Первое апреля. Сборник весёлых рассказов и стихов (fb2)


Настройки текста:



Владимир Борисов, Елена Габова, Анна Игнатова, Тамара Крюкова, Юлия Кузнецова, Сергей Махотин, Анна Никольская, Дмитрий Сиротин Первое апреля

Сборник весёлых рассказов и стихов

Сергей Махотин

Ты смог бы без меня обойтись?

Юрка пришёл в школу какой-то грустный. Или задумчивый. В общем, не такой какой-то.

Я решил, что он просто не выспался. Или встал не с той ноги. Но Юрка даже на переменах не носился по коридору, не кричал, не толкался. Он стоял у окна и строго на всех поглядывал.

— Ты чего? — спросил я.

— Ничего, — сказал Юрка и опять нахмурился.

Я решил к нему не приставать. Если он что-то придумал, всё равно первый заговорит. Надолго его не хватит.

Но Юрку хватило аж до большой перемены. Наконец он отвёл меня в самый конец коридора и, убедившись, что никто не подслушивает, произнёс тихо:

— Скажи, ты смог бы без меня обойтись?

Я сначала подумал, что он про парусник. Мы три дня уже склеивали новую модель у меня дома. Совсем чуть-чуть осталось.

Я огорчился:

— Ты что, не придёшь вечером?

— Не в этом дело, — Юрка мотнул головой. — Ты вообще мог бы без меня обойтись?

— Без тебя, что ли, склеить?

— При чём тут склеить? Представь, что меня нет. Что бы ты делал?

— Ну, — я пожал плечами, — подождал бы денёк. Клей лучше схватится.

— Ты что, не понимаешь, что ли? — закричал Юрка. — Нет меня и никогда не было! Смог бы?

— Чего ты орёшь? — рассердился я. — Чего смог бы?

— Обойтись. Без меня…

«Вот привязался», — подумал я и оглядел Юрку с ног до головы. Ему, пожалуй, пора было постричься. Или хотя бы расчёску завести. Волосы у него плясали во все стороны. Левое ухо почему-то было запачкано синей пастой. Из-под пиджака вылез край белой рубашки в горошек.

Никак нельзя было представить, что его нет. Как же нет, когда вот стоит! К стенке прислонился.

Я пожал плечами и спросил:

— А ты без меня?

— Нечестно, — возмутился Юрка. — Я первый спросил. А ты отвечай. Только честно.

— Наверное, смог бы, — честно ответил я. — Если тебя нет, я с тобой вообще бы не познакомился никогда.

— Я так и думал, — вздохнул Юрка и двинулся от меня прочь, бормоча: — Друг называется…

— Постой, — догнал я его. — А ты-то сам смог бы без меня обойтись?

Юрка остановился. Он посмотрел мне прямо в глаза и тоже честно ответил:

— Не знаю… Иногда я думаю, что не смог бы. А иногда, что смог бы.

Мне вдруг сделалось грустно. Все-таки он смог бы без меня обойтись. Иногда, но смог бы… Тьфу ты! Всё настроение испортил.

До конца уроков мы не разговаривали. Изредка я поглядывал на Юрку. Он сидел на своей третьей парте у окна, смотрел на тополь, начинающий уже зеленеть, и не известно было, о чём он думает. Наверное, дуется на меня.

Но из школы мы, как всегда, вышли вместе.

Мы шли и молчали. Довольно противно было так идти. Я начинал всё больше и больше на него злиться, и мне стало казаться, что без Юрки я и вправду спокойненько мог бы обойтись. Вдруг он спросил, не поворачивая головы:

— Слушай, а без кого ты вообще не смог бы обойтись?

«Заговорил, наконец!»

— Без родителей, наверно, — ответил я, немного подумав. — А ты?

— Без родителей, конечно, не смог бы.

— А без Пирата?

— Без Пирата? — Юрка остановился и посмотрел на меня. — Ты что? Он, знаешь, как меня всегда ждёт! Я только дверь в подъезде открою, а Пират уже лает на весь дом. Радуется, что я пришёл.

— Ну ладно, — согласился я. — А знаешь, без чего ты уж точно не смог бы обойтись?

— Без чего?

— Без воздуха.

— Ха! Без воздуха никто не смог бы. И без воды тоже.

— Я где-то читал, — вспомнил я, — что, когда на Земле не было суши, а был один сплошной океан, люди дышали жабрами. И обходились без воздуха.

— Ну сказанул! Это ж когда было! Тогда и людей не было.

— Я читал, что были.

— Откуда же они взялись?

— Из космоса. Их высадили осваивать Землю, но потом что-то там случилось, взрыв какой-то, и за ними никто не прилетел. Считалось, что от обезьяны люди произошли, а оказывается — из космоса.

— И негры тоже?

— Ну да… — кивнул я, правда, не очень уверенно. — И негры. У них же там, в космосе, разные национальности живут.

— А я вот о чём думаю! — воскликнул Юрка. Он опять был прежним. — Вот если самолёт идёт на посадку, закладывает ли у мухи уши?

— Чего-чего? У какой ещё мухи?

— Ну муха в самолёте летит! Залетела в самолёт, когда он ещё на земле был, где-нибудь на юге. И полетела в Петербург.

Я засмеялся.

— Да я сам видел! — закричал Юрка. — Мы летом возвращались с юга, и с нами муха летела. Даже на нос мне села.

На меня напал такой смех, что я даже портфель в руках не мог держать и поставил его прямо на землю.

— Ой не могу! — задыхался я, раскачиваясь из стороны в сторону. — На нос села!.. Муха!.. С ушами!..

Юрка с опаской глядел на меня. Потом сам хихикнул раза два и тоже захохотал. Так мы стояли и хохотали прямо посреди тротуара, а прохожие обходили нас и глядели, как на ненормальных.

…Поздно вечером, когда я уже лежал под одеялом, у нас зазвонил телефон. Мама долго кого-то расспрашивала: почему так поздно, ничего ли не случилось? Потом вошла в комнату и позвала:

— Вставай. Тебя Юра к телефону. Говорит, очень срочно.

Я прошлёпал на кухню и взял трубку.

— Привет! — услышал я Юркин голос. — Я тут думал… В общем я, наверно, не смог бы без тебя обойтись. Алло? Ты слышишь?

— Слышу, Юрка, — ответил я, улыбаясь. — Я тоже не смог бы. Честно.

Мы помолчали.

— Ну ладно, — сказал Юрка. — Тогда пока?

— Ага. До завтра.

Я тихо повесил трубку.

— Что Юра звонил? — спросила мама. — Ты чему улыбаешься?

— Да так… Мам, как ты думаешь, когда самолёт идёт на посадку, закладывает ли у мухи уши?

Мама всплеснула руками:

— И это называется «очень срочно»! Нашли, о чём разговаривать по ночам. Нет, я телефон отключу, ей-богу! Иди спать скорей.

И я пошёл, хотя спать совсем расхотелось.

Из открытой форточки пахло весной. Прозрачная занавеска чуть подрагивала от влажного воздуха. Сперва осторожно, а затем всё уверенней и громче застучал по подоконнику дождик. К утру, подумал я, он смоет остатки грязноватого талого снега. Первый весенний дождь в этом году.

Гомер

Маленький чёрный жучок появился на парте неизвестно откуда. Уверенной быстрой походкой он направился к раскрытому учебнику, вскарабкался на него и остановился на карте Древнего мира, не дойдя двух сантиметров до Карфагена. Рядом был нарисован воин с копьём, схвативший за волосы упирающуюся рабыню.

— Гляди! — толкнул меня Юрка в бок. — Боится в Средиземное море лезть.

Жучок не двигался. Видно, размышлял, стоит Ли ему, в самом деле, лезть в Средиземное море.

Юрка тихонечко пнул его кончиком карандаша. Жучок двинулся вперёд, ненадолго задержался на голой коленке воина, потом развернулся и пошёл обратно, в глубь Африки.

Я быстро достал из портфеля линейку и преградил ему путь к отступлению. Но он, не дойдя до линейки, взял курс на Египет. Затем влез всё-таки в Средиземное море и опять остановился, выбрав для передышки остров Крит.

— Я ему имя придумал, — сказал Юрка.

— Какое?

— Гомер.

— Почему Гомер?

— Бродит по свету, поёт себе песни про Одиссея… Ну и вообще.

Тем временем Гомер опять попытался улизнуть в Африку. Но Юрка так пихнул его карандашом, что из Средиземного моря тот перелетел сразу в Балтийское, перевернулся на спину и забарахтался между страницами.

— Что, Гомерчик, холодно? — ехидно проговорил Юрка, наклоняясь над картой. — Что, не нравится?

В этот момент сверху опустилась рука Николая Михайловича и захлопнула учебник.

Юрка вздрогнул и задрал голову.

— Николай Михайлович, вы Гомера раздавили! — воскликнул он несчастным голосом.

В классе засмеялись. Юрка, изо всех сил стараясь казаться серьёзным, невинно смотрел в глаза историку. Но силы его быстро таяли. Юркины щёки надулись, сам он сделался красным и вдруг — икнул. Потом ещё раз. И ещё.

Опять все захохотали.

— Я не нарочно, честное слово, — попытался Юрка оправдаться, но начал икать ещё чаще.

Николай Михайлович нахмурился.

— Вот что, Шевельков. До конца урока ещё двадцать минут, так что, к счастью, ты его не весь сорвал. Иди водички попей, обдумай своё поведение и не показывайся мне сегодня на глаза.

Не переставая икать, Юрка пошёл из класса.

Меня будто кто-то за язык дёрнул:

— Как же он попьёт водички, она же некипячёная?

— Вот что, Сорокин, — совсем рассердился историк. — К тебе тоже относится всё, что я сказал твоему другу. До свидания.

Я вышел из класса вслед за Юркой.

Юрка дожидался меня в коридоре, улыбаясь во весь рот.

— А я икать перестал!

— Поздравляю, — буркнул я.

— Понимаешь, икаю и не могу остановиться. Ну, думаю, всё! Ещё чуть-чуть — и заворот кишок. Аж живот заболел.

Назавтра истории не было, так что настоящие неприятности начались два дня спустя. Едва Николай Михайлович вошёл в класс и повесил карту, Юрка опять начал икать.

— Кончай, — сказал я ему. — Не смешно.

— Какие уж тут шу-ут-ки, — ответил он.

В классе снова захихикали. Пуще прежнего нахмурился историк. И через пять минут Юрка уже закрывал за собой дверь со стороны коридора.

На перемене он жаловался:

— Фантастика какая-то! Как только вышел из класса, сразу икать перестал. Что я, специально, что ли, икал? Что я дурак, что ли?

Я не успел ответить утвердительно, потому что прибежал Орлов и, сияя от удовольствия, сообщил, что нас вызывает директриса.

Когда мы вошли в кабинет, она сидела за длинным столом и рассматривала нас, прищурившись. Посередине стола стоял графин с водой, и я подумал, удобно ли Юрке пить из директорского графина, если опять ему вздумается икать?

— М-да, — покачала головой директриса. — Не ожидала от тебя, Шевельков. А от тебя, Сорокин, и подавно.

Она выдержала длинную паузу. Юрка вздохнул. Я пожалел своих родителей.

— Ну? Что молчите?

— Я сам от себя не ожидал, Мария… Пахомовна! — воскликнул Юрка. — Я…

— Маргарита Прохоровна, — поправила директриса.

— Я сам от себя не ожидал, Маргарита… Пахомовна. Я, как историка опять увидел…

— Николая Михайловича.

— Я, как Николая Михайловича опять увидел, так на меня икота снова напала. Наверно, у меня на него иммунитет.

— Что-что у тебя на него? — изумилась Маргарита Прохоровна.

— Ну этот…. Как его?..

Открылась дверь, и в кабинет вошёл историк.

— Присаживайтесь. Николай Михайлович, — пригласила директриса. — Будем решать, что с ними делать. Оказывается, у Шевелькова на вас иммунитет.

Юрка виновато взглянул на учителя и вдруг икнул.

Николай Михайлович побледнел и чуть не опустился мимо стула. Видимо, такое безрассудное хулиганство было выше его понимания. Дрогнувшей рукой он налил из графина полный стакан воды и выпил её залпом.

— Вот видит-е, — радостно икал Юрка. — Я же не обманываю!

— Прекратить паясничать сейчас же! — директриса ударила ладонью по столу и поднялась с места. — Значит, мне, как ты предлагаешь, нужно сделать выбор: либо Николая Михайловича уволить с работы, либо тебя оставить на второй год.

— Ничего я не предлагаю, — пробормотал Юрка.

— Ну как же? Уроки истории ты теперь посещать не в состоянии. А с двойкой по истории я тебя в следующий класс не переведу. Просто права не имею. Не так ли, Николай Михайлович?

Николай Михайлович откашлялся, как будто собирался произнести речь. Но ничего не сказал, а просто кивнул.

И тут меня осенило.

— Шевельков не виноват! — закричал я. — Гомер во всем виноват. Он, наверное, заразный. Надо класс опрыскать!

Директриса посмотрела на меня, потом на Николая Михайловича, потом опять на меня. Ужас мелькнул в её глазах.

— Нет, — вздохнул Юрка. — Гомер сегодня отсутствовал, а я всё равно икал.

Это было правдой.

— А почему это ты, интересно, икать перестал? — подозрительно произнесла директриса.

— Ой, и правда! — удивился Юрка. Он набрал в грудь побольше воздуху, шумно его выдохнул и взглянул украдкой на Николая Михайловича.

Но с учителем творилось что-то непонятное. Он сидел уже не бледный, а розовый и, казалось, не дышал. Взгляд его был устремлён в противоположную стену. Он не издавал ни единого звука, но время от времени вздрагивал всем телом.

Директриса забеспокоилась.

— Что с вами, Николай Михайлович?

Тот встал, взмахнул руками, будто отмахиваясь от невидимых насекомых, и выбежал из кабинета.

— Ты его икотой заразил, — шепнул я Юрке.

Зазвенел звонок с большой перемены.

Директриса потёрла пальцами виски и вдруг резко спросила:

— Кто вам рассказал про Гомера?

Мы переглянулись.

— Николай Михайлович…

— Во второй четверти еще.

Она покачала головой:

— Эх, вы! Ничего-то не знаете. Это было его университетское прозвище. Он самостоятельно выучил древнегреческий язык. Его на кафедре оставляли. Бескорыстнейший человек! Ему бы наукой заниматься, а он с вами мучается, остолопами. Ступайте!

Мы ждали, что она вспомнит про наших родителей, снизит оценки по поведению или ещё какую-нибудь придумает нам казнь. Но директриса молча перебирала на столе бумаги, словно уже забыла про нас. Мы тихо вышли и осторожно прикрыли дверь.

Идём по коридору, Юрка вдруг остановился у окна и приложил палец к губам. Я посмотрел в окно. На школьном крыльце стоял Николай Михайлович и курил. Он был без пальто и без шапки, снег падал ему прямо на голову, ложился на плечи. На голове у него я заметил маленькую лысину. Впервые я глядел на учителя сверху вниз. И мне его было жалко.

Отрицательные частицы

Вот что я открыл! Если из русского языка убрать отрицательные частицы, я был бы послушным, внимательным и алаберным.

— А я выносимым! — обрадовался Юрка, когда я сообщил ему о своём открытии.

В это время Лидия Яковлевна велела всем достать тетради и приготовиться к контрольной.

— Звонок скоро, и на тебе — контрольная… — проворчал Юрка.

— Она вообще какая-то… предсказуемая, — согласился я.

Но нам повезло. В класс заглянула директорская секретарша Леночка и срочно позвала учительницу к телефону.

— Из роддома, — добавила она громким шёпотом.

— Ой! — засуетилась Лидия Яковлевна. — Леночка, пожалуйста, побудьте с ними пять минут, я скоро.

По коридору, удаляясь, застучали её каблуки.

— Хороши! — покачала головой Леночка. — На пять минут вас нельзя оставить. — Она подошла к доске и села за учительский стол.

— Леночка, а что случилось? — вкрадчиво спросила Соня Козодоева.

— Не Леночка, а Елена Владимировна, — поправила та строгим голосом. Но быть строгой ей быстро надоело, и она призналась: — У Лидии Яковлевны дочь должна родить вот-вот. А может быть, уже…

Девчонки заверещали:

— А кого, мальчика или девочку?

— Откуда ж она знает?

— Теперь об этом заранее сообщают.

— А ты-то откуда знаешь?

— Вчера по телевизору сказали, — заявил Валера Скориков, — что в Аргентине одна семерых родила!

— Да ну тебя!

— Интересно, кто у неё муж? — мечтательно произнесла Козодоева.

— Диего Марадона.

— Дурак!

Поднялся гвалт. Леночка пыталась навести порядок, но её никто не слушал.

— Все девчонки у нас… нормальные, — сказал я.

— Какие же они нормальные! — Юрка с удивлением посмотрел на меня. Но, вспомнив начатую игру, кивнул: — Вообще, ты прав. Орут, как… дорезанные! А пацаны у нас все… дотёпы!

Мы засмеялись.

Вдруг Юрка спросил:

— А твои родители часто ругаются?

— Да когда как. А что?

— Мои часто. Вот родили бы мне в своё время брата или сестру…

— И что?

— Заботились бы, а не ругались.

— Разве о тебе не заботятся?

— А чего обо мне заботиться — я уже большой. — Он вздохнул и добавил: — Подождут ещё немного и разведутся.

Мне стало жалко Юрку. Я спросил:

— А как они ругаются?

— Да ну, повторять неохота. Когда отец приходит с работы, мама кричит: «Терпения моего больше нет!..» Ну и так далее.

— Может, ты с ними в нашу игру сыграешь?

Юрка пожал плечами.

Шуму в классе поубавилось. Леночка пугала всех какой-то важной комиссией, которая явится в школу на следующей неделе.

Юрка хмыкнул.

— Ты чего? — поинтересовался я.

— Смешно выходит. Представил, как мама на отца ругается: «Вернулся, годяй трезвый! Дельник радивый!»

— А он что? — улыбнулся я.

— А он, — Юрка сделал важное лицо и пробасил: — Зря ты такими справедливыми словами меня и себя рвируешь.

Мы захохотали. Леночка погрозила нам кулаком.

— Я им вечером расскажу про игру, — прошептал Юрка. — Как думаешь, поможет?

Я кивнул.

В класс вошла Лидия Яковлевна. Все замерли.

— Итак, продолжим, — сказала она деловым тоном. Потом оглядела всех нас. Глаза её вспыхнули, она всплеснула руками и крикнула: — Ой, ребятушки! Я такая счастливая! У меня внучка родилась!

Девчонки завизжали. Леночка бросилась целовать Лидию Яковлевну.

Козодоева, которой светил трояк за полугодие, встала и заявила с проникновенностью:

— Дорогая Лидия Яковлевна! Мы все желаем, чтобы ваша внучка была такая же красивая и добрая, как вы! И чтобы она была… — Соня споткнулась, подыскивая слова.

— Заботной и наглядной! — подсказал Юрка.

Все засмеялись, хотя никто ничего не понял. Кроме меня.

Вор

Я простудился. Мама взяла отгул. Папа потерял годовой отчёт, и его уволили с работы. Поэтому никто никуда не спешил. Даже бабушка. Мы медленно и вяло завтракали. В общем, вору не повезло, что он выбрал именно нашу квартиру.

Тихо щёлкнул замок.

— Ловко! — похвалил папа. — Видно, с большим опытом человек.

Мама произнесла:

— Хоть бы он на антресоли залез. У нас там столько хламу скопилось!

— И мусор бы вынес, — добавила бабушка, покосившись на меня.

Через минуту вор заглянул на кухню. Он явно не ожидал увидеть там столько народу. Его одолела печаль. Он тяжело вздохнул и развёл руками.

— Что же вы не взяли ничего? — покачала мама головой.

— Да как-то, знаете, не приглянулось, — признался вор.

— Ловко у вас с замком получилось, — похвалил папа. — А портфель мой не посмотрите? Я ключик потерял, не открыть.

Вор взял папин портфель и потыкал в замок булавкой. Портфель распахнулся.

— У Вадика молнию на куртке заело, — спохватилась мама.

Вор взял мою куртку и починил молнию.

Бабушка оживилась.

— Холодильник наш сильно громыхает. Соседи жалуются.

Вор пошарил рукой за холодильником, что-то там подкрутил, и тот успокоился.

— Вот вам чашка, — сказала бабушка. — Садитесь с нами чай пить. А вот пирожки с капустой. Любите?

— Люблю, — кивнул вор. — Только вы отвернитесь, когда я пирожки стану красть.

