Радость нового пути (fb2)


Настройки текста:



СТРАННЫЙ ВЕК

Мы пришли в этот храм не венчаться...

                               Юрий Кузнецов

Судьба бытия

Я буду исследовать строго
вопрос о судьбе бытия.
Об этом все знают немного.
Не знаю об этом и я.
И даже философ убогий,
решая глобальный вопрос,
всё бродит в лесу тавтологий,
растя депрессивный невроз.
Что делать, - предмет очень сложный,
и явно сквозит дуализм.
Здесь надо подход осторожный:
привлечь, например, плюрализм.
Как много здесь вкусов и мнений!
Не надо хихикать до слёз.
Судьба же, вне всяких сомнений,
весьма любопытный курьёз.
Она, как старуха седая,
в затылок мне смотрит всегда.
А жизнь – это штука простая,
враждебная, в общем, среда.
2012

Засилье идей

Я живу в странном веке. Засилье идей
переполнило склады, ума, Колизей.
То бишь, время Фейсбука – от слова прогресс.
Но за новым айфоном не виден мне лес.
Я в трёх соснах брожу, не заметив пейзаж,
и мотает на ус время длинный мой стаж,
вжился очень легко, изучив эту роль.
Но в душе пустота, - жирный с дырочкой ноль.
И трагедия вдруг превращается в фарс.
Бесконечность видна теперь только в анфас.
Этот век, этот мир, эта масса людей
устремляется в пропасть быстрей и быстрей…
Я найду доски, гвозди – построю забор,
не замечу прогресс, даже глядя в упор,
буду только следить за движением дней
вдалеке от истории новых идей.
2017

«Мы стоим на пороге…»

Мы стоим на пороге, где вечность
приоткрыла нам дверь вдалеке.
В пирамидах видна безупречность.
Сфинкс под ними зарылся в песке.
Не старайся узнать его тайны,
время правды ещё не пришло.
Может быть, мы здесь просто случайно
или мало воды утекло.
Через бури, и счастье, и горе
мы идём к нашей давней мечте,
где сплетаются в чётком узоре
звёзды на густо‑чёрном холсте.
Подожди, не протягивай руки.
Эти звёзды умчались давно.
Может наши далёкие внуки
их коснутся, что нам не дано.
Осыпаются с розы устало
лепестки на простую тетрадь.
Слишком время прошло ещё мало
для того, чтобы тайны все знать.
2009

«В бурлящем море…»

В бурлящем море всех событий
спокойно плыть нам не дано.
И за звеном идёт звено
ошибок новых и открытий.
И переливами мгновений
играет ясно каждый день,
а огорчений кратких тень
не смоет ясность озарений.
Лишь незначительных намёков
вдруг промелькнёт след иногда,
и понимаешь без труда
ты смысл тогда в словах пророков.
Ведь каждый день я осторожно
перебираю груды книг...
А путь короче – напрямик,
и отыскать его несложно.
2010

«Нет, ни у жизни, ни у книг…»

«Нет, ни у жизни, ни у книг
не жди последнего ответа»
- Людьми забытый, шепчет где‑то
давно ушедших дней родник.
«Послушай мудрого совета:
всё это сказка, мир чудес;
живём по прихоти случайной,
а мир вокруг такой бескрайний,
похожий на дремучий лес,
покрытый непонятной тайной.
А жизнь – всего лишь только миг,
день вереницы поколений,
души безмолвной превращений,
куда и разум не проник».
2009

«Мы пришли в этот храм…»

Мы пришли в этот храм не венчаться.
Мы пришли бесконечно страдать.
Мы вернулись сюда попрощаться.
Здесь мы будем теперь умирать.
Скорбно смотрят знакомые лица
с потускневших от старости стен.
Этот мир, - что вокруг, только снится,
он бурлит лишь в объятиях вен.
Нам лишь кажутся дальние страны
на сетчатке обманутых глаз.
Пусть бушуют вдали ураганы,
не затронув вниманием нас.
Кто создал эту жизнь, - остановку
на дороге из сплетен и лжи
прямо к свету, под чью же диктовку
пишут ангелы нам миражи?
Телевизор спокойно бормочет,
формируя сознанье моё.
Понимаю, чего же он хочет,
и в какое ведет забытьё.
И спокойно смотрю на картинки,
что мелькают сквозь пыль на стекле.
За окном мелкий дождь, - как слезинки,
как печаль о забытой Земле.
2010

Забывается всё

Забывается всё... Даже лучших имён
исчезают напевы созвучий.
И в музеях запущенных складки знамён
покрываются пылью летучей.
Время быстро течёт и смывает легко
память прошлого, лица и даты.
И уносятся вдаль, далеко – далеко
города, где был счастлив когда-то.
Что нас ждёт впереди – не понять, не узнать.
Голос вещий так слаб и невнятен.
Вечно небо и моря зеркальная гладь
вся в мерцании солнечных пятен.
2010

Совесть

Нет никак покоя, мы идём вперёд.
В поисках забвенья время нас зовёт.
Жаждой развлечений до краёв полны,
за собой не знаем никакой вины.
И душа пустая хочет одного:
сладостных блужданий, новых берегов.
И на этом долгом, вьющемся пути,
прежде, чем ты сможешь что-нибудь найти,
вдруг среди ошибок, холода, теней,
встретишь бледный призрак совести своей?
Что ты сможешь внятно ей, родной, сказать?
Лучше ей о прошлом ничего не знать.
Пусть лишь повздыхает да слезу прольёт.
Некогда с ней спорить, мы идем вперёд...
2009

«Между грязи и камней…»

Между грязи и камней,
трав пожухлых, зноя, пыли
жизнь проходит без затей,
а о прошлом мы забыли.
Нам его совсем не жаль.
День сегодняшний тревожит.
Сердце стылое, как сталь,
полюбить уже не может.
Ну, а будущего нет
в этом мире простым людям.
На любой вопрос ответ
лишь один...
                 Но нет, не будем
мы решать "проблему рая".
Лучше так сказать: «Не знаю».
2010

«Я позабыл, о чем хотел сказать...»

Я позабыл, о чём хотел сказать.
Стучит в окошко утро веткой клена.
А тучи скрыли солнца благодать,
украв его с родного небосклона.
Вчера опять читал какой-то вздор,
пытаясь смысл найти в скучнейшей книге.
От гаджетов теснеет кругозор,
как у колибри где-то в Коста-Рике.
Прогресс хорош, но доза велика.
Свой ноутбук люблю и ненавижу.
А вот и дождь пошел уже слегка,
и тучи вниз спускаются всё ниже.
2016

МИР СОШЁЛ С УМА

Живи еще хоть четверть века –

Всё будет так. Исхода нет.

                   Александр Блок

О Горбунове и Горчакове

Ночей бессонных бесконечен ряд,
как волн седых в провинции у моря.
Опять читаю строчки все подряд
о Горбунове, с тихой дрёмой споря.
Там Горчаков – основа всех основ,
их унисон от скуки только средство,
хоть диалоги не заменят снов.
Простак и циник – грустное соседство.
Их голоса звучат из темноты,
всегда со мной – захочешь, только свистни:
«Находчивость – источник суеты».
"Я не уверен в этом афоризме".
«Душа не ощущает тесноты».
"Ты думаешь? А в мертвом организме?"
Но обойдемся, впрочем, без имён,
ведь в сумраке неразличимы лица.
Живут в больнице. Впрочем, это фон
того, что утром явно растворится.
В бессоннице моей незримый знак,
хоть и порой бывает с нею тесно.
А их люблю всегда за просто так
и потому, что с ними интересно.
Мой трезвый быт расширился весьма,
вот голоса ко мне взывают снова.
Согласен с ними, - мир сошёл с ума.
И этот факт возьмём мы за основу.
2015

«Как страшно жить …»

Как страшно жить порой среди людей,
которым всё на свете безразлично,
которые смеются так цинично…
Среди глупцов, невежд и торгашей
похожа жизнь на сказочный мираж,
что манит нас в песках немой пустыни.
Рукой умелой созданный пейзаж
манит соблазнами.
                    Смотри, – слепыми
мы идём, не поднимая головы.
Но где ж оазис с пальмами? Увы…
2009

Милый друг

Милый друг, ты что, не знаешь,
что мы в жизни только тени?
Ты в бесцельности блуждаешь,
в царстве снов и милой лени.
Милый друг, ты что, не видишь,
что наш мир всегда бездушен?
Пусть судьбу ты ненавидишь,
вечный сон тобой заслужен.
Милый друг, ты что, не понял, ‑
в этой жизни нету счастья.
Жизнь – напрасная погоня
за деньгами, славой, властью.
2009

