Фантастика и Детективы, 2014 № 01 (13) (fb2)


Настройки текста:



Коллектив авторов Журнал «Фантастика и Детективы» № 1 (13) 2014

Ишибаши Дмитрий Самохин

Злому, Зеленому, Кагыру и всем нашим посвящается…

Дмитрий Самохин

6 февраля 1980 г.



— Взгляни по сторонам. На районе стало неспокойно.

— О чем ты?

— А, так ты ещё не в курсе. Вчера Дэнни Усатому оторвало голову, подбрось и выбрось.

— Ну, мало ли кто мог Дэнни голову оторвать. Между нами, он был ещё тем хмырём, — Ник Красавчег состроил жуткую гримасу и подмигнул мне.

Меня всегда это жутко бесило. Интересно, почему его назвали Красавчиком. Уж не за его щербато-кривую морду; правда, когда он гримасничает, его лицо растягивается, меняется и становится очень даже симпатичным. Вот только, чтобы прослыть Красавчиком, ему нужно постоянно паясничать, впрочем, он так и делает. Это его стиль жизни.

— Да у нас на районе всегда было тихо и спокойно, а тут безголовый Дэнни.

— Всегда что-нибудь случается в первый раз, — флегматично заявил Ник и тут же преобразился. — А чего ты так кипишуешь, Крейн?

— Не нравится мне все это, подбрось и выбрось, — признался я.

— А кому нравится? У нас давно не было ничего стоящего. Живём, как в болоте. Кредиты, проценты, ипотека, счета, покер по выходным, бар по пятницам. Ничего стоящего. А тут голова оторванная. Разве это не жизнь?

— Это бред, Красавчег. Кому потребовалась голова Усатого? Ему самому не очень нравилась его голова, иначе он не носил бы такие усы.

— Это ты верно сказал, Крейн. Усатый был дурак. Но он был наш ишибаши. Теперь нам потребуется новый ишибаши, а на районе я не вижу достойной кандидатуры, — Ник потянулся за стаканом, задел рукавом открытую бутылку с виски, уронил её, резко дёрнулся и поймал в сантиметре от пола.

— А если Зиф Вертолет? — предположил я.

— Зиф на то и Вертолет, что ему уже не быть ишибаши, — возразил Красавчег.

Я тоже не удержался и налил себе виски в стакан. Присосался. Ядрёная штука. Огненная вода с древесными опилками. Вот почему коренные готовы были за неё шкуру продать.

— Если не Зиф, то, может быть, Арти Смельчак?

— Он сейчас в Альпах, объезжает диких страусов.

— Это серьёзное занятие. Я бы побоялся, — признался я, допивая виски.

— Нам нужен кто-то новый. Из старожилов никто не подойдёт на роль ишибаши. Нужна новая кровь. Кто у нас специалист по крови?

— Ваня Бедуин. Он постоянно в ней нуждается. Как можно жить без крови…

— Стало быть, нам нужно договориться с Бедуином, чтобы он добыл нам свежака. И тогда вопрос с ишибаши будет решён, — заявил гордо Ник, и с его пальца, уставленного в небо, сорвалась искра.

— Я бы так не сказал. Ещё надо всё-таки выяснить, кто оторвал голову Усатому. А то повадится кто-то головы рвать, тут ни один Зелёный не поможет, — возразил я.

— Тут ты прав, Крейн, — задумался Красавчег. Из его пальца заструился дымок, словно после неудачного выстрела.

— А то как же, подбрось и выбрось. Если мы не можем обезопасить своего ишибаши, то мы расписываемся в своём бессилии. Весь наш район рухнет в тартарары…

Ник хмурился, кривлялся, отчего становился всё красивее и красивее. Будь я бабой, давно бы на него заскочил. Он же, чертяка, этим постоянно и пользуется.

— Я предлагаю решать проблемы по мере их поступления. Поэтому сначала мы поедем в «Зажигалку», попытаемся найти Бедуина и договориться. Кажется, он там постоянно обретается.

— Скажешь тоже, «Зажигалка» любимый бар Большого Истока. Весь район там периодически зависает. Так что если Бедуин не там, то он либо в хламину ужратый и спит в своей берлоге, либо гуляет снаружи. Тогда ждать придётся долго. Пока он вернётся, нажрётся и отоспится. Между прогулками он любит покуражиться на районе.

— Зачем ты мне это рассказываешь? Я с Бедуином с пелёнок знаком. Вместе первые кренделя заделывали. Хотя Бедуин сейчас не тот. Спивается, бродяга… — с сожалением покачал головой Ник.

— Каждый выбирает свою дорогу. Раньше ты зависал с Бедуином, теперь со мной, подбрось и выбрось.

— Ты прав, Крейн. Ну что, полетели? — Красавчег с надеждой посмотрел на меня.

— Полетели.

И мы полетели.

* * *

Полёт штука весьма опасная и неоднозначная. До сих пор не могу к нему привыкнуть. Нет соприкосновения с твёрдой поверхностью, и всё время кажется, что я никуда не лечу, а вечно падаю. Согласитесь, очень неприятное ощущение. Да и внизу живота всё время сжимает, словно хочется отлить. Но ведь не хочется. Я перед полётом всегда отливаю, чтобы не опозориться в воздухе. И это только личные фобии, а сколько непредвиденных опасностей может поджидать в пути! Грозовые тучи, электрические облака, перелётные птицы, неожиданно норовящие вас протаранить, да весельчак Злой, патрулирующий небо над районом и так и норовящий пошутить. Только вот шутки у него очень злые. То ветер нашлет да круговерть, то сочинит какую-нибудь страшную иллюзию, например, землю спрячет. На то он и Злой.

В небе шалит Злой, на земле озорует Зелёный. Хорошо живем!

В этот раз мы долетели без приключений. Приземлились на посадочной площадке и сразу направились в бар, занимавший первый этаж невысокого здания из серого кирпича, построенного ещё в прошлом веке. В нашем районе высоких зданий нету: все по два-три этажа. Самое высокое — пятиэтажное здание районной управы — находится на другом конце Большого Истока. Я там никогда не был, а Ник Красавчег говорит, что и делать там нечего. Подальше от начальства, поближе к спокойной жизни. Тем более, в управе заседает фиктивная администрация района, так сказать, для галочки и остального мира. Мы свои дела привыкли решать сами. По многим вопросам народ доверие оказывает мне и Нику, а мы стараемся не облажаться.

Бар «Зажигалка» в этот вечерний час был полон. Множество лиц, сборище всего Большого Истока, зажигательный смех, пьяная болтовня за столами, игра в карты на деньги в дальнем углу (у нас это не запрещено, иногда люди из свободных районов города приезжают к нам, чтобы оторваться), Катька Провокация под музыку медленно раздевается у шеста. Приглушенный свет. Всё, что нужно для приятного времяпрепровождения.

Владеет баром Стен Липкий, он перебрался к нам на район десять лет назад по решению суда «о принудительном выселении альтеров». Что делать… боятся они нас. Хотя иногда в карты поиграть заглядывают.

Мы пробрались сквозь толпу людей, клубящихся между столиков, к барной стойке. Сегодня смена Марка Щупальцы. Он неподвижно стоял возле кассового аппарата и наблюдал за залом сквозь громоздкие очки с большим увеличением. Водрузившись за стойку, мы потребовали угощения. Я, как всегда, бокал темного пива. Ник Красавчег решил градус не понижать и попросил виски. Если он наклюкается, мне придётся в одиночку всё это дерьмо разгребать. Марк заказ принял и распустил свои щупальца. Он продолжал изображать из себя статую, в это время пустой бокал поднялся из мойки, перелетел под пивной кран, который тут же открылся. Початая бутылка виски поднялась из бара, встала на стойку, рядом приземлился пустой стакан. Бутылка откупорилась и наплескала туда виски на два пальца. Пара кубиков льда проплыла над стойкой и упала в стакан. Наполненный до краёв бокал пива встал призывно передо мной. Марк прекрасно справляется со своей работой. Его невидимые щупальца вовремя и аккуратно выполняют любые заказы.

— Слышь, Марк, — отхлебнув виски, заговорил Красавчег, — ты не видел тут Ваньку Бедуина?

— Зачем вам этот упырь?

— Да дело одно есть. Важное, — не спешил докладывать Ник.

— Час назад видел его за столиком Димы Стекляшки. Может, до сих пор там обретается, — равнодушно сообщил Марк.

Вот что с ним такое. Вроде бы и парень популярный, но всё время какой-то мёрзлый. Ничем его нельзя расшевелить и оттаять. Месяц назад в его баре Громила и Барри Бульдог поссорились, разнесли заведение в щепки и камешки, а ему хоть бы хны. Даже глазом не моргнул, когда Бульдог Громилу на части рвал.

Ник залпом допил виски, подмигнул мне, мол, идти пора. Но я пока не был к этому готов, пиво ещё не кончилось, к тому же на разговор с этим отморозком Бедуином ещё настроиться надо. Ведь у него на уме только одно — свежая кровь. Упырь, подбрось его и выбрось, что с такого взять.

Красавчег, чтобы не ждать молча, пока я с пивом управлюсь, заказал себе ещё виски.

В это время двери бара распахнулись, и на пороге показался Зелёный, собственной персоной. Все разговоры в зале смолкли, и лица обратились к входу. Нечастый гость — Зелёный. Он был, как обычно, навеселе и держал в руке жестяную банку «Протоки № 3». Любого другого со своим спиртным за порог выкинули бы, но с Зелёным даже Бульдог боялся связываться. Недаром тот держал весь район в ежовых рукавицах. Тех, кто с законом в ладах, Зелёный не трогал, а вот остальным, кто по тёмной стороне улицы любил гулять, Зелёный диктовал свои условия, и не дай Творец ослушаться. Зелёный, хоть и без охраны ходит, но никто в его сторону даже косой взгляд не бросит. Зелёный — он с самой матушкой природой в сговоре. Последний раз три года назад его пытались на слабо пощупать, так он наглеца заживо набил изнутри травой. Тот умер в страшных муках.

Проходя мимо барной стойки, Зелёный приложил два пальца правой руки к брови и козырнул.

— Приветствую преподобного Крейна.

— И тебе того же, — пробурчал я.

— Щупальцы, мне как всегда.

— Будет сделано, Зелёный, — отозвался Марк.

Я допил пиво, попросил повторить и с полным бокалом в сопровождении Ника Красавчега отправился на поиски Бедуина.

Он и вправду оказался за столом у Димы Стекляшки. Как всегда, Дима просвечивал, но ещё не выпал окончательно в невидимость. Для этого ему требовалось ещё литра три пива или торпедировать ситуацию бутылкой водки. Но настроение у Стекляшки нездоровое. Хмурится, зараза, да что-то бормочет под нос. Наверное, опять на жизнь свою жалуется, только вот желающих выслушать его нет. Ванька Бедуин сидит напротив. Сухощавый, лысоватый, лет за сорок, и бледный, точно из него всю кровь выкачали и заменили молоком. Видно, давно на свободу не ходил. После прогулки он обычно возвращается сытым и красномордым. Что поделать, упырь!

Я приземлился за стол по левую руку от Бедуина. Ник Красавчег — по правую.

Ване наше появление не понравилось, но он смолчал. Булькнул в нутро рюмаху водки, закусил бутербродиком черного хлеба с полукопчёной колбасой и жадно зевнул.

— Чего надо?

— А надо нам, Ванюша, самую малость. Пригони нам со свободы свежего человечка. Ты же слышал, что произошло с Усатым, — ласково так произнес Ник, словно в постель его уговаривал. Тьфу, мерзость какая.

— Здесь все слышали, что мы без ишибаши остались. Но я тут при чём?

— Ваня, не строй из себя жалкого поца. Только ты на свободу, как к себе в сортир, ходишь. Только тебя при возвращении не обыскивают до ануса. Только ты знаешь тайные норы. Стало быть, кто, как не ты, может достать нам свежего человечка, — медленно произнес я.

Так и думал, что он сначала заартачится. Цену себе набивает, скотина. Давно пора ему осиновый кол в сердце вогнать, заразе жадной.

— В последнее время на волю ходить все сложнее стало. Пасут нас по эту и ту сторону забора, — задумчиво произнёс Бедуин.

— Пасут-то пасут, только всё равно норы не закопали. А то закроют проход, стоит только Зелёному и Злому шепнуть. Тогда совсем голодная амба придёт, — намекнул Красавчег.

— Ну, нельзя же так, — разнылся тут же Бедуин. — Я же ничего никому плохого не делал.

— Плохого нет. Только это не по доброте твоей душевной, а потому что наша кровь для тебя — гадость ядовитая. А так, я уверен, ты давно бы всем нам горла поперегрызал. Так что не строй из себя мать Терезу, а добудь нам человечка, — отрезал я его хныканья. — Ты когда на ту сторону идёшь?

— Через два дня собирался.

— Сегодня ночью надо! — приказал Красавчег.

— Но я не могу! Я выпил! Засыплюсь на первой же трубе, — опять расхныкался Бедуин.

— Это твои проблемы, болезный. Идёшь на волю сегодня. Завтра нам нужен человек. К пяти вечера. Приведёшь в Храм, — распорядился я.

— Хорошо, преподобный Крейн, — смирился со своей участью Бедуин.

— И смотри там, чтобы без шуток и выкрутасов, — предупредил Красавчег.

Больше нам нечего делать за столиком. Да и Стеклышко начал нервничать, мерцал, то становился абсолютно прозрачным, то набирал плотность, цвет и объем. Ещё чего протрезвеет окончательно, а у трезвого Димона прескверный характер: ворчит постоянно и занудничает, словно старый дед. И ведь что самое неприятное, собака, всех нас переживёт. Он когда становится стеклянным — молодеет. Так что либо от него всё спиртное прятать да на сухой паек сажать, либо запереть где-нибудь в тюремном подвале до самой старости, чтобы ни капли в рот не попало. Первый способ пробовали, только Димон быстро это непотребство прекратил. Когда друзья-товарищи за ним перестали наблюдать, добрался до бутылки и омолодился. Так что теперь только пожизненное осталось. Но пока терпим и жалеем.

Вернувшись к барной стойке, Красавчег стукнул рюмкой и попросил счёт. Я попытался дотянуться до бумажника, но Ник настоял на том, что за всё заплатит сам.

— Куда мы теперь? — спросил он.

— Надо бы проверить место преступления. Может, остались какие-то следы. Завтра у нас будет новый ишибаши, но за старого надо отплатить, а то и новый долго не проживет, подбрось и выбрось, — предложил я.

— Верно говоришь, — согласился Ник.

— Где Дэнни голову оторвали?

— В районе Вилки. Тут недалеко.

— Я знаю. Пешком пройдёмся.

Мы покинули «Зажигалку». Зелёный добавил градуса и уже пытал взявшимися из воздуха тугими лианами какого-то бедолагу.

* * *

— А ты Усатого хорошо знал? — неожиданно спросил меня Ник.

Мы уже находились в двух шагах от Вилки. Так назывался район, где Петровский проспект (одно только название, жалкая грязная улочка) раздваивался и обтекал двухэтажное здание. На первом этаже находился супермаркет «Вилка», где даже ночью, несмотря на запрет властей, можно было купить любое спиртное, второй этаж занимал известный всем бордель «По-пластунски», замаскированный под оружейный магазин. Официально бордельная деятельность была запрещена в городе. Общие законы распространялись и на Большой Исток. Поэтому приходилось маскироваться, чтобы проверяющие комиссии, не знакомые с нашей топонимикой, ничего не заподозрили. А так мы всегда живем по своим внутренним законам.

— По работе часто приходилось общаться. Он приходил ко мне, — задумчиво произнес я, вспоминая Дэнни.






Иллюстрация к рассказу Макса Олина



Усатого привел три года назад Бедуин, когда прежний ишибаши умер от старости. Ему было сорок четыре года. Что поделать, ишибаши в Большом Истоке долго не живут. Дэнни тогда был совсем молодым пареньком, и тридцати ещё не было. Усов он тогда не носил. На свободе бродяжничал и подрабатывал разнорабочим, где что прикажут. Мы предложили ему отличный контракт. Если прослужит десять лет на районе и не умрёт от старости, то выйдёт на свободу богатым человеком. Впрочем, кое о чём мы умолчали. Мало кому довелось дожить до конца контракта…

Усатый был весёлым, беззаботным парнем. Любил жизнь отчаянно. Часто зависал в «Зажигалке», был душой любой компании. И его все любили. Кто же мог убить его? Ещё и таким зверским способом. Тут подумать надо.

— Вот здесь ему и оторвали голову, — Ник показал в сторону фонарного столба.

— Когда это случилось?

— Ночью. Часа в три.

— Что ишибаши мог делать в три часа ночи под этим фонарем? — задался я законным вопросом.

— Может, за опохмелом ходил? — предположил Красавчег.

— Или к девицам заглядывал, — выдал я свою версию. — Но сначала заглянём в «Вилку», может, они что и знают.

Мы заглянули, впрочем, это нам ничего не дало. В «Вилке» никто не видел Дэнни. Он к ним накануне не заглядывал. Стало быть, вариант только один — идти в заведение «По-пластунски». Вероятно, им что-то известно.

Давно я не заглядывал к весёлым девчонкам, с тех пор, как принял сан. Да и с моими способностями не по борделям разгуливать… Я каждого человека вижу как на ладони. Какое тут удовольствие может быть, если я буду знать, о чём размышляет партнёрша во время процесса.

Поднявшись на второй этаж, мы вошли в оружейный магазин. Не обращая внимания на колюще-режущие и огнестрельные игрушки, прошли во внутреннее помещение. Продавец Коля нас, казалось, и не заметил. Узкий коридор, и мы оказались у стойки администратора. Полуголая девица мирно дремала в кресле и не обращала на наше появление внимания, пока Ник не плюхнулся в кресло рядом и не состроил одну из своих обаятельных рож.