— А зачем их красть? — удивились мы. — Просто так берите.

— Просто так у меня, наверное, не получится, — засомневался вор.

Он протянул руку к тарелке с пирожками. Рука дрогнула. Мы затаили дыхание. Вор зажмурился и взял наконец пирожок.

Мы захлопали.

— Полуфилось! — радовался вор, жуя пирожок.

— Нашёлся! — ликовал папа, обнаружив в портфеле годовой отчёт.

— Не болит! — кричал я, трогая горло.

Я выздоровел. Папу вновь приняли на работу. А бывший вор продаёт у метро пирожки с капустой. Не такие, конечно, как печёт наша бабушка, но ничего. Есть можно. Я сам пробовал.

По глазам вижу

Ольга Алексеевна открыла классный журнал, и стало слышно, как этажом выше бухает в спортзале баскетбольный мяч.

— Меня сейчас вызовет, по глазам вижу, — шепнул Юрка.

— Скоро звонок, — попытался я его успокоить.

— Нет, вызовет, по глазам вижу.

— К доске пойдет Костиков, — объявила Ольга Алексеевна.

Толстый Шура Костиков неуклюже выбрался из-за парты и, шаркая, побрел между рядами.

— Не учил, по ушам вижу, — огорчился Юрка.

Костиков стоял у доски, опустив голову.

Сергей Махотин «Вор»
Юлия Кузнецова «Волшебная спица»

— Учил? — спросила Ольга Алексеевна.

Костиков молчал, переминаясь с ноги на ногу. Его большие розовые уши стремительно краснели.

— Садись, Костиков, — вздохнула Ольга Алексеевна. — Двойка.

— Не в духе она сегодня. Ой не в духе! — зашептал Юрка. — По помаде вижу.

— По какой помаде?

— По губной, какой же ещё!

— При чём тут помада? — удивился я.

— В том-то и дело, что нет помады! — Юрка взглянул на учительницу и тихо затараторил мне в ухо: — Не успела себя в порядок привести, даже губы не помазала. Значит, в семье что-то не клеится, с мужем поругалась, чашку разбила, суп пересолила, всё из рук валится, какая уж тут помада!..

Я посмотрел на Юрку и покрутил пальцем у виска.

— Таня Ерёмина, — вызвала Ольга Алексеевна.

— Отмена крепостного права сопровождалась разорением бедных слоев крестьянства, — с воодушевлением начала отличница Ерёмина.

До звонка оставалось совсем чуть-чуть. Юрка расслабился и развалился на стуле. Потом посмотрел на Ольгу Алексеевну, наклонился ко мне и произнёс:

— Вообще-то она тётка не вредная. Всё у неё ещё наладится, по причёске вижу.

— Как это? — не понял я.

— Как-как! — рассердился Юрка. — Не видишь, что ли? Причёска модная, симпатичная. С такой причёской она быстренько ещё раз замуж выйдет. Второй раз уже не ошибётся, подберёт мужчину работящего, покладистого…

— Шевельков! — раздался голос Ольги Алексеевны. — Продолжи ответ Громовой. Садись, Таня. Пять.

Юрка встал, посмотрел на часы и тяжело вздохнул.

…На перемене Юрка открыл дневник и принялся внимательно рассматривать новую двойку.

— С неохотой поставила, — говорил он. — Разве это двойка? Вон Валентина за диктант, гляди, какую пару поставила. Жирная, аж на следующую страницу отпечаталась. А это что за двоечка? Крохотная, с завитушкой какой-то. Нет, с большой неохотой поставила. По почерку вижу!

Сирота Снегурочка

— Папа, а Дед Мороз — дед?

— Что? Дед Мороз? Дед, конечно.

— А у него жена есть?

— Нет.

— А дети?

— Нет. Не мешай мне, пожалуйста.

— А Снегурочка — его внучка?

— Внучка.

— Откуда же она взялась, если у Деда Мороза детей нет?

— Понятия не имею!

— Значит, она сирота?

— Слушай, отстань, а? У меня завал с работой, а тут ты со своими дурацкими вопросами. Иди у мамы спрашивай.

— Мама!.. Ну, мама?

— Чего тебе?

— А Дед Мороз — дед?

— А кто же ещё? Конечно, дед.

— А у него жена есть?

— Жена? У Деда Мороза?.. По-моему, нет.

— А дети?

— И детей нет.

— А Снегурочка, она кто — внучка Дедморозовая?

— Ну да.

— А кто ее родил?

— Фу ты! Ну вот, пригорело! Что ты всё вертишься у меня под ногами!

— Ну хоть какие-то родители есть у неё?

— У кого? Ох, Боже ты мой! Отойди от плиты, ошпаришься!

— У Снегурочки.

— У какой ещё Снегурочки? Скоро гости придут, а у меня не готово ничего. И тут ты еще… Вон бабушке делать нечего — к ней иди и спрашивай.

— Бабуля? Бабуля?

— А?..

— Бабуля!!!

— Что, мой родненький?

— У тебя муж есть?

— А?..

— Муж есть у тебя, я тебя спрашиваю?!!

— Да как же! Вот ведь он, на диване сидит. Никак опять уснул….

— А у Деда Мороза жена есть?

— Есть, как же. Хворает только. Надо бы навестить её, бедную, с праздником поздравить. Ах, Верка, Верка!.. А ведь какая была шебутная девка! И куда всё девается?..

— Верка?! Дедморозовая?!

— Морозова, да. Верка Морозова. Баба Вера. Вчера ещё за тмином к нам приходила. Пойду и впрямь спущусь к ней на этаж. Пирожка ей отрежу…

— Деда? Деда?

— Хр-р…

— Дед, проснись!

— Хр-р… Хр-р… А я не спал!

— Дед, у Деда Мороза жена есть?

— Есть.

— А дети у них есть?

— Есть.

— А потом они Снегурочку родили?

— Родили.

— Значит, она не сирота?

— Не сирота.

— Уф-ф!.. Ну тогда всё в порядке. Пока, деда, я спать пошёл. Мама, спокойной ночи! Папа, спокойной ночи! Как я устал!..

На ногу наступил

Когда я наступил директору на ногу, я ещё не знал, что он директор. Это уже он мне сам сказал:

— Так. На ногу директору наступил!

Я молчал, тяжело дыша. Сказать было нечего.

— Ну что молчишь? — спросил директор. — Сказать нечего?

Я кивнул.

— Хорош! — возмутился директор. — На ногу директору наступил и кивает! Доволен, значит, собой?

Я помотал головой.

— Нет, вы посмотрите на него! — кипятился директор. — Мотает головой, как будто ничего не произошло! Как будто не он только что директору на ногу наступил! Да знаешь ли ты, что я с тобой могу сделать?

Я кивнул.

— Знаешь? И что же, интересно?

Вы мне тоже можете на ногу наступить, — вдруг догадался я. — И тогда мы не поссоримся.

Директор немного подумал и наступил мне на ногу. Почти не больно.

И мы не поссорились.

Юлия Кузнецова

Право выбора

Мама с кухни закричала:

— Вставайте быстрее, сони!

А папа говорит:

— Сегодня — воскресенье. Можно и подольше поспать.

И на другой бок перевернулся. А мама всё равно кричит:

— Подъём! А то манная каша загустеет.

Приходим на кухню. Папа глаза кулаками трёт и спрашивает:

— Ты, Евгения, зачем манку сварила?

— А что?

— Надо было спросить, любим мы её или нет. И ещё: будем мы её есть или нет.

— Да я и так знаю, что любите и будете.

— Но у человека должно быть право выбора, — заявил папа.

— За правом выбора идите в ресторан, — ответила мама.

Папа рассердился, перестал зевать и сказал:

— Серёга! Прояви мужскую солидарность и пошли со мной завтракать в ресторан.

Мы отправились в кафе неподалёку от дома. Неохота было, но мне уже восемь и у меня есть мужская со-ли-дар-ность.

В кафе заказали омлет. Мама отказалась с нами идти. Манная каша со сливками и малиной в её тарелке смотрелась аппетитно.

Официантка спросила у меня:

— Вам омлет зелёным луком посыпать?

— Нет, — говорю, — не люблю зелёный лук.

— Вот, — наставительно сказал папа, — это и есть право выбора.

В кафе мы ходили каждое воскресенье. Мама сидела дома и с независимым видом смотрела передачи про путешествия.

Я скоро омлет видеть не мог. А официантка уже привыкла к нам, как к родным. Один раз поставила мне тарелку с омлетом и ушла.

— Подождите! — сказал ей. — А почему вы не спросили, посыпать ли мне омлет луком или нет?

— А зачем? — пожала плечами официантка. — Ты всё равно скажешь — не надо.

— А сегодня — надо, — заявил я, — и, вообще, у человека должно быть право выбора.

А потом повернулся к папе и говорю:

— Давай теперь у тебя будет мужская со-ли-дар-ность и мы будем дома завтракать?

— Давай, — обрадовался папа, — а то что-то я по манной каше и передачам про путешествия соскучился. И по маме.

Васечка спит

Васечка спал крепко. А засыпал плохо. Мама, бывало, по два часа его укачивала. На полчасика сна могла его укачать. Зато в эти полчасика можно было и разговаривать, и петь. Васечке спать ничего не мешало.

Вот как-то укачала мама Васечку, положила в кроватку. Приходит Васечкина старшая сестра Катя и говорит:

— Можно я Бритни Спирс послушаю?

— Можно, — говорит мама, — Васечке не помешает.

Катя музыку и включила. Заходит в комнату Светочка, средняя сестра, и говорит:

— Можно я Некрасова буду учить вслух? Мне в школе задали.

— Пожалуйста, — говорит мама, — учи.

Света раскрыла книгу. Заходит дедушка и говорит:

— Можно я гвоздь в стену вобью, чтобы картину повесить? Не помешает это Васечке?

— Вбей, — согласилась мама, — не помешает.

Дедушка взялся за молоток. Пришла бабушка, принесла дедушке картину, а Кате со Светой — конфеты.

— Можно, — спрашивает она у мамы, — я новости посмотрю? Там сейчас репортаж с Ниагарского водопада будет.

— Посмотри, — кивает мама, — Ниагарский водопад — это интересно.

Вот сидят они в комнате все вместе, слушают Бритни Спирс с Некрасовым, конфеты едят и на картину с Ниагарским водопадом любуются. Заходит папа и говорит:

— Мне бы письмо на работу отправить. Можно я за компьютер сяду?

— Нет, — вдруг сказала мама, — ты по клавишам очень громко барабанишь. Васечка может проснуться.

— Не проснётся он, — говорит папа, — у вас тут водопад шумит.

— То — водопад, а то — клавиши, — говорит мама, — нельзя тебе за компьютер.

— Нет можно!

— Нет нельзя!

— А я говорю — можно!

— А я говорю — нельзя! — закричала мама.

Тут Васечка и проснулся. Все смолкли, даже Бритни Спирс. А мама погладила Васечку по голове и проворчала:

— Всё из-за тебя с твоими клавишами! Говорила — нельзя тебе за компьютер.

Фломастеры

Диванчик для Размышлений был жёстким и скрипучим. Я поёрзал на нём ещё немного, а потом закричал:

— Мам! Можно мне слезть?

Мама появилась в дверях. Она повязывала передник.

— А ты подумал о своём поведении? — строго спросила она. — Теперь ты понял, почему не следует таскать кошку за хвост?

— Понял.

— Тогда слезай. И займись чем-нибудь спокойным. Дай мне борщ доварить.

— Чем? — решил уточнить я, отыскивая глазами кошку. Она притаилась на подоконнике.

— Например рисованием.

Мама исчезла. Я вздохнув, лёг на пол и вытащил из-под Диванчика фломастеры. Поборов желание швырнуть их в кошку, я сел за стол. Что бы такое нарисовать? Кошку? Да ну её. Лучше — маму в переднике.

Я выбрал синий фломастер и нарисовал мамину голову. Но получилась не голова, а какой-то футбольный мяч. Я сразу понял, в чём дело. Синий фломастер был плохим. Я сбегал на кухню и выбросил его в ведро. Мама стучала ножом по доске в облаке пара и ничего не заметила.

Вернувшись, я взялся за жёлтый фломастер. Попытался нарисовать облако пара. Вышли странные завиточки. Я выбросил и жёлтый фломастер.

Зелёный фломастер был хуже всех. Он нарисовал не мамину руку, а кактус. Я разозлился и сломал его. А когда взял красный фломастер и стал рисовать борщ, вошла мама.

— Ты что делаешь? — сердито спросила она.

Я молчал, потому что в руках у мамы были обломки зелёного фломастера.

— Зачем ты фломастеры выкидываешь?

— Они плохо рисуют, — буркнул я и ткнул пальцем в рисунок, на котором голова-мяч варила среди завитушек борщ, помешивая его рукой-кактусом.

— А может, виноваты не фломастеры? Может быть, виноват художник? — спросила мама.

— Как это? — не понял я.

Мама принесла с кухни фломастеры, села на стул, потеснив меня, и принялась рисовать. Она быстро изобразила меня, кошку и даже Диванчик для Размышлений. Всё было очень похожим, особенно я, хотя меня и нарисовали синим фломастером.

— Видишь? — улыбнулась мама.

— Вижу, — кивнул я, разглядывая синего себя.

— Понял?

— Понял.

— Что ты понял?

— Что всё зависит от художника.

— Молодец! А что это, по-твоему, значит?

— Что фломастеры полежали в мусорном ведре и подумали о своём поведении. Больше они не капризничают, а рисуют как надо. В общем, хороший художник должен иногда выкидывать фломастеры в мусорное ведро, чтобы они хорошо рисовали.

Кошка мяукнула и спрыгнула с подоконника.

— Знаешь что? — сказала мама. — Ступай-ка ты опять на Диванчик для Размышлений.

У двери она обернулась и добавила:

— Только думай о своём поведении быстрее, а то борщ остынет.

Волшебная спица

А со мной вот какая история на даче приключилась. Я спать укладывался. А кровать у окна стоит. Я пожелал маме спокойной ночи, полез под одеяло и решил перед сном на луну посмотреть. В окно глянул, а там — батюшки! Ведьма по крыше соседнего дома карабкается, а её волосы всклокоченные на ветру развеваются. Я — скорей за мамой.

Она поднялась с кровати и спрашивает с интересом:

— Где твоя ведьма, показывай!

Я и показал. Мама засмеялась:

— Это не ведьма! Это берёза на ветру дрожит, а её ветви на волосы похожи. Спи!

Я — снова под одеяло. На всякий случай в окно посмотрел, а там — циклоп!

Мама на этот раз неохотно поднялась. Видно, уже заснуть успела.

— Это не циклоп. Это дуб во дворе качается. А на нём скворечник.

Ушла мама.

Я решил никуда больше не смотреть. Разве что только в огород… Пришлось снова к маме бежать. Там в огороде — волк-оборотень на луну воет. Страшно до мурашек.

На этот раз мама даже с кровати не поднялась. Только рукой пошарила по тумбочке и протянула мне спицу, которой свитер вяжут.

— Держи, — говорит, — это волшебная спица. Она от всякой нечисти помогает. — И на другой бок.

«Надо же, — удивился я и пошёл к себе. — Кто бы мог подумать? — Я залез на кровать. — Обычная спица. — Я сбросил тапочки и потянулся. — А оказывается, волшебная».

Я укрылся одеялом с головой. Сунул спицу под подушку и заснул.

Спал плохо. Всю ночь ворочался. Проснулся рано, до петухов ещё. Открываю глаза, а у меня на кровати сидят ведьма, оборотень и циклоп. Смотрят на меня во все глаза (циклоп — в один глаз).

Ведьма говорит:

— Страшно-то как! Он на мальчика из мультика похож, который Бабу-ягу в печке зажарил.

А волк-оборотень говорит:

— Мне страшнее! Он на Победителя оборотней похож! Так же волосы торчком стоят.

Циклоп говорит:

— А мне каково? Он вылитый Одиссей, который моему брату-циклопу единственный глаз выколол! — Циклоп задрожал от страха, и кровать заскрипела.

— Тише, вы! — говорю им. — Ещё маму разбудите! — Они вообще до смерти перепугались. Тогда я достал из-под подушки волшебную спицу и им отдал. — Махните на меня, — говорю, — и я исчезну!

Ведьма скрюченной рукой спицу подхватила и потрясла ею в воздухе. Враз все трое исчезли. Только слышно было, как спица звякнула об пол.

Я поглядел, куда она закатилась, чтобы завтра маме вернуть. А потом снова лёг и заснул. На этот раз совершенно спокойно.

Подружки

Мы с Риткой Мироновой друзья на всю жизнь. У меня платье синее и у Ритки синее. У меня на рюкзаке русалочка и у Ритки тоже. Даже туфли одинаковые. Идём по улице, за руки держимся, поём песни. Все нашей крепкой дружбе завидуют.

— Представляешь, — говорит Ритка, — я, когда тебя на линейке увидела, подумала, что ты плохая.

— Ты же не знала, что я хорошая! Я вообще подумала, что ты отвратительная!

— Как здорово, что мы узнали друг друга и подружились, да?

— Ага!

— Мне даже показалось сначала, что ты подлиза. Я же тебя ещё не знала!

— Конечно. А я подумала, ты двоечница.

— А я — что ты дразнилка!

— А я — что ты обзывалка!

— А я — что ты злюка!

— А я — что ты ябеда!

— А я — что ты некрасивая!

— Почему ты так подумала? — обиделась я. — Почему это я некрасивая! Сама ты некрасивая!

— Я красивая! А ты глупая!

— Сама ты глупая!

— А ты — злюка!

— А ты — обзывалка! Не буду с тобой дружить никогда!

Я вырвала руку, стукнула Ритку по рюкзаку с русалочкой и убежала домой. Какой противной девочка оказалась! Буду дружить с кем-нибудь другим. Ещё успею выбрать — завтра только второе сентября.

Чудо на даче

В новогоднюю ночь я спал плохо. Родители поздно включили на даче отопление. Деревянный дом долго нагревался, хрустел планками, как старик пальцами, и трещал чем-то на чердаке. Да ещё и папа бубнил всю ночь:

— Бу-бу-бу… Как думаешь, он поверит? Точно поверит? А вдруг он меня узнает? Может, мне брови надеть искусственные? Из ваты, из чего же ещё…

Я не выдержат, встал и подошёл к окну. Прислонился лбом к ледяному стеклу. У нас дом прямо у леса стоит. Из окна виден огород, потом забор, а за ним — хоп! — лес. Было бы мне года четыре, я бы этому обстоятельству порадовался. Жил бы в домике у леса, как в сказке братьев Гримм.

Но мне двенадцать. Мне хочется не дурацких «чудес», которыми пытаются обрадовать меня мама и папа, а фейерверков, которые устроят завтра мои друзья в городе. Здесь я могу рассчитывать, наверное, только на хлопушку с конфетти да на бенгальский огонёк. И то мама будет кричать: «Осторожнее, не прожги куртку!». Это бенгальским-то огнём.

Зачем только мы приехали на эту дачу? Я расстроился и пошёл спать. Дом хрустнул деревянным пальцем где-то под моей кроватью.

Утром я не нашёл у подушки подарков. Та-ак. Сбывались самые худшие предположения.

— Максимка, — пропела мама из кухни, — смотри, кто к нам пришёл!

Я обулся. Настроение было таким отвратительным, что не хотелось их даже зашнуровывать.

— Дед Мороз! — торопливо объяснила мама, когда я появился в коридоре.

Хорошо, что она это сказала. Потому что вообще-то в коридоре стоял мой папа в валенках, с белыми ватными бровями и пластмассовым носом.

— Ну, внучек, — просипел папа, — как ты себя вёл в этом году?

«„Мне двенадцать, мне двенадцать, мне двенадцать“, — повторял я про себя, — когда же они это поймут?!»

Мама подмигнула папе. Мол, если я не ору, значит, не узнал его и думаю, что передо мной настоящий Дед Мороз с мешком подарков. Это в двенадцать-то лет.

Они же не знают, что вчера в энциклопедии Брэма я прочёл про гипноз, который используют змеи, и теперь практикую его против родителей.

— Тогда получи подарочки и бенгальский огонёк, — радостно проговорил папа голосом Деда Мороза.

Мама сделала большие глаза.

— Ой, — оговорился папа своим собственным голосом, — то есть сначала расскажи стишок.

Мама ахнула. Папа смутился, снова засипел, а потом вообще замолчал. Я усмехнулся. Гипноз змей — это вещь. Я презрительно поглядел на мешок с подарками. Вряд ли в нём то, о чём я мечтаю. То есть третий том энциклопедии Брэма. Самое лучшее, что там может быть, — Маршак. Или сказки братьев Гримм.