Шелест крови

Шелест крови, шепот тайны
ночью долгой говорят:
«Ты пришел сюда случайно,
ты живешь на свете зря.
Ты волнуешься, не спится?
Не волнуйся – это бред;
что задумано – свершится.
В этой жизни счастья нет.
Царству смерти нет границы.
Мир бездушный далеко.
Посмотри – мелькают лица
нескончаемых веков.
И над нами два проклятья:
навсегда и никогда…»
- Шепчет вещие заклятья
за окошком шум дождя.
2009

И было, и будет

Меня обвиняют за гаерский тон.
Под звуки воды неисправного крана
читателям разным моральный урон
привык наносить без труда филигранно.
Не лучшая тема – депрессии дно.
Но это всего лишь немое пространство
кусочка души, где всегда так темно...
И нету для сердца спасенья, лекарства.
Теория Дарвина просто смешна.
Тоска, беспокойство – друзья человека.
И было, и будет. Проходят века,
но те же: ночь, улица, дождь и аптека...
2016

«Дело не в том…»

Дело не в том, но и дело не в этом, –
дело в другом, только в чём – не пойму.
Может, виной слишком жаркое лето?
Может, не всё измеримо уму?
Бродят по солнцу какие‑то пятна,
тает асфальт, выгорает трава.
Дни исчезают, куда – непонятно.
Я их считаю, но помню едва.
Тучи проходят, спеша в отдаленьи,
где‑то потоп, проливные дожди.
Я же застрял между скукой и ленью:
трудно представить – что ждёт впереди.
Может, засыплет песками Сахара,
вместо машины – двугорбый верблюд,
лица черны от налета загара…
И миражи из тумана встают.
2010

«Читая снова Мандельштама…»

Читая снова Мандельштама,
я понял вдруг, как хрупок мир:
как трепет свеч в безмолвье храма
вдали от хора звездных лир.
Он жалкий, маленький комочек,
песчинка в вихрях вещества.
Среди мерцанья ярких точек
заметен он едва‑едва.
Здесь, равновесие нарушив,
Гордится этим человек:
зима – теплей, а лето – суше
и всё сильней разливы рек.
Бушуют часто ураганы,
земля трясётся, негде жить.
И даже развитые страны
Не в силах это прекратить.
Что дальше будет? Очень просто:
всё смоет бурная вода.
И мы, – непрошенные гости
уйдём отсюда навсегда.
2010

Мне снился сон

Мне снился сон, и в нём текла вода,
ручьём прозрачным в поле извиваясь;
и айсберги, - громады изо льда,
что безуспешно с климатом сражались.
Под солнцем ярким таяли они.
И расширяло море с радостью владенья;
и, как дитя, не чувствуя вины,
сметало всё, не зная сожаленья.
А под водой, в заброшенных домах,
кипела жизнь с повадками морскими, -
без суеты, без зависти, впотьмах,
и без границ – неслышно и незримо.
Безмолвие, забвение, покой...
А дни идут без счёта – год за годом.
Пусть наверху бушует шторм порой,
здесь тишина – под безразличным сводом.
А быт налажен, нечего делить,
живи свободным, рассыпайся в пену.
Не надо жаждать  - надо просто быть,
постичь свободы истинную цену.
Мне не понять, что значит этот сон,
к чему вода, какая тут примета?
Но как же долго длился ночью он,
и может быть когда-нибудь и где-то...
2010

«Сей год не удачен…»

Сей год не удачен вполне:
всё лето дожди полосами.
А где‑то жара и в огне
леса золотятся кострами.
Нигде равновесия нет.
Пора обращаться к истоку.
Недвижны узоры планет,
и тучи уходят к Востоку.
На Западе буйствует гром.
Удушливый вечер печален.
Но я как всегда не о том…
Не помню, что было в начале.
2011

«Не искушай чужих наречий…»

"Не искушай чужих наречий",
что в них от сердца, для ума?
Тоску лишь только небо лечит
своим простором, да зима
скует морозами заботы
и даст возможность отдохнуть.
Зимой в деревне нет работы:
снег все замёл и труден путь.
А в голых ветках стылый ветер
о чём‑то жалобно поёт,
да в небе солнце тускло светит,
без сил пробить на речке лёд.
И всюду холод, всюду стужа.
И не понять: зима виной
иль зачерствели наши души:
тьма – впереди, тьма – за спиной…
2010

«И змеится с тех пор…»

Царь змеи раздавить не сумел,

И прижатая стала наш идол.

                    И. Анненский

И змеится с тех пор здесь тоска,
и кишат в головах злые мысли.
Всё другое, - проходят века,
жизнь идёт, только мало в ней смысла.
Ночь, рассвет, догорает фитиль,
скоро солнце опять заалеет.
Может мы – придорожная пыль?
Может кто-то нас просто жалеет?
А вокруг миллиарды планет,
только солнце другое там светит.
Хорошо там, где нас ещё нет,
ну а здесь – прежний царь лишь в ответе.
2010

Полная луна

Звёздною ночью при полной луне
долго я ей любовался часами.
Слышно, как сердце стучит в тишине,
тонкую нить протянув между нами.
Мучает тайно, покой не даёт
это сиянье луны серебристой.
Словно она нашу Землю ведёт
к цели неведомой трассой лучистой.
Путь тот далёк, вереница веков
где-то уже растерялась в дороге.
А впереди – бесконечность часов
с космосом дальним в немом диалоге.
Здесь безграничность диктует закон,
время меняя в свободном пространстве.
Части вселенной звучат в унисон,
замыслом чьим-то придя к постоянству.
Протуберанцы свиваются в жгут,
солнце багровое дерзко венчая.
А за ним россыпью буйно цветут
яркие звёзды, в созвездья сплетаясь.
Мчимся и мчимся в космической мгле
между галактик и звёздных пульсаций.
Сколько ещё нашей грешной Земле
в поисках счастья бесплодно скитаться?
2017

ТОСКА

Больше черного горя, поэт...

                Борис Рыжий    

Два друга

Два друга преследуют вечно меня,
как будто два чёрных и тощих коня,
как будто два неба и два фонаря,
как будто две жизни, пропавшие зря,
как будто в ненастье - наряд и вуаль,
два спутника с детства – тоска и печаль.
Хоть женского рода они, но никак
от вечного боя, рассветных атак
ни скрыться, ни спрятаться в той стороне,
где темень в душе, только город – в огне.
Там плавятся люди и даже гранит,
а кто-то безмолвно за этим следит.
Но я продолжаю ночную войну,
расплату мою за чужую вину,
хотя не желаю долги искупать,
чужие ошибки – опять и опять...
И я задыхаюсь, немею и лгу
и больше нет сил замерзать на бегу.
А время смыкает безжалостно круг
и льётся сквозь пальцы измученных рук,
мне шепчет тихонько: «Не шарь в пустоте,
уже времена здесь другие, не те».
И ветер уносит всё светлое вдаль,
а им никого здесь не жалко... не жаль.
2016

Тоска

Опять в мой дом, зажмурившись слегка,
своей нелепой, медленной походкой,
заходит гость – осенняя тоска
с улыбкой зыбкой, благостной и кроткой.
И я беру трясущейся рукой
стакан граненый сладкого забвенья.
Мечтал ли я о жизни о такой?
Как сладок сон, как страшно пробужденье.
С тоской своей проводим в немоте
часы ночные, долгие как вечность.
Не тот уж мир, и мы уже не те...
Безвыходность впадает в бесконечность.
И я в лицо бросаю ей слова,
спешу скорей все высказать упрёки.
Идут года, седеет голова...
Да мы с тобой, увы, не одиноки.
2016

Грусть

Ничто не лезет в голову. И пусть
она останется пустой и звонкой.
Пускай опять приходит в гости грусть,
привычно сев под старенькой иконкой.
Мы помолчим тихонечко вдвоём,
давно привыкнув к обществу друг друга.
И каждый будет думать о своём,
не выходя из замкнутого круга.
Ты постарела. Что ж, идут года,
не прибавляя радости и счастья.
Меняли мы с тобою города,
менялся мир без нашего участья.
Навечно чем-то связан я с тобой.
Нет дружбы преданней на этом свете.
Учти, - ничто не вечно под Луной,
и мы с тобой давно уже не дети.
Я прогоню когда-нибудь тебя
из моей жизни, - лопнуло терпенье.
И буду жить безвольно, не любя...
Быть одиноким, – вот мое спасенье.
2010