— Что вам надо, господа? — спросила тут же проснувшаяся девица, обращаясь к Нику. Потом она заметила меня и разом поскучнела. Преподобный Крейн редкий гость в заведениях подобного типа.

— Убили Усатого Дэнни. Вот хотели бы узнать, не был ли он у вас вчера? — спросил, отвлекая девушку на себя, Красавчег.

— Да, он был у нас.

— С кем отдыхал?

— С Натой Рыжей. Он у нее всё последнее время зависает, — с готовностью доложила девушка.

— И что, он у вас был частый гость? — спросил я.

Девушка отчего-то смутилась, но всё же ответила:

— Да уж… Постоянный. Почти всех перепробовал. Только он подолгу зависает то с одной, то с другой, а в последнее время — с Натой.

Я знаю всех жителей Большого Истока. За долгие годы служения через Храм прошли многие, но сотрудницы увеселительного заведения редко заглядывали ко мне. Предпочитали заботу о душе отложить на потом. Но Нату Рыжую я знал. Вполне приличная девушка, ничем особо не отличающаяся, кроме того, что характер у неё взрывной. Уж если припекло, может воспламенить даже молоко. Но девушка добрая, голову Усатому оторвать не могла. Хотя разгадка этого преступления лежит именно в этом заведении, чувствовал я.

— Мы можем поговорить с Натой?

— Подождите, я спрошу Мамашу Змею.

Конечно, такие дела самостоятельно не решаются. Девушка вскочила с кресла и, подрагивая грудями, упорхнула за портьеру.

Ждать пришлось недолго. Вскоре появилась Мамаша Змея. Дородная женщина в возрасте, раскрашенная, словно балаганный индеец, разодетая в искусственные меха. На груди массивные стеклянные бусы.

— Чем могу вам помочь, преподобный Крейн?

— Я хотел бы поговорить с Натой Рыжей.

— Отчего же не поговорить. Поговорить — это завсегда пожалуйста! — засуетилась Мамаша. — Следуйте за мной.

Она привела нас в маленькую комнатку с диванчиком, стеклянным столиком, на котором лежал незаконченный пасьянс, и двумя креслами.

— Подождите здесь, — попросила Мамаша, потом заметила пасьянс и зашипела как змея. — Вот Касси зараза, опять свое гадание оставила! Будет срать и не убирать, запрещу ей подрабатывать!

Я скривился. По выражению моего лица Мамаша догадалась, что мне неприятно всё это выслушивать, поспешно извинилась и покинула комнату.

Она больше не возвращалась. Ната Рыжая пришла сама. Девице хватило ума нарядиться в более строгую одежду, чем обычно, видно, предупредили, что её ждёт священник.

— Добрый вечер, преподобный, — поздоровалась она.

— И тебе добрый, — кивнул я ей в ответ. Ник осклабился, превращаясь в красавчика. Ната его узнала, видно, приходилось раньше зависать с Красавчегом.

— Что потребовалось преподобному и шерифу от меня? — спросила девушка.

— Ты слышала, что Дэнни Усатому голову оторвали? — спросил я.

— Да. Какой ужас… Как жалко парня. Кто бы мог поднять руку на ишибаши?

Ната Рыжая скуксилась, того и гляди, заплачет. Я взглянул на неё своим особым взглядом и удивился: надо же, не врёт. Все её чувства были искренними. Ната и вправду была очень расстроена смертью ишибаши. С чего бы это?

— Это мы и хотим выяснить. И ты должна нам помочь. Расскажи, как прошел вчера вечер с Дэнни, — ласково попросил Ник Красавчег.

Девушка рассказала. Слава Творцу, опустила подробности, видно, из уважения ко мне. Во время её рассказа я почувствовал, как меня посетило озарение. Кажется, я знаю, кто мог бы убить Дэнни! Только всё это выглядело очень неубедительно… Если бы он был одним из нас, то никаких сомнений. Но он был ишибаши, а на ишибаши грех руку поднимать.

— А кто до тебя встречался с Дэнни? — спросил я, когда девушка закончила свой рассказ.

— Катька Злючка.

— Долго они встречались?

— Несколько месяцев.

— А до этого? — поинтересовался я.

— Кажется, Нелли. Просто Нелли.

— И с ней он встречался несколько месяцев? — предположил я.

— Да.

— Интересно. А с тобой Дэнни встречался не так давно… сколько, как ты думаешь, мог продлиться ваш роман?

Девушка взглянула на меня.

— Он говорил, что я у него последняя. И больше никого не будет. Мы навсегда вместе.

Она верила себе. Я видел это своим особым зрением.

— У нас больше нет вопросов. Позови, пожалуйста, Мамашу Змею, — попросил я.

* * *

Мне раньше никогда не доводилось вести такие необычные дела. На нашем районе часто возникают разногласия, на то уж он и Большой Исток. То Зелёный что-нибудь отчебучит, построит новичков и будет учить их уму-разуму, или возьмёт в заложники клиентов «Первого городского банка», требуя «свободу, равенство, братство!». То Бульдог с Громилой опять сойдутся в неравном поединке, оставляя после себя руины. То Злой спустится на землю, засядет в каком-нибудь баре да после пары-тройки бутылок возомнит, что люди на него косо смотрят и все его ненавидят, после чего начнёт отчаянно мстить человечеству. Да мало ли что у нас на районе случается. Все мы люди, все мы человеки. Потому и проблем, и разногласий у нас море, ничуть не меньше, чем у свободных. Только вот никто раньше не покушался на ишибаши. Он для нас священный символ, неприкосновенный и почитаемый, не дающий забыть никому из нас, кто мы такие и откуда вышли.

Мы не стали откладывать суд и назначили его на следующий день после визита в весёлое заведение Мамаши Змеи. Ник Красавчег арестовал преступника и продержал его под замком до часа суда.

По традиции, суд должен был проходить в здании Храма. Мы назначили его на полдень, но за полчаса до срока в зал стали стекаться люди со всех концов Большого Истока. Никогда ещё ни одно заседание, проходившее в этих стенах, не собирало такое количество зрителей. Как же! Мы собирались судить убийцу ишибаши. Все были потрясены этим трагическим событием. Многие до сих пор не могли прийти в себя. Ну да ладно… К вечеру всё будет улажено. Ваня Бедуин приведёт нового ишибаши, но пока народ чувствовал себя очень неуверенно. Мы должны были показать, что никто не уйдёт безнаказанным. За убийство ишибаши полагалась смертная казнь, и будьте уверены, мы казнили бы даже самого Кощея Бессмертного. К тому же далеко ходить не надо: он живёт на улице Мансурова, в трёх кварталах от Храма. Тихий, мирный беззубый старичок. Увидишь его и не поверишь, что когда-то он был злодеем, каких свет не видывал.

В полдень все скамьи Храма были заполнены народом. Люди даже стояли на хорах и в проходах. По моему распоряжению двери Храма закрыли. Теперь до вынесения приговора их не откроют. А дело нам предстояло непростое, не всё в нём так однозначно…

Кресло судьи занял Илья Гром, старый аптекарь с Сокольницкой улицы. Уже одно это событие вызвало волну возмущения. Обычно это кресло занимал я. Все привыкли, что судья — преподобный Крейн. А тут такая замена. Но я не мог судить это дело. Потому что разобрался в нём до конца и теперь должен был донести свое видение проблемы до каждого сидящего в зале, поэтому я вызвался быть адвокатом.

Я занял стол напротив судьи, рядом приземлился Ник Красавчег, представлявший сторону обвинения. Он тут же подвинулся ко мне поближе и шёпотом спросил:

— Ты точно уверен в том, что делаешь?

— Безусловно, подбрось да выбрось, — ответил я.

Громила и Бульдог ввели подсудимого. Вернее, подсудимую: Катю Злючку из заведения Мамаши Змеи. Та тоже здесь присутствовала и должна была выступать в роли свидетеля. Злючку засадили в зарешёченную клетку позади меня и заперли. Хотя, если она разозлится, то и стальные прутья девчонку не удержат. Голову Дэнни Усатого она оторвала с лёгкостью, словно спелый помидор с ветки.

Началось заседание. Сначала выступил Ник Красавчег, представил судье и всей почтенной публике, собравшейся в зале, факты, собранные нами. Дэнни Усатый посетил заведение «По-пластунски», покинул его в три часа ночи, но далеко не ушёл. Возле супермаркета «Вилка» его встретила Катя Злючка и оторвала голову. Свидетелей при этом не было, но преподобный Крейн может под присягой подтвердить, что всё происходило именно так. Как известно, от преподобного Крейна ничего не утаить, он видит человека насквозь. Пришлось подниматься и свидетельствовать, что да, именно так. Вижу насквозь, убила Злючка.

В зале поднялся шум. Кричали с мест:

— Чего её судить! И так всё ясно!

— Смерть ей!

— Казнить за ишибаши!..

Я поднял руку вверх, призывая людей успокоиться, но они не вняли мне. Тогда Ник Красавчег пустил из пальца файерболл в потолок, тот взорвался и рассыпался миллионом искр на окружающих.

— Призываю всех к спокойствию, — ударил судейским молоточком себе по пальцу Илья Гром.

Народ затих, но не успокоился.

Красавчег вызвал и допросил свидетелей: сперва Мамашу Змею, Нату Рыжую и Нелли, затем Диму Стекляшку, Марка Щупальца и Громилу, в компании которых Дэнни Усатый часто напивался. На закуску выступил небритый Зелёный. Он громогласно заявил с трибуны, что Усатый ему никогда не нравился, да и человек он был говно, но справедливость должна восторжествовать, а преступника надо казнить, ведь нельзя же так, в самом деле.

Я взял слово последним и обратился с вопросом к Кате Злючке:

— Какие чувства вы испытывали к Дэнни Усатому?

Злючка задумалась. Видно, не хотела отвечать, но все же переборола себя.

— Я его любила.

— Когда Дэнни встречался с вами, какими словами он характеризовал ваши отношения?

— Что всегда будет со мной. Что ему никто больше не нужен, — смело произнесла Злючка.

— А его не смущало место, в котором вы работали? — уточнил я.

— Когда мы имеем постоянного клиента, то больше ни с кем не встречаемся.

— И что произошло потом?

— Он ушёл к Натке Рыжей… зараза, — Злючка с трудом удержалась от фразы позабористее.

— Вы можете сказать, что убили Дэнни Усатого из ревности? — спросил я.

— Протестую! — подскочил со своего места Ник Красавчег. — В вопросе содержится ответ. Это недопустимо.

— Протест принят, — согласился Илья Гром. Но Катя Злючка всё же ответила:

— Да, я убила его из ревности.

Этого свидетельства мне не хватало для завершения картины преступления.

Настала пора заключительной речи. Первым выступал обвинитель. Ник Красавчег заявлял, что вина подсудимой доказана, и требовал для неё смертного приговора. В обычном мире на свободе казнить Катю Злючку, наделённую сверхчеловеческой силой, было бы очень трудно. Она любую стальную решетку разогнёт, бетонную стену разрушит, взвод охранников уложит. У нас же на такой случай есть Тони Палач. Он справится с любым. На то он и Палач.

— Мы не такие, как все, — начал я свою речь. — Обычные люди боятся нас, поэтому любого человека, наделённого сверхчеловеческими талантами, они вычисляют и ссылают к нам на район. Большой Исток — это гетто для сверхлюдей, для таких, как мы. Нас отделили от остального человечества непреодолимым барьером, и они спокойны, потому что мы далеко от них. Хорошо и нам, потому что мы живём в мире и понимании друг с другом. И никто не говорит нам, что мы уроды, выродки или мутанты. Когда-нибудь всё человечество станет «альтерами». Быть может, мы новая ступень эволюции. А пока мы просто хотим жить. Кто для нас ишибаши? Ишибаши — это священный символ, это объект поклонения. Ишибаши — это обыкновенный человек. Такой, как все те люди, что живут за стеной, на свободе. Зачем нам нужен ишибаши? Один простой человек среди тысячи мутантов? Чтобы мы не забыли, кто мы такие. Потому что в среде, где сверхспособности — это норма, люди воспринимают их как нечто само собой разумеющееся и перестают помнить о том, что для остального мира они мутанты. Ишибаши не даёт нам забыть нашу природу и нашу ступень на лестнице эволюции, которая находится чуть выше, чем место homo sapiens. Именно поэтому мы приводим в Большой Исток одного простого человека, заключаем с ним контракт и позволяем ему жить среди нас. Мы платим ему солидные деньги за то, чтобы чувствовать свою особенность и видеть то, какими мы уже никогда не станем… Поэтому ишибаши священен для нас, и его убийство карается смертной казнью.

В горле пересохло. Я сделал паузу, налил себе стакан чистой воды и выпил. Люди в зале молчали и ждали продолжения моей речи.

— Убит Дэнни Усатый. Убит наш ишибаши. Его убила Катя Злючка. И вроде бы всё ясно и понятно… Но давайте взглянём на эту проблему с разных сторон. Кто для нас был Дэнни Усатый? Друг, собутыльник, сосед. Он всегда был среди нас и повсюду. Никто и помыслить не мог ни одного мероприятия без участия Дэнни Усатого. А теперь давайте вспомним, как мы относились к предыдущим ишибаши. Мы сторонились их, мы держались от них подальше. Никому бы и в голову не пришло пригласить ишибаши вечером в пятницу в «Зажигалку» пропустить по кружечке пивка! По сути, предыдущие ишибаши проживали свою жизнь изгоями. Они ни в чём не нуждались, могли даже обеспечить безбедную жизнь своим семьям на свободе, но сами были обречены на одиночество в Большом Истоке. Дэнни Усатый, наоборот, пользовался огромной популярностью. Подбрось и выбрось, он перепробовал всех девчонок в заведении Мамаши Змеи, и каждая была в него влюблена. Но почему? И вот тут напрашивается единственный ответ. Когда я понял это, первым делом отправился в морг. Как вы знаете, я вижу человека насквозь, будь он альтер или ишибаши, без разницы. Но тут мне пришлось работать с трупом. И мне удалось разговорить мертвеца. И я убедился в верности своей догадки: Дэнни Усатый не был ишибаши. Он был одним из нас. Он был альтером.

В зале поднялся невыносимый шум. Я чувствовал, как сотни глаз буравят мне спину. Даже Ник Красавчег уставился на меня так, словно подозревал, что тело преподобного Крейна захватили враждебные инопланетяне.

— Призываю зал к порядку! — вновь лупанул судейским молоточком себе по пальцу Илья Гром, но его никто не слышал.

Ник Красавчег применил свой коронный метод — запустил файерболл к потолку. Придётся вечером вызывать Сема Паука, чтобы он помыл потолок, а то Ник его совсем закоптил своими огненными шарами.

Постепенно зал успокоился, и я продолжил речь.

— Да. Вы не ослышались. Я утверждаю, что Дэнни Усатый был альтером. Когда Ваня Бедуин привел его к нам на район, он был типичным ишибаши, в этом нет никаких сомнений. Я сам осматривал его. Но общение с нами разбудило в нём спящие способности, которые в обычном мире, на свободе, могли бы вообще не проявиться. Я прямо-таки слышу, как вы спрашиваете, что это за способности такие. И я отвечу вам. Подбрось да выбрось, он умел располагать к себе людей. С первого же слова он заставлял собеседника проникнуться к нему, заставлял доверять себе, влюблял в себя. Я могу прочитать человека, внушить ему какие-то мысли, но это всё будет чужеродным. Дэнни пробуждал чувства. Для свободных людей это страшная способность. Вот поэтому он влюбил в себя всех девчонок Мамаши Змеи. Вот поэтому он всегда был желанным гостем за каждым столом в «Зажигалке», любой из нас был рад распить с ним бутылочку пива. Он был нашим другом. И теперь я снова задаю вопрос: виновна ли Катя Злючка в убийстве Дэнни Усатого? И да, и нет. Она убила, это факт. Но убила под воздействием его же чар. Это смягчающее обстоятельство. И что очень важно — она не убивала ишибаши. Я всё сказал, подбрось да выбрось.

Опустившись в кресло, я наслаждался тишиной, повисшей в зале. Налил себе стакан воды, выпил и посмотрел на Ника Красавчега. Он был ошеломлён услышанным. Такого ещё в нашей практике не было… Оставалось только дождаться приговора суда, а потом можно было и в «Зажигалку» закатиться, чтобы как следует выпить.

Илья Гром не тянул с приговором. Катю Злючку осудили. Правда, дали всего два года лечебного сна. Всё лучше, чем смертная казнь за убийство ишибаши. Убеждённая в том, что это её последние часы на белом свете, Злючка была просто счастлива.

Зал встретил приговор судьи Грома приветственным гулом.

— Ну что, ещё одна наша маленькая победа? — спросил Ник и состроил обаятельную гримасу.

— Несомненно, подбрось да выбрось, — сказал я.

К вечеру этого дня Ваня Бедуин привел нам нового ишибаши.

Маша и Михалыч Юлия Зонис

Скрипи, скрипи, нога липовая…

Русский народный кафка

Юлия Зонис

4 ноября 1977 г.

