Рояль в сугробе (fb2)


Настройки текста:



Сергей Силин Рояль в сугробе

В книгу известного детского писателя, редактора журнала «Простоквашино» Сергея Силина вошли смешные рассказы и юмористическая повесть. В основе их знакомая каждому и всё же такая непредсказуемая, бурная, весёлая школьная жизнь.

Для читателей среднего школьного возраста.

Рояль в сугробе

Повесть

1. Был случай

В один прекрасный школьный день Светлана Михайловна предложила выпускать классную интернет-газету с бумажным вариантом.

— Бумага — вчерашний день! — сказал Толик Востриков.

— Ничего не вчерашний! — возразила Аня Гаврилова. — У меня папа работает в многотиражке. Так она на бумаге выходит, и её весь завод читает. А в Интернете их газету днём с огнём не найти. Все нормальные газеты на бумаге выходят, ты их просто не читаешь!

— Очень нужно! — хмыкнул Востриков. — Лучше бы дали каждому по странице на школьном сайте. Или форум открыли. А то ни форума, ни чата!.. И на уроках мобильниками пользоваться нельзя. Где справедливость?

— А как газету на бумаге делать? — не понял Лёша Семечкин. — Печатными буквами на бумаге писать будем?

— Сначала всё делаем на компьютере, — пояснила Светлана Михайловна. — А потом распечатаем её на принтере. Из газеты мы будем знать, что интересного происходит в классе.

— Мы и так знаем!

— Газета будет давать более полную информацию. И не только для нас, а для всех. Мы первый класс в школе, у которого появится своя газета. А главное, все, кто хотят стать журналистами, писателями и просто научиться писать, будут печатать в ней свои произведения. А бумажную газету мы будем раздавать родителям на собраниях. Представляете, как им будет приятно узнать о ваших успехах из прессы и прочитать ваши размышления о жизни!

— Мы что, ещё и после уроков размышлять будем? — удивился самый задиристый мальчик в классе Саня Фокин. — А жить когда? Не, я так не играю…

— Я хочу! — подняла руку Аня Гаврилова. — Я учусь рисовать на компьютере в детском центре. А макет мне папа поможет сделать.

— Художник и дизайнер уже есть! — обрадовалась Светлана Михайловна. — Кто хочет стать корреспондентом?

Класс потрясённо молчал. Почти все мечтали стать бизнесменами, футболистами, автогонщиками и победительницами конкурсов красоты. А простыми корреспондентами…

— А давайте школьное телевидение откроем! — предложила Оля Красавина.

— Такой возможности нет.

В этот момент дверь в класс открылась и в щель просунулась голова старшеклассника с веснушками на носу.

— О, Вован! — толкнул Тимку в бок сосед по парте. — Наверное, опять чего-нибудь натворили…

Светлана Михайловна посмотрела на юношу, который подавал ей знаки, и сказала:

— Оставляю вас на пять минут. Прошу вести себя тихо. Надеюсь, когда вернусь, с редактором вы определитесь.

И она вышла из класса.

— Я бы согласилась, но мне некогда, — вздохнула Оля Красавина. — У меня музыкальная школа. Вот вы сейчас все по домам разбежитесь, а у меня занятия по сольфеджио до глубокой ночи. Даже удивительно, когда я уроки делать успеваю!..

— Ты всё время себя хвалишь! — заметила Аня.

— Потому что я себя люблю, ценю и уважаю!

— Вот выберем редактора, он всё про тебя напишет! — сказал Фокин. — Может, ты только говоришь, что на сольфеджио ходишь, а сама играешь на барабане военные марши!

— А кого мы выберем редактором? — спросил Толик Востриков.

— Илюшу можно, — предложила Оля. — Он про меня плохого не напишет. А про Фокина правду напишет. Да, Илюша? Ты про меня будешь только хорошее писать?

— Не, я редактором не пойду, — сказал Илья Добрынин, самый сильный мальчик в классе. — Я спортивным обозревателем пойду. И писать буду только про спорт.

— Какой ты невоспитанный! — поджала губы Оля. — Что ж, культура будет моей!

— Нину можно… Она любит читать.

— У меня не получится, — растерялась Нина, оторвав глаза от книжки. — Я добродушная и тихая. А журналист должен быть вредным и пронырливым.

— Как я, — сказал Лёша Семечкин, и сам засмеялся тому, что сказал. А за ним засмеялись и другие.

— А давайте Лёшу выберем! — предложил Илья. — У него бабушка знаете какие пирожки печёт! Пальчики оближешь!

— Меня нельзя! — испугался Лёша.

— При чём здесь пирожки? — возмутилась Аня. — Мы редактора выбираем, а не пирожки!

— Какая разница? Мы же ему помогать будем. Придём в гости, газету делать, проголодаемся. А пирожки помогут. И вообще, редактор должен хорошо питаться, чтобы быстро бегать.

— Если он будет питаться, то как он будет быстро бегать? — спросила Аня, и все задумались, хотя ненадолго, потому что думать долго времени не было. Процесс размышления прервал Толик Востриков.

— Надо Костика выбрать, — сказал он. — У него четверка по русскому!

— Костик не годится, — не согласилась Оля. — Он стеснительный. Видите, даже сейчас покраснел! Хотя я ничего такого и не сказала.

— Он краснеет потому, что у него кровообращение хорошее! — заступился за Костика его друг Павлик. — Между прочим, Александр Македонский в свои войска брал только тех солдат, которые умели краснеть. А ты краснеть не умеешь!..

— Я не краснею, потому что буду артисткой, — ответила Оля. — А артисткам стесняться только по роли положено. В телесериалах.

— Надо такого редактора выбрать, у которого есть совесть! — сказала Аня. — А то он напишет неправду, потом его за школой поколотят. Сразу без редактора останемся. Вы только о себе думаете! А надо и о других помнить.

Она встала и внимательно всех осмотрела.

В этот момент в класс вернулась Светлана Михайловна.

— Ну как? Выбрали?

Ответом ей была тишина.

— Предлагаю выбрать редактором… Тиму! — сказала Аня.

— Точно! — согласился Павлик. — Редактор обязательно в очках должен быть!

— У него даже смартфона нет! — заметил Боря Гусаков, оторвав наконец глаза от своего айфона.

— Человек ценен совестью, умом и делами, а не тем, во что одет и что у него в багажнике, — сказала Светлана Михайловна. — И перестань, пожалуйста, играть на уроках со своим мобильником, а то скоро в приставку к нему превратишься. Был уже случай…

— С кем? — сразу заинтересовался Толик.

— А вот об этом я расскажу корреспонденту газеты, который захочет взять у меня интервью. Тим, ты что скажешь?

— Согласен, — заулыбался Тимка. — Мне интересно попробовать. Только нужно голосование провести. Чтобы совсем справедливо было.

— Совсем справедливо не бывает, — пробурчал Гусаков, но на него даже внимания не обратили.

За то, чтобы редактором классной газеты стал Тимка, проголосовали все, кроме Гусакова.

2. Мама не чекинется

Тимка был так устроен, что всё делал быстро. Сначала делал, потом думал, затем переделывал. И поэтому за ужином честно сказал родителям, что ему необходим айфон.

— Зачем? — удивилась мама. — У тебя же есть мобильник.

— Меня выбрали редактором газеты, — пояснил Тимка, наворачивая салат. — Мне теперь без Интернета нельзя. Откуда я новости черпать буду? И с корреспондентами связь нужно будет держать. Они мне чекиниться будут.

— Что значит «чекиниться»? — не поняла мама.

— Сигналы посылать, где они находятся. Например, корреспондент едет на автобусе мимо моего дома и посылают мне чекин, сигнал. Я на своём айфоне вижу, в каком автобусе он едет. Выбегаю из дома и сажусь точно в этот автобус. Или корреспондент выполнял задание и заблудился в незнакомом месте. Он посылает мне чекин. Я беру карту, смотрю, где он находится, и сообщаю ему, в какую сторону нужно идти. Очень удобно. И ты нам с папой чекины посылать будешь, если захочешь.

— Зачем?

— Чтобы мы за тебя не волновались. Например, заходишь в магазин, нажимаешь на кнопочку, посылаешь нам чекин, и мы с папой видим, в каком магазине ты покупаешь молоко. Выходишь из магазина, а мы с папой тут как тут, помогаем тебе нести сумки.

— А если я не пошлю сигнал?

— Тогда мы с папой начнём за тебя волноваться.

— Очень хорошо, — сказала мама. — Мне будет приятно.

— Мы за тебя и так волнуемся, — заметил папа. — Но в пределах нормы. А без чекинов переволноваться можем. Поэтому я предлагаю продолжать жить, как жили. А то моему сменщику сын каждые десять минут эти чекины шлёт. То из ванной, то из-под кровати, то из туалета…

— Вот-вот, — сказала мама. — Ему нужен айфон, чтобы завалить мой старенький добрый смартфон чекинами.

— Папа, нам нужно два айфона! — обрадовался Тимка.

— Тебя сделали редактором «Российской газеты»? — поднял брови папа.

— Нет, классной. Мы будем делать её на компьютере и распечатывать на принтере.

— Огромным тиражом в сто тысяч экземпляров?

— Лучше порадуйся за сына, — сказала мама и шутя погрозила папе ложкой. — Хотя я всё равно не понимаю, зачем детям айфоны. Помнится, мы прекрасно делали стенгазету на ватмане.

— Ватман — это что? — спросил Тимка, забираясь ложкой в сметану.

— Большой плотный лист бумаги.

— Зачем?

— Мы писали на нём заметки, рассказы, статьи, разрисовывали…

— А почему не на компьютере?

— Потому что компьютеров в то время не было.

— Совсем не было? — не поверил Тимка.

— Совсем.

— А как вы без Интернета жили?

— Весело жили, — вставил папа. — В казаки-разбойники играли, в прятки, в цепи кованые…. Это вы сейчас уткнётесь в свои стрелялки и друг от друга эсэмэсками отбиваетесь. Никакого нормального общения!..

— Я пишу письма, — сказал Тимка. — Сегодня на две электронки ответил.

— Я про нормальные письма говорю. Которые на бумаге пишут.

— Вы писали письма на бумаге? — поразился Тимка.

— Я же говорю, компьютеры придумали позже, — объяснил папа. — Когда мы уже взрослыми стали. Сначала они стоили бешеные деньги. Я наш первый компьютер из трёх старых собрал.

— Он так медленно работал, — вспомнила мама. — Зато я стала печатать на клавиатуре. А пишущую машинку мы отправили в чулан.

— Что за пишущая машинка? — не понял Тимка.

— Я свожу тебя в музей, — пообещала мама.

— Помню, программа часто сбивалась, — сказал папа. — То и дело с дискеты загружаться приходилось. Зато мы на компьютере расчёты новых деталей сделали, когда в цехе ЭВМ полетела…

— С какой дискеты? — удивился Тимка. — Что за ЭВМ?

— Они даже не знают, что такое дискета, — заметила мама. — А уж про электронно-вычислительную машину даже не слышали.

— Поэтому айфона не будет, — закончил разговор папа. — Обойдёшься мобильником…

— Ладно, — согласился Тимка, особо ни на что и не рассчитывавший. Хотя редактор с простым мобильником, конечно, выглядит не так солидно, как с айфоном.

— Потом ты потребуешь диктофон, бинокль и фотоаппарат, встроенный в пуговицу, — насмешливо сказал папа. — Аппетит приходит во время еды.

— Диктофон и фотоаппарат встроены в айфон, — заметил Тимка. — А бинокль у нас и так есть. Он у тебя в кладовке лежит. Помните, как мы летом в походе за лосём наблюдали?

— Да, редкий красавец был, — сразу заулыбался папа и посмотрел на маму. — А этим летом куда пойдём?

— До лета ещё далеко, — сказала мама. — Может, на море съездим, если финансы позволят.

— Что тебе дороже: здоровый отдых на море или выглядеть центром вселенной, пытаясь произвести на одноклассников впечатление важного человека? — спросил папа Тимку.

— Конечно, море! — не задумываясь, ответил Тимка. — Но планшетник мне точно потребуется.

Он вспомнил, как папа оправдывался перед мамой, когда задерживался на работе, и, сделав строгое лицо, добавил:

— Производственная необходимость…

Папа даже дар речи потерял. Но посмотрел на него с уважением.

— В семье уже есть один планшетник. Что, с братом договориться не можешь?

— Его Антон с собой всё время носит.

— Так он учится.

— Я тоже учусь.

— Иногда мне хочется как следует взяться за твоё воспитание, — сказал папа. — Твоё счастье, что не знаю, с какого конца.

— И не надо, — вмешалась мама. — Ты же его сам к самостоятельности приучил. Так что чекиниться не будем. Люди мы здоровые, повышенным страхолюбием не страдаем. Если ребёнка захотят похитить злодеи, то чекин он послать не успеет. Умение смело кусаться и орать во всё горло тут важнее.

— Точно! — сказал Тимка, щёлкнул зубами и нанёс удар пяткой в воздух, а потом хук слева и прямой справа.

— Йо-о-о-о-!

— Вот именно! — оценила мама. — Это настоящий ответ всяким злодеям. Плюс крик на всю улицу.

— Согласен, — сказал папа. — А страстям-мордастям, которые по телевизору показывают, мы не верим.

— Нас не запугать! — поддержал папу Тимка.

— Напоминаю, что тебе ещё рано смотреть взрослые передачи, — заметила мама Тимке.

— Вы бы ещё всех детей за ограду детского сада посадили, чтобы они ничего взрослого не видели! — хмыкнул Тимка. — Но это же нереально. Мы всё видим и всё слышим! Это взрослые видят только то, что хотят видеть!..

Родители переглянулись.

— Я попрошу Антона, чтобы он давал тебе планшетник, — сказала мама. — Только посуду, пожалуйста, не забывай за собой мыть. А то опять в раковине оставил.

И родители стали собираться в бассейн.

Посуду Тимка вымыл сверхдобро-совестно.

3. Штатное расписание

Вечером позвонила Светлана Михайловна:

— Тим, на твои плечи ложится большая ответственность. Так случилось, что я улетаю в другой город, по семейным обстоятельствам. И пока не смогу руководить процессом создания газеты. За главного редактора будет Володя…

— С веснушками на носу! — не сдержавшись, продемонстрировал свою осведомлённость Тимка, вспомнив заглядывавшего в класс старшеклассника.

— Значит, ты его знаешь, — сделала вывод Светлана Михайловна. — Очень хорошо! Хотя никаких веснушек я у него что-то не видела. Ну ладно. Со всеми вопросами подходи к нему. Человек он ответственный, будет шеф-редактором, пока я не вернусь. К моему возвращению, думаю, вы многое сделаете.

— А когда вы вернётесь?

— Через две недели.

И она пожелала Тимке творческих успехов.

Ждать утра Тимка, впрочем, не стал. Чего ждать-то, если начинать надо? Да и не терпелось ему начать действовать. Вот только бы знать, с чего начать. А Вован… Хм… Странный выбор сделала Светлана Михайловна. Даже третьеклассники знали, что Вован оболтус, каких мало.

Когда с тренировки вернулся старший брат, Тимка подошёл к нему. Антон учился в техникуме, и жизненного опыта у него было больше.

— Чего такой озабоченный? — спросил Антон.

Тимка вздохнул.

— Меня сделали редактором классной газеты.

А я даже не знаю, с чего начать.

— Понял, — улыбнулся Антон, включая компьютер. — Тебе нужна консультация.

— Точно!

— Советую начать со штатного расписания редакции.

— Как это?

— Штатное расписание содержит сведения о количестве работников и условиях их работы. Редакцию уже подобрал?

— Редакция — это те, кто делает газету? В общем, три человека уже есть.

— А чего так мало? Активных ребят в классе не хватает?

— Наоборот! Только не все думать хотят. На уроках устают.

— Да ну! — повеселел Антон. — А ты заинтересуй. Людей всегда нужно заинтересовывать.

— Чем я их заинтересую?

— Кого чем. Одних публикациями, других славой, третьих заработками… Хотя нет, это тебе не подходит. Но каждый чем-то интересуется. Вот пусть об этом и напишет для начала. Объяви о призе за лучшую публикацию.

— Мне дарить нечего.

— Придумай! Или найди благотворителя, какую-нибудь солидную организацию, которая для хороших дел денег не жалеет.

— Ладно, подумаю…

— Потом составь план первого номера. Что в нём будет. Какие рубрики, статьи, интервью, репортажи. Определи время сдачи материалов. Распредели работу. Кто о чём будет писать и чем заниматься. Людей подбирай надёжных, проверенных, которые не подведут. И будь в гуще событий! Тексты тебе в каком виде будут сдавать?

— В смысле?

— На бумаге или в файлах?

— В файлах, конечно. Бумага — вчерашний день.

— Ну, допустим, не совсем вчерашний…

— А сколько мне корреспондентов набрать?

— Да хоть сколько! Пусть все что-нибудь пишут.

— Не, все не будут. У нас знаешь какой класс бедовый!

— Прямо бедовый?

— Так завуч Клавдия Ивановна говорит…

— Она и про мой класс то же самое говорила. Клавдия Ивановна такой человек, что никогда ничем довольна не бывает, потому что от всех ждёт совершенства. Твоё дело предложить. Чтобы потом никто не обижался, что его вниманием обошли. А если все откажутся, ты и один первый номер сделаешь. Главное, не сидеть сложа руки!

— Я и не сижу. Но, о чём писать, всё равно не знаю.

— Писать нужно о самых главных событиях, — сказал Антон. — А потом уже о второстепенных, да и то не обо всех.

— А как узнать, какие самые главные?

— Самые главные — те события, которые касаются жизни всего класса.

— Кто двойку получил…

— Кто двойку получил, кто с кем поссорился, столкнулся и пострадал — это сплетни умственно отсталых для умственно спящих. Главные события — это хорошие новости для всех. Пишите про что-нибудь хорошее. Про того, кто в один день получил несколько пятёрок, на турнике больше всех подтянулся, помог кому-нибудь… Писать нужно языком современности. Коротко и ясно. Полистай газеты, посмотри телевизор, полазай по Интернету. Возьми за образец какой-нибудь информационный сервер, новостную ленту. И помни, краткость — сестра таланта!

— Ещё нам, наверное, удостоверения понадобятся…

— Могу купить десяток. Вот таких! — Антон достал из стола незаполненное удостоверение с надписью «Пресса» и дал брату. — Они недорого стоят. Вклеите фотографии, напишете фамилии, поставите печать школы…

И он уткнулся в свою курсовую работу.

Тимка полюбовался корочками, сбегал к почтовым ящикам, собрал под ними газеты, которые выбрасывали жильцы, и стал внимательно изучать статьи и заметки. Потом включил телевизор, надел наушники, чтобы не мешать брату, и принялся слушать новости на разных каналах.

А когда узнавать о взрывах и происшествиях наскучило, сел составлять штатное расписание. Для этого пришлось попросить Антона показать, как оно пишется. Тот быстро нашёл в Интернете фотографию документа.

— Ага! — произнёс Тимка, соображая, как ему писать расписание штата. — А когда ты компьютер освободишь?

— Поздно ночью, — ответил Антон. — Мне курсовую надо заканчивать.

— А планшетник?

— Да я его однокурснице на пару дней дал, — развёл руками Антон. — Напиши на бумаге! Сейчас я тебе образец найду.

И брат показал Тимке образец штатного расписания редакции какой-то газеты.

— Примерно так.

— Ясно, — сказал Тимка, посмотрев документ. — И когда только у нас принтер появится?

Антон только хмыкнул.

Штатное расписание пришлось писать в тетрадке ручкой.

ШТАТНОЕ РАСПИСАНИЕ

Шеф-редактор — Вован (пока)

Главный редактор — Тим Шумков (я)

Спортивный обозреватель — Илья Добрынин

Специальный корреспондент — Толик Востриков (надёжный человек, не подведёт)

Собственный корреспондент — Лёша Семечкин (осторожный, но любопытный)

Культурный корреспондент — Оля (сама напросилась)

Корреспонденты — кто захочет

Художник и дизайнер — Аня

Водитель…

Тут Тимка остановился и задумался. Какой водитель? Зачем водитель?

Он вычеркнул водителя и поставил в конце листа подпись. Потом подумал и поставил число. Получилось солидно.

А про условия работы он писать не стал. И так ясно, что условия хорошие, чего про них писать?

4. Лушая новость дня

В понедельник, на первой перемене, Тимка подошёл к Лёше Семечкину и спросил:

— Ты надёжный человек?

— А что надо? — испугался Лёша.

— Писать для газеты.

— Я с ошибками пишу, — вздохнул Семечкин. — Бабушка говорит, быть мне вечным троечником!

— Ошибки компьютер исправит, — успокоил его Тимка.

— А что писать?

— Ну что-нибудь! Я тебя собственным корреспондентом сделаю.

— Как это?

— Только на нашу газету будешь работать. Прославишься.

— Не, собственным не надо! — опять испугался Семечкин. — Ты меня лучше простым корреспондентом сделай. Чтобы я не прославлялся. Если я прославлюсь, меня бабушка опять в угол поставит, чтобы я о жизни думал.

— Ладно, будешь просто корреспондентом.

— А о чём написать? — спросил Семечкин.

— О какой-нибудь новости из жизни класса.

— О какой новости?

— Это ты сам сообрази.

— Я не умею.

— Постарайся.

— У меня не получится. Бабушка говорит, я самый бестолковый человек на свете.

— А ты всё равно постарайся! Главное — будь в гуще событий!

— А ты бабушке не скажешь, что я буду корреспондентом? А то она всё время меня ругает. Я вчера свою комнату подмёл, а она стала ругаться, что я плохо подмёл.

— Не скажу, — упокоил его Тимка. — Я тебе документ дам, что ты журналист, а не просто так тут ходишь.

— Ладно. Я его под шкаф спрячу.

— Только ты пока так напиши, без документа.

— Хоть бы подсказал, что писать, — Лёша почесал в затылке. — А то напишу не о том. Ты тоже ругаться будешь. Хоть бы никто никогда не ругался!

— Я тебя ругать не буду, — успокоил его Тимка. — Я тебе просто напинаю. Пиши о самых важных событиях из жизни класса. Про то, что нельзя детей ругать, можешь написать. Но не так, как мы сочинения пишем, а языком современности, коротко и ясно… Полистай газеты, посмотри телевизор, послушай радио… И помни, краткость — сестра таланта! Главное — будь в гуще событий, и тогда всё получится! Завтра принесёшь новость, я её Ане отдам, она твою новость так разрисует — сразу знаменитым станешь!

— Не надо Ане, — снова испугался Лёша. — Если я стану знаменитым, мне от бабушки влетит.

— Хорошо, мы твою новость без рисунка напечатаем, — согласился Тимка. — Ты можешь даже под псевдонимом писать.

— Как это? — не понял Лёша.

— Ну под ником. Придумаешь себе ник-псевдоним и будешь им подписывать свои новости.

— Так лучше, — согласился Лёша. — А какой ник придумать?

— Да хоть какой. Не забудь принести фотографию для документа.