Низкие тучи

Низкие тучи над хмурым заливом,
сумрачно, грустно, день рано погас.
В жизни короткой не стал я счастливым,
счастье не очень-то балует нас.
Если оно и придёт ненароком,
тут же и скроется в прошлом далёком.
Серые будни настанут опять.
Что остается? Безмолвствуя ждать.
Сердце с годами дает перебои,
жизнь пролетает как призрачный сон,     
хочется мне тишины и покоя
и что б торжественным был небосклон.
Сколько же ждать и во что еще верить?
Кто мне откроет заветные двери?
Снежные чайки над пеной морской
плачут надрывно с мольбой и тоской.
2010

«О грустном, печальном и скорбном…»

О грустном, печальном и скорбном
сегодня мне хочется петь:
как звёзды горят в небе чёрном,
сплетаясь в холодную сеть;
как плачет порывистый ветер,
припомнив о прожитом дне;
как тени лежат на паркете
и зябнут при бледной Луне;
как скуден оплывший огарок
дымящейся, тонкой свечи...
Да, жизнь – это вам не подарок,
а звуки, что плачут в ночи,
прошедшего смутное эхо,
бездушного сумрака лёд,
да призрак чужого успеха,
что в доме со мною живёт.
Сидим мы с бессонницей рядом
и шепчемся вновь меж собой,
незримым пропитаны ядом,
обижены скучной судьбой.
Под утро тихонько вползает
в окно еле видный рассвет.
А будет ли лучше, кто знает?
Не слышу я ясный ответ.
Молчат звёзды, медленно тают,
туманы плывут от полей.
Спокойная радость, простая,
проходит всё мимо дверей.
2010

Муха

Дача. Ночь. Ведро с водой.
Затянуло небо мглой.
Муха плавает в ведре,
утонула в сентябре.
А сейчас уже январь.
Пузыри пускает, - тварь.
Муха спит и ей не больно.
Лапкой дрыгает безвольно.
Тишина вокруг, ни звука.
Я один и только скука
мне подруга в день унылый.
Как же быть с тобой, постылой?
Сатанею от безделья.
Я убью её с похмелья!
Выпью лучше коньяку,
ну, а муху – пауку.
2012

«Что жизнь… Игра…»

Что жизнь… Игра с запутанным сюжетом.
Что смерть, – лишь сон пред новою игрой.
Под толщей звёзд, горящих ясным светом,
всегда приходит сладостный покой.
Идут года, события и даты,
а ты бежишь, не оставляя след.
Как будто есть забытая когда- то
земля, что раем звалась много лет.
Как будто счастье ждет за поворотом,
как будто чудо ждёт тебя в пути...
Густой туман не тает над болотом,
и силы нет, и некуда идти.
2010

Пурпурный лист

Пурпурный лист на ветке клена
уже засох, но не упал.
Он одинок, на обнажённых
деревьях вечер догорал.
Цветные тени тихо тают,
плывёт туман, и в тишине
беззвучно птицы пролетают,
спеша растаять в вышине.
Я остаюсь, но так хотелось
мне вместе с ними улететь.
Проходит жизнь, куда все делось?
Кого любить... Кого жалеть...
2009

ГАДАНИЕ

Я обманут моей унылой,

Переменчивой, злой судьбой.

                    Анна Ахматова

Грядущий день

Грядущий день имеет много лиц.
Их выбирать приходится предвзято.
Пред мудрецом склонился бы я ниц,
который верно мне расставит даты.
Гадалка старая в каком-то там году
мне встретилась на шумном перекрёстке...
И холодок, предчувствуя беду,
пронзил затылок холодно и жёстко.
Но вещи были выше, чем слова
и только с ними вёл я перекличку.
Хоть иногда кружилась голова
не по наитию, а просто по привычке.
Грядущий день для сердца мёртв и пуст,
он колыбель для будущих рождений
твоей мечты и в этом явно плюс.
Хотя возможна и полярность мнений.
Но есть и минус, как же без него.
Здесь бродит дьявол, путая все карты,
взамен не обещая ничего.
Он обожает явные фальстарты.
Вся жизнь – игра, и в этом её соль.
На туз бубновый ставим автоматом.
Прошу, судьба, ну хоть разок позволь
за грань взглянуть, за стрелки циферблата.
2016 

«Помню я: шумела вьюга…»

Помню я: шумела вьюга
в нашей дальней стороне.
Вихри туч бежали к югу.
Тени прыгали в окне.
Я гадаю – карты, свечи.
Нынче святочная ночь.
Жду, зову со счастьем встречи,
уноситесь беды прочь:
ревность, хлопоты, тревоги,
ссоры, враг, казенный дом,
бесполезные дороги
не кончаются добром.
Снова их тасую споро
я трясущейся рукой.
Ночь проходит – очень скоро
будет жизнь совсем иной.
Дайте даму, но не бубны,
счастья, денег и почёт.
Только карты неподкупны,
туз пиковый всё идёт.
Это здесь судьба гадает,
скатерть молча теребя.
И тихонько так вздыхает:
«Зря старалась для тебя».
2012

«Мне ни к чему гаданье…»

Мне ни к чему гаданье слепой жрицы.
Свой гороскоп я знаю наперёд.
Здесь Водолей чернила льёт и льёт
на белизну нетронутой страницы.
Подбитых птиц разрозненные перья,
засаленных монет немая горсть,
овцы худой лопаточная кость, ‑
всё создаёт народные поверья.
Присутствовать должны неповторимо
в моменте каждом смысл или мотив.
Так почему же строг и молчалив
Тот, перед кем мы все проходим мимо?
Страдания – дорога к искупленью.
Гадать же – грех! Так завещал Господь.
Но лишь в страданиях возможно возрожденье
души моей. Мертва без духа плоть.
2012

Время мерно идёт

Я такой же, как все, но совсем непохожий
на других, что встречаю на длинном пути.
Может, кровь там течёт голубая под кожей
или ключик от детства держу я в горсти?
Я иду не спеша, озираясь тревожно,
в каждом встречном предчувствуя горечь обид.
Жить, любить, умирать – это всё безнадёжно.
(Так сказал еще древний мудрец – Гераклит).
Время мерно идёт в этом мире подлунном,
есть гармония в скрипе всемирных осей.
Но планировать жизнь – надо быть полоумным,
лучше следовать просто тихонько за ней.
2016

Книга жизни

В засаленной от старости тетрадке,
среди потёртых, выцветших страниц
есть и моя, и там судьба украдкой
плетёт узоры вещих небылиц.
И с каждым днем узоры всё короче,
всё непонятней, как же мне идти?
Бредёшь вслепую – шаг, еще шажочек,
пугаясь незнакомого пути.
А жизнь, – она всегда проходит мимо,
слегка затронув облачным крылом.
Куда судьба ведёт неумолимо,
как ослика с цыганским бубенцом?
2009

НИРВАНА

Рад бы в нирвану, да карма не пускает.

Звёзды гаснут

Звёзды гаснут, закаты умрут,
бесконечность есть в каждой дороге.
Настоящим же только живут
дети, звери, поэты и боги.
Грек Платон лишь слегка намекнул:
«Где-то в море была Атлантида».
Посейдон рассердился и сдул
остров древний – он скрылся из вида.
Сразу прошлое стало чужим.
А о будущем стоит ли плакать?
Я спокоен, сижу недвижим.
Пусть на улице дождик и слякоть.
Мудра, бандха, весь комплекс асан
помогает освоить мне йогу.
Вот приму я монашеский сан,
стану ближе к религии, Богу.
Буду жить настоящим, как он,
постигая всю мудрость пророков.
Эта жизнь – всё равно только сон
и незнание горьких уроков.
2012

«А мысли бродят в голове…»

А мысли бродят в голове и снова
там никого врасплох не застают.
Не признавал всегда бездушность слова,
люблю в ночи безмолвия уют.
И этот дом заброшенный и старый,
где вместо стен – сплошное решето,
я бы сравнил с песчаною Сахарой,
там – где царит безмолвное Ничто.
«Остановись, мгновенье, ты прекрасно».
(Возникла мысль внезапно и неясно).
К чему бы это – долго думал я.
Прошла та мысль, чернея безучастно,
как сирота, как вдовушка ничья.
Всё это есть лишь результат нирваны,
покоя дхармы, сон души моей.
Ты тут не встретишь мыслей караваны.
Здесь нет врагов, союзников, друзей.
Застыл поток сознания в покое.
Не шарь напрасно в бледной пустоте.
Не рассуждай – а испытай такое…
Наступит срок, и вы уже не те.
2016