Я накинул пуховик, нахлобучил шапку и вышел на крыльцо. Снег сыпал так яростно, словно хотел забросать комьями и наш бестолковый дом, и моих непутёвых родителей, и несчастного меня.

А что? Они сами виноваты. Им уже куча лет. Должны знать, что чудес не бывает. Не бы-ва-ет! Если не верят мне, пусть почитают Брэма. Там всё ясно написано. Человек произошёл от обезьяны. А обезьяны — от червяков. Точка. До Деда Мороза эволюция ещё не дошла.

Но, несмотря на Брэма и удавшийся мне гипноз змей, настроение всё равно было паршивым. Не новогодним — это точно. Перед глазами стояли разочарованные лица родителей. Мама с застывшей на губах улыбкой и папа с ватными бровями.

Я вздохнул и приставил к стене лестницу. Вот люди, а! По куче лет каждому, а всему надо учить. Лестница угрожающе заскрипела. А может, это недоверчиво хмыкнул дом-старик.

Я забрался на чердак. Пыльно, тихо и тепло. Надо будет переехать сюда летом. А пока покопаемся в коробках.

Та-ак. Бабушкино платье в кружевах пока не требуется. Папины детские игрушки. Занятно, конечно. Но можно и получше что-то найти. А, вот! Кассета. Плёнка немного выехала, надо подкрутить.

Интересно, как они раньше без дисков жили? Вся музыка была только на таких кассетах, пластмассовых, с бумажными наклейками. Я пригляделся. На бумажной полоске папиной рукой выведены четыре буквы. Точнее, две. Две «А» и две «Б».

Хорошо, а способ доставки? Санта-Клауса, конечно, не существует. Но способы-то придуманы. Я вылез наружу. Хорошо, что лестница высокая, достаёт до крыши. Или это дом сгорбился по-стариковски.

Я легко добрался по крыше до трубы. Кассету предусмотрительно упаковал в пакет, обернув для сохранности бабушкиным шарфиком.

Я размахнулся и швырнул пакет в трубу. А потом приник к ней и стал слушать.

— Ой, что это? — взвизгнула мама.

— Где?

— В камине! Там кто-то есть!

— Кошка?

— Кошка спит. Посмотри!

— Погоди…

— Посмотри, а то я завизжу!

— Ты и так визжишь. Дай-ка гляну… Пакет.

— Откуда он там?

— Не знаю. Хм, в пакете — шарф твоей мамы.

— Может, она хотела его сжечь?

— Зачем? Неплохой шарф, между про…. Оп! Смотри, а это что?

— Кассета, что же ещё?

— Сам вижу, что кассета. Это же «АББА»!

— Ой как давно я их не слышала. А помнишь, мы у Вики на дне рождения под неё отплясывали.

— Это когда?

— Ну перед рождением Максимки. Помнишь, ты ещё говорил, что у нас Максимка родился, потому что «АББУ» услышал?

— А, точно! Я и забыл. Давно это было.

— Очень давно. Максим-то совсем большой стал. Прямо взрослый.

— А помнишь…

Я оторвался от трубы и решил подлезть к крыше с другой стороны, как вдруг с моей ноги скатился ботинок. Я ведь забыл завязать их! Я подтянул ноги, и второй ботинок полетел вслед за первым. Я пополз к лестнице. Только бы она была на месте.

Лестница оказалась на месте. Она дала мне возможность доползти до чердака. А потом я поскользнулся на ней и рухнул вниз.

Совсем не больно было. Даже смешно. Хорошо, что столько снега нападало. Я улыбнулся и принялся искать в снегу ботинки. Но их не было! Ни у двери, ни в огороде. Я пригляделся к забору и замер. У забора сидел заяц. Самый настоящий! Живой!

Я боялся пошевельнуться. Одно дело — читать у Брэма про червяков и обезьян, а совсем другое — видеть живого зайца. Это самое настоящее чудо. Жаль, что я не захватил фотоаппарат. Я боялся моргнуть. От напряжения в глазах застыли слёзы, но я смотрел и смотрел на зайца, пока не сфотографировал его своим сердцем.

А потом я моргнул. И заяц исчез. Наверное, нырнул под забор и бросился в лес. На месте зайца лежали мои ботинки. Я приблизился к ним и взял их. Мне опять стало смешно. Жаль, что меня не видят папа и мама. Стою у забора босой, с ботинками в руках. Сам похож на зайца.

— С Новым годом! — звонко закричал я неизвестно кому.

Дом-старик разразился в ответ скрипучим смехом.

Елена Габова

Нина Игнатьевна против Артёмова

Звонок на алгебру в шестом «Б» давно прозвенел, а Нина Игнатьевна не появлялась. Любитель поспать Борька Дёмин прилёг ухом на стол, чтобы не терять времени даром.

— Пошли на разведку! — предложила Иринка своей подруге Надюшке.

— Давай!

Осторожно выглянув за дверь, девочки шагнули в коридор. Тишина, все на уроках. Только из открытых дверей их класса доносится шум. Вот и лестница, сейчас она пустынна. И здесь не слышно каблучков Нины Игнатьевны. Что случилось? Может, учительница заболела, а их забыли предупредить?

Шестой «Б» — на третьем этаже. Девочки на цыпочках спустились этажом ниже и нос к носу столкнулись с Ниной Игнатьевной.

— Ой! — пискнули разведчицы и бросились назад, но голос учительницы их остановил.

— Меня встречаете?

— Да-а, — растерянно проговорила Иринка. — Мы думали, урока не будет.

— Да я вот задержалась немного, — сказала учительница и, слегка смутившись, добавила: — Поспорила тут кое с кем.

Шестиклассницы изумлённо переглянулись. Учителя затевают споры в то время, когда им необходимо идти на урок? Разве бывает такое?

Но в следующий момент они удивились ещё больше.

Нина Игнатьевна с классным журналом под мышкой обогнала их и… запрыгала по красным клеткам линолеума, лихо перескакивая через синие. Потом остановилась и, оглянувшись на учениц, беспечно сказала:

— Знаете, девчонки, что-то не хочется мне сегодня к вам на урок. Пойду я прогуляюсь. Весна на дворе!

Она озорно подмигнула Иринке с Надюшкой и вприпрыжку побежала к лестнице, что-то тихонько напевая.

Подруги опрометью бросились в класс.

— Ребята, вы не представляете!

— Мы сейчас такое видели, такое!..

— Да что случилось-то, говорите толком! — не вытерпел Вовка Красноперов.

— Просто ужас, что произошло, кошмар! — продолжала тараторить Иринка.

— Вот сороки! Да что с училкой-то? — спросил Димка Томов.

— Заболела.

— Ура-а! — крикнул кто-то. — Урока не будет!

— Подумаешь! В первый раз, что ли? Учителя — тоже люди — могут и поболеть! — сказал Вовка.

— Да-а? Тоже люди? Ты так не болеешь! — с упрёком выпалила Иринка.

— Она ненормальностью заболела, — пояснила Надюшка. — Сошла с ума. Ой, ребята, я такого ещё не видала!

И потрясённые девочки всё рассказали.

С минуту в классе длилось молчание.

— В детство впала, — предположил Димка. — В старости это бывает.

— Да ей всего двадцать восемь! — воскликнула Надюшка. — Ты тоже тогда пожилой, если она старая!

И тут староста Таня Бобрицкая догадалась:

— Может, её Артёмов довёл?

— В каком классе у неё сейчас урок был? — задумался Димка. — Если в пятом «А», то вполне возможно.

— Ты думаешь, она от него заразилась? — ахнула Надюшка.

Лёнька Артёмов был рыжим мальчишкой с маленьким веснушчатым носом. Главной его особенностью было то, что с ним случались странности. Он умел корчить такие рожи, что всем казалось, что он превращается в натуральную обезьяну. А ещё он умел рычать, как тигр, выставляя впереди себя руки с загнутыми пальцами. И тогда всем казалось, что обыкновенные, тонкие в рукавах свитера с вылезшими кое-где нитками, мальчишечьи руки превращаются в лапы с когтями. Когда Лёнька пробегал по школе с выставленными впереди себя когтистыми лапами и обезьяньей рожей, все от него шарахались, а первоклашки звали маму.

А бегал он так довольно часто — каждую перемену.

В класс со звонком Лёнька влетал в обезьяно-тигрином обличии. Плюхался на стул и на время затихал, собираясь, наверное, с новыми силами. Разумеется, за столом он сидел один. Никто не выдерживал подобного соседства. В начале урока Лёнька становился похожим на обыкновенного пятиклассника. Симпатичного и очень тихого.

Однажды в пятый «А» зашёл телевизионный оператор, которому надо было снять рекламу детской обуви, где по сюжету благовоспитанный мальчик ведёт младшую сестрёнку в детский сад. Так вот на роль благовоспитанного мальчика оператор выбрал именно Лёньку Артёмова. И реклама получилась замечательной: паинька-мальчик держал за руку девочку лет пяти. Две пары ног послушно шли по тротуару. Чёрные ботинки и красные туфельки… Знал бы оператор этого Лёньку!

Примерно в середине урока (учителя на часы поглядывали, ожидая опасного момента) с Лёнькиного места слышалось тихое порыкивание, которое становилось всё громче и громче, Лёнька вставал, начинал бродить по классу и опять превращался в тигра с обезьяним лицом. Однажды одна девочка, новенькая, упала в обморок. Остальные ребята и учителя привыкли к Лёнькиным выходкам и в обморок не валились, но продолжать урок было уже трудно и той и другой стороне. Все уговаривали Лёньку выйти в коридор, но Лёнька отказывался и объяснял, что, если он сделает это, заниматься не сможет уже никто. Конечно, его могли бы исключить из школы за столь странное поведение, но дело в том, что Лёнька всё схватывал на лету и учился хорошо.

Вот этого Артёмова и имела в виду Таня Бобрицкая и Димка Томов.

Встревоженные шестиклассники сгрудились возле подоконника, обсуждая происшедшее. Им было жалко учительницу математики. Нина Игнатьевна была весёлой и справедливой. Ребята любили её.

Вдруг Иринка воскликнула:

— Ребята, смотрите! — и показала на окно.

Все посмотрели.

Нина Игнатьевна в шляпе с широкими полями, в расклешённом плаще и в туфлях на высоких каблуках прыгала перед школой через скакалку на оттаявшем от снега куске асфальта. Скакалка была ей коротка, плащ мешал, она то и дело запиналась. Рядом стояла девчонка в красной сбившейся набок шапке, — видно, хозяйка скакалки. Засунув палец в рот, она заворожённо следила, как прыгает взрослая тётенька.

Нину Игнатьевну надо было спасать.

Шестиклассники выскочили на улицу, окружили учительницу плотным кольцом, чтобы она была не так сильно заметна прохожим. А если всё-таки кто-нибудь обратит на неё внимание, пусть думает, что у них урок физкультуры. Учительница физкультуры на высоких каблуках? А она спортивную форму дома забыла!

— Нина Игнатьевна, пойдёмте в класс, — жалобным голосом попросила Таня Бобрицкая.

— А мне не хочется! — задорно ответила учительница, продолжая прыжки. — Погода больно хорошая!

Она снова запнулась и чуть не упала. Один конец скакалки вырвался из её руки и стукнул Бобрицкую по голове.

— Вы на наш класс за что-то сердитесь? — спросила староста, почесав ушибленное место, но ничуть не обидевшись.

— Нет, как можно! — Нина Игнатьевна вытерла со лба пот и поправила шляпу, съехавшую на затылок. Прядки волос выбились из причёски, и Нина Игнатьевна была похожа сейчас на озорную старшеклассницу. — Просто мы с Лёней Артёмовым поспорили.

Ребята с уважением посмотрели на Таню Бобрицкую. Она, как всегда, оказалась права — тут был замешан Артёмов.

Нина Игнатьевна развела руками, отодвинув в стороны столпившихся ребят, и запрыгала на одной ножке. В перерывах между прыжками она рассказала свою историю.

Когда она пришла на урок в пятый «А», Артёмов с перекошенным лицом Кинг-Конга бегал вокруг учительского стола и кричал, что он спутник Сатурна.

Это было что-то новое, и пятиклассники, которым порядком надоели «лапы с когтями» смотрели на Лёньку с большим интересом.

— Артёмов, прекрати, — сказала учительница. — Как-то ты сегодня не во время шутишь. Звонок только что прозвенел. Сядь на место.

— Я же прекратил быть обезьяной и тигром, — прорычал Лёнька, который всё же был похож на шимпанзе, как прежде. Видно, в роль спутника Сатурна он ещё не вжился. — Я спутник, я спутник, не создавайте Титану препятствий!

— Артёмов, будь человеком, — попросила Нина Игнатьевна, ни на что не надеясь. Она обречённо села на Лёнькино место и стала ждать, когда «спутник» выбьется из сил.

Когда Лёнька в самом деле устал, он остановился посреди класса и, запыхавшись, недовольно проговорил:

— Будь человеком, будь человеком… — Он пошмыгал носом. — Я же не прошу вас, Нина Игнатьевна, стать Годзиллой или спутником Сатурна… а вы, учителя, каждый день что-нибудь просите…

— Попроси, Артёмов, я всё сделаю, только будь человеком, — с тоской в голосе произнесла учительница.

— Хо! Хо-хо, — Артёмов наморщил нос. — Всё сделаете? Правда? Ну станьте на денёчек хотя бы… — Лёнька потёр лоб, — это… обезьяной…

Пятиклассники засмеялись, представив, как учительница корчит рожи, и Лёнька смутился. Как-то неудобно, если Нина Игнатьевна будет вести себя по-обезьяньи.

— Ладно, станьте тогда… хулиганкой. Да, хулиганкой! А я за это целый год буду тихим… Мышью буду. Нет-нет, не целый год, — испугался он своей щедрости, — до конца учебного года!

До окончания занятий оставалось ещё два месяца — целая вечность!

— Мышью? — переспросила Нина Игнатьевна, явно заинтересовавшись.

— Компьютерной, — хихикнул кто-то.

Лёнька не обратил на это замечание внимания.

— Ага… до конца учебного года. Тихим буду.

— Спорим! — неуверенно сказала Нина Игнатьевна. Видно, она не доверяла Артёмову. — Я на один день стану хулиганкой, а ты до конца учебного года — человеком? Идёт?

— Мышью, — поправил Лёнька и прибавил совсем тихо: — Мышкой-норушкой.

Он сгорбился и мелкими шажками потрусил на своё место. Он на глазах превращался в худенького мышонка. У него даже носик словно заострился.

У Лёньки Артёмова были явные актёрские способности.

— Согласна! — Голос учительницы прозвучал решительно и громко. Она преградила Лёньке путь, взяла его за руку и повела к доске.

— Разрубай, Петя!

Петька Петров, сидевший за первой партой, ударил по рукам спорящих.

Пари вступило в силу.

Нина Игнатьевна издала вопль индейца и выскочила из класса.

— Вот теперь я и стараюсь, — закончила Нина Игнатьевна и, изловчившись, дёрнула за хвост пробегавшую мимо кошку. — Пусть я помучаюсь, зато другие скажут спасибо.

Кошка бросилась наутёк, промяукав явно не благодарность.

— А если Артёмов не поверит, что вы честно старались? — неуверенно спросил Димка.

— Как не поверит? Да вон же он, глядите!

Шестиклассники посмотрели на окна школы. На подоконнике второго этажа, подобрав под себя ноги в кроссовках, сидел Лёнька Артёмов. Лицо у него было грустное, видимо, он уже чувствовал, что спор с учительницей проиграет.

А Нина Игнатьевна, как настоящая хулиганка, сорвала берет с Димки Томова и побежала по улице.

— Догоняй! — крикнула она мальчишке.

— Что делать? — Димка в недоумении оглянулся на одноклассников.

— Что-что… догоняй! Артёмов-то следит! — крикнул Вовка.

Димка припустил за учительницей.

— Ребята! — шепнула Иринка. — Директор!

— Сейчас психушку вызовет, — сказал кто-то.

Иван Николаевич подошёл к ребятам с озабоченным видом.

— Что тут происходит? — спросил он и, не дожидаясь ответа, закричал: — Нина Игнатьевна! Сейчас же вернитесь! Немедленно зайдите в мой кабинет! Нина Игнатьевна!

Но учительница словно ничего не слышала. Бегала кругами, размахивая Димкиным беретом над головой. Димке, конечно, ничего не стоило догнать учительницу, но ему было как-то неудобно отнимать у неё свой головной убор. Поэтому он семенил за ней, как старичок, то и дело спотыкаясь.

— Нина Игнатьевна, если вы не прекратите бегать сию же минуту, я вас уволю!

— Увольняйте! — крикнула Нина Игнатьевна, остановилась и помахала беретом. — Другие мне спасибо скажут!

— Нельзя её увольнять, — разом загомонили ребята и рассказали директору о происходящем.

— Артёмов? Будет тихим? — директор с сомнением покачал головой.

Это было так же невероятно, как если бы настоящий спутник Сатурна свалился в сквер перед школой.

В следующую минуту Нина Игнатьевна кинула берет в гущу ребят.

— Ловите!

Берет поймал директор. Он не отдал его Димке, как все ожидали, а бросил назад учительнице.

— Держитесь, Нина Игнатьевна! Я с вами!

Иван Николаевич повернулся к окну, в котором виднелась понурая фигура Лёньки, и погрозил ему пальцем.

— Ну смотри, Артёмов! Ты обещал!

Дмитрий Сиротин

Наказание без преступления

Мы с мамой и Веркой приехали в гости к тёте Марианне: это мамина двоюродная сестра. Она живёт в Москве в большой-пребольшой квартире. Одна-одинёшенька. Если не считать глупого кота Григория: тётя Марианна его для мышей завела. То есть наоборот: от мышей…

В одной комнате тётя поселила нас. А в другую, свою, строго-настрого запретила заходить! И конечно, первым же утром, как только тётя ушла на работу, мы с Веркой сразу побежали в её комнату. Потому что если нельзя заходить — значит, там что-то очень интересное!

Там и вправду было много интересного. Шкаф. Стол. Гитара. Страшная деревянная морда на стенке. Чучело совы. Чёрно-белая фотография тёти Марианны в молодости с каким-то усатым дядькой и подпись под дядькой: «Маруся, люблю!».

Но самым интересным было стеклянное яйцо на столе. Оно было раскрашено в яркие-яркие краски, такие яркие, что даже глаза резало. Весёлое, сверкающее, красно-сине-зелёное! Мы сразу поняли, что тётя Марианна боялась именно за это яйцо. Потому и нас в комнату не пускала. Будто мы маленькие, не понимаем, что с такими вещами надо осторожно обращаться! Обидно даже!

Мы только немножко постояли и повосхищались этим чудесным яйцом. А как оно упало со стола и разбилось — честное слово, понятия не имеем!

Это ещё повезло, что я очень сметливый (так мне все учителя говорят). Я попросил:

— Сбегай, Верка, на кухню. Возьми у тёти Марианны из холодильника яйцо. Хоть и не стеклянное, а лучше, чем ничего! А я пока краски поищу. Раскрасим яйцо, как было, тётя и не заметит!

Верка побежала за яйцом, а я стал искать краски. На столе нет. На шкафу нет. В гитаре — пусто. Деревянная морда тоже ничего про краски не знает. И чучело совы. И усатый дядька на фотографии… Всю комнату вверх дном перевернул. Но всё-таки нашёл, потому что я очень находчивый. Так все учителя говорят. Краски лежали в ящике стола. Большая красивая коробка. Вот бы мне такую!

А тут и Верка прибежала. С яйцом, но грустная. Чуть не плачет. Она, оказывается, пока яйцо в холодильнике искала, пакет опрокинула.

Я спрашиваю:

— Что за пакет?

Она тянет:

— С тра-а-авкой… Пахнет ещё так невкусно…

Я говорю:

— Ну и ладно! Чего ревёшь, глупая? Главное — яйцо нашлось! Давай сюда скорей, будем красить!

Набрал я в ванной воды для красок.

А рассыпанная травка оказалась валерьянкой. И кот Григорий очень этому обрадовался. Мы ещё даже красить не начали, а он из кухни как заорёт весело!

Ну, думаю, сейчас мама проснётся! Сунул Верке яйцо и краски и побежал на кухню Григория успокаивать.