— Ладно, принесу…

На уроках Тимка писал записки, а на переменах переговорил со всеми одноклассниками. Корреспондентов он набрал быстро. Достаточно было показать не заполненные ещё корочки с надписью «Пресса», и корреспондентами захотели стать все, к кому он подходил, кроме Гусакова.

— Я в рядовые корреспонденты не пойду, — сказал тот и вышел в коридор, задев Тимку плечом.

— Чего это он? — не понял Тимка.

— Обиделся, — сказал Толик. — Мы же его всегда выбираем. И в совет класса, и в совет школы…

Тех, у кого были двойки по русскому, Тимка не взял. Журналистика — дело серьёзное. Ещё он справедливо не взял Самохвалова, хотя и видно было, что тому тоже хочется делать газету. А нечего было подножки ставить!

На последней перемене произошло неприятное происшествие. Гусаков выхватил из рук Тимки удостоверение и побежал по коридору с криком:

— Пресса-дресса-баронесса!

Тимке пришлось догонять похитителя. Гусаков корочки отдавать не хотел, пришлось отбирать силой. Кончилось тем, что Гусаков упал и разбил нос.

— Ты ещё пожалеешь! — сказал он.

— Сам виноват! — сказал Тимка.

Он так рассердился на Гусакова, даже смотреть не стал, что он будет делать со своим носом. А Гусаков направился в медпункт, где ему остановили кровотечение и записали про разбитый нос в журнал обращений.

Вечером Антон принёс десять удостоверений и Тимка вписал в них буквами фамилии корреспондентов. Оставшиеся корочки спрятал на дно сумки.

На следующее утро он пошёл к директору, Алле Дмитриевне, долго объяснял ей, зачем журналистам нужны удостоверения личности, пока она не поняла, что без печати в этом деле никак не обойтись.

— Только носы больше друг другу не разбивайте!

— Он сам упал, — пояснил Тимка. — Я его даже и не толкал. Он выхватил удостоверение и побежал…

— Это неважно, — сказала Алла Дмитриевна. — Просто постарайтесь больше не доводить дело до разбитых носов. Хорошо, что все видели, как это случилось. А то бы тебе не поздоровилось. И мне тоже.

Она почему-то вздохнула и приказала секретарше Василине поставить на документы юнкоров квадратный штамп школы.

Тимка сунул готовые документы в сумку и отправился на третий этаж искать Вована. Нашёл его у кабинета информатики и сообщил, что работа идёт полным ходом.

— Какая работа? — не понял парень.

— По созданию газеты.

— Какой газеты?

— Тебя что, Светлана Михайловна не предупредила?

— О чём?

— О том, что ты шеф-редактор нашей газеты, пока она не вернётся.

— И что?

— Что «и что»?

— Ну мне-то что?

— Так это… руководить.

— A-а, руководить… Без проблем! Работайте!

— Вот, я штатное расписание принёс.

И Тимка показал ему штатное расписание редакции. Вован заглянул в тетрадку, хмыкнул и сказал:

— Папарацци нет.

— Какой папарацци?

— Не какой, а какого. Так называют скандальных фотографов. Они снимают знаменитостей, когда те показывают им языки или ещё чего вытворяют. А так всё нормально! Можешь приступать к работе. Пока, пресса!

Похлопав Тимку по плечу, он заторопился по делам.

Тимка вписал в штатное расписание новую должность — «фотограф-папараций».

У раздевалки его поймал Лёша Семечкин и вручил первую новость.

— Только никому не говори, что это я написал! — прошептал он, оглядываясь по сторонам.

— Не скажу, — пообещал Тимка и развернул мятый листок, на котором было написано:

ГЛАВНАЯ НОВОСТЬ ДНЯ

Дорожно-транспортное происшествие с несколькими потерпевшими случилось на втором этаже на большой перемене. Один мальчик убегал по коридору от другого мальчика. Когда он оглянулся, перед ним открылась дверь кабинета. Мальчик налетел на неё. Второй мальчик, бежавший следом, налетел на первого мальчика (догнал). Дверь отлетела назад и стукнула девочку, которая её открывала из кабинета. На неё налетела сзади другая девочка. Получилась куча мала.

Тимка прервал чтение и посмотрел на нового корреспондента:

— Это не дорожно-транспортное происшествие.

— А какое?

— Коридорно-человеческое.

— Я исправлю.

— Не надо исправлять. Это всё равно не главное происшествие.

— Почему не главное? — удивился Лёша. — По телевизору же показывают всякие происшествия. А пожара у нас в классе ещё не было…

Тимка стал читать дальше:

ВАЖНАЯ НОВОСТЬ ДНЯ

Злостной клеветой назвала самая красивая девочка класса Зоя Кривулина слова Юли Квашиной. Она услышала их на перемене. Девочки поссорились и больше не общаются. Мировое сообчество в шоке от происшедшево!

— Она что, так ей и сказала?..

— Нет. Она крикнула «Ты сама всё придумала!»

— Тогда зачем ты написал про мировое сообщество?

— Но ты же сказал писать языком современности…

— У нас школьное сообщество, а не мировое…

— Я исправлю! — пообещал Лёша.

— Не надо исправлять. Это тоже не важное событие. Ты про такое событие напиши, которое касается жизни всего класса! А кто с кем поссорился или подрался — это мелкая новость.

Напиши мне одну новость, но настоящую…

— А как я узнаю, что она настоящая?

— Настоящая новость — это хорошая новость для всех! — пояснил Тимка. — Вспомни, что хорошего для всех случилось за день в нашем классе.

— A-а, понял! — обрадовался Лёша. — Сейчас напишу!

Он подбежал к подоконнику и, пока Тимка одевался, написал что-то на листке. А потом вернулся.

— Готово!

Тимка взял листок и прочитал:

ЛУЧШАЯ НОВОСТЬ ДНЯ

Сегодня в нашем классе не случилось ничего плохого!

5. Поиск тем

Весь день Тимка обсуждал с будущими журналистами свои идеи, а после уроков собрал редакцию. Юные корреспонденты обрадовались корочкам и тут же принялись их разглядывать и показывать друг другу.

— Надо составить план первого номера газеты, — сказал Тимка, когда все немного угомонились. — Пока у нас есть только одна настоящая новость, но она может перестать быть новостью, если в классе случится что-нибудь плохое.

Все сразу замолчали и стали строгими.

— А что плохого может случиться? — встревожился Лёша.

— Что угодно. Человеку может упасть на голову сосулька…

— В феврале? Сосульки ближе к весне появляются.

— Значит, снег. Или кто-нибудь, перебегая дорогу на красный свет, попадёт под машину.

— Мы все на зелёный ходим!

— Кто-нибудь отправится в выходные в поход на лыжах и сорвётся в пропасть.

— У нас в лесу только овраги.

— Неважно. В мире каждый день что-нибудь происходит! Вы что, совсем новости не смотрите?

В этот момент в класс заглянул Гусаков и, крикнув «Писаки-задаваки-интернет-мараки!», хлопнул дверью и убежал.

— И вовсе мы не задаёмся, — сказал Тимка.

— Это он потому так крикнул, что его редактором не сделали, — заметила Аня. — Хотя он все новости смотрит. Мама говорит, его родители от телевизора оторвать не могут. Вот ему и завидно.

— Лично я смотрю только мультики, — заметила Оля. — А новости не смотрю. Мне папа не разрешает. Он считает, если новости смотреть, с ума сойти можно.

— Вот поэтому ничего плохого в нашем классе случиться не должно! — подвёл итог Тимка. — Хотя бы до выхода первого номера газеты.

— Ещё нам надо название придумать! — сказал Лёша и застеснялся.

— Точно! С этого и начнём.

— «Школьные вести», — предложила Аня.

— «Классные новости».

— «Нашаправда»…

— «Фонарик»…

— «Пятиклашки»…

— «Нашагазета»…

— «Честная газета»

После долгих споров утвердили название нового печатного издания: «Честно-честная газета».

— Газету нам нужно сделать за неделю, — сказал Тимка. — Светлана Михайловна вернётся, а у нас уже первый номер готов. Вот она обрадуется!

— А если не успеем?

— Должны успеть. Настоящие журналисты работают быстро. Кто что будет писать?

— Чур, я про моду и культуру! — подняла руку Оля Красавина. — А то некоторые девочки в классе всё ещё ходят в школу без маникюра. Как будто на дворе каменный век. А ведь есть хороший детский маникюр. Даже Пушкин маникюр делал.

— Ну да! — не поверил спортивный обозреватель Илья Добрынин и даже перестал грызть заусеницу.

— Делал, делал! А потом написал: «Быть можно дельным человеком и думать о красе ногтей»…

— Где это он написал? — снова не поверил Илья. — В «Сказке о царе Салтане»? Что-то я там такого поворота не помню.

— Он это во взрослом романе написал. Мне мама рассказывала.

Тут все посмотрели на портрет Пушкина, висевший над доской, а Пушкин с портрета посмотрел на всех, будто немного сомневался, что про маникюр нужно писать в газету.

— Договорились, — резюмировал Тимка. — Напиши про маникюр. И про раздевалку. Там всегда все толкаются.

— Хорошо, — согласилась Оля. — Но сначала про маникюр. Потому что культура начинается с ногтей.

И она оглядела свои разноцветные ногти. На каждом ноготке у неё была нарисована забавная рожица. И все остальные тоже посмотрели на свои ногти. А Илья сказал:

— Вот мы тут сидим, а в спортзале наши тренируются. У нас же три чемпионата школы на этой неделе. Я пошёл. Чего зря время терять?

И он вышел из класса, чтобы окунуться в самую гущу спортивных событий.

— Точно! — сказал Тимка и занёс тему Ильи в свой план.

— Ещё можно про конкурс снеговиков написать, — предложил Востриков.

— Согласен! До сих пор снеговики по дворам стоят и никто эту красоту не трогает.

— Ага, не трогают! — не согласился Толик. — Одного снеговика уже испортили! Взяли и приделали ему хвост! А другого сломали.

— Вот и проведи расследование, — сказал Тимка. — Хотя конкурс снеговиков в каникулы был, но у нас тогда ещё газеты не было. Так что будет считаться новостью. О чём ещё в первый номер будем писать?

Тут дверь открылась и в класс заглянул Павлик.

— Вам папараций нужен?

— Какой папараций?

— Ну крутой фотограф.

— У тебя по русскому тройка с минусом, — заметил Тимка.

— Так я же писать не буду. Я фотографировать буду. Мне родители фотоаппарат подарили. Во!

Он показал фотоаппарат.

— Надо взять! — заулыбалась Оля и поправила причёску. — Без фотографий газету никто не купит!

— Мы что, её продавать будем? — удивился Лёша.

— Мы её раздавать будем, — сказал Тимка, — Павлик, заходи!

И Павлик остался. В его документе Тимка написал: «Фотограф-папараций».

Темы номера искали долго. Пока не проголодались. Только тогда все разошлись по домам, уточнив номера телефонов для чекинов.

Вечером Тимка получил от брата долгожданный планшетник.

6. Специальный снеговик

Зимний вечер опустился на город, но на улице было светло. Стоял лёгкий морозец. Белел снег, в небе ярко сияли звёзды, светил молодой месяц.

У школы горели фонари. Шёл девятый час вечера. Все приличные люди в это время сидели дома и делали домашнее задание.

Лишь специальный корреспондент «Честно-честной газеты» Толик Востриков стоял на футбольном поле среди тридцати снеговиков и ждал злоумышленников. Время от времени он посылал чекины Тимке, чтобы тот знал, что спецкор выполняет задание редакции.

После Нового года родительский комитет школы объявил конкурс на лучшего снеговика класса. Два выходных на футбольной площадке кипела работа. Трудились и дети и взрослые. Собирали снег, лепили фигуры, раскрашивали их безвредными красками, украшали, чем могли. Снеговики получились разные: снеговик-лось, снеговушка-масленица, снеговушка-лягушка, снеговик-домовой, снеговик в клеточку, снеговичок-лешачок, снеговик-богатырь… И вот теперь нашлись злоумышленники, которые стали на эту красоту покушаться. Пора было их разоблачить.

Чтобы его не было заметно, Толик надел белую куртку, белые джинсы и белые сапоги сестры, её белую шапочку с белым шарфом и белые рукавицы. Для маскировки ему пришлось намазать лицо зубной пастой, а нос — красной губной помадой. Глаза он прикрыл папиными тёмными очками, предварительно слегка заляпав их снегом.

Разрушители снеговиков появляться не торопились, и ему приходилось проявлять терпение. Вот из крайнего подъезда ближайшего дома вышел доктор Владимир Иванович и побежал в сторону парка. Он три раза в неделю бегал десять километров, а по выходным плавал в проруби. Владимир Иванович пробежал мимо Толика, не обратив на него внимания.

«Хорошо я замаскировался!» — порадовался за себя Толик.

На вечернюю прогулку вышла молодая мама с малышом. В руке у малыша была лопатка, и он сразу начал копать норку в снегу, а потом побежал к снеговикам. Мама двинулась следом. Малыш стал обходить снеговиков, приблизился к Толику, внимательно осмотрел его, ткнул в него лопаткой и отбежал к маме.

— Ты зачем снеговика портишь? — спросила она.

— А чего он на меня смотрит?

— Он не может на тебя смотреть. Это же снеговик!

— А он всё равно смотрит!

Тут в кармане маминого пальто заиграл мобильник, и ей стало не до правды. Она взяла ребёнка за руку, и они пошли дальше.

Из первого подъезда ближнего к школе дома вышел на вечернюю прогулку с собакой Прошкой пенсионер Криворуков. Он прошел вдоль домов, вернулся назад, обошёл школу, приблизился к спортплощадке и двинулся вдоль снежных скульптур.

— Ведь можем, если захотим, можем! — бормотал он, прижимая к уху наушник плеера. — Ах, какая красота-а-а!

Прошка меж тем бегал от снеговика к снеговику и поднимал заднюю лапу. Подбежав к Вострикову, он остановился и зарычал.

«Укусит? Не укусит? — Толик затаил дыхание. — И чего рычит? Ведь знает же! Столько раз его гладил! Косточки выносил! Неблагодарный!»

— Прошка, чего ты там застрял? — спросил Криворуков. — Заканчивай, пора новости смотреть!

«Вот она, журналистика! — подумал Толик. — Не могут люди без новостей!»

Прошка перестал рычать, подошёл к нему и задрал лапу.

«Не-е-ет!..»

Востриков, продолжая проявлять терпение, поднял глаза на яркую звёздочку в небе. Наконец Прошка сделал своё собачье дело и убежал. Толик почистил сапоги снегом и, помахав руками, чтобы согреться, обежал снежные скульптуры, считая пострадавших от Прошки. Пострадала репутация шести снеговиков.

«Да, — подумал он. — Опасная у нас профессия! А если бы это была бешеная собака, а не Прошка? Или волк?»

Он встал на место.

Минут через десять появились первоклашки Вера и Нина из соседнего дома. С кульками в руках. Они стали обходить снежные скульптуры, смеясь и шушукаясь, пока не приблизились к Вострикову.

— Смотри, какой снеговик! — сказала Вера и стала разглядывать специального корреспондента. — Совсем как человек! Все снеговики красивые, кто в шляпах, кто в шарфах, кто в очках, а у этого только нос красный. Непорядочек!

— Слабый снеговик! — заметила Нина. — Правильно ему первое место не дали!

— Вот его и разрисуем!

Вера оглянулась по сторонам и достала из кармана тюбик с пастой для обуви. Толик скрипнул зубами.

— Он зубами скрипит! — испугалась Нина.

— Снеговики не могут скрипеть зубами, — успокоила её Вера. — Тебе показалось.

— А этот скрипит!

— Скрипит снег под ногами! Лучше щётку достань! Видишь, мне некогда, я колпачок отворачиваю.

Нина достала из кулька обувную щётку и подала её подружке.

— Сейчас мы его так разукрасим! — Вера принялась наносить на ноги Лёше чёрный крем.

Востриков даже зашипел от негодования. Жертвой юных злоумышленниц становились белые сапоги сестры.

— Он шипит! — сказала Нина, глядя прямо в лицо Вострикову. — Может, это и не снеговик вовсе, а заколдованный мальчик-принц!

Толик закатил глаза и тихо замычал.

— Он ещё и мычит!

— Ты всё время что-нибудь выдумываешь! Что он, телёнок, чтобы мычать?

— Я не выдумываю! Просто я этого снеговика раньше не видела. Он сегодня появился! Подозрительный снеговик…

— Смотри, как здорово получается!

Вера отошла в сторону и полюбовалась своей работой.

— Ну вот, ноги на ноги стали похожи. Теперь давай ему глаза на очках нарисуем! Доставай краски и кисточку!

— Сейчас.

Нина сунула руку в кулёк и, не сводя глаз с Толика, вытащила краски и кисточку.

— Отлично! — обрадовалась Вера.

— А мне всё равно кажется, что это заколдованный принц из волшебного королевства!

— Никаких заколдованных принцев не бывает! И королевства твои — сказки!

— А вот и не сказки! Королевства есть. Норвегия, например, королевство! Дания королевство…

Вера открыла коробку с красками, подышала на кисть, облизала её и начала водить ею по краске.

— Сейчас мы разукрасим его во все цвета радуги!

— А давай лучше поцелуем. Он оживёт и женится на мне…

— Ещё чего! — не вытерпел Толик, с ужасом наблюдавший за приближением кисточки. — Совсем одурели, что ли?!

— А-а-а-а! — одновременно закричали девочки и, побросав всё, побежали к дому. — Зо-о-омби! Зомби-и-и! Снеговик-зомби! А-а-а-а-а-а-а!

— Блин!

Востриков снял очки и посмотрел на ноги. Сапоги сестры были безнадёжно испорчены. Второй раз уже за один вечер. Хорошо, хоть куртка не пострадала.

Спать он лёг через два с половиной часа. Уснул сразу, как только отправил Тимке последний чекин. Именно так засыпают хорошо потрудившиеся за день специальные корреспонденты.

В прихожей валялись на газете перепачканные чёрным белые женские сапожки, а на кухне остывала от разговора с непутёвым братом старшая сестра. На письменном столе юного корреспондента ждал прихода зари листок с черновиком статьи.

Только очень внимательный читатель с хорошим зрением смог бы прочитать среди многочисленных исправлений единственное оставшееся незачёркнутым предложение. Это было название статьи: «Специальный снеговик».

7. Мы их перевоспитаем!

Культурный корреспондент Оля Красавина и фотограф-папарацци Павлик Соловьёв ходили по коридорам школы и высматривали грызущих ногти учеников.

— Вот этого мальчика сфотографируй! — говорила Павлику Оля. — И вот этого тоже. А этого в первую очередь! Смотри, с каким удовольствием он грызёт свою ненаглядную заусеницу, вместо того чтобы красиво подровнять её пилочкой! Наверное, последняя осталась, вот он и растягивает удовольствие. Никакой культуры!.. Жаль, что мы не телевидение. А теперь меня сфотографируй! Как будто я думаю. И с другой стороны тоже. Я на фотографиях умной получаюсь. Сфотографировал? Идём дальше!

Из дальнего кабинета выскочил взъерошенный мальчик с пальцем во рту и побежал по коридору прямо на них.

— Фотографируй! — толкнула Оля Павлика в бок и прижалась к стенке.

Павлик щёлкнул фотоаппаратом и отскочил в сторону. Мальчик пробежал мимо.

— Жуткая невоспитанность, — заметила Оля. — В Европе, между прочим, дети пальцы в рот не берут. Там даже улицы мыльным порошком моют, вот какая культура! Ты знаешь, кто это?

— Лёня Виноградов из шестого «В».

Мальчик с пальцем во рту остановился у медицинского кабинета.

— Отлично! — Оля записала фамилию мальчика в записную книжку. — А теперь сфотографируй вот этого субъекта, который не следит за своим внешним видом.

И она кивнула на вышедшего из библиотеки мальчика, одетого настолько странно, что у Павлика даже рот открылся.

— Не зевай! — снова толкнула его в бок Оля. — Фотографируй скорее, пока он не опомнился! Вот это экземплярчик так экземплярчик! У него даже сменной обуви нет!

Павлик принялся фотографировать мальчика в телогрейке. На ногах его были валенки, а на голове — шапка-ушанка, уши которой торчали в разные стороны, как крылья. В руке мальчик держал брезентовые рукавицы.

Заметив, что его фотографируют, он улыбнулся, помахал Павлику рукой и заторопился в сторону лестницы.

— Потрясающе! — прошептала Оля. — Даже не верится, что в наше время… в нашей школе… могут быть такие дикие люди! Ты его знаешь?

— Первый раз вижу. Вроде на Вадю похож, но Вадя нормально одевается.

— Всё ясно — это новенький! — сделала вывод Оля. — Дремучий, некультурный и невоспитанный человек. Настоящий неандерталец! Тоже, наверное, ногти на уроках грызёт…

— Кого ещё фотографировать?

— Вот эту девочку без чувства меры. Смотри, какие дурные манеры! Родители даже не смогли научить её смотреть в зеркало перед уходом в школу.

Павлик принялся добросовестно фотографировать первоклассницу с растрёпанными волосами, всю в пудре и губной помаде. Девочка тоже вышла из библиотеки. Она с трудом переставляла Ноги в туфлях на высоких каблуках.

— Вот что бывает, когда у ребёнка нет гигиенического воспитания, а родители не следят за его развитием! — тоном умудрённого опытом педагога продолжала Оля. — Что ж, будем писать про грязные руки, неряшливые ногти, неопрятные головы и нечищеные зубы! Мы всех перевоспитаем! Придёт время, когда все девочки нашей школы будут выглядеть, как куклы Барби, а мальчики… а мальчики…

— Как бэтмены! — закончил за неё Павлик.

— Какие ещё бэтмены! — возмутилась Оля. — Друга Барби зовут Кен. Ты что, совсем культурой не интересуешься? Может, и ты тоже ногти тайком грызёшь?

И она посмотрела на пальцы Павлика.

— Не, я ногти не грызу, — ухмыльнулся Павлик. — Я их просто отрываю!

Он ухватился одной рукой за ноготь большого пальца другой руки и, выдернув его, показал Оле.

— Ах! — сказала Оля, красиво падая в обморок.

— Чего это она? — удивился Павлик и посмотрел на игрушечный ноготь. — Что, уже и пошутить нельзя?

Вокруг них быстро собралась толпа третьеклассников.

— На неё надо ведро холодной воды вылить, — предложил один из мальчиков. — Так в фильмах делают!

— Тебе никто ведро не даст! — возразила ему девочка.

Ладно, я в руках воду принесу!

Третьеклассник убежал за холодной водой. А его приятель — за медсестрой. Медсестра с нашатырным спиртом прибежала быстрее воды.

— Что случилось?

Толпа расступилась. Медсестра склонилась над Олей и поднесла ватку к её носу.

— Не-ет! — закричала Оля и оттолкнула руку с ваткой. — Не надо нашатырь!

Павлик, не переставая, нажимал на кнопку фотоаппарата.

Медсестра пожала плечами и ушла.