Совершенная речь

Совершенная речь устраняет слова,
Но ребенок лепечет, родившись едва.
Тот, кто знает – молчит, говорящий не знает,
Тот, кто глуп – без нужды остальных поправляет.
Есть ли смысл в тех словах, что звучат как попало;
Может смысл тот пропал, или смысла не стало?
И живут все слова где‑то жизнью отдельной.
Правят миром они, а не мы, безраздельно.
Ну а мы им нужны только лишь для того,
Чтоб всю жизнь говорить, не сказав ничего.
2009

«О чем сказать…»

О чем сказать, когда нет мыслей
и как солгать, когда ты глуп.
Так мало в этой жизни смысла,
а мир вокруг безвкусен, груб.
Не слушай то, что есть снаружи.
Внимай всему, что есть внутри.
Мне шум земли уже не нужен,
я вижу новые миры.
И я спокоен, безмятежен,
хоть к совершенству далеко.
Ребёнок, – кроток и безгрешен,
а жить так просто и легко...
2009

ЧТО НУЖНО ДЛЯ СЧАСТЬЯ?

Прекрасна жизнь в величии своём,

хоть дни порой бывают тускло-серы.

«В неясных линиях ладони…»

В неясных линиях ладони
мне путь указан... Но куда?
Я как ребёнок на перроне:
Вокруг отходят поезда, -
меня забыли, вот беда.
Кому судьбой я предназначен,
кто дальше поведёт меня?
Я думал, будет всё иначе,
но вот ушло сиянье дня.
Я ничего уже не значу.
Теперь судьбе принадлежу я
неумолимой и святой.
Так сделай так, чтоб я, рифмуя,
не тратил дни свои впустую
с моею спутницей - нуждой.
Дай мне, судьба, скитаться тенью
в краях чужих - то здесь, то там,
искать любви и вдохновенья,
бродить по плачущим камням,
учиться боли и смиренью;
и никому не угождать,
познать забытую свободу,
и безразличным снова стать, -
как равнодушная природа,
как неба радостная гладь.
2009

Что нужно для счастья?

Что нужно для чуда?

      Иосиф Бродский

Что нужно для счастья? Кусочек земли,
Три грядки под домом да небо вдали;
Костра трепетанье под сизый дымок,
Где алые искры ведут диалог;
Ещё соловья непонятную грусть,
Что знает секреты любви наизусть;
А в небе ночном – миллионы светил,
Которых достигнуть пока нету сил;
Большой и взъерошенный, с пчёлами сад,
Цветы у крылечка – живой аромат...
И чтобы любимая знала о том,
Что здесь её счастье. Что здесь её дом.
2017

«Пропадать – так совсем…»

Пропадать – так совсем, уходить – навсегда,
а любить – словно первый раз в жизни.
В безразличный покой не идут поезда.
Позови – я примчусь, только свистни.
Только ветер в лицо, только чаща вокруг
и дороги, что я выбираю.
И в толпе мне любой – словно спутник и друг,
а другого пути я не знаю.
Всё пройти, всё увидеть, везде побывать, -
мир цветущий и ужасы пекла;
соглашаться и спорить, любить и страдать,
и сгореть, не оставив и пепла.
2010

«Я знаю, с наступленьем темноты...»

Я знаю, с наступленьем темноты
легко писать и дышится свободней.
Всё затихает в доме. С высоты
спустилась ночь, темно как в преисподней.
Не видно звёзд, луны и фонарей.
Мой дом стоит в деревне на отшибе.
Вокруг полно болот и пустырей,
течёт река в немыслимом изгибе.
И зарево от города вдали,
где гам стихает только поздно ночью.
Хочу туда, но шхуна на мели
и паруса изодраны все в клочья.
Осталось, смачно плюнув в этот быт,
уйти топтать далёкие дороги.
А может, надо просто меньше ныть,
смотреть на всё задумчиво и строго...
В полях нездешних щедрый урожай,
там не наносят люди сердцу раны.
Зовется скромно это место: "рай".
Но чувствую - туда ещё мне рано.
Так будем жить, бороться день за днём,
и соблюдать с излишком чувство меры.
Прекрасна жизнь в величии своём,
хоть дни порой бывают тускло-серы.
2016

Моя молодость

Моя молодость как птица
улетит за сине море.
Будет долго она сниться
то ль на радость, то ль на горе.
Ни о чём я не жалею,
не кляну, не злюсь, не плачу.
Хоть не стал ещё мудрее,
всё надеясь на удачу.
А она запропастилась,
не стучится в мои двери.
Окажи такую милость:
хоть скажи – во что мне верить?
2016

«Холодеют осенние ночи…»

Холодеют осенние ночи,
по утрам над полями туман.
Что‑то душу всё точит и точит, ‑
всюду холод, притворство, обман.
Там, вдали, тихо солнце садится
за безмолвный, редеющий лес.
Что сегодня под утро приснится
в этом мире нелепых чудес?
Снится снова всё то же и то же:
берег дальний, покой, тишина;
мир, на Землю до боли похожий,
но всему там другая цена.
В бесконечной любви, вечном счастье
отдыхает душа до утра.
Как приятно побыть малой частью
бездны света, тепла и добра.
2009

«Делаем ненужные движенья…»

Делаем ненужные движенья,
говорим излишние слова.
Это – первый признак современья,
от чего пьянеет голова.
Путь мой был извилистый и долгий,
он пришёлся на рубеж веков.
Прошлый был безжалостный и строгий,
новый к испытаньям не готов.
Выпал странный, непонятный жребий:
счёт вести ошибкам смутных лет,
слушать звёздный хор на тёмном небе
и искать обманчивый ответ.
Но всему на свете есть разгадка.
Ясно светит солнце, вечен Бог.
Просто нет всеобщего порядка.
Цель – одна, хоть множество дорог.
2011

«Чудес не бывает на свете…»

Чудес не бывает на свете,
исчерпан удачи лимит.
Пусть верят в волшебное дети,
кораблик над бездной летит.
Здесь плачут, смеются, страдают,
рожая всё новых детей.
И цепь поколений смыкает
кольцо вокруг ложных идей.
Без веры ведь жить невозможно.
Хоть что‑то должно заменить
тот страх, что всегда тайно гложет,
найти путеводную нить.
Отдайте мне детскую веру
о том, что весь мир – для меня.
Воздайте мне полную меру
добра в свете нового дня.
Пусть будут счастливыми люди,
пусть кончатся зло и беда.
Мечтать так наивно о чуде,
но хочется чуда всегда.
2010

«Все придёт в неожиданный миг…»

Все придёт в неожиданный миг,
и печаль потихоньку растает.
Мир огромен и он многолик,
а о будущем утро лишь знает.
Поутру оживают цветы,
тени листьев ковёр расстилают.
Сердце хочет, чтоб сбылись мечты
и влечёт к недоступному раю.
Вот и мучают страх и тоска.
И, последней надежды лишаясь,
ты следишь, как идут облака,
сотни лет в небе дальнем скитаясь.
2011

Огонёк

В сиреневой дымке горит огонёк –
В далёком окошке, как я, одинок.
Горит и мерцает – холодный, немой.
Не может рассеять он сумрак густой.
О чём‑то печальным он хочет сказать.
Он вольным и чистым пытается стать:
Как звёздное небо, как месяц вдали,
Которые светят над краем Земли.
Он хочет заботы, он хочет тепла,
Но звёзды холóдны и призрачна мгла.
И тянет ко мне он лучистую нить,
Как будто он может, как я, полюбить…
2009

«Кто сказал, что конец неизбежен…»

Кто сказал, что конец неизбежен?
Нет начала, как нет и конца.
Небосклон на рассвете безбрежен,
как любое созданье Творца.
Миллионы планет, миллионы
обитаемы – в этом секрет.
И везде существуют законы.
И пределов у времени нет.
Незаметно проходят границы
параллельности этих миров.
Мы единого только частицы, ‑
дух движения бездны веков.
Беспокойство идёт от незнанья,
но опасна беспечность ума.
Беспредельно в пространстве блужданье.
Безгранична невежества тьма.
2010

«Мне снова снится…»

Мне снова снится пыль, дорога
и неземные города.
Я просыпаюсь, - у порога
горит лучистая звезда.
Но не хватает силы воли,
последний шаг всего трудней.
Привыкнув жить в кольце неволи,
потерян счёт безличных дней.
И погружаюсь снова тихо
в пучину странных, зыбких снов,
где всё таинственно, безлико,
но так понятно и без слов...
2011

ПУТЬ К БОГУ

Надеюсь скоро увидеться с тобой

лицом к лицу, и тогда мы поговорим.