Но я очень торопился и потому наступил прямо на разбитое яйцо. Хоть и в тапочках, а больно! Заскакал по коридору. А Григорий, наверное, подумал, что я мышь. Как выпрыгнет на меня из кухни, как завопит радостно! А прыгал он, судя по всему, с посудного шкафа, потому что слышу: «„Бдыжжь!“ Бдыжжь! Дзыннь! Бдыжжь! Дзыннь! Дзыннь!»… Грохот!

Тут мама в соседней комнате почему-то проснулась:

— Дети, у вас всё хорошо?

Я Григория отдираю, а сам кричу в ответ:

— Да, мамочка, всё в порядке!

Действительно: ничего же не случилось! Правда, Верка второе яйцо разбила и краски уронила. А потом ещё воду разлила. Потому что очень шума испугалась. Ну девчонка, что с неё взять?

Но мама не поверила, что у нас всё хорошо, встала и побежала выяснять, в чём дело. И конечно, поскользнулась на разлитой воде и попала ногой в краски. И стала кричать: «Кто это сделал?!»

Верка испугалась и спряталась в шкаф. А кот Григорий совсем от валерьянки обезумел и решил, что теперь мышь — это Верка. Как заголосит, как бросится на шкаф!

Тут со стенки упала страшная деревянная морда. И прямо на Григория! Григорий подумал, что его убивают, и кинулся спасаться на шторы. И конечно, рухнул вместе с карнизом. Потому что когти у него крепкие. А шторы, наверное, и без того еле держались. Так что всё правильно…

Стали мы думать, что теперь делать. И решили потихоньку выбросить и краски, и скорлупки в мусоропровод. А потом поскорей разобраться с разбитой посудой и рассыпанной валерьянкой, пока тётя Марианна с работы не вернулась.

Ну скорлупки и краски выкинули. А с валерьянкой и разбираться не пришлось: Григорий её по всей квартире разметал. Правда, половина посуды действительно разбилась. Зато другая половина целой осталась, и это главное.

К вечеру мы очень даже чистенько всё убрали. И тётя Марианна, когда пришла с работы, долго нас хвалила. А потом призналась:

— А я ведь, помощнички, вам подарки приготовила!

И побежала в свою комнату. И долго её не было. Наконец выходит озадаченная и говорит:

— Ничего не понимаю. Матвею с Верой замечательные краски купила. Тебе, Тася, «яйцо счастья». И где это всё?

Мама большие глаза сделала и стала нам с Веркой подмигивать. Я удивился и спрашиваю:

— Мам, ты чего подмигиваешь?

Вдруг Верка руками всплеснула и закричала:

— Это мы, наверное, свои подарки в мусоропровод выбросили!

Ну девчонка — что с неё взять?

Тётя Марианна сначала покраснела, потом побледнела, потом вовсе неожиданно позеленела. Надо же. А я и не знал, что она так умеет! Я людей со сверхспособностями очень уважаю! Я сразу спросил:

— Тётя Марианна, а вы ушами двигать умеете?

И Верка ещё добавила:

— А языком достать до носа сможете? А меня научите?

Но, посмотрев на маму, я понял, что зря мы это спросили. Надо было спасать положение. Это ещё повезло, что я палочка-выручалочка. Я вообще-то находчивый (так все учителя говорят).

Надо было утешить тётю Марианну. Сделать ей что-нибудь приятное-приятное. И я решил пойти и раскрасить чёрно-белую фотографию, где она с усатым дядькой. Фотография наверняка очень для неё важна, раз она её на стол поставила!

Красок уже не было. Но, по счастью, я с собой в дорогу цветные фломастеры взял. Потому что у меня талант к рисованию. Так все учителя говорят…

Очень красиво получилось! Усы у дядьки стали синими, глаза — оранжевыми, уши — зелёными, пиджак — жёлтым в фиолетовую полосочку. Ну а тётю Марианну я решил всю красной сделать, чтоб красивее было. А надпись «Маруся, люблю!» закрасил чёрным, чтоб её вообще не было видно: больно кривая, всю картину портила.

Тут Верка из кухни пришла и давай на гитаре бренчать. А гитара, конечно, была очень старой. И поэтому на ней три струны сразу лопнули.

А в общем всё было спокойно. Единственная загадка: как чучело совы из окна выпало? Вот это действительно непонятно. Даже мне с моими способностями пока не удалось выяснить…

А теперь мы с Веркой наказанные сидим и даже в зоопарк не поедем. За что, спрашивается?!

Сказка на ночь

— Бабушка, расскажи мне сказку.

— Какую сказку, Мишенька? Про Курочку Рябу или про Колобка? А то давай «Репку»?

— He-а, баб, лучше про Бэтмена!

— Господи! Что ещё за Бэтмен такой?

— Как «кто такой»?! Это же супергерой, человек — летучая мышь! Крутейший чувачок!

— Да? Надо же… А я про него сказок не знаю…

— У-у-у, бабуль…

— Ну ладно, ладно, слушай, горе ты моё луковое. Жил да был этот твой… как его…

— Бэтмен!

— Он самый. Посадил Бэтмен репку…

— Какую репку? Ты что, бабуля? Зачем Бэтмену репки сажать? Он преступников сажает!

— Милиционер, что ли?

— Что-то вроде того, только добрый и с крыльями. Ловит разных бандитов! Пуф! Паф!!

— Ну ладно, ладно, разбуркался — не заснёшь… Давай ручки под щёчку — и дальше слушай.

— Ага!

— Ну вот. Посадил, стало быть, Бэтмен бандита. Вырос бандит большой-пребольшой… Стал Бэтмен его из земли тянуть. Тянет-потянет, а вытянуть не может.

— Ты что, бабуль? Бэтмен же супермен! Силач! Как же он бандита вытянуть не может?

— Как-как! Шибко глубоко посадил — и вот результат. В общем делать нечего, позвал Бэтмен бабку…

— Ха-ха-ха, какую ещё бабку? Ему теперь другой супергерой нужен на подмогу! Терминатор, например!

— Бог с тобой, Тем… Темр… Терминатор так Терминатор. Чем бы дитё ни тешилось… Вот, значит, Терминатор за Бэтмена, Бэтмен за репку… тьфу ты, за бандита… Тянут-потянут — а вытянуть не могут!

— Ха, слабачки!

— Да. Видно, мало каши кушали. Позвал тогда Тем… Трям… Трюминатор Жучку.

— Ха-ха-ха! Терминатор?! Жучку?!

— Чем тебе Жучка-то не супергерой?

— Ну, баб, ты не понимаешь… Вот Шрек — совсем другое дело!

— Мать честная, а это кто?

— О бабуль, это такой наикрутейший зелёный парниша!

— Наплодят нечисти, а дитё потом с ума сходит… Ладно уж. Давай по порядку, а то бабушка старенькая, могёт и запутаться. Значится, Шрек за Терминатора, Терминатор за Бэтмена, Бэтмен за бандита, тянут-потянут — а вытянуть не могут! Позвал Шрек Мурку…

— Мурку?! Да ты что, бабусь? Тут без Спайдермена не обойтись!

— Ой лишенько, лишенько! Это ещё что за зверь?

— Бабуль, ну ты что, английский в школе не учила? Спайдермен — это Человек-паук! Давай я сам дальше расскажу, а то ты ничего не понимаешь! Ну смотри. Спайдермен за Шрека, Шрек за Терминатора, Терминатор за Бэтмена, Бэтмен за бандита, тянут-потянут — а вытянуть не могут! Ну, значит, без Годзиллы не обойтись! Позвали Годзиллу. Бум! Бах! Трах!! Деревня в руинах — Годзилла пришёл! Теперь Годзилла за Спайдермена, Спайдермен за Шрека, Шрек за Терминатора, Терминатор за Бэтмена, Бэтмен за бандита — тянут-потянут — и… вытянули бандита! Ура! Браво, супергерои! О майн гот, это было нелегко! Бэтмен — форевер! И Терминатор — тоже! Годзилла — два раза форевер! Бабуль, кстати, а зачем они бандита-то вытягивали? А бабуль?

Елена Габова «Нина Игнатьевна против Артемова»
Дмитрий Сиротин «Наказание без преступления»

— Хр-р-р-р…

— Бабуля!

— Хр-р-р-р…

— БАБУЛЯ-А-А-!!!

— А-а-а! Что?! Куда?! Зачем?! Кто здесь?!

— Это я, твой любимый внук Миша. Я только хотел спросить: зачем они бандита вытягивали?

— Какого бандита? Кто вытягивал?

— У-у, бабуль. Совсем ты у меня старенькая. Спи уж, а я тебе колыбельную спою.

Баю-баю-баюшки-баю,
Не ложися на краю.
А не то придёт Кинг-Конг
Поиграть тобой в пинг-понг!

— Хр-р-р…

— Ну вот. Заснула наконец, горе моё луковое… Теперь можно и в компьютер поиграть!

Сказка про ёжика

Я решил стать писателем и для начала сочинить сказку про ёжика. Почему про ёжика? А я его летом на даче видел. Хорошенький такой, маленький, кругленький. И со всех сторон иголки. Не поймёшь, где лицо, где наоборот.

Вот про этого чудесного зверя я и решил написать.

Взял чистую тетрадку, ручку, сел и начал:

«Жил-был ёжик…»

Тут с улицы как заорут: «Матвее-е-е-ей!»

Я к окну подбежал, а там Витька с мячом стоит.

— Матвее-ей, — кричит, — выходи в хоккей играть!

Я говорю:

— А зачем тебе мяч, если в хоккей?

Он кричит:

— А затем, что хоккей с мячом!

Я говорю:

— А-а-а! Извини, Витька, не могу.

— Почему-у-у-у? — орёт.

— Ты не ори, — говорю, — я тебя и так хорошо слышу.

— А я тебя не-е-е-т! — кричит Витька. — Говори громче-е-е!

Я тогда в ответ как заору:

— Не могу-у-у, Витька, я сказку пи-шу-у-у!

— Какую ска-а-азку? — удивлённо кричит Витька.

— Про ё-о-ожика-а-а-а!!! — ору я в ответ.

Тут с верхнего этажа кто-то как завопит:

— А ну замолчали оба! А то сейчас милицию вызову — будет вам и ёжик, и зайчик, и нинзя-черепашка!

— Ух ты! — обрадовался Витька. — Неужели правда нинзя-черепашка будет?

Но сверху ничего на это не ответили, только форточкой хлопнули.

Витька обиделся и ушёл.

А я сел дальше сказку писать.

«Жил-был ёжик…»

Но тут мама пришла, Верку из детского сада привела. Вот же дал Бог сестру младшую: от горшка два вершка, а туда же — не даёт человеку работать!

Мама на кухню — обед готовить, а Верка ко мне:

— Что делаешь, Мотя?

Я ей так вежливо говорю:

— Отвяжись, а?

А она не унимается:

— Мотя, ну что ты делаешь, ну что?

Я разозлился и говорю:

— В хоккей с мячом играю!

Верка глазами хлоп-хлоп, а потом как захохочет:

— Не-ет, врёшь ты всё! Ты буковки пишешь!

— А если видишь, чего спрашиваешь? — огрызаюсь я. — Не мешай! Пойди вон, сложи из кубиков слово какое-нибудь!

— Какое? — спрашивает Верка.

— Ну не знаю… Индустриализация!

Верка опять глазами хлоп-хлоп, а потом спрашивает:

— Мотя, а что это такое «индузация»? Я кричу:

— Понятия не имею! Сложишь, а там разберёмся.

Пошла Верка в другую комнату, и скоро оттуда тррррах-та-ра-рах! Кубики, значит, из коробки вывалила. Ну пока она «индустриализацию» соберёт, может, успею сказку написать…

Итак, «Жил-был ёжик…»

— Моть, а Моть!

Тьфу ты! Опять Верка!

— Мотя, я забыла, какое слово собирать.

А я уже и сам забыл… Вот же…

— Моть, давай лучше в прятки поиграем.

— Какие прятки? Ты что, не видишь, что я занят?

— Матвей, не обижай сестру! — это уже мама из кухни.

— Ладно, — говорю. — Что с тобой делать? Прятки так прятки. Давай прячься, буду тебя искать.

Верка обрадовалась и побежала в другую комнату — под кресло прятаться.

Ну ладно. На чём это я остановился? Да. «Жил-был ёжик…»

Тут ключ в замке поворачивается. Значит, папа с работы идёт.

— Привет, семья!

— Привет, пап!

— Чего, Матвей, делаешь?

— Сказку пишу.

— Да ну?! Про кого?

— Про ёжика… Пап, не мешай.

— Ладно-ладно. Не буду, так сказать, отпугивать вашу музу, молодой человек…

Эх, чего у нас сегодня по ящику? — и как врубит телевизор на полную катушку! А там ничего особенного, всё, как обычно: по первому каналу Алла Пугачёва. По второму — Максим Галкин. По третьему — опять Алла Пугачёва. По четвёртому — опять Максим Галкин. И так они вдвоём по всем каналам.

Папа щёлкал, щёлкал пультом и разозлился:

— Да что ж такое, двадцать каналов, а посмотреть нечего! Вдруг щёлкнул, а на экране — чудо! — ни Пугачёвой, ни Галкина! Лес шумит, птички поют, домик какой-то…

Папа обрадовался, говорит:

— Ну хоть природой полюбуюсь…

И вдруг на фоне домика появляется тётенька, вся длинноволосая и раскрашенная, и радостно так заявляет:

— Вас приветствует телепроект «Дом одиноких сердец»!

Папа как подскочит, как запустит тапком в телевизор, как раскричится…

«Жил-был ёжик…» — одной рукой пишу, а другой пытаюсь заткнуть себе оба уха.

Вдруг Верка из соседней комнаты заныла:

— Мо-о-отя! Ну когда же ты меня найдёшь? Я тут под креслом скоро с голоду помру!

Мама из кухни раздражённо:

— Матвей, ну сколько тебе говорить — не обижай сестру! Накажу!

Папа у телевизора:

— Погибели на вас нет с вашим телепроектом!

Витька с улицы:

— Матвее-е-й, ну выходи играть в мяч с хоккеем! Ой, то есть в хоккей с мячом! Дался тебе этот ёжи-и-и-ик!!!

Сосед сверху:

— Что? Опять про ёжика?! Всё, вызываю милицию!

«Жил-был ёжик…» в десятый раз написал я, вздохнул и закрыл тетрадку. М-да. Короткая сказка получилась. И глупая какая-то.

Видно, нет у меня способностей к литературе. Не быть мне писателем… Ну и ладно! И без меня писателей хватает. Пойду вон лучше к Витьке, в хяч с моккеем играть… Ой, то есть в мяч с хоккеем… Ой, то есть в хоккей с мячом! Только Верку сначала найду под креслом, а то опять маме на меня нажалуется: будет мне тогда и ёжик, и нинзя-черепашка…

Первое апреля

День смеха вышел невезучий:
Я пошутил нехорошо…
С тех пор отец — мрачнее тучи,
Хотя апрель давно прошёл!
Маячит осень у порога —
Сердит мой папа и уныл.
Как мог поверить он, ей-богу,
Что я пятёрку получил?!

Жуткий случай в детском лагере

— Один милиционер пошёл на базар и купил диск у одной бабки… — замогильным голосом начал Андрюха Петров.

Палата затаилась. Сева Бутылкин натянул одеяло на уши.

— Кто же на базаре диски покупает? Они же там пиратские, — серьёзно сказал Веня Кравченко.

Вот умник! Вечно всё портит.

— Ну не знаю, а он вот пошёл и купил! — огрызнулся Андрюха Петров.

— И не оштрафовал бабку? — спросил Веня Кравченко.

— За что?

— За продажу нелицензионных дисков.

Тут на Веню Кравченко все зашикали, он пожал плечами и замолчал.

А Андрюха Петров продолжил ещё замогильней:

— И вот пришёл милиционер домой, поставил диск — а там хрипло заиграла песня: «По стенке бегают Зелё-оные Глаза-а-а-а!» И вдруг… на стене… появились Зелёные Глаза! Милиционер схватил пистолет и выстрелил! И Глаза исчезли!

Сева Бутылкин попытался заткнуть уши одеялом.

— А зачем он выстрелил? — снова спросил Веня Кравченко.

— Как это зачем?! — разозлился Андрюха Петров.

— Ну ему же Зелёные Глаза ничего не сделали. За что же он с ними так?

Палата сделала вид, что не услышала. Сева Бутылкин и вправду не услышал: его уши были заткнуты одеялом. А Андрюха Петров продолжал всё тише и тише, страшнее и страшнее:

— На другой день пошёл милиционер на базар, а бабка — та, что дисками торгует… слепая стоит!

Палата дружно охнула.

— Как же она, слепая, дисками торгует? Покупатели запросто обмануть могут: диск утащат, а вместо денег простую бумажку в руки сунут… — деловито заметил Веня Кравченко.

Повисла нехорошая пауза. Андрюха Петров многозначительно откашлялся и продолжил:

— Тогда милиционер вернулся домой, снова поставил тот диск и снова захрипела песня: «По стенке бегают Зелё-оные Глаза-а-а-а!». А из стены появились две руки в чёрных перчатках и стали тянуться к горлу милиционера! Тогда он выхватил пистолет и одним выстрелом прострелил обе эти руки!

— Одним выстрелом? Обе руки? Они, что — из одного корня росли? — поинтересовался Веня Кравченко.

— Да! Одним выстрелом! Он был «ворошиловский стрелок»! — не сдавался Андрюха Петров. — И тогда эти руки дико закричали и исчезли!

— Как же руки могли закричать? У них же рта нет…

— А на следующий день милиционер опять пошёл на рынок! — поднажал Андрюха Петров.

— Охота ж ему была каждый день на рынок таскаться… — снисходительно усмехнулся Веня Кравченко.

— Да! Он пошёл! И увидел ту самую бабку! Теперь у неё не было не только глаз, но и рук!

В палате стало так тихо, что слышно было, как мелко клацают под одеялом зубы Севы Бутылкина.

— И что же она на рынке делала — без глаз и без рук? — раздался в тишине спокойный голос Вени Кравченко.

— Как что?! Торговала, конечно! — закричал Андрюха Петров и сам вздрогнул от собственного крика.

— Чем?

— Дисками!

— Без глаз и без рук торговала?

— Ну да, а что тут такого?

— Чем же она диски подавала, деньги брала, сдачу отсчитывала?

Андрюха Петров, хватая ртом воздух, обернулся за поддержкой. Но поддержки не нашёл: ребята сидели в кроватях какие-то задумчивые…

— Милиционер тогда позвал своих друзей-милиционеров, они пришли к нему поздно ночью, все с пистолетами. И он поставил пластинку. А там опять: «По стенке бегают Зелё-о-оные Глаза-а-а-а!!!» И все стали смотреть на стену! Но там ничего не было! Но они всё равно выхватили свои пистолеты и стали стрелять по стенке! Долго стреляли, часа два, пока патроны не кончились…

— А соседи? — спросил Веня Кравченко.

— Что «соседи»?! Ну что «соседи»?! — запричитал Андрюха Петров.

— Как они на ночную стрельбу отреагировали?

— Не знаю я! — взревел Андрюха Петров. — Наверное, милицию вызвали!

— Так милиция же и стреляла…

— А-а-а!!!

Андрюха Петров вскочил и как сумасшедший стал носиться по палате. Прибежал вожатый. Отругал всех и заставил спать.

Несчастный Андрюха Петров уже засыпал, когда в тишине раздался шёпот Вени Кравченко:

— Андрюха, а чем дело-то кончилось?

— Какое дело? — сквозь сон спросил Петров.

— Ну с Зелёными Глазами…

Андрюха обречённо вздохнул, помолчал и осторожно признался:

— На другой день милиционер пришёл на базар, а ту бабку, которая диски продавала, хоронят…

— Где хоронят? На базаре?

Андрюха Петров сделал большие глаза, изо всех сил стукнул себя кулаком по лбу и отвернулся.

Некоторое время в палате было совсем тихо.

— А-а-а, наверное, кладбище от базара недалеко было, — неожиданно раздался в ночи одинокий, рассудительный шёпот Вени Кравченко. — Только вот не пойму: какая связь между той бабкой с дисками и этими… Глазами Зелёными? Никакой логики в этих страшилках…

Вскоре Веня Кравченко заснул. И до утра в палате было тихо и спокойно. Только Сева Бутылкин иногда вздрагивал во сне: то ли ему Зелёные Глаза снились, то ли умный Веня Кравченко.

Настоящий мужчина

— Значит, я не мужчина, потому что не забил в доме ни одного гвоздя? — крикнул папа. — А вот, пожалуйста!

Папа обиженно убежал в кладовку, долго-долго искал там что-то, чертыхался… Наконец выскочил с молотком в одной руке и большущим гвоздём в другой.