— Грубиян! — закричала Оля на Павлика, поднимаясь на ноги. — Я больше с тобой не работаю! Между нами всё кончено! Ты даже друга Барби не знаешь!

— Подумаешь! — сказал Павлик и направился к лестнице.

— Ты не фотограф! — крикнула ему вслед Оля. — Ты жестокий и хищный зверь! Чего уставились, как пингвины на страуса?! Культурные люди себя так не ведут, между прочим! Никакой культуры!

В этот момент прозвенел звонок.

Из туалета выскочил третьеклассник с водой в ладошках. Увидев, что вода больше не нужна, он вылил её на пол и побежал в свой кабинет.

— Дикарь! — крикнула ему вслед Оля и даже зашипела от негодования. — На дворе двадцать первый век! А у нас… никакой культуры!

Она и не заметила, что сзади подошёл и внимательно слушал её Гусаков.

— Правильно, — громко сказал он. — Нечего с дикарями дружить. Ты лучше со мной дружи. Я, когда вырасту, стану директором Центрального банка. А тебя сделаю первой леди страны…

8. Случаи и происшествия

Весь день корреспонденты, Данила, Катя и Таня, собирали информацию о событиях и происшествиях в школе. Они ходили по классам, показывали свои удостоверения и спрашивали, что где случилось.

— А вам хорошее надо или плохое? — интересовались в ответ.

— Нам такое надо, чтобы нас вся Евразия читала! — отвечал Данила.

А Таня говорила:

— Нам такое нужно, как во взрослых новостях! Пострашней и поужасней!

Настя пожимала плечами:

— Ну хоть что-нибудь!

И ребята рассказывали, где что произошло, случилось и приключилось.

К вечеру корреспонденты собрали большой урожай новостей и записали их столбиком. А потом пошли домой к Даниле, и его сестра Даша накормила их овсяной кашей, напоила чаем с шоколадными пряниками и расхвалила так, что юнкоры чуть не засмущались. Но испытание славой выдержали.

— Помощь нужна? — спросила Даша.

— Мы сами, — ответил Данила. — Нам же надо учиться.

— Компьютер ваш, — улыбнулась Даша и ушла в танцевальную студию.

Через три часа все новости были напечатаны на компьютере и перенесены на флешку.

На другой день Данила отдал их Тимке, и тот перенёс файл с новостями на свой планшетник, в папку «Честно-честная газета». Потом они нашли шеф-редактора.

— Да нормально всё! — сказал Вован, мельком глянув на тексты. — Только такие новости народу не нужны. У вас же ни одного скандала! Ни одного жуткого происшествия! Ни одного разоблачения!

— А кого надо разоблачить?

— Хоть кого! Только не меня! Больше ко мне не подходите! Считайте, что я вам доверяю. Всё, пока! Мне некогда…

Тимка почесал в затылке и посмотрел на Данилу.

— Слышал? Ни одного скандала, ни одного происшествия, ни одного разоблачения.

Данила тоже почесал в затылке.

— А кого разоблачить?

— Того, кто не хочет, чтобы его разоблачили. А того, кто хочет, чтобы его разоблачили, разоблачать не надо. Это будет нечестное разоблачение.

— Ага… Понял.

До конца уроков Данила, Катя и Таня собирали скандальные новости с разоблачениями. А после уроков опять отправились к Даниле, где снова ели овсяную кашу (она полезна журналистам), пили чай с шоколадными пряниками и всё переделывали.

На следующий день Тимка получил флешку с полным набором новостей.

Со скандалами, происшествиями, разоблачениями и даже рекламой.

Он читал их на уроке географии, положив планшетник на колени:

ОДИН ПОСТРАДАВШИЙ

Сегодня произошёл сход снега с крыши школы, который организовали специально, чтобы он не сошёл сам собой. А чего ещё писать — не знаю, потому что никто не пострадал, кроме меня, который зря стоял, раз никто не пострадал.

«Хорошая новость, — подумал Тимка. — Снег с крыши сбросили…»

РАЗОБЛАЧЕНИЕ

Вчера завуч Клавдия Ивановна задержала и разоблачила на третьем этаже старшеклассника Петю Колобова, который принёс в школу петарду и хотел выстрелить ею в окно. Окно в коридоре закрыли. В школу вызвали родителей незаконопослушного школьника. Директор школы разговаривала с ними в своём кабинете. Петина мама вышла от директора красная, как помидор, а папа — таким сердитым, что выстрелил петарду сразу, как только они отошли от школы подальше. Ох и влетит Петьке!

ПОКУШЕНИЕ НА ВИЛКИ

Сегодня повара в столовой пожаловались на согнутые и закрученные вилки (две штуки). До сих пор никто не признался в этом злодействе. Хулигану некуда девать свою силушку, вот он и развлекается, как будто сам в столовой не питается. А ещё в туалете сломался бачок и плохо пахнет.

Тимка решил, что заметку про вилки и туалет он вычеркнет.

БОЛЬШОЙ СКАНДАЛ

Вчера Тася Чулкова обвинила Люсю Широкову во лжи. Люся сказала ей, что у неё глупые глаза, а Тася ей не поверила и ответила, что глаза у неё умные и красивые, как у артистки Ренаты Литвиновой, а Тасе просто завидно. Про этот скандал нам рассказали свидетели.

РАСКРЫТ ЗАГОВОР

Вчера неизвестные лица открыли окно второго этажа, чтобы полизать снег! Клавдия Ивановна разоблачила открывателей и приказала им закрыть окно. Не со всех старшеклассников стоит брать пример.

НАРУШИТЕЛЬ ЗАДЕРЖАН

Позавчера на первом этаже девочка из девятого класса, которая пришла к сестрёнке, задержала первоклассника Ваню Маленьких, который производил мусор в виде семечек. Старшеклассница объяснила ему, что семечками в школе мусорят невоспитанные люди, а он ответил, что ему больше мусорить нечем. Тогда старшеклассница задержала мусорщика и отвела его к завучу. Клавдия Ивановна объяснила Ване, что школа учит человека сообразительности и развивает его разум для того, чтобы он жил в чистоте и создавал красоту. Её слова слышали все в коридоре, потому что дверь кабинета Клавдии Ивановны всегда открыта.

НРАВЫ НИЗКО УПАЛИ

Сегодня в 7 «Д» классе поругались две девочки, а одна даже бросила в другую тетрадь. Вот до чего низко упали нравы в обчестве!

Тимка покачал головой и исправил «обчество» на «общество».

ЗАБЛУДИЛСЯ РЕБЁНОК

Вчера в школе после уроков заблудился ребёнок. Родители не смогли его найти и пожаловались на ребёнка директору. А ребёнок стоял в кабинете физики не на своём этаже и улыбался всяким приборам. Директор школы сказала родителям, что объявит учителю физики выговор. А Николай Александрович сказал родителям, что, может, так рождаются великие учёные, зачем же ему было прогонять мальчика? Взрослым нужно проявлять терпение. В настоящее время выясняется, как ребёнок попал не на свой этаж.

ОБЪЯВЛЕНИЕ

Ещё вчера в раздевалке потерялась варежка. По описанию очевидцев, её искала девочка из 2 «Б». Особые приметы варежки: синего света. Граждане! Если кто-нибудь где-нибудь когда-нибудь увидит эту варежку, верните её, пожалуйста, девочке или положите в ящик для «потеряшек» на подоконнике у раздевалки!

РЕКЛАМА

Дети! Если с вами пытается заговорить незнакомый взрослый — убегайте! Быстрее всего убегать в спортивных кроссовках. Спорт — сила, курить — могила!

Тимка так увлёкся, что чуть не попался.

— А чем у нас Тим занимается? — спросила Маргарита Владимировна, медленно приближаясь к его столу.

К счастью, сосед по парте Алик догадался вовремя его толкнуть и сунуть под парту атлас. Прикрыв планшет атласом, Тимка встал, положил его на раскрытый учебник и, водя пальцем по странице, сказал:

— Я думаю, когда же мы наконец перестанем загрязнять нашу планету.

— Тим, я понимаю, что это важная тема, но сегодня мы говорим о географических открытиях.

— Да, — кивнул Тимка. — Люди так устроены, что всегда хотят знать больше, и поэтому они с древних времён путешествуют во все части света. Пржевальский, Седов, Хабаров…

— Достаточно! — остановила его Маргарита Владимировна. — Я знаю, что ты знаешь. Садись.

Она вернулась к столу и посмотрела в журнал.

— К доске пойдёт…

Тимка сел на место, перевёл дыхание и осторожно продолжил чтение:

ТАЙНАЯ ОПЕРАЦИЯ

Сегодня мальчик из 6 «В», чью личность установить не удалось, пронёс в школу мышку и запустил её на уроке литературы под парты. Урок был сорван. Учительница Нина Васильевна ещё стоит на столе, но уже не визжит (устала). Все ищут мышонка, а тот скрылся в неизвестном направлении. Клавдия Ивановна сказала, что если мышонка не поймают сегодня, то завтра кто-нибудь принесёт в школу кошку. Мышонка сразу нашли и сунули в банку с хлебушком.

ЗЛОУМЫШЛЕННИК БЕЖАЛ

Сегодня у школы чуть не задержали мальчика, который бросался снежками! На счету мальчика двадцать две потерпевших девочки-старшеклассницы, которые ещё над ним и смеялись. Догнать злоумышленника не удалось, по тому что он двигался с очень большой скоростью, и вообще его не догоняли.

ПЕРВОКЛАССНЫЙ УЖАС

Вчера один мальчик из 1 «Д» класса (маленький, но уже известный озорник) принёс в школу зубную пасту и намазал ею сзади одежду девочки, которая сидит перед ним на парте. Когда его спросили, зачем он так поступил, мальчик ответил, что его никто не боится, а теперь будут бояться все.

КУЛЬТУРНАЯ НОВОСТЬ

Светская львица Света Хрюшкина подружилась с Васей Брюкиным и раздружилась с Федей Мямлиным. Мама Васи в ужасе. Мама Феди не знает, куда деться от счастья!

Тут Тимка не выдержал и хмыкнул, чем сразу привлёк внимание соседа по парте.

— Дай почитать! — прошептал Алик.

— Читай! — так же шёпотом разрешил Тимка и передвинул планшет на правую ногу. — Только учти, всё это пока тайна.

— Я что, болтун? — возмутился Алик и, глянув в сторону доски, скосил глаза вниз.

ТРЕТЬЕКЛАССНИКУ ОТОРВАЛИ ПЕТЕЛЬКУ

Шестиклассник учинил давку в раздевалке и оторвал одному третьекласснику петельку на куртке. Когда корреспондент спросил у возмутителя спокойствия фамилию, тот ответил, что он Пушкин. Свидетели сказали, что это был Юра Кулаков, которого все знают.

Потерпевший Саша М. фамилию назвать отказался (но его тоже все знают). Он заявил, что его мама это дело не оставит, потому что он получил моральный ущерб. Ему ответили, что он сам всё время девочек толкает. Дикарь пострадал от дикаря!

КОШКИНА РАССТАЛАСЬ С МЫШКИНОЙ

В 3 «В» классе Лена Кошкина рассталась с Юлей Мышкиной. Её пересадили на другую парту. Последнее время их совместное сидение сильно не удавалось. В классе пока тихо.

РАСКАЯЛСЯ

Подделавший в своём дневнике пятёрку Лёня Поворотный из 6 «В» раскаялся в своём поступке и обещал больше так не делать. Клавдия Ивановна обещала ему поверить.

Последнюю новость Тимка с Аликом дочитывали уже под трели звонка. Тимка вытащил флешку, положил её на стол. И тут планшет соскользнул с колена и полетел на пол.

— Не сломается! — сказал Алик, поднимая планшетник с пола. — Эти планшеты знаешь какие крепкие! Хочешь, проверим?

— Как проверим?

— Как в рекламе. Бросим об стенку, а ему ничего не будет.

Он замахнулся планшетником.

— Не надо бросать! — быстро сказал Тимка.

— Что, боишься? Планшетник настоящий, фирменный! Тут надпись есть.

— Сам ты фирменный! Отдай!

Тимка схватил планшетник и потянул его к себе. Алик не отпускал. Они даже не заметили, как проходивший мимо них Гусаков, взял со стола флешку.

— Отпусти! Это брата.

— Так бы сразу и сказал!

Алик наконец отпустил планшетник, и Тимка сунул его в ранец.

— Зря не шмякнули о стену, — покачал головой Алик. — Потом можно было бы написать, что планшетник — супер, выдержал удар силой в тысячу килограммов.

— Зачем?

— Для рекламы!

Дома Тимка заменил в новостях «сегодня» на «вчера», а «вчера» на «позавчера». Потом посмотрел в Интернете, как расположены новости на сайтах и, подумав, сделал анонсы новостей — одной строкой. Получилось, солидно, как на настоящем сервере:

СЕГОДНЯ В НОВОСТЯХ:

Злоумышленник бежал

Нравы низко упали

Первоклассный ужас

Колобков разоблачён

Давка в раздевалке

Тайная операция

Поворотный раскаялся

Кошкина рассталась с Мышкиной

А вечером ему позвонили Таня с Катей и предложили заметку о Дне памяти Пушкина, который недавно прошёл в школе.

— Отлично! — одобрил инициативу Тимка. — Про Пушкина надо обязательно! Спасибо, что напомнили. Пишите!

9. Держитесь за скамеечки

Вечером Тимке прислали на телефон кучу чекинов, а на электронную почту — сразу три материала: от Данилы пришла заметка про баклуши, которые он научился бить в деревне у дедушки, от Толика Вострикова очерк о снеговиках, а от Ильи Добрынина — репортаж о спортивных событиях в школе. Спортивный репортаж Тимке понравился больше всего. Назывался он

«ДЕРЖИТЕСЬ ЗА СКАМЕЕЧКИ!»

В субботу в спортивном зале прошло сразу два чемпионата школы.

Сначала состоялся чемпионат по конструированию и фигурным полётам бумажных самолётиков среди младших школьников.

Как известно, первый этап соревнований прошёл осенью, когда на дальность полёта в безветренную погоду было запущено 73 бумажных самолётика. Дальше всех (16 метров) улетел самолётик-дротик четвероклассника Алёши Ухова.

Вчера участники соревновались в помещении, запуская акробатические самолётики, которые выполняли разные фигуры высшего пилотажа: «петли», «бочки», «волны» (полёты вверх-вниз). Было шумно и весело. Больше всего смеялись, когда один из самолётиков пятого поколения, сделав мёртвую петлю, опустился на голову судье — учительнице технологии Ирине Викторовне.

Чемпионом стал третьеклассник Егор Лавочкин. После награждения победителей, я взял у него интервью:

— Скажите, как вам удалось добиться таких потрясающих результатов?

— Мне повезло. Однажды в детстве я попал в больницу и два месяца провёл в кровати. Чтобы не было скучно, я делал самолётики из разных сортов бумаги и выпускал их в окно. Я изгибал самолётикам крылья, хвосты и даже менял геометрию фюзеляжа, чтобы они красиво летали. Не скучать же было. Вот я и не терял времени зря. Меня все нянечки ругали.

— А колёсики к самолётикам вы не пробовали приделывать?

— Ещё как пробовал! Из жвачек. Но с колёсиками они не так красиво летают.

— Что бы вы хотели изменить в правилах соревнований?

— Я бы разрешил разбегаться перед запуском самолётиков.

— Над чем вы сейчас работаете?

— Придумываю самолётик шестого поколения Т-60, из фольги от шоколадки, но он получается маленький. Надеюсь, после того как я стал чемпионом, родители будут покупать мне большие шоколадки, чтобы ямог экспериментировать.

— А куда вы деваете шоколад, когда снимаете с него обёртку?

— Съедаю. Чего со сладостями церемониться? Главное — самолётик.

— У вас их много?

— А то! Сорок девять на шкафу, а под кроватью ещё больше, но я давно туда не заглядывал.

— А почему под кроватью?

— Это запасной аэродром.

— И что, мама их не выбрасывает?

— Сначала выбрасывала, а потом смирилась, когда я стал делать уборку в комнате сам.

— Кем вы станете, когда вырастете?

— Самолётикостроителем.

— Скажите, почему на левом крыле вашего самолётика написано: «Правое крыло», а на правом — «Левое крыло»?

— Ну это прикол такой.

— Понятно.

— Можно идти?

— Да.

— А вы с радио?

— Нет.

— Понятно.

После соревнований по аэробике, состоялся открытый чемпионат школы по крику-рёву-ору.

Чемпионат по крику-рёву-ору проводился в первый раз и собрал много зрителей. Соревнования проходили при плотно закрытых дверях. Участвовали в них тридцать самых голосистых школьников: семь мальчиков и двадцать три девочки. Почти все из младших классов. Только три девочки были из старших классов.

Судили соревнования учитель физкультуры Олег Алексеевич и Оля Ватная из 10 «Б». Почётными гостями соревнований были завуч Клавдия Ивановна и представитель электротехнического завода Иван Корнеевич. Перед соревнованиями Клавдия Ивановна посоветовала зрителям хорошо зажимать уши ладонями и открывать рты, чтобы уравновешивалось давление на барабанные перепонки.

— Проораться — дело нужное! — сказала она с улыбкой. — При крике из человека вылетают обиды, злость и другие нехорошие эмоции. Но лучше, конечно, уметь не обижаться и не раздражаться, чтобы не вести себя, как обезьяны-ревуны…

Олег Алексеевич установил в конце зала новый шумомер, подаренный школе электротехническим заводом, надел наушники и пригласил на линию звука первую участницу соревнований — известную рёву из 1 «В» класса Олю Волкову. Подождав, пока зрители зажмут уши, он махнул рукой. Оля прижала ладошки к щекам и так заревела, что Олег Алексеевич даже присел, а зрители прижали головы к коленкам.

Большой монитор на стене показал результат — 110 децибел (в децибелах измеряется уровень громкости). Оля вытерла слёзы, поклонилась и покинула линию звука. На её место вышла другая участница, следом за ней ещё одна, потом очередная, после неё следующая… Зрители только уши успевали зажимать и рты открывать.

Когда выступила последняя «крикунья», Оля Ватная вывела на монитор три первых результата и объявила лучшую из лучших. Чемпионкой школы по крику-рёву-ору стала Маша Тихонравова из 2 «А» (140 децибел).

Представитель электротехнического завода повесил ей на шею золотую медаль и поблагодарил всех нас за успешное испытание новейшего сверхточного шумомера.

— Теперь мы с чистой совестью можем запустить прибор в серийное производство! — сказал он. — Потому что сегодня он выдержал уровень шума пролетающего вертолета — 110 децибел — и шума, который издаёт взлетающий реактивный самолет, — 140 децибел. А это — подарок участникам и зрителям от нашего дружного коллектива.

И он развязал ленточки у стоявшей в углу большой коробки, внутри которой оказался такой огромный торт, что все даже застонали.

— Но перед тем как приятно закончить наши соревнования, мы попросим Клавдию Ивановну показать свой специальный крик, которым она воспользовалась всего один раз в жизни. Двадцать лет назад она крикнула «Держите вора!» так громко, что милиционеры в другом конце улицы услышали её и задержали похитителя первого школьного компьютера! — сказал Олег Алексеевич и стал хлопать, глядя на завуча.

И все зрители и участники тоже стали хлопать, требуя продолжения удовольствия.

— Ну что ж! — сказала Клавдия Ивановна. — Держитесь за скамеечки, мальчики и девочки!

Она вышла на линию звука и издала крик такой силы, что двери спортзала с грохотом распахнулись, а торт разлетелся на маленькие кусочки по всем рядам.

До самого вечера у меня звенело в ушах, но очерк я написал.

Спортивный обозреватель Илья Добрынин

К очерку был приложен сжатый файл с фотографиями, которые сделал Павлик. Одна фотография была какая-то странная. На ней культурный корреспондент Оля Красавина лежала на полу в коридоре и пыталась укусить чью-то руку.

Тимка проверил и устранил орфографические ошибки программой «Правописание» и с чистой совестью улёгся на диван читать книжку Кира Булычёва о девочке из будущего.

10. Ругаться запрещается

Как Лёша Семечкин ни скрывал свою принадлежность к миру журналистики, наступил час, когда тайное стало явным и ему пришлось держать ответ перед бабушкой.

Подметая пол, бабушка забралась веником под шкаф и вымела оттуда журналистское удостоверение.

— Что это?

Лёша пожал плечами.

— Что это, я тебя спрашиваю!

— Это… это корочки такие.

— Ты подделал чужой документ! — ужаснулась бабушка.

— Ничего я не подделывал! — не выдержал Лёша.

— И это мой внук! — продолжала бабушка. — Позор на мою голову! Как ты мог?

— Это мои корочки!

— Не смей врать! Где и у кого ты украл документ?

— Я не крал!

— Только не говори мне, что тебя взяли работать в газету.

— Меня взяли работать в газету! — закричал Лёша, в котором накопилось столько обид на бабушку, что и на калькуляторе не сосчитать. — А ты меня всё время ругаешь! Я пол хорошо подметаю, а ты всё равно считаешь, что плохо! Я про тебя такую статью напишу, что тебе стыдно будет! Отдай корочки!

— Что? Что такое? — бабушка даже глазами захлопала от неслыханной дерзости вечно тихого внука. — Я твоя бабушка!

— А я твой внук!

— А я твоя бабу шка!

— А я твой внук! А ты не моя бабушка! Тебя подменили! Когда я маленьким был, моя бабушка не ругалась! А ты всё время ворчишь и ругаешься! Я президенту напишу, чтобы он запретил детей ругать! Где моя бабушка, которая не ругается?

Лёша так разбушевался, что даже ногой на бабушку топнул. Терять ему уже было нечего.

«Точно в угол поставит! — думал он. — Правильно мама сказала, что бабушку как подменили».

Бабушка схватилась за сердце:

— Я тебя уму-разуму учу, а ты… На родную бабушку ногой топаешь! Никто меня не подменял! Я твоя бабушка! А ты про меня статью написал…

Бабушка вытерла ладошкой глаза. И хотя глаза у неё были сухие, Лёше стало её жалко.

— Ещё не написал, — вздохнул он.

— Вот и хорошо! — обрадовалась бабушка. — И не надо! Я же тебе добра желаю!

Лёша растерялся и посмотрел на угол. Угол был на месте. Ждал его. Вот уже второй раз в этой четверти. Бабушка ставила его туда, чтобы он думал над своими поступками и не озорничал. А потом доставала для него банку с земляничным вареньем. «Ну и хорошо! — решил Лёша. — Зато варенья с пирожками наемся! Всё равно в углу не долго стоять…»

— Про свою бабушку… статью… в газету… Да я тебя один раз только и пожурила, когда ты мусор под мою кровать замёл…

— Три раза… И ещё перед Новым годом хотела меня в угол поставить, но я не дался.

— Ишь ты какой злопамятный! — бабушка всплеснула руками.

— Я не злопамятный, я справедливости хочу!