                     Первое письмо Иоанна

 «Почему‑то ось земная …»

Почему‑то ось земная
отвернулась от меня.
Я грядущего не знаю
и не вижу красок дня.
Всё вдруг стало чёрно‑белым,
ветер сильный, дождь косой.
В доме ветхом, опустелом
я хожу небритый, злой.
Непонятно в чём же дело,
где искать причины суть.
На измученное тело
вдруг легла седая муть.
И кивает ангел падший
в фиолетовом дыму:
«Пил ты жизнь из полной чаши,
не молился никому.
Не привычный ждать и верить,
в своей пасмурной тюрьме,
не хотел открыть ты двери
и прислушаться ко мне;
и пошёл не той дорогой,
сбился с верного пути,
не искал прозренья, Бога,
рвал весенние цветы.
И теперь душа измята,
безучастна, счастья нет.
Что ж молчишь ты виновато?
Верь, молись и жди ответ».
2010

«Ведь только люди говорят…»

Ведь только люди говорят,
что в этой жизни нету счастья.
А годы птицами летят,
и все мы слуги чьей‑то власти.
Кто служит длинному рублю,
а кто покорен узкой юбке;
кто губит молодость свою
в стакане или просто в рюмке.
Мы все рабы, – рабы вещей,
обречены дышать враждою.
И плесень, гниль с души своей
слезами я уже не смою.
И всё нам кажется порой,
что мы свободны от желаний.
Какой же страшною ценой
мы подошли к последней грани…
Мой век духовной слепоты,
прости бездумных и заблудших,
позволь нам веру обрести,
вдохни смиренье в наши души.
2009

«Был день, как день…»

Был день, как день. В открытые глаза
ломилась грубо жизнь с окраской серой.
И понял я, что дальше так нельзя, –
жить без любви, без прошлого, без веры.
И стал искать, куда бы мне пойти,
кому открыть души моей сиротство,
и груз грехов на пройденном пути,
и с миром этим горькое несходство.
Но все вокруг глядели грустно вслед,
не выражая явно интереса.
А что сказать, – ведь счастья в жизни нет,
как в пепле нет ни радости, ни веса.
Так день прошёл – один из многих дней
бессмысленных и сердцу непонятных,
без радости, успехов и гостей,
весь в пролетевших мутно‑чёрных пятнах.
В лампадке медной теплится огонь
и смотрит Он печально и сурово.
Ведь подают в открытую ладонь,
когда найдёшь ты правильное слово.
2010

«Я ушёл от людей и от Бога…»

Я ушёл от людей и от Бога
и живу у земли на краю.
Пусть над пропастью вьётся дорога,
усмиряя гордыню мою.
Здесь безлюдно, спокойно и сонно,
и доступней всех мыслей полёт.
Далеко мир остался огромный,
даже слышно, как сердце поёт.
Постепенно с души опадает,
словно пена морская, вся грязь;
всё, – о чем даже разум не знает,
что годами лежало, пылясь.
Дни за днями летели как птицы,
что под осень стремятся на юг.
Я листал своей жизни страницы,
тихо сосны шумели вокруг.
И когда в голове стало ясно,
мысли все догорели дотла,
понял я – жизнь безумно прекрасна,
и в ней больше добра, но не зла.
Но напрасно я думал, что буду
за порогом, за гранью всего.
Бог везде, - он же здесь, он же всюду,
просто раньше не слышал его.
Просто раньше в делах суетливых
голос истины был приглушён.
Просто крики постыдной наживы
там звучали и ночью, и днём.
Почему нужно жить так убого?
Всё на свете измерить рублём,
уходить от людей и от Бога,
чтоб узнать, что спасенье лишь в Нём.
2010

«Уже давно пуста душа…»

Былое надо разлюбить.

Твоя душа должна почувствовать,

К былому нет возврата.

             Георгий Адамович

Уже давно пуста душа, ‑
пуста, как церковь поздней ночью.
Пора наполнить новой мощью
сосуд непрочный не спеша.
К былым теням возврата нет,
как нет другой прямой дороги,
где жизнь решительно и строго
покажет мне незримый свет.
И разольётся он тогда
сияньем близкого покоя.
И сердце сонное, людское
поймёт, зачем пришло сюда.
И ты узнаешь веры суть,
когда раздастся голос вещий.
И звуки множества наречий
укажут к правде верный путь.
2009

Я не молюсь никогда

Я не молюсь никогда…
Чёрствое сердце не смеет,
разуму вера чужда,
ну а душа – не умеет.
Я попрошу у Отца:
«Ты просвети мои мысли.
чтобы, твой лик созерцав,
понял, что жил я без смысла».
Пусть я и буду страдать,
сердце готово смирится.
Чтобы Тебя мне познать,
должен уметь я молиться.
2009

Молитва

Темно в глазах, шумит в ушах,
в душе противно.
Здесь воздух подлостью пропах,
конца не видно.
Всего боюсь и вновь молюсь,
хоть нет ответа.
Но всё равно не покорюсь
и жажду света.
Молюсь о мудрости, скорбях,
страстях греховных,
о всех убогих, смутных днях,
дарах духовных.
А дни проходят чередой,
бредут как тени.
Уже я стар, уже седой,
болят колени.
Но легче крест, светлее путь,
ведущий к счастью.
Я понял, – неприглядна суть
безумной власти.
Пройдут года, течёт вода
и будут битвы.
Но будет бедною всегда
жизнь без молитвы.
2012

Всё потерять

Всё потерять, страдать, стареть
и ни во что уже не верить...
Но стоит ли о том жалеть,
когда открыты в небо двери.
Среди блаженства, тишины
легка оставшегося ноша.
Ведь сверху вовсе не видны
следы грехов и мыслей тоже.
Совсем другое здесь в цене.
Забудь былого огорченья,
как позабыл и я. Ведь мне,
познав Его, чужды сомненья.
Всю жизнь метаться и искать...
А можно просто лишь молиться,
в молитве истину познать
и дымкой в небе раствориться.
2010

Вера

Первое понимание

Я родился в такую эпоху,
где путь к Богу для всех был закрыт.
Что ж, свободным быть, вроде, неплохо,
только этим не будешь ты сыт.
Трудно жить без спасительной веры,
без восторга бессмертной души.
Лишь уныние, страх и потери;
только зависть, обман, барыши.
Путь один есть, другого не будет, -
остальные ведут в никуда.
Только совесть одна здесь осудит,
нет пристрастнее в мире суда.
Только к Богу прямая дорога,
только Он все поймёт и простит.
Труден путь и преград будет много,
но другого нет в мире пути.
2009

Второе понимание

Любовь и вера в жизни неразлучны,
как Солнце с вечным спутником Луной.
Они звучат в моей душе созвучно
и наполняют сладкой тишиной.
И много дней – лучистых, безмятежных
мне жизнь сплетала в пышный свой узор,
где зрелый ум искал путей безгрешных
и с верой вёл неспешный разговор.
И в сердце ночь по капле отступала.
И с изумленьем видел я вокруг,
как тьма уходит, а вдали светало.
И слышался молитвы слабый звук.
2009

Третье понимание

Мещанство веру разрушает,
везде рождая только страх.
Как мир давно уже пропах
тем запахом... Как здесь воняет...
В больную душу невозможно
вложить сиянье Божьих слов.
Молись и жди, - наш мир готов
склониться пред ученьем ложным.
Пока не поздно, человек,
одумайся, - без ясной веры
недолог будет жизни век.
Ещё пока открыты двери,
где ждут нас воля и ночлег.
2009

Закат

Вот и опять за деревьями где‑то
солнце заходит, краснея слегка.
Жизнь замирает в отсутствии света.
Ветер утих, унеслись облака.
Медленно, плавно свое покрывало
небо роняет на плачущий мир.
Все в телевизор уткнулись устало,
деньги считает довольный банкир.
Там, наверху, Он сидит и качает,
тихо вздыхая, своей головой.
Как же здесь пусто, в обещанном рае.
Места полно, а души – ни одной…
2010

«Всегда игрива, шаловлива…»

Всегда игрива, шаловлива
моя душа, – мой божий дар.
Хочу я жизнь прожить красиво,
чтоб каждый день был полон чар.
Весь полон розовых мечтаний,
мелодий нежных, страстных слов,
любви, несбыточных желаний, –
я их открыть всегда готов.
Но всё вокруг – серу, убого
и далеко от красоты.
Каков был замысел у Бога
среди безмолвной пустоты?
Не получился мир прекрасным
и не удался Человек.
И взглядом долгим, безучастным
Он смотрит вниз который век…
2010

«Я всегда знал…»

Если б не было ада и рая,

Их бы выдумал сам человек.