Михалыч был мирным зомби, хоть и бирюк бирюком. Жил он на отшибе, верстах в пяти от ближайшего поселения — а все потому, что природу любил и покой. В поселении было слишком много шума, не говоря уж о молодых. Молодые вместо того, чтобы соблюдать рацион, ели всякое, а потом шлялись через границу, то и дело напарываясь на патрули. Границу-то пересечь раз плюнуть, полкилометра по верховому болоту, заросшему осокой, а дальше шли уже заграничные фермы. И с ферм порой поступало всякое. А ещё иногда фермеры, тоже молодые, на вездеходах катились через лес к поселениям, стреляя со всей дури из винтовок. И, конечно, попадались патрулям. В общем, вся эта суета была Михалычу неприятна. Он занял старую егерскую сторожку в лесу и охотился. На мелкое зверье, вроде хорьков, ласок и прочей кусачей швали, охотиться было проще простого: пошел на полянку, разлегся и лежи. Через некоторое время сами набегут, начнут уши грызть, щеки покусывать. Тут их и скрадывай. Кабаны и волки, бывало, тоже подходили, но они опасливей — чуют какой-то подвох. Однако к зиме голод побеждал хитрое звериное чутье, и можно было полакомиться кабанятинкой. Но сегодня Михалыч охотился на своего тезку, косолапого. Тут уже пришлось пустить в ход винтарь. Огнестрел в поселениях был запрещён, конечно, и винтарь Михалыч добыл довольно темным путем. Когда молодые фермеры нагрянули однажды в лесную сторожку, посчитав одинокого зомби легкой добычей, Михалыч и разжился винтовкой. Но всякого есть не стал, не такой он зомби. Прикопал в огороде. Теперь там картофля знатная росла, крупная, желтоватая на разрезе. Фермеры, те, что постарше и поумней, очень хорошую цену за нее давали. Михалыч, бывало, сам на ту картофлю смотрел и жалел, что не впрок ему такой вкусный овощ.

Медведь возился в малиннике, что твоя свинья в огороде. Кряхтел, сопел, ломал колючие ветки. Михалыч, сидя в зарослях лещины на краю малинной полянки, все примеривался. С медведем не всякий зомби потягается. Если не убить с первого выстрела, так ранить надо сильно, а то ведь раздерет. Потом шатун заразится, попрет через границу, наделает на фермах всякого. Михалыч не столько себя жалел, потому что, скажем прямо, жизнь его — или смерть, это как посмотреть — была не из лучших, просто ему непорядок не нравился. Через границу шляться, всякое жрать, зверей заражать — если каждый такое делать повадится, к чему же мир придет? А мир, несмотря на михалычево положение, ему, в общем и целом, нравился. Вот паук, немудреная тварь, а какую паутину-то хитрую спроворит, а потом на ней утром роса капельками, так и переливается, так и блестит — смотреть любо! Первые цветы когда из-под снега пробиваются — хорошо. Хорошо, когда весна сменяется летом, лето — осенью. Это перемены правильные, на них от века все держится. Зиму Михалыч меньше любил, и за бескормицу, и за то, что мало солнца и зелени. А все же и зимой бывали светлые, искристые деньки. Снег так и скрипит, так и сверкает под полозьями, и едет себе Михалыч на своих автосанях на ярмарку, куда фермеры еду привозят, и хорошо ему, и привольно, век бы так ехал.

Михалыч медленно думал все эти приятные мысли, ловя медвежий глаз в перекрестье прицела. Винтовка ему хорошая досталась. И зачем, спрашивается, тем молодым было прямо к сторожке подъезжать? С такой винтовкой затаились бы где-нить на дереве, выцелили бы голову, ба-бах! — и нет Михалыча. Нет, им, вишь, покуражиться захотелось. Силу показать. Ну вот, показали. Участковый, конечно, заезжал, допрашивал, но особо не усердствовал. Видать, те молодые и его достали. Да и какой допрос, когда Михалыч в ответ мычит только и башкой мотает — совсем никакого разговора не получается. Напоил хозяин участкового, чем бог послал, да и поехал тот к себе обратно, за границу.

Михалыч повел дулом винтовки, примериваясь, как бы половчее уложить тезку — и вдруг в перекрестье прицела скакнул платочек. Красный, в горошек. На грязной довольно-таки и тощей шее. Михалыч аж моргнул от удивления, хотя почти разучился моргать. И тут это, с платочком, как ломанется из зарослей, да как завизжит пискливым девичьим голоском: «Медвеееедь!».

Мишка, не будь дурак, помчался за девчонкой, широкими лапами ломая малину. Михалычу ничего не оставалось, как из кустов вылезти и замахать: беги, мол, сюда. Вредная девка бежала так, что никак не давала прицелиться. Заметив Михалыча, она сначала припустила, только коленки разбитые засверкали, а потом вдруг резко затормозила и тоже в голос: «Ой, зомбииииииии!». И в сторону метнулась. А Михалычу только того и надо было. Плавно нажал на спуск — и все, и грохнуло. Мишка ещё метра три по инерции пробежал и зарылся мордой в траву. А с морды кровь потекла. Оченно потянуло Михалыча на пожрать, с утра-то не позавтракал, с ранья на охоту выбрался. Но негоже. Сначала девка. Девка-то из фермерских, а фермерские, даром, что рядом с лесом живут, недотыкомки. Как на джипах рассекать, это они мастера. А в лесной науке ничего не смыслят и не чуют. Вот и спасай ее, дуреху, теперь.

Михалыч, закинув винтарь за плечо, побрел туда, куда девчонка ускакала. Долго идти не пришлось. Споткнулась, глупая, о корягу, и лбом прямо в сосновый корень. Так и лежала: штанишки короткие, ноги тощие, голова растрепанная, а на шее платочек тот самый, красный, в белый горошек. Вот непутевая! Недовольно замычав, Михалыч взвалил девку на плечи и попер до сторожки. Надо было управиться до темноты — а то как бы волчецы того медведя не обгрызли до самых косточек.



Девка сидела на столе и ногами болтала. Стол добротный, дубовый, сам тесал, сам доски выглаживал. Девка лопала малину и пальцем в стенку тыкала. А на стене фотография в рамочке. Михалыч ее давно нашел, ещё когда в поселении жил. На помойке валялась. На фотографии женщина, крупная, светловолосая, в платье синем, а рядом с ней мальчонка лет пяти. Конечно, не родня они были Михалычу, и не помнил он свою родню, как и все в поселениях. А все же с земли поднял и, уходя, с собой прихватил, а в сторожке на стенку повесил. Ещё и рамочку на ярмарке сторговал, хорошую, латунную и со стеклом. Красиво чтобы. Чужие, свои ли, а глянешь — сердце отогревается.

— Это твоя жена? — спросила девка.

Щеки красные от малины, глаза блестят, патлы торчат во все стороны. Сразу видно, шебутная. И чего в лес поперлась, да через болото?

Михалыч в ответ замычал и головой замотал, в смысле нет.

— А-а, — протянула девка, облизывая замаранные малиновым соком губы. — Вспомнила, вы же не говорите. Твари бессловесные — так вас отец Фёдор называет.

Михалыч на всякий случай оскалил зубы. Девка только хихикнула. И откуда такая бесстрашная? Сначала стрекача задала, а теперь сидит, как у себя дома, и ногами бесстыдно дрыгает.

— А я Машка, — сказала она, отводя с лица волосы. — Хотя дед Муркой кличет. Но мне Машка больше нравится. Мне двенадцать лет, я из дому убежала. А ты… ах да, ты ж не говоришь.

Михалыч, кряхтя, полез в буфет и вынул документ, выданный участковым. Мол, зомби зарегистрирован, мирный, приписан к такому-то поселению, на учете состоит. Зовут Михалыч. Сам Михалыч своего имени не помнил, как и роду-племени, но участковый Семёнов быстро сообразил: живет в лесу, как медведь, значит, будет Михалычем.

Машка удостоверение ухватила, так и сяк повертела, чуть не обнюхала. И Михалыч понял, что читать девчонка не умеет. Вот те раз. Совсем они, что ли, у себя на фермах одичали и умом кукукнулись?

— Деда зомби, — сказала между тем девка, бойко спрыгивая со стола. — А пожрать у тебя чё-нить, кроме малины, есть? Ну, то есть, не человечину…

Михалыч посмотрел на нее укоризненно, и гостья, кажется, смутилась. Отвела глаза, ногой по половице заелозила.

— Прости. Ты меня от медведя спас и все такое. И ты мирный зомби. Я понимаю. Это отец Фёдор вас не любит, и дед Роман тоже… гадости всякие говорит. А я понимаю. Граница, поселения. Все о кей.

Зомби покачал головой. Ну что за молодежь? Окей да окей, строят из себя городских, а чего в городе хорошего — сплошная резня и кровопролитие. То ли дело в лесу. Михалыч вздохнул бы, если бы мог, но вздохнуть он не мог и потому, шаркая, побрел на кухню — поискать девчонке хоть какой человечьей еды. Может, вяленого мясца чутка завалялось. Понятно, не всякого, а кабанятины. А потом за медведем идти надо. И с волокушей. Тезка здоровый попался — на плечах не утащишь.



А девка-то хозяйственной оказалась! Пока Михалыч за медведем мотался — вернулся уж затемно — Машка веничек из березовых веток спроворила и всю сторожку чисто вымела, от огрызков там всяких, объедков, ну, чего в жилище зомби бывает. А сейчас почему-то скуксилась. Сидела опять на столе, поджав ноги и коленки обняв. Когда хозяин вошел, грохнув дверью, вздрогнула и чуть вскрикнула. Михалыч замялся, но быстро сообразил: человеки-то в темноте не видят почти, так что девчонке явился громоздкий силуэт с горящими желтыми глазами. Страшновато, особенно если с зомбями раньше дел не имел.

Михалыч замычал успокоительно и потопал к печке. Ему печка ни на что не была нужна, но все же он дымоход прочистил и держал ее в аккуратности. Вдруг участковый зимой заедет, что ему мерзнуть зря? И дровишки имелись. Только вот огня Михалыч не любил. Выкопал из-за печи коробок спичек, Машке протянул. Та боязливо сначала подошла и дотронуться не хотела, потом быстренько спички цоп — и скок к печке. И там, озадаченная, остановилась.

— Ой, деда зомби, — сказала она. — Я думала, вы холодные и склизкие. А ты теплый, прямо как уголек.

Михалыч тихонько и довольно хмыкнул. Мол, знай наших. Не все отца Фёдора слушать, девица-краса, пора и собственного ума-разума набираться.

Сноровисто разведя огонь, девка присела у печки. Острые коленки выставила, кузнечик-кузнечиком.

— Дед Роман говорит, зомби ночью приходят и детишек крадут. Но я не верила. Ночью вовсе не зомби приходят, а дружки его…

Она резко обернулась, и темные глазищи зло сверкнули печными отблесками. Михалыч аж оторопел.

— И детишек они сами крадут. В мешки сажают, и…

Из ночи за стенами дома послышался шум двигателя. Резкий такой, стреляющий, Михалыч сразу его узнал. Это трофейный мотоцикл Семёнова так шумел. Девка, вскочив, дико заозиралась. Михалыч рукой помахал: садись, мол, не бойся, это тебя нашли, скоро уедешь на свою ферму. Но девчонка, кажется, на ферму не хотела. Метнувшись к Михалычу, впилась ему в руку, словно клещами:

— Ой, деда зомби, спрячь меня. Я ведь от них сбежала. От Романчика и отца Фёдора. И ещё. Обратно не поеду, лучше съедай меня прям тут.

И так отчаянно, будто убивают ее прямо. Ну, что делать? Раз спас, навек ответчик. Михалыч грузно прошагал на середину кухни и откинул люк. Там виднелся спуск в подпол. Туда он и отправил девицу. А сам поспешно принялся угли в печи водой заливать. Всё равно дымом тянуло, но пойди разбери, зачем он, дым.



— А ведь ты, Михалыч, печку топил, — проницательно заметил Семёнов.

Сидели за столом. Михалыч в честь такого дела свечки не пожалел, на ярмарке выменянной. Перед Семёновым стояла бутыль желтоватого первача, тоже с ярмарки. Сам Михалыч не пил, но порядок знал. Участковый опрокинул стопку, глотнул, дернув щетинистым кадыком, и снова на хозяина уставился. Очень так проницательно смотрел.

— Есть у меня заявленьице, — как бы ненароком сообщил он. — От Романа Седовского. Известный в наших местах авторитет. Будто бы внучка от него в лес сбежала. Мужики с собаками искали, да след в болоте затерялся. Вот я и думаю, Михалыч — не к вам ли девка подалась?

Тут он резко перегнулся через стол, так, что Михалыч чуть со стула не навернулся.

— Седовский личность темная, у меня на него самого заявлений штук пять. Но из городских. Цыганский барон. А ты знаешь, чем цыгане промышляют?

Михалыч поморщился. Цыгане промышляли всяким. Хуже не придумаешь, чем такая родня.

— Вот и рассуди. С другой стороны, бабка эта, баронесса цыганская, Изольда, ко мне в участок заявляется — и в слезы. Ой, съели зомби мою Машеньку, ой, поминай как звали, ой, изгрызли ее белые косточки.

Семёнов вдруг занес кулак и, немного подумав, врезал по столу. Бутыль с первачом подскочила и звякнула.

— Говори, зачем печь топил?

Михалыч поманил участкового на задний двор, где стояла волокуша с медведем. Медведя он ещё в лесу ободрал, чтобы девку таким зрелищем кровавым не травмировать. Шкура, свернутая, тут же лежала. Взял Михалыч топор, рубанул хороший медвежий окорок. Взял шкуру. Семёнов на то поглядел, на другое, и снова на то и на другое — да и махнул рукой.

— Ну и черт с тобой! Романчик этот всё равно гниль-человек. Уморит девку. Но ты у меня смотри! — погрозил пальцем. — Если начнешь тут всякое…

Михалыч обиженно замычал. Участковый примирительно кивнул.

— Верю. Ты мирный зомби. Но к девчонке, если она у тебя, присмотрись. Глаз да глаз за ней нужен, с такой-то роднёй. Если чего удумает, тебя же в первую голову и подставит. И тогда уж мне придётся… смотри!

Снова погрозив пальцем, Семёнов погрузил шкуру и окорок в коляску, завёл свой драндулет и газанул в ночь, светя жёлтой фарой. Михалычу снова захотелось вздохнуть. Вместо этого он выпустил девку из подпола, указал на лавку, где спать, и, наконец-то, занялся медведем.

Иллюстрация к рассказу Игоря darkseed Авильченко

Так они и стали жить-поживать. Девка дом прибирает, окна моет, песенки поёт. Михалыч еду добывает. Хорошо, в общем, жили. Хозяин уж и привыкать стал. Иногда сидел за столом часами, смотрел, как Машка по хозяйству хлопочет, и мерещилось — доча она ему. И сказать что-то такое хотелось, путное и ласковое. Но выходило мычание одно. А Машка как будто понимала — подходила и тряпочкой пыль с фотографии протирала, той, где женщина с сынишкой. Заботилась.

Только вечерами грустная бывала. Растопит печку, сядет, коленки свои острые обнимет и давай рассказывать:

— А отец Фёдор нас в старом коровнике запирал. Меня-то ладно, я некрасивая. А Фимку, Серафиму, сестрёнку мою, к себе забирал. А деда Роман, если я чё поперек ляпну или ругаться-драться начну, меня цепью сёк. Цепь, такая, вроде колодезной. Раньше во дворе колодец был, только дед Роман его не чистил. Он эту ферму купил, типа как для хозяйства, но хозяйства никакого — ни коров, ни коз. Только ночью люди на фургонах приезжают и груз привозят. И сгружают у дальнего загона в сарай. Потом, тоже ночью, увозят на лодках через болото, за границу. Мы с Фимкой однажды пробрались, а там плачет кто-то, карапуз какой-то. Скулит и скулит… мы убежали.

Синяки у неё на ногах и на бедрах медленно сходили. Одежонку стирала в лохани, воду Михалыч таскал из реки. И вроде хорошо всё, и весело, и солнце светит, и малины набрали вёдер пять, и варенье взялись варить — а она всё вечерами грустит.

— Я слышала, участковый дядя Семёнов приезжал, обзывал нас сектантами. И ещё по-всякому. Говорил, погранцов на нас натравит. А дед Роман говорил — а давай. А у самого нож в сапоге. Давай, говорит, натравливай, мы тут запрёмся и себя сожжём, только сначала вас с чердака к зомбям постреляем. Дядя Семёнов его боялся. Он вообще ссыкло. А вот ты не ссыкло.

Она поглядывала на Михалыча, и Михалыч согласно кивал. А чего ему бояться? Пока живой был, отбоялся своё, хотя ничего и не помнил.

— У тебя тут клёво, — подытоживала Машка. — Только Фимку жалко. Раныне-то меня секли, а теперь её — цепью. Но она со мной бежать сдрейфила. Может, пойдём, деда зомби, киднэпнем ее?

Михалыч не понимал, что значит «киднэпнем», но идти никуда не хотел. Через границу! А вдруг патруль? Это они с молодыми с ферм цацкаются, а как увидят, что зомби, пускай и мирный, через границу прёт, так сразу очередями посекут.

Машка недобро щурила красивые тёмные глаза.

— Эх ты. Мёртвый — а всё равно ссышь.

Михалыч виновато разводил руками. Он не боялся. Он просто не хотел ещё раз умирать.

После этого разговора Машка надулась и три дня с ним не разговаривала. И фотографию в рамке не протирала. Ходила вся такая набыченная, лавку пинала или часами смотрела в огонь. Ну, Михалыч и плюнул — мысленно, конечно, слюны-то у него во рту давно не было — и пошёл на охоту на кабана. Всё равно мясо у них кончалось, да и на мену бы надо. Муки (её Михалыч с большим трудом нашел на ярмарке у одного фермера, который остановился в поселении проездом, а дальше в город катил) оставалось негусто. Фермер на него при мене странно косился. Правильно, зачем зомби мука — пирожки со всяким печь?



На кабана охотятся почти как на ласок и горностаев, только с большей опаской. Лето уже кончилось, настал сентябрь. Жёлуди созрели, и кабаны повадились со своей молодью в дубняк. Подсвинки, родившиеся в апреле, подросли, нагуляли жирку — самое время их брать. Ходили они по знакомой Михалычу тропе от водопоя на рассвете, так что зомби явился туда затемно. Расположился в подсохших с лета папоротниках у самой тропы. И стал ждать. Вот сова, мягко хлопая крыльями, отправилась на днёвку, вот завозились в кустах первые пичуги, а вот и застучали по мягкой земле копытца — туп-туп — и раздалось глухое похрюкивание.