Лёша опустил голову как можно ниже и медленно побрёл в угол. Встал там и принялся тяжело вздыхать. Бабушка за его спиной продолжала причитать:

— Да кто ж её не хочет, справедливости-то!.. Кружку мою разбил, крупу рассыпал, а в угол так его не поставь…

В углу к обоям была прикреплена бумажка с надписью: «Нет худа без добра!» Бабушка считала, что эта надпись помогает человеку осмысливать свои поступки.

«И как это — нет худа без добра? — подумал Лёша. — Это значит, в каждом худе добро прячется? И в углу стоять — добро?..»

Подошла бабушка. Вздохнула. Погладила его по голове.

— Лёшик, скажи честно, ты правда в газете работаешь?

Лёша молчал.

— Ты уж меня прости! Старая я. Соображаю плохо. Ничего не понимаю.

Я ведь тебя от любви ругаю. Чтобы ты умным стал. А то поведёшься с кем попало, научишься плохому и пропадёшь ни за что ни про что. А надо с такими людьми дружить, у которых можно хорошему учиться. Почему ты со мной дружить не хочешь? Я ведь тебя плохому не научу. Я ведь тебя люблю! Один ты у меня! Вот больше в угол ставить и некого…

Бабушка обняла Лёшу:

— Прости меня! Я больше ругаться не буду! Правильно ты меня приструнил, молодец! Значит, характер у тебя появляется. Я ведь институтов не кончала, вот ничего и не понимаю. А хочешь, я сама в угол встану? Давай поменяемся! Теперь ты меня будешь в угол ставить! Вот я сейчас твою машинку сломаю, а ты меня р-раз — и в угол!.. Всю неделю будешь меня в угол ставить! А потом снова я тебя, а потом…

— А потом мы вместе будем в углу стоять…

— А что, если надо, то и вместе постоим!

Лёша поднял голову:

— Бабушка, я не хотел твою кружку разбить. Я же её не специально уронил. А ты хочешь специально машинку сломать. Не буду я тебя в угол ставить. Даже не мечтай!

— И правильно! И не надо. Зачем меня в угол ставить? Бабушку совсем незачем в угол ставить, ей и так хорошо. И сам больше в угол не вставай, не слушай меня. Ты мне, внучек, только честно скажи, у кого ты документ украл?..

Лёша застонал и ткнулся головой в стенку. Бабушка была неисправима.

Лишь через полчаса, после звонка Тимке и Тимкиной маме, когда бабушка наконец поверила, что удостоверение его, они сели писать статью о том, что нельзя ругать и несправедливо наказывать детей.

Бабушка писала, а Лёша диктовал.

— Нельзя ставить детей в угол! — говорил он, намазывая варенье на пирожок.

— Почему нельзя? — тихо спрашивала пристыженная бабушка.

— Потому что ребёнку там нечем заняться. А когда человек не занят делом, он перестаёт развиваться, ничему не учится и глупеет не по дням, а по часам. Ребёнка надо не наказывать, а выпускать на улицу, где он будет кататься с горки и развиваться. Ещё он на улице воздухом надышится, вернётся и уснёт богатырским сном.

— Правильно! — радовалась бабушка, записывая большими буквами сказанное. — И ещё нужно доверять детям.

— Вот именно! — соглашался Лёша. — Если взрослые не будут доверять детям, дети перестанут доверять взрослым и вырастут обманщиками. Потому что как взрослые себя ведут, так и дети себя вести начинают. Тем, кто других обманывает, верить перестают. Правильно?

— Правильно! — снова радовалась бабушка тому, что наконец-то нашла со своим внуком общий язык. — Да умница ты мой! Да касатик ты мой!..

— Я не касатик, — отвечал Лёша с набитым ртом. — Я простой корреспондент.

— А я твоя верная помощница.

Когда статья была закончена, Лёша сунул листок в карман и побежал к Тимке. По пути встретил Гусакова с новеньким снегокатом.

— Куда торопишься, корреспондент? — окликнул тот Лёшку.

— К Тимке. Надо статью отдать, а то у нас с компьютером проблемы. Я бабушку перевоспитал, мы теперь с ней вместе статьи пишем. Больше она меня в угол не ставит!

— Давай я твою статью передам, — обрадовался Гусаков. — А ты пока на моём снегокате покатаешься.

И он протянул Лёше верёвку.

Лёша обрадовался, отдал ему листок со статьёй и, упёршись руками в сиденье, стал разгоняться. Человек он был простой, прямой, доверчивый и думать не думал, что за доверчивость ему придётся расплачиваться. И не только ему.

11. Скандал на всю Евразию (начало)

Газету решили сделать к приезду Светланы Михайловны, и Тимка не торопил Аню с макетом. Тем более что нужно было ещё написать очерк о финале конкурса чтецов басен, который проходил в день рождения Ивана Андреевича Крылова. Басни можно было не только читать, но и разыгрывать.

— А давайте мы этот очерк напишем втроём, — предложил Тимка Ане, которой тоже захотелось попробовать что-нибудь написать.

— Как Змей Горыныч! — добавил Лёша.

— Змей Горыныч статьи не писал.

— Зато думал! Жаль, что он с богатырями не подружился.

Договорились, что Аня (первая голова) будет описывать зрительный зал и спрашивать взрослых, кто им больше всех понравился, Тимка с Лёшей (вторая и третья головы) будут описывать всё, что происходит на Сцене, а Павлик (богатырь) будет фотографировать.

Актовый зал был полон. Взрослым мест хватило, а многие школьники стояли вдоль стен и даже сидели на полу.

— Дорогие взрослые и дети! — сказала директор школы Алла Дмитриевна, открывая вечер. — Наша страна переживает трудные времена. Но времена меняются, а человек остаётся. И только от него самого зависит, каким он вырастет, кем станет, как сложится его жизнь, что полезного он сделает для своей Родины, какую память оставит после себя своим детям и внукам. От вас, мои дорогие, сегодняшних мальчиков и девочек, юношей и девушек, зависит, какой будет наша страна через двадцать лет. А какими расти не нужно — мы знаем из произведений великого русского баснописца Ивана Андреевича Крылова. С днём рождения, дорогой Иван Андреевич!

Она посмотрела на портрет Крылова, и все дружно захлопали в ладоши. Конкурс начался.

Сначала выступали младшеклассники. Они разыгрывали такие смешные сценки, что в некоторых местах зал смеялся так, что стёкла дрожали.

Третьеклассники разыграли сценку по басне «Стрекоза и Муравей». Муравьём был мальчик в телогрейке, валенках и шапке-ушанке, а Стрекозой — девочка в маминых туфлях, дорогих украшениях, вся перемазанная пудрой. Мальчик шаркал по сцене деревянной лопатой, а девочка шмыгала носом.

— Здорово! — радовался Тимка. — Лёшик, опиши, как вон та бабушка шарфом над головой машет. Павлик, фотографируй бабушку!..

Старшеклассники больше читали, а сценки разыгрывали меньше. И басни у них были посерьёзнее — про льстецов, лгунов, глупцов, жадин:

Кто самолюбием чрез меру поражён,
Тот мил себе и в том,
чем он другим смешон;
И часто тем ему
случается хвалиться,
Чего бы должен он стыдиться.

Много смеха в зале вызвала басня «Лисица и Сурок», которую разыграли старшеклассники. Шикарно одетая Лисица выехала на сцену на велосипеде, к которому была прикреплена надпись: «Мерседес». А Сурок стоял одетый, как полицейский, и тормозил Лису:

«Куда так, кумушка,
бежишь ты без оглядки?» —
Лисицу спрашивал Сурок…
«Ох, мой голубчик-куманёк!
Терплю напраслину
и выслана за взятки».

При слове «взятки» взрослые так громко засмеялись, что Лисице пришлось сделать на велосипеде несколько кругов по сцене, ожидая, пока все успокоятся.

А ближе к концу, когда десятиклассник читал басню «Прохожие и Собаки», на сцену выскочил одетый в бэтмена мальчишка. На голове у него был чулок с прорезями для глаз, а в руках кипа газет.

Зрители засмеялись, а мальчик-бэтмен подбежал к краю сцены и стал быстро бросать в зрительный зал листы бумаги. Чтец замолчал, развёл руками и, подождав, пока мальчик-бэтмен скроется, продолжил:

«Завистники, на что ни взглянут,
Подымут вечно лай;
А ты себе своей дорогою ступай:
Полают да отстанут».

— В этой басне никакого бэтмена нет, — заметила Аня.

Лёша поднял с пола лист бумаги.

— О, «Честно-честная газета»!

— Мы же её ещё не сделали! — удивился Тимка, заглядывая Лёше через плечо. С первой страницы на него глянула страшноватая физиономия какой-то сказочной ведьмы. Бросился в глаза заголовок над фотографией: «Бабушка-вампир!»

— «Моя бабушка — вампир! Она морит меня голодом, ставит в угол, заставляет мыть пол и посуду. Она постоянно ругает меня и каждый день пьёт мою кровь. Когда я вырасту, я стану таким же вампиром!» — прочитала Аня и удивилась: — Лёшик, это ты написал?

— Я? — Лёша хлопал глазами, разглядывая фотографию. — Нет, не я. И это не моя бабушка. Мы с бабушкой совсем другое написали. Про то, что взрослым и детям лучше жить в мире и дружбе…

— Тут твоя фамилия.

— Это не наша газета.

— И про меня наврали! Они всё выдумали! Я только один раз снежком бросил, и то не попал! А они написали — двадцать два раза!

— А это что?! — возмутился кто-то в первом ряду, где сидели артисты. — Мы в библиотеке к конкурсу готовились, а они нас сфотографировали и написали, что мы некультурные!

— И пуговки я никому в раздевалке специально не отрывал! Я Мишку за пуговицу случайно схватил, чтобы не упасть! Я что, похож на дикаря?

— Вон они стоят, журналисты-скандалисты! — выкрикнул кто-то из последних рядов. — Бегали, вынюхивали, а потом всё переврали! Прямо какой-то рояль в сугробе!

— Ребята, — прошептала Аня, глядя на вскипающий негодованием зал. — Мне кажется, что нам лучше тихо уйти.

— Тихо не получится, — шепнул Тимка, пятясь к двери. — Давайте хоть уйдём с достоинством.

— Надавать им по шее, чтобы впредь не врали! Тоже мне «Честно-честная газета»!

— Бежим! — не выдерясал Павлик и, распахнув дверь, первым выскочил в коридор.

12. Скандал на всю Евразию (продолжение)

За Павликом выскочил Лёша, за Лёшей Аня, за Аней Толик. Тимка покинул зал последним и, только оказавшись за дверью, в полную силу рванул вслед за ребятами вверх по лестнице. Слышно было, как взрослые пытались остановить кинувшуюся за горе-журналистами толпу оскорблённых читателей.

— Ребята, остановитесь!

— Вы же ещё ни в чём не разобрались!

— Мы им сейчас так разберёмся!..

Сзади послышались звуки погони.

Юные корреспонденты в один миг взлетели на второй этаж, затем на третий и побежали мимо портретов великих учёных, с сочувствием взиравших на них со стен школьных коридоров. Журналисты дёргали за ручки дверей, но кабинеты были закрыты.

— В кабинете истории сегодня замок сломался! — вспомнил Павлик.

Он рванул дверь и влетел в тёмный класс. Аня, Лёша, Толик и Тимка забежали следом. В коридоре послышались шум и крики:

— Они сюда побежали!

— Нет, в другую сторону!

— В эту!

— В другую!..

— Когда в товарищах согласья нет… — прошептал Тимка, вспомнив басню Крылова.

— Сейчас они нашу дверь дёргать будут! — Павлик схватился за ручку. — Помогайте!

За Павлика уцепился Тимка, за Тимку Лёша, за Лёшу Толик, за Толика Аня.

— Мы как в «Репке»! — заметил Лёша. — Тянем-потянем…

С другой стороны дёрнули дверь и побежали дальше.

— Нет их здесь!

— А где они?

— Они на втором этаже! — крикнул кто-то, и толпа преследователей устремилась вниз. Только кто-то самый недоверчивый долго топтался у двери, а потом засунул что-то между ручками и ушёл.

Когда за дверью установилась тишина, Павлик попытался осторожно открыть дверь, но у него ничего не получилось.

— Швабру в ручки засунули!

— Мы тут ночевать будем? — испугался Лёша.

— Посмотрим.

— Мне бабушка не разрешит…

— Чего они на нас набросились? — спросил Павлик. — Мы же ещё ничего не сделали.

— А это что? — Аня помахала листком-газетой.

— Надо посмотреть, — сказал Тимка. — Пошли в угол. У меня в мобильнике фонарик есть.

— У меня тоже.

— И у меня.

Они сели за последнюю парту у стенки и принялись изучать газету.

— Эта «Честно-честная газета» — нечестная, — сказал Тимка, повертев листок. — Где статьи? Здесь одни скандальные новости и фотографии.

— Фотографии мои, — прошептал Павлик. — Только я их никому не давал. Как они тут оказались?

— Я про свою бабушку ничего не писал, — добавил Лёша. — Я что, злодей какой, про родную бабушку статью писать?! Мы про взрослых писали, которые детей ругают, и про детей, которые взрослых не слушаются!

— Учителя издеваются над школьниками! — прочитала Аня и хмыкнула: — Это всё из Интернета скачано! Скачали, вырезали и вставили! А фото ведьмы — с сайта ужастиков! Ни ума, ни фантазии!

— А Валеру ты зачем с таким лицом сфотографировал? — спросил Тимка Павлика.

— Я его фотографировал, когда он на турнике подтягивался.

— Он сам подтягивался, на спор. Кто больше. Пятьдесят раз подтянулся.

— А здесь написано, что этого ребёнка заставили подтягиваться в наказание.

— Всё ясно, — сказала Аня. — Басня про ворону и лисицу.

— При чём здесь басня?

— А ты вспомни её содержание. Какая-то лиса очень ловко обвела нас вокруг пальца.

В этот момент у Тимки заиграл мобильник.

— Про нас вспомнили! — заулыбался Лёша. — Наверное, это моя бабушка волноваться начала!

Тимка нажал кнопку связи, приложил аппарат к уху, выслушал, что ему сказали, и помрачнел.

— Что?

— Кто звонил?

— Звонила мама Кати Беляшовой. Сказала, что подаст на меня в суд и сотрёт в порошок! А мои родители еще и миллион заплатят за психическую травму, которую мы нанесли девочке!

Все притихли, шокированные суровой прозой жизни.

— Никакой травмы мы никому не наносили, — наконец сказал Лёша.

— Свинство какое-то, а не газета! — возмутился Толик и бросил листок на пол. — Или я чего не понимаю, или вообще ничего не соображаю…

— А давайте мы тоже на всех в суд подадим! — предложил Лёша.

— На кого? Мы же не знаем, кто это сделал.

— Полиция узнает!

— У нас адвоката нет, — вздохнул Павлик.

— Моя бабушка лучше любого адвоката!

— Похоже, мы кого-то сильно обидели, — сказала Аня.

— Кого мы могли обидеть, если ещё ничего не сделали?

— Надо подумать. Павлик, фотографии твои! Так?

— Ну.

— Ты их никому не давал! Так?

— Ну.

— Значит, кто-то скачал их из твоего фотоаппарата без твоего разрешения. Так?

— Ну.

— Вот и подумай, кто и где мог это сделать?

Павлик задумался.

— Ещё у меня флешка пропала, — вспомнил Тимка. — G новостями. Я её потом под всеми столами искал и не нашёл.

— Значит, мы имеем дело с организованной бандой, — предположил Лёша. — За нами следили с самого начала. Скоро они начнут штурмовать школу. Надо срочно звонить бабушке!

— Спокойно, — сказал Тимка. — За одного битого двух небитых дают.

— Нас что, бить будут? — испугался Лёша.

— Поговорка такая. Битый — значит, опытный. Теперь у нас появился жизненный опыт.

— У моей бабушки ещё больше опыта! Она связисткой была, на границе служила. Надо срочно звонить бабушке! Она их всех в угол поставит!

— Звони! — Тимка протянул Лёше мобильник.

— Так у неё же телефона нет!

— Тогда не звони.

—Я есть хочу! — сказал Лёша. — У меня с утра во рту макового зёрнышка не было!

— Ты что, маком питаешься?

— Нет. Просто так говорят. Я пирожки с капустой люблю.

— Вот и говори тогда: «У меня во рту молекулы пирожка с утра не было!»

— Какой молекулы?

— Воробьёв на уроках считать не надо, тогда будешь знать какой! Весь мир состоит из молекул!

— А пирожки состоят из теста и капусты!

— А тесто и капуста всё равно состоят из молекул!

— А я состою из атомов!.

— А атомы входят в молекулы!

— У меня, может, другие атомы! Не такие, как у тебя! Ты вредный, и атомы у тебя вредные! А я домашний, и атомы у меня домашние! Я домой хочу, к бабушке! Лучше я в углу буду стоять, чем здесь сидеть!..

— Давайте откроем окно и прыгнем в сугроб, — предложил Павлик.

— С третьего этажа? — насмешливо спросила Аня. — А если на ограждение кустарников приземлишься? Мало ли, что там под снегом торчать может. И мороза мы не боимся! Смелость без ума… Лучше скажи, кому ты свой фотоаппарат давал?

— Оле Красавиной! — вспомнил Павлик. — Она хотела свои фотографии скачать.

— Я догадался, — сказал Лёша и вздохнул. — Это Гусаков. Он меня обманул. Дал мне на снегокате покататься, а сам мою статью взял и сказал, что отнесёт Тимке. Это он придумал про бабушку-вампиршу.

В коридоре послышались шаги.

— Тихо! — прошептал Тимка. — Прячемся!

Все забрались под столы.

Кто-то подошёл к двери, вытащил и поставил у стенки швабру, которую сунули между ручек, открыл дверь и включил свет.

— Журналисты, вы здесь?

Это был учитель физкультуры.

— Олег Алексеевич! — обрадовалась Аня, выбираясь из-под стола. — Ура! Мы спасены!

13. Умные люди

— Смех на палочке! — сказала Светлана Михайловна и посмотрела на Тимку. — Один меня не дослушал, сказал, что знает Володю, и подошёл совсем к другому человеку, которому я бы в жизни не доверила быть шеф-редактором. Другие написали новости со слов третьих, ничего не перепроверив. Ощущение такое, что вы делали газету сломя голову. А самый обидчивый, которого не выбрали редактором, решил отомстить всему классу. И получилось, как в баснях Крылова.

— Но мы же не виноваты, что Гусаков так поступил! — сказал Лёша. — Он даже Олю обманул.

— Гусаков в нашей школе больше не учится, — сказала Светлана Михайловна. — Родители перевели его в другую. И осуждать его мы не будем. Просто помните, что спешка делу не подмога…

— Мы хотели газету к вашему приезду сделать, — вздохнул Тимка.

— Зачем? Чтобы я увидела, что вы всё сами умеете?

— Это всё из-за Борьки, — прошептал Лёша.

— У сильного всегда бессильный виноват, — заметила Аня.

— Это Борька-то бессильный!?

— Сильные не обижаются, — сказала Светлана Михайловна. — Сильные заняты делом. Это слабые обиды в себе копят и ими живут. А на грядках обид вырастает зависть, которая и толкает человека на плохие поступки. Умение жить без обид — очень важное умение. Со своей душой нужно работать так же, как со своим здоровьем.

— Жаль, что я не накостылял ему от всей своей души! — сказал Илья.

— После драки кулаками не машут — раз! Умные не дерутся — два! — ответила Светлана Михайловна. — А мы с вами умные люди, которые умеют признавать свои ошибки.

— Ещё как умеем! — согласился Лёша. — У меня даже бабушка научилась ошибки признавать! Она говорит, всем бы таких умных, как мы, да отдавать жалко!

— И что нам теперь делать? — спросил Толик.

— Начинаем всё заново. Надеюсь, второй раз на одни и те же грабли никто из вас не наступит. Новости придётся переделать. Про историю с не нашей «Честно-честной газетой» пишет Володя. К понедельнику поправьте свои статьи, очерки и заметки. Я отметила, где и что нужно доработать. Время у нас есть.

Светлана Михайловна положила на стол распечатанные на принтере черновики юнкоров, где виднелись сделанные красным карандашом поправки.

— Бабушка говорит, если первый блин получился комом, то второй выйдет бугром! — сказал Лёша, и все засмеялись.

Из жизни Оклахомова

Юмористические рассказы для школьников

Оклахомов остается Оклахомовым

За минуту до начала урока в класс вошёл незнакомый человек.

Он был не худ и не полон, не высок и не мал. В меру широкие плечи свидетельствовали о его способности стойко переносить трудности жизни. Цвет лица говорил о том, что оно хорошо знакомо с ветром и солнцем.

Сюртук незнакомца был застёгнут на все пуговицы и не позволял разглядеть ослепительно белую рубашку, изобличающую привычки порядочного человека. Начищенные до блеска ботинки не делали секрета из любви вошедшего к чистоте.

Взгляд его, открытый и лёгкий, оставлял по себе приятное впечатление.

Незнакомец снял с головы цилиндр, молча поклонился присутствующим и устало прошёл к оклахомовской парте.

Только тут в нём признали Оклахомова. Девчонки прыснули. У мальчишек вытянулись лица и полезли на лоб глаза. Кто-то покрутил пальцем у виска и свистнул.

Оклахомов прислонил к парте трость, снял перчатки. Перчатки положил в цилиндр, цилиндр поставил на парту.

Прозвенел звонок. Появилась Жанна Ивановна.

— Бон жур, мез анфан![1] — весело начала она, но, заметив Оклахомова, замерла и перешла на русский.

— Что это? — растерянно спросила она.

— Это Оклахомов, — подсказали с первой парты.

— Оклахомов? — удивлённо переспросила Жанна Ивановна. — Господи ты Боже мой! В чём дело, Оклахомов?

Оклахомов вежливо поклонился.

— Я наконец-то решил стать человеком.

Жанна Ивановна потрясённо опустилась на стул:

— Ну знаешь ли… Твои шуточки переходит все границы…

— Смею заверить вас, уважаемая Жанна Ивановна, нет сегодня на земле человека более серьёзного, чем я. Мне кажется, вы должны обрадоваться моему решению.

— Я обрадовалась, — сказала Жанна Ивановна. В глазах её блеснули слёзы обиды. — Я оч-чень обрадовалась…

Она заплакала.

Оклахомов растерялся.

— Жанна Ивановна, — голос его дрогнул. — Я дохлых мышей больше приносить не буду. Честное слово. Я ведь по дипломатической линии решил пойти.

Жанна Ивановна вздрогнула и заплакала ещё сильнее.

— Боже мой, — повторяла она сквозь слёзы. — Боже мой! Что за класс? Что за люди? Они меня ни во что не ставят!

Слёзы капали на стол, собирались там в озерцо и маленькими ручейками стекали на пол.

Класс заволновался. Девчонки зашипели на Оклахомова и стали бросать на него уничтожающие взгляды. Мальчишки начали грозить из-под парт кулаками.

Оклахомов окончательно растерялся. Он сел, вскочил, расстегнул сюртук и понял, что и Жанна Ивановна и одноклассники ещё не готовы к его перевоплощению.