                             С. Есенин

Я всегда знал и радостно верил
в то, что в небе бездонном есть рай.
Там большие и крепкие двери.
Там всегда праздник, – ласковый май.
Но попасть туда тяжко и трудно.
Непонятны извивы судьбы.
Сердце бьётся, дрожит безрассудно.
Глохнут звуки бесплодной мольбы.
Охраняют его очень строго.
Лишь блаженным откроется путь.
И душа, что чиста перед Богом
сможет здесь, наконец, отдохнуть.
Я не верю, что там – где то рядом,
существует пристанище зла:
то, что люди зовут часто адом,
и где души сгорают дотла.
Бог в своей доброте беспредельной
допустить беспорядка не мог.
Рай и ад существуют отдельно,
а безверие – только предлог.
Он всё видит, простит, не осудит
и всегда знает чёткий ответ.
Ад создали себе сами люди.
Безусловно, здесь равных им нет.
2011

В деревне

В деревне Бог живёт не по углам...

                         Иосиф Бродский

В деревне Бог всегда со мной как тень,
ведь здесь его и юность, и истоки.
К нему идти не надо в храм далёкий,
вставать досрочно, запрягая лень.
Ему понятны крики петухов,
и шелест листьев, и язык звериный,
и голос звёзд – такой неповторимый,
и даже плач несозданных стихов.
Я это наблюдаю день за днём.
Здесь нет святош, а также атеистов.
И птичий хор напевом голосистым
о том поёт в смирении земном.
Негромок звук скрипящих половиц,
что по ночам меня уже не будит.
Но знаю я – Он был, и есть, и будет,
неразличим среди спешащих лиц.
2017

Глубокий смысл

Глубокий смысл в любое время года
имеет всё, что видишь ты вокруг.
И дарит знаки мудрая природа
тому, кто выйдет за привычный круг.
Весь этот мир – божественная тайна,
возникший в непроглядной, вязкой тьме
из капель слёз, пролившихся случайно
Того, - кто в сердце, мыслях и уме.
И только Он подарит из каприза
кому-то рифму свежую во сне,
кому-то пальмы, лёгкий шёпот бриза,
кому-то радость с истиной в вине.
2017

Стараюсь жить…

Стараюсь жить всегда как можно проще.
Я болен ностальгией навсегда.
Люблю смотреть, как падает звезда
за лугом дальним в соловьиной роще.
Добро и зло – две стороны медали.
Необъяснима сущность бытия.
Вот почему простая жизнь моя
скользит по лезвию клинка из стали.
Надеюсь, что настойчивость и воля
когда‑нибудь изменят этот свет,
и древний путь движения планет
не выйдет из‑под нашего контроля.
Мы будем жить по-новому, иначе.
И в веке двадцать, может быть втором
исчезнет грань между добром и злом,
и сердце будет неспособно к плачу.
Так я сидел и свет струился строго.
Закат был как пылающий рассвет.
На все вопросы есть один ответ,
да только он находится у Бога.
2012

«Не может быть…»

Не может быть, чтоб я с Тобою,
пройдя земной нелёгкий путь,
там не увижусь, ведь порою
душа так хочет отдохнуть.
Я здесь оставлю все заботы,
забуду праздные мечты
и, утомлённый от работы,
уйду туда, - где ночь и Ты;
где мир прекрасный и незримый,
необозримый и простой.
Я буду ждать, пускай все мимо
идут, чтоб встретиться с Тобой.
А я пока очищу душу
от грязи пройденных дорог.
Твоих уставов не нарушу,
когда уже настанет срок.
Услышав ангельское пенье,
сказав последнее "прости",
приду просить благословенье
на радость нового пути…
2010

Рождество

В каждом слове есть зерно,
только спрятано оно
за полями, за лесами,
за высокими горами.
Каждым словом Бога славим.
Навсегда ему подарим
наши мысли и мечты.
Он всё видит с высоты.
День особый, к слову, есть.
Принесли сегодня весть:
счастье будет в каждом доме, –
я звезду поймал в ладони.
Он родился! Слава Богу.
Он покажет нам дорогу
здесь, где правишь только Ты
в твоё царство чистоты.
2015

Ангел мой

«Я могу писать глубже, полнее…»

Я могу писать глубже, полнее, –
берега моей жизни круты.
Только время летит всё быстрее,
громче гул городской суеты.
Вот и ангел печальный, блаженный
незаметно покинул зенит,
на прощанье сказав: «Неизменны
только звёзды в пределах орбит».
Ангел мой – ты вернёшься, я знаю,
просто длинная эта зима.
Я замёрз. Может быть, и оттаю
или просто сойду здесь с ума.
2015

«Не знаю сколько жить…»

Не знаю сколько жить ещё осталось.
В окне чуть брезжит серый, скучный день.
А жизнь была, иль только показалась,
как тень густая в кепке набекрень…
Я отплыву в назначенные сроки
к другим - небесным, дальним берегам.
Легко заплачет ангел одинокий,
благословив дорогу к небесам.
Он был со мной без видимой причины,
стоял всегда незримо за плечом.
И, как художник создаёт картины,
творил меня, забыв об остальном.
А дни текли неровной вереницей,
неотвратимо таяли вдали.
Ах, ангел мой, печально-бледнолицый,
как много дел закончить мы могли…
Не оставляй меня в дороге дальней,
прости за всё, как я другим простил.
Ты почему сейчас такой печальный,
в сиянье двух своих незримых крыл?
2017

Тот мир

Тот мир, где часто я живу,
находится вдали, - за гранью.
Он недоступен для познанья.
Он там, – во сне, не наяву.
Откроют дверь на краткий миг,
мелькнёт кусочек чей-то жизни,
и кто-то кривится капризно,
и затихает слабый крик.
И только редко, иногда,
вдали увидишь ясно, чётко,
как по воде походкой легкой,
не оставляя и следа,
идёт Он сам с улыбкой кроткой.
2009

Спаситель

И я вдали так ясно вижу,
как будто рядом Он со мной.
В бездонном небе плач, а ниже –
толпа людей и крест простой.
И я молю: «Возьми с собою.
Моя душа, как снег, чиста.
Здесь правды нет, здесь реки гноя.
Открой небесные врата».
И мне сказал тогда Спаситель:
«Всему свой срок, придёт тот день,
когда послушником в обитель
войдёт оплаканная тень».
2009

Вечер

Я устал от чисел скучных,
от прямых, колючих линий.
Я хочу мотивов звучных
и дыханья нежных лилий.
Полночь душная уж скоро,
у меня окно раскрыто.
Стихли в доме разговоры,
все слова уже забыты.
Мысли пусть молчат послушно,
на столе зажгутся свечи.
И молитвой простодушной
я закончу этот вечер.
2017

МЫСЛИ

Слова солгут, – для мысли нет обмана…

                               Константин Бальмонт

«Мне мысль подвластна…»

«Мне мысль подвластна!» Это ложь.
Её возьми, отдай, помножь,
займи кому-то напрокат,
а будет тот же результат.
Она блуждает в голове,
в округлом сером веществе,
внутри тончайших капилляр,
как наказанье - или дар;
томится тайно в темноте,
кружась – как будто конь в узде.
За ней встаёт другая вдруг,
сплетаясь в цепь, неровный круг.
И их всё больше... Их полёт
то что-то шепчет, то поёт.
То понеслись куда-то вскачь,
то вдруг исчезли – хоть заплачь.
От них остался только след,
косноязычный, смутный бред.
И ты не знаешь, что сказать,
вдруг потеряв над ними власть.
Тогда загадочно молчи,
заветные не подбирай ключи.
«А вдруг сказать хочу я?» Что ж,
скажи о мыслях свою ложь.
2017

