Фантастика и Детективы, 2014 № 10 (22) (fb2)


Настройки текста:



Коллектив авторов Журнал «Фантастика и Детективы» № 10 (22) 2014

Лисы в курятнике Майк Гелприн

8 мая 1961 г.


Путь от Шанхая до Марселя берёт полтора месяца, но клиент за скорость платил премиальные, и «Марьяж» уложился в пять недель.

Порт показался на горизонте под вечер.

При виде его Сюрприз выбрался из капитанской рубки, неспешно пересёк палубу и привычно пнул ногой по крышке люка в машинное отделение.

— Малый ход, — велел он образовавшемуся в проёме люка Истопнику.

Ту же команду можно было отдать, не утруждая себя — если проорать её в приобретённый год назад мегафон.

Сюрприз, однако, к техническим новинкам относился с недоверием. Дедовским способом — оно надёжней.

В полумиле от берега “Марьяж” встал на якорь. Рыбацкий баркас подвалил к борту, когда стемнело. Оттуда каркнули пароль, Сюрприз отозвался. Дюжина полотняных мешочков с белым китайским порошком поменяла хозяев. Баркас растворился в темноте, Сюрприз отправился в капитанскую каюту досыпать. Основное дело он сделал, теперь можно было ненадолго расслабиться.

Сюрпризом капитана прозвали за резкие, неожиданные решения, которые он иногда принимал. Последствия этих решений бывало нелегко предугадать, но до сих пор Сюрпризу везло, и считался он человеком надёжным. Настолько надёжным, насколько бывают люди его профессии. Был Сюрприз среднего роста и среднего же, эдак под сорок, возраста. Ещё был он сухопар, нетороплив и неразговорчив. А ещё его знали. В доброй сотне портов что Старого, что Нового света был капитан гостем хотя и незваным, но зачастую весьма полезным.

Едва рассвело, Сюрприз выбрался из каюты на палубу. На этот раз вместо заскорузлой робы он был наряжен в длиннополое, до щиколоток пальто цвета берлинской лазури и цилиндр из бобрового фетра. Под мышкой держал складную бамбуковую трость с янтарным набалдашником. С тростью капитан, сходя на берег, не расставался. Поговаривали, что в полости шафта притаился не обычный короткий клинок, который подобает носить приличным людям, а нечто, чему лучше на свет божий не появляться. Впрочем, назвать Сюрприза приличным человеком мало кому приходило в голову.

Приложив ладонь козырьком ко лбу, капитан полюбовался портом, переливающимся медью, латунью и золотом в лучах утреннего солнца. Десятки — мышь не проскочит — дирижаблей и аэростатов зависли над стрелами портальных подъёмных кранов, словно пчёлы над ульями. Хищно щерились стволами паровых пушек врытые в защитный мол батареи. Лениво качались на мелкой волне сторожевые и пароходы. Сюрприз поморщился — здесь явно готовились к очередной войне, а войну капитан не жаловал: она, как правило, препятствовала бизнесу.

— Погуляем, — осклабился, приблизившись, Умелец, первый помощник, второй помощник, боцман, штурман, матрос и юнга в одном лице. — Ох, и оторвёмся на берегу.

— Сначала дело, — напомнил Сюрприз.

— Само собой, — Умелец шумно выплюнул за борт жевательную резинку и незамедлительно забросил в рот новую. Жевать резинку он умудрялся даже во сне и в каждом порту усердно ею запасался. В остальном это был человек хотя и небольшого ума, зато работящий, неприхотливый и нетрусливый. А главное — верный человек, надёжный и преданный.

Сюрприз подобрал его на австралийском побережье. Случилось это на третьи сутки после того, как единственного наёмного матроса вынесли из припортового мельбурнского кабака ногами вперёд. Поэтому парохват вышел в море с неполной командой, и сиганувший в воду с прибрежного утёса детина звероватого вида пришёлся кстати. Опершись о фальшборт, капитан невозмутимо понаблюдал за детиной в бинокль, затем с полминуты лениво прислушивался к револьверным выстрелам с берега. Когда же детина, отчаянно отмахивая саженками, преодолел мелководье, Сюрприз оторвался от фальшборта, неспешно пересёк палубу и пнул ногой по крышке люка в машинное отделение. Через минуту дверца люка распахнулась, в проёме возникла чумазая рожа Истопника. Сюрприз, зевнув, велел глушить котёл и спускать на воду ялик. Через четверть часа детина был доставлен на борт. Полосатая роба, в которую тот был облачён, Сюрприза не смутила. Находящаяся неподалёку федеральная тюрьма для особо опасных преступников — тоже. Суетящихся на берегу людей в форме капитан проигнорировал. Истопник полез обратно в машинное, котёл взревел, ‘Марьяж’ плюнул из трубы дымом и развернулся к людям в форме кормой.

Пару месяцев спасённый от неправосудия детина проплавал с Сюрпризом безвозмездно — за пайку сухарей, место в подвесной койке и жевательную резинку. Капитан присматривался, а потом вместо того, чтобы списать найдёныша на берег, неожиданно предложил тому кличку Умелец, членство в команде и долю в дележе. Ни разу не державший в руках денежную купюру крупнее двадцати долларов и с младенчества не плакавший Умелец растрогался так, что на глазах у него выступили слёзы. Таким образом, численность команды парохвата вновь увеличилась до трёх человек, а Сюрприз избавился от хлопотных обязанностей обоих помощников, боцмана, штурмана и юнги. Как выяснилось, Умелец прекрасно справлялся со всем этим в одиночку.

К марсельскому грузовому причалу “Марьяж” пришвартовался к полудню. Истопник выполз из машинного отделения и заковылял по палубе. Был он приземист, коренаст, хром и носат. А также от грязи и угольной пыли чёрен. Полностью отскрести грязь возможным не представлялось, в лучшем случае удавалось отмыть её частично, так что на берег Истопник сходил на манер зебры — крашенным в чёрно-белую полосу.

В прошлом был он человеком учёным и, если не врал, даже преподавал гидродинамику в венском университете, откуда его и выставили за неумеренное пристрастие к алкоголю. В паровых котлах, тем не менее, Истопник разбирался отменно, поэтому Сюрприз, зачислив его в компаньоны, нетрезвый образ жизни некоторое время терпел. Потом, когда бутылка коллекционного коньяка, приобретённая в Париже за большие деньги, неожиданно приказала долго жить, терпение истощилось. Сюрприз лично спустился в машинное отделение, разбудил компаньона лёгким пинком, за шиворот выволок на палубу и выбросил за борт. С четверть часа капитан невозмутимо наблюдал, как судовой механик, барахтаясь в волнах, на глазах трезвеет. Потом, когда протрезвевший начал тонуть, смилостивился и кинул спасательный круг. Истопника вытащили, с тех пор на борту воцарилась трезвость. Неизменно превращавшаяся в беспробудный запой, стоило механику сойти на берег. Свою долю в дележе он пропивал принципиально. Полностью, до цента, так что на борт возвращался счастливым и просветлённым.

К часу пополудни Сюрприз уладил таможенные формальности, и парохват встал под разгрузку. Из трюма принялись извлекать листовую медь, товар, который Сюрприз перевозил себе в убыток, для прикрытия.

К шести вечера разгрузка закончилась. Распорядившись, чтобы “Марьяж” отогнали в док на профилактику, Сюрприз сбежал вниз по сходням. Степенно протопал вслед за ним Умелец. Припадая на хромую ногу, боком спустился на причал Истопник.

— На гулянку трое суток, — строго напомнил ему Сюрприз. — Не больше.

Истопник закивал и припустил по направлению к ближайшему кабаку.

Сюрприз, помахивая тростью, неторопливо пошагал в город. Умелец, подняв воротник клетчатой куртки и надвинув на глаза шляпу, двинулся, держась в десяти шагах позади. Сюрпризу предстояло важное дело — найти нового клиента и новый товар. Умелец страховал на случай осложнений, которыми дела подобного рода были чреваты.

Вечерние сумерки неспешно замазывали светлые краски на фасадах фруктовых и рыбных лавок, доходных домов и домов терпимости, ресторанов и кафешантанов, что теснились друг к другу по обочинам узких, затейливых улочек квартала Панье. Стыдливо кутались в темноту сторожевые башни фортов Сен-Жан и Сен-Николя. Один за другим зажигались масляные фонари, и на смену дневным зазывалам, добродушным и толстым, выбирались из заведений на улицы зазывалы ночные — мрачные субъекты в чёрном, неторопливые и внимательные.

— Травку, месье? Может быть, девочку? Или двух?

Сюрприз смерил вопрошающего бесстрастным взглядом.

— Пардон, месье, — убрался в темноту тот. В людях здесь разбирались, и человека делового, серьёзного определяли на раз.

Заведение под вывеской “Франсуа Вийон” помпезностью не отличалось. Туристы его не жаловали, а местные жители предпочитали обходить стороной. Собирались в “Вийоне” люди знающие, и собирались не ради супа ля буайбес и паштета пате мезон. Владелец заведения гарантировал гостям конфиденциальность, что дорогого стоило. Незнакомцев вовнутрь пропускали лишь по солидным рекомендациям. У Сюрприза такие рекомендации были. Он пошептал на ухо верзиле-швейцару, и входная дверь распахнулась.

— Прошу вас, месье, — вежливо пригласил швейцар. Затем он шагнул вперёд и перекрыл вход Умельцу. — К тебе не относится.

— Это со мной, — объяснил Сюрприз.

— Да, конечно. Прошу вас, месье.

Поднявшись на второй этаж, Умелец уселся за столик в общем зале. Сюрприз проследовал в отгороженный ширмой кабинет, велел принести бутылку “Мартеля” и вскоре уже принимал первого посетителя. Ему капитан отказал, так же, как и троим последующим, предлагавшим дела мелкие и процветанию бизнеса не способствующие.

Серьёзный клиент появился незадолго до полуночи. До сих пор не утруждавший себя вставаниями Сюрприз на этот раз поднялся на ноги и сдержанно кивнул. Этого человека он никогда не видел, но определять потенциального заказчика умел навскидку, с первого взгляда.

— Месье Сюрприз, если не ошибаюсь?

— К вашим услугам.

— Меня обычно называют Нуаром, — визитёр тростью задвинул шторки отгораживающей кабинет ширмы, снял цилиндр, небрежно нацепил его на украшающий стену олений рог и уселся за стол. — Я ждал вашего появления, мне вас рекомендовали.

— Могу я узнать кто?

— Разумеется.

Нуар назвал имена, и капитан, кивнув, уселся напротив. Обмен верительными грамотами закончился, настало время переходить к делу.

— Моё предложение несколько необычно, — закурив сигару, проговорил визитёр. — Даже весьма необычно.

— Слушаю вас.

— Нужно забрать из определённого места товар. Когда он прибудет, пока неизвестно — возможно, придётся подождать. Простои, разумеется, оплачиваются. Что за товар, неизвестно также. Его надо принять и доставить по назначению. Куда именно, вам скажут. Вот, собственно, и всё. Если предложение вас заинтересует, обговорим подробности.

— Гонорар? — коротко осведомился Сюрприз.

— Пятнадцать грандов за всё плюс сотня в день, включая простои. Пять грандов задатком, остальное по завершении, в один аккорд.

Сюрприз едва удержался, чтобы не присвистнуть. Сумма превосходила любые ожидания. Однако о том, что деньги платят сообразно работе, он знал не понаслышке. А также знал с полсотни непугливых ребят, которые без лишних раздумий полезли бы за эту сумму хоть к чёрту в пекло.

— Почему именно я? — осторожно осведомился Сюрприз.

Визитёр пожал плечами.

— Вы человек надёжный. Но если вас не устраивает…

— Я этого не говорил, — перебил Сюрприз. — Каковы подробности?

Нуар затушил сигару.

— Товар поставят в районе Пуэрто-Рико, дотуда идёте порожняком. Где именно произойдёт поставка, не знаю. Об этом вам скажут пассажиры.

— Пассажиры? — Сюрприз нахмурился. — О них речи не было, у меня не пассажирское судно.

— Ничего, найдёте для них каюту. Есть, однако, нюанс.

— Что за нюанс?

Нуар наполнил коньяком пузатую рюмку, залпом осушил, прикурил новую сигару и выпустил дым в потолок.

— Пассажиров двое, — сообщил он. — И, как мне кажется, за ними надо приглядывать.

Сюрприз с минуту молчал, переваривая информацию. Нуар, попыхивая сигарой, терпеливо ждал. “Надо приглядывать” означало проблемы, как правило, серьёзные. С нуждающимися в пригляде людьми дела лучше было не иметь.

— Двадцать грандов, — принял, наконец, решение Сюрприз. — Половину вперёд. И две сотни в день до конца дела.

Нуар поднялся.

— Договорились, — бросил он. — Завтра с утра я положу в банк десять грандов на ваше имя. В море выйдете в пятницу, пассажиров на борт доставят в ночь на субботу. Устраивает?

Сюрприз пару мгновений помедлил. И сказал, что согласен.

На выходе из заведения Умелец поймал наёмный паромобиль.

— В “Лавальер”, — велел Сюрприз шофёру, устроившись на заднем сиденье рядом с компаньоном.

“Лавальер” был элитным борделем с весёлыми и деликатными девочками, его Сюрпризу не раз рекомендовали коллеги по ремеслу.

— Дело опасное, — сообщил капитан, когда паромобиль тронулся с места. — Может выйти так, что с нами не захотят рассчитаться.

Беззаботное выражение слетело у Умельца с лица. Что значит “не захотят рассчитаться” объяснять нужды не было.

Следующие пять минут Сюрприз излагал подробности.

— Двое против двоих, — подытожил он. — На Истопника надежды нет, он не в счёт.

— Угу, — буркнул Умелец и забросил в рот пластик жевательной резинки. — Запросто могут попытаться нас шлёпнуть.

— В море не станут, — рассудил Сюрприз. — Если бы могли сами управиться, с такими деньгами купили бы парохват или стимер и сделали бы без лишних людей. Так что они не моряки. А вот когда подойдёт к концу, может статься, придётся о них позаботиться.

— Позаботимся, — буркнул Умелец. — За такой куш я о ком хошь позабочусь.

— Пара дней у нас есть, — заключил капитан. — Завтра надо будет прикупить кое-что полезное, а там поглядим на этих пассажиров. Ладно, довольно болтовни. Девочки, небось, там заждались.

“Кое-чем полезным” оказались два восьмизарядных револьвера, по нынешним временам большая редкость.

— Другое дело, — осклабился Умелец, прилаживая свой за пазуху. — Поглядим теперь, кто о ком позаботится.

— Надеюсь, до этого не дойдёт, — Сюрприз сплюнул. — Ладно, возвращаемся на судно, надо подготовить для них каюту.

На третьи сутки на борт, кряхтя, забрался Истопник.

— Всё пропил? — поинтересовался Сюрприз.

— Всё.

— Молодец. Ступай, раскочегаривай. Мы ждём гостей нынче ночью.

— Каких ещё гостей? — у Истопника от изумления поползли вверх брови.

— Не знаю. Они мне ещё не представлялись.

Гостей к ставшему на якорь “Марьяжу” доставила четырехвесельная плоскодонка. Сначала на борт на верёвках втянули тяжеленный сундук, вслед за ним на палубу запрыгнул здоровяк, по сравнению с которым рослый Умелец выглядел задохликом. Здоровяк нагнулся и за руку втянул за собой второго.

Истопник запалил примотанную к черенку от лопаты паклю и осветил обоих.

— Вот это номер, — ошеломлённо просипел он. — Бабы нам только не хватало.

— Ян, — низким басом назвался здоровяк. — Это Милана, моя напарница.

— Русские? — небрежно спросил Сюрприз. Английский, на котором говорил Ян, грешил сильным акцентом. — Или болгары, быть может?

— А что, есть разница? — у Миланы голос оказался высоким и звонким, а акцент в нём того же свойства, что у здоровяка Яна.

— Никакой разницы, так, полюбопытствовал. Я голландец, мой помощник австралиец, а механик из Австро-Венгрии.

— Откуда механик? — удивлённо переспросила девица. — Ах, да, конечно. Мы так и будем стоять тут или вы покажете нам каюты?

— Каюту, — поправил Сюрприз. — Свободная всего одна, так что придётся вам потесниться.

— Не нам, а вам, — пробасил Ян. — Каюты у нас с напарницей будут разные. Что-то не так?

Сюрприз переглянулся с Умельцем.

— Всё не так, — бросил тот. — У нас не пассажирское судно. Свободная каюта одна, на две койки.

— Отлично, — улыбнулась Милана. — Вы наверняка в ней поместитесь. Мы с Яном не муж и жена, — объяснила она. — И даже не любовники, если кого интересует. Жить привыкли в комфорте. Сообразно обстоятельствам — в относительном. И тем деньгам, что вам платим, извольте соответствовать.

— Ладно, — сдался Сюрприз. — Займись, — повернулся он к Истопнику. — А пока пойдёмте на камбуз. Там, по крайней мере, светло, поглядим друг на друга.

Поглядеть было на что. У Яна оказалось широкоскулое, с грубыми чертами лицо, стального цвета глаза, перебитый короткий нос и внушительных размеров кулачищи. Зато девушка была хороша. Лет двадцати пяти, стройная, длинноногая, белокожая. С лукавыми ямочками на щеках и живым, слегка насмешливым взглядом карих глаз из-под вороной чёлки.

Сюрприз засмотрелся на неё и пришёл в себя, лишь услыхав её голос и сообразив, что обращаются к нему.

— Глаза проглядишь, капитан. Ну, и бардак же у вас на кухне.

— В камбузе, — автоматически поправил Сюрприз. — При чём здесь бардак? — спохватился он. — Шлюх на судне никогда не водилось.

Здоровила Ян хохотнул.

— Следи за базаром, — бросил он Милане и пояснил: — Бардак это не обязательно там, где девки.

— А базар не обязательно там, где торгуют? — догадался Сюрприз.

— Точно. Мы когда-нибудь отвалим или будем тут отираться, пока не возьмут за жопу?

— Не отвалим, а снимемся с якоря, — Сюрприз почувствовал, что против обыкновения начинает злиться. Пассажиры изъяснялись на неизвестном жаргоне, и, хотя смысл сказанного оставался понятным, фразы были чужеродными, никто из его знакомцев так не выражался. — Если хочешь, чтобы тебя понимали, говори внятно, — сказал капитан жёстко. — А с якоря снимемся, когда Истопник закончит с каютой, не ранее. Тебе понятно?

— Ну-ну, не горячись, — примирительно пробасил Ян. — Мы говорим немного не так, как ты привык, только и всего. Дадут мне здесь сегодня пожрать?

— Дадут, — кивнул Сюрприз. — Может быть. Вон там, в мешке, сухари. Вода в баке, а консервы в трюме. Пойдём, покажу, как туда спуститься — гарсонов тут не водится.

Через полчаса “Марьяж” снялся с якоря и взял курс на запад. А ещё через полчаса на тупиковой улочке, что на окраине квартала Панье, случайный прохожий наткнулся на человека, известного кое-кому под кличкой Нуар. Был Нуар ещё тёплым.

За семь недель плавания команда “Марьяжа” и пассажиры друг к другу притёрлись. Милана искоренила беспорядок в камбузе и взялась кашеварить. А здоровила Ян даже вызвался иногда подменять в машинном отделении Истопника.

— Не думал, что когда-нибудь придётся кидать уголёк в топку, — объяснил он. — Та ещё работёнка, пускай бедолага покайфует.

— Чего сделает? — не понял Сюрприз.

— Да так. Не бери в голову.

Сюрприз в голову брать не стал. Вместо этого однажды вечером он постучался в каюту к Милане.

— Заходи, — сделала приглашающий жест та. — Появились вопросы?

Сюрприз переступил порог и прикрыл за собой дверь.

— Несколько, — признался он. — Не знаю, с какого начать.

— С самого важного, — усмехнулась девушка. — Ответ — нет.

Сюрприз уселся на койку и скрестил на груди руки.

— Не нравлюсь?

— Нравишься. Но ответ — нет. И этому своему передай, жвачному, а то у него скоро штаны лопнут.

— Что ж, — развёл руками капитан. — Как знаешь. Тогда другой вопрос. Через неделю мы будем в Карибском море. Не пора ли назвать порт назначения?

— Пожалуй, пора. Порта нет. Товар нам доставят в море.

— Как это в море? — опешил капитан. — А как, по-твоему, мы его перегрузим?

— Не знаю, — пожала плечами Милана. — В зависимости от того, что за товар.

Сюрприз усмехнулся.

— Может быть, хватит темнить? — небрежно бросил он. — Что за товар, ты не знаешь, может, где и когда тоже не знаешь?

Иллюстрация к рассказу Майя Курхули


— Именно. Понятия не имею. Но нам сообщат. Собственно, а тебе-то что? Платят вам подневно, будешь гонять своё корыто от Бермуд до Гаити. Тепло, денежки капают, а ишачить не надо, чем плохо?

— Ничем, — невозмутимо отозвался Сюрприз. — Если только нами не заинтересуются плохие мальчики на эдаких плавучих лоханках под звёздно-полосатым флагом. А ещё пуще — другие мальчики, на летучих сигарах.

— Там же нейтральные воды. С чего бы пиндосам интересоваться?

Сюрприз покивал.

— Любопытное словцо, — сказал он. — Надо понимать, пиндосы это американцы. А с чего им интересоваться, спросишь у них, когда, как поговаривает твой компаньон, нас возьмут за жопы.

— За жопу, — поправила Милана задумчиво. — Когда за неё берут, жопа на всех одна. Пиндосы — это может оказаться серьёзным.

— Раньше было очень серьёзным, — подтвердил Сюрприз. — До войны, пока им не врезали русские.

— Русские? — удивилась Милана. — Русские воевали со Штатами?

— Ты, можно подумать, вчера на свет родилась, — проворчал Сюрприз. — Или придуриваешься?

— Придуриваюсь, — улыбнулась девушка. — И как русские им врезали? Не удивляйся, в той глухомани, где я жила, газет не было.