Он махнул рукой и сдался.

— Простите меня, Жанна Ивановна! — тихо сказал он. — Я глупо пошутил… Простите меня, дурака ненормального…

Жанна Ивановна прекратила плакать, вытерла глаза платочком и укоризненно покачала головой:

— И не стыдно тебе, Оклахомов? Когда ты только человеком станешь?

Мужайтесь, жизнь сурова!

Оклахомов вышел из больницы, неся обратно кулёк с гостинцами. Лицо его было бледнее обычного. Ребята тотчас окружили его:

— Не взял?

— Тихий час не кончился?

— Неприёмный день?

Оклахомов не ответил. Он смотрел поверх голов одноклассников, плотно сжав губы, в ему одному ведомую даль.

— Хуже, — произнёс он наконец еле слышно.

— Перевели в другую палату?

— Под капельницу положили?

— В реанимацию увезли?

Оклахомов обвёл глазами притихших одноклассников. Преждевременно погрустневшие глаза его были полны взрослой жалости к ним.

Он шмыгнул носом.

— Неужели?

Девчонки в ужасе зажали рты ладошками и заплакали. Мальчишки опустили головы.

Нельзя сказать, чтобы математика очень любили. Человек он был суровый, к ласкам не расположенный, преданный науке неимоверно, никогда не забывал давать домашнее задание. Но зато был всегда справедлив и обожал смотреть фильмы про индейцев.

Оклахомов вздохнул.

— Мужайтесь, — сказал он, — жизнь сурова. Два часа назад Петра Алексеевича выписали. Готовьтесь к контрольной…

Народ зря не волнуется

Зазвонил телефон. Оклахомов бросил учебник и схватил трубку.

— Привет! Уроки сделал?

— Не-а, — отозвался Оклахомов. — Пред Новым годом неохота ничего делать.

— Мне тоже. Учишь, учишь, а толку… Я не понял, за что тебе географичка двойку поставила? Ты же отвечал.

— Не понимает она меня, вот и всё.

— По-моему, она вообще никого не понимает. Слушай, ты фильм «Безумный кулак» смотрел?

— Нет ещё, а что?

— Между прочим, он завтра последний день идёт. Народ уже — волнуется. Говорят, стоящая вещь. Сбежим с физкультуры, а? Колькина бабушка обещала бесплатно всех провести.

— Сбежим!.. Постой, постой! Физкультуры же завтра нет!

— Как это нет? Первым уроком.

— Чего?.. Первым история.

— Чего, чего? Никогда её в среду не было.

— У тебя как С головой? Всё в порядке?

— Проверь свою!

— Моя в норме!

— Сомневаюсь!

— Проверь, Мишечка, проверь!

— Какой ещё Мишечка? Я Алик!

— А я Оклахомов!

— Вот блин! Опять номер перепутал! — с досадой буркнул неизвестный собеседник, и в трубке раздались короткие гудки.

Оклахомов озадаченно положил трубку на рычаг и почесал в затылке. Может, и в самом деле завтра сбежать на боевик? Народ зря волноваться не будет.

Первый сон Оклахомова

— Так как же выглядит растительность саванн в сухое время года? — спросила Ольга Васильевна.

Глаза её ласково сверкнули в прорезях чёрного капюшона.

Оклахомов тоскливо обвёл класс глазами. Все были заняты своими обыденными делами: перешёптывались, играли в морской бой, списывали домашнее задание к следующему уроку.

— Но ведь ты же знаешь, Петя, — умоляюще сказала Ольга Васильевна.

— Боюсь, что нет, — сокрушённо отозвался Оклахомов и сел на стул с гвоздями. Гвозди впились в его многострадальное тело. Ольга Васильевна неохотно надела на ноги Оклахомову тесные сапоги и придвинула стул к огню. Сапоги от жары сузились и начали давить ноги.

— Растительность саванн в сухое время года выглядит… Как она выглядит, Петя?

— Она выглядит сухо, — с трудом выдавил из себя Оклахомов.

— Правильно! — обрадовалась Ольга Васильевна. — Хотя ответ и не совсем полный. А как меняется саванна во влажное время года?

Оклахомов задумался.

Ольга Васильевна подвинула стул ещё ближе к камину и сунула ноги Оклахомова прямо в огонь.

— Она… она сильно меняется, — признался Оклахомов.

— Совершенно верно! — ещё больше обрадовалась Ольга Васильевна.

— Во влажное время года саванна меняется сильно. А теперь скажи мне, пожалуйста, как приспособилась растительность саванн к климату этой зоны?

Оклахомов опустил голову, поднялся со стула и подошёл к дыбе.

Ольга Васильевна подождала с минуту, затем, пересилив себя, привязала к ногам Оклахомова чугунное ядро, стянула ему сзади локти верёвкой и начала медленно подтягивать его к потолку. У Оклахомова затрещали суставы.

— Она… она хорошо приспособилась, — с трудом выдавил из себя Оклахомов.

Ольга Васильевна удовлетворённо кивнула и опустила Оклахомова вниз.

— Знаешь ведь, — укоризненно сказала она, развязывая ему руки и ноги. — Садись, тройка.

Оклахомов, пошатываясь, направился к своей парте.

Ольга Васильевна устало откинула капюшон и широким рукавом рясы вытерла со лба пот.

— Переходим к следующему вопросу. Отвечать будет… Оклахомов. Оклахомов, проснись!

Узник

— На улицу не выйдешь, пока не сделаешь домашнее задание, — сказала сестра и закрыла дверь комнаты.

Оклахомов обиделся, показал двери язык и уткнулся носом в оконное стекло. Внизу ребята играли в футбол. Немного пострадав, Оклахомов сел за стол и раскрыл тетрадь.

«Сочинение», — старательно вывел он посередине строки, а чуть ниже большими буквами написал название: «УЗНИК».

«В стихотворении „Узник“ Лермонтов говорит любителям поэзии всю горькую правду о самодержавной России», — написал он и глубоко задумался.

На карниз сел воробей. Попрыгал, почирикал, клюнул что-то невидимое, подмигнул Оклахомову глазом-бусинкой.

«Все товарищи узника давно на свободе, — продолжал Оклахомов. — Только он один томится в неволе. Велики страдания узника, чрезмерны его муки. А за окном клюёт свою кровавую пищу молодой орёл. Так и зовёт узника своим взглядом».

Оклахомов посмотрел в окно и тяжело вздохнул. Воробья на карнизе уже не было. По небу ползли пузатые тучи, ребята внизу по-прежнему играли в футбол.

«Проносятся над сырой темницей вольные тучи.Прощай, немытая Россия!“ — словно бы говорят они. — Прощай, страна рабов, страна господ, да и ты, узник, тоже прощай!»

За дверью прошла на кухню сестра, загремела чайником.

«Но не убежать узнику из темницы, — написал Оклахомов. — За дверью ходит туда-сюда грозный надзиратель. А окно высоко — не выпрыгнешь».

Сестра выключила радио.

Оклахомов повеселел, закрыл тетрадку, крадучись, вышел в прихожую. Воровато озираясь, нахлобучил кепку, взял куртку и быстро выскочил из квартиры.

— Петя, ты куда? — закричала ему вслед сестра, но Оклахомов уже скатывался вниз по лестнице.

Его властно звала свобода.

Ничего, кроме правды

— Мне не нравится на ваших уроках то, что… Дальше вы пишете о том, что вам не нравится на моих уроках, — улыбнулась Светлана Михайловна. — Всем всё ясно?

Класс озадаченно молчал.

— Это мне нужно для того, чтобы я могла учесть свои ошибки, сделать уроки ещё лучше и интереснее, — пояснила учительница.

Класс заулыбался, зашушукался и с удовольствием принялся за редкую работу.

«Мне не нравится, — начал Оклахомов. — Мне не нравится… Интересно, что мне не нравится?»

Он задумался. Уроки литературы ему нравились больше, чем другие. Оклахомов почесал в затылке и заглянул в листок соседа по парте. Но тот прикрыл листок рукой, и Оклахомов ничего не смог прочитать.

Тогда он принялся разглядывать Светлану Михайловну, пытаясь отыскать в ней то, что ему могло бы не нравиться. Но и тут ничего не нашёл.

Ему нравилось в Светлане Михайловне всё: и её глаза, и её голос, и её платье. Оклахомову нравилось, что она всегда спокойна и доброжелательна, что она часто улыбается. Ему нравилось, что она совсем не умеет ругаться, зато часто всех хвалит, и на её уроках не бывает скучно.

«Так что же написать? — мучительно думал Оклахомов, чувствуя, как быстро уходят отведённые для ответа минуты. — Что?»

— Заканчиваем, — улыбнулась Светлана Михайловна. — Все написали? Петя, а ты что же? Неужели тебе всё нравится?

— Что вы, Светлана Михайловна, — отозвался Оклахомов. — Конечно, не всё!

Он решительно вял ручку и написал:

«Мне не нравится на ваших уроках то, что мне на них всё нравится».

Кого-кого, а Светлану Михайловну он ещё никогда не подводил.

Операция «Ниндзя»

— …Уничтожают леса, отстреливают животных! — всё больше волнуясь, говорила руководительница экологического кружка «Зелёный мир». — Люди не жалеют даже своих жилищ! Посмотрите, в какой ад превращены подъезды домов! Стены исчёрканы, перила изрезаны и оторваны, на лестницах мусор! Одним словом, ребята, я предлагаю провести операцию под кодовым названием «Ниндзя», во время которой каждый сделает для своего подъезда всё, что в его силах. Операцию проводим в два часа ночи. А теперь представьте: утром ваши соседи выходят из квартир, а в подъезде их встречает невероятная чистота и красота. Они поражены, восхищены, растроганы и тут же клянутся больше никогда не курить и не мусорить…

Глубокой ночью, когда дом спал крепким безмятежным сном, не подозревая о грозящей ему чистоте, Оклахомов бесшумно выскользнул из тёплой постели. Быстро оделся во всё чёрное, натянул на голову чёрный чулок сестры с проделанными в нём дырками для глаз, взял веник, совок и ведро.

Дверь открылась без скрипа: петли были смазаны ещё днём.

Окинув критическим взглядом лестницу, перила и стены. Оклахомов спросил себя: «В силах ли я уничтожить надписи на стенах и потолке?»

Он подумал немного и честно признался: «Нет, я не в силах уничтожить надписи на стенах и потолке. На это не хватит и летних каникул… В силах ли я отремонтировать перила? Нет, я не в силах отремонтировать перила. Тут нужна целая бригада плотников. А может, и две… В силах ли я собрать мусор? В силах!»

Оклахомов бесшумно поднялся на последний этаж и начал операцию «Ниндзя».

С тихим шорохом летели в пластмассовое ведро фантики и окурки, спички и стаканчики из-под мороженого, бутылки, мятые жестяные банки и обрывки газет. В воздух поднималась густая пыль.

Когда Оклахомов дошёл до первого этажа, ведро было наполнено доверху.

Оклахомов задумался: куда девать мусор?

Он осторожно выглянул на улицу. На улице было темно, пусто и тоскливо. Дул холодный северный ветер. Луна пряталась за чёрные тучи.

Прижимаясь к стене дома, Оклахомов перебежал в соседний подъезд и высыпал мусор у батареи.

Утром жильцы оклахомовского подъезда обнаружили на лестничной площадке первого этажа огромные кучи мусора.

Это соседняя школа в три часа ночи провела свою операцию. Под кодовым названием «Зелёный дом».

Судьба поэта

Любовь творит с человеком, что хочет: одних толкает на подвиг, других на преступление. Оклахомова любовь толкнула в поэзию. Пришлось даже завести специальную тетрадку.

Придумает Оклахомов стихотворение, запишет его в тетрадку и дату поставит. Дату он ставил обязательно, чтобы потомки не ломали головы, гадая, когда он создал тот или иной шедевр.

Пушкин, например, не под всеми стихами даты ставил, так сколько потом литературоведам возиться пришлось, чтобы установить точное время появления произведений.

Ещё, в отличие от Александра Сергеевича, Оклахомов посвящал стихи только Леночке. Даже знаменитое стихотворение про рыбалку на Мулянке ей посвятил. Хотя она, наверное, и удочки-то ни разу в жизни в руках не держала. Но, может быть, за это Оклахомов её и полюбил. За то, что она такая… такая… В общем, совсем другая.

К концу недели стихов набралось две тетрадки. Оклахомов надел галстук-бабочку, отряхнул штаны и отправился к знакомому поэту, который жил в соседнем доме.

Поэт очень удивился визиту Оклахомова. Он устроился поудобнее в своём рабочем кресле и попросил гостя прочитать самое лучшее стихотворение.

— У меня все самые лучшие, — скромно признался Оклахомов и открыл тетрадку наугад. Повезло раннему стихотворению «В тисках любви»:

Сердце прыгает, как Бубка[2],
Я попал в тиски любви,
Грохоча, как экскаватор,
Из меня ползут стихи…

Закончив, он стал ждать, когда поэт его благословит. Но тот как-то странно изменился в лице, начал сопеть, покусывать губы и отводить глаза.

Оклахомов подождал для приличия ещё секунду и спросил поэта прямо:

— Как бы мне книжку издать?

Поэт засопел ещё громче, повернулся к Оклахомову боком и прикрыл лицо рукой.

«Боится конкуренции», — догадался Оклахомов.

— С книжкой, мне кажется, тебе торопиться не стоит, — отозвался наконец поэт, продолжая кусать губы и издавая странные сдавленные звуки. — Ты вот что, приходи вечером во дворец творчества на литературный кружок. Там и поговорим.

«Народ меня поддержит, — подумал Оклахомов. — Будущее за мной».

— Ну что ж, — сказал он. — Я, собственно, не против…

Поэт вскочил с кресла, закрыл лицо руками и убежал в другую комнату. Видно, нелегко ему было.

Поэтов на литературном кружке собралось человек двадцать. Все в возрасте: всем далеко за двенадцать, а некоторым и того больше.

Оклахомова слушали с восторгом, смеялись. Хлопали, катались по полу. Потом, придя в себя от пережитого, каждый сказал, что он думает о его творчестве…

Дома Оклахомов сунул голову под холодную воду и долго ждал, когда она остынет. Затем он дождался темноты и закопал тетрадки за гаражами.

На всякий случай. Истории известны факты, когда великих поэтов признавали только после их смерти.

Через неделю он разлюбил Леночку, влюбился в Вику и записался в секцию самбо.

Как заключаются перемирия

— Ребята, вы знаете, что есть День космонавтики, День тружеников сельского хозяйства, День защиты детей. А кто знает, какой день сегодня?

— Понедельник, — неуверенно предположил Леденцов, больше всех любивший информационные пятиминутки.

— Нет, — географичка улыбнулась. — Сегодня не только понедельник. Сегодня, ребята, ещё и День работников автомобильного транспорта.

«И каких только дней у нас нет, — тоскливо подумал Оклахомов, глядя на Ольгу Васильевну, рассказывавшую о роли автотранспорта в современной жизни человека. — День милиции есть, День медицинского работника есть, День шахтёра есть. А Дня защиты школьников нет».

Он представил, как забегали бы учителя, если бы завтра ввели такой день, и улыбнулся.

«Чего это он на меня с улыбочкой смотрит? — встревожилась Ольга Васильевна. — Опять, наверное, какую-нибудь свою шуточку готовит. Надо быть с ним настороже. И почему это у нас до сих пор нет Дня защиты учителя?»

Она представила, как вытянулось бы лицо у Оклахомова, если бы завтра ввели такой день, и не смогла сдержать улыбки.

«Чего это она улыбается? — забеспокоился Оклахомов. — Неужели спрашивать будет?»

Он торопливо полез в портфель за учебником.

«Значит, это у него в портфеле», — догадалась Ольга Васильевна.

— Оклахомов, — жалобно сказала она. — А не заключить ли нам перемирие?

Оклахомов хлопнул глазами и понял, что Ольга Васильевна не только чуткая, умная женщина, но и спрашивать его сегодня не будет.

Простите за всё!

Первым делом Оклахомов подсаживается к своему лучшему другу Мишке Леденцову.

— Прости меня, Миша, — говорит он.

— Да ладно, чего там, — смущается не привыкший к извинениям Леденцов. — С кем не бывает…

Затем Оклахомов направляется к Жанне Ивановне. Голова его низко опущена, уши розовеют.

— Простите меня, Жанна Ивановна, — говорит он, не поднимая глаз.

Жанна Ивановна печально улыбается:

— Хорошо, Петя, я тебя прощаю.

После француженки Оклахомов идёт каяться к математику.

— Петр Алексеевич, — виновато говорит он, — не знаю, простите ли вы меня?

— Ну что ж, — задумчиво произносит математик, задумчиво разглядывая формулы на доске. — Раз ты понимаешь, что не прав… Конечно… Что ж делать…

Потом Оклахомов подходит к географичке:

— Простите меня, Ольга Васильевна!

— Петенька! — радуется географичка. — Я всегда говорила, что ты очень совестливый мальчик. Я прощаю тебя, Петя!

Затем Оклахомов останавливает Светлану Михайловну.

— Светлана Михайловна, — говорит он. — Простите и вы меня!

— За что, Петя? — удивляется Светлана Михайловна.

— За всё.

— За что — за всё, Петя? — пугается Светлана Михайловна. — Что ты опять натворил?

— Ещё ничего, — говорит Оклахомов и тяжело вздыхает. — Но вернусь в школу после каникул и ведь всё равно что-нибудь натворю. Вот и прошу прощения заранее.

Второй сон Оклахомова

Однажды Оклахомову приснился сон, будто он поймал маленького щурёнка, Снял его с крючка, бросил в банку, а щурёнок и говорит ему человеческим голосом:

— Петь, а Петь! Брось меня в реку. Я тебе за это три желания исполню.

Оклахомов не поверил сначала. Уж больно щурёнок неказистый. По виду на три желания никак не тянет.

Но потом подумал-подумал да и бросил щурёнка в реку. И сразу три желания загадал:

— Во-первых, чтобы в каждом магазине было по три тысячи сортов мороженого, не считая шоколада. Во-вторых, чтобы каждый школьник, кроме Лёньки Лохматого из 7-го «Д», получал по тысяче долларов в месяц плюс мешок яблок. И, в-третьих…

…в-третьих, чтобы я стал министром образования.

Едва Оклахомов загадал последнее желание, как всё вокруг него перевернулось, речка исчезла, а сам он оказался за овальным столом, в большом кабинете с видом на Красную площадь.

Нажал Оклахомов кнопку, вызвал секретаршу, приказал принести тройную порцию шоколадного мороженого с клубничным вареньем и начал писать приказ о немедленной отмене двоек.

Вдруг распахивается дверь и на пороге появляется завуч Венера Марсовна.

— Оклахомов! — говорит она. — К президенту страны! Быстро! Одна нога здесь, другая там! Ума не приложу, что ты опять натворил?!

Тут Оклахомов проснулся. Проснулся — смотрит, урок ещё не кончился, в дверях завуч Венера Марсовна стоит и строго так на него смотрит:

— Оклахомов, мне сколько раз повторять? Быстро к директору!..

Рассказал Оклахомов директору свой сон — про то, как стал министром. Директор задумался, а потом попросил у Оклахомова дневник, наставил туда одних пятёрок и сказал:

— Учись, Оклахомов! А когда станешь министром образования, не забудь повысить зарплату директорам школ.

Всё нормально, я не сумасшедший!

— Подожди пока здесь, — мягко сказала мать Оклахомову и открыла дверь с табличкой: «Психотерапевт».

Оклахомов отчаянно заскучал и от нечего делать стал разглядывать других ребят, у которых тоже было не всё в порядке с головой. Ребята выглядели вполне здоровыми, только глаза у некоторых были грустные.

— Прямо не знаю, что делать, — встревоженно говорила в это время Любовь Валерьевна внимательно слушавшему её врачу. — Раньше был мальчишка как мальчишка. В футбол гонял, снежного человека искал, за летающими тарелками охотился. Учителя жаловались на него, но это нормально. А в последнее время его прямо как подменили. Целыми днями лежит на диване с учебником математики, представляете? Раньше я его силой за эту математику усадить не могла. По-моему, он сошёл с ума!

Любовь Валерьевна нервно теребила платочек. Другие бы на её месте заплакали, но мать Оклахомова была крепкой женщиной.

— Как зовут мальчика? — спросил врач.

— Петя.

— Позовите его сюда, а сами подождите в коридоре, — улыбнулся врач.

— Здравствуйте! — неуверенно сказал Оклахомов, войдя в кабинет.

— Садись, Петя, — предложил врач и, подождав, пока мальчик опустится в мягкое кресло, продолжил: — Твоя мама места себе не находит. Уверена, что ты потерял любовь к жизни, целыми днями занимаешься одной математикой. Это правда?

Оклахомов подозрительно посмотрел на врача и оглянулся на дверь.

— Всё останется между нами, — успокоил его психотерапевт. — Ты решил стать выдающимся учёным?

— Я что, похож на сумасшедшего? — возмущённо фыркнул Оклахомов. — Просто я математикой фантастику прикрываю! Мама фантастику терпеть не может.

— М-да, — понимающе закивал врач и потеребил бороду. — Знаешь, я ведь сам так детективы читаю. Прикрываю их обложкой докторской диссертации. Жена довольна… А ты всё-таки чередуй учебники. Это я тебе как профессионал советую. Договорились?

— Ага, — облегчённо кивнул Оклахомов.

Выйдя из кабинета, он весело крикнул на всю поликлинику:

— Всё нормально, ма! Я не сумасшедший!..

И никакой математики!

Класс писал контрольную.

— старательно выводил Оклахомов, изредка поглядывая на учителя.

Пётр Алексеевич штудировал толстую книгу, обёрнутую газетой.

«Научный труд по квантовой механике, наверное», — с уважением подумал Оклахомов.

«Ирокез на противоположном берегу прицелился в свою жертву, когда его настиг роковой свинец — посланец оленебоя. Ружьё дикаря выстрелило, но в воздух, а сам он свалился в кусты, по-видимому, раненный, если не убитый», — читал Пётр Алексеевич.

— напряжённо думал Оклахомов, мечтая побыстрее закончить.

«Подлый гадёныш сам накликал на себя беду, — сурово пробормотал Следопыт, опустив ружьё и старательно его перезаряжая. — Мы с Чингачгуком дружны с детских лет…»

Пётр Алексеевич в волнении перелистал книгу.

— написал Оклахомов и, глянув на Петра Алексеевича, с восхищением подумал: «Вот каким должен быть настоящий учёный!»

«В эту самую минуту грянул выстрел и индеец, стоявший на корме, высоко подпрыгнув, свалился в воду вместе с веслом», — читал Пётр Алексеевич.

Оклахомов помучился ещё минут пять. Решил. Проверил решение и поднял руку.

Математик не обращал на него внимания.

— Пётр Алексеевич! — позвал Оклахомов. — Я закончил!

— Что? — с трудом оторвался от книги учитель. — Возьми другой вариант.

Он с уважением посмотрел на Оклахомова.

Оклахомов тяжело вздохнул и принялся за второй вариант.