Дикий зверь бежал либо от человека, либо на человека, а зомби им интересны примерно как древесные стволы, чтобы клыки поточить, или как еда. Не чуяли они в зомби живой души. Михалыча это иногда огорчало. Но сейчас он думал не об этом, а о том, как справиться с горбатым седым секачом, возглавлявшим кабанье семейство. Его крутая спина и рыло со страшными жёлтыми клыками выступили из рассветного тумана, и Михалыч понял — будет дело. Несмотря на нож, который зомби прятал под собой. Обычно он охотился на вепрей честно, сила против силы, но тут подумал — вдруг понесёт его зверь на клыках, размотает по лесу. А как же там без него Машка?

Секач подошел, нюхать стал. Свинки его и потомство расположились кругом. Михалыч лежал себе, как мертвый, да и был мертвый. Но вепрь, видать, почуял что-то, или опыт уже имел — фыркнул, развернулся. Тут зомби и прыгнул, и ножом — под ребро. Вошло глубоко. Руку кровью окатило, и Михалыч не удержался, лизнул пальцы. Сразу захорошело от горяченького. Захотелось впиться зубами, но нельзя, нельзя живое грызть, а потом людям заразу скармливать. Зомби вырвал клинок и всадил ещё раз. Кабан завизжал, захрюкал, загарцевал, и всё это кинулось по лесной тропе, а Михалыч думал только: «Ой, держись, иначе Машка…». А что Машка?



А Машка без него, оказывается, пирожки пекла. С малиновым вареньем. Был уже яркий полдень, когда Михалыч добычу из леса приволок. И дубовые кроны над сторожкой желтели ранним осенним золотом, и привядшая трава пахла сладко, а слаще всего пахла кабанья кровь. Сердце и требуху, свежие, парящие, Михалыч все же сжевал в лесу. Потом умылся из ручья, чтобы девчонку не пугать.

— О, деда зомби, — ухмыльнулась Машка во все тридцать три зуба. — А я вот что придумала. Я вечером на ферму прокрадусь и Фимке пирожки принесу. Её ж там, поди, не кормят. А тут с вареньем. Её любимые. Можно, деда, а? Ты меня только до болота проводи, дальше я дорогу знаю.

Ну, Михалыч в затылке и заскреб. С одной стороны, опасно, патрули. С другой, Машка все эти дни такая хмурая была, а теперь повеселела, хлопочет, щебечет, нос весь в муке. Может, и пустить?

Когда Михалыч не знал, что делать, он всегда на снимок глядел. Вроде как советовался с той, в синем платье. Она никогда дурного не советовала. Вот и сейчас посмотрел, а стёклышко-то в рамке расколотое. Михалыч аж замычал от огорчения, заковылял к фотографии.

— Ой, деда…

Обернулся — а Машка на него виновато так смотрит, и палец у нее тряпицей замотан. Платочком. Тем самым, красным, в горох.

— Я фотку твою протирала и уронила случайно. Вот, видишь, палец порезала…

И помахала забинтованной пятернёй.

Михалыч отвернулся. Он, конечно, зомби мирный, а лучше ему на такое не глядеть. Всякое — оно завсегда о себе напомнит, живи ты в лесу хоть сто лет и питайся одной зайчатиной.

И подумал он тогда ещё, что негоже ему с Машкой жить. Надо её к людям вернуть. Да вот к участковому. Тот, хоть и трус, а дело своё знает. А вдвоём вот так — и опасно оно, мало ли, что она там в следующий раз порежет, и неправильно. Чему девчонка у зомби-то научится? Нет уж, пускай её участковый в район свезёт, там в школу пойдёт, числа учить будет, слова, и житьё своё лесное забудет. И хорошо. И любо.

— Ну, так что, деда, до болота доведёшь?

Михалыч, понурившись, кивнул. Жалко расставаться, конечно. А не расстаться как?

Машка радостно взвизгнула, набежала, обняла его, и помчалась пирожки свои в корзинку складывать. Вот дуреха.



А и шли они через болото. А и было страшно. А и светила луна, проклятая — нет, чтобы за тучку спрятаться. И вода блестела между стеблей камыша, и ёлки стояли кривые да чахлые. Идёшь, идёшь, и век, казалось, не придёшь, справа тот же ельник, слева те же бочажины с гнилой водой, и луна, и ни земли, ни неба — так, мнится что-то тяжёлое, как сон, когда ворочаешься и не можешь проснуться.

А потом прогалина сухая показалась, уже выход из болота — земля вверх пошла, дальше чистый сосняк и прямая дорога к фермам. На поляне выворотень лежал, корни паучьими лапами разбросаны. Машка обернулась к Михалычу белым тонким лицом и сказала:

— Деда зомби, сядь на пенёк, съешь пирожок.

Михалыч башкой замотал: какой пирожок, ввек пирожков не едал, не жрут зомби мучного.

— Вку-усный!

Сама салфетку с корзины откидывает и берёт верхний пирог, и пахнет от него так заманчиво.

— Деда зомби, ты съешь — посиди, а я быренько сбегаю и вернусь, ты соскучиться не успеешь.

Что делать? Сел на выворотень. Взял в рот пирожок, пахнущий вкусно-вкусно, знакомо-знакомо, только вот чем? Надкусил, и пробрало таким нутряным теплом… А Машкины глаза вдруг заблестели совсем близко, и голос зашептал:

— Деда зомби, ты уж извини — я палец специально порезала и в пирожок накапала. А про рамку тебе соврала. Ты ведь пойдёшь сейчас и Романчика с отцом Фёдором съешь, да? И Фимку освободишь. А потом мы будем жить с тобой и с Фимкой втроём, и всё у нас будет хорошо…

Михалыч хотел выплюнуть проклятый пирожок со всяким, но в глаза ему скакнула луна, и стало белым-белом, жарко, весело и бездумно.



Скрип-скрип, скрипи, нога липовая. Романчик и отец Фёдор сидели на кухне у отца Фёдора и бухали самогонку. На столе чадила керосинка. Скит темнел в ночи острой крышей, щерился забором из заточенных поленьев, ухмылялся звездам. Раньше тут была ферма, а теперь — община, но, по сути, та же ферма. Только товар для мены другой.

— Что там Семёнов? — спрашивал Романчик, жилистый, нестарый ещё мужик с цепким взглядом, опрокидывая стопку.

— Молчит пока Семёнов. Говорит — не нашли.

Отец Фёдор поскрёб в густой пегой бороде, где запутались луковые перья, и налил по новой.

— Плохо. Плохо, Федюнчик. Если девка сбежит в район и там про нас растрепется…

— Да не боись. Сожрали давно твою девку.

— А про Фимку Семёнов не спрашивал?

— А что ему твоя Фимка? Уехала, мол, в город учиться. С учета снял — и забыл.

— Кабы так, хорошо.

— Так и есть.

— Ну, выпьем.

— Выпьем!

Только поднесли ко рту, зазвенело выбитое стекло.

— Это что ещё?.. — прорычал Романчик, крутанувшись на месте.

И замер на полуслове, потому как показалось ему, что за разбитым окном мелькнул белый силуэт. И платочек, красный в горох, Фимкин бывший платочек…

Отец Фёдор уже выскочил из-за стола и сноровисто взялся за двустволку.

— А ну, что там?

— Сдохнете! — звонко и яростно прокричали из-за окна. — И ты, Романчик. И ты, отец Фёдор. За Фимку — все сейчас сдохнете!

Из глубины дома уже валили цыгане с ружьями, Романчик кликал сторожей — куда смотрели, черти? — и тут входная дверь громыхнула.

— Какая сволочь там рвётся? — проревел отец Фёдор, шагнув в сени.

Словно в ответ ему, дверь слетела с петель. На пороге выросло что-то: громоздкое, желтоглазое, оскаленное и в крови, а за спиной его была только ночь, и болото, и тающая за облаками луна.


Скрипи, нога, скрипи, липовая!
Все по сёлам спят, по деревням спят.
Лишь старуха не спит, моё мясо варит.
Моё мясо варит, мою шкурку прядёт.
Мою шкурку прядёт, не допрядывает.
Пойду старуху съем!

Вместо кожи — червивая шкура Борис Богданов

Борис Богданов

26 декабря 1963 г.

Слон лоснился от капель тумана. При каждом шаге под его кожей вспухало и катилось от головы к хвосту мышечное кольцо, укачивало, нагоняло сон.

Жан выплыл из дрёмы, потянулся и выпрямился. Тело ныло от неудобной позы. Слон, почуяв движение, засопел, закинул назад хобот.

— Силоса хочет, — оскалился Аркашка. — Скотина балованная!

Жан зачерпнул из жбана пахучий ком, вложил в слюнявый зев. Слон довольно хлюпнул, втягивая лакомство, хоботом нашарил Жаново лицо, коснулся мокрыми бородавками.

— Ладно, ну тебя… — пробормотал Жан, отстраняясь.

— Пожрал, целоваться полез! — засмеялся Аркашка, затряс бородой. — Смотри, Жано, привыкнешь. Про девок забудешь… Целуешься с девками-то?

— Ещё бы! — громко ответил Жан.

— Эт-ты молодец, — сказал Аркашка. — Девок не пропускай. Вот, к примеру, Лизавета…

Лизавета сидела впереди, отдельно от остальных, крепко ухватившись руками за вибриссы. Услышав эти слова, она напряглась и ещё больше пригнулась; накидка встопорщилась на плечах. Чисто цапля под дождём. Всё равно красивая…

Жан нарочно напросился сегодня с ними, к Лизавете ближе.

— Язык у тебя дурной, Аркаша… — не оборачиваясь, сказала Лизавета.

— Откуда знаешь? — удивился Аркашка. — Не пробовала ещё. Отличный язык. Вернёмся…

Жану стало неприятно. Разве можно такое говорить? При девушке-то? Захотелось то ли уйти (но куда уйдёшь со слона?), то ли надавать Аркашке тумаков. И стыдно тоже стало, потому что понял — не побить ему Аркашку, сил не хватит, а вот наоборот — запросто.

— Ты, это… — заставил себя произнести Жан, — смотри, а то…

— О как! — подмигнул ему Аркашка. — Боюсь!

— Не отвлекай погонщицу, балабол, — подал сзади голос Мустафа. — Свернём не туда — тебя ссажу, ножками домой отправишься!

— Холодно, командир, — покладисто сменил тему Аркашка, — мокро. Не рано для грибов?

— Не рано, — сказал Мустафа. — Промедлим — труху принесём. Самое время. На ксени бы не нарваться, они спелое чуют…

— А вдруг встретим? — спросил Жан. — Что тогда?

— Драться будем, — пожал плечами Мустафа. — Что ещё?

— Почему?

— Потому, — сказал Аркашка. — Ксени — не люди, нелюди. Встретил — убей!

Он заговорил наизусть:

— Ксени на людей похожи только. Вместо лица у них — звериное рыло, а вместо кожи — червивая шкура. Из пасти воняет, как у скунса-падалыцика. Ксени ловят человека толпой, раздирают на куски живого, пожирают мозг и сердце. Они приходят ночами и воруют наших детей!

— Тихо!.. — Лизавета натянула вибриссы.

Слон булькнул, задрал голову и остановился.

Лизавета крутила головой из стороны в сторону, прислушивалась. Аркашка закрыл глаза, приложил ладони к ушам и стал похож на сову. На его лице появилось неожиданно жёсткое, даже жестокое выражение. Он кривил губы, как будто это помогало слушать. Ксени?..

Рядом потрескивало, будто кто-то не очень тяжёлый крался мимо. Полотнища тумана шевелились, открывая то замшелые валуны, то ветви деревьев, то кусок неба.

Треск стал ещё громче. Слева из сумрака выдвинулась огромная рыже-лакированная морда. Впереди и по бокам морды блестели маленькие, не больше кулака, приплюснутые глазки, глянцевые, чёрные. Под глазками, у челюстей, из хитина росли коленчатые, мохнатые антенны. Существо на мгновение замерло, ощупало антеннами слоновий бок, Лизавету и двинулось дальше. Ножки поднимались и опускались, выписывали в воздухе петли, куски брони гигантской многоножки стучали друг о друга краями.

Шшш… Чок-чок-чок…

Сильно запахло мятой. Аркашка шумно выдохнул:

— Кивсяк!

— Точно… — улыбнулась Лизавета.

Ярко-красной полосой вился перед глазами ряд дыхалец-стигм, вокруг них пузырился липкий секрет. Жан не удержался, нагнулся, протянул руку и зачерпнул горстью жижи. Холодящий дух усилился невероятно, стал плотным, почти осязаемым.

— Ну, ты мальчишка… — сказал Мустафа.

— Люблю очень, — Жан достал фляжку с широким горлом, осторожно заполнил маслом с ладони, закупорил и облизал пальцы, — с детства, батька приносил. Теперь я ему.

— Люби, — ответил Мустафа. — Свалишься — ждать не стану.

— А вдруг ксени?

Мустафа пожал плечами:

— Судьба, значит.

Жан удивился.

— Да ты что? Разве своих бросают?!

— Не отставай.

— Не пугай новенького, старшой, — усмехнулся Аркашка и добавил: — Ксени сюда не ходят, это наша земля.

— А дети? Ведь у нас же воруют, прямо в посёлке?

— Ну, не должны ходить, — пожал плечами Аркашка, — чего им тут делать. Хотя… Чудовища, разве их разберёшь.

— Руки помой, — сказала Жану Лизавета, — грибы пропустим.

— Прямо уж!..

Жан не поверил, но достал из торбы клок пакли, собрал росы и вытер ладони, бормоча: — Не знаю я, как грибы пахнут! Вот придумала…

— Двинулись, — приказал Мустафа.

Скоро внизу захлюпала низина. Слон раздвинул рылом стену камыша и скользнул в озеро. По бокам его забурлило — ноги зверя вывернулись, расплющились и стали похожи на ласты.

Над водой чуть развиднелось. Жан крутил головой: вот скользят назад листья кувшинки, извивается среди ряски, удирая, питон. Оранжевые лягушки, растопырив лапки, меланхолично качаются на волне, пучат огромные глаза.

Водяной бугор перед мордой слона расцвёл серебром: бросилась в стороны стайка мальков. Раздался громкий шлепок — ударила хвостом большая рыба. Мелькнули посреди буруна острый плавник и полосатая спина; не выдержал соблазна большеротый окунь. Красавец! Хищник выскочил в воздух и на мгновение замер, завис во всём великолепии мощного, золотисто-зелёного, длиной чуть не в рост человека тела.

Снизу и слева стрельнули хоботы. Окунь извернулся, выгнулся дугой, уходя от удара в брюхо, но тут же справа метнулись ещё два хобота, мгновенно настигли и разорвали рыбу на куски. Слон приподнял рыло, раскрыл пасть и сглотнул добычу.

— Умничка, а? — гордо, будто это он сам поймал и съел рыбину, сказал Аркашка, и похлопал слона по спине.

Туман снова сгустился, на фоне сереющего неба встала зубчатая стена кустов. Не замедляя хода, зверь вломился в эту стену и выскочил на топкий берег. Воздух наполнил влажный, сытный грибной аромат.

Прибыли.

Неподалёку, шагах в двухстах, кошачьим ухом поднималась в небо скала-гриб. Треугольная, с завёрнутыми внутрь краями. Кромка гриба поросла чем-то, похожим в сумерках на шерсть. Грибы теснились на приозёрной равнине, нависали как стены, закрывали небо. Солнце встало, и грибы на фоне рассвета стали совсем чёрными, а их контуры окрасились в золото.

Первые два Мустафа забраковал — перестояли.

— Горько пахнет, неужели не слышишь? — ответил он Жану. — Собрать сможем — домой не довезём.

Жан не ощутил разницы, но как Мустафе не верить? Ни Жана, ни Лизаветы на свете не было, а Мустафа с Аркашкой уже по грибы ходили.

Наконец остановились.

Вблизи гриб не походил ни на ухо, ни на стену. Если внизу, у самых мхов, он ещё напоминал гладкий, отполированный дождями и ветром каменный монолит, то выше — огромные пчелиные соты или рыбачью сеть, вдавленную в высоченный кусок сливочного масла. Сеть, сплетённую из очень толстой, примерно в рост человека, бечевы. Шестигранные, неправильной формы ячейки покрывали всю изнанку гриба.

— Этот — хорош, — сказал Мустафа. — Смотрите — растёт ещё!

Жан нагнулся. Самая ближняя к земле сота дрогнула и поползла вверх. Её нижняя граница набухла, затем её разрезала янтарная трещина. Края её стали расходиться, загибаясь с обоих концов раз, потом другой. Ещё немного — и вот новая ячейка!

— Ладно, насмотритесь ещё, — сказал Мустафа. — Лизавета — жди тут, мы пошли. Жан, не забудь мешки.

Он прорезал мясистый желеобразный лепесток, закрывший соту, и прямо со спины слона шагнул в открывшуюся трубу.

Там оказалось не так уж и темно. Свет пробивался сквозь внешнюю поверхность, сочился с потолка и стен. От запаха закружилась голова, а рот наполнился слюной.

— Не стоим, дальше идём! — скомандовал Мустафа. Мякоть гриба гасила звуки, поэтому голос Мустафы показался Жану каким-то неживым.

— Маску надень, олух! — ругнулся Аркашка.

Жан опустил на лицо щиток из рыбьего пузыря. Вовремя. По бугристому, испещрённому порами, похожему на кишку потолку пробежал спазм; на маску брызнуло соком. Жан достал ветошь, вытер, чтобы не проело. За остальное облачение он не боялся. Его мастерили из кожи червя-грибоеда, крепкой и надёжной, но непрозрачной.