— Вообще не было?

— Считай, что вообще.

— Может, ты и про Камчатский конфликт не слыхала?

— Слыхала что-то, но не более.

Сюрприз принялся рассказывать про Мировую Войну. Про требование русских вернуть Камчатку, отказ и массированную аэропланную атаку на берега США. Про ответную атаку, про вступление в войну Европы, за ней Азии, и про Владивостокский мир, накладывающий ограничение в вооружениях на всех участников.

— Народу погибло много, — сказал капитан под конец. — Тоже не слыхала? Ну-ну. Только в одной России почти сто тысяч.

— Тоже мне “много”.

— Что? — потерял обычную невозмутимость Сюрприз. — Шутки шутишь?

В первый раз за всё время ему показалось, что пассажирка смутилась, а то и расстроилась.

— Шучу, — проговорила она устало. — Ещё вопросы есть? Если нету, ступай, я тебя не держу.

На пятьдесят четвёртый день плавания на горизонте показалась земля.

— Пуэрто-Рико, — объявил, сверившись с картами, капитан. — Что дальше?

— Пока ничего, — Ян похлопал Сюрприза по плечу. — Будем дрейфовать отсюда к северу, подальше от берегов. А пока что надо разгрузить кофр.

— Что-что разгрузить?

— Да сундук.

Из сундука Ян один за другим извлёк невиданные капитаном доселе прямоугольные металлические предметы.

— Батареи, — объяснил он, — тяжеленные, мля. Давай оттащим в камбуз, там у нас будет радиостанция. Да не бери в голову, какая тебе разница, что это такое.

Следующую неделю Ян с Миланой дежурили в камбузе по очереди, по двадцать четыре часа в сутки.

— Что-то нехорошее назревает, — шепнул Сюрпризу выбравшийся на палубу Истопник. — Эта штука у них для связи, типа телеграфа, только гораздо мощнее.

Сюрприз присвистнул. Телеграфные аппараты стоили бешеных денег и были доступны лишь богачам. Каких известий ожидали пассажиры, приходилось только гадать.

Поступили эти известия на девятый день дрейфа.

— Быстро! — выскочил на палубу Ян. — Заводи посудину! — ухватил он за шкирку наладившегося подремать у борта Истопника. — Капитан, курс на северо-запад, гони на полную!

— И что там будет, на северо-западе? — осведомился Сюрприз, когда турбинный вал набрал обороты и “Марьяж”, окутавшись дымом, устремился по направлению к Флориде.

— Там посмотрим.

Посмотреть удалось на следующее утро. Сюрприз навёл бинокль, вгляделся, оторопело протёр окуляры и вгляделся вновь. Ничего подобного он раньше не видел. Корабль был огромен: в сотню раз больше любого парохвата или стимера. Да что там, раз в десять больше любого парохода их тех, что капитану довелось видеть. Он обшарил биноклем обводы, диковинной формы надстройки, перевёл взгляд на машущую с палубы белым полотнищем фигуру.

— Быстрее, — приплясывал от нетерпения Ян. — Быстрее, задери тебя конём.

Они уже были в двух десятках кабельтовых от исполинского судна, когда западный горизонт испещрили вдруг чёрные точки. Сюрприз вскинул к глазам бинокль.

— Дирижабли, — выдохнул он. — С полсотни будет.

Ян выхватил у капитана бинокль и навёл окуляры на ставшие уже жирными точки.

— Проклятье! Назад! — заорал Ян. — Разворачивай, не успели, мать твою разэдак!

На носу Умелец вывернул штурвал. “Марьяж” описал полукруг, развернулся к надвигающимся дирижаблям кормой и на полном ходу пошёл на юго-восток.

На палубу выскочила Милана, метнулась к напарнику, ухватила его за предплечье.

— Кто там был? — сквозь зубы процедил Ян.

— Алесь и Лео.

— Может быть, успеют уйти.

Милана покачала головой.

— Не успеют.

— Суки! — заорал Ян в сторону зависших над водой дирижаблей. — Пиндосские суки, мрази, сволочи!

В следующую секунду западный горизонт вдруг окутался дымом.

— Не смотреть, — бросился к Сюрпризу Ян. — Отдай бинокль. Кому говорю, сука, не…

Его слова заглушил донёсшийся с запада грохот. С полминуты кроме него ничего было не слышно, а затем грохот растаял, и наступила тишина.

Ян уронил руки, шаркающей походкой побрёл с кормы прочь.

— Стой! — в спину ему крикнула Милана. — Они летят сюда.

Сюрприз отобрал у пассажира бинокль, вскинул к глазам.

Пятёрка дирижаблей, выстроившись клином, на малой высоте догоняла парохват.

На пару секунд Ян замер, затем, оттолкнув капитана, бросился к принайтованному к кормовой надстройке сундуку. Отпер его, откинул крышку и лихорадочно зашарил внутри. Распрямился, закинул на плечо тускло-серую метровой длины трубу. Шагнул вперёд раз, другой, замер и нажал на креплённую к корпусу трубы скобу.

Труба дрогнула, рявкнула и изрыгнула огонь и дым. Сюрприз, вцепившись в фальшборт, оцепенело смотрел, как надвигающийся на парохват клин утонул в оранжевой вспышке. Головной дирижабль распался на части, чёрными кляксами на синем холсте разлетелись в небе обломки. Двое ведомых синхронно клюнули носами и рухнули вниз. С минуту на палубе “Марьяжа” наблюдали, как пытается спастись замыкающая пара. И как один за другим дирижабли вспарывают носами воду.

Люк в машинное отделение распахнулся, из него выскочил на палубу Истопник. Секунду стоял с открытым ртом, затем повернулся к пассажиру.

— Ты что наделал? — ошеломлённо просипел Истопник. — Ты что натворил, сволочь?

Ян развернулся, трубы в его руках больше не было, её заменял уродливый чёрный предмет, отдалённо похожий на помесь старинного охотничьего ружья с револьвером.

— Гадина, — глядя Яну в глаза, шевелил губами Истопник. — Дрянь такая, убийца…

Уродливый гибрид револьвера с ружьём дёрнулся у Яна в руках, издал короткий треск. Истопник рухнул на палубу лицом вниз.

Милана подскочила к напарнику и встала рядом, плечом к плечу.

— Значит, слушаем сюда, — проговорил Ян спокойно. — С этой минуты командую здесь я. Кто хочет жить, подчиняется. Кто не хочет, может сказать об этом прямо сейчас. А пока что оружие — сдать. К вам обоим относится. Увижу с оружием — смерть, ясно?

Сюрприз не двинулся с места. С полминуты он бесстрастным взглядом рассматривал горизонт. Затем сказал:

— Изволь, — медленно достал из-за пазухи револьвер, держа двумя пальцами за ствол, опустил на палубу и ногой толкнул по направлению к пассажиру. — Отдай свой, — спокойно велел он Умельцу. — Так, хорошо. Теперь слушаем, что вам от нас надо.

— Ровным счётом ничего, — Милана улыбнулась, как ни в чём не бывало. — Ян просто подстраховался. Вы доставите нас к мексиканскому берегу, там мы сойдём. Жвачный покидает уголь в топку вместо этого, — Милана кивнула на тело Истопника.

— А как насчёт денег?

Пассажиры переглянулись.

— Деньги уплатим, — за обоих ответил Ян.

— Прекрасно, — Сюрприз отвалился от борта. — До мыса Прогрессо пара дней ходу. Ещё будут какие-нибудь распоряжения? Если нет, я пойду чего-нибудь выпью. Нервы, знаете ли, шалят.

— У всех шалят, — миролюбиво пробасил Ян. — Ты извини, парень. Сам видишь — обстоятельства.

— Конечно, — согласился Сюрприз. — Хотите выпить, быть может?

— Не повредит.

Капитан кивнул и неспешно удалился. Через пару минут он появился вновь, на этот раз с бутылкой коньяка и парой рюмок в руках.

— Механика надо похоронить, — бросил Сюрприз. — Никто не против, если мы с помощником выкинем тело за борт?

— Конечно, — Ян кивнул. — Я сам собирался этим заняться.

— Отдохни. Можете пока выпить, мы справимся.

Вдвоём с Умельцем они приподняли тело Истопника и потащили к борту.

— Готовься, — прошептал Сюрприз.

Умелец моргнул: он понял. Капитан, ухватив убитого за ноги, повернулся к пассажирам спиной.

— Тяжёлый, — пожаловался Сюрприз. — А ну, давай перехватим по-другому.

— Что ты говоришь? — раздался сзади голос Миланы.

— Тяжёлый, говорю, — повторил капитан. Он отпустил мертвеца, кряхтя, распрямился. Складная трость скользнула из подмышки в ладонь.

Сюрприз резко тряхнул рукой. Трость, бесшумно удлинившись, выросла вдвое. В следующую секунду капитан обернулся и крутанул набалдашник.

Трость щёлкнула, сработавшая пружина пневматического устройства вышвырнула через выпускной клапан пулю. Миг спустя она пробила Яну переносицу.

Оттолкнувшись от палубы, Умелец бросился на Милану. Сходу вышиб у неё из руки револьвер, оглушил коротким ударом в висок и подхватил падающее тело.

— Умело сработано, — похвалил Сюрприз. — Тащи эту суку в каюту, там поговорим.

— Ну-с, красотка, — Сюрприз задрал пленнице подбородок револьверным стволом. — Ответ на главный вопрос по-прежнему “нет”?

Девушка не ответила.

— Не беспокойся, — капитан хмыкнул, — я лучше застрелюсь, чем задеру тебе подол. Ладно, рассказывай.

— Что рассказывать? — голос у Миланы дрожал, и дёргалась жилка на белокожей, нежной девичьей шее.

— А всё, — ухмыльнулся капитан. — Кто такие, откуда взялись, на что рассчитывали?

— Вы всё равно не поверите, — покачала головой пленница. — А если даже поверите, какой мне смысл откровенничать?

— Есть смысл, — встрял Умелец. — Может быть, мы тебя тогда и не шлёпнем.

С минуту Милана, опустив голову, думала. Потом произнесла, медленно проговаривая слова:

— У меня есть предложение. Я рассказываю всё как есть и предлагаю дело. Такое, что вам и не снилось. Ваш гонорар по сравнению с тем, что можете на мне заработать, гроша ломаного не стоит.

Компаньоны переглянулись.

— Ломаного гроша не стоит твоё слово, — сказал Сюрприз презрительно. — Но давай, говори, мы послушаем. Итак, кто ты?

— Ваша коллега, — усмехнулась пленница. — Контрабандистка. Только не из вашей реальности.

— В каком смысле? — оторопело спросил Умелец.

— В прямом. Судя по всему, ваша реальность отделилась от основной где-то в середине девятнадцатого века. А возможно, обе реальности развивались до этого времени параллельно, а потом разошлись в стороны. Я у вас без году неделя, местную историю почти не знаю. Так или иначе, технологический прогресс в вашем мире пошёл по неверному пути. Изобретение парового котла по неизвестным причинам затормозило прогресс. Технологически вы сейчас отстаёте от нас на добрую сотню лет.

— Ты сумасшедшая? — ошеломлённо потряс головой Умелец. — Или от страха спятила?

— Ни то, ни другое. Аномальную зону в Карибском море называют у нас Бермудским треугольником. В среднем раз в месяц в ней открывается переход из нашей реальности в вашу. На очень короткое время. Такой же переход, только в обратном направлении, есть и у вас, неподалёку от Филиппин — мы эту точку называем Морем Дьявола.

— Ни черта не понимаю, — обернулся Умелец к капитану. — А ты?

— Не знаю, — неуверенно проговорил Сюрприз. — И что дальше?

— Дальше просто. И у вас, и у нас раньше пропадали люди и техника. Бесследно, с обеих сторон. Только ваши суда и допотопные аэростаты гибли при переходе. Наши до поры до времени тоже. Пока одному из нас не удалось уцелеть, а потом вернуться. У него была навороченная моторная яхта, она не затонула, понятно вам? Этот человек открыл круговой путь. По нему пошли самые смелые, самые мужественные из нас.

— Я, кажется, понял, — проговорил Сюрприз. — Вы поставляете нам невиданные товары, продаёте их за сумасшедшие деньги и вывозите выручку обратно к себе?

— Ничего ты не понял, — скривилась пленница. — Ради денег такие дела не делаются. Кому они нужны, деньги? Да, мы продаём товар солидным покупателям, но лишь для того, чтобы было, на что здесь жить и чем платить такой сволочи, как вы. Нас ничтожно мало, понимаешь? Переходы смертельно опасны, мы теряем людей, друзей, братьев. Мой муж год назад погиб, пытаясь доставить сюда списанный авианосец.

— Так какого чёрта? — взвился Умелец. — Какого чёрта вы это делаете?! Такой сволочи, как мы, говоришь? Это кто же из нас сволочь? Что бы вы с нами сделали, если бы не американские дирижабли, а?

Милана потупилась.

— Вас бы пришлось списать.

– “Списать” это убить? — вежливо поинтересовался Сюрприз.

— Ты чрезвычайно догадлив, — вскинув взгляд, ответила пассажирка язвительно. — А как ты хочешь? Мы можем работать до тех пор, пока о нас мало кто знает. Особенно эти пиндосские твари. Ребята взорвали линкор, чтобы только им не досталось. Мы продаём товар в Европу, с ним работает университетская профессура. Потом разработки поступают предпринимателям. На французских и британских заводах уже начинают выпускать первые дизели. В Испании — двигатели внутреннего сгорания, в Италии — собирают автомобили, испытывают самолёты и танки. А германские учёные уже замахнулись на расщепление атома.

— На что замахнулись? — переспросил Сюрприз.

— Ты не поймёшь. Неважно, я предлагаю вам дело. Через месяц-полтора переход вновь откроется, и будет новая поставка. Вы помогаете мне её принять. Если это будет корабль, помогаете отогнать его в европейский порт. Ребята ведь ничего не знают о вашем мире, им необходимы проводники. Ян погиб, вы займёте его место. Я, со своей стороны, гарантирую вам жизнь и буду находиться неотлучно при вас, пока не продадим товар. Половина выручки — ваша, на этот раз мы запросим двойную цену. Что скажете?

У Умельца загорелись глаза.

— Она, кажется, не врёт, капитан, — выпалил он. — Она сумасшедшая, но, похоже, говорит правду. Всё сходится, подумай. Им нужны посредники, и плевать, ради чего вся эта затея. Возьмём куш и отвалим в сторону, дальше пускай занимается чем угодно, уже без нас.

Сюрприз не ответил. Молча сидел, уставившись в пол, думал. Потом спросил:

— Самолёты и танки, говоришь? У вас есть войны?

— Давно уже нет. Но были. В последней войне погибло больше тридцати миллионов.

— Что? — переспросил капитан. — Сколько погибло?

— Тридцать миллионов, — повторила Милана. — С развитием технологий военные потери неминуемы.

Сюрприз поднялся.

— А ну, выйдем на палубу, — предложил он Умельцу. — Поговорим.

На палубе душный карибский ветер лениво перебирал волосы на головах двух покойников. Сюрприз подошёл к Яну, постоял, всматриваясь в лицо, затем кивнул компаньону. Вдвоём они перевалили грузное тело через фальшборт. Минуту спустя вслед за пришлым отправился Истопник.

— Ну? — заглянул в глаза Умельцу Сюрприз. — Что скажешь?

— Да что тут говорить. Дотянем до Кубы или до Гаити, отсидимся и через месяц, если повезёт, хапнем куш. Или ты что же, думаешь по-другому?

— Знаешь, я никогда не спрашивал раньше, — Сюрприз нахмурился. — За что тебя упекли?

Умелец хмыкнул, выплюнул за борт резинку и забросил в рот новую.

— За убийство, — признался он. — Думал подняться, пришил одного, а денег у него не оказалось. Что, осуждаешь?

Сюрприз хмыкнул.

— С чего бы, — сказал он. — На мне на самом трое жмуров. С учётом сегодняшнего — уже четверо. Но у меня в башке не умещается, как можно походя, ради невесть чего расшлёпать тридцать миллионов. В общем, так: никаких дел с этой сукой иметь не будем.

— Ты что, кэп? — Умелец от изумления перестал даже жевать. — Какие тридцать миллионов, о чём ты? Мало ли, что было там, откуда баба родом. Мы-то при чём? Хватанём куш и соскочим, и всё. От таких дел не отказываются.

— Отказываются, — бросил Сюрприз. — Про лис в курятнике ты слыхал? Так вот, я, должно быть, плохой человек. По таким, как я, тюрьма плачет. Я, если надо, человека пристукну как муху. И сожалеть не буду. Но есть кое-что ещё, парень. Лис в курятник я не пущу, ясно? Пускай даже это самые добрые лисы в мире.

Он повернулся к компаньону спиной и неспешно зашагал к корме. Движение сзади уловил шестым чувством, а может, попросту его ждал. Шатнулся в сторону — револьверная пуля прошла в дюйме от виска. Крутанулся на месте, в десяти шагах Умелец с перекошенным лицом перезаряжал. Выстрелить повторно он не успел.

Сюрприз опустил руку, разжал пальцы. Револьвер выпал и зазвенел по палубе. С минуту капитан стоял недвижно, смотрел, как корчится, расставаясь с жизнью, напарник. Затем, ссутулившись, пошагал в каюту.

Милана сидела на койке, привалившись к переборке спиной. Уперев связанные руки в колени и закусив губу, затравленно смотрела капитану в лицо из-под падающей на глаза вороной чёлки.

Сюрприз, покачиваясь с пятки на носок, постоял в дверях. С минуту молчали.

— Сейчас я тебя развяжу, — сказал, наконец, капитан, — и пойдёшь кидать уголь в топку. Пару суток потрудишься, небось, не загнёшься, — Сюрприз хмыкнул и добавил презрительно: — “благодетельница”.

Девушка сглотнула слюну.

— А дальше? Убьёшь меня?

Сюрприз скривил губы.

— Не стану мараться. Море Дьявола, говоришь? Я прослежу, чтобы ты убралась отсюда. К дьяволу, откуда пришла.

Побочное чудо Станислав Бескаравайный

13 апреля 1978 г.

За окном были самые ранние мартовские предрассветные сумерки, когда ещё надо светить фонариком, чтобы найти на земле оброненный спичечный коробок, однако чернота с неба уже помалу исчезает.

Крепкий, битый жизнью мужик, стоя у кузова пикапа, сверялся со списком в блокноте и пытался вспомнить, чего ещё может не хватить днем.

— Второй лоток — есть. Трубки для тента — есть. Удочки… — Ерген Николаевич разбирал каракули, что оставил в блокноте вчера вечером.

— Рыбы там наловить хотите? — голос шёл от двери на второй этаж.

— Светка — все-таки едешь?

Но по дочери было видно, что она сегодня никуда ехать не настроена. В домашних тапочках, зеленом халате, с чашкой привычного какао, она пришла в гараж скорее от скуки.

— Нет, папа, заснуть не могла.

— Тогда подай вон рулетку, да, за спиной.

Большая строительная рулетка перекочевала в кабину пикапа-внедорожника.

— Надумаешь кого пригласить — чтобы всё аккуратно было. В подвал чтоб не лезли.

— Папа, ну что ты вечно со мной говоришь, будто я стриптизе работаю? Ну, сколько раз можно говорить, уже все уши прожужж…

— Тихо, — властности приземистому строителю было не занимать. — Иди, поцелуй отца. Вот так. Ворота я сам закрою, а ты Барса покорми.

— Хорошо, пап.

Девчонке семнадцать, а Катя, эх, Катенька-женушка, получается, только «первый раз в первый класс» и застала. С тех пор приходилось Ергену самому крутиться.

Под скрип открывающихся дверей в душе рыбака задергались нехорошие предчувствия. Но утром он ещё надеялся, что дорога развеет их.

Отроги Тянь-Шаня в Джамбульской степи — штучка с сюрпризом. Сама степь — как стол. Только у горизонта гребешок горных вершин, который почти исчезает в дымке. Можно ехать час, второй, третий и никуда не сворачивать. И вдруг напороться на цепочку сопок. Не слишком высоких, даже без скальных выходов, но хоть на внедорожнике — придется поворачивать в сторону. И если путешественник подумает срезать путь, хитро проскочить между сопками, то ему легко потерять азимут — между цепочками таких вот сопок можно плутать, как в трех соснах.

От железки тебя никто не увидит — далеко до неё.

Потому бывший крановщик совершенно не удивился, когда после очередного хитрого поворота, который он заложил на своём китайском «Фотоне», из-за склона показались три стоявших пикапа, одной модели с его собственным. Их водители собрались у правой машины, заглядывали под брезент.

— Здорово, Ерген!

— Гришка, ну как ты?

— Да порядок. Вон, на Кролина посмотри, какую штуковину приволок. Ваня, кажи бетономешалку!

— Задрали вы со своей «мешалкой», нормальная хреновина, — тот отмахивался и никак не мог понять, как раньше не додумался до такой простой идеи. Сколько ж в фильмах видал.

— Я рулетку притащил, — вполголоса заметил Ерген.

— И не терпится же тебе, исследователь, — прогудел сбоку Данченко. — Всё думаешь промерить, блин, ну задрал.

Ерген напоказ вздохнул. Данченко, самый из них осторожный, порой слишком уж старательно зарывал голову в песок. Ничего не вижу, ничего не хочу. Такому дай волю, он сюда и дорогу забудет.

— Мухтар Бакирович, там демонов мы не видели, — смешной голос из мультика пришелся как раз кстати. — И чертей не видели, хоть сколько раз бухали. И вообще все в порядке. Ну чего вы этот вот кипеш подымаете, уважаемый?

— Призрачный сайгак не видал, космонавт не видал, Чингисхан не видал, — в тон Ергену подхватил Кролин.

— Мухтар, давай ты сегодня, если так на измену пробивает, снаружи постоишь. На лежке покараулишь? — Стецев заговорил примирительным тоном, и Кролин с Ергеном сразу сделали серьезные лица.