«Ну нет! — думал он. — Кончу школу, читать буду только одни приключения. И никакой математики!»

Выборы

Учителя не было. Оклахомов вышел к доске и призвал класс к тишине.

— Ребята! — сказал он. — В конце концов, сколько можно терпеть нашего математика? В стране демократия. Мы что, никого другого выбрать не можем?

Класс зашумел, заволновался. Большинство было за, но кое-кто против, а некоторые в растерянности.

Нельзя сказать, чтобы математика не любили. Человек он был мирный, невредный, но уж очень любил контрольные.

— Только на альтернативной основе!

— Тайным голосованием!

— А кворум у нас наберётся?

— Предлагайте кандидатуры! — крикнул Оклахомов. — Кворум есть.

— Предлагаем Елену Георгиевну!

— Ирину Анатольевну!

— А чем это она Елены Георгиевны лучше?

— У неё ноги красивее!

— Это ещё посмотреть надо, у кого красивее!

— И посмотрим!..

— Другие кандидатуры есть?! — снова крикнул Оклахомов.

Других кандидатур не было.

— Значит, так, — сказал Оклахомов, подождав пока буря стихнет. — Выбираем тайным голосованием. Прошу рвать бумажки. Кто за то, чтобы на должность математика выбрать Ирину Анатольевну, — пишет «И». Кто за Елену Георгиевну — пишет «Е».

В счётную комиссию выбрали сидящих за первой партой у окна.

Ноги Елены Георгиевны набрали шестнадцать голосов, Ирины Анатольевны — восемнадцать. Четверо воздержались.

— Итак, новым учителем математики выбрана Ирина Анатольевна! — торжественно объявил итоги тайного голосования председатель счётной комиссии.

— Ур-р-р-а-а!..

В это мгновение дверь открылась и в класс вошёл математик. Явно не в духе.

— Это что за содом? — сухо поинтересовался он.

— У нас выборы, — ответил Оклахомов, сочувственно улыбаясь.

— Своими выборами после уроков занимайтесь.

— Пётр Алексеевич, — мягко сказал Оклахомов, — так ведь мы…

— Садитесь, Оклахомов, — математик посмотрел на него, наклонив голову набок, что предвещало уравнение повышенной сложности. — Я вас, кажется, ещё не вызвал.

— Так ведь мы вас…

— Са-ди-тесь!

Оклахомов развёл руками, пожал плечами и, не рискуя спорить, побрёл на своё место. Демократия кончилась. Начался урок математики.

Класс вздохнул и обречённо зашелестел тетрадками.

Святое письмо

Оклахомов открыл почтовый ящик и достал измятый и подозрительно грязный конверт.

«Святое письмо, — прочитал он. — двинадсатилетний мальчик был смиртелъно болен на беригу реки он встретил старика старик дал ему это письмо и сказал перепиши его сорок девять раз и атправь мальчик перепесал письмо сорок девять раз и выздаравел одна семья палучила письмо переписала его и им пришло большое сщастье другая порвала его и им пришло бальшое горе это праверено если продержите это письмо больше трех дней получите большое горе письмо должно абайти весь свет аминь».

Оклахомов повертел конверт. Он был весь в разноцветных штампах почтовых отделений. Судя по ним, письмо побывало в Джакарте и Брунее, Лондоне и Будапеште, Дублине и Афинах, Кейптауне и Чикаго, Триполи и Монако, Пекине и Лиссабоне, Амстердаме, Тулузе и Париже, не говоря уж о Ла-Валетте, где оно было дважды.

Оклахомов почесал нос и задумался. Он не любил неприятностей. Можно даже сказать, они ему были совсем не нужны. Но и писем он не любил переписывать. Он их даже писать не любил.

Оклахомов расстроился. Тем более что, в какие страны следовало отправлять переписанные письма, не говорилось. И это вызывало закономерное беспокойство.

Он повалялся на диване, полистал журнал, съел яблоко, чихнул несколько раз и вдруг понял, что выхода у него нет — письмо придётся переписывать.

Оклахомов набрал яблок, сел за стол. Разорвал на листы несколько тетрадок и принялся за дело. Он старался так, как не старался на годовом диктанте по русскому языку.

Переписывая письмо то ли в седьмой, то ли в девятый раз, Оклахомов глянул на часы. Рука его замерла, сердце ёкнуло. Он вскочил и закричал. Ещё ни разу в жизни он так позорно не опаздывал на тренировку.

Сунув недопереписанные письма на книжную полку, Оклахомов схватил сумку, пулей вылетел из подъезда и… и напрочь забыл о «святом» письме.

Но не зря оно предупреждало о последствиях.

Ровно через три дня, ни минутой позже, с Оклахомовым случилось большое несчастье: заглянув после школы в почтовый ящик, он с ужасом обнаружил, что ему пришло сорок девять «святых» писем.

И все они требовали переписать себя сорок девять раз.

Прекратите грызть перила!

— Внимание! Учителям, заканчивающим уроки, не выходить из кабинетов! Повторяем! Не выходить из кабинетов! По коридору бежит Сыропятов, за ним гонятся Тебеньков с Колотиловым! Тем, кто вышел, прижаться к стенкам! Прижаться к стенкам!.. Классный руководитель 5-го «Е»! Срочно вернитесь в кабинет! Срочно! Оле Глазкиной сунули за шиворот мышку! Повторяем! Мышку! Повторяем! Это не сирена на урок! Это Оля Глазкина из 5 «Е»!..

Внимание! Говорит школьный радиоузел! Только что в школу прибыла мама Люды Широких! Мы рады! Мы все очень рады! Мама Люды! Вашу дочку обожает вся школа! Её все любят! У девочки нет двоек! Совсем нет! Но вы успеете защитить её от хулигана Вергизова в кабинете биологии! Поторопитесь! Люда пинает Вергизова туфелькой! Туфелька может сломаться!

Классный руководитель 5-го «Е»! Можете вернуться в столовую, доесть пирожок! На помощь Глазкиной пришли шестиклассники: сунули ей за шиворот кошку!

Девочку, потерявшую вышитую бриллиантами варежку, приглашают подойти к уборщице тёте Дусе и узнать, что тётя Дуся думает о такой замечательной варежке!..

Преподавателя физкультуры зовут на помощь в 3-й «А»! Учительница пения не может остановить Рому Дерябина. Мальчик берёт ноту до третьей октавы уже пятый урок подряд и не может взять. Кляпы у медсестры. Повторяем! Кляпы у медсестры! Медсестра с нашатырём бежит в 8-й «Г», там что-то склоняли, молодой учительнице плохо.

Классный руководитель 5-го «Е»! Можете не возвращаться в столовую! Ваш пирожок съел Полубесов!

Внимание педагогам, не сдавшим план воспитательной работы за прошлый год! Просьба сдать до конца перемены завучу! Повторяем! Завучу! Завуч в палате номер шесть областной психиатрической больницы!

Информация для преподавателей-предметников, которым нужно поставить оценки за четверть двоечнику Ахряпову! Ахряпов в туалете первого этажа! К нему очередь! Просьба без сигареты в очередь не вставать, он не ответит!

Классный руководитель 5-го «Е»! Немедленно вернитесь в столовую! Немедленно! Произошла роковая ошибка! Ваш пирожок цел! Надкушен лишь кончик! Один кончик!

Для тех, кто сбегает с русского! У школы мужик с красным носом просит у прохожих топор. Поясняем! Не топор, а штопор! Не топор, а штопор! Двадцать лет назад мужик тоже сбежал с русского, теперь его только бывшая учительница и понимает. Кстати! За углом школы начал работу кружок современной фени для педагогов! Кружок ведёт Лёня Лаптев по прозвищу Лапоть, обучение платное, оплата по договорённости.

Внимание! Всем, кто находится в учительской! Внимание! В вашу сторону движется отрицательно заряженная учительница физики! Всем положительно заряженным учителям срочно покинуть учительскую! Повторяем! Срочно покинуть учительскую через окно!..

Классный руководитель 5-го «Е»! Прекратите грызть перила! Прекратите грызть перила! Вы с ума сошли!

Перемена заканчивается! Дежурные! Включите сирену! Срочно включите сирену на урок!..

Дежурные, выключите сирену! Немедленно выключите сирену! Перемена закончилась! Всем бежать на урок! Всем бежать на урок!..

Сочинение от первого лица

— А сейчас все пишут короткое сочинение о своих любимых домашних животных, — сказала Светлана Михайловна. — Писать надо от первого лица.

Антошка не спеша открыл тетрадку и посмотрел в окно. За окном была весна. На деревьях чирикали воробьи. Писать сочинение совсем не хотелось.

«И как это — от первого лица? — подумал Антошка. — Это значит, он — это я, что ли?..»

Антошка попытался заглянуть в тетрадку своей соседки по парте, но та сразу закрыла её рукой…

Антошка ещё немного посмотрел на воробьёв и стал писать.

Вот что у него получилось:

СОЧИНЕНИЕ ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА

У меня есть кот Бусик. Это я. Мне два года. Я коричневый, с чёрными полосками. Мордочка у меня вытянутая и белая. Шёрстка у меня мягкая и чистая. Усы у меня торчат в разные стороны. Глаза у меня круглые и зелёные. Я люблю спать на батарее. Ещё я люблю всех обнюхивать. Когда мама приходит с работы, я подбегаю к ней и обнюхиваю её сапоги и сумку. Летом меня увозят в деревню в корзинке. Я ловлю там мышей и дерусь с соседским котом Мурзиком, который ходит на наш двор. Я очень умный и всё-всё понимаю. Я очень люблю нашего себя.

Прочитав сочинение Антошки, Светлана Михайловна долго смеялась, а потом нарисовала вместо оценки рыбку и написала: «Молодец, Бусик! Это тебе».

Испытатели вожатых

Весёлые рассказы для школьников

Первый Раз в лагере

Когда Лили бросила ананас в лорда, а потом заявила, что в Англии ей скучно и она хочет в Монако, чтобы поиграть в казино, мама сказала папе:

— Твои заработки нас испортили! Мы воротим нос от картошки, бросаемся ананасами в лордов и в неполные девять лет мечтаем о казино. Интересно, о чём ты мечтал в её возрасте?

— Я мечтал стать лётчиком, — признался папа. — Но так вышло, что встретил тебя и стал бизнесменом.

— Единственное, что может спасти дочь, — простой детский лагерь, — сказала мама. — Где-нибудь в Сибири. Хватит баловать ребёнка!

— Только попробуйте, я в международный суд подам! — пригрозила Лили родителям и по папиным глазам поняла, что её судьба решена.

Папа отдал распоряжение, и уже вечером Лили оказалась в такой глубине родной страны, где все говорили только по-русски. В аэропорту её встретили папины друзья, привезли в лагерь и, оставив пропадать, уехали.

— Кто тут главный менеджер? — спросила Лили девушку, которой её доверили.

— Для тебя главной буду я, — ответила девушка. — Меня зовут Катя. Я вожатая.

Вожатая-менеджер отвела Лили в ночной ресторан с названием «Столовая» и накормила кашей. Лили так проголодалась, что съела и хлеб.

— У меня нет с собой кредитной карточки! — сказала она. — Где метрдотель? Почему нет официантов? Позовите сюда директора ресторана!

— Да ты не волнуйся! — улыбнулась Катя. — Всё оплачено.

Она отнесла посуду в мойку и отвела Лили в маленький отель.

— Здесь твой номер. Девочек не разбуди.

Номер оказался шестиместным, и Лили посмотрела на Катю, ничего не понимая. Раз папа купил лагерь, то почему у неё не номер люкс? Где сауна, бар, телевизор?

— Ещё ночью по лагерю бродит Зелёная Пятка, — шёпотом предупредила Катя и, подмигнув, ушла.

Услышав про русскую мафию, Лили поскорее забралась в кровать.

Уставившись в окно на верхушки ёлок, она стала думать, как жить дальше. И придумала написать мемуары том, как ей пришлось голодать в Сибири. Папа, конечно, потеряет часть своих деловых партнёров, но зато поймёт, что был не прав, а мама… мама тоже будет знать, как лишать её отдыха в Монако…

Незаметно для себя она уснула. А утром проснулась от смеха и голосов.

Лили открыла глаза и увидела, что девочки рисуют себе на лицах веснушки и вплетают друг другу в волосы огромные несуразные банты.

— Ты чего веснушки не красишь? — спросила её девочка с кровати напротив.

— Зачем? — не поняла Лили.

— Сегодня день веснушек и бантиков! Ты что, первый раз в лагере? Жизнь пропустишь!..

Девочки вмиг разрисовали новенькую веснушками и вплели ей в волосы бант. Лили и опомниться не успела, как вместе со всеми заторопилась на зарядку, после которой все отправились на завтрак, вслед за которым началась игра в большие прятки с догонялками, после которой все еле-еле доползли до речки, где тут же начался открытый чемпионат лагеря по брызг-дрызг-супервизгу…

Лили и оглянуться не успела, как лето закончилось.

Когда в конце августа за ней прилетели родители, она отказалась возвращаться в Лондон. Папа открыл рот, закрыл рот, почесал в затылке, посмотрел на маму, что-то промычал и, пожав плечами, пробормотал:

— Ну тогда придётся возвращаться в Россию и нам…

— Давно пора! — сказала Лили. — И чтобы больше никакой Европы! Нечего лишать ребёнка детства.

Жизнь без мобильника

Димка человек увлекающийся. А когда он чем-нибудь увлекается, он становится таким рассеянным, что моей маме непонятно, как его трамвай до сих пор не переехал.

Вчера он опять чем-то увлёкся и к урокам не подготовился. А Нина Петровна его спросила. По теме «Жизнь древнего человека».

Димка вышел к доске и на меня смотрит: что отвечать? А мобильник с собой к доске взять забыл. Он его даже из портфеля забыл достать.

Я ему всегда по мобильнику подсказываю, пока Нина Петровна вдоль рядов в другой конец класса идёт. Димка переключает телефон на режим «звонки без звука» и за спиной прячет. И, как только Нина Петровна отворачивается, сразу мобильник к уху прикладывает, а я шепчу. Мы так хорошо приспособились.

— Ну что же мы молчим? — говорит Нина Петровна. — Расскажи нам, как жили древние люди.

Димка руками разводит: что говорить?

Я ему телефон показываю, мол, ты же мобильник забыл, как я тебе подскажу, рассеянному такому?

А он посмотрел на меня внимательно и говорит:

— У древних людей не было мобильников.

В классе засмеялись.

— Да? — удивилась Нина Петровна. — Но как же они тогда общались? Неужели только через Интернет?

— Что вы, Нина Петровна, — говорит Димка. — Интернета тогда тоже ещё не было!

Он посмотрел, как я расширил глаза, и добавил:

— Они общались глазами.

— Только глазами? — ещё больше удивилась Нина Петровна.

Я пальцем себя по голове стучу: мол, соображай, Димочка, что говоришь!

— Ещё они перестукивались! — обрадовался Димка.

— Ага, как дятлы, — согласилась Нина Петровна.

Класс так и покатился со смеху.

— Спокойно, граждане современные люди! — говорит Нина Петровна. — Слушаем дальше, как жили без мобильников наши предки.

— Ещё древние люди не ходили в школу, — сообщил Димка.

Все опять засмеялись, а Нина Петровна спросила:

— Но как они выжили без знаний?

— Они выжили охотой!

— Свет в конце пенала! — обрадовалась Нина Петровна. — Значит, древние люди охотились?

— Ещё как!

— И на кого же они охотились?

Тут я Димке зубы показал: мол, на саблезубых тигров, Димон!

Он и сообразил:

— Они охотились на зубастиков!

Класс снова покатился со смеху.

— На кого? — не поняла Нина Петровна.

— На древних зубастиков.

Тут мальчишки вспомнили мультик и стали щёлкать зубами.

— Я надеюсь, мне не придётся вызывать в класс бригаду дятлов-стоматологов, — заметила на это Нина Петровна и вздохнула. — Значит, мобильных телефонов у древних людей не водилось, общались они, перестукиваясь глазами, и охотились на зубастиков, не имея Интернета. Это всё?

Я себя от досады даже за волосы потаскал.

А Димка посмотрел, как я это сделал, и говорит:

— Нет, не всё. Ещё у древних людей не было парикмахерских, и поэтому у них были длинные причёски. Ещё у них не было машин и они ходили пешком. У них не было домов, и они жили в пещерах. У них не было стиральных машин, и они стирали в речках. У них совсем ничего не было, но они были сообразительными, придумали лук, стрелы и поэтому выжили.

— Ага, совсем, как ты, — сказала Нина Петровна. — Садись, два с минусом.

— Но я же ответил, — удивился Димка.

— Если это ответ, то я царица Тамара. — Ладно, два с плюсом. За сообразительность! Вот только не знаю чью.

И она так посмотрела на меня, что я сразу понял: дальше нам с Димкой придётся выживать без мобильников.

Испытатели вожатых

У нас появился вожатый. Классная руководительница Галина Константиновна объяснила нам, что вожатый нужен для того, чтобы служить нам образцом…

Тут Люда, с которой мы сидим за одной партой, ущипнула меня и стала спрашивать, что такое образец, и я всё пропустила. У неё никогда не хватает терпения дослушать до конца.

— Вот теперь мы не будем знать, зачем нужен вожатый, — сказала я.

— Он сам скажет, — прошептала Люда. — Потому что мы теперь испытатели вожатых.

— Как это?

— Так, ты будешь спрашивать, а я буду испытывать.

На большой перемене мы пошли испытывать нашего вожатого.

— Паша, что такое вожатый? — спросила я.

— Вожатый — это человек, который ведёт за собой других в лучшую сторону, — ответил Паша.

В это время Люда его сзади ущипнула и спряталась за мальчишек.

— Ты нас за ручки поведёшь в лучшую сторону? — не поняла я.

— Нет, — ответил Паша. — Я стану для вас духовным ориентиром.

Тут Люда снова ущипнула его и опять спряталась за мальчишек.

— Паша, — спросила я, — а что такое духовный ориентир?

— Духовный ориентир — это личность, которой хочется подражать.

Пока он отвечал, Люда ещё раз ущипнула его изо всей силы. Но Паша даже не поморщился.

— Паша, а что такое образец?

— Образец — это хороший пример для других, которому подражают умные люди. А глупые подражают плохим образцам. Ещё вопросы по существу есть? А то мне в спортзал надо.

— Больше вопросов нет, — я посмотрела на Люду.

— Наверное, у него рубашка специальная, — предположила она, когда Паша сбежал вниз по лестнице. — Противощипковая. Вот он и не поддаётся испытаниям.

— Я его больше не хочу испытывать, — сказала я.

— Есть слово «надо»! — рассердилась Люда. — Кто начал дело, тот должен его закончить. Пошли попросим у него рубашку постирать.

А когда в футболке придёт, я его снова ущипну.

И мы попросили Пашу, чтобы он отдал нам свою рубашку на воскресенье. Но Паша не согласился.

— Настоящий вожатый сам стирает свои рубашки, — улыбнулся он.

Тогда Люда придумала как бы случайно вылить ему на голову воду из стаканчика, когда он поднимался по лестнице. Но Паша за Людой даже не погнался. Тогда она подговорила первоклашек, и они стали бегать и «случайно» влетать Паше головами в живот и в бока. А Паша всё равно не хотел испытываться и только улыбался. Тогда Люда подговорила Верочку из 2-го «Б», чтобы она подошла к нему и спросила, почему он такой терпеливый.

Дверь в вожатскую всегда открыта, и мы слышали, что он ответил Верочке. Паша сказал:

— Я учусь в пединституте и хочу стать учителем. А учителем может стать только человек, сам много испытавший и переживший. Так сказал великий педагог Сухомлинский. И это просто здорово, что мне от вас достаётся, потому, что учитель должен быть очень терпеливым человеком. А то никто ему подражать не захочет. Нужно проявлять терпение в отношениях с другими. Нельзя обижаться на несмышлёных исследователей.

Тут Люда меня так ущипнула, что я чуть не закричала. Но зажала рот ладонями, посмотрела на неё и пошла в класс. Потому что мне расхотелось быть испытательницей-исследовательницей вожатых.

И Люда стала щипать себя и щипала всю неделю, пока не запомнила, что нужно проявлять терпение. А потом мы с ней снова подружились, и она больше не щипалась, никого не испытывала и не исследовала.

Золотые люди

На перемене к второклассникам Костику и Шурику подошёл пятиклассник Боря и спросил:

— Хотите стать моими компаньонами?

— Как это? — удивился Костик.

— Я ухожу в бизнес, — пояснил Боря.

— А где это? — спросил Шурик. — Если далеко, меня мама не отпустит.

— Это рядом.

— А там что?

— Большие деньги. На ящик мороженого хватит.

Костик с Шуриком переглянулись и кивнули. Тут прозвенел звонок.

— Подробности после уроков, — сказал Боря. — Встречаемся у снеговика.

После уроков все встретились в назначенном месте.

— Объясняю, что делать, — по-деловому начал Боря. — Завтра будете ходить по классам и спрашивать, кто потерял варежки. А потом говорите, что знаете, у кого варежки, и отправляете растерях ко мне. Возврат одной варежки — десять рублей.

— А если они не потеряют варежки?

— Они уже потеряли варежки, — многозначительно заметил Боря. — За каждого растеряху, которого вы направите ко мне, я плачу вам тридцать процентов от чистой прибыли. Мороженых на пять точно заработаете.

— Мне мама зимой мороженое есть не разрешает, — признался Шурик.

— А шоколадка дороже стоит, — добавил Костик.

— Ладно, плачу вам сорок процентов от чистой прибыли, — пообещал Боря, с уважением посмотрев на Костика.

— А как это — «от чистой»? — поинтересовался Шурик. — Она что, и нечистой бывает?

— Вы это ещё не проходили, — сказал Боря. — Но имейте в виду, у меня от желающих отбоя нет. Ко мне даже старшеклассники в долю просятся. Но я не всякого беру, а только честных, которые не обманут. Ну, согласны?

Костик и Шурик переглянулись и кивнули.

На следующий день они ходили по классам и спрашивали, кто потерял варежки. Таких оказалось человек двадцать.

— Странно, — удивился Костик, когда они с Шуриком нашли последнего растеряху. — За один день столько ребят варежки обронили!

— А я тоже вчера варежку потерял, — признался Шурик.

— Так иди к Боре!

— Ага, он скажет, чтобы я десять рублей принёс. А мне мама денег не даст. На меня и так варежек не напасёшься!

— Ладно, мы у него про твою варежку после уроков спросим.

В назначенное время мальчики долго ждали Борю у снеговика. Но не дождались. Пришлось идти к компаньону домой.

Боря открыл дверь, и ребята увидели, что под глазом у него синяк.

— Что, стукнулся? — посочувствовал Костик.

— Конкуренция, — непонятно ответил Боря. — Вам чего?

— Шурик варежку потерял.

— Рыжую?

— Да.

Боря вынес варежку, отдал её Шурику и сказал:

— Это тебе вместо мороженого.

— Не получилось чистой прибыли, — догадался Костик.

