Бес из бутылки - английский и русский параллельные тексты (fb2)




Роберт Льюис Балфур Стивенсон. Бес из бутылки

There was a man of the Island of Hawaii, whom I shall call Keawe; for the truth is, he still lives, and his name must be kept secret; but the place of his birth was not far from Honaunau, where the bones of Keawe the Great lie hidden in a cave. На одном из Гавайских островов жил человек, которого мы будем называть Кэаве, так как, правду сказать, он жив до сих пор, и его настоящее имя должно остаться тайной; родился же он неподалеку от Хонаунау, где в пещере покоятся останки Кэаве Великого. This man was poor, brave, and active; he could read and write like a schoolmaster; he was a first-rate mariner besides, sailed for some time in the island steamers, and steered a whaleboat on the Hamakua coast. At length it came in Keawe's mind to have a sight of the great world and foreign cities, and he shipped on a vessel bound to San Francisco. Человек этот был беден, деятелен и храбр, знал грамоту не хуже школьного учителя и слыл к тому же отличным моряком; он плавал и на каботажных судах и водил вельбот у берегов Хамакуа, пока не взбрело ему на ум поглядеть белый свет и чужие города, и тогда он нанялся на судно, уходившее в рейс до Сан-Франциско. This is a fine town, with a fine harbour, and rich people uncountable; and in particular, there is one hill which is covered with palaces. Сан-Франциско - красивый город с красивым портом, и богачей в нем видимо-невидимо, и есть там холм - сплошь одни дворцы. Upon this hill Keawe was one day taking a walk with his pocket full of money, viewing the great houses upon either hand with pleasure. Как-то раз Кэаве, позвякивая монетами в кармане, прогуливался на этом холме и любовался домами по обеим сторонам улицы. "What fine houses these are!" he was thinking, "and how happy must those people be who dwell in them, and take no care for the morrow!" "Какие красивые дома! - думал Кэаве. - И какие, верно, счастливые люди в них живут, не зная забот о завтрашнем дне!" The thought was in his mind when he came abreast of a house that was smaller than some others, but all finished and beautified like a toy; the steps of that house shone like silver, and the borders of the garden bloomed like garlands, and the windows were bright like diamonds; and Keawe stopped and wondered at the excellence of all he saw. Так размышлял он, когда поравнялся с домом, который был хоть и поменьше остальных, но нарядный и красивый, как игрушка; ступени крыльца блестели, будто серебряные, живые изгороди походили на цветущие гирлянды, окна сверкали, словно алмазы, и Кэаве остановился, дивясь такому совершенству, открывшемуся его глазам. So stopping, he was aware of a man that looked forth upon him through a window so clear that Keawe could see him as you see a fish in a pool upon the reef. И, стоя так перед домом, заметил он, что какой-то человек смотрит на него из окна, стекло которого было столь прозрачно, что Кэаве видел этого человека не хуже, чем мы видим рыбу, стоящую в лужице, оставшейся на камнях в час отлива. The man was elderly, with a bald head and a black beard; and his face was heavy with sorrow, and he bitterly sighed. Человек этот был уже в летах, лыс, с черной бородой; лицо его казалось печальным и хмурым, и он горестно вздыхал. And the truth of it is, that as Keawe looked in upon the man, and the man looked out upon Keawe, each envied the other. И вот Кэаве смотрел на этого человека, а тот смотрел из окна на Кэаве, и оба они - подумать только! - позавидовали друг другу. All of a sudden, the man smiled and nodded, and beckoned Keawe to enter, and met him at the door of the house. Вдруг незнакомец улыбнулся, кивнул и, поманив Кэаве, встретил его в дверях дома. "This is a fine house of mine," said the man, and bitterly sighed. - Мой дом очень красив, - сказал человек с тяжким вздохом. "Would you not care to view the chambers?" - Не пожелаешь ли ты осмотреть покои? So he led Keawe all over it, from the cellar to the roof, and there was nothing there that was not perfect of its kind, and Keawe was astonished. И он провел Кэаве по всему дому - от погреба до чердака, и все здесь казалось столь совершенным, что Кэаве был поражен. "Truly," said Keawe, "this is a beautiful house; if I lived in the like of it I should be laughing all day long. - Поистине, - сказал Кэаве, - это прекрасный дом. Жил бы я в таком доме, так, верно, смеялся бы от радости с утра до вечера. How comes it, then, that you should be sighing?" А ты вот вздыхаешь, почему бы это? "There is no reason," said the man, "why you should not have a house in all points similar to this, and finer, if you wish. - И ты тоже, - сказал человек, - можешь иметь дом, во всем схожий с этим, стоит тебе только пожелать. You have some money, I suppose?" У тебя, надо полагать, есть деньги? "I have fifty dollars," said Keawe; "but a house like this will cost more than fifty dollars." - У меня есть пятьдесят долларов, - сказал Кэаве, -но такой дом должен стоить много дороже. The man made a computation. Человек что-то прикинул в уме. "I am sorry you have no more," said he, "for it may raise you trouble in the future; but it shall be yours at fifty dollars." - Жаль, что у тебя так мало денег, - сказал он. -Это причинит тебе лишние хлопоты в будущем, но тем не менее можешь получить и за пятьдесят долларов. "The house?" asked Keawe. - Этот дом? - спросил Кэаве. "No, not the house," replied the man; "but the bottle. - Нет, не дом, - отвечал человек, - а бутылку. For, I must tell you, although I appear to you so rich and fortunate, all my fortune, and this house itself and its garden, came out of a bottle not much bigger than a pint. Видишь ли, должен тебе признаться, что все мое богатство, хоть, может, я и кажусь тебе великим богачом и удачником, - этот дом и этот сад, - все возникло из бутылки величиной чуть больше пинты. This is it." Вот она. And he opened a lockfast place, and took out a round-bellied bottle with a long neck; the glass of it was white like milk, with changing rainbow colours in the grain. И, отперев какой-то шкафчик, он достал оттуда круглую пузатую бутылку с длинным горлышком. Бутылка была из белого