Ссориться никому не хотелось.

— Без проблем.

Ерген, чуть прихрамывая, пошел к своему пикапу за рулеткой.

Северный склон сопки, крутой косогор, почти обрыв. Не слишком высокий, не каменистый, трава держится, но проехать тут на машине — не у каждого выйдет. Кто-то пытался — видны следы шин — но не получилось.

Ерген с Кролиным растянули рулетку, разошлись метров на семь-восемь и начали подниматься по склону.

Данченко остался внизу.

— Левее. Левее. Вира. Снова левее. Видно чего?

— Нет.

— Тогда назад. Новый заход.

Ни вторая, ни третья попытка результатов не дали.

Ерген с тихими матюгами свернул рулетку, сунул её в руки растерявшемуся Кролину. Отбежал чуть вниз и попробовал в четвёртый раз.

Чуть не доходя до следов от покрышек — протекторы чётко отпечатались на весенней травке — он исчез.

Секунду спустя вернулся — пятился, стараясь не оступиться.

— Порядок! — закричал снизу Стецев.

— Негабаритный предмет? — Кролин развёл руки, дескать, широко слишком, не лезет.

— Пробуем вдоль, — Ерген сообразил, что там, внутри, машины у них ни разу не глохли. А если придется на тросе тащить?

Выяснилось, что трос тут будет плохой идеей. Всё, что имело размеры более шести метров — хотя бы в длину — закрывало проход.

— Мухтар ещё когда про порог массы говорил… — Стецев своей «граблей» чесал затылок.

— Шар массы не имеет — если мы туда впятером да на четырех машинах проезжали, значит, втроем точно проедем. Шабаш наукой заниматься, мужики, нам сколько часов горбатится, — Кролин пошевелил пальцами, изображая подсчет купюр.

— Шабаш, — согласился Стецев. — Грузимся и вперёд.

Машины одна за другой прошли портал, и Данченко, который караулил на соседней сопке, увидел «стандартный» эффект исчезновения.

Внутри тоже была степь. Та же ранняя весна, только оттаявшая, ещё мертвая земля, то же утро, и жухлая прошлогодняя трава под колесами почти ничем не отличалась.

Только из круга, диаметром километров десять, нельзя было выйти в другую точку, кроме как к тому же косогору. Хоть поговорки сочиняй: что налево, что направо пойдешь — на косогор попадешь.

Единственная, почти незаметная глазу пологая возвышенность «сидела» чуть дальше к северу. Мимо неё проходил ручей, который терялся у самой границы, но в «портал» вытекать не желал.

Такое вот разделение на твердое и жидкое.

Но основным ориентиром тут был не ручей и даже не приплюснутый холм. В самом центре «невидимой юрты», как называл её Ерген, высились остатки корабля. Даже бывшие крановщики, сварщики и автомеханики понимали, что корабль этот межпланетный. Здоровенный корпус, перекореженный, местами развалившийся, он воткнулся в землю на непонятную глубину. Стометровый огрызок — непонятно, корма или нос — высился над степью. В разрывы можно было увидеть коридоры и кубрики, технические простенки, набитые чем-то волокнистым.

Осиное гнездо или пчелиный улей?

Они не знали.

Утром корабль молчал — и то дело.

Ерген привычным движением достал из бардачка дозиметр, тот показывал норму. Можно работать.

Их раскоп рядом с ручьём остался непотревоженным. Спрятанные за досками, чуть забросанными землёй, лежали лопаты, лотки. Камера, запись с которой каждый раз придирчиво изучал Данченко, на быстрой перемотке тоже ничего не показала.

— Разгружай свою «мешалку».

Довольно быстро получилось её установить, запустить мотор.

Трое мужиков продолжили раскапывать золотоносную жилу.

В остальной степи таких уже не видишь. Ещё во времена оны всё золотишко, что наверх выход имело, да ещё поблизости от воды — выбрали. Намыли, переплавили, оно и разошлось на кольца с диадемами, на тиллы и динары.

А тут осталось. Такой вот подарок из прошлого-будущего.

Когда компания сюда в первый раз заехала — честно говоря, по пьяному делу, днюху Кролина отмечали — перепугались здорово. Куда попали, как, что за развалина. Ничего не поняли. Дернули, куда глаза глядят, на старые следы свои выехали.

Но потом, ещё не окончательно протрезвев, вернулись.

Ерген видеокамеру вытащил — дескать, я всегда с собой беру, сам себе режиссер — но когда снимал корабль, а у самого края зоны наткнулся на лошадиные и человеческие кости, с остатками юрт и одной телеги — все-таки протрезвел.

Посмотрел. Тут явно шел караван, лошади легли, больше не встали. А меж полуистлевших колес — человеческие черепа. Один детский.

Ерген попытался подумать, что будет дальше.

Вот они, «секретные материалы», до телевидения донеси, да и какое телевидение, интернет кругом, в поселок недавно кабель провели — просто в сеть слей. И готово. Слава.

Друзья не пошли с материалом вообще никуда. И причин тому — целый мешок. Только вынимай и рассчитывай.

Первая — промысел их.

На границе — а до неё три часа на машине — они промышляли контрабандой. Как эта самая государственная граница объявилась, так и начали.

Вокруг все тащили, что могли — кто в поселке колесами обзавелся, свободу перемещения получил, тот первым и двинулся. Львиная доля, конечно, пыталась наркоту везти. Как-то пристроиться к потоку, что из Афгана на север прёт. Кое-кто камушки думал протаскивать. Народ без воров, что земля без волков. Четверо школьных друзей пристроились к авторынку. Целенькую машину перегнать на ту сторону не часто удавалось, кроме как в Ташкенте — народ не слишком богатый, чтобы вот так машины скупать. А запчасти хорошо шли. Оборот был не бог весть какой — в Шымкенте своих орлов хватало. Киргизия под боком. Словом, мужики жонглировали товарами ловчее иных циркачей. Только боялись с собой такое брать, за что от постового откупиться нельзя.

Другое дело, если чрезвычайка возникнет, если они начнут всякий бред про пришельцев нести — не прижмут ли их тогда за прошлые дела?

А даже если все быстро станет известно, набегут журналисты с камерами, потом ученые всякие — что с поселком станется? И не обнесут ли тут все забором в три ряда, выгнав к чертовой бабушке местное население? За такую технику все уцепятся, тут закрытая территория будет.

Чудо ведь меняет жизнь, и четверым друзьям хватило ума представить, насколько меняет. Можно мировую славу получить, а можно и среди лабораторных кроликов карьеру сделать.

Так что посидели, посмотрели и решили пока никому ничего не говорить.

Иван горячился по этому поводу больше всех.

— Денег нам дадут? Фиг. Ничего мы тут не нашли. Официально всё нашёл капитан финансовой полиции. Да. Или племянник его. Или капитан пограничников. И никаких гвоздей. Пока мы везде не засветимся, а если слишком многие нас припомнят?

— Тут чудо нашли, а ты все о деньгах? — Ерген ещё не въехал в ситуацию.

— Слушай, ты на Байконур после такого дела переселиться хочешь? Так не возьмут.

— При чем тут…

— Обыски будут, — сообразил Мухтар. — Ни одна сволочь не поверит, что мы там ничего не взяли. Или у себя не припрятали. «Отдавай транклюкатор, да…» Перевернут дома вверх дном. В гаражи полезут, все обшмонают. А денег, что за открытие дадут — на четверых не хватит. Если бы кто в одиночку сюда забрел, тогда да, тогда бы величиной стал.

— Можно видео по кусочкам журналюгам продавать, если так денег хочется, — Ерген сказал первое, что пришло в голову, и тут же понял, что ничего хорошего не выйдет. Пока не поверят, больших денег не дадут, а как поверят, в телевизоре покажут, так их же первыми за глотку всякие службисты и возьмут. Получится не мирный обмен товара на деньги, а что-то жутко рискованное — как если бы они выкуп за человека планировали получить и за каждым кустом спецназовцы мерещились.

— Мы рожами не выходим, — Кролин подбил итог.

Решили, что этакое открытие надо продать так, чтобы никакая сволочь не попыталась его себе присвоить. И чтобы их в тонкий блин не раскатали. А пока просто здесь освоиться.

«Это наше искривление», — шутил Иван ещё пару дней.

Купили видеокамеру. Дисков. Фотоаппарат. Да, дозиметр первый тогда прикупили, «для проверки овощей на рынке». Стали кино снимать.

Все-таки контрабанда учит осторожности. Потому внутрь корабля не полезли. Тем более, что там ещё что-то работало. Два раза в сутки корабль «дышал» — по корпусу будто проходила судорога, вокруг гудело, к горлу подступал ужас.

Непонятно было, что это вообще за посудина, с какой звезды прилетела, пока Мухтар не углядел почти стертую надпись в одном из разломов.

«Made in Loh».

Где этот Лох, и есть ли он вообще, оставалось мутным вопросом. Интернет ничего толком посоветовать не мог. Но ясно стало — кораблик нашенский. В смысле — земной. Только из будущего. Свалился с орбиты, убил проходивший мимо караван. И заморозил вокруг себя кусок степи. Тут вообще много неясного было — воткнуться в землю на такую глубину и не разбросать все вокруг, как снаряд артиллерийский, тоже надо было уметь.

— Может, это из будущего посылка? Типа предупреждение? Вдруг в будущем какая-то засада. Нам же надо… — Мухтар, при всей своей осторожности, оставался романтиком.

— Мы и будем. Не спеши — он тут сколько тысяч лет валялся? Ещё пару лет поваляется.

Кролин думал, что проход в «карман» открылся недавно. Иначе сайгаки давно бы протоптали сюда тропу — пастись и от людей прятаться. А уж про байбаков и говорить нечего: птиц тут нет, никакая тварь их клювом не долбанёт — раздолье.

И слово «карман» оказалось вполне подходящим. На третьей неделе «съёмок» — выбирались они только по выходным — Стецев нашел золото. Крупинки в ручье блестели под солнечными лучами. Как в сказке.

Такие пироги с котятами.

Ни о какой быстрой сенсации больше не говорили. Семь-восемь килограмм самородного золота, а если повезёт, то и все пятнадцать стоили того, чтобы несколько месяцев погнуть спину. Всё, что требовалось — лопата, лоток, вода.

Романтика чистой степи, в которой нет посторонних жадных глаз.

У самой границы «кармана» было озерцо, почти пруд. Для него Ерген сегодня удочки и взял. Чтобы к деревянным скамейкам и столику раскладному, которые в прошлый раз привез, ещё и уха была.

Весь день прохлаждаться в лежаках не получалось — всю работу никакая машина сделать не могла, и «мешалка» лишь чуть убыстрила промывку. Удочки размотали под вечер, когда устали.

С дозора сняли Данченко, ушёл дежурить Стецев.

На примусе Иван быстро сварганил яичницу.

— Восемьдесят четыре грамма за сегодня, — маленькие электронные весы тоже приходилось держать здесь.

— Маловато будет, — Кролин грел у сковородки замерзшие в воде руки. Ни фига перчатки не помогали.

— Я придумал, куда свою долю пущу, — огорошил всех новостью Мухтар.

До сих пор он жил в своей глинобитной развалюхе, новый дом не купил и даже строить не пытался.

— Газ. Будут три ветки тянуть, от Уюка. И Уланбель тоже.

— Что «тоже»?

— Газификация — села вокруг. Там низкое давление в магистралях нужно — просто надо трубы сварить. Ничего «военного». Где-то семьдесят пять «мэмэ» диаметр, где-то сорокапятка. Справится кто угодно.

— Эээ… кто же перед нами? Бизнесмен? Данченко Мухтар Бакирович, собственной незабвенной персоной?

— Ну, не наш авторемонт.

— А ты в районе договорился? Ну, купишь фирмочку, сделаешь все. Кинут ведь.

— Я с племянником Жабагиева договорился. С Уласбеком.

— Тут кто-то должен протяжно и громко сказать «Вау!» — Ерген замер с консервным ножом и баночкой шпрот.

— Да все нормально, я аккуратно все сделал, — на сверхосторожного Мухтара это никак не походило. — Юридически там паритет, а захочет он меня кинуть, так сварщиками я командовать буду.

Кролин ещё раз хмыкнул, но у него пискнул мобильник — связи не было, но электроника работала, это было предупреждение о времени, и все быстренько закрыли уши.

Ергену подумалось, что если в песок на дне сферического аквариума воткнуть ложечку для обуви, ржавую, перекрученную, и она вдруг начнет скрипеть, будто выдираясь к воздуху, то эффект будет очень схожий.

Внутренности выворачивало наизнанку. В глазах двоилось. Пришел ужас — короткая вспышка, от которой хотелось потерять сознание.

Тишина вернулась, будто ничего и не было.

— Твою дивизию, — Кролин поправил очки, — беруши не помогают, одеяло не помогает, наушники — черта лысого… Нам что, здесь домик строить с изоляцией?

— Я бы тут ничего не строил.

— Задрал уже со своей осторожностью, Мухтар! — Кролин плюнул, поднялся, зашагал к кораблю.

Ерген знал, что Иван человек умный, внутрь не полезет, за ним можно не бежать. А с «нытьем» Данченко пора что-то делать.

— Ты сюда крыс привозил? Кроликов? Все ведь нормально проходило, Мухтар. Что ты тогда хвост поджимаешь?

— Страшно потому что.

— Блин. Ну ты ж не трус!

Данченко отвернулся. Понимал, что надо прекращать охать и ахать.

— Помнишь, как нас аж в Хорог закинуло, к памирцам? Когда эти шайтаны думали нам бочку с травой продать, чисто за дружбу. А у нас «Макаров» на четверых?

Ерген хорошо помнил. И знал, что второй раз они ни в какой Хорог не поедут, и вообще им в Таджикистане делать нечего.

— Я тогда все понимал, все видел, вот как. Они, мы, пистолет, машина — все в голове складывается, колесики вертятся. А тут не пойми какая зараза над головой висит, чего ей надо, как устроена. Она мне на сердце давит.

Ерген вздохнул, взялся за свою тарелку с единственным растекшимся желтком.

— Ты понимаешь, как государство у нас устроено?

— Ну так…

— Не с племянником Жабагиева договориться, а вообще? Чтобы в полном объеме и в деталях одновременно? Нет. И как твой мобильник устроен — тоже не понимаешь. Даже как порох в патроне горит, не понимаешь. Я тоже не понимаю. Пользуюсь только.

— Разные это вещи…

— Щас и разницу расскажу. Я когда крайний раз в Караганде был, с Петром вопросы перетереть в литейку зашел. Там печка есть кольцевая, здоровенная дура, метров двадцать в диаметре, вертится.

— Видел, и что?

— На ней кошка жила.

— Чего?

— Обычная такая кошка, шерсть даже нигде не подпалена. Её там кормили. Догоняешь, Мухтар? Кошка! Даже она может сообразить, как рядом с чем-то большим и опасным жить. А мы-то поумнее будем.

Данченко молчал.

— Я тебе больше скажу. Мы этот кусок степи, который у ворот, ещё приватизируем — только все аккуратно сделать надо. И забор поставим, чтобы ни одна тварь не проскочила. И тогда уже развернемся… Я, думаешь, зачем сюда Светку на пикник возил? Чтобы ощутила — мы надолго здесь. Если сами чего не поймем, дети разберутся. У Гришки сын — седьмой год, вот как подрастет, он его тоже сюда привезет…

— Хорошо. Я молчать буду.

Мухтар не стал вспоминать, что, когда всей компанией заночевали здесь, сны были совершенно наркоманские, а Светлана проснулась в слезах. Что у Гришки непонятным образом затянуло дырку в левом верхнем клыке, пломба выпала. Что собаки боялись корабля куда больше людей. Это все страхи. Мелкие, надоедливые.

Рыбы в озерце не оказалось.

Когда собирались — прятали намытое золото в дверцу ергеновского пикапа, паковали раскладные табуреты и удочки — Мухтар не сказал ни слова.

Уезжая, раскатали кусок провода, как раз подходящей длины. Тонкого, телефонного — для маскировки присыпали пылью. Как раз хватило, чтобы портал закрылся.

Домой Ерген вернулся уже в темноте — кроме крошечных красных точек сигнализации, на двух этажах ничего не светилось.

Барс, видно, с утра покормленный, приветливо, с разгорающимся усердием вилял хвостом.

Ясно. Светлана затеялась куда-то по своим делам.

Её мотоцикл на месте.

Ерген Николаевич поначалу даже и не встревожился. Последний год дочка иначе как на мотоцикле старалась и не ездить. Только когда зимой гололед был…

В прихожей была на месте её куртка. И чехол от мобильного.

Ерген Николаевич сам для себя неожиданно ловко достал из тайника над зеркалом старый «Макаров». Прислушался — но дом был пустой.

В её комнате — шкаф нараспашку, вещи на кровати. Но не похоже, что кто-то рылся. Ящики тумбочки задвинуты. Ничего из мелких вещей на полу не валяется. Только этикетка…

Это была обертка от теста на беременность.

Ерген Николаевич ощутил себя полным идиотом. Ну куда он лезет, ну ведь все естественно, ну… Однако все равно поплелся на кухню и заглянул в мусорное ведро.

Он ничего не понял — совершенно не был специалистом в таких вопросах. Как овдовел, так редко-редко захаживал к Айбике, но там о детях даже разговора…

Ерген Николаевич хлопнул себя ладонью по лбу. Чехол в прихожей, который из-под мобильника, он ведь пустой был. Надо просто позвонить.

На пятом гудке раздраженный голос дочери ответил.

— Да подхожу я уже, здесь я.

Светлана была не просто раздражена, она влетела домой как вихрь.

И растерявшийся отец только сообразил, что держит в руках… успел спрятать обертку в карман.

Хлопнула дверь её комнаты.

Ерген Николаевич вздохнул. Чтобы там ни случилось, сейчас с дочерью разговаривать бесполезно. А хозяйство не ждет.

Иллюстрация к рассказу Макса Олина


В подвале отодвинул верстак, за которым прятался хитро замурованный в стену сейф. Хозяйственно осмотрел несколько пухлых денежных пачек и тяжелые маленькие баночки. Заглянул в подсобку, где стоял котел — перевел на «очень тепло».

На кухне решил, что сварить суп сейчас будет самое оно. Раз доченька любимая сегодня кормила только собаку, то второму человеку в доме надо самому делать себе что поприличнее. Достал пакет, поставил кипятиться воду. А к супу хорошо пойдет салат, и надо разогреть, непременно разогреть на сковородке немного ветчины.

Ерген Николаевич любил готовить. Это успокаивало, на позитив настраивало. Вот съездит он в Алматы, реализует…

Он не услышал, как Светлана появилась на кухне. Ощутил движение.

У неё дрожали губы и тряслись руки.

— Как ты, доченька?

— Ты жадная сволочь!

— Что?

— Тварь, ты куда меня возил?!

Ерген Николаевич ещё ничего не понял, но как-то автоматически сместился на полшага влево от закипающей кастрюли.

— Я сегодня в Таразе была.

— Не близкий свет.

— Я у гинеколога была, на узи, оббегала всех.

— Ну?

— У меня шестая неделя.

Ерген Николаевич решил, что нормально поговорить — сейчас самое оно. Сел за стол, улыбнулся, «включил» уверенность.

— Я хочу, чтобы ты счастливо жила и чтобы у меня внуки были. А если ты с парнем поссорилась, так не беда. Если помиритесь — хорошо, позовешь его сюда, не помиритесь — для внуков теперь всего хватит. Разговор с женихом в любом случае можно отложить, сейчас главное она.

Светлана не понимала.

— Никакого аборта не будет, доченька, ты даже не думай.

— Баран! — Светлана ругалась почти шепотом. — У меня никого не было.

Ерген Николаевич понимающе-насмешливо поднял бровь.

— Идиот, я невинна. Они там сегодня смеялись, понимаешь? «Залетела без удовольствия». Это там все случилось, в вашем «кармане» проклятом! Дурак!

Её крик сорвался в визг, как-то мгновенно обернулся плачем, и она убежала.

На плите кипящая вода заливала конфорку — электроника отключила газ.

Ерген Николаевич яростно протёр ладонями лицо.

Это пахло бредом. Каким-то неправильным, не от анаши или «кокса», а совсем уж смертным «глюком». В памяти прорезались подробности пикника. Тогда выехали с ночевкой, сделали шашлыки, баранина была отличная. Они вчетвером рассказывали Светлане ужасы и небылицы, потом показывали, где и как можно ходить, потом её напугал скрежет корабля, она позеленела, обиделась и на полчаса ушла к себе в палатку. К полуночи вылезла, помирилась с отцом, выслушала очередную порцию наставлений — чтобы никому, никогда, ни при каких обстоятельствах лишнего не болтала — и отправилась спать. А они, получается, четыре старых идиота, один из которых просто трусливый идиот, они сидели почти до утра, рассуждая, какие комбинации можно проворачивать, если теперь есть пятый посвященный в секрет человек.

Надо было разобраться. Расспросить у неё подробности.

Кажется, ему сегодня предстоит тяжёлая ночь.

Но Ерген Николаевич не оценил всю тяжесть следующих часов. Послышался звук мотора, гавкнул Барс. Отец бросился в гараж, но застал только свет задних фонарей.

Телефон она оставила в прихожей.

В своей комнате, на столике перед зеркалом, она бросила бумаги из больницы.

«Не ищи».

В бумагах повторялось одно и то же слово в разных вариантах — здорова, здоровый, нормальное течение беременности, все в пределах показателей развития эмбриона…

Ерген Николаевич прекрасно помнил, что сам проверял машину на предмет разнообразных маячков и что у дочери есть доверенность. Таких прочных знакомств среди постовых, чтобы аккуратно выловить свою машину в степи, у него не имелось.

Скрипнула открытая дверь в подвал — точно, она взяла деньги из сейфа, хотя ей хватило ума не трогать золото.

Сорокалетний мужик посмотрел на себя в «зеркальное» стекло, которое думал приспособить на чердачное окошко.