— Мелкий бизнес, — Боря потрогал синяк. — Чего-то я не учёл. Будем менять сферу деятельности. Всё равно на варежках серьёзных денег не заработаешь. Вы подумайте, какое бы нам дело поприбыльнее открыть.

Он достал из кармана горсть конфет, протянул их компаньонам и добавил:

— А мороженого зимой не ешьте! А то ещё заболеете! Где я тогда честных компаньонов найду? Честные люди в наше время знаете в какой цене?

— В какой?

— На вес золота!

Приказано встать!

Мямликов открыл дверь учительской и просунул голову в щель:

— Можно?

Проверявшая за своим столом тетрадки Ольга Дмитриевна подняла голову:

— Проходи, садись!

Мямликов вошёл в учительскую и сел напротив классной.

— Ты себе приказ писал?

— Писал.

— И что?

Мямликов вздохнул.

— Что ты в приказе писал?

— Не проспать в школу.

— Это не приказ. Это унылая просьба. Приказ должен быть твёрдым и властным.

Ольга Дмитриевна достала из стола чистый лист бумаги и, положив на него ручку, пододвинула лист Мямликову.

— Пиши!

Мямликов взялся за ручку.

Через полчаса нелёгкого совместного труда на листе появились следующие строчки:

ПРИКАЗ

Я, Мямликов Вася, приказываю себе:

1. Вставать каждое утро в 7.30, и ни минутой позже.

2. Приходить в школу за 10 минут до начала занятий.

Подпись: Мямликов

Ольга Дмитриевна заверила подпись Мямликова своей, сходила к директору и поставила на подписи печать школы.

— Приказ повесь на стену. Надеюсь, больше просыпать не будешь. Иди.

Мямликов взял приказ и вышел из учительской.

На следующее утро он проснулся сразу, как только зазвонил будильник. Глаза открываться не хотели, но Мямликов твёрдо приказал себе (мысленно, разумеется):

«Вставай, Мямликов!»

Вместо того чтобы бодро встать, тело Мяликова перевернулось на другой бок.

«У тебя приказ на стенке висит!» — напомнила телу душа Мямликова.

Тело открыло один глаз, сонно посмотрело на приказ и закрыло глаз.

«Мямликов! — сказала душа. — Ты настоящий мужчина или лентяй, каких свет не видывал? Вставай! А то опять в школу опоздаешь!»

«Да встаю я уже, встаю!» — тело Мямликова кое-как высунуло из-под одеяла ногу и поставило ее пяткой на прохладный пол.

«Другую!»

Тело высунуло другую ногу и поставило её рядом с первой.

«Теперь сядь на кровати!»

Тело Мямликова закрыло голову одеялом.

«Подъём! — закричала душа. — Хватит валяться! Отбрось одеяло!»

Тело Мямликова неохотно отбросило в сторону одеяло, вздохнуло, открыло глаза и принялось лениво их протирать.

«Быстрее, Мямликов!»

Тело Мямликова упало назад в тёплую постель и потащило на себя одеяло.

«Мямликов! — возмутилась душа. — Ты не выполняешь своего же приказа! Уже пятнадцать минут восьмого!»

— Да успею я… Как пятнадцать?

Тело Мямликова отбросило в сторону одеяло, вскочило и принялось быстро одеваться.

«Уф!» — душа вытерла со лба пот.

Не прошло и минуты, как Мямликов выскочил за дверь… и обнаружил, что забыл надеть ботинки. Вернулся назад, надел ботинки, снова выскочил на улицу… и вспомнил, что забыл взять сменную обувь. Вернулся назад, взял сменную обувь и стал вспоминать, не забыл ли он чего ещё.

«Мямликов! — торопила тело душа. — Хватит паясничать! Бегом в школу! Через минуту звонок!»

— «Не, — ответило душе тело Мямликова, широко улыбаясь. — Не через минуту, а через час. Я же вчера стрелку часов на час вперёд перевёл! И чего меня подгонять было? Спал бы ещё целый час!»

Мямликов снял ботинки и улёгся на кровать. Не раздеваясь.

«Ну, Мямликов!» — вздохнула душа.

Мямликов показал приказу язык, закрыл глаза и… уснул.

Проснулся он, когда в школе заканчивался второй урок. Потому что мама, проверяя вечером часы, вернула маленькую стрелку будильника на её законное место.

Ход конём

Валерик решал задачу, а Надя тихо сидела на диване и с уважением смотрела на брата. Зазвонил телефон.

— Возьми трубку!

Надя обрадовалась поручению, подошла к телефону, взяла трубку и сказала:

— Здравствуйте, уважаемый абонент! Вы только что позвонили в нашу квартиру. Что вам нужно?

Выслушав ответ, она посмотрела на Валерика:

— Это тебя.

— Скажи, ему некогда, он занят. А кто меня спрашивает?

— Ему некогда, он занят, — сообщила Надя в трубку. — Кто его спрашивает? Ах, Костик… Валера, это Костик. Он спрашивает, решил ты задачу или ещё нет? Если решил, подскажи ответ.

— Два с половиной фермера.

— Два с половиной фермера, — повторила Надя и положила трубку.

Телефон зазвонил снова.

— Бери трубку и отвечай, — велел сестре Валерик. — Будешь моей секретаршей.

Надя подняла трубку:

— Здравствуйте, уважаемый абонент! Вы только что позвонили в нашу квартиру. Я секретарша Валерика. Что вам нужно?

— Кто это? — спросил Валерик, не отрываясь от тетрадки.

— Витя. Он спрашивает ответ.

— Два с половиной фермера.

— Два с половиной фермера, — снова послушно повторила Надя и положила трубку.

— Знаешь что, — Валерик вытащил из портфеля записную книжку. — Обзвони всех по списку и скажи ответ.

— Всем сказать ответ?

— Да.

Надя перенесла телефон и записную книжку на диван, устроилась поудобнее и стала обзванивать одноклассников брата. Она ещё не училась в школе, но читать уже умела.

— Здравствуйте, уважаемый одноклассник! Вам позвонила секретарша Валерика. Он решил задачу. Ответ — два с половиной фермера. Благодарю вас за внимание!

Затем Надя набирала следующий номер и говорила то же самое.

Выполнив поручение, она вопросительно посмотрела на брата.

— Поставь телефон на место, — распорядился Валерик. — Вырастешь, возьму тебя в настоящие секретарши.

— Ты добрый, — сказала Надя, с гордостью глядя на брата. — Всем помог. Только я не понимаю, как это — два с половиной фермера. Такого ведь не может быть.

— Конечно, не может! — согласился Валерик. — Это мой ход конём. Я им специально неправильный ответ сказал.

— И они все получат двойки? — расширила глаза Надя.

— Точно. А я — пятёрку… О, я же ещё сам ответ не написал!

Валерик придвинул к себе тетрадь и написал правильный ответ: «Три с половиной фермера».

Куда пропал файл

Мама что-то готовила на кухне, а Коля сидел за компьютером, играл.

— Коля, посмотри на моём рабочем столе рецепт! — попросила мама из кухни.

— Сейчас!

Останавливать игру было жалко, но вкусненькое важнее. Поэтому Коля быстро переключился на мамин профиль и поискал на её рабочем столе иконку с надписью «Рецепт». Но не нашёл.

— Мам, тут нет рецепта!

— Значит, я его сунула куда-то, — сказала мама. — Но он точно там. Найди, пожалуйста!

«А ещё кандидат наук! — подумал Коля о маме. — Никак не научится компьютером пользоваться!»

Он открыл файл с надписью «Логистика», но и там не нашёл рецепта. Не было рецепта и в папках «Менеджмент», «Бухучёт», «Товары группы А», «Товары группы Б» и в остальных.

«Ладно, никуда не денется! — подумал Коля. — Лишь бы она файл не удалила».

Он щёлкнул по кнопке «Пуск», затем по «Найти» и ввёл название папки в строку поиска.

— Мам, каким числом ты рецепт положила?

— Да вчера я его положила!

Коля отметил в поисковике время последних изменений файла и нажал «Начать поиск».

«Поиск не дал результатов», — проинформировал его компьютер через несколько секунд.

— Мам, нет в папках рецепта!

— Да он не в папках. Рядом где-то!

Коля включил функцию «Показывать скрытые файлы» и снова запустил поиск.

«Поиск не дал результатов», — снова вежливо сообщил компьютер.

«Может, она его в корзину отправила?»

Коля на всякий случай отрыл файл «Корзина», но и там рецепта не увидел.

— Нет файла! Я всё посмотрел, нет такого файла на диске!

— Какого ещё файла? На каком диске? — мама прибежала из кухни в комнату. — Вот же он лежит!

И она схватила со стола какую-то мятую бумажку.

— Но ты же сказала «на рабочем столе», вот я и искал на рабочем столе, — пробормотал Коля.

— А этот стол что, не рабочий? — мама постучала пальцами по столу, который был наполовину завален разноцветными папками и вырезками из газет. — Совсем соображать перестал со своим компьютером! Тоже мне, поколение next!..

И мама убежала назад в кухню с бумажным носителем в руке.

Коля покачал головой и запустил лечащую антивирусную утилиту.

За безопасную работу компьютера отвечал он. Потому что доверять безопасность компьютера маме было опасно. Пусть уж лучше вкусненькое готовит. У неё это лучше получается.

А черновик докторской диссертации он ей после обеда скомпонует.

Уступить дорогу

— Ты, Бобриков, уже взрослый человек, в четвёртом классе учишься, а первоклашек в столовой до сих пор толкаешь! По школе носишься, как бульдозер без тормозов. На Ольгу Павловну вчера налетел, девочку-старшеклассницу чуть с ног не сбил…

— Она мне дорогу не уступала…

— Воспитанный мальчик, между прочим, всегда уступает дорогу девочкам сам! — вышла из себя завуч. — Я тебя, Бобриков, последний раз предупреждаю, прекрати испытывать моё терпение, оно не бесконечно! Я ведь не памятник в актовом зале, чтобы твои безобразия терпеть! Всё, иди.

«Легко сказать, — подумал Мишка, выходя из кабинета Ларисы Дмитриевны, — уступить дорогу».

Он побрёл в класс. Остановился около двери и, постукивая портфелем по коленке, стал ждать.

В коридоре показалась Лена с первой парты.

Он подождал, пока девочка приблизится к кабинету и, широко улыбнувшись, распахнул перед ней дверь.

— Проходи, пожалуйста!

Лена остановилась.

— Чего не заходишь? — вежливо спросил Бобриков. — Я тебе, между прочим, дорогу уступаю.

«Может, он пол чем-нибудь скользким намазал», — подумала Лена и опустила глаза. Пол был нормальным.

«Стесняется, — догадался Бобриков. — Первый раз, наверное, дорогу уступают».

И он сказал ещё вежливее, раз этак в сто:

— Ну проходи! Чего встала?

«Может, он ведро с водой на крайнюю парту поставил и верёвочкой к ручке двери привязал?» — заподозрила Лена.

И помотала головой.

— Воспитанная девочка, между прочим, проходить должна, когда ей дорогу уступают! — начал терять терпение Бобриков.

Лена осторожно заглянула в класс. Ведра с водой на парте не было.

«С ума сошёл!» — догадалась Лена и шагнула назад.

«Ну как тут быть воспитанным! — расстроился Бобриков. — Уступаешь им дорогу, уступаешь… А они упёрлись и не идут!»

И он спросил ещё вежливее, раз уже в двести:

— Чего, как коза, упёрлась? Мне что тут, целый день тебе дорогу уступать, да?

«Ага, я пойду, а он меня как в спину толкнёт, — испугалась Лена. — Так я ему и поверила!»

— Ты будешь заходить, Камалина, или не будешь? — рассердился Бобриков. — Я тебя последний раз предупреждаю: прекрати испытывать моё терпение, оно не бесконечно! Сейчас как тресну портфелем по спине!

— Так бы сразу и сказал! — заулыбалась Лена. — А то — дорогу уступаю, дорогу уступаю… Знаем мы, как вы дорогу уступаете. Насмотрелись!

И, высоко подняв голову, она вошла в класс.

«Никакого воспитания! — сердито подумал Бобриков. — Даже спасибо не сказала! Нет, больше я этим вредным девчонкам дорогу уступать не стану! Я им что, памятник, что ли?»

Закон гостеприимства

Настя обрадовалась, когда к ней в гости пришёл Мишка. Целую неделю одна. Соскучилась по общению. И зачем только болезни придумали?

Мишка снял куртку, ботинки и сразу прошёл в ванную. Вымыл руки, сел за кухонный стол и спросил:

— Как у тебя с аппетитом?

— Никак.

— Мама, наверное, вся испереживалась, что ты плохо ешь.

— Да уж.

— Ладно, доставай всё, что тебе надо съесть.

Настя налила гостю чаю, поставила на стол вазочки с пряниками, печеньем, вафлями и конфетами. Достала из холодильника блюдечко с пирожными и кастрюлю с борщом.

— Что в кастрюле? — спросил Мишка, отправляя в рот эклер.

— Борщ. Сама готовила.

— Борщ в другой раз.

— А вдруг я больше не заболею?

— Тогда я заболею, ты мне его домой принесёшь.

— А ты мне так ничего и не принёс.

— А зачем? У тебя всё равно аппетита нет. Варенье достань!

Настя достала банку варенья, села напротив Мишки и принялась на него смотреть. Мишка мазал вареньем пирожные и одно за другим отправлял их в рот. Затем взялся за пряники и вафли.

— Ты не располнеешь? — спросила Настя.

— Конечно, располнею! А что делать? Раз пришёл, надо закон соблюдать.

— Какой закон?

— Закон гостеприимства. Если бы ты не заболела, я бы сейчас с ребятами во дворе играл. А так сижу тут, полнею себе во вред. Повидло есть?

— Есть.

— Давай! Чего тянешь? Нельзя закон нарушать.

Настя достала банку с повидлом.

— Ложка маленькая.

Настя достала большую ложку.

Мишка принялся намазывать повидлом печенье.

— Хорошее повидло. Ты не думай, что я обжора. Просто я обязательный человек. Пришёл в гости — обязан есть. Тем более у тебя аппетита нет. А родители твои переживают, места себе не находят.

Мишка расправился с печеньем и Повидлом, допил чай, облизал ложку.

— Можно я конфеты с собой возьму?

— Бери.

Мишка взял вазочку с конфетами и высыпал их в карман.

— Думаешь, лёгкое дело — больных навещать? Я до тебя у Вадика был, так он меня заставил торт «Муравейник» съесть и халву с финиками. И два банана.

— И ты не наелся?

— Почему не наелся? Просто в гостях принято угощаться. Закон обязывает. Ладно, я пошёл. Мне ещё Лесю выручить надо. У неё пирог «Невский» пропадает…

— Откуда ты знаешь?

— Так я же звонил. А то как бы я узнал, что ей нужна помощь? Приду, пирог съем, и её вечером мама ругать не будет, что она ничего не ела. Всё, пока! Родителям скажи, сама всё съела. Они обрадуются. Я к тебе завтра снова приду.

— Ты такой ответственный!

— А то! Я же понимаю: больному человеку всегда помощь нужна. Вот и хожу, помогаю людям.

Через несколько минут после ухода Мишки к Насте пришёл Гриша.

— Я тебя навестить пришёл, — сказал он. — Помочь там чего. У тебя, наверное, аппетита нет. Родители ругают, что ничего не ешь…

— Проходи, — улыбнулась Настя. — Только у меня один борщ остался.

— А вкусненькое?

— Вкусненькое Миша съел.

— Опять он меня опередил! — расстроился Гриша. — Слушай, давай я к тебе завтра приду? Ты только родителям скажи, что по пирогу с капустой соскучилась. Больным надо хорошо питаться…

Заговорщики

Толик достал лист ватмана, приготовил ручку и открыл сборник тестов. Задание было простое: выбрать один ответ из трёх и записать его. Подошла бабушка.

— Задание сложное?

— Да не то чтобы очень…

Бабушка решительно надела на нос очки:

— Выбрать правильный ответ из трёх. Нет, один ты не справишься. Мы сделаем так: я буду выбирать ответ и читать его, а ты будешь записывать.

— У тебя же пирог подгорит!

— Не подгорит, я духовку выключу. Он дальше сам дойдёт.

Бабушка положила сборник тестов на диван, сходила на кухню, выключила духовку, вынула из неё пирог и укутала его полотенцем. Толик в это время писал на листе ватмана свою фамилию и не заметил, как странички сборника перевернулись. Вернувшись в комнату, бабушка села на диван.

— Начали!

— Цифра один. Я готов! Бабушка, говори ответ!

— Сейчас, не торопи.

Бабушка прочитала первый вопрос и три разных ответа на него, выбрала правильный и прочитала его вслух. Толик записал. Работа закипела. Через полчаса Толик устало откинулся на спинку стула, а бабушка сняла очки.

— Вот видишь, как быстро. А один бы весь вечера мучился, да ещё бы неправильно ответил!

И они отправились есть рыбный пирог.

Вечером мама устроила проверку, к которой привлекла папу. Папа читал вопрос и варианты ответов на него, а мама говорила, что написал Толик. Внук с бабушкой сидели на диване и переглядывались, как заговорщики, потому что мама не разрешала бабушке помогать Толику.

— Вопрос: где люди разводят птичек? — прочитал папа.

— Между зоной лесов и зоной пустынь, — прочитала мама.

У бабушки с Толиком даже рты открылись.

— Та-ак, — сказала мама и глянула на сына. — Очень интересный ответ. Ладно, посмотрим, что дальше.

— Каких животных можно отнести к мелкому рогатому скоту? — прочитал следующий вопрос папа.

— Тюленя, моржа, кита.

— Домашние птицы — это…

— Волга, Обь, Енисей, — прочитала ответ мама.

— Какие ты знаешь сельскохозяйственные растения?

— Утка, цапля, аист.

— Какие грибы растут на лугу?

— Химики и математики.

— Какие горы нашей страны ты знаешь?

— Из семян подсолнечника.

— Какие полезные ископаемые добывают в нашем крае?

— Карандаши, тетрадки, ручки…

— Так, всё ясно, господа хорошие, опять вдвоём задание выполняли. Мама, сколько раз я просила не помогать ребёнку!

— Да я почти и не помогала, — смутилась бабушка. — Так, читала только. А ответы он сам писал. Правда, Толик?

— Сам, — кивнул Толик, понимая, что бабушку выдавать нельзя.

Папа заглянул в дневник и в сборник тестов:

— Они даже не на тот тест ответили.

— Опять нам с папой всё переделывать!

Мама взяла ручку и, зачеркнув первое предложение, вопросительно посмотрела на папу. Папа зачитал правильный ответ. Мама вписала его над зачёркнутым предложением.

Сконфуженные, бабушка с Толиком тихо удалились на кухню пить чай с вареньем. За себя, за папу и за маму.

Жизнь с мобильником

На день рождения мама подарила Толику мобильный телефон с наклейками. Толик обрадовался, нажал кнопочку, а телефон и говорит:

— Здравствуй, дорогой владелец телефона нового поколения! Тебе несказанно повезло! Наконец-то у тебя появился я, Мобик! У меня безлимит на разговоры, а батарейки рассчитаны на пятьдесят лет беспрестанной работы.

— Здорово! — обрадовался Толик. — А игры у тебя есть?

— Сколько хочешь! Поиграем?

— Давай! — обрадовался Толик и сыграл с Мобиком в пузырьковые танки, затем в пиратские забавы, потом в гонки на космолётах… Не заметил, как день кончился.

— Теперь спать! — скомандовал Мобик, когда детское время вышло. — А то нас мама заругает.

Толик почистил зубы и побыстрее лёг в постель, чему мама только обрадовалась.

Утром Мобик разбудил Толика прикольной мелодией.

— Вставай, приятель! Погода сегодня солнечная, дождя не предвидится, курс доллара растёт, один евро равен сорока рублям, курс тугрика…

— Не надо курс тугрика! — сказал Толик. — Ты мне лучше музыку из мультяшек включи!

Пока он умывался, одевался и завтракал — мультяшную музыку слушал. По дороге в школу над свежим анекдотом смеялся, на уроках эсэмэсками с Витей из параллельного класса перебрасывался. На переменах девочкам смайлики посылал. А на контрольной Мобик ему все задания выполнил и правильные ответы на экран вывел, Толику их только списать осталось.

Жизнь пошла веселее. Пока завтракаешь — про новые игры слушаешь, в школу идёшь — над анекдотами смеёшься, в автобусе едешь — играешь. Всех друзей фотографируешь и на видео снимаешь. Ни минуты скучать не приходится. А стоит задуматься, Мобик тут же о себе напоминает:

— Что случилось, Толян? Почему в новую игру не играешь?

И так каждый день, с утра до вечера. Отдохнуть и то некогда.

Всё Мобик умел. Прокукарекать на перемене — пожалуйста. Похрюкать кому-нибудь вслед — на здоровье.

В чате с друзьями пообщаться — без проблем. О важной встрече напомнить — что может быть проще!

И вдруг… у Мобика сели батарейки!

Тишина наступила. Жуткая-жуткая. Такая жуткая, что стало слышно, как за дверью котёнок мяукает — домой просится. Никто никуда Толика не зовёт, экраном ему не подмигивает, новой игры не предлагает…

Страшно стало Толику. Позвонил он скорее маме:

— Мам, у Мобика батарейки сели!

— Не расстраивайся, — успокоила мама. — У них просто срок кончился. Да и сам телефон давно уже устарел. Завтра мы тебе супермобил последнего поколения купим.

— Почему завтра?

— Потому что завтра у тебя день рождения!

— Скорее бы завтра наступило! — говорит Толик. — А новый точно лучше старого будет?

— В тысячу раз! Да и выглядит посолиднее.

— Мне не надо солиднее! — говорит Толик. — Я с наклейками хочу!

— Толик, ну сколько можно? Пора бы остепениться. Всё-таки тебе уже шестьдесят лет…

— Как шестьдесят? — удивился Толик и подбежал к зеркалу.

А оттуда смотрит на него старичок в коротких штанишках. В руке мобик держит. С наклейками.

Мой бесхвостый друг

(Из записок щенка)

Когда я немного подрос, папа с мамой подарили мне мальчика-хозяина. Мальчик мне сразу понравился. У мальчика были озорные глаза, две руки и весёлый голос. Я назвал его Толиком и начал о нём заботиться.

До меня мальчика никто не выгуливал и он целыми днями скучал за компьютером. Я стал выводить его во двор рано утром, чтобы он быстрее просыпался, и перед сном, чтобы он быстрее засыпал.

Толик сразу догадался, что я делаю это для его здоровья. И когда я тявкаю ему: «Толик, пора гулять!», он одевается без задержек. Одеваться моему другу нужно обязательно, потому что у него нет шерсти. Ещё у него нет хвоста. Почему-то природа обделила его этой важной частью тела. Но зато наградила даром слова.

Толик оказался на редкость сообразительным мальчиком, и я быстро научил его выполнять разные команды. Уже к началу первой прогулки он стал ходить рядом со мной на поводке и кидать мне мячик, чтобы я мог за ним сбегать. Мне потребовалось всего полдня, чтобы приучить Толика бросать мне сахар, когда я поднимаюсь на задние лапы.