«Что гениальность есть…»

Что гениальность есть? – Порок.
Не возвышенье, а паденье.
Здесь рифма может быть – урок,
а может быть - и униженье.
И существует антипод
у Моцарта, как тень – Сальери.
Как много слов, как много нот…
И ощущение потери.
Для всех – обычный человек,
через века пред нами – гений.
Остановите люди бег...
Такой же мир, – без изменений.
2014

«Иду, поднимаясь…»

Иду, поднимаясь все выше и выше,
оставив привычный покой за спиной.
Внизу суета, и покатые крыши,
и низкое небо, что давит собой;
интриги, карьера, желаний – тем больше,
чем более полный тугой кошелек.
А ночи становятся дольше и дольше.
А дни шелестят, как сквозь пальцы песок.
Хоть ночь и туман, всё окутано мраком,
но воздух здесь чище и легче печаль.
Я верю в судьбу и свой знак Зодиака.
Жизнь в прошлом давно и её мне не жаль.
Чем дальше дорога, тем звёзды всё ближе, -
бездонное небо, бескрайний простор.
Мне кажется, скоро я всех их увижу:
друг с другом сплетённый, поющий узор.
Они ведь так рядом, что каждой отдельно
рассказывать можно секреты свои.
Я с ними лечу в пустоте беспредельной,
дыша безмятежно, кружась в забытьи...
2010

«Не позволяй душе лениться…»

Не позволяй душе лениться!

           Николай Заболоцкий

Не позволяй душе лениться.
Ведь от рождения она
всем недовольна, всё стремится
в мир наслаждений, царство сна.
Среди людей ей одиноко,
и в тяжесть жизни шум вокруг.
В мечтах уносится далеко, –
туда, где слышен сердца стук.
И там, в объятьях сладкой лени,
она готова праздно жить.
Там – тишина, там бродят тени,
там время ткёт забвенья нить,
Уходят боль и огорченья,
и всё становится другим.
Так жизнь промчится – как мгновенье,
растает, как дрожащий дым.
Душа, очнувшись напоследок,
вдруг обнаружит, что давно
прошла весна, промчалось лето.
Вокруг всё пусто и темно.
2010

СТАРОСТЬ

Вот и задумчивой старости

К нам придвигаются дни.

             Александр Блок

«Я устал от журчащих стихов…»

Я устал от журчащих стихов,
от ночей этих длинных – предлинных,
от круженья слепых мотыльков,
что летают над лампой старинной.
В звёздном небе луна вдалеке
открывает заветные тайны.
Я пришел в этот мир налегке
и уйду по дороге бескрайней.
И, родившись в назначенный час,
на другой, незнакомой планете,
может, вспомню когда‑то о вас
в серебристо – таинственном свете.
Что‑то сдавит внезапно мне грудь,
звук неясный промчится простором.
Те же звёзды, но только чуть – чуть,
по‑другому сплелись там узором.
2010

«Промчалась жизнь…»

Промчалась жизнь, как сладкий сон,
вся в суете, всегда бегом,
без цели ясной и понятной.
И стёрлись юности мечты.
И тяжелее мне идти.
И пенье ангелов невнятней.
И поздно вечером, вдали,
под властью полусонной мглы,
заходит солнце за оврагом.
Лишь звёзды, тучи, да Луна
безмолвно смотрят, тишина.
И я иду усталым шагом.
2009

«Ты будешь медленно стареть…»

Ты будешь медленно стареть
под телевизор в нашей спальне.
А я бессмысленно смотреть
на поплавок и берег дальний.
Покроет сеткою морщин
лицо безжалостное время.
И вдруг, без видимых причин,
я стану лишним между всеми.
Эх, повернуть бы время вспять,
туда - где жизнь кипела бурно.
Но остается лишь ворчать
и выражаться нецензурно.
2016

Старость

За неделями мчались недели,
а за днями летели года.
Мы мечтали, любили, хотели,
забывая себя иногда.
И, беспечно по жизни шагая,
всё казалось, что завтрашний день
будет лучше и радость иная
выше нас вознесёт на ступень.
Молодым все открыты дороги,
только выбрать так трудно подчас;
заблудиться легко, видно боги
забывают частенько о нас.
Где ж ты молодость светлая наша,
и в каких потерялась краях?
Ранним утром – овсяная каша,
о здоровье мольбы второпях.
А от прошлого – всё, что осталось:
в пыльной памяти лиц прежних ряд,
горечь, слабость, на сердце усталость,
и бессилье вернуться назад.
2010

Эта старость

Эта старость, что за гадость...
Боже мой, – и жизнь не радость.
То заколет в пояснице,
то заноет вдруг в боку.
Сердце прыгает как птица
по любому пустяку.
И никто не понимает
отчего старик хромает,
и в квартире – как в темнице
тесно, душно бедняку.
От окна и до порога
далека его дорога.
Телевизор – как спасенье,
лучший друг в его беде.
И, теряя память, зренье,
под мерцанье и гуденье,
он сидит и тихо дремлет,
забывая о еде.
Ночь пришла – ему не спится.
Всё мелькают чьи-то лица.
Чьи они – уже не помнит,
испарилась память вся.
Ненавистен сумрак комнат,
позаброшен он, не понят,
долю тяжкую неся...
2010

Иной мир

"Нас ждет не смерть, а новая среда".
И, навсегда покинув мир привычный,
мы сунемся с проблемами туда,
где из окна не виден дым фабричный.
Там не было и окон никогда.
Проблемы – вздор, но как же нам без них?
Они наш рок и повод для волненья.
Не может раб быть без оков своих,
как и луна не может без горенья,
когда на море шторм уже затих.
И вижу я: нагруженный ишак
пытается пролезть в изгибы щели.
Он весь вспотел, но не попасть никак,
хотя там нет ни пота, ни метели,
ни песен, свадеб, водки, пьяных драк.
Тут нужен слов особенный подход.
Как описать, что есть необъяснимо?
Понять легко, но труден перевод.
И все слова летят не в цель, а мимо,
попутно протыкая небосвод.
Начнем сначала: мир загробный есть
и все об этом знают распрекрасно.
Но до сих пор никто благую весть
нам не принес оттуда беспристрастно,
хотя и душ опальных там не счесть.
И в этом вся особенность среды.
Тот мир загадка, так как он духовен.
Но нам, среди проклятий и вражды,
разврата, зла и криков – "он виновен",
огни духовности пока чужды.
2012

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ

Там солнца не будет...

     Георгий Адамович

«Душу вывернуть…»

Душу вывернуть как перед мамой,
наизнанку, до хруста в костях
и, купаясь в своих же слюнях,
упиваться бессмысленной драмой.
Матерясь на прохожих трёхсложно
по дороге в убогий кабак,
там напиться безбожно, да так,
чтоб чертям было жутко и тошно.
Каждый день начинается с песни,
что затем переходит в скулёж.
В этой жизни чего еще ждешь?
Сумрак дня – прочь, уйди, сгинь, исчезни.
Стали твердой безжалостный холод
леденит пьяный пот у виска.
Звук последний тугого курка
не опасен тому, кто не молод.
На столе – недоеденный ужин.
Ты уходишь туда – в мир иной,
повернувшись к эпохе спиной,
понимая, что ты ей не нужен.
2012

«Я умру на скрипучем диване…»

Я умру на скрипучем диване,
поздней осенью, встретив рассвет.
В этом возрасте очень коварен
груз тяжёлый прокуренных лет.
Будут слёзы растерянных внучек,
горький плач безутешной вдовы,
ранний снег из нахмуренной тучи,
бледный венчик вокруг головы.
В тесной комнате станет просторно,
разольётся какой‑то туман.
И вся жизнь пронесётся невольно
прямо в мыслях, минуя экран.
И в туннель из слепящего света
я войду, не жалея ничуть;
окажусь там, где вечное лето,
где смогу, наконец, отдохнуть.
Там, представ перед ликом Господним,
пред его справедливым Судом,
буду счастлив, что стал я свободным
и что здесь теперь будет мой дом;
что теперь я смогу окунуться
в бесконечность Его доброты.
И теперь не придётся мне гнуться,
уставать от пустой суеты.
Остановится зыбкое время,
и пойму я причину и цель.
Это может случиться со всеми.
Жизнь – мгновенье и вновь колыбель.
2011