Первые седые волосы в коротком черном «ёжике». Широкие скулы, от матери. Карие глаза — от отца. Светлане достались материны, зеленые, бутылочного стекла. Лицо было уже, а нос…

Что же он натворил?

Что теперь с дочерью?

И надо что-то делать.

Ерген обзвонил оставшихся троих в «квартете». Скороговоркой разъяснял ситуацию, просил взять машины, встать на перекрестках, где мог проехать его пикап. Они помогли — выстаивали, ждали, но Светлана явно подумала о таком варианте, проехала через степь.

Сам он метался от одного перекрестка к другому, думая застать её. Поговорить, успокоить.

Мимо.

Уже под утро — с прошлого рассвета прошли сутки — квартет собрался дома у Ергена.

Было много крепкого чая, почти чифиря, было много крика и ругани.

Ерген был в отчаянии.

Гришка Стецев будто делал вид, что не разобрался в произошедшем и всё ждет, что ему объяснят.

Кролин методично, с внутренней злобой, перебирал все известные ему ругательства. Он не ожидал от «кармана» такой подляны.

Спокойным оставался только Мухтар.

— Из родичей, кроме тетки, к кому Светлана может поехать?

— Не знаю. Плюнет она и на… Короче, на всех плюнет. Деньги пока есть. Машину продаст, думать будет. Черт!

У квартета деньги тоже оставались — в сейфе у Ергена хранилась лишь его доля наличности.

— Она, того, абортироваться может? — Мухтар пытался представить варианты.

— Иди на… — без всяких затей ответил Ерген.

Идти хоть по указанному адресу, хоть по какому-то другому особого смысла не было. Они действительно почти ничего не знали. Даже простейший вопрос — лазила она той ночью на корабль или нет — сейчас был «чёрным ящиком».

— Надо взорвать корабль и закрыть «карман», — наконец-то выдал своё решение Данченко.

— Мухтар, ты в уме? Как эту дуру взрывать? И чем?

— Хочешь врыть там рельсу, сделать вид, что ничего не было? — Кролин фыркнул.

— Я не знаю, что ещё полезет из корабля, — Мухтар достал из кармана навигатор. — И насчёт взорвать я погорячился. Надо просто закрыть путь.

— Думаешь, если Светлана залетела из-за этих вот железяк, и что-то там сделать, то они уймутся? — Кролин задумался. — Может, хватит придуриваться? В казаков-разбойников играть? Сольём материал, тут и её найдут в два счета, и обследования будут…

На него посмотрели, как на идиота.

— Бочку металлическую забьем тротилом, вкатим туда, ахнем. Поймёт.

— Если оно такое умное, одной рельсы там может… — Стецев соображал медленнее остальных, но ошибался редко.

— Вот здесь, — Мухтар указал точку на карте, — проведем газопровод. Под это дело арматуры и проводов не пожалеем. Закроем всё.

Кролин кивнул.

— Только в одиночку ты это…

— Не потяну, Ваня, не потяну. Давайте вчетвером браться. С золотом всё скоро кончится, в Бишкек моторов не навозимся. А вместе веселее.

Стецев шевелил губами, что-то про себя высчитывая.

— Думаешь, как все закроем, её отпустит?

— Ерген, — Данченко был серьезен, — если бы эта штуковина была такой сильной, Светлана там бы оставалась до рождения ребенка. Может, никто из нас из «кармана» не вышел бы. Будь она слабой — все исчезло бы, как только мы перекрыли вход. Но, как я понимаю, ребенок будет.

Июнь досушивал траву. Степь стала походить на пустыню — желтая, до горизонта ни души. Только без песка. Если стоять на холме и смотреть вдаль, можно убедить себя, что все в полном порядке и жизнь прекрасна.

У Кролина не получалось.

Слишком воняло смазкой, ацетоном, резаным металлом. Шумел дизель.

И не отпускало острое чувство страха.

— Седьмую точку закрой!

— Протянул!

Открытое пространство гасило звуки.

— Левее! Ванька, чего стоишь!?

Он встрепенулся, вытащил из-за пояса рукавицы, взялся за шланг, потянул. Стоящая рядом катушка неохотно заскрипела осью.

Когда через неделю после ночной суматохи компаньоны прибыли на старое место — втроем, потому как Ерген продолжал искать дочь — выяснилось, что портал сместился. Несколько шагов в сторону, и провод уже не блокировал «дыру».

— Стабилизец, — присвистнул Стецев.

— Он внутри не перепрыгнул? Вдруг там теперь ни корабля, ни ручья? — Кролин понадеялся на лучшее.

Ещё чего.

Время, когда корабль ревел раз в сутки, казалось счастливым прошлым. Теперь он дышал. Мухтар больше всего боялся, что посудина из будущего начнет восстанавливаться. Но нет — прежние прорехи в обшивке оставались на месте, сохранилась ржавчина и следы молний на верхушке «памятника».

Вдох — и будто невидимую сеть протягивают через диафрагму, выдох — холодные ладони сжимают виски.

Небесный кит? Или кашалот?

Друзьям совершенно не хотелось разбираться. Они в тот день даже не мыли золото. Четыре больших катушки тонкого телефонного провода позволили «закрыть» несколько соток земли.

— На цветмет не позарятся? — на обратном пути Мухтар вдруг представил, как неведомый «хозяйственный мужик» в поисках денег на бутылку скручивает весь провод и тем «отворяет» портал.

— Я знаю! — Стецев прищелкнул пальцами. — Нужен шланг. Тот драный металлизированный шланг, что на заднем дворе ваяется. Он длинный, но никакая тварь на эту рухлядь не поведется.

— Проведем газ — труба закроет все. Арматуры добавим — чисто станет, — одобрил идею Мухтар.

Кролин думал о другом. Сдвижка на пару метров — сколько будет завтра? Или послезавтра?

Ответ подсказала камера — правда, Мухтару потребовалось угробить на просмотр записей несколько суток. Еле видимое окно портала «прыгало» по свободным от провода местам, но не могло уйти дальше, чем на полета метров от исходной точки.

Ресурсы или силы корабля тоже были ограничены.

Так что в апреле, когда подписали окончательно все документы на газопровод и начали тянуть нитку, уже точно знали, как будут блокировать «карман».

За день до сварки Кролину приспичило туда залезть.

Вот так запросто — смотал один из проводов, которые сеткой покрывали «пятачок» входа, и зашёл в открывшийся портал.

— Стой! Стой, зараза! — Ерген кинулся за ним.

Там, внутри, Иван довольно быстро бежал к кораблю.

Выстрел в воздух, потом ещё раз — Ерген не понимал, что происходит.

Данченко, заскочивший в портал следом, дал очередь поверх головы «беглеца» — любил он автоматические пистолеты, разорился на «Стечкина».

Кролин залег.

— Идиоты! Тоже стрелять буду! — степь «съедала» его крик, голос казался совсем далёким.

Ерген заорал, чтобы Ванька никуда не дергался.

Кричали ещё долго. Потом как-то успокоились, опомнились. Долго приглядывались друг к другу — не свихнулись ли, не под гипнозом сейчас? И вот уже Кролин пытался втолковать им:

— Ну через сколько лет вся наша показуха с видео бредом станет? Скоро научатся подделывать все так, что никакие подробности не помогут. На любое разрешение плюнут, деталировку увеличат. И что мы делать будем? Снимем сегодня. Кто поверит завтра? Надо настоящий артефакт добыть.

— А мы не будем, — Мухтар скривился.

— Как? Ну что, парни, не догоняете? Это же всё… Всё закроем, оно ж, блин, не раскупорится. Второго шанса тю-тю…

— И фиг со вторым шансом, нам первого хватило, — вздохнул Стецев. — Мы и записи спалим. Ты, Ваня, никуда не полезешь. Что там этот кораблик чудит, я теперь не знаю, страшно. Запишет тебе в башку какой-нибудь файл, и зомбаком будешь. Я даже бочку динамита там взрывать не хочу. И ещё непонятно, какой у нашего дедушки внучок будет.

Ерген болезненно поморщился.

— А если взорвётся?

— Что?

— Ну корабль этот? Если он через портал просто дышал, а мы ему кислород перекрыли? Вот он там, внутри, и шумит все сильнее?

Все трое посмотрели на стройплощадку, сейчас забитую всяческим габаритным мусором.

— Нафиг! — Мухтар рубанул воздух ладонью. — Пусть он там внутри хоть наизнанку вывернется. Замуровали — и точка.

Кролин недовольно побурчал, но против решения «шайки» он никогда не шел.

Так что на фоне июньской степи для страховки размотали ещё сколько-то метров кабеля, а потом Мухтар запустил канавокопатель.

Ерген ещё не знал, что дома его дожидается письмо дочери: она живет в Ростове и будет рада видеть отца, если тот остыл и никуда не намерен её везти.

Октябрь выдался ветреный, но почти без дождей.

Когда Ерген вез дочь с внуком из роддома, с моря поддувало серьезно, чуть шквал не начался, но как добрались до съёмного «коттеджа» — всё улеглось. Светлана ушла в спальню — «распаковывать» младенца, кормить, укладывать в колыбель.

А счастливый дед отправился на кухню — распить со Стецевым бутылочку пива. Повод, как говорится, был.

— Как настроение у неё? Не скисла?

— Боевой у неё настрой — все в порядке будет, — Ергену Николаевичу весь мир сейчас казался добрым. — С врачами про глаза говорил, ничего, порядок. Что васильковые, так мне все уши прожужжали, у младенцев какие угодно они могут быть. Главное, что видит нормально. И вообще здоровый пацан, чего ещё от жизни хотеть?

— Твоя правда, Ерген, больше нечего…

Они поговорили с четверть часа — и про то, как там остальные, как дела идут, что из Ростова возить можно. Выходило, что почти ничего, ну так мало пока смотрели, товар подходящий всегда найтись должен. Потом разговор как-то незаметно перескочил на домашнее хозяйство Светланы — что Стецев до отъезда сделать успеет, что дед подправит, а что и следующего года подождать может, не денется никуда.

Белая клеёнка в крупную зеленую клетку казалась картой будущих дней…

— Не шуми за свои фланцы, дядя Гриша, на полдома слышно, — Светлане тоже хотелось поговорить: сколько не видела никого из старых отцовских друзей.

— Молчу-молчу, — Стецев решил, что с пивом хватит, а то так и песни голосить начнут.

Ерген посмотрел на дочь и вдруг стал очень серьезен. Поднялся из-за стола, взял её за плечи. Она чуть напряглась.

— Светик, мы там закрыли все. Замуровали так, что никакая тварь не проскочит. И следов больше нет. Но ты никогда, слышишь, никогда ему ничего не скажешь? Ни в детстве, ни потом, ни под большим секретом, никак. Молчи!

Деду казалось, что так можно побороть свой самый большой страх.

Зачем и почему Ирина Соколова

24 февраля 1990 г.

Инопланетянин плюхнулся рядом со мной на скамеечку, слегка просачиваясь между досок. Ни тебе «здрасьте», ни тебе «приятнейшая погодка», сразу с места в карьер:

— Зачем люди пишут и рисуют на заборах?

Я опасливо покосился на существо, состоящее из слизи, ресничек и отростков. Они противные, беспардонные и назойливые, эти пришельцы. А еще все время вопросы задают, ну совсем как дети.

— Нууу… Тут может быть много причин. Скажем, выражение чувств, выплеск наболевшего. Например, «Вася чмо» или «Люся, я тебя люблю!»

Инопланетянин задумчиво шевелил ресничками и молча капал на асфальт, так что я решил, что можно продолжить:

— Бывает еще, что это попытка убедить окружающих принять твою точку зрения посредством ее повторения. Известно же, что многократно повторенное утверждение закрепляется в сознании людей, а потом постепенно принимается на веру. К таким надписям относятся, например, «Рэп — отстой», «Спартак — чемпион», «Беркут — лох, Кипелов — бог».

А интересная ведь тема! И ведь сам бы я никогда не задался этим вопросом, таким, казалось бы, простым и в то же время глубоким! Надо будет, когда домой приду, записать мои выводы, сделать табличку…

— Кроме того, человек может рисовать на стенах из потребности показать свою принадлежность к какому-либо течению. Поэтому в городском пейзаже часто мелькают такие символы, как свастика, пентаграмма, пацифика. А еще, возможно, в порыве к наскальной живописи проявляется желание просто утвердить свое существование, оставить след на лице мира или хотя бы на заборе. Некоторые пишут «Здесь был Лева», другие изображают рожи или половые органы, что кому ближе. А вообще здесь вопрос скорее не «зачем?», а «почему?».

Я прервал свою лекцию и посмотрел на пришельца. Тот не перебивал. Редкий случай. Ну что же, надо пользоваться!

— И на вопрос «почему?» может быть целый ряд ответов. Почему? Да потому что вокруг ребята, и надо показать, какой я смелый и крутой. Почему? Потому что первобытный инстинкт зовет пометить территорию. Почему? Потому что смотри, какой замечательный, совершенно новенький забор, а у меня тут как раз баллончик с краской припасен!

Я замолчал. Все-таки преподаватель — это диагноз. Инопланетянин побултыхал своей тушей а-ля холодец и спросил:

— Ты закончил?

— Д-да, — не очень уверенно ответил я. И тут же разлетелся на сотню маленьких частичек. Это было ужасно больно.

Через какое-то время (короткое, потому что мы сидели на той же скамейке, и гора слизи еще не успела прожечь ее насквозь) пришелец собрал меня назад. И это тоже было невероятно мучительно. Задыхаясь, я по привычке спросил:

— Зачем ты это сделал?

— О, моему поступку можно найти несколько объяснений. Возможно, чтобы показать раздражение. Или несогласие с твоими словами. Или просто чтобы утвердить свое существование за счет распыления оппонента.

Он немного сплющился и спросил вторым, неслышимым голосом:

— Тебя не бесит, когда с тобой так разговаривают?

Потом снова переключился на звук:

— А вообще тут скорее вопрос не «зачем?», а «почему?». Вот почему вы, люди, на один простой вопрос не можете дать один простой ответ? Или даже «когда?». Когда вы, наконец, поддадитесь нашему благотворному культурному влиянию? Вот тебя, например, я вижу, на этой неделе шесть раз уже распыляли.

Я неуютно поежился. Что поделать, язык мой — враг мой. Но они же сами спрашивают! Что ж теперь, молча разворачиваться и убегать от вопроса? Это как-то некультурно и даже не по-мужски.

Иллюстрация к рассказу Игоря darkseed Авильченко

— Подумаешь, распыляли. Восстанавливали же.

— Ну да. Грех терять такого собеседника. Ты хорошо объясняешь, только неправильно. Учишь вас, учишь. Образовываешь, муштруешь, дрессируешь, а толку…

Я знал, что мне за это будет, но не смог удержаться:

— Во-первых, мы дикие и своевольные, так что дрессировать бесполезно. А во вторых, простейшим не понять многоклеточных!

— Ну вот, опять! — всплеснулся инопланетянин и развеял меня. Чтобы тут же собрать воедино.

— Нет, вы все-таки безнадежны, — констатировал внеземной инквизитор.

— Это вы безнадежны, — сквозь боль выдохнул я. — Все сложнее, чем кажется. Не может быть одного ответа. И надо уметь учитывать мнение других. Видишь, вот ты, например, уже немного научился. Хотя бы слушать.

Мой собеседник возмутился и взволновался, как может мутиться и волноваться только существо желатиновой консистенции. Но больше не стал меня распылять.

— И ты большой молодец. И все вы молодцы. Интересуетесь, спрашиваете. Это правильно. Раз уж мы оказались в одной лодке, надо уживаться, учиться понимать друг друга.

Пришелец пошел мелкой рябью и часто-часто задергал ресничками. Я понял, что не надо больше испытывать его терпение, и поднялся. Чуть руку не протянул для прощания, но вовремя себя одернул.

— Ну что ж, спасибо за беседу. Я пойду. Бывай.

— Можем завтра тут встретиться. В это же время, — предложил любознательный студень.

— Почему бы и нет? Погодка приятнейшая.

Я засунул руки в карманы и, посвистывая, направился домой. На автобусной остановке купил в киоске со всякими бесполезностями толстый нестираемый маркер. Нашел во дворах сравнительно неисписанный (в обоих смыслах) гараж. Под размашистым лозунгом «Homo sapiens — лучшие! ЕТ go home!» я крупно нарисовал человечка, как его рисуют на дорожных знаках. Низачем и нипочему. И это было особенно приятно.

Час Х Владимир Марышев

15 марта 1961 г.

Президент Конфедерации Фредерик Кассар разглядывал лежащий перед ним на столе камень. Он был чуть побольше куриного яйца, идеальной эллиптической формы и приятного золотистого цвета. В янтарной толще мерцали, словно перемигиваясь, оранжевые искорки, а в самой сердцевине горело алое пятнышко — как сгусток застывшего пламени.

У президента было грубое лицо с набрякшими веками и тупым, будто стесанным, подбородком. Левый глаз постоянно полуприкрыт — из-за этого физического недостатка противники Кассара прозвали его Подмигивающим Дьяволом. В ходу была также аббревиатура ПД. Услышав ее, он впадал в холодное бешенство. Частенько подумывал о том, чтобы сделать пластическую операцию, но так и не решился.

Причина была одна — его раз за разом останавливали результаты широко известного социологического исследования. Оно выявило, что политик, приукрасивший себя с помощью хирурга, рискует потерять от четверти до половины популярности, а то и больше. Женщинам простительно — им сама природа велела всегда, в любом возрасте стремиться к совершенству. Но если мужчина, имидж которого во многом определяют лысина, очки или лошадиная челюсть, избавляется от них, — он становится смешон. «Погнался за смазливым личиком, как баба», — говорят про такого и перестают воспринимать его всерьез.

Кассар довольно долго выбирал из двух зол и в конце концов остановился на первом.

«Лучше ходить прищуренным и быть в лидерах, чем стать симпатичным и обаятельным политическим трупом, — решил он. — А главари оппозиции, которые сейчас распускают свои поганые языки, еще пожалеют об этом. Стоит мне прийти к власти — и их дни сочтены».

Он пришел к власти, и вскоре обладатели поганых языков начали куда-то пропадать. Один за другим, словно на них словно мор напал! Конечно, заткнуть все рты было невозможно, но издевательская аббревиатура ПД стала звучать гораздо реже.

Кассар протянул руку и, пару секунд подержав ее над камнем, приложил к нему подушечку среднего пальца.

Над столом развернулась голограмма. Это было лицо мужчины лет сорока пяти — с высоким лбом, тонким прямым носом и острыми скулами. В лучшие времена оно казалось волевым, но сейчас Томаш Горак выглядел подавленным и смертельно уставшим.

— Опять?.. — глухо произнес он.

— Терпи, Томаш, — с плохо скрываемым торжеством ответил Кассар. — Побежденным больше ничего не остается. У тебя в руках была величайшая держава, а ты не смог ее удержать. Так что терпи.

Действительно, такой державы планета еще не знала. Конфедерация объединяла около сотни государств, в том числе обеих Америк, Австралии и Океании, почти всей Европы. Еще десятки стран (главным образом африканских) хотели бы вступить в этот всемирный союз, но не попали туда из-за катастрофически низкого уровня жизни. Были и неприсоединившиеся из принципа, решившие во что бы то ни стало идти своим путем. Среди них тон задавала тройка «тяжеловесов» — Китай, Россия и Индия.

Поначалу Конфедерация, на зависть соседям, казалась образцом благополучия. Но стоило ей вступить в полосу затяжного экономического кризиса, как в обществе начались разброд и шатания. Вскоре оно раскололось. Одна половина призывала справиться с проблемами цивилизованным путем — за счет еще большей открытости и демократии. Другая, напротив, мечтала о твердой руке, способной обуздать всеобщий хаос. Пропасть между ними все углублялась, и наконец стало ясно: рано или поздно эти группы сойдутся в безжалостной схватке. Так оно и случилось — даже раньше, чем думали аналитики.

— А ведь я верил тебе, Фредерик, — сказал Горак. — Ни за что бы не подумал, что ты так отблагодаришь меня за все…

— Вера — глупое чувство, — снисходительно произнес Кассар. — А для того, кто обладает высшей властью, — непростительное. Верить полагается маленькому, смирному и бесхитростному обывателю. Он должен твердо знать, что никогда, ни при каких обстоятельствах у него не отнимут хлеба и зрелищ. Что там, наверху, о нем постоянно думают и, если потребуется, защитят от любых опасностей. Но то обыватель… Знаешь, Томаш, что тебя погубило? Ты ни черта не понимаешь в людях. Надо же было додуматься до того, чтобы назначить меня главным силовиком!

— Я тебе верил, — повторил Горак.

— Ты был поразительно слеп, Томаш. Я всегда ненавидел тебя, хотя умело это скрывал. Только и ждал удобного случая, чтобы вцепиться в горло. Ну что ты творил, а? Даже последнему идиоту было понятно, что надо выезжать за счет других. Натравить друг на друга самостоятельных игроков, сыграть на их противоречиях, втянуть в экономическую войну. А у себя, в Конфедерации, нужно было скрутить шеи болтунам, вопящим, что дело идет к диктатуре. Ведь худшая диктатура, Томаш, — это когда власть достается таким вот пустобрехам. Что же сделал ты? Принял какие-то дурацкие программы, помогающие стране, как мертвому припарки. Выдвинул кучу красивых лозунгов в духе «Все люди — братья, поможем друг другу!» Даже вспоминать противно. Разве ты не знал, Томаш, что даже братья хотят есть? И им без разницы, кто принесет еду — белый, как ангел, голубок или вооруженный до зубов детина. Хотя — нет, не без разницы. Лучше, конечно, детина. И знаешь почему? Он отгонит чужаков, которые тоже потянутся за едой. А голубок может только мило ворковать. Согласен?

Горак молчал.

— Что, нечего сказать? Да, Томаш, не зря говорят, что главный враг человека — он сам. Ты не просто скверно правил государством, а умудрился упустить все свои шансы. Даже в тот момент, когда президентское кресло еще можно было вернуть, выбрал не тех соратников. Они-то тебя и предали — ко дню решающей битвы я купил их с потрохами.