Мустафа шёл впереди. Со спины он, одетый в жёсткие куртку и шаровары, выглядел, как вставший на дыбы червь. Сзади тускло отсвечивал маской Аркашка, тоже одноглазый червяк с длинными лапами. Напугаться можно, если встретить в темноте. Страхолюдины, точно! И сам он не лучше.

Под ногами шуршало и чмокало. Пол пружинил, но иногда становился рыхлым, ноги проваливались, и тогда двигались медленно, с трудом.

Миновало с четверть часа, не меньше. Труба окончилась очень широкой, но низкой и неглубокой камерой, заросшей, как паутиной, множеством волокон и тяжей. Слева и справа бесконечными рядами темнели устья таких же труб, а на стене впереди теснились гроздья спор. Цель их похода, единственное, что в этой махине можно есть, не рискуя отравиться.

— Ксени, — спросил Жан, срубая шершавые, с человеческую голову, дыньки, — тоже собирают грибы?

— Да, — ответил Аркашка. — Не бойся. Ксени бояться — за грибами не ходить!

— Я не боюсь, — сказал Жан, — но вдруг? Я вот подумал: если встретим, что делать будем?

— Как обычно, — отрезал Мустафа. — Придут — драться будем, а думать так… Дурь, не забивай себе голову, не трать сил.

Жан хотел возразить, что мысли сил не убавляют, но тут пришла пора тащить мешки назад, и стало не до раздумий.

На воздухе Жан даже немного обиделся на Лизавету. Пока они волокли тяжеленные мешки, Лизавета мирно спала, привалившись к спине зверя. Вытянувшись вдоль основания гриба и погрузив в мякоть сразу дюжину хоботов, слон кормился, и грибной бок там немного пожух. «У-у-у… прожора», — позавидовал Жан ездовой пиявке. Пока Мустафа с Аркашкой перегружали споры, он просто дышал, и ему почти не было стыдно. Нет ничего лучше, ничего вкуснее свежего воздуха, но короб на спине слона заполнился едва на четверть, и надо было снова нырять в лаз. Мустафа молча кивнул, и всё повторилось. Назад он плёлся последним, волоча уже даже не мешок, а себя самого.

В третий заход Жан не смог тронуть ношу с места. Голова закружилась, он поскользнулся и упал лицом в волокнистый комок. В животе похолодело, а руки и ноги онемели, как будто их и не было. Мир тоже пропал, осталась только мешанина тяжей перед глазами. Каждый тяж был сплетён из нескольких ворсистых шнуров, те, в свою очередь, из тонких нитей, а они — из еле заметной паутины. Среди этой путаницы сновали мельчайшие твари, обременённые мельчайшими заботами. И знать не знали о двуногих громадинах, посетивших их мир.

Потом это насекомое мельтешение рывком ушло куда-то вниз и пропало, и перед глазами появилось серое, спрятанное под маской лицо Мустафы.

— С непривычки, — определил тот, — грибом надышался. Сиди пока, без тебя разок сходим.

Досадно! Он оказался слабым, и это видела Лизавета! Что она подумает? И что делать?

Слабость немного отступила. Жан встал и занялся делом. Когда вернулись Мустафа и Аркашка, их ждала порядочная куча спор.

— Вот, — подошедший Жан ссыпал в неё ещё несколько плодов, — не мог сидеть просто так.

— Ну, болезный! — засмеялся Аркашка. Он хлопнул Жана по плечу и начал не торопясь набивать мешок.

— Молодец, — сказал Мустафа. — Больше не надо, тут на две ходки хватит. Жди.



Было тихо, как зимней ночью в глубоком подвале, запертом на железный замок. Потом в дальнем конце камеры возник хруст: грумс-грумс — словно железная крыса грызла дужку замка стальными зубами. Червь-грибоед! Вот это добыча! С мачете наготове Жан встал рядом с источником звука. Плоть гриба задрожала и вспучилась, и из стены вырвалось стремительное тело. Жан не успел ударить и даже поднять оружие: червь проскочил узкую камеру и ввинтился в противоположную стену. В круглой дыре мелькнул заострённый хвост. Жан бросился вслед — настигнуть, а если выйдёт, то опередить! Если удачно попасть…

Впереди закричали!

Там был человек, и ему грозила опасность.

Червь-грибоед притормозил. Значит, не почудилось, и впереди в самом деле кто-то был. Длинным прыжком Жан настиг грибоеда и стал торопливо колоть его между сочленений.

Главное — не пропустить, когда рассерженный червь развернётся.

Червь ворочался в тесной норе, извергал потоки лимфы и струи помёта, а Жан бил и резал, бил и резал! Пора. Он успел отпрыгнуть: червь ударил сверху! Мелькнули страшные челюсти, безглазая морда пролетела совсем близко. Раз, два… Между вторым и третьим кольцами проходила главная жила, и именно туда Жан вонзил мачете. До конца, до упора!

Не дожидаясь, пока тварь издохнет, он протиснулся между рыхлой стенкой и дрожащим в агонии телом. На дне небольшой полости, рядом с тёмным проходом, сидело мохнатое существо и таращило на Жана мёртвые глазищи. Вонь мокрой шерсти разбавила грибной дух.

Ксени!

Жаль, грибоед убил чудовище вместо него. Зато он убил самого червя и возвратится домой сразу с двумя трофеями. Наверное, головы хватит? Не тащить же назад отвратительную шкуру…

Жан схватил ксени за морду и потянул, чтобы удобнее было отсечь башку, но она сама так легко отделилась от тела, что он чуть не упал. И вовсе это была не голова, а глухая шапка мехом наружу с окошками для глаз, закрытыми прозрачными колпачками. Почти как его маска, только из шкуры какого-то зверя.

— Ксени! — раздался испуганный голос.

Жан чуть не упал снова, теперь от удивления. Перед ним, кутаясь в меховой балахон и поджав к груди колени, сидела девушка. Смуглая, капельку горбоносая, с огромными испуганными глазами. Мокрые чёрные пряди прилипли к её лбу и щекам.

— Где? — не понял Жан и зачем-то протянул ей шапку.

— Аааа!.. — завопила девушка.

Суча ногами, она отдёрнулась подальше от его руки, словно от дикого зверя. Наполовину вывернулась из одежки, но запуталась, побледнела и лишилась чувств.

Что с ней? Худенькая, будто не кормили. Шея тонкая, ключицы выпирают — пальцами переломить можно. А грудь красивая… И откуда такая взялась? Пришлая? Глупость, здесь таких не бывает… Но почему она испугалась? Грибоед мёртв, чего ещё бояться?

А… от стыда стало жарко. Грязный, вонючий, измазанный в дерьме, одетый в кожу червя! И сам-то перепутал, принял человека за ксени, а маску не вытер, не снял. Темно, в двух шагах ничего не разобрать, грибоед извивается и бьётся; и тут является он — с мачете в лапах! Конечно, девочка не выдержала. Вон она какая нежная, гладкая, такая, такая…

Жан поспешно прикрыл незнакомку, стащил заляпанную маску и приготовился ждать. Только бы не долго, пока не вернулись Мустафа с Аркашкой. Почему-то не хотелось, чтобы застали её тут. Особенно Аркашка. Он точно скажет, что это ксени, а какая она ксени? Обычная девушка, только из чужого племени. Наверное, они переселились сюда недавно и ещё не успели ни с кем столкнуться. Значит, он встретил их первый, вот здорово! Интересно, как они себя называют? Тоже просто люди? Тогда надо придумать особенное название, чтобы не путаться. Люди гор? Люди воды? Какая ерунда лезет в голову… Откуда он может знать? Вот очнётся и сама расскажет. Если, конечно, до этого Мустафа и Аркашка не придут. Тогда придётся уходить, оставлять её здесь… Опасно, она без сознания и не сможет защищаться, а вдруг ещё один грибоед? Что же делать?

Девушка открыла глаза.

— А где?.. — спросила она.

— Не бойся, — Жан показал свой шлем. — Тебя как зовут?

— Ой… Как ты меня напугал! Сначала ужасная гусеница, она чуть не съела меня, потом эта морда, — девушка показала на шлем, — я думала, мне конец! Меня Маринкой зовут, а тебя? — спросила она без перехода.

— Жан.

— Жа-ан… Ты ксени?

— Разве я похож на ксени?

Маринка задумалась, подняв брови и смешно сморщив нос.

— Не знаю. Наверное, да. Одноглазый, и как гусеница…

— Ты сама… — начал Жан, но замолчал.

Кричали. Аркашка и Мустафа вернулись с пустыми мешками — и теперь искали его. Очень скоро они найдут проделанный грибоедом тоннель, и тогда…

— Тебе надо идти, быстро! — он сунул Маринке шапку. — Где мы можем увидеться?

Девушка замялась, потом сказала решительно:

— Водопад у обрыва знаешь?

Жан кивнул. Быстрее, ну быстрее же!..

— Когда кончится грибной сезон — приходи! — Маринка нацепила шапку и исчезла в проходе.

Откуда она знает про водопад? Там, среди скал, бьёт горячий ключ, и вода образует небольшой бассейн. Он не замерзает зимой, и его трудно найти, если не прожил в этих местах всю жизнь. Ещё там строго-настрого запрещёно появляться — дальше начинаются земли ксени. Но кто из молодых уважает запреты?

— Жан! — Мустафа был уже близко.

— Ого-го! — закричал Жан. — Глядите, кого я добыл!

Когда Лизавета увидела, что из добытого Жан оставил себе, её бросило в жар. Решился!

Панцирь грибоеда не может принадлежать одному человеку, только общине. Делают из него охотничьи доспехи, сапоги, разную хозяйственную утварь. А из круглого щитка над челюстями червя получается красивое и долговечное зеркало.

Лучший подарок невесте.

Весь обратный путь Лизавета чувствовала спиной Жанов взгляд, однажды не выдержала, обернулась — но он смотрел в другую сторону — успел, хитрец, отвести глаза. Да разве такое скроешь? Дрожали руки, и поэтому слон нервничал, рыскал.

Ещё несколько раз ходили они за озеро, но удача отвернулась от них, словно кто сглазил. От дождей или иной причины споровые камеры покрыла липкая плесень, плоды съёжились и расползались в пальцах. Мустафа злился, Аркашка молчал, оставив обычные шутки. Чтобы не оставлять общинные подвалы пустыми, пришлось ловить и квасить болотную капусту.

Иллюстрация к рассказу Игоря darkseed Авильченко

Лизавета ничего на замечала. Душа томилась, рвалась к нему, но Жан крепился, молчал. Выдерживал обычай — до дня свадебных даров не подавать вида. Глупый. Разве это так важно? И людей бояться не надо, не узнает никто, а потом неважно уже. Но…

Утром заветного дня Жан не пришёл. Зря развевались в воздухе ленты над крыльцом. Не появился он ни в полдень, ни в обед. Без толку простыл пирог, приготовленный для сватов. Под вечер зарядил дождик, ленты намокли, потеряли цвет и обвисли.

— Причудилось тебе, дочка, — сказал отец, убирая праздничную дедову куртку. — День потеряли. Вдруг теперь неделю лить будет?

— Папа!

— Ошиблась, бывает.

— Лизка ошиблась, Лизка обманулась, — запел, кривляясь, шестилетний брат Филька, — Лизка — дурочка!

— Ах ты, поганец! — Лизавета выдала мальчишке затрещину, и тот с готовностью заревел. — Чтоб тебя ксени утащили!

— Не смей бить брата! — вскинулась мать.

— Пусть не болтает, — Лизавета погрозила Филе кулаком. — Жан зеркальный щиток взял!

— Может, для другого чего? — спросила мать.

— Какого, ну, какого другого?!

— Мало ли, — удивился отец.

— Как вы не понимаете! Мы же вместе… и на охоту, и за грибами, и капусту, а вы!..

Ишь, переживают… Что они думают о себе, старики! Чтобы быть подальше от их постных лиц, чтобы не возненавидеть, Лизавета схватила накидку и выскочила наружу. И этот… Едва над столом видать, а туда же! Но почему? Как она могла так перепутать? Ведь Жан так смотрел на неё, так не решался заговорить… Что с ним случилось? И что ей теперь делать?

Улица немного остудила её. В воздухе висела холодная морось, но настоящий большой дождь никак не начинался. И хорошо, тропинки не успели раскиснуть. Мимо убранных огородов и садов, мимо силосных буртов, прямо к загону. Слон узнал её издалека, за много шагов, протянул сразу три или четыре хобота, обнял, прижал к тугому брюху. Лизавета закрыла глаза. От зверя приятно пахло чем-то сладким, фруктовым. Хоботы шарили по телу, как будто чьи-то руки. Захотелось плакать. Он не пришёл, и теперь её ласкает неразумная тварь. Дурак, предатель!

— Довольно, изомнёшь всё, хватит! — пробурчала Лизавета.

Какая разница… Жить дальше незачем. Осталось выбрать способ, чтобы быстро и не очень больно. И чтобы никто не увидел её мёртвой. И тогда он узнает.

Ноги привели её к водопаду. Обрыв — то, что нужно! Недолгое падение, короткий удар, и её никто никогда не найдёт. Если сказки не врут, и пропасть внизу окажется бездонной, то она умрёт в полёте, от разрыва сердца. Так даже лучше.

Подул ветер и разогнал туман. Небо глянуло на Лизавету мириадами звёзд, и стали видны клубы пара над источником. Лизавета сбросила одежду, медленно, чтобы не оступиться на камнях, зашла в воду и поплыла. Над ключом горячие струи облизали тело — от пальцев на ногах и до самого верха, чуть задержавшись на груди, будто снизу был свой загон, а в нём жил свой игривый слон, охочий до девичьего тела.

Россыпь камней перед глазами закрывала полнеба. Лизавета помнила — за камнями дно поднималось, а бассейн становился шире и загибался вправо, к обрыву.

Скоро.

— Какая ты красивая… — произнёс знакомый голос.

Жан? Лизавета осторожно выглянула из-за крайнего валуна: на отмели, закрытые с берега зарослями остролиста, миловались Жан и незнакомая девица. Лизавета едва не закричала. Она дёрнулась, окунулась с головой, глотнула воды и с трудом сдержала кашель.

Мысли о самоубийстве как смыло. Не чувствуя рук и ног, Лизавета вернулась к вещам, оделась и побрела домой. Перед глазами стояла одна картина: Жан держит девчонку за грудь, а бесстыжая откинула назад голову и млеет.

Родители не спали. В окошке теплился свет, а на крыльце, кутаясь в платок, стояла мать.

— Почему так долго? — спросила она бесцветным голосом.

— Ой, не надо, мама! — Лизавета отмахнулась и прошмыгнула в свою комнатку.

Не хотелось ни разговаривать, ни объяснять, ничего. Заперев дверь изнутри, Лизавета запалила свечу, снова разделась догола и стала перед зеркалом.

Богатое было зеркало, в рост. Отец собрал из нескольких кусков — матери к десятилетию свадьбы. Потом поставили к Лизавете — ей, решили сообща, нужнее.

Жан выбрал другую, и зеркало отказалось ответить почему. Лизавета крутилась, оглядывала себя так и этак — и не могла понять, чем же она нехороша. Если только вот эта складочка на боку… Только откуда Жану про неё знать!

Лизавета легла, но мысли не давали заснуть: она никогда не видела ту девку, где Жан её подцепил? Что нашёл в худющей, мосластой уродке? С личиком, как крысиная мордочка? Не человек, зверёк какой-то.

Вспомнилась их одежда, брошенная на берегу. Жановы штаны, плащ из кожи грибоеда, жёсткая блестящая шляпа, а ещё… Как она могла не подумать об этом сразу? Мохнатая шкура, вся в сосульках мокрой шерсти, шапка, похожая на морду зверя… Ксени!

Её Жан силён и отважен. Чудовище не решилось напасть так, поэтому приняло облик девушки. Чтобы заморочить, а потом сожрать. Или ещё хуже, прийти по следу в посёлок, и тут… Ну, дурачок!..

…Заспанный Мустафа отворил не сразу, Лизавета успела продрогнуть. Старшой выслушал её рассказ, хмуро кивнул и приказал:

— Спать иди. А завтра, ближе к полудню, бери своего зверя и жди в роще перед водопадом. Сама туда не лезь, не бабье это дело!

Наутро пропал Филимон. Когда проснулась мать, его одёжка и чуни мирно лежали на лавке, но постель уже остыла. Они излазили весь дом, Лизавета обежала округу — все братние укромные уголки, а отец достал инструмент — снимать пол в нужнике.

— Я до Мустафы, — сказала Лизавета матери, — он старшина дозорных, он поможет.

— До Мустафы, — глядя в пустоту, шевельнула мать белыми губами. — Поможет…

«Должен помочь, — повторяла Лизавета на пути к загону, — как же иначе?».



Жан забыл о времени. Вчерашний день пролетел — будто и не было! Вылетел из головы родной посёлок, отец, что ждал его дома, даже Лизавета. Осталась одна Маринка. Это было как молния, как вспышка, как высверк в ночи! Сначала они просто обменивались взглядами, потом говорили о совершенных пустяках. Потом следили за тучами, которые вечно кружили под миром — близко, иногда почти вровень с гранью, казалось, горстью можно зачерпнуть — и о которые разбивался водопад. Потом их руки встретились, и всё остальное стало неважно.

Наутро он понял, что не сможет без Маринки жить.



— У нас про ксени рассказывают такие глупости…

Тысячелетия выгладили камень, и они устроились на нём, как в кровати. Сзади переговаривались кусты, слева шуршал водопад, а вокруг звенела вода, тёплая, кисловатая, щекотала тело тысячами пузырьков.

— У нас тоже.

Жан лежал на спине, а Маринка устроила голову на его животе, как на подушке; Жан заплетал её чёрные волосы в длинные тонкие косички.