— Вот! — И папа быстренько, всего за каких-нибудь полчаса вколотил гвоздь в стену.

— Пап, ты зачем это сделал? — спросила Верка.

— А чтоб ваша мама чепухи не говорила! — победоносно отозвался папа, тряся отбитыми пальцами и тяжело дыша.

— А для чего нам этот гвоздь? — спросил я.

— Не знаю, Матвейка, не знаю… Но — пусть будет!

На грохот вошла мама и удивилась.

— Что это такое? — спросила она.

— Стена, — ответила Верка.

— Вижу, что стена, — сказала мама. — А в стене что?

— Гвоздь, — сказал я.

— Зачем? — спросила мама.

— Не знаю, — сказала Верка.

— А где папа? — спросила мама.

— Я здесь, — тихо сказал папа.

— Ты зачем вбил гвоздь? — тихо спросила мама.

— Просто так, — тихо ответил папа.

Помолчали.

— Выдёргивай, — тихо сказала мама.

— Сейчас, — сказал папа и опять убежал в кладовку. Там он опять долго-долго что-то искал и наконец вышел с гвоздодёром.

Папа стал выдёргивать гвоздь, а гвоздь не выдёргивался.

— Уф-ф… — вздохнул папа через пятнадцать минут, — видать, крепко вбил.

— Видать, крепко, — тихо подтвердила мама. — Настоящий мужчина.

— Да! — гордо сказал папа.

— Пойдём ужинать, Самоделкин, — сказала мама папе. — И вы тоже. Вера, Матвейка, руки мыть и за стол!

Мы поужинали. А перед сном я нарисовал папин портрет и повесил его на этот гвоздь. Но портрет тут же упал, а сверху упал гвоздь.

А сегодня утром папа вкрутил лампочку в коридоре взамен испортившейся и очень хорошо вкрутил. Лампочка ярко-ярко светит. Потому что папа у нас настоящий мужчина. Правда, у половины соседей после этого электричество перегорело, но у них же тоже настоящие мужчины должны жить, пускай сами чинят. Самоделкины.

Баллада о первой любви

Я профиль Ласточкиной Лены
нарисовал, в неё влюблён.
Повесил в рамочке на стену.
Отец заметил: «Чудный слон!»
Серьёзно мама возразила:
«Не слон, а кто-то из кино…
Такой зубастенький… Годзилла!»
А я в тоске смотрел в окно.
Дед с бабкой дружно заявили:
«К чему нелепый, долгий спор?
Смешно талдычить о Годзилле,
ведь это ж — вылитый бобёр!»
Брат упрекнул: «Бобры — другие,
а тут, похоже, Фантомас!»
…Не выставляю с той поры я
любви заветной напоказ.

Владимир Борисов

Концерт

Громко хлопнула дверь. Шмякнулся на бок брошенный портфель. Стукнули об пол слетевшие с ног туфли.

— Па! Ма! — прозвенело в прихожей. — Я пришла!

— Слышим, Ксюша, слышим! — отозвалась с кухни мама.

— Ещё как слышим! — подтвердил папа, выйдя из комнаты навстречу дочери. — Как ты из школы вышла — сразу и услышали.

— Как это? — недоверчиво спросила Ксения.

— А так, — стал объяснять папа, — собаки дружно залаяли — не иначе, за тобой погнались.

— Ничего не за мной, — возмутилась дочка, — что я, одна, что ли, там была?

Там ещё Серёжка Волков, знаешь, как носился!

— Ну если Волков, тогда другое дело: за Волковым собакам только и бегать. Ну а как твои школьные дела идут, расскажешь?

— Никак не идут, — уклонилась Ксения от ответа, крутанулась на одной ножке, проскочила мимо отца на кухню, чмокнула маму в щёку и запрыгала к себе в комнату.

Минут через пять папа постучал в дверь:

— Ксюша, а что у тебя нового?

Дверь чуть-чуть приоткрылась, и дочка, просунув в щель голову, сообщила:

— А у меня, папа, всё по-старому…

— Ну а с музыкой?

— С музыкой? Нормально. Только…

— Что только?

— Зинаида Григорьевна просила больше играть.

— Тогда садись и играй хотя бы до обеда.

Ксения подошла к пианино. Открыла крышку:

— Играть для аппетита, что ли?

— Допустим.

Усевшись на стул перед пианино, девочка тяжело вздохнула и… повернулась к отцу:

— Пап, знаешь… У меня по рисованию тоже трудности есть. Может, я лучше порисую?

— Потом порисуешь, — строго сказал папа и, устроившись рядом на диване, попросил: — Давай играй, а я послушаю.

Ксения опять вздохнула. Достала ноты и зашелестела страницами:

— Тогда я буду играть тебе концерт. Хорошо?

— Концерт так концерт, — согласился папа.

Дочка закрепила ноты на пюпитре, выпрямила спину, подняла руки над клавишами и, повернувшись к отцу, неожиданно спросила:

— Сергей Михайлович, а почему вы в таком виде сидите? Вы же в консерваторию пришли!

Папа оглядел себя и спросил удивлённо:

— В каком «таком виде»?

— В растрёпанном! Рубашка мятая, вместо брюк тренировочные штаны, а ещё, — Ксения нахмурила тоненькие бровки, — в шлёпанцах!

Теперь уже папа обиженно задвигал бровями. Открыл, было, рот, но не нашёлся что сказать. Молча заправил рубашку, неловко спрятал под себя ноги.

— Да ты к тому же не бритый! — протянула дочка.

Сергей Михайлович провёл ладонью по щетинистому подбородку и тяжело привстал с дивана:

— Ладно, завтра приду на концерт, — сказал он. — Какие там у тебя трудности по рисованию?

Склероз

Данька Светлов разглядывал припаркованный «Вольво».

«Вот бы мне такой!» — завистливо думал он.

— Мальчик, — оборвала ход мыслей Даньки пожилая женщина. — Ты не из 3-го «А»?

Данька вернулся с небес на землю и вспомнил, что он шагает в школу, а не участвует в ралли «Париж — Дакар».

— Нет, я из 4-го «Б».

— Ну всё равно, — не отставала женщина. — Ты же из этой школы? — И она махнула рукой в сторону серой бетонной коробки.

— Ну да, — буркнул Данила.

— Вот и хорошо. Не передашь в 3-й «А» Кате Зубовой набор карандашей?

Данька положил протянутый свёрток в ранец и заспешил в школу — рядом она, в двух шагах, чего не передать.

И опять отвлёкся, задумался о своём, о наболевшем — об автомобилях. Забыл, кому свёрток надо было передать — просто выскочила фамилия из головы. Так до звонка и не вспомнил — склероз!

Прошёл первый урок. Началась перемена. Одноклассники кинулись в коридор. Данька, было, дёрнулся следом, но тут из открытого ранца на пол свёрток шлёп — карандаши раскатились во все стороны. А в дверях друг Васька Харитонов сигналит во всё горло:

— Светлов, на выход!

— Погоди, — отвечает Данька, а сам на четвереньках карандаши собирает.

— Чего годить? Побежали на перемену! — поторопил друга Васька.

— Не могу, — показывая на свёрток, стал объяснять Данька. — Мне это хозяйство отдать надо. А кому — фамилию забыл…

— А ты напрягись! — Васька нахмурил брови, сделал серьёзное лицо и сжал ладонями голову. — Вот так! Хочешь помогу?

— Чего-то не хочется — голова всё-таки, это тебе не кочан капусты, — уныло заметил Данька.

— Ну тогда попробуй вспомнить, к чему эта фамилия привязана.

— Скажешь: привязана! Фамилия тебе что, собака на поводке?

— Ну не привязана. Чего она, фамилия эта, напоминает?

Данила задумался. Даже глаза зажмурил.

— Ну! Представил?

— Вроде как… стоматологию.

— Ничего себе! Флюсова, что ли?

— Нет!

— Челюстнова?

— Да нет же! — Данька от огорчения даже крикнул.

— Ты чего нервничаешь, Светлов! Спокойно. Может… Пломбирова?

— А причём тут мороженое?

— Да не мороженое! От слова «пломба»!

— Ну и балбес ты, Харитонов!

— Чего? Я ему помогаю, а он! Сейчас как дам в зубы!

— Стой! Точно! Васька, ты гений! Настоящий друг.

Васька непонимающе крутанул пальцем у виска:

— Ты чего, Данила, того?

— Вспомнил! Зубова она из 3-го «А»! Бежим!

Схватив злополучный свёрток, Данька бросился к двери, Васька за ним. Времени оставалось как раз на одно доброе дело.

Союз художников 5-го «Б»

Перед дверью с табличкой «5-й класс „Б“» остановился мужчина. Постоял в нерешительности. Прислушался и, потянув за разболтанную ручку, шагнул в кабинет.

Тридцать пять мальчишек и девчонок одновременно повернули головы. Словно невидимый фотограф крикнул им: «Замри!». Семьдесят глаз изучающе разглядывали вошедшего. Вдруг светловолосая девчушка, тряхнув задорными косичками, крикнула:

— Да это мой папка Серёжа пришёл!

— А-а-а! — разочарованно пронеслось над классом. Застывший, было, круговорот учеников ожил и забурлил. Возле школьной доски образовалась куча-мала — Юрка Мошкин, второгодник и гроза класса, отдавал свои нерастраченные на усвоение школьных знаний силы. Рядом маленький юркий Борька Орешкин по-петушиному наскакивал на Лену Буханову, самую крупную девочку в классе, кто-то бегал между партами, кто-то яростно сражался на линейках…

Мужчина, он же Сергей Михайлович, он же отец светловолосой девчушки Ксении, бочком, по стеночке, стал протискиваться к единственному спасительно-спокойному месту в классе — учительскому столу.

«Тра-та-та!..» — оглушительно не то затарахтел, не то забарабанил школьный звонок.

Распахнулась дверь. Уверенно, как дрессировщик в клетку, вошла Ольга Петровна — классная руководительница 5-го «Б». Невысокая мощная, она стремительно подошла к Сергею Михайловичу, в энергичном рукопожатии дёрнула его за руку и скомандовала:

— По местам!

То ли вихрь, то ли смерч пронёсся по классу — замелькали платья, пиджачки, задвигались парты, стулья, что-то упало, кто-то хихикнул, но уже через мгновение дети послушно встали по своим местам.

— Садитесь! — поставила победную точку учительница.

Дети дружно сели. Произошло чудо — наступила тишина.

— Сегодня, — Ольга Петровна повернулась к мужчине: — Сергей Михайлович…

— Папа Ксении Приваловой! — взялся подсказывать с последней парты белобрысый мальчуган.

— Волков! — Ольга Петровна укоризненно качнула головой. — Да, Ксенин папа любезно согласился рассказать вам об одном из удивительнейших музеев Москвы — Третьяковской галерее.

Тем временем Сергей Михайлович торопливо развернул заранее приготовленный экран, закрепил его над школьной доской, раскрутил длинный электрический шнур и стал устанавливать в центре класса диапроектор.

— Можете начинать! — предложила учительница и махнула рукой добровольным помощникам у окна. Прошелестели тёмные занавески. Всё погрузилось в таинственный полумрак.

— Товарищи… Ребята! — Сергей Михайлович щёлкнул выключателем — пучок света соединил диапроектор с экраном. — Перед вами… — голос лектора неожиданно стал хриплым, пришлось откашляться и повторить. — Перед вами самый первый в России Государственный музей художников — Третьяковская галерея.

На экране возникло, слегка подпрыгивая, — дрожали руки у лектора — нарядное здание галереи.

— Пусть вы и не станете художниками, — пересиливая хрипоту в голосе, продолжил Сергей Михайлович, — но…

— Почему не станем? — курносый профиль Волкова обозначился на экране. — Я лично стану!

— Волков! — грозно прозвучало из темноты.

Тень с экрана немедленно исчезла:

— А что, Ольга Петровна, точно стану!

— Хорошо, хорошо! — предчувствуя нехорошее, заторопился Сергей Михайлович. — Кто-то будет художником, кто-то не будет…

— Почему не будет? Вот захочу и буду! — возразила Аня Новошинская, первая ученица класса. — Правда, Ольга Петровна, у меня способности, вы сами говорили!

— И у нас способности! И у нас! — поспешили сообщить неразлучные подружки Вера и Таня.

— А мы что, хуже? Да? — решили не отставать сидевшие за девчонками мальчишки. — Не хуже! Ещё как лучше!..

Скоро стало ясно: художниками станут все. Кроме второгодника Мошкина.

— Буду большим начальником! — упёрся он.

— Уважаемые будущие таланты! — срывая голос, крикнул Сергей Михайлович. — Прошу слова! Вам для работы в Союзе художников это может пригодиться!

Будущие таланты приумолкли.

— Так вот: лучшие картины лучших художников хранятся в Третьяковской галерее, а значит, — Сергей Михайлович перешёл на таинственный шёпот, — и ваши полотна… со временем… могут оказаться в этом музее.

Класс восторженно загудел. Нашлись желающие немедленно, до конца урока, нарисовать свои шедевры.

— Только не сегодня! — успокаивал лектор нетерпеливых. — Давайте начнём хотя бы завтра. А сейчас, прошу знакомиться, — и он перевёл слайд. — Самый настоящий художник, ваш коллега — Виктор Васильевич Васнецов.

С экрана на учеников смотрел худощавый бородатый мужчина. Похоже, он немного рассердился на легкомыслие второклассников. Впрочем, это могло только показаться.

— Виктор Васнецов, — продолжил рассказ Сергей Михайлович, — родился в середине XIX века в семье священника. Учился в духовном училище, а потом поступил в семинарию…

— Это где семена делают? — спросил Мошкин.

— Не семена, а священнослужителей! — сообщила Новошинская.

— Ребята, послушайте! — поторопился оборвать дискуссию Сергей Михайлович. — Васнецов мечтает о другом призвании: однажды он уезжает в Академию художеств, чтобы стать настоящим художником.

— Как мы, — зашептал на весь класс Волков.

Сергей Михайлович установил очередной слайд:

— «Витязь на распутье» — одна из первых картин художника.

Секунду-другую класс изучал одинокую фигуру всадника, застывшего перед каменной глыбой.

— А внизу-то, смотри! — свистящим шёпотом заговорил с первой парты Орешкин. — Череп и кости!

— Где? Где кости? — зашумели вокруг.

— Да вон под камнем! — Боря Орешкин не выдержал, подскочил к экрану. — Смотри сюда!

Раздался топот ног, и вот уже весь класс, приплясывая у доски, восторженно начал тыкать пальцами в экран.

— Т-а-а-к! — донёсся с задней парты грозный голос на время забытой Ольги Петровны. — Кто там не желает поехать в субботу на экскурсию в зоопарк?

Второклассники кинулись врассыпную на свои места — в зоопарк хотелось всем.

Следующие картины класс рассматривал в образцовой тишине. Волков даже ладонью рот зажал на всякий случай. Но вот словно выросли из-под земли и перешли на экран васнецовские «Богатыри».

Гул одобрения прокатился по рядам.

— Чур, я в серёдке! — крикнул-таки Волков.

— Господа богатыри и будущие художники, — не без ехидства заметил лектор. — Прошу обратить внимание на то, что эту картину Васнецов писал двадцать три года.

5-й «Б» удивлённо загудел, а Мошкин заявил:

— Н-е-е, начальником лучше…

Сергей Михайлович дождался тишины и торжественно произнёс:

— А сейчас перед вами предстанет особое полотно, — он перевёл слайд, и на экране высветилось серое, хмурое небо, стая черных ворон и широкое поле, усеянное телами погибших воинов. — Художник создал его по мотивам древнерусской летописи «Слово о полку Игореве», и называется эта картина «После побоища Игоря Святославовича с половцами».

Дети смотрели и слушали. По-настоящему. Сергею Михайловичу стало неожиданно легко делиться своими мыслями и чувствами с такой внимательной аудиторией. Незаметно для себя он сказал всё, что хотел, и закончил, как ему хотелось:

— О бедах земли русской, о раздорах князей говорилось в летописи, про это же с помощью красок и кисти рассказал художник. Про то, как малая дружина Игоря не побоялась, в одиночку сразилась с полчищами врагов. Сразилась и погибла…

Сочувственное молчание повисло над классом. Первым не выдержал Волков:

— Эх, пулемёт бы нашим!

— Танк лучше! — веско возразил Мошкин.

— Зачем танк? — Орешкин ловко вскарабкался на парту. — Шашки в руки и всем классом, сообща, на половцев. Ура!

— У-р-р-а! — робко подхватил кто-то.

* * *

И вот уже весь класс в упоении голосил:

— У-у-у-р-р-р-а-а!

А тут ещё школьный звонок победно затрубил в общем хоре.

Лектор вышел из класса. За дверями кабинетов, то тут, то там, набирая обороты, гудели детские голоса.

Шагая по весело поскрипывающему паркету, он неожиданно запнулся. Словно что-то далёкое, но такое знакомое, забытое им, и вот сейчас, внезапно ожившее, легонько подтолкнуло вперёд.

Оглянувшись, на всякий случай, Сергей Михайлович взмахнул руками и припустил вприпрыжку по ещё пустому коридору.

Анна Игнатова

По Пришвину

Хорошо в лесу! Окунёшься в лесные звуки, засмотришься на лесные краски, пообщаешься с обитателями здешними — отдохнёшь душой. И снова можно в город — дымный, угарный, дребезжащий, лязгающий… То ли дело лес!

Идёшь себе по тропинке, с покрышки на покрышку перескакиваешь. Вроде и колёса, вроде и городской атрибут — ан нет! Не чадит, не пылит, жжёной резиной не воняет. Лежит покрышка тихохонько, травкой зарастает, спину свою упругую под ногу подставляет: пожалуйста, мил-человек, ступай смело, не провались в ручей, в сточные воды, на меня обопрись. С такими товарками и путь веселее.

Сначала-то лес сторожится, не доверяет. Приглядывается: что за человек пожаловал, зачем? И тишина в лесу напряжённая, выжидающая. Но, если будешь ты вежлив и внимателен, наблюдателен и молчалив, раскроется лес, покажет свои богатства, поделится тайнами. И сменится тишина живыми звуками. Тут только успевай глядеть да слушать.

Вот в кустах зашуршало, зашоркало. Робко, по-детски, но с любопытством, с живинкой. Да это пакетик полиэтиленовый! Заблудился, малыш? Застрял в ветках — не выбраться? А не будешь от мамы-свалки улетать! Ишь, неслух… Ну давай помогу. Вот так, лети, шуршун!

А что это в листве прошлогодней блестит? Так сразу и не заметишь. Но уж, коли заметишь — ахнешь. Банка из-под энергетика! Ай да красавица! Сама синяя, буквы красные да ещё полоски серебристые по бокам. Что же ты за пенёк спряталась, скромница? Тебе бы повыше, на сучок какой-нибудь нацепиться, чтобы всем видно было этакую красоту!

А рядом кто? Да кто же как не королева леса — бутылка. И формы-то необыкновенной — квадратной, плечистой. Эта о высоком месте не тревожится, знает, что отовсюду видна, всем заметна. Уж сколько, казалось бы, перевидал их, а каждый раз удивляюсь: где её положат, там она и обживётся, и всех под себя подстроит. И трава с листьями цвет её принимают, и цветы лесные вокруг горлышка обовьются, приласкаются, и заячья капустка зелёной мозаикой фон создаст. И никто её с места не стронет. Истинно — королева!

Дальше иду, не тороплюсь. А куда торопиться? И красоты лесной не разглядишь, и за проволоку зацепиться можно. Вот как раз торчит петля. Это — старожилка, по всему видать. Где конец у неё, где начало — не поймёшь. Вросла в землю, заматерела. Такую ухватистую не выдернешь, только руки испачкаешь да землю расковыряешь. А вытащишь — что делать станешь? В овраг закинешь?

Удаль какая! Да и к чему её вытаскивать? Пусть растёт, пусть лес сторожит. Помчится по тропинке чужой человек, к лесу неласковый, а петля проволочная его сапог в ловушку — рраз! Не бегай зря, не суетись, ещё задавишь кого-нибудь, торопыга…

А если день солнечный, тёплый, запорхают надо мхом газетные обрывки-однодневки. Это они на солнышке подсохли, полегчали, повеселели и спешат своим весельем недолгим, летучим лес наполнить. Крутятся под ногами непоседы, шелестят и не догадываются, что красота их пёстрая, рекламно-статейная, до первого дождика или даже до первой росы… Обмякнут от влаги лёгкие крылышки, прибьёт их к земле, расплющит, растащит на кусочки, и следа не останется от резвушек… Так порхайте, пока солнышко!