— Крысы всегда были, есть и будут. Даже глядя человеку в глаза, трудно понять, что у него внутри — душа или душонка.

— Тому, кто потерял все, поздно оправдываться. Раньше надо было думать. Твое тело гниет в земле, а вот душа… Ты даже представить не можешь, какое это наслаждение — владеть чужой душой!..

Когда Кассару доложили, что Томаш смертельно ранен в перестрелке, он велел немедленно переписать его сознание на брэйн-чип. Пересадку выполнили оперативно — через минуту поверженный президент испустил дух. Обшарив тело, нашли уникальный самоцвет с Титана — его лет десять назад доставила на Землю одна из межпланетных экспедиций. Горак постоянно носил камень с собой как талисман. И Фредерик, недолго думая, приказал поместить чип внутрь кристалла.

— Зачем ты сделал это? — спросил Горак. — Почему не дал мне просто умереть?

— Мне показалась оригинальной сама ситуация. Ты был повелителем большей части земной суши.

— Не повелителем — всенародно избранным президентом.

— Да какая разница, Томаш? Не придирайся к словам. Так вот. Сузить свою власть с гигантской территории, над которой никогда не заходит солнце, до этого каменного яйца — такого падения еще никто не знал. Даже покойники на кладбище владеют большей площадью! Кроме того, ты ведь был очень привязан к этому камушку и не расставался с ним, пока жил. Так пусть он остается при тебе и после смерти. Или ты при нем — не суть важно.

— Ты жесток, Фредерик. Я не знал тебя таким. Иначе ни за что не приблизил бы к себе.

— У каждого свои забавы, Томаш. Теперь я могу вызывать твою тень с того света каждый раз, когда захочу поразвлечься. Поверь, мне это будет приходить в голову довольно часто. А жить я собираюсь долго — медики говорят, запросто дотяну до девяноста. Даже несмотря на все мои вредные привычки. Так что не надейся скоро от меня избавиться.

— Ты велел встроить в кристалл атомные часы. Можешь мне объяснить — зачем? Хотел, чтобы я, замурованный в чипе, отсчитывал время между нажатиями твоего пальца?

— Ты догадлив, Томаш, хотя совершенно не разбираешься в людях.

Кассар открыл один из ящиков массивного стола и достал сигару. Медленно, словно исполняя некий ритуал, размял ее в пальцах, так же неторопливо обрезал кончик и, наконец, щелкнул золотой зажигалкой.

Иллюстрация к рассказу Макса Олина

Он был завзятым курильщиком, но перешел с сигарет на сигары, лишь заметно повысив свой статус — дослужившись до полковника. А с тех пор, как примерил генеральские погоны, признавал только элитные «Gurkha». Если их запас забывали пополнить, виновный мог серьезно поплатиться. Однажды за такую промашку помощник Кассара получил жестокий разнос и был с позором изгнан со своего поста. Его преемник подобных ошибок уже не совершал.

Президент встал, прошелся по кабинету и остановился у окна. Отсюда открывался великолепный вид на дворцовую площадь. «Хорошо бы устроить здесь военный парад, — подумал Кассар. — Сделать из этого грандиозное событие, настоящий символ единения наций. Народ любит красивые зрелища. А повод найдем. Это мы умеем».

— Зачем часы, спрашиваешь? — сказал он. — Видишь ли, пытки бывают разные. Одна из самых эффективных — держать в постоянном ожидании какой-нибудь гадости. В средние века, к примеру, придумали такую: через определенные промежутки времени на голову привязанного узника падала ледяная капля воды. Точно на темя. Процедура сама по себе очень неприятная, но дело даже не в болевых ощущениях. Хуже всего было ожидание следующей капли — от одного этого приговоренный медленно сходил с ума. Изобретательно, не правда ли?

Не дождавшись ответа, Кассар продолжил:

— Но мы ведь не средневековые изуверы, правильно? Вот почему ты ждешь не падения на макушку этой проклятой капли, а вызова в реал. К своему торжествующему врагу, который уже придумал для тебя очередную порцию унижений.

— А если я больше не захочу с тобой разговаривать?

Кассар усмехнулся.

— Неужели объявишь забастовку? Ну что ж, Томаш… На этот случай у меня есть чрезвычайно простое, но очень эффективное средство — молоток. Страшно?

— Нет, — после небольшой паузы ответил Горак.

— Еще бы! — вновь усмехнулся президент. — Ты только этого и ждешь — чтобы я стукнул молотком и раздробил тебя на мелкие кусочки. Что в твоем положении может быть лучше вечного покоя? Но я пошутил, Томаш. Мы же цивилизованные люди — не дикари какие-нибудь. А цивилизованные люди прибегают к куда более тонким средствам. У меня есть мастера, которые подберут нужные химикаты. Одна капелька, введенная в крошечное отверстие, — и ты проклянешь день, когда появился на свет. Могу вызвать и других умельцев. Они занимаются всякими полями и знают несколько очень любопытных частот. Стоит подать одну из них — и тебе нестерпимо захочется умереть. Но сколько бы ты ни призывал смерть, она не придет. Поэтому тебе так же нестерпимо захочется продолжить нашу беседу. Ну, чего задумался?

— Да так… Выбираю подходящую тему для беседы. Вот эта, кажется, тебя заинтересует. Ты готов?

Кассар, как раз поднесший сигару ко рту, не ответил — только утвердительно наклонил голову.

— Тогда слушай, — Горак говорил медленно, как будто ему приходилось тщательно подбирать слова. — Когда ты возглавил мятеж, стало ясно, что большой крови не избежать. За тобой стояла реальная сила, игра явно стоила свеч, а если ты на что-нибудь решился, то обязательно пойдешь до конца. И я попытался узнать, кто возьмет верх. Созвал лучших программистов, чтобы они сделали научно обоснованный прогноз. Не знаю, по каким методикам велись расчеты, но в конце концов ученые назвали определенную дату и время — «час X». До наступления этого срока я мог как победить, так и проиграть. Но если не успевал к нему покончить с тобой — тогда ты неминуемо, со стопроцентной вероятностью, брал верх. Через день, два, неделю — это уже не имело значения. Таким образом, стало предельно ясно: если до «часа X» победа еще не достигнута, то жить после него уже незачем.

Кассар булькнул коротким смешком:

— Ай да умница Томаш! Надо же — подвел под свой провал научную базу… А вот я, представь, без всяких компьютеров знал, что твоя карта бита. По-другому просто быть не могло.

Наступило молчание.

— Фредерик, что ты скажешь про мой талисман? — вдруг ни с того ни с сего спросил Горак.

— Красивая инопланетная безделушка, — небрежно ответил президент, любуясь площадью. — Ты был никудышным политиком, но, черт побери, умел жить с комфортом и знал толк в изысканных вещах. Если мы с тобой в чем-то действительно сходились, то только в этом.

— Рад, что тебе нравится. Это очень редкий минерал. Уникальнейший — не встречается нигде в Солнечной системе, кроме Титана. Да и там нашли всего ничего — то ли тридцать, то ли сорок кристаллов. Минералоги до сих пор не изучили его как следует — то и дело находят что-то новенькое. Не так давно, например, обнаружили одно любопытное свойство.

— Какое? — машинально спросил президент, не вынимая сигары изо рта.

— Эту безделушку можно энергетически накачать. И установить таймер, выбрав время, когда она должна полностью разрядиться. Скажем, «час X». В последнюю минуту я бы попрощался со своими людьми, уединился и принял смерть.

— Какие возвышенные слова! — презрительно, словно сплюнул, произнес Кассар. — Ты явно выбрал не ту дорогу, Томаш. Тебе надо было податься в трагические актеры — глядишь, преуспел бы намного больше.

— Вряд ли, — с неожиданной в его положении издевкой сказал Горак. — Ты все еще ничего не понял, Фредерик. Так вот, «час X» настал.

— Не-е-ет!!! — Голос президента сорвался на визг. Отшвырнув сигару, Кассар рванулся к столу, чтобы выбросить в окно проклятый кристалл. Но прежде, чем он до него дотянулся, раздался взрыв.

На следующий день народу объявили, что президент Фредерик Кассар стал жертвой покушения, которое тщательно спланировали враги демократии и прогресса.

— Непосредственные исполнители теракта уничтожены на месте, — с гневом и скорбью говорил диктор. — Скоро будут арестованы последние участники заговора. Никто не уйдет от справедливого возмездия!

Великого человека хоронили в закрытом гробу.

Красная Стрела Евгений Шиков

23 июня 1988 г.

— А вытереться-то есть чем? — крикнула Эйси и, смеясь, стала смотреть, как голый мужчина бросился из ручья к разложенной на берегу одежде. Наблюдать за этим было забавно.

Натянув, наконец, мокрые штаны, мужчина слегка успокоился и, застёгивая на себе не успевшую высохнуть рубашку, позволял себе неодобрительные взгляды в её сторону. Говорить, однако, не спешил.

— Чего так торопился-то? — Эйси присела на траву и, подтянув к себе колени, положила на них подбородок. — Пускай бы высохло уже, всё равно я всё уже видела.

Мужчина, застегнув рубашку, посмотрел по сторонам и стал обматывать ступню портянкой.

— Ты здесь одна? — спросил он.

— Ага, — с готовностью кивнула Эйси. — А ты что, изнасиловать меня хочешь?

Он застыл, перестав наматывать портянку, и уставился на неё.

— Ты чего? Дурная что ли?

— Дурная, — Эйси засмеялась. — Как ты сейчас правильно сказал: «дурная». Именно что дурная, меня и в деревне так дразнят. То есть, раньше дразнили, а теперь уже вроде фамилии стало. Хотя и фамилия у меня есть, — поспешила добавить она. — Ты не думай, что я какая бесфамильная. Мой отец вообще — чанбыр.

— Чанбыр? Голова, что ли?

— У-у, — протянула Эйси. — А ты интересный, честное слово, если чанбыра головой называешь. Издалека, наверное? С юга?

Мужчина не ответил. Затянув сапоги, он подошёл к костру и стал затаптывать угли. Эйси сорвала травинку и стала её жевать.

— Ты, наверное, солдат беглый, да? — спросила она.

Мужчина посмотрел на неё, но затем вновь продолжил своё занятие.

— Я по сапогам догадалась, — объяснила Эйси. — К нам солдаты в прошлом году заходили, так они так же сапоги затягивали, чтобы, значит, хлопали. Идут такие по деревне, а сапоги «хлоп-хлоп», «шлёп-шлёп». Я у них спрашиваю — зачем так? А они говорят — чтобы слышно было, что солдаты идут, а не тяпичи какие, представляешь? А я им говорю — у нас только продажницы так ходят, только они, значит, ладонью по пузу шлёпают, чтобы мужики слышали. Так они меня палкой ударили, представляешь? Синяк огромный был, прямо здесь вот, — Эйси приподняла платье и показала худую ногу. — А я им говорю — всё равно дураки, потому что солдат должен тихо ходить, а то его пристрелят, правильно?

Мужчина, затоптав костёр, рассматривал Эйси. Затем сплюнул и, подняв сумку, закинул её за плечо.

— Действительно дурная, — он направился в сторону дороги. — Тебя что, родные в лес прогнали, от греха подальше?

— Ага, — Эйси вскочила на ноги. — Только не в лес, а в Бэлль. Нам работник нужен, яму вырыть под колодец, вот меня и послали. А я решила через лес срезать, чтобы быстрее. Слышу — плещется кто-то, вышла — смотрю: ты. Вот и думаю: а чего в Бэлль переться, если ты тут, отощавший такой, пузом своим светишь?

— Дура ты, — он поравнялся с ней и, остановившись, покачал головой. — А если я тебя сейчас схвачу и прирежу? Об этом подумала?

— Не-е, не прирежешь, — махнула рукой Эйси. — Мне Смотрящая сказала, что меня стрела убьёт, а наша Смотрящая ни разу ещё не ошибалась. Даже смерть свою высмотрела, представляешь?

— Ну а если я тебя того… — он осмотрел её с ног до головы. — Вон в тех кустах?

— Ну а если я того, — Эйси, кривляясь, тоже осмотрела его. — И не против совсем?

Некоторое время они молчали.

— Ты дурная, — сказал, наконец, мужчина и зашагал к дороге. — Скажи спасибо, что я детей не трогаю.

Эйси, подобрав юбки, заспешила за ним, — мужчина шагал широко и быстро.

— Ну так что? — закричала она. — Согласен?

— Сказал же, — не буду.

— Да не это, глупый! — Эйси догнала его и пристроилась рядом. — Яму вырыть согласен?

— Нет. Не согласен.

— А отец тебе четыре веса даст. А ещё — кормить едой будет и в баню пустит, и спать на сеновал. А?

Мужчина вышел на дорогу, затем, остановившись, задумался.

— Четыре говоришь?

— Ага. Согласен?

— А чего так много? И что, в деревне у вас больше никто копать не умеет?

— Так колодец-то проклятый! — пояснила Эйси. — Кто ж его копать-то из своих будет! Да ты не бойся! — засмеялась она. — Никакой он не проклятый, это только так говорят, что если Смотрящая кошку дохлую в колодец бросит, то он теперь проклятый. Ничего он не проклятый! То есть, тот, в который я Вилионеру зашвырнула, — он-то проклятый, конечно, а тот, который ты рядом выкопаешь — обычный будет, понятно?

— Чего? — мужчина помотал головой. — Кого ты зашвырнула?

— Виилионеру, кошку мою. Ты что, глупый?

— А зачем ты её туда зашвырнула?

— А чтоб знали, — Эйси нахмурилась. — Сестре пса подарили, тот мою кошку и задрал. Вот я и бросила, чтобы неповадно было.

— Ничего не понимаю. Так ты что, Смотрящая?

— Вот и я им говорю, что нет! Но все же знают, что я четыре года у госпожи Ги в помощницах бегала, вот и устроили переполох в курятнике, ей-боже, дурачьё! Меня отец ей отдал только потому, что у меня глаза разные и потому что больше никто брать не захотел. А не брал никто потому, что дурная. Вот я у неё и бегала, понимаешь? А теперь никто колодец копать не хочет из-за того, что через год потом помрёт, потому что проклятие кошкино настигнет, а я-то и не Смотрящая совсем, откуда тогда проклятие? Но всё равно боятся все, вот отец и послал меня рабочего искать, потому что это я кинула, а я через лес пошла, потому что мне суждено от стрелы умереть, понимаешь?

Мужчина откашлялся. Затем провёл рукой по лицу, посмотрел по сторонам.

— Слушай, — сказал он. — Шла бы ты куда подальше, а?

— Ну ты чего, забоялся что ли? Я же говорю, — всё это не по-настоящему. Я б сама выкопала, да с детства слабая, даже когда госпоже Ги могилу копала, полдня угробила, а колодец целый год буду рыть. Да и не умею. Тебе что, может, деньги не нужны? Ты же бродяга!

— Так, — мужчина поднял ладонь, будто защищаясь от её тирады. — Погоди. Ты хочешь сказать, что кто-то заплатит четыре веса за один колодец, и это потому, что ты в старый колодец кошку кинула?

— Ну да.

— А из старого кошку достать никак?

— Я ж говорю, — он проклятый!

— Но ты же говорила, что ты не…

— Да и засыпали его уже от греха-то…

Мужчина посмотрел на север, где вдалеке виднелась деревня.

— Эта, что ли?

— Ага.

— Четыре веса?

— И еда! И баня!

— А не врёшь?

Эйси задрала подбородок, поджала губы, затем плюнула на ладонь и протянула в его сторону.

— Да чтоб я девкой сдохла, если вру!

— Дурная, — кивнул мужчина и пошёл в сторону деревни. — Точно дурная.

— Эй, ты куда? — Эйси, продолжая держать перед собой руку, зашагала за ним. — Так ты согласен или нет?

— Согласен.

— Тогда пожми руку!

— Не буду я тебе руку жать. Ты на неё плюнула.

— Но ведь это такая традиция бродяжья! — не сдавалась Эйси. — Ты должен, иначе сделка не считается совсем!

— Я сделку с твоим отцом заключать буду, не с тобой.

— А со мной, значит, брезгуешь?

Мужчина вздохнул. Эйси некоторое время шла с вытянутой рукой, затем пожала плечами, вытерла её об юбку и догнала его.

— А тебя как зовут-то? — спросила она. — Меня вот — Эйси.

— Уэспер.

Эйси задумалась.

— Это как Уэйси что ли? — спросила она.

— Нет. Это как Уэспер.

— Знаешь, что я думаю? — спросила Эйси, внимательно его разглядывая, — Я думаю, что ты весьма странный мужик, Уэйси.

Уэспер не ответил, но зашагал чуть быстрее.

* * *

— Ты, что ли, Уэйси?

Уэспер, перестав ковырять ногой землю на месте бывшего колодца, повернулся. Дородный мужчина с заросшим рыжей бородой лицом, стоя неподалёку, рассматривал его сквозь полуприкрытые глаза. Заметив висящую у него на шее печать, Уэспер слегка склонил голову.

— Господин Голова…

— Тан чанбыр. — Полуприкрытые глаза резво осмотрели одежду Уэспера. — Южанин? Здесь уже лет десять всех танами называют, не знал, что ли?

— Слышал… но думал, вам будет приятно.

— С чего это? — тяжело ступая, чанбыр подошёл к Уэсперу и, встав рядом, ковырнул носком сапога землю. — Видишь эту кучу? Вчера это был колодец. Ты, конечно, можешь называть эту кучу колодцем ещё лет десять, но от этого ничего не изменится. Думаешь, куче приятно, когда ей напоминают о том, что она когда-то колодцем была?

— Я не думал об этом, — Уэспер улыбнулся. — Может, вы и правы.

— Моя дочь сказала, что в лесу тебя нашла, это правда?

— Правда.

— Беглый?

— Нет. Но служил.

— Сразу видно. С какой стороны?

— А какая разница?

Чанбыр, вздрогнув всем телом, хмыкнул и шлёпнул толстой ладонью по спине Уэспера. Тот еле устоял на ногах.

— Это ты правильно говоришь, очень правильно. Какая теперь разница? — он ткнул пальцем в отмеченный колышками участок земли. — Рыть, значит, будешь здесь. Когда выроешь достаточно — дам в помощь Вука. Он, конечно, слабоумный, но вёдра доставать да обратно спускать сможет. Больше никто не согласится. Спать будешь, — толстый палец переместился вправо, — вон в том сеннике, покрывало тебе туда кинут. Есть будешь прямо здесь. В дом, сам понимаешь, пустить не могу. Захочешь помыться — скажи, воды тебе вскипятят. Расчёт получишь сразу, как яму выкопаешь, — палец вдруг взлетел вверх и ткнулся Уэсперу в грудь. — На дочерей моих даже не смотри, понял? Убью.

Уэспер кивнул. Палец ещё некоторое время упирался ему в грудь, а затем руки чанбыра опали, и он повернулся в сторону дома. С крыльца, крича, сбежала Эйси, с размаху пнула поилку, распугала кур и уселась на землю.

— Даже эту, — чанбыр посмотрел на Уэспера. — Она дурная совсем, но если обманешь — убью, понял?

— А что с ней не так?

— А сам не видишь, что ли? Проклята она, с детства. Родилась с разными глазами, мёртвая. Удушилась ещё в утробе. А потом задышала, всем на погибель. Дурная совсем. Однажды дом чуть не спалила. Потом мальчишке одному глаз палкой вышибла. Сестре младшей волосы сожгла. Смотрящая её себе забрала, хотела выучить, я аж обрадовался. А Эйси её через четыре года и отравила по дурости.

— Как отравила?

— Да так отравила. Смотрящая от женского живота траву заваривала, а эта дура травы и попутала. Эйси пыталась потом выходить, да куда ей, дурной. Схоронила Смотрящую, оставила деревню без лекарки, — он вздохнул и покачал головой. — Я её тогда в храм отдал — без толку. И года не продержалась — вышибли. Тогда и дурной кликать стали, а она, чуть что — драться. Теперь-то попривыкла. Пришлось к себе обратно принимать. Так она и здесь чудила, то одно, то другое. При этом, всегда как-то целой оставалась, даже когда в солдат камнями кидалась. А как узнала, что сестру замуж отдают — совсем озлилась.

Уэспер перевёл взгляд с Эйси на чанбыра, затем — вновь на Эйси.

— Так, — сказал он. — А сестра-то младшая, так?

— Младшая.

— Так сколько ей лет-то?

— Семнадцать. Чахлая совсем, поэтому и мелкая. А сестре — пятнадцать.

— Ясно, — сказал Уэспер. — Теперь понятно.

— Понятно ему, — чанбыр сплюнул. — Что бы ты понимал. Копай давай лучше. Лопаты сейчас вынесут.

Ссутулившись, с заложенными за спину руками, чанбыр зашагал к дому. Уэспер смотрел ему вслед, а когда тот скрылся за дверью, кинул взгляд на Эйси и вздрогнул. Та с ненавистью смотрела ему прямо в лицо.

Уэспер отвернулся, сел на землю и стал ждать, пока ему принесут лопаты.

* * *

Солнце уже садилось, когда он вновь её увидел. Какое-то время она просто стояла рядом, наблюдая, как он работает, затем стала ходить вокруг ямы кругами и, наконец, присев, стала сбрасывать вниз кусочки земли. Вначале он терпел, но в конце концов, не выдержав, зачерпнул лопатой землю и кинул ей в лицо. Эйси вскочила на ноги, плюнула в него, промахнулась и куда-то ушла, но почти сразу же вернулась. Помолчав несколько минут, она повернула голову в бок и, смотря на землю, заговорила:

— Что, с отцом поговорил?

Уэспер, продолжая копать, не ответил.

— Понятно, — она повернулась к нему. — Противно с продажницей говорить, да?

— Ты пока не продажница, — Уэспер выпрямился и, взяв с края ямы бидон, сделал несколько глотков. — К тому же, я частенько разговаривал с продажницами.