Мне бывает забавно смотреть, как мой друг делает домашнее задание.

В этот момент мне кажется, что он почти так же разумен, как мы, собаки. Он так старательно высовывает кончик языка, так пыхтит и чешет затылок, что я даже повизгиваю от восторга.

Мой хозяин — настоящий волшебник. Он обладает необыкновенными способностями. Например, Толик легко может вызвать дождь. Для этого ему нужно только взять в руки зонтик. И на улице тотчас начинается ливень.

Зиму мой друг вызывает тем, что достаёт из шкафа шапку и валенки. А как-то раз Толик замотал шею шарфом и вызвал такой буран, что мне пришлось забиться под кровать и не вылезать оттуда, пока он не прекратил это ветроснегопредставление.

Когда Толик начинает одеваться легко, я знаю: он приближает лето. Ну а когда ему хочется поиграть в футбол, мой друг просто надевает спортивную футболку и кроссовки, и на улице сразу устанавливается хорошая погода.

Спит мой хозяин на своей постели в комнате. Когда я смотрю, как он сладко посапывает веснушчатым носиком на кровати, которую я уступил ему в первый же день нашего знакомства, мне становится хорошо и я с чистой совестью ложусь на свою подстилку у порога, где мне ещё лучше.

Мы, собаки, должны понимать, что завести мальчишку — это не только ежедневное развлечение, но ещё и немалый труд. Мальчишек надо любить, и тогда они отплатят нам тем же.

А самое главное, ни один мальчишка никогда не укусит щенка!

Правильный вопрос

Ольга Васильевна посадила нас и объявила:

— Ребята, сегодня в школе День самоуправления. Урок основ безопасности жизнедеятельности будет вести Вася Мошкин.

И она тихо села на заднюю парту. А к доске вышел Вася и сказал:

— Здравствуйте, ребята! Сегодня мы поговорим с вами о том, почему некоторые, даже старшие, школьники неправильно переходят дорогу.

Первым отвечать будет… Лёша Елфимов.

Лёша встал, а Вася сел на учительский стул.

— Некоторые неправильные школьники неправильно переходят дорогу потому, что им очень нужно срочно перейти дорогу, — ответил Лёша.

— Садитесь, Лёша, — сказал Мошкин. — К уроку вы не подготовились. Ставлю вам условную пару. То есть двойку. Следующим отвечает Толя Петров! Толик, скажи нам, почему некоторые школьники неправильно переходят дорогу?

— Потому что на другой стороне дороги — киоск с мороженым, — ответил Толик, подумав. — Поэтому некоторые школьники неправильно переходят дорогу.

— Садитесь, Петров. Два с плюсом. Отвечает Лена Зубова. Скажите нам, Лена, почему некоторые школьники неправильно переходят дорогу?

— Потому что им домой надо, а то бабушка будет волноваться. Поэтому некоторые школьники неправильно переходят дорогу и нарушают правила.

— Условно ставлю два с плюсом.

— А может, некоторым школьникам просто нравится неправильно переходить дорогу! — выкрикнул с места друг Мошкина Слава Самутин.

— А вам, Слава, я слова не давал, поэтому ваш ответ не считается. А то бы я вам два с минусом условно поставил. Дальше отвечает Витя Дубов.

— Потому что они торопятся в музыкальную школу! — ответил Витя.

— Условно три с минусом. Садитесь, Витя. Кто ещё хочет получить пятёрку условно?

Но получить пятёрку условно почему-то никто больше не хотел.

— Ладно, отвечать будет… отвечать будет… Оля Светолюбова.

Тут Мошкин шмыгнул носом. Оля ему нравилась, и все это знали.

— Итак, Оля, почему некоторые школьники неправильно переходят дорогу?

— Мне кажется, Вася, вы неправильно ставите вопрос, — заметила Оля.

— Почему это неправильно? — оторопел Мошкин.

— А ты представь себя на месте школьника, который неправильно переходит дорогу. Представил?

— Ну представил.

— Что ты видишь, когда приближаешься к дороге?

— Что вижу? Машины вижу. Кольку на другой стороне вижу. Он меня ждёт. Мы на тренировку опаздываем.

— А ещё что?

— Люди стоят.

— Около чего они стоят?

— Около светофора.

— А почему они стоят?

— Ждут зелёного сигнала.

— Вот видишь. А теперь поставь вопрос так, чтобы мы могли на него ответить правильно.

— Понял, — сказал Мошкин. — Садитесь, Светолюбова, условно ставлю вам пять с плюсом.

— За что это ей пять с плюсом? — не выдержала Вика со второй парты.

— За то, что она думает.

— Ты нас просто спрашивал неправильно! — проворчал недовольный условной тройкой Дубов. — Переделывай вопрос правильно и спрашивай снова!

Вася посмотрел в окно, прошёлся между рядами парт, как настоящий учитель, вернулся к учительскому столу и спросил:

— Итак, ребята, ответьте, пожалуйста, на такой вопрос: почему некоторые школьники дорогу неправильно переходят?

В классе повисла тишина. А потом Витя Дубов тихо спросил:

— А почему они её неправильно переходят?

Мошкин обвёл взглядом класс, покачал головой и устало сказал:

— Да потому что эту дорогу неправильно проложили. Вот в чём проблема!..

И тут мы засмеялись.

Пересказ

Задание было прочесть басню Крылова и пересказать её своими словами.

Тем, кто сидел в левом ряду, Светлана Михайловна дала басню «Стрекоза и Муравей», а тем, кто в правом, — басню «Ворона и Лисица».

Прочитать басни успели все, кроме Вадика. Но его-то Светлана Михайловна и вызвала.

— Крылов такой баснописец, что ни в сказке сказать, ни пером описать! — начал Вадик.

Тут он посмотрел в потолок и все поняли, что басню он прочитать не успел: дел много было.

Коля быстро нарисовал на листочке лису и показал рисунок Вадику. А Дима с третьего ряда нарисовал стрекозу. И тоже показал Вадику.

— Итак, басня «Лиса и Стрекоза», — сказал Вадик.

Светлана Михайловна посмотрела на него с уважением: она про такую басню и не слышала. Коля написал на листке: «КУПИЛА СЫР».

— Это басня про стрекозу, которая купила сыр, — продолжил Вадик.

Все замерли, а кто-то хихикнул.

Дима нарисовал на другом листе дерево с вороной.

— Стрекоза летела-летела и на дерево отдохнуть села. Рядом с вороной.

Коля покачал головой и написал: «НЕПРАВИЛЬНО!»

— Ворона и говорит: «Ты, Стрекоза, сюда неправильно села!»

Все засмеялись.

Дима расширил глаза, нарисовал муравья и написал: «ЗДЕСЬ ДОЛЖЕН БЫТЬ МУРАВЕЙ!»

— Стрекоза удивилась и спрашивает Ворону: почему неправильно?

— И почему же? — поинтересовалась Светлана Михайловна, с трудом сдерживая улыбку.

— А потому, отвечает ей Ворона, что здесь должен быть Муравей…

В классе смеялись, не переставая.

Коля шлёпнул себя ладошкой по голове и нарисовал муравья с лопатой.

— Ну допустим, есть такая басня, — согласилась Светлана Михайловна и пошла вдоль рядов. — О чём она?

— Эта басня о Стрекозе, которая не работала в огороде. Стрекоза вернулась и увидела, что огород у неё зарос сорняками и там началась зима.

— Зима началась только в огороде? — удивилась Светлана Михайловна, повернулась и пошла назад.

— Нет, она всюду началась.

— Чем всё закончилось?

— Всё закончилось тем, что к дереву подошёл Муравей с лопатой и сказал:

— Лучше бы дорогу от снега помогли очистить!

Все засмеялись так громко, что Светлана Михайловна укоризненно покачала головой.

Коля быстро нарисовал стрекозу с протянутой рукой. Вадик продолжал:

— Стрекоза выхватила у Муравья лопату и ка-ак даст ему лопатой по голове! А Муравей шапку снял и говорит: «Ты что, с ума сошла? Чего дерёшься-то?»

Последовал новый взрыв хохота.

— И Муравей дал Стрекозе сдачи…

— Нет, он вызвал скорую помощь, и Стрекозу увезли в сумасшедший дом. Чтобы не дралась…

— Очень интересное понимание произведения, — заметила Светлана Михайловна. — Но чему учит нас эта неизвестная широкому кругу читателей басня?

— Эта басня учит нас тому, что надо быть сдержанными!

Вадик перевёл дух.

— Садись, Вадик, — сказала Светлана Михайловна под несмолкаемый смех класса. — Пока я сдерживаю свою руку и ставлю точку. Придётся тебе басню ещё раз перечитать, чтобы оценку заработать.

— У вас такое платье красивое, — пробормотал Вадик.

Светлана Михайловна посмотрела на него и улыбнулась:

— А вот и Лисица появилась!

Суперновая жизнь

Здравствуйте, уважаемый министр школьного образования!

Хочу сообщить вам приятную новость, которая вас точно обрадует. С первого января я решил начать новую жизнь. Не ту новую, которую я начинал в прошлом году, а суперновую.

Вставать я теперь буду в шесть часов утра, ну, может быть, в семь, только по воскресеньям позже, но всё равно рано. Для этого мне нужен будильник-хохотунчик. Он будет поднимать меня с постели смехом, чтобы я сразу просыпался в хорошем настроении, и убегать. Я начну бегать за ним, чтобы стукнуть его по кнопке, и проснусь. Такой будильник показывали в одном мультике.

Ещё я перестану есть много конфет, и пряников тоже. Поэтому много конфет мне не присылайте, а только килограмм или два, ну, может быть, пять или чуть больше. Большой торт, который показывали в мультике про великанов, тоже не присылайте, а пришлите поменьше, чтобы он вошёл в наш холодильник. Холодильник у нас, правда, большой, но я вас честно предупредил.

Ещё с нового года я начну изучать иностранные языки. Для этого мне нужен плеер, потому что изучать иностранные языки лучше начинать со слушания иностранных песен.

У меня не хватает характера, поэтому с нового года я буду заниматься спортом. Мне понадобятся хоккейные коньки, клюшка, каска и форма с надписью «Россия». А Лене из соседнего подъезда вы можете подарить фигурные коньки. Только не забудьте, пожалуйста, распорядиться залить во дворе каток, а то нам негде будет кататься.

С уважением, Миша Животиков

Здравствуй, Миша!

Пишет тебе министр образования. Меня очень обрадовало твоё решение начать суперновую жизнь. Наверное, потому, что я сам начал сверхновую трудовую жизнь. Вот уже три дня я смотрю на работе только прикольные мультики.

Это поможет мне оказать школьникам именно ту помощь, которую они заказывают. И, пока всё не пересмотрю, из кабинета не выйду. А то в прошлом году твой друг Витя заказал мне игрушку-трансформер, а мы отправили ему учебный трансформатор. Мне совсем не хочется так путаться.

Только диска с мультиком про будильник у меня нет. За это я всем служащим министерства объявил выговор. Когда они достанут диск, я сразу же посмотрю этот мультик. А если не достанут, пойду доставать сам.

Но чтобы я не ошибся и не достал вместо будильника-хохотунчика будильник-бормотунчик, пришли мне, пожалуйста, чертежи будильника. И плеера тоже. Тогда мои заместители их быстро сделают на уроке труда. Я специально такие уроки ввёл, чтобы школьники не думали, что мы тут ничего полезного не делаем.

А торт и конфеты я съел, пока смотрел мультики. Извини, пожалуйста, но мне надо было чем-то питаться. Зато хоккейную форму моя секретарша тебе уже вяжет. Вот только каток мы этой зимой залить не успеем, потому что к нам приходит много писем. Но я распорядился включить заливку катка в твоём дворе в план будущего года.

Если же вдруг ты подговоришь мальчишек и взрослых во дворе и вы зальёте каток раньше нас, пришли мне, пожалуйста, эсэмэску. А то нашему министерству не с кем играть команда на команду. Между прочим, я прикольно стою на воротах.

С пожеланием всякого добра, твой министр школьного образования

Щука на санках

В воскресенье к Толику пришёл Костик и предложил:

— Давай сказку писать!

— Мы же хотели идти на санках кататься.

— Напишем сказку и покатаемся!

— А зачем нам сказка? Нам сказку писать не задавали.

— Не задавали, так зададут. А мы заранее напишем. А ещё мы её в журнал отправим и гонорар получим.

— Как это? — не понял Толик.

— Денежки, — пояснил Костик. — Всем авторам, которых печатают в журналах, присылают гонорары. Пора начинать деньги самим зарабатывать. Заработаем, своё дело откроем. В нашем возрасте пора уже быть самостоятельными.

— Ладно, пишем, — согласился Толик. — Но быстро. А то я уже одетый, вспотею ещё.

— Я не вспотел, и ты не вспотеешь.

Толик достал лист бумаги и ручку.

— Что писать?

— В некотором царстве, в некотором государстве…

— Такая сказка уже есть.

— Тогда «жили-были»…

— Такая сказка тоже есть.

— Ну тогда пиши: «В одной школе учились два школьника». Написал?

— Написал.

— Следующее предложение придумываешь ты, а пишу я.

Мальчики поменялись местами.

— Говори!

— Вот как-то раз пошли они кататься на горку… Теперь ты говори.

Костик с Толиком снова поменялись местами.

— А там Клавдия Ивановна катается…

— Ты что, совсем?.. Да Клавдия Ивановна и на санках-то не усидит!

— В сказке — усидит. Теперь ты придумываешь, я пишу.

— И вот катится она с горки, а мы — ей навстречу…

— Клавдия Ивановна и говорит: «Вот вы на горку кататься пришли, а домашнее задание полностью сделали?»

— Какая же это сказка?

— Ладно. Давай такое придумаем: пришли мы на горку, а там щука на санках катается.

— Увидела нас щука и говорит: «Вот вы на горку кататься пришли, а домашнее задание опять не сделали. Вот я вам завтра двойки-то поставлю…»

Костик записал эти предложения, и мальчишки опять поменялись местами.

— Говори!

— Сейчас! Мне подумать надо. О! Пиши. А ребята отвечают: «А может, мы задание после горки сделаем. Что, нельзя?»

— А щука улыбнулась и говорит: «Да нет, можно!»

— Догадались мальчики, что сначала надо домашнее задание сделать…

— Вернулись домой…

— А домашнее задание уже сделано…

— И они снова на горку отправились…

— А там завуч Ольга Петровна на лыжах…

— Подъехала Ольга Петровна к мальчикам и говорит: «Вот вы с горки катаетесь, а домашнее задание за вас пожилая щука делает. И не стыдно вам?»

— А тут щука на санках с горки мчится и кричит: «Я сама захотела, я сама захотела, мне двойку ставьте!»

— Ольга Петровна достала журнал и поставила щуке пятёрку…

— За что?

— Как за что? За грамотность. Она же без ошибок задание сделала. Ну что, пошли на горку кататься?

— Сейчас. Я только корма золотой рыбке насыплю.

Толик подошёл к аквариуму и насыпал корм.

Из воды выглянула золотая рыбка и прошептала:

— Толик, а за твоего друга мне домашнее задание тоже делать?

Молчи, Милка, молчи!

Серёжка мальчик городской. Он, когда в деревню приезжает, многое успевает: и порыбачить, и покупаться, и на старую кузню сходить, и на пасеку, и на покос, и за ягодами, Этим летом тоже всё успел, только на лошади не покатался. Взрослые ему лошадь не доверяют. Деревенским мальчишкам дают кататься, а ему нет. Говорят, сначала надо права на вождение лошади получить.

И вот как-то раз возвращались они с Генкой, таким же городским жителем, с речки через ельничек. А в ельничке — корова.

— Смотри, корова! — обрадовался Серёжка. — Ген, давай покатаемся?

«Городские», — догадалась корова, посмотрев на мальчишек.

— Нам на неё не забраться. Вот если бы лестница была.

— А мы на неё с ёлки спрыгнем.

Серёжка снял рубашку и стал ею корову к ёлкам подгонять.

«„Нет, к ёлкам я не пойду“, — подумала корова и помотала головой. — Там травы мало. Одни шишки».

— Корова, к ёлкам иди, к ёлкам, там трава вкусная!

— Какая там трава! — говорит Генка. — Там травы нет! Шишки одни. Не обманывай корову! Она местная.

«Правильно! — подумала корова, не переставая щипать траву. — Нечего коров обманывать! Тем более местных. Что я, не знаю, где трава вкуснее?»

— Ген, а давай я на неё по тебе залезу!

— А если она боднёт?

— Не боднёт. Где ты видел, чтобы коровы бодались? Вставай!

Встал Генка сбоку от коровы, наклонился, и Серёжка ему на спину забрался.

«Корове седло не пристало», — подумала корова и отошла в сторону.

— Умная, — говорит Серёжка.

— Ты с меня слезай, — говорит Генка. — Я тебе не лошадь.

— Слезу, — говорит Серёжка. — Только ты меня прокати до куста.

Прокатил Генка Серёжку до куста и снова:

— Хватит, слезай! А то я брыкаться начну.

— Ладно, дальше я тебя покачу. Чтобы честно было.

Корова подняла голову и, посмотрев на мальчишек, подумала: «Городские! На каникулы приехали. Зря я им отказала. Надо покатать».

И она побежала к мальчишкам.

— Генка, за нами корова гонится! — закричал Серёжка и сбросил с себя Генку. — Сейчас забодает! Бежим!

— Куда? Она нас догонит! На ёлку надо!

И они помчались к ёлкам. Корова за ними.

«Куда вы, ребята?..»

Серёжка с Генкой быстро вскарабкались на дерево. Корова подбежала к ёлке, встала под ней и подставила спину.

Тут пастух Михалыч подходит:

— Ребята, вы чего?

— Мы… тут… это… шишки собираем, — сказал Серёжка.

— А, шишки… ну собирайте, — Михалыч посмотрел на корову.

«А я чего? Я ничего, — ответила ему глазами корова. — Я их честно покатать хотела».

«Покатать! Они ж городские! — ответил ей взглядом Михалыч. — Ты, Милка, думай малёхо наперёд, прежде чем за приезжими гоняться… Пошли…»

Серёжка с Генкой посмотрели вслед удаляющейся парочке, переглянулись и начали спускаться с ёлки.

— Забирались на корову, а попали на ёлку, — пробормотал Генка. — И почему это коровы не говорят?

— Слышь, Михалыч, — сказала корова пастуху, оглянувшись на мальчишек. — А почему мальчики на мне покататься захотели? Я же не лошадь. Катались бы себе на лошади.

— У городских Свои причуды, — пожал плечами Михалыч. — А говорить тебе, Милка, не надо. А то слух быстро разойдётся, в цирк сдадут или в институт какой, на изучение. А в городе вкусной травы нет. Там только чупа-чупсы. Так что лучше молчи. Молчи, Милка!

Самые смешные истории о проделках современных мальчишек и девчонок в школе и дома вы найдёте в весёлой серии «Школьные прикольные истории».

Эти книги написали для вас замечательные детские авторы: Тамара Крюкова, Марина Дружинина, Валентин Постников, Дмитрий Суслин, Анна Кичайкина, Александр Хорт и др.

Тамара Крюкова. «Тений поневоле»

Герой повести Артем Тарасов, наигравшись в компьютерную игру, обнаруживает у себя необычайные способности к математике. Однако это не радует его. Прочитав научную статью о возможности создания биоробота, он понимает, что стал жертвой чудовищного эксперимента.

Тамара Крюкова. «Призрак сети»

Ученому, занимающемуся аномальными явлениями, удалось снять на цифровую камеру призрака. Он и не подозревал, что фантом вырвется в Интернет, а молодой user, любитель приколов и розыгрышей, окажется в XIII веке.

Увидеть живого Александра Невского — круто! Но по-настоящему биться со шведскими рыцарями — это уже не шуточки…

«Призрак сети» просто ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНАЯ книга!

Мария Семенова, писатель…..историк.

Тамара Крюкова. «Ловушка для героя»

Артем Тарасов случайно попадает на фирму, занимающуюся программированием виртуальных игр, а затем и сам становится главным действующим лицом одной из них. Сначала необыкно венные рискованные приключения вызывают восторг, но скоро игра начинает влиять на события, происходящие в реальной жизни. Близким Артема грозит смертельная опасность. Чтобы предотвратить беду, Артему предстоит найти ответ на вопрос, кто ведет эту жестокую игру.

СЕРИЯ ТУЗИК, МУРЗИК И ДРУГИЕ…

Эти книги «полезно почитать и детям, и взрослым. Душа вспоминает, что в мире есть не только работа, деньги, бытовые проблемы, но и доброта, вечность, дружба, любовь».

(«Литературная газета»)

Серия «Тузик, Мурзик и другие…» будет интересна всем, кто не безразличен к судьбе тех, «кого мы приручили», кто не зачерствел душой, кто понимает, что всё живое на нашей планете едино.

В серию вошли лучшие произведения современной российской литературы замечательных авторов, пишущих для детей, — Валерия Воскобойникова, Леонида Сергеева, Анны Никольской, Михаила Андреева, Олега Трушина, Натальи Крудовой и других.

1

Добрый день, дети! (фр).

(обратно)

2

Сергей Бубка — олимпийский чемпион 1988 г. по прыжкам с шестом.

(обратно)

Оглавление

  • Рояль в сугробе
  •   1. Был случай
  •   2. Мама не чекинется
  •   3. Штатное расписание
  •   4. Лушая новость дня
  •   5. Поиск тем
  •   6. Специальный снеговик
  •   7. Мы их перевоспитаем!
  •   8. Случаи и происшествия
  •   9. Держитесь за скамеечки
  •   10. Ругаться запрещается
  •   11. Скандал на всю Евразию (начало)
  •   12. Скандал на всю Евразию (продолжение)
  •   13. Умные люди
  • Из жизни Оклахомова
  •   Оклахомов остается Оклахомовым
  •   Мужайтесь, жизнь сурова!
  •   Народ зря не волнуется
  •   Первый сон Оклахомова
  •   Узник
  •   Ничего, кроме правды
  •   Операция «Ниндзя»
  •   Судьба поэта
  •   Как заключаются перемирия
  •   Простите за всё!
  •   Второй сон Оклахомова
  •   Всё нормально, я не сумасшедший!
  •   И никакой математики!
  •   Выборы
  •   Святое письмо
  •   Прекратите грызть перила!
  •   Сочинение от первого лица
  • Испытатели вожатых
  •   Первый Раз в лагере
  •   Жизнь без мобильника
  •   Испытатели вожатых
  •   Золотые люди
  •   Приказано встать!
  •   Ход конём
  •   Куда пропал файл
  •   Уступить дорогу
  •   Закон гостеприимства
  •   Заговорщики
  •   Жизнь с мобильником
  •   Мой бесхвостый друг
  •   Правильный вопрос
  •   Пересказ
  •   Суперновая жизнь
  •   Щука на санках
  •   Молчи, Милка, молчи!