Всё суета

Всё суета и полный бред,
спешить куда-то смысла нет.
Любовь придёт – уйдёт опять
в лесу фиалки собирать.
Напишешь стих – один, другой,
а жизнь проходит стороной.
За годом год несутся вскачь
под шум дождя, под детский плач.
Смешалось всё – добро и зло,
что было – то давно ушло.
Что будет – знать нам не дано,
да и не всё ль тебе равно?
Мы пыль заброшенных дорог,
где столько проходило ног;
мы грязь на чистом полотне,
каприз, намеченный вчерне;
мы отзвук всех случайных слов,
слеза застывших ледников;
мы тени прошлого огня.
Простите же за всё меня:
за то, что многого хотел,
за то, что веры не имел
и не отдал последний грош.
Среди кретинов и святош
не обессилел я в бою
и продал Родину свою.
И что я получил взамен:
обиды, злость и сладкий плен,
компьютер, книги, Интернет.
Всё есть сполна, лишь счастья нет.
2010

«Лечу куда-то…»

Лечу куда-то: полумрак,
вокруг – тоннель и кое-как
я понимаю – кончен срок,
последний отзвучал звонок.
И сразу стало мне легко,
здесь боли нет и далеко
волнений рой, забот толпа,
судьба, что часто так слепа.
Покой, блаженство, тишина, –
прощайте люди и жена...
Туннель закончился и вот
я там, где только дух живёт,
где бесконечно всё вокруг:
пространство, время, тьма и звук.
Туман молочный вижу я,
отец и мать – моя семья,
которых нет уже давно.
Я знал, что с ними суждено
мне повстречаться снова здесь,
где нет всего, но мысли есть.
И так идут года, века.
Туман редеет и слегка
вдали забрезжил слабый свет,
хоть нет здесь звёзд и нет планет.
И постепенно я плыву
куда-то вдаль и в синеву.
Сиянье ярче, ближе, тут
уже быстрее бег минут...
И вдруг я понял, - пройден путь,
здесь вечного открыта суть,
и это есть предел, порог,
что знаем мы под словом – Бог.
И, только слившись с ним душой,
смогу я получить покой.
2010

«Есть другая реальность…»

Есть другая реальность в безмолвном пространстве,
где иные миры тихо спят в постоянстве;
там, где время течёт не по нашим законам,
где всё прошлое кажется сном незнакомым.
И под небом чужим, но безмерно прекрасным,
все мечты, что ты знал – далеки и напрасны.
Нет ни горечи, зла, ни обиды щемящей.
Как далёк бывший мир - суетливый, шумящий.
Всё пропитано сладким, безбрежным покоем.
Вспоминается жизнь и мелькает былое.
И без слов, в тишине и согласном молчанье
всех событий приходит к тебе пониманье.
В свете Солнца далекого призрачны тени,
что тебя обступают и жаждут общенья.
Снова встретишь всех тех, кого нет уже с нами
и сольёшься ты с ними в экстазе сердцами.
Там, вдали, видишь детство опять золотое,
дивный край, где ты жил в безмятежном покое.
И все бури забытые мысли могучей
разожгут пламя совести - грозной и жгучей.
Этот мир называют по-разному люди.
Только каждый из нас обязательно будет
в этом мире всем близким, что прежде ушли,
открывать сокровенные тайны души.
2009

За гранью дня

За гранью дня, где нет ни мысли,
ни чувств, ни света, ничего,
где в пустоте века застыли,
где ты становишься другой, -
там всё теряет сущность смысла.
Какой тут смысл, когда нет тела,
когда и время вовсе нет.
И лишь душа одна несмело
пытается найти ответ,
не находя другого дела.
Вопрос простой: так в чём смысл жизни,
зачем прошёл ты долгий путь?
В своей покинутой отчизне
какую ты оставил суть?
Что слышал ты в печальной тризне?
Ну, что ж, ищи душа ответа,
ведь впереди - лишь вечность, Бог.
Ты, бесконечности отведав,
веди с собою диалог
в пространстве призрачного света...
2009

«С обыденным миром связь…»

С обыденным миром связь
внезапно оборвалась...
Какая здесь тишина,
как будто вокруг стена.
И только святая ложь
слегка вызывает дрожь,
да водоворот проблем
спасает от грустных тем.
Не надо писать стихов
и в мусоре старых слов
выискивать рифмы связь.
Выходит - жизнь удалась?
Но вдруг опять позовут
плести кружево минут,
отвечу, - что нет огня.
Простите за всё меня...
2010

«У древних берегов…»

У древних берегов пустынных рек
нашли плиту с немыми письменами.
Поэт безвестный начертал навек
на ней свой стих гудящими строфами.
И вот в музее под простым стеклом
лежит плита, покрыта лёгкой пылью.
Предания о времени былом
гласят о том, что стало скорбной былью.
И человек задумчиво поник
над ней в тиши старинного музея,
теряя всё за этот горький миг
и на глазах от ужаса седея.
2009

Оглавление

  • СТРАННЫЙ ВЕК
  •   Судьба бытия
  •   Засилье идей
  •   «Мы стоим на пороге…»
  •   «В бурлящем море…»
  •   «Нет, ни у жизни, ни у книг…»
  •   «Мы пришли в этот храм…»
  •   Забывается всё
  •   Совесть
  •   «Между грязи и камней…»
  •   «Я позабыл, о чем хотел сказать...»
  • МИР СОШЁЛ С УМА
  •   О Горбунове и Горчакове
  •   «Как страшно жить …»
  •   Милый друг
  •   Шелест крови
  •   И было, и будет
  •   «Дело не в том…»
  •   «Читая снова Мандельштама…»
  •   Мне снился сон
  •   «Сей год не удачен…»
  •   «Не искушай чужих наречий…»
  •   «И змеится с тех пор…»
  •   Полная луна
  • ТОСКА
  •   Два друга
  •   Тоска
  •   Грусть
  •   Низкие тучи
  •   «О грустном, печальном и скорбном…»
  •   Муха
  •   «Что жизнь… Игра…»
  •   Пурпурный лист
  • ГАДАНИЕ
  •   Грядущий день
  •   «Помню я: шумела вьюга…»
  •   «Мне ни к чему гаданье…»
  •   Время мерно идёт
  •   Книга жизни
  • НИРВАНА
  •   Звёзды гаснут
  •   «А мысли бродят в голове…»
  •   Совершенная речь
  •   «О чем сказать…»
  • ЧТО НУЖНО ДЛЯ СЧАСТЬЯ?
  •   «В неясных линиях ладони…»
  •   Что нужно для счастья?
  •   «Пропадать – так совсем…»
  •   «Я знаю, с наступленьем темноты...»
  •   Моя молодость
  •   «Холодеют осенние ночи…»
  •   «Делаем ненужные движенья…»
  •   «Чудес не бывает на свете…»
  •   «Все придёт в неожиданный миг…»
  •   Огонёк
  •   «Кто сказал, что конец неизбежен…»
  •   «Мне снова снится…»
  • ПУТЬ К БОГУ
  •    «Почему‑то ось земная …»
  •   «Ведь только люди говорят…»
  •   «Был день, как день…»
  •   «Я ушёл от людей и от Бога…»
  •   «Уже давно пуста душа…»
  •   Я не молюсь никогда
  •   Молитва
  •   Всё потерять
  •   Вера
  •     Первое понимание
  •     Второе понимание
  •     Третье понимание
  •   Закат
  •   «Всегда игрива, шаловлива…»
  •   «Я всегда знал…»
  •   В деревне
  •   Глубокий смысл
  •   Стараюсь жить…
  •   «Не может быть…»
  •   Рождество
  •   Ангел мой
  •     «Я могу писать глубже, полнее…»
  •     «Не знаю сколько жить…»
  •   Тот мир
  •   Спаситель
  •   Вечер
  • МЫСЛИ
  •   «Мне мысль подвластна…»
  •   «Что гениальность есть…»
  •   «Иду, поднимаясь…»
  •   «Не позволяй душе лениться…»
  • СТАРОСТЬ
  •   «Я устал от журчащих стихов…»
  •   «Промчалась жизнь…»
  •   «Ты будешь медленно стареть…»
  •   Старость
  •   Эта старость
  •   Иной мир
  • ЖИЗНЬ ПОСЛЕ
  •   «Душу вывернуть…»
  •   «Я умру на скрипучем диване…»
  •   Всё суета
  •   «Лечу куда-то…»
  •   «Есть другая реальность…»
  •   За гранью дня
  •   «С обыденным миром связь…»
  • «У древних берегов…»