— А со мной не хочешь?

— А чего с тобой говорить?

— Ну да, конечно, чего с дурной говорить, — она прикусила губу. — Он тебе сказал, что госпожу Ги я убила, да?

Уэспер согнулся и продолжил копать.

— А на самом деле — она всё знала. Она мне в первый же день сказала, что я её отравлю. И когда я ей отвар этот подавала, знала. И потом знала. Сказала, что я её сама похоронить должна и никому не говорить где, тогда сила её вся ко мне перейдёт. А что говорить, если все и так знают, где она лежит? Я и яму-то прикрыть пыталась, и хоронила ночью — всё равно прознали. Так что и сил у меня теперь нету никаких.

— А с храмом что не так? Тоже кого отравила?

— Сам ты отравил, — она бухнулась на край ямы и стала болтать ногами. — Я им стирала, готовила. Мать Черья меня что только делать не заставляла — всё делала. А ей всё мало. Вымету двор, так она опять мести заставит, потому что какую соринку приметит. Слеплю свечи — так она их опять в комок сожмёт, потому что вроде неровные, хотя сама слепая совсем, так мне опять всё переделывать. Я терпела, терпела, а потом и не выдержала. Это зимой было, она меня на реку бельё стирать отправила. Ну я и отстирала. Пришла, на верёвку, значит, развешиваю, и та вдруг такая: «Перемывай, а то оно грязное»! А какое оно грязное, когда оно чистое? Я ей так и говорю, чистое оно, а ты слепая совсем, вот и не видишь. А она говорит, мол, послушания у меня нет. А я ей — что у неё, кроме этого послушания, и нет ничего, а бельё чистое, кого хошь спроси, а ты слепая. А она тогда бельё-то с верёвки хвать и в грязь под ногами прямо, там, где натоптано побольше — и ногами сверху. Перемывай, говорит, а сама в келью затопала, в тепло. Ну тут меня и понесло, — она вдруг захихикала. — Беру, значит, бельё всё, грязь даже не стрясла, зашла в храм, воды набрала — и давай его стирать!

— Где стирать? — выпрямился Уэспер, разглядывая улыбающуюся во весь рот Эйси. — Где там вообще стирать-то?

— Где-где, — Эйси отвернулась и, сдерживая смех, стала накручивать волосы на палец. — В купели, где…

Уэспер попытался что-то выговорить, но, не выдержав, расхохотался. Эйси тоже засмеялась, но вдруг осеклась, нахмурилась и замолчала.

— Только не смешно это. На храм-то последняя надежда была. А так, хоть отец и заплатил, но меня всё равно высекли. На площади. И в храм меня больше не пускают. Кто такую возьмёт? Даже свадьбу нормально не сыграешь. А потом эта, — она мотнула головой в сторону дома, — замуж собралась, пока я ещё в девках. А значит, я по весне с Весёлым Караваном отправлюсь. Отец меня кому только ни подсовывал, всё без толку — даже тан Меркут отказался, а ведь он даже старше отца… и толще. Думаешь, чего я в солдат камнями-то кидалась? Как подумаю, что мне потом всю жизнь их обслуживать… — Она вдруг уставилась на Уэспера. — А ты ведь солдат, да?

— Нет, — ответил Уэспер. — Я не солдат.

— А отцу сказал, что солдат.

— Я много кому говорю, что я солдат. Но я не солдат.

— Врёшь, значит? Небось, тяпчий беглый, да? Или преступник?

— Нет, — Уэспер вновь согнулся. — Просто бродяга.

К яме, шаркая ногами, подошёл Вук, улыбаясь, посмотрел вниз, затем — на Эйси. Эйси тоже улыбнулась ему.

— Привет, Вук! Как дела?

— Хорошо, спасибо, госпожа Эйси, а как у вас? — сказал он явно заученную фразу.

Эйси вздохнула.

— Тани, Вук. Не госпожа. Сколько раз тебя за это отец бил? Да не бойся, — поспешила сказать она, видя его испуг. — Не скажу я ему. Да и тани меня не называй, какая я теперь тани.

Вук улыбнулся, затем посмотрел на Уэспера.

— Тан Гернек говорит «всё».

— Ясно, — Уэспер протянул ему лопату. — Помоги выбраться.

Вук схватил лопату и потянул на себя. Уэспер выбрался и хлопнул его по плечу.

— Пойдём, — сказал он, — покажешь, где я тут спать буду.

Эйси с ними не пошла, так и оставшись сидеть на краю будущего колодца.

Уэспер не настаивал.

* * *

— А ты людей когда-нибудь убивал?

— Нет.

— Вообще никогда?

— Вообще. Выбирай быстрее.

— Дурной что ли? Как я быстрее выберу? Тут глаз нужен.

Эйси взяла кочан в руку и прищурила один глаз. Уэспер зевнул и от нечего делать стал смотреть по сторонам.

— Нда, — сказала через какое-то время Эйси. — Ни хрена я в капусте не понимаю.

— Так бери эту.

— Если взять первое попавшееся — всучат гнилое, — Эйси положила кочан и взяла в руки другой. — Вот этот, вроде, получше.

— Потрогала — бери, — подал голос сидящий рядом торговец, даже не смотря в их сторону. — После тебя никто не возьмёт.

Эйси было открыла рот, но затем, сжав зубы, взяла в руки оба кочана.

— На отца запишите, — пробурчала она.

— И чего выбирает? — сказал торговец, как бы сам себе. — Обычно глазки в пол, берёт всё подряд, слова не дождёшься, а тут вдруг концерт устраивает. И не в Караване ещё, а уже с мужиками заигрывает.

Подавшись вперёд, Уэспер успел перехватить занесённую руку Эйси и вытащил из её ладони кочан.

— Пойдём, — сказал он. — Капусту мы взяли. Остальное возьмём где-нибудь ещё.

Эйси высвободилась, отдала ему второй кочан и, повернувшись к торговцу, упёрла руки в бёдра.

— Хмырь ты, Доц, поэтому у тебя никто ничего и не покупает, и продавать ты не умеешь!

— Продавать? — торговец поднял к ней равнодушное лицо. — Ну уж продавать-то тебя скоро научат. Только вот кочаны у тебя мелкие, спросу мало будет.

Эйси отдёрнулась, сжала кулаки, а затем, развернувшись, зашагала вдоль рядов. Кто-то из стоящих рядом лавочников открыто, не прикрываясь, расхохотался. Улыбающийся торговец проводил её взглядом, затем повернул голову и, нарвавшись на взгляд Уэспера, вздрогнул. Тот улыбнулся.

— Тан Доц, а вы здесь каждый день сидите, да? — спросил он.

— Каждый день, — Доц вдруг приподнялся. — А тебе-то чего, тяпчий? По морде захотел?

Уэспер пожал плечами.

— Да я через пару дней ухожу, хотел овощей прикупить в дорогу. Думал к вам зайти.

— A-а. Ну так заходи, — Доц вновь расслабился. — Я здесь каждый день, если, конечно, не дождь.

Уэспер слегка поклонился и быстрым шагом догнал Эйси. Та, стоя рядом с прилавком, не глядя, кидала в корзинку морковь. Стоящая рядом толстая торговка считала за ней вслух.

— Подожди, — Уэспер положил руку на плечо Эйси. Та попыталась её сбросить, но ничего не получилось. — Разве не ты говорила, что овощи надо выбирать?

— Тебе отец четвертную заплатил за то, чтобы ты донёс, а не советы давал, — она вновь потянулась к моркови, но Уэспер оттянул её от прилавка. — Да отпусти ты меня!

— Подожди секунду, хорошо?

Эйси подняла на него взгляд, затем отвернулась.

— Ну?

— Тани, повернулся к торговке Уэспер. — У тана чанбыра вскоре состоится свадьба младшей дочери, слышали ли вы?

— Ну слыхала, так что с того? — торговка почесала щёку и кивнула на Эйси. — Этой всё равно выбирать не дам.

— А сегодня, — Уэспер заговорил громче. — Он будет привечать родителей тана Кирича у себя дома. Обед будет дан на восемнадцать человек, слыхали ли? И трижды придётся мне с тани Эйси приходить сюда, — Уэспер пропустил смешки, раздавшиеся после «тани Эйси» и продолжил. — За овощами — дважды, и за рыбой — единожды. И весьма огорчится чанбыр, коли на стол подадут блюда из гнилых овощей, не так ли?

— Ну, хорош заливать, — торговка стала поправлять ряды моркови, нарушенные руками Эйси. — Продажницы пускай по ночам закупаются, а трогать у меня она ничего не будет.

— Как жаль, — Уэспер возвысил голос до таких высот, что, казалось, на рынке заговорил глашатай. — Весьма прискорбно сие, ибо придётся нам трижды сходить к тому тану торговцу, коему не в тягость будет позволить сей тани товар с умом выбрать.

Лавочники замолчали и стали переглядываться.

— А чего тан чанбыр свою повариху не пришлёт? — закричал кто-то. Остальные одобрительно зашумели.

— Занята повариха дюже приготовлением снеди, да смешением специй, дабы усладить ими не только чанбыра, но и родичей тана Кирича. Невмоготу ей самолично меж рядами толкаться.

— А и пускай трогает! — закричал вдруг кто-то. Обернувшись, Уэспер встретился взглядом с лысым улыбающимся старичком. Тот приглашающе махал им рукой. — Если сам чанбыр не брезгует после неё кушать, с моим-то рылом куда возмущаться!

Эйси, подняв голову и надменно улыбаясь, подошла к его лавке, взяла морковку, осмотрела её, и, положив обратно на лоток, взглянула лавочнику в глаза.

— Эту не возьму, — сказала она.

— Ну и пусть с ней, не берите. Действительно, кривовата, — старичок всё так же улыбался. — За просмотр денег не берут. Я ж не тяч какой.

— Капусты можешь у меня взять, милочка! — подала голос стоящая рядом со старичком женщина. — Мы тоже не брезгливые, не тячи.

Эйси победно стала выбирать овощи. Уэспер наклонился к её уху.

— Ты дочь чанбыра, — сказал он ей. — А они всего лишь мелкие лавочники, жалкие тяпчие, и должны перед тобой кланяться и тани называть. Не забывай об этом, и при любом случае… — он вдруг замолчал.

— Что? — Эйси посмотрела на него. — Что при любом случае?

Уэспер, застыв, смотрел куда-то за её плечо. Обернувшись, Эйси заметила лишь скрывшуюся через мгновение спину да сверкающую на солнце лысину. Вновь посмотрев на Уэспера, она увидела, что тот разглядывает свеклу.

— Кто это был? — спросила она.

— Что? — он посмотрел на Эйси. — Где кто был?

Эйси пару секунд смотрела на него, затем отвернулась.

— Никто. Показалось.

— Бывает.

— А откуда ты так говорить можешь? Красиво?

— Да понахватался у тана одного. Он ещё красившее говорил, мне до него далеко.

— Понятно, — сказала Эйси. — Понятно.

* * *

Рыбные ряды встретили их дружным подготовленным хором зазывал, на разные лады предлагающих свой товар. Эйси с высокомерным видом проходила мимо торговцев, машущих жирными крылатками, разрезанными донками и ухмыляющимися зубастыми щучьими мордами. После второго захода на овощные ряды уверенности у неё явно прибавилось. Уэспер, иногда морщась от совсем уж сильных запахов, изображал покорного слугу и только и успевал подставлять корзинку под летящие рыбьи туши, которые Эйси кидала ему, даже не поворачиваясь. Правда, всё высокомерие слетело с неё, как только рыбные ряды остались позади. Она счастливо расхохоталась, сделала неприличный жест, ни к кому конкретно не обращённый, и, что-то пробурчав себе под нос, направилась вперёд. Уэспер, слегка улыбаясь, тащился сзади с двумя корзинами, забитыми рыбой.

Иллюстрация к рассказу Татьяны Подоваловой

У одной из разукрашенных дощечек, обещающих всем желающим представление, она вдруг замерла и перестала улыбаться. Догнав её, Уэспер прочитал вывеску. Затем посмотрел на Эйси.

— Ты чего? — спросил он. — Представление только по воскресеньям.

— Красная Стрела, — сказала она. — Видишь?

— Вижу, — Уэспер опустил корзины на землю. — И что?

— Я в детстве каждое воскресенье смотрела, — сказала она, не отрывая взгляд. — Госпожа Ги каждый раз меня туда водила. Ты знаешь, кто такой Красная Стрела?

— Знаю. Кто ж не знает.

— Помнишь, я говорила, что госпожа Ги никогда не ошибалась? Один раз она таки ошиблась. Вот с ним, — она указала на дощечку. — Сир Ворнер Глиссон по прозвищу Красная Стрела, — Эйси подалась вперёд и вдруг плюнула прямо на изображение рыцаря. Уэспер вздрогнул. — Говнюк и урод. Предатель.

— Да, — кивнул Уэспер. — Так его тоже называют.

— Он должен был прийти к госпоже Ги. Она смотрела это. Она долго, очень долго ждала его прихода. Красная Стрела должен был что-то забрать у неё, что-то очень-очень ценное. Она хранила это много лет, даже мне не говорила, что именно. А он не пришёл. Струсил. И теперь госпожа Ги мертва, а я не смогла даже скрыть ото всех, где её закопала — и теперь её дар пропал впустую. Из-за него. Из-за Красной Стрелы, — она помолчала. — И из-за меня. И я даже не знаю, что госпожа Ги ему передать должна. Она мне никогда не рассказывала.

— Знаешь что, — Уэспер попытался утереть пот, но, сморщившись от рыбного запаха, отдёрнул от лица руку. — Я, конечно, не Смотрящий, и мало что понимаю, но, по-моему, дар быть у тебя должен.

— Нет. Я сглупила, как последний тяпчий. Я не должна была никому говорить, где я её закопала. Спроси! — она вдруг махнула рукой. — Спроси кого хочешь, где она закопана! Все знают. Кричали ещё: «А где ты Смотрящую закопала, может, в лесу? Или в пещере подводной?» И ржали. Все ржали. Потому что все знают.

— Но ты же не говорила?

— А что говорить, если все и так знают?

— То есть, получается, ты никому не сказала, где её закопала?

— А зачем, если все и так знают? — сорвалась она на крик. — Я же тебе говорю, — меня видели! Они знают!

— Но ты не должна была никому говорить — и не говорила, так? То, что они сами узнали — это ведь не в счёт. Ты в одиночку вырыла могилу, похоронила её и никому не говорила, где именно. Никому не показывала это место, не приводила посмотреть. Так в чём проблема?

Эйси, не моргая, смотрела ему в лицо.

— И, получается, дар-то её при тебе, так?

Эйси отвернулась и зашагала к дому.

— Даже если и так, какая теперь разница? Всё равно с Караваном уйду.

Уэспер покачал головой, подхватил корзины и направился за ней следом.

— Если так, — сказал он ей в спину, — то у тебя есть очень крупный козырь в рукаве для всяких солдат.

Солнце перевалило за зенит.

* * *

Уэспер сидел на бревне, приваленном к сеннику, и смотрел на звёзды. Ещё недавно в доме чанбыра горел свет и звучал хохот, но гости, наконец, разошлись, и теперь вокруг было тихо. Где-то гремела цепью собака. В сеннике с хрустом опускалось сено.

— Ну здравствуй, — сказал Уэспер. — Присаживайся.

Из темноты вышла фигура, подошла к сеннику и тяжело опустилась на то же бревно. Некоторое время оба молчали. Первым не выдержал гость.

— Вначале подумал — не ты. Не мог поверить, что ты. Только по голосу и узнал.

— Так поверь, — отозвался Уэспер. — Вот он я.

— Да. И вот он Север.

— И вот он Север, — кивнул Уэспер.

Гость заёрзал, устраиваясь поудобней, провёл рукой по лысине.

— Не думал, что ты когда-нибудь станешь клятвопреступником. Никогда не думал.

— Я и не стал.

— Вот он Север, — повторил гость. — Вот он ты.

— Север — просто направление, Ричи.

— Только не для тебя. Тебе запрещено было идти на Север.

— Ничего подобного, — Уэспер, повернувшись, сверкнул во тьме зубами. — Ты же там был. Разве я в этом клялся?

— Ты клялся в том, что никогда больше не ступишь на землю Синглэнда. А теперь ты здесь.

— Где? — спросил Уэспер. — В Синглэнде были сиры и господа, а здесь — таны. В Синглэнде был Голова, здесь — чанбыр. Это не земля Синглэнда. Уже как два месяца.

Гость покачал головой.

— Нашёл-таки лазейку, да?

— Это не лазейка, Ричи. Два месяца это уже не Сточвелл, удел Синглэнда, а Сточвелл, танство сай-кана Великого. Я клялся не ступать в Синглэнд. Это — не Синглэнд.

— Значит, вернулся?

— Значит, да.

— И что теперь? — Ричи кашлянул в кулак, затем вытер ладонь о штаны. — Я бы, знаешь, и рад с тобой пойти, да, боюсь, здоровье не позволит.

— Я знаю. Все, кто сражались со мной, теперь или старики, или калеки, — Уэспер вздохнул. — Меня не было одиннадцать лет, а такое чувство, что сто одиннадцать. Здесь всё изменилось, Ричи. И я изменился. Я не знаю, что мне делать. Здесь меня не ждут. Сегодня днём одна девочка плюнула в моё изображение. А ведь она одна из лучших. Остальные бы просто сдали меня за один-два веса.

— Я же не сдал.

— Не сдал, — согласился Уэспер. — И что с того? Люди сыты, живут в тепле. Что с того, что танами друг друга называют? Всем нравится. Да и я… — он запнулся. — Я не уверен, что я смогу сделать их жизнь лучше, чем есть у них сейчас.

— Значит, всё?

— Не спрашивай. Я не знаю. Может, и не всё, если способ найду.

Ричи поднялся на ноги, помогая себе правой рукой и вновь закашлялся.

— Мне пора, — сказал он. — Конюшню на пацана оставил. Заснёт ещё — уведут.

— Прощай, Ричи.

— Прощай… — Ричи запнулся.

— Уэспер.

— Прощай, Уэспер, — Ричи вздохнул. — Да направят тебя Звёзды.

Ричи повернулся и, хромая, заковылял в темноту. Уэспер смотрел ему вслед, пока он не скрылся, а затем вновь перевёл взгляд на небо.

— Хрен его знает, — сказал он звёздам. — Может, и не стоило мне возвращаться.

Он поднялся на ноги, зашёл в сенник, и, шурша сеном, стал пробираться к своему одеялу. Когда он, ворочаясь, устраивался поудобнее, от стены сенника отделилась небольшая тень и быстрым шагом направилась к дому.

Зазвенела цепью собака, потом успокоилась. Стало тихо.

* * *

— Ты — Красная Стрела!

Уэспер на мгновение замер, но затем вновь продолжил заполнять ведро землёй. По его спине бежал пот.

— Опять ты дурью маешься, — он выпрямился и посмотрел вверх. — Шла бы лучше сестре помогла, у неё свадьба сегодня.

— Я специально ждала, пока ты такую глубокую яму не выроешь, — видневшаяся сверху голова Эйси переместилась к лестнице. — А захочу — так вообще лестницу выну, навеки здесь останешься.

— Дурная ты, правильно всё говорят, — Уэспер опять согнулся. — Ещё и стратегию выдумала.

— Я всё слышала. Той ночью. Как ты с тем стариком говорил, с Ричи. И про то, как ты клятву не нарушил, и про то, как он тебя узнал, и про то, что…

— Ничего ты не слышала. Приснилось тебе всё.

— А ещё я в сеннике была, в сумку твою заглядывала, там у тебя…

— Ты что? — Уэспер выпрямился так резко, что Эйси отшатнулась от края. — Ты что сделала?

— Я тебя не сдам, не бойся! — затараторила она. — Ты мне только помоги, и я — могила!

Уэспер смотрел на неё снизу вверх и молчал. Эйси занервничала.

— Ну чего тебе стоит? Вытащи меня отсюда, а? А я тогда молчать буду.

— Да ну? — Уэспер посмотрел на лестницу, прикинул время, затем вспомнил, что во дворе сейчас множество гостей, и привалился плечом к прохладной стене. — Как выбраться-то?

— Как-как? — удивилась Эйси. — Женись на мне, и… чего хохочешь, козёл?

— А чего мне ещё делать? — Уэспер покачал головой. — Дура ты. Твой отец меня скорее убьёт.

— Не убьёт. Ты ему нравишься. Он тебя ещё и благодарить будет. Всё равно, меня здесь не возьмёт никто, а ты чужой, южанин, чего с тебя взять? А иначе ему придётся весной меня в продажницы сдать, сам ведь знаешь. А колодец и без тебя докопают, тут уже желающих навалом, все так услужиться хотят, что про проклятие моё забыли.

— А если нет? Расскажешь?

Эйси помолчала. Затем помотала головой.

— Нет. Не расскажу. Дождусь, пока ты уйдёшь, а потом расскажу. Всё расскажу. Да так, что поверят.

— Жениться, говоришь?

— Ага. Только надо быстрее, пока сестра не успела, а то уже нельзя будет. Сегодня прямо и надо.

Уэспер смотрел ей в лицо. Скривившись, он опустил взгляд, будто подумав вдруг о чём-то неприятном.

— Что, не нравлюсь? — Эйси сверху засмеялась. — Знаю, что не нравлюсь, а деваться-то тебе некуда.

Уэспер, приняв какое-то решение, кивнул сам себе, затем ещё раз.

— Хорошо, — сказал он. — Если это то, чего ты хочешь, то хорошо. Скажи, чтобы вскипятили воду. И уходим сегодня.

— Сегодня! А когда ж ещё! — она вскочила на ноги. — Всё, я собираться! Это же просто отлично, что ты согласился, ты даже не представляешь, как это отлично!

Уэспер слушал, как удаляются её шаги и кивал своим мыслям.

— От стрелы, говоришь? — пробормотал он и, скривившись, сплюнул на сырую землю. — Ну что ж, пускай так.

* * *

— Ворованный.

