed into the unsteady little craft. Вдвоем с шофером мы не без опасения сели в ветхую лодчонку. My friend stayed behind on the bank with our things. Товарищ с вещами остался на берегу. We had scarcely pushed off when little fountains of water came spouting up through the rotten planks. Едва отчалили, как из прогнившего днища в разных местах фонтанчиками забила вода. We plugged them with anything we could lay hands on and kept bailing until we reached the other side. Подручными средствами конопатили ненадежную посудину и вычерпывали из нее воду, пока не доехали. It took us an hour to reach the far bank of the river. Через час мы были на той стороне Еланки. The driver fetched the jeep from the village and went back to the boat. Шофер пригнал из хутора машину, подошел к лодке и сказал, берясь за весло: "If this perishing old tub doesn't fall to bits in the water," he said, picking up an oar, "I'll be hack with your friend in a couple of hours. At the earliest." - Если это проклятое корыто не развалится на воде, - часа через два приедем, раньше не ждите. The village lay a good distance from the river, and down by the water there was that kind of stillness that falls on deserted places only late in the autumn or at the very beginning of spring. Хутор раскинулся далеко в стороне, и возле причала стояла такая тишина, какая бывает в безлюдных местах только глухою осенью и в самом начале весны. The air over the water was damp and bitter wnh the smell of rotting alders, but from the distant steppes bathing in a lilac haze of mist a light breeze brought the eternally young, barely perceptible aroma of earth that has not long been liberated from the snow. От воды тянуло сыростью, терпкой горечью гниющей ольхи, а с дальних прихоперских степей, тонувших в сиреневой дымке тумана, легкий ветерок нес извечно юный, еле уловимый аромат недавно освободившейся из-под снега земли. Not far away, on the sand at the water's edge, lay a broken wattle fence. Неподалеку, на прибрежном песке, лежал поваленный плетень. I sat down on it to have a smoke but, when I put my hand in my jacket pocket, I discovered to my dismay that the packet of cigarettes I had been carrying there was soaked. Я присел на него, хотел закурить, но сунув руку в правый карман ватной стеганки, к великому огорчению, обнаружил, что пачка "Беломора" совершенно размокла. On the way across a wave of muddy water had slapped over the side of the wallowing boat and splashed me to the waist. Во время переправы волна хлестнула