А мне домой пора. В город, в железный поток загазованный. Отдохнул душой, спасибо тебе, лес. Береги себя, не меняйся.

Летняя версия

Здравствуй, поле, здравствуй, речка!
Здравствуй, дача дедова!
Принимайте человечка
Городского, бледного!
Здравствуй, пыльная дорога
От села до хутора!
Поживу-ка я немного
В доме без компьютера!
Буду трескать чебуреки
Свежие, горячие!
Буду слушать саундтреки
Птичьи-лягушачие!
Ждать Катюшу у сосны,
Где ручей сужается,
И смотреть, как диск луны
В небе загружается…
Буду нежиться на пляже —
Золотом песочке!
Не узнает мама даже
Своего сыночка!
Стану цвета шоколада,
Круче принца Персии!
Сохраниться только надо
В деревенской версии…
Договор
Почему крокодил под водой
Считает меня
Едой?
Но я
крокодила
тоже
Считаю
Отличной кожей.
Крокодил!
Давай этим летом
Заключим договор на пляже:
Я не буду
Твоим обедом, А ты —
Моим саквояжем!

Вишнёвый пирог

— Вишнёвый пирог — это вам не гречневая каша! — воскликнул я.

— Вишнёвый пирог — это вам не яичница! — поддержал меня папа.

— Вишнёвый пирог — это вам не фунт изюму, — сказала нам мама. — Если уж хотите на ужин пирог, то извольте слушать мою команду!

И мы выслушали мамину команду: папа идёт в магазин за сметаной, маргарином, дрожжами и мукой, я — на рынок за вишнями. А сама себе мама скомандовала идти на кухню и как следует отчистить противень.

И все пошли исполнять команды.

Я отправился на рынок. На рынке продавали всякую всячину. А вишни были только у одного продавца. Интересный такой продавец. Я ему говорю:

— Мне нужны вишни, два килограмма.

А он мне:

— Бери три — не пожалеешь!

Я говорю:

— Они у вас какие-то особенно вкусные?

А он говорит:

— Они у меня особенно особенные. Это не простые вишни. Они собраны не на простом вишнёвом дереве.

— А на каком же? — спрашиваю.

— А на таком, которое выросло на лбу у оленя, — говорит.

Я, конечно, усмехнулся про себя. И продавец усмехнулся. Мы с ним оба усмехнулись, каждый по отдельности.

— Где же вы такого оленя нашли? — спрашиваю.

А он вдруг посерьёзнел и вздохнул:

— Расплодились…

Я тоже посерьёзнел. Я по делу пришёл, в конце концов, а меня за маленького держат и сказки рассказывают.

— Мне два килограмма, — говорю. — Вот деньги.

Продавец опять вздохнул и взвесил два килограмма вишен.

— Я здесь только послезавтра буду, — зачем-то предупредил он меня.

Я побежал домой. Папа свою команду небось уже выполнил, а я тут задерживаюсь! Какая мне разница, когда продавец на рынке будет! Или он намекает, что вишни можно вернуть, если они для пирога не подойдут? Я посмотрел на спелые, бордовые, почти чёрные вишни. Ещё как подойдут для пирога! Очень качественный товар! Мама будет довольна.

Мама была очень довольна. Папа принёс свежайшую сметану и высококачественные дрожжи. А тут как раз я вернулся с крупными сочными вишнями.

— Молодцы! — сказала мама и выгнала нас из кухни. Эту команду мы исполнили особенно охотно.

Ужинать сели в гостиной. Накрыли журнальный столик, зажгли торшер. Чашки достали праздничные, с блюдцами и тарелочками. Включили музыку приятную. Папа пирог режет и по тарелочкам раскладывает.

— Красота! — сказала мама.

— Какой аромат! — сказал папа.

— Это вам не гречневая каша! — сказал я. — Папа, режь быстрей, слюнки уже текут!

Пока мама разливала чай, я не выдержал и откусил здоровенный кусок от своей порции. Не пирог, а сказка! Недаром слюнки текут! Так и захлебнуться можно.

— А у нас сегодня в школе один мальчик на уроке захлебнулся и утонул, — едва прожевав пирог, сообщил я.

— Это на каком же уроке? — застыл с ножом в руке папа.

— Известно на каком — на физкультуре, — невозмутимо продолжал я. — В бассейне.

— Витенька, у вас же в школе нет бассейна, — мама разлила чай по чашкам и теперь, глядя на меня, наливала заварку в сахарницу.

— Это раньше не было бассейна, — пояснил я. — А теперь его построили, в кабинете ИЗО. У нас теперь рисование и физкультура одновременно проходят. Мы плаваем и заодно рисуем. Очень удобно, не надо воду в стаканчике менять, прямо в бассейн кисточку макаешь. А альбомы перед нами на плавательных досках лежат, — заливался я соловьём.

— Ты пей чай, Витенька, — улыбнулась мама, поправляя мне волосы и незаметно пытаясь пощупать лоб — не горячий ли.

— И что же произошло сегодня на уроке? — спросил внимательно слушавший меня папа.

— Ученик утонул, — я откусил ещё кусок. — Трудно же плавать и рисовать одновременно! Программа новая, не освоенная, многим трудно поначалу… Вот смотрю, один парень ко дну пошёл! Ну я нырнул за ним, думаю, что он дальше делать будет… А он сел на пол, пригорюнился и говорит: «Опять мне „два“ за рисунок поставят. Лучше я утону!» Тут я его давай наверх тянуть, а он упирается! Тяжёлый! Так, думаю, не вытащить, надо на помощь звать.

Мама и папа зачарованно меня слушали и жевали пирог.

— Ну стал звать на помощь. А под водой не слышно, что я кричу, никто и не идёт. Хорошо, мимо дельфин проплывал.

— Дельфин? — ахнула мама. — В кабинете!

— Он из дельфинария приплыл, — объяснил я. — У нас в кабинете зоологии зоопарк сделали с дельфинарием. Дельфин-то меня услышал, они под водой отлично слышат. Он того парня хвостом как подбросит! Моментально вылетел на поверхность! А я сам… за волосы себя потянул и легко поднялся, — закончил я и вытаращил на родителей глаза. И лоб тоже украдкой потрогал. Нет, не горячий.

— Молодец, — похвалил меня папа и отрезал себе второй кусок пирога. — Не растерялся. Весь в меня. Я сегодня тоже человека спас. И не одного, а многих. Целый троллейбус. Он с моста в реку ухнул. Водителю плохо стало с глазами — ослеп. И не туда повернул. Проломил перила и в воду — бабах! Пассажиры все обомлели, я один не растерялся!

Мама восхищённо отпила сразу полчащки чаю. Я судорожно вцепился в свою чашку, не замечая, что это сахарница.

— Нет, я не растерялся! — папа обвёл нас глазами и остался доволен произведённым эффектом. — Я выскочил через люк на крышу, схватил верёвки от троллеев и набросил на проплывавший мимо теплоход с туристами! Потом я в два счёта взобрался на борт этого теплохода и крикнул капитану: «Жми что есть силы самый полный!» Капитан мгновенно оценил ситуацию и погнал свою посудину во всю мощь! Троллейбус моментально вышел на глиссирование под радостные крики пассажиров! Те, кто сидели на заднем сидении, даже не замочили ног и просили ещё покатать их с ветерком. Решили даже сделать такой аттракцион — речной троллейбус, приглашают меня на роль директора… — скромно закончил папа свой потрясающий рассказ.

Я уже понял, в чём дело. Но рассказывать родителям, откуда взялись вишни, ставшие начинкой для нашего пирога, пока не спешил. Мне хотелось послушать мамину историю. Мама и так-то любит приукрасить свои рассказы, а теперь, наверное, такое сочинит, что только уши развесишь! Тем более что она успела прикончить два немаленьких куска вишнёвого пирога и приступила к третьему.

— Ты настоящий герой, без преувеличения! — воскликнула мама и оставила у папы на щеке вишнёвый отпечаток поцелуя. — Я знала, за кого выхожу замуж!

Недаром я отказала тому индийскому принцу, который умолял меня стать его женой.

Папа расправил плечи, выпятил грудь и надул щёки. Индийский принц отдыхал по сравнению с моим папой.

— А ведь индийские принцы становятся совершенно невозможными, когда им отказывают, — поделилась с нами мама своим богатым жизненным опытом. — Вот и этот — совершенно сошёл с ума! Сначала он заваливал меня цветами, потом драгоценными камнями, потом пригнал во двор моего дома целое стадо слонов и всех до единого поставил передо мной на колени! А поскольку я была непреклонна, он решил меня украсть!

Мама меня не разочаровала. Да и папа слегка обалдел и даже перестал надувать щёки и выпячивать грудь. И спросил:

— А я-то где был?

— На работе, — быстро ответила мама, не отвлекаясь на второстепенные детали. — И вот украл меня принц прямо из магазина, из мясного отдела. Я за фаршем для котлет пришла. Только не за говяжьим, там жил всегда много, и не за свиным, он жирный очень. А надо брать такой особый фарш.

На этот раз мама отвлеклась на второстепенные детали. Впрочем, может, они не казались ей второстепенными. Тем не менее пришлось мне дёрнуть её за рукав, чтобы она про принца продолжала.

— Ну да, в мясном отделе… Свита принца меня в мешок посадила… нет, не в мешок! В индийский ковёр закатала! Но я не растерялась и стала ковёр кусать! А кусаюсь я больно, никакой ковёр не выдержит! Он заверещал, размотался да всю принцеву свиту в себя завернул! Так в ковре я их всех в милицию и сдала. И скорей домой вернулась — котлеты жарить…

Мама в самом деле готовит очень вкусные котлеты. Это — сущая правда.

Все мы уставились друг на друга и замолчали. Я решил, что пора рассказать, на каком дереве выросли вишни. И рассказал. И мне сразу поверили.

— Чего только не продаётся теперь на рынке, — сказал папа. — Вот однажды я встретил одного рыбака, который продавал черепах-гонщиц.

— Очень интересно, — сказала мама, — мы, что же, теперь всё время будем всякие небылицы рассказывать?

— Не знаю, — сказал я. — Но из школы меня точно выгонят за такие ответы. Вот у нас одного мальчика недавно выгнали.

— Хорошо, что он не продавал фиги, от которых вырастают ослиные уши, — вспомнил папа сказку про маленького Мука.

— Кстати, есть ли у него на складе молодильные яблоки? — спросила мама.

— Я всё узнаю, — сказал я. — Но только послезавтра.

Для души

Охотник брёл в лесной глуши
С большим ружьём и без улыбки.
Глядит: играет — для души —
Медведь на самодельной скрипке.
Стрелок застыл с открытым ртом.
Под музыку качалась чаща…
Подумал: «Выстрелю потом.
Сейчас момент неподходящий».
Второй охотник подоспел
На пение медвежьей скрипки.
Он взвёл курки. Глядит в прицел
И ждёт. Спокойно, без улыбки.
Пришёл охотник номер три.
А вслед за ним четвёртый, пятый…
Красиво, что ни говори,
Медведь играет толстопятый.
…Они стояли впятером
И ждали нужного момента.
Умолкла скрипка. Грянул гром
Не выстрелов —
Аплодисментов.

«Ты художник, Коля!»

Я был несчастным мальчиком. Я совершенно не умел рисовать. Даже самые простые вещи. Весь класс рисовал картину под названием «Утка в камышах», у меня же получалась картина «Поджог товарного вагона». У всех ребят были рисунки на тему «Прогулка по зоопарку», у меня — «Натюрморт с подъёмным краном». Обидно!

Главное, я отлично знал, что именно хочу нарисовать. Да что я в зоопарке, что ли, не был? Я прекрасно помнил слона: как он смешно крутит хоботом и обмахивается ушами, а лоб у него весь в красном песке, потому что он ныряет в свой бассейн до самого дна. Я во всех подробностях представлял себе гамадрила.

А жирафов никто лучше меня не знал, потому что никто дольше меня не стоял перед вольером с жирафами. Но когда я начинал рисовать, то получался не жираф, а какой-то столб с капитанским мостиком.

Даже моя младшая сестра Светка, которая ещё не ходила в школу, и то рисовала лучше меня! И ещё нарочно меня дразнила:

— Коль, а Коль, нарисуй мне медвежонка!

— Какого медвежонка?

— Такого мохнатого, который малину в лесу ест.

— Сама рисуй, мне некогда, — пытался отвязаться я.

А она как начинала канючить:

— Коля, ты так хорошо можешь его представить: и как он в малине сидит, и как ветку лапой держит, и как вокруг птички поют, а под листиком сыроежка растёт… Ну, Кооооль!

А начну рисовать — она смеётся.

— А почему, — говорит, — у тебя медвежонок с рогами?

— Где ты видишь рога? — кричу я, а сам чуть не плачу. Действительно, хотел ветки малинника нарисовать у медведя за спиной, а получились рога…

В общем, не художник я. Был до поры до времени. А именно до того дня, когда мама дала мне одну книгу.

Это не был учебник по рисованию. Это была история, написанная одним французским лётчиком. Как он упал на своём самолёте в пустыню. Но ему повезло, он не разбился, а встретил мальчика. Если честно, я не совсем всё понял тогда в этой книге. Но один момент меня прямо-таки заворожил! «Вот ящик, а в нём сидит такой барашек, какого тебе хочется!» Волшебные, спасительные слова!

— Светка! — завопил я.

Светка примчалась как на пожар.

— Светка, что тебе нарисовать?

— Нарисовать?..

Если бы я предложил ей слетать на Луну, она бы меньше удивилась.

— Ну… нарисуй бурундучка…

Я схватил лист бумаги, фломастер и быстро начертил что-то вроде кирпича.

— Вот тебе ящик, там сидит такой бурундучок, какой тебе захочется.

Светка осторожно потрогала нарисованный кирпич.

— А какой мне захочется?

— Такой пушистый, в полосочку, с маленькой усатой мордочкой.

Светка аж взвизгнула от радости и стала ласково рассматривать мой рисунок.

— Он будет держать в лапках еловую шишку, ладно?

— Ладно, — великодушно разрешил я. — Хоть кедровую.

— Коля… А ты можешь нарисовать лошадку?

— Пожалуйста! — я взял другой лист и нарисовал кирпич побольше. — Вот тебе сарай, а там стоит такая лошадка, какая тебе захочется.

Владимир Борисов «Союз художников 5-го „Б“»
Анна Игнатова «Вишневый пирог»

— С серебряной уздечкой?

— И с перьями на голове, как в цирке! Подковы медные, цокают звонко! Сама белоснежная, а грива и хвост огненнорыжие.

— Коля, нарисуй красивое платье!

— Вот тебе шкаф, там столько красивых платьев, сколько тебе захочется! Бархатные, шёлковые, с лентами, кружевами…

— Коля, принцессу!

— Вот тебе дверь, за ней такая принцесса, какая тебе захочется!

— Вампирчика, Коля!

— Вот тебе гроб, в нём лежит такой вампирчик, какой тебе захочется!

Моему счастью не было предела! Я рисовал всё, что мог только вообразить! Кораблик? На здоровье! Волнистая линия, на ней большой треугольник — вот вам скала, за ней такой кораблик, какой вам захочется. С парусами, пушками, бравыми матросами и семафорными флажками… Осьминога, страуса, жирафа, фламинго, автомобиль, праздничный торт — абсолютно всё я мог нарисовать!

Светка смотрела на меня сияющими глазами.

— Какой ты художник, Коля!

Она бережно собрала все рисунки с кирпичами, прямоугольниками и квадратами.

— Спасибо! А знаешь, бурундучок у тебя лучше всех получился! С кедровой шишкой…

Анна Никольская

Настоящий фей

В ту ночь мне никак не спалось. Я лежал в кровати, а за стенкой сосед-полуночник барабанил на рояле то ли этюды, то ли увертюры — я не разбираюсь. Я лежал на спине, слушал задушенные панельной стеной звуки и думал:

«Вот шкаф. Интересно, когда я закрываю глаза, он всё так же рядом стоит? Или исчезает? И если быстро и неожиданно открыть глаза, может быть, вместо шкафа я увижу пустое место или, к примеру, соседский рояль?»

Однажды папа рассказывал мне про квантовую физику, и я вполне мог себе такое представить.

— Реальность — метаморфоза. Она, сын, многогранна! — воодушевлённо говорил папа. — Всё, что мы видим вокруг себя, на самом деле не существует. Парадокс.

Я свято верил своему папе.

Потом я думал про то, что не подготовился к контрольной по математике и завтра наверняка схвачу двойку. Потом немножко про то, что поссорился с лучшим другом Колей Синяковым. Немножко потому, что думать про это было ещё неприятней, чем про контрольную. И ведь главное — из-за пустяка поссорились-то! Зато на всю жизнь. Из-за овсяной каши. Нам её в столовой на обед давали. А Колька возьми да переверни эту кашу прямо мне на колени — все брюки угваздал! На глазах у Тани Лютиковой — она в очереди за беляшами стояла, всё видела. Понятное дело, у Кольки это нечаянно получилось, не нарочно, но хохотать-то при этом во всё горло зачем? И пальцем в меня тыкать? Это при Тане-то? Никогда я ему этого не прощу. Я его рюкзаком по башке огрел, чтобы не ржал, как конь, и в класс пошёл. И не разговаривал с ним больше, хотя мы за одной партой сидим.

Потом я запретил себе про Кольку думать и начал думать про овец. Вернее, их считать. Раз овца, два овца, три овца, четыре овца…

Овцы у меня жирненькие такие, кучерявые, с мягкими розовыми ушами, меланхоличные. Идут себе гуськом потихонечку, грустят о чём-то своём, вечном — овечьем… Сто восемьдесят шесть овец, сто восемьдесят семь овец… Одна мне говорит:

— Что, Серёжка, не спится тебе? Измучился?

— Не спится, — отвечаю. — Измучился.

— Это значит совесть у тебя нечистая. Те, у кого совесть чистая, спят давно.

Сказала так и язык показывает. Мне так обидно стало, прямо до слёз! Бросил я их считать, неблагодарных, и про контрольную опять вспомнил. Аж сердце между рёбрами закололо. А потом снова про Кольку, а потом про Таню — замкнутый круг какой-то!

Что ж это за жизнь у меня такая трагическая? Я ведь мальчик самый обыкновенный, не Лжедмитрий какой-нибудь или, к примеру, Маугли, брошенный в джунглях. Я же Серёжа Воробушков, живу по прописке, с мамой, с папой, законов не нарушаю. Что поведение у меня неудовлетворительное — согласен, про это я не умалчиваю. Но разве я заслужил такие душевные муки только лишь потому, что по коридорам на переменах бегаю? Эх, тяжёлая всё-таки жизнь у современных мальчишек! Или я один такой?

С некоторых пор мне всё чаще кажется, что я какой-то исключительный, не похожий на всех. И душевная организация у меня гораздо тоньше, чем у сверстников. Это папа маме так сказал, когда думал, что я не слышу. А я за дверью стоял и всё слышал.

И за что мне такое наказание — быть не таким, как все? Вот вырасту и обязательно стану, как все! Женюсь, буду ходить на работу, а по вечерам стану газету читать или смотреть телевизор. И никаких тебе нервотрепок, никаких неурядиц в школе. И никаких Колек Синяковых, которые над лучшими друзьями насмехаются. У меня вообще друзей не будет, когда вырасту. Будут мама, папа и жена. Вырасти бы уже поскорее!

Только я так подумал, слышу жужжание какое-то над головой. Настырненькое такое жужжание. Муха весенняя, что ли, проснулась? Вот наглая, думаю! Человек и так уснуть не может, а она разжужжалась тут! Изловчился я, хвать эту муху — и поймал!

К уху поднёс — жужжит. Кулаком потряс — жужжит. Только уже не настырно, а жалобно, плаксиво так, вроде плачет.

Открыл я ладошку и говорю:

— Лети отсюда, чего уж там!

А она мне отвечает мужским голосом:

— Какой ты добрый, мальчик! Спасибо тебе, добрый мальчик!

Пригляделся я к мухе повнимательней, а это и не муха вовсе, а фея с крылышками. Точнее, фей. Бородка клинышком, штанишки на подтяжках и пузико, как у нашего соседа из двадцатой квартиры. И вообще он на этого соседа чем-то неуловимо похож — подозрительно мне стало даже.

— За что «спасибо»? — удивился я.

— Как же! Ты меня пожалел, не убил газетой по голове.

— Вот чудак-человек! Зачем мне тебя убивать?

— Не скажи. Знаешь, сколько нашего брата под мухобойками гибнет! В три раза больше, чем в ДТП ежедневно.