Чанбыр смотрел на лежащий на столе кинжал, как на гадюку. Уэспер улыбнулся.

— Не ворованный, тан. Трофейный.

— Где взял?

— На войне. Убил и взял.

— И кого же ты убил? Это нож кана, я же вижу. Хочешь сказать, ты кана убил?

— Война, тан, такое дело — иногда и солдат короля убивает.

Чанбыр взял в руки инкрустированный камнями кинжал, вытянул его из ножен. Затем вновь посмотрел на Уэспера. Рядом переминалась с ноги на ногу Эйси.

— Я же тебе говорил — на дочерей моих не смотреть.

— Я на неё и не смотрел. Она смотрела.

— Я всё равно пойду с ним, — в голосе Эйси звучали слёзы. — Всё равно ведь в Караван!

— Время ещё есть, — тан посмотрел на дочь. — Может, и надумает кто…

— Кто? Только если Вук сподобится, по слабоумию. Всё равно и в Караван бы не пошла! Колодец дороешь — сигану в него, как с кошкой получится, понял?

Чанбыр со щелчком убрал кинжал в ножны и покачал головой.

— И как мы всё это устроим, а? В храм-то её не пустят.

— Вы чанбыр. Вы можете поженить нас прямо здесь.

— Без свидетелей?

— А зачем нам свидетели, тан? — спросил Уэспер. — Меньше глаз — меньше сплетен.

В тишине тан осматривал стены, стол, потолок, свои руки — будто пытался найти ответ на мучивший его вопрос, но никак не мог найти. Смотреть в глаза дочери он избегал.

— Бумага у тебя есть? А то, может, врёшь ты всё и беглый ты, на самом-то деле? — спросил он, наконец.

Уэспер протянул ему заполненный неровным почерком лист. Тан принял его, прочитал, затем ещё раз — и провёл пальцем по одной из строк, оставив чёрный след. Эйси ойкнула. Тан поднял глаза.

— Чернила ещё не высохли, — сказал он.

Уэспер улыбнулся.

— А ты подуй, тан. Подуй.

* * *

— Вот здорово, да? — Эйси сорвалась на бег и несколько секунд, задыхаясь, бежала под звёздным небом. — Никогда так ночью далеко не заходила!

Уэспер молча шёл позади неё. Сумка била его по спине.

— Далеко не отходи, — сказал он. — Держись рядом.

— Ну конечно, я же твоя жена! — она счастливо рассмеялась. — Кто бы мог подумать, а? Сестра-красавица вышла за какого-то сраного тана, а дурочка-Эйси — за лорда! За самого Ворнера Красная Стрела! Я же теперь леди, да?

— Ты вышла за Уэспера. За бродягу. Да и то не по правде.

— Ну и пусть, — махнула рукой Эйси. — Зато не в Караван. Зато не в городишке этом дрянном теперь. Пусть они там все со скуки удавятся, а я — с Красной Стрелой!

— Прекрати это повторять, — скривился Уэспер.

— Конечно, всё! Я — могила! — она прижала ладонь к губам, но, не выдержав, расхохоталась. — Ну надо же! Леди Эйси Глиссон!

— Сюда, — Уэспер указал в сторону леса. — Нам сюда.

— Сюда? — Эйси удивлённо посмотрела на лес. — А зачем сюда?

— Просто иди. Нам нельзя по дороге.

— Думаешь, погоня? — Эйси соскочила с дороги и сквозь траву зашагала к лесу. — Ну так ты же Красная Стрела, ты их просто заруби, и всё тут.

— А если они меня?

— Тебя? — она улыбнулась ему через плечо. — Тебя не зарубишь, я же знаю! Ты, хоть и проиграл, а всё равно — как бы и выиграл. О них же легенд не слагают. Знаешь что? — спросила она вдруг. — А ведь это я!

— Что ты? — не понял Уэспер.

— Я! Смотрящая права была и тут не ошиблась! Это меня она должна была тебе отдать, понимаешь? Пришёл Красная Стрела и забрал у неё меня! Всё сходится! Она никогда не ошибалась!

Уэспер как-то сдавленно засмеялся.

— Никогда не ошибалась, — пробормотал он.

— Стой, а куда мы идём? Мы же к речке идём, где я тебя встретила! — она вдруг остановилась. — Брачная ночь, что ли? Ну, не кривись, я ж пошутила, знаю, что не нравлюсь. Ну пойдём, куда идём, всё равно ты ведёшь.

— Иди вперёд, — приказал Уэспер, и Эйси с готовностью пошла.

Лес встретил их влажной прохладой. Где-то кричала сова. Они спустились вниз, к речке, и Уэспер приказал остановиться.

— Привал? — Эйси скинула со спины сумку. — Костёр будем разводить, или ещё как согреемся? Ну что ты опять морщишься, я же шучу над тобой!

— Повернись.

— Что? Зачем? — она посмотрела ему в лицо и вздрогнула. — Что с тобой?

— Повернись. Ну!

Эйси повернулась к воде. Ей вдруг стало холодно.

— Давай костёр разведём, а? — попросила она. — Ну пожалуйста.

— Стой, как стоишь, — хрипло сказал Уэспер. — Не двигайся.

— Зачем? Зачем мне не двигаться? — Эйси почувствовала, что дрожит. — Ты чего такой хмурый, а? — Она вдруг рассмеялась. — Ты, наверное, хочешь обнять меня, да?

— Да, — сказал Уэспер, помолчав. — Обнять.

— Я так и знала, — она вдруг, рывком, перестала смеяться и подняла голову к небу. — Леди Эйси Глиссон. Я знала, что я когда-нибудь стану леди. И мы будем жить долго и счастливо. Я ведь до последнего не верила, что в Караван пойду, всё надеялась, понимаешь? Уже наверняка знала, вот точно-точно всё знала, как будто произошло уже всё, а всё равно надеялась. Всё думала, что в последнюю минуту кто-нибудь придёт и спасёт меня, как в легендах.

За её спиной Уэспер достал что-то из своей сумки. Эйси не пошевелилась.

— А ведь есть у меня дар. Я ведь к тебе не просто так вышла. И кошку, получается, тоже не просто так. Всё ведь к этому шло. И тогда, у сенника, я ведь к тебе, на сено шла, понимаешь? А смотрю — сидишь ты, я и побоялась. Из дому шла — не боялась совсем, а увидела тебя — и забоялась чего-то. Уж очень у тебя лицо страшное было… как сейчас, на поле…

Уэспер сделал шаг, затем ещё один. Поднял руку.

— А на небе, кстати, тоже ведь стрела, — Эйси показала пальцем. — У неё, видишь, наконечник в форме лепестка. Странно, я, ведь, раньше и не замечала, а вот теперь очень ясно вижу, что лепесток. Много такого, наверно, замечаешь… в такие моменты. А ведь, если подумать, в легенде про тебя — тоже ведь никто никого не спасает. Чёрный Сэм сдался, и Эрнард Два Ясеня тоже. Один ты не сдался. Все тебя бросили, и никто в последний момент не пришёл, и короля казнили… а тебя помиловали. Хорошо, что тебя помиловали, иначе я бы здесь сейчас не стояла, и не заметила, что на стреле — лепесток, правда?

— Не двигайся, — произнёс Уэспер. — Так будет легче.

— Хорошо, не буду. Только я говорить буду, хорошо? А то страшно. И смотреть буду в небо, а не на тебя, а то, боюсь, закричу, и меня услышит кто-нибудь. А ведь я всё врала, что я тебе не нравлюсь. Я знаю, что я тебе понравилась, иначе ты бы мне не помогал так, на рынке и после… и Доца ведь ты избил вчера, да? Говорили — пьяные какие, но ведь капустой… Я тогда и поняла, что мы с тобой вместе теперь до смерти жить будем… Ой, а ведь мне и правда от стрелы суждено… Не врала, старая, никогда не врала, а всё равно прогадала… — она засмеялась, весело, громко, а затем замерла и вслушалась. — Слышишь? Сова. Красиво, правда? И жутко чуть-чуть, будто она по тебе самой ухает… А ну и пусть, — сказала она со злобой. — Ну и пусть. Всё лучше, чем с солдатами… или в колодец. Я боюсь колодцев, ты знаешь? И когда с тобой говорила — боялась, что упаду, и когда кошку кидала…

Уэспер протянул руку и, взяв её за волосы, отвёл голову назад. Эйси закрыла глаза и, улыбнувшись, прижалась к нему спиной.

— А у тебя руки холодные, — сказала она, чувствуя, как её касается лезвие. — Я, почему-то, так и думала, что у тебя руки холодные…

* * *

Уэспер вытащил нож из ручья и внимательно его осмотрел. Сполоснув ещё раз, вновь поднёс лезвие к глазам. Аккуратно отцепил несколько прилипших волосков, потёр большим пальцем кровавое пятнышко, и то исчезло. Вытер лезвие о штаны, спрятал его в ножны и убрал нож в сумку. Оглянувшись, осмотрел берег, ручей, траву. Затем поднял сумку, закинул её на спину. На душе у него было спокойно и легко, так, как не бывало уже очень давно, с самой войны. Задрав голову, он посмотрел на небо, нашёл на нём Стрелу и пригляделся.

«И чего ей подумалось про лепесток? — подумал он. — Обычный наконечник».

Он опустил взгляд вниз, увидел Эйси, сверкающую в ручье белым пятном, и, смутившись, отвернулся, стал разглядывать траву, камни, деревья. Почувствовал какое-то шевеление в груди, но решил не придавать ему значения. Откашлялся.

— Ну? — спросил он. — И долго плескаться будешь?

— А что, мы спешим? — она, шлёпая ногами, вылезла на берег и, отфыркиваясь и дрожа, стала забираться в одежду. — В воде, на самом деле, теплей, чем на воздухе, знаешь?

— Знаю.

— Ахх, колется! — Эйси поёжилась. — Всё в волосах! Надо было одежду снять до того, как ты меня брить начал. Теперь чесаться буду. Да ещё и порезал пару раз ножом своим.

— Не надо было дёргаться. Да и вообще, могла бы и в одежде искупаться. Кто тебя просил голой сигать?

— А кто тебя просил меня так пугать? Я ж думала — и правда зарежешь. Трясся весь.

Уэспер молчал. Эйси перестала одеваться и посмотрела на него.

— Так почему?

— Чтобы найти сложнее было. Теперь ты как парень, а искать будут девушку и мужчину. Я им такой трофей оставил — каны на уши встанут, когда увидят.

— Я не об этом. Почему не зарезал?

— Успею ещё, — Уэспер повернулся к ней, затем вновь уставился на траву. — Если ты рубашку не наденешь, будет трудно тебя за парня выдать.

Эйси засмеялась.

— А я тебя теперь не боюсь. Это раньше я думала, что у тебя лицо такое, потому что ты недоброе задумал. А оказывается, у тебя лицо такое страшное только когда ты трусишь. А в легендах-то как о лице твоём суровом поётся! Ты что же, получается, так всю войну и трусил?

— Вот ведь дурная. За нами погоню вот-вот пошлют, а она языком треплет.

— Вот мы уже и ссоримся, как женатые, — Эйси влезла в сапоги и, шмыгнув носом, подхватила свою сумку. — А как меня теперь зовут, если я теперь мальчик, а?

— Уэсли.

— Не хочу я быть Уэсли! — она зашагала к нему. — Хочу быть Гарботогоном Свирепым.

— Не тянешь ты на Гарботогона. Будешь Уэсли.

— Слушай, а что подумают, если заметят, что Уэсли и Уэспер друг с дружкой…

— Дурная ты, честное слово, — вздохнул Уэспер и, повернувшись, зашагал сквозь лес. Эйси догнала его и пристроилась рядом. Через пару минут Уэспер заметил, что она дрожит, и накинул на неё свой плащ.

Вверх они не смотрели, иначе бы заметили, что идут точно туда, куда указывает лепесток-наконечник ярко сверкающей на небе Стрелы.

Джонни Тик-Так Ринат Газизов

29 октября 1988 г.

Джонни Боргевич совсем потерял голову.

Акционер «ПайнерВудс», купивший пару часов назад пакет акций ещё на семьдесят миллионов, собирал ноздрёй кокс с туалетного сиденья. Персонал «ЛитлБигПичи» знал: четвёртая кабинка от входа — зона Боргевича. Если через полчаса не выйдет, надо волноваться. Откачивай потом ублюдка. Джонни всё тянул орешек на себя, а мерещился ему в прозрачной воде унитаза закат. Как огромная красная птица бесшумно ныряет в Мичиган, окропляя залив кровью.

Ещё Боргевич думал, что это он пустил кровь своим врагам.

Прокурор закрыл его в Вегасе, но Джонни вписался частником в индейское казино. Закон Висконсина запрещает азартные игры, а резервация — что твой штат: там свои правила. Земля индейцев — сорок тысяч акров, но всего три тысячи принадлежат им. Остальное Джонни забрал у частных владельцев. Сначала он превратил священный край в заповедник. Нечего жрать бобров и оленей — удите рыбу в Грин-Бей. Красная ленточка, егеря, забота о природе, всё по чести. Пресса в восторге (она негодовала за лакоту, а виннебаго невзлюбила за алкоголизм); «зелёные» простили ему поставку древесины на целлюлозно-бумажный комбинат «ПайнерВудс». Только вождь его не простил. Приехал вчера в офис на старом «Тандербёрде» и выплюнул:

— Шаманы виннебаго жгут костры.

Боргевич показал нахохлившемуся вождю, куда он запихает индейские проклятья. И всё его сраное племя, которое уже пять тысяч лет держит эту землю. Виннебаго огребали ото всех, от белых и коренных, они дохли от чумы и оспы, страдали от племенной чехарды в «бобровых войнах». Их превратили в цыган, их сплавляли по Миссисипи, увозили в Дакоту, Айову, Миннесоту и Небраску. Колонисты распыляли виннебаго три века подряд.

Но они возвращались обратно. Всегда. В Грин-Бей, в эти озёрные края, к родным осинам и берёзам, в берлоги танцующих гризли.

И только Джонни Боргевич смог их выдворить по-настоящему. Дайте время — и он вытащит из-под виннебаго последний акр. И пускай шаманы жгут костры. И плюётся вождь Энди Митчелл, старик во фланелевой рубашке, джинсах и кроссовках. Вы уже не те индейцы. Только и осталось — рожа да кличка.

Джонни внимательно отследил долгий путь тонущей птицы, её жидкий огонь на сетчатке своих глаз, и вспомнил вдруг, что кличка у Энди — Громовая Птица. И сам вождь из клана Громовых Птиц. От этого совпадения Боргевичу стало невыносимо смешно, и он затрясся в пароксизмах хохота, обнимая фаянс.

Официант «ЛитлБигПичи», присматривающий за Джонни, облегчённо вздохнул.

Ублюдок совсем потерял голову.

Потом он, Риккардо Ночи и Мэтью Стайлз со своими телохранителями собрались в пустынном зале кинотеатра на Ист-Ллойд Стрит. Всем было слегка за сорок. Каждый считал себя королём Милуоки. Оператор заранее расставил джойстики и погасил свет. Миллионеры скучают на высоких приёмах; гораздо веселее рубиться в игровую консоль на тридцатиметровой диагонали. Сегодня кино не будет.

Висконсин — северный штат, для туристов рай, для американцев дыра. Сплошь нетронутые леса, молочные фермы, «сырные головы». Боргевичу это на руку. Ниже национального заповедника Николе и северо-западнее Грин-Бей он продаст землю под разработку свинцовых залежей. Тех самых, что приманили сюда нищих шахтёров, но не выдержали конкуренции с «золотой лихорадкой». Не беда: Джонни расставит сеть рудников и соберёт приличный улов. Конечно, это не Вегас, зато делёж только на троих. Стайлзу кусок за лицензию на ведение горных работ. Ночи — кусок как подставному лицу добывающей компании.

— Что сказал вождь? — спросил Риккардо.

— Лесные духи, — ответил Джонни. — Живой ветер, поющие камни… Он угрожал расправой. Заодно назвал меня безбожником.

— Абориген.

— Я говорю: «Достань томагавк. Белый против красного, как в старые добрые». Он молчит. Я достал свой: «На! Видел?!».

— А старик?

— Да что старик. Закопал он свой. Через катетер ссыт.

Наигравшись, Боргевич едет к проститутке экстра-класса. Он пьян, укокошен и произносит только «Кама, Кама». В резюме сказано было, что она — посмертная аватара Камы. Почему посмертная? — спросил он у свата. Потому что бог с цветочными стрелами умер на заре Кали-Юги. Говорят, его испепелил Шива. Но считают, умер от сифилиса. Кама, которая ждёт сейчас Джонни в специальных апартаментах, играет на ситаре и цитирует Басё; впрочем, она играет на всём. Её услуги стоят очень дорого, возможно, она самая дорогая американская шлюха. Джонни это нравится.

Его кортеж мчится в восточную часть Милуоки, вдоль побережья. Луна парит над водами Мичигана, а озеро тихо плещет и волнуется. Боргевич высовывается в окно и изображает руками летящую над озером птицу. Двести километров в час на фоне звёздного неба. Джонни кажется, что он властелин пространства и времени. Тот, у кого есть земля, владеет всем, что на ней зиждется.

Охрана помогает Джонни войти и скрывается в соседней квартире. Если случится неладное, шеф нажмёт особым образом на часовой ремешок, и его свита перейдёт в боевой режим. Предусмотрены два секретных выхода. Боргевич сбрасывает пиджак — слышно, как стукается пижонский «кольт» о пол — и уходит в спальню. Он помнит балдахин с вышитыми сценами из Махабхараты, шёлковое бельё, ароматические свечи, он помнит, что Каму надо называть апсарой. В спальне пусто: наверно, она принимает душ. Джонни падает и тонет в недрах кровати; постельное бельё исполнено в виде звёздно-полосатого флага. Это чтобы одновременно трахать и Каму, и государство.

Ему надоедает ждать, и он, шатаясь, плетётся в гостиную.

Кто-то пыхтит и всхлипывает за стеклянной панелью. Боргевичу открывается ошеломляющая картина. Кама судорожно бьётся на полу в размётанных подушках, отбивая от себя ползучего гада, розовую змею толщиной с локоть. Тварь то обвивается вокруг шеи, заставляя Каму изогнуться в припадке асфиксии, то вонзается ей между ног, задирая пеньюар, то шлёпает по лбу. Сначала Джонни думает, что она так играет с резиновым другом. Мужчина трёт глаза, его до смерти пугает подобный приход. Наконец Кама, извернувшись, хватает змею и стучит ею о пол.

Боргевич понимает, что происходит «неладное», тянется к часам.

И тогда его запястье перехватывает чья-то рука — холодная, как наручники. Возникает узкое лицо с острой улыбкой от уха до уха. Голос, не женский, не мужской, исходит из треснувших губ:

— Ты совсем потерял голову.

И в сумасшедших глазах внезапного гостя богатый ублюдок из Милуоки видит, как пляшет в сверкающих молниях феникс — дикая кровь виннебаго…

Вождь виннебаго Энди «Громовая Птица» Митчелл вернулся поздним вечером в резервацию Грин-Бей. Ему понадобился день, чтобы добраться до Милуоки и увидеть глаза Джонни Боргевича, человека, который отбирает у племени родину. Энди увидел — и проиграл.

Седой коршун оказался слабее.

Духи гризли, вибрировавшие в окрестной чаще и обещавшие сопровождать Энди, понурились, застонали и растворились ещё в предместьях Милуоки. Их мощные тулова, что внушают страх и уважение белым, не выдержали городского воздуха; их беспомощный рёв терзал сердце старого вождя. В гнилом воздухе задохнулись и волки диких лесов, эманации сплочённой стаи, лучшие-из-охотников. Они скулили, завывали в рёбрах Энди. Даже белохвостый олень, дар земли и приманка для хищного гона, науськанный хитрой старухой Куну, не помог. Его спугнул шум трассы, его ослепили фары, его отравил выхлоп.

Но не это добило Энди.

За плечами Боргевича он увидел клубящееся марево денег. Их неуловимая рать то шуршала бумажной трескотнёй, то ныряла в депозиты, то конвертировалась в драгоценные металлы. Сила, которая стояла за Джонни, прикидывалась землёй, но она не была ею. Сила притворялась верными людьми, огромным корпоративным племенем, но она не была ими. Сила имела глаза с выражением лёгкого превосходства, дряблый подбородок, жидкие патлы — она прикрывалась Франклином, легендой белых, но она не была им.

Для Энди Митчелла она была той самой «тьмой, что простёрлась над бездной» из книги христиан.

Громовая Птица не мог сдаться. Энди Митчелл не мог спасти племя.

Он был обречён и потому знал, что делать.

В посёлке горели костры.

Ветер заплетал дым, хватал искры и крутил над головами. В нахлынувшей ночи пели осины, им вторили сверчки, нарезающие время пунктиром. Энди направился к людям, толпившимся у костров. Сегодня виннебаго взывали к своей самобытности. Они не кичились индейской кровью «прародителей». Перед угрозой выселения они захотели вспомнить себя настоящих. Энди понимал — тщетно. Это было так же тщетно, как и пытаться завести антикварные часы, унаследованные Митчеллом от предков, обретших свободу.

Он глядел, как Зак «Сердце Своей Земли» Уифишер бьёт в бубен и распевает гимны. Очки вечно съезжают с носа, Зак потеет и хрипит; он молод, но уже тучен и рыхл. Уифишер — гордость виннебаго: он поступил в массачусетский технологический. Когда Зак устроил Громовой Птице видеоконференцию со старейшинами виннебаго из Небраски, вождь испытал потрясение. Здесь воцарились электронные духи, думал вождь, чья текучая энергия мчится быстрее стрелы — ведь она родственница молний. Только прирученная, запряжённая в провода. Своей сетью цифр и кодов она затмевает землю. Её бесплотная власть попирает духов, её холод и механичность выживают и без того редкие эссенции.

Энди Митчелл не видел в этом трагедии. Аборигены проиграли европейцам не войны, не пушнину и металлы, не земли и воздух: их прогресс оказался слабее прогресса белых.