— Съем твоё сердце, — сказала девушка. — Ой, почему они тут?..

Из кустов по обоим берегам вышли несколько человек, кто в меховых куртках, а кто и в коже грибоеда, но вооружённые одинаково — длинными пиками с пучком металлических игл на конце.

— Поглядите, братья, какая рыба! Никогда не было тут рыбы, а вдруг завелась, сама на нужное место приплыла, — ехидно произнёс один из них. — Поохотимся теперь!

— Аркашка?! — Жан вскочил, закрыл собой Маринку.

— Язык подбери! — рявкнул Аркашка. — Длинный больно. Для тебя Аркадий, ксени!

— Я человек!

— С ксени сошёлся — сам ксени стал, — сказал незнакомый мужик и стащил с головы косматую шапку. — Это и про тебя, девка!

— Дядя Панкрат… — Маринка выглянула из-за Жанова плеча.

— Кончились дядья, — отрезал Панкрат. — Здесь только люди и ксени. Всякий знает: встретил ксени — бей! Вам теперь одна дорога — за край.

— Я не хочу, я не буду…

Маринка сжалась за спиной Жана, спряталась от осеннего ветра и мужицких взглядов.

По тому, как они смотрели — без жестокости и похоти, а даже с равнодушной жалостью — стало понятно, что говорить не о чем. Броситься, разметать? Эх, одного бы, да забрать у него пику, а потом!.. Жан вспомнил ножик за голенищем сапога — для червей. Как бы он сейчас оказался кстати!

— Не хочу-у-у… — тянула позади Маринка.

— Но зачем? — взмолился Жан. — Мы же люди, одинаковые, мы и вы!

— А вот и отвечу! — неожиданно сказал Панкрат. — Мир наш мал, окружён пропастью без дна, а людей — много! Не прокормит он такую толпу-то, наш мир. Вот наши предки и решили — разделиться. И чтобы…



Аркадий с досадой кусал губы. Болтает Панкрат много! К чему эти рассказы? Совесть успокоить? Парень, а девка уж точно, так и так не жильцы. Хотя Жан им подошёл бы. С девчонкой-то быстро сошёлся, не испугался ксени. И Мустафа так же думал. Они и за реку парня взяли, чтобы присмотреться. Вот девка только… Ей в братстве не место, значит — не жить. Никому со стороны не позволено знать о братстве. Уж больно их дело злое. Человеку нужен враг, без него никак — так завещали предки. Но люди глупы, дальше носа не видят. Не поймут: дети-то, в самом деле, пропадают. И Жану дорога заказана. Даже предлагать не стоит. Откажется. А если согласится — ещё хуже: кто ж поверит тому, что позволил любимую убить? И кто к нему спиной повернётся?

Ох, плохо вышло!

Панкрат говорил и говорил, вспоминал что-то древнее и важное. Жан ссутулился, опустил бессильно руки — и вдруг прыгнул к Мустафе, что караулил ближе всех, на левом берегу. «Молодец, не сдался парень», — ещё раз пожалел Аркадий и крепче перехватил оружие.

Жан метался из стороны в сторону, но везде его встречали пики. Охотники деловито, как зверя, отжимали его назад, к обрыву.



Нога подвернулась на мокром камне, стопа потеряла опору. Жан взмахнул руками, извернулся, пытаясь устоять на краю обрыва, но сорвался. Сердце ухнуло в холодную пустоту, Жан закричал, но ставший вдруг твёрдым воздух лишил его голоса. Чистое небо вверху скачком затянула серая пелена. Засвистел в ушах ветер. Тело застыло, и даже пульс замолчал. Словно сердце ждало, как острые камни…



— Не задерживайтесь там с девкой, — сказал Панкрат. — Чего возитесь?

— Хорошая девка пропадает, — сказал Мустафа. — Может, попользуем напоследок?

— Своих пользуй, — процедил Панкрат. — Войны хочешь? Настоящей войны?

Мустафа замер, разглядывая Панкрата.

— Ты прав, — сказал он. — Я — дурак и головой не подумал. Сейчас нам всем плохо.

Панкрат дёрнул щекой.

От края вернулись хмурые охотники.

Аркадий остановился возле Панкрата, помолчал, выбирая слова:

— Что, брат, перезимуем теперь?

— Теперь — да, — ответил тот, — теперь — хватит припасов. Расходимся!

— Стой, — поднял руку Мустафа. — Мальчишку отдай?

Панкрат виновато покрутил головой и полез в кусты. Вернулся, прижимая к себе спящего ребёнка.

— Конечно, — сказал, передавая мальчика Мустафе. — Прости, забыл.

— Квиты, — буркнул Мустафа и, не оборачиваясь, пошёл прочь.



Лизавета увидела Мустафу с ребёнком на руках и рванула ему навстречу, забыв, что сжимает в руках вибриссы. Обиженный слон завозился и загудел. Девушка не услышала. Она целовала и ласкала брата. Филька лупал глазами и сонно отмахивался.

— Спасибо, вот спасибо-то! — радовалась Лизавета. — Мы всё обыскали, о плохом думать начали. Он где был? А Жан?

— Нету больше Жана, — сказал Мустафа. — С ксени связался, сам ксени стал. Вот, мальчонку украл, едва отбили!

Лизавета охнула и крепче прижала Фильку к груди.

— Поехали, Лизавета! — сказал подошедший Аркашка. — Для тебя всё, ну, почти всё закончилось, а нам ещё с Жановым отцом говорить. Давай мальчишку. Не бойся, не уроню! И трогай уже.



…ударят в спину. Вместо этого его приняла тонкая сеть. Застонала, растянулась — и подбросила Жана вверх. Раз, другой — сеть успокоилась, и Жан повис, словно в гамаке. Сквозь мелкую ячею он увидел бесконечную, тянущуюся в обе стороны каменную стену. Ниже начинался более пологий склон, заполненный щебнем и валунами, между которыми извивалась тропинка и росли ели. Сеть была растянута между вершинами елей и вбитыми в скалу ржавыми крючьями. Вершина скалы терялась в близких облаках.

Жан завозился, пытаясь встать на ноги.

— Аааа!..

Чуть в стороне, не переставая визжать, упала Маринка. Жана опять подбросило и уронило, потом девушка скатилась к нему и замерла, дрожа и всхлипывая.

Снизу задувало холодом. Надо было уходить, пока ветер не выстудил их до костей. Они кое-как поднялись и двинулись в сторону ближайшего дерева.

— Бегу-у… — внизу появился совсем седой — Жан никогда раньше не видел таких старых людей — дед. На спине он тащил ворох тряпья. — Спускайтесь скорее, там лесенка есть! И ведь всё время нагишом кидают! Одёжки жалко?

Едва спустились, старик накинул Маринке на плечи что-то тёплое:

— Вот так. Мальтузианцы ваши дурные, что: детишек всех перекидали, за взрослых принялись?

— Кто? — не понял Жан, пытаясь попасть в рукава. От холода и запоздалого страха не слушались руки.

— Да эти, ваши, — старик мотнул головой в сторону вершины. — Постойте-ка, сейчас обувь найдём. Не ахти, но спуститься хватит…

Федрылич — именно так или похоже назвался дед, а Жан не переспросил — был сторожем при сетке, человеком не самым важным, и за годы выжил из ума. Он рассказывал, как давным-давно люди спустились сюда на большой железной птице, а потом рассорились и разделились; половина осталась внизу, а остальные полезли на гору… А потом Жан слушал вполуха, потому что любому понятно, что железная птица летать не может и сразу упадёт. Даже ксени — Жан покосился на Маринку — летают на живых тварях. И детишек никто, конечно, не кидал. Как же это возможно — маленьких с обрыва сбрасывать? Придумал дед… Хотя… их-то сбросили, но чтобы деток?

За лесом потеплело, тропка стала пологой, и начался луг. Посередине луга торчала серая гора, похожая на спору, зарывшуюся одним концом в землю. Она была покрыта дырами, и к самой большой вела блестящая лесенка.

— Оставили, видишь, вход для ребятишек, — сказал Федрылич, когда они подошли вплотную. — Деревня ниже, — он махнул рукой. — А это… Пусть играют.

Изнутри, в самом деле, раздавались детские голоса.

Жан не удержался, постучал по каменному боку, и гора запела! Чистым металлическим голосом, как железо под молотом кузнеца.

— Это сколько ножей сделать можно! — поразился Жан.

— Что? — переспросил Федрылич. Потом зашёлся в хохоте. Откашлявшись и вытерев рот, он помрачнел и сказал:

— Ты прав, парень, хоть и не знаешь почему. Чтобы так жить, не стоило лететь в такую даль. А ножей и кастрюль вправду много вышло бы…

Жан оглянулся.

Серая стена висела над лесом, покрытая шапкой облаков. Там его оплакивал отец, ждала невезучая Лизавета. Там творили зло бывшие товарищи — Аркашка и Мустафа, детоубийцы, которые придумали ксени себе в оправдание. Панкрат не врал, и полоумный старик сказал правду.

Он вернётся и наведёт дома порядок, решил Жан. Позже, когда точно поймёт, что к чему.


Сова-Говорунья Евгений Шиков

Евгений Шиков

23 июня 1988 г.

— Я хочу рассказать тебе сказку, — сказала Сова-говорунья. — Эта сказка про одного мальчика, который не стал готовиться к зиме, и его съели собаки.

— Я готовлюсь, — Илья оторвал от стены ещё один кусок обоев и стал его складывать. — Это ты не готовишься.

— Я хочу рассказать тебе сказку про мальчика, который готовился к зиме недостаточно старательно, — Сова повернула голову и стала наблюдать за Ильёй. — Собаки съели его чуточку позже. Но мальчику от этого легче не стало.

Некоторое время Илья работал в тишине. Обои остались только на одной из стен и на потолке, но до потолка он не дотягивался. В оконный проём заглядывало холодное солнце. Сова завращала головой и вдруг уставилась вниз, будто что-то разглядев сквозь бетонные перекрытия.

— Я хочу рассказать тебе сказку, — она заговорила быстрее, — про стаю собак, которая бежала вверх по лестнице.

Илья выронил длинный кусок обоев и повернулся к Сове.

— Далеко? — прошептал он.

— Поднялась стая на три этажа, да и нашла там бармалея… — Сова вновь подняла голову. — Тут и сказочке конец.

Илья подошёл к открытой двери, выглянул в коридор. Собачий лай, жадный и злой, бился о цементные стены где-то далеко внизу. Илья вернулся в квартиру, подобрал обвязанные шнурками свёртки обоев, сунул под мышку две ножки от стула, засунул Сову в рюкзак, перекинул его через плечо и заспешил вверх по лестнице. Забравшись сквозь сломанную дверь на крышу, он подошёл к самому краю и, держась за прогнивший поручень, стал смотреть вниз. Собачий лай был слышен даже отсюда.

— Я хочу рассказать тебе сказку, — послышался голос из рюкзака, — она про двух бармалеев, которые шли слева от мальчика.

Илья посмотрел налево, и, действительно, увидел вдалеке спины двух бегущих прочь бармалеев. На них были огромные рюкзаки, в руках бармалеи держали какие-то сумки.

— Даже бармалеи боятся собак, — сказал Илья. Сова промолчала. Тогда Илья вновь стал смотреть вниз, и смотрел долго, очень долго, пока лай не стал затихать. Затем из подъезда по одной стали выбегать собаки. Три из них сразу же улеглись на асфальт, всем своим видом показывая, что они уже бежать никуда не хотят, но остальные, а их было больше десятка, были, видимо, всё ещё голодны и стали рычать на сытых, пока те не поднялись на ноги. Стая, покружившись на месте, двинулась налево, туда, куда не так давно убежали бармалеи. Илья, подождав ещё немного, подобрал свои вещи и стал спускаться по лестнице. На третьем этаже сильно воняло, повсюду валялись обрывки одежды, а под ногами что-то неприятно хрустело. Илья задержал дыхание и бегом спустился на первый этаж. Переступив через выбитые железные двери, он выбрался на улицу и побежал направо, вглубь района.

— Я хочу рассказать тебе сказку про мальчика, который слишком торопился и сломал себе ножку, — услышал он. — А потом мальчика съели собаки.

— У тебя все сказки одинаково заканчиваются, — Илья всё-таки перешёл на шаг. — Хоть бы один счастливый конец про мальчика придумала. А то всё собаки да собаки.

— Есть одна сказка про мальчика, который спустился в подвал и обнаружил там коробку с леденцами.

Илья замер и стал крутить головой.

— В какой подвал? — спросил он. — В этот?

— Мальчик, который спустился в ЭТОТ подвал, был из другой сказки. Того мальчика съели собаки.

— Тогда, может, вон тот?

— Да, этот подвал из нужной сказки, — Илья почувствовал, как Сова зашевелилась в рюкзаке, положил на асфальт свёрнутые в рулоны обои, деревянные ножки и, переступая через мусор, спустился вниз по ступенькам.

В подвале он сразу же почувствовал сильный запах разложения. Достав из кармана фонарик, Илья включил его, и тот осветил грязный, в подтёках пол, на котором, так же, как и недавно в подъезде, валялись обрывки одежды и кусочки костей. Аккуратно ступая по ним и прикрывая лицо ладонью, Илья двинулся вперёд. Под толстыми белыми трубами он нашёл спрятанную коробку с изображённой на ней коровой. В ней обнаружились четыре блестящих железных баночки и одна баночка стеклянная, в которой, кажется, была только мутная вода, но и её он тоже засунул в рюкзак. Ещё раз осмотрев подвал, Илья двинулся к выходу.

— Я хочу рассказать тебе сказку о мальчике, который не поспел домой до наступления темноты… — заговорила Сова.

— Дай угадаю, — перебил её Илья. — Его съели собаки?

Сова ничего не ответила.

«Обиделась», подумал Илья и, подобрав вещи, двинулся к дому.

Залезать по оконной решётке, держа в руках свёртки обоев, было непросто. Ножки стола пришлось пока оставить внизу. Протиснувшись между рам с выбитыми стёклами, Илья бросил обои на пол и вернулся обратно. Забрав ножки, он уже быстрее залез в квартиру и, проскользнув между гор мусора, вышел в коридор, поднялся на восьмой этаж и зашёл домой. Рулоны он аккуратно положил в высокую кладку в маленькой комнате, ножки кинул к противоположной стене, в прискорбно маленькую кучку древесины. Находить дерево было всё сложнее. Ещё в прошлом году на улицах валялись разбитые столы и фанерные листы, а дома призывно манили белыми оконными рамами, но зима выдалась долгой, и бармалеи сожгли всё, что смогли найти. Илье было сложно вынимать рамы из окон, но, когда припёрло, он раздобыл топор (Сова помогла ему, подсказав поискать под плитой на одной из кухонь), и вынул рамы во всём своём подъезде. Это его чуть не погубило — всего через неделю бармалеи, заметив, что рам нет только в одном его подъезде, наведались к нему в гости, и лишь Сова помогла ему тогда выжить.

На улице темнело, и во всём городе собаки завыли свои вечерние песни. Илья достал из рюкзака железные банки, засунул их в плиту с выбитым стеклом, где стояло ещё девять таких же, затем вытащил Сову, сразу же закрутившую головой, и поставил на пол рядом с собой. Наконец, он вытянул непонятную банку и стал вертеть её в руках.

— Я хочу рассказать тебе сказку про мальчика, который кушал то, не знаю что, — заговорила Сова. — Он превратился в козлёнка. А козлёнка съели собаки.

Илья, не отвечая ей, попытался отвернуть железную крышку, но ничего не получилось.

— Один мальчик пытался открыть банку, но та разбилось, и он сильно порезался. А на кровь пришли собаки.

Илья сходил в ванную, достал из раковины один из ножей. Вернувшись на кухню, разрезал крышку крест-накрест, завернул вглубь острые края и принюхался. Пахло вкусно. Тогда он зачерпнул немного пальцем, аккуратно облизал. Затем, прямо на кухне, он сел на пол и стал жадно есть. Сова неодобрительно смотрела на это.

— Я расскажу тебе сказку про ленивого мальчика, который не сделал того, что надо, и его съели собаки, — сказала она.

Илья скорчил гримасу, но всё-таки отложил банку в сторону и продолжил разбирать рюкзак. Как всегда, больше всего было сухарей. Он высыпал их в ванную. Ещё было несколько затвердевших конфет, целый пакетик арахиса и пластиковый контейнер, наполовину заполненный крупой. Всё это он спрятал в холодильник. Еды тоже было мало. Слишком мало — учитывая, как близко была зима.

— Я расскажу тебе сказку про мальчика, у которого было мало еды. Ему пришлось выйти на улицу, и его съели собаки.

— Да ну тебя, вечно ты… — Илья закрыл холодильник и, вернувшись к оставленной им банке, торопливо её доел. Остатки залил водой и выпил. Воды оставалось мало. При мысли, что вновь придётся идти к мосту, стало страшно. У воды всегда было много собак.

Илья взял Сову-Говорунью, отнёс её в комнату и поставил на зарядку. Сова раскрыла глаза и взмахнула крыльями. Илью мгновенно повело в сон, как и всегда, когда Сова заряжалась. Он забрался в гору одеял рядом с розеткой, подтянул под голову грязного плюшевого крокодила и закрыл глаза.

— Сова! — позвал он. — Расскажи мне сказку.

— Жили да были дед да баба, — откликнулась Говорунья. — И было у них ядерное оружие…

— Нет, не эту, она скучная, — запротестовал мальчик и, повернувшись на бок, сунул руку под голову. — Расскажи про Нарута.

— Жил да был мальчик по имени Нарут. И жил он в теплом городе, где росли большие-большие деревья, и он прыгал по этим деревьям, а всё вокруг было ярким и цветным. А ещё там были девочки…

— Расскажи про девочек, — попросил Илья, уже засыпая.