— Ничего себе! — присвистнул я.

— А ты думал! — фей одёрнул зелёненький камзол.

— Выходит, вашему брату ещё хуже, чем нашему, — мальчикам необыкновенным — живётся?

— Сравнил тоже! Да нам, знаешь, как по жизни трудно идти? Просто словами не передать, с чем ежечасно приходится сталкиваться!

— Серьёзно? — я уселся в постели поудобнее.

— А то! Жизнь пройти — не поле перейти.

— И не говори, — вздохнул я понимающе. — А я взрослым скорее мечтаю стать.

— Взрослым? — удивился фей. — Зачем это?

— Ну как, — усмехнулся я на его непонятливость. — Во-первых, в школу ходить не надо, во-вторых, квартира своя собственная, а не просто комната. Хочешь — на обоях рисуй, хочешь — хоть всю мебель наклейками залепи, никто не будет возражать. Кушать всё, что угодно, можно: от курицы — только ножки, из любительской колбасы жир выковыривать и кошкам отдавать. Да хоть сплошными конфетами целый день питайся — никто с немым укором не посмотрит! И потом жена.

— А что жена?

— Ну как же? — засмущался я. — Жена — это же самый лучший друг, причём не на выходных и не на переменках в школе, а круглосуточно! С ней и в кино, и в тир, и на американские горки пойти можно, и школу вместе прогулять. И в футбол погонять, и хоккей по телику посмотреть, поболеть за одну команду. Или, например, в отпуск на море съездить, на целых три месяца, представляешь! С родителями же не так. Родители для того и придуманы, чтобы детей в правах ущемлять и во всём контролировать.

Фей невразумительно пожал плечами.

— Вот ты, — говорю: — Женат?

— Нет, — ответил фей. — Нам по роду службы не полагается. Да и потом, знаешь, я этих фей недолюбливаю. Задаваки они, вот что.

— Бывает, — вздохнул я. — А моя мечта — на Тане Лютиковой жениться. Она тоже иногда задавакой бывает, но в большинстве случаев хороший человек, надёжный.

— Да нет ничего проще! — вдруг сказал фей. — Закрывай глаза, сейчас мы быстро это дело организуем!

— Ты серьёзно? — я посмотрел на него недоверчиво.

— Я ещё ни разу в жизни таким серьёзным не был. Эники-бэники ели вареники! — сказал фей и хлопнул в ладоши.

— Сергей, вставай, а то в школу опоздаешь!

Я открываю глаза и сразу вспоминаю про фея. Ну, разумеется, он мне вчера приснился.

Я встаю, обуваю тапки и бреду на кухню.

У плиты стоит мама в новом халате — вся в розочках — и жарит оладушки.

— Доброе утро, — говорю, — мама.

— Какая я тебе «мама»? — говорит мама и оборачивается.

И в этот самый момент моё сердце останавливается.

Оно останавливается, и я думаю, что вот сейчас, через какую-то долю секунды умру от остановки сердца. Но нет. Сердце снова начинает биться, только уже не как у всех нормальных мальчиков, а в три раза быстрее.

Передо мной стоит не мама, а женщина, смутно мне кого-то напоминающая. «Соседка, что ли, за солью пришла?» — думаю.

— Ты чего на меня, как баран на воду, уставился? — спрашивает женщина. — Ешь, дорогой, а то опоздаешь, — и ерошит мне волосы.

Мне так обычно Таня волосы ерошит, когда я ей оказываю знаки внимания. Например, когда кнопку на стул подкладываю.

— Лютикова, ты, что ли?!

— В каком смысле? Я, что, так плохо с утра стала выглядеть? — она хватает с подоконника зеркальце. — Надо бы на выходные к косметологу записаться. Кстати, я уже десять лет, как Воробушкова.

— Да нет, — говорю. — Ты прекрасно выглядишь. Только ты такая… такая… фигуристая… И брови густые… И стрижка…

— Да ну тебя совсем, Серёжка! — хохочет Таня, запрокинув голову.

«Точно Лютикова, — думаю. — Только она так задорно хохотать умеет», — и чувствую, как тепло по всему телу разливается.

— Ты сегодня странный какой-то. Иди уже брейся. Тебе к первому уроку. Забыл?

— Погоди, а я, что — в школе работаю?

— Вот те раз! Третий год уже, и не кем-нибудь, а директором!

— Директором?! — я аж подпрыгнул.

«Зашибись! — думаю. — Удружил, фей называется. Теперь мне не пять раз в неделю в школу ходить, а по субботам тоже. И по воскресеньям, если канализацию, не дай бог, прорвёт».

— Слушай, а ты не заболел? — Таня щупает мой лоб. — Горячий!

— Заболел! Да-да, я заболел! Позвони в школу, пожалуйста, отпроси меня у… э-э… Ладно, неважно, сам позвоню.

— Хорошо, тогда отдыхай сегодня, жидкости побольше пей, а я на работу пошла.

— А ты где работаешь, если не секрет?

— Ты бы температуру померил. Я вообще-то в вашем непосредственном подчинении, Сергей Андреевич, тружусь. Учителем музыки, если вы запамятовали.

— Правда, что ли?

— Угу.

— Слушай, — говорю, — у меня к тебе предложение. Давай школу сегодня прогуляем, а?

— А давай я тебе лучше доктора вызову.

— Ну, Танька! Ну ты чего? — на правах мужа я усаживаю её к себе на колени — как-никак, она теперь моя по закону. — Давай детство босоногое вспомним! Стариной тряхнём!

— Сам ты старина! — обижается она.

— Рванём в парк культуры и отдыха! Прокатимся на каруселях, объедимся мороженым, в грязи изваляемся!

— Твой парк пятнадцать лет как снесли, — говорит Таня и прищуривается как-то мечтательно. — А знаешь что? Ну её, эту школу! Я согласна! Помнишь, как мы в третьем классе сбежали с математики? Ты — потому что к контрольной не подготовился, а я — за компанию?

— Не помню.

— Только давай лучше не в парк, а по магазинам! А потом в кино на «Возвращение Аватара»! А под занавес — в ресторан!

— В ресторан? А что, это мысль! — говорю, а сам думаю:

«Ну ничего себе, как всё здорово складывается! Женатым быть — это ж сплошное удовольствие! И чего эти взрослые по детству тоскуют? Лучшие годы чудесные, лучшие годы! Ничего они в настоящей жизни не смыслят!»

Приехали мы в центр, а там! Не узнал я родной город — за двадцать лет он сильно изменился. Небоскрёбы, небоскрёбы, а я маленький такой! Так папин кумир Вилли Токарев пел, когда в Нью-Йорке впервые оказался. Вот я тоже, как будто в Нью-Йорке или в Рио-де-Жанейро себя почувствовал.

Заходим мы в торговый центр с Таней под ручку, а там музыка, шик-блеск, куклы в два человеческих роста расхаживают, конфеты посетителям раздают бесплатные. Промакция у них, значит.

— Давай, — говорю, — конфет наберём побольше.

— Ты что? Забыл, что мы на диете? У тебя вон уже пузико, как у нашего соседа из двадцатой квартиры. Нет, дорогой, пошли лучше в шляпный отдел. Шляпу тебе купим.

— Зачем мне шляпа? — спрашиваю. — Давай лучше мотоциклетный шлем. У нас же есть мотоцикл?

— У нас с тобой автомобиль «Лада-Калина». Папа твой, царство ему небесное, в наследство оставил. Только он сейчас в ремонте.

— Кто? Папа? — спрашиваю, а сам чую, сосёт у меня под ложечкой.

— Андрей Андреевич, поди, третий год, как на кладбище, земля ему пухом! А шляпа тебе — для солидности, на работу в ней будешь ходить.

Таня заводит меня в какой-то бутик. А мне, ребята, вот ей-богу, не до шляп! У меня отец три года назад умер! Чувствую, разревусь сейчас. Кое-как себя в руки взял. А чего я хотел, спрашивается? На двадцать лет же вперёд проскочил во времени, э-эх!

В общем, пока Таня по магазинам бегала, я в кафе сидел. Купил двойной эспрессо без сахара и кекс. Сижу, давлюсь кофейной горечью, пирожное ломаю. Чувствую, отпускать начало понемногу. А тут Таня подоспела — вся обвешанная пакетами.

— Пошли, — говорит, — наш сеанс начинается. — Я диван в 4D-зоне откупила. Гулять так гулять!

Ну что я вам, ребята, могу сказать? Новые технологии на месте не стояли, за двадцать лет колоссальные изменения в техногенной сфере произошли. Посмотрели мы с Таней «Возвращение Аватара» — словно на Пандоре побывали! Оглядели там всё, понюхали, потрогали, с местными жителями через переводчика пообщались, даже их национальной кухни отведали. Меня, правда, потом мутило чуток с непривычки, зато впечатлений на всю оставшуюся жизнь! А Танька моя — хоть бы хны, вышла из кинозала и говорит:

— Есть хочу! Веди меня в самый роскошный ресторан!

— А бюджета нам с тобой хватит? — спрашиваю. — В бытность мою школьником учителям платили сущие копейки.

— Серёга, не будь жмотом! — смеётся Таня и запихивает меня в какие-то позолоченные двери.

Она когда смеётся, я ради неё на всё готов!

Обслужили нас по высшему пилотажу. А всё потому, что никаких официантов в том ресторане не было. Ни официантов, ни поваров, ни музыкантов — сплошные электронные голограммы. Бесшумно фланируют туда-сюда, фьють-фьють. А услужливые! А исполнительные! Больше всего мне, конечно, певица на сцене понравилась — в красном платье вся такая, фуфыр-фуфыр! Глазки мне строила. Но Таня её потом на Диму Билана переключила. И танцевать с ним назло мне пошла.

Наелись мы, напились — Таня устриц с шампанским, а я пирожных с газировкой — и домой на такси поехали. Завтра же на работу.

— Слушай, а давай к маме заскочим, — говорю.

— К маме? — удивляется Таня. — Ну давай…

— А ты почему удивляешься? — спрашиваю. — Ты, что, против?

— Да нет, — говорит. — Я, наоборот, очень даже за. Просто ты уж год как у неё не был, всё некогда тебе.

— Год? — изумляюсь я самому себе.

— И чем это, интересно, я так всё время занят?..

Мама теперь на окраине города живёт, в спальный район переехала.

— Ой, Танечка, сынок! Радость-то какая! — мама с порога кричит.

А я её даже не узнал сначала. Старенькая стала, сухонькая и с палочкой.

— Мама, ты почему с палочкой?

— Так я, сынок, как ногу сломала, так, почитай, год уже из дома не выбираюсь. А тебя, сыночек, всё нет и нет. Господи, радость-то, радость! — мама вокруг нас суетится. — Проходите в комнату, только у меня тут не прибрано. Ну да это ничего, ничего. Сейчас как раз Анюта из Германии звонить будет, поговорите в кои-то веки с сестрой. Ой, радость-то какая! Радость…

— Радость-то какая! Серёжа! Радость! — кричит мама. — Представляешь, папе зарплату подняли! Вдвое!

— Как зарплату? Какому папе? — я не понимаю.

— Да ты проснись уже! Отцу зарплату прибавили, и это значит… — мама таинственно округляет глаза. — И это значит, что летом мы всей семьёй — папа, ты, я и Анюта — рванём на море в Туапсе!

— Так значит, папа живой?!

— Типун тебе на язык, Серёжка! И вообще, давай уже вставай, а то на контрольную опоздаешь.

Так значит, это был сон…

— Это — сон! — ору я, как оглашенный, и подкидываю к потолку подушку.

Тут звонит телефон.

— Алё, Серёж, это я — Таня. Ты прогулять ещё не передумал?

— Нет…

— Тогда я с тобой, ага?

— Ты что? Ты же по математике отличница!

— Ну и что! И вообще, чтобы ты всякого такого не думал, я просто так буду прогуливать, не из-за тебя! — говорит Таня, и я чувствую, как на том конце провода она краснеет.

— Да я ничего такого не думаю…

— Слушай, мне тут Синяков звонил… Он тоже прогулять решил. Из солидарности. На «Аватара» зовёт, только тебе звонить после вчерашнего боится. Меня попросил…

Я вешаю трубку и иду на кухню к маме, которая жарит оладушки.

Я иду к маме на кухню и думаю про контрольную, про Таню, про Кольку Синякова, а ещё про школу и папу. И ещё про многое другое, от чего мне, признаюсь, стыдно. Просто удивительно, сколько всего можно успеть передумать, пока идёшь из комнаты на кухню. А ещё, знаете, что удивительно? Вчера ночью я был самым несчастным мальчиком на свете, а сегодня утром уже самый счастливый. Как такое возможно?

Я иду на кухню к маме и несу ей цветы. Точнее, горшок с геранью, который взял на телефонной тумбочке. А над головой у меня жужжит муха. Настырненько так жужжит, выразительно, потому что не муха это вовсе. А настоящий фей.

Тамара Крюкова

Уникум

Как только по телевизору начинался чемпионат мира по теннису, папа прилипал к экрану. Женька не мог понять, что он в этом находит. Ладно бы ещё хорошо играли, а то, что ни подача — то в аут. То ли дело они с Лёхой. Когда в субботу в бадминтон жарились, так девяносто семь раз воланчик отбили, ни единожды не заронив. Ещё три удара, и была бы сотня.

— Тоже мне чемпионы, — презрительно фыркнул Женька. — Мяч пару минут удержать не могут.

— Ты ничего не понимаешь. Суть не в этом. Посмотри, какая красивая подача! Это же песня, а не игра, — сказал папа, не отрываясь от экрана.

Песня оборвалась, едва начавшись. Мяч снова улетел за боковую линию.

— Садись, посмотрим вместе, — предложил папа.

Откровенно говоря, у Женьки были дела поинтереснее, чем пялиться на то, как двое мужчин машут ракетками не в силах хотя бы пять минут пасовать друг другу, не упустив мяча. Но, чтобы не обижать отца, он сел рядом.

Сначала Женьке было безразлично, кто победит, но папа болел так страстно, что его энтузиазм заражал, и Женька сам незаметно увлёкся. Когда завершился последний сет и победил игрок, за которого они совместно болели, папа сказал:

— Это стоит отметить. Пойдём-ка, сын, купим по такому случаю мороженое.

— Большую банку? — тотчас оживился Женька.

— Самую большую, — пообещал папа.

Теннис начинал Женьке нравиться.

Они сидели на кухне и уплетали мороженое, когда мама вернулась из спа-салона.

— По какому случаю пируем?

— Вот приобщаю сына к спорту. Сегодня вместе смотрели теннис.

— Отличный спорт — на диване сидеть, — усмехнулась мама. — Лучше б ты его в какую-нибудь секцию записал. А то целый день за компьютером торчит, уже скрючился весь.

— А что? Это мысль! Обучим Женьку играть в теннис. Будет за кого болеть. А, сын? — папа заговорщически подмигнул Женьке.

Обычно такие разговоры ни к чему не приводили, поэтому Женька не возражал. С окончанием турнира про теннис все забыли.

Прошёл месяц. Неприятность свалилась на Женьку, когда он меньше всего ожидал, в собственный день рождения.

Женька задолго готовил родителей к этому событию. Он так часто упоминал о том, что появилась новая 3D компьютерная игра, что, казалось, у родителей на подсознании должно было отложиться, какой подарок ему купить. Но не тут-то было.

Утром папа с мамой торжественно вошли в Женькину комнату, пока тот ещё нежился в постели. Женька уже собирался закричать «ура!» и броситься к компу, чтобы проверить, как заводится игра, и оценить совершенство трёхмерной графики, когда ему вдруг вручили теннисную ракетку.

— Что это? — спросил Женька таким тоном, как будто надеялся, что в футляре окажется замаскированная под ракетку коробка с игрой.

Как и следовало ожидать, родители не прибегали к столь изощрённой конспирации.

— Мы тебя записали на теннис к очень хорошему тренеру, — весело объявила мама.

— Научишься играть. Воплотишь в жизнь мою мечту, — добавил отец.

Женька предпочёл бы, чтобы родители воплотили в жизнь его мечту.

— Ты не рад? — спросила мама, заметив удручённый вид сына.

— Я думал, вы мне подарите новую игру, — признался Женька.

— У тебя уже целая полка этих игр.

— Отстой. Они же не в 3D.

— Хватит ломать глаза за компьютером. Пора заняться чем-то полезным, — сказала мама.

— Теннис — игра аристократов. Это тебе не дурака валять, — поддержал её папа и радостно сообщил: — Сегодня у тебя первая тренировка.

День рождения был испорчен, окончательно и бесповоротно. Родители повели Женьку на корт. Начинающий спортсмен плёлся в спортивную школу, как приговорённый на Голгофу. Никакие уговоры и доводы, что он предпочёл бы начать заниматься со следующей недели, не помогали. Папа уже видел в нём будущего чемпиона, и Женьке пришлось смириться.

Родители передали его тренеру, и пытка началась. Только теперь Женька понял, насколько трудно сделать хорошую подачу. Нехорошую подачу тоже было сделать нелегко. Ракетка, хоть тресни, отказывалась попадать по мячу. Вот когда до Женьки дошёл смысл фразы: правая рука не знает, что делает левая. Пока он держал готовый к подаче мяч в левой руке, правая выписывала ракеткой такие крендели, что попасть по мячу было просто нереально.

Убедившись, что с подачей у Женьки полный конфуз, тренер поставил его к стенке. Нет, не в том смысле, что списал в расход, а попросту заставил колотить мячом об стену. Эта задача оказалась ещё тяжелее. Стена будто в насмешку норовила отбить мяч так, чтобы Женька не попал по нему ракеткой. Он умаялся метаться из стороны в сторону и по-настоящему зауважал спортсменов. Худо-бедно, а они всё же умудрялись отбить мяч два-три раза кряду. Наконец издевательство закончилось. Тренер покачал головой:

— Да, друг, через меня многие прошли, но такого, как ты, я вижу впервые. Чтоб у человека настолько отсутствовала координация! Как ты ещё умудряешься ходить и ложку ко рту подносить. Прямо уникум какой-то.

Анна Никольская «Настоящий фей»
Тамара Крюкова «Борец за права человека»

Дома мама достала из сумки насквозь потную майку и с удовлетворением сказала:

— Вижу, спорт тебе пошёл на пользу. Хорошо потренировался?

Женька решил оставить этот глупый вопрос без ответа, но в разговор вступил папа:

— Доложи, как успехи?

— Нормально, — нехотя буркнул Женька.

У него не было настроения вдаваться в подробности, но папа не унимался:

— А тренер что говорит?

— Что я уникум.

— Я сразу понял, что тебя надо отдавать на теннис! — обрадовался папа. — Ты у нас ещё станешь золотой ракеткой. Будем тебя по телевизору смотреть.

Женька в этом сильно сомневался, но не стал разуверять папу. Взрослым тоже надо помечтать, в Деда Мороза-то они уже не верят.

На следующую тренировку Женька отправился сам. Всю дорогу до спортшколы он раздумывал, не стоит ли ему сачкануть и провести время с большей пользой, но решил не рисковать. Родители бдили.

На корте он увидел знакомое лицо. Стас Смирнов учился в десятом классе, но был уже кандидатом в мастера спорта. На всероссийском турнире по теннису он взял серебряную медаль, после чего на торжественной линейке сам директор школы жал ему руку.

Тренер снова поставил новичка бить мячом в стену, но Женьке было не до того. Ему представилась возможность познакомиться с самим Смирновым и упустить её было бы непростительно.

— А можно я немножко посмотрю? — попросил Женька после нескольких тщетных попыток попасть по мячу.

— Что ж, посмотри. Может, тебе это пойдёт на пользу, — согласился тренер.

Женька встал возле сетки. Когда мяч улетел в аут, Женька тотчас подсуетился и принёс его школьному кумиру.

— Спасибо, — Стас улыбнулся нежданному помощнику.

Женька просиял в ответ. Всю тренировку он таскал мячи, а в конце Стас спросил:

— Тебя как зовут?

— Женька. Мы с тобой в одной школе учимся, — сообщил Женька, вытянувшись в струнку, как солдат перед главнокомандующим.

— Значит, увидимся, — сказал Стас.

Женька вернулся домой окрылённый.

Кому сказать: сам Стас Смирнов теперь у него в знакомых. Вытащив из сумки футболку, мама снова порадовалась, что сын тренировался до седьмого пота.

— Кажется, ты начинаешь входить во вкус? — улыбнулась она.

— Спорт — великое дело, — ответил Женька.