Гипотеза о радиоволнах положила на обе лопатки легенду о Белом Зубре.

— Перестань, — тихо сказал Энди Заку, и астматик бессильно упал на колени.

— Хватит! — обрубил Громовая Птица церемонию. — Хватит с нас пау-вау!

— Мне нужно десять здоровых мужчин и старуха Куну! — объявил вождь.

Седой высоченный старик стоял в кругу света, его тощая тень указывала на запад. Отёкшее лицо, иссечённое морщинами, обратилось к людям виннебаго.

— Мы идём на Курган Дремучих Обманов.

И сырая трескучая ночь вдруг набухла и ощерилась первобытной злобой. Она помнила эти слова.

Энди Митчелл плюнул в двух шагах от рослой берёзы, толстый ствол которой раздваивался и сплетался, образуя кольцо. В этом месте десять трудяг принялись копать восьмифутовую яму под покровом глубокой ночи. Энди предупредил захватить бензопилу, для обрезки древесных корней. Чтобы никто не видел лица, вождь убрался подальше. По его расчёту, работа закончится к утру. Выдохшихся индейцев старуха Куну отведёт обратно домой.

В окружающей темноте Курган Дремучих Обманов казался особенно чёрным. Его плоский горб почему-то не держал деревьев — только редкую траву. Он указывал на точку, составляющую центр тяжести геометрической фигуры, образованной сетью курганов. То место, куда плюнул согласно ритуалу вождь.

Племя ослабло, думал Громовая Птица. Ещё тысячелетие назад десять татуированных здоровяков с лёгкостью бы откопали восемь футов местной почвы. Нынешние же выбивались из последних сил. Возможно, считал он, они и впрямь не заслуживают иметь родины. Неспроста остановились настенные часы Митчелла, прежде работавшие бесперебойно, пускай им уж больше века. Потом Энди поймал лукавый взгляд Куну и упрекнул себя в малодушии.

— Остановитесь, — сказал вождь.

В свете фонаря он различил в рыжеватой глине растрёпанный моток конского волоса. От ямы веяло сыростью и гнилью.

— Вы уйдёте, и до полудня ни одна живая душа не покажется из дому. Предупредите всех. Куну укажет тропу.

Недоумевающие индейцы топтались на месте. Старуха, прежде чем повести в обратный путь, обронила:

— Он возжелает пользоваться младшим братом. Но моя прабабка умела орудовать шилом. Поэтому утром веди Его ко мне: старуха Куну штопать мастерица.

Она глупо хихикнула, подбоченилась и вдруг с горечью произнесла:

— Бедный мой мальчик. Энди-Энди, гордая птичка…

Вождь взял лопату и осторожно углубил яму. Выбравшись наружу, старик упёрся в землю и потянул на себя моток конского волоса, который серой нитью прошил темь. Энди казалось, что он держит в упряжи стадо мустангов и тщетно пытается с ними совладать. Их подземная орда шурует в корнях деревьев, буравит мать-землю своими мучнистыми телами, отчего та сотрясается и валит дома и деревья. Ядовитое дыхание из лошадиных ноздрей поднимается по разломам коры серными испарениями; их неистовая мощь норовит пробиться наружу и вспучить мать-землю — так они выдавливают холмы.

Громовая Птица забыл своё племя, свои восемьдесят лет, забыл одобрение предков из предрассветных снов, родных духов, луну над заливом и шелест осин. Он забыл даже Джонни Боргевича.

Лицо вождя окаменело; чёрные глаза устремились внутрь. Дикое стадо не хотело поддаваться, его заклинали не выпускать проклятый груз наружу, но Громовая Птица уже не был человеком. Его окутало неминуемое предназначение. Огненные крылья прожгли джинсовую куртку, вспыхнули заревом над чащей и дали ночи прикурить. Они взвихрили воздух, прижав деревья и распугав зверей, и оторвали Птицу от земли. Конская привязь зашлась голубыми разрядами, звёзды дрогнули и заискрили молниями небосвод.

Грязь на дне ямы расступилась и выплюнула тело.

И в тот же миг крылья угасли, и Энди Митчелл упал навзничь.

…Потом он полз наверх по осыпающемуся краю, таща на спине свинцовое тело, обмотанное конским волосом. Чёрная шевелюра усопшего резали Энди глаза. Бледное лицо, скорее женское, чем мужское, было обращено к небу. Энди вытолкал тело наружу, а сам рухнул обратно и, дрожа от внезапного холода, стал загребать руками чавкающую жижу. Он нашёл деревянный короб, увесистый гробик, тоже обмотанный конским волосом. Силы надолго оставили Энди, а когда он всё же смог выбраться вместе с коробом, высокий голос, богатый обертонами и отпугнувший оставшееся зверьё, продекламировал:

— …в свои постели улеглись к червям. Боясь, чтоб день не увидал их срам, они бегут от света сами прочь, и с ними вечно — сумрачная ночь.

Энди Митчелл кожей ощутил, как мир сдвинулся с места.

Привычное кряхтенье духов сменилось тревожным молчанием, колючая трава стала чужой, пришло безветрие, хотя тучи затянули звёзды. Сейчас вся надежда на старуху Куну, она выведет ребят. А Энди теперь нечего терять.

— Здравствуй, Вакджкункаг, — вождь совершил ритуальный поклон, едва не умерев от усилия.

— Распутай верёвки.

Руки и ноги погребённого связаны. Он гол и бледен. Его хрупкое и притом тяжёлое тело привалилось к заветной берёзе. Старейшины говорили, что через это кольцо Вакджкункаг дышит, а из корней высасывает соки. Мать-земля не приютит его, как сына, за проступки, потому Вакджкункаг лишь неприкаянный гость и всегда жаждет проснуться.

Перворожденный внимательно разглядывал вождя виннебаго. Его глаза было невозможно прочесть.

Энди подал Вакджкункагу руку, и легенда виннебаго сделал первый шаг. Он улыбнулся, страшно, счастливо, от уха до уха. Потом он высоким развязным голосом попросил подать ему сокровенный короб.

— Мой младший брат, — ласково приговаривал Вакджкункаг. Он снял крышку и загрустил: его младший брат разодран в клочья шилом неугомонной старухи Куну много веков назад. Перворожденный повесил короб за спину, как делал это на протяжении всей истории матери-земли, взял под руку выгоревшего дотла вождя и направился в деревню.

— Ты знаешь, птичка, что тебе грозит, — сказал он, заливисто смеясь, словно кокетка, гуляющая по парку. — А теперь расскажи мне про Боргевича.

Энди Митчелл дал Вакджкункагу клетчатый костюм-тройку, шляпу и триста долларов. Узконосые туфли были малы Перворожденному — пришлось надеть кроссовки Уифишера.

— Ты купишь билет до Милуоки в кассе автовокзала, — объяснял вождь. — Если проголодаешься — купишь еду в магазине. Если тебя ранят — купишь бинты в аптеке.

— Учи мудреца, — сказал Вакджкункаг, изучая купюры. Призрачный ореол силы витал вокруг пачки денег. Он увидел, как пилят и мнут деревья, заряжают их в машины целлюлозных заводов, прокатывают и сушат в прессах, получая мотки бумаги. Как расцветают водяные знаки и как накладываются краски. Он услышал горе обездоленных и процветание вышних, и вмиг он осознал всё, что сопутствует запаху денежной пачки.

Пока отсутствовал Вакджкункаг, в мире ничто не изменилось.

Перворожденный щегольски сдвинул шляпу, отбросил чернявую копну за плечо — теперь он больше смахивал на знойного мексиканского гитариста, чем на древнего индейца.

— Я возьму это, — сказал Вакджкункаг, указывая на антикварные настенные часы, которые висели в гостиной Митчелла. Тусклая позолота циферблата, свинцовые гири, медный маятник, римские цифры. Эта старинная работа досталась индейцам как символический подарок от секретаря американского правительства в тысяча восемьсот семьдесят пятом. Именно тогда виннебаго окончательно позволили остаться на своей родине. Всё прошедшее время часы работали бесперебойно и лишь недавно перестали бить. Митчелл собирался отдать их часовщику, но не находил специалиста столь высокой квалификации. Наконец он решил — такова судьба.

— Это часы, — сказал вождь.

— Да, моя птичка. — Вдруг посерьёзнел Вакджкункаг. — Я заведу эти часы.

— А ты, — обратился он к бабке Куну, кивая на деревянный гробик, — заштопай младшего брата.

Вакджкункаг искупался в заливе Грин-Бей.

Его тело впитало отходы комбинатов, ощутило губительную вибрацию гидростанций. Оно помнило, каким был Мичиган. Эта разница осела в нутре краеугольным камнем, от которого спёрло дыхание. До Милуоки его подбросил дальнобойщик из Небраски, Том Хогард. От него разило водкой и потом, он растрепал молчаливому «вождю» последние новости, похвастал новой фурой и фотографией подруги. Он ощупал шины, блестящий металл и брезент, вволю нанюхался выхлопом из чадящей трубы и дымом сигарет. Это опьянило и отравило Перворожденного. Древний индеец и дальнобойщик съели по «гриль-чикену» в забегаловке и отведали растворимый кофе. Вакджкункаг изучал снующих официантов и меню. Он не видел охотничьего азарта, быстроты ума и верности глаза. Стрелы не жужжали, не падали, как срубленные, олени, не рычали гризли, валя деревья и нарываясь на колья, не срывалась с удилища пойманная рыба. А главное — Вакджкункаг не чуял крови.

В мясе не было крови. В воде не было реки. В салате не было земли.

— Это синтетика, братан, — говорил раскрасневшийся Хогард. — На каждого не напасёшься настоящего мяса! Ты словно только родился.

На прощание Том попросил что-нибудь индейское. Костяной амулет, пучок трав, сушёный череп — ну, оберег от злых духов. Вакджкункаг дал ему двадцать баксов. Линкольн — лучший амулет для белого. И против белого.

Перворожденный окунулся в толпу горожан, самое бестолковое племя, которое ему доводилось видеть. Он быстро познал связи людей и предметов; на него давило плотное облако финансов, бухгалтерский дух, изгнавший отовсюду живые эссенции. Это единственное великое изобретение людей против матери-земли билось в разрядах между небоскрёбами, окутывало смогом мегаполис, не щадя скверы, школы и пышные соборы — наоборот, процветая в них. Эта сила глядела отовсюду; она отталкивала чужого, отчего Вакджкункаг чувствовал себя достоянием глубокой древности. Случай подтвердил это: гость наткнулся на подростка, горланящего об «исцелении с наилучшими льготами». Его чудная одежда называлась рекламным щитом. Вакджкункаг купил щит за доллар и понёс подмышкой: современное оружие придётся кстати. Явившись на Пятую Гражданскую, он попал в аптеку, где познакомился с местным целителем. Он перещупал сотню тюбиков, упаковок и баночек, но так и не притронулся к матери-земле, и ответ возник из памяти: «синтетика, братан». Он расчихался из-за лекарств, не успел опомниться, как купил назальные капли и пакетированную морскую соль для промывки носовых пазух.

Найти офис «ПайнерВудс» не стоило большого труда.

Судя по количеству выпивших людей, высыпавших к вечеру из здания, корпорация праздновала удачную сделку. Вакджкункаг приготовился к битве; пирующий враг — большая удача. Он отложил сумку с часами, что отмеривали свободу племени, приоткрыл заплечный короб и облачился в щит. Два квадратных куска фанеры, скреплённых проволокой, превратили Перворожденного в паладина под стягом рекламы: он ощутил поддержку нового бога за плечом и проникся его сутью. Вскоре на Перворожденного обратил внимание патруль. Полицейский проверил у «эмигранта» документы, и здесь вождь виннебаго не подвёл: подделка сработала.

…Вакджкункаг узнал Боргевича, сопровождаемого охраной. Это был полнеющий смуглый мужчина в тёмных очках. Он излучал силу; он скользил. Ему сопутствовала бесовская удача, злобная непоколебимая уверенность — и всё это под прикрытием денежной пачки. Вакджкункаг и моргнуть не успел, как Джонни с эскортом нырнул в машину и укатил веселиться.

Перворожденный пошёл по следу.

Энди Митчелл встретил сына, лёжа в постели. Будущий вождь виннебаго прилетел из Китая, с международного форума, посвящённого исчезающим народностям. Они говорили о мелочах. Сын видел больного стареющего отца. Стив Митчелл спросил: «Пап, ты отдал часы в ремонт?». Старый коршун ответил птенцу: «Да, их скоро починят».

Во дворе тлели угли.

* * *

…как пляшет в сверкающих молниях феникс — дикая кровь виннебаго.

Джонни Боргевич дёрнулся вон из гостиной, но Вакджкункаг вцепился намертво. Его щит спереди рекламировал магазин железных дверей на Гувернер-стрит, сзади — аптеку на Пятой Гражданской.

— Я видел город, — сказал Перворожденный. — Я слышал биржу. Гость города твоего — я отравлен.

Он сорвал часы с запястья Боргевича. Тот отшатнулся, нелепо взмахнул руками, споткнулся о Каму.

— Зверь и шлюха, — показал Вакджкункаг, — в извечной борьбе, ведь оба ненасытны.

Его младший брат мог бы диктовать Каме до судного дня. Самая дорогая американская проститутка, в свою очередь, врубила шестую передачу и не собиралась сдаваться.

— Пепел цветочного лучника бьётся и в моём сердце, — индеец толкнул Джонни. — Идём на кухню, услужи гостю.

Акционер «ПайнерВудс» попытался прийти в себя. Его не запугать тренированной змеёй и индейским ниндзя. «Кольт» лежит в кармане пиджака в прихожей. Очень хочется жить.

Иллюстрация к рассказу Игоря darkseed Авильченко

— Я могу дать большой выкуп, — собрался он. — Мы же деловые люди…

— Да-да, — перебил Вакджкункаг, — мы оба связаны обязательствами. Ты — законами федерации, Висконсина, своей собственной компании. Я связан волей Громовой Птицы. Ты виляешь, дьявол, и вертишься. А я просто прошу: оставь землю виннебаго.

— Окей, надо сделать пару звонков, — Джонни встал, Вакджкункаг не пытался его остановить.

— Ты сумасшедший, — сказал Боргевич, возвращаясь и целясь в индейца. — Твою мать, это даже весело!

Он взял бутылку вина, сбил горлышко о край стола и плеснул по бокалам.

— Как ты сюда попал?! — он выпил залпом, не спуская глаз с Вакджкункага, и налил снова. — Зачем этот прикид? Ты киллер индейский?

Перворожденный сделал шаг к Джонни. Новый бог за его плечом одобрительно кивнул.

— Давай, дружище, — сказал Боргевич и выстрелил.

— Это же двери «Уоллен»! — постучал по фанере Вакджкункаг. — Закалённая сталь, а какие петли! Между прочим, купил бы ты их сегодня — получил бы бесплатную доставку. Но это не выход: всё равно я влез через балкон.

Вторая пуля срикошетила от рекламного щита и чуть не задела Джонни. Реклама неуязвима, она протянула, обвила щупальцами-эманациями и заточила Вакджкункага в прочнейший кокон связей.

— Бренд «Уоллен», — распалялся Перворожденный, — это Двери с большой буквы, символ надёжности и личного пространства, мембрана между грязным миром и домашним уютом.

Заклинание «Уоллен», то, что подзуживает и бросается в глаза миллионам, оберегло Вакджкункага полчищем потребителей. Бренд — как одно из имён бога, ему кланяются и на него молятся, это лучший доспех, который когда-либо был у Вакджкункага — что ему до пуль?

— Ты негостеприимен, — сказал Вакджкункаг и отнял оружие у ошеломлённого Джонни. — Теперь за мной ход.

Перворожденный снял с себя щит, пиджак, расстегнул рубашку и взял кухонный нож. В животе засело краеугольное новообразованне, та самая разница между прошлым и нынешним Мичиганом, медленный яд цивилизации: синтетика быта и человеческих отношений, которая убила верную стаю Громовой Птицы.

Вакджкункаг вырезал пупок. Сунул пальцы в рану и извлёк лишнее.

— А теперь, Джонни, открой рот и скажи: «А-а-а…».

Боргевич и так стоял с опущенной челюстью. Легенда виннебаго положил ему на язык мокрую мякоть — подарок цивилизации — и залил в глотку вино. Сорочка пропиталась красным.

— Теперь у тебя рак, Джонни. А что это значит? Что тебе осталось жить три часа, ровно до утра. Если ты, конечно, не исправишься…

Богатый ублюдок из Милуоки осунулся и побледнел. Он вдруг услышал, как оглушительно ходят его наручные часы.

— Теперь ты не Джонни Боргевич, — сказал Вакджкункаг, зашивая себе живот проволокой от рекламных щитов. — Отныне ты — Джонни Тик-Так.

Джонни-Джонни. Джонни Тик-Так.

Перворожденный достал старинные часы, символический подарок виннебаго от правительства, и торжественно водрузил их на кухонный стол, под который свалился Джонни. Он объяснил, что следует немедленно свернуть программу «ПайнерВудс». Время пошло, Джонни! Вакджкункаг вставил ключ и завёл часы. На этот раз медный маятник дрогнул и заколебался, ожили стрелки циферблата. В такт маятнику закачалась Кама, оплетаемая младшим братом. Встрепенулась в соседней квартире охрана Джонни. Старейшины виннебаго из Айовы по вызову вождя Энди Митчелла в срочном порядке вылетели в Грин-Бей; в багаже каждого из них лежало по мотку конского волоса.

Вакджкункаг включил газовую плиту и затянулся сигаретой Джонни. Дым пробивался из его орлиных ноздрей, чёрная шевелюра наэлектризовалась.

— Я помогу тебе ножом, Джонни. Ты только успей.

Завертелось.

Джонни Тик-Так, чуя, как рак поедает стенки кишечника, набрал Риккардо Ночи. Он отменил геологическую разведку свинцовых залежей. Ночи решил было, что Джонни спятил, ведь нельзя попросту отказываться от денег, когда всё улажено. Джонни пригрозил расправой и добился своего. Потом он позвонил Мэтью Стайлзу и запросил бумаги по праву владения заповедной землёй. Стайлз должен немедленно приехать по адресу с актом о передаче земельных участков виннебаго. В пожизненное пользование. Стайлз опешил, Джонни надавил, заодно пообещав ему долю в индейском казино. Мэтью был недоверчив, пришлось связаться по видеофону и дать устное подтверждение. Мэтью записал этот разговор для суда, отметив, что босс неважно выглядит.

Всё это время, каждую секунду, Джонни Тик-Так не отрывал взгляд от настенных часов Митчелла.

Он весь превратился в предчувствие смерти и внутри уже закостенел, как смертник перед казнью.

Пока Джонни наспех откупался от своих сделок, Вакджкункаг грел руки над газовой плитой. Язычки синего пламени шипели и плясали. Кровь сочилась из швов на животе, но Перворожденный чувствовал себя отлично: он очистился. В окно заглядывал месяц, парящий в одиночестве над холодными волнами залива. Какая-то птица перечеркнула его стремительной тенью.

Эскорт богача, наконец, нашёл ключи, вломился в квартиру и услышал радостный голос Вакджкункага:

— Что за белые! Всё у вас скучно, без огонька…

Индеец держал в руке солидный косяк, который обнаружил в вещах Джонни.

— Выкурим трубку мира? — предложил он.

В ответ со стороны охраны прогремели выстрелы. Они даже не подумали, что могут задеть босса. Вакджкункаг прикурил, снова отступив на кухню. Зрелище Камы и младшего брата должно задержать воинов. Джонни сидел за столом и нервно строчил распоряжения и приказы; ему было не до выстрелов. Словно на шахматном турнире, рядом с ним тикали часы. Сила, которая клубилась над Джонни, порядком потускнела и выцвела, но не собиралась сдаваться. Её печатью отмечены были и телохранители, на которых затрачены большие деньги.

Раздался короткий хлопок. Кто-то из охраны пришёл в себя, привинтил глушитель и спокойно пристрелил шлюху. Когда умерла посмертная аватара Камы, Вакджкункаг сказал Джонни Тик-Таку:

— Время вылечит всё.

Тикали, тикали антикварные часы Энди Митчелла.

Апартаменты на вершине небоскрёба, словно подвешенные между небом и землёй, не могут принадлежать людям. Это жилище для полубогов. Это гнездо для птиц, одинаково далёких от городской грязи и космической пустоты. Поэтому Перворожденный вышел навстречу людям и превратился в очаг возгорания. Он полыхал, как нефтяная скважина. Он хлынул волной магмы. Вакджкункаг, феникс виннебаго, расправил крылья и показал охране Джонни, отчего вспыхивают сверхновые.

Людям не место между небом и землёй.

Луна спряталась в тучи.

Когда старинные часы, отмеривающие свободу племени, пробьют утро, Джонни Тик-Так скончается.

Вождь виннебаго Энди «Громовая Птица» Митчелл потухнет навсегда. Его сын, Стив, почувствует недомогание и вызовет врача. Окажется, что из заграничной поездки он привёз в резервацию атипичную пневмонию и подписал племени приговор. Вакджкункаг вскоре вернётся в Грин-Бей, таща на себе труп Джонни и антикварные часы. Отделив голову от тела и установив настенные часы на плечи Джонни Тик-Така, Перворожденный создаст из них одно целое. Чтобы часы вечно бились над телом, что предало землю и возжелало наживы.

Вакджкункага встретят старейшины из клана Слепых Мустангов, и лихо засвистит в воздухе конский волос, пытаясь усмирить огненную птицу. Будут гореть леса и звери, а белые всё спишут на пожар.

Тех, кто выживет, старуха Куну поведёт к Кургану Дремучих Обманов.


Оглавление

  • Лисы в курятнике Майк Гелприн
  • Побочное чудо Станислав Бескаравайный
  • Зачем и почему Ирина Соколова
  • Час Х Владимир Марышев
  • Красная Стрела Евгений Шиков
  • Джонни Тик-Так Ринат Газизов