— Девочки носили юбки, у них были чистые волосы, и они много улыбались. У них была грудь, а ещё красивые голоса, которыми они пели друг другу песни.

— А девочки ещё где-нибудь остались?

Сова дёрнулась, задумалась, затем начала говорить вновь.

— Жили да были дед да баба. И было у них ядерное оружие…

Мальчик заснул. Сова умолкла.

Через несколько часов на лестнице послышались мягкие, осторожные шаги. Сова услышала их, но ничего не могла поделать. Когда мальчик спал, она не могла поделать ничего.

Сонька стояла рядом с дверью, сжимая в руках длинный нож, и, часто оборачиваясь на лестницу, прислушивалась к звукам борьбы, доносящимся из квартиры.

— Андрей! — позвала она шёпотом. — Лёша!

Никто не ответил. Сонька подошла к лестнице и посмотрела вниз. Никого. Тогда она вновь вернулась к квартире и чуть не закричала — в проёме стояла фигура.

— Ты куда ходила? — Андрей высморкался на пол и вытер нос рукавом. — Я же говорил — стой здесь.

— Я просто подумала…

Андрей сделал шаг вперёд и ударил Соньку ладонью по голове, без злобы, но сильно. Та замолкла.

— Ещё раз смотаешься куда — по зубам двину, слышала?

Он повернулся и прошёл в квартиру. Сонька поспешила за ним.

— А здесь был кто? — спросила она шёпотом. — Ну, люди?

— Был. Пацан был.

Сонька попыталась, было, спросить о чём-то, но слова почему-то не лезли. Андрей обернулся, посмотрел на неё и хмыкнул.

— Ну, не ссы ты так. Не стали мы его… пацан ведь. Не ясно только, как выжил-то. Там Лёха с ним говорить пытается, но чёрт его знает, разговаривает тот вообще, дикий весь какой-то, как пришибленный.

Андрей зашёл на кухню и стал там рыться. Открыв холодильник, он хмыкнул.

— Да у него тут жратвы…

Сонька прошла в комнату. Лёша сидел на корточках перед сжавшимся в комок мальчиком, грязным, с нечесаными светлыми волосами, отросшими до самых плеч.

— Ну, где они? — спрашивал Лёша. — Может, брат, а? Или там дядя?

Мальчик продолжал молчать. Тогда Лёша шлёпнул его по лицу.

— Если дальше молчать будешь — буду дальше шлёпать, понял?

Сонька подошла к проёму, выглянула вниз, на улицу.

— Как он тут выжил? Тут же всё открыто насквозь, — она обернулась к мальчику. — Ты здесь один?

— Не старайся ты так, он не говорит ничего, — Лёша поднялся на ноги. — У него там, в соседней комнате, дрова да бумага. На зиму, наверное, все двери в комнаты закрывает, а сам в коридоре живёт. Двери-то железные… там и костры палит. Как только не угорел ещё. Или, может, немного приоткрывает двери, и дым со всех сторон выходит, поэтому и видно не было… только он сам бы хрен до такого догадался. Да и не выжил бы. — Леша пнул мальчика по ногам. — Где взрослые?

Вдруг Сонька быстрым шагом подошла к одной из стен и, нагнувшись, взяла что-то в руки.

— Смотри, Лёш, это же Сова-Говорунья! — она повернулась и приподняла её, показывая Лёше. — У меня такая же была, когда я маленькой была…

— Маленькой… Как будто ты сейчас большая. — Леша подошёл к ней, взял игрушку в руки и, повертев в руках, посмотрел вниз. — А это что за фигня? — Он потянул за провод, и тот загремел, вывалившись из розетки. С другой стороны он был привязан к одной из совиных лап. — Это он её чего, заряжает так, что ли? — Леша захохотал. — Ну, ты даёшь, дремучий! И чего, работает? Слышь, мелкая, смотри, он провод к лапе привязал!

— Отдай, — вдруг сказал мальчик.

Сонька с Лёшой уставились на него.

— Ого ж ты, — Лёха подошёл к мальчику, нагнулся и покрутил перед его лицом игрушкой. — Хочешь её обратно? Тогда говори — где взрослые? Когда вернутся?

— Нет взрослых. Мы вдвоём тут.

— Вдвоём? А кто второй?

— Вторая Говорунья, — мальчик протянул руки. — Отдай. Она ещё не зарядилась.

— И не зарядится, тупица ты мелкая. — Лёша кинул Сову мальчишке, и тот сразу же вцепился в неё. — Андрей!

— Чего? — в комнату, с пакетиком арахиса, вошёл Андрей. — У него там жратвы — и тушёнка, и крупа, и хлеба чуть не целая ванна… Говорил чего?

Лёша протянул руку и, взяв из пакетика горсть орешков, кинул их в рот.

— Говорит, один. Может, и правда один, да только недавно — вон, сколько дров натаскали. Один бы не справился, небось. Был кто, нет? — он вновь пнул мальчика. — Ну?

— Бабушка была, — сказал он. — Давно.

Андрей нагнулся, поднял с пола фонарик и покрутил его в руках. Фонарик выглядел жалко — ржавый, с дырявым корпусом, без батареек. Андрей кинул его обратно на пол.

— Давно — это когда? Месяц, два, три? — продолжал допрашивать Лёша.

Мальчик молчал. Тогда Лёша ещё раз ударил.

— Бабушка когда была, говорю?

— Я не знаю, — мальчик опустил взгляд вниз. — Сколько-то.

— А тебе сколько?

— Не знаю. Было семь.

— Когда было?

— Не знаю.

— Семь было, когда бабушка была?

— Нет, раньше. Ещё когда все были.

— А, ТОГДА ещё… — Лёха задумался. — Значит, сейчас тебе двенадцать?

Мальчик молчал.

— Слышь, малая? — повернулся к Соньке Андрей. — Тебе сколько, шестнадцать?

— Не знаю, — пожала она плечами. — У меня в ноябре день рождения. А тут разве разберёшь, какой месяц?

— Ну да. Ты с ним поговори, наверное. Оба ведь мелкие, — Андрей вздохнул и стал снимать рюкзак. — Ночевать здесь будем. Дверь только завалим чем, чтобы слышно было, вдруг кто, всё-таки, придёт. Мы с Лёхой на кухне ляжем, ты тут, с ним будешь. А то мало ли чего.

— Может, связать? — спросил Лёха.

Андрей, задумавшись, посмотрел на мальчика.

— Да, надо бы, — сказал он, наконец. — А то у него там в раковине ножи всякие, топор… Свяжем, а завтра подумаем, что к чему. Малая!

— Что? — подняла голову Сонька.

— Дождёшься, пока заснёт — только чтобы заснул — и на кухню иди, поняла?

Сонька кивнула.

— Поняла, спрашиваю?

— Поняла, — сказала негромко Сонька.

— У тебя же сегодня всё нормально там, а?

— Да, — Сонька смотрела на пол. — Сегодня всё нормально.

Андрей отвернулся.

— Ну, тогда, значит, приходи.

Лёша, достав верёвку, связывал мальчика. Сова-Говорунья лежала рядом. Сонька сидела у стены, положив голову на руки.

— Слышь, Сонь? — сказал Лёша.

— Что? — спросила она, зная, впрочем, что тот сбирается ей сказать.

— Ты как от Андрея пойдёшь — ко мне тоже приляг, хорошо? Хорошо, а?

Сонька не ответила. Лёша закончил связывать мальчика и, гремя сапогами, прошёл на кухню.

— Слушай, а какие она сказки знала? — спросила Сонька, крутя в руках Сову. — У меня вот тоже была, но сказок ни одной не помню. Помню только про Ивана-Дурака несколько, но это, по-моему, из книжек. Ты книжки читал?

— Да, — мальчик заёрзал, пытаясь устроиться поудобнее. — Некоторые — да.

— Понятно… я вот читать не любила, а сейчас бы, наверное, — с радостью.

Сонька встала, взяла в руки одеяло и подложила мальчику под ноги. Затем вновь вернулась на своё место.

— А ещё я фильмы любила, про вампиров, — сказала она. — Только не ужасы. Ужасов не люблю.

Они помолчали. Мальчик опять завозился.

— Ну чего ты? Спать-то собираешься? Мне ещё… — Сонька замолчала. — Спи, давай.

— А ты? — вдруг спросил он. — Ты что, не спишь?

— Сплю.

— А зачем тебе к ним идти?

— Ни зачем. Просто так.

Сонька посмотрела на мальчика. Тот, не моргая, смотрел на неё.

— Короче, — вздохнула она. — Тебе ж мама с папой объясняли? Есть мальчики, есть девочки…

— Девочки, — вдруг сказал мальчишка и посмотрел на Сову. — Ты девочка? С грудью?

Сонька хмыкнула.

— Ага. С грудью.

— А они мальчики?

— Они… мудаки они.

— Это как? Мудаки — они мальчики?

— Вроде того. Только злые.

— И ты с ними… — он облизнул губы и приподнял голову. — Вы с ними целуетесь, да?

— Нет, — Сонька отложила в сторону Сову. — Вот чего не делаем — так это не целуемся. Слушай, я пойду уже, а ты сделай вид, что спишь, хорошо? Только не шуми, а то Андрей по рёбрам надаёт и тебе, и мне… мне, может, и не по рёбрам даже…

Мальчик несколько секунд смотрел на неё, потом кивнул лохматой головой.

— Хорошо, — сказал он. — Я буду очень тихо.

— Ну, вот и ладненько, — Сонька протянула руку и взъерошила ему волосы. — Тогда я пошла.

Она встала, прошла в темноте через коридор и зашла на кухню. На полу кто-то зашевелился.

— Сонька? — услышала она голос Андрея.

— Да, я.

Он откинул одеяло, и Сонька услышала, как звенит пряжка армейского ремня.

Рядом, в темноте, засопел Лёха.

— Я расскажу тебе сказку про мальчика, который попал к трём бармалеям…

— Их два, — прошептал Илья. — Третья — не бармалей.

— Самым опасным был Высокий. Его собаки съели первыми. Тощий был не таким опасным, и собаки оставили его на потом. Третьего бармалея…

— Она не бармалей. Она девочка.

Сова замолчала. Илья, наконец, высвободил руки и стал развязывать верёвку на ногах. Пахло горелым.

— Рассказать тебе сказку про мальчика, который принял бармалея за девочку?

— Нет. Я её не хочу слушать.

Илья взял Говорунью в руки, поднял с пола фонарик, встал на затёкшие ноги и некоторое время разминал их — стоял, поочерёдно, то на одной то на другой, затем несколько раз присел. Когда в ногах перестало колоть, он вышел из комнаты, осторожно прокрался по коридору и заглянул за угол. В темноте на кухне кто-то сопел.

— Рассказать тебе сказку про мальчика, который совал нос, куда не следует? — спросила его Сова.

Илья, не отвечая, вытянул Говорунью вперёд, другой рукой достал из кармана фонарик. Глупые бармалей решили, что он сломан. Глупые, бедные бармалей!

Он нажал на кнопку, и яркий свет ударил в кухню, выхватив из темноты фигуру Девочки, сидящей на животе у Высокого. Она была почти раздета, и то, что он видел, было белым, словно кость, с разбросанными родинками, с прилипшей к ступням грязью, замершее, испуганное. Илья растерялся, и этого времени хватило, чтобы Тощий бросился ему в ноги и повалил на пол.

— У него фонарь! — заорал он. — У маленького говнюка фонарь!

Он выдернул фонарик из рук Ильи и вскочил на ноги. Фонарик работал, хотя батареек в нём все ещё не было.

— Тут фигня какая-то странная, слышь, Андрюх! — Тощий навёл фонарь на Илью. — Как это он работает, а, паскуда?

Илья поднял Сову и наставил её на Тощего.

— Ты чего, совсем? — удивился тот.

«Давай, — подумал Илья. — Давай же!»

Сова забила крыльями.

Тощий выронил фонарик и поднёс дымящиеся руки к лицу. Затем открыл рот и хотел закричать, но, вместо крика, изо рта хлынула тёмная, дымящаяся от жара кровь, и Тощий, вдруг дёрнувшись и повернувшись на месте, рухнул на пол кухни. Фонарик погас. В темноте мёртвое тело Тощего заметно светилось.

Когда Сова была заряжена полностью, бармалей умирали мгновенно.

— Высокий! — закричала Сова. — Высокий не из этой сказки!

Илья, уже почти поднявшись на ноги, посмотрел в сторону Высокого — и в этот момент тот ударил его ногой в голову. Илья застонал и повалился обратно на пол. Где-то рядом кричала, трепыхаясь, Сова, но Высокий ударом ноги заставил её замолчать. Плакала Девочка, шипел, охлаждаясь, Тощий.

— Ты что сделал? — Высокий схватил его за шею и сжал. Илья почувствовал, что не может дышать. — Ты как с ним это сделал?

«Сова, — подумал Илья. — Где же Говорунья?»

В голове потемнело. Илья вдруг понял, что ему надо вдохнуть прямо сейчас, и забился в руках Высокого. С пола поднялась пыль, сухари в ванной взлетали в воздух и, не спеша, плыли к потолку, одеяло на кухне рывками вытягивалось вертикально вверх. Высокий стал сжимать сильнее, не чувствуя, что его собственные ноги давно уже не на земле. Он замешкался только тогда, когда понял, что почти висит в воздухе, обернулся, увидев свои сапоги в полуметре от пола — и в этот момент Илья содрогнулся. Высокий вскрикнул, чувствуя, что падает на потолок, но хватки не ослабил и потянул мальчика, вставшего на мыски, за собой. Илья, стоя на полу, широко открытыми глазами смотрел, как Высокий уперся ногами в потолок и, вытянув руки, продолжал сжимать его шею. Фонарик на полу вновь вспыхнул, осветив висящую в воздухе Девочку, полуголую, кричащую от страха.

«Пусти! — думал Илья. — Пусти!»

Вдруг затрясся, пробуждаясь, холодильник. Загудела духовка. Где-то несколькими этажами выше вдруг громко, надрывно, заиграла музыка.

— Тварь, — Высокий уже выбивался из сил. — Дохни уже, ну!

Где-то завыла собака. Потом ещё одна, ещё — и вскоре поднялся непрекращающийся, сливавшийся в одну ноту вой. Собаки всегда выли, когда Сова показывала себя — и долго ещё потом обходили их дом стороной. Собаки знали, что с Совой шутки плохи.

Илья снова заметил Девочку — та вдруг оттолкнулась от стены и подплыла к Высокому, уцепилась за его ворот одной рукой, отведя другую далеко назад. Обернувшись, схватила блестящую банку, летящую к потолку, и подтянула её к себе.

— Отпусти его! — закричала она. — Отпусти его, тварь!

Высокий посмотрел на девочку, и первый удар пришёлся ему по челюсти. Голова его дёрнулась, глаза закатились. Девочка занесла руку ещё раз и ударила его краем банки в ухо. Высокий выпустил Илью и плашмя повалился на потолок. Илья, всхлипывая, рухнул на пол и, забыв обо всём, жадно задышал.

Свет погас. Перестала играть музыка. В тишине отчётливо хрустнула шея упавшего с потолка Высокого.

Андрей ещё несколько часов дышал, и Сонька, дрожа от страха, просидела над ним, сжимая в руках смятую банку тушёнки. Мальчика она подтащила поближе к окну — тот всё ещё не приходил в сознание. Сонька боялась их обоих, но Андрея — гораздо больше. Этот, она знала, точно убьёт. Наконец, когда уже светало, Андрей в последний раз выдохнул — и больше уже не вдохнул. Через несколько минут тишины Сонька проверила у него пульс, и, расслабившись, уронила на пол ненужную больше банку. Затем нашла штаны, натянула их на себя и попыталась затянуть на поясе верёвку, но, не выдержав, расплакалась и устало опустилась на пол.

— Ты плачешь?

Сонька вскрикнула и вскочила на ноги. Мальчик, сидя на полу, растирал шею с синими следами от пальцев.

— Ты как? — спросила она. — Живой?

— Живой, — кивнул он. — А почему ты плачешь? Тебе же ничего не сделали.

— Сделали, — Сонька подошла к мальчику и присела рядом с ним на корточки. — Только по-другому… покажи шею.

Мальчик замер, и вдруг уставился на Соньку немигающим взглядом. У той по спине пробежал холодок. Но уже через секунду он, расслабившись, поднял подбородок, и Сонька смогла осмотреть его шею.

— Обычные синяки, — сказала она. — Пройдут через несколько дней.

— А где, — мальчик сглотнул, — Говорунья?

— Она… — Сонька осмотрелась. — Она, по-моему, сломалась…

Некоторое время они рассматривали то, что осталось от Совы. Затем мальчик стал всхлипывать.

— Ну, ты чего? — Сонька обняла его, и мальчик, уткнувшись лицом ей в грудь, зарыдал. — Ты чего, а? Это же просто игрушка.

— Это не игрушка… она мне сказки рассказывала…

Сонька вспомнила фонарик. Вспомнила холодильник.

Вспомнила Лёшу.

— Ну-ну, — сказала она, поглаживая его по голове. — Слушай, а как тебя зовут?

— Илья…

— А меня — Сонька. Рада знакомству.

— Ага…

Сонька взяла Илью ладонями за лицо, отвела от себя и посмотрела мальчику в глаза.

Обычный испуганный мальчишка.

— Хочешь, — сказала она, — я теперь буду тебе рассказывать сказки?

— А ты умеешь? — удивился он.

— Ну, конечно же, умею, — Сонька поднялась на ноги, помогла подняться Илье. — Пойдём, тебе надо поспать.

Медленно передвигая ноги, они добрались до комнаты, и Сонька уложила мальчика на одеяла, затем легла сама и притянула его к себе, обняла. Руки Ильи потянулись вверх, и в душе Соньки заворочались мутные, гадкие воспоминания, но мальчик просто подтянул кулачки к своему подбородку и замер.