Он шёл на очередную тренировку, когда из соседнего подъезда вышла Майка и Ленка Синицына. Увидев в руках Женьки ракетку, Майка спросила:

— Москвичёв, что это у тебя?

— Теннисная ракетка, тундра. Или у вас в захолустье про такую игру не слышали?

— А тебе-то она зачем? — усмехнулась Майка.

— Понятное дело, не мух бить. На тренировку иду, — гордо объявил Женька.

— Ты?! На тренировку?! Насмешил. Тебе по физре четвёрку ставят только из жалости, потому что ты по другим предметам отличник, — презрительно фыркнула Синицына.

Ничто так больно не ранит, как правда. Слова Синицыной резанули Женьку по живому.

— Смеётся тот, кто смеётся последним, — заявил он. — Знаешь, что про меня тренер сказал?

— Ну?

Девчонки выжидающе уставились на него.

— Цитирую дословно: «Такого, как ты, я вижу впервые. Ты прямо уникум». Понятно? — похвалился Женька.

— Так ты что, правда играешь?

— А то! Ладно, девчонки, не задерживайте, меня Стас Смирнов ждёт.

— Врёшь, — не поверила Майка.

— Если бы вы знали, как я устал от недоверия, — голосом человека, познавшего все тяготы жизни, произнёс Женька. — Однако не буду ничего доказывать. Я выше этого.

Он гордо удалился, чувствуя, как девчонки сверлят взглядами его спину.

Тренировки выматывали. Зато в спортивной школе Женька окреп. Таскать мячи приходилось без передышки. Он так в этом поднаторел, что даже перестал сильно потеть. Иной раз Женька подумывал о том, что пора бросить это бессмысленное занятие, однако радость и надежды родителей удерживали его от опрометчивого шага. В школе к его занятию спортом по-прежнему относились с недоверием, но однажды всё изменилось.

Как-то на перемене Стас проходил мимо их класса и, заметив Женьку, кивнул:

— Привет. Сегодня придёшь?

— Постараюсь, — как можно безразличнее ответил Женька, боковым зрением подмечая, что на одноклассников напал столбняк.

— Давай, а то нам тебя не хватает, — улыбнулся Стас и пошёл дальше.

Все молча уставились на Женьку.

— Ну ты даёшь! — протянул Петухов.

— Так ты тренируешься со Смирновым? — спросила Синицына.

— А что тут такого? Через пару недель отборочные соревнования во Дворце спорта, а потом в Киев поедем, — само собой разумеющимся тоном заявил Женька.

— Вот бы посмотреть, — мечтательно сказала Ленка.

— Ничего не получится. На соревнования посторонним вход закрыт.

— Получится, — неожиданно встрял в разговор Шмыга. — У меня там мать уборщицей работает и нас проведёт.

Сообщение было встречено всеобщим ликованием, только Женьке было не до веселья.

— Ну и что будешь делать? — спросил его по дороге домой Лёха, который был в курсе «успехов» друга.

— Что-нибудь придумаю. Мало ли почему человек не участвует в соревнованиях? Может, я руку сломал.

— А по-моему, лучше честно признаться.

— Знаешь, Лёха, бывают моменты, когда правда не катит.

— Чего? — не понял Лёха.

— Про ложь во спасение слыхал?

— Не, ложь тебя не спасёт, — помотал головой Лёха. — Всё равно всё вылезет наружу.

День соревнований неумолимо приближался. Шмыгунов радостно сообщил, что мама обещала провести ребят, но не больше шести человек. Свидетелей вполне хватало, чтобы разоблачить Женьку и повергнуть в позор. Незадачливый спортсмен лихорадочно соображал, что предпринять, но единственное, что приходило в голову, — это притвориться, что у него сломана рука. Он даже подумал, не возобновить ли срочным делом тренировки возле стенки, но тут же отмёл эту идею. Сколько мячом ни стучи, а на соревнования ему не попасть.

На тренировке Женька так задумался, что, когда бежал за очередным мячом для Стаса, поскользнулся. Падая, он выставил руку и приземлился прямо на неё. Его пронзила острая боль.

Когда вечером Лёха зашёл к другу и увидел того с рукой на перевязи, он с восхищением присвистнул:

— Ну ты даёшь! Гипс как натуральный.

— Он и есть натуральный. Перелом в двух местах. Хорошо, что без смещения, — мрачно заметил Жейька.

— Так ты что, в самом деле руку сломал? — удивился Лёха.

Женька промолчал, понуро опустив голову. Слова были излишни.

На следующий день Женька явился в школу в гипсе. Его перелом тотчас стал новостью дня. Девчонки обступили несостоявшегося чемпиона.

— И как же ты теперь? — всплеснула руками Майка.

Женька пожал плечами.

— Как-как. Соревнования отменяются.

— Очень расстроился? — участливо поинтересовалась Ленка Синицына.

— А ты как думала? — уклончиво ответил он.

— Ничего, это не последнее соревнование. Снимут гипс, и опять будешь играть, — успокоила его Ленка.

Женька помолчал, а потом тяжело вздохнул:

— Нет, я с теннисом завязал. — Он многозначительно кивнул на сломанную руку и добавил: — Большой спорт калечит людей.

Борец за права человека

Время от времени Лёхины родители принимались за воспитание сына. Обычно это случалось после родительского собрания или когда Лёха приносил двойку. Но на этот раз гром грянул среди ясного неба. До окончания четверти оставалось ещё целых две недели. Казалось бы, радуйся жизни и дай радоваться другим. Ан нет! Папа ни с того ни с сего воспылал желанием посмотреть дневник сына. Нельзя сказать, что положение у Лёхи было катастрофическим, но и похвастаться было нечем.

Дневник выглядел настоящим ветераном. Он был засаленным и потрёпанным, как бестселлер с библиотечной полки.

Листая страницы, папа заметно мрачнел.

— Так-так. Сплошные трояки, а по русскому двойка.

Его тон не предвещал ничего хорошего.

— Я двойку исправил, — вставил Лёха.

— Всё равно. Хватит балбесничать. Скоро четвертные контрольные. Пора браться за ум. Вот тебе упражнения. Пока не сделаешь, на улицу не пойдёшь.

Щедрой рукой папа галочками отметил нужные задания.

— Ты что? Это же за неделю не переписать! — ужаснулся Лёха.

— Ничего. У тебя суббота с воскресеньем впереди. За выходные управишься. Не грех иногда и напрячься, — безжалостно сказал отец, а мама подхватила:

— И так сколько гулял! Конец четверти на носу, а он и не чешется.

Лёха глянул в окно. Весна набирала силу, и всё живое стремилось к солнцу. В такую погоду запереть человека дома было бесчеловечно. Лёха трепыхнулся, чтобы донести до отца эту мысль, но хмурый родитель даже слушать не стал. Помилования ждать не приходилось.

После завтрака родители отправились по магазинам, а Лёха остался корпеть над ненавистными упражнениями. Когда за ним, по обыкновению, забежал Женька, Лёха тяжело вздохнул:

— Меня гулять не пускают. Говорят, контрольные на носу. Ну ты же моих знаешь.

Он с досадой махнул рукой.

— Что ж, ты так и просидишь все выходные, как последний дуралей? — спросил Женька.

— Можно подумать, у меня есть выбор, — угрюмо огрызнулся Лёха.

— Выбор есть у каждого, — философски заметил Женька и добавил: — Ты своих предков совсем распустил. Их воспитывать надо.

— Ну и сказанул! Как же, воспитаешь их! — фыркнул Лёха.

— Воспитать можно кого угодно, только для этого сначала надо самому стать личностью, — твёрдо сказал Женька.

— Ха! Да мои родители какую угодно личность в бараний рог согнут и не заметят, — возразил Лёха.

— Это потому, что ты бесхарактерный.

Подобное заявление задело Лёху не на шутку. Легко Женьке говорить, когда ему ещё ни разу не запретили выходить на улицу.

— Никакой я не бесхарактерный, — насупился он.

— Это мы сейчас проверим. Вот скажи, кто ты такой?

— В каком смысле?

— В самом прямом.

— Ну пацан.

— А ещё?

— Ученик.

— А ещё?

— Ну… Потапов Лёха. Чего пристал?

— А то, что это без характера ты — Лёха. А с характером ты уже не Лёха.

— А кто же я тогда, по-твоему, Пушкин, что ли? — усмехнулся Лёха.

— Ты — узник. Жертва родительского деспотизма.

— Чего-о??? — вытаращился Лёха.

— «Вскормлённый в неволе орёл молодой», — продекламировал Женька, — вот ты кто. Понятно?

На Лёхином челе отразилась усиленная работа мысли. Он медленно переварил сказанное, а потом решительно заявил:

— Да моему отцу хоть ястреб. Пока упражнения не напишу, гулянья мне не видать.

— Это потому, что ты сам в себе личность не чувствуешь. Ты должен заявить о себе во всеуслышание.

— Орать, что ли, что я личность?

— Балда ты. «Орать», — передразнил друга Женька. — Что делают узники, чтобы привлечь к себе внимание?

— А я почём знаю? — пожал плечами Лёха.

— Объявляют голодовку! Вот что, — со знанием дела сказал Женька.

— Ты думаешь, поможет? — неуверенно спросил Лёха.

— Факт. Объяви голодовку и выстави свои требования, чтобы твои права не попирали.

— В смысле, чтоб гулять отпустили?

— Ну да. Прикинь, ты день не ешь, другой. А на третий…

— Налопаюсь. На фиг мне в понедельник голодным ходить? Всё равно не до гулянья.

— Какой же ты, Лёха, дуболом! Я тебе дело советую, а ты всё портишь. Ты же должен их на перспективу воспитывать.

— Это как? — не понял Лёха.

— На будущее. Вот увидишь, на третий день родительское сердце дрогнет. И тогда проси, чего хочешь. Стоит только пригрозить, что объявишь голодовку, и они станут как шёлковые. Средство проверенное.

Перспектива выглядела заманчиво, но Лёху беспокоило одно обстоятельство:

— А вдруг я проголодаюсь?

— Наешься впрок, чтобы надолго хватило. Вон верблюд раз в три месяца ест и ничего, — посоветовал Женька.

Не откладывая в долгий ящик, мальчишки достали из холодильника всякую снедь, и Лёха стал готовиться к предстоящему испытанию. Вообще-то он недавно позавтракал и есть не хотелось, но ради дела нужно было постараться. Он без особого труда одолел банку шпрот, окорок и три сосиски. Четвёртую сосиску пришлось пропихивать солёными огурцами. Дальше дело пошло ещё тяжелее, однако Лёха проявил завидное упорство, прикончив яблоко и два апельсина.

Женька услужливо пододвинул вазочку с овсяным печеньем, но Лёха почувствовал, что у всякой личности есть предел возможностей.

— Всё. Больше смотреть не могу на эту еду, — отдуваясь, пропыхтел он.

— Порядок. Значит, теперь ты готов. Не боись, всё пройдёт как по маслу, — потирая руки, подбодрил друга Женька.

Перед обедом Лёха с лёгким сердцем отказался от еды, но мама ничуть не обеспокоилась. Она заглянула в холодильник и покачала головой:

— Немудрено, что ты не голодный. Это сколько же ты умял?!

Сначала Лёху обескуражило такое пренебрежение к его голодовке, но потом он вспомнил, что надо выставить требования.

— Я вообще есть не буду. Я объявляю голодовку, — торжественно произнёс он.

— Что, объелся? — подмигнул папа, заходя на кухню. Его шутливый тон совсем выбил Лёху из колеи. Борец за свободу, заикаясь, пролепетал:

— Я требую, чтобы вы того… это…

Лёха тщетно пытался вспомнить умные слова, которые говорил Женька, но, как назло, под перекрёстным взглядом родителей все складные речи вылетели из головы.

Наконец Лёха выпалил:

— Чтоб вы не припирали мои права.

— Ах, — вот в чём дело! — рассмеялась мама. — Ну вот что, припёртый. Есть захочешь, придёшь.

— Тебе поголодать не вредно: освободится лишних полчаса на упражнения, — заключил папа.

Женькин план дал осечку. Голодовка началась явно не так, как ожидалось.

Лёха угрюмо поплёлся к себе в комнату. В голове роились мрачные мысли. «Вот и голодай после этого. Хорошо ещё, наелся впрок».

Однако к вечеру Лёха основательно проголодался и был не прочь поужинать. К тому же мама затеяла печь его любимый яблочный пирог. Аромат витал по всей квартире. Лёха уже всерьёз подумывал завязать с голодовкой, когда ему позвонил Женька:

— Ну как?

— Мама пирог печёт. Яблочный.

— Подлизывается. Вот увидишь, скоро станут шёлковыми, — сказал Женька.

— Ты думаешь?

— Сто пудов! Главное — держись и не поддавайся на провокации.

— Это как?

— Когда тебя позовут ужинать, прояви себя личностью. Ничего в рот не бери, пока все требования не выполнят. Держись, Лёха.

— Ладно, — вздохнул Лёха и положил трубку.

Женьке было легко советовать. Попробовал бы он на голодный желудок нюхать мамин яблочный пирог. Лёха стал ждать, когда его позовут. При этом он не был уверен, что сумеет проявить себя личностью. Впрочем, ему даже не дали возможности это сделать.

Мама с папой, как ни в чём не бывало, уселись за стол и принялись за обе щёки уписывать пирог. Они даже не подумали о том, что в мире есть люди, которые голодают. Положение становилось катастрофическим. Надо было срочно вызывать, Женьку. При нём родители точно постесняются оставить сына без еды. Лёха набрал номер телефона друга и, прикрывая ладонью трубку, зашептал:

— Жень, это я. Приходи. Срочно.

— А что такое?

— С родителями проблема. Я от голода умираю, а им хоть бы хны. Может, ты поможешь?

Не прошло и пяти минут, как в дверь позвонили. Увидев Женьку, Галина Васильевна — Лёшкина мама — радушно пригласила:

— Женечка, проходи. Я только что пирог испекла.

Она усадила гостя за стол и положила ему на тарелку большой кусок пирога.

— А Лёха? — как бы невзначай спросил Женька.

— Он не хочет, — беспечно ответила Галина Васильевна.

Лёха от возмущения и обиды даже не нашёлся, что сказать. Это была явная ложь. Вместо Лёхи ответил папа:

— У него разгрузочный день. Впрочем, Алексею не помешает немножко похудеть. Правда, сын?

Между тем мама продолжала потчевать Женьку:

— Да ты ешь, не стесняйся. Если Лёша не хочет, зачем тебе сидеть впроголодь?

Женька обернулся к Лёхе и одобрительно сказал:

— Молодец, Лёха. Сильный характер.

Он в знак солидарности поднял сжатый кулак, а потом смачно откусил пирог.

Лёха смотрел, как трое садистов на его глазах уплетают его любимое лакомство. Зрелище было жестоким и мучительным. Чтобы напомнить о себе, Лёха слабым голосом сказал:

— Голодающие иногда даже сознание теряют. За ними «скорая» приезжает.

— Тебе это не грозит, — возразила мама.

Лёхе было обидно до слёз, но при Женьке он решил выдержать характер. Пускай знает, кто тут личность, а кто садист-самоучка.

На следующее утро Лёха подошёл к папе и молча положил перед ним исписанную тетрадь.

— Уже сделал? — удивился отец.

Он пробежал взглядом по страницам и одобрительно сказал:

— Смотри, как после голодовки на тебя просветление нашло. Можешь ведь, когда захочешь.

— Завтракать-то будешь? — поинтересовалась мама.

«Наконец-то спохватилась», — мрачно подумал Лёха. Он был ещё обижен, поэтому решил выдержать характер. Пускай поупрашивает.

— Что-то не хочется, — с деланным безразличием отказался он.

— Как знаешь, — пожала плечами мама.

В этот момент Лёха понял, что уже достаточно проявил себя как личность, и поспешно сказал:

— Разве только чуть-чуть.

Он никогда не ел с таким аппетитом. После завтрака папа сказал:

— Иди погуляй, а после обеда займёмся математикой.

— Хорошо, — безропотно кивнул Лёха. Сытый и довольный, он вышел во двор.

— Ну что, порядок? Воспитал своих? — спросил Женька.

— Угу, — немногословно ответил Лёха.

— Я же говорил: станут как шёлковые.

— Точно, — согласился Лёха и подумал: «Ничего, что после обеда придётся задачки решать. Может, оно даже к лучшему. Контрольные ведь на носу».

Мечта

Если бы я был директором школы,
Жизнь в нашей школе была бы веселой.
Я отменил бы задания на дом:
Детям побегать на воздухе надо.
Чтоб расширять у ребят кругозор,
Лучше бы сделать на телик упор.
Чем над учебником скучным корпеть,
Я бы велел телевизор смотреть.
Я б запретил все контрольные тоже.
Учителей я держал бы построже.
Я бы пресёк их дурные повадки
Брать на проверку так часто тетрадки.
Я бы… Вдруг окрик: «Потапов, очнись!
Где твой задачник? Решай, не ленись.
Если бы ты в облаках не витал,
Меньше бы троек и двоек хватал».
Снова уроки. Нельзя помечтать.
Вот бы директором школы мне стать!
Издательство «АКВИЛЕГИЯ-М» представляет новую серию «Глаз Дракона»
Тамара Крюкова «Хрустальный ключ»

Герои приключенческой повести известной детской писательницы, лауреата многих премий Тамары Крюковой Петька и Ддша, приехав на лето к бабушке в деревню, узнают, что Ведьмино болото в старину было целебным озером. Дети мечтают избавить заколдованный источник от чар, но для этого нужно совершить полное опасностей путешествие по Долине Миражей и Царству Теней, где они встречаются с мифологическими персонажами: страшными людьми-волками — волкодлаками, коварными старухами-птицами — богинками, прекрасными русалками — берегинями, отважными воинами — блажинами, непредсказуемым Анчуткой…

Георгий Почепиов «Золотой Шар»

Главный герой приключенческой повести Георгия Почепцова Белояр случайно становится обладателем волшебного Золотого шара, который может исполнить любое желание. Но завладеть шаром стремятся и тёмные силы. Белояру приходится скрываться. Его путь лежит в Страну гномов, однако чёрные лучники и зловещие пугачи подстерегают его на каждом шагу…

Георгий Георг иевич Почепцов — доктор филологических наук, профессор, автор всемирно известных книг по теории коммуникации, создатель увлекательных приключенческих повестей и романов для юных читателей.

Самые смешные истории о проделках современных мальчишек и девчонок в школе и дома вы найдёте в весёлой серии «Школьные прикольные истории».

Эти книги написали для вас замечательные детские авторы: Тамара Крюкова, Марина Дружинина, Валентин Постников, Дмитрий Суслин, Анна Кичайкина, Александр Хорт и др.

Серия «ТУЗИК, МУРЗИК И ДРУГИЕ…»

Серия «Тузик, Мурзик и другие…» будет интересна всем, кто не безразличен к судьбе тех, «кого мы приручили», кто не зачерствел душой, кто понимает, что всё живое на нашей планете едино.

В серию вошли лучшие произведения современной российской литературы замечательных авторов, пишущих для детей, — Валерия Воскобойникова, Леонида Сергеева, Анны Никольской, Михаила Андреева, Олега Трушина, Натальи Крудовой и других.

Эти книги «полезно почитать и детям, и взрослым. Душа вспоминает, что в мире есть не только работа, деньги, бытовые проблемы, но и доброта, вечность, дружба, любовь».

(«Литературная газета»)


Оглавление

  • Сергей Махотин
  •   Ты смог бы без меня обойтись?
  •   Гомер
  •   Отрицательные частицы
  •   Вор
  •   По глазам вижу
  •   Сирота Снегурочка
  •   На ногу наступил
  • Юлия Кузнецова
  •   Право выбора
  •   Васечка спит
  •   Фломастеры
  •   Волшебная спица
  •   Подружки
  •   Чудо на даче
  • Елена Габова
  •   Нина Игнатьевна против Артёмова
  • Дмитрий Сиротин
  •   Наказание без преступления
  •   Сказка на ночь
  •   Сказка про ёжика
  •   Первое апреля
  •   Жуткий случай в детском лагере
  •   Настоящий мужчина
  •   Баллада о первой любви
  • Владимир Борисов
  •   Концерт
  •   Склероз
  •   Союз художников 5-го «Б»
  • Анна Игнатова
  •   По Пришвину
  •   Летняя версия
  •   Вишнёвый пирог
  •   Для души
  •   «Ты художник, Коля!»
  • Анна Никольская
  •   Настоящий фей
  • Тамара Крюкова
  •   Уникум
  •   Борец за права человека
  •   Мечта