«Ему же двенадцать. О чём ты думаешь?»

— Жил-был один мальчик, — начала Сонька. — И однажды…

— Его съели собаки?

— Что? Нет, почему? — растерялась Сонька. — Никто его не съел. Но однажды он встретил девочку…

— Красивую? — Илья смотрел ей в лицо. Сонька подумала, что у него, наверное, лихорадка.

— А ты как думаешь? — спросила она.

Мальчик задумался.

— Да, — сказал он, — думаю, красивую.

— Значит, он встретил красивую девочку… девочка была добрая и честная, поэтому мальчик рассказал ей все-все свои секреты…

— Ты чего? — спросил Илья через сон, — задрожала вдруг?

— Ничего, — Сонька через силу улыбнулась, — Мальчик с девочкой много играли, и пели, и… играли ещё, а потом… потом они с девочкой жили долго и счастливо…

Мальчик заснул. Дыхание у него было хриплым, но спокойным и ровным. Сонька посмотрела в оконный проём и увидела, как восходит солнце.

— И жили они долго и счастливо, — сказала Сонька солнцу.

А затем она попыталась уснуть.


Из всех решений… Антон Фарб

Антон Фарб

14 мая 1979 г.

— Извините, Кирилл Геннадьевич, но в лицензии вам отказано, — сообщила тетка в собесе будничным тоном. — Получите, пожалуйста, детское питание и подгузники, десять комплектов. И распишитесь здесь и здесь.

Кирилл молча черкнул авторучкой в накладной. Он даже как-то не особенно расстроился. Глупо было и надеяться.

— Сами понимаете, — проявила сочувствие тетка. — Третий ребенок. Самая большая вероятность. Желающих просто море.

— Угу, — кивнул Кирилл, упаковывая коробки с сухой смесью и памперсами в рюкзак.

Вроде все влезет. Они еще с Таней ругались: мол, нельзя по этикету к деловому костюму и пальто таскать рюкзак, положено портфель, да и не солидно сорокалетнему мужику бегать с рюкзаком — но Кириллу было пофиг на стиль, а в портфель все это богатство точно не поместилось бы.

— Вы не отчаивайтесь, — сказала тетка на прощание. — Пробуйте еще, вдруг разрешат!

Кирилл опять кивнул и молча вышел в промозглый вечер. Еще тянулся конец февраля, но в воздухе пахло весной. Под ногами чавкало.

В метро он думал, где взять денег на аборт. Шестая неделя, не поздно еще. Опять в кредит влазить. Потому что надо сначала лицензию получать, а потом пробовать. Танька расстроится. Тане уже тридцать восемь. Следующего шанса может и не быть.

На выходе из подземного перехода его обступила небольшая стайка питерпенов. Чумазые попрошайки протягивали ладошки и смотрели жалобно, со слезой. Кирилл привычно их растолкал, отсыпал старшему — лет двенадцати — горсть леденцов, и пошел дальше. В спину ему полетел отборный мат. Правду говорят, что большинство питерпенов попрошайничает не для себя, а какого-нибудь пубера постарше да понаглее. А пуберу не конфеты нужны, ему деньги нужны — на водку и на энергетик.

А по весне, когда теплеет, и девки начинают заголяться, пуберы становятся особенно опасны. Стая пуберов, бегущих за девкой, любого взрослого рвет на куски не задумываясь: инстинкты — страшная сила.

Каждый раз проходя через скверик под домом Кирилл думал о стае пуберов, оккупировавших песочницу и горку на детской площадке, и давал себе клятву купить газовый баллончик — специальный, с натуральным перечным экстрактом, одобренный организацией детозащитников, а лучше два, один себе, второй — Татьяне… Пуберы сегодня были настроены добродушно, из песочницы доносилось довольное гоготание пацанов и веселое повизгивание девок. Начинался сезон брачных игр.

У самого подъезда его встретила Галина Федоровна — пенсионерка с первого этажа, лет эдак семидесяти, лицо как печеное яблоко, в руке вечный пакетик с печеньем и ломтиками хлеба.

— Галина Федоровна, — сказал Кирилл укоризненно. — Ну что вы делаете!

— А что, что я делаю? — заволновалась бабулька. — Я же деточкам, питерпенчикам нашим. Им же голодно, и холодно, в подвале-то.

То ли два, то ли три питерпена — совсем мелких, лет по семь, завелись в подвале дома месяц назад, а гицели из детдома все не могли приехать и забрать.

— Опять на скамейке оставите, — обвинил старушку Кирилл. — А пуберы отберут и на закусь пустят. А потом все тут заблюют. Помните, что в прошлый раз было?

— Ох, Кирюша, миленький, — всплеснула руками Галина Федоровна. — Ну как же их не накормить? Они же плачут по ночам, я же слышу, на первом этаже знаете всегда слышно!

Иллюстрация к рассказу Евгения Краморенко

— Эх, Галина Федоровна… — вздохнул Кирилл. — Ну нельзя же. Все говорят: нельзя их кормить. Неправильно.

Диалог этот с небольшими вариациями повторялся уже в тысячный раз. Бабка была непрошибаема, словно танк.

— Не знаю, как вас, Кирилл, — поджала губы старушенция, — а меня в детстве учили из всех возможных решений выбирать самое доброе, а не самое правильное.

Кирилл предпочел промолчать. В подъезде воняло кошками и детьми. Кто-то из питерпенов нагадил на лестничной клетке. Лифт уже давно сломали пуберы, и на пятый этаж Кирилл поднялся пешком.

Он повернул ключ в замке, дверь распахнулась, и на шею ему бросилась Дашка — полтора метра жизнерадостного энтузиазма с зелеными светящимися глазами.

— Папка пришел! Папка!

Через полторы минуты обнимашек-целовашек Кирилл спустил дочку на пол и, вытащив носовой платок, вытер лицо.

— Как там в школе? — спросил он.

— Ой, нам столько всего задали! — заволновалась Дашка. — А завтра еще контрольная по математике и диктант!

Она ускакала к себе в комнату, а Кирилл снял рюкзак, закрыл глаза и привалился к стене.

Школа для Дашки обходилась в половину его зарплаты. Специальная школа, где девочку будут вечно держать в пятом классе, задавать домашнее, проверять контрольные и диктанты, водить на экскурсии, окружать заботой и любовью — словом, имитировать учебный процесс и обеспечивать счастливое детство.

Навсегда.

Пока не кончатся деньги.

Это длилось уже восемь лет. Нормальный ребенок поступил бы в институт или завел семью. Дашке это не светит. Кирилл любил ее. Любил из последних сил. Как может любить отец дочь, которая никогда не вырастет. Которая до самой смерти останется веселой одиннадцатилетней девчонкой.

Иногда он жалел, что Дашка осталась питерпеном. Если бы она успела повзрослеть — хотя бы на пару лет, стать пубером… Хотя еще неизвестно, что хуже.

В спальне зашевелился и заплакал Глебушек. Кирилл взял годовалого младенца на руки и, мурлыкая колыбельную, пошел на кухню, ставить воду и распаковывать сухую смесь.

Два года назад, когда у Глеба диагностировали синдром инфанта, доктор — высокий и очень худой интеллигент с огромными крестьянскими ладонями — отозвал Кирилла в сторону и сказал негромко: редчайший случай, один на тысячу. Если хотите, я могу дать чуть-чуть эфира. Так многие делают. Совершенно обалдевший Кирилл передал это Тане, и когда до нее дошло, она с визгом вцепилась доктору в волосы. Не смей, верещала она, не смей трогать моего ребенка!

Да поймите же вы, отбивался доктор, он никогда не вырастет! Питерпены, пуберы — их развитие останавливается на определенном этапе, это связано с гормонами, они перестают расти физически, психологически, эмоционально. А Глеб навсегда останется младенцем, мальком, живой агукающей куклой. На что вы его обрекаете? Что это за жизнь?!

Я на вас в суд подам, заорала Татьяна, и доктор предпочел ретироваться.

Тогда эвтаназию для инфантов еще не легализовали…

Накормив Глебушка, — тот сыто зачмокал и моментально уснул — Кирилл положил сына в кроватку и включил телевизор без звука. На экране детозащитники выступали против закона о детском труде — и, заодно, против повышения пенсионного возраста. Тот факт, что одно неминуемо повлечет за собой другое, до затуманенных эмоциями мозгов детолюбов не доходил.

А как иначе спасти мировую экономику, если две трети детей, рожденных после Пандемии, навсегда останутся иждивенцами общества?..

В дверь тихонько поскреблись. Опять Танюха ключи забыла, рассердился Кирилл и пошел открывать.

— Таня?! — вскрикнул он в ужасе, когда она ввалилась в квартиру. — Что с тобой, Таня?!!

Все лицо у жены было одним сплошным кровоподтеком. Нос сломан, из ушей течет кровь. Светлые джинсы в паху тоже пропитались черной кровью. Выкидыш, наверняка. Лишь бы ребра не сломали.

— Пу… беры… — разбитыми губами прошептала Таня. — В сквере…

Кирилл не помнил, как схватил молоток и выскочил во двор. Перед глазами все плыло, кровь стучала в висках, лицо горело огнем. Конечно, ни одного пубера там уже не сидело, и только валялись пустые водочные бутылки и жестяные банки из-под «ягуара».

И тогда Кирилл принялся крушить молотком детскую площадку. Бессмысленно и озверело, тяжело дыша и смачно хакая при каждом ударе. Качели, на которых сидел вожак стаи — Кирилл его хорошо запомнил, маленькие гадкие глазки, редкие усики на верхней губой, спортивный костюм «адидас». Скамейка, где хихикали девки — дебелые кобылы, волосы в хвост, яркий макияж и розовые валенки. Карусель, место токования остальных пуберов — кожанки, кепки, дешевые сигареты. Все вокруг заплевано, загажено, усыпано окурками и битым стеклом. Все это следовало уничтожить. Сжечь. Стереть в порошок. Раскрошить в труху.

Он успел разломать скамейку и качели, когда приехали гицели.

— Ну все, все, — прогудел коренастый вислоусый мужик, сгребая Кирилла в охапку и отбирая молоток. — Чего буянишь-то?

— Жену, — выдохнул Кирилл яростно. — Жену! Твари, подонки! Убью!

— Изнасиловали? — уточнил гицель. Лицо у него было грубое, потертое, кожа в пигментных пятнах.

— Избили!

— Это еще ничего.

— Ничего?!

— Вон, на прошлой неделе случай. Свадьба у пуберов. Так они двух взрослых баб изнасиловали, а потом убили. Хорошо хоть не съели. Зверье малолетнее.

От холодного ночного воздуха Кирилла начало знобить. Гицеля он узнал — мужик жил в соседнем доме, и звали его, кажется, Матвей Петрович. Когда-то, до Пандемии, работал в милиции, участковым.

— К-кто в-вас в-в-вызвал? — спросил он, с трудом попадая зубом на зуб.

— Никто. Мы по разнарядке. За питерпенами. Сигнал поступил, вот и приехали. Ну-ка, накинь плед, мститель доморощенный.

Кирилл с благодарностью завернулся в плед. Плед оказался хороший, шерстяной. Для питерпенов, небось. Деточкам — все самое лучшее. Забота и уход со стороны государства. Детдом и трехразовое питание.

В теории, конечно.

Кирилл с Таней — когда та носила Глебчика, и искренне верила, что второй ребенок родится здоровеньким — даже хотели отдать туда Дашку, ездили смотреть. Духота, теснота, вонь прокисшего супа, совершенно озверелые питерпены и давно на все забившие воспитатели, драки за место в иерархии, регулярные визиты педофилов, якобы желающих удочерить… Место для беспризорников и индульгенция для тех родителей, что в тщетной попытке родить здорового наплодили слишком много дармоедов.

Но у питерпенов имелось хотя бы это. И закон, дырявый и дурацкий, но все-таки закон о защите детей, не достигший половой зрелости.

А на тех, кто остановился, пережив пубертат, было всем наплевать.

— Что ж вы пуберов не ловите, а? — протянул Кирилл тоскливо. — От них же вреда куда больше.

— Да ловим мы! — крякнул Матвей Петрович. — Только что с ними потом делать? Из колоний они бегут. На заводы, в артели — нельзя, негуманно, детский труд, ё-моё. Вот и выходит: утром поймали, вечером отпустили. Разве что девок стерилизуют, чтобы не плодились, вот и вся работа. Толку ноль, конечно.

— Маразм, — простонал Кирилл. — Какой маразм!

— А ты, — понизил голос гицель, — в следующий раз поосторожнее молотком-то маши. А то заснимет кто, и посадят тебя, за жестокое обращение с детьми. У нас же все добренькие. И такими хотят остаться. Ну все, мужик, иди домой. «Скорую» жене вызови, побои сними. Авось разнарядку дадут. Тогда и отловим этих гаденышей.

Кирилл стряхнул с плеч одеяло и на негнущихся ногах побрел к подъезду.

Следующий день прошел как в тумане. Таню положили в больницу. Про отказ в лицензии на третьего ребенка Кирилл ей говорить не стал, смысла не видел. Врач диагностировал сотрясение мозга и выкидыш. Ребра уцелели. Тане вкололи успокоительное и пообещали выписать через пару дней. Дашка все время ревела. Глеб тоже ревел. А Кирилл, не обращая внимания на детский вой, сидел в интернете.

Решение у проблемы было. Оно не было добрым; оно было правильным.

И люди, которые пришли к этому решению, называли себя кидхантерами. Они устали ждать от государства осмысленных действий. Они начали действовать сами. Втихаря.

Все необходимое свободно продавалось в аптеке. На форумах кидхантеров советовали покупать в разных: препараты в одной, шприцы в другой. За водкой пришлось зайти в супермаркет. На последние деньги Кирилл купил ящик самой дешевой водяры и еле допер его до дома. Остаток вечера он потратил на подготовку.

Около полуночи Кирилл оделся потеплее, замотал лицо шарфом (камеры-то повсюду теперь!), загрузил водку в рюкзак и отправился гулять по району.

Круглосуточный магазин на углу. Три питерпена — отнюдь не голодных, сытые мордашки лоснятся — выбежали навстречу просто поластиться; сердобольные старушки вроде Галины Федоровны всегда погладят, скажут доброе слово, пожалеют сиротинушек, которых родители, неспособные прокормить дармоедов, выкинули на улицу… Кирилл их шуганул и поставил первую бутылку возле урны. Бутылка была полупустая, мол, недопил кто, и отставил.

Скамейки в сквере, возле разгромленной детской площадки. Еще воняют табаком, Кирилл спугнул стаю пуберов только что. Под скамейками — пустые бутылки из-под водки и пива, презервативы, что бесплатно раздают пуберам в центрах защиты детей, окурки. Две бутылки Кирилл уронил за скамейку, на клумбу. Закатились.

Вход в подземный переход. Пуберы жмутся внизу, окружив одного с гитарой, и разноголосо поют что-то старое, чуть ли не из Цоя. Пытаются заработать на хлеб и водяру. Кирилл, пьяно пошатываясь, прошел мимо и поставил чекушку в футляр от гитары.

Центр защиты детей. Бесплатная столовка. Питерпены — от семи и до десяти — стоят в очереди за бульоном, пуберы хищно барражируют неподалеку, готовые отнять у слабых последнее. Тут Кирилл оставил рюкзак, стеклянно звякнувший об землю.

Автобусная остановка. Последние две бутылки Кирилл вытащил из кармана и протянул худющей проститутке из пуберов. Тусклые глаза девки вспыхнули жадно:

— У тебя место есть? Или в парк пойдем?

— Не надо, — сказал Кирилл. — Подарок. Тебе и твоему сутенеру.

— Правда, чо ли? — не поверила девка.

— Правда. День рожденья у меня… — Кирилл развернулся и пошел домой, оставив счастливую шлюху с двумя бутылками смерти.

На все про все ушло не больше часа.

Вернувшись домой, Кирилл принял горячий душ, выпил коньяку и лег спать.

На следующий день на работу он не пошел. Позвонил и соврал, что заболел.

К Тане в больницу тоже не поехал. Со слов врача, состояние стабильное, спит.

Отправил Дашку в школу. Покормил Глебушку. Сел на подоконник и стал курить одну сигарету за другой, ожидая, пока стемнеет.

Стемнело рано. Пуберы потянулись в сквер. Вскоре оттуда донеслось знакомое гоготание и визг. Сейчас они выжрут найденную водку, а через пару часов…

Кирилл затушил последнюю сигарету и скомкал пачку. Во рту горчило. Голова немножко кружилась.

Я все сделал правильно, сказал он себе. Ведь так?

В дверь позвонили. Кирилл слез с подоконника и пошел открывать.

Дашка — обычно жизнерадостная и бойкая — вошла молча, чуть пошатываясь. Взгляд у нее был снулый, кожа бледная.

— Ты чего? — испугался Кирилл при виде вялой дочки. — Заболела?

— Не-е, — протянула Дашка и Кирилл отшатнулся. От дочери несло перегаром.

— Ты пила?!

— Да… ик! Мальчишки… в сквере угостили. Я не… ик!.. хотела. Но они заставили… Ой, — пробасила вдруг Дашка совершенно чужим, низким голосом. — Что-то мне нехорошо.

Она ломанулась в ванную и скорчилась над унитазом. Ее долго и мучительно вырвало.

Это первый симптом, подумал Кирилл. Дальше будет хуже. А может, так и надо? Может, так правильно?!

И только с этой гадкой мыслью до него дошло.

Что же я наделал?!

Он упал на колени, схватился за голову и завыл.

В спальне заплакал младенец.



Оглавление

  • Ишибаши Дмитрий Самохин
  • Маша и Михалыч Юлия Зонис
  • Вместо кожи — червивая шкура Борис Богданов
  • Сова-Говорунья Евгений Шиков
  • Из всех решений… Антон Фарб